/ Language: Русский / Genre:sf,

Проект Румоко

Роджер Желязны


Желязны Роджер

Проект 'Румоко'

Роджер Желязны

Проект "Румоко"

Я был в пультовой, когда из агрегата Джи-9 на нас посыпались искры. Помимо всего прочего, находился я там потому, что надо было провернуть одно порученное мне идиотское дельце.

Двое ребят были внизу, в капсуле; шла проверка Шоссе в Преисподнюю, шахты, вгрызавшейся в дно океана в тысячах морских саженях под нами; близился час, когда они заработают. Обычно авария не встревожила бы меня - в штате было двое техников для обслуживания Джи-9. Но вот как раз сегодня один из них был в отпуске на Шпицбергене, а другой болел. Неожиданно ветер и волны тряхнули "Аквину"; я вспомнил, что проект "Румоко" близится к завершению, и принял решение. Я пересек каюту и снял боковую панель.

- Швейтцер! Не смейте трогать прибор, не валяйте дурака! - сказал доктор Асквит.

Я изучал цепи.

- Вы решили заняться им сами? - спросил я доктора.

- Конечно, нет. Я и знать не знаю, с чего начать... Но...

- Хотите, чтобы Мартин и Димми погибли?

- Вы же знаете, что нет. Но вы не имеете права...

- Тогда скажите, кто им займется? - продолжал я. - Капсула управляется отсюда, а мы только что на что-то налетели. Если у вас есть на примете кто-то более подходящий - лучше пошлите за ним. В противном случае я попробую исправить это сам.

Тогда он заткнулся, а я стал выяснять, где какое повреждение. Все было достаточно очевидно. Это связано с теми четырьмя цепями.

Я занялся делом. Асквит был океанографом и мало что понимал в электронике. Думаю, он не смог бы отличить, если бы я занялся не ремонтом, а подготовкой диверсии. Я проработал минут десять, и дрейфующая в океанских пучинах капсула снова начала функционировать.

За работой я пытался представить себе мощь той силы, которая вскоре будет разбужена, заполнит на мгновение Шоссе в Преисподнюю, а затем, словно дьявольское отродье - а то и сам дьявол - сорвался с цепи в центре Атлантики. Пасмурная погода, господствующая в это время года в здешних широтах, мало меня утешала. Тут будут применяться смертоносные силы: атомная энергия освободит еще более могущественную из стихий - живую магму, кипящую пока глубоко под океаном. И то, что люди решились затевать бессмысленные игры с такими вещами, было выше моего разумения. Корабль снова задрожал на волнах.

- Ну вот, - сказал я, - там было несколько коротких замыканий, и я их ликвидировал. Я поставил панель на место. Больше беспокоится не о чем.

Асквит посмотрел на монитор:

- Похоже, теперь работает нормально. Давайте-ка проверим. - Он щелкнул переключателем и сказал: - "Аквина" вызывает капсулу. Вы слышите меня?

- Да, - донеслось в ответ. - Что случилось?

- Короткое замыкание в Джи-9, - ответил он. - Все исправлено. А как у вас?

- Все системы пришли в норму. Будут какие-нибудь инструкции?

- Продолжайте выполнять задание, - сказал доктор и повернулся ко мне. - Я тут мешал вам, - сказал он, - и был резок с вами. Простите. Я не знал, что вы в состоянии обслуживать Джи-9.

- Я - инженер-электрик, - заметил я, - и эти штуки мне знакомы. Но разбираюсь в такой аппаратуре слабовато. Если бы я не смог определить неисправность, я бы и пальцем к схемам не прикоснулся.

- То есть ваше правило - не соваться куда попало?

- Верно.

- Тогда и я не стану этого делать.

Как раз сейчас было очень хорошо, что он никуда не станет совать свой нос, так как я только что извлек из Джи-9 маленькую бомбу. Она пока лежала в левом кармане моей куртки, и мне предстояло вышвырнуть ее за борт. В следующие пятьдесят минут неплохо бы найти и испортить видеозапись. По правде говоря, я не проявлял никакого желания фигурировать в записях, но если ничего не поделаешь - что ж, пусть на них лучше буду я, чем противник.

Я извинился и вышел. Рассортировав улики, я обдумывал события дня.

Кто-то пытался сорвать проект. Итак, Дон Вэлш был прав. Предполагаемая угроза была реальной. Значит, тут замешано что-то большее. И главный вопрос что именно. Ну и второй вопрос - что же дальше?

Я закурил и навалился на поручни "Аквины". Я осматривал холодное северное море, атакующее нашу скорлупку. Руки тряслись... Это был обычный проект. Конечно, рискованный. Но несмотря на его рискованность, я не мог обнаружить достаточно веских возражений против него. Тем не менее, противники были - это очевидно.

Сообщит ли Асквит о моих действиях? Вряд ли он представляет, что делалось... Он объяснит, как я ему сказал, и внесет это в судовой журнал. Он может лишь записать, что я ликвидировал короткое замыкание. И это все.

Этого было достаточно.

Я решил, что враг имеет доступ к судовому журналу. Он узнает, что там нет ни слова об обезвреженной бомбе. Он узнает и то, кто помешал ему; и он вполне может заинтересоваться - кто же в критический момент смог принять экстренные меры. Хорошо. Как раз этого-то мне и хотелось.

...Потому что я потратил уже целый месяц, ожидая подобной возможности. Надеюсь, что он объявится достаточно быстро и попытается разобраться со мной. Глубоко затянувшись, я разглядел маленький айсберг, сверкающий на солнце. Приближалось нечто довольно странное, это чувствовалось. Небо было серым, океан - темным. Где-то находился кто-то, не одобрявший тех событий, что вскоре произойдут здесь, но клянусь жизнью, я не мог догадаться - почему.

Ну и черт с ними всеми. Люблю пасмурные дни. В один из таких дней я и родился. И получаю от этого наивысшую радость.

Я вернулся в каюту и смешал себе пойло, поскольку дежурство мое официально кончилось.

Немного погодя в дверь постучали.

- Поверните ручку и толкните - сказал я.

Дверь открылась, вошел молодой человек по имени Раулингс.

- Мистер Швейтцер, - сказал он, - Кэрол Дейт хотела бы поговорить с вами.

- Скажите ей, что я иду.

- Хорошо, - ответил он и вышел.

Я причесал свои выцветшие волосы и сменил рубашку, потому что Кэрол была молода и привлекательна. Она являлась офицером службы безопасности на корабле, хотя, подумал я, кто знает, кем она была в действительности.

Я подошел к ее каюте и дважды стукнул в дверь.

Входя, я подумал, что приглашение могло быть вызвано случаем с Джи-9 и моей работой полчаса назад. Это означало бы, что она великолепно справляется со своими обязанностями.

- Привет, - сказал я. - Говорят, ты посылала за мной?

- Швейтцер? Да, посылала. Садись, - и она показала на стул по другую сторону от роскошного стола.

Я сел:

- Что хотела?

- Ты отремонтировал утром Джи-9?

Я пожал плечами:

- Это вопрос или утверждение?

- Ты не уполномочен заниматься такой аппаратурой.

- Если тебе так хочется, я могу вернуться в пультовую и снова сделать так, как было.

- Значит, ты все же сумел исправить повреждение?

- Да.

Она вздохнула.

- Ну, ладно, меня это не касается, - сказала она. - Наверное, ты сегодня спас две жизни, так что я не собираюсь обвинять тебя в превышении полномочий. Мне надо выяснить кое-что другое.

- Что?

- Это была диверсия?

Вот оно что. Я так и знал.

- Нет, - сказал я, - не диверсия. Несколько коротких замыканий.

- Дурак, - сказала она мне.

- Прости, не понял...

- Ладно, брось, ты все понял. Это была сознательно подстроенная авария. Ты помешал им, и там было кое-что похитрее, чем парочка коротких замыканий. Там была бомба. Мы видели, как она взорвалась, наблюдали вспышку слева по борту часа полтора назад.

- Ну, это ты говоришь, - заметил я, - но не я.

- Что ты затеял? - спросила она. - Мало того, что соврал о бомбе, так еще что-то темнишь. Чего ты хочешь?

- Ничего, - ответил я.

Я разглядывал ее. Волосы с красноватым оттенком, на лице куча веснушек. Зеленые глаза, а над ними ровная линия рыжей челки. Я как-то танцевал с ней однажды на корабельной вечеринке и поэтому знал, что она довольно высокая.

- Ну?

- У меня порядок, - сказал я. - А у тебя?

- Я жду ответа.

- О чем?

- Это была диверсия?

- Нет, с чего ты взяла.

- Были и другие попытки. И ты знаешь об этом.

- Нет, не знаю.

Она неожиданно покраснела, от чего ее веснушки стали куда заметнее. Почему бы это?

- Ну, должны были быть. Мы, очевидно, им помешали. Но они были.

- Кто это сделал?

- Мы не знаем.

- Почему?

- Мы ни разу не заметили диверсантов.

- Как это?

- Они достаточно искусны.

Я закурил.

- Ну, плохи твои дела, - заметил я. - Там было несколько коротких замыканий. Я - инженер-электрик, и потому смог их найти. И это все.

Она вытащила сигарету, и я прикурил ей ее.

- Ладно, - сказала она, - придется поверить тому, что ты захотел мне сказать.

Я встал.

- ...Между прочим, у меня есть результаты твоей проверки, - сказала она.

- И как?

- Ничего. Ты чист, как снег и лебяжий пух.

- Рад это слышать.

- Не радуйся, мистер Швейтцер. Я с тобой еще не кончила.

- Попробуй еще разок, - посоветовал я. - Ты ничего больше не найдешь.

...И я был уверен в этом.

Я покинул ее, раздумывая, когда диверсанты примутся за меня.

Каждый год я посылал рождественскую открытку, и она не бывала подписана. Все, что на ней было - это отпечатанные названия четырех баров и городов, в которых те находились. На пасху, май, первый день зимы и в День всех святых я сидел в одном из тех баров и потягивал спиртное с девяти до полуночи по местному времени. Потом уходил. И так каждый год в разных барах.

Я всегда платил наличными, не пользуясь кредитной карточкой, которые сейчас больше всего в ходу. И бары эти были обычными забегаловками, расположенными где-нибудь на отшибе.

Иногда Дон Вэлш появлялся, подсаживался и заказывал пиво. Мы быстро заканчивали разговор, а затем прогуливались. Иногда он не появлялся, хотя никогда не пропускал по две встречи подряд. И во второй раз он всегда приносил мне немного наличными.

Пару месяцев назад, когда в мир, торопясь, нагрянула зима, я сидел в "Бездне" в Сан Мигуэле де Алленде в Мексике. Это был прохладный вечер (они все таковы в тех местах), и воздух был чист, а звезды блестели очень ярко, когда я поднялся по каменным плитам улиц этого национального памятника. Через некоторое время я увидел как вошел Дон, одетый в темный пиджак из искусственной шерсти и желтую спортивную рубашку, открывавшую шею. Он направился к стойке, заказал что-то, повернулся и стал отыскивать глазами столы. Я кивнул, когда он усмехнулся и помахал мне. Он двинулся ко мне со стаканом в руках.

- А я тебя узнал, - сказал он.

- Да, я думаю. Сядешь?

Он выдвинул стул и уселся напротив меня за маленьким столиком. Пепельница на столе была переполнена. В воздухе стоял запах текстиля, и на сквозняке перед нами колыхались двухмерные фигуры с плакатов о бое быков, прикрепленных к стенам.

- А звать вас...

- Фрэнк, - подсказал я. - Не в Новом ли Орлеане было дело?

- Да, на Марди Грас, пару лет назад.

- Верно. А вы...

- Джордж.

- Правильно. Я вспомнил. Мы выпивали. И всю ночь играли в карты. Чертовски хорошее время.

- ...И вы выудили у меня двести зелененьких.

Я усмехнулся и спросил его:

- А у вас все в порядке?

- Было неплохое дельце. Большие и малые аукционы. Я намерен вести один из больших.

- Поздравляю. Рад это слышать. Надеюсь, все решено?

- Я тоже.

Так мы чуток побеседовали, пока он приканчивал свое пиво, а потом я спросил:

- Успели посмотреть город?

- Нет. Но я слышал, что это чудесное местечко.

- Думаю, он вам понравится. Я был когда-то здесь на карнавале. Публика бодрствовала трое суток подряд. Индейцы спустились с гор и танцевали в своих костюмах. Они все еще придерживаются старых обычаев, и у них свой собственный календарь, изобретенный неграмотным аборигеном.

- Неплохо было бы задержаться здесь, но у меня один-два дня. Думаю, успею только купить пару сувениров для домашних.

- Это верно. Они здесь дешевы, особенно ювелирные изделия.

- Жаль, что у меня мало времени на осмотр исторических достопримечательностей.

- На вершине горы, что к северо-востоку, есть толтекские развалины, которые мы могли заметить - там, на вершине их, три креста. Это интересно: правительство до сих пор отказывается признать их существование. И вид сверху великолепен.

- Неплохо было бы взглянуть. Сходим?

- Это нетрудно: пойти и взобраться. Доступ туда свободный.

- А пешком далеко?

- Меньше часа. Приканчивайте пиво, и идем.

Я допил пиво, и мы пошли.

Дон быстро запыхался. Сам он жил на уровне моря, а это место было на шесть с половиной футов выше.

Мы все-таки добрались до вершины и побродили среди кактусов. А потом присели на огромных камнях.

- Итак, это место вроде бы не существует, - заметил он, - так же, как и вы.

- Это верно.

- Зато оно и не прослушивается, и сейчас сюда никто не ходит.

- Это потому, что оно заброшено.

- Я тоже надеюсь, что оно так и останется заброшенным.

- Да.

- Спасибо за открытку на Рождество. Работу надо?

- Сам знаешь.

- Ладно. Дам тебе одно дельце.

С этого все и началось.

- Ты слышал о Наветренных и Подветренных островах? - спросил он, - или о Муртсее?

- Нет. Расскажи.

- Ниже Вест-Индии, в Малых Антильских островах, начинаясь дугой, ведущей юго-восточнее Пуэрто-Рико и островов Вирджинии к Южной Америке, и есть те острова. Севернее Гваделупы, которая представляет собой внешнюю точку подземной цепи, простирающейся на сотни миль. Это океанические острова, сложенные из вулканических пород. Каждый из них - вулкан, потухший или нет.

- Итак?

- Гавайские острова возникли подобным же образом, но Суртсей все же был феноменом ХХ века: вулканическим островом, который вырос за очень короткое время несколько западнее островов Вестманна, ближе к Исландии. Это было в 1963 году. Капелинхоз в Азорских островах был похож на него.

- Итак? - я уже догадывался, когда произносил это. Я уже знал о проекте "Румоко" - по имени бога вулканов и землетрясений маори. Раньше, в ХХ веке был неудачный проект "Мохоул" - там речь шла об использовании глубоких ходов, пробитых газами, которые уходили вглубь Земли; туда должны были закладываться атомные заряды.

- "Румоко", - сказал он. - Ты слышал?..

- Кое-что. В основном то, что было в разделе науки "Таймс".

- И достаточно. Так вот, привлекли и нас.

- Зачем?

- Кто-то занялся диверсиями. Меня наняли выяснить: кто, как, почему и просили прекратить это. Но пока что мне здорово не везло. Я потерял двоих сотрудников при странных обстоятельствах. Затем я получил твою рождественскую открытку...

Я повернулся к нему. Зеленые глаза его, казалось, светились во мраке. Он был дюйма на четыре короче меня и фунтов на сорок легче, но все же достаточно высок. И сейчас, выпрямившись и застыв в полувоенной позе, он выглядел куда больше и крепче, что представлял собой тот малый, что пыхтел рядом со мной, взбираясь наверх.

- Ты хочешь, чтобы я влез в это дело?

- Да.

- А что мне это даст?

- Пятьдесят, а может и и сто пятьдесят - в зависимости от результатов тысяч.

Я закурил.

- Что я должен сделать? - спросил я наконец.

- Отправиться в качестве члена экипажа "Аквины" - а еще лучше в качестве какого-нибудь техника. Справишься?

- Да.

- Ну, давай. Затем нужно отыскать, кто там гадит. Затем сообщить мне... или навести порядок и затем сообщить мне.

Я усмехнулся.

- Работа, похоже, большая. А кто твой клиент?

- Сенатор США, - сказал он, - который останется безымянным.

- Это как раз то, что я предполагал.

- Займешься этим?

- Да. Мне нужны деньги.

- Это будет опасно.

- Все на свете - опасно.

Мы осмотрели достопримечательности, усеянные пачками сигарет и другим добром, использованным для жертвоприношений.

- Добро, - сказал он. - Когда приступишь?

- До конца месяца.

- Ладно. Когда ждать сообщения?

Я пожал плечами:

- Когда мне будет что сообщить.

- Нет. Это не срок. 15 сентября - вот дата окончания операции.

- Если все произойдет без сучка без задоринки...

- Пятьдесят кусков.

- А если это будет посложнее, я могу рассчитывать на тройное?

- Как я сказал.

- Хорошо. До 15 сентября.

- Сообщений не ждать.

- Если только понадобится помощь или же стрясется что-то важное, - я протянул руку. - Выбрал ты себе работенку, Дон.

Он сидел с опущенной головой, наклонясь к крестам.

- Сделай это, - сказал он наконец. - Очень прошу тебя. Люди, которых я потерял, были очень хорошими.

- Я попытаюсь. Сделаю все, что смогу.

- Не понимаю я тебя. Хотел бы я знать, кто ты...

- Господи! Я пропал, если ты это узнаешь.

И мы спустились с горы, и я оставил его там, где он остановился переночевать.

- С меня выпивка, - сказал Мартин, когда я наткнулся на него, возвращаясь от Кэрол Дейт.

- Ладно, - согласился я, уселся в шезлонг и взял кружку.

- Хочу поблагодарить тебя за то, что ты сделал, когда мы с Димми были внизу. Это...

- Это ерунда, - сказал я. - Ты бы и сам это сделал, когда мы с Димми были или кто другой был бы внизу.

- Может, я не смогу это как следует выразить, но мы счастливы, что ты оказался рядом.

- Принимаю благодарность, - я поднял пластмассовую пивную кружку - они сейчас все пластмассовые, будь они прокляты! - и спросил: - Ну и как шахта?

- Превосходно, - ответил он, сморщив лоб, отчего множество морщинок разбежалось вокруг его голубых глаз.

- Что-то ты не выглядишь уверенным, когда говоришь это.

Он усмехнулся и допил пиво:

- Ну, такого же я раньше никогда не делал. Действительно, все мы немного напуганы...

Я честно счел это мягкой оценкой.

- Но в конце-то концов шахта неплохо выглядит? - спросил я.

Он огляделся, выясняя, возможно, прослушивается ли это место. Это было так, но он и не сказал ничего такого, что могло бы повредить мне или ему. Если бы он это попытался сделать, я бы заткнул ему рот.

- Да, - согласился он.

- Хорошо, - проговорил я, вспомнив слова широкоплечего коротышки. - Очень хорошо.

- Странная у тебя позиция, - заметил он. - Ты ведь нанят всего-навсего техником.

- Я горжусь своей работой.

Мартин бросил на меня взгляд, которого я не понял, и сказал:

- Это звучит необычно, в духе ХХ века.

Я пожал плечами.

- Я - консерватор. Не могу от этого избавиться.

- Я и сам вроде этого же, - согласился он, - и хорошо бы в нашей компании было побольше таких.

- А чем занят Димми?

- Спит.

- Хорошо.

- Они должны повысить тебя.

- Надеюсь, что нет.

- Почему?

- Терпеть не могу ответственности.

- Но ты взял ее на себя и успешно с ней справился.

- Разок повезло. Кто знает, что будет в следующий раз?

Он бросил на меня вороватый взгляд:

- Что ты имеешь в виду - "в следующий раз"?

- То, что это может случиться снова. Я в пультовой оказался совершенно случайно.

Я понял, что он старается выяснить, что мне известно: ни один из нас сейчас не знал больше ничего, но оба мы догадывались, что тут что-то не так.

Он уставился на меня, прихлебывая пиво, словно присматриваясь, потом кивнул:

- Ты хочешь сказать, что ты лодырь?

- Верно.

- Чушь!

Я пожал плечами и допил пиво.

Где-то году в 1957 - пятьдесят лет назад, была такая шутка, которая называлась "АМСОК" - это была шутка. Это была пародия на смешные порой аббревиатуры - названия научных организаций. Так называли Американское Разнообразное Общество. И тем не менее, это было больше, чем просто подтрунивание над управленцами. Именно его членами были доктор Уолтер Мунк из института океанографии и доктор Гарри Гесс из Принстона; они-то и предложили странный проект, который позже сгинул из-за недостатка средств, но, подобно Джону Брауну, даже погибнув, он воодушевлял.

Верно, что проект "Мохоул" был мертворожденным, но в конце концов намерения его организаторов возродились в еще более обширном и сознательном проекте.

Большинство людей знает, что земная кора под континентами имеет толщину более 25 миль и что пробудить ее нелегко. Другое дело - океанское дно. Это должно дать возможность более короткими скважинами достичь верхних слоев мантии. Вспоминались и данные, которые могли бы быть получены. Но учтите еще кое-что: не вызывает сомнений, что пробы из мантии могли бы доставить и ответы на ряд вопросов, касающихся данных радиоактивности и горячих течений, геологического строения и возраста Земли. Изучая природу, мы узнали границы и толщину различных слоев внутри коры и могли бы проверить это экспериментально - скажем, то, что узнали при изучении сейсмических колебаний во время землетрясений. Пробы осадочных пород дали бы нам полную летопись Земли до тех пор, когда на лике ее появился человек. Но все это повлечет за собой и другое - много чего другого.

- Еще? - спросил Мартин.

- Ага. Спасибо.

Если изучить документы Международной Геологической Ассоциации и публикации геофизиков "Действующие вулканы мира" и если занести на карту все потухшие вулканы, то можно выделить вулканические пояса и пояса землетрясений. Это "Огненное Кольцо", окружающее Тихий океан. Начинаясь у тихоокеанской кромки Южной Америки, оно прослеживается севернее в Чили, Эквадоре, Колумбии, Центральной Америке, Мексике, западных штатах США, Канаде, Аляске, а потом вокруг и вниз - по Камчатке, Курилам, Японии, Филиппинам, Индонезии и Новой Зеландии. И не забудьте о Средиземноморье и о районе Атлантики близь Исландии.

Мы как раз там и были.

Я поднял кружку и сделал глоток.

В мире около шестисот вулканов, которые можно квалифицировать как "активные", хотя в действительности они долгое время не работали.

Мы добавим еще один.

Мы пришли, чтобы сотворить вулкан в Атлантике. Если точнее, вулканический остров вроде Суртсея. Это и был проект "Румоко".

- Я снова пойду вниз, - сказал Мартин, - видимо, где-то через несколько часов. И я был бы очень благодарен, если бы ты сделал одолжение и приглядел бы за той проклятой аппаратурой. Я отплачу тебе за это как скажешь.

- Ладно, - согласился я, - пусть мне дадут знать, когда ты пойдешь вниз в следующий раз, только заранее, а я постараюсь околачиваться возле пультовой. Если что-то пойдет не так, я попробую прийти на помощь, если рядом не окажется никого, кто сумеет сделать это лучше меня.

Он хлопнул меня по плечу:

- Спасибо и на этом. Спасибо.

- Ты боишься?

- Ага.

- Почему?

- Эта проклятая штука, похоже, приносит одни несчастья. Ты будешь моим талисманом. Я ставлю тебе пиво за всю дорогу от пекла и обратно, только держись поближе. Я не знаю, в чем кроется беда. Может, просто в невезении?

- Может быть, - согласился я.

Секунду я разглядывал его, потом вернулся к пиву.

- Карты с изотермами показывают, что место в Атлантику мы выбрали верное, - сказал я. - Единственная вещь в моих занятиях, о которой я никому не говорю.

- О чем? - спросил он.

- Всякая всячина насчет магмы, - ответил я. - Но кое-что донимает меня.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты не знаешь, как будет вести себя разбуженный вулкан. Он может напоминать Кракатау или Этну. Даже магма может быть любого состава. А при соединении огня, воды и воздуха это может дать любые результаты.

- Я думаю, что у нас есть гарантия безопасности?

- Полагаю. Ученые утверждают, но это лишь предположения, и только.

- Ты боишься?

- Уверены во всем только ослы.

- Нам грозит опасность?

- Не нам, поскольку мы будем у Шоссе из Преисподней. Но эта штука может поднять в мире температуру, привести к изменениям в погоде. Я допускаю такое.

Он покачал головой:

- Мне это не нравится.

- Может, все твое невезение уже кончилось, - предположил я.

- Возможно, ты прав.

Мы прикончили пиво, и я встал:

- Ну, я пошел.

- Может, еще по банке?

- Нет, спасибо, мне надо еще кое-что сделать.

- Ну, я дам тебе знать.

- Ладно, - сказал я, вылез из шезлонга и направился на верхнюю палубу.

Луна давала достаточно света, бросая тени вокруг меня; вечер был достаточно прохладен, и мне пришлось застегнуть воротник.

Я немного полюбовался волнами, а потом вернулся к себе в каюту.

Я послушал последние новости, потом почитал и, наконец, отправился с книгой в кровать. Немного спустя, почувствовав сонливость, я положил книгу на тумбочку, выключил лампу и позволил кораблю укачивать меня.

...Надо хорошо выспаться. Завтра - решающий день проекта.

Как долго я спал? Наверное, несколько часов. Потом меня что-то разбудило.

Дверь открыта, и я слышал шаги.

Я лежал, окончательно проснувшись, но не открывая глаз, и ждал.

Затем вспыхнул свет, сталь сверкнула у моей головы, и чья-то рука легла на плечо.

- Вставайте, мистер, - проговорил кто-то.

Я притворился, что медленно просыпаюсь.

Их было трое. Свет ослепил меня, и я протирал глаза, ощущая в двадцати дюймах от своей головы дуло пистолета.

- Какого черта? - осведомился я.

- Нет, - сказал человек с пистолетом, - вопросы будем задавать мы, а ты отвечать. Других вариантов не будет.

Я сел, привалившись спиной к переборке.

- Ладно, - сказал я. - Чего вам надо?

- Кто ты?

- Альберт Швейтцер.

- Мы знаем, что ты так себя называешь... Кто ты на самом деле?

- Он и есть, - ответил я.

- Нам так не кажется.

- Извините.

- Как и вы нас.

- Ну?

- Расскажите нам о себе и о своем задании.

- Не понимаю, о чем вы говорите.

- Встать!

- Тогда будьте любезны подать мне одежду. Она висит на крючке на двери душевой.

Вооруженный повернулся к напарнику:

- Возьми, обыщи и подай ему.

А я оглядел его.

На нижней части его лица была косынка. Так же, как и у другого парня, который походил на профессионала. Но о масках больше заботились любители. Это был лучший вариант - скрывает очень мало, но основное: нижняя часть лица очень легко идентифицируется.

- Спасибо, - сказал я, когда один из них швырнул мне мой синий халат.

Он кивнул, и я набросил халат на плечи, сунул руки в рукава, запахнул полы и сел на край кровати.

- Ладно, - сказал я. - Чего вам надо?

- На кого ты работаешь? - спросил первый.

- На проект "Румоко".

Он слегка ударил меня левой, крепко держа пистолет.

- Нет, - пояснил он, - поподробнее, пожалуйста.

- Я не знаю, о чем говорить. Можно закурить?

- Давай... Нет, погоди-ка, дай-ка сюда. Я не знаю, что там у тебя может быть в пачке.

Я взял сигарету и затянулся, глубоко вдыхая дым.

- Я так и не понял, - сказал я. - Объясните мне, что вам надо, и, может быть, я вам смогу помочь. Мне ни к чему неприятности.

Казалось, это слегка успокоило их, потому что они оба вздохнули. Человек, задававший вопросы, был повыше. Думаю, что и тяжелее. Фунтов, этак, двести, думаю.

Они уселись на ближайшие стулья. Пистолет опустился на уровень моей груди.

- Расслабьтесь, мистер Швейтцер. Мы тоже не хотим неприятностей, - сказал один из них успокоенно.

- Отлично, - проговорил я. - Спрашивайте, и я охотно отвечу вам. - Я, естественно, приготовился врать. - Спрашивайте.

- Вчера вы ремонтировали агрегат Джи-9?

- Думаю, это всем известно.

- Почему вы это сделали?

- Потому что могли погибнуть двое людей, а я сумел найти неисправность.

- Откуда у вас такие знания?

- Господи, да я же инженер-электрик! Уж я-то знаю, как ликвидировать замыкание. И большинство на это способно.

Высокий посмотрел на коротышку, и тот кивнул.

- Тогда почему возмущался Асквит? - снова спросил высокий.

- Потому что я мог нарушить регулировку прибора, - ответил я. - Я не имею права обслуживать такие приборы.

Он кивнул снова. У обоих были черные, очень чисто выглядевшие волосы и хорошо развитая мускулатура. Это отчетливо просматривалось под их легкими рубашками.

- Вы похожи на простого обычного человека, - заговорил высокий, - такого, что попал в школу по своему выбору, учился, остался холостяком, получил работу. Может, все обстоит именно так, как вы сказали, и мы принесем вам беду. Тем не менее, обстоятельства вызывают подозрения. Вы ремонтировали комплекс механизмов, который не имели права ремонтировать...

Я кивнул.

- А почему?

- У меня смешное отношение к смерти. Не люблю почему-то смотреть, как погибают люди, - сказал я. - И потом: на кого вы работаете? Чья-то разведка?

Коротышка усмехнулся. Высокий сказал:

- Этого мы не скажем. Ты, очевидно, это понимаешь. Нас интересует одна странность - почему ты так явно спокойно отнесся к тому, что было абсолютной диверсией?

"Так", - сказал я себе.

- Я выполнял свой долг, - сказал я вслух.

- Ты лжешь. Люди не выполняют свой долг так, как сделал это ты.

- Чушь! На карту были поставлены две жизни.

Он тряхнул головой:

- Боюсь, что нам придется продолжить допрос, и совсем по-другому.

Когда я ищу выход из опасного положения или отражаю угрозу в ходе тех уроков, что получаю в течение своей зря потраченной жизни, в памяти моей всплывают пузыри, переливаясь всеми цветами радуги; они парят в пространстве, вспыхивая на мгновение, и длится это не дольше, чем живет пузырь.

...Пузыри. Есть один такой в Карибах, называется он Нью-Иден. Глубина там около 175 морских саженей. По недавней переписи он был домом более, чем для ста тысяч людей. Это огромный освещенный купол, и, озирая его сверху, Эвклид был бы доволен его безупречной формой. На удалении от купола сияли фонари, линия уличного освещения вела среди камней, по мосткам над каньонами, переходя через горы. Идущие вниз автомобили двигались вдоль этих дорог, как танки, маленькие подводные лодки сновали на разных глубинах, мелькали режущие воду пловцы в разноцветных облегающих костюмах, то входя в пузырь, то выходя из него, поскольку работали поблизости.

Однажды я отдыхал там пару недель и, хотя обнаружил у себя симптомы клаустрофобии, о которой и не подозревал, в целом это было приятно. Население отличалось от жителей суши. Они, на мой взгляд, больше походили на первопроходцев прошлого, на жителей приграничья. Нечто более индивидуальное и независимое, чем обычный обитатель суши, с ощущением ответственности и чувством общности в то же время. И это чувствовалось, несомненно, потому что они были жителями порубежья, став добровольцами в осуществлении двойной программы - как уменьшения перенаселенности наверху, так и эксплуатации морских ресурсов. И в любом случае они принимали туристов. Они приняли и меня, и я ушел туда и плавал с ними, и совершал экскурсии на их субмаринах, осматривал шахты и сады на гидропонике, дома и общественные заведения. Помню их красоту, помню людей, я помню путь в море, сомкнувшемся над головой, как ночное небо, словно видимое фасеточным глазом какого-то насекомого. Или, может быть, это огромное насекомое вглядывалось с другой стороны? Да, это еще более похоже. И возможно, эти особенности места и будили какие-то бунтарские настроения, и я постоянно чувствовал, как глубины моей психики возбуждаются морской глубиной.

Хотя город не был настоящим Иденом-под-Стеклом, хотя те безумные и счастливые маленькие купола-городки были явно не для меня, в них было нечто такое, что напоминало мне маленькие цветные штучки, похожие на пузыри, что всегда приходили ко мне на ум, когда я ждал беду или размышлял над некоторыми уроками, полученными в течение зря потраченной жизни.

Я вздохнул, последний раз затянулся сигаретой и раздавил ее, зная, что мой пузырь может лопнуть в любой момент.

На что это похоже - быть единственным в мире человеком, который не существует вообще? Это трудно описать. Сложно обобщать, когда уверены только в частности, только в одном случае - своем собственном. То, что случилось со мной, было необычным и я сомневался, что где-то найдется параллель.

Он был странным, этот способ, которым я это сделал.

Однажды я написал программу для компьютера. С этого-то все и началось.

Однажды я изучал необычный, пугающий фрагмент новостей...

Я понял, что весь мир скоро будет существовать в записи.

Как?

Ну, это сделано ловко.

Каждый сегодня имеет свидетельство о рождении, кредитную карточку, историю всех его путешествий и мест пребывания, и, наконец, - все кончается свидетельством о смерти где-то в архивах. Все эти записи находились в разных местах. Они назвали это Центральным Банком Данных. Это привело к огромным изменениям в образе человеческого существования. Не все эти изменения - теперь я был в этом уверен - были к лучшему.

Я был одним из тех, кто стоял у истоков этого; когда же моя точка зрения изменилась, было уже очень поздно, чтобы можно было что-то изменить.

Все, что ни делали люди, было данными для Банка, описывающего их существование: записи о рождении и смерти, финансовые, медицинские, специально-технические записи - все существовавшие данные были сведены воедино, в ключевой пункт, персонал которого имел допуск к этой информации на различном уровне секретности.

Я никогда не считал что-то только хорошим или только плохим. Но на этот раз я вплотную приблизился к первой точке зрения. Я считал, что это по-настоящему хорошо. Я думал, что в том сложном и многообразном мире, в котором мы живем, системы, подобные этой, необходимы: каждый дом получает доступ к любой когда-либо написанной книге или игре, записанной на ленте или кристалле, к любой учебной лекции, к любому фрагменту обширной статистической информации, которая может понадобиться (если вы не будете лгать статистику, хотя бы теоретически, и если никто не имеет доступа к вашему досье, пока не получит вашего разрешения), каждый торговый или правительственный чиновник имеет доступ к вашим активам, доходам, перечню ваших поездок, когда-либо вами предпринимавшихся; каждый адвокат с судебным ордером имеет доступ к перечню всех мест, где вы когда-либо останавливались - и с кем, и на каком транспорте. Вся ваша жизнь, вся ваша деятельность выкладывалась как карта нервной системы в нейрохирургической классификации - и это представлялось мне хорошим.

И прежде всего ради одного так будет ликвидирована любая преступность. Только ненормальный, казалось мне, может связаться с той махиной, которая противостоит ему, а после того, как в систему были введены и медицинские сведения, можно было остановить даже психопатов.

...И если уж говорить о медицине, то разве не прекрасно, что медик, обследующий вас, может через компьютер моментально получить всю историю вашей болезни! Подумайте о повышении эффективности лечения. Подумайте о предотвращении смерти!

Подумайте о статусе мировой экономики, когда известно, где находится каждый гривенник и на что он пойдет!

Подумайте о разрешении проблемы управления движением - на суше, на море и в воздухе, когда все регулируется!

Подумайте о... О, черт!

Я предвидел пришествие Золотого Века.

Чушь!

Мой друг имел связи с мафией, и он посмеялся над тем, как разгорелись мои глаза.

- Ты серьезно веришь, что каждый пассив будет регистрироваться, каждая сделка записываться? - спросил он меня.

- В конце концов - да.

- Нет закона, который нельзя обойти. И всегда найдется лазейка. Никто не знает, сколько на самом деле денег во всем мире, и никогда этого не узнает.

Тогда я вплотную занялся экономикой. Он был прав. То, для чего мы писали программы, было в основном сметной документацией. Мы не учитывали человеческий фактор.

Я не думал о поездках. Сколько незарегистрированного транспорта? Никто не знает. Как получить статистические данные о том, о чем нет сведений? А раз уж есть неучтенные деньги, то сколько на них можно построить незарегистрированного транспорта? Береговые линии в мире необъятны. Так что транспортный контроль невозможно осуществить так плотно, как я считал.

Медицина? Врачи тоже люди. Я неожиданно подумал о том, насколько неполными могут быть медицинские записи, особенно если кто-то хочет прикарманить побольше денег и берет не по таксе или выписывает незарегистрированные рецепты.

Были темнилы, были люди, обожающие таинственность, были те, кто честно заблуждался, давая неверную информацию. При столкновении с такими людьми система доказывала свое несовершенство.

И это означало, что она не будет работать так, как от нее ожидается. А еще внедрение ее могло вызвать обиды, негодование, определенное сопротивление, изобретение всяческих уверток - это можно было гарантировать наверняка.

Но явного сопротивления почти не было, так что проект развивался. Это заняло более трех лет. Я работал в Центральном офисе, начав как программист. После того, как я предложил систему подключения станций наблюдения за погодой и сообщения метеорологических спутников полились прямиком в центральную сеть, меня назначили старшим программистом, и обязанности мои расширились.

Но чем больше я изучал проект, тем больше появлялось сомнений, тем серьезнее становились опасения. Я обнаружил, что работа перестает мне нравиться, и это сделало мои занятия более интенсивными. Приходилось брать работу на дом. Никто не догадывался, что вызвано это было не увлечением, а скорее рожденным опасениями желанием изучить все, что возможно, о проекте. После того, как мои действия были замечены, их неверно истолковали и повысили в должности еще раз.

Это было прекрасно: я получил допуск к большому объему информации на уровне политики. Потом по разным причинам дело дошло до потока данных о смертях, повышениях, отставках и увольнениях. Эти вещи стали открытыми для меня, и я рос внутри группы.

Я пришел за советом к старому Джону Колгейту, который руководил проектом.

Однажды, еще в самом начале проекта, я поделился с ним своими сомнениями и опасениями. Я сказал седому желтолицему старику со взглядом спаниеля, что предчувствую: мы можем сотворить чудовище, которое совершит самое последнее посягательство на остатки того сокровенного, что есть у человека.

Он долго глядел на меня, комкая на столе кораллово-розовое месиво бумажных лент.

- Может быть, ты и прав, - сказал затем он. - Как ты до этого додумался?

- Не знаю, - сказал я. - Я только хотел сказать вам, что я думаю по этому поводу.

Он вздохнул, повернулся в своем кресле-вертушке и уставился в окно.

Немного спустя мне показалось, что он задремал, как иногда это случалось с ним после обеда.

И все же, наконец, он заговорил:

- Не думаешь ли ты, что мне и раньше тысячи раз приходилось выслушивать подобные аргументы?

- Возможно, - откликнулся я, - и все же мне хотелось бы знать, что вы на это скажете.

- У меня нет на это ответа, - сказал он резко. - Или я чувствую, что это к лучшему, или отказываюсь с ним возиться. Конечно, я могу ошибаться. Я допускаю это. Но многие идеи сохранятся в записях, а особенности нашего общества будут упорядочены настолько, насколько это возможно. Если ты нашел для этого лучший вариант - скажи мне.

Я молчал. Закурив, я ждал, что он скажет дальше. Я не знал еще тогда, что жить ему оставалось месяцев шесть.

- Ты когда-нибудь думал об уходе? - спросил он наконец.

- Что вы имеете в виду?

- Исчезновение. Возможность вырваться из системы.

- Я не уверен, что понял...

- Мы все включены в Систему, в которой будут закодированы и записи о наших личностях. Наших - в последнюю очередь.

- Почему?

- Потому что я хочу оставить возможность для того, кто придет ко мне с тем же вопросом, что и ты - о возможности скрыться.

- Кто-то еще хотел этого?

- Даже если мне и высказывали такое намерение, я бы не сказал тебе этого.

- Исчезновение. Я понимаю это так, что вы имеете в виду уничтожение данных обо мне прежде, чем они попадут в Систему?

- Верно.

- Но мы не можем сделать этого с другими данными: с академическими записями... с тем, что касается прошлых событий.

- Это твои проблемы.

- Я ничего не смогу купить на кредитную карточку.

- Думаю, что ты мог бы платить наличными.

- Но ведь все деньги на учете.

Он откинулся назад на спинку кресла и улыбнулся.

- А так ли? - спросил он.

- Ну, не все, - согласился я.

- Так как же?

Я размышлял над этим, пока он раскуривал трубку. Пуская клубы дыма, он затянулся. Обманывал ли он меня со свойственным ему сарказмом? Или это было серьезно?

Как бы в ответ на мои мысли он поднялся с кресла, пересек комнату и открыл кабинет. Он порылся там некоторое время, затем вернулся, держа стопку перфокарт, как покерную колоду. Он швырнул их на стол передо мной.

- Это ты, - сказал он. - На следующей неделе они должны быть введены в машину, как и у всех остальных, - и он снова уселся в кресло, выпустив клуб дыма.

- Возьми их и спрячь под подушку, - сказал он. - Спи на них и решай, что ты с ними сделаешь.

- Не понял.

- Я их отдаю тебе.

- А если я их порву - что тогда?

- Ничего.

- Почему?

- Меня это не касается.

- Неправда. Вы - глава проекта.

В ответ он пожал плечами.

- Вы не верите в ценность Системы? - спросил я.

Он опустил глаза.

- Не более уверен, чем когда-то, - ответил он.

- Если я их порву, то официально перестану существовать.

- Да.

- И что со мной в таком случае станет?

- Это твои проблемы.

Он сделал шаг в сторону от стола.

Я собрал их, сложил в колоду и сунул во внутренний карман.

- Что ты станешь делать дальше?

- Стану спать на них, как вы мне посоветовали.

- Только гляди, чтобы вернуть их утром во вторник.

- Конечно.

Он улыбнулся, кивнул, и на этом все закончилось.

Я взял перфокарты и унес домой. Но я не спал.

Нет, только не это. Я не спал... я и не мог уснуть.

Я веками думал о них, крепко думал, всю долгую ночь - бродил по комнате и курил. Существовать вне системы... Как я мог бы совершать те или иные поступки без риска быть обнаруженным?

Затем, уже около четырех утра, я понял, что должен задуматься над другим, прямо противоположным вопросом: как может Система обнаружить меня, если она не подозревает о моем существовании?

Тогда я сел и тщательно составил кое-какие планы. Утром я порвал свои перфокарты, сжег их и развеял их пепел.

- Садись в кресло, - приказал высокий и сделал жест рукой.

Я подчинился.

Они обошли кресло и встали позади меня.

Я затаил дыхание и попробовал расслабиться.

Прошло с минуту, потом он сказал:

- Порядок. Теперь рассказывай все... и сначала.

- Я нашел эту работу через Бюро по трудоустройству, - проговорил я, устроился, работал, исполнял свой долг и встретил тебя. Вот и все.

- Одно время поговаривали, и нам кажется, небезосновательно, что правительство может получить разрешение в интересах службы безопасности создать ложную индивидуальность путем подмены записей в Системе. И использовать это в качестве прикрытия для агента. Если кто-то захочет проверить его по Системе, он окажется обычным гражданином.

Я промолчал.

- Это верно? - спросил он.

- Да, - согласился я. - Говорят, что это можно сделать. Впрочем, я не знаю, насколько это верно.

- Возможно, ты как раз такой агент?

- Нет.

После этого они немного пошептались. А затем, судя по щелчку, открылось что-то металлическое.

- Ты лжешь.

- Нет. Я спас жизнь двоим людям, а вы расспрашиваете меня, как меня звать. Я не знаю, почему, хотя хотел бы знать. Чего плохого я сделал?

- Вопросы задаю я, мистер Швейтцер.

- Я просто из любопытства. Возможно, вы скажете мне...

- Закатай рукав.

- Для чего?

- Потому что я так сказал.

- Что вы собираетесь делать?

- Поставить укол.

- Вы - медики?

- Не твое дело!

- Ну, в таком случае, я лично против этого. И когда полиция задержит вас, а я об этом узнаю, тогда поглядим, что скажет Медицинская Ассоциация.

- Вашу руку, пожалуйста.

- Я протестую, - заметил я, закатывая левый рукав. - Если вы в конце концов прикончите меня, знайте: убийство - штука серьезная. А если же нет, я буду искать вас. Я когда-нибудь найду вас...

Я почувствовал, как игла вонзилась в руку.

- Интересно, что вы мне воткнули? - спросил я.

- Эта штука называется ТС-6, - ответил один из них. - Может, ты слыхал о таком? Ты сохраняешь сознание и у тебя остается возможность пользоваться сознанием. А вот отвечать ты станешь охотнее.

Я хихикнул, что они, несомненно, приписали эффекту наркотика, и продолжал дышать по методу йогов. Это не прекращает действия наркотика, но улучшает самочувствие и восприятие. Может, это даст мне несколько секунд на укрепление барьера.

Я слышал о таких снадобьях. Они оставляют тебя в сознании, но отнимают возможность лгать и тщательно обдумывать ответы. Я рассчитал, что слабых точек у меня немного. И в запасе был финальный трюк.

Вещи, вроде этого ТС-6, больше всего не нравились мне за то, что они иногда дают побочный эффект, влияя на работу сердца.

Я вовсе не чувствовал себя подавленным. Самочувствие было самым обычным. Я знал, что это иллюзия. Жаль, что у меня не было возможности воспользоваться противоядием из ящичка, который я держал под видом обычной аптечки в моем шкафу.

- Ты слышишь меня, не так ли? - спросил высокий.

И я услышал свой ответ:

- Да.

- Твое имя?

- Альберт Швейтцер, - сказал я.

Позади меня шумно перевели дыхание, и допрашивающий заставил замолчать своего напарника, заговорившего было.

- Твое занятие? - был следующий вопрос.

- Я - техник.

- Это мне хорошо известно. А кто еще?

- Я делаю много вещей...

- Ты работаешь на правительство - какое-нибудь правительство?

- Я получаю зарплату, и это значит, что отчасти я работаю и на правительство. Да.

- Я не имел в виду - в этом смысле. Ты тайный агент какого-либо правительства?

- Нет.

- Знаешь агента?

- Нет.

- Тогда почему ты здесь?

- Я техник. Я обслуживаю машины...

- Что еще?

- Я не...

- Что еще? На кого ты работаешь помимо проекта?

- На себя.

- Что ты имеешь в виду?

- Моя деятельность направлена на укрепление моего собственного материального благосостояния и поддержание физического существования.

- Я говорю о других хозяевах. Они у тебя есть?

- Нет.

От другого человека я услышал:

- Он говорит ясно.

- Может быть, - заметил первый, и обратился ко мне. - Что ты будешь делать, если когда-нибудь встретишь меня и узнаешь?

- Отдам тебя в руки полиции.

- ...И забудешь это?

- Если смогу, постараюсь причинить тебе побольше вреда. Может быть, даже убью тебя, если смогу сделать это со ссылкой на самозащиту или подстроить несчастный случай.

- Почему?

- Потому что ценю свое здоровье. Ты уже причинил мне однажды вред, значит, сможешь причинить и еще. Я не допущу этого - ты имеешь доступ к моему личному делу.

- Не думаю, чтобы я полез в него снова.

- Твои сомнения для меня ничего не значат.

- Итак, ты сегодня спас две жизни и все же хочешь отнять одну жизнь.

Я не ответил.

- Отвечай.

- Ты не задал вопроса.

- А может, у него привычка к наркотикам? - вмешался второй.

- Я не подумал об этом. Это так?

- Я не понял вопроса.

- Этот наркотик позволяет тебе сохранить ориентацию во всех трех сферах. Ты знаешь, кто ты, где ты и когда. Но это вещество подавляет твою волю, и поэтому тебе приходится отвечать на мои вопросы. Человек, имеющий большой опыт, иногда в состоянии сопротивляться действию "сыворотки правды", перефразируя задаваемые вопросы для себя и давая двусмысленный ответ. Ты так и делаешь?

- Ты плохо формулируешь вопрос, - заметил второй и обратился ко мне: - Ты имеешь опыт приема наркотиков?

- Да.

- Каких?

- Аспирин, никотин, кофеин, алкоголь...

- А "сыворотка правды"? - спросил он. - Снадобье, вроде того, что заставляет тебя сейчас говорить? Пробовал его раньше?

- Да.

- Где?

- В Северо-Западном университете.

- Для чего?

- Я был добровольцем в серии экспериментов.

- Какую цель они ставили?

- Изучения эффективности снадобья.

- Барьер в сознании, - объяснил один другому. - Это может занять не один день. И я думаю, у него подготовка.

- Ты можешь сопротивляться "сыворотке правды"? - спросил другой.

- Я не понимаю.

- Ты можешь лгать нам сейчас?

- Нет.

- Опять ты не то спрашиваешь, - заметил первый. - Он не лжет. То, что он говорит, отчасти правда.

- Так мы добьемся от него ответа.

- Не уверен.

И они продолжали засыпать меня вопросами, но вскоре выдохлись.

- Он меня допек! - пожаловался тот, что пониже. - Так мы его и за неделю не расколем.

- А стоит ли?

- Нет. Все его ответы - на пленке. Теперь дело за компьютером.

Близилось утро, и я чувствовал себя превосходно. Чему немало способствовали вспышки холодного пламени в затылочной части мозга. Я подумал, что сумею разок-другой соврать, если поднапрягусь.

За иллюминаторами каюты серел рассвет. Должно быть, меня допрашивали часов шесть, не меньше. Я решил рискнуть.

- В этой каюте "жучки", - заметил я.

- Что? Что ты имеешь в виду?

- Службу безопасности корабля, - ответил я. - Полагаю, что за всеми техниками установлен надзор.

- Где устройство?

- Не знаю.

- Мы должны его найти, - сказал один.

- Что от этого толку, - прошептал другой и это обрадовало меня: он поверил - он говорил уже шепотом, зная, что шепот труднее записать. - Сюда давно бы нагрянули, если бы велось наблюдение.

- Может, они ждут, когда мы сами полезем им в лапы.

Первый, тем не менее, начал осматривать каюту, и я встал, не встречая возражений, протащился через каюту и рухнул на кровать.

Моя рука, словно бы случайно, скользнула под изголовье. Я коснулся оружия.

Я снял пистолет с предохранителя, выхватил его и нацелил оружие на гостей.

- Порядочек, кретины, - сказал я, - теперь вы ответите на мои вопросы.

Высокий потянулся к поясу, но я прострелил ему плечо.

- Следующий, - сказал я, меняя глушитель.

Второй поднял руки вверх и посмотрел на своего приятеля.

- Садитесь, - предложил я обоим.

Они сели.

Я придвинулся к раненому:

- Дай сюда руку.

Я осмотрел рану. Пуля прошла насквозь... Оружие, отобранное у налетчиков, я положил на шкаф. Потом сорвал с них повязки и изучил их лица. Незнакомые.

- Ладно... так зачем же вы здесь? И почему вы хотели узнать то, о чем спрашивали?

Они не ответили.

- У меня не так много времени, как было у вас, - заметил я. - Придется примотать вас покрепче. Думаю, не стоит валять с вами дурака после того, как вы вкатили мне наркотик.

Я достал из аптечки липкую ленту и связал их.

- Это место неплохо звукоизолировано, - объяснил я, положив свое оружие рядом, - и насчет прослушивания я соврал, так что можете покричать, если хочется. Тем не менее, вынужден вас предупредить: вы уже заработали, чтобы вам переломали все кости. Так кто вы такие? - повторил я.

- Я - механик челнока, - сказал коротышка, - а он - водитель.

Напарник посмотрел на него со злостью.

- Пойдет, - сказал я. - Мне хватит и этого, тем более, что я вас ни разу здесь не видел. Хорошенько обдумайте следующий мой вопрос: на кого вы на самом деле работаете?

Я спросил это, помня, что у меня было то преимущество, которого не было у них. Я работал над собой, поскольку от этого зависела вся моя деятельность независимого подрядчика. Мое имя действительно Альберт Швейтцер - по крайней мере, сейчас. Я всегда становлюсь той личностью, которой должен быть. Спроси они меня, кем я был раньше - тогда бы они могли получить совсем иной ответ. Все это зависит от подготовки и от того, на что настроен разум.

- Так кто дергает за веревочки? - настаивал я.

Ответа не было.

- Лады, - успокоил я. - Полагаю, я должен допрашивать вас по-другому.

Головы повернулись ко мне.

- Вы подвергли меня насилию, дабы получить несколько ответов, - продолжал я. - Ну, ладно. Думаю, я верну вам этот долг. Но я буду поосновательнее. Просто я стану пытать вас до тех пор, пока вы не заговорите.

- Не делайте этого, - посоветовал мне высокий. - Этим вы увеличите ваш индекс склонности к насилию.

- Поглядим, - усмехнулся я.

Как вы сумеете оставаться несуществующим, пока длится ваше существование? Я же нашел это очень легким. Ведь я был в проекте с самого начала и у меня был широкий выбор возможностей.

После того, как я порвал перфокарты со своими данными, я вернулся на работу как обычно. И занялся я тем, что начал искать точку ввода данных. Это было последним из того, что я сделал на работе.

Эта точка была на севере, в Туле, на метеорологической станции.

Здесь работал старикан, большой любитель рома. Я все еще помню тот день, когда мое судно "Протеус" бросило якорь в его бухте, и я зашел к нему и пожаловался на бурное море.

- Я дам тебе приют, - согласился он.

- Компьютер не советует выходить в море.

- Ладно.

Он накормил меня, и мы говорили о морях и о погоде. У меня нашелся ящик вина, и я вытащил его.

- По-моему, здесь вполне достаточно автоматики, - заметил я.

- Верно.

- Тогда почему вас здесь держат?

Он засмеялся и сказал:

- Мой дядя был сенатором. Мне понадобилось место. Он меня и устроил. Поглядим на корабль?

Так мы и сделали.

Он был приличных размеров и с мощными машинами.

- Это все из-за пари, - объяснил я. - Хочу попасть за Полярный круг.

- Глупости.

- Знаю, что пари я выиграю.

- Возможно, - согласился он. - Когда-то я был вроде тебя - всегда был готов сорваться с места. - Его просоленная борода раскололась в усмешке. - У тебя что-то стряслось?

- Верно, - сказал я и предложил выпить, потому что он подкинул мне мысль о Еве.

Он выпил, и я небрежно бросил:

- Хотя это ей не нравится.

Думаю, это было именно то, что он хотел услышать.

- Уже месяца четыре, как мы расстались. И не из-за религии или политики а из-за вещей куда более серьезных.

И я принялся врать ему о вымышленной девушке, и он был счастлив, что угадал.

- Я встретил ее в Нью-Йорке, когда делал то же, что и она - отдыхал.

Она была высокой блондинкой с короткой стрижкой. Я помог ей найти станцию наземки, вошел с ней в вагон, вышел вместе с ней, пригласил поужинать и был послан к черту.

Сцена:

- Мне это не нравится.

- Мне тоже. Но я проголодался. Так идем.

- А для чего?

- Чтобы поболтать. Я совсем один.

- Не на ту напали.

- Может быть.

- Я вас вообще в первый раз вижу.

- А мне все равно хочется спагетти со стаканчиком вина.

- От вас трудно отделаться?

- Нет. Я вообще веду себя спокойно.

- Ладно, съедим спагетти вместе.

Так мы и сделали.

За месяц, что мы были там, мы сходились все ближе и ближе. Выяснилось, что она жила в одном из тех ненормальных маленьких городов-пузырей на дно моря - и это не значило ничего. Возможно, я мог продолжать крутить с ней и дальше. Она была в отпуске, как и я - смотрела Большую Землю. И я не часто бывал в Нью-Йорке.

Я предложил ей выйти за меня замуж.

Но она не хотела покидать свой подводный пузырь, а я не хотел отказываться от своих планов на будущее. Я мечтал о большом надводном мире - обо всем. Я зря любил синеглазую бабу с глубины в 500 морских саженей, хотя, возможно, у нас и был шанс как-то договориться. Но я тоже был чертовски независим. Если бы хоть один из нас был нормальным... Но мы не были нормальными, вот в чем беда.

ЕВА, ГДЕ БЫ ТЫ НИ БЫЛА, Я НАДЕЮСЬ, ЧТО ТЫ И ДЖИМ СЧАСТЛИВЫ.

- С "кокой"? - спросил я. - Отлично, - и опрокинул стакан, а он выпил двойную.

- Это мне нравится, мистер Хемингуэй, - заметил он.

- Ну что ж, грабь меня.

- Ладно. Можешь залечь вон там.

- Спасибо.

Он зевнул, потянулся и ушел.

Я выждал часа полтора и принялся за дело.

Его метеорологическая станция имела прямой ввод в центральный компьютер. Я задействовал вход, сделал дело и аккуратно замел следы.

Закончив, я знал, что все в порядке.

Я смог скормить Центру через этот канал с расстояния в сотни миль все, что угодно и он все сожрет.

Будь я проклят, я почти бог.

ЕВА, ВОЗМОЖНО, МНЕ НАДО БЫ ДЕЙСТВОВАТЬ ИНАЧЕ. Я НЕ ЗНАЮ.

Я помог Биллу Меллингсу наутро справиться с похмельем, и он ничего не заподозрил. Он был очень порядочным стариком, и я был страшно доволен тем, что его никогда не обеспокоит вопрос, а не сделал ли он чего. И никто его не накажет, потому что, я уверен, никто никогда не сможет меня поймать. А даже если и поймают, то не думаю, чтобы ему грозили неприятности. Ведь в конце-то концов его дядя был сенатором.

Я был способен стать кем угодно. Я мог полностью сочинить свое прошлое рождение, имя, образование и т. д. - и я мог поставить себя кем угодно в современном мне обществе. Все, что для этого требуется - связаться с Центром через метеорологическую станцию. Достаточно создать запись - и я буду существовать в любом воплощении, которое сочиню.

НО, ЕВА, Я ХОТЕЛ ТЕБЯ. Я - НУ...

Я думаю, что правительство время от времени проделывало нечто подобное. Но я уверен, что никто не подозревал о существовании независимого подрядчика.

Я знал многое из того, что ценилось - и, пожалуй, более чем необходимо относительно детектора лжи и сыворотки правды - я ведь скрывал свое имя. Вы знаете, что детектор лжи ненамного изменился с ХХ века? Были, конечно, способы определения по поту, отпечаткам пальцев и другие - но вещи посложнее испытывались в лабораториях. То главное, на что полагались сейчас - это записи в Системе. Все другое немного стоило в суде. Наркотики - другое дело.

Мозг с патологией мог сопротивляться и амталу, и пентоталу. Но были и ребята с наркопробой.

Что такое наркопроба?

Когда идешь искать работу, то проходишь тест на сообразительность или на способности - инвентаризацию личности. Я уверен, что все прошли через это, и все данные заложены в Центр. В случае необходимости вы можете поднять их. Они открываются в вашей юности и ведутся всю жизнь эти проклятые записи. Вы проходите то, что психологи называют пробой личности. Это значит, что вы считаете глупостями именно то, что именуется глупостями в книгах.

Итак, вы учитесь давать тот ответ, который они ищут. Вы заучиваете маленькие экономящие время фокусы. Вы чувствуете безопасность, вы знаете, что это игра - и игра сознательная.

Это нечто подобное.

Если вы не боитесь и если вам и раньше доводилось пробовать наркотики для этих целей, вы можете сопротивляться.

Наркопроба есть не что иное, как приобретение опыта сопротивления действию "сыворотки правды".

- К черту! Я спрашиваю, ты отвечаешь, - сказал я.

Я решил, что старый испытанный метод допроса лучше: пытки и угрозы пытками.

И я их использовал.

Я встал рано утром и приготовил завтрак. Налив стакан апельсинового сока, я встряхнул его за плечо.

- Что, черт бы тебя...

- Завтрак, - сказал я. - На, выпей.

Он выпил, и мы отправились на кухню завтракать.

- Море выглядит сегодня прилично, - заметил я. - Пожалуй, мне пора в путь.

Он кивнул, не отрываясь от яичницы:

- На обратном пути заворачивай ко мне, слышишь?

- Слышу, - сказал я. - Загляну.

Мы болтали все утро, угробив три кружки кофе. Выяснилось, что судьбы наши похожи. Когда-то он был медиком, имевшим обширную практику (позже он извлек из меня несколько пуль и не спрашивал, откуда они взялись). Некоторое время он был в отряде первых астронавтов. Позже я узнал, что его жена умерла от рака годов шесть назад. Он тогда бросил практику и больше не женился. Он искал способ покинуть мир, нашел его и воспользовался им.

Но хотя мы стали близкими друзьями, я так и не рассказал ему о том, что мне нужна его аппаратура, ни о том, как я ее использовал. Это можно было сделать, я был уверен: он один из немногих, кому бы я доверился. С другой стороны, я не хотел делать его сознательным соучастником моих незаконных операций. К чему причинять беспокойства друзьям, делать их морально ответственными за твои дела?

Так я стал человеком, который не существует. И одновременно получил возможность становиться тем, кем хочу. Все, что мне надо было сделать для этого - написать программу и скормить ее Центру через аппаратуру этой станции. Единственное, в чем я нуждался после этого - в выборе жизненного пути. Это было несколько труднее.

Я должен был иметь профессию, где мне всегда платили наличными. Кроме того, плата должна была быть достаточно велика, чтобы я мог жить так, как хотел.

Это значительно суживало возможности, отсекая многие виды легальной деятельности. Я мог обеспечить себя достаточно реальной биографией, выбрать подходящую область деятельности и стать служащим. Но зачем мне это?

Я сотворил новую личность и ввел ее в Центр. Это было забавным пустячком, фривольным капризом, то, что я сделал тогда. Я жил на борту "Протея", поставленного на якорь в маленькой бухточке островка у побережья Нью-Джерси.

Я изучал дзю-до. Как, известно, есть три школы: кодокон (японский стиль), будо кваи и система Французской федерации. Последние две очень много заимствовали из правил первой за небольшим исключением: там использовались те же броски, захваты и другие приемы, разве что более грубо. Простой стиль был приспособлен к нуждам людей низкорослой, маленькой расы и больше основывался на скорости, ловкости и отточенности, нежели на физической силе. Две последние системы заимствовали основы техники, хотя это была ухудшенная копия. И это мне подходило: я был большим и неуклюжим. Единственное, что мне мешало - моя расхлябанность. Если вы изучаете кодокон, то вы можете и в восемьдесят лет успешно проводить приемы: дело в том, что там все решает не физическая сила, а техника. Я избрал свой способ: изучил и то, и другое, с одной стороны, действовал погрубее, а с другой - я был уже не так силен, как прежде, в своей юности, поэтому стиль определялся моими возможностями. И это давало возможность поддерживать форму.

После того, как кончились занятия всей этой физкультурой, я штудировал и слесарное дело. Немало времени отняло изучение способов взлома даже самых простых замков, и я до сих пор полагаю, что наиболее эффективный способ кражи - высадить дверь, сгрести, что подвернется под руку, и бежать со всех ног.

Нет, я не отвергал путь совершения преступлений. Были люди, которые совершали преступления, и были люди, которые их не совершали.

Я изучил все подробности того, что, по моему мнению, должно было пригодиться. Я пока, возможно, и не специалист во всем, за исключением своего собственного необычного способа существования, но все же много знаю о всяческих малоизвестных вещах. И у меня было преимущество в моем способе существования - точнее, несуществования.

Когда наличность моя начала подходить к концу, я решил разыскать Дона Вэлша. Я знал, кто он таков, хотя он обо мне ничего не знал и, надеюсь, никогда не узнает. Так я выбрал себе способ зарабатывать на жизнь.

С тех пор прошло десять лет, и у меня до сих пор нет оснований жаловаться.

Как бы то ни было, я посылал открытку Дону каждое Рождество.

Не знаю, решили ли они, что я вожу их за нос. Они говорили что-то о моем индексе склонности к насилию, а это значило, что у них есть либо мое личное дело, либо доступ к Центру. Это означало, что я удержал равновесие вплоть до кануна "Румоко".

Будильник был установлен на 5. 45, и я перевел его на восемь. Если уж им так много известно, то наверняка они знают и расписание дежурств.

Итак, наступил перелом. Целый месяц я провел здесь, держа свою руку на грохочущем пульсе проекта "Румоко". Вот только если они знали, сколько времени у меня действительно оставалось - срок, в который их работа закончится, они могли - возможно, даже должны были, протянуть время и придерживать меня. Мне нельзя было оставлять их в моей каюте на целый день, ну а единственная альтернатива - передать их службе безопасности корабля прежде, чем я вытрясу из них их задание - мне страшно не нравилась, так как я не знал, был ли на борту их сообщник, а то и больше, кем бы они ни были, и не затеяли ли они еще чего-нибудь после того, как их фокус с Джи-9 не прошел, как было задумано. Во всяком случае, что-то должно было быть приурочено к 15 сентября, плановой дате проекта.

Для того, чтобы заработать вознаграждение, я должен был передать посылку. Но до сих пор ящик был пуст.

- Джентльмены, - сказал я, и мой голос показался мне чужим, с замедленными рефлексами. Поэтому я постарался делать поменьше движений и говорить медленно и осторожно. - Джентльмены, роли поменялись. И теперь мое время. - Я развернул стул, сел напротив них, положил руку с оружием на кисть другой, а ту - на спинку стула. - Послушайте предисловие относительно моих дальнейших действий, которые я предполагаю в отношении вас.

- Вы не правительственные агенты, - продолжал я, вглядываясь то в одного, то в другого. - Нет. Вы защищаете чей-то частный интерес. Будь вы агенты, вы, несомненно, должны были убедиться, что я не один. Вы прибегли к крайним мерам, вынужденные допрашивать меня таким манером, так что я догадываюсь, что вы штатские, и толкнуло вас на это что-то отчаянное. Это заставляет меня связать ваши действия со вчерашней попыткой диверсии с аппаратом Джи-9 - да, назовем это диверсией. Вы знаете, что это так, и я знаю, что вы это знаете - после того, как я слазил в него, и ожидаемого результата не получилось. Очевидно, это толкнуло вас на сегодняшние действия. Поэтому я даже не задаю вам вопроса об этом.

Затем примем во внимание, что я принял сказанное вами за чистую монету - я мог бы вынуть документы из ваших карманов, если они там есть, но ваши имена мне ни к чему. Так что и в карманы к вам я не полезу. В действительности мне нужен ответ только на один вопрос, и это, возможно, не принесет вреда ни вам, ни вашему нанимателю или нанимателям, которые, несомненно, откажутся от вас.

- Я хочу знать, кого вы представляете, - сказал я. - Зачем? - спросил высокий, и хмурый взгляд его упал на меня. У рта его был рубец, который я раньше не заметил из-за маски.

- От этого зависит ответ - почему вас послали?

- И чем это кончится?

Я пожал плечами:

- Может быть, личной местью.

Он покачал головой.

- Вы тоже на кого-то работаете, - сказал он, - и если это не правительство, то все равно кто-нибудь из тех, кто нам не по душе.

- То есть, вы признаете, что вы не независимые подрядчики. Если вы не говорите мне, на кого вы работаете, может быть, вы скажете, для чего хотите сорвать проект?

- Нет.

- Ладно. Вывод один - вы связаны с каким-то крупным нанимателем, который является противником проекта. Как это звучит? Могу я сделать такое допущение?

Коротышка засмеялся, и второй оборвал его быстрым свирепым взглядом.

- Ну, с этим покончено, - сказал я, - перейдем к другому. В моих руках и ваша смерть, и ваше спасение. Я могу даже предположить, что этой каютой заинтересуются ваши друзья, которые вовсе не предполагали просто дурачиться и могут войти на сцену в последнем акте, перед тем, как вам будет крышка. Как это звучит?

- Прослушивается это место или нет?

- Конечно, нет, - сказал его напарник, - только держи пасть закрытой.

- Ну, как это звучит? - повторил я.

Он снова покачал головой.

- Альтернатива - рассказ всей истории - о наркотиках, допросах и вообще. Как же это звучит? Или вы хотите дотянуть допрос до пыток?

Высокий подумал и снова покачал головой.

- И вы это сделаете? - спросил он меня.

- Да.

Казалось, он обдумывает это.

- Потом я не смогу спасти вас от пыток, как хотел, - заключил я. - Даже если вы и прошли наркопробу, вы знаете, что вас расколют за пару дней, если будут пользоваться наркотиками и всем прочим умело. Так подходящая эта тема для беседы или же поговорим позже? Если вы предпочитаете отложить это, я могу только предположить, что вы спланировали еще кое-что, чтобы сорвать проект...

- Проклятье, он слишком сообразителен!

- Скажи ему, чтобы он заткнулся, - посоветовал я другому. - Он отвечает мне настолько быстро, что и пошутить не дает. Так что же вы затеяли? Давайте, выкладывайте, - сказал я, - вы же знаете, что рано или поздно я от вас этого добьюсь.

- Он прав, - сказал парень со шрамом. Он повернулся ко мне: - Ты чертовски сообразителен. Твой коэффициент интеллектуальности и Личный профиль не показывали ничего такого. Может, тебе денег предложить.

- Может быть, - сказал я, - но сумма должна быть соответствующей. Назовите сумму и скажите, кто ее предлагает.

- Сумма четверть миллиона долларов наличными, - сказал он. - Это самое большее, что я могу предложить. Освободи нас и занимайся своими делами... Забудь об этой ночи.

Я обдумал предложение. Внешне оно выглядело заманчиво. Но я не единожды в год проходил мимо больших куч денег, и мне не нравилось то, что я буду вынужден обмануть частное сыскное агентство Вэлша, третье по величине агентство мира, с которым я желал и дальше сотрудничать в качестве независимого подрядчика.

- Так кто же несет расходы, как и почему?

- Я могу выдать тебе половину суммы наличными сегодня ночью, а другую через неделю или десять дней. Ты сам скажешь, как тебе это будет удобнее. Можешь гадать - почему, но не задавать этого вопроса. Это будет одним из того, за что мы заплатим.

- Ваш хозяин, очевидно, может кучами разбрасывать деньги, - протянул я, глянув на часы и заметив, что было уже шесть пятнадцать. - Нет, я вынужден отвергнуть ваше предложение.

- Тогда ты - не правительственный чиновник. Любой из них позарился бы на такую сумму.

- Я же говорил вам, что не работаю на правительство. Что же дальше?

- Похоже, что мы зашли в тупик, мистер Швейтцер.

- Едва ли, - возразил я, - скорее, добрались до конца предисловия. Поскольку уговорить вас не удалось, придется браться за дело. Приношу вам свои извинения, но другого выхода нет.

- Вы действительно решили применить физическое насилие?

- Боюсь, что так, - подтвердил я. - И нам не помешают. Поскольку я предполагал, что утром буду с похмелья, то прежде чем пойти спать, сказался больным. Так что в моем распоряжении целый день. Вы уже ранены и рана болит; подумайте же о том, что я могу с вами сделать за день.

Затем я осторожно встал, и хотя комната поплыла перед глазами, я вида не подал. Подойдя к стулу коротышки, я сгреб его и поднял вместе с седоком. Я чувствовал себя неважно, но силы еще оставались.

Я унес его в душевую и вместе со стулом запихнул под душ так, чтобы вода пока не попадала на голову.

Затем я вернулся в каюту.

- Теперь расскажу, что я задумал, - сказал я. - Я измерял температуру воды в этой душевой в разное время дня: она колеблется от 140 до 180 градусов по Фаренгейту. И твой приятель окажется под струей кипятка сразу же, как только я включу воду, расстегну рубашку и спущу ему брюки, чтобы побольше открыть тело. Понял?

- Понял.

Я вернулся в душевую и включил воду - одну горячую. Затем снова вернулся в каюту. Я внимательно рассматривал лицо высокого, и мне показалось, что у него есть что-то общее с коротышкой, какое-то сходство. А не родственники ли они, подумал я.

Когда из душевой донесся крик, он попытался сохранить внешнее спокойствие. Но мне было понятно: я сломал его. Он пробовал держаться изо всех сил, глядя то на часы, то на меня.

- Выключи, черт возьми! - крикнул он.

- Брат? - спросил я.

- Двоюродный. Да выключи ты кипяток, обезьяна!

- Только тогда, когда у тебя будет что сказать.

- Ладно. Только оставь его там и прикрой дверь.

Я ринулся в душевую и прикрыл воду. Голова у меня начала проясняться, но я по-прежнему чувствовал себя как у дьявола на жаровне.

Я обжег руку, закрывая кран. Оставив жертву висеть на стуле и обтекать, я вернулся в каюту, прикрыв за собой дверь.

- Так что ты хотел сказать?

- Можно мне освободить руку и взять сигарету?

- Нет, но сигарету получишь.

- Хотя бы правую. Она затекла.

Я подумал и согласился, снова взяв пистолет.

Я зажег для него сигарету, сунул ему в рот и освободил его правую руку от ленты. Он выронил сигарету, пока я это делал, но я поднял ее и вернул ему.

- Ладно, - сказал я. - Отдыхай секунд с десяток, потом поговорим.

Он кивнул, оглядел комнату и глубоко затянулся.

- Я полагаю, ты знаешь уязвимые места, - начал он, - и думаю, что ты не от правительства; и если это так, то твое личное дело очень богатое.

- Я не от правительства.

- Тогда жаль, что ты не на нашей стороне, потому что этот проект - очень вредная штука. Кто бы ты ни был, - уточнил он, - я надеюсь, что ты знаешь, что являешься его соучастником...

И он снова посмотрел на часы.

Шесть двадцать пять.

Он делал это и раньше, но я не обращал на это внимания. Но теперь мне показалось, что он не просто желает знать время.

- Когда взрыв? - спросил я на всякий случай.

И он внезапно купился на мой блеф.

- Принеси моего брата из душевой, чтобы я видел его.

- Когда это случиться? - настаивал я.

- Очень скоро, - сказал он - но это неважно. Ты опоздал.

- Не думаю, - возразил я. - Теперь, когда мне это известно, я потороплюсь. Так... Не время спать. Думаю, мне пора выдать тебя.

- А что, если я предложу тебе большую сумму?

- Нет. Ты только смутишь меня. И я снова откажусь.

- Ладно. Только, пожалуйста, принеси брата обратно и позаботься об ожогах.

Так я и сделал.

- Вам, парни, придется немного побыть здесь, - сказал я наконец, потушив сигарету у старшего и вновь связывая его. Потом я шагнул к двери.

- Ты не знаешь, ты действительно не знаешь, - услышал я позади.

- Не валяй дурака, - бросил я через плечо.

Я не знал. Я действительно не знал.

Но мог и догадываться.

Я несся по коридору, пока не добежал до каюты Кэрол Дейт. И я колотил кулаком в дверь, пока не услышал сдавленные проклятия и просьбу обождать чуток. Затем дверь открылась, и Кэрол, с ночным колпаком на голове, уставилась на меня, жмурясь от света и запахивая огромный халат.

- Чего тебе?

- Насчет вчерашнего, - объяснил я. - Пришел поговорить. Можно к тебе?

- Нет, - возразила она. - Я не привыкла...

- Диверсия, - бросил я. - Я знаю. И то, о чем мы толковали, еще не кончилось. Пожалуйста...

- Заходи, - дверь неожиданно распахнулась, и она посторонилась, пропуская меня.

Я вошел.

Она закрыла дверь, привалилась к ней и потребовала:

- Ладно. Выкладывай!

В каюте слабо мерцал свет. Я явно поднял ее с постели: кровать была вся измята.

- Видишь ли, в прошлый раз я рассказал тебе не все, - начал я. - Да, это была диверсия: там находилась бомба, и я обезвредил ее. С этим все обошлось. Сегодня же - большой день, день Проекта, и я думаю, что в недалеком будущем нас ждет последняя попытка диверсии. Я знаю: это факт. И думаю, что знаю, в чем заключается диверсия. Поможешь мне? Хочешь, я помогу тебе? Помочь?

- Сядь, - сказала она.

- Времени мало.

- Сядь, пожалуйста. Мне надо одеться.

- Только поторопись.

Она шагнула в другую комнату, оставив дверь открытой. Я оказался за косяком. И, думаю, это ее не беспокоило, если она доверяла мне и, похоже, так оно и было: она одевалась.

- Что за диверсия? - донеслось до меня сквозь шорох платья.

- Думаю, что, по крайней мере, один из наших атомных зарядов снабжен "ловушкой для дураков", так что эта птичка чирикнет, едва выпорхнув из клетки.

- Почему?

- Потому что в моей каюте два человека - оба привязаны к стульям - которые желали побеседовать со мной утром насчет обслуживания Джи-9.

- Ты считаешь их врагами?

- Они были грубоваты со мной.

- А потом?

- Когда я одолел их, то так же поступил и с ними. Я заставил их говорить.

- Как?

- Не твое дело. Но они говорили. Я думаю, надо проверить запалы "Румоко".

- Я могу забрать их из твоей каюты?

- Да.

- Как ты одолел их?

- Они не знали, что я вооружен.

- Ясно. И я тоже. Мы возьмем их, не волнуйся. Но ты расскажешь, что ты узнал от них, какие ответы выбил?

- Отчасти, - сказал я, - и да, и нет, и не под запись. Убери ее, если это место прослушивается. А оно прослушивается?

Она вышла, кивнула и приложила палец к своим губам.

- Ну, пойдем и займемся делом, - сказал я, - нам лучше поторопиться: не хочу, чтобы эти парни окончательно сорвали проект.

- Не смогут. Хорошо. Я решила, что ты знал, что делал. Но вообще-то ты странное существо. Ты сделал такое, чего от тебя никто не ожидал. Это произошло случайно. Мы иногда сталкиваемся с парнями, основательно знающими свое дело и замечающими, когда что-то не так - и тогда они в состоянии об этом позаботиться. Ты считаешь, что за бортом этого корабля скоро взорвется атомная бомба. Верно?

- Да.

- Ты думаешь, что в одном из зарядов перенастроен таймер?

- Точно, - подтвердил я и, посмотрев на часы, отметил, что дело идет к семи. - Держу пари, что осталось меньше часа.

- Это займет лишь несколько минут.

- Что ты собираешься делать?

Она поставила телефон на маленький столик у кровати.

- Эксплуатационники! - скомандовала она. - Прекратите отсчет! - и затем: Казармы, пожалуйста. Сержант, вам необходимо арестовать несколько человек, она посмотрела на меня. - Какая у вас каюта?

- Сорок шесть.

Она повторила в трубку и добавила, поглядывая на меня:

- Два человека. Верно? Да. Спасибо, - и она повесила трубку.

- Сейчас их возьмут, - сказала она. - Так ты думаешь, что заряд может взорваться скоро?

- Я уже дважды об этом говорил.

- Ты в состоянии предотвратить это?

- Если найдется инструмент. Хотя лучше было бы пригласить специалиста.

- Займись, - сказала она.

- Ладно, - согласился я и ушел делать дело.

Минут через пять я вернулся в каюту с тяжелой коробкой на ремне через плечо.

- Крови мне это попортило, - сказал я Кэрол, - но я сделал все, что надо. Почему было бы не пригласить хорошего физика?

- Нужен был ты, - сказала она, - ты замешан в этом с самого начала. И ты знал, что надо делать. Группа должна быть маленькой и компактной.

- Ну и куда это деть? - спросил я, и она повела меня.

Затем пробило семь.

Вся операция заняла у меня десять минут.

Это были детские игры. Они воспользовались моторчиком от старого детского конструктора с аппаратом для автономного питания. Активирован он должен был быть простейшим механизмом. Проклятая штуковина была выброшена за борт и взорвалась.

Разминирование заняло менее десяти минут.

Мы стояли у поручня, и я навалился на него.

- Хорошо, - сказал я.

- Очень хорошо, - согласилась она.

- Только вот что, - продолжала Кэрол. - Заруби себе на носу. Ты был участником самого серьезного расследования, которое я когда-либо проводила.

- Продолжай. Я чист как снег и лебяжий пух.

- Вряд ли. Реальные люди так не поступают.

- Так потрогай меня. Извини, если тебе не нравится мой образ жизни.

- Если ты не обернешься лягушкой, приходи в полночь, и девушка сможет послушать о любви парня, вроде тебя.

- Это будет желание очень глупой девушки.

Она поглядела на меня немного странно, и я не пытался как-то объяснить себе этот ее взгляд.

Затем она посмотрела мне прямо в глаза.

- У тебя какая-то тайна, которую я еще не поняла, - сказала она. - Ты похож на остаток Старых Времен.

- Может, и так. Помнишь, ты сказала, что я помог? Почему бы тебе не оставить это так? Я не делал ничего плохого.

- Я на работе. Но с другой стороны, ты прав. Ты помог, и ты действительно не нарушил никаких правил - разве что с Джи-9, но об этом, я уверена, никто не побеспокоится. С другой стороны, мне нужно будет составить отчет. И там должны найти отражение твои действия. Я не могу полностью опустить это.

- Я этого не просил.

- Тогда как мне поступить?

Я знал, что когда отчет попадет в Центр, я смогу стереть в нем все ненужное. Но до того он пройдет через руки нескольких человек. Они могут стать причиной неприятностей.

- Группа была маленькой и компактной, - сказал я. - Ты не можешь опустить это?

- Нет.

- Ладно. Тогда напиши, что привлекла меня к сотрудничеству в самом начале.

- Это лучше.

- Раз уж нельзя умолчать, пусть будет так.

- Не вижу больших проблем.

- Ты сделаешь это?

- Посмотрим, что можно сделать.

- И достаточно. Спасибо.

- А что ты станешь делать, когда твоя работа здесь закончиться?

- Не знаю. Может быть, возьму отпуск.

- Совсем один?

- Может быть.

- Понимаешь, ты мне нравишься. Я сделаю так, чтобы уберечь тебя от неприятностей.

- Я ценю это.

- Похоже, у тебя на все готов ответ.

- Спасибо.

- А как насчет девушки?

- Что ты имеешь в виду?

- Пригодилась бы она тебе на следующем задании?

- Я думал, у тебя здесь неплохая работа.

- Да. Но я не об этом. У тебя кто-то есть?

- Кто-то кто?

- Перестань валять дурака! Девушка, вот кто?

- Нет.

- Ну?

- Это ты валяешь дурака, - заявил я. - А что, черт возьми, мне делать с контрразведчицей? Ты имеешь в виду, что на самом деле рискнула бы работать в одной упряжке с чужаком?

- Я видела тебя в деле и не боюсь тебя. Да, я бы рискнула.

- Это самое странное предложение, какое я получал.

- Думай быстрее, - настаивала она.

- Ты сама не знаешь, чего просишь.

- Что, если ты мне так ужасно понравился.

- Ну, я обезвредил твою бомбу...

- Я не имела в виду будущего вознаграждения - но в любом случае спасибо. Ответ, насколько я поняла, "нет"?

- Перестань. Можешь ты дать человеку подумать?

- Ладно, - сказала она, отвернувшись.

- Погоди. Не дуйся. Ты не можешь повредить мне, так что я могу свободно сказать. Я действительно был твоим союзником. Но уже много лет я - закоренелый холостяк и думаю, что ты внесешь свои сложности.

- Погляди на это с другой стороны, - сказала она. - Ты не такой, как все. И я тоже хочу научиться делать серьезные вещи.

- Вроде чего?

- Лгать компьютерам и, причем, успешно.

- С чего ты взяла, что я так делаю?

- Но если ты существуешь, то это единственный ответ.

- Я действительно существую.

- Тогда ты знаешь, как ускользнуть из Системы.

- Сомневаюсь.

- Возьми меня, - сказала она, - я тоже хочу научиться этому.

Я посмотрел на Кэрол. Тонкая прядь волос упала ей на щеку, и выглядела она так, как будто вот-вот закричит.

- Я - твой последний шанс, да? Ты встретила меня в единственный момент своей жизни и хочешь рискнуть, сделав ставку?

- Да.

- Ты валяешь дурака. Я не могу гарантировать тебе безопасности, если ты не бросишь игру - и я не хочу. Я играю по своим собственным правилам, и они непривычны. Если мы будем вместе, ты, возможно, вскоре же станешь молодой вдовой. Именно это ты и получишь.

- Ты достаточно ловок, чтобы обезвредить бомбу.

- Я встречу раннюю смерть. Мне приходится делать немало дурацких вещей.

- Думаю, что смогу полюбить тебя.

- Тогда, ради бога, позволь мне ответить позднее. Мне надо это обдумать.

- Ладно.

- Ты делаешь глупости.

- Не думаю.

- Поглядим.

После того, как я очнулся от самого крепкого сна в своей жизни, я дал знать, что задание выполнено.

- Ты поздно, - заметил Мюррей.

И я пошел наблюдать то, ради чего мы трудились.

"Румоко" начинал работать.

Ребята пошли вниз. Мартин и Димми установили заряды. Они сделали все необходимое и мы отошли. Все было готово, оставалось лишь дать радиосигнал. Налетчиков забрали из моей каюты, и я был благодарен за это.

Мы отошли на достаточное расстояние, и сигнал был подан.

Сначала было тихо. Затем бомба взорвалась.

Через арку борта я видел стоящего человека. Он был старым, седым и в широкополой шляпе. Поля ее свисали, закрывая лицо.

- Мы только чуть-чуть добавим копоти в атмосферу, - сказал Мартин.

- Проклятье! - сказал Димми.

Океан поднялся и рухнул на нас. Но якорь удержал.

Некоторое время не происходило ничего. Затем началось.

Корабль встряхнулся, как мокрая собака. Я вцепился в поручни и ждал. Затем родилась гряда волн: размеров они были небывалых, но мы одолели их.

- Готовность номер один, - сказала Кэрол Дейт. - Строительство началось.

Я кивнул и ничего не ответил. Слов не требовалось.

- Он все растет, - заметила она через минуту, и я снова кивнул.

Наконец, поздно утром освобожденная мощь вырвалась на поверхность.

Вода закипала. Пузыри становились все больше. Температура поднималась. Появилось пламя.

А затем вырос фантастических размеров водяной столб. Он ударил на огромную высоту, золотой в лучах зари, словно Зевс, навещающий одну из своих подружек. Все это сопровождалось страшным ревом. Столб продержался несколько мгновений и рассыпался.

И тут же возник огромный водоворот.

Он рос, и я смотрел - и просто так, и через инструменты.

Вода вспенилась и засветилась. Снова раздался рев. Ударил новый фонтан, затем еще и еще. Четыре фонтана, один больше другого.

Затем океан раскололся, и волна, похожая на приливную, подхватила "Аквину".

Мы были, судя по всему, готовы к этому, и встретили волну. Корабль поднялся на волне на самый ее гребень.

Все кипело на расстоянии нескольких миль от нас, и, казалось, до очага рукой подать.

Следующий фонтан все рос и рос, пока не превратился в колонну без вершины. Он пронзил небо, и вокруг словно упали сумерки. Фонтан вспухал, и у основания его сверкало пламя.

Немного погодя искусственные сумерки почти полностью затянули небо, пепел наполнял воздух, глаза, легкие.

Время от времени тучи его проносились мимо нас, как стаи черных птиц. Я закурил, защищая легкие от вони, и смотрел, как растет пламя.

Море потемнело. Словно потревоженное чудовище, оно облизывало корпус корабля. Мерцание и вспышки продолжались, и над поверхностью воды появился темный предмет.

Румоко.

Это был конус. Искусственно сотворенный остров. Может быть, это кусок давно пропавшей Атлантиды поднимался перед нами. Человек преуспел в сотворении земли. Со временем остров станет обитаемым. Теперь, если мы выстроим цепочку таких островов...

Да, может быть, появится вторая Япония. Прибавится суши для растущего человечества. Прибавится пространства. Прибавится места для жилья.

Из-за чего меня допрашивали? Кто противился этому? Это совсем хорошее дело, как я погляжу.

Я ушел. Я отправился обедать.

Кэрол пришла, чтобы присоединиться ко мне как бы случайно. Я кивнул ей; она села напротив меня и сделала заказ.

- Эге?

- Эге.

- Ну, до чего-то додумался? - спросила она между салатом и эрзац-говядиной.

- Да.

- И до чего?

- Все еще не знаю. Это слишком быстро и слишком неожиданно. Мне нужен удобный случай, чтобы получше тебя узнать.

- Что это значит?

- Есть древний обычай, известный как помолвка. Пусть будет так.

- Я тебе не нравлюсь? Я проверила степень нашей совместимости. Она показывает, что мы подходим друг к другу - данные, естественно, из Центра на того, кем ты себя именуешь, но я думаю, что знаю о тебе побольше.

- С другой стороны, факт, что я не таков. Что это значит?

- Я прикидывала и так и этак и решила, что смогу жить с индивидуалистом, который знает, как можно провести машину.

Я знал, что помещение прослушивается, и догадывался, что она не думает, что мне это известно. Тем не менее, у нее были причины сказать то, что она сказала - и она не думала, что я об этом знаю.

- Извини, - сказал я ей. - Слишком уж ты шустра. Можешь ты дать человеку подумать?

- Почему бы нам не отправиться куда-нибудь обсудить это?

При этих словах мы принялись за десерт.

- Куда?

- На Шпицберген.

Я обдумал сказанное и сказал:

- Ладно.

- Я буду готова часа через полтора.

- Погоди, - остановил ее я, - я думал, ты имеешь в виду что-то вроде возможно, на выходной. Никто ведь не отменял расписание работ.

- Но твоя работа здесь кончилась, так?

Я уставился на свой десерт - яблочный пирог, и весьма неплохой, с куском сыра, запил его кофе. Над краем чашки я оторвал глаза и медленно покачал головой.

- Я могу на денек снять тебя с дежурства, - предложила она. - Это вреда не принесет.

- Извини, я хочу дождаться результата проб. Займемся этим в выходной.

Она, похоже, обдумывала это.

- Ладно, - согласилась она наконец, и я кивнул, по-прежнему занимаясь десертом.

Это "ладно" вместо "хорошо" или "да", или "конечно" могло быть условным сигналом или чем-то вроде этого для тех, кто слушал наш разговор. Не знаю. Я больше об этом не заботился.

Когда мы шли к выходу, она была чуть впереди меня, так что я открыл дверь перед ней, и человек придвинулся ко мне с другой стороны.

Она остановилась и обернулась.

- Не надо слов, - остановил ее я. - Я не поторопился и поэтому арестован. Пожалуйста, не перечисляйте мои права, я знаю, что они есть, - и поднял руки, увидев, как в руке человека блеснула сталь. - Счастливого Рождества, - пожелал я Кэрол.

Но она все же принялась перечислять мои права, и я смотрел на нее. Она отводила глаза.

Проклятие, предложения были слишком заманчивы, чтобы быть правдой. Не похоже на то, что Кэрол часто использовали для той роли, что ей пришлось играть, думал я лениво, и хотел бы я знать, довела бы она эту роль до конца, если бы обстоятельства заставили ее это сделать? Тем не менее она была права: моя работа на борту "Аквины" была закончена. Мне пора было убираться и заботиться о том, чтобы Альберт Швейтцер умер не позже, чем за сутки.

- Вы отбудете на Шпицберген сегодня ночью, - сказала она. - Там условия для допроса лучше.

Интересно, справлюсь ли я с этим? Ну...

Как будто прочтя мои мысли, она добавила:

- Поскольку вы кажетесь опасным, я хочу предупредить вас, что ваш сопровождающий - хорошо тренированный человек.

- Так значит, ко всему прочему, вы со мной не поедете?

- Боюсь, что нет.

- Очень плохо. Значит, пора сказать вам "прощай". А мне казалось, что вы нечто лучшее.

- Это ничего не значило, - возразила она убежденно. - Это только ради того, чтобы доставить вас туда.

- Может быть. Но вам все еще хочется знать, и это будет всегда - и вы никогда не узнаете...

- Боюсь, мы будем вынуждены применить наручники, - сказал сопровождающий.

- Конечно.

Я протянул руки, но он, почти извиняясь, проговорил:

- Нет, сэр. За спину, пожалуйста.

Так я и сделал, а когда человек подошел ко мне, я пригляделся к наручникам. Они были старого образца. Правительственный бюджет не позволяет баловать разнообразием. Если я прогнусь назад подальше, я смогу перешагнуть через них, и руки окажутся предо мной. Дайте мне, скажем, секунд двадцать...

- Да, вот что, - сказал я. - Только из любопытства и вот почему, так как я сказал тебе об этом прямо. Ты выяснила, почему те двое вломились в мою каюту, допрашивали меня и чего они на самом деле добивались? Если можно, я бы хотел это знать, а не то меня будут мучить дурные сны.

Она поджала губы, задумавшись чуть-чуть я полагаю, затем сказала:

- Они из Нового Салема, города-пузыря с Северо-американского континентального шельфа. Они боялись, что в результате проекта "Румоко" их купол будет разрушен.

- Так и случилось? - спросил я.

Она молчала.

- Пока неизвестно, - сказала она. - Город пока молчит. Мы пытались пробиться к ним по радио, но там какие-то помехи...

- И что вы думаете насчет этого?

- Мы еще не смогли установить связь.

- Вы хотите сказать, что мы, возможно, уничтожили город?

- Нет. Эта возможность минимальна по прогнозам ученых.

- Ваших ученых, - уточнил я. - У их ученых было другое мнение.

- Конечно, - согласилась она, - противники были всегда. Они посылали диверсантов потому, что не верили нашим ученым... Но вывод...

- Простите, - прервал я.

- За что?

- За то, что сунул парня под душ. Ладно. Спасибо. Я мог бы прочитать об этом в газетах. А теперь отправляйте меня на Шпицберген.

- Пожалуйста, - откликнулась она. - Я только выполняла свой долг. И думаю, что это правильно. Возможно, ты чист, как снег и лебяжий пух. Если есть тому причина - они узнают ее в очень короткое время, Ал. Тогда... тогда то, что я задумала... то, о чем я говорила прежде, будет оставаться правдой.

Я усмехнулся:

- Ладно, я уже сказал "прощай". Спасибо за ответ на мой вопрос.

- Не надо маня ненавидеть.

- Не переживай. Я никогда не доверял тебе. - Она отвернулась. - Спокойной ночи, - пожелал я ей уже в спину.

И они повели меня к вертолету. Мне помогли взобраться в кабину. Там было двое охранников и пилот.

- Она любит вас? - спросил человек с пистолетом.

- Нет, - ответил я.

- Если она права и вы чисты, захочется ли вам увидеть ее снова?

- Я никогда больше не увижу ее, - ответил я.

Усадив меня в конце салона, они с приятелем сели у окна и подали знак.

Машина затряслась, и мы взлетели.

Внизу громыхал, пылал и плевался Румоко.

ЕВА, ПРОСТИ МЕНЯ. Я НЕ ЗНАЛ. Я ДАЖЕ НЕ ПРЕДПОЛАГАЛ, ЧТО ВСЕ МОЖЕТ КОНЧИТЬСЯ ТАК, КАК КОНЧИЛОСЬ.

- Предполагалось, что вы можете быть опасным, - сказал человек справа. Пожалуйста, не пытайтесь ничего затевать.

"АВЕ, АТКУ, АВАТКУ", - сказал я в душе своей.

"ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ЧАСА", - сказал я Швейтцеру.

После того, как я получил деньги у Вэлша, я вернулся на "Протей" и провел в раздумьях несколько дней. После этого, не получив никаких результатов, я отправился пить с Биллом Меллингсом. Кроме всего прочего, я воспользовался оборудованием, чтобы "прикончить" Швейтцера. Я не рассказал Биллу ничего, кроме истории о девушке с большими грудями.

Затем мы на пару дней закатились на рыбалку.

Я больше не существовал. Я вычеркнул Альберта Швейтцера из мира. И я сказал себе, что вообще не хочу существовать.

Если вы должны убить человека - должны, имея в виду, что нет иного выбора - я полагаю, это наверняка жуткое и кровожадное дело, так что оно жжет вашу душу и еще больше поднимает в вашем сознании цену человеческого существования.

Тем не менее, я убил по-другому.

Все было тихо и мирно. Я выработал в себе иммунитет к этой штуке, и вряд ли многие о ней слышали. Я открыл кольцо и выпустил наружу споры. Этого хватило. Я не знал имен ни моих сопровождающих, ни пилота. Я даже лиц их толком не разглядел.

Эта штука прикончила их за тридцать секунд, и я снял наручники секунд за двадцать, как и предполагал.

Я разбил вертолет о берег, растянул при этом себе правое запястье, выбрался к дьяволу из машины и отправился пешком.

А выглядели они как умершие от инфаркта или инсульта - на кого как подействовало.

И в результате я чувствовал себя отвратительно. Свое собственное существование я ценю гораздо ниже, чем кто-либо другой. Но это не значило, что я не чувствовал себя как в пекле.

Думаю, Кэрол догадалась, что произошло, но Центр принимает только факты. Я видел, что в кабине достаточно морской воды, чтобы уничтожить все споры. Ни один анализ не докажет, что их убил я.

А тело Альберта Швейтцера, несомненно, смыло приливом из открытой кабины.

Если я когда-нибудь встречу тех, кто успел познакомиться с Алом, я буду кем-то там еще с подходящей биографией и приметами, так что этот человек будет введен в заблуждение.

Очень ловко. Но, может быть, я выбрал поганую работу. Я все еще чувствовал себя точно в аду.

Румоко-Из-Адских-Глубин дымился и рос, точно голливудское чудовище, выползшее из научно-фантастического фильма. По прогнозам через несколько месяцев пламя там потухнет. Затем начнется появление слоя почвы, перелетные птицы станут останавливаться там на отдых, а может, и совьют там гнезда и удобрят почву пометом. Мутировавшие багровые мангровые заросли появятся там, соединив море и землю. Заведутся насекомые. И однажды, согласно теории, остров станет обитаемым. А позже он станет первым звеном в цепи обитаемых островов.

Двусмысленное решение демографической проблемы, скажете вы: творить новую землю для расселения людей и убивать при этом массу обитателей подводных городов.

Да, землетрясение разрушило купол Нового Салема. Многие погибли.

И несмотря на это, следующим летом намечено рождение двойника Румоко.

Население Балтимора-2 было обеспокоено, но расследование, проведенное Конгрессом, показало, что вина полностью ложится на конструкторов Нового Салема, которые не предусмотрели подобных превратностей судьбы. Суды привлекли к ответственности нескольких подрядчиков, и двое из них потеряли контракты, несмотря на свои связи, так что им пришлось подыскивать заказы в другом месте.

Это немало, но недостаточно, и я до сих пор сожалею о том, что сунул того парня под душ. Он жив и здоров, этот парень Нового Салема, но я знаю, что ему уже никогда не стать прежним.

В следующий раз при строительстве острова будут приняты большие предосторожности - что бы это ни значило. Но я не верю, что они будут достаточными - я знаю им цену. С тех пор я никогда никому не верю.

Если погибнет и другой город-пузырь, как погиб твой, Ева, я полагаю, работы по проекту замедлятся. Но я не верю, что проект будет отвергнут навсегда. Думаю, они найдут другую оговорку, и тогда состоится третья попытка.

Пока мы не сможем творить такие вещи без последствий, я полагаю, что вряд ли решение наших демографических проблем может лежать в сотворении новой суши. Нет!

Экспромтом я могу сказать, что раз уж мы на сегодня контролируем все, то могли бы контролировать и рост населения. Я даже готов расстаться со своей персоной - со многими, можно сказать, персонами - и проголосую за это, если дело дойдет до референдума. И я утверждаю, что городов-пузырей должно быть больше, а ассигнования на изучение внешнего пространства нужно увеличить. И никаких больше Румоко.

Несмотря на прошлые оговорки, я выбираю свободу. Вэлш никогда не узнает об этом. Надеюсь, никто не узнает. Я не альтруист, но у меня такое чувство, что я в огромном долгу перед тем народом, кровь которого пролилась по моей вине. Кроме того, я однажды был их гостем...

Используя преимущества своего несуществования, я задумал диверсию, которая будет исполнена настолько хорошо, что станет последней.

Как?

Я увидел, что тот вулкан очень похож на Кракатау. В результате последних событий в Центре появилось очень много данных о магме - и, естественно, я располагал этими сведениями.

Когда станет рождаться очередной ребеночек, я сумею сделать так, что в результате сейсмический баланс будет нарушен настолько основательно, как этого еще не бывало на памяти людей. Это, пожалуй, сделать не слишком сложно.

Возможно, в результате этого я убью тысячи людей - наверняка будут жертвы. Тем не менее, Румоко, разрушив Новый Салем, отправил на тот свет так много народу, что, я думаю, Румоко-2 отправит еще больше. И я надеюсь, что наверху после этого окажется достаточно свободного места. Добавим еще и то, какие слушки побегут - я сам подтолкну их. И так и сделаю.

По крайней мере, я смахну с суши так много людей, как смогу.

Они получат великолепные результаты, те, кто составляют планы - они получат Эверест в Центре Атлантики и несколько треснувших подводных куполов. Отшутитесь - и вы хороший человек.

Я наживил удочку и закинул ее. Билл отхлебнул апельсинового сока, я же затянулся сигаретой.

- Ты сейчас инженер-консультант? - спросил он.

- Ага.

- Отдыхаешь?

- Нет, работаю - в уме. Обдумываю один хитрый фокус.

- Справишься?

- Да.

- Иногда мне хочется быть таким, как ты - самому себе хозяином.

- Нет. Овчинка выделки не стоит.

Я вглядывался над темными водами, могущими нести чудеса. Утреннее солнце лизало волны, и решение мое было твердым. Ветер дул теплый и приятный. Небо становилось прекрасным. Я мог судить об этом по разрывам в пелене туч.

- Это звучит интересно. Разрушительная работа, говоришь?

И я, Иуда Искариот, оглянулся на свой путь и сказал:

- Передай наживку, пожалуйста. Похоже, что-то клюет.

- У меня тоже. Погоди минутку.

День, словно куча серебряных долларов, посыпался на палубу.

Я вытянул добычу, оглушил и осторожно взял ее.

Я сказал себе, что я не существую. Я надеялся, что это правда, даже тогда, когда чувствовал, что это не так. И мне снова мерещилось лицо старика Колгейта под тогдашней белой кепчонкой.

ЕВА, ЕВА...

ПРОСТИ МЕНЯ, МОЯ ЕВА... Я ХОТЕЛ БЫ ПОЧУВСТВОВАТЬ ТВОЮ РУКУ НА СВОЕМ ЛБУ.

День почти что серебряный. Волны этим утром синие и зеленые и - о, боже! как очарователен свет!

- Вот наживка.

- Спасибо.

Я взял ее. Нас медленно сносило течением.

В конце концов, все мы смертны, - решил я. Но от этого мне легче не стало.

Следующая открытка будет, как обычно, на Рождество, Дон, только годом позже.

Не спрашивай меня, почему.