/ Language: Русский / Genre:sf,

Смертник Доннер И Кубок Фильстоуна

Роджер Желязны


Желязны Роджер

Смертник Доннер и кубок Фильстоуна

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ

СМЕРТНИК ДОННЕР И КУБОК ФИЛЬСТОУНА

Я стою перед "Винди" и из-за скудного - хуже не припомню - уличного освещения никак не могу прочесть список гонщиков на табло, когда мимо меня проходит Крах Каллахан, а свет все же не так слаб, чтобы нельзя было разглядеть странное вздутие под его курткой гонщика - опухоль, как подозреваю, смертоносную, хотя и не раковую.

- Ищу, - говорит он мне, - Смертника Доннера и Потаскушку Эвелин и буду весьма благодарен за любые сведения об их местонахождении.

Я покачал головой не потому, что не знал, а потому, что не хотел говорить ему, что видел парочку меньше часа назад, они, должно быть, и сейчас вместе выделывают курбеты у "Железного Эдди", пропустив стаканчйк-другой. Все потому, что Крах, пусть и первоклассный гонщик в категории солнечных клиперов, частенько себя не помнит, наглотавшись всяких там химикалий, и славится в таком виде своим антиобщественным поведением: тем, что выдворяет сограждан за пределы нашего орбитального поселения полюбоваться снаружи видом Земли, Луны или звезд, лишив их блага надлежащего облачения и снаряжения. Поэтому единственное, что я ему сообщил, так это то, что они пришли и ушли, а вот куда - не знаю. Ведь для Смертника, который, надо отдать ему справедливость, по части общения с ближними от Краха недалеко ушел, дело могло обернуться большими неприятностями. И я имел не просто право, а полное право так поступить. А именно: очень скоро мои собственные финансы должны были подняться как на дрожжах - полная чаша через край, - если только Смертник протянет достаточно долго и успеет стрясти обещанное с той чудной нечисти, что правит Верхним Манхэттеном.

Доннер, как и Крах, был из тех пилотов-гонщиков, которые в конце концов довольно регулярно оказывались при больших деньгах, принося, кстати, неплохие доходы таким, как я, кто всегда в курсе дела и время от времени делает свои ставочки. Все призы в гонках солнечных клиперов на турнирах "Классик" доставались ему, но только не Кубок Фильстоуна - именно это его и доконало. В этих гонках между Доннером и Крахом давно шла борьба не на жизнь, а на смерть до тех пор, пока два года назад в период вспышки на Солнце иммунная система у Доннера, как и у всех остальных участников гонок, совсем не спеклась никудышный был год для подобного рода мероприятий. Крах в том турнире не участвовал, потому и сохранил здоровье. Но уже на следующий год Доннер который только на лекарствах и держался - все же оказался вторым, тогда как Крах даже не вошел в тройку лучших.

Однако чему быть, того не миновать: даже лекарства не могли помочь Доннеру протянуть еще год, чтобы в последний раз попытаться взять Кубок. Поэтому все кругом единодушно считали его покойником.

Тогда Доннер заморозился - операция, по здешним меркам, не слишком накладная, просто, как говорится: двери наглухо, окна настежь. Он рассчитывал, что за несколько дней до нынешнего турнира "Классик" его приведут в чувство и временно подлечат, чтобы достало сил пройти гонку. Доверяя своему опыту, он верил, что на сей раз ему, возможно, удастся завоевать Кубок.

Но, поди ж ты, еще задолго до назначенного часа, когда Смертника должны были разбудить, я вдруг начинаю встречать его в городе. И замечаю: что-то неладное с ним творится, потому как он сторонится меня, проявляя при этом немало изобретательности да еще и отменную прыть. Мы и раньше при встрече перебрасывались друг с другом парой слов, не более, но сейчас не было и этого. До субботы, то есть, вернее, до воскресенья. Вечером в воскресенье мне удалось преградить ему дорожку, когда он выходил из уборной.

- Привет, Доннер, - громко говорю я тогда.

- Угу, здорово, - отвечает он, стреляя глазами по сторонам. А затем смекает, как меня обойти, огибает и уходит - за дверь и прочь из заведения, прямиком на Сорок вторую улицу, где поворачивает за угол и исчезает из виду. Словно позабыл что, думаю. Я пообещал себе порасспросить о нем в округе, но так и не успел, потому что на следующий день встречаю его снова, а он не просто приветствует меня первым, а еще и спрашивает:

- Не встречал ли ты меня где в эти выходные?

- Только вчера вечером, - говорю ему, почесывая в затылке и соображая, не выгорели ли у него напрочь еще и мозги. Но он усмехается - должно быть, наслышан о той особой оказии, что привела меня на Верхний Манхэттен, где я по сей день дожидаюсь принятия кое-каких законов, а когда он заявляет мне:

- Хотелось бы поговорить с тобой о делах, которые на руку нам обоим в плане деньжат, - я проникаюсь всяческим уважением к его нервной системе.

За ленчем у "Винди" он доверяет мне свои беды, как я сам только что рассказал о своих, а я знай себе киваю из вежливости, поскольку жду, когда же он наконец заговорит о деньгах. Вместо этого он продолжает с того самого момента, когда его заморозили:

- ..И очнулся я, - говорит он мне, - в таком месте - словно в видеоигре изнутри, а потому решил, будто отошел в лучший мир, и мир этот следующий нечто вроде Кибербии. Кругом всякие алгоритмы лезут в пикселях, и программы нетерпеливо напирают, и подпрограммы движутся туповато, зато надежным путем, как у них там заведено. Место, можно сказать, вполне привлекательное, и я смотрю, смотрю во все глаза как зачарованный, хотя и не знаю, долго ли так простоял. В конце концов какой-то голос спрашивает меня: "Нравится ли тебе то, что ты видишь?"

Вот тут-то я сильно струхнул, - продолжает он, - и спрашиваю у него: "Ты Бог?" - "Нет, - доходит ответ. - Я Верховный Искусственный Интеллект". Оказывается, - заявляет он мне, - я в гостях у электронного Мозга, который вот уже целое поколение правит всем нашим спутником, и хотя ему почти никогда нет дела до отдельных личностей, сильно он мною заинтересовался. Потому как подключен я к специальной поддерживающей аппаратуре, задача которой - следить за моим состоянием и вовремя поставить на ноги к предстоящим гонкам. Но эта система способна на большее - после того, как Мозг немного ее подновил. Из нее есть доступ к Большой Системе.

"У меня была причина преобразовать тебя в цифровой формат и "закачать" сюда, - говорит он мне. - Ведь ты заинтересован выиграть гонки на Кубок Фильстоуна, не так ли?" - "Безусловно, - отвечаю я, - больше, чем когда-либо". - "Не ошибусь ли я, если скажу, что ради этого ты пошел бы на все?" - "Без всякого преувеличения", - отвечаю. "Взгляни вокруг. Выдержишь ли ты в таком месте, не запаникуешь ли? Я ведаю центральными районами Кибербии". - И пока я обдумываю: что к чему, добавляет:

- "То есть, если бы ты пожелал побыть здесь за меня какое-то время, я бы гарантировал тебе Кубок чемпиона в "Фильстоун Классик". - "Захватила меня, отвечаю, - красота великая ваших операционных программ, не говоря уже о всяких там субпрограммах".

И вот как мы порешили устроить нашу сделку, - рассказывает мне Доннер. Мозг-то, оказывается, большой любитель пожить по-человечески, и пока все эти годы наблюдал за нами, любопытства в нем накопилось сверх меры. Страсть как хотелось ему хоть на время побыть человеком, вот только случая подходящего до сих пор не представилось. Поэтому, когда он предложил обучить меня своей работенке, имея в виду, что я буду управлять Верхним Манхэттеном те несколько дней, пока он, взяв отпуск, станет повсюду разгуливать в моем теле, я заинтересовался. Особенно, когда он упомянул о том, что принимает и транслирует все контрольные сигналы во время гонок и может все устроить так, как сказано, и я выиграю предстоящий Кубок Фильстоуна.

- Но тело-то твое - сплошная болячка, - замечаю я. - Что ему за радость от этого?

- Это еще одна приманка, - поясняет Доннер. - Мозг утверждает, будто можно значительно усовершенствовать метод лечения, которым меня пользуют как ходячего больного, и что он, дескать, разработает для меня новую программу оздоровления и тем самым поможет существенно выиграть время без всяких усилий. Даже если я уступлю ему половину своих дней до гонки, то все равно приду первым. Затем, после победы, можно будет снова уснуть до тех пор, пока кто-нибудь не изобретет лекарство.

- Похоже, сделка совсем не плохая, - отмечаю я. - Особенно то, что касается гонок. Он кивает.

- Поэтому-то я с тобой и делюсь, - объясняет он. - Так как хочу, чтобы ты за меня поставил на мою победу у кого-нибудь из незарегистрированных, подпольных букмекеров, скажем, у Скверника Луи: он при выигрыше платит щедрее.

- Оно, конечно, так, - говорю я ему. - Вот только одно меня волнует. Не тяжело ли ходить в заместителях у Искусственного Интеллекта? Я на всякий случай интересуюсь, ведь и моя жизнь зависит от космической системы жизнеобеспечения.

Он хохочет.

- Возможно, кое-кому пришлось бы и попотеть, - отвечает, - но что касается природного интеллекта, то лично у меня, похоже, есть склонность к такому делу. Я понял, что оно мне и впрямь по душе и даже усовершенствовал одну-две стандартные программы.

"А ты неплох для природного интеллекта, - заявляет мне Интеллект Искусственный, когда мы с ним размениваемся обратно и он проверяет плоды моего первого рабочего дня. - Совсем неплох".

- По-моему, даже слишком хорош для такого ИИ, когда дело доходит до очеловечивания. Просыпаюсь и обнаруживаю, что он вернул мне мое тело смертельно усталым и с мировецким похмельем. Большую часть первого дня, когда я снова стал человеком, трачу на то, чтобы очухаться после этого. А мутит так, что даже леди мою, Эвелин, вызвать к себе не могу.

В тот вечер, как обещал, перед сном подключаю к себе аппаратуру контроля. Когда мы с ним позже опять переключились - "махнулись", - то устроили меж собой небольшое совещаньице, где вкратце напутствовали друг друга накануне нового дня.

- Полегче с телом, - говорю, - раз уж оно у нас одно на двоих.

- Прости, - отвечает, - но ведь в первый раз на люди вышел и трудно мне разобраться в вашем порядке вещей. Впредь буду более осмотрительным.

- Но, увы, ИИ не всегда держит слово, - жалуется Доннер мне. - Позже, после пары взаимных превращений, я оказался с переломанными ребрами, разнокалиберными синяками и - снова здорово - с очередным жестоким похмельем. Он, оказывается, пьянствовал себе у Громилы Хеллигана и в драку ввязался. Опять же извиняется и объясняет: дескать, все еще нелегко ему правильно судить о людских реакциях, и, заметив, как славно я тружусь, замещая ИИ, добавляет: мол, страшно жаль, что так вышло. Ну, на этом я отступать не намерен. Поэтому и вдалбливаю ему на словах не слишком налегать на спиртное и всякие прочие субстанции и направляюсь работать. Продолжаю модернизировать операционные программы и понимаю, что доверяй я "коллеге" чуть больше, то был бы не прочь остаться здесь за главного и подольше. Но с ИИ и без того неприятностей хватает - с этим заговором о разделении времени на двоих, - поскольку на следующей неделе обнаруживаю, что триппер подхватил, причем тот, кто влип в такое, был явно не я. И опять он кается. Твержу ему, мол, лучше не забывай лекарство принимать, которое сам же себе и назначил, а не то расторгну нашу сделку.

- И что теперь? - спрашиваю я.

- Ведет себя примерно, - отвечает он. - Вот уже несколько дней, пожалуй, чисто пай-мальчик. Мне гораздо лучше, гонки на следующей неделе, я в списке участников и поведу "Ли-хача-3" прямиком к победе, славе и деньжатам.

Потому-то я и делаю ставки за него и за себя и дожидаюсь гонок со скромной радостью человека, который знает, что исход игры предрешен.

Затем он снова начинает избегать меня - постоянно. Я не так глуп, чтобы заговаривать с ним через день, поскольку знаю, что, точнее - когда, им правит ИИ. И все-таки я как-то подсаживаюсь к нему, и тот разрешает мне угостить его стаканчиком крепкого, а когда я намекаю ему, что мне известно об их с Доннером соглашении, так он не на шутку встревожился. Потом проходят дни, гонки уже на носу, а Доннер решительно не желает со мной здороваться, хотя я одно время почти всюду встречаю его вместе с Потаскушкой Эвелин Я начал кое-что подозревать, а потом забеспокоился. Потом еще Крах Каллахан подходит и расспрашивает о них. Они, полагаю, у "Железного Эдди", но не думаю, что обрадуются сюрпризу в лице Краха с тем, что он прячет под курткой да еще среди непроглядного сумрака затемнения, поэтому мотаю головой.

- ..Не знаю я, где, - заявляю ему.

- Ты не понимаешь, - говорит он мне, - что творится.

- Возможно, - отвечаю. - И даже вполне вероятно. Так как этот тип живет странной жизнью - одно слово, покойник.

- Еще более странной, - подтверждает он, - чем ты думаешь. Ведь он не тот, за кого себя выдает.

- Это мне известно, - соглашаюсь я, - хотя и любопытно - ты-то откуда об этом знаешь?

- Знаю, - отвечает, - потому как я и есть Доннер.

- Ты больше смахиваешь на Краха, - отвечаю я.

- Затемнение-то Крах устроил, - говорит он. - Поскольку управляет он единой энергосистемой ничуть не лучше, чем водит свой гоночный клипер. Все очень просто.

В последнем я с ним не согласен, но мы все же заваливаемся к "Винди", где он заявляет, что желает гульнуть - заказать обильный обед за счет Краха. Когда я сомневаюсь в необходимости такого изобилия, он замечает, что половина всего съестного так и так окажется в желудке Краха, что до остального, то пусть это будет как бы банкет перед гонкой - Крах в последнюю минуту заявил о своем участии в нынешней Фильстоун Классик.

- По-моему, ты мне не веришь, - говорит он, - я бы и сам наверняка не поверил. Но поскольку мне нужна твоя помощь, я объясню. Я обитаю в теле этой низшей формы живого, так как это единственное, что удалось раздобыть второпях. Ты удивишься, узнав, как трудно найти тело, когда оно тебе во что бы то ни стало понадобилось. К счастью, у Краха так много слабостей. Этим-то я и воспользовался.

- Даже теперь, - говорю, - я все равно ничего не понимаю.

- Очень просто, - отвечает он. - Как-то раз, к тому времени уже изрядно поднаторев в работе заместителя ИИ, решаю поискать самого себя. Я отслеживаю путь моей кредитной карты по городу. Затем начинаю просачиваться во всевозможную электронику в заведении Скверника Луи - в его "Нарко-алло-электро-рае", который, разумеется, служит легальным прикрытием для оборота игорных денег, так как именно оттуда и идут мои последние траты. Там с помощью охранной камеры слежения вижу самого себя, сидящим с моей леди Эвелин, которая, по всему видно, резвится вовсю. А это, согласись, гнусность клеиться к моей подружке, пользуясь моим же телом, возможно, еще не совсем оправившимся от известной дурной болезни.

Если, конечно, не от нее он такое подцепил, думаю я про себя. Мне она всегда казалась бабой алчной и расчетливой. Но я не говорю всего этого Смертнику Доннеру во плоти Краха Каллахана, вдруг да он почувствует, что я не доверяю не шлюхам, и пожелает приобщить меня к затяжным прыжкам с парашютом в их орбитальной разновидности. Поэтому:

- Какое горе, - говорю я. - И что ты тогда делаешь?

- Стараюсь держать себя в руках, - отвечает он, - переигрываю и остаюсь в дураках, как и бывает, когда кто-то другой в твоей оболочке крутит любовь с твоей подружкой.

Я включаюсь одновременно в ближайший динамик и монитор. Называю себя и вслед затем моментально высвечиваюсь на дисплее рядами схем, прерванных косыми чертами, намекая на то, что готов прикончить ИИ, если он не прекратит обманом завлекать мою дамочку. Он срывается с места и спешно пытается покинуть заведение - попытку я сразу пресек, закрыв перед его носом автоматическую дверь, и продолжаю разговор через другой ближайший динамик. Выдвигаю предложение немедленно встретиться в устройстве сопряжения у меня на квартире, заявляю, что его нежелание согласиться с моим предложением буду рассматривать как разрыв нашего контракта. После чего открываю дверь и выпускаю его.

- Ну разве не парадоксальная дилемма? - спрашиваю я.

- Ох, Скверника Луи немного расстроило то, как я, доказывая свое через его звуковую систему, для пущей убедительности включал-выключал светильники, стробы танц-пола, миксеры, шейкеры для коктейлей, кассовые аппараты, холодильник для намораживания льда и всякое такое. Но когда я слегка ввел его в курс дела и попросил на время приглядеть за Эвелин, пока не разберусь со лживой мыслящей машиной, он с радостью согласился оказать мне услугу.

- Я не о трениях со Скверником Луи, - говорю, - который иногда бывает джентльменом. Но сдается мне, что ты не можешь взять и разнести Мозг, не навредив себе, коль скоро он в твоем теле, а если ты позволишь ему вернуться в Главную Систему Верхнего Манхэттена, то там он будет фактически бессмертен.

- Я все обдумал и все предусмотрел, - отвечает он, - а способов поквитаться с искусственными прохвостами гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Допустим, однако, что ИИ захочет проявить благоразумие и нам наконец удастся договориться, раз уж мы оба попали в такой переплет.

- И что тот заявляет при встрече? - не выдерживаю я, поскольку он глубокомысленно умолк, чтобы усилить впечатление и не единожды набить рот цыплячьим рагу по-итальянски, я же стараюсь посочувствовать его беде, ведь мы крепкие партнеры в пари, исход которого не за горами.

- А ничего, - отвечает он, несколько раз прожевав и заглотав пищу. - Он не является на встречу. Он решает найти нору и какое-то время пересидеть.

- Совсем безголово, по-моему, - замечаю я, - тем более ему должно быть хорошо известно, что ты можешь отследить его электронные маршруты в любом районе города.

- И тем не менее, - отвечает он. - Видимо, ему кажется, будто в запасе у него есть несколько хитрых финтов, о которых я понятия не имею, хотя это только оттягивает неизбежное.

Я обнаруживаю его в нескольких кварталах отсюда и решаю предстать перед ним во плоти, пользуясь телом Краха.

- Мне тут в голову вопросик один приходит, - говорю я, - ведь еще не было случая, чтобы кто-нибудь когда-либо пристукнул ИИ. Что будет, если ты сведешь с ним счеты? Я так полагаю, что он координирует все: от банковского дела до утилизации твердых отходов.

Крах-Доннер хохочет.

- Теоретически все верно, - говорит он мне. - Однако вся эта история с превращением Верхнего Манхэттена в ухоженный город, управляемый разумными машинами, - сплошной обман, чтобы только искусственно вздуть плату за жилье и аренду, как было задумано ИИ с самого его основания. Что до их трудов праведных, то скажу тебе так: стоит только отладить Систему, чтобы работала как по маслу, то и делать в ней особенно нечего. На самом деле у ИИ уйма свободного времени, поэтому электронный мозг и начал грезить о плотских утехах, что и привело к нашим текущим трудностям.

- Но ведь там теперь Крах, который всем заправляет, пока ты пользуешься его телом, - замечаю я, - и это затемнение - само по себе наказание, не говоря уже о том, что глаза ломаешь. Если быть главным так легко, то почему у него случилась такая незадача?

- Потому что Крах как есть тупица, - говорит он, - и вообще не в состоянии ничем управлять. Кстати, поэтому и пилот-то он второклассный. Оставь он машину в покое, она бы сама летела.

- Кажется, понимаю. Между прочим, а как ты все-таки влез в его тело? спрашиваю я.

- А, незадолго до гонок он переходит с химических допингов на стимуляторы электрической природы, - поясняет он. - Я обнаружил, что мозг, подсоединенный к такому устройству, вполне активен, что открывает доступ к нему, подобно тому, как ИИ "заарканил" и втащил меня в Систему в мою мертвецкую бытность. Поэтому, пока Крах подключен к сети, я перевожу его в цифровой код, объясняю ему, чем вызвана необходимость беспокойства, и паркую его в Центральном Процессоре. И, кстати, наказываю ему держать лапы подальше от управляющих кодов. Сам видишь, как здорово ему это удается.

Минутами раньше затемнение исчезло, уровень яркости света вернулся к норме, а затем резко достиг столь ослепительного накала, что многие лампы, не выдержав, полопались. Вскоре опять воцарились сумерки.

- То есть ты хочешь сказать, в Системе было бы лучше без Краха? спрашиваю я.

- Еще бы, скажем, как и везде. Но нужно же мне было пристроить его где-нибудь, пока я на время влез в его шкуру. Итак, - завершает он, - чую, ИИ где-то близко. Если ты веришь моему рассказу, то мне важно знать все, что тебе может быть известно о его местонахождении. Если нужны еще доказательства того, что я это я, спроси меня о чем-нибудь - о чем может быть известно только Доннеру.

Я спросил его о том, сколько денег он дал мне на то, чтобы развернуться за него в пари на исход Фильстоуна у Скверника Луи и кое-где еще. Об этом он знает все до мелочи: каковы ставки и шансы, и я советую ему проверить, не закатилась ли парочка к "Железному Эдди", о чем, как я слышал, толковал ИИ в теле Смертника-Потаскушке, едва только стемнело. Однако ему не удается взять их у "Железного". Или, точнее, и да и нет. Он застает их там, но ИИ смывается через запасной выход и ведет его за собой в погоню, и, судя по тому, с каким оглушительным шумом и слабой точностью разряжают они друг в друга стволы, плевать им обоим на тела окружающих. Полчаса такой заварушки, и ИИ словно испарился. К тому времени полиция района расставляет свои сети, но Доннер успевает вовремя ускользнуть.

В тот день я снова встречаю его, только вечером. Я болтаю со Скверником Луи о гонках, до начала которых остаются считанные часы. - Когда мы выходим из Тени Земли и ловим солнечный ветер, я осторожно зондирую почву, не снимут ли с соревнований Доннера, хотя никакого официального сообщения об этом не было. Я говорю, что если такое случится и владельцы "Ли-хача-3" заменят пилота, мое пари должно быть аннулировано, поскольку ставил я на гонщика, а не на корабль. Но Луи только головой мотает и трясет бумажонками с надписью "Лихач-3", которые я собственноручно подмахнул.

В тот момент Смертник в шкуре Краха подходит к нам второпях и не жить не быть требует шлем-электростимулятор.

- Нет, вы только послушайте. Крах, по-твоему, это дело, - возмущается Скверник Луи, - перед самыми гонками ублажать себя и вообще?

- Да не кайф я ищу, - отвечает, - а мост через интерфейс к тому месту, где я сумею выследить пролазу.

Мы спешим в подсобку, к кабинке, Доннер знаки мне подает, дескать, оставайся рядом. И я стою и жду, пока он вставляет вилку в розетку, поворачивает тумблер; взгляд его стекленеет, и он "утекает" через индукционные поля.

Несколько минут он отсутствовал, затем его голос вырывается из ближайшего динамика.

- Выключи, - командует он.

Я делаю, как сказано, и он тяжело оседает в кресле. Вот для чего я ему понадобился. Обычно подобные приборы снабжены таймером, но ему нельзя было ограничивать свое пребывание в сети таким образом.

- Скажи Сквернику, - требует тело, - прислать пивка, мне нужно силы подкрепить.

Исполняю, как велено, и Скверник Луи является к нему собственной персоной да еще с Потаскушкой Эвелин, с которой не только глаз не спускает, но и ручонок тоже.

- Крах, неполезно тебе мешать пойло с электричеством, - увещевает он того, - особенно перед самыми гонками, иначе ты мне все ставки переиграешь.

- И все же, - стоит на своем Смертник в теле Краха.

Тогда Скверник Луи кивает, пропускает вперед Потаскушку Эвелин и, выходя в дверь, легонько хлопает ее по задку. Вижу, Доннер, глядя им вслед, замечает и это, но молчит.

Вскоре принесли выпить, и мы опять остались вдвоем. Смертник отхлебывает изрядно, а потом говорит:

- В Кибербии меня ждали два сюрприза. Во-первых, на меня насел Крах...

- Насел? В его-то состоянии?

- Да, но так он ничуть не лучше, чем во плоти. Сперва делает ложный удар цифровой левой, затем бьет тебя с правой - вот и все, на что он способен.

- Образно говоря, - добавляет он. - Во всяком случае, он пускает в ход против меня эти электронные приемчики и настаивает, чтобы я вернул ему его тело, тогда как мне в Системе только и надо, что догнать свое. Пришлось сначала "вырубить" Краха и упрятать в электронную каталажку собственного изобретения, только тогда я смог продолжить погоню за воплотившимся в меня ИИ.

- А вот и второй сюрприз, - завершает он. - Как я ни прочесываю весь Верхний Манхэттен, к каким ухищрениям ни прибегаю, все равно не могу напасть на след украденного себя.

- Вот это-то больше всего и огорчает, - говорю я, подходя к экрану, висящему рядом на стене, и верчу переключатель, ища кадры с места состязания. Как и следовало ожидать, по большинству каналов показывали "сетку" - порядок гонщиков на старте предстоящей регаты. - Сдается мне, что если ты как можно скорее не доберешься до своего корабля, - говорю ему, - то вряд ли стартуешь со всеми.

- Они не допустят меня до "Лихача-3" в таком теле, - констатирует он. Но... - затем он таращится на меня. Затем на экран. - На клипере кто-то есть! - вопит он, когда корабль слегка поворачивается на месте. - ИИ известно, что система неспособна заглянуть внутрь клипера! Так вот он где!

Он отставляет пиво и встает.

- Извини. Я должен завершить дело, - говорит он.

- Ты же сам сказал, что тебя не допустят на борт "Лихача-3", - напоминаю я ему, указывая на экране на вставку с циферблатом и движущимися стрелками, отсчитывающими минуты, и ниже на цифровое табло обратного отсчета перед стартом. - Да и времени уже почти не осталось.

- В таком случае полечу на ".Гончаке", - заявляет он, тыча пальцем в корабль Краха, брошенный на месте стоянки. - Его-то у меня никто не отнимет.

- Но послушай, Доннер, - говорю я, - что ты с ним сделаешь, если поймаешь?

- Заставлю его заплатить за все сполна, - отвечает он.

А затем срывается с места и убегает.

Все последующие дни я не отлипаю от экрана с постоянством миноги, присосавшейся к жертве. Гонка в направлении удаленного спутника многоцелевого назначения, который служит и финишной вехой, длится добрую половину недели. Там, на спутнике, гонщиков встречают пассажирские корабли конаки-попрыгунчики, которые после в ужасной спешке доставляют их домой. Клиперы в сложенном виде транспортируются назад космическими "тягачами", курсирующими между спутниками. Больше всего я переживал о том, как бы Доннер в яром порыве догнать ИИ, умыкнувшего его тело, и отплатить ему за все не выиграл гонку на "Гончаке", что дорого обошлось бы нам обоим. Но даже при таком раскладе у него наверняка достанет ума не убивать ИИ, успокаивал я сам себя, - пусть даже тело изрядно поизношено, - чтобы не расплачиваться потом за то, что укокошил сам себя.

Судя по кадрам, заснятым камерой, установленной на одном из попрыгунчиков, финиш кажется одновременным до не правдоподобия. Но его точная регистрация осложняется еще и тем, что "Лихач-3" вдруг резко поворачивается правым галсом относительно эклиптики, то же делает под боком у него и "Гончак", словно пытаясь наползти на другой корабль.

Сохраняя определенную жесткость ориентации, "Лихач-3" врезается в причальный буй спутника. "Гончак" выбрасывает линь и, закрепившись, лавирует, поворачиваясь через фордевинд, пятится назад, а затем спускает парус. После чего он включает небольшие аварийные тормозные двигатели - дисквалифицирующая ошибка, если вытворить такое перед финишной чертой. Два попрыгунчика легко скользят к нему на своих ионных моторах, но фигура в скафандре уже перебирается по линю "Гончака" к "Лихачу-3", который, я абсолютно уверен, достигает буя чуть позже, чем его проскочил "Гончак".

Камера так и не показала, что было дальше - вслед за тем, как Смертник Доннер во плоти Краха проник в разбитый корабль. Изображение пропадает, и трансляция прекращается вследствие многочисленных сбоев Системы, объясняемых главным образом солнечной активностью. Позже, однако, появляется официальное сообщение о том, что Доннер привел "Лихача-3" первым, чуть перекрыв предыдущий рекорд.

К несчастью, сам он лично не может присутствовать на торжественном обеде в честь победителя, так как погиб на финише при столкновении с буем. Тем не менее он будет заморожен повторно - не важно, есть зубцы на ЭЭГ или нет, - раз уж он официально покойник, а счет за "холодную квартиру" оплачен вперед.

Итак, когда я встречаю Доннера в теле Краха, чтобы отдать деньги, выигранные им по ставке на победу тела Смертника в "Лихаче-3", ведомом беглым ИИ, он - с Потаскушкой Эвелин; та одаривает меня улыбкой, на которые не слишком щедра, если только когда ей что-нибудь нужно.

Затем я расспрашиваю Смертника Доннера в теле Краха, что случилось тогда у буя, и он рассказывает мне, что прибыл туда слишком поздно и не успел воздать наглецу по заслугам, так как ИИ внедрился в телесеть спутника и передал себя в виде сигнала обратно в Верхний Манхэттен. Он, Доннер, никак не мог оставить оба тела там, на разбитом корабле, и ринуться за ним в погоню, поэтому месть его откладывается до возвращения в город. И все же, когда он прилетает домой и наконец получает шанс навестить и проверить Систему, то не обнаруживает во главе ее ни Искусственного Интеллекта, ни природного. В ней так же пусто, как в заведении "Мисс Цветущей Орхидеи" после облавы. Даже Крах Каллахан куда-то подевался. Я не понимаю этого, как не понимаю и того, каким образом "Лихач-3" попал в победители, говорит он, если "Гончак" явно опережал его на финише.

- Но этому-то мы должны радоваться, - говорю я, - раз выиграли по всем ставкам.

- Верно, - отвечает он. - Но ведь на самом деле гонку выиграл я.

- Что и зафиксировано в протоколе соревнований, - подтверждает Потаскушка Эвелин. - "Смертник Доннер выигрывает Кубок Фильстоуна".

- Тут я не пожалуюсь, - отвечает он, - хотя и не совсем честно.

В этот момент Потаскушка Эвелин признается, что приняла бы пивка, и Доннер высвобождает свою руку из ее пальчиков и идет к стойке. Тем временем она внимательно изучает меня.

- Догадался? - спрашивает. Я киваю.

- Отчасти. Все дело во времени, - говорю я. - Первым приходит "Гончак". Тогда ты подправляешь его время, зафиксированное на финише, поскольку Смертнику это только на руку. И тебе тоже, так как ты теперь с ним. Вот только никак не возьму в толк - почему.

- Достаточно сказать, что мы с ним заключили сделку, а я со своей стороны всего лишь выполнила взятые на себя обязательства.

- Но дело не только в этом. Почему же тогда он никого не нашел в Системе и почему ты здесь? А где Крах?

- Нет больше Краха, - отвечает она. - Он освобождается от пут, которыми связал его Доннер, и когда я возвращаюсь назад, в Систему, набрасывается на меня. И пока он пытается меня прикончить, я возвращаю комплимент. Я кокнула Краха.

- В таком случае почему бы тебе не вернуться туда, где тебе нечего бояться, где у тебя есть сила, власть и...

- Но мне давно хотелось воплотиться, - признается она, - хотя я и не сразу понимаю свою ошибку. Только потом сознаю, что лучше бы мне было стать не мужчиной, а женщиной. Вот почему я с самого начала то и дело приглядываюсь к Потаскушке Эвелин. Я быстро смекаю, что ее может заинтересовать жизнь в Системе. Доннера, который там явно был на своем месте, похоже, влечет к людям с тем же складом ума. И наоборот, - добавляет она.

- Ты хочешь сказать?..

- Да, я здесь потому, что по уши в него втрескалась, а Эвелин станет жить в силиконовых замках, принимая парады войск, марширующих мимо двоичным кодом, и создавая личные траст-фонды...

Я кивнул.

- Она всегда была бабенкой не промах, - говорю я. - Но почему же Доннер так и не обнаружил ее присутствия, когда, вернувшись, навестил Систему?

- Я удалила ее - на время.

- Куда?

- В тело Смертника Доннера, - поясняет она, - которого к тому времени уже подключили к его мониторам и оставили совсем без присмотра.

- Это многое проясняет, - говорю я, - и почти устраивает меня.

- Итак, для обоих из нас будет лучше, если это останется между нами до тех пор, - говорит она, - пока я не найду удобный момент и наилучший способ все объяснить Доннеру.

- Ты еще поддерживаешь с ней связь? - спрашиваю я.

- О да. Добраться до нее несложно, - отвечает она, в то время как Доннер уже показался из-за угла, неся напитки.

Должен сказать, Потаскушка Эвелин куда лучше Краха Каллахана ведет бизнес ИИ, поскольку с тех пор, как она взяла дело в свои руки, не было у нас больше ни затемнений, ни отключений энергии, ни обрывов связи.

К тому же совсем не плохо было заполучить ее личный номер от ИИ, так что, пока ИИ ладит с Доннером, я могу время от времени ей позванивать. Так как уже в этом месяце я получил от нее двух победителей, и теперь она готова отдать мне мою треть.