/ Language: Русский / Genre:humor_verse,

Басни

Сергей Михалков

В книгу Сергея Владимировича Михалкова, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР и РСФСР, вошли широко известные, давно полюбившиеся читателю басни, в которых беспощадно высмеиваются человеческие недостатки и пороки. Многие образы басен Михалкова стали нарицательными.

Сергей Михалков

БАСНИ

В книгу Сергея Владимировича Михалкова, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР и РСФСР, вошли широко известные, давно полюбившиеся читателю басни, в которых беспощадно высмеиваются человеческие недостатки и пороки. Многие образы басен Михалкова стали нарицательными.

ПОУЧИТЕЛЬНАЯ, НО НЕ ПОУЧАЮЩАЯ…

Басня - это, пожалуй, самый доступный, самый простонародный жанр, где-то очень близкий сказке. Во всяком случае, сказовое, изустное начало в басне гораздо заметней, чем в каком-либо другом жанре письменной словесности. И вообще, если вдуматься, не пошла ли она от слова "баить"? Байка и басня не зря, видать, рядом в языке стоят. И потом - насколько басня разговорна, общительна на миру, настолько же она и наглядна. Даже, если хотите, она во многом - своеобразный малый перво-театр в слове, народное действо, вобравшее в себя некоторые приемы и ходы еще дописьменного скоморошества, языческую игру-забаву под видом всевозможных зверей и зверушек. Терминология: "эзопов язык", "аллегория", "символика" - это все потом, от попутных размышлений.

И еще: басня - это самый, я бы сказал, свободный в смысле строфики и ритмики жанр. Она мало подчинена определенному размеру стиха, определенному складу строфы, количеству строк, порядку и характеру рифмовки. Главное в басне - не внешняя форма ее канонической конструкции, а зримость действия, тон, пауза, точность смыслового ударения, динамика жеста, сопровождающего мысль… И что интересно: будучи откровенно сатирической, настоящая басня, как правило, никогда не бывает злой. Как не бывает злой, скажем, мудрость, сказка. Ум, да, - тот может быть злым, даже злобным. Мудрость - никогда.

Басня - ближе к мудрости. При всей своей беспощадной насмешливости она никогда не изменяла добру. Скорее даже наоборот - всегда преданно служила ему. Служила доброму укору, а не расчетливо-язвительному злословью. Лично я, например, не могу припомнить сейчас ни одной сколько-нибудь стоящей басни, которую можно было бы безоговорочно отнести к разряду откровенно хохмаческих, улюлюкающих басен. Это не в характере басни вообще.

Знаю басню забавной, потешной, поучительной, но чтоб демонстративно поучающей, перстоуказующей свысока - такого что-то не могу припомнить. Случись такое, басня сразу бы перестала быть басней. Даже сама мораль, как обязательная часть басенной сути, ее соль, и та ни в коем случае не должна быть слишком уж надменно показной, дежурной моралью с нахлобученным, так сказать, перехмуром аж до подбородка. Серьез в шутку и шутка всерьез - вот нормальное лицо настоящей нормальной басни.

Выше я сказал: "басня - самый доступный, самый простонародный жанр…" Это что - хула или похвала с моей стороны? Похвала, конечно. Ведь простонародное вовсе не означает - спрошенное, примитивное. Скорее, наоборот, простонародное - это прежде всего наиболее разумное, много раз и не однажды взвешенное, перепроверенное опытом, становое, насущное прежде всего. Что же касается доступности басни как жанра, то, говоря это, я в основном имел в виду доступность в смысле легкости восприятия, а не в смысле творчества. И не каждый из поэтов пойдет на то, чтобы укрепить себя в этом жанре. И это отнюдь не мое открытие. Это - факт самой истории нашей многожанровой литературы. Очевиден великий ряд великих поэтов - Державин, Жуковский, Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Блок, Маяковский, Есенин, Твардовский… А кого поставить в этот ряд из великих поэтов-басенников? Крылова? Да. Но в этот ряд он и без нас давно поставлен. Демьяна Бедного? Возможно, но только отчасти. То же самое можно сказать и о Сергее Васильевиче Смирнове как о басеннике. Короткая басня, басня шпилечка-подковырочка - он является ее родоначальником.

Резко, на мой взгляд, выделяется Сергей Михалков. Он приобрел достаточно устойчивую репутацию действительного мастака этого жанра. В лучших образцах, конечно. И это не потому вовсе, что критика так повелела. Нет. Так повелела правда, особый дар поэта, его характер, его склонность не только писать-говорить словом, но и ставить, разыгрывать натурально это слово, как некое такое полезное действо с добным намеком на серьезный укор. А для этого, говоря по-деревенски, надо быть еще и заводилой, то есть режиссером-постановщиком - по-городскому. Надо быть одновременно и непоседливым, глазастым мальчишкой и мудрым-премудрым старцем, всегда готовым что-нибудь рассказать. Надо быть и милосердным служителем зоопарка и требовательным, строгим - но только без перехмура! - работником службы просвещения, спецкором сатиры.

И думаю, не ошибусь, если скажу: большая басня нашла себя в Михалкове и большой Михалков нашел себя в басне. И в этом у них все как раз. А началось это "все как раз" со стихов для детей, с чувства живого, разговорного языка, которым говорит детство, - языка особо доверительного, наивного, чистого, как апрельская первотрава, перволистья… Всему была хозяйкой сама простота, сама непосредственность, - иначе дети не поверят, - сам неостановимый образ детства, его зеленая-презеленая искорка, зажигающая все цвета радуги в глазах и за глазами - в сознании и душе. Простота безграничного воображения. Простота наивного, гибкого, как ветка, глагола. Глагола-события, глагола-портрета.

Кто на лавочке сидел,
Кто на улицу глядел,
Толя пел,
Борис молчал,
Николай ногой качал.

Дело было вечером,
Делать было нечего.

Откуда пошло это всем известное двустишие - то ли от Михалкова к поговорке, то ли от поговорки к Михалкову, - теперь уж трудно сказать. Лично у меня это с детства на слуху. Как и не из книги вовсе.

И далее:

Галка села на заборе,
Кот забрался на чердак.
Тут сказал ребятам Боря
Просто так:
- А у меня в кармане гвоздь.
А у вас?
- А у нас сегодня гость.
А у вас?
- А у нас сегодня кошка
Родила вчера котят…

Поразительно! Явная несуразица во времени - ведь сегодня не вчера, - очевидная ошибка, а какая вместе с тем необыкновенная подлинность, подлинность детского лица, характера, темперамента… Это больше, чем правда, больше, чем не ошибка. И для того чтобы увидеть это и написать об этом, надо быть мальчишкой, участником этой захлебывающейся от нетерпенья похвальбы.

- А у нас на кухне газ.
А у вас?
- А у нас водопровод.
Вот.

- А у нас огонь погас -
Это раз,
Грузовик привез дрова -
Это два.
А в-четвертых, наша мама
Отправляется в полет,
Потому что наша мама
Называется пилот.

Да только ли это для детей? Нет. Это - и для взрослых тоже. Поскольку знать детей, любить, воспитывать их - это дело более чем взрослое. Знать их психологию, тут же читать их лица, - да, да, я не оговорился, именно, читать лица, - способен лишь только тот человек, лишь только тот художник-поэт, который, как говорят в народе, в чем-то и сам большое дате. Обычно такие люди, оставаясь более чем серьезными, строгими, могут как-то особенно весело, легко входить в мир детей. И дети их пропускают к себе, обо всем им все рассказывают, показывают все. Водят с ними дружбу, играют, нисколько не остерегаясь при этом их очевидной взрослости.

Мне приходилось несколько раз наблюдать за Михалковым, когда он общался с детьми. Никакого ласкового, согбенного напряжения перед ними, никакого "сю-сю"… И ведь давно уже дед, а в кругу детей, в кругу октябрят, пионеров, он чувствует себя как равный среди равных - и это при своем-то длинном-предлинном росте! - как свой среди своих чувствует. И в пряталки - свой, и в скакалки - свой, и в считалки - тоже. И тут, конечно же, все можно простить друг другу. Не только перепад в возрасте, но и невольную перепрыжку в счете. "Грузовик привез дрова - это два. А в-четвертых…" И в этой перепрыжке, в этом пропуске "в-третьих" - весь характер мальчишки-непоседы, весь портрет и все его нетерпенье обо всем сказать сразу. И не только весь его характер, но и характер самого Михалкова. Ведь, что ни говори, а дружба есть дружба. Михалков, конечно же, заметил перескок в счете, но ведь не остановил же при всех, не поправил же…

Скажут: а какое это имеет отношение к басне? А самое прямое, самое непосредственное. Мир детей и мир окружающей их живой природы очень близки друг другу. Мир детского воображения и аллегория по сути явления одного и того же корня. Отсюда и жанровое сходство. В басне, как, пожалуй, ни в каком другом жанре, и впрямь устами младенца глаголет истина. Ее иносказательность - отнюдь не синоним осторожности. Деликатности, да. Это, скорее, вопрос такта, нежели самого принципа. Басенная иносказательность - это особый вид прямоты. Причем прямоты не всегда безопасной для автора.

Басня - это дальнобойное оружие сатиры, рассчитанное не на поверхностное касание, а на всю глубину внедрения в тот или иной порок, начало которого порой обнаруживается в давно минувших временных слоях и социальных эхосах. Отсюда - и долговременность лечебного фактора басни, сила ее конкретного повседневного воздействия, сила опережающей профилактики.

Примером тому - лучшие басни того же Михалкова. Насколько они иносказательны, настолько же и прямодушны. Многие из них несмотря на давность написания нисколько не потеряли своей живости и остроты. Очень свежо и без каких-либо потерь воспринимаются такие басни, как, скажем, "Осторожные птицы" - о всякого рода перестраховщиках, "Лев и ярлык" - о неотразимом воздействии малюсенького слушка-ярлычка на большие фигуры, облеченные сильной властью, "Заяц во хмелю" - не столько о пагубном воздействии алкоголя, сколько о гипертрофированном хвастовстве по мелкости натуры и о безудержном подхалимаже по слабости характера, "Шарик-Бобик" - о тунеядстве до потери чувства собственного достоинства, "Неврученная награда" - о мелкой зависти и большом административном самоуправстве. Она настолько емкая в слове и точная в определении диагноза, эта басня, что мне хочется привести ее целиком.

За честный труд и поощренья ради
Один из Муравьев представлен был к награде -
К миниатюрным именным часам.
Но Муравей не получил награды:
Вышесидящий Жук чинил ему преграды,
Поскольку не имел такой награды сам!
Ах, если бы прискорбный этот случай
Был ограничен муравьиной кучей!

Басня, как видите, короткая, но отнюдь не за счет полноты и серьезности ее содержания. Ничего существенного не упущено. Налицо предельная собранность, под стать наглядной мысли и горестной морали.

Что еще сказать о Михалкове как о поэте-басеннике? Думаю, вот еще что. Он - не только знаток и слуга этого старинного жанра, но и довольно смелый его новатор. Одним из новшеств, привнесенных Михалковым в этот давно установившийся жанр, я бы назвал, например, его отход от сугубо традиционного ряженства басенных персонажей под всевозможных зверей. Михалков нередко берет на себя смелость вести тему прямо, без всяких там зверооколичностей, без игры в зоопарк. Больше того, он иногда персонажами своих басен делает даже неодушевленные предметы, приближая таким образом басню к нашей изрядно замеханизированной современности.

Остаток крепости - кирпичная стена
На древней площади мешала горсовету,
И вот взорвать решили стену эту,
Чтоб вид на новый дом не портила она.
Решенье принято. Назначен день и час,
И как-то ночью площадь взрыв потряс,
Но вид на новый дом при этом не открылся -
Стена осталась, как была,
Она лишь трещину дала,
А новый дом напротив… развалился!
Я к тем строителям свой обратил упрек,
Что строят тяп да ляп, чтоб только сляпать в срок.

("Стена и дом")

Но в этом не вся еще мораль. Мораль заключается еще и в том, что наш заускоренный век ни в коем случае не должен отменять чувства основательности и постоянства. И главным из этих чувств является постоянство и незыблемость совести человеческой, красоты его внешнего и нравственного облика. Этому и служат басни Михалкова.

Егор Исаев

БАСНИ

РОЖДЕНИЕ ОДЫ

К начальству вызвали бухгалтера-поэта,

Но принимал его не "зав", а "зам":

"Вы пишете стихи, у вас выходит это,

А вот у нас выходит стенгазета,

И басни в ней писать мы поручаем вам!

Разить порок пером учитесь у Крылова -

Возьмите образы зверей.

Курьершу хорошо изобразить Коровой,

Инспектора - Бобром… А впрочем, вам видней!"

Поэт, придя домой, был от смущенья красен:

Он знал, что путь его отныне стал опасен,

Ведь многие не любят басен.

Но все же сел писать,

Начальству своему не в силах отказать.

А надобно сказать,

Был в этом пыльном тресте

Для баснописца непочатый край:

"Зав" - бюрократ (ни совести, ни чести!),

"Зам" - подхалим, завхозу - что ни дай!

Кого сравнить с Ослом? Кого с Енотом?

Кого назвать Свиньей? Как ни крути - поймут,

А там подсиживать начнут,

Чуть что - отнимут счеты

И выгонят с работы…

Поэт трудился до седьмого поту:

Стопу бумаги измарал,

Весь мир животных перебрал -

Опасна каждая порода!

Вертел поэт, крутил, к утру зашел в тупик.

Обратно повернул, и в тот же миг…

Хвалебная начальству вышла ода!

Не ожидал он сам такого хода!

От баснописца не добьешься толка,

Когда он лезет в лес, а сам боится волка!

1945

СОЛОВЕЙ И ВОРОНА

Со дня рожденья четверть века

Справлял в дубраве Курский Соловей.

(Немалый срок и в жизни человека,

А соловью - тем паче юбилей!)

Среди лесных певцов подъем и оживленье:

Окрестные леса

Вручают юбиляру адреса.

Готовится банкет. Концерт на два часа.

И от Орла приходит поздравленье.

Счастливый юбиляр растроган и польщен -

Не зря в своих кустах свистал и щелкал он…

За праздничным столом в тот вечер шумно было.

На все лады звенели голоса,

И лишь Ворона каркала уныло:

"Подумать только, чудеса!

Уж мне за пятьдесят давно перевалило,

И голосом сильней, и всем понятней я,

И столько раз Сова меня хвалила…

А юбилей - поди ж ты - Соловья!…"

Вот пишешь про зверей, про птиц и насекомых,

А попадаешь все в знакомых…

1945

ДАЛЬНОВИДНАЯ СОРОКА

Изнемогая от тяжелых ран,

К своим трущобам отступал Кабан.

В чужие вторгся он владенья,

Но был разбойнику отпор достойный дан,

Как поднялось лесное населенье…

Сороке довелось в ту пору пролетать

Над полем боевых событий.

И - кто бы ожидал такой сорочьей прыти! -

Сорока, сев на ель, вдруг стала стрекотать:

"Так, так его! Так, так! Гоните Кабана!

Мне с дерева видней - он не уйдет далеко!

Я помогу, коль помощь вам нужна.

А вы еще разок ему поддайте сбоку!"

"Дивлюсь я на тебя. Ты только прилетела, -

Сказал Сороке Воробей, -

А стрекотней своей, ей-ей,

Всем надоесть уже успела!"

"Скажи, мой свет, -

Сорока Воробью в ответ, -

Что толку, если б я молчала?

А тут придет конец войне -

Глядишь, и вспомнят обо мне

Да скажут где-нибудь: "Сорока воевала!…"

Сороке выдали медаль.

А жаль!

1945

БЕЗ ВИНЫ ПОСТРАДАВШИЕ

Прослушать певчих птиц однажды пригласили

Начальство - Льва. (Лев был в чинах и в силе.

И перед ним, дыханье затая,

На задних лапках многие ходили.)

Лев прибыл на концерт. На сцену попросили

Певцов: Скворца и Соловья.

Перед лицом таким, робея от волненья,

Чуть арию свою не позабыл Скворец,

Но под конец

Так разошелся молодец,

Такое на него напало вдохновенье,

Что диву бы дался любой ценитель пенья.

Какой солист!

То вдруг защелкает, то перейдет на свист,

То иволгой кричит, то кенарем зальется,

Кудахчет курицей, как человек, смеется,

И выходкам веселым нет конца!

Но тут заметили, что, слушая Скворца,

Ни разу Лев не улыбнулся,

Напротив - даже отвернулся!

Вот Соловья черед. Лев морщится опять!

Что это значит? Как понять?…

Ему на месте не сидится,

Он хочет встать!

Его с трудом удерживает Львица…

А Соловей?… Как сладко он поет!

Какие он верха берет!

Но, гривою тряхнув, Лев с места вдруг встает

И, не дослушав песни Соловьиной,

Уходит со своею половиной…

Лиса уж тут как тут: "Певцы тому причиной!

Кто их назвал "солистами лесов"?

Ни дикции, ни голосов!

На Льва все время я смотрела -

Он возмущался то и дело!

Скандал! Позор!"

И отдан был приказ: "Певцов направить в хор!

Заставить наново учиться!"

Но как же так могло случиться?

Лев к пенью вкус имел

(Он даже сам немного пел

И, говорят, довольно мило),

Послушать мастеров ему приятно было.

Чего ж он морщился?… Он лишнего поел,

И тут как раз ему живот схватило!…

А бедные певцы, которых сдали в хор,

Когда бы не Орел, там пели б до сих пор!

Я басню написал тем людям в назиданье,

Что вкруг начальства вьются без конца,

Готовые уже за указанье

Считать обычное чиханье

Вышестоящего лица.

1945

ЕНОТ, ДА НЕ ТОТ

Известно, что в лесах хватает всем работы…

Вершить делами нор и гнезд

(А это видный и почетный пост)

В лесу назначили Енота.

Енота знают все. Он в обхожденье прост,

Не наступает никому на хвост

И личные ни с кем не сводит счеты…

Но вот

Проходит год.

Что видят зверь и птица?

В лесу порядка нет, хоть правит в нем Енот!

Кругом что только ни творится -

Он даже ухом не ведет!

А если, случаем, кому и доведется

С ним говорить, - тому готов ответ:

"Не время", "Обождем", "Проверим", "Утрясется".

Где надобно решать, Енот ни "да", ни "нет".

Заохал, застонал лесной народ:

"И как могли мы ошибиться?

Енот - не тот!

Куда уж Суслику с нуждой к нему пробиться,

Когда Медведь - и то семь дней приема ждет?

Не тот Енот. Не тот!"

"Да, - с горечью вздохнув, заметил кто-то, -

Скорей дойдешь, пожалуй, до Орла,

Чем до Енота!

А у Орла куда важней дела!…"

В одной приемной горсовета

На ум пришла мне тема эта.

1945

ДВЕ ПОДРУГИ

"Красиво ты живешь,

Любезная сестрица! -

Сказала с завистью в гостях у Крысы Мышь.

На чем ты ешь и пьешь,

На чем сидишь,

Куда ни глянешь - все из-за границы!"

"Ах, если б, душенька, ты знала, -

Со вздохом Крыса отвечала, -

Я вечно что-нибудь ищу!

Я день-деньской в бегах за заграничным -

Все наше кажется мне серым и обычным,

Я лишь заморское к себе в нору тащу:

Вот волос из турецкого дивана!

Вот лоскуток персидского ковра!

А этот нежный пух достали мне вчера -

Он африканский. Он от Пеликана!"

"А что ты ешь? - спросила Крысу Мышь. -

Есть то, что мы едим, тебе ведь не пристало!"

"Ах, душенька! - ей Крыса отвечала. -

Тут на меня ничем не угодишь!

Вот разве только хлеб я ем и сало!…"

Мы знаем, есть еще семейки,

Где наше хают и бранят,

Где с умилением глядят

На заграничные наклейки…

А сало… русское едят!

1945

СЛОН-ЖИВОПИСЕЦ

Слон-живописец написал пейзаж,

Но раньше, чем послать его на вернисаж,

Он пригласил друзей взглянуть на полотно:

Что, если вдруг не удалось оно?

Вниманием гостей художник наш польщен!

Какую критику сейчас услышит он?

Не будет ли жесток звериный суд?

Низвергнут? Или вознесут?

Ценители пришли. Картину Слон открыл.

Кто дальше стал, кто подошел поближе.

"Ну что же, - начал Крокодил, -

Пейзаж хорош! Но Нила я не вижу…"

"Что Нила нет, в том нет большой беды! -

Сказал Тюлень. - Но где снега? Где льды?"

"Позвольте! - удивился Крот, -

Есть кое-что важней, чем лед!

Забыл художник огород".

"Хрю-хрю, - прохрюкала Свинья, -

Картина удалась, друзья!

Но с точки зренья нас, свиней,

Должны быть желуди на ней".

Все пожеланья принял Слон.

Опять за краски взялся он

И всем друзьям по мере сил

Слоновьей кистью угодил,

Изобразив снега, и лед,

И Нил, и дуб, и огород,

И даже - мед!

(На случай, если вдруг Медведь

Придет картину посмотреть…)

Картина у Слона готова,

Друзей созвал художник снова.

Взглянули гости на пейзаж

И прошептали: "Ералаш!"

Мой друг! Не будь таким Слоном,

Советам следуй, но с умом!

На всех друзей не угодишь.

Себе же только навредишь.

1945

ЛИСА И БОБЕР

Лиса приметила Бобра:

И в шубе у него довольно серебра,

И он один из тех Бобров,

Что из семейства мастеров, -

Ну, словом, с некоторых пор

Лисе понравился Бобер!

Лиса ночей не спит: "Уж я ли не хитра!

Уж я ли не ловка к тому же?

Чем я своих подружек хуже?

Мне тоже при себе пора

Иметь Бобра!"

Вот Лисонька моя, охотясь за Бобром,

Знай вертит перед ним хвостом,

Знай шепчет нежные слова

О том о сем…

Седая у Бобра вскружилась голова,

И, потеряв покой и сон,

Свою Бобриху бросил он,

Решив, что для него, Бобра,

Глупа Бобриха и стара…

Спускаясь как-то к водопою,

Окликнул друга старый Еж:

"Привет, Бобер! Ну, как живешь

Ты с этой… как ее… С Лисою?"

"Эх, друг! - Бобер ему в ответ, -

Житья-то у меня и нет!

Лишь утки на уме у ней да куры:

То ужин - там, то здесь - обед!

Из рыжей стала черно-бурой!

Ей все гулять бы да рядиться,

Я - в дом, она, плутовка, - в дверь.

Скажу тебе как зверю зверь:

Поверь,

Сейчас мне в пору хоть топиться!…

Уж я подумывал, признаться,

Назад к себе - домой податься!

Жена простит меня, Бобра, -

Я знаю, как она добра…"

"Беги домой, - заметил Еж, -

Не то, дружище, пропадешь!…"

Вот прибежал Бобер домой:

"Бобриха, двери мне открой!"

А та в ответ: "Не отопру!

Иди к своей Лисе в нору!"

Что делать? Он к Лисе во двор!

Пришел. А там - другой Бобер!

Смысл басни сей полезен и здоров

Не так для рыжих Лис, как для седых Бобров!

1945

ЗАЯЦ ВО ХМЕЛЮ

В день именин, а может быть рожденья,

Был Заяц приглашен к Ежу на угощенье.

В кругу друзей, за шумною беседой,

Вино лилось рекой. Сосед поил соседа.

И Заяц наш как сел,

Так, с места не сходя, настолько окосел,

Что, отвалившись от стола с трудом,

Сказал: "П-пшли домой!" - "Да ты найдешь ли дом? -

Спросил радушный Еж. -

Поди, как ты хорош!

Уж лег бы лучше спать, пока не протрезвился!

В лесу один ты пропадешь:

Все говорят, что Лев в округе объявился!"

Что Зайца убеждать? Зайчишка захмелел.

"Да что мне Лев! - кричит. - Да мне ль его бояться?

Я как бы сам его не съел!

Подать его сюда! Пора с ним рассчитаться!

Да я семь шкур с него спущу

И голым в Африку пущу!…"

Покинув шумный дом, шатаясь меж стволов,

Как меж столов,

Идет Косой, шумит по лесу темной ночью:

"Видали мы в лесах зверей почище львов,

От них и то летели клочья!…"

Проснулся Лев, услышав пьяный крик, -

Наш Заяц в этот миг сквозь чащу продирался.

Лев - цап его за воротник!

"Так вот кто в лапы мне попался!

Так это ты шумел, болван?

Постой, да ты, я вижу, пьян -

Какой-то дряни нализался!"

Весь хмель из головы у Зайца вышел вон!

Стал от беды искать спасенья он:

"Да я… Да вы… Да мы… Позвольте объясниться!

Помилуйте меня! Я был в гостях сейчас.

Там лишнего хватил. Но все за Вас!

За Ваших львят! За Вашу Львицу!

Ну, как тут было не напиться?!"

И, когти подобрав, Лев отпустил Косого.

Спасен был хвастунишка наш!

Лев пьяных не терпел, сам в рот не брал хмельного

Но обожал… подхалимаж.

1945

ВОЛК-ТРАВОЕД

Вожак воров и сам матерый вор,

Волк-живодер

Как избежать облавы ни старался,

А все ж попался.

Теперь над ним свершится приговор,

Не избежит преступник наказанья!

Свидетели дают

Правдивые, прямые показанья:

"Зарезал здесь овцу, задрал теленка тут,

А там свалить коня не посчитал за труд…"

Улики налицо. Но судьи ждут,

Что им убийца скажет в оправданье.

"Известно, - начал Волк, - что испокон веков

Всегда травили нас, волков,

И скверные про нас пускали толки.

Заблудится овца у сонных пастухов,

Корова пропадет - всё виноваты волки!

А волки между тем давным-давно

Не могут видеть кровь, не могут слышать стоны,

На травку перешли и на зерно,

Сменили стол мясной на овощной - зеленый.

А если иногда то там, то тут

Ягненка одного-другого задерут,

Так только с целью самообороны…

Надеюсь я на объективный суд!…"

И порешили судьи тут:

Дать Волку выговор и не лишать свободы,

Раз изменился нрав у всей его породы.

Но вот прошли уж годы,

Как огласили этот приговор,

А волки нападают до сих пор

Все на стада, а не на огороды!

1945

ПАУК И МЕТЛА

Один Паук задался мыслью вздорной

Такую сеть коварную сплести,

Чтоб негде было в комнате просторной

Ни пролететь, ни проползти!

Проходит день, другой и третий.

Что говорить! - растут паучьи сети,

И горе тем, кто залетел в окно:

Спастись от гибели немногим суждено!…

Но…

Все меняется на свете!

И в комнату явилась раз Метла!

Она прошлась с угла и до угла,

От пола и до потолка,

И паутину начисто смела,

И придавила насмерть Паука…

Торопится, спешит сейчас другой Паук,

Сеть паутины день и ночь плетется,

И замыкается паучьей нити круг…

Что ж, надо полагать, и здесь Метла найдется!

1945

ПОЛКАН И ШАВКА

Косого по лесу гоняя,

Собаки - Шавка и Полкан -

Попали прямо в пасть к волкам, -

Им повстречалась волчья стая.

От страха Шавка вся дрожит:

"Полкаша… Некуда деваться…

Я чую смерть свою… Что будем делать?…"

"Драться! -

Полкан в ответ ей говорит. -

Я на себя возьму того, что покрупнее,

А ты бери того, что рядом с ним".

И, до врага достав прыжком одним,

Вцепился храбрый пес зубами в волчью шею

И наземь Серого свалил, -

Но тут же сам растерзан был.

Что думать Шавке? Очередь за нею!

Тут Шавка взвизгнула и в ноги бух волкам:

"Голубчики мои! Не погубите!

Сродни ведь прихожусь я вам!

Вы на уши мои, на хвост мой посмотрите!

А чем не волчья шерсть на мне?

Сбылась мечта моя - попала я к родне!

Пошли за мной, я показать вам рада,

Где у реки пасется стадо…"

Вот волки двинулись за Шавкою гуськом,

Вначале лесом, после бережком,

Под стадо вышли, на хвосты присели,

Посовещалися на волчьем языке

И от коров невдалеке

На всякий случай раньше Шавку съели.

Но сами тож не уцелели -

В жестокой схватке полегли:

Сторожевые псы то стадо стерегли

И ружья пастухи имели…

Сей басне не нужна мораль.

Мне жаль Полкана. Шавки мне не жаль!

1945

КОЛОС И ВАСИЛЕК

Однажды

Колос умирал от жажды.

Но в бедствии своем он не был одинок:

От зноя погибал и Василек.

И вот в свой смертный час взмолился к туче Колос

И туча серая, что краем поля шла,

Свернула вдруг с пути, услышав тихий голос,

И на хлеба свой дождик пролила.

Тут встрепенулся каждый стебелек -

И ожил Колос, ожил Василек -

Он жадно потянул живительные соки…

Края у туч настолько широки,

Что пользуются этим Васильки,

Которые хотя и синеоки

И украшают девичьи венки,

Но, как известно, все же… сорняки!

1945

РЫБЬИ ДЕЛА

Раз в тихом бочажке, под бережком, чуть свет,

Рыбешка мирная собралась на совет:

В реке их Щука донимала,

И от зубастой им житья не стало.

"Казнить разбойницу! Казнить - двух мнений нет!…"

И Щука старая, как ни сильна была,

Все ж кверху брюхом как-то раз всплыла…

Победа многих вдохновила:

"Преступница нам больше не страшна! -

Разумная Плотичка заявила. -

Но в дальней заводи живет еще одна.

Не худо бы расправиться и с нею!" -

"Конечно, вам, плотве, виднее, -

Из-под коряги молвил сытый Сом, -

Но, правду говоря, та Щука ни при чем -

Она сюда не заплывала.

Вам до нее и дела мало!"

Плотичка возражать не стала,

И дело кончилось на том…

В зеленых берегах текут спокойно воды,

Вьюны и пескари в них водят хороводы,

И караси не залезают в грязь,

Зубастой хищницы отныне не боясь.

Но мирные деньки не больно долго длились -

Исчезло в ясный день плотичек десять штук,

Два пескаря домой без плавников явились

И пропадать уклейки стали вдруг.

Рыбешкам снова не житье, а мука:

Из дальней заводи переселилась Щука

И привела с собою двух подруг!

Мне бедных рыбок жаль. Зато другим наука:

Не слушайте сомов, уничтожая щук!

1945

БЕШЕНЫЙ ПЕС

Однажды, в знойный день, взбесился Пес цепной

И, ядовитой брызгая слюной,

Сорвался вдруг с цепи, махнул через ограду -

Да прямо к стаду!

Сначала он напал по-волчьи на телка,

Потом задрал невинного ягненка,

Одних загрыз, другим порвал бока

И насмерть ранил пастушонка.

Короче: натворил таких он бед,

Каких не видел свет!

Когда б разбойника облавою не взяли,

То многие еще бы пострадали.

Но был в конце концов захвачен лютый Пес,

И… производством дело началось!

Уж не одна неделя пролетела -

Полгода суд идет. Растет и пухнет дело -

Чинят свидетелям допрос.

Бандит в тюрьме окреп, подрос,

Так на харчах казенных откормился

И обленился,

Что от хвоста до шеи залоснился.

Он только знает спать да есть.

При нем друзья. Услуг не счесть:

Ему ошейники меняют,

Его родные навещают,

А два Шакала, посчитав за честь,

Перед судом ретиво защищают:

Скулят, визжат, и лают,

И, чтобы умалить его вину,

Повторный требуют анализ на слюну…

"Чего же судьи ждут? Когда ж повесят Пса?

Слышны повсюду голоса. -

Какой другой конец возможен для урода?…"

Известны нам суды такого рода.

1945

АРБУЗ

Арбуз, что из земли тянул нещадно соки,

Что более других лежал на солнцепеке

И вырос до такой величины,

Что все другие кавуны

С ним оказались не равны,

Перед собратьями своими возгордился:

"Я тяжелее всех, каков же я на вкус?!

Всяк скажет про меня: "Арбуз так уж арбуз!…"

Так до тех пор он хвастал и кичился,

Пока в хозяйских вдруг руках не очутился.

А как попал под нож.

То оказался уж не так хорош.

Что толку, что велик? Велик, да толстокож!

На цвет? Да как сказать, не бел, но и не красен.

На вкус - трава травой…

Смысл этой басни ясен:

Иной, глядишь, и говорит пестро,

Осанка хоть куда, так важно носит пузо,

А ковырни его да загляни в нутро -

Оно как у того Арбуза!

1945

МОРСКОЙ ИНДЮК

Индюк завидовал гусям,

Что могут плавать там и сям.

Короче говоря,

Его к воде тянуло -

На реки, на озера, на моря,

Откуда иногда соленым ветром дуло.

Но более всего его манило то,

Что краше моряков уж не одет никто!…

Везет же индюкам! Индюк попал на флот!

Индюк по-флотски ест. Индюк по-флотски пьет.

В тельняшку он одет, как ходят все на флоте.

Но в воду вы его и силой не столкнете:

Подальше от воды на суше он живет,

А если с берега увидит вдруг волну,

Так уж кричит: "Тону-у!…"

Заехал раз Индюк домой, на птичий двор,

И произвел фурор.

О нем лишь только разговор:

"Какой моряк! Ах! Ах! - кудахчут куры. -

Какой жаргон!

И как татуирован он!

А мы живем за петухами, дуры!"

Надулся наш Индюк, вдруг став героем дня.

Хвост распустил, а сам что было сил

(Хотя особенно никто и не просил)

Заголосил:

"Родня!

Берите все пример с меня!

Довольно вам в пыли купаться!

Я - водоплавающий, братцы!

Жить не могу без корабля!

Аврал! Форштевень! Брамселя!"

Захлопал крыльями весь птичий двор вокруг:

"Как мы горды! Нас посетил Индюк!"

И даже сам Петух пропел "кукареку",

Воздав хвалу морскому Индюку.

Так прячутся порой нахалы и невежды

За громкие слова и пышные одежды.

1945

ГИГАНТ И ЦИТАТА

Один Гигант районного масштаба

Прославился на всю округу тем,

Что на любую из насущных тем

Мог прочитать доклад - на пять минут хотя бы,

Но мог и растянуть на пять часов подряд -

За счет цитат…

Вот как-то при одном из выступлений,

Уже почти кончая свой доклад

Набором исторических сравнений,

Гигант запнулся… Люди говорят,

Что как бедняга ни старался,

Как за стакан с водой ни брался,

Но как дойдет до места: "…фараон,

По имени Тутанхамон…" -

На этом слове спотыкался,

Произносил невнятно первый слог,

А три других совсем сказать не мог.

Так фараон безвестным и остался!

А виноват

Во всем был аппарат

И тот, кто сочинил сей каверзный доклад,

Кто в глубине души таил надежду,

Что выведет на свет невежду!

По мне, уж если прибегаешь

К чужим и мыслям и трудам, -

О чем с трибуны "докладаешь",

Ты заучи хоть по складам!

1945

КОЗА, МЕДВЕДЬ И ГЛУХОЙ ОСЕЛ

Медведю от Козы глухой Осел завез

Однажды под вечер продуктов целый воз!

Завез да и свалил в берлогу

Всего помногу -

И за год Мишеньке не съесть!…

"Откуда мне такая честь? -

Задумался Медведь. - Что это означает?

Видать, Рогатая души во мне не чает!…"

Вот наш Медведь дня через два встречает

И от души благодарит Козу.

"За что?" - "Да как за что? - Топтыгин отвечает.

За то, что было на возу!"

Коза рогами только замотала:

"О чем ты, Миша? Право, не пойму!…"

А как домой пришла, так уж Ослу попало:

Гостинцы он завез. Но только не тому!

Коза их, как на грех, другому посылала!

Вот догадаться бы: куда?… За что?… Кому?…

1945

ТЕКУЩИЙ РЕМОНТ

"Иван Тарасович, а я к тебе по делу!"

"Ну, в чем твоя нужда?" - "Да мне немного мелу!

Пока стоят хорошие деньки,

Хотим мы побелить в конторе потолки,

И мелу сущие нам нужно пустяки!"

"Ты больно скор, тут надобно решенье!"

"Да ведь горит у нас!" - "А ты имей терпенье,

Такой вопрос нельзя решать сплеча

И сгоряча,

Здесь важно мнение Степана Кузьмича!

Посмотрит Клим Фомич и даже сам, быть может,

Матвею Саввичу доложит,

Тот резолюцию наложит

И сам поставит на совет.

А уж совет решит, белить вам али нет!…"

"Ну и дела у вас!" - "Сам видишь - не гуляем!"

"Все трудитесь?" - "Да, братец, заседаем!"

В основу басни сей я взял нарочно МЕЛ,

Чтоб не затронуть поважнее дел!

1945

ТОЛСТЫЙ И ТОНКИЙ

"Я лягу на полок, а ты потри мне спину, -

Кряхтя, сказал толстяк худому гражданину. -

Да хорошенько веничком попарь.

Вот так-то я, глядишь, чуток и в весе скину.

Ты только, братец, не ошпарь!"

Трет Тонкий Толстого. Одно пыхтит лежачий:

"Еще разок пройдись!… Еще наддай!…

А ну, еще разок! Смелей - я не заплачу!

А ну, еще разок!…" - "Готово, друг! Вставай!

Теперь я для себя парку подкину.

Мочалку мылить твой черед!"

"Нет, братец, уж уволь! Тереть чужую спину

Мне не положено по чину.

Кто трет другим, тот сам себе потрет!"

Смеялся от души народ,

Смотря в предбаннике, как Тонкий одевался

И как в сторонке Толстый волновался:

Он чином ниже оказался!

1945

ЗАРВАВШИЙСЯ ПЕТУХ

Увидев Коршуна, что над деревней плыл

И на цыплят напасть намеревался,

Охотник хищника убил.

Разбойник как упал, так и лежать остался

Но долго над землей еще кружился пух…

Тогда из-под кустов и вылез наш Петух

Недвижим тот лежит, кого он так боялся!

Бессилен острый клюв, и хищный взор потух.

Воинственный проснулся в Петьке дух!

Издав победный клич, он чуть не надорвался -

Налился кровью Петькин гребешок:

"Эй, птицы, все сюда!" Вот прилетели птицы.

Что видят? Коршуна у петушиных ног!

"Ну, дипломат! Ну, Плимутрок!

И кто б подумать только мог?!"

А наш крикун все пуще петушится

И победителем глядит на всех вокруг.

Но тут какой-то друг

Перевернул убитого на спину

И из-под перьев выклевал дробину,

А там еще одну. И… все открылось вдруг!

К иному приглядишься человеку -

Точь-в-точь как тот Петух, кричит он "кукареку".

1945

КУКУШКА И СКВОРЕЦ

"Чего распелся ты так рано над крыльцом?" -

Кукушка из лесу Скворцу прокуковала.

"Ах, если бы, Кукушечка, ты знала! -

Ей отвечал Скворец. - Я нынче стал отцом!

Теперь мне в пору петь с рассвета до заката:

В скворечнике моем пищат мои Скворчата!

Я полон гордости - растет мой скромный дом!"

"Вот невидаль! Нашел же чем гордиться! -

Кукушка из лесу в ответ. -

Чем удивил ты белый свет!

По мне, так лучше быть свободной птицей!"

"А где несешься ты?"

"В любом чужом гнезде!"

"А где твои птенцы?"

"Не знаю где. Везде!"

"Да кто ж выводит их?"

"Другие их выводят.

Я не из тех, кто в этом смысл находит…

Семья мне не нужна. Я жить одна хочу,

Куда задумаю - туда и полечу!

Где захочу - там прокукую.

Вот, Скворушка, тебе бы жизнь такую!"

"Нет, - отвечал Скворец. - Пример моих отцов

Подсказывает мне иметь весной птенцов!"

И надо же такому вдруг случиться:

Пернатый хищник, старый вор,

Скворчатинкой задумав поживиться,

Явился как-то раз к моим Скворцам во двор.

Но грозно встретила его семья Скворцов!

Едва отбившись от птенцов и от отцов,

Разбойник улетел. А над лесной опушкой

Он с одинокой встретился Кукушкой -

И все ж позавтракал в конце концов!

1945

НУЖНЫЙ ОСЕЛ

Обед давали у Вола.

Хлев переполнен был гостями,

А стол - харчами.

Пора бы уж гостям и сесть вокруг стола,

Но тут разнесся слух: "К обеду ждут Осла!

Как только он изволит появиться,

Хозяйка знак подаст - гостям за стол садиться!"

Вот долгожданный гость явился наконец.

Напротив племенной Коровы

Посажен он в кругу Овец.

Хозяин налил всем: "Так будем же здоровы!

Внимание! Осел имеет слово!"

Веселые умолкли голоса.

Как наш Осел завел… насчет овса!

Почем теперь овес, да как овес хранится,

Да почему сытней он, чем пшеница…

Он говорит уж полчаса.

Один Баран успел напиться,

Заснула старая Овца,

А речи про овес все нет и нет конца:

Ослу невмочь остановиться!

Уже гостям ни есть, ни пить, ни петь.

И начали ряды гостей редеть.

Окончен бал, как говорится.

Охрипшего Осла остался слушать Вол…

Как мог такой Осел попасть к Волу за стол?

Ужели он с Волом был так сердечно дружен?

Осел в почете был. Осел Волу был нужен:

Когда б кормушками на скотном он не ведал,

Он у Вола бы не обедал!

1945

ЗАЯЦ И ЧЕРЕПАХА

Однажды где-то под кустом

Свалила Зайца лихорадка.

Болеть, известно, как не сладко:

То бьет озноб его, то пот с него ручьем,

Он бредит в забытьи, зовет кого-то в страхе…

Случилось на него наткнуться Черепахе.

Вот Заяц к ней: "Голубушка… воды…

Кружится голова… Нет сил моих подняться,

А тут рукой подать - пруды!"

Как Черепахе было отказаться?…

Вот минул час, за ним пошел другой,

За третьим начало смеркаться -

Все Черепаху ждет Косой.

Все нет и нет ее. И стал больной ругаться:

"Вот чертов гребешок! Вот костяная дочь!

Попутал бес просить тебя помочь!

Куда же ты запропастилась?

Глоток воды, поди, уж сутки жду…"

"Ты что ругаешься?" - Трава зашевелилась.

"Ну, наконец пришла, - вздохнул больной. - Явилась!"

"Да нет, Косой, еще туда-а иду…"

Я многих черепах имею здесь в виду.

Нам помощь скорая подчас нужна в делах,

Но горе, коль она в руках

У черепах!

1945

МЕДВЕЖИЙ ЗАРОК

Шмелиного Медведь отведал меду.

Укусов бедному не счесть.

Распух, нажаленный, похож стал на урода.

И тотчас радостная весть -

Что он раскаялся и мед зарекся есть -

Дошла в пчелиную колоду.

Тут пчелы подняли трезвон,

Жужжат, кружатся:

"Наш мед спасен! Наш мед спасен!

Теперь нам нечего бояться!"

И шлют к Медведю на поклон

Двух пчелок с просьбой, чтобы он

Зашел бы хоть полюбоваться,

Взглянуть на гордость их трудов -

На мед! На лучший из медов!…

"Ну, так и быть! - сказал Медведь. -

Уж разве только посмотреть!…"

Вот гостя важного встречает рой пчелиный -

Ему и место и почет,

Раскрыты перед ним ячейки сочных сот,

В них - сладкий дар садов, душистый дар долины.

Посмотришь - и слюна ручьем течет!

В сравненье с ним идет ли мед шмелиный?

Так сам и просится Медведю на язык!

И в тот же миг

Наш Косолапый,

Урча от жадности, залез в колоду лапой

И до тех пор держал открытой пасть,

Пока, бесстыжий, не наелся всласть.

А после даже вылизал колоду,

Чтоб капле ни одной не дать пропасть!…

Когда на то моя была бы власть,

Я, зная медведей породу,

Не допускал бы их до меду!…

1945

ЛЕВ И МУХА

Раз Мухе довелось позавтракать со Львом

От одного куска и за одним столом.

Вот Муха досыта наелась,

Напилась,

Собралась улетать, да, видно, расхотелось

(На Львином ухе солнышком пригрелась),

Осталась на обед, а там… и прижилась.

В недолгом времени пошла молва,

Распространяться стали слухи

(Их разносили те же мухи!),

Что Муха-де живет советницей у Льва,

Что в ней

Гроза зверей

Души не чает.

Случись по делу отлучиться ей,

Так он уж загодя скучает -

Не ест, не пьет,

И сам завел такой обычай:

Когда уходит на добычу,

То Муху он с собой берет,

А раз она сидит на Львином ухе,

То может нажужжать, что в голову взбредет!…

Ну, как тут не бояться Мухи?…

А Льву и невдомек, что Муха так сильна,

Что перед ней все лезут вон из кожи

И что она

В его прихожей

Делами Львиными подчас вершит одна!

У нашей басни цель: бороться против зла.

Так вот бы хорошо, когда б для пользы дела

Моя мораль до львов дошла

И некоторых мух легонечко задела -

За дело!

1945

НАЗОЙЛИВЫЙ КОМАР

Комар поэтом возомнил себя

(Пищать он в рифму научился!)

И вот, что было сил в свой хоботок трубя,

Терпение зверей испытывать пустился.

Покоя нет от Комара:

Подумать, вредная какая мошкара -

С утра до вечера вокруг ушей кружится

То над волом, то над конем,

То, обнаглев, козлу на плешь садится

И все в свою дуду дудит не надудится!

Не знаю, сколько бы могло такое длиться,

Когда б однажды днем

Он не был пойман Воробьем…

Бывает, что Комар Орлом себя считает,

Поскольку крылья есть и он на них летает.

1945

ПЕГАС И ПОЭТ

В глухой, полночный час

Один Поэт стал призывать Пегаса.

Услышал этот зов Пегас

И прискакал с Парнаса.

"Послушай, добрый конь, - сказал ему Поэт, -

Ты служишь мне немало лет,

А толку от тебя, я вижу, нет и нет:

Что я ни напишу, за все меня ругают,

Ни песен не поют, ни сказок не читают.

В чем дело? В чем секрет?"

"Изволь, - сказал Пегас. - Меня манит полет,

Безудержный галоп за мыслью вдохновенной!

Я Пушкина знавал. Вот был ездок отменный!

Как вспомню я о нем, так, право, дрожь берет!

А ты свои стишки строчишь в часы досуга

И вот уже который год

Садишься на меня все задом наперед

И все рысцой трусишь на мне по кругу!

Ну что ж, поехали? Уж солнышко встает".

На днях прочел стихов две толстые тетрадки, -

Как видно, наш Поэт не изменил посадки!

1945

СВИНЬЯ

Увидел Поросенок заграницу -

Все тридевять земель, далекие края.

Он вырос, возмужал, объездив все столицы.

И вот домой вернулся, как… Свинья.

И что же?

Все дома - не по ней, все дома - ей негоже.

Знай хрюкает о том, что есть в чужой стране.

И на свиней заморских так похожа…

Что басню сочинять и то противно мне.

1945

ВИНТИК

Однажды некий Маховик

Заважничал и стал хвалиться:

"Ну, до чего же я велик!

Кружусь - и все вокруг кружится!

Один работаю за всех!"

Но, как на грех.

В машине где-то Винтик обломился.

Наш Маховик рванул вперед,

Заметно вдруг убавил ход

И под конец совсем остановился…

У басенки моей мораль весьма проста:

Зависит многое от малого Винта!

1945

СМЕШНАЯ ФАМИЛИЯ

Каких фамилий только нет:

Пятеркин, Двойкин, Супов,

Слюнтяев, Тряпкин-Дармоед,

Пупков и Перепупов!

В фамилиях различных лиц,

Порою нам знакомых,

Звучат названья рыб и птиц,

Зверей и насекомых:

Лисичкин, Раков, Индюков,

Селедкин, Мышкин, Телкин,

Мокрицын, Волков, Мотыльков,

Бобров и Перепелкин!

Но может некий Комаров

Иметь характер львиный,

А некий Барсов или Львов -

Умишко комариный.

Бывает, Коршунов иной

Синичкина боится,

А Чистунов слывет свиньей,

А Простачков - лисицей!

А Раков, если не дурак,

Невежда и тупица,

Назад не пятится, как рак,

А все вперед стремится!

Плевков фамилию сменил,

Жемчужиным назвался,

Но в основном - ослом он был,

Ослом он и остался!

А Грибоедов, Пирогов

Прославились навеки!

И вывод, стало быть, таков:

Все дело не в фамилии, а в человеке!

1946

РАЗБОРЧИВАЯ КОШЕЧКА

В девицах Кошечка жила.

Она разборчивой слыла.

И выбрать жениха по вкусу не могла:

Тот - чересчур усат, тот - худ, а этот - лыс!

Один не ест мышей, другой боится крыс!

А третий - просто кот: как вечер, он в окошко

На каждом чердаке ждет не дождется кошка!

За этого идти - уж больно он ревнив,

За ним состаришься до срока!

Уж этот всем хорош, да, говорят, ленив:

Весь день на печке рыжий лежебока!…

Так наша Кошечка в девицах и жила.

Но вдруг… котяток принесла!

И в этот вечер многие коты

Сидели по домам, поджав свои хвосты…

1946

ХИТРАЯ МЫШКА

Однажды, видимо спросонок,

Упала Мышь в пивной бочонок

И начала тонуть.

"Тону-у! Спасите кто-нибудь!

Я гибну в жигулевском пиве!

О, как же смерть моя проста!

Клянусь, была бы я счастливей

Погибнуть в лапах у Кота!"

"Ну что ж! - с окна сказал Котище. -

Я вытащить могу вас. Но…

Вы сразу превратитесь в пищу!"

"Спаси! Спаси! Иду на дно!

В сто раз милей мне смерть на воле!

Ей-ей, не так она страшна!"

И Мышь от смерти в алкоголе

Была для смерти спасена.

Но, очутившись в страшных лапах,

Дрожа до самого хвоста,

Пивной распространяя запах,

Мышь улизнула от Кота.

"Я съем вас поздно или рано, -

Сказал, облизываясь, Кот, -

Но что склонило вас к обману?

Какой бессмысленный расчет?

Где ваше слово? Ваша честь?

Вы обещались дать вас съесть!"

"Ах, что вы? - Мышка пропищала. -

Я это спьяна обещала!"

1946

РУКИ

"Я - Правая Рука! Во мне вся мощь и сила!

Я ставлю подписи и потому важней!"

"Прекрасно! - Левая с обидой возразила. -

Но что б ты делала без помощи моей?"

"Я чаще на виду, я голосую "за"

И руки жму чинам!" - ей Правая сказала.

"Не так уж выгодно бросаться всем в глаза!" -

Сказала Левая и кукиш показала…

А мы заметим: спор напрасным был!

Заведуя какими-то ларьками,

Хозяин рук Рукою Руку мыл

И брал, где мог, обеими руками!

1947

КИРПИЧ И ЛЬДИНА

Плыл по реке Кирпич на Льдине,

Он у нее лежал на середине

И все учил ее, что не туда плывет,

Что надо бы прибавить ход,

Что нужно иначе держаться:

Напрасно не трещать и к берегу не жаться!

А Льдина таяла, приветствуя весну…

Пришло мгновение - Кирпич пошел ко дну.

Кирпич напомнил человека мне,

Что думал про себя: "Я нынче на коне!"

Учил других, командовать пытался,

А сам не "на коне" - на льдине оказался!

1947

ВОРОНА И ГУСЬ

На птичий двор

Ворона залетела

И села

На забор.

Сидит и каркает: "Кра-кра!

Близка пора:

Лишатся гуси пуха и пера!

А петухи ослепнут и оглохнут.

Их перережут и съедят!

И хоть наседки выведут цыплят -

Цыплята эти передохнут!"

Воронье карканье услышал умный Гусь:

"Я слушаю тебя, Ворона, и дивлюсь:

Ужели для того ты всякий вздор болтаешь,

Чтоб в нашем птичнике из всех гусынь и кур

До смерти запугать двух-трех пернатых дур?

Как будто ты не знаешь,

Что в этой стороне

Нет веры ни тебе, ни всей твоей родне!…"

"Хочу и каркаю. Твое какое дело?!"

"Ну, если ты уж каркать захотела,

Так лучше бы за океан летела,

Любое карканье там, говорят, в цене!"

Читал я тут на днях заморскую газету

И сразу по перу узнал Ворону эту.

1947

ЗАБЫТЫЙ ХРАМ

В глуши лесов стоял забытый храм,

В котором много лет был свален разный хлам,

Покрытый толстым слоем пыли.

Но как-то раз установили,

Что это памятник глубокой старины,

Что нет ему цены,

Что он является народным достояньем

И надобен надзор за этим древним зданьем,

Чтоб мог его обозревать народ.

И вот -

Где нужно, утвердили штаты

И фонд зарплаты,

Назначены и "зав" и "зам",

И стал музеем древний храм.

Все было б хорошо, когда б одна идея

Не озарила вдруг дирекцию музея:

Дабы расширить людям кругозор -

Снести с лица земли старинную ограду,

Что претерпела не одну осаду

И память о былом хранила до сих пор…

Ограда древняя! Ты видела немало!

Ты перед полчищами ханов устояла,

А разобрал тебя на щебень и кирпич

Ефим Кузьмич!

1947

ЗАВИСТЛИВЫЙ БОЛЬНОЙ

"Приятелю привет! И ты, брат, на леченье?"

"Эх, лучше бы меня не спрашивал, Бобров!

Тут я к себе узнал такое отношенье,

Что, видно, мне придется заявленье

Строчить на здешних докторов!

Одним больным - пилюли и микстуры,

Другим - и порошки, и грязи на живот,

И гальванические утром процедуры,

То ванны, то массаж, то на голову лед,

Им специальная диета,

И более того: их водят на укол!

А мне, поверишь ли, прописан общий стол,

Побольше двигаться и не курить при этом.

И больше ни-че-го! Здесь явный произвол!…"

Ей-ей, такие есть, что завистью исходят.

Когда при них другим зонды и шприцы вводят!

1947

ПОЭТ И НАБОРЩИК

Один Поэт,

Молчавший много лет,

Напал на тему,

В две ночи настрочил поэму

И сдал ее в печать,

Сказав решительно: "Довольно мне молчать!"

На третью ночь Поэту сон приснился:

Какой-то человек во сне ему явился.

"Что надобно тебе?" - спросил его Поэт.

"Ты нужен мне! - услышал он ответ. -

Я прочитал твой труд. Мне смысл его не ясен.

Я не согласен

С поступками людей, которых вывел ты!

Герои строк твоих фальшивы и пусты!

Где ты вокруг себя нашел их и увидел,

Откуда выкопал? Верней,

Зачем ты клеветой унизил и обидел

Живых героев наших дней?"

"Как смеешь ты судить о том, чего не знаешь!

Вскричал Поэт. - К чему твой разговор?

Не нравятся стихи, зачем ты их читаешь?"

"Я вынужден читать: я делаю набор!"

К иным наборщикам, к их мыслям и советам

Полезно иногда прислушаться поэтам.

1947

ОКЕАН И ПРОФАН

В морских делах не спец, верней - Профан,

Впервые с берега увидел Океан

В безветренную, ясную погоду

И с удивлением сказал, смотря на воду:

"Какие враки мне плели,

Что это, мол, вода ломает корабли!

Взгляните, как она прекрасна!

Где ж эта грозная волна,

Что так страшна

И так опасна?"

И на воду велев спустить челнок

(Остановить никто его не мог!),

Он тотчас в плаванье пустился.

Откуда ни возьмись, поднялся ветерок,

И Океан зашевелился -

Пошла расти волна, а ветер подналег

В сиянье солнечной погоды.

И вот средь бела дня так взбушевались воды,

Что наш несчастный в утлом челноке,

С веслом в руке,

Не видел бы вовек родного небосвода,

Когда б не помощь с парохода,

Что был в тот миг невдалеке…

Встречаются подобные профаны!

Глядишь, иному уж совсем конец! -

Идет ко дну, в глубины океана…

Но… с парохода кинули "конец",

И он опять доволен и смеется

И снова обо всем судить берется.

1947

ТЩЕСЛАВИЕ

"Здорово, друг!" - "Ах, это ты? Привет!"

"Куда спешишь?" - "Такое, брат, случилось:

Я напечатался! Вот номера газет!"

"Ты напечатался? Скажи на милость!

Куда же ты бежишь?" - "Порадовать семью!"

"Так что ж ты сочинил? Рассказ? Стихи? Статью?

Не знал я за тобой, что ты владеешь слогом".

"Да нет… В числе других фамилию свою

Я подписал вот здесь! Смотри! Под некрологом!"

1948

ОСТОРОЖНЫЕ ПТИЦЫ

Топтыгин занемог: вскочил чиряк на шее -

Ни сесть ему, ни лечь, ни охнуть, ни вздохнуть

И не уснуть.

Вот Дятла он велит к себе позвать скорее,

Чтоб тот чиряк немедленно проткнуть.

За Дятлом послано… Как лекарь появился,

Он тотчас же, и так и сяк,

Со всех сторон обследовал чиряк.

Но вскрыть его, однако, не решился.

Топтыгину сказав при этом так:

"Уж если сам, злодей, до ночи не прорвется

И протыкать его придется,

То следует созвать совет из лекарей.

К тому ж у Филина, известно, клюв острей!"

За Филином, за Петухом послали…

Глаз не сомкнул больной всю ночь.

На утренней заре врачи слетаться стали,

Слетелись и… сидят - решают, как помочь.

И сообща приходят к мненью:

"Чиряк покамест не вскрывать!

А если к вечеру не будет облегченья,

Опять собраться всем и Журавля позвать,

Поскольку у него и глаз вернее,

И клюв длиннее!"

Тем временем Медведь, ворочаясь в углу,

Вдруг ненароком придавил Пчелу.

И храбрая Пчела, как это ей пристало,

Жужжа в шерсти, свое вонзила жало.

И ожил наш Медведь! Пчела его спасла!

Вздохнули лекари: им тоже легче стало,

Не потому, что жало в цель попало,

А потому, что малая Пчела

С них, так сказать, ответственность сняла!…

Перестраховщики! Я басню вам прочел

Не для того, чтоб вы надеялись на пчел!

1948

МАРТЫШКА И ОРЕХ

Мартышка где-то разыскала

Невиданный кокосовый Орех…

Им накормить бы можно было всех!

Он мог бы радости доставить всем немало,

И счастья, и утех!

Мартышка же грозить Орехом стала -

И всех вокруг пугать не устает:

"Вот если он кому на голову сорвется

Да разорвется,

То будет уж не смех, а грех -

Он многим, кажется, внизу попортит мех!"

"Нет спору, плод велик! Кто отрицать посмеет?!

Мартышке как-то раз заметил мудрый Крот. -

Но если кто другой такой же плод имеет?

Ты заглянула бы в соседский огород!

Быть может, там такой Бурак растет

Или такая Тыква зреет,

Что перед ними твой Орех бледнеет?…"

Кто спросит у меня, о чем здесь речь идет,

Какой вопрос меня волнует, -

Тому отвечу я, и всяк меня поймет:

Не так уж страшен черт, как нам его малюют!

1949

КОЛИЧЕСТВО И КАЧЕСТВО

"Поздравь меня, товарищ Петушков!"

"С чем?" - "С премией!" - "За что?"

"Да как за что? Сверх плана

Я выпустил сто тысяч гребешков

И в сеть торговую забросил без обмана!

А ты, должно быть, от текущих дел

Совсем, я вижу, облысел?"

"Нет, братец, потому я без волос остался,

Что гребешком твоим сегодня причесался!"

Ты эту басенку запомни, бракодел,

Покамест "Фитилю" случайно не попался!

1950, 1964

ИВАН ИВАНЫЧ ЗАБОЛЕЛ…

Иван Иваныч заболел, -

Не потому, что он дурное что-то съел

Иль сквозняком его продуло, -

Но уж едва-едва он привстает со стула

И еле-еле руку подает,

А многих вообще не узнает.

Что спросишь - он в ответ то промычит невнятно,

А то возьмет да заорет:

"Я занят! Нет меня! Закройте дверь! Понятно?…"

Жену оставил он. С семьей он не живет…

Ближайшие друзья ему дают советы:

Один рекомендует спорт,

Другой - поехать на курорт,

А третий - соблюдать диету…

Больному нашему не впрок ни то, ни это!

Но вот

Иван Иваныча взялся лечить народ:

В один прекрасный день его освободили

От всех забот,

Что у бедняги были,

От всех хлопот

И даже от

Автомобиля,

Что день и ночь дежурил у ворот!

И все пошло наоборот:

Иван Иваныча как будто подменили:

Кого не узнавал - теперь он узнает,

Кого не принимал - тех в гости сам зовет,

С людьми он говорит охотно, просто, внятно,

Вернулся он в семью, отлично в ней живет…

Понятно?!

Вот!

1950

КОГДА ВЕЗЕТ

Всех по дороге обгоняя,

Неслась машина легковая.

И тот, кто за рулем сидел,

На всех людей, пешком идущих

И на колесах отстающих,

С пренебрежением глядел.

Но с ним в пути беда случилась:

Машина вдруг остановилась!

И тот, кто за рулем сидел,

Теперь уж на людей идущих

И даже на волах ползущих

С печальной завистью глядел.

Он над мотором неисправным

Капот бесцельно поднимал, -

По существу и в самом главном

Он ничего не понимал…

Тот, кто без знаний и уменья

Стремится вырваться вперед,

Не так ли полон самомненья

В тот миг, когда ему… везет?!

1951

ПОРТНОЙ НА ЛАВРАХ

Жил-был мужской портной - хороший мастер,

"Собаку съел" он по портновской части,

И это было видно по тому.

Что каждый, кто хотел принарядиться,

Мечтал попасть на очередь к нему:

Так трудно было мастера добиться.

И в самом деле,

Портной не портил зря сукно -

Отлично на заказчиках сидели

Что пиджаки, что брюки - все равно!

Сезон сменял сезон - так проходили годы.

Наш знатный мастер жил да жил,

Все шил да шил.

Росла о нем молва - росли его доходы…

Но вдруг

Все стали подмечать вокруг,

Что у портного изменилась хватка

И, невзирая на размер задатка,

Известным мастером пошитое пальто

Уже не то!

Обужена спина. Не там, где надо, складка.

Морщит подкладка.

Неладно вшиты рукава…

Другая разнеслась по городу молва,

А там узнали все, ушам своим не веря:

Кроят и шьют теперь в портновской подмастерья!

А мастер, задавая важный тон,

Лишь помогает выбирать фасон.

Сам больше не кроит, не шьет, не мерит он,

Он лишь визирует готовые изделья

И даже запил от безделья…

Свой опыт растеряв в теченье ряда лет,

Портной в конце концов совсем сошел на нет,

И отказались от него клиенты.

Да! К месту здесь сказать: иным идут во вред

Излишние аплодисменты!

1951

ПРОСТАЯ СПРАВКА

Раз вышла с басней у меня запарка:

Я сел писать про львиный юбилей,

А сколько львы живут? Забыл я, хоть убей!

Ну что же, позвоню в контору Зоопарка!

Звоню. Прошу помочь в неведенье моем.

Мне отвечают очень лаконично:

"Подобных справок мы заочно не даем!

Зайдите лично!"

Что делать? Захожу. Прошу мне справку дать.

"Откуда? Кто такой?" - "Поэт я. Автор басен".

"Придется подождать!" - "Ждать? Что, вопрос не ясен?.

"Нет, ясен ваш вопрос, но… надо подождать!"

Покорно жду… И наконец решенье:

"Львы не собаки! (Важный аргумент!)

Придется вам прислать с запросом отношенье -

Получите ответ на документ!…"

И дело это кончилось на том,

Что приобрел я Брема первый том

И там про львов прочел такие вещи!

И сколько львы живут, и кое-что похлеще…

Такую "бдительность" иные проявляют,

Чтоб ни за что нигде не отвечать,

А сами, между прочим, оставляют

В открытом сейфе круглую печать!

1952

МЕДВЕЖИЙ МЕД

Одно Лицо, по чину должностное,

Не будем уточнять, откуда и какое,

К начальству строгому решив подъехать тонко.

Преподнесло ему в подарок… медвежонка!

Начальство приняло живого Мишку в дар.

Живой медведь не взятка, не товар!

Детишкам разве развлечены;…

Вот прибыл Мишка наш по месту назначенья,

В саду посажен у ворот…

Недели не прошло, как Мишке в угощенье

Бочонок меда с нарочным идет!

Какое тут уж может быть сомненье,

Раз так и сказано: "При сем - медвежий мед!"

И облизнуться не успели,

Второй бочонок тут как тут!

Второй доели -

Третий ждут,

А там четвертый для порядка!…

Шлют Мишке мед, а Мишеньке не сладко:

Ввалилися бока, угас веселый взор:

Чего греха таить, что за житье у Мишки!

Он сыт не каждый день.

Добро хоть ребятишки

Нет-нет да что-нибудь швырнут через забор:

Кто - белый гриб, кто - спелый помидор.

Дельцам и взяточникам туго -

Их не щадят народные суды.

Так вот они, чтоб подкормить друг друга,

Изобретают новые ходы!

1952

НЕПЬЮЩИЙ ВОРОБЕЙ

Случилось это

Во время птичьего банкета:

Заметил Дятел-тамада,

Когда бокалы гости поднимали,

Что у Воробушка в бокале -

Вода! Фруктовая вода!!

Подняли гости шум, все возмущаться стали,

"Штрафной" налили Воробью.

А он твердит свое: "Не пью! Не пью! Не пью!"

"Не поддержать друзей? Уж я на что больная, -

Вопит Сова, - а все же пью до дна я!"

"Где ж это видано, не выпить за леса

И за родные небеса?!" -

Со всех сторон стола несутся голоса.

Что делать? Воробей приклювил полбокала.

"Нет! Нет! - ему кричат. - Не выйдет! Мало! Мало!

Раз взялся пить, так пей уже до дна!

А ну налить ему еще бокал вина!"

Наш скромный трезвенник недолго продержался -

Все разошлись, он под столом остался…

С тех пор прошло немало лет,

Но Воробью теперь нигде проходу нет,

И где бы он ни появился,

Везде ему глядят и шепчут вслед:

"Ах, как он пьет!", "Ах, как он разложился!"

"Вы слышали? На днях опять напился!",

"Вы знаете? Бросает он семью!"

Напрасно Воробей кричит: "Не пью-ю!

Не пью-ю-ю!!"

Иной, бывает, промахнется

(Бедняга сам тому не рад!),

Исправится, за ум возьмется,

Ни разу больше не споткнется,

Живет умней, скромней стократ.

Но если где одним хоть словом

Его коснется разговор,

Есть люди, что ему готовы

Припомнить старое в укор:

Мол, точно вспомнить трудновато,

В каком году, каким числом…

Но где-то, кажется, когда-то

С ним что-то было под столом!…

1952

"МОСКВИЧ" И "ВОЛГА"

Однажды две машины легковые

Разговорились по душам впервые:

"Вид у тебя измученный и жалкий!

На кузове твоем зеленой тины след!

Откуда ты явилась?" - "Я? С рыбалки!…

Рыбачила… - послышалось в ответ. -

Горючего сожгла в пути немало.

Крыло помяла. Буфер поломала…

Опять в ремонт, живого места нет!"

"Вот удивительно! У нас один хозяин,

И, право, недовольной быть нельзя им!

Он обходителен… Как на него пенять? -

Сказал "Москвич". - Уж мне ль его не знать!"

"Оно понятно. Ты ему дороже! -

Пожаловалась "Волга" "Москвичу". -

Ведь мы своей судьбою тем лишь схожи.

Что обе служим Глебу Кузьмичу.

Но час придет: охота ли, рыбалка -

Меня сечет метель и летом солнце жжет…

Ведь я - казенная. Меня ему не жалко.

Ты - личная. Тебя он бережет…"

Тут не в машинах дело! Разумей-ка!

Я этой басней тем урок даю,

Кому не дорога народная копейка

И кто трясется только за свою!

1952

БАРАНЬЯ КРИТИКА

"Чего ты все снуешь без отдыха, без сроку! -

Петух однажды на дворе

В сердцах отчитывал Сороку. -

Я хоть бужу хозяев на заре.

А ты все тянешься к открытому окошку,

Все норовишь стянуть где ложку,

Где сережку!

Что говорить, на это ты ловка!

А что до твоего, болтушка, языка,

Так от него не жди ни толку и ни проку!"

Услышав, как Петух отчитывал Сороку,

Баран накинулся на доброго Коня:

"Чего ты на дворе торчишь средь бела дня?

То бочкой прогремишь, то - бороной, то - бричкой!

А уж возить навоз вошло в твою привычку!

Как будто ты не мог найти чего другого,

Что бы свалить хозяину во двор?!

Скажу тебе в глаза: пошляк ты, право слово!

Ни вкуса у тебя, ни мыслей нет! Позор!"

Недавно я прочел критический обзор,

И, будучи с обзором не согласен,

Я басню новую добавил в книгу басен.

1952

ТАЛАНТЫ И КОММЕРСАНТЫ

В народный суд явились два Поэта.

"О чем вы спорите?" - спросил у них судья.

"Мы спорим о правах на авторство сюжета! -

Сказал один Поэт. - А означает это,

Что рифмы здесь - его, а в рифмах мысль - моя!"

"Да! - заявил другой. - Он подсказал мне тему.

Но пусть народный суд сейчас подскажет нам,

Как славу нам делить и деньги за поэму?

Я предлагаю треть. Он хочет - пополам!"

Дал Пушкин Гоголю сюжет

Бессмертного произведенья,

Но он не ждал вознагражденья,

Не намекал на свой бюджет…

Как широко щедры таланты

И как ничтожны коммерсанты!

1952

КУРАМ НА СМЕХ

Ученый рецензент (оговоримся ранее,

Что он как педагог довольно много знал)

Связал свою судьбу с "Дошкольным воспитанием" -

Есть, говорят, у нас такой журнал.

В объемистой развернутой рецензии

Он предъявил суровые претензии

К труду поэта в двадцать восемь строк

С простым названьем "Петя-Петушок".

Научно, всесторонне, обоснованно,

Солидно и весьма организованно

Он разобрал беднягу Петушка,

А заодно и автора стишка -

От коготков до гребешка!

"Придерживаюсь я такого мнения, -

Писал авторитетно рецензент,

Что в названном дошкольном сочинении

Есть, так сказать, сомнительный момент:

Нет курицы! А в птицеразведении

Она - наиважнейший компонент!…

Нам кажется, что дети малолетние -

Трехлетние, а также пятилетние -

Поверхностный, псевдонаучный труд

Не примут. Не полюбят. Не поймут".

Мне жаль, что рецензент, в статье хвативший лишку,

Решив ее послать в известный нам журнал,

Не посмотрел сперва на своего сынишку

(Тот был смышлен, хоть мал):

Прижав к своей груди зачитанную книжку,

Он с нею спал… Он книжку принимал!

То был его любимейший стишок,

Все тот же самый "Петя-Петушок"!

1952

ДУТЫЙ АВТОРИТЕТ

Я слышал от зверей, что где-то некий Лев

Тушканчика назвал вторым по силе зверем,

Что будто страшен он, когда приходит в гнев!

И все задумались, ушам своим не веря.

Когда бы это слышать от Осла -

Ослу прийти на ум такая блажь могла!

Но это ж Лев сказал! Кто смеет сомневаться?

И стали все Тушканчика бояться…

Медведь его зовет на праздничный обед,

С ним дружбы ищет Волк, а старая Волчица

Пугает им Волчат, которым днем не спится:

"Скажу Тушканчику! На вас управы нет!"

Но, видно, уж судьба Тушканчику была

Нарваться на Лису, что ночью лесом шла.

Он пикнуть не успел - разбойница насела,

Его за шиворот взяла

И съела!

А после чуть сама не померла,

Когда узнала, с кем имела дело!

Она его за Зайца приняла,

А указанье Льва случайно проглядела!

1952

КЛАДОВАЯ ПОЭТА

Поэт Аркадий Деловой

В своей домашней кладовой

Хранил запасы нужных слов

Для сочинения стихов:

Мешок "лугов", мешок "полей",

Вязанку "лип" и "тополей",

Две бочки "зорь", одну - "ночей",

Кадушку "ласковых очей",

Ушат "разлук", корзину "грез",

Набор "девичьих кос" и "слез"

И ящик возгласов: "Ура!",

"Вперед!", "Дружней!" и "На-гора!"

Из этих бочек и мешков

Он черпал мысли для стишков,

Употребляя так и сяк

Одних и тех же слов косяк.

Его терпели много лет,

Но как-то раз сказали: "Нет!

Не подойдет. Стихи - мура,

Сегодня те же, что вчера!

Ни новых слов, ни новых тем,

Вы исхалтурились совсем!"

Поэт Аркадий Деловой

Весь вечер рылся в кладовой,

Там все мешки перевернул,

Во все кадушки заглянул,

Но кроме "зорь", "лугов", "полей",

"Девичьих слез" и "тополей",

"Разлук" и "ласковых очей"

И кроме прочих мелочей -

Для созиданья новых строк

Он ничего найти не смог!…

Мы здесь назвали кладовой

То, что должно быть головой.

1955

КЛАССИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Два молодых поэта

Пришли в один журнал,

Сверхосторожный критик

В журнале им сказал:

"Все ваши сочиненья

Вы пишите вдвоем.

Прошу вас, расскажите

О методе своем.

Писателю, поэту,

По мненью моему,

Естественнее как-то

Трудиться одному".

Один поэт замялся,

Вздохнул и промолчал.

Другой поэт, подумав,

С улыбкой отвечал:

"Зачем вам это надо,

Чтоб я творил один?

А Сухово-Кобылин?

А Салтыков-Щедрин?

А Щепкина-Куперник?

А Мамин-Сибиряк?

А Шеллер и Михайлов?

Они писали как?"

Смутился горе-критик

(Он был хоть сед, но сер):

"…Меня вы убедили -

Классический пример".

1955

В ЗНОЙНЫЙ ДЕНЬ

"Не лучше ли тебе лечь в лужу на дворе,

Чем изнывать на эдакой жаре?" -

Так в знойный летний день Коза Свинье сказала.

"Давно бы я легла, да в луже места мало:

В ней пьяница лежит. Он каждый выходной

В нее ложится, выйдя из пивной!"

Вот так со свиньями роднит себя иной!

1954

БЮРОКРАТ И СМЕРТЬ

За Бюрократом Смерть пришла,

Полдня в приемной прождала,

Полдня в приемной просидела,

Полдня на очередь глядела,

Что все росла,

А не редела…

И, не дождавшись… померла!

"Что-о? Бюрократ сильнее Смерти?"

Нет!

Но живучи все же, черти!

1954

ПРОСТОЙ СЕКРЕТ

Морозный был денек.

Два председателя - колхозных два соседа

Погреться в чайную зашли "на огонек",

Здесь по душам пошла у них беседа:

"Кирилл Прокофьевич! Желаю долгих лет!

Я пью за твой авторитет,

Хотя ты позабыл о старом друге!

Что ж… Слава о тебе гремит по всей округе!…

"Зря, зря, Демьян Кузьмич!

Я, знаешь, не из тех,

Которым кружит голову успех.

Твои-то как дела?"

"Мои-то? Хуже всех!

Небось читал районную газету?

Опять нас, грешных, взяли в оборот!

Ну и народ!

Ну, никакой сознательности нету!

Ославили по свету!… Еще по маленькой?"

"Не хватит ли, сосед?

Один ты выпил полграфина!"

"Да эта порция мне что слону дробина!

Ты лучше дай совет

И опыт передай, как смог всего добиться!"

"Могу, Демьян Кузьмич, с тобою поделиться!

Секрет простой: я каждый день чуть свет

Встаю, чтобы начать трудиться,

А ты с того день начинаешь свой,

Что, еле встав, с тяжелой головой

Все ищешь, где б опохмелиться!"

1954

СОКРАЩЕНИЕ РАСХОДОВ

Министр… а впрочем, нет! - директор Зоосада

Раз получил приказ. В нем говорилось: "Надо

Предельно сократить расход зерна на птиц".

Директор списки взял - Дроздов, Щеглов, Синиц

И, сократив сто сорок единиц,

На место их зачислил трех Орлиц,

Которым с этого же часа

Пошло довольствие: уж не зерно, а мясо!

Сто сорок или три?

Что ж! Не одно и то же!

А в корень посмотри:

Ведь мясо-то дороже?!

Не так ли в министерских аппаратах

Решают иногда вопрос о штатах?

1954

РАДИ ДРУГА

"На славу угощу! Держи стакан, сосед!

Вина такого не пивал ты сроду:

Ты только посмотри его на свет!

Попробуй на язык, увидишь: слаще меду!"

Пригубил гость стакан, отпил глоток вина,

Поморщился… но выпил все ж до дна.

"Ну, как вино?"

"Признаться, скулы сводит, -

Оно, видать, давно в бочонке бродит?"

"Опомнись! Бог с тобой, дурная голова!

Чем говорить такие-то слова,

Не лучше ли вино распробовать сперва?"

"Уж я распробовал!"

"Распробовал, да худо!

Придется повторить!"

"И не проси, не буду!

Я выпить был бы рад, но, право, не могу:

Недавно я хворал… Желудок берегу!"

"Давай, давай!"

И гость как ни старался,

Но устоять не смог: так в стельку нализался,

Что к вечеру уже в больнице оказался…

Пей, да с умом, и не греши вином!

Читатель мой! Смысл басни здесь в ином:

Нередко просят нас (не видя в том дурного)

Взять в штат работника заведомо дрянного,

В котором толку нету ни на грош,

А ведь нажмут покрепче - и возьмешь!

1954

СЛОН, ЗАЯЦ И ОСЕЛ

Слон, Заяц и Осел решили строить мост,

Но оказалось, что вопрос не прост

И многое для всех троих неясно…

"Поставить нужно мост, - твердил упрямый Слон, -

На каменных быках, закованных в бетон!"

"Нет! - Заяц возражал. - Быки? Бетон? Ужасно!

Мост должен легким быть! Все, что легко, - прекрасно!"

"Послушайте, друзья! - седой Осел изрек. -

Нам следует сперва решить единогласно,

Как будем строить? Вдоль иль поперек?"

Вы спросите: о чем же басня эта?

О членах одного ученого совета!

1954

ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ

От пяток до ушей дрожа,

Зайчишка налетел в потемках на Ежа.

И только тут остановился…

"Откуда ты, Косой? - Колючий удивился. -

Как лист осиновый дрожишь!

Куда и от кого бежишь?"

Еще сильней Косой затрясся:

"Не спрашивай меня… От смерти чудом спасся!"

"Да что случилось, толком расскажи!"

"Мы… зайцы… собрались на поле… у межи…

Вдруг слышим: выстрелы!… Глядим: автомобили!

Посевов не щадя, несутся напрямик!

И в тот же миг нас фары ослепили…

Один я уцелел… Всех наших перебили…" -

Вздохнул Косой и головой поник.

"Какое нарушение закона!

Чудовищный рассказ, когда не врешь! -

С большой сердечностью заметил добрый Еж. -

Я вспоминаю дедушку Семена,

Как прошлым летом провинился он:

Убил до срока кряковую утку -

Не вовремя открыл охотничий сезон.

Ему тогда попало не на шутку:

Сам прокурор был возмущен

И наказал его за браконьерство!

Но то, что видел ты, - уж не разбой, а зверство!

Так зайцев истреблять - позор! Позор! Позор!

Под суд мошенников! Судить злодеев надо!"

А где-то продолжалась канонада:

"Охотился" районный прокурор…

Закон для всех один - все перед ним равны!

Иные ж прячутся за званья и чины,

Как будто бы для них не писаны законы, -

Они уверены, что отвечать должны

Лишь виноватые Семены.

1954

ПЕТУХ-БОЛТУН

Петух с бессонницы завел себе привычку

Всех раньше подниматься по утрам

И начинать до срока перекличку

С другими петухами по дворам.

Конь, что в упряжке за день наломался,

Не отдохнув, в конюшне просыпался.

Пес вздрагивал во сне и открывал глаза.

Вставали на ноги Корова и Коза…

"Вставайте, лодыри! Проснитесь, лежебоки! -

Кричал Петух. - Проспали вы все сроки!

Довольно вам валяться на боку!

Кукареку! Кукареку!"

Охрипнув от бессмысленного крика,

Всех на ноги подняв от мала до велика

И этим показав, какой "работник" он,

Петух потом весь день в крапиве отсыпался…

(Он даже в курах не нуждался

И годен был лишь разве на бульон!)

Подобное и среди нас бывает:

Иной, как тот Петух, с трибуны призывает,

Шумит, кричит, приказы отдает,

Работы требует. А сам баклуши бьет!

1954

КУ-КА-РЕ-КУ!

Два Петуха - два глупых крикуна -

С каких-то пор вдруг так завраждовали,

Что на неделе день нашелся бы едва ли,

Когда б у них с утра не шла война.

У каждого вокруг свои догадки:

Кто говорит - вражда из-за Хохлатки,

Которая сперва с одним была,

Ну, а потом другого предпочла…

Кто говорит, что началась война

Из-за какого-то жемчужного зерна,

Которое они не поделили…

Различные предположенья были,

Пока однажды Шарик - тихий пес -

Не задал одному из Петухов вопрос

(Драчун неподалеку в луже мылся):

"Я вижу, ты опять с приятелем сцепился!

За что ты бьешь его и сам теряешь пух?"

"Он обокрал меня!" - сказал в ответ Петух.

"Он обокрал тебя? На что же он польстился?"

"Из песни, что я пел на утренней заре,

Украл он у меня единственное ре!"

Есть сочинители и музык и стихов,

Похожие на этих Петухов.

1954

КОТЫ И МЫШИ

Кот Тимофей - открытая душа,

Коту Василию принес в зубах мыша:

Кот Васька отмечал день своего рожденья

И принимал преподношенья…

Увидев дичь, что гость ему принес,

Хозяин проурчал, брезгливо морща нос:

"Спасибо, брат! Но только зря старался!

Давно прошли те дни,

Когда мышами я питался…

Уж ты меня, дружище, извини!"

Смущенный гость был удивлен безмерно:

Чтоб кот не ел мышей? Ослышался, наверно!

Хотел переспросить, но… подали обед:

Сметану, масло, сыр, печенку и паштет,

Колбасы всех сортов и даже

Такую колбасу, которой нет в продаже!…

К столу все новые закуски подносили.

Тимошка-кот наелся до ушей.

"Вот так, брат, и живем… - мурлыкал кот Василий,

Обходимся, как видишь, без мышей!"

Когда бы у меня читатели спросили,

О чем завел я в этой басне речь,

Я им ответил бы, что данный кот Василий

Жрал то, что должен был стеречь!

А этаких котов, не ловящих мышей,

Из кладовых пора бы гнать взашей!

1954

МЕДВЕДЬ И ЗМЕЯ

Из А. Исаакяна (С армянского)

С Медведем дружбу завела Змея -

Водой не разольешь: одна семья!

И клятву верности друзья друг другу дали,

И с этих пор они

Совместно проводили дни -

Гуляли, ели, ночью рядом спали.

Душевно, чинно и без пререканья,

Друг к другу преисполнены вниманья,

Они дружили долгие года,

Да только вот Змеи немое пресмыканье

Не нравилось Медведю иногда.

Случилось как-то раз, на берегу высоком

Стоял Медведь дыханье затая,

И вдруг увидел он, увидел ненароком,

Как, словно вор, тайком к ручью ползла Змея.

Сомнение Медведя охватило,

В груди его волненье поднялось:

"Нет! Будь ты друг иль брат, сдержаться я не в силах!

Моей душе противно и постыло

Все то, что движется ползком и вкривь и вкось!"

И вмиг разделавшись с пятнистым мерзким гадом,

Медведь расправил лапой труп Змеи

И сбросил со скалы в ручей, бегущий рядом,

В холодный блеск его прямой струи.

И глядя вслед Змее, чей труп, воде послушный,

Тупой стрелой мелькал среди камней,

Медведь сказал: "Быть надо прямодушней!

Отныне прям твой путь! Вот так-то, друг, верней!"

1955

САТАНА И ЕГО ДОЧЕРИ

Из А. Исаакяна (С армянского)

Трех дочерей имел всесильный Сатана,

И кроме трех была еще одна…

Дочь старшую за князя выдавая,

"Гордыней" будешь ты! - ей Сатана сказал. -

Ты будешь "Жадностью" отныне, дочь вторая!

Тебя купец богатый в жены взял.

Ты, третья дочь моя, уходишь в дом к поэту,

Ты будешь "Завистью" навеки с этих пор!

Других имен вам, трем замужним, нету!" -

Так прозвучал отцовский приговор.

А дочку младшую, с горячей, пылкой кровью,

Что ближе всех всегда была ему,

Рогатый Сатана в сердцах назвал "Любовью"

И отдал человечеству всему!

1956

ЗЕЛЕНЫЙ И ВАРЕНЫЙ

Живой зеленый Рак, речной пропахший тиной,

Глазами пожирал собрата своего.

Тому естественной причиной

Был необычно яркий цвет его.

"О, как же он хорош! Как фрак его прекрасен!

Восторженно шуршал зеленый Рак. -

Да я любой клешней пожертвовать согласен,

Чтоб только нарядиться так!"

"Чему завидуешь, дурак? -

Сказала мудрая и старая Рачица. -

Ты тоже можешь быть так ярок и душист!

Для этого тебе достаточно свариться

И чтоб в кастрюльке был лавровый лист!"

Порой моих друзей такая зависть гложет,

Что только кипяток им, кажется, поможет!

1956

ПОЗИЦИЯ ЖУКА

Он начал штурм намеченной вершины,

Едва забрезжил утренний рассвет.

Ему грозили страшные лавины -

Он лез и лез: преграды смелым нет!

Страх и смятенье преодолевая,

Боясь сорваться в пропасть каждый миг,

Он полз и полз, других опережая,

Он полз и полз… И цели он достиг!…

Ах, кто бы посмотрел, как важный Жук навозный

С той кучи мусорной взирал на двор колхозный!

1956

ЧУЖАЯ БЕДА

От шума за окном проснувшись на заре,

Испуганный Степан спросонья догадался,

Что это наглый волк к соседу в хлев забрался

И режет у него скотину на дворе.

"Я думал, что тебя, Петрович, дома нет, -

С укором поутру встречал его сосед. -

Чего же ты с ружьем на улицу не вышел?

Волк ночью у меня теленка уволок!"

"А я намаялся и спал без задних ног! -

Зевнул в ответ Степан. - Я ничего не слышал…"

Урок тому сей басней дан.

Кто глух и слеп к соседским бедам.

Но может ведь иной Степан

Сам стать Степановым соседом.

1956

ЗЕРНО САТИРЫ

Какой-то Критик, полный самомненья.

Однажды в землю посадил Зерно.

И часа не прошло, как, потеряв терпенье.

Он побежал смотреть: не проросло ль оно?

Увы! Не проросло!… Тут Критик наш в волненье

Взял вытащил Зерно, перевернул,

Другим концом в другую лунку ткнул

И вновь его землей засыпал аккуратно,

Час переждал и выкопал опять:

"Непостижимо! Непонятно!

Зерно не хочет прорастать!

Что за упорное, упрямое Зерно!

Ну, просто смех!… Да что-то не смешно!"

Не пропадут сатириков труды,

Коль их не дергать без нужды!

1956

СКАЛА И УТЕС

Экскурсию (которым нет числа

На наших Минеральных Водах)

Курортная тропа в ущелье привела,

Где над водой нависшая Скала

Сулила путникам привал и отдых.

Несчастная Скала! От головы до пят

Она была исписана словами:

"Здесь были А. и Б.", какой-то "Жорж Пират"!

С ним рядом: "Дураков с женой и сыновьями"!

Плохой пример! Так и на этот раз

Больной тщеславием нашелся среди нас:

Он в пропасть со Скалы чуть было не сорвался,

Но своего добился - расписался!…

В тени передохнув, экскурсия ушла.

Осталась над водой нависшая Скала.

И снился ей в ночи Утес под снегом чистым,

Доступный разве только альпинистам…

1956

ЖЕРТВА МОДЫ

На черноморском пляже

Две дамы встретились в невыразимом раже:

"Счастливая! Какой загар! О боже!

А я вся в пузырях и лезу вон из кожи!

Сегодня три часа на пляже провела,

А загореть ни капли не смогла!"

"Мне так же, как и вам, не повезло сначала,

Вторая с превосходством отвечала. -

Но я теперь весь день на пляже провожу:

Лежу, сижу, хожу.

От солнца, кажется, уже с ума схожу,

В глазах круги. Но тени избегаю!

И вот вам результаты, дорогая:

Лишилась аппетита, сна,

Зато черна!…"

В палящий зной на пляже расставаясь,

Подруги наши были не одни:

От солнечных лучей разумно укрываясь,

Осел - на что осел! - и тот стоял в тени!

Ну, как не уважать ослиную породу

За трезвый, здравый взгляд на солнце и на моду

1956

ЛЮБИТЕЛЬ КНИГ

К приятелю, чтоб скоротать досуг,

Зашел однажды гость. "Ты стал читать, мой друг?!"

Воскликнул он от удивленья

И посмотрел восторженно вокруг

На новые тома собраний сочинений -

Гюго, Дюма, Шекспира, Маршака,

Что полки заняли почти до потолка…

"Ты что молчишь? Смущен моим вопросом?

В коллекции такой, бесспорно, прок велик!

Но как ты достаешь до самых верхних книг?"

"А очень просто, братец! Пылесосом!"

Известно мне: в домах иных

Стирают только пыль с изданий подписных.

1956

БОГАТЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Два друга встретились: "Привет! Кого я вижу!"

"Привет, привет!" - "Откуда?" - "Из Парижу!"

"Ты был во Франции?" - "Да вот, как видишь, был!"

"Ну, расскажи скорей, как жил, куда ходил?"

"Признаться, мне жилось в Париже преотменно!"

"Ты видел Нотр-Дам? Понравилась ли Сена?"

"Я сена не искал. А что до нотр дам,

Скажу по совести, что их премного там,

И всех мастей! Но только нет, шалишь!

Не дам смотреть я послан был в Париж!"

"Зачем же ездил ты, приятель, за границу?"

"А что тут много говорить,

Нам есть чему в Европе поучиться,

Чтоб лучшее потом у нас внедрить!"

"Какие ж новые ты видел достиженья?"

"Что ж… Видел кое-что… К примеру, взять кино:

У них в кино разрешено куренье,

У нас в кино курить запрещено!

А пепельницы там! Оформлены прекрасно!

А если бы ты знал, каких я вустриц ел!

Постой, куда же ты?" - "Да все уже мне ясно:

Хоть много видел ты, да не туда смотрел!"

Таким "мыслителям" зачем бывать в Париже?

Их можно посылать куда-нибудь поближе!

1956

РОМАШКА И РОЗА

"Прошу меня простить за обращенье в прозе! -

Ромашка скромная сказала пышной Розе. -

Но вижу я: вкруг вашего стебля

Живет и множится растительная тля,

Мне кажется, что в ней для вас угроза!"

"Где вам судить о нас! - вспылила Роза. -

Ромашкам полевым в дела садовых роз

Не следует совать свой нос!"

Довольная собой и всех презрев при этом,

Красавица погибла тем же летом, -

Не потому, что рано отцвела,

А потому, что дружеским советом

Цветка незнатного она пренебрегла…

Кто на других глядит высокомерно,

Тот этой басни не поймет, наверно…

1956

ДАЛЬНОВИДНАЯ САМОКРИТИКА

К начальнику явился подчиненный

И заявленье положил на стол.

Престранной просьбой очень удивленный,

Начальник вслух прошение прочел.

А эта просьба излагалась так:

"Прошу меня уволить. Я - дурак".

Был сух и строг начальника ответ:

"Нам лучше знать, дурак вы или нет".

Из кабинета подчиненный вышел.

И обратился с той же просьбой выше.

Здесь на прошенье был ответ таков:

"У нас в системе нету дураков!"

"Но я - дурак! И самый настоящий!

Прошу меня освободить от дел!"

"А нам виднее!" - Бас руководящий

Из-за стола угрюмо прогудел.

Настойчив был дурак самокритичный,

Он про себя сказал: "Не унывай!

Ты - феномен. Твой случай не типичный!

Ходи. Пиши. И дальше пробивай!"

Во всех инстанциях он побывал с прошеньем

И был освобожден. Однако… с повышеньем!

1956

ДВА ТОПОРА

Пошли рубить два новых Топора.

(Мы знаем, Топоры на это мастера!)

Так вот, один из них попал в зеленый Бор, -

И разгулялся же Топор!

Был с лесом у него короткий разговор:

Столетние дубы, и молодые ели,

И сосны стройные, что кронами шумели,

Черемухи, что так весной цвели, -

Под первым Топором в расправе полегли…

Второй Топор попал в соседний Бор,

Но стал Топор вершить свой приговор

Над теми лишь в лесу, что жили до сих пор

За счет других, собратьям жить мешая,

И заглушая их, и света их лишая.

К загнившим на корню он беспощаден был -

Под самый корень их рубил,

Чтоб лес, здоровый лес от них освободился!

И благодарный лес преобразился -

Помолодевший, ветви распростер,

Бездомных всех певцов собрал под свой шатер

И с новой силой к солнцу устремился.

И эту силу дал ему - Топор!…

1956

ТРИ ПОРТРЕТА

Был однорук и одноглаз

Великий хан Ахмед.

Трем живописцам как-то раз

Он заказал портрет.

"Иметь портрет угодно мне, -

Всем трем он заявил, -

Где б я в бою и на коне

Написан вами был!"

Трубят рога. На грозный суд

Того, кто всех сильней,

Два первых автора несут

Работу многих дней.

Перед портретом хан встает,

Разгневан, возмущен;

Нет! Он себя не узнает!

Нет! На коне не он!

"Я одноглаз и однорук,

А этот хан сидит -

Двумя руками держит лук.

Во все глаза глядит!

Ты исказить меня посмел,

И ты мне дашь ответ!"

"Казнить угодника", - велел

Сердитый хан Ахмед…

Своим вторым портретом хан

Не меньше оскорблен.

"Я узнаю коварный план! -

Затрясся в гневе он. -

На радость всем врагам вокруг

Ты подчеркнул, смутьян,

Что одноглаз и однорук

Твой повелитель хан!…"

Так портретист-натуралист

Погиб во цвете лет…

Его собрат, дрожа как лист,

Еще несет портрет.

Поскольку хан изображен

Верхом и не анфас,

Неясно, однорук ли он

И есть ли правый глаз.

Видна здоровая рука,

Что крепко держит щит,

И левый глаз, что цел пока,

Как у орла, глядит!…

Художник этот стал богат,

Ходил в больших чинах

И умер, люди говорят,

При многих орденах.

Я среди авторов не раз

Встречал таких ребят -

Они не пишут жизнь анфас,

Все в профиль норовят!

1956

КАНАРЕЙКА И КОШКА

Из Банчо Банова (С болгарского)

"Хозяин, почему должна сидеть я в клетке

На жердочке, а не в саду на ветке?

Зачем меня ты держишь взаперти?

Для звонких трелей, для веселых песен

Решетчатый приют твоей певунье тесен!"

"Тебя попробуй только отпусти -

Останутся лишь перышки да ножки!

Я берегу тебя от кровожадной кошки!"

"Не лучше ли тогда, так жизнь мою храня,

Ту кошку запереть, чтоб выпустить меня?!"

1957

ФИЛИН И СВЕТЛЯЧОК

Из Стояна Михайловского (С болгарского)

В глухой ночи, как яркий ночничок,

Меж трав и меж цветов светился Светлячок

(Печальный же удел ему достался!).

Заметил Филин Светлячка, за ним погнался

И в когти хищные схватил.

"Что сделал я тебе?" - "А ты не догадался?

Ты мне мешал!" - "Да чем же?" - "Ты светил!"

Был ясен приговор, и суд недолго длился.

Наш Светлячок угас,

В потусторонний мир переселился…

Точнее говоря, чтоб завершить рассказ,

Он в брюхе Филина, бедняжка, очутился!

1957

ПАВЛИН И ЛАСТОЧКА

Из Стояна Михайловского (С болгарского)

У Ласточки, весь день парящей в вышине,

Спросил Павлин, играя опереньем:

"Хотелось бы мне знать, какого мненья

Вы, птицы разные, ну, скажем, обо мне?"

"Что ж, - Ласточка Павлину отвечала, -

Я о тебе от птиц не раз слыхала,

Одно и то же о тебе твердят".

"Что я красив? Что пышен мой наряд?"

"Да нет, не то". - "Так что же?" - "Уж не сетуй:

Что ты глупец, богато разодетый!"

1957

ЗНАКОМЫЙ ГОЛОС

О чем бы ни зашел случайный разговор,

Он тут как тут - и сразу просит слова:

"Зачем и от кого поставлен здесь забор?

Что там поет Петух? "Кукареку" не ново!

Козе - бубенчик? А Коню - хомут?

Где демократия? Где равноправный труд?

Гусиный выводок - не выводок, а каста!

Я не могу молчать! Довольно! Хватит! Баста!"

Восторженный галдеж пошел среди Ворон:

"Как смело говорит! Как независим он!

Вот это критика! Жаль только, голос тонок!…"

Не удивительно, что голос тонок был, -

То на дворе испытывал свой пыл

Самонадеянный молочный Поросенок!

Мне хочется сказать всем юным демагогам:

Прочтите басню вашим педагогам!

1957

ВОЗНИЦА, КОНЬ И ПЕНЬ

Возница на телеге въехал в лес

И колесом в лесу на пень налез.

Остановился Конь и смотрит на Возницу -

Красноречив Коняги умный взгляд,

Он будто говорит: "А ну, подай назад!

Не то у колеса повылетят все спицы!"

Вознице бы и впрямь телегу осадить,

Объехать вредный пень, что вырос на дороге, -

Нет! - он Коня вожжами начал бить!

Конь поднатужился, напряг с усильем ноги,

Рванул вперед что было сил, -

Телегу развалил, а пень не своротил!

Мужик в сердцах клянет телегу и дорогу,

А Конь косит глаза: "Вот ведь дурак, ей-богу!

Что без толку других в беде винить?

Зачем было с пеньком вступать в единоборство

И проявлять нелепое упорство,

Где надо бы смекалку применить?!"

1957

БОЛЬНОЙ КАБАН

К ученой птице - умному Павлину -

Хавронья на прием явилась не одна -

Хавронья привела с собою Кабана.

(Павлин был доктором - умел лечить скотину!)

Павлин спросил: "Чем вам помочь, друзья?"

"Мой Боров заболел! - ответила Свинья. -

Весь день на всех рычит, копытами топочет -

Всем угрожает он! Знать ничего не хочет!

Доходит дело чуть ли не до драк.

Он никаких не терпит возражений

И не стесняется в подборе выражений".

"Я очень нервным стал!" - заметил мрачный Хряк.

Павлин задумался: "Скажите, а бывает,

Что и на Льва он голос поднимает?"

"Нет, этого пока не замечала я,

Со львами вежлив он", - прохрюкала Свинья.

"Быть может, он волков и тигров оскорбляет?"

"Нет, этого мой Хряк себе не позволяет!"

"Ну что ж, - сказал Павлин, - диагноз мой таков:

Поскольку ваш супруг не трогает волков,

Ни тигров и ни львов, а значит, разумеет,

Что голос повышать на сильного не смеет,

И перед ними вовремя робеет, -

Он, с точки зренья докторов,

Здоров!"

Знавал я одного начальника такого:

На подчиненных брызгал он слюной.

"Уволю! Накажу! - кричал он через слово. -

Как вы стоите тут передо мной?"

Его однажды вызвали, прижали,

И у него коленки задрожали:

"Простите! - говорит. - Я нервный! Я больной!"

1957

ВОЛК-ДИПЛОМАТ

Зайчишка получил от Волка приглашенье

Пожаловать к нему с супругой на банкет.

Другой бы отписал: "…Примите уверенья…

Я нездоров… Мерси… Пардон… Привет…"

Но данный Волк, хоть не был гуманистом,

На зайцев не рычал, когда встречал,

Их не травил в лесу, не трогал в поле чистом,

На их поклон поклоном отвечал…

Вот почему, польщенный приглашеньем,

Сказав Зайчихе: "Причешись! Пойдем!",

Придумав громкий тост, предвидя угощенье,

И, преисполненный почтенья,

Явился Заяц к Волку на прием.

Хозяин гостю рад: "Как долго не видались!

Да вы поправились!"

"На целый килограмм!"

Пока в прихожей зайчики топтались,

Хозяин подмигнул зубастым поварам…

Я тот банкет описывать не буду.

Для полной ясности я лишь сказать могу,

Что повара к столу подали блюдо,

И это было… заячье рагу!

Сравнение мое, быть может, грубовато,

Но я имел в виду зайчат в системе НАТО.

1957

ОСЕЛ В ОБОЙМЕ

Ослу доверили однажды пост завидный.

Лесным дельцам сказать не в похвалу,

Какой-то важный зверь, где надо, очевидно,

По дружбе оказал протекцию Ослу…

Осел на должности что было сил старался:

Одним указывал, других учить пытался;

Но как бы он себя с достоинством ни вел, -

Каким он был, таким он и остался:

Ушами поведет - все видят, что Осел!…

По лесу поползли невыгодные слухи.

В порядке критики пришлось при всех признать:

"Не оправдал надежд товарищ Лопоухий!

Не справился. С поста придется снять".

И вот на пост Слона, ушедшего в отставку,

Зачислили Осла. Опять на ту же ставку!…

И снова слухи по лесу ползут:

"Он, говорят, проштрафился и тут!"

Одни смеются, а другие плачут:

"Что, если к нам теперь его назначат?!"

Вопрос с ослами ясен, но не прост;

Ты можешь снять с Осла, коль это нужно, шкуру

И накрутить ему за все ошибки хвост,

Но если уж Осел попал в номенклатуру,

Вынь да подай ему руководящий пост!

1957

ДОБРЫЕ СОВЕТЫ

У Прова Лукича на ферме заболели

Шесть племенных молочных поросят:

Два почему-то дышат еле-еле,

А четверо все время голосят.

Пров - через двор, к соседу за советом:

"Приятель, помоги! Пришел к тебе с бедой!"

Начитанный сосед не задержал с ответом:

"Не надо поросят поить сырой водой!"

Сказал как отрубил! Вот человек ученый!

(А кто из нас друзьям не доверял?)

Пров свинок стал поить водою кипяченой -

Двух поросят наутро потерял…

Опять к соседу Пров: "Скажи, как быть, дружище?"

Сосед собрал морщины на лице:

"Гм-м-м! Думается мне, что в поросячьей пище

Нехватка витаминов А, В, С!"

Пров раздобыть что нужно постарался -

Стал поросят кормить, как друг ему велел.

На следующий день двоих недосчитался,

А через сутки пятый околел…

Пров снова впопыхах туда же за советом:

"Приятель! Я пропал! Как хочешь, выручай!"

"Ты греешь поросят лечебным синим светом?"

"Не пробовал!" - "Попробуй! Облучай!"

Пров "синий свет" достал, но… рвется там, где тонко!

Сам по себе совет, быть может, был не плох,

Да он не уберег шестого поросенка,

При свете синих ламп и этот тоже сдох…

"Ну, как твои дела? - спросил сосед у Прова, -

Здоровы хрюшки-то?" - "Какое там здоровы! -

Ответил грустный Пров. - Уж их в помине нет!"

"Ах, жаль! Я мог бы дать еще один совет!"

Что этой притчей я сказать хочу

Для тех, кто сам не может догадаться?

Что надлежало Прову Лукичу

К ветеринарному врачу,

А не к соседу обращаться!

1957

ФЕДОТ, БОЛОТО И ПАСТУХ

Дружки-приятели водились у Федота,

Они и завели товарища в болото.

Он, говорят, идти за ними не хотел,

Да отказаться не посмел…

Как начали дружки тонуть

Поодиночке -

Стал прыгать наш Федот от кочки и до кочки

И наконец допрыгался до точки:

Ему уже ни охнуть, ни вздохнуть -

Засасывает гниль и тянет вниз Федота.

Федот идет ко дну. Федоту жить охота!…

Пастух, что в тех местах в то утро стадо пас,

Трясину обходил - искал в лесу ягненка,

Вдруг видит: человек в гнилой воде завяз,

На убыль у него уже идет силенка!

Чтоб жизнь свою от гибели спасти,

Карабкается он из тухлой, ржавой жижи

К сухому берегу все ближе, ближе, ближе,

За все, что под рукой, хватаясь по пути…

"Держись, Федот!" - тут закричал Пастух

И протянул Федоту палку.

Собрал Федот последний дух,

Собрал Федот всю волю, всю смекалку

И выбрался на берег чуть живой,

Едва не поплатившись головой

За всех своих дружков и за характер свой.

Когда тебя дружки в болото волокут,

Мозгами шевельнуть не посчитай за труд!

1957

ПАСТУХ И БЛОХА

Пастух в горах оплакивал свою

Сторожевую верную собаку:

Бесстрашный пес вступил с волками в драку

И, выполнив свой долг, в неравном пал бою…

"Спасая от беды моих овец отару,

Ты в жертву жизнь принес!" - шептал Крестьянин старый.

Откуда ни возьмись, ничтожная Блоха

Свой голос подала, услышав Пастуха:

"Мне жертвенность чужда! Уж если я кусаю,

То, укусив врага, сама не погибаю!"

"Ну, где тебе понять высокий, смелый дух -

Безумство храбрых не в твоей натуре!

Всю жизнь ты на чужой сидела шкуре

И потому цела!" - ответил ей Пастух.

Иной юнец, еще не знавший жизни,

Не давший ничего народу и Отчизне,

Знай судит о другом точь-в-точь как та Блоха:

"Он подвиг совершил? Какая чепуха!"

1957

ЗАВИСТЬ

По кладбищу, где испокон веков

Железный мир крестов, надгробий и венков

С живою зеленью бок о бок размещался,

Приезжий человек ходил и возмущался:

"Какая благодать! Порядок здесь какой!

Благоустройство! Тишина! Покой!

Что за часовенки! Каким плющом увиты!

Какие мраморные плиты!

Вот ведь живут! Куда ни посмотри:

Здесь - два венка, а там - их целых три!"

Тот человек, что завистью томим,

Завидует и мертвым, как живым!

1957

ЛЕВ И ЯРЛЫК

Проснулся Лев и в гневе стал метаться,

Нарушил тишину свирепый, грозный рык -

Какой-то зверь решил над Львом поиздеваться:

На Львиный хвост он прицепил ярлык.

Написано". "Осел", есть номер с дробью, дата,

И круглая печать, и рядом подпись чья-то…

Лев вышел из себя: как быть? С чего начать?

Сорвать ярлык с хвоста?! А номер?! А печать?!

Еще придется отвечать!

Решив от ярлыка избавиться законно,

На сборище зверей сердитый Лев пришел.

"Я Лев или не Лев?" - спросил он раздраженно.

"Фактически вы Лев! - Шакал сказал резонно, -

Но юридически, мы видим, вы Осел!"

"Какой же я Осел, когда не ем я сена?!

Я Лев или не Лев? Спросите Кенгуру!"

"Да! - Кенгуру в ответ. - В вас внешне, несомненно,

Есть что-то львиное, а что - не разберу!…"

"Осел! Что ж ты молчишь?! - Лев прорычал в смятенье. -

Похож ли я на тех, кто спать уходят в хлев?!"

Осел задумался и высказал сужденье:

"Еще ты не Осел, но ты уже не Лев!…"

Напрасно Лев просил и унижался,

От Волка требовал, Шакалу объяснял…

Он без сочувствия, конечно, не остался,

Но ярлыка никто с него не снял.

Лев потерял свой вид, стал чахнуть понемногу,

То этим, то другим стал уступать дорогу,

И как-то на заре из логовища Льва

Вдруг донеслось протяжное: "И-аа!"

Мораль у басни такова:

Иной ярлык сильнее Льва!

1957

СВИНКИ И СВИНЬИ

Сидели в клетке две Морские Свинки,

Владелец их гулял на вечеринке,

А Свинки те смотрели из угла,

Как за столом компания пила:

От выпитых без счета стопок водки

Тупели взгляды, хрипли глотки,

Бессвязной становилась речь,

Одних - тянуло в пляс, других - клонило лечь…

"Мне страшно! Я боюсь! - сказала Свинка Свинке,

Мурашки у меня уже бегут по спинке…

Что, если завтра нас отправят в институт

И станут так травить, как этих травят тут?"

"Не делай выводов и приглядись сначала! -

Вторая Свинка первой отвечала. -

Никто не травит их. Они же сами пьют!

Ты слышишь, как они поют,

Хоть, правда, в голосах и нет у них единства!"

"Что ж происходит здесь?"

"Здесь происходит… свинство!"

1958

СМЕЛОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

"Что делать нам с Лисой!

Житья от Рыжей, нет! -

Словами этими Индюк открыл совет. -

Все те, кто крякают, кудахчут на дворе,

Все скоро будут там… У Лисоньки в норе!

Кто хочет выступить? Какие есть сужденья?

Как проучить злодейку наконец?…"

Тут кто-то с места внес такое предложенье:

"Чтоб слышать издали Лисицы приближенье, -

Повесить ей на шею бубенец!…"

"Мы вовремя всегда успеем разбежаться!" -

Сказала Курица, приняв серьезный вид.

"Что ж! - согласился Гусь. - Что ж!

Я за это, братцы!

Идея хороша! Как в этом не признаться!

Но кто из нас ее осуществит?!"

"Ну, это уж технический вопрос!" -

Ответил тот, кто предложенье внес.

Я басню сочинил. Мораль ее проста.

Без практики, увы, теория пуста!

1958

МУХА И ПЧЕЛА

Перелетев с помойки на цветок,

Лентяйка Муха Пчелку повстречала -

Та хоботком своим цветочный сок

По малым долькам собирала…

"Летим со мной! - так, обратясь к Пчеле,

Сказала Муха, глазками вращая. -

Я угощу тебя! Там - в доме, на столе -

Такие сладости остались после чая!

На скатерти - варенье, в блюдцах - мед.

И все - за так! Все даром лезет в рот!"

"Нет! Это не по мне!" - ответила Пчела.

"Тогда валяй трудись!" - лентяйка прожужжала

И полетела в дом, где уж не раз была.

Но там на липкую бумагу вдруг попала…

Не так ли папенькины дочки и сынки,

Бездумно проводя беспечные деньки,

Безделье выдают за некую отвагу

И в лености своей, от жизни далеки,

Садятся, вроде мух, на липкую бумагу!

1958

ТИХИЙ ВОДОЕМ

Летела к югу стая диких уток.

Устав махать натруженным крылом,

Одна из них к исходу третьих суток

Отбилась от своих и села за селом.

К ней подплыла домашних уток стая

Сородичи по пуху и перу:

"Останься здесь! Придешься ко двору!

Мы тут, как видишь, сыты, не летая!

Спокойно мы живем:

Нас не пугают выстрелы с болота -

Весной и осенью утиная охота

Обходит этот водоем…"

"Чуток передохну, - им Кряква отвечала, -

Но насовсем остаться не могу:

Мне, перелетной птице, не пристало

Сидеть безвылетно на вашем берегу!…"

Вот день прошел… Пошли вторые сутки…

Прошла неделя… Месяц… Минул год…

Как изменился нрав у нашей дикой утки:

Среди домашних до сих пор живет!

Она со всеми сыта у корыта, -

Что ей теперь озера и леса?!

И среди прочих тем лишь знаменита,

Что изредка глядит на небеса…

Я встретил как-то по перу собрата,

И он со мною откровенен был:

"Я не сую свой нос ни в споры, ни в дебаты!

И хорошо живу - дай бог, чтоб ты так жил!"

1958

ОСЛЫ

За чтением газет я проводил досуг,

Когда услышал вдруг за дверью странный звук.

Я тотчас дверь открыл и вижу: на пороге

Стоит Осел. Да, да! - Осел четвероногий!

Откуда взялся он и как сюда попал?!

Я был в своем уме. Был трезв. И я не спал!

В квартирах городских ослов я видел многих -

В чинах и без чинов. Но не четвероногих!

Когда, придя в себя, я снова речь обрел,

"Чем вам могу служить?" - спросил я осторожно.

"А только тем, чтоб впредь не освещать нас ложно!

С металлом в голосе сказал в ответ Осел. -

Вы в баснях пишете: "Один Осел когда-то…",

А под Ослом имеете в виду

Тупицу, неуча, невежду, бюрократа.

И получается, что мы в одном ряду?!

Нам аллегории осточертели эти!

Мы честно трудимся. У нас есть тоже дети!

Не могут отвечать ослы и ишаки

За то, что среди вас пасутся дураки!…"

Осел закончил речь и вдруг исчез. Пропал!

Я выглянул за дверь - за дверью гостя нету!

Вернулся я к столу. Сел. Развернул газету,

И на одну статью мой взгляд упал.

Цитировалась в ней речь адвоката НАТО

На совещании известных малых стран…

Я басню сочинил: "Жил-был Осел когда-то…"

Хоть мог бы написать: "Жил-был один Баран…"

1959

АХ, КОКА-КОЛА!

По выставке американской,

Что освещает быт заокеанский

(Но почему-то не со всех сторон!),

Ходил прелюбопытный посетитель,

До заграничного, видать, большой любитель

То тут, то там прегромко ахал он:

"Ах, что за стильная модерная посуда!",

"Ах, что за живопись! Законно! Мирово!",

"Ах, сразу видно, что она оттуда!",

"Ах, ах, абстрактное какое мастерство!…" -

Так, ахая под звуки рок-н-ролла,

Он наконец дошел до кока-колы…

Тут у него совсем вскружилась голова:

"Ах, до чего напиток ароматный!

Ах, что вы говорите, он бесплатный?!

Прошу, стаканчик! Нет, подайте два!…"

Американка вежливо подносит.

Гость пьет и хвалит. Пьет и снова просит.

Уж у него в желудке колотье,

А он знай льет в него заморское питье…

Чего греха таить! Любитель заграницы

Попал в палату городской больницы.

Бесплатно в ней лечился и питался,

Но этому ничуть не удивлялся,

А только требовал и на сестер ворчал…

Перед чужим он слепо преклонялся,

А своего, увы, не замечал.

1959

СРЕДНИЙ УРОВЕНЬ

У Джона было: два стандартных дома,

Два телевизора и новых два авто.

А у его однофамильца Тома:

Голодный взгляд и драное пальто.

Но в среднем эти оба гражданина,

По неким данным, жили наравне:

Дом, телевизор, новая машина -

Для одного достаточно вполне!

1959

ХИРУРГИЯ И САТИРА

В палатах Хирургической Науки

Всем операциям предшествует момент,

Когда хирурги чисто моют руки

И кипятят стерильно инструмент.

Сатирик что хирург! Не зря сравненье это:

И цель у них одна, и действия одни -

Не терпят грязных рук и ржавого ланцета

Ни тот и ни другой, когда честны они…

1959

ШАРИК-БОБИК

У ресторана "Горная вершина",

Где ждут курортников и шашлыки и вина,

С утра до вечера крутился тихий Пес.

Всем посетителям равно хвостом виляя,

На трезвых не рыча, на пьяного не лая,

Он повседневно здесь свое дежурство нес.

Пес откликался на любую кличку,

И это у него вошло в привычку:

Окликнут Шариком - он вмиг хвостом вильнет.

"Эй, Бобик!" - он уже к чужой коленке льнет,

А сам глядит в глаза - глядит и не моргнет!

"А ну, Дружок! Поди сюда, собачка!"

Собачка тут как тут - и ей уже подачка:

Кидает чья-нибудь рука

То косточку от шашлыка

С кусочком сладкого, поджаренного жира,

То птичье крылышко, то просто ломтик сыра…

Нет, хлеба не искал курортный этот пес -

От хлебного куска он воротил свой нос…

Его собратья сторожат жилища,

На складах тявкают, врага по следу ищут -

Несут служебный долг, гордясь своим постом,

А этому милее кров и пища,

Добытые глазами и хвостом…

Любых мастей и видов тунеядцы!

Ведь это вы попали в басню, братцы!

1959

НЕВРУЧЕННАЯ НАГРАДА

За честный труд и поощренья ради

Один из Муравьев представлен был к награде

К миниатюрным именным часам.

Но Муравей не получил награды:

Вышесидящий Жук чинил ему преграды,

Поскольку не имел такой награды сам!

Ах, если бы прискорбный этот случай

Был ограничен муравьиной кучей!

1959

СОРОКА-НАУШНИЦА

Сорока запросто к Орлу домой ходила

(Что уж само собой довольно странно было.

Хотя не нам судить

О том, как жить орлам, с кем дружбу им водить,

Но в данном случае Сорока та была

Подругой юности сестры жены Орла…).

Орел, что в облаках над прочими парил

И в силу этого от жизни оторвался,

По прихоти жены с Сорокою общался,

Ей лично лапку жал и с нею говорил.

Сорока верещит, Сорока в курсе дел:

Тот - свил себе гнездо, а этот - улетел…

Орел в два уха слушает Сороку,

А у нее любое лыко в строку:

"Я слышала на днях, как Соловей поет.

Подумать только, с кем концерты он дает:

Как ночью на пруду заквакают лягушки,

Он начинает вторить им с опушки…"

"Ну, а Скворец?"

"Ах, это ли певец!

Сказать по совести, он только то и знает,

Что каждую весну скворечники меняет…"

"Что скажешь про Дрозда?"

"Признаюсь, не тая,

Как осень, так глядит в заморские края…"

Сорока верещит без всякого стесненья -

Орел о птицах формирует мненье…

Иной, что мнит себя на должности Орлом,

Таких наушниц держит под крылом!

1959

ОТВЕТ ВЗЛОМЩИКА

Как будто до сих пор живя с соседом в мире,

Вор как-то раз в соседский двор проник

И "фомкой" выломал замок в чужой квартире,

Но был с поличным взят за воротник.

"Зачем ты перелез через чужой забор?!"

"Калитка у тебя, сосед, была закрыта!"

"А для чего в дверях ты выломал запор?"

"Я не имел ключа!" - гласил ответ бандита.

1960

ДАННОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО

Родителям своим беспечный ученик

В один прекрасный день торжественно и лично

Дал обязательство учиться на "отлично",

Но продолжал вести себя обычно

И хуже этого: не открывая книг…

Две "двойки" тут как тут. Испорчен весь дневник!

И вот, естественно, боясь головомойки,

Он переделать их сперва решил на "тройки",

Но, призадумавшись, предвидя дома крик,

В предчувствии, возможно, даже порки,

Он переделал "тройки" на "пятерки"

И, радостный, перед семьей возник…

Он слышит похвалу, его ведут в кино,

Он ест пирожные за папин счет в буфете…

И вот уже он вырос!

Пьет вино,

В кругу почетном сидя на банкете,

О нем статья, его портрет в газете,

Он, к сожаленью, даже награжден…

Я узнаю его:

Очковтиратель - он!

Он так же переделывает "двойки",

Дав обязательства по стройке и по дойке.

Друзья! Товарищи!

Прошу вас, будьте зорки:

Умейте отличать, где "двойки", где "пятерки"!

1960

ОСОБАЯ МЕБЕЛЬ

Аврал на мебельно-фанерном комбинате!

На видном месте вывешен приказ:

Вне плана выполнить к определенной дате

В масштабе области почетный спецзаказ!…

Приняв наряд, ведущий мастер цеха

Сам отбирает бук и высший сорт ореха,

Шлет в распиловку лучшие пеньки.

В конструкторском бюро горячие деньки:

Эскизы, выкладки, расчеты, копировка…

Модель представлена. Модель утверждена

И в производство спущена она.

Теперь идет в цехах - пригонка, фанеровка,

В двенадцать рук, в две смены полировка,

Умельцы варят специальный клей…

Заказ готов! Бухгалтеру неловко,

Что себестоимость его пятьсот рублей!…

На мебельно-фанерном комбинате

К намеченному дню две новых спецкровати

Заказчику сданы

За полцены…

Спит на одной из них лицо мужского рода,

Не оправдавшее доверия народа,

И, как ни странно, даже смотрит сны

В масштабе области, под мерный храп жены.

Тот, кто по праву занял видный пост,

Тот, как павлин, не распускает хвост.

Ему не нужно спальни заказной -

Он в нашей жизни ищет смысл иной!

А тот, кто думает, что он незаменим,

И ценит лишь того, кто пляшет перед ним,

Тот, несмотря на пост высокий свой,

Чванливой тупости для нас пример живой!

1961

ЗАВИДНОЕ УПОРСТВО

Хозяйка в кладовушке, на окне,

Оставила сметану в кувшинй.

И надо ж было,

Чтоб тот кувшин прикрыть она забыла!

Два малых лягушонка в тот же час -

Бултых! - в кувшин, не закрывая глаз,

И ну барахтаться в сметане!… И понятно,

Что им из кувшина не выбраться обратно, -

Напрасно лапками они по стенкам бьют:

Чем больше бьют, тем больше устают…

И вот уже один, решив, что все равно

Самим не вылезти, спасенья не дождаться,

Пуская пузыри, пошел на дно…

Но был второй во всем упорней братца -

Барахтаясь во тьме что было сил,

Он из сметаны за ночь масло сбил

И, оттолкнувшись, выскочил к рассвету…

Всем, с толком тратящим упорство, труд и пыл,

Я в шутку посвящаю басню эту!

1961

ЖУРАВЛЬ И ХАВРОНЬЯ

В "Лесных Пенатах"

На выставке картин художников пернатых

Произошел неслыханный скандал:

Портретом Журавля Хавронья возмутилась,

Как на базаре, с ним при всех сцепилась,

И тот в сердцах ей по загривку дал!

Все началось, как я сказал, с портрета.

Хавронья хрюкнула: "Как выставляют это!"

"Что именно?" - послышалось в ответ.

"Да всю эту мазню, включая ваш портрет!"

"Позвольте!…"

"Да! Да! Да! Вы не туда идете!"

"Помилуйте!"

"Погрязли вы в болоте!"

"Да как вы смеете!"

"Как смела до сих пор!…"

Печально кончился "дискуссионный" спор…

Но что, по существу, Хавронью так задело?

Хотите знать? Тут вот в чем было дело:

Журавль был графиком - он клювом рисовал,

Хавронья пятачком картины малевала.

Мазков на полотне - Журавль не признавал,

Штрихов на полотне - Свинья не признавала.

1962

О ДУРАКЕ

С хвоста коня бояться надо,

С рогов - корову и быка.

Со всех сторон, с любого взгляда

Бояться надо дурака!

Когда дурак сидит на месте,

Где умный должен был сидеть,

Там нам его, сказать по чести,

Подчас не просто разглядеть.

Дурак я вежливым бывает,

И не всегда на всех рычит,

Красноречиво выступает,

Многозначительно молчит.

Дурак один такое может

Наворотить и там и тут,

Что сотня умных не поможет,

Сто мудрецов не разберут.

Но, как в народе говорится,

Управа есть и на него:

Насмешки даже тот боится,

Кто не боится ничего!

1962

СИНИЦА ЗА ГРАНИЦЕЙ

Бездумной, легкомысленной Синице

Однажды довелось поехать за границу.

Попав в заморскую среду

И оказавшись на виду

У иностранных какаду

И у павлинов с пышным опереньем,

Синица стала с непонятным рвеньем

Чернить родной свой лес.

К Синице тотчас был проявлен интерес:

В ее родном краю

Пока что у нее не брали интервью, -

А здесь вокруг скрипят чужие перья,

Колибри у нее автографы берут…

Синичка верещит: "Уверена теперь я,

Что по достоинству меня оценят тут!"

От лести у нее "в зобу дыханье сперло",

И из нее такое вдруг поперло,

Что даже Попугай - столетний старичок -

Ей бросил реплику: "Попалась на крючок!"

1965

АККРЕДИТОВАННЫЙ ШАКАЛ

Шакалу новый пост пришелся по душе:

Отныне он - посольский атташе.

А получил он назначенье это,

Поскольку с детства острый нюх имел

И в прошлом вел "отдел чужих секретов"

По министерству разных странных дел.

Упаковав дорожный чемодан,

Он прибыл, так сказать, в одну из дальних стран…

Посольский штат подобран был отменно:

Советник - Крокодил, в секретарях - Гиена,

А сам посол… Опустим данный ранг -

Допустим, что посол там был… Орангутанг!

Аккредитованный по всем статьям, Шакал

Стал носом землю рыть.

Но что же он искал?

То на чужом дворе окажется "случайно",

То вдруг заглянет за чужой забор, -

Ему нужна хоть маленькая тайна,

И раздобыть ее мечтает он, как вор,

Ему любой секрет не терпится добыть…

И как-то, проявив особенную прыть,

Он сунулся туда, где хвост ему прижали!

"Шакал не виноват! - в посольстве завизжали.

Он - дипломат! Он занимает пост!…"

Короче говоря, заморское посольство

Активно проявило недовольство.

Но у Шакала был в капкане - хвост,

А в объективе был - секретный мост!

Что ж, дипломатам некоторых стран

Полезно иногда напомнить про капкан.

1963

СБОКУ ПРИПЕКУ

Зазнались голуби!

Их белокрылый брат

Стал символом борьбы за дело Мира.

О нем везде поют, повсюду говорят,

Его прославили

резец,

и кисть,

и лира.

Зазнались голуби!

У них надменный вид,

На даровых хлебах разъелись, словно куры.

Их представительство наглядно говорит

О разновидностях

и формах

конъюнктуры.

1963

СТАРЫЙ ЛЕВ

Лев юбилей справлял. Седой, почтенный Лев,

Как говорят, видавший в жизни виды.

Со своего поста ушел он, одряхлев,

За время долгих лет остыли страсть и гнев.

А чем тупей клыки, тем тяжелей обиды…

Когда-то грозный рык уж не страшит теперь

Того, кто перед ним всегда дрожал от страха.

Спокойный, мудрый нрав обрел с годами зверь,

И для него уже что - Слон, что - Черепаха!

И вот сейчас к нему посланцев шлют леса:

Овечки нараспев читают адреса,

И лапу жмут ему тушканчики степные.

"Да здравствует наш Лев! - Он слышит голоса.

Живи еще сто лет!" - и возгласы иные…

А он? Что может он? Должно быть, ни-че-го!

Что было, то прошло! Все позади него!

Я был не раз на юбилеях Львов

И слышал множество пустоелейных слов.

1963

НАГЛЫЙ ЗАЯЦ

Спасаясь от врага, что на него напал,

И мало что уже соображая,

Зайчишка, в страхе по лесу петляя,

В нору к Лисе с разбегу вдруг попал.

Нет, не убежище для Зайца лисья хата.

Косой хотел рвануть было назад,

Но тут, придя в себя, увидел "детский сад":

Лисицы дома нет - в норе одни лисята!…

"Опять не повезло! - вздохнул наглец Косой.

А я-то шел сюда расправиться с Лисой!…"

1963

ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ

Родился он из блюдца с мыльной пеной,

С конца соломинки спорхнул - и по;

Своей окраской необыкновенной

Он всех и всюду поразить хотел.

Потоком воздуха гонимый и влекомый,

Коснувшись на пути какого-то сучка,

Он лопнул на глазах у всех своих знакомых,

Оставив мокрый след не больше пятачка.

1963

СПЛЕТНЯ

Веселый Чиж в пансионате "Клен"

Не ведал, что творит, когда однажды он,

По простоте душевной,

на скамейке

Спел песню на ушко знакомой Канарейке.

Наутро загудел лесной пансионат:

"Она ведь замужем! А он, поди, женат!"

"Вы видели, как он ей лапку жал,

Когда ее на ванны провожал!",

"Он так влюблен, - вовсю злословят Куры, -

Что пропускает даже процедуры!",

"Она меняет каждый день наряды, -

За туалетами ее не уследишь!…"

Чиж ловит на себе с утра косые взгляды,

И слышит за спиной, и слышит где-то рядом:

"Чиж с Канарейкой!",

"С Канарейкой Чиж!"

"Они прошли!" - стрекочет вслед Сорока.

"Они идут!" - шипит жена Орла…

Затравленный вконец,

Чиж улетел до срока,

А Канарейка в клинику слегла…

Мещанское гнилое любопытство,

Как будто бы за нравственность борясь,

За дух морали выдает бесстыдство

И все хорошее затаптывает в грязь!

1963

ЭГОИСТ

"Запомни наш охотничий закон:

Обложен волк, пошел загон,

А ты стоишь "на номере" под елкой,

Ни в зайца, ни в лису - пусть даже выйдет слон! -

Не смеешь ты стрелять!…

Стой, дожидайся волка!…"

Так старый егерь наставлял стрелка,

Что на облавах не бывал пока,

И вот теперь, зажав в руке двустволку,

Грозился загодя: "Уж я-то всыплю волку!…"

Команда на местах. Стрелки в засаде. Ждут.

Уже загонщики галдят в черте обклада.

Но тут -

Дуплет в лесу… да не такой, как надо!

Зайчишку увидав, не утерпел юнец

И выпустил в него из двух стволов свинец.

А волк ушел…

На зайце в клочья шкурка…

Сошлись охотники, в сердцах клянут придурка,

В глаза его на все лады костят,

А он в ответ: "Простите! Виноват!"

Наутро вновь налажена охота:

Флажками красными зафлажено болото

И волк, вчерашний волк, опять лежит в кругу -

Следы знакомых лап на выпавшем снегу.

И снова замерли охотники в засаде -

Стоят "на номерах", сквозь мелкий ельник глядя,

Двустволки на весу…

Пошел загон.

И с лежки волк поднялся.

Как вдруг (вот сосунок!) опять дуплет раздался:

Не утерпел юнец и выпалил… в лису!

А волк опять ушел…

Так нам вредит любой,

Кто в общем деле занят лишь собой!

1964

МУХА И СЛОН

Что там за шум?

Столпотворенье!

Из Мухи сделали Слона!

Все рвутся посмотреть:

как выросла она?!

Козявка в панике.

Кит при особом мненье.

Слоны строчат куда-то заявленье…

А Муха больше всех сама удивлена,

Поскольку никогда в Слона

не превращалась

Какой она была,

такою и осталась!

Ей, прямо скажем, тяжело, -

Она, бедняжка, бьется о стекло,

Пока вокруг нее кипят дебаты…

В подобных случаях не мы ли виноваты?

1964

ПОЛУПРАВДА

"Где наш отец?" - выспрашивал упрямо

Сын-Червячок у Мамы-Червяка.

"Он на рыбалке!" - отвечала Мама…

Как Полуправда к Истине близка!

1964

МАТЬ…

"Зачем ты своему зайчишке

Заткнула в уши по зеленой шишке,

Как это понимать?" -

Седой Медведь спросил Зайчиху-мать.

"Охотники в лесу! - Зайчиха отвечала, -

И уберечь ребенка я спешу -

На то, чтоб нас убить, у них надежды мало,

Но уж наслушаться придется малышу…"

1965

НАРОДНЫЙ АРТИСТ

Артист, что посвятил свой славный труд

народу,

Пил в ресторане клюквенную воду.

К нему, шатаясь, пьяный подошел

И говорит:

"Пожалте к нам за стол!

У нас компания. Мы сразу вас узнали -

В последнем "Фитиле" вы пьяницу играли!…"

"Играть - играл, но сам-то я не пью".

"Не пьешь и не поешь?"

"Не пью и не пою".

"А почему не пьешь?"

"Да как-то не собрался…"

"Эх, ты! - сказал нахал, -

"Народный", а зазнался

И оторвался от народных масс -

Не хочешь пить ни с нами, ни за нас?!"

"Ну что ж, - вздохнул артист, -

В семье не без урода!"

По духу отличай пьянчугу от народа,

Хоть пьет народ не только хлебный квас.

1965

ПРОБЛЕМА ИШАКА

Мамед Гусейн жил в доме на горе -

Полтысячи шагов наверх от родника -

И потому при доме на дворе,

Как дед и как отец, держал он ишака.

Идет Мамед домой по тропке налегке -

Два бурдюка воды везет на ишаке.

Идет Мамед домой из леса налегке -

Вязанку хвороста везет на ишаке.

Ишак ему помощник, верный друг,

В горах без ишака крестьянин как без рук…

Али Камал, что в городе живет,

На кухне у себя из крана воду пьет.

За хворостом ему ходить не надо в лес -

Тепло и свет дает в избытке ГЭС.

И вот Али Камал строчит такой приказ:

"Поскольку в коммунизм мы держим путь сейчас,

Нам следует отныне на века

Искоренить в деревне ишака!"

И вот уже Гусейн тропой от родника

Сам тащит на себе два полных бурдюка

И шепчет на ходу: "Не понимаю, как

Мог новой жизни помешать ишак?!"

1965

КЛЕВЕТНИК

Он только тем и знаменит,

Что он повсюду письма пишет

И в этих письмах тех чернит,

Кто рядом с ним живет и дышит.

В нем ни стыда, ни чести нет -

Он всех преследует и травит.

Любой полученный ответ

Он без ответа не оставит.

И с клеветой, и с клеветцой

Он предстает перед законом,

Где - беззащитною овцой,

Где - волком, где - хамелеоном.

Он тонко маскирует ложь

И склоки сеет, как заразу.

Его не сразу разберешь,

Раскусишь и поймешь не сразу!

Он - "справедливости родник".

А между тем на самом деле

Он просто-напросто гнойник

На чистом и здоровом теле!

1966

ГОЛОВА И НОГИ

Расхвасталась дурная Голова

Перед Ногами, что под ней шагали.

И работяги Ноги услыхали

Обидные, надменные слова:

"Я, Голова, Ногами управляю,

А это значит, я руковожу!

Пойдут они тогда, когда я пожелаю,

Свернут они туда, куда я прикажу!"

В ответ на это Ноги

Вдруг взяли и споткнулись на дороге

О камень, что лежал в траве.

И в тот же миг на Голове

Такая шишка появилась,

Такая дуля налилась,

Что Голова потом два месяца лечилась

И задаваться зареклась…

Не красит человек любой служебный пост,

Когда тот человек не скромен и не прост.

1967

РАСТОРОПНАЯ КУРОЧКА

Забравшись под хозяйское крыльцо,

Пеструшка-курочка снесла себе яйцо

И раскудахталась, как будто что случилось -

Как будто не яйцом, а тыквой разродилась!

"Куд-куд-куда!… Куд-куд-куда!…

Скорей, ко мне: сюда! Сюда!…"

Сбежались куры. Смотрят на яичко.

"Чего шумишь! Кого зовешь, сестричка?"

"Зову хозяина! - Пеструшка им в ответ. -

Хочу, чтоб вовремя он утром съел омлет!"

1967

СОМНИТЕЛЬНОЕ БАХВАЛЬСТВО

"Детеныша вскормить - не велика наука! -

Кормящей Львице Жучка изрекла. -

Ты угонись за мной! Попробуй! Ну-ка!

Я нынче семерых под утро принесла!…"

"Конечно, - проурчала мама Львица, -

В собачьей логике ты, может быть, права,

И все ж позволь с тобой не согласиться:

Я одного ращу, зато, как видишь, Льва!"

Приплодом никому не следует хвалиться -

Иному псу и лев в подметки не годится,

И то, что выдают порой за льва,

То может за кота сойти едва-едва…

1967

ГРИБЫ

Рос мухомор посереди полянки.

Бросался всем в глаза его нахальный вид:

"Смотрите на меня! Заметней нет поганки!

Как я красив! И как я ядовит!"

А белый гриб под елочкой молчал.

И потому его никто не замечал…

1967

ГРОМООТВОД

С обугленным стволом напротив дома

Столетний дуб вершину поднимал.

Не раз в грозу он под раскаты грома

Удары молний грудью принимал.

Но кто-то вдруг решил, что ствол могучий

Лишь портит вид из дачного окна.

И старый дуб срубил он, чтобы лучше

Калитка в сад была ему видна.

Но грянул гром,

И дом с пристройкой вместе

От молнии в грозу сгорел дотла.

Та молния в ту ночь на прежнем месте

Громоотвод привычный не нашла…

1967

МАТЬ И СЫН

Из М. Корюна (С армянского)

За тридевять земель, моря и океаны

Поехал Сын смотреть чужие страны.

Он на чужбине пробыл много лет,

Исколесил почти весь белый свет

И в путешествии порядком утомился…

Вот час настал - домой он воротился.

Соседи в тот же день зашли проведать Маты

"Ну, как твой Сын? Наверно, не узнать?"

"О нет, - вздохнув, сказала Мать в ответ. -

Он только поменял фуражку на берет!"

1968

ЧУЖОЙ УСПЕХ

Из М. Корюна (С армянского)

"Скажи мне, что с тобой? Ты мрачен, словно ночь.

Едва-едва сквозь зубы цедишь слово…

Ты весел должен быть! Жена твоя здорова,

И сам ты жив-здоров, и замуж выдал дочь!

Ты чем-то огорчен? Работа?… Сердце?… Совесть?…"

"Ты хочешь правду знать, приятель, что со мной?

Ты написал отличнейшую повесть…

И в том, что мрачен я - она тому виной!"

1968

ТРУДНЫЙ ХЛЕБ

На конзаводе

Трудился добрый Конь - в упряжке, при подводе.

Он знал, что рысакам и чистокровкам

То, что положено по штату, - то дано.

И Конь завидовал их стойлам, их подковкам,

Подстриженным хвостам, холеным гривам, но…

Ни разу он не видел ипподрома,

Когда в поту и в пене, на кругу,

Трехлетка-жеребец от Ласточки и Грома

У финиша хрипит: "Боюсь не добегу!"

Вот так иной судить-рядить берется

О тех, кто на виду и как кому живется…

1969

ЗАВЕТНОЕ ЖЕЛАНИЕ

Бог Саваоф (так говорит легенда!)

Среди живых людей нашел себе Клиента

И говорит ему: "Послушай, друг!

Что, если вдруг

Я выполню твое заветное желанье:

Допустим, ни за что тебе присвоят званье -

Ты станешь доктором каких-нибудь наук!

Подумай и скажи. Ну, словом, дай заданье!"

"Помилуй, бог! - воскликнул тут Клиент. -

Не нужно мне ни звания, ни чина!

Есть легковая у меня машина,

Которую зимой я ставлю под брезент.

Так дай мне, бог, гараж! Поближе! Возле дома!

Чтоб ордер выдан был решеньем исполкома

И чтобы я его сегодня в руки взял!"

"Тут я бессилен…" - грустно бог сказал.

Читатели! Не будем слишком строги -

В простых земных делах, увы, не властны боги!

1969

ЖИВОЙ РОДНИК

Из недр земли упорно прорывался

И наконец прорвался и возник

Неиссякаемый Родник.

На водопой олень к нему спускался,

Он путника поил, который с ним встречался,

Как в зеркале, в нем месяц отражался,

И он всегда, до дна, прозрачным оставался,

Готовый каждого приветить каждый миг.

Но кто-то как-то раз до Родника добрался,

Развел вблизи костер, и… начался "пикник":

Под дикий ор участников попойки

Завален был Родник отбросами помойки,

И так его вода была замутнена

И так загрязнена,

Что в Роднике уже не стало видно дна…

Но не заглох Родник! Его живая сила,

Что била из земли, все нечистоты смыла,

И хоть воды при том немало утекло,

Опять живой Родник прозрачен, как стекло!

1970

БЕДНЫЙ ЗЯБЛИКОВ

"Сызмальства

Блюди дистанцию и почитай начальство -

Где надо - улыбнись, где надо - подольсти,

Где - место уступи, где - к месту пропусти.

И если сей закон постичь сумеешь

На жизненном пути своем,

То без труда преодолеешь

Служебной лестницы подъем".

Так думал Зябликов, шагая помаленьку

Вверх, со ступеньки на ступеньку…

И вдруг… Что стало с ним?

Переступив порог

Заветного большого кабинета,

При всех, кто был и кто заметил это,

Не поклонился он, а отпустил кивок

Тому, кто запросто его представить мог

К Почетной грамоте Верховного Совета!

Подав на подпись нужный документ,

Он над столом учтиво не сломился,

А продолжал стоять, как монумент,

И, уходя, опять не поклонился…

Ну, кто из нас посплетничать не прочь!

Предположены! складывались быстро:

"За космонавта выдал замуж дочь?",

"Стал зятем самого товарища Министра?"

А бедный Зябликов ничем не знаменит,

В счастливую судьбу теряя веру

И вспоминая шефа грозный вид,

Клял в туалете свой радикулит,

Который подрывал ему карьеру.

Где в кресле - бюрократ,

Там рядом - подхалим.

Я эту басню посвящаю им!

1970

РУСЛАН И ТРЕЗОР

"Чего ты все ворчишь - все чем-то недоволен?! -

Спросил Руслана пес Трезор. -

С чего бы у тебя такой потухший взор?

Иль чем-нибудь ты ненароком болен?"

"Поди ты… - прорычал Руслан в ответ. -

Осточертел мне белый свет!"

"Да чем же он тебе осточертел, однако?

Ты сыт, и ты в чести, как ни одна собака, -

За службу верную ты получил сполна,

На выставке медаль, гляди, тебе дана - и не одна!

Чем на своих рычать, кидаться, гавкать, злиться,

Ты мог бы опытом с молодняком делиться.

Слова мои ты не прими в укор!"

Поставил точку смелый пес Трезор.

Хочу сказать я этим диалогом

Пусть не о многих, но зато о многом!

1970

БОЛЬШАЯ КОСТЬ

Ворона жадная, раскрывши клюв, глядела,

Как пес Волчок со смаком кость глодал.

Той костью овладеть Ворона захотела

И сверху вниз, как ястреб, налетела!

Такого натиска Волчок не ожидал.

И он, не разобрав, откуда кто напал, -

Шасть под крыльцо,

А наглая воровка,

Что подлый свой маневр придумала так ловко,

Вцепилась в кость… Однако кость была

Не по Вороне тяжела.

И как Ворона ни старалась,

Ни тужилась, ни надрывалась,

Все ж уволочь с собой добычу не смогла,

Да хорошо еще, сама жива осталась -

Волчок, придя в себя, ей вырвал полкрыла!

Одна из первых мер предосторожности:

Соразмерять желанья и возможности.

1970

ГОРСТКА ГАЕК

Гаврила втихаря из цеха вынес гайку -

Запрятал он ее за пояс, под фуфайку,

Для личных нужд она была ему нужна,

И две копейки ей была цена.

Не задержали парня в проходной,

Стал гайки он теперь таскать не по одной…

Гаврила под судом - с поличным пойман вор.

У старого судьи не выплакать прощенья,

Выносит он законный приговор,

Согласно кодексу, за мелкое хищенье.

"За горстку гаек припаяли срок! -

Гаврилу в перекур его дружки жалеют. -

Добро бы вынес по частям станок,

А уж от этого завод не обеднеет!"

А я скажу такому вору,

Что поделом ему, как правда ни горька!

Ведь можно растащить горстями даже гору,

Пусть будет та гора ой-ой как велика!

1971

МИРАЖ

Щенок был одинок - он в детстве потерялся

И вот теперь с трудом в собаки выбивался:

Тут переспит, там драку обойдет,

Где выпросит кусок, где стянет, где найдет, -

Короче говоря, жилось бедняге туго,

Бездомный, он искал в любом мальчишке друга.

Однажды увязался за одним,

Весь день сопровождал, хвостом ему виляя,

В глаза смотрел, подобострастно лая,

Но от порога был опять гоним…

За чье-нибудь крыльцо, под чей-нибудь забор, -

Когда бы спать бедняга ни ложился,

Один мираж ему туманил взор,

Один блаженный сон ему упорно снился,

Один и тот же сон сегодня, как вчера:

Ошейник. Цепь. Собачья конура…

Когда же этот сон однажды сбылся,

Он тихо стал скулить с утра и до утра…

1972

УЧЕНЫЙ КОТ

В испуге от Кота спасалась бегством Мышка,

И вот еще чуть-чуть - и ей пришла бы крышка!

Да подвернулась норка на пути:

Не часто может так Мышонку подвезти!

Кот возле норки сел, притих и, переждав,

Затявкал no-собачьи: "Тяв! Тяв-тяв!"

Известно, что мышам не так страшна собака!

Тут Мышка вылезла… И ей пришел конец!

"Один чужой язык полезно знать, однако!" -

Заметил про себя ученый Кот-хитрец.

1973

СОБАКА И ОСЕЛ

Собака каждый день хозяина встречала,

Когда он поднимался на крыльцо, -

Стараясь показать, что без него скучала,

Она пыталась всякий раз сначала

Как можно ласковей лизнуть его в лицо.

Хозяин, потрепав ее по шее,

В дом проходил за ней иль перед нею…

Осел, что тоже нес при том же доме службу,

Решил с хозяином свою упрочить дружбу -

Приветствуя его однажды горячо,

Он положил ему копыто на плечо

И так хозяину перемусолил баки,

Что тотчас на спине почувствовал метлу…

То, что позволено собаке,

То не дозволено ослу!

1973

ФРУКТ

Хвалился Фрукт,

Что он-де спел и сладок,

Да оказался гнил и гадок

И с тем попал в помойное ведро…

Порой за кожурой

Не разглядеть нутро!

1974

НЕСОВМЕСТИМОСТЬ

"Дружище! Мы с тобой не виделись сто лет!

Поздравить я хочу тебя с законным браком.

Ты пополнел, с иголочки одет…

Рассказывай, как ты живешь, однако?"

"Уж год, как я не ем студенческих котлет -

Живу как человек с тех пор, как стал супругом,

И все ж кривить душой не буду перед другом…

Теперь меня домашний ждет обед

И накрахмалена на каждый день рубашка.

Жена моя - заботливая пташка,

И коль случится занемочь,

Она меня со всем стараньем лечит

И все щебечет, все щебечет,

Щебечет и щебечет день и ночь,

Щебечет, хоть беги из дома прочь,

Чтоб самому себе варить опять сосиски…"

"Зачем же ты женился?"

"Для прописки!…"

1976

НЕУПОМЯНУТЫЙ

Он ерзал целый час на стуле,

Пока с трибуны шел доклад.

Увы! - его не помянули

Среди помянутых подряд.

До глубины души обижен,

Он раньше всех покинул зал.

"В докладе ничего толкового не вижу!"

Он с возмущением сказал…

1976

ФАЛЬШИВОМОНЕТЧИКИ

В одном из городов жил рисовальщик ловкий,

Он преотменно деньги рисовал -

Подделывал так чисто сторублевки,

Что запросто на рынке их сбывал.

Но есть всему предел. С поличным пойман он.

Теперь уже свой суд над ним свершит Закон.

Но что за чепуха? Его из-за границы

Уже приветствуют влиятельные лица!

В его защиту пишет президент!

Заморский диктор, надрывая глотку,

Вопит в эфир: "В России за решетку

Опять попал художник-диссидент!"

Поборники свобод! Я снова к вам с вопросом:

Не лучше ли копать то, что у вас под носом?…

1977

ЧЕРВЯК НА КРЫЛЬЯХ

Скворец схватил однажды Червяка

И вместе с ним вознесся в облака…

Другой Червяк пускай теперь доложит,

Что он летать, рожденный ползать, может!

1977

НЕБЛАГОДАРНЫЙ ГОСТЬ

Он в дагестанский дом был приглашен обедать,

И там кавказских блюд ему пришлось отведать:

Шашлык, хингал, долму, чуду -

Ну, словом, всякую домашнюю еду.

Хозяин подливал, хозяйка угощала,

А гостю все казалось: мало! Мало!

И столько выпил он, и столько разом съел,

Что заболел…

В больнице он лежит в тиши своей палаты

И шепчет про себя: аварцы виноваты!…

1978

СТЕНА И ДОМ

Остаток крепости - кирпичная стена

На древней площади мешала горсовету,

И вот взорвать решили стену эту,

Чтоб вид на новый дом не портила она.

Решенье принято. Назначен день и час,

И как-то ночью площадь взрыв потряс,

Но вид на новый дом при этом не открылся -

Стена осталась, как была,

Она лишь трещину дала,

А новый дом напротив… развалился!

Я к тем строителям свой обратил упрек,

Что строят тяп да ляп, чтоб только сляпать в срок.

1978

ЧЕМОДАН БЕЗ РУЧКИ

Он тащит чемодан

в базарный день,

с толкучки.

Тот чемодан давно уже без ручки, -

Его бы где-нибудь оставить по пути,

Да жалко выбросить, хоть не с руки нести…

Так и в политике.

Иной политикан,

Что искушен в дискуссионной прыти,

Своих понятий старый чемодан

Не в силах выкинуть

за борт больших событий.

1978

ПЯТИМИНУТКА

Шутка

Собрались однажды вместе

Иностранные коты

И расселись, честь по чести,

Распушив свои хвосты.

Из посольств они явились,

Там, где мыши завелись,

Помяукав - сговорились,

Помурлыкав - разошлись…

У себя, в своих квартирах,

И от дома вдалеке

Говорят все кошки мира

На кошачьем языке.

Означают по-турецки

"Мяу-мяу" и "мур-мур",

Точно так же и по-шведски,

По-французски и немецки -

"Мяу-мяу" и "мур-мур".

Мог единством похвалиться

Тех котов недолгий сбор.

А послы договориться

Все не могут до сих пор!…

1980

ГУСЕНИЦА И БАБОЧКА

Навстречу Бабочке, присевшей на цветок,

Червяк мохнатый полз, он Гусеницей звался

И, несмотря на кучу мелких ног,

Довольно медленно по стеблю продвигался.

Зато у Бабочки с боков по два крыла

Диковинного радужного цвета -

Она самой природою была

Так празднично, нарядно разодета.

"Мне неприятно на тебя смотреть! -

Сказала Гусенице Бабочка-красотка, -

Такая у тебя противная походка,

Что так и хочется скорее улететь!…"

И Бабочка вспорхнула над цветком,

И в солнечных лучах затрепетала,

А Гусеница двинулась ползком

И вскоре тоже бабочкою стала…

Моя мораль сама сошла с пера:

Не забывай, каким ты был вчера!

1980

ПЛЮЩ НА ВЫСОТЕ

Плющ, что вкруг дерева в саду у дома вился,

В один прекрасный день вдруг взял и возгордился,

На всех, кто ниже рос, взирая свысока:

"Ну, до чего ж у нас растительность мелка!

Черемуха и та, на удивленье просто,

Чуть выше человеческого роста,

А если взять цветы, то мне за них обидно

За то, что с высоты мне их почти не видно!"

"Послушай, Плющ! - от возмущенья зол,

Поежившись, сказал сосновый Ствол. -

Когда бы за меня всю жизнь ты не цеплялся,

Ты так бы высоко сегодня не забрался!"

1980

ЛИЧНОЕ ВЕДРО

Туристы, отдыхавшие на воле

И коротавшие у речки вечера,

С колхозного картофельного поля

Картошку набирали в два ведра.

И, заложив ее в золу костра,

Ее пекли и ужинали сытно -

Печеная картошка аппетитна,

И горяча, и в меру солона!

А вот откуда, как взята она,

Об этом так судил тот, кто картошку ел:

- Подумаешь! Колхоз не обеднел!

На каждого из нас пришлось по две картохи!

Ведь это - крохи!…

Житейский этот факт мне подал мысль одну:

Так можно растащить по крохам всю страну,

Когда в большое личное ведро

Класть беззастенчиво народное добро!

1980

ОРЛЫ И ВОРОБЬИ

Гнездятся беркуты в горах, бог знает где! -

В заоблачных краях, на неприступных скалах

И беркутят воспитывают малых,

Как и положено, в своем родном гнезде.

У крупных хищников обычаи свои -

Орлы и Львы не любят мелочиться!

Пронюхав это, стали Воробьи

С орлиною семьей в одном гнезде селиться.

Орлиное гнездо настолько велико,

Что Воробьишке в нем пристроиться легко -

И есть, где жить, и есть, чем поживиться…

Орел домой с охоты прилетит -

Накормлены прожорливые детки,

А там, глядишь, и Воробьишко сыт -

С орлиного стола ему идут объедки.

До этого Орлу и дела нет,

Лишь был бы у него, у самого, обед…

- Как можешь ты иметь таких соседей? -

Однажды у Орла спросил Медведь. -

Признаюсь откровенно, мы, медведи,

Таких нахлебников не стали бы терпеть!

Орел сказал: - Как видно, я привык

К тому, что по утрам я слышу: "Чик-чирик!"

Есть люди, как такие воробьи,

У них для жизни правила свои.

Попробуй ухватить такого за полу,

Он тотчас завопит: "Пожалуюсь Орлу!"

1980

ЩЕНОК И ГАДЮКА

Гадюка заползла на солнечный пенек,

Где разлеглась, свое расправив тело.

К ней несмышленый подбежал Щенок -

Общался он не с теми то и дело!

"Я вижу, ты одна! - сказал Щенок Змее. -

Давай с тобой дружить, пока нам не наскучит.

Я не спешу домой - меня в моей семье

С утра до вечера чему-нибудь да учат!"

Напрасно от Змеи Щенок ответа ждал,

Как мертвая, она не отвечала.

И вдруг, пока Щенок еще вблизи стоял,

Свернулась вся в клубок и в ход пустила жало.

Так глупенький малыш бесславной смертью пал…

Приходят с возрастом и опыт, и наука -

Уменье различать, где Уж, а где Гадюка.

1980

САМОСОХРАНЕНИЕ

Однажды, в непогоду,

С крутого берега упал ребенок в воду,

Барахтается в ней, зовет на помощь мать,

Того гляди, бедняжка захлебнется…

Какой-то человек кричит: "Спасать! Спасать!"

А сам на берегу стоит, не шевельнется.

Когда спасли, мальчонку наконец,

Спросили у того, кто так взывал к народу:

"Скажите, гражданин, по виду вы - пловец,

Чего ж вы мешкали и не бросались в воду?"

"Да, я, не скрою, плаваю как гусь! -

Ответил человек, не чувствуя подвоха. -

Но если я и плаваю неплохо,

То простудиться все-таки боюсь".

1980

МУРАВЬИ

В пути друг другу помогая

И ношу тяжкую все дальше продвигая,

Лесной тропинкою, меж листьев и корней,

Два малых муравья товарища тащили.

Им это было явно не по силе -

Был мертвый муравей намного их крупней.

Но муравьи - загадочное племя,

Что обладает качествами теми,

Которых нет порою у людей…

1980

ТРОПА

О людях проявляя беспокойство,

Закономерный видя в том резон,

Заботливый "отдел благоустройства"

В микрорайоне вырастил газон.

Пока он рос - площадку охраняли,

Со временем охрану эту сняли.

Но только не учел отдел районный,

Что невозможно будет проследить,

Как станут этот островок зеленый

И взрослые и дети обходить.

И вот уже кому-то неохота

Вокруг травы отмеривать шаги,

И он шагает, этот первый, кто-то,

В траве оставив след своей ноги.

Потом за ним прошли второй и третий

Ни для кого теперь запрета нет!

А там уже и взрослые, и дети -

Жильцы домов идут друг другу вслед.

За две недели поперек газона

Районный житель вытоптал тропу.

Составлен акт милицией района,

Подтверждено инспекцией АПУ…

Кто эту басню с толком прочитает,

Тот, может, и поймет, чего нам не хватает!

1980

НЕГОДНАЯ МАШИНА

На черном рынке продавали

То, что признать смогли бы вы едва ли

За ходовой автомобиль, -

Его давно пора бы сдать в утиль! -

Нарушена система управленья:

Заклинен руль и сорвано сцепленье,

Запорот двигатель, сгубила кузов ржа…

И вызывало только удивленье,

Как вывезли его из гаража.

Но был обманчив внешний вид "товара",

И всех изъянов он не выдавал,

К тому ж вовсю светили обе фары

И безотказно действовал сигнал…

- Здесь на полтыщи с лишком только сварки!

Машину оценил автомобильный спец.

- Зато она американской марки! -

Заносчиво ответил продавец.

Спец усмехнулся: - Что ж, оно похоже!

Могу сказать Америке в глаза:

Машина и она - почти одно и то же:

Заклинен руль, не держат тормоза!…

1980

ДВА ВОРОБЬЯ

Упитанный и гладкий Воробьишка

В районе повстречал худого Воробья:

"Откуда и куда летишь, братишка?

Какие, так сказать, оставил ты края?"

Худой ему в ответ: "Могу тебе открыться!

Хочу у вас немного подкормиться -

Цель у меня действительно одна!

Ты не суди меня за это строго,

Откуда я лечу, поверишь, на дорогах

Мне не сыскать ни одного зерна!"

"У нас, конечно, есть чем поживиться! -

Сказал Толстяк. - Когда идет страда,

По нашей области, там, где везут пшеницу,

Ты наклюешься зерен без труда!"

Когда уж Воробей о хлебе так судачит,

Так это что-нибудь да значит!

1980

О, ГАЛИЛЕЙ!

Оставив человечество во мгле,

Великий Галилей с душой поэта

Пошел под суд за то, что о Земле

Посмел сказать, что вертится Планета.

О, Галилей! С тех пор прошли века

И никуда теперь уже не деться -

От академика и до ученика

Все знают, что закон Земли: вертеться!

Но и сегодня, в просвещенный век,

Столкнувшись с тем, что выше пониманья,

Как сотни лет назад, не может Человек

Преодолеть привычный круг познанья.

1980

ПОШЛЯК С БУКЕТОМ

На свадьбу к молодым явился Гость с букетом

И свой презент невесте преподнес.

- Я шел на кладбище, - он пошутил при этом, -

Да изменил маршрут и вам цветы принес!… -

Такой бестактности никак не ожидали!

Невесту бедную пошляк довел до слез

И вылетел за дверь - ему по шее дали!

Бестактность с пошлостью - две стороны медали.

Тактичных пошляков еще мы не видали.

1980

ПЯТАК И РУБЛЬ

Бумажный Рубль, лежавший в кошельке,

Презрительно судил о Пятаке:

"Ничтожная монета!" - он сказал.

Но тут его за угол кто-то взял

И разменял на двадцать пятаков -

По содержанью Рубль ведь таков,

Но он таким самодовольным был,

Что он про мелочь эту позабыл!

1980

НОВЫЙ ПРЕПАРАТ

Был изготовлен новый Препарат,

Достойный медицинского признанья.

Научный коллектив был беспредельно рад,

Что может людям облегчить страданья.

Чудесный Препарат проверен, утвержден,

Сам Институт Дипломом награжден,

Статья опубликована в газете

О том, что Препарат необходим,

Что нет ему подобного на свете

И скоро будут пользоваться им

Не только взрослые, но и больные дети…

Прошло три года, пять и больше лет,

А Препарата и сегодня нет -

На Базе нет, и нет его в продаже,

И - удивительно - нет у министра даже!

Бывает легче Что-нибудь открыть,

Чем в производство Это же внедрить!

1980

ДЫМ БЕЗ ОГНЯ

Нет ничего гнуснее Лжи, -

Но то, что это Ложь, - попробуй докажи!

Прошел по лесу слух, что будто Заяц - вор.

(Что он украл - не ясно до сих пор!)

Напрасно Заяц наш пытался оправдаться:

"Что я украл? Когда и у кого?

Все это ложь! Вы разберитесь, братцы!"

.Никто не захотел за экспертизу браться -

У всех хватало дела своего…

Косой дошел до Льва. Тот, видно, был не в духе,

В пол-уха выслушал Косого и сказал:

"Уж лучше ты признайся, Лопоухий,

Когда не крал, то что без спросу взял?"

И где теперь ни появись Зайчишка,

Все говорят: "Ну, как дела, Воришка?"

1980

ОПАСНАЯ ДОБРОТА

Известно, что людская доброта

Хорошая в характере черта,

Однако есть и доброта такая,

Что наглецов плодит, их просьбам потакая…

Так вот, без уточненья имярек,

Жил-был один добрейший человек.

О чем бы кто его ни попросил,

Он не жалел ни времени, ни сил,

Чтоб каждому просителю помочь,

Допустим, где-нибудь пристроить чью-то дочь,

Которая себя ничем не проявила,

Ну, разве что экзамен провалила;

Кому-то, где-то, что-то протолкнуть,

Того отправить, этого вернуть…

Подобных просьб к нему премного было,

И шли они потоком, как река,

Что начала свой путь от ручейка,

Одна влекла другую за собой,

И это был уже почти разбой!

Был осажден добряк со всех сторон,

Но как-то раз собрался с духом он

И отрубил просителю в ответ:

"Я на хоккей вам не достал билет!

Прошу простить, но не смогу помочь!"

И так ответив, сам не спал всю ночь,

А тот нахал, что получил отказ,

На всех углах костит его сейчас…

1981

ТРЕЗВЫЙ ПОДХОД

Прозаик А. поэта Б. увидел,

Тот грустный шел откуда-то домой.

"Чем вы огорчены? Вас кто-нибудь обидел?" -

Решил прозаик А. задать вопрос прямой.

"Я был в гостях у старого поэта,

Чье мнение я высоко ценю…

Читал ему стихи… Ждал доброго совета…"

"Каков же был совет?"

"Предать стихи огню!"

"Я догадался, у кого вы были! -

Сказал прозаик А. - Ответ в знакомом стиле!

Так вы огорчены?"

"Но он большой поэт!

Как не считаться с ним?"

"Как не считаться? Здрасте!

Будь он хоть классиком, но он поэт без власти,

И беспокоиться вам просто смысла нет!"

Прозаик А. считался только с теми,

Кто был у руководства в это время,

И сам, в отличие от старого поэта,

В одном издательстве был членом редсовета.

1981

ЖУЧОК И БЛОХА

Из Кондрата Крапивы (С украинского)

Дворовый пес Жучок на солнцепеке

Лежал, лежал, да и заснул.

Но только начал он валиться в сон глубокий,

Как кто-то в хвост его, как шилом, жиганул!

Махнул Жучок хвостом, да нет! - не тут-то было

Еще сильнее колет шило!

"Блоха! - решил Жучок. - Блоха! И не иначе!"

Точней определить не мог бы нюх собачий.

Стал тут Жучок зубами хвост ловить,

Пытаясь ту Блоху скорее придавить,

Но как Жучок при этом ни крутился,

Как он ни бился,

Свой хвост он не сумел поймать и удержать,

Чтоб ту Блоху проклятую прижать.

Устал Жучок вокруг хвоста крутиться,

Стал грозно лаять, злиться.

Бросаться на людей, что мимо дома шли

И мирный разговор между собой вели.

И смех и грех! Чем люди виноваты,

Что любят блохи тех, которые хвостаты?

В эфире хриплый лай нам слышится подчас,

По двадцать раз на дню облаивают нас.

На это скажем мы всем тем, кто эдак злобно лает:

Не виноваты мы, что вас блоха кусает!

1981

КОРОЛЬ И ШУТ

Не помню я, какого Короля

Шут осмеял, придворных веселя.

Король, на всех угрюмо посмотрев,

Однако смог не проявить свой гнев.

Он понимал, что шуткам есть предел,

Но показать он это не хотел -

Был Королевству нужен смелый Шут

Как рядовой дворцовый атрибут.

1981

СКОЛЬЗКИЕ ДИАЛОГИ

- Нет, нет, и не просите! Не возьму!

Все это просто ни к чему…

- Обидите! Такой пустяк, ей-богу!

Молдавский коньячок! Ну как не взять в дорогу!

- Уж коли просите, я ваш презент приму!…

- Какая благодарность? И зачем?

Я жирного давно уже не ем!

Что там еще? Бутыль домашней чачи?

А это что?

- А это вам для дачи!

- Нет, нет! Я не могу принять такой ковер!

Вы можете понять меня превратно!

- Но я же на себе его без лифта пер!

Прикажете переть его обратно?…

- Японский телевизор? Это мне?

Нет, нет, не будем говорить об этом!…

Дубленку передать моей жене?

А для кого же часики с браслетом?…

- Ну, как дела?

- Я понял ваш вопрос.

На этот раз ответ лежит в конверте.

Прошу учесть, что это первый взнос.

Там - ровно тысяча! Пожалуйста, проверьте!…

- На Сочи для меня не будет мягких мест?…

Да я главней любого депутата!…

Когда я возмущен, я не могу без мата…

Кто там стучит?… Ко мне?… Что-о?…

- Ордер… на арест!

Конец один: что взятки брать, что красть.

Где коготок увяз, там птичке всей пропасть!

1982

СВОЙ ЭТАЖ

Товарищ имярек -

Солидный человек,

В один прекрасный день завел себе девицу -

Собой скромна, мила и хороша!

Товарищ имярек не мог на ней жениться -

Свободной у него была одна душа…

Он, между нами, ей в отцы годился,

Но что поделаешь, раз человек влюбился?

А если случай выпадет такой,

То вместе с разумом теряешь и покой…

Как выше сказано, скромна была девица,

Потом вошла во вкус и, более того,

В отдельных случаях вдруг начинала злиться,

Ворчать и требовать, капризничать, сердиться

И голос повышать на друга своего.

Тот стал рабом любых ее желаний:

Будь то круиз, наряд или кольцо,

Короче говоря, как личность, в этом плане

Он потерял при ней свое лицо.

Хотите знать, чем обернулось дело?

Печален был итог: через какой-то срок

Она ему совсем на шею села

И ножки свесила…

Чем это не урок?

Когда тебе за пятьдесят уже,

Жить лучше на своем, простите, этаже!

1982

ПОРТРЕТ

Художник, чей талант иссяк давным-давно

(Сыграло в этом роль игристое вино!),

Не соблюдая самодисциплины,

Стал подходить к созданию картины,

На творчество больших не тратя сил:

Сперва на полотно из подмастерьев кто-то,

Используя оригинала фото,

Необходимый контур наносил,

А уж затем, спросонья щуря глазки,

Наш мастер по нему клал самолично краски,

Конечно, метод свой скрывая от огласки,

Поскольку критики, как все, не выносил!…

Заказчик в мастерской. Он смотрит на портрет,

Тот глух и нем… В нем "искры божьей" нет!…

Порвалась цепь: разрозненные звенья

Нарушили Союз Труда и Вдохновенья…

1982

МАНЬЯК В ПОГОНАХ

Один маньяк, точнее - генерал,

Коллекцию снарядов собирал.

И, видно, вовсе разума лишенный,

Он раздобыть мечтал такой снаряд,

Чтоб обязательно в нем был заряд

Нейтронный!

Короче говоря, маньяк играл с огнем

И в этом смысле доигрался -

Он самопроизвольно, как-то днем,

Со всей своей коллекцией взорвался.

Но это был бы даже не вопрос,

Когда бы лишь себя он на куски разнес…

Я эту басню кончил страшновато.

Но может ли здесь быть иной финал,

Когда Европу превращает НАТО

В такой взрывоопасный арсенал?!

1982

ТЮЛЬПАНЫ

В девятый майский день пришли ребята

К могиле Неизвестного солдата,

Чтоб молча положить тюльпаны на гранит…

Вот тут один Тюльпан другим и говорит:

- Зачем нас только утром дети рвали?

Чтоб мы на солнце к вечеру завяли?…

- Ты не жалей себя, - сказал Тюльпан-собрат,

Как не жалел себя лежащий здесь солдат!

Твоя судьба в руках тебя растивших,

И если ты уже попал в букет,

Достойней пасть к ногам в боях погибших,

Чем украшать собой сомнительный банкет!…

1982

ГРЯЗНАЯ РАБОТА

Две потаскушки - Ложь и Клевета,

Явились в некий Дом согласно приглашеньям.

С подчеркнуто-особым отношеньем

Сажают их, двоих, на лучшие места

И говорят в лицо: - Без вас нам не прожить!

Могли бы вы нам службу сослужить?

- Ну, что ж! -

На это отвечает Ложь, -

Когда правители чего-нибудь боятся

И черные дела по воле их творятся,

Не в первый раз

Они на помощь призывают нас.

Мы говорим на многих языках,

Держа печать и микрофон в руках,

Мы выступаем в самом разном стиле,

В любых обличьях. Лишь бы нам платили!…

Контракт подписан. Разработан план.

Пакует Клевета дорожный чемодан:

- Я еду в Бонн, потом лечу в Мадрид!

- А я в Женеву! - Ложь ей говорит.

И закипела тут работа:

Идут в набор статьи, печатаются фото,

Ползут потоки лжи по радио в эфир.

Ложь на трибуне. Клевета в газете.

За фактом факт - всё в искаженном свете!

Боясь войны, живет в тревоге мир…

Но есть еще и Правда на планете!

Когда она в бою - она всегда сильней!

И Ложь и Клевета бессильны перед ней!

1983