/ Language: Русский / Genre:outdoors_fauna,

Хорошо Забытое Старое О Пауках

Ростислав Николаев


outdoors_fauna Ростислав Николаев Хорошо забытое старое о пауках 01-01-2003 ru Stranger ispv@yandex.ru FB Tools 2004-09-20 http://vgershov.lib.ru/ARCHIVES/N/NIKOLAEV_Rostislav/Horosho_zabytoe_staroe_o_paukah.%20[doc].zip 8E01732C-3B7B-48CB-9F8A-8B926083B4AA 1.0 Чудеса и приключения (01.2003)

Ростислав Николаев.

Хорошо забытое старое о пауках

Ткань из паутины

Полотно, сот­канное из паутиновой нити, по прочности, лёгкости и красоте в несколько раз превосходит шёлк. Оно ещё в древности изготовля­лось в Китае, где получило назва­ние «ткань восточного моря». Правда, процесс её изготовления был настолько трудоёмок, что одеться в одежду из неё мог себе позволить лишь сказочно богатый человек.

В Европе о промышленном про­изводстве ткани из паутины впер­вые задумались во Франции в на­чале XVIII столетия. Президент ко­ролевской счётной палаты Монпе-лье Бок предложил добывать нить из паука-крестовика. Как он уста­новил, паутину можно вытягивать прямо из его брюшка и сразу нама­тывать на катушку. От одного на­секомого удаётся получить до 500 метров нити. В подтверждение своих слов Бок представил в Ака­демию наук тончайшие женские чулки и перчатки, изготовленные из этого сырья, поразившие всех красотой и изяществом.

Проект Монпелье погубил фран­цузский естествоиспытатель и по­чётный член Петербургской акаде­мии наук Рене Реомюр. Он подсчи­тал, что для получения одного фунта пряжи (453,6 грамма) потре­буется не менее 663 крестовиков. Такое соотношение однозначно указывало на то, что набрать во французских лесах необходимое для промышленного производства ткани количество пауков нере­ально.

Ещё раз вопрос о производстве «паучьей» ткани был поднят в кон­це XIX века. В связи с бурным раз­витием воздухоплавания потребо­валось лёгкое и прочное полотно для воздушных шаров и дирижаб­лей. В 1899 году во Франции пред­приняли попытку получения такого материала из паутины крупного мадагаскарского паука. Удалось даже создать образец, как писали газеты, «роскошной ткани длиной 5 метров». Однако работы по аккли­матизации теплолюбивого насеко­мого во Франции закончились не­удачей.

Производство паучьего шёлка столкнулось с невозможностью массового разведения пауков прежде всего из-за сложности кормления этих хищников. И всё же паутина нашла ограниченное прак­тическое применение. Благодаря очень малой чувствительности к изменениям температуры и влаж­ности такую нить применяют в со­временных высокоточных визирах.

Пауки и цивилизация

Сегодня че­ловечеству паучье племя не до­ставляет практически никаких не­приятностей. Однако немногим бо­лее ста лет назад оно представля­ло серьёзную опасность для электроэнергетики Японии. «Пе­тербургская газета» весной 1887 года рассказывала своим читате­лям, что влажный климат Страны восходящего солнца исключитель­но благоприятен для размножения пауков. Несметные полчища этих насекомых приспособились пере­кидывать свои сети с деревьев, где они обитают, на линии электропе­редач, изоляторы и столбы. При выпадении росы и в дождь паутина, становящаяся при намокании от­личным проводником, нередко вы­зывала короткие замыкания. Про­блема стояла столь остро, что была заведена специальная служба, ра­ботники которой время от времени очищали провода от паучьих сетей длинными бамбуковыми метёлка­ми. Но пауки оказались значитель­но проворнее людей, и решить про­блему удалось только полной вы­рубкой деревьев вокруг линий эле­ктропередач.

Неприятность иного рода пауки принесли Вашингтону. В конце XIX века множество прожекторов при­давало этому городу в ночное вре­мя неповторимый, очаровательный облик. Но вдруг как по мановению волшебной палочки их свет померк и как бы подёрнулся мрачной серой дымкой. А получилось это вот по­чему: на свет ламп слетались ты­сячи ночных бабочек, излюбленной добычи пауков, поэтому вскоре все фонари, а также памятники и зда­ния, на которых они были установ­лены, оказались густо оплетены паутиной. Пришлось властям аме­риканской столицы увеличить штат городских служб. До сих пор раз в две недели их работники очищают Вашингтон от паучьих сетей.

Неужели они любят музыку?

Ещё в XVIII веке обратили внимание: при исполнении мелодичных музы­кальных произведений пауки часто приближаются к источнику звука как бы для того, чтобы лучше его слышать. Бытовало мнение, будто эти насекомые, с одной стороны, – беспощадные хищники, а с другой – большие меломаны.

В декабре 1891 года во фран­цузском журнале «Revue Seintifieque» рассказано об иссле­довании природы паучьей «любви к музыке». Оказывается, эти на­секомые особенно охотно слушают цитру – многострунный щипковый инструмент. Воспринимают они и звук скрипки. Известный учёный-энтомолог Романэс на концерте видел, как при исполнении скри­пичного соло с хрустальной люст­ры спустился паук с явным наме­рением приблизиться к инстру­менту. Но только грянул весь ор­кестр, паук стремительно взмыл к потолку.

Любовь этих насекомых к музыке объясняют инстинктом хищника, срабатывающим при колебаниях, близких по своей частоте к жуж­жанию мухи или другой добычи. Романэс при этом ссылается на опыты Бойса. Он прикасался виб­рирующим камертоном к паутине. Паук тут же начинал искать потре­воженную нить и, найдя, бежал по ней к источнику колебаний. Выхо­дит, хищника влечёт не звук, а тре­петание паутины. Такого же мнения придерживались швейцарский ес­тествоиспытатель Франсуа Форель и английский этнограф Джон Леб-бок.

Казалось бы, мнение столь авто­ритетных мужей достаточно убе­дительно. Но почему же тогда в опытах всё того же Бойса, если поющий камертон не касался пау­тины, насекомое всё равно шло на звук? Неужели пауки действи­тельно просто любят музыку? Как это ни удивительно, точного отве­та на этот вопрос не найдено до сих пор.

Вселяющие страх

Хотя пауки не доставляют человеку особых не­приятностей, некоторые люди ис­пытывают к ним суеверный страх. В легендах многих народов паучьи самки представлены как оборотни, которые под видом красивых жен­щин завлекали мужчин и затем убивали. Считается: рождение та­ких историй связано с тем, что у некоторых видов этих насекомых самки после спаривания убивают и поедают самца.

Но почему пауки, не могущие, как правило, причинить вреда челове­ку, вселяют во многих из нас ужас? По сей день нередки случаи вроде описанного в «Биржевых ведомос­тях» начала XX века. В статье рас­сказана история одной дамы, кото­рая с самого раннего детства пита­ла непреодолимый страх к паукам. При взгляде на них у неё начина­лись судороги, она задыхалась и лишалась чувств. Более того, жен­щина всегда безошибочно знала, что в одном с ней помещении нахо­дится ненавистная тварь, даже когда не видела её. По её словам, дрожь пробегала по спине, и осо­бый запах указывал ей на при­сутствие насекомого. Сама дама с юмором объяснила свою бо­язнь тем, что в про­шлой жизни, навер­ное, была мухой и когда-нибудь попа­лась в лапы паука.

Только в последние годы удалось устано­вить, что подобный панический страх, доводящий людей до су­дорог и обмороков, – следст­вие обыкновенной аллергии. Оказывается, пауки, как и все насекомые, выделяют летучие вещества – феро­моны. Есть люди, которые в силу индивидуальных свойств обонятельного аппарата способны воспринимать их, и у многих из них «паучий запах» вызывает аллерги­ческую реакцию – судороги, уду­шье и головокружение.