/ Language: Русский / Genre:det_classic, / Series: Ниро Вульф

Вторжение В Особняк

Рекс Стаут


Rex Stout Assault On A Brownstone 1985

Рекс Стаут

«Вторжение в особняк»

Глава 1

Я уже давно взял за правило никогда не грубить понапрасну. Однако, посмотрев в прозрачное лишь с нашей стороны дверное стекло и хорошенько разглядев незнакомку, я почувствовал себя не просто обиженным, но до глубины души оскорбленным за весь противоположный пол. Согласен: навечно сохранить молодость и красоту не может ни одна женщина, но нельзя же забывать умываться, ходить в драном пальто (по меньшей мере — в пальто с оторванной пуговицей) и выставлять напоказ нечесаные седые космы. Стоявшая же на крыльце личность была виновна сразу по всем трем пунктам. Вот почему, когда она снова надавила кнопку звонка, я распахнул дверь и сказал:

— Спасибо, но у нас уже все есть. Попытайте счастья где-нибудь по соседству.

Грубовато, согласен.

— Может, в свое время и попытала бы, пупс, — заявила неряха. — Лет тридцать назад я была девушкой что надо!

Не могу сказать, чтобы меня это очень вдохновило.

Впрочем, я утешил себя тем, что в конечном счете годы всегда берут свое.

— Мне Ниро Вулф нужен, — пробурчала она. — Что мне — сквозь тебя пройти, что ли?

Это не так просто, — ответил я. — Во-первых, я сильнее вас. Во-вторых, мистер Вулф принимает исключительно по предварительной договоренности. В-третьих, освободится он только к одиннадцати, то есть более чем через час.

— Хорошо, пупс, тогда я войду и дождусь его внутри. Я уже и без того до костей промерзла. А тебя, что ли гвоздями к полу присобачили?

И вдруг меня осенило. Вулф хвастливо уверяет, что всякий раз, когда я пытаюсь подсунуть ему очередную женщину в качестве клиентки, ему достаточно лишь одного взгляда, чтобы понять, чего от нее ожидать; так вот, с помощью этой особы я бы раз и навсегда сбил с него спесь.

— Как вас зовут? — полюбопытствовал я.

— Моя фамилия Эннис. Хетти Эннис.

— Зачем вам понадобился мистер Вулф?

— Это я ему как-нибудь и сама скажу. Если, конечно, язык не отмерзнет.

— Придется вам сначала сказать мне, миссис Эннис. Меня зовут…

— Мисс Эннис.

— Хорошо, мисс Эннис. Так вот, меня зовут Арчи Гудвин.

— Сама знаю. Если, глядя на меня, ты думаешь, что я не смогу заплатить Ниро Вулфу,. то ты ошибаешься: получу крупное вознаграждение и поделюсь с ним.

Если же я пойду к фараонам, то — плакали мои денежки! Я этим чертовым легавым ни на грош не верю.

— За что вы получите вознаграждение?

— За то, что у меня здесь! — Она пошлепала по своей обшарпанной черной сумке рукой в вязаной перчатке.

— Что у вас там?

— Это я только Ниро Вулфу скажу. Слушай, Пупс, я тебе не эскимоска. Ну-ка, впусти даму!

Это меня не устраивало. Когда она позвонила в дверь, я уже находился в прихожей полностью одетый, в шляпе, пальто и перчатках, готовый идти пешком в банк, чтобы депонировать полученный Вулфом чек на 7417 долларов и 65 центов. Не мог же я уйти, оставив ее одну в кабинете? Конечно, остальные обитатели нашего старенького особняка на Западной Тридцать пятой улице, все в котором принадлежало Ниро Вулфу, кроме мебели и прочих вещей в моей спальне, были дома, но каждый был занят своими делами. Фриц Бреннер, шеф-повар и домоправитель, колдовал на кухне над каштановым супом. Вулф торчал в оранжерее на ежедневном утреннем свидании с орхидеями, ну а Теодор Хорстман, разумеется, составлял ему компанию.

Больше я не грубил. Я предложил на выбор несколько мест неподалеку от нашего дома, где она могла бы пересидеть этот час и согреться, — закусочную «У Сэма на углу Десятой авеню, аптеку на углу Девятой авеню или ателье „Тони“, где бы ей хоть пуговицу пришили — за мой счет, разумеется. Упираться она не стала. Я посоветовал ей вернуться в четверть двенадцатого, пообещав, что попробую уговорить Вулфа принять ее, и она уже собралась было идти, но в последний миг обернулась и, раскрыв свою знававшую лучшие дни черную сумку, достала из нее перевязанный тесемкой сверток в коричневой бумаге.

— Я пока оставлю его у тебя, Пупс, — заявила она. — Не то какой-нибудь любопытный легавый наложит на него лапу. Да не бойся, он не кусается. Только смотри — не вздумай разворачивать! Я могу на тебя положиться?

Я взял у Хетти Эннис сверток, потому что она мне понравилась. Сплошные инстинкты и — ни следа логики! Сами судите: отказалась сказать, что там внутри, но доверила мне сохранить его, хотя и наказав не разворачивать. Истая женщина, до мозга костей; особенно если бы еще причесалась, умылась и пришила к пальто пуговицу. Словом, взял я у нее сверток, напомнил, что жду ее в четверть двенадцатого, и попрощался.

Дождавшись, пока она спустилась по семи ступенькам на тротуар и свернула налево, к Десятой авеню, я запер дверь изнутри и посмотрел на сверток. Прямоугольный, дюймов шесть в длину и около трех в ширину, толщиной в пару дюймов. Приложив к нему ухо, я задержал дыхание, но ничего не услышал. Однако это еще ни о чем не говорило: наука не стояла на месте, а в одном Нью-Йорке у Ниро Вулфа нашлось бы не менее трех дюжин врагов, с удовольствием отправивших бы его к праотцам. Не говоря уж о тех, которым был е по нраву я. Вот почему, вместо того чтобы отнести сверток в кабинет и оставить на моем столе или в сейфе, я принес его в гостиную и запихнул под диван. Если вас интересует, развязал ли я тесемку и развернул сверток, то я в вас разочаровался. Нес же я его, не сняв перчаток.

Уже больше недели, как, покончив с делом Бригема, мы с Вулфом били баклуши, и мои мозги нуждались в тренировке ничуть не меньше, чем ноги и легче, поэтому по пути в банк, а потом обратно я ломал голову над содержимым свертка. Отбросив дюжину предположений, которые меня мало прельщали, я пришел к выводу, что там находится бриллиант. Великий Могол или Кохинор. Я был настолько увлечен своими мыслями, что, лишь приблизившись едва ли не вплотную к нашему крыльцу, заметил, что оно занято. На верхней ступеньке, словно на насесте, примостилась именно такая женщина, которую Вулф ожидает увидеть, когда я рекомендую ему очередную клиентку.

Возраст, личико, ножки — та их часть, что выглядывала из-под полы меховой шубки, — все идеально соответствовало моему взыскательному вкусу. Мех я не определил — но точно не норка и не соболь. Когда я начал подниматься по ступенькам, женщина встала.

— У вас оригинальная уличная приемная, — проворковала она, — но вот только журнальчиков бы подкинуть не помешало.

Я поравнялся с ней. Верх ее меховой шапочки доставал мне до носа.

— Надеюсь, вы звонили в дверь? — поинтересовался я.

— Представьте — да. Сквозь щель мне сообщили, что мистер Вулф занят, а мистер Гудвин вышел. Должно быть, мистер Гудвин — это вы?

— Вы угадали. — Я извлек из кармана связку ключей. — Я сейчас вынесу вам журналы. Какие вы предпочитаете?

— Давайте зайдем и посмотрим их внутри.

До прихода Вулфа оставалось еще больше получаса, к тому же она разожгла мое любопытство, поэтому я отомкнул дверь и впустил незнакомку в прихожую. Затем, оставив на вешалке шляпу и пальто, ввел ее в кабинет, усадил на одно из желтых кресел, а сам уселся за свой стол.

— В настоящее время у нас свободных должностей нет, — сказал я, — но вы можете оставить номер своего телефона. Только не звоните — мы позвоним сами…

— Очень остроумно! — фыркнула незнакомка. Избавившись от шубки, она положила ее на спинку кресла, явив моему взору довольно изящные формы, хорошо гармонировавшие с лицом и ножками.

— Хорошо, — кивнул я. — Теперь ваша очередь.

— Меня зовут Тамми Бакстер, промурлыкала она. — Сокращенно от Тамирис. Я еще не решила, какое имя выбрать в качестве театрального псевдонима. Что вам больше нравится — Тамми или Тамирис?

— Это зависит от вашей роли. Для главной роли в мюзикле больше подходит Тамми. А вот в пьесе Юджина О'Нила звучнее, на мой взгляд, Тамирис.

— Скорее я буду девушкой на побегушках в одном из ночных клубов, улыбнулась она. — Одной из тех, что в решающий миг вскакивают и говорят: «Хватит, Билл, пошли отсюда!» — Она небрежно махнула затянутой в перчатку рукой. — Впрочем, какое вам до этого дело? Почему вы не спрашиваете, что мне от вас нужно?

— Я стараюсь отдалить эту минуту, поскольку всерьез опасаюсь, что у меня этого нет.

— Хорошо сказано, молодец. Только нужно было еще чуть-чуть выдержать паузу после слова «минуту». Вот постарайтесь. Произнесите эту фразу еще раз.

— Вот еще! Я произнес ее так, как ощущал. Вы, актрисы, все одинаковы. Я уже совсем было к вам проникся, а вы меня сразу отбрили. Итак, что вам от меня нужно?

Она рассмеялась; смех у нее был грудной, приятный.

— Я вовсе не актриса, а только собираюсь ею стать.

И ничего особенного я от вас не требую — хочу только узнать про свою домовладелицу, мисс Эннис. Мисс Хетти Эннис. Она здесь была?

Я приподнял одну бровь.

— Здесь? Когда?

— Сегодня утром.

— Я спрошу. — Повернув голову к двери, я громко заорал: — Фриц!

В коридоре послышался дробный топот; когда Фриц вырос в проеме двери, я спросил:

— Приходил ли кто-нибудь к нам, кроме этой дамы, в мое отсутствие?

— Нет, сэр. — Когда у нас посетители, Фриц всегда называет меня «сэр», сколько я ни пытался его отучить.

— А телефонные звонки были?

— Нет, сэр.

— О'кей. Благодарю вас, сэр.

Фриц отбыл восвояси, а я обратился к Тамми-Тамирис:

— Похоже, что нет. Как вы сказали — ваша хозяйка?

Она кивнула.

— Очень странно. А что, вы просили ее зайти к нам?

— Нет, она сама мне сказала. Она сказала, что прихватит с собой… кое-что и пойдет к Ниро Вулфу. Насчет чего именно — она умолчала. После ее ухода меня охватило беспокойство. Значит, она так у вас и не была?

— Вы же сами слышали, что сказал Фриц. А что вызвало ваше беспокойство?

— Вы бы меня поняли, увидев ее воочию. Она почти никогда не покидает дом, да и тогда дальше чем на квартал не отходит. Я бы не сказала, что она сумасшедшая, но у нее точно не все дома: вот почему я хотела пойти с ней. Она не от мира сего. Мы все стараемся ее оберегать. Дом ее больше напоминает постоялый двор, но зато любой актер или даже человек, только пробующий себя в шоу-бизнесе, всегда может снять у нее комнату всего за пять долларов в неделю, иногда даже и в рассрочку. Вот почему мы так к ней относимся. Остается только надеять… — Она оборвалась на полуслове и спросила: — Если она объявится, вы позвоните мне?

— Непременно, — пообещал я.

Тамми-Тамирис продиктовала мне номер, который я послушно записал, после чего подержал ей шубку, помогая одеться. Честно говоря, я был озадачен. Помочь ей было нетрудно, но вот стоило ли? А вдруг ее на самом деле волновал Великий Могол, который Хетти умыкнула у нее из-под матраса? Я бы с удовольствием предложил ей до прихода домовладелицы посидеть в гостиной и полистать журналы, но не посмел рисковать, когда на карту могла быть поставлена судьба драгоценного камня стоимостью в один миллион долларов.

С другой стороны, я прекрасно отдавал себе отчет в том, с какими трудностями столкнусь, пытаясь уломать Вулфа встретиться с Хетти Эннис, а присутствие еще одной женщины в гостиной, безусловно, сведет мои шансы на успех к нулю. Одну женщину под своей крышей он еще иногда способен вынести, но двоих — ни за что.

Ровно в одиннадцать часов послышалось жужжание лифта и последовавший знакомый лязг, с которым этот допотопный механизм останавливается в прихожей.

Вулф вошел в кабинет, пожелал мне доброго утра, протопал к столу, разместил свою одну седьмую тонны в исполинском, сделанном по особому заказу, кресле, просмотрел почту, кинул взгляд на настольный календарь и спросил:

— Чек от Бригема пришел?

— Да, сэр. — Я развернулся на своем вращающемся стуле лицом к нему. — Без каких-либо пояснений. Я уже отнес его в банк. А вот моя старинная слабость проявилась вновь, правда, в новом качестве.

— Какая еще слабость? — недовольно пробурчал он.

— Женщины. Приходила одна незнакомая особа, и я сказал ей, чтобы она вернулась в четверть двенадцатого. Беда в том, что прежде я бы на такую ни за что глаз не положил. Неужели у меня так вкус испортился? Я этого не переживу. Словом, мне необходим ваш совет.

— Пф! Детский лепет.

— Нет, сэр, я вправду не на шутку встревожен. Вот посмотрим, что вы сами скажете, когда ее увидите.

— Я не собираюсь на нее смотреть.

— Тогда мне крышка. Она источает какое-то непостижимое обаяние. А ведь люди почему-то перестали верить, что ведьмы привораживают. Я и сам не верю. Кстати, встретиться с вами она хочет для того, чтобы показать вам некую вещицу, за которую обещано крупное вознаграждение. А пришла она к вам, а не в полицию, потому что всем сердцем ненавидит легавых. Что это за вещь и как к ней попала — я не знаю. Впрочем, это все ерунда — вы-то с ней за пару минут управитесь, а вот мне что делать? Может, я уже околдован?

— Да, — буркнул Вулф и потянулся к верхнему конверту в стопке почты — письму охотника за орхидеями из Венесуэлы. Я развернулся к своему столу и принялся затачивать и без того остро заточенные карандаши. Жужжание точилки действует ему на нервы.

Я взялся уже за четвертый карандаш, когда послышался рык:

— Как, ты сказал, ее зовут?

— Мисс Хетти Эннис. Тут тоже, кстати говоря, закавыка: не нравится мне это имя.

— Кто она такая?

— Она не сказала, но я и не спрашивал. Это еще более усугубляет положение.

— Она придет или позвонит?

— Придет.

— Я уделю ей ровно две минуты, — сказал он капризным тоном.

Вы оцените мой подвиг по достоинству только в том случае, если знаете, до какой степени Вулф не выносит незнакомых людей, особенно женщин, и насколько он ненавидит впрягаться в работу, а тем более после того, как только что получил чек на вполне приличную сумму. Ну да ладно. Итак, я сидел и предвкушал, как перекосится физиономия Вулфа, когда он увидит Хетти Эннис. Еще я подумал, что можно пока забрать сверток из-под дивана в гостиной и переложить в ящик моего стола, но потом отказался от этой затеи. Пусть полежит там до ее прихода. Вулф тем временем закончил читать письмо из Венесуэлы и принялся за рекламный проспект от компании по производству увлажнителей воздуха.

Однако она так и не пришла. Одиннадцать двадцать, одиннадцать двадцать пять. В половине двенадцатого Вулф воззрился на меня поверх очередной книги и обиженным голосом заявил, что ему надо продиктовать мне несколько писем, но он не хочет, чтобы его прерывали. Без четверти двенадцать он встал из-за стола и прошествовал на кухню — возможно, чтобы продегустировать каштановый суп, в который они с Фрицем решили впервые добавить эстрагон. Ровно в полдень я вышел в прихожую, поднялся по лестнице в свою комнату на третьем этаже и позвонил по телефону, который оставила мне Тамми Бакстер. На четвертый звонок трубку сняли, и мужской голос произнес:

— Это кто?

Я глубоко убежден, что всякий, кто так спрашивает по телефону, достоин увесистой зуботычины.

— Пупс, — представился я. — Я хотел бы поговорить с мисс Эннис.

— Ее нет. Пупс — а как дальше?

— Тогда позовите, пожалуйста, мисс Бакстер, — попросил я, пропуская его вопрос мимо ушей.

— Ее тоже нет. А кто спрашивает?

Я повесил трубку.

Хетти Эннис мы так и не дождались. Вернувшись в кабинет, я застал Вулфа уже за столом и вплоть до самого обеда ковырялся с записной книжкой и пишущей машинкой. Каштановый суп, как и следовало ожидать, удался на славу, хотя эстрагона я так и не почувствовал. После обеда Теодор принес из оранжереи свежие записи по условиям выращивания и размножения орхидей и мы занялись картотекой; Вулф читал книгу и лакал пиво. В четыре они с Теодором отправились в оранжерею, на очередное двухчасовое свидание с орхидеями — священнодействие, которое не отменило бы никакое стихийное бедствие. Сразу после их ухода я позвонил в «Газетт» Лону Коэну.

— Всего лишь малюсенькое личное одолжение, — попросил я. — Не для печати. Тебе не поступало никаких новостей — несчастный случай там или что-то в этом роде — касательно женщины по имени Хетти.

— Понятия не имею. Откуда мне знать? Продиктуй по буквам.

Я продиктовал. Лон пообещал перезвонить, а я прошагал к окну и уставился на редкие снежинки, которые роились за окном, подобно мухам, притворяясь пургой. Вскоре задребезжал телефон — звонил сам Лон; очень лестно, учитывая, что Лон второй человек в «Газетт» после ее владельца.

— Ты вовремя подсуетился, — с места в карьер заявил Лон. — Ты имел в виду ту самую Хетти Эннис, которая проживала в доме сорок семь по Сорок седьмой улице между Восьмой и Девятой авеню?

— Почему «проживала»? Она и сейчас там живет.

— Нет. Сегодня утром в 11.05 ее сбила машина, которая затем с места происшествия исчезла. На пересечении Десятой авеню и Тридцать седьмой улицы. В трех кварталах от вашего дома. Личность погибшей удалось установить всего десять минут назад. Автомобиль нашли в два часа брошенным на Западной Сороковой улице. Он был угнан с Тридцать шестой улицы.

Теперь выкладывай. Раз делом занялся Вулф, значит, речь не идет о случайном наезде. Кто ваш клиент?

— Нет у нас клиента, — отрезал я. — И Вулф вовсе этим делом не занят. А описание…

— Брось, Арчи! Выкладывай подноготную, и живо!

— Ни черта ты от меня не добьешься. Сам знаешь, что я раз я с тобой делился жареными фактами, и в сто первый поделюсь, когда он появится. Но если ты тиснешь хоть абзац о том, что Ниро Вулф интересуется Хетти Эннис, я тебе лично ухо отгрызу. А описание водителя у тебя есть?

— Нет. Но теперь будь уверен — я его из-под земли достану.

— Мужчина или женщина?

— Ничего не знаю. Слушай, Арчи, ну намекни хотя бы — я тогда ухо сладкой горчичкой намажу.

Я гордо заявил, что не люблю горчицу (бессовестное вранье!), и повесил трубку. Затем постоял немного и снова подошел к окну. Снежинки получили приличное подкрепление. Я ломал голову, что делать.

Хетти Эннис понравилась мне еще до того, как я узнал от Тамми Бакстер, что она не от мира сего. Мне вообще по душе сумасброды. Нет, себя я в ее смерти нее винил. Верно, конечно, отложи я поход в банк, и Хетти была бы жива, но нельзя ведь строить всю жизнь, исходя из того, что каждый, за кем ты не присматриваешь, должен быть убит. И тем не менее смерть этой женщины потрясла меня. А также уязвила до глубины души. В самом деле, в пять минут одиннадцатого, когда я из кожи вон лез, чтобы уговорить Вулфа принять ее, какой-то подонок на машине сбил ее буквально в двух шагах от нашего дома.

С этими мыслями я достал из ящика своего стола пару резиновых перчаток, натянул их, прошел в гостиную, извлек из-под дивана сверток, принес в кабинет и, усевшись за свой стол, развязал тесемку и развернул оберточную бумагу. Нет, не Великий Могол. Внутри оказалась пачка новеньких двадцатидолларовых купюр. Я отогнул один краешек, затем другой — все, как одна, двадцатки. Вытащив из ящика линейку, я измерил толщину пачки — один и семь восьмых дюйма. Один дюйм это примерно двести пятьдесят новеньких бумажек. Следовательно — около девяти тысяч долларов.

Вот тебе и на! Девять тысяч долларов на дороге не валяются. С другой стороны, это составляет менее одного процента от миллиона. Не говоря уж о том, что деньги, которые не твои и твоими наверняка не станут, не могут тебя заинтересовать. Я аккуратно взял верхнюю купюру и рассмотрел ее. Номер В67380945В. Вот если бы… Я вынул из сейфа новенький двадцатидолларовый банкнот, положил бок о бок с верхней двадцаткой из стопки и принялся сличать — сначала невооруженным глазом, а затем с помощью лупы, которую взял из ящика стола Ниро Вулфа. Трех минут осмотра под лупой мне хватило, и я взял нижнюю двадцатку. Тот же результат. Вынул одну бумажку из середины, наугад. И вновь то же самое. Все банкноты оказались фальшивыми.

Я вернул взятые из пачки бумажки на место, завернул все как было, перевязал тесемкой, поднялся в свою комнату, запихнул сверток в самый дальний угол ящика комода, снова спустился в кабинет, снял резиновые перчатки, сел и попытался обмозговать случившееся.

Глава 2

А ломать голову было над чем. Меня беспокоил целый ворох проблем. Во-первых, имея дело с фальшивыми деньгами, самое главное условие — не распространять их. С этим я справлялся успешно. Что же касается их хранения, то никто не сумел бы доказать, что там, по моему мнению, был не Великий Могол или тайные чертежи Пентагона, или даже использованные ленты для пишущей машинки.

А как быть с Вулфом? Посоветоваться с ним я не мог. Без клиента и гонорара он бы просто поручил мне связаться с Налоговым управлением и попросить их приехать и забрать сверток.

А взять еще столкновение ведомственных интересов.

Люди из фискальных органов скорее предпочли бы — вполне объяснимо — упечь преступника на пять лет за распространение фальшивок, нежели осудить за убийство. Инспектор Кремер и сержант Стеббинс — наоборот, и тоже вполне объяснимо. Нет, эти организации не враждуют между собой, но рады случаю подставить сопернику ножку. Лично я был на стороне уголовки, но, стоило бы мне отнести денежки на Западную Двадцатую улицу и рассказать о посещении Хетти Эннис и Тамми Бакстер, как полицейским, вскрыв сверток, ничего бы не оставалось, как тут же уведомить соответствующую службу. И — пошло-поехало…

Или взять сугубо личный аспект. Хетти доверила сверток мне. Любое вознаграждение она теперь могла получить лишь на небесах, но при жизни она ненавидела полицейских лютой ненавистью, и с этим нельзя было не считаться. Впрочем, решил я, если вознаграждение мне все-таки обломится (а это казалось крайне сомнительным), я вполне могу передать его в какой-нибудь актерский фонд.

Оставались еще чисто логические соображения. Поскольку Хетти крайне редко покидала дом, да и то не отходила дальше чем на квартал, она, скорее всего, нашла сверток там, где оставил его один из ее жильцов; наибольшей долей вероятности — в своей или в его комнате. Для начала этого было уже вполне достаточно.

Таковы были мысли, будоражившие мой мозг. Перебрав в уме все проблемы, я заглянул в телефонный справочник и, отыскав в нем адрес Хетти Эннис, позвонил оранжерею Вулфу, уведомил, что отправляюсь по Делам, оделся и вышел из дому. Снегопад и усилившийся ветер делали перспективы поимки такси весьма сомнительными, поэтому я отправился пешком; мне предстояло преодолеть двенадцать коротких кварталов, а потом свернуть и пройти еще немного.

Дом Хетти и впрямь напоминал постоялый двор; такая же старая развалюха, как и сотни других в этой части города. Постояв на противоположной стороне улицы, я осмотрелся по сторонам, смахивая с ресниц бесцеремонные снежинки. Мне вовсе не улыбалось нарваться тут на сержанта Стеббинса или других парней из уголовки, хотя, скорее всего, смерть Хетти приписали обычному случайному наезду. Не увидев поблизости полицейских машин, я пересек проезжую часть и вошел в вестибюль. Признаков переделки под многоквартирное жилье я в нем не заметил: один почтовый ящик и одна кнопка звонка. Я нажал ее, ожидая услышать щелчок или голос из переговорного устройства, однако вместо этого полминуты спустя послышались шаги, и дверь распахнулась. В проеме стоял высокий худощавый мужчина с впечатляющей копной вьющихся седых волос и глубоко посаженными серо-голубыми глазами.

— Вы репортер? — прогудел он таким звучным басом, что меня чуть с ног не сдуло.

— Нет, что вы, — обиженно отозвался я. — Я хотел бы повидать мисс Бакстер. Моя фамилия Гудвин.

— А вы меня не узнаете? — пробасил он.

— Нет. Мне кажется, узнал бы, будь здесь посветлее, а так — увы.

— Рэймонд Делл.

— Ах да! Конечно! Разумеется!

Он развернулся и затопал от меня по тускло освещенному узкому коридору. Я переступил через порог и запер за собой дверь. Делл дошел до конца коридора и свернул направо в какую-то дверь. Поскольку мне не было велено ждать, я последовал за ним. Приблизившись к двери, я услышал его голос:

— Это к тебе, Тамми. Какой-то филистер. Гудман. Типичный варвар.

За дверью оказалась кухня. За большим столом, застланным клеенкой, я увидел Тамми Бакстер, еще одну девушку и двоих мужчин. Они обедали, а может, пили чай. Перед каждым стояла объемная белая чашка и тарелка с сандвичами. Один стул пустовал, но на него сел Делл и принялся дожевывать кусок сандвича.

— Привет, — поздоровалась Тамми. — Он вовсе не Гудман, Рэй, а Гудвин. Он мой знакомый. Может, конечно, и филистер, но вовсе не варвар. Познакомьтесь, мистер Гудвин: Марта Кирк, Ноэль Феррис, Пол Ханна. Я не спрашиваю, что вам нужно… чтобы не разочаровать вас. Надеюсь, не сандвич?

Четко сработано. Всего три слова «он мой знакомый», но я сразу догадался: она не хочет, чтобы остальные знали о ее визите к Ниро Вулфу. Я решил ей подыграть.

— Нет, спасибо, я не голоден. Да и дело у меня не срочное. Могу подождать, если скажете где.

— Это вы звонили, — заявил вдруг Ноэль Феррис.

Он смотрел на меня в упор праздными карими глазами.

— Я звонил? — переспросил я.

Феррис вальяжно кивнул.

Около полудня. Вдруг его голос изменился:

— Пупс… Я хотел бы поговорить с мисс Эннис… Тогда позовите, пожалуйста, мисс Бакстер… Похоже? — спросил он уже нормальным голосом.

— Очень. — Слушая свой голос в магнитофонной записи, я с трудом узнавал себя, а Феррис ухитрился изобразить меня с такой точностью, что я еле удержался от того, чтобы посмотреть в зеркало, не я ли тут воркую. — Жаль, что я так не умею. У вас просто дар.

— Пустяки, — небрежно отмахнулся Феррис. Он был моложе меня, но выглядел прирожденным сибаритом. — Но вы, наверное, Арчи Гудвин. Где-то я слышал ваше имя. Вы имеете отношение к театру? — Не дожидаясь моего ответа, он тут же вальяжно махнул рукой. — Впрочем, это не имеет значения.

Я уже разинул пасть, чтобы возразить, но Тамми Бакстер встала, отодвинула стул и зашагала к двери. Я двинулся было следом, но она остановила меня словами:

— Я только губы накрасить. Сейчас вернусь.

Между тем Пол Ханна обратился к Ноэлю Феррису:

— Конечно, ты слышал его имя. — Он был даже моложе Ферриса. С пухлыми розовыми щечками, которые, наверное, из-за спины были видны. Он посмотрел на меня. — Не тот ли вы Арчи Гудвин, который на Ниро Вулфа работает?

— Тот самый, — кивнул я.

— Сыщик?

— Точно.

— Шпик, — прогрохотал Рэймонд Делл.

— Даже хуже чем филистер. Фарисей. Монстр.

— Фи, как невежливо, — фыркнула Марта Кирк.

Очень живописная девушка, совсем еще юная и с очаровательной ямочкой на подбородке. Впрочем, я уже давно не питал иллюзий насчет ямочек. Самые привлекательные ямочки, что я когда-либо видел, были на щеках женщины, которая накормила мышьяком трех своих мужей подряд.

— Будь Рэй повежливее, прогнусавил Ноэль Феррис, — он бы давно уже покорил вершины славы. — Его глаза лениво скользнули по мне. — Может, вы нам поможете, — продолжил он, — коль скоро вы сыщик? Окажите услугу искусству. Мы тут никак не можем спор разрешить. В угадайку играем. Что, по-вашему, ждет этот театральный приют, после того как погибла наша благодетельница?

— От руки демона! провозгласил Рэймонд Делл. — Хуже монстра.

— Похитителям автомобилей, — добавил Пол Ханна, — которые честных людей давят, нужно руки и ноги отрубать!

— Брр, какой вы кровожадный, — поежилась Марта Кирк. У нее оказалось богатое грудное контральто, удивительное для столь хрупкой фигурки. — Не ожидала от вас такой жестокости, Пол.

— Извините за невежливость, — вставил Ноэль Феррис, — новы, Марта, согласились бы с ним, увидев, что осталось от нашей Хетти. Вышло так, что именно я оказался здесь, когда полицейским понадобился кто-то, чтобы опознать ее тело. Это было совершенно жуткое зрелище. Так что хотя бы по одной руке и ноге я бы у этих мерзавцев отрубал.

Рэймонд Делл взглянул на меня и пробасил:

— Вот, значит, что вы здесь вынюхиваете.

— Нет, — категорически отказался я. — Сейчас уже слишком поздно, а вынюхиванием я занимаюсь лишь в свои рабочие часы: с восьми до четырех. А про мисс Эннис я узнал лишь потому, что погибла она всего в трех кварталах от дома Ниро Вулфа и дежуривший там полицейский рассказал мне. Пусть полиция этим и занимается. Я же — самый обыкновенный филистер, решивший приобщиться к культуре.

— Значит, Тамми у нас — культура, — констатировал Феррис. — Не отрицаю, она и в самом деле… О, вот и она! Эй, Тамми, ты, оказывается, — образец культуры.

— Присядьте, Гудберг, — приказал мне Делл тоном, не допускающим возражений. — Я объясню, почему ваше дело безнадежно. Причем абсолютно безнадежно.

— Позже, Рэй. — Тамми Бакстер остановилась в дверях. — А вдруг Роджерс и Хаммерстайн прислали его предложить мне главную роль? Если она мне понравится, то куплю этот дом и заменю все трубы. Пойдемте, мистер Гудвин.

Она зашагала по коридору, а я засеменил следом.

Ближе ко входу она распахнула дверь с левой стороны, вошла, щелкнула выключателем и, впустив меня, прикрыла дверь. Мы оказались в гостиной; точнее, в комнате, которая была гостиной еще лет пятьдесят назад. Во всяком случае, мебель с тех пор в ней не меняли. Софа и кресла, обтянутые красным плюшем или бархатом. Пианино. Жалюзи были закрыты. Я снял пальто и бросил вместе со шляпой на софу. Видя, что Тамми собралась сесть в кресло, в тяжелое кресло, я поспешил придвинуть его к ней. Сам уселся на софу.

Сидела Тамми не так, как обычно сидят актрисы. Те сдвигают колени вместе и чуть в сторону, а ступни поджимают под себя. Тамми держала ноги ровно перед собой, опираясь на пол всей подошвой целиком.

Наклонив голову набок, она произнесла:

— Я пыталась угадать, что привело вас сюда. Лестно было бы предположить, что я вам приглянулась, но маловероятно. Тем более что, позвонив, вы поначалу изъявили желание переговорить с мисс Эннис.

— Да, имитатор из Ноэля Ферриса получается замечательный, — заметил я. — В детстве я неплохо квакал, но с годами утратил навык. Что касается вас, то вы мне безусловно приглянулись. Если вы способны поглотить коктейль поверх сандвича, то «Сарди» всего в шести минутах ходьбы отсюда.

Тамми покачала головой из стороны в сторону.

— Боюсь, что ничего не выйдет. Так вы и в самом Деле спрашивали мисс Эннис?

— Да. Дело в том, что я нахожусь под подозрением. Я подозреваю самого себя в необъяснимом желании повидать вас. Мисс Эннис — просто предлог, которым воспользовался для отвода глаз. Побеседовав с ней, бы мог позвать вас, не возбудив чьих-либо подозрений.

— Недурно, да?

— Блестящий замысел. А теперь?

Теперь, вынужден признать, дело приняло несколько иной оборот. Вы слышали, каким образом я узнал про то, что случилось с мисс Эннис? От полицейского… Ах нет, вы в это время отсутствовали.

— Да. Значит, говорите, от полицейского?

Я кивнул.

— Совершенно верно, буквально в двух шагах от нашего дома. А если точнее — то в трех кварталах.

Она сказала вам, что собирается навестить Ниро Вулфа. Вы уведомили об этом полицию?

— Нет, я ничего им не сказала. Меня никто и не спрашивал. Я вернулась уже почти в четыре. Полицейские беседовали с Ноэлем Феррисом и Рэймондом Деллом; Феррис ездил опознавать останки. Мне нечего им сказать. Ее ведь сбил просто какой-то негодяй или маньяк на украденной машине, верно?

— Судя по всему, да, — согласился я. — Однако я вполне допускаю, что кому-то все-таки взбредет в голову порасспросить и вас. Порой полицейские бывают довольно дотошными. Так вот, если они узнают, что мисс Эннис собиралась посетить Ниро Вулфа, то замучают его. Смысла в этом нет, поскольку Вулф с ней не виделся, но полицейских хлебом не корми — а дай только поприставать к Вулфу. Он слывет в полиции мастером по укрывательству улик. Поскольку, как вы сами сказали, мисс Эннис сбил просто какой-то негодяй или маньяк на украденной машине, полиция ничего не выиграет, узнав о ее предполагавшемся визите к мистеру Вулфу. Из этого вытекает, что и вам ни к чему упоминать об этом. Не то чтобы мне было так жалко Вулфа — ему не впервой отбиваться от полиции, — но я решил, что ничего не потеряю, обратившись к вам с такой просьбой. Тем не менее я по-прежнему нахожусь у себя под подозрением. Вполне вероятно, что все это я придумал лишь для того, чтобы встретиться с вами еще разок.

Признаю: можно было придумать что-нибудь более оригинальное, но мне был важен хоть какой-то повод для присутствия в этом доме. Как-никак, взглянуть на его обитателей мне уже удалось. Да и реакция Тамми Бакстер на мои слова была мне небезынтересна. Я уже упоминал про свое предположение, что Тамми хранит под матрасом алмаз Великий Могол. Согласен, фальшивые деньги не то же самое, что Великий Могол, но возможность эта еще сохранялась. Как она воспримет мое предложение?

Вскоре я это узнал.

— Я бы с удовольствием поверила, — возразила Тамми, — что вы придумали предлог, но, увы, не могу. Почему вы не хотите, чтобы полиция знала о встрече мисс Эннис с Ниро Вулфом? Значит, ему есть что скрывать?

Я приподнял брови.

— Вы перепутали роли. Это я сыщик. Но от вопросов с подвохом толку нет, если вы не располагаете подтверждающими их фактами. Вы ведь прекрасно знаете, что она не виделась с Вулфом.

— Нет, виделась. Что она ему сказала? И это было до моего прихода к вам или после?

Я ухмыльнулся.

— Послушайте, мисс Бакстер, я уже почти было начал называть вас Тамми. Не портите впечатление, ладно?

— О нет, ни в коем случае. Между прочим, фактами в защиту своих слов я располагаю. В телефонном разговоре с Ноэлем Феррисом вы представились Пупсом. Хетти называла Пупсами всех мужчин без исключения. Даже Рэя Делла. Она приходила к вам и назвала вас Пупсом. Это отпечаталось в вашем мозгу, и вы, не подумав, так и представились Ноэлю. Или вы и прежде так представлялись?

Да, тут она меня, конечно, приперла к стенке. Я так глубоко задумался, что не услышал ни звонка, ни шагов в коридоре. Даже знакомый голос не расслышал. А все из-за того, что с головой ушел в себя.

— Вы выбрали неверную тактику, — произнес я наконец. — Нужно было действовать в обход. Так, между прочим, спросили бы меня, почему я сказал Ноэлю, что меня зовут Пупс, и подождали бы моего ответа.

Тогда мне деваться было бы некуда. Вполне возможно.

Теперь же этот номер не пройдет, потому что выложили все козыри. Так вот, я часто говорю, что меня зовут Пупс, потому что в детстве меня так прозвала моя бабушка. Что скажете?

— Я скажу, что хочу знать, почему вы утром сказали мне, что она к вам не приходила?

— Верно. А я отвечу, что если я вам и в самом деле соврал, чего я вовсе не признаю, то тому должна быть серьезная причина, которая имеет важное значение до сих пор, иначе я бы не извивался тут, как уж на раскаленной сковороде. Ваша очередь.

— И что это за причина? — Если в ее глазах и светилось дружелюбие, то я его не разглядел.

— О, да ничего особенного. Например, она могла сказать мне, что вы русская шпионка. Или: кто-то из ее жильцов таскал из холодильника яйца, а я заподозрил вас.

— Я бы с удовольствием вам шею свернула!

— Только в перчатках. Полицейские уже научились снимать отпечатки пальцев даже с кожи. — Я пригнулся к ней. — Послушайте, мисс Бакстер, я вовсе не шутил, когда просил, чтобы вы умолчали о том, что мисс Эннис хотела пойти к Ниро Вулфу. Он звереет, когда его донимают. Вас тоже, я вижу, что-то беспокоит, и я готов вам помочь. Я дока по этой части. А не сказала ли вам мисс Эннис, с какой целью хочет повидать Ниро Вулфа? Не имело ли это отношения…

Дверь резко распахнулась, и я быстро повернул голову. Увиденное мне не понравилось. Пришелец замер как вкопанный и пронзил меня свирепым взглядом.

— Как, ты? Снова ты?

— Считай, что это я сказал, — огрызнулся я.

— Снова ты. Между прочим, в приличных домах, прежде чем войти, принято стучаться. Мисс Бакстер, позвольте представить вам сержанта Пэрли Стеббинса из уголовной полиции. Мисс Тамми Бакстер. Я давно говорил, что в полиции следует ввести курс хороших манер…

— Что ты здесь делаешь?

— Имей совесть, Пэрли. Что делает мужчина, сидя в гостиной наедине с хорошенькой девушкой? Извините за выражение, мисс Бакстер, вы безусловно дадите сто очков вперед любой хорошенькой девушке, но я использовал самые простые слова, чтобы сержант меня понял.

— Ты ответишь мне или нет?

— Нет. Даже если ты скажешь «пожалуйста». Я понимаю — слово незнакомое и трудное. Вот послушай, по-жа-луй…

— Ладно, умник, посмотрим, как ты потом запоешь. — Он уставился на Тамми. — Ваша фамилия Бакстер?

— Да. А зовут меня Тамми. Или Тамирис.

— Вы здесь живете?

— Да.

— Давно?

— Три недели.

— Я сержант полиции и пришел сюда, чтобы задать вам несколько вопросов. Пройдите со мной, пожалуйста. Гудвин, ты здесь подождешь.

Чушь какая-то. Он увел хорошенькую девушку, а я должен был сидеть в гостиной и грызть ногти? Не говоря уж о том, что сам приход его поставил меня в замешательство. С какой стати он сюда нагрянул? Почему вообще отдел Кремера заинтересовался этим делом?

Словом, дождавшись их ухода, я тоже выбрался в коридор и затрусил на кухню. Остальные по-прежнему сидели за столом, за исключением Пола Ханны, который нес кофейник с плиты. Но полку их прибыло: к сидящим вокруг стола присоединились и Тамми со Стеббинсом. Увидев меня, Стеббинс рявкнул:

— Я же велел тебе ждать там!

— Угу. Я просто подумал, что, может, ты меня о чем спросить хочешь. А то мне домой пора.

— С тобой я позже разберусь, — пообещал Пэрли и отвернулся. Я пожал плечами и уселся на свободный стул у стены. Пэрли вынул записную книжку с ручкой и обвел глазами аудиторию. — Несколько вопросов, — сказал он. — Это самая обычная полицейская процедура. Все вы знаете, что Хетти Эннис, владелицу этого дома сегодня в пять минут двенадцатого сбил автомобиль, который затем покинул место происшествия.

Один из вас опознал тело мисс Эннис.

— Я, — сказал Ноэль Феррис.

— Хорошо. Автомобиль мы нашли. Он был угнан.

Водителя пока не разыскали. Итак, начнем. Давайте сначала вы, мисс… Ваша фамилия, пожалуйста?

— Марта Кирк.

Пэрли записал, потом уточнил:

— К-и-р-к?

— Да.

— Род занятий?

— Танцовщица.

— В настоящее время работаете?

— Нет.

— Как долго вы здесь живете?

— Почти год.

— Где вы были сегодня в одиннадцать утра?

— Одну минутку, — прогремел Рэймонд Делл. — Это вторжение в личную жизнь. Это недопустимо, чудовищно. Тут вам не Москва. Взгляните только на эту Девочку — она же нерасцветший бутончик! Неужто вы смеете полагать, что она способна на столь гнусное деяние?

— Я ровным счетом ничего не полагаю. Я же сказал: речь идет о самой обычной полицейской процедуре. Еще скажите спасибо, что я сам к вам пришел, а не вызвал вас всех в полицию. Итак, мисс Кирк?

— Я была дома. У себя в комнате, в постели.

Пэрли вскинул брови.

— В одиннадцать часов?

— Да.

— Кто-нибудь еще с вами был?

Пол Ханна гоготнул. Ноэль Феррис выпалил:

— Ну вы даете!

Краска бросилась Стеббинсу в лицо.

— Мы всегда так спрашиваем, — пробормотал он.

— Нет, я была одна, — отрезала Марта Кирк. — В начале двенадцатого я встала, оделась и вскоре ушла. — Ее хорошенькая мордашка оживилась. — А вообще, мне это нравится. Мне никогда прежде не приходилось доказывать алиби. Похоже, у меня его нет, раз никого рядом со мной не было.

Стеббинс скрупулезно заносил ее показания в записную книжку. Потом поднял голову.

— А вы, мисс Бакстер?

— Мое имя вы уже знаете, — сказала она. — И я вам говорила, что живу здесь три недели. Я собираюсь стать актрисой, если получится. Сейчас я сижу без работы. Сегодня утром я вышла из дому около десяти часов и отправилась по магазинам. Всего до полудня я побывала в четырех или пяти магазинах.

Тамми сидела в профиль ко мне, поэтому я не видел, как она владела своим лицом, но тон был абсолютно естественный. По себе знаю, как непросто врать, когда рядом сидит почти незнакомый человек, который знает правду и способен тебя разоблачить. У Тамми это вышло просто замечательно.

Стеббинс перевел взгляд на Ферриса.

— А вы, сэр?

— Меня зовут Ноэль Феррис. — Он повторил имя и фамилию раздельно, по буквам. — Безработный актер. Безработный — потому что, если делать выбор между съемками на телевидении и голодом, то я выбираю голод. Живу здесь уже полтора года. Сегодня утром, начиная с половины одиннадцатого, я обходил агентства по трудоустройству актеров.

— Сколько именно?

— По-моему, в общей сложности четыре.

— Вы можете подтвердить свое алиби на одиннадцать часов?

— Сомневаюсь. Даже пытаться не буду. На мой взгляд, это верх нелепости.

— Возможно. Стеббинс перевернул страничку. — А вы, сэр?

— Пол Ханна. С двумя «н». — Он стоял за стулом Тамми с чашкой кофе в руках. Стоя, Ханна казался даже моложе, чем сидя. — Я репетирую в спектакле «По долгу совести», который пойдет в театре «Гриб» следующего месяца. Надеюсь, что пойдет.

— Сколько вы уже здесь живете?

— С сентября. Четыре месяца.

— Где вы были сегодня в одиннадцать утра?

— Я гулял.

— Где именно?

— Я шел отсюда на Боуи-стрит. В театр.

— До Боуи-стрит отсюда три мили. Неплохая прогулка.

— Да, я часто хожу в театр пешком. Что ни говори — тренировка, да и деньги на автобус сберегаю.

— С вами кто-нибудь был?

— Нет.

Пэрли повернул голову дальше.

— И наконец, вы, сэр?

Рэймонд Делл провел ладонью по пышной седовласой гриве и гулко прокашлялся.

— Все во мне противится вам отвечать, — провозгласил он. — Вы нарочно оставили меня напоследок.

Отвечу я лишь для того, чтобы ускорить ваш уход.

Меня зовут Рэймонд Делл. Известное имя, да? Живу я здесь уже четыре года. В настоящее время не сцене и на съемках не занят.

— Вы актер, мистер Делл? — бесцеремонно осведомился Стеббинс.

Глубоко посаженные серо-голубые глаза Делла переместились влево, потом вправо.

— Актер я? — требовательно спросил он.

Все закивали. Феррис сказал:

— О да!

— Где вы были сегодня в одиннадцать часов утра?

— Я ел апельсин, — пробасил Делл.

— Где?

— В своей комнате, она у вас прямо над головой. Я никогда не выхожу из дому до полудня. Я читал «Царя Эдипа» Софокла. Я всегда читаю Софокла в январе.

— Вы были один?

— Разумеется!

Стеббинс обвел глазами присутствующих.

— Здесь вас пятеро, — продемонстрировал он свою наблюдательность. — Есть ли в доме еще кто-нибудь? Другие постояльцы?

Тамми Бакстер ответила, что нет.

— А были в недавнее время? Недели две назад, скажем?

— Нет.

— Известно ли кому-либо из вас, были ли у Хетти Эннис враги? Кто-нибудь, кто способен… Эй, куда ты?

Последнее относилось уже ко мне. Я встал и двинулся к двери. Обернувшись, бросил:

— В гостиную. Свистни, если понадоблюсь.

И был таков. В гостиную я и в самом деле зашел, забрал пальто со шляпой и осторожно, стараясь не привлекать ничьего внимания, выбрался на улицу.

Снегопад усилился, и тротуар был устлан белым ковром. Не подумайте — я вовсе не бежал с поля боя, просто, посмотрев на часы, я увидел, что уже десять минут седьмого. Вулф уже спустился из оранжереи, а пиво покажется ему вкуснее, если я позвоню и сообщу, что задерживаюсь. Девятая авеню была от меня ближе Восьмой, поэтому я прошагал туда, заглянул в первый попавшийся бар и позвонил домой. Меня подстерегала неожиданность. Обычно в мое отсутствие к телефону подходит Фриц, но на сей раз трубку снял сам Вулф.

— Резиденция Ниро Вулфа.

— Это я. Я тут малость подзастрял…

— Где ты?

— На Сорок седьмой улице. Я уже…

Сколько тебе нужно времени, чтобы сюда добраться?

— Семнадцать минут. А в чем дело?

В гостиной ждет незнакомый мужчина. Фриц впустил его из-за того, что на улице снег. Немедленно приезжай.

Вам это может показаться ребячеством, но я так не считал. Годы работы с Вулфом приучили меня к тому, что лучше мне присутствовать при его разговорах с незнакомцами. Я отважился спросить:

— Как его фамилия?

— Лич. Он показал Фрицу свое удостоверение. Он сотрудник секретной службы Главного налогового управления.

— Ясно. Ладно, бегу.

Я повесил трубку, чувствуя, что позвонил не зря.

Не каждый день нас посещает налоговая полиция.

Глава 3

Направляясь к центру в переполненном автобусе, я мысленно похвалил себя за то, что не оставил сверток под диваном в гостиной. Если то, что я слышал об агентах фискальных служб, соответствовало действительности, то Лич вполне мог его унюхать. В остальном рассчитывать ему было не на что. Впрочем, тут мне оставалось только строить догадки, чем я, за неимением лучшего времяпрепровождения, и занялся. Так и не придумав ничего мало-мальски вдохновляющего, я слез с автобуса на Тридцать четвертой улице и, преодолев полтора квартала до нашего дома, отпер своим ключом дверь, повесил пальто со шляпой и вошел в кабинет.

Вулф высился у глобуса, что-то в нем высматривая — должно быть, место для моей ссылки. Он покосился на меня, невнятно хрюкнул и снова уткнулся в глобус.

Молчание нарушил я.

— Он пришел к вам или ко мне?

— К обоим. Узнай, что ему надо.

Вместо того чтобы воспользоваться смежной дверью, я выбрался в прихожую и вошел в гостиную из нее. Фискал при моем появлении встал с кресла у окна — невысокий сутуловатый человечек с залысинами.

— Сидите, сидите, — великодушно махнул рукой я. — Меня зовут Арчи Гудвин. Извините, что заставил вас ждать.

Прошагав к дивану, я уселся. Лич выудил из кармана удостоверение в кожаных корочках и протянул мне.

Я всмотрелся. Звали Лича Альберт. Я кивнул:

— Все в порядке. Чем могу служить своей стране?

— Я хотел бы побеседовать с вами и с Вулфом, — начал он. — Сразу с обоими.

— Можете начать с меня. Мистер Вулф занят.

Тогда я подожду, пока он освободится, — проскрипел Лич и, подойдя к креслу, уселся.

— Это может затянуться, — заметил я. — А вот я здесь и готов поболтать с вами.

— Нет, я подожду, — отрезал Лич. — Передайте Вулфу, что я наслышан о его привычках и категорически осуждаю их.

Вот ведь непробиваемый тип! Скажи я ему даже, что Вулф освободится не раньше завтрашнего вечера, он бы и тогда ответил: «Я подожду». Поэтому сказал я вот что:

— Значит, ему придется с ними расстаться. И почему вы только раньше не приходили? Пойду передам ему.

Я снова прошел через прихожую и застал Вулфа за Прежним занятием у глобуса.

— Упрям, как мул, — сказал я. — Говорить желает только с нами обоими. У нас есть три альтернативы: вышвырнуть его вон, впустить сюда или запереть и дождаться, пока он настолько проголодается, что удерет через окно. И еще: ваши привычки он категорически осуждает.

— Что ему нужно?

— Понятия не имею. Он выглядит довольно щуплым. Я его в два счета вышвырну.

— Проклятье! Приведи его.

Я встал, распахнул смежную дверь и провозгласил:

— Ваша взяла, Лич! Идите сюда.

Он вошел и, остановившись посреди кабинета, осмотрелся. Потом прошагал к краснокожему креслу у края стола Вулфа и уселся в него. Вулф, полюбовавшись напоследок на глобус, неторопливо протопал мимо него и взгромоздился в собственное кресло. Я уже почти достиг своего вращающегося стула, когда Лич заговорил:

— Раз уж вы так заняты, Вулф, то я вам сразу скажу, что секретная служба Федерального налогового управления это не ваша нью-йоркская полиция. Я о вас наслышан прекрасно, знаю ваши штучки. Так вот, с нами они не пройдут, ясно? Я хочу, чтобы вы зарубили это себе на носу.

Уголок рта Вулфа еле заметно дернулся. Я понял, что босс взбешен.

— Твою записную книжку, Арчи. Запиши это изречение. Повторите, пожалуйста, все, что вы сказали, сэр.

Альберт Лич и ухом не повел. Воистину парень был закован в железную броню.

— Я сказал все по делу, — заявил он. — А имел я в виду вашу привычку утаивать от полиции важные сведения. Критиковать полицию я не стану, но предупреждаю: мы ваших фокусов не потерпим. Отвечать будете в соответствии с федеральным законом.

— Арчи?

— Да, сэр. — Я извлек записную книжку и взял ручку наизготовку. — Я записываю.

— Следует ли считать ваши слова риторическими, мистер Лич, или вы имели в виду что-то определенное?

— Да, имел. У меня есть основания полагать, что вы располагаете сведениями об операции, связанной с подделкой денег, а именно — с фальшивыми американскими банкнотами. Эти сведения вы получили сегодня утром от мисс Хетти Эннис. Я хочу знать, что именно она вам сказала, все, что она вам сказала. Я также спрашиваю, показала ли она вам фальшивые деньги? Еще меня интересует, не оставила ли она фальшивые деньги у вас, и если да, то где они? Наконец, я хочу знать, почему вы не уведомили соответствующие органы в течение семи часов, прошедших после ее ухода?

Уголок рта Вулфа снова дернулся.

— Боюсь, что ваше красноречие потрачено впустую, мистер Лич. Я никогда не видел никакую мисс Хетти Эннис. Сегодня утром мистер Гудвин сказал мне, что женщина под таким именем собиралась прийти ко мне в одиннадцать часов пятнадцать минут, но она так и не пришла. Арчи?

— Она приходила без четверти десять, — вступил в разговор я, — когда я уже покидал дом по своим делам. Порог она не пересекала. Назвалась, сказала, что хочет поговорить с Ниро Вулфом, а потом добавила, что принесла в сумочке нечто такое, за что положено вознаграждение, которое она готова разделить с Вулфом. Что именно — не сказала. Пояснила, что, пойди она к фараонам, делиться уже будут они. Сама же она «этим чертовым легавым ни на грош» не верит. Я велел ей снова зайти к нам в четверть двенадцатого, заверив, что попытаюсь уговорить мистера Вулфа принять ее.

Ни про какие фальшивки она мне не говорила и поддельных денег не предъявляла. Она ушла, а я отправился относить в банк чек — не поддельный, между прочим. Потом, когда я вернулся и дождался прихода мистера Вулфа, я уговорил его принять мисс Эннис, но она так и не вернулась. Однако услышать про нее мне еще довелось. Сегодня же днем я узнал, что на Десятой авеню женщину по имени Хетти Эннис насмерть задавила машина, водитель которой с места происшествия скрылся. Вот и все.

— Как вы это узнали?

Трудно было сказать, какими источниками информации располагала тайная служба, поэтому я решил отвечать начистоту.

— От знакомого газетчика, — ответил я. — Не дождавшись ее прихода, я забеспокоился и позвонил справиться о городских происшествиях.

— Она мертва, — заявил Альберт Лич, — и не сможет подтвердить, правду ли вы мне сказали.

Я одарил его восхищенным взглядом.

— Вы правы, я запросто мог бы заливать с три короба. Ан нет, вру я только полицейским и девушкам. Пудрить же мозги вам мне бы и в голову не пришло, — чистосердечно добавил я.

— Да, и я бы вам этого не советовал. Вы только что пришли. Вас отправляли еще с каким-то поручением?

— Да.

— С каким именно?

Проще было бы сказать, что это не его собачье дело. Однако эти люди наверняка проследили за Хетти Эннис до дома Вулфа, а в таком случае вполне могли знать, что я ездил на Сорок седьмую улицу. Я же притворялся честнягой. Пришлось ответить:

— Я пытался выяснить, в чем дело. По словам Хетти Эннис, у нее было нечто ценное, за что полагалось вознаграждение. Кто знает: вдруг она и впрямь располагала чем-то стоящим. Ее ведь убили. Немного поразнюхать нам бы не повредило, вот я и отправился к ней домой на Сорок седьмую улицу. Однако не успел я хоть что-то выяснить, как нагрянул сержант из уголовки и взял бразды правления в свои руки. Я смотал удочки и вернулся домой, где и застал вас.

— Так вы признаете, что она сказала вам про нечто, достойное вознаграждения?

— Да.

— Но отрицаете, что она рассказала вам про фальшивые деньги?

— Да.

— И вы не догадались с ее слов, что речь шла о фальшивых деньгах?

— Нет, конечно. Более того, по пути в банк я решил, что она имела в виду бриллиант. Великий Могол или Кохинор.

— Почему?

— Просто я знал, что вы об этом спросите, и решил, что тут-то вас и поймаю. Вас наверняка будут интересовать фальшивки,. а я притворюсь, что думал про бриллианты…

Вы не поверите, но он и в самом деле спросил:

— Ах, значит, вы признаете, что ожидали от меня вопроса про фальшивки?

— Ах, черт, — притворно ужаснулся я. — Тут вы меня к стенке приперли. А в самом деле, почему же я этого ожидал?

— Арчи, — проворчал Вулф, — если хочешь над ним поиздеваться, уведи его куда-нибудь еще.

Лич встал.

— Я уже ухожу. Если вы сказали мне правду оба, то все в порядке. Если же нет — вы об этом горько пожалеете. — С этими словами он круто повернулся и вышел в прихожую. Я засеменил за ним, предложив ему даже помочь одеться, но гордец от моей помощи отказался.

Когда я вернулся в кабинет, Вулф требовательно спросил:

— Вот, значит, где ты пропадал? В доме этой женщины?

— Да, сэр, — повинился я, усаживаясь на свой стул. — Не стал бы я врать тайному агенту. Слишком рискованно.

— И пришел сержант полиции?

— Да, сэр. Стеббинс, собственной персоной.

— У тебя поразительная способность на ровном месте навлекать на себя неприятности. Ты отлично знаешь, как поведет себя мистер Кремер, узнав, что ты опять опередил мистера Стеббинса при расследовании убийства.

— Угу. Однако это наименьшее, что меня волнует.

Есть тут одна закавыка посерьезнее. Чтобы от нее избавиться, мне придется взять неделю отпуска — за свой счет, разумеется.

— Пф! — Глаза Вулфа превратились в тоненькие щелочки. — Ты пытаешься втянуть меня в очередную авантюру?

— Нет, сэр. Это мое личное дело. Вам не до него.

— Что ты имеешь в виду?

Я ответил не сразу:

— Что ж, поскольку вы платите мне жалованье и предоставляете крышу над головой, вы имеете право знать. Так вот, я хочу придумать, как поступить с девятью тысячами фальшивых долларов, которые припрятаны в моей комнате наверху.

— Вместе с Великим Моголом, — фыркнул Вулф.

— Зря вы так, — грустно вздохнул я. — Я вовсе не шучу. И Личу говорил чистейшую правду, умолчав только о том, что Хетти Эннис вручила мне на хранение некий сверток. До своего возвращения. Она запретила мне его вскрывать, но позже, узнав, что ее убили, я, естественно, полюбопытствовал. Там около девяти тысяч долларов в новехоньких двадцатидолларовых купюрах. Качество отменное — мне пришлось воспользоваться лупой, чтобы обнаружить подделку. Я отнес их наверх и спрятал в ящике комода. Потом отправился в ее дом, надеясь вывести фальшивомонетчика на чистую воду, но мне помешал Стеббинс.

— Почему ты не рассказал про деньги этому ослу? И не отдал ему сверток?

Я приподнял одну бровь; Вулфа это бесит — он так не умеет.

— Вы и в самом деле ждете от меня ответа на этот вопрос?

Вулф потянул мочку уха.

— Нет.

— И слава Богу. Потом, даже отдай я сверток этому придурку, он бы ни за что не поверил, что я в него не заглядывал. И упек бы нас обоих по обвинению в хранении фальшивых денег. Я почти уверен, что за Хетти Эннис была установлена слежка, в противном случае трудно объяснить, как они узнали, что она приходила к нам. Если так, то можно допустить, что «хвост» видел, как она передавала мне сверток, а это означает, что осел вернется с подкреплением и с ордером на обыск. Поэтому я собираюсь, воспользовавшись черным ходом, вынести сверток из дома.

— Правильно. Причем немедленно. Только этому болвану или в налоговое управление по почте не отправляй. Пошли его прямо в полицию.

— Нет, сэр. Я ведь сказал, что беру недельный отпуск. Недели мне должно хватить.

— Вздор! — Вулф метнул на меня испепеляющий взгляд. — Отправь сверток по почте. Я тебе приказываю. Сейчас же, без промедления.

— Извините. — Я встал. — Это и впрямь мое личное дело. Сначала я отнесу сверток в надежное место, а потом вернусь за вещами. Я извещу вас, где меня можно найти. — Я двинулся к двери.

— Арчи! — проревел он.

Я повернулся.

— Да, сэр?

— Это невыносимо. Я этого не потерплю. Если ты уйдешь, назад не возвращайся.

Я пристально посмотрел на него.

— Хорошо, если вы меня увольняете, то, уходя, я хлопну дверью. Хочу только обрисовать вам положение — просто так, для вашего сведения, поскольку вам, конечно, на это плевать. Возможно, Хетти Эннис пала жертвой какого-то пьяного водителя, однако мне в это не верится. Думаю, что ее убили преднамеренно, а раз так, то, скорее всего, по той причине, что она узнала или догадалась, кто печатает фальшивые денежки. Поэтому этот сверток — единственное, что связывает Хетти Эннис с ее вероятным убийцей. Стоит мне отдать его в полицию или в секретную службу — пиши пропало: убийца останется безнаказанным. Нет, сэр, это уж мои крест: она доверила сверток мне и поплатилась из-за него жизнью. Что ни говорите, но я обязан вывести этого негодяя на чистую воду.

Я повернулся, подгоняемый справедливым гневом, гордо промаршировал в прихожую и поднялся к себе.

Вынул сверток, не прикасаясь ни к чему, кроме тесемки, спустился в прихожую, оделся, натянул перчатки и лишь тогда упрятал сверток в карман. Проходя мимо двери в кабинет по пути на кухню, я услышал рык Вулфа:

— Арчи!

Я просунул голову внутрь.

— Да, сэр?

— Ужинать будешь здесь?

— Нет. Столоваться в вашем доме после увольнения? Нет уж, это не по мне. Я приеду и соберу свои вещи.

— Очень хорошо.

Признаться честно, пройдя через кухню и увидев, как Фриц колдует у плиты над двумя восхитительными молоденькими фазанчиками, я почувствовал, как точит мое нутро червь сомнения. А минуту спустя, выйдя во двор, миновав грядку, на которой Фриц выращивает сезонную зелень, и отомкнув калитку, я испытал еще одно неприятное чувство. А вдруг в Налоговом управлении знали про существование этого выхода и уже караулили меня здесь с наручниками? Тогда тоска по не съеденным фазанчикам вскоре уступит место мечтам о свободе. Прокравшись по узкому и темному проходу между двумя домами, я с замирающим сердцем выполз на Тридцать четвертую улицу и сразу свернул налево.

Мне никогда не составляло сложности убедиться: следят за мной или нет, а в такую непогоду, когда дует пронизывающий ветер и бессовестно сыплет снег, это вообще плевое дело. Оставив за собой еще три угла, я вздохнул с облегчением, перестав оборачиваться и следить за каждой тенью. Впрочем, перед входом на Гранд-Сентрал я все же немного поогляделся и лишь затем спустился в автоматическую камеру хранения.

Несколько секунд спустя, оставив там сверток и десятицентовик, но приобретя взамен маленький ключик, я прошагал по туннелю на Сорок пятую улицу, поднялся по ступенькам и протопал по заснеженным тротуарам еще шесть кварталов. Портье в отеле «Черчилль» и желал признаваться, что у них есть свободные номера, и поэтому мне пришлось пройти к управляющему и попросить его позвать человека, фамилию которого я бы называть не хотел, но которому я в свое время оказал довольно важную услугу. Вскоре он появился, а с ним тут же нашелся и номер. Я вложил ключик в конверт, заклеил, надписал снаружи «Собственность Арчи Гудвина. Передать только ему лично в руки» и оставил конверт помощнику управляющего. Затем, решив, что пора уже перекусить, я спустился в бар «Тюльпан», рассчитывая оставить там доллара три, и вдруг увидел в меню «Жареного фазана от Бершу» стоимостью в девять долларов. Пришлось отведать, хотя про Бершу я слышал впервые. Оказалось вполне недурно, хотя до соуса Фрица этому неведомому Бершу было далеко.

Если у вас создалось впечатление, что я знал, что мне делать дальше, пожалуйста, выкиньте его из головы. Избавившись от компрометирующего меня свертка, а заодно и от ключа, я оказался в тупике. Куда бы я ни направил свои стопы, там меня ждало одно: несметные орды налоговых ищеек и полицейских, расталкивающих друг друга локтями от усердия. Толкаться с ними мне не улыбалось, поэтому к тому времени, как официант принес мне кофе с пирожным, в моей голове созрел следующий план: позвонить подружке и пригласить ее потанцевать пару часов в баре «Фламинго», прогуляться на Тридцать пятую улицу, упаковать чемодан и принести его в «Черчилль», встретиться с подружкой и протанцевать обещанные два часа, проводить ее домой и обсудить накопившиеся проблемы, вернуться в отель, проспать девять часов, встать, позавтракать, пойти на прогулку, заскочить к Лону Коэну в «Газетт» и узнать у него последние новости про Хетти Эннис. План показался мне верхом настойчивости, изобретательности и инициативы.

Однако претворить его в жизнь мне так и не довелось. Позвонив Лили Роуэн и договорившись о встрече, я вышел из отеля, взял такси, назвал наш адрес и спросил у таксиста, согласен ли он за доллар подождать минут пятнадцать, пока я соберу чемодан. Он уточнил, с включенным ли счетчиком, и я ответил, что — разумеется. Мы подкатили к родимому особняку, я вылез из машины, поднялся на крыльцо, отомкнул своим ключом дверь, вошел и прошагал в кабинет, намереваясь только известить Вулфа о том, где меня можно найти.

Вулфа в кабинете не оказалось. Зато посередине комнаты стоял Фриц, выглядевший мрачнее тучи.

Мельком взглянув на меня, он тут же отвернулся, продолжая следить за Альбертом Личем, который возился с нашей картотекой. Увидев меня, Лич рявкнул:

— Каким образом вы покинули дом и где вы были все это время?

Не обращая на него внимания, я спросил Фрица:

— Как он сюда попал?

— Сначала пришел кто»-то другой, — жалобно ответил Фриц. — Я открыл дверь, предварительно навесив цепочку, а он протянул мне в щель бумагу. Я отнес ее мистеру Вулфу. Это был ордер на обыск, и мистер Вулф велел мне открыть дверь. Их оказалось пятеро.

Они уже обыскали гостиную, столовую, кухню и цоколь. Один из них сейчас наверху с мистером Вулфом в его спальне. Еще один на третьем этаже. Двое в оранжерее — за ними присматривает Теодор.

Я кинул взгляд на часы. Было девять двадцать.

— А во сколько они пожаловали?

— Примерно час назад. Я как раз подал салат и сыр.

— Когда и каким образом вы покинули дом? — требовательно спросил Лич.

Понятно, значит, за парадным входом следили.

— События могли развиваться так, — произнес я. — Войдя, я увидел, что вы шарите по ящикам, и, не узнав вас, набросился на предполагаемого грабителя. В сознание вы придете дня через два-три. Мистер Бреннер подтвердит, как все было. Он уже проверил сейф, Фриц?

— Да. Мистер Вулф смотрел за ним.

— Жаль, что я этого не видел. Погоди, я скоро вернусь.

Первым делом я выскочил на улицу и расплатился с таксистом. Затем, вернувшись в дом, взбежал по лестнице в оранжерею. Свет горел во всех помещениях.

Я мысленно похихикал — на то, чтобы обыскать тысячи горшочков с землей и перекопать все грядки в поисках столь мелкого предмета, как сверток с деньгами, Даже полудюжине агентов потребовалось бы не меньше недели. Войдя, я увидел, как двое налоговых ищеек копаются в куче удобрений. Теодор восседал на табурете и следил за их потугами с ухмылкой.

— Они что, вредителей ищут? — спросил он меня.

— Нет, бриллиант Великий Могол. Если они оставят после себя беспорядок, заметь, сколько времени у тебя уйдет на уборку, — мы вышлем им счет. И следи в оба.

Теодор пообещал, что не преминет, и я ушел. Спустившись на третий этаж, я нашел свою спальню в относительном порядке и переместился в Южную комнату, которую мы держим для гостей. Там тоже вовсю усердствовал фискал. Когда я пересек порог, он, заглянув под матрас, укладывал его на место.

— Не той стороной, — заметил я.

— Почему — он так лежал, — изумленно возразил сыщик.

— Я знаю, но по понедельникам мы его переворачиваем, а сегодня как раз понедельник. Поэтому переверните его, пожалуйста.

Он выпрямился и ожег меня свирепым взглядом.

— Понятно, вы — Арчи Гудвин.

— Точно. А другую комнату на этом этаже вы уже осмотрели? Мою спальню.

— Да.

— Тайник в стене нашли?

Он отвернулся и принялся укладывать матрас. Догадавшись, что точить со мной лясы филер не настроен, я величественно удалился и, спустившись на один этаж, свернул направо. Дверь в спальню Вулфа была распахнута, а сам Вулф сидел в кресле у окна, не сводя глаз с тощего субъекта, который шарил по книжным полкам. Я переступил через порог.

— Прошел везде с дозором, — произнес я. — Славные ребята. Попрошу парня, который возится на моем этаже, помочь мне собрать чемодан. Остановлюсь я в «Черчилле», но номера комнаты пока не знаю.

— Гр-рр! — вырвалось у Вулфа.

— Да, сэр, целиком с вами согласен.

— Сколько они здесь пробудут?

— Не знаю. Минут десять, час, а то и всю ночь. Могу разузнать у Лича.

— Нет. Не разговаривай с ним. Жди в прихожей, пока все они не уйдут. Их в доме пятеро.

— Да, я сосчитал.

— Дай мне знать, когда они уйдут. Я уже позвонил мистеру Паркеру. Утром он выяснит, какие основания у них были брать ордер на обыск. Когда будут уходить, спроси каждого, в присутствии Фрица, не прихватили ли они с собой что-либо. — Вулф повернул голову и злобно воззрился на тощего сыщика, который уронил какую-то книгу на пол.

Лично я предпочел бы пошататься по комнатам, задираясь с фискалами, но, учитывая все обстоятельства, решил послушаться Вулфа и, спустившись в кабинет, позвонил Лили, чтобы отменить танцы. Затем, наказав Фрицу держать ухо востро и пропустив мимо ушей очередные вопросы Лича, занял караульный пост в прихожей.

Ушли они в двадцать восемь минут одиннадцатого — во всяком случае, именно в это время я запер за ними дверь. Последние четверть часа перед уходом весь квинтет совещался в кабинете, а Лич пытался изобрести вопрос, на который я согласился бы ответить.

Убедившись, что не услышит от меня даже, идет ли еще на улице снег, он поднялся к Вулфу, постучал в запертую дверь и, так и не дождавшись ответа, спустился, вызвал из кабинета свою шайку и убрался вместе с ней восвояси. Несолоно хлебавши. Я позвонил Вулфу по внутреннему телефону, уведомил, что незваные гости удалились, и отправился на кухню налить себе молока. Вернувшись в кабинет, я застал там Вулфа.

Утвердившись за столом, он позвонил Фрицу, чтобы тот принес пиво. Обычно пивное время заканчивается у него в десять, но сегодня случай был чрезвычайный.

Вулф обвел глазами кабинет — книжные полки, глобус, сейф, картотечные ящики — и остановил взгляд на мне.

— Есть ли хоть малейшая опасность, что нас подслушивают? — осведомился он.

— Крохотная, — ответствовал я, попивая молоко. — Фриц отсюда не выходил. Разве что за прошлую неделю они изобрели что-то новенькое.

— Ты сделал то, что хотел?

— Да. Все в порядке.

— Сядь. — Фриц принес пиво, а Вулф откупорил бутылочку и наполнил стакан до краев. Он любит следить, как оседает пена. — Мне нужен подробный отчет с самого начала. С момента прихода этой женщины.

— Зачем? Какое вам до нее дело? Это моя забота.

— Нет. Теперь — моя. В мой дом вторглись, нарушили мой покой и перевернули все вверх дном. Лапали мои вещи. Сядь.

Я шагнул к желтым креслам.

Не беси меня! — рявкнул Вулф. — Садись за свой стол!

— Он уже не мой, — возразил я.

— Пф! Проклятье! Сядь же!

Я повиновался.

Глава 4

Когда Вулф требует от меня подробный отчет, он имеет в виду именно полный, а это означает, что я должен воспроизвести ему все слова, интонации, жесты и даже музыку, если она была. Поначалу я испытывал некоторые затруднения, однако со временем наловчился, и подобные отчеты стали для меня детской забавой.

Я изложил Вулфу все как было, не упустив даже, что Тамми Бакстер присела не совсем так, как подобало, в моем представлении, актрисе. Добравшись до конца, я осведомился:

— Прежде чем начнете задавать вопросы, позвольте мне спросить. Любопытно просто стало: почему вы меня уволили?

— Я тебя не увольнял.

Я вытаращился на него:

— Что?

— Я сказал только: «Если ты уйдешь, назад не возвращайся». Сказано это было отвлеченно. Форма допускала двоякое толкование. Ты никогда не увольняешься всерьез, да и я даю тебе отставку лишь для порядка. А в данном случае ты просто пытался, как всегда, меня переупрямить. — Вулф небрежно крутанул пальцем, отгоняя проблему прочь. — Впрочем, все это к делу не относится. У тебя, вероятно, есть какие-то предположения?

— Сколько угодно. Например, такое: Хетти Эннис нашла фальшивые деньги в своем доме и могла знать, кому они принадлежат. Или: в тайной службе знали либо подозревали, что в доме Хетти завелся фальшивомонетчик, но выжидали, чтобы схватить его с поличным. Этот же фальшивомонетчик мог заметить, что Хетти взяла его деньги, выследил ее и убил. Неважно, что свертка с деньгами при ней не оказалось: после смерти Хетти уже никто не доказал бы, что деньги принадлежали ему.

— Выводы можешь оставить при себе — я не сплю. Только предположения.

— Есть тут одна закавыка. Либо Тамми Бакстер не могла ее убить, поскольку Хетти Эннис сказала ей, что идет к нам, либо, напротив, Тамми выследила и убила ее, а потом нагло заявилась сюда, чтобы попытаться выведать, как много нам известно. А закавыка вот в чем. Если вы и правда не спите, то наверняка обратили внимание на ее слова: «Она сказала, что прихватит с собой… кое-что и пойдет к Ниро Вулфу». Если она говорила правду, то к чему было юлить?

— Резонно. Что еще?

— Еще могу предположить, что фискал сидел на хвосте у Хетти Эннис и видел, как она вручила мне сверток. Это, правда, маловероятно, поскольку тогда он следил бы за ней и дальше и видел бы, как ее сбила машина. К тому же они неминуемо столкнулись бы с фальшивомонетчиком. Однако в одном я уверен: Лич известил о чем-то полицию — в противном случае Пэрли Стеббинс не помчался бы сломя голову на Сорок седьмую улицу расследовать обычное дело о наезде. Вы уж извините за разъяснения.

— Что-нибудь еще?

— Пока хватит.

Что ты собирался предпринять, пока считал убийство мисс Эннис своим личным делом?

— Я хотел сводить Тамми в бар «Фламинго» и пару часиков потанцевать. По опыту знаю — очень вдохновляет. Теперь, когда за дело взялись вы, вас тоже наверняка придется вдохновить. Я считаю, что…

В дверь позвонили. Я встал, прошествовал в прихожую, разглядел в прозрачную лишь изнутри стеклянную дверь знакомую багровую физиономию и широченные плечи и, обернувшись, известил Вулфа:

— Инспектор Кремер.

Лишь тогда я осознал, как тяжело далось Вулфу вторжение налоговых ищеек; он совершил то, чего не Делал никогда прежде. Встал, протопал к двери, убедился, что цепочка наброшена, приоткрыл дверь на пару дюймов и рыкнул в образовавшуюся щель:

— Да?

— Да! — гаркнул в ответ Кремер. — Открывайте!

— Уже поздно. Что вам надо?

— Я хочу войти!

— А ордер у вас есть?

— Ерунда! — Мне не нужен ордер, чтобы задать несколько вопросов. Вам и Гудвину.

— В такое позднее время — нужен, — сухо произнес Вулф. — Мы готовы принять вас завтра в одиннадцать утра. Если не будем заняты, разумеется.

— Я не причастен к этому обыску! — взревел Кремер.

То, что случилось потом, было столь же невероятным, как личный поход Вулфа к входной двери. Ему и прежде не раз доводилось сцепляться с Кремером, однако дальше гневных взглядов, жестов и перепалки у них никогда не шло. Теперь же Вулф, решив захлопнуть дверь, вдруг обнаружил, что ему что-то мешает.

Он приложился к ней обеими ладонями и толкнул — тот же успех. Не знаю, припирал ли ее Кремер плечом, бедром или же вставил ногу в щель. Если последнее, то он, должно быть, горько пожалел о своей неосторожности, ибо Вулф привалился к двери всей своей слоновьей тушей и, упираясь пятками, надавил что было мочи — дверь захлопнулась с грохотом.

— Замечательно, — зааплодировал я. — Теперь, значит, мы воюем не только с секретной службой, но и с полицией. Блеск!

Вулф протопал к лифту, открыл дверцу и обернулся.

— Отключи дверной звонок и телефон. Не выходи утром из дому. И Фрицу передай.

— Да, сэр.

— Ты сможешь изготовить такой же сверток, какой она тебе дала? Внешне похожий, по крайней мере.

— Постараюсь.

— Утром он должен быть готов. Спокойной ночи.

— А что в него вложить?

— Все, что угодно. Хотя бы бумагу.

— И что с ним сделать?

— Пока не знаю. Утром решим. Принеси его ко мне в половине девятого.

Он вдвинулся в лифт, привычно застонавший от его колоссального веса, и захлопнул дверцу. Я заглянул в кабинет, проверил, заперт ли сейф, окинул привычным взором картотечные ящики, выключил свет, прошел в кухню, известил Фрица о том, что мы обрываем связь с внешним миром, после чего поднялся к себе вкусить хоть немного уединения.

Фриц относит Вулфу завтрак на подносе размером 17 дюймов на 26, а я завтракаю в кухне. Во вторник утром я, проглотив апельсиновый сок, оладьи, сосиску, яйца, фаршированное пюре из анчоусов и шерри, сидел за столиком, потягивал кофе и читал утреннюю газету, а фальшивый сверток все это время покоился у моего локтя. Оберточную бумагу и тесемку я раздобыл У Фрица, а внутренности набил бумагой подходящего размера, которую сам и нарезал. Получилось, возможно, и не полное подобие оригиналу, но весьма близкая копия.

Упоминание про Хетти Эннис я разыскал в «Таймс» далеко не сразу. Ей уделили лишь какие-то три строчки на семнадцатой полосе и ни словом не намекали на то, что наезд мог быть не случайным. Водителя никто из свидетелей не разглядел.

В 8.28 я допил последнюю каплю кофе, встал, прихватил сверток, сообщил Фрицу, что яйца удались ему даже лучше обычного, и отправился к Вулфу. Он сидел за столом у окна, полностью одетый, и намазывал тимьяновый мед на булочку. Увидев сверток, Вулф нахмурился.

— Девять тысяч долларов? — спросил он.

— Да. Я все измерил. Предлагаю вот что. Я готов изготовить еще один, чтобы отослать один сверток Личу, а второй — Кремеру.

— У меня есть лучшее предложение, — проронил Вулф.

И он описал его. Был ли замысел Вулфа и впрямь лучше моего, зависело от того, удастся ли воплотить его в жизнь, но попытать счастья стоило.

Вулф вообще мастер давать четкие и предельно ясные указания, но на сей раз у меня возник один вопрос. Кому мне звонить, если возникнет необходимость, — Кремеру или Личу? Ответить Вулф не смог.

По его мнению, положение не могло обостриться настолько, чтобы звонить тому или другому; словом, ответственность он свалил на меня. Я спустился в прихожую, облачился в пальто и шляпу, засунул сверток в карман и выбрался из дому через черный ход. Любой из наших неприятелей — а то и оба — мог выставить перед парадной дверью наблюдательные посты, а мне не улыбалось тратить время на избавление от «хвоста». Снегопад за ночь прекратился, и солнце уже позолотило крыши домов на Тридцать четвертой улице. Я поел в такси и сказал водителю, чтобы он высадил меня на пересечении Сорок седьмой улицы и Восьмой авеню. Я, конечно, сомневался, чтобы в цитадели культуры кто-то бодрствовал в столь ранний час, однако последе события, должно быть, изменили привычки постояльцев. Не прошло и пяти секунд после того, как я позвонил в дверь, а внутри уже послышались шаги.

Дверь мне открыл Пол Ханна. Узнав меня, он изумленно заморгал.

— Господи, — проскрипел он, — что-то вы зачастили к людям искусства.

— Подумываю вот меценатом стать, — бодро выпалил я. — Вчера мне приход этого сержанта помешал.

Я понимаю, что сейчас еще рано, но мне нужно кое-что выяснить.

— Кто там, Пол? — окликнул сверху звонкий голосок Тамми Бакстер.

— Арчи Гудвин! — крикнул я. — Доброе утро! Вы уж извините за столь раннее вторжение, но дело есть дело. Мы не могли бы собраться и кое-что обсудить?

— Вы имеете в виду меня?

— Всех вас. Возникли некоторые трудности. Как полагаете, можно поднять остальных?

— Сейчас выясню. Не знаю только насчет Рэя…

— Сейчас, подождите.

Пол Ханна осведомился, завтракал ли уже я, на что я ответил утвердительно, добавив, что не откажусь от чашечки кофе, если таковую мне предложат. Он пригласил меня следовать за ним в кухню, что я и сделал, однако по дороге завернул в гостиную, оставив на софе пальто и шляпу. Когда я вошел в кухню, Ханна уже наливал кофе.

— Видимо, из меня настоящий актер не выйдет, — горестно вздохнул он. — Уж слишком я люблю рано вставать, а привычки ломать поздно. Так что у вас за трудности?

Меня так и подмывало посоветовать ему избавиться хотя бы от пухлых щечек, но я сдержался.

— Да ничего особо серьезного, — отмахнулся я. — Возможно, вообще сущие пустяки. Пирог тыквенный?

Ханна кивнул.

— Еще одна привычка — обожаю есть на завтрак пироги. Правда, предпочтение отдаю шарлотке или меренге, но их вчера не продавали. Хотите кусочек?

Я отказался, и Ханна переменил тему.

— Как вам Климент Брод? — спросил он.

Перчатка в лицо. Я давно понял, что, когда кто-то интересуется вашим мнением о человеке, про которого вы слышите впервые, правильная игра состоит в том, чтобы попытаться выведать всю его подноготную, не вызывая подозрений. В итоге к тому времени, как Ханна заканчивал второй кусок пирога, я уже знал, что Климент Брод — преуспевающий молодой человек лет двадцати с небольшим, выпустивший сборник стихов, написавший пьесу «По долгу совести», прежде носивший бороду, но теперь ее сбривший и разъезжавший на «ягуаре». Когда Ханна допивал третью чашечку кофе, я уже подумывал, не стать ли личным биографом Брода, но нашу беседу прервал приход остальных актеров. Вся четверка пожаловала сразу — Тамми Бакстер, Марта Кирк, Ноэль Феррис и Рэймонд Делл. Девушки были одеты по-домашнему, но накраситься успели. Феррис причесался и надел рубашку с закатанными рукавами и без галстука. Роскошная седая шевелюра Делла была взлохмачена, а облачен он был в знававший лучшие дни синий халат с жирными пятнами.

— Чудовищно! — прогудел он входя. — Неслыханно! Одиозно!

— Кофе готов, — провозгласил Ханна. — На всех хватит. Пирогом угостить?

Ноэль Феррис сладко зевнул, потянулся и пробормотал:

— На солнышко хочу.

Затем уселся к окну. Марта Кирк принялась разливать кофе по чашкам, а Тамми Бакстер заявила, глядя на меня:

— Вы войдете в историю, Гудвин. Никому еще не удавалось так рано поднять на ноги всю эту братию.

Делл плюхнулся на стул по соседству со мной и, вытащив из кармана халата апельсин, принялся его чистить.

— Приношу всем свои извинения, — сказал я. — Не знаю, что такое «одиозно», но, судя по вашему тону, догадываюсь, что мой поступок неслыханно чудовищен — или чудовищно неслыхан. В свое оправдание скажу, что хотел застать вас всех здесь, прежде чем вы начнете разбредаться.

Кофе вам налить? — поинтересовалась Марта Кирк, склонившись надо мной. Ямочка под таким углом показалась мне чуть необычной.

— Да, спасибо, — кивнул я, не желая выделяться из коллектива.

— Надеюсь, причина у вас достаточно веская, — пробормотал Феррис, зевая и обводя всех сонным взглядом. В следующий миг он встрепенулся и глаза широко раскрылись. — Черт побери, а вы не выселять нас пришли?

Меня так и подмывало сказать ему, что выселить человека, спрашивающего по телефону: «Это кто?» оставит мне колоссальное удовольствие, но я устоял перед искушением.

— Нет, — покачал головой я, — я всего лишь частный сыщик и не располагаю необходимыми полномочиями. — Я отхлебнул кофе и продолжил: — Я хотел только кое-что уточнить. Дело в том, что мисс Эннис приходила вчера к Ниро Вулфу, но он был занят и не смог ее принять. Она обещала вернуться в четверть двенадцатого, но так и не пришла. Тогда, еще не зная, что она погибла, я позвонил сюда и спросил ее.

— Вы спросили мисс Бакстер, — поправил меня Феррис.

— Да. Я знал, что мисс Бакстер здесь живет, — мы были с ней знакомы, — и уже потом, узнав о том, что случилось с мисс Эннис, я припомнил наш с ней разговор по душам и решил прийти сюда, чтобы взглянуть на ее вещи. Я хотел понять, как лучше выполнить личную просьбу мисс Эннис. И вот я пришел сюда и как раз беседовал с мисс Бакстер, когда нам помешал этот полицейский сержант. И вот теперь я снова здесь. Я хочу осмотреть вещи мисс Эннис, главным образом ее бумаги. Есть тут какое-нибудь бюро или письменный стол?

— Что ж, валяйте, — с зевком провозгласил Феррис. — Второй этаж, напротив лестницы. Если окажется, что дом она завещала Рэю, то наше будущее обеспечено.

— Пошляк! — не выдержала Марта Кирк. — Бедняжку еще даже не похоронили.

— Ничего она мне не отписала, — прогудел Делл. — Она считала меня неряхой. Ничто не могло убедить ее, что высыхающая в корзине для мусора апельсиновая корка придает приятный запах любым отбросам.

— Она была права, — возразила Марта Кирк.

Вонь получается ужасная.

— А имеете ли вы право рыться в ее вещах? — усомнился Пол Ханна. — Вы тут никаких законов не нарушаете?

— Если и нарушает, то это только к лучшему, — ответил за меня Феррис. — Бедняга была бы только рада. Вспомните, как она ненавидела фараонов!

— Никаких законов я не нарушу, — заверил я публику, — поскольку похищать ничего не собираюсь. Правильнее было бы, конечно, получить разрешение от наследника или опекуна, но — есть ли таковой? Вы не знаете?

Знающих не нашлось.

— А какие-нибудь официальные лица здесь появлялись? Юристы, например.

Все в один голос сказали, что нет.

— Хетти была единственным представителем вымирающего рода, — провозгласил Рэймонд Делл. — Последней из могикан. Кроме нас, у нее никого из родных и близких не было. А что, звучит неплохо. — Он стукнул себя в грудь и проревел: — Рэймонд Делл, из клана Хетти Эннис. Дай мне, пожалуйста, салфетку, Марта.

Наконец заговорила и Тамми Бакстер:

— Боюсь, что вы ничего не найдете, мистер Гудвин.

Вчера вечером, покончив с нами, сержант пошел осматривать комнату мисс Эннис и провел там больше часа. Он вполне мог унести с собой то, что вас интересует.

— Отсюда вытекает вопрос, — вставил Феррис, опустошив чашку. — А поскольку вы сыщик, вам полагается все знать. Почему нас допрашивают? Какое отношение имеем мы к смерти Хетти? Почему этот легавый велел, чтобы мы не уезжали из Нью-Йорка? Зачем Хетти приходила к Ниро Вулфу? Какие у нее были с вами личные дела? Что вы хотите найти среди ее бумаг?

— Это уже не один вопрос, а шесть, — возразил я. — Так мне целого дня не хватит.

— Но вопросы не в бровь, а в глаз, — вступил в разговор Пол Ханна. — Я бы и сам их задал. Особенно два первых. Это, наверное, всех интересует. Насколько нам известно, Хетти переходила улицу и попала под колеса машины, которую угнал какой-то мерзавец. Почему нельзя его найти и четвертовать?

Его пухлые щечки порозовели. Я потряс головой.

— Понятия не имею. Это вне моей компетенции. А вот на другой вопрос отвечу. Она оставила мне на хранение некий сверток в коричневой бумаге, не сказав, что в нем лежит. О покойниках дурно не говорят, однако у меня создалось впечатление, что сам сверток или его содержимое могло принадлежать одному из вас. Скажите, ни у кого из вас ничего не пропадало?

— Боже, какой стыд! — воскликнула Марта Кирк. — Обвинить бедную Хетти в воровстве!

— Марта, милая, он ее вовсе не обвиняет, — вмешался Феррис. — Он просто сужает круг подозреваемых. Это ведь излюбленное занятие всех сыщиков.

— Там не может быть книга? — спросил Рэймонд Делл. — Мой Монтень куда-то запропастился.

— Нет, размеры не те, — покачал головой я. — Шесть дюймов на три и два дюйма в толщину.

— А где сверток? полюбопытствовала Тамми Бакстер.

— В кармане моего пальто, — ответил я осматриваясь. — О, я его в гостиной оставил.

— О Господи! всплеснула изящными руками Марта Кирк. — Я, конечно, не сыщик, но я, желая узнать, что находится в свертке, уже сто раз бы его развернула. Принести его?

— Нет, мисс Кирк, благодарю вас. Мисс Эннис запретила мне это делать. Да, она мертва, но я по-прежнему не уверен, что сверток принадлежит ей. Если вы не хотите сказать, что он ваш.

— Я? — изумилась Марта Кирк. — Почему я? Он вовсе не мой.

— А вы, мисс Бакстер?

Тамми покачала головой из стороны в сторону.

— Нет.

— Мистер Делл?

— У меня все на месте, — прогромыхал он, дожевывая апельсин. — Если не считать моих утраченных иллюзий, амбиций и надежд. Но они, при всем желании, не уместились бы в описанный вами сверток.

— Мистер Феррис?

Феррис устремил на меня сонный взгляд.

— Что я могу вам ответить, если не знаю, что там внутри?

У вас ничего в последнее время не пропадало?

— Ничего. Даже иллюзии.

— Мистер Ханна?

Пол Ханна тоже покачал головой.

— Нет, похоже, мы тут ни при чем. А почему вы считаете, что сверток может принадлежать кому-то из нас? Это Хетти такое сказала?

— Нет, это только мое предположение, — ответил я. — Кстати, мистер Делл, хочу заодно ответить на ваши вчерашние обвинения в вынюхивании. Мне ведь ничего не стоило развернуть сверток, снять с его содержимого отпечатки пальцев, а потом прийти сюда и завладеть вашими отпечатками — снять их, скажем, с кофейных чашечек. А потом сравнить. Это называлось бы вынюхиванием. Я же вместо всего этого честно задаю вам вопросы. — Я отодвинул стул и встал. — А теперь прошу извинить за столь ранний приход и спасибо за кофе и помощь. Значит, говорите, второй этаж, мистер Феррис?

— Да, комната прямо напротив лестницы. Если найдете завещание не в нашу пользу, то сожгите его сразу.

— Непременно, — пообещал я и вышел.

Подниматься по лестнице я не спешил, тщательно пробуя ногой каждую ступеньку на тот случай, если обстоятельства потребуют бесшумно спуститься. Пятая ступенька громко скрипела с наружного края. На втором этаже было три двери, одна из которых была настежь открыта. Я решил, что это комната Рэймонда Делла, поскольку он сам сказал Стеббинсу, что его комната расположена прямо над кухней. Толкнув дверь напротив лестницы, я очутился в спальне Хетти.

Массивная ореховая кровать, внушительных размеров бюро со сдвигающейся крышкой, выцветший ковер с вытканными цветами и несколько стульев — вот и вся нехитрая обстановка. Все стены были густо улеплены фотографиями мужчин и женщин, глядя на которые любой догадался бы, что все это актеры.

Впрочем, делать там мне было нечего; с таким же успехом я мог сидеть дома. От гостиной меня отделял целый этаж, и вздумай кто из моих новых приятелей заскочить туда за добычей, я бы не смог ему или ей помешать. Мне оставалось только одно. Выйдя в коридор, я постоял и прислушался. Из кухни доносились голоса, перекрывал которые сочный бас Рэймонда Делл. Под его прикрытием я осторожно спустился, памятуя о предательской пятой ступеньке, и, убедившись, что в вестибюле нет ни души, тенью проскользнул в гостиную и прикрыл за собой дверь.

Укромных мест здесь было раз, два и обчелся: стенной шкаф (если таковой имелся), пианино и софа. За одной из двух дверей, возможно, и скрывался стенной шкаф, однако в замочную скважину я бы много не увидел, тем более что жалюзи были закрыты. Чтобы спрятаться за софой, ее пришлось бы передвинуть. Оставалось только пианино, в углу за которым я и затаился, скорчившись в три погибели. Конечно, обнаружь меня там злоумышленник — мне пришлось бы покраснеть, но зато и повод для разговора у нас с ним нашелся бы.

Итак, я сидел тихо как мышка, прислушиваясь и поглядывая на обе двери, — на тот случай, если вторая из них вела бы в кухню. Было так темно, что я с трудом различал стрелки своих наручных часов. А показывали они 9.42.

Растирая затекшие конечности, я уже начал было Думать, что просчитался и только зря извел столько писчей бумаги и тесемки, когда послышались негромкие шаги, и дверь стала открываться.

Глава 5

Незнакомец держался осторожно. Слух у меня прекрасный, но звука закрывающейся двери я не расслышал. Как, впрочем, и звука шагов. Однако бесшумно извлечь из пальто сверток, особенно если не знаешь, в каком именно кармане его искать, удалось бы не всякому. Услышав то, что хотел, я встал и произнес:

— Вы меня ищете?

Незнакомец оказался незнакомкой. Метнувшись к двери, она уже почти схватилась за ручку, но я оказался проворнее.

— Ах вы, мерзавец! — с чувством произнесла девушка.

В ответ я щелкнул выключателем — комната осветилась.

— Признаться, вы меня удивили, — сказал я. — В моем списке подозреваемых вы занимали последнюю строчку.

— Вы меня обманули, — произнесла в ответ Тамми Бакстер. — Вчера. Сказали, что Хетти к вам не приходила.

— Естественно, — пожал плечами я. — Судя по всему, у нее были причины никого в свои планы не посвящать.

— Ничего подобного! — вспыхнула Тамми. — Мне она сказала.

— Возможно. Хотя вы вполне могли и выследить ее.

— Как бы то ни было, сейчас вопрос в другом: почему вы пробрались сюда и выкрали сверток? — Я протянул руку. — Отдайте.

Тамми попятилась.

— Нет! Он не ваш. Он принадлежал Хетти. Именно поэтому я и решила забрать его. Вы не имеете права держать его у себя!

— А вы?

— У меня больше прав, чем у вас. Это дом Хетти!

Он должен оставаться здесь.

Я схватил ее за запястье, легонько подтолкнул, а свободной рукой выхватил сверток.

— Трус! прошипела Тамми, сверкая глазищами. — Будь я мужчиной…

— Да, например, Ноэлем Феррисом, — подсказал я. — Он так отвечает по телефону, что мне не терпится съездить ему по физиономии. Возможно, я мерзавец и трус, но я отнюдь не простофиля. Если вы считаете, что у вас есть права на этот сверток, почему вы не сказали об этом при всех? Трое мужчин смогли бы задержать меня в кухне, пока вы им завладеете. По крайней мере — могли бы попытаться. Вы же предпочли прокрасться сюда втихомолку. Повторяю: почему?

— Я женщина, — сказала она.

— Согласен. Даже спорить не стану. И?

— Я женщина, вот и все! — Она протянула ко мне руку, но прикасаться не стала. — Мне говорили, что вы знаток женской натуры.

— И?

— И я веду себя соответственно. Очень глупо было с моей стороны обзывать вас трусом и мерзавцем. Я прекрасно знаю, что вы умный и честный, и уж, безусловно, не трус. — Она снова протянула руку и на сей раз прикоснулась к моей руке. — Просто мне кажется, что я могу кое-что знать о содержимом этого свертка. Хетти мне и правда кое-что сказала. Не стала скрывать, например, что собирается отнести его Ниро Вулфу. Кстати, вы спрашиваете, почему я прокралась сюда и забрала сверток. А почему вы сами устроили здесь засаду? Сначала рассказали нам, что оставили сверток здесь, а потом вернулись и спрятались.

Она говорила слишком много. Я застал ее с поличным, а она пыталась заговорить мне зубы. Я решил ее проверить.

— Мы можем обсуждать это целый день, — сказал я. — Пожалуй, я позвоню Пэрли Стеббинсу, сержанту, который был здесь вчера, или мы сами к нему поедем. Пусть он сам разберется в этой истории. Где у вас телефон?

Что ж, я попал в точку, хотя особой радости мне это не доставило. Кажется, я этого не упоминал, но, уже увидев Тамми впервые, подумал, что интересно было бы узнать ее поближе. Увы, теперь, когда Тамми грозил электрический стул, такая перспектива меня больше не прельщала. Тем более что не успел я договорить, как ее лицо приняло многообещающее выражение.

— Мне кажется, не стоит, — проворковала она. — Хетти ненавидела полицейских.

— Хетти мертва.

— Да, но… — Она снова прикоснулась к моей руке, уже настойчивее. — Вы же сами говорили, что это ее сверток, а она ни за что не отдала бы его полиции.

Она ведь мне доверяла, не так ли? Сама сказала, что идет к Ниро Вулфу. И вас я прошу, мистер Гудвин, — поверьте мне. Разве я не заслуживаю доверия?

Я пропустил ее слова мимо ушей. В конце концов она и вправду была женщиной.

— Хорошо, — сказал я, — давайте тогда поступим иначе. Я и сам не отношу себя к поклонникам полиции.

Мы поедем к Ниро Вулфу. Собирайтесь.

Тамми чуть призадумалась, искоса поглядывая на меня. Потом спросила:

— А вы не отдадите мне сверток, если я пообещаю приехать попозже?

— Нет, конечно!

— Хорошо. Я поеду с вами. Мое пальто наверху, в моей комнате.

Я открыл дверь, и Тамми направилась к лестнице.

Поскольку в моем распоряжении было около шести минут — мировой рекорд для того, чтобы женщина собралась и надела пальто, — я решил, что еще успею взглянуть на содержимое бюро Хетти Эннис, и, в свою очередь, поднялся по ступенькам. Дверь была открыта, а на подоконнике сидел Пол Ханна.

— А, вот вы где, — встретил меня он. — А я вот размышлял над вопросами Ферриса. Вы ведь так и не ответили на них.

— Я попытался, — обронил я, проходя к бюро.

Крышка была сдвинута, а все отделения доверху забиты всякой ерундой. Сверху еще громоздились кипы журналов и каких-то бумаг. Беглый осмотр занял бы час, а на тщательный обыск ушло бы часа четыре, а то и больше. Я выдвинул первый попавшийся ящичек. — А какой вопрос вас больше всего интересует?

— Все, — сказал Ханна. — Я ровным счетом ничего не понимаю.

— Я тоже. Поэтому и шарю вокруг. Я дам вам знать, если натолкнусь на что-нибудь стоящее.

— Вы меня уже не застанете — я сейчас ухожу в театр. У нас репетиция.

— Желаю удачи. Встретите Климента Брода — поклонитесь от моего имени.

Ханна пообещал и убрался восвояси. Я быстренько осмотрел ящички и отделения для всякой мелочевки, но не нашел ничего, хоть мало-мальски достойного внимания. Главное — ни единого письма. Прошло не шесть, а целых десять минут, прежде чем снизу послышался голос:

— Мистер Гудвин! Где вы?

Тамми стояла у основания лестницы в той же меховой шубке и шапочке, в каких я встретил ее накануне.

Я спустился, облачился в пальто и шляпу, сунул сверток в карман и вышел следом за Тамми на улицу. Мы прошагали до Девятой авеню, где я взял такси. Усевшись рядом с Тамми на заднее сиденье, я назвал таксисту адрес, затем спросил ее:

— А вы водите машину?

— Конечно, — пожала плечами Тамми. — Кто же ее не водит?

Это мне не помогло. Нельзя же угнать машину и сбить пешехода, если не умеешь водить. Если вам кажется, что я пытался, под любым предлогом, обелить Тамми Бакстер, то вы заблуждаетесь. Тем более что против нее свидетельствовали уже целых четыре обстоятельства. Впрочем, эта проблема разрешилась уже совсем скоро. Не успело такси остановиться напротив нашего особняка, как из стоявшего неподалеку автомобиля выбрался какой-то мужчина. Это оказался Альберт Лич, собственной персоной.

Я должен был догадаться уже тогда. Во всяком случае, мне следовало бросить Тамми Бакстер на произвол судьбы, а не пытаться ее выгораживать. Лишь последний болван не догадался бы об этом, когда Альберт Лич, предъявив мне кожаные корочки, заявил:

— Я арестую вас по подозрению в хранении фальшивых казначейских билетов Соединенных Штатов Америки.

Мои брови поползли на лоб.

— О, на сей раз, я вижу, вы без ордера?

— Когда основания для ареста достаточные, ордер на арест нам не требуется, — самодовольно ответил он.

— Что ж, вам виднее — я не силен в законах. Однако, учитывая, что мы на улице, а мою комнату вы уже обыскали, под «хранением» вы, видимо, подразумеваете, что оные казначейские деньги сейчас при мне?

— Да.

Что ж, это легко проверить. — Я растопырил руки. — Действуйте.

— Не здесь, — сказал он, хлопая меня по плечу. — Вы поедете со мной.

— При всем уважении к вам, вынужден отказаться.

Отнести вы меня не сможете — я тяжелый, так что вам остается только тащить меня волоком. Я не хочу, чтобы мне что-нибудь подсунули, а здесь, по крайней мере, есть свидетели — вот эта дама и водитель такси. В их присутствии обязуюсь не вчинять вам иск, если простужусь из-за того, что вы меня здесь разденете. — Я снова растопырил руки.

Лич повернулся и крикнул:

— Циглер, идите сюда!

Из автомобиля вылез какой-то тип и приблизился к нам.

— Постойте здесь, — велел ему Лич, а сам полез ко мне в карман и извлек из него сверток. Заметьте: не стал ощупывать меня и хлопать по карманам, а сразу полез куда надо. Затем попятился, присел на корточки, опустил сверток на тротуар, развязал тесемку и нетерпеливо развернул обертку. С минуту он тупо пялился на нарезанную бумагу, затем схватил, повертел в руках и начал лихорадочно вытаскивать и разглядывать отдельные листочки.

— Осторожнее, не запачкайте только, — предупредил я. — Бумага очень ценная. — Я снова развел руки в стороны. — Попробуйте еще поискать. Вы ведь только начали.

Лич встал и прищурился.

— Я уже предупреждал вас, Гудвин, — угрожающе заговорил он. — Вы с огнем играете. Смотрите не обожгитесь. Поехали, Циглер!

Прихватив бумагу с тесемкой, он двинулся к машине.

— Эй, отдайте мой сверток! — крикнул вдогонку я.

Лич даже не обернулся, а я упорствовать не стал, благо мог изготовить себе еще такой же, центов за пятнадцать.

— Откуда они? — полюбопытствовал таксист.

Из ФБР, что ли?

— Да, — кивнул я. — Из Фирмы Безмозглых Разинь. Эй, а вы куда?

Тамми Бакстер уже открыла дверцу такси.

— Я уезжаю, — сказала она. — Сверток увезли.

Больше мне здесь делать нечего.

— Ошибаетесь, — заметил я. — Нам есть, о чем потолковать. Выбирайте сами — здесь или в полиции.

Чуть поколебавшись, она захлопнула дверцу.

— Езжайте, — сказал я таксисту.

Тамми, дождавшись, пока он отчалит, обратилась ко мне:

Так что там было? Самая обыкновенная бумага?

Я пытливо посмотрел на нее и попросил:

— Покажите свое удостоверение.

— Что? Какое удостоверение?

— Да бросьте вы! Ладно, может, вы и правы, и не стоит вас тут задерживать. Пожалуй, я лучше позвоню знакомому парню в «Газетт» и подкину прелюбопытный материальчик. Про то, как двое агентов и одна агентша секретной службы арестовали Арчи Гудвина по подозрению в хранении фальшивых денег, но Арчи, проявив недюжинную смекалку и присутствие духа, спасся. Держу пари, что в «Газетт» даже не подозревают о том, что в секретной службе держат женщин. Пожалуй, его убедит ваша фотография. Вы уж подождите тут, пока я за фотоаппаратом сбегаю.

— Что вы плетете? Про какую такую секретную службу?

— Да хватит прикидываться. Вы пошли одеваться, а сами позвонили ему. С какой стати они бы заявились сюда? Да еще вдвоем. И как он меня обыскивал! Впрочем, если я ошибаюсь, вы можете подать на газету иск за клевету.

— Вы не посмеете!

— Ха! Ловко же вы меня провели. «Я женщина!» я и уши развесил. Что ж, испытайте теперь свои чары на Ниро Вулфе. Вы идете со мной или уходите?

— Мне нечего сказать Ниро Вулфу. Если вы способны устроить такую ловушку…

— Хватит болтать! Если я иду один, то первым же делом звоню в «Газетт». Как вас лучше назвать в статье — Тамми или Тамирис?

Она промолчала. Я отвернулся и начал подниматься по ступенькам. Она последовала за мной. Я отпер дверь и впустил Тамми в прихожую. Она подождала, пока я избавлюсь от пальто и шляпы, после чего устремилась в кабинет, но я остановил ее.

— Проходите сюда, — указал я, сопровождая ее в гостиную. — Я должен сначала отчитаться перед ним.

Можете пока полистать вот эти журналы. Двери и стены у нас звуконепроницаемые, так что уши понапрасну не напрягайте. Дверь в прихожую я, на всякий случай запру, чтобы вы не рыскали вокруг в поисках всяких свертков. Если устанете ждать, можете сбежать через окно.

Она хотела что-то сказать, но я слушать не стал. Запер, как и обещал, дверь в прихожую и вышел через дверь, отделяющую гостиную от кабинета. Вулф сидел за столом и подсчитывал пивные пробки, которые неделю накапливал в ящике. Обычный ритуал по вторникам — подсчет недельного потребления хмельного зелья. Я подошел к столу и остановился. Затем, когда Вулф задрал голову, спросил:

— Кто-нибудь еще вторгался?

— Нет, — ответил Ниро Вулф. — Я беседовал по телефону с мистером Кремером. Он хотел знать, что рассказала тебе вчера эта женщина и что ты делал в ее доме. Разумеется, он, как всегда, остался неудовлетворен и позвонит еще. Погоди, я сейчас закончу. — Он сгруппировал пробки в ряды по десять штук, подытожил сумму, нахмурился и пробормотал: — Ничего не понимаю. — Потом отодвинул пробки в сторону.

Мне показалось, что я слышал женский голос.

— Да, — кивнул я. — Она в гостиной. Ловушка сработала, однако попался не тот зверь. Дело вконец запуталось. Боюсь, что мне придется доложить по полной программе.

— Хорошо, я готов.

Я прошагал к своему столу, уселся и рассказал Вулфу все, не упуская никаких мелочей. Вулф — лучший слушатель из всех, с кем я знаком; максимум, что он себе позволяет при этом, — вычерчивать пальцем круги на подлокотнике кресла. Закончив, я предложил:

— Если она вам не нужна, могу отвести ее на крышу Эмпайр Стейт Билдинг и столкнуть вниз.

Вулф прокашлялся.

— Нет, — возразил он, — в тебе говорит обида за причиненные неудобства. Насколько ты убежден, что она коллега мистера Лича?

— На сто процентов. Больше не бывает. Абсолютно.

По-видимому, ее тщательно скрывают и используют лишь в крайних случаях. Сомневаюсь, что ее на самом деле зовут Тамми Бакстер.

Вулф откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и начал упражнять губы — поочередно втягивать и выпячивать. Его личный рекорд составляет сорок минут. На этот раз процедура продолжалась минуты три-четыре.

— Я хочу знать твое мнение, — произнес он, открыв глаза.

— О ней?

— Нет. О новом плане. Прежний потерпел крах, но послужил основой для другого. Сейчас расскажу.

И он рассказал, в то время как я сидел и слушал во все уши. Ничего необычного или особенно хитроумного он не замыслил. Мне пришлось ответить всего на три вопроса.

— Итак? — спросил он наконец.

— Да, — кивнул я, — за исключением одной мелочи. Что, если вы не сможете удержать ее здесь, а за дверью меня поджидает Лич?

— Неужели я похож на недоумка? прорычал Вулф. — Приведи ее.

Я встал, открыл дверь и позвал:

— Заходите, мисс Бакстер!

Глава 6

Когда наша гостья устроилась в красном кожаном кресле, Вулф удостоил ее привычным хмурым взглядом; я тоже хмурился, благо было от чего. В кресле запросто поместились бы две Тамми Бакстер, и ей, чтобы ровно держать ступни на полу, пришлось присесть на самый краешек. Еще двадцать четыре часа назад я бы подумал, что Тамми замечательно смотрится в красном кресле, но теперь, после всего случившегося, моя душа была для нее заперта.

— Вам известно, мадам, что такое предпосылка? — осведомился Вулф.

— Ну… конечно, — кивнула она.

— Так вот, мы исходим из предпосылки, что вы являетесь агентом секретной службы Главного налогового управления. Если вы станете тратить мое время и отрицать это, то вам лучше уйти сразу. Сами знаете, как поступит в таком случае мистер Гудвин — с моего полного одобрения. Статья станет сенсацией. Мистер Гудвин испытал несколько неприятных минут, но и вам и вашим коллегам тоже досталось. Продолжать?

— Я слушаю, — кивнула Тамми.

— Очень хорошо. Для меня главное — изобличить убийцу мисс Эннис. Вам это не столь важно; вы нацелились на фальшивомонетчика. Причина моего интереса сугубо личная и к нашей беседе отношения не имеет. Я, разумеется, желаю вам успеха, но не позволю чинить препятствия мне. Вы знаете, кто убил Хетти Эннис.

— Нет!

— А мне кажется — да. По меньшей мере, вы располагаете данными для серьезных подозрений. Вы получили задание поселиться в доме Хетти Эннис, поскольку в вашей организации знали, что там живет неведомый фальшивомонетчик. Вы провели в этом доме три недели и не могли ничего не узнать. В противном случае — грош вам цена как агенту. Я допускаю, что вы даже заранее знали, кто именно является фальшивомонетчиком, но должны были выявить его связи. Не стану перечислять доводы, доказывающие, что Хетти Эннис убил он; вы знаете это не хуже меня. Не стану также утверждать, что вы позволите убийце уйти от наказания, однако вас в первую очередь, и вполне объяснимо, волнует источник распространения фальшивых денег. В этом отношении у меня перед вами определенное преимущество: эти деньги сейчас у меня.

Ее глаза изумленно расширились.

— Как, вы это признаете?

— Да, признаю, но в присутствии мистера Гудвина, чтобы он сумел засвидетельствовать против вас в мою пользу, вздумай вы меня цитировать. Могу также объяснить происхождение свертка, который был только что изъят из кармана мистера Гудвина. Вчера мистер Лич спросил, не оставляла ли нам Хетти Эннис фальшивые деньги. Из его вопроса вытекало, что где-то эти деньги существовали и, судя по всему, играли существенную роль в жизни Хетти Эннис. Вот я и приказал мистеру Гудвину изготовить сверток соответствующих размеров, чтобы использовать его как наживку. Разумеется, эти объяснения я использую только для протокола; вам я скажу правду. Да, настоящий сверток в наших руках.

— Где он?

— Вне вашей досягаемости, заверяю вас. И еще: ваше разоблачение во многом помогло нам. Например, мы предположили, что мистер Лич прознал о приходе к нам мисс Эннис после того, как ее выследил кто-то из его сотрудников. Если так, то этот же сотрудник мог, как справедливо подметил мистер Гудвин, стать невольным свидетелем ее убийства. Теперь мы знаем, что мистера Лича информировали вы. В смекалке вам не откажешь. Узнав, что звонивший мисс Эннис мистер Гудвин представился Пупсом, вы тут же сообразили, что мисс Эннис общалась с ним, и немедленно известили об этом мистера Лича. — Он взглянул на меня. — Арчи?

Я кивнул.

— Да, она умница. Я горжусь ею.

Вулф снова обратился к ней:

— Хочу сделать вам предложение. Дело в том, что мы с мистером Гудвином в затруднении. Мы хотим, чтобы убийца был изобличен, осужден и понес должное наказание, однако сверток с фальшивыми банкнотами является существенной и даже неотъемлемой для следствия уликой. Предъявить его без ущерба для своей репутации, а возможно, даже и свободы мы не в состоянии. Вы же, напротив, много выиграете, найдя его. Это с лихвой компенсирует фиаско, которое вы потерпели с мистером Личем. Иными словами, я готов передать сверток в ваше распоряжение. Вы согласны?

— Да, конечно. — Особой радости в ее голосе не прозвучало. — Тут, должно быть, опять кроется какой-то подвох. Что вы затеяли на сей раз?

Вулф потряс головой.

— Никакого подвоха. Я вам предлагаю честную сделку. Мы отдаем вам сверток, который мисс Эннис оставила мистеру Гудвину, в ответ на кое-какие сведения. Вам предстоит всего-навсего ответить на несколько вопросов, причем я обязуюсь не ссылаться на вас. Даю слово.

— Что это за вопросы?

— Повторяю, я не стану на вас ссылаться. Сведения эти нужны лично мне, свидетельством в зале суда они не станут. Скажите, обыскивали ли вы дом мисс Эннис, пока жили в нем?

Она закусила губу и взглянула на меня.

— Что это, мистер Гудвин? Очередная ловушка?

— Нет, — ответил я. — Мы играем по-честному.

— Наш разговор записывается?

— Нет. Когда Ниро Вулф дает слово, вы можете на него полностью положиться. Вам предложена честная и справедливая сделка.

Она перевела взгляд на Вулфа.

— Хорошо. Тогда мой ответ — да.

— Вы нашли то, что искали?

— Нет. В первую очередь я должна была выяснить, не там ли изготавливаются фальшивые деньги, а уже потом — где они хранятся?

— И вы это выяснили?

— Нет. Хотя я была уже на верном пути, но… мне помешали.

— Вы знали имя фальшивомонетчика, прежде чем поселились в этом доме?

— Я знала… — Она осеклась. Затем решила досказать начатое. — Я знала, что один из жильцов распространяет фальшивки. Больше я вам ничего не скажу, пока не узнаю кое-что от вас. Как вы передадите мне сверток? Как, по-вашему, я объясню, откуда он у меня оказался?

— Одну минутку, не подгоняйте меня — чуть позже я вам все объясню. Скажите, вы тщательно обыскали дом?

— Я… Я убедилась, что оборудования для производства фальшивых денег в доме нет. Сами деньги я не искала. Это было ни к чему.

Узнав, что мисс Эннис собралась отнести нам свою находку, вы не стали обыскивать ее комнату, чтобы выяснить, что именно она нашла? Или она сама вам это рассказала?

— Нет. Она сказала, что собирается идти к вам, лишь вчера утром. И показала сверток, но умолчала о его содержимом.

— А она сказала, где его нашла?

Тамирис чуть призадумалась, но затем кивнула.

— Да.

— Вам случалось хоть раз обыскивать ее комнату?

— Да, еще в самую первую неделю. Я искала печатное оборудование.

— Очень хорошо. — Вулф облокотился на подлокотники кресла и переплел пальцы. — Теперь о дальнейших действиях. Вы останетесь здесь со мной. Ключ от дома вы отдадите мистеру Гудвину. Он поедет за свертком, отвезет его в ваш дом и припрячет в комнате мисс Эннис. Сделает он это с умом и очень тщательно, поскольку вчера в этой комнате побывал полицейский. Затем он позвонит мне, вы вернетесь домой, обыщете комнату мисс Эннис и найдете сверток. Таким образом, вы не навлечете на себя подозрения. Разумеется, вы обязуетесь не разглашать ни слова из нашего разговора — в противном случае мы с мистером Гудвином будем дружно все отрицать, а нас как-никак двое.

Любые присяжные решат, что вами движет чувство мести к мистеру Гудвину, который подверг вас такому унижению. Да и соотношение не в вашу пользу: двое против одного.

На лице Тамирис читалось сомнение.

— Я тоже способна сдержать данное слово, мистер Вулф. Меня смущает одно: если Хетти отдала сверток с деньгами мистеру Гудвину, то как они оказались в ее комнате?

— А она вовсе не отдавала их мистеру Гудвину.

Только показала, но забрала с собой. А потом у нее оставалось предостаточно времени, чтобы припрятать сверток у себя. Никто не сумеет опровергнуть эту гипотезу. Могу еще добавить, что мое предложение продиктовано отнюдь не отчаянным положением. Если вы от него откажетесь, свертка с деньгами никто больше не увидит. Это несколько усложнит мою задачу, но вовсе не сделает ее невыполнимой. Приняв мое предложение и умолчав о нашем разговоре, вреда вы никому не причините. Напротив, раздобудете столь необходимые вам вещественные доказательства. У меня есть к вам еще вопросы, но если вы согласны, то мистер Гудвин может уже приступать к осуществлению нашего плана.

— Что вас еще интересует?

— Несколько пустяков и кое-что важное. Важное, разумеется, это имя убийцы.

— Я его не знаю.

— Пф! Вздор! Детский лепет. Я хочу знать, кто из обитателей вашего дома распространяет фальшивые деньги. Его имя?

Она решительно замотала головой.

— Нет! Только не это. Я не могу.

— Понимаю, — проворчал Вулф. — Вы ожидаете, что он сам приведет вас к главному фальшивомонетчику. Так же рассуждает и мистер Лич; он поставил полицию в известность о происходящем, но убийцу не назвал. Я еще с вами поговорю, но мистера Гудвина можно отпустить. Арчи?

Я встал и подошел к ней.

— Ключ, пожалуйста.

Прелестная изменщица подняла головку и посмотрела на меня. Решала, должно быть, можно ли мне доверять. Мое лицо было воплощением искренности, добродетели и чести. Судя по всему, это поняла и Тамми, но всяком случае, раскрыв сумочку, она вынула связку ключей, сняла нужный ключ и вручила мне.

Я его верну, пообещал я. До скорой встречи.

И был таков.

Глава 7

Я могу привести сколько угодно доводов в пользу необходимости избавляться от наружной слежки, но самый весомый из них состоит в том, что отправляться за девятью тысячами долларов в фальшивых банкнотах желательно без ненужной компании. Я преодолел два квартала, прежде чем до конца убедился, что за мной следят, и еще два, пока не понял: на хвосте у меня уголовная полиция, а не секретная служба. Мне это показалось не только верхом идиотизма, но и крайне несправедливым. Я рисковал, если и не жизнью, то своей свободой ради того, чтобы первым назвать парням из уголовки имя убийцы, а они меня преследовали. В итоге путь к «Черчиллю» занял у меня десять лишних минут: я предпочел перестраховаться, но твердо знать, что никто меня больше не сопровождает.

Забрав у помощника управляющего свой конверт с ключом, я, ни на минуту не теряя бдительности, отправился на Гранд-Сентрал, вынул из ячейки камеры хранения заветный сверток и решил, что самое страшное позади. Теперь я больше не опасался слежки, главное — чтобы меня не задержали. Сев в такси у выхода на Сорок вторую улицу, я сказал водителю, что спешу, и посулил ему два доллара, если мы доберемся до пересечения Сорок седьмой улицы с Восьмой авеню за семь минут. Расставшись с обещанными чаевыми, я достиг дома Хетти пешком и, уже не оборачиваясь, отомкнул дверь своим ключом и вошел. В вестибюле не было ни души. Не тратя времени даром, я поднялся по лестнице, зашел в комнату Хетти и прикрыл за собой дверь. Выдвинув нижний ящик бюро, я вынул из кармана сверток, засунул его под какие-то бумаги, задвинул ящик и вздохнул с облегчением. Разумеется, спрятать сверток нужно получше, но, по крайней мере, он был уже не при мне. Не успел я повесить пальто на спинку стула, как в дверь постучали.

— Войдите! — крикнул я.

Дверь открылась, и в проеме возник Ноэль Феррис, в шляпе, с перекинутым через руку пальто.

— Мне показалось, что наверху кто-то ходит, произнес он. — Вернулись, значит? А кто вас впустил?

— Я просто сказал: «Сезам, откройся!»

Он кивнул:

— Верно, я сам напросился. Вам, конечно, ничего не стоит отомкнуть шпилькой врата ада, хотя я и не представляю, на кой черт вам бы это понадобилось.

— Значит, вы так и не нашли то, что искали?

— Нет.

— Рад был бы помочь, но у меня свидание. Сомневаюсь… О, привет, Рэй! Ищейка опять идет по следу.

Появившийся в дверях Рэймонд Делл прогремел:

— Чудовищно! Стервятники слетаются к трупу!

Труп вообще-то покоится в морге, Рэй. Извините, друзья, но мне пора, — откланялся Феррис.

Делл вошел в комнату и уселся на стул.

— Если мне не изменяет память, — прогудел он, — ваша фамилия Гудман.

— Совершенно верно. Алджернон Фицджеральд Гудман. Можете звать меня Пупс.

— Я никого не зову Пупс. Господи, неужто вы не в состоянии придумать более полезное занятие, чем копаться в вещах невинно убиенной жертвы?

Вопрос состоял в том, можно ли от него избавиться, не сбрасывая с лестницы. Мне не терпелось перепрятать сверток, поскольку бюро Пэрли, безусловно, обшарил. По счастью, успех ждал меня с первой же попытки.

— Я знаю и худшие занятия, — заметил я. — Например, сидеть и следить за тем, кто копается в вещах невинно убиенной жертвы.

Делл воздел руки вверх и встал со стула.

— Туше! — сокрушенно пробасил он. — Замечательная отповедь! Молодец!

Он повернулся и вышел вон, а я прикрыл за ним дверь и задвинул засов. Затем, осмотревшись по сторонам, я подошел к дверце, за которой, как я надеялся, скрывался стенной шкаф, и распахнул ее. Так и оказалось, причем, к величайшему моему удивлению, все там было в идеальном порядке: платья, костюмы, юбочки на распялках, коробки на стеллажах, обувь на подставке. Делать мне здесь было нечего. Тамми Бакстер, если ее так звали, сказала, что Пэрли провел в комнате Хетти больше часа, а со шкафом он разобрался бы за пять минут. Я отвернулся и пошарил глазами по комнате. Бюро и комод — еще бессмысленнее. Я прошагал к пианино и, приподняв крышку, присмотрелся. Места много, но — нет. Молоточки будут натыкаться на преграду, а кто знает — вдруг Пэрли присел за инструмент и сыграл на нем похоронный марш?

Оставалась кровать. Подойдя к ней, я приподнял край матраса. Под ним оказался второй матрас. Верхний был мягкий, а второй, лежавший на деревянном каркасе, — жесткий, как доска. Пружин не было. Вытащив из кармана перочинный нож, я аккуратно взрезал подкладку верхнего матраса с нижней стороны, возле самого края. Я еще ни разу не прикасался к свертку голыми руками и, не желая нарушать традицию, вынул из кармана пальто перчатки, натянул их и лишь тогда осторожно вложил сверток в матрас. Разгладив постель, я упрятал перчатки в карман пальто, отпер дверь, спустился в вестибюль и позвонил по самому знакомому номеру. Ответил Фриц. Я сказал, что хотел бы поговорить с Вулфом.

— Но, Арчи! Он сейчас обедает вместе с дамой!

— А вот я, представь себе, не обедаю. Придется раз в жизни нарушить правило. Скажи, что я голоден и несчастен.

Пару минут спустя я услышал голос Вулфа:

— Да?

— Да. Дело в шляпе. Я жду ее здесь. Вы узнали имя?

— Нет. Кое-что она еще рассказала, но называть его отказывается наотрез. Она крепкий орешек.

— Не сомневаюсь. Ладно, я жду.

— Скоро она приедет. Сам знаешь, сидящий за моим столом приравнивается к гостю, а любой гость — мужчина или женщина — имеет право закончить трапезу.

— Я не возражаю. Развлекайтесь вволю. Я пока перехвачу где-нибудь сандвич.

— Ни в коем случае! — прорычал Вулф и повесил трубку.

Разговор наш состоялся в 13.22, а приехала Тамми без трех минут два. Однажды я проторчал под дождем целых девять часов, дожидаясь, пока в подъезде на противоположной стороне улицы появится интересующая меня личность; так вот, эти тридцать пять минут дались мне куда тяжелее. Случись нагрянуть полиции или секретной службе, и — пиши пропало. А тут — «любой гость имеет право закончить трапезу». Представляете? Стеклянной панели во входной двери не было, и я все это время таращился на улицу через крохотное оконце. Когда Тамми наконец появилась, я открыл дверь, когда соратница Лича еще только заносила ногу на ступеньку.

— В комнату мисс Эннис, — кивнул я, и Тамми направилась к лестнице. Я проследовал за ней, помог избавиться от шубки, а потом, не удержавшись, спросил: — Вы не останавливались по дороге, чтобы кое-куда позвонить?

— Вы ко мне несправедливы, — укоризненно произнесла она. — Я ведь обещала!

— Вот и славно. Я очень рад. Прежде чем мы с вами приступим к поискам, я хотел бы кое-что у вас уточнить. Имя одного человека. Меня устроят даже инициалы.

Она решительно помотала головой из стороны в сторону.

— Нет. Мы уже обсуждали это с мистером Вулфом.

Я ничего не скажу.

Скажете, если вам и вправду так нужен этот сверток. Никто не узнает, не бойтесь. Договорились?

— Нет.

Тогда вам свертка не видать как своих ушей.

— Это глупо. — Ее брови взлетели вверх. — Это не ваш стиль, мистер Гудвин, вы слишком умны для этого. Тем более что я знаю: сверток спрятан здесь. Я ведь вовсе не обещала, что назову вам имя, не правда ли?

И между прочим, я еще не видела этого свертка и не знаю, что там внутри. Вот когда увижу… тогда еще посмотрим. Где он?

— А когда найдете — назовете?

— Я вам этого не обещала. Так где он?

— Я бы с удовольствием свернул вам шею.

— Я тоже. Где он?

Я устал препираться.

— Поищите немного сами. Можете сказать своим, что после отъезда мистера Лича вы пришли к нам, но мы с мистером Вулфом категорически отрицали, что мисс Эннис оставляла нам какие-либо деньги. Вы тогда сразу подумали, что мисс Эннис могла оставить сверток у себя. Потом вы отобедали с мистером Вулфом, надеясь извлечь из него какую-нибудь ценную информацию, а затем вернулись сюда и, застав меня в комнате мисс Эннис, поняли, что находитесь на верном пути. И — после недолгих поисков — удача улыбнулась вам. А пока пошарьте кругом для пущей видимости. Скажем, минуты две.

Она пожала плечами, как бы давая понять, что готова уважить мой каприз, и, подойдя к бюро, выдвинула ящик. Я тем временем открыл дверь, выглянул наружу и, никого не увидев, оставил дверь нараспашку.

— Далее действуйте по сценарию, — предложил я. — Это разовьет ваши актерские навыки. Если найдете, можете замурлыкать от удовольствия. Я пока тоже поищу.

Я взобрался на вращающийся табурет и, откинув крышку с пианино, заглянул внутрь; в этот миг подлое сиденье крутанулось, и я едва не шлепнулся на пол.

Покончив с бюро, Тамми вопросительно посмотрела на меня.

Попробуйте попытать счастья в стенном шкафу, — мстительно посоветовал я.

И что, по-вашему, сделала она? Прошагала к изголовью кровати, уцепилась за край матраса и резко его вздернула. Я наблюдал, не раскрывая рта. Далее Тамми обогнула кровать и, повторив ту же процедуру с противоположным краем матраса, вдруг заметила там узкую прореху, затем, сунув в нее руку, извлекла на свет Божий заветный сверток.

— Вот это да! — изумленно воскликнул я. — Держу пари, что это он и есть! Неужели он был в матрасе?

Тамми прошагала к софе, уселась и принялась развязывать тесемку. Я же со словами: «Взгляну, может, там еще что-нибудь найдется», подскочил к кровати и принялся рыться в матрасе. Мало ли, на что способна современная наука? Может, у них есть прибор, способный определять запахи, или что-то в этом роде?

Как бы то ни было, я решил воспользоваться подходящим предлогом оставить свои отпечатки на матрасе, когда сзади послышался мужской голос, негромкий, но угрожающий:

— Это мое. Дайте его мне.

Я отпрянул от кровати и резко обернулся.

— Стойте на месте, Гудвин! — приказал Пол Ханна. Он стоял прямо перед Тамми, держа в руке здоровенный кухонный нож с лезвием в добрый фут длиной. Розовые щечки актера полыхали, а в глазах появился зловещий блеск.

— Не будьте дураком, — произнес я. — Бросьте нож.

Я шагнул вперед, но Ханна угрожающе взмахнул ножом. Лезвие было в считанных дюймах от живота Тамми.

— Давай его сюда! — процедил Ханна. — Живо!

— Отдайте, — посоветовал я, прикинув, что преодолеть двенадцать футов, отделяющие меня от Ханны, без потерь не удастся. — Черт с ним.

Позднее Тамми утверждала, что не поняла меня. Ей якобы показалось, что я велел ей нападать. Чушь собачья. Я убежден, что, посоветуй я ей ни за что на свете не расставаться со свертком, она бы в то же мгновение отдала его. Так уж устроена эта дамочка, которая вместо голоса разума руководствуется указаниями беса противоречия. Словом, она подобрала под себя ноги и резко прыгнула, ну и, разумеется, в ту же секунду прыгнул и я. Целил я в его правую руку, но промахнулся, потому что Тамми ловкой подножкой сбила его с ног. Впрочем, уже в следующий миг он вскочил и уже замахнулся на Тамми (дуреха лежала на полу, так и не расставшись со своим свертком), когда я, перехватив его правое запястье, резко переломил его через колено, услышав, как хрустнула кость. Ханна завопил и выпустил нож, а я, войдя в раж, еще разок крутанул его уже сломанную руку, отчего бедняга мешком рухнул на пол, едва не лишившись чувств. Тамми встала, а в дверях возник Рэймонд Делл:

— Кто у вас тут медведь, а кто охотничий пес?

— Это никакой не медведь, а гиена, — презрительно фыркнул я, подбирая нож. Он пытался скальпировать этой штуковиной мисс Бакстер. Позвоните по телефону Уоткинс 9-8241, позовите сержанта Стеббинса и скажите, что я готов сдать ему убийцу. Только фамилия моя вовсе не Гудман и даже не Гудберг, а Гудвин. Повторяю номер: Уоткинс 9-8241.

— Я сама позвоню, — сказала Тамми и двинулась было к двери, но я остановил ее.

— Нет, — твердо произнес я. — Вы позвоните не туда, по крайней мере, не сразу. Прошу вас, мистер Делл.

— Чудовищно! — прогудел он, но зашагал к лестнице.

Взглянув на Пола Ханну, который корчился на полу, держа левой рукой сломанное запястье, я выпустил руку Тамми.

— Я знаю, что вы мне ничего не обещали, но теперь, после того как я спас вас от возможной царапины, вы назовете мне его имя?

— Катитесь к дьяволу! — последовал ответ.

Глава 8

Как-то раз, месяца два спустя, на следующий день после того, как суд присяжных в составе четырех женщин и восьми мужчин вынес Полу Ханне обвинительный приговор, я вернулся домой и застал Ниро Вулфа в кабинете за разгадыванием кроссворда в лондонском «Обсервере». Когда я примостился за своим столом, Вулф приподнял голову.

Тебя спрашивали по телефону, произнес он. — Просили перезвонить по номеру Байрон 7-6232.

— Спасибо. Это не срочно.

— Голос я узнал, — проворчал Вулф.

— Не сомневаюсь.

— Я никогда не лезу в твои личные дела, но данный случай — исключение, поскольку ваше знакомство началось здесь, в этом кабинете. Я не знал, что ты с ней флиртуешь.

— Ничего подобного, — возмутился я. — Кстати, вам бы не мешало уточнить значение этого глагола по словарю.

— Он означает: «заниматься любовной игрой» или «кокетничать».

Я чуть призадумался, потом возразил:

— «Любовная игра» мне тоже не нравится. Можно подумать, что речь идет о токующих тетеревах или каких-нибудь пингвинах. На самом деле все обстоит куда сложнее.

— Не сомневаюсь. Однако меня заботит лишь одно: чтобы ваши забавы не отразились на деятельности этой конторы. Надеюсь, это ты хоть понимаешь?

— Понимаю, — буркнул я.