/ Language: Русский / Genre:sf,

Та Сила Что Через Цепи Гонит Ток

Роджер Желязны


Желязны Роджер

Та сила, что через цепи гонит ток

Желязны Роджер

ТА СИЛА, ЧТО ЧЕРЕЗ ЦЕПИ ГОНИТ ТОК

В. Доброхотова-Майкова, перевод

...И меня гнала сила, которая превосходила мою.

Впечатление подводного каньона; исполинское древнее русло, беззвездная, безлунная ночь, туман, полоса зыбучего песка, яркий фонарь высоко над ней.

Я продвигался вдоль каньона Гудзон, беря пробы осадка - забивал пробоотборник в скользкий ил, вытаскивал анализировал и записывал состав, плотность, распределение слоев в трубке. Потом вытряхивал осадок, перебирался на другое подходящее место и повторял все сначала; её ли требовала ситуация, рыл шурф, что отнимало много сил, а закончив, вставал на дно и отбирал следующую пробу. Однако, как правило, этого не требовалось - вокруг хватало природных трещин, провалов, западин. Время от времени я бросал что-нибудь в свой иэмельчитель - дальше материал поступал в термоядерную топку и превращался в энергию; время от времени мне приходилось останавливаться и раскочегаривать топку, чувствуя, как давит на меня двухкилометровая толща воды, смещать диапазон зрения в инфракрасную область или включать эхолот.

Вдруг я потерял равновесие и тут же выровнялся. Что-то боролось во мне - на кратчайшую долю секунды померещилась какая-то неуверенность, какая-то раздвоенность в сознании. И вдруг - скорее рефлекторно, чем намеренно - все чувства мои обрели небывалую остроту, и я засек источник возмущения в то же мгновение, как ощутил на себе его действие. Пока меня несло по днищу каньона и било о каменные уступы слева, мотало, трясло, швыряло и подбрасывало неукротимым потоком воды, я определил, что эпицентр землетрясения находится в пятидесяти трех милях к юго-востоку. Добавление к впечатлению подводного каньона: пыльная буря; погасить фонарь.

Я с трудом верил своему везению. Это было захватывающе. Меня несло со скоростью больше пятидесяти миль в час, захлестывало грязью, вытаскивало, швыряло, крутило, вновь захлестывало, давило, переворачивало, выбрасывало на волю и снова несло - дальше, дальше, в бездонную пучину. Я все записывал.

Долгое время полагали, что подводные каньоны - остатки сухопутных, образовавшихся в ледниковую эпоху и залитых морем при его последующем наступлении. Однако этому объяснению противоречит их глубина. Неимоверное количество воды должно было превратиться в лед, чтобы образовать подобные каньоны. Первыми их происхождение под действием водно-мутьевых потоков обосновали Хеезен и Эвинг, хотя прежде подобную догадку высказывали Дали и другие. Кажется, Хеезен сказал, что нельзя увидеть водно-мутьевой поток и остаться в живых. Разумеется, это было сказано десятилетия назад, и он имел в виду современное ему состояние дел. И все же я понимал, как мне повезло оказаться в самой гуще событий, регистрировать силы, которые углубляют и расширяют каньон, замерять плотность и скорость частиц, перепады температуры... Я прищелкивал от удовольствия.

И снова меня качнуло - тот же внутренний разлад, то же досадное раздвоение личности, словно все немного не в фокусе, как будто видишь и саму мысль, и её скользящую тень. Пробуксовывание становилось все заметнее, мысли-тени соединялись во что-то цельное, это что-то удалялось от меня, тускнело, потом исчезло совсем. И сразу я ощутил в себе самом небывалую цельность и самодостаточность - оказывается, я и не знал всей полноты своих возможностей. Я раздвинул восприятие в те волновые диапазоны, которыми раньше не пользовался, заглянул Дальше, ещё дальше...

- Да брось ты, Дэн! Он отлично справляется сам. И пусть его,

- Похоже, ты прав, Том.

Он откинулся в кресле, снял стереовиэуальный шлем, расстегнул перчатки с вмонтированными в них миниатюрными преобразователями на сжатом воздухе, которые передавали осязательную информацию; по мере того как он одну за другой отлеплял от кожи чувствительные полоски, ослабевала сила обратной связи. Том подошел помочь. Когда они закончили, скафандр дистанционного управления повис рядом с операторским пультом, словно выеденный, крабовый панцирь. Дэн провел тыльной стороной ладони по лбу, пригладил волосы. Том, поддерживая его, провел через каюту к креслу перед экраном.

- До чего ты вспотел. Сядь. Хочешь чего-нибудь?

- Кофе остался?

- Ага. Погоди минутку.

Том налил кофе и поставил чашку перед Дэном. Опустился в соседнее кресло, Оба они глядели на экран. Там был все тот же мутьевой поток, тот же ил и те же скалы, что Дэн видел в окуляры шлема. Однако теперь они его не трогали. Без системы дистанционного управления он уже не был их частью. Дэн отхлебнул кофе и стал изучать поток.

- Действительно, крупное везение, - сказал он, - в первый же выход напороться на такую штуку.

Том кивнул. Корабль слабо покачивался. Операторский пульт загудел.

- Да, - согласился Том, глядя на индикаторы. - Просто подарок судьбы. Только глянь на этот грязевой поток. Если модуль выдержит, мы пройдем с ним весь каньон,

- Думаю, выдержит. Он вроде как стабилизировался. Его мозг и впрямь работает эффективно. Управляя им, я почти чувствовал, как функционируют его нейристоры, как в туннельных переходах образуются собственные взаимосвязи. Похоже, я передал ему достаточно активности, а он почерпнул у меня достаточно сведений. Он сам выбирает путь. Он... учится. Когда началось землетрясение, о" среагировал самостоятельно. Я ему теперь не нужен.

- Разве чтобы научить его чему-то новому, внушить, чего мы хотим от него дальше. Дэн медленно кивнул:

- Пожалуй... Хотя интересно, чему он там сам учится - теперь, когда действует автономно. Это было странное ощущение - когда я понял, что в нем пробуждается собственное восприятие. Когда он сам решил, как реагировать на первый слабый толчок...

- Глянь! Эти водовороты видны, как на ладони! Его несет со скоростью никак не меньше пятидесяти пяти миль в час, поток ускоряется. Да, это не пустяк - почувствовать, как стронулась такая лавина грязи...

- Знаешь, ощущение было очень странным. Мне почудилось, будто я... прикоснулся к другому сознанию, что ли. Словно рядом со мной пробудилась другая личность, и на какую-то долю секунды она почувствовала мое присутствие. Потом мы разделились. Я думаю, ребята из нейро-психического отдела и роботехники были правы. Похоже, мы все-таки создали искусственный интеллект.

- Как нельзя кстати для моих исследований водно-мутьевых потоков, сказал Том, делая пометки в блокноте. - Знаешь, первым про них догадался один швейцарец ещё в девятнадцатом веке - он объяснил, как осадки Роны оказываются в Женевском озере... Глянь только, какую глыбищу оторвало! Да, этот твой агрегат - великая вещь! Если он благополучно доберется до равнины, вели ему сразу взять несколько проб. У нас полно недавних замеров, и мы узнаем мощность оползневых наносов. Потом хорошо бы отправить его назад, чтобы он для сравнения отобрал пробы на прежних участках. Я...

- Интересно, что он думает о себе... и о нас?

- Откуда ему о нас знать? Он помнит только то, чему его учили, да ещё то, что узнает сейчас.

- Уверен, под конец он меня почувствовал. Том рассмеялся:

- Раз так, назови это его религиозным воспитанием Если будет плохо себя вести, поразишь его громом и молнией... Скорость-то - небось уж все шестьдесят.

Дэн допил кофе.

- У меня мелькнула мысль, - сказал он через несколько секунд. - А что, если кто-то так же поступает с нами: направляет, смотрит на мир вашими глазами... А мы ничего не знаем. Том пожал плечами:

- Зачем бы им это?

- А зачем нам модуль? Может, они интересуются водно-мутьевыми потоками на данном типе планет... Или нашими опытами в области искусственного интеллекта. Да что угодно. Не угадаешь.

- Дай-ка я налью тебе ещё кофе.

- Ладно, ладно! Прости мне мои заумные рассуждения, Я так тесно соприкоснулся с чувствами модуля, что вообразил себя на его месте. Все, уже прошло.

- Войк, что случилось?

Войк выпустил кверркуб и сместился по направлению к Доману.

- Тот, которого я только что фидировал, очень близок к осознанию моего присутствия. Ближе, чем кто-либо!

- Без сомнения, причина этому в аналогичных переживаниях, связанных с его собственным фидируемым объектом. Весьма любопытно. Оставь его на время одного.

- Ладно. Однако занятный случай. Мне даже подумалось: а что, если и нас кто-то фидирует? Доман перигрюкнул.

- Зачем кому-то нас фидировать?

- Не знаю. Да и откуда мне знать?

- Дай-ка я приготовлю тебе Б-заряд.

- Очень кстати.

Войк снова приник к кверокубу,

- Что ты делаешь?

- Да так, маленькая поправка, которую я забыл внести. Вот. Давай свой Б-заряд.

Они устроились поудобнее и начали фекулировать.

- Что ты делаешь, Дэн?

- Я забыл его освободить.

- Что?

- Предоставить ему полную свободу действий. Мне пришлось дать избыточную нагрузку на схемы, ограничивающие его свободу, чтобы они перегорели.

- Ты... Ты... Да. Конечно. Вот твой кофе. Глянь только на этот грязевой оползень!

- Да, Том, это и впрямь песня.

Прищелкивая от удовольствия, я сунул в измельчитель кусок подходящей породы.