/ Language: Русский / Genre:detective,

Еще Одна Маленькая Любовная История

Рекс Стаут


Стаут Рекс

Еще одна маленькая любовная история

Рекс Стаут

ЕЩЕ ОДНА МАЛЕНЬКАЯ ЛЮБОВНАЯ ИСТОРИЯ

В то утро мистер Чидден чувствовал себя неважно.

Что это: прилив раздражения или необычайно острый приступ меланхолии, которую он приобрел за двадцать лет прислуживания сестре в ее меблированных комнатах?

Но он не стал тратить время на то, чтобы распознать, в чем дело. Он просто ощущал, как ему плохо.

После завтрака он в течение часа выгребал золу из печи. Потом он принес уголь, подмел крыльцо и дорожку, вынес мусор и вытряхнул пепельницы, натер до блеска медные дверные ручки и перила, выбил четыре ковра. Когда со всем этим было покончено, он пошел искать сестру, чтобы попросить у нее сорок центов для покупки калильной сетки для газового фонаря.

- Она наверху, шьет, - сообщила судомойка Минни.

Мистер Чидден поднялся на второй этаж и прошел через узкий холл к полуоткрытой двери, ведущей в комнату сестры. Перед ней он остановился. Для этого было две причины. Он всегда останавливался, чтобы собраться с духом перед встречей с сестрой, даже когда его просьба бывала безобидной. Но сейчас нерешительность появилась у него от удивления. Почему он не слышит звук работающей машинки, этот монотонный стрекот?

И чей это голос - явно не голос сестры, - неразборчивое бормотание которого доносилось из-за приоткрытой двери? По-видимому, кто-то разговаривает с сестрой.

Кто же это может быть? В течение двух минут мистер Чидден замер, прислушиваясь.

Вдруг голос затих, и раздался другой звук - звук звонкого поцелуя!

Мистер Чидден от изумления открыл рот. Он не успел сменить выражение лица, как услышал быстрые шаги, дверь распахнулась, и из комнаты выскочил мужчина, бросившийся бежать по лестнице вниз, перепрыгивая через две ступеньки. Но несмотря на то, что он пронесся мимо мистера Чиддена как молния, он узнал его. Это был Комиччи, итальянский скульптор, занимающий комнату-студию на третьем этаже.

Мистер Чидден онемел на минуту, но от стука закрываемой входной двери пришел в себя. В это же мгновение в комнате заработала швейная машинка. На цыпочках он отошел к лестнице и стал бесшумно спускаться. На четвертой ступеньке он остановился, затем резко повернулся и двинулся наверх, быстро подошел к двери, открыл ее и вошел в комнату.

- Чего тебе? - спросила сестра, взглянув на него и остановив машинку.

Мисс Мария Чидден была костлявой краснощекой женщиной сорока двух лет, с тусклыми серыми глазами и лоснящейся кожей. Как правило, ее лицо пылало, но, когда мистер Чидден остановил на ней свой взгляд после беглого осмотра комнаты, ему показалось, что кожа на лице сестры побагровела. Тот факт, что в комнате никого не было, наталкивал на простой и определенный вывод. Мистер Комиччи поцеловал ее или пытался это сделать. Но для мистера Чиддена было непостижимо, что какой-то мужчина по какой-либо причине целует его сестру Марию. Насколько он был поражен, настолько же и озадачен.

- Чего тебе? - нетерпеливо повторила мисс Чидден.

- Дай мне сорок центов, нужно купить калильную сетку для газового фонаря, - объяснил мистер Чидден, стоя посередине комнаты.

Не говоря ни слова, она подошла к старому грязному письменному столу и достала большой черный бумажник. Мария взяла из него две монеты по двадцать пять центов и дала их брату. Его изумление усилилось. Раньше она никогда не давала и цента сверх нужной суммы. Должно быть, она ужасно взволнована. Она могла бы даже...

Он откашлялся, сунул пятьдесят центов в карман и сказал:

- Мне нужно еще три доллара.

Мисс Чидден не стала убирать бумажник и спросила:

- Зачем?

- Лично для меня.

- Для чего?

- Крайняя необходимость, - шутя ответил мистер Чидден.

- Полагаю, что это одежда.

Ее тон становился все раздраженнее. Краска отхлынула с лица, губы сжались в полоску. Эти зловещие знаки и жгучий сарказм в ее голосе, моментально повергли мистера Чиддена в глубокое отчаяние. Увидев ее беспокойной и смущенной, он решил захватить ее врасплох и выпросить деньги, пока она не пришла в себя. Но как только он увидел крепко сжатые губы, то понял, что надеяться не на что. Пускай, но все равно он будет бороться за эти деньги.

- Да, деньги мне нужны для одежды, - с неожиданной страстью ответил он. - Разве непонятно? Мне нужно три доллара.

- Я не дам тебе деньги. - Мария убрала бумажник в стол. - Более того, ты не нуждаешься в одежде.

- Нет? Не нуждаюсь? - закричал мистер Чидден, делая шаг вперед и возмущенно указывая на свое облачение. - Посмотри на это! Посмотри! Может быть, и есть мужчины, которые носят брюки по три года, Мария Чидден, я же к ним не отношусь. Неприлично столько времени носить одежду. Дай мне три доллара.

Вместо ответа, мисс Чидден заперла ящик письменного стола, вернулась на стул, положила край простыни под лапку швейной машинки и начала строчить.

Единственным звуком, доносившимся с ее стороны, был грохот подвигаемого ближе к машинке стула.

Мистер Чидден задохнулся бессильной яростью робкого и угнетенного существа.

- Ну и ну! - взвизгнул он. - Своей упертостью меня не сломишь. Мне нужны брюки, и ты сама знаешь об этом. Тебе должно быть стыдно! Ты богатеешь, извлекая прибыль от сдачи жилья внаем, а я работаю на тебя с утра до вечера и ничего не получаю. Я заработал эти деньги.

Разве не так? Неужели я их не заработал?

- Может быть, и заработал, - спокойно ответила она. - Но ты их не получишь.

- Нет? Я не получу их? Отлично! Отлично, значит, не получу!

После проигранного сражения душа мистера Чиддена жаждала мести. Ему хотелось сказать ей что-нибудь такое, что доставило бы боль мегере. Он придумал и с презрением выпалил:

- А что здесь делал этот коротышка-даго {пренебрежительное прозвище итальянцев, испанцев, португальцев в США}? Я видел, как он выходил отсюда.

Машинка перестала стучать. Мисс Мария встала. Ее взгляд был ужасен. В течение трех секунд мистер Чидден храбро выдерживал этот взгляд, но затем мелкими шажками начал продвигаться к двери. Ее окрик остановил его - любой бы остановился.

- Роберт!

- Что? - пробормотал он, поворачиваясь.

- Послушай, что я тебе скажу. Мистер Комиччи - не даго. Он джентльмен. Надо же так сказать - даго! Такое ничтожество, как ты, смеет обзывать его! И еще. Ты стоишь передо мной и в глаза оскорбляешь меня, свою собственную сестру! Да, да, оскорбляешь! И если только я... Роберт! Роберт, вернись!

Но призыв ушел в пустоту. Раздираемый местью мистер Чидден буквально скатился с лестницы в холл, а затем еще с трех пролетов в подвал. Здесь он остановился и уселся на старый ящик за угольной кучей.

Но тут же вскочил, подбежал к двери и закрыл ее на щеколду. После чего вернулся на свой ящик. Тут было его убежище, тут он отдыхал в уединении. Он достал трубку, набил ее табаком, зажег и прислонился к побеленной стене, чтобы не спеша курить и погрузиться в размышления.

Сначала он подумал о брюках. В течение двух недель набирался он храбрости, чтобы попросить эти три доллара - цену присмотренных им брюк с витрины "Гринберга" на Пятой авеню. Новые брюки ему были нужны, безусловно. Он знал, что, если бы подошел к сестре в подобающей манере - униженный и умоляющий, все было бы в порядке. Но его подвело импульсивное желание взять реванш, и теперь, возможно, ему придется ждать целый месяц Что же вывело его из себя? Ну конечно же даго.

Это было смешно. Наверняка он ошибся. Даже даго не польстится на его сестру - тощую, старую и костлявую. Но ведь он явно слышал звук поцелуя. А что, если и в самом деле поцелуй был? Мистер Чидден выпустил густую струю дыма и усмехнулся. Он бы отдал все на свете, только бы увидеть, как этот коротышка пытается поцеловать Марию. Некоторое время он сидел, курил, усмехаясь про себя, и придумывал забавные сцены между сестрой и даго.

Вдруг он выпрямился с коротким восклицанием и выдернул трубку изо рта. Господи! Об этом он не подумал! Может ли быть такое? Возможно, коротышка и не такой уж дурак, в конце концов!

Он снова прислонился к стене и так серьезно задумался, что забыл о трубке. В течение получаса он сидел молча, без движения, поглощенный своими мыслями. Потом он медленно встал, выбил трубку и пошел наверх в столовую, чтобы узнать, который час. Было четверть двенадцатого, а значит, Мария пятнадцать минут назад ушла на рынок, что на Восьмой авеню.

- Вот он, мой шанс! - вполголоса сказал мистер Чидден.

Он поднялся на второй этаж и прошел в конец холла.

Дверь, за которой полчаса назад он слышал звук поцелуя, была закрыта. Он постучал в дверь и, не получив ответа, толкнул ее и вошел. Оставив дверь открытой, мистер Чидден на цыпочках подошел к старому письменному столу. Открыв его ящик, он увидел аккуратно сложенные рецепты, счета, другие бумаги, а также две регистрационные книги в переплетах из искусственной кожи. Взял одну из них, положил на стол и раскрыл.

Мистер Чидден нервничал, постоянно оглядывался, его пальцы дрожали, но наконец на странице 47 он нашел, что искал: "Джакомо Комиччи, приехал 22 сентября, третий этаж, $5.00". Но начиная с 16 марта записи об оплате прекратились, хотя даты записывались. Мистер Чидден посмотрел на календарь, который показывал "28 июня". Затем он провел пальцем по колонке дат.

- Вот это да! - воскликнул он, понимая опасность сложившейся ситуации. - За пятнадцать недель он не заплатил ни цента!

Все было ясно. Его подозрения подтвердились. Неудивительно, что коротышка-даго пытался поцеловать Марию! Затем другая мысль пришла ему в голову. Никогда раньше Мария не оставляла постояльцев более чем на три недели в случае неплатежа. А здесь - около четырех месяцев! Постепенно и без всякой радости мистер Чидден пришел к грустному выводу: мистер Комиччи не только поцеловал Марию, но и доставил ей этим удовольствие.

Но он-то знал свою сестру. Она была такой ханжой, каких свет не видывал. Ни один донжуан не мог запечатлеть на ее девственной щеке поцелуй любви до того, как он заявит ей о своих серьезных намерениях. Вот так так! Без сомнения это так! Маленький даго пытается жениться на Марии!

Голова у мистера Чиддена соображала быстро, но только спустя какое-то время, уже в подвале, его поразила необычная догадка. Как только эта мысль появилась у него в голове, все остальные куда-то исчезли. Он вдруг почувствовал, что нависла неожиданная страшная опасность. Мозг заработал в полную силу.

В самом деле, в течение двадцати лет он вел жизнь раба, хотя и не единожды предпринимал энергичные, но бесплодные попытки вырваться из нее. Мастер на все руки в доме с меблированными комнатами отнюдь не почетное и не беззаботное положение, и его сестра этим пользовалась на все сто процентов. Но работа, которую он выполнял, не была тяжелой, да и заботиться ему было не о чем. Когда надо, он получал одежду, иногда ему даже удавалось выжать немного денег у сестры на свои собственные нужды. У Марии были хорошие сбережения - десять тысяч долларов. Он совсем не хотел и не ожидал ее смерти, но главное было в том, что существовали десять тысяч и он был единственным ее родственником.

А теперь появился этот крошка даго...

В середине дня мистер Чидден поднялся на третий этаж и постучал в дверь. Настроен он был решительно. У него не было четкого плана действий, он просто хотел посмотреть врагу в лицо и оценить его в полной мере. Синьор Комиччи открыл дверь.

- Я пришел проверить газовый светильник, - сказал мистер Чидден, входя в комнату.

- С ним все в порядке, - ответил итальянец.

Молча мистер Чидден взял стул из угла комнаты и перенес его на середину, под люстру. Затем он встал на стул и начал осматривать верхнюю часть горелки, на лице появилось злобное выражение, возможно, потому, что взгляд время от времени останавливался на итальянце, стоящем внизу и с любопытством взирающем наверх. Его глаза выражали любопытство и больше ничего, никакой враждебности. Но мистер Чидден усмотрел в лице итальянца злобу и готов был сказать что-нибудь дерзкое, когда вдруг вспомнил, что шпионы не должны выдавать своих истинных чувств.

- Похоже, что все в порядке, - наконец произнес он, слезая со стула.

Мистер Комиччи дружелюбно кивнул.

- Иногда доставляет беспокойство, - продолжил мистер Чидден. - Из-за калильной сетки. Слишком сильная струя газа. Но я уверен, что здесь все в порядке.

Итак, беседа возымела начало, и, несмотря на некоторую неуверенную манеру мистера Чиддена, мистер Комиччи живо и приветливо вступил в нее. В течение трех минут он сокрушался, что ему пришлось отказаться от студии на Десятой улице из-за того, что там не было соответствующего верхнего освещения. Затем он некоторое время говорил о трудностях на пути художника, особенно художника, работающего с мрамором и бронзой.

- Такой дорогой материал! - жаловался он, в то время когда мистер Чидден качал головой, пытаясь изобразить сочувствие. - Послушайте! Кусок мрамора стоит пять долларов!

Он указал на незаконченную скульптуру: мальчик, сидящий на коленях у мужчины. Мистер Чидден со сдержанным интересом оглядывал скульптуру, как человек, который понимает гораздо больше, чем показывает. За притворство ему пришлось платить. Они переходили от одной скульптуры к другой. Комната была заполнена ими - только что начатыми, завершенными наполовину или законченными. Итальянец доставал их отовсюду: прыгающую лягушку из-под листов с эскизами, мальчика с флейтой из большого пакета, девушку, склоненную над книгой, из ящика гардероба.

- Я вам что-то покажу, - вдруг сказал он, направляясь в угол, где стоял столик, на котором что-то лежало, покрытое темной тканью. - Она была на выставке. Только вчера я получил ее обратно. Я сделал ее очень давно, она получилась такой красивой, посмотрите!

Он осторожно снял ткань, и взору предстала скульптура женщины из белого мрамора. На ней не было одежды. Скрещенные руки прикрывали грудь, одно колено слегка согнуто, голова чуть повернута и опущена, будто она стыдится. Она была прекрасна.

- Ну и ну! - воскликнул мистер Чидден после внимательного изучения скульптуры. Затем задумчиво произнес: - Голая, как общипанный цыпленок! Именно вид обнаженной натуры натолкнул мистера Чиддена на эту мысль. Но произошло это позже, три или четыре дня спустя, потому что существование этой скульптуры смущало его. Суть сей мысли он бормотал себе под нос, спускаясь от мистера Комиччи. - Вот бы увидеть выражение лица Марии, когда она увидит ее!

После его визита к мистеру Комиччи подозрения несколько смягчились. Он казался таким безвредным и дружелюбным, этот жалкий бес, что мистер Чидден допустил возможность небольшой утечки денег сестры, получаемых за ренту. В глубине души мистер Чидден был даже доволен. Он уже стал сомневаться, был ли поцелуй на самом деле, так как, глядя на лицо Марии, трудно было себе представить человека, захотевшего ее поцеловать.

Но внезапно, примерно через неделю, его сомнения рассеялись окончательно. Однажды, пересекая холл, он услышал неясный шум за закрытой дверью гостиной.

С приближением его шагов голоса затихли. Но как только он поднялся по лестнице, он снова услышал шум. Это ему показалось подозрительным. Он остановился и задумался. Его нерешительность была вызвана не принципом морали, он просто собирался с духом.

Затем он повернулся и медленно, неслышно спустился вниз. Из холла голоса стали различимы, но слов разобрать было невозможно. Осторожно, на цыпочках, он миновал дверь библиотеки и направился к портьерам, разделяющим эту комнату и гостиную. С колотящимся сердцем и крепко сжатыми губами он стал подглядывать в щель между ними.

Он увидел, что сестра Мария сидит на диване с зеленой плюшевой обивкой, ее лицо краснее, чем обычно, глаза с глупой нежностью, любовно устремлены на мистера Комиччи, который стоял перед ней на коленях, держа ее руки в своих!

Голос итальянца был едва слышен.

- Поверьте! Поверьте! - страстно бормотал он.

Затем стал покрывать поцелуями ее руки. Она покачала головой.

- Я слишком стара. Вы не можете любить меня, - услышал изумленный мистер Чидден.

- О! - застонал поклонник. - О, какое значение имеет возраст, если эта женщина прекрасна? Так прекрасна! У меня сердце разрывается!

Она все качала головой, но уже не так решительно.

Нетрудно было заметить, что она колеблется. Пылкий поклонник уже стоял на одном колене, обнимал ее за талию и снова осыпал поцелуями ее руки.

- Так прекрасна и чиста! - Взывал он возвышенным стилем. Это было великолепно. Никто, кроме южанина, не мог исполнить такую сцену. - Я умоляю вас... сделайте меня счастливым! Будьте моей женой!

Тут снизу раздался голос судомойки Минни:

- Мистер Чидден! Мистер Чи-и-ден!

Ругая про себя судомойку, мистер Чидден так быстро повернулся, что чуть не сбил с подставки лампу, тем самым едва не выдав себя. Голос Минни звучал все пронзительнее. Все так же на цыпочках он прошел холл и спустился по лестнице, у подножия которой его ждала Минни.

- Какого черта тебе надо? - свирепо вопросил он.

- Пришел человек за бутылками, - ответила она, удивленная его непривычной грубостью.

Когда вечером он спустился к себе в подвал, то решил - совсем не важно, что его оторвали от того занятия. Он достаточно увидел и услышал. Что скажет Мария, "да" или "нет", - естественно, ответ будет "да".

- Развратница! - вслух сказал мистер Чидден.

Он сел и погрузился в раздумья.

Дальнейшие обстоятельства сложились для него удачно. План был придуман. Возможность осуществить его предоставила сама Мария. Это случилось на следующее утро, когда она позвала его наверх и велела как следует выбить ковры в гостиной и развести огонь в камине. Вся суета была вызвана подготовкой к заседанию клуба "Помоги немного", которое состоится в четверг.

Мистер Чидден не в первый раз ожидал подобный визит. "Помоги немного" - кружок прихожанок церкви, куда ходила Мария, которые собирались каждую неделю, шили вещи ради благотворительности и между делом сплетничали. Выбивая ковры на заднем дворе, он всегда ругал это сборище за то, что оно прибавляет ему работы. Ворчал он и на сей раз. Но когда он скомкал бумагу, чтобы разжечь камин, он понял - это его удача. Он прекратил работу, встал и нахмурился.

- Отличное подспорье! - вскрикнул он и вновь повторил: - Отличное подспорье!

Он закончил разжигать камин, на его лице играла веселая усмешка мести.

В тот день он выполнил свои нехитрые приготовления. Он сходил в художественную лавку на Восьмой авеню, где приобрел банку с черной краской за десять центов и маленькую кисть. Он принес свои покупки в подвал и спрятал их в старой бочке.

Наступило утро четверга. Мистера Чиддена охватила неуемная энергия. Камин был освобожден от пепла еще до завтрака, и к девяти часам утра он выполнил всю работу, которую обычно он завершал только к полудню. Такой промах с его стороны, к счастью, никем не был замечен.

Двадцать минут десятого спустился мистер Комиччи и отправился на свою утреннюю прогулку. Мистер Чидден увидел это из окна столовой. Он подождал несколько минут, затем спустился в подвал за краской и кистью. Когда он вернулся, то сразу заглянул на кухню, где Мария и Минни готовили всевозможные деликатесы для гостей. Мистер Чидден быстро поднялся на третий этаж и вошел в комнату мистера Комиччи.

Он прошел прямо к столику в углу комнаты и сдернул темное покрывало. Сейчас у него не было времени смущаться при виде обнаженной фигурки женщины. Ему надо было выполнить то, что он задумал. Он достал краску и кисть и приступил к работе. Через десять минут все было закончено. Он накрыл скульптуру тканью, спрятал под курткой свои инструменты, вернулся в подвал и убрал их под кучу дров.

- Ну вот! - выдохнул он. Сердце было готово выпрыгнуть из груди в результате проведенной рискованной операции. - Только бы даго не приподнял ткань!

Но риск - благородное дело!

Делать было нечего, оставалось только ждать полудня и прибытия "Помоги немного". Но ожидание перестало быть утомительным после возвращения с прогулки мистера Комиччи. Мистер Чидден слонялся по холлу в ожидании того, что дверь наверху вот-вот распахнется и тишину нарушит гневный вопль итальянца. Но никаких подобных звуков он не уловил, зато послышался шум прибывающих гостей.

При появлении первого гостя мистер Чидден поднялся на этаж выше, как было велено Марией, - чтобы не болтаться под ногами. К трем часам гостиная была полна народу, и до мистера Чиддена доносился гул голосов.

Он мог представить себе присутствующих - старые дамы, дамы среднего возраста, толстые и худые, симпатичные или неинтересные. Они сидят по двое и по трое, а их языки и иголки работают с невероятной скоростью.

Он решил начать свою операцию в четыре часа, но за полчаса до ее начала он ужасно нервничал. Он все время прислушивался к звукам наверху, опасаясь, что его замысел уже разоблачен. Со временем терпение его лопнуло. Почему-то с неохотой он направился к двери на третьем этаже. Он немного поколебался, прежде чем решительно постучал в дверь. Раздался голос итальянца:

- Войдите!

Как только мистер Чидден открыл дверь, он не мог удержаться, чтобы не посмотреть на столик в дальнем углу комнаты. Вздох облегчения вырвался у него, когда он увидел, что фигурка по-прежнему стоит на столе, накрытая тканью. Он повернулся к мистеру Комиччи, который застыл в вежливой позе ожидания.

- Мария прислала меня, - сказал мистер Чидден. - К ней пришли друзья, и она просила узнать, можно ли им посмотреть ваши работы.

Конечно, это совсем не затруднит мистера Комиччи.

Он также сказал, что будет счастлив показать дамам свои скромные произведения, вот только в комнате не убрано. Но что можно ожидать от художника.

- Все в порядке, - согласился мистер Чидден. - Они сейчас поднимутся.

Он повернулся и спустился вниз. У двери в гостиную он не мешкал. Время было дорого. Итальянец, возможно, захочет подготовить свои работы. Стук мистера Чиддена заставил Марию подойти к двери.

- Что тебе надо? - нетерпеливо проговорила она, увидев брата.

- Я от мистера Комиччи, - ответил он. - Он просил привести твоих гостей посмотреть его скульптуры.

Мне кажется, он надеется что-нибудь продать. Хитрец!

- Ну конечно, - сказала она после короткой паузы. - Конечно! Как мило с его стороны. Скажи ему, что мы будем, примерно, через полчаса.

Мистер Чидден был готов к такому ответу.

- Мистер Комиччи сказал, - спокойно ответил он, - что ему надо уйти и он был бы вам признателен, если бы вы пришли сейчас.

- Ну-у... я даже не знаю, - нерешительно произнесла Мария и затем добавила: - Хорошо. Скажи ему, мы сейчас придем.

Мистер Чидден как на крыльях взлетел по лестнице. Сердце его готово было выскочить из груди.

- Ловкая интрига, - сказал он себе. - Макиавелли. Итальянская работа. Я покажу тебе, даго!

Мистер Комиччи пытался убрать комнату, бросая в шкаф одежду, подбирая с пола обрывки бумаги и комки глины, закрывая неприглядную каминную решетку еще более неприглядным куском ткани. Мистер Чидден тоже включился в уборку. Он принес из кладовки метлу и подмел пол, а итальянец в это время стирал пыль со стульев. Затем они вместе расположили предметы искусства на двух ящиках и поставили их в середине комнаты. Работ было много: статуэтки глиняные, гипсовые, из белого и серого мрамора в разных стадиях завершенности. Они еще не успели вынуть из нижнего ящика шкафа все произведения, как услышали за дверью шаги и голоса.

- Они идут! - прошептал мистер Чидден, бросая метлу под кровать и поспешно направляясь в угол, подальше от столика с накрытой скульптурой. Итальянец надел пиджак, открыл дверь и остался около нее, пока дамы входили в комнату, во главе с мисс Марией Чидден. Нежным взглядом он посмотрел ей в глаза.

- Вы так добры, мистер Комиччи! - сказала она, млея от восторга.

Они вошли. Что за компания! Кого здесь только не было! Миссис Рэнкин, унылая, но агрессивная, с постоянно бегающими темными глазами; миссис Мэнгер, казалось бы застенчивая, однако с острым язычком; три незамужние сестры Бипп, старые девы, похожие друг на друга как капли воды; миссис Полтон, которая когда-то жила на Риверсайд-Драйв; добрая старушка миссис Джадсон и много других дам. Мистер Чидден наблюдал из своего угла, как они толпились, подталкивая друг друга, в дверях, а потом остановились, будто попали в грязный вагон трамвая. Ему захотелось крикнуть: "Проходите, в комнате много места!" - но он слишком глубоко ушел в себя.

После представления мистеру Комиччи, которое сопровождалось радостными восклицаниями и невинными шутками, они окружили ящики. Миссис Рэнкин спросила, можно ли взять фигурки в руки и рассмотреть их до того, как мистер Комиччи начнет свой рассказ. Другие последовали ее примеру. Они брали скульптуры, подносили их ближе к окнам и указывали друг другу на тонкости выполненной работы. Мистер Чидден усмехнулся про себя, так как он считал, что все эти шедевры не заслуживают внимания, за исключением накрытого тканью.

- Посмотрите на этого тигра! - воскликнула миссис Полтон. - Какие изящные линии!

- Замечательно, - согласился кто-то, - но хвост слишком удлинен.

Все сгрудились вокруг тигра.

- Да, хвост длинноват, - вынесла решение миссис Рэнкин.

- У тигров вообще длинные хвосты, - не терпящим возражений тоном заявила мисс Чидден.

- Тем не менее хвост очень длинный!

- Довольно длинный, должна заметить.

- Хвост - длинный.

- Он действительно кажется длинным.

- Немного длинноват, - в заключение сказала миссис Полтон. И они приступили к дальнейшему осмотру.

Время шло, и эмоции начали утихать. Мистера Чиддена охватило волнение. Неужели мистер Комиччи не захочет показать свой шедевр? Было похоже на то. Мистер Чидден принял решение - он ждет еще пять минут, а затем начинает разговор с какой-нибудь дамой о скульптуре. Он начал считать секунды.

Его спасла маленькая женщина в светло-голубом, одна из немногих молодых дам, которая стала бродить по комнате в поисках новых экспонатов. Вдруг раздался ее громкий возглас:

- Мистер Комиччи! Что это? Можно посмотреть?

Мистер Чидден задрожал, когда увидел, что ее рука лежит на темной ткани. Сработает или нет?

Итальянец, который возбужденно жестикулировал в попытке объяснить секреты своего искусства мисс Чидден и миссис Джадсон, беспокойно взглянул на женщину.

- Ну... я не знаю... - произнес он. - Видите ли... вам может не понравиться...

- Почему же нет? - требовательно сказала миссис Рэнкин.

- Я не знаю... - запинаясь, проговорил он. - То есть да... почему бы нет? Конечно, вы можете посмотреть. Нет! Подождите! Дайте я сам возьму ее, синьора.

Она очень хрупкая.

Дамы сгрудились вокруг стола, а скульптор протянул руку к куску ткани. Казалось, они ожидали какого-то чуда. Из своего угла мистер Чидден наблюдал за ними и с удовлетворением отметил, что Мария, миссис Рэнкин и сестры Бипп стояли в первом ряду.

- Это истинная красота, - говорил итальянец. - Линия... форма... так совершенна и прекрасна... Ничего нет прекраснее...

Он снял ткань.

В конце концов добропорядочные дамы увидели то, что ожидали увидеть, а именно скульптуру. Нагота изваяния буквально шокировала присутствующих. Женщина была довольно большой и совершенно обнаженной! Абсолютно нагой! И так талантливо сделанной!

Мраморная белизна тела, рук и ног выглядела как настоящая, все линии силуэта были сглажены, а выпуклости и углубления высечены с большим мастерством и любовью. Они стояли и смотрели на совершенные формы скульптуры, но также от их глаз не ускользнула и надпись на постаменте из необработанного мрамора, аккуратно выведенная черной краской:

"МИСС МАРИЯ ЧИДДЕН".

Возглас изумления и ужаса вырвался одновременно из восемнадцати ртов. Они смотрели то на Марию Чидден, то на скульптуру, и атмосфера в комнате накалилась так, что, казалось, вот-вот грянет взрыв. Это был яркий пример женской логики. Любому, даже неопытному, глазу было совершенно очевидно, что пропорции тела мисс Марии Чидден и представленной скульптуры были абсолютно разными. Скульптура могла быть воспринята лишь как идеализированный образ упомянутой дамы, да и то для этого нужно было иметь очень богатую фантазию. Но присутствующим подобная мысль даже не приходила в голову. Они видели только обнаженную фигуру и надпись. Их лица приобрели цвета от мертвенно-бледного до пурпурно-красного. Все онемели.

Эту жуткую тишину нарушила сама Мария Чидден.

- Негодяй! - взвизгнула она и сделала быстрое движение в сторону мистера Комиччи.

Итальянец, отклонившись в сторону, едва избежал протянутых к нему пальцев Марии, но при этом ненароком толкнул двух сестер Бипп, и они приземлились на пол. Ему удалось бежать, перепрыгнув распростертые тела. Замешательство сменилось паникой. В то время как сестры Бипп растянулись на полу, комнату огласили крики, а самые робкие из дам бросились к двери. Третья сестрица Бипп опустилась на стул и застонала. Мисс Мария продолжала в ярости судорожно сжимать и разжимать пальцы и вопить: "Негодяй!" - но итальянец держался на безопасном расстоянии и выкрикивал в ответ:

- Нет, нет, нет. Я не делал этого! Нет, нет, синьора!

Миссис Рэнкин и миссис Мэнгер помогли сестрам Бипп подняться на ноги и повели их к двери. Остальные гостьи к этому времени уже толпились в холле.

Мисс Мария Чидден стояла в середине комнаты, ее била дрожь, она задыхалась от гнева.

- Нет, нет, нет! - кричал итальянец, прыгая вокруг нее. - Это не вы! Посмотрите! Никакого сходства... она маленькая и пухленькая, а вы, вы... как бы это сказать... вы худая и высокая...

- Негодяй! - завизжала Мария.

Итальянец отпрыгнул. Затем на секунду замер и выдал ужасное итальянское ругательство. Он посмотрел в угол, где недавно стоял мистер Чидден. Угол был пуст.

В комнате вообще, кроме них, никого не было. Мистера Чиддена было не слышно и не видно, а из холла раздавались голоса спустившейся вниз обескураженной публики.

- Ведь я не делал этого! - закричал мистер Комиччи, пытаясь схватить Марию за руку. - Нет, нет и нет!

Вы такая целомудренная и красивая!

Она бросила на него жуткий взгляд, полный презрения, и бросилась к двери.

- Жалкий даго! - проговорила она сдавленным голосом. Дверь за ней с грохотом захлопнулась.

В целом, я полагаю, это был гениальный ход, так как напомню, что мистер Чидден обратил себе на пользу присутствие свидетелей. И себя он оградил от всего этого самым лучшим способом. Конечно, ему прибавилось лишних забот, и в субботу он убирал комнату, из которой в пятницу утром был выдворен мистер Комиччи. Но на сердце было так легко, и на душе царил такой божественный покой, что во время работы он беспрерывно напевал. Также необходимо заметить, что, когда в субботу вечером он пошел в кинотеатр на Восьмой авеню, на нем были новые брюки.