/ Language: Русский / Genre:sf,

Гибель Атлантиды

Роберт Шекли


Шекли Роберт

Гибель Атлантиды

Роберт Шекли

Гибель Атлантиды

Несчетные столетия назад, до первых фараонов, до того, как континенты обрели нынешние очертания, а океаны и горы - встали на нынешние места, существовали земля и народ, не оставившие следа в летописях, ибо те летописи сгинули, когда вздымались и двигались хребты, когда океанские волны заливали плодородные поля, чтобы когда-нибудь, в далеком будущем, вновь отхлынуть. В общем-то помним мы об этой стране только то, что она когда-то существовала, а называем, как и положено называть исчезнувшую без следа цивилизацию, Атлантидой.

В Атлантиде чудесные дни сменяли друг друга с регулярностью, которую лишь неблагодарнейший осмелился бы назвать монотонной. Собственно, климат Атлантиды и прилегавших к ней земель напоминал климат нынешнего Майами - жаркий, влажный, расслабляющий. Круглый год Атлантида пребывала в тропическом сне, и так продолжалось многие века.

Правил Атлантидой великий царь. Владения его пересекались многими реками, большими и малыми, а реки были связаны каналами и протоками; уровень воды в них поддерживался шлюзами, куда поднимали воду вращаемые рабами колеса. Обширно было царство атлантов и насквозь пронизано паутиной проток, каналов, озер и прудов.

Лишь царскому флоту - военному и торговому - дозволялось бороздить государевы воды. Крестьянам разрешалось за отдельную плату рыбачить с берегов да плавать - вернее, грести, потому что плавание как таковое было привилегией царских десантников.

А за самой дальней рекой простиралась пустыня до краев незнаемой земли. Странные, безымянные племена являлись иногда оттуда; а иной раз - орды воинов. Но всегда останавливали их водные преграды, ибо тот, кто правил реками и каналами, правил Атлантидой. То была аксиома, древняя, как само время, закон природы, с которым невозможно бороться.

Поэтому царь атлантов не слишком обеспокоился, услыхав, что с севера движется очередная орда варваров, явившихся из-за края моря, из сказочной и туманной Гипербореи.

Царь разослал разведчиков и шпионов и с облегчением услышал от них, что варвары, как обычно, не принесли с собой ни плотов, ни лодок, ни материалов для постройки моста через окружавшие Атлантиду реки.

Воды всегда защищали Атлантиду от вторжения варваров. Даже если те и строили камышовые лодки или надували плавучие кожаные пузыри - типичные варварские уловки, - бояться дикарей не стоило, ибо бдителен был государев флот, и быстрые каноэ, смертоносные триремы и величественные клювоносые галеры были одинаково превосходно вооружены, бронированы и заполнены отменной царской морской пехотой.

Так что грядущего вторж:ения царь ожидал с полным хладнокровием, однако да всякий случай проконсультировался с учеными.

- Сир, - сказал ему Главный Ученый, - мы рассмотрели все факторы. На основании наших многовековых наблюдений за варварами, их техникой боя д вооружением и научного сравнения их с нашими собственными я могу смело сказать вам, что, за исключением абсолютно непредвиденных обстоятельств, нам совершенно нечего опасаться.

Царь кивнул. Но что-то в успокаивающих словах его насторожило.

- Что это за абсолютно непредвиденные обстоятельства, о которых ты болтаешь? - спросил он.

- Это элемент непредсказуемого, сир.

- Но если вы знаете все (факторы, то зачем делаете поправку на непредсказуемое? - спросил царь. - Ваша работа - предсказывать все, что может изменить положение вещей!

- В этом и состоит суть научного метода, недавним открытием которого мы очень гордимся, мой господин Сказав, что мы знаем все, мы встали бы на одну доску с суеверными жрецами Но, признавая возможность непредвиденного, мы остаемся в жестких рамках научного метода.

- И какова же вероятность непредвиденных событий? - спросил царь.

- Так мала, - ответствовал Главный Ученый, - что мы еще не придумали для нее достаточно малого числа.

Этим и пришлось удовлетвориться царю - пусть и не совершенной уверенностью, но максимальным приближением к ней, какого может только добиться человек или монарх в нашей собачьей жизни.

Царь приказал подтянуть войска к берегу великой реки, опоясывавшей земли атлантов. Глубокая и широкая-, медлительная, бурая и серо-стальная река испокон веков защищала царство. На дальнем берегу разбили лагерь враги, волосатые варвары в шкурах - ужасно неудобно в теплом климате. Разведчики доносили, что варвары молятся и заклинают своих поганых иноземных идолов, но лодки строить не пытаются.

Положение варваров казалось безнадежным. Шпионы сообщали, что провизия во вражеском лагере подходит к концу. Пусть варвары многочисленны и хорошо вооружены, но реку им было не пересечь. А полная сил, сытая, победоносная царская армия ожидала неизбежного исхода.

Но в тот самый день случилась небольшая, казалось бы, перемена. Дотоле неизменно синее небо Атлантиды заволокли тучи, хотя до начала сезона дождей оставалось несколько месяцев. И снова царь призвал к себе ученых.

- Дожди вне обычного для них времени, - объявил Главный Ученый, - большая редкость, но такое уже случалось.

- Холодает, - заметил царь.

- Мы заметили и это, а потому рекомендуем раздать солдатам куртки на вате.

К вечеру с неба начали падать белые крупинки, и царь обеспокоился всерьез.

- Весьма необычное явление, - сказал Главный Ученый. - Но и ему есть прецедент. Согласно нашим записям в последний раз это вещество падало с неба около семисот лет назад. Оно исчезает слишком быстро, чтобы могли исследовать его подробнее. Считается, что это обрывки облаков, рассеянных могучими ветрами горних сфер.

Армии это, само собой, не понравилось - солдаты не любят неожиданностей и недобрых знамений. Но армия держалась, черпая отвагу в жалком зрелище варваров на другом берегу, жмущихся к крохотным лагерным кострам, чтобы просушить сырые шкуры.

Но становилось все холоднее, а ночью холода стали и вовсе невиданными. Войскам раздали хлопковые плащи и мантии с двойной подкладкой. А стужа крепчала, и вновь призвал царь своих ученых.

- Воистину не видывали мы раньше таких холодов, - заявил Главный Ученый. Но это не имеет значения. Варваров холод терзает больше, чем нас. Пусть солдаты как следует навощат тетивы луков, ибо в летописях сказано, что от большого холода льняные тетивы делаются хрупкими.

Так и было сделано, и усиленные наряды патрулировали берег реки, и армия провела кошмарную ночь.

А наутро царя разбудили тревожные крики. Выбежав на берег, царь узрел, что за ночь речные воды переменились точно по волшебству. Уже не плескались о берег серовато-бурые волны. За ночь вода обратилась в некое иное вещество кое-где белое, в иных местах прозрачное, но везде - явно твердое.

- О боги! - вскричал царь. - Демоны околдовали реку!

- Отнюдь нет, мой господин, - возразил Главный Ученый. - Мои: помощники, как и положено последователям научного метода, всю ночь следили за рекой. И я с уверенностью могу сказать, что в ответ на неслыханные холода воды реки свернулись - хотя это, наверное, неточный термин. В любом случае вода затвердела. Мы давно знали о теоретической возможности подобной, как мы говорим, трансформации, но в первый раз получили экспериментальное подтверждение.

- Так это не ведовство? - разочарованно спросил царь.

- Конечно, нет. Мы просто открыли новый закон Природы. Вода, подвергнутая сверхнизким температурам, твердеет.

Орды варваров вступали на блестящую белую поверхность - поначалу осторожно, потом, обнаружив, что она выдерживает их вес, - все увереннее. А царские корабли, накрепко вмерзшие в реку, стояли как отдельные форты, не в силах помешать обтекавшему их могучему потоку вооруженных дикарей. И глянул царь на пересекающие реку полчища воинов, и увидел, как бегут его солдаты, и понял он, что все кончено.

- Ты обманул меня! - вскричал он, оборачиваясь к Главному Ученому. - Ты говорил, что можешь предсказать все! Гляди же, что из этого вышло!

- Мой господин, - возразил Главный Ученый, - я скорблю о случившемся не меньше вас. Но не вините науку за эти неожиданные события. В научном лексиконе, мой господин, есть слово, которое прекрасно описывает то, что произошло с нами.

- И что это за слово?

- Такие происшествия обычно называют аномалиями. Аномалия - это абсолютно естественное событие, которое нельзя предсказать на основании того, что случалось раньше.

- Ты никогда не говорил об аномалиях, - простонал царь.

- Зачем мне было утруждать ваше величество непознаваемым, когда столь многое нам доступно?

Варвары уже приближались; царь с учеными подошли к коням, намереваясь ускакать во спасение своих жизней.

- Это конец света, - печально произнес царь, садясь на коня.

- Отнюдь нет, сир, - возразил ученый, забираясь на другого коня. - Великое горе - потерять царство. Но пусть утешит вас, что в ваше царствование началось беспрецедентное в истории Атлантиды событие.

- Какое же? - спросил царь.

- Мы присвоили белому веществу временное название "лед", - ответил ученый. - И, если я не ошибаюсь, мы стали свидетелями начала первого на Земле ледникового периода.

- Тоже мне утешение, - фыркнул царь и ускакал искать новое царство с более благоприятным климатом.