/ Language: Русский / Genre:sf,

Жилец

Роланд Топор


Топор Роланд

Жилец

Роланд Топор

Жилец

пер. Нины Леонтьевой

Часть первая

НОВЫЙ ЖИЛЕЦ

1. Квартира

Трелковский оказался в очень сложном положении: его собирались выкинуть на улицу, но один из приятелей - Саймон - рассказал ему про квартиру на Пиренейской улице. Он сразу же отправился туда, чтобы взглянуть на нее. Поначалу вздорного вида консьержка отказывалась показать ему помещение, однако тысячефранковая банкнота настроила ее на более миролюбивый лад.

- Идите за мной, - проговорила она, впрочем, сохраняя на лице прежнее угрюмое выражение.

Трелковский был добропорядочным, вежливым молодым человеком немногим более тридцати лет от роду, который больше всего на свете ненавидел всяческие сложности. Зарабатывал он немного, ему едва хватало на жизнь, и перспектива потерять крышу над головой грозила самой настоящей катастрофой, поскольку на свою зарплату он никак не мог позволить себе роскошь постоянно жить в гостинице. У него, правда, были кое-какие сбережения в банке, однако он знал, что хозяину квартиры, чтобы получить желаемое жилье, придется заплатить сверху, и потому все свои надежды он теперь связывал лишь с тем, чтобы сумма эта оказалась не слишком большой.

Квартира состояла из двух мрачноватых комнат, но без кухни. Открывавшийся из единственного окна в дальней комнате вид был весьма зауряден. Вернее, вида, как такового, не было. Он разглядел всего лишь причудливо очерченное окно на стене здания, расположенного по другую сторону внутреннего двора. Трелковский подумал, что это, должно быть, одно из окон туалета соседнего дома.

Стены его квартиры были оклеены желтоватыми обоями, на которых, очевидно, от сырости, появилось несколько крупных пятен. Весь потолок был покрыт густой сетью мелких трещин, разбегавшихся в разные стороны и наползавших друг на друга, подобно прожилкам древесного листа. Под ногами тихонько похрустывали осыпавшиеся на пол кусочки штукатурки. В той комнате, где вообще не было окон, отделанный под мрамор камин обрамлял маленький газовый обогреватель.

- Бывшая жиличка выбросилась из окна, - заявила консьержка, на которую вдруг напал приступ дружелюбной разговорчивости. - Вон, посмотрите, куда она упала.

Она подвела Трелковского через узкий, образованный мебелью лабиринт к окну и торжественно указала на останки разбитого стеклянного навеса над внутренним двором, лежащим тремя этажами ниже.

- Она не умерла, - проговорила женщина, - хотя, вроде, должна бы. Лежит в больнице Сан-Антуан.

- А если она поправится? - пробормотал Трелковский.

- Этого можно не бояться, - консьержка залилась омерзительным смехом. Даже не берите в голову. - Она подмигнула ему и добавила: - Считайте, что вам крупно повезло.

- И какие здесь удобства? - спросил Трелковский.

- Умеренные. Придется немного приплачивать за воду. Трубы совсем недавно сменили. А раньше надо было за водой выходить на лестничную площадку. Вот хозяин и распорядился провести воду.

- А как с туалетом?

- Он вон там. Спуститесь вниз, а потом пройдете по лестнице Б. Оттуда видно окно вашей квартиры. И наоборот. - Она снова бесстыдно подмигнула ему. - А там е-есть на что посмотреть!

Нельзя было сказать, что Трелковского распирало от восторга, хотя и следовало признать, что квартира действительно оказалась весьма удачной находкой.

- И какая арендная плата?

- Пятьсот сорок тысяч. Сразу за три года вперед из расчета по пятнадцать тысяч франков в месяц.

- Дороговато. Больше четырехсот тысяч я не могу себе ПОЗВОЛИТЬ.

- Это уже не ко мне. Обговорите это с хозяином. - Очередное подмигивание. - Идите, поговорите с ним. Он живет как раз этажом ниже, так что далеко идти не придется. А мне пора возвращаться - но не забудьте, что я вам сказала. Это ваш шанс, так что постарайтесь не упустить его.

Трелковский проводил ее вниз до дверей квартиры хозяина и нажал кнопку звонка. Открыла ему какая-то старуха, окинувшая его подозрительным взглядом.

- Слепым не подаем, - отрезала она прежде, чем он успел произнести хотя бы слово.

- Я насчет квартиры...

Она хитро прищурилась.

- Какой квартиры?

- Той, что наверху. Могу я увидеть месье Зая?

Старуха оставила Трелковского у дверей. До него донеслось какое-то бормотание, после чего женщина появилась снова и сказала, что месье Зай примет его. Она проводила его в столовую, где за столом сидел этот самый месье Зай, сосредоточенно ковырявший в зубах заостренным концом спички. Коротким жестом он дал понять вошедшему, что сильно занят, после чего опять принялся скрупулезно ковыряться в зубах. Через несколько секунд он извлек оттуда зацепившийся за кончик зубочистки крохотный кусочек мяса, внимательно рассмотрел его, а затем снова сунул в рот и, пожевав, проглотил. Лишь после этого он перевел взгляд на Трелковского.

- Вы уже видели квартиру? - спросил он.

Трелковский кивнул.

- Да. Именно поэтому я и хотел поговорить с вами - обговорить условия аренды.

- Пятьсот сорок тысяч - пятнадцать тысяч в месяц.

- Консьержка так и сказала. Но мне хотелось спросить, это ваша окончательная цена? Дело в том, что я не могу заплатить больше четырехсот тысяч.

Домовладелец нахмурился. Несколько секунд он сидел молча, следя глазами за движениями старухи, убиравшей со стола. Казалось, он мысленным взором окидывал все только что им съеденное, иногда при этом кивая, словно выражая свое одобрение. Наконец он решил вернуться к обсуждаемому вопросу.

- Консьержка сказала вам насчет воды?

- Да.

- В наше время чертовски трудно найти квартиру. Студент платит мне половину этой суммы всего лишь за одну комнату, а живет на шестом этаже. И воды у него нет.

Трелковский откашлялся, желая немного прочистить горло и чувствуя, что все это начинает его раздражать.

- Пожалуйста, поймите меня, - проговорил он, - мне не хотелось бы умалять достоинства вашей квартиры, но согласитесь, ведь в ней нет даже кухни. Да и с туалетом тоже проблема... Представьте себе, например, что мне станет плохо - хотя такое, правда, случается нечасто, уверяю вас... но вдруг мне посреди ночи понадобится встать и сходить... Согласитесь, это все же не очень-то удобно. С другой стороны, даже если я заплачу вам всего четыреста тысяч, вы ведь получите их наличными.

Хозяин поднял руку, перебивая его.

- Речь не идет о деньгах, и я хотел бы сказать вам об этом прямо, месье...

- Трелковский.

- Месье Трелковский. Я не в таком уж сложном финансовом положении, и мне не нужны ваши деньги, чтобы заработать себе на кусок хлеба. Нет, я сдаю квартиры, потому что у меня есть пустующая жилплощадь, а я знаю, какая это редкость в наши дни.

- Разумеется.

- Однако я человек принципиальный. Я не скряга, но и не филантроп. Пятьсот сррок тысяч - вполне приемлемая цена. Я знаю других домовладельцев, которые потребовали бы за такое же жилье все семьсот тысяч и имели бы на это полное право. Что же до меня, то я прошу всего пятьсот сорок и не вижу никаких оснований снижать цену.

Трелковский слушал эту тираду, чуть кивая головой, словно в знак согласия, и с понимающей улыбкой на устах.

- Разумеется, месье Зай, - проговорил он, - я прекрасно понимаю вашу точку зрения, она вполне разумна. Но... Я могу предложить вам сигарету?

Домовладелец отказался, и Трелковский продолжил:

- В конце концов, мы же не дикари. Мы можем спорить по каким-то вопросам, но в то же время всегда в состоянии попытаться понять друг друга. Вы хотите пятьсот сорок тысяч. Хорошо. Но если придет кто-то, кто согласится на эти пятьсот сорок тысяч, но с условием выплаты денег частями через каждые три месяца, эти три месяца могут потом растянуться на три года. Вы не находите, что гораздо лучше было бы получить четыреста тысяч, но, как говорится, разом?

- Нет, не нахожу. Я лучше вашего знаю, что самое лучшее - это наличными и сразу. Однако я предпочитаю пятьсот сорок тысяч наличными четыремстам тысячам наличных.

Трелковский прикурил сигарету.

- Естественно. И у меня нет ни малейшего желания утверждать, что вы неправы. Но задумайтесь хотя бы на минуту - ведь прошлая жиличка еще не умерла. Возможно, эта женщина потом вернется обратно сюда же. Но даже если она проболеет довольно долго, или не сможет больше взбираться по ступеням лестницы на третий этаж, то ведь всегда сможет поменять квартиру на другую. И вам известно, что по закону вы не имеете права запретить ей подобный обмен. В таком случае вы не получите уже эти четыреста тысяч - вы не получите ничего. Но со мной - со мной вы получите именно эту сумму, у вас не возникнет никаких проблем, и все будет базироваться исключительно на дружеской основе, Никаких проблем для вас, никаких проблем для меня. Ну что, вы могли бы предложить более приемлемый вариант решения?

- Вы исходите из крайне маловероятного развития событий.

- Пожалуй, но ведь такое вполне возможно. А с четырьмястами тысячами наличных у вас не будет никаких проблем, никаких осложнений...

- Так, хорошо - давайте на минуту посмотрим на это дело с другой точки зрения, месье... Трелковский. Я уже сказал вам, что для меня главное заключается не в деньгах. Вы женаты? Извините, что интересуюсь подобными вещами, но речь идет о детях. Это очень тихий и спокойный дом, а я и моя жена - старые люди...

- Ну, уж не настолько вы и стары, месье Зай! - перебил его Трелковский.

- Я знаю, что говорю. Мы оба старые люди и не выносим шума. Поэтому хочу сразу вас предупредить, что если вы женаты и если у вас есть дети, то вы можете предложить мне хоть миллион франков, я и тогда не соглашусь.

- На этот счет можете не беспокоиться, месье Зай. Со мной у вас таких проблем не будет. По натуре я очень тихий человек и к тому же холост.

- С холостяками иногда тоже бывают проблемы. Если квартира вам нужна, чтобы развлекаться с девицами, то в таком случае этот дом явно не для вас. Я лучше соглашусь на двести тысяч, но отдам квартиру тому, кто в ней действительно нуждается.

Трелковский кивнул.

- Абсолютно с вами согласен. Но я и есть тот самый нуждающийся. Я тихий человек, который не любит всевозможных осложнений. И у вас со мной их также не будет.

- Не обижайтесь, что я говорю с вами обо всех этих вещах, - проговорил домовладелец. - Нам надо с самого начала понять друг друга, зато потом мы сможем жить в полном согласии.

- Вы совершенно правы: подобный подход представляется и мне наиболее логичным.

- В таком случае вам следует также знать, что я не потерплю здесь никаких животных - кошек, собак, вообще, любую живность.

- Я и не собираюсь никого заводить.

- Ну что ж, месье Трелковский, естественно, я пока не могу дать вам свой окончательный ответ; об этом не может идти и речи до тех пор, пока та женщина жива. Но, по правде говоря, вы мне нравитесь; вы производите впечатление серьезного молодого человека. Поэтому вот что я вам скажу: приходите в конце недели. К тому времени, надеюсь, я смогу дать вам окончательный ответ.

Перед уходом Трелковский сердечно попрощался с хозяином дома. Когда он проходил мимо комнаты консьержки, та с любопытством глянула на него, не показывая при этом, что они знакомы, и тут же продолжила вытирать передником тарелку.

На тротуаре он остановился, чтобы взглянуть на здание со стороны. Верхние этажи утопали в лучах сентябрьского солнца, что придавало всему дому определенную свежесть.

Благодаря этому казалось, будто дом построен совсем недавно. Затем он хотел было перевести взгляд на окно "своей" квартиры, но тут же вспомнил, что оно выходит во внутренний двор.

Все пять этажей были покрашены в розовый цвет, а ставни сверкали канареечной желтизной. Нельзя сказать, что сочетание цветов отличалось безошибочным вкусом и изысканной утонченностью, однако в целом краски придавали всему дому веселый и даже радостный вид. Под всеми окнами третьего этажа были укреплены ящики с зелеными растениями, а на четвертом к ограждению балконов приварены дополнительные металлические рейки, как будто предназначенные для безопасности детей, хотя это и казалось маловероятным, поскольку хозяин объяснил, как он относится к детям в собственном доме. Крыша была заполонена дымоходами всех фасонов и размеров, между которыми прохаживалась кошка, также едва ли принадлежавшая кому-либо из жильцов этого дома. Трелковский улыбнулся, представив себе, что это не кошка, а он сам нежится под лучами солнца. Но затем он заметил, как в окне второго этажа качнулась штора - это были апартаменты хозяина дома, - и поспешил удалиться.

Улица была почти пустынна - сказывалось то, что еще не кончилось обеденное время. Трелковский остановился и купил себе булку с чесночной сосиской, после чего присел на скамейку и принялся за едой обдумывать сложившуюся ситуацию.

В конце концов, нельзя было исключать, что те аргументы, которые он использовал в споре с домовладельцем, окажутся вполне справедливыми, и бывшая жиличка действительно вернется назад и захочет обменять свою квартиру.

Вероятно, она и в самом деле поправится - разумеется, сам он искренне желал, чтобы так оно и случилось. Но если получится иначе... то, возможно, она оставит завещание.

Какими правами в таком случае будет обладать хозяин дома?

Не будет ли Трелковский обязан платить двойную арендную плату - одну хозяину дома, а другую - бывшей жиличке?

Ему надо было бы переговорить со своим приятелем Скопом, который работал в адвокатской конторе. Правда, сейчас его не было в городе - уехал куда-то по делам.

"Да, самое лучшее будет сходить в больницу и проведать эту женщину", подумал он.

Покончив с едой, он снова направился к дому, чтобы задать консьержке еще пару вопросов. С трудом сдерживая раздражение, та сообщила ему, что бывшую жиличку зовут мадемуазель Шуле.

- Бедная женщина! - проговорил Трелковский и записал имя на оборотной стороне конверта.

2. Бывшая жиличка

На следующий день в точно назначенный час для посещения больных Трелковский вошел в дверь больницы Сан-Антуан. Одет он был в свой единственный темный костюм, а в правой руке нес фунт апельсинов, завернутых в старую газету.

Он всегда с неприязнью относился к больницам; ему казалось, что здесь за каждым окном в любой момент может раздасться последний хриплый вздох умирающего и что стоит ему хотя бы на мгновение отвернуться, как из больницы сразу же начнут вывозить трупы. И врачей, и медсестер он считал подлинными чудовищами, живым воплощением бессердечия, хотя и восхищался их преданностью чурстну долга.

В окошке для справок ок поинтересовался, нельзя ли проведать мадемуазель Шуле. Молодая дежурная просмотрела свои записи.

- Вы член семьи? - спросила она.

Трелковский заколебался. Если он ответит отрицательно, не укажет ли она ему на дверь? Наконец он все же решился и произнес:

- Я ее друг.

- Палата 27, койка 18. Но сначала поговорите со старшей сестрой.

Он пробормотал слова благодарности и вошел в здание больницы. Палата 27 представляла собой громадное помещение, по размерам не уступавшее залу ожидания солидного вокзала. Во всю его длину выстроились четыре ряда коек.

Вокруг их белых прямоугольников кое-где кучковались небольшие группки людей, мрачное одеяние которых резко контрастировало с окружающей обстановкой. Это был час "пик" для посетителей. Непрекращающийся гул, походивший на рокот запертого в ракушке моря, давил ему на уши.

Неожиданно рядом с ним материализовалась женщина в белом, которая сразу же агрессивно выпятила нижнюю челюсть.

- Что вы здесь делаете? - требовательным тоном спросила она.

- Вы старшая сестра? - в свою очередь спросил Трелковский, а когда челюсть утвердительно дернулась, продолжил: - Моя фамилия Трелковский. Как хорошо, что я вас встретил, потому что в справочном окне мне порекомендовали сначала поговорить с вами. Я насчет мадемуазель Шуле.

- Койка 18?

- Да, мне именно так и сказали. Я могу ее видеть?

Старшая сестра нахмурилась, сунула в зубы карандаш, задумчиво покрутила его пальцами и лишь потом ответила:

- Ее нельзя беспокоить. Вплоть до вчерашнего дня она находилась в коме. Идите, только ведите себя очень тихо и не пытайтесь заговорить с ней.

Трелковскому не составило большого труда отыскать койку под номером 18. На ней лежала женщина с забинтованным лицом; ее левая нога была подвешена на сложной системе блоков, грузов и растяжек. Единственный видимый между бинтами глаз был открыт.

Трелковский и в самом деле очень тихо приблизился к постели. Он не мог точно сказать, заметила ли женщина его появление, поскольку глаз ни разу даже не моргнул, а остальная часть лица была покрыта бинтами, и потому было невозможно определить, какое у нее выражение. Он положил апельсины на прикроватную тумбочку и опустился на маленький табурет.

Женщина оказалась старше, чем он себе ее представлял.

Дышала она с большим трудом, а широко раскрытый рот чем-то напоминал черный колодец посередине белого поля.

С неожиданным замешательством он заметил, что один из ее верхних резцов отсутствует.

- Вы ее друг?

Он едва было не подпрыгнул от неожиданности, поскольку совершенно не заметил приблизившегося к кровати второго посетителя. И без того влажный лоб Трелковского покрылся бисеринами пота, и он почувствовал себя преступником, которого вот-вот разоблачит свидетель, о существовании которого он совершенно забыл. В мозгу его разом промелькнули десятки самых безумных объяснений и оправданий, но другой посетитель - им оказалась молоденькая девушка - заговорил снова:

- Скажите, ради Бога, что произошло? Вы знаете, почему она пошла на такой шаг? Я поначалу даже не поверила, когда узнала. Ведь я буквально накануне вечером видела ее, и она была в прекрасном настроении! Что же с ней произошло?

Трелковский облегченно вздохнул. Девушка, очевидно, приняла его за одного из членов довольно обширного круга друзей мадемуазель Шуле. При этом она, в сущности, даже ни о чем его не спрашивала, а скорее обозначала свое собственное отношение к случившемуся. Он присмотрелся к ней повнимательнее.

На нее было приятно смотреть, и хотя внешне она едва ли могла быть отнесена к миловидным девушкам, было в ней что-то возбуждающее. Она явно принадлежала к тому типу женщин, которых Трелковский любил вызывать в своем воображении в самые интимные минуты жизни. Что же касалось ее тела, то оно также вполне удовлетворяло его, поскольку отличалось приятной округлостью и в то же время было лишено излишней полноты.

На девушке был надет зеленый свитер, отчетливо подчеркивавший линии ее груди, а благодаря мягкому бюстгальтеру он смог даже разглядеть чуть выступающие соски.

Ее темно-синяя юбка задралась намного выше колен, хотя было заметно, что это скорее небрежность, нежели результат тонкого расчета. Тем не менее над эластичной лентой чулок проглядывал весьма значительный участок обнаженного тела. Эта молочно-белая, чуть затененная часть бедра, казавшаяся поразительно светящейся по контрасту с тем местом, где она переходила в еще более темную зону, почему-то буквально заворожила Трелковского, и ему стоило немалого труда отвести взгляд от бедра девушки и снова взглянуть в ее лицо, на котором застыло совершенно банальное выражение. У нее были каштановые волосы, почти такие же карие глаза и большой рот, небрежно подкрашенный помадой.

- По правде говоря, - произнес он, чуть откашлявшись, - я в общем-то не ее друг. Более того, я ее практически не знаю.

Некоторая робость не позволила ему признать, что он вообще ее раньше не знал.

- Но поверьте, мне искренне жаль, и я сильно расстроен из-за всего случившегося.

Девушка улыбнулась ему:

- Да, это ужасно.

Она снова повернулась к распростершейся на койке фигуре, которая, казалось, по-прежнему находилась в бессознательном состоянии, несмотря на широко распахнутый глаз.

- Симона, Симона, - пробормотала девушка, - ты узнаешь меня? Скажи... Это я, Стелла. Твоя подруга Стелла. Неужели ты меня не узнаешь?

Глаз Симоны Шуле неподвижно уставился в пространство над собой, словно вглядываясь в какую-то точку на потолке. Трелковский с тревогой подумал: уж не умерла ли она, но в этот самый момент изо рта женщины вырвался протяжный стон - поначалу сдавленный, напряженный, а затем перешедший в невыносимый вопль.

Стелла шумно разрыдалась, чем поставила Трелковского в крайне неловкое положение. Он хотел уже было наклониться к ее уху и прошептать "Ш-шшш", поскольку был уверен, что теперь в их сторону смотрит едва ли не вся палата, единодушно считающая, что именно он повинен в ее слезах.

Он мельком глянул на ближайших соседей, чтобы проверить их реакцию. Слева от него на койке спал старик - от его дыхания одеяло на груди ритмично поднималось и опускалось. Губы его слабо шелестели, выталкивая наружу поток совершенно неразборчивых слов, и в такт движению груди вверх-вниз колыхалась нижняя челюсть, как если бы он сосал громадный леденец. Из угла его рта по щеке стекала кровянистого цвета слюна, терявшаяся где-то под белизной простыни. Лежащий справа толстый крестьяниналкоголик изумленно взирал на вино и закуски, которые извлекали из корзины столпившиеся вокруг его койки посетители.

Трелковский с удовлетворением обнаружил, что никто даже не посмотрел в их сторону. Через несколько минут к ним подошла медсестра, которая сказала, что им пора уходить.

- Скажите, есть хотя бы какой-то шанс на то, что ее удастся спасти? спросила Стелла. Она все еще продолжала плакать, хотя уже не так надрывно.

Сестра раздраженно глянула в ее сторону.

- А вы как думаете? - требовательным голосом произнесла женщина. - Если сможем спасти ее, мы ее спасем. Что еще вам хотелось бы знать?

- Но что вы сами об этом думаете? - спросила Стелла. - Это возможно?

Сестра раздраженно пожала плечами.

- Спросите доктора, хотя он скажет вам не больше моего. В подобных случаях... - ее голос приобрел оттенок особой важности, - ...ничего нельзя сказать наверняка. Хорошо уже то, что она вышла из комы!

Трелковский чувствовал себя отвратительно. Ему не удалось поговорить с Симоной Шуле, и тот факт, что бедная женщина одной ногой уже стояла в могиле, еще больше расстроил его. Он отнюдь не был эгоистом или, тем более, злым человеком и искренне согласился бы остаться в своем нынешнем нелегком положении, если бы это хоть как-то облегчило ее участь.

"Надо поговорить с этой Стеллой, - подумал он. - Возможно, она скажет мне что-то такое, чего я не знаю".

Но он не имел ни малейшего понятия, как завязать разговор, поскольку девушка по-прежнему продолжала плакать. В самом деле, трудно было затевать разговор о квар тире, не подготовив предварительно почву. С другой сторо ны, он серьезно опасался того, что, едва ступив за порог, девушка протянет ему руку и распрощается с ним еще до того, как он смекнет, что ему надо делать. И как бы в подтверждение того, что подобный исход оказался бы для него не таким уж плохим, он внезапно почувствовал жгучее желание помочиться, что сразу же избавило его от необходимости принимать ответственное решение. Он заставил себя идти медленно, несмотря на то, что больше всего на свете хотел бы сейчас со всех ног броситься на поиски ближайшего туалета.

Наконец он набрался смелости и решил познакомиться с девушкой традиционным способом.

- Не стоит вам так убиваться, - проговорил он как можно более спокойным тоном. - Если хотите, мы могли бы пойти и выпить чего-нибудь. Думаю, это пойдет вам на пользу.

Он тут же до крови прикусил губу, потому что нужда становилась просто чудовищной, непереносимой.

Девушка хотела было что-то ответить, но на нее неожиданно напала сильная икота, а потому она лишь грустно улыбнулась ему и закивала в знак согласия.

Трелковский обливался потом. Дикое желание молотом колотило в нижнюю часть живота, словно это был громадный кулак сидевшего внутри него боксера. Однако прежде им пришлось выйти из больницы, и он тут же заметил находившееся на противоположной стороне улицы большое кафе.

- Может, сюда зайдем? - спросил он с наигранным безразличием в голосе.

- Как вам будет угодно, - согласилась Стелла.

Он терпел, пока они нашли свободный столик, потом, когда у них принимали заказ, и лишь после этого пробормотал:

- Вы не возражаете, если я на минутку выйду? Мне очень надо позвонить.

Вернулся он уже совершенно другим человеком. Ему хотелось смеяться и петь, причем делать это одновременно, и лишь увидев все еще заплаканное лицо Стеллы, он наиустжл на себя выражение скорби.

Оба катали между ладонями принесенные официантом стаканы, но продолжали хранить молчание. Стелла постепенно успокаивалась; Трелковский же внимательно присматривался к девушке, выжидая психологически удобного момента, чтобы заговорить о квартире. Не удержавшись от повторного взгляда на ее грудь, он тут же поймал себя на мысли о том, что хотел бы переспать с ней. Под конец он все же собрался с силами.

- Наверное, я так никогда и не пойму самоубийц, - мрачно проговорил он. - У меня нет серьезных аргументов в споре с ними, и все же подобный шаг просто не укладывается в голове. А вы никогда не говорили на эту тему с ней?

Стелла сказала, что эти темы они с Симоной никогда не касались, что они давно знают друг друга и что ей не было известно о жизни подруги ничего такого, что могло бы толкнуть ее на столь отчаянный шаг. Трелковский предположил, что, возможно, причина кроется в несчастной любви, каком-то разочаровании, однако Стелла заверила его в том, что это не так. По ее словам, ничего такого уж серьезного в этом Смысле не было. С тех самых пор, как Симона приехала в Париж, - ее родители остались в Туре - она жила одна и изредка встречалась с друзьями. Разумеется, у нее было два-три увлечения, но это так, ничего серьезного, - как говорится, без последствий. Свободное время Симона в основном проводила за чтением исторических романов - сама она работала в книжном магазине.

В рассказе девушки Трелковский не узрел каких-либо препятствий, которые могли бы помешать ему в решении вопроса с арендой квартиры, причем он даже молча обругал себя, когда понял, что подобный исход его откровенно радует. Ему это показалось почти бесчеловечным. Словно в отместку себе, он снова подумал о женщине, попытавшейся совершить самоубийство.

- Может, ей и удастся выкарабкаться, - проговорил он, правда, без особой уверенности в голосе.

Стелла покачала головой.

- Не думаю. Вы заметили - она даже не узнала меня. До сих пор не могу прийти в себя от этого. Какой ужас! Нет, сегодня я уже не смогу работать. Весь день просижу дома и буду мучать себя мыслями о ней.

Трелковскому тоже не надо было в этот день идти на работу, потому что для поиска жилья он взял несколько дней отгула.

- Так не годится, - сказал он. - Напротив, вам надо постараться совершенно выбросить все это из головы. Возможно, вам это покажется бестактным, но я бы посоветовал вам сходить в кино. - Он сделал небольшую паузу, а затем поспешно добавил: - Возможно... Если вы позволите... Мне сегодня тоже больше нечего делать. Может быть, мы вместе пообедаем? А потом сходим в кино. Если у вас действительно нет других планов...

Она приняла его приглашение.

Пообедав в ближайшем кафетерии, они зашли в первый попавшийся кинотеатр. Посетителей в нем почти не было, да и сеанс еще не начался, когда он почувствовал, как бедро девушки плотно прижалось к его ноге. Он должен был ответить ей аналогичным образом! Трелковский никак не мог решить, что же именно надо сделать, хотя и понимал, что нельзя просто так сидеть сложа руки.

И тогда он сделал то, что обычно делается в таких случаях, - обнял девушку за плечи. Она сделала вид, что ничего не заметила, но уже через пару секунд он вдруг ощутил сильную судорогу в верхней части предплечья. Начался журнал перед фильмом, а он все продолжал сидеть в этой неудобной позе и не решался посмотреть на девушку.

Стелла же еще плотнее прижалась к нему ногой.

Как только начался сам фильм, он снял руку с плеч Стеллы и опустил ее на талию девушки. Теперь он кончиками пальцев касался основания ее груди той самой груди, которую уже видел раньше, - там, в больнице, под тутой шерстью зеленого свитера. Девушка даже не попыталась оттолкнуть его. Тогда он осторожно подвел ладонь под ткань свитера и, медленно скользя вверх, дотянулся до бюстгальтера, после чего ухитрился просунуть пальцы между грудью и его тонкой нейлоновой оболочкой. Его указательный палец ощутил тугую упругость соска, и он принялся медленно поглаживать его, совершая ласкательные, словно массирующие движения.

У девушки на мгновение перехватило дыхание, после чего она резко заерзала на сиденье, одновременно полностью высвобождая грудь от сдерживающей ткани бюстгальтера. Он почувствовал мягкую, теплую плоть и принялся судорожно скользить ладонью по нежному полушарию.

Но даже делая это, он вдруг снова подумал о Симоне Шуле.

"Возможно, в этот самый момент она умирает..." На самом же деле она умерла чуть позже - где-то перед заходом солнца.

3. Переезд

Из будки телефона-автомата Трелковский позвонил в больницу, чтобы справиться насчет состояния здоровья бывшей жилички, и ему сказали, что она умерла.

Его глубоко тронул этот безжалостный конец. Ему казалось, что он потерял очень дорогого, близкого человека, и испытал внезапное, прочувствованное сожаление о том, что не знал Симону Шуле раньше, еще в добрые времена ее жизни. А ведь они могли вместе ходить в кино, рестораны, делить мгновения радости, которые она так и не смогла познать вместе с ним. Думая о ней, Трелковский уже не представлял ее, как девушку, которую он видел в больнице, а скорее воображал молоденькой девушкой, рыдающей над каким-то невинным проступком юности. Ему хотелось именно в такие моменты быть с нею вместе, иметь возможность указать ей на то, что все это, в конце концов, всего лишь маленькие огрехи молодости, что ей не надо плакать и что она еще будет счастлива. И еще не надо плакать потому, объяснил бы он ей, что тебе не доведется прожить долгую жизнь, а вместо этого однажды вечером ты умрешь в больничной палате, так толком и не пожив на этом свете.

"Я пойду на похороны. Это самое меньшее, что я теперь способен сделать. Возможно, и Стеллу там увижу..."

Со Стеллой они расстались так, что он даже не узнал ее адреса. Выйдя из кинотеатра, они неловко посмотрели друг на друга, не зная, что сказать. Обстоятельства, при которых они познакомились, вызвали в его душе смутное чувство раскаяния, и потому в те минуты Трелковский испытывал лишь одно-единственное искреннее желание - как можно скорее уйти оттуда. Обменявшись чисто формальными в небрежными фразами насчет того, что обязательно встретятся снова, они распрощались, и каждый потел своей дорогой.

Уже через минуту вновь охватившее Трелковского острое чувство одиночества заставило его сожалеть о том, что он не воспользовался этим случаем, чтобы избавиться от него.

Насколько он мог судить, девушка чувствовала то же самое.

Похорон вообще не было. Тело Симоны Шуле должны были отправить в Тур, чтобы там предать земле, а мессу собирались отслужить в церкви Менильмонтана. Трелковский решил сходить на нее.

Когда он вошел в церковь, служба уже началась. Он тихонько опустился на первый попавшийся стул и огляделся, рассматривая посетителей. Их было немного. В первом ряду он разглядел затылок Стеллы, однако она так ни разу и не обернулась. Он настроился на то, чтобы провести здесь все полагающееся время.

Сам Трелковский никогда не был верующим человеком, хотя искренне уважал это чувство в других людях. Сейчас же его заботило лишь то, чтобы с максимальной точностью имитировать движения и позы присутствующих, в нужные моменты становиться на колени и подниматься вместе со всеми. Однако царившая вокруг скорбная атмосфера постепенно овладела его мыслями. Он был ошеломлен вереницей мрачных мыслей. Сейчас, в эту самую минуту, в этой церкви вместе с ними находилась сама смерть, и он более других ощущал ее присутствие.

Обычно Трелковский не задумывался на тему смерти.

Нельзя сказать, чтобы он относился к ней совершенно безразлично скорее наоборот, - но, пожалуй, именно по этой причине он старался поменьше о ней думать. Как только он начинал сознавать, что мысли его соскальзывают на этот опасный путь, так тут же пускал в ход целый арсенал уловок, который скопил и отладил на протяжении ряда лет.

В подобные критические моменты он мог, например, начать вслух и громко петь какой-нибудь легкомысленный, дурацкий мотивчик, который когда-то слышал по радио, и это создавало непреодолимый барьер на пути подобных мыслей. Если вдруг это не помогало, он мог сильно, чуть ли не до крови ущипнуть себя или погрузиться в мир сладостных эротических фантазий. К примеру, вызывал в своем воображении увиденную на улице женщину, которая наклонилась, чтобы поправить чулок; женскую грудь, линию которой увидел под блузкой у какой-нибудь продавщицы; или давнее, почти стершееся в памяти сиюминутное и совершенно случайное увлечение. Это была своего рода приманка, и если его рассудок клевал на нее, то затем воображение разыгрывалось неимоверно, и сила его оказывалась поистине огромной. Оно поднимало юбки, разрывало блузки, меняло и расширяло пространство воспоминаний. И мало-помалу в присутствии податливой, извивающейся плоти образ смерти все более стирался, растворялся в отдалении, пока наконец не исчезал вовсе, подобно вампиру, исчезающему с первыми рассветными лучами.

На сей раз, однако, образ не ослаб. На какое-то мгновение у Трелковского возникло ошеломляюще интенсивное, чудовищно реальное ощущение разверзшейся под ногами бездны - у него даже закружилась голова. А затем проступили еще более кошмарные детали: как вгоняют в гроб гвозди, как по его стенкам и крышке тяжело ударяют комья земли, как начинает медленно разлагаться труп...

Он попытался взять себя в руки, но это ему не удалось.

Внезапно он почувствовал, что должен немедленно поскрести ногтями собственное тело, дабы убедиться, что в него пока еще не проникли черви. Поначалу он делал это осторожно, а затем все более яростно, неспособный избавиться от ощущение того, как тысячи зловещих, маленьких, извивающихся тварей вгрызаются в его плоть, пробивая себе путь к его внутренностям. Он начал напевать про себя какой-то глупый мотив, но это тоже не помогло. Вслух же петь здесь он не мог.

В качестве последнего спасительного средства он решил сконцентрироваться на мысли о самой смерти. Если бы ему удалось как-то символизировать смерть, то это стало бы своего рода бегством от нее, путем к спасению. Трелковский целиком отдался этой игре и в конце концов набрел на персонификацию, которая удовлетворила его. Вот что он придумал.

Смерть была землей. Вылезавшие из нее и в дальнейшем развивающиеся формы жизни пытались освободиться от ее объятий, устремляя свои взоры к свободным и открытым пространствам. Смерть позволяла им делать все, что заблагорассудится, потому что она была очень пристрастна к идее самой жизни. Она успокаивала себя тем, что внимательно присматривала за своей паствой, а когда подмечала, что та наконец как следует созрела, с жадностью пожирала ее, словно это было какое-то невиданное, сладкое лакомство.

Затем она откидывалась на спину и медленно переваривала пищу, сытая, счастливая и удовлетворенная, как изнеженный кот.

Трелковский резко встряхнулся - он не мог больше выносить эту нелепую и нескончаемую церемонию. В дополнение ко всему прочему, в церкви было ужасно холодно; он настолько замерз, что у него заломило в переносице.

"К черту Стеллу. Все, ухожу".

Он осторожно поднялся, стараясь не произвести никакого шума. Когда он подошел к двери и надавил на ручку, та даже не шевельнулась. Охваченный паникой, он поворачивал ручку двери во всех возможных направлениях - все было тщетно. Ничего не получалось. Он уже не решался вернуться на прежнее место; ему было страшно даже просто обернуться, покольку в таком случае в спину ему обязательно вонзятся осуждающие взгляды. Он отчаянно сражался с дверью, не понимая причины ее сопротивления и быстро теряя надежду. Лишь спустя некоторое время он обнаружил еще одну, довольно маленькую дверь, встроенную в ту, что была побольше, и располагавшуюся примерно в футе или что-то около того правее него. Она открылась без малейшего труда, и уже через мгновение он оказался снаружи.

У него было такое ощущение, словно он только что очнулся от кошмара.

"Месье Зай, наверное, уже готов дать мне свой ответ", - подумал он и решил, не откладывая, встретиться с хозяином дома После пещерного холода церкви воздух на улице показался ему теплым и мягким. Трелковский неожиданно почувствовал прилив такого счастья, что невольно рассмеялся "В конце концов, - подумал он, - я пока еще не умер, а к тому времени, копи этому суждено будет случиться, наука достигнет таких высот, что я проживу лет двести!" В животе у него заурчало, и он, подобно ребенку, принялся развлекаться тем, что на каждой ступеньке стал портить воздух и краешком глаза поглядывать на выражения лиц идущих сзади людей. Какой-то пожилой, хорошо одетый господин настолько хмуро и сердито посмотрел ему вслед, что он от смущения невольно покраснел и утратил всякое желание продолжать дурацкую забаву.

Дверь ему открыл сам месье Зай.

- А, это опять вы, - произнес он.

- Добрый день, месье Зай. Похоже, вы узнали меня.

- Да, конечно. Вы насчет квартиры, не так ли? Вы заинтересованы в ней, но по-прежнему не хотите заплатить положенную сумму, правильно? И вы считаете меня именно тем человеком, который готов пойти на уступку, так?

- Вам совершенно нет необходимости идти на какие-либо уступки, месье Зай, - поспешно проговорил Трелковский. - Я готов заплатить вам ваши четыреста тысяч франков немедленно.

- Но я хотел получить пятьсот сорок тысяч!

- Всегда ли мы получаем то, что хотим, месье Зай? Например, я бы хотел иметь у себя на этаже туалет, но его ведь там нет, правильно?

Домовладелец расхохотался. Это был густой, сочный смех, в котором почти потонул отголосок сдержанного ответа Трелковского.

- А вы неглупый человек, - наконец проговорил он. - Ладно, остановимся на четырехстах пятидесяти тысячах наличными и не станем больше возвращаться к этой теме, Договор об аренде я подгототовлю завтра. Ну как, довольны?

Трелковский выразил благодарность и спросил:

- Когда я смогу въехать в квартиру?

- Если хотите, так сразу и въезжайте - разумеется, при условии, что внесете деньги вперед. Это не потому, что я вам не доверяю. Но я и в самом деле вас, в сущности, совершенно не знаю, так ведь? В моем деле, если верить всем и каждому, кто к тебе приходит, далеко не продвинешься. Поставьте себя на мое место.

- Ну что вы, это совершенно нормально! - запротестовал Трелковский. - Я завтра же перевезу часть своих вещей.

- Как хотите. Сами скоро убедитесь, что со мной не так уж трудно иметь дело, если ведешь себя как надо и регулярно платишь за жилье. - Хозяин сделал небольшую паузу, а затем добавил, словно желая привнести в их разговор оттенок большей доверительности: - А знаете, не так уж плохо, что вы здесь поселитесь. Семья прежней жилички проинформировала меня, что они не собираются забирать мебель, так что все это останется вам. Этого вы, наверняка, не ожидали. Кстати, на размере арендной платы это никак не отразится.

- Ну, - Трелковский пожал плечами, - несколько стульев, стол, кровать и платяной шкаф...

- Вы так думаете? Ну так сходите в город, купите все это там, а потом придите и скажите, что вам удалось найти и во сколько все это обошлось. Так что поверьте моему слову - вам досталось очень неплохое место, и вы сами это прекрасно знаете!

- Я искренне признателен вам, месье Зай, - смиренно пробормотал Трелковский.

- Ох уж эта признательность! - снова раскатисто захохотал хозяин и, почти вытолкав Трелковского на лестничную площадку, захлопнул у него перед носом дверь.

- До свидания, месье Зай! - прокричал Трелковский, но ответа не последовало. Подождав еще несколько секунд, он стал медленно спускаться по лестнице.

Вернувшись в свою старую квартиру, он внезапно почувствовал себя страшно усталым. Даже не разувшись, он завалился на постель и пролежал так довольно долго, полуприкрыв глаза и вяло оглядываясь вокруг себя.

Он так много лет прожил в этой квартире, что даже не мог до конца осознать, что сейчас всему этому настал конец.

Никогда уже он не увидит этого места, которое являлось центром всей его жизни. Сюда придут другие люди, которые нарушат существующий ныне порядок, переоборудуют эти четыре стены в нечто такое, что он даже представить себе не мог, и навсегда убьют всякое упоминание о том, что прежде здесь проживал некий месье Трелковский. День за днем он будет все больше и больше исчезать из этой жизни.

Даже сейчас он уже почти не ощущал, что находится здесь у себя дома. Неопределенность ситуации отразилась на последних днях его жизни здесь. Это было подобно последним минутам, проведенным в купе поезда, когда вы знаете, что в любой момент прибудете на вокзал. Он практически перестал заниматься уборкой, вытирать пыль, приводить в порядок бумаги и даже застилать постель. Нельзя сказать, чтобы все это обернулось страшным беспорядком, - не так уж много у него было вещей, чтобы ожидать подобного результата, - и все же сейчас здесь чувствовалась атмосфера запустения, внезапно отложенного отъезда.

Трелковский спокойно проспал до раннего утра следующего дня. Затем он отправился на работу, собрав все свои личные вещи, которые удалось без особого труда упаковать в два чемодана. Отдав ключ консьержке, он заказал такси и отправился по новому адресу.

Остаток утра он провел за тем, что снимал со счета в банке все свои накопления и улаживал с домовладельцем необходимые формальности.

Где-то к полудню он впервые повернул ключ в замочной скважине двери своей новой квартиры. Поставив чемоданы у порога, он не стал проходить дальше, а вместо этого снова спустился и зашел в ресторан, поскольку после вчерашнего ленча вообще ничего не ел.

Покончив с едой, он позвонил начальнику управления и сказал, что уже со следующего дня сможет приступить к работе.

Период переезда закончился.

4. Соседи

Ближе к середине октября, откликнувшись на многочисленные призывы друзей - в первую очередь Скоупа, служившего клерком в адвокатской конторе, и Саймона, который работал коммивояжером и торговал домашней утварью, Трелковский решил организовать небольшую вечеринку, своего рода "обмытие" новой квартиры, на которую были приглашены некоторые его друзья из офиса, а также все оказавшиеся свободными на тот момент знакомые девушки. Вечеринка состоялась в субботу вечером, так чтобы все могли что следует расслабиться и повеселиться, не заботясь о том, как завтра утром идти на работу.

Каждый принес что-нибудь из еды или выпивки, и все это было разложено на столе. Трелковский попросту не мог запастись достаточным для такой оравы количеством стульев, но под конец смекнул пододвинуть к столу кровать, на которую затем и уселись некоторые из гостей, сопровождаемые смехом девушек и двусмысленными остротами мужчин.

По правде говоря, никогда еще раньше квартира не казалась настолько уютной и ярко освещенной. Трелковскому было очень приятно ощущать себя хозяином всего этого великолепия. Как, наверное, и эта квартира, он еще ни разу в жизни не был объектом внимания столь обширного общества. Все умолкали, когда он рассказывал какую-то историю, смеялись, когда она оказывалась смешной, и иногда даже аплодировали. И, ко всему прочему он слышал, как постоянно произносят его имя. Кто-то говорил: "Я был с Трелковским...", или "В тот день Трелковский...", или "Трелковский как-то сказал...". Да, на некоторое время он стал настоящим королем.

Он никогда не умел пить помногу, однако, не желая разбивать компанию и нарушать веселье остальных, прикладывался к рюмке даже чаще других гостей. Число пустых бутылок неумолимо возрастало, а девушки не переставали втихую раззадоривать пьющих. Вскоре кто-то высказал идею, что освещение в комнате слишком режет глаза, и будет гораздо лучше, если они вообще выключат свет и зажгут лишь лампу в соседней комнате, а дверь между ними оставят открытой. После этого все повалились па постель.

Трелковский вполне мог бы даже заснуть в этом полумраке, однако соседство такого количества женщин, а также то обстоятельство, что у него начала побаливать голова, заставляли его как-то держаться.

Скоуп и Саймон заспорили между собой, где лучше проводить отпуск, - на море или в горах.

- Разумеется, в горах, - проговорил Саймон довольно хмельным голосом. Это самое прекрасное на земле место. А ландшафт какой! А озера! Леса! А воздух - такого воздуха в городе ты никогда не встретишь. Когда я нахожусь в горах, то встаю в пять часов утра, беру с собой холодный провиант и с рюкзаком за спиной ухожу на весь день. И, скажу я вам, побыть вот так одному, наедине с самим собой, поднявшись на тысячи футов к небу, видеть у себя под ногами восхитительную панораму - нет, лучшего на свете отдыха не сыскать.

Скоуп рассмеялся.

- Ну уж, нет, это не для меня! Каждую зиму, - впрочем, летом тоже - то и дело слышишь о том, как кто-то сорвался с утеса, оказался засыпанным ужасной снежной лавиной или на несколько дней застрял в кабине подвесной дороги.

- То же самое тебя может поджидать на морском берегу, - возразил Саймон. - Люди тонут чуть ли не каждый день. Этим летом, как ни включишь радио, так только об этом и слышишь.

- Эти вещи никак между собой не связаны. Те, которые тонут, на самом деле просто идиоты, которым хочется покрасоваться, - вот и заплывают, куда не нужно.

- Точно так же и в горах. Уходят в одиночку, без достаточной экипировки, неподготовленные...

Постепенно к спору стало подключаться все больше людей. Трелковский сказал, что в этом вопросе он не делает для себя каких-либо предпочтений, хотя ему и казалось, что атмосфера в горах все же более здоровая, чем на море. Кто-то поддержал его мнение, добавив к этому собственные вариации аналогичных доводов, но в конечном счете полностью извратив суть сказанного.

Трелковский слушал все это вполуха. Гораздо больше его интересовала девушка, расположившаяся на противоположном конце кровати. Она откинулась назад и полулежа пыталась разуться, но не прибегая к помощи рук, а просто стаскивая задник левой туфли мыском правой. Когда та наконец свалилась на пол, она проделала ту же операцию, поменяв ноги и поддевая ногой в нейлоновом чулке пятку второй туфли, пока та также не упала под стол. После этого девушка повернулась на бок, подтянула обе коленки к груди и застыла в неподвижной позе.

Трелковский пытался определить для себя, была ли она симпатичной, но так и не пришел к какому-либо выводу. Однако вскоре он заметил, что девушка снова зашевелилась и стала то вытягивать обе ноги, то обратно поджимать их к груди, как при плавании, и при этом постепенно приближаться к тому месту, где сидел он сам. Слишком оглушенный выпитым вином и усиливающейся головной болью, он был не способен пошевелиться и лишь изумленно наблюдал за ее телодвижениями.

Изредка он ухватывал разрозненные отрывки продолжавшегося разговора, которые доносились до него, словно откуда-то издалека.

- О, нет, вы неправы... море... влажность... более умеренный климат.

- Прошу прощения... кислород... два года назад... с друзьями...

- Быки... коровы... рыбалка... болезнь... смерть...

- Давайте сменим тему...

Девушка опустила голову Трелковскому на колени и так замерла, а он почти автоматически принялся накручивать локоны ее волос себе на палец.

"Почему я? - подумал он. - Судьба так неожиданно улыбнулась мне, но вместо того, чтобы пользоваться случаем, я мучаюсь от головной боли. Ну, что я за идиот..." Видимо, потеряв с ним терпение, девушка наконец ухватила ладонь Трелковского и положила ее себе на левую грудь.

"И что дальше?" - подумал он и в тот же момент решил, что самое разумное с его стороны будет не шевелиться вовсе.

Почувствовав тщетность всех своих предыдущих попыток, девушка пододвинулась чуть дальше вперед и опустилась затылком ему на грудь. После этого она стала легонько тереться головой, явно в надежде возбудить его, а когда он и после этого продолжал сидеть, словно каменный, через брючину ущипнула его за бедро. Трелковский же с надменным равнодушием позволял ласкать себя, храня на губах высокомерную ухмылку. Чего хотела эта маленькая дурочка? Соблазнить его? Но почему из всех она выбрала именно его?

Он резко дернулся и поднялся, чуть ли не гневно откинув голову девушки. Наконец он все понял. Ее интересовала его квартира. Теперь он узнал ее - это была Люсиль. Она пришла с Альбертом, который сказал ему, что та недавно развелась, но квартира осталась за мужем. Вот оно что - за ним ухаживали всего лишь ради его собственной: квартиры!

Трелковский громко рассмеялся. Чтобы слышать друг друга на фоне всеобщего гомона, спорщики были вынуждены повысить голос. Девушка на кровати принялась всхлипывать. Именно в этот момент кто-то постучал в дверь.

Мгновенно протрезвев, Трелковский пошел открывать.

На лестничной площадке стоял мужчина - высокий, очень тощий, и невероятно бледный. На нем был длинный темно-красный банный халат.

- Месье..? - пробормотал Трелковский.

- Месье, вы слишком шумите, - угрожающим тоном проговорил мужчина. Уже второй час ночи, а вы подняли невообразимый шум.

- Но, месье, - проговорил Трелковский, - у меня собралось всего лишь несколько друзей... И разговариваем мы совсем тихо...

- Тихо? - возмутился мужчина, и голос его соответственно повысился. - Я живу прямо над вами и могу различить буквально каждое сказанное вами слово. Перетаскиваете туда-сюда стулья, без конца ходите, топаете каблуками. Это невыносимо. Прекратится это когда-нибудь или нет?

Теперь он уже почти кричал, и Трелковский хотел было уже сказать ему, что это он скоро разбудит весь дом, но потом смекнул, что незваный гость, скорее всего, именно к этому и стремился: привлечь всеобщее внимание к непотребному поведению нового жильца.

На лестничном пролете, ведущем на четвертый этаж, уже стояла какая-то старуха, плотно завернутая в ночной халат и всем телом подавшаяся вперед в попытке увидеть сцену у распахнутых дверей.

- Послушайте, месье, - поспешно проговорил Трелковский. - Искренне прошу простить меня, если мы разбудили вас. Мне и в самом деле очень неловко. Уверяю вас, что мы будем более...

Однако тот, похоже, уже основательно распалился.

- Что это за дела - будить человека во втором часу ночи? Как вы можете себя так вести?

- Мы постараемся больше не шуметь, - повторил Трелковский, также чуть повышая тон, - но вам бы следовало...

- Никогда не видел ничего подобного! Надо же, поднять такой шум! Вам что, совершенно наплевать на соседей? Конечно, очень хорошо вот так веселиться, но кое-кому завтра идти на работу!

- Завтра воскресенье, и я совершенно не понимаю, почему я не могу в субботу вечером пригласить к себе нескольких друзей.

- Даже в субботу вечером, месье, нельзя позволять себе устраивать такой бедлам!

- Хорошо, - снова пробормотал Трелковский, - мы будем вести себя тише. - После чего захлопнул дверь.

До него еще доносилось ворчание соседа, после чего тот, похоже, заговорил со старухой, поскольку послышался женский голос. Минуты через две все снова стихло.

Трелковский приложил руку к сердцу и обнаружил, что оно бьется вдвое чаще обычного. На лбу у него выступил холодный пот.

Компания, мгновенно умолкшая было при появлении в дверях постороннего человека, снова затеяла какой-то спор.

Всем хотелось высказать свое мнение по поводу "таких вот" соседей. Стали упоминать каких-то друзей, которые сталкивались с аналогичными проблемами, и говорить, как они в этой связи поступали. Постепенно все стали высказываться на тот счет, каким образом лучше всего противостоять подобным наскокам. Не ограничившись описательными средствами речи, гости принялись подкреплять их красноречивыми примерами, что звучало гораздо более эффектно. Один из явно порадовавших всех вариантов заключался в том, чтобы просверлить в потолке дырку и через шланг запустить в верхнюю квартиру ядовитых пауков или скорпионов. Предложение это было встречено громогласным хохотом.

Трелковский пребывал в состоянии тихого ужаса. Всякий раз, когда гости повышали голос, он произносил: "Ш-ш-ш-ш!", да так энергично, что скоро все стали подтрунивать над ним, смеяться и разговаривать еще громче, явно желая подзадорить его. К этому времени он уже настолько сильно ненавидел гостей, что совершенно забыл про свои обязанности и манеры гостеприимного хозяина.

Он прошел в соседнюю комнату, принес их верхнюю одежду и стал поспешно раздавать присутствующим, не особенно обращая внимания на то, кому что давал, после чего едва ли не вытолкал всех на лестничную площадку. Словно бы в отместку ему, они всю дорогу вниз не переставая смеялись над тем, как сильно вся эта сцена на него повлияла.

Он поймал себя на мысли, что с удовольствием опрокинул бы на их головы котел с кипящим маслом, после чего вернулся в квартиру и запер за собой дверь. Обернувшись, он задел локтем стоявшую на столике пустую бутылку и та свалилась на пол, издав при этом звук, похожий на артиллерийский залп. Последствий не пришлось долго ждать - снизу в потолок ожесточенно застучали. Хозяин дома!

Трелковскому было стыдно; настолько, что, казалось, он с головы до пят покрылся пунцовой краской стыда. Стыдно за все - и за себя самого, и за свое поведение. Каким же отвратительным человеком он оказался. Невообразимый шум, который подняли его гости, перебудил весь дом! Неужели он на самом деле столь наплевательски относится к правам других людей? Имел ли он вообще право жить в нормальном, цивилизованном обществе? Ему захотелось сесть и расплакаться. Что же он мог сказать в свое оправдание? И как в этой связи можно теперь защититься перед лицом неопровержимых свидетельств всего этого шума и гама? Мог ли он теперь сказать: "Да, я виноват, но у меня имеются некоторые смягчающие обстоятельства"?

Трелковский чувствовал, что не в силах даже попытаться навести в квартире прежний порядок. Он слишком отчетливо представлял себе, как сейчас прислушиваются соседи, ожидая малейшего предлога, чтобы снова забарабанить ему в пол или в дверь. Прямо там, где стоял, он разулся и осторожно пересек комнату, чтобы выключить свет. После этого на ощупь он пошел сквозь темноту - вытянув руки и растопырив пальцы, чтобы, не дай Бог, не наделать нового шума, столкнувшись с каким-то предметом мебели, - добрел до кровати и, не раздеваясь, рухнул на нее.

Ясное дело, завтра ему предстоит разговор с соседями.

Но хватит ли у него смелости для подобного противостояния?

При одной лишь мысли об этом он почувствовал, как последние силы покидают его. Что он скажет им, если домовладелец потребует оправданий?

Он страшно разозлился на себя. Какая глупость была организовать подобную вечеринку, тем более в подобном доме! Не было лучшего способа лишиться столь долгожданного жилья. Ну надо же - угрохать уйму денег и так легкомысленно подорвать доверие к себе. Он противопоставил себе буквально всех обитателей дома. Ничего себе, хорошенькое начало!

С этой зудящей мыслью он наконец провалился в сон.

Страх перед возможностью встречи с кем-то из раздраженных соседей заставил его все воскресное утро не переступать порога собственной квартиры. При этом следовало признать, что он отнюдь не испытывал переизбытка энергии во всем теле. Ему казалось, что на голове у него болит каждый волосок и что стоит ему поглядеть по сторонам, как глаза тут же вывалятся из глазниц.

Вся квартира являла собой зрелище полнейшего разгрома, словно специально вознамерилась цинично показать ему оборотную сторону всех вещей. Буквально в каждом углу валялись какие-то осколки и обломки, похожие на мусор, выброшенный на морской берег и оставшийся там после отлива: пустые бутылки; пепел, плавающий в лужах кофейной жижи на донышке чашек; куски разбитой тарелки; ошметки пищи, вдавленные в пол безжалостными и беззаботными каблуками; стаканы, запачканные красным вином и окурками сигарет.

Трелковский сделал все, от него зависящее, чтобы навести хоть какой-то порядок, но под конец обнаружил, что мусорное ведро переполнено до предела. Мысль о необходимости вынести его во двор до ночи ужаснула его, а потому вплоть до наступления темноты ему предстояло терпеть этот затхлый, тошнотворный запах, безжалостно при каждом вздохе напоминавший, что он натворил.

Под конец он пришел к выводу, что не в силах терпеть подобной вони, и даже схватка с соседями казалась ему более приемлемой. Спускаясь по лестнице, он предпринял мужественную попытку что-то насвистывать себе под нос - разумеется, никто из них не осмелился бы выговаривать ему, увидев его в столь веселом и уверенном состоянии. На его беду на площадку второго этажа он спустился в тот самый момент, когда месье Зай открывал дверь, чтобы выйти наружу. Пути назад для Трелковского были отрезаны.

- Добрый день, месье Зай, - поспешно проговорил он. - Прекрасный день сегодня, вы не находите? - После чего понизил голос до доверительного шепота и добавил: - Мне ужасно неудобно за вчерашний вечер, месье Зай, но я даю вам слово, что ничего подобного больше не повторится.

Домовладелец холодно глянул на него.

- Хотелось бы на это надеяться. Вы разбудили не только меня, но и мою жену, и мы после этого до самого рассвета не могли сомкнуть глаз. Да и соседи тоже жаловались. Что все это значит?

- Мы просто праздновали... - Трелковский заколебался, - ...да, веселились по поводу того, что мне ужасно повезло найти такую великолепную квартиру. Просто несколько моих друзей и я сам - мы подумали, что можем организовать, э... нечто вроде обмытая, но, разумеется, чтобы никому не помешать. Но вы ведь знаете, как в подобных случаях бывает, - питаешь самые добрые намерения и в мыслях не имеешь причинить кому-то беспокойство, болтаешь, веселишься... и все вдруг начинают говорить разом, а потом и сам не замечаешь, как стараешься перекричать остальных... Нет, правда, мне чертовски неловко, и я уверяю вас, что больше ничего подобного не повторится.

Теперь домовладелец смотрел на Трелковского прямо в упор.

- Рад слышать от вас подобные слова, месье Трелковский, и, надеюсь, вы произнесли их вполне искренне, поскольку в противном случае... Скажу прямо, я всерьез продумывал конкретные шаги, чтобы исправить сложившуюся ситуацию. Весьма серьезные шаги. Я не могу допустить, чтобы жилец моего дома вносил в окружающую обстановку сумятицу и беспорядок; я этого просто не потерплю. Поэтому на первый раз давайте забудем об этом инциденте, однако им и ограничимся. Не допускайте впредь ничего подобного. В наше время не так-то легко найти жилье, и тем более глупо потерять то, что с таким трудом нашел. Запомните это.

В последующие дни Трелковский старался не давать соседям ни малейшего повода быть недовольными им. Его радиоприемник был приглушен настолько, что он едва различал доносившийся из него звук, а в десять часов он уже лежал в постели и читал. Зато в будущем он сможет спускаться вниз с гордо поднятой головой; теперь он стал примерным жильцом или что-то вроде того. Однако он никак не мог избавиться от ощущения, что, несмотря на все его безупречное поведение, ему все еще не до конца простили ту злосчастную вечеринку.

В общем-то, ему нечасто приходилось видеться с жильцами соседних квартир, однако временами он все же был вынужден сталкиваться с ними на лестнице. Разумеется, он не мог с определенностью сказать, были ли это действительно его соседи, или кто-то из их родственников или друзей, а то и вовсе случайные торговцы, предлагающие свей товар. Однако, не желая показаться невежливым, он говорил "доброе утро" буквально каждому встречному. Если при этом он был в шляпе, то неизменно приподнимал ее и легонько кланялся, а если таковая отсутствовала, то характерным движением руки имитировал аналогичный жест. Завидев впереди себя кого-либо, он всякий раз отступал на шаг, а то и вовсе вжимался спиной в стену лестницы или лестничной площадки, после чего широко улыбался и, взмахнув рукой, приговаривал: "Только после вас, месье" (или, соответственно, "мадам").

В той же манере он никогда не забывал при встрече пожелать доброго утра или вечера консьержке, но та по-прежнему реагировала на его приветствия отсутствующим взглядом, в котором не проскальзывало ни малейшего намека на узнавание, всякий раз лишь с любопытством разглядывая его, словно искренне удивляясь подобным встречам. Помимо же этих случайных встреч на лестницвц Трелковский не поддерживал абсолютно никаких контактов с соседями. Он никогда больше даже не видел того высокого бледного мужчину в банном халате, который приходил к нему со своими возмущенными жалобами. Однажды, когда он подошел к туалету, дверца того оказалась заперта, и изнутри донесся голос: "Занято!" Ему показалось тогда, что это был голос того самого высокого бледного господина, однако, поскольку он не дождался его появления, - ему не хотелось смущать своим присутствием человека и заставить его краснеть при мысли о шелесте туалетной бумаги, он так и не смог проверить свою догадку.

5. Загадки

Теперь, где бы друзья Трелковского ни встречали его, они тотчас же начинали над ним насмехаться. Когда же коллега по работе узнали про тот случай, они тут же присоединились к общему улюлюканью по поводу его панического поведения.

- Зря ты позволяешь им запугивать тебя, - продолжал увещевать его Скоуп. - Если ты так и будешь все это покорно сносить, они сядут тебе на голову. Поверь мне, надо вести себя так, словно они не существуют вовсе, и тогда им скоро надоест приставать к тебе.

Однако, несмотря на все свои попытки, Трелковскому не удавалось вести себя так, "словно они не существуют вовсе".

Не было ни минуты, когда он, находясь у себя в квартире, мог бы отделаться от мысли, что со всех сторон - у него над головой, под ним, справа и слева - его окружают недоброжелательно настроенные соседи. Но даже если временами ему действительно удавалось забыть про этих людей, они тут же напоминали ему о своем существовании. Не то, чтобы сами поднимали какой-то невообразимый шум - нет, разумеется, ничего подобного не было; это был обычный набор знакомых звуков: едва слышное поскрипывание половиц, приглушенный кашель, металлический скрежет дверных петель.

Изредка кто-нибудь из них стучал в дверь. Трелковский открывал, но на лестничной площадке никого не оказывалось. Он подходил к перилам и заглядывал вниз, вверх.

Иногда замечал, как этажом ниже закрывалась чья-то дверь, либо кто-то начинал нетвердой походкой спускаться по лестнице. Однако ничего такого, что имело бы непосредственное отношение к нему самому, не было.

По ночам он внезапно просыпался от чьего-то храпа, хотя в кровати радом с ним никто и никогда не лежал. Звук исходил откуда-то еще - храпел кто-то из соседей. Трелковский часами молча и неподвижно лежал, не сомкнув глаз, вслушиваясь в сонные шорохи неведомого ему субъекта. Временами он пытался мысленно воссоздать образ этого загадочного человека. Мужчина или женщина с широко раскрытым ртом, простыня задралась настолько высоко, что прикрывала нижнюю половину лица, либо, напротив, сползла вниз, оставляя плечи и грудь неприкрытыми. Одна рука, возможно, свешивалась с края кровати. В конце концов ему удавалось заснуть, но несколько минут спустя он снова просыпался - уже от звонка будильника. После этого снова наступала тишина, когда чья-то рука где-то за стеной нажимала на невидимую кнопку на часах. Трелковский также принимался ощупывать свой собственный будильник, хотя толку от этого не было никакого.

- Увидишь, - как-то сказал Скоуп, - со временем ты к этому привыкнешь. Ведь раньше, в других местах, у тебя тоже были соседи, но ведь ты же так на них не реагировал.

- Если ты перестанешь шуметь, - продолжал эту мысль Саймон, - они решат, что одержали победу. И тогда уже от тебя не отстанут. Сюзанна сказала мне, что когда они только переехали в их новую квартиру, соседи тоже пытались было шуметь по поводу их ребенка. Так вот, тогда ее муж купил барабан и всякий раз, когда ей кто-то начинал выговаривать насчет младенца, он часами стучал в него. С тех пор больше их никто не беспокоил.

Трелковский искренне восхищался мужеством мужа Сюзанны, который казался ему большим и сильным. Надо бы и ему вести себя точно так же. Правда, сам он был маленьким и тщедушным, хотя тоже не хотел, чтобы им помыкали только из-за его скромных габаритов. С другой стороны, Трелковский никак не мог взять в толк, почему в таком случае они не решились просто побить его? Разумеется, будь он здоровым и сильным, они бы не решились даже попытаться сделать это, но он же был слабым, более того, почти тщедушным. Возможно, они просто решили, что все это неважно, - а это и в самом деле было неважно. Проблема заключалась в том, все ли соседи думали таким же образом?

В его случае - что произойдет с его соседями, если он станет вести себя, как ему заблагорассудится? Но в то же мгновение он вспомнил один из пунктов договора об аренде, в котором прямо говорилось, что играть на музыкальных инструментах в доме не разрешается, а уж на барабане тем более.

Когда у себя в офисе у него случалось что-то подобное, например, он ронял на пол книгу или стакан для карандашей, его коллеги принимались колотить кулаками в стену и кричать: "Вы опять мешаете нам спать?", или "Сколько еще будет продолжаться этот шум?" При этом они, как дети, покатывались со смеху, замечая на лице Трелковского выражение ужаса. Он понимал, что все это делалось в шутку, но все равно, как он ни старался оставаться спокойным, сердце его всякий раз билось так сильно, что готово было вот-вот выскочить из груди. Он улыбался, как будто ему тоже было весело, хотя на самом деле чувствовал себя несчастным.

Как-то однажды Скоуп пригласил его к себе домой.

- Сейчас увидишь, - сказал приятель, - как я отношусь к подобным вещам.

Как только они переступили порог квартиры, он включил проигрыватель и до отказа повернул ручку громкости. Объятый безмолвным ужасом, Трелковский слушал грохот басов, пронзительное визжание высоких тонов и стрекот ударных.

Ему казалось, что он сидит в самом центре оркестра, и у всех, в первую очередь у соседей, должно было возникнуть такое же ощущение. Трелковскому показалось, что от смущения и стыда он покрылся пунцовой краской. В те минуты ему больше всего на свете хотелось лишь одного: убавить громкость и восстановить в комнате тишину и покой.

Скоуп злобно рассмеялся.

- Ну, в чем дело? - спросил он. - Ты что, шокирован? Не обращай внимания - скоро сам увидишь; я знаю, что делаю.

Трелковский мобилизовал всю свою волю, заставляя себя оставаться в кресле. Ну надо же, разве так можно? Что соседи подумают? Ему казалось, что это была вовсе не музыка, а оглушительная, непристойная отрыжка - адский шум, исторгаемый организмом, которому полагалось вести себя благопристойно.

Наконец он потерял всякое терпение.

- Сделай, пожалуйста, потише, - робко попросил он.

- Нет, пусть останется, как есть, - произнес Скоуп стараясь перекричать звуки музыки. - Почему тебя это должно беспокоить? Я тебе сказал, что знаю, что делаю. - И добавил со смехом. - Они уже привыкли к этому.

Трелковский поднес ладони к ушам.

- Но это же слишком громко, даже для нас.

- Ты к подобному не привык, да? Ну так почему бы тебе не расслабиться немного, коль скоро не можешь позволить подобное у себя дома!

В этот момент кто-то постучал в дверь - Трелковский аж подпрыгнул на месте.

- Сосед? - с тревогой спросил он.

- Наверное. Смотри, как надо улаживать такие дела.

Разумеется, это был сосед.

- Прошу извинить меня за беспокойство, месье, - начал тот. - Я вижу, у вас гости... Но не мог бы я попросить вас немного убавить звук; видите ли, моя жена больна...

Лицо Скоупа покрылось пунцовыми пятнами гнева.

- Вот как! Она больна! И что же, по-вашему, в данной ситуации должен делать я? Вообще перестать из-за нее жить? Если она больна, почему бы ей не лечь в больницу? Можете приберечь свои слезливые истории для кого-нибудь другого, на меня они не действуют! Я слушаю свои записи тогда, когда хочу, и так громко, как мне нравится! Я немного глуховат, однако не намерен по этой причине отказывать себе в удовольствии послушать музыку!

Он вытолкал соседа на лестничную площадку и захлопнул дверь у него перед носом.

- И не вздумайте шутки со мной шутить, - прокричал он через дверь. - Я знаком со старшим инспектором полиции!

Затем он с широкой улыбкой на лице посмотрел на Трелковского.

- Ну как, видел? Наилучший способ избавиться от них.

Трелковский ничего не сказал. Он был просто не в силах что-либо сказать. При малейшей попытке произнести хотя бы слово он неминуемо подавился бы им. Он был не в состоянии смотреть на человека, которого бы унижали подобным образом. До сих пор у него перед глазами стояло выражение лица соседа, когда тот буквально отскакивал под ударами разгневанных выкриков Скоупа. Глаза мужчины красноречиво указывали на глубину его смущения. Что он мог сказать своей жене, вернувшись к себе в квартиру?

Станет ли он изображать, что кричал именно он, или попросту признает постыдное поражение?

Трелковский был просто сражен.

- Но если его жена и в самом деле больна... - пробормотал он.

- Ну и что? Да меня ничуть не волнует его жена. Я же не отправляюсь к нему, чтобы попросить вести себя потише, когда болен я сам. И уж больше он сюда не придет, могу гарантировать.

К счастью, Трелковский никого не повстречал на лестнице, когда выходил. Ничего не говоря вслух, он, однако, поклялся про себя, что больше не ступит ногой в дом Скоупа.

- Если бы ты видел лицо Трелковского, когда я вышвырнул того типа, сказал Скоуп Саймону. - Казалось, он не знал, под какой стол залезть!

Оба дружно захохотали. В тот момент Трелковский ненавидел их обоих.

- А может, он и прав в этом, - сказал Саймон. - Взгляни-ка вот на это. - Он извлек из кармана газету и развернул ее. - Как тебе такой заголовочек? "ПЬЯНИЦА В ТРИ УТРА РАСПЕВАЛ АРИЮ ИЗ "ТОСКИ" И БЫЛ ЗАСТРЕЛЕН СОСЕДОМ ИЗ ПИСТОЛЕТА". Интересно, ты не находишь?

Трелковский и Скоуп принялись вырывать у него газету, но Саймон взмахом руки остановил их.

- Не будьте такими нетерпеливыми, - сказал он. - Я сам вам прочитаю. "Для жильцов дома номер 8 по авеню Гамбретта в Лионе прошлая ночь оказалась наполненной активной деятельностью, а для одного из них стала и вовсе роковой. Месье Луи Д., сорока семи лет, холостяк, занимавшийся торговлей мануфактурой, отмечал с друзьями выгодную сделку и основательно напился. Вернувшись к себе домой в три часа утра, он вздумал порадовать жильцов некоторыми оперными ариями, поскольку всегда гордился своим голосом. После нескольких фрагментов из "Фауста" он перешел к "Тоске", когда один из соседей, месье Жюльен П., пятидесяти лет, женатый, виноторговец, попытался было призвать его к порядку. Месье Д. отказался внять призывам и в подтверждение своих намерений продолжить концерт вышел на лестничную площадку, где продолжил пение. Тогда месье П. вернулся к себе в квартиру, взял автоматический пистолет и разрядил обойму в незадачливого пьяницу. Месье Д. немедленно отвезли в близлежащую больницу, где он вскоре по прибытии скончался. Убийца арестован".

Пока Саймон читал, а Скоуп заливисто хохотал, Трелковский чувствовал, как у него в горле образуется громадных размеров ком. Он судорожно сжал зубы, чтобы не разрыдаться на месте. Подобное нередко случалось с ним и раньше, в том числе по самым нелепым причинам, причем его самого подобные сцены смущали гораздо больше, чем окружающих.

В таких случаях его охватывало непреодолимое желание удариться в слезы, отчего он был вынужден многократно высморкаться, хотя и не чувствовал ни малейших признаков простуды.

Он купил номер этой газеты, намереваясь прочитать статью еще раз, уже у себя дома.

Все это время ему было просто невозможно видеть Скоупа или Саймона, слышать поток их анекдотов про поведение соседей. Рассказывая ему все эти истории, оба неизменно требовали от него новых деталей относительно того, как развивается ситуация у него дома. Они сгорали от желания быть снова приглашенными к нему в гости в надежде устроить там грандиозный скандал, который положил бы всему этому делу жестокий конец. Когда Трелковский категорически отказал им в приглашении, они пригрозили прийти просто так, вне зависимости от того, ждет он их или нет.

- Увидишь, - сказал Саймон, - мы придем в четыре часа утра, станем барабанить в твою дверь и выкрикивать твое имя.

- Или, - добавил Саймон, - станем стучать в дверь этажом ниже и при этом спрашивать тебя.

- Или, вообще, пригласим к тебе в дом на вечеринку человек сто, а им скажем, что это будет для тебя приятным сюрпризом.

Трелковский посмеивался в ответ на подобные шутливые угрозы, но смех его стал еще более жалким. Разумеется, Скоуп и Саймон говорили все это исключительно ради забавы, однако полной уверенности в этом у него не было.

Кроме того, у него возникло ощущение, что при одном лишь виде его в них взыгрывает все самое худшее, и, почуяв жертву, они вполне могут стать самыми настоящими убийцами.

"Чем чаще они будут меня видеть, - подумал он, - тем больше будут возбуждаться".

Он совершенно ясно понимал всю абсурдность такого поведения, однако был не в силах что-то изменить. Абсурдность была неотъемлемой частью его самого; возможно, она была краеугольным камнем всей его личности.

В тот вечер, сидя дома, он снова перечитал газетную статью.

"Даже если бы я напился, - подумал он, - то и тогда все равно не смог бы настолько распуститься, чтобы в три часа утра распевать оперные арии".

Он подумал о том, что будет, если, несмотря на все свои самые добрые намерения, он все же запоет ночью на весь дом. Однако мысль эта показалась ему настолько нелепой, что он, лежа в кровати, разразился хохотом, изо всех сил пытаясь заглушить столь громкий звук кучей одеял.

С того самого дня он стал сторониться своих друзей. Ему не хотелось подталкивать их к какому-то необдуманному шагу, спровоцированному одним лишь его присутствием.

Как знать, возможно, если он перестанет попадаться им на глаза, они успокоятся. Из дома он теперь почти не выходил.

Ему стало доставлять удовольствие по вечерам сидеть дома, не шумя и вообще не издавая практически никаких звуков.

Он полагал, что это станет лучшим доказательством для соседей того, что новый жилец преисполнен по отношению к ним самых добрых намерений.

"А если потом что-то и случится, - думал он, - если здесь почему-то возникнет какой-то шум, то они обязательно припомнят эти вечера и ночи абсолютной тишины и простят меня".

За время подобных вечерних уединений Трелковский обнаружил, что его новый дом представляет собой самый настоящий театр, переполненный всевозможными странными явлениями, на наблюдение и изучение которых он потратил немало часов. Он пытался было - хотя и тщетно - разобраться в происходящем, неоднократно повторял себе, что слишком много внимания уделяет самым банальным вещам, хотя они того явно не заслуживали. И все же, когда он относил мусор...

Обычно мусор в квартире Трелковского копился на протяжении многих дней. С учетом того, что питался он, как правило, в ресторанах, в мусорном ведре лежали преимущественно старые газеты и совсем мало остатков скоропортящихся продуктов. Разумеется, иногда он прихватывал с собой из ресторанов куски хлеба или это были кусочки сыра, прилипшие к картонной упаковке. Однажды вечером Трелковский понял, что дальше терпеть этого уже нельзя. Он собрал весь мусор в одну кучу, свалил его в синий мусорный мешок и понес вниз к стоявшему во дворе большому контейнеру. Мешок оказался заполнен под самую завязку, и потому, спускаясь по лестнице, он ненароком ронял обрывки бумаги, клочья ваты, кусочки апельсиновой кожуры и прочий мусор, который тянулся за ним следом. Однако Трелковского слишком сильно волновал вопрос о том, как донести мешок, чтобы обращать внимание на такие мелочи.

"На обратном пути подберу", - подумал он, спускаясь по лестнице.

Однако, возвращаясь назад, он обнаружил, что лестница абсолютно чиста. Кто-то уже убрал все это. Но зачем? Или кто-то следил за ним, поджидал, когда он выйдет за дверь, а потом собрал все, что он обронил? Но кто?

Соседи?

Разве теперь не было бы более логичным ожидать с их стороны немедленной, оскорбительной реакции и угроз неминуемого наказания за неаккуратное поведение и захламление дома? Соседи ни за что бы не упустили такой прекрасной возможности в очередной раз продемонстрировать свою власть над ним.

Нет, это был кто-то еще... или что-то еще.

Трелковский предположил, что, возможно, это крысы.

Громадные крысы, выползающие из подвала или канализации в поисках пищи. Шуршащие и шелестящие звуки, временами доносившиеся до его ушей с лестничной площадки, подтверждали это предположение. Но если это действительно были крысы, почему они не накидывались на мусорный контейнер во дворе дома? И почему он ни разу не видел ни одной из них?

Эта загадка не на шутку испугала его. Он стал еще реже выносить из квартиры мусор, а когда все же был вынужден пойти на эту меру, то стал что-то ронять чуть ли не на каждой ступеньке. Однако, когда он возвращался, лестница, как и в первый раз, сияла безупречной чистотой.

Разумеется, не только эти мелочи стали причиной того, что Трелковский почувствовал еще большее отвращение к самой простой работе по поддержанию чистоты в доме. Дело в том, что вся эта история с мусором порождала у него в душе чувство глубокого стыда.

Всякий раз, поднимая крышку мусорного бака перед тем, как вывалить в него содержимое своего мешка, он искренне поражатся его неизменной чистоте и, можно сказать, даже ухоженности. Его же собственный мусор был едва ли не самым неопрятным, даже грязным во всем доме. Отвратительным, мерзким. Не было ни малейшего сходства между ним и аккуратным, собираемым день за днем мусором других жильцов. Да и вид у "их" мусора в отличие от "его" был какой-то приличный, вызывающий уважение. Трелковский не сомневался в том, что когда на следующее утро консьержка станет проверять содержимое бака, она без труда установит, какой мусор принадлежал именно ему. Он почти представил себе то выражение презрения и брезгливости, которое появится на ее лице при мысли о нем. Эта женщина подумает о нем, как о каком-то деградирующем типе, а ее ноздри высокомерно задрожат, как если бы мусор излучал запах его собственного грязного тела. Чтобы хотя бы отчасти помешать ей определить, где чей мусор, он иногда доходил до того, что перегибался через край бака и энергично перемешивал весь мусор. Однако даже идя на этот шаг, он чувствовал, что  хитрость его будет без труда раскрыта, поскольку консьержка сразу же смекнет, что лишь ему одному могла прийти в голову подобная нелепая затея.

В дополнение к загадке с исчезающим мусором была в этом доме еще одна тайна, которая попросту зачаровывала Трелковского. И была она связана с туалетом. Из его окна - как консьержка и сказала ему в самый первый день ему было видно абсолютно все, что происходило в крохотной комнатке на противоположной стороне двора. Поначалу он отчаянно старался побороть в себе соблазн подсматривать, однако сам по себе факт расположения данного наблюдательного пункта в конце концов сломил его сопротивление.

Теперь он уже регулярно, часами просиживал у окна, разумеется, предварительно выключив в квартире свет, чтобы иметь возможность наблюдать, самому оставаясь незамеченным.

Он стал ревностным наблюдателем непрекращающегося парада соседей. Он видел их всех, мужчин и женщин, снимающих брюки и задирающих юбки, совершенно беззастенчиво приседающих, а затем, после неизбежных жестов, обусловленных гигиеническими требованиями, застегивающих пуговицы или поднимающих язычок замка "молнии", и, наконец, дергающих за цепочку слива воды. Расстояние, однако, не позволяло ему услышать шум падающей воды.

Все это было вполне нормально и естественно. Ненормальным же было поведение некоторых людей, входящих в кабинку. Они не присаживались, почти полностью исчезая из его поля зрения, не производили каких-то манипуляций с одеждой; они вообще ничего не делали. Трелковский внимательно к ним присматривался, иногда по нескольку минут не отрывая взгляда от окна, но так ни разу и не обнаружил ни малейшего намека на какое-то движение. Это казалось ему полнейшим абсурдом, но одновременно почему-то вызывало тревожное чувство. Даже если бы он застал их за каким-то непотребным, а то и вовсе постыдным занятием, ему и тогда было бы легче, однако же нет - он не замечал абсолютно ничего.

Они просто стояли, в полной неподвижности проводили несколько минут кто чуть больше, кто чуть меньше, - а затем, словно повинуясь какому-то неслышному и невидимому сигналу, спускали воду и выходили. Это были не только мужчины, но также и женщины, хотя Трелковскому ни разу не удавалось разглядеть черты их лиц. Но какие причины могли вызывать подобное поведение? Потребность хотя бы некоторое время побыть в одиночестве? Какой-то порок? Необходимость выполнять некий странный ритуал, если все они являлись членами какой-то секты, о которой сам он ничего не знал? Как же он мог выяснить это?

Он купил подержанный театральный бинокль, однако и это ничего ему не дало. Люди, интересовавшие его больше всего, и в самом деле не делали абсолютно ничего, а их лица казались ему совершенно незнакомыми. Более того, они постоянно менялись, и ему не доводилось дважды увидеть одно и то же лицо.

Как-то раз, когда один из них предавался своему непостижимому для Трелковского занятию, тот решил раз и навсегда положить конец своим сомнениям и недоумениям, и сам поспешно направился к туалету. К сожалению, он опоздал - к тому моменту, когда он подошел, там уже никого не было. Он втянул в себя воздух - характерный запах не ощущался, а на сиденье унитаза совсем не осталось следов, которые могли бы указывать на то, что им недавно пользовались.

Он еще несколько раз предпринимал попытки застать загадочных посетителей туалета врасплох, но всякий раз подходил к уже опустевшей кабинке. Наконец однажды вечером ему, как он думал, повезло. Дверца оказалась закрытой - изнутри ее удерживала в закрытом положении прочная стальная защелка, оберегавшая уединение посетителя. Трелковский стал терпеливо дожидаться, преисполненный решимости не уходить до тех пор, пока не удостоверится в личности посетителя.

Ждать пришлось недолго - из кабинки вышел мистер Зай, небрежно застегивающий на ходу пуговицы брюк.

Трелковский любезно улыбнулся ему, но тот совершенно проигнорировал его и удалился с высоко поднятой головой, как и должен был идти человек, у которого не имелось абсолютно никаких причин стыдиться своих действий.

Но что делал в этом туалете месье Зай? Ведь у него наверняка был свой, в своей собственной квартире. Почему же тогда он решил воспользоваться общим?

В конце концов Трелковский сдался и оставил всякие попытки проникнуть в суть этих тайн. Однако он не прекращал изучать их и делать кое-какие выводы, которые, впрочем, никогда до конца не удовлетворяли его.

6. Ограбление

Кто-то постучал - на сей раз звук донесся из кварэтажом выше, хотя он не делал ничего, что могло создать сколь-нибудь серьезный шум. А случилось вот что.

В тот самый вечер Трелковский прямо с работы направился домой. Он не особенно проголодался, а с учетом того, что с деньгами у него в последнее время было туговато, решил посвятить вечер наведению порядка в собственной квартире. Несмотря на то, что жил он здесь уже больше двух месяцев, ему так и не довелось пока обустроиться и разложить свои вещи, если не считать самого необходимого на каждый день. Поэтому сразу после возвращения в квартиру он распаковал два чемодана, но вскоре забыл про них и принялся критическим взглядом оценивать окружающую обстановку - глазом инженера, вознамерившегося приступить к осуществлению какого-то грандиозного проекта или крупной перестановки.

Время было непозднее, а потому он решил отодвинуть от стены массивный шкаф; действовал он при этом с величайшей осторожностью, стараясь создать как можно меньше шума. Прежде он вообще ничем подобным в квартире не занимался, и вплоть до этого вечера перестановка мебели казалась ему чем-то немыслимым, вроде изменения расположения стен. Разумеется, во время той памятной вечеринки ему пришлось выкатить кровать в переднюю комнату, однако эту деталь внутреннего убранства помещения он и за мебель не считал.

За шкафом он обнаружил весьма странную находку. Под пушистым слоем покрывавшей стену пыли обнаружилась дыра - маленькое углубление, располагавшееся примерно в метре от пола, которое снаружи было заткнуто посеревшим комочком ваты. Заинтригованный, он сходил за карандашом, которым поддел и затем извлек вату наружу. Внутри оставалось еще что-то, а потому ему пришлось поковыряться еще пару минут, пока загадочный предмет не вывалился на ладонь его левой руки. Это был зуб, если говорить точнее, резец.

Но почему он испытал столь неожиданный прилив эмоций, когда зуб этот столь явственно напомнил ему зияющее отверстие во рту лежавшей на больничной койке Симоны Шуле? Он до сих пор со всей отчетливостью видел у себя перед глазами пустое отверстие как раз в том месте, где должен был находиться ее верхний резец - брешь в бастионе зубов, через которую в организм вошла смерть.

Неотрывно глядя на зуб и машинально перекатывая его на ладони, он пытался было представить себе, зачем Симоне Шуле понадобилось прятать зуб в стене. Он смутно припомнил старую детскую легенду, согласно которой спрятанный подобным образом зуб возмещался подарком для ребенка. Могло ли быть так, чтобы прежняя обитательница квартиры по-прежнему верила в подобную детскую фантазию? Или же ей просто не хотелось - и это Трелковский очень даже хорошо мог понять - расставаться с чем-то таким, что, в сущности, являлось частью ее самой? Трелковский однажды читал про человека, который в автомобильной аварии потерял руку и хотел после этого похоронить ее на кладбище. Власти отказали ему в этом, и руку просто сожгли в больничной печи, однако газеты не писали, что произошло после этого. Отказали ли они после этого ему в выдаче пепла, и если да, то по какому праву?

Естественно, ни рука, ни зуб, будучи удаленными, больше не являлись частью человека. Хотя, если разобраться, все это было весьма неоднозначно.

"В какой именно момент, - задавался вопросом Трелковский, - человек перестает быть личностью, которой он сам себя и все окружающие считают? Предположим, мне должны ампутировать руку. Я говорю: я и моя рука. Если же должны отрезать обе руки, я говорю: я и две мои руки.

Если бы это были ноги, то было бы то же самое: я и мои ноги. Если бы им пришлось удалить у меня желудок, печень, почки - если бы такое оказалось возможным, - я бы говорил то же самое: я и мои органы. Но если бы они отрезали мне голову, что бы я сказал в таком случае? Я и мое тело, или я и моя голова? По какому же праву голова, которая даже не является членом организма, вроде руки или ноги, претендует на право говорить от моего имени, говорить "я"?

Только потому, что в ней находятся мозги? Но существуют такие создания, как личинки, черви и прочие подобные творения природы, у которых вообще нет мозга. Как быть в отношении их? Или у них тоже где-то есть мозг, который способен сказать: я и мое тело?"

Трелковский хотел уже было выбросить зуб, но в последнюю минуту переменил решение. Вместо этого он заменил ватный тампон на новый, более чистый, и положил зуб на место, в дыру.

Но теперь его стало по-настоящему разбирать любопытство. Он стал сантиметр за сантиметром обследовать комнату, и вскоре старания его были вознаграждены. Под маленьким комодом он нашел пачку писем и стопку книг, покрытых толстым слоем пыли. Он взял тряпку и тщательно вытер их.

Книжки оказались историческими романами, а письма не представляли собой никакого интереса, но Трелковский все же дал себе слово при случае прочитать их. После этого он завернул находку во вчерашнюю газету и залез на стул, чтобы положить их на шкаф. Именно тогда и произошла катастрофа. Сверток выскользнул у него из руки и с грохотом упал на пол.

Реакция соседей наступила почти мгновенно. Не успел он еще спуститься со стула, как со стороны потолка послышалась серия ожесточенных ударов. Неужели уже было больше десяти часов вечера? Он глянул на часы: десять минут одиннадцатого!

Он бросился на кровать, охваченный дикой яростью, но все же вознамерившись вплоть до самого утра не издавать ни шороха и тем самым лишить их малейшего предлога для очередного вторжения в его квартиру.

Но тут же кто-то постучал в дверь.

Соседи!

Трелковский проклинал панику, которая захлестнула его, словно всесокрушающая волна. Ему было слышно биение собственого сердца, которое, словно эхо, вторило стуку в дверь. Надо было что-то делать. Он попытался укротить поток ругательств и проклятий, которые вертелись у него на языке.

Получалось, он опять собирался оправдываться, объяснять, что и зачем он делал, просить прощение за сам факт того, что он был все еще жив! Значит, ему снова придется проявлять презренное слабоволие и безропотно реагировать на все, что ему будет сказано. Придется сказать что-то вроде: "Да вы только посмотрите на меня, разве я достоин вашего гнева. Ведь я всего лишь тупое животное, которое не в силах избавиться от шумных симптомов своего разложения. Так что не марайте о меня руки, а просто смиритесь с фактом моего существования. Я не стремлюсь вам понравиться, знаю, что это бесполезно, потому что такие, как я, понравиться не могут, но окажите мне любезность - презирайте меня так, чтобы не связываться со мной".

Кто бы ни стоял за дверью, стук повторился, и Трелковский пошел открывать.

Он сразу понял, что это не один из его соседей. Человек этот держался без обычной для них надменности, словно не был безоговорочно уверен в собственной правоте; более того, в глазах его можно было прочитать даже некоторую нерешительность. Появление Трелковского, казалось, несколько удивило его.

- Это квартира мадемуазель Шуле? - чуть заикаясь, спросил он.

Трелковский кивнул:

- Да... ее, была ее. Я новый жилец.

- А, так она съехала?

Трелковский не знал, что сказать. Было ясно, что незнакомцу ничего не было известно о ее смерти. Но что за дружба связывала его с этой девушкой? Просто дружба - или любовь? Может ли он прямо так взять и рассказать ему про ее самоубийство?

- Проходите, - сказал он наконец. - Что так стоять на лестнице?

Незнакомец пробормотал слова благодарности, которые прозвучали, как какой-то невнятный лепет. Вид у него был явно расстроенный.

Трелковский чувствовал себя не лучше. А вдруг этот человек поднимет крик или сделает еще что-нибудь подобное?

Такой возможности соседи ни за что не упустят. Он откашлялся, пытаясь прочистить горло.

- Пожалуйста, присядьте, месье...

- Бадар. Жорж Бадар.

- Рад с вами познакомиться, месье Бадар. Моя фамилия Трелковский. Боюсь, произошел несчастны...

- Бог мой, Симона! - почти прокричал он.

"Говорят, что великая скорбь всегда хранит молчание, - подумал Трелковский. - Как бы я хотел, чтобы это оказалось правдой!"

- Вы хорошо ее знали? - спросил он.

Мужчина вскочил на ноги.

- Вы сказали - знал ли я ее? Она что... значит, она умерла?

- Она покончила с собой, - пробормотал Трелковский. - Чуть более двух месяцев назад.

- Симона... Симона...

Теперь он говорил почти шепотом. Тоненькая полоска его усов чуть подрагивала, губы конвульсивно сжались, под накрахмаленным воротничком рубашки судорожно метался вверх-вниз острый кадык.

- Она выбросилась из окна, - пояснил Трелковский. - Если вы желаете взглянуть... - Почти неосознанно он повторял слова консьержки. - Она пробила своим телом стеклянный навес над внутренним двором. Умерла не сразу.

- Но почему? Почему она это сделала?

- Пожалуй, об этом никто толком не знает. Вы знакомы с ее подругой Стеллой?

Бадар покачал головой.

- Она тоже ничего не знает, а ведь была ее самой близкой подругой. Ужасное событие. Хотите чего-нибудь выпить?

Лишь сказав это, он вспомнил, что в доме совершенно нет спиртных напитков.

- Давайте спустимся в кафе, - предложил он, - и я вас чем-нибудь угощу. Вам это сейчас необходимо.

Несмотря на весьма жалкое материальное положение Трелковского, к этому шагу его подталкивали два обстоятельства. Первое заключалось в том тревожном душевном состоянии, в котором находился молодой человек, в его неестественной бледности. Второе же соображение сводилось просто к страху перед возможным, а скорее даже неизбежным взрывом негодования со стороны соседей.

В кафе он узнал, что Бадар с самого детства дружил с Симоной, всегда втайне любил ее, он только что демобилизовался из армии, намеревался признаться ей в любви и просить ее выйти за него замуж. Бадар оказался в общем-то незамысловатым молодым человеком и к тому же предельно банальным. В искренности его горя сомневаться не приходилось, однако фразы, в которых он пытался его выразить, были явно почерпнуты из дешевых романов. По его представлениям, используемые им готовые формулировки являлись гораздо более важным атрибутом выражения скорби по покойной, нежели все то, что он мог придумать сам. И все же он был забавно трогателен в своем невежестве. После второй рюмки коньяка Бадар вдруг заговорил о самоубийстве.

- Я хочу быть со своей любимой женщиной, - проговорил он, заикаясь и с близкими слезами в голосе. - Теперь мне уже незачем жить.

- Не надо так говорить, - возразил ему Трелковский, перенимая у него манеру использования готовых речевых оборотов. - Вы молоды, вы забудете...

- Никогда! - ответил Бадар, глядя в свой стакан, словно на дне его находилась смертельная доза яда.

- На свете немало других женщин, - провозгласил Трелковский. - Конечно, они не смогут занять ее место, но, по крайней мере, помогут вам заполнить пустоту в вашем сердце. Вам надо куда-нибудь уехать, что угодно делать, встречаться с другими людьми - лишь бы чем-то занять себя. Сами увидите - у вас все снова наладится.

- Никогда! - повторил Бадар и проглотил остатки коньяка.

Из этого кафе они отправились в другое, а оттуда в третье.

Молодой человек находился в отчаянии, и Трелковский не решался оставить его одного. Так они всю ночь переходили из одного бара в другой, и Трелковский изрекал банальные истины в ответ на долгие причитания неутешного Бадара.

С появлением первых лучей солнца Трелковскому все же удалось добиться, чтобы молодой человек немного повременил с самоубийством: Бадар с неохотой согласился пожить еще, по крайней мере, месяц, прежде чем принять окончательное решение.

В одиночестве возвращаясь домой, Трелковский принялся напевать. Он вконец вымотался, был слегка пьян, однако чувство юмора у него не пострадало. Его прямо-таки забавляли почти ритуальные фразы, которыми они с Бадаром обменивались во время своего ночного бдения. Какими сладостно искусственными, фальшивыми они были по сравнению с реальностью, которая каждый раз заставала его полностью неподготовленным и совершенно беззащитным.

Когда он подходил к дому, двери кафе на противоположной стороне улицы только-только открывались. Трелковский зашел внутрь, намереваясь позавтракать.

- Вы живете напротив? - спросил официант.

Трелковский кивнул.

- Я недавно там поселился.

- В той самой квартире, где жила девушка, что покончила с собой?

- Да. Вы знали ее?

- Разумеется. Она каждое утро сюда заходила. Я даже не дожидался, когда она сделает заказ, - сразу приносил чашку шоколада и тост. Кофе она не пила, потому что делалась от него нервной. Как-то она сказала мне, что если с утра выпьет кофе, то потом две ночи подряд не может уснуть.

- Это так, - согласился Трелковский. - От него действительно начинаешь нервничать. Но я уже привык к нему; утром без чашки кофе просто не могу.

- Вы так говорите только потому, что сейчас с вами все в порядке, надменно произнес официант, - но когда что-нибудь случится и вы заболеете, сразу же перестанете его пить.

- Возможно, - кивнул Трелковский.

- Это уж точно. Разумеется, есть люди, которые терпеть не могут шоколад, поскольку он плохо действует на их печень, но она была не из тех. Нет, с ней определенно что-то случилось.

- Не думаю, - произнес Трелковский.

- И все же это нехорошо. Такая женщина, совсем молодая, лишает себя жизни, а никто толком не знает, почему, отчего. Приступ депрессии, ощущение, что с тобой что-то не так - хлоп! - и ты сдаешься. Принести вам шоколад?

Трелковский не ответил. Он снова вспомнил предыдущую жиличку. Выпив чашку шоколада и не заметив даже, что это не кофе, он расплатился и вышел. Поднявшись на лестничную площадку третьего этажа, он обнаружил, что дверь в его квартиру чуть приоткрыта. Брови его в хмуром недоумении поползли вверх.

"Странно, - подумал он. - Я уверен, что закрыл ее перед уходом".

Он толкнул дверь рукой и вошел внутрь. Сквозь шторы одинокого окна тускло просвечивали бледные солнечные лучи.

Впрочем, он не столько расстроился, сколько удивился.

Поначалу подумал было о соседях, потом о месье Зае и, наконец, о Скоупе и Саймоне. Неужели они и в самом деле осуществили один из своих идиотских планов? Он отдернул шторы и осмотрелся вокруг себя. Дверца шкафчика была широко распахнута, а его содержимое раскидано по кровати.

Да, кто-то основательно покопался в его вещах.

Вначале он заметил пропажу радиоприемника, а вскоре обнаружил, что исчезли два его чемодана.

Значит, теперь у него и в самом деле не осталось ничего из прошлого.

Нельзя было сказать, чтобы в этих чемоданах находилось что-то очень уж ценное - всего лишь недорогой фотоаппарат, пара туфель и кое-какие книги. Но, помимо прочего, там лежали его фотографии, сделанные еще в детстве, снимки его родителей и девушек, в которых он был влюблен еще подростком, несколько писем и коллекция сувениров - память о самых дорогих событиях его жизни. Слезы невольно навернулись на глаза, когда он подумал о них.

Он сорвал с ноги один башмак и с силой запустил через всю комнату. Разъяренный жест немного успокоил его.

Кто-то застучал в стену.

- Все в порядке! - закричал он. - И без вас знаю, что шумлю! Только стучать надо было не сейчас, а тогда, когда все это происходило!

Он постарался взять себя в руки. В конце концов, они же в этом не виноваты. А может, преступники и в самом деле стучали, когда его обворовывали?

Что же ему теперь делать? Пожаловаться? Да, определенно это надо сделать - он пойдет в полицию и предъявит официальную жалобу. Он глянул на часы: семь утра. Интересно, они уже открылись? Лучше всего сходить и самому проверить.

Трелковский снова надел ботинок и стал спускаться по лестнице. На площадке первого этажа ему повстречался месье Зай.

- Вы опять всех потревожили, месье Трелковский, - разгневанно проговорил домовладелец. - Так больше не может продолжаться. Все жильцы на вас жалуются.

- Прошу меня извинить, месье Зай, - перебил его Трелковский. - Вы случайно не о вчерашнем вечере говорите?

Его самоуверенный тон застал хозяина дома врасплох.

Тому было явно невдомек, почему его гнев совершенно не подействовал на жильца, что, в свою очередь, вызвало его раздражение.

- Разумеется, я говорю о вчерашнем вечере, - проговорил он. - Вы опять подняли страшный шум. Насколько помню, я уже однажды предупреждал вас, что вы не станете жить в моем доме, если будете действовать таким образом. Однако мне, похоже, придется принять определенные меры...

- Меня обокрали, месье Зай, - снова перебил его Трелковский. - Я вернулся всего несколько минут назад и обнаружил, что дверь моей квартиры открыта. А сейчас как раз собирался пойти в полицию, чтобы составить соответствующее заявление.

Выражение лица домовладельца совершенно изменилось.

От маски жесткой решимости не осталось и следа, однако ее сменила иная гримаса, в которой уже светилась самая настоящая угроза.

- Что вы хотите этим сказать?! - прокричал он. - Мой дом - вполне респектабельное место. И если вы намерены выкручиваться путем изобретения всяких надуманных историй!..

- Но это действительно так! - теперь и Трелковский сорвался на крик. Вы что, не поняли, что я вам сказал? В мою квартиру кто-то проник. Меня обокрали!

Ответил месье Зай не сразу, а когда заговорил снова, голос его звучал уже спокойно.

- Я вас прекрасно понял. И искренне сожалею о случившемся. Но зачем вам идти в полицию?

На сей раз Трелковский просто опешил.

- Как зачем? Чтобы сообщить им о случившемся, - чуть заикаясь, произнес он. - Чтобы рассказать, что именно украдено и чтобы, если они задержат вора, могли определить, какие вещи принадлежат мне.

Лицо месье Зая претерпело еще одно превращение. Теперь оно лучилось благожелательностью, можно сказать, прямо-таки отцовскими чувствами.

- Послушайте, месье Трелковский, - промолвил он, - видите ли, это очень порядочный дом. И мои жильцы - уважаемые люди...

- Речь идет вовсе не об этом... - начал было Трелковский.

- Позвольте мне закончить. Я ведь знаю людей. Если они увидят здесь полицию, то Бог знает о чем подумают и что станут говорить. Вы же знаете, сколь тщательно я подбираю своих жильцов. В вашем конкретном случае - я сдал вам эту квартиру лишь потому, что увидел в вас честного человека. Если бы это было не так, то вы могли бы предложить мне хоть десять миллионов франков, на что я бы лишь рассмеялся вам в лицо. Если вы сейчас пойдете в полицию, они пришлют сюда своих людей, те станут задавать всевозможные вопросы - бесполезные, разумеется, вопросы, но они могут катастрофическим образом отразиться на мнении об остальных жильцах. При этом я говорю не только о себе, но и о вас тоже.

- Обо мне?! А я-то что сделал такого? - Трелковский не мог сдержать своего изумления.

- Я понимаю, вам это может показаться безумием, - успокаивающим тоном проговорил домовладелец, - однако к людям, которые каким-то образом связаны с полицией, всегда относятся с изрядным подозрением. Я понимаю, что в данном конкретном случае вы абсолютно ни при чем, но другие-то люди об этом не знают. Они станут подозревать вас Бог знает в каких вещах; меня, кстати, тоже. Нет-нет, вы слушайте меня, я знаю, что говорю. Я знаком со старшим инспектором полиции и сам поговорю с ним о случившемся. Он сам решит, что надо будет сделать. В этом случае вас никто не упрекнет в несоблюдении своего гражданского долга, а мы избежим ненужных кривотолков среди соседей.

Трелковский был слишком ошеломлен, чтобы возражать.

- Да, кстати, - добавил месье Зай, - предыдущая жиличка после десяти часов вечера всегда ходила по дому в мягких тапочках. Это было гораздо удобнее для нее самой - и намного более приятно для тех, кто жил под нею!

Часть вторая

7. Схватка

Битва продолжалась в самом сердце здания. Трелковский прятался за шторами своей квартиры, наблюдая за развернувшимся во внутреннем дворе спектаклем, и негромко, но с явным наслаждением смеялся.

Как только до него стали доноситься первые звуки ссоры, он поспешно выключил свет - чтобы потом, когда все закончится, его никто не смог бы упрекнуть в чем-то предосудительном.

А началось все в доме на противоположной стороне двора, где на четвертом этаже праздновали какое-то торжество.

Комнаты веселящейся квартиры были настолько ярко освещены, что уже одно это являлось своего рода вызовом окружающим. Окна были плотно закрыты, однако, даже несмотря на это, можно было отчетливо различить громкий смех и чье-то пение. Уже с первых минут Трелковский предвидел, что торжества эти завершатся трагически, и в глубине души был искренне признателен этим нарушителям общественного спокойствия. "В сущности, они ничем не лучше остальных, - думал он. - Я уже слышал, как они сами жаловались на шум, доносящийся с пятого этажа, но это неважно. Просто скоро все это превратится в настоящее побоище, и тогда волки перегрызут друг другу глотки!" Начало было довольно спокойным, вполне мирным. Затем он расслышал чей-то пронзительный голос, призывающий к тишине ради больной женщины. Реакции со стороны веселящихся, однако, не последовало. Повторная попытка носила уже более агрессивный характер. Кто-то прокричал:

- Эй вы там, немедленно заткнитесь! Нам завтра рано вставать!

И снова никакой реакции - только новый смех и пение.

Трелковский наслаждался той атмосферой, которую создавало это шумное веселье. Во всех остальных углах здания воцарилась гнетущая, угрожающая тишина. Один за другим гасли огни в квартирах, словно демонстрируя всему миру, что их обитатели твердо вознамерились спать. Преисполненные чувством собственной правоты, два мужских голоса снова потребовали немедленной тишины и порядка. Вот тогда-то и завязался весьма оживленный диалог.

- Людям, что, и повеселиться теперь нельзя?

- Можно, можно, да только меру надо знать. Пируйте, сколько хотите, но только до положенного часа, а сейчас пора расходиться на покой. Людям завтра на работу идти!

- Нам тоже завтра идти на работу, но мы имеем право изредка собраться и повеселиться. Или не так?

- Слушай, приятель, тебе было сказано кончать с этим делом, прекратить шум. Как вас еще можно убедить?

- Если ты думаешь, что можешь запугать меня, то не на того нарвался! Терпеть не могу, когда мне приказывают - будем вести себя так, как нам захочется!

- Ах, вот оно как! А ну-ка, спустись на минутку во двор, тогда и посмотрим, что тебе там захочется.

- Да заткнись ты!

Достигнув этой стадии скандала, голоса с обеих сторон принялись поливать друг друга взаимными оскорблениями, под конец дойдя до таких выражений, от которых Трелковский даже покраснел. На четвертом этаже гости затянули песню, явно намереваясь таким образом выразить свою солидарность с хозяином квартиры. Это вызвало немедленную реакцию со стороны квартир, доселе хранивших молчание. На гуляк обрушилась лавина проклятий.

Вслед за этим два мужских голоса, затеявших всю эту свару, обменялись короткими фразами и решили все же спуститься во двор, чтобы раз и навсегда разобраться с обидчиком.

Врага требовалось немного раззадорить, однако Трелковский был уверен, что за этим дело не станет. Он уже слышал доносившиеся откуда-то с нижних этажей подбадривающие крики.

- Ты иди туда, а я пойду с этой стороны. Позови меня, если схватишь кого-нибудь из них. Ну, что же вы не спускаетесь, ублюдки поганые?!

- Я только что заметил там кого-то - ну подожди, поганец, сейчас я доберусь до тебя!..

Трелковский уже больше не смеялся - ему становилось все более страшно. Он видел, что взаимная ненависть мужчин была отнюдь не наигранной, они не забавлялись. Они словно вновь открыли в себе оставшиеся со времен войны рефлексы, как будто припомнили то, чему их учили в армии.

Это были уже не мирные жильцы, а убийцы, рыщущие в поисках жертвы. Прижавшись лицом к оконной раме, он стал следить за развитием конфликта. Походив по кругу, мужчины сошлись в его центре.

- Ты никого не видел?

- Нет. Одного схватил было в холле, но он сказал, что не из их компании, я его и отпустил.

- Ну, разумеется, эти подонки боятся спуститься! Но ведь когда-то же они станут расходиться по домам - вот уж тогда!..

Внезапно послышался резкий, какой-то лязгающий звук - это на четвертом этаже с силой распахнулось окно.

- Ну что ж, вы сами напросились! Подождите, пока я спущусь, - вот тогда посмотрим, кто здесь кому отдает приказы!

Несмотря на разделявшее их расстояние, Трелковский отчетливо различал тяжелый топот спускающихся по лестнице ног. Во дворе два мужских голоса явно торжествовали.

- Немало же им понадобилось времени, чтобы набраться духу, но вот, гляди-ка, решили все-таки спуститься! Ну, сейчас мы им покажем, подонкам проклятым, - покажем, как посреди ночи людям спать не давать!..

Долгожданная встреча, похоже, произошла под разбитым стеклянным навесом, где-то неподалеку от мусорных баков, поскольку Трелковский услышал, как металлические баки с грохотом опрокинулись, внеся этим новым шумом некоторое разнообразие в поток проклятий и яростных криков.

Затем кто-то бросился наутек, пытаясь добраться до относительно безопасной зоны. От общей массы дерущихся отделился темный силуэт, энергично припустившийся вслед за убегающим. По двору между тем катались двое мужчин, с театральной живостью наносивших друг другу и соответственно получавших жестокие пинки и удары, но не расцеплявших своих объятий. Наконец, один из них занял господствующее верхнее положение, ухватил за уши голову соперника и принялся методично вколачивать ее в бетонное покрытие тротуара.

Сирены полицейских машин резко оборвали пронзительные вопли женщин, облепивших окна своих квартир, и во двор вбежали одетые в форму люди. За какую-то долю секунды на булыжном пространстве под окнами обоих домов не осталось ни души. Вскоре полицейские сирены смолкли в отдалении, вслед за ними наступила гробовая тишина.

В ту ночь Трелковскому приснилось, что он встал со своей постели, отодвинул кровать и в стене, находившейся за ее изголовьем, обнаружил потайную дверь. Ошеломленный столь неожиданным открытием, он открыл таинственную дверь и оказался в длинном коридоре. Это был самый настоящий подземный ход, поскольку он уходил под уклон все ниже, расширяясь по мере продвижения, и завершался громадной пустой комнатой, в которой не было ни дверей, ни окон. Стены комнаты были совершенно голые. Пройдя назад по подземному коридору, он наконец достиг той самой потайной двери и обнаружил, что на ней со стороны подземелья появился массивный блестящий засов. Когда он принялся взад-вперед двигать его ручку, тот перемещался свободно и совершенно бесшумно. Трелковского внезапно охватило чувство дикого ужаса, поскольку он совершенно не мог себе представить, что за существо установило этот засов, откуда оно взялось, куда ушло и почему именно сегодня ночью оно оставило дверь незапертой...

Кто-то стучал в дверь. Трелковский изумленно открыл глаза.

- Кто там?

- Это я, - послышался женский голос.

Он накинул старый банный халат и пошел открывать.

У порога стояла женщина, которую он никогда раньше не видел, и держала за руку девушку лет двадцати. По выражению лица девушки Трелковский сразу понял, что она немая.

- Чем могу быть вам полезен? - спросил он.

На вид женщине было лет шестьдесят, возможно, даже чуть больше. У нее были совершенно черные глаза, которые неотрывно всматривались в лицо Трелковского. Она чуть взмахнула листом бумаги, который сжимала в свободной руке.

- Месье, это вы подали на меня жалобу?

- Какую жалобу?

- Ну, по поводу того, что я, дескать, мешаю людям по ночам спать.

Трелковский стоял ошеломленный.

- Никаких жалоб я не подавал! - гневно произнес он.

Женщина тут же ударилась в слезы и едва не завалилась на худенькую фигурку девушки, которая так же пристально всматривалась в его лицо.

- Кто-то подал на меня жалобу, официальную петицию, - проговорила женщина. - Сегодня утром я получила эту бумагу. Но это не я - это она производит весь этот шум. На протяжении всей ночи.

- Кто это - "она"? - еще более изумленным голосом спросил он.

- Та старуха. Это ужасная старуха, месье. Она делает все, лишь бы досадить мне. И все лишь потому, что моя дочь инвалид...

Она подняла подол длинной юбки, скрывавшей ноги девушки, и указала на тяжелый ортопедический башмак на ее левой ноге.

- Она ненавидит меня за то, что у меня дочь инвалид. А теперь я получаю это письмо, в котором говорится, что я якобы всю ночь не даю людям уснуть! Скажите, это правда не вы, месье? Не вы подали эту жалобу?

- Разумеется, не я, - проговорил Трелковский. - Говорю вам, что не подавал никому никаких жалоб.

- Значит, это она. Я спрашивала внизу, но они тоже отказываются. Указывают на вас. Но это наверняка та старуха.

Женщина заливалась слезами, голос ее дрожал, временами становясь почти неслышимым.

- Месье, я никогда не шумлю. Каждый вечер рано ложусь в постель. Я не такая, как она. Если бы я была такая, как она, то давно бы, еще раньше, подала бы на нее жалобу. Она старуха, месье, и, как всем старухам, ей не спится по ночам, а потому без конца ходит по своей квартире, передвигает мебель, мне не дает спать - и моей дочери тоже. Месье, мне с таким трудом удалось отыскать эту дыру, которую мы называем жильем, я даже распродала все свои драгоценности, работала до кровавого пота, и если эта старуха выкинет нас на улицу, я даже не знаю, куда нам податься. Месье, вы знаете, что она сделала?

Трелковский покачал головой, но женщина, похоже, и не ожидала от него ответа, потому что сразу же, без малейшей паузы, продолжила свой рассказ.

- Она приладила половую щетку к моей двери, чтобы я не могла выйти наружу. Подсунула ее под дверную ручку - вы же понимаете, что это было сделано нарочно, - и когда я сегодня утром хотела выйти, то не смогла открыть дверь. Я дергала, дергала ее, даже что-то потянула у себя в плече. Боже, что это были за кошмарные дни! И вы знаете, что она сказала мне потом? Она сказала, что это получилось совершенно случайно! А сейчас вот подала на меня эту петицию, так что придется обратиться в полицию. Если она добьется того, что меня выкинут на улицу...

- Но она не может выкинуть вас на улицу, - сказал Трелковский, всем сердцем сочувствуя несчастной женщине. - Она не имеет права сделать что-либо подобное.

- Вы в самом деле так думаете? Месье, честное слово, я никогда не шумела, даже самую малость...

- Даже если бы и шумели, она все равно не имеет права сделать ничего подобного! Они не могут выставить вас за порог, если вам больше негде жить. Она не может этого сделать...

Казалось, женщина немного успокоилась. Изредка вздрагивая от рыданий, она поблагодарила Трелковского и стала спускаться по лестнице, по-прежнему тяжело опираясь на руку дочери.

Но где жила эта странная гостья? Трелковский свесился через перила, намереваясь посмотреть, куда она пойдет, однако на нижнем этаже обе женщины не остановились и вообще исчезли еще до того, как он успел что-то узнать.

Вернувшись к себе в квартиру, он побрился и оделся, намереваясь отправиться к себе в офис, однако ни на секунду не переставая думать об этой истории с жалобой. Когда он постарался максимально объективно обдумать ее, она показалась ему весьма подозрительной. Во-первых, он даже не знал, где жила эта женщина; во-вторых, ему показалось странным, чтобы жильцы под ним домовладелец и его жена - именно его назвали как возможного жалобщика. А может, они таким образом хотели намекнуть, что ожидает его самого, если он не перестанет беспокоить соседей? Не желая думать об этой женщине ничего плохого, он все же спросил себя, не могло ли быть так, что ей просто заплатили, чтобы она пришла к нему и разыграла всю эту сцену? И о какой старухе она говорила? Он ии разу не видел в доме никого, кто хотя бы отдаленно соответствовал данному описанию. Что-то во всей этой истории явно казалось фальшивым.

По лестнице он спускался как можно тише. Ему не хотелось в это утро встречаться с месье Заем. Как всегда, перед рядами почтовых ящиков во дворе он совершил акт ложного коленопреклонения, чтобы посмотреть, не было ли каких-либо поступлений. Оказалось, его ждали два письма.

Одно было адресовано мадемуазель Шуле, тогда как другое - ему самому. Он уже не в первый раз получал корреспонденцию, адресованную предыдущей жиличке. Поначалу он испытывал некоторые колебания по поводу того, следует ли вскрывать эти письма, однако постепенно любопытство все же пересилило изначальную щепетильность. Он даже убедил себя в том, что просто обязан проверить, не содержится ли в них нечто важное, и с тех пор стал открывать все письма подряд.

В том письме, что было адресовано лично ему, ничего существенного не содержалось - какие-то отпечатанные на ротаторе рекламные объявления. Он смял листки в тугой шар и, выходя, выбросил в мусорный бак. Затем прошел в кафе на противоположной стороне улицы, чтобы выпить чашку утреннего кофе. Официант любезно поприветствовал его.

- Кофе? Нервы сегодня не беспокоили? Или, может, шоколад?

- Да, шоколад, - кивнул Трелковский. - И сухой тост, даже два.

Не успел официант еще выполнить заказ, как он снова подозвал его.

- Да, и принесите мне пачку "галуаз".

Жестом беспредельного сожаления официант развел руками.

- Извините, месье, в настоящий момент у нас не осталось ни одной пачки. Придется специально сходить для вас в ларек.

Трелковский пожал плечами.

- А что у вас есть?

- "Житан" - крепкий вирджинский табак. Мадемуазель Шуле всегда их курила. Принести пачку?

- Хорошо, давайте "житан". Но только без фильтра.

- Правильно, она тоже любила такие.

Трелковский оторвал край адресованного Симоне Шуле письма и стал читать.

"Мадемуазель, надеюсь, вы простите мне мою смелость за то, что я пишу вам. Дело в том, что наш общий друг, Пьер Арам, дал мне ваш адрес и сообщил, что вы, возможно, располагаете информацией которая представляет для меня крайний интерес. Я живу в Лионе и работаю клерком по продаже книг. Однако причины личного свойства вынуждают меня вскоре переехать в Париж. Мне предложили работу в книжном магазине, расположенном в доме номер 80 по улице Виктории. Ответ владельцам этого магазина я должна дать в течение недели, однако до сих пор так и не смогла прийти к какому-либо конкретному решению, поскольку буквально только что получила еще одно предложение - от магазина, который находится в доме номер 12 по улице Вожиро. Я недостаточно хорошо знаю Париж, и ни один из этих магазинов мне не известен. С учетом того, что продавцу полагаются комиссионные от продажи, мне, естественно, хотелось бы заблаговременно осведомиться о возможностях обоих магазинов.

Пьер сказал мне, что вы будете настолько любезны, что лично проверите оба этих магазина и сообщите мне свое мнение о них, чтобы я могла принять окончательное решение.

Я отлично понимаю, что своей просьбой причиняю вам определенные неудобства, однако я была бы крайне признательна вам, если бы вы оказали мне эту услугу и написали, что думаете на этот счет, причем сделали это не откладывая. К письму прилагаю конверт с маркой и моим адресом. Заранее искренне благодарю вас за помощь и т.д. и т.п..."

Письмо было подписано полным именем и фамилией с указанием адреса скорее всего, какая-то женщина или, что еще более вероятно, молоденькая девушка. В конверте также лежал чистый, сложенный конверт, о котором она упоминала в письме.

- Что ж, придется мне самому ей ответить, - пробормотал Трелковский. Думаю, сделать это будет нетрудно.

8. Стелла

Трелковский выходил из кинотеатра, в котором смотрел фильм о жизни Луи XI. С тех пор, как он начал читать исторические романы, оставшиеся в квартире после Симоны Шуле, его просто зачаровывало все, что имело отношение к истории. На углу улицы неподалеку от кинотеатра он увидел Стеллу.

Она стояла в окружении небольшой группы друзей - трех молодых мужчин и девушки, - было совершенно ясно, что все они также только что вышли из этого же кинотеатр...

Он никак не мог решиться заговорить с ней, хотя почему-то почувствовал жгучую потребность сделать это; не столько потому, что так уж хотел снова повидать ее, - просто ему требовалось сейчас оказаться в компании незнакомых людей. С тех пор, как Трелковский перестал встречаться с Саймоном и Скоупом, он жил практически в полном одиночестве, и его буквально изводило желание поговорить с людьми своего круга.

Он чуть приблизился к группе молодых людей, выжидая момента, когда можно будет обратиться к Стелле, - к сожалению, девушка стояла спиной к нему. От того немногого, что доносилось до него из их разговора, у него сложилось впечатление, что она говорила об увиденном фильме, причем свою точку зрения выражала с изрядной запальчивостью.

Он ждал, когда возникнет хотя бы малейшая пауза, чтобы можно было вступить в разговор. Поначалу молодые люди стояли прямо напротив кинотеатра, но затем стали медленно продвигаться по улице, так что Трелковскому не оставалось ничего иного, как следовать за ними. У него было такое ощущение, будто он через замочную скважину подсматривает и подслушивает чужой разговор. До сих пор никто из них не обращал на него ни малейшего внимания, но он понимал, что через несколько мгновений это обязательно произойдет. Ему следовало что-то предпринять, причем не откладывая, пока кто-либо из парней не заметил, что он преследует их, и не подумал чего-то нехорошего.

Но что же он мог сделать? Если просто окликнуть - "Стелла!" - не покажется ли ей его поведение слишком фамильярным? И что подумают ее друзья? Он знал, что некоторые люди терпеть не могут, когда их в публичных местах окликают по имени, - как знать, вдруг она как раз из таких? В равной степени не мог он и произнести что-то вроде "Эй!" или "Эй, ты!" - это оказалось бы просто невежливым. Подумал было насчет "прошу прощения...", но и это показалось ему не лучшим вариантом. Щелкнуть пальцами или сделать какой-то жест рукой? Невежливо - скорее это подходило для ресторана, в котором подзывают официанта, хотя, в конце концов...

В итоге он решил просто кашлянуть.

Разумеется, Стелла его даже не услышала. Решение о том, что сказать, пришло совершенно неожиданно.

- Надеюсь, я не помешал...

Казалось, она искренне обрадовалась, увидев его.

- Ну, что вы, нет, конечно.

Она представила его своим друзьям, но сделала это в довольно расплывчатых, неопределенных фразах, и при этом словно ненароком дала понять Трелковскому, что все они также были друзьями Симоны Шуле. Поначалу он даже не понял, о ком она говорит, однако когда до него наконец дошло, то постарался изобразить на своем лице выражение глубокой скорби.

- К сожалению, я ее слишком мало знал, - со вздохом произнес он.

Кто-то высказал предложение пойти в близлежащее бистро и что-нибудь выпить - все согласились, и уже через несколько минут вся компания сидела за большим столом, покрытым каким-то ярко-красным пластиком. Трелковский сел рядом со Стеллой, причем едва девушка опустилась на скамью, он тут же почувствовал, как она плотно прижалась бедром к его ноге. Первым его импульсом было отвернуться, но он все же заставил себя взглянуть на нее. Девушка улыбалась.

Ее улыбка показалась ему почти непристойной, и вообще возникло ощущение, словно весь этот, в сущности, незначительный знак внимания с ее стороны был наполнен потаенными, чувственными обертонами. Он поймал себя на мысли о том, что на уме у нее было лишь одно - как бы переспать с ним. Уже само по себе то, как она опускала кончик языка в пену стакана с пивом, говорило само за себя.

Одна капелька напитка скатилась с ее губ, медленно потекла по подбородку и скатилась ниже, к горлу. Едва влага достигла небольшой ямки над ключицей, как девушка ленивым жестом подняла руку и смахнула ее. На какое-то мгновение след от прикосновения ее пальцев оставался белым, а затем кровь снова хлынула к нему, и он вновь приобрел нежнорозовый оттенок.

Трелковскому почему-то пришла в голову мысль о том, что кожа ее, наверное, хранит на себе следы сотен всевозможных пальцевых отпечатков. Когда же Стелла потянулась над столом вперед, чтобы переставить свой стакан, ее накинутый на плечи плащ задел за спинку стула и сполз немного назад, после чего она окончательно сбросила его, резко выпрямившись и отведя плечи назад, отчего груди ее провоцирующе вздрогнули. При взгляде сбоку, как раз оттуда, где сидел Трелковский, было видно, что ее груди натянули ткань платья, которая сложилась под мышками в серию тоненьких тугих складок. Похоже, девушка тоже знала об этом, поскольку тут же потянулась рукой и слегка потянула платье, пытаясь чуть одернуть его книзу - результатом этого жеста стало то, что она продемонстрировала ему очертания своего бюстгальтера и даже похожие на ребра жесткие перетяжки его каркаса. В этот момент он вспомнил, что этот бюстгальтер действительно имел такие перетяжки.

Ниже пояса юбка плотно облегала ее бедра, так что, когда Стелла села, та покрылась мелкими, похожими на тоненькие шелковые шнурки, горизонтальными складками, окаймлявшими ее живот, в том числе и нижнюю его часть. Под тканью отчетливо проступали как подвязки ее чулок, так и сами засте*ки. Юбка оказалась настолько короткой, что едва достигала гладких полушарий ее коленей. Закинув ногу на ногу, девушка потянула юбку вниз, после чего прошлась ладонью вдоль всей длины ноги, словно лаская ее. При соприкосновении с нейлоновой тканью платья, за которую чуть задевали края ее ногтей, послышался легкий характерный шорох. Кончиком левой туфли она с отсутствующим видом легонько массировала икру правой ноги. И все время смеялась.

- А как вы посмотрите на то, что сейчас мы все отправимся ко мне? предложил один из молодых людей.

Стелла встала и повернулась за своим плащом, чуть наклонившись, чтобы разгладить образовавшуюся складку на рукаве, на котором, как оказалось, все это время сидела.

Верхняя часть ее платья чуть отошла вперед, и стал виден край бюстгальтера, который лишь отчасти скрывал ее полные груди. Когда девушка поднимала плащ, те легонько заколыхались - кожа вокруг узкой красной полоски, обозначавшей то место, где обычно к телу плотно прилегала верхняя линия бюстгальтера, казалась неестественно белой.

Официант сгреб оставленную на столе мелочь, разорвал счет, давая тем самым понять, что посетители расплатились с ним, после чего удалился.

- Вы пойдете? - спросила Стелла.

Трелковский было заколебался, однако страх снова остаться в полном одиночестве быстро рассеял все его сомнения.

- Если вы хотите, чтобы я пошел... - пробормотал он.

Нужная им квартира располагалась совсем неподалеку от бистро. Молодой человек, которому она принадлежала, позаботился о том, чтобы всем было на чем сидеть, после чего отправился на кухню, чтобы принести из холодильника напитки и лед. С первых минут пребывания в собственном доме он повел себя, как заботливый хозяин, истинный владелец, предоставляющий свои владения утомленным пилигримам. Он поставил на проигрыватель пластинку, расставил стаканы и принес поднос со всевозможными бутылками, ведерком со льдом и вазочкой с солеными орешками. Как только кто-либо из собравшихся обращал на него свой взгляд, он тут же вскакивал с места и спрашивал: "Что-то не так? Чего бы тебе хотелось?" Его услужливость была даже какой-то раздражающей.

Говорить все начали одновременно.

- А вы знаете, где я видел Симону в последний раз? Это было на концерте - в Ламоре. Я совершенно случайно столкнулся с ней. Мы немного поболтали, я еще спросил, как, мол, дела. Она ответила, что все прекрасно, хотя можно было заметить, что что-то у нее все же не так.

- А у меня до сих пор лежит одна книга, которую она дала мне почитать один из ее исторических романов. Впрочем, я ее даже не раскрывал.

- Ей совсем не нравилась мода этого года. Она еще сказала, что единственное, что еще как-то может носить, это "шанель" - остальное смотрится на ней просто отвратно.

- А мне сказала, что хотела бы купить пластинку с бетховенской Четвертой сонатой - знаете, в том новом музыкальном магазине, что возле Симфонического клуба.

- А странно все же, как она ненавидела животных...

- Дело не в том, что она их ненавидела, - она скорее боялась их.

- И еще она совершенно не могла терпеть американские фильмы.

- Вы же знаете, у нее всегда был хороший голос, но она даже не пыталась хоть как-то развить его.

- В отпуск она ездила куда-то на Лазурный берег - не знаю, правда, куда именно.

- И всегда так боялась растолстеть!

- Именно поэтому никогда и не ела как следует.

Трелковский в общем разговоре участия не принимал, но внимательно вслушивался в каждое произносимое слово, время от времени отхлебывая из стакана. Все, что говорилось, каждая крупица информации о Симоне Шуле, была для него самым настоящим откровением. Вот, значит, что - она терпеть не могла этого и обожала то! Как все это странно!

И как же нелепо умирать, когда имеешь собственное мнение по поводу всего, что тебя окружает! Во всем этом чувствовалась какая-то абсолютная несообразность, противоестественность.

Он чуть подался вперед и стал задавать гостям вопросы, надеясь побольше разузнать о бывшей жиличке своей квартиры, делая про себя маленькие пометки, сравнивая ее вкусы со своими собственными. Когда они совпадали, ему почему-то было приятно. Но это случалось нечасто.

Например, она презирала джаз, тогда как ему самому он нравился. Обожала Колетт, а он так и не удосужился прочитать хотя бы одну из написанных ею книг. К Бетховену, равно как и вообще к симфонической музыке, он относился с полным равнодушием, а Лазурный берег был той частью Франции, которая его совершенно не интересовала. Но он настойчиво продолжал задавать вопросы, пытаясь выведать у окружающих все, что только можно, и чувствуя удовлетворение, когда обнаруживались хотя бы малейшие признаки сходства их вкусов.

Молодой человек, хозяин квартиры, пригласил одну из девушек на танец; потом кто-то другой пригласил Стеллу.

Трелковский подлил себе из бутылки - он уже слегка опьянел. Третий мужчина, который не танцевал, попытался было завязать с ним разговор, однако он отвечал односложно.

После первого танца Стелла подошла к нему и спросила, не хочет ли он с ней потанцевать. Трелковский принял предложение.

Вообще-то он танцевал редко и довольно неумело, однако алкоголь подогрел его энтузиазм. Так они продержались несколько медленных мелодий подряд, причем танцевали действительно медленно, крепко сжимая друг друга в объятиях. Трелковский уже дошел до той точки, когда ему было безразлично, что могут подумать о нем другие люди. Внезапно он услышал, как девушка шепчет ему на ухо и спрашивает, не хочет ли он, чтобы она пошла потом к нему домой. Он резко затряс головой: что она подумает, если узнает его адрес! Стелла ничего не ответила, но по ее молчанию он понял, что она расстроилась, и потому, прижавшись вплотную к ее голове, прошептал:

- А мы не можем пойти к тебе?

Явно успокоившись, девушка улыбнулась и пробормотала:

- Ну, конечно...

Наверное, ей и самой пришлась по вкусу эта мысль, потому что она еще плотнее прижала к себе его плечи.

Трелковский определенно не понимал ее.

В квартире Стеллы все указывало на то, что здесь живет именно женщина. На стенах висели репродукции картин Мари Лоренсин, рядом с которыми мирно уживались отполированные до блеска морские ракушки и иллюстрации, вырезанные из женских журналов. Пол был покрыт циновкой из плетеной соломы; шкаф украшали бутылки самых разнообразных расцветок. В квартире имелась только одна комната, а кровать располагалась в нише у стены.

Стелла лениво растянулась на ней, и он последовал ее примеру - ему было ясно, чего именно от него ждут в этот момент. Он принялся расстегивать ее платье, но пальцы действовали неумело, а потому ей пришлось помогать ему.

Сейчас ее лицо показалось ему как никогда вульгарным.

Девушка явно прекрасно понимала, что вскоре должно произойти и искренне наслаждалась каждой минутой в предвкушении удовольствия.

Несмотря на долгое воздержание, Трелковский никак не мог достичь нужного уровня возбуждения - возможно, сказывалось воздействие выпитого, а может, просто потому, что женщина эта по какой-то причине пугала его.

Сама же Стелла казалась гораздо более возбужденной, чем он. Она даже расстегнула ему ремень и стащила с него брюки; а потом сняла и трусы. До него донесся звук собственного голоса, когда он глуповато проговорил:

- Ну вот, значит так...

Наконец он крепко сжал ладонями ее груди, которые оказались столь желанной для него сейчас опорой, и не без труда взгромоздился на нее. Затем он закрыл глаза - очень хотелось спать.

Стелла дрожала всем телом, потом коротко вскрикнула и укусила его. Трелковского позабавила мысль о том, что ради создания иллюзии страсти она готова зайти столь далеко. Действуя подчеркнуто методично, он вошел в нее, по привычке воображая, будто имеет дело со знаменитой кинозвездой. Затем видение кинозвезды пропало, уступив место девушке из булочной, где он обычно покупал хлеб, когда жил в своей прежней крохотной комнатенке. Тело Стеллы изгибалось под ним дугой.

Сейчас ему казалось, что на кровати под ним находятся уже две девушки, потом, совершенно неожиданно - целых три. На память пришла эротическая фотография, которую ему как-то показал Скоуп. На ней были изображены три женщины в масках, совершенно обнаженные, если не считать длинных черных чулок - трио это обвивало тело очень волосатого мужчины. Трелковский вдруг принялся повторять про себя слово "ляжка", однако это не дало нужного эффекта, после чего вспомнил эпизод из далекого детства, когда впервые прикоснулся к груди молоденькой девочки.

Это, в свою очередь, вызвало в памяти образы других женщин, с которыми он занимался тем же, чем сейчас. Стелла издала низкий, гортанный стон.

Ему почему-то вспомнился фильм, который он видел чуть раньше в тот вечер. В нем была одна сцена, связанная с попыткой изнасилования. Подруга главного героя оказалась бы весьма соблазнительной жертвой, однако в самый последний момент ей, разумеется, удалось спастись.

В последующих эпизодах показывали сидящую в камере и наказанную королем любовницу кардинала Балю. Луи XI покатывался со смеху, заставляя ее петь ему. Трелковскому показалась забавной мысль о том, что все старые девы вместо канареек вздумали бы держать в клетках молоденьких красивых девушек. Стелла продолжала негромко постанывать.

Когда все было кончено, Трелковскому хватило ума поцеловать ее - очень нежно. Ему не хотелось делать ничего такого, что могло бы оскорбить ее чувства. Потом оба уснули.

Но вскоре Трелковский проснулся. Лоб его покрылся испариной, а вся постель словно дергалась взад-вперед. Ему было знакомо это ощущение, и опыт подсказывал, что в подобных ситуациях надо как можно скорее пройти в ванную. Перед тем, как заснуть, Стелла выключила свет, и теперь ему пришлось шарить в темноте, вспоминая, где же находится выключатель. Наконец отыскав его, он зажег свет и встал - его чуть шатало. Дверь в ванную располагалась рядом с кухней. Он опустился на колени над унитазом, положил локти на края и опустил голову на одну руку. Лицо находилось как раз над округлым углублением унитаза, и он отчетливо слышал непрекращающееся бульканье воды.

Желудок вывернулся наизнанку - как перчатка, - выплеснув наружу все свое содержимое.

Это оказалось ничуть не отвратительно, и даже не противно. Нечто вроде освобождения. Частицы вещества, вывалившиеся из его рта, которые, как он надеялся, успели перевариться и усвоиться организмом, не показались ему омерзительными. Отнюдь - он относился к ним совершенно безразлично, как, впрочем, и ко всему остальному. В те секунды, когда его рвало, Трелковский с полнейшим равнодушием относился и к собственной жизни. При этом он старался производить как можно меньше шума и испытывал даже некое чувство комфорта, находясь в столь неловкой позе.

Вскоре ему стало намного лучше. Мысленно вернувшись к тому, что произошло незадолго до этого, он почувствовал, как все его тело пронзила легкая дрожь. Неожиданно он ощутил особую тягу к ласкам и чарам Стеллы несравненно большую, чем несколько часов назад. Его желание было таким сильным, что ему пришлось опорожниться.

Дернув за цепочку, он спустил воду, дождался, пока бачок наполнится снова, после чего спустил воду вторично.

От былого недомогания не осталось и следа, чему он искренне обрадовался.

Его тело словно пополнилось новым запасом энергии, и он, неожиданно для себя, почувствовал желание громко рассмеяться - просто так, совершенно беспричинно. Нет, сейчас он уже не ляжет спать! Ведь если поутру он снова проснется в этом месте, то вновь испытает приступ депрессии.

Вернувшись в комнату, он собрал свою одежду, тихонько оделся, подошел к кровати, нежно поцеловал Стеллу в лоб - и ушел.

Жесткий, сухой холод улицы еще больше взбодрил его.

Трелковский пошел к себе домой. Оказавшись в собственной квартире, он тщательно протер лицо губкой, побрился, снова оделся, а затем присел на край постели в ожидании того момента, когда надо будет идти на работу.

До него доносились голоса птиц. Среди них всегда находилась одна, которая запевала, тогда как другие затем подтягивали и сливались в едином хоре. Говоря поправде, это не было настоящим концертом. Если внимательно прислушаться к этим звукам, то было просто невозможно не уловить сходства между ними и звуками пилы. Той самой пилы, зубья которой безжалостно вгрызаются в древесину. Трелковский никогда не мог понять, почему люди склонны сравнивать пение птиц с музыкой. Ведь птицы не поют - они кричат. А по утрам кричат хором. Он громко рассмеялся.

Сама по себе идея сравнивать подобные хриплые крики с песней являлась высшим воплощением... тщетности, что ли.

Он представил себе, что случится, если люди вдруг возьмут за правило встречать новый день криками, полными отчаяния. Даже если этим займутся лишь те, у кого имеются реальные основания кричать и вопить, то и тогда получится невообразимый шум.

Со стороны внутреннего двора послышался какой-то стук и скрежет поначалу совершенно хаотичный, но вскоре в нем стали проступать отчетливые удары молотка. Он подошел к окну и выглянул наружу, однако в сумраке раннего утра было почти невозможно что-либо различить. Вскоре, однако, до него дошло, что это было: рабочие ремонтировали стеклянный навес.

9. Петиция

Похоже, что консьержка поджидала его прихода. Как только он показался, она сразу же замахала ему рукой из окна своей комнаты. Видимо, не успокоившись на этом, она подняла оконную раму и громче, чем того требовала ситуация, позвала:

- Месье Трелковский!

Ей никогда не удавалось произнести в его фамилии звук "о" между "в" и "к", отчего получалось что-то вроде "Трелковкий". С приветливой улыбкой на лице он подошел к ее окну.

- Вы видели мадам Диоз? - требовательным тоном спросила женщина.

- Нет, а что? - в свою очередь спросил он, понятия не имея, кто такая мадам Диоз.

- Неважно. Я скажу ей, что вы вернулись. Она хотела поговорить с вами.

- О чем?

- Увидите, увидите.

Женщина захлопнула оконную раму, весьма решительным образом прервав их разговор, и энергично дернула головой вверх-вниз, что скорее напоминало жест выпроваживания, нежели прощания. После этого она снова отвернулась к кухонной плите, на которой готовилась какая-то еда, и больше не обращала на него ни малейшего внимания.

Трелковский поднялся к себе в квартиру, недоумевая, что все это может значить. Уронив плащ на кровать, он пододвинул к окну стул и присел. Так прошло примерно с полчаса. Он ничего не делал и ни о чем особо не думал, а просто перебирал в мозгу несущественные эпизоды минувшего дня, которые еще сохранились в памяти. Обрывки разговора, малозначительные действия, детали лиц людей в метро и на улицах.

Затем он встал и принялся ходить из одной комнаты в другую, пока ему в голову не пришла мысль остановиться перед зеркалом, которое он незадолго перед тем повесил на стену над раковиной умывальника. Некоторое время он с бесстрастным видом рассматривал собственное отражение, поворачивая голову сначала налево, потом направо, и наконец вверх, так что стали видны зияющие отверстия ноздрей.

После этого он провел ладонью по всей поверхности лица - кончики пальцев выявили присутствие маленького жесткого волоска на самом кончике носа. Он чуть ли не вплотную придвинулся лицом к зеркалу и стал пристально всматриваться в него.

Подойдя к кровати, он вынул из кармана плаща спичечный коробок и тщательно выбрал из него две спички, у которых, как ему показалось, были самые острые и чистые концы. После этого он опять подошел к зеркалу и принялся выдергивать волос, действуя спичками на манер самодельного пинцета. Но спички то смещались друг относительно друга, то не могли как следует ухватить волос, и он в самое последнее мгновение проскальзывал между ними. Однако Трелковский сохранял терпение и в конце концов добился своего. Волос оказался длиннее, чем он предполагал.

Покончив с этим занятием, он принялся лениво выдавливать на лбу черные пятнышки, однако они его волновали значительно меньше. Наконец, он вытянулся на кровати и закрыл глаза, но так и не уснул.

Вместо этого Трелковский решил рассказать самому себе историю.

"Я еду верхом, возглавляя десятитысячное войско разъяренных запорожских казаков. Уже трое суток безумный топот лошадиных копыт раздается по безбрежной степи. Навстречу нам скачут десять тысяч вражеских всадников, с быстротой молнии надвигаясь на нас со стороны линии горизонта. Мы ни на дюйм не сворачиваем с нашего курса; грохот столкновения двух орд можно было слышать на целые мили. Я единственный, кому удалось удержаться в седле.

Выхватив свой ятаган, я принялся пробивать себе дорогу сквозь толпы мечущихся подо мной человеческих тел. Я даже не смотрю, куда приходятся мои удары, - просто машу и рублю справа налево и слева направо.

Скоро вся равнина оказывается усеянной окровавленными телами. Я вонзаю шпоры в бока коня, и тот оглушительно ржет от пронзительной боли. Ветер, подобно тугому шлему, обжимает мне голову. У себя за спиной я слышу крики моих десяти тысяч казаков... Но нет, за собой я слышу... Нет, я иду по городской улице - ночью - и вижу женщину, которая пытается убежать от пьяного матроса. Он хватает ее за платье, разрывает его - женщина остается полуголой. Я бросаюсь на злодея и сбиваю его с ног одной лишь силой моего натиска. Он не может подняться. Женщина подходит ко мне... Нет, женщина убегает в темноту...

Нет. Метро в шесть часов вечера. Переполненное настолько, что просто шагу ступить некуда. На каждой станции в вагоны пытаются зайти все новые и новые люди. Они толкают и отпихивают уже находящихся внутри пассажиров, упираясь руками в двери и протискиваясь вперед. Но вот приближаюсь я и с неимоверной силой запихиваю в вагон свое тело. Целые толпы людей вываливаются через стены наружу и падают на рельсы - подъезжающий встречный поезд превращает их в сплошное кровавое месиво. Станцию он проезжает, наполовину погруженный в море человеческой крови..."

Кто-то постучал в дверь? Да, кто-то определенно стучит.

Наверное, это та самая загадочная мадам Диоз.

Стоявшая на лестничной площадке напротив его двери старуха представляла собой весьма мерзкое зрелище. Окаймленные темными кругами глаза налиты кровью, рот превратился в натянутую, безгубую линию, а кончик носа едва не касается выдающегося вперед подбородка.

- Мне надо поговорить с вами, - объявила она ясным и пронзительным голосом.

- Входите, мадам, - вежливо проговорил Трелковский.

Уверенным шагом она прошла к дверям второй комнаты, быстро скользнула взглядом по ее внутреннему убранству, явно желая убедиться, что в квартире больше никого нет.

Не глядя на Трелковского, она протянула ему листок линованной бумаги. Тот глянул на него и увидел, что под ним уже стоят несколько подписей. На противоположной стороне красовался аккуратно написанный фиолетовыми чернилами небольшой текст, из которого следовало, что нижеподписавшиеся жильцы выражают официальный протест по поводу поведения некоей мадам Гадерян, которая после десяти часов вечера продолжает шуметь.

Вдоволь насмотревшись на обстановку в квартире Трелковского и, видимо, потеряв к ней всякий интерес, женщина вперила в него свой взгляд, явно пытаясь оценить реакцию хозяина квартиры.

- Итак, - проговорила она, - вы подпишете?

Трелковский чувствовал, как кровь медленно отливает у него от лица. Как они осмелились предложить ему подобное?! Хотят убедиться в том, что ему известно, какая судьба уготована ему самому? Намерены форсировать события и ради этого не останавливаются перед неприкрытым шантажом? Сначала какая-то неизвестная ему женщина, а потом уже он - он будет следующим; если же он вздумает отказаться поставить свою подпись, то окажется первым, кто пожалеет о последствиях такого отказа. Он поискал на листе подпись месье Зая - так и есть, красуется на самом видном месте.

- Кто такая эта мадам Гадерян, - наконец выдавил он из себя. - Я ее не знаю.

- Только ее вы и слышите после десяти часов! - разгневанным свистом прорвались из горла старухи слова. - Постоянно ходит из угла в угол, переставляет вещи, посреди ночи моет посуду! Всех перебудит! Она делает невыносимой жизнь всех остальных жильцов.

- Это та самая женщина, что живет с дочерью-калекой? - спросил Трелковский.

- Ничего подобного. У нее четырнадцатилетний сын. Лодырь и бездельник, который только тем и занят, что день деньской прыгает по квартире на одной ноге!

- Вы в этом уверены? Вы в этом уверены - я хочу сказать, уверены, что у нее нет дочери-калеки?

- Конечно, уверена. Спросите консьержку. И любой в доме вам это подтвердит.

Трелковский выпрямился, расправил плечи.

- Извините, но я не могу этого подписать. Мне эта женщина никогда не причиняла никаких неудобств; я даже никогда не слышал о ее существовании. В какой квартире она живет?

Старуха уклонилась от ответа.

- Ну, как хотите, - разгневанно произнесла она. - Я вас ни к чему не принуждаю. Но если однажды ночью она вас разбудит, не приходите тогда ко мне за помощью. Сами же будете в этом виноваты!

- Мадам, прошу правильно меня понять, - с мольбой в голосе проговорил Трелковский. - Я понимаю, что у вас имеются свои собственные причины именно так поступать, и у меня нет ни малейшего намерения в чем-то мешать вам. Но я просто не могу этого подписать. Возможно, существуют какие-то причины, почему она занимается всем этим именно ночью.

- Причины - ха! - Старуха мерзко расхохоталась. - Ну да, разумеется, у нее есть на то причины - она сама тому причина. Она просто вредительница! Существуют люди, главная забота которых - терзать других. И если эти другие люди все это сносят и не защищаются, они в конце концов переступают через них. Ну, так вот, я никому не позволю переступать через меня, я этого не допущу! Я сразу обращусь к тому, кто может с этим что-то сделать. И если вы не хотите помочь нам - что ж, это ваше дело, но потом не приходите ко мне с жалобой. Отдайте бумагу!

Она выхватила свой бесценный листок из руки Трелковского, не говоря ни слова на прощание, направилась к двери и, ступив за порог, с грохотом захлопнула ее у себя за спиной.

"Негодяи! - в ярости подумал Трелковский. - Подонки! Какого черта они добиваются - чтобы все лежали и изображали из себя мертвецов?! Но им и этого окажется недостаточно! Негодяи!"

Он настолько разгневался, что буквально дрожал всем телом. Затем он спустился поужинать в ресторан, который регулярно посещал, и там постарался выкинуть все это из головы; однако как только вернулся к себе в квартиру, он обнаружил, что его все еще колотит от ярости. Спать он улегся, яростно стискивая зубы от бессильного гнева.

Следующим было то, что где-то незадолго до десяти часов вечера ему в дверь постучала та самая женщина с дочерью-инвалидом. На сей раз она не плакала. Глаза ее оставались жесткими и холодными, даже злобно поблескивающими, однако, увидев Трелковского, она, казалось, немного расслабилась.

- О, месье! - воскликнула гостья, - вы видите! Что я вам говорила! Так и есть - она подготовила петицию против меня! Она победила! Меня заставляют съехать с квартиры. Какая же злобная, мерзкая женщина! И они все подписали, все - кроме вас. И я пришла, чтобы поблагодарить вас. Вы хороший человек, месье.

Девушка пристально всматривалась в лицо Трелковского - точно так же, как и в тот, первый вечер; такое же напряженное лицо было и у матери, причем сейчас ее взгляд казался даже еще более яростным.

- Не нравится мне все это, - сбивчиво пробормотал он, смущенный и расстроенный тем, как они обе разглядывали его. - И мне не хотелось бы вмешиваться в это дело.

- Нет, нет, я не об этом, - женщина покачала головой, словно внезапно почувствовала сильную усталость. - Вы хороший человек, это видно по вашим глазам.

Она неожиданно выпрямилась и рассмеялась.

- Но я с ними расквиталась! Консьержка такая же тварь, как и все они, но я и с ней посчиталась!

Она оглянулась, явно желая убедиться в том, что их никто не слышит, после чего продолжила, понизив голос почти до шепота.

- Между жалобой и петицией они довели меня до такого состояния, что у меня начались колики. И вы знаете, что я сделала?

Девушка по-прежнему не отрывала взгляда от Трелковского. Он сделал слабый жест рукой, давая понять, что не знает, о чем идет речь.

- Я сделала это прямо на лестнице!

Женщина довольно бесстыдно рассмеялась, однако глаза ее продолжали пылать от кипевшей в ней злобы.

- Да, сделала, причем на каждом этаже, вдоль всей лестницы! Сами виноваты - это из-за них у меня начались колики. Но вход в вашу квартиру я не запачкала - мне не хотелось, чтобы у вас были неприятности.

Трелковский пришел в ужас: сначала от ее рассказа, а затем от внезапного осознания того, что, желая избавить его от "неприятностей" и не запачкав пол перед его дверью, она таким образом сделала все для того, чтобы подозрение пало именно на него.

- Как... когда это случилось? - сдавленно проговорил он.

Она счастливо расхохоталась.

- Только сейчас. Минуты две назад. Хотела бы я посмотреть на их лица, когда завтра утром они это обнаружат! И консьержка тоже! - ведь ей же придется все это убирать и подтирать! Но ничего, они это заслужили, все разом!

Она хлопнула в ладоши. Трелковскому было слышно, как она спускается по лестнице, все так же восторженно похохатывая. Потом он перегнулся через перила, желая проверять, правду ли сказала эта женщина; оказалось, сущую правду. По ступенькам тянулся зигзагообразный желтоватый след с более темными вкраплениями. Он прижал ладони ко лбу.

- Ведь они же подумают, что это сделал я! Надо что-то предпринять - я просто обязан что-то предпринять! Немедленно!

Однако он был не в состоянии прямо сейчас взяться за дело, поскольку в любое время его мог заметить любой из жильцов. Потом он хотел было сделать то же самое перед своей дверью, но тут же понял, что просто не в силах совершить подобное, а кроме того, его неизбежно выдаст разница в цвете и консистенции экскрементов. Но должен же быть какой-то другой выход!

Подавляя чувство тошноты, он нашел в квартире кусок какой-то картонки и воспользовался им, чтобы собрать немного экскрементов со ступеней, ведущих на четвертый этаж. Сердце отчаянно колотилось о грудную клетку, он был весь объят страхом и отвращением, но продолжал заниматься уборкой. Покончив с этим делом, он вывалил содержимое картонки на лестничную площадку напротив своей двери, после чего бросился к туалету, чтобы избавиться от самой коробки.

Вернувшись назад в квартиру, он почувствовал, что буквально умирает. Будильник он поставил на более ранний час, нежели обычно, - у него не было никакого желания оказаться свидетелем сцены, которая неминуемо последует за обнаружением того, что произошло.

Однако на следующее утро на лестнице не осталось ни малейших следов случившегося. От все еще влажных ступеней лестницы исходил сильный запах какого-то дезинфицирующего средства.

В кафе напротив дома Трелковский выпил традиционную чашку шоколада и съел два сухих тоста.

Поскольку время было еще слишком раннее, на работу он решил отправиться пешком, и теперь не спеша брел по улицам, наблюдая за проходящей мимо толпой. Людские лица двигались ровными шеренгами, шагая почти в такт друг другу, как если бы их обладатели стояли на некоем подобии бесконечного движущегося тротуара. Лица с большими, выпученными, лягушачьими глазами; усталые, настереженные лица разочаровавшихся во всем людей; круглые и мягкие лица дебильных детей; бычьи шеи, рыбьи носы, хорьковые зубы...

Полуприкрыв глаза, он подумал о том, что на самом деле все это было одно-единственное лицо, меняющееся и смещающееся, подобно кусочкам стекла в калейдоскопе. Его поразило своеобразие всех этих лиц. Марсиане - все они были марсианами. Но они явно стыдились своей внешности и потому старались скрыть ее. Про себя они точно определили - раз и навсегда, - что вся эта чудовищная непропорциональность на самом деле являлась воплощением подлинной гармонии, а это непостижимое уродство - такой же непостижимой красотой. Они были чужаками на этой планете, хотя отказывались признавать данный факт и вели себя так, словно находились у себя дома.

В витрине магазина он увидел свое собственное отражение - оказывается, он ничем не отличался от них! Полная идентичность, абсолютное сходство со всеми этими чудищами. Он принадлежал к их роду, но по какой-то неведомой причине был лишен их общества. Они не доверяли ему. Все, чего они добивались от него, это подчинения их нелепым правилам и дурацким законам. Причем нелепым только для него одного, поскольку он никогда не мог понять их сложной, замысловатой утонченности.

Прямо перед ним трое молодых людей пытались заговорить с женщиной. Она что-то быстро и коротко им ответила, после чего поспешно пошла прочь. Мужчины расхохотались, возбужденно похлопывая друг друга по спинам.

Еще большее отвращение у него вызывала их подчеркнутая мужественность. Он никогда не мог понять этого вульгарного восхищения своим собственным телом, своим полом.

Они, как боровы в брюках, хрюкали и перебирали ногами, но все равно оставались боровами. Но почему они смущались самих себя, почему вздумали прикрывать свои тела одеждой?

К чему было скрывать всю эту вонь, исторгаемую их животами и железами? Он слабо улыбнулся.

"Интересно, что подумал бы человек, которому удалось бы прочитать мои мысли, находись он сейчас рядом со мной?" - пронеслось в мозгу Трелковского.

Он часто задавал себе этот вопрос; иногда даже специально создавал те или иные проблемы в надежде посмотреть, как какой-то чужой, неведомый ему разум, которому они вдруг станут известны, станет их решать. Он будет нашептывать ему всякие вещи; иногда даже говорить правду о нем самом, а в другие моменты просто грубить и оскорблять его.

Потом, словно разговаривая по телефону, он внезапно делал паузу в своей речи в ожидании ответных реплик. Естественно, их не было.

Наверняка незнакомец подумает, что я гомосексуалист...

Однако он не был гомосексуалистом, поскольку его религиозное мировоззрение попросту не допускало подобного поведения. Ведь быть гомосексуалистом, - это значит претендовать на своего рода роль Христа. А Христос, по мнению Трелковского, был гомосексуалистом, глаза которого были больше, чем аппетиты его плоти. Люди подобного рода просто сгорают от желания истечь кровью ради человечества, а это всегда противно.

"Наверное, мне так кажется лишь потому, что я, в конце концов, мужчина. Бог знает, что бы я стал думать, если бы родился женщиной...."

Он громко рассмеялся. Но затем перед его взором в очередной раз возник образ лежащей на больничной койке Симоны Шуле, и смех застыл на его губах.

10. Лихорадка

Он заболел. Уже несколько дней ему нездоровилось.

Он без конца зябко поводил плечами, вдоль спины пробегали ознобные судороги, нижняя челюсть слегка подрагивала, а лоб то полыхал, словно объятый пламенем, то покрывался ледяным потом. Поначалу Трелковский отказывался верить в то, что с ним что-то не в порядке, и продолжал вести себя так, как если бы ничего не случилось. Однако уже у себя в офисе он был вынужден сидеть за столом, обхватив голову ладонями, чтобы хоть отчасти заглушить непрекращающийся гул в ушах. Если ему приходилось подниматься по лестнице, причем неважно, сколь длинным был пролет, то, едва достигнув вершины, он оказывался в весьма плачевном состоянии. Так больше продолжаться просто не могло; он был болен, причем болен серьезно.

В организм ухитрилась пробраться какая-то нечисть, угрожавшая вконец разрушить его. Но что именно это было?

Пылинка, образовавшая невидимое препятствие, которое, в свою очередь, нарушило нормальное функционирование двух взаимосвязанных колес? Коробка передач, которая почему-то перестала обеспечивать должное сцепление? Микроб?

Живший по соседству доктор так толком и не объяснил ему, в чем причина его недуга. При этом он ограничился тем, что в качестве меры предосторожности прописал ему незначительную дозу антибиотиков да еще какие-то маленькие желтые таблетки, принимать которые следовало дважды в день. Кроме того, он порекомендовал есть как можно больше йогурта. Это прозвучало, как шутка, однако доктор сопроводил свою рекомендацию энергичным кивком головы.

- Нет-нет, - заверил он пациента, - это именно так. Как можно больше йогурта. Это восстановит правильное функционирование вашего кишечника. А на следующей неделе загляните ко мне.

По пути домой Трелковский зашел в аптеку, которую покинул, набив карманы маленькими картонными коробочками, странным образом наполнившими его чувством уверенности.

Придя домой, он принялся открывать их, извлекать лежавшие внутри инструкции и рекомендации по применению лекарств, внимательно вчитываясь в их содержание, ибо ему казалось, что прописанные лекарства обладали некоей чудодейственной силой.

Тем не менее на следующий вечер желанное облегчение так и не наступило, и его осторожный оптимизм сменился глухим отчаянием. Теперь Трелковский понимал, что все эти лекарства отнюдь не были чудодейственным средством, а приложенные к ним бумажки оказались всего лишь рекламными писульками. В сущности, он с самого начала догадывался об этом и все же ему хотелось продолжать игру по всем правилам, покуда не обнаружилось, что правил этих попросту не существует.

Теперь он почти постоянно лежал в постели. В общем-то, ему было тепло, хотя временами и казалось, что вдруг ни с того ни с сего он начинает зябнуть. В какой-то момент Трелковский натянул верхнюю простыню до самого носа и ощутил прикосновение к коже ее влажного участка, образовавшегося от капавшей изо рта слюны. У него не было сил даже на то, чтобы моргать глазами, а потому он либо лежал, широко раскрыв их и глядя в никуда, либо же, когда страстная тоска по забытью становилась совсем уже невыносимой, он закрывал глаза и пытался уснуть. Но даже тогда, стоило ему повернуть голову в сторону окна, как приятный мрак тут же сменялся пурпурным свечением.

Он свернулся калачиком под одеялами, как никогда отчетливо осознавая собственное весьма плачевное состояние.

Размеры буквально каждого участка его тела были ему хорошо знакомы. Прежде он провел столько часов, осматривая и перерисовывая контуры своего тела, что сейчас чувствовал, будто случайно встретился с давно знакомым, но хронически невезучим другом. Ему хотелось вжать себя в самый маленький объем, который был только возможен, чтобы вторгающиеся в него слабость и бессилие попросту не смогли найти себе плацдарм для высадки. Колени он почти подтянул к животу, икры плотно прижал к бедрам, а локти сильно притиснул к ребрам.

Но важнее всего было таким образом уложить голову на подушку, чтобы при этом не слышать несмолкающего биения собственного сердца. Он без конца ерзал, ворочался на постели, пока наконец не отыскал одну позу, в которой действительно наступало это желанное безмолвие. Ему было невыносимо слышать этот чудовищный звук, постоянно напоминавший о бренности и хрупкости его существования.

Ему часто приходила в голову мысль о том, что каждому человеку от самого рождения отмеряно определенное количество сердечных ударов, и именно это определяло продолжительность его жизни.

Когда же Трелковский понял, что, несмотря на все свои усилия, все же различает неуверенные удары сердца о грудную клетку, он решил целиком скрыться под одеялом. Засунул голову под простыню и диким взором уставился на проступавшие во мраке контуры своего тела. При подобном освещении оно производило впечатление чего-то мощного, даже угрожающе-массивного. Резкий, глубоко проникающий животный запах, который оно при этом издавало, зачаровывал его. Как ни странно, он заметно успокоился. Напрягшись, он заставил себя выпустить газы из кишечника, чтобы запах стал еще сильнее, ярче - почти невыносимым.

Так он находился под одеялом вплоть до тех пор, пока не стал задыхаться, однако как только голова снова оказалась на относительно свежем воздухе, он тут же почувствовал, что заметно окреп. Он как бы дополнительно уверился в своей способности преодолеть болезнь, и на место былой тоски и угнетенности пришла новая умиротворенность разума.

Ночью ему стало еще хуже. Когда он проснулся, простыни буквально промокли от пота, а зубы лихорадочно стучали.

Жар настолько притупил все его чувства, что ему даже не было страшно. Он завернулся в одеяло и встал, чтобы вскипятить немного воды на маленькой электрической плитке, доставшейся ему от прежней жилички. Когда вода наконец закипела, он приготовил себе некое подобие горячего напитка, пропустив ее через ситечко, заполненное листами чая, оставшимися от предыдущих чаепитий. Проглотив жидкость, он принял две таблетки аспирина и почувствовал себя немного лучше.

Затем Трелковский вернулся в постель, однако стоило ему выключить свет и оказаться в темноте, как его всего охватило чувство, что окружающая комната стала будто бы сжиматься, неуклонно уменьшаясь в размерах, покуда стены не образовали своего рода плотную капсулу, обрамляющую его тело. Он начал задыхаться. Отчаянно протянув руку к выключателю, он щелкнул им, и тотчас же комната восстановила свои прежние размеры. Глубоко вздохнув, он попытался было выровнять дыхание.

- Идиотизм какой-то, - пробормотал Трелкв*екий.

Затем он выключил свет, и комната снова накинулась на него, словно это была эластичная лента, оттянутая в сторону и затем отпущенная. Она окружала его наподобие саркофага, придавливая грудь, поворачивая голову, сминая ее о заднюю часть шеи.

В момент наивысшего удушья, в самое последнее мгновение его пальцы каким-то образом смогли нащупать выключатель. И вновь, как и в первый раз, наступило неожиданное освобождение.

Спать он решил, не выключая света.

Однако это оказалось не так просто, как могло показаться сначала. На сей раз комната уже не меняла своих размеров, нет - теперь трансформировалась ее консистенция.

Точнее говоря, консистенция пустоты, заполнявшей пространство между мебелью.

Теперь ему казалось, что эти незримые емкости заполнены водой, которая затем превратилась в лед. Пространства между предметами в комнате внезапно стали прочными и жесткими, как айсберг, и он, Трелковский, сам стал одним из таких предметов. Он снова оказался взаперти, но на сей раз не в каменном заточении собственной комнаты, а в вакууме, бездне пространства. Он попытался было пошевелить своими членами, чтобы нарушить эту иллюзию, однако успеха так и не достиг.

Более часа он находился в положении пленника. Спать оказалось совершенно невозможно.

Неожиданно, без какой-либо видимой причины, ощущение это прошло; чары колдовского заклятья спали. Чтобы убедиться в этом, он прикрыл один глаз: действительно, он мог двигаться.

Но уже в следующее мгновение обнаружилась новая странная вещь.

Он закрыл левый глаз - так, очень хорошо, однако, несмотря на то, что поле его зрения должно было вроде бы сократиться вдвое, он продолжал все видеть! Объекты в комнате просто сдвинулись вправо. После этого он закрыл правый глаз, по-прежнему не веря в происходящее, - предметы сразу же сместились влево. Это было невероятно! Тогда он выбрал на обоях два пятнышка, взяв их за своего рода ориентир, и быстро моргнул обоими глазами. Но, не двигая головой, он потерял те самые пятнышки, которые взял за точки отсчета, а если и припоминал, где находится один, то все равно не мог отыскать другой. Он упорно продолжал это занятие, но все было напрасно. К тому же в результате подобных манипуляций по закрыванию сначала то левого глаза, то правого у него страшно разболелась голова. Сейчас Трелковскому казалось, что его череп засунули под уличный каток. Он смежил веки, однако комната по-прежнему стояла перед глазами; он видел ее столь же отчетливо, как если бы веки были сделаны из стекла.

В конце концов и ночь, и сопровождавшие ее кошмары подошли к своему завершению. К нему все-таки пришел спасительный сон, не отпускавший его чуть ли не до следующего вечера.

Он слышал, как во внутреннем дворе что-то делают рабочие, ремонтирующие стеклянный навес. Ему хотелось встать, но он чувствовал, что слишком слаб для этого.

Потом на ум пришла мысль о том, что он сильно проголодался.

Перед ним во всем ужасе предстало собственное одиночество.

Никто не присматривал за ним, не ухаживал, не прикасался прохладной ладонью ко лбу, не помогал измерить температуру. Он был один, абсолютно один, как если бы собирался умирать. А если это и в самом деле случится, сколько времени пройдет, прежде чем они обнаружат его труп? Неделя? А может, целый месяц? И кто первым переступит порог его гробницы?

Разумеется, соседи, а то и сам домовладелец. Сейчас он никого не интересовал, но все коренным образом изменится, как только настанет срок вносить квартплату. Даже в смерти его не оставят в покое в квартире, которая ему не принадлежит. Он попытался выбросить из головы столь мрачные мысли. "Я все преувеличиваю; на самом деле я отнюдь не так одинок. Я жалею себя, но знаю, что если немного задумаюсь над этим... А давай посмотрим..."

Он долго думал, искал какое-нибудь опровержение своим мыслям, но все-таки пришел к выводу, что одинок, причем более одинок, чем когда-либо. Именно тогда он осознал произошедшую в его жизни перемену. Но почему? Что случилось?

Ощущение того, что ответ на этот вопрос вертится на самом кончике языка, сильно огорчило его. Почему? Ведь должен существовать ответ. Он всегда был окружен друзьями, родственниками и всевозможными знакомыми; всех их он ревниво оберегал, поскольку знал, что могут настать такие времена, когда они ему очень понадобятся; а сейчас вдруг обнаружил, что остался совсем один - на пустынном острове в самом сердце пустыни!

Каким же слепым дураком он был! Разум отказывался даже узнавать себя самого.

Стук молотков рабочих во дворе вырвал его из пучины жалости к самому себе. Поскольку никто не думал и не заботился о Трелковском, Трелковский должен будет сам позаботиться о себе.

Первым делом надо было поесть.

Он оделся, толком не понимая, что именно напяливает на себя. Спуск по лестнице оказался неимоверно трудным делом. Поначалу он даже не вполне осознал эту проблему, но затем деревянные ступени лестницы каким-то образом преобразились в каменные полки - грубо отесанные, неплотно пригнанные друг к другу. Он спотыкался о невидимые препятствия, царапал тело об острые края и углы. А затем от основной лестницы у него под ногами стали ответвляться бесчисленные маленькие лесенки. Мучительные маленькие лесенки, джунгли лесенок с кустистыми ступенями; лесенки, которые выворачивались наизнанку, так что было совершенно невозможно определить, то ли вы спускаетесь по их внешней стороне наружу, то ли поднимаетесь по внутренней стороне внутрь.

Он совершенно потерял ориентацию в этом лабиринте и потому часто сбивался с пути. Пройдя один лестничный пролет, он обнаружил, что тот внезапно вывернулся наизнанку и оказался на потолке. Там не было ни двери, ни какого-либо иного отверстия, через которое можно было бы идти дальше. Ничего - только гладкий потолок, заставлявший пригибать голову. Отказавшись от дальнейших попыток, он развернулся и пошел в противоположном направлении. Но лестница повела себя так, словно балансировала на невидимой оси, вроде детских качелей, и как только он достиг определенного места, эта ее сторона опустилась, а противоположная, напротив, поднялась. Таким образом, чтобы спуститься вниз, ему пришлось карабкаться вверх, и идти вниз, когда он знал, что надо подниматься вверх.

Трелковский ужасно устал. Сколько веков подряд он уже блуждает по этим адским коридорам? Этого он не знал, и лишь чувствовал, что просто обязан был продолжать начатое.

Изредка из стен высовывались человеческие головы, которые с любопытством поглядывали на него. Лица их были лишены какого-либо выражения, но до него доносились их смех и звуки произносимых насмешек. Головы не оставались подолгу на одном месте - они почти тотчас же исчезали, но чуть дальше откуда-то выползали другие, но, в сущности, точно такие же головы и также принимались разглядывать Трелковского. Ему хотелось побежать по этим стенам с гигантской бритвой в руке и отсечь все, что высовывалось из камня. Но у него, к сожалению, не было такой бритвы.

Он совершенно не понимал, что в конце концов оказался на нижнем этаже. Он продолжал идти дальше, минуя нескончаемые повороты, то спускаясь вниз, то опять поднимаясь, пока наконец не увидел дыру не до конца починенного навеса. Свет заставил его вздрогнуть.

Он уже не помнил, зачем вообще вышел из квартиры.

Чувство голода окончательно исчезло, и теперь ему хотелось лишь снова улечься в свою постель. Болезнь оказалась более серьезной, чем он предполагал ранее. Ему удалось без особых осложнений вернуться к себе в квартиру, однако у него совсем не осталось сил на то, чтобы раздеться. Не разуваясь, он обмотался простынями, но даже после этого зубы его продолжали клацать.

Когда Трелковский проснулся снова, за окном была ночь.

Лучше ему не стало, но крайнее отупение от лихорадки уже отпустило его, уступив место небывалому ощущению просветленности и ясности. Он довольно легко поднялся; все еще не полностью доверяя собственным реакциям, попытался сделать несколько шагов и обнаружил, что голова больше не кружится. Теперь ему казалось, что ноги его совсем не касаются пола. Улучшение состояние позволило, по крайней мере, раздеться. Он подошел к окну, чтобы повесить брюки на спинку стула, и машинально глянул на овальное окно на противоположной стене.

В комнате за окном находилась женщина, которую он сразу же узнал. Симона Шуле.

Она сидела в позе, которую ему уже не раз доводилось видеть раньше, но затем, словно почувствовав, что он подсматривает за ней, медленно повернулась в его сторону. Одна ее рука поднялась к лицу, и она принялась разматывать скрывавший его бинт, правда, обнажила только нижнюю часть лица вплоть до основания носа. Зловещая улыбка растянула уголки ее рта.

Трелковский прижал ладони ко лбу. Ему хотелось заставить себя оторваться от этого спектакля, но сил не осталось совершенно.

Симона Шуле снова задвигалась, причем Трелковский различал мельчайшие детали ее жестов. Он увидел, как женщина потянула цепочку спуска воды, затем привела в порядок одежду, после чего наконец вышла. Свет в туалете погас.

Лишь тогда он смог отвернуться от окна, после чего разулся, а когда стал расстегивать пуговицы рубашки, заметил, что пальцы предательски подрагивают. Чтобы избавиться от одежды, надо было предварительно распахнуть ее, и тут он услышал скорбный звук разрываемой ткани. Он его почти не заметил - все его мысли сосредоточились на том, что он только что увидел.

При этом его даже не столь сильно поразил сам по себе вид призрака Симоны Шуле, поскольку рассудок подсказывал ему, что причина этого видения кроется в его болезни и лихорадке; дело в том, что пока он смотрел на нее, его мозг пережил еще одно, даже более фантастическое видение.

На несколько секунд он словно вознесся над внутренним двором, перелетел в тот самый туалет и уже оттуда смотрел на окно своей собственной квартиры. Он видел прижавшееся к стеклу лицо - лицо человека, похожего на него, как родной близнец, - и глаза этого лица смотрели на него с таким выражением, словно видели перед собой нечто, вызывающее беспредельный ужас.

11. Открытие

Лихорадка прошла, однако Трелковскому по-прежнему никак не удавалось вернуться к нормальному ритму жизни. Казалось, что болезнь унесла с собой какую-то частичку его самого - у него возникло такое чувство, будто ему все время чего-то недостает, а чуть притупленные ощущения постоянно создавали иллюзию, словно мысли никак не могут попасть в ногу с собственным телом. И его это тревожило.

Встав в то утро с постели, Трелковский почувствовал себя так, как если бы обрел волю, которая на самом деле принадлежала совершенно другому человеку. Он всунул ноги в шлепанцы, в которых всегда теперь ходил по квартире, накинул на плечи банный халат и прошел на кухню, чтобы вскипятить немного воды для чая. На работу он пока не ходил, поскольку чувствовал себя слишком слабым.

Когда вода закипела, он пропустил ее через ситечко с чаем - на сей раз заварка была свежей. Жидкость в чашке приобрела чудесный цвет, чем-то похожий на изящный китайский лак, и имела мягкий, сдержанный и одновременно непреодолимо влекущий аромат. Сахар в чай Трелковский никогда не клал вместо этого совал за щеку кусок сахара и маленькими глотками отхлебывал напиток.

До него все так же доносился стук молотков рабочих, ремонтировавших во внутреннем дворе стеклянный навес.

Трелковский машинально положил на язык кусок сахара, взял в руку чашку и прошел с нею к окну. Двое рабочих как раз посмотрели в его сторону. Едва увидев его, они разразились буквально гомерическим и одновременно вульгарным хохотом. Поначалу он подумал, что что-то напутал, что стал лишь жертвой оптической иллюзии, однако уже через несколько секунд до него дошла горькая и досадная правда: рабочие откровенно потешались именно над ним. Он было смутился, а затем почувствовал раздражение. Брови его гневно сошлись над переносицей - он надеялся показать им, что о них думает, - однако это также не возымело должного результата.

"Ну, это уж слишком, - подумал он. - Что это они себе позволяют?"

Он рассерженно открыл окно и лег грудью на подоконник - рабочие еще пуще покатились со смеху.

Теперь Трелковского уже просто колотило от ярости, причем настолько сильно, что чашка выскользнула из пальцев. Когда он наклонился, чтобы собрать осколки, до него донесся новый взрыв смеха - очевидно, рабочих еще больше позабавила его неуклюжесть. Когда он снова выглянул из окна, они по-прежнему смотрели в его сторону, и на их лицах гуляли самые что ни на есть отвратные ухмылки.

"Что я им такого сделал?" - недоуменно спросил он себя.

Определенно - ничего, и тем не менее они по какой-то причине были его врагами, а поскольку ему была совершенно неясна причина такого отношения к нему, он злился еще больше.

- В чем дело? - крикнул он, давая понять, что не понимает, чем вызвано их веселье. - Что вам нужно?

Резкий, хрипловатый, вульгарный смех показался ему еще более мерзким, отвратительным. Они еще некоторое время смотрели в его сторону, после чего снова занялись своим делом. Но даже сейчас, когда они повернулись к нему спиной, Трелковский по-прежнему почти физически ощущал исказившие их губы ухмылки. Они тоже время от времени оглядывались на его окно, качали головами и что-то тихонько говорили друг другу.

Ему казалось, что он прирос к полу, окаменел от изумления и гнева, тщетно пытаясь отыскать причину того, что произошло.

"Да что же это такое? Почему они, как только увидели меня, сразу же засмеялись?"

Он подошел к зеркалу и посмотрел на собственное отражение.

Но теперь это был уже не он.

Трелковский придвинулся почти вплотную к зеркалу, и тут же приглушенный вопль вырвался из его груди. Он потерял сознание.

Когда чуть позже он наконец пришел в себя, до него сразу дошло, что при падении он поранился. С трудом заставив себя подняться, он первым делом снова глянул в зеркало - и увидел перед собой женское лицо, покрытое густым слоем грима. Теперь он видел его все целиком: помаду на губах, румяны на щеках, тушь на ресницах.

Переживаемый им страх стал настолько осязаем, что он буквально ощущал, как тот образует у него в горле тугой шар, поверхность которого была неимоверно жесткой и острой, словно усеянной зубьями пилы, которая теперь разрывала ему гортань. Но почему и, главное, кто его так разрисовал? Во сне он никогда не ходил - в этом не было никаких сомнений. И откуда у него вообще появилась косметика?

Он принялся лихорадочно обшаривать квартиру и довольно скоро обнаружил то, что искал. Все это лежало в ящике небольшого шкафчика: не меньше дюжины пузырьков самых разнообразных размеров и цветов, а также всевозможные тюбики и баночки с кремами.

Неужели он сходит с ума?

Он стал хватать пузырьки и с силой швырять их о стену, о которую они с шумом разбивались.

Тут же раздался стук соседей.

Так, значит он действительно сходит с ума, да?! Он разразился хохотом.

Соседи постучали снова, на сей раз уже более громко.

Он перестал смеяться. Наконец-то до него стало что-то доходить, и это было уже не смешно.

Его пижамная куртка вся взмокла от пота и прилипала, словно намазанная клеем. Он рухнул на кровать, изо всех сил сопротивляясь тому объяснению, которое приходило на ум, хотя и знал, что это бесполезно. Правда все равно оставалась - она маячила перед ним, вспыхивая перед мысленным взором, подобно фейерверку в ночном небе.

Значит, это были их проделки.

Соседи постепенно превращали его в Симону Шуле!

Используя тысячи маленьких подлых трюков, проявляя неусыпную бдительность и демонстрируя железную решимость, они постепенно меняли не только его личность, но даже и его внешность. Все они были заодно, все несли равную вину. А он, как последний дурак, попал в их невероятную ловушку. Они презирали, лгали и доносили друг на друга, и все это с единственной целью провести его. Им хотелось достичь только одного - деморализовать его, заставить потерять веру в собственный разум, тогда как сам он оставался всего лишь игрушкой в их руках. Когда он принялся детально анализировать всю свою жизнь в этой квартире, до него дошло, что все это началось буквально с самого первого дня.

Еще когда он только собирался переступить порог этой квартиры, консьержка сразу же обратила его внимание на окно туалета, поскольку прекрасно знала обо всех тех вещах, которые должны были там происходить. И теперь не оставалось никаких сомнений в том, кто именно убирал мусор, который он ронял на лестнице, - это были все те же соседи!

И опять же соседи обокрали его, попутно сжигая за ним мосты, лишая его собственного прошлого и уничтожая любую возможность вернуться к нормальной жизни. И как только его прошлая личность проявляла признаки своего возвращения, соседи сразу же принимались колотить в стены. Они заставили его бросить друзей, вынудили постоянно ходить по дому в шлепанцах и халате. А тот сосед, что работал в кафе напротив, заставил его пить шоколад вместо кофе и курить не "галуаз", а "житан". Они хитро диктовали ему все его поступки, все его решения, тогда как самому ему не оставили ничего из того, что было исконно его личной, принадлежащей только ему одному собственностью.

И сейчас, воспользовавшись его болезнью и глубоким, лихорадочным сном, они решили нанести свой решающий удар - разрисовали его на женский манер. Но на сей раз они просчитались; к этому он еще не был готов; это произошло слишком рано.

Трелковскому припомнились мысли, приходившие ему в голову и раньше, связанные с его мужскими достоинствами.

Значит, вот оно что! Получается, что посторонние люди вмешивались в его собственные, к тому же самые сокровенные мысли!

Он вынул из кармана халата пачку сигарет и закурил.

Все это надо было хорошенько и как можно спокойнее обдумать. И, самое главное, ни в коем случае не терять головы.

Он глубоко затянулся, наблюдая за тем, как взлетают в воздух вырывающиеся из ноздрей клубы дыма. Так, а что же хозяин квартиры?

Определенно, он у них вожак. Именно он контролировал все действия этой шайки убийц. А эта старуха, мадам Диоз?

И та женщина с дочерью-инвалидом? Жертвы, вроде него самого? Или тоже соседи? Уж конечно, соседи, которым была поручена особо секретная миссия. Но как же тогда Стелла?

А может, ее специально предупредили о том, что он собирался навестить Симону Шуле в больнице? Ведь в самом деле, ее могли послать туда, чтобы она перехватила его, а затем навязать ему собственное влияние, не доверять которому у него не было тогда никаких оснований, поскольку она не была связана ни с этой квартирой, ни с соседями.

Могло быть такое? Определенно, могло. И все же он решил, что, по крайней мере, на данном этапе должен сохранять веру в ее непричастность. Нельзя было позволять себе видеть врагов буквально повсюду, куда устремлялся его взгляд.

Ведь не сошел же он и в самом деле с ума?!

Но что за преступление он совершил, чтобы они столь настойчиво добивались его уничтожения? Не исключено, что вся вина его была не больше, чем у той мухи, которая угодила в ловушку паука. Само это здание было ловушкой, причем ловушкой действующей, живой. Вполне возможно, никто из них не имел ничего против него лично, однако как только он вспоминал строгие, непреклонные лица соседей, так сразу же отказывался от такого предположения. Нет, не могло быть никаких сомнений в том, что все они питали именно к нему личную неприязнь. Они не могли простить ему одного лишь того, что он был Трелковским; за это они ненавидели его и за это вознамерились наказать.

Но неужели вся эта чудовищная машина была пущена в ход исключительно в целях покарать его? Зачем же столько усилий ради него одного? Сделал ли он что-то, чтобы заслуЖИТБ подобную кару? Почему в качестве жертвы они выбрали именно его?

Трелковский покачал головой - нет, это было невозможно. Должно было быть еще что-то.

В мозгу всплыл новый вопрос: а был ли он их первой жертвой?

И еще: действительно ли он видел там, в больнице, под бинтами, именно Симону Шуле? А если нет, каким же образом им удалось настолько сильно изменить ее внешность?

Как давно функционирует эта ловушка? Насколько длинен список жильцов, которых они таким образом уничтожили или видоизменили? И уготовили ли они для всех них такой же конец, как и для Симоны Шуле, или же кого-то удостоили особой чести и в некотором роде даже увековечили? А может, таким образом они просто размножались, продолжали свой род? И в таком случае не была ли Симона Шуле участницей всего заговора? Вдруг все они являются продуктами некоей бесконечной мутации, а может, - всего лишь самыми обыкновенными убийцами? Трелковский вспомнил последнюю жиличку такой, какой увидел ее там, в больнице, - забинтованную, с зияющим ртом.

А если кто-то из соседей покончит с собой?.. О, нет - Симона Шуле была их жертвой, а отнюдь не палачом.

Он вдавил окурок в пепельницу. Но зачем? Зачем им понадобилось менять его внешность?

Затем дыхание его замерло, в ужасе он широко раскрыл глаза - до него внезапно дошло.

Ну, конечно, в тот день, когда он станет похож на Симону Шуле полностью, целиком, ему придется поступить точно так же, как поступила она, - он будет вынужден покончить с собой. Даже если у него самого не окажется никаких причин желать подобного исхода, иного выхода у него просто не будет.

Трелковский подбежал к окну. Находившиеся внизу рабочие при его появлении снова принялись смеяться. Так вот зачем они ремонтируют стеклянный навес! Для него самого!

Трелковский внезапно почувствовал, как закружилась у него голова, - он протянул руку, чтобы ухватиться за кресло, и все же успел рухнуть в него прежде, чем снова лишиться чувств.

Но он совсем не хотел умирать! И потом, ведь это же будет самое настоящее убийство! Он подумал было о том, чтобы обратиться в полицию, хотя чем же они там ему помогут? Что он скажет полицейскому, чтобы заставить его поверить во весь этот бред, или тем более старшему инспектору, который якобы являлся другом месье Зая? Так что же ему теперь делать? Бежать? Но куда? Куда угодно, неважно куда - лишь бы убраться подальше из этого дома, пока еще не поздно. Но ведь нельзя же так просто выбросить на ветер деньги, уплаченные за аренду квартиры. Нет, какой-то выход все же должен быть.

Трелковский долго просидел так у окна, размышляя над этой проблемой, пока, наконец, не надумал нечто такое, что, по его мнению, должно было сработать.

Ему надо будет выждать еще некоторое время, оставив все как есть пусть они подумают, что трансформация действительно произошла, пусть пока ни о чем не догадываются и ничего не подозревают. А он тем временем подыщет какого-нибудь человека, который поселится в этой квартире вместо него, тогда как сам он переедет в другое место, не оставив им своего нового адреса.

Правда, были в этом плане два момента, которые не вполне его устраивали. Получалось, что любой другой человек, который въедет в квартиру после него и не будет должным образом предупрежден, неизбежно станет их следующей жертвой; и. второе - домовладелец может не дать своего согласия на этот обмен квартир. Прежде, чем идти на такой шаг, надо было уведомить его об этом. Проще всего, конечно, было бы уехать, никому ничего не сказав, вот так, оставив все, как есть. Но ведь на аренду этой квартиры ушли все его накопления, и в таком случае самому ему будет не на что жить. Таким образом, единственный его выход заключался в том, чтобы постепенно скопить денег и заодно выиграть время.

Трелковский решил спуститься вниз и немного погулять по соседним улицам, оставаясь в таком размалеванном и надушенном виде, как сейчас. Придется не обращать внимания на насмешки детей и осуждающие взгляды незнакомых прохожих, но это была именно та цена, которую ему придется уплатить, если он действительно хочет обрести хотя бы слабую надежду спасти собственную шкуру.

Часть третья

Бывшая жиличка

12. Бунт

Как только Трелковскому стало известно о существовании заговора, имеющего цель уничтожить его самого, он стал с болезненным упорством и даже каким-то удовольствием стремиться к тому, чтобы максимальным образом изменить свой характер. Коль скоро соседи задумали - вопреки его воле преобразить его в какого-то другого человека, что ж, он покажет им, что способен сотворить по своей собственной инициативе. Таким образом, он станет сражаться с ними их же оружием и на их чудовищный план ответит своим собственным.

В магазине, куда он вошел, пахло пылью и грязным тряпьем. Старуха, которая заправляла в подобном заведении, ничуть не удивилась появлению Трелковского в женском обличье, и он решил, что она уже привыкла к подобным вещам. Он потратил немало времени, перебирая целые кучи париков, которые она вынесла ему на показ, - все они оказались несколько дороже, чем он предполагал ранее, - однако в конце концов он все же решил выбрать себе самый дорогой, какой только у нее был. Когда Трелковский примерил его на себя, у него создалось такое впечатление, будто он надел на голову шляпу из тяжелого меха. Впрочем, нельзя было сказать, что ощущение это оказалось таким уж неприятным, а потому из магазина он вышел уже в обновке.

Обдуваемые легким ветерком, длинные локоны волос мягко стелились вдоль его лица, чем-то напоминая края флага, колышащегося вокруг древка.

Трелковский ожидал, что прохожие будут останавливаться и укоризненно смотреть ему вслед, однако никто из них, казалось, не обращал на него ни малейшего внимания.

Он тщетно пытался разглядеть в их взглядах хотя бы какой-то намек на враждебность по отношению к себе, но нет - все вели себя подчеркнуто безразлично.

А в самом деле, почему должно было быть как-то иначе?

Он что, каким-то образом задевал их, вмешивался в их дела, нарушал их право вести себя так, как им того хотелось, поступать так, как они сами считали нужным поступать?

Ведь если разобраться, в своем нынешнем нелепом наряде он должен был даже меньше раздражать их, нежели все остальные люди, поскольку теперь он уже являлся не вполне полноправным гражданином, ибо сам же частично отверг свои собственные права. Теперь его мнение уже не имело сколько-нибудь существенного значения. И лицо его обвевали вовсе не концы стяга, а старая простыня, покрывающая и застенчиво скрывающая сам факт его постыдного существования. Прекрасно, коль скоро все пойдет именно так, а не иначе, он доведет начатое до своего логического завершения - целиком обмотается бинтами, а потому никто не заметит, что он превратился в самого настоящего прокаженного.

Трелковский посетил еще один магазин, в котором купил платье, кое-что из белья, чулки и пару туфель на очень высоких каблуках, после чего вернулся к себе домой, готовый приступить к осуществлению задуманного плана.

"Все надо будет сделать как можно быстрее, - сказал он себе. - Чтобы они сами полюбовались, во что я превратился по их милости. Пусть тогда испугаются и почувствуют стыд. Им станет так стыдно, что они даже не посмеют посмотреть мне в глаза".

По лестнице он взбежал так быстро, как только позволяло его ослабленное болезнью состояние, и едва закрыл за собой дверь, как буквально взорвался истерическим взрывом смеха, который выплеснул наружу испытываемое им доселе странное чувство острого возбуждения. Однако голос его оставался слишком низким, чересчур мужским, так что ему придется основательно попрактиковаться, чтобы научиться говорить фальцетом. Он еще некоторое время забавлял себя, бормоча идиотские женские фразы.

- Ну, что ты, дорогая, она отнюдь не так молода, как хотела бы казаться; мы ведь с ней одногодки. - А потом неожиданно воскликнул: - Мне кажется, я беременна!

Употребление столь специфического, подчеркнуто феминизированного выражения неожиданно вызвало у него сильную эротическую реакцию. Он повторял фразу снова и снова, перемежая доверительный шепоток четкими, громкими словами.

- Беременна... Беременна!..

Потом он перешел к другим.

- Красивая... Обожаемая...Богиня... Возлюбленная...

Затем снял со стены зеркало и установил его на комод, чтобы иметь возможность более пристально следить за происходящей трансформацией. Теперь он стоял совершенно голый, если не считать парика, который ему почему-то не захотелось снимать. Он взял бритву, крем для бритья и аккуратно обрил себе ноги, начиная от щиколоток и вплоть до бедер. Потом он натянул на себя пояс, совершая при этом легкие подергивания, которые, как он замечал, обычно делают в подобной ситуации женщины, натянул чулки, аккуратно разгладив их ладонями, и лишь после этого пристегнул к ним маленькие резиновые защелки.

Зеркало позволяло ему видеть верхнюю часть своих бедер и половые органы, нелепо свисавшие из-под пояса. Он зажал их между ногами, стараясь полностью скрыть их присутствие - имитация оказалась почти идеальной, однако теперь, чтобы передвигаться, ему пришлось держать бедра плотно сжатыми, и потому ступать мелкими, семенящими, совсем крохотными шажками. На несколько секунд расслабив ноги, он надел прозрачные кружевные трусики, которые гораздо более приятно облегали кожу, нежели его обычные повседневные трусы, а под конец укрепил на себе бюстгальтер, довершив процесс одевания комбинацией и платьем. Последней деталью туалета оказались туфли на шпильках.

Теперь он видел перед собой в зеркале самую настоящую женщину. Трелковский был поражен. Неужели этого достаточно, чтобы превратиться в женщину? Он прошелся по комнате, покачивая бедрами, припоминая, как ходила тогда Стелла. Глянув поверх плеча, он увидел себя со спины - образ оказался еще более натуралистичным и одновременно почему-то тревожным. Потом попробовал имитировать один из номеров концертной программы, который часто видел в различных мюзиклах. Скрестив перед собой руки, он обхватил свою спину и разместил ладони так, что у зрителей создавалось впечатление, будто они видят танцующую пару.

Однако это его собственные руки ласкали эту странную женщину. Тогда он изменил расположение правой ладони, просунул ее в вырез платья и, потянувшись за спину, расстегнул бюстгальтер. При этом он испытывал сильнейшее возбуждение, словно сжимал в объятиях настоящую женщину.

Затем Трелковский постепенно снял с себя все детали женского одеяния, оставив лишь чулки и пояс, после чего вытянулся на постели.

Проснулся он от ощущения жгучей, ошеломляющей боли, источник которой поначалу никак не мог определить.

Ему хотелось закричать, однако вырывавшиеся из горла звуки скорее напоминали собой какое-то бульканье - причем кровавое. Ему показалось, что кровь окружает его со всех сторон. Простыни насквозь пропитались смесью крови и слюны; во рту колыхалась, вибрировала дикая, невыносимая боль, и он никак не мог заставить себя пошевелить языком, чтобы хотя бы определить ее источник.

Шатаясь, он подошел к зеркалу.

Ну, конечно же! Он должен был этого ожидать. Во рту зияла темная дыра один из его верхних резцов отсутствовал.

Трелковский разрыдался от невыносимой боли и ужаса и вскоре почувствовал приступ тошноты. Толком не понимая, что делает, Трелковский слепо заметался из одного конца квартиры в другой, всхлипывая и исторгая из себя окровавленные сгустки содержимого желудка. Страх, охвативший его, был слишком сильным, чтобы его можно было держать в себе; он выплескивался через края его сознания и в буквальном смысле сокрушал его своей тяжестью.

Но кто это сделал?!

Неужели несколько человек из их числа тайно проникли в его квартиру, после чего один уселся ему на грудь, чтобы он не смог даже пошевелиться, тогда как другие все это время ковырялись у него во рту? Или они направили одного убийцу, чтобы тот выполнил эту гнусную операцию? И зуб - где он сейчас?

В поисках его Трелковский сорвал с себя окровавленные простыни, вывернул наизнанку подушку, пока наконец до него не дошло, что все эти поиски совершенно бессмысленны.

Ведь он прекрасно знал, где находится его зуб. Он был настолько уверен в этом, что даже не стал сразу же проверять, действительно ли это так. Сначала он встал перед раковиной и принялся медленно и тщательно прополаскивать рот. После этого отодвинул от стены небольшой шкафчик и извлек из находившейся за ним дыры в стене два передних человеческих зуба. Оба были перепачканы в крови, даже выложив их на ладонь и внимательно осмотрев со всех сторон, он не мог определить, который из них принадлежал именно ему. Машинально подняв ладонь к лицу, он прикоснулся ею к щеке, оставив на ней красный след.

Когда же именно они вытолкнут его из окна? А ведь ему бы следовало давно понять, что то, что он задумал, таило в себе большую, по-настоящему смертельную опасность. И в самом деле - чем быстрее произойдет его окончательная трансформация, тем скорее свершится казнь. Теперь-то он прекрасно понимал это, и вместо того, чтобы помогать и поощрять соседей в осуществлении их зловещего замысла, ему бы следовало приложить все силы к тому, чтобы удержать их от этого шага.

Ну, какой же он был глупец! Сам же дал им основания подумать, что метаморфоза практически завершена, и потому они настолько уверовали в себя и свои методы, что больше ничего не стали предпринимать. Вместо того, чтобы поступать так, как он по своей наивности поступал, ему следовало дать им понять, что придется еще немало потрудиться, прежде чем можно будет посчитать свою цель достигнутой. Не так-то просто сделать из Трелковского Симону Шуле, и он докажет им это, причем весьма скоро!

Он удалил с лица остатки косметики, переоделся в свою нормальную одежду и вышел из квартиры. Случайно ли было то, что в тот самый момент, когда он проходил мимо квартиры месье Зая, тот открывал свою дверь? Домовладелец раздраженно глянул на него и покачал пальцем, очевидно, давая понять, что хотел бы поговорить с ним.

- Скажите, месье Трелковский, - сказал он, - вы помните те условия, на которых я согласился сдать вам эту квартиру?

Трелковскому стоило больших усилий не бросить прямо в лицо домовладельцу обвинения во всех совершенных им преступлениях. Однако он все же сдержался и довольно любезно проговорил:

- Разумеется, месье Зай, я все помню. А почему вы спрашиваете?

- Вы помните, что я говорил насчет животных - кошек, собак, вообще, любых животных?

- Конечно.

- И что я говорил про игру на музыкальных инструментах...

- Я все отлично помню, месье Зай.

- А что я говорил насчет женщин, это вы тоже помните?

- Конечно. На этом вы настаивали особо.

- Почему же в таком случае вы приводите к себе в квартиру женщин?

- Но у меня в квартире не бывала ни одна женщина!

- Не пытайтесь уйти от ответа, - рявкнул домовладелец. - Я знаю, что говорю. Когда я не так давно проходил мимо вашей квартиры, то своими собственными ушами слышал, как вы разговаривали с какой-то женщиной. И теперь вы пытаетесь это отрицать!?

Трелковский был ошеломлен, попросту сражен. Неужели весь этот заговор был направлен лишь на то, чтобы выселить его из этой квартиры? Нет, конечно же, нет - в их планы входило нечто гораздо большее, нежели только это. Но в таком случае, чего же сейчас добивается от него хозяин?

Он покачал головой.

- Извините, месье Зай, но вы ошиблись. В моей квартире не было никакой женщины. Возможно, я просто пел; сейчас я уже не помню.

- Это тоже ненамного лучше, - ядовито заметил домовладелец. - Но я определенно слышал женский голос.

Трелковскому вновь пришлось напрячь силы, чтобы сдержаться и не залить этому человеку, что он полностью в курсе их планов. Впрочем, сейчас это далось ему несколько легче - все же сказывался некоторый навык.

- Любой может ошибаться, месье Зай, - сказал он. - Лично я бы никогда не пошел на нарушение установленных вами правил и не привел бы к себе в квартиру женщину. Возможно, вы просто спутали и подумали, что голос доносится из моей квартиры, тогда как на самом деле он звучал с лестницы или из какой-то другой комнаты. Акустика в старых домах подчас выкидывает довольно странные фортели!

С этими словами он повернулся к домовладельцу спиной и пошел по лестнице вниз, мысленно поздравляя себя с таким достойным ответом, особенно с его завершающей частью.

Коль скоро месье Зай вздумал играть в игры, он покажет ему, что также знаком с их правилами! Сейчас, в эту самую минуту, он, несомненно, был готов объявить всем остальным, что жертва еще не вполне готова для эшафота. Таким образом, он, Трелковский, получал некоторую передышку.

Он перешел на другую сторону улицы и заглянул в кафе.

Официант кивнул ему и, не дожидаясь заказа и вообще ни о чем не спрашивая, принес чашку шоколада и два бисквита.

Трелковский хранил полное молчание, дожидаясь того момента, когда все это окажется перед ним на столике, и лишь после этого заявил, что хотел бы выпить чашку кофе.

Официант изумленно уставился на него.

- Но... - он сделал легкий жест в сторону чашки, - вы сегодня не хотите шоколад?

- Нет, - твердо произнес Трелковский. - Я же сказал, что хочу выпить чашку кофе.

Официант подошел к сидевшему за кассовым аппаратом владельцу кафе и стал о чем-то с ним совещаться. Трелковскому не было слышно содержание их разговора, однако можно было заметить, что оба то и дело поглядывают в его сторону. Наконец, официант подошел к нему снова; вид у него был явно раздраженный.

- Извините, - сказал он, - но кофейный автомат вышел из строя. Вы уверены, что не хотите шоколад?

- Я хотел выпить кофе, - проговорил Трелковский, - но, коль скоро это, похоже, не удастся сделать, принесите мне бокал красного вина. "Галуаз", насколько я понимаю, у вас тоже нет?

Официант покачал головой и пробормотал что-то насчет того, что эта марка сигарет у них вроде бы кончилась.

Трелковский медленно, с подчеркнутым смакованием выпил вино, после чего снова поднялся к себе в квартиру.

На следующее утро он обнаружил в почтовом ящике повестку, приглашавшую его явиться в местное отделение полиции. Он полагал, что вызов имеет какое-то отношение к краже в его квартире, однако старший инспектор сразу же развеял его сомнения.

- На вас поступило несколько жалоб, - гаркнул он с ходу, не утруждая себя какими-либо преамбулами или приветствиями.

- Жалоб? - Это было нечто, к чему Трелковский оказался явно не готов.

- Да, и не надо так изумленно смотреть на меня. Мне, месье Трелковский, порядочно рассказали про ваше поведение. Даже больше, чем следовало бы. Похоже на то, что вы совершенно не даете людям возможности отдохнуть, причем делаете это чуть ли не каждую ночь.

- Бог мой, - промямлил Трелковский. - Извините, господин старший инспектор, но вы меня действительно удивили. Мне лично никто не сказал по этому поводу ни слова, а кроме того, у меня никогда не было привычки шуметь по ночам. Я каждый день хожу на работу, а утром мне приходится рано вставать. Друзей у меня совсем мало, да и дома я не устраиваю никаких вечеринок. Так что вы и вправду немало удивили меня. Более того, я просто поражен.

- Возможно, - старший инспектор пожал плечами, - однако это меня не интересует. Мне известно лишь то, что на вас поступили жалобы за шум, который вы подняли сегодня ночью в вашей квартире. Я поставлен законом следить за порядком во вверенном мне районе, а потому скажу вам - раз и навсегда: чем бы вы там ни занимались по ночам, месье Трелковский, прекратите это, причем немедленно. Кстати, Трелковский - это что, русская фамилия?

- Да, наверное, пожалуй... - пробормотал Трелковский.

- Так вы что, русский? Вы натурализовавшийся гражданин?

- Нет, я родился во Франции.

- И в армии служили?

- Меня демобилизовали из-за несчастного случая.

- Можно взглянуть на ваши документы?

Трелковский извлек из бумажника карточку, и старший инспектор принялся внимательно ее разглядывать. Когда он возвращал ее назад, по его лицу можно было догадаться, что он рассчитывал обнаружить в ней нечто явно подозрительное.

- Небрежно вы как-то с личными документами обращаетесь, - буркнул он. Вон, даже уголок надорван.

Трелковский скорбно улыбнулся, полагая, что это будет воспринято как разновидность извинения.

- Ну, что ж, - проговорил старший инспектор, - на сей раз я отпускаю вас, ограничившись всего лишь предупреждением. Но чтобы я больше не слышал ни о каких жалобах на вас. Я не могу позволить, чтобы люди, которые думают только о себе, нарушали покой остальных.

Взмахом руки старший инспектор дал понять, что разговор окончен - он и так, дескать, потратил на него слишком много времени.

По пути к себе в квартиру Трелковский остановился у консьержки - та через окно наблюдала за приближением жильца, как обычно, ни малейшим движением не подавая признаков того, что узнает его.

- Мне бы хотелось знать, кто именно подал на меня жалобу, - сказал он. - Вы не знаете, кто это сделал?

Ее губы сжались в тонкую линию.

- Если вы не мешаете другим людям, на вас никто не станет жаловаться, процедила женщина. - Так что вам некого винить, кроме как самого себя. Что же до меня, то мне об этом ничего не известно.

- Но это хотя бы была официальная жалоба? - не унимался Трелковский. Что-то вроде того, с чем ко мне приходила тогда та старуха? Вы сами подписывали эту бумагу?

Консьержка подчеркнуто пренебрежительно отвернулась от него, как если бы не могла больше выносить его присутствия.

- Я уже сказала вам, что ничего не знаю обо всем этом. И прекратите приставать ко мне со своими вопросами; мне больше нечего вам сказать.

Да, чтобы избежать преследования соседей, ему придется действовать быстро и решительно, поскольку сеть все больше затягивалась. Но это было непросто. Он пытался вести себя нормально, как раньше, но постоянно ловил себя на мысли, что делает нечто такое, чего никогда бы не совершил прежде, или думает о чем-то, совершенно чуждом ему. Получалось, что он уже перестал быть прежним Трелковским. А что такое - Трелковский? Как ему получить ответ на этот вопрос? Ему следовало обнаружить, найти самого себя, чтобы иметь перед собой надежный ориентир и в следующий раз не сбиться с верного курса. Но как это сделать?

Он совершенно перестал видеться со своими старыми друзьями и не посещал те места, в которых бывал раньше.

Он вообще постепенно становился расплывчатой тенью человека, вычеркнутого из жизни своими же соседями. Зато на месте его настоящей, подлинной личности они планомерно создавали зловещий силуэт Симоны Шуле.

"Я должен снова найти себя самого!" - неустанно повторял он себе.

А в самом деле, существовало ли в реальности нечто такое, что могло принадлежать исключительно ему одному, что делало его вполне конкретной личностью, индивидуальностью? Что вообще отличало его от всех остальных людей?

Что было его этикеткой, наклейкой, на которую можно было бы при случае сослаться? Что позволяло ему думать и считать: это - я, а это - не я.

Тщетно Трелковский бился над этой загадкой и потому в конце концов был вынужден признать, что не знает ответа ни на один из этих вопросов. Потом он попытался припомнить свое детство; наказания, которым подвергался когда-то; мысли, которые приходили ему в голову, однако во всем этом не было ничего оригинального, чего-то исключительного, по-настоящему уникального. С другой стороны, то, что казалось ему сейчас самым важным, - поскольку воспоминания об этом отчетливо сохранились в его сознании, - было связано с одним инцидентом, однако едва ли это можно было назвать тем самым путеводным маяком, который способен осветить путь к его индивидуальности.

Однажды, еще в школе, Трелковский попросился выйти в туалет, а поскольку потом довольно долго не возвращался, учитель послал маленькую девочку посмотреть, что с ним случилось. Когда же он наконец вернулся в класс, учитель посмотрел на него и сказал - громко так, чтобы всем было слышно:

- А мы было подумали, Трелковский, что ты в унитаз провалился!

Весь класс тогда взорвался от хохота, а сам он покраснел от смущения и стыда.

Было ли этого, или чего-то вроде этого, достаточно, чтобы идентифицировать его как вполне конкретную личность?

Трелковский очень хорошо сохранил в памяти пережитый им тогда стыд, однако сейчас уже не был уверен в том, что отчетливо понимает причины этого чувства.

13. Старый Трелковский

Соуп и Саймон уже сидели в ресторане на своих обычных местах - рядом с батареей отопления. Увидев Трелковского, они принялись шумно, через весь зал, приветствовать его.

- Посмотри-ка, кто к нам пришел! Неужели ты решил наконец-то уделить хоть немного внимания собственным друзьям? Где, черт бы тебя побрал, ты пропадал все это время?

Трелковский почувствовал раздражение и все же с настороженной застенчивостью подошел к их столику. Приятели как раз приступили к своим закускам.

- Ну, ты как, вырвался наконец из цепких лап своих соседей? - спросили они чуть ли не в один голос.

Что-то пробормотав относительно причин своего долгого отсутствия, он присел у дальнего края стола.

- Чего это ты там уселся? - спросил Скоуп. - Или твое традиционное место тебе уже не по нраву?

Он всегда садился на банкетку спиной к стене.

- О, - пролепетал Трелковский, - ну да, конечно.

Он встал, отодвинул стул и немного приблизился к ним.

А ведь и правда, он совершенно забыл про эту маленькую деталь.

- Я слышал, ты расхворался, - произнес Скоуп. - Столкнулся как-то с Хорном, он мне и сказал, что тебя целую неделю на работе не было.

Трелковский разглядывал меню, а потому лишь машинально кивнул и сказал, что так оно и было. Меню было написано фиолетовыми чернилами и изобиловало грамматическими ошибками в названиях практически всех представленных блюд, что всегда служило готовой темой для бесчисленных застольных бесед. Ассортимент закусок не изменился с того самого времени, когда он в последний раз бывал здесь. Традиционный салат из овощей и картошки, домашний паштет, чесночные сосиски и сырые овощи - редиска, морковь и тому подобное.

Внезапно он почувствовал глубочайшее отвращение ко всему этому. Тот, старый Трелковский, обязательно заказал бы себе филе сельди с картофельным салатом, однако он знал, что сейчас не только не сможет съесть такое количество еды, но и вообще едва ли прикоснется к пище. Впрочем один раз можно пойти на хитрость - чтобы они ни о чем не догадались, он позволит себе немного отойти от намеченного плана.

Между тем Скоуп и Саймон исподтишка наблюдали за ним; казалось, им было чертовски интересно узнать, что именно он закажет. К их столику подошла официантка - рослая, розовощекая девушка-бретонка.

- Как же нам вас не хватало, месье Трелковский, - шутливо проговорила она. - Вам что, разонравилась наша еда?

Он заставил себя улыбнуться и вежливо проговорил:

- Да вот, хотел некоторое время вообще прожить без пищи, но в конце концов отказался от этой затеи. Как-то не получается.

Она привычно рассмеялась, после чего сразу же напустила на себя профессиональный вид.

- Итак, месье Трелковский, что бы вы хотели заказать?

Скоуп и Саймон буквально упивались звуками его голоса.

Он судорожно сглотнул и быстро, без паузы, проговорил:

- Овощное ассорти, стэйк с вареной картошкой и йогурт.

Он не решался поднять на них взгляд, хотя чувствовал, что оба заулыбались.

- Стэйк, как всегда, с кровью? - спросила девушка.

- Да...

Вообще-то ему хотелось бы поподжаристей, но он почему-то не решился сказать об этом.

Первым молчание нарушил Скоуп.

- Так что с тобой все же приключилось? - требовательным голосом спросил он. - Ты какой-то не такой.

Саймон прыснул со смеху - он всегда смеялся, когда собирался отпустить какую-нибудь шутку. Они со Скоупом только что обсуждали проблему обмена валюты, и вот сейчас его приятель заговорил о том, что в Трелковском произошла какая-то перемена. Ему пришлось несколько раз, чтобы они поняли, повторить возникший в мозгу каламбур: обмен валюты - подмена Трелковского...

Трелковский сделал над собой усилие, чтобы рассмеяться.

Не получилось. Казалось, все его внимание было сосредоточено на кусочке пробки или еще чего-то, что упало ему в стакан. Он закурил и заранее задуманным жестом сделал так, что пепел чуть задел край стекла - официантка принесла ему новый стакан.

За едой он силился отыскать какую-нибудь фразу, с которой можно было бы обратиться к приятелям. Что-нибудь приятное, на основании чего они поняли бы, что он по-прежнему считает их своими друзьями. Но в голову как назло ничего не приходило. Молчание становилось невыносимым.

Надо было что-то сделать, чтобы нарушить его.

- Наверное, здесь в мое отсутствие бывали хорошенькие женщины? неожиданно пришло ему на ум.

Скоуп подмигнул ему.

- Есть одна штучка, и в самом деле очень даже ничего. Как говорится, не от мира сего. Ушла незадолго до твоего прихода.

Он повернулся к Саймону.

- А кстати, как там дела у Джорджа?

- С ним все в порядке, выкарабкается, - ответил Саймон, - хотя работать ему, конечно, придется уже немного по-другому. Ты же знаешь...

После этого и вплоть до самого окончания обеда Скоуп с Саймоном обсуждали дела этого самого Джорджа и его совершенно недоступные для разумения действия. Оба подолгу смеялись, а время от времени переходили чуть ли не на шепот, словно не желая, чтобы Трелковский услышал, о чем они говорят. Если бы не это проявление открытого недоверия к нему, Трелковский мог бы подумать, что они совершенно забыли про него.

Из ресторана он уходил с чувством глубокого облегчения.

Перед тем как расстаться, приятели спросили, не собирается ли он заглянуть сюда и на следующий день. Очевидная неловкость обоих вызвала у него чувство жалости к ним.

- Не думаю, - ответил Трелковский. - В последнее время у меня так много дел.

Они довольно умело изобразили на своих лицах разочарование, однако стоило им отойти на несколько метров, как Трелковский снова услышал их возбужденный разговор и радостный смех. Он постоял, глядя им вслед, пока они не скрылись за углом.

Он медленно побрел мимо расположившихся по берегам Сены причалов. Именно сюда он приходил в прошлые годы, когда удавалось выкроить несколько часов свободного времени, - ему нравилось бродить по этим местам, разглядывать все вокруг себя. Однако сейчас причалы показались ему мрачными, а воды Сены грязными. Книжные развалы производили столь же отталкивающее впечатление, как и баки с мусором. Интеллектуальные побирушки неуверенно рылись в вываленных на лотки отбросах, выискивая желанный кусочек духовного лакомства, а когда натыкались на него, их лица искажала почти животная алчность, и они с жадностью набрасывались на него, словно где-то рядом их подстерегал хищный зверь, готовый вырвать из их лап вожделенную добычу.

Сейчас этот район производил на него слишком гнетущее впечатление. Он дошел до противоположной стороны причалов и оказался на птичьем и собачьем рынке со всеми характерными для заточенных в клетки животных звуками и запахами. Праздношатающаяся публика поскребывала пальцами панцири черепах, дразнила длиннохвостых попугаев и изо всех сил старалась раззадорить морских свинок.

За стеклянными стенками ящиков лежали змеи, свернувшиеся неподвижными кольцами, а чуть дальше группа зевак с возбужденным вниманием разглядывала волнообразные движения очередной гадины, приближающейся к белому мышонку.

Так он проходил довольно долго. Миновав длинные стены Лувра, вошел в сады Тюильри, где присел на железную скамью рядом с каменным бассейном и принялся наблюдать за игрой детворы, пускавшей парусные кораблики. Малышня бегала вокруг воды, кричала и размахивала длинными палками, которыми изредка подправляла свои игрушечные суда.

Он обратил внимание на одного маленького мальчика, который играл с заводным кораблем - настоящим миниатюрным океанским лайнером с двумя трубами и спасательными шлюпками по бортам. Этот мальчуган вел себя не столь активно, как другие дети; из-за своей сильной хромоты он всякий раз опаздывал к тому месту, куда прибывал его корабль, и одна из подобных задержек стала причиной настоящей трагедии.

Неумело направленная парусная яхта врезалась в борт маленького океанского парохода, который сразу же перевернулся. Его игрушечные трюмы мгновенно наполнились водой, а несчастный малыш все это время стоял и беспомощно смотрел на то" как гибнет его корабль. По его щекам непрерывным потоком текли слезы.

Трелковский предположил, что сейчас он побежит за помощью к родителям, но мальчик, похоже, пришел сюда один, а потому просто опустился на землю и продолжал плакать. Глядя на рыдающего ребенка, Трелковский испытывал странное сладостное чувство удовлетворения, словно слезы эти были своего рода отмщением за него самого. У него было такое ощущение, что мальчик плачет по нему, и он со счастливым видом наблюдал, как в углах его глаз скапливаются градины слез. Он даже мысленно раззадоривал, подогревал его горе, побуждая плакать еще горше.

Неожиданно к мальчику подошла молодая и довольно вульгарная на вид девушка, которая склонилась над ним и прошептала что-то на ухо. Паренек перестал плакать, поднял голову, посмотрел на девушку и улыбнулся.

Трелковский был чуть ли не на грани отчаяния. Мальчик не только перестал плакать - теперь он уже заливисто смеялся, тогда как девушка продолжала что-то загадочно нашептывать ему на ухо. Казалось, сама она испытывала странное возбуждение. Ее ладони ласкали щеки и затылок мальчика; потом она взяла его за плечи, прижала к себе, а под конец неожиданно поцеловала в подбородок. Затем она оставила его и подошла к деревянному лотку, с которого старуха торговала игрушками.

Трелковский встал со скамьи, направился к мальчику и, на мгновение отклонившись от своего маршрута, толкнул его - ребенок поднял на него взгляд, недоумевая от того, что произошло.

- Маленький гнусный... - прошипел Трелковский.

И, не говоря ни слова, дважды наотмашь шлепнул его по лицу, после чего стал быстро удаляться, оставив малыша заливающегося слезами от нового удара жестокой судьбы.

Остаток дня Трелковский провел, блуждая по старым улицам своего детства. Основательно утомившись, он присел на террасе кафе, выпил стакан пива и съел сэндвич, после чего пошел дальше. При этом он мучительно, но тщетно терзал свою память; останавливался на каждом углу, выволакивая из уголков сознания крохи воспоминаний о том, что когда-то могло здесь происходить, но по-прежнему ничего не узнавал.

Было уже довольно поздно, когда он снова оказался перед зданием на Пиренейской улице. Немного поколебавшись перед входом в мрачный подъезд, он наконец решил, что слишком вымотался за целый день и что сейчас ему больше всего хочется лечь в кровать и уснуть. Затем он нажал кнопку, открывавшую замок входной двери. Во внутреннем дворе было темно, а выключатель лампочки, которая должна была гореть достаточно долго, чтобы он успел подняться на свой этаж, находилась где-то справа от него.

Нерешительно протянув руку, чтобы отыскать его, он внезапно ощутил в непосредственной близости от себя еще чье-то присутствие и тут же застыл на месте - неподвижный, молчащий, вслушивающийся. Что это - звук чьего-то дыхания? Да нет, это он сам дышит. Однако он по-прежнему боялся хотя бы пошевелить пальцем - опасался, что может нащупать что-нибудь мягкое и податливое; глаз, например.

Затем он стал вслушиваться еще внимательнее. Но нельзя же было просто так стоять и ждать - надо же что-то делать.

Трелковский резко протянул руку вперед, надеясь нащупать выключатель, и сразу же попал в него. Пространство подъезда залил яркий свет.

Почти рядом с Трелковским на мусорном баке сидела какая-то незнакомая, очень смуглая женщина, вперившая в него взгляд своих безумных глаз. Он издал сдавленный крик; она тоже испуганно вздохнула, губы ее затрепетали, словно надтреснутая поверхность желе. Ему хотелось было отскочить от нее, но нога поскользнулась на чем-то мягком, он потерял равновесие и стал заваливаться прямо на незнакомку. Ее тело также стремительно дернулось в сторону, избегая столкновения, отчего крышка бака соскочила и с грохотом обрушилась на пол. Падая на спину, женщина истошно завопила. Трелковский тоже зашелся воплем, валясь на нее всем телом. Мусорный бак резко качнулся, затем опрокинулся и выплеснул наружу все свое содержимое, которое едва не завалило их обоих. Свет погас.

Он принялся яростно ворочаться, стараясь как можно скорее выбраться из кучи мусора. В то же мгновение что-то царапнуло его по лицу. Наконец ему удалось подняться на ноги. Но куда же теперь бежать? Где сейчас искать выключатель? Его горло обвили две когтистые ладони, которые тотчас же принялись душить его.

Язык Трелковского шершаво скребся о небо, а до ушей сносились булькающие звуки собственного голоса. Потом что-то сильно ударило его по голове, и он потерял сознание.

Очнулся он у себя в квартире, лежа на кровати. На нем была женская одежда, и ему не требовалось смотреть в зеркало, чтобы убедиться: на лицо был так же тщательно наложен грим.

14. Осада

Его готовили к жертвенному закланию!

Из-за того, что он пытался сбежать, они решили контратаковать, причем не остановились даже перед тем, чтобы ради достижения собственных целей прибегнуть к противоправным действиям. Хотел он того или нет, но ему предстояло быть превращенным в Симону Шуле. Иного выбора они ему не оставляли.

В конце концов Трелковский все же смог подняться. Все тело ломило, в голове пульсировала тупая, надсадная боль.

Кое-как добравшись до ванной, он плеснул в лицо холодной водой. Сознание немного прояснилось, но боль по-прежнему не проходила.

Итак, наступал последний акт драмы, и он ощущал пугающую близость ее развязки. Трелковский подошел к окну и выглянул в простиравшуюся за ним темень.

Стеклянный навес, наверное, уже отремонтировали. Интересно, как конкретно они все же намерены подтолкнуть его к тому мгновению, когда он решит покончить с собой.

Умирать ему не хотелось, но даже если это и случится, не станет ли его смерть символом поражения соседей? Если их ловушка захлопнется, как это было ими запланировано, он действительно превратится в Симону Шуле и совершенно спонтанно покончит с собой. Однако дело-то было совершенно в другом. Ведь он же все это время лишь притворялся, поскольку твердо знал, что не является Симоной Шуле. Так на что же они теперь надеялись? Что он и с самоубийством тоже лишь разыграет спектакль, имитирует собственную смерть?

Несколько минут Трелковский анализировал такую возможность. Если он и в самом деле симулирует самоубийство - например, примет большую дозу снотворного, - удовлетворит ли их подобный исход, оставят ли они его после этого в покое? Совершенно естественно напрашивался отрицательный ответ. В том темном заговоре, в котором ему самому было отведено место жертвы, ни о каких иллюзиях не могло идти и речи. Единственной возможной развязкой было лишь разрушение символического стеклянного навеса, который под сокрушительным натиском его тела превратится в кучу мельчайших осколков.

Так, но что будет, если он откажется играть свою роль, не захочет посчитать подобный конец единственно возможным исходом? Ответ на этот вопрос, впрочем, как и на предыдущий, уже не являлся для него тайной - они попросту вытолкнут его из окна. Да, если самоубийство почему-то станет невозможным, они пойдут и на убийство.

В этом смысле ничто не указывало на то, что они не могли точно так же поступить и с предыдущей жиличкой!

Внизу во дворе внезапно вспыхнули огни, и тут же ночную тишину разорвал громкий цокот лошадиных копыт.

Трелковский чуть подался вперед, желая узнать, что там происходит.

Через несколько секунд он с изумлением увидел, что во внутренний двор действительно вбежала лошадь со всадником на спине. Черты его лица разглядеть было невозможно, поскольку глаза человека прикрывала маска, а широкополая шляпа из темно-красного фетра отбрасывала на нижнюю его часть глубокую тень. Перед наездником поперек спины лошади лицом вниз лежало человеческое тело. У Трелковского не было твердой уверенности, однако ему показалось, что руки и ноги странного пленника чем-то связаны.

Спустя несколько секунд весь двор заполнился людьми.

Вокруг таинственного незнакомца в маске толпились соседи, которые принялись объясняться с ним посредством непонятных знаков и жестов. Женщина в накинутой на плечи светло-голубой шали указала рукой на окно Трелковского. Наконец, мужчина спешился и принялся обходить лошадь, направляясь к дому, из окна которого несколькими этажами выше выглядывал Трелковский. Приложив ладонь ко лбу наподобие козырька, как если бы его слепило сильное солнце, незнакомец глянул на Трелковского. Тут же к всаднику подошел мальчик в коротких оливково-зеленых штанах, желтовато-коричневом свитере и лиловом берете и церемонным жестом протянул ему необъятных размеров черный плащ-накидку. Мужчина накинул его себе на плечи и скрылся под аркой подъезда дома. Следом за ним направились все остальные; кто-то вел под уздцы лошадь, на которой все так же лежало тело пленника.

Свет во дворе погас.

На какое-то мгновение Трелковскому показалось, что он видит все это во сне, но вскоре до него дошло, что он только что наблюдал момент прибытия палача. Не оставалось никаких сомнений в том, что сейчас он поднимается по ступеням лестницы к его квартире, причем делает это явно не спеша, с той спокойной размеренностью в движениях, с какой несколько минут назад пересекал двор. А потом, не дожидаясь приглашения, просто распахнет дверь, действуя с уверенной, почти отрешенной невозмутимостью человека, занимающегося своим повседневным ремеслом. Трелковский знал, в чем состоит это ремесло. Невзирая на все его вопли и мольбы, его попросту вышвырнут из окна; его тело грохнется о поверхность стеклянного навеса, отчего тот брызнет миллионами крохотных осколков - и лишь после этого обрушится на землю.

Трелковского охватила паника, мгновенно разорвавшая путы былого апатичного оцепенения. Лихорадочно клацая зубами, он подбежал к шкафу и что было сил принялся толкать его по направлению к двери. Пот градом катил по лбу, застилая глаза, растекаясь по щекам и шее черными потеками туши для ресниц. Одежда, которую они напялили на него, стесняла движения, поэтому он сорвал ее и резким движением расстегнул застежки бюстгальтера. Как только шкаф оказался на нужном ему месте, он снова бросился к окну и заблокировал доступ через него при помощи комода с бельем. Его легкие готовы были вот-вот взорваться, а вырывавшееся из груди дыхание более походило на предсмертный хрип.

Кто-то постучал в дверь.

Трелковский даже не подумал о том, чтобы открыть, и лишь с новой силой принялся укреплять баррикаду, наваливая на шкаф дополнительные два стула.

Соседи с верхнего этажа ожесточенно колотили в пол.

Ну, что ж, на сей раз он действительно немного пошумит!

Пускай себе возмущаются и колотят в пол и стены! Если они хотя бы на мгновение допустили, что смогут таким образом заставить его сдаться, то теперь смекнут, сколь жестоко просчитались!

Снизу, из квартиры домовладельца, также послышался яростный стук.

"Ага, теперь и этот подключился! Все равно, только зря тратите время", - подумал он. С этого мгновения Трелковский решил не обращать на их протесты абсолютно никакого внимания. Что бы они там ни делали, как бы ни протестовали, он как следует забаррикадируется в своей квартире.

Стук в дверь также стал более настойчивым, однако он и его игнорировал, лихорадочно продумывая следующую линию обороны и используя для укрепления своих позиций все, что попадалось под руку. На дне гардероба он обнаружил моток крепкого шпагата и принялся обвязывать им стулья и шкаф, делая из разрозненных предметов единый, монолитный заслон. То же самое он проделал с гардеробом и теми предметами, которые водрузил перед окном. Занимаясь этим делом, он услышал, как что-то ударилось в окно, после чего раздался звон разбитого стекла. Ну, что ж, если они решили пробраться внутрь именно таким путем, то скоро поймут, что опоздали!

- Слишком поздно! - завопил Трелковский. - Смотрите, не расшибитесь насмерть, когда будете падать!

Разбилось еще одно оконное стекло. Ага, они кидаются камнями!

- Предупреждаю вас, я смогу постоять за себя! Я буду защищаться до конца! Это не покажется вам легкой прогулкой, слышите? Я дорого продам свою шкуру! Я вам не овца, которую можно спокойно отвести на бойню!

На его героические выкрики немедленно последовала странная реакция. Удары в пол, потолок и стены разом прекратились. Теперь его окружала полная тишина.

"Наверное, собрали военный совет и решают, что делать дальше", смекнул Трелковский. С некоторым трудом он забрался внутрь шкафа и приложил ухо к его задней стенке.

Таким образом, он оказался совсем близко от двери, а значит, и от них, однако все равно так и не услышал их разговора. Выбравшись наружу, он уселся на пол прямо посередине комнаты; все его чувства обострились, он напрягся, пытаясь зафиксировать хотя бы малейший шорох или иной звук. Время летело быстро, однако соседи по-прежнему не подавали признаков жизни.

Неужели ушли?

Он улыбнулся. Ну уж нет, на такую грубую приманку он никогда не клюнет! Они отнюдь не ушли, а просто притаились под дверью и ждут, когда он выйдет наружу. Нет, ничего у них из этого не выйдет! Он даже пальцем не пошевельнет.

После двух или трех часов безмолвного, неподвижного ожидания Трелковский расслышал какое-то легкое клиньканье - это был звук воды, капающей из протекающего крана. Поначалу он решил было не обращать на него внимания, однако капель слишком раздражала его. Тогда он поднялся медленно, осторожно - и направился к раковине, стараясь ступать как можно тише. Пальцы потянулись к крану - тот оказался совершенно сухим, однако стоило ему отвернуться, как капель снова возобновилась. Желая окончательно удостовериться, он протянул руку под кран и некоторое время подождал, одновременно внимательно вслушиваясь. Звуки капающей воды не умолкали. Значит, течет в каком-то другом месте.

Он совершил полный обход квартиры, всматривался в стены, потолок, пытаясь отыскать источник непрекращающегося, надсадного звука. И довольно быстро его отыскал: через трещину в потолке задней комнаты сочилась какая-то коричневатая жидкость. С разными интервалами во времени образовывалась тяжелая капля, которая затем резко сужалась, вытягивалась в тонкую нить и устремлялась к полу, где ее предшественницы уже образовали небольшую лужицу. Узкая полоска света, прорывавшаяся через крохотное незанавешенное отверстие в окне, придавала этой лужице некое сходство с драгоценным камнем, темно-красным рубином. Трелковский чиркнул спичкой и наклонился, чтобы разглядеть ее поближе. Да, жидкость была определенно красноватого оттенка.

Кровь?

Он обмакнул в нее кончик указательного пальца и растер его о подушечку большого, чтобы определить консистенцию жидкости. Подобный эксперимент, однако, ничего не прояснил. Вопреки собственному желанию он решил попробовать жидкость на вкус, но и это тоже ничего ему не дало - вкуса у жидкости не было вообще.

Неожиданно он вспомнил, что на протяжении нескольких последних дней часто шли дожди. Возможно, где-то в крыше образовалась течь... Однако подобное объяснение показалось ему крайне маловероятным, поскольку между крышей и его потолком находилось еще целых три этажа. Разумеется, нельзя было исключать вероятность того, что вода каким-то образом все же просочилась с крыши именно в его квартиру, двигаясь по единой, непрерывной трещине. Подобное действительно было вполне возможно...

А вдруг это была кровь того самого пленника, которого он видел переброшенным через спину лошади внизу во дворе? Что, если его изувеченное тело лежало сейчас на полу в квартире наверху, причем сделано это было с явным умыслом, дать ему, Трелковскому, понять, что ожидает его самого?

Капли стали падать с меньшими интервалами, тогда как лужа заметно увеличилась в размерах.

Плок! Плок! Крохотная волна наступала на сухую поверхность пола ритмично, размеренно, словно надвигающийся прилив. Не могли ли они задумать затопление его квартиры, чтобы утопить Трелковского в крови?

А это что еще за звук, который, словно эхо, вторит падающим с потолка каплям? Он снова подошел к раковине - очевидно, кран тоже каким-то образом стал подтекать, поскольку из него также сочилась жидкость. Он попытался туже затянуть его, даже постучал кулаком по вентилю, однако все было без толку. Каким образом прокладка могла вдруг начать подтекать, причем за какие-то несколько минут - ведь он даже не прикасался к крану?

Теперь обе течи словно перекликались друг с другом, создавая некое подобие диалога двух жидкостей.

Внезапно Трелковский с особой, поразительной отчетливостью услышал тиканье будильника, и в ту же секунду осознал, что капающие звуки раздаются в унисон с работой часового механизма. Он схватил будильник, намереваясь как-то остановить его, после чего разгневанно швырнул часы на кровать и накрыл подушкой. Остановить идущие часы можно лишь одним способом - сломать их.

Кто-то постучал в дверь - соседи возобновили атаку. Он поспешно огляделся, осматривая состояние своих фортификационных сооружений. Пожалуй, все было в полном порядке. Оставался, правда, один незащищенный, неприкрытый просвет в окне, поскольку гардероб немного не доставал до верха, чтобы прикрыть его целиком. Какое-нибудь маленькое существо - ребенок или, например, обезьяна - могло все же пролезть через него внутрь. При этой мысли он не на шутку встревожился - разве можно заранее сказать, что еще учудят эти люди?

Неожиданно, пока Трелковский продолжал стоять и разглядывать узкую полоску окна, он с ужасом заметил маленькую руку - коричневую, густо поросшую волосами, - которая протиснулась в разбитое окно и ухватилась за раму.

Судорожно схватив единственный имевшийся в квартире кухонный нож, он принялся отчаянно рубить конечность незваного пришельца. Никакой крови не было даже и в помине, и через несколько минут рука отпустила раму и исчезла. Он застыл на месте в ожидании оглушительного грохота разбиваемого стеклянного навеса, однако он услышал лишь взрыв сардонического смеха.

Тогда до него дошло, что жившие этажом ниже соседи, вероятно, попросту надели на деревянный шест старую перчатку и подняли ее к его окну, чтобы попугать его. Он прильнул глазом к свободному пространству между комодом и стеной, намереваясь посмотреть, что в данный момент происходит во дворе.

Похоже на то, что соседи воспользовались этой военной хитростью с перчаткой на палке с единственной целью - отвлечь его внимание, - тогда как сами сейчас ожидали его появления. Они подготовили какое-то небывалое зрелище, и как только он увидел происходящее, то сразу понял, что главной их целью было заставить его лишиться рассудка.

По всему двору они понастроили башен из старых деревянных ящиков - все разной высоты, отчего сейчас они отдаленно напоминали изображенные на открытке нью-йоркские небоскребы. На вершине каждой такой колонны расположилось по одному присевшему на корточки соседу. Кто-то из них смотрел в его сторону, другие сидели боком, а некоторые и вовсе повернулись к нему спиной. Время от времени они поворачивались вокруг своей оси, меняя угол обзора, хотя при этом вроде бы не совершали ни малейшего движения.

Внезапно одна из старух выпрямилась во весь рост, и Трелковский сразу же узнал в ней ту самую мадам Диоз, которая настойчиво пыталась заставить его подписать петицию. На ней было длинное фиолетовое платье с таким глубоким вырезом, что сверху была видна все верхняя часть ее иссохших грудей. Она воздела обе руки к небу и изобразила нечто вроде тяжелого, неуклюжего танца, неловко перепрыгивая с ящика на ящик. Всякий раз, опускаясь на новую колонну, она издавала хриплый крик. "Йупп! Йупп!" кричала она и снова прыгала.

Весь этот ритуал продолжался до тех пор, пока восседавший на самой высокой башне лысый сосед не принялся размахивать тяжелым ремнем, издавая при этом характерный свист. После этого соседи стали спрыгивать со своих насестов на землю и разбегаться, унося ящики с собой.

Неожиданно в опустевшем дворе появился тот самый мальчик, который подносил незнакомому всаднику черный плащ. Он нес на плече длинный деревянный шест, с конца которого свисала клетка с живой птицей. Следом за пареньком, прихрамывая, семенила одетая в красную ризу женщина, вплотную прильнув лицом к прутьям клетки. Она энергично взмахивала руками, имитируя полет, и издавала короткие зловещие щебечущие звуки, явно стараясь напугать птицу. Мальчик совершил по двору полный круг, так ни разу и не обернувшись, чтобы посмотреть на женщину.

Следом за этой парой появились несколько беременных женщин, лица которых были размалеваны всеми оттенками красного; какие-то старики, едущие верхом на спинах других стариков, - те прошлись на четвереньках по двору; целая толпа маленьких девочек, делавших руками непристойные жесты; и громадные, размерами не меньше теленка, собаки.

Трелковский отчаянно цеплялся за остатки разума, словно именно там сейчас проходила линия обороны. Он начал повторять про себя таблицу умножения, а когда перебрал ее всю до конца, принялся вспоминать басни Лафонтена. После этого он начал изображать руками всевозможные сложные фигуры, желая проверить степень скоординированности своих движений и устойчивость рефлексов. Наконец, он заговорил вслух, изображая из себя лектора, и даже дал обзорный анализ политической ситуации в Европе в начале девятнадцатого века.

Потом настало утро, а вместе с ним и конец всему этому ночному кошмару.

Вскоре он нашел в себе смелость стереть с лица грим, снял остатки женской одежды, заменив ее на свою, обычную, и отодвинул от двери шкаф. А потом опрометью, насколько позволяли ноги, бросился вниз по лестнице, ни разу не оглянувшись и не посмотрев по сторонам. Однажды, правда, протянулась чья-то рука, пытавшаяся остановить его, однако он передвигался настолько быстро, что ей не удалось вцепиться в его плечо. Очумело пролетев мимо комнаты консьержки, он оказался на улице, после чего побежал еще быстрее.

Прямо перед ним остановился автобус - впереди зажегся красный сигнал светофора, - и, как только автобус двинулся дальше, Трелковский успел вскочить на его заднюю площадку.

Он забудет про все - и про аренду квартиры, и про все свои наколпения, отданные на ее оплату. Теперь для него оставалось одно-единственное средство спасения - бегство.

15. Бегство

Бежать, уносить ноги - все это было прекрасно, но - куда? Трелковский лихорадочно перебрал в уме знакомых людей, пытаясь выбрать из их массы того, кто мог бы прийти ему на помощь, однако все они казались сейчас холодными, безразличными, чужими.

Друзей у него не было. Во всем мире не существовало человека, которому до него было бы дело. Нет, это не так - имелись вполне конкретные люди, которые о нем думали, думали постоянно, однако им от него хотелось только двух вещей - сумасшествия и смерти.

К чему предпринимать какие-то попытки, когда заранее знаешь, что все они обречены на неудачу? А не проще ли просто вытянуть шею перед палачом? Ведь таким образом он раз и навсегда спас бы себя от суеты и бесконечных страданий. А он и в самом деле страшно устал.

В мозгу вспыхнуло одно имя - яркое и слепящее, словно огни фар машины на ночном шоссе. Блестящее и сияющее, как звезда.

Стелла.

Она его не отвергнет - она просто не способна на это.

Стелла пригласит его войти - без молчаливой сдержанности или каких-то дурацких слов. Его захлестнула волна безмерной нежности по отношению к этой девушке, на глаза навернулись слезы. Бедная маленькая Стелла! Такая мягкая, такая женственная и такая же одинокая в целом свете, как и он сам. Стелла, его путеводная звезда.

У него перед глазами всплыла картина, как она одиноко бредет по холодному, пустынному пляжу, а у ее ног плещется море. Очень медленно бредет, словно от ходьбы испытывает боль; она, наверное, тоже безмерно устала. Бедная маленькая Стелла - и как же далеко она может так уйти?

А потом он увидел - там же, на пляже, - двух мужчин в сапогах и касках. Не говоря ни слова, они подошли к одинокой фигуре девушки, всеми своими движениями выражая холодную надменность и равнодушие. Она сразу же поняла их намерения, стала умолять их, упала на колени, прося пощады, а они глядели на нее, совершенно безразличные к ее слезам и крикам. Потом они вынули свои револьверы и всадили несколько пуль ей в голову. Хрупкое тело рухнуло на песок, сжавшись в крохотный комочек, и неподвижно застыло. Стелла была мертва. Волны накатывали на ее обнаженные ноги, захлестывали подол юбки. Бедная Стелла!

Трелковского настолько захлестнула волна жалости к ней, что даже пришлось спрятать лицо в платок, хотя попытки сдержать поток слез оказались тщетными. Да, решено, убежище он найдет именно у Стеллы.

Он долго бродил по району, в котором она жила, поскольку не помнил названия улицы, где располагался ее дом.

К тому времени, когда он наконец отыскал его, у него уже было гораздо меньше уверенности в ее радушии, чем в начале поисков. Возможно, сейчас ее нет дома. Он мысленно представил себе, как поднимается по лестнице, стучит в дверь ее запертой квартиры, стоит и ждет, охваченный надеждой на долгожданную безопасность. А в квартире никого не оказывается, и он будет стучать снова и снова, не находя в себе сил признать тот факт, что никакой надежды больше нет. И в то же время он не сможет найти в себе сил уйти, опасаясь, что, как только отойдет от двери, она откроет.

Он сказал себе, что должен предусмотреть все возможные варианты развития событий, чтобы судьба не смогла застигнуть его врасплох. Трелковский давно и искренне верил в то, что судьба вмешивается исключительно в крайних, чрезвычайных ситуациях, тогда как, если ты заранее будешь предвидеть неудачу и иметь перед собой готовый план действий, беды удастся избежать. И он стал прорабатывать все возможные варианты.

Ее может не оказаться дома. Или она откроет дверь, но не снимет ее с цепочки, и он увидит, что она одета лишь в банный халат или ночную рубашку, и она не пригласит его пройти внутрь. Он так и останется у порога, смущенно шаркая ногами и не зная, что предпринять дальше, а под конец повернется и бросится прочь, пунцовый от смущения и гнева - на нее, а заодно и на самого себя.

Она могла и заболеть, и тогда он обнаружит ее дома, окруженную родственниками и друзьями. Из-за высокой температуры она не узнает его, и все станут с подозрением поглядывать на Трелковского, подозревая, что этот человек пришел с явно преступными намерениями воспользоваться беззащитным положением девушки.

Никак нельзя было исключать и такой вариант, что дверь ему откроет совершенно незнакомая женщина, а то и мужчина.

- Я к мадемуазель Стелле, если вы не возражаете, - робко произнесет он и услышит в ответ:

- Стелла? Я не знаю никакой Стеллы. А фамилия какая? А, это та жиличка!.. Она вчера съехала. Нет, она больше не вернется. Да, она съехала с этой квартиры, и мы - новые жильцы. Нет, я не знаю ее новый адрес.

И все же дверь ему открыла сама Стелла. В уголках ее глаз скопились крохотные островки чего-то желтого, а от самой нее исходил запах спальни и застарелого пота. Одной рукой она стягивала края спального халата, а другой продолжала держаться за ручку двери.

- Я вас побеспокоил? - глуповатым тоном спросил он.

Она слегка пожала плечами.

- Да нет. Просто я спала.

- Я хотел спросить, не можете ли вы оказать мне одну услугу.

- Какую?

- Не мог бы я пожить у вас два-три дня? Я вам не причиню никаких беспокойств, но если это почему-то невозможно, прямо так и скажите. Я не обижусь.

Стелла кончиком пальца протерла глаза и удивленно уставилась на него. Потом снова легонько пожала плечами.

- Да нет, почему же невозможно? А у вас что, какие-то неприятности?

Трелковский кивнул.

- Да... Впрочем, нет, ничего серьезного. Просто теперь у меня больше нет квартиры.

- Вы даже не спали, - сказала Стелла и улыбнулась. - У вас усталый вид. Я лично опять ложусь в постель - и если вы хотите поспать...

- Да, благодарю вас... - пробормотал он, внезапно осознавая, до какой степени вымотался.

Раздевался он медленно, так медленно, как только было возможно. Милая, дорогая, маленькая Стелла! Ему хотелось подольше наслаждаться, смаковать ее непосредственность и доброту. Девушка вела себя в точности так, как он и рассчитывал. Сняв носки, он обнаружил, что у него грязные ноги.

- Я немного освежусь, хорошо? - спросил он, но она уже лежала в постели.

Когда он присоединился к ней, девушка лежала с закрытыми глазами. На самом ли деле она заснула? Или просто хотела дать понять, что позволяет ему поспать рядом с собой, но ничего более того? Впрочем, его сомнения длились совсем недолго, потому что уже через несколько секунд ее руки принялись ласкать его тело. Он с благодарностью заключил ее в свои объятия, плотно прижимая к себе.

Когда на следующее утро она встала с постели, он открыл один глаз главным образом из вежливости, нежели по какой-то другой причине. Она легонько поцеловала его в ухо.

- Мне надо идти на работу, - прошептала девушка. - Приду около восьми. Хорошо было бы, чтобы соседи тебя не увидели. Если захочешь выйти, постарайся сделать это незаметно.

- Понял, - сказал он.

Как только Стелла ушла, с него слетели последние остатки сна; спать больше не хотелось. Итак, получилось! Он спасен! Трелковский испытывал просто ошеломляющее чувство благополучия и безопасности. Потом принялся бродить по квартире, блаженно улыбаясь всему, что попадалось на глаза. Как мило здесь было; как все опрятно, чисто, аккуратно и - успокаивающе. Он весь день провел за чтением книг и обследованием владений Стеллы и наружу не выходил - даже чтобы поесть. Надо же быть последним дураком, чтобы покинуть этот волшебный рай!

В половине восьмого вернулась Стелла, которая приволокла целую сумку всевозможных продуктов. Пока она выгружала свертки и пакеты, внутри весело позвякивали, словно чокались, две бутылки вина.

- Знаешь, у меня совсем нет времени заниматься приготовлением чего-то серьезного, - стала объяснять Стелла, одновременно снимая плащ, - а потому я всегда покупаю что-нибудь консервированное. Зато уж по части консервов я шеф-повар!

Он наблюдал за тем, как она занималась приготовлением ужина и при этом испытывал к ней такую нежность, что она даже странным образом переходила в грусть.

- Обожаю консервированную пищу, - пробормотал Трелковский, после чего снова принялся с явным удовлетворением наблюдать за тем, как девушка ходит туда-сюда по комнате. Он думал о ее бедрах и груди, а потом поймал себя на мысли о том, что все это она делает в том числе и для него, причем совершенно не торгуясь и не оговаривая каких-либо условий. Он вспомнил линию ее спины, ее плечи - ему было трудно поверить в то, что все это тело действительно было перед ним и сейчас усердно занималось приготовлением ужина. Обожаемая Стелла! Ему было почему-то трудно вспомнить, как выглядит ее пупок, и он даже закрыл глаза, пытаясь вызвать в своей памяти его образ.

Увы - он и в самом деле совершенно забыл его.

Девушка принялась накрывать на стол и быстро повернулась к нему спиной. Он подошел к ней сзади, совсем тихо, и удивил ее нежным поцелуем в плечо. Ладони его накрыли ее груди, а затем медленно скользнули вниз, обнимая бока и одновременно поворачивая все тело лицом к себе. Потом он нащупал зазор, разделявший свитер и юбку; под напором его неугомонных пальцев стали одна за другой расстегиваться удерживающие юбку кнопки. Теперь его глаза были на одном уровне с ее пупком; он страстно поцеловал его, а потом принялся разглядывать его - долго и внимательно, стараясь зафиксировать в памяти малейшие детали этого образа. Она чуть склонилась над ним, желая узнать, что он там делает. У нее определенно сложилось свое собственное представление о его намерениях, и ему не хотелось ее разочаровывать.

На другой день, пока Стелла была на работе, кто-то постучал в дверь. Трелковский не стал открывать, однако это отнюдь не обескуражило неведомого ему визитера - он просто продолжал стучать, соблюдая один и тот же ритм ударов и не выказывая ни малейших признаков нетерпения.

Вскоре стук стал просто невыносим. Трелковский на четвереньках прокрался к двери и встревоженно попытался заглянуть в замочную скважину. Толком он так ничего и не разглядел - разве что маленький прямоугольник мужского плаща. Это был мужчина.

- Есть кто-нибудь в доме? - послышался его голос.

Кровь отхлынула от лица, шеи, даже от плеч Трелковского, отчего он побелел и страшно задрожал.

Он сразу распознал этот голос. Месье Зай!

Значит, они выследили его!

Невероятно! Ведь он же принял все возможные меры предосторожности. Что же случилось? Мог ли месье Зай быть лично знаком со Стеллой? Но откуда он узнал, что Трелковский решил спрятаться именно у нее? Таким образом, получалось, что ему стало это как-то известно, причем даже несмотря на то, что Стелла не знала адреса Трелковского и не имела никаких причин предполагать, что он был знаком с месье Заем. Если только...

Он резко вздрогнул.

А что, если во всем была виновата именно Стелла? Вдруг это она столь хладнокровно предала его в отместку за то, что он скрыл от нее правду о своей квартире? Но как она узнала его адрес? Он накрыл рот ладонью - очень своевременно, поскольку оттуда вот-вот был готов сорваться яростный крик. Его карманы! Эта маленькая обманщица обыскала его карманы!

Там обязательно нашлись бы одно-два письма, и этого оказалось бы достаточно, чтобы она все поняла. Она являлась подругой Симоны Шуле, возможно, даже была знакома с некоторыми из ее соседей и потому наверняка смекнула, в чем именно заключалась "проблема" Трелковского. И она предала его, чтобы таким образом отомстить.

Да, именно так оно и было, поскольку, если месье Зай действительно знал Стеллу, то ему должно было быть известно, что днем она работает и в ее квартире в это время никого не бывает. Значит, пришел он сюда исключительно ради него, Трелковского...

Он уже было окончательно принял эту версию, затем снова отверг ее, хотя и понимал, что все это было именно так, как он предположил. Стелла также являлась одним из членов заговора соседей!

Она с самого начала играла свою, строго определенную роль и должна была привести его прямо на бойню! При одной лишь мысли об этом его пронзил острый страх. Это было слишком чудовищно, слишком ужасно, чтобы оказаться правдой. Однако чем больше он думал на эту тему, тем более очевидным казался ему подобный вывод. Фактически он с самого начала попал в их сети. Каким же глупцом он был!

А он-то стоял здесь и шептал: "Бедная маленькая Стелла - дорогая маленькая Стелла!", а вместо этого надо было откусить свой поганый язык. Надо было пожалеть заодно и всех тех, кто сейчас пытался убить его! Почему же ему не стало жалко месье Зая, других соседей, раз уж он начал их жалеть?

Потом он вспомнил свою нежность по отношению к этой девушке - как же, наверное, она смеялась над ним, эта маленькая сучка! Более того, на основании всего, что он узнал, вполне напрашивался вывод о том, что именно она и убила Симону Шуле. И при этом говорит, что была ее лучшей подругой!

Наконец месье Зай перестал стучать. Трелковский вслушивался в звук его удаляющихся шагов - поначалу он вроде бы заколебался, отошел от двери, снова подошел и вот наконец окончательно удалился.

Значит, придется опять пускаться в бега. Но как быть с деньгами?

Он принялся лихорадочно обыскивать квартиру Стеллы; выдвигал ящики комода, скинул на пол матрас, срывал со стен фотографии и вырезки из журналов. В старой сумочке он нашел немного денег - немного, конечно, но все же достаточно, чтобы переехать в отель. Без малейшей тени смущения он сунул их в карман. Эта маленькая подлая сука еще не такое заслужила!

Действуя как можно бесшумнее, Трелковский открыл входную дверь, но прежде, чем выйти, внимательно оглядел лестничную площадку и прислушался, нет ли кого на лестнице. Вроде бы все было нормально, и потому уже через несколько секунд он благополучно покинул это дом и оказался на улице.

Чтобы избежать возможного преследования, он несколько раз менял такси, а когда наконец убедился в том, что за ним не следят, вошел в первый попавшийся отель - это оказался "Отель де Фландр", располагавшийся непосредственно за городским садом.

В регистрационной книге Трелковский записался под вымышленным именем месье Трелкоф из Лилля; на его счастье, документы у него никто не спросил. Только тогда он почувствовал, что начинает немного приходить в себя.

Как знать, возможно, ему удастся все же найти способ скрыться от них даже сейчас.

16. Несчастный случай

Словно зверь в клетке, Трелковский ходил из конца в конец гостиничного номера. Время от времени он приближался к окну и выглядывал наружу - туда, где высокие стены с изредка встречающимися окнами образовывали нечто вроде громадного колодца. Номер располагался на шестом этаже, однако даже на такую высоту практически не проникали прямые солнечные лучи, поскольку все окружавшие отель здания были намного выше его. За весь день он лишь однажды выходил наружу, да и то в туалет, располагавшийся в конце длинного и мрачного коридора. Затем он рано улегся спать.

Как и следовало ожидать, проснулся он посреди ночи от страха, покрывшись холодным, липким потом и перевидав перед этим массу всевозможных диких кошмаров. Лежа в постели с открытыми глазами, он разглядывал окружавшие его тени, пытаясь отыскать среди них хоть мало-мальски устойчивые, обнадеживающие объекты. Однако реальность оказалась не менее угрожающей, чем терзавшие его сознание ужасные видения. Поглотив все знакомые очертания предметов меблировки, темнота теперь словно бросала ему грозный, неземной вызов: там, в этом черном "ничто" сейчас определенно зарождалось нечто чудовищное и неизвестное.

Комната превратилась в некую зону размножения, настоящий рассадник монстров. Несколько мгновений он не ощущал ничего необычного, однако такое положение длилось недолго. Подобно сообщающимся сосудам в химической лаборатории, воспаленный мозг Трелковского наполнил комнату ужасами, которые все более приобретали конкретные очертания и внутреннее содержание. Чудовища, существование которых предвидел Трелковский, должны были являться живыми организмами, намеревающимися поглотить своего же творца. Ему следовало немедленно выбросить подобные мысли из головы, поскольку это становилось слишком опасным.

К тому времени, когда настало утро, Трелковский принял твердое решение во что бы то ни стало обзавестись оружием.

Это было проще сказать, чем сделать, - где именно он его раздобудет? Он достаточно начитался детективных романов, чтобы знать, что перед совершением подобного шага следует получить разрешение на ношение револьвера. В любом магазине, куда он обратится с подобной просьбой, обязательно потребуют подобное разрешение, причем даже еще до того, как он успеет закончить свою фразу, а когда выяснится, что у него нет соответствующей бумаги, просто укажут на дверь. Более того, нельзя было исключать, что ему вообще предложат пройти вместе с ними в ближайший полицейский участок, а то и под каким-нибудь предлогом задержат там же, в магазине, вплоть до прибытия полиции. Если же самому обратиться в полицию за подобным разрешением... но как он сможет объяснить этот свой шаг? Стоит ему хотя бы обмолвиться насчет некоего заговора соседей, как его сразу же посчитают сумасшедшим, а то и вовсе направят в психбольницу. Нет, с официальными инстанциями лучше вообще не связываться.

Он вышел из отеля и, стараясь держаться теневой стороны улицы, принялся заходить во все близлежащие сомнительные бары и подобные заведения. Практически в каждом из них он уже был готов прямо спросить бармена, нет ли у него на продажу какого-нибудь револьвера, однако в последний момент все же не решался задать такой вопрос. Вместо этого он лишь поспешно расплачивался за выпивку, по-воровски выходил наружу, чтобы тут же зайти в другое аналогичное заведение, располагавшееся тут же по соседству или на противоположной стороне улицы. К началу второй половины дня Трелковский решил оставить подобные попытки. Он уже немного опьянел, поскольку в каждом баре прикладывался к стакану, дабы обрести вид и манеры человека, привыкшего заниматься подобными вещами. К тому же за последние двадцать четыре часа он ничего не ел, а потому алкоголь быстро ударил в голову.

В качестве последнего средства Трелковский решил приобрести игрушечный пистолет. Он слышал, что эти детские игрушки были способны причинить потенциальной жертве довольно серьезный вред, подтверждением чему служили многочисленные публикации в газетах. На память ему пришла одна из таких историй, когда именно из-за подобной игрушки какой-то мальчик лишился глаза. Но коль скоро подобный результат наступил в результате чистой случайности, ему уж тем более не составит особого труда воспользоваться столь опасной игрушкой со вполне конкретной целью.

В универмаге продавщица объяснила Трелковскому, как пользоваться маленьким пистолетом. Он тут же отложил коробку, в которую была упакована игрушка, и сунул ее в карман. Женщина смотрела ему вслед, улыбаясь и чуть снисходительно покачивая головой.

Наличие оружия позволило ему почувствовать себя гораздо более уверенно. Сквозь ткань костюма Трелковский то и дело ощупывал пистолет, пробуя, как он ложится в ладонь. Ему даже хотелось вытащить его и хотя бы однажды опробовать в действии, однако на людях подобными вещами заниматься было нельзя, поскольку окружающие могли не знать, что это всего лишь игрушка.

В общем, надо было как можно скорее возвращаться к себе в отель.

Внезапно возникший гомон возбужденных голосов мгновенно вернул Трелковского к реальности. Он сразу же ощутил нависшую над ним смертельную опасность и тут же сунул руку в карман, но так и не успел извлечь свое оружие.

Резкий, сокрушительный удар отшвырнул его тело на несколько футов и через мгновение он ощутил жар надвигающегося на него радиатора автомашины к счастью, водитель успел вовремя затормозить.

Это был большой, хотя и довольно старый американский автомобиль. Хромированная окантовка заметно поблекла, левая фара была разбита, краска кое-где облупилась, а на одном из крыльев виднелась свежая вмятина.

"Наверное, это от столкновения со мной, - подумал Трелковский. - Бог, мой, только бы не возникло никаких проблем..."

Ему захотелось рассмеяться, однако усилие это вызвало острую боль.

Отовсюду сбегались люди, толкавшиеся, продиравшиеся и образовывавшие вокруг него неровный круг. Они все еще не решались прикоснуться к нему, хотя он понимал, что скоро дело дойдет и до этого. Все они просто сгорали от желания узнать о нанесенных ему увечьях. Трелковский с удовлетворением вспомнил, что успел накануне помыть ноги - это избавит его от неловкого чувства, когда его доставят в больницу. Сквозь толпу энергично продирался какой-то мужчина.

- Я врач, - говорил он. - Позвольте мне пройти. И отойдите подальше. Слышали, что я сказал? - ему нужен свежий воздух.

Трелковский лежал, плотно сжав зубы, пока кто-то осторожно осматривал его. Доктор явно хотел разговорить его.

- Вам больно? - неустанно спрашивал он. - Вы меня слышите? Где болит? Вы можете разговаривать?

А нужно ли ему было утруждать себя разговорами? Какое сладостное это ощущение - не чувствовать себя обязанным отвечать, когда с тобой разговаривают. Кроме того, он и в самом деле находился в состоянии ступора, не способный даже на малейшее усилие.

Ему было приятно пребывать в ожидании чего-то нового, необычного, хотя особенного любопытства, следовало признать, при этом он не испытывал. Все это его почему-то совершенно не волновало. Голова была повернута так, что он видел сбившую его машину...

Внезапно с губ Трелковского сорвался громкий стон.

Он тут же узнал человека, по-прежнему неподвижно сидевшего на месте водителя, - это был один из его соседей.

- Он тяжело ранен! - воскликнул кто-то.

- Вы слышали, как он застонал?

- Надо его куда-нибудь перенести. Ведь не может же он так лежать.

- Вон там есть аптека...

Несколько добровольцев подхватили Трелковского за руки и за ноги и понесли в направлении аптеки. К доктору присоединились двое полицейских, которые теперь возглавляли небольшую процессию. Оказавшись внутри, они уложили его на прилавок рецептурного отдела, с которого поспешно смели все, что там находилось.

- Вам больно? - в очередной раз спросил доктор.

Он ничего не ответил. У него не выходил из головы тот самый сосед, который в числе остальных зевак также вошел в помещение аптеки. Трслковский видел, как он подошел к одному из полицейских и принялся что-то доверительно нашептывать ему на ухо.

К этому времени доктору удалось приступить к более тщательному осмотру. Наконец он выпрямился и сказал, явно желая сделать свое заключение достоянием стоявшей вокруг публики:

- Вам здорово повезло - сказал он. - Ничего не сломано. Даже растяжений нет. Разве что несколько царапин, да и те через несколько дней заживут. Мы их сейчас же и обработаем. Однако вы пережили сильнейший шок, а потому некоторое время вам надо побыть дома, чтобы как следует оправиться.

При содействии аптекаря он смазал ему царапины ртутно-хромовой мазью, залепил пластырем и проговорил:

- На всякий случай я посоветовал бы вам сделать рентген, хотя это несрочно. А сейчас лучшее средство для вас - это хороший отдых, причем подольше. Вы где живете?

Трелковского охватил ужас. Что же ему сказать? Стоявший неподалеку сосед избавил его от необходимости отвечать.

- Месье живет в одном доме со мной, - сказал тот. - Я смогу его, по крайней мере, довезти до дома.

Трелковский попытался было сесть, чтобы приготовиться к бегству, однако несколько рук сразу же уложили его обратно. Он начал сопротивляться, но все было бесполезно.

- Нет, - умолял он. - Я не хочу возвращаться с ним туда.

Мужчина улыбнулся ему, как какому-то капризному ребенку.

- Ну, что вы такое говорите. Ведь именно я повинен во всем случившемся, и не отрицаю этого. Так ли удивительно, что я хотел бы теперь хоть отчасти загладить свою вину? Я отвезу вас домой, а позже, когда вам станет лучше, мы сможем обсудить вопрос о причиненном ущербе.

Он повернулся к полицейскому, с которым уже разговаривал раньше.

- Я вам больше не нужен? Вы записали мое имя и адрес?

Полицейский кивнул.

- Вы можете ехать, месье. Мы вас вызовем позже. Так вы отвезете этого господина домой?

- Ну, конечно же, только помогите мне донести его до машины...

Трелковский снова принялся сопротивляться.

- Нет! - закричал он. - Не позволяйте ему увозить меня! Ведь вы же даже не записали мои имя и адрес!

- Не беспокойтесь, - сказал полицейский, - они у нас есть. Месье был настолько любезен, что сообщил нам их.

- Он убийца! Он хочет меня убить!

- Он все еще в шоке, - сочувственно проговорил кто-то.

- Ему надо хорошенько выспаться, - заметил доктор. - Я сделаю ему укол.

- Нет! - закричал Трелковский. - Никаких уколов! Не надо инъекций! Они собираются меня убить! Вы должны остановить их; вы должны помочь мне!

Он расплакался, отчего последние слова прозвучали, как умоляющее всхлипывание.

- Пожалуйста, помогите мне. Отвезите меня куда-нибудь, куда угодно только не дайте им убить меня...

Ему все же сделали укол, после чего несколько человек быстро отнесли его в машину. Там его стало клонить ко сну - начал действовать укол. Трелковскому хотелось продолжать сопротивление, однако теперь приходилось все силы отдавать на противостояние усиливающемуся желанию сомкнуть веки. Вот он оказался в машине; вот она тронулась с места...

Отчаянным усилием воли ему все же удалось не заснуть.

Казалось, что он продолжал одной рукой цепляться за последнюю перекладину лестничных перил. Сквозь застилавшую глаза пелену тумана он с трудом различал спину водителя.

А потом вспомнил про пистолет.

Трелковский медленно повернулся, чтобы освободить боковой карман пиждака, в котором лежало "оружие". Рука дрожала, однако он достаточно крепко обхватил ладонью рукоятку, после чего приставил дуло пистолета к затылку водителя.

- Немедленно остановите машину. Я вооружен!

Мужчина чуть встревоженно глянул в зеркальце заднего вида, после чего громко расхохотался.

- И кого же вы намерены испугать такой штукой? - спросил он. - Это что, подарок какому-нибудь ребенку?

Трелковский с силой нажал на спусковой крючок - один раз, второй, потом резко отдернул руку. В замкнутом пространстве салона машины смех прозвучал настолько громко, что казался нечеловеческим. Вылетавшие из дула пистолета крохотные пульки дохлыми мухами ударялись о шею водителя и, отскакивая, падали на пол.

- Ну, ладно, хватит, - хрипло сказал водитель. - Умрешь от вас со смеху.

Трелковский с силой ударил пистолетом по оконному стеклу пластмассовая игрушка рассыпалась на мелкие кусочки. Водитель обернулся и издевательски прокудахтал:

- Не плачьте. Можете купить себе еще один.

Машина медленно затормозила перед подъездом их дома.

Сосед вышел из кабины и захлопнул за собой дверь. К нему подошли еще двое соседей и все они принялись о чем-то перешептываться. Смирившись с судьбой, Трелковский лежал на заднем сиденье в ожидании их решения. Неужели они прямо сейчас прикончат его? Почему-то это казалось ему маловероятным.

Неожиданно до него дошло, что дверца с противоположной стороны незаперта, и уже через мгновение, не успев даже толком сообразить, что делает, он ухватился за ручку, выскочил на улицу - и тут же оказался в руках у четвертого соседа, которому не составило большого труда - с учетом состояния Трелковского - усмирить его.

- Мы отнесем вас в вашу квартиру, - ироничным тоном проговорил мужчина. - Там вы сможете отдохнуть. Вам и в самом деле надо хорошенько отдохнуть. Опирайтесь на меня и ни о чем не беспокойтесь - я люблю помогать людям.

- Уходите от меня! - прокричал Трелковский. - Уходите от меня! Помогите! На помощь...

Мощная пощечина оказалась единственным ответом, который он получил на свои призывы.

Теперь у подъезда стояла уже небольшая группа соседей, включая месье Зая и консьержку. Все они пристально всматривались в него, глаза их сверкали злорадным блеском; они даже не пытались скрывать своего удовлетворения.

- Но я не хочу возвращаться в свою квартиру, - слабым голосом проговорил Трелковский. - Я дам вам все, что у меня есть, все, что захотите... Только отпустите меня...

Державший его мужчина покачал головой.

- Ни в коем случае. Сейчас вы спокойно подниметесь к себе в квартиру. И не надо шуметь, а то... Вы слышали, что сказал доктор, - вам надо отдохнуть, и вы отдохнете. Сами увидите, от этого вам станет гораздо лучше. Ну, пошли, давайте подниматься.

Профессиональным движением он схватил руку Трелковского, перекинул ее себе через плечо и потянул на себя.

- Ну вот, видите, сейчас вы уже заметно успокоились! Значит, начинаете кое-что соображать. Так, отлично, так и идите дальше. Вот... и еще... Шаг за мамочку, шаг за папочку, продолжайте...

Шаг за шагом Трелковского силком подвели к порогу дома; затем они миновали выходившую во внутренний двор арку и стали подниматься по лестнице. Шедший рядом человек все еще продолжал подтрунивать над ним.

- А еще не хотели идти со мной... Что так? Вам что, уже не нравится ваша квартира? Что-нибудь еще себе подыскали? А мне все казалось, что в наше время не так просто найти подходящее жилье. А может, решили устроить фиктивный обмен? Впрочем, меня это не касается.

От последнего толчка в спину Трелковский растянулся на полу передней комнаты. Дверь за ним захлопнулась, и снаружи в замочной скважине дважды повернулся ключ.

Все ясно - это случится сегодня ночью.

17. Приготовления

Мучаясь от боли, Трелковский с трудом встал на ноги.

У него болели, ныли каждая косточка, каждый мускул. Кончик языка нащупал во рту сломанный зуб и тут же машинально принялся полировать заостренные края облома.

Потом он выплюнул изо рта кровь. По мере того, как он поднимался, кровавая слюна становилась все длиннее и длиннее, превращаясь в едва заметную ниточку, лини к которая никак не желала рваться.

Гардероб, платяной шкаф, стулья - все оставалось в том же самом положении, как и перед его поспешным бегством.

Сквозь разбитые окна снаружи проникало доносившееся до него слабое дуновение ветерка. Соседи не заколотили оконные проемы, и в этом была их роковая ошибка. Он заставил себя подойти к окну и глубоко вдохнул, приготовившись к тому, чтобы закричать, позвать на помощь.

Однако времени на это у него уже не было: изо всех окон вдруг хлынули потоки музыки; все радиоприемники были включены на полную громкость, причем каждый из них передавал Девятую симфонию Бетховена. Трелковский кричал, вопил, однако все его жалкие потуги тонули в оглушительном грохоте музыки. Тогда он зажал ладонями уши, пытаясь хоть немного заглушить столь ненавистный ему рев, однако и это не помогло, оказалось совершенно бесполезным - неистовавший во внутреннем дворе музыкальный грохот прорывался в разбитое окно, заполняя собой каждый уголок помещения.

Девятая симфония бушевала вокруг него с глупым ликованием, временами походя на марш палачей из комической оперы. Девятьсот певцов и музыкантов глумливо торжествовали по поводу приближения смерти Трелковского. Ему было совершенно ясно, что подобным образом соседи отдавали изысканную дань памяти Симоны Шуле, которая при жизни являлась восторженной почитательницей Бетховена.

На Трелковского накатила волна неистовства: он принялся метаться по квартире, последовательно уничтожая все, что еще оставалось в ней от Симоны Шуле. Сначала письма и книги - он в мелкие клочья порвал эти мерзкие, околдовавшие его листки бумаги, разбросал их по полу, после чего принялся топтать ногами. Он испытывал бессильную ярость обезумевшего животного, отчего едва мог дышать. Грудь и живот сотрясали спазмы безудержной икоты.

Он подошел к дырке в стене, чтобы в очередной раз взглянуть на лежащие в ней два зуба, однако, как только положил их себе на ладонь, тут же увидел, что это уже не просто зубы, а настоящие собачьи клыки. Какое-то мгновение он в ужасе всматривался в них, а потом бросился к окну и с силой вышвырнул наружу. Избавившись от клыков, он случайно посмотрел в сторону туалета и стал свидетелем разыгравшейся там причудливой сцены.

В крохотное помещение только что вошла женщина, которую он никогда раньше здесь не видел. Она опустилась на колени на кафельный пол и ее голова исчезла в грязном овальном проеме. Что она там делала? Затем женщина подняла голову, и он увидел на ее лице выражение полнейшего, дьявольского бесстыдства. Устремив взор прямо на Трелковского, она изобразила омерзительную улыбку, после чего, все так же не сводя с него глаз, засунула руку глубоко внутрь унитаза, извлекла наружу целую пригоршню экскрементов и принялась методично размазывать их по лицу. Потом в маленькую кабинку стали заходить другие женщины, и все они проделывали ту же процедуру. Когда там скопилось тридцать или даже более столь же гнусно измазанных и отвратительно смердящих женщин, опустилась черная занавеска, и больше он уже ничего не видел.

Глаза Трелковского остекленело уставились в одну точку, веки, казалось, налились свинцом, а сам он окончательно лишился возможности куда-либо бежать. Он понимал, что ведьмы из комнаты напротив были посланы специально, чтобы до смерти напугать, терроризировать его, лишить последних остатков сил, и он был не в состоянии хоть как-то противостоять им. Он был слишком слаб, слишком плох, вконец вымотан.

Последующие акты спектакля разыгрывались уже во внутреннем дворе.

Одетый в синий рабочий комбинезон, во двор на велосипеде въехал один из соседей. Поначалу он кругами ездил по мощеному двору, после чего принялся выписывать восьмерки - туда-сюда, туда-сюда. Всякий раз, проезжая под окном Трелковского, он поднимал голову, широко улыбался и подмигивал ему. К сиденью велосипеда была привязана какая-то веревка или шнур, на другом конце которого волочилась восковая кукла, внешними очертаниями напоминавшая женщину. Это было что-то вроде манекена, которые выставляют в витринах магазинов готовой одежды. Скользя по неровному булыжному покрытию двора, она дергалась и подпрыгивала, а ее руки и ноги взметались вверх-вниз, словно это была не кукла, а живой человек. Однако от частого соприкосновения с грубым камнем воск стал быстро осыпаться, в результате чего манекен с каждой минутой все больше превращался в громадную разлапистую болванку, бесформенную и почти лишенную индивидуальных особенностей.

Женщина как таковая исчезала, стиралась, будто плоть ее разъедала концентрированная кислота. Когда от всей фигуры остались лишь два обрубка ног, сосед иронично помахал Трелковскому и скрылся под аркой.

Его место во дворе тут же заняли двое мужчин, несущих нанизанную на шест громадную рыбину. Они также сделали по двору несколько кругов, после чего положили свою ношу на землю и посмотрели на Трелковского. Не отрывая от него своих взглядов и не глядя на то, что делают, - хотя бы однажды, - они принялись чистить и потрошить рыбину. Рядом с каждым из них быстро росла небольшая горка извлеченных из ее брюха внутренностей. После этого они принялись с восторженным похохатыванием украшать рыбьей требухой свои головы: из более крупных деталей оба соорудили себе нечто вроде корон, а свисавшие поверх ушей кишки принялись обматывать вокруг шей. Покончив с этим занятием, они также ушли со двора, подпрыгивая на одной ноге, словно маленькие девочки, играющие в классы.

Буквально через несколько секунд один из этих мужчин вернулся обратно и принялся дуть в громадный рог, издавая при этом звук, похожий на рев гигантской трубы.

Следом за ним в арку прошел облаченный в картонную корону лев - было сразу заметно, что это всего лишь огромный кусок старой кожи, под которым спрятались двое соседей. Сверху на "льве" восседал тот самый мальчик, который в один из предыдущих вечеров подносил таинственному незнакомцу черный плащ. Навстречу льву вышли две женщины, облаченные в белые одежды. Через отверстие в боку громадной куклы они проникли внутрь ее и по тем судорожным изгибам и яростным подергиваниям, которые стали сотрясать ее поверхность, Трелковский понял, что там началась самая что ни на есть настоящая дикая оргия. Мужчина с рогом ухватил льва за хвост и поволок к выходу со двора.

Затем появились трое мужчин в масках, причем Трелковский с ужасом заметил, что одна из масок сильно смахивает на его собственное лицо. Все члены троицы заняли соответствующие позиции, образуя некую живую форму, Трелковский никак не мог понять, что именно они изображали, - и почти на целый час застыли в полной неподвижности.

Наступил вечер; постепенно во двор заползла ночь, а вместе с ней и темнота.

Где-то в отдалении за аркой послышалось цоканье копыт.

Трелковский вздрогнул.

Кто-то мягко скребся в его дверь.

Уже? Это было невозможно - ведь палач должен был лишь въезжать во двор, в крайнем случае, только спешиться.

Снизу под дверью показался листок бумаги, и незнакомый голос прошептал какие-то слова, смысла которых Трелковский так и не смог уловить.

А вдруг кто-то пришел ему на помощь? Неужели в этом доме у него есть тайный союзник? Лист бумаги был ароматизирован духами. Он начал осторожно его разворачивать. Текст состоял всего из трех строк, исполненных аккуратным, явно женским почерком, однако он не мог разобрать ни единого слова, поскольку слова были написаны на санскрите или иврите. Тогда он наклонился и прошептал в дверь:

- Кто вы?

Послышался ответ, однако Трелковский, как и в прошлый раз, не смог разобрать ни слова. Он повторил свой вопрос, но в ответ услышал лишь слабое, едва различимое поскребывание. У него создалось ощущение, что к нему кто-то пришел.

И действительно, через несколько секунд в двери послышался звук поворачиваемого ключа.

18. Одержимый

На небе светило яркое солнце, а тело Трелковского, как на качелях, балансировало на кромке подоконника его квартиры. Наконец свалившись, оно проломило собой недавно отремонтированный стеклянный навес, брызнувший во все стороны миллионами мелких осколков. Трелковский грохнулся оземь, картинно раскинув руки в разные стороны.

Внешне он ничем не отличался от женщины. Разметавшееся в полете платье открыло шелковые женские трусики и маленькие резиновые застежки, удерживавшие чулки. На лицо был тщательно наложен грим, хотя парик съехал набок и потому прикрывал теперь часть лба и правый глаз.

Быстро собрались соседи. В центре группы стояли консьержка и месье Зай - оба сокрушенно покачивали головами и отчаянно всплескивали руками.

- Ну, надо же, какой несчастный молодой человек, - проговорил месье Зай. - Вчера под машину попал, а сегодня...

- Наверное, это вчерашняя авария так на него подействовала!

- Надо срочно вызвать полицию.

Чуть позже к подъезду дома подкатили полицейская машина и карета "скорой помощи".

Водитель полицейского автомобиля протянул месье Заю руку - они были давними приятелями - и проговорил:

- Похоже на то, что вы сдаете свои квартиры одним самоубийцам.

- Ну кто бы мог подумать! - жалостливо воскликнул месье Зай. - И я только что отремонтировал этот навес!

Тем временем двое санитаров проворно извлекали из машины носилки. К ним тут же присоединился врач, и когда все трое были готовы, они подошли к неподвижно лежащему на земле телу. Доктор с отвращением покачал головой.

- Что это за маскарад? - ворчливым тоном спросил он. - Он специально так разоделся, чтобы наложить на себя руки?

Неожиданно все собравшиеся - доктор, полицейские, санитары и все соседи - застыли в недоуменном молчании - тело чуть шевельнулось. Приоткрылся рот, из которого вытекла тоненькая струйка крови. Челюсть чуть сдвинулась книзу и вслед за этим послышалось:

- Это не было самоубийством... Я не хочу умирать... Это убийство...

Месье Зай печально улыбнулся.

- Несчастный молодой человек - он просто бредит.

Доктор снова покачал головой, чувствовалось, что с каждой минутой он испытывает все большее омерзение от всей этой сцены.

- Надо же, как он вовремя подумал о том, что хочет жить. Когда человеку хочется жить, он не выбрасывается из окна.

На сей раз уже с чуть большим трудом Трелковский все же произнес:

- Говорю вам, что это не самоубийство... Меня вытолкнули... Я не выбрасывался из окна...

- Ну ладно, ладно, - сказал доктор. - Это убийство.

Полицейские рассмеялись, а один из них проговорил:

- Ну да, конечно, он выбросился из окна, потому что случайно забеременел.

Доктору явно не понравилась подобная шутка. Он сделал знак санитарам, чтобы те уложили тело на носилки.

С неожиданным пылом Трелковский отпихнул их от себя.

- Я запрещаю вам прикасаться ко мне! - истерично завопил он. - Я вам не Симона Шуле!

Ему даже удалось подняться на ноги - несколько секунд он стоял, пошатываясь, но потом все же обрел равновесие. Ошалевшие свидетели этой сцены не решались вмешиваться.

- Вы надеялись на то, что все произойдет именно так, как вы рассчитывали, - категорически заявил Трелковский. - Полагали, что все у вас пройдет чисто, ровно и гладко. Так вот, вы ошибались. Я выведу вас на чистую воду! Я не совершал самоубийства. Я не Симона Шуле. Это было убийство злодейское убийство. Смотрите, любуйтесь - вот она, моя кровь.

Он сделал паузу и плюнул на землю.

- Да, это моя кровь, и я пачкаю ею ваш двор. Но я пока еще не умер. Не так-то просто вам будет убить меня!

Теперь он уже рыдал, как дитя. К нему приблизились доктор и оба санитара - движения у них были замедленные, неловкие.

- Ну хватит, - произнес врач. - Не надо усугублять свое положение. Пойдемте, мы позаботимся о вас. Проходите в машину.

- Не прикасайтесь ко мне, - снова заорал Трелковский. - Знаю я, что скрывается у вас под этими белыми халатами. Вы презираете меня, и ваша белая машина тоже презирает меня. Вам никогда не отмыть ее от всего того, что я принесу с собой. Вы все - просто шайка убийц! Подлых убийц!

Пошатываясь, словно пьяный, он направился в сторону арки внутреннего двора. Его по-прежнему со всех сторон окружала толпа соседей, расступавшаяся перед ним, освобождая проход, в ужасе взирая на него, словно перед ними было самое настоящее привидение. Перемежая смех с плачем, Трелковский махал на них изрезанной стеклами левой рукой - брызги крови летели во все стороны.

- Я вас случайно не запачкал? - спросил он. - Ах, извините, понимаете ли, это моя кровь. Надо было вам сначала высосать из меня ее всю, вот тогда бы я вас не испачкал. А вы забыли это сделать, так ведь?

Следуя за ним на дистанции, толпа также зашла в подъезд дома. Полицейский вопросительно посмотрел на врача: следует ли им силой усадить его в "скорую помощь"?

Доктор покачал головой.

Кровь, смешанная со слезами, клокотала в горле Трелковского.

- Только попробуйте помешать мне говорить! - закричал он. Голос его сорвался, но тут же зазвучал снова, уже на более высокой, пронзительной ноте. - Убийцы! Гнусные убийцы! Ну, теперь-то уж я вволю пошумлю! Такой скандал вам закачу, что надолго запомните! И только попробуйте меня успокоить! С таким же успехом можете брехать на стену - мне все это будет совершенно безразлично!

Он начал плеваться во все стороны, густо орошая каждого, кто приближался к нему, кровавой слюной.

- Убийцы! Ну, убейте меня, убейте, только чтобы я замолчал! Но я кое-что оставлю после себя, чтоб получше меня запомнили, будьте уверены!

Все так же пошатываясь, он добрел до лестницы; вцепился в перила и поставил ногу на первую ступеньку. Соседи постепенно приходили в себя сейчас они стояли прямо у него за спиной.

- Не подходите, а то всех перемажу! - Он плюнул на них, и они поспешно отскочили назад.

- Будьте осторожны, а то перепачкаете свои воскресные наряды! А почему бы вам не разойтись по квартирам и не надеть там свои красные одежды - ведь это ваша рабочая одежда, одежда убийц! А так пеняйте на себя - кровь сразу будет бросаться в глаза. А ее трудно потом отчистить, или вы не знали этого? В последний раз у вас все вышло несколько проще, но я вам не Симона Шуле!

Наконец Трелковский добрался до первой лестничной площадки. Там плюнул себе на ладонь и размазал ее по двери слева от себя.

- Убийцы! Попробуйте отмыть это - придется немало повозиться, правда ведь?

Он с трудом доковылял до двери справа и потерся кровоточащим предплечьем о ее поверхность, а потом плюнул на дверную ручку. Изо рта вылетел осколок зуба.

- Ага! - воскликнул он. - Прекрасно! Вот теперь у вас чистая и опрятная квартирка!

Среди поднимавшихся следом за ним соседей стал зарождаться угрожающий ропот. Трелковский сорвал с себя верхнюю часть платья и принялся яростно царапать ногтями грудь. Из раны потекла кровь - он собрал немного ее в ладонь левой руки и, поднеся к половику перед дверью, разжал пальцы.

- Ну, вот, теперь и половичок придется сменить. Куда же вам с кровавыми пятнами-то?

Упав на четвереньки, он пополз дальше, на второй этаж, оставляя позади себя тянущийся по ступеням кровавый след.

- И лестницу тоже придется сменить - она же вся в крови. Разве можно будет смыть и соскрести всю эту кровь?

Один из соседей резко подался вперед и, ухватив Трелковского за ногу, потянул на себя.

- Убери прочь свои лапы, убийца! - прошипел тот и с силой плюнул в мужчину. Тот отпустил его ногу и закрыл обеими ладонями лицо.

Трелковский рассмеялся.

- Если будешь так размазывать ее по себе, как раз весь перепачкаешься. Ну что, кому еще дать немного кровушки? Что? Никто не желает? Но вы же любите, когда бифштекс с кровью, предпочитаете кролика, тушенного в собственной крови, знаете, в каких магазинах продается лучшая кровяная колбаса, и боготворите кровь самого Создателя нашего, разве не так? Так что же вы отворачиваетесь, когда Трелковский предлагает вам немного своей хорошей крови?

На втором этаже он, так же как и на первом, перепачкал двери обеих квартир.

Несмотря на распоряжение доктора, полицейские выхватили свои дубинки и теперь с угрожающим видом сжимали их в руках. Было заметно, что они лишь ждут удобного момента, чтобы наброситься на этого безумца, на это одержимое дьяволом создание, и раз и навсегда заставить его замолчать.

Однако толкучка соседей в передних рядах не позволяла им выйти вперед и вмешаться в происходящее. Полицейские попытались было протиснуться между ними, но соседи не желали уступать им проход. Теперь они уже ожесточенно переговаривались, злобно сверкая глазами. Врач с санитарами смог продвинуться не дальше полицейских. Ни у кого не было особого желания принимать участие в этой жалкой комедии, а потому все просто остановились там, где стояли, и принялись негромко переговариваться с полицейскими.

На третьем этаже соседи уже взяли Трелковского в кольцо; в руках их теперь поблескивали какие-то инструменты - инструменты с острыми, как бритва, лезвиями, вроде тех, которыми пользуются в операционных. Они втолкнули Трелковского в дверь его квартиры.

- Ну, что?! - воскликнул он. - Так, значит, вам все же нравится кровь! А где наш месье Зай? А, вот он... Идите, идите сюда, месье Зай - вы же не хотите упустить свою долю. А консьержка? Чудесное утро, не так ли, мадам? А, мадам Диоз! Я вижу, вы тоже пришли, чтобы получить свою пинту крови!

Он залился хриплым, диким хохотом. Инструменты в руках соседей вспыхнули холодным блеском. По его животу брызнула струя крови...

Вторично тело Трелковского закачалось на подоконнике его квартиры, после чего вновь полетело вниз - на сей раз уже сквозь пролом в стеклянном навесе, - и грохнулось о булыжник внутреннего двора.

ЭПИЛОГ

Трелковский не умер - пока еще не умер.

Очень медленно, но он все же вынырнул из бездонной пучины. И как только к нему вернулось сознание, он снова почувствовал свое тело, ощутил всю его боль. Казалось, что та струилась отовсюду, из каждой его клеточки сразу, и, словно бешеный пес, накидывалась на него. Он знал, что теперь уже никогда не сможет защитить себя; был готов к тому, чтобы признать свое поражение, однако собственное сопротивление удивило его. Боль продолжала накатывать волна за волной, - а потом стала стихать, пока не исчезла вовсе.

Измученный борьбой, он уснул. Разбудил его звук голосов.

- Она вышла из комы.

- Возможно, у нее еще остается какой-то шанс.

- Да уж, после всего того, что ей пришлось пережить, это действительно не более, чем шанс!

- А ты знаешь, что на нее израсходовали весь запас крови?

Медленно, с предельной осторожностью, он открыл один глаз, увидев перед собой нерезкие, словно размытые силуэты. По белой комнате взад-вперед сновали белые тени. Значит, он попал в больницу. Но о ком сейчас говорили эти силуэты?

- Она потеряла очень много крови. Хорошо еще, что у нее стандартная группа, а то...

- Надо немного приподнять ногу - так ей будет удобнее.

Он почувствовал, как кто-то или что-то потянуло его за ногу - откуда-то издалека, за мили от него. Ему и в самом деле стало немного удобнее. Но тогда получалось, что они говорили о нем?! Но почему они говорили так, будто он был женщиной?

Трелковский надолго задумался над этим вопросом. Ему было очень трудно облечь свои мысли хоть в какое-то подобие формы. Иногда он думал, подолгу думал, а потом никак не мог вспомнить, чему именно были посвящены эти мысли.

Его мысли без конца вертелись вокруг пустоты, но потом начали постепенно возвращаться к нему, и он обрел наконец способность анализировать происходящее.

Первым делом он решил, что они просто подсмеиваются над ним. Из-за того, что он был одет в женское платье, они продолжали говорить о нем, как о женщине. Лишенные малейшего чувства сострадания, они продолжали насмехаться над ним. Он так возненавидел их за эти слова, что сознание его снова затуманилось. По телу пробежала волна нервной дрожи, в очередной раз пробудив задремавшую было боль. Он позволил приливной волне страдания унести с собой его тело.

Позже Трелковскому стало чуть лучше. Теперь он оказался в другой белой комнате, на сей раз гораздо более просторной, чем прежняя. Он по-прежнему не мог даже пошевельнуться. Остававшийся доступным ему крохотный участок обзора дал возможность понять, что со всех сторон его окружают такие же лежащие фигуры. А потом, как-то вдруг, помещение наполнилось мужчинами и женщинами, которые проворно заскользили между кроватями.

Кто-то приблизился к нему, остановился почти вплотную к койке, и он услышал шелест бумаги. Неведомый ему человек опустил на прикроватную тумбочку какой-то бумажный сверток. Потом он увидел присевшего мужчину.

Определенно, он бредил. Это еще хорошо, что он осознавал это, поскольку в противном случае рассудок его просто не выдержал бы: в мельчайших деталях мужчина повторял его самого, был его двойником. Да, рядом с кроватью уселся самый настоящий второй Трелковский - скорбный и молчаливый. Ему было интересно, действительно ли там сейчас находился этот человек, по причудливой прихоти болезни ставший его точной копией, или же все это видение от начала до конца являлось порождением его истерзанного мозга. Ему почему-то захотелось обязательно разобраться с этим вопросом.

Боль практически исчезла, и теперь Трелковский плавал в мягких воздушных волнах, что было даже приятно. Как будто он совершенно случайно и неожиданно для себя обрел тайную форму внутреннего равновесия. Видение этого человека не только не ужаснуло его, но даже как-то обнадежило. Представший перед ним образ походил на собственное отражение в зеркале, и одно это уже было приятно, успокаивающе. Как бы ему хотелось увидеть себя в зеркале вот таким...

До него донесся звук перешептывающихся голосов, а затем перед глазами внезапно всплыли контуры лица. Он сразу же узнал это лицо - это была Стелла. Уголки ее рта отодвинулись назад, обнажив два громадных собачьих клыка, и говорила она медленно, словно сама с трудом понимала смысл произносимых слов.

- Симона, Симона, - повторяла она, - ты узнаешь меня? Это я, Стелла, твоя подруга Стелла. Неужели ты не узнаешь меня?

Из горла Трелковского вырвался стон - поначалу сдавленный, а затем перешедший в невыносимый, истошный вопль.