/ / Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Шарм

Каролина

Синтия Райт

Александр Бовизаж привык считать себя безупречным джентльменом. А потому, подобрав в глухом коннектикутском лесу потерявшую память девушку, он решает повести себя достойно и отдать прелестную «находку» на попечение своей аристократической семьи. Но соблазнительная прелесть девушки подвергает благие намерения Александра серьезной опасности…

ru en Е. К. Денякина Black Jack FB Tools 2006-01-20 19C33587-3B4B-4FE4-BEF6-EC0AE50296C6 1.0 Райт С. Каролина АСТ М. 1997 5-15-00020-0 Cynthia Wright Caroline

Синтия РАЙТ

КАРОЛИНА

ГЛАВА 1

Трудно себе представить, чтобы в октябре мог выдаться такой прекрасный денек. Осень 1783 года расцветила Коннектикут поистине великолепными красками. Невысокие горы полыхали красным, желтым и оранжевым, ярко контрастирующим с чистой лазурью неба. Осенний воздух был свеж и прохладен, и Александр Бовизаж, пробираясь между деревьями верхом на отличном скакуне, чувствовал себя превосходно. Он пребывал в радостном возбуждении уже около месяца — с тех самых пор, как в Париже был подписан мирный договор. Последние девять лет войны казались долгими, иногда даже непереносимо долгими, но теперь, после победы, стало очевидно, что вся эта кровавая трагедия была не напрасной. Высокой ценой досталась победа, но Америка наконец-то получила долгожданную независимость.

Слава Богу, вот уже два года, как британцы сложили оружие перед генералом Вашингтоном в Йорктауне. После этого военные действия прекратились, лишь время от времени происходили эпизодические стычки, и большая часть солдат давно получила возможность вернуться домой, к своим семьям.

Алекс вспомнил, чем была в последние два года его жизнь, и невольно поморщился. За все время войны он лишь изредка принимал участие в военных действиях как солдат. Особая роль, отведенная ему, вполне соответствовала его происхождению и способностям. Алекс был тайным агентом и разведчиком, и на его долю выпадали самые сложные и большей частью опасные задания. После Йорктауна он тоже получил возможность вернуться домой и лишь периодически занимался своей опасной работой, но стоило ему хоть немного войти в колею нормальной жизни, как тут же снова приходилось срываться с места.

* * *

Обычно, отправляя его на очередное задание, старший офицер говорил:

— Вы непревзойденный мастер своего дела, Бовизаж. Никому, кроме вас, не удалось бы выполнить такое — похитить план и при этом не попасться.

Алекс сознавал, что, несмотря на все ужасы воины, его работа имеет несомненную прелесть. Он бродил по болотам Южной Каролины вместе с Френсисом Морионом, плавал капитаном на каперском судне, пил коньяк с Вашингтоном и Лафайетом на берегах Гудзона. Работа требовала от Алекса напряжения ума и изобретательности, а постоянный риск действовал возбуждающе. Не заскучает ли он, когда упорядочится его жизнь?

Цветное пятно под деревом, чуть сбоку от тропинки, неожиданно привлекло внимание Алекса. Он мягко осадил коня по кличке Жан, спешился, вернулся назад и увидел узел с бельем, наскоро увязанным кем-то в кусок темно-зеленого шелка. Ткань оказалась на удивление чистой, хорошего качества и совсем новой. Алекс присел на корточки. Под ним расстилался ковер из шуршащих осенних листьев. Собравшись развязать узел, он вдруг услышал откуда-то слева приглушенный стон. Алекс насторожился, поднял голову, и на его красивом лице отразилась тревога. Вскочив на ноги, он оставил узел и легко и бесшумно, как кот, устремился туда, откуда донесся звук. Вскоре Алекс понял, что стонет человек, лежащий футах в двадцати пяти от него возле старого дуба, и тихо двинулся вперед, на всякий случай, достав из-за пояса пистолет. Ему показалось, что под деревом распростерся юноша в непомерно широких серых бриджах, свободной белой блузе и зеленой треуголке, почти целиком закрывающей его голову. Алекс приблизился к нему. Увидев, что юноша неподвижен, он сунул пистолет за пояс и опустился на колени перед незнакомцем. От изумления темные брови Алекса взметнулись вверх: под свободной блузой явно вырисовывались две выпуклости. Он осторожно прикоснулся к одной из них — так и есть, под его рукой была нежная, прекрасной формы грудь, не стесненная корсетом.

— Что за чертовщина! — Алекс склонился над лицом девушки, сдернул треуголку и невольно присвистнул — по ковру из пожухлых листьев рассыпались роскошные блестящие волосы золотисто-медного цвета. Да уж не грезит ли он? Этой девушке, прекрасной, как ангел, было на вид лет восемнадцать, не больше. Ее закрытые глаза окаймляли густые длинные ресницы. Взгляд Алекса скользнул по небольшому аккуратному носику и задержался на губах — самых очаровательных, какие он когда-либо видел.

— Прелесть! — прошептал Алекс и осторожно приподнял голову девушки. Едва осознавая, что делает, он провел загорелым пальцем по щеке незнакомки, тронул шелковистую прядь волос, потом приподнял маленький подбородок и прильнул к губам, раздвинул ИХ языком и внезапно почувствовал, как они едва заметно затрепетали. Вздрогнув, Алекс отпрянул от девушки. «Да кем ты себя возомнил, — подумал он, — прекрасным принцем?» Алекс усмехнулся. Интересно, во что он ввязался на этот раз?

* * *

Девушке казалось, будто она падает с большой высоты, но при этом, коснувшись земли, ощутила лишь слабый толчок, медленно открыла глаза и увидела перед собой на редкость красивое лицо: смуглое, худое, с прямым носом, обрамленное черными, как вороново крыло волосами, зачесанными назад и стянутыми на затылке кожаной тесемкой. Даже борода не могла скрыть чарующей мягкой полуулыбки незнакомца и ослепительного контраста белых зубов с загорелой кожей. Сверкающие ярко-бирюзовые глаза удерживали взгляд девушки помимо ее воли.

Алекс же увидел прекрасные карие глаза с золотистыми искорками. Боже, да она просто восхитительна!

— Миледи, буду вам очень благодарен, если вы объясните, почему оказались в столь неожиданном месте. Признаюсь, мое любопытство растет с каждой минутой.

Девушка попыталась сесть, и Алекс помог ей приподняться. Вдруг она почувствовала пульсирующую боль в правой части головы. Осторожно подняв руку, она с опаской потрогала больное место и нащупала большую шишку. Алекс бережно раздвинул ее роскошные волосы, внимательно осмотрел опухоль и нахмурился, заметив засохшую кровь.

— Ну-ка расскажите мне, что здесь произошло. Как вас зовут, кто вы и откуда? — От волнения его низкий глубокий голос звучал глухо.

Девушка прикрыла глаза, словно пытаясь собраться с мыслями, медленно опустила руку, потом посмотрела на Алекса взором, затуманенным слезами.

— Я… Ой, сэр, кажется, я ничего не помню. Ничего, даже своего имени!

* * *

Расспросы ни на шаг не приблизили Алекса к разгадке. Он предположил, что девушка, должно быть, скакала на лошади и упала, ударившись головой о землю. Возможно, ее лошадь чего-то испугалась. Так или иначе, лошадь исчезла, а перед Алексом была раненая и потерявшая память девушка-полуребенок, одетая как мальчик.

Он прислонил незнакомку спиной к стволу дуба и принес ей узел. Исследуя содержимое узла из зеленого шелка, девушка поглядывала на расхаживающего взад-вперед Алекса. В его движениях чувствовались скрытая сила и природная грация, которые восхищали ее. Желтовато-коричневые бриджи плотно облегали стройные ноги, и при каждом шаге мужчины она видела, как играют его мускулы. Тускло поблескивающие кожаные сапоги доходили ему до колен. Через распахнутый ворот льняной рубашки была видна широкая грудь, покрытая темными вьющимися волосами.

Внезапный вопрос девушки заставил Алекса остановиться.

— Сэр, а вы не пират? Может, вы сошли на берег, чтобы закопать свои сокровища?

Черные брови взметнулись вверх, потом Алекс запрокинул голову и искренне расхохотался:

— Боже, с чего вы это взяли?

— Ну… по-моему, вы очень похожи на пирата: у вас такой смелый бесшабашный вид… и к тому же довольно бесстыжий. — Увидев усмешку Алекса, девушка поспешно добавила: — О, простите, мне не стоило этого говорить.

Алекс опустился на землю рядом с незнакомкой и сжал ее небольшую нежную ручку своими крепкими загорелыми руками.

— Не думайте об этом, cherie. Я восхищен вашим простодушием. Признаться, я и смеялся-то отчасти потому, что вы почти угадали: пиратом был мой отец — первоклассный французский морской разбойник. Если бы не война я, вероятно, пошел бы по его стопам. — Несмотря на ироническую улыбку, бирюзовые глаза Алекса светились теплотой. Внезапно они потемнели — Алекс подумал о предстоящих ему заботах. Указав рукой на одежду, разложенную на куске зеленого шелка, он спросил:

— Эти вещи не пробуждают у вас каких-нибудь воспоминаний?

Он и сам видел, что лежит в узле, но все это ровно ни о чем не говорило. Такая же простая белая блуза, что и на девушке, была из тех, что колонисты использовали как рабочую одежду. Для большего удобства эти блузы шили с глубоким вырезом, и именно от этого выреза на груди незнакомки Алекс не мог сейчас отвести взгляд. В узле было изысканное нижнее белье, а также кружевная накидка, несколько пар изящных туфелек и красивое желтое платье, отделанное дорогими кружевами. В платье были завернуты две атласные ленты, кусок душистого жасминового мыла и изящная щетка для волос с фарфоровой ручкой.

Девушка подняла глаза на Алекса и печально покачала головой:

— Я ничего не могу вспомнить, совсем ничего! Это меня очень смущает… и мучает. Сэр, что вы собираетесь со мной делать?

Ее подбородок дрожал, в широко распахнутых карих глазах застыла растерянность. Алекс потянулся к девушке и, обняв, прижал ее к себе. Ощущая прикосновение ее пышной груди и испытывая от этого крайнее замешательство, он все же сдержался и только нежно погладил девушку по голове.

— А каковы, по-вашему, cherie, мои намерения? Полагаете, я оставлю вас одну в лесу? Может, я и похож на пирата, но, смею вас уверить, что не лишен порядочности, в чем вы скоро сами убедитесь. Вам придется отправиться со мной, а там мы попытаемся выяснить, кто вы и откуда. Надеюсь, через какое-то время к вам вернется память.

Девушка импульсивно обняла Алекса, и он почувствовал сладковатый аромат клевера, исходящий от ее роскошных волос. Ее теплое дыхание коснулось его уха.

— Неужели вы готовы на это ради меня? Как же мне вас благодарить? — радостно прошептала она.

Алекс мог бы предложить сразу несколько вариантов, но сомневался, что она, согласится хоть на один из них. Он не сдержал улыбки, когда девушка разжала руки, чуть отстранилась и посмотрела на него:

— Сэр, скажите, пожалуйста, как вас зовут? И как вы пока будете обращаться ко мне?

— Ах да! Простите, что не представился. Мое имя Александр Бовизаж, но вы можете звать меня Алексом. Что же касается вашего имени — думаю, выбор за вами.

Лицо девушки озарила улыбка, на щеках ее появились очаровательные ямочки, и она радостно захлопала в ладоши.

— Как интересно! Я сама могу выбрать себе имя! А ваше, сэр, весьма необычно и очень вам подходит: «красивое лицо»!

Алекс смутился и закусил губу.

— Увы, моя фамилия переводится именно так, и уверяю вас, для меня это постоянный источник недоразумений и неприятностей.

— Но почему? По-моему, чудесная фамилия. Будь вы обыкновенным человеком, у вас были бы основания роптать.

Алекс успокоился и тихо рассмеялся, внезапно поняв, в чем дело.

— Cherie, видимо, вы обучались французскому, а это поистине удивительно для женщины, выросшей в военное время, да к тому же в отсталой стране. Полагаю, вы из хорошей семьи… — Он умолк и нахмурился. — Интересно, почему вы сбежали?

— Думаете, дело обстоит именно так?

— Дорогая, только это и может прийти в голову человеку, заметившему, как нелепо вы переоделись. К тому же я нашел вас в стороне от главных дорог. Точнее, очень далеко от ближайшего жилья. Не знаю, каковы были ваши планы до этого несчастного случая, но, по-моему, вы сделали все, чтобы окончательно и безнадежно заблудиться. — Он помолчал, в задумчивости теребя бороду. — Пожалуй, можно предположить, что вы от кого-то удирали. Судя по всему, ваши пожитки собраны наспех, а маршрут побега… едва ли вы как следует его обдумали. Кажется, вы намеренно пересекли Бостонскую почтовую дорогу и углубились в лес.

Взглянув на стоящую рядом с ним девушку, Алекс увидел лишь ее безупречный профиль — она задумчиво уставилась невидящим взором в пространство.

Он захватил одну из блестящих золотисто-медных прядей и провел ею по носу девушки.

— Милая, вы воистину тешите мое мужское самолюбие, с таким вниманием слушая мою длинную речь!

— О… сэр… Алекс, не обижайтесь, прошу вас. — Она повернулась к нему и, заметив его озорную улыбку и насмешливо прищуренные глаза, с облегчением вздохнула. — Так вы меня дразните! Как хорошо, что вы не рассердились, ведь я не просто так предалась мечтаниям. Имя! для меня это очень важно, и надеюсь, вы одобрите мой выбор. Я придумала имя… Каролина. Правда, оно красивое и благозвучное?

Девушка так серьезно произнесла это имя по слогам, что Алексу оно показалось и впрямь прекрасным. Его лицо смягчилось: она так лучезарно улыбалась ему, хотя находилась в весьма трудной ситуации. Он вдруг подумал, что большинство его знакомых молодых дам, на месте Каролины наверняка закатили бы истерику или упали бы в обморок. Она заблудилась, потеряла память и, что, вероятно, хуже всего — очутилась в лесу и считает своей единственной надеждой и опорой его, бесшабашного бродягу с горячей кровью.

Только сейчас Алекс понял, как разительно отличается Каролина от всех других девушек. Он мягко коснулся ее нежной щеки и улыбнулся:

— Полагаю, вы выбрали лучшее имя на свете, малютка Каро.

Сумерки быстро сгущались, но девушка не замечала наступления темноты, пока не почувствовала, что становится холоднее.

Каролина и Алекс ехали на вороном коне Жане, который покорно брел по лесу. Девушка сидела перед Алексом, обхватившим ее тонкую талию. Близость Алекса тревожила Каролину, она не могла сосредоточиться и подумать, хотя подумать — видит Бог — ей предстояло о многом! Каролина уже осознала: ее смущает отнюдь не равнодушие Алекса, а внезапно вспыхнувшие чувства к нему. Она трепетала от его прикосновений, то и дело посматривая на правую руку Алекса, держащую поводья, и ловила себя на том, что восхищается ловкостью и сноровкой этого человека. Каролина склонила голову на широкую грудь Алекса и ощутила его свежее дыхание.

Выехав на опушку, Алекс остановил коня.

— Ну, cherie, как вы находите эту гостиницу? Беспечно спросил он. — Я слышал, будто потолки из ветвей и ковры из опавших листьев — последний крик моды.

В ответ Каролина улыбнулась:

— По-моему, здесь очень уютно, сэр.

Местечко и впрямь было замечательное. Ветви деревьев смыкались над головой наподобие свода, а покрывающие землю листья напоминали ковер. Алекс легко спрыгнул с коня, протянул руки к Каролине, поставил ее на ноги, и они оказались совсем рядом, лицом к лицу. Руки Алекса все еще лежали на ее бедрах.

Он взглянул в ее золотисто-карие глаза и увидел в них какое-то странное, необъяснимое выражение. Медленно скользнув ладонями вверх по спине Каролины, Алекс почувствовал, что у него вскипает кровь. В этот момент Жан ткнулся мордой в его плечо и негромко заржал.

Каролина нервно рассмеялась, повернулась к коню и погладила его по шее.

— Да, Жан, думаю, тебе приятно избавиться от груза.

Наблюдая за ней, Алекс заметил внезапно вспыхнувший на щеках румянец и учащенно пульсирующую жилку на шее.

Еще не совсем стемнело, когда путники, держа коня на поводу, направились искать ручей. Идти пришлось недалеко. Пока Жан пил, а Каролина умывалась, Алекс собирал дрова для костра. Вскоре он и Каролина, уютно устроившись возле огня, ели сушеную говядину с кукурузными лепешками — припасы, извлеченные из седельных сумок, лакомились орехами, ягодами и пили свежую воду из небольшой деревянной чашки. Он объяснил Каролине, что как-то на привале, в самом начале войны, вырезал эту чашку из дерева и с тех пор возит ее с собой в мешке. После ужина Алекс, прислонившись к дереву, закурил тонкую темную сигару, а Каролина придвинулась к огню. Свет костра бросал золотистые блики на ее лицо, волосы, ниспадающие на плечи. В своей просторной блузе девушка выглядела особенно юной и беззащитной.

— Скажите, что со мной будет? — спросила она. — Куда мы направляемся, и как вы поступите, добравшись до места назначения?

* * *

Алекс улыбнулся, выпустив тонкую струйку дыма, которая уплыла вверх и растворилась в темноте.

— Ах да, детка. Представляю, сколько у вас вопросов! Начнем с того, что мы едем в Филадельфию, где я живу. Полагаю, там мне следует поселить вас в доме моих родителей. Если вы остановитесь у меня, это очень повредит вашей репутации. Будь я хоть немного джентльменом, мне пришлось бы жениться на вас, встретив первого же приходского священника.

— Жениться на мне? С какой стати! — изумилась Каролина.

— Да вы же порядочная девушка, дорогая моя! А наша мораль не допускает, чтобы женщина, — путешествующая без компаньонки, провела ночь наедине с мужчиной, даже если все было совершенно невинно. А у меня такое предчувствие, что нам предстоит провести вместе не одну, а несколько ночей. — Он улыбнулся Каролине так, словно подобная перспектива восхищала его. Девушка смущенно поежилась. Однако посторонним вовсе не обязательно знать, как складывались обстоятельства до того, как мы прибыли в Филадельфию. Едва мы доберемся до Нью-Йорка, я постараюсь найти для вас горничную или компаньонку, и никто никогда не узнает, что она не сопровождала нас на протяжении всего путешествия — по почтовой дороге из Хартфорда. Кроме того, — его губы искривила сатанинская усмешка, — я не такой уж благородный джентльмен, особенно в том, что касается женщин. Можете считать это честным предупреждением, cherie! К тому же у меня нет намерения разбивать свою и Вашу жизнь, связав себя с вами узами брака, не нужного ни одному из нас, даже если этого требуют законы морали. Вы молоды и прекрасны, Каро, и я убежден, в Филадельфии найдутся десятки достойных молодых кавалеров, которые будут счастливы снискать Вашу благосклонность. Наконец, нет уверенности, что вы еще не замужем.

С каждой фразой, произнесенной Алексом, глаза Каролины выражали все большее изумление, а, услышав его последние слова, она вскрикнула:

— Замужем? Я? Но… но…

— Весьма возможно, Каро, что вы сбежали от мужа.

Алекс ничуть не сомневался, что Каролина вполне созрела для замужества, ибо имел возможность убедиться в том, какие у нее пышные формы, пока они путешествовали на лошади. Ее груди были крепкими, а изгиб бедер — более чем соблазнительным. Алекс, хорошо разбиравшийся в женщинах, понимал: Каролина — взрослая, отлично сформировавшаяся женщина.

Каро — как же ей нравилась манера Алекса произносить ее новообретенное уменьшительное имя! — несколько минут сидела тихо, и пламя костра освещало ее. Наконец Алекс нарушил молчание:

— У вас такой вид, словно вы пытаетесь что-то вспомнить, cherie.

— Да, это так. Знаете, у меня такое ощущение, будто я все о себе знаю, но почему-то сейчас это от меня ускользает. Кажется, словно я не в состоянии добраться до чего-то, скрытого у меня в голове.

— Или, возможно, не хотите, — осторожно предположил Алекс.

— Что вы имеете в виду?

— Только одно: в вашем прошлом могло быть нечто столь болезненное, что вы, сами того не подозревая, предпочли отрешиться от этого.

Их взгляды встретились, и хотя Каролина не произнесла ни слова, Алекс знал, что она поняла его. Он ясно видел ее растерянность и страх. В эту минуту Алекс пообещал себе, что если узнает ее прошлое, отыщет семью и обнаружит что-то неблагополучное, то не станет рассказывать об этом Каролине. В конце концов, рассудил он, у девушки, вероятно, были весьма веские причины, если она рискнула бежать.

Становилось все холоднее, и Алекс подбросил дров в костер. Каро с интересом наблюдала за ним, чувствуя неловкость от его близости. Он повернулся к девушке и, склонившись, взял ее руку.

— Вы не замерзли? Вот, наденьте это. — Он укутал ее плечи своим теплым шерстяным пальто, добротным и красивым — голубого цвета, с белыми лацканами и золотыми пуговицами, на богатой атласной подкладке. Вскоре Каролина уже сидела рядом с Алексом, прислонившись к стволу дерева, его рука обвила ее плечи. Девушку вдруг охватило ощущение безопасности, и она начала расспрашивать Алекса о его семье, на что он откликнулся с явным удовольствием.

— Мой отец действительно был пиратом, я не соврал вам. В те времена, когда торговля с Англией была трудным и дорогостоящим занятием, он доставлял контрабандные товары в колонии. Тогда это занятие считалось вполне респектабельным. Отец любил вспоминать о том, как радовались нью-йоркские торговцы, когда его корабль прибывал в порт.

Да, он прожил бурную, полную приключений жизнь, но, по-моему, очень вовремя встретил мою мать.

— Где же они познакомились? — спросила Каролина, охваченная любопытством.

Алекс улыбнулся:

— Уверяю вас, при самых обычных для такого человека, как отец, обстоятельствах. Он захватил ее корабль.

— Захватил ее корабль?

— Да. Она находилась на борту одного из немногих прекрасных пассажирских судов того времени и направлялась из России в Америку навестить брата и его жену. Отец забрал с судна все ценности, самой дорогой из которых оказалась моя мать. — Он усмехнулся, не скрывая, что это искренне забавляет его.

— Алекс! — воскликнула Каролина.

— Да, дорогая моя, боюсь, произошло самое худшее, поскольку отец не был джентльменом. Думаю, это наша фамильная черта. Однако мать пришла в восторг от такого приключения, и вскоре отец не только вернул все похищенные товары, но прямо в море женился на ней. Мать сопровождала мужа в последнем путешествии его пиратского корабля к берегам Америки, а потом они обосновались в Филадельфии, чтобы жить долго и счастливо. Все так и произошло. Доказательство тому — я и мои четверо братьев и сестер.

Подняв глаза на Алекса, Каролина увидела, как сверкнули в улыбке его белые зубы.

— Ваш отец перестал пиратствовать?

— О да, конечно! Теперь он путешествует только с матерью. Они навещают своих респектабельных родственников в России и во Франции или проверяют состояние фамильных виноградников в долине Луары. Женившись, Отец занялся кораблестроением. По мере того как дело росло, сфера его интересов расширялась. Теперь я стал его партнером по части кораблестроения и помогаю ему по мере сил, когда бываю дома.

— Когда бываете дома?..

— Последние несколько лет я участвовал в войне за независимость.

— Ах да, конечно! — Каролине показалось, что у нее в мозгу вспыхнуло какое-то воспоминание. Она крепко зажмурилась, но так и не успела схватить этот неуловимый проблеск.

— А вы помните что-нибудь о войне? — спросил Алекс, вглядываясь в ее лицо.

— Да, кажется, помню, но я не думала о войне, пока вы о ней не упомянули. Теперь я что-то припоминаю, но очень смутно и обрывочно, — смерть, женщин, оставшихся в одиночестве, тяготы жизни… Но мне никак не удается восстановить в памяти ни одного имени или лица. — Помолчав, Каро с отчаянием воскликнула: — Алекс, я даже не знаю, где мы находимся!

— Что ж, детка, на этот вопрос легко ответить. Мы в Коннектикуте, приближаемся к его западной границе и к реке Гудзон. Затем мы проследуем в Нью-Йорк, а потом на юг, в Филадельфию.

— Но как вы, человек со средствами, оказались в этих лесах — один и без всякого имущества, кроме лошади? Разве война не окончена?

— Да, война кончилась. — Алекс сжал ее плечо. — Отвечаю на другой ваш вопрос: я ездил смотреть ферму в северном Коннектикуте, которую недавно приобрел. Вообще-то мне оставил ее один из моих товарищей, умерший в Йорктауне. За годы войны я привык путешествовать налегке, мне нравятся независимость, быстрый бег коня. Я хочу насладиться красотой осеннего леса, прежде чем вернусь к городской жизни. Кроме того, в этих краях у меня есть друзья, которых я бы с радостью навестил. У кого-нибудь из них мы остановимся на несколько дней, и я надеюсь раздобыть для вас лошадь.

— Мы будем скакать верхом до самой Филадельфии?

— О нет, cherie. В Нью-Йорке нас поджидает мой экипаж.

— Теперь у меня к вам только один вопрос: что вы скажете обо мне вашим друзьям?

— Все складывается очень удачно. Вы, Каро, — осиротевшая дочь одного из моих товарищей по оружию. К моему великому удивлению, я обнаружил вас на ферме и стал вашим опекуном. Так что все выглядит вполне правдоподобно и вместе с тем респектабельно.

Каро почувствовала, что глаза у нее слипаются. Она спокойно улыбнулась и прижалась к широкой груди Алекса.

— Ну что ж, — сонно пробормотала она, значит, придется положиться на вас

ГЛАВА 2

Утро выдалось восхитительным, Каролину очаровал аромат осени.

Они с Алексом поехали дальше. Вспомнив события минувшего утра, Каролина улыбнулась. Настроение ее так часто менялось, что Алекс, наблюдая за ней, то и дело удивленно поднимал брови. Однако по выражению его глаз, искрящихся смехом, девушка видела, что все в порядке.

Каролина проснулась еще до рассвета, чувствуя себя очень бодрой. Ее голова покоилась на груди Алекса, оба они были прикрыты толстым одеялом, и Каролину странно волновало тепло его стройного мускулистого тела. Она слышала ровное биение его сердца, и это успокаивало ее и давало ощущение безопасности. Девушка осторожно выбралась из-под одеяла, села и потянулась. Алекс спал, закинув за голову левую руку. Во сне его смуглое лицо казалось еще красивее. Только сейчас она заметила, что у него необыкновенно длинные ресницы, придающие его лицу особенно трогательный вид.

Каролина отвела взгляд от Алекса. Конь на поляне тихо заржал и тряхнул гривой. Девушка подошла к нему и погладила по холке. Жан потерся носом об ее плечо. Чувствуя себя необъяснимо счастливой, Каролина обняла коня за шею и невольно рассмеялась. Ей вдруг неудержимо захотелось искупаться. Было довольно тепло, и она вспомнила о куске жасминового мыла в своем узелке. Уступив желанию и стараясь не шуметь, она достала мыло, чистую смену белья, свежую рубашку и побежала к ручью. Конь двинулся следом за ней. Укрывшись за кустами, Каролина скинула одежду, и вошла в воду, сжимая в руке мыло. Оставалось только дойти до глубокого места, где вода скрыла бы ее по грудь.

Холодная вода восхитительно бодрила. Каролина быстро намылилась. С берега на нее смотрел конь, и она шутливо спросила:

— Ну что, Жан, я тебя не шокирую?

В ответ прозвучал низкий насмешливый голос:

— Дорогая, едва ли Жану свойственны подобные чувства.

Из-за деревьев показался Алекс. Вид у него был сонный и немного озадаченный. Он с интересом рассматривал Каролину. Густо покраснев, она поспешно прикрыла грудь, руками и пробормотала что-то невнятное.

— Прошу вас, cherie, — сказал Алекс, — не стесняйтесь. Признаться, я очень рад, что нашел вас здесь. Проснувшись и обнаружив, что вы исчезли вместе с Жаном, я испугался, не скрылись ли вы оба в неизвестном направлении! Рад, что не ошибся в Bac!

Алекс так тепло улыбнулся ей, что Каролина успокоилась. Не успев даже подумать о том, что делает, девушка плеснула на него водой и, смеясь, воскликнула:

— Так вы, сэр, решили, что я воровка?

Брови у Алекса взметнулись вверх.

— Однако, малышка, вашей скромности хватило ненадолго!

Казалось, его взгляд проникает сквозь воду, изучая ее тело во всех подробностях. К удивлению Алекса — и своему собственному — Каро радостно улыбнулась:

— Сегодня я чувствую себя слишком хорошо, чтобы думать о скромности. А теперь, если вы не возражаете, я бы хотела помыть голову. Стоять в воде довольно холодно.

Брови Алекса поднялись еще выше. Как ни велико было искушение присоединиться к Каролине, он преодолел его и направился дальше, вниз по течению. Там он снял рубашку и склонился над ручьем, чтобы ополоснуть лицо, шею и наполнить водой походную фляжку. Когда он вернулся, Каролина стояла к нему спиной, низко наклонившись, и смывала с волос пену.

Смыв с себя остатки мыла, Каролина оделась, обернула голову полотенцем и босиком побежала к стоянке.

Они позавтракали кукурузными лепешками, ягодами и кофе, сваренным Алексом. Затем Каролина расчесала волосы. Золотисто-медные пряди струились мягкими волнами, доходя почти до талии. Алекс полулежал, опираясь на руку, наблюдая за девушкой и потягивая кофе.

— Вы знаете, какие у вас красивые волосы?

Она удивленно взглянула на него, чувствуя, что снова краснеет.

— Неужели?

— Пожалуйста, не смущайтесь! Вы должны гордиться ими, Каро. Известно ли вам, что вытворяют со своими волосами современные модницы? Это просто отвратительно, истинное преступление против женственности! Они свивают из волос настоящие гнезда высотой в фут, пудрят их! — Алекс сел и, нахмурившись, уставился на, Каролину. — Предупреждаю вас: никогда не допущу, чтобы вы портили свои роскошные волосы подобным образом. Даже отстав от моды, вы будете самой прекрасной женщиной в Филадельфии!

Его серьезный тон вдруг разбудил в Каролине бесенка. Она пощекотала его нос прядью своих волос и рассмеялась.

— Должна ли я понять это так, мистер Бовизаж, что отныне вы собираетесь руководить мною? — Она вскочила на ноги, ее глаза озорно поблескивали.

Алекс тоже неторопливо поднялся и встал рядом с ней. Губы его искривились в усмешке. Каролина бесстрашно взглянула на него.

— Дорогая моя, — медленно произнес Алекс, — полагаю, мне следовало бы вас отшлепать, но боюсь, вы уже не в том возрасте. Кроме того, меня гораздо больше привлекает другое.

В тот же миг он стиснул Каролину в объятиях, приподнял ее подбородок и посмотрел на девушку.

— Да, Каро, с этого момента я намерен руководить вами. И тешу себя надеждой, что вам это понравится.

И Алекс накрыл ее губы своими — твердыми, требовательными, ищущими. Как только его язык раздвинул ее губы, Каролина почувствовала, что по всему ее телу пробежала жаркая дрожь. Сердце неистово забилось, и девушка неожиданно для самой себя ответила на его поцелуй, более того, поняла, что жаждет его ласк. Его губы скользнули по шее девушки, обжигая ее поцелуями. Мягкая борода слегка щекотала кожу. Алекс зарылся лицом в волосы Каролины, с наслаждением вдыхая их нежный аромат, потом прижался губами к ложбинке у самого основания шеи и спустился к мягким соблазнительным холмикам, видневшимся в вырезе рубашки. У Каролины перехватило дыхание: она не понимала, что происходит. Казалось, каждая клеточка ее тела отвечает на его жаркие прикосновения.

Алекс потянулся к рубашке, собираясь разорвать ее, губы нашли душистую ложбинку между грудями, и он почувствовал такое бешеное биение ее сердца, какого даже представить себе не мог.

Внезапно осознав, что делает, он овладел собой, схватил Каролину за руки, оттолкнул девушку и взглянул ей в лицо. Ошибиться было невозможно, он увидел неприкрытое желание: щеки Каролины разрумянились, глаза пылали страстью, припухшие от поцелуев губы казались зовущими. Но невинность ее лица потрясла его. Перед ним стояла девушка, которая, несомненно, впервые узнала, что такое чувственность! В эту минуту Алекс ясно понял, что Каролина никогда не была замужем, более т6го, прежде ее не целовал ни один мужчина.

Он запустил пятерню в волосы и тихо присвистнул. Каролина медленно опустилась на опавшие листья и прижала ладони к пылающим щекам.

— О Господи! — прошептала она, и Алекс с удивлением заметил, что в ее глазах заблестели слезы.

Он быстро присел на корточки рядом с девушкой и коснулся ее щеки. Когда он заговорил, в его голосе прозвучала такая нежность, какой Каролина еще не слышала.

— Каро, малышка, простите меня, пожалуйста! Я же предупредил вас, что я не джентльмен. Вам следовало сразу залепить мне пощечину. — Девушка покраснела еще больше, и Алекс понял, как потрясла ее собственная реакция. Он догадался, что если бы она могла дать ему пощечину, то сделала бы это давно. Алекс улыбнулся. — Послушайте, я обещаю, что попытаюсь вести себя прилично. Вообще-то приставать к девственницам не в моих правилах. — Каролина молча подняла на него глаза. — Ну что, cherie, сможем мы снова стать друзьями? Хотите меня ударить?

Он заметил, что ее напряжение постепенно спадает. Каролина вздернула подбородок и рассмеялась. Потом, сделав над собой усилие, ударила его по щеке — так сильно, как только могла.

Теребя бороду и сдвинув брови, Алекс печально наблюдал за девушкой.

Она уже немного оправилась от шока. Сзади к ним тихо подошел конь и потерся мордой о плечо Алекса.

— Знаешь, Жан, — пробормотал Алекс, — у меня такое предчувствие, что с этой минуты наша жизнь станет очень интересной. А что ты об этом думаешь?

Конь вскинул голову и радостно заржал.

Через некоторое время они отправились в путь, наслаждаясь редкими для октября яркими лучами солнца. Каролина чувствовала себя необъяснимо счастливой. Она недолго размышляла о том, что произошло между нею и Алексом, ибо при воспоминании об этом испытывала смущение. Ее немного беспокоила и переменчивость собственных настроений. Весь день она бросалась из одной крайности в другую — от стыдливости к кокетливому озорству. Девушка смутно догадывалась, что виноват в этом Алекс, но не понимала почему. Всю дорогу он был довольно молчалив, но если заговаривал, то вновь становился дружелюбным и милым. Каролина решила, что, видимо, для такого мужчины, как Алекс, один поцелуй ровным счетом ничего не значит. Хорошо бы и ей так же легко и быстро забыть об этом поцелуе.

К счастью, октябрьский пейзаж помогал отвлечься от тягостных мыслей. Окрестные горы и поросшие лесом холмы поражали разнообразием. Многоцветную палитру осеннего леса составляли дубы, орешник, клены, черемуха, ясень и осыпанные золотом березы. За это утро Каролина увидела множество животных и птиц, включая громадного лося, шуструю норку и стаю цапель. Порою над головой пролетали голуби такой плотной стаей, что заслоняли солнце. Алекс заверил Каролину, что здесь для них всегда есть обильный запас пищи.

Вскоре Жан вынес седоков из леса на открытое пространство, поросшее высокой травой и поздними полевыми цветами. Каролина сразу же увидела, что на лугу пасется прекрасная лошадь рыжей масти с седлом и уздечкой. Алекс, тихо присвистнув, пробормотал:

— Не сон ли это? Неужели Господь Бог услышал наши молитвы?

Радостно заржав, Жан поскакал к рыжей лошади. Заметив их приближение, кобыла подняла голову и ответила Жану веселым ржанием. Казалось, она узнала Каролину, и Алекс, подумал, что это и есть ее пропавшая лошадь. B темных выразительных глазах животного светилась радость. Лошадь потерлась мордой о Каролину.

— Алекс, кажется, я знаю эту лошадь!

— Уверен, что и лошадь знает вас, cherie! — воскликнул он и, легко спрыгнув с коня, подошел к кобыле:

— Кажется, с ней все в порядке. Должно быть, когда вы упали, ее что-то испугало, и она убежала, а потом, вероятно, заблудилась.

Каролина решила назвать лошадь Молли. «Интересно, — подумал Алекс, — близко ли это имя к настоящему?»

Жан между тем радовался встрече с кобылой. Молли же, как и положено особе женского пола, изображала недотрогу. Наблюдая за проделками черного скакуна, Алекс и Каролина не могли удержаться от смеха.

Они устроили себе ленч тут же, на лугу, пока лошади резвились на траве. Потом Алекс прикрепил вещи Каролины к седлу Молли и помог девушке сесть верхом.

В этот день они преодолели большое расстояние, но Каролина огорчилась, что уже не чувствует у себя на талии рук Алекса. Ей недоставало его терпкого мужского запаха и хотелось вновь наблюдать игру мышц сильной руки, удерживающей поводья. Вместе с тем, управляя собственной лошадью, девушка стала еще более озорной, чем обычно. Когда они выезжали на относительно прямой участок дороги, Каролина отпускала поводья и мчалась вперед, скрываясь из поля зрения Алекса. Не раз она поворачивала лошадь назад и вдруг появлялась из-за деревьев перед Алексом. Поначалу его забавляли эти проделки, потом ему это надоело, но к концу дня он поймал себя на том, что разрешает Жану скакать рядом с Молли. Глаза Каролины заблестели, а щеки разрумянились от радостного возбуждения, когда они поскакали бок о бок.

Солнце уже садилось, окрашивая золотом верхушки деревьев. Алекс сделал Каролине знак остановиться. Выехав на опушку, он соскочил с коня.

— В чем дело?

Он улыбнулся, как нежный отец своенравному ребенку.

— Мне очень жаль прерывать ваши игры, дитя мое, но уже почти стемнело, и я голоден. К тому же осмелюсь заметить, ваша лошадь очень устала. Неудивительно, что вчера она попыталась от вас удрать.

Каролина спрыгнула на землю, вспыхнув оттого, что Алекс дразнит ее. Внезапно она почувствовала себя несчастной и обиженной.

— Зачем вы все это говорите! Неужели решили бранить меня лишь за то, что я пыталась развлечься и поиграть с Молли? Вы весь день бросали на меня осуждающие взгляды и поднимали свои противные черные брови. Меня возмущает ваше отношение! Знаете, сэр, вы просто нудный, раздражительный старик со скверным характером!

Закончив свою тираду, Каролина тяжело дышала, глаза ее сверкали от гнева, а потом заблестели от слез. Изящные ручки сжались в кулачки, словно она хотела ударить Алекса. Он дружелюбно предложил:

— Ударьте меня еще раз. Я это спокойно перенесу, вы знаете для мужчины моего возраста я в отличной форме. — При виде его обаятельной улыбки гнев Каролины иссяк, но слезы жгли ей глаза, и она сердито вытерла их. Алекс едва удержался, чтобы не выказать удовольствия, — он не желал унижать Каролину. По правде говоря, слушая ее пылкое обличение, он едва не рассмеялся. Теперь, чтобы Каролина не стыдилась своих слез, Алекс протянул руки и сжал ее в объятиях. Она тихо всхлипнула на его широкой груди, и ей сразу же полегчало.

— Все в порядке, Каро. Я понимаю вас лучше, чем вам кажется.

— Неужели?

— Подозреваю, сегодня вы говорили и делали то, что прежде вам не удавалось. И как мне ни трудно в этом признаться, должен сказать, что ваши проделки внесли приятное разнообразие в мою жизнь. — Алекс отошел от девушки и начал расседлывать коня. — Вы совсем не представляете себе женщин, которых я знаю. Они забыли о том, что такое естественность и импульсивность, и стараются ни в чем не отступать от общепринятых норм. Их поведение до смешного предсказуемо, ибо каждая боится сделать что-нибудь не как все! — Он усмехнулся, сверкнув ослепительно белыми зубами. Поверьте, Каро, светское общество невообразимо скучно. Наверное, поэтому я и провожу в нем так мало времени.

Каролина, уже успокоившись, молча расседлывала Молли.

К обеду Алекс подстрелил четырех жирных перепелов, а Каролина набрала в свою треуголку ягоды. Голубей они поджарили на вертеле. Господи, как же она была голодна… Каролина никогда не думала, что еда может пахнуть так аппетитно.

Между тем 6ыстро темнело. Сидя у костра, она наблюдала, как Алекс поворачивает вертел, выструганный из ветки дерева. Когда голуби были готовы, Каролина жадно набросилась на жаркое, стараясь не замечать насмешливых взглядов Алекса. Наконец она не выдержала.

— Почему вы так смотрите на меня? Неужели что-то во мне кажется вам таким смешным? — Она пыталась напустить на себя суровый вид, но ее карие глаза искрились.

Алекс расхохотался:

— Дорогая, я бы не сказал, что на вас смешно смотреть. Скорее это очень приятно. Я давно уже не встречал такой красивой девушки, которая при этом ведет себя столь раскованно. Конечно же, это не относится к членам моей семьи.

Покончив с жарким, Каролина осведомилась, что он имеет в виду. Алекс растянулся на ковре из листьев, подложив под голову руки.

— Довольно скоро вы увидите их всех, но полагаю, лучше предупредить вас заранее: они — не то чтобы плохие или, к примеру, злобные люди, но просто чуточку, сумасшедшие.

— Вроде вас? ~ полюбопытствовала Каролина.

— Да, малышка, вроде меня. Может, дело в том, что в наших, жилах смешалась русская и французская кровь, но я думаю, что причина кроется в характерах родителей. Кажется, я не успел вам рассказать о своих сестрах и брате. Старшая сестра Даниэль — самая разумная из нас. Боюсь, это качество несколько отдаляет ее от остальных членов семьи. Следующий после меня — Николас. Ему двадцать один, и он страшный проказник. После окончания войны он разгуливает по Филадельфии и разбивает сердца. Алекс с нежностью улыбнулся. — Натали семнадцать, и она только что вернулась из Франции, где два года училась в школе. В моем доме у Натали есть своя комната — она поселяется в ней, когда родители в отъезде. Думаю, ей приятнее у меня, нежели у Даниэль, и вряд ли можно ее за это винить. Натали вам понравится, Каро, она во многом похожа на вас — такая же бесхитростная, темпераментная и очень любит жизнь.

Кэти у нас младшая. Кажется, ей исполнилось восемь. Ее появление на свет стало для всех большим сюрпризом, так как маме к тому времени было уже далеко за сорок. Кэти — чудесный ребенок, не по годам развитый, она свободно говорит по-русски и по-французски, вероятно, потому, что много путешествует с родителями.

— У вас всех, кроме Даниэль, русские имена?

—Да, старшую сестру назвали в честь папиной матери; она, кстати, еще жива. Хотя ей уже восемьдесят, в этом году она приехала вместе с Натали из Франции, чтобы поселиться в Филадельфии. Бабушка совершенно независима — у нее небольшой собственный дом. Удивительная женщина!

Это мама решила назвать Даниэль в честь французской бабки. Однако, приняв во внимание нашу французскую фамилию, мама справедливо рассудила, что остальным детям стоит дать русские имена. Поверьте мне на слово, мы росли под сильным влиянием обеих культур. Наверное, семьи, подобные нашей, могут быть счастливы только в Америке.

Каролина мечтательно улыбнулась.

— Ах, Алекс, как это удивительно! Остается только надеяться, что я им понравлюсь. Вы уверены, что ваши родители не станут возражать, если я поживу у них? Мне ужасно неловко навязываться вам; мы должны побыстрее разыскать мою семью. Вот только… не знаю, откуда я родом. Хорошо бы моя семья оказалась такой же счастливой, как ваша.

Алекс приподнялся на локте и внимательно всмотрелся в лицо девушки. Его черные брови сошлись на переносице.

— Каро, не считайте, что вы нам навязываетесь. Мама очень гостеприимна, к тому же природа щедро одарила ее материнским инстинктом, и вы, несомненно, ощутите это на себе. Я знаю, вы всем понравитесь и очень скоро станете членом нашей семьи. А узнать ваше прошлое предоставьте мне. He сомневайтесь, я позабочусь о вас и выясню, кто вы и откуда. Ну что, Каро, мы поняли друг друга?

Широко распахнутые золотисто-карие глаза смотрели серьезно.

— Хорошо, Алекс. Все равно у меня нет иного выбора. Кажется, моя судьба и так уже в ваших руках. — Она робко улыбнулась, не подозревая о том, насколько соблазнительна в своей невинности. — Разве вы не сообщили мне раньше, что отныне собираетесь руководить мною?

ГЛАВА 3

На следующее утро, когда они покидали стоянку, по небу неслись мрачные серые тучи. Пронизывающий холодный ветер взметал с земли сухие листья и бросал их в лицо. Лес казался темным и необитаемым.

— Каро, ради Бога, поторопитесь!

Каролина наспех заплетала косу. Ее щеки раскраснелись от ветра.

— Не кричите на меня! Я и так тороплюсь.

Спрятав косу под треуголку, она собрала вещи. Алекс уже закрепил седло на Молли, и девушка приторочила к нему свой зеленый узелок.

Когда она собралась вскочить на лошадь, Алекс схватил ее за руку и протянул свое пальто.

— Наденьте это, — коротко бросил он. — Сегодня чертовски холодно.

Одевшись, Каролина рассмеялась — пальто доходило ей почти до щиколоток, а рук и вовсе не было видно под отороченными золотой тесьмой манжетами. Лицо Алекса смягчилось, и Каролина заметила, что его губы чуть заметно дрогнули в улыбке. Девушка коснулась его плеча.

— Алекс, прошу вас, не надо сегодня на меня сердиться! Нам предстоит долгое и трудное путешествие, а если вы будете всю дорогу хмуриться, мне станет совсем плохо.

Алекс взглянул на Каролину. Будь он проклят, если она не выглядит нелепо в этом наряде! Огромная треуголка сползает на лоб, а сама девушка совершенно утонула в его теплом голубом пальто. Недолго думая, он сунул руки под пальто и положил их на ее бедра, словно желая убедиться, что они все еще на месте.

— Ладно, крошка, считайте, что победили. Он иронично улыбнулся. — На самом деле, я сердился не столько на вас, сколько на мерзкую погоду. Не так-то легко ее выдержать. Надеюсь, в следующую ночь у нас будет крыша над головой!

Он застегнул блестящие пуговицы на пальто и без малейших усилий посадил Каролину на лошадь. Девушка подтянула пальто и взглянула в сияющие бирюзовые глаза.

— И еще одно, — предупредил Алекс, — сегодня, пожалуйста, — никаких игр. Как только увижу, что вы с Молли начинаете резвиться, сниму вас с лошади. Понятно?

— Да, сэр! — Каролина улыбнулась и шутливо отдала честь.

В лицо им дул такой пронизывающий ледяной ветер, что Алекс подумал: ему здорово повезет, если он не схватит воспаление легких. Буря может разразиться раньше, чем они доберутся до фермы Уоллингхэмов. На нем были штаны из оленьей кожи — слава Богу, что он догадался взять их с собой. Вспомнив, в каком тоне разговаривал сегодня утром с Каро и как она от этого растерялась, Алекс снова нахмурился. Черт возьми! Неужели Каро в ее возрасте настолько невинна, что не догадывается, как действует на него? Откуда она взялась? Из монастыря? Кровь вскипала в жилах Алекса, когда он подумал о прошлой ночи.

Каролина флиртовала с ним так безыскусно, что совсем озадачила его. Но это еще полбеды. Невинно улыбнувшись, она объявила, что хочет спать, легла и отвернула одеяло. В свете костра кожа Каролины казалась розоватой, как персик, Алекс решил, что она такая же бархатистая на ощупь. Каролина заботливо расправила одеяло, накрыла их обоих, а потом прижалась к нему спиной. Мало того, к ужасу Алекса, она взяла его руку и положила себе на талию.

— Так гораздо лучше. Теперь мне совсем тепло. Спокойной ночи, Алекс, приятных сновидений, — прошептала она.

Каролина закрыла глаза. На ее губах, которые, по убеждению Алекса, были самой природой созданы для поцелуев, играла легкая улыбка. Ему никогда не случалось видеть более изящно очерченных чувственных губ — дразнящих, полных, но без малейшего намека на вульгарность. Длинные густые ресницы отбрасывали тени на щеки девушки. Алекс склонил голову, приблизив лицо к роскошным шелковистым волосам. Их тонкий аромат соединялся с запахом жасминового мыла — Алекс сходил с ума. Глядя на изящный изгиб шеи, он едва удерживался от искушения припасть к нему губами. Каролина положила его руку таким образом, что большой палец оказался в каком-то дюйме от ее груди. Алекс знал, что девушка крепко спит, и его пальцы медленно двинулись вверх, мягко касаясь нежных холмиков, выступавших под тканью рубашки. Он нашел сосок и почувствовал, как тот затвердел под его лаской. Каролина улыбнулась во сне и придвинулась к нему еще теснее. Алекс ощутил нестерпимый жар в чреслах. Казалось, каждая клеточка его тела до боли жаждет этой девушки… Внезапно осознав иронию и абсурдность ситуации, Алекс отдернул руку от ее груди так быстро, словно его обожгло огнем. Он встал, закутал Каролину потеплее и побрел к догорающему костру, чтобы прикурить от него сигару.

«Ну, и дурак же я, — думал он. — Стоит только вспомнить о женщинах, которых я укладывал в постель не моргнув глазом! Первые красавицы колоний замирали от одной моей улыбки. — Его рот искривила горькая усмешка. — А теперь — пожалуйста, закаленный жизнью бродяга со стальными нервами, тридцати одного года от роду, ведет себя как юный девственник, не решающийся коснуться груди спящей девушки! И заметьте, даже через одежду! Если так и дальше пойдет, скоро я, наверное, стану покрываться холодным потом всякий раз, когда она приблизится ко мне!»

Он расхаживал взад-вперед, браня себя последними словами, то и дело бросая плотоядные взгляды на спящую Каролину. Алекс поклялся себе, что не погубит ни одной девственницы. Все, что ему нужно, это поскорее добраться до Филадельфии, где, по меньшей мере, две женщины с нетерпением ждут, когда он вернется в их постель. «Вероятно, все дело в том, что я слишком долго обходился без женщины», — сердито заключил он. Но заснуть ему так и не удалось, и он провел большую часть ночи, дымя сигарой и угрюмо глядя в угасающий костер.

Теперь хмурым серым утром, пока они с Каролиной скакали вперед, Алекс с тревогой посматривал на угрожающие тяжелые тучи. Видит Бог, такая погода не улучшает настроение. В довершение ко всему неудовлетворенность вкупе с бессонной ночью вызвали у Алекса мучительную головную боль.

Утром они не успели позавтракать, поэтому, заметив впереди яблоневые деревья, Алекс понял, что быстрый ленч будет сейчас весьма кстати, сделал Каролине знак остановиться и спрыгнул с коня. Понаблюдав, как он заряжает ружье, девушка слезла с лошади. Алекс решил отправиться на поиски дичи, а Каролина расположилась на траве, разделила оставшуюся кукурузную лепешку на две части и утолила голод, съев, свою половинку и два сочных яблока. Она кормила лошадей яблоками, когда из леса, наконец, появился повеселевший Алекс с двумя крупными зайцами в руках. Каролина невольно залюбовалась им. Мягкие брюки из оленьей кожи плотно облегали его стройные сильные ноги, и девушка подумала, что он выглядит, как настоящий горец.

— Что ж, по крайней мере, одна проблема разрешена. Сегодня вечером мы можем рассчитывать на славный ужин. — Алекс улыбнулся, привязал зайцев, к луке седла, потом подошел к ближайшей яблоне и сорвал несколько спелых плодов. Каролина протянула ему флягу и половину лепешки и села с ним, ожидая, пока он поест.

— Алекс, а что вы имели в виду, сказав, будто сегодня ночью у нас будет крыша над головой?

— Дело в том, детка, что мы направляемся на ферму, принадлежащую моим очень давним друзьям. Чертовски грустная история! Уоллингхэмы владеют прекрасной фермой на берегу реки Гудзон, не очень далеко отсюда. Они держали овец и другой скот, и Джеймсу пришлось изрядно потрудиться, чтобы его ферма стала процветать. О том, как мы познакомились, слишком долго рассказывать. Короче говоря, война привела меня к их дому, когда я нуждался в помощи. Элизабет Уоллингхэм приютила меня, предоставила мне кров и пищу, пока я не выздоровел, хотя ее муж Джеймс сражался на стороне британцев. Она подолгу не имела от него вестей. Поскольку во время воины я пользовался относительной свободой и проводил много времени в пути, мне удавалось иногда навещать ее и детей, а когда война кончилась, я очень тревожился, чем это для них обернется. Джеймс наконец-то вернулся домой и как раз вовремя — все соседи с негодованием требовали высылки тори. Страсти не утихли даже сейчас, и многие тысячи семей роялистов скитаются по стране, превратившись в беженцев. Наши американцы, якобы отличающиеся справедливостью и широтой взглядов, безжалостно преследовали их повсюду, проявив редкостную узколобость.

Каролина никогда еще не видела Алекса таким серьезным и ни разу не слышала в его голосе такой горечи.

— Прежде чем патриоты успели отнять у них ферму, Уоллингхэмы передали ее мне. Все прочие роялисты в долине реки Гудзон потеряли свои фермы и лишились собственности. Разумеется, я сохраню ферму для Уоллингхэмов до тех пор, когда они смогут вернуться. Порой я туда наведываюсь, а в ближайшее время собираюсь поселить там одного из моих друзей. Мы переночуем на ферме, и, надеюсь, найдем какую-нибудь одежду, хотя бы еще одно пальто. По дороге мы будем останавливаться у моих друзей, которых у меня множество вплоть до самой Филадельфии.

— Ах, Алекс, как мне жаль Уоллингхэмов! А куда они уехали и как им удалось скрыться?

— Большинство тори отправились в Новую Шотландию. Я слышал, как они кричали с телег: «Преисподняя или Галифакс!» Пустив в ход кое-какие связи, мне удалось посадить Уоллингхэмов на один из наших кораблей, плывущих во Францию. Прибыв туда, они смогут пересечь пролив и попасть в Англию, где у них есть какие-то друзья и родственники. Если все сложиться так, что Уоллингхэмы задержаться там на неопределенный срок, я продам их ферму и перешлю им деньги.

— Как великодушно с вашей стороны — столько сделать для друзей! — воскликнула Каролина, восхищенная его храбростью и честностью.

Алекс пожал плечами, поднялся, отряхнул брюки и протянул Каролине руку.

— Поехали. Небо не предвещает ничего доброго, а мне совсем не улыбается перспектива скакать в бурю.

Весь день они ехали молча. Зловещие раскаты грома эхом отдавались от окрестных гор; почерневшее небо то и дело прорезали молнии. Облака стали свинцовыми, но дождь, к счастью, пока не пошел.

По мере приближения к реке Гудзон окрестности заметно менялись. После лесов Коннектикута появились лесистые холмы Нью-Йорка. Каролина не видела пока ни одного дома, но когда они въехали на возвышенность, их взору открылось своеобразное каменное здание, возведенное в долине. Его окружал небольшой яблоневый сад, а за ним простирались поля кукурузы, риса и гречихи. Каролина заметила каменный амбар, а рядом с ним огород. Ферма, несмотря на скромные размеры, казалась уютной и процветающей.

Алекс остановился возле Каролины и, прикрывая глаза от пронизывающего ветра, вгляделся в открывшуюся перед ними панораму. Он собрался что-то сказать, но вдруг раздался оглушительный раскат грома, сверкнула молния, и хлынул такой ливень, словно разверзлись небеса.

Ни секунды не раздумывая, Алекс поскакал прямо к ферме. Каролина последовала за ним, хотя за стеной дождя почти ничего не видела. Спустя несколько минут они уже стояли у каменного сарая, дверь которого была приоткрыта. Убежище показалось девушке раем. Радуясь крыше над головой, она не сразу заметила, что в сарае находятся корова и лошадь.

Соскочив с коня, Алекс помог спешиться Каролине и снял с нее насквозь промокшее шерстяное пальто. Мокрая рубашка прилипла к телу девушки, так что под ней рельефно обозначились контуры груди. Алекс не сводил с нее восхищенного взгляда, пока, наконец, не взял себя в руки. Обняв Каролину за плечи, он сказал:

— Ну вот, cherie, это и есть ферма Уоллингхэмов. К счастью, она — самая крайняя с востока в долине реки Гудзон, иначе в такую бурю нам не удалось бы далеко уехать.

— Верно, но почему дверь сарая открыта и скот здесь, если хозяева уехали?

Он печально улыбнулся:

— Они отправились в Филадельфию всего лишь месяц назад. С тех пор я здесь впервые. Как видите, желание проверить ферму — одна из основных причин, побудивших меня выбрать окольный маршрут через Коннектикут. У Джеймса не было средств переправлять животных, поэтому он оставил дверь сарая открытой, чтобы они могли свободно выходить и пастись. Бог знает, что с ними делать. Может, их купит Ван дер Пат?

Каролина между тем уже начала дрожать от холода, поэтому Алекс поспешно расседлал лошадей, насыпал им корма и, взяв девушку за руку, побежал с ней к дому под проливным дождем. Быстро отперев замок, он открыл дверь.

Они оказались в просторной комнате с дощатым полом, потолком из толстых деревянных балок и большим каменным очагом, по обеим сторонам которого висели металлические чайники и котелки всевозможных размеров. В очаге лежали дрова, словно только что приготовленные для растопки. В высоком буфете, доходящем почти до потолка, стояла фарфоровая посуда и несколько маленьких фарфоровых статуэток. Каролина прошлась по комнате, проводя рукой по пыльной мебели. Перед камином она увидела крошечную колыбельку и уютное кресло с красивой вышивкой на сиденье, между ними — потертый диван с высокой спинкой, а возле добротного стола с откидной крышкой стояли четыре виндзорских стула с резными спинками. Казалось, хозяева только что вышли и вот-вот вернутся: изящная прялка у широкого окна, выходящего на фасад дома, словно ждала свою владелицу. Пол украшали два вязаных коврика: один с узором из осенних цветов, другой — с орнаментом. Занавесок на окнах не было, лишь на самом вepxy висели полоски гофрированной ткани с фестонами. Широкие подоконники, очевидно, использовались в качестве сидений. Дождь нещадно барабанил по тонкому оконному стеклу.

— Очень предусмотрительно со стороны Джеймса подготовить для нас камин, — заметил Алекс, поджигая поленья.

Вскоре в очаге уютно потрескивал огонь. Алекс набрал углей в каминный совок и направился в соседние комнаты. Каролина, устроившись у огня на сосновом ларе, снимала мокрую обувь. Тепло очага наполняло ее блаженством. Девушка с наслаждением протянула ноги к огню и пошевелила пальцами. Вошедший Алекс, увидев это, усмехнулся:

— Вам удается превращать обычные действия в исключительно приятное зрелище, cherie. Может, хотите переодеться во что-нибудь сухое? Элизабет оставила в доме немало своих вещей, а у вас с ней примерно один размер.

Каролина вскочила, босиком побежала вслед за Алексом и с любопытством заглянула в большую спальню. Там стояла огромная кровать под балдахином и с драпировками в голубых и оранжевых тонах. Но, словно не заметив ее девушка побежала прямиком к дальней стене и восторженно вскрикнула, заметив небольшую кровать в алькове, встроенную в стену наподобие шкафа. Каролина быстро взбежала по лесенке из трех ступенек на кровать.

— В жизни не видела, ничего уютнее! А можно нам здесь спать? — спросила она, поглядывая на Алекса.

— Нам?! Дитя мое, если бы я разделил с вами эту постель, поверьте, мы едва ли заснули бы в эту ночь. Кроме того, я уверен, что в большой кровати вам будет гораздо удобнее. Позвольте мне как джентльмену занять эту… хм, этот чулан.

Уязвленная его сарказмом, Каролина упрямо вздернула подбородок. По внезапной жесткости, появившейся в глазах Алекса, она догадалась, что допустила какую-то неловкость, но его реакция рассердила ее.

— Нет! Я хочу спать в этой кровати! Большая как раз впору вам.

Несколько мгновений Алекс пристально смотрел на нее, потом спокойно ответил:

— Что ж, прекрасно. А теперь пойдите и переоденьтесь во что-нибудь сухое, как подобает хорошей девочке. Не хватало мне еще иметь на руках больного ребенка.

Каролина почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы, а в горле вдруг застрял ком, не давая глотнуть. Ее ранил не столько смысл слов Алекса, сколько тон, каким они были сказаны. Ну почему он все время обращается с ней, как с ребенком, словно она какая-то недоразвитая дурочка? Девушка смахнула слезы и слезла с кровати, сделавшись вдруг страшно неуклюжей. Алекс, несомненно, заметил ее слезы, но отвернулся от нее и указал на гардероб, полный одежды. Когда Алекс вышел из комнаты, Каролина опустилась в стоящее у окна кресло с высокой спинкой и разрыдалась, чувствуя себя совершенно несчастной. Дождь непрерывно барабанил по стеклу. Комната казалась темной, холодной и неуютной, а босые ноги замерзли. Она вдруг поняла, что вынесла все тяготы последних двух дней только благодаря Алексу. Своей теплотой и обаянием он рассеял все ее страхи, а его надежность придавала ей ощущение уверенности и безопасности. Ясно, конечно, что он бродяга-авантюрист, но благодаря этому все происходящее удивительно походило на приключение. Однако сегодня Алекс изменился — стал холодным, хмурым, отчужденным, и эта необъяснимая перемена приводила ее в отчаяние.

Каролина плакала долго, но, наконец, сказав себе, что слезами делу не поможешь, поднялась и направилась к гардеробу посмотреть одежду.

Платья, сшитые вручную, были в основном из однотонных тканей, шерстяные или муслиновые. Но одно сразу же привлекло внимание Каролины, и она подумала, что, вероятно, хозяйка просто проглядела его в спешке. Это было красивое платье из муслина с мелким узором из желтых и зеленых веточек, с глубоким вырезом на груди, отделанным узкой оборкой. Талию подчеркивала широкая лента, заменяющая пояс. Каролина поспешно сняла с себя мальчишечий костюм. В комоде она нашла простую нижнюю юбку, кое-какое белье и чистые белые чулки.

По мере того как Каролина переодевалась, у нее постепенно поднималось настроение, и к тому моменту, когда она застегивала спереди последние маленькие крючочки, ее душа уже почти пела.

В мутноватом зеркале над комодом Каролина увидела, что выглядит чудесно. Алекс еще раньше принес в спальню узелок Каролины, и она извлекла из него расческу и ленты. Конечно, без шпилек с прической почти ничего не сделаешь, но Каролина, сидя у огня, расчесала волосы, они высохли, и к ним вернулся прежний блеск. Собрав волосы на макушке, девушка стянула их лентой. Щеки ее порозовели, а Каролина знала, что румянец ей очень к лицу. Вот только жаль, что туфельки в ее узелке промокли, поэтому придется ходить по дому в одних чулках, а также жаль, что миссис Уоллингхэм не обладала столь пышными формами, как Каролина. Девушку смущало, что ее грудь немного выпирала из глубокого декольте и вздымалась над гофрированной оборкой.

Но несмотря ни на что, Каролина знала, что очень хороша собой и твердо вознамерилась развеять мрачное настроение Алекса.

ГЛАВА 4

Комната наполнилась дразнящим ароматом жареного мяса. Над огнем булькал котелок с овощами, которые Алекс нашел в кладовке вместе с другими припасами и непочатой бутылкой бренди. Кажется, он никогда еще не испытывал такой настоятельной потребности выпить. Алекс почти осушил второй стакан, когда дверь спальни открылась и в комнату нерешительно вошла Каролина.

Алекс мгновенно ощутил горячую пульсацию крови в чреслах. Каролина была восхитительна! Медные волосы отливали золотом в свете пламени камина. Девушка собрала их на затылке и стянула лентой, что подчеркнуло особую мягкость ее черт. Она вздернула маленький подбородок с ямочкой, а ее глаза с золотистыми искорками сверкали вызывающе. Впрочем, в неясном свете камина Алекс не мог точно определить, что выражало сейчас лицо девушки — вызов или самозащиту. Он оценивающе оглядел ее с головы до ног, задержавшись на соблазнительных выпуклостях, вздымающихся над декольте, и ему неудержимо захотелось прижаться к ним губами. Талия, перетянутая широкой лентой, казалась удивительно тонкой, а щиколотки и ступни в одних чулках — трогательно крошечными.

— У вас нет обуви? — с трудом пробормотал Алекс.

— Мои туфли промокли.

В ответ он лишь хмыкнул и рассеянно кивнул, ибо только что принял решение.

Каролина подумала, что Алекс никогда еще не был так привлекателен. Он переоделся в белую рубашку из более тонкой ткани, и умело завязал на шее мягкий галстук. Девушка не могла толком разглядеть его бородатое лицо в неясном свете камина, но бирюзовые глаза явно сверкали ярче обычного. Каролина впервые заметила, какие у него высокие скулы. «Интересно, — подумала она, — а подбородок, скрытый бородой, также красив, как и все черты лица?»

Они проголодались и пообедали молча. Однако девушка видела, что настроение Алекса меняется, он понемногу оттаивает, и она поняла, что он уже не сердится на нее, но словно борется с собой и старается держаться отчужденно. Его глаза ни на секунду не отрывались от девушки, но при этом она никак не могла разгадать их странного выражения.

Поев, Каролина пересела поближе к огню. Алекс подошел к ней с двумя стаканами бренди в руках.

— Выпейте небольшими глотками. Это согреет вас, и вы не замерзнете ночью.

Он склонился к огню и закурил тонкую сигару. Комнату наполнил аромат хорошего табака. Алекс присел на скамью рядом с девушкой, закинул ногу на ногу и, чуть отстранившись, начал рассматривать Каролину из-под полуприкрытых ресниц. Почувствовав себя неуютно под его взглядом, она уставилась на стакан с бренди. Осторожно пригубив напиток, девушка почувствовала, как приятное тепло разливается по всему телу. Она радостно улыбнулась Алексу:

— Чудесно! Что это такое?

— Полно, детка, неужели вы никогда в жизни не пробовали бренди?

Насмешка обидела Каролину.

— Что тут смешного? Конечно, не пробовала!.. То есть насколько я помню.

— Ну, разумеется, — протянул Алекс. — Другого ответа я и не ждал.

Его губы искривились в циничной усмешке, и Каролина смущенно потупила взгляд.

— Ну, смелее, допивайте свое бренди, — коротко бросил он.

Каролина подчинилась и, постепенно привыкая к обжигающему напитку, делала все большие глотки. Несколько минут они сидели в молчании, когда же девушка, наконец, подняла взгляд на Алекса, то увидела, что его глаза потемнели, а лицо в полумраке и колеблющихся отблесках пламени кажется напряженным и опасным.

Смущенная этим взглядом, Каролина вместе с тем испытывала какую-то странную легкость.

— Почему вы на меня так смотрите, Алекс?

Его пальцы внезапно сжали ее запястье, и от этого прикосновения по всему телу девушки пробежала дрожь. Эта неожиданная реакция поразила Каролину, повергнув ее в панику. Алекс молча поглаживал нежную кожу, но и этого было достаточно, чтобы у Каролины перехватило дыхание.

— Ну же, cherie, — спокойно проговорил Алекс, — вам не надоело изображать невинность? Поверьте, вы уже достигли своей цели, и сейчас я хочу вас так сильно, как никогда еще не желал ни одной женщины. Вы разыграли отличный спектакль, но боюсь, пора положить этому конец. Ни одной женщине на свете не удалось бы притвориться такой забавной, наивной и откровенно соблазнительной одновременно. Не считайте меня дураком. Не знаю, ради чего вы затеяли эту игру, но уже готов капитулировать. Однако предупреждаю: вам никогда не удастся женить меня на себе, хотя в обозримом будущем я обязуюсь заботиться о вас. По-моему, из вас получится необыкновенная любовница.

Нежные пальцы Алекса привели девушку в странное состояние. Подействовало на нее и бренди. Словно окутанная туманом, она слушала Алекса, но совсем не понимала смысла его слов. Каролина попыталась сосредоточиться, но тут он взял ее за руки и заставил подняться.

— Алекс, я…

— Он закрыл ее рот поцелуем, и последние связные мысли улетучились. Алекс заключил девушку в объятия, а его язык проник ей в рот. Потом, коснувшись губами ее шеи, он прошептал:

— Господи, какие же у тебя великолепные волосы!

Каролину захлестнули горячие волны желания, и она уже не сознавала ничего, кроме губ Алекса, обжигающих ей кожу, да жаркого покалывания между бедер. Она даже не заметила, как Алекс подхватил ее на руки и понес в спальню. Бренди сделало свое дело, ее скованность исчезла, внутренние преграды рухнули. То, как жадно и страстно Каролина реагировала на его прикосновения, развеяло все сомнения Алекса. Он быстро расстегнул ее платье, и девушка не оказала ни малейшего сопротивления.

— Ты превосходно выбрала платье, моя прелесть. Теперь я, наконец, разгадал тебя. — Алекс не заметил растерянности, промелькнувшей в глазах Каролины, да и длилась она лишь до того момента, как он коснулся губами ее шеи. Ни на секунду не переставая целовать девушку Алекс продолжал раздевать ее. Каролина почувствовала щекочущее прикосновение бороды к своей груди, потом он провел языком по ее соску, вызвав такой всплеск прежде неизведанных ощущений, что девушка вздрогнула. В ответ она неуверенно и робко погладила его блестящие темные волосы. Обжигающие губы Алекса скользили все ниже по атласной коже живота, пока не достигли пупка. Тогда он опустился на нее всей тяжестью своего тела. Темные вьющиеся волосы на его мощной груди дразняще царапали ее нежную кожу. Когда Каролина открыла глаза, Алекс прочел в них желание, не уступающее его собственному, и поцеловал ее властно, требовательно, терзая мягкие губы своим жадным ртом.

Алекс раздвинул стройные ноги Каролины, и его рука скользнула вниз, лаская ее сначала нежно, а потом все более настойчиво, пока из груди девушки не вырвался сдавленный стон. Алекс не мог больше ждать. Он чуть сдвинулся и уверенным толчком глубоко вошел в нее, немного удивившись, что почувствовал сопротивление. Глаза Каролины вдруг широко раскрылись, в них застыли страх и растерянность. Она приоткрыла рот, словно собираясь закричать, но губы Алекса накрыли его. Он начал двигаться все быстрее, чувствуя, как руки девушки обвили его шею, а тело выгнулось ему навстречу. Мощным толчком он преодолел ее сопротивление. Они задвигались в едином ритме, приближаясь к пику наслаждения. Каролина содрогнулась в экстазе в тот самый миг, когда он испытал желанное освобождение. Их крики заполнили комнату. Экстаз поразил Алекса своей силой, ровно, как и умиротворение, наступившее потом. Он нежно куснул Каролину за мочку уха. Сначала Алекс не мог пошевелиться, но, наконец, скатился с нее и лег рядом. Девушка лежала неподвижно, но когда открыла глаза, Алекс увидел в них ужас. Опершись на локоть, он погладил Каролину по щеке и ослепительно улыбнулся. Девушка ждала этой улыбки, но какую цену ей пришлось заплатить за нее!

— Ну что ты, Каро, любовь моя, тебе нечего бояться! Ты просто восхитительна! Честно говоря, даже не помню, чтобы мне когда-нибудь прежде бывало так хорошо. Может, ты ведьма и околдовала меня?

Каролина вдруг задрожала. Глаза ее были сухими, но лицо побледнело, страсть сменили страх и потрясение. Дрожащими руками она попыталась прикрыть грудь. Улыбка сбежала с лица Алекса, и он раздвинул полог кровати, чтобы впустить побольше света от огня. Только обернувшись к Каролине, он заметил, что ее ноги испачканы кровью. Алекс уставился на нее, словно не веря своим глазам, черные брови сошлись на переносице.

— О Господи, Каро! — прошептал он.

Каролина отпрянула от Алекса и забилась в угол кровати, съежившись, как раненый зверек, и глядя на него расширенными от ужаса, но все еще сухими глазами. Волосы девушки разметались и прикрыли наготу.

Тихо выругавшись, Алекс быстро встал, натянул брюки и шагнул к комоду. Ему почти сразу же попалась длинная ночная рубашка с высоким гофрированным воротом. Он подошел к Каролине, одел ее, как ребенка, осторожно вытянул волосы из-за ворота и, застегнул рубашку на все пуговицы. Девушка, молча и безучастно смотрела на него невидящим взглядом. Алекс подхватил ее на руки и понес в гостиную. Там он усадил Каролину поближе к огню, принес теплое стеганое одеяло и заботливо укрыл ее. Плеснув в стакан немного бренди, он протянул его Каролине.

— Полагаю, ты теперь навсегда возненавидишь бренди, но, надеюсь, оно поможет тебе выйти из транса. Прошу тебя; Каро, выпей немного.

Каролина механически подчинилась, и, как ни странно, бренди оказало нужное действие.

— Ах, Алекс! — выдохнула она. — Какой ужас, что я натворила!

Алекс испытал неимоверное облегчение, услышав, наконец, ее голос. Он присел рядом и обнял ее за плечи.

— Не ты виновата, детка, а только я. Каким же я был дураком! Господи, я бы отлупил себя за глупость! Клянусь, Каро, когда ты почувствуешь себя лучше, я разрешу тебе надеть мой ботинок с кованым носком и пнуть меня что есть силы.

Каролина тихо рассмеялась, прислонив голову к его обнаженной груди.

— Заманчивое предложение, Алекс, вот только боюсь, от этого будет не больше проку, чем от вчерашней пощечины.

Немного ободренный, Алекс приподнял подбородок девушки и внимательно посмотрел ей в глаза:

— Каро, сегодня ночью я поступил плохо, очень плохо. Того, что я с тобой сделал, уже не изменить. Я не прошу прощения, но думаю, что раз нам предстоит путешествовать вместе сейчас самое время выложить все карты на стол. Я открою тебе свою душу, и, надеюсь, ты ответишь мне тем же. Знаешь, в чем моя главная ошибка, малышка? Сегодня ночью я подошел к тебе с теми же мерками, что и к другим женщинам, которые встречались мне прежде. Может, я смутно догадывался, что ты на них совсем не похожа, но, сгорая от желания, поспешил успокоить свою совесть тем, что попался в старую как мир ловушку. — Он печально усмехнулся. — На самом деле в ловушку угодила именно ты.

Каролина отодвинулась от него и выпрямилась. Тепло обнаженной кожи Алекса, исходивший от него аромат сигар и слабый запах бренди оказывали на нее странное действие. Рядом с ним Каролина теряла способность здраво мыслить. Теперь она стыдилась своих чувств, зная, к чему они ее привели. Воспоминание о том, что произошло между нею и Алексом, казалось теперь сном, но слабая боль в паху свидетельствовала о том, что все это было на самом деле. Каролина свернулась клубочком в конце дивана и, словно пытаясь защититься, натянула на себя одеяло. У Алекса было такое выражение лица, что девушке стало жаль его.

— Алекс, не смотрите на меня так, пожалуйста!

— Господи, Каро, я ничего не могу с собой поделать! Ведь ты первая девственница, которую я уложил в постель! А как я себя вел… У меня такое ощущение, будто я надругался над ребенком или совершил что-то, еще более отвратительное. Мне нет оправданий! Разрази меня гром, но с тех пор как впервые тебя увидел, — я веду себя как болван! Хотел бы я понять, почему ты пробуждаешь к жизни все мои худшие качества! — Алекс в сердцах стукнул кулаком по подлокотнику кресла. — Я знал десятки женщин и всегда гордился своей выдержкой. Поверь, Каро, я никогда не занимался любовью с девственницей, потому что такая связь слишком обязывает. Я… — Алекс вдруг замолчал и нахмурился. Казалось, он жалел о своей откровенности. Каролина подалась вперед, коснулась его плеча своей маленькой ручкой, но тут же отдернула ее, словно обожглась.

— Прошу вас, Алекс, не обвиняйте себя! Я виновата ничуть не меньше. Но поверьте, когда я говорила, что не понимала… — она вспыхнула, — я просто не знала, что может произойти. Вы хотите, чтобы я раскрыла карты? Ну, так вот: я именно такая, какой кажусь, ни лучше, ни хуже. Я не помню своего прошлого, но кое в чем уверена твердо: мне никогда не случалось пробовать бренди, и никто не обучал меня играм, о которых вы упоминали. А еще… — шепнула, потупившись, Каролина, — я совсем не знала, что происходит между мужчиной и женщиной.

Алекс, казавшийся очень несчастным, вдруг оживился. Его глаза весело блеснули, и он взглянул на Каролину с улыбкой, способной растопить даже самое холодное сердце.

— Вот что, Каро, может, ты и возненавидишь меня за это, но я все равно должен сказать. Не знаю, откуда ты взялась, но если из монастыря, то просто счастье, что ты оттуда сбежала. У тебя нет явно задатков монахини!

Щеки Каролины вспыхнули. Заметив это, Алекс рассмеялся, сверкнув ослепительно белыми зубами.

— Когда ты, вот так краснеешь, то становишься еще красивее. И не беспокойся, малышка, что я подумаю о тебе плохо, — на мой взгляд, ты самая замечательная женщина из всех, которые мне встречались. А повидал я их немало. Вот только хотелось бы, чтобы обстоятельства сложились иначе. Но раз уж так вышло, давай попытаемся забыть обо всем. Наверное, так будет лучше. Для тебя, — точно, и кто знает, может, и для меня тоже. В Филадельфии тебя ожидает прекрасное будущее, и я не собираюсь бросать тень на твою репутацию. Уверен, ты встретишь какого-нибудь милого молодого человека, который никогда не узнает, что ты не девственница. Видит Бог, я ему страшно завидую!

Алекс коснулся ее пылающей щеки. Потом наклонился и поцеловал девушку — нежно, ласково и словно с сожалением.

— Итак, Каро, придется поклясться, что я готов ради тебя стать джентльменом. — Насмешливый тон не вязался с серьезностью его слов. — Я больше не прикоснусь к тебе и постараюсь изо всех сил вести себя добродетельно, пока мы не доберемся до Филадельфии и ты не окажешься под защитой моей матери. Она убережет тебя от распутников вроде меня.

Каролина испытала разочарование, но постаралась подавить его, Алекс отодвинулся. Его глаза уже не смеялись. Откинувшись на спинку дивана, он рассеянно смотрел на догорающие угли. В этот миг ни он, — ни Каролина не знали, как пожалеют впоследствии о том, что Алекс дал такую благородную клятву.

Чуть позже Алекс помог девушке подняться и проводил ее в спальню, Она забралась в маленькую кровать в алькове, и он заботливо подоткнул одеяло. Каролина подняла на него свои золотисто-карие глаза.

— Алекс, скажу только одно: вы вовсе не так уж дурно вели себя. Если то, что я видела за последние два дня, ваши худшие стороны, то даже не представляю, каковы лучшие!

Не желая показывать, как это польстило ему, он сухо ответил:

— Что ж, очень великодушно с твоей стороны. Должен, однако, предупредить, что ты поможешь мне выполнить мой монашеский обет, если будешь надевать поверх платьев какую-нибудь скромную накидку. Признаюсь, когда ты была одета как мальчишка, все казалось гораздо проще. — Он усмехнулся, и в темноте Каролине почудилось в его усмешке что-то дьявольское. — У тебя прекрасное тело, Каро. Действительно великолепное!

— Алекс!

— Спокойной ночи, cherie.

Каролина провела странную ночь, то, засыпая, то, просыпаясь и ворочаясь с боку на бок под завывания ветра и шум дождя, беспрестанно барабанившего в окна. В отрывочных снах ей, являлись какие-то люди без лиц. Внезапно ее разбудил град. Каролина села в кровати, сердце от страха тяжело стучало в груди. Выглянув из алькова, она увидела, что большая кровать пуста, а балдахин, как, прежде, раздвинут. Ее вдруг охватило пугающее ощущение одиночества, и она выбралась из кровати, думая только о том, как бы найти Алекса и удостовериться, что он где-то здесь. Град бил по стеклам и наружным подоконникам. Пол казался босой Каролине ледяным. Она на цыпочках прокралась через темную комнату, приоткрыла дверь в гостиную и заглянула в щель. Огонь в камине горел ярче, чем вечером. Алекс стоял перед камином, курил сигару и смотрел на пламя. Он снова надел высокие сапоги и рубашку, хотя и не застегнул ее. Каролина уже не раз замечала у него такой невидящий взгляд. Казалось, глядя на горящие поленья, он находит ответы на все вопросы. Каролина долго наблюдала за ним. Если он и заметил ее присутствие, то не подал виду. Интересно, о чем же он задумался? Ей так страстно хотелось понять Алекса, проникнуть в его душу, что она сама удивилась этому. Но девушка инстинктивно чувствовала, что Алекс специально возводит между ними невидимую преграду, не открываясь ей до конца. Хотя Каролина не слишком отчетливо представляла себе, чем они занимались прошлой ночью, но все же помнила один взгляд Алекса. В тот момент в его широко раскрытых глазах, как в зеркале, отражалась душа. И вот теперь глядя на него — высокого, широкоплечего, сильного, — Каролина снова ощутила какое-то необъяснимое умиротворение. Так же крадучись она вернулась в свою постель и почти сразу уснула глубоким, без сновидений сном.

ГЛАВА 5

— А ну-ка, соня, просыпайся, вставай! Если полагаешь, что тебе удастся весь день проваляться в постели, а я тем временем переделаю всю женскую работу, то жестоко ошибаешься!

Каролина спала, свернувшись клубочком и зарывшись лицом в подушку. Голос Алекса почти не нарушил ее блаженного сна, но когда он стащил с девушки одеяло и положил ладонь на ее округлую попку, она вмиг пробудилась. Недовольно приоткрыв один глаз, она бросила взгляд на Алекса: он смотрел на нее все так же насмешливо, черные брови взметнулись вверх.

— Ну что, миледи, соизволите подняться добровольно или мне следует вытащить вас из постели? Думаю, что, вися вниз головой в этой ночной рубашке, ты будешь выглядеть весьма — хм — соблазнительно!

— Чудовище! — пробормотала Каролина, неохотно оторвав голову от подушки. — Это что, такая привычка — поднимать людей с постели среди ночи?

— Дорогая, боюсь, что темнота за окном обманчива. На самом деле уже почти полдень, и ты оказалась настоящей лежебокой.

Каролина резко встряхнула головой, потом поднялась и села в кровати.

— Полдень? Вы шутите!

Когда она села, Алекс заметил, как под тонкой тканью ночной рубашки вырисовываются округлые очертания ее груди, и невольно представил себе, какая теплая у нее после сна кожа… Он быстро отвернулся.

— Напротив, Каро, я исключительно серьезен. Так что поторопись одеваться, пока наш завтрак совсем не остыл.

Алекс вышел и закрыл за собой дверь, а Каролина озадаченно смотрела ему вслед. Потом она спустилась с кровати по маленькой лестнице и выглянула в окно. Ветер немного утих, но дождь лил по-прежнему, а по мрачному свинцовому небу все так же неслись тяжелые черные тучи. Поежившись, девушка умылась холодной водой из кувшина, оделась в закрытое платье шоколадного цвета, накинула на плечи кружевную накидку из своего узелка и заколола ее поверх корсажа золотой булавкой, найденной в одном из ящиков Элизабет. Позаимствовала она и коричневые чулки. Туфли к счастью, уже высохли, так что девушка смогла обуться. Когда дверь снова отворилась, и вошел Алекс, она уже стояла перед зеркалом, расчесывая волосы.

— Прекрасно, — заметил он, — я рад, что ты уже на ногах. Не хотелось бы застать тебя врасплох. — Он помолчал, задумчиво поглаживая бороду, потом насмешливо прищурился и добавил: — Хотя, с другой стороны, если подумать…

Каролина покраснела.

— Пожалуйста, не продолжайте!

Она принялась заплетать косу, краем глаза наблюдая за Алексом. Он снял рубашку, казавшуюся влажной, и надел другую — из грубой ткани, с открытым воротом. В движениях Алекса Каролине чудились грация и мощь, свойственные животному. Своими повадками он напоминал большого дикого зверя из породы кошачьих — вроде пантеры. Алекс подошел к зеркалу, собрал в кулак свои черные волосы и стянул их сзади тонкой полоской кожи. Каролина между тем мучилась с косами, жалея, что у нее только две руки. Наконец она свернула на уровне ушей кольца из кос, а Алекс проворно завязал на них два аккуратных атласных бантика. Их глаза встретились в зеркале. Каролина смотрела на него так серьезно, что Алекс испытал горькое раскаяние. «Боже правый, должно быть, я спятил, — подумал он, — если у меня вдруг проснулась совесть — в моем-то возрасте!»

Каролина увидела, как глаза Алекса сделались вдруг непроницаемыми. Схватив девушку за локоть, он развернул ее и почти вытолкнул из комнаты. В гостиной было тепло и аппетитно пахло. На столе уже стояли приборы и ярко расписанный керамический кофейник. Увидев блюдо с дымящимися бисквитами, девушка застыла, не веря своим глазам.

— Алекс, неужели это настоящие бисквиты? Откуда они здесь?

— Конечно, настоящие. Я их только что испек, — спокойно ответил он.

— Вы?! — Каролина изумленно уставилась на него.

— Дитя мое, скоро ты убедишься, что я умею делать все. А теперь, мадемуазель, будьте так любезны, перестаньте болтать и живо за стол! Я предпочитаю горячий завтрак остывшему. Отведав бисквитов, Каролина поняла, что Алекс прав: горячие, облитые медом, они буквально таяли во рту. Пища богов, да и только! Кофе оказался таким ароматным и крепким, что вскоре девушка ощутила прилив сил. Налив себе вторую чашку, она откинулась на спинку стула и оглядела комнату;

У входной двери лежала туша огромной индейки.

— А это откуда?

— Я подстрелил ее. Уж не думаешь ли ты, что она свалилась с потолка или ее принесло ветром?

— Подстрелили?! Сегодня?

— Ну, разумеется, сегодня, — ответил он равнодушно. — Мы ведь должны что-то есть, не так ли?

Каролина никогда еще не видела индейки такой величины. Хорошо, что она любит мясо, ибо, судя по всему, в ближайшие несколько дней оно станет их основной пищей.

После завтрака Каролина пошла осматривать дом. По планировке это был классический образец голландского колониального стиля — три комнаты в длину и одна — в глубину. Напротив гостиной располагалась детская, где стояла кроватка на колесиках. Каролина прослезилась, увидев одиноко лежащий на полу забытый старенький волчок.

В глубине дома, за гостиной, находилась ткацкая, которую, как объяснил Алекс, он сам помогал строить в прошлом году.

— Уоллингхэмы не могли примериться с тем, что им придется уехать. Они здесь так рационально все устроили! Джеймс надеялся, что если их хозяйство станет абсолютно самостоятельным, а они сами будут держаться подальше от соседей, их наверняка оставят в покое. Он полагал, что отдаленность — их спасение, а Элизабет упорно цеплялась за предрассудок, что Америка — колыбель свободомыслия. Какая глупость!

Пытаясь отвлечь Алекса от мрачных мыслей, Каролина указала на горшки с красками.

— Где они это взяли?

—Кое-что я привез им прошлой весной, например, индиго для голубой краски, но большую часть красок они изготовили сами. Оранжевая получена из ноготков, зеленую делают из соцветий золототысячника. Красную Элизабет, вероятно, извлекла из клюквы или сумаха, а то даже из кизила. На желтую краску пошла луковичная шелуха; черника или ядовитый плющ — на лиловую. А черная, думаю, приготовлена из коры ольхи.

Каролине хотелось спросить, откуда он все это знает, но промолчала. Ткацкий станок занимал почти всю комнату. Кроме него, здесь стоял только большой буфет. На его просторных полках разместились тарелки, блюда, деревянные миски и кое-что из продуктов — мука, соль, патока, сушеные яблоки, морковь и джем.

Когда они вернулись в гостиную, Алекс начал чистить индейку, собираясь зажарить ее на вертеле, а Каролина принялась мыть посуду после завтрака. Покончив с этим, она подвинула стул поближе к книжному шкафу и решила взглянуть, что в нем. Все книги были в хорошем состоянии. Каролине показалось, что она узнает имена многих авторов: Ричардсон, Босуэлл, Аддисон, Джонсон, Марло и Шекспир. Взяв томик сонетов Шекспира, она заметила за книгами, у задней стенки шкафа, какую-то пожелтевшую бумагу. Это оказались газеты, тщательно сложенные и, видимо, по каким-то соображениям спрятанные от посторонних глаз. Каролина оглянулась. Алекс стоял спиной к ней и возился с индейкой.

— Алекс?

— Да? — Он не поднял головы. — Черт возьми, однако этим делом следовало бы заниматься на улице.

— Алекс, не подойдете ли сюда на минутку?

Он выпрямился, вытер руки полотенцем и подошел к Каролине.

— Что ты делаешь, Каро? Зачем ты вытащила все эти книги? Надеюсь, ты не думаешь, что мы проторчим здесь так долго! — Голос Алекса звучал сухо, и, стремясь растопить лед, Каролина одарила его сияющей улыбкой, и на щеках ее появились ямочки.

— Конечно, нет! Я просто полюбопытствовала, что там такое.

Она указала рукой на газеты. Алекс заглянул в шкаф. Его макушка оказалась в нескольких дюймах от лица Каролины. Она смотрела на его густые темные волосы, не в силах отвести взгляд, и с трудом подавляя желание дотронуться до них.

Каролина вдруг вспомнила, как прошлой ночью касалась их, и тут же покраснела до корней волос. Все это казалось сейчас каким-то странным сном, однако, вовсе не кошмарным. Осознав это, она ощутила неловкость и смутную тревогу.

— Ах, вот оно что, Каро! — воскликнул Алекс.

Каролина вздрогнула, когда его голос вернул ее к реальности. Он вытянул газеты из тайника и, пролистав их, печально улыбнулся.

— Здесь нет ни сокровищ, ни тайны. Думаю, Джеймс спрятал эти газеты, опасаясь обыска. — Алекс подошел к камину и бросил газеты в огонь. — Это копии «Ройял газетг». Во время войны ее издавал в Нью-Йорке Джеймс Ривингтон. Газета известна тем, что поддерживала тори. Однако недавно до меня дошли слухи, что Ривингтон постоянно снабжал секретной информацией Вашингтона. Думаю, в свете этого Уоллингхэм выглядит довольно глупо, верно? Он очень восхищался Ривингтоном, якобы имевшим мужество поступать согласно своим убеждениям. Что ж, надеюсь, Джеймс не узнает правды.

— Вы считаете, что мистер Уоллингхэм во всем ошибался? То есть и в отношении войны, и в отношении Англии?

Алекс поставил ногу на каминную решетку и задумчиво посмотрел в окно.

— Честно говоря, он мне нравился, и я, конечно, не отрицаю, что Джеймс храбр и умен. Но он как бы отрывался от реальности, когда дело касалось Британии или короля Георга… и прочих тем, связанных с войной за независимость. Джеймс жил с этими представлениями всю жизнь, на их основе у него сложились определенные принципы. Королю Георгу он был предан так же, как Элизабет или, скажем, Богу. Полагаю, Джеймсу вообще не стоило приезжать в Америку. Конечно, живи он в городе, поближе к реальной жизни, его воззрения получили бы иное развитие. Алекс оторвал взгляд от огня и посмотрел на Каролину. Его глаза потеплели от сострадания к другу. — Но признаться, я не очень в это верю. Поэтому рад, что Уоллингхэмы не потеряли в Америке ничего более ценного, чем этот дом. Предчувствую, что в Англии они будут счастливее.

— Вы думаете, они могут вернуться?

— Откровенно, говоря, нет.

Алекс занялся индейкой, и весь следующий час не произнес ни слова. Однако, ощипав ее, выпотрошив и насадив на вертел, он пошел к Каролине. Она сидела в спальне и чинила его порванную рубашку. Алекс опустился на кровать рядом с ней. Каролина замерла, ибо ей показалось, что он собирается поцеловать ее. В его глазах сверкало безрассудство, однако Алекс откинулся на спину и растянулся на покрывале, поглядывая на девушку.

— Знаешь, Каро, ты похожа на молодую пугливую серну. Ты боишься, что я попытаюсь овладеть тобой силой? Судя по ужасу в твоих прекрасных глазах, это внушает тебе омерзение.

Каролина низко склонила голову над шитьем, пытаясь придумать ответ по резче. В этот миг она почувствовала, как его рука коснулась ее спины. Сердце девушки неудержимо забилось. Ее голос прозвучал неестественно громко:

— Хотя вы явно не джентльмен, все же, поверьте, я ничуть не боюсь вас!

В ту же секунду сильная рука Алекса опрокинула ее навзничь. Он приподнялся на локте и посмотрел на девушку сверху вниз с поистине дьявольским огоньком в глазах. Однако не прикоснулся к ней.

— Ты права. Я, безусловно, не джентльмен! Рад, что это тебе ясно, и если ты, моя дорогая, и впрямь такая смышленая, то не забудешь усвоенного урока. — Каролина услышала в его голосе предупреждение. — Понятно также, что ты меня не боишься. В сущности, мне менее всего хотелось возбудить в тебе страх.

Он продолжал смотреть на нее сверху, и теперь в его глазах горело неприкрытое желание. Изгиб ее нежной шеи был всего лишь в нескольких дюймах от него. В широко распахнутых глазах плохо скрытый испуг сменялся пробуждающимся желанием. Со своими косичками, уложенными вокруг ушей, она выглядела удивительно юной и беззащитной. Собрав волю в кулак, Алекс отодвинулся от нее и встал с постели. Каролина села и вцепилась в кружевной платок, скрывающий грудь. Алекс отвернулся, чтобы смахнуть с рукава воображаемую пылинку, и, не глядя на девушку, сказал:

— Ладно, малышка, вообще-то я зашел сюда спросить, не хочешь ли ты бросить вызов дождю и зайти в сарай проведать Молли. Сегодня утром она казалась очень несчастной, несмотря на постоянное внимание к ней Жана.

Лицо Каролины озарила улыбка.

— О да, это прекрасная мысль!

Двор превратился от дождя почти в болото, и Алекс пронес по нему Каролину на руках. Сам он надел старые сапоги Джеймса Уоллингхэма.

Плащ, которым Каролина прикрыла голову, весьма слабо защищал от проливного дождя, и, едва они вошли в сарай, Алекс пробормотал:

— Черт, мне следовало бы придумать что-нибудь получше, чем тащить тебя на улицу в таком наряде!

Но Каролину все это не смущало, ибо Молли радостно устремилась к ней. Алекс посматривал на них, тронутый глубокой взаимной привязанностью лошади и хозяйки. Неужели Каро ничего не помнит о Молли?

Жан важно прохаживался по сараю, так явно красуясь перед Молли, что Алекс невольно усмехнулся:

— Полагаю, старик, ты извлек пользу из этого дождя. Едва ли бедняжка Молли устояла против твоего шарма.

Жан весело заржал, словно все понимая и соглашаясь с хозяином. Покуда Каролина болтала с кобылой и чистила ее, Алекс занялся своими делами в дальнем углу сарая. Через некоторое время он окликнул девушку:

— Cherie, не хотите ли принять настоящую ванну?

Каролина засмеялась, даже не удостоив его взгляда.

— Весьма недурная мысль. Раз уж на то пошло, закажите для меня заодно карету с шестеркой белых лошадей.

— Не соблаговолишь ли, малышка, подойти поближе? Даже не верится, что ты все еще сомневаешься в моих способностях, — холодно заметил Алекс. Настороженно поглядывая на него, Каролина пересекла сарай, но увидела лишь пустое стойло да огромный закопченный котел.

— Алекс! Уж не в этом ли чудовище вы предлагаете мне искупаться? Каролина могла бы поклясться, что на его щеках под черной бородой появились ямочки.

— А почему бы и нет! Это и будет наша ванна!

— Наша ванна? Но у котла гнусный вид и совершенно неподходящая форма. Он выглядит так, словно это ванна для…

— Для борова? — подсказал Алекс.

— Ну, хорошо, сэр, будьте любезны, сообщить, что это, собственно, такое? Я знаю, что этот котел слишком велик для приготовления пищи, но абсолютно уверена, что он не годится и для ванны.

Алекс от души расхохотался:

— Ах, Каро, ты чересчур умна для меня. И конечно, с моей стороны нехорошо поддразнивать тебя таким образом. На самом деле этим котлом пользуются, когда забивают боровов. Несчастных варят в нем, чтобы было легче удалить щетину. О нет, не волнуйся — их варят уже после того, как забьют! Обычно свиней забивают как раз в эту пору, но Джеймс всех своих продал, и в этом году котел простоял в сарае без дела.

Каролина смотрела на огромный железный котел с нескрываемым отвращением.

— Вы что, всерьез собираетесь в нем купаться?

— Конечно. Его нужно только немного почистить, и он станет как новенький. Единственный недостаток этой «ванны» в том, что ее не вынесешь из сарая, а здесь весьма прохладно! Хотя я готов развести огонь, натаскать воды и нагреть ее. Признаться, мысль о горячей ванне очень заманчива!

— Да, принять ванну — прекрасно, — смягчилась Каролина. — А как вы думаете, можно мне помыть голову?

— Еще бы! Буду рад помочь. — В смеющихся глазах Алекса опять сверкнул дьявольский огонек. Ведь кто-то должен потереть тебе спину, подлить воды… так что лучше, если я буду под рукой.

— Вы не посмеете, мистер Бовизаж, — возмутилась девушка. — Скорее я вымоюсь в холодной воде, чем воспользуюсь вашими услугами!

В конце концов, они решили отложить купание до следующего дня. Дело близилось к вечеру, а Каролину не покидало предчувствие, что за ночь дождь прекратится. Алекс сказал, что даже если буря утихнет, им все равно придется остаться на ферме, по меньшей мере, еще один день. Следовало дождаться, пока подсохнут дороги.

Когда они вернулись в дом, Каролина предложила Алексу сразиться в пикет. Поначалу он отнесся к этой идее довольно скептически, однако, когда девушка выиграла первую партию, в нем проснулся азарт. Алекс нахмурился и задумчиво почесал затылок.

— Проиграть женщине в карты? Такого я за собой не помню с детских лет! Ну, разве что в отдельных случаях, когда я специально уступал женщинам, чтобы одержать победу в иной области.

Каролина улыбнулась с нескрываемым ликованием, и на ее щеках снова появились милые ямочки.

— Что ж мистер Всезнайка, значит, вы встретили достойного соперника. Вообще-то у меня было предчувствие, что по этой части я — мастер!

В течение следующих двух часов с лица Алекса не сходило выражение мрачной сосредоточенности. Каролина выигрывала в среднем одну партию из четырех. Когда до них донесся запах жареной индейки, они прервали игру. Алекс откинулся на спинку стула и, пристально посмотрел на Каролину. В его взгляде сквозили уважение и изумление.

— Может быть, cherie, ты играешь и в шахматы?

Каролина сердечно улыбнулась:

— Разумеется.

— Отлично, тогда после ужина сыграем партию или две. — Он помолчал, озадаченно потирая подбородок. — Мне не терпится выяснить, откуда ты взялась. Ты — самая необыкновенная женщина из всех, кого я знал!

— Это что, комплимент?

— Э-э… как мне ни тяжело в этом признаться, но я считаю, что да.

Каролина поднялась и несколько мгновений смотрела в красивое лицо Алекса.

— Вам не нравится проигрывать, правда? — шаловливо поинтересовалась она.

Алекс подошел к ней, и от его близости Каролина почувствовала стеснение в груди.

— Скажем так: я не привык проигрывать прекрасным женщинам. Однако такой опыт я бы не отказался приобрести.

* * *

Наступила ночь. Каролина утопала в перине из гусиного пуха и слушала постепенно стихающий шум дождя. Она отправилась спать уже больше часа назад, но Алекс все еще оставался в гостиной. Она вспомнила его слова о женщинах, почему-то подумав, что каждая, кто попытается одержать над ним победу, потерпит поражение.

Они сыграли две партии в шахматы, и Алекс с легкостью выиграл обе. Позже, когда они уже пожелали друг другу спокойной ночи, Алекс взял девушку за локоть и машинально скользнул пальцами вверх по ее руке. От этого немудреного жеста Каролина почувствовала слабость в коленях и залилась краской, почти не сомневаясь, что он видит, какое действие оказывает на нее его прикосновение. Сейчас она подумала, что Алекс, вероятно, из тех мужчин, которых сама природа наделила даром побеждать всегда, везде и во всем. С этой мыслью Каролина уснула, и в ее памяти еще раз всплыло красивое лицо Алекса, сосредоточенно склоненное над шахматной доской.

ГЛАВА 6

На следующее утро Каролина проснулась очень рано, когда небо только начинало светлеть. Она села в своем уютном алькове и поглядела в окно, неплотно закрытое занавесками. Как и предчувствовала Каролина, за ночь дождь прекратился, хотя еще слабо моросило. Ей захотелось снова зарыться в теплую постель, но она чувствовала себя удивительно бодрой — сон как рукой сняло.

«Уж сегодня-то Алекса подниму с постели я», — подумала она, спускаясь по лесенке. Ей почему-то и в голову не пришло, что он спит в большой кровати.

Направившись босиком к гардеробу, Каролина посмотрела в ту сторону и замерла, увидев Алекса. На белоснежной наволочке его волосы казались еще чернее. Ровное и глубокое дыхание свидетельствовало о том, что он крепко спит. Не совладав с собой, она коснулась его обнаженной груди и тут же отдернула руку, охваченная безумным желанием. Спящий Алекс казался гораздо проще и доступнее. Это тронуло и смутило Каролину. Она поспешно отвернулась и пошла к гардеробу, где выбрала новое платье. В детской девушка переоделась, расчесала волосы и завязала их сзади коричневой лентой. Бежевое платье выгодно оттеняло ее персиковую кожу и гармонировало с золотистыми волосами. Каролина взглянула в зеркало: в этом платье она казалась очень свежей и юной.

В гостиной девушка разворошила тлеющие угли и подкинула несколько поленьев, надеясь, что они разгорятся. Потом заварила кофе. Все эти действия она выполнила очень уверенно. «Должно быть, в прошлом у меня не было слуг», — с улыбкой подумала она. Пока кофе стоял на огне, Каролина слонялась по комнате, размышляя, чем бы заняться. Пожалуй, стоило бы приготовить для Алекса завтрак. Она подошла к буфету и, выдвинув верхний ящик, нашла кулинарные рецепты, написанные от руки на отдельных листочках. Один из них — «кукурузный пирог с яблоками» — заинтересовал Каролину. Убедившись, что в буфете есть все, что нужно, она принялась за работу. Сначала почистила и нарезала дольками яблоки. Потом смешала в большой миске молоко с кукурузной мукой и другими сухими компонентами. Интересно, удивиться ли Алекс, узнав о ее кулинарных способностях, и какое у него при этом, будет лицо? Наконец, Каролина растопила на сковороде масло, положила нарезанные яблоки, посыпала корицей и накрыла раскатанным тестом. Когда она поставила пирог печься, кофе был уже готов. Весьма довольная собой, Каролина налила себе чашечку и села на диван. Тут она вспомнила об огромном котле в сарае и обещанной Алексом ванне, которой с нетерпением ждала. Решив ускорить события и приблизить желанный миг, Каролина нагрела кастрюлю воды, отыскала кусок щелочного мыла, пошла в сарай, дала корма лошадям и выпустила их погулять. Дождь уже прекратился, и сквозь осенние тучи иногда пробивались лучи солнца. Каролина немного постояла на пороге, наблюдая за лошадьми, потом снова вошла внутрь, сняла с крюка жесткую щетку и направилась к закопченному котлу.

Каролина изо всех сил терла стенки щеткой, то и дело подливая горячую воду и стараясь дотянуться одной рукой до дна котла. Другой она держалась за его край.

Вдруг девушка услышала, как дверь сарая захлопнулась. Решив, что пришел Алекс, она попыталась выпрямиться, но тут кто-то больно схватил ее за волосы и рывком поставил на ноги. С другой стороны котла на нее в упор смотрели узкие желтые глаза, чем-то мучительно и пугающе знакомые. Тот, кто стоял за спиной Каролины, так сильно ударил ее, что она, прикусила губу, стараясь подавить крик.

Двое мужчин заговорили между собой по-немецки. Желтоглазый был тощим, как жердь, с крючковатым носом и узким красным ртом. Его напарник, не выпуская волос Каролины, зашел спереди, чтобы получше рассмотреть девушку. Он оказался плотным пучеглазым коротышкой с толстыми губами, которые то и дело нервно облизывал, На незнакомцах были грязные желтые бриджи, потрепанные черные шинели и треугольные шляпы. Каролина заметила у них сабли и какую-то красную одежду под распахнутой шинелью коротышки.

Девушка догадалась, что это гессенцы — немецкие наемники, о которых ей рассказывал Алекс. Видимо, они говорили о ней, и грязный смысл их беседы не вызывал сомнений. Коротышка снова дернул ее за волосы и внезапно прижался губами к ее шее. Каролину передернуло от омерзения. Она бросила на них уничтожающий взгляд, но оба лишь громко загоготали. Тощий неожиданно вытащил длинный кинжал, приставил его к горлу девушки, усмехнулся, обнажив гнилые зубы, и сделал знак своему приятелю. Тот выпустил из рук волосы Каролины, и она сразу услышала, как участилось его дыхание. Почему-то это испугало ее еще больше, чем приставленный к горлу кинжал. Девушка поняла их гнусные намерения и решила сопротивляться до конца. Но, взглянув в желтые глаза тощего солдата, она не увидела в них ничего человеческого. Не оставалось сомнений, что он готов убить ее без малейших колебаний. И тут в Каролине проснулась безумная жажда жизни, и она перестала сопротивляться. Она должна выжить любой ценой!

Тощий солдат ни на секунду не отрывал глаз от лица Каролины и ни на миллиметр не сдвинул кинжал, упирающийся ей в шею, между тем как его приятель сдернул с девушки плащ и принялся расстегивать маленькие пуговки на ее корсаже. Она слышала его шумное учащенное дыхание, и ее глаза наполнились слезами.

В это мгновение дверь сарая с грохотом распахнулась и ударилась о стену.

— Представление окончено, джентльмены, будьте любезны, бросить кинжал, — прогремел голос Алекса. Желтоглазый удивленно оглянулся, от неожиданности немного опустив кинжал. Этого оказалось достаточно, чтобы Каролина выхватила у него оружие. Едва сознавая, что делает, она изо всех сил вонзила острое лезвие в живот толстого солдата. Потом девушка выпрямилась, тяжело дыша и с ужасом глядя на толстяка. Прогремел выстрел, и второй нападавший рухнул на пол.

Через мгновение Алекс был уже возле Каролины. Он завернул ее в свое пальто, потом взглянул на корчившегося на земле мужчину:

— Мне следовало бы сначала пытать тебя, мерзавец!

Желтоглазый с изумлением уставился на Алекса.

— Бовизаж, — прохрипел он, и его голова бессильно упала.

Каролина дрожала и плакала. Алекс подхватил ее на руки и понес в дом.

Последующие события Каролина почти не помнила. Спустя два дня она проснулась в залитой солнцем спальне в усадьбе Ван дер Патов и сразу подумала о том, как прекрасно снова видеть ласковые лучи солнца. Усевшись и подложив под спину подушку, она попыталась мысленно воссоздать все, что произошло после нападения. Кажется, Алекс одел ее и дал ей немного бренди. Он старался успокоить девушку, заверяя, что все будет хорошо. Видимо, они покинули ферму почти сразу. Каролина не знала, ехала ли на лошади вместе с Алексом, поскольку путешествие и приезд сюда выпали из ее памяти. Однако она не сомневалась, что находится в доме Ван дер Патов, поскольку Алекс собирался остановиться именно у них.

Стараясь не думать о том, что случилось в сарае, Каролина встала с постели и подошла к окну, оттуда открывался невообразимо прекрасный вид на Гудзон. Прямо под окнами расстилалась безупречно ухоженная лужайка с разбросанными тут и там клумбами поздних осенних цветов. За лужайкой извивалась дорога, местами проходившая в опасной близости от самого края высокого гористого берега могучей реки. Склоны окрестных холмов, поросшие каштанами, дубами, елями и грецким орехом, походили в этот осенний день на многокрасочный гобелен, резко контрастирующий с глубокой, яркой синевой реки. На противоположном берегу Гудзона горы были наполовину покрыты лесом, а наверху вздымались голые, почти отвесные скалы. Сама же река казалась Каролине живым существом, питающим своими соками все окрестные земли.

Тихий звук отворившейся двери вывел Каролину из задумчивости. Она быстро обернулась и, увидев на пороге Алекса, бросилась к нему в объятия.

— Кто разрешил тебе встать с постели, детка? Ты что, с ума сошла? Боюсь, из-за тебя поседею раньше времени!

— Ах, Алекс, я хотела лишь полюбоваться видом из окна. Как замечательно снова увидеть солнце! — На ее щеках появились ямочки, когда она лукаво добавила: — К тому же вы уже далеко не первой молодости, сэр, и седине пора появиться!

— Мадам, я глубоко задет вашими словами! А теперь — живо в кровать! Иначе ты снова упадешь в обморок, а последние два дня я так много носил тебя на руках, что они у меня до сих пор болят.

— Вы намекаете на то, что я слишком толста?

Алекс внезапно снова прижал девушку к себе, склонился к ее уху и прошептал:

— Напротив, cherie. Твое тело все так же великолепно.

Каролина вдруг осознала, что на ней нет ничего, кроме ночной рубашки из тончайшего батиста, и смущенно взглянула на Алекса, который сомкнул руки у нее за спиной.

— Бог мой, Каролина, ты и не представляешь, как я счастлив видеть тебя живой и здоровой и на ногах. Признаюсь, ты сильно встревожила меня. Алекс помолчал, потом снова прошептал: — После сна ты такая очаровательная — мягкая, нежная… — его голос затих и через мгновение их губы слились в поцелуе.

Каролине показалось, будто она тает в его руках. Ее захлестнуло пугающе сильное желание, сердце неистово забилось. Она внезапно оттолкнула Алекса и поспешно отвернулась.

— Прошу вас, Алекс, — прерывисто проговорила она, — остановитесь! Я… мне так неловко…

Он заглянул в ее огромные глаза.

— Я всего лишь хотел напомнить тебе, детка, что ласки мужчины обычно приятны. Ты же не станешь отрицать, что тебе нравится, когда я тебя целую, правда?

Каролина кивнула.

— Вот и хорошо, тогда попытайся, запечатлеть этот поцелуй в своей памяти и думай о нем всякий раз, когда твои мысли обратятся к менее приятным впечатлениям. А теперь я провожу тебя в постель.

Уложив Каролину и укрыв одеялом, Алекс присел на край кровати.

— Скажи, что ты помнишь из событий последних двух дней?

— Я помню мужчин и все, что они делали. Этого мне никогда не забыть. Знаете, Алекс, тот ужасный тип с желтыми глазами напомнил мне какого-то страшного человека, которого я видела раньше. Еще я смутно помню, что убила толстого солдата, но мне больно об этом думать. А того… желтоглазого вы застрелили, правда?

Алекс долго молчал, задумчиво потирая подбородок, потом сказал:

— Да, я убил его, но если бы не сгорел твой яблочный пирог, я мог бы проспать и вообще не появиться в сарае. Кстати, учти, Каро, я горжусь тобой, ибо ты проявила недюжинную храбрость, не свойственную женщине. Однако советую те6e не возвращаться ко всему этому. Ты прекрасная девушка, а в последнее время с тобой дурно обращались разные порочные типы — и я в том числе. Но не думай из-за этого плохо обо всех, ибо большинство мужчин все же порядочные люди и относятся к женщинам с уважением.

В глазах Каролины вспыхнул озорной огонек.

— Фи, как это скучно! Пожалуй, я предпочла бы иметь дело с «порочными типами» вроде вас, чем с благовоспитанными джентльменами. К тому же, Алекс, вам не стоит так тревожиться. Я постараюсь забыть это ужасное происшествие, как только отблагодарю своего бесстрашного спасителя.

Алекс усмехнулся:

— Всегда к вашим услугам, cherie. Выручать из беды прекрасных дам — мой священный долг.

— А теперь расскажите, что мы делали в последнее время и где сейчас находимся. В усадьбе Ван дер Патов?

— Да, мы уехали с фермы, как только ты немного успокоилась, точнее, впала в состояние, близкое к трансу. В тот же вечер мы прибыли сюда, ты уснула в этой постели, да так и спала до сих пор.

— А что вы сделали с теми двумя солдатами?

— Я вывез их трупы с помощью бедняжки Молли, поскольку не рискнул оставить их на ферме, опасаясь, что кто-нибудь захочет впутать в это дело Джеймса Уоллингхэма. Но к нам с вами эти опасения не относятся: американцы не питают теплых чувств к гессенским наемникам. За время войны эти парни снискали себе дурную славу насилиями, грабежами и прочими неблаговидными поступками. Говорят, сейчас, когда война окончена, по стране бродит, чуть ли не пять тысяч этих мерзавцев. Так что, увидев мертвыми двух худших представителей этого племени, никто не огорчится!

— Представляю, как радуются Ван дер Паты, что я, наконец, встала с постели! Скоро они смогут избавиться от нас. С их стороны очень любезно так позаботиться обо мне.

— Они очень хорошие люди. Стивен Ван дер Пат много лет занимался разведением овец и торговлей. Они с моим отцом — старые друзья. Я знаком с этой семьей с детских лет.

Каролина усмехнулась:

— Даже не верится, что вы когда-то были ребенком!

Раздался стук в дверь, и женский голос спросил:

—Алекс, у вас все в порядке?

— Входи, Гретхен! — ответил Алекс.

Дверь отворилась, и в комнату впорхнуло очаровательное создание. Каролина тотчас же поняла, почему Алекс не скучал в усадьбе Ван дер Патов. К постели приблизилась высокая, хрупкая девушка. На ее прекрасном лице горел легкий румянец. Светлые локоны ниспадали на обнаженные плечи. Изящное шелковое платье было такого же голубого цвета, как и глаза девушки. Глубокое декольте оставляло открытой длинную шею. Увидев, как девушка смотрит на Алекса, Каролина тотчас поняла, что она влюблена в него. Более того, это был взгляд собственницы. На Каролину девушка смотрела не слишком доброжелательно.

Алекс самодовольно улыбнулся.

— Гретхен, позволь представить тебе Каролину… э… Бергман, мою подопечную. Каролина, это Гретхен.

— Мисс Ван дер Пат, мне хотелось бы поблагодарить вас за гостеприимство, — сказала Каролина.

Гретхен ослепительно улыбнулась Алексу, но едва она взглянула на Каролину, выражение ее лица изменилось.

— Мисс Бергман, мои родители, безусловно, заслуживают вашей благодарности. Свою помощь я оцениваю весьма скромно.

— Ты была бесподобна, mon amour, — заметил Алекс, усмехнувшись так самодовольно, что Каролина почувствовала непреодолимое желание дать ему по физиономии.

— Папа послал меня за тобой, Алекс. Приехал какой-то твой друг, он внизу. Но не забывай, даже из-за друга, что обещал сегодня взять меня на верховую прогулку. — Гретхен повернулась к Каролине: — Полагаю, мисс Бергман, вы хотите немного отдохнуть, поэтому я уведу отсюда Алекса. Уж мне-то известно, как он может утомить.

Алекс взмахнул рукой:

— Иди вперед, малышка. Скажи отцу и моему таинственному гостю, что я скоро присоединюсь к ним.

Капризно надув губы и не скрывая неудовольствия, Гретхен удалилась. Каролина с облегчением вздохнула, когда, шуршащие шелковые юбки исчезли за дверью, но, повернувшись к Алексу, почувствовала, что того и гляди разрыдается.

Заметив ее состояние, Алекс поднялся.

— Знаешь, Каро, ревность тебе не к лицу. Я давно избегаю ревнивых женщин. Мы с тобой уже не одни, дорогая, и не в лесу, так что советую тебе смириться с этим.

Каролина вспыхнула.

— В таком случае, мистер Бовизаж, могу ли и я рассчитывать, что впредь вы будете обращаться со мной как с подопечной, а не как со своей шлюхой?

В голосе Алекса зазвенел металл:

— Дорогая, для меня было бы величайшим удовольствием не обращаться с тобой как со шлюхой, если бы ты не давала мне к этому повода!

Отвесив насмешливый поклон, он вышел, громко хлопнув дверью.

Каролине показалось, что она слышит в коридоре веселое щебетание Гретхен, и от унижения и гнева слезы полились у нее из глаз. Она вдруг с горечью осознала, что отныне у нее уже не будет прежних отношений с Алексом. А от этой мысли девушке стало так тошно, что даже солнце не радовало ее.

«Гретхен — первая, кого я увидела с тех пор, как встретилась с Алексом, — печально размышляла она. — И стоило ей появиться, как Алекс тут же позабыл и меня и нашу дружбу. Что же будет, когда мы доберемся до Филадельфии?»

ГЛАВА 7

Сидя в постели, Каролина неохотно приступила к еде, поданной на ленч, когда в дверь постучали. Думая, что горничная вернулась за подносом, девушка крикнула:

— Я еще не закончила, не могли бы вы зайти чуть попозже?

Однако дверь приоткрылась, и на пороге появилась полная женщина с добрым, приветливым лицом.

— Милая девочка, я — Катрин Ван дер Пат. Не возражаете, если я немного побуду с вами?

— О, конечно, нет!

Хозяйка, невысокая светловолосая пухленькая голландка с сияющими голубыми глазами, очаровала Каролину. В отличие от своей высокомерной дочери она излучала доброжелательность. Примостившись на краешке кровати, Катрин взяла руку Каролины и тепло пожала.

— Дорогая Каролина, мы очень рады видеть вас в усадьбе Ван дер Патов, потому что все обожаем Алекса. А раз уж вы его подопечная, наша любовь распространяется и на вас!

Дружелюбие хозяйки успокоило девушку, уныние ее рассеялось, и она улыбнулась Катрин:

— Я должна поблагодарить вас за то, что вы так великодушно приютили меня, совсем постороннюю и незнакомую вам девушку. Не знаю, как выразить вам свою благодарность, миссис Ван дер Пат!

— Для вас я Катрин, детка, но никогда больше не называйте себя посторонней! Мы знаем Алекса с раннего детства и всегда считали его членом семьи. Он говорит, что вы совсем одиноки, но мы непременно это исправим.

— О, спасибо, вы очень добры!

— Алекс собирался рассказать вам о нашей семье, но ему помешал приезд полковника Костюшко. Поэтому он попросил меня поведать вам обо всем, что вас интересует.

Не успела Каролина задать ни одного вопроса, как миссис Ван дер Пат начала свой рассказ:

— Мы живем на западном берегу Гудзона чуть вверх по течению от Территауна, так что вы сейчас не очень далеко от Нью-Йорка. Нас всего четверо — я, мой муж Стивен, наш, четырнадцатилетний сын Питер и дочь Гретхен — ей восемнадцать. Тут она умолкла и бросила быстрый взгляд, на Каролину. — Кажется, вы уже познакомились с Гретхен? Мне бы не хотелось, чтобы это произошло до нашего с вами разговора. Надеюсь, она не была дерзка с вами! Видите ли, дорогая, Гретхен с самого детства увлечена Алексом. Он старше ее на тринадцать лет и всегда был необыкновенно красив и наделен редким шармом. Думаю, вы понимаете, что я имею в виду.

Так вот, Алекс всегда любил путешествовать и время от времени посещал нашу усадьбу со своим отцом Жаном-Филиппом. Обычно они принимали участие во всех спортивных состязаниях, так популярных в наших краях. А я с Гретхен частенько наведывалась в Филадельфию за покупками и заодно навещала Антонию, мать Алекса и его сестру Натали, ровесницу моей дочери. Гретхен всегда выглядела старше своих лет, возможно, потому что мы здесь живем довольно уединенно, и она общалась в основном со взрослыми. Думаю, этот замкнутый образ жизни отчасти обусловил ее увлечение Алексом: Гретхен слишком редко общалась с мужчинами. Правда, сомневаюсь, что кто-то из них способен потягаться с Алексом. Когда началась война, Стивен старался сохранять нейтралитет, и мы стали жить еще более замкнуто. Все эти девять лет Алекс постоянно наведывался сюда, ибо всегда дружил с кем хотел, ничуть не думая о том, что скажут люди. Привязанность Гретхен к нему крепла год от года.

— Прошлой весной, — со вздохом продолжала миссис Ван дeр Пат, — он навестил нас после долгого отсутствия. Увидев, как выросла Гретхен, Алекс провел здесь целую неделю. Я знаю, что он предупредил Гретхен, как и всех женщин, о своих не слишком твердых моральных устоях, но глупышка всерьез надеется, что сумеет завоевать его! — Катрин, помолчав, похлопала Каролину по руке. — Но чтобы завоевать сердце Алекса, нужна куда более яркая женщина, чем моя дочь. Иногда я вообще сомневаюсь, что такая женщина существует.

Спору нет, Гретхен умна и красива, но десятки не менее умных и красивых дам готовы явиться по первому зову Алекса. К сожалению, моей дочери недостает чувства юмора, доброты, бескорыстия и многих других положительных качеств. С тех пор как Алекс привез вас в усадьбу, она просто не в себе, почти на грани срыва. Мне крайне неприятно говорить такое, но уверена, вы сами это заметите, когда встретитесь с Гретхен. Она не желает делить Алекса ни с кем, даже с девушкой, которая, можно сказать, ему все равно, что дочь. Гретхен не видит или просто не хочет признать, что Алекс только дружески привязан к ней. Ему приятно ее общество, не более того. Когда-нибудь она будет очень страдать, но сейчас я стараюсь не мешать ей — дети должны сами приобретать опыт. Так или иначе, не судите ее строго. По-моему, вы очень проницательная девушка, а потому поймете, что любовь порой побуждает человека к странным поступкам.

Катрин продолжала рассказывать о своей семье и о жизни в усадьбе, но у Каролины не выходили из головы ее слова об Алексе и Гретхен. Слова Катрин казались вполне невинными, однако, девушка подозревала, что в них прозвучало скрытое предостережение. Остатки ленча совсем остыли, когда хозяйка собралась уходить.

— О Господи! — воскликнула вдруг Катрин. — Как же я могла забыть о самом главном! Ведь я же пришла сказать вам, что Алекс просил подготовить для вас ванну! А потом, если почувствуете себя лучше, может, присоединитесь к нам внизу? Что вы об этом думаете?

— О, это великолепно, миссис… Катрин! Я слишком долго была лишена общества, поэтому с удовольствием присоединюсь к вам. Меня смущает лишь то, что у меня всего одно платье. — Охваченная внезапным порывом, Каролина соскочила с постели и накинула приготовленный для нее халат, открыла гардероб и увидела свое желтое платье. Она приложила его к себе.

— Я знаю, что оно ужасно старомодное, но у меня нет юбки с фижмами, как у Гретхен. Такие рукава сейчас не носят, а корсаж…

— Дитя мое, это очень красивое платье! В нем вы будете выглядеть очаровательно.

— Но у Гретхен такие прекрасные наряды, по крайней мере тот, в котором она была сегодня утром! Рядом с ней я чувствую себя Золушкой! У нее голубые глаза, волосы изумительного оттенка и великолепный цвет лица…

— О, Каролина. Хоть у вас и не такая белая кожа, но, на мой взгляд, ваш нежный персиковый цвет лица гораздо привлекательнее. Что же касается ваших глаз и волос, может, вы успокоитесь, если я скажу, что Алекс описывал вас в самых лестных выражениях. Он говорил нам, что у вас волосы золотисто-медного цвета, чудесные глаза и столь же приятный характер. Никто никогда не сказал бы о Гретхен таких лестных слов!

Каролина, прижав к себе платье, едва сдерживала слезы. Катрин взяла платье у нее из рук, повесила в гардероб и ласково обняла девушку за плечи.

— Сейчас вы отдохнете, а я распоряжусь, чтобы горничная приготовила вам ванну и сообщила, когда будет обед. Я пришлю вам вина, чтобы вы успокоились, хотя поверьте, дорогая, вам совершенно нечего опасаться! Вы здесь — среди добрых друзей.

* * *

Каролина проспала остаток дня, а, проснувшись, увидела в своей комнате фаянсовую ванну. Вскоре вошла горничная, а за ней несколько девушек с большими кувшинами горячей воды. Каролина по самые плечи погрузилась в теплую душистую воду, пахнущую жасмином.

* * *

Как жаль, что сегодня утром они с Алексом поссорились! Если бы он не оставил ее такой подавленной, она сейчас чувствовала бы себя, как в раю!

После купания горничная Мэри помогла Карелине вытереть и расчесать волосы, искренне восхищаясь их необыкновенным цветом и блеском, и та попросила сделать ей простую, но элегантную прическу. Результат превзошел все ожидания, и, удовлетворенная плодами своих трудов, Мэри прикрепила к локонам девушки несколько белых и желтых цветов.

Незатейливое платье Каролины украшала лишь отделка из кружева ручной работы. Надев белые чулки и туфельки, девушка с замиранием сердца подошла к зеркалу.

Два дня, проведенные в постели, ничуть не испортили цвет ее кожи, хотя румянец на щеках, вероятно, был вызван нервным возбуждением. Каролина видела, что это простое платье ей очень к лицу. Лиф плотно облегал тонкую талию и выгодно подчеркивал грудь, карие глаза с золотистыми искорками выражали волнение и радостное предвкушение праздника.

Встречи с Алексом девушка боялась гораздо больше, чем с обитателями этого дома. Каролина с болью вспомнила обидные слова, сказанные им перед уходом, его холодное, сердитое лицо.

Мэри сияла от удовольствия, наблюдая за Каролиной.

— Если позволите высказать мне свое мнение, мисс, то, по-моему, вы выглядите просто великолепно и похожи на принцессу из волшебной сказки! Вам ведь рассказывали в детстве сказки про принцесс?

— Спасибо, Мэри, а когда миссис Ван дер Пат просила меня спуститься вниз?

— В семь, мисс, а сейчас пять минут восьмого.

Каролина надеялась, что Алекс зайдет за ней и представит ее своим друзьям, однако, к ее разочарованию, он так и не появился.

— Ну что ж, тогда мне пора спускаться. Спасибо за помощь, Мэри.

— О мисс это доставило мне удовольствие. Желаю вам хорошо провести время.

Каролина спустилась по лестнице и направилась через холл, с интересом оглядываясь по сторонам. Из любопытства она заглянула в первую же дверь и обомлела: в комнате, напоминающей библиотеку, в одиночестве сидел перед камином Алекс, курил и смотрел на огонь. 0на вошла тихо, поэтому Алекс, глубоко, погруженный в размышления, не слышал ее приближения. Лишь когда девушка остановилась перед ним, он в удивлении поднял на нее глаза. На краткий миг его лицо осветила восхищенная улыбка, но Алекс, быстро овладев собой, заговорил с обычной иронией:

— Боже правый, Каро, я уж было подумал, что это сон. Ты выглядишь просто великолепно — как первый весенний нарцисс.

Каролина присела рядом и робко улыбнулась. Только сейчас она разглядела его в полутемной комнате. На Алексе был превосходный костюм из мягкой черной ткани, украшенный серебряными пуговицами, и элегантный шелковый жилет голубовато-серого цвета. На шее — свободно завязанный белый галстук. Отблески огня плясали на его лице, и в этой игре света и тени оно казалось высеченным из камня. На фоне белоснежного галстука четко вырисовывался гладко выбритый подбородок:

— Алекс, вы без бороды!

Его подбородок оказался именно таким, как она и предполагала, загорелое лицо с высокими скулами было еще привлекательнее, чем обычно. В ответ на восклицание Каролины он едва заметно улыбнулся:

—Да, скоро ты убедишься, что в наши дни в светском обществе бороды не в моде. Но мне нравится ходить с бородой, поэтому я отпускаю ее всякий раз, как представится возможность.

Воцарилось неловкое молчание. Алекс тихо попыхивал сигарой, глядя на огонь. Наконец он поднял голову, и глаза их встретились.

— Алекс, я…

Он выпустил облачко дыма и чуть приподнял руку.

— Нет, позволь сказать мне. Сегодня утром я вел себя непростительно. И по отношению к тебе, увы, не впервые. Теперь ты, наверное, уже убедилась, что я бесчувственный грубиян. Надеюсь, попав в Филадельфию, ты встретишь достойного мужчину, который будет обращаться с тобой с тем уважением, какого ты заслуживаешь. Добавлю только, что мои утренние слова были необоснованно жестокими, и прошу у тебя прощения.

Каролине хотелось прикоснуться к нему, излить свои чувства… но она не посмела, ибо Алекс казался сейчас отстраненным, серьезным и чужим. Между ними снова появилась невидимая стена.

«Алекс, без сомнения, самый непредсказуемый, самый непонятный мужчина на свете, — в отчаянии подумала Каролина. — Должно быть, все это не случайно, и незачем было пытаться изменить его настроение».

Девушка напряженно улыбнулась.

— Конечно, я вас прощаю! Утром я вела себя слишком по-детски, — но уверяю вас больше этого не случиться.

Вставая, Каролина снова взглянула в смуглое красивое лицо.

— Мне пора. — С этими словами Каролина бросилась прочь из комнаты. Она легко нашла дверь в гостиную и даже успела немного успокоиться, прежде чем предстала перед обществом. Навстречу ей тотчас поспешила Катрин Ван дер Пат в голубом шелковом платье с неимоверным количеством оборок.

— Дитя мое, вы просто восхитительны! Все с нетерпением ждут возможности познакомиться с вами! А вы не видели Алекса?

— Э… да, я его видела. Он в библиотеке.

— Душечка, вы немного охрипли, выпейте-ка вина!

Ей тут же подали бокал с темно-вишневым напитком. Каролина посмотрела на вино с опасением, ибо еще помнила, к чему привело бренди. Была, не была! Она взяла бокал и пригубила вино.

— О, оно превосходно, миссис Ван дер Пат!

— Катрин. Конечно, — это вино из Франции.

* * *

Она подхватила Каролину под руку и подвела ее к главе семейства Стивену Ван дер Пату, высокому, худому мужчине с длинным узким носом и проницательными голубыми глазами. Несмотря на худобу, он выглядел весьма внушительно. В белом завитом парике он казался несколько бледным, но Каролина почувствовала исходящую от него энергию.

— Мисс Бергман, для меня большая честь познакомиться с вами! Я слышал о вас лишь самые добрые слова и теперь понимаю почему!

Стивен тепло улыбнулся ей, обнажив великолепные зубы.

— О, мистер Ван дер Пат, очень рада знакомству с вами! Вы были столь добры ко мне!

Поддерживая светскую беседу с хозяином, Каролина исподволь наблюдала за Гретхен в модном белом парике и роскошном розовом платье. Юбка была отделана чудесным кружевом и украшена драгоценными камнями. Покрой лифа подчеркивал узкую талию и открывал взгляду молочно-белые плечи Гретхен. В ее ушах сияли бриллианты. Питера Ван дер Пата в комнате не было — он уже отправился спать. Девушки еще не сказали друг другу ни слова, когда к ним подошел рослый мужчина весьма незаурядной внешности. Его лицо с высокими скулами, крупным носом и властным ртом не было красивым, но отличалось удивительным обаянием. Каролине показалось, что этот мужчина выше Алекса, но она сразу заметила, что незнакомец не так хорошо сложен. Когда он заговорил, девушка расслышала незнакомый акцент, но во всем остальном его английский был безупречен.

— Бог мой, вероятно, я умер и вознесся на небеса, потому что на нашей грешной земле невозможно встретить двух таких ангелов!

Гретхен, вспыхнув, спрятала лицо за французским веером, а Каролина улыбнулась, не скрывая удовольствия.

— Гретхен, Каролина, позвольте представить вам полковника Тадеуша Костюшко. Это тот самый инженер, который служит у генерала Грина и прославился, как герой! Полковник, это моя дочь — Гретхен, а это — подопечная Алекса, мисс Каролина Бергман, — сказала Катрин.

Костюшко учтиво поцеловал руку Гретхен, потом поднес к губам руку Каролины и несколько дольше, чем положено, удерживал ее.

— Мадемуазель, прошу простить меня, но сияние ваших волос — слишком сильное зрелище для такого смертного, как я.

Каролина залилась жарким румянцем, искренне пожалев о том, что у нее нет веера. Во взгляде Гретхен сквозила неприкрытая зависть. В этот момент в дверях появился Алекс, и она тут же устремилась ему навстречу. От Каролины не укрылось, что Алекс еще более сдержан, чем обычно. Гретхен жестом собственницы взяла его за руку и торжествующе взглянула на Каролину.

Тадеуш Костюшко несколько мгновений наблюдал за обеими девушками, потом повернулся к своему старому другу Алексу Бовизажу. Они познакомились еще в юности в Москве, позже встретились во Франции, где оба учились. В годы войны их пути пересекались довольно часто. Сейчас Костюшко заехал в усадьбу Ван дер Патов, потому что в лагере генерала Вашингтона под Ньюбургом распространился слух, будто здесь гостит Бовизаж. Сначала Костюшко счел, что общество Гретхен удерживает Алекса в усадьбе, но теперь понял, что дело не в ней. Ему редко случалось встречать женщин, столь красивых и притягательных, как Каролина Бергман. И он никогда еще не видел своего бесшабашного друга столь мрачным. Да, судя по всему, здесь нечто большее, чем обычные отношения между опекуном и его подопечной. Хорошо зная Алекса, Костюшко ничуть не удивился этому, однако никак не мог взять в толк, что их связывает.

Алекс слегка улыбнулся, молчаливо приветствуя старого приятеля. Костюшко вскинул руку, полушутя отдав ему честь, потом снова переключил внимание на Каролину.

К тому времени, когда их позвали к столу, Костюшко уже называл свою собеседницу Каро. После второго бокала вина Каролина заметно оживилась, и вскоре ей уже казалось, что они с Костюшко знакомы давным-давно. Тадеуш постарался усадить Каролину подальше от Алекса.

Гостям подали дымящийся суп, такой вкусный, что Каролина едва удержалась, чтобы не накинуться на него. Костюшко оказался милым, остроумным и очень приятным собеседником. Он старался не упоминать имя Алекса, хотя Каролина видела выражение угрюмой настороженности на лице бдительно наблюдавшего за ней «опекуна», и это доставляло ей тайное удовольствие.

При виде гуся, фаршированного квашеной капустой, свежих овощей с пряной заправкой и горячих бисквитов Каролина почувствовала голод. Занятая едой, она в пол уха слушала, как беседуют мужчины, но не принимала участия в разговоре. В основном все обращались с вопросами к Костюшко, расспрашивая его о поездке в Ньюбург.

— Как поживает наш славный генерал? — поинтересовался Стивен Ван дер Пат.

— Не так хорошо, как хотелось бы, сэр. Вы были бы шокированы, услышав, какими эпитетами, он награждает наши горы. Как вам известно, генерал Вашингтон квартирует в Ньюбурге уже почти два года, и он до слез истосковался по своей плантации в Виргинии. Кроме того, Вашингтон жаловался мне, что в последнее время в его жизни не происходит ничего интересного.

— Какие странные сетования! — раздраженно воскликнул Алекс. — Я сам много месяцев провел в Ньюбурге в обществе Вашингтона и знаю, что население Гудзона делает все возможное, чтобы развлечь генерала. Что до меня, я скучал там крайне редко. Мне надоело только одно: жалобы солдат на то, что им не хватает женского общества. Кстати, самые приятные воспоминания военной поры связаны у меня именно с Ньюбургом. Зимой мы с большим удовольствием, катались на коньках по замерзшей реке, а летом совершали верховые прогулки. — Алекс немного помолчал, потом усмехнулся. — Никогда не забуду поездку на рыбалку с бароном фон Штойбеном! Он хвастался, что поймал кита. Представляете, как мы все помчались к берегу, чтобы увидеть улов своими глазами! И что же — на берегу реки Гудзон лежала средних размеров кета. Немецкий подвел славного барона и превратил кету в кита! Однако наши шутки по этому поводу не умалили его гордости.

Все расхохотались, включая и Каролину. Потом разговор переключился на знаменитое празднование дня рождения, устроенное генералом Вашингтоном в мае 1782 года в честь французского дофина, и настроение Алекса заметно улучшилось. Тогда специально для гостей был выстроен огромный зеленый навес, а сотен пять солдат пировали, пили за здоровье дофина и ели жареных быков.

Сам генерал поддержал эти тосты, когда наши музыканты заиграли «Радость солдата», — рассмеялся Алекс. — Никогда не забуду эту картину: наш почтенный командир вышел в круг с одним из солдат и — вы только представьте — пустился вприсядку!

Потом Алекс вспомнил великолепный фейерверк, отметивший конец праздника:

По всему участку вдоль западного берега взлетали огни, озаряя темно-синее небо. Холмы и горы по берегам Гудзона превратились в нечто сказочное, в какие-то волшебные черные силуэты, а сама река, казалось, горела огнями. На меня не слишком действуют подобные впечатления, но это навсегда запомнил. Все казалось таким таинственным… словно чудо, сотворенное самим Господом Богом.

Все замолчали, глядя на Алекса. Тишину нарушил Костюшко. Подняв бокал, он произнес:

А я бы отнес эти слова к великой реке Гудзон, да и ко всей земле, что зовется Америкой. Пусть же здесь вечно царствует свобода! — Все горячо поддержали тост Тадеуша. Дождавшись тишины, он добавил: — Мне случилось встретить в Ньюбурге графа де Сегура. Он оказался в этих краях впервые и был совершенно очарован долиной реки Гудзон. Так вот, граф назвал эту реку «необъятным морем, протекающим среди вековых лесов». По-моему, это весьма справедливо.

На десерт подали виноградный пирог и сливочное мороженое. Каролина вызвала всеобщий смех, заявив, что она никогда в жизни не пробовала мороженого, даже не видела его. Отведав этот деликатес, она восхитилась его ароматом и воздушностью. Алекс невольно улыбнулся простодушному очарованию этой девушки. То, что Каролина привлекает всеобщее внимание, весьма задевало Гретхен, и она то и дело обращала свое хорошенькое личико к Алексу, пытаясь вовлечь его в разговор.

После того как на стол поставили горячий пунш с ромом, Алекс снова взглянул на Каролину: она спокойно попивала крепкий напиток, щеки ее разрумянились, на них появились знакомые ямочки, и девушка посмеивалась над каким-то замечанием Костюшко. Наблюдая за ней, Алекс вдруг вспомнил ту ночь на ферме, когда он угощал ее бренди, и все, что за этим последовало. Пылкая, чувственная реакция Каролины на его вольности отчетливо — даже слишком отчетливо — всплыла в его памяти, пока он следил за ее тихой беседой со своим другом.

— Алекс, почему ты так внимательно наблюдаешь за своей подопечной? — надув губки, спросила Гретхен. — Зачем тебе это? Уверена, Каролина уже взрослая и прекрасно общается с полковником Костюшко. Кроме того, по-моему, она вполне довольна и наслаждается жизнью, чего никак нельзя сказать о тебе!

Слова Гретхен не достигли цели. Напротив, к ее огорчению, Алекс помрачнел и еще внимательнее стал наблюдать за Каролиной и почти не замечал Гретхен. А она-то надеялась, что он выйдет вместе с ней на прогулку! Ей так не терпелось покрасоваться перед ним в новой пелерине с норковой оторочкой. Внезапно Алекс увлекся политической дискуссией со Стивеном. Она могла бы затянуться, если бы Алекс не оборвал разговор, заметив, что Костюшко вновь наполняет вином стакан Каролины. Алекс поднялся, направился к своей подопечной и схватил ее за руку. Девушка с удивлением взглянула на него:

— Алекс, да что это с вами?

— Давай-ка сюда свой бокал. С тебя достаточно! — Он протянул ее вино Костюшко. — Выпей это сам. И чем дальше отсюда, тем лучше!

Тадеуша это ничуть не обескуражило, он дружески улыбнулся Алексу:

— Дружище, полагаю, ты шутишь? Ни на минуту не поверю, что ты всерьез обращаешься с этой очаровательной молодой женщиной, как с ребенком. В чем дело, ведь у тебя бывали девицы и гораздо моложе?..

— Хватит! Не твое дело, как я обращаюсь со своей подопечной! Но учти, что я действую только в ее интересах. А теперь, извини, но мы уходим. Я скоро вернусь, и у нас будет возможность поговорить.

Алекс вывел Каролину из гостиной, сопровождаемый изумленным взглядом хозяина.

— Стивен, мисс Бергман желает вам спокойной ночи. Рано утром мы уезжаем, и Каролина хочет лечь спать до полуночи. Не так ли, дорогая?

Она кивнула и через силу улыбнулась.

Выйдя из гостиной, Алекс направился быстрым шагом к спальне Каролины. Девушка едва поспевала за ним, опасаясь ему противоречить. Она никогда еще не видела Алекса в таком состоянии и не знала, как сейчас вести себя с ним.

Алекс распахнул дверь спальни, втолкнул туда Каролину, вошел вслед за ней и с грохотом захлопнул дверь.

— Черт подери, чем это ты там занималась? Сколько бокалов вина необходимо, чтобы Тадеуш уложил тебя в постель?

Каролина изумленно смотрела в его горящие от бешенства глаза, и в ее душе гнев постепенно брал верх над страхом. Размахнувшись, она дала ему пощечину. Растерянность Алекса наполнила ее мстительным торжеством.

— Теперь я не сомневаюсь, вы самый отвратительный, эгоистичный и глупый мужчина на свете! К тому же у вас извращенное воображение!

— Поверь, радость моя, мое воображение не так уж извращено, и я отлично вижу, когда женщина поощряет заигрывания мужчины. А сегодня вечером ты занималась именно этим! Я хорошо знаю Костюшко — он принял бы твое приглашение без малейших колебаний. Думаю, будь ты и впрямь такой добродетельной девушкой, за какую продолжаешь себя выдавать, тебя кое-чему научила бы та ночь, когда после бренди ты потеряла невинность! А может, я снова ошибаюсь, и на самом деле ты просто отличная актриса?

— Мистер Бовизаж! Я не обязана безропотно выслушивать ваши оскорбления! Вы же сами неоднократно повторяли, что мне следует встречаться с другими мужчинами — чем я и занимаюсь. А сегодня мне хотелось лишь приятно провести время! Кстати, это было не так-то легко, поскольку вы весь вечер хмурились и смотрели на меня, как заботливый дедушка! Неужели вы полагаете, что я не должна даже разговаривать с другими мужчинами? Мне очень хотелось бы, чтобы вы, наконец, разобрались, что вам от меня нужно!

Голос Каролины креп с каждой минутой. Ее лицо пылало, глаза метали молнии. Алекс, очарованный девушкой, почувствовал, что его гнев улетучивается. Каролина с удивлением увидела, как его брови поднялись, а на лице неожиданно появилась ироничная улыбка.

— Малышка, для такой милой девушки у тебя слишком ядовитый язычок, — насмешливо заметил он.

— Вы оказались хорошим учителем, мистер Бовизаж, — парировала Каролина и стиснула маленькие кулачки, пытаясь взять себя в руки. — Я хочу обратить ваше внимание только на одну деталь, сэр, и больше не буду спорить. Весь вечер вы вели себя так, словно вы и в самом деле мои опекун, причем опекун не из добрых! Если бы за мной присматривал какой-нибудь пастор с постной физиономией, было бы и то гораздо приятнее! Однако больше всего меня раздражает то, что вы вовсе не мой опекун, и не пытайтесь утверждать, будто заботитесь о моем благе, я вам все равно не поверю! До нынешнего дня я считала, что вы просто беспечный бродяга и мы с вами — партнеры в этом забавном маскараде. Но отныне я не стану пытаться постичь вашу сложную душу, хотя мне хотелось бы уяснить причину вашего сегодняшнего поведения.

Покраснев от возбуждения, она посмотрела ему прямо в глаза.

— Неужели я и впрямь был таким противным? — лукаво спросил Алекс.

— Просто как жаба! Вы страшно надоедали мне и старались лишить меня первой за последние дни возможности приятно провести время!

Алекс взял ее за руки и притянул ближе к себе.

— Значит, по-твоему, я не должен держать себя как опекун? Однако помнится, не так давно ты весьма охотно соглашалась, чтобы я опекал тебя. Не позаботься я о тебе, дорогая, ты сейчас лежала бы мертвая под деревом в Коннектикуте или — хуже того — тебя подвергли бы издевательствам, изнасиловали, а то и убили в сарае Уоллингхэмов. Разве ответственность, которую я на себя взял, не дает мне право немного присматривать за тобой?

Стоя почти вплотную к девушке, Алекс слышал биение ее сердца. Губы Каролины чуть приоткрылись, словно в ожидании его поцелуя.

— Но Алекс… — пробормотала она внезапно осипшим голосом, — забота обо мне вовсе не должна превращать вас в деспотичного родителя! Поймите, я не из тех, кого нужно контролировать — и уж во всяком случае, не с такой настойчивостью и резкостью. Моя свобода — слишком дорогая плата за защиту, даже вашу.

Алекс склонил к ней голову и, чувствуя, как их тяга друг к другу нарастает, через минуту приник к губам Каролины. Она помимо воли обвила руками его талию и прижалась к нему еще теснее. Но едва страсть захлестнула Алекса, он резко отстранился, выпустил девушку из объятий и, нахмурившись, направился к двери. Однако уже на пороге остановился и взглянул на Каролину.

— Мне очень жаль, Каро, я снова — уже в который раз! — прошу у тебя прощения. Сам не знаю, что за демон в меня вселился, но изо всех сил постараюсь больше не вмешиваться в твою жизнь. — Он невесело улыбнулся. — Не могу обещать тебе полной свободы, но третировать тебя не буду. Увидимся за завтраком.

— Мы завтра уедем? — тихо спросила Каролина, надеясь, что голос не выдает ее внутреннего смятения.

— Черт побери, да!

ГЛАВА 8

Выйдя из комнаты Каролины, Алекс увидел, что Костюшко ждет его в коридоре.

— А, Тадеуш! Надеюсь, ты не подслушивал?

— С таким же успехом можешь обвинить в этом весь дом. Выкрики «отвратительный», «невыносимый» и «жаба» — лишь немногое из того, что слышали все в гостиной. Честно говоря, я поднялся сюда только после того, как все стихло, ибо боялся, что ты убил ее! — Заметив на щеке Алекса красный след от пощечины, Костюшко усмехнулся. — О, теперь я вижу, что зря волновался. Девушка явно способна постоять за себя!

Алекс узнал знакомый блеск в глазах друга и немного успокоился.

— Признаюсь, в Каролине есть что-то от мегеры. И словарь у нее весьма колоритный, не так ли?

— О да!

— Друг мой, давай-ка пойдем в библиотеку и выпьем по стаканчику бренди. Кажется, с тех пор как я впервые увидел Каро, мне постоянно нужна выпивка.

Вскоре молодые люди устроились в креслах возле камина с сигарами и бренди. Костюшко внимательно посмотрел на друга и, только убедившись, что он спокоен, спросил:

— Ну, Алекс, рассказывай, где ты отыскал это сокровище?

— Ха! Готов поклясться, ты и представить себе не можешь, сколько с этим сокровищем хлопот! Эта девушка — как прекрасная роза с шипами, причем каждый из них ранит очень больно.

— Что ж, возможно. Однако не помню, чтобы ты тратил время и силы на трудных женщин. А может, ты уже достиг возраста, когда понемногу теряют хватку?

— Да, мой друг, я и сам начинаю об этом подумывать! С тех пор как в моей жизни появилась Каро, все пошло кувырком. Внезапно оказалось, что в игре, в которую я всегда играл с такой легкостью, появились новые правила, да еще написанные на каком-то тарабарском языке, который я не могу разобрать!

— Ты говоришь загадками! Неужели влюбился в эту девушку? — Костюшко замялся. — Знаешь, после Эмили я сомневался, что ты когда-нибудь…

Алекс оборвал его и, оставив без внимания последнюю фразу, всплеснул руками в притворном ужасе.

— Упаси, Бог! Если это любовь, то приставь пистолет к моей бедной голове! Вот что, дорогой, я устал от этой темы. Давай порешим на том, что мои сегодняшние действия были спровоцированы необычной наивностью и невинностью Каролины. Девушка чересчур доверчива, и это не доведет ее до добра — особенно, если она выпьет немного вина. Я слишком хорошо знаю тебя, друг мой.

— Полно, Бовизаж, только не говори мне, что ты связался с девственницей! Но уж совсем невероятно предположение, что она не лишилась невинности после довольно долгого знакомства с тобой!

— Давай сменим тему. Чем ты еще занимался, кроме встреч с генералом Вашингтоном? Что слышно из Гейтса?

— Ну что ж, Алекс, будь по-твоему. Я оставляю эту тему, хотя и с сожалением. Позволь только сделать еще одно замечание. Если бы ты слышал свой сегодняшний спор с Каролиной со стороны — кстати, не волнуйся, мы так и не поняли его смысл, хотя ваши интонации говорили о многом, — ты, как и я, был бы убежден, что слышишь ссору двух любовников. А если это еще не так, в чем я сильно сомневаюсь, то обязательно произойдет. Тело твоей юной подопечной напоминает изысканный плод, который уже созрел и ждет, чтобы тот, кто способен его оценить, сорвал, отведал и насладился им…

— Хватит! Именно по этой причине, друг мой, я и увел Каролину прочь с твоих глаз! Однако как ты стал надоедлив, во все вмешиваешься… я тебя просто не узнаю! А теперь давай поговорим о другом, ибо мне уже кажется, что эта ведьма действует на меня даже издали!

Костюшко издал сатанинский смешок.

— По-моему, такой трудности можно только позавидовать!

* * *

Каролина собиралась задуть свечу в своей комнате, как вдруг в дверь постучали.

— Кто там? — спросила она, натягивая на себя одеяло.

Встревоженная Катрин Ван дер Пат спросила:

— С вами все в порядке, дорогая? Нам показалось, что у вас с Алексом разразился грандиозный скандал! Что его так взволновало?

Каролина недовольно нахмурилась.

— Ваш драгоценный Алекс слишком вошел в роль сварливого пуританского опекуна. Он внушал мне, что вино опасно, и советовал остерегаться мужского общества!

В голосе Каролины звучал такой сарказм, что озадаченная Катрин сделала несколько шагов к постели.

— Алекс — сварливый пуританин? Дитя, я едва верю своим ушам…

— Я тоже! — оборвала ее Каролина. — Боюсь, отныне моя жизнь станет скучной, как воскресная проповедь. Он решил лишить меня всяких развлечений и полагает, что я буду вести себя, как высохшая старая дева!

Катрин растерялась; девушка ведет себя странно, говорит скороговоркой, перебивает ее, предъявляет Алексу ни с чем несообразные обвинения.

— Ну, ну, дорогая, признаться, ваши слова несколько успокоили меня. Я рада, что Алекс так серьезно относится к своей ответственной роли. Честно говоря, когда он впервые сказал, что вы его подопечная, у меня возникли некоторые сомнения.

— Сомнения? — чуть слышно прошептала Каролина.

— Да, мне неприятно об этом говорить, но Алекс не вполне соответствует моим представлениям об опекуне для молоденькой девушки. Более того, я не представляю себе, о чем думал ваш отец, доверив вас Алексу. Он всегда отличался такой бесшабашностью, что я опасалась, как бы он не пренебрег своими обязанностями, когда вы окажетесь в Филадельфии. Я даже… возможно, мне лучше об этом умолчать… но, увидев вас впервые, я подумала, что Алекс, возможно, смотрит на вас э-э… не как на свою подопечную. Поэтому, дорогая, хотя мне и понятно ваше раздражение, все же, признаюсь откровенно, у меня просто гора с плеч! Видимо, Алекс испытывает к вам очень глубокие отеческие чувства.

Каролина то краснела, то бледнела, но после заключительных слов Катрин лишь пробормотала невнятно:

— Да, я знаю.

— Ничего, дитя мое, веселее! — ободрила ее Катрин. — Уверена, что младшая сестра Алекса возьмется за него. Вот увидите, вам предоставят возможность встречаться с мужчинами и женщинами вашего возраста! Кроме того, Алекс ведет такую… хм… бурную светскую жизнь, что ему, вероятно, не удастся строго присматривать за вами. Не сомневаюсь, добравшись до Филадельфии, вы будете видеться с Алексом очень редко, ведь, по его словам, он собирается поселить вас в доме своих родителей. Но теперь я уверена, что он станет очень придирчиво выбирать молодых людей, с которыми вам стоит встречаться. Не падайте духом, дитя мое, вы, несомненно, выйдете замуж за прекрасного, достойного молодого человеком в самом ближайшем будущем! Хотела бы я, чтобы у моей Гретхен были ваши возможности. К сожалению, Алекс — почти единственный мужчина, которого она видит, а он весьма далек от идеала, если рассматривать его как будущего зятя, несмотря на любовь к нему всей нашей семьи. Женщине, на которой он женится, я могу только посочувствовать. Пытаться приручить Алекса так же безнадежно, как заставить пантеру ходить на поводке.

— Да, он и впрямь напоминает пантеру, — печально ответила Каролина.

— Дорогая, кажется, стараясь поднять вам настроение, я совсем не добилась успеха! Ну да ладно, там где бессильны слова, порой помогает что-нибудь более ощутимое, — Катрин радостно всплеснула руками. — У меня для вас сюрприз!

С этими словами она быстро вышла из комнаты и так же быстро вернулась, держа в руках безупречно сшитый темно-зеленый бархатный костюм для верховой езды. В комплект входили длинный, до бедер, жакет, короткий жилет — оба с широкими отложными воротниками, — блузка с оборками, шарф и расклешенная юбка без кринолина.

Катрин принесла также маленькую зеленую шляпку с белоснежным плюмажем из страусовых перьев. Радость Катрин была столь заразительна, что Каролина выскочила из постели, чтобы получше рассмотреть подарок.

— Миссис… Катрин, что это?

— Ваш костюм, дорогая! Когда Алекс сообщил о вашем завтрашнем отъезде, я вспомнила, что, по его словам, вы ехали верхом в мальчишеских брюках. Ладно, сказала я себе, коль скоро Алекс не обеспечил вас экипажем, хотя и должен был это сделать, то придется мне постараться, чтобы вы скакали верхом, как подобает настоящей леди.

— Но откуда у вас этот костюм?

— Должна признаться, я не достала его из шляпы, как фокусник. Это просто удачное совпадение. У Гретхен есть тетка в Голландии. В прошлом году она прислала эту амазонку в подарок ко дню восемнадцатилетия Гретхен. Увы, оказалось, что сестра воспользовалась мерками, снятыми с Гретхен три года назад, а с тех пор девочка выросла больше чем на четыре дюйма! Однако, по-моему, вам костюм придется впору. — Катрин чуть нахмурилась: — Только бы он не оказался вам узок в груди. Может, примерите его сейчас? Если он нуждается в переделке, я успею сделать это до завтра.

* * *

Каролина проснулась при первых проблесках зари. Хотя они с Катрин пожелали друг другу спокойной ночи очень поздно, девушка спала плохо, охваченная крайним возбуждением. Приподнявшись в кровати, Каролина увидела в приоткрытой дверце гардероба свой прекрасный зеленый костюм для верховой езды. Интересно, как Катрин ухитрилась проскользнуть и повесить его, подумала Каролина, зажигая лампу.

Она выбралась из постели и ополоснула лицо холодной водой, быстро надела чистое белье, горя нетерпением примерить костюм. Ночью Катрин подогнала его по фигуре, и амазонка сидела на девушке идеально, эффектно подчеркивая соблазнительные изгибы. Каролина попыталась завязать шейный платок, стараясь вспомнить, как это делал Алекс. Вполне удовлетворенная результатом, она занялась прической.

В ящике комода она обнаружила большой выбор лент, гребней и лент для волос. Завязав волосы сзади широкой атласной лентой, Каролина вздохнула с облегчением и взглянула в зеркало. В розовых лучах рассвета она выглядела чудесно. Темно-зеленый бархат очень подходил к цвету ее кожи и волос, на изящной фигуре костюм смотрелся превосходно. Она примерила шляпку. Блестящие локоны падали из-под нее на спину. Каролина сцепила пальцы и счастливо улыбнулась своему отражению.

Через минуту она уже спускалась по лестнице, держа шляпку в руках. Из кухни, расположенной на первом этаже, доносились звяканье посуды и приглушенные голоса слуг, но казалось, что в доме никто, кроме них, не проснулся. Каролина решила выйти на веранду полюбоваться рассветом в это теплое октябрьское утро. Лестница с веранды вела на большую лужайку. Каролина спустилась и наугад свернула налево.

Сразу же за лужайкой открывался такой вид на Гудзон, что у девушки захватило дух. Горы высились темно-лиловыми грядами на фоне розоватого неба. Очарованная, Каролина не слышала, как подошел Стивен Ван дер Пат.

— Прекрасно, правда?

Девушка вздрогнула и, обернувшись, с удивлением взглянула на хозяина усадьбы:

— О да, никогда еще не видела более красивого пейзажа!

— Что заставило вас выйти из дома в столь ранний час, мисс Бергман?

— Я почему-то рано проснулась, и мне захотелось полюбоваться этим дивным рассветом.

Он улыбнулся.

— А я привык вставать рано. Вот здесь моя контора. — Он указал рукой на небольшое каменное строение неподалеку от дома. — Мне нравится работать в тишине.

— А чем вы занимаетесь, мистер Ван дер Пат?

— Я губернатор провинции Нью-Йорк, но это звучит слишком солидно и не соответствует моим скромным обязанностям, связанным с людьми, живущими в долине.

— Мистер Ван дер Пат, могу ли я попросить вас показать мне окрестности и рассказать об усадьбе?

— С удовольствием устрою для вас небольшую экскурсию, но боюсь, как бы вам не наскучили мои рассказы.

— Ну что вы, — смущенно возразила Каролина. Они медленно обошли его владения.

— Усадьба сейчас в очень плохом состоянии, — заметил Стивен, — ибо во время войны дом был изрядно поврежден. Однако надеюсь, что в будущем году мне удастся восстановить его в прежнем виде.

— По-моему, дом выглядит прекрасно, — заметила Каролина, окинув взглядом усадьбу. Красная черепичная крыша блестела в лучах солнца. Каменный дом выглядел просто и солидно. По периметру его опоясывала веранда. Колонны, поддерживающие ее, были увиты виноградными лозами, а деревья, посаженные вдоль дорожек, пламенели золотом.

— Вы давно здесь живете, мистер Ван дер Пат?

— Больше двадцати лет. Я привез сюда Катрин юной семнадцатилетней девушкой, с тех пор мы тут и живем. Дом построил мой дед больше ста лет назад. Это наше фамильное достояние и гордость, и я больше всего боюсь потерять его. Чтобы сохранить усадьбу, я соблюдал во время войны полный нейтралитет. В окрестностях велись военные действия, и едва ли мне удалось бы сохранить дом, если бы я открыто поддержал одну из конфликтующих сторон. По ряду причин многие семьи в этой долине зависят от меня. Поэтому я чувствовал себя обязанным подняться над политическими интересами.

— Уверена, что вы поступили правильно, — сказала Каролина.

Они гуляли и беседовали, пока солнце не поднялось над горизонтом. Небо сияло чистой голубизной, дул легкий ветерок, и день обещал быть прекрасным.

Когда Каролина и Стивен вошли в гостиную, Алекс встретил их хмурым взглядом:

— Как вижу, вы уже на ногах!

— Да, я встала давно, а мистер Ван дер Пат любезно согласился показать мне усадьбу.

— Приятно слышать. Только не засните сегодня днем на спине Молли.

Каролина взглянула на него с нескрываемой враждебностью. Девушку очень задело, что Алекс не обратил внимания на ее новый костюм. Стол был уставлен разнообразными блюдами, и Каролина принялась есть, не поднимая глаз от тарелки до тех пор, пока не услышала радостного голоса Катрин:

— Доброе утро, Алекс! Вам не кажется, что Каролина восхитительна в своем новом костюме для верховой езды? Мы надеялись, что это рассеет ваше мрачное настроение!

Каролина залилась краской.

— Никто не улучшит его настроения! Я с самого начала убедилась, что он скучный, сварливый, раздражительный старик с отвратительным характером!

Стивен с трудом подавил улыбку.

— Милая девочка, если уж Алекс старик, что же вы в таком случае скажете обо мне!

Когда Каролина и Алекс распрощались с гостеприимным семейством Ван дер Пат, солнце еще не достигло зенита. Гретхен, опечаленную разлукой с Алексом, несколько приободрила вспышка Каролины.

Катрин поцеловала гостей. Прощаясь с Алексом, она тихонько шепнула ему:

— Будьте поласковее с девочкой. Он мрачно усмехнулся:

— Поверьте, я очень старался, но этот бесенок не дает мне вести себя по-джентльменски. Иногда мне хочется…

Катрин прервала его:

— Что ж, возможно, она немного импульсивна и чуточку более прямодушна, чем нужно…

— Чуточку?!

— Но вам следует помнить, что она — леди, а вы ее опекун. Отец девушки возложил на вас серьезную ответственность, и я уверена, друг мой, что вы оправдаете его доверие.

Рассерженный Алекс вскочил на коня и крикнул Каролине:

— Пора в путь!

Тадеуш Костюшко галантно помог Каролине сесть в седло и поцеловал ее затянутую в перчатку руку, непозволительно долго не отрывая губ. Подойдя проститься с Алексом, он услышал лишь колкое замечание:

— Надеюсь, я нескоро увижу тебя.

— Дорогой, хочу тебя обрадовать: я собираюсь к себе на родину. Так что твои опасения излишни!

Алекс протянул ему руку.

— Будь здоров, Тадеуш.

— И ты тоже, Алекс.

С тем они и отбыли, держа путь в Нью-Йорк, совсем недавно завершивший длительную войну и все еще ликующий по поводу долгожданной победы.

Жан и Молли уносили своих седоков все дальше и дальше от усадьбы Ван дер Патов. Алекс взглянул на Каролину и улыбнулся:

— Кстати, cherie, ты очень мило смотришься в этой амазонке.

Каролина просияла, и на ее щеках появились ямочки. Девушка не знала, что ждет ее в Филадельфии, но сейчас, глядя на красивое лицо Алекса, радовалась, что вручила ему свою судьбу.

ГЛАВА 9

Алекс не предупредил Каролину, что долгие годы войны превратили Нью-Йорк почти в руины, поэтому, увидев город впервые, Каролина испытала разочарование. Для восстановления разрушенных зданий пока не было сделано ничего. По меньшей мере четверть города уничтожили два огромных пожара — в 1776 и 1778 годах. Уличные фонари были разбиты, повсюду валялся мусор, в городе царила атмосфера запустения, бездеятельности и даже уныния. Каролина, ожидавшая увидеть ликующий город-победитель, была неприятно поражена.

Однако Алекс обладал талантом обнаруживать скрытые сокровища, и за два дня пребывания в Нью-Йорке Каролина напрочь забыла бы о своих тягостных впечатлениях, если бы не выглядывала наружу из окон гостиницы. Алекса приветствовали в гостинице так шумно и радостно, что его юная спутница изумилась. Хозяин Гораций Шиллингсворт быстро помог им спешиться, не выразив ни любопытства, ни удивления при виде Каролины. Это заставило ее призадуматься об образе жизни Алекса и о том, какое будущее ждет ее в Филадельфии. Только когда Алекс попросил предоставить им отдельные комнаты, кустистые брови Шиллингсворта поползли вверх.

Гостиница оказалась уютной, обслуга — доброжелательной. То, что Каролина прибыла вместе с Алексом, похоже, весьма подняло ее в глазах Шиллингсворта и его служащих. Едва девушка вошла в свой номер и сняла пыльную шляпку, как появилась горничная с кувшином воды. Она проявляла исключительную любезность, спрашивала, чем может быть полезна и не принести ли «ее милости» что-нибудь еще. Не без труда избавившись от нее, Каролина побежала к двери Алекса и постучалась.

Отворив, он увидел девушку в бархатной юбке и кружевной блузке, с рассыпавшимися по плечам волосами и в одних чулках.

— Неужели ты соскучилась обо мне? Все это весьма необычно, дорогая, но полагаю, нам поздновато заботиться о правилах приличия, не так ли?

Каролина, рассеянно взглянув на Алекса, поспешно вошла в комнату.

— Алекс, по-моему, все здесь по ошибке принимают вас за какую-то важную персону, вроде члена королевской семьи.

Алекс от всей души расхохотался:

— Бог мой, cherie, откуда у тебя такая мысль и почему она внушает тебе тревогу?

— Я не привыкла, чтобы ко мне обращались «ваша милость». От всех этих любезностей и улыбок мне становится крайне неловко. К тому же я знаю, что вы никакой не король и даже не герцог, а просто мошенник!

Снова услышав смех Алекса, Каролина растерялась еще больше. Она подошла к нему и толкнула его кулачком в грудь.

— Очень рада, сэр, что вас так забавляет моя досада!

Его глаза сияли от удовольствия.

— Каро, ты просто восхитительна, когда сердишься! Ну-ка скажи мне, пожалуйста, кто посмел назвать тебя «ваша милость».

— Одна бедная маленькая горничная, очевидно, считающая вас важной персоной. — Помолчав, Каролина возмущенно добавила: — Может, вам это и кажется забавным, но меня, поверьте, совсем не радует, что эта горничная то и дело приседает передо мной и всячески заискивает. А мне при этом кажется, будто я обманываю ее, и совершаю нечто бесчестное!

— Прошу тебя, дорогая, не огорчайся! Я просто скажу Шиллингсворту, что тебе не нужна горничная, а с крючками на платье мне ничего не стоит справиться, — закончил он, усмехнувшись.

Как ни старалась Каролина напустить на себя строгий вид, ей так и не удалось устоять перед улыбкой Алекса, и вскоре она уже смеялась вместе с ним.

— Алекс, вы сущий дьявол, но прошу вас, избавьте меня от этой горничной. Я не привыкла, чтобы кто-то прислуживал мне.

— Однако тебе придется привыкнуть к этому. Когда мы приедем в Филадельфию, у тебя будет горничная. Впрочем, слуги моих родителей дружелюбны и весьма непосредственны. Уж там никто не станет называть тебя «ваша милость»!

— Так почему же все-таки, сэр, все здесь благоговеют перед вами? — настаивала Каролина. — Это очень странно!

Черные брови поднялись.

— Разве это так плохо? Не думай, cherie, что я добивался этого. Дело только в том, что мой отец много лет останавливался в этой гостинице, а я сам с годами приобрел хорошую репутацию, так сказать, доброе имя. Я вовсе не стремлюсь быть в центре внимания, но некоторые люди…

— …знают вас как проходимца, готового на все что угодно, лишь бы не прослыть джентльменом.

— Спокойно, cherie! Обсуждать собственную персону я считаю чрезвычайно бестактным! Полагаю, ты утешишься тем, что о тебе хорошо заботятся. Поблагодари меня, кстати, и за то, что я не набросился на тебя, а это доставило бы мне огромное удовольствие. А теперь, дорогая, надеюсь, ты будешь паинькой и вернешься в свою комнату, чтобы немного одеться, прежде чем…

Раздался короткий стук в дверь.

— Месье! Это я, Пьер!

На пороге появился улыбающийся мужчина. Взглянув на полураздетого Алекса и Каролину, он принял равнодушный вид.

— О месье! Как вижу, вы заняты. Покорнейше прошу извинить меня за вторжение. Мне следовало догадаться… — Его темные глаза понимающе прищурились.

Алекс вздохнул, шутливо изображая недовольство.

— Пьер, может, ты войдешь? Закрой дверь. Где ты пропадал целый час?

— Очень жаль, что я не смог вас приветствовать, месье, — смиренно ответил Пьер, — однако надеюсь, вы все поймете. Сегодня утром мы с Морисом отправились во «Французскую таверну» и ввязались в игру в фаро. Деньги переходили из рук в руки…

— Ближе к делу, любезный! — воскликнул Алекс.

— Морису пришлось задержаться, чтобы вернуть мой проигрыш, месье.

Пьер смотрел на Алекса с улыбкой провинившегося ребенка, уверенного, что его простят.

— Полагаю, это ему удалось?

— Ну конечно, месье!

— Прекрасно! Счастлив, что все благополучно завершилось!

— Рад видеть вас снова, месье! Надеюсь, путешествие было приятным?

— Это едва ли самый точный эпитет, но отчасти так оно и было. А теперь, Пьер, позволь представить тебе мадемуазель Каролину Бергман. Отныне она будет с нами.

— Мои поздравления, месье! — оживленно воскликнул Пьер. — О mon Dieu [1], а я уже начал сомневаться, наступит ли когда-нибудь столь счастливый день!

Алекс выразительно закатил глаза и поднял руку, призывая своего камердинера к молчанию.

— Хватит! Очень жаль разрушать твои надежды, Пьер, но боюсь, ты должен смириться с тем, что ошибся. Мисс Бергман — моя подопечная, дочь Джозефа Бергмана.

Разочарованный Пьер смутился:

— О, мадемуазель, простите меня за столь поспешные выводы! Очень рад с вами познакомиться! И позвольте добавить, что ваш опекун — великий человек!

— Замолчи, Пьер!

Каролина заметила, что, несмотря на бесцеремонное обращение с Пьером, Алекс испытывает к нему нежность. Ее очаровал этот маленький человек, склонившийся перед ней в поклоне. В белом завитом парике Пьер казался совсем старым. Ростом он был не выше ее и только чуть плотнее. Его лукавое лицо светилось такой теплотой и сердечностью, что девушка тотчас проявила симпатию к Пьеру.

— Ради Бога, перестань кланяться! — воскликнул Алекс. — Мисс Бергман ценит равенство в отношениях. — Он обратился к девушке: — Каро, это Пьер Дюбуа, мой камердинер, а заодно и ангел-хранитель. Кажется, он убежден, что я не могу обойтись без его услуг и непрошеных советов.

Каролина с улыбкой взглянула на Пьера:

— Очень рада познакомиться с вами, мистер Дюбуа! Алекс никогда не рассказывал мне о вас, поэтому встреча с вами для меня приятный сюрприз. Надеюсь, мы с вами подружимся!

Не успел Пьер открыть рот, как Алекс мрачно бросил:

— Именно этого я и опасался!

* * *

Каролине пора было одеваться к ужину, когда в дверь постучали. Не сомневаясь, что это горничная, девушка открыла и очень удивилась, увидев на пороге Алекса с незнакомой дамой, такой же высокой, как Гретхен, но более зрелой. Ее огненно-рыжие волосы были уложены в замысловатую прическу.

Алекс усмехнулся:

— Неужели, малышка, ты наконец-то потеряла дар речи? Ну-ка закрой рот! Это крайне неучтиво с твоей стороны, хотя от красоты мадам Фонтейн и впрямь захватывает дух. Колетт, позволь представить тебе Каролину Бергман.

Зеленые кошачьи глаза мадам Фонтейн прищурились.

— Алекс, какое милое дитя! Она так… так невинна!

Каролина не сводила глаз с мадам Фонтейн и не могла вымолвить ни слова.

— Неужели ты полагаешь, что тебе это не удастся? — резко спросил Алекс.

— О нет, мой друг, напротив. Одеть эту девушку для меня редкое удовольствие. Я буду чувствовать себя как скульптор или художник, приступающий к созданию шедевра.

— Все это прекрасно, но прошу тебя, не слишком поддавайся своим творческим порывам! Каролина очень хороша собой, поэтому одежда должна лишь подчеркивать то, что даровано ей природой.

Казалось, мадам Фонтейн оскорблена.

— Полагаю, месье, вы могли бы на меня положиться. Я художница, и у меня врожденное чутье на эти вещи. А теперь, пожалуйста, оставьте нас.

Когда Алекс направился к двери, Каролина обрела дар речи.

— Подождите! Объясните, наконец, что здесь происходит!

— Тебе сошьют приличную одежду, cherie. — Алекс усмехнулся. — Увидев тебя в новом костюме для верховой езды, я решил пополнить твой гардероб, чтобы он не казался подозрительно скудным, когда мы прибудем в Филадельфию. Нельзя, чтобы мои родители подумали, будто у тебя всего два платья! Мадам Фонтейн — моя… э… старая знакомая. Ей принадлежит последний уцелевший магазин женской одежды в Нью-Йорке. Он поистине уникален, поскольку мадам Фонтейн шьет платья из тканей, таинственным образом доставленных из Франции.

Мадам Фонтейн улыбнулась:

— Как истинный мастер своего дела, я привыкла работать с самыми лучшими материалами.

— Но разве вы успеете сшить мне платья так быстро? — удивилась Каролина. — Ведь мы послезавтра уезжаем.

— К счастью, — вставил Алекс, — у Колетт хранится большая коллекция образцов для демонстрации моделей. Мы надеемся, что кое-какие из них можно подогнать по твоей фигуре.

Внезапно он протянул к Каролине руки и обхватил ее тонкую талию, скрытую под свободным халатом.

— Ну, Колетт, как это смотрится?

— Превосходно!

Спустя два часа Каролина отправилась в гостиничный ресторан, чтобы присоединиться к Алексу. Мадам Фонтейн задержала девушку, ибо сначала снимала с нее мерки, потом принесла большой ридикюль, набитый образцами тканей всевозможных цветов и оттенков, и поочередно прикладывала их к ней.

— У вас необычный цвет лица, ma petite [2], — повторяла она. — Ваша кожа имеет… как это по-английски… уникальный оттенок. Она очень красива, но это ограничивает наши возможности в выборе цветов. — Однако когда мадам Фонтейн уходила, она уже явно что-то придумала, и Каролина радовалась тому, что скоро у нее появятся новые наряды.

Первым, кого она встретила внизу, был Пьер, казалось, поджидавший ее.

— Добрый вечер, Пьер! Я просто умираю от голода! Алекс должен распорядиться, чтобы меня как следует накормили, ведь это по его милости я провела столько времени в своем номере. Где этот тиран?

Пьер смутился.

— К сожалению, мадемуазель, его здесь нет. Он… у него сегодня вечером назначена встреча. Он хотел сказать вам об этом сам, но не мог больше задерживаться.

Лицо Каролины выразило такое разочарование, что Пьер пожалел девушку.

— Прошу вас, мадемуазель, не огорчайтесь, я составлю вам компанию, хотя и понимаю, что не могу заменить…

— О нет, Пьер, не говорите так. Я провела очень много времени в обществе Алекса. Полагаю, вы уже заметили, что мы не слишком ладим друг с другом; а в последнее время я только раздражаю его. Хорошо, что он сегодня побудет без меня.

Ей не удалось убедить в этом Пьера, хотя тот и испытал некоторое облегчение. Он еще не понял, что за отношения связывают его хозяина и эту молодую девушку, но ситуация казалась ему сложной. Огорчение Каролины, узнавшей об уходе Алекса, подтвердило подозрения Пьера.

Наблюдая, как девушка ест, Пьер заметил, что она вовсе не так голодна, как утверждала. После ужина они сыграли несколько партий в вист и триктрак. К концу вечера у Каролины уже было ощущение, что они с маленьким французом — давние и близкие друзья.

Прежде чем отправиться спать, они немного посидели перед камином. Пьер рассказал Каролине о своей жизни во Франции. Когда-то он служил юнгой на пиратском корабле Жана-Филиппа Бовизажа, участвовал и в том плавании, когда была захвачена будущая мать Алекса. Все это привело к тому, что Пьер поселился в колониях.

— Прошло пять лет, прежде чем месье Бовизаж снова отправился во Францию, — продолжал Пьер. — Конечно, он предложил всем членам команды бесплатно доставить их домой, но тогда я был очень молод и преклонялся перед нашим славным капитаном. Не желая возвращаться во Францию, я умолял его подыскать для меня какую-нибудь работу в его новом доме, и капитан это устроил. С каждым годом я все больше привязывался к его семье. Ну а когда вырос месье Алекс, я стал его камердинером. — Пьер оживился. — Я снова чувствую себя молодым, поскольку каждый день, проведенный с месье Алексом, обещает какое-нибудь приключение.

Каролина улыбнулась:

— Согласна, у меня такое же ощущение. Как по-вашему, Пьер, могу ли я временно пожить в семье Алекса? Его родители не будут против?

— А, так вот какие у месье планы! Не волнуйтесь, мадемуазель. Мадам и месье Бовизаж — весьма необычные и очень благородные люди. Уверен, вы их полюбите. Да и они примут вас с распростертыми объятиями, если сын скажет, что вам предстоит войти в семью.

Когда часы в холле пробили двенадцать раз, Пьер зевнул. Бросив еще один взгляд на дверь, Каролина печально сказала:

— Что ж, боюсь, что слишком задержала вас, Пьер.

— Полагаю, вы очень устали после столь долгого путешествия. — Пьер помолчал, потом осторожно добавил: — Кроме того, я уверен, что месье Алекс вернется поздно и, боюсь, будет недоволен, увидев, что вы его ждете.

— Думаю, что вы гораздо лучше знаете Алекса, поэтому последую вашему совету.

Глаза Пьера выражали сострадание.

— Мадемуазель, я знаю месье Алекса много лет, и мне постоянно случалось наблюдать, какое неотразимое впечатление он производит на женщин.

— Но я вовсе не влюблена в Алекса! — запальчиво воскликнула Каролина. — Я испытываю к нему противоречивые чувства и большей частью — гнев или даже ненависть! Так или иначе, в Филадельфии я буду встречаться с привлекательными молодыми мужчинами, а Катрин Ван дер Пат уверена, что в самом ближайшем времени меня ждет блестящее замужество. Но если бы я и не хотела знакомиться с другими мужчинами, то все равно запретила бы себе испытывать чувства к Алексу. Я не позволю ни Алексу и никому другому разбить мне сердце!

Каролина говорила все более решительно. Заметив, с каким участием наблюдает за ней Пьер, она подалась вперед и коснулась его руки.

— Простите меня за эту вспышку, Пьер. С тех самых пор как встретилась с Алексом, я постоянно нахожусь в каком-то смятении, и порой то, что кипит у меня в душе, прорывается наружу. Я не хочу приносить себя ему в жертву, хотя, возможно, другие девушки и не отказались бы от этого. Но я не такая, как все, понимаете?

Пьер кивнул, с восхищением глядя на Каролину.

Та между тем продолжала:

— И еще, Пьер. Вечер, проведенный в вашем обществе, доставил мне удовольствие. Вы благотворно действуете на меня, чего нельзя сказать об Алексе. Мы с ним не можем провести вместе и часа, чтобы дело не закончилось бурной сценой.

Пьер проводил Каролину в ее номер и тепло пожелал спокойной ночи. Как хорошо, что у нее появился друг, подумала девушка, надеясь, что Пьер хоть отчасти примирит ее со взбалмошным Алексом Бовизажем.

Закутавшись в одеяло, Каролина скоро поняла, что, несмотря на усталость, не может уснуть. Она напряженно прислушивалась к звукам в коридоре, полагая, что вот-вот раздадутся знакомые шаги. Помимо воли, размышляя о том, где сейчас Алекс, девушка старалась отогнать мысли об этом непредсказуемом человеке. В конце концов, она забылась неглубоким сном, но уже через несколько часов проснулась, разбуженная прозвучавшим неподалеку приглушенным смехом Алекса. Каролина едва не выскочила из постели, чтобы удовлетворить свое любопытство, но тут до ее ушей донесся нежный женский голос. Девушка не слышала слов, но интонации Алекса сказали ей больше, чем она хотела знать. Внезапно ей стало холодно, и она съежилась под толстым одеялом, почувствовав, как слезы заструились по щекам. Каролина вспомнила ту волшебную, хотя и постыдную ночь, которую не так давно провела в объятиях Алекса. Бессильно сжав кулачки, она в отчаянии прошептала:

— Дьявол! Я тебя ненавижу!

ГЛАВА 10

Утром Каролина решила держаться с Алексом как можно отчужденнее. Она злилась на себя за то, что поведение Алекса задело ее, а еще больше — на него, за то, что он причиняет ей боль. Девушка чувствовала себя несчастной и усталой. Однако несмотря ни на что, день начался не так уж плохо: еще до того как Каролина допила утреннюю чашку шоколада, от мадам Фонтейн доставили новое платье. Увидев это произведение искусства, Каролина так обрадовалась, словно получила подарок ко дню рождения.

Поистине наряд был выше всяких похвал и отличался изысканной простотой покроя. Кремовый цвет платья как нельзя больше шел Каролине. Талию подчеркивал широкий темно-зеленый пояс. Мадам Фонтейн прислала ей также бархотку на шею, туфли, нижнее белье, чулки и даже шляпу с широкими полями и перьями. Казалось, платье специально создано для Каролины: она поняла это, увидев себя в зеркале. Чрезвычайно довольная своим видом, девушка решила спуститься вниз.

Дойдя до двери ресторана, она остановилась, увидев в зале Алекса. Откинувшись на спинку стула, он разговаривал с незнакомым Каролине мужчиной. Алекс заметил девушку не сразу, и она успела овладеть собой и принять равнодушно-отстраненное выражение. Однако при виде Каролины на лице Алекса появилась такая неотразимая улыбка, что решимость девушки растаяла, как снег под лучами солнца. Он стремительно поднялся и, к величайшему изумлению Каролины, поднес к губам ее руку.

— О, cherie, ты великолепно выглядишь! Тебе известно, что я не слишком щедр на комплименты, поэтому можешь мне поверить!

Благодушие Алекса обескуражило девушку, а его свежий и бодрый вид раздражал ее. Вместо того чтобы смотреть на него с холодной отчужденностью, она вспыхнула.

Весь день Алекс пребывал в таком же хорошем настроении и блистал остроумием. Наблюдая за ним, Каролина вспоминала, как плакала из-за него ночью, и ее сердце наполнялось горечью. Однако стоило Алексу тепло заговорить с Каролиной или словно невзначай чуть сжать ее руку, как она тут же таяла.

Они провели вместе почти целый день, но за все это время Каролина не нашла в себе сил серьезно поговорить с Алексом. После завтрака он взял ее на прогулку по Нью-Йорку.

— Я понимаю, Каро, что сейчас положение города кажется совершенно безнадежным, но готов держать пари на любую сумму, что он возродится во всем своем великолепии. Не сомневаюсь, что теперь, когда война окончена, повсеместно возобновится деловая активность и Нью-Йорк извлечет из этого большую выгоду. Убежден, что вскоре город станет крупнее и оживленнее, чем прежде.

Во время прогулки Каролина ловила на себе восхищенные взгляды мужчин. Новая шляпка была ей удивительно к лицу; золотисто-медные локоны выбивались из-под широких полей, выразительные карие глаза сияли.

В голубом небе, по-осеннему прозрачном и ясном, мягко светило солнце, дул слабый, чуть прохладный ветерок. Словом, день для октября выдался на редкость хорошим.

Каролина с любопытством оглядывалась по сторонам, и Алекс с удовольствием наблюдал за ее оживленным лицом. Он видел, какие взгляды бросают на нее мужчины и как пылают от этого щеки Каролины. Девушка столь явно наслаждалась своим новым нарядом, что у Алекса не хватило духу увести ее с улицы, хотя он инстинктивно чувствовал: Каролину необходимо избавить от этих дерзких и наглых взглядов. Его удерживало лишь то, что он и сам весь день так же открыто любовался ею. Делая вид, будто ничего не замечает, Алекс поддерживал непринужденную беседу.

Между тем Каролину не на шутку задело, что Алекс совсем не замечает, какое внимание она к себе привлекает.

Девушке даже не верилось, что рядом с ней тот же человек, который всего пару дней назад набросился на нее из-за полковника Костюшко. Она снова вспомнила женский смех, услышанный ею ночью. Мысль, что Алекс охладел к ней, привела Каролину в глубокое уныние. Интересно, что за женщина была у него? А вдруг Алекс влюбился? Если так, то перемена в его поведении вполне объяснима, но это предположение еще больше расстроило Каролину.

Вернувшись в гостиницу, Каролина увидела в своем номере мадам Фонтейн. Модистка разложила на кровати еще три новых платья и радостно улыбалась, предвкушая похвалы Алекса. Наряды были в разном стиле, но все одинаково хороши. Первое — в стиле «полонез» — из бледно-золотистого шелка и отделанное тесьмой цвета слоновой кости; второе — более традиционное — из белого муслина с желтыми и бледно-зелеными полосками, длиной до щиколотки, с длинным корсажем на косточках, с глубоким декольте, отделанным оборками, и с небольшим турнюром. Третье… от третьего платья у Каролины захватило дух! По фасону оно напоминало то, что она носила сейчас, но в другой цветовой гамме. На плотной основе из ткани цвета слоновой кости лежали нежные слои прозрачного газа персикового оттенка. Мягко приподнятый турнюр был выполнен из того же воздушного газа, что и длинные рукава. Каролина прикладывала к себе то одно, то другое платье и кружилась с ними по комнате, словом, вела себя, как ребенок. Колетт Фонтейн и Алекс переглянулись и обменялись понимающими улыбками. Потом мадам Фонтейн указала на несколько круглых коробок, поставленных у стены. В них лежали сумочки, туфли, шляпки, белье и чулки, подобранные для каждого платья.

— Я принесла вам по одному платью на каждый случай: полосатое надевайте утром, зеленое и персиковое — днем, золотое — вечером. Персиковое я выбрала специально для вас, cherie, и в нем вы будете выглядеть совсем взрослой.

Каролина просияла.

— О, мадам Фонтейн, вы как добрая фея из волшебной сказки! Не могу выразить, как я вам благодарна!

— Дорогая, — сдержанно заметил Алекс, — не сомневайтесь, скоро у вас будут дюжины платьев, ничуть не хуже этих. Портной в Филадельфии успеет сшить их для вас.

Мадам Фонтейн презрительно прищурилась.

— Уж не хотите ли вы сказать, что мои платья недостаточно хороши? Вам, месье Бовизаж, следовало бы знать, что подобных любезностей я не делаю больше ни одному мужчине! Вы представляете себе, сколько времени я потратила…

Не дожидаясь конца тирады, Алекс обнял мадам Фонтейн за плечи и вышел вместе с ней из комнаты. Прежде чем за ними захлопнулась дверь номера Алекса, Каролина услышала его слова:

— Прошу вас, Колетт, давайте обойдемся без взаимных упреков. Я по достоинству ценю ваши усилия и намерен сейчас же доказать это!

Каролина застыла перед зеркалом, рассеянно прижимая к себе золотистое платье. Глаза ее были печальны. Однако очень скоро она воспрянула духом. Не прошло и пяти минут, как дверь номера Алекса отворилась и он снова появился на пороге вместе с мадам Фонтейн, которая на ходу засовывала в ридикюль пухлую пачку банкнот. Каролина с удовольствием отметила, что из замысловатой прически мадам Фонтейн не выбилось ни единого волоска, а галстук на шее Алекса был все так же аккуратно завязан. Проводив модистку до экипажа, Алекс вернулся к Каролине.

— Ну, малышка, Колетт приберегла для вас свой главный сюрприз.

Он озорно подмигнул Каролине и показал ей великолепный плащ — длинный, бежевый, с широкими рукавами, отороченными, как и капюшон, мехом рыжей лисы.

— Колетт сшила его для себя, — с улыбкой сказал Алекс. — Она всегда любила необычные вещи. Но, увидев тебя, Колетт поняла, что ты создана для этого плаща, и решила отдать его тебе. Не без соответствующей компенсации, разумеется!

Каролина бережно взяла плащ в руки и погладила пушистый мех.

Алекс между тем продолжал:

— Что ж, дело к вечеру. Думаю, мне пора оставить тебя, чтобы ты переоделась к ужину. Сегодня вечером я собирался навестить своего друга, однако Пьер так просил не оставлять тебя одну, что я решил отправиться туда с тобой. Нас будет трое, это вообще не принято, но, к счастью, Александр — респектабельный женатый человек. Надеюсь, ты успеешь одеться за час?

— О, конечно! Я так рада, Алекс!

— Хорошо. Надень персиковое платье. Вечерний ветер был так прохладен, что Каролина надела новый плащ, в котором выглядела неотразимо. Алекс едва удержался, чтобы не выразить своего восхищения. Пока они ехали в экипаже до Уолл-стрит, он молчал, поэтому девушке не оставалось ничего иного, как смотреть в окно.

Внезапно повернувшись, Каролина поймала на себе взгляд Алекса: он смотрел на нее так, что ее охватило волнение. Казалось, Алекс прикасается к ней, но он не двинулся с места. В эту минуту экипаж остановился, дверца открылась, и кучер помог Каролине выйти.

Не успел Алекс взяться за дверной молоток, как в окне появилась смеющаяся физиономия. Потом дверь отворилась, и навстречу им вышел высокий стройный человек с тонкими чертами лица и рыжевато-каштановыми волосами. В нем чувствовались достоинство и уверенность в себе. По тому, как тепло он встретил Алекса, Каролина поняла, что это его близкий друг. Ее Александр Гамильтон приветствовал с непринужденным очарованием.

Взяв у Каролины плащ, Алекс окинул взглядом ее молочно-белые плечи, окутанные облаком прозрачной ткани. Девушка нерешительно подняла глаза, надеясь услышать от Алекса что-нибудь приятное, но он промолчал и отвернулся. Однако Каролина увидела в его взгляде больше, чем хотела услышать.

У Гамильтона был небольшой, но уютный дом. Провожая Алекса и Каролину в гостиную, он заметил:

— Прошу прощения, мисс Бергман, дом еще не приведен в порядок. Возможно, Алекс рассказал вам, что я недавно купил его и до сих пор здесь не обосновался. Пока британцы все еще занимают Нью-Йорк, жизнь в городе внушает мне некоторые опасения, а о том, чтобы перевезти сюда семью, не может быть и речи.

— А где сейчас ваша жена, мистер Гамильтон?

— Летом мы покинули Филадельфию и пока поселились в Олбэни у ее родителей — Шуйлеров.

— Нам будет очень тебя не хватать, Александр, — заметил Алекс, — а мне не с кем будет вести политические дискуссии.

— Уж об этом тебе нечего волноваться! — рассмеялся Гамильтон. — По соседству со мной живут человек семь адвокатов. Как ты догадываешься, некоторые из нас исповедуют одинаковые политические взгляды. Кстати, как раз за углом живет Барр.

Друзья предались общим воспоминаниям о войне, Алекс рассказал о недавней встрече с Костюшко и последних новостях о генерале Вашингтоне. Каролина ничего не знала о Гамильтоне, но догадалась, что в годы войны он имел тесные контакты с Вашингтоном. Молча слушая разговор друзей, она незаметно поглядывала на Гамильтона. Светлокожий и рыжеватый, он казался одних лет с Алексом, таким же умным и обаятельным, но при этом значительно отличался от него.

Аристократичный Гамильтон имел изысканные манеры и держался весьма учтиво. Каролина догадалась, что он уже многого достиг и твердо намерен продолжить карьеру.

От Алекса исходили необычайная энергия, жизненная сила и обаятельная бесшабашность. «Он мог бы прославиться на войне, — подумала Каролина, — но предпочел славе опасность и приключения». Алекс никогда не изменится, решила девушка, услышав вдруг знакомые ей слова:

— В конце концов, мой отец не был джентльменом. Полагаю, это наша фамильная черта.

Каролина печально взглянула на Алекса. Он откинулся в кресле и расхохотался, казалось, совершенно забыв о ее существовании.

В дверях появилась служанка и сказала, что ужин готов. Гамильтон пригласил гостей к столу, Задав Каролине несколько любезных вопросов и сообщив, что знал и уважал ее отца, он вновь переключил внимание на Алекса. Девушка испытала облегчение, ибо до смерти боялась, как бы Гамильтон не начал расспрашивать ее о семье. Когда же он вдруг упомянул ее отца, Каролина, испугавшись, отчаянно попыталась припомнить хоть что-то из своей прошлой жизни, но так и не смогла.

Ужин показался девушке длинным и скучным.

* * *

Друзья говорили о преследовании сторонников тори и, в частности, о семье Уоллингхэмов.

— Алекс, их трудности вовсе меня не удивляют, — заметил Гамильтон. — В Нью-Йорке меня осаждают клиенты, называющие себя роялистами. Эти люди во время оккупации бежали из города, а теперь собираются возбуждать дела против граждан, оставшихся в своих домах и живших здесь, несмотря ни на что.

— Я слышал о нарушениях границ частных владений. Как это согласуется с мирным договором? Война закончилась, значит, все теперь чисты перед законом и должны жить спокойно. Не понимаю, как можно проявлять такую мелочность!

— Не старайся убедить меня в этом, Бовизаж, я давно придерживаюсь таких же взглядов. А пожив некоторое время в Нью-Йорке, только укрепился в них. Полагаю, ты заметил, в каком плачевном состоянии этот город. Необходимо, чтобы сюда вернулись солидные люди с капиталом — только тогда Нью-Йорк возродится. А недальновидные американцы, с которыми я имею несчастье общаться, желают высылать своих же сограждан без суда и следствия. Уверяю тебя, это издевательство над идеалами, что мы отстаивали в этой войне! Земля «свободолюбцев» насмеялась над всеми принципами, лежащими в основе нашей жизни. И это, заметь, тогда, когда еще не высохли чернила на мирном договоре, а британцы не успели покинуть наши берега!

— А меня, Гамильтон, более всего тревожит, какое впечатление сложится о нас у всего цивилизованного мира, — заметил Алекс. — Для молодого государства, отчаянно нуждающегося в развитии торговли, непозволительная роскошь — столь откровенно игнорировать принципы мирного договора!

Предыдущую ночь Каролина почти не спала, а разговоры мужчин навели на нее такую скуку, что глаза начали слипаться, хотя она изо всех сил старалась держаться бодро. Взглянув на девушку, Алекс оборвал фразу на полуслове.

— Дорогая моя, — насмешливо заметил он, — если ты потерпишь наше общество еще немного, я отвезу тебя домой. А ведь я убеждал Пьера, что с ним тебе будет гораздо интереснее, но он и слушать меня не стал!

Каролина улыбнулась:

— О, мистер Гамильтон, простите меня! Боюсь, это очень дурно с моей стороны. Всякий раз, как Алекс берет меня с собой на официальный прием, я допускаю какую-нибудь оплошность!

Алекс метнул в ее сторону уничтожающий взгляд, но Гамильтон только улыбнулся, ничем не выдав своего удивления.

— Мисс Бергман, я искренне надеюсь, что вы не считаете этот ужин официальным, хотя для юной леди он, наверное, был не слишком интересным.

Каролина простодушно рассмеялась:

— После того как я, сидя в лесу на куче прелых листьев, ела перепелов, поджаренных на костре, любой прием кажется мне официальным!

Гамильтон в недоумении взглянул на Алекса. Тот бросил на Каролину гневный взгляд и быстро допил остаток бренди. Спустя несколько минут, распрощавшись с Александром Гамильтоном, они уже сидели в экипаже. Алекс приготовился к новой ссоре с Каролиной, но девушка с ангельской улыбкой прислонилась к его плечу и тут же задремала.

Он крепко прижал ее к себе, посмотрел в темное окно и подумал: «Какого дьявола я не оставил эту несносную девчонку в лесу?»

ГЛАВА 11

Путешествие от Нью-Йорка до Филадельфии заняло у них два дня. Однако Пьер полагал, что Каролина получит удовольствие от поездки. И в самом деле, в легком экипаже с отличными рессорами девушка не испытала никаких неудобств. Алекс большую часть пути ехал верхом. Каролина, глядя на него, невольно любовалась: конь и всадник являли собой восхитительное зрелище.

Утром перед отъездом Алекс принес Каролине несколько книг, чтобы она не скучала дорогой. Девушка раздобыла у Пьера колоду карт и спрятала их в свою сумочку, надеясь сыграть с Алексом немало партий. Когда он протянул ей книги, Каролина изобразила удовольствие, хотя известие о том, что Алекс решил ехать верхом, горько разочаровало ее. А она-то полагала, что долгие часы, проведенные вместе, помогут ей вернуть прежнего Алекса. В последнее время он держался с Каролиной любезно, но несколько отчужденно, отчего она чувствовала себя одинокой и несчастной. Девушке казалось, что Алекс все больше отстраняется от нее. Она бы предпочла, чтобы он накричал на нее, только бы не видеть его равнодушия. Каролина и не подозревала, каких неимоверных усилий стоит ему сохранять внешнее спокойствие.

Прошлой ночью, когда она заснула в экипаже на плече у Алекса, он твердо решил разорвать связь, столь странно возникшую между ними. Так будет лучше для них обоих, подумал он. Вот только бы ему не пришлось постоянно, чуть ли не ежеминутно напоминать себе об этом мудром решении! В экипаже Алексу неудержимо хотелось поцеловать спящую Каролину. Чувства к женщине еще никогда не вызывали у него такого смятения. Но отношения с Каролиной с самого начала не походили на те, что бывали у Алекса прежде, и отчасти даже пугали его.

* * *

Когда они добрались до переправы через реку Делавер — чуть выше по течению от Филадельфии, — было уже за полдень. Предстоящая переправа была делом медленным и скучным, и Алекс решил скрасить одиночество Каролины. Девушка, несмотря на утомительное двухдневное путешествие, выглядела на удивление свежей и соблазнительной.

Едва Алекс уселся в экипаже напротив Каролины, ей показалось, будто он раздевает ее взглядом. Девушка залилась румянцем. Однако Алекс заговорил с ней холодно:

— Ну вот, Каро, мы почти дома. Мы добрались немного позже, чем я рассчитывал, поэтому нам придется отправиться прямо ко мне, пока еще не стемнело. Ты примешь ванну, поужинаешь, а потом я отвезу тебя к родителям в Филадельфию.

— Но разве мы едем не в Филадельфию?

— Видишь ли, я живу в стороне от города. Дом в Германтауне я купил совсем недавно. Германтаун — сельский пригород Филадельфии. Шесть лет назад, как раз в эту пору, он стал ареной одного из самых больших сражений. Хозяина случайно убили, его семья спаслась бегством, а в доме квартировали британские офицеры. После нашей победы в Йорктауне меня направили на север, я оказался в этом месте и приобрел дом.

— Значит, вы живете в деревне, а ваши родители в городе? — спросила Каролина.

— Блестящее умозаключение, cherie, — насмешливо заметил Алекс. — Сомневаюсь, что ты можешь представить меня сквайром. Действительно, это совсем не по мне. У меня есть и небольшой домик в городе, однако там я слишком легко доступен. От всей души надеюсь, что, удалившись от света, я стану более разборчив в общении с людьми. К тому же Бель-Мезон — необычайно красивое место, в доме превосходная библиотека, а обширные угодья позволяют мне держать лошадей. Сад был когда-то великолепен. Сейчас им предстоит основательно заняться, но меня это не пугает, а скорее радует. — Сказав это, Алекс рассмеялся так, будто сам не верит своим словам.

— Значит, вы называете этот дом Бель-Мезон [3]?

— Да, это придумала Натали. Кстати, я упоминал о том, что в моей усадьбе живет бабушка?

— По-моему, вы говорили, что она не так давно переехала в Филадельфию и у нее есть собственный дом.

— Верно, притом мы с ней соседи, наши дома связаны подземным ходом, и бабушке доставляет удовольствие неожиданно появляться у меня.

Каролина усмехнулась:

— Как интересно! Думаю, у вас необыкновенная бабушка. Она наверняка мне понравится.

— Вот поэтому я и не хочу, чтобы ты жила у меня. Бабушка, пожалуй, еще более непредсказуема, чем ты, и от одной только мысли о том, что мне придется управляться с вами обеими, меня бросает в дрожь. — Алекс улыбнулся. — Натали, конечно, тоже чертенок, и не сомневаюсь, что вы вместе натворите бог знает что. Но к счастью, с этим будут разбираться мои родители, а не я!

Алекс выглянул в окно. Паром уже приближался к берегу, и вскоре внимание Каролины сосредоточилось на дороге к Бель-Мезон. От реки Делавер они двинулись на северо-запад, и взору ее предстал очаровательный сельский пейзаж. Увидев вдали за деревьями большой дом, она поняла, что это и есть Бель-Мезон. Алекс воскликнул:

— А вот и мое скромное жилище, cherie! Закатные лучи окрасили дом из красного кирпича розоватым цветом, и от этого он показался Каролине еще прекраснее. С фасада на них смотрели четырнадцать окон с белыми наличниками, придающими дому нарядный вид.

Спрыгнув с коня, Алекс помог Каролине выйти из экипажа. Дорожка, вымощенная белым кирпичом, вела к парадному входу. Алекс, чуть склонив голову, наблюдал за девушкой. Она подняла на него карие глаза, полные восхищения. Однако не успела Каролина и слова вымолвить, как дверь распахнулась.

— Алекс! Наконец-то ты дома! А я уже думала, что ты никогда не приедешь!

Девушка побежала к ним по дорожке и бросилась в объятия Алекса. Каролина вдруг с ужасом подумала, что это, наверное, его жена. Алекс ласково отстранил девушку.

— Натали, нельзя ли немного обуздать изъявления сестринской привязанности? Что-то ты стала чересчур пылкой! Объясни, пожалуйста, что ты здесь делаешь?

Натали была высокой и стройной. Блестящие черные локоны, сколотые на затылке, падали на изящную белую шею. Сияющие сапфирно-синие глаза девушки казались темнее, чем у Алекса, но тоже лучились юмором.

— Алекс, ты и не представляешь себе, как я по тебе соскучилась! Без тебя здесь невообразимо тоскливо! Однако уверена, что все быстро изменится. Мама и папа уехали во Францию, а я пока останусь с тобой. Бабушка в прекрасном расположении духа, и мы втроем отлично проведем время!

Тут она впервые заметила Каролину, и в ее глазах мелькнуло дружеское любопытство.

— Алекс…

— А я уж начал подумывать, что не дождусь твоего вопроса, цыпленок. Не волнуйся, я не женился, твой брат все еще в здравом уме. Эта юная леди — Каролина Бергман, моя подопечная. Она дочь того человека из Коннектикута, чья ферма теперь принадлежит мне. Каро, это Натали, моя сестра.

— Здравствуйте, Натали, я много о вас слышала, и…

— Девушки, мне жаль прерывать вас, но уже темнеет. Я почти ничего не вижу и удивляюсь: почему, собственно, должен торчать во дворе, когда всего лишь в нескольких ярдах от меня замечательный дом?

Он подхватил их под руки и повел в дом.

Каролина с интересом огляделась. Передняя была выложена английским кирпичом, все стены обшиты красивыми панелями. По обе стороны симметрично располагались две небольшие уютные гостиные, дверь с двойной аркой вела в холл.

Каролина отметила великолепную обстановку. Больше всего ей понравилась северная гостиная, изысканная в своей простоте. Резную мебель в стиле королевы Анны украшали вышитые крестом подушки. От белых панелей в доме казалось светлее; занавесок на окнах не было — их заменяли ставни.

Наконец Алекс и Натали повели Каролину вверх по винтовой лестнице в предназначенную ей спальню. Девушка онемела от восторга, увидев огромную кровать с балдахином из светлого тюля и с белоснежным покрывалом. В спальне стояла красивая мебель, обитая зеленой тканью.

— Эта комната когда-то принадлежала жене прежнего хозяина Бель-Мезон, — пояснила Натали. — Он приготовил ее для своей избранницы сразу после помолвки. Вероятно, поэтому все здесь дышит любовью.

— Но сейчас комната пустует?

— Сначала я думала поселиться здесь, но потом выбрала другую спальню, дальше по коридору. Там все в голубых тонах. Это мой любимый цвет.

Каролина улыбнулась:

— Он вам идет.

— Спасибо. — Натали села на высокую кровать и расправила юбки. — Думаю, вы догадываетесь, что я сгораю от любопытства. Но прежде чем задавать вам вопросы, скажу: по словам брата, вы останетесь здесь до возвращения наших родителей, а это произойдет лишь через несколько месяцев. Конечно, вам не подобает жить в одном доме с Алексом, но, кажется, выбора нет. Ну что ж, мы отлично проведем время! Услышав, что ей не придется расставаться с Алексом, Каролина испытала радостное облегчение, однако не выдала своих чувств.

— Представляю, как разочарован ваш брат! Ему не терпелось избавиться от меня, и он надеялся, что я буду жить у ваших родителей.

— Неужели? Вот это мне по душе! Я обожаю дразнить брата! А лучший повод для этого — обманутые надежды.

Натали держалась так открыто и дружелюбно, что Каролина почувствовала к ней симпатию.

— По словам Алекса, вам хорошо удаются озорные выходки, — улыбнулась она, — однако трудно поверить тому, что он говорил про вашу бабушку.

— Не сомневаюсь, Алекс рассказал вам чистую правду. Она такая шутница! Жаль, что я не знала ее молодой. Правда, папа унаследовал от бабушки любовь к разным проделкам. Алексу и Николасу тоже передались эти фамильные черты.

— Алекс рассказывал мне о том, как встретились ваши родители. — Каролина рассмеялась. — Признаться, впервые увидев Алекса, я решила, что он и сам пират, и мой вопрос немало позабавил его.

Натали это привело в восторг.

— Жаль, что меня при этом не было! Неужели вы подумали, что Алекс — пират?

— Конечно! Тому, кто не знаком с Алексом, он кажется весьма загадочным, ибо не признает никаких законов. Не то чтобы я его по-настоящему боялась, но что-то в нем меня настораживало. Как сейчас вижу его: черная борода, рубашка распахнута, такой сильный, красивый…

Казалось, забыв о Натали, Каролина тихо говорит сама с собой. Натали осторожно коснулась плеча девушки.

—Скажите-ка, уж не влюбились ли вы в Алекса? — Ее голос прозвучал нежно и участливо. Каролина вздрогнула, но тут же рассмеялась. Она избегала пристального взгляда собеседницы.

— О Господи, конечно, нет! Не так уж я глупа, чтобы отважиться связаться с… с распутником! Я бы испытала только сочувствие к женщине, полюбившей Алекса!

Натали несколько мгновений внимательно всматривалась в лицо Каролины, потом сказала:

— Не стану возражать вам. Во-первых, вы мне очень нравитесь, во-вторых, ваши слова — чистая правда. Алекс легко разбивает женские сердца, но бедные глупышки все равно слетаются, как бабочки на огонь. По-моему, он утратил уважение к женщинам и, боюсь, никогда не женится. Впрочем, это быть может, к лучшему, ибо он не способен любить даже самую замечательную женщину дольше недели. — Натали заметила, как омрачилось лицо Каролины. — Я не хотела вас обидеть! Но одна мысль, что вы можете отдать ему свое сердце, привела меня в ужас. Ведь это было бы непоправимым несчастьем! Особенно для такой красивой девушки, как вы. Не сомневаюсь, поклонники будут ловить каждый ваш взгляд и вас ждет огромный успех.

Каролина через силу улыбнулась.

— Алекс твердит мне то же самое.

— Он прав. А теперь давайте поговорим о чем-нибудь другом. Где ваши платья?

— Я привезла с собой не слишком много. Алекс хочет заказать мне здесь несколько новых платьев.

— Очень мило с его стороны! Фасоны меняются весьма быстро, но поскольку у нас была война, сюда только что дошла европейская мода. Знаете, юбки теперь стали короче, из-под них даже видны щиколотки, а волосы никто уже не поднимает на немыслимую высоту! Сейчас в моде мелкие кудряшки, но еще нужно время, чтобы к этому привыкнуть.

В этот момент послышался стук в стену. Каролина удивленно огляделась по сторонам. Вдруг открылась потайная дверь, и перед девушками предстала маленькая сухонькая старушка.

— Bonjour [4], дорогие мои! — радостно воскликнула она. — Алекс просил меня пригласить вас вниз, к столу, maintenant [5]. По-моему, мне удалось удивить вас!

Смеясь, Натали помогла бабушке войти в комнату.

— Слава Богу, что мы с Алексом успели предупредить Каролину о твоих фокусах, бабушка! Иначе ты напугала бы ее до полусмерти!

Бабушка сохранилась на удивление хорошо для своего возраста. Несмотря на морщинистое лицо и поредевшие волосы, она излучала такую энергию и жизнелюбие, что казалась молодой. Голову ее прикрывал кружевной чепец, а очень подвижную фигурку облегало шелковое платье цвета морской волны. На шее и запястьях сверкали бриллианты, но голубые глаза сияли еще ярче. Она улыбнулась гостье.

— Bonjour, малышка Каролина. Мой внук очень много о тебе рассказывал, так что мне уже кажется, будто мы с тобой давно знакомы. Называй меня бабушкой, ладно?

Каролина тепло пожала протянутые руки.

— О, это большая честь для меня, бабушка.

Старушка бросила взгляд на Натали:

— Алекс так подробно рассказывал мне о Каролине, что я не сомневаюсь, она произвела на него необычайное впечатление!

Каролина покраснела.

— Он считает меня только обузой. По-моему, последние несколько дней я вызывала у него лишь раздражение.

— Оui [6], боюсь, рассердить его нетрудно, — пробормотала бабушка, и ее брови поползли вверх точно так же, как у внука.

— Бабушка, — вставила Натали, — с тех пор как Каролина ступила на порог Бель-Мезон, у нее не было ни секунды передышки. Давайте позволим ей освежиться перед ужином.

— Хорошая мысль! Не стоит утомлять девочку нашей болтовней. Вернемся назад через подземный ход и пошлем Алекса за Каролиной. Четверти часа тебе достаточно, ma cherie?

— О да, вполне! Спасибо.

После того как за Натали и ее бабушкой панель закрылась, Каролина подошла к тазику для умывания, взяла кусок душистого мыла и погрузила руки в теплую воду. У нее не выходил из головы вопрос Натали:

— Скажите-ка, уж не влюбились ли вы в Алекса?

Новая подруга открыла ей то, о чем она сама боялась даже думать. Каролина нахмурилась и яростно прошептала:

— Нет! Не может быть! Я не допущу этого!

И снова она будто наяву услышала слова Натали, и ее сердце тревожно заныло.

— Это было бы непоправимым несчастьем.

ГЛАВА 12

Каролина заканчивала прическу, когда Алекс постучался в дверь. Девушка надела новое платье — то самое, кремовое с зеленым газом, которое привлекло в Нью-Йорке так много восхищенных мужских взглядов. Открыв дверь, Каролина тотчас увидела, как засияли его глаза. Она вспыхнула и, злясь на себя, инстинктивно поднесла руки к пылающим щекам.

— Тебе жарко, cherie?

— Э… нет… да… то есть…

— Дорогая, ты необыкновенно красноречива. Не возражаешь, если я войду?

— Но…

— Уверяю тебя, ни бабушка, ни Натали не станут распускать сплетни, чтобы опорочить тебя. К счастью, они считают, что даже такой распутник, как я, не унизится до совращения малолетних.

Каролина впустила Алекса в комнату. Его лицо было странно напряженным, а голос звучал еще более резко, чем обычно. Однако в бархатном бордовом сюртуке, темном жилете и белоснежной рубашке с кружевными манжетами он выглядел на редкость привлекательно. Он медленно подошел к Каролине, и, ощутив знакомый пьянящий аромат, она почувствовала слабость в коленях.

— Каролина, — проговорил он мягче, — что-то ты сегодня необычно тихая и не такая оживленная, как всегда. Надеюсь, тебя никто не обидел?

— О нет, напротив, ваши сестра и бабушка были ко мне очень добры. Мне с ними очень приятно.

Алекс приподнял брови.

— Так, может, дело во мне?

— Почему вы так говорите? — напряженно спросила она.

— Потому что ты на удивление скована. А я-то считал тебя не слишком застенчивой особой.

— Когда это я была с вами застенчивой? — запальчиво воскликнула она.

В глазах Алекса мелькнуло одобрение.

— Вот это уже лучше, детка. — Он приподнял ее подбородок и заглянул в карие глаза. — Надеюсь, тебе претит перспектива пожить в моем доме?

— Мне следовало бы спросить об этом вас, Алекс! Вы так жаждали избавиться от меня, и вот все внезапно изменилось.

Алекс рассмеялся, и его рука ласкающим движением скользнула к ее шее.

— Это еще не самое плохое, малышка, хотя признаюсь, что ситуация чертовски неловкая.

От едва ощутимого прикосновения его руки у Каролины перехватило дыхание.

— Да, — пролепетала она. — Боюсь, мое присутствие очень осложнит вашу жизнь.

Изумленный Алекс мог бы поклясться, что уловил в ее голосе нотку ревности.

— Напротив, — возразил он, — это я помешаю тебе устроить жизнь. Поскольку я надеялся ввести тебя в светское общество, тебе было бы уместнее жить у моих родителей. Здесь уединенное место, а репутация моя оставляет желать лучшего… — Он заметил, как засияли глаза Каролины. — Однако не сомневаюсь, что с твоими данными у тебя и здесь не будет недостатка в поклонниках.

Девушка приуныла. Глядя на нее, Алекс боролся с непреодолимым желанием поцеловать эти восхитительные зовущие губы. Каролина увидела, как у него заходили желваки.

— Позвольте предложить вам руку, мадемуазель. Поспешим к столу. Боюсь, ужин остынет, а вино согреется.

За обедом настроение Каролины быстро менялось: после безудержного веселья она впадала в задумчивость. Все, даже бабушка, пили много вина.

— Мне очень нравится жить у Алекса! — воскликнула Натали, — хотя бы потому, что он никогда не запрещает мне пить больше двух бокалов!

— Пожалуй, я начинаю сожалеть о своей мягкости, — сухо заметил Алекс, наблюдая за тем, как Натали и Каролина смеются без всякой видимой причины.

Щеки Каролины разрумянились, и очаровательные ямочки появлялись на них всякий раз, как Алекс обращался к ней. Девушку восхищали веселые голоса и шутки — все представители семейства Бовизаж в этот вечер явно были в ударе. Когда заговорили про карточные игры, Алекс вспомнил, как Каролина четыре раза подряд обыграла его в пикет, и заразительно рассмеялся. Тут Каролина заметила, что Натали и бабушка внимательно наблюдают за ней и Алексом. Девушке показалось, будто они видят ее насквозь.

«Они все знают», — в панике подумала она, внезапно вспомнив ту ночь на ферме Уоллингхэмов, которую так отчаянно пыталась забыть. Конечно, Каролина понимала, что знать об этом они не могут, но очень опасалась, как бы это не обнаружилось.

После ужина все перешли в гостиную, и бабушка взялась за вязание. Неожиданно Алекс спросил:

— Надолго ли уехали papa и maman? Полагаю, их поездка имеет какое-то отношение к виноградникам — надеюсь, там ничего не случилось?

— Слава Богу, нет! — оживленно воскликнула Натали. — Убеждена, они непременно посетят виноградники — papa говорил, что это следовало сделать раньше. Но к путешествию их побудило письмо доктора Франклина. Он сообщил им, что во Франции появилось новое увлечение — полеты на воздушных шарах. Доктор собирался отправиться в Париж, чтобы полюбоваться видом на город с высоты птичьего полета, и пригласил родителей и Кэти присоединиться к нему. Ты же знаешь, что maman неизменно радуется новым впечатлениям, a papa всегда готов на любую авантюру. Ну, разумеется, Джейсы и Адамсы тоже будут там. Вот они и сорвались с места.

Каролина слушала это с расширившимися от изумления глазами, но Алекс закурил сигару и язвительно улыбнулся:

— Как всегда, когда они мне больше всего нужны!

— Тем лучше! — парировала бабушка. — Ты уже взрослый мужчина, и тебе пора научиться нести ответственность за кого-то, кроме себя. Не сомневаюсь, что Жан-Филипп и Антония полюбят Каролину и примут ее как родную дочь. Но давай посмотрим правде в глаза, место ее все-таки здесь, верно?

Она бесстрашно взглянула поверх очков в сузившиеся глаза Алекса. Каролина поняла: за невинными словами бабушки кроется нечто серьезное, и смутилась. В этот момент наружная дверь распахнулась и из прихожей донесся громкий голос:

— Добро пожаловать, о мой блудный брат! Я уже… На пороге гостиной появился молодой человек в элегантном плаще. Увидев Каролину, он остолбенел. — Уж, не на небесах ли я? — наконец воскликнул он.

Каролина улыбнулась, вспомнив, как Тадеуш Костюшко произнес при встрече с ней почти те же слова.

Алекс поднялся, быстро подошел к брату и стиснул его руку.

— Николас, рад тебя видеть! Похоже, ты еще не совсем испортился от буйной жизни светского холостяка.

— Ты был для меня хорошим учителем, брат! Каролина заметила, что у Николаса каштановые волосы, он не столь высок и не так крепко сложен, как старший брат. В его движениях ощущалась природная грация. У Николаса были правильные черты лица, а глаза лучились добрым юмором. Его обаятельная улыбка очаровала Каролину, и она подумала, что этого юношу невозможно не полюбить. Скептически наблюдая за младшим братом, Алекс представил ему Каролину.

— Ники, я имею честь познакомить тебя с моей подопечной мисс Каролиной Бергман. Каро, это мой брат, Николас. Ты слышала о нем.

Каролина улыбнулась:

— Ну, конечно же, слышала! Рада встретиться с вами, мистер Бовизаж.

Николас поклонился и поднес к губам руку Каролины.

— О мисс Бергман, я поражен вашей редкостной красотой. — Он взглянул ей в лицо своими сияющими изумрудными глазами. — Сочту за честь, если вы будете называть меня по имени — Николас. Может, мне не следовало просить вас об этом, но я заметил, что моего брата вы называете Алексом и…

— Ну конечно, Николас! Больше всего на свете мне бы хотелось вести себя непринужденно со всеми членами вашей семьи.

Алекс громко кашлянул. Быстро обернувшись к нему, Каролина заметила, что он хмурится.

— Дорогая, уверен, что вы очень устали. Уже поздний час, а я не сомневаюсь, что назавтра Натали запланировала для вас обширную программу в городе. Поэтому…

— Подожди, Алекс, — прервала его Натали, — прежде чем ты отправишь нас спать, мне очень хочется задать тебе один вопрос.

— Слушаю, — ответил Алекс, выпуская облачко дыма.

— С мольбой припадаю к твоим стопам! — шутливо воскликнула Натали. — Пожалуйста, устрой бал в честь Каролины! Теперь, когда война, наконец, закончилась, это было бы так приятно! Вечеринок пока еще мало, а это прекрасная возможность представить Каролину обществу и познакомить ее с хорошими людьми! Умоляю…

— Прекрати! Я и так уже наслушался больше чем нужно. — Губы Алекса искривились в саркастической усмешке. — Бабушка, что ты думаешь об этой затее? Полагаю, мне придется оставить это на твое усмотрение.

Бабушка лукаво улыбнулась:

— Что ж, Алекс, по-моему, это весьма заманчиво! К тому же бал — вовсе не плохой дебют для такого прелестного юного создания, как наша Каролина.

— Согласен! — воскликнул Николас. Взглянув на брата, Алекс нахмурился.

— Если мне захочется услышать твое мнение, братец, я обязательно тебя спрошу! Что же касается твоей просьбы, Натали, обещаю обдумать ее до утра. Надеюсь, ты учла то досадное обстоятельство, что в этом доме нет бального зала?

— Ну, конечно же, Алекс! Но мы можем воспользоваться родительской гостиной. К тому же их дом расположен гораздо удобнее.

— Только не рассчитывай, дорогая сестренка, что пока ты организуешь все это, я буду каждый день наведываться в Филадельфию!

— Значит, наш бал состоится?

— Я обещал обдумать твою идею. А теперь будь любезна, отправиться наверх. Я провожу Каролину до ее комнаты. — Повернувшись к Николасу, Алекс тут же заметил, с каким благоговением его брат взирает на Каролину. — Николас, будь добр, не смотри так на мою подопечную. Если подождешь меня в библиотеке, я присоединюсь к тебе через несколько минут, и мы поговорим.

Натали, пожелав всем спокойной ночи, побежала наверх в свою комнату. Алекс взял Каролину за руку. Щеки ее порозовели, золотисто-карие глаза светились радостью.

— Алекс, я просто восхищена вашей семьей, — призналась она.

— Все это прекрасно, но что-то я не замечал в тебе такого восхищения, пока не появился Николас.

Каролина подняла на него сияющие глаза.

— Николас мне понравился. Он смотрит на меня так, что я чувствую себя особенной.

— Осмелюсь заметить, что ты — далеко не первый объект его пристального внимания, — мрачно пробормотал Алекс.

Вспомнив об их ссоре в усадьбе Ван дер Патов, девушка решила больше не провоцировать Алекса. Когда они поднимались по лестнице, Каролина почувствовала, как Алекс обнимает ее за талию, и поняла, что он не очень сердится.

— Кажется, я обещал тебе не быть чересчур деспотичным, правда?

— Да, Алекс, — тихо выдохнула Каролина.

— Тогда, пожалуй, мне лучше начать привыкать к тому, что молодые олухи скоро будут увиваться вокруг тебя. Я же не могу допустить, чтобы в моем собственном доме меня называли занудным, надоедливым старикашкой?

— Что вы, я и не собиралась!

Между тем они оказались у двери спальни Каролины, и она решила воспользоваться благодушным настроением Алекса.

— Можно мне поговорить с вами наедине?

— Конечно, — Алекс открыл дверь и пропустил Каролину вперед. — Что случилось, cherie?

— Вероятно, я покажусь вам ужасно глупой и, может быть, позже сама пожалею о своих словах, но сейчас мне просто необходимо сказать это.

— Что ж, скажи.

Алекс настороженно улыбнулся. Каролина внезапно опустилась возле него на колени и схватила его руку.

— Не могли бы вы… то есть я хочу сказать, не могли бы вы попытаться полюбить меня хоть немного? Возможно, я ошибаюсь, но одно время мне казалось, что мы становимся друзьями. Признаюсь, я не совсем понимаю наши с вами отношения, но иногда вы вели себя так, словно вам приятно мое общество… Я вот что имею в виду: несмотря ни на что, по-моему, между нами существовала какая-то близость. Теперь я осознала, что все это значит для меня больше, чем казалось раньше. Находясь рядом с вами… я почти не думала о том, что не помню своего прошлого. А потом, после того случая с солдатами в сарае, вы вдруг стали так холодны и отчужденны. Вероятно, я больше вам не нравлюсь, но мне очень не хватает наших прежних отношений и… — Голос Каролины задрожал, на ее глазах заблестели слезы.

Алекс протянул девушке руки и усадил ее к себе на колени.

— Ей-богу, Каро, таких глупостей я еще никогда не слышал от женщины! Конечно, мне не следовало сюда заходить. И видит Бог, я должен был запретить тебе и Натали пить вино! Неужели ты не догадываешься, что все это тебе лучше было держать при себе? — В его голосе послышались горькие нотки. — Хотя, возможно, наша ситуация — особая, и вся вина лежит на мне одном. Если бы в ту ночь я не уложил тебя в постель, то ни одна из этих сложностей вообще бы не возникла. — Каролина напряглась в его руках. — Если ты действительно хочешь правды, cherie, узнай ее. Мое поведение с тобой не имеет ничего общего с тем, как я в действительности к тебе отношусь. Ты мне более чем нравишься, настолько, что я сам себе удивляюсь. Но вместе с тем я испытываю к тебе непреодолимое желание, и оно не покидает меня ни днем, ни ночью, Каро. Вот почему мне приходится воздвигать между нами преграду. Я не хочу снова причинить тебе боль. Нет, дело не в том, что я джентльмен, а в том, что я… я в самом деле забочусь о тебе — на свой лад. — Он помолчал, хмуро уставившись в огонь. — Господи, я же всегда считал, что с девственницами — одни проблемы!

Каролина слушала его с радостью и ужасом.

— Вы хотите сказать, что ваше чувство ко мне не что иное, как похоть?

— Очень удачное выражение, моя прелесть. — Он иронично усмехнулся, прочтя в ее глазах желание, и решительно направился к двери. Уже у выхода он обернулся и безжалостно добавил: — Однако я не должен забывать: ты хорошо знаешь, что такое похоть.

ГЛАВА 13

Николас поджидал брата в библиотеке, на стеллажах которой разместилось более двух тысяч томов. Библиотека была обставлена новой мебелью, украшенной изящной резьбой. По стилю от нее отличался лишь массивный письменный стол Алекса с множеством ящиков и откидной крышкой.

Николас плеснул в стакан немного бренди из полупустого хрустального графина и закурил сигару. Когда Алекс вошел в библиотеку, Николас открыто взглянул на брата:

— О, вот и ты, наконец! Я с величайшим нетерпением ждал твоего прихода, чтобы просить у тебя руки твоей очаровательной подопечной!

— Замолчи, Николас! У меня сегодня неподходящее настроение для твоих дурацких шуток, особенно если они касаются Каролины. Черт возьми, мне нужно выпить!

Налив себе бренди, Алекс опустился в кресло.

Ничуть не смутившись, Николас добродушно продолжил:

— К сожалению, дорогой, с тех пор как я вошел в дом, ты держишься весьма неприветливо. Уж не разлюбил ли ты младшего брата?

— Признаюсь, твое поведение с Каролиной и впрямь вывело меня из себя. Но истинная причина моего дурного настроения — сама Каролина. Связавшись с этой ведьмой, я не знал ни минуты покоя и сильно опасаюсь, что в ближайшем будущем положение не исправится. И как это papa и maman угораздило уехать в такой неподходящий момент!

— Полагаю, они очень обрадовались бы, услышав, что вдруг понадобились тебе после стольких лет. Maman всегда страдает из-за того, что ты в родительском доме словно чужой! — рассмеялся Николас и, задумчиво почесав затылок, попытался сменить тему: — Успешно ли прошла твоя поездка в Коннектикут? Надеюсь, новые владения тебе понравились?

— Еще одна болезненная тема. Черт возьми, стоило мне месяц назад уехать из Филадельфии, как моя жизнь безнадежно осложнилась! А я-то, дурак, считал, будто с окончанием войны все мои проблемы исчезнут!

— Пожалуйста, Алекс, перестань говорить загадками и объясни толком, что происходит. Странно слышать из твоих уст проклятия и жалобы — это так на тебя не похоже!

Немного смягчившись, Алекс улыбнулся:

— Боюсь, ты попал в точку. Нельзя было допускать, чтобы эта девчонка взяла надо мной верх.

— Ума не приложу, как ей это удалось! — воскликнул Николас. — Ни разу еще не слышал, чтобы ты испытывал трудности из-за женщины!

— Вот это и бесит меня больше всего!

— Уверен, ты не допустишь, чтобы это опекунство погубило тебя, не так ли?

— Ситуация очень сложная, Ник, — мрачно усмехнулся Алекс, — однако я хотел бы рассказать тебе все, начиная с моей поездки в Коннектикут.

— Никто не выслушает тебя с таким искренним вниманием, как я, — ответил Николас.

— Так вот, как ты, вероятно, помнишь, эти владения я выиграл в карты у некоего Джозефа Бергмана.

— Смутно припоминаю.

— Имея дело с офицером, я не стал требовать того, что принадлежало мне по праву, решив пока оставить все как есть до конца войны. Я полагал, что он, как честный человек, сам пожелает выполнить свои обязательства. Вскоре Бергман заявил, что должен отдать мне какие-то бумаги, но я, уклонившись от ответа, просил его не спешить. В одном из боев беднягу ранили. Перед смертью он сказал: «Вы должны обо всем позаботиться, Бовизаж, — обо всем. Обещаете?» Разумеется, я пообещал. Потом он добавил, что у него в кармане жилета ключ от сейфа и там я найду бумаги, из которых все пойму. С тем он и умер, а я отправился в бой. Вернувшись к телу Бергмана, я не нашел в жилете никакого ключа, более того, проверив вещи покойного, не обнаружил никакого сейфа. Вся эта история показалась мне очень странной. Я подумал тогда, что в сейфе хранились ценности и какой-то негодяй просто-напросто удрал вместе с ним.

А на следующий день корнуольцы сдались, и мне стало не до фермы Бергмана. К счастью, в ту ночь, когда я выиграл ферму в покер, Бергман объяснил мне, где она находится. До этой осени мне не представлялась возможность отправиться в Коннектикут, и меня весьма мало волновали исчезнувшие бумаги. Полагая, что у покойного есть семья, я решил забыть об этой истории и оставить все имущество близким Бергмана. Позднее, приехав в Коннектикут, я увидел дом Бергмана — добротный, на вид обитаемый. Подозрение, что у моего сослуживца была семья, еще более укрепилось. Однако поскольку на мой стук никто не отзывался, я забрался в дом через окно и увидел оставленную посуду и еду, что окончательно убедило меня в правильности моих предположений. Второй этаж занимали три просторные спальни, в одном из гардеробов я узнал одежду Бергмана. Все в доме было перевернуто вверх дном.

— По-моему, это чертовски подозрительно, — заметил Николас.

— Ты прав, братец. Итак, я отправился на соседнюю ферму, до которой было не больше четверти мили, надеясь, что кто-нибудь поможет мне собрать воедино все кусочки этой чертовой головоломки. Представь себе мое удивление, когда, постучав в дверь, я услышал, что ее поспешно запирают изнутри на засов. Выглянув в окно, какой-то мужчина принялся орать, чтобы я уходил. Я назвал себя, но это нисколько не помогло. Я понял, что он перепугался. Такой же прием ждал меня и на двух других фермах.

— Но в чем же дело?

— Этого я так и не выяснил. Возможно, меня по ошибке приняли за гессенского наемника или английского солдата. Но все равно это очень странно. Мне было так не по себе, что я даже не заночевал в доме Бергмана, но оставил на столе письмо с объяснениями и попросил со мной связаться. Если я ничего о них не услышу, мне придется туда вернуться, но такая перспектива меня не слишком прельщает — вся эта передряга доставила мне чертовски много хлопот. Кроме того, меня беспокоит сейф Бергмана. Полагаю, за его исчезновением скрывается нечто большее, чем я предполагал поначалу. — Алекс поднялся и налил себе еще бренди. — Тебе налить, Ник?

— Пожалуйста. Алекс, ты очень озадачил меня. Когда же ты нашел Каролину? Не могла же она прибыть туда раньше, чем ты, и объяснить эту загадку?

Алекс удивленно уставился на брата, Потом, поняв свою оплошность, расхохотался.

— Прошу тебя, перестань смеяться и скажи, в чем дело! — вспылил Николас.

— Да, видимо придется это сделать, хотя мне следовало бы сначала поговорить с Каролиной. Ну ладно, выпей еще бренди, прежде чем выслушаешь конец этой невероятной истории. Николас сделал глоток и застыл в ожидании.

— Уверен, моя история покажется тебе совершенно неправдоподобной. У меня самого такое же ощущение, хотя это произошло со мной! Видишь ли, Каро не имеет никакого отношения к Джозефу Бергману. Я нашел ее в лесной глуши Коннектикута, когда возвращался с фермы, и взял с собой, поскольку ей некуда было идти.

Лицо Николаса выражало полное недоумение.

— Алекс, я ничего не понимаю.

— Так вот, я и сам не знаю, кто такая Каролина, хотя подозреваю, что она беглянка. От фермы Бергмана я направился к Гудзону через леса. Мы с Жаном уже удалились от почтовой дороги не меньше чем на десять миль, когда вдруг среди опавших листьев я заметил какой-то узел, завернутый в зеленый шелк. Я остановился посмотреть, в чем дело, и неподалеку увидел Каролину, лежащую под деревом без сознания.

— Боже правый! Ты что, издеваешься надо мной?

— И не думаю! — Алекс улыбнулся. — Удивительнее всего, что она была в мужской одежде, даже волосы прикрывала треуголка. Сначала я принял ее за мальчишку, но, конечно, мне не потребовалось много времени, чтобы установить истину.

— О, в этом я не сомневаюсь!

— Так вот, очнувшись, она не могла вспомнить, кто она и откуда. Я предположил, что девушка при падении ударилась головой и потеряла память, а ее лошадь убежала. В зеленом узле оказались кое-какие личные вещи, в том числе и платье. Поскольку у нее к тому же не было при себе денег, я решил, что она тайком сбежала из дома. Не представляю, как девушка надеялась выжить одна в дремучем лесу, но, очевидно, мысль, что ее найдут на большой дороге, пугала Каролину больше, чем любая другая опасность.

— Каролина так и не вспомнила, кто она?

— Нет, хотя кое-что я уже могу тебе сказать: она хорошо воспитана, получила образование, говорит по-французски, начитана, играет в шахматы. Ко всему прочему девушка чертовски порывиста и простодушна…

— Достаточно, Алекс! Теперь я понял, почему сегодня в гостиной ты так свирепо на меня смотрел! Эта девушка твоя, не так ли?

— Ничего подобного! Однако она не станет и твоей, так что забудь об этом! Каролина, несомненно, встретит мужчину, который сумеет оценить ее.

— Да, она незаурядная женщина. Боже правый, да можешь ли ты представить себе девушку нашего круга, одну в лесах Коннектикута да еще в мальчишеской одежде? Нет, Алекс, вопреки всем твоим словам я готов побиться об заклад, что Каролина каким-то образом справилась бы. Этой девушке присуще…

— Да, она самая удивительная женщина из всех, кого я когда-либо знал. К тому же у нее есть выдержка. Ты не поверишь…

— Скажи-ка, братец, ведь вы вдвоем путешествовали по безлюдной местности, верно?

Лицо Алекса было непроницаемо.

— Да, это так.

— Ну и?.. — Николас цинично усмехнулся.

— Замолчи сейчас же! И не смей никогда говорить о Каролине в подобном тоне! Ты понял меня?

— О да, конечно, — пробормотал Николас, обескураженный бурной реакцией брата.

Алекс поднялся.

— Уже поздно. Думаю, тебе стоит переночевать здесь. А утром мы вместе позавтракаем, и ты расскажешь, чем занимаешься и как у тебя дела.

— Ну что ж, не возражаю, — смущенно откликнулся Николас. — Спасибо. И еще… можно задать тебе последний вопрос?

— Пожалуй.

— Ты намерен сообщить всем, что Каролина — твоя подопечная? А вдруг кто-то знал Джозефа Бергмана и разоблачит вас обоих?

— Что ж, нам все равно придется рискнуть. Сомневаюсь, что кто-нибудь, узнав фамилию Каролины, вздумает выяснить ее происхождение. Но ты должен молчать, Ник! Если станет известно, что Каролина провела в лесу наедине со мной столько ночей, ее репутация будет погублена.

— А ты не думал о том, чтобы жениться на ней? Сам понимаешь, девушка безнадежно скомпрометирована, даже если на самом деле между вами ничего не произошло.

Саркастический тон Николаса не укрылся от Алекса.

— Держи свое мнение при себе! Мы с Каролиной знаем, что делаем. Ни она, ни я не пойдем на такой брак, ибо он был бы роковой ошибкой для нас обоих. Оставим эту тему, Николас. Ты и так услышал гораздо больше, чем следует. — Алекс осушил стакан бренди. — Спокойной ночи, Ник. Можешь расположиться в спальне рядом с комнатой Натали.

— Спокойной ночи, Алекс, — ответил Николас, озадаченно глядя вслед брату. — Странно, — сказал он вслух, — части этой головоломки не слишком хорошо подходят друг к другу. А Алекс просто не похож на себя, совсем не похож…

Каролине никак не удавалось заснуть, хотя ее новая постель была на редкость удобной. Огонь в камине едва теплился, почти не давая света, и девушка, выбравшись из постели, зажгла свечу, взяла теплое одеяло, завернулась в него и устроилась в кресле у окна. Стояла ясная звездная ночь, на небе сияла луна. На стеклах уже появился морозный узор. Каролина подтянула колени к груди и обхватила их руками. В голове ее теснились мысли, но ей не удавалось остановиться ни на одной из них. Девушка сомневалась, стоило ли разбираться в том, что творится у нее в душе. Как знать, думала Каролина, возможно, если бы к ней вернулась память, это помогло бы привести в порядок растрепанные чувства. Одиночество и ощущение неприкаянности охватили ее. Она казалась себе не вполне полноценным человеком.

Столкновения с Алексом всегда оставляли ее в состоянии растерянности независимо от их исхода. Этим вечером она призналась ему во всем, надеясь, что он пообещает сохранить с ней хотя бы дружеские отношения. Кроме него, Каролине теперь не на кого было опереться. Прежде ей, несмотря ни на что, казалось, будто Алекс ее понимает. Но сейчас она не была уверена в этом. С каждым днем он становился все холоднее, а его сегодняшняя откровенность повергла ее в полное замешательство. Конечно, Каролина могла рассчитывать на дружбу Натали, бабушки, Николаса и Пьера, но это было совсем не то.

Погруженная в глубокое уныние, Каролина вдруг снова вспомнила ужасную сцену в сарае Уоллингхэмов. Ее преследовали желтые глаза, показавшиеся тогда странно знакомыми. «Да, лучше вспомнить, чем пребывать в полной неизвестности!» — подумала девушка.

Внезапно Каролина заметила, что открылась дверь, о существовании которой она раньше не подозревала. Испугавшись, она вскочила.

На пороге стоял обнаженный по пояс Алекс с металлическим подсвечником в руке. Его белые зубы сверкнули в полумраке, и он подошел ближе к девушке.

— Дорогая, ты выглядишь, словно увидела привидение! Зная мой темперамент, ты могла бы догадаться, что я не дух, а весьма земное существо.

Каролина нервно рассмеялась и плотнее закуталась в одеяло.

— Вы очень напугали меня! Я не знала о существовании этой двери! Куда она ведет?

— В мою спальню, cherie. Разве Натали не сказала, чью комнату ты занимаешь?

— По ее словам, эта спальня принадлежала жене хозяина Бель-Мезон… — голос Каролины сорвался.

Алекс насмешливо поднял брови и усмехнулся. Его явно забавляли и ситуация, и замешательство Каролины.

— Мне казалось, ты будешь чувствовать себя в большей безопасности, зная, что я рядом и моя постель всего лишь в нескольких ярдах от твоей.

Каролина робко смотрела на него своими огромными карими глазами, не догадываясь, как прекрасно ее лицо в мягком мерцающем свете свечи. Она заметила, что у Алекса пульсирует жилка на шее.

— Не волнуйся, cherie. Я шел сюда не за тем, чтобы тебя изнасиловать. Хотя, — он усмехнулся, — эта мысль все же мелькнула у меня в голове! Раздеваясь, я вдруг заметил, что из-под двери твоей комнаты струится подозрительно яркий свет. Сейчас уже очень поздно. Тебе что, не спится?

Услышав эти слова, Каролина успокоилась, ободренная к тому же его мягким тоном.

— Да, я не могла уснуть. Виной тому, вероятно, непривычная обстановка. К тому же меня тревожит мысль, что я стою на пороге новой жизни, даже не догадываясь, что представляла собой прежняя…

— Надеюсь, наш сегодняшний разговор не расстроил тебя? Мне не хотелось бы стать причиной твоей бессонницы.

— Не преувеличивайте силу своего воздействия, сэр! — Каролина надеялась, что в голосе ее прозвучало холодное равнодушие.

Алекс самодовольно ухмыльнулся.

— Спокойно, крошка. — Он наклонился к ней и провел пальцем по ее шее. — Можешь не опасаться, что я проберусь ночью в твою постель, пока ты крепко спишь. Надеюсь, так низко я все же не пал. Однако если хочешь, я запру дверь. Или подвинь сама…

— Нет, Алекс!.. Я доверяю вам. И… мне правда будет спокойнее от сознания, что вы рядом.

Алекс наклонился к ней так близко, что Каролина ощутила исходящий от него запах сигар и бренди.

— Что ж, возможно, перспектива обнаружить меня в своей постели не кажется тебе столь ужасной, как ты пытаешься это изобразить. — Алекс приблизился к ней вплотную и так легко потерся о ее губы, что Каролина затрепетала от острого желания прижаться к нему. Через мгновение их губы жадно слились. Охваченная страстью, девушка прерывисто дышала. Нежные прикосновения Алекса доставляли ей невообразимо сладкую муку. Казалось, все ее существо молило о близости. Язык Алекса дразняще очертил контур ее нижней губы, а указательный палец нащупал упругий сосок… и тут он отстранился от Каролины.

Девушка взглянула на него затуманившимися глазами. Алекс выпрямился и печально улыбнулся.

— Это было нехорошо с моей стороны, да? Думаю, я хотел что-то доказать тебе, но, видит Бог, лучше мне просто уйти и оставить эту затею. Ты неправдоподобно хороша, Каро, но еще хуже, что огонь, который горит в тебе, непреодолимо меня притягивает. — Он помолчал, грустно глядя в ее блестящие от слез глаза, и добавил: — Тебя это пугает, правда? Поверь, моя радость, меня это пугает не меньше.

ГЛАВА 14

Каролина, сидя у окна, пила маленькими глотками горячий чай и с интересом рассматривала служебные постройки и посадки на заднем дворе за Бель-Мезон. Утро выдалось прохладным, но ясным, и ласковые лучи солнца заметно подняли ее настроение. Наблюдая за слугами, деловито снующими по кирпичным дорожкам между кухней и домом, девушка ощутила прилив сил. Потом она заметила под окном знакомую широкоплечую фигуру. Алекс наклонился, чтобы сорвать позднюю темно-лиловую астру. Судя по всему, он намеревался разбить сад. Между цветочными клумбами, окаймленными низко подстриженными кустами самшита, пролегали дорожки, мощенные кирпичом. Сейчас, в октябре, здесь было уже мало цветов, но Каролина знала, что они распустятся на клумбах по весне. Должно быть, в мае здесь просто сказочно!

Один из слуг остановился поговорить с хозяином. Каролине показалось, что вид у Алекса сегодня особенно суровый. Слуга кивнул, поклонился и поспешил к дому. Алекс решительно прошел мимо хозяйственных построек. Только теперь Каролина увидела, что на нем сапоги для верховой езды и мягкие кожаные бриджи. Последняя из построек напоминала конюшню. Туда он и вошел и вскоре появился, ведя на поводу Жана. Вскочив на коня, Алекс пришпорил его и галопом поскакал в поле. Глядя на его гордую посадку, Каролина вдруг вспыхнула, вспомнив, как он целовал ее ночью.

Едва конь с всадником скрылись из виду, раздался стук в дверь, и в комнату заглянула Натали.

— Доброе утро. Как вижу, ты уже встала, а это хороший знак! Можно войти?

Каролина улыбнулась, прижимая ладони к пылающим щекам.

— Конечно, входи! Наверное, я слишком долго спала?

— Нет, сейчас только около девяти часов. Просто я ранняя птаха и встаю поздно лишь после вечеринок. Я думала, ты еще спишь, но Роза сказала, что ты уже просила принести чай. Вот я и решила войти к тебе!

На Натали было прелестное платье из розового атласа, отделанное белоснежным кружевом. Ее иссиня-черные волосы блестели в лучах утреннего солнца, а румяное лицо дышало здоровьем. Каролина оглядела девушку с искренним восхищением.

— Как бы мне хотелось иметь такие же волосы и такой цвет лица, как у тебя, Натали! К твоей белой коже идут наряды любого цвета.

Натали рассмеялась:

— Что за глупости, Каро! Ты слишком красива, чтобы завидовать мне. А сейчас я расскажу тебе новости! Алекс поручил мне отвезти тебя в Филадельфию и проследить, чтобы ты купила себе все, вплоть до новых чулок, сорочек и шляп! Он сказал, что цена не имеет значения. Ну, разве это не чудесно?

— Но… я не могу принять…

— Ерунда! Кроме того, ты, вероятно, убедилась, что с Алексом спорить бесполезно. А теперь давай поскорее одевайся, и мы вместе позавтракаем. — Девушка подбежала к Каролине и порывисто обняла ее. — Это так замечательно! — возбужденно воскликнула она и выскочила из комнаты.

Через два часа Каролина впервые осматривала Филадельфию. Город занимал площадь в одну квадратную милю. На востоке от него протекала река Делавер. Город пересекали три улицы: на север шла Виноградная, на юг — Ломбардная, а на запад — Седьмая.

Каролина влюбилась в «родной зеленый город» [7], которому едва исполнилось сто лет. Улицы были прямыми и широкими. Кирпичные двух— и трехэтажные дома, построенные большей частью в георгианском стиле, содержались в образцовом порядке. Вдоль тротуаров росли высокие, стройные тополя. Словом, все в Филадельфии свидетельствовало о благополучии и процветании.

— Все это распланировал когда-то Уильям Пени [8], — объяснила Натали. — Улицы получили свои названия от растений, растущих в здешних краях. Хочешь немного погулять, прежде чем мы отправимся за покупками?

— Конечно, это было бы замечательно!

Пьер привез девушек в город в небольшой легкой коляске, и Натали попросила его проехать по Сосновой улице.

Натали указала Каролине на одно из зданий:

— Видишь этот дом возле церкви Святого Петра? Несколько лет назад там жил Костюшко. Тогда он приезжал в Филадельфию, чтобы разработать план укрепления города. Мои родители живут в нескольких кварталах отсюда, поэтому мы часто его видели. Кажется, ты познакомилась с Костюшко в усадьбе Ван дер Патов?

— Да, он очень обаятельный!

— Согласна, — улыбнулась Натали. — Мне было тогда чуть больше двенадцати лет, и Костюшко казался мне самым потрясающим мужчиной на свете!

— О, это удивительно, ведь у тебя такие братья!

— Ты находишь их необычными? — Натали бросила быстрый взгляд на спутницу. — Я думала, ты еще не успела составить мнение о Николасе, вы же едва знакомы.

— Ну, если он такой же, как Алекс… — Каролина оборвала фразу на полуслове, внезапно поняв, что ее слова равносильны признанию. — Да, Алекс действительно кажется мне необычным. По-моему, с этим трудно спорить.

— Интересно, чем ты можешь это подтвердить? — спросила Натали, заметив при этом, как вспыхнула Каролина.

Пьер, правивший лошадью, кашлянул.

— Мы подъезжаем к резиденции Бовизажей, мадемуазель. Хотите туда зайти?

Коляска подъехала к внушительному трехэтажному особняку в георгианском стиле. Натали с гордостью улыбнулась:

— Ну, как, нравится? Я очень его люблю. Конечно, этот дом совсем другой, чем Бель-Мезон, но, по-моему, отменно хорош. А за ним — очаровательный сад, уверена, один из самых красивых в городе. — Она обратилась к Пьеру. — Не стоит останавливаться, иначе мы слишком задержимся.

Как только они достигли Хай-стрит — главной улицы города, девушки вышли из коляски и направились дальше пешком. Пьер следовал за ними на почтительном расстоянии. Уже было за полдень, и на рыночной площади царило оживление. Однако на рынок они не собирались, ибо Натали, выполняя поручение Алекса, должна была повести Каролину в магазины дамского платья.

Каролине показалось, что ее бесконечно долго поворачивали перед зеркалами: что-то примеряли, подгоняли по фигуре… Когда, наконец, платья были выбраны, а нижнее белье заказано, девушки отправились в магазин дамских шляп. Каролина изумилась, услышав, сколько шляп заказывает для нее Натали, но не успела она и слова вымолвить, как та повлекла ее дальше.

— Таково распоряжение Алекса, и я бы дорого дала, чтобы оказаться сейчас на твоем месте!

— Но я очень устала, — возразила Каролина, — и хотела бы вернуться домой.

— Потерпи еще немного, ведь ты не можешь ходить босиком!

Они отправились на Хай-стрит и зашли в магазин женской обуви, торгующий европейскими товарами.

Наконец дневная программа была выполнена, и Каролина, с облегчением вздохнув, опустилась на сиденье коляски.

До Бель-Мезон они добрались почти на закате. Ни Алекса, ни Николаса не было дома, и женщины поужинали одни. Каролине казалось, что вечер тянется бесконечно, поэтому, сославшись на головную боль, она рано отправилась спать. Охваченная дремотой, девушка мечтала услышать, как открывается дверь в соседнюю комнату.

ГЛАВА 15

Прошло три долгих дня, прежде чем Каролина и Алекс снова встретились наедине. Каждое утро девушка вскакивала с постели ни свет, ни заря и тотчас бросалась к окну. Алекс в костюме для верховой езды и сапогах неизменно появлялся во дворе с первыми проблесками рассвета.

Он всегда выглядел бодрым и отдохнувшим, а простая одежда казалась на нем исключительно элегантной. Каролина наблюдала, как он, проходя через двор, беседует с садовником и слугами. Молоденькие горничные встречали его сияющими улыбками, и Каролина думала, многие ли из них тайно влюблены в хозяина.

Потом, посетив оранжерею, Алекс выходил оттуда с каким-нибудь крупным спелым плодом и направлялся к конюшням. Спустя несколько мгновений он вскакивал на коня и исчезал за деревьями. После этого Каролина обычно его не видела ни разу за целый день, не знала, где он и чем занимается, а расспрашивать о нем Натали или бабушку не решалась.

Сама Каролина не изнывала от безделья в Бель-Мезон. На следующее утро после поездки в Филадельфию Натали показала ей все владения Алекса, включая и подземные ходы, ведущие за пределы дома. Пройдя по подземелью, Каролина впервые оказалась в домике бабушки, теплом и уютном. Бабушка предложила девушкам чаю, но Натали спешила в большой дом, а Каролина решила остаться, ибо общество старушки успокаивало ее. Каролина видела, что бабушка относится к ней с симпатией и явно связывает с ней определенные надежды.

— Ты необычная девушка, — сказала она Каролине. — Не сомневаюсь, Алекс разделяет мое мнение, иначе он не привез бы тебя к себе в дом. Однако мой внук горд и упрям, поэтому ему нужно время, чтобы осознать правду.

Старушка частенько говорила намеками о том, что касалось отношений Алекса с Каролиной. Сама же девушка не смела расспрашивать ее о том, на что не могла ответить себе самой, размышляя о своих чувствах.

Большую часть времени бабушка проводила в своем домике или в маленьком уединенном садике при нем. В большом доме она обычно появлялась к общей трапезе, но если ее не было за столом, никто не тревожился.

— Я ценю независимость, — сказала она Каролине. — Алекс тоже ценит ее, поэтому мы прекрасно понимаем друг друга.

Больше всего старушка любила вышивать, о чем свидетельствовали плоды ее трудов — бесчисленные подушки. Каролина узнала также, что та прекрасно рисует. Пейзажи и портреты членов семьи висели на стенах ее комнаты. Родители Алекса, судя по этим портретам, были необычайно красивы, что, впрочем, ничуть не удивило Каролину.

Побывав однажды в домике бабушки, Каролина под разными предлогами зачастила туда.

Как-то в холодный сумрачный вечер Каролина сидела в гостиной бабушки на пушистом ковре возле ярко горящего камина. Старушка, расположившись в кресле, вышивала льняную скатерть. Отхлебнув горячего чаю с медом, Каролина попросила:

— Бабушка, расскажите мне, пожалуйста, о вашей юности. Кажется, в моем возрасте вы жили в Париже?

Старушка с улыбкой взглянула на нее:

— Меня воспитывали так же, как и любую девушку из благородной семьи, — une enfance en-nuyeuse [9]. — Она поморщилась. — Сначала у меня были гувернантки, преподаватели и, наконец, довольно забавный учитель танцев. Дело было в Париже, а там считается очень важным умение прямо сидеть, грациозно двигаться, искусно вести беседу. — В уютной комнате зазвучал негромкий веселый смех. — Меня обучали латыни, пению и игре на клавесине, а ensuite [10], как и других девушек моего возраста, отправили в монастырь.

— В монастырь? — Каролине показалось, что у нее в памяти что-то вспыхнуло, но тут же исчезло, словно упавшая звезда.

— Да, в монастырь. Порой девушек отправляют туда до замужества. Так решил и мой отец, но я-то не очень хотела замуж, была горячей и импульсивной. Потом меня вернули домой, чтобы выдать замуж…

— А сколько вам было лет?

— Пятнадцать.

— Так мало! — ахнула Каролина.

— Ах, cherie, иногда и более молодые девушки вступали в брак. Обручение происходило, когда жених и невеста были почти детьми.

Отец был очень доволен — подумать только, ему посчастливилось найти для меня un grand homrne [11] — настоящего маркиза! Родители Этьена умерли от оспы, и ему нужна была невеста с хорошим приданым, чтобы восстановить фамильный замок в Турине — на берегу Луары. Правда, он был уже не так молод… ему исполнился уже двадцать один год! Так вот, в день, когда жених приехал в наш дом, чтобы познакомиться со мной, я решила бежать. Во дворе я столкнулась с незнакомцем, он был такой красавец! — Голубые глаза бабушки весело блеснули. — Приняв его за нашего нового конюха, я бросилась к нему и стала умолять помочь мне сбежать от старика, за которого меня хотят выдать замуж. Незнакомец расхохотался, и в ту же секунду я по уши влюбилась в него. Волшебное приключение, n'est-ce-pas [12]?

— О да! — согласилась Каролина. — Ну и как, он помог вам бежать?

— Oui, с радостью. Он сопровождал меня до своего замка в Турине.

— О, бабушка, так это был Этьен?

— Конечно! Однако прошло два дня, прежде чем мой спаситель признался в этом, а к тому времени я уже потеряла голову — и невинность тоже! — Она усмехнулась, а Каролина покраснела от ее проницательного взгляда. — Бог мой, какой это был мужчина! Мужчина, который дал жизнь такому сыну, как Жан-Филипп!

— А что было дальше?

Бабушка еще более оживилась, обрадованная интересом Каролины.

— Да… мы прожили вместе долгую и счастливую жизнь. Увы, Этьен умер десять лет назад. Замок в Турине великолепен… и по-прежнему принадлежит нашей семье. Возможно, Антония и Жан-Филипп сейчас именно там. Ах, какие были счастливые времена, когда Жан-Филипп был un enfant [13]! У меня было трое детей — Жан-Филипп, Камилла и Бригитта. Камилла живет maintenant в Шербуре, а Бригитта… давно умерла.

— О, мне очень жаль.

— Non, cherie, — это тоже часть жизни. На мою долю выпало много счастья. Мы с Этьеном любили друг друга и прожили вместе больше пятидесяти лет. У нас был красивый дом в Париже, и мы иногда приезжали туда, чтобы насладиться кипучей жизнью этого великого города, где посещали оперу, балет, концерты, катались в карете по Жарден дю Руа. Но жизнь в Турине была тоже радостной. Места там очень красивые, кругом зеленые холмы, а между ними течет Луара. Надеюсь, когда-нибудь Алекс отвезет тебя во Францию и покажет наш замок! Там великолепные лошади, к которым Этьен питал особую страсть, а виноградники обеспечивали нас отличными винами. Большей частью вудрэ, но еще и натуральное игристое вино под названием муссо, очень похожее на шампанское.

В комнату вошла Натали и пригласила к ужину. На этом разговор закончился, но чем доверительнее становились отношения между Каролиной и бабушкой, тем чаще старушка повторяла свой рассказ, вставляя в него все новые подробности. Расспрашивая девушку о ее жизни, пожилая дама всегда проявляла деликатность.

Пьер большую часть времени проводил в Бель-Мезон, и, коротая долгие вечерние часы, Каролина играла с ним в карты. Иногда им составляли компанию Натали и бабушка, которая неизменно утверждала, что не умеет играть, но одерживала победу за победой.

И вот однажды, когда Каролина поздно отправилась спать, решив, что Алекс так и не появится, она услышала в его комнате приглушенный разговор. Алекс о чем-то беседовал с Пьером. Сознание того, что Алекс рядом, так успокоило Каролину, что она мгновенно уснула.

Следующую ночь она лежала, напряженно прислушиваясь к малейшим шорохам, но так и не дождалась его. Однако утром Алекс, как всегда, вышел в сад, поэтому девушка предположила, что ночь он все же провел в своей комнате.

Днем Каролина вернулась из домика бабушки раньше обычного, легла на свою высокую постель и собралась отдохнуть, но душу терзали беспокойные мысли. Ее ожидал долгий, тоскливый вечер, ибо Натали собиралась в гости к одному из своих поклонников. Тут девушка подумала, что можно скоротать время за чтением. Быстро поднявшись и надев платье из белого муслина с широким розовым поясом, она побежала в библиотеку.

Тихо ступая по персидскому ковру, девушка подошла к стеллажам и стала рассматривать книги. Многие имена ей были знакомы: Вольтер, Локк, Цицерон, Бэкон, Джонсон… Каролина взяла несколько томов, среди них роман Ричардсона «Памела» и «Средство от скуки» Джона Тромболла. Солнечные лучи, пробивающиеся сквозь деревья, освещали кресло у окна.

Тут Каролина и устроилась. Подобрав под себя ноги, она погрузилась в чтение. Девушка уже заканчивала вторую главу «Памелы», когда прозвучал знакомый глубокий бархатный голос.

— Рад видеть, что ты чувствуешь себя как дома, Каро!

Каролина вздрогнула и подняла глаза: возле письменного стола она увидела Алекса.

— Я и не слышала, как вы вошли! — воскликнула Каролина, быстро поправив юбку и прическу.

Алекс рассматривал ее с нескрываемым удовольствием.

— Кажется, это одно из твоих новых платьев?

— Да, — робко ответила Каролина.

— Всей душой одобряю твой выбор, однако, признаюсь, мое внимание привлекает вовсе не платье.

Каролина поспешно отвернулась, чтобы скрыть яркий румянец, заливающий щеки, но Алекс тут же приблизился к ней и взял за руку. От его прикосновения Каролина, как всегда, почувствовала слабость. Мысли ее разбегались, и девушка смущенно смотрела на него.

— Скажи, ты довольна своим платьем? Надеюсь, не все они столь декольтированы? Мне не нравится, когда кто-нибудь, кроме меня, лицезреет твои прелести.

Каролина смутилась еще больше.

— Только это платье открыто так сильно.

Алекс легонько обвел пальцем край выреза, касаясь ее грудей. Сердце Каролины замерло, потом бешено забилось.

— Рад слышать, — усмехнулся он. — Тогда надевай его только при мне.

Внутренний голос кричал Каролине, что она должна отбросить его руку и выйти из комнаты. Однако она не шелохнулась. Алекс мягко коснулся ее щеки.

— Ну что ж, Каро, близится вечер, а я еще хочу принять ванну перед ужином. Встретимся внизу.

Он был уже возле двери, когда Каролина вскочила с кресла.

— Алекс, подождите!

Он остановился и выжидающе посмотрел на нее.

— Я должна поблагодарить вас за щедрые подарки. Но право же, вам не следовало…

— Мне этого хотелось. Ты стоишь того, чтобы носить красивые вещи, Каро, а мне доставляет удовольствие видеть тебя в них. — Алекс улыбнулся. — Никогда не забуду тот день, когда мы гуляли по Нью-Йорку и ты была в новом зеленом платье… — Заметив, как просияла Каролина, он кратко бросил: — Увидимся за ужином, детка.

Перед ужином Каролина приняла ванну. Узнав, что проведет вечер в обществе Алекса, она сразу же повеселела, и заглянувшая в комнату Натали услышала, как девушка что-то радостно напевает.

— От твоего хорошего настроения не останется и следа, когда ты узнаешь мои новости.

— Посмотрим, — рассмеялась Каролина.

— Признаться, в любой другой вечер я бы предпочла ужинать дома, потому что в обществе Алекса гораздо интереснее, чем со Стэнли, Робертом и кем бы то ни было другим. Однако сегодня я очень благодарна Роберту и его родителям за приглашение, ибо вечером здесь будет ужинать любовница Алекса — весьма гадкая особа.

Натали встревожилась, внезапно заметив, как побледнела Каролина.

— Что с тобой? У тебя такой вид, будто ты увидела привидение!

— О, со мной все хорошо. Но… Натали, откуда ты знаешь, что она его любовница? Он что, сам тебе рассказал?

Натали печально улыбнулась.

— Зачем ему рассказывать? Я и без того знаю, что он не тратит время на легкий флирт.

— Да, я знаю, — тихо сказала Каролина.

— Не позволяй Мадлен обижать тебя, — добавила Натали, — она очень хитра, и у нее злой язык. Однако можно спокойно переносить ее колкости, зная, что Мадлен ведет игру, в которой ее ждет неминуемый проигрыш. Она надеется выйти замуж за Алекса, но этого никогда не будет.

— Почему ты так считаешь?

— Алекс не собирается жениться. Разве мы все не говорили тебе этого? А кроме того, Мадлен Чемберлен интересует брата только с одной точки зрения.

— Тогда почему он приглашает ее в дом?

— Честно говоря, сама не знаю. Полагаю, она упросила его, а Алекс уступил, чтобы избежать осложнений. Ну же, Каро, выше нос! Ты выглядишь, как отвергнутая жена, а несколько минут назад сияла, как новобрачная.

Когда Натали уехала в гости, за Каролиной зашла бабушка. Девушка надела свое любимое платье персикового цвета и изумрудное ожерелье. Золотисто-медные волосы ниспадали мягкими локонами на ее шею.

— Это платье очень идет тебе, — заметила старушка. — Алексу оно наверняка понравится.

Каролина хотела было возразить, что Алекс вероятнее всего вообще не заметит, как она выглядит, но вместо этого попросила:

— Вы не могли бы рассказать мне о гостье Алекса?

Бабушка презрительно усмехнулась:

— Ты имеешь в виду Мадлен Чемберлен? Она недавно овдовела: ее муж погиб на войне, но траур Мадлен носила недолго. Как только Алекс купил весной этот дом, Мадлен под любыми предлогами стала заезжать к нему. Мой внук всегда ценил женские прелести, особенно когда их добровольно предлагают ему. Впрочем, не сомневаюсь, что у мадам Чемберлен есть определенный план. — Старушка умолкла и сжала руку Каролины. — Пойдем, petite cherie, нам пора спускаться к ужину. Уверена, ты не позволишь Мадлен одержать над тобой верх… и даже над Алексом, если уж на то пошло!

Алекс поджидал их внизу лестницы. В кремовой рубашке, жилете из расшитой золотом парчи и синем сюртуке он был так неотразимо красив, что сердце Каролины отчаянно забилось. Увидев бабушку, он радостно удивился:

— Ну и ну, мадам, кажется, вы никогда не появляетесь в доме нормальным путем. Я полагал, что вы все еще у себя.

Старушка пристально всмотрелась в лицо внука живыми темными глазами.

— Я решила сопровождать Каролину, ибо считаю необходимым защитить ее от нашей… хм… почетной гостьи. — С этими словами она оперлась на руку, любезно предложенную внуком.

Лицо Алекса выразило досаду.

— Убежден, Каро способна сама за себя постоять, — отрывисто бросил он. — Буду вам очень признателен, бабушка, если вы придержите язычок. Прошу вас не устраивать сцен. Мадлен — моя гостья, поэтому надеюсь, что вы отнесетесь к ней с должным уважением.

Бабушка подняла брови, всем своим видом выказывая неудовольствие, но промолчала.

В гостиной Каролина увидела женщину весьма незаурядной внешности. Она стояла у камина, и ее волосы походили цветом на языки пламени. Мадлен Чемберлен, высокая и стройная, белокожая, с тонким носом и пухлыми губами, выглядела элегантной и чувственной. Подойдя ближе, Каролина заметила, что фиалковые глаза гостьи смотрят на нее оценивающе и с любопытством.

— Так, значит, это и есть маленькая Каролина! Я много слышала о вас, дитя мое!

Николас, стоявший рядом с Мадлен, закатил глаза.

— Весьма польщена, миссис Чемберлен, — ответила Каролина. — К сожалению, Алекс ничего не рассказывал мне о вас.

Мадлен взглянула на Алекса:

— Дорогой, я и не подозревала, что твоя маленькая подопечная — вполне взрослая и так мила!

— Мила? — воскликнул Николас, — да эта девушка настоящая красавица!

Мадлен смерила его холодным взглядом, а Алекс заметил:

— По-моему, нам пора пропустить по стаканчику. Бабушка, Каролина, вам налить вина? — Он пошел за бокалами.

— Алекс, а ты уверен, что ребенку можно пить спиртное? — насмешливо спросила Мадлен. Каролина как завороженная смотрела на гостью. Она восхищалась Мадлен и ненавидела себя за это. Платье у этой женщины было настоящим произведением искусства, и рядом с ней девушка казалась себе скучной и невзрачной. На шее и в ушах Мадлен сверкали великолепные аметисты, и Каролина почувствовала укол зависти.

За обедом гостья говорила в основном с Алексом. Ее чувственные губы то лучезарно улыбались, то складывались в обиженную гримасу. Глаза Алекса горели, и, наблюдая за этой парой, Каролина помимо воли представляла себе их обнаженными в постели. От этих мыслей девушка пришла в отчаяние и едва притронулась к аппетитному окороку. Не помогали даже веселые шутки Николаса. Наконец она увидела, что подают десерт, и испытала облегчение. В это время прозвучал холодный голос Мадлен:

— Алекс, теперь, узнав, что твоя подопечная — взрослая девушка, я с удовольствием познакомлю ее с молодыми людьми. — Она бросила взгляд на Каролину: — Не возражаете, дорогая? Уверена, что такая хорошая девочка, как вы, не станет злоупотреблять гостеприимством мистера Бовизажа.

Каролина гордо вздернула подбородок.

— Меня пригласил сюда мой опекун, миссис Чемберлен, и я лишь покорно исполняю его волю.

Алекс так посмотрел на гостью, что самодовольная улыбка замерла на ее губах, и Каролина тотчас отметила это с мстительным удовольствием. Николас незаметно пожал руку девушки, и она, обернувшись к нему, увидела, что он едва удерживается от смеха.

Когда общество переместилось в гостиную, Алекс подошел к Каролине.

— Постарайся не провоцировать меня, детка, — проговорил он с опасной улыбкой. — Услышав, что ты покорна моей воле, я очень обрадовался.

— Однако вашей гостье это не слишком понравилось, — сказала Каролина, с облегчением отметив, что Алекс не сердится. — А чему, собственно, вы так радуетесь, сэр? Уж не считаете ли вы, что мои слова дают вам повод на что-то надеяться?

Алекс наклонился к Каролине и прошептал ей в самое ухо:

— Я бы хотел так думать, cherie.

Каролину смутил его пристальный взгляд. Однако она с вызовом посмотрела на него.

— Успокойтесь, месье. У вас… — Она умолкла на полуслове, встретив злобный взгляд Мадлен. — Алекс, по-моему, миссис Чемберлен начинает скучать. Не хочу злоупотреблять вашим вниманием, поэтому, думаю, вы простите меня, если я пойду отдохнуть.

Огорчение, мелькнувшее в бирюзовых глазах, согрело душу девушки. Но настроение ее упало, когда, надев ночную рубашку, она присела у окна и увидела, как Алекс и Мадлен прогуливаются по дорожкам сада. Их заливал яркий лунный свет. Алекс нежно положил руку на плечо Мадлен. Каролина приросла к стулу, когда они остановились и Алекс откинул капюшон с головы Мадлен. После этого они слились в поцелуе. Однако хуже всего было то, что спустя мгновение Алекс взглянул наверх и увидел девушку, приникшую к окну.

ГЛАВА 16

Утром во время завтрака Натали радостно сообщила Каролине, что брат разрешил устроить бал.

— Он сказал: «Перед Рождеством». Предварительно мы договорились на шестое, поэтому на осуществление наших планов у нас в запасе чуть больше месяца. Разве это не замечательно!

Каролина через силу улыбнулась. Интересно, с чего это Алексу так захотелось устроить ей светский дебют?

— Как мило с твоей стороны взяться ради меня за все эти хлопоты, — проговорила она.

— Ну что ты! — воскликнула Натали. — Ведь мы же подруги! Кроме того, это доставит мне не меньше удовольствия, чем тебе! Хотя, Каро, я много думала…

— О чем?

— О тебе. Можно мне говорить откровенно? Каролину охватил страх, ибо она не испытывала ни малейшего желания быть откровенной даже с собой.

— Да, — неуверенно ответила она. Натали дружески пожала руку Каролины.

— Прошу тебя, дорогая, не таись от меня! Убеждена, тебе очень нужна подруга, близкая по возрасту. Я знаю, ты часто беседуешь с бабушкой, но, по ее словам, никогда не рассказывать о себе. Я бы не обратила на это внимания, но всякий раз, когда Алекс рядом, в твоих глазах отражается все, что ты чувствуешь!

Каролина нетвердой рукой поставила чашку на стол.

— Выслушай меня, пожалуйста! — воскликнула Натали. — Ради тебя самой! Может, ты не хочешь смотреть в лицо правде, но я поняла все с самого первого дня: ты влюблена в Алекса. Что бы ты ни говорила, тебе меня не провести. Боюсь, как бы твоя болезнь не оказалась слишком опасной: мне еще не встречалась женщина, излечившаяся от любви к моему брату. Я уже десять лет вижу, как они появляются и исчезают, и на это грустно смотреть. Даже самые сильные из них не в состоянии устоять против него, хотя иллюзий у них меньше. Они не надеются всерьез, что Алекс отдаст им сердце, поэтому, когда все кончается, эти женщины страдают не так остро. Вот почему брат избегает таких молоденьких девушек, как ты, Каро. Видишь, до чего все запутано! Не представляю, как твой отец мог отправить тебя в такую западню, если только он не лелеял надежду, что Алекс на тебе женится. Не хочу быть жестокой, но чувствую, что мне необходимо сказать правду, пока не поздно.

Каролина онемела от изумления. Завтрак остывал перед ней на тарелке. В голубых глазах Натали светилось сочувствие.

— Думаешь, я не понимаю тебя? Ведь я тоже женщина и вижу, насколько он обаятелен. Когда я была моложе, Алекс казался мне самым удивительным человеком на свете, да и обращался со мной так, будто я необыкновенная красавица. В нем есть что-то магическое, я тоже это замечаю. Что-то неуловимое притягивает к нему людей, как пламя мотыльков. Во время войны, с какой бы миссией ни отправился брат, всегда и везде его ждал успех. Одни безмерно любят его, другие ненавидят, ибо завидуют ему. Я очень привязана к Алексу, не сомневайся. Как по-твоему, почему, когда родители уезжают, я живу здесь, а не дома со своей сестрой Даниэль? Быть рядом с братом — великое счастье.

— Согласна, — прошептала Каролина.

— Значит, ты признаешься, что влюблена в него? Если ты осмелишься взглянуть правде в глаза, надеюсь, это будет уже первый шаг к выздоровлению.

Каролина кивнула с самым несчастным видом. Натали, недолго думая, решила поведать ей семейную тайну.

— Есть кое-что, касающееся Алекса, о чем я еще тебе не говорила. Трагическая и загадочная история. Возможно, узнав об этом, ты поймешь, что брат стал неуязвимым для любви. — Она помолчала. Каролина со страхом и любопытством ждала продолжения. — Всего не знаю даже я, но кое-какие сведения услышала от разных людей за последние несколько лет. Оказывается, во время войны Алекс встретил одну даму, родители которой были сторонниками тори и покинули страну. Она осталась и поклялась хранить верность делу патриотов. Может, ты слышала, что в ту пору брат был тайным агентом. Кажется, девушку звали Эмили. Когда Алекс странствовал один, она иногда бывала его спутницей. Любовь к ней сделала Алекса доверчивым. К тому же рядом с Эмили не было родителей, которые следили бы за ее поведением. Война — такое время, когда мало какие правила соблюдаются, люди живут сегодняшним днем.

Как мне рассказывал Костюшко, потом выяснилось, что эта девушка была английской шпионкой. Он даже намекнул, что ее разоблачил именно Алекс. Представляешь себе, как это на него подействовало? Ее схватили, когда их роман был в самом разгаре, но оказалось, что она шпионила именно за ним и сводила на нет все, что он делал. Я слышала, будто она попала в тюрьму или умерла. Ник клянется, что, по словам родителей, Эмили повесили. А наша знакомая Мэри Армстронг утверждает, что брату пришлось присутствовать при ее казни. После этого он на время отказался от работы агента и вместе с отцом плавал на каперском судне. Алекс перестал дорожить жизнью и последние месяцы войны вел себя так безрассудно, что удивительно, как его не убили!

Не знаю, что в этой истории правда, а что — нет. Брат никогда не говорил мне ни слова об Эмили. А я, уж конечно, его не расспрашивала! — Натали нервно рассмеялась. — Так вот, Алекс всегда скептически относился к любви, но теперь его сердце ожесточилось. Более всего он сторонится женщин, которые кажутся невинными.

Каролина молча размышляла над рассказом Натали. Она выглядела убитой. Мысль, что Алекс когда-то глубоко увлекся другой девушкой и даже путешествовал с ней, была для нее невыносима. Эта мысль затмевала даже трагическую развязку истории.

— Но, Натали, что бы ни совершила Эмили, она ведь, наверное, любила Алекса? Она не могла его не полюбить!

Натали кивнула:

— Конечно, любила, это и делает историю такой трагической.

— Что ж, я рада, что ты мне все рассказала, — солгала Каролина. Голос ее дрожал. — Жаль только, что я не узнала об этом раньше — возможно, тогда мне удалось бы устоять перед Алексом. Впрочем, я не уверена. — Девушка тяжело вздохнула, и Натали заметила, как вспыхнули ее карие глаза. — Я поклялась, что не отдам ему свое сердце. В тот день, когда мы встретились с Алексом, он сразу сказал мне, чтобы я не считала его джентльменом. И я уже тогда поняла, что полюбить его было бы для меня пагубно.

— Но что ты можешь с этим поделать? Разум едва ли помогает в таких делах.

На глаза Каролины навернулись слезы.

— Ненавижу его за то, что он со мной делает! — воскликнула она, и слезы потекли по щекам. — Я даже не в состоянии больше управлять своими чувствами! А он только смеется надо мной!

Натали обняла девушку.

— Хорошо, что ты поделилась со мной, Каро. Мы должны изгнать беса, который в тебя вселился! Я знаю так много замечательных молодых людей! Не стоит тебе сидеть дома и убиваться из-за Алекса. Теперь я буду брать тебя с собой на вечеринки, и ты познакомишься со всеми моими друзьями. Не станем ждать бала. Если повезет, жизнь поможет тебе избавиться от боли. И кто знает, вдруг ты встретишь человека, который заставит тебя забыть моего брата.

— Думаю, ты права, — печально проговорила Каролина. — Уверена, Алекс как раз этого и хочет.

Чуть позже Каролина совершала утреннюю верховую прогулку, и Молли несла ее галопом по окрестным полям. Девушка вдруг вспомнила о тех днях, когда они с Алексом были одни в лесах Коннектикута, и подумала, что все дальше и дальше отдаляется от тех счастливых мгновений, которые кажутся сейчас нереальными, как волшебный сон. Какой же наивной глупышкой была она тогда! Как невинно ложилась спать рядом с ним! Однако в душе Каролина по-прежнему считала, что так и должно было быть. Как знать, если бы они никогда не уехали с фермы Уоллингхэмов, возможно, все сложилось бы иначе, печально думала она.

Следующий месяц промчался незаметно. Натали ездила с Каролиной в Филадельфию, возила ее в гости к своим друзьям, и обе девушки мечтали о предстоящем празднике.

Наконец в доме впервые появилась Даниэль Инджельман. Как-то вечером Каролина и Натали сидели в просторной белой кухне и обсуждали с кухаркой миссис Ривс вопросы приготовления праздничного ужина. День выдался холодным, пасмурным, и Каролина, сидя у жарко пылающей печи и прихлебывая горячий чай, чувствовала себя необычайно уютно.

Внезапно дверь распахнулась, и на пороге появилась высокая женщина весьма необычной наружности, завитая по последней моде и в широкополой зеленой шляпе.

— Что вы здесь делаете? — спросила она.

Каролина бросила удивленный взгляд на Натали. Та отнеслась к появлению этой дамы вполне спокойно.

— Мы обсуждаем подготовку к балу.

— Бал? Какой бал и по какому случаю? К тому же в отсутствие maman и papa?

— Алекс дает бал в честь своей подопечной, которую ты видишь здесь. Каролина, позволь представить тебе мою сестру, Даниэль Инджельман.

Судя по всему, Даниэль ничего не слышала об изменениях в жизни брата. Приказав миссис Ривс подать им чай в малую гостиную, она величественно выплыла из кухни, заявив, что желает узнать все. Натали и Каролина последовали за ней.

Каролина вспомнила слова Алекса: «Даниэль — единственный здравомыслящий человек в нашей семье». Однако это прозвучало далеко не как комплимент. «Как странно, — вдруг подумала девушка. — Я провела уже столько времени в Бель-Мезон и ни разу не встречалась со старшей сестрой Алекса».

Беседа в гостиной продлилась почти час, и Каролина заметила, что Даниэль отличается властностью и снобизмом, но что-то в ней привлекало девушку. Даниэль нарочито небрежно расспрашивала о семейных новостях, однако чувствовалось: эту даму глубоко огорчает то, что она оторвана от милого ее сердцу семейного кружка. Она оживленно рассказывала о муже и двоих детях, но было очевидно, что душой Даниэль связана с родительским домом.

Наконец Даниэль поднялась, надела меховую накидку и с надеждой взглянула на Натали:

— Позвольте мне помочь вам в организации бала. Ты же знаешь, maman не возражала бы против этого. К тому же у меня гораздо больше опыта в подобных делах, чем у тебя, Натали.

Младшую сестру явно не вдохновило это предложение, но Каролина быстро проговорила:

— По-моему, это было бы чудесно, Даниэль. Мы с благодарностью примем вашу помощь и весьма ценим то, что вы готовы уделить нам время.

Даниэль радостно улыбнулась и распрощалась с ними. Стоя в дверях, девушки наблюдали, как она села в роскошную карету. Как только сестра уехала, Натали возмущенно воскликнула:

— Что за бес тебя попутал, Каро? Неужели ты хочешь, чтобы эта педантка проводила тут каждый день?

— Натали, но она же твоя сестра!

— Иногда я с трудом в это верю. Maman говорит, что Даниэль с самого начала отличалась от нас и еще в детстве переняла черты характера своей гувернантки. Она всегда смотрела на нас с Алексом свысока, поэтому мы отдалились от сестры и ее противного мужа. Он еще больший педант, чем Даниэль! Алекс относится к ней снисходительно, но она постоянно напоминает ему о его недостатках, и брат выходит из себя…

— А мне ее жаль, — тихо заметила Каролина. — По-моему, Даниэль отчаянно хочется быть такой же, как вы. Почему-то природа обделила ее шармом, остроумием и легким авантюризмом, свойственным семье Бовизаж. Представь, как трудно ей сознавать все это! Но Даниэль горда, а поэтому делает вид, что она лучше других членов семьи. Мне кажется, это очень грустно.

Натали изумилась.

— Так ты думаешь, что Даниэль все это угнетает?

— Уверена, и меня поражает, что вы ее не понимаете. А я-то считала Алекса таким проницательным…

— Ты ошиблась в нем! Брат — ужасный человек, холодный и бесчувственный!

— Не пытайся влиять на мои чувства. Ты не можешь избавить меня от любви к нему. Если не возражаешь, Натали, я пойду прогуляться.

— Только не одна!

— Напротив! — Каролина залилась краской. — Я не хочу, чтобы обо мне беспокоились и жалели меня. Мне не хватает Алекса. А теперь, прошу тебя, оставь меня одну!

Каролина поспешно накинула плащ, отороченный лисьим мехом, и выбежала из дома. Натали, колеблясь, посмотрела ей вслед и закрыла дверь.

В лицо Каролине дул резкий ноябрьский ветер. Она остановилась на углу Еловой и Третьей улиц, собираясь перейти дорогу, и тут вдруг увидела знакомый черный с голубым фаэтон. Алекс правил лошадьми, а рядом с ним сидела Мадлен Чемберлен, прятавшая руки в горностаевую муфту и явно замерзшая.

Каролина замерла. Она хотела немедленно скрыться, но ноги не слушались ее. Повернувшись к Мадлен, Алекс смеялся, стараясь развлечь спутницу, но та заметила Каролину.

— Алекс! — воскликнула она. — Смотри, вот твоя маленькая подопечная! Остановись сейчас же!

Увидев Каролину, Алекс сердито нахмурился, придержал лошадей и крикнул:

— Черт возьми, Каролина, что ты тут делаешь одна? Почему с тобой нет ни Натали, ни даже горничной? По-моему, ты сошла с ума.

Впервые за последнее время Алекс удостоил девушку внимания, и у Каролины перехватило дыхание. Однако, овладев собой, она ответила:

— Нет, я еще не сошла с ума, но, вероятно, это произойдет, если я не отдохну от вас. Пожалуйста, займитесь миссис Чемберлен, а меня оставьте в покое!

Голос Каролины дрожал от едва сдерживаемых слез. Она повернулась и побежала прочь. Капюшон соскользнул у нее с головы, и волосы рассыпались по спине. Алекс что-то кричал ей вдогонку, но девушка расслышала лишь насмешливые слова Мадлен:

— Как приятно было встретить вас, дорогая! Каролина уже не впервые встречала их вместе и всегда узнавала огненно-рыжие волосы Мадлен даже в толпе.

По мере приближения к декабрю отношения Каролины с Алексом становились все хуже. Девушка видела его лишь урывками, но никаких дружеских бесед между ними больше не бывало, и Алекс никогда к ней не прикасался. Каролина даже перестала наблюдать за ним по утрам. Это произошло после того, как Алекс однажды заметил девушку в окне.

Хотя Каролина постоянно чем-то занималась, отчаяние ее росло день ото дня. Она по-прежнему часто навещала бабушку, но та не говорила с ней о внуке и лишь порой делала какие-то намеки, тревожащие Каролину. Например, однажды старушка небрежно заметила:

— По-моему, Каролина, ты здесь несчастлива. Может, ты все принимаешь слишком близко к сердцу?

Затем она закрыла глаза, словно давая Каролине понять, что не хочет обсуждать эту тему.

Натали познакомила Каролину с молодыми людьми, и один из них, Эверет Мак-Говен, юный и очень серьезный шотландец, судя по всему, безнадежно влюбился в нее. Эверету покровительствовал могущественный финансовый магнат Роберт Морис, и молодой человек очень быстро продвигался по службе. Умный, искренний и целеустремленный, он питал к Каролине благоговейное уважение. Натали считала, что о лучшем поклоннике и мечтать нельзя, но Каролина, равнодушная ко всем, кроме Алекса, не испытывала к Эверету никаких чувств. А любовь к Алексу приносила ей только боль.

К концу ноября все приготовления к первому балу Каролины, назначенному на шестое декабря, были закончены. В день, когда выпал первый снег, Натали уговорила Каролину поехать в Филадельфию и купить новые платья.

Снег падал крупными хлопьями. Девушки вышли из экипажа и побежали в магазин дамского платья. Каролина вдруг налетела на высокого мужчину, переходившего улицу. Поскользнувшись, девушка упала в снег и тут же сильные руки подняли ее, крепко обхватив за талию. Каролину бросило в жар.

Подняв голову, она встретила внимательный, словно проникающий в душу взгляд бирюзовых глаз. На черных волосах Алекса поблескивали снежинки.

Никто из них не произнес ни слова, но вдруг послышался незнакомый Каролине нежный голосок:

— Алекс, что с тобой? Отпусти сейчас же эту юную леди!

Каролина увидела, как маленькая хрупкая блондинка протянула руку к Алексу. Но тот, казалось, напрочь забыв обо всем на свете, так и не отпускал Каролину.

— Все в порядке, Мэри. Эта девушка — моя подопечная. — Он снова перевел взгляд на Каролину. — Надеюсь, ты не ушиблась? Куда это ты так спешила? — усмехнулся он.

В этот миг Натали оттащила Каролину от брата.

— Мэри права, Алекс, отпусти Каролину!

— Не беспокоитесь, — пробормотала девушка. — Простите, что так вышло!

— Принимаю ваши извинения, cherie. — Алекс снова усмехнулся, а Мэри предложила всем укрыться от снегопада в магазине.

— С Алексом каждый день случаются приключения. — Мэри рассмеялась.

Каролина похолодела, но постаралась не выдать своих чувств и натянуто проговорила:

— Надеюсь, вы не возражаете, Алекс, чтобы я примерила новое платья для бала. Натали сказала, будто вы хотели купить его для меня, вот мы и…

Алекс нахмурился.

— Она права. Вообще-то я его уже купил. К балу платье будет готово. — Он повернулся к Мэри: — Пойдем?

Попрощавшись с Каролиной и Натали, Алекс взял под руку Мэри, и вскоре они исчезли в снежной пелене.

ГЛАВА 17

В первую же неделю декабря судьба Каролины отчасти определилась. Как-то утром девушка завтракала с Натали в залитой солнцем гостиной первого этажа. Землю уже покрыл снег, но он быстро таял под теплыми лучами.

Предчувствие, что в этот день произойдут какие-то перемены, охватило Каролину, когда вдруг хлопнула входная дверь и дворецкий устремился навстречу пришедшему. Сердце девушки забилось учащенно: она услышала знакомый низкий голос. Через несколько мгновений в гостиную вошел Алекс в коричневом костюме, белой рубашке и кремовом жилете. Лицо его разрумянилось: он прискакал из Филадельфии верхом.

— Доброе утро, красавицы! Надеюсь, побалуюте меня чашечкой кофе и своим обществом!

Каролину, уже привыкшую к холодному тону Алекса, удивило его добродушие.

— Дорогой братец, — заметила Натали, — ты стал редким гостем в своем доме. Нам весьма льстит твое внимание.

Алекс молча сбросил плащ, уселся за стол напротив Каролины и улыбнулся ей.

— Как поживаешь, cherie? Должен отметить, что ты все хорошеешь, если такое возможно. Должно быть, светская жизнь идет тебе на пользу.

Натали настороженно покосилась на брата, потом с тревогой отметила, как залилась краской Каролина. Сегодня девушка в самом деле выглядела ослепительно.

Не успела ее подруга ответить на комплимент Алекса, как Натали воскликнула:

— Думаю, братец, тебя обрадует, что у Каролины появились поклонники! Это замечательные молодые люди, особенно Эверет Мак-Говен. Он красивый, воспитанный и, по-моему, серьезно увлекся твоей юной подопечной!

Служанка поставила перед Алексом кофе. Он взял чашку с задумчивым видом. Казалось, новости Натали его вовсе не обрадовали.

— Хм, увлекся? Кажется, я встречал этого молодого человека прошлым летом в окружном совете. Полагаю, мне стоит с ним поговорить, если Каролина отвечает на его… э-э… чувства. — Он всмотрелся в лицо подопечной, стараясь скрыть тревогу. — Что скажешь, Каролина? Никогда еще я не видел тебя такой молчаливой!

— Я… едва знаю мистера Мак-Говена. Конечно, он очень любезен и…

— …относится к тебе с уважением? Да иначе и быть не может!

Голос Алекса звучал саркастически, но лицо его омрачилось. Заметив в нем перемену, Каролина сказала:

— Позвольте напомнить вам, сэр, что именно вы придаете этому большое значение. А мне никогда не позволяли решать самой, какие качества я хочу видеть в мужчине.

— Бедное дитя! Я исходил только из твоих интересов! Ведь ты ничего не знаешь о жизни…

— Пожалуйста, — быстро вмешалась Натали, — прекратите эту глупую перебранку! Надеюсь, Алекс, ты приехал из Филадельфии не для того, чтобы испортить нам настроение?

Алекс хмуро взирал на девушек.

— Нет, меня привели сюда хорошие новости: наши родители вернулись домой.

— Вернулись! — воскликнула Натали. — Но они же собирались приехать не раньше марта или апреля

— Кажется, доктор Франклин плохо себя чувствует. У него камни в желчном пузыре. Maman решила не обременять его, а в замок на Луаре возвращаться не захотела. Поэтому родители предпочли вернуться домой до того, как ляжет снег. — Проницательные глаза Алекса остановились на Каролине. — Я все подготовил для того, чтобы завтра ты перебралась к моим родителям. Maman не терпится с тобой познакомиться. К тому же ты будешь ближе к Мак-Говену и прочим молодым людям. — Он поднялся и добавил: — Пожалуй, пойду сообщу сию радостную весть бабушке. Желаю вам обеим доброго Дня.

Каролина была под впечатлением разговора с Алексом. Натали считала, что для подруги лучше всего покинуть этот дом, и сказала, что переедет вместе с ней. Но Каролину мучило то, что она все более отдаляется от Алекса.

Часа два девушки укладывали вещи. Только потом Натали сообщила Каролине, что к обеду приедут гости.

— Стэнли просил меня принять его, а я решила, что тебе будет приятно побыть в обществе Эверета. Они скоро будут здесь.

— Ох, Натали, — простонала Каролина, — у меня слишком дурное настроение, чтобы вести беседу с Эверетом Мак-Говеном! Ты не могла бы извиниться передним и…

— Чепуха! — оборвала ее Натали. — Это именно то, что тебя сейчас отвлечет. А теперь иди, отдохни перед их приездом.

Спускаясь в гостиную, Каролина увидела Эверета. Дворецкий принял плащи у него и у Стэнли Редмонда, а Натали о чем-то оживленно говорила с молодыми людьми. Никем не замеченная Каролина помедлила на верхней площадке лестницы, разглядывая рыжеволосого Эверета. Он был среднего роста, хорошо сложен, но ничем не примечателен, однако, когда его карие глаза обращались к Каролине, в них загоралось живое чувство, и его лицо волшебным образом преображалось.

С самой первой встречи Эверет смотрел на девушку с восхищением и страстью. Это очень смущало Каролину, и даже сейчас она никак не могла заставить себя спуститься вниз. Наконец Стэнли обернулся и заметил ее.

— А вот и наша голубка! Спускайтесь к нам, мисс Бергман!

Эверет обратил на Каролину свой сияющий взор. Встретив девушку внизу, он приник к ее руке.

— Мисс Бергман, я восхищен вашей необычайной красотой!

Когда все сели за стол, Каролина вдруг поняла, что аппетит у нее пропал. Эверет был явно взволнован и весь вечер не отрывал от нее глаз. Его поведение смущало девушку, и она даже стала подумывать, не удалиться ли ей к себе, сославшись на головную боль. Натали тоже скучала, почти не обращая внимания на пылкого Стэнли Редмонда.

Уже подали десерт, когда в гостиную вошел Алекс. Каролина, пребывавшая весь день в нервном напряжении, почувствовала дурноту при виде мрачного, хмурого лица. Натали же сразу оживилась.

Алекс прищурился, затянулся сигарой и выпустил дым.

— Как мило! Каро, ты не сказала мне, что ждешь мистера… э-э… Мак-Говена, если не ошибаюсь. Непростительное упущение с твоей стороны, дитя мое! Ты же знаешь, что я хотел с ним поговорить. — Алекс встал за стулом Каролины и непринужденно положил руки на ее обнаженные плечи. Ощутив ее трепет, он насмешливо улыбнулся.

— Не нервничай, ma petite! Я не обижу твоего молодого друга! — Он встретился взглядом с Эверетом: холодные бирюзовые глаза взглянули в радостно смеющиеся карие.

— Кажется, вы прониклись глубоким чувством к моей подопечной, мистер Мак-Говен. Я вполне понимаю вас: она на редкость милая девушка. Мы с ней очень дружны, не так ли, Каро? — Алекс небрежно потрепал девушку по щеке. — Каро! — воскликнул он с притворным участием, — по-моему, ты вся горишь. Надеюсь, ты не заболела?

— Признаться, я… я не слишком хорошо себя чувствую, — пробормотала Каролина.

Эверет тут же вскочил и схватил ее за руку.

— Мисс Бергман, умоляю вас уделить мне несколько минут! Прошу вас, не отказывайтесь, ибо у меня к вам дело величайшей важности. — Потом он поднял глаза на Алекса: — Мистер Бовизаж, вы позволите мне побеседовать с вашей подопечной наедине? Смею вас уверить, что отношусь к ней с должным почтением и уважением.

Глаза Алекса сверкнули, и он стиснул плечи Каролины.

— Мистер Мак-Говен, не сомневаюсь, что вы — истинный джентльмен. Если мисс Бергман не возражает, то я тем более не буду препятствовать вам.

— О, вы очень добры, сэр! — воскликнул Эверет. — Мисс Бергман, не согласитесь ли вы пойти со мной в сад?

Каролине хотелось отказаться, но она не нашла для этого благовидного предлога. Эверет галантно помог ей подняться. Девушка покосилась на Алекса и затрепетала от его взгляда.

Через несколько минут она и Эверет были в саду. Каролина чувствовала, как волнуется Эверет, но не нашла для него ни одного дружеского слова. Наконец он начал:

— Мисс Бергман, я должен рассказать вам о своих чувствах, иначе мое сердце разорвется от боли. Мы очень недавно знакомы, но поверьте, я полюбил вас с первого взгляда!

Каролина слушала его с удивлением и тревогой.

— Дорогая, не смотрите на меня так! Не могу поверить, что мое признание — для вас неожиданность. Вы наверняка догадывались о чувствах, которые я к вам питаю. Мисс Бергман, вы самая удивительная девушка на свете! Никто не может устоять перед вами, и я не сомневаюсь, что у меня есть соперники. Вот почему я решил сказать о своих чувствах прежде, чем кто-то другой попросит вашей руки!

Лицо Эверета покрылось красными пятнами. Его влажные руки внушали девушке отвращение. Заметив, что она в панике, молодой человек воскликнул:

— Не отвергайте меня, мисс Бергман, умоляю вас! Прошу вас, выходите за меня замуж! Конечно, я не достоин вас, но моя любовь к вам безгранична. Я готов на все ради вас. Передо мной блестящее будущее. Со временем я стану в финансовом мире так же известен, как Роберт Морис! Клянусь, вы никогда не пожалеете о своем решении!

Наконец к Каролине вернулась способность ясно мыслить. Тревога смешалась с состраданием.

— Прошу вас, мистер Мак-Говен, не продолжайте. Вы оказали мне большую честь. Любая девушка была бы тронута вашими словами и гордилась бы счастливой возможностью стать вашей женой. Однако я должна отказаться.

— О нет! Прошу вас, не отказывайте мне! Вы не можете навсегда остаться в этом доме. Видит Бог, Бовизаж вам не отец, значит, у вас нет к нему родственных чувств. Почему же вы отвергаете меня?

— Я не считаю возможным поделиться с вами своими соображениями. Причина во мне самой. Однако вы правы, мое пребывание в Бель-Мезон не должно затягиваться. Родители Натали только что вернулись из Франции, поэтому мы с ней завтра же переезжаем к ним в Филадельфию. Мистер Мак-Говен, я еще слишком мало знаю жизнь и не могу решиться на такой серьезный шаг, как замужество. Боюсь, наш брак принес бы вам только несчастье. Не считайте меня идеалом. Увы, я обладаю множеством недостатков!

Каролина улыбнулась ему и увидела, что глаза молодого человека блестят от слез.

— Я не в силах смириться с вашим отказом, мисс Бергман, — проговорил он срывающимся голосом. — Вы самая прекрасная, самая чистая…

— Это не так, — отрезала Каролина. — Прошу вас, мистер Мак-Говен, давайте останемся друзьями. Когда-нибудь вы женитесь на девушке, достойной вашей любви, и тогда вспомните меня с благодарностью.

Когда Эверет оставил Каролину одну, она опустилась на садовую скамейку и прислонилась головой к стволу дуба. Ее охватила безысходная тоска. Ветер трепал волосы Каролины; она вдруг почувствовала озноб и страшную усталость.

Через некоторое время из дома вышла Натали. Каролина заметила ее появление лишь тогда, когда та опустилась рядом с ней на скамью.

— Каро, дорогая, с тобой все в порядке? Ты просидела здесь уже больше часа! Эверет не рассказал ни Стэнли, ни мне, что произошло между вами, а Алекс только сейчас разрешил мне пойти к тебе. Ты так бледна! Ради Бога, расскажи мне, что случилось!

Каролина со вздохом склонила голову на плечо Натали.

— Ах, дорогая, я не знаю, что со мной творится! Бедный Эверет просил моей руки. Мне очень жаль его — да и себя тоже!

— Каро, — встревожилась Натали, — надеюсь, ты не отказала Эверету?

— Конечно, отказала! Как я могла принять его предложение? Я же совсем не люблю Эверета!

— Какое это имеет значение? Пока ты любишь Алекса, ни один мужчина не возбудит в тебе сильного чувства! Но если так будет продолжаться и дальше, ты просто зачахнешь и умрешь. Твое единственное спасение — выйти замуж за достойного человека, любящего тебя, и молиться, чтобы его любовь залечила твои душевные раны. Уверена, со временем ты полюбила бы Эверета. Неужели ты не понимаешь, какая жизнь тебя ждет, если ты останешься подопечной моего брата?

Каролина отстранилась от Натали.

— Прости, но я не могу последовать твоему совету. Ты уговариваешь меня вступить в брак без любви, хотя сама не пошла бы на это.

— Ты права, но не забывай, что у меня совсем другое положение! А у тебя оно отчаянное, Каро…

— Не настолько, чтобы обманывать Эверета, к которому не питаю ни капли любви. Он хороший человек и заслуживает счастья.

— Но, Каро… Девушка поднялась.

— Думаю, мне пора заглянуть к бабушке. С тех пор, как я узнала, что завтра мы уезжаем из Бель-Мезон, я еще не говорила со старушкой, а между тем хочу попрощаться с ней.

— Ну что ж, вещи твои упакованы, Алекс, кажется, никуда не собирается, поэтому, пожалуй, тебе лучше провести время с бабушкой.

Каролина направилась к домику бабушки и вскоре исчезла в сгущающихся сумерках. Натали пожала плечами, закуталась в плащ и пошла в большой дом.

Бабушка ничуть не удивило появление Каролины, напротив, казалось, она поджидала ее. В уютной гостиной горели свечи.

— Дорогая, — сказала она, — почему бы нам не выпить по бокалу вина? У меня есть превосходное шабли, которое я привезла из Франции. Оно успокоит тебя.

Не дожидаясь ответа, она вышла из комнаты и вскоре вернулась с серебряным подносом в руках. На нем стояли хрустальный графин и два бокала. Устроившись рядом с Каролиной на узком диванчике, старушка разлила вино.

Девушка посмотрела в темные проницательные глаза пожилой дамы и пригубила вино. Вскоре она и в самом деле начала понемногу успокаиваться. Ей хотелось рассказать бабушке всю правду о себе и Алексе, но почему-то она подозревала, что той уже все известно.

— Что ж, ma chere, мой внук сообщил, что завтра ты уезжаешь. Думаю, не стоит говорить, что мне будет очень недоставать тебя. Я искренне привязалась.

В голосе бабушки прозвучала такая нежность, что глаза Каролины наполнились слезами. Собеседница взяла ее за руку:

— Сочувствую тебе, дорогая, — участливо продолжала она. — Терпеть не могу вмешиваться в чужие дела, но любовь к тебе и моему внуку вынуждает меня это сделать.

При этих словах в душе Каролины проснулась надежда.

— Ах, бабушка, я была бы так благодарна вам за любой совет! В моей жизни все так ужасно запуталось!

Пожилая дама вздохнула:

— Каролина, если бы с самого начала ты положилась на свою интуицию, тебе не понадобились бы мои советы. Ты умная, необычная девушка, а врожденная душевная чуткость помогла бы тебе найти правильное решение. Твоя единственная ошибка в том, что от излишней скромности и неуверенности в себе ты начала слушаться чужих советов.

— Я не понимаю вас…

— Mais oui, ma petit. Je crois que tu fais. [14] О, прошу прощения… хотя, по словам Алекса, ты знаешь французский?

— Да…

— Это хорошо. Языки необходимо знать. Вот что я скажу тебе, Каролина: не вздумай слушаться Натали. То, что Натали — сестра Алекса, вовсе не означает, что она все знает и понимает. Увы, ее суждения весьма незрелы, у нее много предубеждений. В последнее время Натали редко встречалась с братом и по-прежнему видит в нем романтического героя. Она знает лишь те стороны его личности, которые открываются ей как его сестре. Пожалуй, я бы сказала, что ты уже познакомилась с ним ближе, чем кто бы то ни было, то есть познала его истинную натуру.

Каролина с недоумением взирала на бабушку, но почему-то от ее слов почувствовала себя гораздо бодрее.

— Сомневаешься в том, что я права? — Пожилая дама улыбнулась. — Конечно, мне трудно убедить тебя, но мы с Алексом добрые друзья. Он никогда не слышал от меня родительских нравоучений, а я никогда не пыталась ни судить его, ни давать ему советы. Он весьма незаурядный человек, и, чтобы удержать его, женщина должна обладать особыми качествами. — Старушка помолчала, пристально вглядываясь в лицо Каролины. — Если я правильно понимаю, за время путешествия по Коннектикуту вы познакомились довольно близко?

Каролина покраснела, но не сдержала улыбки.

— По-моему так, бабушка. Но Алекс очень сложный человек, а я была так растеряна…

— Вполне понимаю. Но тогда ты вела себя так, как следовало, ибо никто не влиял на тебя. Скажи-ка, кто, кроме моей внучки, говорил с тобой об Алексе?

— Ну… миссис Ван дер Пат и Пьер. Сам Алекс тоже сразу сказал мне, что он не джентльмен и…

— Oui. Я знаю, каков он. Его отец и дед были точь-в-точь такими же. — На мгновение морщинистое лицо старушки озарилось счастливыми воспоминаниями и сразу помолодело.

— Мой муж Этьен был отчаянным авантюристом. Ах, я как сейчас вижу этот дьявольский блеск в его глазах, который кружил мне голову. Такие мужчины редко рождаются на свет, дорогая моя. Это обаяние — дар Божий. Женщины слетаются к ним, как мотыльки на огонь, но ни одна не способна заинтересовать их надолго. Необычному мужчине нужна особенная женщина. Но такую нелегко встретить. Иногда на это уходят годы. Да и не сразу поймешь, такая ли она. Понимаешь, о чем я?

Каролина кивнула. Старушка вновь наполнила бокалы.

— Хочу объяснить тебе кое-что насчет Натали. У меня есть некоторые соображения, может, я не совсем права. Так вот, я люблю свою внучку, но все же смотрю на нее достаточно трезво и вижу в ней фамильные недостатки. Натали молода и, как все Бовизажи, упряма и уверена в себе. Она умеет убеждать, верно? Натали всегда горячо восхищалась Алексом, а тот был очень добр к ней. Никогда не роняя себя в глазах сестры, он тем самым подогревал ее чувства. Мой внук производит впечатление на всех женщин без исключения — даже я подвластна его чарам. А Натали по молодости лет очень нравилось занимать особое место в сердце брата. Даниэль несколько отдалилась от Алекса, и Натали воображает, будто именно она для него ближе всех. Антония и я, видишь ли, слишком стары, чтобы считаться с нами! — Бабушка тихо рассмеялась. — Поэтому ты для Натали — первая настоящая угроза, ибо к своим похождениям Алекс относится весьма легкомысленно. Однако пойми, моя внучка этого не осознает. Она хорошая, добрая девушка и сердечно любит тебя. Просто она убеждена, что ни одна женщина не способна завоевать сердце Алекса, и соответственно с этим дает тебе советы. Не понимая, что завидует тебе, Натали искренне верит, что действует в твоих интересах, comprends-tu [15].

Щеки Каролины разрумянились от выпитого вина, глаза смотрели задумчиво.

— Когда-нибудь Натали встретит достойного ее мужчину, — прошептала она, — и тогда не будет так много думать об Алексе. А все молодые люди, окружающие ее сейчас, не слишком интересуют Натали.

— А Эверет Мак-Говен? — спросила бабушка.

— Вы и о нем знаете? — удивилась Каролина. — Да, сегодня он сделал мне предложение.

— И ты его отвергла?

— Я не люблю его.

Они сидели в полумраке, при слабом свете свечей, и улыбались, понимая друг друга без слов. Наконец старушка коснулась растрепанных волос Каролины.

— Уже пора к столу, дорогая. Боюсь, все будут озадачены, если ты опоздаешь.

— А вы разве не пойдете?

— Non. Я провела утомительный день и хочу лечь пораньше.

Каролина, повинуясь мгновенному порыву, наклонилась и обняла пожилую даму.

— Спасибо вам, бабушка, большое спасибо! Вы на многое открыли мне глаза.

— А ты пообещай мне кое-что, Каролина. — Она решительно посмотрела на девушку. — Никогда не сомневайся в том, что подсказывает тебе интуиция. Ты, возможно, знаешь об Алексе больше тех, кто связан с ним всю жизнь. Не слушай ничьих советов, не колеблясь, бери то, что тебе нужно, да держи покрепче. Если проявишь нерешительность, жизнь пройдет мимо тебя. Верь, самое ценное то, за что приходится бороться и рисковать. Слушайся своего сердца — это избитая фраза, но так оно и есть. Поняла?

Каролина улыбнулась, еще раз обняла старушку и сказала:

— Победа ждет меня или поражение, но сегодня ночью я рискну! Пожелайте мне удачи!

Желая все обдумать, Каролина медленно прогуливалась по саду, залитому лунным светом. Окна первого этажа были ярко освещены, а это означало, что ужин в разгаре. Уступив внезапному порыву, девушка вошла в дом через черный ход и поднялась на второй этаж по винтовой лестнице.

— Роза, — попросила Каролина свою горничную, — не могла бы ты кое-что для меня сделать?

— Конечно, мэм.

— Пожалуйста, передай господам, что я не спущусь к ужину, потому что очень устала и хочу пораньше лечь.

— Хорошо, мэм.

— И попроси принести ванну в мою спальню.

— Что-нибудь еще, мэм?

Каролина улыбнулась:

— Да! Я умираю с голоду, но хотела бы поесть здесь.

Роза удивленно взглянула на девушку:

— Сейчас принесу вам поднос.

— Спасибо, Роза! Ты мне очень помогла! Оставшись одна, Каролина легла на постель.

Свечи отбрасывали на потолок длинные тени. Уверенность девушки мало-помалу таяла. Она закрыла глаза и вспомнила приободрившие ее советы бабушки. Однако, представляя себе хмурое лицо Алекса, Каролина внутренне содрогалась.

«Я обязана попытаться, — подумала она. — Иначе мне придется жалеть об этом всю жизнь. Видит Бог, мое положение таково, что хуже все равно некуда».

Отказываясь даже предполагать, что Алекс может отвергнуть, а тем самым унизить ее, Каролина встала и принялась осматривать дорожные сундуки. В одном из них лежало нижнее белье. Каролина извлекла самую красивую ночную сорочку и, приложив ее к себе, подошла к большому зеркалу.

— Ну и сорочка, — воскликнула она, слегка покраснев. — Она слишком хороша для того, чтобы в ней спать.

В этот момент раздался короткий стук в дверь. Каролина поспешно сунула сорочку в ящик комода и крикнула:

— Войдите!

Роза внесла в комнату поднос с аппетитно пахнущими кушаньями и небольшим графином красного вина.

— Пожалуйста, мэм, здесь ростбиф, сдобные булочки и все прочее. Пока вы поедите, я приготовлю вам ванну.

Каролина просияла.

— Спасибо тебе, Роза! Ты настоящее сокровище!

Она взяла у горничной поднос и поставила его на столик у окна. Ни разу за последние несколько дней Каролина не ела с таким аппетитом! После первого стакана вина исчезли сомнения, закравшиеся в ее душу. Девушка принялась за второй стакан, когда Роза вместе с другой горничной принесли ванну. Через несколько минут над ванной поднимался душистый пар.

— Спасибо, Роза, — с чувством сказала Каролина. — Жаль, что ты не сможешь поехать со мной. — Порывисто обняв горничную, она добавила: — Можешь быть свободна, Роза. Сегодня вечером мне не понадобится твоя помощь.

— Но как же прическа… и купание?..

— Я сама управлюсь с волосами, а когда закончу купаться, попрошу кого-нибудь вынести ванну.

Оставшись одна, Каролина сняла платье и нижнее белье, а затем погрузилась в воду. Откинувшись на спину и положив голову на высокий бортик ванны, она решила разработать план действий.

Однако девушка понимала: пытаться соблазнить Алекса все равно, что играть с огнем. Страшась своей затеи, она отказалась строить какие бы то ни было планы, зная только одно: ей необходимо увидеться с Алексом и поговорить с ним.

Ванна стояла около камина. Внезапно за спиной Каролины раздвинулась потайная дверь, и, обернувшись, девушка увидела Алекса.

— Ей-богу, Каро, ты неистощима на приятные сюрпризы! Я слышал, что ты ужинаешь у себя, поэтому решил поинтересоваться, все ли с тобой в порядке. Как вижу, ты вполне…

Каролина вспыхнула под беззастенчивым взглядом Алекса. Откуда ей было знать, как соблазнительно она выглядит — порозовевшая, смущенная, с влажными блестящими волосами? Грудь девушки поднималась над водой, и Алекс долго и одобрительно смотрел на нее. Потом, встретив взгляд девушки, он увидел в нем такое страстное желание, что ему пришлось собрать все свои силы, прежде чем с видимым спокойствием сказать:

— По-моему, мне не подобает здесь находиться. Наш бедный мистер Мак-Говен пришел бы в ужас от такого неджентльменского поведения!

Однако в его лице не было ни тени раскаяния. Явно не собираясь уходить, он прислонился к дверному косяку и скрестил руки на груди.

— Алекс! — дрожащим голосом проговорила Каролина. — Я не могу выйти из ванны, пока вы тут стоите, а между тем вода совсем остыла.

Он рассмеялся:

— Прошу прощения, cherie. He хочу, чтобы ты из-за меня замерзла.

С этими словами Алекс исчез за дверью.

Дрожа, Каролина вылезла из воды, энергично растерлась полотенцем, достала из комода ночную сорочку, надела ее и завязала ленты под грудью. Сорочка облегала тело, соблазнительно обрисовывая каждый его изгиб. Сквозь тонкую ткань отчетливо виднелись упругие розовые соски. В мягком свете свечей кожа девушки отливала золотом. Расчесывая у огня волосы, Каролина размышляла, что делать дальше. Прошло полчаса, прежде чем она собралась с духом, подошла к двери и прислушалась. Сердце ее неистово билось, девушка едва дышала. Из комнаты Алекса не доносилось ни звука. Каролина немного приоткрыла дверь и заглянула в темноту. Оказалось, что комнаты соединяются через маленькую гардеробную. Когда глаза девушки привыкли к полумраку, она увидела на спинке стула плащ, который был в этот день на Алексе. Каролина перевела взгляд на дверь в соседнюю комнату: из-под нее пробивалась полоска света. В это мгновение дверь распахнулась, и на пороге появился Алекс.

— Кого я вижу! Каро! Неужели ты заблудилась и забыла дорогу в свою спальню?

Девушка вспыхнула, но не успела она и слова вымолвить, как Алекс в одну секунду преодолел разделявшее их расстояние.

— Это и в самом деле ты! — воскликнул он. — А я уж подумал, будто Господь послал на землю ангела, чтобы обратить меня на путь истинный! — Он обхватил руку Каролины повыше локтя и чуть присвистнул от удивления. — Что это, прекрасный ангел? Неужели обнаженная плоть?

Не тратя времени даром, Алекс повлек Каролину в свою освещенную спальню.

— Боже, Каро, что это ты на себя надела? Каролине не понравился его тон.

— Вы должны бы знать это, сэр, поскольку заказывали для меня одежду.

— Тогда позволь спросить иначе: почему ты это надела? Если собиралась на свидание с юным Мак-Говеном, то, осмелюсь заметить, ошиблась дорогой!

Алекс с восхищением взглянул на нее, глаза его засияли, и он тихо рассмеялся. Каролина почувствовала себя нагой. Как жаль, что она нашла эту злополучную ночную рубашку! «Но ведь должен существовать какой-то иной способ сломить его самозащиту, — подумала она в отчаянии, — а я веду себя как продажная женщина!»

Схватив Каролину за плечи, Алекс грубо притянул ее к себе. Его потемневшие глаза напоминали штормовое море. Такими девушка помнила их в тот день, когда он наткнулся на насильников в сарае Уоллингхэмов. Пальцы его сжали плечи Каролины с такой силой, что она и не пыталась вырваться.

— Что ж, дорогая, возможно, ты вовсе и не искала дверь в коридор — с чего бы тебе показываться в этом наряде? Предположение насчет Мак-Говена и вовсе ни к черту не годится. Насколько я знаю, сегодня днем ты дала ему от ворот поворот. Так что, похоже, остается один возможный вывод.

Насмешливо приподняв брови, Алекс криво улыбнулся. Руки его между тем скользнули с плеч Каролины на спину. Девушка подняла на него расширенные от ужаса глаза, но Алекс, словно не замечая этого, жадно, почти жестоко припал к ее губам. Каролина с трудом перевела дыхание и смахнула слезы.

— Алекс! Мне больно!

Однако лицо его не выражало ни малейшего сочувствия.

— Каро, — глухо проговорил он, — я давно устал вести с тобой эту глупую игру, более подходящую для школьников. Я не привык к роли почтительного обожателя, да она и не по мне. Ты была в относительной безопасности, пока держалась от меня на расстоянии, но теперь не оставила мне выбора. Я не раз просил тебя соблюдать мои правила, но сегодня ты пренебрегла ими. Игра окончена, cherie.

Алекс потушил свечи и чуть помедлил у письменного стола, собирая какие-то бумаги. Видимо, он работал над ними, когда услышал шорох в гардеробной.

Движения его были неторопливы, и Каролина догадалась, что он дает ей возможность отступить. Алекс несколько мгновений наблюдал за Каролиной.

Она спокойно встретила его взгляд, и, подойдя к ней, Алекс с удивлением увидел, что огромные глаза смотрят на него с нежной покорностью. Алекс обхватил руками ее тонкую талию, потом его пальцы медленно двинулись выше. Когда он развязал ленты на лифе и спустил с ее плеч сорочку, Каролина не отпрянула от него. Молодая нежная грудь обнажилась, и рубашка соскользнула на пол. Алекс начал ласкать ее, и Каролина затрепетала.

— Прелесть моя, — шепнул Алекс, — боюсь показаться банальным, все же скажу: у тебя великолепное тело!

Улыбка Каролины удивила его.

— Бог мой, Каро, возможно ли, чтобы ты смеялась в такую минуту? Неужели ты и в самом деле так раскованна?

Ее улыбка стала еще шире, и Алекс почувствовал, как податливо тело девушки.

— Я пила вино, — шепотом объяснила Каролина.

— Но ты ведь понимаешь, что делаешь? — глухо спросил Алекс.

— Да, должна признаться и тебе, и себе самой: я точно знаю, что делаю.

Алексу никогда еще не случалось видеть в глазах женщины такого желания и невинности. Он легко поднял Каролину на руки.

— Черт возьми, я больше не собираюсь разговаривать, Каро! С этим покончено — во всяком случае, на сегодня!

Каролина проснулась, как от толчка. На ясном звездном небе высоко стояла луна. Ее лучи, проникая через большие окна, заливали комнату серебряным светом. Девушка не сразу поняла, где она, но потом почувствовала, что прижимается щекой к груди Алекса. Каролина осторожно приподнялась и увидела, что он улыбается во сне.

Девушка удивлялась тому, что не испытывает ни стыда, ни смущения. Она помнила, какой испытала страх, когда Алекс потащил ее в свою спальню. Теперь Каролина понимала: она давно хотела того, что за этим последовало, и только теперь почувствовала себя спокойной и удовлетворенной. Она потерлась подбородком о широкую грудь. Алекс пошевелился и тут же оказался поверх Каролины.

— Что, никак не насытишься? — пошутил он.

Каролина ответила ему вызывающей улыбкой.

— Да, желание, похоже, оказалось сильнее меня…

— Так всегда и бывает, — шепнул Алекс, покрывая поцелуями ее лицо. Каролина обхватила руками его шею.

Девушка нехотя открыла глаза. В окно лился яркий солнечный свет.

— А, наконец-то проснулась! Моя добродетельная крошка приветствует новый день!

Насмешливый голос Алекса вмиг пробудил Каролину, словно ей брызнули в лицо холодной водой. Она быстро приподнялась на локте. Алекс брился, стоя перед зеркалом.

«Нет на свете мужчины столь привлекательного, как он», — подумала девушка, наблюдая за Алексом, и счастливо улыбнулась.

Неожиданно раздался стук в дверь.

— О Боже! — испуганно прошептала Каролина, услышав голос Пьера.

— Месье, я принес вам кофе.

Едва сдерживая смех, Алекс ответил:

— Спасибо, Пьер. Э… оставь его, пожалуй, за дверью.

— Mais, месье, а кто же вас побреет?

— Сегодня я побреюсь сам.

— Сами, месье? — Растерянность в голосе Пьера явно забавляла его хозяина. Каролина между тем поспешила спрятаться под одеялом, не сомневаясь, что камердинер с минуты на минуту откроет дверь. — А кто же поможет вам одеться?

— Я сам справлюсь, спасибо.

— Mais, месье, я должен приготовить вашу одежду!

Пьер был уже не на шутку взволнован, и Алекс, не выдержав, расхохотался:

— Пьер, ты к старости становишься чрезмерно заботливым!

— Как пожелаете, месье, — обиженно проговорил камердинер.

Когда шаги Пьера стихли, Каролина выглянула из-под одеяла. Алекс заканчивал бритье.

— Какая же ты трусиха, детка!

— Нет, это не так! — горячо возразила Каролина. — Ты же знаешь, почему я спряталась. А что, если бы Пьер вдруг обнаружил меня здесь?

Алекс вытерся полотенцем и подошел к кровати.

— Но ты же не стыдишься того, что сделала? — спросил он, внимательно взглянув на нее. — Ночью мне показалось, что ты полностью отдавала себе отчет во всем, а потом была совершенно счастлива. Каролина села в кровати.

— О нет, Алекс, я не стыжусь! — воскликнула она. — Хотя, наверное, мне следовало…

— Вставай, Каро, и иди сюда, — перебил ее Алекс.

Она поднялась и встала рядом с ним. Положив руки на талию Каролины, он притянул ее к себе, наклонился и поцеловал.

— Каро, ты не совершила ничего дурного. Ты невинна душой, дорогая, но я не сразу понял это. — Он помолчал и улыбнулся. — К тебе не применимы обычные мерки, ибо ты живешь по законам своего чистого сердца. Возможно, у тебя не сохранилось воспоминаний о правилах морали… а может быть, ты и всегда была такой.

Алекс снова поцеловал ее, и Каролина почувствовала, как твердеет его плоть.

— Боже правый! — простонал Алекс. — Ты же знаешь, что твое тело сводит меня с ума. Никогда еще порядочная девушка не возбуждала во мне такого желания. Думаю, Господь создал тебя в единственном экземпляре!

В дверь снова постучали.

— Алекс! — воскликнула Натали. — Почему у тебя под дверью стоит холодный кофе?

— Черт возьми, я совсем о нем забыл! — Он мгновенно накинул на Каролину свою рубашку. — Натали наверняка уже идет в твою комнату! Скорее! — Он любовно шлепнул ее по заду. Каролина юркнула к двери в гардеробную.

— С тобой все в порядке? — спросила Натали. — Мне принести твой кофе?

— Не беспокойся, — ответил Алекс, открыв дверь и заметив, что по коридору спешит Пьер с каким-то конвертом в руках.

ГЛАВА 19

Пьер с самого начала заподозрил что-то неладное. Войдя в спальню хозяина и застав того за чтением письма от генерала Вашингтона, он укрепился в своих подозрениях. Постель была в полном беспорядке, и старый камердинер уловил слабый аромат жасмина, всегда невольно ассоциировавшийся у него с Каролиной. Внезапно Пьер испугался.

Алекс положил письмо и кратко распорядился:

— Подготовь мою форму, Пьер. Я немедленно отправляюсь в Нью-Йорк. Верхом.

— В Нью-Йорк! Но, месье…

— Завтра туда прибывает генерал Вашингтон. Он желает в последний раз встретиться со своими офицерами, а потом уедет в Монт-Вернон. Мне нужно добраться до Нью-Йорка к завтрашнему вечеру. Упакуй только самое необходимое.

Алекс взял чашку кофе, а Пьер, направившись в гардеробную, заметил возле камина воздушную ночную сорочку. Не посмев даже размышлять об этом, камердинер занялся сборами. Когда он вернулся в спальню, ночной сорочки возле камина уже не было. Пьер помог хозяину одеться.

— Месье, а где ваша рубашка? Я никак не могу ее найти, — озадаченно проговорил Пьер.

Алекс метнул на него колючий взгляд:

— Пьер, твои вопросы действуют мне на нервы! Следить за одеждой — твоя обязанность, поэтому не докучай мне своей болтовней!

Вернувшись в свою спальню, Каролина изумилась, увидев, что на часах уже девять. Едва она успела переодеться, как в дверь постучала Натали. Бросив взгляд на ванну, все еще стоящую перед камином, девушка перепугалась, поняв, что Натали и Роза легко догадаются обо всем.

— Я так поздно закончила купаться, что уснула, так и не успев никому позвонить и попросить унести ванну.

— Ты только что проснулась? — небрежно поинтересовалась Натали. — Это для тебя необычно, тем более что вчера ты очень рано отправилась спать. А почему ты не спустилась к ужину? Мы все очень встревожились!

Каролина присела за туалетный столик и начала расчесывать волосы. Не успела она ответить, как Натали воскликнула:

— Ой, какая же я глупая! Конечно, тебе было бы невыносимо сидеть за ужином рядом с Алексом и думать о том, что завтра мы уезжаем из Бель-Мезон. Ты поступила очень разумно! — Она немного помолчала, потом удивленно спросила: — Ты что, даже не заплела на ночь косу?

Каролина поспешно наклонила голову, чтобы скрыть румянец, заливший щеки.

— Да, я об этом совсем забыла. Вчера у меня совершенно не было сил. Бабушка напоила меня вином, и, видимо, два бокала вина и горячая ванна подействовали на меня расслабляюще.

— Два стакана вина? С чего это? Но ведь когда ты пошла к бабушке, было только пять часов!

Каролина с особым усердием расчесывала волосы.

— Право же, Натали, я не понимаю, какое это имеет значение. Мне пора переодеваться к завтраку. Может, позвонишь Розе?

— Странно! Сегодня ты такая же нервная, как Алекс…

К тому времени, когда Каролина пошла завтракать, ее настроение заметно улучшилось. Мечтая поскорее снова увидеть Алекса, она отказалась от утренней чашки чая, которую обычно выпивала у себя в спальне. Сейчас все виделось ей в розовом свете. О переезде в Филадельфию девушка почти не думала, ибо интуиция подсказывала ей, что Алекс изменит свои планы. Конечно, он не давал никаких обязательств, не клялся в любви, но то, что между ними произошло, вселяло в нее надежду.

У дверей гостиной Каролину поджидал Пьер.

— Мадемуазель…

Встретившись взглядом с камердинером, девушка скромно потупила взор. Она чувствовала, что Пьер обо всем догадывается.

— Доброе утро, Пьер! Прекрасный день, не правда ли? Я умираю с голоду…

— Мадемуазель, месье Алекс просил передать вам, что утром ему пришлось уехать в Нью-Йорк.

— В Нью-Йорк?..

Каролина сникла, и сердце Пьера переполнилось жалостью к ней.

— Да, мадемуазель. Генерал Вашингтон возвращается к себе домой в Монт-Вернон и завтра вечером пожелал встретиться в Нью-Йорке со своими офицерами. Думаю, это что-то вроде торжественного прощания.

— Но… надолго ли он уехал? Разве Алекс не знал об этом до того, как… то есть…

— Сообщение от генерала пришло лишь сегодня утром, мадемуазель. А вот надолго ли уехал месье Алекс, право, не знаю. Думаю, самое меньшее дня на четыре.

Каролина выглядела совершенно убитой — и именно так себя и чувствовала. Поблагодарив Пьера, она, поникнув, побрела в гостиную и опустилась на стул. Ее охватило глубокое отчаяние. Ни разу за последний месяц ей не было так плохо. Алекс оставил ее, а это означает, что она должна переехать в Филадельфию и ждать своего первого бала, который состоится через четыре дня.

Оладья на тарелке Каролины давно остыли, когда в Бель-Мезон прибыли Жан-Филипп и Антония Бовизаж. При первом же взгляде на экипаж, быстро приближающийся к дому, Натали воскликнула:

— Это maman, papa и Кэти! — Она вскочила, выбежала через парадный вход и помчалась навстречу родным. Каролина тоже поднялась и встала в дверях. Появление родителей Алекса взволновало ее.

Антония Бовизаж, миниатюрная, темноволосая, зеленоглазая, еще обнимая дочь, встретилась глазами с Каролиной и улыбнулась ей. Судя по лицу, она была приятно удивлена.

Жан-Филипп Бовизаж, привлекательный и надменный, с неподвластным возрасту очарованием, был таким же высоким и широкоплечим, как его старший сын. Седые волосы и морщины придавали ему особую значительность. Взглянув на Каролину, он поднял брови и сверкнул белозубой улыбкой. Жан-Филипп так напомнил девушке Алекса, что сердце ее тут же открылось навстречу ему.

Далеко за полдень они выехали из Бель-Мезон. В последний раз окидывая прощальным взглядом свою спальню, Каролина едва не заплакала. Здесь не осталось никаких следов ее пребывания! Она осторожно достала рубашку Алекса, спрятанную в ее дорожный сундук, и пошла в гардеробную. Открыв дверь шкафа, девушка повесила ее, коснулась знакомого сюртука, потерлась щекой о шершавый рукав, прижала его к лицу. Сердце Каролины сжалось. Гнетущее ощущение, что, покидая дом Алекса, она обрывает связь, возникшую между ними, и лишается последней надежды завоевать его любовь, не оставляло ее.

Прошлая ночь казалась сейчас девушке волшебным сном. Ощутив на душе свинцовую тяжесть, она поняла, что ей теперь не скоро удастся оправиться.

К Антонии Бовизаж, искренней и обаятельной, Каролина сразу же почувствовала симпатию и доверие. Даже самоуверенная и независимая Натали в присутствии родителей смягчилась и стала спокойнее.

Жан-Филипп так напоминал старшего сына, что всякий раз, когда он улыбался Каролине, ей становилось не по себе.

Девушку восхищала взаимная привязанность супругов Бовизаж, состоявших в браке уже тридцать четыре года. Никто из них не выглядел даже на пятьдесят, хотя Каролина знала, что Жану-Филиппу около шестидесяти. Антония была все еще прекрасна, и о ее возрасте свидетельствовали лишь тонкие морщинки вокруг глаз и возле рта да еще серебряные нити, проглядывавшие в темных волосах.

Подъезжая к Филадельфии, Каролина решила, что секрет неувядающей молодости супругов кроется в их жизненной энергии и взаимной любви.

Как только экипаж остановился у парадного входа особняка Бовизажей на Южной третьей улице, слуги вынесли багаж девушек. Натали и Кэти вместе с матерью уже поднимались по лестнице, а Каролину взял под руку и повел к дому Жан-Филипп. В дверях их встретили домоправительница и две горничные.

— Каролина, — сказала Антония с сердечной улыбкой, — это наша экономка, миссис Форбс. Вы уже встречались с ней, пока нас не было?

— Да, миссис Бовизаж. Мы с Натали несколько раз сюда заходили.

— Ах да, все это связано с подготовкой к балу! Искренне надеюсь, что на этот раз моя помощь не понадобится. Кажется, бал назначен на шестое?

— Не волнуйся, maman, — ответила Натали. — Мы обо всем позаботились. Нам очень помогли миссис Форбс, миссис Ривс и даже Даниэль.

— Даниэль? — удивилась Антония. — Значит, вы часто с ней встречались?

— Да, так оно и было. Представь себе, она очень понравилась Каролине, теперь они лучшие подруги. Каролина утверждает, что ей удалось понять все скрытые мотивы невыносимого поведения Даниэль, и она прониклась к ней сочувствием!

— Что ж, это весьма любопытно. Хотелось бы поговорить об этом с Каролиной с глазу на глаз.

Жан-Филипп отправился в библиотеку отдохнуть. После того как миссис Форбс договорилась с Антонией о встрече, где предполагалось обсудить предстоящий бал, три женщины, наконец, остались одни.

— Ну, дорогие мои, рассказывайте, — Антония улыбнулась. — Как вы тут развлекались. Думаю, вам было очень весело в Бель-Мезон!

Натали бросила выразительный взгляд на Каролину.

— Признаться, maman, мы с Каро не слишком развлекались. Я познакомила ее с моими друзьями, но это не доставило ей особого удовольствия. Кстати, Мак-Говен сделал ей предложение, а она отказала ему!

— Кто? Молодой человек с непослушными рыжими волосами? Господи, Натали, тебе не кажется, что ты поспешила?

— Вы правы! — воскликнула Каролина. — Кроме того, я не люблю Мак-Говена!

Антония кивнула.

— Не пойму, Натали, почему тебя удивляет решение Каролины. По-моему, ты сама всегда верила в настоящую любовь!

— Возможно, но случай Каролины — особый. Она понапрасну растрачивает любовь на мужчину, который никогда не женится на ней. Она так и будет тосковать по нему, пока не зачахнет, а между тем могла бы начать счастливую жизнь с достойным супругом!

Глаза Каролины вспыхнули гневом.

— Натали!

Заметив состояние Каролины, Антония одернула дочь:

— По-моему, достаточно. Боюсь, Каролина напрасно удостоила тебя доверия. Будь добра, воздержись от дальнейших откровений.

В этот момент подали чай и кексы, так что обстановка немного разрядилась. Хотя Каролина не хотела есть, но горячий чай подействовал на нее благотворно.

После чая Антония проводила девушек наверх в их спальни. Натали заняла ту же очаровательную комнату, где жила уже семнадцать лет.

Каролине предоставили просторную светлую спальню, чуть дальше по коридору. Здесь стояла большая кровать под балдахином, на окнах висели занавески, полированная мебель из вишневого дерева представляла собой произведение искусства.

— О, эта комната слишком хороша для меня! — воскликнула Каролина.

Антония рассмеялась:

— Ошибаешься! Нет ничего, что было бы слишком хорошо для тебя, Каролина! Если же ты собираешься жить в этом доме, то должна чувствовать себя уютно.

Сердце Каролины сжалось.

— Да… — тихо прошептала она. — Вы так добры ко мне. Алекс рассказывал, какие у него необыкновенные родители, но я и не представляла…

Глаза Антонии блеснули, ибо она услышала то, чего ждала.

— Каролина, ты мне очень нравишься. Уверена, со временем я полюблю тебя всем сердцем, поэтому твое пребывание в нашем доме доставит мне только удовольствие. Скажи, понравился ли тебе Алекс и хорошо ли он обходился с тобой? Надеюсь, он не манкирует своими опекунскими обязанностями. Хотя, по-моему, эта роль не совсем для него. Я очень удивилась, услышав от Николаса эти новости.

Мягкий смех Антонии успокоил Каролину, но румянец заливал ее щеки, и она не могла заставить себя встретиться взглядом с матерью Алекса.

— Ну что вы! Он был… то есть он хороший опекун и не уклоняется от своих обязанностей. Конечно, Алекс занятой человек, но он всегда добр ко мне, и я ему очень признательна… — Каролина умолкла.

— Ах, дорогая, все это звучит несколько странно. Кажется, похвала в его адрес дается тебе с большим трудом! — заметила Антония.

— О нет! — поспешно воскликнула Каролина, но в глазах, устремленных на Антонию, отразилось все, что было у нее на душе.

Антония осторожно убрала прядь волос, упавшую на лоб Каролины.

— Детка, давай больше не говорить об Алексе. Мне жаль, что я смутила тебя своим вопросом. Пожалуй, я оставлю тебя — уверена, ты устала и не прочь отдохнуть перед обедом.

Антония нежно улыбнулась ей, и Каролина почувствовала, что на сердце у нее немного потеплело. Вздохнув, девушка подумала о том времени, когда пологом ей служили ночное небо да деревья, а постелью — осенние листья. Те дни ушли безвозвратно, но Каролина хотела надеяться, что будет счастлива в этом доме. Хорошо, если Антония поможет ей.

ГЛАВА 20

Следующие четыре дня Каролина была занята как никогда. Антония проявляла незаурядную энергию, и с ее лица не сходила радостная улыбка. Казалось, предпраздничные хлопоты доставляли этой женщине немалое удовольствие. Жан-Филипп в течение дня редко появлялся дома, но как-то утром Каролина увидела, что он вернулся незадолго до завтрака. Девушка только что привела себя в порядок и собиралась присоединиться к членам семьи в гостиной. Она уже почти спустилась по лестнице, когда в парадную дверь вошел Жан-Филипп. В дверях гостиной его встретила Антония, и он обнял ее за талию. Улыбаясь, они направились в гостиную. Глаза Антонии лучились счастьем. Движения Жана-Филиппа, обнимающего жену, были до боли знакомы Каролине.

Через секунду он прильнул к губам жены с такой страстью, что у Каролины перехватило дыхание.

Девушка замерла, ожидая, когда они войдут в гостиную, потом последовала за ними.

Жан-Филипп откинулся на спинку стула, держа в руке бокал вина. Полуобернувшись к Антонии, он смотрел на нее со спокойно-насмешливым выражением. При появлении Каролины хозяйка дома подняла глаза.

— А вот и ты, дитя мое! Надеюсь, проголодалась? Садись. Сейчас все придут.

В ту же минуту появилась улыбающаяся Кэти. Каролина полюбила эту девочку с первой встречи. Ее черные волосы были заплетены в косу, спускавшуюся почти до талии.

Сев рядом с Каролиной, Кэти начала оживленно рассказывать об уроке латыни, но тут появился Николас под руку с той самой молоденькой блондинкой, которую Каролина видела во время снегопада. Все Бовизажи встретили ее сердечными приветствиями, что очень озадачило Каролину.

— Каро, — улыбнулся Николас, — позвольте познакомить вас с Мэри Армстронг. Мэри, это Каролина Бергман, подопечная моего брата.

— Мы уже встречались, Ник. Как поживаете, мисс Бергман?

Антония наклонилась к Каролине.

— Мэри для нас — член семьи. Она выросла вместе с Ником и Натали и очень близка всем нам.

— Я… я знаю, — растерянно пробормотала Каролина.

После завтрака Мэри попросила Каролину поговорить с ней наедине. Они направились в библиотеку и сели возле окна.

— Уверена, все это кажется вам довольно странным, — начала Мэри. — Полагаю, когда мы увиделись впервые, вы приняли меня за одно из… скажем так, мимолетных увлечений Алекса. Ах, если бы так оно было! Я готова пожертвовать всем, лишь бы любой из Бовизажей хоть раз посмотрел на меня не как брат! Впрочем, не считайте меня неблагодарной. Кроме того, подозреваю, что у вас особое чувство к Алексу…

Каролину смутили откровенность и прямой вопрос Мэри. Дружелюбие этой девушки привело ее в растерянность.

— Я понимаю, это не мое дело! — добавила Мэри. — Как бы то ни было, я вам не соперница. Алекс потому и дорожит моим обществом, что я не преследую его как одержимая. Но он ни разу не взглянул на меня тем пылким взглядом, как на Мадлен Чемберлен. Какая же она мегера!

— Так Мадлен вам не нравится? — спросила Каролина.

Мэри выразительно фыркнула, тряхнув светлыми локонами.

— Конечно, нет, но я случайно узнала, что Алексу она тоже не нравится.

— Неужели?

— Его восхищает лишь ее тело. Ну, разве это не гадко? Мне было бы приятнее, если бы он достался вам, а не Мадлен, но боюсь, Алекс останется холостяком. Он рожден, чтобы разбивать сердца.

— Думаю, вы правы, и очень ценю вашу доброту, Мэри. Теперь я понимаю, почему семья Бовизаж так хорошо к вам относится!

— Я искренне люблю их всех. И знаю, почему они полюбили вас, Каро. Можно, я буду вас так называть? Кстати, добавлю кое-что еще…

— Что?

— Видимо, я была моделью для пошива вашего бального платья.

— Как? — удивилась Каролина.

— Тот день, когда мы встретились, да и утро предыдущего я провела вместе с Алексом у самого модного портного в Филадельфии. Он прикладывал ко мне ткани разных цветов, а подмастерья потом делали примерки. При этом Алекс говорил: «Добавьте еще пару дюймов по линии груди» или «Убавьте один дюйм на талии»!

— О, Мэри, расскажите, какое оно? — радостно воскликнула Каролина.

— Не могу. Это должно быть сюрпризом. Кроме того, боюсь гнева Алекса. Скажу одно: платье такое красивое, что и словами не передать! Впрочем, зная Алекса, не удивлюсь, если вдруг окажется, что оно предназначено не для вас!

* * *

Отсутствие Алекса все более угнетало и тревожило Каролину, и она, сама того не желая, предавалась невеселым размышлениям о прошлом. В ночь накануне бала ей приснился сон, будто она сидит в классной комнате, склонившись над длинным свитком пергамента. Вдруг кто-то положил руки ей на плечи. Подняв голову, она увидела доброе лицо наставницы, и та заговорила с ней по-французски. Что-то ответив, Каролина вернулась к своему занятию. Потом давление на плечи усилилось, и вместо наставницы рядом с ней оказался мужчина с горящими бледно-желтыми глазами.

Каролина выскочила из комнаты и побежала по темным каменным переходам, от стен которых гулким эхом отдавались ее шаги… Наконец она попала во внутренний двор, увидела среди множества людей Алекса и метнулась к нему. Однако какая-то девушка в бальном платье схватила и удержала ее. Каролина снова увидела бледно-желтые глаза, и руки, как клещи, схватили ее и потащили прочь от Алекса.

* * *

День бала выдался ясным и мягким. Антония удивленно заметила, что погода совсем не похожа на декабрьскую. Все были заняты радостными хлопотами. Из кухни доносились аппетитные запахи. Однако миссис Ривс запретила всем переступать порог кухни.

Даниэль приехала очень рано и провела почти весь день с семьей. Но Жан-Филипп куда-то исчез, и Николас также не появлялся. Атмосфера празднества вселяла радость во всех, кроме Каролины.

Девушка отвечала на улыбки, но напряжение после ночных кошмаров не покидало ее. Конечно, днем этот ужасный сон не так пугал ее, но теперь она с надеждой прислушивалась к каждому звуку, мечтая поскорее увидеть Алекса. Однако он не появлялся, а бального платья ей так и не доставили. Во время дневного чаепития даже Антония выглядела встревоженной.

— Девочки, вы уверены, что Алекс действительно обо всем позаботился? Если так, платье давно уже должны были доставить. Мой сын не бросает слов на ветер. Может, вы назвали ему неправильную дату?

— Нет, maman, — ответила Натали. — В понедельник перед самым отъездом из Бель-Мезон, Алекс специально зашел ко мне, чтобы уточнить дату бала.

Антония вздохнула с облегчением.

— Слава Богу! Значит, он вернется вовремя, как и подобает опекуну Каролины.

У Каролины словно гора с плеч свалилась. Заметив, что девушка чуть повеселела, Антония улыбнулась:

— Кажется, ты очень обрадовалась, узнав, что Алекс скоро появится. Конечно, с опекуном ты будешь чувствовать себя увереннее среди незнакомых людей.

Не успела Каролина ответить, как Даниэль мечтательно проговорила:

— Ax, maman, помнишь, какие чудесные балы мы давали перед войной! Сейчас даже не верится, что мы с Алексом были тогда так молоды, — Она улыбнулась каким-то своим мыслям. — А помнишь ночь, когда Алекс и мисс Медоуз вдруг исчезли и мистер Пауэл обнаружил их в…

Антония многозначительно кашлянула. — Даниэль, мы все это помним, и даже слишком хорошо! Однако при Каролине не следует обсуждать подобные истории. Ну, кто хочет кекса? Боюсь, обедать мы будем еще не скоро.

К пяти часам Даниэль уехала домой, чтобы подготовиться к празднику, а Антония, охваченная беспокойством, начала поспешно перебирать свои платья, надеясь отыскать среди них что-то для Каролины. Однако ни одно не годилось для молоденькой девушки. Наряды же Натали были слишком длинными.

В пять тридцать Антония послала горничную спросить у Мэри Армстронг, не найдется ли у той подходящего платья.

Каролина была в отчаянии — не из-за платья, а из-за того, что до сих пор Алекс не вернулся. Девушка опасалась, что он никогда не захочет видеть ее, боялась, как бы его не заманили в ловушку. Возможно, он решил остаться в Нью-Йорке до тех пор, пока Каролина не выйдет замуж!

Ее невеселые размышления прервала миссис Форбс, на удивление оживленная.

— Оно здесь! — воскликнула она, пропуская в комнату двух молоденьких служанок, одна из которых несла упакованное платье, а другая какие-то коробки.

Антония издала радостное восклицание, Натали тут же прибежала из своей комнаты. Изумленным взорам женщин предстало платье — такое прекрасное, что все ахнули, а глаза Каролины наполнились слезами.

Платье из перламутрового атласа было отделано вышитыми золотой нитью цветами. Сверкающие лепестки спускались вдоль глубокого выреза, а в сердцевине каждого цветка сияли чистейшей воды бриллианты. Антония благоговейно приняла обновку у миссис Форбс и приложила к Каролине.

— Милая, да это просто чудо! Не можешь себе представить, как я горжусь Алексом и как рада за тебя! Посмотри, Натали, как Каролине необычайно идет этот цвет! Даже не верится, что Алекс способен на такое! — От взгляда Антонии не укрылся яркий румянец, вспыхнувший на щеках Каролины. — Что ж, детка, сегодня ты будешь принцессой бала! Как знать, может, и встретишь своего принца.

Одной из первых на вечер прибыла Даниэль вместе с мужем Тадеушем Инджельманом, надменным и высокомерным.

В гостиной сияла огнями новая привезенная из Европы люстра. Все дамы выглядели красавицами: Даниэль в розовом шелке, Натали в сапфирово-голубом, Антония в бархатном платье изумрудного цвета. Но когда в дверях появилась Каролина, все восхищенно ахнули.

Платье облегало ее стройную фигуру, на шее сияло присланное Алексом ожерелье из топазов и бриллиантов. Золотисто-медные волосы были зачесаны наверх, а несколько локонов свободно спадали на плечи.

Первым к Каролине приблизился Николас и поднес к губам ее руку.

— Каро, вы похожи на волшебный сон! Девушка счастливо рассмеялась:

— Благодарю вас, сэр, но уверяю, вы видите меня наяву.

Вскоре начали съезжаться гости и постепенно заполнили зал. Каролина с восторгом озиралась по сторонам, глядя на дорогие наряды и украшения дам.

Начались танцы. Когда Жан-Филипп пригласил Каролину, она очень смутилась, ибо даже не знала, умеет ли танцевать. Но едва заиграла музыка, ее сомнения рассеялись.

У задней стены разместился оркестр: скрипки, виолончели, флейты и клавесин. С улыбкой глядя в блестящие глаза Жана-Филиппа, Каролина успокоилась и шутила с ним так же, как прежде с Алексом.

После этого у девушки не было ни минуты передышки. Ее приглашали постоянно, и она так устала, что даже не искала глазами Алекса. Более того, Каролина забыла и о том, что Мадлен Чемберлен непрерывно и недоброжелательно наблюдает за ней.

Одними из первых прибыли Элизабет и Сэмюэль Пауэлы, жившие по соседству с семейством Бовизаж. Пауэл был мэром города еще до войны, во времена владычества англичан. Его супруга, дама не первой молодости, сохранила обаяние и была не прочь пококетничать, что несколько раздражало Каролину.

Приехал на бал и другой сосед — посол Испании в Соединенных Штатах Франсиско Рондон, господин с безукоризненными манерами.

В самом начале приема Каролина познакомилась с губернатором Морисом и с первого взгляда прониклась к нему симпатией. Высокий, представительный, с громким властным голосом, он принадлежал к числу наиболее заметных и колоритных фигур в Филадельфии.

К полуночи Алекс так и не появился, и Николас сопровождал Каролину на ужин. В этот вечер он вел себя с девушкой несколько необычно, и это смутно беспокоило ее. Однако, в конце концов, она забыла о своих опасениях.

Между тем Николас думал только о Каролине, казавшейся ему прекрасной, как никогда.

Стол был уставлен самыми разнообразными яствами, но Каролина почти не замечала их. Все ее помыслы сосредоточились на Алексе, а от пристальных взглядов Николаса напряжение только возрастало.

После ужина многие гости продолжали беседовать за столом, другие отправились наверх танцевать. Николас помог Каролине подняться и тихо предложил:

— Каро, не хотите ли немного прогуляться по саду? Стоит прекрасная звездная ночь. Уверен, прогулка освежит нас.

— Что ж, не возражаю. Признаться, и я немного устала.

Николас заботливо накинул на девушку плащ, отороченный лисьим мехом, и они неторопливо пошли по саду, залитому лунным светом. Они долго гуляли по дорожкам, вымощенным каменными плитами, но внезапно Каролине показалось, что Николас увел ее слишком далеко от дома. Заподозрив что-то неладное, девушка остановилась.

— Думаю, нам пора вернуться. Николас взял ее руки в свои.

— Подождите, Каро! Мне нужно с вами поговорить. Я более не в состоянии молчать.

— Николас, боюсь, вы слишком много выпили…

Даже в темноте Каролина заметила, как сверкнули его глаза и как изменилось красивое лицо Николаса.

— Черт побери, если я и пьян, то не от вина! Меня опьяняет ваша красота!

Откуда-то неподалеку вдруг прозвучал голос:

— Дорогой братец, полагаю, тебе самое время уйти, однако не убегай далеко, ибо чуть позже я хочу потолковать с тобой наедине.

Сердце Каролины глухо забилось. Она затрепетала. Не сводя глаз с Алекса, она смутно слышала слова Николаса.

— Да что ты возомнил о себе, Алекс? Ты не вправе все решать за Каролину и за меня! Поверь, я начинаю терять к тебе уважение.

— Это приводит меня в отчаяние, — насмешливо бросил Алекс. — А теперь потрудись оставить нас. Потом я выслушаю тебя.

Николас вспыхнул. В ночной тишине ясно слышалось его тяжелое дыхание. Он повернулся к Каролине.

— Каро, как вы считаете, следует мне… — Внезапно увидев, как девушка смотрит на его старшего брата, Николас умолк и пошел прочь из сада.

Стройная фигура Алекса темным силуэтом вырисовывалась на фоне сияющего огнями дома. Когда он подошел чуть ближе, Каролина заметила, что он все еще в форме. Темно-синий камзол с широкими лацканами и золотыми пуговицами великолепно сидел на нем. На широких плечах тускло поблескивали золотые эполеты.

Каролине показалось, что загорелое лицо Алекса выглядит усталым и осунувшимся, а скулы обозначились резче, чем обычно. Но более всего ее встревожил его холодный оценивающий взгляд.

— Вижу, Золушка наконец-то превратилась в принцессу! Теперь мне понятно, cherie, почему ты стала королевой этого бала.

Каролину неприятно поразил сарказм в его голосе, но она мягко ответила:

— Не могу выразить, как благодарна вам за это платье, Алекс. Оно необычайно красивое…

Алекс взял ее за руку.

— Сожалею, что опоздал. Хотя выясняется, что между братьями для тебя нет никакой разницы, верно? Рад, что светская жизнь тебя не разочаровала. Полагаю, теперь моя миссия завершена, n'est-ce-pas?

Внезапно он прижал Каролину к себе с неистовой силой. Откинув голову, девушка взглянула ему в лицо.

Выражение глаз Алекса ужаснуло ее: они пылали гневом и страстью. Прикосновение его губ опалило ее огнем.

Вдруг он выпустил Каролину, и она, пошатнувшись, отступила назад, прижимая дрожащие руки к пылающим щекам.

— Надеюсь, ты не обидишься, cherie, — проговорил он с язвительной усмешкой. — Было бы весьма досадно проделать столь долгий путь в такой спешке — и понапрасну.

С этими словами он повернулся и вскоре исчез в ярко освещенном доме.

Вся дрожа, Каролина опустилась на скамейку. Волосы ее растрепались и в беспорядке рассыпались по плечам. Щеки пылали от жестоких поцелуев Алекса. Мысли беспорядочно теснились в ее голове, горькие слезы заливали лицо.

Прошло немало времени, прежде чем Каролина подняла капюшон, спрятала под ним спутанные локоны, поднялась и медленно побрела к дому. Встретившаяся ей горничная всплеснула руками и встревоженно воскликнула;

— Мисс Бергман! Как вы себя чувствуете?

— Честно говоря, Ханна, не слишком хорошо. Думаю, я очень устала и мне лучше всего подняться к себе и лечь спать. Пожалуйста, передай мои извинения миссис Бовизаж.

* * *

На следующее утро Натали, сидя на постели Каролины и прихлебывая чай, делилась впечатлениями о прошедшем вечере:

— Я прекрасно провела время, просто великолепно! Филипп Френо оказался отличным танцором! Как ты могла так рано уйти? Признаюсь, у меня уже возникли подозрения насчет тебя и Ника, но потом пришла Ханна и сообщила, что ты устала. Странно, но Ник тоже не вернулся, даже не пришел пожелать maman спокойной ночи!

Глаза Каролины блеснули.

— Я… думаю, он уехал.

— Просто удивительно! Обычно Ника с трудом удается отправить домой, а уж такого, чтобы он ушел не попрощавшись, никогда не было!

— Может, он тоже устал от суеты?

Натали пожала плечами и обратилась к другой теме:

— Знаешь, Каро, после твоего ухода появился Алекс в том же мундире, в котором скакал на лошади! Однако Мадлен это ничуть не смутило. Она бы, наверное, льнула к нему, даже если бы его облил своей струей скунс!

— Значит, Алекс остался? — прошептала Каролина дрожащим голосом.

— Да, но не жалей, что не видела его. Если бы ты взглянула на него с Мадлен, у тебя испортилось бы настроение. К тому же он слишком много выпил и, по-моему, все время брюзжал.

Каролина тихо вздохнула в ответ.

— Не огорчайся, Каро, давай поговорим о приятном! Вчера ты была королевой бала, и у тебя нет оснований унывать. Кажется, некоторые мужчины подумали, что ты Золушка из волшебной сказки, которая всегда исчезает в полночь. — Шутка ничуть не развеселила Каролину, и, поняв это, Натали продолжала: — Разве ты не замечательно провела время? Не вздумай отрицать этого, у тебя все было написано на лице!

Каролина через силу улыбнулась.

— Конечно, вечер был превосходный. Я искренне ценю все, что сделали ради меня ты и твоя мать.

Натали рассмеялась от удовольствия.

— Скажи-ка мне, а ты встретила на балу своего принца?

— В каком-то смысле, наверное, да… но боюсь, это мало напоминало волшебную сказку.

ГЛАВА 21

Почти не притронувшись к завтраку, Каролина под благовидным предлогом вышла из-за стола, желая скрыться от всех этих глаз, наблюдающих за ней с любопытством и беспокойством. Надев плащ, она вышла из дома, надеясь, что прогулка поможет ей немного прийти в себя, разобраться в своих чувствах и укрепить дух.

Направляясь к аллее Согласия, она вспомнила вчерашнюю встречу с Алексом. Чем дольше девушка о ней думала, тем сильнее сердилась. Какая несправедливость! Алекс поспешил осудить ее, даже не дав возможности ничего объяснить! Николас прав — он слишком много на себя берет! Каролина пошла в сторону рынка, решив отыскать дорогу на Бель-Мезон.

«Я должна встретиться с ним и сказать, что об этом думаю! — решила она. — Прошлой ночью я повела себя малодушно наговорила бог знает что, а потом еще таяла в его объятиях!»

Окончательно разгневавшись, девушка ускорила шаг и, перейдя Ореховую улицу, почти бежала. Она повторяла про себя гневные слова, которые собиралась бросить в лицо Алексу, и ничего не замечала вокруг. Внезапно чьи-то сильные пальцы вцепились в ее руку. Каролина, едва устояв на ногах, быстро обернулась.

При виде мужчины, державшего ее за руку, в мозгу Каролины словно что-то вспыхнуло и больно отозвалось в сердце. Ночной кошмар воплотился в реальность! Девушка инстинктивно попятилась. Она чувствовала, что знает этого мужчину, но в то же время не могла сказать, кто он. Ее мучила неопределенность. Между тем незнакомец прищурил отвратительные бледно-желтые глаза и осклабился в такой злобной ухмылке, что Каролина похолодела.

Он был в модном бархатном костюме ярко-синего цвета. Маленький жесткий рот, длинный нос и глубоко посаженные блеклые глаза казались еще отвратительнее оттого, что его кожу покрывали следы от оспы и багровые рубцы, вероятно, следы ожогов. Каролина попыталась вырваться, но он усилил хватку и, наконец, заговорил. От его голоса девушка похолодела.

— Ну вот, все-таки я тебя нашел. Мне пришлось изрядно потрудиться, но дело того стоило.

— Кто вы такой? — вскричала Каролина, и в ее глазах вспыхнул страх, порожденный смутным воспоминанием.

— Не разыгрывай передо мной комедию, милашка. Я пришел, чтобы забрать тебя с собой. Вечером мы поженимся, и на этот раз уже ничто мне не помешает.

Он притянул ее ближе, и Каролина содрогнулась от отвращения.

— Эй, а может, ты обо мне скучаешь? Ты не передумала?

Каролина изобразила смущение и, почувствовав, что он уже не так крепко держит ее, быстро выдернула руку и изо всех сил толкнула мужчину в грудь. Когда он повалился на тротуар, девушка, не оглядываясь и не теряя ни секунды, подобрала юбки и что есть мочи побежала в сторону Хай-стрит.

Забежав на рынок, она нашла укромный уголок, сняла плащ, выскочила на улицу через задний выход и свернула в ближайший переулок. Перебегая от дома к дому, Каролина оглянулась лишь на углу Четвертой улицы и устремилась к кладбищу квакеров. Девушка уже задыхалась, изящные туфельки натерли ей ноги. Каролина остановилась немного передохнуть, держась за кованую решетку кладбищенского забора, и тут заметила у здания Академии, на противоположной стороне улицы, чей-то экипаж. Охваченная отчаянием, она подбежала к кучеру и умоляюще взглянула на него.

— Сэр, вы знакомы с Александром Бовизажем?

— Да, я, конечно, знаю, кто он такой, — удивленно откликнулся кучер,

— Я его подопечная и попала в беду, в серьезную беду — за мной гонится ужасный человек и хочет меня похитить! Помогите мне добраться до опекуна. Ради всего святого!

Кучер, возможно, и отказался бы, но привлекательная и беспомощная девушка внушала ему сочувствие.

— Ну что ж, мой хозяин не скоро освободится… пожалуй, я смогу вас выручить.

Наклонившись, он помог Каролине устроиться рядом с ним на козлах. Лошади тронулись.

— Надеюсь, леди, вы сказали мне правду! — Но если вы меня дурачите, клянусь, вам не поздоровится!

Каролина с облегчением вздохнула:

— Нет, сэр, я не обманываю вас! И позабочусь о том, чтобы вам хорошо заплатили. Но прошу вас, если можно, поезжайте быстрее!

* * *

Алекс лениво потянулся и нехотя открыл глаза. Спальню заливал яркий солнечный свет. Он тут же зажмурился, перевернулся на живот и зарылся лицом в подушку.

Из коридора доносился шум, раздражавший Алекса. Вдруг дверь распахнулась.

— Какого дьявола! — простонал он, чуть приподняв голову.

В дверном проеме молча застыли Каролина и Пьер.

— Что происходит? — недовольно спросил Алекс.

Пьер отступил в коридор и закрыл за собой дверь, а Каролина подошла к кровати. Не выказав ни малейшего удивления при виде испуганного лица и растрепанных волос, Алекс опустился на подушку.

— Ах, Алекс! — воскликнула Каролина. — Со мной случилось нечто ужасное!

— Неужели хуже, чем вчерашний бал? — насмешливо поинтересовался он.

— Перестаньте! Это очень важно! Сегодня утром ко мне пристал на улице страшный человек, похожий на рептилию. Он заявил, что собирается забрать меня с собой и жениться на мне!

Алекс нахмурился.

— Надеюсь, ты шутишь…

— Напротив, я очень серьезна! — Девушка горела от страха и негодования. Алекс потянулся к Каролине и взял ее дрожащие руки. — Но хуже всего то, что он знает меня… знал раньше. И… и я его знаю.

— Что? Ты хочешь сказать, что к тебе вернулась память?

— Нет, не совсем. Но я его сразу узнала! Он показался мне невероятно знакомым. Помните, я говорила, что один из мужчин в сарае Уоллингхэмов мне кого-то напомнил? Так вот, он напомнил мне именно этого жуткого человека! Его глаза… — Она поежилась. — Я видела их в кошмарном сне… а сегодня… я знала, как звучит его голос еще до того, как он открыл рот. Но больше я не могу вспомнить ничего! Я не знаю, кто он, как его зовут, что связывало меня с ним в прошлом… Я просто знаю его, и все. Так же как в свое время я узнала Молли, когда мы нашли ее в лесу.

— Говоришь, он пытался тебя похитить?

— Да, он схватил меня так, словно у него не руки, а клещи. И он сказал, что на этот раз ничто не помешает его планам.

— Признаться, звучит довольно зловеще. Но, Каро, как же, скажи на милость, тебе удалось вырваться? И как ты сюда попала? Кстати, а почему, детка, ты оказалась в городе одна?

— Не обращайтесь со мной, как с ребенком! — резко бросила Каролина, тщетно пытаясь высвободить руки. — Я уже взрослая и могу ходить, где мне вздумается!

— Еще бы! — усмехнулся Алекс. — И подвергаться при этом опасности, что тебя похитит первый же встречный. Знаешь, Каро, надо иногда думать!

— Я и так думаю! Ведь мне же удалось вырваться! И я все-таки добралась до этого дома, верно? Я притворилась покорной, а потом вырвала руку и толкнула его — сильно толкнула. Я даже и не подозревала, что у меня столько сил! О, Алекс, видели бы вы, как я бежала! Уверена, прохожие решили, что я обезумела…

— Хм, честно говоря, я и сам некоторое время об этом подумывал, — усмехнулся Алекс.

Каролина продолжала, не обратив внимания на его реплику:

— К счастью, мне попался на глаза экипаж, и кучер согласился довезти меня до Бель-Мезон. И вот я здесь. Помогите мне, Алекс!

Он сбросил одеяло и спустил ноги. При виде его обнаженного тела, озаренного лучами солнца, Каролина залилась краской и поспешно отвела взгляд. Молча натянув брюки, Алекс принялся бриться. Он о чем-то размышлял.

— Вот что я тебе скажу, — наконец проговорил Алекс. — Прежде всего позавтракай со мной. Мы обсудим все позже. Позови Пьера. Я не стану продолжать беседу, пока не выпью кофе.

Поговорив с Пьером, Каролина спустилась в гостиную. На столе стоял горячий завтрак. Сознание того, что она вновь в Бель-Мезон под покровительством Алекса, успокоило Каролину: она почувствовала себя почти счастливой. Сев за стол, девушка наполнила свою тарелку, а служанка поставила перед ней чашку кофе.

Вдруг Каролина увидела, что вдали на дороге клубится пыль. Приближался всадник, и вскоре девушка заметила ярко-синий костюм, видневшийся из-под развевающегося плаща. Охваченная ужасом, Каролина вскочила из-за стола и неподвижно замерла у окна. Разглядев лицо всадника, она помчалась в комнату Алекса, распахнула дверь и, не обращая внимания на изумленного Пьера, бросилась к своему покровителю.

— Ну что еще случилось? — удивился Алекс. — На тебя набросился жареный цыпленок?

— Он здесь! Он здесь! Он только что подъехал к дому!

— Кто? Ты верно имеешь в виду своего приятеля из породы ящериц?

— Да, его!

Каролина вцепилась в его рукав.

— Ящерица? — воскликнул ошеломленный Пьер.

Алекс улыбнулся ему:

— Вот именно. А меня, кстати, давным-давно отнесли к разряду жаб, и надоедливых к тому же.

— Алекс! — взмолилась Каролина. — Сейчас не время для шуток. Это страшный человек, сущий дьявол, я боюсь его!

Алекс на миг прижал ее к себе.

— Тебе нечего бояться, дорогая. Успокойся и положись на меня. Пойдем вниз, я со всем разберусь.

Алекс повел Каролину вниз, обняв ее за талию, и насмешливо заметил:

— Вот уж не думал, Каро, что увижу, как ты дрожишь от страха перед каким-то типом! После того как все мои попытки запугать тебя провалились, я решил, что ты наделена сверхъестественной отвагой. Где же тот пыл, с которым ты прежде набрасывалась на меня?

Эти шутливые упреки так воодушевили Каролину, что ей неудержимо захотелось заслужить уважение, пожалуй, даже восхищение Алекса.

Когда они спустились, дворецкий доложил, что в малой гостиной их ожидает мистер Пилквибиндер. Проходя мимо зеркала, Каролина мельком глянула на себя и в ужасе отшатнулась.

— Алекс, — прошептала она, — у меня ужасный вид!

— Дорогая, боюсь, мне придется согласиться с тобой, хоть это и нелюбезно.

Волосы Каролины были всклокочены, платье измято и перепачкано.

— Что ж, возможно, ты не понравишься нашему гостю, и он не захочет жениться на тебе, — снова пошутил Алекс.

Каролина прильнула к нему, едва завидев в коридоре мистера Пилквибиндера. Алекс спокойно и бесстрастно разглядывал тщедушного человечка.

— Прошу вас в гостиную, — любезно предложил он.

Пилквибиндер с ненавистью посмотрел на Алекса:

— Я не собираюсь у вас задерживаться.

Алекс провел Каролину в гостиную, и Пилквибиндер последовал за ними. Алекс и Каролина сели на диван, а гость — на кресло с высокой спинкой.

Каролина обрадовалась, почувствовав на плече руку Алекса.

— Позвольте узнать, сэр, кто вы такой и что привело вас сюда?

Гость вскочил и начал возбужденно ходить по комнате.

— Меня зовут Эзра Пилквибиндер, мистер Бовизаж. Я приехал забрать девушку, с которой обручен, и требую, чтобы вы незамедлительно вернули ее мне!

Каролина оцепенела от ужаса, но Алекс лишь холодно улыбнулся.

— Полагаю, это невозможно, мистер Пилквибиндер. Эта дама, если вы говорите о ней, — моя жена.

Пилквибиндер побагровел.

— Ваша жена?! — Он прищурился. — Я этому не верю. Нет, это невозможно!

— Отчего же, — спокойно возразил Алекс, гладя плечо Каролины.

— Я требую доказательств! — в отчаянии завопил Пилквибиндер.

— Разумеется, сэр. Надеюсь, вы подождете, пока мой человек съездит в город к моему поверенному и доставит сюда необходимые документы. А теперь, сэр, простите, но мы с женой должны закончить прерванный завтрак. Располагайтесь здесь.

С этими словами Алекс помог Каролине подняться и вывел ее из комнаты. Пилквибиндер кипел от бешенства.

В коридоре Каролина удивленно взглянула на Алекса.

— Зачем вы это сказали, и что намерены делать? Но не успел Алекс ответить, как из большой гостиной послышался странный звук. Они ускорили шаги и, как только открылась дверь, их изумленным взорам предстала бабушка, выглядывающая из стенного шкафа.

— Ради всего святого, что ты затеяла? — спросил Алекс.

Старушка загадочно улыбнулась:

— Идите-ка сюда, я знаю, как решить вашу проблему,

— Ты подслушивала? Господи, а я и забыл о существовании этого шкафа!

— Как видишь, он на месте и к тому же доходит до стены южной гостиной. Вам очень повезло, что я так любопытна!

— Скорее пронырлива, — уточнил Алекс.

— Pas du tout. [16] Я всего-навсего шла к тебе по подземному ходу, когда услышала возбужденные голоса. Разве можно винить меня за то, что меня волнует благополучие внука?

— Будь любезна, бабушка, перейди ближе к делу. В чем состоит твой гениальный план?

— Так вот, сделай вид, будто посылаешь человека к своему поверенному, а на самом деле мы отправим его за ближайшим священником. Вы спуститесь со мной в подземный ход, встретитесь со священником в моем доме и, прежде чем этот отвратительный тип о чем-то догадается, вас уже обвенчают. Ну, как, Алекс, ты согласен, что это единственно верное решение?

Алекс помолчал, словно обдумывая слова бабушки. Глаза его странно блестели. Каролина молча наблюдала за ним, и сердце ее сжималось от сомнений и тревожных предчувствий. Наконец он проговорил:

— Видно, я все-таки попался. Ну ладно, идите вперед, а я напишу записку и передам ее с Пьером.

Охваченная смятением Каролина спустилась за бабушкой в подземный ход и прошептала:

— Это нехорошо! Алекс не хочет на мне жениться! Он возненавидит меня!

— Чепуха, ma petite. Это именно то, чего хочет мой внук, хотя он слишком упрям, чтобы взглянуть правде в глаза. Неужели, по-твоему, я бы стала во всем этом участвовать, если бы не была уверена, что сама судьба предназначила вас друг другу? Наш любезный месье Пилквибиндер очень тебе помог, ускорив события и подведя Алекса к неминуемому исходу.

Пожилая дама отодвинула панель, закрывающую вход в подземелье, и они вошли в комнату. Видя, как встревожена Каролина, бабушка взяла ее за руку.

— Не волнуйся, детка. Положись на меня.

Каролина замялась:

— Но… кажется, у Алекса была другая женщина — во время войны, и…

Бабушка фыркнула:

— Забудь об этом! Теперь нам придется немало потрудиться, чтобы превратить тебя в невесту.

Вспомнив свое отражение в зеркале, Каролина ужаснулась:

— Бабушка, что же нам делать?! Я же похожа на пугало!

Направившись с Каролиной в свою спальню, пожилая дама принялась за работу. Каролина сняла измятое платье, умылась, а затем бабушка причесала и уложила ей волосы.

После этого старушка удалилась, но вскоре вернулась, держа в руках платье из белого атласа, красивое, расшитое жемчугом, но устаревшего фасона.

— Какая прелесть, бабушка! Но откуда…

— Это мое подвенечное платье, — гордо сообщила та. — Буду счастлива увидеть его на тебе, та cherie. — Она помогла Каролине одеться. — Да ты восхитительна в этом платье! — воскликнула бабушка, оглядев свою подопечную с головы до ног. — А теперь поспешим — приехал священник.

В гостиной их ждали Алекс, Пьер и пастор Браун. Несмотря на торжественный момент, жених потягивал бренди. Увидев Каролину, он улыбнулся:

— Ты потрясающе красива, cherie.

Пастор Браун обвенчал их так быстро, что Каролина почти ничего не запомнила. На протяжении церемонии она замирала от страха, опасаясь, что внезапно появится Пилквибиндер или Алекс раздумает жениться… или вообще окажется, что все это — только сон. Однако она явственно услышала слова пастора:

— А теперь поцелуйте невесту.

Каролина подставила Алексу щеку, но тот, дерзко усмехнувшись, привлек ее к себе и поцеловал так, что она забыла обо всем на свете.

Потом бабушка обняла новобрачных. Ее глаза затуманились слезами.

— Поздравляю, дорогой, — сказала она внуку, — и надеюсь, что теперь ты станешь вести себя иначе. Это серьезный шаг в твоей жизни.

Алекс усмехнулся:

— Конечно, бабушка. Обещаю проглотить эту пилюлю, не поморщившись. Признаться, я почти привык к этой мысли, поняв, к чему идет дело. У меня давно появилось предчувствие, что это неотвратимо, как смерть.

Бабушка угостила всех превосходным белым шабли.

Каролина сияла от радости, которую не омрачили даже насмешки Алекса. Ощущать прикосновение его руки и знать, что он теперь ее муж, — что может быть лучше!

Пьер отправился в дом, чтобы показать Эзре Пилквибиндеру брачное свидетельство, однако вскоре вернулся.

— Месье, этот господин желает поговорить с вами и признаюсь, его поведение показалось мне весьма странным.

— Черт бы побрал этого Пилквибиндера! — в сердцах воскликнул Алекс. — Он хочет говорить со мной? Хорошо, я готов, но ручаюсь, он пожалеет, что посмел так долго испытывать мое терпение в такой день!

Алекс залпом осушил бокал и исчез в подземелье. Через несколько минут он снова появился в бабушкиной гостиной.

— Он ушел? — встревожено спросила Каролина.

— Да, и если этот мерзавец хоть немного дорожит жизнью, он не попадется мне на глаза еще раз!

— Алекс, что он сказал?

— О, почти ничего такого, о чем стоило бы вспоминать. В основном я слышал от него лишь пустые угрозы, однако готов поклясться, что Пилквибиндер затаил на меня какую-то обиду и это не связано с тем, что произошло сегодня.

— Он так и сказал? — удивилась Каролина.

— Нет, но я это почувствовал. Впрочем, хватит об этом. — Он помог Каролине подняться. — Пожалуйста, перестань волноваться. Сейчас все хорошо. Позволь тебя поблагодарить, бабушка, увидимся позже. — Выходя под руку с Каролиной в сад, Алекс обернулся и, усмехнувшись, добавил: — Много позже.

Голые деревья выглядели уныло на фоне голубого неба. Однако даже весной сад не показался бы Каролине более прекрасным.

Когда они вошли в дом, все слуги бросились поздравлять молодоженов. С лица Каролины не сходила счастливая улыбка, а глаза Алекса сияли от радости.

— Отныне это ваша госпожа, — объявил он слугам, а затем обратился к кухарке: — Эльза, я страшно проголодался. Ты сможешь приготовить что-нибудь, приличествующее случаю? Мы будем есть в моей спальне.

Каролина вспыхнула и, опираясь на руку Алекса, пошла с ним наверх. Радость переполняла девушку, а внутренний голос убеждал ее сохранять хладнокровие. Но Каролина была не в силах скрывать свои чувства. Заглянув в свою бывшую спальню, она призналась:

— А я думала, что больше никогда не увижу ее!

— Полагаю, это не слишком радовало тебя, — усмехнулся Алекс.

— Она внимательно посмотрела на него:

— О, Алекс, как ты мог в то утро так безжалостно покинуть меня? Никогда в жизни я не чувствовала себя такой несчастной!

— У меня не было времени объясняться с тобой, я едва не опоздал в Нью-Йорк. Кроме того, я полагал, что так будет лучше для нас обоих.

В ее глазах вспыхнул гнев.

— Лучше?! Ты всю ночь напролет занимался со мной любовью, а потом оставил меня, не сказав ни слова!

— Уйми свой гнев, Каро. Со дня нашей встречи я никогда не лгал тебе и, уж конечно, не давал никаких опрометчивых обещаний. Я даже скрывал свои чувства к тебе. В ту ночь ты получила лишь то, о чем просила сама! Не упрекай меня больше, Каро, если не хочешь снова оказаться в Филадельфии. Мистер Пилквибиндер с удовольствием позаботится о тебе! Я достаточно ясно выразился?

Каролина кивнула.

В это время в дверь тихо постучали, и на пороге появилась служанка. Она толкала перед собой сервировочный столик, заставленный блюдами. Следом за ней появился Пьер с бутылкой охлажденного вина и бокалами. Заметив убитый вид Каролины, старый камердинер направился к ней.

— Мадам Бовизаж, позвольте выразить вам самые сердечные поздравления. — Пьер понизил голос: — Хозяин не пошел бы на это ни для кого, кроме вас. Вам следует оценить его поступок.

Поняв, что Пьер прав, Каролина улыбнулась. Когда слуги ушли, Алекс снял сюртук, жилет и быстро развязал галстук. Каролина молча наблюдала за ним, в который раз восхищаясь его кошачьей грацией. «Вот что делает его таким особенным, не похожим ни на кого другого, — думала она. — Я не стану его приручать, а если попытаюсь, он возненавидит меня».

Алекс откупорил бутылку, разлил вино и протянул бокал Каролине. Она улыбалась, и в ее глазах отражалось все, что было на душе.

— Алекс, прости меня за все, что я наговорила.

Он коснулся ее щеки.

— Забудем об этом. Думаю, нам обоим надо было высказаться, но теперь с этим покончено. Мне не следовало запугивать тебя Пилквибиндером; я скорее умру, чем позволю ему приблизиться к тебе. Давай поедим. Сегодня нам понадобятся силы!

Он лукаво усмехнулся, и Каролина залилась румянцем.

ГЛАВА 22

Когда Каролина вспоминала эти дни, ей казалось, что в первые сутки они непрерывно занимались любовью. После завтрака Алекс раздел молодую жену, восхищаясь ее телом при ярком свете дня.

— Должен предупредить тебя, cherie, что намерен воспользоваться своими супружескими правами, — насмешливо сказал он. — Уж если мне суждено было жениться, я собираюсь извлечь из этого максимум удовольствия. — Алекс вынул шпильки из ее волос и улыбнулся еще шире. — Надеюсь, ты одобряешь мои намерения, дорогая женушка?

Каролина полагала, что в постели Алекс выражает те эмоции, которые по каким-то причинам не хочет облекать в слова. Она страстно отвечала на его ласки, но неизменно удерживалась от признаний в любви, понимая, что время для этого еще не пришло.

Солнечный свет уже угасал, когда Алекс поднялся с постели, чтобы налить им вина. Вернувшись к Каролине, откинувшейся на подушки, он увидел в ее больших карих глазах выражение покоя и радости.

— Ты похожа на кошку, наевшуюся сметаны, — насмешливо проговорил он.

— Так и есть, — ответила она, снова отдаваясь его ласкам. Однако вскоре Каролина отстранилась: — Прошу тебя, подожди. Я хочу поговорить с тобой. Это касается Николаса.

Он приподнял голову и насторожился.

— А я-то полагал, что у тебя хватит здравого смысла не возвращаться к этому!

— Но, пожалуйста, не думай, будто я хотела изменить тебе с Николасом! Я бы никогда не позволила ему до меня дотронуться!

— Значит, там в саду ты только терпела его общество? А может, ты испытывала к нему жалость? Или он силой вытащил тебя из дому? Увы, дорогая, мне уже известно, как легко овладеть тобой!

Каролине показалось, что ее ударили.

— Ты просто невыносим! — задыхаясь, воскликнула она. — Почему ты так несправедлив, так жесток и совсем не веришь мне?

— Хватит, маленькая негодница! — мягко остановил ее Алекс. — Не знаю, говоришь ли ты правду или чертовски хорошо играешь, но на этот раз я рискну поверить тебе.

Он осушил поцелуями ее слезы и, когда Каролина прильнула к нему, прошептал:

— Что ж, возможно, этот брак — не такая уж плохая затея.

* * *

Каролина проснулась лишь после полудня следующего дня.

Алекс еще спал, спрятав лицо у нее на груди.

— Алекс, — прошептала она, — проснись!

— Черт. — пробормотал он, щурясь от заливающего комнату яркого солнечного света. — Кажется, уже поздно. — И, приподнявшись, поцеловал жену. Потом встал, накинул халат, приоткрыл дверь, выглянул в коридор и позвал Пьера.

Через несколько минут в комнате Каролины уже стояла ванна с горячей водой.

После купания Алекс принес ей розовое бархатное платье.

Слуги с любопытством поглядывали на них, когда около двух часов дня они пришли в гостиную завтракать. Каролина чувствовала себя с Алексом так же легко и непринужденно, как в самом начале знакомства.

* * *

По просьбе Алекса пастор Браун после венчания посетил дом Бовизажей, чтобы объяснить семейству причину отсутствия Каролины, однако сообщить подробности отказался.

— Майор Бовизаж просил меня передать, что завтра заедет к вам с женой. Сегодня они хотят побыть одни.

Новость все восприняли по-разному. Натали сгорала от любопытства. Николас, побледневший и напряженный, с синяком на скуле, предложил немедленно отправиться в Бель-Мезон, но отец остановил его. Антония сочувственно наблюдала за младшим сыном. Только Кэти выразила радость по поводу неожиданного события, заявив, что счастлива иметь такую сестру, как Каролина.

На следующий день Николас прибыл в родительский дом еще до завтрака. Все семейство было в сборе и взволнованно ожидало молодых. Лишь Жан-Филипп сохранял полное хладнокровие. К полудню напряжение достигло апогея, и, когда наконец, около трех часов дня на улице показался экипаж Алекса, Натали издала громкий возглас. Родители вышли встретить новобрачных.

Новость не слишком удивила Антонию, подозревавшую, что Каролина влюблена в Алекса. Однако этот брак встревожил ее: она хорошо знала сына и его прошлое.

Каролина улыбалась мужу, и даже на расстоянии было видно, что она сияет от счастья. Алекс обнимал молодую жену за талию, его лицо светилось нежностью. Это приободрило Антонию. Она уже догадалась, что внезапное исчезновение Каролины с бала каким-то образом связано с Алексом, так же как и синяк Николаса. Все, что произошло потом, подтвердило ее догадку.

Каролина, поднявшись по лестнице, обнялась с Антонией, и, глядя на нее, та подумала, что видит перед собой совсем другую женщину. Прежде печальная и подавленная, теперь она вся светилась радостью, глаза сверкали, губы припухли от поцелуев. Казалось, даже волосы ее блестели еще ярче.

— Я так счастлива, Каролина! — воскликнула Антония.

— А меня ничто не могло бы сделать счастливее, — с жаром ответила новобрачная.

Каролина внезапно осознала, что относится к Жану-Филиппу иначе, чем прежде. Если раньше она болезненно воспринимала его сходство с Алексом, то теперь это особенно располагало ее к свекру. Заметив ее дружескую улыбку, Жан-Филипп обнял молодую женщину и искренне пожелал им счастья.

Алекс уклонился от ответов на вопросы о том, почему его брак был столь скоропалительным, сказав лишь, что внезапно почувствовал настоящую любовь и не смог ей противиться.

Антония поверила в это ничуть не больше, чем Натали или Николас, хотя и видела, что молодые питают друг к другу необычные чувства.

«Он изображает безразличие, но не отрывает от нее глаз», — подумала Антония.

Николас потухшим взором смотрел на Алекса и Каролину. Однако Антония не сомневалась, что его раны скоро затянутся, ибо не в характере Бовизажей долго предаваться печали, а Николас всегда был самым веселым из ее детей и больше всех любил радости жизни.

— Он быстро излечится, — шепнула Антония мужу. — Может, мне пригласить к обеду Мэри Армстронг?..

В Натали любопытство постепенно брало верх над ощущением, что Алекс предал ее. Когда любопытство окончательно возобладало, она начала засыпать Каролину вопросами, но Алекс остановил ее:

— В общем-то, сестренка, рассказывать особенно нечего. Просто я понял, что хочу жениться на Каролине. А уж когда решение было принято, нас одолело такое нетерпение, что мы не стали ждать.

Однако Натали не сдавалась.

— Но Каро еще вчера утром завтракала в этом доме! А потом вышла на улицу прогуляться! Как…

— Оставь их в покое, — сказала Антония. — Могут же у влюбленных быть свои маленькие секреты…

— Клянусь, Каро! — с досадой воскликнула Натали. — Я бы не удивилась, если бы Алекс все это время знал, что ты влюблена в него. Видно, пока я думала, что твое сердце разбито, вы вынашивали свои тайные планы!

— А вот это, — усмехнулся Алекс, стиснув руку жены, — кажется мне весьма интересным! — Заметив смущение Каролины, он добавил: — Ты же наверняка хочешь, чтобы я знал о тебе все, милая женушка? Подозреваю, что беседа tet-a-tete с моей дорогой сестричкой на многое открыла бы мне глаза!

В этот момент подали чай, и, к облегчению Каролины, разговор перешел на другие темы: Жан-Филипп стал обсуждать с сыновьями проблемы кораблестроения и торговли.

Внезапно Антония воскликнула:

— Алекс! За всеми этими волнениями мы совсем забыли расспросить тебя о встрече с генералом Вашингтоном! Расскажи-ка нам поскорее!

— Mon Dieu! Как мы могли об этом забыть? — присоединился к жене Жан-Филипп.

Алекс рассмеялся:

— Пожалуй, мне незачем было так спешить на эту встречу. К тому же за четверо суток я спал не более двенадцати часов. Впрочем, генералу Вашингтону не понравилось бы мое отсутствие. Да и я воспользовался возможностью попрощаться со старыми друзьями.

— Значит, там были все? — спросил Жан-Филипп.

— Все, кроме Лафайета. Мне нелегко далась эта встреча, ведь мы собрались во «Французской таверне» по чертовски грустному поводу и в последний раз выпили вместе. Генерал Вашингтон был так красноречив, что на глазах у многих выступили слезы.

— Да, вы с товарищами немало перенесли вместе, — тихо проговорила Антония.

— Возможно, больше, чем выпадает на долю обычного человека. Поэтому так прочна наша связь.

— Вашингтон уже уехал в Мон-Вернон? — поинтересовался Жан-Филипп.

— Нет, думаю, сейчас он на пути в Филадельфию.

Антония взглянула на сына и невестку:

— Вы должны остаться на обед. Нам еще очень о многом нужно поговорить.

— К сожалению, maman, сегодня вечером мы заняты, так что простите нас.

Когда молодые попрощались с семейством, уже смеркалось. На небольшой аллее Алекс внезапно окликнул Мориса, велев ему немедленно остановиться. Легко выпрыгнув из экипажа, он растворился в темноте, но Каролина успела заметить, что Алекс бежит за каким-то мужчиной. Охваченная страхом, она хотела броситься за мужем, но в ту же секунду рядом с ней оказался Морис, он попросил Каролину не выходить из кареты, а сам последовал за хозяином.

Вскоре Морис вернулся.

— Все в порядке, мадам. Месье способен постоять за себя, а мне он велел вернуться и присмотреть за вами.

Через несколько минут появился Алекс и сел рядом с женой.

— Это был наш «друг» Пилквибиндер. Вчера я настоятельно посоветовал ему поспешить с отъездом из Филадельфии. Однако он пренебрег моим советом. Этот тип кажется мне ненормальным, а поэтому беспокоит меня.

Испуганная, Каролина прижалась к Алексу, и он, поняв страх жены, крепко обнял ее.

— Я не выпущу тебя из поля зрения, пока не увижу Пилквибиндера мертвым. Уверен, он ни перед чем не остановится. Буду весьма признателен тебе, дорогая, если ты согласишься повсюду следовать за мной. Прости, но в ближайшее время тебя ждет не самая спокойная жизнь.

Каролина ничем не выдала ликования.

— Что ж, сэр, постараюсь к этому приспособиться. В конце концов я всецело завишу от вас.

ГЛАВА 23

Следующие несколько дней были самыми счастливыми в жизни Каролины. Алекс отложил все свои дела, и если в Бель-Мезон появлялись визитеры, желавшие поговорить с ним, он неизменно оставлял жену с Пьером и бабушкой.

Каждое утро Каролина и Алекс совершали верховые прогулки, потом подолгу сидели в библиотеке. Днем они вместе навещали бабушку, которая всегда радостно встречала их.

Но, чувствуя, что между нею и Алексом устанавливается прочная связь, Каролина понимала, что их семейная жизнь далека от идеальной. Алекс ни словом не обмолвился о любви, более того, не говорил даже об их будущем. Поэтому временами Каролине казалось, что ему очень хочется быть свободным от нее.

Обстоятельства их поспешного брака тревожили Каролину. По ночам ее мучили кошмары, которые кончались всегда одинаково: Алекс бросает ее одну в лесу, а она бежит за ним и зовет его — но напрасно. Когда Каролина с криком просыпалась, Алекс обнимал ее, успокаивал и заботливо спрашивал, что ей приснилось.

— А вдруг эти сны — ключ к разгадке твоего прошлого?

— Нет, — уныло шептала Каролина, — ничего похожего.

* * *

В середине декабря приготовления к Рождеству шли полным ходом. Каролина убедила мужа пригласить к ним всю семью и устроить настоящий праздник. Антония сразу согласилась.

— Впервые за тридцать пять лет родители проведут Рождество не у себя дома.

В отличие от Алекса Каролина скоро забыла о существовании Эзры Пилквибиндера. Как-то днем, когда муж задремал, Каролина пошла в библиотеку. Она стояла перед стеллажами, когда в дверях внезапно появился Алекс. Глаза его пылали гневом. Схватив жену за руку, он закричал:

— Черт подери, в чем дело? Ты что, решила напугать меня до смерти? Сколько раз я говорил, что ты не должна оставаться одна — ни при каких обстоятельствах!

Каролина попыталась высвободить руку, — Алекс, но это же нелепо! Неужели я должна жить в своем доме как пленница?

— Если будешь спорить со мной, — угрожающе сказал он, — то окажешься пленницей кого-нибудь другого, совсем не похожего на меня, а этот дом, который ты столь высоко ценишь, будет для тебя потерян! А может, ты предпочитаешь делить ложе с Эзрой Пилквибиндером? Поверь, даже здесь, в Бель-Мезон, ты не в полной безопасности.

После ссоры в библиотеке они долго и упорно молчали. Ночью неожиданно разразилась метель, и Каролина сочла, что это вполне уважительная причина сломать лед между ними.

За ужином Алекс слишком много пил, и атмосфера накалилась до предела. Потом Каролина и Пьер играли в гостиной в шахматы, а Алекс сидел в своем любимом кресле и делал вид, что читает. Однако Каролина видела, что он не перелистывает страницы, а уставился в книгу с таким видом, словно прочел там нечто оскорбительное.

Пьер легко обыграл Каролину два раза подряд, после чего она поднялась и подошла к окну. Деревья вдоль подъездной аллеи казались черными силуэтами на фоне темного неба. Шел крупный снег, и все застилала белая пелена.

Восхищенная этой картиной, Каролина подбежала к Алексу, опустилась перед ним на колени, забрала у него книгу и с улыбкой заглянула ему в лицо.

— Дорогой, какой снегопад! Пожалуйста, пойдем прогуляемся по саду! Я обожаю свежий снег.

Увидев, что взгляд Алекса смягчился, Каролина вскочила, потянула его за руку и повлекла за собой. Вскоре они вышли в сад. Смеясь от восторга, Каролина кружилась и ловила снежинки на ладони.

— Ну разве не прелесть? — воскликнула она. Щеки ее порозовели от холода, глаза сияли. Но когда Алекс молча обхватил ее лицо ладонями, она серьезно взглянула ему в глаза.

— Алекс, прости меня, я виновата! Со дня нашей встречи язык причиняет мне сплошные неприятности! Кажется, я никогда ничему не научусь! — По ее щекам потекли слезы. — Когда-нибудь ты скажешь мне, что я слишком много болтаю, и отвернешься от меня навсегда. И будешь прав, я этого заслуживаю! Это снова была целиком моя вина и…

— Да замолчишь ли ты когда-нибудь? — воскликнул Алекс и припал губами к ее щеке. Каролина приподнялась на цыпочки и тесно прижалась к нему. — В одном ты права, — шепнул Алекс, — ты и впрямь очень много болтаешь.

* * *

К утру окрестности Бель-Мезон покрыл пушистый снег, сверкающий в ярких лучах солнца.

Они отправились на санях в Филадельфию. Ничто не нарушало сияющую чистоту снега. К сбруе Жана привязали рождественские колокольчики. Он весело бежал по дороге, освещенной зимним солнцем. Каролина сидела в санях в лисьей шубе, укутав ноги пледом. Руки она спрятала в меховую муфту. Лицо молодой женщины сияло радостным возбуждением.

Алекс казался более спокойным, чем обычно, и, с нежностью глядя на жену, улыбался. Когда они въехали в Филадельфию, Каролина заметила, что прохожие, привлеченные звоном колокольчиков, бросают на них то восхищенные, а то и завистливые взгляды.

Алекс и Каролина явились к родителям без предупреждения и застали семейство за работой: все украшали вестибюль ветками хвойных деревьев. Натали и Кэти приняли приглашение покататься на коньках, и вскоре все четверо были уже на берегу Делавера.

Алекс помог девушкам привязать коньки. Кэти и Натали тут же заскользили по льду, заливаясь звонким смехом. Каролина, держась за руку мужа, встревожено наблюдала, как девушки набирают скорость. Она с опаской покосилась на Алекса, и тот лукаво улыбнулся:

— Ну что, миледи, готовы рискнуть?

— Конечно! — решилась Каролина, — Но только не отходи от меня!

Рука об руку они медленно заскользили вперед, вызывая улыбки у конькобежцев. Впрочем, некоторые из них приветливо здоровались с Алексом, и Каролина с удивлением заметила, что он твердо и уверенно стоит на коньках. Почувствовав, что жена стала смелее, Алекс начал постепенно набирать скорость.

— По-моему, ты дурачила меня, cherie, — улыбнулся он. — Не сомневаюсь, ты с детства катаешься на коньках!

Каролина вспыхнула. От быстрого бега на коньках ее охватил пьянящий восторг. Вдруг Алекс отпустил ее руку и, отъехав к берегу, присоединился к тем, кто наблюдал за Каролиной. Она же, позабыв обо всем, плавно и грациозно скользила по льду, чертя на нем сложные узоры. На лице ее сияла счастливая улыбка.

Наконец, сделав финальный пируэт, Каролина остановилась и только теперь заметила, как много глаз наблюдают за ней. Она смутилась.

Кэти была очарована Каролиной, но Натали пришлось преодолеть зависть, прежде чем сказать Каролине несколько одобрительных слов.

Алекс пожал затянутую в перчатку руку жены, с гордостью посмотрел на нее, потом повел к перевернутой вверх дном лодке и усадил Каролину.

— Ну вот мы и открыли еще один из твоих многочисленных талантов. Какой будет следующим… быть может, живопись? — Алекс улыбнулся.

— Кажется, я бы могла довольно сносно управляться с этой старой лодкой, — проговорила Каролина, наслаждаясь ощущением покоя и уюта от близости Алекса. Тут к ним подъехала на коньках Натали, а друзья подозвали к себе Алекса. Каролина впервые после свадьбы осталась наедине с Натали.

— Мне очень хотелось поговорить с тобой, Каро, но Алекс кружит над тобой, как ястреб. Вот никогда бы не подумала, что он превратится в такого мужа! Уж не опасается ли он, что какое-нибудь чудовище похитит тебя?

— Конечно же, нет! — ответила Каролина.

— Знаешь ли, все это очень странно! Может, я права, и все это время у вас был роман втайне от меня? Не верю, что ты способна так обмануть меня, но не вижу иного объяснения! Не мог же Алекс так внезапно влюбиться в тебя да еще сразу жениться! Уверена, на такой шаг, как женитьба, он не решился бы столь быстро, ведь все эти годы он и слышать об этом не хотел.

— Право, Натали, даже не знаю, что тебе сказать. Алекс уже объяснял…

— Но мы же подруги! Ты можешь быть со мной откровенна, не так ли? Все, что наговорил нам Алекс, звучало весьма нелепо! Это так не соответствует…

— Ха! — саркастически прозвучало у них за спиной. — Смею надеяться, Натали, что ты, как романтическая натура, преобразишься под влиянием истинной любви! А пока, сестричка, не суй нос в чужие дела.

Натали вспыхнула.

— Ничего страшного, — быстро проговорила Каролина. — Я понимаю твое любопытство, но в нашем браке и правда нет никакой загадки. Мы с Алексом очень счастливы, но это вовсе не значит, что наша с тобой дружба закончится. Теперь мы станем еще ближе, раз уж породнились.

Натали немного успокоилась, когда Алекс потрепал ее по щеке.

— Ты прощена, цыпленок, но больше никаких вопросов, ладно?

* * *

Перед Рождеством дни Каролины были заполнены радостными хлопотами. Алекс принес в дом и установил в дальней гостиной пушистую шотландскую сосну. Вечером он и Каролина начали делать длинные бусы из зерен и ягод, чтобы развесить их на ветвях. По рисункам бабушки Пьер вырезал из дерева маленькие украшения. Алекс рассказал, что про обычай украшать сосну на Рождество он впервые узнал во время войны, когда вместе с генералом Вашингтоном пересек Делавер и застал врасплох отряды гессенских наемников в Трентоне. Немцы, увлеченные праздником, совсем не подготовились к нападению.

В доме зажгли множество свечей, заливавших все теплым золотистым светом. Сияющие огнями окна манили к себе, обещая уют и гостеприимство. Каролина повесила над входной дверью гирлянду из веток сосны и падуба, а потом украсила такими же гирляндами потолок в коридоре и стены над каминами.

В канун Рождества Алекс принес из леса ветки омелы и прикрепил их к арке в вестибюле, предвкушая удовольствие от того, что ему предстоит посвятить Каролину в тайну старинного английского обычая, связанного с этим растением.

— Что это такое? — удивилась жена.

— Подойди поближе и посмотри. У этих листьев очень необычная форма, и с этим маленьким растением связано кое-что интересное.

Каролина окинула взглядом овальные листочки и кисти красных и белых ягод, словно покрытых воском.

— Есть один милый обряд, который выполняют под веткой омелы. Пожалуйста, запомни его как следует. Но никогда не стой под омелой ни с кем, кроме меня, иначе мне придется прибегнуть к решительным мерам.

— О чем это ты? — изумилась Каролина.

Алекс указал жене на ветку омелы, потом притянул к себе и поцеловал. От этого поцелуя какое-то удивительное тепло окутало Каролину, и, когда Алекс на секунду оторвался от нее, она успела прочесть в его глазах не только желание, но и что-то новое, невиданное ею прежде. Она понимала, что Алекс сейчас что-то скажет либо поднимет ее на руки и отнесет в постель… Но в этот момент появилась бабушка.

Воспоминание о глазах мужа и о необыкновенном поцелуе под веткой омелы преследовало Каролину весь день, и она мучительно пыталась разгадать чувства Алекса. Каролина знала, что он восхищается ее телом и страстно желает ее. Однако иногда возникало ощущение, будто его глаза выражают нечто большее, чего он не может или не хочет выразить словами. Сомневаясь в том, что муж любит ее, Каролина думала, долго ли еще он будет испытывать к ней физическое влечение.

ГЛАВА 24

Рождественский вечер бабушка провела с ними за праздничным столом. За последние несколько дней это была первая трапеза, которую она разделила с молодоженами. Каролина знала, что старушка нарочно оставляет их наедине, и чувствовала к ней благодарность. С той ночи, когда Каролина пришла в спальню к Алексу, она ни разу не разговаривала с бабушкой с глазу на глаз. Однако когда та смотрела на Каролину, ее глаза светились нежностью, и молодая женщина читала в них поддержку и одобрение.

Весь дом сиял огнями, и этот свет словно проникал в душу Каролины. По настоянию бабушки Алекс приготовил праздничную чашу с рождественским напитком из белого вина, взбитых сливок, лимонного сока и тертой цедры. Каролине напиток пришелся по вкусу и еще больше воодушевил ее.

После обеда Алекс перенес чашу в гостиную, и все трое расположились у горящего камина. Бабушка рассказала Каролине, как она в детстве встречала рождественские праздники во Франции, как все члены семьи выставляли на полку над очагом свои деревянные башмаки, чтобы Пэр-Ноэль положил в них конфеты и игрушки.

— Каждый год мы делали из глины santons — маленькие фигурки людей и животных, идущих смотреть на младенца Христа. Эти фигурки мы собирали год за годом, добавляя к ним новые. Я очень любила этот обычай и позаботилась о том, чтобы Жан-Филипп и Антония придерживались его. Алекс улыбнулся:

— Однажды я разбил маленькую фигурку крестьянина, одну из самых старых, сделанную maman еще до моего рождения. Меня охватило отчаяние, и Даниэль предложила мне это скрыть, но я почему-то не смог.

— О, я помню это! — воскликнула старушка. — Жан-Филипп гордился тем, что ты пришел, показал ему разбитую фигурку и сказал: «Papa, я это сделал, но не наказывай меня. Это вышло случайно, и мне очень жаль». Когда сын написал мне об этом, я поняла, что у тебя хорошие задатки.

Алекс рассмеялся и закурил сигару, заметив при этом, что карие глаза Каролины не мигая уставились на изразцовые плитки камина. Казалось, мысли ее витают очень далеко. Он коснулся руки жены, и та вздрогнула от неожиданности.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросил Алекс с необычной нежностью.

Та вздохнула и удивленно посмотрела на мужа:

— Да. Кажется, я кое-что вспоминала, но не знаю… не уверена, было ли это на самом деле или просто приснилось…

— Расскажи мне, — тихо попросил Алекс.

— Это все очень странно, боюсь, ты будешь надо мной смеяться, но я увидела дверь какого-то дома. Она распахнулась, таинственный человек бросил мне подарок — и тут же исчез. Я была очень маленькой, совсем ребенком. Помню, как я стала разворачивать бумагу слой за слоем. Ее было так много, что я подумала: наверное, внутри нет никакого подарка.

Она умолкла.

— Продолжай, — попросил Алекс.

— Это все. Больше я ничего не могу вспомнить. Он сжал ее маленькую ручку. Глаза его блестели.

— Это удивительное воспоминание, Каро, хотя не знаю, что мы сможем из него извлечь. Но одно скажу сразу: судя по всему, ты шведка, поскольку описала именно шведский рождественский обычай. Он состоит в том, что некий таинственный, сразу же исчезающий человек приносит подарок, упакованный во множество оберток. Это ничего тебе не напоминает?

— Нет… но как приятно узнать о себе хоть что-нибудь! Значит, ты думаешь, я выросла в Швеции?

— Едва ли. У тебя нет акцента, к тому же не так давно все американцы были гражданами других стран. Пересекая океан, каждый привозил с собой обычаи своей прежней родины — возьми, к примеру, бабушку с ее santons.

Каролина улыбнулась, а старушка проговорила:

— Алекс, я что-то устала. Вот посмотрю, как ты зажигаешь святочное полено, а потом, уж не обессудьте, сразу пойду.