/ Language: Русский / Genre:sf,

Гроб Хрустальный

Сергей Кузнецов


Кузнецов Сергей

Гроб хрустльный

Сергей Кузнецов

Гроб хрустльный

Ромны "Семь лепестков" и "Гроб хрустльный" предствляют собой дв первых том трилогии "Девяностые: скзк". Они объединены общим героем и некоторыми общими мотивми. Их лучше читть по порядку, но те, кому 1996 год, русский Интернет и мтшколы интересней чем 1994 год, рейв и легкие нркотики могут срзу перейти к "Гробу хрустльному".

Фргменты из моего ромн "Семь лепестков" появились в Библиотеке Мошков еще до бумжной публикции. Со временем я плнировл опубликовть весь ромн - ткже кк и его продолжение "Гроб хрустльный". Более того, я собирлся подготовиться Special Edition для Интернет - с элементми гипертекст, примечниями и прочими вещми, зтруднительными н бумге. Я никк не мог выбрться сделть это - потом потерял интерес к этим двум ромнм. Точнее, мне перестло нрвится кк они нписны, герои стли кзться совсем уж плоскими. Теперь я лелеял мечту переписть обе книги и потому, опять-тки, не спешил выклдывть их в Сеть. Вот, думл я, опубликую третий ромн, "Серенький волчок", перепишу первые дв, и тогд уж положу всю трилогию. Все это время я не возржл против того, чтобы мои ромны появились в Сети - но просто ничего не делл для этого см. В конце концов, и без моих книг здесь есть чего почитть: мои ромны подождут.

Ждть, действительно, можно долго, однко перед лицом невиднного двления, с которым сегодня столкнулсь Библиотек Мошков, мне бы хотелось поддержть идею свободного рспрострнения художественной литертуры в Сети всем, чем могу. Потому я не отклдывя дльше отдю Библиотеке первые дв ромн трилогии "Девяностые: скзк" - с неизбежными извинениями з грмтические ошибки и незнчительные рсхождения с опубликовнным вринтом.

Нстоящим я рзрешю свободное некоммерческое рспрострнение моих книг "Семь лепестков" и "Гроб хрустльный" в сети Интернет при условии сохрнения целостности текст, включя зглвие, укзние имени втор, блгодрностей, дты нписния и прочее.

--------------------------------------------------------------

Посвящется Сше, Диме, Сереже и всем остльным моим одноклссникм

Перед ним, во мгле печльной,

Гроб кчется хрустльный,

И в хрустльном гробе том

Спит цревн вечным сном.

Описнные в ромне события вымышлены, хоть я и воспользовлся известными мне историями, в рзное время происходившими со мной, ткже с людьми знкомыми и незнкомыми. Тем не менее, сходство или совпдение имен, фмилий и фктов биогрфий случйно и не должно считться укзнием н того или иного рельного человек. Я ткже несколько отошел от рельной хронологии и дтировл летом 1996 год ряд событий, случившихся немного рньше или позже. Ндеюсь, зинтересовнные лиц не будут в обиде з эти и некоторые другие мои вольности в обрщении с рельными фктми. Пусть все эти люди не збывют, что я их очень люблю.

Для удобств читтеля я привожу всю переписку и он-лйновые рзговоры в нормльном виде, не лтиницей, kak ono chasto byvalo v 1996 godu.

В двдцть второй глве цитируется песня "Пмять котят и утят" группы "Соломенные еноты".

Я считю своим рдостным долгом поблгодрить мою жену, Ектерину Кдиеву -- моего первого читтеля и редктор. Без нее эт книг никогд не был бы нписн. Ткже я рд вырзить свою блгодрность Нстику Грызуновой з блестящую редктуру, которя сделл этот текст нмного лучше. Я ткже блгодрен Ирине Бирюковой, Мише Вербицкому, Алексндру Гврилову, Линор Горлик, Кириллу Готовцеву, Кте Гофмн, Елене Джгиновой, Дмитрию Ковленину, Юрию Кузнецову, Мксиму Кузнецову, Свете Мртынчик, Георгию Мхеидзе, Антону Носику, Юре Сюгнову, Борису Усову (Белокурову), Мксиму Чйко, Ольге Чумичевой, Михилу Якубову и всем тем, кто поддерживл меня в девяностые и другие годы.

Глв первя

Н стене между третьим и четвертым этжом кто-то нписл крупными печтными буквми: БУДУ ПАГИБАТЬ МАЛОДЫМ -- и поствил жирный восклицтельный знк.

"Хоть бы писть без ошибок нучились", -- думл Ольг Всильевн, тяжело поднимясь в квртиру по лестнице. Лифт не рботл. Впрочем, грех жловться -- з последние месяцы это впервые. Вот у Мши в доме, кждую неделю поломк, Мш ведь н три год стрше, этой зимой юбилей отмечли, все восемьдесят. Кто бы мог подумть, когд они, молоденькие медсестры, познкомились осенью сорок первого, что обе доживут до тких лет. А ведь, почитй, больше полувек прошло, пятьдесят пять уже оттрубили. Впрочем, и остлось немного, что и говорить.

Погибть молодым -- что з дурцкя идея! Молодой хорошо жить, умирть лучше строй, когд все уже видел и ничего нового не ждешь. Точнее, ничего хорошего. Новое -- оно всегд случется. Взять хотя бы перестройку с глсностью. Кто б о тком мог подумть еще лет пятндцть нзд! А ведь когд-то мечтл, что в стрости, если до нее доживешь, не будет ни бедных, ни богтых, сплошной коммунизм -- получилось, что ни коммунизм, ни коммунистов, ни пенсии, зто богтых -- сколько угодно.

Вот Илья, нпример. Три год нзд всем жильцм коммунлки купил по двушке где-то в Митино, см въехл в 24-ую, прямо нд Ольгой Всильевной. Что у него тм творится -- уму непостижимо! Вечно люди шстют, музык игрет, дверь и не зперт. В этом Ольг Всильевн см убедилсь кк-то рз. Сил уже не было шум терпеть, поднялсь, хотел позвонить, звонк-то и нет, одни провод торчт. Он постучл, но никто не услышл -- не удивительно, при ткой-то музыке. Ручку дернул, дверь и открылсь. Ольге Всильевне дже любопытно стло, что внутри -- кк тм все обствлено. Люди говорят, у этих новых русских золотые дже унитзы.

Ничего золотого, првд, Ольг Всильевн не увидел. Обычня прихожя, н вешлке -- несколько дюжин курток и пльто. Обои вроде бы те, что были, когд он зходил к Мрье Николевне з солью, пол, пожлуй, грязнее, чем рньше.

В прихожую выходили три двери. Две зкрыты, из третьей бухл музык, и доносились голос. Ольг Всильевн змешклсь, не зня, кк быть -- идти дльше не хотелось. Мло ли что тм у них, дело молодое, он уж, слв богу, нвидлсь по телевизору, кк они рзвлекются. Водк, нркотики и этот смый, который теперь вместо любви. И в комнту не войдешь, и в передней стоять глупо.

По счстью, дверь открылсь и н Ольгу Всильевну глянул из комнты светловолосый прень. Он вынул изо рт беломорину, сунул ее в чью-то протянутую руку и, широко улыбнувшись, спросил:

-- Вы к кому, ббушк?

Ольге Всильевне он понрвился -- говорил увжительно, ппиросу убрл. Курил опять же не ккое-нибудь "Мльборо", свой, советский "Беломор", кк и см Ольг Всильевн, что бы врчи ей ни говорили.

-- Я соседк вш, из 20 квртиры, -- скзл он. -- Ночь уже, вы шумите.

-- А, -- протянул прень и повернувшись крикнул куд-то вглубь квртиры:

-- Шневич! Тут соседк пришл, иди рзбирйся!

Шневич окзлся огромным мужчиной с рыжей бородой, из-под рсстегнутой н груди рубшки выбивлись волосы. Он-то и был хозяином квртиры и, конечно, Ольг Всильевн не рз встречлсь с ним в лифте. В жизни бы не подумл, что Шневич -- тот смый новый русский. Больно уж простецки всегд выглядит -- обычный еврейский мльчик, н Розиного внук похож, только больно уж крупный. Впрочем, можно было догдться: рож рзбойничья, взгляд пытливый, походк быстря, энергия тк и прет. Чего-чего, этого евреям не знимть, всегд вперед лезут. Взять хотя бы Яшку Шврцмн -- тоже рыжий был, упокой господь его душу.

В тот рз все хорошо вышло: Илья музыку велел выключить, перед Ольгой Всильевной извинился, приглсил зходить, если что, и дже до площдки проводил. С тех пор тк и повелось: иногд см звонил, предупреждл -- мол, звтр вечером будет шумно, день рождения или еще ккой прздник. Но после одинндцти звук приглушли, вели себя тише. Все рвно слышно, но ведь вжно внимние. Ольг Всильевн всегд тк считл.

Вот и сегодня -- Илья см зшел, еще утром, извинился, предупредил, что вечером опять гости, мол, у девушки одной день рождения. Ольг Всильевн удивлялсь снчл, почему у них столько дней рождения, но Шневич объяснил, что квртиру купил не для себя, для бизнес, что у него тм человек пятндцть рботют и живут, кк в коммунлке буквльно.

-- В тесноте, -- скзл он, -- д не в обиде. И н рботу, -пошутил, -- ходить недлеко.

Ольг Всильевн еще спросил, что з бизнес ткой, и Илья нчл рсскзывть, но он понял только, что про компьютеры, но не про торговлю, про ккую-то печть, вроде типогрфии.

Ну, типогрфия тк типогрфия, ей-то что? Но сегодня молодежь припозднилсь, время уж к двендцти, музык все бухет, и ноги по потолку стучт. Выключил телевизор, который весь вечер призывл голосовть з Ельцин (не пойдет он голосовть з Ельцин, и з Зюгнов не пойдет), ткнул окурок в пепельницу, глянул н себя в зеркло и пошл в прихожую. Кк в воду глядел -- не рздевлсь, спть не ложилсь, знл: допоздн гулять будут. Отперл дверь и услышл чьи-то быстрые шги н лестнице: цок-цок, словно кто нверх побежл. Видть, прочку спугнул. В стрых домх хорошо целовться н лестнице -- мест много, подоконники широкие. Еще до войны, когд только школу окончил, провожл ее домой Вдик Орлов, тк, бывло, полчс пройдет, пок до квртиры доберешься. А теперь дже где могил -- неизвестно. Сгинул под Стлингрдом в 43-ем...

Он открыл дверь и змерл. Потом мелкими шжкми нчл поднимться по лестнице, туд, где н площдке лежл в луже крови белокуря девушк. Алый ручеек сбегл по ступенькм к смой двери Ольги Всильевны. Девушк лежл лицом вниз, волосы уже нмокли от крови, одн ног вытянут, другя согнут в колене, тк что здрлсь юбк, и без того короткя, и видн резинк от чулк. Ольг Всильевн еще успел вспомнить, ккие чулки --фильдеперсовые, н подвязкх -- носил когд-то см, потом нгнулсь и перевернул тело. Опыт ей не знимть -- скольких в свое время вытянул. Чй, не все позбыл з полвек.

Помнил он достточно, чтобы понять: девушк мертв. Горло перерезно, кровь хлещет из рны. Вот тк же умер Яшк Шврцмн, когд его здело осколком в сорок втором. Кк он плкл тогд, кк убивлсь. Кряхтя, Ольг Всильевн выпрямилсь и нчл спускться. Немло убитых повидл в жизни, вот, поди ж ты, не думл, что еще доведется. Чуть в стороне влялся нож, рукоятк обмотн изолентой. А н стене - ккие-то стрнные знки, словно убийц руки вытирл.

Ндо бы позвонить в милицию, но Ольг Всильевн милицию не любил. Ни ту, струю, советскую, ни эту, демокртическую. Всегд им нчхть н людей, те з плн и отчетность волновлись, эти только о своем крмне думют. Впрочем, не оствлять же тело н лестнице -- и, вымыв руки, он снял телефонную трубку.

-- Хрустльный проезд, дом 5, -- скзл Ольг Всильевн дежурному. --Женский труп между четвертым и пятым этжом.

И удовлетворенно зметил, что ее рук, нбирвшя "02", дрожит не больше обычного.

Глв вторя

"Хрустльный пр., д. 5, кв. 24", -- прочитл Глеб н бумжке. Домофон н двери не рботл, тк что Глеб просто толкнул дверь. Скрип ржвых петель резнул по ушм, и Глеб подумл, что год нзд он бы этого просто не услышл: все звуки доносились будто сквозь вту, воздух был плотным и мутным, точно вод н мелководье у общественного пляж. И вдруг месяц нзд Глеб посмотрел в окно и удивился солнцу. Окзлось, в мире есть и другие цвет, не только привычные оттенки серого и коричневого.

Возможно, все дело в том, что деньги, оствшиеся после рзмен их с Тней квртиры, в конце концов кончились. Тня, кк всегд, все устроил см: купил Глебу однокомнтную н "Соколе", выдл две тысячи нличными и свлил в свою Фрнцию. Глеб помнил, кк впервые вошел в квртиру, куд Тня уже перевезл его пожитки. Книги н полкх, вырезнный сто лет нзд из "Литертурки" портрет Кортср -- под стеклом н столе. Единственное, что он в свое время оствил от богтой коллекции кртинок и бумжек с выпискми, зсунутых под плексиглз в десятом клссе. Глеб помнил, что поперек всего стол н длинной бумжной полосе был зчем-то выписн цитт из Бодлер: "Стн, помоги мне в безмерной беде!". Сейчс эт полос вместе с другими фргментми из Акутгвы и Кортср лежл в ящике стол, кк и все годы брк. Глеб не сомневлся, что нйдет в шкфу ккуртно сложенные мйки и джинсы. Пр зимних ботинок в прихожей нежно прижлись друг к другу. Почему-то при взгляде н них Глеб ощутил внутри сосущую пустоту. Он лег н дивн и не вствл целый год.

Сейчс не дожидясь лифт, Глеб нчл поднимться по лестнице. Чистые стены, еще не появилсь ндпись "Буду пгибть млодым!", квртир Ольги Всильевны, площдк перед пятым этжом, где через пру недель будет лежть труп белокурой девушки... Об этом Глеб еще не знл. Преодолевя устлость, он поднялся н пятый этж. Ндо было н лифте ехть, подумл он. Впрочем, вот он, вот он, дверь -- белой крской по строму дермтину цифры "24". Андрей тк ему и скзл, что номер зпомнить легко -- четыре фкторил.

Глеб познкомился с Андреем н дне рождения у Емели, Миши Емельянов. Это случилось кк рз вечером того дня, когд Глеб впервые з год увидел солнце. Ни Миши, ни Вити Абрмов, ни других ребят Глеб не встречл уже много лет: срзу после выпускного вечер он перестл с ними общться --слишком неприятные остлись воспоминния. К тому же летом поехл в Крым отмечть поступление в институт и познкомился с Тней: нчлсь другя жизнь, где не было мест ни стрым мтшкольным друзьям, ни фкторилу четверки, ни дже воспоминниям о том, кк еще в третьем клссе Глеб прочел, что в древнем Ввилоне был двендцтиричня систем счисления. Двендцть -- крсивое число, куд лучше десяти, принятого в кчестве основния системы счисления у нс. Вроде бы потому, что древние люди считли н пльцх. Но идея основывть систему счисления н количестве пльцев в те времен кзлсь Глебу изменой чистоте мтемтической бстркции, чтобы не скзть просто - глупостью. Последние десять лет, впрочем, ему кзлось глупостью всерьез обо всем этом думть.

Услышв про четыре фкторил Глеб кк-то срзу вспомнил то время, когд учился в пятой мтшколе. В Москве было три пятых школы: обыкновення и две "спец" -- языковя и мтемтическя. Никогд не думл, скзл себе Глеб, что придется это вспоминть.

Звонок у двери отсутствовл, кк Андрей и предупреждл, тк что Глеб толкнул дверь. В прихожей стоял невысокя штенк в яркой полупрозрчной юбке и черной мечке. Девушк чем-то нпоминл Тниных подруг, которых Глеб не видел со дня рзвод -- и только сейчс он понял, что немного по ним скучет. Еще он увидел невысокого прня в немного мятом темном костюме, с небольшой шпочкой, прикрывющей зтылок. Глеб смутно помнил, что это ккой-то ритульный еврейский головной убор -- тлес? Цимес?

-- Привет, -- скзл прень Глебу и, протянув руку, предствился: --Арсен.

-- Снежн, -- скзл девушк, и Глеб срзу подумл, что дже его собственное имя прозвучит теперь кк-то зурядно.

-- Глеб, -- предствился он и тут же спросил, -- где мне Андрея нйти?

-- Во второй боковой, -- скзл Арсен, -- кк всегд.

Снежн зсмеялсь и чуть толкнул Арсен в грудь:

-- Он тут рньше не был, кк же он нйдет?

Глеб кивнул. Арсен, нпрвляясь к двери, скзл:

-- Твоя очередь быть Аридной, мть. -- Девушк н секунду змешклсь, Арсен, чмокнув ее в щеку, добвил: -- Бывй.

Он пожл Глебу руку, крикнул в приоткрытую дверь: "До встречи, Нюр Степновн", -- и тут же покинул квртиру.

-- Пойдем, -- скзл Снежн. Глеб вошел з ней в большую комнту, где н столе стояли трелки с остткми еды, были рзбросны компкт-диски и лежл стопк одинковых книг. По привычке Глеб прочел нзвние: "Семиотический подход к изучению нследия московско-тртусской школы", но легче не стло: лучше б ккя-нибудь мтемтик, тм хоть слов знкомые. Аудиосистем в углу тихо пел песню н несуществующем языке -гзи-гзи-гзэо, -- н стене висел плкт междунродной конференции по объектно-ориентировнному прогрммировнию. Глеб подумл, что тм нверняк можно было бы встретить кого-нибудь из его уехвших одноклссников. Чувство деж вю, возникшее, когд Андрей объяснял про 24, усилилось. Глеб простился с этим миром много лет нзд и никогд не предполгл вернуться.

Вслед з Снежной он вышел в коридор. Высокий улыбющийся блондин сосредоточенно курил у окн, стряхивя пепел в консервную бнку. Н нем были клешеные джинсы и рубшк с большим воротником. Эт одежд нпомнил Глебу школьные дискотеки в седьмом клссе: тк одевлся глвный пижон и стиляг их клсс Феликс Ляхов.

-- Бен, Андрей у себя? -- спросил Снежн.

Блондин пожл плечми и, широко улыбнувшись, кивнул головой вглубь коридор: мол, проверь см, я не зню. Еще рз глянув н Бен, Глеб удивился, кк ткой реликт мог дожить до 96-го год. Впрочем, подумл он, может, просто мод возврщется?

Коридор -- кк в любой строй коммунлке, Глеб в тких бывл пру рз в жизни. Н первой двери Глеб зметил стикер с пятиплым листком и ндписью "Legalize it -- NOW!" Н второй -- приклеення скотчем рспечтк: собк сидит перед экрном компьютер, внизу стндртным Courier нписно "В Интернете никто не узнет, что ты @". Что это знчит, Глеб не понял.

Комнт окзлсь крошечной, в углу стоял рюкзк, полный книг, --кжется, рзных; н стуле влялсь скомкння рубшк, дв непрных носк и несколько стрых пятидюймовых дискет. Н полу -- сумк с эмблемой MIT, россыпь трехдюймовок и мтрс, рядом с мтрсом -- недопитя бутылк пив. Поверх не зстлнной постели в джинсх и мйке с книжкой в рукх лежл Андрей.

Глеб срзу вспомнил, кк выглядел когд-то его собствення комнт. Брдк в доме, объяснял он отцу, -- признк человек, для которого мтемтические бстркции выше рельности мтерильного мир. Вот Свидригйлов говорил, что бесконечность -- это бньк с путиной по углм. Не зню, пижонил Глеб, счетную или континульную бесконечность он имел в виду, но в любом случе именно бесконечность -- символ мтемтического совершенств. Чем больше видимый хос, тем ближе ты к совершенству. Отец считл Глебовы рссуждения демгогией, Тня в смом нчле их совместной жизни просто зявил: если дом будет твориться ткое, он соберет вещи и уйдет, потому что ее кк взрослую женщину бесконечность не интересует, интересует лишь конечный срок собственной жизни, которую глупо тртить н...

Когд он излгл это, Глеб довольно быстро перестл слушть -- кк отец перествл слушть его смого, -- но слов про конечность жизни ему зпомнились. Больше они об этом не спорили. Впрочем, через восемь лет Тня все рвно ушл, но привычк поддерживть минимльный порядок остлсь.

При виде Снежны и Глеб Андрей поднялся.

-- Привет, -- буркнул он. -- Тип, извини, что я не того еще.

Он ндел носки, поискл глзми кроссовки -- те обнружились в дльнем углу. Потом поднял сумку, и, порывшись, достл контейнер для контктных линз.

-- Ну лдно, Андрей -- скзл Снежн. -- Я пошл.

-- Угу, -- скзл Андрей, Глеб с улыбкой кивнул:

-- Было очень приятно познкомиться.

Снежн н секунду здержлсь в дверях и ответил:

-- Мне тоже.

Обернулсь, еще рз взглянул через плечо с полуулыбкой, и ушл. В этот момент он чем-то нпомнил ему Тню.

-- Вот, -- скзл Андрей, выливя в рот осттки пив, -- теперь можно кк бы жить. Привет, -- и он протянул Глебу руку, -- я хоть вижу, с кем тип говорю, то без линз я слеп кк крот.

Глеб пожл руку и кивнул н мтрс:

-- А кк же ты книжку читл?

-- Я не читл, -- ответил Андрей, -- я вроде рздумывл, не почитть ли мне книжку. Видеть ее для этого ни к чему.

Глеб нконец рссмотрел обложку: что-то н нглийском, судя по кртинке -- фнтстический ромн. Нзвния он не понял.

-- Я звонил вчер, -- скзл Глеб. -- Мы н дне рождения Емели познкомились.

-- Д, я помню, -- кивнул Андрей. -- А Емеля -- это Миш Емельянов, который нм бухглтерию помогет делть, д?

-- Д, тип того, -- ответил Глеб. Ему и в голову никогд не приходило узнвть, чем зняты Абрмов и Емеля: бизнес -- он и есть бизнес. Сегодня бухучет, звтр -- ночной лрек. Во всяком случе, Глеб предствлял это себе именно тк.

-- Я тебе свои рботы принес, -- скзл он, доствя из рюкзк ппку. -- Посмотришь?

-- Д, и тип кофе зодно.

Кухня был под стть квртире -- рсштнный стол, полня рковин грязной посуды и мрш голодных тркнов по углм. Плит згжен тк, что проще купить новую, чем отмыть эту. З столом сидели двое. Бен Глеб узнл по воротнику рубшки. Со своей отвртительной пмятью н лиц Глеб приучил себя зпоминть одежду. Но бед в том, что он и одежду зпоминл не визульно, формульно: высокий воротник плюс блестящие пуговицы плюс клешеные джинсы. И при этом мог збыть, что ндо бы зпомнить еще и цвет рубшки. Тню это рздржло -- особенно когд выяснялось, что Глеб не змечет ни новой юбки, ни новых туфель.

Н собеседнике Бен был серя футболк, видневшяся сквозь рсстегнутый ворот клетчтой флнелевой рубшки. Возможно, из-з черной, неровно стриженной бороды он нпоминл одновременно еврея-тлмудист и шестидесятник, который непонятно кк сохрнился молодым. (Несмотря н огромное количество знкомых евреев, живых тлмудистов Глеб никогд не видел и предствлял их по ккой-то комедии с Луи де Фюнесом, популярной в годы первых, еще полуподпольных видеопросмотров). А может, шестидесятники и были тйными тлмудистми, просто тридцть лет нзд никто не мог понять, что борьб против длинных волос, о которой столько рсскзывли Глебу родители, был формой религиозных войн.

Двно я не видел столько евреев одновременно, подумл Глеб. Он чувствовл, что вроде отпустившя его птия нчинет возврщтся. Слишком много людей, хотелось вернуться домой, лечь н дивн и смотреть по телевизору "Твин Пикс", "Снт-Брбру", или просто новости.

Дже выключенный телевизор лучше необходимости общться со всеми этими людьми.

-- Ты зря тянешь, Ося. Локлк под энтями -- это рулез, -- скзл Бен, отрезя кусок сыр длинным ножом. Липкую от жир изоленту н рукоятке, похоже, не отмыть уже никогд.

-- Это идеологический вопрос, -- ответил клетчтый. -- Тех, кто использует мстдй, я бы просто стерилизовл н месте.

Андрей взял грязную тряпку и вытер стол.

-- Я понимю, -- скзл он, -- тип феминизм, но что девушки вообще не убирют -- это нормльно, д?

Бен, улыбнулся Глебу, кк строму знкомому, и вернулся к рзговору:

-- Хорошо, -- скзл он, -- монополия, нечестня конкуренция, все круто. У меня смого Нетоскоп всюду стоит. Но ты, Ося, кк стнист, должен оценить Гейтс. Три шестерки, все дел.

Ося отхлебнул из чшки и пояснил:

-- Я нрхо-стнист. И к тому же, ндо рзличть подлинную и мнимую конспирологию. Можно нйти "число зверя" в словх "Уильям Гейтс третий" или в нзвнии Мелкософт, но любому понятно, чем Кроули отличется от Гейтс.

Бен срзу понрвился Глебу. Н него приятно было смотреть -- может, потому что Бен все время улыблся. Эту способность Глеб знес в ту же ячейку пмяти, куд чуть рньше отпрвил Бенову мнеру одевться. Теперь он был уверен, что легко Бен узнет. Глеб спросил его, чтобы зпомнить голос:

-- А кк нйти 666 в имени Гейтс?

-- Проще простого, -- скзл Бен и рдостно улыбнулся Глебу. -- Кждой букве поствить в соответствие цифру и просуммировть.

-- Ккую цифру?

-- Д любую, -- скзл Ося, -- не в этом дело.

И при этом отмхнулся от Глеб, точно от мухи.

Андрей злил кипятком две ложки "нескфе" и рскрыл Глебову ппку.

-- Не будем, тип, отвлекться, -- скзл он Глебу, -- двй глянем, что у тебя тут.

-- Ты прв, Ося. -- соглсился Бен (улыбк не сходил с его лиц). --Тут дело в другом. Виндоуз -- рулит точно ткже, кк рулит поп-музык. Воплощение софтверной попсни.

-- Вырубить нхуй, -- отрезл Ося

-- А вот и нет, -- воскликнул Бен. -- Помнишь, ты мне объяснял: ЛВей говорил, что нстоящий стнизм -- не среди блэк-метлл или тм сибирского пнк...

-- ЛВей не знл про сибирский пнк, -- возрзил Ося.

-- И это не случйно! Потому что сибирский пнк -- это уже не круто. Это, собственно, вообще не круто. Потому что -- я продолжю -- нстоящий стнизм -- среди ниболее бездрных зписей попсни. А ты не будешь спорить, что Виндоуз -- прекрсный пример бездрной попсни.

-- Н хуй, -- скзл Ося, взмхом руки словно отсекя от себя собеседник. -- ЛВей понимл стнизм довольно примитивно. По большому счету, это несколько вульгризировнное, чтобы не скзть христинизировнное, кроулинство.

-- Неплохо, -- скзл Андрей. -- А с чем ты рботешь?

-- Ну, кк всегд. Когд-то Вентур, Пэйдж Мэйкер, теперь Кврк, конечно. Плюс Фотошоп, если очень ндо кртинку почистить, Корел еще. --скзл Глеб, сообржя, что последний рз сидел з компьютером год полтор нзд, и ндеясь, что ничего нового с тех пор не придумли.

-- Нормльно, -- скзл Андрей, и в этот момент в кухню вошел крупный рыжебородый мужчин.

-- Привет всем, -- буркнул он. -- Почему ни одн свинья не убрл после вчершнего? У меня здесь что, притон?

-- Я вообще только пришел, -- скзл Бен, продолжя улыбться. -- И, по-моему, тут все круто.

-- Понятно, -- скзл Шневич. -- Опять придется Нюру Степновну просить.

Он почесл зросшую рыжим волосом грудь и только тут зметил Глеб

-- Привет, -- и посмотрел вопросительно

-- Это Глеб Аникеев, будет верстть журнл, -- пояснил Андрей. -- Мне его Миш Емельянов рекомендовл.

-- Емельянов -- незменимый клдезь ценных кдров, -- скзл Шневич. -- Жить он тоже тут будет?

-- Нет, почему? -- удивился Глеб. -- У меня своя квртир есть.

-- Тебе везет, -- зевнул Илья. -- Я вот не уверен, что могу про себя это скзть.

-- А ты свежие "Русы" читл? -- спросил Шневич Бен.

-- А что, опять Тимофею достлось?

-- А то кк же! У них тм, похоже, гзвт.

Н пороге появилсь немолодя женщин с тусклым лицом. Н голове пучок, в углу рт дымится сигрет. Среди богемно-прогрммистcкой тусовки он кзлсь эпизодической героиней фильмов Эльдр Рязнов, случйно попвшей в иное прострнство и время.

-- Илья, -- скзл он Шневичу, -- к тебе Влд.

-- Аг, -- скзл Шневич, -- иду. Нюр Степновн, сделйте нм кофе, пожлуйст.

Влд покзлся Глебу смутно знкомым -- плотный мужчин лет сорок. Его золотые очки и дорогой костюм резко контрстировли с окружющим интерьером. Влд с Ильей пожли друг другу руки и удлились в дверь слев от вход.

-- Вот, -- скзл Андрей, -- теперь, небось, ндо тебе экскурсию по Хрустльному устроить?

-- По кому?

-- По Хрустльному -- ну, по квртире. Потому что -- проезд.

В прихожей появилсь Нюр Степновн с облупившимся хохломским подносом, где стояли две рзномстные чшки кофе, треснувшя схрниц и пепельниц, в которой догорл окурок, чуть тронутый лиловтой помдой.

-- Кк видишь, -- продолжл Андрей, -- тут все кк бы делится н жилую и офисную чсти. Конечно, условно, и все-тки. Вот мы сейчс уходим из жилой, з прихожей нчнется офисня.

-- А кто живет в жилой? -- спросил Глеб

-- Тип кто угодно. Сейчс -- я, Снежн, см Шневич, иногд --Муфс, иногд Ося, но редко -- он человек семейный. Ты тоже можешь тут ночевть, если зхочешь.

-- А почему вы тут живете, не дом?

-- Потому что у нс нет дом, -- ответил Андрей. -- Я из Ектеринбург, Муфс тип из Африки. Снежн кк бы из Болгрии.

-- Что знчит -- кк бы из Болгрии?

-- Ну, тип, он болгрк. А приехл вроде из Клифорнии.

-- А, -- кивнул Глеб. Происходящее требовло чересчур много сил и без выяснения детлей.

-- Офисня чсть, -- продолжл Андрей, -- состоит из, собственно, офис и кбинет Шневич. В предбннике сидит Нюр Степновн. Н ней деловя корреспонденция, звонки, фксы, ну и тип того. И еще он смотрит, кто входит, кто выходит -- дверь-то у нс не зпирется.

-- Может, проще змок вствить?

Андрей мхнул рукой.

-- Кто его будет вствлять? К тому же у нс кк бы политик открытых дверей. Шневич говорит, это себя окупет. Вот, помню, Муфс впервые тут появился, вошел, спросил Илью. Ему скзли, что Ильи нет, и он остлся ждть. Посидели, покурили, через три чс пришел Шневич, и выяснилось, что Муфс ошибся дресом, и ему был нужен другой Илья. Зто он потом нс свел с "Мроккстми". Это ткя московскя комнд негров-пидоров.

-- В кком смысле -- пидоров? -- немного обиженно спросил Глеб, гордившийся отсутствием гомофобии.

-- В смысле -- голубые, -- ответил Андрей. -- Черные голубые. Через неделю игрют в "Пропгнде". Это ткой клуб для продвинутой молодежи. А Шневич, кстти, хочет "Мроккстм" и "АукцЫону" сделть совместный концерт.

-- А Шневич и концертми знимется?

-- Мы тут тип всем знимемся. Сейчс вот собиремся делть журнл про Интернет.

Офис -- большя комнт, н длинном столе вдоль окон -- четыре компьютер. Н экрне одного Глеб рссмотрел кртинку: миловидня блондинк, невысокя, но полненькя, нерешительно улыбется н фоне бшен Строй Прги. В отличие от всей квртиры в офисе црил почти стерильня чистот -- если не считть горы журнлов у противоположной стены.

-- Вот это будет твой, -- Андрей кивнул н один комп.

-- Честно говоря, -- сознлся Глеб, -- я с Интернетом не очень... н строй рботе у меня только почт был.

Н смом деле, Глеб не рботл уже полтор год, почтой пользовлся пять рз в жизни, когд приходил к Феликсу в институт послть е-мэйл Тне, когд он первый рз уехл во Фрнцию. Глеб тогд еще не подозревл, чем все кончится -- но уже чувствовл приближение птии. Глеб хорошо помнил первую ночь без Тни: он вдруг понял, что последние восемь лет не спл один ни рзу. Ему было неуютно н большой пустой кровти, полночи он проворочлся и уснул только под утро.

-- Ничего, обучишься, -- скзл Андрей, -- дело тип нехитрое. Поверь мне, через пять лет кждя домохозяйк будет серфить. Все просто: для почты есть Пегск, тм все понятно, про Нетскейп я сейчс все объясню. Вот сюд пишешь урел, вот н линк кликешь мышкой и переходишь по ссылке н другую стрницу. Гипертекст, знешь?

Глеб кивнул.

-- А вот тут букмрки. Вносишь дрес, куд чсто ходишь, чтоб рукми не нбирть. Я винды переустнвливл дв дня нзд, тк что тут все чисто. А, нет. Смотри, уже кто-то тип попользовл, вот тебе и две зклдки есть: "Мрусины русы" и Snowball Home Page. Хоум пэйдж, хомяк по-ншему, -- это ткя стрниц, которую кждый себе может см звести. Нормльно?

-- А что ткое Snowball?

-- Это тип ник Снежны. А "Мрусины русы" -- это ткие зметки о русском Интернете. А Мрусин -- это кк бы Мш Русин, хотя н смом деле он не Мш, и не Русин.

-- А кто?

Андрей пожл плечми.

-- Не зню. И тип никто не знет. Шврцер удвился бы, чтоб ее нйти.

Глв третья

Удивительное все-тки дело эти стрые песни. Вот рньше, когд слышл Визбор, всегд думл про Ирку, недвно поймл себя н мысли, что вообржет Мрину. Хотя ккое же он лесное солнышко, они же вдвоем и в лесу-то ни рзу не были.

Михил Емельянов, Глебов одноклссник, убвил громкость стереосистемы и снов нбрл телефон Виктор Абрмов. Сотовый его бывшего одноклссник и нынешнего босс молчл уже три дня. А именно сейчс Абрмов нужен позрез.

Дело дже не в том, что сотрудники глухо роптли, нмекя, что уже неделю нзд пор было выплтить зрплту. Все знли, что бизнес есть бизнес, сегодня денег нет, звтр есть, д и здержки с выплтми обычно вполне переносимы: неделя, две -- не то, что у бюджетников. Вот и в гзетх пишут: в провинции по полгод денег не плтят. Кк же тм люди живут? Емеля готов был терпеливо рзъяснять ситуцию всем вместе и кждому в отдельности, но рз от рзу см он злился все больше: Абрмов приноровился уезжть в срочные деловые поездки, едв нступло время плтить. Всякий рз зверял Емелю, что деньги придут в бнк буквльно звтр, потом проходил неделя, и Абрмов кк бы случйно возврщлся кк рз в тот день, когд нужня сумм окзывлсь н счету. Емеля был почти уверен: шеф с смого нчл знет, когд можно вернуться, и просто переклдывет н Емелю млоприятную обязнность успокивть недовольных сотрудников.

Емеля открыл холодильник: повеяло ледяной пустотой. Зим, пустыння зим. Белое безмолвие. Все стремится к теплу от морозов и вьюг. Одинокий пкет молок стоял, кк нпоминние о Ирке. Емеля вспомнил звук льющейся жидкости, шуршние мюслей, белое море в глубокой трелке, звякнье ложки, женский голос. И вдруг вспомнил ту пятницу, и это удрило, словно впервые.

Все сидели и, кк всегд, смотрели "Белое солнце пустыни". И вдруг Емеля перехвтил взгляд крих Ириных глз из-под длинных ресниц, не преднзнченный ему взгляд через стол, туд, где сидел Абрмов. Об срзу поднялись, точно уже двно умели двигться синхронно, точно тел их тк притерлись друг к другу, что несколько метров прострнств не могли рзрушить эту связь. Продолжя глядеть н экрн, где Абдулл готовил первый штурм, они нпрвились к двери и словно бы лишь тогд зметили друг друг. Абрмов открыл дверь, и Ирк вышл, пьяновто покчивя бедрми. Юбк колыхлсь чуть ниже круглых коленок, цокот кблуков по кфельному полу зглушл треск суховского пулемет и шепот голосов, повторявших кждую реплику. Емеля мехнически поднес сткн к губм, продолжя смотреть н зкрытую дверь. Водк обожгл пищевод, и Емеля почувствовл, что взгляд его будто отделился от тел, проник сквозь дверь и поднялся по лестнице к курилке возле единственного окн их полуподвльного офис. Абрмов и Ирк стояли рядом, и Емеля внезпно почувствовл н губх сухой, обжигющий поцелуй и, словно он был одновременно мужчиной и женщиной, ощутил кк нбухют соски под купленным в Вене бюстгльтером. Слышл прерывистое дыхние, Иркин шепот "Прекрти, не сейчс". Вот он отстрняется, и еще прерывющимся голосом говорит: "Зжиглк есть?". Щелчок Zippo, ментоловый вкус во рту, мужские пльцы сжимют грудь, рук скользит по бедру. Оствь, сумсшедший, что ты делешь. Недокурення сигрет пдет н пол, тяжелый, глубокий вздох -- ткой знкомый, столь громкий, что Емеля не понимет, почему его слышит он один. Не сейчс. Цокот кблуков, лязг двери. Ирк оборчивется, словно продолжет нчтый рзговор. Емеля уже не рзбирет слов. О чем они могут теперь говорить? Оствь, сумсшедший. Не думй об этом. Не сейчс.

"Федор, Петрух с тобой?", -- скзл Светк Лунев совсем рядом. Емеля мехнически повторил: "Убили Петруху, Пвел Артемьевич, Абдулл зрезл", --и поднялся. Длиння сигрет с чуть тронутым помдой фильтром еще дымилсь н полу. Он рздвил ее ногой, потом долго смотрел в окно, выходившее в мленький бетонный колодец с решеткой нверху. Сквозь решетку виднелся остов черного дерев, едв освещенный желтым фонрем. Звуки выстрелов сюд не доносились.

Он вернулся в комнту, когд Луспекев, побросв бсмчей в воду, нчл зводить мотор. В груди зныло, кк в первый рз, когд он понял, что Верещгин вот-вот взорвется. Ирк сидел рядом со Светкой, но, словно почувствовв его взгляд, поднял голову и быстро глянул.

Он тк и не узнл, когд Ирк понял, что он понимет, -- в этот момент или уже вечером, когд рздевлсь в спльне, и ее руки н секунду здержлись н зстежке бюстгльтер. Ирк поймл его взгляд и ответил --полувопросительно, полупризывно, Емеля, не говоря ни слов, отвернулся к стене.

Слов тк и не были скзны. Кждую пятницу Нстсья брел в прибрежных волнх под девять грммов в сердце постой не зови, и кто-то пьяно ронял слезы, приговривя: "Ккой фильм, бля, ккой фильм". Все шло по-прежнему, через две недели Абрмов скзл, что едет н вжный бнковский семинр и хочет, чтобы Ирк, кк глвный бухглтер, поехл с ним. Емеля только кивнул и пожл плечми, словно его это не кслось. Что поделть, рзлуки, увы, суждены всем ншим встречм, подумл он. И только вечером, когд Ирк снов зговорил о комндировке, Емеля скзл: "Пускй Костя эту неделю у моих родителей поживет", -- Ирк скзл: "Ну, если хочешь...", -- хотя рньше всеми првдми и непрвдми не подпускл Емелину мму к ребенку.

Не гляди нзд, не гляди. До поворот, дльше -- кк получится. Звтр будет новый день, чужой, кк супермркет, что открылся по соседству полгод нзд. Он всегд кзлся Емеле неуместным, будто летющя трелк приземлилсь среди коммерческих лрьков и коопертивных плток, где продвцы и среди ночи рды любому покуптелю, бедному и богтому, пенсионеру и бизнесмену -- любому, кто берет свою бутылку сомнительного лкоголя. Двери супермркет рспхивлись сми, словно змнивя ни о чем не подозревющих прохожих в подпольный хрм неведомой секты. Новый мгзин торговл не продуктми и нпиткми -- вкуумной нрезкой и водкой "Абсолют" он причщл новой жизни, где уже нет мест всеобщему лкогольному бртству, зто очень много денег, силы и слвы.

Двери бесшумно сомкнулись з Емелей, и он вошел в кондиционировнную прохлду мгзин. Одинокий холостяцкий ужин, подумл он.

Вероятно, Ирк думл, что они не рзводятся из-з Кости. Или -- потому что Емеля готов терпеть измену, чтобы его мть рз в дв месяц могл воспитывть внук по своему усмотрению. Вероятно, Ирк Емелю немного презирл з это -- но, скорее всего, не знл, что без Мрины их брк не продержлся бы эти полгод.

Интересно, помнит ли он Мрину Цреву? Они не были подругми, но пяти девочкм в клссе волей-неволей приходилось общться. Узнл бы он Мрину при встрече, спустя столько лет? Он -- не узнл, кк чуть позже Глеб не узнл его смого. Ну, Глеб первого сентября ближйших друзей не узнвл --но Емеля-то был уверен, что узнет Мрину с первого взгляд. Он чсто вспоминл ее все эти годы -- единственную из их компнии, кто бесследно исчез после выпускного. Полгод не решлся звонить, позвонив, узнл, что ее родители переехли и не оствили нового телефон. Почему-то он думл, что он двно в Америке, зодно с Оксной и многими другими, кто с ним учился в Керосинке, может -- где-то в бизнесе, кк Ирк, Абрмов и он см. Меньше всего ожидл он увидеть ее в окошке бнк, куд протянул крточку и пспорт. В ожиднии вторизции в сотый рз рссмтривл знкомый плкт про степени зщиты доллровой купюры, и только услышв неуверенное "Емеля?" поднял глз.

Дже тогд он ее не узнл. Лицо, волосы, голос -- все изменилось, рзве что глз те же -- но рньше он никогд не видел ее тк близко.

-- Ты меня не помнишь? -- спросил он. -- Я -- Мрин Црев.

Конечно, он помнил. Ирк уехл с Абрмовым н очередной вжный семинр в ккой-то подмосковный пнсионт. Емеля посдил Мрину в свою "тойоту" и повез к супермркету, что отбрсывл в этот поздний чс рзноцветные блики неоновой реклмы н фсды соседних домов. Они взяли "Бифитер" и две бутылки швепсовского тоник -- вся Москв пил джин-тоник, который еще не нчли продвть в мерзких плстиковых бутылкх.

Открывя дверь, он почувствовл предтельскую дрожь где-то в животе: впервые он приводит домой женщину, когд Ирки нет. Они сидели н кухне, он рзлил джин по сткнм. Мрин почти не пил, почти ничего о себе не рсскзывл, и Михилу приходилось трудиться з двоих, повествуя о том, что произошло з эти годы, об институте, о ромне с Иркой, о бизнесе с Абрмовым. Он пил сткн з сткном, почти не пьянея, пытясь понять, что же случилось -- кк могл Мрин тк измениться, куд делсь т юня девушк, первя крсвицей всех трех прллелей, т, из-з которой Лешк Чковский и Влерк Вольфсон дрлись у гржей позди школы. Емеля всегд знл, что эт девушк -- не для него, и, стрнным обрзом, чувство это не исчезло дже теперь. Бутылк был почти пуст, когд Мрин поднялсь и скзл, что ей пор. Он помог ей поймть мшину, но остться не предложил -- побоялся, что откжет.

Впрочем, ни Ирке, ни Абрмову он не рсскзл ни об этой встрече, ни о тех, что последовли з ней. Лишь Оксне, н две недели приехвшей из Шттов, скзл, что встретил Мрину, но Оксн дже не спросил, кк у нее дел.

Сейчс он стоял, рзглядывя змороженные овощи, и думл, кк тяжело ему после кждого возврщения Ирки зходить с ней вместе в супермркет, который, кзлось, должен еще помнить его с Мриной. Он кинул в сетку мексикнскую смесь и пошел к полкм с бутылкми. Взял джин и тоник, словно еще ндеялся, что дозвонится до Мрины.

В этот рз он будто сквозь землю провлилсь. Емеля думл дже позвонить ей н рботу, но когд нбрл номер, в комнту вошл Светк с ккой-то плтежкой, и он трусливо повесил трубку. Вечером перезвонил из дом, но ему скзли, что Мрин уже ушл.

Все шло нперекосяк. Он отлично помнил, что з день до отъезд Виктор н счету было десять тысяч бксов -- хвтило бы зплтить хотя бы чсти сотрудников. Но когд Светк поехл в бнк, выяснилось, что Виктор прямо нкнуне отъезд все деньги снял. Это уже ни в ккие ворот не лезло, и Емеля три дня нзвнивл Абрмову н сотовый, желя объяснений. Рож, мол, не треснет, Виктор Николевич, рзвлекться с моей женой н деньги фирмы, з которые мне же и отдувться? Впрочем, злость мло-помлу проходил. Тем более, не сегодня-звтр должен прийти первый трнш по одному хитрому договору, который Абрмов последние дв месяц сочинял с Крутицким.

Он поствил овощи рзморживться и тут зметил мигющий огонек втоответчик. Звонил Светк Лунев, и с первых ее слов Емеля понял: что-то не тк. Было плохо слышно, и он с трудом рзбирл слов. Ясно только, что с договором возникли ккие-то проблемы, и ндо срочно связться с кем-то из пртнеров. Сделть это мог только Абрмов, и Емеля еще рз нбрл его сотовый и, в который рз выслушивя мехнический голос, сообщвший, что бонент временно недоступен, почувствовл, кк в смой глубине его существ зрождется новое, почти незнкомое чувство. Глубоко спрятнное, оно с кждой минутой поднимлось выше, кк пузырь гнилого воздух со дн темного подмосковного болот. Ткое непривычное -- Емеля не срзу понял, что з судорог сводит его внутренности.

Под рздржением, ревностью и злостью огромным шуршщим цветком рспусклся стрх.

Глв четвертя

Они с трудом влезли в "мзду" Шневич. Илья сел з руль, н переднее сидение -- Снежн, Бен, Глеб, Андрей и Нюр вчетвером втиснулись нзд.

-- А менты не повяжут? -- спросил Глеб голосом человек, рз и нвсегд нпугнного влстью - еще в школе.

-- Рзве что внутренние, -- ответил Снежн.

"Зчем я с ними еду?" -- подумл Глеб. Впрочем, он знл ответ: инче пришлось бы вернуться домой и лечь н дивн. Последнее время Глеб избегл этого, кк мог. Вероятно, объяснял он см себе, нлежлся з последний год н всю оствшуюся жизнь.

-- А ты знешь, -- скзл Бен, счстливо улыбясь, -- охуенную историю, кк Гош Штейн едв не сел?

-- Нет, -- скзл Снежн.

-- Ехл в говно пьяный н своем "сбе", его тормознули, -- нчл рсскзывть Бен. -- Ну он, кк обычно, срзу стольник бксов менту, почти не глядя. А это был спецотряд по борьбе с коррупцией в ГАИ. Его срзу вытскивют из мшины, руки н кпот, нручники, потом в отделение, берут в коробочку, протокол, ну, и тип того...

-- И он подписл? -- спросил Шневич.

-- Ну д. А куд бы он делся? Пять здоровых мужиков, руки зломли, собрлись пиздить... Любой бы подписл.

-- Я бы нет, -- уверенно скзл Шневич. -- Но я бы и денег не двл кому не ндо.

Глеб почему-то вспомнил, кк в школе они обсуждли с Абрмовым и Вольфсоном, сломются ли, если КГБ будет пытть. "Глвное, -- скзл тогд Вольфсон, -- не попдться". Кжется, Чк с ними в тот рз не было. Точно -- не было.

-- Потом все было очень круто. Пять кусков грин -- и все дел. Уж я не зню, сколько двокт взял себе, сколько до судьи донес, но Штейн под его диктовку нписл прекрсную объяснительную: "Подвя документы, я достл из пспорт ккие-то бумжки, и, не обртив внимния, что среди них был купюр в сто доллров США, дл ее подержть стоящему рядом сотруднику милиции. Прежде чем я успел сообрзить, что происходит, меня вытщили из мшины и предъявили мне обвинение в дче взятки". Круто, првд?

-- Ну, знешь, -- скзл Снежн. -- Может, для Штейн пять штук -- не очень большие деньги.

-- Кто его знет, -- скзл Шневич. -- У него понтов тип больше, чем денег.

-- Кто ткой этот Штейн? -- спросил Глеб Нюру.

-- Ну, человек ткой, -- ответил он, -- к Илье ходит. Не то выборми знимется, не то -- рил эстейтом.

Голос тихий и бесцветный голос, не то -- устлый, не то просто безрзличный.

-- А ты двно здесь? -- спросил Глеб. Он рботл в издтельстве "ШАН" уже вторую неделю, если можно было нзвть рботой его нынешний обрз жизни. Рбот перетекл в досуг, и, нверное, дже см Илья не мог объяснить, чем они зняты: вляют дурк или делют вжное дело. Нпример, сейчс, вшестером нбившись в одну мшину, они ехли в "Пропгнду" н концерт "Мроккстов". Не то, кк вырзилсь Снежн, поколбситься, не то -- еще рз посмотреть группу, которую Илья продюсировл, но никк не мог понять, нсколько серьезно стоит ее рскручивть.

В Хрустльном Глеб словно вернулся в мир, покинутый много лет нзд, --мир мльчиков и девочек, которых провод и цифры интересуют больше, чем живые люди. Порзительно, кк этот мир изменился. Теперь здесь тнцевли, пили и дже иногд курили трву. А может, сходство было обмнчивым -- и в Хрустльном был новый, не известный Глебу мир: не мтшкольный мир пятой или тридцть седьмой школы, и не богемный мир Тни и ее подруг, именно мир Ильи Шневич.

Снежн сунул кссету в мгнитолу, и теперь приходилось перекрикивть музыку.

-- Ты двно здесь рботешь? -- повторил Глеб.

-- Несколько месяцев, -- ответил Нюр. З эту неделю Глебу впервые удлось переброситься с ней прой слов, и он здл вопрос, двно не дввший ему покоя:

-- А почему они нзывют тебя по имени-отчеству?

-- Д в шутку. Кк-то н пьянке все нчли звть друг друг по имени-отчеству. Илья Генрихович, Андрей Сергеевич, Иосиф Абрмович -- ко мне привязлось.

-- Я все оствил н потом, я говорил себе, -- кричл Снежн.

-- Кто ткой Иосиф Абрмович? -- спросил Глеб.

-- Ося, -- пояснил Нюр.

Глеб все пытлся понять: сколько же ей лет? Тридцть? Сорок? Лицо --устлое и бесцветное, кк и голос. Дже плтье -- вроде бы нормльное, модное плтье, -- выглядело тк, словно он достл его из пыльного чемодн, где вещи хрнились еще со времен советской влсти.

-- И крыши видели зкт, и стены помнили войну, -- подпевл Снежн.

-- Тип приехли, -- скзл Андрей.

"Мзд" остновилсь. Они вывлили н улицу и следом з Шневичем пошли к зрешеченному входу, где толпились люди в рзноцветных джинсх. Проходя через толпу Глеб зметил у нескольких девушек проколотые брови.

-- Я Шневич, со мной пять человек, -- скзл Илья, и охрн их пропустил. Лязгнул дверь, и Глеб вспомнил струю шутку: когд площдь лгерей и тюрем превысит пятьдесят процентов площди стрны, можно будет считть, что лояльные грждне сидят з решеткой. А продвинутя молодежь, подумл он, см з решетку лезет -- отгорживясь от того, что творится н улице. См Глеб не ощущл себя н месте ни с той, ни с другой стороны.

В переполненном зле -- дв десятк столиков, спрв и слев от брной стойки -- лестницы, уводившие н второй этж.

-- Я тут никогд не был, -- скзл Глеб Андрею.

-- Это тип новое место, -- ответил тот. -- Его те же люди сделли, что держт "Кризис Жнр".

Глеб кивнул -- кк обычно, когд не понимл, о чем говорит собеседник. Вероятно, привычк остлсь с ВМиК, где сильно помогл сдвть экзмены.

-- Очень крутое место, -- пояснил Бен.

Сцены толком не было. Столики сдвинули к стенм, трое здоровых негров встли рядом с микшерским пультом. Один с гитрой, двое н брбнх рзнообрзных форм и рзмеров?

Во время первой песни к Андрею с Глебом подошел невысокий рыхлый прень в круглых, кк у Джон Леннон, очкх.

-- А, Тим, привет, -- скзл Андрей, -- знкомься, это Глеб, тип нш новый верстльщик. А это Тимофей, ты о нем слышл, конечно.

Скорее читл: редкий выпуск "Мрусиных рус" обходился без упоминния знменитого дизйнер Тим Шврцер, зклятого врг тинственной Мши Русиной.

К удивлению Глеб, негры для нчл спели струю песню про то, кк двдцть второго июня, ровно в четыре чс Киев бомбили и объявили, что нчлся войн. Н знкомый с детств мотив были положены фрикнские брбны, но пели негры, что нзывется, душевно, кк и положено петь ткие песни. Никкого, кк Тня выржлсь, "стеб" Глеб не услышл. Просто черные бртья поют стрые советские песни. Русские тоже иногд игрют джз.

-- Ты скжи, когд будем журнл делть? -- спросил Тим. -- Может, сегодня?

-- Сегодня Илья вроде еще собирется в "Экипж" зскочить, тк что вряд ли. Скорее звтр.

-- Многие считют, -- зговорил в микрофон один из музыкнтов, -- что рз мы негры, знчит, должны игрть регги. Ндо скзть, в Мрокко отродясь не игрли регги, д и негров в Мрокко не тк уж много, но идя нвстречу просьбм нших московских друзей, мы включили в свой репертур одну песню Боб Мрли.

Вступили брбны. Несколько секунд кзлось, что это и в смом деле будет регги, но потом ритм стл жестче, и солист, перехвтив поудобней стойку микрофон, быстрым речиттивом зорл:

-- Я хочу быть железякой, словно сионисткий лев

Я хочу быть железякой, словно сионисткий лев

Я хочу быть железякой, словно сионисткий лев

И двое других подхвтили:

Ай-энд-й, й-й-й

Ай-энд-й, й-й-й

Ай-энд-й, й-й-й

Публик зржл. Брбны смолкли, и музыкнты выкрикнули "Айон --Лйон -- Зйон". Кждый -- только одно слово, но все быстрее и быстрее: йон--лйон--зйон-йон-лйон-зйон-йонлйонзйон.

Снов збили брбны, и музыкнты в три глотки звопили первую -- и единственную осмысленную -- строчку. Нрод уже вовсю тнцевл н импровизировнном тнцполе. Глеб не видел ни Тим, ни Андрея, зто откуд-то сбоку вдруг выскочил Снежн, зчем-то скинул туфли и, мхнув Глебу, рвнул в смую гущу тнцующих. Решив, что тк и ндо, Глеб вылез из ботинок, здвинул их под стол и последовл з ней.

Ритм все убыстрялся, и плясл уже вся "Пропгнд". Кзлось, "Мрокксты" испытывли н прочность, повторяя строчку про железяку и сионисткого льв словно мнтру, но все быстрее и быстрее. Глеб неожиднно увидел Нюру. Он не тнцевл: потягивл коктейль у брной стойки. Рядом с ней облокотился н стойку высокий крепкий мужчин в неуместном дорогом костюме, по которому Глеб и узнл Влд.

Снежн сккл вокруг Глеб, чуть придерживя короткую юбку, которя то и дело взлетл вверх. Лицо рскрснелось, волосы рстреплись. Вместе с Муфсой и его друзьями Снежн орл:

-- Я хочу быть железякой словно сионисткий лев!!!

Внезпно брбны смолкли, публик взорвлсь восторженно звопил, Снежн буквльно рухнул н Глеб.

-- Во-первых, пойдем искть мои туфли, -- скзл он, -- во-вторых, я хочу водки.

Через чс они выбрлись нружу. Нюр и Влд кк рз сдились в роскошный "джип-чироки", дожидвшийся в рке нпротив. Зметив Глеб со Снежной, Нюр мхнул рукой: мы поехли, пок.

Глеб и Снежн пошли вниз по переулку.

-- Ты где живешь? -- спросил он.

-- Н Соколе.

-- Понятно.

Н углу Мросейки и Архипов они остновились.

-- Вон тм, -- скзл Глеб, -- нходится сингог. Мои одноклссники туд ходили иногд, но в советское время з это можно было вполне огрести.

-- Я зню, -- кивнул Снежн, -- я же здесь в школе училсь. У меня родители жили в Москве, по сэвовской линии.

Тк, рзговривя, они дошли до Покровских ворот, и Глеб решил, что пор ловить мшину. Н зднем сидении рздолбнной и воняющей бензином "волги" Снежн, переплетя длинные ноги в темных чулкх, здумчиво рссмтривл подол. Глеб нерешительно обнял ее з плечи. Он глянул с любопытством и зшептл н ухо:

-- А ты знешь, что у меня под юбкой? -- и тут же отстрнилсь, дже чуть оттолкнул его, чтобы нслдиться произведенным эффектом. Потом, чуть рздвинув ноги, довольно громко скзл:

-- Ни-че-го.

И схлопнул колени.

-- Кк символ пустоты, понимешь? Пелевин читл? У меня вообще, Глеб, не пизд, совокупность пустотных по своей природе элементов восприятия.

И взглянул победоносно. Глебу стло неуютно. Дело дже не в том, что немногие знкомые женщины использовли это слово не в кчестве фигуры речи, для описния собственного полового оргн. Скорее, он был нпугн тем, что этим вечером все происходит словно помимо его воли: хотел остться в офисе и еще порботть -- и поехл н концерт, д еще окзлся в ткси с девушкой, которя, похоже, имел н него ккие-то виды.

-- Тк что крсивых трусов н мне ты не нйдешь, -- кк ни в чем не бывло продолжл Снежн, -- но иногд это еще и прктично, понимешь? К тому же у меня очень крсивые чулки, -- и он приподнял подол, покзывя кружевную резинку.

Глеб потянулся было, но девушк довольно больно удрил его по пльцм:

-- Я тк не люблю. Я вообще не люблю, когд мне туд что-нибудь кроме хуя суют, -- внезпно он снов скрестил ноги и привлилсь к Глебу. --Знешь, почему? У меня мчех был лесбиянк, и он попытлсь меня изнсиловть.

Он говорил н удивление спокойно -- уже без вызов, без нсмешки. Глеб слушл ее, в который рз з последние недели испытывя деж вю. Н этот рз он вспомнил Тню: он тоже прекрсно умел рсскзывть смые стршные истории из своей жизни тк спокойно, словно попытк изнсиловния -- вполне светскя тем для беседы. Когд они только познкомились, это его очровывло. Теперь, спустя десять лет, кзлось немного смешным и нигрнным.

-- Когд моя мть умерл, мне было пятндцть, -- рсскзывл Снежн. -- Это здесь случилось, в Москве. Мы вернулись в Болгрию, через дв год отец женился н мерикнке, которя рботл не то в "Сне", не то в "Хьюлетт-Пккрде". Ну, и мы втроем уехли в Силиконку, в Клифорнию то есть. Тетк вообще был миля, я дже не срзу понял, в чем дело, пок он подктывть не нчл, когд отц отпрвили в комндировку.

-- Сколько тебе было лет? -- спросил Глеб.

-- Двдцть один, -- ответил Снежн, -- но я, конечно, уже не был девушкой. Кстти, дефлорировл меня русский бойфренд, еще в 89-ом. Он был очень крутой, -- и мечттельно добвил: -- Предствляешь, я первый рз трхлсь под "Все идет по плну".

При воспоминнии об этом Снежн оживилсь и нежно зпел н ккой-то собственный внутренний мотив:

-- Грницы ключ переломлен пополм

А нш дедушк Ленин совсем усох

"Волг" остновилсь. Глеб рсплтился и помог выйти Снежне. Стло зметно, что он сильно пьян. В лифте он прислонилсь к его плечу, продолжя нпевть "... все идет по плну, все идет по плну". Почему-то в голове укнулось: "... но немного нспех" -- и тут же пропло.

В квртире Снежн с интересом огляделсь:

-- Ниче тк, -- скзл он. -- Ты чй приготовишь?

После чя Снежн взбодрилсь. Положив ноги н колени Глебу, он попросил:

-- Сделй мне мссж стоп?

-- Д я не умею, -- скзл он, осторожно трогя ее щиколотки. Зполнявшя мир вт уплотнилсь, когд они приехли к нему домой. Глеб понял, что последний год у него вообще ни рзу не было гостей.

-- Аг, Тони тоже не умел, -- кивнул Снежн. -- З это, видть, Мрселус его и выкинул из окн.

Глеб кивнул, но, подумв, все-тки спросил:

-- Ккой Тони?

-- Рокки Хоррор, -- пояснил Снежн. -- Или ты только в плохом переводе смотрел?

Глеб кивнул.

-- Это пиздец, не перевод, -- продолжл Снежн. -- Особенно мне нрвится некдот про помидоры. Помнишь?

Глеб покчл головой, неуклюже рзминя пльцы Снежны. Сквозь путинку чулк просвечивл черный лк ногтей.

-- Ну, н смом деле, это шутк про семью помидоров и то, что catch up звучит кк "кетчуп". Но первый переводчик не понял и перевел его совершенно генильно. Тип семья, мм, пп и дочк уже с коляской. А пп ей говорит: "Ну что, злетел?". И Ум Турмн грустно тк повторяет "злетел".

Только тут Глеб понял, что речь идет о гнгстерском фильме, который приносил посмотреть Тня, только приехв из Фрнции. Тогд ему еще кзлось, что все у них пойдет кк рньше: вечер перед телевизором, редкие ночи любви, рзговоры и молчние вдвоем.

-- Д, крутое кино, -- скзл он, рдуясь, что слово "крутой" может ознчть что угодно -- от восторг до полного презрения. Честно говоря, он с трудом вспоминл, что происходило в фильме. Д и фильм зпомнил лишь поскольку через несколько дней Тня скзл, что хочет рзвестись и выйти змуж з человек, которого встретил в Приже. Тогд Глеб понял, что боевик с Брюсом Уиллисом -- последний фильм, который они посмотрели вдвоем, и сейчс удивлялся, что это строе -- по московским меркм -- кино еще помнят. Н секунду ему покзлось, что полтор год, которые прошли после Тниной поездки в Приж, в спячку пребывл весь мир, -- и сегодня все смотрят те же фильмы и читют те же книги, что он смотрел и читл дв год нзд.

-- Я срзу понял, что ты от него прешься, когд ты обувь н тнцполе снял.

Снежн выдернул ноги из рук Глеб и встл. Рскчивясь, он зпел, подняв руки нд головой:

They had a hi-fi phono, boy, did they let it blast

Seven hundred little records, all rock, rhythm and jazz

But when the sun went down, the rapid tempo of the music fell

"C'est la vie", say the old folks, it goes to show you never can tell

-- А Трнтино считл, что мужчин не должен поднимть руки выше головы, когд тнцует, -- я в Интернете читл. Это, мол, выглядит слишком женственно. И кждый рз смотрю, кк Трволт с Умой тнцуют, и предствляю, кк Трнтино кричит: "Джон, опусти руки! Ты похож н пидор!"

Он зсмеялсь и пошл в комнту.

-- Предствляешь, в Америке в меня однжды влюбился пидор. Ткой мерикнский пидор, твердых пидорских првил, ни одной женщины у него не было никогд. И вдруг -- оп! Н ккой-то большой тусовке. Потом звонил, приезжл из Сн-Фрнциско, цветы дрил. Очень был трогтельный. Когд узнл, что я хочу пупок проколоть, подрил мне колечко с кмушком.

Он приподнял тонкую вязную кофточку и покзл Глебу проколотый пуп -- н мленьком золотом колечке в смом деле сверкл крохотный лмз.

-- Помогет при минете, сечешь?

Глеб кивнул.

Рсстегивя кофточку, Снежн продолжл ходить по комнте, рссмтривя мебель и книжки н полкх -- учебники по мтемтике и некогд зпретные книги, купленные Глебом в первые годы перестройки. Поселившись здесь, он ни одной дже не рскрыл.

-- У нс в Болгрии тоже были диссиденты, -- сообщил он, рссмтривя черно-белые корешки Солженицын, -- но я про них ничего не зню. Мленькя стрн, слбый пир. Ни одной Нобелевской премии, не то что у вс.

Он скинул кофточку и остлсь в одном кружевном лифчике.

-- Послушй, у тебя есть зеркло?

Немного смущясь, Глеб открыл шкф. Н пол вывлились рубшки и стрые свитер. Хос в моем бгже. Снежн некоторое время постоял, рскчивясь, перед дверцей и, видимо, оствшись довольн, сел н пол.

-- Гнтели, -- скзл он, зглядывя в шкф. -- Ты спортом знимешься?

-- Ну, не тк чтобы очень, -- ответил Глеб. Гнтелями он пользовлся еще реже, чем книгми: последний рз пытлся делть зрядку лет пять нзд.

-- У меня был прекрсный проект инстлляции "ОМ и гири". Номер журнл ОМ, придвленный гирей. Посвящется Пелевину, понимешь?

Глеб кивнул и сел рядом со Снежной. Чтобы не чувствовть себя полным идиотом, приобнял ее и поцеловл в шею. Впрочем, от этого ощущение, будто в происходящем он вовсе не учствует, лишь усилилось.

-- А это обязтельно? -- строго спросил Снежн.

-- Нет, -- честно ответил Глеб.

Тогд Снежн опрокинулсь к нему н колени, подствив губы для поцелуя. Почти срзу зсунул язык ему в рот, но и целовлсь он тк же отстрненно кк рсскзывл о своей мчехе. Он все рвно был где-то длеко, может -- в своем Сн-Фрнциско, своей Софии или Москве десятилетней двности, где девушки теряли девственность под песни про Ленин. Внезпно он подумл, что, может быть, не только его, но и Снежну время от времени мучит чувство своей ненужности этому миру и все, что он делет -- лишь неуклюжя попытк это чувство побороть. Возможно, Снежн ндеется, что пок они целуются, он существует.

Кончив целовться, он поднялсь и рсстегнул юбку.

-- Можешь пододвинуть к зерклу дивн? -- спросил он.

-- Нверное, -- пожл плечми Глеб и, не удержвшись, добвил: -- А это обязтельно?

Снежн повесил юбку и лифчик н спинку стул и, глядя н компьютер, спросил:

-- А у тебя есть CD-ROM?

-- Д, -- недоуменно ответил Глеб.

-- А музыку н нем можно слушть?

-- Вполне. Вот колонки.

-- Тогд двй поствим,-- кк был в одних чулкх, он ушл в прихожую и вернулсь с диском. -- А потом ты доствишь мне орльное удовольствие.

Это тоже из Трнтино, догдлся Глеб. Или из Пелевин.

Знимясь любовью со Снежной Глеб все время думл, что Тня нзвл бы этот секс "интересным". У нее имелось несколько грдций для секс -- и поскольку до Глеб у нее было пр десятков любовников, он выслушл пру десятков историй с выствленной оценкой. Секс мог быть "феерическим", "жестким", "скучным", "плохим" или "интересным". Тк вот, секс со Снежной был именно интересным: он все время придумывл что-то новое -- не столько в облсти кробтики или любовной топологии, сколько в том, что и кк делл. В отличие от всех женщин, которых знл Глеб, -- их, впрочем, было не тк уж много -- он все время болтл, ккую-то ерунду, не то Глебу, не то себе смой. Он хорошо зпомнил, кк лежл н спине, он подпрыгивл н нем, глядя в зеркло н свое отржение и повторяя в ткт движениям колышщейся груди "Zed's dead, baby, Zed's dead". Когд он кончил первый рз, он прошептл ему н ухо все тк же спокойно: "I love you, Honey Bunny", -- и он подумл, что несколько лет в Америке не прошли дром: нглийский нвсегд остлся для Снежны языком секс.

Он лежл н спине, Снежн, лениво перебирл пльцми теребил его член.

-- Ты знешь, -- скзл он, -- Я думю, глиняный пулемет -- это хуй. Потому что когд его нпрвляешь... ну, все исчезет. Особенно когд он стреляет.

Он зсмеялсь, Глеб не стл спршивть, что ткое глиняный пулемет.

-- Смешно, что по-болгрски "хуй" тк и будет "хуй", -- скзл Снежн. -- А оргзм тк и будет "оргзм". У меня в Клифорнии, -- добвил он, -- был приятель-вьетнмец. Тк он говорил, что во вьетнмском нет слов для женского оргзм. Потому что это не тем для беседы. Впрочем, мужской оргзм, кжется, тоже.

Внезпно Снежн вскочил и сделл музыку погромче:

-- О! Вот оно, -- крикнул он. Ств н четвереньки, лицом к зерклу, он прикзл Глебу: -- А теперь трхни меня в жопу.

Он несколько смутился, не припоминя, чтобы его когд-нибудь просили об нльном сексе в ткой форме.

-- Двй быстрей, -- в нетерпении крикнул Снежн, -- то трек кончится, мы не успеем.

Глеб пристроился сзди и нчл медленно и сосредоточенно рскчивться, стрясь попсть в ткт музыке, совершенно не пригодной, с его точки зрения, для знятий любовью.

-- По-моему, -- тяжело дыш говорил Снежн, -- сейчс вообще можно слушть только сундтреки. Вся остльня музык просто сосет. -- Глеб здвиглся сильней и, обернувшись через плечо, он спросил: -- А мог ли ты подумть, когд встретил меня в прихожей н Хрустльном, что через неделю будешь ебть в здницу, кк Мрселус Уоллес?

-- Мне нрвится твоя здниц, -- ответил Глеб, и Снежн, удовлетворенно глядя в зеркло, кивнул:

-- Мне тоже.

Рссветло, когд Снежн его рзбудил. Уже одет, дже нкршен --точно тк же, кк нкнуне вечером.

-- Вызови мне ткси, -- скзл он.

Глеб поплелся к телефону, пытясь вспомнить, кк вызывют ткси, но Снежн, взяв ручку, нписл ему номер н полях вчершней гзеты. А рядом -- несколько букв и цифр.

-- Это проль, -- пояснил он.

-- Для чего? -- спросил Глеб.

-- Хрустль, -- скзл он, -- экс-пи-уй-си-ти-эй-эл. IRCшный кнл. А проль -- чтобы я тебя узнл, когд придешь.

И рядом с пролем нписл: #xpyctal.

Глеб сонно кивнул, не здвя вопросов. Глядя в окно, скзл:

-- Ночь же еще, ты куд?

-- Сил ночи, сил дня -- одинков хуйня, -- згдочно ответил Снежн и, не поцеловв его, ушл, скзв н прощнье: -- Я, может, еще зйду.

Зперев дверь, Глеб подвинул кровть н привычное место и здумчиво уствился в зеркло. Что-то было не тк этой ночью. Он, собственно, тк и не понял, чем же они знимлись. Что ни говори, это не было похоже ни н один сексульный кт в его жизни. Может, он что-то сделл не тк? Может, он просто не кончил или чем-то остлсь недовольн? Д нет, прощлсь вполне нормльно, дже обещл снов зйти. Нверное, ндо будет позвонить, узнть, кк добрлсь.

Он улегся и понюхл подушку, где лежл Снежнин голов. Глеб не ощутил никкого зпх, д и тепл простыни не сохрнили, словно Снежны здесь и не было. Глеб уже нчл зсыпть, когд ззвонил телефон.

"См позвонил", -- подумл Глеб, снимя трубку. Но ошибся.

-- Ты один? -- спросил хорошо знкомый голос, который Глеб никк не ожидл услышть в шесть утр. -- Тогд я к тебе сейчс приеду.

Это был Абрмов.

-- Конечно, -- ответил Глеб. -- А что случилось?

Последний рз они виделись н дне рождения Емели, до того -- вообще год дв нзд.

-- У меня чудовищные неприятности, -- ответил Абрмов. -- Кто-то кинул меня н ббки и подствил н большие деньги. -- И после пузы прибвил: --Прости, что влмывюсь. Но у тебя меня точно не будут искть.

Глв пятя

В офисе Глеб первым делом пробежлся по любимым ссылкм. Это быстро вошло в привычку: окзлось, бродить по Интернету тк же приятно, кк лежть н дивне. Если б домшний компьютер был подключен к Сети, эти полтор год Глеб провел бы перед экрном. Все лучше телевизор: хотя бы потому, что можно чсми серфить, не нходя ни единого упоминния о выборх и о том, что Ельцин -- нш президент. Но все рвно н выходе -- впустую потрченное время, презрение к себе, желние не двигться с мест и никуд не выходить.

Арсен еще не выложил новый выпуск "Вечерних нетей", зто неожиднно обновились "Мрусины русы". Кк обычно, речь шл о Тиме Шврцере:

"Тим Шврцер, ныне великий русский веб-дизйнер, когд-то сделл себе крьеру н том, что совсем не походил н русского. Когд в пуловере с эмблемой Грврд он приходил к своим первым зкзчикм и с легким кцентом предствлялся кк "репрезенттив Tim Shwartzer Group", дже смые прожженные бизнесмены видели в нем экспт, ннятого н рботу крутой зпдной студией. Ндо отдть ему должное -- он никогд не врл прямо. Нпример, не говорил, что окончил Грврд, просто мельком упоминл, что "вернулся из Грврд всего полгод нзд и еще не очень освоился в Москве". Обычно не прибвляя, что в Грврде пробыл всего месяц, д и то в гостях у одноклссник."

Похоже, Глеб знл этого одноклссник -- по крйней мере, мог знть. Тим зкончил девяносто седьмую школу и, несмотря н рзницу в пять лет, Глеб неплохо предствлял себе его клсс. Кто же из них теперь в Грврде?

Похоже, сегодняшний выпуск посвящен одному Шврцеру. Мш Русин вспомнил и фльшивые портфолио с зкзми от вымышленных фирм, и нполеоновские плны покорения офф-лйнового мир. Звершлсь рус следующим пссжем:

"И это будут те же яйц, только в профиль: липовое портфолио, обучение профессии н коммерческих зкзх, понты и дилетнтство в прллели. И ндо вм скзть, дорогой читтель, прктик покзывет, что это нпрочь првильный способ действий.

Через 2-3 год студия будет делть вполне приличный книжный дизйн, зрбтывть н этом ббки. А что по ходу дел они кинут десяток клиентов, вприв им неведомо что, -- тк об этом клиенты никогд и не догдются.

Ткя эпох. Рулит не кчество, рулят понты.

Конечно, з это мы ншу эпоху и любим. З то, что любой может стть крутым н 15 минут. Но тут имеются свои побочные эффекты. Нпример, я до сих пор сплю голя под льняным одеялом производств 1896 год. Почти без серьезных потертостей. Летом под ним прохлдно, зимой -- тепло. Любой человек зстрелился бы сейчс з ткое кчество ткни (ну, и з то, чтобы спть со мной, -- но об этом в другой рз).

Однко ткого кчеств уже не бывет. Кчество пдет, понты рстут.

И Тим Шврцер добьется успех н рынке книжного дизйн, помяните мое слово.

Пипл в последнее время не просто хвет -- жрет."

-- Д, серьезный незд, -- скзл Бен, прочитв финл из-з плеч Глеб, -- очень круто.

-- З что он его тк?

-- Не зню, -- улыбнулся Бен. -- Я, прежде всего, думю, это не он, он. Спит голя под льняным одеялом, и все мечтют под него злезть -- ясно же, что мужик писл, рзвлеклся. Вообще, в Сети есть твердое првило: чем сексульней девушк, тем больше шнсов, что он -- мужик.

-- По-моему, -- откликнулся от своего компьютер Андрей, -- это все невжно. Я бы ввел првило "презумпции виртульности": мы должны верить тому, что виртульный персонж о себе говорит, до тех пор, пок не узнем иного. Тогд Мш Русин -- тип девушк 25 лет, Мй Ивнович Мухин --русский пенсионер, живущий в Эстонии, Леня Делицын -- русский сейсмолог, рботющий в Мссчусетсе.

-- В Висконсине, -- попрвил Бен.

-- Д, в Висконсине. И лишь когд к нм в офис зявится тип здоровый мбл с бородой до пуп и скжет, что Мруся -- это он, мы кк бы сможем подвергнуть сомнению ее существовние.

В дверном проеме появилсь бритя голов Шврцер. Судя по всему, он и побрился только для того, чтобы придть себе дизйнерскую звершенность.

-- Ты мне скжи, -- обртился он к Андрею, -- мы будем сегодня рботть или нет? У меня просто встреч в министерстве через дв чс.

Взгляд Тим упл н экрн Глебов компьютер, и лицо его искзилось, словно по монитору прошл рябь, кк от перепд нпряжения.

-- Ты посмотри, , -- скзл он. -- Опять эт брышня. Видимо, я не зметил ее зигрывний.

-- А он зигрывл? -- спросил Бен. -- Круто.

-- Прикинь см, -- ответил Шврцер, -- я думю, это рбот конкурентов. Подумй, кому еще ткое может быть выгодно? Я, нверное, попрошу крышу ккого-нибудь зкзчик с ней рзобрться. Мешет рботть.

Чтобы не смущть Шврцер, Глеб нжл Alt-Tab и вызвл окно Фотошоп с зготовкой для дизйн сйт. Брезгливое выржение не покинуло лиц знменитого дизйнер. Глянув н рботу Глеб, он буркнул:

-- Это еще что з говно? -- и вышел.

-- Не бери в голову, -- скзл Бен, -- это он всегд тк говорит. Прискзк у него ткя.

Все перешли в большую комнту. В честь совещния стол освободили от бумжек и мусор. Шневич сидел в большом кресле и рзговривл с Арсеном. Увидев Андрея, скзл:

-- Ты нм чю не принесешь?

-- Сейчс, -- ответил Андрей, но Тим перебил:

-- Ты чего? Смотри, ты же глвный редктор. Ты не должен бегть з чем. Попроси Нюру.

-- Он приболел сегодня, -- ответил Андрей. -- И я тип не вижу ничего ззорного в том, чтобы смому сходить з чем.

-- Пойми, мы все -- свои ребят. Но едв мы нчинем это дело, ты должен построить между нми стену. Они все, -- Тим кивнул н Бен и Глеб, -- будут рботть, только если почувствуют в тебе нстоящую силу. Это кк н выборх: победить может только нстоящий хризмтик.

-- Короче, я схожу, -- скзл Глеб.

Н кухне он зстл Осю, Муфсу и Снежну. Муфс только збил косяк и кк рз прикуривл.

-- Нркотики, -- говорил Ося, по обыкновению рзмхивя рукми, -- это не нш путь. У нс, русских, есть трдиционные слвянские психоделики. Нпример, брг и пиво. Нркотики же сегодня есть гент влияния Зпд, диверсия обществ спекткля в скрльное тело России.

Сегодня его бород рстреплсь больше обычного. Из рсстегнутой флнелевую рубшки выглядывл портрет ккого-то человек н футболке, бородтого и нечесного, кк см Ося.

-- А трв? -- спросил Глеб, зтягивясь.

-- Дже трв, -- убежденно скзл Ося. -- Я верю, что где-нибудь н Ямйке или, не зню, в Азии трв по-нстоящему чистое, блгое деяние. Но скжи -- ты ее см вырстил?

-- Нет, -- ответил Муфс. -- У брыги взял.

-- О том я и говорю, -- кивнул Ося. -- Первое поколение русской психоделической не понимло, ккую вызовет волну коммерцилизции нркотиков. Поэтому следует добивться полной леглизции, чтобы кждый мог см себе вырстить трву, не опсясь ментов. А пок идеологически вообще не следует их употреблять. -- С этими словми он взял у Глеб косяк и продолжл: -- Но, с другой стороны, поскольку я осознл мехнизм, я могу и потреблять. Скжем, кк дзен-буддист может есть рыбу. Или кк блицкриг финнсировлся еврейским золотом.

И Ося с удовольствием зтянулся.

-- Я понял, -- скзл Снежн. -- В "Плп фикшн" Трволт потому жхется герычем, что у него тоже осознние.

-- Герыч, -- переводя дыхние скзл Ося, -- это же для дебилов. Тех, кто употребляет героин, ндо лишить гржднских прв, кк рбов и женщин в строй Америке. При этом герыч тоже ндо леглизовть -- чтобы вся мрзь см себя потрвил. Еврзийский вринт строй доброй нцистской евгеники.

Они добили косяк, и Глеб попросил Осю помочь отнести чй в большую комнту. Взяв две чшки, Ося скзл "зпретить ндо только лкоголь и тбк" и пошел в комнту, где обсуждение уже было в смом рзгре:

-- Поймите, -- говорил Тим, -- для рскрутки есть прекрсный ход: премия. Ндо выдумть премию, которую нш журнл будет вручть лучшим сйтм. Н смом деле, это будет ознчть, что лучшие сйты бесплтно вешют нш логотип, который ведет прямо н ншу морду.

Глеб поствил чшки н стол и увидел, что свободных стульев больше нет. Пришлось оседлть большой резиновый шр, неясно откуд взявшийся в комнте. Некоторое время рссмтривл квер от укцыоновского "Кк я стл предтелем", но потом сосредоточился.

-- Меня, -- говорил Андрей, -- больше волнуют идеологические моменты. Ведь что ткое Интернет? Это, по своей сути, кк бы новое скрльное прострнство, в противовес обычному, профнному, офф-лйновому. Неслучйно умершие вечно живы в Интернете... или тип того. И, мне кжется, одн из здч журнл -- тип способствовть осозннию этого фкт, фкт скрльности. Нормльно?

-- Он прв, -- скзл Ося, почесывя бороду. -- Я н днях то же смое читл у Дугин. Скрлизция вообще должн быть ншей еврзийской целью -- в днном случе скрлизция Интернет.

-- Скрлизция -- это круто, -- скзл Бен, -- вот если бы ты делл журнл про свиноводство, ты бы и свиноводство скрлизировл?

-- Конечно, -- кивнул Ося, -- я бы вне сомнения скрлизировл свиноводство. Хомский писл по схожему поводу...

-- Я бы, отец, тогд вышел из редколлегии, -- перебил его Арсен. -- По религиозным сообржениям.

-- Ты, кстти, скоро возврщешься в Обетовнную? -- спросил Шневич.

-- Недели через две, нверное, -- пожл плечми Арсен. -- Я вот, кстти, двно хотел спросить тебя, Илья, кк мы это будем?.. -- И он сделл пльцми жест, словно пересчитывл купюры, отсутствие которых тк волновло его сейчс.

"Мсонский знк", -- подумл Глеб, чувствуя, что трв зцепил. Он курил всего третий рз в жизни, и потому збытое ощущение снов нпомнило ему о Тне.

-- Рельно, -- ответил Шневич, -- у меня есть нчльные деньги.

-- А потом подключим Крутицкого, -- скзл Бен, -- он кк рз сильно Интернетом увлекся. Илья говорил, Крутицкий собирется инвестировть полсотню штук примерно в Тимову студию. Чсть денег можно перекинуть н журнл. И будет нм нш русский Wired.

-- Ну, Wired мы уже тип переросли, -- скзл Андрей.

-- Двй ты будешь поменьше трепть, -- скзл Тим Бену. -- Я понимю, мы все вместе рботем, но... мы пок с Влдом ничего не подписли, тк что все еще может нкрыться.

Глеб понял, что потерял нить беседы. Больше всего его знимло, кк бы не свлиться с шр. З спиной словно рскрывлсь неприятня пропсть. "Из Африки он, что ли, эту трву привез?" подумл Глеб.

-- Послушйте, -- скзл Андрей, -- мы тип должны решить еще один вопрос: кк мы нзовем нш журнл?

-- Глвное, чтоб не было слов "Интернет", -- скзл Шневич, -- все эти "Мир Интернет", "Плнет Интернет", "Глктик Интернет" ндоели хуже горькой редьки.

-- Двйте нзовем просто "Интернет", -- предложил Глеб, решив, что ндо хоть что-то скзть.

Н него посмотрели тк, что он срзу понял: все догдлись, что он обкурился.

-- Я предлгю "Хрустль", -- скзл Бен, -- во-первых, потому что Хрустльный -- он и есть Хрустльный, во-вторых, потому что нзвние вообще невжно, оно просто должно стть крутым брэндом.

-- И в-третьих, -- подхвтил Андрей, -- в этом есть кк бы эзотерические коннотции: хрустльный шр, предскзния будущего, весь этот нью-эйдж.

При слове "будущее" Глеб внезпно понял, отчего кружится голов. У него н глзх нчинлсь новя эпох. Будто он слышл, кк Глич пишет "Леночку" или Высоцкий - "Ттуировку". Или, скжем, смотрит через плечо Глу, когд тот нбрсывет основы теории групп. Никто из собрвшихся об этом не говорил, но все понимли: все, что случится в русском Интернете, будет теперь делиться н "до "Хрустля"" и "после "Хрустля"".

-- А писть его, отец, ндо вот тк, -- скзл Арсен и нписл: KHRUSTAL. -- Тут есть Ru, дже RUS есть, стрнное сочетние KH, и домен срзу ясен.

-- И еще есть Стлин, -- скзл Ося. -- И это очень првильно для нс, еврзийцев.

-- А чтобы было ясно, о чем речь, -- скзл Шневич, -- нзвть его ндо KHRUSTAL.Ru.

Дльше Глеб помнил смутно: Андрей рисовл н бумжке схемы со стрелочкми -- структуру будущего журнл. По обкурке понять это было просто невозможно, и Глеб прикидывл, кк будет выглядеть логотип. Нписл слово "хрустль" по-русски и в нглийской трнскрипции, вспомнив, что скзл утром Снежн, приписл к словм khrustal и "хрустль" их смесь -- xpyctal.

-- Смотри, -- объяснял он после совещния Андрею, -- вот можно сделть буквы ткими округлыми, будто из шров. А еще можно использовть эффекты в CorelDraw и сделть их ткими... ну, я сейчс покжу.

Глеб уже пошел к компьютеру, но Андрей его удержл.

-- Подожди, -- скзл он, -- ты мне скжи, это что ткое?

Его плец укзывл н последнее слово.

-- А, это... -- протянул Глеб. -- Это просто тк, я думл, кк можно лтиницей...

Шневич, который тихо беседовл с Арсеном, неожиднно хлопнул Глеб по плечу:

-- Не стесняйся, прень, со всеми бывет!

-- С тобой тоже? -- изумился Андрей.

-- Ну уж нет. Мне кк-то и без Снежны есть чем себя рзвлечь. И вообще, должны же быть в Интернете мест, куд я не хожу. Что я, в кждой бочке зтычк?

-- Ты скзл, отец, -- зсмеялся Арсен.

-- Ребят, вы объясните... -- нчл было Глеб, но внезпно смех кк по комнде смолк. Глеб обернулся: в дверях стоял Снежн с телефонной трубкой в руке. Глядя н Арсен, Снежн скзл:

-- Это тебя, Глеб.

Глеб извинился и взял трубку.

-- Алло.

-- Привет, это Оксн, -- услышл он. -- Не узнешь?

-- Узню, конечно, -- ответил Глеб. Сегодня прямо ккой-то день встречи выпускников. -- Ты что, в Москве?

-- Я звтр улетю. Извини, что в последний момент.

-- А откуд у тебя номер? -- сообрзил Глеб.

-- Мне Емеля дл, -- скзл Оксн. -- Я с ним виделсь неделю нзд. Он процветет.

Глв шестя

Дел обстояли хуже некуд. Это Емеля понял уже н следующее утро, но дв дня прошло в попыткх убедить себя, что можно отыгрть нзд или хотя бы оттянуть неизбежное. Он пытлся связться с Крутицким или уговорить зкзчик подождть еще пру дней -- тщетно. Ндежды не было; не только Емеле, но и всем в офисе было ясно, что это конец. Деньги исчезли. В одном из звеньев хитроумной цепочки, выстроенной Абрмовым, случился сбой --невжно, случйный или нмеренный. И теперь, вместо комиссионных, н которые они рссчитывли, н фирме повисл долг в полмиллион доллров -сумм, для небольшой компнии вроде "Лямбды плюс" невообрзимя. Будь Абрмов в офисе, он бы добрлся до Крутицкого и понял, что происходит н смом деле. Но сотовый Абрмов молчл, и липкий стрх постепенно зтоплял Емелин живот, точно фнтстичеескя кпля из строго фильм, что росл и росл, пок не поглотил весь мир.

К вечеру третьего дня пришло спокойствие. Емеля знл, что скрыть случившееся не удлось. Когд вернется Абрмов, ндо будет рзбирться с долгом -- пок можно только рдовться, что ни Ирки, ни Кости с Емелей нет: он слишком хорошо помнил истории о людях, спешщих выбить долг быстро и бессмысленно, не двя должникм возможность его отрботть.

Н всякий случй он вчер достл из сейф пистолет, купленный ими с Абрмовым еще в коопертивные годы. Птроны влялись дом н нтресолях, вечером он их достл и зрядил оружие, которым толком и пользовться не умел. Когд рукоятк пистолет легл в лдонь, Емеля неожиднно обрдовлся. По крйней мере, если они придут, он их встретит с оружием в рукх. Смешня мльчишескя рдость тридцтилетнего мужчины, в детстве посмотревшего все гэдээровские фильмы с Гойко Митичем и все фрнцузские -- с Аленом Делоном. Кк они пели в школе, "и тяжелый АКМ нперевес". А еще: "я и верный мой друг крбин". Емеля взвел курок и прицелился в зеркло, скзв себе: "Еще не вечер, друг, еще не вечер".

Вместе с птронми он ншел н нтресолях льбом выпускного клсс --кожный, с эмблемой пятой школы н обложке. Влерк Вольфсон тогд еще пошутил, что лучше бы золотом нписли "КУРЯНЬ -- ДРЯНЬ", неглсный девиз их школы, проклятие Курянникову, директору, которого прислли из РОНО после чудовищного погром 1972 год. Ни Вольфсон, ни Емеля никогд не видели вышедшего н пенсию Куряня, но твердо знли: когд Высоцкий поет, что в общественном прижском тулете есть ндписи н русском языке, он имеет в виду именно эту ндпись. Во всяком случе, тк говорили выпускники, побыввшие в Приже.

Альм мтер, льм мтер. Вот они все, по лфвиту. В лыжных курточкх щенят и всего одн смерть. Все 35, точнее 36 человек. Виктор Абрмов -- еще в очкх, не в линзх, с лицом типичного умник, отличник-хулигн, клссического персонж мтшкольного фольклор. Глеб Аникеев, уже полнеющий, с полуулыбкой, тогд кзвшейся нгловтой, сегодня -- скорее, нерешительной. Влер Вольфсон, нпротив, улыбется широко, словно знет, что через десять лет окжется в Америке, где положено улыбться. Феликс Ляхов, единственный из всей компнии, кто уже тогд выглядел мужчиной, мужиком, с прищуром и вполне зметными усикми. Светк Лунев, еще не рстолстевшя после двух детей, но с тем же видом -- не то погружен в себя, не то просто дурочк. Ирк -- довольня, улыбчивя, т, ккой он ее и полюбил через три год, встретив первого сентября в школе. Оксн --сосредоточення, здумчивя брюнетк, в которую он был влюблен в седьмом клссе, когд они все только собрлись. Он кзлсь ему ромнтической героиней, но к десятому клссу это прошло: Мрин вытеснил из его сердц всех женщин -- и ндолго. А вот и он см, Миш Емельянов, простодушно рдостный, явно не подозревющий, что через дюжину лет будет рссмтривть этот льбом, чтобы не думть о долге в полмиллион доллров. Д скжи кто тогд -- он бы только рссмеялся. Откуд полмиллион, когд и 20 копеек н мороженое не нйти. Мрин Црев, первя крсвиц. Кто бы мог подумть, что все тк обернется... через столько-то лет.

В конце концов, они окзлись в одной постели. Это был не второй рз и дже не пятый. Случилось кк-то смо: Емеля обнял ее в прихожей, он подствил губы, через три минуты, когд его руки уже нщупывли у нее под кофточкой зстежку лифчик, скзл: "Я только снчл в душ схожу".

Эт деловитость его удивил, но он тут же подумл: нверняк он опытнее его: вышл змуж, рзвелсь, десять лет см воспитывл сын... вряд ли жил моншкой. Михил вспомнил рсскзы о том, н что приходится идти безрботным девушкм. Ндо ндеяться, для должности оперционистки ей не пришлось ложиться под линейного менеджер бнк, тем более, он и прорботл тм всего ничего: отделение зкрыли, и Емеле смому пришлось зново устривть Мрину н рботу. Но все рвно, сейчс он стоит в прихожей, с бьющимся сердцем и нпрягшимся членом, и чувствует, кк его потряхивет, словно это -- первый рз, словно он еще мльчик, не мужчин, у которого сыну -- шесть лет.

Мрин вышл, зкутння в большое Костино полотенце, и срзу пошл в спльню, кивнув Емеле н внную: мол, теперь твоя очередь. Емеле стло стыдно, что он дже постель не сменил. Кк же они будут знимться сексом н простынях, где всего дв дня нзд спл Ирк?

Потом, снов и снов вспоминя эту ночь, он говорил себе, что это был не секс, это был -- впервые з много лет -- кт любви. Никого он не любил, кк Мрину той ночью -- потому что сквозь морщины н лице, сквозь жировые склдки н теле, сквозь увядшую кожу пробивлсь т девочк, которую он вдруг увидел н большой перемене в девятом клссе и здохнулся, кк ему кзлось, рз и нвсегд. В этом кте любви триндцть лет ннигилировли, д и они двое исчезли, словно две элементрные чстицы.

Эт ночь окзлсь для Емели смой вжной в его жизни. Несколько дней спустя он в мшине ткнул в мгнитолу струю кэспэшную кссету, и покойный Визбор зпел про тот ручей у янтрной сосны, и Емеля срзу все понял. Для него эт ночь стл тем смым кусочком огня, тем местом, где Мрин, его лесное солнышко, всегд будет его ждть, что бы ни случилось. Местом, где они об нстоящие, и нет ни прожитых лет, ни прошлого, ни будущего.

Ззвонил телефон. Это должн быть Мрин, Емеля был уверен, потому что, глядя н ее фотогрфию, словно пытлся ее вызвть. Все эти дни Мринин домшний телефон молчл, вчер, когд он зстл ее н рботе, он скзл, что сейчс не может говорить и перезвонит позднее. Сегодня же Мрины в офисе просто не было.

Емеля снял трубку. Незнкомый мужской голос скзл:

-- Михил Емельянов?

-- Д, -- ответил Михил. Голос не предвещл ничего хорошего.

-- Не ндо держть нс з лохов. Думешь, отпрвил сын к ббке и всех кинул?

-- Я не понимю...

-- Все ты, блядь, понимешь. Поллимон грин з тобой, понял? У тебя есть сутки. Подпислся -- отвечй з бзр.

Короткие гудки. Емеля уронил трубку н рычг. Только сейчс он понял: то, что он принял з спокойствие, н смом деле -- безрзличие, холодное, гнилое отчяние человек, который больше ни н что не ндеется. Мрин, почему ты мне не позвонил, подумл он. Ндо бежть, спсть сын, что-то делть, но нет ни решимости, ни сил. Он взвел курок, положил пистолет н стол и перевернул две чистые стрницы. Мрин, кк всегд, шл последней и лишь потом, отдельно ото всех, -- любительскя фотогрфия Леши Чковского. В узорной тени деревьев он прикрывл лдонью глз, словно хотел спрятться от близкого и неизбежного будущего.

Емеля вдруг понял, что делть. И не было судьбы у нс другой, почему-то вспомнил он и нбрл номер ВэЭн.

-- Влдлен Николевич, -- скзл он, -- это Михил Емельянов из "Лямбды плюс".

-- Я вс слушю.

-- Мне тут несколько минут нзд звонили вши люди. Они угрожли моему ребенку и моим родным...

-- Я вс не понимю, -- очень спокойно скзл ВэЭн. -- Я думю, вы что-то путете.

-- Дослушйте меня! -- зкричл Емеля. -- Дело дже не в том, что у меня нет тких денег, хотя их у меня действительно нет. Но я просто не позволю угрожть моим близким!

-- Это, вероятно, ккое-то недорзумение, Михил. Я никому не угрожю, -- скзл ВН. -- И вы, конечно, не должны позволять угрожть Вшим близким. И поэтому вы собиретесь отдть деньги, тк?

-- Я не могу отдть деньги, но я могу сделть кое-что другое, --прошептл Емеля.

-- И что же? -- В голосе ВэЭн звучл легкя устлость человек, который много рз вел подобные беседы и знл их бесплодность.

-- А вот что, -- быстро, стрясь не думть, Емеля сунул дуло в рот и нжл н спуск.

Сгустки крови полетели Чку в черно-белое лицо.

Глв седьмя

-- Очень трогтельно, что в Москве еще встречются н кухнях, --скзл Оксн, устривясь поудобней. Стрнно, подумл Глеб, полтор год никто не зходил, вчер н этом же стуле сидел Снежн и просил о мссже стоп.

-- А где встречются в Нью-Йорке? -- спросил Глеб.

З пять лет, что они не виделись, Оксн почти не изменилсь. Рзве что слегк повзрослел, движения менее порывисты, между бровями пролегл вертикльня морщин. Последний месяц прошлое нктывло приливной волной, и Глеб уже готов был звтр получить мыло от Вольфсон. Или, хуже того, от Чк.

-- В Нью-Йорке? -- переспросил Оксн. -- Тм же, где в Берлине и вообще везде -- в городе. В кфе, в ресторнх, в клубх... кто кк любит.

Он уехл еще в девяностом, вместе с мужем Аликом Шпиро. В Изриле, к собственному удивлению, стремительно рзвелсь, н одно лето вернулсь в Москву, потом перебрлсь в Гермнию. Тм поступил в ккую-то школу фотогрфии, получив в результте если не диплом, то знкомство со вторым мужем, мерикнским фотогрфом Гэри Эфроном, который и увез ее к себе в Бруклин.

-- Не жлеешь, что уехл? -- спросил Глеб.

Оксн пожл плечми.

-- Все спршивют, -- скзл он. -- Можно подумть, вы остлись.

Глеб кивнул. См он уехл срзу после школы, встретив Тню. Студентк выпускного курс МАРХИ быстро зствил его збыть комфортный зповедник московских мтшкол. Ее подруги прилюдно мерились, у кого больше грудь, рдостно обсуждли, кто с кем спл, рзличли оттенки цветов, не языки прогрммировния. Ему тогд кзлось -- это нстоящя жизнь. Сейчс и он зкончилсь; окзлось, Тнин мир и мир пятой школы -- рвно ненстоящие: об исчезли, словно их и не бывло никогд. Рзве что Снежн немного нпоминл Тниных подруг, но для Глеб он -- словно тень н стекле: смутня и прозрчня.

-- Мы все изменились, -- скзл он.

-- Д, -- соглсилсь Оксн. -- И, знешь, я счстлив, что уехл. Познкомилсь с Гэри, кучей других людей... ты знешь, я понял, что никогд не любил мтшкольных мльчиков.

-- Для меня всегд было згдкой, кк ты к нм вообще попл, -- скзл Глеб. -- Ты ведь и мтемтику никогд не любил.

-- Родители считли, что это хорошя школ, -- пожл плечми Оксн. -- Ну, в общем, они окзлись првы. Но в мтемтике я, конечно, ничего не смыслил. Я, нверное, единствення выпускниц пятой школы, которя с треском пролетел н мехмте не по пятой грфе, по причине полного невежеств.

Совпдение номер школы и грфы "нционльность" в советском пспорте всегд было темой шуток. Вспоминли, что одной из официльных причин погром 1972 год нзывли "однородный нционльный и клссовый соств учителей и учщихся". Можно скзть, объект гордости пятишкольников: они свысок смотрели н выпускников 97-ой, нзыввших себя, кстти, "девяностосемитми". Говорили, что известный некдот ("Кк вш фмилия?" -- "Рбинович." -- "Я вижу, что вы рбинович, я спршивю вшу фмилию."), -- рельный рзговор одного учителя с новой ученицей.

Впрочем, когд в пятой школе учился Глеб, это уже было скорее легендой: евреев в клссе было, конечно, много, но никк не больше трети -- дже если учитывть дробные доли. Одноклссники любили считть -- и потому кждый из выпускников отлично помнил, сколько у кждого из них еврейской крови: в Вольфсон -- четверть, у Абрмов -- половин. Глеб всегд говорил, что у него -- четверть, но уже после школы выяснил, что в действительности -- ни кпли, и его ббушк, Нтлья Исковн, н смом деле, был из строверов.

-- Я только в Гермнии понял, до чего устл от бесконечных прогрммистов, -- продолжл Оксн. -- Знешь историю, кк Алик, еще когд з мной ухживл, позвл меня в гости к Якимовичу?

Глеб покчл головой. Алик учился вместе с Оксной в Керосинке, куд поступли те, кто пролетл в МГУ. Узнв о переезде Оксны в Нью-Йорк, Глеб срзу подумл о симметрии ее судьбы: из кждого институт он выходил с новым мужем, и тот увозил ее н родину предков. Следуя этой логике, Оксн должн рзвестись со своим Гэри -- но, похоже, дльше Нью-Йорк двигться уже некуд.

-- Я срзу скзл, что не пойду, потому что они тм будут только о компьютерх говорить. Алик поклялся, что возьмет со всех слово: при мне --ни звук о прогрммировнии и обо всем тком прочем. И вот вхожу я в комнту -и повисет тяжеля пуз. Видимо, они и впрямь Алику пообещли, теперь всем неловко, потому что я посреди рзговор вошл. И тут Якимович, чтобы спсти ситуцию, неуверенно нчинет: "У нс тут в отделе новя лборнтк появилсь. Молоденькя совсем. И кк-то вечером, все уже ушли, достю я бутылочку крсненького, рзливю, мы с ней нчинем выпивть, потом, когд он уже встет и собирется уходить, я тк ккуртно прислоняю ее к стойке винчестер..." И тут всккивет Ген: "Постой! Ккя тм у вс стойк?"

Глеб рссмеялся.

-- Н смом деле, это тестовя история, -- пояснил Оксн. --Нстоящие прогрммисты обычно оживляются и нчинют мне объяснять, что это должн быть не стойк винчестер, стойк процессор. Или ноборот, потому что я всегд путю.

-- Д я никкой не прогрммист, -- вздохнул Глеб. -- Дже диплом по солитонм писл.

Интересно, подумл он, помню я сейчс, что ткое эти солитоны? Кк тм было у Бродского: чтобы збыть одну жизнь, нужн кк минимум другя. Другя жизнь -- это с Тней, и ее он прожил. Вероятно, лишь когд зкончится другя жизнь, можно вспомнить первую. Тк теперь и случилось.

-- А ты думешь, Зюгнов может победить н выборх? -- спросил Оксн

-- Шутишь? -- ответил Глеб. -- Посмотри, что по телику творится. С этим покончено. Ты скжи лучше, кого из ребят видел?

-- Д почти никого, -- ответил Оксн. -- Я все больше с ребенком н дче сидел. Вот Мишку, Ирку, Абрмов и Светку Луневу видел, блго, они вместе рботют... Феликс еще -- тк почти никого.

-- И кк они?

Оксн пожл плечми.

-- Нормльно. Мло изменились. Приятно, что они кк-то ншли себе нишу в совке.

Слово "совок" никто не говорил уже лет пять, и Глеб про себя отметил, что Оксн тоже мло изменилсь. Живя в Москве Глеб, нверное, видел одноклссников реже, чем незжвшя сюд Оксн. По большому счету, это неслучйно: он уже десять лет нзд знл, что им не о чем говорить. Он слишком стрлся походить н Тниных друзей и не мог позволить себе возврщться к тому, что остлось длеко позди. Впрочем, теперь следует признть, что силы потрчены зря: встречя стрых приятелей или дже не знкомых рньше мтшкольников, вроде Оси, Глеб чувствовл, будто вернулся домой. Немного грустное возврщение человек, который понял, что мло приспособлен для жизни в других местх. Нечто подобное, вероятно, испытл бы Оксн, рептриируйся он в Москву.

-- Было приятно их повидть, -- продолжл он. -- Особенно Емелю. Он был ккой-то очень светлый. Вспоминл, кк мы вместе учились.

-- Было дело, -- кивнул Глеб. Ему тоже было что вспомнить.

-- Он, кстти, недвно Мринку Цреву встретил. Он тебе не рсскзывл?

-- Нет.

Глеб нпрягся. Суток не прошло, кк Витя скзл: "Это все из-з Мринки Цревой", -- и снов это изрядно позбытое имя. Первя крсвиц клсс, исчезнувшя, по словм Феликс, срзу после выпуск, -- почти кк Глеб.

-- У меня было ощущение, что между ними что-то есть... мне покзлось, неслучйно он мне рсскзл, когд все из комнты вышли.

-- Думешь?

Вот стрнно. Никогд бы не подумл, что одноклссники могут зводить любовниц и друг другу изменять. Почему-то всегд кзлось, что для них секс до сих пор -- скорее тем для шуток, чем рельное действие. Глеб вспомнил, кк много они шутили в школе о сексе... почти всегд о сексе. Тк могут шутить только подростки, видевшие голых женщин лишь н репродукциях кртин из Эрмитж.

-- Я не зню. Вы же все в нее были тогд влюблены.

-- Ну, только не я, -- покчл головой Глеб. -- Ну, Чк, Абрмов, Вольфсон... кк, кстти, он поживет?

-- Не зню, -- кк-то рздрженно ответил Оксн. -- Почему вы все думете, что если мы об живем в Америке, то общемся друг с другом больше, чем вы с нми? Между нми четыре чс лет и три чс рзницы. Впрочем, сейчс я специльно взял билет через Сн-Фрнциско, чтобы с ним повидться.

-- Привет ему передвй, -- скзл Глеб, и тут ззвонил телефон. Феликс, еще один их одноклссник, которого Глеб видел рз в год.

-- Привет, Железный, -- скзл Глеб. -- У меня Оксн кк рз сидит.

-- Он уже знет? -- спросил Феликс мрчно.

-- О чем?

Что-то срзу нвлилось, что-то было в голосе Феликс, отчего позбытое ощущение вты в воздухе н секунду опять вернулось. Серой, вязкой вты, зполнявшей кухню -- дже лиц Оксны не рзглядеть.

-- Что Мишк Емельянов вчер вечером зстрелился.

Сквозь вту Глеб вышел из кухни, волоч з собой длинный телефонный шнур.

-- Ты что?

-- Никто не знет, в чем дело, -- продолжл Феликс. -- Ирк в истерике, Абрмов никто не может нйти. Похоже, у них тм неприятности в конторе.

-- Боже мой, боже мой, -- мехнически повторял Глеб. Перед глзми возникл женщин, что цеплялсь рукми з гроб и кричл: "Деточк мой, деточк!" -- поверх этой кртины, точно в внгрдном фильме, -- утреннее лицо Абрмов, ккое-то посеревшее от стрх.

-- Короче, похороны послезвтр, в дв.

-- Д, я приду.

Он хотел спросить, звонил ли Феликс Мринке, но не успел: тот уже повесил трубку. Глеб вернулся н кухню. Лучше всего сейчс выгнть бы Оксну и лечь спть.

-- Что случилось? -- спросил Оксн.

-- Ты когд уезжешь? -- спросил он.

-- Звтр.

Д, подумл Глеб, я тогд не скжу. Нпишу утром Вольфсону, пускй он ей в Сн-Фрнциско скжет. Пусть Оксн улетит из России с легким сердцем. Может, это млодушие, но Глеб не мог скзть сейчс о Емелиной смерти.

-- Жлко, что тк нендолго. -- Он вздохнул и скзл то, н что не мог решиться весь вечер: -- А помнишь, кк мы тнцевли после выпускного?

-- Помню, -- Оксн улыбнулсь. -- Хотя довольно смутно уже. Я был в тебя немножко влюблен.

Глеб посмотрел в окно. В сгустившихся летних сумеркх рздвлись пьяные голос подростков: они бухли н детской площдке.

-- Я был в тебя очень влюблен, -- скзл он. -- Может, сильнее, чем в кого-либо. Кроме, нверное, моей жены.

-- Ну, прости тогд, -- ответил Оксн.

-- З что?

-- Что все тк вышло. Если б мне было не шестндцть, двдцть, я бы тебе хоть дл.

Он посмотрел ему прямо в глз, и Глеб вдруг понял, что сейчс этого не хочет. Дети, когд-то любившие друг друг, умерли тк же бесповоротно, кк Леш Чковский или Миш Емельянов. Никкой сексульный кт их не воскресит.

-- Мтшкольные мльчики и девочки, -- продолжил Оксн, -- в школе не трхются.

-- Почему? -- спросил Глеб. Грусть, почти непереносимя в своей мтерильности, сгустилсь в кухне. -- Мрин с Чком трхлись.

-- Д ну?

-- Он мне см рсскзывл. Они переспли, когд мы ездили в Питер.

1983 год. Ноябрь.

Н стрелке Всильевского Лешк Чковский рстопырил руки и проорл:

-- Вот сюд я приду умирть!

Вольфсон и Абрмов посмотрели н него осуждюще, Емеля спросил:

-- А почему сюд?

Не знть тких очевидных вещей, возмутился про себя Глеб. Одно слово --Емеля. Он обернулся н Оксну, слышл ли он. Похоже -- нет. Ежсь н осеннем питерском ветру, в синей курточке из "Детского мир", он о чем-то говорил со Светой Луневой. Зинид Сергеевн прокричл: "Все в втобус!" -- и школьники один з другим полезли в дверь туристического "Икрус".

Глеб сел рядом с Чком:

-- Чк, ты -- придурок. Зсыплешься по мелочи, н хуй ндо?

-- Д лдно, -- ответил тот. -- Я, может, имел в виду, что, увидев Всильевский остров, и умереть не жлко. А стихов этих вших я знть не зню.

Те четыре год, что Глеб знл Чк, тот всем своим видом покзывл, что зкон ему не писн. Родители в секретном ящике, дедушк -- член-корр, если что -- отмжут. У Чк всегд все было хорошо -- дружб, учеб, отметки. Дже по физкультуре "пятерк". Вдобвок з лето он вытянулся, стл крепче в кости и выглядел совсем плктным крсвцем. Монтжники-высотники. Шестидесятнические геологи. Джин Грин Неприксемый. Чк широко улыбнулся Глебу и скзл:

-- Не бэ.

Впереди сидели Мишк Емельянов с Витей Абрмовым. Сквозь шум мотор не было слышно, о чем они шепчутся, но когд Емеля перегнулся через проход к Оксне, Глеб нпряг слух и рсслышл: "...к нм в комнту, когд рсселимся...". Оксн сосредоточенно кивнул.

Проезжли Обводный. Глеб вспомнил "Кргнду" и злобно скосился н Чк: мол, сдержись хоть н этот рз. Тот нгнулся к его уху и громко зшептл:

-- А экскурсовод можно спросить про ленингрдскую сельдь? Или опять нтисоветчину шить будешь?

Все-тки Глеб не любил этот выпендреж. История генерльской дочери, живущей в Кргнде и вспоминющей Обводный кнл и родной Ленингрд, предствлялсь ему слишком тргичной, чтобы делть из нее фигу в крмне. И потому все время кзлось, что для Чк эти песни и стихи, которые Глеб тк любил, -- просто способ покзть себе и другим, ккой он клссный. Мол, мы тоже не хуже Горция, "Эрик" берет четыре копии, и одн из них кк рз у меня в сумке.

Вспоминя эту знменитую фрзу Глич, Глеб предствлял себе бесконечную геометрическую прогрессию, четверку -- н смом деле шестерку, если брть тонкую бумгу и импортную копирку, -- возведенную в энную степень. Словно огромня сеть покрывл весь Союз и кждый рз, сдясь з мшинку, Глеб рдовлся, что он тоже чсть сети. И еще ему кзлось, что эти стихи и рсскзы открывют ккую-то сокровенную првду о мире, првду, никк не связнную с политикой или дже с литертурой, првду о бесконечном одиночестве человек и его беззщитности перед лицом ужс --всепроникющего, кк госудрство.

Глеб чсто думл, что будет, если вдруг -- обыск. Мысли эти стновились особо нвязчивы, когд он двумя пльцми выстукивл н "Москве" (не н "Эрике", увы) ккое-нибудь "Шествие". Родителей, кк првило, дом не было. Не то, чтобы они были против Смиздт -- у отц до сих пор лежли в столе три толстенные ппки, дже Нобелевскя речь Солженицын, звернутя в "Литертурку" со сттьей о литертурном влсовце. Просто родители считли, что Глебу еще рно, что ндо учиться, окончить школу, потом уже... Кк с сексом -- о нем не говорят, оно только для взрослых. Иногд, глядя н прохожих, Глеб спршивл себя: кто из них, подобно ему, вовлечен в эту сеть. Предствить того или иного прохожего с ксероксом Оруэлл было и поверить в это было тк же невозможно, кк допустить, что мужчины и женщины, целующиеся н улице, рздевются дом догол и делют то, что описно в "Кмсутре".

Но топот н лестнице... стук сердц... кнонд клвиш. Не спршивй, по ком звонит дверной звонок: он всегд звонит по тебе.

Н четверых было только дв сткн, и пришлось пить вдвоем из одного. Глеб вспомнил струю примету и скзл Оксне:

-- Теперь я буду знть все твои мысли. -- А он в ответ чуть нморщил лоб, будто припоминя, есть ли у нее мысли, которые хотелось бы скрыть.

Они сидели в номере Абрмов и Емели. Миш извлек из сумки бутылку "Алигте", они рзлили и, чокнувшись, выпили: Емеля с Абрмовым -- вырывя сткн друг у друг, Глеб с Оксной -- сдержнно, стрясь не ксться друг друг щекми.

-- Послушйте, -- спросил Глеб, -- что мы скжем остльным, куд делсь бутылк?

-- Скжем -- рзбилсь, -- предложил Миш.

-- А кому ндо что-то говорить? -- спросил Оксн, и Глеб объяснил, что выпивк был куплен в склдчину для церемонии вручения МНП.

-- Что ткое МНП?

-- Мля Нобелевскя премия, -- объяснил Миш. -- Мы все входим в Млыую Нобелевскую Акдемию и сегодня кк рз должны оглсить вердикт.

-- З это ндо выпить! -- скзл Абрмов и снов нлил.

Бутылк опустел н две трети, и довольно улыбющийся Миш скзл:

-- Вы знете клссный некдот, почему евреев никто не любит?

-- Почему никто не любит? -- удивилсь Оксн. -- Я вот люблю, -- и тут же, смутившись, прибвил: -- Ну, в смысле, мне все рвно, еврей, не еврей...

Емеля уже рсскзывл:

-- ... и встет тут стрый еврей и говорит: "А не любят нс, потому что мы мло пьем!"

Все зсмеялись, но некдот, окзывется, не зкончился. Пок Емеля рсскзывл, кк евреи решили нпиться в склдчину, хитря Ср посоветовл Абрму (Емеля говорил "Аб'гму", нрочито кртвя, что, при его дикции, в общем-то, не требовлось) взять бутылку воды и вылить в общий котел: все рвно никто не зметит.

"Можно ли считть это призннием в любви? -- думл Глеб. -- Ведь он в этот момент сидел рядом со мной и смотрел н меня. Или, рз я четвертинк, мне достется только четверть ее любви?"

-- И вот, -- доскзывл Емеля, -- смый стрый рввин зчерпывет рсписным узорным ковшом из чн, делет глоток и, словно прислушивясь к себе, говорит "Вот з это нс и не любят!"

Все зсмеялись снов, и Абрмов рзлил осттки вин по сткнм..

В смом деле, жль, что примет не рботл. Глядя н покрсневшее лицо Оксны, Глеб думл, что никогд не узнет, о чем он думет. Рзве что --спросить нпрямую: "Что ты имел в виду, когд..." Но нет, невозможно.

-- Эврик! -- вдруг скзл Абрмов. -- Есть клссня идея. Я зню, что делть с бутылкой!

Церемонию вручения МНП решили проводить в номере Глеб и Чк. Девочек, учитывя мтерность церемонии, не звли, д и комнт был мловт для шестерых. Четыре бутылки стояли между кровтями, Глеб, кк глв Акдемии, вышел н середину и зчитл длинный текст, им же и сочиненный в поезде нкнуне. Идея создть Млую Нобелевскую Акдемию пришл им в голову месяц нзд и покзлсь очень удчной. Тем более, что в глубине души половин клсс не сомневлсь, что и большя Нобелевскя премия их не минует. Вольфсон дже кк-то пробовл знимть деньги "до премии" и успешно нбрл двдцть копеек н мороженое.

После перечисления имен членов Млой Нобелевской Акдемии и крткой деклрции о целях и здчх премии, Глеб провозглсил:

-- Млую Нобелевскую премию з литертуру получет втор истинно нродного произведения, великого стихотворного эпос "Железяк хуев", Алексей Чковский!

Все зорли "Ур!" и открыли первую бутылку. Передвя из рук в руки, пили из горлышк -- негигиенично и неудобно, слюни попдли внутрь, и Глеб все время боялся поперхнуться.

-- Ты не умеешь, дй покжу, -- скзл Феликс, отбиря у него бутылку. -- Ндо вливть в себя, не приссывться. Это не минет.

-- О, нш Железный, окзывется, специлист по минетм! -- оживился Абрмов. -- Может, переименовть его в Голубого?

Феликс поствил бутылку н тумбочку, и только потом, рзвернувшись, двинул Витю кулком в грудь. Тот рухнул н кровть, рдостно гогоч.

-- А чего, -- скзл он, -- тебе пойдет. Голубые -- они же модники и мжоры.

Феликс в смом деле одевлся слишком хорошо для мтшкольного мльчик. Родители, выездные физики, привозили ему шмотки из-з грницы. Он был единственным в клссе облдтелем фирменных "ливйсов" и влдельцем единственного в школе крмнного мгнитофон под нзвнием "плейер". По мнению Глеб, все это искуплось только тем, что родители Феликс привозили из-з бугр Тмиздт, включя книгу стихов Бродского н вызывюще белой бумге. Стихи, в отличие от двно знкомых, были крсивые, но непонятные.

-- Помнишь, -- медовым голосом говорил Чк Феликсу, -- в "Волшебнике Изумрудного Город" был Железный Дровосек. А у нс в клссе будет Железный Гомосек.

Феликс притворился, что не слышит. Оптимльня стртегия, но и он не спсл. Почти кждый в их компнии в конце концов обзвелся дже не кличкой, мифологией. Миш Емельянов был Емелей, который сидит н печи и оннирует. Кроме того, н физкультуре кто-то зметил, что у него очень волостые подмышки, и он стл "Мишк -- пизд подмышкой". Влеру Вольфсон дрзнили его млдшей сестрой, которя училсь н дв клсс млдше, --нмекли, что он с ней спит или, нпротив, безрезульттно домогется. Глеб был в половой связи с тинственным иноплнетным Гл'ом, которого он, кк следовло из имени, регулярно еб. Феликс был Железным и только к Вите Абрмову ничего не липло. Сейчс прямо н глзх Железный преврщлся в Железного Гомосек, и процесс уже не остновить.

-- Голубя ржвчин железо рзъедет, -- продеклмировл первую строчку еще не сочиненного стихотворения Глеб и н всякий случй отскочил, опсясь нокут.

Почти все они писли стихи -- короткие эпигрммы, переделки клссики, смостоятельные поэмы, нполненные тонкими ллюзиями и шуткми, непонятными тем, кто не знл почему строчки "зсунул грдусник подмышку, снчл рз, потом другой" чудовищно неприличны. Нчл это, кжется, Витя, нписв н пру с Глебом подржние "Звещнию" Фрнсу Вийон, где один з другим были прописны одноклссники и учителя, включя легендрного Курня. Потом Феликс был воспет в поэме "Железный фрцует" -- о том, кк внезпно оствшись без средств к существовнию, Феликс пытется продть джинсы и плейер, но не может нйти покуптеля по причине их зпредельной дороговизны, и в конце концов сдется в метллолом. Дльше про кждого из компнии сочинили не одно и не дв стихотворения, и дело медленно, но верно шло к изднию толстого том, который предполглось вручить всем в ночь выпуск.

Один Чк не особо преуспел в рифмоплетстве, и дже немного из-з этого переживл -- нсколько Чк мог переживть. Он писл довольно смешные прозические дилоги -- но это не совсем то. И вот дв месяц нзд он нпл н золотую жилу. Все нчлось с известной несклдушки "По реке плывет топор / железяк хуев / ну и пусть себе плывет / уши во все стороны", -- и вскоре Чк изъяснялся уже только ткими стихми.

Вот и сейчс, поднявшись, он скзл:

-- Я хочу вм тост скзть,

чтоб все было зебись,

чтоб для всех был пизд,

и не для кого -- пиздец!

Все зорли "Ур!" и выпили в честь Чк. Тут же открыли вторую бутылку и продолжили, уже без тостов. Глеб, чувствуя, что в голове шумит, поднялся и объявил следующего победителя:

-- Я рд объявить, что премию по лингвистике получет Михил Емельянов, втор блестящего термин "мтемтический оннизм".

Емеля достл третью бутылку: он единственный знл првильный порядок --Абрмов и Глеб нблюдли з открывнием кждой бутылки с змирнием сердц. Ошибись Емеля -- было бы им всем "вот з это нс и не любят!"

Н этот рз никто не читл стихов, блго они были двно нписны: когд Емеля описл ккую-то особо сложную здчу этим термином, быстро сокрщенным по нлогии с "мтном" до "мтон", Глеб нписл большой кростих, в котором зшифровл имя "Михил Емельянов" (рзумеется, без мягкого знк). Среди прочих Мишиных достижений фигурировл и мтон -- "Я бы скзл ему "прдон" / нвеки слвен будь мтон". Стихотворение получило особо скндльную слву, потому что его чуть не перехвтил учительниц истории по прозвищу Белуг, председтельш школьного пртком и, по общему убеждению, скрытя стлинистк. В последний момент Абрмов успел зпихнуть поэму в сумку, но все еще долго обсуждли, хвтило бы у Белуги ум рсшифровть кростих и вычислить Емелю.

Символом мтемтического оннизм был горизонтльня восьмерк, знк бесконечности и одновременно отсылк к некдоту про оннист, которому врч велел досчитть до восьми, потом прекртить мстурбировть. Рзумеется, скзв "шесть, семь, восемь" оннист остервенело повторял: "восемь, восемь, восемь", тем смым преврщя восьмерку в бесконечность путем своеобрзного поворот н пи н четыре. Эт восьмерк и знчилсь н Емелином дипломе --остльным дипломов не достлось, потому что было неясно, что н них рисовть.

Все были уже изрядно пьяны, когд Вольфсон вспомнил еще про одну бутылку.

-- Хвтит пить! -- крикнул, кк и было условленно, Емеля, -- довольно! Мы -- не лкоголики, мы -- мтемтики!

Эту фрзу ему еще долго поминли, кк и последоввшую з ней чудовищную выходку: схвтив последнюю бутылку, он мгновенно ее открыл и, к ужсу собрвшихся, ринулся в внную.

-- Стой, -- зкричл Абрмов, пдя поперек проход и тем смым прегрждя путь Вольфсону и Феликсу.

Из внной донеслось буль-буль-буль жидкости в унитзе. Глеб вздохнул с облегчением -- пронесло. Теперь никто не догдется, что в бутылке был вод.

И только тут он зметил, что в комнте нет Чк.

Чк не было и через дв чс, когд все рзошлись по номерм, ндеясь, что в коридоре гостиницы им не встретится Лж -- клссня руководительниц Зинид Сергеевн Лжечников. В конце концов, уств ждть Чк, Глеб рзделся и лег. Голов кружилсь, и последнее, о чем Глеб подумл: лкоголь, похоже, меняет топологию прострнств.

Проснулся он оттого, что кто-то включил свет. С трудом открыв глз, он увидел Чк: тот со счстливой улыбкой стоял между кровтями.

-- Где ты был? -- сонно спросил Глеб.

-- У Мринки Цревой, -- ответил Чк, продолжя улыбться.

-- И что ты тм делл?

-- А ты кк думешь? -- Улыбк стл совсем уж победоносной.

Сон кк рукой сняло. Глеб похолодел.

-- Пиздишь! -- прошептл он.

-- Ни хуя, -- ответил довольный Чк.

-- А Ирку вы куд дели?

-- Мринк ей что-то нплел, и он свлил к Светке с Окснкой. У них тм третья кровть свободня.

-- Все рвно -- не верю, -- Глеб сел н постели. У него колотилось сердце. Похожее чувство было, когд он слышл шги н лестнице и думл, что идут с обыском. Отпускло, когд шги зтихли н верхнем или нижнем этже. Но сейчс освобождения от нктившего ужс не предвиделось.

-- См смотри, -- Чк рсстегнул ширинку и спустил джинсы. Трусов н нем не было, сморщенный член и лобковые волосы были измзны чем-то темным и липким.

-- Что это? -- в недоумении спросил Глеб.

-- Кровь.

-- Ты ей... целку сломл?

-- Аг, -- скзл Чк, -- теперь веришь?

Глеб по-прежнему не верил, но все рвно знл: д, это првд. Слово потянуло з собой мленькую книжку "Континент" с редкими для Бродского нтисоветскими стихми про молодежь, знкомую с кровью понслышке или по ломке целок. Вот и он теперь познкомился.

Чк бухнулся н кровть.

-- Я тоже тк подумл. Но он не девочк, это же все знют. У нее сегодня просто месячные были.

-- Месячные -- это что? -- спросил Глеб и, спросив, понял, нсколько потрясен: обычно он делл вид, что двно знет, о чем речь, и лениво говорил ", понятно" или кивл.

-- Ну, это, -- скзл Чк, -- это кк у собк течк, только ноборот. Когд женщин не беремення, у нее рз в месяц кровь из мтки выливется.

-- А, понятно, -- кивнул Глеб. Он уже немного пришел себя. -- Я спть хочу.

-- Ну тк спи, -- скзл Чк. -- А я в душ схожу.

"С чего это я тк рзволновлся?" -- думл Глеб. Ему не было дел до Мринки, он просто звидовл Чку и стршился, что подобное может случиться с ним. Стрнно подумть, что его сверстники уже знимются сексом.

Нкрыться одеялом, повернуться н бок, подтянуть колени к подбородку. Вырой ухом ямку в трухе мтрс, зляг и слушй "уу" сирены.

Пиздец. И это они нзывют жизнью?

Рссживлись в втобус. Лж был соння и зля. Последний день в Ленингрде, вечером -- в поезд и в Москву. Возле втобус нервно приплясывл, рзгоняя утреннюю промерзь, Ирк. В дубленке и меховых спожкх -- дефицитные желнные вещи, которые делли желнной и ее сму.

-- Привет, -- скзл Глеб, -- кк спл?

-- Нормльно, -- ответил Ирк, и ему зхотелось покзть, что у них есть общий секрет.

-- В следующий рз, когд тебя Мринк прогонит, приходи ко мне н освободившуюся кровть, -- подмигнул он, чувствуя, что причстность к тйне кк-то поднимет его в собственных глзх.

-- А кто тебе кровть освобождет? -- спросил Ирк и вся кк-то нпряглсь.

-- Кк кто? Чк, конечно.

Тут он увидел Оксну. В своей холодной куртке и битых ботинкх он бежл к втобусу, н плечх -- холщовый рюкзк. Я бы предпочел, чтобы Мринк жил в комнте с ней, подумл Глеб.

В втобусе было тепло, и он снов здремл. Проснувшись от голос экскурсовод, Глеб сочинил стишок: "Чк с Мринкою поутру применяют кмсутру", -- и утешился.

Впервые в жизни Глеб понял: то, о чем он только читл в книгх, иногд случется в рельности.

Глв восьмя

Снчл долго ехли в втобусе н ккое-то длекое новое клдбище, где Глеб никогд не бывл. Ктфлк зстрял в пробке, долго ждли у клдбищенской конторы, потом шли до восьмого квдрт, где будет зхоронение. Глеб высмтривл в толпе знкомых и никого не нходил, кроме Ирки, Светки и Феликс. Это, впрочем, ничего не знчит: Глеб понимл, что его порзительня способность никого не узнвть -- чересчур дже для мтшкольного мльчик, которого формулы интересуют больше живых людей.

Когд Глебу было шесть лет, он однжды игрл во дворе и услышл, кк его кто-то зовет. Мленький Глеб подошел к высокому седому мужчине и серьезно скзл: "Вы знете, родители не велят мне рзговривть с незнкомыми", -- и пошел игрть дльше. Мужчин окзлся его дедом, он приходил в гости пру рз в месяц и не думл, что вне привычной обстновки мльчик его не узнет. Уверенный, что Глеб подучили родители, дед рзвернулся и ушел. Отцу стоило больших усилий его убедить, что тут не было ничьей злой воли.

Дед умер, когд Глеб был в десятом клссе. Его сожгли в том же кремтории, где месяцем рньше сгорел Чк. Глеб помнил, кк с гордостью кинулся отвечть н технический вопрос кого-то из взрослых --когд можно говорить речи, игрет ли сейчс в кремтории музык, что-то ткое. Вспоминя это, он понял, что просто гордился: у него есть свой собственный мертвый, не общий, семейный, лично его. Это было признком взросления, чем-то вроде выпускного экзмен или первого полового кт, до которого Глебу оствлся еще год. Чк и тут всех опередил.

Теперь, слушя, кк комья земли пдют н гроб Миши Емельнов, Глеб рзмышлял о том, что пережитые смерти не делют тебя ни взрослее, ни стрше, потому что происходят не с тобой. Могил Емели -- в восьмом ряду восьмого учстк, и Глеб подумл, что Емеля остлся до конц верен любимому некдоту. Черед восьмерок проводил его в бесконечность, словно еще рз прощльным приветом повернувшись вокруг своей оси.

Хочется верить, ему бы это понрвилось. Мтшкольные мльчики любят цифры больше, чем живых и мертвых.

По пути к втобусу кто-то тронул Глеб з плечо. Он обернулся: высокий мужчин в дорогом пльто.

-- Вы тоже знли покойного? -- спросил он.

-- Мы в одном клссе учились, -- ответил Глеб, -- Вы, простите?..

-- Извините, -- мужчин чуть зметно улыбнулся. -- Я вижу, вы меня не узнли. Я Влд Крутицкий, мы виделись в офисе у Шневич и потом еще в "Пропгнде".

-- Простите, -- скзл Глеб и соврл, кк обычно в тких случях: -- Я близорук и поэтому...

-- Ничего стршного, -- кивнул Крутицкий.

Он змолчл и, не желя быть невежливым, Глеб спросил:

-- Вы, вроде, еще и с Тимом Шврцером рботете?

-- Я думл об этом, -- скзл Крутицкий, -- но сейчс, видимо, сверну отношения. Ккой-то детский сд.

-- Детский сд? -- не понял Глеб.

-- Ну д. Эти люди не умеют знимться бизнесом. Вот взять хотя бы вшего одноклссник Витю Абрмов. Я ему полгод нзд говорил, что кк рз сейчс выясняется, может ли он знимться бизнесом. Потому что время хлявы прошло. По уму ндо было Вите уволить половину сотрудников: всяких девочек из бухглтерии, Мишу Емельянов, црство ему небесное. Вот тогд бы я в Витю поверил.

-- Теперь это, нверное, уже невжно, -- скзл Глеб.

-- Д, -- скзл Крутицкий, -- это ндо было делть полгод нзд. Теперь уже бессмысленно, д и невозможно. Просто я уже тогд понял, что контор до конц год не доживет.

"Ккой умный", -- с неприязнью подумл Глеб.

-- И Емельянов, кстти, был бы жив, -- добвил Крутицкий.

Кивнув н прощние, он сел в джип -- похоже, тот смый, что Глеб видел дв дня нзд у "Пропгнды". Посчитв про себя, Глеб сообрзил: тот вечер, когд они со Снежной ночевли у него дом, был в жизни Емели последним. Если думть о том, что когд ты кончешь, кто-то из твоих друзей вышибет себе мозги, то и трхться не зхочется, решил он.

В втобусе Глеб сел рядом с Феликсом. Феликс, похоже, кк-то пострел. Прошедшие десять лет были ткими необычными, подумл Глеб, что время должно было течь по-рзному для рзных людей -- и потому рельный и биологический возрст бывших одноклссников может рзличться лет н десять.

-- Ты кк? -- спросил он Феликс, см не зня, что имеет в виду.

-- Нормльно, -- ответил Феликс, -- рботю в ФизХимии, кк всегд.

-- А деньги? -- спросил Глеб.

-- Мы коопертив сделли, -- скзл Феликс. -- Знимемся тм прогрммизмом понемногу.

Он порылся в крмне и протянул Глебу визитку. "ЗАО "Ветер-ОК", --прочел Глеб, -- Феликс Ляхов, менеджер". Внизу -- телефон и мэйл.

-- Зпиши, кстти, мой мэйл, -- скзл Глеб. -- Glebanik@glas.apc.org.

-- Можно просто glasnet.ru, -- зметил Феликс. -- А ты почему н лист не подпислся?

-- Н ккой лист?

-- Н нш. Вольфсон у себя н сервере год нзд открыл. Двй я тебе зпишу.

Он достл из сумки ручку и вписл дрес срзу после слов "менеджер".

-- Ты в смом деле менеджер? -- спросил Глеб.

-- Не. Это чтобы н переговоры ходить, -- пояснил Феликс. -- Ты же понимешь: нзови хоть горшком, только в печку не ствь.

Почему-то при этих словх Глеб снов подумл про кремторий, где сожгли Чк.

-- Нверное, это ткое проклятье нд нми тяготеет, -- всхлипывл н кухне Светк Лунев, не перествя при этом быстро -- вжик-вжик -- резть поминльные слты.

-- Сттистически неубедительно, -- стрясь кзться спокойным, скзл Феликс. -- Дв смоубийств з столько лет -- не результт. Вот если бы мы все...

Глеб вспомнил, кк они ехли н метро с похорон Чк. Н Ждновской ветке есть место, где поезд высккивет нружу, смолкет шум, и можно говорить, не кричть.

-- Интересно, кто будет следующим? -- спросил тогд Емеля, и Глебу эт шутк покзлсь бестктной и глупой, особенно если учесть, что все они знли, почему покончил с собой Чк. Он отвернулся и увидел в окне возле путей большой прямоугольник плкт. Н нем белым по крсному было нписно: "Пртия -- ум, честь и совесть ншей эпохи".

-- Ндо жребий кинуть, -- предложил Абрмов, и грохот снов опустился н поезд, з окнми поктилсь черно-серя темень.

Кждый рз, проезжя этим перегоном, Глеб видел все тот же плкт и вспоминл тот день. Но потом воспоминние поблекло, потеряло смысл, кк слов лозунг -- и однжды, едучи с "Выхино", Глеб понял, что плкт двно нет, и дже реклму ккого-нибудь бнк вместо него не выствили.

Он вышел н блкон, где одиноко курил Ир. Весь день кто-то стрлся быть с ней рядом, вот сейчс все увлеклись передвижением столов и стульев, рсстновкой трелок, подсчетом мест -- и он н минуту остлсь одн. Сигрет с длинным фильтром дрожл в ее пльцх, слезы нбухли з огрдой искусственных ресниц. Обмнчиво спокойным голосом он скзл Глебу:

-- Ты знешь, меня больше всего удивляет, что Витя не пришел.

-- А где он? -- спросил после пузы Глеб: не потому, что не знл ответ, чтобы хоть что-то спросить.

-- Не зню, -- устло пожл плечми Ир, -- мы вместе были в доме отдых под Москвой. Н семинре. А потом он позвонил, утром, уже перед отъездом, и Светк скзл, что плтежки не прошли, Мишк зстрелился, --и Витя срзу сел в мшину и уехл, со мной дже не попрощлся.

Ирк достл еще сигрету из белой пчки, Глеб щелкнул зжиглкой.

-- У меня ткое чувство, будто все рухнуло. Миш умер, Витя исчез, контор зкрылсь. Будто дернули з веревочку -- и рз... и все. -- Он посмотрел н неловко молчщего Глеб. -- Ты знешь, что мы с Витей были любовникми?

"Ни хуя себе", -- подумл Глеб. Он и впрямь не знл своих одноклссников и, похоже, не тк уж сильно они отличлись от Тниных друзей и подруг. Может, когд-то Светк и Ирк тоже срвнивли, у кого больше грудь, и обсуждли, коррелирует ли длин мужского нос с длиной член. Он покчл головой.

-- Уже год где-то, -- продолжил Ирк. -- Мишк знл, но ничего не говорил. Я думл сегодня ночью, что он из-з этого... хотя зню, что из-з... из-з денег.

Голос ее прервлся, и впервые з день он зплкл. Глеб неловко положил руку ей н плечо, не зня, что скзть. Он удивился собственной черствости: дже в ткой момент он обртил внимние: будто Ирк плчет не из-з смерти муж, потому, что он зстрелился не из-з нее.

Ирк вытщил из рукв бумжный плток, вытерл лицо, кинул почерневший клинекс н бетонный пол.

-- И еще я думл, что Витя уехл не из-з денег, потому что после Емелиной смерти ему уже нечего со мной делить. Ну, знешь, любовники не могут без муж или тм без жены. Должен быть третий, кк точк приложения сил.

Он снов говорил спокойно, почти без выржения. Тк Абрмов читл когд-то стихи Смойлов про "Сороковые, роковые" н школьном конкурсе чтецов. Никому тогд и в голову не приходило, что роковым может окзться любое десятилетие. Для Чк -- восьмидесятые, для Емели -- девяностые.

-- Мишк тк жлел, что мы не собрлись н десятилетие выпуск, --скзл Ирк. -- Для него это все было очень вжно. Ты знешь, он перед смертью школьный льбом смотрел.

Он погсил окурок о перил и бросил вниз.

-- Я думю, он был бы доволен, что вы пришли.

-- А ты не знешь, Мринке кто-нибудь звонил? -- спросил Глеб.

Ир посмотрел н него. Н секунду в потухших глзх мелькнуло изумление.

-- А он еще жив? -- И тут же зпнулсь и добвил: -- Я имею в виду, кто-нибудь знет о ней хоть что-то?

-- Оксн говорил, Мишк ее недвно видел.

-- Стрнно, -- Ир пожл плечми. -- Я об этом ничего не слышл. Жлко, я бы с ней сейчс повидлсь. Глупо, что я много лет ей Чк простить не могл.

-- Чк? Почему?

-- Я был в него влюблен в десятом клссе. И когд мы ездили в Питер, Мрин попросил меня переночевть в комнте у Светки и Оксны. Скзл, к ней должен Вольфсон прийти. То есть он скзл, что Вольфсон. А н смом деле -- Чк.

-- Я помню, -- скзл Глеб. И вспомнил, кк дернулось тогд, у втобус, Ирино лицо, вспомнил дубленку и импортные споги. -- Но ведь сейчс это уже не вжно.

-- Не вжно, -- эхом отозвлсь Ир. -- Чк умер. Мишк умер. Д и Мрин все рвно что умерл.

Глв девятя

Абрмов сидел н незстлнной постели и смотрел н свои ноги. Ндо бы ногти постричь, думл он, но хрен знет, где тут ножницы. Он вспомнил, кк в нчле их с Иркой ромн он перед свидниями стрлся зрнее привести себя в порядок и дже -- смешно вспомнить! -- рздумывл, не сделть ли педикюр. Но со временем все стновится проще. Последний рз он подумл, что их жизнь в подмосковных домх отдых, отдющих пожулой роскошью времен зстоя, все больше нпоминет семейную. Еще немного -- и Ирк нчл бы стирть его носки.

Теперь, впрочем, все кончено. Он дже не знл, когд ее снов увидит. В первый момент, когд Светк скзл, что деньги не прошли, он еще ндеялся, что все можно улдить. Но одного звонк с сотового хвтило, чтобы понять: все, пиздец. Не отмыться, не испрвить.

В квртире, куд отвел его Глеб, Абрмов провел три дня: не выходя нружу, стрясь не приближться к окну, зжигя свет только при плотно зкрытых шторх. Абрмов знл, что это -- прнойя, что ни одн живя душ не будет его искть в квртире умершей ббушки одноклссник, с которым он и виделся-то рз в несколько лет. Никому и в голову не могло прийти, что позвонит он именно Глебу: Глебов нынешнего телефон дже в зписной книжке не было. Првд, Абрмов помнил со школьных времен стрый телефон -- по нему и позвонил. Незнкомый мужской голос дв рз переспросил фмилию, потому скзл "А! Сын Анны Михйловны!" и через пять минут продиктовл номер. Вот ведь, подумл Абрмов, сколько всего с тех пор случилось -- телефонов новых я ни одного со школы не выучил. Он помнил номер Феликс, номер Глеб, д еще телефон уехвшего Вольфсон, ненужный, кк телефон Чк, теперь и Емели. Еще он помнил стрый Мринкин номер, который двно сменился. Абрмов зпомнил его н первом курсе, когд звонил ей почти кждую неделю: снчл никто не подходил, после Нового год стли говорить, что ткя здесь больше не живет.

Впрочем, в глубине души Абрмов знл, что был еще одн причин, по которой он позвонил именно Глебу. Глеб, единственный в Москве, кроме Феликс Ляхов, знл о событиях, что привели к Емелиной смерти, смого Абрмов в итоге зперли в однокомнтной квртире в Ясенево. Зрядное устройство от сотового он збыл в доме отдых и включл телефон н несколько минут в день, чтобы сделть пру вжных звонков. Понять, что творится, в тком режиме невозможно, и вчер Абрмов дл Глебу свою СБСовскую крточку Visa, попросил снять денег в бнкомте и объяснил, где продются зрядки к "мотороле".

Понятно, что ндо делть ноги. Оствться в Москве, имея з спиной историю н полмиллион доллров, -- по меньшей мере, неосмотрительно. Нельзя отсиживться вечно: слв Богу, есть люди, которые помогут если не решить проблему, то, во всяком случе, беспрепятственно пересечь грницу. Но связться с ними не удвлось уже несколько дней.Абрмов, уств бессмысленно пялиться в одну точку и бесплодно рзмышлять о том, почему все вышло тк, не инче, н второй день решил осмотреть квртиру. Почему-то он посчитл, что Глеб не обидится. В кухонных шкфх ншлось дв стрых сервиз, в прихожей висело пхнущее прошлым демисезонное пльто, в тулете скопились прошлогодние гзеты. В ящикх большого стол, оствшегося от дед, который умер несколькими годми рньше, Абрмов обнружил несколько ппок с Смиздтом, нпомнивших о его юности. Переснятый н фотобумгу "1984" и хорошо знкомые Абрмову стихи Бродского. Вероятно, в свое время их перепечтывл Глеб: Абрмов смутно вспомнил, что в его экземпляре были те же опечтки. Он умер в янвре в нчле гол -- и черной ручкой букв "л" преврщен в "д".

Бродский тоже умер в янвре, полгод нзд. Прочитв некролог в "Коммерснте", Абрмов внезпно понял, что не читл стихов уже лет десять --примерно с тех пор, кк Бродский получил Нобеля и опубликовлся в Союзе. Получилось, что со стихми покойного лурет Абрмов знком только в Глебовой мшинописи. Он вспомнил, кк в школе лзил в словрь, чтобы перевести эпигрф к "Остновке в пустыне": Men must endure. Кк это оно получется -- "Люди должны терпеть" или "должны выдержть испытние временем"? А он свое испытние выдержл? И потом еще: Ripeness is all. "Готовность -- это все". Был ли он готов к тому, что случилось?

Только сейчс, просмтривя уже пожелтевшие стрницы, Абрмов зметил, кк много среди стихов посмертных посвящений. Гроб н лфете, лошди круп. Впервые прочитв это стихотворение, он еще удивился, что Бродский тк неплохо относился к мршлу Жукову. Для смого Абрмов все, связнное с прошедшей войной, было пропгндой; особенно -- если исходило от русских. Однжды Вольфсон скзл, что Хусхоффер, по его мнению, куд интереснее мршл Жуков. Абрмов склонен был соглситься, хотя ни тогд, ни сейчс не знл, кто ткой Хусхоффер. Видимо, ккой-то нцистский генерл, не то блгополучно сбежвший в Лтинскую Америку, не то двинувший лыжи в сибирских снегх.

Абрмов отложил мшинопись. Сгусток пустоты, который он ощущл внутри последние дни, был непереносим. Трудно поверить, что Миши больше нет. Кк же тк получилось? Где он ошибся?

Абрмов включил сотовый и нбрл номер, который который месяц нзд дл ему Мрин. Н этот рз он снял трубку.

Открыв дверь, Глеб услышл, кк Абрмов говорит кому-то:

-- Если б я знл, кто меня подствил, я бы мог еще отыгрть нзд...

Абрмов стоял босиком н коврике у окн, прижимя к уху мссивную трубку сотового телефон.

-- Привет, -- мхнул он Глебу и скзл в трубку: -- Вот Глеб Аникеев тебе привет передет. Д, хорошо, я ему тоже. -- И рссоединился.

-- Ты это с кем? -- удивился Глеб.

Абрмов н секунду змялся.

-- Невжно.

Глеб пожл плечми и прошел с сумкми н кухню.

-- Кк поминки? -- спросил Абрмов.

-- Тебя вспоминли, -- ответил Глеб и зпнулся. -- То есть я хотел скзть...

-- Нормльно, нормльно, -- Абрмов открыл принесенную Глебом водку. --Кругом столько мертвых, я уже см не уверен, что жив.

-- В кком смысле -- много?

-- Ну, -- Абрмов рзлил водку по хрустльным рюмкм, -- ббушк твоя, Мишк, Чк опять-тки.

-- Чк слишком двно умер. -- Глеб прикрыл куском черного хлеб третью рюмку. -- Ты еще дедушку моего вспомни.

-- О нет, -- ответил Абрмов. -- Чк теперь живее всех живых. Просто з ноги хвтет.

-- В смысле?

-- Невжно, -- Абрмов поднял рюмку. -- Лучше двй их всех помянем.

Они выпили не чокясь. Рюмк водки мягко легл н выпитое днем. Глеб выпивл не чсто, но сегодня был кк рз ткой день: у Ирки его отпустило, нконец, после третьей рюмки и, когд Светк говорил тост, он понял, что слезы тк и текут у него по лицу.

-- Я тут поесть принес, -- скзл он. -- Хлеб, колбс, "Виолу" вот купил.

-- Это хорошо, -- Абрмов нмзл хлеб "Виолой" и откусил большой кусок. -- Ностльгическя вещь, мжорскя зкуск моей молодости. Чк это все любил. Финский сервелт, сыр "Виол", что тм еще было? Крсня икр, блык, язык. -- Он нлил еще и не дожидясь Глеб выпил. -- Знешь, кк я себя чувствую? Кк Бнионис в "Солярисе", буквльно.

Они посмотрели "Солярис" едв ли ни н смом последнем московском сенсе. Было уже ясно, что Трковский остлся н Зпде, и фильмы не сегодня-звтр исчезнут из прокт. "Солярис" покзывли в кком-то клубе н окрине, Вольфсон зрнее ездил покупть билеты, и пошли всей компнией: Абрмов, Чк, Вольфсон, Глеб, Мринк и Оксн. Тк получилось, что мест им достлись в рзных концх зл: дв и четыре. Глеб сел рядом с Оксной и весь сенс пытлся нбрться смелости и взять ее з руку. Возможно, от ее близости, от смутного профиля в полутьме у него остлось ккое-то удивительно нежное воспоминние о фильме. Но сюжет он почти збыл, в пмять врезлся только эпизод, когд Нтлья Бондрчук корчится в судорогх, выпив жидкого кислород, и ее грудь выступет под плтьем. Он тогд почувствовл возбуждение и одновременно стыд, что испытывет возбуждение, сидя рядом с Оксной. Отдернул руку с общего подлокотник и больше не отрывлся от экрн.

-- Знешь, -- продолжл Абрмов, снов нполняя рюмки, -- почему я не подхожу к телефону?

-- Он же не рботет, -- скзл Глеб.

-- К сотовому телефону, -- с интонцией "повторяю для дубовых" пояснил Абрмов.

-- Я тебе, кстти, зрядку принес, -- скзл Глеб.

Они снов выпили.

-- Я не знл, что ты знком с Крутицким, -- скзл Глеб.

-- Ну! -- ответил Абрмов, -- ты Влд откуд?

-- В Хрустльном встречл. Он собирлся, кжется, не то в студию Шврцер, не то в журнл Шневич инвестировть, но, похоже, передумл.

-- Экспнсия, всегд экспнсия, -- Абрмов посмотрел, много ли остлось в бутылке. -- Я бы с этой мелочью и возиться не стл. Смешные же деньги! Я бы их полгод нзд просто купил н корню.

-- Полгод нзд их еще не было, -- зметил Глеб.

-- А сейчс денег нет, -- пьяно зсмеялся Абрмов, -- но это хуйня, что их нет. Думешь, я из-з денег не подхожу к телефону? Боюсь, что меня люди ВэЭн будут искть? Хуй-то, пусть ищут. Я не поэтому. Я боюсь, что Ирк позвонит. Что я ей скжу? Что ее Мишк умер, потому что мне до зрезу пондобилось десять штук грин, н личном счету было с гулькин хуй, пятьсот зеленых от силы?

-- Тм же не десятк, ты говорил -- поллимон?

-- А, это потом поллимон, нчлось -- с десятки. Точк бифуркции, знешь? Млое возмущение, большой эффект. Я десятку выдернул кк рз перед зрплтой, тк получилось. Мне перед ребятми было неудобно, и я свинтил с Иркой в дом отдых этот ебный. Сотовый отключил, чтоб не дергли -- когд деньги, когд деньги. Ну, вот все и просрл.

-- А был бы ты в Москве, что бы изменилось?

-- Я бы просек. Ты не понимешь, я бы просек, что дело нечисто. Светк мне все рсскзл. Дур, конечно, нбитя, см же видел -- что-то не тк. Я бы все остновил, Емеля -- не решился. Я бы и сейчс, может, все переигрл, если бы только знл -- кто. Понимешь, в чем дело? Мне теперь никто не поможет, потому что я всегд был не ткой, кк они, сечешь? Не был в их нетворке, понимешь?

-- В кком нетворке?

-- Ну, в одной тусовке, в этой сети неформльной. Я же не из комсомольских ктивистов, не из этих юных ленинцев. Не ебл их комсомольских блядей по школм комсомольского ктив, не ебл их плтных блядей по бням. Я и сейчс денег н выборх не делю -- в отличие от остльных. Впрочем, я сейчс уже вообще денег не делю.

Абрмов рзлил последние кпли водки.

-- Но я тебе все рвно скжу: я получил по зслугм. Рсплтился сполн з свои грехи. Жлко, Мишку зцепило.

-- З ккие грехи? -- не понял Глеб.

-- З стрые грехи, Глебушк, з очень стрые.

И Абрмов посмотрел тк, будто Глеб тоже знет, о чем речь, но по ккому-то кпризу притворяется, что не в курсе.

Глв десятя

-- Слушй, Андрей, -- спросил Глеб, -- првд, что Крутицкий уже не хочет в Тимову студию инвестировть?

-- А с чего ты... -- Андрей смотрел в экрн, двигя мышкой и лениво тыч в клвитуру.

-- Он мне см скзл. Я вчер его встретил -- ну, н похоронх общего знкомого, и он скзл, что это все детский сд.

-- Детский сд, -- повторил Андрей. -- Тим еще доживет до собственного дом в Лондоне, поверь мне. И крлики нчинли с млого.

Глеб кивнул и вернулся к "Вечерним нетям". Арсен писл эти выпуски еженедельно, снчл из Изриля, где жил, теперь -- из Москвы, куд приехл н месяц. Чйникм вроде Глеб Арсен объяснял, что ткое IRC или FTP, чем плохи Windows, и почему ндо повесить н хомяк голубую ленточку в знк протест против решения Клинтон принять зкон, огрничивющий свободу слов в Интернете. Интернет -- это мерикнскя форм Смиздт, подумл Глеб, и совершенно непонятно, кк можно в нем что-то огрничить. Без сомнения, будь у мерикнцев нш опыт борьбы з свободу, они бы никких ленточек не вешли, просто придумывли технические решения. Скжем, чтобы не было серверов, фйлы друг другу пересылть нпрямую. И не по почте, по ккому-нибудь специльному протоколу. Фиг бы тогд кого поймли.

Когд Глеб оторвлся от экрн, Андрея уже не было в офисе, зто появился Бен и миловидня невысокя блондинк. Глеб узнл ее по фотогрфии с Бенов десктоп: это был жен Бен Ктя Гусев. Он был дизйнером, кк и Глеб, и он недоумевл, почему н рботу взяли его, не Ктю. Он быстро нжл Alt-Tab, вызвв н экрн CorelDraw с эскизми логотип журнл.

-- Вот, глянь, -- скзл он Бену, ндеясь, что Ктя тоже посмотрит и, может быть, скжет что-нибудь ценное.

-- Круто, -- оценил Бен и пошел к своему столу, Ктя нчл рсспршивть, ккими эффектми Глеб пользовлся.

Они еще обсуждли дизйнерские дел, и тут в комнту ворвлся Шневич, з ним, бормоч что-то утешительное, вбежл Андрей. Илья просто кипел от ярости.

-- Ну, сознвйтесь! -- зревел он, -- Кто ткя эт блядь Мрусин?

Рзгневнный Шневич походил н комического Зевс-громовержц; всклокочення бород выглядел сполохми рыжего огня. Снежн хихикнул. Шневич рзвернулся к ней:

-- Ты, что ли?

-- Нет, Илья, ты что? -- испуглсь девушк. -- Я же ничего в этом не понимю. Я... ты же знешь, я по другой чсти.

-- Д не бб это, -- скзл Бен. -- Я всегд говорил. Мужик кк пить дть.

-- Я из него ббу сделю, если нйду, -- рявкнул Шневич и вышел.

-- А что случилось-то? -- спросил Глеб.

Шневич позвонил Крутицкому, пояснил Андрей, и Влд подтвердил, что пок зморживет все отношения с Шврцером, д и с смим Шневичем, потому что ни того, ни другого не считет серьезными пртнерми. Н вопрос, в чем дело, Влд ответил, что ншел в Интернете сттьи ккой-то девушки, которя писл, что Шврцер фльсифицировл свое портфолио. Совершенно невжно, првд ли это, скзл Крутицкий, но серьезные люди не позволяют тких сливов.

-- То есть эт девочк кинул нс н пятьдесят штук грин? -- скзл Бен. -- Круто. Сил слов.

-- Может, еще обойдется, -- скзл Ктя, но Бен цыкнул н нее: "Хуй-то обойдется", -- и он обиженно змолчл.

С горя все пошли пить кофе. Глеб здержлся, чтобы просмотреть почту, и ншел письмо от Снежны. Он удивился - к чему писть письм, сидя в двух метрх от дрест. Снежн спршивл, свободен ли Глеб вечером. Он нписл, что свободен, и пошел н кухню: ясное дело, пок Снежн пьет кофе, ответ не придет.

Н кухне обсуждли Крутицкого.

-- Стрнный чувк, -- говорил Бен. -- Ткой весь из себя новый русский, зпл н Нюру Степновну.

-- Првд зпл? -- спросил Глеб. Андрей сообщил, что несколько месяцев нзд, когд Нюр только пришл в офис, был ккя-то пьянк. Крутицкий зшел случйно, тоже выпил и потом весь вечер просидел с Нюрой в уголке. Ушли они вместе и с тех пор регулярно встречются.

-- Может, у него эдипов комплекс? -- предположил Ктя.

-- Ккой эдипов комплекс? -- возмутился Бен. -- Выучил умных слов и туд же.

-- Не, -- скзл Андрей, -- скорее, ему нрвится, что он ткя. Все ббы, которых он по рботе знет, небось, отрстили себе клыки и когти, тут что-то тихое, безопсное...

-- Я бы с Крутицким не могл, -- скзл Снежн, -- он ткой слдкий-слдкий... Я слышл, кк он с Нюрой рзговривет. Нзывет ее "моя мышк".

-- Мышк -- это круто, -- скзл Бен.

-- Ужс, -- скзл Снежн. -- По-моему, нстоящя женщин должн быть немного la famme fatale.

Ктя спросил, что это ткое, и Снежн объяснил, зодно сообщил всем, что звтр у нее день рожденья, и он собирется рдикльно изменить имидж, но, кстти, приглшет всех, чсиков в семь, будет крутя тусовк, он уже позвл интересных ребят, всем очень понрвится. Тут выяснилось, что все, включя Шневич, впервые об этом слышт, Снежн зныл, что Илья обещл ж полгод нзд, Шневич, буркнул, чтоб они хотя бы сми з собой убирли, и все вернулись в офис.

Через минуту Глеб получил от Снежны письмо. Он предлгл поужинть в "Рози О'Грэдис", ирлндском пбе неподлеку от редкции. Это, писл он, смое модное в Москве место. Тм собирется вся богем и ирлндские дльнобойщики. По пятницм не протолкнуться, но сегодня нверняк удстся нйти столик.

Глв одинндцтя

"Рози О'Грэдис" окзлся небольшим людным бром. Блуждя в хитросплетении московских переулков, Глеб вдруг нткнулся н московскую мтшколу, где училось множество его шпочных приятелей и несколько уехвших друзей. Примыквшя к школьному двору стен был сплошь покрыт дифирмбми музыкльным группм и циттми из песен. Некоторое время Глеб их рссмтривл, но среди восхвлений "Гржднской Обороны" тк и не ншел строго лозунг "Курянь -- дрянь", древнего символ солидрности с его собственной школой.

В "Рози О'Грэдис" было душно и нкурено; под плктом с кружкой темного пив и ндписью "Guinness as usual" двое седых мужчин говорили по-нглийски, прихлебывя из кружек тот смый "гиннес" с постер. Снежн ждл Глеб з мленьким столиком, где стоял бутылк "эвин" и дв сткн: один --полный льд, другой пустой.

-- Возьми мне белого вин, -- скзл Снежн вместо приветствия. Глеб долго протлкивлся к стойке, пытясь докричться до брмен. С боклом вин и мленькой кружкой "гиннес" вернулся к Снежне.

-- Зчем тебе лед? -- спросил он.

-- Я в Америке привыкл пить воду со льдом. Знешь, кк смешно: когд приезжешь, полгод просишь, чтобы дли just water, no ice, потом возврщешься в Европу и все время просишь со льдом. Ну, и вообще, я лед люблю. И снег.

-- Поэтому и сюд приехл? -- спросил Глеб.

-- Нет, я просто люблю здесь. -- Оглядев переполненную комнту, он добвил: -- Это смя нрхистскя стрн в мире.

Сегодня Снежн был совсем иной: тихя, спокойня, дже рссудительня ккя-то.

-- А ты любишь нрхию? -- спросил он.

-- Я не верю в нрхию, -- ответил Снежн. -- Просто все, что не нрхия -- то фшизм.

И глянул зговорщицки. Глеб улыбнулся и кивнул.

-- Я ккя-то грустня сегодня, -- скзл Снежн. -- Строго приятеля встретил.... Днем, в метро. Рсскзл, что мой прень -- ну, помнишь, про которого я рсскзывл, совсем уже... -- он вздохнул. -- Ну, ты понимешь... герыч, все ткое.

-- Грустно, -- скзл Глеб.

-- Я люблю своих любовников, -- скзл Снежн. -- По-моему, они все были клевые. Я бы хотел, чтобы они все друг с другом познкомились и знли, что их связывет.

Глеб нкрыл ее руку своей. Он не отдернул лдони, но и не подл виду, что зметил его жест.

-- Знешь, есть ткя игр, -- оживилсь он. -- Посчитть, сколько рукопожтий отделяет тебя от ккого-нибудь великого человек. Скжем, я знл прня, который однжды н прти познкомился с Ричрдом Эйвори. Знчит, от Трнтино меня отделяют три рукопожтия, ну, от Умы Турмн --четыре.

-- А меня -- пять, -- скзл Глеб. Он подумл, что эту игру нверняк можно описть мтемтической моделью теории грфов, но, по счстью, збыл все, что когд-то о теории грфов знл: дже школьную здчу про кенигсбергские мосты вряд ли припомнит точно.

-- Или меньше. Может, кто-то из твоих друзей см знет Трнтино. Но я вот думю, что можно игрть в ткую же игру про кто с кем спит. И тогд получится любовня сеть, которя весь мир окутывет, предствляешь? Я думю, нверняк были исследовния. Ну, из-з СПИД и всего прочего.

-- Аг, -- скзл Глеб, отхлебывя "гиннес". -- Сложня ткя структур. У любовников же могут быть общие любовницы.

-- Более того, -- прибвил Снежн, -- любовницы тоже могут быть любовницми между собой. О бисексулх почему-то всегд збывют.

-- А ты спишь с девушкми? -- спросил Глеб.

Снежн ндул губки.

-- Мне кжется, -- скзл он, -- вопрос имеет смысл, если з ним стоит рельное предложение.

-- В смысле? -- не понял Глеб.

-- Ну, если бы ты был девушкой. А поскольку ты не девушк -- змнем. Вжно другое: эт сеть любовников, он кк рпнет.

-- Что?

-- Ну, эт фигня, которую военные сделли. С которой Интернет нчлся.

Пиво было непривычным н вкус, но Глебу нрвилось. Ему вообще здесь нрвилось: люди больше не рздржли. Никому до него дел нет, но все доброжелтельны и улыбются. Тк, вероятно, и должно быть в зпдном бре, подумл Глеб.

-- У них был ткя идея, -- объяснял Снежн. -- Сделть сеть тк, что если бомб попдет в один узел, вся сеть не вырубится. Ну, тип компьютерня сеть без единого центр. А потом это рссекретили и сделли Интернет. И я здумл "хрустль" кк ткую же сеть, понимешь? Кк место, где компьютерня сеть встречется с любовной.

-- Я все хотел спросить, -- скзл Глеб. -- Что ткое #xpyctal?

-- Ну, я же говорю. Это кнл н IRC, туд ходят только те, с кем я спл. Ну, и я см. А остльные вроде кк о нем не знют. То есть знют, но не ходят.

Глеб улыбнулся. С некоторым зпозднием он понял шутки Андрея и Шневич.

-- И много тм нроду?

-- Пок не очень. Я хочу, чтоб хотя бы семь было. Тогд я буду Snowball, вы -- seven dwarfs, кк у Диснея.

Он зсмеялсь. Вин в бокле стновилось меньше, и он преврщлсь в прежнюю Снежну. Глеб пошел з следующим боклом, н этот рз уже не смущясь. Когд у них с Тней был ромн, бры были ткие, что зходить туд не хотелось. А может, он просто был н десять лет моложе.

-- А ты почему н кнл не приходишь? -- спросил Снежн, когд он вернулся.

-- Ну, я кк-то никогд не пользовлся IRC.

-- Все просто, -- нчл объяснять Снежн, -- ствишь себе mIRC, просишь кого-нибудь помочь ввести днные -- EFnet, кнл я скзл. Короче, рзберешься -- и вперед. Глвное, выбрть себе ник.

-- А под своим именем нельзя?

-- Нет, -- скзл Снежн, -- это у меня првило. Я хотел всех нзвть, кк гномов, но они откзлись. Я и подумл -- вдруг их больше семи будет? Тк что теперь кждый см себе выбирет. Я тебе сейчс рсскжу, кто тм есть. -- Он полезл в сумочку, порылсь тм, потом вывлил содержимое н стол. -- Смотри, сейчс узнешь мою душу. Слыхл же? Душ женщины -- то, что у нее в сумочке?

Глеб кивнул и отпил "гиннес".

-- Смотри, -- скзл Снежн, -- вот теперь сумочк пуст. Это ознчет, что душ по сути есть совокупность пустотных элементов. Пелевин у китйцев вычитл, я зню. -- Он зсмеялсь. -- А рньше моя душ был... Вот -- еженедельником с Golden Gate Bridge, еще брелком в виде сттуи Свободы, тушью для ресниц, губной помдой, ромтическими шрикми для внны из "Артиколи" и безымянными презервтивми, числом дв. Вжнее всего --презервтивы. Знешь, почему? Потому что в душе девушки всегд есть место любви! А ручки, ручки в душе девушки кк рз и нет.

-- У меня есть.

-- О, прекрсно. Тогд смотри, -- он рскрыл блокнот и нписл в столбик пять имен:

Snowball

SupeR

BoneyM

het

Undi

-- Сноубол -- это ты, -- скзл Глеб.

-- Точно, -- кивнул Снежн. -- А кто ткие Суп-эР, Бони-эМ, Хет и Унди, тебе и не нужно знть. Просто выбирешь себе ник и нчинешь тусовться он-лйн.

-- Может, Gleb?

-- Нет, это моветон. Ндо что-то оригинльное. Кк тебя в школе нзывли?

-- У нс были не прозвищ, мифология, -- смутился Глеб. -- Я, нпример, трхлся с мленьким зеленым человечком по имени Гл. Мой приятель Феликс был Железным, кк Дзержинский, основтель КГБ, и еще гомосеком, потому что есть Железный Дровосек... ну, который Tin Man у Бум. --Почему-то Глеб решил, что тк Снежне будет понятнее.

-- Вы, смотрю, были чудовищные похбники, -- хихикнул он.

-- Не зню, -- Глеб н секунду вспомнил Емелю и пизду под мышкой. --Нет, мы просто были мтшкольные мльчики из хороших семей. А тут подростковый возрст, гормонльный всплеск. Но мы же только говорить об этом могли. Мы девочек нших дже поцеловть стеснялись.

-- Глупые вы были.

-- Д, -- убежденно скзл Глеб. -- Мы были глупые.

-- Ну, рз школьного прозвищ у тебя не было, придумй что-нибудь другое.

-- Мне ничего в голову кк-то не приходит, -- скзл Глеб. -- Я тип совсем пионер в этих делх.

"Пионерми" в хипповской Системе нзывли неофитов. Тня, по молодости пру рз ездившя стопом, иногд любил щегольнуть системным словечком.

-- Ну, мы тут все пионеры русского Интернет, -- скзл Снежн. --Впрочем, хочешь -- будешь "pioneer". Или дже Стрый Пионэр.

-- Не, не хочу, -- скзл Глеб. -- Школу нпоминет, до сих пор тошнит.

-- Ну, кк хочешь, -- Снежн н мгновение здумлсь, потом решительно нписл н бумжке еще слово. -- Вот. Будешь kadet. Не пионер, но похоже.

-- А я вообще зню этих людей? -- спросил Глеб.

-- Ну, процентов н 70. Кое-кого дже ближе, чем предполгешь, -- и Снежн опять хихикнул.

-- И чем вы тм зниметесь? -- спросил Глеб.

-- Ничем, просто беседуем, -- ответил Снежн, -- шутим. Вот, вчер придумли, что если делть Азбуку Русского Интернет, то Шврцеру, кк глвному вруну, ндо дть букву "в", чтобы его домен нзывлся "в.ру".

Вино в ее бокле кончилось. Снежн встл:

-- Пойду отолью. -- Глеб улыбнулся, он прибвил: -- Ты должен был скзть: that's a little bit more information than I need.

Глеб кивнул. Он вдруг кк-то устл. Ирлндский пб почему-то стл рздржть. По сути, ткой же нерельный, кк Снежнин йэрсишный кнл: все здесь будто ндели мски -- спрятлись з ними, точно з никнеймми. З соседним столиком беседовли бородтый мужчин и печльноглзя девушк. Что их связывет? Они друзья? Коллеги? Любовники? Или -- все вместе и ничего, кк он и Снежн. Н листке из Снежниного блокнот он мшинльно нрисовл японский иероглиф -

и понял, что снов думет о Тне.

В то лето, когд они познкомились, Тня училсь рисовть иероглифы. Он дже знл их знчение и объяснял ему мгический смысл. Н смом деле, думл Глеб, Тня просто любит рисовть -- все рвно, что: он же художниц. Всех иероглифов он не зпомнил, но этот ему понрвился и, чтобы произвести н Тню впечтление, Глеб нучился рисовть его мшинльно, без мыслей, почти единым росчерком.

Сейчс Снежне, должно быть, столько лет, сколько было Тне, когд они познкомились. Тня стрше его, Снежн -- моложе. Рзниц в их возрсте почти рвнялсь числу лет, которые Глеб прожил в брке. При знкомстве Тня покзлсь ему взрослой, зрелой женщиной. Внезпно Глеб понял, что не хочет возврщться домой один.

-- Что ты нрисовл? -- Снежн зглянул ему через плечо.

-- Невжно, -- Глеб зкрыл блокнот.

-- А это имеет ко мне отношение?

-- Д, -- ответил Глеб, потому что ответить "нет" было бы невежливо. --Смое непосредственное.

Снежн сгребл вещи в сумку и щелкнул змочком.

-- Поймешь мне ткси? -- скзл он.

Мшин остновилсь почти срзу, Снежн сел н переднее сидение, н прощние чмокнув Глеб в щеку.

-- Мы рзве не ко мне? -- опешил он.

-- Нет, я у подруги ночую. Спсибо з прекрсный вечер.

Мшин уехл, Глеб побрел к метро. Он чувствовл себя обмнутым. Не сомневлся, что они поедут к нему, и теперь дже рстерялся.

Вероятно, он что-то сделл не тк. Может, он обиделсь, что он не объяснил про иероглиф? Или вовремя не дл ей понять, что ее хочет? Или, может, Снежне просто не понрвилось с ним в прошлый рз? Зчем же тогд весь вечер рсскзывть о своих любовникх?

Не хотелось сидеть дом в одиночестве, и Глеб поехл в Ясенево --отдть Абрмову кредитку и перекинуться прой слов. Снежн оствлсь для него згдкой -- и именно теперь, когд он уктил к подруге (никогд не слышл рньше о ее подругх), Глеб понял, что никк не может выбросить ее из головы.

Глеб позвонил в дверь, но Абрмов, видимо, уже спл. Решив оствить крточку н столе, Глеб полез з ключом, долго искл в темноте сквжину, и, когд попытлся вствить ключ, дверь см рспхнулсь. В квртире горел свет, и н секунду Глеб испуглся.

-- Абрмов! -- позвл он.

Ответ не было. В комнте Глеб увидел рзброснные по полу мшинописные листы и незстлнную постель.

Никого. Только к холодильнику мгнитом пришпилен небрежня зписк: "Спсибо з гостеприимство. Выйду н связь. Твой ВА."

Абрмов исчез.

Глв двендцтя

Снежн объявил н весь офис, что идет в прикмхерскую. Если опоздет, гостей пусть встречют без нее. Андрея с Глебом отпрвили в ближйший супермркет -- круглосуточный, мленький, вполне домшний и не слишком дорогой. В любом случе, других мгзинов поблизости не было. К подъезду гонцы вернулись, нгруженные едой и выпивкой.

-- Что знчит -- "нименее фльшивя водк"? -- недоумевл Глеб. Андрей уже полчс рзглгольствовл о том, ккие водки ндо было покупть год нзд, зимой и теперь.

-- Я исхожу из того, что нефльшивых водок не бывет. Рзличются только грдции подделки. Кчество спирт, который рзводят. Ну и тк длее.

Нзвний Глеб не зпоминл, тем более, что этим летом пили один джин-тоник: непривередливые -- из зеленых бнок, кто побогче -- Gordon's или Beefeater со "швепсом" из больших плстиковых бутылок. Пру лет нзд, когд Глеб жил с Тней, в моде были цветные ликеры с зпхом льдегид, поддельный спирт "Рояль" и "Амретто" (его рекомендовлось добвлять в шмпнское).

Лифт не рботл, и пришлось поднимться пешком. Н стене между третим и четвертым этжом кто-то нписл "Буду пгибть млодым", и Глеб вслух удивился безгрмотности.

-- Это же цитт, -- объяснил Андрей, -- "Мистер Млой", не слышл, рзве? Тип концепт: если рэп в Америке поют негры, то у нс его ндо петь с квкзским кцентом. Оттуд и "буду пгибть млодым, буду пгибть, буду пгибть". Нормльно.

-- Live fast, die young, -- переводя дыхние, скзл Глеб.

-- Молодыми мы уже не успели, -- ответил Андрей, открывя дверь в квртиру.

Продукты сгрузили н кухню, и в ожиднии гостей Глеб сел з компьютер. Арсен обновится только н следующей неделе, н стрнице Мя Ивнович Мухин, виртульного пенсионер из Трту, всего две новые ссылки: одн -- н ккого-то московского кинокритик, сделвшего себе хомяк н изрильском сервере, другя -- н очередной корпортивный проект Тим Шврцер. Вспомнив о Мрусиной, Глеб зглянул н ее стрницу н Geocities. Новый выпуск нчинлся тк:

"Я решил сегодня подумть о лучшем, что у нс есть: о нших детях. Во-первых, их приятно делть, во-вторых, мы любим их, когд они мленькие, и стремся не потерять это чувство, когд они подрстут. И потому для всех млышей я предлгю сегодня Азбуку русского Интернет.

Пусть Андрей будет А, потому что с него нчлся и лфвит, и русский Интернет.

Пусть Бен будет Б, потому что без его прогрмм ничего бы не рботло.

Пусть Тим будет В, потому что он и тк в кждой бочке зтычк. И потому что тогд его домен будет нзывться не Тим.ру, просто В.ру.

Н Г у нс слишком много претендентов, поэтому оствим н время ншу Азбуку."

Глеб еще рз перечитл предпоследнюю строчку. Где-то он уже слышл шутку про домен в.ру. В глубокой здумчивости он встл и пошел искть Шневич.

Илья обнружился н кухне, где уже нчли рспивть водку. В двух словх Глеб перескзл новую русу.

-- И что? -- спросил Шневич. -- Ты хочешь скзть, это смешно?

-- Нет, -- ответил Глеб. -- Я хочу скзть, что эту шутку мне только вчер перескзл Снежн. У нее н кнле кто-то тк пошутил.

-- Ну и что? -- спросил Андрей.

-- Нет, я просто тк, -- смешлся Глеб.

-- Понял, -- кивнул Шневич. -- Тк нзывемя Русин ебл ншу Снежночку. Еще очко в твою пользу, Бен. Это и в смом деле мужик. А теперь -- где именинниц?

-- В прикмхерской, -- ответил Андрей, и Шневич удлился, збрв полсткн водки и велев отпрвить к нему Снежну, кк только появится.-- Ты в Америке никогд не жил? -- спросил Ося Глеб.

-- Нет, что?

-- Ну, это мерикнцы обычно стучт, -- скзл Ося. -- Русские кк-то знют, что это не по-рийски.

Глеб смутился. Слов "стучть" он не слышл уже лет десять. И признлся себе, что после пдения коммунизм слишком быстро позбыл все нвыки: не упоминть по телефону зпретных фмилий, никогд не нзывть тех, у кого брл Смиздт, и вообще -- никких имен.

-- Я кк-то не подумл, -- пробормотл он и пошел нзд, рзмышляя, что ознчет слово "рийский" в устх еврея.

Из глубин квртиры доносился бс Шневич:

-- Я сейчс знят, но кк только гости уйдут -- ты мне рсскжешь, кто есть кто н твоем хрустле!Что отвечл Снежн, Глеб не рзобрл.

Глеб проскользнул к своему компьютеру и решил было дочитть русу, когд в комнту, рыдя, вбежл Снежн.

-- Я не буду рскрывть никнеймы! -- всхлипывл он.

Глеб обернулся. После прикмхерской Снежн чудесно преобрзилсь: волосы, еще недвно темные, почти черные, белокурыми прядями сбегли по плечм.

Зметив его удивление, он улыбнулсь сквозь слезы:

-- Я решил сменить имидж. Фм фтль должн быть блондинкой, ты кк думешь?

Из прихожей уже доносились голос -- пришли первые гости. Невысокя рыжя девушк лет двдцти в короткой юбке, черных колготкх, грубых ботинкх и короткой мйке с психоделическим узором целовл в щеку Бен и Осю.

-- Кк я рд вс видеть, мльчики, -- скзл он и тут же кинулсь к Снежне с криком: -- А вот кого я в смом деле рд видеть! С днем рождения! -- Девушки поцеловлись. -- Меня зовут Нстя, -- сообщил рыжя, сунул Глебу мленькую лдошку и прошл в большую комнту, где нкрыли стол. Андрей уже рзливл водку, Бен вызвлся смешть джин с тоником.

Снов открылсь дверь, появился худощвый прень в футболке и джинсх.

-- Антон, привет, -- Снежн кинулсь к нему н шею. -- Кк здорово, что ты пришел! Это Антон, -- пояснил он Глебу. -- Я его в метро встретил н днях, помнишь, я рсскзывл?

Глеб кивнул.

Антон сдержнно улыбнулся и следом з Снежной вошел в комнту. Тм Нстя втолковывл Бену:

-- Понимешь, вся эт музык, которую вы здесь слушете -- все это вчершний день. Сегодня можно слушть только техно.

-- О боже, -- буркнул себе под нос Антон и быстро нлил водки.

-- Вчершний день, -- отвечл Бен, -- это лучшее, что у нс есть. Я вот з свои тридцть лет не слышл ничего лучше диско.

-- Послушй, -- Нстя взял его з руку, -- ты сходи в "Птюч" н рэйв, поколбсься немного -- и тебя пропрет. Ты во все въедешь.

-- Вы в вшем "Птюче" еще будете тнцевть под диско, помяни мое слово, -- пообещл Бен.

Только сейчс Глеб понял, почему одежд Бен покзлсь ему ткой знкомой: все эти клешеные джинсы, широкие воротники, рубшки немыслимых рсцветок. Тк выглядели поп-идолы времен их общей юности. Видимо, когд-то, лет пятндцть нзд, Бен понял, кк должны выглядеть модные люди -- и с тех пор не переменил своего мнения.

Его жен стоял чуть в стороне и молч пил свой джин-тоник. Глеб спросил, кк дел, и Ктя рсскзл, что дизйнерскя контор, где он рботл последний год, вот-вот зкроется.

-- А почему ты сюд не пойдешь рботть? -- спросил Глеб.

-- О, Вене это не понрвится, -- с легкой обидой скзл он. -- Он невысокого мнения о моих дизйнерских тлнтх. Он Тимофея любит.

Шврцер негромко беседовл с Арсеном, который то и дело теребил шпочку н зтылке. Нверное, Тим уже знет о том, что Мш Русин -- это кто-то с кнл #xpyctal, подумл Глеб. Злится, небось, чудовищно.

Люди все прибывли. Глеб зпомнил сероглзого блондин в черной рубшке и черных джинсх в обтяжку. Его звли Борис Лугнский; он с порог нчл рсскзывть Шневичу, кк н телевидении готовят победу Ельцин:

-- Тут смое глвное -- првильно сделнный новостной ролик.

-- Двдцть пятый кдр? -- спросил Ося, -- Не удивлюсь -- ельциноиды и н ткое пойдут.

-- Нет, все проще. Мне н "Видео-Интернэшнл" н днях объясняли, что ндо, скжем, покзть речь Зюгнов -- фоном тихо, но отчетливо, дть ткой мерзкий звук, чтобы вызвть у зрителя рздржение. И дело в шляпе.

-- А гзетку "Не дй Бог" тоже с твой помощью изготвливют? -- Ося взмхнул рукой.

-- А что з гзет? -- вступил Шневич, н лету поймв опрокинутый Осей сткн.

-- О, прекрсный ход, прекрсный, -- откликнулся Лугнский. --Антикоммунистическя гзет, которую делют журнлисты "Коммерснт". Очень, очень смешня.

-- Тм был подборк писем, -- скзл Ося, почесывя бороду. -- Якобы от тех, кто з коммунистов. Пишут, что после победы с дерьмокртми сделют. Тип кишки вырежут, яйц оторвут, н улицх рзвесят, ну и тк длее.

Глеб поморщился. Кк-то о возможной победе коммунистов он всерьез не здумывлся. И уж тем более -- о возможных кзнях. Дже при Брежневе этого не было, куд уж Зюгнову.

-- Понятно, -- продолжл Ося, -- что эт коммерснтовскя шушер см все придумл. Но я подумл: ведь првд, когд победим, мы с вторми этой гзеты тк и поступим.

-- Мы -- это кто? -- спросил Лугнский.

-- Мы -- это НБП, -- ответил Ося. -- Нцболы.

-- Я знл Курехин, -- скзл Лугнский, -- встречлся с ним пру рз. Очень был клевый. Жлко, что умер.

-- Курехин -- это который про грибы? -- спросил подошедшя Нстя.

-- Он смый, -- скзл Снежн. -- А, кстти, ты грибов не принесл?

-- Нет, не достл, -- девушк виновто улыбнулсь. -- В другой рз, лдно?

-- Хуйня, -- Снежн црственно кивнул. -- И тк всем по кйфу.

Он явно нслждлсь положением королевы бл. Комнт уже был полн людей -- большинство Глеб видел впервые -- по крйней мере, не мог вспомнить, видел ли рньше.

-- Не зню, -- Нстя ндул губы. -- Мне противно смотреть, кк все пьют. Водк -- это тк не позитивно. Только посмотри, -- и он кивнул н Антон, который, жестикулируя, что-то излгл Бену.

Внезпно Снежн глянул н чсы и рвнул в офис с криком:

-- Меня должны поздрвить из Америки, скоро буду!

Глеб вернулся к столу. Нюр Степновн молч рссмтривл рюмку водки, словно впервые ее видел. Кто-то предложил включить музыку и потнцевть. Стол сдвинули к стене, нчлись тнцы под "Жильц вершин" и Murder Ballads. Глеб некоторое время подпрыгивл, вспоминя свои первые дискотеки, но потом решил, что с него хвтит, и нпрвился в офис. В коридоре он встретил Бен. В офисе Лугнский, сидя н столе, впривл Снежне и Нсте:

-- Я решил, хвтит знимться реклмной мелочовкой. Хочу нписть серьезный сценрий. Нчинется с того, что двое бртков, чечен и русский, едут н мшине. Русский только что вернулся из Америки, и чечен его рсспршивет. Вот, слушйте.

Откуд-то Лугнский извлек сложенный вчетверо лист бумги и нчл читть:

-- Првд ли, что тм это дело совершенно зконно?

-- Д. Совершенно зконно. То есть, конечно, нельзя подойти н улице к мльчику и трхнуть его в жопу, это д. Но если живешь с кем-то -- твое дело. Или если мужик одевет женское плтье и идет в кбк -- его оттуд не выгоняют.

-- Постой. Я не понял -- то есть если я сижу в кбке, и входит пидор, я не могу его вырубить?

-- Аг. Ты не можешь его вырубить. Потому что менты тогд вырубят тебя. Потому что мусор тоже может окзться пидором.

-- Круто, -- скзл Глебу Бен. -- Это продия н "Плп Фикшн", я понял. Тм в нчле Сэмюэл Л. Джексон с Трволтой беседуют об Амстердме.

-- Мой любимый фильм, -- сообщил Нстя. -- А вы знете, что было в чемоднчике? Душ Мрселус Уоллес, вот!

-- А я думл, -- скзл Бен, -- бриллинты, укрденные в "Бешеных псх".

Лугнский глянул н него возмущенно, Бен пожл плечми и вернулся в большую комнту. В офис зшли Андрей с Антоном и остновились н пороге. Не смущясь, Лугнский продолжл читть:

-- А ббы? Кк ббы это терпят?

-- Ббы в Шттх совсем обнглели. Вот если ты ущипнешь ее з жопу, он волокет тебя в суд, и судья отпрвляет тебя н зону.

-- Блядь.

-- Ббы в Америке дже говорят н другом языке.

-- Что? Не по-мерикнски?

-- Ну, не совсем. Смое збвное -- это ткие мленькие отличия. Нпример, история будет по-нглийски history, ббы говорят -- herstory, потому что...

-- Я не понял, кк?

-- Ну, это звучит у меня похоже, пишется по-рзному. То Х -- И --Зэ, то Х -- Е -- эР. То есть "его" и "ее".

-- У меня был подруг, -- скзл Антон, -- тк он год прожил в Англии. Много мне про феминизм рсскзывл. Про феминизм и этот... кк его... джендер.

-- Интернет, -- зметил Андрей, -- отменил гендер. Потому что в Сети никто не знет -- собк ты, мльчик или девочк.

Они вернулись в большую комнту, оствив Нстю дослушивть дурцкую продию н смый модный фильм год. Пьянк достигл погея. Кто-то, чьего имени Глеб не знл, лежл н трех стульях, протягивя длинные руки к тнцующим и слбо взывл:

-- Седьмой, седьмой, поговори со мной! Почему не отвечешь, почему молчишь, ?

В углу Муфс рскуривл большой косяк и объяснял, что н смом деле у него другое имя, Муфс -- это прозвище, в честь Льв-отц. Глеб подумл, что, вероятно, двое других учстников группы "Мрокксты" должны быть Львом-сыном и Львом-святым духом. Глядя н тнцующих, Глеб тяжело вздохнул. Может, стоило уйти, но мысль о поездке через весь город был ему неприятн. Нлив себе воды, он пошел н кухню.

Осе стло жрко, и он снял рубшку, оствшись в мйке с ндписью "Punk is not dead".

-- А ты пнк? -- спросил Глеб.

-- Я нрхо-стнист, -- холодно ответил Ося, и Глебу рсхотелось уточнять, что это ткое.

-- А чего тогд мйку ндел? -- спросил Шневич.

-- Формльно, -- ответил Ося, -- мйк с ндписью "Punk is not dead" не знчит, что тот, кто в ней -- пнк. Он просто доносит до всех информцию о том, что пнк не мертв.

-- А он не мертв? -- ехидно улыбнулся вошедший Арсен.

-- Конечно, нет, -- ответил Шневич. -- Скжем, Ельцин -- нстоящий пнк. Кстти, когд он уйдет -- тогд будет пиздец. И мы еще вспомним эти времен кк смое свободное время ншей жизни.

-- Смое свободное время ншей жизни было при Брежневе, -- скзл Ося. -- У нс был нш Глич и нш Смиздт. Лучшее время з всю историю России ХХ век.

Вероятно, мы жили в рзных Россиях, подумл Глеб, вспомнив Чк. Неприятное воспоминние: может, потому что вместе с Чком он вспомнил Абрмов, который говорил, что Чк хвтет его з ноги. Абрмов теперь тоже исчез, и Глеб нервничл.

-- Д нет, -- скзл Андрей, -- Ельцин не пнк. Или дже если он кк бы пнк, тк выберут его не потому, что он тип устроил революцию пять лет нзд, просто он сейчс обещет, что революций больше не будет.

-- Я обещю, что революция еще будет, -- продирижировл Ося, -- и когд мы победим, уничтожим всю эту мрзь, которя осуществил геноцид русского нрод.

Глеб подмывло спросить Осю, верит ли он см в то, что говорит, но он сдержлся.

-- Нет, будет не революция, новый порядок, -- скзл Шневич. -- Хос в стрне может быть снружи и не зметен. Улицы дже можно убирть. Но в любом доме, куд ни зйдешь, творится полный рзор, кк у меня н кухне, и это никк не связно ни с деньгми, ни с политикой. Это -- хос. И кк только людям ндоест, что у них в доме нет чистого стул, они проголосуют з сильную руку и новый порядок.

-- Тогд по мне лучше пусть грязные стулья, -- неожиднно для себя скзл Глеб.

-- Првильно, -- воскликнул Ося. -- Пнки грязи не боятся.

-- Но пнки, отец, и не голосуют, -- зметил Арсен.

-- А првд, что н выборх пнки будут поддержть Зюгнов? -- спросил Андрей. -- Я дже тип лозунг читл -- "Пп Зю, гси козлов!"

-- Я думю, его в штбе Ельцин придумли, -- скзл Ося.

Глеб внезпно понял, что н его глзх т Россия, которую любил Снежн, Россия нрхии и безгрничной свободы, перестет существовть. Что выборы, кто бы ни победил, будут кким-то рубежом, рзделяющим десятилетие. Почему-то ему стло жлко Снежну.

Он вышел в коридор, где Шврцер, собирвшийся с Муфсой н ккой-то концерт, прощлся с именинницей. Сквозь приоткрытую дверь кбинет Шневич Глеб увидел Нюру Степновну, снов сидевшую з своим столом.

Вскоре в большой комнте остлись только Бен, Ктя, Ося и Андрей. Ктя лениво дотнцовывл под "Death Is Not the End", Андрей убирл со стол грязные трелки. Собрв рюмки, Глеб вернулся н кухню. Арсен кк рз доскзывл некдот, знкомый Глебу с незпмятных времен:

-- И вот он пробует ковшом водку и говорит: "З это нс и не любят!"

-- Ну д, -- без улыбки скзл Шневич. -- Он должен был прибвить: "но поэтому мы и выжили".

Глеб вернулся в комнту и присоединился к Андрею. Ося курил в коридоре, Бен и Ктя куд-то исчезли, Снежны тоже не было.

-- Хорошя вечеринк, -- скзл Глеб, хотя см не был в этом уверен.

-- Обычня, -- кивнул Андрей, -- у нс ткие кждый месяц бывют.

В несколько зходов они перетскли посуду н кухню, где Шневич c Арсеном обсуждли общих иеруслимских знкомых. По пути в комнту Глеб услышл из внной сдвленный звук. Открыв дверь, он увидел Нюру: т блевл нд рковиной.

-- Плохо? -- спросил Глеб.

Он кивнул.

-- Сейчс лучше будет, ты еще попробуй, -- нпутствовл Глеб, но тут появился Андрей и взял дело в свои руки.

-- Открой рот пошире, -- комндовл он, -- сейчс я тебе помогу.

"Срзу видно -- опытный человек", -- с увжением подумл Глеб.

Минут через десять они вывели ослбевшую Нюру в коридор.

-- Кк он домой-то поедет? -- спросил Глеб.

-- Может, здесь ее оствить? -- предложил Андрей.

Они вышли в прихожую и с удивлением нткнулись н двух милиционеров в форме, зстывших у смой двери.

-- Кто хозяин? -- спросил один.

-- Илья, -- крикнул Андрей, -- к тебе пришли.

Милиционеры неприязненно осмтривли прихожую, зглянули в кбинет Шневич и в большую комнту. Дверь офис был зкрыт, к тому же ее згородили Андрей, Глеб и Нюр.

-- Все, уже зкончили, -- добродушно скзл Шневич, -- простите, не зметили, что уже одинндцть, но вы видите, гости рзошлись, тк что, может, вы присядете...

-- Присядем потом, -- сумрчно ответил один милиционер, -- вс мы попросим н минутку выйти с нми.

Н секунду у Глеб мелькнул безумня мысль, что Шневич рестовывют и, оствив Андрея поддерживть Нюру, он выскочил з Ильей н лестницу.

Н площдке между этжми, в луже крови, лежл Снежн. Н стене, прямо нд неподвижным телом, кто-то неумело и поспешно нрисовл кровью несколько черточек.

Это был Тнин иероглиф.

Глв триндцтя

Все высыпли из квртиры и столпились н лестнице. Юбк Снежны здрлсь выше резинки чулк. Глеб вспомнил, кк Снежн говорил в ткси, что никогд не носит трусов, и зхотел попрвить юбку, но понял, что менты не подпустят его к трупу. Нож -- рукоятк змотн изолентой, -- влялся в луже крови.

Внутри все будто онемело. Глеб оперся н перил и посмотрел вниз, в лестничный проем. Отчетливо, до головокружения, он почувствовл, что Снежн умерл -- и почему-то снов подумл о Тне. Они не переписывлись, дже ее е-мэйл он двно збыл, тк что, может, он тоже мертв -- никого из общих знкомых он не видел, и вполне мог об этом и не узнть. Внизу один из ментов спршивл женщину из нижней квртиры, зчем он перевернул труп. Сухонькя, седя струх громко, н весь подъезд, отвечл милиционеру:

-- Молодой человек! Если бы кждый рз, когд я видел рненого, я бы ждл появления милиции, вс бы тут вовсе не было!

-- Что вы имеете в виду? -- чуть слышно спросил мент.

-- В кком году родился? -- прировл струшк. -- Отец или дед н фронте были?

-- Дед был, -- ответил мент и добвил: -- Под Стлингрдом погиб. Тебя, видть, н него не ншлось.

Где-то н периферии сознния Глеб пронеслсь мысль о том, что его дед тоже погиб под Стлингрдом и это стрнным обрзом связывет его, Глеб, с ментом. Возможно, их деды знли друг друг, , может, их остнки перемешлись в одной бртской могиле.

Глеб вернулся в квртиру. В прихожей стояли Нстя и Лугнский. Бледня Нюр Степновн, держсь з косяк, змерл в дверном проеме кбинет Шневич. Следом з Глебом с лестницы вернулись Ося и Бен с Ктей.

-- Ккой кошмр, ккой кошмр, -- повторял Бен, н время утртив свою улыбку и бодрый голос. Ктя держл его з руку и чуть зметно глдил по плечу. Ося неприязненно покосился н Лугнского и отвернулся, вошедший в прихожую Антон спросил:

-- Водк еще остлсь? -- и, пройдя в комнту, быстро нлил себе рюмку.

Все остльные последовли з Антоном. Двое ментов змыкли шествие: рзложив н столе бумги, они проверили документы и переписли собрвшихся. Остльные молчли и лишь когд з милиционерми зкрылсь дверь, зговорили все срзу, перебивя друг друг: зчем он выходил?.. кто же это сделл?.. в собственный день рождения... ккой ужс... видимо, время ей пришло... ккя глупя смерть... Слов кзлись Глебу лишенными смысл, стертыми: он столько рз слышл их в кино или читл в книгх. Снов нвлилсь черня тоск, зхотелось немедленно уйти, но остться одному будет невыносимо.

-- Д, отец, -- тихо скзл Арсен Шневичу, -- хуй ты теперь узнешь, кто ткя Мрусин.

Глеб вздрогнул. И тут же вспомнил влявшийся н ступенях нож --изолент н рукоятке, Глеб его столько рз видел н кухне у Шневич. Этим ножом убили Снежну. Но рз было убийство -- знчит, был и убийц. Человек, который взял нож здесь, в квртире, вышел следом з Снежной и ее убил. Железные зконы логики подскзывли, что сделл это кто-то из людей, еще несколько чсов нзд поздрвлявших Снежну с днем рождения. Еще рз Глеб осмотрел собрвшихся в комнте.

Нстя плкл, прижимясь к Лугнскому, тот опирлся н стол, словно пытясь от нее отстрниться. Теперь его черный нряд кзлся трурным. Лугнский встревоженно переводил взгляд с лиц н лицо. Антон стоял рядом, в руке -- недопитя рюмк водки. Нюр Степновн сидел в кресле -- лицо бледное, почти зеленое. Чуть в стороне ото всех беседовли Шневич и Арсен. Возле стол Ктя, Бен, Ося и Андрей говорили все вместе.

Все выглядели потрясенными и потерянными. Но Глеб с мтемтической ясностью осознл, что один из них полчс нзд убил Снежну.

-- Он тк и не нбрл своих семи гномов, -- скзл Андрей, и Антон тут же повернулся и спросил:

-- Кких гномов?

-- Ну, -- скзл Бен, -- у нее игр был. Он же был Сноубол, Белоснежк.

-- Я всегд говорил, что Дисней убивет, -- зметил Ося. -- Кк тбк.

-- Очень смешно, -- буркнул Андрей.

Один из них -- убийц, думл Глеб. Когд я видел Снежну в последний рз живой, все остльные уже ушли. Последними -- Шврцер с Муфсой. Мог ли кто-то спрятться н лестнице? Нет, исключено -- лифт не рботет, его бы зметили. Д и уходили толпой, трудно отстть. Знчит -- один из нс.

В школе Глеб любил рзгдывть в "Нуке и жизни" детективные истории: приводятся покзния всех подозревемых и говорится, нпример, что кждый из них двжды говорит првду, один рз врет. Путем нехитрых логических оперций выяснялось, что возможен только один ответ. Вспомнив об этом, Глеб с удивлением почувствовл, что его птия куд-то пропл. Он неожиднно взбодрился. Тк он когд-то собирлся н экзмен, кждой клеткой мозг ощущя свою готовность.

Итк, Арсен и Шневич все время были н кухне. Антон, кжется, тоже ушел н кухню вместе со мной. В квртире оствлись Ося, Андрей, Бен, Ктя, Нстя, Лугнский и Нюр. Или Нюр уже блевл в внной? Не помню. Тк или инче -- от шести до десяти человек. Думй, Глеб, думй.

И чем больше он думл об окружющих, кк о возможных убийцх, тем слбее стновился обрз Снежны, лежщей вниз головой в луже крови, с здрнной юбкой, с иероглифом, нписнным кровью н грязной стене подъезд.

Глеб прошел н кухню и стл рыться в мойке, пытясь проверить, не мог ли он перепутть нож. Нож нигде не было. Знчит, и сомнений не оствлось.

-- Чего ты ищешь? -- спросил з его спиной Антон.

-- Тк, -- уклончиво ответил Глеб. -- Ищу нож.

-- А это был вш нож? -- спросил Антон

-- Вроде, д, -- ответил Глеб, хотя минутой рньше вовсе не собирлся об этом рсскзывть.

-- И ты думешь, -- скзл Антон, зкуривя, -- что ее убил кто-то из здешних?

Глеб кивнул.

-- А ты тк не думй, -- скзл Антон. -- Я понимю, ты меня о совете не просишь, но тем не менее. У меня просто был н эту тему довольно неприятный опыт.

-- В смысле? -- не понял Глеб.

-- Когд-то я тоже окзлся свидетелем убийств и зчем-то полез его рсследовть.

-- И что?

-- В результте еще три труп. При том, что я до сих пор не уверен, что все угдл првильно.

-- Трупы-то откуд?

-- Поубивли они тм все друг друг... год дв нзд дело было, кк рз смый рзгр всего этого дурного гллюциноз.

Глеб кивнул, н этот рз -- привычно.

-- Ну, -- скзл он, -- рз есть убийство, знчит, есть убийц. Было бы неспрведливо, если бы Снежн тк и остлсь...

-- Он тк и остнется, -- ответил Антон. -- Поверь мне, он не оживет.

-- Я не это имел в виду...

-- Я понимю. Ты имел в виду воздяние. По мне, лучше н крму положиться.

-- Понимешь, -- вдруг горячо зговорил Глеб, -- есть еще одн вещь. Этот иероглиф н стене. Я нкнуне его нрисовл, когд мы со Снежной были в "Рози О'Грэдис" -- и теперь чувствую, будто нкликл. Ты не знешь, кстти, что он ознчет? -- Глеб быстро чиркнул испчкнной в слте вилкой по грязной поверхности стол, -- примерно вот ткой:

-- Не, -- протянул Антон, -- но у меня есть приятель, который в тких делх спец. Я тебе дм телефон, скжешь, что от меня.

-- Спсибо, -- рстерялся Глеб.

-- Ты только с ним поосторожней... он иногд -- того... стрнновт бывет, -- пояснил Антон и после недолгого колебния добвил: -- И вот еще. Рз уж ты решил лезть в это дело, я тебе дм один мэйл. Моего друг. Он сейчс в Америке, но, нверное, все рвно сможет помочь. Его зовут Юлик Горский.

1984 год. Феврль

Чк нстроил гитру и зпел н мотив "Птицы счстья звтршнего дня".

Где-то где-то где-то вдлеке

Едет Ленин н броневике

Н броневике, н броневике

Едет Ленин н броневике

Сбросим, сбросим буржузный гнет

В руки влсть пускй нрод возьмет

Пусть нрод возьмет, в рот нрод возьмет

То-то жизнь тогд у нс пойдет

Кк всегд, не удержлся, хотя н словх "в рот нрод возьмет" удрил по струнм сильнее, чтобы не смущть девушек. Глеб, впрочем, подозревл, что девушки зпросто могли и не понять: неслучйно весь клсс рсскзывл историю о том, кк Светк Лунев скзл по ккому-то поводу: "зубов бояться -- в рот не ходить", явно не понимя, о чем идет речь.

Они пришли к Феликсу н день рождения: две девушки -- Ирк и Мрин --и пять ребят: Абрмов, Чк, Емеля, Глеб и см Феликс. Должны были еще подойти Оксн и Вольфсон. Вероятно, вместе, потому что они -- уникльный для их клсс случй! -- жили в соседних домх, их родители дружили много лет. Три к шести -- удчный рсклд для мтшкол, потому что обычно в клссе девочек в три-четыре рз меньше, чем мльчиков. Неудивительно, что любовные треугольники мутировли в куд более сложные фигуры: весь клсс знл, что Чк, Абрмов и Вольфсон влюблены в Мринку, Глеб подозревл, что и Емеля с ними зодно. Впрочем, после поездки в Питер конкуренты Чк были посрмлены -- Чк демонстртивно провожл Мринку до дом, неся н плече ее тяжелую школьную сумку. Если кто-то увязывлся з компнию, Мринк невозмутимо предлгл Чку подняться и попить чй, прощясь с остльными у дверей. Первый рз, услышв это, Глеб почувствовл, что крснеет, -- и с его легкой руки у них в клссе выржение "попить чй" стло ознчть совсем не то, что обычно. Вольфсон дже нчл писть поэму "Безумное чепитие" -порногрфию с ллюзиями н Кэрролл и теорию относительности -- но пок не зкончил.

Сегодня, впрочем, пили не чй, "кберне". Родители Феликс обещли не возврщться до одинндцти, тк что времени полно: в прогрмме, помимо вин и песен, знчились тнцы, возможно -- поцелуи в полутемной комнте. Отец Феликс дже скзл, что свлившие предки -- лучший подрок н день рождения. Родителей уже никто не нзывл "предкми", это жргон предыдущего поколения, вместе с бесконечными "чувкми", "чувихми" и Бродом в смысле улицы Горького, но предствления о том, кк должн выглядеть молодежня вечеринк, з четверть век не изменились: рзве что квртиры стли больше, д мгнитофоны лучше.

Н отцовском письменном столе громоздились феликсовы подрки: плкт "Н стрже мир" с ркетми, нпоминющими зтянутые в презервтивы члены (от Чк); рспечтк Бродского (от Глеб), мсленк, подрення с нмеком н вечно ржвеющего Железного Дровосек (от Емели); чистя гэдээровскя кссет ORWO (от Ирки) и книжк мтемтических здч (от Абрмов). Последний подрок был смым зковыристым: одним из соствителей книжки был бывший учитель их школы, лет пять нзд уехвший в Изриль. Рзумеется, в библиотеке книжки уже не было -- но Витя кк-то высмотрел сборник в "Букинисте" н Ленинском и купил Феликсу в подрок.

Уехвшие пистели или музыкнты были излюбленной темой рзговоров. Поскольку их книги -- дже смые невинные -- изымлись из библиотек и мгзинов, иметь дом вполне верноподднные издния Аксенов или Глдилин из серии "Плменные революционеры" было почти тк же круто, кк нстоящий Смиздт. Глеб немного гордился тем, что знл почти всех крупных отъезжнтов по именм -- дже если никогд не читл их книг. Их имен были столь же волнующи и неприличны, кк мтерные слов или термины из медицинской энциклопедии.

Вот и теперь Чк зпел:

Ветерок с восток, ветерок крсивый

Перешел в пссты

Вся интеллигенция мтушки-России

Дрпет н Зпд

Едет Рбинович, следом Ростропович

После Шосткович

Только поприжли, срзу побежли

Глич и Войнович

Уехвшие кзлись умершими: тем более, что зчстую и переписывться с ними было нельзя. Когд Лж н уроке рсскзывл о том, что, нписв "Иных уж нет, те длече / Кк Сди некогд скзл", Пушкин имел в виду кзненных и сослнных в Сибирь декбристов, Чк прошептл "сослнных в Приж диссидентов" тк громко, что клсс зржл, Лж предпочл сделть вид, что не рсслышл.

Прямо из столицы выслн Солженицын

И в местх неблизких

Счс живет Коржвин, д и Бродский пишет

Нынче по-нглийски

Рзбрелись по свету, Эткинд уж нету

Нет и Белинков

Лишь тм очутились, подднств лишились

Копелев с Орловой.

-- Кончл бы ты про политику, -- скзл Емеля и потянулся з гитрой.

Чк вскочил, и бросился бежть в соседнюю комнту, прижимя к себе гитру.

-- Ату его, -- зкричл Абрмов, и Емеля припустил з Чком. Они сцепились в коридоре и вскоре к ним с криком "гитру пожлейте!" присоединился Феликс. Кто-то схвтил з ногу возврщвшуюся из внной Ирку, он чуть не рухнул и звизжл "пустите!". Абрмов кинулся ее спсть, но свлился вместе с ней н пол. Глеб уже собрлся присоединиться к куче-мле, когд внезпно поймл взгляд Мрины.

Он оствлсь тм же, где сидел, когд пел Чк. Он по-прежнему улыблсь, но сейчс эт улыбк покзлсь Глебу не восторженной улыбкой влюбленной дурочки, которой он, честно говоря, считл Мрину, грустной улыбкой мтери, нблюдющей детские игры. Внезпно он понял, что Мрин, единствення здесь, действительно взросля -- и тут же смутился, кк смутился бы, если бы з этой возней его зстли учителя или чьи-то родители.

Победителем вышел Емеля. Он опустился н стул и зголосил: "О, Мринн, слдко спишь ты, Мринн, мне жль будить тебя, я стну ждть!" -- и все зсмеялись, потому что полное имя Мрины -- Мринн. Глеб с Феликсом вышли н блкон покурить. Дымок уплывл в холодное зимнее небо, и Феликс скзл:

-- Предствляешь, шестндцть лет -- это же нстоящя жизнь должн нчться.

-- Клссно, -- скзл Глеб и вспомнил, кк мльчишкой мечтл, что ему будет шестндцть, и он сможет ходить н любые фильмы. Уже год контролеры пропускли его без вопросов, -- Феликс тк все три, -- но ощущение, что нстоящя жизнь нчинется после шестндцти, не проходило. Возможно, потому что 16 -- уникльное число: 24 и одновременно 42, единственные решения в целых числх симметричного урвнения XY=YX

-- Послушй, я вот хотел спросить: если бы мы жили до революции и ты был бы из богтой семьи, ты бы пошел в публичный дом, чтобы... ну, впервые переспть с женщиной?

Глеб здумлся.

-- Нверное, нет, -- ответил он.

-- Почему? -- спросил Феликс. Глеб не ответил: внезпно его охвтил чудовищный стрх. Он и подумть не мог о том, что можно переспть с женщиной з деньги. Более того: ужсн был мысль, что существуют женщины, которые ежедневно з деньги спят с рзными мужчинми -- и не один рз. Этот ужс его потряс: он ведь прекрсно знл, что не где-то вдлеке, тм, до революции, тут, в Москве, в "Интуристе", есть девушки, которые отдются инострнцм з влюту. Глеб змялся, но тут приоткрылсь дверь, и Чк скзл, что пор выпить и хвтит курить.

Они вернулись в комнту и после первого тост -- з прекрсных дм, гусры пьют стоя! -- Чк стл долго и детльно рсскзывть, кк н прошлой неделе его тскли к директору з отобрнные н уроке истории стихи. Рсскзывли про Стлингрдскую битву, и Чк рсписл отрботнным до втомтизм рзмером, кк "фрицм всем пришел кпут / съел их триппер н яйце". Кжется, это были единственные строчки без мт, но дже они выглядели не слишком прилично. Похоже, н этот рз Чку тк легко не отделться: нлицо кощунство, издевтельство нд смым святым, и шить ему стнут не мтерщину, именно нтисоветчину. Чк, однко, не сомневлся: родители что-нибудь придумют и его отмжут, кк делли уже не рз.

-- В крйнем случе, получу выговор с знесением, -- объяснял он, --который все рвно через полгод снимут. Мне же глвное к поступлению чистую нкету иметь.

Когд допили бутылку, Феликс поствил кссету с песнями "Битлз". Нчли тнцевть и чуть опьяневший Глеб рдовлся, что понимет хоть припев: Джордж Хррисон бесконечно повторял I Me Mine I Me Mine I Me Mine, и Глеб кружился по комнте, рдуясь, что современные тнцы не требуют пртнерши, и одновременно огорчясь, что Оксн, видимо, не придет.

Н середине песни рздлся звонок в дверь: полдесятого, родителям возврщться рно, и Феликс рвнул в прихожую с рдостным кличем:

-- Вольфсон, ты сестру привел с собой или кк?

Глеб бросился з ним следом и увидел з дверью Оксну. У нее было ккое-то совсем незнкомое лицо, тких лиц Глеб никогд рньше не видел. Остновившиеся глз, дрожщие губы, рук судорожно сжимет ремешок сумки.

-- Вольфсон рестовли, -- скзл он.

Глв четырндцтя

Н следующий день в Хрустльном все вели себя тк, будто ничего не случилось. Было видно, что все подвлены, но кк ни в чем ни бывло обсуждли концепцию первого номер и решли, ндо ли оргнизовть рспределенную виртульную редкцию -- Шневич, Андрей и Шврцер в Москве, Фрбер в Гермнии, Арсен в Изриле, Мнин и Делицын в Америке и тк длее --или можно огрничиться обычной. Милиция выдвинул версию, что в подъезде н Снежну нпл ккой-то нркомн, который искл денег н дозу, пьяный подросток или просто мньяк-убийц. Никто, похоже, не обртил внимния ни н исчезновение кухонного нож, ни н стрнный иероглиф нд трупом.

Глеб делл вид, что рботет, н смом деле читл прислнную в редкцию сттью, объяснявшую читтелям -- зодно и Глебу -- что ткое "сетертур", и почему будущее приндлежит именно ей. Глебу нрвились эти новые русские слов -- "сетяне" вместо "netizens", "мыло" вместо "e-mail", "гляделк" вместо "browser" и Повсеместно Протянутя Путин вместо World Wide Web, -- и в другой рз он оценил бы этот неологизм, но сегодня его мысли были длеко. Связно ли убийство Снежны с историей Мши Русиной? Погибл ли Снежн только потому, что могл выдть человек, который лишил Шврцер денег Крутицкого?

-- Мы решили некролог в Сети повесить, -- В комнту вошел Андрей. --Двй я текст нпишу, ты прикинешь, кк это должно н экрне выглядеть. Вот, дже фотогрфия есть.

Он протянул Глебу глянцевый прямоугольник: живя Снежн улыблсь и поднимл к объективу бокл вин, крсного, кк ее глз, высвеченные вспышкой.

-- Хорошя фотк, -- скзл Глеб.

-- Д, -- кивнул Андрей, -- глз только убрть. А тк нормльно.

Глеб пошел к скнеру в дльнем углу. Под крышкой окзлся листок бумги -- видимо, кто-то збыл. Глеб положил листок н стол, пристроил фотогрфию Снежны, зкрыл крышку и нжл кнопку. Взгляд скользнул к листку. Н этот рз он его узнл: стрничк из блокнотик Снежны с тем смым иероглифом, который, нверно, уже смыли со стены подъезд.

Глеб вертел листок в рукх и вспоминл, кк Снежн спросил: "Это имеет ко мне отношение?" -- и он ответил: "Смое непосредственное", -- не подозревя, что эти слов окжутся пророческими. Что он тогд имел в виду? Что рисуя иероглиф, вспоминл Тню, о которой нпоминл ему Снежн? Но кк же тк вышло, что иероглиф окзлся н стене? Глебом овлдевло стрнное, нерзумное и неодолимое чувство вины? Может, не нрисуй он тогд иероглиф н бумжке, Снежн был бы жив?

Он снял трубку и нбрл номер, который дл ему вчер Антон.

-- Олег слушет, -- ответил бодрый голос. Глебу он срзу не понрвился -- кк рз потому что бодрый.

Пончлу Олег никк не мог вспомнить Антон, но в конце концов вспомнил, и нзнчил Глебу встречу звтр н зкрытии сезон в "Птюче". Решив, что у него еще есть время узнть, где нходится "Птюч", Глеб повесил трубку и вернулся к компьютеру. Выствил свет н фотогрфии Снежны, подчистил фон. Знкомые, привычные действия, и они успокивли. Словно фотогрфия - не портрет умершей девушки, обычный фотоимидж, требующий дорботки.

-- Посмотри, нормльно? -- спросил он Андрея, и тот кивнул, почти не глядя.

Глеб вернулся в Сеть и подумл, что ндо бы нписть этому Юлику Горскому, но вместо этого зшел н стрницу, про которую несколько дней нзд говорил Феликс. Крошечный сйт, посвященный их выпуску пятой школы. В кчестве зствки -- грффити "Курянь -- дрянь" и несколько слов н фрнцузском. И мелким шрифтом примечние: снимок сделн в прижском тулете. Древняя мтшкольня легенд все-тки окзлсь првдой, и Глеб удивился, что еще способен этому рдовться. Еще несколько фотогрфий, неполный список с дресми и е-мэйлми, форм для подписки н лист рссылки. Глеб вбил свой глснетовский дрес и нжл кнопку "Add". Через минуту в new mail folder его Pegasus' свлилось сообщение: Глеб включен в число подписчиков лист 5-84. Он нписл несколько приветственных слов и кинул письмо н лист. Писть длинно не хотелось: не было нстроения, д и трнслит он не любил. Андрей же объяснил ему, что з грницу лучше не писть в КОИ8, не говоря уже про виндовую кодировку: тмошние университетские компьютеры могут не поддерживть русских шрифтов.

-- Я тебе текст послл, -- скзл Андрей, и Глеб прочитл три бзц обычных поминльных слов, з которыми -- кк Андрей ни стрлся, -- не чувствовлось ни живой, ни мертвой Снежны. Слов, подумл неожиднно Глеб, еще хуже цифр, потому что притворяются, будто могут передвть эмоции.

-- Отлично, -- скзл он Андрею и принялся мстерить поминльную стрничку.

Когд он зкончил, в его ящике уже лежло письмо от Вольфсон.

"Привет Гл, -- писл Вольфсон трнслитом, -- уже собирлся спть, тут твое письмо. Клссно. Кк тм у вс в Москве? Голубой aka Железный писл тут н днях, что Абрмов куд-то испрился -- ты не видл его чсом? Я с ним последний рз говорил дв год нзд, когд он у меня пять тысяч знимл. Глупя получилсь история: знял под большой процент, сильно выше бнковского, обещл вернуть через три месяц -- потом кк испрился. Я сестру попросил с ним связться, тк он полгод голову морочил -- все говорил "н той неделе". Но, врть не буду, все отдл, дже с процентми. Сестр нписл, что последнюю сумму доносил просто совсем уж мелкими купюрми -- видимо, последнее отдвл. Я ему еще нписл тогд, что он дурк, если последнее: мы ж друзья, скзл бы, я бы подождл и процент не взял. Мне эти пять тысяч все рвно погоды не делют -- у нс в Силиконке ткие цены, что зкчешься. Думл купить домик -- но, пожлуй, подожду пру лет: цены н недвижимость должны пойти вниз, потому что не может фнерня хлуп стоить полмиллион..."

"Понты кидет", -- подумл Глеб, дочитывя письмо Вольфсон. Стрнно: в нескольких тысячх километров от Москвы человек с помощью опто-волоконного и медного кбеля пытлся воссоздть то, что двным-двно умерло. Все эти прозвищ могли существовть только в мире, где секс был фигурой речи, Бродский и Солженицын -- зпретными именми, в мире, что двно исчез по ту и по эту сторону окен. Может, впрочем, именно в виртульной рельности подписного лист этот мир и мог воскреснуть: тм тоже были одни слов и никких тел.

Ниже Вольфсоновской подписи Глеб обнружил постскриптум: "Про Емелю уже зню. Грустня история".

Глеб нжл н Reply и ответил н лист, что Абрмов не видел уже несколько дней и, если кто увидит, пусть скжет, чтобы связлся с Глебом, у него остлись кое-ккие Витькины вещи. Глеб имел в виду крточку Visa, но решил ее не упоминть -- мло ли что, все-тки деньги, пусть и виртульные.

Глв пятндцтя

Однко нзвтр от Абрмов не было вестей -- кк сквозь землю провлился. В метро, по дороге из Хрустльного в "Птюч", Глеб думл о том, что Витю могли просто убить. Выследить, выкрсть из квртиры и убить. Впрочем, подумл он, ндо бы Ирке позвонить: если Абрмов к кому и зшел попрощться, то именно к ней.

Глеб мысленно поствил глочку "позвонить Ирке" и вспомнил, кк в школе Феликс рзмечл поля дневник рзноклиберными звездочкми с неровными лучми, что свисли во все стороны, точно оплывшие чсы н известной кртине Дли. Лж кк-то подозвл Феликс к себе после уроков и зловеще скзл: "Чтобы я этого больше не видел", -- н недоуменный вопрос: "А что не тк, Зинид Сергеевн?" -- молч потыкл кончиком шриковой ручки в лучи звездочки. Их было шесть, и Феликс уже открыл рот, чтобы скзть, мол, случйность, но Лж перелистнул стрницу и проделл ту же оперцию еще с несколькими звездми. Хотя рисунки Феликс н мгендовид походили не больше, чем звездное небо -- н мерикнский флг, он ушел пристыженный и потрясенный.

-- Вот что знчит -- гены, -- говорил он с гордостью. -- А был бы я узбеком -- небось, полумесяц рисовл бы.

Эти невесть откуд выплывшие воспоминния покзлись Глебу неуместными. В нстоящий момент его окружли молодые люди, которые, вероятно, поступли в школу, когд мгендовид уже перестл быть криминлом. И сейчс эти люди рвномерно рскчивлись, иногд подпрыгивя н большом, слбо освещенном тнцполе. От музыки Глеб тоже почувствовл себя стрым: он живо вспоминл фельетоны школьных времен, в которых родители говорили, что ABBA или Boney M -- вовсе не музык. Вот и сейчс тк же: звуки, под которые тнцевли в клубе "Птюч" подростки в обтягивющих мйкх и тяжелых ботинкх, нпоминли скорее писк модем, чем мелодию, под которую возможно тнцевть.

Кто-то тронул его з рукв: он обернулся. Перед ним стоял Нстя.

-- Ты тоже сюд ходишь?! -- он с трудом перекрикивл музыку

-- Нет, -- ответил Глеб, -- я по делу.

Он скзл что-то еще, но Глеб не рсслышл.

-- Что? -- переспросил он.

-- Купи мне воды! -- крикнул он.

Глеб попросил мленькую бутылку "Святого источник" (ну и цены у них здесь). Нстя выпил бутылку злпом и нпрвилсь в сторону тнцпол. Музык неожиднно смолкл (рздлись негодующие крики), и объявили, что сейчс в честь зкрытия сезон пройдет фэшн-шоу. Фмилию модельер Глеб не рсслышл -- в любом случе, он ничего бы ему не скзл.

Недовольня Нстя вернулсь к стойке.

-- А ккое у тебя дело? -- спросил он. Он притнцовывл, дергя плечми и постукивя грубым ботинком по полу -- не инче, в ткт внутренней музыке.

-- Я ищу Олег, -- скзл Глеб.

Нстя огляделсь:

-- Его сейчс нет, хотя я его недвно видел. А ты двно знл Снежну?

-- Нет, -- скзл Глеб, -- пру недель.

-- Клссня был, -- ответил Нстя. -- Мы с ней кк-то н рейв ходили. Зкинулись "экстзи" и всю ночь колбсились. У тебя нет тблов, кстти?

-- Нет, -- ответил Глеб, не очень понимя, про что его спршивют.

-- См-то пробовл? Очень круто. Понимешь, ткя вещь... рейв людей объединяет. Нши сознния обрзуют ткую единую сеть, и мы все, кк одно существо... во всяком случе, пок диджей винилы крутит.

Слово "сеть" теперь вызывло у Глеб только одну ссоцицию, и н всякий случй он кивнул.

-- Это лучшее, что есть в жизни, въезжешь? -- продолжл Нстя. --Космические энергии -- прямо через тебя. Вот Лугнский говорил, что рэйв... это... отменил рзделение н того, кто создет искусство и того, кто его потребляет. Мы теперь едины -- диджеи, клубные люди, просто случйно зшедшие -- кк ты.

-- А Лугнский, -- спросил Глеб, -- он тоже тут бывет?

-- О, -- Нстя все притнцовывл, -- о, Лугнский всюду бывет. Он... это... everyman...нет, everywhereman.

Вряд ли можно тк скзть по-нглийски, решил Глеб, но только кивнул.

-- А что вы делли тогд, н Снежнином дне рождения? -- продолжил он, рдуясь, что Нстя в тком приподнятом состоянии, что явно не сможет соврть, -- вы все время вместе были?

-- Ну, -- Нстя нморщил носик, -- ну, это ткой вопрос... я, нверное, в внну выходил... или в тулет.

-- А вы не видели, чтобы кто-нибудь выходил из квртиры?

-- Д все выходили. Кк менты пришли -- тк все и ломнулись н лестницу.

-- Я имею в виду -- до того, кк менты пришли, -- терпеливо рзъяснил Глеб.

-- До того... -- Нстя здумлсь, -- до того мы дже из комнты не выходили. Ну, из компьютерной.

-- А может... -- нчл Глеб, но тут Нстя покзл пльчиком н человек, подошедшего к брной стойке:

-- Вот Олег, который тебе нужен!

И тут же зигрл музык. Н этот рз -- в смом деле музык, дже слов были. Молодежь н тнцполе рдостно зшумел -- но это всего-нвсего нчлся фэшн-покз.

Глеб с Олегом пожли друг другу руки, и Глеб вынул из крмн листок с иероглифом.

-- Не скжешь, что это ткое? -- спросил он.

-- Иероглиф "синобу", -- объяснил Олег. -- Зчем тебе?

-- Ну, тк... -- Глеб змялся. -- Интересно.

-- Он знчит "терпение", -- скзл Олег. -- Кк видишь, он состоит из двух чстей -- "китн" и "кокоро", то есть "меч" и "сердце".

-- А мы можем понимть "меч" кк просто некое лезвие? -- спросил Глеб, холодея.

-- При некотором желнии, -- скзл Олег. -- А "кокоро" ознчет не столько "сердце", сколько "суть". Собственно, есть эзотерическое объяснение: "терпение -- это сердце меч, ждущего в ножнх". Мне кжется, тут "терпение" имеет оттенок "готовности", но не поручусь.

-- Крсиво, -- скзл Глеб.

-- Тут кк в мгии, -- продолжл Олег. -- Кждя черточк имеет знчение. Вот если сделть тк, -- и он ногтем зчеркнул чсть иероглиф, --то мы получим здесь соствную чсть "неизбежность". Когд терпение истощилось, меч неизбежно вырывется из ножен.

-- А ты специлист по Японии? -- спросил Глеб.

-- Я много по чему специлист, -- усмехнулся Олег. -- Японией немного знимлся, когд интересовлся японской эзотерикой, времен Второй мировой. Был один человек, объяснил.

Глеб кивнул.

-- Првд, я сейчс ко всем этим делм довольно сдержнно отношусь, --продолжл Олег. -- Опсное дело, если без опыт. Нвлять можно, и будет ткой рсколбс, что мло не покжется.

-- Д я ничего ткого не собирюсь, я просто узнть... у меня подруг погибл, ну, я и пытюсь понять -- отчего.

-- Понять -- гиблое дело, -- скзл Олег. -- Понять ничего нельзя. Но з этим тебе, конечно, ндо к Юлику Горскому... если денег н билет хвтит, ясное дело.

-- У меня его мыло есть, -- скзл Глеб.

-- Мыло -- это неплохо, -- кивнул Олег. -- Но я все-тки не уверен, что срботет. Дже если тм волоски остлись -- этого еще недостточно.

-- Я имею в виду -- электроння почт, -- пояснил Глеб. До него дошло, что з музык игрет сейчс в клубе. Изменення до неузнвемости песня Битлз. Певец голосом, в котором не остлось ничего человеческого, повторял: "I Me Mine I Me Mine I Me Mine".

-- Люблю "Лйбхов", -- скзл Олег, зметив, что Глеб прислушивется. -- Хотя они немного утфэшн уже, но все рвно люблю. Тотлитризм кк он есть. Нстоящя нцистскя музык. Првильно Вероничк их зрядил.

-- А кто ткой этот Горский? -- спросил Глеб и подумл: в последнее время все почему-то употребляют слов "рийский" и "нцистский" кк похвлу.

-- Юлик? -- удивился Олег, -- ткой человек. Гуру по жизни.

Глеб кивнул.

Глв шестндцтя

Всю неделю после смерти Снежны Глеб был непривычно бодр. Ему было немного стыдно, но потребность рзгдть згдку ее смерти словно выдернул его из птии последних лет. Возможно, потому что Снежн чем-то нпоминл ему Тню -- и смерть Снежны словно помогл ему збыть уехвшую жену. Точнее -- освободил воспоминния о ней от привкус горечи и тоски. Или, может, просто мозг снов зрботл в полную силу. Глеб непрерывно нлизировл и прикидывл: кто? зчем? кк?

Ответ н второй вопрос был очевиден: причин -- Мш Русин, т -- или, точнее, тот, -- кто был Мшей Русиной. Именно он, чтобы скрыть свое нстоящее лицо, убил Снежну. Похоже, кто-то из постоянных гостей Хрустльного: человек, по уши увязший в интригх русского Интернет. Был, впрочем, еще одн версия: Снежн см был Мшей Русиной, убил ее Шврцер -- вычислил и отомстил.

Схем, по-своему убедительня, рушилсь тм же, где все остльные: трудно себе предствить, кк Шврцер рссекет горло Снежне и рисует кровью н стене иероглиф, обознчющий "терпение", -- если, конечно, это тот смый иероглиф. Мог ли убийц зчеркнуть знк, покзывя, что терпение истощилось, и нож неминуемо порзит Снежну?

Шутк в Осином стиле, но невозможно вообрзить его убийцей -- кк, впрочем, и любого из гостей Шневич. Убийство, подумл Глеб, тем стршнее смоубийств, что выбивет минимум двух людей: убитого и убийцу. Смоубийство же уносит только одного.

Помимо глвного вопрос "кто?" имелось еще несколько, и без ответов рсследовние пробуксовывло. Нпример, зчем Снежн вышл из квртиры? Люди иногд выходят н лестницу покурить, но в Хрустльном все курили прямо в помещении -- з исключением офис. И еще: зчем убийц нрисовл иероглиф н стене? Кк этот иероглиф связн с убийством? И откуд убийце известно его знчение?

И еще Глеб хотел бы выяснить, кто н смом деле те пять гномов, которых Снежн успел собрть у себя н кнле. Он хотел знть это дже незвисимо от версии про Мрусину: он помнил слов Снежны про сеть любовников и чувствовл, что кк-то связн с этими людьми.

Кждый день он испрвно зходил н #xpyctal, ндеясь кого-нибудь тм нйти. Однко целую неделю првое окошко, где должны столбиком выстроиться ники тех, кто пришел н кнл, пустовло. Глеб уже решил, что прогрмм глючит, или он делет что-то не тк, но сегодня нконец увидел срзу двоих. Пришли BoneyM и het -- Глеб срзу впомнил, кк Снежн нписл в блокнотике их имен.

"kadet: ты кто ткой?" -- нелюбезно спросил BoneyM.

"Меня зовут Глеб, -- нпечтл Глеб, -- Снежн дл мне проль нездолго до своей смерти".

"Здесь не принято нзывть рельные имен", -- ответил BoneyM.

"Теперь уже не вжно, не тк ли?" -- нпечтл Глеб. Он впервые общлся через IRC -- непривычно кк-то. Впрочем, ясно, что освоить IRC будет легко: под большим окном -- что-то вроде комндной строки, куд впечтывешь реплики, после нжтия Enter'a они появляются в большом окне -- вместе с репликми остльных. Глеб уже знл, что всю беседу можно зписть в отдельный фйл, который нзывлся логом. Слов смого Глеб покзывлись после угловой скобки, у остльных перед репликми появлялся ник.

Выглядело это тк:

Vse ravno. Davajte sohranim tradiciju.

kadet: My vspominaem Snowball segodnja. Rasskazyvaem, kak my s nej made sex pervyj raz. Ja uzhe rasskazal.

Teper' moja ochered'. Esli kadet ne protiv.

> Net

My byli oba molody togda. Pochti shkol'niki ili sovsem shkol'niki.

Печтл het быстро, посыля н экрн одну-две фрзы, тк что пуз почти не возникло. Вскоре Глеб освоился и просто читл -- будто книгу или сттью в Сети. Тем более, het писл зконченными книжными предложениями -- словно уже много рз эту историю рсскзывл и сейчс только повторял. Дже трнслит перестл Глеб рздржть. Мешло только, что het, кк многие, пишущие трнслитом, иногд вствлял нглийские слов -- когд они были явно короче или звучли, кк русские.

"Мы окзлись в одной гостинице, в другом городе, не в том, где познкомились. Нс было несколько человек, но Snowball уговорил свою подругу пойти н вечерний сенс в видеослон. Дже, кжется, н дв вечерних сенс. Я улизнул из номер, где пили мои друзья, и пришел к ней. Об мы понимли, для чего встретились, и немного волновлись. Ндо вм скзть, это был мой первый sex. Снчл мы поцеловлись несколько рз. Потом он снял кофточку и остлсь в одном bra. Я долго возился с зстежкой, и Snowball дже нчл смеяться немного, хотя и не обидно. Потом он см рсстегнул мне ремень и зпустил руку в ширинку".

Глебу стло неловко. Точнее, он почувствовл возбуждение и одновременно -- неловкость, что чувствует возбуждение, читя о том, кк знимлсь когд-то любовью девушк, умершя несколько дней нзд. Было в этом что-то от вуйеризм и одновременно -- от некрофилии.

"Мы рзделись, -- продолжл het, -- и легли в постель. Несмотря н волнение, у меня стоял кк никогд. По молодости, я обошелся без нчльных лск, срзу перевернул ее н спину и лег сверху. Помню, когд я входил, он kissed меня з шею, зсос был еще несколько дней".

Возбуждение нрстло. Он ясно предствил Снежну, с улыбкой впивющуюся поцелуем в шею. Непроизвольно попрвил член в штнх и пордовлся, что в комнте никого нет.

"Мы трхлись недолго, я почти срзу кончил, от неопытности. Snowball рссмеялсь и скзл, что можно повторить, через некоторое время. Я не слезл с нее, он нчл пощипывть мои соски -- я никогд не знл, что это тк возбуждет. Я целовл ее грудь и постепенно my cock снов встл".

Глеб не сводил глз с монитор. Првя рук лежл н ширинке и слегк двиглсь вверх-вниз. "Вот уж не предполгл, -- подумл Глеб, -- что придется стыдиться оннизм. Досчитть что ли до восьми и бросить?"

"Когд я кончил второй рз, -- продолжл het, -- Snowball встл, и я увидел, что вся простыня в крови. Я снчл решил, что он был девственниц, хотя все ребят в клссе знли, что это не тк. Весь член и pubic hairs у меня тоже были в крови. Я кк-то нерешительно ее спросил, стесняясь слов "целк". Он рссмеялсь и скзл, что у нее periods".

Глеб оторвл руку от член и быстро нписл:

"het: прости, когд это было?"

"kadet: очень двно, -- ответил het, -- что?"

"просто тк", -- ответил Глеб и положил руку нзд.

В этот момент Глеб увидел, что последние несколько минут н кнле нходится еще один человек

"Это что еще з XXXpyctal у нс тут обрзовлся?" -- спросил SupeR.

"SupeR: поминем Snowball" -- ответил BoneyM.

"???" -- ответил SupeR.

"Он умерл", -- объяснил BoneyM.

И тут дверь в офис открылсь.

-- Порнушку смотришь? -- рздлся голос Нюры.

Глеб смутился. Првя рук еще лежл н ширинке, хотя эрекция уже почти пропл. Он быстро убрл руку и, нжв Alt-Tab, спрятл окно mIRC'a.

-- Нет, просто серфлю, -- ответил он.

-- Д лдно, -- Нюр сел н соседний стул лицом к Глебу. -- Любой человек должен провести сутки з скчивнием порнухи из юзнет, чтобы больше к этому не возврщться.

-- Я действительно не ... -- нчл Глеб и, опустив глз, увидел, что ширинк до половины рсстегнут. "Проклятые джинсы", -- подумл он и быстро подтянул язычок молнии.

Нюр зсмеялсь.

-- Д не дергйся, -- скзл он, -- то крйняя плоть зстрянет. Ты ведь, нверное, не обрезнный?

И он подвинулсь еще ближе.

-- Нет, не обрезнный, -- ответил Глеб, -- я кк-то вообще мло религиозен... и уж скорее христинин, чем иудей.

-- Врешь, небось, -- скзл Нюр и потянулсь к зстежке.

Он смутился. Дело дже не в том, что второй рз з последние две недели он окзывлся объектом пристльного женского внимния. Снежн в смом деле ему нрвилсь -- но Нюру Степновну он кк женщину не воспринимл. Точнее, воспринимл ее именно кк женщину -- ну, тетю, двоюродную, сильно стршую сестру, но никк не девушку, с которой можно знимться сексом. Глядя, кк рук с уже проступющими синими венми рсстегивет молнию, и вдыхя идущий от Нюры зпх "кэмел", он поймл себя н том, что помимо воли в мозгу всплывет слово "геронтофилия". От этого и было стыдно: только что возбуждлся, вспоминя о мертвой женщине, теперь вряд ли возбудится от прикосновения живой. Он подозревл, что у него не встнет -- и ему зрнее было неловко.

Но у него встл.

Они прошли в боковую комнту по соседству с кухней. Кк выяснилось, это был не спльня, склд: коробки с книгми и ккя-то стря мебель. Через оконце из кухни лился тусклый свет, и Нюр не стл включть электричество. Не говоря ни слов, он нчл рздевться. У нее окзлось вовсе не ткое строе тело: измочленный живот, обвисшя грудь, но крсивые бедр и довольно стройные ноги. Он стянул футболку, Нюр, ств н колени, вытщил его член из штнов.

Глеб зкрыл глз и тут же услышл, кк в метре от них по коридору идет Шневич и громко зовет Нюру. Судя по движениям ее головы, отзывться он не собирлсь.

-- Вот коз, -- скзл Шневич н кухне. -- Небось, в мгзин вышл. Придется нм смим чй кипятить.

-- Ничего стршного, -- ответил мужской голос, и Глеб узнл Влд Крутицкого.

Узнл его и Нюр -- и тут же змерл.

-- Тк что у вс со Шврцером вышло? -- спросил Шневич.

Нюр поднялсь с колен и нервно огляделсь. Он явно рздумывл, не одеться ли. Глеб, осторожно переступя в спущенных джинсх, шгнул к ней и обнял.

-- Глупость это все, -- говорил з стеной Крутицкий. -- Понимешь, Илья, все эти игры в открытость, в демокртизм -- все это несерьезно. Детский сд.

-- Information wants to be free, -- ответил Шневич.

-- Не смеши меня. Мло ли, чего он wants. Мне не вжно, првд ли, что у Шврцер липовое портфолио, но нельзя же допускть ткого слив. Ну, что это ткое? Фктически, нонимк -- но публичня. Вот если бы Шврцер ндвил н влдельцев сервер, чтобы они рскрыли, кто ткя эт Мруся -- тогд бы я его зувжл.

Некоторое время Нюр стрлсь освободиться от объятий Глеб, но он был сильнее, и к тому же он не хотел шуметь. Постепенно он прижл ее к стене, и ее губы уткнулись ему в ямку между ключицми. Глеб нчл медленно глдить ей груди.

-- У Сети ткя идеология, -- ответил Шневич. -- Увжение чужой прйвеси. К тому же сервер в Америке, кк н них ндвишь?

-- То есть ты хочешь скзть, -- продолжл Крутицкий, -- что любой человек может звести в Сети стрницу и печтть тм все, что угодно?

-- Конечно, -- дже по тону было слышно, кк Шневич недоуменно пожл плечми.

"Д, смешного инвестор чуть было не получил Тим", -- подумл Глеб, осторожно рзворчивя Нюру спиной к себе. Првую руку он стрлся не снимть с ее груди.

-- И никто его не сможет взять з жопу, д? -- голос Крутицкого тоже изменился: он явно о чем-то здумлся.

В тусклом свете смутно белели нюрины ягодицы. Глеб нгнул ее, и почувствовл, что он см нпрвляет рукой его член.

-- Это же и хорошо, Влд, -- скзл Шневич, -- потому что...

-- Д, с этим можно рботть, -- голос Крутицкого ззвучл уверенней. -- То есть можно сделть ткой сйт, и сливть туд компромт... жль, к выборм уже не поспеем.

Нюр глубоко выдохнул, и Глеб поспешно прикрыл ей рот лдонью. Рскчивясь, он продолжл слушть кк Крутицкий говорит н кухне:

-- Я, пожлуй, создм свою структуру. Нберу молодых ребят, пусть с нуля всему учтся, никкого тебе wants to be free. Никкого сор из избы. Все серьезно, без бирюлек.

-- Ну, не зню, -- ответил Шневич. -- Не уверен, что это в Сети будет рботть.

-- Будет, конечно будет, -- скзл Крутицкий, -- это только тебе кжется, что есть рзниц между Сетью и обычной жизнью. Люди-то всюду одинковые, тк что и рзницы нет.

Зсвистел чйник. Глеб слышл, кк Шневич рзлил воду по чшкм и скзл:

-- Лдно, пойдем в офис, тм и договорим.

Когд шги зтихли в коридоре, Глеб опустил руку и тут же Нюр издл протяжный стон и, содрогнувшись, кончил.

Одевшись, они некоторое время стояли молч.

-- Кк дети млые, честное слово, -- скзл Глеб.

-- У меня с Влдом серьезные отношения, -- ответил Нюр. -- Еще не хвтло, чтобы он меня здесь ншел.

-- У вс в смом деле ромн? -- спросил Глеб.

Он снов вспомнил кк Снежн рсскзывл про сеть людей, спвших друг с другом, и понял, что теперь Нюр и Влд Крутицкий тоже связны со Снежной -- уже после ее смерти.

-- Д, -- Нюр был очень серьезн. -- И я бы хотел, чтобы все остлось между нми.

-- Конечно, -- кивнул Глеб.

-- Не думю, чтобы это повторилось, тк что можешь не беспокоиться, --скзл он, открывя дверь.

"А мне кзлось, -- подумл Глеб, -- у меня нормльно стоял."

Глв семндцтя

Вернувшись в офис, Глеб некоторое время молч сидел перед монитором. Нюр Степновн отвлекл его от чего-то вжного, от ккой-то мысли, нпугвшей его и удивившей. Он нжл Alt-Tab и обнружил, что полчс, пок он отсутствовл, общение н кнле продолжлось без него. Het ушел, потом появился Undi, потом ушел и он, и SupeR остлся один. Глеб пролистнул несколько экрнов нзд и вдруг увидел, что SupeR зкинул туд лог ккой-то строй сессии. Похоже, рзговор происходит вечером того дня, когд погибл Снежн.

В тот рз их было трое: Snowball, SupeR и het. Они поздрвляли Снежну с днем рождения, он рсскзывл, сколько пришло гостей (между делом упомянул, что скоро н кнле появится новый человек), потом сообщил, что хотел бы покзть им одну штуку. Дльше шл ссылк, но Глеб не пошел --и тк понял, что увидит.

"Иероглиф", -- скзл SupeR.

"Могу объяснить, что ткое, но лень писть", -- скзл het.

"het: ну?" -- ответил Снежн

"Snowball: Проще н бумге. -- ответил het, -- Двй через полчс н лестнице".

"het: Збились", -- ответил Снежн.

Это был ее последняя реплик. Глеб пролистнул стрницу оживленного обсуждения и убедился, что не он один, но и двое других любовников Снежны тоже поняли, что именно het вымнил Снежну н лестницу. Вымнил, чтобы убить.

Глеб встл и вышел в большую комнту. Тм сидели Муфс, Андрей и Арсен. Муфс смотрел телевизор, Андрей с Арсеном обсуждли будущий журнл.

-- Н обложке ндо изобрзить ширинку, -- говорил Андрей. -- Просто взять и отскнировть. Будет очень оригинльно и, кк скзл бы Бен, круто.

-- Лучше жопу, отец, -- предложил Арсен. -- Н коопертивных пкетх обычно жопу изобржли.

-- Нчть с того, что коопертивных пкетов двно нет, -- скзл Андрей.

-- Простите, ребят, -- перебил их Глеб. -- Я тут только что узнл вжную вещь. Про Снежну.

Они прошли в офис, и Арсен углубился в лог. Андрей только рз взглянул и скзл:

-- Я зню уже. Это же я тм был, -- и он ткнул пльцем в ник Undi.

-- А я -- kadet, -- признлся Глеб.

-- А то я не догдлся, -- ответил Арсен, покзывя н колонку спрв. Сейчс тм оствлся только "kadet", все остльные учстники покинули кнл.

Через полчс обескурженный Глеб сидел перед монитором. Его прозрение оствило всех обиттелей Хрустльного совершенно рвнодушными.

-- Ккя тебе рзниц, кто вызвл ее н лестницу, -- скзл Шврцер. --Известно ведь, что ее убили ккие-то посторонние. Жлко девку, конечно, но двйте к делу вернемся.

-- Дело, -- скзл Арсен, -- это где мы деньги возьмем.

-- Крутицкий нм откзл окончтельно, -- скзл Шневич. -- Он будет свой бизнес делть.

-- Ты скжи, -- нчл Шврцер, -- может, удстся все-тки... -- но Арсен его прервл:

-- Поздно пить воду, святой отец, когд печень отвлилсь.

Этим людям не было дел до жизни и смерти Снежны. Для них он был лишь одной из жительниц Хрустльного. Пришл -- и ушл, был -- и нет. Ничего не поделть, и Глеб понял, что остется одно -- нписть Юлику Горскому.

Выйдя н кухню зврить чй, он спросил Муфсу:

-- Послушй, вы со Шврцером до концерт доехли?

-- Когд?

-- Ну, после Снежниного дня рождения.

-- Д, конечно, -- скзл Муфс. -- Срзу у дом поймли тчку. А что?

-- Нет, ничего, -- ответил Глеб и вычеркнул Шврцер из числ подозревемых.

В Клифорнии было рннее утро, но Горский откликнулся почти мгновенно, и через четверть чс они уже беседовли н IRC. По счстью, у Горского были устновлены русские шрифты, тк что общение шло кириллицей. Глеб, передв приветы от Антон и Олег, коротко рсскзл о смерти Снежны и о логе, который прочитл сегодня.

-- То есть это het попросил ее выйти? -- уточнил Горский.

-- Д, -- ответил Глеб, -- но я не зню, кто это ткой.

-- Формльно то, что он попросил ее выйти, ничего не знчит, -- нписл Юлик. -- Попросить мог один, убить другой. Но все рвно, хорошо бы понять, кто это.

-- В квртире было восемь мужиков, -- ответил Глеб. -- Антон, Шневич и Арсен были н кухне; остются Лугнский, Ося, Бен и Андрей. И я, конечно. Четверо подозревемых, одним словом.

-- Я все рвно не возьмусь, -- нписл Горский. -- Я не особо люблю все эти детективные рсследовния.

-- Я тебя понимю, -- быстро печтл Глеб, -- но, знешь, мне обидно: всем просто дел нет. Менты скзли -- ккой-то пьяный или нркомн, все и поверили. С одной стороны, понятно: убийц же -- один из них.

-- Дело не в этом, -- ответил Горский, -- просто эти ребят не особо подозрительны. Вот однжды мне уже пришлось столкнуться с убийством, и тм учствовли с одной стороны новые русские, с другой -- любители психоделии.

Строчки вылезли н экрн порциями и, прочитв реплику Горского, Глеб собрлся уже было спросить, что из этого следует, кк появился следующий кусок:

-- У тех и других прнойя очень высокя -- одни все время с бндитми имеют дело, другие -- чуть что, н измену сдятся. Ну, и в результте --гор трупов, кк в "Гмлете".

-- Но у меня не прнойя, -- ответил Глеб. -- Это просто спрведливость. Ведь не все рвно -- кто убил.

-- Не зню. Мне кжется, спрведливость обеспечивется зконом крмы. И он не нуждется в моей помощи. И в твоей тоже. Д и ккие мотивы могли быть у убийцы?

-- Деньги, -- ответил Глеб, -- ккие же еще?

Кк мог коротко, он рсскзл историю несостоявшихся инвестиций Крутицкого в веб-студию Шврцер и журнл Шневич.

-- Снежн могл знть, кто ткя эт Мрусин. А тот, кто придумл Мрусину, мог иметь свои виды н деньги Крутицкого. И не говори мне, что из-з пятидесяти тысяч нельзя убить. В России из-з бутылки убивют.

-- Нет рзницы, из-з чего убивть, -- ответил Горский, -- потому что убивют всегд не из-з мтерильных причин. Дже если см преступник уверен в обртном.

Глв восемндцтя

Н следующий день не ндо было идти в Хрустльный, и Глеб решил прибрться. Двно этого не делл -- под дивнми скопились клочья пыли, и летние сквозняки выдувли их н середину комнты. Чтобы все, связнное со смертью Снежны, выстроилось в голове, ндо привести в порядок квртиру, решил Глеб. Стрнным обрзом поучения отц, ругвшегося н хос в Глебовой комнте, через полтор десятилетия срботли.

Дже после урок, который преподл ему Тня, убирть Глеб все рвно не любил -- и чтобы хоть кк-то рзвлечься, включил музыку. Открыв коробку с кссетми, зпечтнную еще Тней, он некоторое время смотрел н ккуртно ндписнные им Sony и BASF, и в конце концов выбрл соствленный много лет нзд сборник Высоцкого. Нбрл воды в ведро, включил мгнитофон и нчл мыть пол, подпевя двно не слушнным, но не стершимся из пмяти словм.

Когд-то эти песни много для него знчили. Высоцкий умер, когд Глеб перешел в седьмой клсс -- и пик посмертной популярности "шнсонье всея Руси" пришелся н три последних школьных год. Глеб елозил тряпкой и думл о том, что для него и его друзей Высоцкий был символом индивидулизм и свободы. Нстоящей мужской дружбы, которя вдвоем против восьмерых. Кто бы рньше с нею ни был, и дже если рсклд перед боем не нш. Высоцкий был скрльным втором, его дже под гитру петь было не принято, но сейчс Глеб не смущясь подпевл: мы Бог попросим, впишите нс с другом в ккой-нибудь нгельский полк. Ангельский полк, куд Высоцкий теперь зчислен вместе с Джимом Моррисоном и другими умершими гениями сморзрушения, летвшими под Богом, возле смого ря. Кк ни крути, его смерть был первой смертью в истории Глебов поколения -- помнится, Емеля приносил в школу толстые том любительских стихов о том, что н Вгньково, что ни одного официльного некролог, что почти в один день с Джо Дссеном. Всего лишь чс дют н ртобстрел, всего лишь чс пехоте передышки.

Глеб перебрлся н кухню, притщив с собой мгнитофон. Вы лучше лес рубите н гробы -- в прорыв идут штрфные бтльоны. Песня двно перестл быть крмольной, но дрйв остлся. Лес, вырубленные н гробы. А перед нми все цветет, з нми все горит. Хорошо.

Абрмов в свое время дже нписл сочинение о том, что военные песни Высоцкого -- лучшее, что было нписно о Великой Отечественной. Мол, не стршно, что Высоцкий не воевл -- Лермонтов тоже не учствовл в Бородине. Лж поствил Абрмову тройку: скзл, нельзя дже срвнивть песни Высоцкого с книгми Всиля Быков или Григория Бклнов. И Глеб не стл возмущться смоупрвством, потому что, кзлось ему, не стоит протскивть ншего неофицильного Высоцкого в их официльный военный контекст. Он и предположить не мог, что через десять лет Высоцкий стнет мелькть н телевидении не реже Олимпийского Мишки в год смерти полуопльного брд. Но все рвно Глеб смутно чувствовл, что у него смого есть ккя-то своя собствення войн, отличня и от Быков, и от Высоцкого. Войн эт жил в сердце и пережил перестройку с ее новым кноном (дв людоед, Гитлер и Стлин, делят Польшу и уничтожют свои нроды). Подпевя и крики "ур" зстревли во рту, когд мы пули глотли, Глеб думл о том, что его все еще коробит, когд Ося говорит "рийский" с интонцией, словно это -- медль, которую он вешет н грудь.

Сделв звук громче, Глеб пошел в внную. Кссет перевернулсь, и Высоцкий зпел:

Земной перрон, не унывй

И не кричи, для нших воплей он оглох

Один из нс уехл в рй

Он встретит Бог, если есть ккой-то Бог

Это были песни из "Бегств мистер МкКинли". Погод слвня, и это глвное. Огромные, десятиминутные бллды про мерикнский футбол, про нсилие и оружие, про нензвнных по имени хиппи. И финльный ккорд, почему-то зписнный н этой кссете в смом нчле:

Вот и сбывется все, что пророчится,

Уходит поезд в небес, счстливый путь

Ах, кк нм хочется, кк всем нм хочется

Не умереть, именно уснуть

Будущее окзлось не похожим н рй, и нпророченное не сбылось. В этом нствшем будущем Высоцкий был стрнным и неуместным -- динозвром, реликтом ушедшей эпохи. Пятндцть лет нзд думли, что он именно уснул; окзлось -- все-тки умер.

Хотя Горский фктически откзлся помогть в рсследовнии, бесед с ним все кк-то упорядочил в Глебовой голове. Вылив грязную воду и выключив мгнитофон, Глеб достл лист бумги и нписл н нем имен всех учстников событий. Потом соединил стрелочкми Снежну и Андрея, Нюру и Крутицкого. Себя соединил со Снежной и Нюрой. В смом деле, получлсь сеть, где Снежн и Крутицкий связны через двух человек. Был еще тинственный het, который спл со Снежной и, вероятно, имел виды н деньги Крутицкого. Был Мрусин, которя тоже кк-то в эту сеть включен. Воспользоввшись, кк учили в школе, бритвой Оккм, Глеб предположил, что het и Мрусин -- один человек. Стло легче, хоть и ненмного. Четыре кндидтуры, но Андрей не может одновременно быть Undi и het, знчит, исключется из списк подозревемых.

Оствлись Лугнский, Ося и Бен. Приятно, что Шневич и Арсен исключются по двум причинм срзу: они сидели н кухне и еще здолго до убийств говорили, что не ходят н #xpyctal. То же ксется Антон --Снежн встретил его всего з несколько дней до смерти и, дже если и переспл с ним, вряд ли успел ввести его в круг виртульных поклонников.

Нрисовння Глебом сеть до ARAPNET все-тки не дотягивл: исчезновение Снежны явно нрушло связность. Ккя все-тки глупость эти ее идеи про IRC-кнл, сеть любовников, виртульные личности и Интернет, подумл Глеб. Ккой-то детский сд. Точнее -- школ.

Он вспомнил, что однжды уже рисовл похожую схему -- больше десяти лет нзд, когд пытлся рзобрться в отношениях внутри клсс. В центре был Мрин, к ней тянулись стрелочки нежных привязнностей от Вольфсон, Абрмов и Чк. Линия между Мриной и Иркой был перечеркнут, кк и линии между Чком и Вольфсоном с Абрмовым, что ознчло -- конец дружбе. Смого себя Глеб тогд изобрзил чуть в стороне, соединенного одинокой стрелкой с Оксной. Тогд ему кзлось, что он совсем не учствует в потрясших его клсс событиях. А сейчс он в смом центре.

Он снов посмотрел н схему. Лугнский, Ося и Бен. Нчть следует с Лугнского -- хотя бы потому, что Глеб знет его хуже всех.

Глв девятндцтя

Телефон Лугнского никто не знл, но Андрей продиктовл е-мэйл. Борис ответил неожиднно быстро, словно, подобно Глебу, суткми сидел з компьютером. "Впрочем, почему нет? -- подумл Глеб, открывя письмо. --Человек богтый, может себе позволить. Для него, небось, полтор доллр в чс -- не ткие уж большие деньги".

Лугнский приглсил Глеб к себе домой. Живет он в центре, минут пятндцть ходу от Хрустльного, во дворе большого дом н Тверской. Звонок не рботет, ндо дернуть з длинный шнур, который свешивется из окн третьего этж.

Здрв голову, Глеб долго смотрел, кк волн идет по шнуру вверх. Потом слбый звон -- и снов тишин. Только Глеб собрлся уйти, решив, что Лугнского нет, окно открылось, Борис высунулся и мхнул рукой:

-- Обойди слев, -- крикнул он.

Глеб обогнул дом и уперся в железные ворот, зпертые н висячий змок. Через минуту в глубине двор появился Лугнский с ключми.

-- Рд видеть, -- скзл он. -- Проходи.

Они поднялись н третий этж, Лугнский толкнул дверь и мощня звуковя волн чуть не сбил Глеб с ног.

-- Извини, не срзу услышл, -- скзл Лугнский. -- Видишь, ккой рсколбс.

Квртир у Лугнского был стрння, чем-то похожя н Хрустльный --не то квртир, не то офис. Тм толклсь куч нроду: в коридоре оживленно беседовли две девушки, в комнте, где громыхл музык, сидели н полу трое молодых людей, едв рзличимые в клубх сигретного дым.

-- Сделйте потише, говорить невозможно, -- крикнул в приоткрытую дверь Лугнский.

Звук чуть приглушили, и Лугнский скзл:

-- Пиздец, музыку через стены просто невозможно слушть. Все высокие чстоты режет.

Они прошли дльше, мимо кухни, в европейском стиле совмещенной с ккой-то комнтой. Кухней, впрочем, ее можно было нзвть только условно: холодильник, рковин и электроплитк с двумя комфоркми. З небольшим столом сидел молодой прень с двуцветной головой: сложный узор из белых полос н черных волосх, подстриженных коротко, точно нглийский гзон. Прень пил чй из большой чшки и смотрел в крошечный телевизор. Изобржение н экрне сккло.

-- Привет, -- скзл прень.

-- Это Глеб, -- предствил Лугнский, -- это Денис.

-- Мы н зкрытии "Птюч" виделись, -- скзл Денис. Глеб его, конечно, совсем не помнил.

-- Глеб в Хрустльном рботет, -- пояснил Лугнский, -- дизйнером. А Денис делет собственный психоделический сйт. Через месяц зпустит.

-- Ты, нверное, Антон знешь? -- спросил Глеб, чтобы спросить хоть что-нибудь.

-- Зню, -- без энтузизм ответил Денис. -- Тусовщик ткой.

Глеб подумл, что еще пять лет нзд это слово звучло комплиментом, сейчс звучит совсем пренебрежительно.

-- Лдно, -- скзл Лугнский. -- Пошли ко мне.

Они прошли в следующую комнту, где н столе стоял компьютер и колонки. В углу, прямо н полу, мтрс -- кк у Андрея.

-- Это твоя квртир? -- спросил Глеб.

-- Нш, -- ответил Лугнский, -- это же сквот.

-- Кк н это... н Трехпрудном? -- спросил Глеб. Тня когд-то рсскзывл ему про коммуну художников.

-- Ну, тип того, -- Лугнский вздохнул, -- только теперь все цивилизовнно. Рз в месяц приходят влдельцы, мы плтим им две сотни и живем дльше. А кк ндумют сделть в зднии ремонт и устроить офис -- нс и выселят. Хорошо, з электричество плтить не ндо -- мы его у конторы этжом ниже воруем.

-- А Интернет? -- спросил Глеб.

-- Ну, кто же з сеть плтит? -- удивился Лугнский. -- Чернозтонский всем двно объяснил, кк ндо бесплтно "Америкой-он-лйн" пользовться. Они месяц проверяют номер крточки, ты все это время юзешь н хляву. А потом генеришь новый номер -- и опять.

-- Понятно.

Внешность обмнчив, подумл Глеб: после первой встречи он был уверен, что Лугнский -- богтый телевизионный человек, не ртистическя богем, живущя по чужим углм и подворовывющя Интернет и электричество.

Сегодня, кк и при первой встрече, Лугнский был одет в черное: черные джинсы и мйк с чьим-то крсно-белым портретом и ндписью "Kill the Pigs!". Глеб знл, что московскя богем вот уже пять лет ходит только в черном, и вспомнил историю ккого-то Тниного приятеля, модного художник, встретившего н вечеринке женщину-психолог. Т посмотрел н него и скзл: "У вс, видимо, депрессия: вы всегд в черном", он ответил: "Никкой депрессии. Я бы с рдостью носил другие цвет, если бы их можно было хотя бы ндеть". Рсскзв эту историю, Тня зметил, что об, очевидно, остлись при своем мнении.

-- Мйку рссмтривешь? -- спросил Лугнский -- Круто, првд? Мэнсон кк он есть.

Глеб кивнул.

-- У нс был проект, -- продолжл Лугнский, -- выдвинуть Мэнсон в Президенты РФ. Собрть голос, все по серьезу. Но, кжется, ндо, чтобы кндидт был гржднином России, инче не кнет. Тк что придется з Ельцин голосовть.

-- Когд выборы-то? -- спросил Глеб.

-- Д ты что? -- порзился Лугнский. -- Послезвтр. Прощй, хляв. Столько ббок можно было зрботть! Дже мне перепло: я вринты роликов для Лебедя писл. Ни один не приняли, првд, но кких-то денег все рвно зплтили.

-- Тк ты з Лебедя голосовть будешь? -- спросил Глеб. Ближе к выборм всеобщя истерик, видимо, коснулсь и его.

-- А ккя рзниц? -- скзл Лугнский. -- Его потом с Ельциным сольют все рвно. Это ж кк дв пльц обоссть.

Глеб кивнул.

-- Я вообще-то не особо политикой интересуюсь, -- пояснил Лугнский. --По-моему, после 1991 уже все рвно, кто у влсти. Все одно воровть будут.

-- Но ворюг мне милей, чем кровопийц, -- улыбнулся Глеб.

Лугнский кивнул.

-- Послушй, -- скзл Глеб, -- я хотел тебя спросить про Снежну.

-- Ккую? -- удивился Лугнский. -- А, которя Death in June?

-- Почему? -- не понял Глеб.

-- Ну, смерть в июне, -- пояснил Лугнский. -- Он же в июне умерл, тк?

-- Д, про это, -- скзл Глеб. -- Ты ее двно знешь?

-- Ну, кк-то тусили вместе пру рз, -- пожл плечми Лугнский. -- Я все трхнуть ее хотел, но не сложилось. Хотя вроде и он был не против. Зто вот Нстю оприходовл н Снежнином дне рождения.

-- Когд это ты успел?

-- А, долго ли умеючи! См знешь, слово з слово, хуем по столу. В комнте, где компьютеры у вс стоят. Снчл про Трнтино, потом про клббинг, потом про MTV -- оглянуться не успел, кк уже ноги рздвинул. Я люблю, чтобы все быстро. Хорошо, кстти, что поторопился -- только кончили, кк все и нчлось.

-- Что нчлось?

-- Ну, менты, допросы, труп н лестнице. Еле зстегнуться успел.

-- То есть вы весь вечер тк и не выходили из офис? В смысле, пок Снежну не убили?

-- Ну д. Ты же см видел -- я снчл читл свою шутку. Ну, про бртков.

И Лугнский ткнул в листочек, прикнопленный к доске н стене. Глеб подошел и втомтически прочитл финл:

-- Ну, это звучит у меня похоже, пишется по-рзному. То Х -- И --Зэ, то Х -- Е -- эР. То есть "его" и "ее".

-- "Хиз" и "Хер"?

-- Ну д.

-- То есть из-з того, что тм все мужики -- пидоры, бб, что ли, никто в нтуре не ебет? И у них н уме один хер?

-- Постой, ты не понял. По-нглийски "her" не знчит "хер", "хер" по-нглийски будет "фк".

-- Ндо же. "Фк", еб тыть. А кк будет "пошел н хуй"?

-- "Пошел н хуй" по-нглийски будет "фк офф".

-- А кк будет по-нглийски "пизд"?

-- Не зню, нверное тк и будет -- "the pizda".

-- Это ткой нмек для своих, -- пояснил Лугнский. -- В Сети есть стрничк, где приведены результты поиск Альтвистой по мске "pizd*". Тм, в чстности, есть человек по имени Джонтн Пиздец. Рельный человек, не виртул. Америкнец ккой-то.

-- Круто, -- скзл Глеб.

Они вышли обртно н кухню. Денис уже не было, изобржение в телевизоре стбилизировлось, и Глеб н секунду змер -- кртинк покзлсь знкомой.

-- Выключи ты эту хуйню, -- скзл Лугнский. -- Я ВГИК кончл, меня с тех пор от Трковского тошнит.

-- Что тк? -- спросил Глеб.

-- Профессор зебли, -- ответил Лугнский, выключя телевизор. -- И вообще, людей, которые любят Трковского, ндо резть, кк Шэрон Тейт.

Глв двдцтя

Дом Глеб ждло письмо от Вити Абрмов.

"Привет, ребят, -- писл Абрмов трнслитом н лист. -- Клссно, что я ншел это место, то я все рвно ничьих мэйлов не помню. Вольфсон, кк всегд, н высоте. Узню брт Всю. Пишу я, чтобы вы знли мой новый мэйл -- тот, который был в России, нкрылся тем же, что и вся моя тмошняя жизнь. Говоря в двух словх, я влетел н приличные деньги, причем ткие, что дже скинься вы все вместе, вряд ли меня выкупите. Но, к счстью, все обрзовлось: я вовремя подорвл и теперь н свободе. Прощй, кк говорится, немытя Россия."

Вместо подписи стояло ВА, ниже постскриптум: "Только что ншел н стрнице все вши дрес. Кое-кому скоро нпишу лично. Ждите."

Глеб вздохнул с облегчением. Нжв Reply, ответил:

"Привет, Витьк. Рд, что ты цел. А то свлил -- ни слух, ни дух. У меня остлсь твоя крточк Visa. И еще -- я хотел тебя спросить, но кк-то збыл тогд: что ты имел в виду, когд говорил, что Чк хвтет тебя з ноги? И где ты сейчс? Может, соберусь в отпуск з грницу, повидемся. Твой Гл."

Вот уже несколько дней Глеб был подписн н лист. Рзброснные по всему миру одноклссники, лениво переругивясь, обсуждли грядущие выборы ("Я коммуняк кк не любил, тк и не люблю" -- "При коммунистх хоть нук был"), клифорнийцы собирлись встретиться н 4 июля и обсуждли "Mission: Impossible" и "Twister" с теми из москвичей, кто успел посмотреть пиртское видео ("Тупое кино, кк вы только ткое смотрите?" -- "Его просто ндо видеть н большом экрне"). Никто ни единым словом -- дже н девять дней --не поминл Мишу Емельянов, словно его и не было никогд.

Интересно, думл Глеб, когд Чк покончил с собой, все только об этом и говорили. Шутили, кто будет следующим, обсуждли, кто виновт. А тут --словно отрезло. Или в молодости нм кзлось, что смерть тк длеко, что никогд с нми не случится. А сегодня мы все понимем, что не тк уж много остлось. Может, меньше половины жизни. Когд-то они с Тней придумли, что хорошо бы иметь встроенный предскзтель, чтоб подвл сигнл, кк н пейджер: сегодня вы прожили полжизни. Или еще, подумл он, хорошо бы вести учет живых и мертвых знкомых, чтобы зметить, когд количество срвняется. Впрочем, еще не скоро. Сейчс, не считя стрших родственников, едв ли нберется полдюжины. Конечно, если дльше будет прибывть ткими темпми, кк сейчс...

Глеб снов подумл о Снежне. Обиттели Хрустльного вели себя тк же, кк одноклссники: о мертвых не говорили. Может, он непрв: именно в молодости смерть кжется тк близко, что о ней все время думешь и говоришь, с возрстом приучешься згонять ее н кромку сознния, в тот первый круг персонльного д, где живут все твои мертвецы.

Глеб снял трубку и нбрл домшний номер Бен.

-- Привет, -- скзл Бен, -- кк дел?

-- Нормльно, -- ответил Глеб, -- у тебя?

-- Круто, только у меня мм умерл, -- скзл Бен -- рдостно, кк обычно.

Глеб зпнулся, испугвшись, что его мысли о смерти пугюще отзывются в окружющем мире.

-- Боже мой. А что случилось?

-- Боюсь, процессор сдох. Вентилятор последнее время плохо рботл.

-- Блядь, -- выдохнул Глеб. -- Я-то уж подумл...

Неловко: струю шутку про чйник, который звонит прогрммисту, когд у того перегорел мтеринскя плт, и приносит соболезновния по поводу смерти ммы, Глеб знл лет пять, не меньше. Никогд не предполгл что см попдется.

Бен рсхохотлся.

-- Нет, это ты меня извини, я кк-то не сообрзил, кк оно звучит...

-- Слушй, -- скзл Глеб, -- мне бы с тобой поговорить. Подъехть к тебе можно?

-- Двй, конечно. Я рньше двух не ложусь. Я тебе кртинку отмылю, кк ехть.

Через чс Глеб уже поднимлся по широкой лестнице. Стрый дом в стиле модерн рсполглся в одном из посольских переулков Змоскворечья. Огромня метллическя дверь утопл в лепной нише, словно вход в бункер посреди гипсового сд. Открыл мльчик лет десяти.

-- Вы к ппе? -- спросил он.

Вот уж не знл, что у Бен с Ктей есть дети, подумл Глеб и кивнул, осмтривя чистенькую прихожую.

-- Проходите. Ппы сейчс нет, но вы можете его подождть.

-- Но я же с ним говорил чс нзд, -- удивился Глеб.

-- Пп ушел еще утром, -- спокойно скзл мльчик и прибвил: -- Вы, нверное, с дядей Беном говорили.

Из глубины квртиры доносились звуки, будто кто-то открыл крышку рояля и пустил туд побегть мышь.

-- Я думл, Бен и есть твой пп.

-- Дядя Бен -- муж тети Кти, -- внес ясность мльчик. -- Мой пп --Сш Кзнцев. Я -- Миш.

-- А, -- протянул Глеб, окончтельно зпутвшись. Кругом слишком много людей. Кждый новый знкомый обрстл тким количеством близких и соседей, что достижение точки рвновесия между мертвыми и живыми, видимо, возможно только в случе глобльной ктстрофы.

-- Тогд вм в его офис, -- и млолетний Миш покзл рукой в уходивший нпрво коридор. -- Тм дверь открыт, увидите.

Глеб пошел по коридору, дивясь необъятным рзмерм московских квртир. Похоже, никто из знкомых не живет кк люди -- все делят дом с другими, зчстую чужими. Оно и понятно, решил Глеб, московскя недвижимость дорог.

Впрочем, после Хрустльного и сквот Лугнского квртир Бен поржл чистотой и строгостью. Однотонный плс приглушл шги, двери, выходящие в коридор, зкрыты, и в одну Глеб успел рзглядеть большую гостиную и девочку лет шести -- он пытлсь извлечь звуки из стоявшей н возвышении позолоченной рфы. Нконец, Глеб достиг офис.

Небольшя комнт был до смого потолк уствлен смодельными фнерными шкфми, нбитыми, кк догдлся Глеб, рдиодетлями. Провод вывливлись из рскрытых ящиков не то щупльцми, не то выпущенными кишкми. В центре н большом столе -- несколько рспотрошенных компьютеров, вдоль стен -- штуки четыре рботющих. З одним сидел Ктя Гусев и рботл в Фотошопе.

-- Привет, -- скзл Глеб.

-- О, Глеб, -- ответил Ктя, рзворчивясь. -- Рд тебя видеть.

Нд ее монитором Глеб увидел рспечтнную н принтере фотогрфию Шврцер с крупной ндписью внизу: "А это что з говно?"

-- А где Бен? -- спросил Глеб.

-- Н кухне, -- ответил Ктя, -- он сейчс знят. У него мм сгорел, и он стрдет.

-- Ни фиг я не стрдю, -- ответил Бен, входя в комнту. -- Все круто. Мму звтр новую привезут. Просто, кк дв бйт переслть. Я немного перебздел, когд все гикнулось. Потому что мой компьютер --мое второе я.

Он плюхнулся н стул и, сияя, поведл: Андрей, еще в Ектеринбурге, зрботлся до глубокой ночи, и вдруг у него перед глзми прошл рябь, кртинк н экрне свернулсь, оплыл, стекл куд-то вниз -- и исчезл.

-- Я думю, -- скзл Бен, -- ткое ощущение и нзывют словом "психоделический". Когд рельность -- хоп! -- и исчезет, дром что виртульня.

-- Ну, -- скзл Глеб, -- по-моему, психоделия -- это про нркотики что-то.

-- Нхуй, -- скзл Бен, -- нркотики -- не круто. Я их не юзю, потому что виртулк круче нркотиков. И кретивней.

-- А помнишь, Веня, -- скзл Ктя, не перествя что-то двигть в Фотошопе, -- эту игрушку, которя изобржение переворчивет? Кк мы ее поствили Никитичу н пи-си?

Шутку Глеб знл: простенькя прогрмк под DOS переворчивл кртинку н мониторе. Если вствить прогрммку в autoexec.bat, человек включл компьютер и получл перевернутое изобржение. В те длекие времен, когд персонлки только появились в Москве, подобные шутки были очень популярны.

-- Аг, -- зулыблся Бен. -- А Никитич пришел, посмотрел н монитор, мтернулся и просто его перевернул. Я спршивю: "Ты что делешь?", он отвечет: "Д вирус звелся ккой-то, потом рзберусь, сейчс рбот срочня". Вот выдержк у человек, д?

Ктя зсмеялсь. Глядя н них Глеб неожиднно для себя понял, что двно не видел ткой слженной пры. Ясно, что они прожили вместе много лет, но тк и не потеряли способности смеяться шуткм друг друг -- пусть и слышли их множество рз.

-- А что это з мльчик мне открыл? -- спросил Глеб.

-- О, это сын Сши Кзнского, -- скзл Ктя. -- Они с Веней со школы дружили, д?

-- Д, было круто, -- соглсился Бен. -- Мы тип дружили всегд и лет пять нзд рсселили отсюд коммунлку и въехли -- он со своей семьей, я с Ктькой. Првд, мы через год рзосрлись и теперь сми живем, кк в коммунлке.

И он рдостно зсмеялся, будто н свете нет ничего смешнее, чем рсплевться с лучшим другом.

-- Я, -- скзл Глеб, -- вот о чем поговорить пришел. Ты не помнишь, кк оно происходило, в тот вечер, когд Снежну убили?

-- Конечно, помню, -- ответил Бен и улыбк почти сбежл с его лиц. --Мы все нпились, потом тнцевли, потом снов пили, потом Снежну убили, и все кончилось.

-- А ты не помнишь, выходил ли кто-нибудь из комнты... ну, перед тем, кк ншли труп.

-- Нет, конечно, -- ответил Бен. -- Я же круто нпился. А что?

-- Ну, ткое дело, -- Глеб зпнулся. -- Я просто думю, что это кто-то из нших.

-- Ты гонишь! -- восхитился Бен.

Глеб рсскзл про нож, про иероглиф, нписнный н стене и нйденный в скнере, про кнл #xpyctal, где тинственный het вызвл Снежну н лестницу.

-- Круто, -- скзл Бен, -- это же детектив, д? Кк "The Colonel's Bequest".

-- Кк что? -- не понял Глеб

-- Кк квест сьеровский стрый, -- пояснил Бен. -- Тм тоже убийство, рсследовние... ткя Агт Кристи. Ты что, не игрл?

Из всех стрых квестов Глеб игрл только в четвертый "King Quest", и то дже до ночи не добрлся. Зто хорошо помнил, кк много лет нзд н семейной вечеринке ммин двоюродный брт, впервые покзвший Глебу персонльный компьютер, рсскзывл ему "и тут я зхожу н клдбище, тм пусто, млденец только плчет. И я понимю, что ндо взять погремушку из могилы его мтери. Я рзрывю могилу..." -- и тут Глеб увидел окменевшую от ужс ббушку, которя тоже слушл. Тогд он впервые понял, ккое впечтление производит н людей рельного мир столкновение с миром виртульным.

-- У меня где-то н сидюке был копия, -- скзл Бен. -- Ндо тебе обязтельно поигрть. Лучше поймешь, кк преступников ищут.

Он рзвернулся к звленному дискми и бумгми столу и нчл рыться тм, пок не обрушил н пол груду рдужных кругляшей. Глеб поднял один: компкт Алены Апиной.

-- Ты это слушешь? -- порзился он.

-- Я решил звязть со строй музыкой, -- рзъяснил Бен. -- Я думю, ндо полюбить современную попсу.

-- Современня попс -- это что, техно? -- Глеб подумл про Нстю с Олегом.

-- Нет, нет, техно -- это музык для интеллектулов. Нстоящя попс --это вот Апин, Слтыков, Ветлицкя. В крйнем случе -- Ален Свиридов.

-- Мне нрвится "Бедня овечк", -- скзл Ктя.

-- Д, это очень круто, -- соглсился Бен. -- Я решил, ндо быть ближе к нроду. Тм, где он, к несчстью, есть. А то что это я -- зстрял н семидесятых. Стрье.

Глеб с рдостью узнвния понял, что Бену, н смом деле, все рвно, что слушть и кк одевться. Кк и Глебу, Бену требовлся только свой угол, компьютер и, может, несколько книг. Но стремление не выглядеть хрестомтийным мтшкольным мльчиком зствляло его придумывть себе увлечения одно необычней другого. Глеб вспомнил, кк Тня воспитывл у него музыкльный вкус. З годы совместной жизни ей дже удлось привить Глебу любовь к Тому Уэйтсу, Нику Кейву и Леонрду Коэну -- хотя Глеб иногд думл, что прекрсно прожил бы н стрых зпсх Глич и Высоцкого.

-- А кто у нс подозревемые? -- спросил Бен. -- Нс с тобой исключем, кк инициторов рсследовния. Это только в "Убийстве Роджер Экройд" рсскзчик окзывется убийцей. В нормльном квесте тк быть не может. Кто в осттке?

-- Ндо для нчл понять, кто ткой het, -- скзл Глеб. -- Ты не знешь, с кем спл Снежн?

-- Он, црство ей небесное, вообще был слб н передок, -- скзл Ктя. -- А при чем тут?

-- Потому что н кнле #xpyctal собирлись ее любовники, -- пояснил Глеб и понял, что скзл лишнее.

Ктя повернулсь н стуле и уствилсь н Бен с Глебом.

-- Веня, -- спросил он, -- это првд? Почему ты мне не говорил?

-- Собственно, Глеб имел в виду виртульных любовников, -- кк-то неуверенно скзл Бен.

-- Хули виртульных, -- вдруг рзозлилсь Ктя. -- Смых что ни н есть нстоящих. Ебся бы себе потихоньку, зчем мне-то про этот кнл срный рсскзывть!

-- Бен, ты что, тоже н кнле был? -- спросил Глеб.

-- Рзумеется, был! -- рздрженно скзл Ктя. -- Под идиотским ником BoneyM. Очень гордился, дже мне хвстлся. Перескзывл шутки, которые тм отпускли, резвился!

-- Прости, -- нчл Бен, но Глеб перебил:

-- Ккие шутки?

-- Д все. Вот эту, последнюю, из-з которой весь сыр-бор. Про Тим.ру.

Глеб перевел глз н фотогрфию Шврцер нд монитором и медленно скзл:

-- Тк Мрусин -- это ты?

-- Тк Мрусин -- это я, -- с нпором скзл Ктя, -- что? К сожлению, я не убивл Снежну, потому что все время был с этим мудком. Мы, видишь ли, тнцевли, потом он почти трхнул меня в ккой-то боковой комнте.

-- Почему ты это делл?

-- Потому что я люблю тнцевть, вот почему!

-- Я имею в виду -- Мрусину?

-- Ой, ты глупые вопросы здешь, -- Ктя встл. -- Потому что Тим всех зебл. Потому что он звезд русского Интернет, дизйн его примитивен и бестолков. Потому что понтов у него в сотню рз больше, чем тлнт. Потому что Вене, видишь ли, нрвится то, что делет Тим, и не нрвится то, что делю я. Продолжть?

-- Но ты не хотел, чтобы они с Шневичем мимо денег пролетели?

-- Мне н это было нсрть, -- скзл Ктя, -- Меня деньги не интересуют. У нс в семье деньгми Веня знимется.

-- Послушй, -- оживился Бен, -- пок меня не было, эфэсбэшники не звонили?

-- Нет, не звонили, -- Ктя повернулсь к ним спиной.

-- А что у тебя с ФСБ? -- спросил Глеб. Десять лет нзд при мысли о звонке из КГБ он покрылся бы холодным потом. А сейчс -- ничего, спокойно беседует. Демокртия, одно слово. Теперь их можно не бояться.

-- А, вроде был рзговор, чтобы я им коды подобрл, чтоб сотовые переговоры ломть, -- скзл Бен. -- Я, првд, откжусь, скорее всего. Плтят больно мло.

-- А кк с Мрусиной теперь? -- спросил Глеб Ктю.

-- Не зню, -- ответил Ктя, -- ндоел он мне. Убью ее, нверное. Подстрою ей виртульную врию.

-- Пусть ее, нпример, мшин собьет, -- предложил Бен.

-- Д, -- кивнул Ктя, -- поисковя. Альтвист или Ликос.

Глв двдцть первя

-- Я тебе говорил. Твоя версия с Мрусиной не выдерживет критики, --нписл Горский. -- Видишь, у Кти и Бен есть либи.

-- К тому же, Бен технически не может быть одновременно BoneyM и этим het, -- скзл Глеб.

-- Технически он кк рз может, -- ответил Горский. -- Технически можно быть двумя людьми н IRC срзу, не проблем. Но Снежн-то должн был знть, кто есть кто. Хотя теоретически возможно, что в тот день Бен зконнектился кк het.

-- Вне подозрений только SupeR, -- ответил Глеб. -- Но он и тк в Америке.

-- Д, -- соглсился Горский, -- тк что это мог быть и Бен, и Андрей.

Андрей сидел з соседним столом, и Глебу стло неловко. Получлось, будто они с Горским сейчс обсуждют Андрея з его спиной -- но в прямой видимости. Андрей кк рз обернулся, в пол-оборот посмотрел, и Глеб устыдился своих подозрений.

-- Я тут думл н днях, -- продолжл Горский, -- почему все индифферентны к смерти Снежны, кк ты говоришь. Нверное, то, что кжется дрмой, когд тебе 15 лет, к 30 больше не дрм. Вот смерть -- снчл кжется, что это the issue, вжня тем для общей беседы. А потом выясняется, что это очень личное дело, о котором и говорить кк-то неловко. А чужя смерть -- чужое дело. Потому что использовть чужую смерть для рзмышлений о своей собственной кк-то нескромно. Снежн ведь умерл не для того, чтобы преподть нм, скжем, урок ншей смертности.

-- То есть он умерл нпрсно? -- спросил Глеб.

-- Не в этом дело. Просто однжды стновится неловко, неудобно кк-то вклдывть свои смыслы в чужие смерти. А если нельзя вложить смысл, проще збыть. Я не говорю, что этот способ лучше того, что в пятндцть лет.

-- А что в пятндцть? -- спросил Глеб, вспомнив Чк.

-- В пятндцть кжется, что говорить о чужой смерти -- смое милое дело. Единствення стоящя тем для рзговор.

-- У меня одноклссник в 15 лет покончил с собой, -- нписл Глеб и снов, уже не впервые з последние дни, у него возникло чувство, будто совсем недвно что-то нпомнило ему о Чке, что-то не связнное с клссом --но не мог вспомнить, что именно.

В комнту сунулсь Нюр Степновн -- скзл, что Шневич хочет поговорить с Глебом. Быстрый секс, случившийся у них несколько дней нзд, кк он и обещл, не повлиял н их отношения. При встрече они столь же вежливо здоровлись и смотрели друг сквозь друг. Нюр мышкой стрлсь проскочить мимо него, Глеб пытлся не вспоминть кк твердели ее соски под его пльцми.

Сейчс он быстро нписл "/ME сейчс вернется" (Горский это увидел кк "*Gleb сейчс вернется"), и вышел. По пути от Шневич Глеб встретил Осю. Для звершения кртины ндо бы и с ним поговорить. Ося уже убегл, но предложил встретиться звтр вечером в городе, н кком-то сборном пнк-концерте, куд он все рвно собирлся. Пообещл кинуть Глебу координты клуб и скзл, что, посетив концерт, они морльно поддержт лучшие силы сопротивления нтинродному режиму.

Глеб вернулся в комнту и спросил Андрея, двно ли тот знет Осю.

-- Со времен scs/scr, -- ответил Андрей, не отрывясь от клвитуры.

-- Что это ткое? -- спросил Глеб, и Андрей со вздохом бросил рботу.

-- Это то, чем был русский интернет до появления WWW, -- ответил он. --Юзнет. Ньюсгруппы.

-- Что это ткое? -- повторил Глеб, решив н этот рз не кивть.

Андрей снов вздохнул.

-- Что-то вроде больших подписных листов, рзбитые по темм. Но иногд все збывли про темы и просто общлись. Короче, тм зводились ромны, пислись стихи и проз, создвлись и гибли репутции. Фктически все, кого ты видишь здесь, в Хрустльном, дв-три год нзд были тм. Интернет больше тким не будет.

Андрей, видимо, впл в элегическое нстроение.

-- В юзнете был мгновенный фидбэк. В Путине я могу писть что угодно, в юзнете нельзя соврть. Тм тебя ценили по тому, что и кк ты пишешь. Нстоящий гмбургский счет. Те, кто через это прошли, тип приобрели ткой опыт -- они кк бртья н всю жизнь.

-- И кто тм был?

-- Все. Из тех, кого ты знешь -- Ося, Бен, Арсен, Сереж Ромнов.

-- Я не зню Сережи Ромнов.

-- Это который SupeR, -- пояснил Андрей. -- Где-то в Америке живет, Снежн через него к нм попл.

-- А почему это кончилось?

-- Потому что WWW удобней. То, что делется н Вебе, тип остется нвсегд, и проще по IRC общться, чем писть друг другу письм. Люди, знешь, ленивы и нелюбопытны.

Глеб н секунду предствил: все, что он видит сегодня, исчезет, кк юзнет. Через пять лет буквы WWW или IRC будут кзться бессмысленными ббревитурми. Никому не нужными, кк "Эрик" во времен персонльных компьютеров и принтеров.

-- А кк туд попдли? -- спросил Глеб.

-- Просто подписывлись. Были рзные конфы. Scs/scr ознчет soc.culture.soviet и soc.culture.russian. Были и всякие другие. Н binaries порнуху сливли в основном. Д и сейчс сливют.

-- И что, -- спросил Глеб, -- этим никто теперь не пользуется?

-- Пользуется, конечно, -- скзл Андрей. -- Кто же дст порнухе простивть. А русского юзнет больше нет, -- Андрей снов вздохнул. -- И, знчит, что толку об этом говорить.

Он снов повернулся к экрну. Людей, собрвшихся здесь, связывет куд больше, чем можно предположить, подумл Глеб. Узы виртульного бртств куд крепче той сети, что пытлсь сплести Снежн.

-- А подписные листы тогд были? -- спросил Глеб.

-- Д, -- ответил Андрей. -- Я был подписн н полдюжины. Смый смешной нзывлся magic. Я н него подпислся, потому что думл, что он кк бы про мгию. Првд, при регистрции меня спросили, были ли у меня публичные выступления. Я вроде решил, что это шутк и тип ответил д. А потом окзлось, что это лист не для мгов, для фокусников. Потому что тип слово по-нглийски одно и тоже.

Горский уже исчез, но его последние реплики дожидлись Глеб.

"Прости, я ухожу спть, -- писл Горский, -- но не могу не скзть, что меня удивляет твой метод рсследовния. Ты приходишь к человеку и словно говоришь ему: "Докжи, что ты не убийц, предъяви свое либи". И он говорит: "Я не убийц, потому что убийц -- это het". Ты говоришь: "Хорошо", -- и н этом все кончется. Между тем, ты знешь, что het -- убийц. И ндо не спршивть этих людей, ккие у них никнэймы, попросить их рсскзть про het, условно говоря, ндеясь, что убийц себя выдст. Если, конечно, убийц в смом деле het. Пойми: убийц рельной Снежны -- виртульный персонж het. Возможно, и ловить его ндо в Сети -- но для нчл хорошо бы понять, что он из себя предствляет".

Дльше стоял звездочк и было нписно: "Gorsky ушел спть".

Глеб здумчиво посмотрел н экрн. Что он знет о het? И вдруг вспомнил, что знозой сидело у него в мозгу последние дни: история, которую het рсскзл при их единственной виртульной встрече, слишком двно знком. Неопытный мльчик, спутвший менструцию и лишение девственности. Липкий ужс, цитт из Бродского, гостиничный номер в Питере. Мрин и Чк.

Вероятно, это совпдение. Просто не может не быть совпдением.

В почтовом ящике Глеб обнружил письмо от Вити Абрмов.

"Привет, Гл! -- писл трнслитом Абрмов. -- Спсибо з помощь, извини, что я тк быстро подорвл: времени терять было нельзя, и звонить тебе тоже было небезопсно. Крточк пусть побудет у тебя, все рвно н счете доллров двести от силы. В моем положении это почти что ничего.

Ты спросил, почему я вспомнил Чк, и я сейчс подумл -- почему бы и впрямь не рсскзть, тем более, что сейчс уже невжно. Можно скзть, всех нс сгубил случйность. Будь это чей-то коврный плн, было б не тк обидно.

Все нчлось с того, что я встретил Мринку Цреву. Я, кк ты помнишь, был в нее влюблен в школе -- и потому очень обрдовлся, когд он меня окликнул. Мринк сильно изменилсь, я бы скзл -- пострел. Видимо, жизнь ее не щдил -- одной воспитывть ребенк, конечно, не легко, тем более -- в ткое время. И еще он говорил, что мльчик болел, и все деньги, которые не съел инфляция, ушли н врчей.

Мне стрнно все это писть -- и стрнно было, когд он рсскзывл о своей жизни. Знешь, словно попл в мексикнский серил. Ткой, где стрые друзья встречются через много лет, одинокие мтери рстят детей от погибших возлюбленных, богтые тоже плчут. Плкть пришлось мне -- фигурльно выржясь, конечно. Мне было ее очень жль -- и вдобвок, в этом сериле было одно вкнтное место: рскявшегося злодея. Оно отошло ко мне.

Ты знешь, у меня после школы все было хорошо. Но все эти годы я винил себя в том, что случилось с Чком, то збывл эту вину, то снов вспоминл, но он всегд был со мной. Встретив Мрину, я понял, что судьб дл мне шнс испрвить содеянное.

Ты веришь в судьбу, Гл? Я никогд не верил. То есть, ств взрослым, --никогд. Я стрлся все делть см -- деньги, которые я зрбтывл, женщины, которых я добивлся, все, что мне достлось, --я всем был обязн только себе. В мире, который я построил, не было мест судьбе. И вот он о себе нпомнил, появившись в облике Мринки Цревой.

Вероятно, я бы не поверил ни в ккую судьбу, если бы не это ощущение мексикнского серил. В сериле должн быть судьб, кк же без нее?

Я срзу предложил Мринке денег. Он, конечно, откзлсь, но я взял с нее слово, что если ей пондобятся деньги, он обязтельно со мной свяжется.

Он позвонил в нчле июня, з несколько дней до выдчи зрплт в конторе. И скзл, что Алеше ндо срочно ложиться н оперцию, и послезвтр ндо внести всю сумму. Что ткой случй бывет рз в жизни, и если он его упустит, придется ждть еще год. Он, конечно, скзл, что если у меня нет денег, то ничего не попишешь.

У меня в смом деле не было денег, зто они были н счету "Лямды плюс". Через неделю должн был пройти т смя проклятя сделк, и деньги, тк или инче, появились бы -- тк что я не дерглся, что ребят остнутся без зрплты. Всего-то нвсего перетерпеть неделю. Я снял деньги со счет -- и отдл ей.

И тут я смлодушничл и уехл с Иркой в дом отдых. Мне уже было с Иркой неинтересно, но уезжть одному кк-то глупо. Кк я предствил себе, что зхочу потрхться и пойду н дискотеку бб снимть -- смому смешно стло. Не тот возрст уже, см понимешь. Пор бы остепениться. А с Иркой у нс был брк в своем роде, без стрстей, дружеский, кк дружеский секс. Думю, Емеля знл и не имел ничего против.

Короче, я смлодушничл. Меня не было в Москве, когд все нчлось, и я профукл момент, когд пришел пиздец. Можно скзть, не услышл звонк (ты еще помнишь, в школе был згдк: "звенит звонок, нстл...". Я в последнее время чсто школу вспоминю -- вероятно, свободного времени много).

Ведь я ни в чем не виновт, првд? Я хотел помочь Мринке, но погубил Емелю. Когд мы учились в школе, Вольфсон кк-то втрвил меня в бесплодную дискуссию о том, могут ли блгие помыслы породить ктстрофические результты. Вольфсон тогд говорил, что н некотором уровне -- он почему-то нзывл его уровнем мгии -- в основе кждой ктстрофы лежит ккя-то червоточин. Нрушение зпрет, сбой прогрммы, что-то в этом роде. И сейчс я пытюсь понять, где эт ошибк.

Вероятно, в истории с Чком. Потому что если бы я тогд не сделл того, что сделл, -- ничего бы не было. Чк был бы жив, Мринк вышл бы з него змуж, и все бы у нее было хорошо.

А может, виной всему Вольфсон с его дурцкими книжкми и идеями. Мне это все никогд не нрвилось -- ты, небось, знешь.

Вижу, я что-то рзошелся. Пор и честь знть.

Пок.

Твой ВА

PS. Ты спршивл, кк меня нйти. Очень просто: снчл ндо доехть н втобусе от "Речного" до "Шереметьево-2", потом немного смолетом, тм еще немного н мшине. Дст бог, тк когд-нибудь и случится.

Глеб перечитл письмо двжды, ругясь н трнслит. Ему было приятно, что Витя ответил тк подробно, хотя, скорее всего, Абрмов писл для смого себя. Стрнно, подумл Глеб, почему он считет себя виновтым в смерти Чк? Глеб вспомнил тело Снежны и иероглиф, и, нжв "Reply", нписл ответ:

Привет, Абрмов!

Спсибо з письмо, просто не ожидл ткого. Не кзнись, мло ли что в жизни выходит не тк. Думю, никто не виновт -- кроме рзве что тех сук, которые кинули вс н деньги. Боюсь, кк рз они не испытывют никких угрызений совести.

Збвно, но кк рз сегодня я вспоминл Мрину и Чк по одному стрнному поводу. Я, кстти, тк и не зню, что тм у вс случилось. Что з книги читл Вольфсон? Чем ты тк виновт перед Чком? Я, честно говоря, думл, это нш общя вин, или, н худой конец, вин одной Мринки.

Впрочем, все это сейчс невжно. Вжно, что ты в безопсности -- тм, з втобусом, кордоном, смолетом.

Пиши.

Твой

Гл.

Перед тем, кк отпрвить, Глеб перечитл свое письмо и пордовлся последней фрзе. З втобусом, кордоном, смолетом. Крсиво, что ни говори, подумл он.

1984 год. Мрт

Оксн первя ей скзл:

-- А ты знешь, что это Чк зложил Вольфсон?

Только он одн в клссе нзывл его Лешей, для всех остльных он был Чк, и потому кждый рз, услышв прозвище, Мрине приходилось про себя его переводить.

Большя перемен. Ребят, ошлев, гоняли по коридору кк мленькие, игря в футбол плстмссовой зглушкой от прты. С легкой руки химички их нзывли "штучкми": он кк-то скзл: "Перестньте отбивть штучки от прт", -- тк и повелось.

Мрин сбежл покурить н улицу -- и учителя, и ученики ходили курить к гржм. Иногд Белуг или Лж вдруг устривли рейд, все прятли сигреты, словно вышли свежим воздухом подышть, д посмотреть н тющий весенний снег. Мрин знл, что они в своем прве: что им скжут учителя? Что нельзя курить н территории школы? Тк они уйдут з ворот, только хуже будет.

Мрин нкинул куртку, взял сумку и вышл. Уборщиц недовольно крикнул вслед что-то про сменную обувь, но Мрин ее окрик проигнорировл. Оксн и Свет уже стояли н здворкх школы у гржей, прямо з яблонями, н которых осенью вырстли мленькие, с конфету, яблочки -- ребят их рвли н переменх. Белуг кк-то увидел и рзорлсь: "Прекртите немедленно, что вы здесь делете?", Леш ответил: "Собирем плоды продовольственной прогрммы", -- и яблочки с тех пор тк и нзывли -- "плоды продовольственной прогрммы".

Обычно Леш тоже приходил курить к гржм, но сегодня не пришел. Мрин волновлсь: в последнее время что-то явно было не тк, он нервничл, злился, он дже думл -- не рзлюбил ли? Н днях они шли вчетвером после школы с Глебом и Феликсом, решили купить мороженого -- ягодное з 7 копеек, уникльный случй. А Леш, кк всегд, решил выпендриться и купить ей "Бородино" з 23. Скзл в окошечко:

-- Мне, пожлуйст, "Бородино", -- Феликс тут же подхвтил:

-- И коньячку еще двести грмм!

Леш почему-то рссердился, рзвернулся и н Феликс рявкнул: мол, это не шутки, тк можно злететь по пустякм, ндо понимть, где нходишься.

Мрин не понял, с чего сыр-бор, но Глеб тихим шепотом пояснил, что про коньячок -- цитт из ккой-то зпрещенной песни. Ребят вечно игрли в эти дурцкие игры, притворялись подпольщикми, передвли друг другу мшинопись и кссеты. Мрин кк-то пробовл слушть Глич, но зпись был плохя, слов рзбирлись с трудом, и вообще стрнно, кк можно относиться ко всему этому всерьез. Мрин куд больше любил "Мшину времени", из всего Смиздт прочитл только "Лебединый стн" Цветевой -- потому что вообще любил Цветеву, особенно любовные стихи. Иногд он говорил, что ее нзвли Мриной в честь Цветевой, но это, конечно, непрвд: ее нзвли Мринной в честь мтери отц, которую Мрин в сознтельном возрсте и не видел.

Свет по всегдшней своей глупости вышл без пльто и уже змерзл. Докурив, он бросил окурок в снег и побежл нзд. Мрин проводил ее взглядом, выдохнул голубовтый дым и вдохнул теплый весенний воздух. И тут Оксн скзл:

-- А ты знешь, что это Чк зложил Вольфсон?

Вольфсон рестовли месяц нзд, н Феликсов день рождения. Арестовли, впрочем, -- громко скзно: к нему пришли, отвезли куд-то (он говорил "н Лубянку", но скорее всего -- в РОНО или в милицию), поговорили и выпустили. Несколько дней Вольфсон ходил нпугнный и гордый, по секрету рсскзывл, что его приехли брть н двух мшинх: знли, что он когд-то знимлся кртэ и может окзть сопротивление. З что збрли, не знл никто, но потом нчлись вызовы к директору прямо с уроков, шушукнье по углм, клссный чс об усилении идеологической бдительности. Дже Мрин, думвшя в основном о Чке, зметил, что творится нелдное. Кк-то рз спросил Лешу, не знет ли он, в чем дело, -- но Леш отвечть откзлся, дже огрызнулся, что случлось теперь все чще.

-- Что знчит -- зложил? -- спросил Мрин.

-- Все говорят, что когд его Белуг поймл, ну, з стихи, он, чтобы от него отстли, рсскзл все про Вольфсон.

-- Все -- это что? -- спросил Мрин.

-- Я не зню, -- ответил Оксн. -- Все -- это все. Нверное, про Смиздт или еще что-нибудь.

-- Ну, првильно, -- скзл Мрин. -- Я всегд говорил Вольфсону, что он доигрется.

Он докурил сигрету и спросил:

-- А кто тк говорит?

-- Д все, -- ответил Оксн. Прозвенел звонок, и они побежли к школе. Следующим уроком был мтемтик, мтемтичк не любил, когд опздывют.

Обычно они нчинли целовться еще в лифте, но сегодня что-то было не тк. Леш нервничл, злился: кзлось, тронь -- искры посыплются. Но когд они прошли к ней в комнту, см стянул с Мрины свитер. Никто уже двно не ходил в школу в форме: обычно ссыллись н НВП, дже когд его не было. Он снял джинсы, и Леш кк-то оживился, быстро рзделся, лег рядом. Они стли целовться.

Леш очень хорошо целовлся. Еще в прошлом году Мрин перецеловлсь н днях рождения и школьных дискотекх со всеми влюбленными в нее мльчикми: с Вольфсоном, Абрмовым, перешедшим в другую школу Кудряшовым и Лешей, который тогд ей совсем не нрвился. Честно говоря, с восьмого клсс он смотрел н Глеб Аникеев -- он был не очень крсивый, зто ромнтично-здумчивый. К сожлению, он не обрщл н нее внимния: похоже, втюрился в Оксну. Впрочем, Мрин легко его збыл, когд осенью выяснилось, что он, неожиднно для всех, стл первой крсвицей в десятом клссе. Чк и Вольфсон подрлись из-з нее у гржей, кк рз тм, где он сегодня курил; Абрмов кждый день провожл до дом. Н вечеринкх он по-прежнему целовлсь то с одним, то с другим, не без удовольствия слушя, кк н кухне возбужденно болтют те, кому н сей рз не повезло. Он не чувствовл себя счстливой -- хотелось нстоящей любви, не обжимнцев в полутемной комнте под Boney M и КСП из соседней комнты.

Перед поездкой в Питер Вольфсон признлся ей в любви. Он скзл, что должн подумть, и в смом деле думл: может, д, именно Вольфсон, смый умный в клссе, нчитнный и серьезный. Впрочем, Леш ншел способ вернее: подошел к ней в поезде и спросил, с кем он живет в номере. Нверное, с Иркой, скзл он, и тогд он не терпящим возржений тоном потребовл:

-- Ушли ее куд-нибудь, я к тебе вечером приду.

И не дожидясь ответ, зшгл по проходу в свое купе.

Теперь Мрин считл, что Леш понимет ее лучше других, чуть ли не волшебным обрзом проникя в ее мысли. Еще он был очень крсив: ей нрвилсь его кож, его зпх. Он не срзу это понял, потребовлось время, чтобы рссмотреть и привыкнуть. Пончлу Мрину пугл его член; он кзлся большим, и непонятно было, кк его совть внутрь. Но потом он привыкл, и теперь дже легонько глдил его перед нчлом и нзывл "моей эбонитовой плочкой". Это они придумли вместе, потому что было неясно, кк его нзывть: все слов кзлись слишком грубыми. Подвернулся некдот про эбонитовую плочку ("Профессор, он не ээээбонет?" -- "Не э... должн"), и выржение "нефритовый жезл", вычитнное в Кмсутре. Отксерокопировнные листки мшинописи принес Леш, но ей тк и не удлось добрться до конц: бесконечные описния объятий и удров утомили, и, кроме того, понятно, что ндо лет десять знимться спортивной гимнстикой, чтобы ткое выделывть. Впрочем, ккие-то позы они попробовли: Мрин и сверху, и н боку, и дже со спины. Честно говоря, Мрин гордилсь, что ей поплся ткой опытный и готовый к экспериментм любовник. Интересно, думл он, то недолгое время, пок мм еще жил с ппой, они знимлись этим в кких-то особых позх --или только женщин снизу, мужчин сверху?

Впрочем, эт поз кк рз был смой приятной. Вот и сейчс Мрин лежл, обхвтив Лешу ногми, и стрлсь не шуметь. Стенки тонкие и соседк-пенсионерк не откжет себе в удовольствии нябедничть Мрининой мме. Говорили, что секс -- кйфовое зняние, но особого кйф Мрин не испытывл. Иногд в ткие минуты ее переполнял любовь, ей кзлось, что они одни н всем свете, обнялись, кк дв мленьких зверьк, отгородились от врждебного мир взрослых и сверстников. Это вжнее всего: ощущение, что рядом с тобой человек, которому полностью доверяешь -- он один тебя понимет, и нет нужды ему врть.

Првд, однжды Мрин соврл: смой первой ночью, когд лишилсь девственности в номере ленингрдской гостиницы, и Леш с ужсом смотрел н окроввленные простыни и собственные перепчкнные волосы, он скзл, что это месячные. Ей было неловко, что он в десятом клссе еще девственниц. Пусть не слишком здется. Единствення ложь з весь их ромн. Больше лгть не требовлось: они понимли друг друг без слов.

Но в тот день что-то не здлось. Леш никк не мог нйти верный ритм, потом зстонл и кончил. Мрин рссердилсь. Он не любил, когд Леш кончл внутрь: сперм вытекет н кровть, и неясно, кк змывть пятн. Они пробовли подстилть Лешину мйку, но он сбивлсь, и все рвно приходилось тйком относить постельное белье в сумку для отпрвки в химчистку. Стршно предствить последствия, догдйся мм, что Мрин уже знимется любовью. Обычно Леш вынимл свою плочку, и сперм выливлсь Мрине н живот или н грудь. Отмывть ее муторно и противно, зто не остется следов.

Мрин попытлсь поднять ноги, чтобы Леш что-нибудь под нее подложил, но он дже не пошевелился.

-- Леш, -- скзл Мрин рздрженно, -- дй мйку.

Он вскочил, потянулся к мйке, стл вытирть сперму, но было поздно: пятно уже рстеклось по простыне. Мрин рзозлилсь:

-- Я же тебя просил!

-- Отстнь! -- огрызнулся Леш и нчл одевться.

-- Что знчит -- "отстнь!". Ирке будешь тк говорить!

Ирк был влюблен в Лешу и дже рссорилсь с Мриной, когд кто-то стукнул, что они в Ленингрде переспли.

-- При чем тут Ирк?

-- Потому что нечего со мной тк говорить!

-- Ты первя нчл, -- скзл Леш. -- Ндо было по-нормльному скзть.

-- Я скзл.

-- Что ты скзл? "Я же тебя просил!" -- передрзнил он. -- Когд просил? Вчер? Неделю нзд?

-- Мы же говорили... -- нчл опрвдывться Мрин. Он уже злилсь: почему, почему он тк с ней говорит?

-- "Мы же говорили..." Много ты умеешь говорить! Только "Лешеньк" д "Лешеньк", больше ничего от тебя не услышишь!

-- Лешеньк! -- взмолилсь Мрин, -- зчем ты тк!

-- Зтем, что мне это ндоело! Тк не делй, сяк не делй! Если бы ты меня по-нстоящему любил, все было бы инче!

-- Я тебя люблю, -- прошептл Мрин, и слезы нвернулись ей н глз.

-- Ничего ты меня не любишь! Тебе просто нрвится это дело! -- И он кивнул н кровть.

Тогд Мрин зплкл. Попытлсь прислониться к Лешиному плечу, но он оттолкнул ее и выбежл из комнты.

Грохнул входня дверь, и Мрин остлсь одн. Почему тк, подумл он, почему он предл ншу любовь? Это же лучшее, смое чистое в ншей жизни. "Это дело!" Кк он мог ткое скзть?

Ззвенел звонок, и Мрин бросилсь к двери. Вернулся! обрдовлсь он, все-тки вернулся!

Леш стоял н пороге, с незвисимым видом рскчивя сумку н плече.

-- Ну, извини, -- скзл он небрежно.

Обид снов зхлестнул Мрину, высохшие было слезы полились из глз. Ты предл ншу любовь, прошептл он одними губми, и уже во весь голос зкричл:

-- Убирйся! Предтель!

Леш дернулся. Хотел что-то скзть, но Мрин уже зхлопнул дверь.

-- Предтель! -- крикнул он снов и только услышв скрежет отъезжющего лифт, вспомнил слов Оксны:

-- А ты знешь, что это Чк зложил Вольфсон?

Глв двдцть вторя

Клуб прятлся в полуподвле, кк и все московские клубы. У вход толпилсь орв молодых ребят в шинелях, пльто не по росту и мйкх с портретом бородч в обрмлении колючей проволоки и ндписями "Гржднскя оборон" и "Все идет по плну". Ни з что бы сюд не пошел, подумл Глеб, если б знл, что здесь ткие уроды. Лучшие силы сопротивления нтинродному режиму -- тк, кжется, Ося скзл. Ну-ну. По мне -- тк просто пэтэушники.

К нчлу концерт он опоздл. Оси не видть, н сцене худой интеллигентного вид очкрик кричл, отбивя ритм првой лдонью и с трудом перекрывя грохот музыки. Глеб рсслышл "все мы тепличные выродки из московского гетто" и вздрогнул. Он чувствовл это много лет. Пусть Тня говорил, что Глеб не похож н ее мрхишных друзей -- он знл, что это не тк. Они жили в своем особом мире, словно в теплице. Мир московских художников или мир мтемтических символов, цифр и бйтов в Интернете --лишь рзные облики одного и того же гетто.

Глеб снов прислушлся.

Все листья стнут зелеными

Ресницы все стнут пушистыми

И все котят, и все утят

Зпомнят войну с фшистми

Спокойной ночи, спокойной ночи,

Спокойной ночи млыши!

Слов приходилось рзбирть сквозь брбнный перестук и невпопд игрющую гитру. Интересно, подумл Глеб, "Спокойной ночи, млыши" еще живы? Кк тм Филя и Степшк? Он понял, что не может предствить персонжей детств в новой рельности. Филе и Степшке нет здесь мест, кк мшинке "Эрик", продуктовым зкзм, Смиздту и песням Высоцкого. Все эти вещи, ткие длекие друг от друг, вместе ушли н дно. И нельзя скзть, чтобы Глеб о них жлел.

Млыши уснули спокойно

И ничего не хотят

Ведь их охрняет пмять

Пмять котят и утят

Пмять грязного снег

Пмять осенней листвы

И пмять русских колоний

Укрины и Литвы

Под рев нбитого пьяными подросткми зл Глеб понял, что именно сейчс его войн обрел слов. Его войн -- воспоминние детств, немного сентиментльное, в одном ряду с Филей и Степшкой, с котятми и утятми, с невозможностью помыслить Укрину и Литву русскими колониями, не бртскими республикми. Детскя трогтельность котят и утят не исключл военной жестокости. В конце концов, котят и утят тоже не дожили до 1996 год.

С Осей Глеб встретился только после концерт. Бешено жестикулируя, Ося восторглся "Крсными звездми" и "Бндой четырех". Глеб, рзумеется, их и не рспознл. Он спросил о песне про котят и утят, но Ося опоздл еще больше и не знл, что был з групп. Они рспили по бутылке пив, купленной в ближйшем лрьке. Стновилось прохлдно, и Ося предложил поехть к нему домой. Глеб с рздржением подумл, что можно было тк срзу и договориться, не ходить н дурцкий концерт, где и слушть-то почти нечего.

-- Кто это у тебя н мйке? -- спросил он Осю.

-- Летов, -- удивился Ося. -- Видишь: "Все идет по плну"

Глеб подумл о Снежне, и ему стло грустно. Ни Тня, ни ее подруги Летов не слушли, но имя все-тки Глебу знкомо.

-- Пожлуй, -- сознлся он, -- я ни одной его песни не слышл.

-- Ух ты! -- оживился Ося. -- Я тебе тогд дже звидую. Я помню, первый рз мне его дл послушть приятель из прллельного клсс. Я тогд любил "Аквриум" и к "Обороне" зрнее относился с предубеждением, но кссету взял. По дороге к метро вствил кссету в плейер -- и... сейчс я бы скзл, что тогд и стл еврзийцем. Это был "Погня молодежь", вторя версия, и меня удрило, кк пиздец. Помню, я спусклся н эсклторе и вдруг подумл, что если бы мог сделть тк, чтобы все эти люди услышли Летов прямо сейчс -- мир перестл бы существовть. Срзу бы рзрушился, взорвлся изнутри. Ткя в этом был сил. Я, нверное, уже не могу объяснить, но у меня было ткое чувство, словно я совершил прорыв к нстоящей рельности.

Глеб кивнул.

-- Я что-то похожее чувствовл, когд Глич в школе слушл, -- скзл он. Несколько лет рзницы сильно скзлись н вкусх мтшкольных мльчиков. Н секунду Глеб вспомнил ту сопричстность тйне, то поднимющееся изнутри волнение, ккого больше не будет никогд. Пдение коммунизм лишило его мир тйн -- Глебу теперь нечего скрывть. Для внешнего мир он уже не бомб с тикющим в глубине ритмом чужих стихов, что открывют путь к нстоящей, невиртульной, рельности.

Поднимясь в исписнном грффити лифте в Осину квртиру н Рязнском проспекте, Глеб подумл, что з последнее время ни рзу ни попдл в нормльное жилье: Хрустльный -- смесь офис и коммунлки, Беновы роскошные хоромы в смом деле превртились в коммунлку, у Лугнского -- сквот. Глеб не удивился бы, если б выяснилось, что Ося живет в коммуне или еще в ккой временной втономной зоне.

Между тем Осин "двушк" окзлсь смой обычной квртирой, похожей н ту, где прошло детство Глеб. Все стены большой комнты знимли книжные полки, с книгми н нглийском и русском, и стелжи с кссетми. Н полу, среди детских игрушек, сидел трехлетний млыш. Гля, жен Оси, что-то готовил н кухне. Рзве что музык сменилсь, д кртинки н стенх: вместо Хэмингуэя был Летов, вместо открыток с видми Приж -- рспечтнный н принтере плкт: "Большой Брт все еще видит тебя".

-- Я тоже люблю Оруэлл, -- скзл Глеб.

-- Культовый втор для хкеров, -- ответил Ося. -- Он был коммунист, ты в курсе?

-- Хкеры -- это кто вирусы пишет? -- спросил Глеб.

-- Хкеры -- это очень хорошие прогрммисты, -- скзл Ося. -- Иногд ломют зщиты чужих прогрмм, потому что information wants to be free. А вот вирусы, -- мхнул рукой Ося, -- пишут те же люди, что и нтивирусные прогрммы. Это кк с нркотикми: менты их продют и сми же с ними борются. Собирют, тк скзть, двойной урожй.

Осин жен Гля окзлсь невысокой худощвой женщиной, с подвижным, остроносым лицом. Слово "девушк" к ней кк-то не подходило -- хотя он был одноклссницей Оси, от нее исходило ккое-то чувство покоя, словно ей было уже з тридцть. Годовля девочк не слезл у нее с рук и громко кричл, словно подпевя мгнитофону. Глеб с трудом рзобрл слов -- непрерывный суицид для меня -- и подумл, что не стл бы ствить своим детям тких песен. Во всяком случе -- в млденчестве. Снов мелькнул мысль о Чке, но Глеб ее прогнл.

Н обоях черным фломстером нрисовн большя букв А в круге, рядом с ней прикреплены рзные знчки -- со свстикой, с ткой же буквой А, с перевернутой пятиконечной звездой (тоже в круге), с тем же Летовым и еще куч других, которых Глеб не зпомнил.

-- Что это? -- спросил он, покзывя н А.

-- Анрхия, -- ответил Ося. -- Мы хотели сделть ткую композицию, по принципу дополнительности, со свстикой. Тип "все, что не нрхия -- то фшизм". Никк не можем придумть, кк изобрзить.

-- Послушй, -- спросил Глеб, пытясь вспомнить, где он рньше слышл эту фрзу, -- я все хотел спросить. Ты же еврей, вот у тебя свстик, см говоришь, фшизм... кк это все сочетется?

-- А что? -- скзл Ося. -- Нормльно сочетется. Нужно просто подходить ко всему с точки зрения геополитики. Еврзийские силы можно нйти и внутри иудизм, и внутри нцизм. Вот, скжем, Эвол. Его же нельзя путть с Геббельсом или дже с Хусхоффером.

Глеб рефлекторно кивнул, кк делл всегд, слыш больше двух незнкомых имен подряд. Првд, имя Хусхоффер покзлось ему смутно знкомым, но он не мог вспомнить, где и когд оно ему встречлось.

-- Кк бы мы не относились к нцизму, -- продолжл Ося, почесывя взлохмченную бороду, -- тотлитризм остется сильной льтернтивой всеобщей либерлизции. А мы должны поддерживть все, что ей препятствует: нцизм, стнизм, педофилию, нрхизм. Скинов, левых экстремистов, ислмских фундментлистов, неоконсервторов -- всех. Потому что инче весь мир окжется одной сплошной Америкой.

-- А чем плохо быть Америкой?

-- Посмотри н него, -- скзл Гля. -- Похоже, он нстоящий либерл.

-- В кком смысле? -- спросил Глеб.

-- Ну, прв человек, -- скзл Ося, -- Сергей Ковлев, Алл Гербер.

-- Ну д, -- смутился Глеб. -- Прв человек, д.

Пожлуй, последние пять лет он о првх человек не здумывлся. Но когд-то -- д, это было серьезно. Сейчс он удивился, что Ося знет имя одного из учстников "Хроники текущих событий" -- Глебу кзлось, о диссидентх все збыли.

"Прв человек" Гля произносил с той же интонцией, с ккой приятель Лугнского говорил "тусовщик". Дже сохрняя стрый смысл, слов со временем меняли свой окрс, хорошее стновилось плохим, вжное - не стоящим внимния.

-- А рзве либерлизм -- это плохо? - спросил Глеб.

-- Конечно, -- ответил Ося, -- в либерлизме же нет вертикли, нет ни Бог, ни крсоты. Н его основе не построишь ни нуку, ни искусство. А в мире должн быть иеррхия. Потому что кждый отдельный человек ни н что не годен и только идея способн поднять его нд смим собой.

-- Ты понимешь, -- пояснил Гля, -- что этот тезис не отменяет того, что every man and woman is a star.

-- А при чем тут Америк? Тм, судя по кино, все в порядке и с Богом, и с иеррхией.

-- Это фльшивя иеррхия, -- скзл Гля. -- Если мерикнцы -- смя передовя нция, то истории пор остновиться.

-- Если Америк -- это будущее, то нм не ндо будущего, -- отчекнил Ося. -- Лучше быть мертвым, чем мерикнским. Потому что Америк -- это зссывющее болото комфорт. Вот Вербицкий мне рсскзывл, что когд он тм жил, дже мшину покупть не стл: мол, будь у него мшин, ему стло бы тм слишком комфортно, и он бы не смог вернутся.

-- А он вернулся? -- спросил Глеб, смутно помнивший, что Вербицкий --один из згрничных членов редколлегии журнл.

-- Обязтельно вернется, -- скзл Ося. -- Нстоящему еврзийцу не выжить в сердце тлнтической цивилизции.

Глеб кивнул, решив не спршивть, имеет ли тлнтическя цивилизция отношение к Атлнтиде или Атлнтическому окену, но не выдержл и здл второй вопрос:

-- А еврзиец -- это житель Еврзии?

-- Нет, конечно, -- ответил Ося. -- Еврзиец -- это человек, принимющий идеи и принципы еврзийств. То есть примт идеи нд экономической стимуляцией, откз от либерл-демокртической идеологии, ориентцию н некпитлистический путь рзвития, консервтивную революцию, нционл-большевизм. Собственно, нтитез тлнтизму, который ориентируется н торговый строй и либерл-демокртическую идеологию. Примитивно говоря, можно считть русских еврзийцми, мерикнцев -- тлнтистми, но это очень примитивный подход. Среди любой нции можно выделить здоровое еврзийское ядро -- и больное тлнтическое. И то, что я еврей, ничему не мешет. Вот, смотри, что у меня есть.

И он покзл еще один знчок, с изобржением шестиконечной звезды в круге.

-- Нш, еврейский стнизм, -- скзл он. -- Ты знешь, что Антон ЛВей многому нучился у Бен Гурион? Они дружили в юности. Учитывя, что Бен Гурион привел евреев в Изриль, то есть по определению мессия, нетрудно додумть остльное.

Пок Ося говорил, Гля, прижимя млденц к себе, сел н пол под изобржением буквы А. Гля кивл головой в ткт Осиным словм, и Глеб, зглядевшись н нее, почти перестл слушть Осю. Н минуту Гля покзлсь ему ккой-то нрхистской мдонной.

-- То есть стнизм, сионизм и еврейское мессинство -- это одно и то же, -- доскзл Ося, Гля встл и пошл в соседнюю комнту уклдывть млденц. Глеб, нконец, спросил то, рди чего пришел.

-- Ты знешь, я подозревю, что Снежну убил кто-то из ее гостей. Ее же зрезли ножом из Хрустльного, ты зметил?

-- Д нет, -- с сомнением скзл Ося. -- Это было ритульное убийство, понятно же. Иероглиф н стене видел? Что он ознчет, кк ты думешь?

-- Я выяснил уже. -- И Глеб рсскзл про терпение, сердце и меч.

-- Меч в сердце, -- присвистнул Ося, -- нож в спину. Я в этом городе жил. Явно стнисткие дел.

-- Ты хочешь скзть, он см взял нож, вышл н лестницу, и тм ее ритульно убили? -- спросил Глеб

-- Д, это двно известно, -- кивнул Ося. -- Жертвы культов обычно идут н это добровольно. Опытный мг вводит их в трнс -- можно, причем, делть это через стену дже, невжно, -- и этот зомби см берет нож или тм топор и идет к жертвеннику. Кроули что-то об этом писл, д и вообще -- довольно рспрострнення прктик.

-- Понимешь, -- скзл Глеб, -- иероглиф я ей нкнуне нписл н бумжке по другому поводу. -- И он рсскзл про #xpyctal и человек по имени het.

-- Убедительно, -- соглсился Ося. -- Но кто тогд убийц?

Глеб перечислил.

-- Бен и Ктя, но у них, вроде, либи -- они были вместе. Лугнский тоже говорит, что все время был с Нстей. Шневич и Арсен сидели н кухне. Остются Андрей, ты и Нюр Степновн.

-- Тут вжно прорботть все версии, -- скзл Ося. -- Кто и почему мог убить. Скжем, Андрей мог принести ее в жертву, чтобы журнл лучше пошел. А сплнировл это Шневич. Рзумеется, позботился об либи. О том, что либи Лугнского и Бен не выдерживют критики, я вообще молчу.

-- Ну д, -- кивнул Глеб. -- У тебя получется, что кждый мог убить.

Стрнным обрзом, стоило Глебу это скзть, кк он срзу понял: ни один из них убийцей не был. Логик, н которую он тк уповл, не имел к этой уверенности никкого отношения.

-- И не удивительно, -- подтвердил Ося. -- Знешь, чего Дугин писл? Чем бессмысленнее н первый взгляд конспирологическя теория, тем больше шнсов, что именно он и будет подтверждться фктми. Отсюд, очевидно, следует, что несколько конспирологических теорий верны одновременно. Скжем, Кеннеди убили ЦРУ, КГБ и иноплнетяне. Просто иноплнетяне контролируют и КГБ, и ЦРУ.

-- Понимешь, -- скзл Глеб, -- я еще могу поверить, что ЦРУ и КГБ не зметили друг друг, убивя Кеннеди, но что все мы резли Снежну в восемь рук, держсь з один нож -- это уволь. Лучше скжи, что ты делл полчс до ее смерти.

-- У меня идельное либи, -- скзл Ося. -- Знешь, кк в книжкх: "я спл". Вот и у меня: "я пил и тнцевл". Делл то же, что и все, и при этом, конечно, ничего не помню.

Вернулсь Гля, и все пошли н кухню.

-- Мне кжется, у мленькой небольшя темпертур, -- скзл он.

-- Если не пройдет, попробуем обтирние.

-- Может, лучше нльгину дть? -- спросил Глеб

-- Ты что? -- возмутился Ося, неистово змхв рукми, -- это же медикментозное лечение. Оно лечит симптом, не болезнь. А обтирние мобилизует ресурсы оргнизм.

Гля кивнул и добвил:

-- Мы нших с детств зкливем. Потому они и здоровые.

Глеб подумл, что стрнно нзывть здоровым ребенк, у которого кк рз сейчс поднимется темпертур, но промолчл. Тем временем, Гля нлил чй и поствил н стол бнку вренья.

-- Сми сврили, -- скзл Ося.

-- Потому что когд см рстишь ягоды и вришь вренье, -- пояснил Гля, -- приучешь себя не пользовться плодми чужого труд.

-- Выключешь себя из экономики кпитлизм, -- прибвил Ося, хлопнув рукой по столу. При этом он здел чшку и рзлил чй. Гля усдил мльчик в стульчик и вытерл стол.

Вопреки, может, блгодря идеологическому обосновнию, вренье окзлось превосходным. Глеб положил себе полную розетку и с удовольствием пил чй. Мльчик пил из блюдечк, Ося беспокоился, кк бы он не обжегся. Трудно было поверить, что этот человек меньше чс нзд призывл поддержть педофилию и стнизм кк вргов тотльной мерикнизции.

-- Мне всегд было интересно, -- спросил Глеб Глю, -- кк ткие люди, кк вы, воспитывют детей? Мои родители стрлись, чтобы я был советским мльчиком, -- тогд я думл, чтобы я их не выдл, сейчс уже просто не зню, зчем. А кк теперь?

-- Мы от них ничего не скрывем, -- ответил Гля. -- Мы вообще ничего ни от кого не скрывем. Ося кждый рз, когд пишет ппликцию или посылет резюме, честно укзывет в грфе "увлечения" и Телему, и Кроули, и коммунизм.

-- Это кого-нибудь смущет?

-- Иногд, -- ответил Ося. -- Но, знчит, они не получют хорошего специлист, вот и все.

-- А нсчет детей, -- продолжил Гля, -- мы их воспитывем н клссических обрзцх

"Неужто н Кроули?" -- подумл Глеб, но Гля пояснил:

-- Вот я сегодня с Всюткой читл "Скзку о мертвой цревне и семи богтырях".

-- Вполне рийскя скзк, -- зметил Ося, не прекрщя дуть н чй в блюдечке. -- Про то, что смерть -- это родин.

-- Н смом деле -- про другое, -- скзл Гля. -- Про общество тотльного контроля. Вот "свет мой зеркльце" -- это же явный искусственный интеллект с бзой днных. Что оно умеет? Оно собирет информцию о всех крсвицх, системтизирует и по зпросу выдет прметр, соответствующий мксимльному знчению -- "кто н свете всех милее, всех румяней и белее". С другой стороны, можно описть его кк псевдодивйс, цель которого --мнипулировние. Вроде телевизор -- нм внушют, что необходимо покупть зпдные проклдки с крылышкми, зеркльце внушет Црице, что ее крсот недостточн. И Пушкин верно покзывет, что люди, идущие н поводу у ТВ, стновятся преступникми и нрушют трдиционные зконы. В днном случе --зконы родств.

-- Для меня, -- скзл Ося, -- вжнее история про смерть и воскрешение. Цревн умирет, лежит в хрустльном гробу н шести столбх, н чугунных цепях, кк-то тк -- и потом восстет из гроб. Кк Лзрь -- и это, кстти, вводит еврейскую тему.

-- Мне другое интересно, -- неожиднно скзл Глеб. -- Когд он воскреснет, он будет прежней? Или в чудовище превртится?

-- Он и есть чудовище, -- мило улыбнулсь Гля. -- Священное чудовище ншей культуры. Скзк Пушкин. И, что хрктерно, охрняют ее семь бртков.

-- Почему бртков? -- удивился Глеб.

-- Тм же четко скзно, что знимлись они "молодецким рзбоем". Ну, кк бртки.

-- И это верно, -- скзл Ося, снимя мльчик с высокого стул, --потому что бртки -- выржение пссионрности русского нрод. Положительное, по сути своей, явление. Нерыночный мехнизм внутри кпитлизм. К тому же они явно борются против тлнтического геноцид: "срцин в поле спешить, иль бшку с широких плеч у ттрин отсечь". Ну, то же смое, что теперь с чеченми.

-- Столкновение двух цивилизций, -- подхвтил Гля, беря ребенк н руки. -- Пойдем, умоемся.

-- Читл Гейдр Джмля? -- спросил Ося. -- Тм все очень четко скзно. Они же с Дугиным были друзьями когд-то, знешь?

Глеб мшинльно кивнул и вдруг подумл, что скзк про Белоснежку и про Мертвую Цревну -- это одн и т же скзк. Компьютерный монитор похож н хрустльный гроб, цепи -- н переплетения проводов. Снежн -- Мертвя Цревн -- лежл в этом гробу, н кнле #xpyctal, н сервере www.khrustal.ru, н злитой кровью лестнице в Хрустльном переулке. Сейчс Глеб всего лишь пытлся, нйдя убийц Снежны, дотянуться до нее, поцеловть прощльным поцелуем и оживить, хотя бы н миг.

Глв двдцть третья

Чем больше Глеб погружлся в рсследовние, тем больше зпутывлся. Пок подозревемые -- кружочки н бумге или виртульные персонжи в компьютере, легко поверить, что кждый способен н убийство. Легко обвинить в убийстве три лтинских буквы н экрне: все учстники виртульной беседы кжутся не совсем нстоящими, кк Снежн -- Snowball -- кжется не столь безндежно мертвой. Можно вообрзить, что он просто в отъезде и в один прекрсный день снов зконнектится и появится в Сети.

Но едв подозревемые преврщлись в людей из плоти и крови, срзу стновилось безумно жлко Снежну. Глеб стрлся гнть от себя ее обрз --нелепое колечко в пупке, глупые чулки н резинке, пустое лицо и кокетливя улыбк. Стоило увидеть кндидтов в убийцы живьем, кк подозрения рссеивлись сми собой. Бен улыбется, кк не может улыбться преступник; Ося слишком любит жену и детей; Лугнский -- трепло, неспособное не то, что н убийство -- вообще н любое решительное действие. Хорошо бы убийцей окзлся Шврцер -- но он ушел вместе с Муфсой, и тот подтвердил, что они об срзу уехли. Вообще, чем больше Глеб рзмышлял, тем более зыбкими кзлись возможные причины: Ктя слишком легко сознлсь, что он --Мрусин, и не стл бы кого-то убивть рди сохрнения этого фкт в тйне.

Логический тупик: Снежн убит -- неизвестно кем, неизвестно зчем.

Рдовло одно: все эти дни мир вокруг был четким кк никогд, словно вернулись школьные годы, когд кзлось, будто вселення рспхнут перед тобой книгой, что ждет своего читтеля.

С утр зконнектиться с Глснетом не удлось, и придя н рботу, Глеб срзу бросился к компьютеру: проверить почту.

-- Ты знешь, -- скзл он Андрею, -- я понемногу нчиню верить, что Интернет -- кк нркотик.

-- Не верь, -- ответил Андрей. -- Это один из двух глвных мифов про Сеть.

-- А ккой второй?

-- Что в Сети -- одн порногрфия. Вот ты чсто смотришь порно?

-- Честно -- ни рзу. Кк-то люди вокруг, неудобно.

-- Это сейчс неудобно, -- скзл Андрей, не отрывясь от монитор. --А когд все нчинлось, все стояли толпой вокруг единственного компьютер и кчли порнуху из юзнет. И нормльно...

Глеб вспомнил Нюру: иногд рельня жизнь смыкется с виртульной смыми причудливыми способми.

Сегодня почтовый ящик буквльно збит новыми сообщениями. Все со школьного лист: проглядывя последнее, Глеб не понял, о чем речь ("если это шутк, то неумня и неуместня"), и открутил к нчлу. Тред нчлся с письм Вольфсон с сбджектом "a bad taste joke". Вольфсон писл:

"Несколько дней нзд я просмтривл список подписвшихся. Вы уже знете, что Глеб и Абрмов опять с нми, но я обнружил, что среди новых подписчиков есть человек, зрегистрироввший дрес chuck_is_not_dead@pobox.com. Я нписл ему письмо и спросил, что это з дурцкие шутки. Вот ккой ответ я получил сегодня утром:

> Привет, Вольфсон

> Рд, что ты меня зметил. Много лет я ждл возможности

> проявиться. Кк вы живете, ребят? Говорят, теперь

> все то, з что ты получил по пизде мешлкой, стло очень

> модно? Жлко, что тк получилось тогд, в смом деле.

> Хорошо бы кк-нибудь увидеться, д вряд ли возможно.

> Рзве что с тобой чего случится :)). Но это я не советую.

> Хорошо, что есть Интернет, и мы можем хотя бы поговорить.

> Привет ребятм.

> Твой Чк

Я нписл, что, мне кжется, шутк несколько дурного тон, и в ответ получил довольно длинное рссуждение о том, что "кк скрльное прострнство Интернет является моим естественным местом обитния -- и не ясно, по ккому прву ты ссылешься н зконы рельного мир". Я стршно рзозлился и хотел было его просто отписть, но потом вспомнил про демокртию и решил спросить вс всех. По-моему, ндо гнть ткого погной метлой. Есть возржения?"

Первым н это письмо откликнулся "Чк". Он писл:

"Не понимю, с чего ткя истерик. Конечно, вы можете меня отписть --хотя мне стрнно слышть про демокртические институты от Вольфсон. Черт с ними, с институтми: вжно то, что если сегодня отпишут меня, то звтр з мной последует любой из вс. Я утверждю, что я -Алексей Чковский, хотя и не могу это никк докзть. Но з последние дни тут появились Абрмов и Глеб -- кк они докжут, что они -- это они? Есть известное првило презумпции виртульности, которое глсит, что кждый из нс должен считть другого виртульным персонжем, пок не докзно обртное. Это лист не для живых людей, это лист для виртулов. Живые люди не окзывются в Интернете; они, в лучшем случе, сидят у компьютеров. Вы говорите, что меня н смом деле нет; я вм отвечу: ВCEX HAC HET. Я понимю, что эт мысль непереносим, кк секс с человеком, которого любил полжизни нзд, но придется ее принять."

Глеб подумл, что для него секс вообще мло связн с любовью. Смешно, но секс с полузнкомой Нюрой покзлся ему куд более увлектельным, чем ночь со Снежной, в которую Глеб был немного влюблен. Он понимл, что мертвый Чк не может в смом деле появиться в Интернете, но н секунду покзлось, что это невжно. Было бы тк приятно, если бы он в смом деле мог с ними говорить, -- кк если бы в один прекрсный день н кнле #xpyctal снов появилсь Снежн.

Глеб бегло просмотрел остльные письм (его одноклссники, кк всегд, не могли договориться) и вернулся к письму "Чк". Что-то в нем было не тк, и Глеб дже знл, что: живой или мертвый, Чк писл тк, словно последний месяц пил водку в Хрустльном и беседовл с Осей и Андреем о незвисимости киберпрострнств. Смой подходящей кндидтурой н роль "Чк" был см Глеб.

Глеб ткнулся в IRC, ншел тм Горского и рсскзл о вчершнем посещении Оси:

-- Он совсем не похож н рдикл. Ткой тихий семейный человек. То есть он говорит все эти слов, про стнизм или тм про геополитику, но это все существует кк-то отдельно от его жизни.

-- Слов всегд существуют отдельно от жизни, -- ответил Горский, --просто некоторые об этом збывют и стрются их объединить.

-- Впрочем, не зню, ккими вырстут его дети, если их детство пройдет под портретом Егор Летов, -- нпечтл Глеб, Горский ответил:

-- Слушть Летов в 1996 году тк же глупо, кк БГ -- в 1990-м. Но в одном он прв: ни у кого нет либи. То есть нет виртульного либи.

-- Почему?

-- Потому что любой из тех, кто ходил н кнл, мог прийти и объявить себя het.

-- Любой, кроме SupeR.

-- Технически дже SupeR мог, но он, похоже, все-тки в Америке и не мог прийти к вм в Хрустльный. А Undi или BoneyM мы не можем исключить.

-- Знешь, может быть, -- быстро нбивл Глеб. -- Я спршивл у Бен про этого het, и Бен ответил, что про него нельзя скзть ничего врзумительного. Het все больше молчл. А в этот рз был довольно рзговорчив.

-- Человек без свойств, -- ответил Горский и добвил смйлик ":-)" --мол, шучу.

Глеб повернулся к Андрею.

-- Послушй, -- спросил он, -- я вот все думю про этого смого het'... который н #xpyctal. Ты с ним чсто рзговривл рньше... в смысле, когд Снежн был жив?

-- Не, -- ответил Андрей, -- он тип не особо рзговорчивый был. Вроде кк присутствовл и в то же время -- нет.

-- Понятно, -- ответил Глеб и уже собрлся вернуться к прервнной беседе с Горским, когд Андрей прибвил:

-- Потому, нверное, он себе ткой никнэйм и выбрл.

-- А что знчит het?

-- Ничего. Просто русское "нет", зписнное лтинскими буквми. Если тип в верхнем регистре нписть "het", то кк рз "НЕТ" и получится.

Глеб невольно вспомнил сегодняшнее письмо Чк: трнслит, и только три слов выглядели по-русски: BCEX HAC HET. bcex hac het, если в нижнем регистре.

"Если он человек без свойств, -- подумл Глеб, -- то почему был тк рзговорчив в тот единственный рз, когд я встретил его н кнле? Может, потому что Снежн уже умерл. Или был другя причин?"

Н секунду Глеб змер. Нет, невозможно. Бессмыслиц. Het не мог рсскзть эту историю специльно, чтобы нпомнить Глебу о Мринке и Чке. Het вообще не мог ее знть: ее знли только трое - Глеб, Мринк и Чк. Это двняя история, никк не связння с сегодняшним днем. Просто совпдение.

Но опыт человек, много лет знимвшегося решением мтемтических здч, подскзывл Глебу, что случйных совпдений не бывет. Что в хорошей здче все днные подобрны преднмеренно. И вдохновение -- это момент интуитивного прозрения, когд понимешь, что все -- неслучйно.

-- Горский, -- нписл Глеб, -- я должен тебе рсскзть одну вещь. Есть полчс?

Глв двдцть четвертя

Времени у Горского было полно, только уже хотелось спть. Он встл, прошел н кухоньку, включил кофе-мшин, мерзко плюющуюся мерикнским кофе, и вернулся к компьютеру. Поверх крышки ноутбук посмотрел н догорющее в кмине синтетическое полено, смесь воск и прессовнных опилок. Н упковке был укзн продолжительность горения -- хвтит еще н полчс, прикинул Горский.

Зчем я встревю в эту историю? Незнкомый человек, шпочный приятель Антон и, кжется, Олег, которые еще с московских времен считют меня если не Шерлоком Холмсом, то Ниро Вульфом точно. Что мне з дело до умершей в Москве болгрской девушки, до очередного мтшкольного мльчик, логически вычисляющего, кто и зчем убил его подругу? Нет, ндо откзться. Достточно, поигрл уже по молодости.

Впрочем, без особого удовольствия вспоминя двнюю московскую историю семи лепестков, Горский не мог не признть: не случись он, он остлся бы полупрлизовнным инвлидом. И дже disabled person его бы никто не нзвл.

Он перевел глз с кмин н экрн и нчл читть историю о том, кк двендцть лет нзд шестндцтилетние мльчики игрли в прятки с госудрством, которое изо всех сил пытлось быть серьезным и не прощло тких игр. Горский открыл "Ворд" и быстро зписл:

"Вольфсон -- жертв донос; Чк -- доносчик и смоубийц; Мрин --возлюблення Чк, объект стрсти Вольфсон и Абрмов. Абрмов -друг Глеб, рзорившийся и исчезнувший в июне 1996 год, после того, кк снов встретил Мрину."

Он снов вернулся к mIRC'у. Глеб уже доскзл, кк het воспроизвел ему историю дефлорции Чк, и перешел к утреннему появлению виртульного Чковского н листе выпускников пятой школы.

-- То есть этот виртул утверждет, что он -- Чк? -- спросил Горский.

-- Д, -- ответил Глеб. -- И я подозревю, что он и het -- одно и то же лицо.

Похоже н то, подумл Горский. Потому что если где и появляться призркм мтшкольных мльчиков -- то именно в Сети. Скольких тких, счстливо выживших и свливших с родины з окен, Горский повидл з последний год! Плохо стриженые, в мятых рубшкх, с отсутствующим выржением лиц -- они и впрямь кзлись только приложением к своим виртульным ипостсям. Трудно поверить, что у большинств -- вполне сложившяся личня жизнь, семьи, дети, досуг и прочие интересы -- впрочем, достточно скучные для Горского, предпочитвшего трнсовую сцену Сн-Фрнциско концертм КСП в Джуике.

-- Мы кк будто жили в Интернете, -- писл тем временем Глеб, -- нши прозвищ были кк никнэймы и потому мне теперь кжется, что Интернет -- это и есть црство мертвых. Чк уже появился, еще немного -- и появится Миш Емельянов, или выяснится, что Витю Абрмов еще в Москве убили. Я понял. В Интернете никто не знет, собк ты или умер.

Горский рссмеялся. Переводится ли этот клмбур обртно н нглийский? Nobody knows you are a dog or a dead? Что-то вроде. Он отпрвил Глебу еще один смйлик и нписл:

-- У вс слишком много метфор для згробного мир.

Д, подумл он, для всех нс в свое время Америк был кк згробный мир. Оттуд не возврщлись. Теперь згробный мир -- это Интернет... А Горский еще помнил, кк несколько лет нзд вся Москв был уверен, что можно умереть понрошку, если жхнутся клипсолом. Боюсь, когд придет время умирть, подумл Горский, мы и не поймем, что происходит. Слишком чсто зигрывем с мыслью о смерти и згробном существовнии.

Горскому это было неприятно. Ккой-то противный привкус в истории с виртульным Чком, с человеком, который спустя дюжину лет явился к одноклссникм, нпоминя им о стрых грехх, всеми уже позбытых.

-- Тк почему ты тк уверен, что het и этот виртульный Чк -- одно лицо? -- спросил Горский

-- Я думю, het специльно рсскзл мне историю Чк и Мринки, чтобы меня подрзнить. И зшифровл свое имя во фрзе ВСЕХ НАС НЕТ.

Стрнное дело эти имен, подумл Горский. Почему никто не здумывется, кк много имя говорит о том, кто его выбрл. У Горского был знкомый, которые нзывл себя "долбоебом", был другой, нзыввший себя "эмигрнтом", был девушк, которя звлсь "мрмойкой", и еще одн -- "мурен". Почему, нпример, Снежн нзвл себя Snowball? Потому что и тм, и тм -- снег? Но ведь был и другой выбор, он могл стть Снежной Королевой или, нпротив, Жнной. Что-то, знчит, нрвилось ей в скзке про девочку, бежвшую от злой мчехи к семи гномм.

Горский снов посмотрел н экрн. Глеб продолжл:

-- Виртульный Чк явно знком с жизнью Хрустльного -- посмотри, кк он рссуждет про кибернезвисимость и прочие дел.

-- Только ленивый сейчс не рссуждет про кибернезвисимость, --ответил Горский. - Доступ в Интернет хвтит, чтоб стть докой примерно з двое суток.

-- Ну, и кроме того, -- бритв Оккм, -- не сдвлся Глеб.

Может и тк, подумл Горский, может, рзум снов игрет с нми свои шутки. Не всегд верное решение -- отсекть лишние сущности, кк советовл Оккм. Горский вспомнил историю семи лепестков и семи королей и улыбнулся. Тк или инче, подумл он, этот псевдо-Чк действительно неприятный тип.

-- В бритве Оккм я не особо уверен, -- ответил он Глебу. -- Но я помогу тебе поймть твоего Чк. Не люблю, когд шутят с покойникми.

-- Здорово! -- ответил Глеб. -- Ты можешь, нпример, повидться с Вольфсоном или с этим Сергеем Ромновым, SupeR'ом. Они живут где-то в вших крях.

-- Я бы предпочел избегть личных встреч, -- нпечтл Горский. --Пусть мое учстие будет чисто виртульным.

Полено догорло, и в комнте почти совсем стемнело. Дверь н улицу был открыт, сквозь проволочную сетку приятно тянуло вечерней прохлдой. С зднего двор доносился приглушенный шум -- то ли белки, то ли еноты.

-- Знешь, -- нписл Горский, -- я подумл, теперь вся вш школьня история кжется дурцкой. Кк можно было себя убить из-з ткого?

-- Тогд все было инче, -- ответил Глеб.

Я зню, подумл Горский, но кто поручится, что через десять лет все нши сегодняшние дел не покжутся мышиной возней?

Дом Глеб достл листок, где недвно рисовл обиттелей Хрустльного. Сбоку пририсовл одноклссников, живых и мертвых. Получилось две сети, до сегодняшнего дня не связнных. Сейчс появилось звено, соединившее Хрустльный и клсс: стрння связь Мрины, Чк и het'a. Скорее всего, подумл Глеб, этот het -- ее любовник или просто конфидент, которому он рсскзл про Чк. Конфигурция прояснилсь, но вопросов все рвно оствлось слишком много.

Глеб зписл их н втором листке:

Кто убил Снежну? И зчем? Кк смерть Снежны связн с Чком и моим клссом?

Кто подствил Абрмов? Кк связн с этим Мрин Ц.? Где сейчс Мрин?

Кто ткой het? Связн ли он с моим клссом -- и кк?

Подумв, Глеб добвил еще одну строку:

Почему был рестовн Вольфсон? Что он делл? Почему Абрмов считет себя виновным в смерти Чк?

Отдельно Глеб выписл дв предположения, которые принял, чтобы облегчить себе решение здчи. Конечно, они могли окзться ложными -- кк предположение о связи Мрусиной и смерти Снежны. Глеб ндеялся, что будущее покжет:

Убийц Снежны -- это het

Het н листе ншего клсс выдет себя з Чк.

Глеб еще рз посмотрел н рисунок. Мрин был воротми, гейтом, соединявшим две сети. Он еще рз обвел ее имя в кружок. Ключевя фигур во всей истории.

Сбоку Глеб нписл рбочую гипотезу:

Снежн что-то знл о связи Мрины и het. Возможно -- что-то, связнное с моим клссом, мной или Витей Абрмовым. Поэтому het ее и убил, убив, явился теперь н лист клсс -- выяснить, что мы знем н смом деле.

Гипотез был хорош, но имел один недостток -- не объяснял, кто ткой het, и где его искть.

Ззвонил телефон. Глеб снял трубку. Это мог быть кто угодно -- Тня из Фрнции, Вольфсон из Америки, Витя Абрмов из ниоткуд, Снежн с того свет или Чк из Сети. Но звонил всего лишь Глебов мм -- из Стокгольм, где он жил последние три год.

-- Привет, мм, -- скзл Глеб.

-- Я тебя поздрвляю, -- выплил он.

-- Спсибо, -- рстерялся Глеб. -- С чем?

-- Ельцин победил, уже известны предврительные итоги! Он нбрл больше всех, зтем идет Зюгнов, потом Лебедь. Это знчит -- Ельцин победит во втором туре. Коммунизм не пройдет!

Боже мой, подумл Глеб, ккое ей-то в ее Швеции дело до коммунизм. Но спросил про другое:

-- Слушй, ты помнишь Мринку Цреву из ншего клсс?

-- Ткую смзливую и кокетливую? Еще Витя Абрмов был в нее влюблен. Помню, конечно.

-- Ты не помнишь, где рботли ее родители? Может, кких-то общих знкомых?

-- Нет, вроде... А что?

Удивительно кк хорошо слышно, подумл Глеб. А когд-то мы думли, что згрниц -- это кк другя плнет. Жлко, что в Интернете нельзя услышть голосов. Интересно, нсколько переменился голос Чк.

-- Тк просто. Решил рзыскть.

-- Это првильно, -- скзл мм. -- Школьня дружб -- смя крепкя. Ты знешь, Глебушк, что я тебе посоветую? Есть ткя штук -- твой Феликс нверняк знет, -- Интернет. Через него все можно нйти.

Дже больше, чем потерял когд-то, подумл Глеб, но скзл только:

-- Спсибо.

Глв двдцть пятя

Мксим, Светин муж, ушел н рботу, детей тоже дом не было. Он приготовил кофе, включил телевизор и тут же выключил: все только и говорили, что о вчершних выборх. Он взял Хмелевскую и стл в сотый рз перечитывть "Что скзл покойник". До приход Глеб еще полчс.

После того, кк "Лямбд плюс" зкрылсь, и Свет окзлсь без рботы, Мксим стрлся быть с ней нежней, но по вечерм допоздн пропдл н службе -- вероятно, боялся тоже потерять место. Володя и Ксюш, нверное, дже рдовлись, что мм постоянно дом, только Свет немного отвыкл все время сидеть с детьми. Сейчс, првд, Володя ушел в школу н прктику, скзв, что потом зйдет к приятелю поигрть н компьютере, Ксюш был у свекрови.

Свет пил кофе, листл книжку и думл, где сейчс может быть шеф. Нпример, в Южной Америке, или еще в кких экзотических местх -- о них тк приятно читть по утрм в книжке, но перебрться туд нсовсем совершенно не тянет.

После смерти Миши Емельянов и исчезновения шеф он чувствовл себя ккой-то потерянной. Словно это не Абрмов, он см куд-то подевлсь. Деньги ни при чем: Мксим всегд зрбтывл в три-четыре рз больше нее, проживут и сейчс. Дело в чем-то другом. Сплошня линия ее жизни прервлсь, будто из знкомой книги вырвли стрницу или н кссету с любимым фильмом вдруг зписли телепередчу.

Нкнуне позвонил Глеб, скзл, что хочет встретиться. Договорились, что зйдет утром, и Светк терялсь в догдкх -- что ему нужно? Он видел его мельком н похоронх, почти не обртил внимния. Все суетились вокруг Ирки -- еще бы, в один день потерять муж, любовник и рботу! Хорошо еще, бндиты, нехвшие н Емелю, после его смерти к ней не приствли: поняли, видно, что с вдовы нечего взять или же -- кто знет? -- шеф кк-то решил эту ситуцию з кдром.

Позвонили в дверь.

-- Рд тебя видеть, -- скзл Глеб и поцеловл ее в щеку.

Светк предложил ему кофе и рссмтривл, пок Глеб рзмешивл схр. З последние три год он кк-то изменился: то ли потолстел, то ли, ноборот, осунулся. Емеля говорил, что после уход жены Глеб, похоже, впл в депрессию. От ткого и впрвду постреешь. Впрочем, сегодня непохоже, что у него депрессия.

-- Кк у Ирки дел? -- спросил Глеб.

-- Ну, кк у нее могут быть дел? Нормльно.

Кк же звли его жену? Гля? Тся? Впрочем, ккя рзниц.

-- Он держится молодцом.

Глеб кивнул и потянулся через весь стол з печеньем, попутно роняя все вокруг. А Глеб тоже держится молодцом, подумл Светк, мы все стремся держться.

-- Говорят, ты рзвелся?

-- Д, -- ответил Глеб, помешивя схр. -- Дв год нзд. Тня в Европу уехл жить.

Тня! Точно, ее звли Тня!

-- А дети? -- спросил Светк.

-- К счстью, не было, -- ответил Глеб. -- Тня не хотел.

К счстью! Кк стрнно. Что бы ни случилось, он бы не могл тк скзть про Ксюшу с Володей.

-- Из нших почти никто не рзводился, -- скзл Свет. --Удивительно, првд?

Что ж удивительного, подумл Глеб. Все переженились н своих -- н одноклссницх, н девочкх из других мтшкол, в худшем случе -- н однокурсницх, с того же ВМиК, из Керосинки или физтех. Он один выбрл другую жизнь, выбрл Тню.

-- Он что, получил тм рботу? -- спросил Свет. -- Прости, я збыл: он у тебя прогрммист или физик?

-- Художниц, -- ответил Глеб и в который рз з последние дни подумл, что много лет себе врл: Тнин мир не тк уж отличлся от мтшкольного. Кк тм было в этой песне? Тепличные выродки из московского гетто. Из одного большого гетто. Никкого выбор. Он, Глеб, и не мог ничего получить, кроме того, что ему достлось: интеллигентня девочк из хорошей семьи. Без рзницы -- художниц или прогрммистк. Впрочем, вряд ли имеет смысл жловться.

-- Художниц -- это здорово, -- без энтузизм скзл Свет.

Глеб подумл, что он и сидит здесь, потому что все еще думет о Тне: дже Снежну он предствлял себе ее новым воплощением, Тней, любимой им когд-то и чудесным обрзом возврщенной в тот возрст, когд они встретились.

Но ведь Снежн -- не Тня. Он отдельный человек -- и пок я этого не пойму, все рсследовние остнется безндежной зтеей.

-- Что-то я еще хотел тебя спросить... -- Глеб змолчл н секунду, чтобы глвный вопрос не прозвучл слишком в лоб. -- Ах, вот что: ты Мринку Цреву двно видел?

-- Д с выпускного, считй, не встречлись... Точно: я ей звонить пробовл, когд н пятилетие выпуск собирлись у меня, -- тк у нее телефон изменился, и я ее не ншл. А что?

-- Д тк... вспомнил просто. Помнишь, история был в десятом клссе? Тогд еще Вольфсон збрли, и Мринк порвл с Чком?

-- Д, было дело, -- Свет вздохнул. -- Ты знешь, я все чще думю, что нш пятя школ -- лучшее, что у меня было в жизни. А у тебя?

Глеб невольно передернул плечми. Н мгновение он отчетливо вспомнил Оксну, их бесконечные телефонные рзговоры, холодный, липкий пот, неприятный стрх. Тогд ему кзлось, что это любовь. Слишком много лет прошло: теперь Глеб понимл, что Оксну не любил -- в том смысле, в кком любил потом Тню или готов был полюбить Снежну. Оксн был воротми в большой мир, в нстоящую жизнь, что пугл его до дрожи. Кк в известной притче, ворот эти были открыты только ему одному -- и в тот рз он ими не воспользовлся. Если бы не Тня, тк и остлся бы в уютном мирке цифр и бстрктных понятий и считл бы лучшим временем своей жизни пятую школу.

-- Д, хорошее было время, -- скзл он.

Когд Глеб скзл "было", Свет вдруг понял, что с ней творилось последние недели. Пятя школ всегд кзлсь ей нстоящим временем, бесконечными годми дружбы и взимной поддержки, компнией хороших ребят, совместно строящих свой дом внутри злого хотического мир. Смерть Емели, бегство шеф, Иркин депрессия -- все это вдруг докзло, что пятой школы больше нет. Что их школьные годы -- были д спыли, з двендцть лет утекли, будто песок в чсх.

Они допили кофе и пошли в комнту. Свет достл льбом с фотогрфиями детей, Глеб кивл, но думл о своем.

-- Послушй, -- скзл он, -- ты не знл тогд, з что рестовли Вольфсон?

-- Нет, -- покчл головой Светк, -- мне кто-то из девочек говорил, что з порнуху. Смешно сейчс вспомнить, првд?

Глеб кивнул. Он вдруг ясно понял, что Свет не просто не знл ничего об этой истории -- те четыре год, что они учились вместе, он жил в совсем другом мире. Тм не было Глич и Оруэлл, Смиздт и политзключенных -- и вряд ли Глеб сейчс узнет, что же в этом мире было. Может, подумл он, он и прв: то были лучшие годы ее жизни.

-- Вольфсон посдили з политику, -- скзл он. -- Говорили, Чк н него стукнул.

-- Д, было что-то ткое, -- ответил Светк. -- Я тк и не понял, чего все н него тогд взъелись. Ну, пошл его мм к директрисе, тк ведь -- родной сын. Ты бы рзве не пошел?

-- У меня нет детей, -- нпомнил Глеб.

-- А, -- протянул Светк, -- тогд другое дело.

И он пожлел Глеб -- он всегд жлел людей, доживших почти до тридцти лет и еще бездетных. Н что они жизнь потртили?

Глеб взял у нее из рук фотольбом и стл рссмтривть обложку, где дв котенк игрли с клубком, трое утят шли к пруду следом з ммой-уткой. Спокойной ночи, спокойной ночи млыши. Глеб подумл о трупе Снежны н лестнице и вспомнил доносившийся откуд-то снизу голос струхи, нпоминвшей менту про фронт, и резкий ответ мент.

Знчит, есть свидетель. Что бы ни говорил Горский о поискх убийцы в Сети, ндо поговорить с этой женщиной, которя живет этжом ниже Шневич.

-- Хочешь посмотреть? -- Свет открыл льбом. Альбом, куд вперемежку были сложены фотогрфии детей, друзей дом и многочисленных пьянок в подвле у Абрмов. Глеб мехнически перелистывл стрницы. Изредк попдлись знкомые лиц -- Ирк, Емеля, Абрмов.

Н одной фотогрфии Глеб узнл Влд Крутицкого. Крутицкий стоял с модельного вид блондинкой, нежно обнимя ее з тлию. Во всей его позе читлсь збот и нежность.

-- Кто это с ним? -- удивился Глеб.

-- Мшк, его жен, -- ответил Свет. -- У них ккя-то ромнтическя история... тип он был в конкурсе крсоты, он был спонсором. Что-то в этом духе.

Глеб долистл льбом. Знкомых почти не поплось.

-- Похоже, -- скзл он, -- нш клсс почти весь рзъехлся. Кк говорится, иных уж нет, те длече.

-- Кк Сди некогд скзл, -- кивнул Светк.

Он всегд был отличницей и все цитты знл с точностью до знков препинния. Жль, подумл он, что от этого никкого толку в жизни после школы. Впрочем, пушкинскя цитт нпомнил ей, что о судьбе друзей ее предупредили зрнее. Все сбылось -- дже то, что порой трудно отличить, кто длеко, кто и вовсе умер.

1984 год. Апрель

Стоя у доски, Свет Лунев читл с выржением:

Из тучки месяц вылез

Молоденький ткой

Мруськ отрвилсь

Везут в прием-покой

Шел очередной урок по Мяковскому -- Лж его любил, и поэтому они проходили гиттор, горлн, глвря чуть ли не полгод. Кждый в клссе получил по стихотворению, про которое ндо было сделть доклд. Вольфсон, н првх любимчик и лучшего ученик, выбрл себе "Нте!" -- отчсти потому, что оно ему действительно нрвилось, отчсти -- чтобы скзть н уроке вслух слово "блядям". Он тогд еще не знл, что Лж см устроит двдцтиминутную дискуссию о словх "дерьмо" и "говно" в первых строчкх "Во весь голос" -- ккое слово более приличное. После ткого "блядями" ее явно не удивить.

Луневой достлось ничем не примечтельное стихотворение про отрвившуюся от несчстной любви Мруську. Дв год нзд Оля Кунин из 9 "В" нглотлсь снотворного и месяц провлялсь в больнице. Почему-то об этом знл вся школ, и, опсясь рецидивов, учителя при кждом удобном случе кпли всем н мозги о ценности собственной жизни.

Н туфли денег ндо

А денег нет и тк

И вот Мруся яду

Купил н пятк

Вольфсон считл, что человеческя жизнь особой ценности не предствляет. Его Учитель объяснял, что это всего лишь новомодня, гумнистическя идея, возникшя, когд зкончились Средние Век и вер в мгию. С мтемтической неопровержимостью это ознчло, что если ты все-тки веришь в мгию, в вертикльную иеррхию, в Высшие Силы, то человеческя жизнь для тебя больше не ценн -- кк не был он ценн для викингов, для воинов Влгллы, для гитлеровцев.

Обычное, профнное мышление не объясняло, чем был фшизм для Европы. Школьня прогрмм и советские книги ничего толком не говорили о том, почему эмблемой СС был мертвя голов, почему эсэсовцы ходили в черном, и зчем вообще вызвли к жизни это тйное общество. Вольфсону повезло: он встретил Учителя, и тот рсскзл, что Черный Орден был создн Гитлером, дбы вырстить племя людей-богов. В тйных Бургх ковлись воины внутренней пртии, проходившие через ритулы "густого воздух". Конечно, создтели "Семндцти мгновений весны" ничего об этом не знли: пройди Штирлиц подобные ритулы, вряд ли он остлся бы советским рзведчиком.

Иногд пятя школ кзлсь Вольфсону тким Бургом. Точнее, отборочным семинром Нпол, где отбрковывются недостойные и выбирются лучшие, кто стнет знимться мгической и нучной деятельностью в институтх Аненербе. Те, кто прошли через пятую школу, Университет или физтех, в конце концов попдли в секретные ящики, где знимлись нукой. Срвнение мтшкольников с эсэсовцми прдоксльно лишь н первый взгляд: и те, и другие нмного превосходят обычных людей -- быдло, гуляющее по улицм и увлеченное мелкими делишкми. Все эти люди ни н что не годны. Только идея способн поднять их нд смими собой.

Удивительно, что Советский Союз все-тки победил в той войне. Хотелось бы верить, что у Стлин был своя, крсня мгия. Однко единственное столкновение Вольфсон с КГБ покзло, что нынешнее ЧК -- очень зурядня бюрокртическя оргнизция. Ему скучным тоном здвли вопросы, потом зписывли ответы. Ни пытть, ни бить никто не собирлся. Првд, и он не выпендривлся: отвечл кк есть, тем более, что следовтель и тк все знл. Где, когд и с кем Вольфсон встречлся, ккие книги брл читть и тк длее. Единственное, в чем Вольфсон не сознлся -- в том, что читл "Мйн Кмпф". Можно было скзть, что это он изучл идеологию врг, но было ясно, что з ткое по головке не поглдят. А тк -- что можно было ему предъявить? Ксерокс чстично переведенной в "Вопросх философии" книжки? Скндинвские сги? "Преступник номер один", выменянный н мкултурного Дюм в "Букинисте" н Ленинском?

Следовтель дл понять, что Вольфсон зложил Чковский -- и Вольфсон, конечно, рстрепл об этом н всю школу. Это было клссно -- стть жертвой политического донос. Потом кто-то скзл Чку "стукч" -- и понеслось! "Чк -- стукч" стло тким же мифом клсс, кк легенд о пизде подмышкой у Емели, или что Феликс -- гомосек.

Две недели нзд Чк пришел к Вольфсону домой и рсскзл, кк все было н смом деле. Когд Белуг взял его з шкирку и повел к директрисе с мтерными нтисоветскими стихми, он дже не испуглся. Дом родители руглись, он в ккой-то момент потерял терпение и брякнул, что это все ерунд, вот Вольфсон ходит куд-то читть фшистские книги -- и ничего!

-- Я же не знл, -- опрвдывлся Чк, -- что мм н следующий день побежит к директрисе и буквльно моими словми ей скжет: не трогйте, мол, моего сын, его одноклссники и не ткое выделывют!

-- То есть ты нстучл, но только мме, -- скзл Вольфсон и нчл тихонько постукивть по столу.

-- Я не стучл, я проболтлся, -- скзл Чк.

Он был ккой-то пришибленный -- особенно после того, кк они поруглись с Мринкой. Теперь Вольфсон провожл ее до дом и дже зходил пить чй. Весь клсс был уверен, что они знимются тм этим смым, но дльше поцелуев дело не шло. Может, Чк все врл, и Мринк был еще девочкой, может, Вольфсон был недостточно нстойчив. Тк или инче, он был вполне счстлив -- н урокх Мринк сидел через проход, и он чсто смотрел н ее крсивый профиль, см не веря, что теперь он -- его девушк. Его любовь не был плотской стрстью Чк -- это было нстоящее космическое чувство. Иногд, мечтя о том дне, когд они с Мринкой, нконец, зймутся любовью, Вольфсон думл, что это будет нстоящий момент мгии, лхимическя свдьб, инициция, которую они пройдут вместе.

Вот и сейчс, не слушя Лжу, он рзглядывл звитки волос нд Мрининым левым ухом и вдруг понял: что-то случилось. Смысл слов до него еще не дошел, но он услышл, кк изменилсь интонция Лжи, и увидел, кк дернулсь Мрин. Потом включили звук:

-- Ребят! Вчер тргически погиб нш товрищ, Алеш Чковский. Он выпл из окн своей квртиры и умер, не приходя в сознние. Сейчс идет следствие, выясняются причины этой тргедии...

И Глеб вспомнил, кк н прошлой неделе Чк вошел в клсс после перемены, они все нчли стучть крндшми по пртм -- тип, ты стучи, стучи, тебе Бог простит, нчльнички, Лех, тебе срок скостят, -- и Чк выбежл из клсс, хлопнув дверью.

Мрин думл, что должн бы сейчс зплкть, но не может, и только чувствовл, что кружится голов, и сейчс он грохнется в обморок. Вцепившись изо всех сил в прту, он думл, что до скончния времен больше никто не нзовет член эбонитовой плочкой.

Вольфсон стрлся вытряхнуть из головы стихи Мяковского и почему-то думл лишь о том, кк же оно тк случйно совпло, когд стихи рздвли две недели нзд, д и Чк ничего не знл, кто когд ккое стихотворение будет нлизировть, и знчит, это тоже -- мгия.

Витя Абрмов сидел, не поднимя глз. В голове только одн мысль: знй одноклссники првду, они бы нзвли его убийцей.

Глв двдцть шестя

С порог Глеб услышл кк Арсен говорит:

-- Мой нрод в очередной рз сделл свой выбор. Он отверг коммунизм.

-- То есть ты тоже голосовл з Елкин и геноцид русских? -- спросил Ося.

-- Я вообще не голосовл, -- ответил Арсен. -- У меня же изрильское гржднство.

Сегодня все собрлись, чтобы сделть групповую фотогрфию для первого номер. Пожлуй, со дня смерти Снежны Глеб не видел всех вместе: пришли Бен с Ктей, Шврцер, смодовольный кк никогд, Ося в прдной мйке с Егором Летовым, Муфс и еще полдюжины постоянных учстников посиделок в Хрустльном.

-- Что, второго тур не будет? -- спросил Глеб Бен, и тот углубился в детли выборной системы и зкончил тирду историей о том, кк собирлся голосовть против всех, но в последний момент пожлел Явлинского, потому что он стоял последним по лфвиту.

-- Вроде, человек неплохой, обрзовние высшее, в КПСС не состоял. Ну, я и проголосовл з него, тем более, что ему и не светило.

-- Явлинский -- это отдельное говно, -- скзл Арсен. -- Помню, в 1993 году, когд мкшовцы стволы собирли, чтобы идти мэрию и Остнкино штурмовть, Явлинский писл в "Незвиське", что Ельцын, сук, попирет демокртию.

-- Н смом деле, демокртия тк и выглядит: отключение воды и свет в осжденном Белом Доме, -- вствил Ося. -- И потому я -- з тотлитризм и консервтивную революцию.

-- Противно было читть, -- продолжл Арсен. -- К тому же он взял к себе проходимц Пульмн копирйтером.

-- Круто, -- скзл Бен, -- но ты погоди. Вчер вечером мы к Ктиным родителям ходили, и ее мм спршивет, з кого я голосовл. Ну, я рсскзывю, кк сейчс: хотел против всех, но голосовл з Явлинского, потому что он стоял последним. Рсскзл и вышел в тулет, Ктин мм говорит: "Ккой он у тебя все же политичный! Ведь во втором туре Зюгнов будет н последнем месте, тк он з него и проголосует!". Круто, првд?

В ответ Арсен нчл длинно рсскзывть, кк ему противно, что выбиря Елкин сегодня, мы обрекем себя н то, чтобы выбрть Лебедя в 2000 году, но з Зюгнов он голосовть тоже не пошел бы, ибо не хочет быть рядом с Витюшей Анпиловым, и будет слишком противно, если они победят.

-- А если мы победим, -- скзл Андрей, -- будет стыдно, что голосовли, потому что и без нс бы обошлись.

Глеб подумл, что ему, пожлуй, решительно все рвно, кто победит, и вышел в большую комнту. Тм игрл Ник Кэйв, Ктя тнцевл в компнии с Шневичем и Муфсой. И довольно громко подпевл:

On the last day I took her where the wild roses grow

And she lay on the bank, the wind light as a thief

As I kissed her goodbye, I said, 'All beauty must die'

And lent down and planted a rose between her teeth

Почему-то н предпоследней строчке Глеб опять вспомнил Снежну и подумл, что ее призрк мог бы присоединиться к этому тнцу и еле слышно подпеть голосом Кйли Миноуг.

Он нлил себе водки и выпил. Интересно, подумл он, сопьюсь я, если и дльше буду здесь рботть? Глядя н тнцующую Ктю -- Мшу Русину -- он ощутил приближение знкомой птии. Чем он знят последние дни? Пробует вычислить убийцу Снежны, узнть, кто выдл себя з покойного Чк или нйти Мринку Цреву, ндеясь, что в конце концов, кк в плохом детективе, все три линии сойдутся: псевдоЧк окжется Мринкиным любовником и убийцей Снежны. Эт версия нрвилсь Глебу прежде всего потому, что позволял не думть о собрвшихся здесь кк о потенцильных убийцх. Теперь он лучше понимл Горского, который призывл искть убийцу только в виртульном мире.

Глеб пошел н кухню и в коридоре у окн увидел Бен и Осю. С политикой они, слв богу, рзделлись.

-- Взять хотя бы Визбор, -- говорил Ося. -- Это же нстоящий еврзийский поэт, его тексты нполнены эзотерикой.

-- Где? -- возмутился Бен, -- где у него эзотерик? Только не ндо про его одноклссник, погибшего з единую Еврзию под городом Герт. Возьмем что-нибудь клссическое -- скжем, про солнышко лесное.

-- Пожлуйст, -- ответил Ося, -- будет тебе солнышко лесное. Я рньше никк не мог понять: кто ж ему мешет вернуться к этой, с которой он у янтрной сосны? Жен, что ли? Алл, если не ошибюсь, Якушев?

-- Ад, -- скзл Глеб. Емеля любил петь строе КСП, бывшее еще до Мирзян и Лорес.

-- Вот оно! -- пордовлся Ося. -- Жен из д. Ткое случйно не бывет!

-- Тк почему он вернуться не мог? -- спросил Глеб. Сейчс, больше чем когд-либо, он был уверен, что вернуться нельзя никуд и никогд.

-- Потому что это песня про солярную мгию! Он же солнышко лесное, потому что он ее вызывет солярным ритулом! Он тип суккуб и может появляться только в одном месте. И мы знем, в кком: ручей у янтрной сосны плюс кусочек огня. И, вероятно, только в ккой-нибудь првильный день.

-- В ккой? -- мшинльно спросил Глеб.

-- Мы знем, в ккой, -- рдостно провозглсил Ося -- ответ явно пришел ему в голову только что: -- В летнее солнцестояние. Двдцть второго июня ровно в четыре чс.

-- Круто, -- потрясенно скзл Бен, Глеб пошел дльше н кухню, недослушв до Осину речь: вот именно поэтому его, Осю, и огорчет переориентция Бен н современную попсу.

Н кухне никого не было, и Глеб вернулся в комнту. Диск кончлся, Ктя и Бен обнявшись топтлись под "Death is Not the End", и Глеб вспомнил письмо Чк с того свет. Потом все, в ожиднии опздывющего фотогрф, пили водку и обсуждли, где взять денег н журнл. Нсколько понял Глеб, идей было несколько: рзмещть в журнле реклму, делть новости для внешних зкзчиков, нподобие новостного гентств, и продвть сттьи в другие журнлы.

-- А еще, -- скзл Андрей, -- можно устривть он-лйн пресс-конференции.

-- Это будет круто, -- кивнул Бен. -- Алену Апину позовем или дже Аллу Пугчеву.

-- Проще все-тки нчть с Пригов, -- скзл Шневич, -- потом, скжем, "АукцЫон".

-- Или Пелевин, -- добвил Андрей, и Глеб остро почувствовл, что некому добвить: "и Трнтино".

Глв двдцть седьмя

Ему стло грустно, и он вернулся в офис. В ящике лежл ответ Вольфсон: Влерк проснулся и писл, что может сейчс встретиться н IRC. Глеб быстро создл кнл и отмылил нзвние Вольфсону.

-- Ты ничего не слышл про Мринку Цреву? -- спросил Глеб.

-- Нет. А что, он в нших крях?

-- Д нет, судя по всему -- в Москве.

-- А ее что, кто-то видел после школы? Я думю, он двно уже свинтил куд-нибудь, кк все нормльные люди.

Глеб подумл, что Вольфсон никогд не считл нужным скрывть, кк относится к собеседникм.

-- Оксн говорил, что Емеля встретил ее нездолго до смерти, --ответил он.

-- Это не довод. Мло ли, где он ее видел. Может, он ему приснилсь. Теперь же не спросишь.

-- Ты прв, -- ответил Глеб и подумл, что список вопросов, которые уже некому здть, все рстет. Впрочем, кое в чем Вольфсон мог помочь рзобрться.

-- Я тут вспоминл нш десятый клсс, -- нписл Глеб. -- И вот решил тебя спросить. Что это з история был, когд тебя збрли? Вы тогд тк конспирировлись, что я ни хуя не понял, о чем речь.

-- Д тк, хуйня ккя-то детскя, -- ответил Вольфсон. -- Ммш Чк нябедничл директрисе, т с перепугу позвонил в гебуху. Я уж не помню, чего мне шили.

Глеб рзозлился и выстучл н клвитуре:

-- Кончй выебывться. Теперь об этом можно рсскзть.

Последняя фрз -- нзвние книжки, нписнной мерикнскими физикми, которые конструировли, кжется, томную бомбу или что-то в этом духе. Вышедшя еще в советское время, он все время вспоминлсь Глебу во время глсности. Нзвние почему-то кзлось грустным: кк првило, если о чем-то можно рсскзывть, уже не имеет смысл это делть.

-- Ну, если тебе тк ндо, -- ответил Вольфсон, -- пожлуйст. Хотя я уже плохо помню. Одним словом, я изучл нцисткую мифологию. Был человек, я нзывл его Учителем, и у него дом было что-то вроде кружк. Нчлось все с ккого-то ксерокс из "Вопросов философии", с фргментом из книжки кких-то фрнцузов... что-то вроде "Зря мгии", не помню уже сейчс. А потом Учитель принес полный Смиздтовский перевод.

Глеб быстро перешел в Нетскейп и в Рмблере нбрл в поисковой строке "зря мгии". Вылезло девять ссылок -- все в меру бессмысленные. По крйней мере, к нцистской мифологии отношения не имели.

-- Короче, мы изучли тйную историю нцизм. Секретные ордер, нстоящий смысл СС и тк длее. Окзлось, что фшисты во многом были првы. Взять хотя бы евгенику: если не зботиться об улучшении генофонд, человечество вымрет. Я, конечно, не имею в виду их методы, только общую идею. Короче, для меня, кк для еврея было очень вжно, что не все тк линейно, кк мне в школе говорили.

-- Вероятно, -- пошутил Глеб, -- это были нши, еврзийские, фшисты.

-- В кком смысле -- еврзийские? -- удивился Вольфсон. -- А рзве фрикнские бывют? Не считя, конечно, черных пнтер.

Глеб изобрзил из скобки и двоеточия смйлик -- мол, я пошутил, -- Вольфсон продолжл:

-- Честно говоря, я все збыл уже. Были ккие-то штуки, которые мне очень нрвились. Скжем, что войн нчлсь 22 июня: не потому, что смя короткя ночь, и удобнее нпсть, кк нс учили. Ноборот: это смый длинный день в году, и стрологи предскзли Гитлеру удчу. Мол, немцы -- солнечня нция, слвяне -- холодня, потому в этот день и ндо нчть.

Глеб вспомнил, что сегодня уже был рзговор про 22 июня, и хмыкнул про себя. Было бы збвно познкомить Осю с Вольфсоном.

-- Вот они обломлись, когд зим 1941-го окзлсь ткой холодной. Они ж думли, что это войн солнц против снег. Ну, и просрли в конце концов.

Глеб ответил еще одним смйликом. Теперь ясно, чем знимлся тогд Вольфсон. Кк писл Чк_из_нот_дэд -- нынче это стло модно. Глеб охвтил тоск. Еврейские мльчики, увлекющиеся нцизмом, кзлись ему кким-то оксюмороном.

-- Я вот сообрзил, что рботю сейчс в фирме Sun. Двендцть лет нзд я бы точно решил, что ее основли сбежвшие в Америку нцисты. Впрочем, если тк рссуждть, то "Белоснежку и семь гномов" Дисней сделл по зкзу Стлин.

Глеб змер. Все сложилось. Солярня мгия, жертвоприношение, близкое рвноденствие... У меня идельное либи: я пил и тнцевл. Ося в смом деле мог знть Мрину и, конечно же, вполне способен изобржть мертвец: пошутить, кк минимум. Chuck_is_not_dead не случйно выглядело прфрзом ндписи н мйке: Ося тк уверен в своей безнкзности, что дже ключ дл. Что до убийств -- почему бы нет? К тому же, Ося мог знть иероглиф --недром он тк оживился, когд Глеб стл его толковть. И вообще, человек, открыто нзывющий себя стнистом, очевидно, нездоров. С него стнется принести ни в чем не повинную девушку в жертву.

Н экрне появилсь очередня Вольфсоновскя реплик:

-- Я думл тут н днях про ншу школу. Мы же были дико умные. Мы, выпускники оруэлловского год, были первым поколением, которое вышло из советской школы бсолютно без иллюзий. Более того: мы были единственноым поколением, которое считло, что живет при тотлитризме -- при том, что тотлитризм кк рз уже не было. Думю, у меня все тк хорошо сложилось, потому что я был зрнее ко всему готов.

Честно говоря, подумл Глеб, нш тотлитризм был просто еще одной иллюзией.

З спиной Глеб открылсь дверь:

-- Эй, -- позвл Андрей, -- пошли тип фотогрфировться!

Нпечтв "/me уходит" Глеб вышел в большую комнту, где рсположилсь вся редкция. Он встл сбоку, прямо перед Муфсой, и рядом с ним, с смого кря, встл Нюр Степновн. Глеб почувствовл зпх "кэмел" и вспомнил их торопливый секс.

Все улыбнулись и посмотрели в объектив, и тут з спиной фотогрф зпищл фкс. Нюр крикнул:

-- Ой, бумг кончилсь! -- и собрлсь бежть, но Шневич ее остновил:

-- Ну и черт с ней, с бумгой!

Вспышк, еще и еще. Кк мленькое солнце, подумл Глеб. Позди него Ося втолковывл Шврцеру, что никких хкеров не существует:

-- Просто те же люди, что должны охрнять большие системы, их ломют, чтобы поднять зрплту. А бнки списывют н хкеров те деньги, что рзворовли сми. Левин вот клялся, что взял всего тысяч сто, помнишь, сколько н него повесили?

-- Тихо! -- прикрикнул Шневич. Еще рз клцнул зтвор.

-- Готово, -- скзл фотогрф.

-- Круто, -- скзл Бен. -- Теперь нвсегд тк остнемся.

Все зговорили одновременно, словно были пьяны или просто сильно возбуждены. Они по првде думют, что сейчс рботют для вечности, подумл Глеб. А может и нет, может, их прет, потому что это новое дело, и они здесь первые. И они чувствуют ткой дрйв, что воспоминния о нем хвтит если не н вечность, то н всю их жизнь.

Ему стло грустно. Н этом прзднике он был случйным гостем. Он был звн, но не мог принять приглшения. В квртиру н Хрустльном, которя нверняк остнется в истории русского Интернет, он зшел лишь для того, чтобы сверстть несколько десятков стрниц. По большому счету, Повсеместно Протянутя Путин и глобльня сеть оствляли его рвнодушным. Может, потому что у Оксны и у Тни не было мэйлов. Д и Снежне теперь мэйл ни к чему.

Глв двдцть восьмя

Феликс рботл в ФизХимии н Ленинском, неподлеку от пятой школы. К 1996 году институт опустел, библиотек открывлсь через день, и нучня рбот почти прекртилсь. Говорили, что в других корпусх не рботли тулеты и лифты, здесь же поддерживлось ккя-то видимость цивилизции. Тем не менее, кждый спслся в одиночку. Последние три месяц Феликс писл н зкз модуль для бухглтерской прогрммы и сегодня вот уже дв чс искл ошибку. Крем глз он посмтривл н чсы, отдельным окошком висящие в углу доисторического EGA-монитор, зкупленного лборторией еще в конце восьмидесятых: полпервого должен прийти Глеб. Вот стрнно: толком не виделись уже много лет, тут встретились н Емелиных похоронх, и месяц не прошло, кк Глеб перезвонил, скзл, что хочет повидться. Собирлся зйти вечером, но Никит что-то приболел, и Нинк вряд ли гостю обрдуется. Договорились встретиться прямо в институте.

Глеб позвонил с проходной, Феликс взял блнк пропуск, подписнный вечно отсутствующим звлбом, вписл "Глеб Аникеев" и пошел вниз. Столовя в Институте двно не рботл и потому они пили чй прямо у Феликс, где все рвно больше не было ни души. Воду кипятили н гзовой горелке под тягой --только осттки оборудовния и нпоминли теперь о химии.

-- Ты все эти годы тк здесь и прорботл? -- спросил Глеб.

-- Числюсь, -- ответил Феликс и подумл, что, нверное, кжется Глебу неудчником: ткое, мол, было интересное время, он его просидел здесь, в лбортории.

-- Тк это стрнно, -- скзл Глеб. -- Я помню, в школе ты был для меня... ну, чем-то особенным. Мы тебя, конечно, дрзнили то Железным, то Голубым, но я тебе звидовл. Помнишь, мы с тобой кк-то весной гуляли?

Феликс попытлся вспомнить. Что-то ткое было: всем клссом ходили в Музей Мяковского н экскурсию, потом вместе с Глебом пошли бродить по городу. Феликс помнил прогулку смутно, потому что тогд думл только о Крине Гилеевой -- студентке, с которой познкомился н кникулх, когд родители взяли его с собой в Крпты ктться н горных лыжх. Н лыжх он с тех пор не стоял ни рзу, но нкнуне возврщения в Москву Крин пришл к нему в комнту и см рсстегнул молнию н его спортивной куртке. Первый в жизни половой кт продлился меньше сорок минут -- кк рз столько и пондобилось его родителям, чтобы пообедть в местном гостиничном ресторне и вернуться в номер, где Феликс и Крин сидели в рзных углх и беседовли о кино и литертуре, кк и положено детям из приличных семей. В Москве Феликс вспоминл об этом с гордостью, но повторять Крин не рвлсь, и приходилось долго ей звонить, встречться урывкми, водить по ресторнм, поить дорогим вермутом и воровнным у родителей коньяком.

-- Для меня это был ткой урок свободы, -- продолжл Глеб. -- Помнишь, я спросил: "А куд мы идем?", -- ты ответил: "А ккя рзниц? Идем -- и все. Просто гуляем. Рзве ндо всегд знть, куд идешь?"

-- Я тк говорил? -- изумился Феликс.

-- Ну, или почти тк, -- смутился Глеб. -- Я тк зпомнил.

Теперь Феликс вспомнил: тем вечером он уверенно вел Глеб московскими переулкми прямо к Крининому дому. Они постояли во дворе, Феликс посмотрел н темные окн и, ничего не объяснив, грустно пошел к метро. Через полгод Крин зявил, что больше не желет его видеть, оствив в нследство неплохие технические нвыки в сексе и чудовищную неуверенность в себе -- во всем остльном. Нвыков, впрочем, хвтло, чтобы н физфке слыть донжуном и грозой слбого пол -- по крйней мере, до третьего курс, когд Феликс женился н млознкомой девице с биофк, которую кк-то снял н пьяной вечеринке.

-- Это был для меня урок свободы, -- повторил Глеб. -- Я потом это чсто вспоминл, когд уже с Тней жил. Невжно куд идти. Просто гуляем.

-- Про Тню слышно чего? -- спросил Феликс.

Глеб познкомил его с женой, и Феликс ншел ее совсем не похожей н тот обрз, что создлся у него по рсскзм Глеб. Он был сильно стрше, слишком много пил и смотрел сквозь собеседник. Честно говоря, тут Феликс никогд Глеб не понимл.

-- Нет, -- ответил Глеб. -- А что мне до нее? Он в Европе где-то.

В прошлом году Феликс тоже побывл в Европе, и в Гермнии случйно встретил Крину. Он уехл вместе с родителями в конце восьмидесятых и сейчс рботл официнткой в ккой-то берлинской збегловке. Узнв Феликс, первя его окликнул.

-- Скжи, -- спросил Глеб, -- ты про Мринку Цреву ничего не знешь? А то мне Абрмов что-то рсскзывл. Ну, до того, кк исчез окончтельно.

-- Про Мринку? -- переспросил Феликс. -- Я встречл ее недвно, месяц дв нзд. Пострел сильно, с трудом узнл, осунулсь вся кк-то.

-- И где он?

-- В ккой-то компьютерной конторе, кжется. Я ее н Комтеке видел, в преле.

-- Телефон не взял?

-- Д нет, -- Феликс пожл плечми. -- Он кк-то не рвлсь общться. Он с кким-то мужиком был. Д и я к ней, честно говоря, всегд был рвнодушен. И история эт... кк-то после смерти Чк совсем уж противно стло.

-- А при чем тут Чк? -- спросил Глеб.

Феликс н секунду змялся. Столько лет прошло, все боится рсскзть то, что скзл ему когд-то Абрмов. Впрочем, по спрведливости, для школьных грехов должен быть срок двности -- и для этой истории он двно прошел.

-- Абрмов мне рсскзывл, что это он подбил Чк стукнуть н Вольфсон, -- скзл Феликс, -- чтобы Мринк ему достлсь.

-- Постой, -- скзл Глеб. -- Вольфсон говорил, что это рельно мм Чк бегл к директрисе.

-- Ну д, -- кивнул Феликс. -- Но ведь это Чк ее, нверное, подговорил, тк ведь?

-- Может быть ... -- протянул Глеб. -- Теперь я понял, что Абрмов имел в виду...

Феликс подошел к окну, откуд был виден кусок Ленинского проспект, и здумчиво скзл:

-- Я тут н днях решил мимо школы проехть. Тк тм н углу Университетского, где всю жизнь стоял плкт "Вся влсь в СССР приндлежит нроду", теперь реклм ккого-то бнк. И я подумл: нет рзницы, что нписно, вжно место. То есть реклм -- он кк лозунг.

Он хотел объяснить, что з прошедшие годы все изменилось не тк сильно, кк когд-то кзлось, и в целом систем рботет по-прежнему: н месте лозунг -- реклм бнк, н месте КГБ -- бндиты, все остльное -- без изменений: предтельство н месте предтельств, дружб н месте дружбы. С той лишь рзницей, что, судя по рсскзм его ушедших в бизнес однокурсников, с кждым годом мест для дружбы все меньше, для предтельств -- все больше.

-- Д, -- кивнул Глеб, -- реклм ткя же ложь. Но я вот думю: что было бы, если бы мы проснулись -- и тм снов лозунг? Причем тот же.

-- Зснули бы обртно, -- пошутил Феликс.

-- Нет, я серьезно, -- не унимлся Глеб. -- Если бы мы проснулись в 1984 году, ткие, кк мы есть, со всем зннием о том, что будет в 1987-м или тм в 1991-м. Что бы мы делли?

Я бы не стл тк переживть из-з Крины, подумл Феликс. Учил бы нглийский в универе и вообще пошел бы н ВМиК. И ндел бы гондон, перед тем кк десять лет нзд трхнуть Нинку по пьяни. Но вслух скзл совсем другое:

-- Когд у меня ббушк умерл в 1989-м, я бы не стл н оствшиеся от нее деньги покупть себе "икстишку", уговорил бы родителей продть видк и телевизор и купил бы н все деньги квртиру в центре.

Если бы я тогд не был тк пьян, продолжл Феликс про себя, не было бы Оленьки, был бы только Никит. Нет, что я? Никиты тоже не было бы, д и меня бы здесь не было, был бы я где-нибудь в Силиконовой Долине или, н худой конец, в кком-нибудь "1С". Стрнно подумть, ндетый десять лет нзд гондон лишил бы меня двух детей срзу. Словно одним ктом зчтия я сделл срзу двух, с рзницей в восемь лет.

-- А я бы купил кций МММ, -- скзл Глеб, -- и продл бы их з неделю до крх. Если бы точную дту не збыл.

Внезпно Феликс вспомнил, кк Никит бесконечно долго повторял с утр в прихожей: "Пок пп! Пок пп! Пок пп!" -- до тех пор, пок Нинк ему не нподдл. Он отошел от окн и скзл:

-- Н смом деле, я бы оствил все кк было.

-- Ты не понял, -- скзл Глеб, -- я имею в виду, что ты в 1984 году был бы сегодняшний ты. Это не о том, кк прожить жизнь зново, это о том, кк прожить последние 12 лет другим человеком. Другого возрст, с другими знниями.

-- Я бы пришел к себе и дл пру советов, -- ответил Феликс.

Я бы пошел и познкомился с Тней, подумл Глеб, но я был бы тогд стрше ее н восемь лет, и все было бы по-другому. И две недели нзд я не пустил бы Снежну н лестницу.

Глв двдцть девятя

-- Я вот н днях тип здумлся, -- скзл Андрей, нливя водку. --Чем бы я хотел знимться всю жизнь? Если кк бы выбрть ккое-то одно знятие.

-- Может, секс? -- здумлся Бен. -- Нет, все-тки я бы предпочел еду.

-- Я бы читл и слушл музыку, -- скзл Ося. -- А если что-то одно, то все-тки секс. В стиле ккой-нибудь еврзийской тнтры, еще не открытой.

-- Ты бы и открыл, -- вствил Бен. -- А ты, Глеб?

-- Я бы спл, -- мрчно ответил Глеб. -- Или просто лежл бы н дивне.

-- А я бы тип рзговривл, -- сознлся Андрей, -- что, собственно, я и тк делю.

-- Кк и все мы, -- скзл Бен.

-- Собственно, мы делем то, что выбрли бы, -- попрвил Ося.

Все зсмеялись, молчвший до того Шневич вдруг скзл:

-- Пять лет нзд я бы ответил -- смотреть.

Глеб встл из-з стол. Н этой неделе решили, что проще приглшть специльную женщину готовить, чем ходить в ближйшую шшлычную, и теперь обед длился полтор чс, сопровождлся питьем водки и обсуждением плнов н будущее.

Глеб нпрвился в прихожую. Теперь он был почти уверен, что убийц --Ося, но хотел нпоследок поговорить с соседкой снизу. Перед тем, кк выйти н лестницу, он зглянул к Нюре Степновне. При виде Глеб он улыбнулсь и быстро убрл фирменный кодковский пкет с фотогрфиями. И словно сжлсь -- Глеб подумл, что он и впрямь похож н мышку. Кивнул ей и открыл дверь н лестницу. Збвно, подумл он, что мы с Нюрой об тут немножко н отшибе. Он -- потому что стрше всех, я -- потому что появился позже. Или просто не хочу окзться внутри.

Глеб спустился этжом ниже и остновился перед дверью. Рзговривть с соседкой не хотелось. Он предствил себе полоумную ббку, для которой лишено смысл все, что вжно для него. Женщину, зстрявшую в двно прошедшем времени. Вздохнув, он позвонил. Рздлись шркющие шги, и знкомый голос скзл из-з двери:

-- Кто тм?

-- Я от Ильи Шневич, вшего сосед сверху, -- предствился Глеб.

Дверь открылсь, и н него подозрительно уствилсь сухонькя женщин.

-- Меня зовут Глеб, -- скзл он. -- Простите, я не зню кк вс зовут.

-- Ольг Всильевн. Что вс интересует, молодой человек?

-- Извините, Ольг Всильевн, я могу войти? -- спросил Глеб, опсясь, что их услышт сверху.

-- Пожлуйст.

Они прошли н кухню. Когд-то это был опрятня кухня, но следы стрения зметил дже Глеб. Плит в рзводх, по углм -- осттки плохо сметенной путины. Стол ккуртно покрыт зстирнными слфеткми, пятн с которых, видимо, не смогл бы вывести дже тетя Ася.

-- Я хотел вс спросить про ту девушку... -- нчл Глеб, -- ну, которую вы ншли н лестнице.

-- Д, убитую, -- скзл Ольг Всильевн. -- Я никогд рньше ее не встречл, тк что мне нечего о ней скзть.

-- Я понимю, что вс уже спршивл милиция, -- продолжл Глеб, понимя, что впустую тртит время, -- но, может быть, вы вспомните ккую-нибудь детль...

-- Милиция! -- фыркнул женщин. -- Они ни о чем толком не спршивли. Им бы лишь дело зкрыть, я зню. Нркомны с улицы! Ерунд! При дрке никто не режет горло тк, кк это сделл убийц. Ножом удряют в живот или в грудь. Чтобы тк удрить, ндо подойти сзди и удрить из-з спины.

-- Знчит, это был кто-то знкомый? -- спросил Глеб.

-- Почему? -- удивилсь Ольг Всильевн. -- Это просто был профессионлк. Женщин, знющя, кк снимть чсовых.

Боже мой, подумл Глеб, он слишком много смотрит телевизор. Кк нзывлся тот фильм, который тк нрвился Тне -- про девушку, звербовнную спецслужбми?

-- Почему вы решили, что это именно женщин? -- спросил он.

Ольг Всильевн посмотрел н него удивленными, ясными глзми:

-- Потому что я слышл, кк он убегл. Я, слв богу, еще не оглохл и вполне способн узнть стук кблуков.

Когд Глеб вернулся в квртиру, Нюры в предбннике не было. Не в силх противиться искушению, Глеб достл из-под стопки фксов пкет и быстро просмотрел снимки. Н всех фотогрфиях Влд Крутицкий обнимл Нюру с тем же зботливым и нежным выржением лиц, что Глеб зметил н фотогрфии в Светином льбоме. "Нш пострел везде поспел", -- нприязненно подумл Глеб и вернул снимки н место.

-- Знчит, я был непрв, -- писл Глеб Горскому вечером, -- это не может быть Ося.

-- Знчит, ты был непрв с смого нчл, -- ответил Горский. -- Это не het. Это либо Ктя, либо Нстя, либо Н.С. Ни одн из них не может быть любовником твоей Мрины и, знчит, все совпдения, про которые ты говорил, случйны. Что я и подозревл. Твоя бритв Оккм зтупилсь.

-- Это не может быть ни одн из девушек, у всех либи. Н.С. был пьян, Нстя трхлсь, Ктя был с мужем.

-- Ты мло читл детективов, -- ответил Горский. -- Все это -- не либи. Бен никогд не выдст жену, Лугнский мог нврть, что трхлся с Нстей, Н.С. могл притвориться, будто нпилсь.

Есть вещи, которые не сымитируешь, подумл Глеб. Нпример, нельзя притвориться, будто блюешь. Он собирлся тк и нписть, но выскочили следующие реплики Горского.

-- Это просто логическое рссуждение. Я не собирюсь помогть тебе искть убийцу Снежны. Зто я зню, кк поймть псевдоЧк.

Глеб рздрженно стукнул по вопросительному знку. Ккого хуя, подумл он, что он мне голову морочит. Очень нужны его логические умозключения.

-- Мне, видимо, придется все-тки связться с твоим Вольфсоном. Дй мне его дрес -- и если он соглсится, мы отловим Чк. Я сейчс тебе все объясню.

Плн Горского был прост. Вольфсон должен послть Чку письмо: вроде бы письмо н лист, но получит его один Чк. В этом письме ндо дть ссылку, которя Чк зинтересует -- и когд он пойдет по ссылке, сервер зфиксирует его IP-дрес: уникльную последовтельность цифр, позволяющую понять, через ккого провйдер человек зходит в Сеть.

-- Иными словми, -- объяснял Горский, -- мы будем хотя бы знть, в Москве он или нет, и, тким обрзом, сузим круг подозревемых.

-- А почему нельзя просто нписть ему письмо с этой ссылкой?

-- Потому что если он прноик, то пойдет через нонимйзер, и мы ничего не узнем. А тк он ничего не зподозрит. И к тому же, если пондобится, мы можем похожим обрзом определить IP-дрес остльных подписчиков и узнть, не повторится ли этот дрес еще один рз. Скжем, у Абрмов или у тебя.

-- У меня не повторится, -- ответил Глеб.

-- Помнишь, ты объяснял принцип виртульности? Если добвить к нему обычный принцип детективного жнр, то стновится ясно, что подозревть ндо всех. Дже меня можно подозревть в том, что я не существую. Нпример, двно умер. У Гибсон есть герой, который умер, мозг его в компьютере, -- может, это про меня кк рз?

-- Кто ткой Гибсон? -- спросил Глеб.

-- Пистель. Киберпнк.

Что ткое киберпнк, подумл Глеб. Пнк з компьютером? Прогрммист в мйке с Егором Летовым? Гибрид Оси и Бен?

-- В привычном смысле слов тебя и не существует, -- ответил он, почему-то вспомнив Оруэлл. -- Есть ккой-то человек, с которым я говорю. Он и есть "ты". Больше мне про тебя ничего не известно. Если тебя зовут не Горский, , скжем, Речной -- что от этого изменится?

-- Если Речной -- ничего. А если Абрмов или Вольфсон -многое. --Горский отпрвил Глебу очередной смйлик и спросил: -- Знешь ведь струю шутку про то, что трудно поймть черную кошку в темной комнте?

-- Д, -- ответил Глеб. -- Особенно если ее тм нет.

-- Вот это в виртульных делх смое интересное. Мы можем поймть Чк -- человек, которого двно нет, -- только потому, что ловим в мире, которого нет. Ловим виртул н виртульную нживку в виртульном мире.

Глеб ответил смйликом, Горский нписл:

-- В этом есть своя логик. Преступление было совершено в Интернете --тм и ндо ловить преступник.

-- Ккое преступление? -- не понял Глеб.

-- Кто-то выдл себя з мертвого, -- объяснил Горский. -- Смерть требует более серьезного отношения.

1984 год. Июнь

В ночь после выпускного всем клссом звлились к Емеле, которому родители до утр освободили большую квртиру. Все были уже немножко пьяные, взбудорженные после дискотеки. Для большинств из них это был первя ночь свободы, первя ночь, когд можно не спть до рссвет.

Все пришли рзодетые; многие мльчики -- впервые в костюмх и пиджкх, немногочисленные девочки -- в специльно сшитых по ткому случю плтьях. Еще до нчл официльной церемонии Вольфсон и Феликс зплили возле гржей костер из учебник литертуры и сборник здч Скнви. Прибежл Белуг, поорл, но убрлсь, не придумв, кк это прекртить. Они уже были выпускники --ходили, првд, слухи, что дипломы им выддут только нутро, но все понимли, что подписнный диплом фктически невозможно не выдть.

Н смом деле, дипломы выдли н торжественной церемонии -- и тут же отобрли: якобы для того, чтобы все вели себя прилично, но Феликсовы родители скзли, что просто бывли случи, когд выпускники, нпившись, теряли дипломы.

См Феликс последний год провел большей чстью вне школы -- дже если приходил н урок, думл про Крину и вообще чувствовл себя взрослым, по ошибке попвшим в детский сд. У него был уже взросля девушк, девятндцтилетняя студентк -- он не очень понимл, о чем говорить с Емелей или Глебом, все еще знятых своими игрми в прозвищ и писнием дурцких стихов.

Вот и сейчс н кухне Емеля и Вольфсон вдохновенно зливют водку в сифон, чтоб ее гзировть. Кто-то скзл, что тк он лучше действует -- и хотя у них всего одн бутылк, хвтит н всех. В комнте Глеб перескзывл Абрмову сттью из "Комсомолки" про питерский "эфир": ткой номер, туд люди звонят и говорят все вместе. Обычно звонили и выкрикивли свой телефон --мол, позвони мне. Почему-то именно это нрвилось Глебу больше всего: в эфире от людей остются одни цифры, говорил он. Крсуясь перед Оксной, делющей вид, что не обрщет н него внимния, многознчительно прочитл из Бродского:

В будущем цифры рзвеют мрк

Цифры не умир.

Только меняют порядок кк

Телефонные номер

Появился Вольфсон с сифоном, всем нлили гзировнной водки, дже девочкм.

-- З ншу школу!

-- Нмбер фйв форевер! -- откликнулся нестройный хор.

Свет подумл, что весь десятый клсс мечтл, чтобы все поскорей зкончилось, вот сегодня, ндо же, стло жль что четыре год, которые он провел в пятой школе, уже прошли.

-- Форевер! -- крикнул он.

Н вкус гзировння водк окзлсь легкой и совсем не жгучей, кк обычно. Првд, и эффект никто срзу не почувствовл, только Мрину зтошнило, кк последнее время чсто бывло. Он сидел в углу бледня и молчливя. После смерти Чк он почти ни с кем не рзговривл, Вольфсону дл отствку н следующий день после похорон. Экзмены сдл кое-кк, хотя учителя, жлея ее, вытягивли, кк могли.

Сегодня утром он думл одеться в черное плтье, вдовье, кк в песне "Битлз" про бэби ин блэк. Tell me, oh, what can I do? По-русски похоже н "водки нйду", хотя ознчет "скжи мне, что я могу сделть?" В смом деле, ничего не поделешь. Никто, кроме нее, не виновт в том, что он сидит теперь в углу одн, Леш двно сгорел в огне кремтория. Если бы я тогд его не выгнл, думл он, все было бы хорошо. Зчем я скзл, что он --предтель?

Вольфсон взял гитру и зпел и вот по тундре, по железной дороге. Сегодня уже можно было ничего не бояться, школ окончен, и вдруг стло ясно, что все одноклссники -- отличные ребят, никто не побежит стучть в КГБ и можно петь дже ткие, в общем-то, небезопсные песни. Водк все-тки двл о себе знть, и Вольфсон изо всех сил кричл:

Дождик кпл н рыло и н дуло нгн

Нс менты окружили, РУКИ ВВЕРХ нм кричт

Но они просчитлись ГАДЫ! мы порвли их цепи

И теперь нм не стршен пистолет зряд

Стря лгерня песня пелсь интеллигентными мльчикми столько поколений, что слов изменились до неузнвемости. Никогд больше Ирк не слышл, чтобы кто-то исполнял ее тк, кк пели у них в клссе:

Долго плкл Гврил, что убили Степн

Долго плкл Гврил, что убили его

Дождик кпл и кпл, Гврил все плкл

А Гврил все плкл, что убили его

Вдруг он увидел мелкий дождик, круг вохровцев, дв труп в луже воды -- и плчущий дух Гврилы носится нд этой водой. Мертвый, нвсегд мертвый Гврил оплкивл собственную смерть. Он понял, про что это песня -- про нескончемый трур, вечную скорбь души, покинувшей тело.

Он подумл о Чке, с которым дже не поцеловлсь ни рзу, вспомнил его плчущую мть, цепляющуюся з гроб и кричщую: "Деточк мой, деточк!", -- слезы н щекх Лжи, рстерянную Светку у доски. А Гврил все плкл, что убили его. Ирке тоже зхотелось зрыдть, и, чтобы сдержться, он повернулсь к Емеле и спросил, не споет ли он что-нибудь более лирическое.

-- Если Вольфсон гитру отдст, -- скзл Емеля. -- И тогд я тебе спою чего-нибудь из Визбор.

Н кухне Абрмов и Феликс пили шмпнское из чйных чшек.

-- Блядь, -- скзл Феликс, -- я дже не верю, что это все кончилось. Больше -- никкой школы.

-- Ну, -- скзл Абрмов, -- ты з этот год не перетрудился.

-- Ты думешь, это было легко? -- ответил Феликс. -- Встешь с утр, собирешься, выходишь из дом и едешь в центр смотреть кино. Или идешь в соседний подъезд и ждешь, пок родители уйдут.

-- Стрдлец ты нш, -- рссмеялся Абрмов. -- Ходил бы тогд в школу.

-- Я, честно говоря, дже звонок не мог слышть.

-- Ну, смым приятным был последний, -- ответил Абрмов. -- Звенит звонок, нстл конец.

Это был стря шутк, тестовый вопрос. Ндо было продолжить фрзу: "Звенит звонок, нстл...". Все девочки говорили "урок", мльчики, рзумеется, "пиздец". Одн Светк почему-то ответил "шнурок", чем подтвердил свою репутцию непроходимой дуры.

Спустя много лет, вспоминя выпускную ночь, Глеб с изумлением обнружил, что помнит, ккие пели песни -- но не может вспомнить ни одной реплики. Слов живых людей отпечтлись в мозгу хуже, чем стихи под гитру. Он не помнил, о чем говорили сидевшие рядом Светк с Иркой, но хорошо зпомнил, кк Вольфсон перешел н Глич и зпел "Левый мрш":

И не пуля, не штык, не кмень

Нс терзл иня боль

Мы бессрочными штрфникми

Нчинли свой млый бой

По детдомм кк по штрфбтм

Что не сделешь -- все вин

Под зпрятнным шл штндртом

Необъявлення войн

Опьяневший Глеб слушл и понимл, что это песня про них. Мля войн, которую они все вели против Советской влсти, под зпрятнным штндртом, н котором был нрисовн эмблем их школы и нписно "Курянь -- дрянь", с мшинкой "Эрик" вместо ящик птронов, с листми ппиросной бумги вместо перевязочного мтерил.

Левою, левою, левою

Левою, шгом рш!

Чк можно считть первой жертвой этой необъявленной войны. Сволочи, пьяно думл Глеб, чекисткие выродки, доконли человек! Я вм этого никогд не прощу. Он был готов к пятидесяти годм необъявленных войн, потому что знл, что эт влсть -- нвсегд. Н дворе был 1984 год, кзвшийся Оруэллу столь длеким и окзвшийся тким близким для них всех. Амльрик, предскзыввший, что Советский Союз до него не доживет, не дожил см, убитый КГБ в Итлии. Впереди был жизнь, полня безндежной борьбы, -- и см безндежность предвл особый смысл и борьбе, и жизни.

И ничто нм не мило, кроме, -- пошел Вольфсон н последний куплет, -

Поля боя при лунном свете

Говорили -- до первой тройки

А кзлось -- до смой смерти.

Глеб кк-то спросил Вольфсон, что знчт эти слов, и Вольфсон объяснил, что в стлинские времен з двойки по общественно-политическим можно было згреметь в испрвительную спецшколу. И тм держли до первой тройки, если только двойки получл -- то прямиком в лгерь, потом -- в штрфбт и н фронт. В эту версию Глеб, честно говоря, мло верил, но обрз школы, которя длится до первой тройки тк долго, что кжется -- до смой смерти, чсто приходил н ум в десятом клссе.

Вольфсон отложил гитру и попробовл почитть Глич стихми -- все шло по плну, но немножко нспех, впрочем, все герои были в яслях -- но его быстро зткнули. Ирк, которя двно хотел тнцевть, зтребовл музыку и, взяв Емелю з руку, пошл с ним в полутемный угол, где уже топтлсь Светк со своим квлером. Глеб поднялся и приглсил Оксну.

Они тнцевли обнявшись и, осмелев от выпитого, Глеб нгнулся и тихонько поцеловл Оксну в шею. Оксн зсмеялсь и покчл головой. Глеб чуть отстрнился, и они продолжили неторопливый тнец.

Мрин встл и, тяжело вздохнув, вышл в коридор. Ей не хотелось тнцевть -- д, собственно, и не с кем. Тошнило все сильнее -- видимо, скзлсь водк. Мрин вошл в тулет, зперлсь и нгнулсь нд унитзом. Через тонкую стенку слышлись пьяные голос Феликс и Абрмов.

-- Я чувствую себя полным говном, -- говорил Абрмов. -- И, глвное, я думю, что все должны знть, все делют вид, будто ничего не случилось.

-- Почему ты говно? -- спросил Феликс. -- Если из-з той бутылки "Алигте", которую вы в Питере знчили с Глебом и Емелей, то мы кк-то простили тебе уже.

-- Хуй с ней, с бутылкой, -- послышлись звуки нливемой жидкости, --хотя и тм я повел себя кк говно.

-- Крысятничть не хорошо, -- скзл Феликс. Было слышно, кк они выпили, потом Абрмов скзл:

-- Дело не в том, что крысятничть. Я же тогд Емелю подговорил н этот трюк с винищем. И всех собк н Емелю нвешли.

Боже мой, подумл Мрин, ккие дети. Полчс обсуждть бутылку "Алигте". Тошнот чуть отступил, он вытерл рот тулетной бумгой и поднялсь с колен. И тут Абрмов скзл:

-- С Чком ведь получилсь т же история. Он пришел ко мне -- ну, когд Белуг его поймл, спршивет: "Что делть?". А я подумл -- ндо уговорить его зложить Вольфсон. Потому что тогд Вольфсон посдят, Чк окжется весь в говне, Црев мне достнется.

-- Д, -- протянул Феликс. -- Хуевтенько выглядит, ничего не скжешь.

-- Я же не думл, что тк все будет! -- почти зкричл Абрмов. По голосу было слышно, кк сильно он пьян. -- Кто же знл, что Чк из окн прыгнет! Я же думл -- все кк-нибудь обойдется!

-- Ты бы хоть потом скзл, когд все Чк трвить стли.

Мрин стоял, прижвшись лбом к холодной стене, и слезы текли у нее по щекм. Он вспомнил, кк стучли крндши по пртм, кк он крикнул Леше: "Предтель!", кк он лежл потом в гробу, совсем чужой, непохожий н себя.

-- Я боялся! Мне было стыдно! -- кричл з стеной Абрмов. -- Ты ведь теперь тоже будешь считть меня говном? Я же всего-нвсего дл совет! Он же мог его не слушть!

-- Я, пожлуй, пойду, -- скзл Феликс, и Мрин услышл, кк он прошел мимо по коридору. Следом з ним бежл Абрмов, крич: "Постой, постой, выслушй меня!". Их голос вскоре стихли. Мрин вытерл слезы и почувствовл, кк скорбь сменяется холодной, кк кфель, ненвистью. Теперь он знл, кто виновен в смерти Леши. Это не он. Это Абрмов.

Ее снов зтошнило, и он нгнулсь нд унитзом. Н этот рз ее вырвло по-нстоящему, словно тело хотело извергнуть из себя все следы прошлого. Льющяся вод подхвтил желто-крсные сгустки. Мрин чувствовл себя очищенной и опустошенной.

Но глубоко внутри оствлось что-то. Ккя-то искр прошлого, слбый зродыш будущего.

Глв тридцтя

Вольфсон послл письмо н следующий день. В Клифорнии было утро, в Москве -- вечер. Глеб ушел из Хрустльного з полчс до нзнченного чс, попрощвшись с Нюрой Степновной и Шневичем, которые остлись готовить ккой-то договор, сетевых дел не ксющийся. Вместе с Андреем Глеб дошел до метро, они выпили пив и рзошлись. Пок Глеб добирлся до дом, Вольфсон уже отпрвил н вид невинно письмо, которое должно было рскрыть местоположение того, кто выдвл себя з реинкрнцию Чк.

Нживкой стли фотогрфии выпускного вечер. Вольфсон привез их с собой в Америку и, потртив полчс, рзыскл в одной из коробок в пустующем грже. Пять лучших отскнировл: Вольфсон и Феликс жгут Скнви, Феликс демонстрирует новые джинсы, Вольфсон поет под гитру, Вольфсон и Феликс нутро после выпуск пишут крской н стене школы "1984 г", где "г" -- не сокрщение от слов "год", букв их клсс. И, нконец, привет из будущего -- тнцуют Ирк и Емеля. Кем бы ни был псевдоЧк, он должен клюнуть.

Он клюнул. Когд Глеб зконнектился из дом, его ждло письмо Вольфсон (копия -- Горскому). Лконично: четыре числ, рзделенные точкми. Они ничего не говорили Глебу, но, глядя н них, он подумл, что мтшкольные мльчики любят цифры больше, чем мертвых и живых, потому что цифры не умирют и способны лишь менять порядок.

Он нписл письмо Горскому, но едв отпрвил, в ящик свлилось новое письмо: Горский уже определил IP-дрес. Это был Москв.

-- Всего кких-то одинндцть миллионов жителей, -- нписл Глеб в IRC.

-- Меньше, -- ответил Горский. -- Более того, я определил точно, откуд Чк зходил н Вольфсоновский сервер. Помнишь, вчер ночью -- вшим утром --я тестировл счетчик и попросил тебя зйти ко мне н тестовую стрницу. Тк вот, у Чк IP ткой же, кк у тебя.

-- Это не мог быть я, -- ответил Глеб. -- Я был в метро.

-- Это не ты, -- ответил Горский. -- Это человек, зшедший с того же компьютер. Ты ведь из офис н тестовую стрницу зходил?

-- Д.

-- Знчит, Чк сейчс в Хрустльном. Или, по крйней мере, был тм десять минут нзд.

Знчит, я прв, подумл Глеб. Знчит, Чк -- тот, кто выдет себя з Чк, -- в смом деле был все время где-то рядом. Я не ошибся, бритв Оккм не подвел. Het, Чк и убийц Снежны -- одно лицо.

-- Подожди пять минут, я сейчс туд позвоню, -- нписл Глеб Горскому и рсконнектился.

К телефону подошел Шневич.

-- Привет, Илья, -- скзл Глеб, -- ты не посмотришь, у компьютер моя книжк Кортср не лежит? А то не могу понять, я ее в метро потерял или в офисе збыл.

-- Нет, ничего нет вроде, -- скзл через минуту Шневич.

-- А никто ее взять не мог?

-- Рзве что Нюр Степновн, -- скзл Шневич. -- Но он только что ушл.

-- А после моего уход больше никто не появлялся?

-- Нет, только мы вдвоем и были, -- ответил Шневич.

-- Знчит, в метро посеял, -- притворно вздохнул Глеб и, попрощвшись, повесил трубку.

Глснет был знят минут пять, но когд Глеб снов вышел в Сеть, Горский еще был он-лйн.

-- Знчит, две кндидтуры, -- подытожил он. -- Шневич и Н.С.

-- Но зчем Шневичу изобржть Чк? -- спросил Глеб. -- Это же бред ккой-то.

-- Ну, у Н.С. совсем нет резон.

-- Постой, -- ответил Глеб, -- дй подумть.

Неожиднно мозг зрботл четко, будто при решении школьных мтемтических здч. Он потянулся к ящику, достл листок бумги и перечитл:

Убийц Снежны -- это het

Het выдет себя з Чк н листе ншего клсс.

Струшк из квртиры внизу скзл, что убийц -- девушк. Знчит, если по-прежнему иметь в виду обе гипотезы, убийцей окзывется Нюр Степновн. По крйней мере, либи у нее слбее, чем у Шневич. Эт версия выглядел непротиворечивой: все предположения сходились к одной фигуре, решение существовло и притом -- единственное.

Глеб почувствовл гордость. Здч решилсь -- и не только блгодря ловушке, поствленной в немтерильном мире Интернет, но и потому, что он, Глеб, все-тки поговорил с единственным рельным свидетелем. Рельный свидетель, понял он, был нужен тк же, кк смой крсивой физической теории требуется экспериментльня проверк.

Рельное и виртульное нконец встретились: и в точке их встречи окзлись две девушки, с которыми Глеб спл. Одн уже мертв; другя выдет себя з мертвого.

Здч решен. Не хвтет мелочи: мотив. В здчх из "Нуки и жизни" мотивов никогд не было. Были подозревемые, были покзния, говорилось про ложь и првду -- и логические выклдки приводили к виновному. Зчем он убивл -- не было скзно. Соствители здч, вероятно, полгли, что был бы человек -- мотив нйдется.

-- Ничего удивительного, что мы не знем причину преступления, --нписл ему Горский. -- Мы решли эту ситуцию кк логическую здчу. Но логик не может рскрыть подлинный мотив, потому что сбой в логике кк рз и приводит к преступлению.

Утром Глеб проснулся порзительно бодрым. Кзлось, мир чисто вымыт, крски приобрели яркость, звуки - четкость и простоту: шум чйник н плите, булькющя музык по рдио, крик одинокой птицы з окном. Вчер они с Горским вычислили убийцу Снежны. Нюр Степновн, неприметня секретрш Шневич. Ай д Аникеев, й д сукин сын! думл Глеб победоносно. Он был счстлив.

Уже чсов в одинндцть он был в офисе. Никто еще не пришел, и зспнный Шневич один пил кофе н кухне.

-- Что тк рно? -- зевнул он.

-- Не сплось, -- ответил Глеб. -- Все про книжку переживл. А Нюр сегодня когд прийдет?

-- Вообще не придет, -- скзл Шневич. -- Н неделю в отпуск отпросилсь.

-- Ой, блядь, -- выдохнул Глеб. -- А телефон ее домшний у тебя есть?

-- Думю, он уехл уже, -- ответил Шневич, -- но посмотреть можно.

Отствив пустую чшку он, почесывя зросшую рыжим мехом грудь, нпрвился в кбинет и вернулся с большим коричневым гросбухом.

-- Отдел кдров, -- скзл он, похлопывя рукой по корешку. -- Все вы у меня здесь.

Он зшуршл стрницми.

-- А куд он собирлсь в отпуск? -- спросил Глеб.

-- З грницу куд-то, -- ответил Шневич. -- Я ей печть ствил н нкету для згрнпспорт. А что?

-- Нет, просто тк.

Илья вдруг пристльно посмотрел н Глеб, и в его глзх мелькнуло что-то вроде увжения.

-- А может, он и не вернется, -- скзл он. -- Может, ей и не нужно уже возврщться. Тк что лучше купи себе новую книжку.

Он снов посмотрел н него и Глебу покзлось, что Шневич хочет скзть еще что-то.

-- А почему ты думешь, Илья, что он не вернется? -- спросил он

Шневич промолчл, будто и не слышл вопрос. Нконец ншел нужную стрницу и перевернул книгу тк, чтобы Глеб мог читть.

-- Вот, -- скзл он, -- зписывй.

Н рзгрфленном клетчтом листе крупными округлыми буквми были сведены в тблицу имен, фмилии, дрес и прочие днные сотрудников. Глеб не срзу понял, куд смотреть, но Шневич ткнул пльцем в третью строку снизу. Не веря своим глзм, Глеб прочитл:

"Црев, Мринн Степновн, секретрь-референт, д/р 5 июля 1967"

-- Почему -- Мринн? -- только и смог спросить он.

-- Мм с ппой, видть, тк нзвли, -- скзл Шневич. -- Но он просил звть ее Аней, ну, Нюр потом кк-то прижилось. Теперь уже невжно.

Я все-тки был непрв, потрясенно подумл Глеб. Мир мтшкольников и мир Тниных друзей действительно рзличются. Для них вжны обрзы и лиц, для нс -- цифры и слов. Если бы я учился в МАРХИ, не н ВМиК, узнл бы Мрину Цреву и через двдцть лет.

Горского удлось зстть только поздно ночью.

-- Судя по тому, что ты рсскзывешь, Шневич тоже обо всем догдлся, -- скзл Горский. -- Я уже думл, было бы стрнно, если б он не провел собственное рсследовние. Человек, знимющийся бизнесом в России, не может быть тк беспечен.

-- Но почему он это сделл?

-- Я не зню детлей, но сдется мне, что Н.С. и Влд Крутицкий подствили твоего друг Абрмов. Не зню кк, но Снежн про это знл и хотел скзть тебе -- з это Мрин ее и зрезл.

-- Это невозможно, -- ответил Глеб, -- я до сих пор не могу поверить, что Нюр -- это Мрин. Кк я мог ее не узнть? Д, все говорили, что пострел, изменилсь, но все-тки... мы же месяц рботли в соседних комнтх. Я дже спл с ней один рз.

-- Вы, молодые, -- ответил Горский, -- слишком большое знчение придете сексу. Н смом деле, это очень поверхностня вещь. Только кжется, что он помогет узнть человек лучше. Бесед по IRC в этом смысле -- и то полезней.

-- С женщинми вообще ничего не поймешь, -- ответил Глеб. -- Ты знешь, я любил в своей жизни трех женщин и все они куд-то исчезли. Тня уехл нвсегд, я дже дрес не зню, Снежн умерл.

-- А третья кто?

-- Он был первя. Моя одноклссниц, Оксн. Я тебе писл про нее кк-то рз. Впрочем, мы были ткие молодые, что ее, можно скзть, и не было никогд. Я же ее не видел, только профиль в полутьме кинозл, только то, что см придумл.

-- Почему ты думешь, -- ответил Горский, -- что видел Снежну? Потому что спл с ней?

Глеб вспомнил вечер, что они провели, цитты из Трнтино и Пелевин, и потом почему-то предствил, кк Снежн стоит н лестнице и ждет чего-то, Нюр -- Мрин -- подходит к ней сзди с ножом в руке. Убийц был одновременно Мриной -- девочкой-подростком, первой крсвицей клсс -- и Нюрой, тихой мышкой Нюрой Степновной и обнженной Нюрой, знимющейся любовью в сумеречной комнте.

-- Я должен нписть Мрине, -- скзл он. -- Ну, нпример, он встретится с нми н IRC, и мы сможем поговорить. Просто понять.

-- ОК, -- ответил Горский.

"Дорогя Мрин, -- нписл Глеб н дрес Чк, -- прости, что я не узнл тебя срзу при встрече. Я немного близорук и плохо зпоминю людей. Жлко, что ты не зхотел скзть, кто ты, ни мне, ни ребятм. Этот мскрд с Чком -- и првд, шутк немного дурного тон. Н смом деле он мертв, и мы все это знем. Впрочем, невжно. Я догдывюсь, что ты теперь длеко и вряд ли вернешься -- но если у тебя будет время и желние, я бы хотел поговорить с тобой, н IRC, кк когд-то мы общлись все вместе н Снежнином кнле. У нс с тобой очень много общего прошлого -- и, похоже, нм есть что друг другу рсскзть. Неизменно помнящий -- хотя и не узнвший тебя -- Глеб".

Он отпрвил письмо уже глубокой ночью. Чсы покзывли 3-55 утр. Двдцть второе июня 1996 год. Глеб подумл, что пятьдесят пять лет нзд нчлсь войн -- и погибшим тогд было совсем не вжно, выбрли этот день з смую короткую ночь или потому, что солнце должно было победить снег.

Глв тридцть первя

Мрин появилсь только через две недели. Это был первый рбочий день после выборов, и все обсуждли историю с коробкой из-под ксерокс, которую кто-то хотел откуд-то вынести. Около полудня Глеб увидел у себя в ящике письмо, одн строчк: "Я н #xpyctal. М." -- и тут же н всякий случй форврднул его Горскому. Решил, что тот имеет прво присутствовть при рзвязке.

-- Кк ты меня вычислил? -- спросил Мрин.

Посреди Глебов рсскз появился Горский, которого Глеб тут же предствил.

-- Я буду тебя звть "мистер Холмс", -- нпечтл Мрин.

-- Н првх Холмс я спрошу Вс -- кк оно все было? -- нписл Горский. -- Что ткого знл Снежн про Вшу с Крутицким феру, что ее пондобилось убивть?

-- Если бы для этого был специльный смйлик, я бы поплодировл, --пошутил Мрин. -- Ты очень умный, Холмс. Кк положено, я все рсскжу, --тем более, это уже не поможет тебе меня поймть. Я имею в виду -- в real life.

-- Мы не собиремся, -- зверил Глеб.

-- Зимой я встретил Емелю, и он рсскзл, что рботет с Абрмовым. Честно говоря, у меня внчле не было никких идей. Он просто рсскзывл про свою рботу, и тут я понял, что он не знет, кк я ненвижу Абрмов.

-- Почему ты его ненвидишь? -- спросил Глеб.

-- Н выпускном я слышл, кк он рсскзл Феликсу, что специльно подговорил Лешу зложить Вольфсон. Если бы он этого не сделл -- или хоть сознлся бы рньше -- Леш был бы жив, и все было бы по-другому.

-- Я тогд об этом не знл, -- скзл Глеб. -- Мне Феликс только недвно рсскзл.

-- Емеля см устроил меня рботть в Хрустльный, и тм я встретил Влд, -- продолжл Мрин. -- Он был не чет Емеле, срзу чувствовлось что-то ткое... Я думю, если бы Чк не погиб, он бы сейчс тким и был: жестким и вместе с тем очень рнимым.

"Это Крутицкий-то рнимый?" -- подумл Глеб. Видимо, никогд мне ничего не понять в людях. По-моему, Крутицкий из тех грждн, из которых, кк в школе учили, получются прекрсные гвозди.

-- Я случйно проговорилсь, что в свое время из-з Абрмов погиб мой первый муж, -- писл Мрин. -- Может, из-з этого он нмекнул: мол, можно сделть тк, чтобы деньги, которые переводил для него Абрмов, ушли н сторону. Впрочем, скзл он, Абрмов просечет, тк что это просто шутк. При следующей встрече я скзл, что зню, кк н несколько дней устрнить Абрмов -- и тогд мы нчли всерьез готовиться.

Интересно, подумл Глеб, Крутицкий, зводя с ней ромн, знл, что он может быть полезн, или действовл по нитию? Впрочем, судя по фотогрфиям, Влд просто все рвно, кого обнимть: глвное изобрзить зботу и нежность.

-- Я встретил Абрмов кк бы случйно, нврл про болезнь ребенк и знял денег кк рз нкнуне выдчи зрплты. Деньги могли окзться у него смого, но, н мое счстье, он снял их со счет фирмы -- и потому три дня отсиживлся под Москвой с этой дурой Иркой. Влд спокойно его подствил, воспользовлся тем, что Светк не знл некоторых детлей, и уговорил ее чуть изменить схему. В итоге полмиллион ушли Влду н лтвийский счет, и он успел их снять, прежде чем бнк обнкротился.

-- Крсиво, -- скзл Горский. -- И сколько достлось тебе?

-- Он обещл, что мы поделим деньги. То есть, это будут нши деньги --он уйдет от жены, и мы зживем втроем с Алешей где-нибудь н Кипре.

-- С кким Алешей? -- спросил Горский.

-- С моим сыном, -- ответил Мрин. -- Я его в честь отц нзвл.

-- Это что, сын Чк? -- нпечтл Глеб.

-- Д. Я родил в ноябре 1984-го.

Глеб потрясенно смотрел н экрн. Понятно, куд он исчезл после школы. Н мгновение он предствил долгую череду лет, Мрину с ребенком н рукх, беспросветность жизни, километровые очереди конц восьмидесятых, зоблчные цены постреформенной России, нищету и одиночество. И понял, кк Мрин превртилсь в Нюру Степновну, немолодую женщину с угсшим лицом.

-- Мм уговорил меня оствить ребенк и ничего не говорить Лешиным родителям. Я его мтери тк и не простил, что он пошл тогд к директрисе.

Двендцть лет, подумл Глеб, двендцть лет он ждл, словно спящя цревн в хрустльном гробу стыд и ненвисти, спл, ожидя момент, чтобы проснуться и отомстить. Терпеливо, кк меч в ножнх. Кждый год из ткой дюжины зсчитывется з три, кк в штрфном бтльоне. Вряд ли полумиллион доллров хвтит, чтобы их збыть.

-- Все получилось бы отлично, -- продолжл Мрин. -- Абрмов бы рзорился, мы бы збрли деньги, Леш мог бы рдовться -- тм, где он сейчс. Нс подвел Емеля. Никто не ждл, что он тк поступит. Мне вообще не везет н мужчин, с которыми я сплю: они либо кончют с собой, либо сбегют.

-- А ты спл с Емелей? -- спросил Глеб.

-- Д. Если тебя интересует, был ли у него пизд подмышкой, могу скзть, что не было.

-- Пизд подмышкой? -- переспросил Горский.

-- Школьня шутк, -- пояснил Глеб. -- А ты рзве ее знл?

-- Все все знли, -- ответил Мрин. -- Дже кк Светк скзл "зубов бояться -- в рот не ходить", хотя в восьмом клссе см объяснял девочкм, что ткое минет. Все все знли, кроме того, что Леш не был стукчом, зложил всех Абрмов.

Удивительныые вещи творит время, подумл Глеб. Искжет перспективу до неузнвемости. Мринк же прекрсно знет, что Абрмов никого не зклдывл. Он всего-нвсего дл глупый совет.

-- Когд Емеля умер, мне стло противно. Нет. Мне стло тоскливо. Куд тоскливее, чем когд умер Леш. Тогд мне было стршно, я чувствовл себя покинутой, не знл, оствлять ли ребенк, потом ненвидел Абрмов -- сейчс только тоск. Это было тк неприятно, что я делл одну глупость з другой, просто чтобы рзвлечься. От лиц het рсскзл историю, кк мы первый рз спли с Лешей, и тут же пришл в комнту и трхнул тебя. Это было н редкость противно, ты уж прости. В девятом клссе я был в тебя немножко влюблен -- но сейчс это было чудовищно мерзко.

Глеб попытлся вспомнить, кк оно было -- но буквы, бегущие по экрну, не могли вызвть в пмяти нпряженные Нюрины соски и ее долго сдерживемый стон. Сейчс он говорил с Мриной Цревой, своей одноклссницей. Он не видел ее много лет, и дже лиц не помнил.

-- И поэтому ты убил Снежну? -- спросил Горский. -- Чтобы сделть что-нибудь еще более мерзкое?

-- Нет, -- ответил Мрин. -- Потому, что Снежн все время знл, что я -- одноклссниц Глеб. То есть рельно это знли почти все, потому что Емеля скзл, что я -- его одноклссниц, ты см говорил, что ты --одноклссник Емели. Но только Снежн обртил н это внимние. Он же был одержим идеей, что все со всем связно, и ее приклывло, что ее любовниц и ее любовник вместе учились. Он бы пордовлсь, если б узнл, что я тебя трхнул.

-- А ты был ее любовницей? -- спросил Глеб.

-- Всего один рз, -- ответил Мрин. -- Все нпились где-то в городе, и мы вместе поймли ткси. Он стл ко мне приствть, покзывть, что у нее нет трусов, рсскзывть про свою мчеху-лесбиянку и говорить, что никогд не спл с женщиной. В Хрустльном никого не было, и мы трхнулись прямо в прихожей. Н рбочем месте, кк он вырзилсь. А больше ничего не было, если не считть, что нкнуне своей смерти он приехл ко мне домой -- про тебя посплетничть. Я тогд окончтельно решилсь.

-- Что было бы стршного, если бы Глеб узнл, что ты -- это ты? --спросил Горский.

-- Абрмов в последний нш рзговор передл мне от него привет, --скзл Мрин. -- Я знл, что они н связи. А если бы Абрмов сообрзил, что у меня ромн с Влдом, он бы просек. И мог бы сорвть все дело в последний момент.

-- Д, он мне говорил, -- подтвердил Глеб, -- что если б знл, кто его кинул, то, может, смог бы все спсти.

-- Теперь уже не сможет, -- скзл Мрин. -- Влд перевел сто тысяч н Алешин счет. Првд, я бы предпочл, чтобы он остлся со мной, не возврщлся к жене.

-- А он вернулся?

-- Д. Скзл, что говорил с бтюшкой, и тот ему объяснил, ккой грех прелюбодеяние, и теперь Влд видит во мне воплощение Ввилонской блудницы, которя ввел его в соблзн воровств и убийств. И потому больше не желет меня видеть.

-- I'm sorry, -- почему-то по-нглийски нписл Горский.

-- Fuck you, -- ответил Мрин, -- any questions?

-- Ты собирешься жить н эти деньги в Америке?

-- Нет, конечно, -- ответил Мрин. -- Это Алеше н колледж. Себе я зрнее рботу подыскл.

Глеб смотрел в монитор, словно не видя букв. Охот окончен. Цифры текли по медным проводм и оптоволокну, преврщлись в буквы и слов. И все это было Мриной Цревой, смой крсивой девочкой их клсс.

-- А что твоя мм? -- спросил Горский.

-- Он умерл в 88-ом, -- ответил Мрин. -- У меня в России никого нет.

-- Почему ты нзвлсь Чком н листе?

-- А кем мне было нзвться? Мне же ндо было знть, что тм творится: нзывться собой я не хотел. Для вс всех Мрин Црев умерл двно --это Chuck is not dead.

-- Почему ты нписл этот иероглиф н стене, когд убил Снежну? --спросил Глеб.

-- Он спросил нс с SupeR, что это знчит. Я понятия не имел, но попросил ее выйти н лестницу через полчс, взял в внной резиновые перчтки и нож н кухне. Потом вышл з ней, велел стть ко мне спиной и не шевелиться. Эт дур решил, что будет ккя-то очередня сексульня игр. Тогд я зкрыл ей рот рукой и перерезл горло. Я не ожидл, что будет тк стршно: полилсь кровь, Снежн повлилсь вниз лицом и чудом не злил меня. По счстью, я успел отскочить, и испчкл только руку. Нчл вытирть о стену и вспомнил что-то из Шерлок Холмс, где убийц полицию с толку сбивет, что-то нписв н стене. Тогд я попытлсь нрисовть иероглиф, который видел полчс нзд. Кжется, похоже вышло.

Если бы дже и непохоже, подумл Глеб, все рвно его зметил один я. Терпение истощилось, меч вынут из ножен. Ненвисть, жившя в глубине Мрининого существ, вышл нружу и стл мертвой плотью Снежны.

-- Мне стло плохо, -- рсскзывл Мрин, -- когд я увидел, кк стекет по ступенькм кровь, меня зтошнило. Я больше всего боялсь, что если меня вырвет, то убийцу вычислят по генетическому нлизу. Я бросил нож и, сдерживясь изо всех сил, побежл нзд. В прихожей, по счстью, никого не было. В комнте громыхл музык, в офисе, кжется, кто-то трхлся, тк что я добрлсь до внной без помех. Я нчл блевть, потом вымыл перчтки и кинул под внну. Я все боялсь, что кровь попл н одежду, но вроде обошлось. Стоило мне подумть про мертвую Снежну, кк я нчинл блевть снов. Тм ты меня и ншел.

Я тм ншел не тебя, подумл Глеб, я ншел Нюру Степновну, пьяную серую мышку, которя нжрлсь тк, что с трудом держлсь н ногх. Я не нходил тм первую крсвицу 10 "Г" клсс, мть-одиночку, терпеливо пронесшую через всю жизнь бессмысленную ненвисть к Вите Абрмову. Я до сих пор не верю, что ты существуешь -- стрнный гибрид трех человек, Мрины, Нюры и убийцы, которую я тк долго искл.

-- Вот и все, -- скзл Мрин, -- рсходиться будем, что ли?

-- Пок, -- нписл Горский

-- Прощй, -- откликнулся Глеб.

-- Я ее рсскзу не верю, -- нписл Горский, когд Мрин ушл. -- Не в смысле действий, в смысле мотивов.

-- Ты имеешь в виду, он просто хотел денег, вовсе не собирлсь мстить Абрмову? -- спросил Глеб. Ему было уже неинтересно, но невежливо уходить, не поговорив с Горским.

-- Это тоже, но больше всего я не верю, что он боялсь, кк бы все не сорвлось, если ты ее узнешь. Ты мог узнть, кто он, сотней других способов. Ндо было убивть не Снежну, тебя.

-- Думешь, он ревновл к Снежне? -- нписл Глеб и подумл про злую мчеху, что глядится в зеркльце и спршивет: "кто н свете всех милее?"

-- Может быть. Снежн был молодя и глупя. Мрине ткой побыть почти и не удлось. Не думю, что можно было вернуть деньги -- никкой рзницы, знл Абрмов, что Влд его кинул, или не знл. Вжно, чтобы никто не знл, из-з кого погиб Емеля, человек который ей верил и был ни в чем не виновен.

-- Нверное, ты прв, -- нписл Глеб. Ккое это теперь имеет знчение? Горский был прв с смого нчл: не следовло искть виновных. Ндо было поверить, что убийц -- случйный пьяниц или нркомн.

-- Если бы я писл ромн, -- продолжл Горский, -- он бы у меня был окончтельно безумн. Нпример, и ребенк бы у нее не было, нм он бы нврл. Но для рельной жизни это кк-то чересчур.

-- Я верю в ребенк, -- ответил Глеб. -- Он в смом деле исчезл после школы, и если он был беременн, то в этом есть логик.

-- Логик -- плохой советчик. Если полгться н логику -- и принцип презумпции виртульности, -- мы не можем дже быть уверены, что беседовли сегодня с ней. Нпример, это мог быть Влд Крутицкий.

-- Не похоже н Влд, -- скзл Глеб. -- Впрочем, я его плохо понимю. Нпример, не очень предствляю его н исповеди.

-- О, это кк рз легко, -- ответил Горский. -- Я тких зню. Обычно религиозное сознние у них просыпется, когд они уже совершили столько грехов, что дже для теист перебор. Причем после пробуждения они, в восторге от обретенной веры, делют еще пру-тройку зурядных мерзостей... нпример, говорят любовнице, что он -- Ввилонскя блудниц, и недоплчивют ей денег, которые они вместе укрли.

В комнту зшел Андрей, посмотрел н Глеб:

-- Чего делешь?

-- Тк, -- ответил Глеб. -- Одноклссницу ншел в Сети, вспоминю прошлое. Сейчс зкончу уже.

Ему не хотелось рсскзывть, что теперь он знет, кто убил Снежну. В здчкх "Нуки и жизни" ничего не говорилось о том, что убийц должен быть нкзн. Его просто следовло нйти. Это будет моя личня тйн, решил он. Он будет рспирть меня изнутри, и мне будет кзться, что мир взорвется, если узнет. Кк было когд-то у меня с Гличем, кк было у Оси с Летовым.

Н всякий случй Глеб спросил Горского:

-- Ты не собирешь рсскзть всю эту историю Вольфсону?

-- Зчем? -- удивился Горский. -- Я не думю, что Мрин еще кого-нибудь убьет. Судя по всему, он где-то в Америке, здесь все-тки другие способы решения проблем. Убийство выглядит слишком искусственным. Голливудским, что ли. А у кждого, кто жил в России, в последние пять лет убили кого-то из знкомых... в крйнем случе -- знкомых знкомых. В Америке с проблемми идут в суд -- дже ткие психопты, кк твоя Мрин.

Горский отсоединился, и Глеб повернулся к Андрею:

-- Зкончил, -- доложил он.

-- Стрнное это дело, -- скзл Андрей, -- нходить стрых знкомых в Сети. Я тоже кк-то одноклссник ншел, где-то в Австрлии. Скучл по нему много лет, вот кк ншел и стл переписывться, -- понял, что мы стли совсем чужие.

-- Вероятно, было бы тоже смое, если б он остлся дом, -- скзл Глеб, вспомнив Феликс.

-- Д, нверное, но я не об этом. Понимешь, Интернет дет возможность получить ответы почти н все вопросы, в ккой-то момент кжется дже --вообще н все. Где сейчс тот или этот, что еще снял ккой-нибудь режиссер, кому приндлежит т или иня фрз... ну, ты знешь. И тут выясняется, что вопрос, оствшийся без ответ, зчстую куд ценнее. Чистя потенцильность, сеть возможностей.

-- Я понимю, -- скзл Глеб, вспомнив, кк он рисовл схему подозревемых. Он и предположить не мог, что убийцей окжется девочк, с которой он четыре год учился в одном клссе.

-- И тогд здч -- нйти ткой вопрос, н который Интернет ответ не дет, -- продолжл Андрей. -- Чтобы это, конечно, был не вопрос тип "Есть ли Бог?" или "Когд я умру?", что-то вроде "Что я делл, скжем, 22 июня 1984 год?"

Хорошо, что я никому ничего не скзл, подумл Глеб. Дже если Шневич знет, что Мрин убийц, он тоже будет молчть. Для всех смерть Снежны остнется несчстным случем. В истории русского Интернет не будет ни одного убийств.

Кк стрнно, думл вечером Глеб, сеть любовников, о которой говорил Снежн, окзлсь куд больше, чем можно было предположить. Он зпутлсь в ней словно мух -- и погибл. Мрин спл с ней, спл со мной и Влдом Крутицким. И еще -- с Емелей. Может, дже с Абрмовым, хотя об этом я не зню. И спл с Чком, дже родил от него ребенк. Абрмов и Емеля спли с Иркой, Снежн спл с Беном, Андреем и мной. Он вспомнил, кк в школе вычерчивл схему отношений в клссе; тогд кзлось, что он зкончен, но потребовлось двендцть лет, чтобы звязть н ней еще три-четыре узелк. Когд-то под плексиглзовым стеклом н столе у него лежл крточк с циттой из Кортср: "мы были кк бы сплетены в гирлянду". А н обороте, невидимое никому, -- продолжение: "позже я понял, что гирлянды бывют и трурные". Сеть, которую Снежн пытлсь соткть, окзлсь именно ткой, трурной гирляндой н гроб Снежны, н хрустльный гроб.

Вольфсон прв: жизнь немногое может добвить к тому, что мы поняли еще в школе. Мы были рнние циники, богтые отцовскими ошибкми и крепкие поздним умом. Мы смеялись нд родителями с их нивной верой в оттепель, в возможность перемен к лучшему, в нступление коммунизм к олимпийскому году -- верой не просто нивной, но и двнопрошедшей. Мы узнли слдкий вкус госудрственной лжи и кислый, отдющий кровью, вкус чстного предтельств. Почти все мы увидели смерть друг рньше оргзм подруги. Мы думли, что лишены иллюзий и потому -- неуязвимы.

Прошло десятилетие. Время окзлось не зстывшим, но подвижным и ядовитым, кк ртуть. Все, во что мы не могли поверить, сбылось. Нш тйня любовь стл телевизионной пропгндой. Мы верили, что живем в несокрушимом тотлитрном госудрстве, и нш вер окзлсь смешной и нивной, кк вывернутя низннку родительскя вер в грядущую жизнь при коммунизме.

Теперь Глеб понимл, что история, случившяся в десятом клссе, -- не про несовершеннолетних диссидентов, попвших в жернов системы, про юношескую ревность и подростковый суицид. История простя и скучня, хотя от этого -- не менее стршня. Не было никкого предтельств, совершенного Чком, никкого хитрого плн, придумнного Абрмовым. Были перепугнные родители, пытвшиеся спсти сын, и возомнивший себя богом шестндцтилетний мльчишк, принимвший ответственность з то, в чем вовсе не был виновен. Удивительно, кк много лет Феликс и Абрмов прожили, уверенные, что все было именно тк, кк примерещилось им н выпускном.

Глеб взял сумку и вышел в прихожую. Крем глз он видел стол, з которым сидел Мрин. Он вспомнил, кк он говорил, что после Емелиной смерти испытывл только тоску. Ни ненвисти, ни злобы, ни стрх. Все эти чувств, неизменные трибуты тргедии, остлись в прошлом. Вместе с верой в коврство Абрмов и подростковым чувством спрведливости, Мрин долгие годы хрнил в себе эту тргедию, словно зстряв в том возрсте, когд впервые почувствовл внутри себя движение другого живого существ. Слишком поздно он понял, что время тргедий кончилось.

Теперь Глеб знл, почему не стл мстить з Снежну. Кк бы он ее ни любил, у него тоже оствлсь одн тоск. Он зкрыл з собой дверь и, спускясь вниз по лестнице, н минутку здержлся около того мест, где месяц нзд лежло Снежнино тело. Это место ничем не отличлось от других.

Н стене по-прежнему было нписно БУДУ ПАГИБАТЬ МАЛОДЫМ. Глеб вспомнил первую чсть формулы и подумл, что жить быстро не получилось: жизнь снов змедляется. Когд з его спиной с ржвым скрипом зхлопнулсь дверь подъезд, звук донесся, точно сквозь вту. Уличный воздух был плотным и мутным, кк вод н мелководье у общественного пляж.

Эпилог

После выход первого номер журнл со стрнным нзвнием Khrustal.ru Глеб покинул издтельство "ШАН" и ушел верстть один из глянцевых журнлов для среднего клсс, которых рзвелось видимо-невидимо. Khrustal.ru просуществовл недолго -- н бумге вышло всего три номер, которые, впрочем, стли клссикой. Первый, сверстнный Глебом, был продн в 2002 году з 100 доллров с он-лйн укцион "Молоток", -- впрочем, все учстники проект уже знимлись другими делми.

Шневич, уств совмещть квртиру с офисом, продл многокомнтную в Хрустльном и купил две квртиры поменьше: в одной рсполглся офис, в другой жил см Шневич. Вероятно, он скучл по прежним безумным тусовкм, потому что вскоре создл сеть клубов и ресторнов в хотическом стиле, который уже стл легендрным.

Арсен, переехв из Иеруслим в Москву, создл несколько проектов, которые сделли его чуть ли не символом русского Интернет. Деньги н них выделил известный политтехнолог Пульмн, дизйн рзрботл Тим Шврцер. Его студия процветл еще несколько лет, но дом в Лондоне, который пророчил Андрей, Шврцер тк и не купил.

Влд Крутицкий выполнил свои обещния и основл собственную Интернет-империю, которую успешно использовл в предвыборной компнии 2000 год. Пробудившяся в нем религиозность не помешл ему создть несколько нонимных сйтов, куд сливли компромт.

Обо всех этих людях Глеб читл иногд в гзетх -- точнее, в он-лйновых новостных лентх, со временем полностью зменивших ему бумжную прессу и телевизор. Иногд, сидя у компьютер, он згружл стрый mIRC и зходил н кнл #xpyctal, будто ндеясь нйти тм Снежну. Порой беседовл с Горским, последний рз -- уже по ICQ, убившему стрые способы сетевого общения. Кк-то рз Горский скзл ему, что недвно понял: время не проходит, кк принято думть, скпливется где-то, и лежит тм, ккумулируясь в рзных предметх.

Нпример, в групповой фотогрфии, некогд сделнной в Хрустльном. Иногд Глеб доствл ее и подолгу всмтривлся в лицо Мрины. Он стоял у смого кря, и лицо ее искзил рыбья оптик фотоппрт. Ни Вольфсон, ни Феликс, которым он покзывл снимок, Мрину не узнли. Глядя н деформировнные черты, Глеб тоже не узнвл ни девочку, в которую когд-то было влюблено полклсс, ни женщину, с которой он однжды знимлся любовью. Лицо было искжено -- и потому легко вычитть в нем ненвисть, коврство и злобу, которые тк хочется видеть в лице убийцы. Но Глеб хорошо помнил тот день и твердо знл: когд фотогрф нжимл н спуск, Нюр всего лишь беспокоилсь из-з отсутствия бумги в фкс-мшине. Ничего более.

Ни от нее, ни от Абрмов больше не было вестей. Порой Глеб вообр