/ Language: Русский / Genre:detective,

Третий Способ

Рекс Стаут


Стаут Рекс

Третий способ

Рекс Стаут

ТРЕТИЙ СПОСОБ

повесть

Перевел Александр Санин

Глава 1

Когда я, открыв дверь, впервые увидел Майру Холт, только что преодолевшую все семь ступенек нашего крыльца, то сразу понял, что влип, как кур в ощип. Впрочем, как оказалось впоследствии, действительность даже превзошла все мои ожидания.

Надо сказать, что в ту минуту я был безработным. За все годы, что я служил у Ниро Вулфа и проживал под крышей его дома, я увольнялся сам (либо увольняли меня) раз тридцать, а то и все сорок. Чаще всего причина нашей с Вулфом размолвки выеденного яйца не стоила, но несколько раз, как и в тот памятный сентябрьский понедельник, мое терпение лопалось окончательно. Или - почти окончательно.

В тот вечер на ужин у нас была свинина, тушенная в пиве - не самое мое любимое блюдо, о чем прекрасно знают и Вулф и Фриц. Так вот, отужинав, мы с боссом прошествовали из столовой в кабинет, Фриц принес кофе, Вулф разлил его по чашкам, и тут я сказал;

- Между прочим, я пообещал перезвонить Андерсону, чтобы подтвердить встречу с вами, которая назначена на завтрашнее утро.

На что Вулф ответил:

- Нет. Отмени её. - И придвинул к себе очередную книгу - "Современную Россию" Джона Гантера.

Я плюхнулся на свой вращающийся стул и свирепо воззрился на Вулфа. В норме его туша весит одну седьмую тонны, однако, когда он собачится, то выглядит ещё необъятнее.

- Как, по-вашему, - вопросил я, - возможно ли, чтобы Фриц перепутал свинину с дрожжами?

- Нет, - отрезал Вулф, раскрывая пухлый томик.

Да, окажись я верблюдом, а эта книга - соломинкой, вы бы услышали, как хрустнул мой хребет. А ведь Вулф отлично знал, что не смеет даже прикасаться к книге, пока мы не покончим с кофе. Я отставил чашку в сторону и сказал:

- Я прекрасно понимаю, что сейчас вы сидите и в ус себе не дуете. Денег на вашем банковском счете достаточно, чтобы в течение нескольких месяцев оплачивать жалованье нам с Фрицем и Теодором, бочками закупать свинину с пивом, да ещё и приобретать новые орхидеи в дополнение к десяти тысячам, которые благоухают в оранжерее под крышей. Готов даже признать, что частный сыщик имеет право на то, чтобы взяться за расследование, либо отказаться от него, без особых на то причин. Однако, как я уже говорил вам за ужином, этот Андерсон - мой добрый знакомый, и после того как он попросил, чтобы я в порядке личного одолжения помог ему добиться у вас пятнадцатиминутной аудиенции, я предложил ему прийти завтра в одиннадцать утра. Если вы не желаете себя утруждать, опасаясь, что лимит по гонорарам уже перебрали, и придется платить слишком большой налог, что ж - так ему и скажите. Он будет здесь ровно в одиннадцать.

Не отрывая взгляда от раскрытой книги, Вулф ответил:

- Ты прекрасно знаешь, Арчи, что я всегда сам принимаю решение, с кем и когда встречаться. Ты чем-то обязан этому человеку?

- Теперь обязан - после того, как дал обещание.

- Может, ты был обязан ему прежде?

- Нет.

- Тогда я тут ни причем. И, ввиду того, что за его дело я не возьмусь, встреча наша будет напрасной тратой времени; как его, так и моего. Позвони ему и отмени встречу. Скажи, что я занят по горло.

Вот тогда я и решил, что - баста, мол, с меня хватит. Признаться честно, в большинстве предыдущих случаев я устраивал подобные демарши лишь для того, чтобы вправить Вулфу мозги, однако на сей раз дело обстояло иначе. Если мул упирается и расставляет ноги, с места его уже не сдвинешь. Я снова развернулся на вращающемся стуле, взял блокнот, нацарапал пару строк, вырвал листок, встал, подошел к столу Вулфа и сунул бумагу прямо ему под нос.

- Вот номер телефона Андерсона, - заявил я. - Если вы слишком заняты, чтобы позвонить ему сами, пусть это сделает Фриц. С меня хватит. Переночую у друзей, а утром приду за своими вещами.

Вулф оторвался от книги и устремил на меня испепеляющий взгляд.

- Пф! - хмыкнул он.

- Согласен, - кивнул я. - На все сто. - После чего повернулся и, кипя как чайник, вышел вон.

Не могу сказать, чтобы, снимая с вешалки в прихожей свою шляпу, я уже твердо знал, чем займусь в ближайшие двенадцать лет или даже - двенадцать часов. Да, верно, дом принадлежал Вулфу, но кое-что в этом доме, в частности - мебель в моей комнате на третьем этаже, - я приобрел на собственные деньги. Кровные и честно заработанные, между прочим. Что ж, с перевозкой мебели придется повременить, пока я подыщу подходящее жилье, а вот одежду и прочие свои пожитки я заберу завтра. Вот только как мне правильнее поступить: зайти до одиннадцати утра и узнать от Фрица, ожидает ли Вулф прихода Андерсона, или лучше заглянуть после обеда, чтобы выяснить, побывал ли уже Андерсон у нас, и уделил ли ему Вулф обещанные пятнадцать минут?

Ломая голову над этой закавыкой, я отомкнул дверь, распахнул её и столкнулся нос к носу с новой, ещё более сложной проблемой. На наше крыльцо поднималась незнакомая женщина.

Глава 2

Я оказался в весьма щекотливом положении. Я не мог поздороваться и спросить, что её к нам привело (и слепому было очевидно, что пожаловала она исключительно для того, чтобы встретиться с Ниро Вулфом), как не мог и продолжать выполнять работу, которую только что оставил. В самом деле, не возвращаться же после предъявленного ультиматума в кабинет и не спрашивать Вулфа, не согласится ли он принять неведомую посетительницу! Впрочем, я бы в любом случае не вернулся. Однако и впустить её в дом, не расспросив, я также не смел, поскольку дамочка вполне могла оказаться одной из многих, кому Вулф в свое время крепко насолил. Я же, хотя меня так и подмывало взять автомат и всадить в обнаглевшего толстяка всю обойму, не хотел, чтобы это сделала за меня совершенно незнакомая мне личность.

Поэтому в конечном итоге я принял соломоново решение: переступив порог, захлопнул дверь и, аккуратно обогнув незнакомку, устремился вниз по ступенькам. Однако не тут-то было - не сделал я и пары шагов, как меня бесцеремонно схватили за рукав и дернули.

- Постойте-ка! - удивленно воскликнула дамочка. - Разве вы не Арчи Гудвин?

Я скосил на неё один глаз.

- Вы гадаете на кофейной гуще? - осведомился я.

- Нет, я вас узнала. Я видела вас в баре "Фламинго". Что за манера захлопывать дверь перед самым носом? - Говорила она отрывисто, словно ей не хватало воздуха. - Я хочу поговорить с Ниро Вулфом.

- Это его дом. Звоните.

- Но мне ведь и вы тоже нужны. Впустите меня в дом. И - проводите к Вулфу.

Глаза мои уже достаточно свыклись с полумраком, и я разглядел, что женщина молода, недурна собой и, похоже - крашеная блондинка. На голове у неё было кепи с козырьком. При нормальных обстоятельствах, я бы с удовольствием провел её в гостиную и, оставив там, пристал к Вулфу с требованием её принять, однако сейчас я и мысли такой не допускал.

- Вы уж извините, - произнес я, - но я здесь больше не служу. Я только что уволился. И сейчас иду подыскать себе подходящую ночлежку. Можете, конечно, звонить, но считаю своим долгом предупредить: это бесполезно. Мистер Вулф пребывает в дурном настроении, и не примет вас. Так что выбросьте эту затею из головы. Если вы влипли в беду, то...

- Никуда я не влипала!

- Чудненько. Вам везет.

Она робко прикоснулась к моему рукаву.

- Я вам не верю. Не могли вы уволиться.

- И, тем не менее, это так. Не стану же я бросать такие слова на ветер. А вдруг вы - журналистка, и уже завтра первые полосы газет выйдут с заголовками: "Арчи Гудвин, знаменитый частный сыщик, только что объявил о разрыве отношений с неким Ниро Вулфом, и теперь собирается..."

- Замолчите! - Приблизившись ко мне почти вплотную, она вдруг ни с того, ни с его цепко стиснула мою руку чуть повыше локтя. Затем, правда, ослабила хватку и попятилась на шаг. - Вы уж извините, я просто растерялась... Так, по-вашему, Ниро Вулф меня не примет?

- Безусловно, - отрезал я.

- Но вы мне тоже нужны. Для моих целей вы, может, даже лучше подойдете. Мне нужна ваша помощь. Даже не помощь, нет, а скорее - совет. Я заплачу наличными, пятьдесят долларов. Мы можем зайти в дом?

Признаться, я был польщен. Поскольку с Ниро Вулфом я только что расстался, а ни на кого другого работать не хотел, мне оставалось лишь одно: открыть свою собственную сыскную контору. И вот, не успел я и двух шагов ступить, как довольно смазливая девушка предложила мне пятьдесят долларов, и за что? За какой-то плевый совет.

- Боюсь, что нет, - величаво ответил я, - ведь я здесь больше не работаю. Но, если это такси - ваше, то оно вполне нас устроит. Тем более что водитель куда-то отлучился. - Отсутствие за рулем водителя я заметил сразу, окинув зорким взглядом выстроившиеся вдоль тротуара машины. Должно быть, узнав от своей клиентки, что ему придется подождать, он заскочил в расположенную на углу Десятой авеню закусочную Эла - излюбленную среди таксистов забегаловку.

Незнакомка покачала головой.

- Мне бы не хотелось... - начала она, но осеклась. Затем, оглядевшись по сторонам, предложила: - А почему бы нам не поговорить прямо здесь? Много времени это не займет - мне просто нужно, чтобы вы помогли мне выиграть одно пари. - Спустившись на пару ступенек, она уселась прямо на крыльцо и похлопала по плите рядом с собой. - Присаживайтесь.

Мы, конечно, находились во владениях Ниро Вулфа, но крыльцом он пользовался крайне редко, так что, получив от девушки задаток, я был готов просунуть под дверь однодолларовую бумажку в качестве арендной платы. С этой мыслью я примостился рядом с незнакомкой, но не слишком близко от нее. Сидеть здесь мне доводилось и прежде; с этого насеста я порой наблюдал, как соседские ребятишки режутся в ступбол* (*Уличная игра с мячом, сродни бейсболу).

- Хотите, я заплачу вперед? - предложила она.

- Нет, благодарю, - отказался я. - Я верю вам на слово. Ну и каков же предмет вашего пари?

- Ну... - в полусумраке видно было, как она щурится. - Я поспорила со своей подругой. По её словам, среди водителей такси в Нью-Йорке - всего девяносто три женщины, а моя подруга считает, что профессия эта очень опасна для женщин, потому что порой таксисты попадают в такие передряги, выбраться из которых по плечу только мужчинам. Я в ответ возразила, что такие истории могут случиться где угодно, и вовсе не обязательно в такси, мы начали спорить, и в итоге подруга предложила пари: она взялась доказать, что только в такси может приключиться нечто такое, чего нигде больше быть не может. И мы побились об заклад на пятьдесят долларов. Она тут же стала приводить разные примеры, но я всякий раз находила возражения, пока она не придумала вот что: женщина-таксистка оставляет свой пустой таксомотор перед неким домом, сама ненадолго отлучается, а по возвращении находит в салоне женский труп... Ну и вот, моя подруга считает, что выиграла пари, а я не смогла подыскать контраргументы, потому что совершенно не представляю, как себя вести, когда находишь труп. Вот на этот счет я и хотела с вами посоветоваться. Я уверена, что моя подруга ошибается. И я готова заплатить вам пятьдесят долларов.

В ответ я тоже прищурился. Потом сказал:

- Нет, не похоже.

- На что не похоже?

- Что вы чокнутая. По двум причинам. Во-первых, та же самая история могла приключиться в обычном автомобиле, а вовсе не обязательно - в такси, и мне непонятно, почему вы это ей сразу не сказали. Во-вторых, что тут опасного? Вашей подруге достаточно добраться до ближайшего телефона-автомата и вызвать полицию. Суета, конечно, согласен, и потеря времени, но никакой опасности тут и в помине нет.

- Да, вы правы. - Она кивнула и закусила губу. - Я кое о чем умолчала. Дело в том, что это не её такси. У неё есть другая приятельница таксистка, которая уважила её просьбу и позволила покататься в своем автомобиле. Именно поэтому она и не обратилась в полицию; ведь лицензии на право управления у неё не было, а подруга её не имела права пускать её за руль своего такси. Так что выиграть пари я могу лишь одним способом: если докажу, что ничего опасного тут нет. Ведь моя подруга не знает, каким образом тело очутилось в машине. Чтобы обезопасить себя, ей достаточно от него избавиться, но только не допустив при этом ошибки, иначе дело может и впрямь принять скверный оборот. Вот я и хочу, чтобы вы мне посоветовали, где лучше вытащить труп из машины, стоит ли ждать наступления ночи, и как убедиться, что в салоне такси не осталось никаких следов. - Она снова закусила губу, а пальцы сжались в кулаки. - Ну и тому подобное.

- Понимаю. - Я перестал щуриться. - Как вас зовут?

- Это вам знать не обязательно. Я просто прошу вашего совета. - Она запустила пятерню в карман серого, не первой молодости, пиджака с острыми лацканами и, выудив наружу портмоне, раскрыла его.

Я же протянул руку и защелкнул замочек.

- С этим можно подождать. Я не возьму у вас денег, пока не узнаю, как вас зовут. Впрочем, если хотите, то можете назваться вымышленным именем.

- С какой стати? - Она пожала плечами. - Ладно, пусть будет по-вашему. Меня зовут Майра Холт. Майра, а не Мойра. - И снова раскрыла портмоне.

- Не спешите, - вновь остановил её я. - Еще пара вопросов. Эта мертвая женщина в такси... Ваша подруга её узнала?

- Нет, с чего бы это?

- Возможно, они были когда-то знакомы.

- Нет, - отрезала Майра.

- Хорошо. Это уже кое-что. Так, вы ещё сказали, что ваша подруга оставила такси перед неким домом, а сама ненадолго отлучилась. Куда и зачем?

- Ей просто понадобилось зайти в этот дом. Зачем - не знаю. Это не имеет значения.

- Я в этом не уверен, - произнес я. - Но, если вы этого не знаете, то и сказать вам нечего. Хочу, чтобы вы усвоили, мисс Холт: все сказанное вами я принимаю на веру. Без обиняков. Разумеется, как любой профессиональный сыщик, я всегда всех и вся подозреваю, но вы столь умны, откровенны и привлекательны, что я бы ни на мгновение не позволил себе усомниться в ваших словах. Хотя, окажись на моем месте какой-нибудь простофиля, он вполне мог бы решить, что вы вешаете ему лапшу на уши. И даже прогулялся к такси, чтобы проверить, нет ли там чего лишнего внутри. Но я не таков. Я даже не спрашиваю вас, куда подевался водитель, поскольку полагаю, что он мирно сидит вон в той закусочной на углу и уписывает сандвич с ветчиной. Иными словами, я вам абсолютно, всецело и безоговорочно доверяю. Это понятно?

Майра нервно кусала губы. Возможно, она даже насупилась, но козырек кепи скрывал её брови.

- Пожалуй, - с сомнением пробормотала она. - Но если... Если вы и правда так считаете, то, может быть, вам стоит все-таки...

- Нет, - отрезал я. - Пусть все остается, как есть. Так гораздо удобнее. Хотя, признаться, не все в вашей истории про пари для меня ясно. И тем не менее кое-что посоветовать могу. Вы сказали, например, что не знаете, как поступить с трупом. Так вот, прежде всего, вы должны уведомить полицию. Это - обязанность любого гражданина и - святой долг частного сыщика, если, конечно, он не хочет лишиться лицензии. Это ясно?

- Да, - кивнула она. - Вполне.

- Кроме того, вы не должны прикасаться ни к самому телу, ни к окружающим предметам. Вы также не должны оставлять его без присмотра, хотя это уже не столь важно, поскольку вам придется волей-неволей отойти, чтобы позвать полицейского. Что же касается ваших вопросов о том, где лучше вытащить труп из машины, стоит ли ждать наступления ночи, и как убедиться, что в салоне такси не осталось следов, то вариантов здесь хоть отбавляй. Однако вы должны доказать, что это можно проделать, не подвергая себя опасности, а это уже крайне затруднительно. Я бы сказал даже - невозможно. Выбросьте эту затею из головы. Впрочем, пари ваша подруга вовсе не выиграла. Ведь она должна была придумать ситуацию, в которой женщина-водитель такси подвергается особому риску именно в автомобиле, а в данном случае угроза для неё возникает потому, что её, напротив, в такси не было! Так что подруга ваша...

- Это мне не поможет. Вы сами понимаете...

- Помолчите, - осадил её я. И тут же счел своим долгом извиниться. Вы уж не обижайтесь.

Пальцы Майры вновь сжались в кулаки.

- Вы только что сказали, что вариантов у вас хоть отбавляй, напомнила она.

- Я увлекся, - признался я. - Избавляться от трупов проще в теории. Кстати, я почему-то посчитал само собой разумеющимся, что женщину эта настигла насильственная смерть. Если же она умерла естественным образом, то дело сразу существенно упрощается...

- Нет, её убили, - пояснила Майра. - Закололи ножом. Рукоять его торчит...

- Тогда ничего не выгорит. Доверив кому-то другому управлять своей машиной, таксист совершает административное правонарушение. Как, кстати, и тот, кто садится за руль такси без лицензии. Но разъезжать в такси с трупом, не уведомив полицию, да ещё пытаться от него избавиться - это уже преступление, наказуемое в уголовном порядке. - Я осуждающе покачал головой. - Тянет на год, а то и больше.

Майра схватила меня за руку и, наклонившись, горячо зашептала на ухо:

- Только не в том случае, если она сыграет по-умному. Так, чтобы никто не знал! Я ведь ещё кое о чем умолчала. Она опознала убитую. Они были знакомы. Так что...

- Стоп! - перебил её я. - Быстро - давайте мне деньги. Заплатите мне! Доллар, пятерку, сколько угодно - живее! Видите полицейский автомобиль? Если он проедет мимо... Нет, он тормозит. Гоните же деньги!

Майра была близка к панике. Она порывалась вскочить, и я с трудом её удержал. Внезапно придя в себя, она извлекла из сумочки сложенные вдвое купюры, которые я, не глядя, сунул в карман.

- Наблюдать вам не возбраняется, - сказал я. - Людям свойственно глазеть на полицейские автомобили. Оставайтесь на месте и держите язык на привязи. Я пойду выясню, в чем дело. Проявлю естественное любопытство.

Сущая правда. Меня и впрямь разбирало любопытство. Патрульный автомобиль, поравнявшись с такси, остановился, и полицейский, напарник того, что сидел за рулем, вылез наружу и уже раскрывал ближайшую к себе дверцу такси, когда со стороны тротуара приблизился я.

Поскольку в полицейских кругах репутация у меня вполне определенная и сложившаяся, изменять своим гнусным привычкам я не стал, и рывком распахнул противоположную от полицейского дверцу. На сиденье ничего не было, но зато под коричневым брезентом на полу топорщилось нечто громоздкое. Полицейский, приподняв край брезента со своей стороны, зарычал на меня:

- Эй вы, а ну назад!

Я послушно попятился на полшага, однако приказа захлопнуть дверцу не последовало, и мне удалось разглядеть то, что было под брезентом, когда патрульный его сдернул. Света, правда, было маловато, однако я увидел труп женщины, из груди которой торчала рукоятка ножа.

- О Господи! - с чувством выдохнул я.

- Закройте дверцу! - пролаял полицейский. - Нет - не прикасайтесь к ней!

- Но я уже прикоснулся.

- Да, я видел. Проваливайте отсюда! Нет, стойте! Как ваша фамилия?

- Гудвин. Арчи Гудвин. Это дом Ниро Вулфа, и я...

- Знаю. И вас я знаю. Это ваша машина?

- Нет, конечно. Я же не таксист.

- Да, я знаю. Просто... - Он осекся, осознав наконец, что пререкания с зеваками не входят в обязанности патрульного полицейского. Дернув головой, оглянулся и позвал: - Вылезай, Билл. У меня тут жмурик. Посторожи тут, а я пока свяжусь с управлением.

Билл вылез из машины, его напарник забрался внутрь, а я занял прежнее место на крыльце рядом со своей клиенткой, не преминув заметить, что за время моего отсутствия она избавилась от кепи.

Понизив голос - это было вовсе не обязательно, поскольку полицейский разговаривал по рации, - я сообщил ей:

- Минут через восемь подъедут первые спецы. Я их почти всех знаю. Ввиду того, что вы обратились ко мне только для того, чтобы я посоветовал, как выиграть пари, я, с вашего позволения, готов ответить на все их расспросы сам. Мне не привыкать с ними общаться.

Майра снова вцепилась в мою руку.

- Вы туда заглядывали. Вы видели...

- Замолчите - и на этот раз я извиняться не стану! Вы слишком много разговариваете. Даже, продолжай я работать на Ниро Вулфа, мы не могли бы сейчас уйти в дом, поскольку это выглядело бы нелогично - приехала полиция, обнаружила такси с трупом... О, я забыл упомянуть - в салоне лежит мертвая женщина. Сейчас я это говорю, поскольку это вполне естественно, как естественно и то, что мы с вами задержимся здесь, чтобы понаблюдать за развитием событий. И - будем продолжать беседу, что не менее естественно. Так вот, что касается меня, то я не только привык отвечать на их вопросы, но и знаком с правилами игры. По большому счету, есть всего три способа вести её.

- Простите меня. - Хватка Майры чуть поослабла. - И что это за способы?

- Первый состоит в том, чтобы держать рот на замке. Вообще ни на что не отвечать. Второй - говорить правду, всю правду и ничего, кроме правды. Третий - похитрее. Нужно чуть-чуть наврать, особо, правда, ничего не приукрашивая, а потом уж придерживаться этой лжи. Если предпочтете ложь позаковыристее, или перемешаете её с правдой, или - для экономии времени расскажете только часть правды, то вы пропали. Но, сами понимаете, я говорю вам все это лишь для того, чтобы немного скоротать время. - Я покосился на нее, потом, не дождавшись ответа, продолжил: - Насколько мне известно, ничто вам не мешает сказать им чистую правду. Выложить все как есть, без утайки.

- Вы же сказали, что готовы сами ответить на их расспросы!

- Я-то готов, а вот они - вряд ли. Судя по прошлому опыту, они мне не слишком... - Ага, вот и они! Все, теперь умолкаем. Но наблюдаем за ними это естественно.

В хвост патрульной машине пристроился до боли знакомый мне автомобиль, из которого выбрался не кто иной, как инспектор Кремер из уголовной полиции.

Глава 3

Если вас и удивляет, что Кремер, получив известие о найденном трупе, приехал самолично, то меня - ничуть. Патрульный, который обнаружил труп, конечно же назвал адрес - дом 918 по Западной Тридцать пятой улице, - тот самый адрес, с которым у всего персонала уголовки, начиная от Кремера и кончая самой мелкой сошкой его ведомства, было связано столько неприятных воспоминаний. Не говоря уж о том, что Кремеру наверняка сообщили о том, что близ места преступления околачивается пресловутый Арчи Гудвин.

Сидя на своем насесте, мы с моей клиенткой внимательно наблюдали за развитием событий. Полицейские, следует воздать им должное, действовали весьма профессионально. Перекрыли улицу в месте пересечения с Девятой авеню. Отгородили от зевак злополучное такси. Осветили само такси и близлежащую территорию мощными прожекторами. Фотограф запечатлел машину и труп во всех мыслимых ракурсах. Прохожие, остановившиеся поглазеть на происходящее, толпились на противоположной стороне улицы, за натянутыми лентами. Со времени приезда патрульной машины не прошло и получаса, а вокруг такси суетилось уже не меньше двух десятков блюстителей закона и правопорядка. Примерно половину их я знал в лицо или хотя бы по именам.

Тем временем инспектор Кремер, обогнув такси, приблизился к нашему крыльцу и, взойдя на три ступеньки, остановился. Поскольку я продолжал сидеть, глаза наши оказались на одном уровне.

- Ладно, - сказал он. - Пошли в дом. Я хочу, чтобы при нашей беседе присутствовали и Вулф, и эта дама. Так будет проще. Вставай и отопри дверь.

- Напротив, - возразил я. - Так будет сложнее. Мистер Вулф в настоящее время занят тем, что сидит в кабинете и читает книгу. Об этой суматохе он ровным счетом ничего не знает, да ему и наплевать на нее. Сами знаете, что он скажет, если мы вторгнемся без приглашения и заявим, о чем собираемся беседовать. Так что, увы, но - ничего не получится.

- Кто приехал в этом такси?

- Понятия не имею. Про такси мне совершенно ничего не известно. Когда я вышел из дома, оно уже стояло на этом самом месте.

- А в котором часу ты вышел?

- В двадцать минут десятого.

- Зачем?

- Чтобы поискать подходящее место для ночлега. Я уволился со службы, так что, если хотите поговорить с Вулфом, звоните в его дверь сами.

Кремер недоверчиво прищурился.

- Как, тебя уволили?

- Нет, - со сдержанной гордостью ответил я. - Я сам ушел. Как бы то ни было, здесь я больше не служу.

- Черт побери, а я думал, что за это время вы с Вулфом уже все свои штучки-дрючки на мне перепробовали. Неужели ты надеешься, что я поверю твоим небылицам?

- Это вовсе не штучки-дрючки. Я вам на полном серьезе говорю. Клятвы никогда впредь не спать под крышей этого особняка я, правда, не подписывал, ибо это зависит от того, какое решение мистер Вулф примет по одному деликатному дельцу, но, покидая дом, я был настроен весьма решительно. Кстати, дельце, о котором я говорю, никоим образом не связано ни с этим такси, ни с тем, что в нем находится.

- Ты вышел из дома вместе с этой женщиной?

- Нет. Когда я открыл дверь, собираясь уйти, она поднималась по ступенькам. Сказала, что хочет поговорить с Ниро Вулфом, но, услышав от меня, что я больше у него не служу, и что сам он наверняка её не примет, заявила, что для её целей вы я, возможно, подхожу даже лучше. И предложила заплатить полсотни баксов за то, чтобы я помог ей выиграть некое пари. Тогда мы уселись на крыльцо, чтобы обсудить это, но каких-то четверть часа спустя подкатила полицейская машина и остановилась рядом с такси, которое, как я вам говорил, уже стояло здесь, когда я вышел из дома. И вот тогда меня, естественно, обуяло любопытство, и я спустился, чтобы выяснить, в чем дело. Патрульный спросил, кто я такой, и я назвался. Потом он уселся в машину, чтобы связаться с управлением, а я вернулся к своей клиентке, чтобы продолжить беседу, но из-за всей этой суматохи поговорить нам толком не удалось.

- Ты видел эту женщину раньше? - осведомился Кремер.

- Нет.

- А что это за пари, о котором она хотела с тобой посоветоваться?

- Это её личное дело. Можете спросить её сами.

- Она приехала в этом такси?

- Представления не имею. Узнайте у нее.

- Ты видел, как она выходила из такси? - подозрительно спросил он.

- Нет. Когда я открыл дверь, она преодолела уже половину ступенек.

- Ты видел, кто приехал в этом такси? Или - чтобы кто-нибудь вышел из него либо околачивался рядом?

- Нет.

- Как её зовут?

- Спросите её сами.

Кремер повернулся к Майре.

- Ваше имя - Джудит Брэм?

Вопрос его меня не удивил, поскольку, заглянув внутрь такси, я обратил внимание и на фотографию женщины-водителя в рамочке, и - на табличку с фамилией и именем под ней. Более того, скудное освещение не помешало мне рассмотреть, что изображенная на снимке женщина - не моя клиентка.

- Нет, - ответила Майра.

- А как вас зовут?

- Майра Холт. Майра, а не Мойра. - Голос её звучал четко и уверенно.

- Вы были за рулем этого такси?

- Нет.

- Вы приехали сюда в нем?

- Нет.

Итак, она остановилась на третьем способе.

- Ниро Вулф назначил вам встречу?

- Нет.

- Где вы проживаете?

- Дом 714 по Восточной Восемьдесят первой улице.

- Ваша профессия?

- Я работаю моделью. Модная одежда и тому подобное.

- Вы замужем?

- Да, но живу отдельно от мужа.

- Как его фамилия?

Майра ответила не сразу.

- Уолдо Кирнс, - сказала она наконец. - Я сохранила за собой девичью фамилию.

- Вы разведены?

- Нет.

- Такси уже было здесь, когда вы приехали?

- Не знаю. - Она пожала плечами. - Я не обратила внимания. Но, должно быть, это так, потому что он уже стоял здесь, когда мы сели на крыльцо.

- Как вы сюда приехали?

- Это не важно.

- Мне решать, что тут важно, а что - нет, - сварливо сказал Кремер. Итак, на чем вы сюда приехали?

Майра помотала головой.

- Не скажу. Допустим, кто-то меня подвез, и вы захотите его допросить, а мне это вовсе не по нутру. Нет.

Она оказалась способной ученицей. По крайней мере, поняла, что означает "чуть-чуть наврать, особо не приукрашивая".

- Я бы посоветовал вам ответить на мой вопрос, - угрожающе процедил Кремер.

- Не желаю.

- В чем именно заключалось ваше пари?

- Это тоже не важно. Я просто побилась об заклад со своей подругой. Майра посмотрела на меня. - Вы ведь сыщик, мистер Гудвин, и вам положено знать, обязана ли я отвечать ему про свои личные дела лишь потому, что сидела тут с вами.

- Нет, конечно, - заверил я. - Разве что он докажет, что ваше личное дело связано с тем, которое он расследует, а ему это не по зубам. Так что вы сами вправе решать...

- Дьявольщина, что тут творится? - прогремел за моей спиной голос Ниро Вулфа.

Я обернулся как ужаленный. Парадная дверь была распахнута настежь, а на пороге возвышался мой бывший шеф.

- Что здесь происходит? - требовательно спросил он.

Поскольку я больше не находился у него на службе, а Кремер был, как-никак, лицо официальное, да ещё начальство, я понадеялся, что ответит Вулфу он. Однако Кремер промолчал. Наверное, был слишком ошеломлен, увидев, что знаменитый домосед лично высунул нос на улицу. Вулф шагнул вперед.

- Арчи, я задал вопрос! - проревел он.

Я встал и промолвил:

- Да, сэр, я слышал. Мисс Холт, позвольте представить вам мистера Вулфа. Мистер Вулф - мисс Майра Холт. Майра, а не Мойра. Когда я выходил из дома, она поднималась по ступенькам. Прежде я никогда её не видел. Я известил её, что больше у вас не служу, но она ответила, что я подошел бы ей даже больше, чем вы, и попросила проконсультировать. Уплатила задаток. Мы уселись на крыльцо и завели беседу. Неподалеку стояло пустое такси. Вскоре подкатил патрульный автомобиль, из него вышел полицейский, заглянул в такси и обнаружил внутри женский труп, прикрытый брезентом. Все это происходило у меня на глазах - я даже присутствовал при снятии брезента. Потом я вернулся к своей клиентке, и мы возобновили беседу. Довольно оперативно подоспели прочие полицейские чины, и в том числе инспектор Кремер. Осмотрев место происшествия, он поднялся к нам. Поскольку ни про такси, ни про то, что в нем было, я ничего не знал, то так ему честно и сказал. Моя клиентка ответила инспектору, что за рулем этого такси не сидела, а сюда приехала не в нем. Она назвала свои фамилию, имя и адрес, сказала, кем работает, но не стала отвечать на вопросы о своих личных делах - в частности, о предмете нашей с ней беседы. Я как раз сказал ей, что она сама вправе это решать, когда появились вы.

- Почему ты не провел мисс Холт в дом? - ворчливо спросил Вулф.

- Потому что это не мой дом. И не моя контора.

- Вздор. Ты мог провести её в гостиную. Коль скоро ты настаиваешь на соблюдении формальностей, я готов предоставить гостиную в ваше распоряжение. Сидеть здесь посреди этого бедлама просто нелепо. У тебя ещё есть, что сказать инспектору Кремеру?

- Нет.

- А у вас, мисс Холт?

Майра встала.

Нет, - заявила она. - И не было.

- Тогда покончим с этой сумятицей. Входите в дом.

Кремер снова обрел дар речи.

- Минутку, - проскрипел он, поднимаясь на верхнюю ступеньку и останавливаясь рядом со мной. - Ловко это у вас получается. Даже слишком ловко. Гудвин сказал мне, что уволился. Это правда?

- Да.

- Почему?

- Пф! Вопиюще бестактный вопрос, мистер Кремер, и вы это отлично понимаете.

- Это каким-нибудь образом связано с приходом мисс Холт? - настаивал Кремер. - Или с делом, по которому она хотела проконсультироваться?

- Нет.

- А с такси, в котором обнаружен женский труп?

- Нет.

- Вам было известно о приходе мисс Холт? - не унимался инспектор.

- Нет. Как, кстати, и мистеру Гудвину.

- Вы знали, что здесь стоит это такси?

- Нет. Вы испытываете мое терпение, сэр. Ваша настойчивость просто возмутительна. Разве, будь мы с мистером Гудвином или с мисс Холт замешаны в этом деле, стал бы он восседать на крыльце, преспокойно дожидаясь нашествия полицейских с вами во главе? Пф! Вы знаете мистера Гудвина, инспектор, и вы знаете меня. Пойдем, Арчи. И захвати с собой свою клиентку. - С этими словами он круто повернулся и скрылся в прихожей.

Я сказал Кремеру:

- Я сам отпечатаю наши заявления и завезу вам. - После чего коснулся локтя Майры Холт и пригласил проследовать за Вулфом в дом.

Дождавшись, пока я захлопнул и запер дверь, Вулф снова заговорил:

- В гостиной телефона нет, а он, возможно, вам понадобится. Может быть, тогда пройдете в кабинет, а я поднимусь в свою комнату?

- Благодарю вас, - вежливо произнес я. - Но будет ещё лучше, если мы потихоньку удерем через черный ход. Если позволите мне обрисовать положение, то сами это поймете. Дело в том, что за рулем этого такси сидела сама мисс Холт. Ее подруга, Джудит Брэм, одна из девяноста трех нью-йоркских женщин-водителей такси, разрешила ей прокатиться... Хотя вполне возможно, что мисс Холт воспользовалась её такси и сама, без ведома мисс Брэм. Она оставила...

- Нет, - перебила меня Майра. - Джуди мне разрешила.

- Возможно, - признал я. - Врете вы очень складно. Но позвольте мне закончить. Итак, она оставила такси - тогда ещё пустое - перед неким домом, зашла туда за чем-то, а по возвращении обнаружила в салоне машины труп женщины, из груди которой торчала рукоятка ножа. Либо тело было покрыто брезентом, либо...

- Я сама накрыла его, - снова вмешалась Майра. - Брезент лежал в нише под сиденьем водителя.

- Вот видите, - похвалил я, - мисс Холт отличается завидной рассудительностью. Хотя и не во всем. Но известить полицию о своей находке она не могла. По двум причинам. Во-первых, потому, что они с приятельницей нарушили закон, а во-вторых - потому что опознала убитую. Это была её знакомая. И вот тогда она решила посоветоваться с нами. Я встретил её уже на крыльце. Мисс Холт угостила меня сказкой о мифическом пари, которое, якобы, заключила со своей подружкой, но от рассказа о нем я вас избавлю. Помните, я сказал: "не во всем"? Так вот, я дал ей понять, что сам её басню раскусил, и предостерег от того, чтобы она вешала такую же лапшу на уши полицейским. Кремера я водить за нос не стал, а вот она соврала ему, причем очень ловко. Однако Кремер не их тех, кого так легко провести. Возможно, конечно, что Джудит Брэм не признается, что позволила подруге покататься в своем такси, но рано или поздно...

- Я пыталась ей звонить, - прервала меня Майра, - но она не берет трубку. Я хотела сказать, что её автомобиль угнали.

- Перестаньте меня перебивать. А об отпечатках пальцев вам слышать доводилось? Видели, как полицейские эксперты колдовали над такси? - Я снова обратился к Вулфу: - Словом, сами теперь понимаете, в какую передрягу она угодила. Правда, я ещё не все знаю. Сама ли она убила эту женщину? Если бы я так считал, то давно бы уже дал деру. Но она - не убийца. Ставлю десять против одного. В противном случае...

Она снова меня перебила, но на этот раз не словами, а губами, которые прижались к моим губам, в то время как ладони крепко обхватили мою голову. Будь она клиенткой Вулфа, я бы её, конечно, оттолкнул, поскольку Вулф такие штучки на дух не переносит, но Майра была моей клиенткой, и обижать её никакого смысла не было. Я даже потрепал её по плечу в знак благодарности. Когда лобзания наконец закончились, я продолжил:

- Будь мисс Холт убийцей, она не привезла бы сюда труп, чтобы поведать басню о нелепом пари с подружкой. Это исключено. Она бы попросту избавилась от трупа, вывалив его где-нибудь по дороге. Ставлю даже двадцать против одного. И даже тридцать против одного, если учесть впечатление, которое у меня сложилось за время нашего с ней общения на крыльце. Таким образом, я оставляю себе внесенный задаток, и... Ах да, кстати... - Я пошарил в кармане, выудил сложенные вдвое купюры, развернул и пересчитал. Три двадцатки, три десятки и пятерка. Вернув две двадцатки и одну десятку в карман, я отдал остальные деньги Майре Холт. - Вот ваша сдача. Я оставляю себе пятьдесят долларов.

Чуть поколебавшись, она забрала деньги.

- Я вам заплачу больше. Не сомневайтесь. Но что все-таки вы собираетесь предпринять?

- Это я решу после того, как услышу ваши ответы на некоторые вопросы. Один из них самый неотложный: куда вы подевали свое кепи?

- Оно здесь, за пазухой, - Майра похлопала себя по груди.

- Прекрасно. - Я снова перевел взгляд на Вулфа. - Нам пора. Благодарю за гостеприимство, но Кремер может нагрянуть с минуты на минуту. Мы выйдем через черный ход. Мисс Холт, следуйте за мной.

- Нет! - рявкнул Вулф. - Это смехотворно. Отдай мне половину своего задатка.

Я приподнял одну бровь.

- Это ещё зачем?

- Чтобы заплатить мне - зачем еще. Ты нередко выручал меня в прошлом могу и я разок прийти к тебе на подмогу. Но это с моей стороны вовсе не донкихотство. Я не согласен с твоим своевольным решением - разорвать связующие нас узы. Хотя ты и сам должен понимать, что твоя репутация в отрыве от моей стоит немногого. Положение твоей клиентки крайне незавидное. Я никогда ещё не брался за дело без твоей помощи; зачем же тебе ввязываться в эту историю без меня?

Я сдержал усмешку, поскольку Вулф мог неправильно истолковать её, и со словами "О'кей, будь по-вашему" протянул ему двадцатку, которую вынул из кармана, а затем присовокупил к ней ещё пятерку из собственного бумажника. Вулф взял деньги, повернулся и потопал в кабинет, а мы с Майрой последовали за ним.

Глава 4

Выбор места для сидения оказалось делом довольно щекотливым. Не для Вулфа, конечно, который сразу угнездился в своем огромном, изготовленном по специальному заказу кресле, и не для мисс Холт, которую Вулф жестом пригласил разместиться напротив, в красном кожаном кресле - а для меня. Ведь письменный стол, который стоял под прямым углом к столу Вулфа, отныне больше не принадлежал мне. Я уже уцепился было за спинку одного из желтых кресел, чтобы развернуть его, когда Вулф прорычал:

- Проклятье, не фиглярничай, Арчи! Нам работать нужно.

Тогда я послушно занял свое обычное место и спросил:

- Дозволите приступить?

- Разумеется.

Я кинул взгляд на Майру Холт. Без кепи, при ярком освещении, она выглядела премиленькой, даже будучи в "крайне незавидном" положении.

- Мне бы хотелось услышать подтверждение своим недавним словам из ваших уст, - сказал я, обращаясь к ней. - Вы убили эту женщину?

- Нет. Нет!

- Хорошо. Тогда выкладывайте все, как есть. Только пользуйтесь вторым способом - говорите правду, одну лишь правду и ничего, кроме правды. Джудит Брэм - ваша подруга?

- Да.

- Она разрешила вам воспользоваться своим такси?

- Да.

- С какой целью?

- Я её попросила.

- Зачем?

- Потому что... Это долгая история.

- Изложите её как можно короче. Возможно, времени у нас в обрез.

Майра примостилась на самом кончике кресла, которое без труда вместило бы двоих таких, как она.

- Мы знакомы с Джуди уже три года. Она тоже была манекенщицей, но, в отличие от меня, ей работа эта удовольствия не доставляла. Джуди вообще не такая, как остальные. Она получила в наследство неплохие деньги, и год назад приобрела собственное такси и лицензию. Когда появляется настроение, она колесит по городу, но у неё есть и постоянные клиенты, которым льстит, что их катает молодая женщина. К числу таких клиентов относится и мой муж. Он часто...

- Ваш муж? - переспросил Вулф. - И тем не менее вы - мисс Холт?

- Они проживают врозь, - пояснил я. - Не разведены, но она сохранила девичью фамилию. Среди манекенщиц это не в диковинку. Продолжайте, мисс, но только покороче.

Она послушалась.

- Моего мужа зовут Уолдо Кирнс. Он пишет картины, но не продает их. Денег у него и без того куры не клюют. Он часто просит Джуди подбросить его то туда, то сюда. В тот вечер он позвонил Джуди, когда я как раз была у нее, и попросил её заехать за ним в восемь, и вот тогда я и попросила, чтобы она разрешила мне поехать вместо нее. Я уже несколько месяцев пыталась с ним встретиться, но он неизменно отказывался. На письма и вовсе не отвечал. Дело в том, что я хочу развестись с ним, а он об этом и слышать не хочет. Причина, наверное, заключается в том, что...

- Это не важно, - перебил её я. - Давайте дальше.

- Что ж... Джуди согласилась, и вот сегодня в семь вечера я к ней приехала. Она вывела автомобиль из гаража, дала мне свою куртку с кепи, и я поехала к...

- А где живет Джуди?

- На Баудойн-стрит. Дом семнадцать. Это Гринвич-Виллидж.

- Я знаю. Значит за руль вы сели там?

- Да. И поехала на Феррел-стрит. Это к западу от...

- Я знаю эту улицу.

- Тогда вы знаете и то, что она заканчивается тупиком. Дом моего мужа находится в самом конце, в глубине небольшого проулка. Мы вместе прожили там почти целый год. Я приехала чуть раньше восьми и, развернувшись, остановилась в начале проулка. По словам Джуди, она всегда поджидала Уолдо именно там. Но он так и не вышел. В дом я заходить не хотела, потому что, увидев меня, Уолдо тут же захлопнул бы дверь, однако в половине девятого я не выдержала и...

- А вы точно заметили время?

- Да, конечно, - пожала плечами Майра. - Я посмотрела на свои наручные часы.

- А сколько на них сейчас?

Она подняла руку.

- Две минуты двенадцатого.

- Верно. Итак, вы не выдержали ожидания и...

- Я подошла к парадному. На двери там молоточек приделан - вместо звонка. Я постучала, но никто не откликнулся. Я стучала несколько раз, но к дверям так никто и не подошел. Однако изнутри доносились звуки - то ли радио было включено, то ли телевизор, - и я принялась стучать громче. Узнать меня через окно Уолдо не сумел бы - было уже темно, да и надвинутое на глаза кепи помешало бы. Конечно, слушать радио вполне мог и Мортон, его "человек", как зовет его Уолдо, но, услышав стук, он подошел бы к двери. В конце концов, я отказалась от бесплодных усилий и вернулась к машине. И вот тогда, забираясь внутрь, я её и увидела. Поначалу я подумала, что это Уолдо решил меня разыграть, но затем, приглядевшись, увидела нож, а потом узнала женщину. Она была мертва. Не отвернись я тогда и не вцепись изо всех сил в руль, я бы, наверное, потеряла сознание. Раньше у меня никогда обмороков не было. Я сидела...

- Кто эта женщина?

- Фиби Арден. Именно из-за неё мой муж не давал мне развода. Так, во всяком случае, мне казалось. Уолдо, должно быть, рассуждал так, что, пока он на мне женат, ни Фиби, ни кто другая всерьез на его руку и сердце претендовать не могут. Но в ту минуту я думала совсем о другом. Я понимала, что должна сообщить в полицию, но меня удерживало то, что я была в такси Джуди. Более того, я знала убитую, и мне пришлось бы рассказать полицейским о её связи с моим мужем. Не помню даже, сколько времени я просидела там в полной растерянности...

- Постарайтесь все-таки вспомнить, - предложил я. - Это очень важно. Из машины вы вышли в половине девятого. Сколько времени вы ждали у двери?

- Не знаю. Я стучала, потом заглядывала в окна, потом снова стучала. Чуть призадумавшись, она промолвила: - Все это заняло минут десять, не меньше.

- Значит, вы вернулись к такси без двадцати девять. Добираться оттуда до нашего дома не более десяти минут, а приехали вы в двадцать минут десятого. Неужели вы так и просидели полчаса в машине?

- Нет. Я решила вытащить Фиби... вернее, её тело, из машины. Под сиденьем нашла брезент. Мне казалось, что лучше всего отвезти её к реке, но, покрутившись там, я так и не нашла подходящего места. К тому же пару раз меня пытались остановить какие-то мужчины, а однажды, когда я остановилась на красный свет, какой-то тип едва не впрыгнул на заднее сиденье, и мне пришлось соврать ему, что я везу заказ. Тогда мне пришло в голову, что лучше вообще оставить это чертово такси где-нибудь. Загнать его к черту на кулички. Но потом я все-таки подъехала к телефону-автомату и позвонила Джуди, чтобы сказать ей, будто машину угнали, но Джуди, на мое счастье, дома не оказалось. И вот тогда меня и осенило: я вспомнила про Ниро Вулфа и вас, и помчала сюда. По дороге и придумала эту историю с дурацким пари. Пока я вам её рассказывала, я и сама поняла, что все там шито белыми нитками.

- Я тоже, - кивнул я, окидывая её суровым взглядом. - И я хочу, мисс Холт, чтобы вы кое-что уяснили. Если я безоговорочно верю, что вы её не убивали, то это вовсе не означает, что я готов принять на веру и все остальное, что вы нам расскажете. Например, мне не ясна ситуация с разводом. Если, скажем, окажется так, что развода хотел ваш муж - для того, допустим, чтобы жениться на Фиби Арден, - а вы упирались, то это заставит меня взглянуть на случившееся совсем иными глазами.

- Нет. - Майра насупилась. - Я вам чистую правду говорю. Да, верно, там, на крыльце, я наврала с три короба, но врать сейчас было бы совсем глупо.

- Это верно. Скажите, насколько вы близки с Джуди Брэм?

- Она моя лучшая подруга. Немного сумасбродная, но я все равно очень люблю её.

- И вы уверены, что она достойна вашей любви?

- Да, вполне.

- Постучите по дереву. - Я перевел взгляд на Вулфа. - Поскольку вы так любезно согласились помочь мне, я согласен выслушать ваше мнение. Вы готовы поверить, что мисс Холт не убивала Фиби Арден?

- Я готов принять эту версию в качестве рабочей гипотезы, - проворчал Вулф.

- На мой взгляд, очевидно, что убийство совершил некто, который знал о том, что за рулем такси окажется мисс Холт, - произнес я. - Поскольку Кирнс так и не показался, включенные радио или телевизор, были, судя по всему, уловкой, чтобы выманить мисс Холт из такси.

- Возможно, но вовсе не обязательно. Не исключено, что это лишь случайное совпадение. Либо ловушка была уготована вовсе не для мисс Холт, а для мисс Брэм.

Я снова переключился на Майру.

- Какие отношения между Джуди Брэм и вашим мужем? Насколько они близки?

- Близки? - Майра снова нахмурилась. - Они совершенно не близки. Если вас интересует интимная близость, то Джуди, по-моему, вообще не подпускает к себе мужчин даже на пушечный выстрел. Хотя я и не исключаю, что мой муж в свое время пытался её соблазнить.

- А у Джуди не было причин желать смерти Фиби Арден?

- Боже мой - нет!

- А нельзя ли допустить, что Джуди решила тайком от вас сблизиться с вашим мужем, а Фиби Арден им мешала?

- Допустить-то, конечно, можно, - сказала Майра, пожав плечами, - но лично я в это не верю.

- Вы слышали версию, которую я предложил мистеру Вулфу, - промолвил я. - Мне по-прежнему кажется, что человек, который её убил, знал о том, что вы собираетесь приехать туда в такси вместо своей подруги. Нельзя ведь исключить, что Джуди Брэм могла кому-то рассказать об этом.

- Исключить нельзя, - согласилась Майра. - Но, на мой взгляд, это крайне маловероятно. Джуди не такая. Она не стала бы трепаться почем зря.

- Может, вы сами кому-нибудь рассказали. Подумайте как следует.

Губы её дернулись. Раз, другой. Прошло две секунды.

- Нет, - сказала она наконец.

- Врете, - решительно сказал я. - И извиняться мне некогда. Кому вы об этом рассказали?

- Не скажу. Этот человек абсолютно не способен на... Он из категории людей, которые и мухи не обидят.

- Кто он?

- Нет, мистер Гудвин. Не пытайте меня.

Я вынул из кармана двадцатку с десяткой, добавил ещё одну двадцатку, уже из собственного бумажника, затем встал и подошел к ней.

- Вот ваши полсотни, - сказал я, протягивая ей деньги. - А я из игры выхожу. Покинуть дом можете через черный ход.

- Но я уверяю вас - не способен он на это!

- Если так, то и опасаться ему нечего. Я его не укушу. Но я должен знать все то, что известно вам - в противном случае, ничего у нас не выйдет.

Губы Майры снова дернулись.

- Неужели вы на это способны? - спросила она. - Просто так взять, и бросить меня на произвол судьбы?

- Запросто, - ухмыльнулся я. - С сожалениями и наилучшими пожеланиями.

Она шумно вздохнула.

- Ваша взяла. Я и правда рассказала об этом своему другу. Вчера вечером, по телефону. Его зовут Джилберт Ирвинг.

- Он вам только друг, или - больше?

- Нет. Он женат, да и я замужем. Мы с ним просто друзья.

- Он знаком с вашим мужем?

- Да. Они давно знакомы, хотя близкими друзьями я бы их не назвала.

- А Фиби Арден он знает?

- Они знакомы. Но не близко.

- Почему вы решили посвятить его в свои планы?

- Мне хотелось знать его мнение. Он очень... умен.

- И каково же его мнение?

- Он назвал мой план глупостью. Точнее даже - бесполезной тратой времени. Он сказал, что мой муж не станет со мной говорить. Нет, мистер Гудвин, это просто нелепо. Нет никаких оснований...

В дверь позвонили. Я сделал по направлению к прихожей целых три шага, прежде чем вспомнил, что больше здесь не работаю. И все же, решив проявить великодушие, приблизился к двери и заглянул в прозрачное лишь с нашей стороны стекло. На крыльце стояли двое - мужчина и женщина. Инспектора Кремера я узнал сразу, а вот с опознанием женщины пришлось повозиться. Однако, хотя тусклое уличное освещение и не позволило мне как следует разглядеть обрамленный фотоснимок на приборной панели такси, возвращался я в кабинет уверенный. Рядом с инспектором Кремером стояла Джудит Брэм.

Глава 5

Конечно, ввиду того, что дело вел я, мне не возбранялось и самому взять бразды правления в свои руки, но ведь и Вулфа не раз интересовало мое мнение, а раз так, то почему бы не отплатить ему той же монетой? Я вернулся в кабинет и провозгласил:

- Кремер и Джуди Брэм. Что если...

- Джуди! - вскричала Майра. - Как она здесь оказалась?

Не обращая внимания на её истошные вопли, я предложил Вулфу:

- Что если нам с мисс Холт потихоньку испариться, предоставив их вам?

Вулф зажмурился. Затем, по прошествии трех секунд, открыл глаза.

- Мне бы этого не хотелось, - медленно промолвил он. - Но решать тебе.

- Тогда мы останемся, - твердо сказал я. - Тем более что мне в любом случае хотелось познакомиться с Джуди. Старайтесь без надобности не раскрывать рта, мисс Холт. И не врите без острой необходимости.

В этот миг снова задребезжал звонок. Я поспешил в прихожую, навесил цепочку, приоткрыл дверь на пару дюймов - больше цепочка не позволяла - и заговорил, глядя в образовавшуюся щель:

- Вы ко мне, инспектор?

- Я хочу войти. Отпирай!

- Вас бы я впустил с радостью, но вы не один. Кто эта дама?

- Ее зовут Джудит Брэм. Она владелица и водитель...

- Я хочу поговорить с Майрой Холт! - перебила его дама тоном, не терпящим возражений. - Откройте нам!

Я снял цепочку, а открыть дверь не успел, благо Джудит, толкнув её, сама избавила меня от этой необходимости. Ворвавшись в дом, она ураганом пронеслась по прихожей и влетела в кабинет. Не желая быть растоптанным Кремером, я вжался в стену и, когда инспектор по-носорожьи протопал мимо, запер дверь и устремился вдогонку за Кремером, который, как по заказу, немного замешкался, споткнувшись перед самой дверью кабинета. Когда мы вошли, Джуди сидела на подлокотнике красного кожаного кресла, обнимая Майру за плечи и оживленно с ней беседуя. Кремер схватил её за руку и гневно рявкнул, но Джуди отмахнулась, словно от мухи, и продолжала щебетать, не обращая на него ни малейшего внимания:

- ...и тогда я сказала, что да, мол, такси после твоего ухода вполне могло стоять перед домом, ведь я знала, что ты никогда не взяла бы его без моего разрешения...

Кремер снова грубо схватил её за левую руку и резко, словно морковку из грядки, сдернул с подлокотника. Но Джуди оказалась не робкого десятка. Не долго думая, она развернулась и со всего размаха отвесила инспектору смачную оплеуху. Крепкий как дуб Кремер, конечно, на ногах устоял, но эхо от звонкого шлепка раскатилось под потолком. Джуди вырвала все ещё плененную левую руку и свирепо уставилась на инспектора. Его и без того красная физиономия побагровела ещё больше.

Мне вдруг показалось, что я уже где-то видел Джуди, хотя это наверняка было не так. Просто в моей памяти невольно всплыл далекий эпизод из школьной жизни в штате Огайо, когда семиклассница, которую я нахально поцеловал, от души огрела меня по уху задачником по алгебре. С тех пор, насколько я знал, она удачно вышла замуж и родила пятерых детей.

- Зря вы так, мисс Брэм, - прогудел Кремер. - Поднять руку на полицейского... - Он укоризненно покачал головой и, придвинув желтое кресло, развернул его и кивнул Джуди: - Вот. Присаживайтесь.

- Я сама решу, где мне сидеть, - отрезала строптивица и снова устроилась на подлокотнике кресла, обтянутого красной кожей. - Между прочим, полицейский тоже не смеет так обращаться с гражданским лицом. И тем более - с женщиной. Приобретая лицензию водителя такси, я удосужилась заглянуть в законодательство. Что, я арестована?

- Нет.

- Тогда не прикасайтесь ко мне. - Она повернула голову на сто восемьдесят градусов. - Это вы - Ниро Вулф? Вы даже крупнее. - Сравнение с одушевленным лицом или неодушевленным предметом она проводить не стала. - А я - Джуди Брэм. Вы представляете интересы моей подруги, Майры Холт?

Вулф посмотрел на неё исподлобья.

- "Представляете" - неверное слово, мисс Брэм, - промолвил он. - Я сыщик, а не адвокат. Мисс Холт обратилась за советом к мистеру Гудвину, а он уже привлек меня к расследованию в качестве своего помощника. Кстати, вы назвали мисс Холт своей подругой. Вы с ней и правда подруги?

- Да. И я настаиваю на том, что должна все знать. Она ушла от меня около половины восьмого, а час спустя я сама отправилась на одну встречу. Такси свое я оставила на обычном месте перед домом и, увидев, что его нет, подумала...

- Попридержите язык! - рявкнул Кремер. Он восседал в желтом кресле, а я взирал на него из-за своего стола. - Я буду вести разговор...

Но Джуди лишь заговорила чуть громче:

- Я подумала, что такси забрал механик из гаража. Мы с ним договаривались...

- Замолчите же! - взревел Кремер. - Или я вас заставлю!

- Как? - вопросила Джуди, поджимая губы.

Вопрос явно поставил Кремера в тупик, хотя и нельзя сказать, чтобы выбора у него не оставалось. Нет, возможностей у него было хоть отбавляй. Судите сами: он мог заткнуть ей рот своей огромной лапищей, сгрести её в охапку и вынести на улицу (либо предоставить это своим подручным), треснуть по голове тупым предметом или, на худой конец - пристрелить. Правда, любой из этих подходов не был лишен определенных недостатков.

- Позвольте-ка мне, - вмешался Вулф. - На мой взгляд, мистер Кремер, вы оплошали. Да, верно, мысль о том, чтобы столкнуть лбами мисс Холт и мисс Брэм была соблазнительна, однако вы недооценили норова мисс Брэм. И, как результат, сели в калошу. На противоречиях вам их теперь не подловить. Не такая мисс Холт простофиля, чтобы давать показания, не узнав, что уже успела вам поведать мисс Брэм. Тем более что, как вам прекрасно известно, такое поведение вовсе не подразумевает виновности любой из них.

- Вы только что надоумили мисс Холт не отвечать на мои вопросы! запальчиво выкрикнул Кремер.

- Неужели? - изумился Вулф. - Если да, то неумышленно. Но теперь, разумеется, вы ей раскрыли на это глаза. А раз так, то вам ничего не остается, как позволить мисс Брэм закончить свой рассказ, либо увести её отсюда.

- Есть и ещё один выход - самый привлекательный, - процедил Кремер. Я заберу с собой мисс Холт. - Он поднялся. - Вставайте, мисс Холт. Я увожу вас, чтобы допросить по делу об убийстве Фиби Арден.

- Она арестована? - требовательно спросила Джуди.

- Нет. Но, если будет молчать или запираться, то ареста ей не избежать. Я задержу её как важного свидетеля.

- Мистер Вулф, он имеет на это право?

- Да.

- Даже без ордера?

- При данных обстоятельствах - да.

- Идемте, мисс Холт! - прорычал Кремер.

Мне оставалось лишь стиснуть зубы. Вулф охотнее отказался бы от трапезы, нежели позволил Кремеру или другому полицейскому арестовать своего клиента в своем же кабинете. В таких случаях изобретательность его в плане придумывания всевозможных отговорок воистину не знала границ. Сейчас же речь шла о моем клиенте, и он даже глазом не моргнул, чтобы выгородить мисс Холт. Да, конечно, ему пришлось бы изрядно поломать голову, чтобы выкрутиться из данной передряги, но ведь я честно поделил с ним свой гонорар!

Словом, я так и сидел со стиснутыми зубами, бессильно наблюдая, как Кремер уводит Майру Холт. Лишь в самую последнюю минуту я накарябал несколько строк в своем блокноте - в бывшем своем блокноте, - выдрал листочек и метнулся с ним в прихожую. Кремер уже поворачивал дверную ручку.

- Вот номер моего телефона, - сказал я Майре, вручая ей листочек. Обслуживание круглосуточное. И не забудьте про третий способ.

- Не забуду, - клятвенно пообещала она, переступая через порог; Кремер следовал за ней по пятам. Я заметил, что такси стоит на том же месте, по-прежнему освещенное прожекторами.

Когда я вернулся в кабинет, то увидел, что Вулф сидит, зажмурив глаза, а Джуди Брэм стоит, свирепо буравя его взглядом. Увидев меня, она ворчливо спросила:

- Почему бы вам не уложить его в постель?

- Он слишком тяжел. Ответьте, пожалуйста, скольким людям вы успели сказать, что Майра поедет в такси к дому своего мужа вместо вас?

С минуту Джуди Брэм молча пожирала меня глазами, затем шагнула к красному креслу и уселась. Я присел на желтое кресло, чтобы быть к ней поближе.

- А я думала, что вы представляете её интересы, - сказала она.

- Так и есть.

- Не похоже. Майра не брала мое такси.

Я покачал головой и увещевающе произнес:

- Пораскиньте мозгами. Ну, разве взялся бы я за её дело, не выведав у неё сначала всю подноготную? Вы вчера сами сказали мисс Холт, что Кирнс позвонил и предложил заехать за ним в восемь вечера, и тогда она попросила, чтобы вы уступили ей свое место. Она хотела поговорить с ним насчет развода. Так скольким все-таки людям вы об этом рассказали?

- Никому я не рассказывала, - отрезала Джуди. - А что, кстати, по её словам, было дальше?

- Сами её спросите. Фиби Арден вы убили?

Судя по тому, как засверкали её глаза, будь я хоть немного поближе, она бы наградила оплеухой и меня.

- Вы бы ещё в кандалы меня заковали и избивали резиновой дубинкой.

- Возможно, - с задумчивым видом кивнул я. - В свое время. Послушайте, мисс Брэм, норов норовом, но неплохо бы и мозгами пошевелить. Майра Холт моя клиентка. Мне известно все, где она была и чем занималась, причем поминутно, начиная с семи вечера, но вам я этого не скажу. Вы, конечно, знаете, что в вашем такси найдена убитая женщина по имени Фиби Арден. Я уверен, что Майра к её смерти не причастна, однако обвинение ей наверняка предъявят. Не думаю, чтобы убийца намеренно пытался свалить вину на нее, однако выглядит это все именно так. И сам бы я был круглым болваном, выболтав убийце то, что узнал от мисс Холт. Не правда ли? Только подумайте, прежде чем отвечать.

- Да. - Она смотрела мне прямо в глаза.

- О'кей. Тогда приведите хоть одну причину, позволяющую мне вычеркнуть вас из списка подозреваемых. Да ещё такую, какой вы поверили бы сами, окажись на моем месте. Майра вам верит, и это вполне естественно, но я то тут при чем?

- Потому что у меня не было ни малейшей... - Она запнулась, потом, чуть подумав, продолжила: - Нет, вы этого знать не можете. Ну, хорошо. Только не выкручивайте мне руки. Я кое-какими приемами владею.

- Ладно, буду держаться от вас подальше. Так вы убили Фиби Арден, или нет?

- Нет.

- А знаете, кто убил?

- Нет.

- Может, подозреваете кого-нибудь? Или можете что-нибудь подсказать?

- Возможно. Если бы я точно знала, где и когда все это случилось. Скажите, Фиби вышла к машине вместе с Уолдо Кирнсом?

- Нет, Кирнс вообще не появился. Майра его даже не видела.

- А Фиби?

- Ее Майра увидела уже мертвой. В такси.

- Тогда мой главный подозреваемый - Уолдо. Извращенец чертов. А вы, кстати, не слишком сообразительны. Ведь, если я сама убила Фиби, то уж точно знаю все, что знаете вы, и даже больше. Так почему бы вам тогда со мной не поделиться?

Я посмотрел на Вулфа, который открыл глаза и изрек:

- Ты сам предложил ей пораскинуть мозгами.

Я снова перевел взгляд на Джуди.

- Что ж, тогда вам известно вот что. Майра прибыла на место около восьми и остановила машину в начале проулка. Прождав Кирнса до половины девятого, но так и не дождавшись, она пошла к дому и минут десять стучала в дверь и заглядывала в окна. А потом, вернувшись к машине, обнаружила внутри труп. Кирнса же и в глаза не видела.

- О господи! - брови Джуди взметнулись вверх. Потом она всплеснула руками. - Неужто она не могла просто избавиться от трупа? Вывалить где-нибудь.

- У неё другой склад ума. Она...

- И она привезла труп сюда? Чтобы с вами посоветоваться?

- Могло быть и хуже. Кстати, она вам тоже звонила, но дома не застала. Так что вы думаете про Кирнса?

- Это он убил Фиби.

- Хорошо, так и порешим. А почему?

- Точно не знаю. Думаю, что он хотел от неё избавиться, а она не отставала. Или - изменила с кем-нибудь. Или, например, подцепила какую-нибудь хворь, а он боялся, что заразится от нее. А в машину он труп спрятал, чтобы Майре свинью подложить. После того, как она выложила все, что о нем думает, он её на дух не переносит.

- А сами вы хорошо Фиби знали? Какая она была и чем занималась?

- Знала я Фиби довольно неплохо. Это была тридцатилетняя вдова, которая всюду совала свой длинный нос. Иногда я её сама была готова убить за это. Примерно год назад она начала распускать про меня такие сплетни, что я не выдержала и свернула ей шею. Почти свернула. Как бы то ни было, неделю в больнице она провалялась.

- И после этого излечилась? От сплетен, я имею в виду.

- О, да.

- Ну что ж, давайте тогда заканчивать. Вы сказали мистеру Вулфу, что Майра покинула вас около половины восьмого, а час спустя вы сами отправились на какую-то встречу. Могли вы уйти из дома в четверть девятого?

- Могла, но это вовсе не так. Я отправилась пешком в Митчелл-Холл, что на Четырнадцатой улице, чтобы выступить на собрании водителей такси, и пришла туда без пяти девять. После собрания вернулась домой, тоже пешком, и там меня уже поджидали двое легавых. Правда, эти балбесы сначала спросили меня, где мое такси, и я ответила, что, наверное, в гараже. Тогда они сказали, что ничего, мол, подобного - оно стоит на Тридцать пятой улице, и попросили поехать с ними, чтобы его опознать. Я, естественно, согласилась. Но опознавать мне пришлось не только такси, но и труп, о котором ни один из них даже не обмолвился. А инспектор Кремер тоже болван?

- Нет.

- Так я и подумала. Сначала он спросил, знакома ли я с Майрой Холт, и я ответила, что да, конечно. Тогда он поинтересовался, когда я видела её в последний раз, и я сказала правду. Поскольку я понятия не имела, что случилось, то решила, что говорить правду - безопаснее всего. Но ещё сказала, что не разрешала ей брать мою машину, и добавила, что без моего согласия Майра её не взяла бы. Ну как, на этом можно закончить?

- С этого можно начать. А насколько близко вы знакомы с Джилбертом Ирвингом?

Вопрос застал Джуди врасплох. Челюсть её отвисла, а крупные карие, широко расставленные глазищи вылупились на меня в безмолвном изумлении.

- Я не ослышалась? - переспросила она. - Вы сказали - с Джилбертом Ирвингом?

- Совершенно верно.

- А откуда он всплыл?

- Майра вскользь обмолвилась. Так насколько близко вы с ним знакомы?

- Чересчур близко. Порой мне снится гриффон, собирающийся растерзать мою плоть, а потом что-то подсказывает - это же Джилберт! Если подсознательно я о нем мечтаю, то умом понимаю, что надо держаться от него подальше. Во-первых, он женат, а когти у его благоверной, как у тигрицы, а во-вторых, когда он смотрит на Майру или слышит её голос, у него тут же коленки подгибаются. Об этом она вам рассказала?

- Нет. А что он за человек? Чем занимается?

- Он с Уолл-стрит, хотя, глядя на него, это и не скажешь. А почему Майра его впутала?

- Я её вынудил. Вчера вечером она позвонила ему и сказала, куда и зачем собралась ехать в вашем такси. Ей хотелось знать его мнение. А меня интересует, не был ли у него зуб на Фиби Арден? Он мог убить ее?

Джуди открыла было рот, чтобы ответить, но неожиданно захохотала. Не захихикала - нет, а именно захохотала.

Я вопросительно приподнял одну бровь.

- Это у вас тоже подсознательно вышло?

- Нет. - Джуди мигом посерьезнела. - Просто так получилось. Уж слишком нелепым мне показался ваш вопрос. Фиби зарезал Джил - это ясно как божий день. Он не мог вынести, что муж Майры изменяет ей, и выместил зло на Фиби. Вы осуждаете меня за этот смех, да?

- Нет, конечно. В свое время я тоже посмеюсь вдоволь. Скажите, а что-нибудь ещё вам в голову приходит? Например, не было ли у него других причин желать смерти Фиби? Таких, которые не заставят вас смеяться.

- Нет, конечно. Чушь какая! Вы что, пытаетесь поудить рыбку в мутной воде? Вы со мной закончили?

Я покосился на Вулфа. Он сидел с закрытыми глазами.

- Пока - да, - промолвил я. - Если мистер Вулф не считает, что я что-нибудь упустил.

- Это как? - хмыкнула Джуди. - Разговаривать во сне ещё можно, но уж думать - навряд ли. - Она встала. - Итак, что вы собираетесь предпринять?

- Я намереваюсь найти убийцу и изобличить его, - твердо заявил я. Или - её.

- Сидя дома, вы многого не добьетесь, - усмехнулась Джуди. - Не беспокойтесь, дверь я сама найду. На вашем месте я бы вцепилась в Уолли Кирнса мертвой хваткой. Хотите, я поеду к нему с вами вместе?

- Нет, благодарю, я и сам справлюсь.

- А куда забрали Майру?

- Либо в отделение уголовной полиции на Западной Двадцатой улице, дом двести тридцать, либо в контору окружного прокурора - Леонард-стрит, сто пятьдесят пять. На вашем месте, я бы начал с полиции.

- Непременно. - Джуди повернулась на каблуках и устремилась к двери. Я пошел следом, чтобы её выпустить, но двигалась она настолько проворно, что мне пришлось перейти на рысь. И то к двери она поспела первой. Выйдя вслед за Джуди на крыльцо, я проводил её взглядом. Прожектора уже убрали, полицейское оцепление сняли, да и такси на прежнем месте не было. Когда я вернулся в дом, стрелки моих наручных часов показывали пять минут первого. Войдя в кабинет, я увидел, что Вулф уже сидит с открытыми глазами.

- Надеюсь, - начал я, - что, упусти я в разговоре с ней нечто важное, вы бы молчать не стали?

- Разумеется.

- Вам есть, что добавить?

- Нет. Спать пора.

- Не сомневаюсь. Коль скоро вы занимаетесь этим делом вместе со мной, за что я вам признателен, то, быть может, я переночую у вас? Если вы не против, конечно.

- Не против. Твоя кровать - в твоем полном распоряжении. - Немного помолчав, он добавил: - Хочу тебе кое-что предложить, Арчи. Полагаю, что утром ты намереваешься съездить к мистеру Кирнсу. Так вот, я бы тоже хотел поговорить с ним.

- Не возражаю. Спасибо за предложение. Если полиция ещё его не схватила, то в одиннадцать я доставлю его сюда. - Время это я назвал потому, что раньше одиннадцати Вулф никогда никого не принимает, поскольку именно в этот час спускается из оранжереи после двухчасового свидания с орхидеями.

- Лучше в четверть двенадцатого, - сказал Вулф. - Пятнадцать минут займет встреча с мистером Андерсоном.

Я открыл рот, но лишь для того, чтобы тут же закрыть его. Потом тупо спросил:

- Разве вы не позвонили ему и не отменили встречу?

- Позвонил, и пригласил прийти. По зрелом размышлении, я понял, что был не прав. Поскольку, находясь на службе у меня, ты связал себя определенным обязательством, мой долг - тебя поддержать. Я не имел права отрекаться. Даже если бы я посчитал твое поведение совершенно неправомерным и невыносимым, то должен был сначала выполнить взятое обязательство, а уж затем тебя уволить.

- Понимаю. Иными словами, вас гложет мысль, что я уволился по собственному желанию, прежде чем вы успели указать мне на дверь.

- Я сказал - "если".

Я пожал плечами.

- Это слишком сложно для моего разумения. Если я уволился сам, значит, вам меня уже не уволить. Если же я не уволился, то ещё нахожусь у вас на службе, а раз так, то неэтично, чтобы мисс Холт считалась моей клиенткой. Неправильно также, что вы берете у меня деньги за помощь в работе, за выполнение которой сами мне платите. Если же, скажем, вы вернете мне мои двадцать пять долларов, а я верну мисс Холт пятьдесят, то я брошу невинную жертву, попавшую в беду, на растерзание Кремеру и его ищейкам, а это недопустимо. Таким образом, мы загнали себя в совершенно безвылазный тупик, и я просто не представляю, каким образом...

- Проклятье! - взревел Вулф. - Отправляйся спать!

И грузно протопал к двери.

Глава 6

Во вторник утром, в четверть девятого, я окончательно уверился, что Майра Холт томится в узилище, ибо подтверждение тому получил сразу из трех источников. В 7:20 позвонила Джуди Брэм, срывающимся голосом известила меня, что Майру арестовали, и спросила, что я собираюсь по этому поводу предпринять. Я сказал, что не привык посвящать подозреваемых в свои планы, и Джуди в ярости бросила трубку. В 7:40 меня потревожил уже Лон Коэн из "Газетт", которого интересовало, верно ли, что я ушел от Ниро Вулфа и, если так, то почему я по-прежнему ошиваюсь в его доме, и правда ли, что Майра Холт - моя клиентка, и почему, в таком случае её упекли в каталажку, и ещё - она ли зарезала Фиби Арден или нет. Ввиду того, что Лон нередко оказывал мне важные услуги в прошлом, да и в будущем я на него рассчитывал, я подробно объяснил ему - не для протокола, конечно, - почему пока ничего объяснить не могу. А в восемь утра по радио объявили, что Майру Холт задержали как важного свидетеля в деле об убийстве Фиби Арден.

Ни Лон, ни радио ничего нового мне не сообщили, да и утренние газеты никакими подробностями не побаловали. "Стар", например, поместила фотографию такси перед домом Ниро Вулфа, но на такси я и без них насмотрелся. В сопровождающей фотоснимок заметке было приведено описание одежды, в которой была Фиби Арден, когда её настигла смерть, но я предпочел бы знать, во что был облачен её убийца. В заключение были даны подробные приметы ножа - обычного кухонного ножа с пластмассовой рукояткой, - однако воспользоваться этими сведениями могли разве что полчища сотрудников Кремера, которым только под силу было снять с ножа отпечатки пальцев и сверить их с уже имеющимися в картотеке. Я такими возможностями не располагал.

Я позвонил Андерсону и попросил отложить встречу, ввиду того, что Вулф по уши занят новым расследованием, и мой знакомый согласился, сказав, что да, мол, дело у него не срочное. Затем, приняв во внимание, что Фриц относит завтрак Вулфу в его спальню, и до одиннадцати я босса, как правило, не вижу, я оставил записку на его столе.

Еще я подумывал о том, чтобы позвонить Натаниэлю Паркеру, нашему адвокату, но так и не решился. За освобождение Майры под залог с нас потребовали бы сумму, раз в десять превышающую размеры полученного от неё аванса, да и особой спешки с её освобождением не было. Впредь будет знать, как гонять в чужих такси без лицензии.

В четверть девятого я вышел из дома, прогулялся до Девятой авеню, где взял такси, из которого выбрался в половине девятого на пересечении Кармайн-стрит с Феррел-стрит и отправился по Феррел-стрит вниз, в сторону тупика.

По большому счету, объяснить то, что случилось в течение интересующего нас периода времени - будем считать его десятью минутами, - пока Майра отлучилась из такси, представлялось возможным с помощью всего двух вариантов: либо убийца, успев к тому времени расправиться с Фиби Арден, перенес или затащил её тело в машину, либо он сел в такси вместе с ней и умертвил уже там. Ввиду того, что идти к такси с живой женщиной проще и быстрее, чем тащить её труп, я отдавал предпочтение второму варианту. Тем более что идти можно было, не особенно таясь и не опасаясь, что тебя заметят, тогда как мужчина с женским телом на руках, несмотря на темноту, почти наверняка привлек бы внимание случайных прохожих. Но в любом случае убийца и его жертва должны были находиться где-то поблизости.

Первое мое подозрение пало, конечно же, на дом Кирнса, однако мне хватило всего пяти минут, чтобы убедиться: нет, это место исключается. Ведущий к дому проулок был с обеих сторон огорожен стенами; Майра оставила такси прямо в его начале, а выбраться из дома Кирнса на улицу, минуя проулок, было невозможно. Слева от проулка располагалась обнесенная высоким забором лесопилка, а справа высился обшарпанный двухэтажный склад довоенной поры. При ближайшем рассмотрении, выяснилось, что ни то, ни другое место идеальным убежищем служить не могло, зато плацдарм, который я обнаружил напротив, на другой стороне улицы, показался мне просто замечательным.

Представьте себе открытую площадку, заваленную каменными глыбами, как обтесанными и отполированными, так и не обработанными. Да, там без труда могла спрятаться целая рота, не говоря уж о каком-то убийце со своей жертвой.

Как вам известно, я и без того уже уверился, что Майра не виновата, и тем не менее видеть эту площадку мне было приятно. Идеальное местечко для игры в прятки...

В данную минуту там находились трое мужчин, двое из которых спорили, как лучше обработать камень, в то время как третий сосредоточенно орудовал зубилом. Понятно, что в восемь вечера их уже здесь не будет.

Я снова перебрался через улицу, вошел в проулок и прошествовал к дому Кирнса.

Вы не поверите, но перед домом был разбит самый настоящий сад с цветником, небольшим фонтанчиком и вымощенной камнем дорожкой, которая вела к дверям двухэтажного кирпичного особняка, выкрашенного в белый цвет. Я даже не представлял, что в Манхэттене могут быть такие дома, хотя считал, что знаю Манхэттен как свои пять пальцев. Перед клумбой, стоя на четвереньках, возился какой-то мужчина в серой рубашке и синих джинсах. Поравнявшись с ним, я осведомился:

- Скажите, вы - Уолдо Кирнс?

- А что, похож? - спросил он в ответ.

- И да, и нет. В таком случае, может, вы - Мортон?

- Да, это я. А вы кто?

- Гудвин.

И я направился к дому, однако, услышав возглас "Там никого нет!", остановился и обернулся.

- А где мистер Кирнс?

- Понятия не имею. Ушел куда-то.

- А когда вернется?

- Не сказал.

Я постарался придать своей физиономии как можно более разочарованный вид, потом произнес:

- Жаль, надо было позвонить перед приходом. Я ведь картину купить хотел. Вчера вечером я уже приходил, в половине девятого, но мне никто не открыл. А ведь я стучал, и довольно громко, потому что слышал, как в доме радио работает. Или телевизор.

- Телевизор, - охотно подтвердил Мортон. - Это я его смотрел. И я слышал, как вы стучали. Но по вечерам, в отсутствие хозяина, мне отпирать никому не велено. Район у нас, знаете ли, не безопасный.

- Я вас понимаю. Разминулись мы с ним, значит. А в котором часу он вчера ушел из дома, не помните?

- Какая вам разница - в котором часу, коль скоро дома его не было?

Достойный и логичный ответ, причем вполне в моем стиле. Если к моменту прибытия Майры Кирнса дома не было, то и в самом деле не имело значения, когда он ушел из дома.

Меня, правда, так и подмывало спросить Мортона, не сопровождал ли Кирнса ещё кто-нибудь, но, не желая нарваться на очередной ошеломляюще логичный ответ, я сдержался. Пообещал лишь, что попробую попытать счастья в следующий раз, и распрощался.

Слоняться поблизости толку не было. Если Кирнса вызвали в контору окружного прокурора, что было весьма вероятно, то предсказать, когда его отпустят, я бы лично не взялся. Из телефонной книги я выписал рабочий адрес Джилберта Ирвинга на Уолл-стрит, но ехать туда в столь ранний час смысла не было. Правда, в запасе у меня был ещё его домашний адрес, на Восточной Семьдесят восьмой улице, и, надеясь застать его дома до ухода, я рванул по Феррел-стрит назад, к цивилизации, и остановил на углу свободное такси.

В четверть десятого я выбрался из такси напротив нужного дома на Семьдесят восьмой улице. Это оказалась многоквартирная высотка с флигелями и швейцаром. В вестибюле навстречу мне нарисовался ещё один привратник столп бдительности, - которому я сказал, обезоруживающе улыбнувшись:

- Я к мистеру Джилберту Ирвингу. Передайте ему, что я - друг мисс Холт.

Цербер удалился в свою каморку, позвонил по телефону, затем вернулся и сказал:

- Квартира - четырнадцать Б.

Я направился к лифту, а он проводил меня зорким, как у стервятника, взглядом.

Выйдя из лифта, я почувствовал на спине не менее зоркий и жгучий взгляд лифтера, который дождался, пока я нажал кнопку нужной квартиры и получил приглашение войти, и лишь тогда уехал вниз.

Встретившая меня особа совершенно не походила ни на горничную, ни на кухарку. Может, в униформе она и сошла бы за служанку, но только не в длинном, до самых пят, развевающемся шелковом балахоне, который сама, вероятно, считала утренним платьем. Даже не предложив мне снять шляпу, она строго промолвила:

- Ступайте за мной, пожалуйста.

Через холл со сводчатым потолком я прошествовал следом за ней в комнату величиной с добрую половину сада Кирнса. Предложив мне сесть в одно из стоявших в углу гостиной кресел, она уселась напротив.

Однако я продолжал стоять.

- Может быть, консьерж внизу меня плохо расслышал, - произнес я. - Я сказал ему, что хочу видеть мистера Ирвинга.

- Да, я знаю, - сказала женщина. - Но его дома нет. А я - его жена. Мы тоже друзья мисс Холт, и мы совершенно потрясены этой ужасной траге... этой неприятной историей. Значит, говорите, вы тоже - её друг?

Голос жены Ирвинга меня поразил, потому что абсолютно ей не подходил. Миссис Ирвинг была женщина худощавая и невысокая, с небольшим и аккуратным лицом, маленьким и изящным ротиком, а вот голос её - трубный и сочный скорее подошел бы армейскому сержанту. Когтей, как у тигрицы, о которых упоминала Джуди Брэм, я не разглядел, но, возможно, она их втянула.

- Недавний друг, - пояснил я. - Мы знакомы всего двенадцать часов. Если вы прочитали утреннюю газету, то, возможно, обратили внимание, что в то время, когда полицейские обнаружили брошенное такси, мисс Холт сидела на крыльце особняка Ниро Вулфа и беседовала с человеком по имени Арчи Гудвин. Так вот, я и есть тот самый Арчи Гудвин, а она обратилась ко мне за помощью.

Миссис Ирвинг поправила полу своего одеяния, чтобы лучше прикрыть ногу.

- Если верить подробностям, которые сказали по радио, Майра наняла Ниро Вулфа, - пробасила она. - И её арестовали прямо в его доме.

- Это верно, - признал я. - И мы прилагаем все усилия, чтобы её освободили. С этой целью я опрашиваю всех людей, которые могут располагать интересующими нас сведениями, и мистер Ирвинг - один из них. Он сейчас на службе?

- Думаю, что да. Он уехал раньше обычного. - Хотя нога её была в полной безопасности, по крайней мере, выше лодыжки, она снова поправила полу балахона. - А какие именно сведения вас интересуют? Может быть, я могу вам чем-то помочь?

Я не мог спросить её, рассказал ли ей супруг о том, что со слов Майры знал о её намерении самой сесть за руль принадлежавшего Джуди такси. С другой стороны, категорично отказывать женщине, добровольно предложившей свою помощь, было не в моих правилах. Я уселся в кресло и сказал:

- Порой пригодиться могут любые мелочи, миссис Ирвинг. Даже самые, на первый взгляд, незначительные. Скажите, с Фиби Арден вы и ваш муж тоже дружили?

- Я - да. Мой муж, разумеется, тоже знал её, но называть их друзьями я бы не решилась.

- Они были врагами?

- О нет! Просто у них не сложились отношения.

- А когда вы видели её в последний раз?

- Четыре дня назад, в пятницу, на званом коктейле у Уолдо Кирнса. Я как раз вспоминала эту вечеринку, когда вы пришли. Фиби была там такая веселая. Она вообще была очень жизнерадостной.

- И с тех пор вы её не видели?

- Нет. - Она явно хотела что-то добавить, но вовремя спохватилась.

Это так бросалось в глаза, что я уточнил:

- Но вы что-то о ней слышали? Она звонила вам или, быть может, письмо прислала?

- Откуда вы знаете? - миссис Ирвинг не скрывала своего изумления.

- Я догадался. Вся работа сыщика зиждется на умении строить догадки. Так вы получили от неё письмо?

- Нет. - Чуть помявшись, она добавила: - Я бы хотела вам помочь, мистер Гудвин, но не уверена, насколько вам это важно, и мне бы хотелось, по возможности, избежать огласки.

- Разумеется, миссис Ирвинг, - проникновенным голосом произнес я. Если вы опасаетесь полиции, то я буду нем как рыба. Тем более, что они арестовали мою клиентку.

- Что ж... - Она положила ногу на ногу, придирчиво осмотрев себя, чтобы убедиться, что ничего лишнего из-под платья не выглядывает. - Вчера днем я сама позвонила Фиби. У нас с мужем были билеты в театр, на вечерний спектакль, а около трех часов дня он позвонил мне со службы и сказал, что из Калифорнии неожиданно прилетел его деловой партнер, которого он должен пригласить на ужин. Тогда я позвала в театр Фиби, и мы условились, что без четверти семь встретимся в "Морсини", поужинаем, а оттуда пойдем в театр. Я приехала в ресторан в условленное время, но Фиби там не было. Я подождала до четверти восьмого, потом позвонила ей домой, но к телефону так никто и не подошел. Ужинать одной в таком шикарном месте как "Морсини" мне не хотелось, и я, оставив ей записку, отправилась в "Шрафт". Но и там Фиби не дождалась. Тогда я подумала, что она сразу придет в театр - у меня были билеты в "Мажестик", - и пошла туда, простояла в вестибюле до начала десятого, оставила для Фиби билет в кассе и пошла в зрительный зал. Конечно, будь я уверена, что это может помочь следствию, я бы рассказала об этом полицейским, но ведь, по большому счету, никакой пользы от этих сведений нет. За исключением того, что в три часа дня Фиби была ещё дома. Я права?

- Конечно, - заверил я. - А она сразу согласилась встретиться с вами в "Морсини", или попросила время на раздумье.

- Сразу, без малейшего колебания.

- Значит, встрече с вами помешало какое-то событие, случившееся уже после трех часов, - глубокомысленно заключил я. - Возможно, даже - после половины седьмого, ибо в противном случае она успела бы позвонить вам и предупредить, что не сможет прийти. Если была ещё жива, конечно. Вы не представляете, что могло случиться?

- Совершенно не представляю. В отличие от вас, у меня даже догадок нет.

- И вы не представляете, кто бы мог убить ее?

- Нет.

- Как вы считаете, могла это сделать Майра Холт?

- Бог мой - нет, конечно! - негодующе воскликнула миссис Ирвинг. Только не Майра. Даже, будь она...

- Будь она - что?

- Ничего. Майра на убийство не способна. Надеюсь, в полиции тоже так считают?

За годы службы у Ниро Вулфа сотни людей интересовались у меня, как думают или считают в полиции, что для меня, конечно, лестно, хотя я и не заслуживаю таких комплиментов. Представляете, насколько упростилась бы моя жизнь, знай я, что творится в головах блюстителей порядка? Мне же порой нелегко бывает и в собственных мыслях разобраться.

Как бы то ни было, по прошествии десяти минут я пришел к выводу, что больше мне выведать у миссис Ирвинг нечего, поэтому поблагодарил её и откланялся. Она проводила меня в прихожую и даже лично сняла мою шляпу со стула, на котором я её оставил. И за все это время я даже мельком не разглядел, что же она все-таки скрывает под полами своего длиннющего балахона.

Без десяти десять я вышел на улицу, свернул налево, в сторону Лексингтон-авеню и направился к ближайшей станции подземки. А в четверть одиннадцатого я уже входил в облицованный мрамором и кишащий людьми вестибюль высоченного здания на Уолл-стрит.

Контора Джилберта Ирвинга, если верить местному указателю, занимала весь тринадцатый этаж. Отыскав нужный лифт-экспресс, я плавно взмыл футов на триста. В просторной приемной за столом, который составил бы честь самому Ниро Вулфу, сидело очаровательное создание в строгой одежде, которое мило улыбнулось мне и проворковало, что мистер Ирвинг в настоящее время отсутствует, а где он, и когда вернется - не известно. Не хочу ли я подождать?

Ждать я не захотел. Вышел, столь же плавно опустился на триста футов, и направился в сторону другой станции подземки. Выйдя в Гринвич-Виллидж, я пешком добрался до Феррел-стрит, прошел до конца и завернул в знакомый проулок. Мортон, по-прежнему хлопотавший в саду, встретил меня сдержанно, но без неприязни, и сказал, что Кирнс не возвращался и вообще не давал о себе знать. Я уже повернулся, чтобы уйти, когда меня остановил его голос:

- Вы, кажется, говорили, что хотели купить у него какую-то картину?

Я признал, что это и в самом деле входило в мои намерения, хотя сначала я предпочел бы на неё посмотреть. После чего, оставив Мортона чесать в затылке, в четвертый раз за один день преодолел пешком всю Феррел-стрит, остановил такси и назвал водителю адрес дома, в котором то ли по-прежнему проживал, то ли нет.

Когда, в пять минут двенадцатого, мы свернули с Восьмого авеню на Западную Тридцать пятую улицу, я заметил, что идущее впереди такси остановилось как раз напротив особняка Вулфа. Я быстро расплатился с водителем, выпрыгнул из машины и взбежал по ступенькам на крыльцо, когда пассажир другого такси ещё только выбирался на тротуар.

Я никогда его прежде не видел и даже не знал, как он должен выглядеть, и тем не менее, каким-то непостижимым образом узнал. Не знаю даже, что мне подсказало - мятая ли шляпа, узкий галстук-шнурок, маленькие аккуратные ушки или мелкое лицо, напоминающее беличью мордашку. Как бы то ни было, но, отперев дверь, я ни чуточки не удивился, когда поднявшийся следом за мной на крыльцо незнакомец сказал:

- Я хотел бы повидать мистера Ниро Вулфа. Меня зовут Уолдо Кирнс.

Глава 7

Поскольку Вулф сам предложил, чтобы я привел к нему Кирнса, я, наверное, мог бы сделать вид, что попросту выполнил его поручение, однако с Вулфом такой фокус не прошел бы. Поэтому, приняв в прихожей у Кирнса его потрепанную шляпу и водрузив её на полку, я сопроводил его в кабинет, представил Вулфу и честно признался:

- Я встретил мистера Кирнса перед входом. Мы подъехали к дому одновременно.

Когда мы вошли в кабинет, Вулф как раз наливал себе пива. Отставив бутылку в сторону, он спросил:

- Так ты ещё не поговорил с ним?

- Нет, сэр.

Вулф посмотрел на Кирнса, который уже сидел в красном кожаном кресле.

- Не хотите ли пива, сэр?

- Вот уж нет, - ответил тот, едва ли не с возмущением. - Я не для того к вам пришел. Дело у меня срочное, мистер, чрезвычайно срочное. Мне совершенно не по нутру совет, который вы дали моей жене. Вы, наверное, её загипнотизировали. Она даже видеть меня не хочет. И отказывается от услуг моего адвоката, хотя тот уже готов внести за неё залог. Я требую объяснений. Вы виноваты в том, что жена так ко мне переменилась. И вы за это поплатитесь. Я привлеку вас к ответу!

- Залог, - сказал Вулф.

- Что? - ошалело переспросил Кирнс.

- Вы неверно выразились, употребив слово "заклад". Тогда как говорить следует не "заклад", а "залог".

Кирнс метнул на него испепеляющий взгляд.

- Я не для того сюда пришел, - сварливо промолвил он, - чтобы поучения в грамматике выслушивать.

- Не в грамматике, а в лексике, - невозмутимо поправил Вулф.

Кирнс в бешенстве треснул кулаком по подлокотнику кресла.

- Что вы можете мне на это ответить? - свирепо спросил он.

- Пока в вас не проснется разум, в чем я лично сомневаюсь, разговаривать с вами бессмысленно, - сказал Вулф. - Если вы считаете, что до разговора со мной ваша жена питала к вам нежные чувства, то вы безмозглый осел. Если вы так не считаете, то ваши угрозы пустые. В любом случае, вы не заслуживаете иного отношения, кроме презрения.

Оторопело заморгав, Кирнс напустился на него с удвоенной энергией.

- Я требую объяснений! - запальчиво выкрикнул он. - И настаиваю на том, чтобы вы сказали мне правду. Ответьте: почему моя жена отказывается меня видеть?

- Я не могу сказать вам то, чего не знаю. У меня даже нет доказательства правдивости ваших утверждений, поскольку очевидно, что сейчас вы не в состоянии излагать мысли сколько-либо логично и связанно. Когда и где именно она отказалась встретиться с вами?

- Сегодня утром. Совсем недавно, в конторе окружного прокурора. Она даже отказалась с моим адвокатом поговорить. Заявила, что ждет указаний от вас и Гудма... Гудвина. - Он свирепо уставился на меня. - Это вы - Гудвин?

Я не стал отпираться. Кирнс снова перевел взгляд на Вулфа.

- Возмутительно. Так меня унизить! Моя жена под арестом! Миссис Уолдо Кирнс в тюрьме! Какое бесчестье для нашей семьи! И все из-за вас!

Вулф шумно засопел.

- Сомневаюсь, что стоит метать бисер перед свиньями, - промолвил он, но все же попробую. По-видимому, вы хотите услышать от меня изложение нашего вчерашнего разговора с вашей супругой. Это так?

Кирнс поспешно закивал.

- Я готов рассмотреть вашу просьбу, - продолжил Вулф. - Но сначала должен убедиться, что вы - тот, за кого себя выдаете. Вы готовы ответить на мои вопросы?

- Это зависит от того, что именно вас интересует, - насупленно произнес Кирнс.

- Я допускаю, что в полиции вас уже об этом спрашивали, - сказал Вулф. - Верно ли, что ваша жена собиралась подать на развод, а вы не соглашались?

- Да. Для меня брачный контракт - священный и нерушимый союз двух сердец.

- Правда ли, что в последние несколько месяцев вы отказывались даже обсуждать с ней эту тему?

- Об этом меня в полиции не спрашивали.

- А я спрашиваю. Я хочу также проверить, насколько искренна была ваша супруга в беседе с нами. Вас этот вопрос смущать не должен.

- Я и не смущаюсь. Кто вы такой, чтобы меня смущать? А обсуждать с ней это было бессмысленно, поскольку я бы все равно не согласился на развод.

- И поэтому вы отказывались встречаться с ней? - уточнил Ниро Вулф.

- Конечно. Ведь ни о чем другом она разговаривать не собиралась.

- Вы оказывали ей материальную поддержку после того, как она вас оставила?

- Она меня вовсе не оставляла. Мы договорились, что попробуем пожить врозь. И она отвергала мою помощь. Я не раз предлагал ей деньги. Я хотел ей помочь.

- В полиции наверняка интересовались, не вы ли убили Фиби Арден. Итак, вы убили ее?

Кирнс развел руками.

- Нет. С какой стати, черт побери?

- Не знаю. Мисс Джуди Брэм предположила, что, возможно, она подцепила какую-то хворь, а вы испугались, что она вас заразит. Лично мне такая версия кажется притянутой за уши. Кстати, не считаете...

- Джуди? - перебил его Кирнс. - Джуди Брэм сказала такое? Не верю!

- Тем не менее, это так. Вчера вечером, в этой самой комнате, сидя в том же самом кресле, которое сейчас занимаете вы. Кроме того, она назвала вас извращенцем.

- Лжете!

- Ничуть, - возразил Вулф. - Я отнюдь не чураюсь лжи, хотя и не приветствую её, однако в данном случае говорю чистейшую правду. К тому же...

- Нет - лжете! Вы никогда не видели Джуди Брэм. Вы говорите все это только со слов моей жены.

- А вот это уже прелюбопытно, мистер Кирнс. Значит вы готовы поверить, что ваша супруга назвала вас извращенцем, тогда как мисс Брэм, по-вашему, охарактеризовать вас таким образом не могла. Обычно, опускаясь до лжи, я столь неуклюже не действую. Мисс Брэм вчера вечером была здесь, и мы с мистером Гудвином беседовали с ней в течение получаса или даже дольше. И это вынуждает меня задать вам один довольно щекотливый вопрос. О том, что наверняка неизвестно полиции. Не сомневаюсь, что вас подробно расспросили о том, как и где вы провели вчерашний вечер, однако в полиции, судя по всему, не знают, что вчера вы попросили Джудит Брэм заехать за вами на такси в восемь вечера. Если, конечно, вы сами им об этом не рассказали. - Вулф выжидательно замолчал. - Итак?

Кирнс окаменел, и в его случае это, скажу я вам, было нечто. Большинство людей в подобных ситуациях ничем не отличаются друг от друга; он же являл собой разительное исключение. До этого он напоминал мне белку или бурундука не только физиономией, но и повадками; почти беспрерывно елозил, все у него беспокойно подергивалось - руки, плечи, ноги, даже голова. Но сейчас - застыл, как мраморное изваяние.

- Ну-ка повторите, - потребовал он, наконец, внезапно осипшим голосом.

Вулф перечить ему не стал.

- Вы сообщили полиции, что попросили Джудит Брэм заехать за вами на такси в восемь вечера?

- Нет. С какой стати мне бы вздумалось говорить им то, что совершенно не соответствует действительности?

- Такое в наши дни встречается довольно часто, - равнодушно заметил Вулф. - Мне самому случается прибегать к подобному приему. Что ж, судя по всему, в полиции мисс Брэм об этом умолчала, тогда как от меня скрывать не стала. И я упоминаю об этом лишь для того, чтобы, излагая события вчерашнего вечера, вы не пытались водить меня за нос.

- Она не могла вам это сказать! - выпалил Кирнс. - Это отъявленное вранье!

- Бросьте вы, мистер Кирнс! - поморщился Вулф. - Твердо установлено, что её такси стояло перед вашим проулком в течение получаса. Если вы забыли упомянуть об этом, давая показания полиции, то, возможно, мне придется сделать это за вас. Кстати, разговаривали вы с тех пор с мисс Брэм или нет?

- Нет. - Кирнс по-прежнему сидел абсолютно неподвижно. - Ее телефон не отвечал. И сейчас её дома нет. Я к ней заезжал. - Он облизнул губы. Бурундуки так, по-моему, не делают. - А полиции я ничего про её такси не сказал, потому что ничего об этом не знал. Меня дома не было.

- А где вы были? Учтите: мне известно, что вы заказали такси на восемь вечера, но заказ не отменяли.

- В полиции я все рассказал.

- Значит, вашу память освежили.

- Ее незачем освежать. Я был в студии Проша. Карла Проша. Мисс Арден попросила меня встретиться с ней там и помочь выбрать картину. Я пришел туда без четверти восемь и пробыл до девяти. Но вот она так и не....

- Прошу прощения. Вы имеете в виду мисс Фиби Арден?

- Да. Она позвонила мне в половине восьмого и сказала, что хочет купить у Проша картину, натюрморт. И попросила меня приехать, чтобы я ей посоветовал, стоит брать эту картину или нет. Я, конечно, удивился, ведь она знает, как я отношусь к выскочкам вроде Проша, но пообещал прийти. Его студия находится на Кармайн-стрит, буквально в двух шагах от моего дома, и я пошел туда пешком. Фиби там не оказалось, но уже через пару минут она позвонила Прошу и попросила, чтобы он передал мне трубку. Извинилась за опоздание, сказала, что скоро приедет, и попросила подождать. Я ещё подумал, что готов ждать хоть до полуночи, лишь бы она не покупала у этого проходимца его мазню, но вслух, понятно, не сказал. До полуночи ждать мне не пришлось, и ушел я гораздо раньше. Мы долго беседовали с Прошем о живописи, пока его болтовня меня настолько не утомила, что я вышел на улицу, и ещё немного подождал там. Фиби так и не появилась, и в девять я отправился домой.

Вулф хмыкнул и спросил:

- Вы нисколько не сомневаетесь, что оба раза разговаривали по телефону именно с мисс Арден?

- Нет, - уверенно сказал Кирнс. - Ее голос я не перепутал бы ни с чьим иным.

- Вы не заметили, в котором часу покинули студию мистера Проша и вышли на улицу?

- Около половины девятого. В полиции я сказал, что точно не помню, однако, по времени возвращения домой, могу судить достаточно точно. А вернулся я ровно в девять. - Руки его задергались. Мраморное изваяние ожило. - Теперь я готов выслушать, что скажете мне вы.

- Минутку. Мисс Брэм должна была заехать за вами в восемь. Почему вы не позвонили ей?

- Я рассчитывал вернуться к этому времени. Если бы немного и опоздал, она бы меня дождалась. А после звонка мисс Арден я звонить не стал, потому что уже было поздно - она наверняка уехала.

- Куда вы собирались с ней ехать?

- На Лонг-Айленд. На званую вечеринку. А вам-то что до этого? - Он вызывающе повел подбородком. - Ладно, теперь выкладывайте правду!

Вулф поднес к губам стакан, несколькими глотками опустошил его и поставил на стол.

- Что ж, мистер Кирнс, возможно, вы имеете на это право. Человеку вашего положения унизительно, когда жену его бросают в темницу. Женщину, которой вы дали свою фамилию, хотя она её и не носит. Как вам, наверное, известно, она пришла к нам вчера вечером, в девять минут десятого.

- Я слышу об этом впервые. Я же ясно сказал - мы давно с ней не общались.

- Возможно. Она приехала как раз в то время, когда мистер Гудвин выходил из дома, и они встретились на крыльце. Не сомневаюсь, что вам известно, кто такой мистер Гудвин, но все же напомню - он мой доверенный помощник, и служит у меня постоянно. В том смысле, что ни один из нас не намерен предпринимать какие-либо шаги, которые привели бы к завершению нашего сотрудничества.

Кирнс снова беспокойно заерзал. Я же сидел тихо, как мышь. Кирнс не выдержал и заговорил:

- В газетах сказано, что Гудвин больше на вас не работает. Там не сказано, что уход его напрямую связан с моей женой, но я уверен, что это так.

- Чушь! - Вулф повернул голову в мою сторону. - Арчи?

- Чушь! - охотно подтвердил я. - Мне бы и в голову не пришло уволиться из-за мисс Холт.

Кирнс с силой врезал кулаком по подлокотнику кресла.

- Миссис Кирнс!

- Пусть так, - великодушно уступил я. - Миссис Уолдо Кирнс.

- Таким образом, - продолжил Вулф, - поначалу ваша супруга познакомилась с мистером Гудвином. Они сели прямо на крыльцо, и завязали беседу. Вам, несомненно, известно, что в это время такси мисс Брэм, в котором лежало тело мисс Арден, стояло возле тротуара напротив моего дома?

- Да. И что сказала моя жена?

- Я ещё до этого не дошел. Вскоре к дому подъехала патрульная машина, полицейские обнаружили труп мисс Арден, и вызвали подкрепление. Вскоре сюда нагрянула целая армия. Инспектор Кремер начал расспрашивать мистера Гудвина и вашу жену о случившемся, но в это время я сам вышел на крыльцо и пригласил их обоих в дом - разумеется, исключая мистера Кремера, - и они вошли. Примерно с полчаса мы беседовали, когда мистер Кремер появился вновь, теперь уже в сопровождении мисс Брэм. Я позволил им войти. Утомленный словоохотливостью мисс Брэм, мистер Кремер, которому вдобавок не терпелось переговорить с вашей женой наедине, увез её с собой. Вот и все, сэр. Вы желали услышать правду, и я вам все рассказал. Добавлю ещё кое-что - тоже чистую правду: поскольку ваша жена обратилась за помощью к мистеру Гудвина, а через него - и ко мне, все полученные от неё сведения рассматриваются нами как конфиденциальные и разглашению третьим лицам не подлежат. Теперь позвольте...

Кирнс выпрыгнул из кресла, но в это самое мгновение в дверь позвонили. Учитывая, что от человека, способного зарезать женщину, можно ожидать чего угодно, я собрался было уступить лавры швейцара Фрицу, однако, перехватив выразительный взгляд Вулфа, потрусил в прихожую сам. На крыльце высился долговязый детина с худой физиономией и квадратным подбородком. Кирнс, оставшись наедине с Вулфом, что-то протявкал, но тесак, похоже, ниоткуда не извлек. Я снял цепочку и отомкнул дверь.

- Я к мистеру Вулфу, - произнес незнакомец. - Меня зовут Джилберт Ирвинг.

Соблазн, признаюсь, был слишком велик. Каких-то двенадцать часов назад я стал свидетелем того, как жестоко поплатился Кремер, коварно устроивший очную ставку Майры с Джуди Брэм, и теперь меня так и подмывало проверить, не вцепятся ли эти двое друг другу в физиономии, как коты в апрельскую ночь.

Я пригласил Ирвинга зайти, принял его фетровую шляпу, разместил её на полке рядом со знававшим лучшие дни головным убором Кирнса, и провел вновь прибывшего в кабинет.

Кирнс все ещё тявкал, стоя перед письменным столом Вулфа, но, увидев, что Вулф насупился и перевел взгляд на меня, обернулся в мою сторону.

Я сделал вид, что хмурый взгляд Вулфа ко мне не относится, хотя я нарушил одно из основных наших правил: никогда не вводить в кабинет посетителя без разрешения босса. В данном случае я мысленно оправдывал себя тем, что Майра по-прежнему оставалась моей клиенткой, да и вел дело я. Поэтому, без лишних формальностей, произнес:

- Мистер Джилберт Ирвинг. Мистер Вулф.

То, что случилось дальше, было довольно любопытно, хотя особой пользы нам и не принесло, ибо мы и без того знали, что Кирнса с Ирвингом никто не назвал бы закадычными друзьями. И я бы не дал голову на отсечение, что Кирнс в него плюнул - возможно, он просто фыркнул так резко, что изо рта вылетела слюна. И тут же последовало не менее ласковое:

- Ах ты, подонок!

Возможно, Ирвинг, занимался боксом, либо где-то научился этому приему. Как бы то ни было, апперкот справа он выполнил четко, с молодецкой удалью, вложив в удар всю силу.

Кирнс взмыл в воздух, пролетел пару футов и тяжело, как подрубленный дуб, обрушился прямо на край стола Вулфа.

Глава 8

Кирнс, следует воздать ему должное, выдержал нелегкое испытание с достоинством. Пожалуй, он меня даже поразил. Он ведь даже не пикнул! Разумеется, стол Вулфа спас его от куда более болезненного падения.

Несколько секунд он не шевелился, затем, осторожно опершись на стол одной рукой, приподнял голову, робко повел ею вперед, затем назад, решил, что шея не сломана, и уже тогда встал. И, покачиваясь, неверной поступью устремился к двери. Достигнув прихожей, он уже почти не шатался.

Я выбрался из кабинета вслед за ним. Кирнс, по-прежнему ни слова не говоря, снял с полки свою потрепанную шляпу, сам отомкнул дверь, вышел и аккуратно, даже не хлопнув, как наверняка поступили бы на его месте многие другие, прикрыл её за собой.

Преисполненный уважения к поколоченному забияке, я возвратился в кабинет и услышал:

- Вы уж меня простите, - говорил Ирвинг. - Мне, правда, жутко неловко. Хорошо?

- Вы не виноваты, - успокоил его Вулф. - Вас спровоцировали. - Он жестом указал на красное кожаное кресло. - Присаживайтесь, пожалуйста.

- Минуточку, - вмешался я. - Это я должен просить у вас прощения, мистер Ирвинг, за то, что сразу не предупредил о том, кто у нас здесь находится. А теперь я хочу извиниться перед вами вторично, поскольку должен сообщить мистеру Вулфу нечто, не терпящее отлагательства. Это не займет много времени. - Я сделал несколько шагов и приоткрыл дверь в гостиную. Пройдите сюда, пожалуйста.

Ирвинга мое предложение в восторг не привело.

- Но у меня тоже срочное дело, - проворчал он.

- Да, но мое важнее. - Я решительно кивнул в сторону гостиной. - Прошу вас, не препирайтесь.

- Вы ведь Арчи Гудвин, не правда ли?

- Да.

Чуть поколебавшись, он все-таки прошествовал в гостиную, и я плотно закрыл за ним дверь.

Поскольку и дверь и стены у нас звуконепроницаемые, приглушать голос я не стал. А сказал Вулфу вот что:

- Я видел его жену.

- Вот как? И каковы твои выводы?

- Одних выводов недостаточно. - Я уселся на свой вращающийся стул. Об одном могу рассказать в двух словах: ярдов за восемьдесят от того места, где Майра оставила такси, расположен каменотесный двор. Более идеального места для укрытия не придумать. А вот разговор с миссис Ирвинг я предпочел бы пересказать вам дословно.

- Начинай.

Так я и сделал, предварительно описав её внешность. Много лет назад Вулф приучил меня описывать внешность и манеры любого человека таким образом, чтобы он мог видеть и слышать его, словно наяву, и с тех, признаться, я неплохо овладел этим искусством. Мне не привыкать также дословно излагать даже затяжные беседы, не говоря уж о непродолжительном разговоре, который состоялся у меня с миссис Ирвинг.

Когда я закончил, Вулф задал всего один вопрос:

- Как, по-твоему, она врала?

Я пожал плечами.

- Трудно сказать. Если да, то она превосходная актриса. Если же мешала вранье с правдой, то тут сам черт себе ногу сломит.

- Хорошо. - Вулф ненадолго зажмурился, потом открыл глаза. - Позови его.

Я встал, открыл дверь гостиной, и попросил Ирвинга войти. Он сразу уверенно направился к красному кожаному креслу, сел и внимательно посмотрел на Вулфа.

- Хочу сразу объяснить, - с места в карьер начал он, - что явился к вам как друг мисс Майры Холт, хотя и без её ведома.

Вулф кивнул.

- Да, вчера она упоминала ваше имя. Сказала, что вы очень умный человек.

- Она мне льстит. - Похоже, он не испытывал затруднений, сидя спокойно. - Я пришел, чтобы получить от вас кое-какие сведения, хотя не стану притворяться - никаких особых прав на то у меня нет. Могу только честно, без обиняков, сказать вам, зачем мне это понадобилось. Дело в том, что сегодня утром, услышав по радио, что мисс Холт задержана, я уже устремился было в полицию, но по пути передумал, решив, что мое поведение могут неверно истолковать. Поэтому я связался со своим адвокатом. Его зовут Джон Х. Дарби. Я объяснил ему положение и попросил встретиться с мисс Холт. Он добился свидания, однако мисс Холт ничего ему не сказала. Более того, она даже отказалась, чтобы Дарби внес за неё залог. По её словам, её интересы представляют Арчи Гудвин и Ниро Вулф, и без вашего разрешения она никому ничего не скажет.

Я прикоснулся кончиком пальца к своим губам - тем самым губам, которые целовала Майра, - и мысленно послал ей воздушный поцелуй. Мало того, что мое имя она поставила впереди имени Вулфа, так ещё и умело сымпровизировала, объединив третий способ с первым. Да, такие клиентки попадаются в одном случае на тысячу. Она даже отвергла два предложения освободить её из темницы.

- Я не адвокат, - сказал Вулф. - И мистер Гудвин, насколько мне известно, - тоже.

- Я знаю. Но вам, похоже, удалось заколдовать мисс Холт. Или загипнотизировать. Не обижайтесь, пожалуйста, но я хотел бы знать, в чьих интересах вы действуете - мисс Холт, или Уолдо Кирнса?

Вулф шумно засопел.

- В интересах мисс Холт, - проворчал он. - Она внесла залог.

- Забавно, но вы с Кирнсом думаете одинаково, - вставил я. - Он тоже считает, что мы её загипнотизировали. Очень смешно.

Ирвинг задумчиво уставился на меня. Потом сказал:

- Я предпочел бы иметь дело с мистером Вулфом. Тем более что это его контора.

- Вы будете иметь дело с нами обоими, - прогудел Вулф. - В профессиональном плане мы с ним нерасчленимы. Какие сведения вас интересуют?

- Я хочу знать, почему вы не пытаетесь вытащить её из заключения, и какие действия в её интересах собираетесь предпринять. Я также хочу, чтобы вы посоветовали ей воспользоваться услугами моего адвоката. Он очень опытный и грамотный.

Обе ладони Вулфа покоились на подлокотниках кресла.

- Зря вы так, мистер Ирвинг - вы ведь человек деловой, и должны уметь лучше анализировать ситуацию. Прежде чем уступить вам хотя бы на дюйм, а не на милю, как вы просите, я должен знать, а сами-то вы - в её интересах действуете?

- Но ведь я её друг, черт побери! - взвился Ирвинг. - Разве она вам это не сказала? Она ведь говорила про меня!

- Я допускаю, что она могла и ошибиться, - ответил Вулф. - Кстати, мне ведь даже неизвестно, какие показания вы дали в полиции.

- Да никаких! - развел руками Ирвинг. - Меня ни о чем и не спрашивали.

- Значит, вы им не сообщили, что в воскресенье вечером мисс Холт сказала вам, что собирается сама сесть за руль такси, принадлежащего Джудит Брэм?

Вопрос Ирвинга ошеломил. Он сидел, вытаращив глаза, и лишь оторопело переводил взгляд с Вулфа на меня, и обратно.

- Нет, - выдавил он, наконец. - Даже, будь это и так, стал бы я говорить об этом полиции?

- Так вы отрицаете, что она вам это сказала?

- Не отрицаю, но и не признаю.

Вулф перевернул ладонь.

- И после этого вы ещё ждете, что я вам что-нибудь расскажу? промолвил он. - Или вы хотите сказать, что мисс Холт солгала мне?

- А когда она вам это рассказала?

- Вчера вечером. В этом кабинете. И - находясь в здравом уме, а не под гипнозом.

Ирвинг чуть призадумался. Затем кивнул.

- Да, вы правы. Она сказала мне об этом.

- А кому сказали вы?

- Никому.

- Вы уверены?

- Конечно, уверен.

- Тогда вам будет непросто убедить меня, - произнес Вулф. - Судите сами. Предположим, что слова мисс Холт не разошлись с делом, и она в восемь вечера подъехала на такси мисс Брэм к дому мистера Кирнса. Приплюсуем сюда тот факт, что в двадцать минут десятого это же такси, в котором лежал труп мисс Арден, стояло уже перед моим домом. В какое положение это ставит вас? По словам мисс Брэм, она никому о договоренности с мисс Холт не говорила. Мисс Холт уверяет, что рассказала только вам. Отсюда вытекает закономерный вопрос: где находились вчера вы, начиная с восьми часов вечера?

- Понимаю. - Ирвинг тяжело вздохнул - раз, затем другой. - Это возмутительно. У меня просто слов нет. Вы подозреваете меня в причастности к убийству Фиби Арден!

- Совершенно верно.

- Но это же нелепо! С мисс Арден меня ничто не связывало. Она для меня ровным счетом ничего не значила. Не говоря уж о том, что настоящий убийца подстроил все таким образом, чтобы подозрение пало на мисс Холт. Разве стал бы я это делать? - Он выразительно потряс кулаками. - Дьявольщина, я должен знать, что случилось! Вы ведь знаете. Мисс Холт все вам рассказала. Я должен знать!

- Меня больше интересует то, что должен знать я, - сухо произнес Вулф. - В первую очередь это относится к вашему времяпрепровождению вчерашним вечером. Мы знаем это со слов вашей супруги, но я предпочел бы услышать из ваших уст. Таково правило: нужно опрашивать всех свидетелей.

У Ирвинга отвалилась челюсть.

- Как, вы общались с моей женой?

- Не я, - поправил Вулф. - Мистер Гудвин. Сегодня утром он зашел к вам, надеясь застать вас дома, однако немного опоздал. Ваша супруга очень любезно согласилась помочь ему. Разумеется, вам известно, что она рассказала.

- Она рассказала... - Ирвинг запнулся, потом начал заново. - Она рассказала ему про телефонный звонок, который сделала вчера днем?

Вулф кивнул.

- Да. И не только. Сначала ей позвонили вы, а уже потом она сама перезвонила мисс Арден.

Ирвинг наклонился и задумчиво уставился на свою правую руку. Пальцы её медленно сжались в кулак. Похоже, что-то его не устроило, и он разжал кулак, потом сжал пальцы ещё несколько раз. Наконец, видимо, утомившись от этих упражнений, приподнял голову.

- Моему адвокату это, конечно, не понравится, - промолвил он, - но, тем не менее, я вам кое-что расскажу. В противном случае, наверное, мне ничего от вас не узнать... Так вот, мне известно, что мисс Холт вчера вечером приезжала на такси Джуди Брэм к дому Кирнса. Подъехала она без пяти восемь, а уехала без десяти девять. Я её видел.

- Вот как? А где вы при этом были?

- Я сидел в другом такси, на Кармайн-стрит, неподалеку от места пересечения с Феррел-стрит. Вы, наверное, знаете, зачем Майре понадобилось устраивать этот спектакль?

- Да. Она хотела поговорить со своим мужем.

- Я пытался отговорить её. Это она вам тоже сказала?

- Да.

- Мне её замысел сразу не понравился. Этот Кирнс на все способен. Я не хочу сказать, что он мог напасть на Майру, нет, но придумать какую-нибудь уловку, чтобы выманить её из такси - вполне. Словом, я решил непременно быть и, позвонив домой своей жене, соврал ей, что вынужден отужинать с деловым партнером из Америки. Сам же попросил знакомого водителя такси отвезти меня туда - своим автомобилем я воспользоваться не решился из опасения, что Майра его узнает. Движение на Кармайн-стрит одностороннее, и мы затаились там, ожидая, пока Майра выедет с Феррел-стрит. Я хотел, чтобы таксист последовал за ней. Мы увидели, как она подъехала - это было без пяти восемь. Потом, почти час спустя, я увидел, как она покинула Феррел-стрит, причем в такси, кроме нее, никого не было. Я решил, что Кирнс отказался с ней ехать, и в глубине души очень обрадовался.

- А потом что?

- Я поехал в свой клуб. Если хотите проверить, то я дам вам фамилию таксиста и скажу, где его можно найти. Из клуба я позвонил Джуди Брэм, потом три или четыре раза набирал номер мисс Холт, но так никого и не застал. Я подумал, что Майра с Джуди где-то встретились. А сегодня утром сначала услышал новости по радио, а потом ещё прочел об этом в газетах. Он шумно вздохнул. - Надеюсь только, что мне не придется раскаиваться из-за своего решения. Если же мои слова в чем-то противоречат рассказу Майры, то, наверное, она права, а я ошибаюсь. Или даже намеренно ввожу вас в заблуждение, чтобы себя выгородить.

"Если так, то это у тебя здорово получается", подумал я.

Вулф посмотрел на него исподлобья.

- Было темно, - сказал он. - Как вам удалось разглядеть, что мисс Холт была в такси одна?

- Там, на углу улицы, фонарь горит. Зрение у меня хорошее, как и у водителя, который со мной был. Вдобавок на повороте она притормозила.

- Вы за ней не последовали?

- Нет, - ответил Ирвинг. - Я не видел в этом смысла, поскольку Кирнса с ней не было.

- Как бы вы восприняли, если бы я вам сказал, что мисс Холт, проезжая мимо, увидела вас в такси?

- Я бы не поверил. Когда она приехала, я спрятался за спинкой сиденья. Несмотря на темноту, я не хотел рисковать. А на обратном пути она мимо нас не проезжала. Движение на Кармайн-стрит одностороннее, и она уехала в противоположном направлении.

Вулф откинулся на спинку кресла, смежил очи, сцепил пальцы на своем необъятном пузе и выпятил губы. Ирвинг начал что-то говорить, но я жестом остановил его, хотя мог бы этого не делать. Когда Вулф начинает упражняться губами, поочередно втягивая и выпячивая их, он полностью отключается, и ничего не слышит. Как зачарованные, мы следили за работой его губ: вперед-назад, вперед-назад... Что ж, Вулф честно отрабатывал двадцать пять долларов, которые я ему уплатил.

Наконец Ирвинг не выдержал.

- Мне бы хотелось...

- Тише! - оборвал я.

- Но я не хочу...

- Замолчите!

В ответ он угостил меня убийственным взглядом.

Вулф открыл глаза и выпрямился.

- Вот что я вам скажу, мистер Ирвинг, - сухо начал он. - Даю слово: вы получите то, за чем пришли, но только не сию минуту. Возможно, через час, или - позже. Скажите, где я смогу вас найти, или...

- Черт побери, но меня это совершенно не устраивает! - вспылил Ирвинг. - Я требую, чтобы...

- Проклятье, да помолчите вы! За сегодняшний день я и без того уже наслушался предостаточно. Если желаете, можете подождать здесь. Кресла в этой комнате удобные - по крайней мере, одно. А у нас с мистером Гудвином хлопот полон рот.

- Но я вовсе не намерен...

- Ваши намерения меня не интересуют. Как вас найти?

Ирвинг посмотрел на меня, но, не найдя поддержки, сдался. Встал и со словами "Хорошо, я подожду" сам направился в гостиную.

Глава 9

Повернув вслед Ирвингу голову и убедившись, что дверь он за собой закрыл, я снова перевел взгляд на Вулфа.

- Очень славно, - изрек я. - Неужели мы собираемся поработать?

- Я безмозглый болван, - промолвил Вулф. - Как и ты.

- Возможно, - признал я. - И вы можете предъявить доказательства?

- Это и без того очевидно. Почему этот патрульный автомобиль остановился перед нашим домом, а полицейский заглянул в такси?

- Ничего удивительного. Патрули для того и нужны. Полицейский увидел такси без шофера и решил его проверить. Не говоря уж о том, что оно стояло напротив вашего дома. Он знал, что дом ваш. Сам мне сказал.

- Мы обязаны были проанализировать этот факт. Я должен знать, не надоумил ли кто полицию. Причем - немедленно.

- Да, это верно, - кивнул я. - В газетах об этом ни слова не было. Сомневаюсь, впрочем, чтобы Кремер согласился поделиться с нами...

- Нет.

- Я могу позвонить Лону Коэну.

- Позвони.

Я развернулся на стул, набрал номер "Газетт", и меня соединили с Лоном.

Вулф поднес к уху трубку параллельного аппарата, чтобы слышать наш разговор. Я честно признался Лону, что рассчитываю на одолжение. Он ответил, что я и без того смотрю на него как на дойную корову, и что в данном случае услуга будет платной. Если, конечно, я не хочу поместить объявление в рубрику "Ищу работу".

- Ты наслушался грязных сплетен, - с достоинством сказал я. - Между прочим, я занимаю постоянную должность у мистера Вулфа. В том смысле, что, вполне возможно, буду работать на него и завтра. Речь же сейчас идет о том, что нам не хватает кое-какой ерунды, чтобы успешно завершить расследование. Если поможешь, я подкину тебе горяченький материальчик на первую полосу, как только сам им разживусь.

Не дождавшись ответа, я продолжил:

- Так вот, мы не знаем, напела ли какая-нибудь птичка полицейскому, который обнаружил труп Фиби Арден в такси, либо на него снизошло озарение. А ты знаешь?

- Да, хотя мне это и не положено. Окружной прокурор приберегает эти сведения напоследок. Говорят, заявление для прессы готовит. Если он его действительно сделает, то я тебе перезвоню.

- Мы должны знать это сейчас. Не для печати, да и ссылаться на тебя не собираемся - не бойся. Любопытно просто.

- Не сомневаюсь, - хмыкнул Лон. - Мне бы столько за любопытство платили, сколько Вулфу. Ну ладно. В полицию позвонили из автомата. Скорее всего - мужчина, хотя звонить могла и женщина, пытавшаяся походить на мужчину. Звонивший сказал дежурному сержанту, что перед домом номер девятьсот восемнадцать по Западной Тридцать пятой улице стоит такси, в котором спрятан женский труп. Адрес этот, как ты понимаешь, любой нью-йоркский полицейский давно назубок помнит. Дежурный связался с ближайшим к этому месту патрульным автомобилем.

- Звонок проследить не удалось?

- Не знаю. Спроси прокурора.

- Спасибо за мудрый совет. Премного благодарен, Лон, а материал для первой полосы - за мной. - Я повесил трубку и развернулся на стуле лицом к Вулфу. - Чтоб мне пусто было! Придется купить для нас пару колпаков с ослиными ушами. И как я сразу не догадался? Ведь никакой случайный прохожий не заметил бы труп под брезентом!

Вулф поджал губы.

- Да, нам следовало сообразить это гораздо раньше.

- Наверное, но тогда Лон мог ещё не знать всех подробностей.

- Тоже верно. И все же мы дали маху... Соедини меня с мистером Кремером.

Я снова крутанулся на своем вращающемся стуле и позвонил в уголовку. Связаться с Кремером оказалось потруднее, чем с Лоном Коэном. Кремер проводил совещание, и беспокоить его было нельзя. Я безуспешно пытался переубедить заупрямившегося дежурного, когда Вулф снял трубку своего аппарата и прорычал:

- Говорит Ниро Вулф. У меня дело, которое не терпит отлагательства. Спросите мистера Кремера, не предпочтет ли он, чтобы я обратился к окружному прокурору.

Две минуты спустя трубка пролаяла:

- Да, что вам надо?

- Мистер Кремер? - невозмутимо осведомился Вулф, отлично зная, кто его собеседник.

- Да. И я очень занят.

- Я тоже. Это правда, что мисс Холт отказывается давать показания, не посоветовавшись с мистером Гудвином или со мной?

- Да, правда, и я только что велел Стеббинсу доставить Гудвина сюда. После чего я намереваюсь...

- Минуточку, инспектор. Мы с мистером Гудвином минуту назад приняли решение, что мисс Холт целесообразно ответить на любые вопросы, которые вы соблаговолите задать ей... Не сразу только, а после того, как мы с ней переговорим. Вкратце. Поскольку я должен присутствовать при этом разговоре, а веду дела я только в своем кабинете, то посылать за мистером Гудвином вам не стоит. Если хотите, чтобы мисс Холт заговорила, привезите её сюда.

- Вы опоздали, Вулф. Я вовсе не собираюсь выслушивать, как она приехала к вам на такси. Я уже и сам все знаю. Отпечатки её пальцев найдены на рулевом колесе, дверцах и в некоторых других местах. Повторяю: вы опоздали.

- А мисс Холт признала, что приехала в этой машине?

- Нет еще, но отпираться бесполезно.

- Сомневаюсь. Воля у неё железная. Что ж, очень жаль, что вас потревожили понапрасну. Могу я, в таком случае, попросить вас об одной мелкой услуге? Не задерживайте мистера Гудвина дольше, чем это необходимо. Я собираюсь завершить расследование дела, которое ему не безразлично, и его присутствие при этом весьма желательно. Мне бы хотелось, чтобы при этом была и мисс Холт, но, поскольку я опоздал, придется обойтись без нее.

Молчание. Довольно продолжительное.

- Мистер Кремер, вы не уснули?

- Нет. Так вы и в самом деле завершаете расследование?

- Да. И очень скоро мы с мисс Холт и мистером Гудвином получим возможность обо всем рассказать. Но не по принуждению, а сугубо добровольно.

- Вы хотите сказать, что знаете, кто убил Фиби Арден?

- "Знаете" подразумевает уверенность в свершившемся событии, высокопарно произнес Вулф. - Я же сформулировал цепь логических умозаключений, которую намерен проверить. Много времени это не займет. Впрочем, ладно, я не хочу вас задерживать. Скажите, сумеете ли вы обойтись без мистера Гудвина до... скажем, четырех часов? Сейчас половина первого. К четырем мы уже закончим.

И вновь воцарилось молчание, на этот раз, правда, менее продолжительное.

- Я приеду через пятнадцать минут, - сказал Кремер.

- И привезете мисс Холт?

- Да.

- Приемлемо. Но только не через пятнадцать минут. Я ещё должен пригласить Джудит Брэм и Уолдо Кирнса. Вы знаете, где они?

- Кирнс у себя дома. Он сказал, что, если понадобится, то там мы его и застанем. А Джудит Брэм здесь, у меня. Я захвачу её с собой, а пока отправлю кого-нибудь за Кирнсом. Мы выезжаем прямо сейчас. Устраивает?

- Нет. Люди должны есть вовремя. Вы отобедаете с нами?

- Нет. Господи, неужто за всю жизнь вы ни одной трапезы не пропустили?

- К сожалению, пропускал, и даже часто, когда был молод. Хорошо. Предлагаю тогда, чтобы вы с мисс Холт приехали к двум часам, а вот мисс Брэм с мистером Кирнсом пусть подвезут в половине третьего. Вам это удобно?

- О дьявол! Удобно?

Щелчок. Трубка Кремера полетела. Мы с Вулфом тоже положили трубки.

- Интересно, а Ирвинг тоже ест? - спросил я.

- Да. Пригласи его.

Я прогулялся в гостиную и позвал Ирвинга. Тот подошел к столу Вулфа и, набычившись, спросил:

- Ну?

Вулф запрокинул голову назад на одну восьмую дюйма.

- Говоря "через час", сэр, я забыл о том, что нам помешает обед. Вам придется подождать ещё немного. Я побеседовал с инспектором Кремером, и мы условились, что к двум часам он подъедет к нам вместе с мисс Холт. А вас с вашей супругой мы хотели бы пригласить пожаловать к половине третьего.

Ирвинг стиснул зубы.

- Мисс Холт приедет сюда? - уточнил он.

- Да.

- А моя жена зачем вам понадобилась?

- Она располагает кое-какими нужными нам сведениями. Сами знаете: они условились встретиться с мисс Арден, но та на встречу не явилась. Ее общество будет здесь весьма уместно.

- Что значит - уместно?

- Уместно для нашей беседы.

- Какой еще, к черту, беседы? Да ещё с инспектором полиции! Я же вам ясно сказал, чего от вас жду!

- И вы это получите, сэр, в свое время. Заверяю вас, что в данном случае действую исключительно в интересах мисс Холт. Я хочу полностью снять с неё какие-либо подозрения в причастности к убийству Фиби Арден, и обещаю не раскрывать какие-либо подробности о ваших действиях вчера вечером, не заручившись вашим согласием. Надеюсь, вы удовлетворены?

- Не совсем. Я бы предпочел, чтобы мою жену не втягивали в эту историю.

- Она нам нужна. Если хотите, могу договориться с Кремером, чтобы он сам за ней послал.

- Нет. - Ирвинг решительно встал и посмотрел на меня, потом снова перевел взгляд на Вулфа. - Ладно, ваша взяла. Мы приедем вместе.

И вышел.

Глава 10

Пять желтых кресел выстроились полукругом в два ряда напротив стола Вулфа: три спереди и два сзади. Майра сидела в том из них, которое было ближе к инспектору Кремеру. Поначалу я зарезервировал ей место поближе к себе, но Кремер воспротивился, и я, учитывая, что она была его пленницей, настаивать не стал. Сам инспектор, как всегда, расположился в красном кресле. Справа от него, подпирая стену мощными, как у медведя, плечами, сидел незваный гость, сержант Пэрли Стеббинс.

Майра, учитывая все выпавшие на её долю невзгоды, выглядела просто замечательно. Правда глаза её казались красноватыми, веки припухли, уголки губ поникли, а серому пиджаку с острыми лацканами не помешала бы стирка, но в целом смотрелась она вполне недурно.

Вулф, угнездившийся в своем огромном кресле, угрюмо таращился на нее. Впрочем, ничего против Майры он не имел. Просто Фрицу, по его распоряжению, пришлось подать обед на целых пятнадцать минут раньше, и этот чревоугодник не успел воздать должное пирожкам и кукурузным оладьям с тимьяновым медом из Греции, а также как следует насладиться сыром и пирогом с ежевикой.

- Трудно вам пришлось? - спросил он.

- Терпимо, - ответила Майра. - Только не выспалась. Самое мучительное было - ждать от вас весточки. - Она посмотрела на меня. - Или от вас, мистер Гудвин.

Я кивнул и сказал:

- Я в поте лица отрабатывал полученный аванс. А о вас не слишком беспокоился, поскольку вы пообещали, что не забудете про третий способ.

Майра улыбнулась.

- Я сдержала обещание.

- Я знаю. И обязуюсь поэтому сводить вас в любой бар, по вашему выбору.

- Начинайте же, наконец, - нетерпеливо пробасил Кремер.

- Вам сказали, - спросил её Вулф, - что вскоре к нам присоединится ещё кое-кто?

- Нет, - ответила Майра. - Кто?

- Мисс Брэм, мистер Кирнс, а также мистер и миссис Джилберт Ирвинг.

Ее глаза недоуменно расширились.

- Мистер и миссис Джилберт Ирвинг... Но почему?

- Поймете позже. На мой взгляд, следовало предупредить вас об их приходе. Вскоре они уже пожалуют, и нам останется выяснить два вопроса. Но поначалу я хочу спросить кое о чем у вас. Скажите, не показалось ли вам вчера после того, как вы отъехали от Феррел-стрит и искали место, чтобы избавиться от тела - не перебивайте меня! Так вот, не показалось ли вам, что за вами следовала другая машина?

Рот Майры приоткрылся.

- Но вы... как... - сбивчиво залопотала она. Потом быстро посмотрела на меня. - Вы знали, что он... Какой смысл был мне тогда держать свое обещание?

- Очень даже большой, - заверил я. - Да, я знал. Не волнуйтесь, у нас все под контролем. Положитесь на меня. Я лучше дам отрубить себе руку по самый локоть, чем лишусь права просить вас пообещать мне что-нибудь. Мы знаем, что делаем. Повторить вопрос?

- Но...

- Никаких "но". Доверьтесь нам. Так повторить вопрос?

- Да.

Так я и сделал, опустив только слова "не перебивайте меня!".

- Нет, - ответила Майра.

- Продолжай, - предложил мне Вулф.

Нет, не зря я хотел, чтобы Майра сидела ко мне ближе. Нас с ней разделяли добрых шесть ярдов.

- Следующий вопрос не только более сложный, но и более важный. Сформулирую его так. Уверены ли вы, что за время езды сюда от Феррел-стрит за вами не следовала другая машина? Есть несколько способов это проверить. Использовали ли вы хоть один из них?

- Нет. Мне это даже в голову не пришло. Я искала подходящее место, чтобы...

- Я знаю. Нас интересует только следующее: что бы вы ответили, услышав от меня, что всю дорогу сюда за вами следовала другая машина?

- Я бы спросила, кто в ней был.

Меня так и подмывало встать, подойти и погладить её по голове, но мой порыв могли неверно истолковать.

- Прекрасно, - сказал я. - С первой частью мы справились. Вторая совсем простая. Расскажите инспектору Кремеру все, что рассказали вчера вечером нам, включая звонок Джилберту Ирвингу. - Я взглянул на часы. - В вашем распоряжении всего пятнадцать минут, так что постарайтесь уложиться.

Но Майра упрямо покачала головой.

- Нет, - сказала она. - Сначала объясните, зачем это нужно.

- Если вы откажетесь, то мне придется рассказать все самому, - сказал я. - А узнаете вы все немного позже. Одно скажу: кто-то пытался вас подставить. Навесить убийство на вас. А сейчас пробил час расплаты. Не говоря уж о том, что теперь, когда инспектор знает, что это вы привезли сюда труп, скрывать-то вам уже почти нечего. Да и сами подумайте, стали бы мы раскрывать карты, не имея на руках одних козырей? Выкладывайте все, как есть!

- Только не перебивайте её, мистер Кремер, - вставил Вулф. - Вопросы подождут. Прошу вас, мисс Холт, начинайте.

Видно было, что Майре наша задумка не по душе, но, тем не менее, она приступила к изложению событий, начиная с воскресного вечера. Кое-какие подробности, правда, опускала. Умолчала, например, о том, что Джуди лично разрешила ей воспользоваться своим такси, а сказала только, что взяла его сама. Звонок Ирвингу она тоже упоминать не стала, но это не имело значения, поскольку я уже о нем говорил. Зато она подробно изложила все, что случилось после того, как она подъехала на такси к проулку на Феррел-стрит. Первый вопрос Кремер задал лишь после того, как Майра рассказала про нашу с ней беседу на крыльце.

Не могу сказать, что он больше пытался уличить меня в попытке воспрепятствовать полицейскому расследованию, нежели хотел выяснить, кто убийца, но внешне его поведение походило именно на это. Кремер бомбардировал Майру вопросами, а Стеббинс строчил в блокноте, когда в дверь позвонили.

Я отправился открывать. За порогом стоял Уолдо Кирнс. В ответ на мое приглашение пройти в кабинет, он вошел и, не обращая внимания на троих мужчин, прямиком прошествовал к Майре и протянул ей руку.

- Женушка моя дорогая! - просюсюкал он.

- Не валяй дурака! - отбрила Майра.

Не могу сказать, воспринял ли он эти слова с таким же достоинством, как и апперкот Ирвинга, поскольку в дверь вновь позвонили, и я засеменил в прихожую.

Джуди Брэм пришла не одна; её сопровождал знакомый мне сыщик из ведомства Кремера. Воспользовавшись завязавшимся спором - сыщик почему-то рассчитывал, что войдет в дом вместе с Джуди, тогда как я категорически возражал, - она ухитрилась ужом втиснуться между нами, и прошмыгнула в кабинет. Мы все ещё продолжали препираться, когда у тротуара остановилось такси, и из него выбралась чета Ирвингов. Сыщику пришлось посторониться, чтобы дать им пройти, и я успел ловко захлопнуть дверь перед его носом, даже не прищемив его.

Понимая, что с приходом Ирвинга боксерский поединок может возобновиться, я влетел в кабинет, буквально вися у него на пятках.

Но ничего не случилось. Майра удостоила его лишь мимолетным взглядом, а Кирнс и вовсе не посмотрел в его сторону.

Вновь прибывшие немного постояли, пока Вулф представлял их Кремеру со Стеббинсом, а потом пояснял, кто такие Кремер и Стеббинс, после чего устроились на двух оставшихся креслах, ближайших ко мне. Миссис Ирвинг заняла кресло в первом ряду, по соседству с Джуди, с другой стороны от которой сидела Майра, а мистер Ирвинг уселся за её спиной, оказавшись на расстоянии всего вытянутой руки - правда, довольно длинной - от Уолдо Кирнса.

Вулф только успел обвести собравшихся взглядом, когда молчание нарушил Кремер.

- Вам следует понимать, что это вовсе не официальный допрос, - сказал он. - И мы с сержантом Стеббинсом присутствуем здесь только как наблюдатели. Не забывайте также, что Майра Холт задержана в качестве важного свидетеля. Если бы ей предъявили обвинение в убийстве, её бы здесь не было.

- А почему её не освободили под залог? - резко спросила Джуди Брэм. И ещё я хочу знать, почему...

- Хватит! - рявкнул Вулф. - Вы должны слушать, а не говорить, мисс Брэм; в противном случае мистеру Гудвину придется выставить вас вон. Если же он не справится, ему поможет сержант Стеббинс.

- Но почему...

- Нет! Еще одно слово, и мы с вами распрощаемся.

Джуди прикусила губу и метнула на него уничтожающий взгляд. Вулф, в свою очередь, долго испепелял строптивицу взглядом, пока наконец не решил, что с неё хватит.

- Я выступаю, - заговорил он, - совместно с мистером Гудвином от имени мисс Холт. По нашему настоянию, она только что подробно рассказала мистеру Кремеру обо всех событиях, участницей которых стала вчерашним вечером. Вкратце перескажу их вам. Примерно в половине восьмого она села за руль такси, принадлежащего мисс Брэм, поехала на Феррел-стрит и остановилась в начале проулка, ведущего к дому мистера Кирнса. В половине девятого, так и не дождавшись мистера Кирнса, она вылезла из машины, прошла к дому, несколько раз постучала в дверь и заглянула в окна. Никто не отвечал. Минут десять спустя, когда она вернулась к такси, в салоне лежала мертвая женщина. Мисс Холт узнала её - это была Фиби Арден. Я не стану...

- Вот толстый болван! - выпалила вдруг Джуди. - Вы же...

- Арчи! - взревел Вулф.

Я вскочил. Джуди поспешно прикусила язык. Я одобрительно кивнул и сел на место.

- Я не стану анализировать ход мыслей мисс Холт, - продолжил Вулф, сосредоточив все внимание на её поступках. Она прикрыла тело брезентом и уехала на поиски подходящего места, чтобы избавиться от трупа. Однако у неё ничего не вышло. Я намеренно опускаю кое-какие подробности: в частности, она несколько раз звонила домой мисс Брэм из разных автоматов, но номер не отвечал. Тогда мисс Холт решила, что ей нужна помощь, подъехала к моему дому, встретилась на крыльце с мистером Гудвином и угостила его наспех состряпанной байкой про пари, которое якобы заключила. И мистер Гудвин, который славится своим неравнодушием к симпатичным женщинам, клюнул на её удочку.

Мне пришлось проглотить и эту пилюлю. А что, скажите, мне оставалось делать, если рядом сидел инспектор Кремер?

- А вот теперь, - разглагольствовал Вулф, - настало время познакомить вас с ключевым фактом. Я сам узнал о нем менее трех часов назад. Так вот, не прошло и нескольких минут с тех пор, как мисс Холт с мистером Гудвином завязали беседу на крыльце, и кто-то позвонил в полицию и сообщил, что в такси, которое стоит напротив моего дома, находится женский труп. Это доказывает...

- Откуда вы это узнали? - требовательно спросил Кремер.

- Пф! - фыркнул Вулф. - Уж во всяком случае не от вас и не от мистера Стеббинса. Это доказывает, причем безоговорочно, что убийца Фиби Арден вовсе не намеревался убивать именно её. Он умертвил её лишь потому, что труп её был необходим ему лишь как средство, или даже орудие - для уничтожения совсем другого человека. Замысел настолько хладнокровный и гнусный, что поразил даже меня. Для нас сейчас не столь важно, где именно убили Фиби Арден - в такси или где-то поблизости. Первый вариант, правда, наиболее вероятен, и поэтому в качестве рабочей гипотезы я пока рассматриваю его. Как же поступил убийца? Он, или она - средний род тут, к сожалению, неуместен, - забрался в такси вместе с Фиби Арден сразу после того, как мисс Холт вошла в проулок, ведущий к дому мистера Кирнса. До этого убийца затаился вместе с мисс Арден в каменотесном дворе на противоположной стороне улицы. Умертвив свою жертву - или, точнее, свое орудие, - он прошел по Феррел-стрит и завернул за угол на Кармайн-стрит, где его ждала машина. На углу он постоял, наблюдая за тем, как поведет себя мисс Холт, когда возвратится к такси и обнаружит в нем труп. Если бы она избавилась от тела сразу, то он бы тут же, не сходя с места, позвонил и уведомил об этом полицию.

- Но ведь мисс Холт могла вернуться не одна, а с Кирнсом, - прогудел Кремер.

- Убийца знал, что этого не случится. Об этом я ещё скажу позже. Кстати, вы отталкиваетесь от предположения, что убийца - не мистер Кирнс.

- Ни от чего я не отталкиваюсь, - возразил Кремер.

- Очень благоразумно с вашей стороны, - похвалил Вулф. - Далее, дождавшись, пока мисс Холт выедет на Кармайн-стрит, он последовал за ней в своей машине. Он следил, не попытается ли она по дороге избавиться от трупа, и ехал за ней по пятам до самого моего дома. Кое о чем я, разумеется, только догадываюсь или строю предположения, но это - твердо установленный факт. Далее, увидев, что мисс Холт вышла из такси и направилась к моему дому, убийца проехал дальше, остановился возле телефона-автомата и позвонил в полицию. Иначе быть не могло. Больше звонить было попросту некому. Случайный прохожий увидеть труп в такси не мог, поскольку ему пришлось бы для этого открыть дверцу и заглянуть под брезент. - Взгляд Вулфа переместился на Кремера. - Разумеется, инспектор, вы тоже пришли к этому выводу.

Кремер лишь невнятно заворчал в ответ.

Вулф, перевернув ладонь, продолжил:

- Если убийца преследовал другую цель - например, хотел убить именно Фиби Арден, - он бы сделал это ещё в каменотесном дворе и оставил тело среди каменных глыб. Если же он все-таки убил её там, что чрезвычайно маловероятно, тогда зачем ему понадобилось перетаскивать её тело в такси? И почему тогда, добившись своего, он последовал за мисс Холт и, при первой же возможности, позвонил в полицию? Вывод напрашивается один: он собирался уничтожить и мисс Арден и мисс Холт, но главной целью была, несомненно, мисс Холт. Отправить на тот свет мисс Арден, затащив её в загроможденный огромными камнями двор, было делом нехитрым, тогда как использовать её труп для расправы над мисс Холт мог только человек изощренный и дерзкий, не опасавшийся колоссального риска, которому себя подвергал. Словом, я убежден, он преследовал одну-единственную цель - уничтожить мисс Холт.

- Но почему - таким способом? - спросил Кремер. - Он ведь мог просто убить её.

- Могу только высказать догадку, основанную на логическом умозаключении, - промолвил Вулф. - Дело в том, что о неприязни, которую питал убийца к мисс Холт, наверняка было известно. Если так, то любой, самый хитроумный план её убийства, неизбежно навлек бы на него подозрение. Нет, я неверно выразился. Убийца мыслил иначе. Разработанный им план казался ему настолько коварным и хитроумным, что он ощущал себя в полной безопасности.

Пэрли Стеббинс встал и, обогнув красное кожаное кресло, остановился рядом с Уолдо Кирнсом.

- Нет, мистер Стеббинс, - сказал Вулф. - Моя неудачная попытка заменить местоимение среднего рода местоимением "он" ввела вас в заблуждение. Если хотите стеречь убийцу, то встаньте рядом с миссис Ирвинг.

Ожидая этих его слов, я уже некоторое время не спускал глаз с этой женщины. Нас с ней разделяли всего четыре фута. Миссис Ирвинг даже ухом не повела, а вот муж её среагировал довольно неожиданно. Обхватил голову руками и стиснул так, что костяшки пальцев побелели. Майра не сводила глаз с Вулфа, а вот Джуди и Кирнс, как по команде, повернули головы и уставились на миссис Ирвинг. Стеббинс, не двинувшись с места, тоже пристально смотрел на нее.

- Кто такая - миссис Ирвинг? - выпалил Кремер.

- Она здесь, сэр.

- Сам знаю, - огрызнулся Кремер. - Что нам про неё известно?

- Она - жена человека, которому мисс Холт позвонила в воскресенье вечером и рассказала о своем намерении воспользоваться такси мисс Брэм. По словам мистера Ирвинга, он никому об их беседе не говорил. Либо он солгал, либо его супруга подслушала их разговор. Мистер Ирвинг, у вас есть параллельный аппарат? Могла ли ваша жена подслушать ваш разговор с мисс Холт?

Ирвинг отнял руки от темени и медленно опустил их на колени. Он сидел ко мне в профиль. Я видел, как подергивается жилка на его шее.

- Могла, - натужно, словно речь доставляла ему мучительную боль, произнес он, - это вовсе ещё не означает, что она так и сделала. Вы меня просто убили своим обвинением. Надеюсь... - Он осекся, и никто так и не узнал, на что же он надеется. - Спросите её сами.

- Непременно, - сказал Вулф. - Итак, мадам, вы подслушали?

- Нет. - Ее трубный и сочный голос неожиданно сорвался. - Ваши обвинения не просто нелепы, они - смехотворны. Я рассказала мистеру Гудвину обо всем, чем занималась вчера вечером. Или он вам этого не сказал?

- Отчего же - сказал. По вашим словам, после того, как ваш муж позвонил и, сославшись на неожиданный приезд делового партнера, отменил ужин и поход в театр, вы позвонили Фиби Арден, пригласили её пойти с вами, и она ответила согласием. Затем, не дождавшись её в ресторане, вы позвонили ей домой и, не застав её, отправились ужинать в другой ресторан, предположительно в такой, где вас не запомнили бы... Потом, прождав её в театре до девяти вечера, вы оставили для неё билет в кассе, а сами прошли в зрительный зал. Все это, на первый взгляд, кажется весьма убедительным, однако на самом деле лишает вас алиби на ключевой период времени - с половины восьмого до девяти часов вечера. Кстати, не следовало вам так подробно и детально излагать мистеру Гудвину отчет о своих поступках. Тут вы перестарались. Когда он изложил все это мне, я сразу взял вас на заметку.

- Я просто хотела помочь ему в расследовании, - возразила миссис Ирвинг.

- Помолчи, - зашипел ей в затылок муж. - Пусть выговорится. - И спросил Вулфа: - Или вы уже закончили?

- О нет. Теперь я обращаюсь прямо к вам, мадам. Я расскажу, как вы на самом деле провели это время. Вы и впрямь вчера днем позвонили Фиби Арден, но вовсе не для того, чтобы предложить ей отужинать с вами, а потом вместе пойти в театр. Вы рассказали ей о намерении мисс Холт воспользоваться такси мисс Брэм, чтобы поехать к мистеру Кирнсу и поговорить с ним, и предложили разыграть её. Мисс Арден должна была устроить так, чтобы мистера Кирнса в нужное время не оказалось дома, тогда мисс Холт, не дождавшись его, наверняка вылезла бы из машины и отправилась узнать, в чем дело. И вот тогда-то вы и мисс Арден должны были выбраться из своего укрытия, залезть в такси и дожидаться там возвращения мисс Холт. Вы, должно быть, рассчитывали посмеяться, увидев её растерянность и даже - испуг.

- Это недоказуемо, - пробасил Кремер.

- Разумеется, - согласился Вулф, - ибо мисс Арден мертва. - Не отрывая взгляда от лица миссис Ирвинг, он продолжил: - Я не был знаком с мисс Арден, и потому не берусь судить, согласилась ли она на ваше сумасбродное предложение только из озорства, или из желания насолить мисс Холт, к которой, возможно, питала неприязнь. Главное - она согласилась, и тем самым подписала себе смертный приговор. План ваш удался на славу, и все прошло как по маслу. Не сомневаюсь, что мисс Арден сама придумала, каким образом выманить мистера Кирнса из дома. Должен признаться, что мои логические построения не лишены изъяна. Сомневаюсь, например, что вы рискнули вовлечь в свой дьявольский план какое-либо третье лицо. Водителя такси, например, или личного шофера. Вы сами умеете водить автомобиль?

- Не отвечай, - приказал жене мистер Ирвинг.

- Умеет, - пискнула Джуди Брэм; голос её прозвучал на целую октаву выше обычного.

- Спасибо, мисс Брэм. Оказывается, вы умеете и по существу говорить. Так вот, миссис Ирвинг, вы с мисс Арден поехали туда на вашей машине, которую оставили на Кармайн-стрит - со стороны, противоположной той, куда свернула бы мисс Холт, выехав с Феррел-стрит. Затем вы с мисс Арден спрятались на каменотесном дворе и, дождавшись, когда мисс Холт вышла из такси и направилась в проулок, забрались в оставленную машину. Очевидно, что на данном этапе вы ещё ничем не рисковали. Возвратись внезапно мисс Холт, или обрати на вас внимание кто-то ещё - что ж, ваш замысел провалился бы, но и только. Однако обстоятельства сложились в вашу пользу, и вы решили нанести смертельный удар. Я, конечно, не моралист, однако позволю себе заметить, что на своем веку впервые сталкиваюсь со столь чудовищным и безжалостным злодеянием. И ведь мисс Арден ничего плохого вам не сделала; напротив, вы были с ней в добрых отношениях. В противном случае, сомневаюсь, чтобы она согласилась принять участие в подобном розыгрыше. Как бы то ни было, вы лишили её жизни лишь для того, чтобы свести счеты с мисс Холт, которую давно ненавидите всеми фибрами души. И это...

- Это все тоже ваши догадки? - спросил Кремер. - Насчет ненависти.

- Нет, это факт, - ответил Вулф. - Мисс Брэм, характеризуя Джилберта Ирвинга, вы обмолвились, что, когда он смотрит на Майру или слышит её голос, у него тут же коленки подгибаются. Что вы имели в виду? Неприязнь?

- О нет! - воскликнула Джуди. - При чем тут неприязнь? Это любовь. Он ею просто бредит.

- А жена его об этом знает?

- Еще бы. Этого только слепой не заметил бы

- Это неправда, - поспешно вмешался Ирвинг. - Я отношусь к мисс Холт чисто по-дружески. Надеюсь, и она считает меня своим другом.

Джуди вытаращилась на него, затем снова посмотрела на Вулфа.

- Он просто - образцовый муж и истый джентльмен, - сказала она. Настоящий джентльмен не станет предавать свою жену. А в вас я ошиблась. Я сожалею, что обозвала вас толстым болваном. Я не знала...

Тут уже Кремер перебил её.

- Хорошо, Вулф, - сказал он, - если вы считаете, что это факт, то пусть будет по-вашему. Однако больше никакими доказательствами вы, похоже, не располагаете. Не рассчитываете же вы, что я предъявлю этой женщине обвинение в умышленном убийстве, основанное только на ваших гениальных догадках и умозаключениях?

Не часто удается услышать, как сержант полиции возражает начальству, да ещё в присутствии посторонних, однако Пэрли Стеббинс... Впрочем, я не точно выразился: не "услышать", а - "увидеть". Пэрли ведь и слова не сказал. Он всего-навсего оставил свой караульный пост возле кресла Кирнса и, обогнув Ирвинга, остановился рядом с миссис Ирвинг, заняв позицию между ней и Джуди Брэм. Возможно, Стеббинсу даже в голову не пришло, что тем самым он выражает несогласие с мнением Кремера. Думаю, ему просто не улыбалось, что миссис Ирвинг может вдруг извлечь из сумочки нож и всадить в бок Джуди.

- Да, доказать я не в состоянии ровным счетом ничего, - сказал Вулф. Я просто открыл вам глаза на то, как обстояло дело; а раздобыть недостающие улики и доказательства - это уже ваша прерогатива. В вашем распоряжении есть все, что для этого требуется, и не мне подсказывать вам, как это делается. И тем не менее кое-какие наводки я вам дам. Первое: выводила ли миссис Ирвинг вчера вечером из гаража свою машину? Если да, то с какой целью? Если для того лишь, чтобы поехать на ней в ресторан, а потом в театр (что само по себе достаточно маловероятно), то где она оставляла её на стоянку? Второе: нож. Если план розыгрыша созрел в её голове только после того, как позвонил муж и отменил назначенные на вечер мероприятия, что вполне возможно, то в её распоряжении просто не было достаточно времени для того, чтобы подготовиться лучше и раздобыть более подходящее оружие. Нож этот она либо приобрела в одной из ближайших лавок, либо позаимствовала с собственной кухни; в последнем случае горничная или кухарка его почти неизбежно хватятся и наверняка сумеют опознать. Самая же большая её ошибка состояла в том, что она оставила нож в теле мисс Арден, хотя и догадалась стереть отпечатки пальцев с рукоятки. Впрочем, она, безусловно, очень спешила, да и боялась, что хлынувшая из раны кровь запачкает её одежду. Вдобавок она не сомневалась, что никто не заподозрит её в убийстве Фиби Арден, близкой подруги. Кроме того...

Миссис Ирвинг встала. В то же мгновение её муж тоже поспешно вскочил и схватил её сзади за руку. Не для того, наверное, чтобы обуздать убийцу просто, будучи истым джентльменом, он, видимо, пытался удержать жену, которая могла окончательно разоблачить себя своим поведением.

Миссис Ирвинг резко дернулась и высвободила руку, однако Пэрли Стеббинс был уже тут как тут, и сграбастал её своими мощными лапами.

- Полегче на поворотах, миссис, - процедил он. - Не надо нервничать.

В это мгновение Майра закрыла лицо руками; по тому, как вздрагивали её плечи, чувствовалось, что она едва сдерживает рыдания.

Джуди Брэм обняла её и промолвила:

- Поплачь, Ма, не обращай на нас внимания. Тебе нужно выплакаться.

А вот Уолдо Кирнс сидел совершенно неподвижно, словно обратившись в камень. Я же встал, прошествовал на кухню, снял трубку и позвонил в "Газетт" Лону Коэну. Если даже Майра сдержала свое обещание, то уж я, тем более, должен быть хозяином собственному слову.

Глава 11

Вчера я отвез Майру с Джуди в аэропорт имени Кеннеди - Майра собралась лететь в Рино. Но прежде мы с Джуди кинули жребий, чтобы решить, ехать ли в нашем стареньком седане "герон", или в её такси, и я выиграл. На обратном пути я заметил, что Кирнс, наверное, согласился дать Майре развод по одной лишь причине: Фиби Арден теперь уже не сможет больше претендовать на его свободу.

- Нет, - возразила Джуди. - Он дал согласие на развод лишь после того, как Майра выступила свидетелем на деле об убийстве. Это позор и бесчестье для его благородной фамилии.

Немного позже я предположил, что теперь, наверное, ей уже перестал, наконец, сниться гриффон, собирающийся растерзать её плоть.

- Нет, не перестал, - со вздохом ответила Джуди. - Более того, я уже больше не уверена - кто он. Иногда, например, он подозрительно на вас смахивает.

Еще полмили спустя я заметил, что если власти Нью-Йорка выполнят свои обязательства по отношению к миссис Ирвинг, которая содержится в камере смертников тюрьмы Синг-Синг, то Майра, вернувшись из Рино, вполне может успеть на собственную свадьбу.

- Нет, - покачала головой Джуди. - Хотя бы год они подождут. Джил Ирвинг - настоящий джентльмен.

Три предположения, и все три раза я угодил пальцем в небо. Поразительно, но после всего этого мужчины продолжают жениться!