/ Language: Русский / Genre:sf_etc

Я – начальник, ты – дурак (сборник)

Сергей Трищенко

Рассказы, входящие в сборник «Я начальник — ты дурак» Сергея Трищенко, похожи на рассказы из сборника «Реставраторы миров» того же автора как могут быть похожи действительно хорошие произведения: они немного парадоксальны, немного ироничны, немного реалистичны, немного… фантастичны.

Всё описываемое происходит вокруг нас. Или когда-то происходило. Или, может быть, произойдёт. Хотя иногда лучше, чтобы не подобного не случилось…

Каждый рассказ затрагивает какую-то одну сторону нашей действительности, или её часть, а то и вовсе не затрагивает, а лишь намекает на существование таковой.

Рассказов в сборнике много, но большинство из них или короткие или очень короткие, и хотя бы поэтому читатель соскучиться просто не успеет. Но вспомните, что Чехов говорил о краткости!..


Сергей Трищенко

Я начальник — ты дурак (сборник)

Распутанное дело

Часть 1. Унылость ночи

Призрачная луна, спотыкаясь, осторожно пробиралась сквозь лабиринты лоскутных туч над полуразрушенным замком. Казалось, развалины отражаются в небесах: россыпи камней весьма напоминали изорванные лохмотья облаков. Или наоборот.

Летучие мыши чертили быстрые дуги на тёмно-синем, постепенно чернеющем фоне, временами исчезая из поля зрения.

Издалека донёсся тоскливый вой шакала, и замер, не отразившись от стен. Пахло болотным газом и сырыми подземельями.

Вдоль стены, слабо хрустя подошвами по давно разбитому кирпичу, пробиралась тёмная фигура человека. Шляпа с широкими полями, длинный плащ — вот и всё, что удавалось рассмотреть на фоне сереющих холодных стен. Тёплый «кольт» в кармане плаща, постоянно подогреваемый рукой, был, конечно, не виден.

Но не для нечеловеческих глаз.

Они внимательно, не щурясь, созерцали убийцу. Убийцу — потому что человек этот уже убивал, и убивал неоднократно. И сюда пришёл, чтобы убить. Он шёл, не зная, что сам станет жертвой…

Тяжёлое тело мягко упало сверху, загоняя в горло едва появившийся крик, и сознание сразу погрузилось во мрак. Выхватить оружие киллер не успел — блестящая реакция дала осечку.

Несколько секунд тишина нарушалась лишь шипением воздуха, выходящего из разрезанного горла. Затем последовало мягкое падение и бульканье, вновь сменившееся тишиной… Сухие кирпичи темнели, быстро впитывая влагу. Ночью цвет крови неразличим на красных кирпичах.

Жертва ждала своего убийцу, не предполагая ни о том, что она — жертва, ни что ожидаемый — её убийца. И так и осталась в неведении. Не пришёл… Ну, и не пришёл — что же? Он ведь и говорил: «Могу не прийти». Вот и смог.

Взглянув на часы — половина первого ночи — ожидавший выбросил недокуренную сигарету — она огненной дугой разорвала окружающую черноту, которая ещё плотнее сомкнулась вслед, — и пошёл к оставленному пустому автомобилю, чуть пофыркивающему мотором от нетерпения. «Встреча не состоялась. Ну что же, есть ещё запасной вариант», — человек сел, развернул машину и повёл по направлению к городу.

А труп уже начал остывать в темноте холодных камней, и летучие мыши по-прежнему чертили над ним свои нескончаемые дуги.

Часть 2. Несостоявшееся кофепитие

Автомобиль мчался по пустынной магистрали, изредка озаряемый огнём встречных фар, которые слабо разнообразили ночной пейзаж, или, вернее, его полное отсутствие. Улицы тоже были почти пустынны, а те редкие прохожие-полуночники, что встречались по пути, не обращали никакого внимания на проезжавший автомобиль, как будто его и не было. Или их.

Оставив машину у ворот явочного дома, Гиббс отворил узкую узорчатую калитку огораживающего садик невысокого забора и пошёл по неосвещённой аллейке. Сад охватил его тишиной, в которой растворялись последние тревоги и сомнения. Проходя мимо молчаливых деревьев, Гиббс впитывал их молчание и успокаивался. Встречи не произошло. Что ж, она состоится позже.

Окна особняка светились. «Дома», — подумал Гиббс, и, нащупав ключ, медленно открыл дверь. Она слабо скрипнула.

Гиббс знал, что его появление не будет сюрпризом, и потому надеялся, что его встретят. Но в холл никто не вышел. Немного удивлённый, Гиббс повесил плащ на пустынную вешалку и прошёл в столовую. Вторично скрипнула дверь.

Его ждали: на столе покоилось большое блюдо с разнообразными бутербродами и две тарелки — с ломтиками ветчины и свежеприготовленными тостами. Над стоящими на столе — разносторонним треугольником — чашками поднимался лёгкий дымок.

Гиббс улыбнулся, но улыбка замерла на губах, словно испугалась. В комнате никого не оказалось.

«Почему три? — подумал Гиббс и подошёл поближе, — Чай или кофе?»

Он наклонился над столом. От чашек струился кверху ароматный парок — кофе, — но чашки были пусты. Гиббс заглянул сверху. Пусто. Парок щекотнул глаз и исчез.

Гиббс осторожно притронулся пальцем. Чашки были сухие и холодные.

Из ванной послышался слабый плеск воды. Гиббс удивился: как он не услышал его ранее? — и направился к двери. Плеск нарастал. Гиббс подошёл к двери, постучал. Плеск смолк.

— Марта! — позвал Гиббс. За дверью было тихо. Даже не шуршало полотенце. Гиббс осторожно потянул на себя дверь — она чуть скрипнула — и заглянул в щёлочку.

Ванная была пуста, суха и ледяным холодом тянуло от её белых поверхностей. Стены покрывал толстый слой инея.

Удивлённый, Гиббс заглянул в спальню. Там горел какой-то бледный, неестественный свет. Гиббс пощёлкал выключателем, лампы под потолком то вспыхивали, то гасли, но гнетущее освещение не пропадало: должно быть, у него был другой источник. Кровать стояла аккуратно застеленная, всё выглядело абсолютно пристойно, и только один угол подушки был выпачкан чем-то красным.

«Что произошло? — подумал Гиббс, и на всякий случай посмотрел на обычно висящие на стене часы. Сейчас часов не было.

Почти физически ощущая спиной присутствие чего-то вокруг, Гиббс завертелся на месте, оглядывая все тёмные углы и закоулки, из которых могла выползти опасность.

Что-то тягучее и липкое обволакивалось вокруг него, но он по-прежнему ничего не видел и не слышал. Преодолевая незримое сопротивление, Гиббс бросился обратно в столовую. Каждый шаг давался с ощутимым трудом, он словно ступал по глубокой воде. Что-то притягивало его и не отпускало. Цепляясь руками по стене и за все предметы, встречающиеся на пути, он ухватил со столика, где обычно лежала телефонная книга, засохший букетик цветов и машинально понюхал. Цветы пахли фиалками.

И сразу наваждение отпустило его. Лампочки, мигнув, загорелись ровным светом, в воздухе повеяло лёгким ароматом духов, и откуда-то издалека заструилась негромкая классическая музыка. Шуберт.

«Что со мной происходит?» — подумал Гиббс. Неужели несостоявшаяся встреча так выбила его из колеи, что стала мерещиться всякая чертовщина? А он-то считал, что нервы у него крепкие.

В руке он до сих пор сжимал схваченный букетик. Медленно, словно боясь, поднёс к носу и понюхал ещё раз. Сухой запах пыльных цветов. Маленький лепесток оторвался, и, кружась, опустился на пол.

Гиббс вернулся в столовую.

Чашки продолжали дымиться, но блюда с бутербродами, ветчиной и тостами теперь стояли пустыми.

Над головой, на крыше, что-то заскрежетало — как будто что-то большое проползло по железу, царапая когтями.

«Крыша-то — черепичная», — тупо подумал Гиббс. Сразу, словно отвечая его мыслям, за окном послышались глухие удары: что-то падало с крыши и ударялось о землю. Инстинктивный взгляд, брошенный Гиббсом в окно, оледенел: под кругом фонаря, на земле и в траве, местами покрывавшей иссохшую землю, лежало несколько белых человеческих черепов, другие ещё падали и продолжали катиться, описывая кривые дуги.

С трудом отломив ледяные сосульки взгляда от окна, Гиббс направил глаза в комнату — отыскивать выход. Перед ним всё шаталось и дрожало. Но, возможно, шатался и дрожал он сам.

Его глаза шарили по стенам и никак не могли отыскать чёрный прямоугольник двери. Дверь исчезла. Не стало и окна, а сквозь стены начали проступать противные сине-бурые разводы.

Сделав несколько шагов, Гиббс натолкнулся на стол и схватился за него руками, тупо уставясь на скатерть. На пустом блюде лежал нож. Лезвие быстро покрывалось кровью.

Мгновенно наступила темнота, а затем погас свет. И в воцарившейся тьме Гиббс почувствовал, как что-то холодное и лохматое коснулось сзади шеи. Дико вскрикнув, он бросился вперёд, ударился о стену, перекатился по ней, чтобы встретить опасность лицом, вылетел через дверь в холл, наткнулся на вешалку, сорвал встретившийся рукам плащ, выскочил наружу и прогрохотал по ступенькам.

И остановился перед домом, оглядываясь — бледный, дрожащий, с колотящимся сердцем.

Сад был спокоен. Мягкий свет фонарей слегка освещал припорошённые песком дорожки, стены дома и чёрные стеклянные квадраты окон. На лужайке перед окнами столовой ничего не было — никаких черепов.

«Что за чертовщина?» — подумал Гиббс, но возвращаться не захотел. На улице заработал мотор машины. «Угоняют!» — мелькнуло в голове у Гиббса, и он бросился по аллейке к входу. Вылетев на улицу, он остановился.

Машина стояла на месте, безмолвная, с потушенными огнями. Внутри никого не было видно. Момента, когда остановился двигатель, Гиббс не уловил. А работал ли он? Гиббс взялся за ручку двери — она была холодная, как и положено металлу, оставленному на улице. Гиббс оглянулся на дом. Окна не светились, за ним никто не гнался. Возвращаться не хотелось.

Открыв дверцу, бросив плащ на соседнее сиденье и сев за руль, Гиббс почувствовал, что в салоне машины пахнет дорогими сигарами. Перегнувшись через сиденье, он посмотрел назад. Ни на заднем сиденье, ни между ними, на полу, никого не было. Переведя взгляд влево, на соседнее сиденье, на которое бросил плащ, Гиббс вздрогнул. Плащ был не его.

Часть 3. Домашние ужасы

Домой Гиббс попал только под утро, причём плохо помнил, что происходило с ним в остаток ночи — кроме того, что цеплялся за руль, поворачивая то вправо, то влево, пытаясь проехать к дому, а вместо этого раз за разом проезжал по одному и тому же пыльному переулку, и тучи пыли, поднятые при предыдущем проезде, не успевали осесть, и хорошо прорисовали снопы света от фар автомобиля. Лишь с рассветом, на последних каплях бензина, удалось затормозить у собственных ворот — наваждение отпустило.

Он облегченно вздохнул, когда удалось выбраться из автомобильной круговерти и увидеть вдали знакомую ограду. Но всё оказалось немножко иначе.

Дом встретил его неприятной неожиданностью: Топ, любимая собака Гиббса, завяз между калиткой и столбом, выглядывая оскаленной пастью на улицу. Нечего было и думать о том, чтобы оживить пса.

Гиббс открыл калитку, и Топ упал два раза: передняя часть на улице, а задняя — во дворе, в другую сторону.

Гиббс не стал останавливаться над собакой: происшедшее прошлой ночью переменило его. Он лишь подумал, что собака, наверное, хотела выйти…

Пройти по двору неожиданно оказалось проблемой: двор словно избороздили в разных направлениях гигантские когти, куски асфальта и бордюрные камни — бордосский гранит! — лежали в абсолютном беспорядке. Но земля успела подсохнуть — значит, несколько часов после случившегося прошло. Но что могли дать эти сведения?

Гиббс посмотрел на дуб, простёрший над разгромом могучую ветвь, и привычно подумал, что на ветви хорошо смотрелся бы удавленник. Но того по-прежнему не было, и Гиббс, посетовав на несовершенство мира, прошёл дальше, направляясь к дому.

Проходя мимо трансформаторной будки, он остановился: показалось, будто трансформатор как-то странно гудит.

Он открыл дверь — на ней почему-то не оказалось замка, — ржавые петли взвизгнули — и заглянул внутрь. На шинах трансформатора, между контактами, висел незнакомый молодой человек и гудел. Глаза его были мечтательно прикрыты, левая рука почернела и дымилась. Правой не было вовсе — отгорела.

Гиббс осторожно прикрыл дверь, чтобы не беспокоить незнакомца и отрешённо подумал о том, что подобное могло произойти и с Жозефиной: она не понимала электричества.

Он нашёл жену размазанной по потолку в гостиной — и достаточно ровным слоем. Но формы, в общем, угадывались, пропорции были соблюдены, так что всё походило на нелепый барельеф.

Произошло и кое-что ещё.

Все имеющиеся в доме мухи были аккуратнейше раздавлены на оконных стеклах, а тараканы, с которыми Гиббс безуспешно вёл длительную дорогостоящую борьбу, ровными рядами рыжих клякс покрывали розовые стены столовой.

Гиббс не поленился и сосчитал их. Оказалось 87 рядов по 326 тараканов в каждом. Перемножать Гиббс не стал, решив, что в данный момент это несущественно.

Несколько мышек, к удивлению Гиббса — «значит, у нас были мыши?» — висели на хрустальной люстре, связанные попарно за хвостики. Кошка мяукала где-то в дымоходе. Она оказалась единственным живым существом в доме, оставшимся в живых. Её блохи — «так у неё были блохи?»— лежали чёрной кучкой в хрустальной вазе для фруктов. Их Гиббс считать не стал принципиально.

У порога пустой спальни лежал премиленький розовый плетёный коврик, на котором угадывалось чьё-то лицо. Присмотревшись, Гиббс скорее догадался, чем узнал, что это он сам. Коврик был сплетён из дождевых червей. Рядом на стенке висел гобелен из садовых гусениц, изображающий фавна, играющего на свирели на берегу ручья. Или играющего на берегу ручья на свирели.

На кухню заглянуть не удалось: её до потолка заполнял пух из распоротых перин, ровно окрашенным порошком какао в приятный светло-бежевый цвет.

Больше в доме делать было нечего.

Гиббс освободил кошку из дымохода — совершенно чёрную. Она очумело посмотрела на него, задрала хвост трубой и выскочила в окно, оставив чёрные следы на подоконнике.

«К психиатру или к частному детективу? Куда направиться вначале? Может, всё это кажется? Кто в здравом уме способен сотворить такое?»

В полицию Гиббс решил не обращаться — полицейские, для облегчения собственной работы, первым делом заподозрили бы его самого, и, прежде чем они это рано или поздно сделают, ему хотелось узнать обо всём самому. Если не о происходящем, то хотя бы о себе.

Ткнув пальцем в первую попавшуюся строчку телефонной книги, обнаруженной, как ни странно, под телефоном, Гиббс отправился по указанному адресу.

Часть 4. У детектива

Медная табличка над дверью гласила: «Детектив-психиатр».

«Мне повезло», — подумал Гиббс. Фамилию прочитать он не успел: её украшали разнообразные завитушки, а дверь уже открывалась. Позвонить он не успел.

— Я специализируюсь на преступлениях, совершенных людьми с болезненной психикой, против людей с болезненней психикой, а также совершённых в психике человека — безразлично, им самим, или другими людьми, — представился врач Гиббсу, когда они устроились в кабинете: Гиббс в кресле, а детектив — на столе.

— Значит, мне к вам и надо, — проникновенно сказал Гиббс. — Мне кажется, я стал жертвой направленных галлюцинаций. Со мной происходит такое, чего никак не может произойти на самом деле.

— Ничего подобного, — доктор помотал головой. — То, что произошло с вами, вполне естественно. Немного необычно — да, но естественно. То есть всё происходило реально, вам ничего не казалось.

Гиббс опешил.

— Откуда вы знаете?

Детектив улыбнулся.

— Очень просто: никаких других событий за последнее время не произошло, и вы неизбежно должны были прийти ко мне. С этого всё началось? — он протянул Гиббсу газету, в которой была отчеркнута красным небольшая заметочка:

«Сегодня, вблизи развалин старого замка, обнаружен труп молодого мужчины с прокушенной шеей. У несчастного выпита вся кровь. Неподалеку обнаружена его машина с испачканным кровью капотом. Предполагается, что преступники убили его на капоте собственной машины».

— Так вот почему я его не дождался! — воскликнул Гиббс. — Его убили вампиры!

— Вы верите в вампиров? — быстро спросил доктор.

— Но вы же видите, — Гиббс указал на газету, — выпили кровь.

— Ерунда. В наше время верить в вампиров… Их не существует. Это сделал его собственный автомобиль. Покойный, должно быть, плохо обращался с ним: не чистил, не смазывал, а заправлял, вероятно, низкооктановым бензином. Последнее может сильно повлиять на поведение машины. Она оглушила его крышкой капота — вы знаете, там стоит очень сильная пружина, — а потом, стремясь поднять октановое число топлива, выпил кровь. Карбюратором. Тот, как известно, обладает хорошим всасывающим действием — если правильно отрегулирован.

Гиббс был ошеломлен. А врач-детектив продолжал:

— Чтобы обеспечить себе алиби, автомобиль просто остался на месте преступления. Если бы он уехал, его стали бы искать, посчитав угнанным. А так — его просто отволокли на ближайшую свалку: кто купит автомобиль убитого, да ещё в таком состоянии? Но я крайне сомневаюсь, что он там остался. Надо будет проследить его дальнейшую судьбу… Скорее всего, автомобиль под покровом ночи покинул свалку и отправился на юг.

— А… а мой дом? — Гиббс выглядел более растерянным, чем обычно. — Кто натворил там столько безобразий?

— Кошка, — веско сказал детектив, — Кошка. Как только вы рассказали мне свою историю, мне сразу показалось странным, что изо всех живых существ в доме уцелела одна она.

— Как… почему она это сделала?

— Её обидела ваша жена. Тот молодой человек — в трансформаторной будке — любовник вашей жены. Она так спешила открыть ему дверь, что наступила на кошку. И забыла накормить её.

— Но как такая маленькая кошечка…

— Она увеличилась. Есть анаболики, витамины, масса других препаратов. В сочетании с тонизирующим облучением и массажем это может дать поразительные результаты.

— Да-а…

— А потом, когда действие препаратов закончилось, она вернулась к прежним размерам.

— А клопы и тараканы?

— Это она развлекалась.

— А… у Марты?

— Чашка.

— Что-о? — Гиббс почувствовал, что его глаза медленно вылезают на лоб.

— Да. Вы должны знать, — наставительно произнес доктор-детектив, — что в каждом сервизе содержится минимум шесть чашек. Вы говорите, что на столе стояло три. Одну разбили вы — в прошлый раз, а одна… была разбита ещё до вас. Таким образом, одну чашку на стол не выставили…

— Это её обидело? — начал понимать Гиббс.

— Нет. Марта ждала вас и больше никого. На столе должно было стоять две чашки, Марта так и приготовила. Но эта четвёртая, последняя чашка, решила сделать всё по-своему. Именно то, что вы увидели.

Гиббс встал, и, пошатываясь, вышел из комнаты. В голове его шумело, и он никак не мог понять, где находится. Те объяснения, которые он только что получил от детектива, он принять не мог, а других не было.

А доктор-детектив, проводив Гиббса, встал, прошёлся по комнате, остановился — и на его лице зазмеилась странная улыбка.

Он кровожадно ухмыльнулся и вышел в соседнюю комнату, где, зажатая в тисках, обречённо ждала его четвёртая чашка из кофейного сервиза, которую он пытал, выкручивая ручку, чтобы добиться от неё новых подробностей этой невероятной истории…

Персей

Сам не пойму, чего вдруг мне в голову взбрела такая дикая мысль? Должно быть, повлияла возможность проверять самые невероятные гипотезы с помощью машины времени. Дождались, дорвались…

Но если некоторые маршруты превратились в чисто туристические — например, считалось хорошим тоном съездить узнать, действительно ли Колумб открыл Америку, или же всё ограничилось слухами среди современников, — то я для начала решил пройтись по древним мифам. Разумеется, их проверять труднее, но зато и удовлетворение во много раз больше: никто не верил, а я вот… Наверное, такое же удовлетворение испытывал Шлиман, когда открыл Трою — этот пример на языке у всех, кто хочет пуститься в какое-нибудь рискованное предприятие. И ведь никто не помнит — а многие не знают, — что раскопки он вёл отвратительно, любой начинающий археолог-профессионал надрал бы ему уши за подобный способ ведения раскопок, а вот поди ж ты! — никто об этом и не помнит… Победителя не судят… как это будет по-латыни? Не знаю, я специализируюсь на древнегреческом. Ну а теперь, с изобретением машины времени и вообще развернулся простор для проверки любых, самых идиотских, гипотез.

Причём чем глубже погружаешься в прошлое, тем охотнее дают разрешение: если и обнаружится какой хроноклазм, всё теряется в толщине веков. Замазывается, замыливается. Словом, утихает.

Пытались, правда, на первых порах эксплуатации МВ ввести термин «футурическое загрязнение прошлого», да он не прижился. Контроль обязательный, конечно, ввели, все путешествия на строгом учете, разрешают только с научными целями или под наблюдением опытных хрононавигаторов, сдавших соответствующие экзамены.

Вот и я решил проверить древнегреческие мифы. А что? Чем я хуже? Кандидатскую я по ним пишу.

Первым — уж и не знаю, почему так получилось — я решил проверить миф об Андромеде, которую, как известно, спас Персей. В наше время в моду опять входило всё древнегреческое, так что моё путешествие было ещё и данью моде — отчасти. Но я за модой не следовал, а хотел лишь выяснить, имеет ли данный миф реальную основу под собой или нет. Короче, я заложил в память машины все известные мне (а значит, и современной науке) данные о тех временах, и стал ждать.

Ждать пришлось недолго: едва я освободил рычаг пуска, как перед моими глазами всё потемнело — это я погружался во тьму веков, — а затем мрак рассеялся, и я очутился на живописном морском берегу, освежаемый шумом прибоя.

«Это ж надо! — думал я, выбираясь из машины, — никакого загрязнения окружающей среды! Хоть подышу всласть!»

По одну сторону от меня клубился голубой туман силового поля, прикрывающий машину времени, а по другую к скале была прикована девушка. Она плакала, и капли слёз падали прямо в море.

— Андромеда! — позвал я на чистейшем древнегреческом.

Она повернула голову. Подумать только — и в честь такой красавицы назвали какую-то паршивую туманность! Разве это туманность? Черты лица у неё были ясные и чистые.

— Уходи отсюдова, чужуземец, — прошептала она, — сейчас из моря вылезет дракон.

Акцент у неё, однако, был жутчайший.

— Разве мы в Шотландии? — поинтересовался я. По долгу профессии, будучи глубоко погружённым в собственную науку, я, конечно, имел представление о современных мифах, но не придавал им большого значения: не мой профиль. Андромеда, разумеется, ничего не поняла из моей речи, хотя я старался выговаривать слова как можно тщательнее: просто она ничего не знала о Лох-Несси.

— Я пришёл освободить тебя, — произнёс я то, что она должна понять, не взирая на своё состояние. Я представляю: стоять и ждать, пока тебя сожрут…

Я подошёл и лазерным ножом аккуратно перерезал цепи на её запястьях.

— Пойдём?

— А дракон? Он ведь погонится за нами…

— Пустяки, — отмахнулся я, но вовремя спохватился. Её-то я спасу… Но если дракон действительно существует (я не мог утверждать наверняка, я не специалист, но он должен существовать, раз Андромеда этому верит — и тем более, что её приготовили ему на съедение), то он будет продолжать терроризировать окрестное население. Дракона надо уничтожить.

И я вызвал робота — специально захватил для схватки с драконом. В наше время человеку трудно убить живое существо — пропаганда общества охраны природы дала, наконец, свои плоды. А может, здешний дракон необходим для процветания биоценоза? Но этот вряд ли, раз он превратился в людоеда. Успокоив себя такими мыслями, я вызвал робота.

Робот был вооружён мечом — дань античной мифологии, которая, как теперь оказалось, являлась чётким отражением реальности. Да, но Персей убил дракона взглядом Медузы-Горгоны? Не прилетит ли на самом деле Персей сюда, и не окажусь ли я после всего сам в роли дракона?

Такая мысль, признаюсь, мелькнула, но я тут же затолкал её в глубины подсознания. Для этого надо, чтобы на свете существовали такие ужасные существа, как Горгоны, а также и Меркурий, подаривший Персею летающие сандалии, а подобного допустить я не мог. Куда делись бессмертные боги, если они существовали? Вымерли?

Скорее всего, действительно имевший место факт спасения Андромеды преломился — сквозь толщу тысячелетий — в сознании людей. А уж оно постаралось…

Я решил взять Андромеду с собой — иначе возник бы хроноклазм: дракон неминуемо съел бы её, если бы не я. То есть она просто обязана исчезнуть из данной реальности. Поэтому исчезновение Андромеды и сохранившийся труп дракона будет расценен людьми, как следует, так что никакого хроноклазма не возникнет. Всё будет, как в мифе.

Вода в море забурлила.

— Это дракон, — прижалась ко мне Андромеда.

«Что это может быть? — думал я. — Невымерший древний ящер? Диплодокус вульгариус? Ладно, покажу снимки специалистам, пусть разбираются».

Дракон вышел на берег. Четыре ноги, хвост, зубастая голова — всё, как положено у дракона. Я снимал непрерывно, для надёжности удерживая палец на спуске видеокамеры. Дракон уверенно полз к тому месту, где должна была находиться Андромеда. А теперь там стоял робот, сжимающий в руках острый-преострый меч с мономолекулярным лезвием.

«Смотри-ка, — подумал я, — у дракона уже условный рефлекс выработался. Видно, не одну девушку успел сожрать… Что же имена остальных в мифе-то не остались?»

Но времени размышлять не было: дракон приближался к роботу. Мои пальцы замерли на пульте управления.

Схватка оказалась короткой — да, по сути, и схватки никакой не было. Дракон наклонил голову — то ли чтобы обнюхать робота, то ли чтобы сразу проглотить, — а робот взмахнул мечом.

Голова дракона покатилась в одну сторону, тело забилось в конвульсиях в другой, а из перерубленной шеи фонтаном хлынула кровь, размывая песок. Меня замутило. Но я сдержался.

Мои пальцы, лежащие на пульте дистанционного управления — робот был совсем простенький, одноразового пользования — отдали команду поразить дракона в сердце, чтобы прекратить агонию. Робот выполнил команду и остановился, ожидая продолжения.

— В машину! — хотел скомандовать я, но замер: Андромеда, выпустив мою руку, бросилась к роботу и повисла у него на шее. — Что за новости? — изумился я.

— Спаситель мой! — запричитала Андромеда, покрывая забрызганный каплями драконьей крови корпус робота поцелуями. — Ты убил его!

Я был поражён.

— Андромеда, — сказал я, подойдя поближе, — это я убил его.

— Ты думаешь, у меня нет глаз? — сверкнула она ими на меня. — Он — мой спаситель, он убил дракона. Я сама видела!

— Но это же просто робот!.. — Я замолк. Как объяснить девушке, не знающей основ кибернетики, что такое робот? Я попытался объяснить ей по-другому:

— Это мой слуга… — ч-чёрт, это же всё равно. — Он не живой, Андромеда. Это механическая кукла. Вот смотри, — я переключил несколько кнопок на пульте, и робот медленно двинулся в море.

Андромеда смотрела на него с любовью.

Робот вошёл в море, смыл с корпуса кровь и вернулся.

— Видишь, он меня послушался.

— Но ты ему ничего не говорил!

Аргумент был неотразимый. Теперь я понял, что сделал две глупости: воспользовался тактильным управлением и покрыл корпус робота биопластиком, придав ему человеческий облик. Первое я сделал из соображений экономии, поскольку робот одноразовый, а второе — из-за моей нелюбви к безликим роботам. А оказалось, что я всё сделал по глупости. И теперь всё обернулось против меня. Андромеда влюблена в робота, тот не может ответить взаимностью, потому что даже не говорит. А я не могу доказать, что всё сделал именно я.

Что же делать? И на месте оставаться нельзя: придут ведь посмотреть, принята ли жертва. Я, конечно, мог остаться и прочитать лекцию о вреде суеверия, равно как и человеческих жертвоприношений, так ведь не поймут же!.. Несмотря на мой чистейший древнегреческий.

И тут у меня в голове мелькает спасительная мысль.

— Подожди здесь, Андромеда, — говорю я, хотя во фразе нет и доли здравого смысла: ведь я не собираюсь возвращаться сюда. То есть в данный момент времени.

— В машину! — командую я роботу и самому себе, и скрываюсь в тумане силового поля. Андромеда недоуменно смотрит мне вослед.

Я прыгаю на два часа назад — по-моему, вполне достаточно, чтобы отменить моё предыдущее пребывание здесь. Выхожу из машины… Я не ошибся!

Андромеда прикована к скале. Подхожу к ней и проделываю прежние манипуляции с лазерным ножом. Освобождённая Андромеда уговаривает меня поскорее уйти, чтобы не попасть на обед дракону, но я хладнокровно сажусь на тёплый камень у самого моря и начинаю рассказывать ей древнегреческие мифы. То есть это для меня они древние и мифы, а для неё — самая свежая новость. Она внимает мне с восхищением, а я с тоской думаю, что мне придётся убить животное. Пусть оно с извращёнными повадками, но самому! А у меня-то извращённых повадок нет!

И ещё одна мысль волнует меня: ведь я уже раз прилетал сюда, не произойдёт ли катастрофической встречи двойников? И что тогда? Вот сейчас заклубится туман силового поля, и на берег моря выйду я сам, собственной персоной…

Я смотрю на часы. Такая встреча должна была произойти ещё пять минут назад. Хроноклазма не состоялось. Очевидно, последующее путешествие в тот же самый отрезок времени автоматически снимает предыдущее. Впрочем, я не могу утверждать наверняка: я не настолько хорошо знаю теоретические основы передвижения во времени.

Но, как бы то ни было, всё произошло как можно лучше: зачем мне ещё и я? Хватит разобраться с одним драконом. А вот и он…

Так же вскипает вода и показывается отвратительная голова дракона.

Андромеда вскрикивает и прижимается ко мне.

Я стою, решительно сжимая рукоятку лазерного ножа и стараясь оживить в себе древние охотничьи инстинкты. У предков-то их полно было…

Дракон вышел из моря и по мелководью приближается ко мне, к нам. Шлёпая лапами по воде и поднимая брызги.

Я поднимаю лазерный нож, бью мелкими короткими вспышками — чтобы убить, поразив нервные узлы, а не перерезая пополам — иначе здесь будет ещё одно море, море крови. Но я плохо знаю анатомию динозавров, знаю лишь, что у них два мозга — в голове и крестце. На всякий случай поражаю оба. Последним лучом пронзаю дракону сердце: оно тоже играет важную роль в нервной деятельности, помимо основной функции.

Динозавр убит, но не падает. Он застыл в неподвижности — должно быть, я задел соответствующий нервный узел, и его парализовало. Так он и будет стоять, пока не разложится.

Вот и всё. Схватка закончена. Я провёл её не хуже робота, всё получилось гораздо чище — почему я не вооружил его лазером? Стоп. Я помню? Помню всё, что произошло в тот раз? Но тогда это помнит и Андромеда… Нет, всё правильно, я ведь находился в Машине Времени, ограждённый силовым полем от нормального потока времени — потому и сохранил память. А Андромеда не помнит ничего, для неё всё произошло впервые.

Я беру её за руку и веду к машине. Она смотрит на меня с затаённой любовью — ведь я её спаситель. Я, а не какой-то там Персей. И вообще неизвестно, кто был этот самый Персей, и почему его имя вдруг попало в мифы? Откуда они его взяли, эти древние? Откуда он появился? Я не обнаружил здесь никаких его следов. Но надо спешить, скоро сюда должны явиться те, кому поручено проверить, принята ли жертва… А может, Персей был одним из жрецов? И захотел примазаться к чужой славе? Но у него ничего не получится — Андромеда идёт со мной. Я её никому не отдам!

Надо спешить… но я не могу спешить, когда рядом со мной такая девушка. Я иду медленно, как и положено идти герою, только что победившему огромного дракона.

Я ступаю, не торопясь, и в мокрый песок впечатываются следы моих сандалий производства обувной фабрики «Персей», которая по странной прихоти кого-то из модельеров-конструкторов помещает на подошвах перевёрнутое, зеркальное отражение своего товарного знака.

И вдоль всей цепочки следов, причудливой линией протянувшейся от пустых цепей, которыми была прикована Андромеда к скале, вдоль по мокрому от брызг прибоя берегу моря; и так неожиданно обрывающейся, будто идущие поднялись в воздух, в безукоризненно выполненном овале на правильном древнегреческом языке отчётливо читается: «Персей», «Персей», «Персей», «Персей».

А вдалеке стоит окаменевшая туша дракона.

Коллекционер

Люди собирают коллекции не потому, что им это нравится. Просто сидит внутри какой-то жучок, или пчёлка, и подзуживают: собирай марки, собирай спичечные этикетки, собирай значки, собирай флакончики из-под духов, собирай пивные бутылки, собирай, собирай, собирай…

Он коллекционировал «спасибо» и «пожалуйста». Только «спасибо» и только «пожалуйста». Никакие «благодарю Вас» или «будьте добры» не могли смутить его душевный покой. И не потому, что они занимали слишком много места, были достаточно тяжеловесны и несколько архаичны, не потому, что встречались довольно редко — наоборот, настоящего коллекционера всякие раритеты только привлекают, а никак не отталкивают, — а вот не нравились они ему — и всё.

Хотя, может быть, и не нравились именно потому, что занимали слишком много места — а квартира у него была однокомнатная, — были достаточно тяжеловесны и несколько архаичны и встречались достаточно редко, что, согласитесь, всё же препятствует регулярному пополнению коллекции. Кроме того, ему казалось, что от них несёт анахронизмом — пусть слегка, почти незаметно, но несёт. А он любил современность.

Начал он собирать, как обычно и начинается всякая настоящая коллекция, с малого, почти случайно: ехал как-то в троллейбусе (или в автобусе — точно сказать трудно, да это и неважно) на работу — мелкий клерк одного из многочисленных учреждений, делающих деньги на разрешении разрешённого, пересогласовании согласованного и контролировании не требующего контроля. А может, перепродажей проданного — в последнее время данная деятельность стала не только прибыльной, как и во все века до сего, но и модной, что повышало престиж человека, ей занимающегося.

Ехал он, значит, в троллейбусе и стоял возле компостера на задней площадке — хоть и очень не любил это место, но другого не было, какое досталось. Не любил именно потому, что приходилось часто клацать компостером, пробивая талоны. Нудная была работа, а платить за неё не платили.

И вот он брал талоны — иногда вместе с «прокомпостируйте, пожалуйста», иногда люди передавали молча — щёлкал компостером и возвращал назад. И так заработался, почти увлёкся, что спохватился только, когда водитель — спасибо ему! — объявил его остановку. Он рванул к двери и успел вывалиться из неё до того, как она закрылась.

На улице, оправляя помятую одежду, он обнаружил, что всё ещё продолжает зажимать что-то в руке. Сначала подумал, что талон — и дёрнулся было вслед за отъезжающим троллейбусом, — но понял, что опоздал, и развернул смятое.

Это оказалось «пожалуйста» — маленькое, но аккуратное и не лишенное симпатичности. Его передала ему девушка, очень похожая на своё «пожалуйста». В других обстоятельствах он попытался бы с ней познакомиться, но сейчас, когда спешил на работу…

В конторе, положив «пожалуйста» на стол и ещё раз разгладив, он задумался. У всех было хобби. Кто-то занимался подлёдной рыбалкой, кто-то ходил в баню, кто-то коллекционировал монеты. И только у него до настоящего времени не было подобного увлечения. И вот теперь оно появилось: он решил собирать «пожалуйста» и «спасибо». Да, и «спасибо», потому что «спасибо» девушки, как оказалось, тоже осталось с ним — оно приклеилось к тулье шляпы, когда он рванулся к двери, — что он и обнаружил, снимая шляпу и приложив немало трудов, чтобы оторвать «спасибо», не повредив.

Но, возможно, всё началось совсем не так и не тогда, а позже (или раньше), когда он ехал в таком же автобусе или троллейбусе, когда у него было плохое настроение. И вовсе необязательно он стоял у компостера. Просто с плохим настроением в общественном транспорте лучше не ездить, а лучше пройтись пешком — прогулка хорошо успокаивает нервы. Но он поехал, и вот что из этого вышло: он не отвечал ни на одно «пожалуйста» и «спасибо», с которыми к нему обращались люди, просившие передать талон, не возвращал их, и в результате у него скопилось некоторое количество «пожалуйста» и «спасибо». Сначала он хотел их выбросить, но потом передумал и сунул в карман. Дома рассмотрел как следует, и удивился: все они были разные. Казалось, в них отражались особенности бывших владельцев. Вот тогда-то он и подумал: «А не начать ли собирать коллекцию?»

С тех пор все поездки в общественном транспорте, которые прежде он считал пустой тратой времени, стали источником постоянного пополнения коллекции. Каждый день обязательно попадалось что-то новое.

Обычно он сам занимал место возле компостера или в непосредственной близости — там, где вероятность получить «пожалуйста» и «спасибо» была выше всего. И он стоял, клацая компостером и собирая урожай. При этом обычно молчал, чтобы не расходовать свои «пожалуйста» и «спасибо», а иногда хитрил — чтобы не прослыть совсем невежливым: ездить-то приходилось в одно и то же время, так что и люди рядом ехали, в общем, знакомые, — новое и хорошее «пожалуйста» оставлял себе, а дальше передавал своё, старое, тусклое, из дубликатов, иногда тронутое молью.

Он научился хорошо различать, какое «пожалуйста» можно оставить себе, какое передать дальше, а что и вернуть владельцу, возможно, также пытающемуся схитрить.

Случалось, он пробивал «пожалуйста» вместе с талончиком: одни специально — если они чем-то не нравились, вторые по забывчивости, особенно если он отвлекался, погруженный в свои мысли — со временем всё реже попадались оригинальные вещи у компостера, — и на просьбу «пробейте пожалуйста», пробивал это самое «пожалуйста», то есть поступал буквально просьбе, — продолжая держать в руках талончик. Или вбрасывал «пожалуйста» в кассу — на тех маршрутах, где они сохранились — и смотрел жалостливыми глазами, как оно проворачивается, розовое, хрустящее, под лопатками резиновой ленты, пока не увлекается в монетосборник. Он знал, что, попадая под град монет, встряхиваясь на ухабах дороги, «пожалуйста» к концу рейса сотрётся чуть ли не в труху, и не будет больше ни на что годно.

Потом, когда у него скопился целый ворох троллейбусных «спасибо» и «пожалуйста», до него дошло, что их можно собирать не только в общественном транспорте, но и в других местах, благодаря чему коллекция значительно расширилась. Вообще-то транспортные «пожалуйста» и «спасибо» ему не очень нравились — их разве что было много, а так они были слишком уж легковесными — почти такими же, как и талончики или билеты. Вот разве что если кто-то по ошибке отдаст другое… скажем, ателейное (или ательёвое?) — пришёл человек в ателье за костюмом, уже и «спасибо» приготовил, зажал в руке, а оказалось, что костюм ещё не сшили. Вот «спасибо» и не пригодилось в ателье. И пошёл человек без костюма, держа в руке «спасибо». Зашёл в троллейбус, передал талончик на компостер и когда получал его обратно, отдал пробившему «спасибо». Но такое, разумеется, случалось не часто.

Однажды произошёл случай, глубоко возмутивший нашего коллекционера: ворвался в троллейбус какой-то взлохмаченный парень и протянул талон с нелепым «пробей-ка». Он тогда мстительно оторвал «-ка», пробил «пробей» и вручил оторопевшему парню.

Он так долго собирал «пожалуйста» и «спасибо», что теперь прекрасно в них разбирался. Вечерами сидел за столом, на котором всегда раскладывал коллекцию и перебирал новые экземпляры. Вот это — жёваное и измятое, явно цедилось сквозь зубы, да к тому же жёлтые и прокуренные. И от этого на «пожалуйста» остались длинные следы и неприятный запах. Придётся его, пожалуй, основательно почистить скипидаром, иначе таким его никто не возьмёт, или покосятся с осуждением…

Он не любил и не брал монстров типа «большое спасибо», «огромное спасибо», или даже «преогромное спасибо» — само «спасибо» болталось на них, как хвост на слоне, а вот чем было всё остальное — неизвестно. Пузырь, просто пузырь, занимающий место — никакой тяжести, весомости.

Попадались ему и обычные легковесные «спасибо», но с ними он научился обращаться — он их склеивал. Склеивал друг с другом для увеличения веса, причём так навострился, что никто ни разу не заметил места склейки, да и расклеиваться они не расклеивались. Он давно понял, что бывают ситуации, когда хорошее весомое «пожалуйста» может очень даже здорово помочь.

Для пополнения коллекции — в частности, для более успешного получения новых «пожалуйста» — он придумал множество уловок. Например, такую: на улице, обращаясь к прохожему — якобы с какой-то просьбой, вроде «который час?» или «как пройти?» — он предварительно говорил: «скажите: «пожалуйста»…», причём говорил так, что у него звучало как «скажите пожалуйста», т. е. «пожалуйста» в его речах было не настоящим «пожалуйста», а всего лишь словом — не все люди могут хорошо различать настоящее «пожалуйста» от такого же простого слова. Ничего не подозревавший человек говорил «пожалуйста» и тогда он тут же забирал его. А дальше спрашивал какую-нибудь мелочь, ерунду, или же молол такую чушь, что человеку было неудобно принимать от него «спасибо» и, таким образом, он экономил ещё и «спасибо».

К сожалению, не все знали, что после «скажите пожалуйста» надо говорить «пожалуйста», многие говорили «да?», а зачем ему было нужно «да»? «Да» он выбрасывал сразу.

«Вот если бы всех людей научить правилам вежливости! — мечтал он. — Сколько б тогда «пожалуйста» и «спасибо» у меня накопилось! Все бы говорили мне «пожалуйста» и «спасибо», а я бы — никому!»

Но, разумеется, так просто ни «спасибо», ни «пожалуйста» ему не давали, за них приходилось и работать — чтобы получить нечто более весомое, чем транспортное «спасибо» — то старушку через дорогу перевести, то в очереди за кого-то из сотрудников постоять, то втащить что-нибудь тяжёлое на девятый этаж без лифта, гвоздь загнуть… да мало ли дел для человека может отыскаться, если он их сам ищет?

Однако он любил, чтобы его просили — ведь только таким способом он мог получить «пожалуйста», да и не одно. «Эх, работал бы я в сфере услуг! — думал он. — Или хотя бы сантехником. Вот было бы хорошо!» Но он хорошо знал, что в любой профессии есть как свои плюсы, так и минусы.

Когда его о чем-то просили, он всегда соблюдал чувство меры, не заставлял долго просить, — чтобы просившему не надоело и «пожалуйста» вышли повесомее, — иначе они сильно теряли и в весе и искренности. «Вот уж действительно: потеряешь в количестве — приобретёшь в качестве, — думал он, сжимая в руках очередное «спасибо» и два «пожалуйста», которые получил перед этим, — вчера были три «пожалуйста», а весили гораздо меньше…»

Квартира его походила на огромный склад «пожалуйста» и «спасибо». Стоило задеть, скажем, картину, как на голову сразу падало тяжеловесное «спасибо».

В его коллекции были и уникальные экземпляры: например, двойное «спасибо-спасибо» и даже тройное «спасибо-спасибо-спасибо». Двойные и тройные «пожалуйста» встречаются всё же значительно чаще, хотя и бывают при этом покрыты лёгким налётом иронии, которая, однако, не очищается даже патентованными пятновыводителями.

Он складывал коллекцию, группируя по тональностям и эмоциональным оттенкам и окраскам. Так, в одном ящике лежали иронические «спасибо», в другом — иронические «пожалуйста». Были также и чуть ли не угрожающие «спасибо», причём с довеском типа «ну, спасибо, удружил». Одно высокомерное «пожалуйста», брошенное ему в полированных коридорах, пришлось даже распилить надвое и поставить на петлях, иначе в квартире оно не вмещалось, упираясь в потолок. Хорошо ещё, что он было без «голубчика». С «голубчиком» ему попадались раньше, и все приходилось выбрасывать — уж очень скоро «голубчик» протухал, а вслед за ним протухало и само «пожалуйста».

Между тем начал он замечать — по прошествии какого-то времени, — что с коллекцией творится что-то неладное: появился запах, завелась моль… «Всё это потому, что я брал без разбора, особенно поначалу, — размышлял он, выгребая полный совок гнили, — вот и попались недоброкачественные «пожалуйста» и «спасибо». Надо впредь быть внимательнее… Не пересыпать ли нафталином?» Но он представил, каково будет людям принимать от него пронафталиненное «пожалуйста»… — и отказался от этой мысли.

Теперь он более тщательно рассматривал всё попадающее ему в руки и неподходящие — неискренние — возвращал сразу. А однажды ему встретилось фальшивое «пожалуйста». Он долго вертел его в руках, как диковинку, и не знал, возвращать, или нет. Потом всё же решил взять, но поместить в раздел курьёзов.

Были у него и импортные вещи: два «мерси», одно «силь ву пле» и неведомо как затесавшееся «хау ду ю ду». Впрочем, он не знал английского, и потому ему простительно. Иностранные, хоть и без фирменных этикеток, он хранил отдельно — на всякий случай, чтобы наших не попортили. Использовать их он всё равно не мог, на обмен тоже не годились, ну а так — друзьям показать — почему бы и не оставить?

«Может, заняться обменом, что ли? — иногда подумывал он. — Завести переписку с заграницей… Ну, и что мне это даст? Там ведь всё точно такое же: вежливо-равнодушные, искренние, презрительные… Содержание такое же, разве что форма иная. Посмотреть любопытно, а пользоваться нельзя. Нет, некоторые, конечно, пользуются, — он вспомнил, как выбросил несколько случайно попавших к нему небольших «пардонов», скроенных на отечественный лад, и усмехнулся. «Вот же была охота кому-то заниматься, — подумал он, — лишь бы материал переводить. А качество не то. Души за ним нет, за этим «пардоном». Свои-то, правда, тоже такие встречаются…»

Так или иначе, а продолжал он собирать только отечественные «спасибо» и «пожалуйста». Только начал замечать в последнее время, что очень уж редко они стали попадаться. Неужели так много коллекционеров развелось?

Кто казнит палача?

— Встать, суд идёт! — за многие столетия старинная формула судебной практики не изменилась. Даже теперь, в XXXIII веке. Но это был последний суд на Земле.

— Мы собрались здесь, — сказал председатель, — на наше последнее судебное заседание, чтобы определить судьбу последнего преступника в мире…

— Я не преступник! — рванулся с места подсудимый. — Я — Палач!

— Нет, ты преступник, — ласково возразил председатель. — Ты был Палачом, верно, мы сами избрали тебя на этот пост, но вспомни — по твоему собственному согласию. Ты сам захотел стать Палачом.

— Да! Потому что верил вам, потому что считал, что так нужно для всех, для всего мира. Кто-то всё равно должен был стать Палачом, чтобы уничтожить оставшихся преступников.

— Правильно. Уничтожить, потому что это — единственное средство. Потому что сознание человека, совершившего преступление — перерождённое сознание, факт преступления оттуда не вытравишь ничем, даже стиранием памяти. Поэтому нам и нужен был человек, способный выслеживать и уничтожать оставшихся преступников — их ведь оставалось не так много. Но и не так мало, чтобы общество могло избежать их вредного влияния. Если болезнь не подавить в зародыше, она охватит весь организм. Поэтому нам и нужен был Палач. Но, — председатель помедлил, — мы, к сожалению, не учли одного: ты оказался слишком слаб. Уничтожая преступников, ты сам стал преступником. Сознайся, ты ведь убивал их с удовольствием?

— Да, — ответил подсудимый и по залу прокатился гуд изумления. — Но лишь потому, что был уверен, что делаю нужное дело, что так будет лучше… для всех. Я убивал их с мыслью о том, что это необходимо, что с моим последним выстрелом зло на Земле окончательно исчезнет. Исчезнет, чтобы никогда больше не возродиться.

— Однако оно возродилось — в тебе, — возразил председатель. Тебе понравилось убивать, — продолжал он, — кто поручится, что ты не захочешь убивать и впредь?

— Люди! — обратился он к залу. — Можем ли мы терпеть рядом с собой убийцу?

Зал негодующе зашумел.

— Видишь, — обратился председатель к бывшему Палачу. — Весь народ говорит «нет». Ты заслуживаешь смерти. Но, — председатель поднял вверх руку, — ты не будешь забыт. Мы установим тебе памятники во всех городах. В глазах людей ты останешься героем, избавившим мир от зла. Отныне мы можем жить спокойно и счастливо.

— Хорошо, — подсудимый опустил голову. — Я согласен умереть, если это нужно. Я стал Палачом, потому что это было необходимо для мира, теперь я отдаю за это жизнь. Раз вы так решили…

— Но кто убьёт меня? — он снова поднял голову. — Кто нажмет кнопку излучателя? Кто станет убийцей Палача?

— Мы подумали об этом, — кивнул годовой председатель. — Убийцей не будет никто. Перед каждым сидящем в зале — кнопка. Их нажатие замыкает цепь излучателя… мы все одновременно нажмём кнопки. И никто не будет считать себя убийцей. Мы сделаем это… ради будущего.

Высокий протяжный вой сирены прорезал тишину зала.

— Это сигнал, — поднял руку председатель. — По второму сигналу нажимаем кнопки.

ВСЕ кнопки были нажаты одновременно.

Ослепительная вспышка испепелила пространство, где только что стоял подсудимый. Всплеск пламени рассеялся в воздухе.

«Как легко, — подумал председатель. — Я и не знал, что так легко убить человека: всего одно нажатие кнопки… Как легко!»

«Как легко». «Как легко …» «Как…»

В лесу родилась Ёлочка

В лесу родилась ёлочка,
В лесу и умерла.

Между двумя строчками протекла вся жизнь ёлочки — сначала юной и неопытной, а затем всё более и более умудрённой, со свисающими вниз гру… пардон, ветвями.

Представьте общую картину: дремучий лес вокруг, толстая подушка осыпавшейся хвои покрывает землю под ёлочкой. Если бы человеку пришлось жить в окружении своих осыпавшихся волос, я не уверен, что он смог бы прожить столько, сколько прожила ёлочка. Но вернёмся именно к ней.

Так и видишь эту елочку, которая всю свою горькую жизнь (а еловая хвоя очень горькая!) ждала-ждала кого-нибудь вроде прекрасного принца, да так и не дождалась. Под конец своей горькой жизни она была согласна на любого принца, пусть и не прекрасного, пусть даже в виде пьяного мужика, который, томимый отнюдь не духовной жаждою (хотя спиритус вини очень можно представить в виде духа. Недаром вольный перевод библейского выражения «дух крепок, а плоть слаба» звучит как «водка ещё хорошая, а мясо протухло»), в предвкушении близлежащей выпивки представляет, как зелёные ветви елочки превращаются в зелёного змия, и как этот змий с вожделением высасывает его печень… Что поделаешь, диалектика природы: ядущие да будут ядомы!

А может, всё было наоборот, и ёлочка пряталась от гикающих и свищущих возчиков, стремящихся как можно скорее набить розвальни зелёными красавицами (позеленевшими от морской болезни, проистекающей от качки на высоких сугробах в расшатанных розвальнях), а потом, потом… Ну, дальше ближайшего трактира фантазия у возчиков не простиралась, не будем и мы особенно углубляться в данную тему.

А как она умирала? К сожалению, никаких сведений о том не имеется. Возможно, она пала, испепеленная вспышкой Тунгусского метеорита, а может быть, вспышкой испытательного ядерного взрыва. Может быть, её заживо сгрызли жуки-древоточцы, а может, она всю жизнь чахла, медленно удушаемая выбросами соседнего химического комбината.

Ничего не осталось от её жизнеописания, лишь две строчки — о рождении и о смерти, которые каждый может заполнить так, как ему хочется.

То есть, финальная фраза данного двустишия может заключать в себе как великое разочарование, так и великую надежду, так и полное удовлетворение всех желаний, особо радостное тем, что жизнь сложилась именно так, как должна была сложиться.

Так не будем же горевать по поводу и без повода! А поднимем свои бокалы и сдвинем их разом во здравие всех ёлочек, растущих ныне и будущих расти присно и во веки веков!

В лесу родилась ёлочка,
В лесу и умерла…

Абсолютная неуязвимость

Каменная глыба, сорвавшись со скалы, ударилась о его плечо и разлетелась мелкими осколками. А он ничего не заметил, продолжая идти, неподвижно глядя перед собой.

Когда он проходил у реки, из воды высунулся крокодил, щёлкнул челюстями, схватил его за ногу, тут же выпустил и, подвывая от боли в сломанных зубах, нырнул в реку. Обычно крокодилы молчаливы, у них нет голосовых связок, но случай был уж больно неординарный.

Два вооружённых туземца выскочили из кустов и закричали человеку, чтобы он не пересекал границу их племени. Но человек не услышал, и тогда вооружённые принялись стрелять. Пули веером рикошетировали от груди, а он не замечал их. Да и кто может заметить пулю — хоть обычную, хоть рикошетирующую?

Извергающийся вулкан, по склону которого человек начал подниматься, плевался лавой и швырялся камнями. Тут человек на мгновение остановился, вспомнив, «Маленького принца» Сент-Экзюпери, но сразу двинулся дальше, по колено в раскалённой лаве, подумав, что вулкан чем-то схож с ним самим. Вот только ни рычать, ни плеваться ему нельзя, пусть даже не лавой и не камнями — потому что он человек.

Из собравшихся вокруг жерла вулкана туч, решивших поглазеть на невиданное зрелище, срывались молнии. Они ударяли в жерло, намереваясь укротить его или раззадорить ещё больше, другие били в человека… но ни тот, ни другой не обращали на них ни малейшего внимания.

На вершине вулкана человек остановился и огляделся по сторонам. На Земле больше делать нечего.

Он легко оттолкнулся ногами и понёсся, пронзая собой пространство.

На пути попалось Солнце — он проскочил его насквозь, даже заметив, что же мелькнуло там, за плотно сжатыми веками?

Через некоторое время ему надоело огненное мельтешение пронзаемых звёзд, и он пошёл пешком — над тёмными глубинами космоса, где далеко-далеко внизу светились лёгкие точки звёзд и огоньки галактик. Под ногами едва проминалась тонкая пространственная плёнка, чуть пульсируя в такт его шагов.

Он шёл, а вокруг него взрывались звёзды и разрушались галактики. Но он ничего не видел и не слышал вокруг, потому что в его сознании стучали слова: «Она не любит меня! Она не любит меня! Она не любит меня!»

Мастер и Маргарита — Маугли

Классики и современники: новое прочтение

Она несла в руках отвратительную, тревожно жёлтую сумку. Меня привлёк не фасон её, не качество изготовления или отделки — меня привлёк цвет.

Повинуясь этому жёлтому знаку, я пошёл по её следам.

Внезапно она заговорила:

— Нравятся ли вам цвет моей сумочки?

Я ответил:

— Нет.

Она поглядела на меня удивлённо, а затем спросила:

— Вы случайно не дальтоник?

В голосе её была, как мне показалось, враждебность.

— Нет, я люблю не такие цвета, — сказал я.

— А какие?

— Красный и оранжевый.

Она щёлкнула застежкой сумочки, размахнулась и бросила под остановившийся на перекрёстке «Мерседес».

Раздался взрыв, и на месте машины расцвёл Красный Цветок.

— Так лучше? — спросила она.

— Гораздо, — отозвался я.

Она продела свою руку в чёрной перчатке с раструбом в мою, и мы спокойно пошли рядом. Бегущий человек привлекает внимание.

Новый дворник

Робот блистал хромом и пластиком. Многочисленные ножки и метелочки, высовывающиеся в самых неожиданных местах, а также присоски на длинных щупальцах красноречиво говорили о том, что для него нет и не может быть недоступных мест: он довсюду доберётся и произведёт уборку надлежащим образом. Что он, собственно, только что и продемонстрировал: улица блистала чистотой.

Собравшиеся с восхищением смотрели на робота, а он скромно сиял в отсветах многочисленных вспышек и ничего не отвечал на задаваемые вопросы. Но не от скромности, а по причине отсутствия звукового тракта.

За него отдувался генеральный конструктор:

— Создав данного робота, мы осуществили вековечную мечту человечества: навсегда избавились от тяжёлого малоквалифицированного труда! Теперь человеку не придётся ходить с метлой и тряпкой, подметая и вытирая пыль! И он сможет все силы направить на духовное развитие! — закончил генеральный конструктор.

Ситив молча стоял в сторонке. Его, как любого малыша, привлекали блестящие вещи, и он не торопился расставаться с ними и после того, как вырос. Впрочем, не то ли самое делает каждый мужчина, любуясь новеньким сверкающим автомобилем?

Но не об этом думал Ситив, глядя на блистающего металлом и глянцем робота. Ему было очень жаль свою детскую мечту: он хотел стать дворником. Он понимал, что теперь осуществить её не удастся: на пути встанут машины. И что останется на его долю? Космическим перелетам требовалось не так много людей, забираться под землю страшно, воды он боялся с детства…

Что оставалось ему? Бесцельное слоняние по улицам да просиживание штанов в пабах и компьютерных салонах?

Ситив посмотрел на прислонённую к стене метлу и висящие на ней дворницкие рукавицы и фартук — кто-то из журналистов, желая ярче оттенить контрасты, принёс и поставил старинные атрибуты рядом с роботом, как символ смены эпох.

А что, если? Быстро оглянувшись — никто не обращал на него внимания — Ситив подошёл к метле, надел фартук и рукавицы и стал мести.

Шоркающий звук прутьев прервал клацанье фотоаппаратных затворов. А затем объективы уставились на Ситива.

— Мальчик, что ты делаешь? — первый подскочивший к нему репортер задал первый вопрос.

— Мету, — спокойно ответил Ситив.

— Но зачем?

— Мне нравится работа дворника.

— Но… но сейчас изобретён такой чудный робот!

— Ну и что? — Ситив остановился и повернул голову. — Мне нравится, как метла чиркает по тротуару.

— Но это грязная и не престижная работа! Ведь разгружать пылесборник метлы приходится вручную! — вмешался главный конструктор.

— А робота кто будет разгружать? — парировал Ситив.

— Там предусмотрено автоматическое удаление, — снисходительно усмехаясь, пояснил главный конструктор.

— А мне нравится мести! — упрямо повторил Ситив.

— А как насчет духовного развития? — не отставали репортеры.

— У меня будет масса свободного времени, — кивнул Ситив. — И потом: когда я мету, я ведь думаю.

— О чём? — иронически спросил главный конструктор. — О том, куда метёшь?

— Обо всём, — просто ответил Ситив. — Почему взрываются звёзды, как устроен атом? Я даже пишу об этом стихи!

— Гм… Да… Но почему для этого обязательно быть дворником?

Ситив промолчал. Ну как он мог объяснить репортерам, в поисках сенсаций стершим ноги до колен, как это важно: осуществить свою мечту?

Невидимки

На мой висок легло вполне ощутимое колечко пистолетного ствола, и послышался шёпот:

— Или ты повторяешь то, что я тебе скажу, или… — я услышал характерный щелчок взводимого курка, и голову качнуло. — Повторяй: наш правитель — самый мудрый и великий из всех!

— Наш правитель самый мудрый и великий из всех, — послушно произнесли губы. А глаза безуспешно пытались скосить в сторону источника голоса — чисто инстинктивно: я знал, что никого там не увижу.

Так значит, слухи о невидимках оказались правдой? Вот они и до меня добрались.

Я осторожно поднял правую руку и провёл у виска. Рука не встретила никакого сопротивления, а холодок дула остался.

Послышался ехидный смешок:

— Разве тебе никто не рассказывал? Мы бесплотны. А вот пуля в стволе, — тон голоса снизился до угрожающего, — вполне реальна. Хочешь проверить?

— Н-нет… — пробормотал я. Если уж верны слухи о невидимках, значит, не следует проверять, сможет ли твоя голова разлететься переспелым арбузом от выстрела в упор. Тем более что однажды я стал свидетелем подобного.

Просто тогда я не знал, не верил, что орудуют невидимки, думал — снайпер. Тот человек вёл себя довольно странно: говорил сам с собой (но кто знает, может, на самом деле по сотовому телефону со скрытой гарнитурой), потом вскочил и закричал что-то вроде «Да пошли вы все!» — и тут же упал, и из виска его хлынула кровь.

Воспоминание оказалось достаточно живучим, чтобы сейчас предстать передо мной во всех подробностях.

И одна из подробностей — синий конфетный фантик, случайно оказавшийся на пути красного ручейка крови и корабликом поплывший по нему.

Я машинально посмотрел на землю перед собой. Нет, конфетных фантиков поблизости не наблюдалось. Но, несмотря на это, я постарался договорить всё, что нашептывал на ухо голос невидимки, с возможно большей убедительностью. И с облегчением почувствовал, что холодящее висок колечко ствола исчезло.

А потом стало мучительно стыдно. Как я мог! Но альтернативой покорности выступала смерть, а я пока не считал себя вправе ценить свободу дороже жизни.

Вечером, в гостях у друга, на кухне, я рассказал о произошедшем.

— Да, ситуация, — потянул он, разливая по третьей. — Видишь, и тебе досталось.

— Но почему их никогда не бывает здесь? — я обвел руками кухню. — Что бы ни говорили!

И в доказательство я произнёс:

— Наш правитель — узурпатор! Он прессует всех своей властью…

Сказав это, я прислушался: не слышен ли где знакомый шёпоток? Не касается ли виска ствол? Нет, ничего подобного я не ощущал.

— Может, микроволновка влияет? — предположил друг.

— Так она не включена, — возразил я.

— Ну и что? Её можно включить в любой момент, а невидимки, скорее всего, не могут перемещаться мгновенно. Вот и боятся, что излучение застанет их и уничтожит.

— Вчера я был у Кизима. У него сроду не было микроволновки. И невидимок тоже.

— Тогда, может, заземление какое? Батареи, канализация. Опять же, водопровод!

— Да нет, какая разница! Их, по-моему, в квартирах вообще никогда не бывает. Они реагируют лишь на публичные высказывания, особенно с трибун, на официальных приёмах…

— Во-во! Это ты верно подметил! Мы в курилке на работе порой так его кроем — и ничего.

— Никотина, может, не переносят? — глубокомысленно предположил я.

— В этом что-то есть… — задумался друг. — Хорошая мысль: отпугивающий фактор!

— Ты гений! — одобрил я его, и мы закурили. На всякий случай.

Невидимки стали бичом нашего общества. Они символизировали странный сплав тоталитаризма и демократии, сложившийся с приходом нового правителя. Будучи избранным будто бы на всеобщих выборах (будто бы — потому что всё произошло столь давно, что никто уже и не помнил, как именно всё произошло), он в дальнейшем ограничивался лишь тем, что регулярно проводил референдумы, на которых ему постоянно оказывали перманентное доверие и продляли срок полномочий.

Странности начались задолго до истечения первого срока. Одна из странностей заключалась в том, что никто не мог иметь своего мнения… то есть иметь-то он его, конечно, мог, а вот заявить о нём публично, официально — нет. Стоило кому-нибудь подняться на высокую трибуну (низкая тоже годилась) или попытаться выступить в печати — как рядом появлялся невидимка, приставлял к виску холодный пистолет, и начинал нашёптывать то, что не могло не понравиться верховному правителю и его наместникам.

Тех, кто пытался протестовать, возмущаться, невидимки убивали на месте. Сами же они были абсолютно неуязвимы. Более того — бестелесны! Как это сочеталось со вполне реальными пулями, не понимал никто.

Народ присмирел. До поры до времени. Потому что, несмотря на жесточайший террор, ничто так не раздражает человека, как запрет на что-либо. Люди принялись искать выход — на кухнях, в курилках — словом, в местах, наиболее далеко отстоящих от официальных. И нашли. Они выговаривались всласть, чтобы, не дай Бог, не проговориться где-нибудь в присутственном месте.

Слава Богу, невидимки не требовали от всех и каждого провозглашать непрерывно здравицы в честь правителя. Они лишь не допускали крамольных, подрывных высказываний вслух, прилюдно, в публичных местах.

— Да, мы изгнали наши страхи из себя. Но они материализовались, начали жить самостоятельной жизнью и продолжают мучить нас.

Ошибка киллера

Знакомый бронированный «Мерседес» остановился у киоска, к которому как раз подходил я.

«Выследили! — мелькнуло у меня в голове. — Опять!»

Ни убегать, ни прятаться сил уже не осталось — я все растратил на прежние попытки убежать от погони. Даже упасть на землю не смог, несмотря на ослабевшие ноги. Да и не успел бы я упасть: киллер уже прицеливался, поднимая автомат на уровень глаз.

Стрелять ему приходилось под острым углом, но это мало утешало: с такого расстояния не промахнулся бы и ребёнок, а он таковым не был.

«Серьезно работают, — успел подумать я, — «Узи». И киллер солидный, с шофёром. А на заднем сиденье кто — заказчик или проверяющий?»

Сквозь затемнённые стекла видно было плохо, но мне почему-то показалось, что я его узнал. Нет, не киллера, проверяющего. Узнал, но никак не мог вспомнить, как его зовут. Да и имело ли это сейчас хоть какое-то значение?

«От такой организации не скроешься, — снова заметались мысли. — А им что: на своём «мерсе» легко уйдут от любой погони на любых «жигулях». Может, попытаться удрать ещё раз? Нет, поздно…»

Время словно остановилось. Я видел медленную торжествующую улыбку киллера под раздвигающимися в разные стороны жидкими усиками. Он настолько обрадовался, что забыл про всё на свете. Ещё бы: жирный куш! По иронии судьбы я знал, сколько за меня назначено. От таких денег и я бы не отказался.

Загрохотали выстрелы. Впрочем, мне только показалось, что загрохотали: услышать я их не мог. И не потому, что человек никогда не слышит предназначенной ему пули. Просто при столь совершенной звукоизоляции, которая существует в салоне «Мерседеса» при закрытых стёклах, снаружи не слышно практически ничего.

Ну а что происходит с сидящими в бронированной машине, когда внутри стреляют из автомата — не мне вам рассказывать.

Увлечение ретро

Всё началось с коллекционеров. Со всех этих нумизматов и филателистов, собирателей старинных легенд, сказок и тостов. С любителей старины, другими словами.

Всех охватила ретромания: люди толпами копались на свалках, разыскивая позеленевшие медные подсвечники, лампы и самовары, но не на предмет вызывания джиннов, которые бы выполняли любые желания, а просто так, из прорезавшейся вдруг тяги к прошлому.

Случайно найденная пуговица от кальсон вызывала у нашедшего бурную реакцию, граничащую с помешательством. А уж обрывки жёлтой прессы прошлого века прямо-таки вырывались из рук, порой вместе с руками.

Мода тоже не отставала. Увлечение старинными покроями одежды — но из современных материалов — сменилось подлинными домоткаными холстинами, сначала изготовленными на фабриках, а затем, по мере развития общего психоза, и вручную, по древним методикам, отысканным в пергаментных рукописях и берестяных грамотах. Историки могли торжествовать. И они торжествовали. До тех пор, пока не начался тотальный отход от книгопечатания к пергаментным рукописям и берестяным грамотам.

Вслед за модой на домотканую одежду закономерно подошла мода на лыковые лапти и курные избы.

Когда народ спешно пересаживался со стальных мустангов на обычных лошадей, некоторые скептики утверждали, будто, решая одну проблему, человечество неизбежно создает другую, и приводили в пример Лондон: де, подобное уже было, и город едва не оказался погребённым под неисчислимыми горами конского навоза. Но чудеса генной инженерии, поставленные на службу человеку, и здесь пришли людям на помощь: удачно выведенная порода гигантских жуков-скарабеев (в просторечии — навозников), получивших способность не впадать в зимнюю спячку, успешно решила и эту проблему.

Нельзя не заметить, что движение «Назад к природе!» принесло крупные положительные плоды: отказавшись от атомной энергии и вернувшись к ручным мельницам, люди заметно поздоровели и накачали мускулы, а переселение из бетонных многоэтажек сначала в деревянные дома, а затем и в землянки дало вообще фонтанный эффект оздоровления. Люди перестали нервничать по поводу издаваемых соседями шумов, неработающих лифтов, ночных прорывов канализации и прочих издержек донельзя износившихся мегаполисов.

Дальше пошло ещё больше: повсеместно развернулось соревнование, кто скорее реанимирует очередное ретрочудо. Но победителей не было: уж слишком мощным сделалось движение, и щеголяющий сегодня в рыцарских латах бывал завтра посрамлён соседом, заведшим себе дюжину рабов.

Да, межличностные отношения также приобрели тенденцию к возврату в дремучее прошлое.

— Ах, эта чарующая ностальгия прежних веков! — восторгались дамы, устав подметать полы кринолинами, и меняя их на туники и пеплосы.

Им вторили отцы семейств, подбирая по руке увесистые бронзовые мечи и выстраиваясь в стальные когорты:

— Довольно быть изнеженными бездельниками! Пора вспомнить изначальное предназначение мужчины!

Словом… что говорить? Мода ли тому виной, или же эволюция ужаснулась полученному результату и спешно поменяла полярность, но в настоящее время большинство людей уже вернулись на деревья и теперь с нетерпением ждут, когда у них отрастут настоящие хвосты, и можно будет выбросить жалкие муляжи из мочала…

Граната в троллейбусе

Чтобы избежать слежки, я пропустил семь троллейбусов и сел в восьмой. И вдруг почувствовал неладное: с остановки я входил один, но никто из имевшихся в салоне пассажиров не повернулся в мою сторону, как обычно бывает.

Но спрыгивать было поздно: двери закрылись, троллейбус тронулся.

«Не может быть, чтобы они специально насажали полный троллейбус агентов!» — попробовал успокоить я себя, но тревога не проходила.

Ко мне приближалась билетёрша с кровожадной улыбкой на губах. Я сунул руку в карман.

— Оплатите проезд! — ехидным голосом произнесла она и достала из чёрной блестящей сумочки… наручники.

И сразу все стоящие на задней площадке пассажиры разом повернулись ко мне, доставая пистолеты. Пространство вокруг ощетинилось стволами. А кое у кого в передней части салона я заметил и автомат.

«Серьезно приготовились», — мелькнула в голове мысль. Я достал из кармана то, чем намеревался оплатить проезд: гранату.

Билетёрша побледнела: она находилась ближе всех к эпицентру взрыва, и шансов уцелеть у неё не было.

А я выдернул чеку, с ладони подбросил гранату в воздух и нырнул, согнувшись, в дверную нишу, на самую нижнюю ступеньку. У меня, в отличие от кондукторши — да и всех, находящихся на задней площадке — шансы были: граната П-5 подобна шариковой мине-лягушке, поэтому лежащий под ней при взрыве может получить всего лишь лёгкую контузию.

Ну а для волков из передней части салона я приготовил обычную гранату, каковую и метнул перед падением, сворачиваясь калачиком, зажмуриваясь и закрывая ладонями уши.

Что взрывом заклинит двери, я не боялся: стекла вылетят обязательно, а значит, выходов у меня будет достаточно.

Так и получилось: если кто и остался в живых после взрыва, то находился в шоке. А мне осталось лишь перевалить через резиновое обрамление окна — стекло выдавило полностью, и оно валялось, целёхонькое, в придорожных кустах. И я, пробегая мимо, не мог не подивиться качеству выпускаемых у нас отдельных стеклянных изделий.

Садртир

Дед Авдей распахнул дверь нужника и непроизвольно чертыхнулся: он совсем забыл о повешенном.

«Это когда же я его повесил-то? — задумался дед Авдей. — Успел завоняться… Нет, не вспомню: склероз».

— Старею, — грустно и вслух произнёс дед Авдей, и, брезгливо отодвинув ногу висящего — она оторвалась от трупа и канула в очко, обнажив белеющую кость — принялся справлять малую нужду.

Сильный запах распада не досаждал: с обонянием у деда Авдея всегда было плохо, а тут ещё и насморк навязался на его голову…

Да и слух у деда Авдея стал не тот, что раньше, а то бы он сразу разобрал тихий обрадованный стон, донёсшийся из очка. И глаза, пока привыкли к полумраку сортира, не могли подсказать, кто же там стонет, барахтаясь по уши в дерьме. Но движения дед Авдей заметил: он всегда по привычке — чтобы не забрызгать досок и они не начали гнить — смотрел, куда оправляется.

Стонала небритая голова, едва возвышаясь над поверхностью дерьма.

«Когда же я его притопил-то? — задумался дед Авдей. — Давненько, поди».

Дед Авдей вспомнил, что и повешенный, и притопленный сделали ему какую-то гадость, иначе бы он не обошёлся с ними так сурово. То ли залезли в сад — но эта провинность была столь мелкой, что хватило бы и обычной порки — то ли хотели украсть поросёнка… Вот это преступление было более серьезным. Скорее всего, так и произошло. Тогда наказание соответствовало.

Но на всякий случай, до той поры, пока, как он надеялся, к нему вернётся память, дед Авдей решил несколько смягчить участь хотя бы одного узника и направил струю мочи прямо в рот мающегося. «С одной стороны — уринотерапия, — подумал дед Авдей, — а с другой — балую я его…» Дед Авдей страдал сахарным диабетом, но инсулином не кололся — откуда инсулин в Богом забытой деревне? — и потому в моче всегда присутствовал сахар.

«Пущай побалуется сладеньким, — подумал дед Авдей, — когда ещё придётся? Да и праздник вроде на носу. И мясца заодно погрызёт, разговеется. Или загновеется?»

Дед задумался.

Притопленный настолько проголодался, что вцепился зубами в протухшую ногу сотоварища и принялся, сопя и причмокивая, грызть.

Дед Авдей не был злым человеком, но порядок есть порядок: он стремился, чтобы наказание, по возможности, не слишком далеко отстояло от правонарушения — эту формулировку дед Авдей запомнил ещё с тех пор, когда работал участковым милиционером: память у него в то время была много лучше.

Дед Авдей вообще-то был крепким мужиком. Склероз вот только его мучил.

Предельно экономно

— Просто удивительно, как ловко этот клонированный неандерталец вписался в жёсткую структуру современного общества! — произнёс первый.

— М-да. И именно на нашем участке бизнеса, — протянул второй.

— А говорили, что они вымерли, потому что не выдержали конкуренции с кроманьонцами! Иногда начинаешь жалеть, что наука развивается так быстро и в этом направлении.

— Лучше бы яйцеголовые копали в другую сторону, — проворчал второй.

— Да, — согласился первый. — Но если он такой понятливый, надеюсь, сообразит, что кроме законов конкуренции существует такое понятие, как картель.

— Хочешь предложить ему сделку? — удивился второй.

— Да, — с неохотой согласился первый. — Убрать его мы не можем: полиция и так смотрит на нас косо… из-за прежних дел. А он находится в центре внимания. Ещё бы: первобытный бизнесмен!

Они оставили машину у широкого рва, через который был перекинут узкий мостик, и направились к невысокому зданию, со всех сторон окружённому строительными лесами, вырытыми котлованами и прочими атрибутами ведущейся стройки.

— Да он развернул бурную деятельность! — воскликнул первый, озирая панораму.

— И ведет её предельно экономно, — проворчал второй, глядя на снующих повсюду рабочих в одних набедренных повязках, вручную перетаскивающих материалы и ведущих строительство.

— Это, наверное, его соплеменники, — догадался первый.

— Судя по рожам — да, — согласился второй.

— Конечно, каждый клон стоит безумных денег, а правительство не жалеет средств на эту программу. При такой поддержке нечего опасаться конкуренции!

— Ничего подобного, господа! — отодвинув двух угрюмых стражей с каменными топорами на плечах, из офиса вышел улыбающийся хозяин во фраке. — Они воссозданы на мои деньги. Правительство не затратило ни копейки!

— Чего вы хотите этим добиться? — угрюмо спросил первый, пытаясь перехватить инициативу.

— Во-первых, я хочу доказать, что исчезновение Хомо неандерталис с мировой арены было либо нелепой случайностью, либо трагической ошибкой. Я полагаю, что открытие клонирования даёт моему народу шанс. А во-вторых, мне намного приятнее находиться в обществе соплеменников. Но вы, кажется, пришли не за этим? Прошу пройти в кабинет.

Гости с любопытством оглядывали интерьер. Современный компьютер стоял у стены, на которой охрой была нарисована сцена охоты на мамонта. Но рассмотреть картину в деталях не удалось.

— Я слушаю? — спросил хозяин кабинета, заняв кожаное кресло.

— Мы хотим предложить сотрудничество, — первый решил взять быка за рога. — Те цены, по которым вы отпускаете товары, разорительны.

— Почему же? — хозяин кабинета поднял бровь. — Разве не основной закон капитализма — снижение издержек производства?

— Понимаешь, — проникновенно сказал второй, — к издержкам производства обычно относят и взятки чиновникам…

— О! У меня они тоже пробовали вымогать! — засмеялся хозяин. — В подобных случаях я обычно делал вот так.

И он оскалил зубы и зарычал.

Посетители непроизвольно отшатнулись.

Хозяин довольно ухмыльнулся.

— У нас так не получается, — осторожно произнёс первый.

— А вы попробуйте, это несложно!

— Нет, вряд ли…

— В таком случае ничем не могу помочь. Я не могу увеличивать непроизводительные расходы. Я веду бизнес предельно экономно. У нас самые низкие цены, потребители довольны…

— Тебе не кажется, что он хочет от нас избавиться? — спросил второй, когда они шли к выходу. — Он общался с нами, как с пустым местом!

— Не думаю, что он захочет тратиться на киллера, — беспечно ответил первый. — Он сам сказал, что ведет хозяйство предельно экономно. Полагает, что разорит нас и так — согласно звериным законам стихийного капитализма. Но сейчас не те времена! — и он подмигнул второму. — Пусть мы немного больше потратим, но… Я знаю, к кому обратиться! Мне на киллера денег не жаль!

Они вышли во двор. Его по-прежнему устилали камышовые маты.

— Прощайте! — хозяин высунулся из окна и поднял руку.

— До свиданья! — сквозь зубы процедил первый.

Партнеры сделали ещё два шага… и земля под ними разверзлась. Сработала ловчая яма.

— Закапывайте! — хозяин опустил занесенную руку. — Нет, постойте!

Он выпрыгнул из окна и подошёл к яме. Внизу, на окровавленных кольях, корчились два тела. — Предельно экономно… — пробормотал клон.

Сумка

Плачет маленький мальчик. Мать его утешает — обычная уличная сценка.

Прохожий:

— Не плачь, а то в сумку заберу! — и показывает большую сумку.

Через 20 лет.

«И зачем только я сказал, что заберу в сумку?» — думает Иван Иванович, надрываясь.

А из сумки несутся негодующие вопли:

— Сказал «заберу», теперь корми! И пива побольше!

Если бы было так…

Их очень много на свете — исторических мест, в которых гибли невинные люди. Жанна д\'Арк, Джордано Бруно, жители Лидице, Хатыни… Сейчас во многих местах стоят мемориалы, и люди несут цветы — к Вечному огню, к монументам и памятникам.

Невеста, раскрасневшаяся от волнения, опираясь на руку счастливого жениха, низко склонилась и положила букет к основанию монумента. Она вдруг на миг позабыла об ожидающих гостях, о прошедшей церемонии, о духоте загса, о предстоящей духоте ресторана, бесчисленных криках «горько» и постоянных вставаниях, из-за которых свадьба начинает напоминать уроки физкультуры с бесконечными приседаниями…

Она подумала о тех, в чью честь соорудили данный монумент. Соорудили наспех, аляповато, бестолково — художнику либо не хватило таланта, либо он торопился отработать деньги, чтобы взяться за очередной подряд.

Но сооружен был монумент в память о действительных событиях — она помнила, как ещё живой дед приводил её, маленькую, сюда. Он ругал художника, исказившего лица, и рассказывал обо всех, изображённых на барельефе. Он знал всех, но в тот день ушёл рано утром в лес, по грибы, и потому остался жив.

Она вспомнила рассказ деда, сердце её сжалось… и маленькая слезинка выкатилась из уголка глаза.

— Ты чего? — спросил жених, но, видимо, понял и почувствовал то же самое, потому что лицо его на миг посуровело, а губы чуть дрогнули, когда сердце ощутило укол боли. Но он был мужчиной и потому мог сдержать внешнее проявление чувств.

Он стоял. Вокруг метались языки пламени, но он не чувствовал боли, хотя понимал, что умирает. Нельзя остаться в живых, находясь в пылающем огне.

Но вдруг на миг ему показалось, что вокруг нет испепеляющего жара, что он стоит посреди бескрайнего поля цветов, а с неба льётся дождь. Тёплый дождь, почему-то… солёный.

Он поднял голову вверх и почувствовал, что на него смотрят сотни, тысячи, миллионы глаз. И откуда-то пришло понимание того, что они — глаза тех людей, что будут жить после него. И что он умирает для того, чтобы жили они. А значит, его смерть не напрасна.

«На миру, как говорится, и смерть красна», — усмехнулся он. Жаль, что приходится умирать, но с этим пока ничего не поделаешь. Зато нет боли — живущие после него взяли его боль на себя. А он отдал им свою жизнь. И, удовлётворенный, он закрыл глаза. Навсегда.

Бег

Они бежали. Бежали, а сзади доносился неумолчный топот преследователей. Те будто сговорились, и, не отставая, следовали по пятам. Казалось, ещё немного, и начнут буквально наступать на пятки. Словно поставили целью отдавить ахилл. Но ведь это не так. Кроме того, отдавить ахилл — это очень больно. И можно упасть. Такое уже бывало… но очень-очень давно, в детстве.

Но тогда всё было понарошку, не взаправду. Тогда всё было игрой, хотя казалось, что серьёзней любого занятия не бывает. А сейчас…

А сейчас, по крайней мере, любое серьёзное занятие можно представить игрой. И тогда, может быть, хоть на миг станет легче.

Игра… Игра — она игра и есть. Выдерживай правила — и ты в игре. Чем же она в таком случае отличается от жизни? Тем, что жизнь сама создаёт правила. А затем… А затем перестаёт их придерживаться. До чего же она подлая, эта жизнь! Но другой нет. По крайней мере, до тех пор, пока сам не захочешь её сменить. Но где гарантия, что та, другая жизнь, окажется менее подлой? И всё же надо попробовать. Надо захотеть. Очень-очень. Ведь желание — это начало всего. Начало и основа.

Топот позади начал понемногу отставать. Возможно, потому, что дорога пошла на подъём, а это не всякому нравится. Конечно, скатываться вниз легче, особенно если дорожка скользкая. А вверх не то, что бежать — идти тяжело. Вот преследователи и отстали. Неужели потому, что они привыкли бежать по скользкой дорожке? Но это каламбур, шутка.

А может, преследователи не догадались представить происходящее игрой, вернуться, хотя бы ненадолго, в детство? А за счёт этого можно приобрести второе дыхание, добавить немного сил. Ну и хорошо, что не догадались. Спокойнее бежать будет. Немножко спокойнее.

Характер дороги менялся. Она стала мягче. Да и какой она могла стать здесь, посреди леса, в окружении вековых деревьев, среди умиротворения и покоя? Здесь дорога и не может быть другой. Здесь — совсем не то, что в каменных джунглях городов, где черствеет всё — и душа, и дорога. И душа дороги… А дорога души? Бытие определяет сознание…

Да, дорога стала мягче. Исчезли острые зубы камней, хруст гравия, треск сухих веток… Нет, ветки ни при чём, они не принадлежат дороге, они попали на неё совершенно случайно. Но и дорога не виновата: она вовсе не собиралась устилать себя сухими ветками, предательски трещащими при каждом шаге. Как будто и без этого преследователи не поймут, куда бежать…

Но дорога не может не зависеть от окружающего, она всегда вбирает в себя всё, что находится рядом, одновременно влияя на него собой, своим присутствием.

Каждая дорога — уникальна. Дороги могут быть похожи, но всё равно всякий раз — это другая дорога. Времена меняются, и дорога меняется вместе с ними. И в дорогу, как в реку, нельзя войти дважды. А если получится? Ну, тогда изменился ты. И непонятно, в какую сторону.

Характер дорог… Есть дороги жёсткие, а есть мягкие — и это не зависит от устилающего дорогу покрытия. По иной гладкой дороге ой как непросто идти! А есть и такие дороги, по которым идти вовсе не хочется. Есть такие, которые сами манят. А есть…

Но Их никто и никогда не спрашивал: хотят ли Они идти по той или иной дороге? Приказ — и Они срывались с места и уносились вдаль. В даль, которая при любом приближении никогда не становилась близкой. Дорога отталкивала Их, а Они отталкивали дорогу. Но — как ни парадоксально признаваться — без дороги Они не могли существовать. Без любой. Даже без той, которой не было. Кажется, подобную ситуацию принято называть бездорожьем. Хотя обычно бездорожьем называют плохие дороги — те, которые лишь намечены посреди окружающей действительности, являются направлениями, а никак не дорогами.

На самом деле дорога есть всегда. Даже когда её нет. Потому что ровная строчка бордюрного камня, гладкая полоска шоссе, или извивы и петли лесной тропинки — всё это условности, всё это лишь проявления настоящей Дороги, которая проходит там, где необходимо, и не всегда оформляет себя чисто внешне. Ей это не нужно.

Что ж, Им не привыкать идти и по бездорожью: от Них никогда и ничего не зависело. Не Они выбирали дорогу. И не дорога выбирала Их. Но и Им, и дороге приходилось подстраиваться друг под друга. А иначе нельзя.

Вот и сейчас, ощутив мягкость лесной подстилки, Они произвели действия, которые можно классифицировать как облегчённый вздох. Но условный, конечно.

Может быть, на лесных дорогах скорость и падала, пусть ненамного. Но она падала для всех, в том числе и для преследователей. Но Им бежать, отталкиваясь от матушки-земли, а не от искусственно вываренного жёсткого покрытия, не в пример приятнее. Да и полезнее — как-то проскочила информация, что красные кровяные тельца не очень любят столкновений пятки с жёстким покрытием. Они от этого разрушаются. И, как бы благоприятно ни сказывалось это на общем обновлении состава крови и её омоложении (недаром в средние века для излечения от многих болезней применяли кровопускание), собственные кровяные тельца следовало поберечь. Иначе их число неминуемо упадёт, чем не преминут воспользоваться лейкоциты — они ведь того и ждут, чтобы в крови появилось какое-то несоответствие норме — и мгновенно размножатся, набрасываясь на раздробленные куски красных кровяных телец собственного организма, питаясь ими. Так уж они запрограммированы, и с этим ничего не поделаешь. А это означает лейкоцитоз. Может быть, в самой слабой стадии, но тем не менее. Война красных и белых…

А это никак не связано с гражданской войной в России в начале двадцатого века? Или связано? Что мы знаем о глобальных связях в мире? Что стоит впереди чего? Может быть, в чьём-то гигантском организме произошло нарушение баланса — и белые поднялись против красных, а красные поднялись против белых. Но, кто бы ни победил, для организма это означало одно: разрушение. Что, собственно, и произошло с Россией. И пусть она потом выздоровела — но не стала такой, какой была раньше. Она изменилась.

Но нет, не может быть! Это организм, а не общество! И белые — не люди, а всего-навсего белые кровяные тельца, точно такие же, как красные, они точно так же входят в состав крови абсолютно необходимым компонентом! Кровь не может считаться кровью ни без красных, ни без белых! Иначе…

Топот преследователей отстал настолько, что стал почти неразличим: его заглушало даже слабое шелестение листьев. Видно, догоняющие не очень жаловали подобные маршруты, сторонились их. А потому отвыкли и деквалифицировались. Их пугала прохладная сень вековых деревьев, страшились они придорожных кустов, неясных теней, мелькавших в глубине леса…

Вот и хорошо! Дорога — это не просто покрытие, но и окружение. А может, преследователи просто не могли бежать по голой земле? Неужели стеснялись? Или жалели её?

Или они настолько оторвались от природы, что природа отталкивала их, тормозя, а не ускоряя. Что ж, всё это можно было только приветствовать. Значит, Они успеют и придут первыми.

Но одна мысль омрачала Их свободный бег. Она пробивалась сквозь всё — сквозь накапливающуюся со временем усталость (а куда без неё!), сквозь предвкушение близкой победы, сквозь торжество над конкурентами.

Между собой Они никогда не делали никаких отличий, никогда не споря, кто из Них главнее или важнее. Они просто-напросто не могли представить своё существование друг без друга. Если даже предположить страшное — вдруг кого-то из Них когда-нибудь не станет (а такое порой случалось у других) — то тогда прекратится всё: и бег, и неспешные прогулки, и задушевные беседы на отдыхе, когда нет ни бега, ни прогулок.

Может быть потом, когда будет устранена чудовищная несправедливость по отношению к Ним, Они и начнут спорить между собой: кто же был первым? Начнут соревноваться друг с другом, мешать друг другу… хотя это кажется невероятным. Но мало ли примеров, когда закадычные друзья, и даже близкие родственники, становятся злейшими врагами, едва на горизонте замаячит призрак Большой Награды?

Мысль о колоссальной несправедливости мучила Их во время бега постоянно. О несправедливости, неизбежно завершающей любое Их устремление. Эта мысль порой не давала Им возможности бежать свободно, с полной самоотдачей. И хотя зависть — чувство нехорошее, иногда Они ничего не могли с ней поделать, не могли удержать её. И пусть впоследствии Они получали свою долю награды, мысль о том, что основную часть работы выполнили всё-таки Они, а главную награду почему-то постоянно получают другие, не давала Им покоя…

Они бежали, и с горечью думали о том, что вот опять сегодня, как много-много раз до этого, кто-нибудь из Них — неважно, кто, Правая или Левая — первой пересечёт финишную черту.

А лавровый венок победителя снова наденут на Голову, на эту гордячку, которая во время такого важного и ответственного соревнования, как марафон, крутится в разные стороны, а сама при случае не может осуществить даже такой простой вещи, как пнуть кого-нибудь под зад…

Дымная смерть

С утра у киоска «Дымная смерть» толпился народ. Все думали, что это какой-то прикол: 1 апреля же. И грозное объявление «Минздрав вас предупреждал? Ну, и не обижайтесь!» воспринималось такой же шуткой.

Все веселились и подначивали друг друга, разглядывая чёрную с золотым пачку, на которой череп со скрещёнными костями вызывающе дымил сигаретой.

Лишь маленькая старушка просеменила мимо, перекрестившись и сплюнув в сторону со словами: «Бесовское зелье!» Но слова были произнесены шепотом, и их мало кто расслышал. А кто и расслышал — не придал значения: такие бабушки были всегда и всюду, ещё со времен Колумба, говорили одно и то же, и… да что на них обращать внимание? Настоящий курильщик знает, что чем круче реклама, тем забористей товар. Как кто-то сказал: «Смерть мухам — да здравствует чахотка!»

Примерно то же самое происходило и здесь, а, учитывая невысокую стоимость продаваемого продукта, брали охотно. Вступал в действие закон соответствия «цена-качество», часто цитируемый, но мало кем осознаваемый.

Некоторые закуривали прямо у киоска, другие брали впрок.

— Ну, как? — спрашивали ещё не решившиеся у отчаянных.

— Шикарно! — после первой же затяжки отзывались закурившие.

На такую рекламу реагировали однозначно: покупали и закуривали. Перспектива, обозначенная Минздравом, казалась весьма далёкой и едва различимой сквозь окутывающие её облака дыма.

Поскольку немедленных смертей не последовало, ажиотаж и толчея у киоска постепенно спадали.

— Реклама — она реклама и есть, — рассуждал старичок, должно быть, впервые пожертвовавший самокруткой ради фабричной сигареты. Он почти не пострадал, вовремя выбросив окурок, поскольку держал его недоверчиво, на отлёте, и подолгу не затягивался.

Неладное началось, когда у многих сигареты оказались докуренными до половины, а у затягивающихся особенно глубоко — дошли до фильтра.

Многие из ударно закончивших дружно выплюнули фильтр и потянулись за пачкой.

«Что это со мной? — удивлённо подумали некоторые. — Никогда не курил одну за другой. Не добавляют ли в табак какой-нибудь супернаркотик, вроде как в «Вискас» у кошек?»

Но это было ещё не самое страшное.

Одновременно несколько курильщиков вдруг замолчали и попытались извлечь внезапно распухшие сигареты изо рта. Их диаметр увеличился в десятки раз! Одному замешкавшемуся сигарета разорвала челюсти. И он ещё легко отделался! Потому что оставшиеся сигареты буквально задушили владельцев, заполнив носоглотку. И те лежали с лицом цвета табачного дыма, скорчившись в агонии, словно изжёванные окурки.

Другие сигареты стали расти вглубь. Они молниеносно проделали долгий путь изо рта через желудок и кишечник, и вышли из… ну, вы понимаете. Но мало того: они продолжали расти и дальше, совершая полный оборот вокруг тела и соединяясь со своим противоположным концом, где и завязывались узлом.

Надо ли говорить, что хрупкие сигаретные свойства они потеряли, превратившись в прочнейшие удушающие жгуты, которые стягивались всё туже и туже, пока совершенно не разрезали человека пополам, оставляя его лежать наподобие вскрытой раковины перловицы.

Все оставшиеся сигареты приклеились к губам. Но судьба их оказалась различной.

Мало кто попытался оторвать их: к тому времени сигаретный дым полностью парализовал волю курильщика, превратив его в безмолвного созерцателя собственной смерти.

Наиболее эффектно смотрелись взрывающиеся люди: догорев до губ, сигарета превращалась в запал полностью модифицированного человеческого тела, которое успело стать чем-то вроде пороховой бочки. Искра — и человек взрывался в окружающее десятками, сотнями пачек сигарет, разлетающихся в разные стороны.

Иные взрывались не сигаретами: маленькие дымные комочки разлетались от места взрыва — всё, что осталось от человека. Но не повезло и некурящим: попадая в людей, комочки инициировали ту же цепную реакцию.

Кто мог, бросались врассыпную. Но зараза успела распространиться повсюду, и бегство не спасало. Убежать удалось только тем некурящим, что бегали быстро.

А дымная смерть принимала всё новые и новые формы.

Некоторые сигаретные запалы просто взрывались, оставляя вместо головы кровавое месиво.

Другие… дотлевали до губ, а затем начинали тлеть сами губы, и по истечении определенного времени на месте человека оставалась серая фигура из пепла, легко разрушаемая порывом любого случайного ветерка, который вытягивал пепел в длинные следы на асфальте.

У отдельных, особо выдающихся личностей, выгорала сердцевина, оставляя тонкую оболочку, которую, грохоча и разламывая, те же случайные сквозняки гоняли по улицам.

У курильщиков солидных размеров голова вспыхивала стеариновой свечой, и они сгорали полностью, светя колеблющимся пламенем, и лишь ботинки оставались стоять в луже застывшего стеарина.

Ещё некоторое время то тут, то там на городских улицах можно было видеть догорающие остатки бывших курильщиков: дымок поднимался из валяющегося на тротуаре рукавного локтя, из засмоленной головы, поодаль от которой отвратительно воняющим мундштуком тлела пятка.

Кое-кому, казалось, повезло больше всех: они сохранились практически полностью, но настолько прокоптились дымом, что мало того, что превратились в негров, так их ещё разорвали и съели обезумевшие любители пива, находящиеся в изрядном подпитии.

Несколько минут — и город опустел. Лишь кое-где валялись почти нетронутые трупы, в которых каждая частичка дыма проросла маленькой сигареткой, и теперь они лежали, ощетинившиеся нетронутыми мундштучными фильтрами.

Но никто и никогда не слышал безмолвного крика раздираемых дымом лёгких…

Информационная война

— Послушайте хоть что-нибудь! — представитель Государственной Информационной Службы потрясал официальным бюллетенем. — Здесь новости со всего света! Вот: в Ираке прогремел…

— Заткнись! — оборвал его один из пацанов. — Не грузи. На … нам те места, где мы никогда не побываем?

— Пожалуйста! — обрадовался представитель Государственной Информационной Службы. — Вот о нашей стране: в Государственной Думе…

— Да пошли они…! — перебил второй пацан. — Болтают, болтают, а всё без толку.

— Послушайте хотя бы о реформе системы образования! — взмолился представитель Государственной Информационной Службы. — Вы ведь скоро школу закончите!

— Один хрен — обманут, — махнул рукой третий.

Девочки скорбно молчали. Веры работникам ГИС не было.

После нескольких безуспешных попыток впарить официальную информацию представитель Государственной Информационной Службы сдался. Но не ушёл, а присел рядом с группой подростков и стал прислушиваться к разговору, надеясь при случае влезть с замечанием. Работникам платили за количество впаренной информации. Официальная доктрина обязана была себя защищать.

Ребята обменивались новостями:

— Антон вчера надрался до чертиков, кроссовку потерял…

— Петьке вчера по морде на дискотеке надавали…

— Пашка с Веркой решили, наконец, пожениться …

— А они давно встречались? — заинтересованно спросил представитель Государственной Информационной Службы.

Комарик

Комарик летал по комнате, словно штурмовик Су-27. Он то опускался до самого пола, то взмывал под потолок, то пытался пробиться на различных высотных горизонтах. Но всё было тщетно: проникнуть сквозь многоярусную защиту он не мог.

Комарик заходил то справа, то слева, делал всевозможные петли и фигуры высшего пилотажа, но оборона оказалась глубоко эшелонированной и хорошо продуманной: во все розетки были воткнуты фумигаторы с непросроченными пластинами, источавшими волны ядовитого запаха, под кроватью тлела тёмно-зелёная спираль, у изголовья и в ногах спящего неслышно верещали ультразвуковые излучатели.

Сам спящий был одет в толстую непрокусываемую шерстяную пижаму, густо смазанную антикомариным кремом. Оставшиеся незакрытыми участки тела поблескивали острыми капельками репеллента.

В довершение всего кровать укрывал двойной противокомариный полог.

Напрасно комарик, ревя форсажем на поворотах, облетал комнату в безнадёжных попытках обнаружить неприкрытый проход: такового не было и не могло быть.

Проведя глубокую разведку и убедившись в невозможности приблизиться, комарик пустил ракеты…

Притча об исполнении желаний

Одному человеку необычайно повезло. Уж не знаю, что он сделал — то ли золотую рыбку поймал, то ли щуку волшебную, то ли бутылку с джинном, то ли самого Бога за бороду. Но, скорее, золотая рыбка с джинном тут ни при чём: они по три желания исполняют. Или же первые два желания проверочными были, потому не запомнились и до нас не дошли. А может, рыбка дохленькая попалась — в связи с загрязнением окружающей среды — и больше одного желания потянуть не смогла. Но не дураком он был, ему и одного желания хватило, чтобы обеспечить себя на всю жизнь. А может, и дурак. Это уж кто как посмотрит.

Желание он загадал самое простецкое:

— Хочу, — говорит, — чтобы всё, что мне захочется, тутожды бы и исполнялось.

Видать, думал долго, прежде чем высказать. Исстрадался, бедолага, думаючи. Раньше ведь как было? Захочет чего-то, а ему: плати! Или: нельзя, не положено, стыдно! Приходится себя ограничивать, а он не привык. Хотелось, чтобы всего сразу, и много. Словом, замучили разного рода запреты — то материальные, а то моральные.

А как высказал он заветное желание, да осуществилось оно — баста! Никто ему ни в чём запрета не делает, ни в словах, ни в поступках не перечит. Захочется есть — ест, захочется пить — пьёт. Да не абы что, а всё напитки высшей пробы — вина коллекционные, шампанское столетней выдержки, пиво нефильтрованное… Иногда, правда, рассол капустный.

Женщину, опять же, если какую захочет — тоже никогда отказа не получает. Не жизнь, а малина.

Одно нехорошо. Нет, не в том дело, что толстеть он начал, или грамоту забыл — нет, порой ему и книжку хорошую почитать хотелось, и оперу послушать, и балет посмотреть. А спортом он вообще целыми днями занимался — чтобы форму поддержать.

Плохо то, что ссаться он начал бесконтрольно. И ничего нельзя было с этим поделать: ведь всё, что организм хотел, сразу и исполнялось…

Притча о добрых и злых

Где-то — непонятно, где — жили-были Добрые и Злые. Кем они были на самом деле — не знает никто. Потому что туда, где они находились, обычным смертным вход закрыт. Нет, при определённых обстоятельствах кто-то из людей мог проникнуть в пространство Добрых и Злых, но лишь после того, как освободится от материальной оболочки. Ещё можно попасть туда в воображении, исключительно силой мысли, но кто поверит в реальность подобного путешествия?

А Добрые и Злые очень хотели очутиться в мире людей. Но не могли этого сделать в сегодняшнем виде. Поэтому они проникали в человеческие сознания — это проще всего — и заставляли людей действовать так, как хотели. И от этого человек совершал добрые или злые поступки — в зависимости от того, кто в него вселился.

Бывало так, что Добрые или Злые захватывали человека целиком — от рождения до смерти. И окружающие начинали считать человека изначально добрым или злым. Такие люди остались в истории как великие святые, или как ужасные убийцы. Но большинству людей Добрые и Злые являлись лишь на время, сменяя друг друга, и тогда человек либо ужасался своему предыдущему поступку — потому что всегда считал, что обладает свободой воли — либо смеялся над своей минутной добротой.

Добрые всегда помогали людям, Злые — вредили, делали гадости. Правда, порой оказывалось так, что сделанная гадость впоследствии оборачивалась добрым делом, а доброе дело становилось таким, что лучше бы его и не делали…

Но были люди, кто не пускал в себя никого — ни Добрых, ни Злых. Они жили свободно, никому не подчиняясь.

А может, и не было никакого множества Добрых и Злых, а было всего два: один Добрый, а другой — Злой. А ещё может быть, что он — одно и то же существо, только у него почему-то бывает разное настроение…

Притча о Бесподобной груди

Над одной планетой висела во всей красе Бесподобная Грудь. Формы её были совершенны. Не только поэты, но и благопристойные отцы семейств с замиранием сердца поднимали глаза вверх. Но если поэтам это сходило с рук, то отцы семейств тотчас получали подзатыльники от жён, и сразу опускали глаза долу, в надежде увидеть отражение Бесподобной Груди в какой-нибудь луже или водоёме. Именно поэтому они по выходным часто стремились на рыбалку. И кепки с длинными козырьками, в которые их наряжали жёны, надевали спокойно.

Но и сами жёны порой взглядывали вверх, а затем печально переводили взор на свою грудь, утешая себя тем, что если наверху и царит совершенство, зато оно всего одно, а у них, как ни крути, две… Но многие из них были недовольны существующим, и делали пластические операции, пытаясь приблизиться к парящему в вышине Совершенству.

А неженатые мужчины часами стояли, задрав голову, пока из глаз не начинали течь слёзы. Затем они опускали головы, дабы слёзы могли свободно излиться, а не скапливаться в глазах. Этим-то и пользовались незамужние женщины и девушки: улучив момент, когда несчастный опустит голову, они обнажали грудь и подсовывали её в поле зрения мужчины. Заплаканные глаза упирались в подсунутое, закреплялись на нём и шли туда, куда их вели хитрые женщины.

Но не все были столь доверчивы: эти забирались на высокие скалы, лишь бы быть ближе к предмету вожделения, тянулись к парящему в вышине Совершенству, хотели прильнуть к нему и насладиться бесподобным млечным соком, капли которого порой появлялись на кончике Бесподобного Соска…

Такие в забывчивости падали со скал, ломали руки, ноги и шеи. От них не было никакой пользы, потому что работать они не хотели, надеясь, что Небесная Грудь когда-нибудь накормит их вдоволь.

И только глупые младенцы-несмышлёныши никуда не стремились. Они интересовались лишь тем, что находилось поблизости, в пределах доступности — тёплой и вкусной маминой грудью…

Притча о персте указующем

На одной планете жил да был Указующий Перст. Нет, он не парил недвижно в небесах планеты, указывая всеобщую отдалённую цель. Он появлялся ни с того, ни с сего в самых неожиданных местах. И указывал на земное, или на приземлённое: то на кучу гниющих отбросов, то на блистающий алмаз, то на подыхающую корову, то на цветущего младенца, то на дряхлого старца.

И люди, кому являлся Указующий Перст, были в недоумении: что делать в каждом конкретном случае, как поступать? Убирать отбросы, или рыться в них? Вынуть алмаз из синевы кимберлитовой глины и спрятать, или огранить и вставить в оправу, на всеобщее обозрение? Прирезать корову, или дать ей лекарство? Отшлёпать младенца или любоваться им? Слушать советы старца или насмеяться над ним?

Напрасно люди ломали голову, разглядывая Перст Указующий, и то, на что он направлен. А сделать что-либо не решались: вдруг Перст Указующий превратится в Перст Наказующий? Ведь величина Перста была такова, что он мог одним щелчком убить человека, или проткнуть насквозь, или удушить, сомкнувшись на горле. Правда, в этом случае он становился неким подобием общеизвестного жеста «о’кей!», но это же на одном языке жестов. На другом он мог также запросто изобразить букву «о», то бишь «очко», а туда попадать не всякий жаждал.

Порой Перст Указующий превращался в иные Персты — когда люди стояли, словно бараны, и не двигались с места. Тогда Перст Указующий, дёрнувшись несколько раз по направлению к указываемому предмету, вдруг вздымался вверх и начинал покачиваться из стороны в сторону, превращаясь в подобие Перста Предупреждающего. Но снова никто не двигался с места, не понимая, чего от них хотят, и Перст Указующий начинал качаться вперёд-назад, превращаясь в Перст Грозящий. Но люди по-прежнему боялись — что он превратится в Перст Разящий — и переставали работать в присутствии Перста Указующего. И тот, покачавшись немного, исчезал.

Далее жители планеты поступали сообразно своим разумениям: кто-то возвращал утерянный бриллиант законному владельцу, а кто-то присваивал себе. Кто-то давал корове лекарство, а кто-то подбрасывал дохлую на соседний участок, кто-то закапывал отбросы, а кто-то равнодушно проходил мимо.

Так и продолжалась их жизнь: Перст обращал внимание людей на то, что считал важным и нужным, а люди поступали так, как хотели…

Притча о всеслышащем ухе

Над одной планетой парило Всеслышащее Ухо. Было оно удивительным: любой видевший его утверждал, что при долгом вглядывании Всеслышащее Ухо кажется составленным из множества маленьких ушей. И может быть именно поэтому оно присутствовало всюду, где находились люди. В любом помещении висело неподвижно под потолком небольшое Всеслышащее Ушко. Кое-кто утверждал, что Всеслышащее Ухо находится всюду, во всех домах и комнатах, в том числе и там, где людей нет. Но это, конечно, было ложью: что делать Уху там, где нет людей и никто не говорит? Что оно будет слушать? Но мнение существовало.

Во всяком случае, там, где появлялись люди, Ухо присутствовало обязательно. Оно внимательно прислушивалось к разговорам, направляясь на говорящего, а если говорило одновременно два или три человека, Ухо выворачивалось особым образом, образуя из себя чуть не целые гроздья ушей, чтобы не пропустить ни слова.

Нельзя сказать, что Ухо никак не реагировало на услышанное: бывало, оно вздрагивало, шевелилось, подёргивалось, а один раз кто-то будто видел, как оно… покраснело. Но этому лжецу, разумеется, не поверили. С чего бы Уху краснеть? Тем более — такому Уху.

Всеслышащее Ухо пробовали пугать — громкими звуками, выстрелами, взрывами. Бесполезно: оно ничего не боялось. К нему обращались с просьбами — оно ничего не слышало. Но обращающиеся продолжали просить, в надежде на то, что, может быть, когда-нибудь их услышат. Пусть не это Ухо, так другое, поменьше. Какая разница?

Уху угрожали — нашлись и такие святотатцы, — но сделать ему ничего не могли, поскольку Ухо было нематериальным и ничем, кроме видимости, не выделялось. Оно было повсюду и всё слушало. Но был ли от этого толк, никто не знал…

Притча об обличающих устах

Над одной планетой висели Обличающие Уста. И не было от них покоя ни днём, ни ночью. Потому что Уста беспрестанно обличали, увещевали, упрашивали, ставили на вид, уговаривали, бранили, бичевали, отчитывали, урезонивали, успокаивали, утихомиривали, упрекали, — словом, воспитывали несчастных жителей планеты, не умолкая ни на минуту.

А когда не обличали, не увещевали, не упрашивали, не ставили на вид, не уговаривали, не бранили, не бичевали, не отчитывали, не урезонивали, не успокаивали, не утихомиривали, не упрекали, тогда они поощряли, вдохновляли, воодушевляли, ободряли, ставили в пример…

И всякий раз невпопад.

Бедные жители планеты не знали, что делать. Скажем, сделает какой-нибудь мальчик доброе дело, а Уста произносят:

— Ты что же это, мерзавец, делаешь? И чему тебя в школе учат?

Мальчик начинал оправдываться, мол, в школе его учат именно этому — переводить старушек через дорогу, а Уста заявляют:

— Ты ещё поговори, поговори у меня!

Или, наоборот, берёт чиновник взятку, а Уста заявляют ему:

— Молодец! Так и поступай в дальнейшем!

Ну, чиновника два раза просить не нужно. Хотя иногда и у него взятка поперёк кармана становилась: не понимал чиновник, то ли Уста иронизируют, то ли издеваются. Ну не могут же столь высокопоставленные Уста взятки одобрять! Он же с ними не делится!

Пробовали жители планеты не замечать Уста — не получилось, уж очень громко те орали. Разве можно не реагировать, если у тебя над самым ухом гаркают:

— От лица службы объявляю благодарность!

А ты всего-навсего «козу» из носа вытащил. Впору обратно запихивать.

Пробовали люди закрывать уши — тоже не получается: друг друга не слышат.

Но потом всё же как-то приспособились, да так и живут: под грубые окрики после доброго дела, да под похвалу за недостойные поступки.

Притча о сияющей заднице

Над одной планетой парила Сияющая Задница. Она светилась ярче солнца, поэтому когда солнце порой заходило за неё, обитатели планеты этого не замечали: у них по-прежнему оставалось светло. И когда солнце исчезло окончательно — то ли ушло, обидевшись, то ли погаснув от старости, то ли его перепродали ушлые космические торговцы жителям одной из Тёмных планет, — этого тоже никто не заметил. А если кто-то и заметил, то не придал значения.

— Зачем нам солнце? — говорили такие. — Когда у нас есть Она… — и они широко разводили руками, пытаясь хотя бы в мечтах охватить предмет своего вожделения. Но, конечно, у них ничего не получалось.

Сияющая Задница парила над миром неподвижно, ничем не выказывая своего к нему отношения. Разве можно считать отношением спорадические выбросы удушливых газов или более существенных вещей? Тем более что это происходило вне всякой зависимости от обращаемых к Сияющей Заднице мольбам и просьбам.

Учёные спорили. Одни утверждали, что подобное положение Задницы прямо указывает на то, что высшие силы игнорируют их планету. А уж как относиться к игнорированию — другое дело.

Другие, наоборот, доказывали, что над теми планетами, от которых Высшие Силы достоверно отвернулись, нет ничего, их небеса пусты. И, значит, попусту возносить просьбы к небесам: реакции не будет никакой.

И поэтому когда Сияющая Задница напрягалась, извергая отнюдь не благородные газы, а иногда и чего-нибудь покруче, такие учёные считали подобное чем-то вроде особого проявления благодати, своего рода Верховным Символом.

— Какой же это символ, когда все задыхаются? — возражали им.

— Кто вы такие, чтобы пытаться познать божественное откровение? — с пафосом возражали заступники Сияющей Задницы. — Может, оно как раз и заключается в том, чтобы выжили самые стойкие?

— А, гм… падающее с неба?

— Но это же удобрение! Для повышения плодородности почвы! — удивлялись апологеты. — Иначе ничего не будет расти!

Да, земли на планете были благодатно-плодородны, они давали по три-четыре урожая в год. Этому же способствовал и мягкий климат — Сияющая Задница излучала не только свет, но и тепло, — а также защищала от губительных космических лучей: на планете не было озонового слоя, а Сияющая Задница притягивала к себе всё и вся.

Жители планеты жили спокойно и счастливо, не опасаясь никакого инопланетного вторжения: Сияющая Задница надёжно защищала планету. Откуда ни пытались подобраться враги, они неизбежно попадали в Задницу.

И пусть из-за Сияющей Задницы не было видно звёзд — кому они нужны, эти звёзды? Спокойная жизнь важнее. Тем более что ни о звёздах, ни об иных мирах обитатели мира Сияющей Задницы даже не догадывались. Откуда им знать о других планетах и звёздах, когда всю жизнь, от рождения до смерти, на небосводе единственно царила Сияющая Задница…

Притча о величественном фаллосе и …

Над одной из планет гордо реял Величественный Фаллос. Ничто не могло смутить его величие: ни грозовые тучи, чёрной шевелюрой клубящиеся вокруг, ни лютый холод заоблачных высей, которые любую гору, дерзнувшую подняться на их высоту, окутывали ледяным покрывалом, замораживая дальнейшее стремление к росту. И ни нескромные взгляды живущих на планете людей.

Фаллос реял над миром, словно недостижимый символ. Он и был символом, идеей данного мира. Немало мужчин и женщин, робко взглядывая на него, вздыхали — одни с грустью и завистью, другие с вожделением и любовью. Ибо равнодушных не было. Немало жён попрекали на брачном ложе своих и чужих мужей, и немало мужей огрызались в сердцах, понимая, что идеала достичь невозможно.

— Ах, если бы!.. — вздыхала женщина, молитвенно прижимая руки к груди.

— Ты будешь на нём, словно свинья на вертеле! — разражался бранью муж.

— Да пусть хоть как муха на булавке, а всё не зубочисткой в зубах ковырять! — парировала жена.

Но были и другие. Молча взирая на маячащий в облаках символ, они не забывали обратить внимание и на находящихся рядом. Эти, по крайней мере, могли ответить взаимностью.

Но Величественный Фаллос продолжал парить на миром, и, взглянув на него, неизбежно приосанивались и подбирали животы почтенные отцы семейств, изо всех сил тянулись вверх маленькие мальчишки, лихорадочно придумывали что-то подростки с горящими глазами. Но, как ни старались, ничего нового придумать не могли.

Вот и вся история.

Вы спросите, почему я написал только о Величественном Фаллосе? Ведь где-то, говорили, есть ещё более удивительная планета — над которой парит Е…чая П…, и там, по слухам, такое творится!..

Да полноте вам! Неужели кто-то может всерьёз что-то сказать о планете, которая п… накрылась?

Рабы вещей

Борис лежал на кровати с закрытыми глазами. Потом кровать открыла глаза и сбросила Бориса на пол. Она выспалась и захотела привести себя в порядок. Кровать сосредоточилась и принялась передавать Борису телепатический приказ. Борис, неосознанно уловив его, принялся безропотно убирать кровать, поправляя простыню и разглаживая одеяло.

Затем Борис вспомнил, что забыл напоить унитаз, а заодно и накормить его. А может, это унитаз телепатически напомнил Борису, что негоже забывать о нём.

Унитаз глотал жадно, урча от удовольствия.

После пришёл черёд бритвенного станка. Тому взбрело в голову сделать несколько физических упражнений — ничего особенного, лёгкий комплекс привычной утренней гимнастики. Но, поскольку сам станок двигаться не мог — запретил доктор — передвигать его пришлось Борису. Чего не сделаешь, если хорошо попросят.

Пока Борис торопливо проделывал утренние эволюции, одежда терпеливо взирала на него со стула. Терпеливо, хотя и с некоторой укоризной. Она молча напоминала, что замёрзла за ночь и пришла пора её погреть. Что Борис молча и выполнил в своё время.

С особым тщанием Борис затянул шнурки: они стремились сохранить стройность и хотели всегда находиться в тонусе.

Посмотрев на штиблеты, Борис подумал, что не мешало бы купить новый крем и помазать обувку. Уловив его телепатическое пожелание, туфли пришли в бурный восторг и весь путь до гаража проделали вприпрыжку.

Потом Борис, повинуясь очередному телепатическому приказу, долго гладил пальцами руль — мягкий целебный массаж никому не повредит — и дёргал рычаг переключения передач. У того была лёгкая мазохистская наклонность.

Ещё большим мазохизмом страдал резиновый коврик у дверей учреждения, где работал Борис. Он просто пищал от удовольствия, когда по нему елозили грязными ногами.

На работе Борис ждали новые сюрпризы. Лифт перегрузился сверх всякой меры и теперь поднимал людей, покряхтывая. Но у него была своя мечта: накачать мускулы, поднабраться силёнки — и превратиться в космический. Поэтому подобные упражнения не были ему в тягость. А началось это у лифта после прочтения трактата о бодибилдинге, который забыл в кабине один из пассажиров. Лифт подобрал книгу и спрятал между двойной обшивкой кабины.

Борис вошёл в офис и опустился в кресло. Оно томно вздохнуло и прильнуло к нижнему бюсту Бориса со всей нежностью неудовлетворённого сексуального влечения.

Ручку распирало от чёрнил. Она надеялась в один прекрасный день написать что-либо значительное, а пока тренировалась, изводя себя в бесконечных начертаниях замысловатых извилистых линий.

Впрочем, уделять всё внимание ручке Борис не стал. Он протер фланелькой экран монитора, клавиатуру, а потом принялся ожесточенно нажимать на клавиши. Это напоминало игру в прятки или догонялки: Борис старался нажимать пальцами на те клавиши, которые приседали, уклоняясь от давления.

В обеденный перерыв Борис спустился в буфет. Есть особо не хотелось, но вид одинокого кексика, сиротливо лежащего на подносе, пробудил в Борисе отеческие чувства. Он вспомнил о десятках и сотнях иных кексиков, уже соединившихся где-то далеко-далеко со своим Верховным Воплощением, и решил незамедлительно присоединить бедолагу к небесному братству. Кексик благодарно запищал на зубах.

«Мы — рабы вещей, — уныло подумал Борис вечером, омываемый потоками воды, — даже под душ я становлюсь только потому, что тёплая вода хочет остыть на мне, а холодная — согреться…»

Ущелье

Свет возник на западе, и, медленно разгораясь, начал перемещаться к востоку. Редкие лучи солнца размыто сочились сквозь мутную пелену облаков. От нагретой почвы поднимались лёгкие струйки тумана. Растения разворачивались и подставляли листья световым частицам. Тепла им хватало и от земли, но свету они радовались постоянно.

Монт шёл на восток. По ровной дороге можно двигаться и в полумраке, зато когда он начнёт карабкаться по склону, свет станет ко времени и к месту.

Монт надеялся, что к моменту перехода солнца на восточную сторону Долины он сумеет подняться достаточно высоко, чтобы увидеть прямые лучи. Но для этого надо успеть забраться выше облаков.

«Не ослепну ли?» — мелькнула в голове мысль, но Монт отогнал её: рассказами о слепоте пугали малышей, чтобы отвадить чрезмерно отважных ребятишек от раннего скалолазания, да жрецы порой вспоминали о том же, предостерегая особо безрассудных смельчаков, не желающих примириться с вечным пребыванием на дне Долины.

Хуже слепоты были сами скальные кручи, двумя вертикальными стенами уходящие вверх, на Бог весть какую высоту. Они ограничивали жизненное пространство, стискивали души живущих в Долине, а узкие трещины и острые каменные клыки так и норовили впиться в незащищённые тела рискнувших бросить вызов скалам. И часто впивались: немало упрямцев нашло на острых камнях свою смерть.

Монт надеялся на удачу, на собственный скалолазный опыт, на рассказы других, да на слова отца, всё-таки решившего передать сыну свой участок. Но больше на удачу.

Миновав зеленеющие поля и луга равнины, всхолмленные пастбища, Монт попетлял между отдельных огромных валунов и подошёл к скоплению разноразмерных каменных обломков, за которыми начиналась Стена.

Но до неё ещё предстояло добраться, и путь намечался непростой: громадные глыбы-осколки и набившаяся между ними острая щебнистая осыпь преграждали дорогу.

Монт миновал две узкие расщелины, ведшие наискосок вверх, но заканчивающиеся в нескольких десятках метров от входа. В одной из них жили ядовитые пауки, в другой произрастал несъедобный мох.

Дорога была известна и привычна. Несколько лет Монт топтал её, когда каждый лень, а когда и реже — если оставался на Стене.

«Главное — добраться до Стены, — подумал Монт. — Сегодня заночую на ней».

Нечего было и думать подняться на Стену за один день. Её верх постоянно скрывался в облаках, и сколько придётся карабкаться в облачном слое и за ним, не знал никто: туда пока никто и никогда не забирался.

Монт двинулся вдоль каменной гряды. Он не хотел сломя голову лезть через первый попавшийся валун, или карабкаться по любой осыпи из острых обломков, во множестве высунувшихся между скальных зубов-валунов длинными языками, будто дразня дерзких скалолазов. Монт искал проход, отмеченный рукой отца.

Валуны были испещрены надписями. Обычно стояла дата и имя. В основном писали те, кто шёл наверх впервые, желая застолбить участок, и лишь изредка повторные пометки делали возвращающиеся: «Поднялся на 500 метров», «Дошёл до высоты 900», «Смог до 1100».

Это были самые старые записи, ещё со старинной орфографией. Позже появились новые, и цифры в них были не в пример больше. Кое-кто — кто поднимался на участках дедов и прадедов, случалось, просто приписывал ноль, как на этой, последней, где конечный кружок был выведен красным, а не жёлтым, и смотрелся более солидно: «11000». Но и он не достиг верха Стены.

Особо осторожничающие ничего не писали, идя на Стену. Чудаки: от количества непрошедших, и от короткого слова «погиб», выведенного чужим почерком под именем и датой, число желающих померяться со Стеной силами не уменьшалось.

У восточной Стены надписей было меньше. Не каждый согласится ждать половину дня, чтобы начать восхождение и практически сразу его закончить: солнце начинало освещать восточную половину Долины после полудня, а на саму Стену свет падал всего на несколько минут перед заходом Солнца. И почти сразу наступала темнота, и приходилось вновь ждать долгую ночь, потому что двигаться на ощупь было очень трудно. Фосфоресцирование скал помогало слабо, по той же причине: слишком коротка была засветка солнцем, горные породы не успевали вобрать достаточно энергии, чтобы долго отдавать её обратно.

Нет, и с утра здесь удавалось различать в полумраке предстоящий путь, потому-то и встречались надписи у восточной Стены, но здешние маршруты считались более трудными и опасными. Да и холоднее было в этих местах: камни не успевали прогреться.

В общем, подниматься по восточной Стене решались исключительно из-за легенд. А сами легенды возникли из ореола загадочности, окутывающего восточную Стену наподобие вечного полусумрака. Многим казалось, что темнота скрывает неведомые трещины и расселины, по которым кто-то когда-то будто бы добрался до самого верха…

Но что происходит наверху, никто не знал. Нет, были легенды и об этом: о прекрасной стране, расстилающейся наверху, о реках, текущих молоком и мёдом, о красивых людях… Жрецы рассказывали, что попасть наверх можно только после смерти, но некоторые им не верили: вот же они, Стены! Поднимись по ним — и ты окажешься в раю. Были и такие легенды. А один сумасшедший старик утверждал, что ему удалось побывать там и вернуться. Но ему, разумеется, никто не верил: разве из рая возвращаются?

Монт слушал старика, раскрыв рот. Монт и Дилич. Но Дилич не собиралась подниматься на Стену. Она и Монта не хотела отпускать, но Монт не мог оставаться в Долине и заниматься выращиванием питательных растений и разведением животных, как многие. Его тянуло вверх.

Он и сам не понимал, что с ним происходит, но ему хотелось узнать, откуда берётся солнце, как появилась Долина, почему растут растения. Но больше всего — есть ли что-нибудь наверху? Правдива ли хоть часть тех легенд, что сложены о верхней жизни?

И вот теперь Монт находился на пути к осуществлению своей мечты.

Не все, подобно Монту, неотступно штурмовали Стену. Некоторые, попробовав разок-другой, отступались. Другие бледнели, едва бросали на неё первый взгляд. Трудно оставаться равнодушным, находясь у подножия Стены. Но если одних Стена манила, то других пугала, отталкивала, и они предпочитали не приближаться к ней, поселяясь чуть ли не посредине Долины, подальше от обеих Стен, как от Западной, так и от Восточной.

Но Западная, разумеется, выглядела живописней: чаще освещённая солнцем, почти до облачного слоя во многих местах покрытая порослью зелёной травы или мхом, она вздымалась на неведомую высоту, будто нависая над стоящим у её подножия человеком и, казалось, грозила придавить крошечную человеческую букашку. И при этом она не была идеально гладкой! Нет, её бороздили гребни и трещины, из неё торчали скальные выступы, а вглубь уходили впадины и поры. Попадались и обширные пещеры — как вырытые рудоискателями, так и образовавшиеся давным-давно, в запамятные времена.

До них добраться было легче, и все они были исследованы от начала и конца. Никаких скрытых ходов наверх они не содержали.

Птицы бесстрашно гнездились на уступах Стен, и Монту хотелось почувствовать себя птицей, чтобы так же легко взлетать и садиться на любое место Стены. Но слишком высоко не забирались и птицы: они не любили облаков.

На Севере и на Юге Стены сходились. Это было далеко-далеко отсюда. Монт побывал там всего по одному разу, и ему казалось, что перебраться через то скопище скальных обломков и завалов не сможет никто. Но на Севере и на Юге никто не жил: почва там непригодна для выращивания культурных растений, а на тех скалах, что навалены у подножия сходящихся Стен, не хотели расти и неприхотливые сорняки. Особенно на Юге: солнце здесь практически не появлялось, а без света какой рост?

Монт заметил начертанный на валуне рунный знак отца и удивился: оказывается, их участки находились совсем рядом! И почему отец раньше не говорил, что эти руны — его? А на изборождённой глубокими трещинами Стене, да ещё в полумраке, трудно определить, кто копошится рядом. Да и участок свой Монт облюбовал совсем недавно, до того перепробовав несколько других — и на Западной Стене, и на Восточной, но немного севернее.

Монт постоял немного перед отцовской руной, усмехнулся и вернулся к своему участку. Когда-нибудь он попробует подняться здесь. Но не сегодня.

Почему-то он почувствовал лёгкую досаду. Он полагал, что участок отца должен быть дальше, в другом месте, а не здесь.

Монту, как и любому скалолазу, казалось, что именно он выбрал верное место подъёма, и оно обязательно приведёт его к верху Стены.

Добравшись до своей отметины, Монт поправил снаряжение и принялся взбираться по каменной осыпи. Удастся ли сегодня подняться выше, чем вчера, и вколотить в прочный камень хотя бы пару стальных крючьев?«Вот так, день за днём — и одолею Стену», — мелькнула мысль, но Монт незамедлительно отогнал её от себя: он видел, во что превращались сорвавшиеся со Стены люди. А если быть излишне самоуверенным, каменные духи обязательно начнут пакостить, и рано или поздно добьются своего. А задобрить их невозможно ничем: они признают только одну жертву — человеческую кровь.

Первое время Монт просто шагал по вырубленным в скале ступеням. Склон поднимался в сторону Стены, плавно соединяясь с нею. Поэтому кто-то очень давно постарался и вырубил ступеньки, благо твёрдость камня позволяла. Такие ступеньки вели ко многим участкам Стены: некоторые заканчивались входом в рудную шахту, другие являлись началом скального маршрута, третьи сделали мальчишки, играющие в скалолазов, четвёртые были обманными, а то и ловушками. Кто и когда их соорудил, оставалось загадкой: оберегавшие их руны давно стёрлись, а если частично и сохранились, то никто уже не помнил, что они означают. Настолько они были старыми.

По ступенькам Монт взобрался на скальный уступ. Это было последнее место, куда можно подняться без специального снаряжения. Здесь Монт сбросил на камень верёвку, достал из мешка связку крючьев, вынул ножные когти, локтевые когти, наколенные когти, и принялся прилаживать к себе.

Первое время, начиная скалолазание, он спрашивал деда, можно ли оставлять верёвку в кольцах крючьев, но тот отсоветовал:

— Так делать нельзя. Верёвку легко заметить издали, а значит, обнаружить твоё место. А оно может оказаться самым счастливым. Представляешь, какой почёт будет тому, кто первым поднимется на Стену? Но если даже никто не пойдёт по твоему пути, верёвку просто снимут: хорошая верёвка стоит недёшево. А если не снимут люди, то она перетрётся о камни, её размочит росами или перегрызут мыши. Нет, верёвку надо всегда забирать с собой.

Кое в чём дед был прав. Но, пообщавшись с себе подобными фанатичными штурмователями Стен, Монт понял, что настоящий скалолаз никогда не воспользуется чужой верёвкой. Может, во времена деда так бывало, но теперь всё переменилось: мало ли для чего оставили верёвку? Может, специально заманить в ловушку неопытного новичка, избавиться от непрошенного конкурента?

Как бы то ни было, никто не бросал верёвок в крючьях, иначе очень скоро нижняя поверхность Стен оказалась бы сплошь затянута верёвочной паутиной.

Верёвки, которые становилось некому убирать, обязательно снимали и сжигали соседи. Сжигать верёвку следовало потому, что не годится оставлять ту, из-за которой погиб её хозяин.

Монт достал из потайной расселины пару тугих верёвочных бухт, обвязал концом принесённой с собой, ещё одну бухту перекинул через плечо и прихватил лёгким ремешком. Он несколько раз согнул руки и ноги в локтях и коленях, проверяя, не слишком ли ремни врезаются в тело и не мешают ли движениям. Прицепил конец второй бухты к поясу и начал восхождение, разматывая за собой прикреплённую к бухтам верёвку.

Стена была почти отвесной, но вбитые там и сям крюки позволяли на первых порах идти относительно легко, и Монт шёл, нимало не задумываясь о страховке. Подобная беспечность где-нибудь в другом месте грозила бы немалой опасностью, но этот участок он изучил настолько, что мог пройти с закрытыми глазами.

Вот и первый уступ, можно передохнуть. Монт встал на скальный карниз, и, придерживаясь за крюк, оглядел Долину. С этой высоты она смотрелась не столь внушительно, какой раскинется позже, на третьем привале. Но тогда-то и начнется самое трудное.

Монт привязался к крюку и втащил наверх две оставленные внизу верёвочные бухты. Настала пора позаботиться о страховке.

По поверхности скалы резво бегали маленькие ящерки. Монт хорошо знал их: таких было полно и внизу, в домах. Их лапки с присосками позволяли им легко бегать и по потолку. Монт позавидовал ящерицам: он не раз ловил их и рассматривал присоски на лапках. Вот если бы удалось сделать себе такие же! Тогда не пришлось бы заботиться о страховке. Монт представил, как он шествует по отвесной скале, поочередно прилепляя и отлепляя руки и ноги, и вздохнул: что годилось для маленькой ящерицы, не подходило для большого человека. Разница в весе была существенной. Да и неровности скалы неизбежно сказались бы: ящерице проще найти небольшую ровную площадочку, чтобы прилепить маленькую лапку, а для большой человеческой присоски трудно найти относительно ровное место, чтобы не сорваться. Вот если бы скала была зеркально гладкой!

Монт усмехнулся: в присосках лучше двигаться по ровному, в когтях — по неровному. Но с присосками было бы лучше, особенно если бы их объединить с когтями. Тогда на ровных участках он бы пользовался присосками, а на неровных, трещиноватых — когтями.

Привязав верёвку к первому крюку с кольцом, Монт осторожно пополз вверх. Он вспоминал предыдущие восхождения, которые когда-либо проделывал: и на Севере, и на Юге, и на Западе, и на Востоке.

На Севере он, по сути, учился лазать по скалам. Там учились все, несмотря на то, что на Севере самые гладкие Стены. Но зато Север дольше освещался солнцем, и потому хорошо заметны впадины, углубления и трещины, которые потом, в темноте, придётся распознавать лишь пальцами.

На севере жили странные люди. Они словно поставили целью жизни научить как можно большее количество людей скалолазанию. «А чем ещё заниматься в Долине?» — удивлялись они, когда их спрашивали, почему они так поступают. И это несмотря на то, что здесь больше света, и лучше всего росли растения. Или, может, именно поэтому у местных больше свободного времени: им не приходится много ухаживать за посадками, вот и занимаются скалолазанием. Но и из них никто не добрался до верха Стены.

Западную Стену Монт вспоминал со странным чувством. Сюда поднимались охотнее всего, низ Стены весь исцарапан когтями скалолазов и истыкан крючьями. Многие пытались взобраться наверх именно здесь, забывая о том, что западная Стена забирала и больше жертв. Была она коварной, и, казалось, надёжно вбитый крюк неожиданно вырывался как раз тогда, когда в нём становилась наибольшая необходимость, бросая хозяина вниз на десятки метров. Порой вслед за первым вырывались и следующие…

Но не поэтому у западной Стены погибали чаще. Вступали в действие законы статистики: западную Стену пыталось штурмовать больше людей, поэтому и погибших больше.

На Юге… На Юге очень темно и холодно. Там Стена поднималась круче прочих, да вдобавок часто покрывалась водяной пленкой. А подниматься по мокрой скале чрезвычайно тяжело, практически невозможно. Это знает любой начинающий скалолаз.

Воды на Юге было столько, что из-под каменных осыпей выбегали ручьи и ручейки, сливаясь в небольшую речушку. Она причудливо петляла по Долине и в конце концов иссыхала на подходе к дальнему Северу, разобранная для полива многочисленных сельскохозяйственных угодий и высушенная теплом светила.

Монт бывал и на Востоке, где поднимался неоднократно — но много севернее, чем сейчас. Именно на Восточной стене и был участок отца — это всё, что отец счёл необходимым сообщить Монту поначалу. Но Монт и сам, после долгих размышлений, понял, почему подниматься по Восточной Стене выгоднее: она ниже Западной! Просто удивительно, как до этого никто не додумался ранее. Именно поэтому солнце освещало её не так долго. Или… многие считали, что несколько сот лишних метров не стоят нескольких лишних часов в темноте?

А совсем недавно отец рассказал ему, что именно на Восточной Стене он когда-то добрался до начала расселины в скале, причём на значительной высоте, после шести ночёвок! Он увидел расселину, но не смог подобраться к ней.

— И вот там-то, — говорил отец, — мне кажется, и можно подняться.

— Да, расселина — это хорошо, — соглашался Монт. Но сам думал: неужели на двух основных Стенах — Восточной и Западной — на всём их громадном протяжении, находится всего-навсего одна-единственная трещина, способная вывести человека наверх? Неужели нет других, и неужели не было людей, которые не нашли хотя бы одну? А может, такие были, и есть? Но во всём виновата проклятая скрытность, из-за которой каждый узнавший что-то новое наглухо закрывал его от других и не делился ни с кем, ну, может, кроме членов своей семьи.

Или же правы те, которые утверждают, что выхода из Долины нет нигде, и что если бы он был, его бы давно обнаружили.

— Не в силах человека подняться на Стены, — утверждали они. — Для того и созданы Стены, чтобы показать ограниченность возможностей человека.

Похоже, они были правы: разве появлялись в Долине новые, неведомые доселе вещи?

— Если бы кому-то удалось найти выход наверх, разве он промолчал бы об этом? — спрашивали одни.

— Он отыскал выход — и ушёл, — возражали им.

— Кто ушёл? — спрашивали скептики. — Расспросите все семьи: разве кто-либо исчезал бесследно?

И, действительно, таких случаев не было, никто не объявлял о пропавших родственниках. А если кто и пропадал на несколько дней, предупредив, что собирается подниматься на Стену, то либо возвращался в положенный срок, либо его находили под Стеной, покалеченным или мёртвым. Лишь несколько случаев за всю память стариков говорили о бесследных исчезновениях… но Монт предпочитал не верить сплетням. И всё больше и больше склонялся к мысли, что выход из Долины найти очень сложно. Во всяком случае, в одиночку.

«Вот если бы собрались лучшие скалолазы, — мечтал он порой, — и чтобы помогали друг другу… И чтоб им было не зазорно пользоваться чужими крючьями и чужой верёвкой…»Но не всеми старыми крюками можно пользоваться: высокая влажность воздуха приводила к быстрой коррозии, и крюки из обычного железа не могли долго сохраняться в скале и ломались при малейшей нагрузке. Тут нужны специальные крюки, из специального железа. А секрет их изготовления знал далеко не каждый кузнец.

Монт подтягивался, отыскивая очередной крюк с кольцом, просовывал в него верёвку, закреплялся, отдыхал и вновь продолжал неустанное движение наверх. Пока он пользовался отцовскими и дедовскими крюками, вбитыми им ранее, приберегая свои на попозже. Крючья лишь чуть потемнели от времени, но не поржавели. Их Монт получил в подарок. Предки не жалели денег на спасительный металл.

Но где находился участок деда, Монт не знал. Может быть, отец продолжил его восхождение. «А руны? — спросил он сам себя. — А руны стёрлись».

Иногда Монту казалось, что если бы никто не скрывал от других наиболее удачное место, то, может, выход из Долины был бы найден ещё при жизни деда.

«И если бы оставляли верёвку, — думал он, — то в следующий раз другим было бы легче подниматься. А чтобы верёвки не боялись сырости, их можно было бы… смазывать гусиным жиром! Ведь гуси совсем не намокают, когда купаются в воде. Почему никто не додумался до этого? А может, кто-нибудь и додумался, но хранит секрет и никому не раскрывает. Не потому ли и снимают верёвки?»

Но затем Монт спохватился: по скользкой верёвке нельзя взбираться, если сорвёшься с крюка! Ему стало стыдно: почему он не подумал об этом раньше?

Вбитые в скальную стену крючья закончились. Далее приходилось двигаться самостоятельно, не опираясь на помощь прошлого.

Но ему неожиданно повезло: он добрался до узенького карниза, что поднимался с лёгким уклоном вдоль Стены и, осторожно переступая, принялся пробираться по нему. Тут идти можно, не забивая крючьев, а лишь разматывая за собой страховочную верёвку, да ту, за которую можно потом втащить вьюк с припасами. Что он и сделал, остановившись в месте, где карниз начал исчезать, уходя в Стену. Здесь он вбил очередной крюк и закрепился.

Хитроумный замок, удерживающий вьюк от падения, но не препятствующий движению верёвки вверх, щёлкнул, и Монт, опираясь на заблаговременно вбитый крюк, к которому привесил систему блоков, легко втащил груз наверх.

Монт посмотрел вниз, на расстилающуюся под ним панораму Долины. Она ещё не расстелилась полностью: западной Стены видно не было. Вернее, не видно подножия западной Стены. Но и то, что можно разглядеть, скрывалось в густых облаках. А самый верх Стены увидеть нельзя никогда: он постоянно скрывался либо в туманной дымке, либо в солнечном сиянии на облачном слое.

Длинное и узкое солнце вспыхнуло над Долиной: светило достигло зенита и осияло клубящуюся в вышине мглу, трансформирующую солнечные лучи в ровный неяркий свет. Потому-то и стремились люди к нему, что был он недостижим, непостижим и неведом. Но, по крайней мере, им было куда стремиться. Ведь и у холмов есть вершины, и острые пики не уходят на бесконечную высоту. Значит, и у Стен должны быть края.

Подъём замедлился: Монту приходилось не просто продевать верёвку в кольцо крюка, не просто подтягиваться и переползать от одного крюка к другому, с одного уступа на другой, но пришлось и пустить в действие широкий пояс с крюком, и, постоянно перецепляясь, продолжать движение кверху. Он зацеплялся карабином пояса за кольцо последнего вбитого крюка, отыскивал упоры для ножных когтей — какие-нибудь малозаметные трещинки и впадины — затем точно так же разыскивал подходящее место, куда можно вбить очередной крюк, вбивал его, продевал в кольцо страховочную верёвку, подтягивался — и всё начиналось снова.

Подтянув тюк с провизией, Монт решил перекусить, а потом двинуться дальше.

Жуя и озирая окрестности, Монт отметил, что птицы парят значительно ниже его, а на противоположной стороне Долины показалась узкая полоска западной Стены — серым фоном между слоем белых облаков и зеленью полей.

Но подниматься до облаков ещё довольно далеко: ленточка предполагаемой расселины скрывалась в клубящейся мути над головой, и Монт надеялся, что ему удастся добраться до неё прежде, чем облака опустятся ниже.

Поев, Монт несколько уменьшил свой вес, скомпенсировав поглощённые продукты, и пустил струйку по скале, наблюдая, как она извивается на бесчисленных неровностях камня и удаляется вниз. Но самого подножия Стены, разумеется, не достигнет.

И вновь отправился наверх.

Монт прерывал восхождение лишь для того, чтобы подтянуть за собой верёвочные бухты, да всё уменьшающуюся связку стальных крючьев.

Но, в очередной раз взглянув вниз, Монт заметил, что стал с трудом различать крюк, где висели запасные верёвки.

Надвигалась совсем уж кромешная тьма, сменяя собой тот полусумрак, в котором ещё удавалось что-то различить.

Монт понял, что настала пора готовиться к ночлегу. Предстоящая ночь его не пугала. «На высоте у человека не может быть врагов». Эти слова произнёс отец, в первый раз готовя подвесное ложе для сына. Тогда они ещё поднимались вместе.

— Когда человек сражается с природой, — говорил отец, — то чем выше приближается к высотам профессии, тем меньше у него врагов. Человек становится сильнее, и с ним мало кто может тягаться. Борясь со скалами, мы становимся крепки, как они.

— А почему не все идут в скалолазы? — спросил маленький Монт.

— Не обязательно становиться скалолазом, чтобы достичь высоты, — скупо заметил отец.

Монт вынул из кармана тонкую паутинку гамака и развернул. Ему не впервой пользоваться гамаком на стене — однажды он несколько ночей провёл в подъёме, но так и не смог достичь верха.

Это было на Юге. Там в одном месте Стены сходились особенно явственно, под острым углом, образуя узкое ущелье, а не постепенно закругляясь, как на Севере, и Монт подумал, что именно там, упираясь в противоположные стены, легче подняться наверх.

В этом месте, разумеется, никто не решался штурмовать Стену: все были достаточно благоразумны, чтобы не пойти ещё на одно безрассудство.

И подниматься там приходилось в сплошном полумраке, практически на ощупь. Но глаза у Монта, благодаря наследственной особенности, легко различали в царящем на Юге сумраке все шероховатости, неровности и трещины Стены, поэтому он чувствовал себя относительно неплохо.

И место подъёма он выбрал исключительно путём рассуждений, чем особенно гордился. Он размышлял так: что такое Юг? Место встречи двух Стен. А на что может быть похоже место встречи двух Стен? Правильно, на ущелье, на расселину! Их немало в самих Стенах, хоть в Западной, хоть в Восточной. Но если те расселины быстро заканчиваются, сходя на нет, то южная расселина должна идти до самого верха Стен, и потому по ней можно взобраться на Стену. Всем известно, что по удобной расселине подниматься всегда быстрее, упираясь руками и ногами, а где и спиной. Поднимаешься с невероятной скоростью, а если расселина извилистая, то порой можно и передохнуть, присев на уступ и свесив ноги. И никаких крючьев не нужно! Разве что чисто символически.

Поначалу так и получалось, однако затем ущелье, постоянно сужаясь, привело его в русло горного потока, а подниматься навстречу хлещущей жидкости, которая несла с собой обломки камней, стало невозможно.

Затем отец повредил ноги, сорвавшись со Стены, и не мог больше продолжать восхождения. Потому и завещал Монту пройти своим маршрутом, или хотя бы добраться до расселины и проверить: действительно ли та ведёт наверх, или же заканчивается тупиком?

Но к тому времени Монт уже давно жил своим умом. И немало пометался по Долине, разыскивая «верное место». А затем, в бесконечных размышлениях, неожиданно понял, что отец был прав — и вернулся.

И теперь отец с нетерпением ждал возвращения Монта, чтобы услышать от него подтверждение своих надежд или же приговор. О том, что место подъёма выбрано ошибочно.

Монт вспоминал задыхающийся шёпот отца, и с досадой думал о том, что если бы не был старшим сыном в семье, ему не пришлось бы выполнять отцову волю и бросать своё, такое хорошее место. И ещё о том, что если бы отец не метался с места на место и не пытался отыскать «самое надёжное и верное», то, может быть, давно сумел бы подняться на верх Стены. Или взобраться достаточно высоко, чтобы ему, Монту, осталось пройти совсем немного.

Монт забывал, что стадию поиска каждое поколение проходит самостоятельно. Понимание — и мудрость — приходят позже. Но зато у каждого — своё понимание, своя мудрость. Пусть она точно такая же, которой родители хотели снабдить тебя изначально.

Поиски «надёжных участков» вели едва ли не все скалолазы: попробовав подняться на одном, и убедившись в бесперспективности, трудности или опасности, они отыскивали новое, часто точно так же брошенное другими скалолазами и сохраняющее в скальных породах чужие крюки — как обычные, так и крюки с кольцами. В некоторых дотлевали обрывки верёвок.

Крючья оставляли обычно потому, что не хотели, чтобы ненадёжные, потерявшие крепость крючья из несчастливого места сопровождали людей на новом. Или потому, что некому становилось вытащить их.

Но не все оставляли старые крючья, особенно из хорошего металла: такие вытаскивали и забирали с собой. И тогда брошенные места можно было определить по проделанным в скале дырам, в которых не успели поселиться птицы.

Некоторые специально проверяли старые участки, чтобы воспользоваться чужими крючьями или дырами для облегчения подъёма, а некоторые принципиально искали места, где никто не поднимался.

Монт никогда не пользовался чужими участками, а всегда искал нетронутые места Стены. Пока таковые имелись.

А теперь придётся подниматься по отцовскому маршруту до расселины и проверять, куда она ведёт, либо врать, что расселина закончилась тупиком.

Впрочем, пока он ни того ни другого делать не собирался: на его участке крючья входили в скалу легко, держались прочно — а чего ещё желать скалолазу?

К тому же Монт не был уверен, что отец действительно видел расселину: откуда взяться расселине на такой высоте? И неизвестно, как высоко она тянется. Не может быть, чтобы до самого верха Стены!..

Монт вспоминал, а руки его работали, подтягивая тюк со снаряжением, матрасом, пологом, тёплой одеждой. Да и поужинать не помешает.

Растянув гамак между двумя соседними крюками (один пришлось вбить дополнительно к основному), Монт поставил распорки и натянул над гамаком полог: вдруг ночью пойдёт дождь? Или сверху посыплются камушки, выдавленные перепадом температур и замерзающей в трещинах водой.

Завершив приготовления, Монт натянул на себя всю тёплую одежду и залез в гамак. Пока он двигался, ему хватало согрева собственных мышц, но теперь, в состоянии покоя, следовало беречь каждую каплю тепла.

Ночь прошла спокойно. Да иначе и не могла пройти: крюки вбиты надёжно, гамак привязан прочно, полог закреплён основательно. А сильных ветров в Долине никогда не бывает — ни на высоте, ни внизу. Словом, за всю ночь Монт не проснулся ни разу.

Позавтракав, Монт продолжил движение, приближаясь к нижней кромке облаков. И вот они заклубились на расстоянии вытянутой руки. Так высоко он никогда не забирался. Выше птиц! У Монта замирало под ложечкой.

Ещё чуть-чуть — и он оказался в облаках. Мутный туман окружил его. Облака, такие лёгкие и пушистые снизу, превратились в обычный туман, какой бывает в бане, и какой вырывается из носика поставленного на огонь чайника.

Здесь Монт столкнулся с неожиданным препятствием: влага конденсировалась на камнях, и они мгновенно потели.

«Скверно», — подумал Монт. Скорость продвижения резко замедлилась. Тело скользило по скале, и приходилось более тщательно выискивать места, куда поставить ногу.

Но, как ни странно, освещение усилилось. Да, туман мешал смотреть вдаль, но зато его сияние помогало рассмотреть самые мелкие детали вблизи, на поверхности Стены. А это-то Монту и было нужно. Вместо того, чтобы дрожать в гамаке, дожидаясь, пока солнце осветит Стену, можно, пусть и медленно, но подниматься наверх.

Вбивая очередной крюк, Монт почувствовал, что ощущение собственного местоположения изменилось. А вслед за этим почувствовал, что надетое на него снаряжение вдруг потянуло назад. Не вниз, а назад.

«Обратный уклон!» — догадался Монт.

Чувство равновесия не могло ошибаться: Монт не один год провёл на Стенах, чтобы не понять, что происходит. Как же он мог забрести под козырёк? Разве что… монотонная работа, чрезвычайная сосредоточенность на каждом действии: закрепиться, отыскать подходящее место, осторожно снять со связки очередной крюк, вбить, отвязать страховочную верёвку, пропустить в кольцо, вновь надёжно привязать страховку. Эта монотонность и не позволила Монту уловить момент изменения наклона Стены. Поэтому он и забрался под козырёк. Да и облачный туман…

Так он объяснил себе, чтобы успокоиться.

Не следовало сбрасывать со счетов и притяжение громадного, тяжеловесного скального массива, влекущего к себе не только психологически, но и физически, повинуясь закону всемирного тяготения. Пока обратный уклон был невелик, притяжение как-то компенсировало вес тела, а когда угол наклона увеличился настолько, что вес перестал компенсироваться, Монта потянуло вниз.

«Это из-за облаков, — подумал Монт. — В них легко потерять ориентировку».

Он повернул голову вправо-влево. Нет, по обе стороны по-прежнему расстилалась ровная Стена, и не было заметных признаков, которые бы указывали, что он очутился под козырьком. Если только… если только козырёк не оказался столь большим… Или же что сама Стена принялась ощутимо заворачивать внутрь, к центру Долины.

Монт посмотрел вниз, сквозь мутную дымку, и внутренне ахнул: так и есть, Стена ощутимо ушла вправо, и он висел почти над самыми холмами, оставив в стороне скальные обломки. «Если придётся падать — всё помягче будет», — мелькнула в голове нелепая мысль. Но Монт знал, что, свались он отсюда, удар от падения не смягчат ни земляные холмы, ни густая травка.

«Не потому ли порой и находили разбившихся прямо на холмах? — подумал он. — Но думали, что кто-то перенёс их сюда, чтобы не отыскали их участок. Но зачем это делать? А они добирались досюда… и даже дальше, но затем… подводил крюк, или дрогнула рука — и вот бывший скалолаз летит, подобно птице, но не умея, как она, уцепиться за воздух, чтобы замедлить падение».

Монт висел, не решаясь вернуться. А облака над ним таяли и уходили вниз. «Они перемещаются и по вертикали, — подумал Монт. — Словно скалолазы».

Когда облака оказались внизу, Монт понял, что сейчас сможет впервые увидеть то, чего никогда не видел: верх Стен. От этой мысли у него похолодела спина. Он мог, но никак не решался.

Монт рассматривал клубящиеся под ним облака и опасался поднять глаза кверху, словно догадываясь о том, что увидит. Он смотрел на расстилающуюся внизу облачную поверхность, на её пики и впадины, на бледные провалы в облаках, пытался разглядеть сквозь них землю, поля и дома. Порой ему казалось, что он угадывает знакомые места… но облака постоянно сдвигались, поворачивались, и иллюзия исчезала.

Но вот всё внизу увидено, никаких поводов не смотреть наверх не осталось. И Монт решился: глубоко вздохнув, поднял глаза и обомлел: над ним, постепенно забирая к зениту, нависал каменный свод.

До него было далеко, очень далеко — почти столько же, сколько оставалось до земли. Свод закруглялся медленно, неспешно, поднимаясь на невообразимую высоту, и там, в самой вышине и где-то далеко сбоку, слева, прерывался узкой, извилистой, ослепительно голубой полоской. Полоска змеилась вдоль всей длины громадного каменного свода, простираясь с севера на юг, и лишь в некоторых местах обе стороны смыкались короткими каменными перемычками. И где-то далеко-далеко на юге из этой полоски ослепительно сверкало нестерпимо яркое солнце…

Монт понял, что никто и никогда не сможет взобраться на верх Стены.

Казалось, неведомый великан глубоко вспорол, разрезал земную твердь — на расстоянии широко расставленных рук, насколько хватало размаха. А затем поднял вверх края вырезанной полосы и начал сводить воедино, заворачивая внутрь и воздвигая длинные Стены, но не успел сомкнуть: ему наскучила, надоела забава, и он ушёл. А Долина и окружающие Стены остались. И то, что ссыпалось с каменной подложки земной коры, осталось лежать у подножия.

«Нет, — подумал Монт. — А как же Север и Юг? Там ведь точно такие же Стены… в общем…»

Западная Стена на Севере плавно переходила в Восточную, и если бы не трещины, можно было сказать, что это та же самая Стена, только делающая поворот… Но трещины встречаются и на Западе, и на Востоке. А на Юге точно так же Восточная Стена переходит в Западную… Или наоборот? Но ни Северной, ни Южной Стен никто не выделял, словно их не было. Или они были столь незначительны по длине, столь несравнимы с Западной и Восточной, что о них упоминали, в общем, вскользь: «На Севере», или «На Юге». И никогда «на Северной Стене», или «На Южной». Но всегда — «На Западной» или «На Восточной».

Монт висел, потрясённый, маленькой мошкой, запутавшейся в паутине, и думал: не перерезать ли страховку, и не разжать ли руки? Чтобы никогда не испытывать бессилия перед необозримой мощью, которой ты ничего не можешь противопоставить.

«Неужели никто не поднимался сюда? — думал Монт. — А если поднимались, почему не рассказывали? Чтобы не разочаровывать тех, кто пойдет следом? Чтобы был кто-то, кто захочет подняться ещё? Нестерпимо знать, что ты последний. Невыносимо быть последним! Не потому ли находили разбившихся на холмах?..»

И тут же он спросил сам себя: а я смогу рассказать об увиденном? Или буду молчать до скончания моих дней, как… как… Как Антл?

Он вспомнил Антла, глубокого старика, который многому научил его. Антл никогда не делал секретов ни из чего и ни от кого — может быть, потому, что у него не было своих детей? — но который никогда не рассказывал о себе. Все рассказы были безличными и походили на наставления: если случается то-то и то-то, надо делать так-то и так-то. А чтобы не случилось того-то и того-то, надо предусмотреть следующее. И тому подобное. Надо сказать, его рассказы помогали, но Антл никогда не упоминал, где может произойти «то-то и то-то», а отговаривался отшибленной памятью. «Упал с большой высоты — и отшибло! Даже где упал — не помню». — И хитро улыбался при этом. Что ж, молчание было его правом.

Облака совсем ушли, отойдя от Стены, и Монт обнаружил, что висит далеко за линией холмов, почти у начала полей.

«Да, снизу кажется, что Стены нависают над головой, — подумалось Монту, — но выходит, так и есть на самом деле. Все думают, это от громадной высоты… Так может, их высота не столь громадна? А увидеть всю высоту Стен мешают облака…»

Но двигаться по потолку, не будучи маленькой ящерицей, никто из скалолазов не мог. Тем более что пройти предстояло не пять, не десять метров, а почти такое же расстояние, которое он прошёл, поднимаясь по вертикальной Стене.

Так что теперь, вниз?

Монт закрыл глаза. Добраться до голубой полоски неба он не в силах — он не муха и не ящерица, ходить вниз головой не умеет. Одно дело — миновать относительно небольшой козырёк, и совсем другое — несколько дней висеть под сводом. Это выше человеческих сил.

«А расселина? — неожиданно вспомнил Монт. — Что говорил отец о расселине?»

Теперь ему по-иному вспомнились слова отца, которые Монт откровенно считал обычным бредом. Но теперь, после того, как его маршрут оказался непроходимым, он был готов ухватиться за любую возможность. Теперь Монт укорял себя за самовольство.

«Если бы вчера я выбрал не своё направление, а послушался отца, то наверняка сегодня добрался бы до расселины. А по ней идти всегда легче…» Неизвестно, правда, куда бы она привела.

И всё же Монту хотелось верить, что сделанное — не напрасно. Всегда хочется верить в это.

«Может, попробовать перебраться на отцов участок отсюда? Если чуть-чуть спуститься здесь, а потом вбить несколько крюков там, я доберусь до его крюков. А потом…»

Здесь, за облаками у Монта перехватывало дыхание. Сначала он думал, что от страха, от восторга, от нависающего над головой каменного свода или по какой другой причине. Но потом понял: нет, ему и в самом деле не хватало воздуха.

«Как же дышать на самом верху? — мелькнуло в голове. — Надо бы напиться воды из дальнего источника. После неё можно долго не дышать».

Монту не хотелось верить, что не получится пройти собственным путём — ему, как и всякому скалолазу, казалось, что он верно угадал маршрут. И действительно, скалы на маршруте были достаточно мягкими, крюки вбивались легко, и он за неделю поднялся на высоту, на которую у других уходили месяцы. И вот — на тебе.

Монт завертел головой. Нет ли другого пути к расселине, о которой говорил отец? Где она, кстати? Если бы увидеть её отсюда… а ещё лучше — перебраться к ней, не спускаясь вниз. Тогда это будет как бы его, Монта, маршрут…

Вот эта тонкая ниточка вверху — не расселина ли? Как далеко…

Монт решил подойти к расселине со своего маршрута, тем более что находился слева от неё, а с этой стороны, по словам отца, тот проходить не пытался ни разу. Но для такого пути понадобились бы дополнительные крюки, а крюков не хватало, Монт почти всё израсходовал. Придётся возвращаться назад и повторить попытку позже. Нужно заказать у кузнеца новые крюки, и побольше.

Спускаться всегда немного легче, чем подниматься. Особенно когда уверен, что возвращение обернётся подъёмом, что это не отступление, и тем более не поражение, а всего лишь выбор нового пути — с той точки, которую ты неосмотрительно миновал. В горах это можно сделать, в жизни — не всегда. Когда думаешь: «Ах, вот тогда-то следовало поступить так, а не этак!» — вернись, и попробуй поступить по-иному. Так, как думаешь.

Монт возвращался, оставляя крючья в скале, для скорости. Малость неосмотрительное решение, учитывая то, что снова идти этим маршрутом он не собирался. Но что поделаешь: не всё и не всегда можно унести с собой. К тому же в глубине души Монт слегка гордился своим достижением: так высоко никто не забирался! Но зато облачный слой Монт прошёл очень быстро. Он лишь немного задержался в месте, где следовало намечать новый маршрут, связывая с отцовским — он всё же хотел перейти на участок отца по верху.

Монт возвращался домой со сложным чувством. С одной стороны, он начал взбираться на Стену в твёрдой уверенности, что именно нынешнее восхождение приведёт к победе. Но… достичь верха ему не удалось. И он понял, что никто не сможет выбраться из Долины, просто взбираясь по Стене. Потому что пауков среди скалолазов не встречалось. С другой стороны… Монт с восхищённым содроганием вспомнил простирающийся над ним каменный свод.

«В скорлупе! Мы живём в скорлупе! — подумалось Монту. — Тоненькая и узкая Долина, зажатая между двух циклопических Стен. Нет, не Стен — створок. Створок длинной гигантской раковины. А если они сомкнутся?»

Монт вспомнил, как в детстве стал свидетелем разговора двух стариков. Старики говорили, что раньше в Долине было светлее, день длился дольше. Тогда он не обратил на них особого внимания, посчитав обычным старческим брюзжанием, зато теперь…

«Как бы то ни было, — подумал Монт, — а нужно искать расселину. Ну почему я не пошёл по отцовскому маршруту? Может, я уже добрался бы до паутинки-трещины, и понял, что она такое: пласт слоистой породы, или действительная расселина, ведущая наверх? И не пришлось бы возвращаться… Но если расселина никуда не ведёт? Что ж, придётся искать новое место».

Монт не пошёл к отцу. Не захотел видеть укоризненных взглядов, слушать упреки. А хуже того — молчание. Но сегодня не последний день! Можно попытаться завтра… а лучше — послезавтра, чтобы как следует отдохнуть.

— Высоко поднялся? — спросила Дилич. Она ждала Монта у хижины. Приготовила обед и ждала, сидя на пороге. Подперев голову рукой, как ждали жёны мужей. Но Дилич не была женой Монта, хотя и нравилась ему. Жениться — почти наверняка означало прекратить скалолазание. Если только в бесчисленных маршрутах не удалось наткнуться на богатую рудную жилу, на пласт каменного угля, или на пещеру, наполненную самоцветами.

Но Монту так не везло. Несколько драгоценных камней да немного золота — вот и всё, что удалось найти в скитаниях по скалам. На пропитание одному этого хватало, кое-что из питательных растений произрастало и на участке, но чтобы содержать семью…

Монт не чувствовал себя готовым к этому. К тому же он относил себя не к обычным скалолазам, ищущим в Стенах руду и драгоценности и потому обычно высоко не поднимающимся, а к тем, кто стремится достигнуть верха Стен.

— До облаков, — коротко ответил Монт на вопрос Дилич. Он решил скрыть правду. Если рассказать ей о каменном своде… кто знает, как она поведёт себя? Хорошо, если просто не поверит. А если начнет уговаривать бросить скалолазание? Да, земельный участок мог прокормить, но… Бросить скалы? На это Монт пойти не мог.

— И как там, в облаках? — спросила Дилич.

— Холодно и сыро, — отозвался Монт.

— Согрейся у очага, — предложила Дилич.

— Я согрелся, пока шёл, — отказался Монт. А потом добавил: — С тобой тепло и без очага.

Она с надеждой подняла на него глаза. Монт продолжил:

— Ты хорошая, Дилич. Но… я не могу без скал. Я должен взобраться на самый верх! И я сделаю это.

— И ты не вернёшься, — тихо произнесла Дилич.

— Вернусь! — с жаром произнес Монт. — Вернусь! За тобой…

Дилич покачала головой:

— Я не умею лазать по скалам.

— А если там — чудесная страна?

— Ну… если и вправду… Тогда попробую научиться! — Вот и хорошо, — улыбнулся Монт. — А теперь — накорми меня!

Они поели.

— Мне… надо зайти к кузнецу, — нерешительно произнес Монт.

— Я провожу тебя, — сказала Дилич. — Мне пора домой.

У хижины кузнеца они распрощались. Дилич побежала домой, а Монт, проводив её лёгкую фигурку долгим взглядом, шагнул в освещённую багровыми отсветами кузницу.

— Здравствуй, Кальв! — приветствовал кузнеца Монт.

— Здравствуй и ты! — рукопожатие кузнеца было отнюдь не слабее рукопожатия Монта. — Зачем пришёл?

— Ты же знаешь, — чуть усмехнулся Монт, — плуг и мотыга мне пока не нужны.

— Ничего, я подожду, — кивнул кузнец. — А пока посмотри вот эти. — И он протянул Монту связку новых крючьев.

Крюки были хорошие, острые, откованные из звонкой стали. Когда Монт вбивал подобный крюк в скалу, тот пел, победно погружаясь по самое кольцо.

Кальв продолжил работу. Монт любил смотреть, как тот работает, а иногда и помогал кузнецу. Но больше всего Монту нравились рассказы кузнеца о древних временах. Порой, вытаскивая из кучи старого хлама какую-то железяку, похожую на большой кухонный нож, кузнец говорил:

— Вот меч самого Волра!

— А почему раньше воевали? — спрашивал Монт.

— Не знаю, — пожимал плечами кузнец. — Но именно потому, что люди воевали, их и переселили в Долину. И сказал Бог: «Когда прекратите воевать и перекуёте мечи на скалолазные крюки, сможете выбраться из Долины».

— Но люди давно перестали воевать, — возразил Монт.

— Видно, не все мечи перековали, — улыбнулся кузнец.

Он сунул меч Волра в горн и кивнул подмастерью. Тот принялся орудовать мехами, раздувая жар углей.

Скоро меч побелел, словно злясь на то, что люди с ним проделывают, и тогда Кальв бросил его на наковальню, ловко разделил на несколько частей, и из каждой сковал крюк.

— Держи! — протянул он их Монту после того, как вынул из чана с водой.

Поколебавшись, Монт достал последний золотой самородок. Кальв поверил бы ему и в долг — прошлый раз Монт расплатился сполна. Но очень уж хороши были крюки. «Всё равно скоро я поднимусь наверх. А если не получится — пойду на Юг», — подумал Монт. Там, в ущельях вечной ночи, он и нашёл большую часть золотых самородков. И надеялся, что найдет ещё.

День очередного подъёма был похож на все предыдущие.

Монт миновал поля, луга, холмы, каменные осыпи… и остановился перед камнем с отцовскими рунами. Но, поколебавшись, вернулся к своему участку. Во-первых, его он знал, как свои пять пальцев, а на отцовском неизбежно придётся осматриваться да приглядываться, а это значит терять время. И месторасположение крюков… Свои-то Монт мог найти и с закрытыми глазами, а вот отцовские нужно отыскивать. Да ещё и сомневаться: выдержат ли? Тем более что переход с участка на участок посредине Стены — это одно, а подъём изначально по чужому — повторение чужого пути. Когда свернёшь на половине, это незазорно. Ведь до сих пор избранный им путь не обманывал. Правда, не смог вывести наверх… Но посмотрим, сумеет ли вывести отцовский.

Монт поднялся до места, с которого планировал свернуть на отцовский маршрут. Вот когда он порадовался, что не вытаскивал крюки из скал: сейчас они пригодились.

Это просто удача, что его собственный участок находился слева. Монт снова вспомнил слова отца.

— Мне так и не удалось добраться до расселины, — говорил тот. — Я заходил с разных сторон, но в лобовую не подняться: сплошная скала, какая-то особо твёрдая порода, крюк вбить невозможно. А справа, наоборот, мягкая, крюки вырываются. Надо бы попробовать слева… но я не успел.

— Да, по расселине пройти намного проще, — соглашался Монт. — Можно обойтись почти без крюков. — У тебя получится, — кивнул отец, — я уверен!

Монт тоже был уверен… И всё же мешкал, осматриваясь и намечая путь, который вывел бы его на отцовский участок. Именно слева он и очутился. Теперь это точно будет его маршрут. Расселина, правда, оставалась чуть в стороне, но до неё далеко, и направление придётся выбирать ещё не однажды.

Как бы то ни было, Монт находился по соседству с участком отца: вдалеке показались его крючья.

Кальв умел делать замечательные двухслойные крюки: острый конец и боёк из закалённой стали, легко пронзающей скалу и входящей в любую, пусть самую малюсенькую, щель. Но на некотором расстоянии от острия крюка снаружи начинался участок мягкого железа, который легко повторял любой извив щели и надёжно заклинивался в ней. А после деформации металл менял структуру, из мягкого превращаясь в твердый.

И теперь Монт вбивал один из тех самых крюков.

Перебравшись на него, Монт решил передохнуть. Уже показалась расселина, о которой говорил отец. Отсюда она казалась узкой ленточкой. Теперь можно пойти к ней напрямую.

Вколачивая крюк в едва приметную трещину, Монт ощутил неладное, и неспроста: огромный осколок, почти валун, выщепившись из скального массива, прогрохотал мимо него и, постепенно разрушаясь от ударов о скальные выступы, полетел вниз бесформенной кучей кувыркающихся камней. Хорошо ещё Монт, повинуясь какому-то наитию, немного изменил привычный порядок вбивания крючьев, и не просто придерживал крюк продетым в кольцо пальцем, а сначала пропустил сквозь кольцо верёвку. Он подумал, что очень много крючьев скалолазы роняли вот так, либо промахнувшись и ударив молотком по пальцу и от боли выронив крюк, либо от того, что крюк пружинил и улетал в пропасть.

Хорошо было и то, что Монт всегда забивал крюк наотлёт от себя, слева направо, и потому смог отшатнуться назад, вжимаясь в скалу — она будто подалась внутрь, пряча Монта.

А если бы он забивал крюк прямо над собой? Он и хотел так сделать, лишь в самый последний момент внезапно перенёс руку.

Его снесло бы со скалы и, скорее всего, перерезало бы пополам: отколовшийся кусок выглядел очень острым. А ну-ка, движется целый каменный пласт!

Монт прижался к камням, пережидая, когда пройдёт сердцебиение. А потом, зажав в руке тот же крюк, принялся выискивать новую трещину, и нашёл её.

Но не успел вбить крюк и до половины, как новый пласт скалы откололся от основания и с шумом канул вниз, догоняя первый. Догнать, конечно, не догнал, но Монта обеспокоил крайне: такое ещё не встречалось. Да, попадались песчаники, крошащиеся под ударами или рассыпающиеся в пыль, но обычно они встречались внизу, у самого подножия Стены, и не всюду.

Камень по структуре напоминал тот, в котором вырублена лестница, крутая каменная лестница, ведущая к Стене, откуда Монт начал путь наверх. Как вышло, что и у подножия Стены и на высоте встречается одинаковая порода?

Похожие мягкие валуны встречались разбросанными чуть не по всей Долине. Причём появлялись они как бы ниоткуда, словно падая сверху. Частью их убирали, вытёсывая блоки для строительства домов, а частью оставляли лежать на избранном месте, если они не мешали пахать землю.

Удивлённый и обеспокоенный, Монт принялся выискивать новую трещину, куда можно вбить злополучный крюк, но нашёл едва ли не над собой, и заколебался: а вдруг и она вызовет обрушение пласта? Тогда его точно снесёт со скалы. Надо ли усугублять грозящую опасность? Не лучше ли отыскать иной путь, пусть немного подольше и подлиннее. Что толку в коротком пути, если идти по нему будет некому? Пожалуй, он поторопился, продвигаясь по горизонтали. Может, вернуться назад, и снизу попытаться пробиться к расселине? Пусть будет дальше, зато минуется опасная зона вывалов. Ведь он поднялся куда выше на своём участке, и проблем не возникало. Или не возникало потому, что он не пытался двигаться в направлении трещины? Может, тут проходит полоса крошащейся породы?

Или же… Монт оценивающе поглядел на свежесколотую скалу. Если бы удалось с той же скоростью вырубить лестницу, на худой конец, жёлоб, и по нему добраться до расселины. Похоже, вон та складка ведет прямо к ней.

Он осторожно примеривался к скале, выбирая место, куда поставить крюк и ударить. Пожалуй, сюда.

Крюк выворотил совсем небольшой камешек, который весело запрыгал вниз, постепенно набирая скорость.

«Пожалуй, полочку получится вырубить», — прикинул Монт. Но не случится ли, что когда над головой нависнет каменная громада, любой очередной удар, а то и неосторожное движение, вызовет обрушение?

Лучше поостеречься.

Монт забил крюк пониже, на уровне с тем, на котором висел. Крюк вошёл хорошо, и, удостоверившись, что тот не собирается выкинуть какой-нибудь фортель, то есть неожиданно вывернуться из скалы при нагрузке, Монт осторожно перенёс на него вес тела. Его слегка удивляла столь существенная разница в твёрдости соседних участков скалы, да притом по вертикали, при абсолютной внешней неотличимости камня, но… чего не бывает на Стенах. Нашли же в одном месте Западной стены пласт железной руды. Теперь там пещера, и лестница, и рудокопы поднимаются наверх не для того, чтобы покорить Стену, а чтобы добыть руду, которая поможет покорить Стену. Почему не случиться подобной аномалии и здесь?

Монт решил определить: существует ли граница между мягкой и твердой породой?

Граница была. Нечёткая, неуловимая, но была. Всё, что находилось выше неё, неминуемо откалывалось и сыпалось вниз, удары же по нижней части вызывали только отсверки искр. Как бы то ни было, Монту удалось выдолбить более-менее удобную нишу, где можно сесть и передохнуть, а заодно и обдумать дальнейшие действия.

Он сидел, словно птица на жёрдочке, и думал.

Потом повернул голову вверх и посмотрел на расселину. Она заметно приблизилась, но нечего и думать добраться до неё, выдалбливая ход в Стене. Несмотря на поразительную мягкость камня, такая работа займёт не один день.

«Ну и что? — подумал Монт. — Конечно, хорошо первому добраться до верха Стены. Но если не получается в одиночку, почему не действовать сообща? Почему люди не могут объединиться? Передают секреты из поколения в поколение, от отца к сыну, от деда к внуку, надеясь, что те, кому повезёт, смогут выбраться наверх, используя труд и опыт предков, без помощи чужих людей. Каждый выбирается сам. Почему?

А может, так проще? Может, когда-то пробовали действовать совместно, но у них ничего не получилось? Начали спорить о месте подъёма, о величине крючьев, толщине верёвки, методах её плетения… Никто не доверял соседу, потому и разошлись по разным участкам? Поэтому до сих и не смогли подняться на Стену».

Монт решил переночевать в выдолбленной нише. Но из предосторожности следовало закрепиться.

Осторожно проворачивая крюк, Монт, как буравом, просверлил пару отверстий, а затем также осторожно ввернул винтовые крючья. Хоть лежать придётся на твердой поверхности, а не в гамаке, всё же лучше подстраховаться. Он привязал себя парой верёвок, и уснул.

Утром Монт поднялся повыше, к границе облаков и продолжил движение к расселине. Но попытки не увенчались успехом: удары лишь откалывали куски от скального массива, не позволяя надёжно зафиксировать крюк. Монта охватило отчаяние. Опять возвращаться! А он так надеялся, что именно на этот раз повезёт, и он доберётся до верха Стены… Стоп! А если попробовать там, где порода ещё мягче? Там, где не держатся крючья? Зачем-то у него надеты когти!

Монт перебрался на противоположную сторону пологого гребня, к отцовским крючьям. Так. Вот здесь отец пробовал вбить крюки, а они не держались: скала вся истыкана дырками. Значит, здесь.

И, широко размахнувшись, вбил когти правой руки в скалу. Попробовал повиснуть на одной руке — когти держали. И тогда он решился на отчаянный шаг: поочередно отводя руки для замаха, с силой вонзал их в пузырчатую породу, подтягивался, зависал, вбивал в камень когти ног — и полз наверх. Верёвка разматывалась следом. Но Монт знал, что она не поможет, разве что перережет пополам, если он сорвётся — со слишком большой высоты придётся падать.

Пару раз он останавливался, с размаху вбивал по кольца железные штыри крючьев и всякий раз убеждался, что крюк свободно болтается в получившемся отверстии. Но всё же оставлял их: по крайней мере, немного задержат падение.

Монт не хотел смотреть ни вверх, ни вниз, боялся отчаяться, увидев, что ползти кверху придётся очень долго, а возвращаться назад — ещё дольше. Он смотрел прямо перед собой, на неровную поверхность камня и вспоминал, где мог видеть такую же структуру? Где-то он карабкался по такой скале, когда учился лазать по скалам? На Севере?

Рука при ударе не встретила ожидаемого сопротивления и глубоко ушла во что-то мягкое.

Монт поднял глаза. Расселина! Он всё же до неё добрался. Куда она его приведёт? И приведёт ли?

Трещина неожиданно оказалась почти сплошь забита тёмной землей — почти такой же, какая на полях в Долине. Нет, не такой: в Долине земля немного светлее. А может, Монту показалось, что цвета отличаются: он давно не занимался своей делянкой.

«Но откуда взялась земля?» — задавал он себе вопрос, и ответ подгонял Монта лучше всякой другой мысли: очевидно, что землю снесло в расселину сверху, дождями или ветром. Она накапливалась постепенно, вероятно, с самого дня образования расселины… или Долины.

Разгребая грунт, Монт добрался до твёрдого камня и полез вверх, словно червяк.

Земля осыпалась, проваливаясь под ногами, Монт скользил, сползал вниз, туда, где только что был, но вновь поднимался, и, упираясь когтями рук, ног, коленей и локтей — вот когда пригодились когти! — продолжал упорно ползти вверх. Он лишь на мгновение содрогнулся — когда полностью скрылся в скале. Но свет сюда пока проникал, пусть и слабо, воздух тоже был свежий, не затхлый, и у Монта появилась сначала маленькая, но затем всё более и более крепнущая уверенность в том, что рано или поздно он доберётся до верха.

Расселина, сделав несколько извилистых изгибов по Стене — здесь она была совсем неглубокой — уходила в толщу камня. Но зато лезть можно без верёвки и без крючьев. Да и некуда их забить — разве если очищать от земли каменные уступы, по которым карабкаешься. Но зачем это, если можно передвигаться проще: с уступа на уступ, оскальзываясь на рыхлом или излишне мокром грунте.

Чем выше он поднимался, тем меньше земли становилось в расселине. И это показалось Монту странным. Но обдумывать, почему так произошло, не было времени и сил. Монта гнал вперёд азарт. Ему казалось: ещё чуть-чуть — и он выберется наверх, в иной, лучший мир.

По крайней мере, ползти так безопасней: страховка не требовалась. И Монт оставил одну из двух оставшихся у него верёвочных бухт. Оставил в месте, где расселина уходила с поверхности Стены в глубь каменной толщи, края её начинали смыкаться, словно придавленные искривляющимся сводом, зато ход наверх значительно расширился. И земли на каменных извивах ступеней стало меньше.

Монт углубился в расселину — она уходила в самую толщу каменной стены, и у Монта сжалось сердце, когда он подумал, что придётся ползти в кромешной темноте и, может быть, больше никогда не увидеть света. Но он прогнал от себя эти мысли: расселина могла вести только наверх. А куда ещё? Каменный свод, закругляясь, уходил влево, к сияющей золотым солнцем щели. Расселина вела вправо.

Перед тем, как проститься с дневным светом, Монт бросил взгляд на Долину. Но увидел одну клубящуюся облачную мглу: он снова находился над облаками.

«Вот почему расселина не видна снизу, — подумал Монт, — мешают облака!»

Вынужденный остановиться для отдыха — прикинув оставшийся путь, Монт понял, что без отдыха не сумеет выбраться, несмотря на охвативший его бурный порыв. Отдыхая, он раздумывал, почему земли в каменном лабиринте становится меньше?

«Если там, наверху, над Стенами (от этой мысли сладко заныло под ложечкой), была рыхлая почва — а её не могло не быть! — то, смываемая дождями в трещину и увлекаемая ими вглубь, она должна была перемещаться всё глубже и глубже. Но почвы не могло быть много — и поэтому с верхних участков расселины её давно смыло!»

Ещё несколько раз Монт останавливался и отдыхал. Без этого нельзя: начинали дрожать руки и ноги.

Но дрожали они не только от напряжения: с каждым метром подъёма становилось всё прохладнее. Монт надел тёплую одежду, обычно не нужную при движении, и с ужасом думал, что будет, когда он остановится на ночлег?

А отдыхать было нужно. Хотя бы для того, чтобы поесть: дважды Монт перекусывал, а один раз, выбрав подходящий уступ, даже лег спать, закутавшись со всей возможной тщательностью. Рюкзак он давно повесил за плечи. Это, конечно, стеснило и замедлило движение, Монт стал более неповоротливым, но иначе рюкзак запутался бы и оторвался в вертикальном каменном лабиринте.

Монт не замёрз за ночь, но проснулся, отчаянно дрожа, и сразу полез наверх, чтобы хоть немного согреться. И лишь когда это произошло, сел позавтракать. Жуя, он почувствовал, как откуда-то сверху скатывается очень холодный и до невозможности сухой воздух, от которого сразу запершило в горле. Монт подумал, что к этой опасности он не готов: внизу, в Долине, воздух всегда густой и влажный. А тут…

Монт начал задыхаться, ему показалось, что воздуха не хватает. Но неожиданно сердце успокоилось и забилось ровно, хотя в голове зашумело, и мысли немного спутались.

Дышать снова стало легче: сверху лился чистый поток, который Монт глотал с наслаждением. Конечно, его было меньше, чем внизу, но Монт привык к разреженному воздуху высоты, поэтому чувствовал себя неплохо.

Его вдруг охватило беспричинное веселье. Несмотря на то, что он понимал, что если повернёт сейчас, то вернуться назад не сможет — просто-напросто умрёт на полпути, не хватит сил спуститься в Долину. Поэтому оставалось одно: идти вперёд и надеяться, что доберётся до верха Стены прежде, чем умрёт. А если и умрёт, то наверху. Но подобный финал казался Монту маловероятным: войдя в расселину, он обнаружил в себе новые силы, которых должно хватить на что угодно — в том числе и на то, чтобы подняться на самый верх Стены.

Надежда дойти перерастала в уверенность: Монт почти не сомневался в успехе. Уж слишком много необычных изменений накопилось в окружающем — какого никогда не было в Долине.

Расселина практически не расширялась с высотой, но и не сужалась, что больше радовало Монта. Сначала он боялся, что, поднимаясь, через некоторое время упрётся в каменный свод, очутится в пещере, в каменном мешке. Воздух… мало ли откуда мог поступать воздух? Через любую дырочку, через какую человеку ни за что не проползти.

Останавливаясь для отдыха и еды, Монт каждый раз с надеждой поднимал голову: не брезжит ли свет? И с досадой убеждался, что ни малейшего проблеска не наблюдается. И продолжал движение в кромешной темноте, одну за другой нащупывая неровности каменных ступеней.

Так продолжалось довольно долго. Монт уже начал подумывать, не прилечь ли отдохнуть, но относительно ровной площадки достаточного размера не попадалось. И он продолжал ползти наверх.

Но воздух… воздух менялся. Влага почти ушла из него, и он лился сверху свежий, чистый, пахнущий какими-то травами.

Монт чувствовал, что цель близка, близка настолько, насколько он раньше не мог и желать. И ему очень не хотелось ещё раз ночевать во тьме на скальном уступе. И он всё лез и лез, стиснув зубы и упираясь в близкие стены расселины всем телом.

Неожиданно рука провалилась в пустоту. «Ещё одна терраса, — устало подумал Монт. — Придётся отдохнуть. Может, на ней и заночую».

Вокруг оставалась прежняя тьма, но, выбравшись на предполагаемый уступ, Монт не обнаружил поблизости и признака стен.

«Подземная пещера?» — подумал он и поднял голову. Вверху мерцало множество ярких точек.

«Светлячки, — догадался Монт. — Они живут в подземных пещерах».

Но светлячки сидели на месте, и не собирались отправляться в полёт, как время от времени делали в пещерах: тогда в воздухе появлялись красивые спирали и дуги.

«Почему они не переползают, а сидят?» — растерянно подумал Монт.

Дышалось необыкновенно легко. Монт, вытянув руки, сделал несколько шагов на дрожащих ногах, повернулся, чтобы осмотреться… И замер.

Вдали, у горизонта, горели огни.

Прокричала какая-то птица. Подул ветерок. И, в довершение ко всему, со стороны горящих огоньков послышались человеческие голоса.

Должно быть, Монт на несколько мгновений потерял сознание, но остался стоять на ногах, не упал, потому что когда вновь пришёл в себя, люди приблизились. Они несли горящие факелы, громко разговаривали и смеялись.

Свет факелов выхватил неподвижно стоящую фигуру Монта, и голоса замерли. Группа обступила Монта полукругом.

— Снизу? — спросил кто-то, и Монт кивнул:

— Снизу.

Среди людей, столпившихся вокруг, Монт вдруг узнал Парэля, парня из соседней деревни, который бесследно исчез три года назад, и окликнул его. Говорили, что он ушёл на Запад, в рудокопы, и там его завалило горной породой. А оказывается…

Парэль долго всматривался в перепачканную грязью фигуру, но вспомнил, узнав Монта по голосу:

— Монт! Ты? Наконец-то ты выбрался из этой дыры!

— Так ты не погиб? — пробормотал Монт. Ну конечно, как Парэль мог погибнуть, если тело так и не нашли?

— Я здесь уже три года! — важно произнёс Парэль и прижал к себе смеющуюся девушку. — Женился! Её зовут Вира.

— Поздравляю, — машинально произнёс Монт, и, вспомнив, тихо сказал: — Твой отец умер.

Парэль умолк на минуту, потом проговорил:

— Знаешь, я уже всех забыл. Мне кажется, прежняя жизнь в Ущелье была не со мной. Я вспоминаю всё, как во сне.

— В Ущелье? — удивился Монт.

— Так зовут нашу Долину здешние жители, — пояснил Парэль. — Она смотрится отсюда, как ущелье. Когда взойдет солнце, ты сам увидишь.

— А ты поднимался здесь? — кивнул Монт на выпустивший его провал в почве. В дрожащем свете факелов провал смотрелся, словно жующий рот.

— Нет, — покачал головой Парэль и махнул рукой, — там, далеко отсюда, севернее. Там тоже есть трещины. Но там скалы выходят на поверхность, и там никто не живёт. Я побрёл наугад… и набрёл на селение.

— На мой огород, — добавила жена Парэля. — Я пропалывала ростки.

Девушки принесли откуда-то воды в больших прозрачных кувшинах, и принялись со смехом поливать Монта, чтобы тот смог умыться.

Монту показалось, что одна из них глядит на него более внимательно, чем остальные.

Да и почему бы ей не выделить его? Монт разительно отличался от местных парней: постоянно лазание по скальным Стенам налили его мышцы той же несокрушимой крепостью, какой обладали и сами скалы.

Монт распрямил плечи — и девушки прыснули, поняв, для чего он это делает, но с любопытством и уважением ещё раз оглядели мощную фигуру.

Сели ужинать. Монт обратил внимание, что у здешних были не только факелы, у них имелись и какие-то маленькие штучки, которые, однако, испускали сильные лучи света.

— Это фонарики, — пояснил Парэль. — Тут много всяких штучек. Факелы — это для экзотики. Мы решили устроить вечеринку на природе.

— У Ущелья! — подхватила его жена. — Пока оно ещё есть.

И она щёлкнула по маленькому деревянному ящичку, который держала в руке. Из ящичка зазвучала негромкая музыка.

— Это радиоприёмник, — Парэль предупредил возможный вопрос Монта. — Далеко-далеко играет оркестр, а звуки переносятся сюда.

За едой Монт то и дело ловил на себе украдкой бросаемые на него взгляды девушки, которую звали Аэла.

Больше на него никто не обращал внимания — лишь парни слегка хмурились, видя в нём непрошенного конкурента. Но ни они, ни девушки не расспрашивали ни о чём — наверное, из деликатности. Да и что он мог рассказать нового? А Парэль наверняка успел нарисовать такую картину жизни в Ущелье, что каждый из верхних считает, будто оттуда люди просто обязаны сбежать. И радоваться, что оказались наверху.

— Что, парень, — нарушил молчание самый крепкий на вид парень, его звали Радл. — Небось, рад, что выбрался сюда?

Он был, пожалуй, даже покрепче Парэла: тот ощутимо сдал, три года не занимаясь скалолазанием.

— Рад, — кивнул Монт и отложил в сторону недоеденный кусок. Как объяснить те чувства, что обуревают его? В них не одна радость. — Понимаете, мы столько лет мечтали выбраться наверх! Искали разные места для подъёма, пытались из поколения в поколение… Первую часть пути я прошёл по крюкам, которые вбивал ещё мой дед!

— Да, — перебил его Парэль. — Предки здорово помогли нам!

— Так потихоньку все и выберетесь! — подхватил другой парень, Нурт.

— Если успеете, — усмехнулся Парэль.

— А что такое? — насторожился Монт.

— Края ущелья смыкаются, — пояснил Радл. — Через несколько лет, а может и меньше, трещины не станет совсем.

— Жалко! — надула губки одна из девушек. — Через что же мы станем прыгать?

Ошеломлённый, Монт замолчал. Ущелье закроется? Неведомый процесс, начатый столетия или тысячелетия назад — потому что никто не помнил, когда появилась Долина, — завершится, похоронив под толщей земли всех, кого знал и любил Монт!

«Они задохнутся!» — подумалось Монту. Но ещё раньше умрут от голода: если воздух ещё будет проникать сквозь трещины — не может быть, чтобы Ущелье сразу сомкнулось столь плотно, как человеческие губы — то свет солнца очень скоро исчезнет, и в Долине воцарится тьма. А тогда перестанут плодоносить растения… и все умрут.

— Раньше трещина была шире, — повторил Радл. — Края смыкаются. Старики говорили, в дни их молодости через неё боялись перепрыгивать, а теперь есть места, где это легко делают даже дети.

— А… — Монт замолчал, вспомнив, как однажды дед рассказывал, что нашёл в поле разбившегося человека. Он выглядел так, будто упал с большой высоты. Если бы труп лежал у подножия Стены, было бы понятно: свалился скалолаз. Но у человека не нашлось никаких причиндалов для скалолазания, и никто не смог понять, откуда он взялся. Человек был совсем чужой. Сначала подумали, что кто-то кого-то убил и отнёс в поле. Но пропавших без вести не обнаружилось даже среди скалолазов в дальних селениях. Так ни до чего и не додумались. А, оказывается, вон оно что…

— Надо идти, — Монт вскочил.

— Куда? — удивлённо посмотрел на него Парэль. — Ты что, собираешься вернуться?

— Да, домой, вниз! Надо предупредить их, рассказать… Ты пойдёшь со мной?

— Никуда он не пойдёт! — Вира схватила Парэля за руку.

Парэль покачал головой:

— Я разучился лазать по скалам. И покрываюсь холодным потом, когда представляю, что придётся не только спускаться вниз, а и возвращаться обратно.

— По однажды пройденному пути идти гораздо легче! — с жаром возразил Монт.

Парэль вновь отрицательно покачал головой, но ничего не сказал.

— Как ты можешь оставить их погибать? Там ведь твои братья и сестры! — возмутился Монт.

— А что они мне? — поднял на него глаза Парэль. — Я помню, как они попрекали меня куском хлеба, потому что я все дни проводил на скалах. Да и тебе, наверное, это знакомо.

Монт промолчал.

— Что они мне? — повторил Парэль. — Моя родина здесь, — и он прижал к себе Виру. Та счастливо засмеялась.

— Послушайте, — обратился Монт к сидящим у костра. — У вас такая техника, — он указал на фонарики, на радиоприёмник, на консервные банки и универсальный нож. — Неужели у вас нет ничего, что помогло бы спасти моих соплеменников?

— Попали ли они туда сами, или же боги разгневались и ввергли их в ущелье — что нам до того? — сказал Нурт.

— Нет, — покачал головой и Радл. — Нам незачем спускаться под землю. Всё, что нам нужно: металлические руды, соли — находится на поверхности, в горах, укрытые тонким слоем почвы. Нефть мы берём из озёр, где она прячется под асфальтовой коркой. Что нам делать под землёй? А Ущелье… Оно слишком глубокое, чтобы кто-нибудь смог добраться туда и жить там. Внизу большое давление. Никто из нас не сможет его выдержать.

— Да нет же! — Монт замолчал. Здесь, наверху, он чувствовал себя, в общем, неплохо. Но что-то будто распирало его изнутри. Сначала ему казалось, что — радость. А это, выходит, его собственное давление. Но пустяки, он привыкнет — привык же Парэль. Не это главное, главное — предупредить людей внизу, в Ущелье… в Долине.

— Подожди хотя бы утра, — обратился к нему Парэль. — Отдохни.

— Да, подожди, — подняла на него полные надежды глаза Аэла.

— Я должен вернуться и предупредить своих. Иначе их всех похоронит там… — Монт запнулся. Жизнь без солнечного света, какой бы ужасной ни казалась, была вполне возможной: уже сейчас во многих домах не зажигали огня, а обходились светом фиолетовых слизняков. Да и некоторые домашние животные, например, вертунчики, тоже могли подолгу обходиться без света в своих амбарах. И шерсть их тоже немного светилась, почти таким же светом, как у слизняков, и были они хрупкие и большеглазые…

— Хоть на несколько дней! — продолжала упрашивать Аэла.

Монт задумался. Он вспомнил предстоящий путь, подумал о том, что у него почти не осталось крючьев (а они обязательно пригодятся при спуске, особенно на участке, где он поднимался на одних когтях), что молоток тоже оставляет желать лучшего…

Он подумал, что ему предстоит не просто спуститься вниз, но ещё и убедить всех жителей, что им необходимо как можно скорее покинуть Долину. А для этого нужно объединить усилия всех… Но сначала ему придётся доказывать, что он не врёт и всё-таки был наверху.

Остаться здесь? А отец, мать? Дилич… Как быть с ней? Он же обещал вернуться. А если ему не поверят? Нет, кто-нибудь поверит, а когда несколько человек поднимутся наверх, а потом вернутся — они смогут убедить всех! Если… если к тому времени ущелье не сомкнется и Долина не закроется.

Взошло солнце. На востоке. Его золотые лучи осветили изумрудные поля и лазурные озёра.

— Да-а… — только и сумел выдохнуть Монт.

— Оставайся, — тихо попросила Аэла.

Далеко-далеко над травой сверкали тонкие полоски, уходящие на Север и на Юг.

— Что это? — спросил Монт.

— Ограждение трещины, — ответил Радл. — Недавно его наконец-то додумались поставить.

— Теперь уже никто не сможет прыгать через трещину, — вздохнула Вира.

— Да что там прыгать, — презрительно заметил Парэль, — скоро её перешагнуть можно будет. — Мне надо идти! — Монт решительно поднялся на ноги.

Они подошли к месту выхода Монта из-под земли. На востоке разгоралось зарево поднимающегося солнца. Монт, едва взглянув на него, отвернулся: глаза резало.

— Может быть, останешься? — с надеждой проговорила Аэла.

Монт подумал, что ему придётся открыть фамильное место подъёма, сломать старые традиции скрытности и неприятия чужой помощи. Он вспомнил полубезумного старика… может, тот был не столь безумен?

— Ничего, — сказал он. — Как-нибудь. Вниз — не вверх. Он посмотрел на истёртую верёвку с кое-где разлохмаченными прядями, тяжело вздохнул и начал спускаться.

Шесть кругов смерти

— Судя по всему — самоубийство, — сыщик Фандойлев побарабанил пальцами по крышке стола, выбив начальные такты «Свадебного марша» Мендельсона — он недавно женился — и ещё раз осмотрел комнату.

Труп унесли, но посмотреть и без него оставалось на что: стены покрывали изображения пентаклей Соломона и звёзд Давида, со шкафа загадочно мерцал хрустальный шар, а по столешнице в живописном беспорядке разбросаны карты Таро.

Впрочем, это на первый взгляд казалось, что в беспорядке. На самом деле они скрывали собой жёсткую логику событий, неумолимо ведущую к трагической развязке.

— Стол сфотографировали? — спросил Фандойлев, повинуясь внезапному порыву.

Помощник, Улугбек О’Хлопков покачал головой. Но с готовностью вынул фотоаппарат, который непредусмотрительно успел зачехлить, и сделал несколько снимков.

Затем Фандойлев, продолжая следовать тому же порыву, собрал карты со стола и сунул в карман.

— Требуется консультация специалиста, — пробормотал он. — Моих знаний в этой области недостаточно.

— Моя бабушка занимается гаданием, — поклонился Улугбек, — с детства. Ей передала знания её бабушка, а бабушке…

— Стоп! — остановился его Фандойлев. — Веди меня к бабушке! Именно так и должны поступать потомственные гадалки.

Комната, куда вошли Улугбек и Фандойлев, казалось, ничем не отличалась от той, которую они недавно покинули. Точно так же сидело на шкафу чучело совы — а может, живая? — раскачивались под потолком мумии летучих мышей с распахнутыми крыльями и китайские колокольчики, чувствовался аромат незнакомых благовоний. Не было лишь одного — ощущения недавней смерти.

— Бабушка, — ласково обратился к старушке Улугбек, — мы пришли…

— Вижу, — озабоченно ответила гадалка, — но ничего не понимаю, как ни пытаюсь.

— Мы расследуем дело о самоубийстве… — начал Фандойлев, но был остановлен властным поднятием руки.

— Я каждое утро сканирую предстоящий день, — пояснила гадалка, — чтобы знать, чего ожидать и к чему готовиться. Это помогает пережить сложные случаи. Я не люблю сталкиваться с неожиданным. Но ваше дело кажется мне очень запутанным. Во всяком случае, неясным. Вы принесли фотографии?

— Конечно, — Фандойлев рядком выложил на стол несколько фотографий.

— Фу! — старушка поморщилась и оттолкнула от себя самую последнюю. — Ну, эту могли бы и не показывать… Хотя…

Она взяла фотографию в руки. Затем направила взгляд на прижизненные.

— Постойте-ка, постойте…

— Бабуль, может, мы лучше присядем? — спросил Улугбек.

— Да-да, присаживайтесь, — махнула рукой старуха.

Несколько минут она в напряжённом молчании изучала фотографии, затем подошла к шкафу, взяла хрустальный шар — сова отодвинулась приставными шагами — и принялась вглядываться в затуманенную глубину хрусталя.

Затем вернулась к столу, присела и пробарабанила по нему пальцами.

««Свадебный марш» Мендельсона», — сумел определить Фандойлев. И вспомнил: карты!

Он достал из кармана колоду и положил перед гадалкой.

— Вот. Они лежали у него на столе.

Старуха цепко схватила колоду и принялась рассматривать, перелистывая.

— Невероятно! — она повернулась к сыщику.

«Кто бы говорил! — иронически подумал Фандойлев. — У неё же невероятное на каждом шагу! А она ещё чему-то удивляется».

Но происходящее было действительно чем-то из ряда вон выходящим. Гадалка выглядела встревоженной.

— В колоде — шесть Смертей! — объявила она.

— Шесть? — удивился сыщик.

Его память принялась покорно перебирать варианты: какой маньяк мог совершить аналогичные убийства? С маскировкой под самоубийство. Но вариантов не находилось. «Старею?» — с мрачной отрешённостью предположил Фандойлев и тут же отмёл догадку, как необоснованную: такие случаи он не запомнить не мог.

— Бабушка, — влез Улугбек, — я сфотографировал карты, когда они лежали на столе…

— Отлично! — отозвалась старуха и отрывисто протянула руку. — Дай посмотреть!

«Вот это профессионализм! — про себя ахнул сыщик. — Таким жестам позавидовал бы любой в нашем отделе!»

Улугбек протянул фотографии, недавно снятые с площадки «Поляроида». Издали Фандойлеву почудилось, что карты образуют запутанный узор. Да-а, а первоначально всё казалось таким ясным…

— Так-так-так-так! — старуха внимательно изучала фото. Потом устремила затуманенный взгляд на Фандойлева.

Знаменитому сыщику стало не по себе: он ощутил изучающую пустоту старухиного взгляда.

— Эта смерть — не последняя! — медленно произнесла гадалка.

— Как? — ахнул Фандойлев. Но мгновенный испуг сменился радостной мыслью: значит, память не подвела! Но будущего он помнить не мог.

— Не последняя, — повторила старуха, покачав головой.

— Может, вы подскажете, кто это сделал? — осторожно спросил сыщик, непроизвольно наклоняясь ближе к гадалке.

— Как кто? — удивилась старуха. — Да этот же тип и сделал! — и она ткнула рукой в улыбающуюся фотографию теперешнего покойника, тогда ещё живого.

— Так, значит, всё же самоубийство, — облегчённо вздохнул сыщик.

Впрочем, он и не сомневался в своём профессионализме.

— А… вы не можете сказать, кто будет следующий? — с прежней осторожностью спросил Фандойлев.

— Гм-м… — старуха задумалась. Пальцы её перебирали карты. Потом оставили их и перебрались к фотографиям. Замерли над ними — левая рука непроизвольно дёрнулась, очутившись над последней фотографией.

Ещё несколько минут гадалка сидела, закрыв глаза.

Фандойлев смотрел на неё, на курящийся над благовонной палочкой дымок, слушал потрескивание уголька — или чего там потрескивало? Из тёмного угла бесшумно вышла чёрная кошка. Остановилась на мгновение у стола, взглянула на Фандойлева изумрудными глазами, зевнула во всю пасть, потянулась и ушла на кухню. Оттуда донеслось похрустывание «вискасом».

Старуха опустила руки и медленно повернулась к сыщику.

— Кажется, опять он, — упавшим голосом произнесла она.

— Как? — не понял сыщик. — Он что, остался жив? Или скоро оживёт, а потом умрёт снова?

Он вспомнил труп и поморщился: оживать там было нечему.

— Нет, я имею в виду в астральном плане, — пояснила старуха. — Вы слыхали о переселении душ.

— Кто об этом не слышал, — Фандойлев поморщился. — Но нас это не интересует.

— Как сказать, как сказать, — старуха овладела собой и в глазах её появилась прежняя ясность и проницательность. — Ведь если он вселится в кого-то другого, а затем вновь убьёт себя…

— А он вселится? — с недоверием спросил Фандойлев.

— Может, — покачала головой старуха. — Такую возможность исключить нельзя.

— Да что это за маньяк-самоубийца! — не выдержал Фандойлев. — И зачем ему это надо?

— Понимаете, — старуха поджала губы, — в нашей среде давно ходит поверье, что, получив определённые древние знания, можно научиться менять тела по желанию. Это огромная власть над людьми… и над миром. Если предположить, что ему, — гадалка указала на фотографии, — удалось достать старинную рукопись… Но я о нём никогда ничего не слышала, он не из нашего круга. Странно…

Она замолчала. Фандойлев тоже принялся осмысливать новые факты. Власть над миром… что ж, это понятно. Но… насколько реально? Стоит ли верить гадалке? Но она непредвзята. Что ей за корысть врать?

— Но мы не обнаружили никакой рукописи… — медленно произнёс он.

— Он мог её спрятать, — развела руками старуха. — Где-нибудь в другом месте.

— А уничтожить не мог? — Фандойлев вспомнил, что в камине было много пепла.

— Уничтожить её мог только сумасшедший, — улыбнулась старуха. — Древнее знание не добывают для того, чтобы уничтожить.

— Скажите, — спросил Фандойлев, — а зачем обязательно совершать самоубийство?

— Всплеск энергии, — пояснила старуха. — В сочетании с другими факторами это поможет перейти на следующий уровень. Получив мощный энергетический толчок в момент разрыва первичной оболочки, астральная сущность приобретает не просто сгусток силы, а квинтэссенцию сил, действующих настолько разнопланово, что…

— Понятно, — пробормотал Фандойлев, решив не вдаваться в подробности, всё равно расследованию теоретические рассуждения не помогли бы.

Он откланялся, выговорив, впрочем, возможность консультироваться по любому вопросу в любое время: бабушка дала номер своего мобильника.

Наутро, слушая радио, Фандойлев подивился экстравагантному сообщению: в колхозе N корова сунула голову под циркулярную пилу.

Едва закончилась короткая радиозаметка, Фандойлева словно окатило холодной водой. И это было тем более кстати, что утреннюю гимнастику он уже сделал, а под душ встать не успел. А теперь и не пришлось. Но не приходилось и раньше: воды не было третий день.

«Вторая смерть!» — подумал Фандойлев.

Позвонив на радио и выяснив адрес колхоза, Фандойлев срочно выехал туда, прихватив с собой Улугбека.

Но они опоздали: корову успели разделать на мясо. Пришлось ограничиться фотографиями места преступления, коровьей шкуры, и, самое главное, отрезанной головы, ещё хранящей рваные следы страшных зубьев.

Примчавшись со свежими снимками к гадалке, Фандойлев застал её в глубокой задумчивости.

Оказалось, она тоже слышала заметку по радио, и всё поняла.

— Почему-то он пошёл вниз, — произнесла она. — То ли неправильно прочёл и понял заклинания, то ли неправильно применил их.

— Но теперь, по крайней мере, мы знаем, что искать! — воскликнул сыщик, который всё схватывал на лету. Но тут же возразил себе: что искать? И, главное, как? Кто поймёт, для чего…

Прерывая его мысли, в кармане раздался телефонный звонок мобильника.

Звонил репортёр, автор сенсационного сообщения о корове-самоубийце. Он рассказал, что ему только что позвонил знакомый машинист тепловоза, который переехал лежащую на рельсах собаку. Как он ни сигналил, собака не реагировала: лежала поперёк рельсов, вытянув шею. По ней-то и проехало колесо.

Положив трубку, Фандойлев пересказал всё старухе.

— Развязка близка! — хрипло произнесла она. — Круг сужается. Но почему он двинулся в обратную сторону? Не вверх, а вниз?

— У него были сексуальные проблемы? — спросил Фандойлев. Спросил больше для проформы. Обычно все маньяки завязаны на сексуальной почве.

«А я, я сам? — спросил он себя. — Сыщик — это тоже маньяк. Но у меня с сексуальной сферой всё в порядке».

Он вспомнил миловидное личико жены и улыбнулся. Или сыщничество — своего рода сублимация? Разыскивая преступников, перестаёшь искать красивых женщин? Для Фандойлева в этом плане идеалом был Шерлок Холмс. Но тот был не женат, и Фандойлев ставил свою женитьбу в заслугу себе.

Хорошо, что об этих мыслях не знала жена. То-то посмеялась бы!

— Возможно, — уклончиво ответила старуха, — но весьма маловероятно.

— Почему? — удивился Фандойлев.

— Если бы у него были проблемы в сексуальной жизни в человеческом облике, зачем превращаться в корову? Она имеет секс всего один раз год, а за дойки её дергают чуть ли не круглые сутки.

— Может быть, поняв это, он и покончил с собой в облике коровы? — предположил сыщик.

— А собака? Чем она лучше?

— Но мы же не знаем, кобель то был, или сука? — возразил Фандойлев. — Я позвоню, уточню…

— Не стоит, — подняла руку старуха. — Это ничего не даст.

— Почему? — снова удивился Фандойлев.

— Судя по динамике, сейчас он где-то на уровне мыши. Ну а для мыши, — старуха махнула рукой, — везде опасно.

— Понятно… — пробормотал Фандойлев. Действительно, для мыши погибнуть под колесами машины на тёплом асфальте, или храбро выйти навстречу коту-крысолову — пара пустяков.

Распрощавшись, Фандойлев вышел на улицу.

Смеркалось. На небе загорались первые звёзды. Над ухом надсадно заныл комар. И опустился прямо на щеку Фандойлеву.

Машинально, не сознавая, что делает, великий сыщик хлопнул по щеке ладонью. Чёрное пятнышко размазалось по пальцам.

Что я наделал! — ахнул сыщик. Но было уже поздно: пятая смерть свершилась.

«А что же дальше? — лихорадочно подумал Фандойлев. — Есть ли предел…»

Он чихнул.

«Вирус! — пронзила его мгновенная догадка. — Вот тут-то маньяк и достиг желаемого! Теперь он сможет входить в любого человека и размножаться бесконтрольно! Но… старуха ведь говорила о шести смертях?»

Оглядевшись, Фандойлев увидел, что стоит возле аптеки. Решительным шагом он подошёл к двери и взялся за ручку. Болезнь лучше всего прерывать на начальной стадии.

Наутро, бодрый и здоровый, Фандойлев рассказал Улугбеку восстановленную его интеллектом картину преступления, а также возможный психологический портрет преступника.

— Он кончил жизнь самоубийством. Это факт. Не буду упоминать о заклинаниях и старинных рукописях — всё это домыслы и догадки, а их к делу не пришьёшь. Возможно, что-то и имело место. Он был хроническим самоубийцей. Маньяком-самоубийцей. Во всяком случае, озирая ту цепочку смертей, которую нам удалось проследить — а возможно, некоторые детали и выпали, — можно сделать именно такой вывод. И когда я выйду на пенсию, и начну писать мемуары, это дело назову именно так: «Дело о маньяке-самоубийце».

Непонятно одно: переселялась ли его душа сама, или же была специально кем-то направляема? Так сказать, в назидание потомкам? Боюсь, этого мы не узнаем. Или узнаем ещё очень и очень нескоро. Во всяком случае, споры на эту тему ведутся очень давно.

Последовательно пройдя стадии коровы, собаки, мыши и комара, он возродился… вирусом гриппа и, летел, подгоняемый потоками воздуха. Но, в отличие от других вирусов, не стал искать чью-нибудь уютную носоглотку, а, едва вдали показались дома большого города, свернул на блеск привлекательной вывески «АПТЕКА» и, проникнув в ма-а-а-люсенькую щёлочку между двойными рамами, отыскал незапечатанную таблетку ремантадина и приник к ней всем существом… — закончил сыщик.

Он хотел умолчать о своём непосредственном участии в истории, справедливо рассудив, что на его месте вполне мог быть кто-нибудь другой — история от этого не изменилась бы.

Но Улугбек, выслушав рассказ, улыбнулся — тонко и загадочно, как подобает восточным людям.

— Про таблетку-то придумал, начальник?

— Какая разница? — пожал плечами раздосадованный Фандойлев. — Я выпил её, или он сам к ней прикоснулся? Если бы я не стоял возле аптеки, он вряд ли стал бы влезать в меня. Но, согласись, что суть его поступков я уловил верно.

— Это точно, — снова улыбнулся Улугбек.

— Но я не могу понять одного, — великий сыщик подошёл к окну. — Почему он так сильно ненавидел жизнь? Вопрос остался без ответа.

Энергетика дохла

Энергетика дохла неумолимо. Запасы энергии таяли на глазах. Их едва хватало на то, чтобы еле переставлять ноги. Зрение — и то отказывало. А может, просто не хотелось смотреть ни на что? Всё вокруг казалось подёрнутым лёгкой дымкой, которая постепенно становилась всё гуще и гуще. Но не природные условия были тому виной.

Очень скоро окружающее пространство начнёт погружаться во тьму — потому что зрительные рецепторы отказывались служить. Их мощности не хватало на то, чтобы обеспечить постоянный обзор. Так, отдельные всплески реальности — участок дороги, кусочек неба, проблеск солнца на оперении пролетающей птахи. Да и то надо проверить: не иллюзия ли это? Не берутся ли они откуда-то из глубин памяти? Может, снаружи уже вообще ничего нет?

Сэкономить, переключиться на энергосберегающий режим! Делать всего один взгляд в секунду… или ещё реже. Этого вполне хватит, чтобы не спотыкаться по дороге… и не натолкнуться ни на кого. Лишь бы специально не ставили препятствий на пути. Препятствий? Сгодится и обычная подножка — в таком состоянии он долго не протянет. А если и протянет, то только ноги…

Он усмехнулся: и в таком состоянии он может и шутить? Почему же говорят, что надежда умирает последней? Последней умирает шутка. Первой тоже была шутка — господа-Бога, который сотворил этот мир. Значит, и последней должна быть шутка. Иначе станет совсем паскудно. «Человечество, смеясь, расстаётся со своим прошлым…» Кто это сказал? Неважно. Главное, что сказано верно. А вспоминать — значит, тратить последние ресурсы. А их и так немного осталось.

Срочно требовалось найти источник энергии. Лучше генератор, и желательно — помощнее. Или хотя бы аккумулятор. Но с большим запасом мощности и быстрой отдачей. Но такие попадаются крайне редко.

Невозможность подключения к источнику энергии бесила невероятно. Кажется, чего уж проще? Вон сколько их бродит вокруг — подходи и подключайся. Тем более что многие только того и ждут: поделиться энергией. У них её много, они копили, наверное, всю жизнь, а то и поболее. Но…

Но ясно видно, что просто так — подойти и подключиться — не получится: налицо или не те клеммы, или, что гораздо неприятнее, не соответствует напряжение. В первом случае запастись энергией просто не удастся, во втором… Во втором возможны два варианта — в зависимости от имеющейся полярности источника.

Можно либо мгновенно сгореть — если мощность намного превышает требуемую, либо… либо и того хуже — вместо подпитки энергией получить полную её потерю. Бывали и такие случаи, и не раз. Отрицательная энергия — вот как называется по-научному. Её открыли совсем недавно. А до того не понимали: что происходит? Почему вместо подзарядки возникает полный разряд? Почему при одинаковых внешних параметрах возникает мощнейшая депрессионная воронка, и начинает всасывать энергию в себя? Откуда появляется такое перерождение источников энергии? Почему они из источников становятся поглотителями? Что происходит с ними? Какой катаклизм, какой процесс? В чём причина таинственного парадокса?

Энергия — как вода. И всегда бежит от большего уровня к меньшему. Выходит, бывают источники отрицательной энергии?! Но… как это возможно? Почему? Как они могут существовать, не подпитывая энергией, а забирая её?

Хорошо, пускай тогда отыщется не генератор, пускай найдётся хотя бы плохонький аккумулятор! Лишь бы добраться до базы.

Но и аккумуляторы среди встреченных попадаются практически полностью разряженные. То ли он не успел подзарядиться, то ли кто-то раньше присосался к клеммам, вытянул всю энергию — и бросил аккумулятор на произвол судьбы. Не позаботился о будущей подзарядке, не подумал о том, что кто-нибудь придёт на его место — и что застанет? Выжженную пустыню?

Переходники, преобразователи… Он усмехнулся: где их взять? И где гарантия, что сопротивление не окажется выше дозволенного? Любое дополнительное устройство неизбежно будет отбирать часть энергии. И повысительных трансформаторов не бывает — не та энергия. С электрической намного проще, её можно закачать куда угодно. С этой же…

Движения невероятно замедлились. Усталость, обычная усталость, всего-навсего. Так это можно классифицировать. Усталость от жизни. Постоянно, изо дня в день, вырабатывать энергию в себе самом, тратя на собственные же нужды. Организм зашлаковывается. Нет передачи, нет приёма — нет обмена, одним словом. Как звучит эта формулировка? «Жизнь — это способ существования…, заключающийся в перманентном обмене энергией между организмом и окружающей средой». Нет обмена — нет и жизни.

Генератор… Вот что нужно сейчас! Добраться, доковылять, дотащиться, доползти…

Упасть у ног, прикоснувшись к тёплому телу. Почувствовать, как с каждым мигом прикосновения восстанавливаются силы. Обнять колени, прижаться к ним щекой и чувствовать, как возвращается энергия жизни. Поднять голову, посмотреть в блестящие от слёз глаза. Встать, взять её голову в свои руки. И приникнуть к губам… Отнять, прижав её к себе изо всей силы. Потом оторваться, снова взглянуть в глаза и прошептать:

— Милая! Любимая! Единственная! Как хорошо, что ты у меня есть!..

Чужая воля

В субботу суперагент почувствовал, что с ним вновь что-то происходит. Отдых оказался сорванным, но сетовать он не стал: знал, на что идёт, когда соглашался стать суперагентом: статус чего-то да значил.

Но ощущения были не из приятных: все мышцы болели, наливаясь тяжёлой силой. Зверски возрос аппетит: с утра он не отходил от стола. А когда отошёл и глянул в зеркало, то ужаснулся: таким громилой он никогда не был. Уж не придётся ли ему сражаться с целой дивизией спецназовцев? Африканский слон в сравнении с ним выглядел детской игрушкой.

Вслед за трансформацией тела в мозгу оформилось очередное задание. Задания он получал телепатически — так было удобнее хозяевам: соблюдалась полная анонимность, и выйти на них не смог бы никто.

Задание было, как всегда, неосознанным — ещё одна ступень защиты: некоторые асы разведки по одной формулировке задания могли расколоть любого заказчика. С суперагентом подобное было невозможно: его просто вело, тянуло к тому месту, где ему надлежало находиться.

Все это чрезвычайно напоминало прямое управление в реальном масштабе времени и, скорее всего, было им. А может, и не было: корректировки могли вноситься реально, а канва, основа задания транслировалась в записи. Но ему было всё равно.

Цель задания, не будь суперагент в режиме выполнения, наверняка удивила бы его: ничем не приметный холмик посреди зелёного луга. Но удивлению не оставалось места: все мозговые ресурсы шли на выполнение задания.

Громадными кротовыми лапами суперагент принялся рыть землю и вскоре углубился на удвоенную высоту своего роста.

И сразу же пришлось остановиться: выбрасываемая из шахты земля падала обратно. Дальнейшее продвижение вглубь прекратилось.

Суперагент замер, ожидая очередной корректировки. И она пришла.

С трудом выбравшись из ямы, суперагент отгрёб рыхлую землю подальше от жерла шахты, спустился вниз и какое-то время работал, продолжая выбрасывать землю наверх, швыряя её невероятно сильно и далеко.

Но вскоре управляющие им поняли, что работа таким манером не позволит достичь нужной глубины, и его тело вновь принялось трансформироваться, постепенно принимая форму гигантского дождевого червя.

Когда трансформация закончилась — на сей раз она произошла сравнительно быстро, потому что не требовалось увеличения массы — суперагент вновь углубился в землю.

Теперь почву никуда не надо было выбрасывать, она вминалась в поры и трещины подземного слоя, раздавалась в стороны, уплотняясь и переуплотняясь под воздействием его чудовищной силы.

Новое препятствие, в виде слоя скальных обломков, преградили путь суперагента, и он, прикоснувшись чувствительными щупиками дождевого червя к камню, замер.

Пока хозяева решали проблему — как преодолеть неожиданно возникшее препятствие — он отдыхал. Накапливал силы, поглощая энергию, струящуюся из глубины.

Затем снова пришёл в движение и отправился на розыски трещиноватостей в каменном слое, и, обнаружив их, приступил к очередной трансформации.

На этот раз суперагент превратился в жидкость. Она по каплям просачивалась вниз, по капиллярным пустотам горной породы, размывая по пути растворимые вещества, столь необходимые ему сейчас для питания и построения тела. Собственно, питаться чаще всего приходилось именно таким образом — на ходу, попутно с исполнением очередного задания. Хозяева не затрудняли себя заботами о его пропитании. Он делал это сам, особенно не размышляя.

Но не размышляя иначе: там хозяева думали за него, тут всё осуществлялось непроизвольно, автоматически, бессознательно — так же, как человек не обращает внимания на пищеварение, перекачивание крови и массу других процессов, происходящих в организме. Тело само знает, что ему нужно, и потому отбирает из окружающей среды ровно столько и точно те вещества, которые необходимы.

Когда он просочился сквозь трещиноватые слои и увидел, за чем его посылали, то тихо выругался: опять золото! Воистину, бедная фантазия у ведущих его: использовать силу, мощь и знания Суперагента лишь для того, чтобы вынести наверх ещё двадцать-тридцать тонн золота?!

Он никогда не думал, пока выполнял работу, но когда она оказывалась близка к завершению, то позволял себе немного поиронизировать над теми, кто его послал.

«Если бы я знал заранее, что им нужно!» — подумал суперагент и живенько представил себе, во что бы трансформировался — один раз! — чтобы наилучшим образом выполнить требуемое.

Но делать было нечего, и он принялся растворять золото, чтобы вынести затем наружу.

Монотонная работа позволила пуститься в воспоминания. В этом заключалась его свобода. Будучи предназначенным для осуществления чужих замыслов, он никогда не имел никаких желаний: ему с равным удовольствием нравилось и отдыхать, и работать. Но работа была предпочтительней, потому что просыпалось любопытство: куда его пошлют в следующий раз? Во что заставят трансформироваться? Это вносило элемент разнообразия в монотонную жизнь суперагента.

Он вспомнил, как двое суток простоял броневым щитом, укрывая людей от падающих метеоритов. И подумал, что мог бы с не меньшим успехом раскинуть вокруг базы силовую сеть, которая — в зависимости от необходимости — могла либо ловить падающие метеориты для последующего изучения, либо аннигилировать их, либо просто отбрасывать в сторону.

К сожалению, проявление его возможностей ограничивалось степенью развития фантазии хозяев, а она порой оставляла желать лучшего. Но он никогда не указывал им на это, по разным причинам. И потому, что это было вне его компетенции, и потому, что им бы это не понравилось. Им почему-то не нравилось, когда кто-то был умнее их самих, не взирая на то, что это был когда-то ими же созданный механизм. Пусть и обладающий не меньшим, а то и большим, по сравнению с ними, интеллектом. Но в нём не было одной детальки, в его сознании отсутствовало одно подразделение искусственного разума, без которого становились ненужными все три закона роботехники.

Порой он думал — он обладал способностью самостоятельного мышления — что намного лучше было бы, если бы его хозяева просто ставили задачу, доверив выполнение полностью его возможностям. Тогда бы он сумел сделать всё оптимально и результативно, с минимальными затратами материи, пространства и времени. Но хозяева — вернее, потомки его настоящих хозяев — боялись предоставить ему большую самостоятельность, опасаясь, что таким образом он сможет взять над ними власть.

А потери власти они боялись больше всего. Поэтому и предпочитали каждое его действие обговорить, ограничить сотнями условий, которые не позволили бы его самостоятельности развиться должным образом. Но она и не смогла бы развиться — именно из-за отсутствия того самого подразделения искусственного интеллекта: у него не было собственной воли, и потому он вынужден был подчиняться чужой.

Телепатка

Мяу!

Голосок просящий, жалобный. И в глаза заглядывает так доверчиво: ты ведь не обманешь меня, хозяин? Накормишь? Я такая голодная…

— Чтоб ты сдохла, зараза этакая! Полчала назад давал жрать! Сколько ж можно?

Вопрос повисает в воздухе, сражённый ещё одним жалобным «мяу». Да и разоряется человек больше по привычке, злясь на неудавшуюся жизнь, а не на голодное животное. Разве можно обижаться на маленькое пушистое существо, которое так доверчиво ластится всякий раз, едва стоит сесть за стол. Взгляд жёлто-зелёных глаз может разжалобить кого угодно.

— Вот ведь телепатка, — бормочет человек, покорно вставая и идя к холодильнику за куском колбасы. — И не хочешь вставать — а заставит. Нет, чтобы носком под рёбра… Может, гипнотизирует она меня? Сразу так жалко её становится… И не жрёт ведь почти ничего: покрошишь колбасы — пару кусочков съест, и всё. Может, заболела? Да нет, шерстка гладкая, блестящая. И нос холодный. Но каждые два часа её кормить — тоже удовольствия мало. Может, к ветеринару сводить?

Бормоча, он отрезывает от котелки тоненький ломтик колбасы, тщательно крошит на мелкие кусочки и высыпает в кошачью миску.

Кошка, замерев на несколько мгновений у голубой кафельной стенки, словно всматриваясь в собственное неясное отражение. Чем оно ей кажется? Кошачьим богом, парящим в голубизне неба? Изображением душ предков?

Человек был готов поклясться, что кошка молится: всякий раз, когда хотела есть, она подбегала к углу, в котором стояла миска, всматривалась в голубизну кафеля, и просяще мяукала. Но не так¸ как сейчас, жалобно, выпрашивая кусок колбасы. Нет, в её мяуканьи проступали какие-то особые, возвышенные нотки. Как будто она общалась с чем-то запредельным. И потом, после еды, благодарно облизываясь, она снова глядела в кафель.

«Не призывает ли она своих кошачьих богов? — подумал человек, и ему стало немного жутковато. — А её мысли, отражаясь от кафельных стен и преображаясь в них, превращаются в человеческие и влияют на меня…»

Он добродушно усмехнулся: такая идея не пойдёт даже в качестве сюжета для фантастического рассказа! Кошка-телепатка! Надо же! Нет, всем известно, что кошки хорошо ориентируются в окружающем пространстве, они способны возвращаться домой за сотни километров — в периодической печати много раз описывались подобные случаи. Но рассказ о кошке-телепатке? Это вряд ли будет кому-то интересно.

Он с улыбкой смотрел на вяло жующую кошку. Затем почесал за ухом лежащую на кресле собаку: «Ты-то у меня ничего не просишь!». Та лениво вильнула хвостом и продолжала пристально смотреть на кошку, держа голову на лапах.

— Что, доедать придётся? — обратился хозяин к собаке, видя, что кошка отошла от миски.

Собака, тяжело вздохнув, неспешно спрыгнула с кресла и подошла к миске. Весь её вид говорил: «А что поделаешь? Не пропадать же добру…» Повернула голову и посмотрела на хозяина. Но тот уже занимался своими делами.

«Знал бы ты, — устало подумала собака, — сколько трудов мне стоило воспитать эту дуру! Ещё повезло, что она оказалась хорошим медиумом и регулярно общается с духами своих предков. Но это её проблемы. А настоящая телепатка — это я! Но про собаку-телепатку тем более никто не напишет. А если напишут — то не поверят».

И она принялась ловко слизывать мелкие кусочки колбасы: занятия телепатией требовали постоянного пополнения энергии.

Ветерок

Гг подошёл поближе. Его давно привлекало непонятное движение на высоком шесте, стоящем на краю чистого поля, но он никак не решался: а вдруг какая-то ловушка?

Пусть до сих пор на планете ему не встретилось ни одного живого существа, это не значило, что их нет вообще. Этот шест с непонятным шевелением наверху — кто-то же его поставил? Естественные живые виды выглядят иначе.

Гг шёл, оглядываясь, готовый при малейшей опасности скрыться в туннеле межпространственного перехода. Если успеет активировать вход. Но для того он и таскал всё оборудование с собой, чтобы исключить случайности.

Гг остановился у основания шеста. Прочный материал, чуть поблёскивающий в лучах восходящего солнца. А вот наверху…

Гг вытянулся. Его глаза оказались вровень с мягким на вид… предметом? существом? — то и дело меняющим форму. А в моменты максимального увеличения приобретающим вид практически идеального конуса, основанием направленного к шесту, а вершиной…

Вершина жила самостоятельной жизнью. Она то вытягивалась параллельно горизонту, то бессильно опускалась вниз. В эти моменты существо (Гг решил, что это всё-таки существо, поскольку оно имело защитную поперечно-полосатую окраску, а широкий открытый конец можно идентифицировать как рот) практически полностью теряло форму и становилось плоским, ложась на основание-рот.

А в остальное время куда оно только не металось! Не было, казалось, ни одной стороны, в какую бы существо не вытянулось. Но одну странность заметил Гг: никогда — никогда! — острый конец существа не переходил в верхнюю полусферу. Все эволюции совершались в пределах от направления вниз до направления на горизонт.

«Не связано ли это с каким-то религиозным запретом!» — подумал Гг. То, что перед ним живое существо, Гг больше не сомневался: двигаться самопроизвольно может только живое. А уж соблюдать религиозные запреты — тем более. Во всяком случае, в своих бесконечных путешествиях через межпространственный туннель, Гг убедился именно в этом.

Живое, но, скорее всего, неразумное. И оно подобно тем домашним животным, которые имелись на родине Гг и содержались на привязи.

«Точно! — обрадованно подумал Гг. — Как я сразу не догадался! Но почему оно находится здесь? И почему беспрестанно мечется? Может, голодное? А может, его наказали?»

Но вмешиваться в чужую жизнь Гг не собирался. И поэтому удалился.

Если бы в его мире дули ветерки — хоть иногда, пусть самые маленькие — Гг понял бы, что происходит. Но правильному пониманию ситуации мешали два фактора: полное отсутствие ветра в мире Гг, и скафандр высокой защиты, в котором не чувствуется никакой ветер…

Место жительства

Перед лицом безостановочно струился поток крови. Рин простонал и постарался закрыть глаза. Вид кровавой реки плохо влиял на психику. Хуже всего то, что Рин не мог, как ни пытался, повернуться к алому ужасу спиной. А ещё выяснилось, что не может и закрыть глаза.

«Что за адская пытка?» — подумал Рин и снова застонал от бессилия.

— Что с тобой? — услышал он участливый голос.

Рин скосил глаза. А-а, это сосед, Дин.

— Я не могу! — простонал Рин. — Я не выношу вида крови!

— Терпи, — услышал он, — рано или поздно это прекратится.

— Когда? — выдохнул Рин. — И как?

— Не знаю, — по интонации Дина было понятно, что он пытается пожать плечами, но у него ничего не получается. — Одно из двух: либо поток крови иссякнет, либо… — Он замолчал.

— Либо — что? — едва не закричал Рин.

Либо ты перестанешь ощущать его, — упавшим голосом произнес Дин.

— Веселенькая перспективка… — пробормотал Рин, и замолчал.

Перед лицом продолжала струиться река крови.

Рину показалось, что он начал различать в сплошном потоке отдельные составляющие элементы. Поток разделился на отдельные округлые частицы. И само движение потока перестало быть непрерывным: он то слегка замирал на месте, то резко ускорял движение, словно стараясь наверстать упущенное.

Более того: Рину померещилось, что в структуре потока он начал различать… лица! И по прошествии какого-то времени эти лица стали повторяться! Они узнавали Рина: махали руками — или конечностями, заменяющими руки — подмигивали, что-то кричали…

«Брежу! — испуганно подумал Рин. — Я заболел? Откуда взялась кровавая река? Кто я такой? Почему должен торчать здесь, в неподвижности, и бесконечно смотреть на нескончаемый кровавый поток?»

— Дин! — в ужасе позвал он. — Дин!

— Что? — живо отозвался тот.

Кто мы такие? Где находимся? Что за кровавая река, которая неустанно течёт перед нами?

Дин вздохнул и тихо спросил:

— Тебе обязательно знать это?

— Да! — закричал Рин. — Да!

— Ну, хорошо… — снова вздохнул Дин. — Я скажу тебе. Мы — эпителиальные клетки кровеносного сосуда.

Надо знать место своего обитания, чтобы не задавать лишних вопросов.

Инкубатор

(Виктор Колупаев «Зачем жил человек?»)

Мысль была интересной. Стас даже облизнулся, когда она пришла ему в голову.

А дальше всё пошло по нарастающей: он начал обдумывать сюжет предстоящего рассказа, выписывать характеры, прорисовывать детали. В мозгу вспыхивали образы и произносились фразы. И всё было настолько увлекательным и чудесным, что чувство восторга охватило его, и он чуть не закричал от счастья.

От крика он удержался, но от улыбки удержаться не смог, и она долго бродила по его лицу, вызывая недоумение встречных прохожих: с чего вдруг парнишка улыбается во все тридцать два зуба с самого утра? Не иначе как хорошо принял. Но Стасу не было необходимости пить: создание рассказов пьянило получше всякого алкоголя.

Однако записать рассказ не было возможности: Стас шёл на работу, вокруг начиналась весна, было много подтаявшего снега и ни одной сухой лавочки, куда можно присесть и записать хотя бы замысел.

И Стас продолжал идти, улыбаясь, проговаривая про себя удачные фразы описаний и целые диалоги, и не переставая поражаться тому, до чего хорошо у него получалось. Теперь он понимал Создателя, понимал фразу из Библии: «И увидел Бог, и понял, что это — хорошо!».

Но Стас знал и другое: уже неоднократно по дороге на работу — или в другом неподходящем месте — к нему приходили идеи и замыслы фантастических рассказов. Фантастику он любил с детства, но записывать приходящее в голову стал относительно недавно, ещё недавнее — оформлять записанное в рассказы, и почти вчера — посылать рассказы на всякие литературные конкурсы и в издательства журналов.

И каждый раз ему приходили категорические отказы. Редакторы мотивировали их то плохой проработанностью сюжета, то ходульностью характеров, то шаблонностью описаний, а то и вообще обвиняли чуть ли не в плагиате. Во всяком случае, отказывали в новизне.

Сначала Стас не понимал: в чём дело? Ведь идеи, приходящие в голову, были такими яркими и логичными, в них постоянно присутствовали искромётные фразы и цепляющие сознание образы. Но однажды, прочитав записанное спустя несколько месяцев — а особенно после получения отказов — Стас поразился: ничего подобного в рассказах не обнаруживалось. Фразы, которые раньше казались верхом совершенства, выглядели откровенной пошлятиной и набором трюизмов — банальностей и общих мест.

«Куда всё подевалось? — недоумевал Стас. — Я ведь ничего подобного не писал!»

Он пытался переписать написанное, но, как ни старался, у него ничего не получалось.

А потом стало происходить непонятное. То в одном, то в другом месте, то в одном, то в другом сборнике, а то и на конкурсе, в котором он самолично участвовал — правда, с другим рассказом — он стал встречать свои рассказы. Во всяком случае, сюжеты были идентичны. Но мало того! В некоторых Стас вспоминал и первоначально пришедшие ему в голову фразы, казалось, бесповоротно забытые на пути от прихода идеи до её оформления. Как это могло произойти?

Что самое непонятное — рассказы выходили под разными фамилиями, в том числе и известными, и написаны были в манере тех авторов, фамилии которых стояли под рассказами.

Но это были его, Стасовы, рассказы.

Он читал их, восторгался, недоумевал… и обижался. Завидовал? Нет, зависти не было в его чувствах. Разве можно завидовать тому, что написал сам, но впоследствии увидел у кого-то другого?

Больше он недоумевал. И не мог понять: как получилось, что разные авторы пользуются его сюжетами, его оборотами, его героями? Если бы это был один человек, и если бы Стас посылал рассказы в один журнал, всё было бы ясно: недобросовестный автор, не способный придумывать сюжеты, берёт чужой рассказ, перерабатывает и выдаёт за свой. Но перерабатывает талантливо — во всяком случае, так, что общее ощущение от прочитанного делалось именно таким, каким его испытывал Стас первоначально.

А Стасу чего-то не хватало. То становились затянутыми диалоги, то предложения становились излишне длинными и не помещались в мозгу читающих. То, наоборот, оказывались слишком короткими и проскакивали между извилинами. А в напечатанных рассказах всё находилось на своих местах.

Одно время Стас решил бросить писать. И не просто писать — бросил обдумывать приходящие в голову сюжеты. Гнал из памяти, предпочитая рассматривать ссорящихся воробьёв, идущих по улице людей или плывущие облака.

И с удивлением заметил, что его рассказы перестали встречаться на страницах журналов и сборников. А в критических статьях зазвучали нотки раздражения, что, дескать, писатели N и N слишком увлеклись эпическими произведениями и совсем позабыли про читателей, которые с нетерпением ждут их маленьких рассказиков, которые так интересно читать… и т. д., и т. п.

Стас долго размышлял над причиной происходящего. И ему в голову пришла неожиданная мысль. И он не особенно удивился ей: он привык даже обыденным событиям давать необычное объяснение. А тут и событие было необычным, и объяснение придумалось соответствующее.

Ему представилось, что он — инкубатор. Инкубатор идей. Кто-то вкладывает в него идеи, словно куриные яйца. Выжидает некоторое время, пока они созреют, вылупятся — и пересаживает в другие сознания. А у него¸ Стаса, не остается ничего, кроме пустой скорлупы. Да ещё, пожалуй, ощущения того счастья, которое возникает в сознании каждого творца. Много это или мало? Достаточно ли?

Выбор реальности

Мне удавалось поддерживать существование этого мира лишь колоссальным напряжением ментальных сил. Стоило чуть отвлечься, как окружающее плыло. Сквозь живописную реальность начинала просвечивать какая-то гниль, торчали скрученные железные балки, несло невыносимой вонью. И приходилось вновь стискивать зубы и заставлять себя видеть вокруг зелёную траву, голубое небо, разнообразие цветов.

За стиснутые зубы я расплачивался истечением из носа и першением в горле, а порою и сухим кашлем. И тоской, невыразимой тоской безысходности.

Потому что выход был один: отказаться от борьбы, плюнуть на всё и беречь собственное здоровье. Но тогда придётся перешагивать череду гниющих куч, ступать в липкие зловонные лужи, уклоняться от падающих остатков проржавевших столбов. Но зато — никакого кашля, чистый нос и твёрдая убежденность в том, что срочно надо что-то делать. Приступить к уборке, наконец. Потому что дальше жить в таких условиях просто невозможно.

И, может быть, тогда, после нового колоссального напряжения сил — но уже не ментальных, а физических — здесь вновь расцветут цветы, вырастет зелёная травка, а над всем этим распахнётся голубое небо…

Время минус

— Стой! — рука метнулась вперёд и ухватила парнишку за рубаху. Та затрещала, но не порвалась. Успел! Ещё мгновение — и паренёк полетел бы вниз, на рельсы, под колёса приближающегося поезда. Умно: прыгнуть с моста, быть оглушённым и не чувствовать, как тебя начнут рвать на куски острые реборды.

Так, почти полдела сделано. А теперь — по морде его, по морде! В кровь, чтобы голова гудела от ударов. Выбить, выбить мысли о самоубийстве! По губам, чтобы почувствовал солоноватый привкус крови. Ты хотел пролить её на землю? Глотай! Она священна и тебе не принадлежит.

— Ах ты, гадёныш! — и мордой по асфальту. Одной щекой, другой. Пусть знает, что такое настоящая боль. Легко отделаться хотел? Не получится! Надо сформировать стойкий страх перед болью. Перед любой болью, чтобы в следующий раз, когда решится повторить попытку, в мозгу бушующей преградой вставал огненный вал боли, выжигающий всякие мысли о самоубийстве. Рецидивов быть не должно.

Пока руки делают своё дело, глаза оглядывают собравшихся — нет ли сообщников? Говорят, потенциалы начали организовываться. Держат связь, образуют группы прикрытия, отвлекающие инспекторов и помогающие своим совершить задуманное. А подкрепления поблизости нет и не предвидится: чужой участок. И вызвать не успел — если бы не толпа, ни за что не обратил бы внимания на парнишку. Так что спасибо зевакам! Да и он молодец: промедлил малость. Боялся, видно. Ну, теперь получай! И — ещё раз по асфальту туда-сюда. Но уже чуть полегче. Да и усталость чувствуется.

Может, хоть премию дадут, за спасённого самоубийцу? Вроде как внеплановый.

Взгляд на всякий случай вновь пробежался по парапету моста: не высится ли на нём очередная тёмная фигура с характерно отведёнными назад локтями, для прыжка. Поза сокола. Нет, никого. Чист парапет, чист тротуар.

А в толпе вокруг? Собственно, толпой её назвать уже нельзя: потихоньку рассасываться стала. Да и какая толпа в рабочее время? Чай, не праздники. Дожидающиеся, в основном гуляют. Ну, и несколько случайных прохожих, из тех, что шли на работу или с работы. Какое-никакое, а всё же событие. Будет о чем посудачить на кухне. Когда ещё по телевизору покажут.

А может, кое-кто из ушедших встречался с нашей униформой: чёрные брюки, чёрная рубашка, на левом рукаве — эмблема службы (литой череп и две рунические «S» под ним), на правом — красно-белая повязка, знак Крови и Чистоты. В белом круге — четыре «Г», расходящиеся из одного центра: Государство, Гордость, Героизм, Гласность. Ребята, правда, иногда их по-иному расшифровывают, но об этом вслух говорить не будем. То, что годится для дружеских подначек в закрытом кругу, не стоит делать всеобщим достоянием.

Но, оказывается, с нашей службой знакомы не все. Пытаются влезть.

— Отпустите его, ему же больно! — вмешивается какой-то прыщ, в очках и при галстуке.

Тебя мне только не хватало!

— Я делаю свою работу, — методично цежу сквозь зубы. — А вы занимайтесь своей.

И, как бы для иллюстрации — выхватить кортик, колоть лежащего остриём — аккуратно, чтобы не повредить жизненно важные центры. Но болезненно, болезненно. Нас этому специально учили. Пока не взмолится, не прохрипит: «Хватит!»

Все, прохрипел. Теперь можно продолжить воспитательную работу:

— Ах ты, гадёныш! Тебя государство учило, лечило, кормило, одевало… А как пришло время возвращать долги — ты в кусты? А отрабатывать кто будет?

Ну, чего вы не расходитесь? Не слышали ни разу? Или вам идти некуда? Ох, уж эти праздношатающиеся! Что бы ни случилось, что бы ни произошло — они тут как тут. Надо прояснить ситуацию, вдруг ещё кто вздумает вступиться ненароком? Из дедков покрепче. Позиция у меня неудачная: держать паршивца приходится.

Повести бляхой вокруг — и пусть топают подальше.

— Я из службы спасения самоубийц! — и рукояткой кортика, с окрашенным кровью лезвием, ткнуть в эмблему на рукаве.

— О! Salvation from suicides! — восхитился какой-то иностранный толстяк. Почему-то иностранцы быстрее реагируют на происходящее. Наши чересчур заторможенные. Или потому, что за границей аналогичные службы давно организованы? А соотечественники не успели привыкнуть.

Ещё одна группка зевак откололась и рассеялась, остались совсем древние старики, лет по шестьдесят пять. Они что, надеются, что им что-нибудь перепадёт? Прошли те времена, когда Карточкой Жизни мог овладеть любой, оказавшийся на месте происшествия. Тогда «пасли» не только самоубийц. Сколько убийств было! Полнейший беспредел. Некоторые тогда хорошо поживились! Сейчас они — богатые люди, уважаемые олигархи, владельцы огромной собственности во всех частях света. На время жизни можно купить всё: землю, заводы, недра, слуг…

Но это было давно, задолго до моего рождения. Так что те времена являются, по сути, легендарными. Эх, жаль, не довелось их застать! Уж я бы своего не упустил!..

А сейчас всё — не так, сейчас всё по закону. Даже если он написал завещание в их пользу — нет! Зачем нам немощные деды, успевшие получить чёрный бланк направления в хоспис? Что даст государству лишний год их существования? А парнишка… жидковат, конечно, но молод. Ему ещё работать и работать. Хоть на конвейере, хоть на дорожных работах, хоть… в похоронной команде. Да, именно! Может быть, именно там он научится ценить жизнь. Или в разделочной…

Но вернёмся к воспитательной работе.

— Работать не хочешь? Долги отдавать не хочешь? Кто за тебя отрабатывать будет? Пушкин?

— Я за него отработаю! — доносится голос со стороны.

Дед, отойди, чего прикалываешься! Да, ты крепок с виду. А в руке что? О-о, розовый бланк! Значит, время приспело, а в хоспис идти боишься? Предпочитаешь, чтобы это сделала служба устранения? Интересно, ты заказал что-то специфическое, или хочешь, чтобы всё произошло неожиданно, сюрпризом? Жаль, не разберу отсюда гриф… Да, скорее всего, сюрпризом, спонтанно. Иначе страх ожидания удваивается: мало того, что ты знаешь, что умрёшь, так ещё и знаешь, как. А значит, будешь остерегаться открытых пространств, бояться ходить под окнами, переходить улицу, есть в общепите, купаться… Но я должен заниматься своим делом!

— Отойди! Не мешай работать. Тобой займутся другие…

Ого! А среди зевак, оказывается… да-да, вон тот. Слишком быстро опустил глаза. Наверное, недавно работает, не успел привыкнуть. Что он, интересно, приготовил? Стилет под лопатку? Пулю в затылок? Или банальная отравленная игла, которая в последнее время стала использоваться всё чаще? Понятно: так экономнее, не приходится убирать кровь. Но не зрелищно, нет. Чем игла лучше хосписа? Да практически ничем: там тоже уколы делают. И, наверное, вещество одно и то же.

— Дяденька, я больше не буду? — ожил, подлец, под рукой. Всхлипывает, слезы с кровью утирает. Ага, пробило! Что-то поздновато. Или тупым уродился? Какой я тебе дяденька, мы почти ровесники. Но, в отличие от тебя, некоторые от работы не бегают, а выполняют всё, что поручено.

— Пойдём в офис, разберёмся: не рецидивист ли ты?

Так, достать наручники. Ему надеть на правую руку, себе на левую.

— Поднимайся! Шагом марш! А вас, — широкий жест в сторону толпишки не желающих расходиться, — прошу отправляться по своим делам.

А вот этого можно взять и на заметку. Судя по внешнему виду, работяга. Не старый. Что это он бормочет?

— От такой жизни кто угодно с моста кинется…

Свободной правой рукой поправить галстук с заколкой и сделать снимок. Звукопись и так должна работать постоянно, она с автовключением на звук голоса. А видеокадры следует экономить, до перезарядки. В лаборатории поищем, не встречался ли бормочущий среди смутьянов…

Парнишка поднялся, всхлипывая. Идёт, не сопротивляется. Если не старается усыпить бдительность, за ним действительно ничего нет. В таком случае на первый раз отделается исправительными работами.

Сзади что-то охнуло. А, это коллега из службы устранения постарался. Всё-таки стилетом воспользовался, молодец! Жаль, нет возможности полюбоваться на растекающуюся лужу крови. Или вернуться? Вон, окурок поплыл. Можно попутно оштрафовать того, кто его бросил или уронил. Заодно и задержанному показать, как выглядит то, что он хотел исполнить… А отсюда плохо видно. Нет, сам смотрит. Прилип к месту и смотрит. Расширившимися от страха глазами.

— Видишь, это от тебя не уйдёт, не торопись, — голос должен звучать устало и убедительно. — Немножко подожди… Этот человек сам выбрал себе смерть, как и ты. Но исполнение её доверил не дилетантам, а профессионалам. В отличие от тебя. Это и красивее и удобнее. Он умер с улыбкой на устах…

Чёрт, и откуда выскочила эта цветистая фраза? Парнишка сразу дёрнулся. Или вздрогнул? Впрочем, неважно. Теперь — продолжение воспитательного воздействия.

— Он умер в своё время. Полностью отдав долг обществу. Таков порядок, и нарушать его никому не позволено.

Подъехала «скорая». С чёрным крестом. Дальше будет совсем неинтересно: погрузка, замывка.

— Пошли! — рывок наручниками на себя.

Наручники самые обычные: обшитые кожей со стороны ведущего и голый металл у ведомого. Строгих он пока что не заслужил. Те — с мелкими острыми зубчиками по внутреннему краю. Чтобы не чувствовать боль, их приходится постоянно поддерживать свободной рукой и упреждать любые действия конвоира. А это очень непросто! Кто знает, что мне взбредёт в голову?

А ему?

Я искоса посмотрел на парнишку. Идёт, понуро глядя под ноги. Вырваться не пытается. Значит, перворазник. Что ж, легче будет. Глядишь, ещё и одумается, исправится. Ещё одним полноценным гражданином общества станет больше.

Может, вызвать транспорт? Идти далековато.

Я нащупал в кармане пластинку мобильника. Нет, ничего, справлюсь. Не буйствует же. Сэкономлю на роуминге.

Движение на улицах наблюдалось обычное: неслись легковые авто, ехали грузовики, тащились перегруженные автобусы.

В воздухе почти то же самое: над самыми макушками небоскребов тяжело проплыл грузовой «цеппелин». Скользили маленькие авиетки, неподвижно висел воздушный шар дорожной полиции.

Мы миновали офис службы устранения. На стене гордо красовался их герб: перекрещённые стилет и винтовка с оптическим прицелом охваченные полукругом слов «Пуля, йад, добро». Когда-то имелось огромное желание прийти сюда работать. Но они начали практиковать ночные удушения газом, а вид посиневших трупов с выпученными глазами и вывалившимися языками мало вдохновлял. Не зрелищно. Ой, нет, ошибка! Выпученные глаза и вывалившиеся языки — это у удавленников. Тоже ничего красивого. Совсем как недавнее коллективное повешение в пригороде. Осведомитель не успел сработать: его самого повесили. Остальные — добровольцы. Шеф тогда жутко злился.

Из широко распахнутых ворот выходили двое снайперов с оптическими винтовками под мышками. В руках держали узенькие бумажные полоски предписаний.

— Неужели не могут сразу всех на сегодняшний день выдать? — возмущался ближний ко мне. — Убьёшь одного — иди за новым направлением! А они, может, рядом живут, как в прошлый раз. Да я бы их одной пулей завалил!

— В архивах им копаться не хочется, — вторил ему другой. — Буквоеды! Ладно, пошли. Тебе куда?

— На Есенина.

— А мне на Ницшештрассе.

И они разошлись в разные стороны.

В ворота заехала ещё одна чёрнокрёстная «скорая помощь». Или это та же самая? Пока составили акт о выполнении заказа, сфотографировали, замыли…

Ну, наконец-то здание родного офиса! Поприветствовав взмахом руки герб на стене — тот же литой череп и две рунические «S» — ввожу подопечного внутрь.

Внутри — привычная толпа. Носятся, кто куда.

У входа — два зачехлённых трупа в чёрных прорезиненных мешках. Так-так. Значит, кто-то не успел. Да и я, промедли на мгновение, собирал бы куски на рельсах. Но мой мешок выглядел бы покомпактнее. А это, судя по всему, целехонькие. Утопленники либо удавленники.

Я попинал ближайший мешок. Нет, не хлюпает. Значит, удавленники. Фу! Это не зрелищно, можно не смотреть. А вот занятия нашим переработчикам прибавится. Может, и своего припрячь? Вены он не резал, нож в руки давать можно. Тем более что кровь у них должна давно свернуться. Ладно, я свое мнение выскажу, а начальство пусть решает.

— Примите-ка моего! — я отстегнул наручники с руки подопечного, передавая его дежурному по встрече. — Кажется, первачок. Но на всякий случай — пробейте по базе данных.

— Что он делал?

— Ничего интересного: пытался прыгнуть с моста. На рельсы. Попробуйте привлечь, — я кивнул на зачехлённых жмуриков. — Может, срезая жир, он проникнется…

— Там жира нет, — дежурный махнул рукой. — Джайнисты…

— А-а… Ну, на перемолке костей. Или кочегаром. Сухенькие лучше горят.

Мы с дежурным рассмеялись.

Да, привлечь парнишку к разделке трупов не помешает. Пусть-ка помотает кишки на локоть! Помнится, нас на отработку бросали, так мы ещё спорили, кто больше витков сделает. Следили, чтобы не жульничали и сильно не тянули… И всё равно у меня никогда не получалось победить. Может быть, потому что честный очень?

Мысли были прерваны лёгким покашливанием местной говорилки — системы громкой внутренней связи:

— Инспектора второго округа просят зайти к начальнику.

Второй округ — это Здан. Что у него-то приключилось? Или жмурики — его? Он прохлопал? Ладно, на планёрке узнаем.

Сдав подопечного и написав короткий рапорт о случившемся (не забыв отметить похвальное поведение задержанного — объективно спокойное), я отправился в столовую: пора подзакусить.

Джайнисты… Не повезло Здану. Уморили, придурки, себя голодом! А куда смотрели соседи? Или зря мы осведомителям платим неплохие бабки? А может, сказали соседям, что уехали, а потом тайком вернулись? Или в лесу голодали, на даче. Мало ли возможностей отыщется, если поискать хорошенько. Отвели соседям глаза, наконец!

Столовая встретила меня вкуснейшими ароматами. Да, уж где-где, а у нас готовить умеют! Понимают, что на такой работе перво-наперво надо успокоить нервы. А чем? Да запахами же! Чтоб желудок забурчал, выделяя желудочный сок и вытесняя всякие ненужные мысли (буде у кого появятся). А потом — вкусом тающих во рту деликатесов. Когда языковые пупырышки прикасаются к яствам, какие другие мысли могут остаться в голове, кроме смакования приятственных ощущений?

Я встал в очередь, пожирая глазами выставленные на стеклянных стеллажах блюда. Ох, и проголодался же я! Взять бифштекс с кровью? Два! И кетчупом полить пообильнее. Острым, острейшим!

Нагружая поднос, я заблаговременно оглядел зал: куда бы пристроиться. И замер: за столиком в одиночестве сидела Тина. Удача!

Я догрузил поднос десертом и устремился к ней:

— Будешь кокосовый компот?

Она подняла на меня удивлённые глаза:

— Как тебе удалось? У меня банановый, а я его терпеть не могу. Но сильно пить хочется, пришлось взять.

— Только-только поднесли. Бери, я взял два!

— Спасибо! — она отхлебнула из стакана. — М-м-м! Как вкусно!

— Я рад, — надо догонять, её поднос почти пустой. Придётся глотать, не жуя. Ничего, утрясётся. — Можешь взять и второй, — надо задержать её хоть чем-то, а то встанет и уйдёт. А этого не хотелось бы.

— Спасибо, — она взяла второй стакан.

Слава Богу, этот пьёт, смакуя. Может, дождётся, пока я поем? Это была бы двойная удача.

— Что у тебя сегодня? — она подняла на меня свои чудесные фиолетовые глаза.

— Да так, ерунда, — между двумя ударами вилкой. — Парнишка хотел прыгнуть с моста на рельсы.

— С Баринского моста?

— Угу, — проклятая котлета не хотела проглатываться. Я потянулся за банановым компотом. — Можно? Им мясо хорошо запивать.

— Бери-бери, — она пододвинула чуть начатый стакан и слегка улыбнулась. — Хитренький! Хочешь узнать мои мысли?

— У… — котлета всё же упала, куда положено, и я смог отдышаться. — А почему мысли?

— Если пить из одного стакана, мысли будут одинаковыми, — пояснила Тина.

— А-а. Не знал. А у тебя что сегодня?

— Два сухарика. Джайнисты.

— Так это твои у порога? А как же ты…

— Дотащила сама. Они лёгкие.

— Нет, я хотел спросить…

— Они обманули соседей, — спокойно произнесла Тина, глядя на меня. Глаза её чуть сузились. — Моей вины в том нет. У них был законный отпуск. Ну и что, что на моём участке?

— Нет, нет, я ничего… — забормотал я. Черт меня дёрнул! — Лишь бы шеф не…

— Будет сильно давить — уйду! — зло произнесла Тина. — В службу устранения!

— Не надо! — растерянно попросил я.

А ведь она может. Принять смерть от её руки! Да старперики в очередь начнут выстраиваться! Я бы и сам не отказался… Как валькирия. Особенно сейчас: глаза пылают, щеки раскраснелись. Огонь, а не девка.

— Что «не надо»? — не поняла она.

— Переходить не надо.

— Почему? — удивилась она.

— Я привык видеть тебя каждый день, — ляпнул я.

Она усмехнулась. И прикоснулась кончиками пальцев к моей руке:

— Ладно. Пока не буду. Если ты просишь…

Встала и пошла, виляя бедрами, между столиков. Нет, она не специально, просто столики так расставлены, в шахматном порядке — чтобы более рационально использовать имеющуюся площадь. Иначе между ними и не пройдёшь.

Я смотрел ей вслед и чувствовал, что и у меня пылают щёки. И ещё — то место на руке, где она прикоснулась пальцами.

Я осторожно поднёс руку к губам. Мне показалось, что я улавливаю лёгкий аромат её духов…

Колокол

— Вот она! — внезапно осипшим голосом произнёс Рычаг, вытягивая вперёд правую руку.

— Ты чего? — покосился на него Колотый, убирая карту за пазуху. — Голос потерял со страху?

— Не соврал старик, — усмехнулся Бревно, отбрасывая пучок травы, которым вытирал финку.

— Да так, простыл наверное, — отозвался Рычаг, притворно откашливаясь. — Сыровато здесь. Низина.

— Зря ты его пришил, — заметил Колотый. — Пусть бы жил. Сколько ему осталось…

По равнине тянуло сырым зябким ветерком.

— Он бы настучал, — отмахнулся Бревно, пряча нож. — А моя рожа и так на каждом заборе наклеена.

— Ладно, идём ближе.

Колокольня слегка серебрилась на фоне тёмной еловой зелени.

— Тут, похоже, расчищено! — удивлялся Рычаг, шлёпая по хлюпающей траве. — А там через такие заросли приходилось пробираться.

— Болото здесь, — пояснил Колотый. — Деревья не растут.

— Болото? — испугался Бревно. — А ну как утопнем?

— Ну, тебе бояться нечего, — усмехнулся Колотый, — брёвна не тонут.

Бревно коротко ржанул.

— Тропу видишь? — продолжал Колотый. — За мной идите. Должно, старик протоптал. Каждый день, говорил, хожу. Зря ты его…

— Да чего уж теперь… — хмуро отозвался Бревно, останавливаясь перед колокольней и задирая голову. — Высоченная!

По узенькой лестнице, проложенной в толще каменой стены, троица поднялась на колокольню.

— Ух, ты! — ахнул Рычаг.

— Да, колокол шикарный, — согласился Колотый. — Старик не обманул. Похоже, чистое серебро.

— Высоко! — поёжился Бревно.

— Вид красивый… — пробормотал Рычаг.

Время словно не коснулось колокола, и он блистал первозданным серебром, на котором не усматривалось ни единого чёрного пятнышка.

Тончайшая резьба покрывала колокол снаружи. Сюжеты библейских картин разворачивались перед глазеющими на колокол мужчинами. И все персонажи выглядели, словно живые.

Церковнославянская вязь письмен тремя узкими полосками опоясывала колокол, разделяя картины на три части.

Колотый толкнул язык колокола.

Чуть заметно тот прикоснулся к стенке — и чудесный звук поплыл над окрестностью.

— Тихо ты! — испугался Бревно. — Услышат ещё!

— Откуда? — усмехнулся Колотый. — Кругом леса.

— Давайте скорее снимать его, плавить и уносить, — засуетился Бревно. — Застукают ведь! Тропу дед один протоптать не мог! Ходят сюда…

— Ты что — плавить! — возмутился Рычаг. — Такую красоту — и плавить?

— Ты же сам предлагал расплавить, — усмехнулся Колотый.

— Ну да, предлагал… Чисто технологическая задача. Я думал: старый, разбитый. В революцию вон сколько колоколен разрушили! А тут такая красота!.. Нет, плавить нельзя!

— Ты что? — Бревно схватился за финку. — А как же мы его унесём?

— Давай… выйдем отсюда, я поговорю с приятелем. У него тут неподалёку, километров двести, вертолётная часть. Прилетим, подцепим и унесём. За него за бугром знаешь, какие бабки отвалят? Лимон зелёных, не меньше!

— Лимон? — Бревно почесал рукояткой финки небритый подбородок. — А за серебро сколько?

— Посчитай сам: серебро копейки стоит, рублей двадцать за грамм, или чуть больше. В колоколе его килограммов двести…

— Больше, — вмешался Колотый. — Под триста будет.

— Пусть триста, — согласился Рычаг. — Но пока будем плавить да разливать в формы — килограмм пятьдесят уйдёт в отходы. На угар, то, сё… Двести и останется. Ну, пусть четыре лимона нашими, российскими. Разницу чуешь?

— Лимон с прицепом на рыло нашими — тоже неплохо! — Бревно снова почесал подбородок. — А там делиться придётся! Вертуну твоему, погранцам… А мне светиться нельзя! Да и за бугром…

— А тащить как? Вспомни, как сюда шли? А обратно с грузом придётся!

— Тож верно, — Бревно в третий раз почесал подбородок финкой.

Во время перебранки подельников Колотый молча переводил глаза с одного на второго. — Ша! — прервал он разборку. — Сделаем по-моему…

Вереница туристов тянулась к колокольне. По одному поднимались по узкой лестнице к колоколу, обходили его вокруг, любуясь тонкой резьбой — и спускались по пристроенной к колокольне эспланаде.

Молча останавливались внизу, обратя взоры на колокольню. Слушали берущий за душу чарующий колокольный звон. Бросали монеты в приготовленные чаши. Звон монет заглушал угасающее звучание колокола…

Торговцы оружием

(Сила веры)

— Вы что им продали? — ошеломлённо спросил Курк, глядя на расплывающееся на горизонте грибовидное облако.

— Обычные боевые автоматы, — Гарб был поражён не меньше, но удержал себя в руках. Должно быть, потому, что их у него было целых четыре.

— А что вы им говорили при продаже? — Аахт был сама любезность. Но ехидная улыбочка, играющая на тонких губах, то и дело прорывалась сквозь дипломатический лоск. И она-то не давала возможности поверить послу в полной мере.

— Как обычно, — пожал плечами Гарб. — Что продаём сильнейшее оружие, применяя которое, они смогут стать могущественнее всех на свете…

— Идиоты! — Аахт не смог сдержаться. — Зачем вы продали боевые автоматы? Мы продавали им картонные муляжи, и, тем не менее, они смогли уничтожить половину планеты! Вы представляете, что они сделают с настоящими боевыми автоматами?!

— Но почему?! — возопил Курк.

— Они очень доверчивы, — упавшим голосом сказал Аахт. — Верят всему, что им скажут. А остальное делает их сила веры…

Обезьянья демократия

Однажды обезьяны захотели слезть с деревьев и превратиться в человеков. Они давно собирались пойти по этому пути, да всё никак не могли подобраться вплотную: присматривались, прикидывали, просчитывали, как бы половчей сделать, да ещё и не прогадать при этом? Почти у каждой имелся собственный план, но планы требовалось увязать друг с другом.

И вот они собрали Общее Собрание, чтобы принять решение демократическим путем, то есть сделать первый шаг в человеческое общество.

— Поступило предложение стать людьми, — огласил повестку дня председательствующий, почёсывая зад и заглядывая в лежащий перед ним лист баньяна, испещрённый непонятными закорючками.

Сразу нашлись возражающие крючкотворы:

— Кто внёс предложение? — вскинулись они. — Предложения из не заслуживающих внимания источников просим не рассматривать!

— А что нам даст превращение? — лениво отозвались двое молодых самцов с верхушки банановой пальмы, куда они взобрались, чтобы лучше разглядывать самочек. — Бананы сами с неба в рот будут падать?

— Э-э-мнэ… нет, — смешался председательствующий. — С бананами, наоборот, напряжёнка возникнет. За ними придётся идти в магазин.

— Тогда мы не согласны! — провозгласил один из спрашивающих, подмигивая молоденькой самочке и швыряя вниз банановую шкурку.

— Неужели вам не хочется стать венцом природы? — спросил председательствующий, заглянув в протокол.

— Не-а! — отозвался второй с пальмы и повис на хвосте.

— Кстати, — заметил председательствующий, — хвостов тоже придётся лишиться!

— Да что же это? — завопили все. — Того не будет, этого не будет! Против мы! Против!

— Ну что ж, — захихикал председательствующий, который и сам был заинтересован в сохранении существующего положения. — Так и запишем: единогласно! Нет возражений?

— Есть! — с дальней ветки привстал маленький обезьянёнок. — Разрешите мне! Я, конечно, никого никуда не призываю. Более того: я не могу заставить вас силой…

— Ещё бы! Ишь, чего захотел! Суньте ему в рыло! — послышались возгласы.

— Но я вот что хочу сказать, — продолжал обезьянёнок. — У нас демократия: каждый поступает, как хочет. Я вам не мешаю, вы не мешайте мне.

С этими словами он, морщась, оторвал свой хвост и сунул председательствующему со словами:

— Возьмите, может, кому-нибудь пригодится.

Затем спрыгнул с дерева, и, всё более распрямляясь, пошёл прочь от поляны Общего Собрания.

Чёрный шип

Неизвестно, откуда и как появился Чёрный Шип и куда потом исчез — туда ли, откуда появился, или в какое-нибудь другое место? Если бы удалось установить это, возможно, люди поняли бы, что он такое и как с ним бороться — поймать, нейтрализовать, уничтожить. Но, чтобы узнать, что он такое — а может быть, кто он такой — его требовалось сначала поймать. А он был неуловим. Никто не мог ни схватить его, ни даже дотронуться. Впрочем, желающих находилось мало.

Едва появился первый Чёрный Шип… Первый? Сколько их было: один или несколько? Неизвестно. Сообщения о нём поступили сразу из нескольких мест на земном шаре, хотя точную дату первого появления назвать всё-таки затруднительно. Когда-то в январе.

Время же его исчезновения назвать вообще нельзя — отчасти из-за охватившей людей паники, когда они в любой колючке, в любом остром предмете высматривали Чёрный Шип, — а отчасти из-за того, что кто-то специально сеял такую панику, подбрасывая копии Чёрного Шипа, чтобы обделать свои грязные делишки. Но Чёрный Шип не щадил и таких, хотя он, скорее всего, был слеп в своих пристрастиях: жертвы Чёрного Шипа не имели друг с другом ничего общего — таиландский крестьянин и лондонский банкир, русская домохозяйка и французский бармен, китайский рабочий и перуанский пастух…

Список можно продолжать, но в нём нет необходимости: все сведения занесены в память компьютеров и любой желающий поломать голову может вызвать информацию и попытаться раскрыть тайну появления Чёрного Шипа на Земле, его происхождения, цели существования и исчезновения. Тот, кому удастся сделать это, несомненно, останется в памяти человечества, как его Спаситель.

Разгадки не было — одни гипотезы. Обычно они являются первой ступенью к разгадке — если появляются сведения, подтверждающие одну из них и опровергающие другие. Но в случае с Чёрным Шипом подтверждений не нашлось. Во всяком случае — до сих пор. Может быть, кому-то — будущему спасителю — повезет больше, и он сможет придумать такую гипотезу, которой найдутся подтверждения.

Гипотезы перемешались со слухами — собственно, слухи и есть гипотезы, но вышедшие из учёных кабинетов, а гипотезы — слухи, туда попавшие. Первым почему-то возникло предположение, что Чёрный Шип — всего-навсего колючка какого-то тропического растения, случайно (или не случайно) привезённая кем-то из жарких стран и потерянная — по злому умыслу или без него. Но как тогда объяснить внезапные появления и исчезновения Чёрного Шипа по всему миру, но только зимой (в том числе и в самих жарких странах?)

Сразу возникла гипотеза о безумном маньяке-учёном, создавшем Чёрный Шип для каких-то безумных целей и потерявшим над ним контроль (или специально выпустившем из своей лаборатории). Но уж слишком нечеловечески выглядели действия Чёрного Шипа, его возможности; а также ощущения, которые возникали у людей, когда они его видели — не мог человек, даже безумный, сотворить его.

И тогда на помощь пришли вездесущие инопланетяне, происками которых люди привыкли объяснять всё, что им непонятно. Дескать, инопланетяне создали Чёрный Шип и напустили на Землю. С исследовательской целью — проследить за нашей реакцией, с коварной целью — уничтожить человечество, с благородной целью — устранить тех, кто угрожает развитию человечества.

Но как может угрожать человечеству донецкий шахтер, или южноафриканский бушмен, или голландская кружевница? А уничтожить человечество нельзя, убивая отдельных представителей. И какова реакция на убийство — пусть даже таинственное и загадочное? Только одна: постараться избежать участи убитого и покарать убийцу.

Но Чёрный Шип был неуловим. То есть его видели — все, кто находился рядом с убиваемым, кроме него самого, — но поймать, схватить, задержать не было возможности. Да и, признаться, желания.

Хотя попытки были — в основном, у тех, кому полагается проявлять героизм по долгу службы — честь и хвала им за это: презрев собственный страх смерти, страх, исходящий от Чёрного Шипа, страх окружающих людей и ужас жертвы Чёрного Шипа, всё же попытаться исполнить свой долг… Но все эти попытки закончились ничем — потому что нельзя предсказать появление Чёрного Шипа и подготовиться к нему. И поэтому многие считали, что Чёрный Шип — сам инопланетянин, хотя и необязательно разумное существо: скажем, какое-нибудь космическое животное — с другой планеты или непосредственно из космоса. А может быть, и когда-то бывшее разумным, но впоследствии потерявшее разум — инопланетный вариант маньяка-убийцы.

Впрочем, в разумность Чёрного Шипа мало кто верил — уж очень он был маленький, не больше пятнадцати сантиметров длиной и двух сантиметров у широкого конца. Чёрная четырехгранная пирамидка с вогнутыми внутрь стенками, с матовой поверхностью и острым, очень острым концом.

Правильность формы наводила на мысль, что он — деталь или часть детали инопланетного корабля, или прибора, или машины, как-то связанная с преобразованием Пространства и Времени, чем и объяснялась его необыкновенная способность появляться и исчезать внезапно в самых неожиданных местах (один раз — на подводной лодке).

Иногда вместо инопланетян творцами Чёрного Шипа называли людей будущего и, соответственно, Чёрный Шип мог являться просто деталью Машины Времени. Но являлся ли?

Были люди, которые не верили ни в инопланетян, ни в пришельцев из будущего, ни в маньяка-создателя. И, тем не менее, твёрдо знали, что на самом деле представляет из себя Чёрный Шип. Жаль только, что и среди них не было единодушия.

Одни утверждали, что Чёрный Шип — это зуб дракона, другие — что коготь дьявола (или наоборот — зуб дьявола и коготь дракона), что, в общем-то, могло быть правдой — как и всё остальное, впрочем. Кое-кто видел в Чёрном Шипе Бич Божий, как одно из его проявлений, посланный на человечество за грехи его, даже утверждали, что Чёрный Шип — один из гвоздей с креста Иисуса. Это было, конечно, святотатством с их стороны. Чёрный Шип не мог быть Бичом Божьим — среди его жертв были и священнослужители… впрочем, это ничего не доказывает, как и то, что жертвы не успевали даже помянуть имя Господа.

Чёрный Шип убивал. Убивал мгновенно и странно.

Шла женщина по улице, поскользнулась — гололёд — упала и ударилась затылком. Но за мгновение до того, как голова коснулась земли, оттуда вылез Чёрный Шип, глубоко погрузился в затылок — и исчез. И на землю упало совершенно высохшее тело, мумия.

Ехал в поезде коммивояжер — из начинающих. Прислонился на мгновение к оконной раме виском — и сразу высохшая кожа обтянула скулы, утончился нос, съёжились уши, шея плотно облегла позвоночник… И только глаза ещё недолго ворочались среди высохших век. Ещё один толчок поезда — и он с лёгким хрустом свалился набок, ломая скрюченные пальцы.

Лишь один раз удалось человеку спастись от Чёрного Шипа, хотя кто знает? — может быть, этот случай явился всего-навсего плодом чьей-то фантазии: было замечено, что несколько человек утверждали, что это произошло с ними.

Было так: работал этот парень мясником, или поваром, или рубщиком мяса — неважно. Главное, что в руке он держал острый нож. А другой опирался на колоду — тогда ведь не знали, что нельзя ни за что браться голой рукой, без перчаток — и в неё впился Чёрный Шип.

Как будто ледяной холод охватил сразу левую руку. И чувствовалось, как потянулись токи, линии, жилы, жизненная сила от плеча к кисти. Ткани сжимались, ссыхались на глазах… Но у парня имелась отменная реакция. И он был наслышан о Чёрном Шипе — едва мелькнуло что-то чёрное и впилось в палец, он взмахнул тесаком и отсёк себе левую руку по локоть. В этот самый момент он и увидел Чёрный Шип — острую четырехгранную пирамидку, до половины погружённую в палец. Миг — и она исчезла. Отрубленная рука осталась на столе, наполовину высохшая. Последующие гистологические исследования не показали никаких патологических изменений в костной, мышечной, нервной, соединительной и других тканях. Рука оказалась лишь совершенно обезвоженной.

Нельзя было касаться ни одного предмета незащищённой рукой без опасения быть поражённым Чёрным Шипом — перчатки, одежда, обувь служили защитой. Поэтому, может быть, отмечено так мало ударов в ноги, и всегда поражаемый был бос. Ни разу не колол Чёрный Шип и сквозь одежду — узнав это, люди стали одеваться, кутаться, прятать открытые участки тела… и ни в коем случае не прикасались ни к одному предмету, откуда мог выскочить Чёрный Шип.

Появилась новая мода — глухие матерчатые шлемы, длинные рукава, перчатки. Однако защитных очков не требовалось — Чёрный Шип не бил в глаза. Никогда. И это было ещё одной из загадок Чёрного Шипа.

Человечество приспосабливалось, как приспосабливается ко всему. В атмосфере напряжённого ожидания и пассивной защиты никто поначалу не обратил внимания, что сообщения о нападениях Чёрного Шипа прекратились — а значит, прекратились и сами нападения. Может быть, принятые меры дали результаты, а может, просто наступали тёплые летние дни, но Чёрный Шип перестал появляться и пугать своим появлением людей.

Нет, были отдельные случаи лёгкой паники, когда слышался крик ужаса: «Чёрный Шип!», но это была ложная тревога — кто-то, преследуя своекорыстные цели, или по глупости, подбрасывал куда-либо нечто похожее на Чёрный Шип, но постепенно и эти случаи прекратились.

Люди успокоилась — осталась лишь лёгкая досада, что не удалось поймать ни одного Чёрного Шипа, лёгкая печаль по его жертвам, большая радость, что удалось остаться в живых… и огромный страх от того, что следующей зимой Чёрный Шип может вернуться…

Властелин мира

Ему было скучно, и он сделал великое открытие. Он всегда делал великие открытия, когда скучал. А так как это происходило довольно часто, то великих открытий он сделал великое множество. Они его немного развлекали. Но если раньше он делал великие открытия, которые люди ещё могли понять — например, опровергая Эйнштейна и рассчитывая процессы при сверхсветовых скоростях; или создавая единую теорию Пространства-Времени, то теперь он делал такие открытия, которые люди даже не могли представить. А поскольку люди не могли представить, то и описать их нет никакой возможности. Не создано ещё таких понятий и определений, в рамки которых смогло бы вместиться то величие образов, которое он создавал.

Да и математика, известная сегодня, не годилась для выражения новых законов. Она безнадёжно отставала от него, ушедшего вперёд на столетия. И чем дальше это продолжалось, тем всё дальше уходил он вперёд и вперёд, обгоняя человечество. И ничего с этим нельзя было поделать — он не мог остановиться, не мог не думать, а рядом с ним не имелось человека, способного понять его.

И он скучал, делал от скуки великие открытия, отталкиваясь от собственных выводов и создал стройную систему взглядов, охватывающих весь наш мир, всю Вселенную… и даже больше… Но вот что? Такого понятия пока не было. Люди ещё не придумали, а он прекрасно обходился без понятий. Но долго так продолжаться не могло.

Он знал, что наступит время, и он отдаст людям все тайны, которые открылись ему в бесконечном созерцании мира. И тогда люди поймут, как велик мир, который их окружает, и как он мал. Что он зависит от людей, от каждого человека. Люди поймут это и станут жить в единстве с миром, ощущая себя его частью… и в то же время его властителями… и друзьями.

Это будет… Он знает это. Но это будет ещё нескоро, а пока он лежит в кроватке, широко раскрыв большие ясные глаза и, кажется, о чем-то думает.

Где-то на земле

Ко мне явился пришелец. Возник из воздуха — как они обычно являются в подобных случаях, прямо передо мной — и сразу перешёл к сути дела:

— Мы хотим завоевать вашу землю, — заявил он, выпустив клуб дыма (он курил сигару и был в смокинге), — в наше личное пользование. Я выражаюсь ясно?

— Валяйте, — произнёс я, усаживаясь на край верстака. Ветерок из окна колыхал белоснежные занавески.

— Мы это делаем потому, — продолжал пришелец, — что вы не способны развивать собственную цивилизацию. Вы загубили множество великих открытий, даже не сделав их.

Я с интересом смотрел на него. Где-то я его уже видел. Где-то на Земле. В коридоре что-то мерно звякало. Прокатили тележку.

— Но мы не можем появиться на Земле лично, управляя ею. В этом виновата Галактическая этика, ну и… Короче: вы нам нужны и подходите. Вы станете управлять Землей от нашего имени, а мы научим вас тому, что умеем мы, и чего вы ещё не умеете. Вы сможете передвигать предметы силой мысли, перемещаться по собственной воле в пространстве, сможете телепатировать… Вы согласны?

Я задумался. Через открытое окно ко мне доносились обрывки разговора: «Где-то на Земле?..» — услышал я кусок фразы и ответное:

«Конечно…»

— Не делайте этого, — попросил я. — Зачем? Зачем вам всё это нужно? Зачем вы вмешиваетесь? Ведь всё равно у вас ничего не получится…

— Как это? — удивился пришелец. — У нас всегда всё получается. У нас есть гиперонные излучатели… вы знаете о таких?

Я развёл руками.

— Ну вот. И кроме этого… Но вы отказались? Тогда…

От пришельца следовало избавляться. И не из-за его угроз, нет. Просто ко мне вскоре должны были прийти, а он… Словом, он был здесь лишним.

Я глубоко вздохнул, как бы сожалея о прерывающемся разговоре, и оглядел пришельца сверху вниз, проведя вдоль него глубокомысленную черту, по которой он и разделился надвое. Затем я сделал ещё несколько беспорядочных движений глазами, образуя сложную пространственную конфигурацию, провёл множество мелких беспорядочных рассечений на нём, а образовавшиеся кусочки аннигилировал.

— Зря вы так, — послышался голос пришельца, — не поможет, это ведь всего-навсего внешняя оболочка.

Как же я сразу не догадался! Что ж, попробуем иначе.

Медленным образом вывернув четвёртое измерение, я нашёл в нём точку соприкосновения с пятым, модулем ввёл пришельца в получившуюся четырёхмерную полусферу и закапсулировал её.

Но и это не помогло, пришелец оказался на редкость настырным: он явился передо мной почти в прежнем виде, разве что чуть более взъерошенный и помятый.

— У вас ничего не выйдет, — решительно заявил он, — знаем мы все эти штучки.

Я хмыкнул, но дело следовало доводить до конца. Пришелец ещё не успел ничего предпринять, как я, используя алогийные методы, перевёл его тадийно в субгТ-онное состояние с разведением вдоль кобса фаронных контуалей (так называемая К-овназия), обратился к дальним мезиц-фоп-перцепториям и затем ралейно ввёл образовавшийся фокр в куантонный добль. И окружил его нуль-фазой. Или нуль-средой, если хотите.

— Неужели это конец? — услышал я слабеющий голос пришельца, чуть доносящийся сквозь эвтехи.

— Ну, ещё бы. Земляне тоже кое-что умеют, — самодовольно ответил я и снова взялся за напильник: надо было докончить вечный двигатель и уничтожить верстак до прихода главного врача психиатрической клиники. Нам эти вещи почему-то запрещали.

Крыса

Эта крыса была особенно большая и злобная. Я прижал её сапогом к стене только потому, что мне посчастливилось: услышал какой-то шум, взглянул вниз, быстро среагировал — и крыса оказалась зажатой между моей правой ногой и стеной.

Я хотел ударом левой ноги добить её, но размахиваться было неудобно, я боялся потерять равновесие и потому ещё сильнее притиснул её к стене, стараясь просто задавить, перекрыв кислород.

— Пусти, — прохрипела она. — Задушишь…

Если я сразу не отпустил её, то только потому, что окаменел. В самом буквальном смысле: замер в неподвижности и не мог двинуть ни ногой, ни рукой. Потом всё же опомнился:

— Так ты разговариваешь, — и наклонился к ней, не отнимая сапога от стены.

— Как видишь, — не без ехидства заметила крыса, хотя в таком положении ей, пожалуй, приходилось трудновато иронизировать. — Ну, отпусти.

— А кусаться не будешь? — спросил я, протягивая руку.

— Не буду, — пообещала крыса.

Тогда я схватил её за загривок и быстро посадил в стоявшую рядом старую птичью клетку — раньше я держал волнистых попугайчиков, потом отдал их в детский сад, а клетка осталась.

— Откуда ты такая взялась… разговорчивая, — я подбирал слова, пытаясь прийти в себя. Разговор с крысой? Бред! Но вот вон, этот бред — в клетке.

— Откуда и все, — крыса явно издевалась.

— Нет, а почему ты говоришь? — я постепенно приходил в себя, хотя ещё не пришёл окончательно.

— Другой вопрос, — крыса стояла на задних лапках, держась передними за прутья решётки. — Научилась. Неужели трудно?

— Ну, не знаю… А зачем? — глупый вопрос, но почему-то больше в голову ничего не приходило.

— Чтоб понимать, о чём вы говорите, — любезно ответила крыса.

— Я… да что я говорю! Почему ты разумная? Ты что, инопланетянин?

Крыса снова усмехнулась:

— Зачем же так? Странные вы, люди. Стой вам встретить что-нибудь необычное и сразу же: не ваше, с другой планеты.

— Но всё же, почему ты разумная?

— А почему — ты?

— Я — человек.

— А я — крыса.

Я замолчал. Происходящее стало казаться мне идиотизмом, Лучше бы я не заходил в подвал. Но надо же было занести яблоки: только приехал с дачи — и сюда.

Я почувствовал, что мысли спутываются окончательно и встряхнув головой. Помогло.

— Разумные крысы, — медленно произнёс я.

— А почему бы и нет? — подхватила крыса. Она отпустила прутья и теперь сидела на задних лапах, как сурок, убрав под себя хвост.

— Мутации, радиоактивные вещества? — продолжал я.

Крыса поморщилась — дёрнула носом, шевельнув усами.

— Не обязательно. Хотя и возможно. Но главное не в этом. Главное — любознательность плюс возможность обмена опытом между индивидуумами.

— Совсем как у людей, — удивился я. Крыса кивнула:

— Да, почти так же. Это — основной путь развития разума. Но нам легче. Нам не нужны ваши машины, ваша техника. У нас будет биологическая цивилизация.

— Будет? Значит, её ещё нет?

Крыса, как мне показалось, смутилась.

— Не у всех нас мозг развит достаточно хорошо, а для биологической цивилизации непременным условием является высокий уровень психофизической деятельности нейронов каждого индивидуума.

Я хмыкнул.

— Мы не можем компенсировать наши недостатки машинами, — пояснила она.

— Ага! Значит, без машин всё же не обойтись? — обрадовался я. Чему?

Крыса фыркнула:

— Можно и без машин, но для этого нужно время. У нас оно есть. Не надо спешить.

— А если мы вас всех уничтожим?

Крыса откинула голову назад и беззвучно захохотала.

«Это не простая крыса», — мелькнуло в голове. У крысы были золотые зубы.

— Ничего не получится, — успокоившись, ответила она, — мы стремительно развиваемся. Вы просто не успеете за нами. Нам ничего не стоит исчезнуть в одном месте и появиться в другом. А вы не сможете быть всюду.

Я замолчал. Кажется, она была права. Огромные средства тратятся ежегодно на борьбу с крысами, и это не даёт никакого результата. Разве что люди объявили бы настоящую войну крысам, травили бы их повсюду, не давали покоя — как воробьям в Китае — может, тогда что-нибудь и получилось бы? А разве можно уничтожить всех?

— Все средства бесполезны, — продолжала крыса. О любом яде, или ловушке, в которую попалась одна, узнают все.

— Вы обладаете телепатией?

— Да, — важно кивнула крыса, — мы пришли к этому.

— Тогда, может, ещё и телекинезом? Вы говорили (да что это я — с крысой на «вы»?), что исчезаете и появляетесь, где хотите.

— Нет, это было образным выражением. Иначе бы меня здесь, — она постучала по прутьям клетки, уже не было.

«Да, хорошо хоть не это», — подумал я и спохватился:

— Но телепатия… Значит, вы можете читать и наш мысли, мысли людей?

— Нет, — крыса покачала головой, — Мысли разных существ имеют разную природу. То есть природа их одинакова, но у разных существ они не совместимы. Вы ведь слышали о биологической несовместимости?

— Да, — кивнул я.

— Так вот тут налицо есть факт несовместимости мыслей.

— Непонятно, — сказал я.

— Как бы вам это объяснить? — она почесала лапкой затылок (или загривок? Я уже сомневался.), — ну вот как разные языки у людей: люди вроде одинаковые, а говорят по-своему. Так и тут. Существа вроде похожие — млекопитающие и вообще… Земля-то одна, следовательно, химизм тот же, — а мысли разные, не подходят друг к другу. Разного размера, что ли… Ну не могу я на вашем языке это выразить, — взмолилась крыса, — Нет у вас подходящих понятий в этой области.

— Однако вы достаточно хорошо знаете наш язык, — я всё же перешёл на «вы». Как-никак разумное существо, пусть и крыса. Незнакомое к тому же.

— Пришлось изучить, — потупилась крыса.

— И даже знаете довольно сложные понятия… Без телепатии всё же дело не обошлось…

— Нет, что вы! Никакой телепатии, — принялась с жаром уверять меня крыса. Я поднял руку.

— Ладно, не надо, хватит. Я вам верю.

А почему бы и нет? Люди ведь обходятся без телепатии, Хотя нам бы она не помешала — столько противоречий разрешилось бы без мучительных объяснений. Хотя… появились бы, наверное, другие… Да ничего, привыкли бы как-нибудь…

— Хотите яблоко? — предложил я.

— Давайте.

Я выбрал спелое яблоко из корзины, осторожно открыл дверцу и всё же с опаской положил его перед крысой, Крыса усмехнулась, показывая зубы:

— Не бойся, не убегу. Ты же меня всё равно выпустишь…

«Вот животное, — подумал я с раздражением — наглые твари!

Крыса грызла яблоко, а я сидел и думал:

«Разумные крысы. Дожили. Вытеснят они нас. Как пить дать вытеснят. У них ведь живучесть колоссальная. А что с этой-то делать?»

Как ни странно, я не удивлялся. Разумная, значит разумная — всё может быть. Почему бы и нет?

— Слушай, — сказал я осторожно. — А может, нам не надо враждовать? Будем сотрудничать.

Крыса помотала головой:

— Бесполезно. Вы, люди, уже обречены, хотя не подозреваете об этом. Вы сами себя уничтожите.

— Атомная война?

— Нет, отходы производства. Нам-то от них ничего не сделается, даже приобретаем некоторые необходимые вещества — для развития мозга, — а вы в них задохнетесь. У вас их очень много образуется. Нам кажется, что вы производите одни отходы.

— С вашей точки зрения, — пробормотал я, — по свалкам бегаете.

— Не только, — крыса отшвырнула в сторону черешок. — Мы бываем и в научных центрах. Отходы есть всюду.

— Но у нас разрабатываются безотходные технологии…

— От отходов никуда не денешься, — безапелляционно заявила крыса, — если не одно будет выбрасываться, так другое. Тепло, например, или радиация. Слышали об аварии на американской атомной станции, — похвасталась она, — совсем недавно? Наши американские коллеги перестарались. Я не поддерживаю необдуманные действия. Не надо спешить и всё произойдет само собой. Пока же нам нужно заниматься своим мозгом, совершенствовать его, всячески развивать. Ну а потом…

Я представил себе острые зубы, рвущие силовые кабели, линии связи, прогрызающие приборы и машины, уничтожающие зернохранилища и библиотеки, и содрогнулся. Всё это могло произойти. Когда крысы станут разумные… А они уже разумные. Да, но не все.

Я взглянул на крысу. Она умывалась. «Грохнуть её чем-нибудь, — подумал я, — одним гадом меньше станет».

— И зачем вы только живёте! — вырвалось у меня.

— А вы зачем? — убийственно ответила крыса. — Не огорчайтесь, таков кругооборот мира. Вы пришли вслед за динозаврами, мы придём вслед за вами. За нами — ещё кто-нибудь. Только вряд ли… Мыши слишком малы и глупы для этого. Они будут нашими слугами.

— Измельчание разума, — пробормотал я.

— Ничего не поделаешь, — философски заметила крыса. — Приходится принимать мир таким, каков он есть.

— Да-а, — я замолчал. Мне вдруг представилось, что за крысами будут кузнечики. Разумные кузнечики, стрекочущие с цветка на цветок. Или пчёлы. А может, скорее, муравьи. У них сейчас тоже зарождается разум — на базе инстинкта. И крысы тоже бессильны будут сопротивляться. От этого стало как будто легче.

— Скажите, — спросил я, — а на американской станции что произошло? Перегрызли кабель, управляющий замедляющими стержнями?

Я чувствовал, что мелю чушь, но остановиться не мог — снова путались мысли.

— Может быть. Я точно не знаю, — ответила крыса.

— А похищение урана, — вспомнил я, — случайно не ваших лап дело?

— Нет, — усмехнулась крыса, — это ваши орудовали, люди. А зачем? Стремятся к мировому господству. Глупо. Весь мир будет принадлежать нам. Мы будем всюду, мы есть всюду. Наступит великая Серая эра, — крыса уже ораторствовала.

«А она, должно быть, имеет большой вес среди своих, — мелькнуло у меня в голове. — Что, если…»

Я рассердился на себя. Просить крысу? О чём — о должности секретаря-референта? Они ведь ещё не пришли к власти. Да и потом — они ведь не собираются уничтожать людей, людей просто не будет. Они думают вытеснять нас. А это дело долгое, случится не скоро. Чего мне спешить? Пусть потом кто-нибудь другой просит, чтоб его оставили в живых, а я эту крысу прикончу. Или не надо? Пусть знает, что среди людей есть такие, что надеются на сотрудничество. Они ведь тоже разумные. Почему бы нам не объединиться?

Я так и сказал крысе — ещё раз. Но она, захваченная собственным красноречием, только головой помотала:

— Нет, не может быть и речи. Поверьте мне, мы бы и сами, может, тоже хотели бы, но… Это фатальная неизбежность. Один вид должен приходить на смену другому. Мы постепенно вытесним вас — и всё. Вы даже не заметите. Мы захватим всю Землю…

— А потом и в космос выйдете? — сардонически усмехнулся я.

— Зачем? — искренне удивилась крыса. — Нам и Земли хватит.

— Ну а потом, когда не будет хватать жизненного пространства? На Земле? А ведь мы уже вышли в космос. С нашей помощью вы сможете расселиться на других планетах. Зачем же нам враждовать? Теперь, когда вы тоже становитесь разумными…

— Подумаем, — буркнула крыса. — Я как-то раньше никогда…

Похоже, она в самом деле крепко задумалась.

— Послушай, отпусти ты меня, — просяще сказала она.

«Как золотая рыбка, — подумалось мне. Только исполнит ли она мои желания?»

Перед моим взором предстали легионы крыс, штурмующих человеческую цивилизацию — так будет? Или крыса будет беседовать с человеком за одним столом? Новое домашнее животное… Да нет, не животное. Долгожданный Брат по разуму. Я усмехнулся. Крыса… Ну а что — крыса? Пусть будет и крыса. Разве нельзя? Прилетела бы из космоса — никто бы и не возражал. А тут… Щекотливое дело. Ну, пусть подумает…

— Вот отпущу я тебя, — сказал я, — А ты опять поддержишь борьбу против людей?

— Это бесполезно, — крыса вяло махнула лапой, — все эти разговоры… Наш приход — неизбежность. Вы ничего не сможете сделать. — Мне показалось, я уловил в её голосе какую-то неуверенность, — Это круговорот, обычная биологическая борьба за существование.

— Неужели разумные существа должны бороться друг с другом? — вырвалось у меня.

— Природа поставила нас с вами в равные условия. Но мы лучше приспособились к ним.

Могли ли её слова быть правдой? Я не могу ничего сказать наверняка, не знаю. Может быть. Но я решил освободить её. А что? Это ведь всё равно ничего не меняло.

И я выпустил Крысу.

Я начальник — ты дурак

Хриша включил мозгоотсос. Зачавкали, задвигались гофрированные шланги, перекачивая серую кашицу из мозговых чаш подчиненных к центральному шлему начальника.

Из сопла закапало. Хриша блаженно закрыл глаза, с удовлетворением ощущая, что его чаша постепенно заполняется, и он начинает умнеть…

Он не помнил, что произошло с предыдущим начальником: исчез ли он сам, убрали вышестоящие, или не обошлось без его, Хришиной помощи — всё тонуло в тёмной пучине беспамятства. Это событие произошло до того, как он поумнел, а стало быть, его не было. Если с начальником что-то сделал он, то поступок был чисто инстинктивный, механический. Тогда Хриша поступал не задумываясь, повинуясь бессознательной тяге к светлому, тёплому и чистому кабинету, поэтому ответственности за содеянное нести не мог. Так бледная инфузория туфелька стремится к освещённому пятнышку света, неосознанно понимая, что там она обретёт пищу телесную. Точно так же и Хриша стремился к вожделенному креслу.

Но ныне, опускаясь в кресло и надевая на голову приёмник мозгоотсоса, он действовал вполне осмысленно, его поступки стали более сознательными. Это в первый раз было трудно: шлем сел с перекосом, часть серого вещества пролилась на плечи, выпачкав новенький костюм, который пришлось чистить. Но следы остались до сих пор.

Наверное, у Хриши мозгов изначально было чуточку больше, чем у прочих, поэтому мозгоотсос за смену не высосал всё, и Хрише удалось сотворить мысль, что неплохо бы занять место начальника и воспользоваться его благами…

Мысль привела желание, желание переродилось в стремление, стремление отыскало путь. И вот — он в кресле!

Воспоминание о собственной дороге к креслу заставило Хришу предпринять ряд мер, призванных обезопасить его от претендентов на своё место. Одной из них было двукратное повышение производительности мозгоотсоса — сразу же после вступления в должность. Кое-кто не выдержал увеличенной нагрузки, и его пришлось списать. Но на вакантное место нашлось много желающих. Одни сами мечтали стать начальниками, другие хотели принести пользу стране, третьи намеревались просто подзаработать, четвёртым было всё равно, где числиться.

Хрише годился любой, согласный подчиняться. Он руководствовался единственным требованием: мозги работника должны быть достаточно жидкими, чтобы легко всасываться.

Но для того и работали круглосуточно мощные государственные разжижители, вливающие в сограждан потоки пропаганды. Они превращали плотно слежавшуюся за ночь мозговую массу в легкоусвояемую жижу, прекрасно перекачиваемую насосами в нужное место.

Принятые Хришей меры дали хорошие результаты: много лет он не опасался конкурентов. Стоило посмотреть на тупые лица Хришиных подчинённых, вываливающихся в конце рабочего дня из дверей учреждения, как любой мало-мальски соображающий человек (то есть начальник) с лёгкостью мог сказать: этих высосали подчистую.

Тотальное высасывание мозгов было запрещено законом: без единой капли мозгового вещества человек превращался в подобие растения, в безмозглого идиота, не пригодного даже повторять здравицы во время парадов. Поэтому всем начальникам было строго-настрого наказано не допускать подобных эксцессов, следить за минимумом остающихся у подчинённых мозгов и при выходе из учреждения лично проверять уровень серого вещества ручным щупом. В случае недобора уровень надлежало восполнять. Но обычно этого никто не делал.

Впоследствии, дабы кто-нибудь из начальников в служебном рвении не превысил должностные полномочия, диаметр всасывающих сопел-насадков строго регламентировали, вследствие чего они не могли погружаться слишком глубоко в мозговую чашу. Но это было сделано после того, как развитие науки анатомии определило, что мозговые чаши разумных существ устроены на манер чернильницы-непроливайки.

С тех пор изображение чернильницы было закреплено в качестве государственного и религиозного символа.

Некоторые богословы спорили: созданы ли мозговые чаши Творцом на основе чернильницы-непроливайки, или же чернильницы создали люди в результате изучения науки анатомии? Но поскольку чернильницы существовали с давних времён, все стали склоняться к выводу, что до нынешней цивилизации существовало ещё несколько, которые создали чернильницы изначально.

Оставлять большое количество мозговой массы у низших созданий было опасно: мало того, что они не могли найти ей должного применения, и порой расплёскивали содержимое, набравшись до потери чувства равновесия в многочисленных пивнушках, окружающих любое присутственное место. А обойтись без пивнушек нельзя: как иначе восполнить убыль мозговой массы во время работы? Алкоголь заменял её, как любая жидкость, пусть и частично.

Но если раньше за утечкой следила полиция, тщательно собирающая с земли разлившееся из мозговых чаш серое вещество, то с увеличением производительности мозгоотсосов полиции стало нечего делать: мозговой жидкости за рабочую смену отбиралось столько, что восполнить убыль за один вечер не удавалось.

Возможность думать подсказала Хрише, что производительность мозгоотсоса следует увеличивать хотя бы раз в квартал. Пусть всего на пять-десять процентов, но регулярно. Компенсировать недовольство Хриша предполагал почётными грамотами и денежными премиями.

Последним замыслом он гордился особо: никто из соседних начальников до этого не додумался. А Хриша понял, что за деньги люди могут простить многое, даже перманентное повышение производительности мозгоотсоса. Мозги — кому они нужны? А деньги любят и безмозглые.

Конечно, Хриша предпочёл бы оставлять большую часть мозгомассы себе, но был вынужден почти всё передавать наверх. Для того и создавалась Система.

Несмотря на постоянную и регулярную откачку мозгов, Хриша понимал, что жизнь начальника состоит не из одних радостей. Случались и досадные проколы. Однажды Хриша упустил прекрасную возможность улучшить своё местоположение: не успел вовремя переползти в вышестоящее кресло, когда из него с визгом выпал предыдущий начальник и просвистел вниз, в клубящуюся чёрную мглу.

Хриша оцепенел: он не предполагал, что столь высоко сидящие существа способны падать, да притом с такой скоростью. Это был не его непосредственный начальник, а находящийся гораздо выше — ещё и поэтому Хриша не успел ничего предпринять. Но никто из соседей также не отреагировал: все замерли, не понимая происходящего. А когда Хриша очнулся, кресло успел занять кто-то из незнакомых.

О подчинённых Хриша не думал, даже в процессе работы, когда временно имел почти полную мозговую чашу: зачем думать о безмозглых существах, живущих лишь для исполнения чужой воли, а, главное, для того, чтобы подставлять полупустые головы под развёрстые пасти мозгоотсосов?

Хришу посещали отвлечённые мысли: о государстве, об обществе, о миропорядке. Но их быстро уносило наверх: кто-то из вышестоящих также догадался увеличить производительность нижнего мозгоотсоса.

Хриша не обижался. Он твёрдо помнил: начальники существуют, чтобы думать, подчинённые — чтобы выполнять. Вот поэтому у начальников должно быть больше мозгов. И чем выше начальник, тем больше мозгов он должен иметь.

До изобретения мозгоотсоса осуществить подобное было трудно, и в начальники попадали случайные люди. От этого возникали различные конфликты и прочие неприятности. Теперь же любой человек, попавший в кресло начальника, первым делом включал мозгоотсос, и начинал стремительно умнеть, поглощая чужую мозгомассу.

Таким образом реализовывалось великое правило, согласно которому править должны умнейшие. Разве может существовать нормальное общество, в котором у начальника меньше мозгов, чем у подчинённых?

Единственное, что не нравилось Хрише, так это накачки. Накачки были пренеприятнейшим действием, осуществляемым вышестоящими начальниками. Они, недовольные малым количеством поступающей мозгомассы, начинали метать громы и молнии, присылали заполненные сжатым воздухом циркуляры, которые, перейдя в головы подчинённых, оттесняли драгоценную жидкость к вечно голодным зевам мозгоотсосов. А далее процесс шёл естественным путем, по мыслесборникам и трубопроводам.

Конечно, качество такой мозгомассы оставляло желать лучшего, но зато её было много, а требования к количеству зачастую брали верх над здравым смыслом. Почему? Потому что в верхних эшелонах расходовалось большое количество серого вещества: оно шло на мысли о государственном устройстве, о миропорядке, об отношениях с другими странами — словом, о глобальных проблемах. А глобальные мысли требовали глобального количества мозгомассы. А где её взять? Только перекачав снизу.

Некоторые из нижних начальников пытались схитрить: высасывая мозги подчинённых, они давали наверх мало, оставляя основное себе. А при обнаружении подобных фактов пытались оправдаться «интересами производства», «интересами дела», а то и вовсе «государственными интересами». Как будто не знали, кто должен заниматься государственными интересами! С такими поступали соответственно, после чего некоторые из нижестоящих начальников поднимались на кресло выше.

Некоторые начальники обзаводились объёмистыми мозгосборниками, чтобы увеличить количество оставляемой в своём распоряжении мозгомассы и сильнее поумнеть; другие свято выполняли Закон об уровне, согласно которому внутри мозговой чаши каждого была нанесена метка, выше которой он не имел право накапливать серое вещество.

Купить эластичные безразмерные колпаки могли немногие: те стоили очень дорого. К тому же зачем тратить деньги на сохранение мозговой массы, если её рано или поздно высосут? Поэтому на улице было легко отличить начальников от подчинённых: начальники ходили с мозговыми чашами, прикрытыми эластичными колпаками. Но так поступали не все.

Хриша делал личные запасы мозгомассы. В этом ему помогали случающиеся прорывы труб. Тогда отсос останавливали, но во время ремонта Хриша применял приобретённые на чёрном рынке портативные мозгоотсосы, чтобы не допускать стремительного поумнения подчинённых, а полученную мозгомассу оставлял в своём распоряжении. Но такое случалось нечасто: неисправность центрального отсоса быстро устраняли, и всё шло по-старому.

У Хриши от избытка мозгов порой появлялись любопытные мысли. Одной из них была мечта о превращении мозгомассы в подобие водорода, чтобы она сама утаскивала владельца наверх. Тогда повышения по службе происходили бы автоматически. Но мечта оставалась мечтой.

Был случай, когда злоумышленники отвели от основной магистрали тонкую трубочку и хотели использовать мозговую жидкость в личных целях. Их сурово наказали: умнеть за чужой счет позволялось строго в официальном порядке.

А однажды разразился грандиозный скандал: спецслужбы мозговых магистралей разыскали толстенную трубу, ведущую в одно из запредельных государств. Сколько времени, и какое количество мозгов туда успели перекачать, никто не узнал: информацию мгновенно засекретили.

В промежутках между включением и выключением мозгонасоса, то есть в рабочее время, Хриша злился на подчинённых. Это было его основным занятием.

«Безмозглые твари! — ругался он. — Никогда не могут правильно осуществить мой замысел!»

Но Хриша не мог оставлять подчинённым больше мозговой массы: он справедливо полагал, что подчинённые потратят её не на понимание его решений, а на козни против него.

Иногда Хрише хотелось подумать о чем-либо ином, но было не о чем: личные проблемы были решены, а о прочем он не задумывался. Для него существовала одна проблема: как удержатся в кресле и отбить атаки диких претендентов.

Однажды на работу устроилось несколько молодых ребят, приток свежих мозгов резко усилился, и у Хриши появилась оригинальная мысль: «Подчинённые не могут правильно выполнять указания, они сплошь идиоты! А идиоты выполняют лишь идиотские приказы!»

Некоторое время Хриша размышлял: не следует ли отдавать исключительно идиотские приказы, но затем решил, что этого делать нельзя: подчинённые могли понять приказ ещё более идиотски, а что получится в этом случае, никому не было известно. И потому всё осталось по-прежнему, хотя Хриша извёл немало мозговой массы в размышлениях.

«Вот если бы я имел мозгов, как у вышестоящего начальника, — мечтал Хриша, — тогда бы я забирал меньше, у подчинённых оставалось больше, и они бы понимали меня!» Но мечты не находили воплощения, а лишь съедали драгоценную мозговую массу.

Порой, когда у Хриши временно скапливались излишки мозгомассы, он успевал подумать: что было бы, если бы каждый жил своим умом? Действительно ли без Системы воцарится хаос, или же индивидуальный мозг способен упорядочиться самостоятельно, без внешнего воздействия?

И ещё одна мысль беспокоила Хришу: «Если не включать мозгоотсос, что получится? — думал он. — Ведь мозги у подчинённых откуда-то берутся? Вырабатываются ли они в ихнем организме, или просто конденсируются из окружающего пространства? А может, приходят с пищей и питьем?»

Хриша думал долго, израсходовал на мышление немало мозгомассы, но ни до чего не додумался.

«Может, я не понимаю потому, что у меня мало мозгов?» — думал он. Ему казалось: ещё чуть-чуть — и он что-то поймёт. И всё увеличивал и увеличивал производительность мозгоотсоса. Но выкаченные сверх лимита мозги приходилось передавать наверх.

Он, стиснув зубы, качал и качал ввысь то, что было способно помочь ему самому. И при этом надеялся, что на самом верху копятся громадные запасы серого вещества, и оттуда скоро посыплются мудрые решения, способные кардинально изменить жизнь целого народа.

Но решения не сыпались, и Хриша не понимал, куда девается то серое вещество, которое он качает наверх? Не собирают ли вышестоящие начальники получаемую мозгомассу в какие-нибудь стратегические отстойники? Ведь в экстремальных ситуациях принимаются более мудрые решения, чем каждодневно.

«Кто знает, где находятся запасы? — думал Хриша. — Вот если бы…» И его сердце замирало. Он не хотел формулировать желание: боялся, что отголоски мыслей уловят наверху, и ему устроят промывание мозгов, дабы убрать крамольную составляющую, портящую общую мозговую массу. Но мысль о секретных резервуарах грела.

Хрише не хотелось думать, что наверху мозговая масса изливается на землю, и её топчут грязными сапогами.

Но так и было: тот, кому изначально всё предназначалось, не выдержал всевозрастающего напора мозгомассы и захлебнулся. И теперь наверху происходила битва за самый главный мыслесборник, его вырывали из рук, и изливающаяся из отверстия трубы серая жижа хлестала в никуда, во все стороны, разбрызгивалась, попадала на Верховное кресло, постепенно заливая полностью, затем стекала вниз, просачивалась сквозь узкие щели, и крупными каплями падала в мрачную серую мглу, из которой начинал доноситься пока ещё еле слышный гул…