/ Language: Русский / Genre:love_erotica,

Кто Рискнет Согрешить

Роксана Морган

Три скучающие подруги решили – что называется, на спор – разнообразить свою личную жизнь… Начало опасной игре положила Шеннон, с головой окунувшаяся в омут бешеного романа с неистовым «дикарем улиц» – молодым байкером. Но – признают ли Надя и Кори себя побежденными? Или рискнут переиграть Шеннон на самом невероятном поле – поле, где оружием битвы становится страсть, стратегией – фантазия, а тактикой – желание идти до конца?..

Морган Р. Кто рискнет согрешить АСТ М. 2007 5-17-005437-8

Роксана Морган

Кто рискнет согрешить

Глава 1

Шеннон Гаррет швырнула портфель в корзинку мотоцикла курьера. Белый парусиновый жакет последовал за ним.

Курьер уставился на нее. Он вышел из-за чугунной ограды ступенек магазина, на боку у него висела пачка квитанций.

Пыль жаркого лондонского лета скопилась на складках его байкерской косухи. На нем были тяжелые сапоги и кожаные штаны с клепкой на бедрах и коленях. Пот струился по его лицу. Длинные курчавые волосы запылились, местами слиплись от пота. Он был широк в плечах. Светлая щетина покрывала его щеки. Голубые глаза. Лет двадцать пять? Двадцать шесть?

Шеннон молча протянула ему черный шлем с забралом, лежавший на мотоцикле. Курьер взял его.

– Поехали, – приказала она чуть дрогнувшим голосом.

Она закинула ногу на «хонду» с мотором в тысячу кубиков. Ее парусиновая юбка задралась до верха бедер и смялась. Когда она устроилась, заднее сиденье мотоцикла, нагревшееся на солнце, слегка промялось под ней. Она ощутила тепло кожи, проникавшее сквозь тонкие чулки-«паутинки» и кружевные трусики.

Она чуть наклонилась вперед, и блузка тесно облепила грудь. К ее удивлению, соски уже болезненно напряглись и затвердели. «Просто не верится, я уже готова», – подумала она.

– Поехали! – повторила она резче.

– Послушай… день кончается, верно? Ты ведь уже сделала ручкой твоим подружкам там. – Парень твердо встретил ее напряженный взгляд. – Если ты это всерьез, то в диспетчерской никого нет, мы могли бы заглянуть туда.

– Давай, рули! – отрезала Шеннон.

Молодой человек пожал плечами. Он оценивающе осклабился, ухмылка получилась кривой. Затем натянул шлем безопасности. С опущенным забралом он тут же стал неузнаваем.

Он оседлал свой мотоцикл.

Шеннон не оглянулась. Она наклонилась вперед и обхватила руками его широкий, затянутый в кожу торс.

Чуть отклонившись назад, он одним ударом ноги завел свой мотоцикл. Могучий мотор взревел. Корпус мотоцикла сотрясала мелкая дрожь. Ступни Шеннон уперлись в подножки. Она слегка раздвинула ноги и всем телом опустилась на сиденье. Пульсирующая дрожь мотоцикла через кожаное сиденье передалась ее лону. Она уселась поудобнее, прижавшись к передку сиденья, так что ее лобок соприкоснулся с искусственной кожей.

– Трогай, – сказала она. – Ну же!

Мощная машина с ревом выскочила из боковой улицы, попав прямо в плотный поток движения.

Горячий летний ветер теплым маслом ласкал ее ноги. Ее волосы свободно развевались, освободившись от эластичной резинки. На повороте она ухватилась за водителя покрепче, ощутив твердые мускулы под складками кожаной косухи. Ее дыхание участилось. Она посмотрела вниз. Потертые кожаные брюки, мягкие и податливые во время ходьбы, сейчас туго обтягивали его ягодицы.

Мотоцикл, резко накренившись, пулей проскочил между автобусом и такси и под рев гудков понесся по Тоттенхем-Курт-роуд, лавируя среди густого полуденного движения со скоростью шестьдесят миль в час.

Она попыталась что-то сказать, но ветер срывал слова с ее губ. «Говорить что-либо бессмысленно, – сообразила она, – у него же на голове шлем. Что бы я ни говорила, он меня все равно не услышит».

Шеннон стала держаться одной рукой, а другую руку просунула между их телами, между кожей, натянувшейся на его спине, и тонким полотном блузки, уже пропитавшимся потом и пылью и облепившим ее маленькие грудки и плоский живот.

Она погладила тугую кожу брюк, натянувшуюся на его ягодицах.

Мотоцикл резко накренился, но тут же выправился. Обхватив одной рукой его корпус, Шеннон другой принялась ласкать тугие ягодицы байкера. Мотоцикл стрелой обогнал красный автобус. Шеннон сквозь черные солнечные очки устремила взгляд на пассажиров, которые на какие-то доли секунды успели посмотреть вниз на нее.

Она сняла руку с зада байкера и провела ею вверх по своему собственному бедру.

Мотоцикл затормозил перед светофором. Она бросила взгляд на станцию метро, лондонский перекресток – и на людей. Сотни и сотни прохожих прогуливались в летних костюмах и платьях, в туристической экипировке, в майках и обтягивающих шортах…

Шеннон всем телом прижалась к спине байкера. Его дыхание участилось. Она ощутила, как бурно вздымается и опускается его грудь. Ее свободная рука тайком скользнула по бедру под чулок, к обнаженной прохладной плоти и застежкам, а затем ее пальцы проникли ниже, в кружевные трусики. Там их обдало жаром. Волосы на лобке увлажнились. Она принялась ласкать свой бутончик, пока ее распаленный клитор не затрепетал…

«Я так больше не выдержу… а вдруг?» Она вытащила руку и поднесла к носу.

Огни светофора сменились. Мотоцикл рванулся вперед.

Шеннон взвизгнула, оставив всякую осторожность. Ее ноги крепко сжали сиденье мотоцикла, и вновь дрожь металлического корпуса возбудила ее. За безликой анонимностью черных очков она смеялась встречным машинам. Улицы, деревья, фонари, перекрестки – все промелькнуло молниеносно, и вот они уже среди небоскребов Сити.

Курьер высвободил одну руку и протянул ее назад. Прежде чем Шеннон сообразила, он схватил ее руку и потащил вперед. Ее влажное тело оказалось плотно прижатым к его мускулистой спине.

А он все тянул и тянул ее руку, пока наконец не прижал к ширинке. Она мягко сжала свою руку. Потертую кожу натягивал изнутри выпрямившийся восьмидюймовый член. Она сначала погладила его по всей длине, а затем, не забираясь под одежду, обхватила ладонью.

Мотоцикл замедлил движение.

Шеннон разочарованно покачала головой. Она заколотила свободной рукой по его широкой спине, а затем убрала другую руку с пульсирующего члена. Шлем с закрытым забралом слегка повернулся в ее сторону, и мотоцикл снова стал набирать скорость. Они летели молнией среди каньонов небоскребов, застекленные окна которых ослепительно сверкали на солнце. Семьдесят миль в час, семьдесят пять, восемьдесят…

Шеннон прижалась к горячей твердой спине курьера, обвив обеими руками его талию, и стала поглаживать его ствол сквозь кожаные брюки.

Его набухший член становился все тверже, все тверже и длиннее. Она ухватила его покрепче и принялась двигать рукой вверх и вниз, вверх и вниз.

Его плечи напряглись. Она почувствовала, как его руки крепче ухватились за ручки руля и мощная машина хладнокровно обогнула пару мчащихся во весь опор такси и невредимой пересекла три полосы движения. Все его мускулы напряглись; спина, плечи и сильные бедра слились с машиной в единое целое.

Шеннон отняла руку. Теперь одной рукой она продолжала двигать кожу брюк вверх и вниз по стволу его члена, а пальцами другой одновременно давила на затянутую кожей щель между ягодицами. Ягодицы вдруг сжались, едва не поймав ее пальцы в ловушку. Она отдернула руку, засунула пальцы себе между ног и принялась теребить свой клитор. Дрожь мотоцикла передалась ее промежности.

«О-о-о!..» Шеннон зажмурилась. То, что они находились в потоке транспорта, перестало иметь какое-либо значение. Чуть повозившись с молнией на брюках, она засунула в них руку. Пылающая кожа его живота была липкой от пота. Твердый черенок его члена заполнил ее ладонь. Она обхватила его пальцами и натянула крайнюю плоть на головку. Она не могла видеть его из-за плеча, она могла только представить себе, каков он: цвета слоновой кости, с голубыми прожилками вен, пульсирующе-алый, пурпурный?..

В затуманенной голове Шеннон промелькнула мысль: «Такого еще никогда не было, никогда!»

Мотоцикл вдруг вырвался на свободу из тесноты городских улиц и зданий на солнечный свет. С железной решимостью байкер погнал свой мотоцикл через две сплошные линии и помчался вдоль ограды. На тротуарах стояли туристы в майках пастельных тонов. Один из них поднял маленькую видеокамеру, чтобы снять лондонский Тауэр, когда Шеннон и мотоцикл промчались мимо него.

Шеннон не могла коснуться ни затылка, ни лица водителя. Шлем плотно закрывал его. Его голова чуть повернулась в ее сторону. Она ничего не разглядела, но в черном забрале его шлема отразились ее собственное лицо, развевающиеся волосы, пылающие щеки. Он снова стал смотреть вперед.

Ее рука нырнула в глубь его брюк, одновременно она засунула палец между ног под кружевные трусики и начала водить им туда и обратно в своем лоне. Рука моментально оросилась ее собственной влагой, а пышущая жаром расщелина затрепетала.

Другая ее рука проскользнула под бархатную твердость его пениса. Спутанные влажные волосы его промежности пружинили. Она сгребла его мошонку в ладонь, прижав ее к натянувшимся трусам. Его спина выгнулась дугой.

– Пора, – прошептала она.

Она приникла к спине мотоциклиста, ощущая запахи кожи и мужского пота, ее собственных выделений и выхлопных газов проносящихся мимо автомашин. Она засунула обе руки в его трусы, одной рукой массируя мошонку, а другой обхватив древко члена.

Она принялась сильнее трудиться над ним, обхватив член уже обеими руками. Ноги еще крепче сжали бока мотоцикла. Ее промежность плотнее уперлась в заднее сиденье.

Его грудь бурно вздымалась, она слышала его тяжелое дыхание, несмотря на шум дорожного движения. Его спина выгнулась, прижав ее груди. Ее соски натянули майку, во всей груди ощущалась ноющая боль. Потной щекой она прислонилась к его плечу, плотно сомкнув глаза, вдыхая запах кожи.

«Давай, давай…» Ее рука крепче сжала член, двигаясь вверх и вниз по горячей скользящей кожице. Над ними было голубое небо, замелькали металлические фермы. Замигали лучи солнца, отраженные водой. Под ними сверкнула Темза, когда они вдруг одолели подъем и мотоцикл вылетел на Тауэрский мост. А она все сжимала член рукой и двигала ею вперед и назад, вперед и назад.

Байкер всем телом забился в конвульсиях в ее руках. На секунду она встала во весь рост, упершись стопами в подножки мотоцикла, оторвав зад от сиденья и наклонившись вперед. Ее парусиновая юбка так и осталась задранной на бедрах. Она почувствовала, как густая горячая влага потекла по ее ляжкам. Горячая влага, которая была еще прохладной на промокшей развилке ее кружевных трусиков.

Спина мотоциклиста выгнулась дугой.

Сильная струя горячего семени ударила ей прямо в руки внутри его кожаных брюк. Он кончал, приподнявшись над сиденьем мчащегося мотоцикла. Он кончал еще и еще прямо в ее ладони, резкими толчками подаваясь вперед всем тазом, подергиваясь узкими бедрами, обвитыми ее руками, его обтянутые ягодицы на какой-то момент подскочили вверх, почти достав до ее лица.

Она жадно вдыхала запах пота, кожи и его семени, ощущая аромат цветов в пору цветения.

Заднее колесо мотоцикла занесло.

Шеннон подскочила, непроизвольно ухватилась за талию водителя и тяжело шлепнулась обратно на сиденье, широко раздвинув ноги.

Мотоцикл обогнул участок, где велись дорожные работы, проскочил на красный свет и оказался под мостом у станции метро.

Неудовлетворенная, она поерзала по сиденью мотоцикла. От запаха байкера, оставшегося на ее руках, у нее перехватывало дыхание от желания. Она прижалась всем телом к нему, массируя своей грудью его спину, не обращая внимания на восхитительную боль.

Мотоцикл курьера нырнул в боковые улочки, попав в узкие проулки среди пакгаузов, соединенных высокими заборами. Рев мотора эхом отдавался среди викторианских кирпичных стен.

Резко заскрежетали тормоза, и мотоцикл застыл под кирпичной аркой.

» Шеннон услышала слабый голосок. Она с трудом сообразила, что это звук радиоприемника мотоцикла разносится под мостом.

Оглохшая от шума, потрясая руками, она откинулась назад.

– Это нечестно! – выпалила она, задыхаясь. – Нечестно! Ты уже все… кончил, а я еще нет.

Мотоциклист не обращал внимания на ее слова. Не успела она пошевельнуться, как он задрал ногу, слез с мотоцикла и быстро поставил его на подпорки. Затихло последнее эхо мотора. Жаркий, совершенно пустой проулок, куда они заскочили, был поразительно тих. Где-то над рекой слышался крик чаек.

Байкер потянул за ремень своего шлема. Он сдернул его с головы и пригладил обеими руками густые влажные волосы. Одной рукой он дернул молнию на своей куртке. Она распахнулась, открыв мягкую, мокрую от пота майку и блестящие мускулы. От него пахло потом и извергнутым семенем.

– Я…

Прежде чем Шеннон сумела что-либо произнести, он встал позади мотоцикла. Она не успела обернуться, как он широкой ладонью шлепнул ее между лопатками и пригнул к мотоциклу. Шеннон налегла на него всем телом, обхватив руками крепление руля.

Она ощутила его колени позади, на сиденье мотоцикла, вздрогнувшего под весом второго человека. Его хриплое дыхание отдавалось эхом под сводами моста.

Шеннон распласталась на корпусе, прижатая грудью к горячему металлу бака. Майка задралась до самого верха. Одна рука крепко прижимала ее книзу, а другой рукой он, ухватив ее за грудь, принялся тискать ее, пока Шеннон, закусив губу, не затрясла головой:

– А-а-а…

Она все еще упиралась стопами в подножки мотоцикла, с торчащим выше головы задом.

Освободившейся рукой он задрал ей юбку до самой талии. Пальцами он зацепил ее кружевные трусики и резко дернул их книзу. Летний ветерок обдал прохладой ее обнаженные ягодицы. Его руки тискали и ласкали ее обтянутые чулками ляжки, поднимаясь все выше и выше.

Затем она услышала звук расстегивающейся молнии.

Невероятно, но она почувствовала, как ее тело само выгнулось дугой, приподняв повыше зад.

Он оседлал ее вместе с мотоциклом.

Его мускулистые бедра уперлись в ее зад, по горячей коже струился пот, пальцы быстрыми движениями ласкали ягодицы. Вновь восставший член уперся во влагалище.

Она почувствовала, как он освободил одну руку и направил его внутрь. Толстая головка члена почти подбросила ее, но обильно смоченные губы приняли его в себя. Она подалась всем телом вверх и назад, помогая войти члену, толкая яички и живот. Его ствол глубоко проник в ее жаркое лоно, с жадностью поглотившее его. Сильными руками он обхватил ее ляжки и притянул к себе.

Все ее тело напряглось.

Доведенная до предела, трепеща от долго сдерживаемого удовольствия, она наконец кончила, почти задохнувшись от обжигающе острого наслаждения, а затем кончала еще и еще, прижавшись голым потным животом к кожаному сиденью мотоцикла, вцепившись руками в твердый металл, пока его руки крепко удерживали ее за талию, а вздувшийся член все долбил и долбил ее; ее киска все крепче сжимала его, пока он не кончил вторично и оба они не отвалились в изнеможении, а эхо их хриплого дыхания отражали кирпичные своды Саутворкского моста.

Наконец он наклонился к ее уху и еще прерывающимся голосом сказал:

– Я ведь даже не знаю, как тебя зовут! Шеннон вскочила на ноги. Еще дрожащими пальцами она отряхнула и расправила одежду, пробормотав что-то себе под нос, сама не зная что.

Его еще горячее семя вытекло из глубин ее лона, оставив пятно на сиденье мотоцикла.

Чувствуя глубокую расслабленность и удовлетворение, охватившее все ее существо, она улыбнулась и подставила лицо солнечным лучам.

– Это было очень мило, спасибо тебе. Прощай!

– Как это, прощай? – жалобно запротестовал он. – Разве я тебя больше не увижу, крошка?

– Нет, – просто сказала Шеннон.

Его голубые глаза выражали неподдельное изумление.

– Я что-то не врубаюсь, крошка! Почему нет?

– Потому что я не хочу, – сказала Шеннон. – Я не по этой части. Впрочем, кое-что ты можешь дать мне. Нет, не деньги. Вот это.

Она подошла и оторвала первую квитанцию из его блокнота. Его голос все еще звучал в ее ушах, пока она направлялась в сторону метро «Лондонский мост»: «Ну почему же?..»

На губах Шеннон блуждала задумчивая улыбка, а мысленно она уже была на обеде.

…Шеннон Гаррет опаздывала к обеду.

Солнечные лучи отвесно падали в узкие лондонские улочки. Каблучки ее босоножек взбивали пыль, когда она, срезав путь через дворик церкви Сент-Джил, запыхавшись, выскочила на Денмарк-стрит.

Она задержалась на минутку, чтобы посмотреть на свое отражение в витрине магазина. Белая блузка и кремовая юбка, белый парусиновый жакет, в руке портфель… Она всмотрелась получше, увидев женщину, которая никак не выглядит на свои тридцать, с волнистыми волосами, стянутыми у висков назад; ее каштановые волосы в витрине магазина казались темно-рыжими.

По ней не скажешь, что она еще недавно плакала. Ее глаза не казались ни опухшими, ни размазанными.

На той стороне улицы кто-то помахал ей рукой.

Шеннон тут же разглядела Надю Кей среди множества людей, сидящих за столиками на улице у кафе «Валетта». Рыжеволосая женщина снова подняла руку, небрежно помахала ею и улыбнулась. Солнечные очки скрывали ее глаза. Шеннон помахала ей в ответ и пересекла забитую машинами улицу.

– Ты сумела сбежать из магазина, да? – Шеннон присела рядом с Надей в скудной тени, отбрасываемой липой.

– Мой папаша присмотрит за ним пару часов. Он у меня такой милый старик! – Надя сняла солнечные очки, под которыми оказались глаза с поразительно длинными темно-рыжими ресницами. Чуть заметные морщинки вокруг глаз выдавали, что она была на добрый десяток лет старше Шеннон. Струйка пота сбегала по ее усыпанным веснушками плечам, ключицам, исчезая под вырезом бежевого полотняного платья. – Шеннон, с тобой что-то случилось?

– Да нет, – неуверенно произнесла Шеннон.

Запах пота исходил от юношей и девушек, заполнивших кафе «Валетта». Отнюдь не неприятный. Тепло тел, высоко закатанные рукава, глубокие вырезы платьев. Громкий шум разговоров. Дневные потребители обеденных коктейлей: бизнесмены, люди от искусства. Шеннон виновато оглянулась вокруг, нет ли кого-нибудь еще из персонала журнала «Фам». Нет, никого не было.

– Кори заказывает коктейли в баре, – заметила Надя, откинувшись назад, чтобы заглянуть через головы людей внутрь кафе. Солнце уже оставило легкий загар на ее обнаженных, смазанных кремом руках. – Я сказала ей, чтобы она взяла один для тебя. Что с тобой?

– В общем… – Лицо Шеннон исказилось. – Я порвала с Тимом. В конце концов я сделала это. И я рада, что все же сумела сделать это.

Надя вытащила тонкую сигарету.

– Он бы никогда не бросил Джулию. Я рада, что ты наконец все поняла.

– Да я всегда это знала. И как раз когда я ему сказала это, он заплакал. Он заплакал, Надя, как обычно.

И сказал, что оставит ее, дело только в детях, но он оставит ее, ему только нужно дать время.

– А что ты?

Шеннон вздохнула:

– Сама себе удивляюсь. Я сказала ему: «Я уже слышала это дерьмо слишком много раз. Проваливай!» И он… он ушел. И это после шести лет!

– Я найду тебе мужика, – заявила Надя, когда Шеннон перестала хлюпать носом. – Нет ничего лучше нового любовника, чтобы вернуть уверенность в себе. По крайней мере пока ты в него не влюбишься.

Новый голос добавил:

– Только он превратится в тряпку, кто бы он ни был.

Высокая девушка с черными волосами наклонилась над столом, осторожно держа три стакана в руках. Поставив стаканы и вытерев влажные ладони о подол своего черного летнего платья, она улыбнулась Шеннон.

– Есть только две разновидности мужчин: слабаки и сволочи, – заявила Кори Блек.

Шеннон посмотрела ей в глаза:

– Я всегда забываю, что ты ж разведена. Ты смотришься совсем девчонкой.

– Замужем в восемнадцать, разведена в двадцать, – сказала Кори.

– Тим был слабаком. Я всегда знала это. Во всем, кроме постели… – Шеннон посмотрела на своих подруг. – А хорошо ли было бы, если б мы могли просто переспать с понравившимся мужиком, не заботясь об остальном?

Рыжеволосая Надя загадочно улыбнулась:

– Хорошо в теории, но на практике ты так не поступишь, дорогуша.

– Я смогу! – огрызнулась Шеннон. – Я знаю, что вы думаете обо мне: эта старая зануда Шеннон работает в одной конторе с женатыми бойфрендами – робкий мышонок!

– Ну что ты, дорогая, мы так не думаем! – Подлинная успокаивающая озабоченность прозвучала в Надином голосе, и Шеннон закончила:

– Я сделаю все то, что сделали бы вы сами! Кори показала пальцем на другую сторону улицы, на угол Денмарк-стрит:

– Пари, что ты не сможешь подцепить вон того. Не просто для трепа. А для траханья. Давай, считай это моим пари.

Надя поддержала ее, смеясь, как девчонка:

– Да-да, мы обе бросаем тебе вызов! Шеннон с минуту помолчала.

Она смотрела через дорогу на рассыльного на мотоцикле.

– Положим, я приму вызов, – медленно проговорила она, – но если я добуду вам доказательства, что получу в награду?

Надя улыбнулась:

– Что ж… тогда тебе придется бросить вызов нам обеим. Так будет честно. Верно ведь, Кори?

– Точно, – сказала Кори. – Почему бы и нет? Только я знаю Шеннон! Ей ни за что этого не сделать.

Шеннон встала…

Шеннон поднималась от метро «Тоттенхем-Курт-роуд» к кафе «Валетта», жакет наброшен на руку, портфель болтается в другой руке. По лицу блуждала мягкая улыбка. Иногда она что-то бурчала себе под нос.

Обеденная клиентура ушла из кафе-бара пару часов назад. Время вечерних выпивох еще не настало. Надя Кей и Кори Блек еще сидели, лениво раскинувшись на стульях под липой.

– Привет, Шеннон! – Та, что помладше, помахала ей рукой.

Надя молча подняла свой стакан.

Шеннон подвинула один из белых стульев и аккуратно положила на него портфель и жакет. Затем она швырнула листок бумаги на стол, где было много пустых стаканов и окурков Надиных сигарет с золотым ободком.

– Доказательство! – бросила Шеннон.

Кори нагнулась вперед и посмотрела.

Ведомость курьера с подписями, последняя из которых была поставлена не далее как в час пополудни. А дальше ничего, кроме размазанных следов двух поцелуев.

Кори Блек откинулась назад с чуть недовольным выражением лица:

– Мы знаем, что ты уехала с ним. Мы же видели. Только это не доказывает, что у тебя что-нибудь с ним было.

Надя прервала ее:

– Не будь такой наивной, милая моя. Стоит только посмотреть на нее.

– Да, но… – Кори осмотрела ее снизу доверху.

Шеннон увидела, что она остановила взгляд и на смятой юбке, и на блузке, но больше всего, почувствовала Шеннон, ее выдавало пылающее, возбужденное лицо.

Кори вдруг понимающе усмехнулась:

– Да ну! Ты ведь нам все расскажешь, Шеннон, правда ведь?

– Может быть.

Шеннон подозвала официанта и заказала порцию «Пиммза» и лимонад. Она устроилась поудобнее на стуле, пристроила у себя на коленях свой портфель и вытащила два чистых листа бумаги.

– Но прежде чем я… это ведь был ваш вызов. Помните, о чем мы договорились? Я свою часть исполнила, а теперь я бросаю вызов каждой из вас. – Она улыбнулась: – Пока я ехала сюда в подземке, у меня было достаточно времени, чтобы придумать что-нибудь.

Шеннон зажала в руке два сложенных листка.

– Тащи любой! – подзадорила она Кори. – Давай, не бойся. Спорим с тобой.

– Но ты же не можешь всерьез… – Голос Кори сорвался. Внезапно, вся вспыхнув, она поднесла к губам стакан «Пиммза» и сделала большой глоток. – Это же была, конечно, шутка, – пробормотала она.

Надя улыбнулась. Когда она сняла свои солнечные очки, Шеннон увидела, что в глазах старшей подруги светились насмешка и какое-то возбуждение, непохожее на ее обычный скучающий вид.

– Кори, милая, мы же договорились…

Шеннон, чье тело все никак не могло успокоиться, одобрительно улыбнулась. Глаза Кори блеснули.

– Я принимаю пари! Никто не скажет, что я струсила.

Она вытянула один из сложенных листков бумаги из руки Шеннон.

– Честно, так честно, – согласилась Надя и взяла оставшийся листок.

Глава 2

Надя Кей с ключами в руке остановилась перед дверьми «Эфемеры». Она взялась за висящую табличку, собираясь перевернуть ее с надписи «ЗАКРЫТО» на «ОТКРЫТО», но задумалась, глядя сквозь витрину своего магазинчика на аркады «Нил-Ярда».

Девять тридцать утра. Бродят несколько ранних туристов.

В нерешительности она вернулась внутрь крошечного магазинчика. Брошки, кружки, зеркальца, кольца, резные деревянные крокодилы, клетки для птиц викторианской эпохи, бисерные бусы, колокольчики, керамические горшки ручной работы, русские иконы – блестящие, разноцветные безделушки, рассчитанные на состоятельных туристов. В магазине пахло благовониями из янтарных кадильниц.

Она бросила ключи на прилавок красного дерева, взяла телефонную трубку и набрала номер.

– Дежурный редактор журнала «Фам», чем могу помочь? – ответил голос.

– Это Надя, – сказала она.

– А, Надя, привет. Все в порядке, в офисе сейчас ни души. – В голосе Шеннон Гаррет все еще слышалась какая-то непривычная нотка. – Я как раз собиралась позвонить тебе. Я все думаю: неужели это произошло? Но это произошло. Мне просто не верится, что это произошло!

Надя подождала, пока младшая подруга закончит свои излияния.

– Я хотела спросить тебя… – Надя сделала паузу. Какой-то очень уж разодетый мужчина проходил мимо витрины ее магазина, задержался взглядом на нэцке за стеклом и пошел дальше. – Шеннон… я, наверное, не смогу сделать это!

– Это почему же?

– Когда ты говоришь, получается все так гладко. Но, милая моя, любовник – это все же что-то. Ты же знаешь, у Оскара есть свои подружки, и он никогда не имел ничего против того, чтобы и у меня были мои дружки. Он даже подбадривал меня, если что-то было не так. Я, правда, надеялась, что меня введут в свой круг, по крайней мере будут выводить в свет, развлекать, в конце концов.

– Ну и как? Пауза.

– Что – как?

– Они развлекли тебя? Надя, я думаю, что именно поэтому я так долго оставалась с Тимом. Я устала от того, что мне становилось скучно от начала до десерта. Вот в чем вся прелесть вчерашнего. Мне не нужно было спрашивать, нравится ли ему его кофе. Мне не пришлось спрашивать даже, как его зовут. Мне надоело вечно слушать, как все плохо в конторе, что мать больше любит младшего брата, чем его, а учеба в школе была сплошным мучением. Мне просто нужно было его тело, Надя, и я получила его, и мне даже не пришлось ему говорить, что он был великолепен!

Надя прикусила губу.

– И кроме того, – в голосе в телефонной трубке зазвучал протест, – это же было пари. Сколько мы с тобой уже знакомы, Надя?

– Десять лет, – автоматически ответила она.

– И Кори мы знаем с детских лет. И мы всегда держали слово, данное друг другу.

Надя забарабанила пальцами по прилавку. Голос Шеннон в трубке стал озорным:

– И кроме того, если ты откажешься от пари, то и наказание будет двойным. Ты меня удивляешь, я думала, что поезд давно ушел, а он катится назад. Да, кстати, а что тебе выпало сделать? Надя, ты слышишь меня? Алло!

– Мне тут пришла в голову одна мысль, – сказала Надя. – Ты узнаешь, что мне выпало, когда я добуду доказательства. Значит, обед во вторник, как обычно.

Она тихо положила трубку на место.

– Любопытно, да и стимул отличный, – пробормотала Надя вполголоса, – подцепить юношу в моем возрасте.

Ее никто не слышал. Она тихо катила по пустынной набережной в своем красном спортивном «эм-джи». Необычный для июня послеполуденный дождик окутал туманом ряды деревьев. С реки донесся гудок буксира. Изумрудно-зеленый дождевик сполз с ее затянутых в чулки колен, когда она переключала скорости.

Юноша, почти мальчик, шагал вниз по тротуару прямо перед ней.

«У него такая чистая кожа! – поразилась Надя. – И он такой стройный!»

Ему не больше четырнадцати, ну пятнадцати. Мальчик споткнулся. Он остановился, нагнулся и принялся завязывать шнурки на одном из потертых солдатских ботинок. Капли дождя блестели в его рыжих волосах, затянутых в хвост черной тесемкой, чтобы не закрывали глаза. Пятна воды темнели на черной майке без рукавов, обтягивавшей его широкую спину. Плечи юноши были усыпаны веснушками. Сзади майка вылезла из драных черных джинсов. Под ней виднелось бледное тело. Он поднял глаза, когда Надя медленно скользила вдоль тротуара.

Его взгляд оценивающе прошелся по сверкающей красной полировке ее «эм-джи», скользнул по классическим обводам крыльев, затем перешел на водителя и вдруг… стал совершенно отсутствующим.

Он завязал узелок, выпрямился и вприпрыжку понесся вниз по набережной.

Надя выругалась.

Три легковушки и такси возмущенно загудели, когда она резко развернула «эм-джи», пересекла встречную полосу, пулей рванула в боковую улочку и, заскрежетав тормозами, остановилась, забравшись двумя колесами на тротуар, перед серым зданием сплошь из стекла и бетона.

Она уставилась невидящими от злости глазами в бетонные ступени входной лестницы. Закрытые стеклянные двери, исполосованные струями дождя. За ними увешанные серыми досками стены с приколотыми на них университетскими объявлениями. Юноши и девушки, бесцельно толпящиеся в холле.

«Черт бы его побрал, он даже не взглянул на меня! Он не прав!»

Небо темнело над покрытыми пятнами копоти стенами лондонского колледжа. Юноши в драных джинсах или камуфляжных брюках, в майках с рисунками проходили внутрь с редким самообладанием. Ни один не взглянул на нее из-за стеклянных дверей. Даже дежурный вахтер не удостоил ее взглядом.

– Может, я выгляжу как чья-то мать? – пробормотала она злобно.

Надя стукнула кулаком по рулю.

«Для них не существует никого старше двадцати двух лет, так, что ли, выходит? Сволочи!»

Дождь усилился. Городской летний дождик: влага, смешанная с запахом гудрона, бензина и зеленых листьев платана. Парнишка вышел на лестницу под прикрывающий ее навес. Дождь оставил следы на его белой майке. Он остановился, засунув пальцы за тяжелый кожаный ремень выцветших джинсов.

Надя узнала район, прилегающий к станции метро «Темпл». Она оказалась на одной из улочек, ведущих к набережной. На дверях здания висела табличка с названием колледжа, которое ей было едва знакомо.

Надя вытащила записку с каракулями Шеннон из кармана плаща. В ней говорилось четко и недвусмысленно: «Ты должна соблазнить юного девственника».

«Но тут для этого, пожалуй, самое неподходящее место! Всем этим ребятам уже по восемнадцать, девятнадцать, двадцать лет. Любой, кому я могла бы приглянуться, наверняка давно лишился девственности. Черт бы побрал эту Шеннон!»

Юноши и девушки толпились за дверьми. Рассеянно посмотрев вокруг, она заметила, что парнишка все еще стоит под навесом у входа, укрываясь от дождя. Пожалуй, он слишком юн для студента, верно?

Дождь чуть стих.

Юноша сошел на последнюю ступеньку и оглянулся на нее. Затем посмотрел по сторонам. Затем снова на нее.

Он был светловолосый, со слишком развитыми плечами для столь юного возраста.

Надя нахлобучила видавшую виды зеленую шляпку на свои коротко подстриженные рыжие волосы, посмотрелась в зеркало заднего вида и пристроила непослушный локон за украшенное золотом ушко. Естественный темно-рыжий цвет волос оттенял блеск ее кожи в мягком полуденном свете.

Парнишка приблизился к ней, пока она закрывала дверь ключом снаружи.

Она кинула на него взгляд из-под длинных ресниц.

– Отличная машина! – заметил он. – Я хотел сказать, что у вас отличная машина… То есть мне так кажется. Простите. Я на нее, а не на вас смотрел, честно.

При ближайшем рассмотрении у него оказались длинные мускулистые ноги и плоский, как стиральная доска, живот. Белокурые волосы падали ему на лицо, и он бессознательно сутулился, поскольку был на несколько дюймов выше Нади. Она медленно окинула его взглядом, начиная с кончиков сапог и далее, задержавшись на тертых синих джинсах, на промежности, где угадывалась небольшая твердая выпуклость.

– Вы здешний студент? – поинтересовалась она.

– Да, то есть еще нет. Когда закончу школу, то стану студентом, в октябре, на следующий год. А мой брат уже учится здесь.

Значит, ему не больше шестнадцати. Он сделал движение, как бы собираясь подняться по лестнице к стеклянным дверям. Затем остановился. Надя увидела, как всего его внезапно залила краска – от белого выреза майки до корней белокурых волос.

– Часть этого здания значительно старше, верно ведь? – заметила она. – Помнится, один мой приятель говорил, что здесь еще сохранилась прелестная часовенка восемнадцатого века. Это правда?

– Я знаю, где она. Я могу показать ее вам. Нам сегодня устроили экскурсию по зданию, как для будущих студентов. – Краска не сходила с его лица. – Давайте я вам покажу. Идемте здесь, так ближе.

Он пригнул голову и вприпрыжку нырнул под моросящим дождем в боковой переулок, в сторону Стренда. Надя поспешила за ним, стуча каблучками по мокрой мостовой. Он все время жадно оглядывался назад, чтобы убедиться, что она идет за ним. А она смотрела, как двигаются его ягодицы под обтягивающими синими джинсами.

Со стороны набережной здание производило внушительное впечатление. Надя вошла в просторное фойе, обратив внимание на устланную красными коврами мраморную лестницу, ведущую на верхние этажи, на высокие потолки с лепниной.

– Это здесь, наверху, мисс… э… э…

– Меня зовут Надя. – Она улыбнулась, пропуская его перед собой и поднимаясь вверх по вытертым коврам. Еще несколько студентов оказались там. Мимо нее спускались по лестнице две девушки азиатского типа.

Они очутились перед высокой дверью. Он открыл дверь и вошел в часовню. Она вошла следом.

Здесь царил полумрак даже в полдень. Было темно и прохладно. Она подняла руку, чтобы откинуть с лица влажные рыжие волосы. Ряды деревянных скамеек тянулись перед ней вниз к алтарю, а неф отделял ряд витых колонн.

Его осипший, ломкий юный голос произнес позади нее:

– Я могу подождать, если вы хотите. Я мог бы показать еще заднюю сторону, когда вы закончите здесь.

Надя положила руку на спинку скамьи. Она расстегнула плащ, теперь он свободно струился поверх оливково-зеленого шелкового платья в китайском стиле, которое было на ней.

– Интересный поздний образчик скамьи-сундука, – бормотала она, поворачиваясь и выходя за ним следом. Одной рукой она оперлась на его обнаженное плечо.

Парня вновь бросило в краску. Он то хмурился, то улыбался, стоял, опустив руки по бокам, пристально глядя на нее. На джинсах просматривалась определенная выпуклость – там, где была ширинка. Она старательно не замечала явного увеличения ее размера.

– Цветные витражи, – бормотала она.

Он неловко стал указывать на сине-красные стекла и, опуская руку, коснулся ее затянутого в шелк плеча.

– О да. Как красиво! – Надя улыбалась, как будто ничего не замечая.

– Мне кажется, – сказала она по прошествии жутко нудных пятнадцати минут, в течение которых ей пришлось изучать часовню и ее безобразные, выкрашенные в желтый и зеленый цвета стены, – мне действительно кажется, что нам следовало бы пойти куда-нибудь и выпить кофе. Это самое меньшее, что я могу предложить, поскольку вы были так любезны. Что вы скажете насчет «Фортнума и Мэйсона»?

Когда они вышли, на красном «эм-джи» уже была пришпилена квитанция на штраф за неправильную парковку. Надя фыркнула и зашвырнула ее на заднее сиденье.

Помогая забраться в машину, он положил ей руку на спину между лопатками. После этого она быстро и умело погнала машину сквозь дождь и плотный поток машин в сторону Пиккадилли, рассматривая отражение парнишки в лобовом стекле. Его обнаженные руки были мокрыми от дождя, белокурые волосы торчали ежиком. Ярко выраженные бицепсы. «Очевидно, он занимается штангой, – подумала она. – Мне это знакомо по сыновьям моих друзей».

В «Фортнуме и Мэйсоне» было, как всегда, многолюдно и приятно пахло специями и кофе. Надя подвела юношу к своему излюбленному столику в глубине зала и заказала черный кофе и сливочные пирожные.

– Это так любезно с вашей стороны, – сказал молодой человек.

У него был правильный выговор, отметила она, и он производил впечатление благовоспитанного, сдержанного юноши. Она ухмыльнулась про себя: «Я очень сомневаюсь, что он укладывается в условия пари, предложенные Шеннон. Но черт возьми, такие не каждый день попадаются…»

Надя сунула указательный палец в сливочное пирожное и облизала его.

– Будем снисходительны к своим слабостям, верно ведь?

Юноша не сводил с нее глаз с расширенными, потемневшими зрачками. Она вновь сунула покрытый кремом палец в рот и принялась сосать его. Затем, держа палец вверх, она провела по нему языком от основания до самого кончика.

– Уф! – выдохнул он.

После кофе она провела его через черный ход на улицу, где был запаркован ее автомобиль.

– Вы были сегодня так любезны! – Легкий дождик увлажнил ее кожу, – Я хотела бы чем-нибудь вознаградить вас. Подумайте – как?

Он нервно сглотнул; она увидела, как комок прошел по его горлу. Его блестящие голубые глаза уперлись в нее. Внезапно охрипшим голосом он произнес:

– Я хочу поцеловать вас.

Она положила руки ему на грудь. Хлопок майки нагрелся от его тела. Она ощутила биение его сердца в своих руках.

– Хорошо, – просто сказала она, подставив губы.

Его губы оказались мягкими, и от их запаха все ее тело вдруг ослабло. Она прижалась к нему, подняв руки вверх, ухватила его голову и приблизила его рот. Его горячее дыхание коснулось ее щеки, а затем его губы впились в ее губы, а его язык проник вглубь.

Это произвело на нее эффект электрического шока. Все ее чувства обострились: она ощутила капли дождя на своем лице, соприкосновение шелка с ее кожей и большое, дышащее жаром тело мальчика-мужчины, прижавшееся к ней. Сильные руки обхватили ее не слишком уверенно, как будто он думал, что она могла вырваться.

– О Господи, как вы прекрасны!.. – Его голос сорвался.

Выпуклость на джинсах стала огромной. Она поспешно прижалась к ней всем телом.

– Я знаю… один отель… – Ее дыхание участилось. Голова пошла кругом. Этот отель на деле был домом свиданий, которым она часто пользовалась в бытность свою замужем за Оскаром. В этот раз она не помнила, как шла к маленькой затерянной улочке, как заказывала номер. Единственное, что она осознавала, – это присутствие молодого, крепкого тела рядом с ней и то, как он украдкой бросал на нее взгляды темнеющими от желания глазами.

Наконец дверь номера отеля захлопнулась за ними.

– Это у тебя не… – Ее руки скользнули вверх под майку, она с испугом ощутила жар его тела. – Это у тебя не впервые?

– Это были просто девчонки… – Он дрожал мелкой дрожью.

Она успокаивающе провела рукой по его не знакомой с бритвой щеке и медленно расстегнула верхние пуговицы шелкового платья. Не опуская глаз, она скользнула рукой по его груди вниз до пряжки ремня и дальше – к ширинке джинсов. Она обхватила ладонью разбухшую ширинку. Сквозь мягкую ткань джинсов она ощущала тепло и твердость его ставшего вдруг толстым члена.

Он подался вперед всем телом. Затем вдруг схватил ее за плечи, резко дернул вниз ее блузку так, что ее руки оказались прижатыми по бокам, и уткнулся лицом в ее грудь.

– Не надо… спешить… – Надя отшатнулась, потеряв равновесие. Она попыталась подставить руку, но не успела, наткнувшись на застланную мягким покрывалом кровать.

Она растянулась на постели. Туфелька с высоким каблуком полетела через всю комнату в угол. Юноша упал на Надю. Его массивное тело накрыло ее всю с кончиков ног по самые плечи, белокурые волосы щекотали ей губы, пока он лихорадочно терзал ее груди.

– Погоди… – Одна из ее грудей выскочила из шелкового платья. Голова юноши рванулась вниз. Его язык жадно лизнул твердый, как маленький камешек, сосок, а затем он приник к нему ртом, кусая и обсасывая его.

Ее спина выгнулась. Обе руки у нее оказались зажаты, она вытянула ногу, погладив икрой его обтянутую джинсами ляжку, потом притянула его к себе, ощутив, как выпуклость на его джинсах уперлась ей между ног, скользнув по ее шелковым трусикам.

– А черт! – воскликнул он испуганно.

Она вдруг перестала чувствовать тяжесть его тела, ее голова дернулась.

Она приподнялась в постели на локтях.

Парнишка стоял на коленях у нее между ног, опустив вниз глаза. Лицо его стало пунцовым. Под Надиным взглядом влажное пятно расползалось на джинсах у него между ног.

– О нет! – простонал он.

– Не стоит волноваться, – сказала Надя с озорной усмешкой. – Так частенько бывает у молодых людей. По счастью, это легко излечивается.

Она привстала на постели, вытащила руки из рукавов плаща и снова откинулась назад. Она принялась неторопливо расстегивать свое платье китайского шелка.

– Господи, – с трудом произнес он, – как я хочу вас!

Ее чулки-«паутинки» удерживались на белом поясе с резинками. На ней были белый кружевной бюстгальтер и крошечные белые атласные трусики. Надины руки скользнули вдоль тела. По ее маленьким крепким грудкам, животику и точеным ляжкам.

Юноша осторожно присел на край постели. Она коснулась его руки. Под его белой нежной кожей вырисовывались крепкие мускулы. Она осторожно потрогала их.

– Я хочу посмотреть на тебя раздетого.

– Вы хотите посмотреть на меня? – Усмешка чуть тронула уголки его рта.

В один миг он закинул руки за спину и стянул с себя майку. Надя смотрела, как свет из окна отеля падал на его массивные рельефные плечи и хорошо очерченные мышцы груди. Легкий пушок темных волос выбивался на поясе из его синих джинсов. Она скользнула рукой от шеи до пупка. Его кожа была поразительно гладкой и чистой.

Его плечи напряженно застыли. Он постоял некоторое время в смущении. Затем его руки опустились к ширинке и стали медленно расстегивать ее, пуговицу за пуговицей. Потом он взялся за джинсы и начал неторопливо стягивать их вместе с белыми боксерскими трусами по бедрам вниз, пока они не упали спутанным клубком, а он не остался стоять на одной ноге.

– Ты мог бы сначала снять ботинки, – заметила Надя с притворной скромностью.

Его глаза блеснули из-под густых темных бровей. Он снова ухмыльнулся. Его наполовину поникший «дружок» грустно свисал между ног, пока он расшнуровывал ботинки.

«Он такой высокий! – подумала Надя с легкой грустью. – Как чудесно!»

Ботинки с глухим стуком упали на ковер.

Он стоял обнаженный.

Она смотрела на него из постели – на его резко очерченные широкие плечи и узкие мускулистые белокожие бедра с темным кустиком волос на лобке, из которого торчал восставший фаллос с набухшей пурпурной головкой.

– Воспитанности не место в постели, – заявила Надя. – Я хочу почувствовать в себе твой бравый член. Трахни меня!

Она едва успела произнести эти слова. Он бросил ее на простыни, вдавив плечи в подушку, одновременно раздвинул ноги своими коленями, а затем, чуть поколебавшись, налег на нее всем телом. Она ощутила жар, бархатистую нежность его кожи на своей груди, животе и между ляжек. Она обхватила его тело ногами, тесно прижавшись лобком к его стержню.

– Я хочу тебя! – Он приник к ней, покрывая ее жадными неумелыми поцелуями, почти раздавив ее своим весом.

Она скользила руками по его гладким бокам, сжимая ладонями его теплую кожу. Затем она вдруг схватила его тугие ягодицы, прижимая их крепче к себе. Он ткнулся ей в ключицу и начал, как щенок, терзать и кусать ее груди, нежную кожу на ребрах и животе, не давая ей передохнуть.

– О женщина! – Его голос, глухой, глубокий, хриплый, сорвался на последней ноте.

Она перевернулась и оказалась на нем сверху. От одного вида его голого тела, распластавшегося на постели, все ее естество задрожало. Его напряженный стержень гордо высовывался из каштанового кустика в паху.

Она наклонилась и принялась облизывать основание древка. Он застонал. Не обращая внимания ни на его стоны, ни на то, с какой силой его жадные руки сжимали ее груди, она облизывала, прихватывая зубками его мошонку и промежность, зарывшись лицом в горячую влажную растительность. Затем она чуть приподняла голову и медленно прошлась языком по его члену от основания до пурпурной головки.

– О Господи! – вскрикнул он.

Она сунула его член себе в рот и принялась сосать его, водя тесно сжатыми губами вверх-вниз и все вверх и вниз, пока он не набух, а его бедра выгнулись под ней. Она обвила руками его ягодицы и продолжала посасывать его, пока он не кончил.

Он затих лишь на несколько секунд.

– О Боже! – тихо прошептала она, но больше не смогла произнести ни слова – он закрыл ее рот своим.

Она просунула руку меж их телами, наслаждаясь его мускулистым животом. Ее пальцы запутались в волосках на животе, затем спустились ниже, к промежности, нежно лаская его набухшие шарики. Она крепко обхватила древко его орудия, моментально затвердевшего в ее руке, и принялась дразнить свою киску его набухшей головкой, легко водя самым кончиком по внешним щечкам вагины, которая тут же распухла и, увлажнившись, раскрылась.

– А-а-а! – Он дернулся и вошел в нее, вошел глубоко.

Она приняла его, подавшись вперед бедрами, выгнув спину, ощутив, как толстый член проник глубоко внутрь, а головка трется в самой матке, дразня и возбуждая ее. Ногами она обхватила его талию, ритмично заталкивая его все глубже и глубже внутрь. Его молодое, крепкое тело билось о ее распахнутые ляжки, ее промежность, ее влагалище. Она безжалостно выжимала из себя все, пока его член не утонул в ее соках, а мошонка уперлась в ее анус. Все ее тело затряслось в конвульсиях. Полнейшее наслаждение поднималось по ее ляжкам и бедрам, разливаясь по всему телу, обжигая ее изнутри; от него порозовела ее бледная кожа, расслабился каждый мускул, притупились все ощущения.

С триумфальным воплем она перевернулась, держа его в своих объятиях, их тела наполовину сползли с постели на ковер. Он скатился на бок, когда его пенис, съежившись, выскользнул из нее. Они долго лежали так рядом. Он с пылающим лицом восхищенно ощупывал все ее тело – стройные ноги, нежные ляжки, тонкие руки и мягкие груди.

Часы на каминной полке пробили четыре.

– Я ведь тебя больше не увижу, верно? – с грустью прошептал юноша.

– Нет. Это все бы испортило.

– Мне бы хотелось подарить тебе что-нибудь. Просто на память. – Он огляделся вокруг. – Но мне нечего дать тебе.

Надя задумалась на минутку, сидя на краю постели, полуодетая, в белом бюстгальтере, трусиках, чулках и шляпке. Она вспомнила о коряво нацарапанной записке Шеннон в кармане ее плаща.

– Не надо ни подарков, ни доказательств, – сказала она, повернулась к нему и слегка провела рукой по наполовину натянутым джинсам. Его член уже начал затвердевать. – Я действительно должна идти, прямо сейчас, – вздохнула она. – Я должна. Уф-фа!

Во вторник Шеннон Гаррет в полдень снова сидела в кафе «Валетта». Снова сеял дождик. Вода струйками бежала по оконным стеклам, оставляя зеркальные дорожки между папоротниками и кактусами в больших горшках. Щебетание, доносящееся из бара, делало кафе похожим на оранжерею с птицами.

Шеннон внимательно рассматривала бумажку на столе. Это был какой-то документ в двух экземплярах с накарябанными подписями, закатанный в пластик.

– Чек за парковку машины?! – воскликнула она. – Тоже мне доказательство!

– Два чека за парковку. – Надя Кей мечтательно улыбнулась. – Ты поверишь мне, когда я тебе все расскажу.

– Ну ладно… – пробормотала Шеннон, не слишком убежденная этим.

Ее прервал голос Кори.

– Вот мое доказательство, – произнесла она, швырнув на стол толстый конверт.

Шеннон открыла конверт, глянула в него и быстро, одним пальцем, пересчитала его содержимое. А потом с изумлением посмотрела на подругу:

– Кори, да тут не меньше пяти тысяч фунтов! Кори Блек посмотрела на них, преисполненная самодовольством.

– Что случилось? – спросила Шеннон.

Младшая из подруг неторопливо сняла кожаную куртку и повесила ее на спинку стула. Официант принял ее заказ на чашку кофе. Она поудобнее устроилась на стуле.

– О'кей, – произнесла она наконец. – Это было на следующий день после нашего обеда здесь на прошлой неделе. У меня были съемки в студии Перри. Итак, в прошлую среду…

Глава 3

– Так, хорошо, улыбочка! Теперь повернись. Замерла. А теперь посмотри на меня. Взгляд, сделай взгляд посексуальнее. Голову чуть влево… вот так… улыбнись! Еще раз, повернись другой стороной… ух, да ты просто конфетка!

Фотограф, работающий для каталогов, продолжал оглашать воздух нескончаемой чередой указаний. Кори Блек стояла спиной к белой стене, поворачиваясь то так, то этак к камере и постоянно улыбаясь. Свет софитов отражался в ее глазах.

– О'кей, пять минут до перерыва. Замечательно, малышка. В «Хоумстеде» будут довольны.

– Уф-фа! – Кори потянулась, чтобы дать расслабиться уставшим мышцам. Затем улыбнулась и одним плавным движением скользнула мимо софитов в соседнюю комнатку под номером 14. – Будь я дюйма на четыре выше, и я могла бы выходить на подиум. С росточком мне не слишком повезло.

– Да, но счета-то твои оплачивают журналы модной одежды, – заметил фотограф, которого звали Перри.

Кори пожала плечами:

– Да мне и самой хватает работы как фотографу. А моделью я работаю просто для удовольствия. Мне все больше заказывают портреты. Ненавижу делать детские портреты, но за них больше платят… Кстати, а ты чем пользуешься для съемок портретов?

Десятиминутное обсуждение различных марок фотокамер и пленок заняло весь перерыв. И только после очередной серии снимков Кори удалось выкроить минутку, чтобы поговорить с Сереной.

– Серена… – Кори видела, что Перри в эту минуту был занят осмотром аппаратуры. – Могу я тебя кое о чем спросить?

– Конечно, дорогуша, – улыбаясь ответила Серена.

Тут Кори вдруг подумала, что за суровым внешним видом Серены скрывается на удивление свойский, веселый характер. Она была элегантна, в лучшем смысле этого слова, и очень хорошо, даже слишком хорошо одета для скромной помощницы фотографа-профессионала, хотя это и было всего лишь ее мимолетным хобби.

– В чем дело? – спросила Серена.

Кори решила выложить все сразу, без обиняков:

– Я поспорила с одной из моих подружек, что сделаю это за деньги. Но деньги должны быть такие, чтоб она лопнула от зависти.

– Это, в смысле… – пробормотала Серена, глядя в спину Перри.

– Ну трахнуться, – пояснила Кори. – Ну, знаешь, перепихнуться, переспать, провести ночь, в конце концов. Трах-ну…

Серена прыснула в кулак:

– Возможностей полно, дорогуша! Сейчас девочки-паиньки в моде.

– Благовоспитанные длинноногие девочки с дипломами частных школ? – удивилась Кори. – Хоть убей, не пойму, зачем им это. Но тогда, значит, у меня ничего не выйдет, я ведь чужая в этих кругах.

– Тебе это нужно для карьеры или на одну ночь? – деликатно поинтересовалась длинноногая блондинка.

– Втооое.

– М-м… и как скоро ты намерена приступить к делу? Кори задумалась – ленч с подругами будет во вторник.

– Как насчет ближайшего уик-энда?

– Ну, дорогуша, я не знаю, это слишком скоро. В последнюю минуту трудно что-то организовать. Знаешь, давай сделаем так: ты оставь свой автоответчик включенным, а я посмотрю, можно ли будет достать приглашение на какой-нибудь вечер.

Через пару дней, в пятницу, Кори, вернувшись домой, включила автоответчик и услышала долгожданное сообщение: «Кори, дорогуша! Я нашла объект, с которым ты просто обязана познакомиться. Он пробудет в городе всего несколько дней. Приходи в «Кальино» в суббот) вечером. Сама я, наверное, не смогу задержаться надолго но познакомить тебя с ним успею. Да, чуть не забыла Надеюсь, ты не обидишься, но я могла бы одолжить тебе одно из моих вечерних платьев». Би-и-и-п!

***

Кори чуть задержалась на верхней площадке белоснежной мраморной лестницы, ведущей вниз, в главный зал ресторана «Кальино».

Ее ноги украшали любимые армейские ботинки на шнуровке и рваные черные чулки. Кори надела видавшую виды юбку, сшитую из полосок черных грубых кружев, которую удерживал на талии широкий кожаный пояс с выразительной надписью на пряжке – СУКА. Черное бюстье и короткая кожаная куртка, густо усеянная заклепками, довершали ансамбль.

Кори решила не надевать много украшений. Поэтому на шее у нее висел только один кулон – в виде человеческого черепа. Волосы она оставила распущенными, а глаза для пущей выразительности густо подвела черным карандашом.

Опершись рукой в черной перчатке без пальцев на мраморные перила с золотой инкрустацией, Кори оглядела зал в поисках Серены. Уровень шума над сотней густонаселенных столиков при ее появлении заметно снизился.

– Кори! – раздался голос, переходящий в нервный свист. – Ну, дорогуша!

Кори приветственно помахала рукой и спустилась вниз по всем четырнадцати мраморным ступенькам лестницы. Гул голосов снова заполнил зал. Кори поспешила к Серене, ловко лавируя между забитыми людьми столиками и ошалевшими, но очень исполнительными официантами. Она внимательно осмотрела подругу. Сама Серена была одета в элегантный розовый костюм.

– И о чем ты только думала? – набросилась она на Кори.

– А что? Мне так нравится. – Кори была невозмутима. – Ну и где же он?

– Заявиться сюда в таком виде и выставить меня на посмешище – да я больше с тобой разговаривать не буду, Кори Блек! – Серена круто развернулась и элегантной походкой направилась к столику в глубине зала. Кори последовала за ней.

Усаживаясь за столик, Кори пыталась убедить себя, что она вовсе не волнуется. Но, взглянув на дорогущие блюда и вина и на автора заказа, она поняла, что не сможет проглотить и кусочка из-за охватившего ее волнения и разочарования. Перед ней сидел широкоплечий седовласый американец в темном элегантном костюме. Его манжеты украшали тяжелые серебряные запонки. На первый взгляд ему было лет шестьдесят. «Ну и ну!» – подумала Кори.

– Мы ненадолго отлучимся, – прощебетала Серена. – Верно ведь, дорогуша?

– Он же старик, да еще и американец! – возмутилась Кори. Разговор происходил в дамской комнате, выдержанной в темных тонах и увешанной зеркалами. – Я думала, ты мне подыщешь арабского шейха или кого-нибудь в этом роде.

Ты не читаешь «Инвесторе кроникл». – Серена невозмутимо подкрашивала губы, стараясь избежать взгляда Кори. – Милочка, по-настоящему богатый человек не потерпел бы, чтобы его использовали на одну ночь… Его зовут Уильям Кэрил Дженсон. Он из Калифорнии. Его компания вкладывает большие деньги в аэрокосмические технологии. Для тебя он достаточно богат. Я имею в виду, что ты можешь вернуться домой с четырьмя сотнями фунтов в кармане.

Кори захлопала ресницами:

– А может, ты сама…

– Милочка, я за четыреста фунтов в постель не лягу. Ну ладно, мне пора. Рони звонил. Я лечу с ним в Бахрейн сегодня вечером – срочное приглашение. – Она проверила свою сумочку из крокодиловой кожи. – Так, паспорт здесь. Ну, я побежала. Привет Уильяму.

– Конечно, – мрачно пробормотала Кори после ухода подруги. – Так я и скажу: эта заносчивая сучка шлет тебе приветы. Я, конечно, могу просто слинять отсюда. В общем-то мне незачем даже возвращаться к столу. А Шеннон пусть подавится моим проигрышем. Да, очень обидно, выглядит-то он ничего себе.

Кори по-прежнему пребывала в нерешительности, выходя из дамской комнаты, но тут она вспомнила, что оставила свою кожаную куртку, приведшую в такой ужас Серену, на спинке стула, и поняла, что вернуться ей все-таки придется.

Кори пошла обратно, протискиваясь между столиками. Американец сидел за столом один, небрежно положив руку на спинку соседнего стула. «Он завладевает всем вокруг себя», – подумала Кори, пытаясь как-то определить чувство, которое он в ней вызывал. Костюм от «Шепард и Андерсон», шелковый галстук, идеальный маникюр – все атрибуты богатого человека. И в то же время грубоватые, словно высеченные из камня черты лица и седые волосы… Впервые Кори посмотрела на него внимательно, не отводя взгляда. «Эта заносчивая сучка велела передать вам привет».

У него были совершенно белые волосы, которые непокорными прядями спадали на его изрезанный глубокими морщинами лоб. Еще больше морщинок появлялось вокруг глаз, когда он смеялся. Наконец новый знакомый Кори нагнулся вперед и взял ее за руку.

– Вы здесь нечто новенькое, мисс, давайте я вам подам вашу куртку.

«Я должна это сделать», – подумала Кори. Невольно она напряглась. Во рту все пересохло. Ее охватило чувство страха, и в то же время предвкушение чего-то необычного, захватывающего приятно щекотало нервы.

Она взяла в руку вилку и с опаской ткнула ею в нечто под названием «дары моря», лежащее у нее на тарелке.

– Я не собираюсь тут рассиживаться и слушать скучные истории про аэрокосмонавтику. У меня полно друзей-инженеров, которые могут наговорить мне кучу подобной чепухи. Нуднейшее занятие!

Его светлые, глубоко посаженные глаза весело поблескивали из-под густых бровей, когда он спросил, о чем они в таком случае будут разговаривать.

Тут Кори вдруг подумала, что этот человек и его дорогой костюм – вещи просто несовместимые. Он принадлежал к тому типу бизнесменов, которые проводят свои уик-энды занимаясь альпинизмом. И она почему-то подумала, что, карабкаясь на очередную гору, он наверняка оставлял далеко позади себя многих, гораздо моложе его. А может, он заядлый рыбак или охотник. В общем, явно подолгу бывал на природе и поддерживал хорошую физическую форму.

– Мне всегда хотелось узнать, – Кори еще раз окинула взглядом огромный зал ресторана, заполненный шикарно одетыми людьми, – каково это – быть богатым?

– Поехали со мной, узнаешь, – ответил бизнесмен.

Естественно, за рулем был не он. Кори подошла вместе с ним к задней дверце длиннющего лимузина. Стоя на тротуаре в центре Лондона и наблюдая, как закат постепенно переходит в ночь, она сознавала, что у нее еще есть шанс отказаться от этой сумасбродной идеи. Но выбор был сделан, и Кори села в машину.

Кори не могла вспомнить, когда еще она так сильно волновалась. Она едва сознавала, как вышла из машины и поднялась на лифте в его апартаменты на последнем этаже небоскреба. Окружавшая ее роскошь подавляла своим размахом. Кори бродила по комнатам с широко раскрытыми глазами.

– Нажми эту кнопку, – велел хозяин квартиры.

Кори послушно выполнила приказ. Гигантские портьеры, достававшие до пола, автоматически раздвинулись, и Кори не смогла удержать восхищенного возгласа. Окно в спальне занимало всю стену. Она осторожно подошла к стеклу и посмотрела вниз. С высоты двадцати шести этажей Лондон выглядел морем огней, ярко горящих в ночи.

– Я купил это милое местечко для моей второй жены, – раздался его голос над ее ухом. – Впечатляет, хотя все эти виды и красоты не по моей части.

Внизу Докленд был окутан мраком. На Тауэрском мосту мерцали огни, а ночное небо освещалось ритмичными красно-зелеными вспышками огней самолета, направлявшегося в сторону аэропорта Хитроу.

– Итак… – Кори повернулась лицом к американцу. – Что я должна делать?

Казалось, вся эта ситуация его забавляет. Без пиджака и галстука было видно, насколько широки его грудь и плечи для мужчины его возраста. Ночник слабо освещал комнату, и его лицо оставалось в тени.

– Я думал, ты сама знаешь, ведь это твоя работа, – произнес он.

– Да, конечно, – промолвила Кори. И после минутного размышления, расстегнув свою куртку, бросила ее на пол. – Все правильно.

– Ты ведь не проститутка, – процедил он сквозь зубы.

Кори открыла было рот, чтобы возразить ему, но потом передумала и лишь пожала плечами.

– Ну, нет, – в конце концов ответила она.

– Ты даже не одна из этих богатых и бесцеремонных подружек Серены. – Его калифорнийский акцент стал заметно сильнее.

– Нет.

Тут Кори вдруг осознала, что под напускной грубостью она просто пыталась скрыть свое сожаление. Всю дорогу она ехала с этим человеком, плотно прижавшись к нему. И теплота его тела, аромат дорогого одеколона, смешанный с запахом его кожи, показались ей на удивление привлекательными. При других обстоятельствах…

– Я поспорила с одной подружкой, что сделаю это за деньги. Ну и что с того? – спросила Кори с вызовом.

– Да то, что это доказывает, насколько ты еще молода и глупа, и то, что я напрасно трачу свое время. – В его голосе появилась жесткость. – Или же здесь кроется что-то другое. – Он сделал паузу. – Может, ты просто маленькая испорченная девчонка?

В спальне было очень жарко. «Здесь же должен быть кондиционер», – подумала Кори с отчаянием. Она почувствовала, как непонятное тепло все сильнее разливается внизу живота. Кори осмотрела комнату. Просторная кровать, бар, безмолвный телевизор и огромное окно, сквозь которое можно было увидеть весь город. Тишина заполнила комнату. И вдруг ей показалось, что, кроме этой комнаты и их двоих, в целом мире больше ничего не существует.

Кори резко повернулась и посмотрела прямо в глаза седовласому американцу.

– Значит, я испорченная девчонка? И что же случается с такими девочками, как я?

– А вот что.

Он оказался рядом с ней, прежде чем она смогла двинуться с места. Кори лишь успела заметить ворот его безукоризненно белой рубашки и почувствовать запах дорогого одеколона, когда он схватил ее за руки и больно заломил их за спину.

Уильям был силен, но возраст все же сказывался, Кори могла легко вырваться.

Он вдруг резко дернул ее за запястья. Потеряв равновесие, Кори покачнулась и упала на колени. И тут он стал тянуть ее за заломленные руки, вынуждая тем самым все больше и больше наклоняться вперед. Спутавшиеся волосы мешали ей смотреть, но она все же увидела свое отражение в огромном окне на фоне темного неба. Худенькая девушка в поношенной юбке и армейских ботинках стоит на коленях, склонившись всем телом вперед, а позади нее возвышается крепкий немолодой мужчина в белой рубашке и элегантных брюках.

Уильям подтянул повыше ее запястья.

– Ну, малышка, ты сейчас узнаешь, что случается с испорченными избалованными девочками!

Он заставил Кори пригнуться до пола. И когда он двинулся вперед, ей ничего не оставалось, как ползти за ним на коленях. Он притащил ее к мягкому креслу и уселся в него. А потом одним рывком перекинул Кори через свои колени. Она оказалась в беспомощном положении: ее голова болталась, едва не касаясь пола, волосы лезли в глаза, а ноги лишились опоры. Кори пыталась сопротивляться. Она извивалась и брыкалась, пытаясь вырваться из рук американца, но все было напрасно.

И вдруг Кори почувствовала, как он начал осторожно поглаживать ее по пояснице, спускаясь все ниже и ниже. Она замерла от неожиданности. Его пальцы мягко перебирали складки юбки. И вдруг резким движением он задрал ее до самых плеч Кори. Она дернулась, пытаясь вырваться.

Неожиданно она почувствовала, как настойчивые пальцы стягивают с нее чулки и трусики, и воздух в комнате вдруг показался ей очень холодным. Уильям убрал руку. Лежа у него на коленях, Кори слышала, как учащается его дыхание.

– Нехорошая девочка!

И тут она получила по своим обнаженным ягодицам короткий сильный удар.

От неожиданности Кори взвизгнула. Инстинктивно она начала вырываться. Одной ногой ей удалось дотянуться до пола и оттолкнуться. И Уильям отпустил ее.

Ягодицы Кори еще горели от удара, когда она вновь ощутила странное тепло внизу живота, постепенно переходившее в возбуждение. Совершенно ошеломленная, она почувствовала, что ее лоно становится влажным.

Тут Кори зацепилась ботинком за ковер, споткнулась и вновь очутилась на коленях у Уильяма, подставив ему свой незащищенный зад.

– Пытаешься сбежать? – пророкотал он. – Ты действительно очень, очень плохая девочка!

И тяжелая рука Уильяма вновь опустилась на обнаженный зад Кори. На этот раз шлепок получился резким, и она вскрикнула от боли. Уильям убрал руку. Кори брыкалась, дергала ногами, извивалась всем телом, но все было напрасно. Следующий шлепок пришелся на ляжку и внешние губки ее лона.

– О…о…о! – От удивления Кори соскользнула назад.

Внизу у нее все горело и трепетало. Уильям быстро расстегнул ширинку. Кори рванулась вперед и, прижавшись тугим бюстом к коленям Уильяма, увидела его толстый разгоряченный член. После очередных ударов по ягодицам Кори поначалу вскрикивала, а затем, когда шлепки стали все безжалостнее, она уже кричала не переставая. Его напряженный член уперся ей между грудями. Кори собрала остатки сил и встала на ноги, но тут же наклонилась и обхватила губами головку его набухшего торчащего члена.

– Это…

– О!

– …очень…

– О!

– …плохо!

– О…о…о!

Его тяжелая рука в последний раз опустилась на попку Кори. И вдруг она почувствовала, как все взрывается у нее внутри. Вскоре она тяжело повисла у него на руках, измученная, но удовлетворенная. Американец встал и скинул Кори на ковер, шлепнув напоследок по ее пламенеющему заду.

Кори лежала, распластавшись на полу, и по мере того как ее дыхание успокаивалось, она рассматривала свое отражение в стекле огромного окна.

– Можно к вам?

Уильям опустился возле Кори на пол, протянув ей стакан, на дне которого плескалось виски. Она взяла стакан, а Уильям сел рядом, опершись спиной о ручку мягкого кресла. Его седые волосы были влажными от пота и по-мальчишески топорщились в разные стороны, отчасти закрывая веселые голубые глаза.

– Это было совершенно прелестно, – заявил Уильям. – Надеюсь, ты ничего не имела против?

– Я могла бы тебя тормознуть, – резонно заметила Кори, – если бы была против.

– В детстве мой старик воспитывал меня кожаным ремнем, – пустился в воспоминания американец. – Бедняга даже представить себе не мог, чем это обернется.

– А в нашей семье считалось, что детей бить нельзя. – Кори медленно потягивала виски. Оно разливалось приятным теплом по всему телу. – Мне двадцать два. И я всего лишь однажды видела, как мужчина бьет женщину. Это был какой-то ковбойский фильм пятидесятых годов.

– У меня целая коллекция таких фильмов, – серьезно заметил Уильям. – Я скажу шоферу, чтобы он отвез тебя домой.

Кори перевернулась на спину и села. Мягкий пушистый ковер приятно ласкал ее обнаженный зад. Она подтянула к себе разбросанное белье и, отстегнув от пояса чулки, начала медленно натягивать их на ноги, повернувшись спиной к Уильяму.

– А ты ведь не кончил, – промурлыкала она, застегивая пояс для чулок и якобы не глядя на Уильяма, хотя ей было прекрасно видно его отражение в окне.

Его седые брови недоуменно приподнялись.

– О чем ты говоришь?

Кори кинула взгляд назад через плечо и усмехнулась:

– Я кончила, а ты нет. Наверняка именно поэтому ты считаешь меня испорченной девчонкой.

– Да, маленькая мисс, именно так я и считаю.

– Но сначала ты меня должен поймать!

Кори хотела спрятаться за кровать, но не успела она вскочить на ноги, как американец одним рывком достал ее и схватил за щиколотку. Кори растянулась во весь рост на ковре лицом вниз. Она не успела даже приподняться, ибо Уильям уже поднимал ее вверх, ухватив за пояс.

– Несносная девчонка!

Он крепко ухватил Кори за кисти и резким движением отвел их за спину. Потом она почувствовала, как его жадные пальцы расстегивают ее пояс. Несколько секунд спустя он уже был в руках у американца. Почувствовав неладное, Кори обернулась и с испугом обнаружила, что безобидный элемент одежды превратился в грозную кожаную петлю.

И вновь она оказалась поперек колен своего сладостного мучителя. Кори дернулась вперед, но этим лишь усугубила ситуацию: узкое бюстье, сдерживавшее ее грудь, расстегнулось, и это еще больше распалило Уильяма.

– Почему же это я плохая? – выдавила Кори, чувствуя, как твердеет его член.

– Да потому что у маленькой мисс намокли трусики. Очень плохо!

Щелчок ремня подтвердил худшие опасения Кори. Град коротких и сильных ударов обрушился на ее зад. Она визжала и извивалась, корчась от боли и наслаждения одновременно. Каждая частица ее тела устремлялась навстречу ударам ее собственного ремня. На этот раз американец не стал стягивать трусики с Кори, и клочок шелка у нее между ног стал влажным, пропитавшись соками ее безудержного желания. Она извивалась всем телом, издавая громкие стоны. С каждым ударом возбуждение Кори нарастало.

Внезапно Уильям отбросил ремень, поднял Кори на руки и бросил ее на постель. Затем рывком перевернул ее на спину и стянул трусики. И тут Кори увидела, как его мощный возбужденный член тычется между ее раскинутыми ляжками, прокладывая путь в ее пылающее нутро.

– Ну же! – вскричала она. – Давай, давай скорее, сейчас же… вот!

И тут же Кори почувствовала, как мощный член проник в нее. Она раздвинула пошире ноги и, крепко обхватив мускулистые ягодицы американца, старалась как можно сильнее прижаться к нему, пока не ощутила, как жаркое семя взорвалось у нее внутри. И тут, дико вскрикнув, она кончила сама, трепеща и содрогаясь в сладострастных конвульсиях.

«О черт! – Голова Кори шла кругом. – Это было… это было нечто!»

Уильям, расслабленный и как-то сразу потяжелевший, в изнеможении лежал рядом с Кори и тяжело дышал. Потом, приподнявшись, он взглянул на девушку и улыбнулся. И вдруг Кори увидела, как лицо зрелого мужчины, изрезанное глубокими морщинами, вдруг преобразилось, став сразу моложе лет на сорок.

– Я и представить– себе не могла, что такое может быть, – проговорила Кори.

– Дорогая моя мисс, я так тебе завидую! У тебя еще столько веселых годков впереди.

Кори коснулась его щеки:

– Но и ты в свое время порядком повеселился.

– Конечно, маленькая мисс. И надеюсь, пороху мне хватит еще надолго.

Наутро прибыл обещанный шофер. Кори, проснувшись на груди Уильяма, с трудом вылезла из постели и кое-как, совершенно сонная, оделась. Потом она проглотила первую чашку кофе.

– Ты ведь говорила, что это было пари? – раздался громкий голос из постели.

– Ну да. Ладно, дай мне пятицентовик или еще что-нибудь, чтобы это сошло за плату, – неуверенно предложила Кори.

И только оказавшись в лимузине, девушка почувствовала что-то тяжелое в кармане своей кожаной куртки. Вынув неизвестный предмет, Кори обомлела – это был толстый белый конверт.

***

Зарядивший с самого утра дождь наконец-то прекратился, но, несмотря на обеденное время, кафе «Валетта» выглядело пустынным. Играла музыка, и лучи полуденного солнца, пробивавшиеся сквозь окна, приятно грели обнаженные руки Шеннон Гаррет.

Она похлопала рукой по пухлому конверту:

– И что ты собираешься делать с этой кучей бабок?

– Что? – переспросила Кори, очнувшись от своих мыслей. – А, с деньгами? Я еще не знаю. Как-то не думала об этом.

Шеннон неохотно поднялась:

– Мне, пожалуй, пора в контору. Я опаздываю. Знаешь, Кори, то, что случилось…

Кори покачала головой:

– Я никак не могу об этом забыть! И знаешь, Шеннон, если мне представится случай, я, пожалуй, снова пойду на это.

– Но мы же не будем продолжать наш спор! – запротестовала Шеннон.

– Что, струсила? – прервала ее Кори. В ее, цвета синего неба, глазах читалась насмешка.

– Да нет, но…

Надя Кей загасила тонкую сигарету и сказала:

– Я не припомню, когда еще в последний раз я так живо все переживала. Погоди, Шеннон, не уходи еще. У меня есть одна мысль. Помнишь, я говорила тебе по телефону?

– Похоже, она мне не понравится. – Шеннон стояла рядом со столиком, глядя на подружек, с которыми заключила пари.

Надя откинулась на спинку стула. Кори с тревожным ожиданием смотрела на старшую подругу.

– Итак… – Надя задумчиво убрала прядь золотисто-рыжих волос за ухо и, сняв солнечные очки, посмотрела на девушек. – Сначала Кори вызвала тебя на спор, Шеннон. Потом ты заключила пари с Кори, и со мной тоже. Я же лично пока ни с кем пари не заключала. Мне кажется, будет честно, если теперь я заключу пари с каждой из вас. Эта игра еще не закончена!

Глава 4

Из дверей соседнего дома доносилась музыка. Она перекрывала звук телевизора. Шеннон вздохнула. «После стольких сцен, которые я устраивала Тиму, я не думаю, что имею право жаловаться. По крайней мере сейчас». Шеннон взяла дистанционный пульт и сделала погромче вечерний выпуск новостей.

Однако новости проходили мимо ее ушей.

– Ну что, Шеннон, как прошел твой день? – спросила она себя. Ее голос гулко прозвучал в пустой комнате. – На прошлой неделе я порвала со своим женатым любовником, потом обедала с подругами, вернулась в офис, сделала несколько телефонных звонков, закончила работу и ушла пораньше. Затем подцепила совершенно незнакомого мужика и вволю натрахалась с ним. И мне это дело понравилось!

По узкой улочке восточного Лондона сновали машины. Пчела с жужжанием залетела сквозь открытую дверь в кухню, сделала несколько быстрых кругов и вылетела наружу.

«И я так спокойно говорю об этом!»

Она встала и прошла на кухню. Слишком жарко, чтобы что-нибудь готовить. Она налила себе стакан красного вина. Посмотрела назад в холл.

«Верно. Что бы там Надя ни говорила, а мы все выполнили наши пари. И это было очень мило. Но увы, пора возвращаться в реальный мир. Надо будет позвонить и сказать ей это. Я, пожалуй, даже не пойду вечером обсуждать с ними эту тему. Это же смешно, в конце концов!»

Шеннон поставила стакан, вошла в холл. Забралась на стул и начала снимать со стены репродукции Дега. Не слишком-то много у нее осталось от Тима после шести лет связи.

Против ее воли сценки воспоминаний побежали перед глазами. Как они занимались любовью в обеденный перерыв. Между ног вдруг стало тепло. Ей пришлось быстро поставить последнюю картину на пол, чтобы не уронить ее.

«И все-таки не верится: я первая сделала это на спор. Конечно же, больше я так не смогу! Ну а если Надя вдруг придумает еще что-нибудь этакое, сможем ли мы отказаться? Да что я говорю? – Шеннон остановилась и прижала ладони к пылающим щекам. – Пора вернуться в реальный мир, сказала я. А может, мне это так понравилось, что сейчас и самой страшно стало?»

В квартире Нади раздался звонок в дверь. Она выглянула в окно на втором этаже и увидела Шеннон, стоявшую на тротуаре. Та была еще в рабочем наряде, жакет висел на руке.

– Значит, ты все же пришла?

– Да, как видишь.

Надя высунулась и осмотрела улицу:

– Я думала, вы придете вместе с Кори. Шеннон пожала плечами. Она выглядела чуть смущенной:

– Я тоже так думала.

– Она нас не бросит.

Аромат роз, росших в ящике, подвешенном к подоконнику, ударил ей в нос. Одна сторона улицы, залитая вечерним солнцем, была пустынна. Только в самом конце, где она выходила на Бейкер-стрит, еще толпились обалдевшие от духоты пешеходы.

– Давай, поднимайся. – Надя нажала на кнопку замка парадной на первом этаже. – У меня уже готов чай со льдом.

Она исчезла в своей крошечной кухне и появилась в столовой с подносом со стаканами. Белые стены были непропорционально высокими для столь небольшой комнаты, но Надя любила свою квартирку в доме времен короля Эдуарда, хотя, конечно же, она была маловата для нее самой и для хранения товаров, еще не выставленных в магазине. На лестнице за дверью послышались голоса, один из них принадлежал Шеннон. Когда Надя открыла дверь квартиры, в нее ввалилась также запыхавшаяся Кори. Ее темные волосы взмокли от жары, обычно бледные щеки порозовели, а черное летнее платье измялось.

– Я всю дорогу от метро бежала! – Она плюхнулась на диван поближе к открытому окну. – Меня задержал телефон, когда я уже собралась выходить. Патриция! Я ведь уже больше не замужем за ее ублюдком сыном! Черт бы ее побрал! – Она схватила стакан ледяного чая с лимоном и выпила его залпом. Иней со стакана таял на ее пальцах.

Шеннон огляделась вокруг, очевидно, выискивая, куда повесить жакет, явно бывший модным годах в двадцатых.

– Брось его в спальне, – сказала Надя, – и садись к нам.

– Ну и как, вы выполнили свои задания, верно? – спросила Шеннон, вернувшись в комнату. – Мне просто не верится, что я сама вытворяю…

– Ты можешь и не делать, если не хочешь.

– Перестань обращаться с нами как с детьми! – Кори развалилась на диване. Она закинула ногу за ногу, скрестив руки на полной груди. Ее глаза возбужденно горели. – Держу пари, что тебе было вовсе не трудно – ты же думала, что иначе мы не сдержим наше слово!

Надя поставила свой стакан на пол.

– Именно так, Кори.

– Ладно, простите меня. Я разозлилась из-за Патриции. Мне лучше забыть Бена. – Кори виновато улыбнулась. – Теперь твоя очередь дать нам задание. Но я хочу, чтобы все было по-честному, настоящий конкурс – пусть у нас с Шеннон будет одно и то же задание, и посмотрим, кто с ним справится лучше.

– В этом-то и загвоздка. – Шеннон отвернулась от окна. – Как мы можем узнать, кто победил? Нам нужен объективный судья. Не кто-нибудь из нас. Мы могли бы… ну, я не знаю… пересказать наши пари, как гипотетические истории, кому-нибудь. – Она помолчала. – Как насчет Майкла?

«Ты заранее подумала об этом, – улыбнулась про себя Надя. – Поскольку он педик, то наверняка будет объективен».

– Шеннон, дорогая, я полагаю, ты предлагаешь еще одно пари?

Шеннон облизнула пересохшие губы. В знойном летнем воздухе от нее исходил легкий запах духов, смешанный с потом. Она сделала глубокий вдох и улыбнулась:

– Я ведь уже сказала: я сделаю все то же, что сможете сделать вы сами.

Надя протянула ей сложенный листок бумаги. Шеннон взяла его.

– Ну и дела! Надя, ты что, шутишь? Надя улыбнулась и сказала мягко:

– Это мое пари.

Шеннон вытерла вспотевшие ладони о хлопчатобумажную юбку.

– Покажи его Кори, – добавила Надя, – раз уж у вас будет одно задание в этот раз.

Кори вскочила и склонилась над плечом Шеннон, чтобы прочесть написанное.

– Ну ты даешь, Надя! Клянусь, что сама ты такого не делала!

– Я уверена, что у победителя достанет фантазии, когда наступит мой черед, – рассмеялась Надя. – Я жду вас на ужин, ну, скажем, через неделю?

Кори подпрыгнула на диване.

– Сегодня среда. Давай условимся на пятницу вечером. Спасибо за чай, Надя, я сматываюсь.

После ее ухода на минуту в комнате повисла тишина. Эхом отозвались звук хлопнувшей двери и стук каблучков по лестнице. Надя услышала, как Кори, насвистывая, зашагала по улице.

Надя взглянула на Шеннон. Подруга склонилась над бумажкой с неразборчивыми Надиными каракулями. С отсутствующим видом она потерла ледяной стакан, а затем размазала холодную влагу у себя на затылке и за ушами. На верхней губе выступили капельки пота.

– Хотела бы я знать, зачем Патриция снова звонит Кори? – сказала Шеннон в пустоту. – Она не любила Кори, когда еще была ее свекровью, так зачем же звонить ей сейчас, после развода…

– Ну, я думаю, они все еще ждут окончательного решения суда. – Надя ощущала терпкий вкус ледяного чая с лимоном. – Хм, в пятницу вечером. У тебя не так уж много времени. Я позову Майкла. Ты ведь придешь, Шеннон, верно?

Шеннон посмотрела на нее. На лице смешались возбуждение и страх.

– А действительно, приду ли я? – пробормотала она.

– Нет, – сказала Шеннон. – Меня сегодня не будет, Арабелла. Нет, у нас нечего делать до понедельника. Ребята не закончили еще ту статью о ночных клубах?

Поболтав еще несколько минут с помощницей, она сложила свой мобильный телефон и сунула его в портфель. Эхо музыки из «Ковент-Гардена» разносилось из-под стеклянной крыши театра. Голубь пропорхнул мимо головы, чуть коснувшись крылом ее волос. Она вздрогнула от неожиданности, сердце учащенно забилось.

«Сегодня пятница. У меня даже не осталось целого дня. Если я не буду шевелиться, то проиграю. И они скажут, что я сдалась!»

Надина записка была краткой: «Ты должна трахнуться сразу с двумя незнакомцами».

Когда Шеннон представила себе это, она заерзала на стуле. Ее шелковые трусики тут же увлажнились.

«Как мне найти кого-нибудь – да и не одного к тому же, – кто сразу захотел бы? Как это сделать?»

Она посмотрела вокруг себя в кафе под открытым небом. Сплошные туристы. Мужчины в джинсах и майках, женщины в полотняных платьях. Шеннон пробежала глазами по застежкам вытертых джинсов.

«А вдруг удастся подхватить кого-нибудь, кто не говорит по-английски?»

Она фыркнула, но замаскировала смех под кашель. Мужчина, сидевший за соседним столиком, посмотрел в ее сторону, встретился с ней глазами и продолжил оживленно болтать с собеседником, изредка поглядывая на нее.

Шеннон почувствовала, как одна из босоножек на высоком каблуке соскользнула у нее с ноги. Она наклонилась, чтобы поправить ее. Шелковая блузка, расстегнутая наверху, на мгновение открылась, явив миру кружева ее лифчика и нежную теплую ложбинку между грудями.

Шеннон снова медленно села.

Взгляд мужчины вновь упал на ее лицо.

За соседним столиком сидели двое мужчин. Одному, который исподволь поглядывал на нее, было около сорока, не более того. От него исходило ощущение властности. Чисто выбритый, с ухоженными руками, со вкусом одетый. Когда он повернулся к своему собеседнику, она осмотрела его сзади. Хорошо сшитый костюм плотно облегал его сухощавую фигуру. Она уловила аромат дорогого одеколона и чуть заметный запах мужского пота.

Его собеседник был значительно моложе, широк в плечах и хорошо подстрижен. Пиджак был небрежно брошен на спинку стула. На рубашке под мышками проступали пятна пота. Он сидел с затравленным видом. На столе между ними были разбросаны бумаги и лежали два ноутбука.

Она увидела, как старший мужчина откинулся назад с выражением крайнего самодовольства.

«Я знаю, как я это сделаю, – подумала Шеннон. – Я точно знаю, как поступить».

У нее пересохло в горле, когда она поднялась. Автоматическим движением она разгладила свою полотняную юбку. Жакет небрежно свисал с ее плеча. Проходя мимо их столика, она незаметно нажала на кнопку замка портфеля.

– Ах! – Бумаги посыпались к ее ногам и на соседний столик. – О, простите меня, пожалуйста!

– Ну что вы, не беспокойтесь! – Старший мужчина собрал бумаги и отдал ей, а она запихнула их обратно в портфель. Он откинулся на спинку стула, и их взгляды вновь встретились. В уголках его глаз собрались морщинки смеха. – Мы с Джеймсом как раз покончили с делами. Я могу предложить вам чего-нибудь выпить?

Шеннон выдержала паузу. Молодой человек с зардевшимися от смущения щеками пробормотал невнятные извинения и собрался встать. Шеннон присела на один из стульев, загородив ему дорогу.

– Что ж, я не против, – согласилась она. – Просто грех в такой день идти обратно в контору. Чуть-чуть вина, пожалуй.

– Эдвард… – Молодой человек выглядел взволнованным.

Однако темноволосый бизнесмен экспансивно всплеснул руками.

– Мы могли бы устроить длинный обед. – Он по-прежнему не отрывал глаз от ее лица.

Шеннон слегка повела плечами. Ее грудь натягивала шелк блузки.

Хорошо подстриженный джентльмен по имени Джеймс уселся обратно. Светлые брови придавали его лицу испуганное выражение.

– О да, верно. Я знаю здесь поблизости один паб. У него есть задний дворик с садом. Там никогда не бывает много народу.

Шеннон кивнула:

– Вот и отведите нас туда.

Вслед за молодым человеком они с Эдвардом прокладывали себе дорогу сквозь толпы гуляющих у «Ковент-Гардена». Она просто физически ощущала присутствие шагающего за ней человека. Когда они проталкивались сквозь плотную массу туристов и его мускулистое бедро слегка коснулось ее зада, она не отстранилась. Говорить среди городского шума было невозможно. Она без улыбки оглянулась на него через плечо.

Его лицо также оставалось бесстрастным.

Пройдя несколько улиц, они наконец нашли паб. После яркого солнечного света Шеннон была почти ослеплена царившим в нем полумраком. Она сразу же направилась к открытой двери, ведущей в задний дворик. Высокие каблуки босоножек заставляли ее следить за своей походкой, выставляя для равновесия грудь вперед и отставляя зад. От сознания, что она привлекает их внимание, ее вдруг обдало жаром.

– Вот сюда, пожалуйста, – произнес Эдвард ровным, хорошо поставленным голосом. Под его взглядом она вышла на небольшой, окруженный стеной задний дворик, где едва был слышен шум уличного движения; откуда-то доносилась тихая музыка.

– Я заказал нам «Пиммз» и шампанского. – Белокурый молодой человек был взбудоражен и ужасно потел в своем костюме.

Шеннон улыбнулась и села на деревянную скамью. После секундного колебания он тоже сел.

– Как вас зовут? – с трудом выговорил он.

– Илэйн, – ответила она без колебаний. Это было ее второе имя: Шеннон Илэйн Гаррет.

– Если вы не возражаете, – сказал он, – я сниму пиджак.

– Почему же нет? – Эдвард тоже скинул пиджак и повесил на спинку стула, который он притащил к концу стола. – Сегодня действительно ужасно жарко.

Они болтали о том о сем. Часам к трем Шеннон осознала, что вот уже больше часа в садике никто не появлялся.

– Я подозреваю, что если мы хотим еще чего-нибудь, нам придется пойти и заказать самим, – произнес Эдвард. – Сами они сюда не выйдут.

Шеннон оглядела окружающие их кирпичные стены без окон, заросшие зелеными ползучими растениями, в которых лениво жужжали пчелы. Сладковатый запах жимолости достиг ее ноздрей.

Эдвард вальяжно откинулся на своем стуле и широко расставил ноги. На ширинке его брюк совершенно определенно обозначился бугорок. Под мышками расплывались влажные пятна пота. От него несло настоящим мужским духом. Несмотря на разбиравший ее смех, Шеннон видела, что после прихода сюда он пил очень мало, все время наблюдая за ней. Как бы не отдавая себе отчета, она встала с деревянной скамьи. Ее полотняный жакет соскользнул с плеч и упал на землю. Она одернула шелковую блузку, проведя ладонями от груди вниз по гладкому животу.

– Эдвард, мне, пожалуй, пора уже возвращаться, – нервно заикаясь, с трудом выговорил Джеймс. Он был немногим старше Шеннон. Она твердо встретила взгляд его голубых глаз и долго выдерживала его.

– Не нарушайте нашу компанию, – произнесла она чуть охрипшим голосом.

У Джеймса была крепкая спортивная фигура игрока в сквош, ей нравилось наблюдать за игрой его мускулов, когда он закатывал рукава рубашки. Золотистые волоски на его руках были подсвечены солнцем, лучик солнца блеснул, отразившись от металлического браслета его часов.

Шеннон вновь уселась на скамью. Край юбки задрался, обнажив верх тонких чулок и подвязки.

– Я всегда думала, что чулки прохладней, чем колготки в такую жару, – заметила она. – Но мне все равно жарко.

Она была совершенно трезва. Большая часть вина из бокала попала в траву за столом. Она натянула юбку на колени.

– Я бы их вообще сняла, вы не против?

– Да, конечно же, снимите их, Илэйн, – тут же одобрил Эдвард. На его лбу выступил пот.

«Я их, конечно, сниму, – подумала Шеннон с ощущением полнейшей раскрепощенности. – Я – Илэйн, я могу делать все, что мне вздумается, все равно я этих мужиков больше никогда не увижу».

– Но это же будет неприлично! – поспешил заметить молодой человек. – Лично мне всегда нравились чулки… на женщинах, я хотел сказать, ну, в общем…

– Но ведь сейчас так жарко! – Шеннон расстегнула еще одну пуговицу на блузке. Кремовый шелк прилип к ее влажной коже. Теперь, если она резко дернется, блузка просто спадет сама собой.

Она, нарочито неторопливо, повернулась на скамье, вытянула одну ногу, коснувшись травы пальцем. Прозрачные чулки поблескивали в лучах солнца. Она обхватила пальцами колено и медленно провела ими вверх по ноге, понемногу поднимая край юбки.

– Ну очень жарко…

Теперь ее пальцы, дойдя до верха чулка, скользили уже по прохладной коже ляжки. Юбка задралась совсем, вновь обнажив подвязку.

Она склонилась вперед, и блузка полностью распахнулась. Очертания полных грудей, поддерживаемых кружевным шелковым бюстгальтером, обрисовались в солнечном свете. Мелкие капельки пота жемчужно блестели в ложбинке между ними. Не изменяя положения, она подняла глаза на мужчин, сидящих по обе стороны от нее.

– Мне… э-э-э пора идти, – с трудом выговорил Джеймс позади нее. У него на коленях лежал портфель, закрывая ширинку.

Шеннон посмотрела на Эдварда. Отстегивая одну из подвязок, она перевела взгляд с лица на брюки. Его лицо оставалось бесстрастным, однако ярко выраженная эрекция натягивала молнию на брюках, на черной ткани четко вырисовывалось нечто толстое и длинное. Он даже не пытался скрыть свое возбуждение.

– Джеймс, – произнесла она, – помоги мне с этим делом.

– Хм…

– Вот здесь. – Она подтянула юбку вверх на бедре, обнажив еще одну белую подвязку. – Подойди сюда и помоги мне расстегнуть это. Будь хорошим мальчиком.

Эдвард громко прыснул от смеха. Возможно, это побудило молодого человека к действию. В его глазах появилась твердая решимость.

Он положил портфель на стол и опустился перед Шеннон на колени. Ширинка его брюк натянулась, что-то под ней толстело, разбухало, и казалось, что она вот-вот лопнет. Шеннон провела кончиком языка по пересохшим губам.

Дерево скамьи стало теплым под ее лоном, трусики между ног постепенно увлажнялись по мере того, как она, поворачиваясь, все больше обнажала ногу. Как загипнотизированный молодой человек двумя пальцами отстегнул подвязку.

– Там сзади есть еще одна. – Шеннон села на скамью верхом и наклонилась всем телом вперед, придавив животом и грудью гладкую поверхность скамьи. Одну руку она закинула за спину и задрала подол юбки.

Она легла на скамейку лицом вниз. Ее набухшие от возбуждения груди выпирали из ставшего вдруг тесным бюстгальтера.

Все тело покрылось гусиной кожей, когда она почувствовала, как жесткие неловкие пальцы Джеймса принялись теребить застежку подвязки на ее ляжке. Наконец она услышала щелчок расстегнувшейся застежки. И тут же почувствовала, как его руки начали скатывать чулок вниз по ноге.

Солнце ласкало ее обнаженную плоть. В воздухе стоял тяжелый, обжигающий запах жимолости. Она кожей ощутила взгляд старшего мужчины.

– Эдвард… – Она провела рукой по кружевной кайме чашечки бюстгальтера. – Здесь так жарко, что мне просто не по себе…

– Я тоже ощущаю некоторое неудобство, – произнес он хрипло. Он сидел совершенно вертикально, прямо-таки портрет образцового бизнесмена. С серьезным видом он указал на свою ширинку: – Может, мне было бы… э… гораздо свободнее…

Шеннон протянула руки, ухватилась за край скамьи и подтянулась на животе, упираясь тугой грудью в твердую древесину. Соски ее грудей, до боли стиснутых бюстгальтером, набухли и затвердели.

И другой ляжкой она вдруг ощутила прохладное дуновение воздуха. Руки молодого человека разбирались с ее подвязками там. От его прикосновений кожа ее покрывалась мурашками.

Поскольку она нагнулась к краю скамьи, ее бедра приподнялись.

– Сделай же что-нибудь… – Она подняла голову и посмотрела через плечо. Джеймс оседлал скамью позади нее. Небольшое влажное пятно расплывалось на его брюках в том месте, где рвущийся наружу член выплакал капельку жидкости. Его бицепсы спортсмена дрожали от напряжения.

Умирающая от желания Шеннон уперлась кончиками пальцев ног в землю и приглашающе оторвала зад от скамьи. Промежность ее трусиков сочилась влагой.

– Ну же, давай! – повторила она.

Она не стала дожидаться, пока он начнет действовать. Теперь, лежа на краю скамьи, она могла дотянуться до стула Эдварда. Шеннон ухватилась обеими руками за стул и уткнулась лицом ему в колени.

– Я тебя высосу досуха. – Ее рот почти касался ширинки, а влажное дыхание овевало промежность. Он зарычал, ухватился обеими руками за металлические ручки стула и непроизвольно дернулся бедрами, прижавшись ширинкой к ее лицу.

Шеннон вытянулась струной и ухватила ртом его укрытый материей член. Он задохнулся. Она медленно протянула руку и расстегнула верхнюю пуговицу. Затем взялась за молнию и попробовала потянуть ее вниз.

– Ох! – Ее ягодицы вдруг обдало прохладным воздухом.

Невидимые руки ухватили ее за юбку и резким движением задрали подол на спину. Затем она почувствовала, как Джеймс стянул в кулак ее трусики. Секунда болезненного ожидания, и он резко сдернул их. Раздался треск разрываемой ткани.

Он просунул руку ей между ног под живот и одним движением приподнял над скамьей. Босоножки с высокими каблуками болтались в воздухе. Теперь она опиралась на скамью только грудью и верхней частью торса. Одной рукой она вновь ухватила молнию на брюках Эдварда, другой держалась за его стул.

Головка члена коснулась ее вагины. Она дернулась, затем вновь замерла, упершись в скамейку. Одним движением она спустила молнию на брюках Эдварда. Массивный член вырвался на свободу. Ее лицо погрузилось в упругие темные волосы, а язык нырнул в потную расщелину между мошонкой и телом. Он подался всем телом вперед. Горячим языком она вылизывала ему кожу за мошонкой, между ногами, ощущая вкус соленого пота. Эдвард застонал.

– О, скажи же мне, что ты со мной сделаешь? Не бойся, матерись!

– Я отсосу тебя до конца. Я заглотну твою палку и стану лизать и сосать ее, пока ты не кончишь у меня во рту. А тем временем твой приятель трахнет меня в зад. Он отдерет меня на всю катушку, а я отсосу тебя досуха. У-ф-ф!

Джеймс обхватил ее за талию и уперся жестким стержнем в ее влагалище. Шеннон подалась назад. Головка члена с трудом протиснулась сквозь передние губы, затем выскочила наружу, вновь вошла и вышла – с чавканьем и хлюпаньем.

Шеннон продолжала водить языком от корня до головки детородного органа Эдварда, с жадностью вдыхая его мускусный запах. Костяшки пальцев, вцепившихся в стул, побелели. Ее алчущие губы обхватили сначала головку, а затем заглотнули весь набрякший ствол, заработавший подобно поршню. Пот запачкал ее белую юбку, собравшуюся складками на спине. Шеннон лишь мельком увидела налившееся кровью лицо Эдварда и слипшиеся от пота волосы.

– Сейчас я тебя отдеру! – прохрипел он. – Джеймс, поддай ей жару! Засади ей поглубже. До самой матки! Сейчас же!

Сзади Джеймс шуровал своим шкворнем в ее влажном ноющем влагалище. Она на секунду замерла, привстав на цыпочках, приноравливаясь к его ритму. А затем, уловив момент, когда он опять вошел в нее, принялась сосать в том же темпе. Объемистый стержень в ее влагалище и вздувшийся член у нее во рту слились в одно целое, в одно не изведанное никогда ранее ощущение: она имела и ее имели. Толчок сзади, глоток спереди – ритм завораживал ее, так могли незаметно пролететь минуты или даже часы.

Мускулистые бедра Джеймса с силой ударялись о ее ягодицы, руки обхватили ее торс, мошонка билась о промежность. Набухший фаллос у нее во рту затвердевал, увеличиваясь в размере, раздирая ей рот.

Ее вагина вдруг сжалась, задержав в глубине член стоящего сзади, одновременно она полностью заглотнула член переднего мужика.

Эдвард громко вскрикнул и кончил сильной струей прямо ей в рот. Его возбуждение ускорило ее собственный оргазм, и, сжавшись в последнем усилии, она почувствовала, как Джеймс с воплем выплеснул поток семени в ее алчущую, жаждущую вагину. Обессиленная, истекающая потом и соками, она забилась в судорогах на скамье и в изнеможении уронила голову на колени Эдварда. Джеймс, тяжело дыша, растянулся вдоль ее спины. Только сейчас она по-настоящему ощутила жару: солнце, возбужденные тела, пот, семя удовлетворенных мужчин.

Ее юбка на шелковой подкладке была измята и скручена вокруг талии, блузка расстегнута. Одна грудь гордо высовывалась из чашечки бюстгальтера, другая еще была укрыта кружевами и шелком. Один чулок и босоножка исчезли. Теплый воздух шелком обволакивал ее обнаженные ягодицы. Лоскуты, бывшие когда-то ее трусиками, валялись на траве рядом с деревянной скамьей.

Сшитые на заказ, измятые брюки Эдварда потемнели от пота и были измазаны спермой. Его грудь все еще учащенно вздымалась и опускалась. Щека Шеннон еще покоилась на его бедре. Джеймс всем своим весом лежал на ней. Пуговицы на его рубашке были выдраны с корнем, а брюки висели на щиколотках. На нем были красные шерстяные носки.

И это в разгар лета! Шеннон прыснула. Великолепное тело, а все остальное просто позорно. Она встретилась с ним взглядом и снова хихикнула, испытывая полнейшее блаженство. Она еще раз насладилась зрелищем обнаженного тела, бедер и мокрого, сразу съежившегося члена. Соски снова начали затвердевать.

«А ведь мою грудь никто из них так и не отсосал, – подумала она мечтательно. – Надо бы сейчас им сказать об этом…»

Невдалеке послышался бой часов.

– Ну это ж надо! – воскликнула Шеннон. Она вскочила, бесцеремонно спихнув Джеймса на траву. Тот что-то проворчал, скорчив недовольную физиономию. – Уже поздно, – сказала она. – Мне пора идти.

Глава 5

В наступившей тишине Надя открыла еще одну бутылку вина. Майкл Морган милостиво позволил наполнить его стакан. Это был пухленький молодой человек, как всегда элегантный в синих джинсах и сшитой у дорогого портного рубашке.

– Ну, это было нечто, Шеннон! – воскликнул он восхищенно. – Я знаю крутых мужиков, которых бы это завело!

– Вольное изложение одного из писем, которые навалом приходят к нам в редакцию, – невозмутимо произнесла Шеннон Гаррет.

Надя перехватила ее взгляд и усмехнулась.

– А как насчет того, чтобы теперь послушать мою историю? – Голос Кори прозвучал чуть приглушенно. Она стояла на коленях на подоконнике, наполовину высунувшись на улицу. Затем выпрямилась и удовлетворенно кивнула: – Мне отсюда видно, он на месте. И пусть это всего лишь «Хонда-350», которая старше моей бабушки, но это мой мотоцикл, и мне он нравится.

Майкл поднял свой стакан:

– Как насчет истории с мотоциклистом? Возможно, мне она придется больше по вкусу.

– Забавно, что именно ты это говоришь, Майк. – Она уселась на подоконнике, свесив ноги в комнату. – Я могу рассказать, как все случилось. Как это случилось со мной, я имела в виду. Ну что, начинать?

– Конкурс любовных историй. – Майкл допил свое вино и передал стакан Наде. – Давай стартуй.

Кори подняла одну ногу на подоконник. На ней была длинная, ниже колен, майка, одолженная у Нади, надетая поверх бюстгальтера и обтягивающих шортиков. Ее кожаные причиндалы висели в ванной комнате, поскольку только там можно было еще найти свободный крючок.

– Ладно. – Кори убрала с лица спутанные черные волосы. – Который сейчас час? Значит, скажем… сутки тому назад я возвращалась на мотоцикле после съемок в Мидленде. Уже почти стемнело. Вы себе представляете, каково это – долго ехать на мотоцикле летом, да еще одетой в эту чертову кожу, потеешь адски. Короче, зарулила я на какую-то станцию техобслуживания, не знаю уж какую.

– Нет каких-нибудь уточняющих деталей? – поинтересовался Майкл.

– Если б я сама знала, то уж непременно сказала бы. И вообще, кто рассказывает историю – ты или я? Так что заткнись: все будет действительно лихо.

Она спустила ноги с подоконника, подошла к столу и плюхнулась в кресло между Надей и Майклом, глядя на них ясным чистым взором.

– Можете себе представить, мне жуть до чего хочется трахнуться, я вышла на охоту. Но мне нужен не просто мужик. При таком настрое одного мужика мне мало.

В общем, заехала я на эту станцию. На западе еще были видны оранжевые отблески, но солнце уже практически село. Небо над головой было темным. И на станции все огни горели. Я не слишком хорошо узнавала место.

Потом только врубилась, что я и не могла его узнать. Я проскочила мой поворот и не попала на нашу парковку для машин и мотоциклов. Я оказалась на стоянке тяжелых грузовиков-дальнобойщиков и всяких коммерческих автомобилей. Вот почему все вокруг казалось незнакомым. Когда я скинула с головы шлем, то увидела просторную, плохо освещенную забетонированную площадку, вдали виднелись огни заправки. Со стороны шоссе доносился шум машин, чувствовался запах машинного масла и дизельного топлива и даже запах готовящейся еды в кафе при заправке. Но выглядело все это так, будто я припарковалась где-то по меньшей мере в миле от чего-либо или кого-либо.

Здесь все плохо смотрится, говорю я себе. Я-то думала попасть на заправку и присмотреть пару подходящих мужиков. А тут вокруг ни души.

Только я решила завести мой драндулет и рвануть в более подходящее место, как послышался рев мотора и ярчайший свет галогенных фар ударил мне прямо в глаза. Меня просто ослепило! Я прикрыла ладонью глаза от света.

И тут раздается голос: «Стойте, где стоите, сэр!»

Они не видели, что я женщина, ведь я была вся в коже. К тому же у меня короткая стрижка. Кстати, о коже: мне ужасно хотелось сбросить все с себя, так как я дико вспотела. С меня просто ручьем текло, когда я вела мотоцикл. Короче, я не знаю, что делать, и просто тихо стою. Фары погасли, но это не помогает, я все еще ослеплена.

Следующее, что я чувствую, это что кто-то хватает меня за плечи, разворачивает и выталкивает к машинам, которых я даже не разглядела в темноте. Кто-то берет меня за руки и кладет их на капот машины. Кто-то сапогом расталкивает мои ноги, так что я стою, наклонившись вперед и широко расставив ноги. Затем мужские руки похлопывают меня по рукам и ногам сверху вниз.

Этот же голос произносит: «Он чист. У него все в порядке!» Потом его рука поднимается вверх, он хлопает меня между ног и вдруг отдергивает руку как ошпаренный.

Я оборачиваюсь. К тому времени я вновь обрела способность видеть. И вижу я, что стою около темного джипа и что человек напротив меня одет в камуфляжную светлую куртку и темные брюки. И в мерцающем свете я могу разглядеть, что он покраснел как рак.

– Уф, простите меня, мэм, – говорит он. – Я сразу не сообразил.

У него американский акцент, он высок, не меньше шести футов и двух-трех дюймов, и широк в плечах. Еще я вижу, что он яркий блондин, но только так коротко подстрижен, что выглядит как полисмен.

Слышен голос другого американца: «Что у тебя там, Гэри?» Второй солдат появляется рядом с джипом. И я понимаю, почему я его не сразу разглядела: это афроамериканец. И темнокожий парень выше белого на добрых четыре дюйма. Он смотрит на мотоцикл, затем на меня. Вроде заинтересовался. Снова осматривает с ног до головы, задерживаясь взглядом на груди.

Теперь, когда мои глаза привыкли к полутьме, я вижу кучу военных машин. Целая колонна, что ли? Похоже, что только эти двое остались с машинами. Оба они рядовые, не офицеры. Остальные, я думаю, где-нибудь жрут.

Я смотрю на второго парня и могу сказать, что он столь же здоров, как и высок, настоящая гора мускулов.

– Значит, парковка в неположенном месте, э? – говорит он.

На черном парне нет военной куртки, только камуфляжные штаны и майка с короткими рукавами того же американского камуфляжного образца. Черт, до чего же хорошо сидит на нем эта форма! Его волосы тоже коротко острижены, но мне они кажутся какого-то неописуемо каштанового цвета.

– А может, я как раз и припарковалась в нужном месте!

Парни переглянулись, а затем уставились на меня. Первый парень, Гэри, спрашивает:

– Чего же вам нужно, мэм?

Я медленно осматриваю его с ног до головы. Мне становится жарко. Вокруг ни души, но я не знаю, как скоро может вернуться кто-нибудь из остальных. Я смотрю ему прямо в глаза и говорю:

– Мне нужен мужик с большой елдой в штанах, достаточно большой, чтобы удовлетворить меня. Как вы полагаете, у вас есть то, что мне нужно?

Выражение крайнего изумления на его лице совершенно прелестно. Я вижу, как черный парень начинает лихорадочно рыться в карманах в поисках бумажника. Я знаю, о чем он думает.

– Мне не нужны деньги, – говорю я. – Мне нужен мужик, который был бы достаточно мужиком для меня, а таких я еще не встречала.

Они смерили друг друга взглядами. И я уверена, еще секунда – и один скажет другому, чтобы тот проваливал. Мне не нужна здесь драка, и я не хочу, чтобы кто-либо из них ушел.

Я и говорю Гэри:

– Почему бы вам с приятелем не устроить небольшое соревнование? Я беру вас обоих. И держу пари, что ни один из вас не сможет заставить меня кончить.

Мне действительно очень жарко в моей байкерской коже. Майка взмокла от пота, хоть выжимай. Пока они стоят, онемевшие от изумления, я расстегиваю молнию на куртке. Она распахивается. Вечерний воздух кажется холодным для моей влажной кожи. Я опускаю глаза вниз и вижу, как трикотажная ткань майки облепила мою грудь, подчеркивая стоящие торчком соски. Я стаскиваю с себя куртку и бросаю ее на мотоцикл вместе со шлемом. Я вижу, что они оба уставились на мою грудь. Вот тут я действительно почувствовала, что между ног у меня становится горячо. Я вполне созрела, чтобы заполучить одного из них прямо туда.

– Ну так как? – говорю им я.

Тогда выступил чернокожий:

– Видите ли, мэм, все это довольно странно, но мы вам должны сказать одну вещь…

А его приятель Гэри и говорит:

– Ты, конечно, ничего себе штучка, но если просто потрахаться, то мы в общем-то не по этому делу. Вот разве что ты нам зад подставишь, тогда мы твои люди.

Тут я упираю руки в бока, меряю их взглядом с ног до головы и заявляю:

– Я-то выдержу все, да только вы, слабаки, похоже, ни на что не годитесь, верно?

Как я задумала, так и вышло. Громила Гэри подходит, хватает меня за запястья, заводит их мне за спину и разворачивает меня. Таким манером мы движемся прямо к джипу. Мои байкерские сапоги цепляются за гудрон, меня заносит, я с трудом держусь на ногах, но не жалуюсь. Похоже, мои старания возбуждают их. Когда я спотыкаюсь и Гэри наталкивается на меня, я спиной чувствую громадный бугор у него в штанах. Это заводит и меня тоже, моя лохматка тут же становится влажной.

Гэри невероятно силен. Когда он толкает меня лицом вниз на капот джипа, то удерживает меня всего лишь одной рукой. Я не могу выпрямиться, так как он по-прежнему держит мои запястья за спиной. Тем временем я чувствую другую руку, это второй солдат, чернокожий. Он встал на колени рядом с джипом и пытается просунуть руку мне между ног. Мои ноги непроизвольно сомкнулись, но ему не это было нужно. Он дотянулся до застежки моей молнии и потянул ее вниз. Кожаные штаны вдруг свободно упали к моим ногам.

Что-то твердое уперлось мне в ногу. Я хочу закричать, но у меня перехватывает дыхание. Но тут Гэри освобождает мои запястья и кладет мои руки на капот джипа.

– Ну! Теперь только держитесь, мэм! Сейчас я засажу вам прямо в ваш прелестный маленький зад.

– Но я же еще не готова! – воплю я, заглядывая через плечо и с трудом держась за джип. Я вижу черномазого солдата, который зачерпнул полную горсть чего-то темного и липкого, очень похожего на машинную смазку. Я слышу, как оба они возятся позади меня. Один из них стягивает с меня трусики, а другой залепляет мне прямо между щечками моей задницы целую горсть смазки.

Она жутко холодная, но я держусь и не кричу. Они обеими руками трудятся над моей расселиной. Скоро становится теплее. Жесткие пальцы круговыми движениями размягчают и дразнят края моего отверстия, запихивая в него смазку. Я касаюсь голыми ляжками металла машины. Если бы я потерлась сейчас своей мохнаткой об их ноги, я бы кончила, как последняя сучка. Жар между ног становится невыносимым.

Две жирные от смазки руки скользнули мне под майку и ухватили меня за грудь. Сколь тверды мои соски, столь же нежны руки. Кто-то массирует мою грудь, пока мне не кажется, что я вот-вот сойду с ума. Тогда он произносит:

– Она созрела, Джонни.

Руки исчезают. Я по-прежнему распластана на капоте машины. Палец мужчины легко проникает в мой анус. Он скользит туда и обратно, туда и обратно, поначалу медленно, затем все быстрее и быстрее по мере того, как мое отверстие становится свободнее. И вот уже там не один палец, а два. Я не знаю, чьи они, Гэри или Джонни или обоих мужиков сразу. Я все больше наклоняюсь вперед.

Две огромные ручищи хватают меня за бедра. Шишка распаленного члена тычется в мой анус. Поначалу она не пролезает. Тогда я расслабляюсь, и толчком он врывается в меня, едва не поднимая мое тело над джипом, за который я с трудом цепляюсь обеими руками. Мощная елда таранит мой зад, почти отрывая меня от земли. Жаркая волна бежит по всему моему телу. Меня однажды уже трахали в зад, но такого еще не было. Я чувствую себя совершенно беспомощной.

А он все долбит, и я уже с трудом удерживаюсь– на цыпочках. Я оглядываюсь через плечо. Как я и думала, это Гэри. Мне виден его живот, прижатый к моей заднице, и блестящий ствол фаллоса, когда он выдергивает его.

И тут я вижу, как Джонни пристраивается позади Гэри. На его лице появилась гнусная ухмылка, а рука полна этой самой смазки. Он стягивает брюки Гэри, спуская их до самых лодыжек. А тот даже не сбивается с ритма. Только на секунду отрывает меня от земли, когда Джонни влепляет ему пригоршню смазки сзади между ног. Влага прямо-таки сочится у меня между ног, и мне хочется ну хоть что-нибудь засунуть туда. Зато задница моя заполнена до отказа, и я знаю, что могу кончить в любой момент.

Джонни занимает позицию сзади белого громилы и пригибает его ко мне. У него тяжеленное, пышущее жаром тело. От него разит потом и машинным маслом. Я ощущаю мощный толчок, когда черномазый засаживает Гэри сзади, елда Гэри вздувается до такой степени, что кажется, мне больше не выдержать, однако я держусь! Н кидаю взгляд через плечо и вижу такую картинку: меня трахает в задницу белый, коротко стриженный верзила, а его, в свою очередь, сношает в зад черномазый великан еще большего роста. Их руки с рельефными напряженными мускулами блестят, покрытые потом. Джонни тянется через Гэри, достает-таки мою грудь своей ручищей и больно стискивает ее. Это да еще вид сношающих друг друга мужиков оказывается последней каплей, и я взрываюсь, раз за разом кончая в таких конвульсиях, что елдак Гэри выскакивает из меня. Джонни также кончает в заднице Гэри с таким могучим толчком, что тот валится на меня. Я едва успеваю обернуться и подхватить его член, и Гэри спускает прямо мне в ладони.

И вот я сижу, запыхавшись, на маслянистом бетоне, опираясь спиной на джип. Шероховатый бетон холодит мою голую задницу. Кожаные штаны комком лежат на лодыжках. Холодный вечерний воздух освежает мою насквозь промокшую майку. Громилы, тяжело дыша, опускаются по обе стороны от меня. По лицу белого струятся ручейки пота.

И тут черномазый говорит:

– А я думал, у нас тут состязание.

У него глубокий, низкий голос, я ощущаю его вибрацию кончиками пальцев на ногах. Я положила руку на его громадную грудь. А он не так уж и запыхался, да и вспотел лишь слегка.

– Я готов по первому зову, мэм, – говорит он.

Я смотрю на его камуфляжные штаны. Ширинка расстегнута. Его черный, еще не просохший член вывалился наружу, однако под моим взглядом вновь начинает набухать. Он, пожалуй, не меньше, чем у Гэри, а может, даже и больше.

Мошонка у Гэри вся в складках и не слишком волосатая. Он сидит по другую сторону от меня, обхватив ладонью свой достойный орган, тоже довольно осклабившись.

Я пытаюсь встать на ноги, опершись на их плечи. Коленки у меня дрожат. Вдали светятся огни заправки. Насколько я могу видеть, вокруг ни души. По ту сторону ограды, футах в сорока от нас, по шоссе с ревом проносятся машины.

Я снова склоняюсь на передок джипа. Металлический капот уже остыл. От неожиданности соски затвердевают. И вновь я ощущаю влагу между ног.

– Ну и чего же тогда вы ждете? – говорю я.

Джонни обходит джип и становится напротив меня, примерно в двадцати дюймах от моего лица.

– Я хочу, чтобы вы увидели то, что вы получите, мэм, целиком, без остатка!..

И он принимается дрочить свой член. В детстве ему сделали обрезание. Я вижу, что хотя в нем и добрых девять дюймов длины, зато он не слишком толст и идеально подходит для главной цели. Я устраиваюсь поудобнее на капоте джипа, выставив обнаженные ягодицы, а черномазый верзила пристраивается спереди и сучит шелковисто-черной кожицей члена вверх-вниз, дабы довести его до должной кондиции.

Что-то раздвигает полушария моей задницы, горячие губы приникают к ней долгим поцелуем. Я распластываю груди по капоту, выставляю зад повыше, пытаясь как можно больше раскрыться. Большой горячий язык вонзается в мой анус. Он то выскакивает, то вновь пробивается вперед, стремясь проникнуть поглубже.

– Эй, парень, что ты там вытворяешь?

– Просто готовлю ее для тебя, малыш, – звучит голос Гэри позади меня.

Я слышу, как он сплевывает и затем размазывает слюну вокруг моего отверстия. Я ничем не могу помочь ему, я исхожу собственными соками, ручьем текущими у меня по ляжкам.

– А теперь отвали, – говорит ему Джонни.

Я поворачиваю голову и вижу, что он приближается ко мне сзади. Из штанов гордо торчит длинный твердый елдак. Он кладет руки мне на задницу.

– Мэм, у меня здесь имеется кое-что для вас!

– Ну так давай же его мне, да поскорее!

Его руки раздвигают мои задние полушария. Холодный воздух проникает в отверстие, в которое тут же упирается головка его обрезанного члена.

– Ну, поехали! – восклицает он и сильно поддает вперед.

Если бы Гэри не подготовил почву, я бы ни за что не смогла принять его. Я чувствую, как его ствол медленно, дюйм за дюймом, причиняя мне боль, продирается внутрь сквозь плотно сжатое кольцо. И вдруг боль уходит, и меня бросает в жар.

Пара крепких рук легла мне на плечи, прижимая меня книзу. И голос Гэри произносит:

– Тяни, малыш!

Пока Гэри давит мне на плечи, чернокожий солдат выдергивает свою елду, а затем лихо засандаливает ее мне обратно, да так, что я едва не взлетаю над землей. Так он и продолжает, все в том же ритме – туда-сюда, туда-сюда, и моя задница то раздается, заглатывая его член, то вдруг съеживается, когда тот оказывается на воле.

Гэри больше не жмет мне на плечи. Я запыхалась, дыхание со свистом вырывается из моей груди. Стиснув зубы, я пытаюсь не застонать или не закричать, нас могут услышать. Я посмотрела назад. Белокурый верзила стоит на коленях позади Джонни. Обеими руками он пытается удержать раздвинутые половинки его черной задницы, в которых зажато его лицо, и неистово шурует языком в его дырке, как будто завтра наступит конец света. Стоны Джонни отдаются у меня внутри. Все во мне горит и трепещет.

Тут Гэри встает, вновь сбрасывает свои камуфляжные штаны и вытаскивает на свет Божий свой восставший жезл с ярко-алым набалдашником.

– О, только не это, парень, ты оторвешь меня от дела! – взмолился Джонни.

– Давай, засади ему! – с трудом выдавливаю я. – Отжарь его хорошенько, пока он меня трахает!

Гэри пристраивается к заду чернокожего солдата. В свою очередь, чернокожий наваливается всем телом на меня. Я чувствую, что моя майка насквозь промокла от струящегося с него пота. Его мощное тело сотрясается в спазмах, когда Гэри наконец вздрючивает его.

Для меня это уж слишком, я кончаю снова и снова, затем сую руку под майку до клитора и кончаю уже по третьему заходу. В этот момент его член высвобождает в меня свой груз. Я заполнена под завязку, кажется, липкая влага сочится из меня отовсюду. Я дергаюсь всем телом под Джонни, но не могу стряхнуть его с себя и снова кончаю прямо под ним.

Гэри будто отбойным молотком долбит нас обоих, пока чернокожий не поддает ему задом особенно удачно, и Гэри наконец выплевывает в него весь заряд.

Мои коленки так трясутся, что я тихо сползаю с капота джипа и сваливаюсь на бетон бесформенным комком, оба верзилы тяжело пыхтят рядом.

Отдышавшись, я говорю им:

– Спасибо, парнишки.

Затем быстренько вскакиваю на ноги, натягиваю мои кожаные штаны и куртку, напяливаю шлем, седлаю мою «хонду» и сматываюсь прочь.

В квартире Нади пахло уксусом, томатной пастой и вином. Воздух налился тяжестью в ожидании грозы. Надя окинула взглядом своих сотрапезников. Обе женщины сидели, облокотившись на стол среди пустых тарелок, в поразительно схожих позах, мужчина откинулся в кресле.

– Ну как, мой рассказ будет получше, чем ее? – Кори показала пальцем на Шеннон.

На лице Майкла Моргана застыло мечтательное выражение.

– Этот был самый лучший. – Он окинул взглядом трех женщин. – Простите меня, но это так.

– Именно потому, что в нем есть военные с большими палками? – поддразнила Кори.

– Ну, насчет военных я могу такого порассказать, что вы не поверите. Впрочем, нет, я вас знаю. Вы-то как раз можете поверить. – Он улыбнулся, повернувшись к Наде: – Надо полагать, один из них был из порнофильма для геев?

– Я не знаю. Он из фильма, Кори? – спросила Надя с серьезным видом.

– Ну, что-то вроде того…

– Без сомнения, это лучший рассказ, я давненько таких не слышал. Ты уж прости меня, Шеннон. Кстати, он напомнил мне, – произнес Майкл еще несколько рассеянно, – что сегодня я обещал Симону вернуться домой пораньше. Так что, с вашего позволения, леди…

Вскоре Надя проводила чуть пошатывающегося Майкла до дверей. Она вернулась в комнату к пустым тарелкам и бокалам. Шеннон сидела положив ноги на другой стул. Кори поставила один бокал на другой, пытаясь удержать равновесие. Надя подошла и отобрала у нее бокалы.

Губы Кори скривились в усмешке. Прозрачные голубые глаза сияли на бледном лице.

– Вообще-то я не сразу смоталась на мотоцикле. Мы привели в порядок одежду, потрепались и только потом разбежались. Они оказались милыми парнишками. Так, значит, я выиграла пари, правда ведь? Я же поимела обоих парней.

– А меня прервали! – возмутилась Шеннон. – У меня было мало времени…

Черты ее лица исказились. Надя заметила, что привычное выражение некоторой чопорности начисто исчезло.

– Я знаю, что вам требуется, – продолжала Шеннон, – просто подойти к мужику и сказать: трахни меня. Или же заявить ему, что я его трахну. Вы хоть представляете себе, о чем я думала с Эдвардом и Джеймсом? Я думала, что, быть может, это были лучшие мгновения в моей жизни!..

. – А потом пробили часы, и ты превратилась в тыкву! – прыснула Кори.

– Да, я сначала сомневалась. Но потом я все же приняла ваше пари. И я вовсе не считаю, что проиграла, – с жаром запротестовала Шеннон. Ее чуть тронутое веснушками лицо зарделось.

Кори рассмеялась:

– А Майкл считает, что ты проиграла.

Надя смотрела на остатки салата на тарелках. «Мне надо вынести их на кухню». На ней был китайский халат зеленого шелка и бронзовые сандалии: цвета оттеняли ее медно-рыжие волосы. Ее кожа, покрытая легким загаром, блестела. «Я уберу посуду позже. После того, как расскажу им. Если вообще расскажу». Она подошла к окну и подняла стекла повыше.

– Майкл выслушал не все истории.

– Что ты хочешь сказать? Кори рассказала свою историю, а я – мою. – Карие глаза Шеннон широко раскрылись. – Ты нам чего-то не рассказала?

Надя с наслаждением подставила лицо под струю теплого воздуха, льющегося из окна. Легкий ветерок не мог даже чуть пошевелить тяжелые гардины. Пурпурно-фиолетовые облака теснились над крышами домов на юге в направлении Оксфорд-стрит. Вдали сверкнула молния.

Она мягко произнесла:

– Я собиралась устроить настоящий конкурс. Кори ударила кулаком в воздухе:

– Я поняла! Ты сама себе тоже дала задачку!

– Не может быть! – воскликнула Шеннон. Надя повернулась к ним. Ее глаза чуть сузились, в уголках глаз образовались морщинки. Ее полные губы раздвинулись в улыбке.

– Я полагаю, мне следовало сказать это Майклу, прежде чем он вынес свой вердикт между вами. Я не удержалась от соблазна попытать самой счастья, но, как это ни грустно, похоже, я выбрала не самый лучший путь…

Глава 6

Четверг. Вечер. Надя подала гардеробщику свое меховое боа в стиле двадцатых годов и собралась было уже подняться наверх, как вдруг столкнулась с высоким светловолосым мужчиной в смокинге.

– А, Надя, вот ты где! – воскликнул мужчина, поправляя свой галстук-бабочку.

– Оскар, как это мило с твоей стороны, что ты пригласил меня. – В ее голосе прозвучала нотка сарказма.

Он чуть смутился:

– Тебе раньше всегда нравились подобные приемы. Ну я и подумал, что пока Диана в Штатах… ну, словом…

– Словом, вместо того чтобы пригласить жену, ты решил пригласить свою бывшую жену. Это что-то новенькое. – Она взяла Оскара под руку и улыбнулась. – Какое счастье, что мы больше не женаты. Теперь твоя нетактичность вызывает у меня только смех.

Оскар невольно ухмыльнулся. Надя подняла голову и посмотрела на его красиво очерченные брови, модную стрижку и смущенное лицо. «А ведь через каких-нибудь пару минут, несмотря на вечерний костюм, он будет выглядеть как последний подзаборный бродяга. Но все же он по-прежнему остается самым презентабельным мужиком из всех, кого я знаю. И как хорошо все-таки, что я больше не хочу его!»

– Пойдем? – спросил Оскар.

Надя сжала его руку. Они поднялись по покрытым ковровой дорожкой ступенькам лестницы. Ее литые перила были густо украшены позолоченными завитками. Надя мысленно прикинула, сколько стоят портреты основателей гильдии времен королевы Виктории, висевшие на стенах. «Вряд ли их приобрели в качестве капиталовложений. Но тогда для чего же?»

– Мисс… Надя… Кей, – объявил мажордом в дверях зала.

– Оскар… Тревитик.

Ее объявляли далеко не впервые, с тех пор как она стала регулярно посещать приемы. Но до сих пор, слыша свое имя, она улыбалась про себя от удовольствия. Она задержалась на ступеньках, оглядывая толпу. Из-за горячего воздуха, идущего с лондонских улиц, в огромном сводчатом зале стояла ужасающая духота. Однотонные костюмы мужчин подчеркивали роскошь и разнообразие женских туалетов. В серебряных приборах на белоснежных скатертях отражался свет люстр.

Надя отпустила руку Оскара и с гордо поднятой головой спустилась в зал. Для сегодняшнего вечера она оделась в стиле тридцатых годов. Невысокие каблуки и тончайшие колготки выгодно подчеркивали стройность ее ног. Глубокий вырез узкого платья из зеленого атласа украшали мелкие жемчужины и чешуйчатые блестки изумрудного цвета. Это платье ей очень шло, и, чтобы не испортить силуэт, Надя надела пояс и бюстгальтер без бретелек. Стрижка в духе тридцатых годов и маленькие изумрудные сережки завершали образ.

– А вот и Кэрол! – воскликнула Надя, когда смущение Оскара стало слишком очевидным. – Надо с ней поздороваться, мы не виделись целую вечность. Расслабься, милый.

– Дорогуша, какое платье! – воскликнула Кэрол, поцеловав воздух в дюйме от Надиной щеки. – И где ты только сумела его отыскать? Не на той ли распродаже, когда мне пришлось спать в машине, чтобы быть в первых рядах покупателей?

– Боюсь, что эта вещица слишком эксклюзивна, – невинно заметила Надя. Ей хватило нескольких минут, чтобы освоиться с окружением и приняться за дело. Среди приглашенных не было ни одного знакомого, с которыми она поддерживала отношения после развода с Оскаром, но многие слышали о ее магазинчике и охотно делились слухами о предстоящих распродажах антиквариата. Когда Надя села за стол, ее прелестная головка уже вовсю рассчитывала, успеет ли она попасть на биржу в понедельник к ее открытию. И потому она не сразу обратила внимание на своих соседей по столу. Оскар сидел в дальнем конце зала между яркой блондинкой и дамой в оранжевом платье из атласа. И тут вдруг раздался чей-то голос:

– Еще немного вина?

– М-м-м?

Плотный мужчина средних лет, сидевший слева от пади, подозвал официанта.

– О да, спасибо. – Надя пригубила красное вино. – Вполне приличное.

– Меня зовут Питер, – продолжал ее новый знакомый. – Я занимаюсь мануфактурой.

Надя сделала еще глоток. Ее сосед справа, казалось, был полностью захвачен беседой с элегантной дамой с классическими чертами лица.

,,– Как интересно! – игриво заметила Надя.

Когда гости разделались с первым блюдом, Надя была уже в курсе всех тонкостей производства мануфактуры. Разговорчивость соседа начинала ей надоедать.

«Подходящий момент, чтобы уйти», – подумала Надя. Она сидела, откинувшись на спинку стула, пока официанты меняли блюда.

В зале стало жарко. Как в печке. Казалось, тепло двухсот тел смешалось с теплом вечернего солнца. Духота становилась просто невыносимой.

«Я поговорила с нужными людьми. Еще больше говорила с абсолютно ненужными людьми. Этот Питер, конечно, милый парень, но боюсь, что еще до десерта я запущу в него графином. Может, мне просто поднять руку и попросить разрешения уйти домой? – Надя задумчиво улыбнулась бокалу, который она вертела в руках. – Опять пустой. Я всегда много пью, когда мне скучно. Черт! А завтра еще и пятница. Интересно, смог бы кто-нибудь из них, нет, лучше двое…»

– Вы можете поговорить со мной, – прозвучал спокойный голос справа от нее. – Я, правда, не смогу разглагольствовать о технических новинках и открытиях и вряд ли смогу объяснить разницу между постмодернизмом и постс-труктурализмом.

Надя посмотрела на своего соседа справа. Дама с классическим профилем что-то оживленно обсуждала с африканским дипломатом, которого Надя помнила по предыдущим приемам.

Она почувствовала, что присутствие этого мужчины ей было физически приятно. Он был ладно скроен. Не толстый, а именно крепкий, мускулистый. И от него исходил аромат какого-то до боли знакомого благовония, Надя никак не могла вспомнить какого. «Корица? Пачули? Сандаловое дерево!»

– Сандаловое дерево. – У него оказался приятный низкий голос. Рука незнакомца, лежавшая на столе, поражала своими внушительными размерами. – Это мои руки пахнут сандаловым деревом. Мне пришлось проверять груз с благовониями.

Надя посмотрела на него изучающим взглядом. Он был таким же крупным, как Оскар. Ничего от мальчика – настоящий мужик. Карие глаза, окруженные мелкими морщинками, снисходительно смотрели на нее из-под густых темных бровей. Жесткие волосы уже кое-где тронула седина. «Господи, какие у него широкие плечи, – подумала Надя. – Такое впечатление, что пиджак вот-вот лопнет». Она окинула взглядом всю его фигуру: под вечерним костюмом скрывалось тело атлета.

Движение, с которым он откинулся на спинку стула, лишний раз подчеркнуло ширину его плеч. А дорогой материал костюма не мог скрыть крепких бицепсов его обладателя. Однако выглядел он элегантно, а его движения отличались непринужденностью. «Он явно не из окружения Оскара – не тот класс. Может быть, военный? – размышляла Надя. – Или из полиции? Скорее всего.

Что-то в нем есть такое, отличающее его от обычного мужчины. Под маской вежливости таится твердая убежденность, что он-то знает изнанку жизни гораздо лучше, чем все сидящие за столом гости».

В глазах Нади этот человек обретал все большую привлекательность. У нее зачесались руки. Ей вдруг захотелось сорвать с него галстук, расстегнуть пуговицы белоснежной рубашки и смять безукоризненно сидящий костюм. Вид его обнаженного тела в ее воображении заставил Надю почувствовать, как тепло медленно разливается у нее внизу живота. «Черт бы его побрал! Мне надо думать совсем о другом. Интересно, нет ли у него друга?»

– Пожалуйста. – Он наполнил ее бокал. Кисти его рук казались квадратными, с короткими цепкими пальцами. И вдруг с такой же интонацией он добавил: – Из всех присутствующих здесь дам у вас самая красивая грудь.

Надя невольно глянула вниз. Зеленое платье плотно облегало фигуру, а бюстгальтер без бретелек, высоко поднимая грудь, выгодно подчеркивал ее округлость. Она вспыхнула:

– Вам больше не на что смотреть?

– Пожалуй, здесь это самое занимательное зрелище. Кстати, я офицер морской таможни.

– И вы большой мастер разглядывать то, что скрыто от чужих глаз? Впрочем, простите, это же очевидно. – Надя подалась вперед и, положив подбородок на руку, улыбнулась ему. – Вообще-то я не такая вредная. Просто мне жарко и скучно.

«Впрочем, сейчас уже не скучно, – подумала она про себя. – Шеннон и Кори всегда ищут себе приключения, а я что, хуже их? Вот бы оказаться в постели с двумя такими мужиками сразу! Ну что, девочки, спорим?»

От духоты щеки Нади разгорелись. Она сменила позу, и ее нога как бы невзначай коснулась его бедра. У нее задрожали руки, а ладони вспотели. Надя была поражена, как быстро она завелась. «Представить только – этот лежит рядом со мной совершенно голый, а другой тем временем ласкает меня…»

Ее новый знакомый оглядел гостей. Среди шума голосов она разобрала его слова:

– Эти официальные мероприятия – такая скучища!

– Какая жалость, что это не мероприятие в классическом стиле.

Она ожидала увидеть удивление на его лице. Однако небольшая озадаченность быстро сменилась пониманием.

– Вы имеете в виду древнеримскую классику, вакханалии? Думаю, что присутствующие вас не поймут.

– Да уж, оргии не для них, – кокетливо заметила Надя.

«Такое тело. Чувство юмора. Да еще и образованный к тому же! Не иначе как университет. Я, пожалуй, не буду спрашивать его имени. Тут и сглазить недолго».

Она посмотрела на Кэрол, сидящую за другим столом.

– Хотя никогда не знаешь. Я помню, еще школьницами мы зачитывались книжкой о римской императрице Мессалине, которая проводила необычные состязания. И все девчонки втайне мечтали оказаться на ее месте.

– Состязания?

Да, с проституткой. – Надя решила идти напролом. – С лучшей проституткой Рима. Мессалина пригласила ее, чтобы выяснить, кто из них сможет переспать за ночь с большим количеством мужчин. Их просто выстраивали в очередь и приглашали в покои… слуг, солдат, моряков – всех прямо с улицы.

Она смотрела на собеседника из-под полуопущенных ресниц, представляя себе, как его сильные, пахнущие сандалом руки ласкают ее груди.

– Меня, наверное, впечатлило тогда, со сколькими мужчинами она переспала. На деле у меня самой аппетиты гораздо меньше. Моей самой смелой мечтой было, скажем… – Надя улыбнулась. В горле у нее пересохло. «Ну давай, милая, надо брать быка за рога!» И она продолжила: – Ну, скажем, оказаться в постели одновременно с двумя мужчинами.

Ее новый знакомый не улыбнулся. «Господи! – с ужасом подумала Надя. – Я его шокировала». Но тут же обратила внимание, что он выглядел совершенно спокойным.

Уголок его рта чуть приподнялся.

– Я обожаю женщин, в вас таится столько чувственности! – Надин собеседник говорил с редкой убежденностью и явно со знанием дела. – Ее лишь нужно пробудить.

– И кто же это может сделать? Мужчина? – Забывшись, Надя заговорила громче, чем это позволяла ситуация.

– Женщина в одиночку никогда не сможет исполнить свои самые сокровенные желания.

– Но я-то смогла. Совсем недавно я… Впрочем, ладно… это все глупости.

В воцарившейся тишине собеседник посмотрел на другой конец стола, где сидел невысокий молодой блондин.

Заметив взгляд ее знакомого, он прервал разговор и приветственно кивнул ему в ответ.

– Я хотел бы целовать твои нежные впадинки за ушами, твою шею, ласкать твою грудь. – Его голос оставался по-прежнему ровным и ничем не выделялся на фоне общего светского разговора.

Надя опустила руку под стол и, коснувшись его бедра, почувствовала, как напряглись его мускулы. Охватившее ее желание становилось все сильнее. Надины пальцы скользнули дальше, оказавшись между его ног.

Реакция мужчины была неожиданной. Он спокойно убрал ее руку.

– Что? – выдохнула со злостью Надя и отпрянула. «Господи, да ты голубой или же сейчас начнешь скулить, что, мол, не здесь, дорогая, и повезешь в какую-нибудь дыру».

Он опустил глаза, обрамленные густыми длинными ресницами. «Как человек такой мужественной наружности может иметь такие пушистые ресницы? – с ожесточением думала Надя. – Они могли бы так нежно щекотать мне кожу…»

– Простите меня. – Ее собеседник резко встал и направился в сторону гардеробной. Надя посмотрела ему вслед. На какой-то момент он задержался, чтобы поболтать с тем самым блондином, который кивнул ему из-за стола, а затем, не оборачиваясь, продолжил свой путь.

Наде ничего не оставалось, как вернуться к еде и удрученно ковырять вилкой в очередном изысканном блюде. «Ненавижу, когда меня отвергают! Особенно когда это делают так грубо. Самовлюбленный сукин сын!»

Спустя несколько минут она услышала, как кто-то вновь подвинул его стул. Надя решила не поднимать головы.

– Слушай меня внимательно. – Мужчина говорил совершенно спокойно, но что-то в его голосе привлекло внимание Нади. Она медленно подняла голову и увидела стоявшего рядом офицера таможни. – Посмотри вон туда, вниз. – Его короткий палец указал на конец стола, незанятый гостями. Длинные драпировки из голубого бархата скрывали стену, в которую упирался стол. – Двери туалета находятся в дальнем конце зала. Иди и попудри нос. Когда будешь возвращаться, увидишь, что между портьерами и стеной есть небольшой проход. Нырни под стол в том месте, где он упирается в стену. Все подумают, что тебе стало скучно и ты просто ушла.

– Под стол? – Надя удивленно подняла брови.

Он постоял некоторое время рядом, прежде чем сесть.

И так как голова Нади находилась на уровне его талии, от ее взгляда не ускользнуло, что безупречная линия его брюк в одном месте явно была нарушена. При одной только мысли, что она могла заставить этого человека потерять контроль над собой, у нее пересохло во рту. Надя посмотрела ему в лицо и заметила еле различимые капельки пота над его бровями.

– Видишь, что ты со мной делаешь? – В голосе мужчины звучала некоторая беспомощность. Он осторожно сел, прежде чем кто-либо успел заметить его состояние. – Я уроню на пол салфетку и заберусь под стол. Потом к нам присоединится мой друг. Все эти речи будут длиться не меньше часа. Мы сможем делать все, что захотим, – только молча.

– Я, наверное, не смогу…

– Иди в туалет.

Надя встала. Она вдруг почувствовала, с каким трудом ей даются самые простые движения. Не глядя в сторону своего собеседника, она ровным шагом направилась в конец зала. От одной только мысли о цели этого путешествия и о том, что он смотрит ей вслед, Надя почувствовала, как в ней поднимается желание, а ее трусики увлажнились.

Оказавшись в дамской комнате, Надя попыталась взять себя в руки. «Какая жара! Почему в зале нет кондиционеров? И почему я так мало выпила? Я бы сейчас ни о чем не думала…»

Через несколько минут Надя уже стояла между стеной и драпировками, скрывавшими проход. Полумрак, заполнявший пространство, делал жару еще более невыносимой. Надя бесшумно пробралась вдоль стены, стараясь не касаться драпировок. Дойдя до того места, где стоял их стол, она нырнула под занавеску и оказалась под столом. Плитки пола, несмотря на жару, приятно холодили ей руки и колени. Через несколько ярдов Надя увидела первую пару брюк и затянутые в шелк ноги. Она перевернулась на спину, стащила босоножки на высоком каблуке и, держа их в одной руке, стала продвигаться к центру стола, помогая себе второй рукой. Гул голосов над столом ни на секунду не прекращался. «Теперь я могу утверждать, что я что-то потеряла, – подумала она. – И это что-то – чувство приличия». Она с трудом удержалась, чтобы не захихикать. Стараясь не задевать ног, она медленно ползла к тому месту, где виднелась ее сумочка, висящая на спинке стула. Вдруг прямо перед ее носом упала белая салфетка. Надя услышала, как мужской голос пробормотал извинения, и через несколько секунд ее друг очутился под столом. От неожиданности она чуть не вскрикнула. Согнувшись в три погибели, она с трудом встала на колени. Пол приятно холодил ее кожу. Мужчина замер, тревожно вслушиваясь в гул голосов над столом. Но его беспокойство оказалось напрасным: его исчезновения никто не заметил.

– Где… – Надя не успела договорить, тяжелая рука зажала ей рот. Она с трудом различала черты лица мужчины. Лишь зрачки его глаз, блестевших в темноте, говорили о том, что он смотрит прямо на нее.

Мужчина медленно убрал руку с ее рта и, взяв за плечо, заставил ее лечь на спину. Надя ощутила приятный холод пола. Ее друг, стоя на коленях, крепко прижал ее к плиткам пола и накрыл своим телом. Надя дернулась и впилась зубами в свою руку, чтобы не застонать. Какое-то время он смотрел ей в лицо, потом опустил голову, и она почувствовала его жаркий язык на своей нежной коже за ухом. Она вздрогнула и прижалась к нему всем телом, ощущая крепкие мышцы его торса и ног. Надя коснулась его паха и почувствовала, как растет напряжение мужчины.

– М-м-м. – Надя вновь зажала себе рот рукой. Вдруг носок чьей-то вечерней туфельки коснулся ее плеча. Она отпрянула и замерла в ожидании. Разговор за столом продолжался. У Нади все кипело внутри от неудовлетворенного желания, а необходимость молчать делала ситуацию просто невыносимой. Ей хотелось крикнуть, чтобы он ее взял, стянул с нее трусики и вошел в нее!

И тут партнер навалился на нее всем телом. Она устремилась ему навстречу. Он ухватился за корсаж ее платья и медленно, с нежностью стащил блестящий материал. Вслед за корсажем последовал бюстгальтер. Освободившаяся нежная плоть чувствовала малейшее движение раскаленного воздуха. Мужчина умелыми движениями языка принялся ласкать грудь Нади, исследуя каждый ее дюйм. Вечернее платье, слишком узкое для того, чтобы она могла обхватить партнера ногами, собралось в складки. Надя обняла мужчину, чувствуя его мощные мускулы, и начала расстегивать рубашку. Она скользнула рукой вниз, проведя ладонью по густым курчавым волосам, и вытащила рубашку из брюк, на которых явственно обрисовывался твердый бугор.

Надя подняла лицо к уху мужчины и прошептала:

– Как насчет твоего друга?

Он перевернулся на спину и водрузил ее сверху. Его горячее дыхание обжигало.

– Не волнуйся, полагайся во всем на меня.

Надя прижалась к нему всем телом. Она слышала, как бьется его сердце. Вдруг гул голосов внезапно смолк. Кто-то в середине стола постучал вилкой по бокалу:

– Дамы и господа, прошу тишины…

«Господи, речи!» Надя плотнее прижалась к незнакомцу, чувствуя обнаженной грудью густой ворс волос, влажных от пота. Мужчина приподнял голову и начал ее целовать, нежно покусывая нижнюю губу и щекоча кончиком языка ее нёбо, пока Надины руки не сомкнулись у него на шее и ее губы не прижались плотно к его губам. Язык мужчины стал настойчивее и с силой устремился внутрь ее рта. И тут, в самый разгар страстного поцелуя, незнакомец вдруг резко отстранился. Надя, тяжело дыша, с трудом удержалась, чтобы не крикнуть: «Какого черта ты делаешь?»

Над столом кто-то начал произносить речь.

«Господи! Да это же Оскар. Я совсем забыла, что он должен сегодня выступать. Бедняга!» Надя едва не задохнулась от сдавленного смеха.

Действия под столом развивались. Незнакомец положил руки на ее талию и резким движением рванул вечернее платье вверх, обнажив аппетитную попку в кружевных трусиках. Он осторожно скользнул рукой вниз, за край белья. Надя больше не могла сдерживаться. Она прижалась бедрами к мужчине и начала тереться о его пах. Пальцы незнакомца уверенно двигались вперед, и Надя почувствовала, как он коснулся ее вагины. Она принялась активно двигать бедрами, стараясь, чтобы пальцы попали внутрь, его толстые короткие пальцы, которые могли бы заменить член. Терпкий мускусный запах пота, исходивший от тела мужчины, кружил Наде голову.

Ее собственный пот струился по лицу и шее, капая на обнаженную грудь, оставляя влажные, смешанные с пылью следы. Незнакомец схватил ее руку и потянул к ширинке. Надя почувствовала, как он дрожит всем телом от едва сдерживаемого желания. «Так-то лучше!» Она начала расстегивать ширинку. Ткань брюк натянулась еще сильнее. Сдавленный стон вырвался из его горла.

Вдруг взрыв аплодисментов раздался над их головами. Надя подпрыгнула от неожиданности.

«Да это же закончилась речь Оскара, ну конечно же!»

Под шум аплодисментов Надя расстегнула до конца ширинку, и мощный член незнакомца оказался на свободе. В одно мгновение он обхватил ее за бедра, приподнял к, оттянув трусики, насадил на свой толстый пылающий жезл. Его страстные руки ласкали ее ляжки, на которых оставались красные следы от натянувшихся подвязок. Наде показалось, что мощный член незнакомца расколол ее надвое. Теряя голову от нестерпимого желания, она устремилась ему навстречу. В одну секунду его руки обхватили Надю за талию и перевернули на спину. По чистой случайности чей-то блестящий ботинок не задел ее плечо.

Над столами воцарилась тишина. И тут мужчина вновь вошел в нее. «Сейчас я закричу, точно закричу! О, только не останавливайся!» Могучими толчками он вонзал свой член в ее податливое тело, доставляя ей невыразимое наслаждение. Головка члена то едва касалась губ ее щели, то вновь погружалась внутрь. Это продолжалось мучительно долго. Незнакомец дразнил Надю, то полностью засовывая член в ее разгоряченную щель, то совсем вынимая его. Его волосы, взмокшие от пота, терлись о ее кожу, а равномерные толчки сопровождались глухими ударами мошонки о ее анус.

Она ухватила его обеими руками за ягодицы и притянула к себе что было силы, стараясь как можно глубже впустить его член. Сильные удары сотрясали все ее тело, и они постепенно, дюйм за дюймом двигались вперед под столом. Вдруг его фаллос выскочил из ее тела. На секунду холодный воздух отрезвил Надю, и, приподнявшись на локтях, она в недоумении уставилась на мужчину. Он смотрел на нее с победоносным видом. Покинутая, неудовлетворенная, она огляделась вокруг – ни одной якобы случайно оброненной салфетки! По обе стороны сплошные ряды вечерних туфель и ботинок. Если это было место того блондина, то, похоже, он не двинулся с места и явно не собирался присоединяться к ним под столом.

«Меня обманули, и не один раз!» Надю охватила ярость. Наверху кто-то опять постучал вилкой о бокал, и чей-то старческий голос начал произносить речь. Она сделала глубокий вдох, пытаясь выровнять свое прерывистое дыхание. «Однако, черт возьми, я все еще хочу его!»

И тут прохладные ладони незнакомца не спеша раздвинули ее бедра. Самообладание не покидало его ни на секунду. Жесткие волосы мужчины щекотали нежную кожу Нади, вызывая дрожь, бросая ее то в жар, то в холод. Она жаждала поскорее схватить его член и засунуть себе внутрь. Но события развивались по другому сценарию. Умелый язык незнакомца начал ласкать ее внешние губки, она дернулась, словно пронзенная электрическим током. Его язык устремился внутрь. Незнакомец знал свое дело. Вращательные движения его языка и легкие покусывания умело распаляли Надю. Ее лоно увлажнилось, и, чтобы не застонать, она засунула в рот сжатую в кулак руку. Его язык почти достиг клитора и чуть остановился. А затем его сосущие губы сомкнулись вокруг клитора. Она едва не вскрикнула, но он вовремя зажал ей рот ладонью, поверх ее кулака. Волна оргазма прокатилась по всему ее телу. Разгоряченная и расслабленная, Надя откинулась назад. Сильные руки незнакомца опустили ее на пол. Надя заглянула в темные глаза мужчины, ярко выделяющиеся на взмокшем от пота лице. Ее взгляд стал пристальным.

Он перевернулся на спину. Его толстый, в голубых прожилках член гордо выскочил из расстегнутой ширинки. Поддавшись соблазну, Надя погладила его, поражаясь шелковистости кожи и солидному размеру.

Бесцеремонно стянув с Нади трусики, незнакомец резким движением притянул ее к себе. Она ощутила тепло его тела. Набухший фаллос игриво упирался в ее обнаженный живот. Ухватив ее ягодицы, он сильно надавил на них. Надя почувствовала, как раздвигаются ее ноги. Забыв о столе, о скатерти и обо всем на свете, она обхватила ногами бедра мужчины. Его напряженному мощному члену не потребовалось много времени, чтобы найти и скользнуть в ее влажное жаждущее лоно. Перевернув ее на спину, незнакомец начал медленно и ритмично двигаться, постепенно наращивая темп. Надя поняла, что он не остановится, пока вновь не доведет ее до экстаза.

Задыхаясь под тяжелым телом, она лежала, беззвучно раскрывая рот. Неровная поверхность пола больно царапала ей спину. Незнакомец, как автомат, продолжал долбить ее все сильнее, проникая в нее все глубже. Надя, зажмурившись, инстинктивно запустила пальцы в волосы партнера, истекая потом и соками приближающегося оргазма. Наконец, выгнувшись дугой, он выплеснул струю спермы в ее жаждущую плоть. Одновременно пламя у нее между ног превратилось во взрыв наслаждения, граничащего с болью.

В изнеможении Надя откинулась на спину.

Наверху, над столом, раздались продолжительные аплодисменты.

– Так что же произошло с твоим другом? – шепотом спросила Надя. – Ты ведь не говорил с ним об этом. Ты обманул меня! Ты вообще ни с кем не говорил об этом. Я ведь тебе сказала о двух мужчинах!

– Второго такого, как я, нет! – просто ответил незнакомец. Лежа на спине и упираясь локтями в пол, он выглядел абсолютно спокойным, несмотря на свой несколько помятый вид. – Тебе ведь понравилось, верно? – улыбнулся он. – Милая, совершенно очевидно, что и одного мужчины вполне достаточно, чтобы удовлетворить тебя.

– Чтобы сделать что?

Аплодисменты смолкли, и в зале наступила тишина. Ее руки сжались в кулаки. Раздраженная его самообладанием, Надя вызывающе посмотрела ему в глаза. Ей хотелось крикнуть ему что-нибудь оскорбительное, ударить его, но она не могла сделать ни того ни другого. «В конце концов, не все ли равно, обнаружат меня здесь или нет? Может, все-таки стоит влепить ему пощечину?»

– Нам надо будет как-нибудь повторить это. – Незнакомец перевернулся и взялся за край скатерти, как будто собираясь дернуть.

Надя поспешно схватила его за руку.

И тут, приблизив свои губы к ее уху, он прошептал:

– Не такая уж ты и ненасытная!

Надя возмущенно повернулась к нему спиной и попыталась выбраться. Это было нелегко, так как в любом случае ей надо было переползти через липкое от пота тело незнакомца.

Полураздетая, держа в руках босоножки, она поползла, как она надеялась, сохраняя достоинство, назад к голубым бархатным драпировкам и к выходу в женский туалет.

– Что за сукин сын! – возмутилась Кори.

Шеннон рассмеялась:

– Как это мило! То есть нет. Ну, ты понимаешь, что я имела в виду… Не так мило, как…

– …раздражающе, – закончила Надя. Она скромно посмотрела из-под опущенных ресниц на свою младшую подругу. – Он действительно был очень хорош. Вот только мне все время хотелось врезать ему как следует.

Кори задумчиво жевала кончик пряди своих черных волос.

– А я бы ему врезала по яйцам!

– Не будь он таким заносчивым, я бы получила полный кайф. – Но тут же Надя поправилась: – Я действительно получила массу удовольствия, но постоянное желание набить морду этому сукину сыну не позволяло мне полностью расслабиться. К сожалению, я не спросила его имени и не взяла номера телефона, решив, что хорошего понемножку. Итак, что мы решили? По вердикту Майкла выиграла Кори.

– Да что бы он понимал! – Кори облокотилась на обеденный стол. – В конце концов, мы друг друга знаем лучше, верно ведь? Во всяком случае, лучше, чем он. Вопрос не в том, чтобы красиво рассказать историю, а в том, чтобы действительно трахнуться!

Шеннон ласково улыбнулась подругам. Две верхние пуговицы ее шелковой рубашки были расстегнуты, точнее, вторая пуговица просто отсутствовала – девушка в задумчивости ее оторвала.

– Если мы хотим получить настоящего победителя, надо опять давать друг другу разные задания. Ведь половина кайфа для каждой из нас именно в том и состоит, чтобы придумывать друг другу задания позаковыристей.

– Я тоже не уверена, что Шеннон проиграла, – добавила Кори с небрежным благородством, которое заставило Надю улыбнуться. – Строго говоря, технически я тоже не занималась сексом с двумя партнерами сразу. Я присутствовала при процессе, однако сама не лежала между ними. Ну а твой случай был по-настоящему рискованным, хотя пари не совсем настоящее. Ты же не можешь заключать пари сама с собой.

– В жизни пока мне это не мешало, – легко заметила Надя. – Шеннон?

Шеннон задумчиво поправила волосы. За окном день клонился к закату. Уже было почти десять вечера, а на улице еще только-только начинало смеркаться.

– Вся проблема в том, что нам очень трудно судить о правдоподобности наших рассказов. Ведь доказательств-то нет!

– Да, мы ведь можем подумать, что Эдварда и Джеймса вообще не существовало, – подтвердила Кори.

Вдруг ее лицо осветила улыбка.

Надя выпрямилась, пристально глядя на Кори и заражаясь ее волнением.

– Подлинные доказательства действительно трудно достать. Так что ты предлагаешь?

– Я знаю точно, что нам делать! Фотографии!

Надя в недоумении посмотрела на Кори. Лицо младшей подруги светилось торжеством.

– Я только сейчас вспомнила, что сама умею проявлять фотографии дома. С этим проблем не будет. Доказать свое приключение фотографиями – вот это действительно вызов! Уж здесь-то мы точно определим победителя!

Шеннон с шумом выдохнула:

– Да, это действительно вызов. Как вообще мы сможем…

– И вот что я еще вам скажу. Как только мы определим победителя, придется решать, как нам распорядиться деньгами Уильяма Дженсона.

Глава 7

Надя внимательно посмотрела на вспыхнувшее лицо Кори. Было что-то одновременно лихорадочное и рассеянное в ее волнении. Пока Надя размышляла на эту тему, Шеннон прямо спросила:

– Кори, с тобой все в порядке? Тебя что-то беспокоит?

– Вовсе не то, о чем ты думаешь, – небрежно ответила Кори. – В конце концов кто-то из вас бросит вызов мне, ведь я тоже участвую в игре. Ну так что вы думаете об условиях?

– Боюсь нам придется их принять. Разве мы можем отказаться? – рассмеялась Надя. – Насчет пяти тысяч фунтов все ясно, но чтобы еще и фотографии сделать!

– У тебя обязательно получится! Придумайте мне задания, сделайте кофе, но никуда не уходите. Я вернусь минут через десять.

Кори спрыгнула с дивана и взяла со стола ключи от машины. Надя покачала головой:

– Безнадежный случай! Куда же ты идешь?

– За вторым фотоаппаратом. Одной из вас придется взять у кого-нибудь еще один на время. Я уже придумала, какими будут мои следующие задания. – С этими словами Кори исчезла за дверью, оставив подруг наедине со своими мыслями.

Надя подошла к большому кожаному креслу, стоявшему неподалеку от чучела крокодила, и уютно забралась в него с ногами. Прохладный ветерок приятно обдувал ее кожу. Шел дождь. Его свинцовые капли, падая с темного неба, разбивались о гладкую поверхность белого карниза. Запах дождя и мокрой пыли наполнил комнату. Всюду царил полумрак, так как единственным источником света были две догорающие свечи на обеденном столе.

Ее подруга встала с кресла и направилась на кухню. Надя слушала, как она готовит кофе, находя все необходимое с легкостью и быстротой человека, давно знакомого с обстановкой. Это напомнило ей о том, как давно она здесь живет, почти столько же, сколько они знакомы с Шеннон.

Шум дождя за окном усилился. Вода стала попадать внутрь, заливая поставленные в ряд оловянные горшки. Надя встала с кресла, чтобы закрыть окно. Она оставила лишь небольшую щель для свежего воздуха.

– Я поставила кофейник, думаю, на троих хватит, – сказала Шеннон.

Она отыскала свободное место на журнальном столике и поставила свою кофейную чашку. Надя же с чашкой в руках подошла к окну. Склонив голову, она вдыхала густой аромат кофе.

– Она опять гоняет на мотоцикле под дождем, – сказала Шеннон.

Надя убрала за ухо локон рыжих волос.

– Знаешь, я как раз об этом сейчас подумала.

– Ты получала что-нибудь от ее матери в последнее время?

– О да, Мария пишет два раза в год. Последнее, что я узнала, это то, что они с Джоном живут сейчас в Бразилии. Ей гораздо лучше на родине, чем в Лондоне. Мария каждый раз просит меня присмотреть за ее «маленькой Корасон».

– Это по-испански?

– Думаю, да. Прежде чем выйти за Джона Блека, ее фамилия была Рамирес или что-то в этом роде.– Во всяком случае, так мне говорил Оскар. – Надя усмехнулась. – Благодаря Марии я иногда чувствую себя совсем старой, гораздо старше Кори.

– А со мной Кори частенько обращается как с пятнадцатилетней неопытной девчонкой. Впрочем, она всегда так себя вела, даже в детстве, – пробормотала Шеннон.

Дождь с шумом барабанил в темноте. Надя пила маленькими глотками свой кофе. Вдруг она улыбнулась и взглянула на подругу. В ее глазах появился задорный блеск.

– Я думаю, у нас хватит воображения, чтобы придумать такое задание, которое даже Кори покажется смелым вызовом.

Кори обменялась с подругами заданиями. Шеннон и Надя получили две небрежно нацарапанные записки, а Кори – листок бумаги, подписанный ими обеими.

– Когда-нибудь я все-таки снова открою магазин, нужно же как-то зарабатывать на жизнь, – заявила Надя, прощаясь с Шеннон и Кори. – Увидимся в воскресенье.

Вернувшись домой, Шеннон оставила свой «ровер» в гараже и прошла под теплым ночным дождем к дому. От воды у нее намокли волосы и стало влажным лицо. На секунду она задержалась на террасе, непрочитанная записка Кори лежала у нее в кармане. «Может быть, сейчас?» – медлила Шеннон под оранжевым светом фонарей. Но потом резким движением вытащила из сумочки ключи и решительно прошла в дом.

В спальне было жарко даже с открытыми окнами. Шеннон легла обнаженной поверх простыней. Ее взгляд, блуждая по комнате, остановился на темном силуэте пиджака, небрежно брошенного на спинку стула. Встать, включить свет, достать записку и прочитать ее – что могло бы быть легче? Шеннон провела рукой по бедру и между ног. В записке может быть все что угодно. Ее пальцы стали двигаться быстрее, потом опять медленно, потом опять быстрее. Тусклый свет, проникавший с улицы через окно, мерцал на ее груди и бедрах. Абсолютно что угодно.

«Решусь ли я на это пари?»

Ее дыхание участилось. Но через несколько минут Шеннон уже улыбалась в предвкушении нового приключения, которое ей сулил завтрашний день. Вскоре она уснула, убаюканная горячей летней ночью.

Надя Кей все еще сидела в большом кресле в холле. Свечи догорели почти до конца. Дождь стучался в окна.

Мягкий желтый свет падал на стены, увешанные плакатами, литографиями и вырезками из старых журналов, вставленными в рамки.

«Кори хорошо меня знает. Пожалуй, даже слишком хорошо!»

Она рассматривала наспех нацарапанную записку. Почерк у Кори был чрезвычайно выразительный. Надя подумала, что Кори имела полное право закончить записку громадным восклицательным знаком. Она действительно того заслуживала!

«Посмею ли я?..»

Кори остановила свой мотоцикл на полпути в районе Северного округа. Во дворике гаража в свете фонарей она сняла шлем и перчатки, чтобы еще раз перечитать задание своих подруг, написанное аккуратным почерком Шеннон. «Мы хотим, чтобы ты занялась любовью с кем-нибудь в супермаркете».

Черные брови Кори удивленно взметнулись вверх. В супермаркете? Легко сказать! В принципе найти там подходящую кандидатуру не составляло особого труда. Кори в этом убедилась в пятницу вечером, прогуливаясь в бакалейном отделе одного из супермаркетов. Но заняться сексом да еще и сфотографироваться казалось невозможным.

В течение трех дней все ее попытки оборачивались полным фиаско. Все, чего ей удалось добиться, – это пара недоуменных взглядов, несколько отказов и улыбка сожаления одного из служащих, который не хотел рисковать своим местом. Необходимо было менять подход.

***

Толкая перед собой тележку, Кори ходила между рядами полок супермаркета. В рабочий день вечером, как она и предполагала, покупателей было совсем немного. Хотя до закрытия магазина оставалось всего пятнадцать минут, только в нескольких отделах приглушили свет, большая его часть оставалась ярко освещенной. Девушка присмотрелась к охранникам. Оба стояли у вращающейся двери основного входа. Одного из мужчин Кори нашла вполне пригодным для предстоящего приключения. Темноволосый, высокий и в очках, он показался ей довольно привлекательным.

Второй охранник, крепкого телосложения блондин, был скорее всего младше Кори. Мужчина перехватил ее взгляд. У него было худое умное лицо. Кори ничего не оставалось, как отвести глаза, пройти мимо и продолжить свое путешествие по супермаркету.

Недостаточно только выглядеть подозрительной, нужно быть подозрительной по-настоящему.

В который раз она проиграла в голове сценку: «Да, конечно, я тут кое-что взяла, сэр, но если вы меня отпустите, я тоже буду добра к вам и позволю все, что…» Между ног у нее вдруг разлилась теплота.

Девушка посмотрела на заполненные товаром полки. Для вящей убедительности нужно было украсть какую-нибудь небольшую и недорогую безделушку.

«О черт! У меня же нет карманов».

Кори остановилась в тупичке при повороте в следующий проход и внимательно осмотрела себя. На улице стоял жаркий июньский вечер, и из одежды на ней были только черные джинсы, обтягивающая маечка да сандалии. Содержимое тележки также оставляло желать лучшего – пока, кроме банки фасоли да миниатюрной сумочки Кори, в ней ничего не было. Ну хоть бы кофточку какую-нибудь накинула!

Постепенно шум от болтовни покупателей и работающих касс стал стихать. Прозвучало последнее объявление о закрытии магазина. Для задуманного практически не оставалось времени.

В отчаянии Кори покатила свою тележку к секции кондитерских изделий. Так как весь свежий хлеб был уже распродан, отдел закрылся раньше остальных.

Оказавшись перед прилавком, Кори остановилась, держа руки на тележке, и потерянно осмотрелась вокруг.

«Так дело не пойдет. Впрочем, минуточку…»

Тут она вспомнила, что как-то читала, может даже в «Фам», статью про мелких воришек. В ней подробно описывались широкие бриджи, в которых они прятали небольшие предметы. Пожалуй, это можно попробовать. В очередной раз металлический голос объявил: «Магазин закрывается. Просьба к покупателям пройти к ближайшей кассе». В панике Кори огляделась вокруг. На глаза ей попались пирожные в виде орешков. Судя по наклейкам, часть была с кремом, а часть с джемом.

«Как раз то, что надо, они же маленькие», – решила она. Не долго думая Кори схватила одно пирожное и оттянула пояс своих джинсов. Ощутив резкий холод, она сообразила, что вместе с брюками прихватила также кружевные трусики, и теперь маленький шарик застрял у нее прямо между ног. Кори глянула вниз. Джинсы сидели на ней достаточно свободно, и казалось, со стороны ничего не было заметно. Она еще раз лихорадочно огляделась вокруг. Ни души. Только в отдалении раздавались голоса служащих, прощавшихся друг с другом, перед тем как уйти из магазина. Кори услышала, как закрылась входная дверь и как один из охранников пожелал спокойной ночи другому. Интересно, кто остался – молодой или старый? По голосу трудно было определить. Теперь следовало выждать, пока не уйдут все, кроме ночного охранника.

Кори медленно покатила свою тележку. Пирожное перекатывалось у нее между ног, приятно холодя промежность. «Этого недостаточно, – решила она. – Охранник скорее всего примет меня за зазевавшуюся покупательницу и проводит до двери».

Она быстро схватила еще два пирожных и положила к себе в штаны. Теперь на джинсах появились подозрительные выпуклости. Продолжая толкать перед собой тележку, Кори поравнялась с прилавком, где были выставлены эклеры с кремом.

«Они не слишком практичны», – подумала было Кори.

– Могу я помочь вам, мисс? – окликнул ее низкий мужской голос.

В полнейшей панике Кори совсем позабыла, что сама хотела, чтобы ее обнаружили. Инстинктивно она сунула эклер, который до этого взяла с тарелки, в глубокий вырез своей майки. Теперь ее руки невинно держались за ручку тележки и она могла обернуться на голос. Это был светловолосый охранник. На год, может, два моложе ее. Сложив на груди руки, молодой человек молча изучал Кори. У него было худое лицо и голубые глаза в обрамлении длинных светлых ресниц. Из расстегнутого воротника униформы выбивался пучок волос, тоже светлых.

– Что же здесь у нас происходит? – наконец произнес он.

Кори вздрогнула. Нелепо улыбаясь, она стала оправдываться:

– Я все могу объяснить…

– Я давно уже за вами наблюдаю, мисс. Разве вы не знаете, что воровать в магазине – это преступление? – В глазах молодого охранника появился огонек.

Испуганная до смерти, Кори была готова признаться ему во всем, даже рассказать о пари. Ей вовсе не хотелось попасть в участок за кражу.

Тем временем охранник бесшумно обошел вокруг Кори. Она еще подумала, как такой большой мужчина может так легко двигаться. Взявшись за противоположный бортик тележки, он наклонился вперед так, что его лицо оказалось прямо перед лицом Кори. У нее пересохло во рту. Совершенно неожиданно для себя она вдруг стала все отрицать:

– Я не воровала!

– Даже совсем чуть-чуть? – В его голосе звучала издевка.

Кори подумала, что этот парень скорее всего согласится на ее предложение, но теперь она совсем не была уверена, что сама хочет этого.

– Вовсе нет. Я просто задержалась в магазине.

Охранник рассмеялся и крепче ухватился за тележку.

– Значит, если я вас обыщу, то не найду никаких доказательств?

Кори резко выпрямилась, пытаясь придать некоторую независимость своей позе, но тут же пожалела об этом.

Прохладные тяжелые пирожные резче обозначились под неплотной тканью джинсов, а шоколадный эклер, спрятанный под майкой, плавно пропутешествовал в район живота. Если бы не эти пирожные, она бы тут же вызвала менеджера и проучила бы нахала.

– Вы ничего не найдете, – неуверенно соврала Кори. Голубые глаза охранника вспыхнули, и он опять рассмеялся:

– А мне кажется, что найду.

И тут вдруг Кори ощутила, что тележка выскользнула из-под ее рук. Это произошло так неожиданно, что она не сразу поняла коварный замысел охранника. И когда, завладев тележкой, он резко оттолкнул ее от себя в сторону Кори, было уже поздно что-либо предпринимать. Железная ручка попала ей прямо в живот. Раздался глухой, но вполне различимый хруст. Кори ощутила, как из раздавленных пирожных потек крем. Липкая масса покрыла живот, заполнила промежность и медленно, но верно стала сползать по бедрам. От удара Кори задохнулась. Она стояла, плотно сжав ноги, боясь пошевельнуться. Ее лицо пылало. Наконец, набравшись смелости, она взглянула на свои джинсы. Темное пятно в районе промежности становилось все ярче и больше, а тонкие струйки крема медленно стекали по ногам, собираясь в маленькие лужицы на полу.

Охранник зловеще улыбнулся:

– А вот и доказательства! Теперь вы не можете положить пирожные обратно на полки и утверждать, что вы их не брали.

Онемев от ужаса, Кори попыталась оттянуть липкие джинсы от своего тела. Но пальцы скользили по намокшей ткани, и все, чего она добилась, – это громкий влажный шлепок.

– Да как вы смеете!

Охранник выпрямился, расправил плечи и, отодвинув в сторону тележку, приблизился вплотную к испуганной Кори.

– Почему-то мне кажется, что это еще не все. У вас еще есть шанс во всем признаться и вернуть украденное.

В растерянности она не знала, что сделать или сказать.

– Я больше ничего не брала.

Охранник теперь находился так близко от нее, что ей приходилось поднимать голову, отвечая на его вопросы. Несмотря на крайнее смятение, она могла оценить крепкое молодое тело, скрывавшееся под серой униформой.

Неожиданно ладонь охранника оказалась на вырезе майки Кори. А другой рукой, сжатой в кулак, он слегка шлепнул по своей ладони.

– Нет! – вскрикнула Кори, но было уже поздно.

Эклер был раздавлен всмятку. Ледяной крем струйками потек по груди в бюстгальтер. Руки охранника довершили массаж груди, окончательно размазав липкий крем.

– Ну что я говорил? – На его лице появилась самодовольная улыбка.

«Если он меня сейчас арестует и отведет в таком виде к менеджеру, я просто сгорю со стыда», – подумала Кори.

Но с другой стороны, у нее появилось смутное подозрение, что если бы охранник действительно хотел ее арестовать, он бы уже давно это сделал. Он явно медлил.

Кори попыталась прочесть намерения охранника по выражению его глаз. Но как назло, тень от фуражки скрывала практически все его лицо.

«Пожалуй, Уилли Дженсон был прав: острые ощущения – моя стихия», – подумала Кори, чувствуя, как твердеют ее соски под слоем холодного крема. Тогда она смело посмотрела прямо в глаза охранника.

– Может, ты скажешь, что сам безупречен?

– Что?

– Со сколькими несчастными девушками ты проделывал этот фокус?

На мгновение циничное выражение исчезло с его лица.

– Ты ошибаешься, я всегда хотел, но…

Кори торжествовала:

– Это меня совсем не удивляет. Кстати, а как ты собираешься объяснить вот это?

Ловким движением она схватила с соседней полки баллончик со взбитыми сливками и выпустила все его содержимое в штаны охраннику.

– Ах ты, маленькая тварь!

Кори не могла удержаться от смеха. Еще несколько минут назад этот самоуверенный нахал собирался ее арестовать, а теперь, совершенно беспомощный, стоял в мокрых штанах посреди полок с пирожными и растерянно озирался вокруг.

– Ты не могла так со мной поступить!

– Пожалуйся лучше своему менеджеру.

Нарочито медленно Кори стала вытирать липкие от сливок руки о штаны охранника. Проведя ладонью по ширинке, она почувствовала, как набух его член под тонкой тканью. Но сейчас ее интересовало не это. Методично она сгоняла крем к широко расставленным ногам охранника. Как только основная часть сладкой массы оказалась между ними, Кори положила руки на мускулистые бедра охранника и заставила его сдвинуть ноги. Раздался звонкий шлепок. Продолжая как ни в чем не бывало поглаживать одной рукой член, она потянулась к яблочному пирогу.

– Ты не сделаешь этого!

Кори посмотрела в его глаза. В них опять появился огонь, но теперь вместе с ним еще и нетерпение, вызов.

– Я твой самый страшный сон, который стал реальностью! – С этими словами Кори схватила яблочный пирог и прижала его к лицу охранника. И тут же почувствовала, как увеличился и окреп член под ее рукой.

– Пройдемте со мной, мисс! – приказал охранник, стирая с лица мягкую липкую массу. Ухватившись указательным пальцем за поясок Кори, он резко дернул. Намокшая ткань врезалась ей прямо между ягодицами и дразняще надавила на уже и без того возбужденный клитор. Кори ничего не оставалось, как подчиниться. Идя за охранником, она ощущала все возрастающее возбуждение.

Наконец он остановился перед самым большим прилавком с кондитерскими изделиями. Кори неуверенно посмотрела на коробки с меренгами, сладкими булочками и тортами.

– У тебя духу не хватит…

Это мы еще посмотрим! – С этими словами охранник схватил Кори за талию и притянул к себе. Быстрым движением он расстегнул пуговицы на ее джинсах и спустил их до колен.

А через мгновение его крепкие руки уже держали Кори над большим шоколадным тортом, а еще через мгновение раздался ее оглушительный визг. Ледяной крем в очередной раз обжег ей промежность и ягодицы. Но охраннику этого было мало. Он продолжал давить на ее плечи до тех пор, пока сладкая липкая масса не заполнила ей вагину. Извиваясь как уж на сковороде, Кори пыталась высвободиться из мертвой хватки, но все было напрасно. Продолжая крепко держать ее за бедра, он склонил голову и стал ласкать языком клитор. От охватившего ее возбуждения Кори задохнулась. Липкий холодный крем и мокрые трусики уже не казались противными, а, наоборот, лишь разжигали желание. Наконец охранник отпустил ее. Его измазанное в креме лицо показалось ей восхитительным.

Кори неловко спустилась с прилавка на пол. Непослушными руками она натянула, насколько позволяла липкая ткань, джинсы. От прикосновения влажной ткани по ее телу вновь прокатилась волна желания. Сгорая от возбуждения, она вплотную приблизилась к охраннику. Их глаза встретились.

– Боже мой, никогда не думал, что способен на это, я хочу тебя здесь, сейчас!

– Но сначала тебе придется кое-что принести, вернее сделать. – Кори указала на холодильник: – Ну-ка засунь пару меренг себе в штаны.

Даже полумрак, царивший в магазине, не скрыл от Кори то, как изменилось его лицо.

– Нет, – прошептал он.

Кори еще раз провела рукой по его ширинке – тугая выпуклость скорее свидетельствовала об обратном. Кори постучала пальцем по рации, висящей у него на поясе.

– Тебе же не хочется, чтобы я позвала еще кого-нибудь из персонала? Может, мне на все наплевать? Может, мне хочется, чтобы они посмотрели на твою физиономию сейчас? Нет? Тогда делай, что тебе говорят. Я скажу, когда будет достаточно.

Трясущимися руками охранник взял маленькое пирожное и аккуратно положил его к себе в брюки. Он вопрошающе посмотрел на Кори. Но она была беспощадна и лишь улыбнулась, покачав головой.

Тогда он схватил сразу три пирожных и по очереди запихнул их за пояс. Вздрогнув, он решил больше не мелочиться и высыпал себе в брюки целую картонку. Но угодить Кори было не так-то легко.

– Еще, – приказала она, оставаясь совершенно равнодушной к немой мольбе в глазах охранника.

И вот один за другим в его брюках исчезли пять наполненных кремом шариков. Но последнее пирожное он приберег для Кори. Оттянув ее майку на груди, он положил орешек прямо в вырез бюстгальтера. Ее кожа была горячей и влажной, а соски набухли от желания и нетерпения. Нарочито медленно он надавил на ее грудь с двух сторон.

Они оба затаили дыхание. Маленьким фонтанчиком крем наконец вырвался из тонкой скорлупы пирожного. От резкого ощущения холода Кори широко раскрыла глаза. Сладкая жидкость маленькими ручейками потекла по ее телу. Потом она взяла охранника за руки и прижала их ладонями к своей груди. А сама тем временем резко надавила на его живот. Она тут же почувствовала, как под ее руками лопаются меренги у него в брюках. Охранник закрыл глаза и вздрогнул. Сквозь влажную, измазанную кремом ткань напряженный фаллос рвался наружу.

– Потрясающее ощущение! Сам бы я никогда не осмелился… – Он открыл глаза. Его лицо пылало. Он озабоченно посмотрел на Кори: – Наверное, не стоило этого делать.

Но тут руки Кори скользнули к ширинке его брюк, а одна из них обхватила ладонью окаменевшую выпуклость между ног.

– Игры – это всегда весело, – хитро улыбаясь, ответила она. – А наша с тобой игра только набирает обороты, верно?

С этими словами Кори подцепила коленкой ногу охранника и, почувствовав, что он теряет равновесие, опрокинула его на спину. Не тратя понапрасну времени, она быстро расстегнула молнию на его брюках и вскочила на ноги, чтобы скорее избавиться от мокрой и липкой одежды. Охранник тоже от нее не отставал. Одним движением он стянул с себя куртку с рубашкой и помог ей снять джинсы. Теперь они лежали крепко обнявшись, плоть к плоти, ощущая жар своих тел. Наконец, уже не в силах больше сдерживать желание, Кори приподнялась и села на него верхом, слегка откинувшись назад, и тут же почувствовала, как его член глубоко вошел в ее пылающее влагалище. Издавая стоны наслаждения, она успела кончить дважды, прежде чем он взорвался в ней потоками семени.

Несколькими минутами позже совершенно голый охранник босиком просеменил к винному отделу. Вернувшись, он опустился на колени рядом с Кори и откупорил бутылку.

– Я искупаю тебя в шампанском.

Она вздрогнула, ощутив, как пенящаяся жидкость, растекаясь по груди и животу, попадает ей в промежность. Воодушевленный своей выдумкой, он склонился над ее бедрами и начал нежно слизывать шампанское сначала с волосков ее лобка, потом с живота и груди, и наконец, добравшись до лица, он поцеловал Кори долгим сладким поцелуем.

Оставаться в долгу было не в правилах Корин. Зачерпнув полные ладони шоколадного крема, она зажала ими член.

– О черт!

– Не беспокойся, я его просто вымою. – Кори уютно расположилась рядом с ним и начала слизывать крем с его пениса.

– Полный кайф… – заговорщицки промурлыкал охранник.

– Ой! – вдруг взвизгнула Кори. Что-то холодное и липкое потекло у нее между ног. Ее ляжки инстинктивно сжались, прихватив его руку с мороженым.

– Справедливый обмен, – заметил он, склонился к ней, прижавшись ртом к ее горячим верхним губкам, с жадностью высасывая тающее мороженое.

Уже почти на рассвете Кори вскочила, босиком добежала до забытой тележки и достала свою сумочку.

– Если хочешь, можешь отвернуться, – сказала Кори.

– С чего бы это?

В ее руках появился миниатюрный фотоаппарат.

– Ты же, наверное, не хочешь, чтобы тебя узнали?

Охранник подошел к холодильнику и достал оттуда наполовину размороженный сырный торт с шоколадом.

– Можешь сама спрятать мое лицо, – предложил он.

Раздался смачный шлепок, и тут же дважды сработала вспышка фотоаппарата.

Глава 8

Лучи горячего летнего солнца обжигали сквозь окна офиса. Несмотря на раздвинутые занавески, было жарко и душно. Пройдя через рабочие помещения, разделенные легкими переносными перегородками, Шеннон вошла в свой кабинет.

«Что ж, может, он и не слишком велик, с полками от пола до потолка, весь завален разбросанными повсюду разрозненными номерами журнала «Фам». Но он мой, – подумала она, закрывая за собой дверь. – И Господь свидетель, мне пришлось порядком вкалывать, чтобы получить его!»

Она зашвырнула портфель под письменный стол. Широкое окно было приоткрыто на пару дюймов. Со стороны Стренда шел пропахший бензином воздух. «Кондиционирование воздуха, неплохо бы, конечно…» Можно подумать, если бы ее журналом владела американская компания, все было бы иначе…

«Но ведь я все время думаю совсем о другом».

– Кофе? – Арабелла просунула голову в дверь ее кабинета.

– Пожалуй, нет, спасибо. – Она вздохнула. – Я сейчас разберусь здесь с кое-какими бумагами, а потом уж выпью ледяного чаю, если там еще осталось. Слушай, у Джейн назначена встреча на десять тридцать, она придет?

Ее помощница утвердительно кивнула и вышла.

Шеннон знала, что теперь минут двадцать ее никто не потревожит. Она взяла трубку и набрала городской номер.

Минуты две в трубке звучали длинные гудки, затем сонный голос пробормотал:

– М-р-р? Кого там еще…

– Кори, это я, Шеннон.

– А… – Возникла пауза, и Шеннон ясно представила себе, как ее подруга сползает с широкой кровати и продирает глаза. Голос Кори вдруг зазвенел: – Мать твою, уже так поздно? Я ведь уже должна была быть в Хаммерсмите!

Шеннон уселась поудобнее в кресле. Через окно кабинета ей были видны только головы, склонившиеся перед компьютерами.

– Кори… – Она замолчала.

– Я знаю, что ты хотела сказать. – Голос Кори звучал уверенно и назидательно, будто подводя некую черту.

«Она-то небось уже выполнила свое задание…» – подумала Шеннон.

– Послушай, Шеннон, я вот что хочу тебе сказать: не принимай вызов, если тебе никогда не приходили в голову такого рода фантазии. Никогда. Ни единого раза. Хорошо? Ну а если нет, то, сама понимаешь, я тебя озадачила!

– Ты знаешь так же хорошо Надю, как и меня?

– Не уверена. Хорошо ли я ее знаю? Слушай, мне надо бежать!

Послышался щелчок положенной трубки. Шеннон сидела с трубкой в руке и слушала длинные жалобные гудки.

В субботу утром Шеннон в нерешительности стояла в вестибюле вокзала «Ватерлоо».

Солнечные лучи проникали сквозь вокзальные окна с начинавшего хмуриться неба. Шеннон расправила плечи. Тесемки верхней части уже надетого бикини натянулись на ключицах. На ней были свободная рубашка, широкая индийская юбка поверх бикини и плетеные кожаные сандалии. На плечо болтались сумка с пляжными принадлежностями, свернутым полотенцем и мобильным телефоном. И фотоаппаратом.

Она высматривала платформу, с которой отправлялись электрички на побережье.

«Всегда остается шанс, – размышляла она, – что женщина, написавшая эту статью, на самом деле не слишком хорошо себе представляла, о чем она писала. Мы ее напечатали? Ну да, верно, она была в августовском номере. Тогда, значит, правильно, что я еду сейчас, пока это место не стало слишком популярным».

…Шеннон принялась за книгу, как только поезд тронулся, и читала все те несколько часов, что поезд добирался до станции на побережье. По прибытии она захлопнула книгу, не запомнив ни слова из того, что только что читала. Сунув книгу в сумку и пристроившись в хвост к выходящим из поезда, она подумала; «Нет, я не могу сказать, что у меня никогда не было подобных фантазий. Черт бы тебя побрал, Кори!»

Здесь, вдали от Лондона, воздух был чист и прозрачен. Сверкающее солнце лишь время от времени пряталось за облаками, дул легкий ветерок, делая воздух скорее приятным, чем невыносимо горячим. По дороге со станции Шеннон купила себе широкополую соломенную шляпу. Она нацепила солнечные очки и шагала, разглядывая великолепие улиц приморского городка, заполненного толпами туристов и детей, поедающих мороженое.

Народу многовато, черт, пожалуй, даже слишком много.

Впрочем, в статье же говорилось, что от вокзала надо идти довольно долго…

Она увидела указатель и с удовольствием свернула на дорожку, оставив позади толпы фланирующих туристов.

Поразительно быстро стало тихо. Она стремительно удалялась от города. Замер шум машин на шоссе. В голубизне неба над ней слышалось тонкое чистое пение. Она с трудом откопала в закоулках детских воспоминаний название птицы – жаворонок. По мере приближения к морю его пение заглушали пронзительные крики чаек.

Песчаная тропа забиралась все круче, пока наконец не вывела ее на травянистую возвышенность. Шеннон запыхалась. Она остановилась, скинула сандалии и понесла их в руке. Она зарывалась босыми ногами в прохладную траву, не чувствуя усталости. «Даже если из этой затеи не выйдет ничего потного, все равно ужасно здорово, что я приехала сюда», – подумала она.

Шеннон неторопливо шагала дальше. Вдруг что-то блеснуло впереди. Она вышла на гребень склона. Впереди расстилалось сверкающее, залитое солнцем море. Стоял устойчивый запах соли. Чайки с криками носились кругами. Тропа перед ней крутыми виражами уходила вниз по каменистому склону, выходя прямо в укрытую бухточку, со всех сторон окруженную скалами, за исключением места, где серебристый песок сбегал вниз к морю.

У Шеннон перехватило дыхание. Несколько крошечных фигурок копошились в морской пене. Головы пловцов в море торчали как булавочные головки. С такого расстояния она не могла с уверенностью сказать, что там были только женщины.

Она вдруг отдала себе отчет, что вот уже несколько минут стоит неподвижно.

Солнце стало припекать ее плечи. Она начала спускаться вниз по гребню скалы. Ей приходилось внимательно смотреть, куда ставить ногу, не отвлекаясь ни на что другое. Ветер раздувал ее юбку, одной рукой она придерживала шляпу. Ремень сумки резал плечо.

Ветерок стих. Теплый воздух легко касался ее лица. Босой ногой Шеннон ступила на песок. Она огляделась вокруг и увидела, что стоит на берегу укрытой бухточки. Плотный песок под ногами был теплый и чуть влажный. Небольшие группки женщин в разноцветных купальниках и бикини со смехом бегали у кромки воды, их голоса эхом отдавались среди скал.

Какая-то женщина из ближайшей группки помахала ей рукой и крикнула:

– Привет! Ну и холодная же здесь водичка!

– Да, пожалуй, сегодня не поплаваешь. Спасибо. – Шеннон поспешно удалилась.

Она быстро шагала по пляжу.

– Идиотка! – бормотала она себе под нос. – Я же могу прямо сейчас развернуться и вернуться домой, если захочу. Но мне этого не хочется!

Она нашла узкую песчаную полоску у подножия скал. Скалы здесь поднимались полого. По-видимому, когда-то тут прошел оползень, а ныне земляные холмики поросли высокой травой и полевыми цветами. Слышалось жужжание пчел. Шеннон расстелила на песке полотенце, встала на него коленями, скинула рубашку, а затем стянула с бедер юбку. Тонкий материал голубого с золотом бикини туго обтягивал ее бедра и грудь. Может, из-за полуденного зноя или еще по какой другой причине, но она ощутила некоторое возбуждение.

Она стояла на коленях на своем полотенце под лучами солнца. Совсем рядом с ней по самой кромке воды среди набегающих волн шли две юные девушки, взявшись за руки. Одна бессознательно обвила рукой талию другой, а затем ее рука скользнула в бикини, обтягивающее ягодицы.

«Судя по всему, в статье все написано верно», – подумала Шеннон.

Она вынула свою книгу из сумки, раскрыла ее и улеглась на живот. Мягкий песок слегка промялся под ее бедрами. Она было сняла темные очки, но солнечные лучи били прямо в глаза. Тогда она вновь нацепила их и принялась под их защитой осматривать пляж.

Женщины всех возрастов сидели группками на песке, играли в бадминтон, плавали. Она пригляделась повнимательнее. Можно было видеть несколько малолетних малышей, но ни одного мужчины.

Неподалеку молодая женщина в одиночестве загорала на расстеленном полотенце. На вид ей можно было дать года двадцать три. У нее были длинные черные в завитках волосы. Шеннон подумала, что любой мужчина с удовольствием бы полюбовался холмиками ее чуть тронутых бронзовым загаром грудей, выпирающих из тесного лифчика бикини.

Женщина пошевелилась, повернулась на бок (Шеннон заметила резко очерченные черты лица, полуприкрытые от солнца глаза), затем улеглась лицом вниз. Длинные ноги были покрыты песком, который по мере высыхания менял свой цвет от охры до ярко-белого. Любой мужчина загляделся бы на две округлые половинки, разделенные изумрудно-зеленым ремешком бикини. Любой мужчина почувствовал бы… что?

Шеннон вдруг ощутила тепло между ног.

Она села и достала из сумочки крем от солнца. Пластмассовая бутылочка показалась прохладной. Она налила немного бледноватой жидкости в руку и размазала ее по рукам и плечам. Затем вновь наполнила ладонь и принялась размазывать крем по животу, бедрам, ляжкам и икрам.

– Хотите, я вам намажу кремом спину?

Шеннон вскинула голову и смущенно улыбнулась. Молодая женщина в завитках стояла над ней. Солнечные лучи опаляли ее плоский живот, бледные бедра и изумрудно-зеленое бикини. Шеннон присмотрелась к ней. Ее рот был, пожалуй, великоват, чтобы быть красивым, а темные брови слишком густыми. Ее глаза были наполовину прикрыты козырьком от солнца, но когда их взгляды встретились, Шеннон натолкнулась на долгий изучающий взгляд – и перестала улыбаться.

– У вас такая чистая нежная кожа, вы можете обгореть, – произнесла наконец Шеннон. – Давайте сначала я вас намажу, а потом вы меня. Может, принесете ваше полотенце сюда?

– Конечно. – Незнакомка быстро повернулась, кинув через плечо: – Меня зовут Лаура.

– А меня Илэйн.

– Вот и я, Илэйн. – Полотенце упало на песок. Лаура встала на него коленями, а затем плюхнулась всем телом, будто нырнула в воду. – Вы правы, я начинаю обгорать, у меня уже болит кожа.

– Не беспокойтесь. – Шеннон взяла косметичку. – Сейчас мы это поправим.

Легкий ветерок с моря шевелил тонкие волоски на ее руках, сдувал волосы на глаза. Она щедро налила крема в ладонь. После секундного колебания нагнулась и провела ладонью поперек спины Лауры, под развевающимися черными волосами.

Теплая мягкая кожа под ее рукой покрылась мурашками, но тут же разгладилась. Лаура не произнесла ни слова. Шеннон размазала жидкий крем по лопаткам Лауры под тесемками лифчика. Затем подобрала ей вперед волосы и смазала плечи. Крем быстро впитался в разгоряченную кожу.

Затем Шеннон набрала крем в обе ладони, склонилась вперед и принялась массировать ноги Лауры, постепенно дойдя до ее икр. Она добавила крема и вдруг заметила, что ее руки дрожат.

«Можно ли быть уверенной, что она… Впрочем, все сейчас прояснится».

Шеннон добавила еще немного крема на ладонь и стала втирать ее кончиками пальцев в правую ляжку… Нежная кожа дернулась, как у пони, когда на нее садится муха. Шеннон продолжала мягко нажимать на прохладную плоть, не отрывая пальцев, постепенно подбираясь к расщелине между упругими ягодицами Лауры. Вот она уже втирает крем по внешней стороне ягодиц, не покрытой бикини.

Рука Шеннон автоматически потянулась к завязанным узелком тесемкам. Она остановилась. Одно движение – и тонкая ткань упадет…

Она снова набрала крем в ладони и начала массировать другую ляжку, втирая крем движениями вверх, поднимаясь все выше по мягкой округлости попки вплоть до места, где хребет исчезал в трусиках бикини. Усилием воли Шеннон преодолела искушение и заставила свои пальцы двигаться вверх к резко очерченным лопаткам.

Шеннон ощутила теплоту и некоторый трепет между ног. Ее ладони задержались на теплой спине Лауры.

– Здесь я вам помогу сама. – Лаура завела руку за спину и потянула тесемку бикини. Узелок развязался, изумрудно-зеленый лифчик упал на полотенце.

Шеннон увидела плавную линию груди. Вся дрожа, она стала натирать торс Лауры. Ее пальцы поднимались выше, однако она не осмеливалась коснуться груди. Обеими ладонями она ласкала талию, живот, опускаясь все ниже.

Шеннон почувствовала, что трусики ее бикини увлажнились, дыхание участилось. Она присела на корточки. Соски под лифчиком начали затвердевать. На секунду потеряв самообладание, Шеннон подумала: «А вдруг она это заметила! Я хочу ее, я действительно хочу ее».

– А теперь я вас натру, если вы не против, – произнесла Лаура томным, глубоким, волнующим голосом. Она села. На обнаженной груди отпечатались складки, оставленные полотенцем. – Ложитесь на спину.

Шеннон не сняла темные очки. Она поудобнее устроилась на спине под палящим солнцем. На полотенце попали песчинки, занесенные ветром. Веселые голоса раздавались неподалеку; начинался отлив.

Шеннон закрыла глаза. Она чувствовала дуновения теплого ветерка, смешанный запах соли, озона и пота. Она ждала.

Прохладная, липкая от крема рука коснулась ее ноги. Спина Шеннон расслабилась, и пальцы Лауры заскользили по ее икрам к коленям. Вверх и вниз, сначала на колене, затем под ним. Ритмичные поглаживания, растирающие крем по ее горячей коже, массируя ее. Шеннон приподняла другое колено, и процедура повторилась. Затем руки исчезли.

Однако через секунду Шеннон вновь ощутила прикосновение. Теперь ладони ласкали ее ляжки и бедра. Руки Лауры уверенно продвигались вверх, массируя мускулы, покрывая уже смазанную кожу Шеннон новым слоем крема. Чувственные движения привели ее в возбуждение, между ног стало жарко. Она пошевельнулась, едва сдерживая стон.

Пальцы Лауры нежными движениями добрались до чувствительной кожи промежности, спустились вниз, снова двинулись вверх. Шеннон с закрытыми глазами пыталась удержать бедра прижатыми к полотенцу.

Вдруг руки Лауры оставили ее.

Пауза затянулась. Шеннон открыла глаза. Лаура склонилась над бутылочкой с кремом. На ней были только трусики бикини. Соски ее небольших, но полных грудок были бледно-розовыми. Отпечатки, оставленные полотенцем, уже почти исчезли.

Лаура выпрямилась. Шеннон поспешно вновь закрыла глаза. Через мгновение руки Лауры уже растирали крем на горячем от солнца животе, разглаживая кожу. Шеннон почувствовала, как кончики липких пальцев дошли до лифчика, сдвинули его вверх и без задержки двинулись дальше. Ладони Лауры обхватили груди Шеннон. Жар в паху становился непереносимым. Шеннон открыла глаза. Лаура склонилась над ней, стоя на коленях, закрывая солнце, лучи которого пробивались сквозь ее спутанные темные волосы. Ее крепкие ладони еще сжимали обнаженные груди Шеннон. Под взглядом Шеннон соски ее бледно-розовых грудей набухли и затвердели.

– Мне нравятся коричневые соски, – произнесла Лаура охрипшим голосом. – У вас прелестные грудки.

Шеннон взяла правую руку Лауры, задержала ее в своей руке, а затем сунула ее в трусики бикини. Нежная кожа на животе моментально покрылась мурашками.

– Ты ведь еще девственница с женщинами, верно ведь?

– Да, то есть, конечно, не совсем, но… – заикаясь выговорила Шеннон.

– Я так и знала. – Густые брови Лауры взлетели вверх. – Я тебе открою эту тайну. Так будет лучше!

Ее рука скользнула в трусики Шеннон, и кончики пальцев коснулись курчавых волос на ее лобке.

Однако тут же Лаура с озорной усмешкой отдернула руку.

– В чем дело? – Щеки Шеннон залились яркой краской, стали пунцовыми.

– О, мне нравятся женщины, которые еще умеют краснеть. Дело вот в чем. Во-первых, я хочу поплавать в море. Я хочу быть совсем чистой. А во-вторых, это вовсе не так романтично – любовь на пляже. Песок попадает везде!

– Что ты сказала? – спросила разгоряченная и взбудораженная Шеннон.

– Мы можем подняться на холмы, там растет трава вообще очень мило. А пока… – Она вскочила и помчалась к морю.

Шеннон смотрела ей вслед с открытым ртом. А ютом рассмеялась, тоже поднялась и припустила вдогонку.

Шеннон выждала, пока Лаура проплыла отмель и замедлила свой порыв в более глубоком месте. Она тут же нырнула вслед за ней и схватила Лауру за ноги. а опрокинулась, размахивая руками и поднимая тучу брызг.

– Я тебя поймала! – радостно возопила Шеннон. Одной рукой она уцепилась за резинку изумрудного бикини и сильно дернула. Лаура взвизгнула. Лоскуток материи поплыл от нее прочь на гребне волны. Она нырнула за ним.

Шеннон последовала за ней, подхватила бикини и нацепила себе на голову. Лаура приемом регби перехватила ее за талию и перекинула через себя. С громким плеском и шумом они вернулись на отмель с соленой водой. С берега до них донеслись аплодисменты.

Шеннон возвращалась, держа Лауру в кольце своих рук. Блестящие черные волосы прилипли к голове. Ее небольшие полные груди мягко прижались к груди Шеннон, которая почувствовала, как две гибкие сильные ноги кольцом обвились вокруг ее талии, и под ударом волны Лаура тесно прижалась к ней лобком. Но та же волна тут же разделила их. Когда Шеннон, выплевывая воду, в туче брызг выходила из воды, совершенно голая Лаура уже бежала по пляжу, гордо размахивая трусиками бикини.

Шеннон последовала за ней не так поспешно. Она подобрала с песка свое полотенце и сумочку и направилась вслед за Лаурой к холмам, окружавшим пляж.

Капли воды стекали с ее плеч и бедер. Мокрые трусики бикини облепили набухшие щечки ее вагины. Она остановилась, совсем стащила их с себя и бодро зашагала, на ходу обтираясь полотенцем.

Чуть в стороне от пляжа было прохладнее, но все равно жарко. Воздух был неподвижен, шум прибоя затих. Пчелы жужжали над желтыми цветами в траве. Земля под босыми ногами казалась горячей.

Шеннон забралась на вершину холма. Перед ней расстилался новый склон, густо поросший тростником и камышами до самого берега. По краю ниже тянулись заросли мелколистного кустарника, отбрасывающего небольшую тень. В этой тени мелькнуло белое тело.

Шеннон с предосторожностями тихо соскользнула вниз по склону холма. Лаура лежала в тени на спине, согнув одну ногу в колене. Между ног у нее виднелись темные курчавые волосы. Шеннон подползла на локтях и коленях и потрогала их. Ее ищущие пальцы встретили упругую мягкость. Она надавила пальцами. В тени глаза Лауры казались огромными. Они не отрывались от лица Шеннон.

Пальцы Шеннон ощутили упругие влажные волосы. Кончики пальцев углубились в горячую, влажную расщелину. Лаура издала звук, похожий на вздох. Она схватила Шеннон за запястье и потянула ее руку вниз и внутрь.

Шеннон осторожно устроилась рядом на траве. Ее рука глубоко погрузилась между ног Лауры. Другой рукой она сжала ее грудь.

– Я хочу женщину, – шептала Лаура. – Я хочу женщину, которая так отделает меня, чтобы я не смогла подняться. Я хочу тебя!

Шеннон еще сильнее сдавила ее грудь рукой. Пальцы другой руки устремились в раскрывшуюся в ожидании вагину. Жаркая плоть затрепетала под ними. Она медленно ввела внутрь средний палец. Горячая липкая жидкость потекла по ее руке.

– Я все правильно делаю? – прошептала она. – Я хочу сказать, что я ведь не знаю…

– Все хорошо. Очень хорошо. Продолжай так же.

Шеннон принялась водить пальцем в жаркой щели Лауры. Грудь под ее рукой набухла. Она стала вводить палец все глубже, все сильнее. Бедра Лауры приподнялись и задвигались. Сначала рука Шеннон оказалась зажатой между ляжками, но затем они расслабились и отпустили ее. Шеннон добавила еще один палец и ритмично заработала ими в вагине Лауры, одновременно сжимая другую руку. Тугая грудь вздымалась под ее пальцами. Не сбиваясь с ритма, заданного ее пальцами, Шеннон наклонилась и поймала губами набухший сосок Лауры (он был намного больше, заметила она, чем мужской сосок) и принялась сосать и дразнить его языком.

Руки Лауры лихорадочно цеплялись за траву, ее спина выгнулась дугой. Ее вагина сжимала в спазмах пальцы Шеннон. Вдруг судорога сотрясла все ее тело. Шеннон едва успела подхватить ее второй рукой, голова ее откинулась, из открытого рта вырвался сдавленный крик:

– А-а-а-а!

Пронзительные крики чаек раздавались над головой Шеннон, белые крылья мелькали на фоне синего, подернутого дымкой неба.

Взмокшая от пота Лаура рухнула на нее. Так они и лежали прижавшись – грудь к груди, живот к животу. У неудовлетворенной Шеннон болело между ног.

– И это все?..

– Нет, далеко не все. Ни в коем случае! – Губы Лауры искривились в порочной ухмылке. – Ложись, маленькая девственница. Я научу тебя летать.

Шеннон легла на спину, придавив свежую траву. Ее бедра еще дрожали. Тень и солнечные лучи поочередно ласкали ее взмокшее тело. На мгновение плотная фигура заслонила свет, но затем солнечные лучи вновь ослепили ее, когда Лаура резко наклонилась вперед.

Длинные черные волосы мягко накрыли плечи Шеннон, когда Лаура склонилась над ней. Опираясь на локти, она опустила голову и розовым язычком поймала левый сосок Шеннон. Наслаждение молнией пронзило ее от сосков до промежности. Она обеими руками обхватила груди склонившейся над ней Лауры. Та, в свою очередь, нагнулась еще ниже, глубже захватив губами сосок Шеннон, дразня его языком, всасывая в себя всю грудь. Краска бросилась в лицо Шеннон, она яростно терзала женскую плоть – плечи, руки, груди. Она притянула к себе голову Лауры, и их губы встретились, языки стремились проникнуть как можно глубже.

Задохнувшись, Лаура оторвалась от нее. От нее исходил запах морской соли и тонких духов, она вся горела. Шеннон откинулась на спину и тут же почувствовала, как руки Лауры скользят по ее телу, животу и дальше вниз, раздвигая ей ноги. Шеннон выгнулась, чуть подобрав ноги. Жаркий рот приник к чувствительной плоти между ляжками, и она, не удержавшись, вскрикнула.

Губы Лауры накрыли ее вагину, обсасывая ее верхние щечки, а сильный язык работал внутри. Шеннон застонала, бедра дернулись вперед и вверх. Язык Лауры вращательными движениями проникал все глубже, посылая вспышки удовольствия сквозь трепещущую плоть задыхающейся Шеннон, пока не коснулся ее набухшего клитора. Она едва удержалась от крика. Два пальца проникли в ее лоно и сдавили клитор.

– О Боже! – Шеннон схватила Лауру за плечи, ее пальцы больно впились в тело. – Боже мой, я кончаю! Только не останавливайся!

Заполненная вагина Шеннон затрепетала в конвульсиях, волна наслаждения оторвала ее бедра от земли, последняя судорога пробежала по всему телу, и, обессиленная и опустошенная, она рухнула на землю.

Откуда-то издалека до нее донесся приглушенный женский смешок. Лаура! Шеннон с трудом открыла глаза и увидела перед собой лицо Лауры. Ее слишком большой рот смеялся, а губы были влажными. Она погладила Шеннон по щеке.

– Я опять хочу тебя, – произнесла она.

Между ног у Шеннон все еще трепыхалось.

– Ты можешь… мы можем еще.. Я хочу сказать, как долго это может длиться?

Глаза Лауры блеснули.

– Столько, сколько тебе захочется, дорогая. И я у тебя не одноразового пользования. Так-то! – Она указала пальцем на разбросанные вещи из сумочки Шеннон. – А почему бы нам не устроить веселые каникулы? Я дам тебе мой адрес.

– А я пришлю тебе копии. – Шеннон прилегла щекой на живот Лауры. – Ты приедешь ко мне в Лондон. Мы там организуем… обед!

Ее голова скользнула вниз по нежному женскому животу. Упругие волосы на лобке Лауры казались солоноватыми на вкус и пахли женскими выделениями. Шеннон приникла к нему, пытаясь достать языком набухший бутон ее плоти, дразня, касаясь языком и отдергивая его. Между ног у самой Шеннон вновь заполыхал пожар.

Она сосала клитор Лауры, одновременно засунув пальцы в свое жаркое лоно. И хотя она могла бы поклясться, что в этот раз все получилось слишком быстро, волна жгучего наслаждения вскоре прокатилась по всему ее взмокшему от пота телу.

И долго еще на протяжении июльского дня проносились над ними тени чаек.

Колеса поезда постукивали на стыках рельсов. Шеннон сидела, откинувшись на спинку кожаного сиденья, совершенно расслабленная и опустошенная. Время от времени она открывала сумочку и трогала фотоаппарат Кори. «С каким удовольствием, – думала она, – я дам ей проявить эти пленки, это изменит ее мнение обо мне!»

Ее мобильный телефон зазвонил.

– Слушаю, – произнесла она спокойным голосом.

– Это я. – Молчание. – Я.

– О Тим! – Сейчас она была рада, что в вагоне было всего несколько пассажиров. Сердце ее забилось учащенно, кровь бросилась в лицо. – Я же сказала тебе не звонить мне больше!

Его голос звучал легко, волнующе и казался таким привычным:

– Я знаю. Слушай, я не могу сказать тебе прямо сейчас. Может, увидимся? Я хочу попросить тебя кое о чем, очень важном.

– Нет. Впрочем, ладно, да. – Она глубоко вздохнула. – Ладно, давай.

– Я буду у тебя в восемь… – Связь прервалась.

В половине седьмого ее домик сверкал чистотой. Шеннон нервно ходила по холлу взад и вперед, начисто позабыв о прошедшем дне. Весь первый этаж домика был превращен в одну большую комнату еще прежним владельцем. Солнце светило сквозь стеклянные двери, ведущие в крошечный садик. Она выглянула наружу.

«Надо постелить чистые простыни. Нет, не буду. А то он подумает, что я рассчитывала на… Скорее всего он даже не заметит! А может, все-таки?.. Да. Нет, он неправильно поймет. Я же сказала ему, что между нами все кончено!»

В одну минуту девятого она сдернула с постели простыни и пуховое одеяло, вытащила из комода чистое белье и застелила постель. Затем быстро стянула через голову свое полотняное платье, открыла платяной шкаф, вытащила обтягивающее вечернее платье и надела его.

Он опаздывал. Может, заехал за цветами? «Я сказала ему не возвращаться, пока он не решится на… да нет, это было тысячу лет назад. Что же он сейчас хочет?»

В половине девятого она возлежала на диване у окна с бокалом вина в одной руке и несколькими страницами воскресного номера газеты в другой. Когда раздался звонок, она даже не вскочила.

Она осторожно поставила бокал. Газета полетела на ковер. Неторопливо подошла к двери и открыла. «Тим!»

Добрый старый Тим. Белая рубашка, синие джинсы; обычный повседневный наряд. Старая зеленая машина припаркована тут же у входа. Она заглянула в его темные глаза.

Выглядит неплохо, лицо слегка округлилось, в меру упитанный, всем довольный.

– Привет. – Он с некоторым удивлением осмотрел ее наряд. – Я не знал, что ты собиралась выйти сегодня. Ну да ничего, я тебя долго не задержу.

Шеннон молча отступила назад и позволила ему пройти. Она ждала, что он заметит, что она сняла со стены гравюры в рамках, которые он когда-то подарил ей.

Но он даже не взглянул на стены.

Она налила ему бокал красного вина.

– Зачем ты пришел, Тим? Что такое столь уж важное ты хочешь сказать мне?

Он подобрал газету с пола, разгладил и аккуратно сложил ее. У любого другого это выглядело бы как нервная манерность, он же весь просто сиял и находился в превосходнейшем расположении духа.

– Ты уж меня извини, похоже, у меня это прозвучало гораздо серьезнее, чем я предполагал. Я хотел бы попросить об огромнейшем одолжении. Понимаешь, я перебрал всех, но в конце концов подумал о тебе – я же знаю, ты хотела, чтобы мы оставались друзьями. А это как раз то, о чем можно попросить друга.

Шеннон уставилась на него. Затем на мгновение отвернулась, пробежалась пальцами по книжным полкам. Чуть придя в себя, она сказала:

– Значит, ты не возвращаешься ко мне?

На его губах все еще блуждала улыбка.

– Мы поговорим об этом, когда я вернусь. – Он по-мальчишески ухмыльнулся.

– Когда вернешься? Тим, будет лучше, если ты все объяснишь.

– Я увожу Джулию на месяц в отпуск в Грецию, – объяснил Тим, – чтобы там отпраздновать наше примирение. Дети остаются у бабушки. И я подумал, может, ты могла бы время от времени заглядывать в нашу квартиру, чтобы покормить кошек?

Глава 9

В тот вечер Надя решила не закрывать свой магазин допоздна в расчете на вечерних туристов. Когда колокольчик на двери зазвенел – как она подумала, наверняка сегодня в последний раз, – она вышла в торговый зал и увидела Шеннон, которая дрожащими губами выпалила:

– Надя, я убью его!

– Правда? Ты опять о Тиме? – Надя скептически покачала головой. Она с трудом улавливала смысл в потоке бессвязных фраз. – Я думала, ты давно покончила с ним.

– Я должна! Я все равно убью его! – закончила наконец Шеннон. – А потом я отрежу ему яйца и пошлю по почте Джулии. Пусть порадуется!

Шеннон прошла за ней внутрь магазина.

Надя перевернула на двери табличку с «ОТКРЫТО» на «ЗАКРЫТО» и заперла дверь. Она набросила зеленую суконную тряпку на витрину прилавка, прикрыв украшения времен пятидесятых годов, дабы никто не разбил витрину, позарившись на них. До нее доносились возмущенные возгласы Шеннон из задней комнаты:

– Да что он себе представляет? «Мы поговорим об этом, когда я вернусь», понимаешь ли! Ну уж нет, мне больше не о чем с ним разговаривать! Мне жаль Джулию. Я бы могла рассказать ей, за какой скотиной она замужем последние восемь лет! Но если она сама до сих пор не знает этого, значит, она еще большая дура, чем была я!

Надя задвинула гардины, отделявшие торговый зал от задней комнаты. Шеннон сидела перед открытой дверью черного хода со стаканом перье в руке. Подол черного вечернего платья она подняла до колен, подставив ноги лучам вечернего солнца.

– В общем-то я даже рада, что он так обошелся со мной. – Шеннон подняла голову. – Теперь-то я не забуду, каким он стал. После такого – никогда! И я вот что скажу тебе, Надя, я этого просто так не оставлю! Никто еще со мной так не обходился!

– Почему бы тебе не пойти сегодня ко мне? Давай поужинаем вместе, у меня в холодильнике всегда что-нибудь найдется, – предложила Надя.

– Знаешь, с удовольствием, спасибо. Да, кстати, – сказала Шеннон, поднявшись, – как у тебя насчет этого… Ну, сама знаешь… Ты еще не выполнила задание Кори? А что она тебе задала?

Надя облизнула вдруг пересохшие губы.

– Нет еще. Я как раз сейчас думала об этом. Хорошенькое дельце!

***

Через два дня Надя вела свой красный «эм-джи» по проселочной дороге в загородный дом в Уилшире.

«Не думала я, что когда-нибудь еще вернусь сюда. Здесь ничего не изменилось».

Она выключила двигатель, и наступила полная тишина.

Надя опустила стекло машины и прислушалась. Высоко в небе пели птицы над зелеными вершинами каштанов, выстроившихся вдоль дороги. Жаркое полуденное солнце опаляло ее лицо сквозь листву деревьев.

«Это очень рискованно. Это, пожалуй, даже слишком рискованно. Я знаю этих людей!»

Но ведь именно в этом вся изюминка задачки Кори.

Задачка Кори была проста: «Попытайся совратить кого-нибудь из них». А затем она перечислила имена и фамилии.

«Сколько раз мне этого хотелось, когда я еще жила здесь с Оскаром. Да, сотни. Это было бы… непорядочно. Сколько раз я думала: ах, если бы я не была замужем…»

Повеяло теплым ветерком, донесшим аромат садовых цветов. Надя бросила взгляд на согретую солнцем старую кирпичную стену главного здания. Двери были закрыты, шторы на большинстве окон задвинуты.

«Оскар никогда не любил приезжать сюда в августе, предпочитая оставаться в Лондоне. А я? Я так никогда и не воспользовалась этим домом…»

Внезапно решившись, она открыла дверцу своего «эм-джи» и опустила ноги на землю. Высокие каблуки ее босоножек тут же увязли в гравии. Фирменная шелковая длинная, до колен, майка соскользнула, обнажив чуть тронутые веснушками плечи. Она вышла под палящее солнце, надела темные солнечные очки и сунула ключи от машины в крошечную, очень дорогую сумочку – один из немногих подарков, который она сохранила после развода.

Пара ярких разноцветных бабочек порхала в воздухе, слышалось жужжание пчел. Стрелки часов на башенке дома показывали час двадцать пополудни.

Минуя главный вход, Надя направилась прямиком к кованым чугунным воротам подъездной аллеи, ведущей во двор, и толкнула ворота. Горячий металл тяжело подался под ее рукой. Она вошла во двор. Только хруст гравия под ее каблуками нарушал знойную тишину. По левую руку от нее остались окна главного дома, а справа – буйные краски сада.

Она обогнула угол дома, выйдя прямо к конюшне, небольшим одноэтажным мастерским и гаражу. На дорожке стоял громоздкий зеленый «роллс-ройс», наполовину залитый мыльной пеной. Мужской голос, обладатель которого явно не отличался слухом, что-то напевал. Пока она смотрела, со стороны гаража на крышу машины кто-то плеснул ведро воды, затем появился человек с мокрой тряпкой в руках. «Ричард! – подумала она. – Ты еще здесь».

Ему было около тридцати, небольшого роста, крепко сложенный, с грубо вылепленными чертами лица. При виде ее он побледнел как полотно, но тут же ухмыльнулся с выражением в равной степени изумления и удовольствия. Она отметила взгляд, которым он окинул ее сверху донизу, а затем опустил вниз глаза и автоматически поднес руку к тому месту, где должна была быть фуражка.

– Добрый день, миссис Тревитик. – Он на мгновение заколебался. – Простите, мэм, я хотел сказать «мисс Тревитик».

– Я уже больше не Тревитик, а снова мисс Кей. Привет, Ричард!

Она расправила плечи. Тонкий шелк майки слегка обтянул ее грудь, чуть набухшую от возбуждения. Она посмотрела на шофера. Ярко начищенные ботинки и стрелочки на форменных брюках. Единственная уступка жаре состояла в том, что он скинул форменную куртку и закатал рукава рубашки. Однако темно-синий галстук оставался на нем. Его белокурые волосы были коротко острижены и торчали слипшимися от пота пучками.

– Мистера Оскара здесь нет, мисс.

– Я знаю, он в Лондоне. – Надя подошла и положила руку на крыло «роллс-ройса». Нагретый металл обжигал ее пальцы. Она обошла машину, открыла заднюю дверцу с его стороны и села на сиденье, оставив ноги снаружи.

Она тут же вспотела. Внутри машины все пропиталось запахом кожаной обивки. Она окинула взглядом шофера с ног до головы:

– Тебе не жарко, Ричард?

– Да, мэм, то есть мисс.

Надя откинулась назад, ощутив, как скользит дорогой шелк по телу. Она вытянула ноги.

– Помнишь, – произнесла она мечтательно, – сколько раз ты возил меня в Лондон за покупками? Сейчас кажется, что это было так давно.

– Я ничего не забыл, мисс. – Он запустил пятерню в стриженые волосы. Глаза заморгали от полуденного солнца. Он поправил узел своего галстука. Глаза скользнули по ее лицу к вырезу на шелковой майке, вниз по длинным обнаженным ногам. – В доме никого нет, мисс, вы зря потратили время на поездку.

– Ну уж нет, – пробормотала Надя, пристально взглянув на него.

Его лицо залилось румянцем. Быть может, просто от солнца. «Пожалуй нет», – подумала она, откидываясь на спинку и вытянув ногу в босоножке.

– Я всегда смотрела на тебя, когда ты вел машину, Ричард. И на твои руки на руле, они такие сильные. И мне так нравятся.

Ричард посмотрел на свои руки и спрятал их за спину. Затем повернулся и швырнул тряпку. Надя услышала всплеск в ведре.

– Я на вас тоже всегда смотрел. – Его голос звучал хрипло, черты лица окаменели.

– Но это было тогда, – сказала она. – Я больше сюда никогда не вернусь, Ричард. Это мой последний приезд сюда. И мне хотелось бы как-то отметить это. Но если тебе этого не хочется, просто ничего не говори.

– Бог мой! – Его лицо над белым воротничком стало пунцовым. – Не говорите так!

Она смотрела на его простодушное лицо. Он привлекал ее тем, что абсолютно не подозревал о своей мужской притягательности.

– Я ничего не говорю, я ни о чем не думаю, – просто сказала она. – Но мне так хотелось бы раздеть тебя, зубами сорвать с тебя одежду.

– Я обычно не сразу возвращался домой после того, как возил вас целый день, мисс. – Его голос стал хриплым. – Вы шли с кучей покупок в дом, а я – в гараж, представляя себе вас в трусиках, спущенных ниже колен, или как вы зарываетесь лицом у меня промеж ног. Вы представить себе не можете, сколько раз в мыслях я трахал вас!

Надя потерла ладонями липкие от пота щеки, потом прижала руки к бокам, туго обтянув зеленым шелком грудь и живот, наблюдая, как затвердевает его член в брюках. Он казался огромным, именно таким, каким она и представляла.

– А я что делала? Расскажи мне! – Ее дыхание участилось.

Ричард потянул за узел вдруг ставшего тесным галстука. Он стоял чуть расставив ноги, нервно наматывая галстук на руку. Затем начал говорить запинаясь и наконец уставился на нее темным голодным взглядом.

– Вы вылезли из машины, а я задрал ваше платье, а на вас были французские трусики, шелковые такие, а я все смотрел на них.

Надя засунула одну ногу внутрь «роллс-ройса», другой снаружи касаясь гравия на дорожке. Поудобнее устроила зад на кожаном сиденье так, что зеленый шелк юбки задрался на бедрах, обнажив край чулка цвета слоновой кости.

– А я что делала, Ричард?

– А вы раздвинули ноги, – сказал он, – так что мне стала видна вся промежность.

Горячая волна возбуждения прокатилась по всему телу, достигнув вагины. Надя нарочито медленно отложила в сторону свою сумочку и разлеглась на горячей коже сиденья, раскинув длинные ноги. Она нагнулась и, ухватив край подола, задрала его до самых ляжек. Он уставился на ее шелковые французские трусики, которые на глазах увлажнялась между ног.

– И что же тогда?

И тогда я толкнул вас обратно на заднее сиденье. – Он отбросил галстук, пригнул голову и наполовину влез в машину. Вместе с ним проник сильный запах пота. Его обнаженные руки были покрыты жесткой золотистой порослью. Одной рукой он ухватил Надю за левую грудь. Она поудобнее откинулась на обжигающей коже заднего сиденья. Другая его рука скользнула ей под юбку, по животу дойдя до самого пупка. Двумя пальцами он схватил ее трусики. Надя закрыла глаза. Она почувствовала, как трусики сползают с ее попки, цепляясь за сиденье, обнажая лобок.

– О Господи! Надины глаза широко открылись. Ричард полез назад из машины. Он ударился головой о край дверного проема и выругался. Он тяжело дышал, полы рубашки закрывали перед его расстегнутых брюк. Надя лежала, широко раскинув ноги, на которых пониже колен болтались трусики, а влажную промежность овевал теплый летний ветерок. Тот же голос повторил:

– Господи…

– Ли? – Надя подняла голову. – Это ты, Ли? Вновь прибывший оказался молодым человеком лет двадцати. У него была густая шевелюра вьющихся, цвета старой бронзы, волос, ниспадавшая на плечи, а физиономия с орлиным носом напоминала лицо ангела пятнадцатого столетия. Его загорелая грудь с рельефными мускулами была обнажена. Сильные стройные ноги и бедра вырисовывались под джинсами, такими старыми и вытертыми, что они казались скорее грязно-белыми, чем синими. К радости Нади, это оказался помощник садовника, которого Оскар нанял за несколько месяцев до их развода.

Ширинка туго обтягивала твердый бугор на джинсах, когда Ли заглянул в машину. Кровь прилила к его лицу.

– Простите, мисс Надя, я не…

– Постой, не уходи. – Надя перехватила взгляд Ричарда. – Пойдемте в конюшню, все вместе.

Возникло секундное замешательство. Затем Ричард полез в машину и схватил ее за руки. С его помощью она выбралась из машины. Он подхватил ее на руки и широким шагом зашагал в конюшню. Краем глаза она заметила, что Ли не отставал от них.

Оказавшись после яркого солнечного света в полумраке конюшни, Надя на несколько секунд ослепла.

Ричард медленно опустил ее. Голыми ногами она почувствовала сено. Оглядевшись, она поняла, что лежит в стойле. Ли стоял позади нее, поддерживая верхнюю часть тела. Ноги широко раскинуты на покрытом сеном полу.

Без долгих раздумий Ричард расстегнул ширинку. Его толстый напряженный член вырвался на свободу. Надя закинула руки назад и натолкнулась на разгоряченный торс с покрытой мурашками кожей. Она дотянулась до ширинки Ли, и тут же его жезл начал набухать, толстеть и распрямляться под ее руками.

– Я здесь… – начал он дрогнувшим голосом. – Я хотел сказать… я не мешаю? Мы вместе?..

– Я всегда хотела, чтобы вы отодрали меня. – Надины глаза наконец привыкли к полумраку. – Я всегда смотрела на вас отсюда. Но я ничего не могла поделать. Зато сейчас наконец я могу высказаться. И я хочу, чтобы вы оба сразу меня вздрючили.

Ричард опустился на колени перед ней. Она стянула совсем свои трусики и поудобнее расставила ноги. Ли, стоя на коленях позади нее, приподнял ее шелковую майку. Грубыми мозолистыми пальцами он схватил ее упрятанные в атласные чашечки бюстгальтера груди.

Ричард, зарывшись щетинистой физиономией меж Надиных ляжек, обдавал горячим дыханием ее набухшую, трепещущую вагину, рьяно вылизывая языком ее внутренние губки. Она напряглась и выгнулась всем телом. Губы Ли слились с ее губами в долгом поцелуе, а тем временем Ричард, языком обработав вагину и клитор, поднимался все выше и выше, заполнив слюной пупок и достав до самых грудей.

Ли наконец оторвался от ее губ, и Надя смогла перевести дыхание.

– Всякий раз, когда я видела одного из вас в гараже, а другого в саду, мне хотелось как-то показать, насколько я хочу вас обоих.

Теперь Ли перекинулся на ее грудь. Склонившись над ней мускулистым, залитым потом торсом, он, не отрывая губ от ее тела, покусывая, прихватывая зубами кожу, потихоньку двинулся вниз. Надя, в свою очередь, расстегнула ремень его джинсов и потянула вниз молнию.

Истомившийся в ожидании член вывалился наружу. Надя ухватила его руками и принялась с жадностью лизать и сосать. Ствол быстро затвердевал в ее руках. Продолжая держать член во рту, она стала руками ласкать его торс, живот, соски, пушистую поросль на груди, насколько она могла достать руками.

Тем временем Ричард, не теряя времени, сунул свой шток промеж внешних щечек ее вагины. Все Надино тело натянулось струной, но тут же ее расслабившаяся плоть приняла его в свою жаркую влажную пещеру. Первый сильный толчок наполнил ее блаженством. Она продолжала вылизывать член Ли, от набухшей головки до основания мошонки, зарываясь лицом в мягкую влажную растительность. «Он пахнет здесь сладкими травами», – промелькнула у нее мысль, пока она старательно вылизывала кожу между мошонкой и анусом. Его бедра раздвинулись, и он закинул ноги ей за плечи. Надя посмотрела вверх через узкую щель меж его ягодиц как раз вовремя, чтобы увидеть поверх его мускулистой спины, как Ричард, обхватив обеими руками голову юноши, впился губами в его рот, а его вздувшийся член тем временем проникал в нее все глубже. Все ее тело пронизала дрожь, и она громко застонала.

– Уф! – коротко произнес Ричард и быстро выскочил из нее.

Ничего не понимал, она замерла в замешательстве. Ли тоже отвалился. Руки Ричарда приподняли ее.

Бюстгальтер был расстегнут в мгновение ока. Надя чувствовала их руки повсюду, ее поглаживали, ласкали, тискали, мяли, пока в конце концов она не перестала осознавать, кто из них что делает. И в этот момент Ричард насадил ее на свой мощный член, едва не оторвав от земли.

Тут же что-то уперлось ей в зад. У нее перехватило дыхание, соленый пот лил с нее ручьями. Ли языком раздвинул щечки зада, проник в анус, выскочил назад и вновь забрался внутрь, размягчая ее, заставляя ее отверстие расширяться и сжиматься поочередно. Затем, обильно смочив отверстие слюной, Ли приставил к нему свое орудие и сильно надавил.

В свою очередь, член Ричарда тоже пришел в движение. Она обхватила свои плечи руками, стоя почти на цыпочках даже в босоножках на высоких каблуках. Член Ли безжалостно давил, раздирая ее сзади. Она чувствовала, как его ствол разбухает в ней, до предела заполнив ее зад. На какое-то мгновение она застыла неподвижно в разящем потом стойле, обнаженная до пояса. Член Ричарда был засажен ей по самую мошонку спереди, сзади пристроился Ли.

– Ну, трахните же меня! – с трудом выдавила она.

– Сейчас, – прохрипел Ричард и поддал задом. Затем толкнул Ли.

Чередуясь таким образом, они принялись, как помпой, накачивать ее. Надя широко раскрыла глаза. Одну ногу для опоры она закинула на мускулистое бедро Ричарда.

– О да, Господи, до чего же хорошо! Поддайте еще, давайте! – стонала она. – Я всегда хотела этого! Сидя в машине на заднем сиденье, валяясь на траве в саду. Я всегда хотела, я хочу сейчас! Давайте же!

Руки Ричарда крепко удерживали ее за плечи. Ли обхватил ее за бедра. Голова Ричарда откинулась назад, зубы обнажились, а торс ритмично двигался. Тем временем губы Ли, сначала легко касавшиеся ее усыпанных веснушками плеч, стали сильнее прихватывать кожу, затем он принялся покусывать ее, пока она не покрылась мурашками, и вновь зализывать и прикусывать. А шелковисто-стальной ствол все сильнее раздвигал кольцо мускулов ее ануса. Толчки Ричарда постепенно стали учащаться. Она вся трепетала от неистовых ощущений.

– Ну, еще, еще чуть-чуть! – Ее руки кольцом сжали бицепсы Ричарда. И уже атаки Ли едва не отрывали ее от земли. Мужчины теперь поочередно входили и выходили из нее, и внутри у нее с каждым толчком все разбухало, все горело, и казалось, все, больше не вынести. – О да, о да… о!..

Наконец оба в последнем рывке вошли вместе, два члена одновременно заполнили ее и взорвались потоками жаркого семени. Все ее тело затрепетало от нестерпимого наслаждения, от которого потемнело в глазах, колени подогнулись, и она без сил рухнула на Ли, свесив голову и широко раскинув руки, а пот струйками сбегал по ее обнаженной груди. Вдруг съежившиеся члены начали выскальзывать из нее.

Кто-то произнес за дверью:

– Я вам не очень помешал?

Надя застыла как громом пораженная. Затем чуть приподняла голову, не в силах пошевельнуться. Темная фигура склонилась в проеме двери. Из-за светившего сзади солнца лица не было видно, но голос она узнала тут же.

Это был таможенник с того самого банкета.

Надя встала, с трудом оторвав свое обессилевшее тело от Ли позади нее, посмотрела на человека, бывшего когда-то ее шофером, а теперь стоявшего со спущенными ниже колен форменными брюками.

– Благодарю вас, – произнесла она холодно, – я думаю, на сегодня это все.

Выйдя из конюшни, с яростью оправляя майку, она столкнулась нос к носу с таможенником. На нем был неофициальный, повседневный наряд: мягкие джинсы и белая майка, плотно облегавшие его тело и почему-то вызвавшие ее раздражение.

– Как вы посмели? – резко спросила она. – Что все это значит? Как вы вообще разыскали меня?

– Ну, это было вовсе не трудно. Масса людей на прошлом приеме хорошо знают вас. Сегодня утром я встретил пожилого джентльмена, который присматривал за вашим магазином, и он сказал мне, что вы уехали на природу. – Он пожал массивными плечами. – Ну я и подумал, что вы, возможно, решили навестить свой старый дом. Я хотел вновь увидеть вас.

Надя резко одернула на бедрах влажную юбку.

– Ну вот вы и увидели меня!

Несмотря на краткое замешательство, ощущение триумфа помогло ей обрести уверенность в себе. Все ее тело еще пело от удовольствия: если бы она была кошкой, она бы, наверное, замурлыкала. Ее вагина и зад еще хранили наслаждение, липкие от сладкой мужской спермы.

«Я получила кайф, – подумала она, – и никто этого у меня не отнимет».

На лице таможенника появилась ангельская улыбка.

– Я все же сослужил вам добрую службу. Когда мы виделись с вами в последний раз, пределом ваших амбиций было улечься в постель с двумя мужиками сразу. – Он хитро подмигнул ей: – И как вижу, я помог вам стать более амбициозной.

Лицо Нади залилось краской. Она поймала себя на том, что заикается.

– Это было вовсе не так! Все было совсем иначе! И вы к этому не имеете ни малейшего отношения!

– Правда?

– Да, правда.

Лицо его тронула блаженная улыбка.

– Ну, значит, это было просто совпадение.

– Что? – Надя оскорбленно замерла, а он тем временем повернулся и зашагал прочь.

– Какие у вас есть основания считать себя ответственным за мои поступки? – закричала она ему вслед.

Ее голос эхом отозвался от фронтона главного здания. Кровь бросилась ей в лицо. Но мужчина даже не обернулся и продолжал шагать. Она услышала, что он даже принялся насвистывать, усаживаясь в свою голубую «воксхолл-астру».

– Это вы-то сослужили мне добрую службу?..

«Ох уж эти чертовы нервы!»

Когда она вернулась к своей «эм-джи», она увидела фотоаппарат Кори. Все там же, на заднем сиденье. По-прежнему в своем футляре.

– Ну это ж надо, мать твою! – воскликнула Надя.

Большая черная ворона сорвалась с крыши дома и, громко каркая, улетела прочь.

Глава 10

В этот уик-энд они собрались на квартире у Кори.

Сравнивание и обсуждение их фотосвидетельств превратилось в нелицеприятную дискуссию. Шеннон Гаррет держала в руках фотографию три на пять дюймов. Она поворачивала ее так и сяк, держала вверх ногами, тщательно рассматривая матовую поверхность.

– Это что, его член? Я не уверена.

– Освещение было плохое, – недовольно пробурчала Кори. – А на твоем снимке, глянь-ка, у девки титьки не бог весть какие, правда?

– Это я на фото, – сказала Шеннон ледяным тоном. И, обращаясь к Наде: – Она взяла фотографию, где та девица была на мне. Грудь всегда кажется меньше, когда лежишь на спине, верно ведь?

Естественно. – Надя, обратила внимание Шеннон, произнесла это без улыбки. Она сидела на единственном стуле в спальне, которая служила одновременно лабораторией для проявки фотографий. Старшая подруга придвинула скрученные полоски бумаги, еще блестящие и влажные от проявителя. Не было ни одной ее фотографии. – У Ричарда и Ли великолепные фигуры…

– Значит, ты продолжаешь твою историю, – буркнула Шеннон. – И не надо корчить из себя обиженную, потому что тебя прервали.

– Итак, вот этот мужик…

Их разговор прервал звонок в дверь.

– Вы, девочки, оставайтесь здесь. – Кори сползла с дивана и бесшумно проскользнула в гостиную к входной двери. – Сейчас я это быстренько улажу.

Когда Кори исчезла за дверью, Надя взглянула на Шеннон, лежащую на кровати.

– Да с такими фотографиями я бы победила на любом конкурсе!

Громкий крик Кори прервал ее на полуслове:

– Так что же вы от меня хотите, в конце концов?

Шеннон переглянулась с Надей. Она встала и двинулась к двери, отделяющей спальню от гостиной, чтобы прикрыть ее.

Женский голос в гостиной сухо произнес:

– Ты меня слышала. Мой сын будет баллотироваться в парламент. От графства Мидленд, кажется. Ты должна бы помнить, что он всегда интересовался политикой.

– Патриция, – прошептала Шеннон.

Надя кивнула и босиком на цыпочках подошла к ней. Брови Шеннон вопросительно взметнулись вверх. Надя покачала головой и приложила палец к губам.

– Бен вполне может стать и членом парламента. – Голос Кори из-за двери звучал язвительно. – Он достаточно глуп для этого. Ну а мне-то что до этого?

– Он и собирается стать депутатом парламента. В его избирательном округе известно, что он разведен. И хотя это не приветствуется, жить с этим можно. Но вот чего мне хочется в последнюю очередь, так это чтобы эти сволочные газетчики раскопали, что он был женат на полукровке из Южной Америки, да к тому же порномодели.

– Я в жизни не занималась порнографией! – взвизгнула Кори.

– Ты меня удивляешь, милочка. – Голос пожилой леди стал ледяным. – Я забочусь о репутации моего сына. Мне наплевать на то, какой моделью ты работаешь, но ты должна немедленно прекратить это.

Наступило молчание. Шеннон, закусив губу, взялась было за ручку двери в гостиную, но Надя молча остановила ее.

– Да вы с ума сошли, – пробормотала Кори.

Патриция Брайт произнесла четко, почти по слогам:

– Насколько мне известно, ты в любом случае не должна заниматься бизнесом. Как я понимаю, твой контракт на аренду запрещает тебе принимать участие в коммерческой деятельности. Возможно, хозяин дома еще не знает, что ты делаешь?

– Так как же мне прикажете зарабатывать себе на жизнь? – с трудом выдавила Кори.

– А это уж не моя забота. Полагаю, ты сумеешь оболванить еще кого-нибудь, как это было с моим сыном. Я надеюсь, мы поняли друг друга, не так ли? Мне пора идти, я должна еще отрепетировать мою речь в «Конвей-холле». Не надо, не утруждай себя. Я сама найду выход.

Входная дверь захлопнулась с громким стуком.

– Мы все слышали, но ничем не могли тебе помочь, – сказала Шеннон, входя в гостиную. – Старая сука! Ну что ты, Кори?

Она обняла девушку, когда та разразилась слезами. Надя тем временем налила чего-то в стакан и сунула его Кори в руки. Кори выпила несколько глотков, отошла и перестала плакать.

– Сука! – Кори осушила стакан. – Хорошо, я смогу выжить, занимаясь только фотографированием. Хотя я снимаюсь всего-то для одного каталога, а не для светской тусовки или порнушки, и вообще все дело в моих сволочных принципах!

Шеннон усадила ее в старое плетеное кресло.

– Вот тебе и мое пари – сделай порнофильм. И покажи его ей.

– С ее подачи меня отсюда выселят. У нее масса влиятельных друзей. Похоже, я погорела… – Кори утерла слезы и взглянула на подруг. – Ну ничего. Не волнуйтесь, я что-нибудь придумаю.

– Успокойся, Кори, – произнесла Шеннон.

– Нет, я знаю ее. Забудь об этом. Завтра я позвоню Перри и скажу, что я больше не буду сниматься. И вообще, не хочу я сейчас даже думать об этом.

– Послушайте, у меня появилась одна мысль, – сказала Надя.

Обе подруги обернулись к ней.

– Кори, милая, тут у тебя есть кладовка, ключи от нее еще у тебя?

Та взглянула на дверь в углу у противоположной стены спальни.

– Кажется, да. А что?

Надя не ответила. Кори поднялась и принялась рыться в куче баночек с косметикой, дешевой бижутерией и прочим хламом в кухонном шкафу. Наконец после долгих поисков она вернулась с ключом в руке.

– Я собиралась превратить ее в фотолабораторию, – пояснила она. – Хозяин все равно не сможет сделать из нее еще одну жилую комнату. Там сейчас ничего нет.

Надя лениво поднялась, как будто летняя жара разморила ее до такой степени, что малейшее движение давалось ей с трудом. Но Шеннон подметила живой огонек, загоревшийся в ее глазах.

– Дай-ка мне ключ. – Надя пересекла комнату и открыла дверь.

Шеннон пошла за ней, заглядывая через плечо в дверной проем. Комната за спальней Кори оказалась просто заброшенной мансардой. В отличие от спальни и гостиной стены из красного кирпича в ней не были оклеены обоями. Воздух стоял спертый и тяжелый.

Кори пошарила рукой, нашла какую-то веревочку и потянула за нее. Резким светом вспыхнула голая лампочка, свисавшая со стропил. Под покатой крышей были проделаны два крошечных слуховых окошка. На балках висела паутина. Помещение было гораздо просторнее спальни Кори и посередине разделялось массивными деревянными балками – диагональной и горизонтальной на уровне пояса и одной чуть выше пола. В давние времена были пристроены стропила. Повсюду были разбросаны старые картонные коробки с кипами журналов, вверх колесами валялся испорченный пылесос.

– Это отвлечет тебя от всех проблем, – заявила Надя. – Кори, дорогая, если позволишь, я тебе подскажу, на что употребить некоторую часть из твоих пяти тысяч фунтов. У меня тут возникла идея.

Шеннон посмотрела на Кори – та выглядела несколько озадаченной.

– Ну, я думаю, можно… Ладно, давай выкладывай! – Кори уже заулыбалась в предвкушении сюрприза. – Что ты задумала?

Надя недовольно пнула босой ногой ближайшую коробку.

– Прежде всего ты выкинешь отсюда весь этот хлам, а мы с Шеннон все здесь подметем, вымоем, выскребем, в общем, вылижем эту комнатку до последнего дюйма. Под этим хламом скрывается вполне приличное помещение.

– Хм! – скептически хмыкнула Шеннон.

– Пока мы всем этим будем заниматься, ты, Кори, пойдешь и купишь недорогую, но приличную камеру, а также все необходимое для обработки кинопленки в домашних условиях. – Надя чуть повела плечами, усыпанными бисеринками пота из-за духоты и спертого воздуха. В ее глазах появился опасный блеск. – Мы ведь так и не выявили победительницу в нашем маленьком конкурсе. Как оказалось, очень трудно получить достоверные фотодоказательства на стороне. Что ж! Я предлагаю тебе, мне и Шеннон – короче, всем нам – поставить наши опыты здесь! А затем заснять их. И тогда мы сможем назвать победительницу!

– А это что за штуковина? – Шеннон вытерла лоб тыльной стороной ладони. Она добралась до дальнего угла мансарды. Пыль, смешавшаяся с ее собственным потом, покрывала ее лоб.

Кори прошлепала босыми ногами по доскам.

– А, это. Каркас от моего старого дивана, ну того самого, дешевого. Я оставила его про запас, на всякий случай. Давай засунем его куда-нибудь наверх.

Четверть часа спустя Шеннон глянула на голый остов дивана. Она закашлялась и присела на его краешек.

– Ну и работенку же ты нам задала! Надя стояла, опершись локтями на поперечную балку в центре мансарды. На подоле ее летнего платья осталось мокрое пятно – свидетельство того, что она на коленях скребла деревянные доски пола.

– Кори, дорогая, какая чудная штуковина! – посмотрела она на каркас. – Я могу подкинуть тебе еще одну идейку в смысле меблировки?

Кори небрежно пнула ногой нижнюю балку.

– Я подумываю о паре металлических колец на винтах.

– Колец? – удивилась Шеннон. – А для чего? Ах да. – Она покраснела.

А почему бы нам не обзавестись своим собственным карцером? – ухмыльнулась Кори. Однако выражение лица у нее тут же сменилось. Она присела на нижнюю балку. Надя по-прежнему стояла, опершись локтями, над ней. – Нам надо быть осторожными, – произнесла вдруг Кори. – Я не хочу, чтобы какой-нибудь кретин узнал, где я живу. И тем более чтобы владелец моего дома разнюхал что-нибудь. Дело в том, что Патриция в общем-то права. Если он узнает что-нибудь насчет моего фотобизнеса, он тут же примчится. А уж если коснется этого!..

Надя пригладила свои непокорные волосы:

– Не волнуйся, дорогая, мы не настолько глупы.

– Давайте перейдем к делу, – сказала Шеннон. Остов дивана оказался неудобным. Она встала и осмотрела вычищенную, прямо-таки вылизанную мансарду. – Итак, кто будет первой?

– Мы все придумали свои задания? – спросила Надя.

Кори засунула руку в карман джинсов и вытащила оттуда горсть мелочи. Она выбрала три монетки, одну оставила себе, а остальные дала Наде и Шеннон.

– Кому выпадет решка, тот начинает, – подвела черту она.

– Орел, – объявила Надя.

– Решка, – сказала Шеннон.

Кори подняла руку с зажатым в кулаке двадцатипенсовиком.

– Решка. Итак, тебе начинать, Шеннон.

– У меня есть для тебя задачка, Кори, – начала Шеннон. – Держа в уме эти стальные кольца, конечно! У нас ведь карцер. Не хватает только кнута и цепей. Давай-ка потрать чуток из этих денег и купи все это… И тогда мое задание такое: ты должна оставить карточку с номером вон в той телефонной будке на углу и поиметь первого же прохожего, который позвонит по этому номеру.

Шеннон стояла на коленях на полу у телефона. Над ней склонилась Кори, опираясь локтями на плечи старшей подруги. Завитки черных волос ниспадали на ее лоб. Она поднесла к глазам бинокль.

– Взял трубку, – коротко бросила она. – Отлично, давай отвечай на звонок.

Шеннон поднесла трубку к уху.

– Слушаю?.. – проворковала она.

Изображение в бинокле стало резче. Кори сфокусировала его на телефонной будке неподалеку от дома. Стенки будки были из прозрачного пластика, и ей был хорошо виден профиль мужчины с трубкой в руке.

– Пусть он заговорит с тобой, – прошептала она. – Какой у него голос?

– Заткнись! – Шеннон закрыла ей рот рукой. – Да обыкновенный. Обыкновенный у него голос. Да, продолжайте, пожалуйста… расскажите что-нибудь о себе…

Человек в будке стоял лицом к стене, держался очень прямо. У него были ярко-рыжие волосы. На нем была белая рубашка, галстук и модные серые брюки. У ног лежал портфель и, возможно, свернутый пиджак – Кори не могла точно разглядеть.

– Он спрашивает, не я ли «миссис Кнут»? – прошептала Шеннон, раздираемая смятением и смехом. – Что ему сказать?

– Скажи ему, что можешь организовать встречу с ней, дура! Спроси его: что он предпочитает?

– Слушай, в нем нет ничего странного, верно? – спросила Надя из глубины комнаты.

– Нормальней не бывает. Но это ничего не значит. Подожди минутку…

Кори навела фокус на его лицо. Чистая кожа, веснушки, чуть детское выражение лица, трудно было даже определить, давно ли ему перевалило за двадцать. Достаточно высокий, крепкого телосложения. Его ярко-рыжие слегка вьющиеся волосы были коротко подстрижены. Он повернулся, сменив позу, и Кори смогла получше рассмотреть его. Чисто выбритые, слегка розоватые щеки, широко расставленные глаза, резко очерченные скулы… Было что-то такое в выражении его лица, когда он говорил…

Она увидела, как человек в телефонной будке поднял руку, взял со стены карточку. «Нашу!» – подумала она. И теперь ошибиться было невозможно – лицо его раскраснелось.

Она опустила бинокль и прошептала:

– Так что он предпочитает?

– Он говорит, что его зовут Адриан и ему нравится «самое обычное». – Шеннон снова приложила руку ко рту. – Он говорит, что его пароль – голубой. Так что ему сказать?

Кори затрясла головой:

– Погляди на него. Слишком уж он домашний. Надя выступила вперед из тени комнаты:

– Шеннон, это твое задание, тебе и решать.

В телефонной трубке, которую Шеннон по-прежнему держала в руке, что-то неразборчиво заверещало. Она откинулась на плечо Кори, удерживаясь одной рукой.

– Хорошо, я тоже так думаю, да…

– Что? – запротестовала Кори. – Это же просто псих, ты только посмотри на него!

Тогда, может, это как раз то, что требуется для моего пари. В конце концов, задание было заставить мужика прийти сюда, – улыбнулась Шеннон. – Я скажу ему, чтобы он дошел до перекрестка, повернул налево, потом еще раз налево, вошел во двор, где находятся гаражи, и встал лицом к стене, пока кто-нибудь не придет за ним.

Кори снова поднесла бинокль к глазам.

– Что ж, пари так пари. Ладно…

Адриан Райан стоял, повернувшись лицом к стене. Полуденное солнце отбрасывало тень прямо к его ногам. Пот струился по его спине. Он полез в карман за платком. «А если кто-нибудь подойдет? – подумал он, вытирая лицо. – Люди постоянно приходят сюда за машинами. Что я скажу, если кто-нибудь спросит меня, что я здесь делаю?»

Это был секундный импульс. Собираясь позвонить в налоговое управление, он затормозил у этой телефонной будки просто потому, что она была свободна. Картинка на белой карточке, засунутой за телефонный аппарат, привлекла его внимание.

– Стой, где стоишь, – произнес женский голос у него за спиной.

Он вздрогнул всем телом, но послушно продолжал стоять лицом к стене.

Вдруг на голову ему набросили что-то теплое и дурно пахнущее мешковиной. Джутовый мешок? Сквозь него ему было ничего не видно. Он поднял руки к лицу.

Что-то хлестнуло его по ногам. Он взвизгнул.

– Я не разрешала тебе трогать это! – Голос был суров и мрачен. – А сейчас повернись. И двигаться только по моему приказу!

Твердый предмет уперся ему в спину. От удивления он споткнулся.

– Давай двигай!

Он неуверенным шагом двинулся вперед с закрытым материей лицом. Ему вдруг расхотелось все это продолжать, но было уже поздно. Все его прежние авантюры случались на континенте или же, во всяком случае, не в Лондоне, вдали от дома. Твердый предмет снова уткнулся ему в спину.

– Давай пошевеливайся!

Кори задвинула тяжелые занавески на слуховых окошках и включила свет. Голая лампочка вспыхнула. Посреди комнаты одиноко стоял голый каркас старого дивана. Всю остальную мебель составляли тяжелые деревянные балки, пересекающиеся в центре комнаты, с толстыми металлическими ошейниками.

Последнее, что она сделала, – убедилась, что видеокамера продолжает все снимать.

– Она его все же привела! – прошептала Надя за дверью спальни. – Мобильник включен? Мы будем в машине. Возникнут проблемы – кричи громче.

Кори улыбнулась старшей подруге:

– Вы все еще сомневаетесь, справлюсь ли я с этим? Это ведь не у меня проблемы, а у него! Кто бы он ни был.

Входная дверь открылась. Надя приложила палец к губам. Она молча открыла дверь спальни и впустила Шеннон. Мужчина шагал впереди. На нем был простой клетчатый пиджак. На голову был натянут грубый холщовый мешок.

– Стоять! – приказала Шеннон.

Мужчина мгновенно застыл на месте. Лицо Шеннон расплылось в широкой ухмылке. Она пошарила рукой и передала Кори плетку с короткими хвостами из тонкой кожи.

Кори стала выпроваживать подруг. Они, пятясь в полнейшей тишине, на цыпочках вышли из комнаты. Кори проводила их и захлопнула дверь.

Мужчина вздрогнул всем телом.

Кори вернулась и встала прямо перед пленником. Она взяла с постели пару наручников и крепко ухватила его за левую кисть. Его голова непроизвольно дернулась, как будто он хотел посмотреть на нее.

Однако он и не пытался содрать мешок с головы, даже не пошевелил рукой. Рука у него была жилистая и мускулистая. Кори защелкнула на ней наручник и взялась за другую руку.

– З-здравствуйте… – прошептал он.

Второй наручник закрылся с громким щелчком. Между руками повисла цепь в восемнадцать дюймов длиной.

– Есть здесь кто-нибудь?

Она ухватилась за цепь и дернула. Он споткнулся, но двинулся вперед. Она подтолкнула его ручкой плетки, направляя" к двери, ведущей в мансарду. Там Кори сдернула мешок с его головы.

Мужчина заморгал, растерянно оглядываясь вокруг. При ближайшем рассмотрении он был лет на пять-шесть старше ее. Его рыжие волосы были взъерошены после мешка, розовая физиономия пылала. Он моргнул и уставился на нее.

Кори уперлась рукой в бок, кожаные хвосты плетки свисали у нее с бедра. На ней были сильно обтягивающие кожаные джинсы. Она увидела, как он скользнул взглядом вниз на ее высоко зашнурованные солдатские ботинки, вновь вернулся к широкому ремню с тяжелой пряжкой на талии и поднялся выше. Ее грудь была плотно затянута в кожаный бюстгальтер, как минимум на размер меньше требуемого, удерживаемый кожаными тесемками. Ее белое тело виднелось среди тесемок, а грудь высоко выпирала из тесных чашечек бюстгальтера. Ее глаза скрывались за зеркальными очками.

– Милая моя… – Голос мужчины прозвучал неуверенно. – Я прошу прощения, но, кажется, здесь ошибочка вышла.

Кори не произнесла ни слова, а только прямо посмотрела ему в глаза. Он стоял, держа свои закованные в наручники руки на некотором отдалении, как будто они не имели с ним ничего общего. Краска покинула его щеки.

– Ошибка, – повторил он. – Такого рода место… Я не понял, иначе я не пришел бы сюда. Это ошибка.

– О, я так не думаю.

Кори заметила, как он едва заметно вздрогнул при звуке ее голоса.

– Что вы думаете? Пожалуйста, снимите с меня эти штуки.

Кори продолжала пристально смотреть на него. Она сделала несколько шагов вправо, затем влево. Хвосты плетки поглаживали ее затянутое в кожу бедро.

– Значит, говоришь, это ошибка? Я вот что тебе скажу. Ты говоришь мне: «Клянусь, я не хочу быть в цепях», – и я тут же отпускаю тебя.

Она подождала.

Он опустил глаза. Через мгновение он весь залился краской, его щеки запылали.

– Нет! – запротестовал он наконец. – Я не хочу оставаться здесь! Такие вещи не для меня!

– И ты позвонил просто так, из любопытства. Просто чтобы посмотреть, на что это похоже. И сейчас, когда ты здесь, – промурлыкала Кори, – тебе это не нравится. Маленький мальчик хочет пойти домой.

«У него очень прозрачные голубые глаза», – заметила она, когда он поднял голову. Теперь они блеснули.

– Отпустите меня!

– А не кажется тебе, что сейчас уже… немного поздновато… для этого?

Он медленно попятился назад, глядя на нее как загипнотизированный, пока не натолкнулся лопатками на голые кирпичи стены. Она заметила, что он даже не пытается дернуться к двери. «Пароль, – напомнила она себе. – Голубой. Э, милый, ты действительно завязан на этом. С тобой будет легко. Мы еще повеселимся!»

Она ударила себя плеткой по бедру. Дюжина кожаных хвостов стегнула кожу. Он испуганно вздрогнул. Она почувствовала, как тепло разливается у нее между ног. Ее глаза заблестели.

Он повысил голос:

– Вы не можете удерживать меня здесь против моей воли!

Кори сделала несколько шагов по голым доскам, подошла и внезапно сильно дернула на себя цепь с наручниками. Ей не следовало дергать так сильно. Мужчина подался вперед, споткнулся и упал прямо к ее ногам. Кори выпустила цепь из рук.

– Не надо… – Он перевернулся на спину, а руки в наручниках оказались на голове.

Пинком ноги она отбросила его руки в сторону.

– Я не давала тебе разрешения говорить. Я не разрешала тебе двигаться. И уж точно я не разрешала тебе приходить сюда под смехотворным предлогом и надеяться, что я тебе поверю. Встать!

Он с трудом встал на ноги. Галстук съехал, верхняя пуговица на рубашке расстегнулась, на коленях его широких серых брюк остались следы пыли. Кори подняла руку. Он испуганно вздрогнул.

Укрытая за зеркальными очками, Кори хищно ухмыльнулась. Она завершила движение, резко потянув за галстук и вздернув вверх плечи его клетчатого пиджака. А затем довольно больно ударила его по щеке.

– Чего ты боишься, малыш? Я ведь тебе ничего не сделала – пока что.

– Мне надо вернуться на работу.

– А я так не думаю.

– Вы не можете оставить меня здесь!

– Могу, да еще как. Навсегда, если захочу. Ты ведь даже не знаешь, где находишься.

Кори подошла поближе. От духоты в закрытой мансарде на ее коже выступил пот. Она стояла совсем близко, едва не касаясь его грудью. Он кинул взгляд вниз, затем закрыл глаза и отвернулся, залившись краской. Что-то уперлось в затянутый кожей живот Кори.

Она опустила глаза и стала внимательно рассматривать твердую выпуклость на его брюках. Когда она подняла взгляд, его щеки пылали. Он зажмурился.

– Ты мне все врал… – произнесла она почти ласково. И тут же резко бросила ему: – На колени!

– Что? – Его глаза широко раскрылись. – Я не понимаю, что вы хотите сказать.

– Ты все отлично понимаешь. И ты будешь наказан за то, что пришел сюда. А еще больше будешь наказан за то, что пришел сюда без разрешения. Здесь все учитывается, малыш. – Последнее слово прозвучало как удар хлыста. – Так что ты можешь сказать в свое оправдание?

– Я так думаю, что ничего. – Он обиженно отвернулся.

– Похоже, ты не осознаешь, где ты находишься, – сказала Кори. Повисло напряженное молчание. И затем она тихо произнесла: – Теперь ты мой.

Он поднял голову. Их взгляды встретились. Он поднял было руку, но цепь на наручниках натянулась, мешая движению. Он открыл рот, собираясь что-то сказать. Кори смотрела ему прямо в глаза, зная, что он видит только безликие очки. Он побледнел.

– Пожалуйста…

Медленно, с опаской он опустился на колени на голые доски прямо перед ней и склонил голову. Он раздвинул колени, и между ними повисли его скованные наручниками кисти рук. Ей пришлось напрячься, чтобы разобрать, что он сказал. Это был почти шепот:

– Пожалуйста. – Он воздел к небу скованные руки: – Пожалуйста! Отпустите меня.

Она не вымолвила ни слова. Она просто ждала. Наконец он заставил себя посмотреть на нее. Он весь покрылся потом, его глаза блуждали. Бугор на его брюках заметно увеличился.

Он хрипло произнес:

– Что вы собираетесь сделать со мной?

– Я преподам тебе урок. Я научу тебя говорить правду. – Кори наклонилась и ухватила его цепь. Грудью, выпирающей из кожаного бюстгальтера, она мазнула его по лицу. У него перехватило дыхание. Она намотала на руку цепь и потянула вверх. Он медленно встал на ноги.

Кори подтолкнула его в спину. Пошатываясь, он двинулся к центру комнаты, она последовала за ним. Поперечная балка остановила их продвижение.

– А теперь снимай брюки! – приказала Кори.

– Что?

– Ты меня слышал.

Он выпрямился. И теперь, когда она стояла рядом, было видно, что он был намного выше и массивнее ее. Она улыбнулась.

– Ты знаешь, как меня называть, – сказала она мягко. – Ну, как?

Адриан уставился на нее. Странное дело, еще недавно он был ей совершенно чужим, но за эти несколько минут она стала видеть его насквозь: спутанные, слипшиеся от пота волосы падали ему на глаза, безвольный рот, едва заметно дрожащее тело. Минуту спустя его плечи поникли.

– Госпожа, – сказал он.

Она ощутила странную дрожь между ног. «Я все же научилась, – подумала она про себя. – И одно я усвоила как следует: во время игры хорошо резко сменить направление на сто восемьдесят градусов».

– Пожалуй, я накажу тебя за то, что ты не называл меня, как следует, до сих пор. И за то, что ты не сразу же исполняешь мои команды. Ты будешь меня слушаться. Ты действительно хочешь узнать, что я с тобой сделаю, если ты меня опять ослушаешься?

В этот раз голос был если не громче, то яснее:

– Нет, госпожа.

– Тогда снимай брюки, раз я тебе приказываю! – Она засмеялась. – Я не буду это делать за тебя. Ты все должен сделать сам.

Она слегка пощекотала хвостиками плетки у него между ног. Его лицо побледнело, дыхание перехватило. В полнейшей растерянности он произнес:

– Но вы же видите, госпожа, в каком я состоянии!

– Я не разрешала тебе говорить! – Она взмахнула рукой, и дюжина хвостов кожаной плетки прошлась по его бедрам. Его член заметно дернулся.

– Простите! – с трудом выдавил он, поднимая скованные руки к поясу. – Но, может, вы, госпожа, хотя бы отвернетесь?

– Снимай!

Он расстегнул ремень на брюках. Неохотно спустил на них молнию, бросая на нее умоляющие взгляды. Кори оставалась бесстрастной. Медленно он начал спускать брюки с талии. Они упали на его щиколотки. У него оказалось белое тело, длинные волосатые ноги. Белые боксерские шорты натягивал изнутри восставший член.

– Я тебе разрешила вести себя таким образом? – Она указала пальцем на его член.

– Нет, госпожа. Тут я ничего не могу поделать!

– Почему ничего? – Она усмехнулась. – Я знаю почему. И я знаю, что я с тобой сделаю. И ты сам хочешь, чтобы я это сделала. Твой член встал, потому что ты хочешь этого. Разве это не так?

– Нет! – яростно запротестовал он, зардевшись. Так он и стоял – с брюками, спущенными ниже колен, и скованными руками. – Я не хочу, чтобы со мной что-либо делали!

Кори перевернула плетку и провела деревянной ручкой вверх по волосатой ляжке. Она просунула ее между ног и отодвинула в сторону мошонку, нащупывая его анус.

– Нет! – Он стоял на цыпочках, упираясь спиной в деревянную балку.

Она дразнила сжавшееся отверстие деревянной ручкой плетки. Он сжал ноги и зажмурился. Полузадушенным голосом он бормотал:

– Нет, госпожа, нет!

– Да! – Она выдернула ручку плетки. И слегка, почти ласково, хлестнула его по шортам и выпирающему бугру. Он задохнулся и прикусил губу.

Она зацепила рукояткой плети резинку шортов и потянула вниз. Шорты повисли на его восставшем члене. Она освободила его. Торчащий член был невелик, не больше пяти дюймов в длину, но зато ярко-алого цвета и толст в обхвате. Из головки сочилась капелька жидкости.

– Повернись, – мягко скомандовала она.

Он повернулся, путаясь ногами в одежде, но в конце концов встал к ней спиной, ставшей ярко-красной до самого затылка. Так он и стоял – в рубашке с галстуком и в пиджаке, с закованными руками и абсолютно голый ниже пояса.

Кори грубо толкнула его вперед на горизонтальную балку, которая как раз доходила ему до пояса. Он нагнулся вперед, его ягодицы напряглись. Кори тут же присела перед балкой, быстро расстегнула один наручник, резко дернув за руку, просунула цепь под нижнюю балку и снова защелкнула наручник. В результате он оказался гораздо ближе прикован к верхней балке и недовольно заворчал, попытавшись подняться на цыпочки.

Тем временем она быстренько приковала его лодыжки также к нижней балке, пропустив цепь через металлическое кольцо. Теперь он мог раздвинуть ноги не больше чем на восемь дюймов.

Адриан подергал руками. Цепь натянулась. Поскольку теперь он был прикован к нижней балке, он не мог полностью распрямиться. И она увидела, что он начал осознавать это. Балка, к которой она его приковала в согнутом положении, была не слишком удобной.

– Послушайте… – Он повернул голову, увидел выражение ее лица и добавил: – Э… госпожа… Я уже был наказан. И вы не должны меня больше наказывать. Мало того, я был унижен. Так что теперь вы можете меня отпустить, верно? – В его голосе появились чуть агрессивные нотки.

Кори улыбнулась:

– А ты не слишком-то сообразителен, верно?

Она подошла к нему сзади, откуда ему трудно было видеть ее лицо, и принялась рассматривать приподнятый зад. Его торчащий член был зажат между животом и широким деревянным брусом. Мускулы ног напряглись, ибо он вынужден был стоять на цыпочках, чтобы удержать оттопыренным зад и не слишком прижимать член.

– Ты все еще лжешь твоей госпоже, – сказала она.

– Я не лгу!

Она улеглась на голом каркасе дивана так, что ей было видно перевернутое, налившееся кровью лицо. Она неторопливо расстегнула пряжку пояса.

– Я ничего не буду делать с тобой сейчас, пока ты сам не попросишь.

Его разгоряченная, взбудораженная физиономия отнюдь не выигрывала от того, что на нее приходилось смотреть снизу. Одна нога соскользнула вбок, он застонал и попытался перенести вес тела на другую ногу, чтобы не давить на член и мошонку.

Кори сунула руку себе в джинсы.

– Ничего, – сказала она, – пока ты сам об этом не попросишь. И тебе придется произнести каждое слово.

– Отпустите меня!

– Нет, я так не думаю. – Ее пальцы скользнули вниз под туго натянутую кожу. Кончиком среднего пальца она нащупала клитор и принялась ласкать его вращательными движениями. Она не могла удержать неподвижными свои бедра, да и не пыталась это сделать.

– Перестаньте! – взмолился он. – О Господи, да перестаньте же, вы делаете мне больно!

Спина Кори выгнулась дугой. По всему телу пробежала судорога наслаждения. Она вынула руку из джинсов.

– Я не слышу твоей просьбы, – бросила она, застегнула джинсы и принялась поглаживать себя между ног кончиками хвостов плетки. Затем вдруг перевернулась и встала. – Ну ладно, хватит. – Она звякнула ключами. – Значит, ты уверен, что тебе нечего сказать? О'кей. Тогда я открываю наручники.

– Что? Нет! То есть… я хочу сказать… О черт! Он весь обмяк и рухнул на брус.

– Да? – спросила она.

Он еле слышно произнес что-то неразборчивое. Кори присела на корточки рядом с ним.

– Не думаю, что я правильно расслышала.

– Я сказал, что я хочу, чтобы вы сделали это! – Его лицо залилось краской, на лбу выступил пот. – Пожалуйста, госпожа, не заставляйте меня просить об этом, не унижайте меня больше!

– Скажи мне, что ты хочешь этого! Его голос перешел в громкий шепот:

– Я… Да. Хорошо, будьте прокляты! Я хочу этого!

– А теперь скажи, что ты хочешь, чтобы я с тобой сделала. Подробно. И громко. В противном случае – ничего.

Он повис на деревянном брусе, касаясь скованными руками пола. Две пуговицы от рубашки были оторваны, и вся его одежда, включая пиджак, пропиталась потом. Галстук развязался. Его обнаженный белый зад возвышался над балкой, а брюки и трусы бесформенным комком висели на лодыжках. Его ноги все еще дрожали от напряжения, чтобы удержаться на цыпочках. Голова безвольно опустилась.

Он собрался с духом и с трудом выговорил:

– Я хочу, чтобы вы отхлестали меня.

– Как?

– Очень сильно, – пролепетал он.

– И где же?

– Повсюду – по заду, по яйцам, по члену.

– Тогда скажи – почему? Он зажмурился.

– Потому что мой член встает, когда вы унижаете меня, госпожа. Будьте вы прокляты, но сделайте же что-нибудь, потому что мне это нравится!

– Шесть штук в лучшем виде! – Кори стегнула его плетью, всеми ее хвостами, по тугим трепещущим ягодицам.

Широкая розовая полоса загорелась на его белой коже. Она вновь подняла руку. Второй удар пришелся по другой ягодице. Его тело вздрогнуло, оторвавшись от бруса.

– Подонок! – вопила она. – Скотина! Грязный развратник!

– О да! Я таков! Но хватит уже, не надо больше!

– Ну уж нет, слишком поздно. – Она снова вскинула руку с плетью и резко опустила ее.

Обе ягодицы вспыхнули ярким розовым цветом. Его член напрягся и уперся в деревянный брус, заставив его подняться на носках его коричневых туфель. Кори чуть-чуть полоснула его плеткой по яйцам.

– Я же сказала тебе, что ты мой. Я сделаю с тобой все, что мне вздумается. А ты потом поцелуешь плеть и скажешь мне спасибо, не так ли?

– О да! – Он прогибался всем телом под ее ударами, извивался, пытаясь уклониться от них. Его ягодицы и бедра ярко горели.

И когда наконец Кори в последний раз опустила свою плеть на ягодицы, его ноги напряглись, цепи туго натянулись, тело на мгновение оторвалось от деревянного бруса, и струя спермы брызнула дугой из натянутого струной члена. Уперевшись в балку, он забился всем телом в судорогах.

– О Господи… – Он рухнул вниз, и только цепи и деревянный брус не дали ему упасть на пол. Белая сперма забрызгала его рубашку и пиджак, каплями стекая с его лица.

Кори сунула плетку, зажатую в кулаке, ему под нос. Едва отдышавшись, он с трудом пробормотал:

– Спасибо, госпожа. – Его губы коснулись ручки плетки.

Кори опустилась на колени и сняла с него наручники. Он свалился на пол. Пока он так лежал на спине, с бурно вздымающейся и опускающейся грудью, она наклонилась и вытащила белую карточку из внутреннего кармана пиджака.

– В чем дело? – поднял он голову.

Кори разорвала карточку на мелкие кусочки и швырнула их в дальний угол мансарды. Она улыбнулась. Он ведь до сих пор не видел ни ее глаз, ни лица. Все, что он мог увидеть, это отражение его собственной физиономии в зеркальных очках.

– Госпожа захочет снова увидеть меня? – Он с трудом встал на колени. Она поняла, что он вряд ли сразу сможет подняться. Кто голос изменился. – Вы…

Послушайте, можно я еще раз приду к вам? Я отдам вам все, что вы пожелаете. Только… позвольте мне вернуться.

Она глянула в его светло-голубые молящие глаза и с улыбкой бросила ему джутовый мешок:

– Надень-ка его на голову, малыш. – Она взяла мобильный телефон и отключила его, а затем произнесла: – Ты можешь вернуться. Ты всегда сможешь мечтать об этом.

Глава 11

Экран вновь загорелся ровным серебристым светом, когда видеокассета со съемками Кори кончилась.

Шеннон вдруг осознала, что во время показа она все время ерзала в своем кресле. Она рывком встала, пересекла гостиную и вынула кассету. «Никогда бы не подумала, что меня могут завести такие штучки. Но когда мы слушали все это через мобильник…»

Звук на кассете был искажен: никто не смог бы утверждать, что это был голос Кори. А вот когда они слушали происходящее, сидя в «ровере» на нагревшемся от солнца сиденье, ее голос можно было узнать со всей очевидностью. Они с Надей молча слушали, сначала с любопытством, потом с отвращением, затем с шутками, пока наконец Шеннон не почувствовала растущее возбуждение.

Надя не произнесла ни слова. Она просто нажала на кнопку и опустила боковое стекло в машине, насколько это было возможно. На улице стояла полуденная жара, ни малейшего дуновения прохлады.

***

«В качестве задания я предлагаю организовать небольшую порку. Держу пари, что это развеселит Кори после того визита Патриции!»

Шеннон Гаррет стояла в гостиной своего дома с террасами, чуть похлопывая по губам краем коробки от видеокассеты. В голове вертелась одна мысль, но, пожалуй, слишком быстро, чтобы ее ухватить.

Но вот улыбка чуть тронула ее губы. Сначала лишь легкая улыбка, но постепенно становящаяся все шире, пока наконец рот не растянулся до ушей. Шеннон кивнула. «Да, пожалуй, так… ну конечно же, так. Если бы нам только удалось…»

Она набрала номер телефона Нади Кей.

– Надя? Это Шеннон. Да. Послушай, тут у меня одна мысль появилась, и я даже знаю, как ее осуществить. На меня просто нашло, как озарение, все сразу, целиком. Я даже… Что? Помедленнее? Ладно, слушай. Значит, мне пришла в голову одна мысль. Да, это будет мое задание. Нет, это для Кори. Да, я знаю, но я думаю, ей это понравится. Но все же сначала мне хотелось бы обсудить это с тобой… Почему ей это должно понравиться? Да потому, я думаю, что это одним махом разрешит все ее проблемы с бывшей свекровью.

– Это ни за что не получится! – Кори зевнула. – Да и как вы собираетесь…

– Практические детали предоставь мне, – усмехнулась Шеннон.

– Но ведь я уже выполнила одно задание!

– Зато это дает тебе лишний шанс победить, – заявила Надя. – Что скажешь? Только не говори, что задачка Шеннон слишком лихая даже для тебя!

Голубые глаза Кори сузились.

– Я принимаю это как комплимент. Послушайте, если вы докажете мне, что это выполнимо, я сделаю это. Но только пока что я абсолютно не представляю себе, каким образом.

Бен Брайт умерил шаг, увидев белую бумажку под щеткой дворника на лобовом стекле своего «сааба».

– Еще одна чертова квитанция за парковку! – Он открыл дверцу машины и швырнул свой кейс на заднее сиденье. Затем нагнулся над капотом и вытащил бумажку из-под дворника. Потом чуть склонился и кинул взгляд на колеса.

Колеса не заблокированы.

Тогда хорошо, а то могло быть хуже. Да и бумажка была простой, не закатанной в пластик. Наверняка это просто рекламная листовка. Он осмотрелся, на большинстве припаркованных поблизости автомобилей под дворниками виднелись подобные бумажки.

– Чертовы нервы!

Его мозг зафиксировал несколько слов из написанных на бумажке, которую он скомкал. Он остановился и осторожно развернул скомканный шарик. Ну да, ксерокопия. Полдюжины слов и номер мобильного телефона.

Бен медленно уселся на место водителя. Минуту спустя он втянул ноги в машину и захлопнул дверцу, погрузившись в безмолвный мир стекла и металла. Невидящим взглядом он уставился сквозь лобовое стекло на освещенную солнцем лондонскую улицу. Прохожие на улице вполне могли быть марсианами.

«Я же дал себе клятву, что больше этого не повторится. А вдруг кто-нибудь узнает? Мне нельзя больше рисковать».

Безукоризненный, без единой морщинки кремовый костюм от Армани идеально подходил для теплой летней погоды. Правда, на секунду узел шелкового галстука показался ему тесноватым. Он положил руки на руль и взглянул на свой «Ролекс».

«Пару часов я вполне мог бы уделить, если они примут меня прямо сейчас. Им придется меня принять, черт возьми! Я же все оплачу!»

Бен с решимостью взял трубку.

Через полчаса борьбы с лондонским уличным движением, он разыскал захолустную улочку, указанную в адресе.

Обычный район среднего пошиба, местами даже зеленый. Ряды домишек, разбитых на квартиры и секции с отдельным входом, почти что новые машины на забетонированных парковках у каждого домика.

Бен припарковал машину за пару улиц до указанного адреса, кейс запер в багажнике. Ничего интересного в машине для воришек. Из багажника вытащил спортивную сумку.

«Отлично! Все-таки я, видно, не совсем отбросил мысль об этом, иначе разве я держал бы эту сумку здесь?»

Яркий солнечный свет бил в глаза. Бен надел темные очки и зашагал, разыскивая нужный номер дома. Имени хозяина не было под звонком в квартиру. Он нажал на звонок– и назвал себя по имени. Замок открылся с громким щелчком.

Внутренняя лестница была умеренно освещена. Бен бесшумно поднимался по вытертому ковру на последний этаж. Знакомое стеснение в груди заставило его остановиться и устремить взгляд вверх.

«Я ведь могу еще вернуться!.. Ведь я же не собираюсь снова заняться этим, правда? Бог мой, ведь я же поклялся, что больше не буду!.. А вдруг мамочка узнает?..»

Спортивная сумка ударилась о его ногу. Собравшись с духом, он снова стал подниматься, пока не остановился на лестничной площадке на третьем этаже.

На коврике перед дверью что-то лежало – длинный черный шелковый шарф, а на нем записка. Он узнал почерк, которым была написана бумажка на машине.

«Надень на глаза эту повязку. Постучись».

От возбуждения у него образовался комок в желудке. Подобное ощущение Бен испытал еще ребенком, когда как-то на ярмарке его посадили в тележку на американских горках, которая по рельсам взлетала аж в поднебесье. И когда он, ухватившись за поручень, понял, что пути назад нет, то ощутил полнейшую беспомощность перед лицом неизбежного прыжка в бездну.

Трясущимися руками он положил сумку на пол, поднял шарф и завязал им глаза. Затем на ощупь нашел звонок и нажал кнопку. Резкий звук заставил его подпрыгнуть от неожиданности.

Бен не заметил, когда дверь открылась. Он осознал, что она открылась, лишь почувствовав, как чья-то рука резким движением втащила его внутрь. Ни одного слова не было произнесено. Он почувствовал, что идет по ковру, потом по голым доскам пола. Шли они достаточно долго, и он совершенно потерял ориентацию, когда его руку вдруг отпустили.

– Минуточку, – произнес он. – Прежде чем продолжать, давайте сначала договоримся о ваших расценках и моих пожеланиях.

За его спиной раздался хриплый голос:

– В записке было сказано, что здесь предлагается, не правда ли?

Бен Брайт с трудом проглотил комок в горле, затем еле слышно выговорил:

– Да, это так.

Голос, только уже другой, заметно отличающийся от первого, строго заметил:

– Тогда вы знаете все, что вам положено знать. Садитесь. Расслабьтесь. Устраивайтесь поудобнее. Через пять минут она будет к вашим услугам.

Дверь захлопнулась. Бен стащил через голову мешавший шелковый шарф как раз вовремя, чтобы заметить это, но недостаточно быстро, чтобы увидеть, кто вышел за дверь. Он нервно пригладил волосы на голове.

В комнате было душно. Голые кирпичные стены справа и слева, над ними стропила и штукатурка и некрашеные доски внизу – что-то вроде чисто прибранной мансарды. Окна затянуты шторами. Ярко горела лампочка, свисавшая на проводе с потолка. Горизонтальные деревянные, низко расположенные балки делили комнату на две примерно равные части.

Бен отряхнул рукава своего костюма от Армани. На полу стоял деревянный дощатый каркас дивана, рядом с ним – деревянный стул с высокой спинкой. На маленьком столике сбоку – большой кувшин с прозрачной жидкостью с плавающими в ней кусочками льда и стакан. Бен налил немножко и попробовал. Вода. Был еще небольшой термос с кофе, чашка. И больше ничего.

Его «Ролекс» неумолимо отсчитывал уходящее время.

Как это бывало и раньше, его охватил страх. А вдруг это ловушка? Или они все уже сбежали? Он не решался открыть дверь. Он присел на стул и отпил воды, затем, по мере того как шло время, попил остывший кофе. Из соседней комнаты не доносилось ни звука?

Кстати, а как насчет спортивной сумки со сменой одежды? Надо бы им четко разъяснить, что сначала он хотел бы переодеться в любимый старый костюм.

И вообще, как они могут обращаться подобным образом с клиентом, который платит? Это же смешно, в конце концов! Гнев придал ему смелости, чтобы подойти к двери. По ту сторону двери послышался шум.

– Надень-ка повязку, малыш, – раздался женский голос. Как ни странно, но голос его успокоил – он прозвучал так по-матерински.

Бен вытащил шарф из кармана и снова завязал им глаза. Дверь открылась.

Кто-то вновь взял его за руку. В этот раз его не вывели из комнаты. Он был уверен, что дошел до середины комнаты, и тут что-то твердое ударило его по ноге. Он грубо выругался. Что-то жесткое и металлическое сжало его правую щиколотку. Раздался резкий металлический щелчок!

– Это еще что такое?! – Бен поднял руки к лицу и сорвал шарф. – Ну уж нет, с меня довольно! Это же просто глупо. Вы ведь даже не поинтересовались, чего я хочу… – Его голос замер, когда он сумел оценить ситуацию.

Перед ним стояли две женщины. Обе в синих джинсах и белых хлопчатобумажных майках. Одна из них была чуть более высокой и худощавой, других различий он не нашел. У обеих были длинные волосы, а вместо лиц – клыкастые волчьи морды.

Бен воззрился на женщин в волчьих масках из магазина игрушек. Он попытался сделать шаг вперед и едва не упал.

– Черт возьми! – На нижнем деревянном брусе оказалась цепь, продетая сквозь металлическое кольцо и туго натянувшаяся между этим кольцом и его лодыжкой. А на лодыжке поверх темно-синего шелкового носка была надета скоба на войлочной подкладке толщиной в дюйм. Он дернул ногой. Несмотря на подкладку, металл больно врезался в ногу. – Снимите это с меня, суки!

Он огляделся по сторонам, тяжело дыша. Обе женщины не пошевельнулись. И тут в руках у одной из них он увидел миниатюрную видеокамеру.

– Уберите ее! – скомандовал он. – Сейчас же! Я требую выключить ее немедленно, понятно вам? Я думал, вы лучше разбираетесь в подобном бизнесе! Как насчет анонимности клиента? – возмутился он.

Высокая женщина мягко заговорила. Волчья маска скрадывала голос, он едва разбирал слова.

– Наши клиенты хорошо платят – за анонимность.

А, так вот в чем дело, вы собираетесь шантажировать меня? – Бен прилагал все свои силы, чтобы голос звучал уверенно. Он пожал плечами и небрежно облокотился на деревянный брус. – Что ж, давайте. Только у вас ничего не выйдет. Вы не заставите меня помогать вам. Услышав это, «волчица» поменьше ростом подошла к столу, взяла кувшин и перевернула его вверх дном. Одна-единственная капля выкатилась из него и упала на пол.

– Я бы сказала, что вы уже помогли нам, – произнесла она сурово.

– Что? – Даже не видя их скрытых за масками лиц, он по тону мог понять, что они ухмылялись, смеялись над ним. Его начало раздражать то, что он не мог видеть лиц. Он шагнул вперед, цепь натянулась, и он едва не рухнул на пол. – Чертовы бабы!

Одна из них сложила руки на груди, другая, несколько неловко из-за мешающей маски, стала наводить резкость камеры.

Бен Брайт ощутил некоторую тяжесть в мочевом пузыре. На лбу у него выступил пот. «Нет, только не это!» Все внутри его протестовало, но где-то в подсознании затаилась предательская мыслишка: «Разве не за этим ты пришел сюда? Сколько раз ты клялся, что никогда больше не будешь заниматься этим, и каждый раз все повторялось снова. Так почему бы не воспользоваться ситуацией?»

– Нет! – Бен даже не понял, кто выкрикнул это, он сам или кто-то из женщин в маске. Он неловко переступил с ноги на ногу. – Я, в общем… ну… снимите эту штуковину у меня с ноги. Мы договоримся о деньгах потом, сколько бы вы ни хотели. А сейчас… короче, мне надо выйти.

– Это печально, – прошептал мягкий голос из-под маски.

– Круто, – произнес хриплый голос.

Тяжесть в мочевом пузыре превратилась в совершенно определенный позыв. «Что-то подмешали в воду», – подумал он с испугом. Отчасти его даже восхищала их ловкость. «Золотой душ и туалет, – вспомнил он текст той листовки, – дисциплинированный, хорошо обученный персонал».

– Да уберите же эту чертову камеру отсюда! – прошипел он. – Послушайте, вы ловко провели эту операцию, и я хорошо заплачу, только выключите эту штуковину!

Высокая женщина в маске прошлась по комнате. Бен обратил внимание, что она старалась держаться подальше него.

– Послушайте, дайте мне выйти. Вы ведь не дали мне даже переодеться. Бога ради, это же костюм от Армани! Это нечестно. Я бы хорошо заплатил за настоящее дело. Я знаю, вы что-то подмешали в воду. Пустите меня, я быстренько переоденусь.

Он вдруг заметил, что давно уже переминается с ноги на ногу. Он заставил себя стоять неподвижно. Давление в мочевом пузыре стало болезненным, весь низ его живота напрягся.

– Заложите руки за спину, – произнес голос у него за спиной. Бен стоял в нерешительности. – Хотите освободиться или нет? Тогда слушайтесь!

– Я не понимаю зачем… – Он неохотно отвел руки назад. – Что вы делаете? Что… Нет!

Отчетливо прозвучали два металлических щелчка. Бен яростно дернул руками. Голый металл врезался в его кожу. Он выругался и попытался вывернуть руки через голову, но безуспешно. Тогда он попробовал опустить их вниз, чтобы переступить через них, однако в результате беспомощно запутался в цепи на лодыжке. Тяжело дыша, с растрепанными волосами, он с трудом поднялся на ноги. Его руки оставались тесно скованными наручниками.

Высокая женщина вновь прошлась по комнате и уселась на деревянный стул. Волчья маска повернулась в сторону женщины с камерой в руке.

– Я соврала, – сказала она. – Я не думаю, что нам следует его отпустить.

Голос второй женщины прозвучал в этот раз мягче:

– А я бы отпустила его.

– Ты бы отпустила?

– Я бы отпустила его, если бы он рассказал нам, зачем он сюда пришел и что собирался делать. Подробно, в деталях. Ты не против?

– Пожалуй, если он все расскажет. – Обе волчьи маски повернулись к нему. Из-под масок сверкали глаза, поблескивали нарисованные белые клыки. – Пожалуй…

Бен застыл, подумав: «Если я не буду двигаться, может, со мной все будет в порядке. И если потом они меня отпустят…»

Он прочистил горло и чуть придушенным голосом пробормотал:

– Водные процедуры. Я пришел сюда заняться водными процедурами.

Высокая женщина поднялась со стула и направилась к дальней стене, к шторам. В ужасе он подумал: «Неужели она откроет окно?» Прежде чем он успел сказать хоть слово, она отдернула штору.

Это не было окно. За шторой скрывалось зеркало в рост человека.

Бен Брайт уставился в него. В зеркале отразилась все та же мансарда, освещенная ярким светом электрической лампочки. Единственная разница была в том, что теперь он мог видеть фигуру в светлом костюме в центре комнаты. Он перевел взгляд с закованной щиколотки на руки, которые не мог вытащить из-за спины. Заглянул в свои собственные, широко раскрытые, испуганные глаза. Мужчина лет тридцати, элегантный, в хорошо сшитом костюме, все при нем. И, как собака, прикован к деревянной балке.

– Водными процедурами? Вам придется объяснить нам поточнее, – сказала «волчица» с видеокамерой.

Бен не мог оторвать глаз от человека в зеркале, стоявшего недвижимо с напрягшимися мускулами. Сейчас он медленно заливался яркой малиновой краской.

– Отпустите меня!

– Так зачем все же вы сюда пришли?

– Если я скажу, вы отпустите меня? – взмолился он.

– Да, конечно. – Весь облик сидящей «волчицы» выдавал в ней деловую женщину. – Ну, скажем, это наше первое интервью. И вы здесь для того, чтобы рассказать мне, что бы вам хотелось. Так скажите же.

Он склонил голову.

– Мне… нравится, когда на меня писают.

– И?..

И еще мне нравится… когда меня воспитывают. – Сейчас он больше не мог видеть выражение ее глаз. – Ну, когда я написаю в штанишки, а меня за это отшлепают.

В комнате царила тишина, нарушаемая лишь жужжанием видеокамеры.

– Ну теперь-то вы мне позволите уйти? – Он напряг мышцы бедер, ягодиц, сделал все, чтобы облегчить давление в мочевом пузыре.

Одна из женщин внезапно разразилась смехом. Бен поднял глаза.

– Что ж, ты пописаешь в штанишки, – сказала высокая. – Но сначала ты попросишь разрешения. Ты ведь не хочешь узнать, что тебе будет, если ты сделаешь это без позволения?

– Но мне нужно выйти! – Он мог видеть в зеркале свою собственную полубезумную физиономию. Одновременно с желанием срочно помочиться подсознательно возникло и другое возбуждение. Где-то в закоулках его сознания появилась предательская мыслишка: «У них это так хорошо получается… Тебе может больше никогда не представиться другого такого шанса».

Он подергал кистями рук. Бесполезно. Тогда, глядя в зеркало, он медленно, почти по слогам произнес вдруг охрипшим голосом:

– Пожалуйста… можно мне пописать?

– Этого мало.

Бен сглотнул, пытаясь преодолеть сухость во рту.

– Выключите камеру!

– Нет.

От отчаяния он совсем осип:

– Ну пожалуйста… можно я пописаю в штанишки?

У него все задрожало внизу. Против его воли тоненькая струйка вырвалась из члена. Человек в зеркале внимательно рассматривал, как вокруг ширинки его брюк расплывается темное пятно.

– О Боже! – вырвалось у высокой женщины. – О Боже…

– Я больше не могу, – застонал Бен и с этими словами прекратил бесполезную борьбу.

Мощная теплая струя вырвалась у него между ног. В зеркале было видно, как у него из-под брюк заструился желтоватый поток. Обширное влажное пятно распространилось вокруг ширинки и по штанинам его светлого костюма. Он зажмурился, чтобы не видеть всего этого. Казалось, в течение долгих нескольких минут горячая едкая жидкость струилась у него по ногам.

Наконец поток иссяк.

Бен осторожно переступил с ноги на ногу. Глаза были по-прежнему плотно закрыты. Ноги захлюпали в туфлях. Мокрые брюки стали быстро остывать, прилипая в промежности при малейшем движении. Его член шевельнулся и начал затвердевать. Краска стыда залила его лицо. «Я больше так не могу, – подумал он. – Это не может происходить со мной!»

Бен открыл глаза и увидел в зеркале, что женщина с камерой, по-видимому, все это время записывала, как он стоит, заложив руки за спину, ширинка и штанины исходят влагой, а на мокром материале быстро вырастает бугор начинающейся эрекции.

– Боже всемогущий! – пробормотал он жалобно. Высокая женщина сказала:

– Он не соврал. Ему действительно это нравится.

– Пожалуйста, – произнес он униженно, – я сделаю все, что вы пожелаете, только отдайте мне эту пленку. Делайте со мной все, что вам вздумается, но только не…

Бен Брайт перестал умолять. С каждым словом его член становился все тверже. Он еще раз переступил в луже с ноги на ногу и огляделся, как будто надеясь, что все вокруг исчезнет и все это произошло не с ним.

Увы, этого не случилось. «Я сейчас в тележке на американских горках», – подумал он. Детские воспоминания ясно всплыли перед глазами. Впервые он написал в штаны в вагончике на американских горках, а мать хладнокровно при всех высмеяла его и приказала няне отвести его обратно в вагончик, сквозь толпу зевак. И все смотрели на его мокрые штанишки. «Это научит его, – произнесла она ледяным тоном, – не делать так в будущем».

Бен открыл глаза. Он уже не обращал внимания на камеру, мысленно пожав плечами. «Дело уже все равно сделано. У них достаточно материала для шантажа. Я могу хотя бы получить удовольствие».

– У меня мокрые штанишки, – захныкал он. И тут же заметил, как обе женщины вновь переглянулись, облегченно вздохнув. Та, что с камерой в руках, обошла вокруг него. – Я намочил их как раз в тот момент, когда вы запретили мне.

– Значит, ты плохой мальчик, – заявила высокая.

Внизу живота появилось ощущение блаженства, а член совсем распрямился в промокших брюках.

– Для начала ты можешь сесть прямо в них на пол.

– Но пожалуйста…

– Маленького мальчика следует проучить! – Она обошла его сзади. Через мгновение со звонким щелчком расстегнулся левый наручник, затем и правый. Кольцо на ноге стало свободнее.

Какое-то время он стоял с опущенными по бокам руками, а затем медленно опустился на колени и сел прямо в образовавшуюся на голых досках лужицу. Мокрый материал облепил его промежность. По всему телу пробежала судорога.

– Я сел в мою лужицу, прямо в моих мокрых штанишках, – сказал он. -! Мамочка, что мне теперь делать?

Высокая «волчица» опять устроилась на деревянном стуле.

– Подойди и встань здесь, напротив меня.

Он пересек комнату на негнущихся ногах. Восхитительное чувство стыда окрасило его щеки. Он прямо-таки купался в нем, наслаждаясь полной свободой.

– А теперь наклонись.

Слезы побежали по его щекам, из носа потекли сопли. Он не стал вытирать их.

– Не надо, мамочка, ну пожалуйста!

– Ты здесь стоишь в мокрых штанишках. Ты только посмотри на это! – Она шлепнула его между ног. Его восставший член затрепетал. Едва не кончив, он закусил губу. – И эту крошечную штучку ты называешь пиписькой? Ты очень плохой маленький мальчик и должен быть наказан.

– Не бей меня, мамочка, пожалуйста, не надо! – Он распустил нюни, полностью войдя в роль и наслаждаясь ею.

Она схватила его за руку и дернула вниз, а затем ухватила его за ремень на спине. Он уткнулся носом в ее колени и на мгновение весь съежился в предвкушении.

Ее ладонь с силой опустилась на его ягодицы. Раз, другой, третий.

Беспомощно и блаженно раскорячившись у нее на коленях, сознавая, что видеокамера фиксирует каждую деталь его унижения, он наконец кончил прямо себе в мокрые штаны.

Когда последние судорожные дерганья прекратились, он свалился на пол. Его сперма стекала с влажного члена прямо на загубленный костюм. Грудь тяжело вздымалась. От духоты и нехватки воздуха по его гладко выбритым щекам бежал пот, так что, когда он утерся рукавом своего дорогого пиджака, тот моментально стал похож на грязную тряпку.

Он приподнял голову ровно настолько, чтобы поцеловать носок туфельки высокой женщины.

И тут она подняла руку и сбросила с лица волчью маску из латекса.

Черные влажные волосы были густо посыпаны белым порошком. Ее щеки, также покрытые слоем талька из маски, тем не менее разрумянились от жары. В глазах плясали веселые огоньки, а рот кривился в широкой, лукавой, почти щенячьей ухмылке.

– О мой Бог! – У него перехватило дыхание. Он рухнул спиной на пол и затих. Мокрый кремовый костюм от Армани облепил его бедра и промежность. – Господи!.. – Бен схватился за голову и, не сознавая ничего вокруг, свернулся клубком подобно зародышу во чреве матери.

Наконец чья-то рука – ее рука – тронула его за плечо.

Он еще больше втянул голову в плечи, как бы пытаясь спрятаться, и тихо заскулил.

– Бен!

– Я не могу поверить в это. – По его щекам текли слезы. Он чуть приподнял голову. Волна жара обдала его с головы до кончиков пальцев ног.

Героическим усилием воли, пытаясь сохранить достоинство, он поднялся на ноги и встал посреди голой мансарды. Беспомощно одернул смятый рукав пиджака. Его член безнадежно повис: унижение оказалось сильнее даже такого стимула. Он не отважился посмотреть в сторону своей бывшей жены.

Она произнесла вдруг неожиданно мягким тоном:

– Привет, Бен.

Он вскрикнул со страдальческим видом:

– Как ты могла так поступить со мной?

– И ты еще мне скажешь, что тебе это не понравилось?

– Конечно же, нет! Впрочем, ладно – да, понравилось. Но я же не знал, что это была ты!

Она прыснула со смеху. Но когда он поднял голову, ее улыбка стала грустной.

– Можешь взять себе копию на память, раз тебе это нравится.

– Что ты от меня хочешь, Кори? – Его лицо залилось краской. – Я согласен, что раздел имущества и все остальное после развода было улажено самым позорным образом. Но ведь не все от меня зависело, ты же знаешь. И я никак не мог подумать, что ты унизишься до шантажа.

– Мне не нужны деньги, – произнесла она холодно. Но затем она расслабилась, и он вдруг вспомнил, глядя на ее свежее, дышащее юностью лицо, что ей не больше двадцати двух лет.

Он попытался шагнуть ближе, но мокрые брюки напомнили о себе.

– Позволь мне пойти переодеться! – взмолился он. – Чего ты хочешь, Кори?

– Ничего! – Ее голос стал жестким. – Я прекрасно обхожусь без тебя в моей жизни. И буду жить еще лучше, если твоя мать перестанет совать нос в мою жизнь. Я полагаю, тебе придется порекомендовать ей не звонить мне и не приходить сюда, Бен. И ты должен порекомендовать ей это очень и очень строго. Понятно тебе?

Несколько часов спустя Надя закрыла свой магазинчик и вернулась в квартиру Кори. У входа она встретила Шеннон, и они вошли вместе.

– Монтаж из лучших моментов, – сказала Кори, положив на стол видеокассету без наклейки. – Здесь минут десять действительно забойного материала.

– Уже смонтировано? – усомнилась Шеннон. Она размяла пальцы, затекшие от долгого держания камеры.

– Ну, знаешь… – Кори выглядела слегка смущенной. – Я вымарала его лицо на этой кассете, ладно?

Надя удивленно подняла темно-рыжую бровь.

– Понимаешь, с Беном у меня больше не будет проблем. Я думаю, он и без того достаточно натерпелся. – Лицо Кори стало жестким. – А вот эта кассета не для Бена. Она – для Патриции.

И подруги понимающе переглянулись. Шеннон сказала:

– Ты права, эта кассета лучше подходит для наших целей. Надя, теперь дело за тобой.

***

– Алло? Это «Конвей-холл»? Простите, вы не можете мне помочь? Я слышала, что миссис Патриция Брайт будет читать лекцию… Да, в Обществе женской благотворительности, так, все верно, видеопрезентация. Не подскажете, когда она будет? Двадцать четвертого, значит, в этот вторник, правильно? В семь тридцать. Большое вам спасибо.

Надя Кей пересекла Ред-Лайон-сквер, залитый лучами заходящего солнца, и подошла к главному входу в «Конвей-холл». На ней было легкое платье из хлопка от Лоры Эшли и босоножки на плоской подошве, в руках сумочка зеленой кожи, на лице – скромный и элегантный макияж.

Женщина в дверях главного зала автоматически улыбнулась ей, но потом даже не взглянула на нее. Надя стерла улыбку с лица. Ряды деревянных стульев быстро заполнялись. Патриция Брайт и еще две женщины сидели на сцене. Звуки спора на пониженных тонах насчет того, куда поставить цветной широкоэкранный монитор, доносились до собравшихся.

Надя, выглядевшая как типичная представительница среднего класса и одетая достаточно хорошо, чтобы быть главой какой-нибудь благотворительной организации, прошла вперед вдоль ряда стульев мимо видеомагнитофона, установленного рядом со сценой.

Не оглядываясь по сторонам, она вынула предназначенную для показа видеокассету из картонной коробки, стоящей на стуле, сунула ее в свою сумочку, а на ее место положила такую же кассету без наклейки. А затем села в сторонке через пять стульев дальше по ряду. Никто не сказал ей ни слова и даже не взглянул в ее сторону.

Часы отсчитывали минуты до семи тридцати.

Подошла какая-то женщина в бледно-розовой кофте, поколдовала над аппаратурой и снова отошла. Затем она вернулась с моложавой шатенкой. Обе склонились над видеомагнитофоном. Одна из них достала кассету и вставила в аппарат, который со скрипом заглотнул ее. Молодая кивнула, и затем обе ушли.

Семь тридцать. Двери зала закрылись. Надя на глазок прикинула количество присутствующих. Примерно сто – сто двадцать женщин среднего класса, некоторые были одеты даже лучше самой Патриции Брайт.

Надя сидела, даже не пытаясь заставить себя слушать нескончаемые введения, представления и вступительное слово Патриции о бедняках Мехико.

Наконец свет был притушен.

– А сейчас, – объявила Патриция Брайт, – мое маленькое видеошоу.

– Я замерила время по часам в зале, – докладывала в телефонной будке Надя, едва держась на ногах от смеха. – Полнейшая паника. Она не смогла найти пульт дистанционного управления, чтобы выключить магнитофон или хотя бы сделать звук потише. Девять минут!

Глава 12

Они встретились с Надей Кей в маленьком пабе в супермаркете за «Конвей-холлом», пробираясь сквозь толпу в высшей степени прилично одетых дам, разговор которых вертелся (как Шеннон слышала, пока они проталкивались к бару) в приглушенных и шокированных тонах вокруг недавнего вечернего инцидента.

Шеннон потирала переносицу и шумно шмыгала носом, с трудом удерживаясь от смеха.

Надя помахала им рукой, сидя за столиком позади бара. В руке у нее была тонкая черная сигарета, на столике рюмка бренди, лоб блестел от пота. Смеясь, она схватила Кори за руку, пока Шеннон отодвигала себе стул.

– Милочка, никогда больше не заставляй меня делать подобные вещи! Я думала, что уписаюсь! Ты бы только видела их лица!

Хотела бы я увидеть лицо Патриции, – поправила Кори, вытаскивая из кармана пятифунтовую банкноту. – Я бы хотела, чтобы она знала, что это все устроила я! Ладно, кто что будет пить?

Пока Кори ходила к бару, Шеннон откинулась на спинку стула, прислушиваясь к тому, что говорили бывшие слушательницы Патриции.

– «Надо ж так скандально опозориться!» – повторила она слова нескольких женщин. – Надя, а тебя никто не видел, не останавливал?

Надя отрицательно покачала головой. Ее прическа растрепалась, и она рукой откинула с глаз пряди волос.

– Нет, что ты! Это было невероятно! Я думаю, эти люди никого не видят вокруг себя, вот в чем дело. Они не видят ничего, кроме того, что они хотят увидеть. – Она откинула голову назад и рассмеялась. – Но это было совершенно прелестно! Хотела бы я, чтобы Кори это видела!

Тут Кори аккуратно поставила перед ними три стакана.

– Главное, что теперь она отстанет от меня.

– Да и о Бене ты вряд ли скоро что-либо услышишь, – скромно добавила Шеннон. – А вот у меня есть пара стоящих идей.

Кори с усмешкой скинула свою кожаную куртку и повесила ее на спинку стула. Двери паба позади нее были открыты, впуская вечернюю прохладу.

– До чего же хорошо! – сказала Надя.

На несколько минут установилась тишина. Шеннон молча потягивала виски с содовой и уже начала чувствовать приятное головокружение. Шум паба остался в стороне. Из колонок звучала музыка.