/ Language: Русский / Genre:detective,

Кто Последний За Смертью

Сергей Рокотов


Рокотов Сергей

Кто последний за смертью

РОКОТОВ СЕРГЕЙ

Кто последний за смертью?

РОМАН

1

Отныне для него новогодний праздник ассоциируется с этой темной мрачной историей. Вспоминая эти события, он испытывает смешанное чувство щемящей горечи и какой-то досады. Почему этот светлый праздник у него омрачен, и видимо, навсегда? Впрочем, у него многие дни связаны с какими-то событиями, а, следовательно, и с преступлениями. Работа такая...

Рабочий день кончился, подходило к концу 31 декабря 1992 года. День выдался нельзя сказать, чтобы слишком сложный, однако, было много какой-то муторной волокиты с бумагами, допросами свидетелей по двум запутанным делам. Николаев взглянул на часы ух, ты, уже пять минут девятого. А ведь он обещал Тамаре быть дома не позже семи и еще купить по дороге кое-что из продуктов. Ну, ничего - он еще успеет с продуктами теперь никаких проблем, купить можно что угодно

и шампанского, и закуски любой. Проблемы теперь совсем другие.

Николаев вел уголовные дела, где замешаны серьезные деньги. Мошенничества, грабежи, порой с убийствами. Страна как будто просыпалась после застойной спячки - всюду делались деньги, наживался первоначальный капитал, как почему-то считалось, для того, чтобы вывести страну на путь подлинного прогресса. Однако, в последнее время Николаев все больше и больше стал сомневаться в том, что этот прогресс когда-либо наступит. Лично в его жизни мало что изменилось, только дел серьезных прибавилось, и дела стали совсем иными. Появились частные предприятия, а, соответственно, и рэкет, о котором еще два три года назад никто и не слыхивал. А, между тем, его зарплата становилась все меньше и меньше, не в самом буквальном смысле, конечно, а в том, что все меньше и меньше можно стало на эти деньги купить, и, соответственно, все ниже становился уровень жизни. Однако, упорный Николаев все же умудрялся тайком от жены откладывать деньги на покупку "жигуленка" подержанную машину в приличном состоянии можно было купить за две тысячи долларов. А Николаев уже накопил полторы - эти деньги лежали в надежном месте, и Тамара о них ничего не знала - иначе немедленно нашла бы им другое применение.

Николаев надеялся купить машину к лету и на ней всю семью отвезти к морю - например, в Крым. А Николаев заядлый автомобилист. Он уже имел несколько лет назад старенький "Москвич-412". Лимузин был всегда на ходу, Николаев посвящал его профилактике и ремонту все свободное время, благо, от отца ему достался железный гараж с хорошим набором инструментов. Так что машина прошла бы еще немало километров, если бы не тяжелая болезнь семилетнего Коли. Понадобились деньги на лечение, и Николаев поддался на уговоры соседа по гаражу и продал ему "Москвич". Деньги, конечно, очень тогда пригодились, но с тех пор Николаев не мог проходить по двору без болезненного ощущения потери при виде "Москвича", который у нового владельца быстро вышел из строя. Сосед купил себе новую машину и поставил в гараж, а совсем недавно веселый и живой красный "Москвич" ржавел теперь куском металла во дворе

с него сняли все запасные части, какие только возможно. Так этот бывший автомобиль и мозолил постоянно глаза Николаеву - пройти в подъезд, не видя его, невозможно. И вот теперь Павел готовился купить новую машину и, кажется, ничто не может ему помешать. Два приятеля обещали дать ему денег взаймы поближе к апрелю, а третий хотел приобрести новую машину и обещал весной продать Николаеву "шестерку" в очень хорошем состоянии.

Николаев уже надел пальто и шапку, как вдруг раздался телефонный звонок. Паш, ну сколько можно работать? Мы же заждались! - возмущалась Тамара. - Мы же с Верой и елку нарядили, и на стол уже накрываем. Ты обещал еще ветчины купить и торт! И Коля до сих пор где-то пропадает, боюсь, как бы они с Федькой не начали Новый Год заранее встречать. Так когда ты приедешь? Все, все, Тома, я уже одет, через час буду дома, ветчину уже купил - отличная ветчина, а за тортом сейчас в кондитерскую зайду. Бегу! До встречи.

Николаев положил трубку, застегнул на все пуговицы пальто и вышел. Запирая дверь, он опять услышал звонок.

"Забыла что-нибудь сказать", - решил Николаев. Не подходить, что ли? Нет, лучше подойду, а то потом из дома еще раз бежать в магазин придется. А здесь все-таки центр, все под рукой."

Сколько раз он потом проклинал себя за то, что подошел тогда к телефону. Порой проклинал, а порой хвалил - не подошел бы, не оказался бы в гуще тех странных и страшных событий. Надо было или нет? Кто знает, но от судьбы не деться никуда, тем более, на такой работе...

Факт, что он снова открыл дверь. Взял трубку. Павел, ты еще на месте? Вот хорощо-то! - на проводе был его начальник полковник Седов. - Тут дело срочное. Бери немедленно группу, выезжай на место! Очень серьезное дело! Похищены жена и дочь бизнесмена Воропаева. Как хорощо, что ты еще не ушел. А то пришлось бы расследование Дьяконову поручать, а он... ну ты сам знаешь Игорька нашего, не любит он кропотливой работы... Зайди ко мне. Слушаюсь, товарищ полковник, - промямлил Николаев, в первый раз тогда проклиная себя за то, что вернулся в кабинет и поднял трубку.Но, как говорится, поезд уже ушел - приказ надо выполнять... Это невыносимо! закричала в трубку Тамара, когда муж сообщил ей неприятную новость. - Это просто бесчеловечно! Над тобой на службе издеваются! Ты там козел отпущения! И Коли, этого лоботряса, до сих пор нет! Ну и отбывай на свое задание! Мы будем Новый Год встречать с Верочкой вдвоем, нам и без вас хорошо! Тамара, ну что я могу поделать? - виновато оправдывался Николаев. Я, может быть, еще и успею к Новому Году, торт вот только не купил... Да Бог с ним, с твоим тортом! - с досадой произнесла Тамара. - Это же главный семейный праздник, нельзя же так.... Мне очень жаль, поверь... Там ребенок похищен... Дело важное... Ладно, Паш, делай все, как положено. Удачи тебе. А успеешь - хорошо будет...

Тамара положила трубку, а Николаев, продолжая испытывать чувство вины, стал спускаться вниз к оперативной машине.

... Доехали быстро - молодой бизнесмен Кирилл Воропаев жил в центре - на улице Горького, теперь эта улица снова, как в старые времена именовалась Тверской.

Поднялись на лифте на четвертый этаж. Позвонили. Дверь открыл высокий светловолосый мужчина. На вид ему было около тридцати. Николаев сразу обратил внимание на его руки - они выдавали беспокойное состояние хозяина и ходили ходуном: мужчина то размахивал руками, то сжимал их в кулаки, то нервно потирал лицо. Проходите! Проходите, пожалуйста! произнес он. - Голос был высокий, с надрывом. Спасибо, что так быстро. Здравствуйте. Здравствуйте. Я майор Николаев из Управления Внутренних дел. Что у вас произошло? Значит... я говорил...Вы вот сюда проходите...

Николаев, оперуполномоченный Горелов и эксперт прошли в большую комнату. Дорогая мебель, мягкие ковры... Огромная наряженная елка в углу украшала комнату метров примерно тридцати. На стене - увеличенные фотографии молодой красивой женщины и девочки лет пяти. Садитесь. - Хозяин указал жестом на мягкие кресла. Все трое сели. - Вот они... Леночка и Виктошенька..... Где они теперь?! Где они теперь?! И что с ними? Это я виноват! Зачем я занялся этими делами?! На кой черт мне эти проклятые деньги?! Как мы хорошо жили раньше!.. Возьмите же себя в руки. Как вас зовут? поморщился Николаев. Он терпеть не мог мужских истерик. Такое поведение мужчин вызывало у следователя не только отвращение, но и сомнение в их искренности. Я Кирилл. Кирилл Владиславович Воропаев. Рассказывайте все по порядку. Мне позвонили на работу. У меня контора тут неподалеку. Торгуем стройматериалами, дома строим.

Позвонили часов в пять вечера. Темно уже было. Соседка видела, как Леночка и Вика подходили к подъезду. И тут их схватили под руки какие-то мужики и втолкнули в черную машину, она тут же стояла у подъезда. Лена крикнула: "Помогите!", а дочка ничего не успела крикнуть - эти гады закрыли ей рот руками... Твари, сволочи... Сунули в машину и уехали... Ну что? После этого звонка я рванул домой. Дома вот, как видите, никаких следов чего-нибудь необычного. Не успел снять дубленку - телефонный звонок. Звонят из автомата - у меня аппарат с определителем. Все как в плохих детективах. Грубый измененный голос. "Ваши жена и дочь у нас. Пока с ними все в порядке. П о к а... Остальное зависит от вашего поведения." - "Что вы хотите?!" - спросил я. - "Вам сообщат. Пока требование одно - сидите и не рыпайтесь. И не дай вам Бог сообщить в милицию. Получите посылки с частями тела вашей дочери- для начала. Ее будут резать на глазах у вашей жены. А потом и жена вернется к вам в разобранном виде". Какой ужас! Какое кошмарное время! А ведь как мы раньше хорошо жили! Я преподавал биологию в пединституте, Леночка работала в библиотеке. Да пропади пропадом все эти гребаные рыночные отношения! Это время для бандитов! Ну, успокойтесь же вы, наконец! Дальше-то что было? Потом еще звонок. Леночка со мной говорила, ей дали трубку, Держится молодцом, говорит, что их пока не обижают, ничего не требуют, Виктошеньке дали даже какие-то игрушки.Покушать дали, чаем напоили. А номер опять не появился на определителе? Нет.

Так. Дальше. Потом трубку опять взял этот человек. Еще раз порекомендовал не обращаться в милицию. А что им от меня нужно, так и не сказал. Решили, видно, подержать меня какое-то время в напряжении, чтобы я, так сказать, созрел для их требований. Дальше, дальше..... Ну а дальше еще один звонок. С меня потребовали двести тысяч долларов. Вы представляете себе, двести тысяч долларов!!! С трудом, - невозмутимо ответил Николаев. Вы разрешите, я закурю, Кирилл Владиславович? Да, да, конечно,! - Воропаев вскочил с кресла и достал из серванта могучую хрустальную пепельницу. Николаев закурил. Воропаев тоже вытащил из кармана пачку "Кэмела" и дрожащими пальцами сунул сигарету себе в рот. Николаеву вдруг показалось, что Воропаев лишь имитирует дрожь в руках и довольно неумело. Ну и куда вы должны принести эти деньги? - продолжил Николаев, пуская кольца дыма. Но тут разговор был прерван звонком в дверь. - Мы сами откроем! - предупредил хозяина майор. - Ну-ка, тезка, действуй! - приказал он лейтенанту Горелову.

Долговязый невозмутимый Паша Горелов лениво пошел открывать, снимая с предохранителя свой ПМ, а Николаев, сделав то же самое, встал за дверью.

...В комнату не вошел, а вихрем ворвался здоровенный мужчина лет двадцати пяти - двадцати семи в черном кожаном пальто на меху, норковой шапке, с модным красным шарфом на шее. С ним в комнату ворвался запах дорогого французского парфюма.

Что случилось, Кирюша?! - крикнул он. Ваши документы, - вышел из-за двери Николаев.

Тот пожал могучими плечами и вытащил из внутреннего кармана паспорт. Полещук Андрей Афанасьевич, 1966 года рождения, так... Так... Это Андрюша Полещук, мой друг и компаньон, представил его Воропаев. Что случилось, Кирюша?! - повторил вопрос По лещук, бросаясь к другу. Похитили Леночку и Виктошеньку, Андрюша! вдруг истерически зарыдал Воропаев. - Сволочи! Гады! Под самый Новый Год! Зачем только я ввя зался в этот окаянный бизнес?! Что похитили, я уже понял, ты уже рассказал по телефону. А как все было?

Воропаев быстро рассказал Полещуку подробности происшедшего. Ну и дела! - схватился за голову Полещук. - И ты правильно сделал, что вызвал милицию. Нечего всяких угроз бояться. Бояться есть чего, Андрей... Но двести тысяч долларов!!! Это же немыслимая цифра! Это запредел! Кому могло прийти в голову, что у меня есть такие деньги?! Мы только что начали вставать на ноги. Если бы даже я выложился целиком, и то больше тысяч семидесяти не наскреб бы. А они требуют двести, и ни копейки меньше. Сказали, что позвонят завтра утром. С Новым Годом поздравили, каково?! Ну... если подумать, - призадумался Полещук. Твоя квартира, наверное, стоит не меньше названной суммы. Они тоже себе на уме, знают, сколько требовать. Не миллион же запросили. Соображают... Кто же это такие, интересно было бы узнать?...

Николаев внимательно изучал обоих друзей. Нельзя сказать, что эти люди нравились ему. Напротив, он постепенно проникался все большей антипатией к ним. Изнеженный бледный рыхлый Кирилл Воропаев, холеный, в модном шерстяном костюме и дорогом галстуке и грубоватый, с хитрющими и наглющими глазами черноволосый Полещук, пахнущий дорогим парфюмом, в длинном кожаном пальто, так даже и не снявший в помещении своей норковой шапки. Новое поколение деловых людей... Кстати, возможно, они следят за подъездом, высказал подозрение Полещук. - И видели, что к подъезду подъехала милицейская черная "Волга". Тебе надо действовать как-то осторожнее, сам понимаешь, ч т о поставлено на карту... Но у меня мало времени, - истерически заорал Воропаев. - Они дали срок два дня. Где, где я найду такие деньги?! Я что, смогу квартиру продать за эти дни, даже если решусь жить на вокзале?! Кто меня может выручить? Ненавижу это проклятое время, когда все продается за эти чертовы деньги, даже жизнь самых дорогих людей! Заплатишь - будут жить, не заплатишь - на части разрежут....Господи, господи...

На сей раз Николаев взглянул на молодого бизнесмена с сочувствием, в эти слова он поверил. Кирилл же взглянул с мольбой на Полещука. Тот отвел взгляд в сторону. Андрей, - пробормотал Воропаев со слезами в голосе. Кирилл, у нас же с тобой общие деньги. У меня есть накопления...Личные, так сказать. Двадцать тысяч.

Они в твоем распоряжении. Завтра могу привезти. Спасибо, Андрей, обнял его Воропаев. - Но этого очень мало. Ты что, предлагаешь разорить фирму? А ты предлагаешь мне получить в посылке отрезанные части тела Леночки и Виктошеньки? закричал Кирилл. - Т ы это предлагаешь? Ты забыл, кто эти люди и для меня и для тебя?

Полещук как-то странно сверкнул черными глазами, метнул быстрый взгляд на Николаева и опустил глаза. Но здесь же представители правоохранительных органов, - только и сумел произнести он. - Ты заявил в милицию, пусть они и действуют! Нас обязаны защищать от преступников, а потакать им нечего, этак они будут творить. Что хотят... Так. Давайте поговорим о другом, - прервал их беседу Николаев. - Кирилл Владиславович, кто эта свидетельница похищения ваших жены и дочери, которая позвонила вам? Кира Борисовна, вдова академика Климовского, она живет в соседнем подъезде, квартира сорок восемь. Павел, Юрий Сергеевич, подождите меня здесь, попросил сослуживцев Николаев. - А я прогуляюсь к Кире Борисовне. ... В квартире сорок восемь дверь открыла через огромную цепочку маленькая женщина лет семидесяти пяти. Я следователь Николаев из Управления Внутренних дел, - представился Николаев. - Здесь я по делу о похищении Елены и Вики Воропаевых.

Документ, пожалуйста, покажите, - дребезжащим голосом произнесла хозяйка.

Николаев протянул через щелку удостоверение. Та очень внимательно стала его изучать. Я, понимаете, совершенно одна. Может, мы с вами через приоткрытую дверь поговорим? У меня высокое давление... Я боюсь снимать цепочку. Но вы же видели удостоверение, - настаивал на своем Николаев. Вы понимаете, сейчас такое время, сейчас можно любой документ подделать. Ну... ладно, что у меня брать? Кому я нужна? Теперь мы все бедные. Это раньше мы с Александром Леонидовичем хорошо жили. Заходите, товарищ следователь.

Она открыла дверь и впустила Николаева. Только обувь снимайте, предупредила она. У меня паркет лакированный.

Николаев снял в прихожей белые от соли сапоги и прошел в большую гостиную, уставленную старинной мебелью. Да, когда-то мы с Александром Леонидовичем могли себе позволить покупать все это. И обедать в ресторане, когда захотим, и летать на выходные в Сочи, а теперь..., - пригорюнилась старушка. Извините, ... Кира Борисовна, у меня мало времени. И дело слишком серьезное. Расскажите, что вы видели сегодня у подъезда. Что видела? Да ничего хорошего. Трое, извините за выражение, мордоворотов схватили несчастную женщину, Леночку, жену Кирюши Воропаева и их пятилетнюю дочку Виктошеньку и впихнули их в машину. И уехали. Вот и все, что я видела. В наше время еще не то увидишь. Скоро нас всех... Какой марки была машина? Вы думаете, я разбираюсь в марках машин? Мы с Александром Леонидовичем имели три машины - не сразу, разумеется... Сначала "ЗИМ", потом он купил у одного генерала "Мерседес-Бенц", ох и хорошая была машина... А напоследок "Волга", такого удивительно приятного цвета... Значит, вы не можете определить марку той машины? Вот именно, я затрудняюсь, но уж, во всяком случае, не "ЗИМ", хитро блестя глазками, заверила майора старушка. Так, может быть, "Мерседес-Бенц"? - спросил Николаев, испытывая сильное раздражение. Зачем он тогда вернулся в кабинет и поднял телефонную трубку? Сейчас бы сидел за праздничным столом с женой и детьми. А здесь вместо него находился бы "бешеный Игоряха", как у них в Управлении называли за невыдержанность старшего лейтенанта Дьяконова. Да... уже почти десять часов... Вы очень торопливый человек... Павел Николаевич... Да, да, Павел Николаевич. А в вашем деле нельзя торопиться. У Александра Леонидовича был знакомый, он работал в НКВД... Кира Борисовна, ближе к делу.... Вы ведь единственный свидетель похищения...Жизни людей в опасности... Ах, извините, я одинокий человек, мне буквально не с кем поговорить. Внуки ко мне не ездят,они за что-то на меня в обиде. А мой, сын умер два года назад. От инфаркта. Доктор наук, он был такой талантливый... Я очень вам сочувствую, но поймите же вы, у Воропаева похитили жену и дочь. Время идет на секунды... Нам важна любая информация... "Волга", - вдруг убежденно произнесла старушка. - Черная "Волга". Она стояла вот здесь, под окнами, около нашего подъезда. В ней сидел водитель, лица я не запомнила. Когда Лена и Виктоша подходили к подъезду, из машины выскочили трое мужчин в черных шапочках, надетых прямо на глаза, водитель остался на месте, так вот - эти молодцы схватили женщину и ребенка и быстро затащили их в машину. И автомобиль сразу уехал. То есть, вы видели все от начала и до конца? Да, все от начала и до конца. Я сначала про шла в гастроном - под нами прекрасный гастроном, рекомендую - и купила себе... Кира Борисовна.... Ладно, ладно. Когда я шла в магазин, машина стояла на месте. Я прошла мимо и поразилась, какие неприятные люди сидят в машине в этих черных шапочках, спортивных таких... Лиц совершенно не видно, и это производит такое ужасное впечатление. А водитель был хоть и без шапочки, но отвернулся в сторону. Я прошла мимо и решила немного погулять во дворе подышать воздухом. Если это можно назвать воздухом... Вот у нас на даче действительно воздух. Но теперь я редко туда выезжаю. У нас с Александром Леонидовичем...Извините, извините, я опять отвлекаюсь. Я шла по дорожке и в это время увидела Леночку и ее дочку, они как раз шли к своему подъезду. И тут эти трое выскочили из машины и бросились к ним. Как в детективном фильме... Ужас! Они так грубо с ними обошлись! Леночка успела крикнуть: "Помогите!" , а Виктоше один из них закрыл рот рукой. А вас они не заметили? Не знаю. Скорее всего, просто не стали обращать на меня, старуху, внимания. Я находилась в стороне от машины, слава Богу, во дворе есть, где погулять. А больше никто не видел похищения? Вдали какие-то люди проходили. А поблизости я никого не видела. Номер машины вы, случайно, не запомнили? Как раз номер-то я запомнила. Я всегда запоминаю номера. Когда у нас был "Мерседес-Бенц", он имел очень занятный номер. И номер интересущей вас автомашины мне сразу напомнил наш "Мерседес". Так вот, можете записать: МЮ 93-6 А у нас было не МЮ, а МОЮ. Раньше писали три буквы. Представляете себе - "МОЮ". Кого мою? Александр Леонидович по этому поводу говорил... Спасибо вам, Кира Борисовна, - обрадовался Николаев. - Разрешите мне позвонить? Да, конечно, конечно.

Николаев набрал номер управления. Алло, майор Николаев говорит. Дайте мне срочно данные на машину "Волга" номер МЮ 93-6 Я буду по номеру... или в машине, ну, или, что маловероятно, дома. Ну, спасибо вам, Кира Борисовна, улыюнулся Николаев. - Вы просто незаменимый человек. Жаль только, что вы сразу не позвонили в милицию. Было бы гораздо легче найти похитителей.

Ну уж, увольте, Павел Николаевич, -хитро улыбнулась старушка. - Я боюсь всего на свете, а уж от всего этого у меня так поднялось давление. Я позвонила Кирюше, хорошо, что у меня записан номер его этого самого, как говорится, офиса. А остальное уж - его дела...

- И все же вы незаменимый человек. Как хорошо вы все замечаете, ну и память у вас... Вы хотите сказать, в моем-то возрасте? У моей покойной мамы в девяносто семь лет, представьте себе, память была великолепная. Она помнила наизусть всего "Евгения Онегина", вы просто не поверите...

- Кира Борисовна, а что вы можете рассказать о семье Воропаевых? Давно вы их знаете? В этой квартире жил когда-то дед Кирилла Владимир Владимирович Остерман. Великолепный, между прочим, хирург. Нина Владимировна, его дочь, пошла по стопам отца. И зять Владик тоже хирург. Они живут в квартире Владика на Фрунзенской набережной. Владик оперировал некоторых членов Политбюро, такой он замечательный и известный хирург. Свою квартиру Ниночка отдала Кирюше, когда тот женился... Лет шесть назад. Леночка была тогда совсем молоденькая, ей только что исполнилось восемнадцать. Кажется, ее мать учительница, а отец от них давно ушел. Кирюша влюбился в нее без памяти, я слышала, что она работала в районной библиотеке после школы...Прекрасная девушка, и Нине Владимировне она сразу понравилась, Ниночка сама мне об этом говорила... Воспитанная, добрая девушка, и матерью оказалась хорошей. Владик и Ниночка ничего, наверное, не знают, они всегда Новый год встречают на даче в Жуковке. Правда, там есть городской телефон. Наверное, Кирюша не стал беспокоить родителей под Новый год, а то бы они давно примчались. Какое настало ужасное время, Павел Николаевич, не правда ли? Правда, правда, Кира Борисовна, - сказал Николаев, вставая с места. - Огромное вам спасибо. До свидания. С наступающим вас Новым Годом.

- Спасибо, вас также, - жеманно улыбнулась старушка. - Жалко, что вы так спешите. Желаю вам быстрее найти этих мерзавцев и предать их справедливому возмездию. Постараемся, - ответил Николаев. - Все, до свидания, Кира Борисовна, - откланялся он.

Он отправился на квартиру Воропаева. Там уж сидели родители Кирилла - высокий седой мужчина и полная дама с орлиным носом. Господи! Господи! - кричала дама. - Что же вы тут сидите? - обращалась она к Горелову и эксперту. - Что же вы ничего не делаете? Ниночка, Ниночка, успокойся, - говорил седой мужчина. А вот, наконец, и Павел Николаевич, вздохнул с облегчением Горелов.

- Это мои родители, товарищ майор, - сказал Кирилл. Владислав Николаевич Воропаев, - представился мужчина. Это Нина Владимировна, моя жена. Что вы собираетесь предпринять, товарищ майор? Я кое-что выяснил. Сейчас немного подождем. Кирилл Владиславович, вам в последнее время никто не угрожал? Лично или по телефону? Нет. Никто. Абсолютно никто, - крикнул Кирилл. - Это все совершенно как снег на голову.

Можно вас на минутку, товарищ майор? Давайте, пройдемте с вами в соседнюю комнату, - сказал Воропаев-отец.

Они вошли в кабинет. Огромная удлинненная комната, уставленная стеллажами с книгами, старинная люстра, мягкие кресла с бархатной обивкой и причудливыми подлокотниками. С портрета на стене на Николаева проникновенно глядели сквозь старомодные очки глаза худощавого старика с орлиным носом. От этого взгляда майору стало как-то не по себе. "Ну что, пришел?" - словно спрашивал его старик. - "Ну, ну, поглядим, что ты за птица такая, на что ты годен, майор Николаев..." Кабинет моего тестя Владимира Владимировича Остермана, - сказал Воропаев. - Садитесь... Павел Николаевич. Павел Николаевич, послушайте. Для вас сейчас ценна любая информация. Используйте и мою, если понадобится. Вы видели сейчас молодого человека Андрея Полещука? Да. Он компаньон вашего сына? Да, он компаньон. Он втянул Кирюшу в этот, так называемый, бизнес, Кирилл был талантливым биологом, он писал кандидатскую, которая вполне тянула и на докторскую. И он бросил все ради этих шальных денег. А этот Андрей совершенно из другого круга. Их ведь познакомила Лена, они учились с Андреем в одной школе. Лене недостаточно было денег, которые зарабатывал преподаватель пединститута, сейчас всем хочется больших денег сразу, чтобы было все - квартира, машина, дача, загранпоездки. Хотя, квартира вот есть и не из последних, как видите, у нас дача в Жуковке, там места всем хватит. А остального можно было и подождать. Так вот, этот Андрей, я знаю, отсидел два года. За что? За мошенничество. Брал какие-то кредиты, прокручивал какие-то деньги и... загудел, как говорится. Вышел на свободу около двух лет назад и... попал в начало рыночной экономики, как весь этот кошмар почему-то называется. Занял какие-то деньги, перепродавал овощи, фрукты, сделал некий капиталец, втянул Кирилла, они основали фирму по продаже стройматериалов. Появились хорощие деньги, до того семья Кирилла нуждалась. Мы помогали с Ниночкой. А тут совсем другое дело - изысканные продукты, техника всякая, каждый год отпуск за границей, купили "БМВ", дачу вот начали строить. Ну, зажили и зажили мы, разумеется, к этому не привыкли, так мы люди другого поколения. Но этот Полещук нам никогда не нравился - по-моему, он типичный аферист. И вот еще что, об этом неловко говорить, - поглядел в сторону Воропаев, - но... у них с Леной не простые отношения. Между ними что-то было... Были какие-то поводы так думать? Я пожилой человек, я угадываю игру взглядов. Полещук парень видный, интересный, для определенных особей, разумеется, язык подвешен бойко. Наш Кирюша совсем другой - он такой нервный, стеснительный. А этот очень уж ловок... Это ведь Лена их и познакомила. Школьный, мол, товарищ, учился на три класса старше. Но мне кажется, что их связывает нечто большее. Вы знаете, я не люблю разводить сплетни, я хирург - мое дело резать и зашивать, но тут... такое дел, такая беда... Я как-то в обеденный перерыв приехал сюда к ним. А Вика в это время была на даче с Ниночкой. Кирилл был в командировке, но я не знал об этом. Приехал и вижу - машина Андрея, у него "Форд-Скорпио" стоит у подъезда. Это точно была его машина. Я поднимаюсь, звоню, никто не открывает. А я чувствую - за дверью есть люди и шорох слышу. Так-то вот, Павел Николаевич. Между ними что-то было, у них не простые отношения... И вам я обязан это сказать... Вы подозреваете Полещука, Владислав Николаевич? Ну вы так сразу..., - замялся Воропаев. Нет у меня оснований его подозревать в таком серьезном преступлении, я подозреваю, что Лена изменяла Кириллу с Андреем Полещуком и не верю в порядочность Полещука. Вот и все. В таком деле вы должны знать очень многое об окружении Кирилла, не так ли? Конечно, Владислав Николаевич. Спасибо вам. Еще..., - весь как-то съежился от стыда Воропаев. - Я еще хотел вам сказать об одной своей догадке ... Нет, - вскочил он с места и махнул рукой. - Нет, это все вздор... Все!

Дверь открылась, и в комнату всунулась голова Кирилла. Извините, Павел Николаевич, вас там к телефону. Из управления.

Николаев еще раз взглянул на портрет старика на стене и вышел из кабинета. "Все суета сует", - словно говорили глаза старика. - "А мне теперь все равно".

Николаев подошел к телефону. Автомашина "Волга" ГАЗ-24, номер 93-65 принадлежит гражданину Максимову Петру Петровичу, проживающему по улице Профсоюзной, дом... квартира... Так...Отлично, - сказал Николаев. Павел, ты останешься здесь, мы с Юрием Сергеевичем едем на Профсоюзную.

Он набрал номер. Алло, это Николаев. Срочно пришлите людей на Профсоюзную по этому адресу. Мы тоже едем туда. Ладно. Ну все, оставайтесь здесь, с вами остается лейтенант Горелов. Мы вам позвоним оттуда. Неужели напали на след?! - воскликнула Нина Владимировна. - Ой, дай-то Бог! Пока об этом говорить рано...

... Обе машины приехали на Профсоюзную почти одновременно. Было уже около половины одиннадцатого. Николаев с группой захвата поднялся на четвертый этаж. Позвонили в дверь. Открыли быстро. В квартире стоял шум, гам, слышался смех, звон бокалов... Вам что?! - на пороге стояла женщина лет пятидесяти в светлом праздничном платье и таращила глаза. Максимов Петр Петрович здесь проживает? спросил Николаев. Да, здесь. А что такое? Случилось что?! - перепугалась женщина. Разрешите войти? Где Максимов? Петя! Петя! - закричала женщина. Из комнаты вышел толстый краснолицый мужчина лет пятидесяти пяти с рюмкой в руке. Что такое? Что за гости? Я майор Николаев из Управления внутренних дел. Вот мои документы. Вам принадлежит автомашина "Волга" ГАЗ-24, за номером МЮ 93-65? Принадлежит. А что?

Где ваша машина? Как где? В гараже. А что? Пойдемте в гараж. Гараж далеко? Да нет, около дома.

Спустились к гаражам. В темноте Максимов долго не мог открыть замок.

- Не могу, ребята, сломан он, что ли... Я выпил, все-таки, праздник. Ломайте замок, - приказал Николаев.

Замок сорвали, открыли ворота. Гараж был пуст. Машины в нем не было. Что за дела?! Что за дела?! Ой, ой, ой... Угнали... Угнали..., - застонал Максимов. Когда вы в последний раз пользовались машиной? - спросил Николаев. Да уж с неделю как. Я зимой-то редко езжу. Но я был в гараже три дня назад, завел машину, прогрел...И все. А как вы... Ее нашли, что ли? Нет. Ее не нашли. На ней было совершено преступление. Преступление?!!! Какое? Этого я не могу вам сказать. Вы где работаете? Я водитель третьей автобазы. Кто еще пользуется машиной в вашей семье? Сын имеет права. Но его нет в Москве. А где он? В командировке. Он еще неделю назад уехал в командировку в Вологду. Кем работает сын?

В фирме. Забыл, как называется. Фирма стройматериалов. Вот оно что..., - закусил губу Николаев. - Вот оно как оказывается... Так, Петр Петрович, в вашей квартире будет постоянно дежурить наш сотрудник. Так что, извините, праздник у вас будет не очень веселым.

- Да уж..., - развел руками Максимов. - Понимаем, не шутейное дело...

Оставив сотрудника в квартире Максимова, группа вновь поехала на Тверскую. Время шло к полуночи. Близился Новый Год.

- Больше звонков не было? - спросил Николаев, входя в квартиру Воропаевых.

- Да нет, звонят постоянно знакомые, поздравляют с Новым Годом, кусая пальцы, говорил Кирилл. Ну что там? Как там? У вас в фирме работает Максимов? Максимов Володя работает у нас, - подтвердил Полещук. - Он сейчас в командировке в Вологде. Где он остановился в Вологде? Он живет там у какой-то знакомой. Я знаю номер телефона. Так, здесь у меня записан...Ага, вот он...

Записав номер, Николаев бросился к телефону. Но звонок опередил его.

- Алло. Да, это я. Николаев слушает. Что?!!! Что вы сказали?!!!

Николаев почувствовал, как мурашки бегут у него по спине, а волосы встают дыбом. Он оглядел сидящих в комнате странным взглядом. Боже мой, что он им сейчас скажет? Вот Кирилл с расширившимися от ужаса глазами, вот седой хирург Владислав Николаевич, пытающийся держать себя в руках и поддерживающий почти теряющую сознание Нину Владимировну, вот здоровенный Андрей Полещук, весь напрягшийся и напружинившийся от волнения. Хорошенькая встреча Нового Года выдалась у него!!! Ну почему он подошел к телефону в кабинете? Расхлебывал бы все это Дьяконов...

- Что случилось? - почувствовав беду, тихим голосом спросил Владислав Николаевич.

- Понимаете, - замялся Николаев. - Я даже не знаю, как вам сказать...

Нина Владимировна, сидящая на диване, откинула голову на плечо мужа, ей было совсем плохо.

- Где у тебя нашатырь?! - крикнул Владислав Николаевич Кириллу. Т-там, - показал Кирилл в сторону старинного серванта из красного дерева. Владислав Николаевич вытащил из аптечки нашатырь, дал понюхать жене.

- Да говорите же вы, наконец! - крикнул Полещук, туша одну сигарету в набитой окурками пепельнице и немедленно зажигая другую.

- Я не знаю, как сказать, - Николаев показал глазами на белую как полотно Нину Владимировну. - Сведения пока не проверенные...

- Ниночка, пройди в спальню, приляг, бережно приподнял жену с места Владислав Николаевич. Я никуда не пойду!!! - закричала Нина Владимировна. - Там что-то произошло?! Что, Виктошеньку убили? Говорите же, наконец, я не фифочка какая-нибудь истеричная, я хирург, я людей ножом режу! Говорите! Дело в том, что полчаса назад на Можайском шоссе в районе Баковки была взорвана "Волга"

24 ГАЗ-24 под номером МЮ 93-6

Присутствовавшие с открытыми ртами глядели на Николаева. Туда выехала группа. Подробности нам сообщат. Будем ждать. И надеяться на лучшее...

Ждать пришлось довольно долго. Сидели молча. Николаев мельком поглядывал на присутствовавших. Полещук беспрерывно курил, кашлял, но продолжал курить сигарету за сигаретой. Кирилл ходил туда-сюда по комнате, кусая пальцы, а потом ероша себе волосы. Родители сидели на диване молча, глядя куда-то в одну точку. Нина Владимировна, к удивлению Николаева перенесла сообщение очень мужественно, без видимых эмоций. Только сдвинутые брови свидетельствовали о том напряжении, в котором она находилась. Все понимали, что дело очень серьезно. Беда объединяла людей. Николаев взглянул на часы - было без пяти двенадцать. Владислав Николаевич понял этот взгляд.

- Да, близится Новый Год. Может быть, откроем шампанское и выпьем за то, чтобы с нашими все обошлось.

Кирилл мрачно взглянул на отца, но Нина Владимировна поддержала мужа. Кирилл принес бутылку французского шампанского, зажег огоньки на елке и вдруг разрыдался как ребенок. Мать подошла к нему, обняла его за плечи. Отец открыл шампанское. Кирилл машинально взял со стола пульт и включил телевизор "Сони" с огромным экраном.

- Дорогие россияне! - звучал хриплый голос Президента. - Поздравляю вас с наступающим 1993 годом. Желаю вам в Новом Году...

Владислав Николаевич разлил шампанское побокалам, которые поставила на стол Нина Владимировна. Давайте! - поднял свой бокал Владислав Николаевич. - Выпьем за то, чего мы все так желаем...

Раздался телефонный звонок.

Николаев мгновенно схватил трубку, держа в другой руке бокал с шампанским.

- Так... Так...Так..., - Он взглянул на Нину Владимировну, и та прочитала радость в его глазах. Он даже непроизвольно подмигнул ей. - Ну, выдохнул он. - Слава Богу, спасибо и на этом... Ладно, улыбнулся он. Спасибо, вас так же...

Все с надеждой в глазах глядели на Николаева.

- Так. Новости... можно сказать, обнадеживающие. Женщины и ребенка в машине не было. Погибло трое мужчин, четвертый жив, доставлен в больницу. Его только что привезли в Институт Склифосовского. И кто это?! - спросил Андрей Полещук. Это ваш сотрудник. Максимов Владимир Петрович. Володя?! Володя?! Как же он мог? Как он мог? - вытаращив глаза, повторял Кирилл.

Андрей пожал плечами.

- Чужая душа - потемки, - тихо проговорил он, и Николаев почувствовал в его голосе какие-то другие нотки - нотки беспокойства.

2

Под утро Николаев поехал домой. В квартире Воропаевых остались дежурить лейтенант Горелов и еще один сотрудник. Всю ночь ждали телефонных звонков, но никаких известий о Лене и Вике не поступало. Присутствовавшие сидели за столом, потягивали шампанское, курили, что-то ели. Обстановка была тягостная, хотя, разумеется, известие о том, что во взорванной машине не было женщины с ребенком, вселило надежду. Но потом снова стало тяжело полная неизвестность... Николаев боялся смотреть на членов семьи Воропаевых, видно было, что все трое еле сдерживаются, чтобы не закричать от невыносимой боли. Лицо Кирилла постоянно дергалось, он ломал себе пальцы, то и дело закуривал сигарету, но, не докурив ее и до половины, тушил нервным движением в пепельнице, где уже образовалась гора окурков. Полещук пытался как-то оживить обстановку, но все его слова звучали фальшиво, к тому же Николаев видел, что он заметно нервничает, и нервничать по-настоящему он стал после известия о взрыве машины и особенно после известия, что Максимов жив и находится в склифе. А Кирилла и его родителей могло утешить только одно - немедленное появление Лены и Вики. Но телефонные звонки раздавались только с поздравлениями, которые безумно всех раздражали. Кое-кому Кирилл пытался что-то объяснить, некоторым отвечал равнодушными поздравительными фразами.

Николаев постоянно звонил в Институт Склифосовского, узнавал, как состояние здоровья Максимова. Сведения были неутешительными он находился без сознания.

Домой Павел попал в начале пятого. Тамара еще не спала. Она встретила его в дверях с укоризненным выражением лица. Николаев развел руками. Вот так-то, Том. Такие дела... Они прошли в комнату, где стол был еще накрыт, но изрядно опустошен. Давай, Том, выпьем за Новый Год, - устало произнес Николаев. - Ты уж меня извини... Да что там? - улыбнулась Тамара. - Я по

нимаю, работа такая.... Не в первый раз, да и не в последний, я думаю... Да на сей раз еще и невезуха... Черт меня дернул подойти к телефону. Я ведь уже запер дверь кабинета - слышу звонок, думал, это ты... Не по

дошел бы, послали бы Дьяконова...

Николаев разлил по бокалам остатки шамппанского, они чокнулись с Тамарой, выпили. Колька-то пришел? - спросил Николаев. Пришел без десяти двенадцать. Выпив

ши, но держался. Посидел с нами, но быстро ушел спать. А Верочка только час назад заснула. Развлеку тебя, - Николаев обнял Тамару прижал к себе. - Интересная, между прочим, история...

В общих чертах рассказал жене о происшедшем. Ты говоришь, эта Лена работала в библиотеке? Да, в районной библиотеке. А что? Да когда я работала в 39-й библиотеке, у нас была очень красивая девушка, Леной

звали. Она пришла сразу после школы. За ней постоянно приходил красивый молодой человек.

Каждый вечер. Он был такой внимательный, все наши девушки завидовали ей. У меня, кстати, есть ее фотография. Не она ли? - усмехнулся Николаев. Ведь у нас очень мало библиотек и еще меньше красивых библиотекарш по имени Лена.

Он вытащил фотографию Лены и показал жене. Она! - крикнула Тамара. Именно она. Леночка Верещагина. Она мало изменилась. Вот уж воистину мир тесен, - подивился Николаев. - Ну-ка, Том, расскажи мне о ней поподробнее. И выпью-ка я водки, мне это шампанское напряжения не снимает.

Он налил Тамаре в бокал остатки шампанского, а себе полный стограммовый стаканчик водки. Выпили, закусили. Лена Верещагина пришла к нам работать сразу после школы. Ей было лет семнадцать. Тихая, очень вежливая девушка, бедно одетая, но очень аккуратная, чистенькая такая. Русые волосы, сначала носила косу, потом постриглась, ей шло и так и так. Слушала все, что ей говорят, никогда не возражала, очень краснела, когда ее за что-то ругали, но такое бывало редко она была аккуратна и исполнительна. А через несколько месяцев после того, как она стала у нас работать, к ней стал регулярно приходить парень, высокий такой, черноволосый. Как его... Не Андрей ли часом? - спросил Николаев. Да, да, именно Андрей. Мне казалось, что они очень любили друг друга. Он прямо надышаться на нее не мог. Вообще мне он не очень нравился, было в его глазах что-то такое... диковатое, злое, дерзкое.

На нас он смотрел свысока, как на людей второго сорта. Но вот к ней, врать не буду, был очень внимателен. После работы он ждал ее, она брала его под руку, и они шли к автобусной остановке. Лена носила такое дешевое драповое пальтишко, совсем не зимнее, а она в нем и в сильные холода ходила и сапожки такие плохонькие, она их все в починку носила. А ты с ней когда-нибудь разговаривала...ну, по душам? Она никогда не была ни с кем откровенна. Скрытная была, молчаливая. Но все равно все узнали, что они поссорились как-то с Андреем. Она тогда пришла на работу сама не своя. Дело свое делает, а я вижу, что у нее слезы на глазах. Так мне ее жалко сделалось. Потом они помирились, и она казалась такой счастливой, но это продолжалось недолго. Андрей куда-то исчез. И появился другой. Совершенно на того не похожий. Тихий, вежливый, интеллигентный... Светленький такой... И звали его Кирилл? - в тон ей спросил Николаев. И звали его Кирилл, подтвердила Тамара. Он из очень хорошей семьи, Леночка как-то мне сказала, что его дед был очень знаменитый хирург... Как его, я забыла, фамилия такая известная, то ли немецкая, то ли еврейская... Остерман, - уточнил Николаев. Точно, Остерман. А Кирилл тогда только что закончил институт и работал преподавателем. Это был очень приятный вежливый молодой человек, но мне почему-то казалось, что Лена не любила его, казалось, что она все тоскует по Андрею. А дальше я не знаю я ушла работать в Ленинку, а потом мне говорили наши женщины, что Лена вышла замуж за Кирилла, а потом еще говорили, что того Андрея посадили за какие-то махинации. А вот буквально месяца три назад мне звонила Рита, поздравляла с днем рождения и сказала, что видела на улице Горького Лену - она выходила из роскошной машины, одетая великолепно. С ней была девочка лет четырех пяти. Рита столкнулась с Леной нос к носу и поздоровалась. Лена ответила как-то машинально, но было очевидно, то она не узнала ее. А Рита так ей всегда сочувствовала, так ее утешала, когда они поссорились с Андреем... Да, мир тесен, - повторил Николаев. - Именно у этих людей я только что был. Живут они де ствительно на улице Горького, то бишь, Тверской. И именно эту Лену с дочкой и похитили. А Кирилл и Андрей работают в одной фирме. И обоих я имел счастье видеть около часа назад. Работают вместе?! - удивилась Тамара. Да, у них строительная фирма, и как будто, процветающая. Впрочем, это нуждается в проверке.

- Странно, что они вместе работают. Вряд ли они могут быть друзьями, - покачала головой Тамара.

- Не понравились мне они оба. Один наглый до безобразия, другой истеричный словно баба.

- А что ты думаешь по поводу этого похищения? Ты извини, я в твои дела не лезу, но, во-первых, ты сам рассказал, а потом, они в некотором роде все-таки мои знакомые...

-На первый взгляд расследование идет довольно легко. Старушка запомнила номер машины, нашли владельца машины, затем сообщили, что машина взорвалась, в машине был сын владельца сотрудник фирмы Кирилла и Андрея. Осталось совсем малое - поговорить с этим Максимовым. Но эта легкость и пугает. И за всей этой легкостью уже три трупа и один раненый без сознания... И самое неприятное - полное отсутствие сведений о пропавших, никаких звонков, требований, угроз. Поведение этого Полещука мне не нравится видно, он нервничает, но как-то по-другому, нежели остальные. Мне показалось, что он больше всего занервничал, когда узнал, что Максимов остался жив. Но... ты меня не слушай, я пьян и несу черт знает что. Я никаких оснований не имею подозревать этого Полещука, и вообще пока никого не подозреваю. Надо ждать сведений из склифа. Как нам нужно, чтобы Максимов пришел в сознание. Взрывное устройство, видимо, было установлено снизу машины, очевидно, справа. В живых остался только водитель, этот самый Максимов. Ты что, Тамара, не слушаешь меня? Куда ты смотришь?

Тамара сидела, о чем-то напряженно думая, уставившись в одну точку. Тамара! Очнись! Пошли спать... Не хочу я спать, - тихо произнесла Тамара. Мне кажется, Павел, что ты допустил серьезную ошибку. Извини еще раз. Какую?! Ни в коем случае не надо было выпускать из поля зрения этого Полещука. Он безусловно имеет отношение к похищению. Ты все по-женски судишь, - произнес Николаев, но не очень уверенно. - Считаешь, что в основе всего дела именно их старая любовь... Любовь-то старая, только ее что-то очень взбодрило, эту старую любовь, Паша. Какой-то интерес... Но у меня никаких оснований для задержания Полещука не было и нет... Что я могу сказать? Только посетовать на уголовно-процессуальный кодекс, Паш. А для пользы дела нельзя его было выпускать из виду... Да? - задумчиво произнес Павел и набрал номер Воропаевых.

...- Полещук? - переспросил сонным голосом Горелов. - Ушел почти сразу за вами... А остальные? Хозяин вроде бы спать пошел. А родители... вот тут сидят вдвоем...

Николаев набрал номер Полещука.

- Алло! - он сразу узнал уверенный басок Андрея.

- Андрей Афанасьевич, это майор Николаев вас беспокоит. Я бы хотел узнать поподробнее об этом Максимове... Как он там, кстати? Не пришел в себя? Нет. Врачи говорят, не выживет.Шансов никаких, - не моргнув глазом соврал Николаев. Впрочем, соврав, он сказал чистую правду.

Полещук рассказал о Максимове, характеризуя его как человека доброго, но бесхарактерного и в крайнем случае способного на преступление. Сами посудите, товарищ майор, как только произошел этот взрыв, прекратились звонки Кириллу с требованием выкупа. О чем это говорит? Ладно, Андрей Афанасьевич, спасибо за информацию. Будьте дома сегодня, вы можете понадобиться... Конечно, конечно, куда же я денусь первого января, да при таких делах...Кирюша мой друг...

3

... - Дома..., - сообщил жене Николаев.

- Не верь ему! - предостерегла Тамара. Он непременно замешан... Никуда не денется! - ободрил и ее и себя смертельно желающий спать Николаев, потом выпил еще водки, хорошо закусил и стал откровенно клевать носом. Тамара отправила его спать...

... Разбудил Николаева телефонный звонок. Звонил Горелов. Павел Николаевич, этот Воропаев с утра куда-то исчез. Ничего нам не сказал и смылся. Какой Воропаев? Который час? - продирал глаза Николаев, не понимая, о чем вообще идет речь. Сейчас уже двенадцатый час. А Воропаев молодой, Кирилл. Ушел, говоришь? А остальные где? Полещук, я говорил, ушел почти сразу за вами. А родители Кирилла здесь так и сидят. А почему ты не спросил, куда он ушел? Да мы... мы его не видели... Он как-то незаметно, квартира большая... Вы спали, короче говоря. А вам поручили его охранять, между прочим. Виноват, товарищ майор. Вот с вами хочет поговорить Владислав Николаевич. Алло, Павел Николаевич. Кирюша с утра куда-то ушел. Мы боимся, чтобы он не натворил каких-нибудь глупостей. Ладно. Сейчас я позвоню в Институт Склифосовского, а потом приеду к вам. Будьте дома. Николаев позвонил в СКЛИФ, справился о состоянии здоровья Максимова. В реанимации, без сознания, - ответили ему.

Николаев позавтракал и поехал на Тверскую к Воропаевым.

Несчастные родители Кирилла сидели на диване и глядели в одну точку. Заспанный Горелов ходил туда-сюда по комнате. Второй оперативник с мрачным видом сидел за столом. В комнате было накурено до какого-то кошмара. Николаев почувствовал, что его начинает тошнить.

"Знали, когда свое черное дело затевать", подумал он с досадой. "В такую ночь у всех мозги на другое направлены, праздновать хочется в кругу семьи, а не искать черную кошку в темной комнате".

"... Тем более, если ее там нет", - вспомнились ему слова Тамары про Полещука. А Николаев знал по опыту, что Тамара ошибалась крайне редко. И порой обращался к ней за советом. А тут впридачу она еще и знала главных действующих лиц этой драмы. Либо фарса с трагическими последствиями. Николаев всегда действовал в рамках закона, а Тамара смотрела на вещи свежим, остраненным взглядом... Так что же нам делать, Павел Николаевич? буквально простонала мать Кирилла. Ждать, Нина Владимировна, только ждать. Во сколько же, интересно, ушел Кирилл? Я думаю, часов в семь, - сказал отец. - Тут в это время все не то, чтобы заснули, сном это не назовешь, а как-то забылись. Ну некоторые как раз не забылись, а именно заснули, мрачно поглядел на Горелова Николаев.Летаргическим сном. Да ладно. В общем, Кирилл ушел очень рано. Видимо, он что-то решил предпринять сам.

Раздался телефонный звонок. Звонили из Склифосовского. Срочно просили приехать.

День был праздничный, машин на улицах мало, и уже через семь минут оперативная машина домчала Николаева до Сухаревской.

У самых ворот СКЛИФа их "Волга" едва не столкнулась с черным "Фордом-Скорпио".

Водитель "Волги" обматерил "Форда" последними словами, не взирая на присутствие майора. Номер запомнил, я его выловлю, падлу крутую..., пообещал водитель. Давай, давай, Ваня, времени нет..., - торопил Николаев.

А когда он уже бежал по лестнице, вдруг неожиданно для себя самого побежал обратно. Выскочил к машине и резко открыл дверцу. Ваня, Ванюшка, родной! - закричал Николаев изумленному водителю. - Лови его, этого "фордика". Быстро за ним! С меня бутылка, две, ящик! Лови его! И по телефону всем постам! Срочно! Давай, давай, потом все объясню...А сейчас покажи, на что ты способен! Покажи, что ты водитель оперативки, а не какой-нибудь крутой чайник...

И быстро побежал по ступенькам в здание СКЛИФа. Он очнулся, сказал Николаеву дежурный врач. - Но очень плох. Много осколочных ранений. Только что к нему товарищ приходил, интересовался, как он. Я сказал, что без сознания, шансов нет, как мне велели... Высокий, усатый, красивый? спросил Николаев. Точно так. И очень возбужденный. Я уже звонил вам по тому телефону... Поймают..., - уверенно произнес Николаев. - Его теперь с разных сторон будут ловить... А теперь пошли к больному... Только поаккуратней. Он очень плох. Николаев прошел в реаниматорскую. На кровати весь перебинтованный лежал человек. Забинтована была и голова, но глаза были открыты, губы беззвучно шевелились. Здравствуйте, Максимов. Я майор Николаев из Управления Внутренних дел, - тихо произнес Павел, боясь даже дышать в сторону Максимова. - Только два вопроса. От ответа на них зависит ваша дальнейшая судьба.

Сказав последнюю фразу, Николаев тут же пожалел о ней. Дальнейшая судьба Максимова была слишком очевидна, чтобы грозить ему.

В глазах Максимова Николаев увидел ужас. Губы скривились в какой-то страшной гримасе. Говорите, говорите, Максимов... Речь идет о жизни и смерти женщины и ребенка. Помогите нам и себе... Где они?!

Максимов закрыл глаза. Рот дернулся в судороге. Максимов... Володя... Ради Бога, го вори, ну...

Максимов с огромным трудом открыл глаза.

П-поселок Жучки... Двадцать второй километр Можайского шоссе, налево... Улица Красноармейская, дом два..., - прошептал Максимов. - Они... т-там. - И закрыл глаза.

Николаев бросился в коридор к телефону. Срочно группу в поселок Жучки по Можайскому шоссе, Красноармейская два. Немедленно! Там жена и дочь Воропаева!

Он вернулся в реаниматорскую. Врач взял его под локоть. Все. С ним нельзя больше разговаривать. Но я не узнал, кто организовал похищение. Это тоже очень важно, доктор. Он не сможет вам больше ничего ответить, он умирает. Но, может быть... Николаев поглядел на Максимова. Он еще раз открыл глаза, посмотрел на присутствовавших с предсмертным ужасом и опять закрыл глаза. Кажется, все..., - вздохнул врач. - У него не было ни малейших шансов выжить, весь в осколках.

Николаев заскрипел зубами от досады. Но... делать нечего. С того света человека не вернешь. Пришлось уходить восвояси. Ладно. Главное, что он успел узнать адрес. Только бы женщина и ребенок были живы...А преступник, кажется, известен... И скоро его возьмут...

Он вышел на улицу. Погода была чисто новогодняя. Легкий морозец, солнечно, маленький, еле заметный снежок... И на душе стало легко, хоть он только что видел смерть человека. Но зато скоро найдут и преступника, и женщину с ребенком. И он сделал главное... А потом он же, видимо, будет и расследовать это дело, то есть, возьмется за свои прямые обязанности, а не будет заниматься за других оперативной работой.Каждый должен делать свое дело...

Если бы знал в тот момент майор Николаев, что дело это не закончено и не близко к окончанию, знал бы он, что в с е только н а ч и н а е т с я... Тогда бы он не думал, где чья работа, и кому в дальнейшем что придется выполнять...

К СКЛИФу уже подъехала дежурная машина. Здорово, Петруха, приветствовал молоденького водителя Николаев. - Поехали с ветерком. Можайское шоссе, двадцать второй километр.

Настроение ему, однако, испортили быстрро. В машину по очереди позвонили водитель Иван и лейтенант Горелов. Догнал я машину, - мрачно сообщил Иван. Нетрудно оказалось. Да и гаишники там уже были... Ну что? почувствовал что-то не то в его голосе Николаев. - Где о н?

- Во всяком случае, в машине его нет, сообщил Иван. - Припарковал на Мясницкой чуть ли не у самой Лубянки, волчуга, и... ту-ту... Ах ты, мать его...., - обозлился Николаев не столько на хитроумного Полещука, а прежде всего на себя самого. Это чувство досады не оставляло его на протяжении всего пути. Знаю, все знаю, - буркнул он на сообщение Горелова о том, что найдена машина Полещука

3 только без самого Полещука. Сообщил это Горелов почему-то победоносным тоном, что еще больше обозлило Николаева. "Мудаки мы все...Неповоротливые мудаки..."

...Поселок Жучки нашли довольно быстро. Около дома номер два по Красноармейской уже стояла оперативная машина.

Навстречу Николаеву шел инспектор Константин Гусев, коренастый, румяный от морозца, в короткой дубленке и ондатровой шапке. Ну что?! крикнул Николаев. - Что там? Они были здесь, - сказал Гусев. - И со всем недавно. Но сейчас в доме никого нет. А кому принадлежит дом? Дом принадлежит некому Юркову. Но он здесь не живет, ему за восемьдесят, он проживает у сына в Москве. Им уже позвонили. Сын сказал, что они не были здесь с лета. А сей час тут протоплена печка, недавно здесь пили чай, что-то ели. Пойдем в дом, Павел. Сам по глядишь.

Прошли в дом. В доме было очень те пло. Убогая, почти нищенская обстановка - ста рый стол, кривые стулья, продавленный диван. На диване несколько детских игрушек - мишка, кукла, зайчик. Игрушки старые, грязные. На сто ле женская помада, заколка. Пахло керосином, видимо, на керосинке кипятили чай. На столе куски порезанного хлеба, несколько конфетных оберток. Соседей опрашивали? Живут только в доме пять, вон там...

4 Бабка сказала, что вчера вечером в доме горел свет. Но она заходить не стала, сказала, что не любит Юркова и его сына, вредные, мол они. Видела, как от дома отъезжала черная "Волга". Решила - разбогател Юрков, машину купил. Не установили личности погибших в машине? Пока нет. Документов при них не было. Мужчины лет тридцати - тридцати пяти, плохо одетые, небритые, неухоженные какие-то, хотя и крепкого сложения. Типа бомжей, что ли? - подивился Николаев. Именно так. Странно все это... Как знать, как знать, - задумался Николаев. - Все это может очень легко объясниться. Сейчас главное найти Полещука, к нему на дом уже выехала группа. Так, а мы звоним Воропаевым. Может быть, появился Кирилл. Что же мы все в хвосте плетемся? - с досадой произнес он. - Только приезжаем, из-под носа все, кто нам нужен, исчезает...

Из машины набрал номер Воропаевых. Павел Николаевич, Павел Николаевич, - всхлипывала подошедшая к телефону Нина Владимировна. Виктошенька нашлась, она здесь дома, моя рыбонька, вот она, моя маленькая... Д о м а?!!! Дома, дома, ее привез Кирилл. Совсем недавно, минут десять назад, мы только что собирались позвонить в Управление. Что там, Горелов, опять спит, что ли? - вдруг отчего-то обозлился Николаев вместе с тем чувствуя огромное облегчение. Как человек и отец он чувствовал радость, как профессионал досаду. Ведь не его заслугой было то, что девочка нашлась. И не случайностью это было. А игрой того, кто все это затеял. И именно эта кровавая глумная игра больше всего раздражала Николаева. Дайте мне Кирилла к телефону, - попросил Павел. Алло, каким-то странным голосом произнес Кирилл. Кирилл Владиславович, где вы нашли дочь? Я ездил за ней в поселок Жучки по Можайскому шоссе, - тихо произнес Кирилл. А жена? Лена где? А Лены нет. О н а и с ч е з л а. Как вы узнали, что дочка здесь? Мы как раз из Жучек звоним. А как об этом узнали вы? - еще более странным тоном спросил Кирилл. И Николаев не мог понять, что выражал этот тон беспокойство, недовольство? Это наша работа, - холодно ответил Николаев. Ответьте на мой вопрос. Мне бросили записку в почтовый ящик. Там требовали привезти деньги. Дали сроку несколько часов. И вы что, нашли такую сумму? Да. Где? Я не могу этого сказать. Моя жена остается в опасности. Кому вы передали деньги? Я положил пакет в условленное место. Отъехал на положенное расстояние. Подъехала машина без номеров. Взяли пакет, оставили письмо. Я подъехал - взял, прочитал. Там был адрес. Я поехал в Жучки. Там, на улице Красноармейской, дом два была Вика. Я привез ее домой. А Лена-то? Что говорит дочка? Где Лена? Она говорит, что за мамой приехал какой-то человек и забрал ее. И сказал, что через полчаса за ней приеду я. Она была так напугана, так плакала, моя девочка. Я больше не могу ее ни о чем расспрашивать. Интересные дела... Ладно, я скоро буду у вас. Никуда больше не отлучайтесь. Вы сохранили записки? Конечно. Ладно. Мы выезжаем. Так, Костя, - сказал Николаев Гусеву. - Вести наблюдение за этим домом совершенно бесполезно, никто здесь больше не появится. Надо только вызвать сюда этого Юркова и побеседовать с ним. Хотя, думаю, это ничего не даст, скорее всего, Юрковы эти личности анонимные, к делу, думаю, никакого отношения не имеют. И все равно поговорить надо обязательно, может быть, и появится какая-нибудь зацепка. И еще раз опроси соседей. Важны любые подробности, пусть самые мелкие. И вызовите сюда Юрия Сергеевича, пусть тщательно обследует дом, следы протекторов на снегу, все, короче говоря. А я поехал беседовать с этим Воропаевым. Не нравится мне вся эта история... Очень не нравится... И что они не звонят от Полещука, черт их возьми...

Махнул рукой, сел в машину и поехал в Москву. Полещук дома не появлялся с раннего утра, - сообщил опер, позвонивший в машину. Само собой, дурак был, если бы приехал домой. Теперь его днем с огнем не сыщешь, шельма еще та... Ждите меня там, я с Тверской еду к вам на Вернадского...Ну и денек, мать его...

... Увидев девочку, бледную, заплаканную, Николаев сам чуть не разрыдался от жалости. Она так трогательно прижалась к бабушке, буквально вцепилась в нее ручонками, что Николаеву было жалко тревожить ее, расспрашивать об этом происшествии. Но расспрашивать было надо. Ведь Лена исчезла, ее надо было искать, кто знает, чего можно было ждать от неуправляемого и вместе с этим очень хитрого и изобретательного Полещука...

Поглядев на жалкое бледное лицо Кирилла, Николаев почувствовал некоторое ощущение брезгливости. Да и странное его поведение не нравилось Николаеву - сам обратился за помощью в милицию, а потом начал всю эту самодеятельность. Хотя понять его было можно, все, в принципе, объяснимо паникой, боязнью за судьбы близких, отсюда и некоторая нелогичность поведения, но вообще, Николаев таких вещей не любил - ему по душе были ясность и конкретика. Кирилл Владиславович, мне надо с вами поговорить. Сначала желательно один на один. Куда можно пройти? В кабинет? Нет, там не прибрано, давайте лучше пройдем в детскую комнату. Там нам никто не помешает.

Они прошли в маленькую, очень уютную детскую. Комната была обставлена прекрасной детской мебелью, всюду валялись дорогие игрушки, в стенке стояли прекрасные детские книги, пол устилал мягкий пушистый ковер розоватого цвета. Садитесь вот в это кресло, - предложил Кирилл. Я слушаю вас, - внимательно глядя на Кирилла, сказал Николаев. А что говорить? Ужас, ужас и ужас, вот и все, что я могу сказать. Тогда утром я спустился к почтовому ящику, словно что-то почувствовал. И нашел там вот это...

Он протянул Николаеву аккуратно сложенную записку. Там на машинке было напечатано:

"Кирилл Владиславович! Вы вчера вечером имели возможность понять, что мы с вами не шутим. Вы, вопреки нашим просьбам, обратились в милицию, пусть на вашей совести останутся три покойника и один тяжело раненый. Итак, сегодня к девяти часам утра вы должны привезти к 27-му километру Можайского шоссе половину означенной суммы. От шоссе повернете направо, доедете до деревни Жаворонки. Слева увидите большой мусорный контейнер. Положите пакет туда и отъезжайте на пятьдесят метров назад. Оттуда все очень хорошо видно. После того, как наша машина отъедет, подъедете и возьмете конверт. Там будет адрес местопребывания ваших близких. Любое отступление от наших требований влечет за собой н е м е д л е н н у ю гибель ваших жены и дочери." Записка была в конверте? Да, вот в этом конверте, - Кирилл протянул Николаеву белый конверт без марок и надписей. Дальше. Я выполнил все, что они требовали. К месту подъехала машина "Жигули" светлого цвета без номеров. Из нее вышел мужчина, подошел к контейнеру, вытащил пакет, сел в машину и уехал. Я сразу же подъехал к контейнеру. Вытащил вот этот конверт. Из него достал вот эту записку.

"Поселок Жучки 22 километра Можайского шоссе, улица Красноармейская, дом " Все. Я немедленно поехал туда, через двадцать минут я был на месте. Вошел в дом, там сидела Виктошенька... Доченька моя..., он всхлипнул. - Я взял ее и приехал домой. Вот и все.

- Нет, Кирилл Владиславович, это еще не все. Раз уж вы обратились к нам, будьте откровенны. Вы не рассказали мне, откуда вы взяли за такой короткий срок столь крупную сумму денег. Вы, помнится, вчера говорили, что у вас их нет и быть не может. Я занял их, - потупил глаза Кирилл. У кого? Я пока не могу вам этого сказать. Понимаете, моя жена исчезла! Ее нет! Я понятия не имею, где она, жива ли она. Я в руках этих людей... Я не понимаю, вы что, заняли деньги у них же? Вы что, знаете, кто эти люди? Не могу! Не могу говорить, Павел Николаевич! Извините меня за то, что я обратился в милицию! Я не имел права на это! Еще бы чуть-чуть, и они бы убили мою дочь! У вас есть дети? Да, двое, дочь и сын. Вы должны меня понять! Для меня все это совершенно неожиданно, ужасно, нелепо! Я жил, учился, работал, потом стал заниматься этим проклятым бизнесом. В последнее время дела пошли на лад, вот-вот мы стали бы процветающей фирмой, у нас столько заказов, мы возим брус и вагонку с севера, у нам здесь охотно ее покупают, кто-то узнал про это и решил нас разорить. Но не было звонков, угроз ничего. И вдруг - это похищение, эти требования. Я обратился в милицию, что я мог сделать? Но потом... этот взрыв, трупы... Они уже убили трех человек... Четырех, - поправил Николаев. - Максимов сегодня утром умер в больнице. Вы говорили с ним?! - крикнул Кирилл. Он успел назвать только место пребывания ваших жены и дочери. Имя заказчика похищения он не успел назвать. Какой кошмар! Сами видите, что происходит! Я так люблю свою жену, свою Леночку...

- Тем более, вы должны сказать мне, у кого вы заняли столь крупную сумму. Насколько я понимаю, это сто тысяч долларов? Да, сто тысяч. Я не понял, что половина суммы означает только возвращение дочки. Я думал, они уступили, понимая, что я столько дать им просто не смогу. Решили довольствоваться и этим - тоже не последние деньги... У вас дома были наличные деньги? спросил Николаев. Да, мы с Леночкой собирались купить кое-что для дома - у меня было десять тысяч долларов. Насколько я помню, ваш друг Андрей Полещук обещал вам двадцать тысяч взаймы.

При этих словах Кирилл вздрогнул и отвел взгляд.

- Да..., - выдавил из себя он. - Что-то припоминаю... И вы сказали, что семьдесят тысяч можете снять с вашего счета в фирме. Вот как раз и получается требуемая сумма.

Кирилл промолчал, продолжая глядеть в стену. Выходит, что кроме Полещука никто не знал, что вы можете заплатить такую сумму... Да...Ну... Если так рассуждать, Кирилл вытащил из кармана пачку сигарет, хотел было закурить, но вновь сунул пачку в карман. Здесь детская, курить нельзя... Потом взъерошил себе волосы, внимательно поглядел на Николаева и спросил: А что делать-то, Павел Николаевич? Что мне делать? Ваша жена была знакома с Полещуком до вас? Была. Они учились в одной школе. Он на три класса старше. И какие у них были отношения? Хорошие, - потупил глаза Кирилл. Хорошие нормальные отношения. Потом он... ну, вы знаете, конечно, его подставили, он отсидел два года, он не был виноват. Он освободился в конце восемьдесят девятого года. Тогда Леночка познакомила его со мной. Мы вместе с ним основали фирму. Да что вы все о нем? - сверкнул вдруг глазами Кирилл, и Николаев прочитал в его взгляде ненависть. - Что он вам дался? Мы все обязаны проверить досконально. Да, разумеется... Разумеется, - тихо и вкрадчиво заговорил Кирилл. - Однако, все это так ужасно...Ужасно все это, Павел Николаевич!!! Вдруг громко закричал он, размахивая кулаками. Он побледнел, вытаращил глаза, правая щека стала дергаться. - Никому, никому в это ужасное время нельзя доверять!!! Да возьмите же себя в руки! - строго сказал Николаев. - Вы же мужчина, наконец. Я мужчина, да, да! Но у меня похитили любимую женщину! Я люблю ее, я не смогу без нее жить! Но мы должны ее найти. Что вы сразу отчаиваетесь? Я отчаиваюсь, потому что считаю, что вы ее никогда не найдете, - глядя странным взглядом в лицо Николаеву сказал Кирилл. А точнее, я ее никогда не найду. Ладно, вы сейчас не в форме, мы поговорим позже. Единственное, что я вас попрошу, дайте мне список сотрудников вашей фирмы. Я должен с ними побеседовать.

Николаев и Кирилл пошли в гостиную. Виктоша сидела, прижавшись к бабушке, Владислав Николаевич за столом пил кофе вместе с Гореловым и другим оперативником. Присоединяйтесь к нам, - пригласил Воропаев. - Я заварил прекрасный кофе, а то в сон, небось, тянет после такой ночи.

Николаев обратил внимание, что Владислав Николаевич и Нина Владимировна совершенно успокоились. Внучка была с ними, а особого беспокойства за судьбу невестки они не испытывали.

Николаев отхлебнул горячего кофе, похвалил, а потом спросил: Скажите, а у Лены есть родители? Отец от них ушел, когда Лене было два года, ответил Владислав Николаевич. - А мать жива, проживает в Ясенево. Вы не звонили ей? Пока нет... Вы знаете, я даже не знаю, как ей сообщить, она бы тут такое устроила... Мы как-то не сошлись с ней, ну... мы совершенно разные люди. Кем она работает? Она учительница младших классов в школе. Дело не в этом. Характерец у нее, знаете... Она все время в чем-то нас обвиняет, упрекает, я не знаю, чем уж мы ей не угодили. Она и дочь свою тоже постоянно осуждает, непонятно за что, то ли считает, что так богато жить, как они, неприлично, то ли ей так уж не нравится наш Кирилл... А если сейчас она узнает про это похищение, ой, я представляю..., - вздохнул Воропаев. Однако, я обязан с ней побеседовать. Да это разумеется... И я должен сделать это немедленно,вдруг решил Николаев, о чем-то напряженно думая. - Дайте мне номер ее телефона. Зачем это?! - истерически воскликнул Кирилл. Послушайте..., - разозлился, наконец, Николаев. - Не мешайте мне работать, Кирилл Владиславович...Давайте номер телефона...Так... Как ее зовут? Хорошо... Алло. Здравствуйте. Это Вера Георгиевна? С Новым Годом вас... Спасибо... Я следователь Николаев из Управления внутренних дел. Мне необходимо с вами поговорить. Срочно. А? Вы догадывались? О чем, интересно... Ладно... Скоро буду... Понял, понял... - Он положил трубку. Да, вы правы, довольно суровая женщина, - вдруг широко улыбнулся он. - Но, думаю, она сообщит мне немало интересного.

...Открыла Николаеву невысокого роста худенькая женщина лет пятидесяти. Она строго, без всякой улыбки глядела в глаза Николаеву.

- Здравствуйте, проходите.

Николаев вошел в маленькую, довольно уютную квартиру, прошел в единственную комнату. Скромная мебель, черно-белый телевизор. Но очень много книг - в шкафах, на столах и письменном и обеденном, и даже на полу. Случилось что-нибудь? - спросила Вера Георгиевна. Если можно, я потом вам расскажу. А сейчас вы мне расскажете про Лену и ее взаимоотношения с мужем и Андреем Полещуком. А я обязана вам рассказывать про интимную жизнь моей дочери? - холодно спросила Вера Георгиевна. Да, - в тон ей ответил Николаев. Вижу, вы человек серьезный и без особой надобности не стали бы приходить сюда первого января, в выходной день. У вас семья, наверное... Да, я живу здесь неподалеку, в Теплом Стане. У меня жена библиотекарь, работает в Ленинке и двое детей, Вера и Коля. Были у Воропаевых на Тверской? Был. Вот хоромы-то! Не чета этому, она махнула рукой, показывая свои скромные аппартаменты. Квартира у них неплохая. Но эти люди заслужили эту квартиру, они не воры, не бандиты, они известные хирурги...

Они-то люди заслуженные, спору нет... Но чем все это заслужил этот придурочный Кирюша, ума не приложу. Да, не очень-то вы высокого мнения о своем зяте. А почему я должна быть о нем высокого мнения? Воткнули его по блату в университет на биофак, кончил он его с горем пополам, потом был дрянным ничтожным преподавателем, потом стал жуликом и проходимцем, кем и был по сути дела всегда. Но самое печальное заключается в том, что моя глупая дочь имела несчастье познакомиться с этим маменькиным сыночком и выйти за него замуж. Где они познакомились? На улице. Ходил, девок клеил после работы. Вот и подклеил ее, наплел ей с три короба, она уши и развесила - квартира на улице Горького, квартира на Фрунзенской набережной, у отца "Мерседес", дача в Жуковке, отец членов Политбюро лечит, еще бы не клюнуть? Кстати, все, что он сказал - чистая правда... Что, небось, влип в историю Кирюша? Сидит, небось, в Бутырке или еще где-нибудь? Угадала? криво улыбнулась Вера Георгиевна. Нет, - покачал головой Николаев. Нет, так будет, - безапелляционно заметила Вера Георгиевна. Почему вы считаете, что ваш зять жулик? У него фирма, они торгуют стройматериалами, все законно. А раз законно, зачем вы ко мне пришли? Пусть себе торгуют.

Послушайте, Вера Георгиевна, ведь ваша дочь замужем за Кириллом. Они, по-моему, живут очень хорошо, у них прекрасная квартира, у родителей дача, они купили иномарку, у них растет очаровательная дочь. Вы что, завидуете своей дочери?

Тут неожиданно Вера Георгиевна расхохоталась, чем даже несколько испугала Николаева. Я з а в и д у ю е й?! Что это мне ей завидовать? Разве счастье в этом барахле? Там же любовью не пахнет. А что за жизнь без любви? Скука одна... По-моему, Кирилл очень любит вашу дочь, - возразил Николаев. Да какое мне дело, кого он любит? Она его не любит - вот что главное. Совсем не любит, мягко говоря. Это же не жизнь - пытка каждодневная... Вы знаете, наверное, мой муж ушел от нас, когда Лене было два годика. А мы любили друг друга. Как мы были счастливы... Это были великолепные годы... Мы жили в коммуналке, в комнатке восемь метров. Старый дом в центре, запущенный, с мышами, тараканами, очередь в туалет, в ванную...И такое счастье, каждодневное, каждоминутное... И что же ему помешало? Измена, разумеется. Он увлекся одной шлюхой со своей работы, я не простила. Он уехал в Сибирь. Теперь работает там, в Новосибирске главным инженером завода. Не женат. Двадцать лет зовет меня туда. А я не могу. Так вот... Я слышал, что у вашей Лены тоже была любовь? Да..., - задумалась Вера Георгиевна. - Любовь была, еще какая любовь...Только глупая она очень, моя дочь. Спутала божий дар с яичницей. На кой черт ей понадобилось их знакомить?! Тройственный союз получился... А какого вы мнения об Андрее Полещуке? Мнения? - снова задумалась она. - Это мужик. Сильный, красивый. Да что там говорить, они любят друг друга до сих пор. Он оказался аферистом, отсидел за свои темные делишки, но я испытываю к нему какое-то уважение, сама не знаю почему. Когда они встречались с Леной, она была совсем другой, на нее приятно было смотреть. Я вообще Лену воспитывала в большой строгости, никаких там поздних возвращений, тусовок не допускала, она у меня как шелковая была. Но тогда... Андрей ухаживал за ней еще в школе, потом он ушел в армию, Лена кончила школу, работала в 39-й библиотеке, здесь неподалеку. Он каждый вечер встречал ее после работы, провожал до дома, а жил он в Солнцево, не так уж близко. Раньше-то жили рядом, в центре, в коммуналках. И школа наша рядом была, я там работала в начальных классах. Мы сюда переехали в восемьдесят четвертом, Лена два года отсюда в центр в школу ездила. Наш дом на слом пошел, мы вот квартиру здесь получили. Короче, Лена стала поздно возвращаться. Пару раз я ей задала трепку, а потом он к нам зашел, мы посидели, поговорили, я поняла - у них любовь. И стала отпускать с ним Лену, я верила ему, за ним, как за каменной стеной, он бы ее в обиду не дал. Но впутался в аферы, сел...Бурная очень натура... А потом появился этот Кирюша. Они очень недолго встречались, быстро поженились. Ладно, что-то я вам много лишнего рассказываю. Вы , однако, так мне и не ответили на мой вопрос, что вас ко мне привело? Что там произошло? Скажу. Вы все равно узнаете. Понимаете, Вера Георгиевна, сейчас такое время... Как вам сказать? Да говорите, как есть, я же не кисейная барышня... Дело в том, что Лену и Вику похитили... Вот как! Но Вику уже вернули. Кирилл заплатил требуемый выкуп. А за Лену заплатить не пожелал? Да что вы так, наконец? - разозлился ее тону Николаев. - Он так переживает, смотреть на него страшно, постоянно в истерике. Это в его духе. А вы что предпринимаете? - вдруг побледнела Вера Георгиевна. Видно до нее только теперь дошел смысл происходящего. Я вот беседую с людьми, которые могут пролить свет на это дело. Ну и как, пролила я свет? Пожалуй. Когда это произошло? Вчера часов в пять вечера. А Вику когда вернули? Сегодня утром Кирилл отвез деньги и забрал дочку.

Николаев вкратце рассказал Вере Георгиевне о происшедшем. Да, веселые времена, - покачала она головой. - А почему эти надменные люди не сообщили ничего мне? Сочли недостойной внимания? Забыли, что Лена моя дочь? Да нет, Владислав Николаевич решил, что вам лучше пока не сообщать, что вы тяжело воспримете это... Забыли просто, - махнула рукой женщина. - За человека не считают. А у вас есть соображения по этому поводу, Вера Георгиевна? Есть, ответила она. - Но я пока их вам не скажу. Ищите. Это ваша работа.

Она мрачно глядела на Николаева. И он понял, что больше она ничего не скажет.

Николаев вышел из подъезда, сел в машину. В прокуратуру, - сказал он водителю. Через час он получил санкцию прокурора на задержание Андрея Полещука.

Сразу после этого он поехал на проспект Вернадского, где уже находилась опергруппа. Караулим, товарищ майор, - открыл ему дверь оперативник. Из-за его спины выглянула женщина необъятных размеров. Вы мать Полещука? - спросил Николаев. Мать, мать, - неприязненно смотрела на него толстуха. А я буду майор Николаев, - отвечал Павел, тоже глядя на нее довольно неодобрительно. - Имею ордер на задержание вашего сына Полещука Андрея Афанасьевича. Вы можете ответить мне, где он находится в настоящее время? Не могу. Не знаю. Когда он уехал? С утра. Он и приехал-то уже под утро, часов в шесть, а мы тут всю ночь ждали, мы вообще-то живем в Солнцево, он нас пригласил вместе встречать Новый Год. Но позвонил, сказал, что у Кирюши Воропаева беда, похитили Леночку и Вику. Ужас какой! Андрюша всю ночь сидел дома у Кирюши, потом приехал, посидел с нами немного, а часов в восемь опять уехал, бледный такой, усталый и выпил-таки. Как он за рулем? Все. Больше не приезжал. Значит, вы не знаете, где он. Не знаю! Я звонила Кирюше, он сказал, что Вика нашлась. Мы так радовались. Но Леночка так и пропала... Я даже не знаю... А вам самой-то в голову ничего не приходит? - мрачно спросил Николаев. Ну мало ли что приходит в голову?злобно поглядела на него толстуха. - А не можете его арестовать, так берите вот нас с дедом заместо него. Так, Пестряков, оставайся здесь, а я поеду. Ладно, с Новым Годом вас.

Спасибочки вам за поздравления. Вам мало - упекли его тогда за чужие грехи, а он за всех отдувался, так еще хотите... Он отдувался за свои грехи. И теперь ответит только за свои. Ответит... Он-то ответит, а Кирюшенька чистеньким останется. А что он, ангел божий? А не он ли и подставил Андрюшеньку, все из мести... Какой мести? Что вы имеете в виду? Сами будто не знаете, - зловеще улыбнулась толстуха. - За Леночку мстит. За Вику мстит. Да почему он должен мстить Андрею за Вику? А потому что Вика его дочь. Вы что, не знаете? А еще следователь... В и к а? Е г о д о ч ь?!!! А как же? Да вам любой скажет. Вы Вику-то видели? Видел. И не обратили внимания, как она на него похожа? Но я не видел Лену, только на фотографии. Мне показалось, что Вика похожа на нее. От Кирилла, разумеется, ничего нет... Но бывает... Вот у нас, например... Я не знаю, что там бывает, но то, что Вика его дочь, знают все - и Кирилл, и его мать. Разве что отца держат в неведении, да он кроме своей работы вокруг ничего не видит. Езжайте, да спросите. У Андрея с ней любовь была еще до армии, жили они, я-то знаю - мать, как-никак, хоть под кроватью у них с фонарем не сидела, а потом он в армию уехал, она его ждала, опять жили, когда вернулся. его, замуж

5

Ну а уж когда посадили выскочила сразу. А месяцев через шесть Вика родилась. Интересные дела, - протянул Николаев. Интереснее не бывает. А вы не разобрались ни в чем, арестовывать приехали. Вы что. Думаете, Андрей ее похитил? Да она бы сама за ним голышом побежала... Вы так думаете? Конечно. Афанасий, иди сюда! Ты что там сидишь, уткнулся в телевизор? Тут на твоего сына засада, майор вон даже приехал, а ты...

Из комнаты вышел толстый черноволосый мужчина с густыми висячими усами. А чо, их работа такая... Надо, значит, надо... Они, майоры так просто не ездят...Мы-то чо можем, наше дело маленькое, сиди, да сопи в две дырки. А без телевизора и водочки тоска..., спокойно произнес Афанасий. Ты вот расскажи следователю, какая между Андрюхой и Ленкой любовь была. Он не верит, думает, что Андрей украл Ленку у мужа, да еще денег впридачу требует. Да чо вы, товарищ майор, - улыбнулся

Афанасий. - Так мы же все знаем - они же со школьных лет дружат. Она еще в седьмом классе в него влюбилась, на свиданки к нему бегала, мамаши своей не боялась, а у нее мамаша - зверь в юбке, ремнем ее лупила, в угол на коленки ставила. А потом и та смирилась - поняла, любовь промеж них. И с армии она его ждала, и потом они встречались. А как посадили его не выдержала трещину дала. Да и то - беременная ведь была уже. Восемнадцать лет, беременная, заработок - восемьдесят рублей, а жених в тюрьме. Не осудишь, а, Зин? Черт их разберет! Осудишь, не осудишь! Вот пропала Ленка, а следователь Андрюху арестовать хочет. Виноват будет - ответит, не виноват отвечать не будет, - сказал Николаев. - Пока что он успел наведаться, куда ему не положено, оставить в центре машину и исчезнуть в неизвестном направлении. Ладно, я поехал. Пестряков остается здесь.

Озадаченный, вышел Николаев к машине. Сходилось все, кроме одного чудовищным черным пятном на всей этой романтической истории был взрыв машины и гибель четырех людей. Зачем все это было сделано? Почему Андрей не мог просто взять Лену и уехать с ней? И почему он вернул Вику, тем более, если это его дочь? Деньги-то, понятно, он получил с Воропаева восемьдесят тысяч долларов, им этих денег надолго хватит... Но для чего гибель четырех людей?

В машине, оставленной Полещуком на Мясницкой, ничего подозрительного найдено не было. Обычные автомобильные принадлежности. Машина была закрыта, поставлена на сигнализацию. Закрыл и ушел. Куда?! Уже было принято решение объявить на Полещука всероссийский розыск. Было возбуждено уголовное дело по взрыву машины и гибели четырех людей, которое поручили вести Николаеву.

В раздумьях Николаев подъехал к дому на Тверской.

Теперь ему необходимо было поговорить с Викой.

Девочка уже повеселела, покушала. Родные не могли нарадоваться на нее. Скажи мне, Вика, - спросил Николаев.Что было с тобой и с мамой вчера и сегодня? Расскажи по порядку... Вы вышли из подъезда...

Вика неодобрительно покосилась на незнакомого дядю, худого, с мешками под глазами, пахнущего табаком. Расскажи, расскажи дяде то, что рассказывала нам, - уговаривала бабушка. Мы с мамой вышли из подъезда... Мама хотела купить мне в магазине чего-нибудь вкусненького. Я хотела тортик с кремом и йогуртиков клубничных... Мы вышли, а какие-то дяди... У них шапки были на лица надеты, только глаза видны... Они схватили нас и потащили в машину. А один мне рукой рот закрыл... - Лицо девочки скривилось, ей стало страшно от воспоминаний. Не плачь, Виктошенька, сказал Владислав Николаевич. - Теперь все хорошо, ты дома... Расскажи, этот дядя хочет найти маму...

Потом мы долго ехали... Потом приехали на какую-то дачу. Только она очень плохая, эта дача, там так холодно, грязно. У нас не такая дача. Нас с мамой там оставили, а эти дяди уехали. Только еще маму водили звонить из автомата. А я с дядей сидела, он дал мне игрушки, только они очень старые, грязные... А потом они уехали? Да, они уехали. Пришел другой дядя. У него шапочка черная, только глаза видно. Он всю ночь сидел с нами. А я потом заснула. А утром? А утром этот дядя увел маму. И я..., - она заплакала. - И я осталась совсем одна. Мне было так страшно... А что сказала мама, когда уходила? Она так плакала, так плакала...Но дядя взял ее за руку и увел. И я осталась одна. Мне дали йогуртов и печенья, я немножко покушала... А потом пришел папа. - Она улыбнулась сквозь слезы. - И забрал меня домой. - Она прижалась к бабушке, и та, не в силах сдерживать себя, громко разрыдалась. Так, Вика. А теперь скажи мне вот что о чем говорили эти злые дяди с мамой в машине? Ни о чем. Они все время молчали. А мама? А мама сначала ругалась, а потом тоже молчала. А на той грязной даче они что говорили? Мама все говорила - вы ответите, вы ответите! Еще она какие-то плохие слова говорила, я уже не помню...

А они тоже ругались? Нет. Только - молчи, молчи, молчи. И все. Еще что-то говорили, но я не помню. А тот, который пришел позже, он что говорил? Ничего. Он просто молчал. А утром сказал маме - пошли. И она пошла? Не дралась с этим дядей? Нет, не дралась. Только сильно плакала, так сильно. Вика, Вика, кричала, целовала меня. А я тогда не плакала, мне маму очень жалко было. А сказала - не плачь, мамочка...А она еще сильнее заплакала, а потом выбежала из комнаты. А дядя в шапочке за ней. Понятно, призадумался Николаев. - что ничего не понятно, - сказал он про себя. Ладно, Вика, спасибо тебе, больше я тебя спрашивать ни о чем не буду. Отдыхай. А маму я найду, ты не волнуйся. Так, теперь разговор к вам, Кирилл Владиславович. Опять нам придется выйти.

Они опять вышли в детскую. Расскажите мне, Кирилл, о взаимоотношениях вашей жены и Андрея Полещука, - попросил Николаев. Это еще зачем? вытаращил глаза Кирилл. А затем, что у нас есть основания и очень веские, подозревать Полещука в похищении вашей жены и, что гораздо серьезнее, в убийстве четырех человек. Рассказывайте, Кирилл, если я спрашиваю..., скривил губы Николаев. Они дружили до того, как мы познакомились с Леной, потупил глаза Кирилл.

Что значит, "дружили"? Что за детский сад? Что вы мне голову морочите? Ведь Вика его дочь! И все это знают! А мне тут морочат голову. Я на работе нахожусь, и у меня есть другие дела, помимо вашего. Погибло четверо людей. А вы мне баки забиваете... Да, да, она его дочь! Лена была беременна, когда мы с ней познакомились. Андрея только что посадили. Она была беременна на первом месяце, и я ни о чем не догадывался. Я полюбил ее. Что мне потом бросать ее надо было?! Я не мог! Что я, неправильно поступил?! Я растил Вику как родную дочь, я люблю ее как родную. И не имеет значения, кто является ее фактическим отцом. Но как же вы стали работать с Андреем, зная, что он отец Вики? Я не знал поначалу. Лена познакомила нас, сказала, что это ее школьный товарищ, предприимчивый человек, мы очень нуждались тогда, у Андрея были деньги, у меня кое-какие связи. Лена мне говорила, что отцом ребенка является совершенно другой человек, какой-то Боря, который уехал в Штаты и бросил ее. Про существование Андрея я понятия не имел. Общих знакомых у нас не было, ее мать очень скрытная, она меня невзлюбила сразу и ни о чем со мной не откровенничала. Как видите, я был глуп и нелеп. Вика похожа на Андрея, но это проявилось позже. Когда Лена нас познакомила, я не отождествлял отца ребенка с школьным товарищем Андреем. Они держались друг с другом холодно, равнодушно, я ни о чем не подозревал. А потом что произошло? Банальная история. Я приехал домой, а они там...были вдвоем... У меня рейс отменили, я в Вологду должен был лететь. Вот тогда-то у меня глаза и открылись, сразу, словно пелена спала какая-то, Павел Николаевич. Я просто был слеп и туп. Таких идиотов, как я, в природе не существовало еще. Я уникум идиотизма, меня в книгу рекордов Гинесса надо занести, как самого большого идиота в мире, когда-либо существовавшего... И когда же это произошло? Да всего-то с полгода назад. Мы с Полещуком вовсю сотрудничали, дела наши шли хорошо, мы делали деньги, зажили припеваючи. Мы так нуждались, когда я работал преподавателем, то и дело занимали у родителей. Стыдно, понимаете... А тут...Евроремонт, БМВ, супермаркеты...Лена была так счастлива, вы знаете, наверное, она выросла в бедности, отец их бросил... Мне так приятно было делать ей подарки. Сейчас столько появилось хороших товаров. А она такая красивая. Я не видел женщины красивее. Она была хороша и в скромном платье, но когда она стала носить фирменные костюмы, норковую шубу и все остальное... она стала просто неотразима. Как изменились ваши отношения с ней после того, что вы узнали? И как изменились отношения с Полещуком? Да, изменились, разумеется. С Полещуком я держал дистанцию. Я и в тот вечер сделал вид, что ничего не произошло. Я же их, извиняюсь за выражение, не в момент соития имел удовольствие лицезреть. Я позвонил, мне открыли, они дома вдвоем . Вика у дедушки с бабушкой. Сильно не испугались, держали себя в руках, особенно, кстати, Лена. У него-то глазки малость забегали, но он быстро взял себя в руки, рассказал какую-то историю нелепую, почему он здесь оказался. Но именно этот случай открыл мне глаза. С Андреем я не выяснял отношений, а с Леной мне, разумеется, стало сложно. И как-то раз я спросил ее напрямик: "А не Андрей ли отец Вики?" "Нет",ответила она, но за этим "Нет" явственно звучало "Да". Да это и так было ясно. Вам, разумеется, человеку практичному, такая моя глупость поразительна, а, например, мой отец до сих пор только догадывается... Вы часто ссорились с Леной в последнее время? Бывало. Старались не кричать при дочке, но иногда не получалось.

-А о разводе речи не было? Да нет. А какой там развод, куда она поедет? К своей матери? С ребенком? Ну почему к матери? Полещук ведь не женат. Что бы им просто-напросто не пожениться, ребенок уже есть, чем огород-то городить? У него отдельная квартира, достаток такой же, как и у вас... Не знаю. Я говорил об этом Лене, но она избегала этого разговора. "Избавиться от меня хочешь?" - спрашивала. - "Да нет", - отвечал я. Я люблю ее, понимаете, Павел Николаевич, люблю! Я жить без нее не могу, а она разводиться со мной и выходить замуж за Полещука почему-то не хочет. Так что, я гнать буду из дома любимую женщину с ребенком? Сами подумайте... Ну а в последние дни ничего особенного между вами не происходило? Вообще-то, если вспомнить, ее поведение в последнее время было несколько странным. Но это я теперь понимаю. А тогда я считал, что все в порядке вещей. Мы объяснились - сказали друг другу, что будем жить вместе, что ради ребенка не станем ничего ломать. Вика привыкла к этой квартире, к этой обстановке, к нашей даче в Жуковке, к моим родителям, а что у Андрея? Ну, квартира у него есть, купил он себе трехкомнатную на проспекте Вернадского, ну и что? Ну есть у него иномарка, деньги, что с того? Вы родителей его видели? А? Что такие люди, безграмотные, неотесанные, могут дать нашей Виктоше, такой утонченной девочке, выросшей среди книг, в культурной обстановке? Они только галушки жрать горазды, да горилку литрами уничтожать. Да если бы даже Андрей зарабатывал миллионы, Вика не получила бы там того, что может получить здесь.

Так вот, Лена в последнее время часто задумывалась, отвечала как-то невпопад. Мне кажется, что у нее зрели какие-то планы. Она стала интересоваться делами нашей фирмы, спрашивала, не можем ли мы разориться? Кстати, можете ли вы разориться? Я пока для начала вас об этом спрашиваю, делами вашей фирмы мы будем заниматься и сотрудников опрашивать. Это наша обязанность. Вы знаете, мне кажется, что дела шли неплохо. Но я, вообще-то, бизнесмен неопытный, мне кажется, что об этом гораздо лучше был осведомлен Андрей. Он брал в банках кредиты, расплачивался. А чем занимались вы? Я налаживал деловые связи. Именно я свел Андрея с поставщиками на Севере, я организовал бесперебойную работу транспорта, я находил выгодных клиентов. Согласитесь, это тоже немало. Но всякие счета - этим занимался Андрей. И, по-моему, достаточно успешно. Как называется ваша фирма? "Феникс". Завтра я к вам приеду. Будьте, пожалуйста, на месте и постарайтесь, чтобы на месте были ваши сотрудники. Мне предстоит там долгая работа, я буду вести уголовное дело о взрыве машины и гибели четырех людей. Хорошо, вот наш адрес, приезжайте. Ну и скажите мне, Кирилл, вот что сами-то вы что думаете обо всем этом? Я теряюсь в догадках. Могла ли Лена по доброму согласию уехать с Полещуком? Да нет, конечно... Зачем? Устроить такое представление только для того, чтобы сбежать с любовником? При том, что я ей сам предлагал уйти к нему? Да это абсурд... Всякое бывает в нашей жизни, задумался Николаев. - А потом вы говорите загадками, Кирилл. Вы намекаете на то, что тот человек, у которого вы заняли деньги, и похитил Лену. Так кто же это может быть, как не Полещук? Тем более, что он утром попытался навестить в СКЛИФе Максимова, а потом оставил в центре свой "Форд" и исчез, неизвестно куда. Я устал, - вдруг как-то злобно ответил Кирилл. - Я столько пережил за последние дни. Приезжайте завтра в нашу фирму, там и поговорим.

Раздался звонок в дверь. Телеграмма Воропаеву Кириллу Владиславовичу. Вот, распишитесь здесь, - сказала почтальонша. Кирилл расписался, дрожащими пальцами открыл телеграмму. И снова Николаеву показалось, что он имитирует дрожь в руках. Как-то неестественно они дрожали.

Кирилл прочитал и остолбенел. Стоял неподвижно, слеза катилась у него по щеке. Настоящая. Телеграмма упала на пол. Почтальонша поспешила ретироваться. Что такое, Кирюша? - спросила взволнованная мать.

Николаев подобрал телеграмму с пола. Прочтите! Прочтите вслух! крикнула Нина Владимировна. "Не ищите меня. Это бесполезно. Прости меня, Кирюша. Воспитай дочку сам. Лена."Вот такие дела, - только и сумел произнести Николаев, глядя на присутствующих. Никто долго не мог вымолвить ни слова. Николаеву как-то стало стыдно за свои подозрения в неискренности Кирилла, до того уж он был убит сообщением. Бабушка, а когда мы пойдем гулять? - ...Проверка дел фирмы "Феникс" дала самые неожиданные результаты. Фирма фактически была разорена. Неоплаченные кредиты на полмиллиона долларов, и практически ничего на счету. Последние деньги были сняты со счета еще перед Новым Годом. Их снял якобы для расплаты с кредиторами Андрей Афанасьевич Полещук.

На Полещука и Лену Воропаеву был объявлен всероссийский розыск. Трое мужчин, погибших при взрыве автомашины "Волга" так и остались неопознанными. Никто не заявлял об исчезновении похожих на них мужчин.

Полещука искали по всем его знакомым, дежурили в его квартире, в квартире родителей. Никаких результатов. Никто из знакомых его в Новом Году не видел. Последними его видели родители утром первого января.

Сын владельца домика в Жучках Юрков категорически отказался от знакомства с Полещуком и Леной Воропаевой. Почему похищщенных держали именно в его доме, объяснить не мог.

Разоренный и морально уничтоженный, Кирилл Воропаев лег в больницу в психоневрологическое отделение. Вика переехала к дедушке с бабушкой в квартиру на Фрунзенской набережной. Нина Владимировна взяла на работе отпуск.

А следователь Николаев взялся за новое уголовное дело.

7

Что, опять?! - с отчаянием в голосе спросила Нина Владимировна, когда бледный как полотно Кирилл безвольно положил телефонную трубку. Опять, слабо улыбнулся он. - Обещали отрезать мне голову, если я через три дня не верну деньги. Это что-то новое, обычно так конкретно они не выражались. А что, могут? - с ужасом спросила мать. Запросто, - тихо ответил сын. - Что такое моя голова, когда речь идет о десятках тысяч долларов? Несопоставимые понятия. И давно бы отрезали, если бы не рассчитывали все же получить деньги. Надо позвонить в прокуратуру, - посоветовала мать. Можно, согласился Кирилл, причем таким тоном, как будто она предлагала ему сходить в магазин за картошкой.

...Кредиторы замучали Кирилла Воропаева. Как только он в начале февраля вышел из больницы, начались бесконечные звонки. Фирма "Феникс" была полностью разорена, а банки и частные лица требовали возвращения кредитов. Росли проценты, платить было нечем. Какие-то крутые знакомые Полещука сообщили, что включили Воропаеву счетчик. А теперь вот пообещали отрезать голову. Другие были более деликатны, они просто угрожали подать на Воропаева в суд. Телефон трезвонил с утра до поздней ночи, то и дело приносились полные зловещего содержания телеграммы.

Отстаньте вы от него, он только что вышел из больницы! - кричала в трубку Нина Владимировна. - Неужели вы не знаете о той трагедии, которая произошла с Кириллом?! Нам все это известно, но войдите и в наше положение, он обязан заплатить по счетам. На Андрея Полещука объявлен всероссийский розыск, вот когда его найдут, требуйте с него! Почему Кирилл должен расплачиваться за всех? Он материально ответственное лицо, совладелец фирмы, и, в отсутствие Полещука обязан заплатить нам долг с процентами. Ждем две недели и подаем в суд. У него просто опишут имущество.

А теперь вот такие угрозы... Кирилл перестал выходить из дома. Он целыми днями сидел на диване и либо бессмысленно глядел в экран телевизора, либо листал какие-то старые журналы. Пил кофе, курил, ел, когда мать готовила ему. Мать перевезла Вику к нему на Тверскую и сама стала жить там.

Она предложила Кириллу всем втроем поехать на дачу в Жуковку, но он категорически отказался. Что толку? Достанут везде! Нигде мне теперь жизни нет! - бубнил он себе под нос.

После больницы он немного пришел в себя, но кредиторы быстро вернули его в первоначальное состояние. Кирилл ощущал полнейшую безысходность, он перестал бриться, принимать ванну, стал очень неряшлив, находился в каком-то сомнамбулическом состоянии.

А вот теперь и голову обещали отрезать...

Нина Владимировна решительно взяла телефонную трубку и, вместо того, чтобы звонить в прокуратуру, набрала номер майора Николаева. Павел Николаевич, нас замучали угрожающими звонками. Это становится невыносимым... Кредиторы? Да. То обещали подать в суд, а теперь просто грозят убить. И Кирилл говорит. Что это не пустые слова. Знакомые этого негодяя Полещука включили Кириллу так называемый счетчик. Там ежедневно набегают жуткие проценты... Что нам делать? В суд на него подать имеют полное право и банки и частные лица, если есть соответствующие документы о том, что их фирма брала кредиты. А что касается угроз убить и счетчика..., - призадумался Николаев. Только что они грозили отрезать Кириллу голову, - всхлипнула мать. Дайте мне его к телефону. Алло, жалобным голосом произнес Кирилл. Кто эти люди, которые грозят вам? Это знакомые Полещука. Фамилии, адреса, род занятий... И говорите быстрее, Кирилл Владиславович, честное слово, у меня нет времени. И за вас бы я не стал заступаться. Маму вашу жалко. И дочку. Не хотел бы я, чтобы перед дверью лежала ваша отрезанная голова. Такие прецеденты, к сожалению, имели место. Да? - простонал Кирилл.

Да, - невозмутимо ответил майор. Все же, не нравился ему этот Кирилл, ну не нравился, и все тут... Это... Нежук и Волыдин, знакомые Полещука. Близки к криминальным кругам. Барахло они, а не криминальные круги,фыркнул Николаев. - Но людишки поганые и до денег жадные. А Волыдин еще и жесток до кошмара. У меня времени нет, а вот тут один "бешеный Игоряха" без дела мается. И руки у него чешутся. Постараюсь помочь. И только из сочувствия к вашей маме, Воропаев. Адреса быстрей говорите, а то у нас нет времени их разыскивать...

... Николаев решил дать размяться старшему лейтенанту Дьяконову, до ужаса любящего приключения с драками и стрельбой и терпеть не могущему кропотливую следовательскую работу. Вместе с ним он послал крепкого выдержанного инспектора Гусева.

Дьяконов и Гусев вернулись в Управление часа через два. Дьяконов был весел и оживлен, правая рука у него была забинтована.

Ну? - не отрывая взгляда от бумаг, спросил Николаев. Волыдин в больнице с переломами, а Нежук в камере. За ним как раз еще одно дело, он тут терроризирует одного мэна. За все и ответит, падаль толстожопая... Не выражайся, Игоряха, - поморщился Николаев. - К Воропаеву у них претензий больше нет? Нет. Счетчик выключен. Все претензии к какому-то там Полещуку, - отвечал Дьяконов, закуривая сигарету. Ну и ладно. Спасибо, ребята. А теперь извините, у меня допрос свидетеля. Там в приемной никто не ждет? Сидит какой-то корявый, - ответил Гусев. - С козлиной бороденкой. На гомика похож, - добавил Дьяконов. А он и есть гомик, - спокойно подтвердил Николаев. - Но оч-чень важный свидетель. Все. Спасибо за дружескую помощь... Вам спасибо, господин майор, улыбался Дьяконов, - за то, что я разбил свою правую клешню о чугунную челюсть Волыдина. Такое удовольствие получил... Если бы ты еще получал удовольствие от работы со свидетелями, цены бы тебе не было, - сказал Николаев.

... - Минутку, Леонтьев, - извинился Николаев перед важным свидетелем-гомиком. Один звонок, и начнем беседовать... Нина Владимировна, - сказал Николаев. - Эти люди больше не будут терроризировать вашу семью. Ну а уж с банками и другими кредиторами пусть Кирилл разбирается сам. Тут все по закону...

... Я должен продать квартиру, - заявил Кирилл, немного воспрянув духом от сообщения матери. - У меня нет другого выхода. Квартиру?!!! закричала мать. - Эту квартиру получил твой дед! Я подарила ее тебе, чтобы ты жил в ней с семьей, чтобы ты продолжал род своего знаменитого деда, а ты хочешь ее продать? К тому же, ты знаешь, еще не разобран папин архив. С этой текучкой у нас нет времени заняться папиным архивом. А он бесценен. Бесценен? - усмехнулся Кирилл. Все, мама, имеет цену. Не знаю насчет архива, но знаю, что сама по себе квартира на Тверской с видом на Кремль, с евроремонтом потянет тысяч на четыреста долларов. Я практически смогу рассчитаться с этими погаными кредиторами. Как я иначе смогу рассчитаться с ними? Надо искать этого мерзавца Полещука! Неужели его так трудно найти? Что же они так беспомощны, наши правоохранительные органы? Это он заварил всю эту кашу! Это он втянул тебя в эти аферы! Он же занимался счетами и финансами в вашей горе-фирме! Почему за все должен расплачиваться ты? Эх, если бы мне попался этот Полещук вместе с твоей... Замолчи! Ни слова о ней! Ни слова!!! истошным голосом завопил Кирилл. - Не лезь туда, куда тебя не просят!

Вика, спящая в детской от его дикого крика проснулась и заплакала, испугавшись. А я не потерплю, чтобы ты из-за своих грязных махинаций продал квартиру моего папы! Ты знаешь, какие люди бывали в этой квартире? Знаменитые писатели, актеры, режиссеры, ученые, генералы... Здесь все дышит этой аурой. И из-за этих окаянных зеленых бумажек... Это не бумажки - это моя единственная жизнь! Моя жизнь подвергается риску! Меня просто ухлопают, понимаешь ты? Спасибо тебе за звонок Николаеву, но эти два ублюдка это еще не все кредиторы...А тебе эта аура дороже моей жизни! У вас, в конце концов, есть четырехкомнатная квартира на Фрунзенской набережной и семикомнатная дача в Жуковке. Проживем как-нибудь... Ты и хочешь жить как-нибудь. Ты хочешь вогнать нас с отцом в гроб, а потом продать и нашу квартиру, и дачу. Ты самый настоящий дешевый аферист, ты не работать хочешь, ты хочешь пускать пыль в глаза таким шлюхам, как твоя замечательная жена, будь она трижды проклята! На БМВ они с Леночкой ездят по супермаркетам! Кто она такая, твоя Лена, чтобы щеголять в двадцать три года в норковой шубе? У меня такой шубы никогда не было! И никогда не будет! Перестань говорить гадости про Лену! Вы с отцом тоже не на троллейбусе ездите, и продукты покупаете не на вокзалах у старух. Мы с отцом заслужили того, чтобы ездить на "Мерседесе", мы всю жизнь оперировали людей, спасали им жизни! А что сделали хорошего для людей вы со своей Леной и Полещуком? Набрали кредитов и на эти деньги сделали евроремонт, купили машины. Обманули людей, те двое смылись, а тебя, болвана, оставили за все расплачиваться! Что ты сделал полезного для общества? Ты заслужил хорошую жизнь? Много хороших хирургов, а отец живет лучше других, потому что, благодаря деду его сунули в Кремлевку, и он оперировал тех, кого

надо... Замолчи, негодяй! Тебя куда ни сунь, ты всюду навредишь! Какой из тебя был преподаватель, мы знаем! Какой бизнесмен, тоже знаем! А свою кандидатскую ты просто забросил, потому что там надо было работать, а не купоны стричь... А именно эта работа могла сделать из тебя человека. Никем бы эта работа меня не сделала! Много сейчас ходит кандидатиков с копеечными окладами! И самые умные из них торгуют трусами на барахолках. Это временное явление. Все станет на свои места. Да никогда в нашей воровской стране ни

чего не встанет на свои места. А ели и встанет,

то лет через двести. А мы просто сдохнем или

перебьют нас всех, как подопытных кроликов. Мне отвратительно с тобой разговаривать. Ты ничтожество. Я лучше пойду к внучке. Она никакая тебе не внучка. Она внучка этим пьянчугам-хохлам и сушеной рыбе Вере Георгиевне, сказал напоследок Кирилл. При этих словах Нина Владимировна встала с кресла, подошла к сыну и отвесила ему звонкую оплеуху. И молча вышла из комнаты.

Кирилл облокотился на стол и закрыл лицо руками.

Через несколько минут Нина Владимировна вошла, держа на руках Вику. Может быть, она тебе и не дочь, - тихим голосом, с ненавистью глядя в глаза сыну, сказала она. - Но мне и папе она внучка. Запомни это...

... Несколько дней они вообще не разговаривали. Мать занималась Викой, гуляла с ней, ходила за продуктами, готовила обед. Кирилл молча ел, то, что она готовила, шел в свою комнату, валялся на кровати, листал журналы. С Викой обменивался парой-тройкой фраз в день. Иногда приезжал отец. Мать, видимо, передала ему суть разговора, он мрачно поглядывал на сына, но в серьезный разговор пока не вступал. Кредиторы как-то поутихли, видимо, ждали истечения положенного срока.

А срок потихоньку подходил к концу.

Через две недели раздался звонок. Подошла мать. Просили Кирилла Владиславовича Воропаева. Голос был серьезный, официальный. Нина Владимировна побледнела и позвала Кирилла. Он, как всегда, валялся на диване и листал журналы с изображениями полуобнаженных женщин.

Он встал, молча подошел к телефону. Да... Да...Да... Я понял... Буду... Приеду. Положил трубку и сказал матери: - Вызывают для беседы. Личной, так сказать. Поеду, что делать? А это не опасно? - вдруг спросила мать. Да нет, - поморщился Кирилл. - Почему это должно быть опасно? Это же не.... Ну, не те, которые грозились голову отрезать... Это отвратительно и унизительно. А опасного ничего нет. Ладно, пойду одеваться и приводить себя в порядок. При такой встрече внешний вид имеет большое значение. И заведется ли еще машина? Больше месяца уже не ездил.

Кирилл долго приводил себя в порядок, брился, принимал душ, чистился, примерял рубашки, костюмы. Побрызгался французским одеколоном, причесал уже отросшие волосы, потом спустился в гараж и долго возился с машиной. Потом опять поднялся в квартиру. Ну все. Машина завелась. Поеду. Скажи хоть, куда едешь, - беспокоилась мать. Еду в офис Интербанка, это на Севастопольском проспекте. Название, конечно, громкое - а это всего лишь маленький коммерческий банк. Мне назначил встречу директор банка. Да ты не беспокойся, скоро приеду. - Одернул длинную дубленку, криво ухмыльнулся и произнес: А и случится что, кому же жалеть о таком ничтожестве, как я.

И, не дав матери произнести ни слова в ответ, хлопнул дверью.

Кирилла не было весь день. Когда стало темнеть, мать потеряла покой. Она позвонила на работу мужу. Рассказала, в чем дело, попросила приехать. Через некоторое время приехал Владислав Николаевич. Что-то случилось, Владик, что-то случилось. Я больше не могу, что за напасти преследуют нашу семью! За что все это нам?! Как можно воспитывать девочку в таких условиях?! Успокойся, Ниночка, успокойся... Странно, что Кирилл даже не догадается позвонить... - говорил отец, умалчивая о том, что он навел справки и узнал, что никакого Интербанка на Севастопольском проспекте нет и в помине. Жене и так было тяжело. - Вообще-то, ты не очень переживай, добавил он. - Это в его правилах, правилах законченного эгоиста.

Ты не знаешь, Владик, между нами произошел такой неприятный разговор. Я после него места себе не нахожу. Я, наверное, тоже была неправа, била по самому больному месту. Не надо было упрекать его этой шлюхой. Он сам переживает больше всех. А эгоистом он стал, потому что мы с тобой его таким воспитали. Мы не готовили его к трудностям, он вырос в тепличных условиях, он считал, что при всех обстоятельствах должен жить богато, широко, при этом не прилагая никаких усилий. Он всю жизнь искал легких путей. А столкнувшись с трудностями жизни, сник и дался. Теперь он ни на что не способен. Он в полном отчаянии. Да, пожалуй, ты права, Нина. Я чувствую большую вину и за собой.

Так просидели до двенадцати часов ночи. Уложили спать Вику, поужинали, посмотрели телевизор. А от Кирилла никаких сведений не было. Иди спать, Нина, - сказал Владислав Николаевич. - Иди, ты устала, а я еще посижу. Да что ты?! - крикнула мать. - Какой там сон? Я не знаю, что с нашим Кирюшей, может быть, его уже убили, а ты говоришь - иди спать. Буду ждать всю ночь...

Всю ночь, однако, ждать не пришлось. В половине первого пришел Кирилл, бледный, усталый, мрачный. Ну что?! Как там? - бросилась к нему мать. Да все нормально, - ответил Кирилл. Добился еще отсрочки. Да? подозрительно посмотрел на

8 него отец. - В Интербанке был? Да, - немигающим взглядом глядя в глаза отцу ответил Кирилл. - В Интербанке. Ну, ну. А что так долго? Дела были. Ездил по людям, просил помощи. Ну и как? Да так, с переменным успехом. Так, обещают, восторгов, понятно, никто не испытывает. Подо что занимать-то? Нет ведь ничего. Кушать будешь? - спросила мать. Почему бы и нет? Там меня кормили одними обещаниями.

Отец заметил, что, несмотря на мрачный вид, настроение сына заметно улучшилось.

Кирилл быстро поужинал и лег спать.

Когда мать встала, он уже сидел на кухне, пил кофе и курил. Доброе утро, Кирилл. Доброе утро, мама. Ты знаешь, я думаю, а не поехать ли нам, действительно, на несколько дней на дачу. Устал я - сил нет. Хочется отвлечься ото всего, подышать воздухом, на лыжах походить. Машина на ходу, давай, соберем Вику и поедем. У тебя еще отпуск? Пока да, но что дальше делать, не знаю. Придется, видимо, увольняться. Наверное, мама, - устало произнес Кирилл. - Придется тебе выходить на пенсию. Выйду, мне ведь уже пятьдесят восемь. Жалко, правда, работу бросать, ты не представляешь себе, как жалко.

Вышел из комнаты и отец. Попили вместе кофе и решили, что завтра Кирилл с матерью и Викой поедут на несколько дней на дачу.

Доехали хорошо. Ясная февральская погода, прекрасная машина, отличная дорога. Со стороны могло показаться - едут люди, у которых все хорошо. Иномарка, дубленки, меха... Мать, сын, внучка... Кто бы знал, что таится в душах этих вроде бы благополучных людей...

На даче Кирилл как-то оживился. Они хорошо покушали, погуляли. А на следующее утро он пошел ходить на лыжах. Вернулся разрумянившийся, веселый. Мать просто не узнавала его. Он играл с Викой, чего давно уже не было, шутил с матерью, даже взялся приготовить мясо. Вытащил из холодильника бутылку водки и предложил матери выпить за хорошим обедом. Мать порадовалась его настроению, они вместе приготовили обед, сначала мать накормила Вику, потом сели за стол вдвоем. Кирилл разлил по рюмкам водку. Ты извини меня, мам, за тот разговор. Я был тогда совершенно не в себе. Понимаешь, наверное, ты права насчет Лены, но я не могу выбросить ее из сердца. И ты лучше мне о ней вообще не напоминай. Хорошо? Хорошо, сынок, хорошо, - поддержала его мать. - Я тоже тогда погорячилась. Нельзя так по живому - видимо, хирургическая привычка. Давай, мам, выпьем за все хорошее! За нашу Вику, за н а ш у Вику...

Они подняли рюмки, и тут прозвучал телефонный звонок. Кирилл быстро дернулся с места, но телефон был ближе к матери и она подняла трубку. Тебя, - сказала она. - Голос какой-то с акцентом, вроде бы, иностранец. Да? - Почему-то это встревожило Кирилла, но он быстро взял себя в руки. Взял трубку. Да...Да... Да, да, это я, Кирилл. Здравствуйте. Да? Очень хорошо, очень хорошо... Во сколько? Буду. Да, на машине. Буду, буду. Ладно, до встречи...

Нина Владимировна заметила, как волнуется Кирилл. Его лицо покраснело, потом опять побледнело. Глаза блестели каким- то нездоровым огнем. Кто это? - спросила мать, когда он положил трубку.

- А? Это-то? А... Это мой знакомый, он немец. Знакомый еще по старой работе. Его зовут Вильгельм. Хороший парень. Он из Нюрнберга, из Баварии. Мне надо с ним встретиться. Прямо сейчас? Ну не то, чтобы сейчас. Попозже. Я успею пообедать. Но вот пить не придется, извини. Я приеду вечером, а, может быть, завтра утром. Тогда и выпьем. Но почему такая срочность? Ты же приехал сюда отдохнуть от всяких дел. Видишь ли, мам, Вильгельм бизнесмен. У него в России бизнес. Они торгуют немецкой мебелью, в основном, кухнями. Я позавчера звонил Вильгельму, обратился к нему за помощью, он обещал подумать. А сейчас говорит, что нам надо срочно встретиться, он что-то придумал. Сама понимаешь, утопающий хватается за соломинку.

Звучало довольно логично, но Нине Владимировне показалось, что Кирилл как будто выдавливает из себя эту информацию, словно придумывает все прямо по ходу разговора. Осталось, однако, поверить ему.

Они пообедали, попили чаю, потом Кирилл завел машину и уехал в Москву. Я позвоню, мам! - крикнул он на прощание, трогая машину с места и махая рукой матери и Вике, провожавших его.

Почему-то Нине Владимировне не понравился ни этот звонок, ни срочный отъезд Кирилла, ни его возбужденное поведение после этого звонка. Она знала своего слабохарактерного сына, знала, что решимость, резкое возбуждение были ему не очень-то свойственны. Она поняла, что он что-то задумал. Но что?

Она уложила спать Вику, прилегла сама, но ей не спалось. У нее не выходили из головы слова Кирилла о продаже квартиры, и она полагала, что он вполне может свою идею воплотить в жизнь. А для нее это было совершенно неприемлимым. Квартиру на Тверской все очень любили. С ней связано столько дорогих воспоминаний, и радостных, и печальных. Ее дали Владимиру Владимировичу Остерману, знаменитому хирургу, академику Медицинской Академии еще в 1940 году. Они туда переехали, когда Нине было семь лет, здесь, через полгода после переезда умерла ее мать Мария Александровна, которая была младше мужа на двенадцать лет. Она умерла ночью, от сердечного приступа, не выдержав переживаний по поводу ареста сына Кирилла. Кирилл был арестован в 1939 году еще когда они жили в Ленинграде, и только долгие годы спустя Нина и отец узнали, что он был расстрелян тогда же, в 1939 году. Тогда это называлось "десять лет без права переписки". Мать же этого не узнала никогда. И в то же время именно она это знала еще тогда материнское сердце не обманешь... Кирилл был старше Нины на восемнадцать лет, он был военным моряком, капитан-лейтенантом.

Перипетии человеческих судеб причудливо переплетены с изуверской политикой. Судьбами как марионетками управлял кукловод. В 1939-м арестован, а потом, как выяснилось - расстрелян сын, а в 1940-м отец избран академиком, удостоен Сталинской премии, переведен в Москву, облагодетельствован огромной квартирой, дачей, машиной. И никогда никем не тронут, несмотря на невыдержанность в высказываниях, от которых холодели те, кто это слышали. Даже слышать такое было преступлением, за которое можно было поплатиться жизнью. А отец скончался в 1968-м году в возрасте восьмидесяти пяти лет. Но ареста ждал постоянно, каждый день, по крайней мере, в течение пятнадцати лет. Так и жил, так и оперировал, и ел, и спал, и шутил... Крепок оказался, а мать не выдержала и года после ареста Кирилла.

Обыска в ленинградской квартире произведено не было, брат был арестован прямо на корабле, на котором служил. Нина помнит этот грандиозный переезд в Москву, сборы, упаковку колоссальной библиотеки, принадлежавшей еще отцу и деду ее отца. Сухой, невозмутимый отец в пенсне, указывавший тростью, что куда надо класть, и мама, бледная, совершенно потерянная, еле стоящая на ногах. Ей было совершенно все равно, переезжать или не переезжать. Исчез ее сын Кирилл, они покидали квартиру, где она родила и воспитывала его, где он начал ходить, где учился читать. Полностью сборы и переезд продолжались несколько месяцев, но отец перевез мать в Москву в мае. Она села в машину и поглядела на старый дом на Лиговском проспекте такими жуткими глазами, что до сих пор Нина не может забыть этих глаз. Она прощалась не с Ленинградом - родным городом, она прощалась с жизнью. Умерла она седьмого ноября 1940 года в день двадцатитрехлетия революции. Отец пережил ее на двадцать восемь лет. Он не женился после смерти матери, Нину воспитывали няньки и горничные. Во время войны они были в эвакуации с теткой, старшей сестрой матери, в Алма-Ате. Отец подал заявление на фронт военным хирургом, у него был богатейший опыт, он участвовал в Первой мировой и гражданской войнах, причем, в гражданскую умудрился служить и в белой, и в красной армии. Заявление отклонили, отправили в тыл, где он работал в госпитале. Отец был всю жизнь немногословен, скрытен, очень саркастичен и язвителен. Отношения же к Советской власти он не скрывал, оно угадывалось в каждой реплике. Себе он, во всяком случае, до конца жизни не мог простить одного - того, что в 1918-м демократически настроенный военный хирург полковник Остерман пошел служить в Красную Армию. Драпать надо было отсюда к едреной бабушке, - слышала как-то Нина его разговор с одним маститым писателем у них в дома. Она, пионерка, была поражена этой фразой отца. Порой он еще несколькими шокирующими заявлениями ставил ее в тупик. Но с ней на эти темы не говорил никогда.

Когда в 1956-м году отец получил, наконец, сведения о том, что Кирилл был расстрелян в 1939-м году и теперь полностью реабилитирован, он спокойным голосом рассказал об этом Нине, студентке последнего курса Первого мединститута. В ответ на возмущенные возгласы Нины он ответил: "Все это, Нина, совершенно в порядке вещей. Налей-ка мне крепенького чаю с лимоном."- "Мама тоже умерла из-за этого!" - кричала Нина. - "Да, мама умерла из-за этого", - подтвердил отец. - "Это неоспоримый факт." Он отхлебнул чаю из своего стакана с серебряным подстаканником и добавил: "Самое интересное заключается в формулировке, почему Кирилл реабилитирован, - "за отсутствием", видите ли, "состава преступления". После этих слов он принялся яростно поглощать пирожное, он вообще очень любил сладкое. Нина с удивлением поглядела на него, но тут за его золочеными очками она увидела такую жгучую ненависть, что поняла - ей доказывать что-то отцу, спорить с ним совершенно ни к чему.

Отец слыл педантом и чудаком. Обычно он был подчеркнуто вежлив, но порой совершенно неожиданно для окружающих начинал браниться, как сапожник, и надо сказать, делал это смачно и профессионально. Однажды на улице он замахнулся своей огромной тростью на какого-то здоровенного мужика. И мужик испугался чудного старика в старомодной шапке и в пенсне, которому имел неосторожность сказать какую-то грубость.

Отец вел совсем не здоровый образ жизни, никогда не занимался физкультурой и спортом, вообще редко выходил на улицу, на даче в Жуковке, в основном, сидел в кабинете и работал. Курил почти до самой смерти папиросы "Северная Пальмира", иногда заменяя их элементарным "Беломором". Любил выпить перед обедом пару рюмок водки. Так что, удивительно, что он дожил до столь преклонного возраста.

Жениха Нины Владика Воропаева старик принял вполне благосклонно. Жениху исполнилось уже тридцать лет, он сделал немало удачных операций, защитил кандидатскую диссертацию. Жених сидел у них за столом и с открытым ртом глядел на живую легенду. Старик обожание принимал благосклонно и, когда дочь выходила из комнаты, ошарашивал жениха скабрезными анекдотами. А потом как-то взял и приехал к нему на операцию. "Ну как?" - спросила потом отца Нина. - "Он профессионал", - коротко ответил отец. - "И все это в порядке вещей. Хирург должен быть профессионалом".

Свадьба состоялась в апреле 1961 года в ресторане "Националь". Старик сам выбрал ресторан, ему нравилось то, что после свадьбы достаточно перейти улицу Горького - и уже дома. На свадьбе присутствовал сонм знаменитостей писатели, академики, актеры, режиссеры - старого хирурга уважали все и дорожили его дружбой, если он кого-то ей удостаивал. Сам старик Остерман танцевал вальс со знаменитой киноактрисой. Его совершенно не смущал его потертый, посыпанный перхоть черный костюм и старомодные штиблеты. Было очень весело. На следующий день по радио объявили о полете Гагарина.

Владик переехал жить к ним на улицу Горького, потому что жил с матерью в коммуналке в Сокольниках. Через некоторое время несколькими телефонными звонками Остерман устроил зятя в Кремлевскую больницу, а позднее, уже после рождения внука, пробил им четырехкомнатную квартиру на Фрунзенской набережной. С квартирой были проблемы - слишком уж большая площадь оставалась у старика. Но Остерман сначала наорал на кого-то в телефонную трубку, а потом надел свои калоши и шубу и поехал в ЦК. Вскоре прогулялся и за ордером на квартиру. Зачем вы все это затеяли, Владимир Владимирович? мягко протестовал застенчивый зять. - Я чувствую себя неловко. Мы можем жить все вместе. Сейчас так трудно с жилплощадью... Люди ютятся в коммуналках... Мудак ты, - не моргнув глазом, ответил зятю Остерман. Привык, понимаешь, к нищенству. Отвыкать надо!!!

Ошеломленный Владик хотел было выйти, но старик схватил его за рукав пиджака и крикнул: Нам не дали, у нас взяли! Понял? Кого мне стесняться? И х, что ли? Теперь они дадут мне все, что я попрошу, - и с силой дернул зятя за рукав, при этом рукав треснул. Он всю свою Сталинскую премию отдал на строительство танка, - старалась потом оправдать отца в глазах мужа Нина. Но Владик все же недоумевал по поводу странных заявлений чудаковатого тестя. Он был убежденным коммунистом и не любил подобных разговоров. Однако, за квартиру был, честно говоря, весьма признателен тестю.

Остерман не хотел жить с зятем и дочерью. Они стесняли его. И тем более он не любил детского плача в своей квартире. Когда Кириллу было полтора года, Воропаевы переехали в свою квартиру, но при этом Нина Владимировна осталась прописанной у отца - он и это сумел устроить.

Трудно сказать, что старик очень радовался появлению внука. Он глядел на него с изумлением, как на некую диковину в паноптикуме. Радовало его только то, что дочь назвала его Кириллом. "Не похож он на нас", как-то заявил безапелляционно старик. - "Типичный Воропаев. Будет секретарем парткома".

За стариком ухаживала старая домработница Клава, которой самой было за семьдесят. Только она могла терпеть все его чудачества, которые к концу жизни проявлялись особенно ощутимо. Она следила за тем, чтобы старик не вышел на улицу в кальсонах, чтобы не съел замазку вместохалвы, которую обожал и мог съесть, сколько угодно. Старик был еще крепок, никаких видимых признаков дряхлости не наблюдалось, но странности все увеличивались, хотя он продолжал работать, консультировал аспирантов и читал лекции студентам. Порой ездил на заседания Академии.

По вечерам они с Клавой смотрели телевизор. Однажды, когда Клака стала то ли возмущаться, то ли восхищаться чьими-то награбленными миллионами, старик расхохотался и заявил: Под расстрел пошел. Из-за таких копеек! Мудак! Нечто это копейки, Владимир Владимирович? Это же целый капитал! Награбь, и живи себе, и работать не надо! Это капитал? - хмыкнул Остерман.Знала б ты... вечная труженица, что такое капитал... Ну вы то, небось, богато жили до революции, знамо дело, - фыркнула Клава. Да уж побогаче всех этих новоявленных Ротшильдов. Да я и сейчас богаче их. Только мне все это не нужно. Да, уж, не бедствуете вы, Владимир Владимирович, спору нет, но ничего такого особенного у вас нет, - скривила губы Клава. Ни мебели хорошей, ни одежды. На машине старой ездите, Захар Захарович все жалуется, умучился он с ней. Хоть бы, говорит, купил бы Владимир Владимирович новую "Волгу". А вы говорите, богаче...

Замолчи! - заорал вдруг Остерман. - А то я тебя сейчас палкой огрею! Ну если вы так, Владимир Владимирович,поджала губы Клава, - то я вовсе от вас уйду. Колупайтесь тут сами со своим богатством, в пыли задохнетесь...

Встала и начала собираться домой - у нее была комната на окраине Москвы. Проваливай, проваливай, - не сдавал свои позиции Остерман.

Обиженная Клава позвонила Нине и сказала, что больше не желает терпеть выходки старика. Нина вынуждена была вечером приехать к отцу. Ты за что так обидел Клаву? - возмущалась Нина. А чем это я ее обидел? - улыбался уже все позабывший и оттаявший Остерман. - Болтает какую-то чушь вредную. Что за манера у простонародья постоянно разевать рот на чужое богатство? Вроде бы возмущаются, а сами завидуют... Лишь бы завладеть деньгами и не работать... Гнуснейшие совершенно идеи. Клава ходит за тобой, папа, как за ребенком. И зачем тебе нужно вести с ней политические разговоры? Нашел с кем связываться. Поспорил бы лучше с Владиком. Ну уж с ним-то и вовсе неинтересно спорить. Это почему, собственно говоря? А потому что он глуп, как пробка. Хоть и хороший специалист, профессионал, - добавил он, видя, что и дочь обижается на него. - Но, правда, совершенно в порядке вещей, иначе в нашем деле не должно быть. Да с тобой совершенно невозможно разговаривать, - рассердилась Нина. - Пойдем-ка лучше спать. Утро вечера мудренее.

Впадать в маразм Остерман стал только на восемьдесят пятом году жизни. Нина уже стала бояться оставлять отца на неграмотную Клаву и все чаще ночевала у него. Однажды ночью она услышала из комнаты отца какие-то крики. Она вошла. Отец сидел с открытыми глазами на кровати и бредил. Мой тайник! Мой тайник! Где он? Где он? Папа, папа, что с тобой? - стала тормошить его Нина.

Она долго расталкивала его, и когда он окончательно пришел в себя, то неожиданно расхохотался. Богатство, говорит, у них! Ну, шельма! Да что тебе далась эта Клава с ее словами? - подивилась на него Нина. Да потому что она дура набитая! заорал Остерман и сильно закашлялся, при этом вставная челюсть у него вывалилась - Нина забыла напомнить отцу вытащить ее на ночь и положить в воду - обычно это делала каждый вечер Клава.

Остерман вскочил с кровати, подбежал к письменному столу, вытащил из пепельницы недокуренную "Беломорину" и смачно задымил. Комната наполнилась отвратительным дымом. Эти пролетары совершили свою революцию якобы из благородных побуждений, а суть-то одна - жадность окаянная, зависть, желание урвать, урвать как можно больше. - Старик замахал руками и опять сильно закашлялся. Пап, время ли сейчас философствовать?заметила Нина. Докуривай лучше, да ложись спать. Когда, наконец, из этой страны можно будет спокойно убраться восвояси? - задал риторический вопрос старик. Зачем это тебе? Мне-то? Мне, Нинка, уже ни хрена не надо. Я прожил оч-чень замечательную жизнь. Они шлепнули моего Кирюшу, а потом простили - за отсутствием состава преступления. Они угробили мою дорогую Марусеньку, которую я так любил..., - при этих словах старик громко расплакался. - Но, самое главное, я предал своих, тогда, в восемнадцатом году. Я однажды увидел, как казаки порубили пленных красноармейцев и сразу сделал вывод. Это потом я понял, почему они были так жестоки...Я был глобален, монументален, куда там - мне было целых тридцать пять лет... Я стал д э м о к р а т. Я пошел на службу к дьяволу, и они мне за это заплатили. Тебе не в чем упрекнуть себя, папа. Ты никого не предавал и не убивал. Ты спасал человеческие жизни. Всякая жизнь бесценна. И нечего хаять свою жизнь, все бы так прожили свои... Ты полагаешь, всякая жизнь бесценна? Тебе известно, что именно я спас жизнь этому драному козлу...- При этих словах Нина сделала круглые глаза. - Да, да, квартира на Фрунзенской, работа твоего мужа - откуда все это? За долгий, многолетний труд? А вот тебе! - Он соорудил на обеих руках своими крючковатыми пальцами две известные комбинации и показал дочери. За то, что спас его от верной смерти, а он десяти, ста расстрелов заслужил, четвертовать его следовало, а не спасать его драгоценную жизнь. Как и всех этих хамов, к которым я пошел служить, продавать душу! Ложись, папа, хватит, ты так покраснел, у тебя поднялось давление. Ложись в постель, ложись. - Нина стала насильно укладывать отца в постель.

Она принесла ему снотворного, и он быстро начал засыпать.

Ты знаешь, Ниночка, - бубнил старик сквозь сон. - Ты знаешь, что я оч-чень богат. Оч-чень...

И захрапел.

... Нина Владимировна лежала на спине и думала. Ей почему-то вспомнился этот разговор с отцом двадцатипятилетней давности. Что-то беспокоило, тревожило ее, она сама не могла понять, что именно. Она встала и позвонила домой Кириллу. Он подошел к телефону. Голос был очень веселый, бодрый. Ты что, мам? Не беспокойся, все в порядке. Мы встретились с Вильгельмом, и он мне очень помог. Я потом тебе все расскажу. Я, может быть, буду работать у Вильгельма в фирме, он мне сделал несколько очень интересных предложений. Так что, не все еще потеряно, мы еще повоюем, мама! Ладно, пока, мы тут сидим, беседуем... Я, наверное, приеду завтра утром. Целуй Виктошу. Ладно. Пока.

Несмотря на бодрый голос сына, тревога не оставляла Нину Владимировну. Какие-то неприятные мысли постоянно лезли в голову. В это время проснулась Вика, они попили чаю с тортом и пошли гулять. Погода была мягкая, воздух чистый и прозрачный. Они гуляли между высоких сосен, растущих на огромном дачном участке. Вика пыталась лепить снежную бабу, но снег был недостаточно мокрым, баба рассыпалась. Вика злилась и плакала, все это усиливало беспокойное настроение Нины Владимировны.

После ужина она села к телевизору смотреть новости. Передавали про преступную группу, соорудившую пирамиду и нажившую на этом огромные деньги. Почему-то опять вспомнился отец, его странные слова о своем богатстве...

...После того разговора здоровье отца стало быстро ухудшаться. Он порой впадал в совершенный маразм, говорил нелепые вещи, иногда бранился площадной руганью. Его отношения с ни в чем не повинной Клавой стали вообще невыносимыми. Он встречал ее с явной враждебностью. Входя в квартиру, Клава видела старика в драном халате с "Беломориной" в пальцах, шаркающего спадающими пальцами по пар кетному полу и бубнящему под нос: "У, пролетары окаянные, до чего довели страну. Давить вас всех надо, как клопов..." При этих словах он чуть ли не тыкал своим длинным пальцем несчастной Клаве в лоб. - "Вы что, с ума сошли, Владимир Владимирович?" - возмущалась Клава. "Что вы ко мне цепляетесь?" - "Это вы ко мне прицепились! Как банный лист прицепились!" - орал старик. - "Кто расстрелял моего Кирилла? Не твой ли батюшка?" "Моего батюшку раскулачили в тридцатые", заплакала Клава. - "А мы по миру пошли, семеро детей, только я, старшая, и выжила, да Федька на войне погиб, остальные с голоду померли. А вы говорите..." - "Ладно, извини", - успокаивался старик. - "С левой ноги встал. Давай чайку попьем". Но на следующий день упреки возобновлялись.

Почему-то вспомнилось Нине Владимировне, как она предложила отцу сделать в квартире ремонт. Квартира очень запущенна, рваные обои, облупившаяся краска, замасленный паркет. Хотелось как-то облагообразить быт больного человека. Реакция же отца была просто бешеной. "Подохну - делайте хоть сто ремонтов! Хоть бульдозером здесь проезжайте! А мне это не нужно!"

Однажды Нина Владимировна увидела странную сцену. Она вошла в комнату и обнаружила отца, стоявшего на четвереньках возле своего неподъемного дивана и вцепившегося своими старческими пальцами в этот диван, словно он хотел сдвинуть его с места. Он весь напрягся, тяжело дышал, хрипел. Пап, что с тобой? Ты что?! - испугалась Нина. Отец вздрогнул и поднялся на ноги. Таблетка вот завалилась..., - он какими-то мутными глазами поглядел на нее и добавил со вздохом: - Устал я, однако, от жизни, дочка...

В ноябре 1968 года старик позвонил дочери и попросил ее срочно приехать к нему. Как раз в это время ему стало гораздо лучше, он пролежал месяц в больнице, потом поехал отдыхать в санаторий "Узкое" и вернулся домой посвежевшим. Даже стал принимать у себя аспирантов и коллег. Стал следить за собой, перестал говорить гадости Клаве. А у Нины Владимировны в то время как раз заболел Кирюша, ему было тогда четыре годика. Она сказала, что никак не сможет приехать. Мне нужно немедленно с тобой поговорить, настаивал Остерман. - Нина, это очень важно. Пап, у Кирюши тридцать девять и пять! Ты понимаешь! Владик на работе, у него сегодня операция. Я никак не могу приехать. Ты можешь об этом сильно пожалеть, злобно заявил старик и бросил трубку.

Температура у Кирюши держалась несколь ко дней. Нина Владимировна не знала, что и делать. Использовала любые средства, но он горел, как в огне. Простуда обернулась воспалением легких, она уже хотела госпитализировать его, но неожиданно температура стала падать, и он начал поправляться. Только тогда она позвонила отцу. Подошла Клава. Клава, это я. Позови папу.

Плох он, Нина. Не встает уже второй день. А чего же ты не звонишь? Он не велел. Злой такой. Не звони ей, говорит. Ладно. Я сейчас приеду. Отца Нина застала в плачевном состоянии. Он полу-спал, полу-бредил. Ты кто такая? - спросил он дочь. Я Нина, твоя дочь. Врешь. Нина тут уже была. И я все ей рассказал. Она все знает, и я могу помирать спокойно. Мой тайник в надежных руках. Какой тайник?! О чем ты говоришь? Я знаю, о чем. Вы идите, идите отсюда, вы от меня ничего не получите, пролетары окаянные. Только моя дочь получит все, только моя дочь, понятно вам, гегемоны? Да это я, Нина! кричала Нина Владимировна. Ступай, ступай, - злобно улыбался старик. Ничего вам от меня не получить, вы и так из меня все высосали. Давно он так? Так-то только нынче. Вчера еще ничего был, в разуме, не велел тебе звонить, обижался на что-то. Послушай, - спросила вдруг Нина. - А он тебе сегодня ничего больше не говорил?

Нине показалось, что какая-то странная тень пробежала по простому круглому лицу Клавы. А чего? - как-то криво глядя в сторону, спросила она.

Да он уж который год все это говорит, я уж привыкши. - Клава при этих словах упорно не глядела в глаза Нине. Я спрашиваю - сегодня он ничего не говорил? Да ничего не говорил, отцепись ты от меня! - вдруг грубо оборвала ее Клава. - Одно и то же твердит - гегемоны, пролетары... Найдите себе благородных, дерьмо вывозить отсюда. Я уж сама старуха, у меня дома сын некормленный, неухоженный. А я тут днюю и ночую уже третий день. Я не могла приехать, у меня Кирюша болен. У него воспаление легких. Ну так и не чипляйся ко мне, - огрызнулась Клава.

Из кабинета старика раздался не то крик, не то хрип. Нина и Клава вбежали в кабинет.Старик валялся возле дивана и скреб ногтями обивку. Они подняли его, уложили на диван. О, это ты, Нина! - обрадовался старик, он узнал дочь. - Как хорошо, что я тебе все рассказал. Теперь я могу умереть спокойно. А ты выйди отсюда! - скомандовал он Клаве. - Просто вон, и все! Пошла вон, я кому говорю!

Клава опять поглядела на Нину очень странным взглядом и нимало не обидевшись на старика, медленно вышла из комнаты. Пап, ты мне ничего не рассказал, ты чтото перепутал, - попыталась внушить ему Нина. Ей почему-то вдруг стало вериться в слова отца про его богатство. Как это так, ничего не рассказал? - Ста

10 рик обвел комнату блаженным взглядом. - В этой комнате на миллионы долларов побрякушек всяких. И еще рукописи Пушкина, письма Екатерины Второй... Картинки я покупал в молодости в Голландии, есть тут у меня штук пять...Нищий художник малевал - Ван Гог его фамилия, может, слыхала? торжествующе улыбался Остерман. Так где же все это? - с волнением спросила Нина. Как где? Здесь! Я же тебе все рассказал. Нина, тебя к телефону! закричала Клава. Да погоди ты! До чего же некстати! Кто звонит-то? Владислав звонит, чтой-то плохо там опять с мальчонкой...

Нина бросилась к телефону. У Кирюши опять поднялась температура, сообщил Владик. Я приеду, скоро приеду, скоро, - отвечала Нина в каком-то отчаянии.

Она бросилась в кабинет. Отец уже лежал без сознания, только хрипел и стонал. Она вызвала "Скорую". Отца увезли в больницу. Покидая дом, как потом выяснилось, навсегда, отец в дверях на какое-то мгновение очнулся и прошептал из последних сил: "Помни, Нина, что я тебе сказал. Там на все поколения Остерманов хватит..." И повис на руках у санитаров.

Нина стала говорить с Клавой о домашних делах и вновь заметила, что та отводит взгляд. "Он ей все рассказал, приняв ее за меня", - поняла Нина. - "Но нельзя подавать и виду, что я это поняла."

Ладно, Клава, спасибо тебе за все, - сказала Нина. - Я поеду домой. А ты, пожалуйста, отдай ключи. Почему это? - вдруг возмутилась Клава. Глаза ее загорелись недобрым огнем. Потому что в отсутствие Владимира Владимировича здесь не должен никто находиться. Когда он выздоровеет, он сам тебе ключи отдаст. Не доверяете, значит? - надула губы Клава. - Не заслужила вашего доверия? Боисси, сокровища ваши похищу? Не говори глупостей, Клава. Просто так будет лучше. И тебе спокойнее, никакой ответственности. В доме много бесценных рукописей Владимира Владимировича и его коллег. Ничего не должно пропасть, и я не имею права взваливать на тебя такую ответственность. Кому нужны эти ваши бумаги? Пыль одна от них, грязь одна. Покидать бы все это. Дохаю тут только от них, - окрысилась Клава и швырнула ключи на тумбочку.

Нина Владимировна проводила Клаву, заперла дверь на все замки и поехала сначала домой, а потом в больницу к отцу.

Владимир Владимирович Остерман прожил еще в бессознательном состоянии несколько дней и, как по заказу, скончался именно седьмого ноября, ровно через двадцать восемь лет после своей незабвенной Маруси.

Кирюше опять стало плохо в эти дни, и Нина Владимировна проводила время то у его постели, то у постели отца. Когда днем седьмого ноября отец умер, она поехала к нему на улицу Горького. Подошла к двери и ахнула... Дверь была взломана. Нина Владимировна бросилась в квартиру и, первым делом, в кабинет отца. Ноги сами несли ее туда...

Большой тяжелый диван отца был сдвинут, а под ним, в полу под паркетинами было довольно большое углубление. До взлома оно было под металлической крышкой. Крышка валялась рядом.

"Вот тебе и Клава", - покачала головой Нина Владимировна и позвонила в милицию.

Преступление было раскрыто моментально. Клава и ее сын, двадцатипятилетний оболтус Митя были арестованы.

Для отвода глаз из квартиры было похищено несколько старых шуб и шапок и пара изъеденных молью костюмов Остермана. Я, я влез, не отрицаю, говорил рыжий Митя. - Мать навела - сказала, сокровища там у старика. Тайник у него под диваном, мол. Я сам взломал дверь, отодвинул диван, нашел тайник все подтверждаю. Ну а что там, в этом тайникето было? Шкатулка, а в ней пачка денег, тех, дореформенных. Пять тысяч рублей - ну пятьсот, значит, по-новому. И ни хрена больше там не было, гадом буду. Я еще сдуру для виду прихватил вот шубы эти, да шапки. Ну, мамаша, удружила, обогатила меня... Сдурел старик и ляпнул ей про тайник этот, а она уши развесила.

Митя был так глуп и нелеп, что не поверить ему было трудно. Старуха Клава подтверждала все, что он говорит. Я, я, дура жадная, сволочь. Ничего, окромя хорошего от покойника не видела, царство ему небесное. Польстилась на богатства. В грех он ввел меня, я сроду чужого не брала... Ой, дура я старая... Ой, теперь меня до конца жизни не выпустят из цугундера, горемычную, голосила она. - И я там была, при мне он тайник этот окаянный вскрывал, будь он неладен... Старик-то, небось, и забыл в шестьдесят первом про эти деньги, получал ведь много, а перед смертью вспомнил, решил, сокровища там... А я и поверила...

Митя и его мать были осуждены по 144-й статье - кража со взломом. Митя получил пять лет, а мать - два года. Через год ее освободили за примерное поведение. Митя отсидел свой срок до конца.

Так и закончилась тогда, в 1968 году история с тайником Остермана и его мнимыми сокровищами.

И почему теперь, спустя двадцать пять лет вся эта история так настойчиво лезла в голову Нине Владимировне, она и сама понять не могла.

Историю эту знали в семье. Тогда, в шестьдесят восьмом Владислав Николаевич ничему не поверил. Впал в детство старик, - уверенно сказал он.

"Но почему он говорил о картинах Ван Гога, о рукописях Пушкина, о письмах Екатерины Второй?" - думала Нина Владимировна. "Ну, сокровища ладно, это могли быть старческие иллюзии, но про это-то он не мог придумать".

Через года два-три после этих событий к Нине Владимировне явилась Клава, спившаяся, опустившаяся, грязная. Попросила взаймы двадцать пять рублей. Просила прощения за свою подлость. Нина Владимировна поморщилась и дала. Естественно, отдавать Клава не стала, исчезла с концами. А еще через пять лет пришел ее сын Митя, еще более оборванный и грязный, сообщил, что мать давно умерла и тоже попросил взаймы, якобы на то, чтобы материну могилу привести в порядок. Да, глядя на этого человека, невозможно было представить себе, что он нашел в их квартире какие-то сокровища. Нина Владимировна пожалела сына своей старой домработницы и дала ему пятьдесят рублей без отдачи. Он безумно обрадовался такой сумме и тому, что не надо отдавать, обещал как-то отработать. "Вы не глядите, что я такой, у меня руки-то золотые, я все могу и по слесарному, и по-плотницки, и по автомобильному делу. И много еще, чего умею, в армии такому обучили...", хитренько улыбнулся щербатым ртом Митя. - "А щас вот папаше моего дружка дом будем поправлять, у него дом свой в деревне Жучки, хорош был дом, но крыша прохудилась фундамент осел. Старик обещал мне заплатить, я могу отдать..." - "Не надо отдавать", - поморщилась Нина Владимировна. - "Клава для нас много сделала, жалко только, что так все кончилось, и ее очень жалко." - "Ну мамаша, царство ей небесное, истинная ваша правда, ввела меня, подлеца, в смертный грех, ограбить квартиру решил такого человека, как ваш покойный батюшка, такого знаменитого на весь мир человека... Все от скудости нашей и от жадности. Не держите зла, Нина Владимировна, искуплю трудом. Может, вам что по даче надо сделать, я все могу. Задаром сделаю, ну, на бутылочку беленькой дадите и ладно, а не дадите, и не надо". - "Нет, Митя, у нас все в порядке". - "Ну телефон-то мой помните, звоните, коли что понадобится". - "Хорошо".

Вдруг неожиданная мысль пронзила ее сознание. Деревня Жучки...Деревня Жучки... Тогда она еще усмехнулась нелепому названию деревни с ударением на первом слоге. А теперь... Ведь именно в поселке Жучки Кирилл нашел Вику, именно в поселке Жучки прятали Лену и Вику неизвестные похитители. Совпадение?

У Нины Владимировны была давняя привычка - старые записные книжки не выбрасывать, бумажки с написанными телефонами класть в эти книжки. Мало ли... Недавно она перевезла эти старые записные книжки на дачу, они хранились в чулане на втором этаже.

Она встала с кресла и пошла в чулан. Нашла старую книжку, и в ней был записан телефон Клавы. Она бы, возможно, его и так вспомнила, слишком часто по нему приходилось звонить. Набрала номер. Подошел мужчина. Алло, это Митя? Кому Митя, кому Дмитрий Иванович, пробасил злой, пропитой голос. Вы, надеюсь, помните меня, я Нина Владимировна Остерман, ваша мама работала у нас домработницей. Помню, как же? От вас все и беды наши,фыркнул Митя. Он и теперь был нетрезв. Скажите, Митя, по какому шоссе была та деревня Жучки, где жил ваш товарищ? По Можайскому, - машинально ответил Митя и вдруг злобно переспросил: - А что? Что это вам до моего товарища? Спрашиваю, значит нужно. Вы не можете припомнить, по какой улице он жил? Не знаю я, по какой улице он жил! вдруг рассвирепел Митя. - Чего вы ко мне прилепились?!

В его голосе ощущалось не только раздражение. Нина Владимировна почувствовала страх и нежелание говорить на эту тему. Может быть, ей не надо было напрямую звонить ему? Такими делами должен заниматься следователь. Она положила трубку, не прощаясь.

Спустилась вниз, налила Вике соку, отрезала кусок кекса, а сама вышла на улицу. Задумалась. Ей вдруг стало совершенно очевидно этот дом, в котором прятали Лену и Вику и из которого Лена исчезла неизвестно куда, принадлежал отцу Митиного товарища. Нездоровая реакция Мити была тому свидетельством. Только неожиданно заданный вопрос и его нетрезвое состояние застали его врасплох и заставили проговориться про Можайское шоссе. Мало ли Жучек в Подмосковье? Надо было что-то делать. Может быть, именно эта зацепка наведет их на след Лены?

Она было дернулась к двери, решив позвонить Павлу Николаевичу Николаеву, но что-то помешало ей сделать это. Какая-то странная, черная неожиданная мысль остановила ее. Она стояла на крыльце и смотрела на ясное черное небо с мириадами звезд на нем. У нее кружилась голова, только не от свежего воздуха, голова кружилась от роящихся в ней недобрых и на первый взгляд совершенно абсурдных мыслей.

Она постояла еще немного и вошла в дом. Ей предстояла бессонная ночь.

Часов в одиннадцать утра приехал Кирилл. Веселый, довольный, от него слегка пахло спиртным. Поцеловал мать и Вику, вытащил из машины несколько пакетов со всякой вкусной снедью. Соки, йогурты, свежие овощи и фрукты, бутылка коньяка, пиво, разнообразные консервы, сладости и тому подобное. Ты, вроде бы, стал пить за рулем, - неодобрительно заметила мать. - Не боишься? Дороги-то зимние. Но и резина зимняя, и водитель классный, смеялся Кирилл. - Нагрузились мы вчера с Вильгельмом, твоя правда, виноват я, мам! Но он мне такое хорошее предложение сделал... Он обещал мне помочь продать наши оставшиеся товары. Там, как выяснилось, осталось очень даже на неплохую сумму. А работать я буду у него в фирме. Буду получать тысячу триста долларов. Нам вполне достаточно. Если мы продадим все наши товары, я полностью рассчитаюсь с кредиторами, и наш окаянный "Феникс" будет похоронен без чести и без права возрождения.Начнем все заново.

Он раскладывал продукты в огромный холодильник, часть ставил прямо на стол. Я сегодня-то только пива выпил. Понимаешь, мам, сил никаких не было терпеть. Мы вчера пили виски. А Вильгельм хоть и субтилен, но выпить может ведро этого виски. Мне за ним не угнаться. Он еще хотел к себе домой ехать, я его еле удержал. Насильно уложил в постель. А сегодня он встал, как огурчик - вот немецкая стойкость. А я как развалина. А ведь Вильгельм старше меня лет на семь, не меньше. Ты никогда раньше не рассказывал мне про этого Вильгельма, - сказала мать. Ну, мало ли про кого я не рассказывал? Вильгельм по профессии биолог. Он был у нас в командировке в восемьдесят седьмом году. Мы познакомились на научной конференции. А когда мы с Леной ездили в Германию, мы были у него в Нюрнберге. Какой у него прекрасный дом... Словно его только что вылизали языком... Чистота неправдоподобная. Совсем недалеко от дома Альбрехта Дюрера. У него четверо детей. А сейчас он работает в Москве, они торгуют немецкими кухнями, и дела у них идут великолепно. Так-то вот... Ну ладно, мам, давай с тобой позавтракаем, а ты, Виктошенька, кушай йогуртик, пей сок, вот тебе конфеты, печенье вкусное. Да она недавно позавтракала. Да и я не хочу, Кирюша. Ну давай, посиди со мной, мам. Вчера мы таки и не выпили с тобой за все хорошее. Давай, исправим эту оплошность сейчас. - Он взял в руки бутылку коньяка. Нет, нет, ни за что! Коньяк с утра, я что, пьяница какая-нибудь, вроде Мити, - неожиданно для себя самой произнесла это имя Нина Владимировна. Какого Мити? - вздрогнул Кирилл. Ну Митю помнишь, сына нашей домработницы Клавы? Клаву-то ты вряд ли помнишь, а вот Митя несколько раз заходил при тебе, деньги все занимал без отдачи. Неужели не помнишь? Нет, честное слово, нет, - нарочито весело ответил Кирилл, но мать заметила, что глаза у него стали какие-то пустые, водянистые, бессмысленные. Ей стало жутковато.

Мать снарядила Вику гулять во дворе, а сама села за стол с сыном. Согласилась выпить с ним немецкого пива. Как раз эту кружку мы купили в Нюрнберге, - сказал Кирилл. - Здорово мы тогда там провели время... Тоскуешь? - тихо спросила мать. А ты как думаешь? - печально переспросил Кирилл. - Удивительно, как это в нашей стране можно исчезнуть двум взрослым людям неизвестно куда, и ни следа, ни слуха, ни духа. Фантастика какая-то... А почему ты думаешь, что они именно в нашей стране? Мир велик... Тоже верно. Как же они умели придуриваться, я поражаюсь...Какую бучу затеяли из-за своей омерзительной похоти. Ты знаешь, мам, мне кажется, что эти жуткие люди способны на все. Кирюша, - тихо произнесла мать.

Я давно тебя хотела спросить вот о чем - вы год назад делали в квартире евроремонт. Ты ничего необычного не заметил в папином кабинете?

Кирилл весело рассмеялся. Вернее, сделал вид, что весело рассмеялся, и эта фальшь была очень заметна. Мам, ты опять про сокровища? Ну, эта история стала просто анекдотом. Какие там сокровища? Всем известна эта комичная история с кладом и этим несчастным, как ты его назвала... Митей. Да, да, Митей. Но дело в том, что в кабинете мы не делали практически никакого ремонта, я же тебе говорил. Поменяли окна, дверь, паркет отциклевали, но книжные стеллажи мы не трогали. Ты же сама говорила - там нужно долго разбираться. Я же не мог из-за этого ремонта обращаться кое-как с дедушкиным архивом. Как-нибудь возьмемся с тобой и разберем там все. Время нужно, много свободного времени, а откуда его взять? Слушай, мам, а, может быть, возьмемся прямо сейчас? Ну завтра, например. А то все откладываем в долгий ящик. Я приступаю к работе только с начала марта, пока я совершенно свободен. Давай, завтра поедем в Москву и займемся дедушкиным архивом. Нужное ведь дело. А то с этими проклятыми долларами про все на свете забываем. И на Новодевичьем Бог знает сколько уже не были. Нехорошо.

Кирилл вел себя так естественно, спокойно, что Нина Владимировна тоже пришла в хорошее расположение духа. Черные мысли, подозрения, ночные страхи не то, чтобы совсем исчезли, но ушли куда-то вглубь... Ведь он сам предлагает разобрать архив...И почему она так долго тянула с этим делом? Сколько раз к ней обращались с просьбой передать в Академию Медицинских наук архив Остермана. А она в своих повседневных заботах все откладывала. А ведь отец умер уже почти двадцать пять лет назад, а к его книгам и бумагам так никто и не прикасался, если не считать этой идиотской истории с тайником и мнимыми сокровищами. А теперь... может быть найдутся и настоящие...

Они твердо договорились с Кириллом ехать завтра в Москву и тихо, спокойно разбирать архив.

На следующий день к полудню они уехали в Москву.

Как раз была суббота, у Владислава Николаевича был выходной день. Поручили его заботам внучку и взялись за архив. Надели на рты марлевые повязки, чтобы уберечь легкие от вековой пыли и принялись за дело. Разбирать архив оказалось делом довольно интересным. Иногда среди запыленных научных рукописей попадались или фотография, которой никто никогда не видел, или письмо многолетней давности, или еще что-нибудь, овянное ореолом времени. Мам, смотри, какая фотография! - крикнул Кирилл. Калинин в Кремле вручает деду орден. Дай-ка, дай-ка, ну надо же... А я никогда эту фотографию не видела, отец ее, видимо, прятал... Какой же это, интересно, год? ... Да, где-то как раз примерно тридцать девятый сороковой... Довольно мрачный вид у дедушки. Еще бы...А вот...Какая фотография мамы, какая мама здесь красивая. Погляди, Кирюша.

Кирилл взял в руку дореволюционную твердую фотографию. На ней была изображена очаровательная темноволосая гимназистка с косой, мечтательно глядящая куда-то в сторону. "Любимому Володечке на память от любящей Маруси. 11912 г." Какая красивая была бабушка..., - задумчиво проговорил Кирилл.

Много интересных вещей попадалось им среди отцовских бумаг. Так, а вот...Письмо без конверта, написанное четким мужским почерком.

"Дорогой сын! Время и обстоятельства не позволяют мне забрать наши фамильные драгоценности с собой, я оставляю все тебе и надеюсь, что ты сумеешь воспользоваться ими на благо нашего общего дела и своей семьи. Отдельно прилагаю список драгоценностей. Также прошу тебя сохранить письма Екатерины Второй к нашему прадеду и доставшиеся мне по наследству рукописи А.С.Пушкина - это имеет значение для потомства. Надеюсь на то, что мы еще увидимся в этом мире. А если и не доведется, то не горюй - мы жили так, как нам подсказывала совесть и ни в чем не погрешили перед Отечеством. Господь с нами. Твой отец генерал от инфантерии Владимир Кириллович Остерман. Второго февраля 1918 года."

Так..., - прошептала Нина Владимировна.Так... Значит, все это была правда. А я-то, дура, считала все это старческим бредом. Что там такое? заинтересовался Кирилл.

Мать молча протянуло ему это письмо. Кирилл жадно впился глазами в текст письма. Вот так-то..., - глядя куда-то в сторону, задумчиво произнес он. - Вот тебе и анекдот с тайником... Надо найти список драгоценностей, сказала мать. Конечно. Но лучше бы попробовать найти сами драгоценности. Может быть, тайник был совсем в другом месте... Может быть, дедушка просто заморочил голову... А потом сам забыл по старости лет...

Они решили сделать тотальную разборку кабинета. Стали вынимать все книги с полок и выносить их из кабинета в спальню. Работа оказалась адская, заняла целый день, и при этом большинство книг осталось на своих местах, настолько их было много.

Продолжали и на следующий день, в воскресенье. Где-то к вечеру воскресенье книги были перенесены и загромоздили всю спальню. Часть их пришлось класть и в прихожую. Потом начали освобождать нижние полки от рукописей, бумаг, альбомов, старых газет. Кирилл работал как заведенный, только время от времени выходил на кухню пить кофе и курить. Надо было, освободив стеллажи от книг и рукописей, попытаться сдвинуть их к центру комнаты.

Как ни старались мать с сыном, а время от времени, уложив Вику спать, им помогал и отец, и в воскресенье им не удалось сделать того, что они хотели. Бумаг оказалось неимоверное количество, и это все было так тяжело, что стеллажи оставались абсолютно неподвижными. И Кирилл, и Нина Владимировна, несмотря на марлевые повязки, задыхались от вековой пыли. Господи, что же это за стеллажи окаянные?! - возмущался Кирилл. - Из чугуна они, что ли, сделаны? Ни на миллиметр не движутся. Их прямо здесь собирали, дедушке на заказ. Еще до войны, как только мы переехали в Москву из Ленинграда.

К среде они полностью освободили один стеллаж. Вечером приехал с работы Владислав Николаевич, и они сумели-таки сдвинуть этот стеллаж к середине комнаты...Продавленный пол от многолетней тяжести, пыль, мышиный помет... И никаких следов тайника...

Второй стеллаж был освобожден к вечеру четверга. Его так же сдвинули к середине... Вот оно!!! - указывая на стену, бледный как полотно, закричал Кирилл.

Они увидели в стене железную дверцу. И все трое с ужасом поняли, что дверца эта приоткрыта. И пыли под стеллажом было куда меньше, чем под первым...

Кирилл взялся за причудливую ручку и приоткрыл дверцу. Мать и отец с напряжением глядели на стену.

Открылась дверца, и их глазам предстало обширное углубление в стене... Там ничего нет! - прошептал одними губами Кирилл.

Они втроем стояли и отупело, изнемогая от усталости, глядели в одну точку. Профессионально сделанный тайник...Там многое могло уместиться - и картины, и рукописи, и шкатулки с драгоценностями. Тайник был сделан в стене, примыкающей к лестничной клетке и обит изнутри кожей. Дверца запиралась на ключ. Но ключа не было. Интересные дела..., - сумел выдавить из себя Владислав Николаевич. Очень...Очень интересные..., пробубнил Кирилл. - Смотрите, вон там, на полу какая-то бумажка валяется.

Нина Владимировна подняла с пола бумажку, отряхнула ее от пыли, развернула и прочитала:

"Дорогая дочка Ниночка! Для того, чтобы открыть тайник, надо нажать на точку, немного пониже третьей полки четвертой слева створки правого стеллажа. Точка слегка отличается по цвету от общего фона стеллажа. Тогда эта часть стеллажа выдвинется вперед. И только тогда ты увидишь мой тайник. В книге "Лекарственные травы" вырезано углубление, именно там лежит ключ от тайника.

Здесь, в этом тайнике, лежат наши фамильные драгоценности. Это предметы, представляющие собой колоссальную историческую и материальную ценность. Все это не украдено, это заработано многими поколениями нашей славной семьи. Отец оставил мне все это, эмигрируя в восемнадцатом году за границу. Помимо бриллиантов, сапфиров, изумрудов, старинных золотых монет здесь уникальные рукописи Пушкина, письма Екатерины Второй к нашему прадеду, здесь же пять картин Ван Гога, которые я купил в молодости за гроши у одного мельника, будучи в Голландии. Подлинность их удостоверена экспертами еще до революции. Я специально сделал другой тайник для отвода глаз, зная, что кто-то осведомлен о моем богатстве. Сюда же я положил эти бесценные сокровища, которые умудрился сохранить в эти окаянные дни, перевезти сюда из Петербурга и сберечь для вас, моих потомков. Храни Бог тебя и твоих будущих детей. Твой отец Владимир Остерман. 18 января 1941 года." Но где же они? - тупо спросил Владислав Николаевич.

Долгое молчание, которое разрезал душераздирающий крик Кирилла. Это она, она, сука! Сука!!! Это они с Полещуком обокрали нас! Вот она - правда! Вот для чего понадобилась вся эта комедия с похищением! Они забрали все! Они забрали все и вывезли за кордон! Они теперь живут там на наши деньги!!!

Он упал на пол и забился в истерике. Успокойся, успокойся, Кирюша, подбежала к нему мать. - Не стоит все это того, чтобы так убиваться. Не стоит? Стоит! Стоит! Это наши драгоценности, мы могли бы жить на них так замечательно! А теперь все это у них, у этих двух мерзавцев, этих шарлатанов! Почему их не ищут, их надо найти и расстрелять! Нет, я сам бы их расстрелял, растерзал!

Когда же это она успела все это оттуда вытащить? - удивлялся Владислав Николаевич. Когда? - прекратил свои крики Кирилл. Да, наверное, прошлым летом. Я уезжал в командировку в Вологду, вы были на даче, она оставалась дома одна. И Полещук был как раз тогда в Москве. Я помню, она перед этим подолгу просиживала в кабинете, рылась в бумагах, что-то читала. У нее как-то раз было такое странное выражение лица. Она стала расспрашивать меня про семью Остерманов, я ей стал рассказывать, я думал, ей просто интересно. А она, видимо, нашла какое-то письмо и список драгоценностей и рукописей, которого, кстати, нет. Возможно. Именно там было сказано, где хранится ключ от тайника, которого тоже нигде нет. Ключ-то они нашли, а нажать на потайную кнопку не могли, потому что этого письма они тогда не имели, оно всплыло позже. Дедушка, видимо, настолько законспирировал свой тайник, что хранил в разных местах всевозможные разгадки к доступу в этот тайник. Видно же теперь, что они отодвигали стеллаж, так же как и мы...Короче, они все это вытащили, припрятали где-то, а под Новый Год устроили весь этот цирк. И, главное, не постеснялись уничтожить свидетелей, ни в чем не повинных людей, которых сами же наняли для своей аферы. Заметали все следы. Ну, изверги...Как теперь жить после всего этого, мама?! Как жить? Я не смогу, не смогу...И еще дочь, их дочь...Как я буду ее воспитывать?

При этих словах Владислав Николаевич удивленно вскинул брови, а потом понимающе скривил губы, они с женой пристально поглядели друг на друга. Дочь здесь не при чем, - строго произнесла мать. - Это наша внучка. Мы воспитаем ее. Мы живем не бедно, у нас есть все, что нужно для воспитания ребенка. Не бедно?! - закричал Кирилл. - Вот в нашей нищенской стране это единственный критерий - не бедно! То есть, мы знаем, что наша Вика будет завтра кушать, а другие не знают, что будут кушать их дети. А у нормальных людей другие критерии, другие ценности. Да, у нас есть две квартиры, дача, две машины, но мы могли бы жить гораздо богаче, у нас могли бы быть виллы в лучших местах земного шара, мы могли бы путешествовать по всему миру. И почему, почему всеми этими возможностями теперь располагают это быдло Полещук и моя проститутка-жена? Ну, хорошо, - зашипел он в лютой злобе, - я со свету сживу их родителей - эту ведьму ее мамашу и этих пузанов-галушников. Пусть отвечают за своих паскудных детей! Да успокойся ты! - крикнула мать. - Ты же мужчина, наконец, возьми себя в руки. Вопервых, о пропаже мы должны сообщить в правоохранительные органы.

Кирилл саркастически расхохотался. А кто-нибудь из нас в глаза видел эти сокровища? Это же одно пустословие. Любой солидный человек нам ответит, что все эти письма доказательством не являются, и никаких сокровищ там могло не быть вообще.

Но их ищут и так. Возбуждено уголовное дело. Погибло четверо людей. Кто-то ведь подложил в машину взрывное устройство, наверняка, это сделал Полещук. И когда их поймают, они ответят и за кражу наших ценностей. Попробуй их поймай. Как в воду канули. Звонил как-то отец Володи Максимова. Просил у нас прощения и поражался, как это его сын решился на такое преступление - похищение женщины и ребенка. Я и сам поражаюсь - ну, такой мирный был парень, он занимался у нас транспорировкой груза. Добрый, веселый. Я уверен, это Полещук его подставил. Все просто - договорился с ним, ну, заплатил, понятно, это ведь Полещук его к нам привел, а платили мы ему маловато. А тут наплел с три короба - любовное, мол, дело... его дочь, надо их похитить, романтическая история, как в кинофильме "Кавказская пленница". Володька, видимо, нанял каких-то бомжей, приехали к нам и спокойно их увезли. А потом кто-то другой по указанию Полещука прицепил к днищу машины взрывное устройство. Володька-то думал, что все по доброму согласию, так, инсценировочка для меня, придурка. Он, помнится, недолюбливал меня, с каким-то презрением поглядывал. Откуда он мог знать, что здесь ограбление на миллионы долларов?

И тут-то Нина Владимировна и вспомнила про деревню Жучки и странный разговор с Митей. Решила рассказать об этом разговоре сыну. То есть, этот дом принадлежит приятелю этого Мити?! - поразился Кирилл. Интересная история...- Надо бы этого самого Митю расшевелить, может быть, он очень многое нам может рассказать. Но откуда же его мог знать Полещук? Никак не могу соединить концы с концами. Мне кажется, что про все это неплохо бы сообщить следователю Николаеву, - предложил отец. Надо, надо, поддержал его Кирилл. Мы не можем доказать, что Полещук со своей любовницей ограбили нас на чудовищную сумму, но мы обязаны об этом заявить. А, может быть, где-нибудь на аукционах зарисуются рукописи Пушкина, картины Ван Гога, о которых раньше никто не знал. Следы приведут к нашим общим друзьям. Завтра же и надо позвонить.

Взволнованные, взбудораженные, они пошли спать. Но чудовищная усталость последних дней дала себя знать, и все трое быстро заснули крепким тяжелым сном.

... Трещала голова после жуткой вчерашней попойки... Во рту словно табун проскакал... Но самой неприятной мыслью, пришедшей в голову Мите, была та, что у него не осталось ни единой копейки денег. И он понял, что если он сейчас не выпьет хоть полбутылочки пивка, он просто сдохнет... Митя поглядел на часы всего-то половина шестого...Темно еще совсем... А, может быть, на кухне что-нибудь осталось? Может быть, ребята не допили последнюю бутылку водки?

"Нет", - тяжело вздохнул Митя. - "Это навряд ли... Чтобы они не допили, такого не может быть... Ни за что такого быть не может..."

Он встал со своей грязной постели и поплелся на кухню, где стоял такой запах, что Митю начало ужасно тошнить. Он пошел в свой жуткий сортир и блевал там минут десять. Когда ему немного полегчало, он снова пошел на кухню, где поскользнулся на какой-то слизи, наляпанной на полу и растянулся лицом вниз. Больно ударился о стену и грязно выругался. Потом кое-как встал и с еще не умершей до конца надеждой открыл дверцу старенького "Минска"- Но в холодильнике лежали лишь окаменелая буханка ржаного хлеба и размякший соленый огурец. При виде такого изобилия он едва не заплакал от жалости к себе...

Почти полтинник, а такая собачья жизнь... Жена ушла уже три года назад, с сыном видеться ему не разрешает, мать давно умерла... Никого нет... И работы нет...Даже из дворников его уволили уже полтора месяца назад...

Почему так? У него же золотые руки... Чего он только не умеет? И по слесарному делу и по-плотницкому, и по автомобильному, да и по другим делам тоже...

П о д р у г и м... П о д р у г и м...

Мите вдруг стало страшно, он поглядел в окно, за ним была чернота, была безысходность... Почему они со мной не рассчитались?!!!- закричал он громко. - Обещают, обещают, и никак не рассчитаются...

Он говорил вслух, потому что ему хотелось с кем-то поговорить, ему было тошно и страшно. Воспоминания мучали его, и нестерпимо, совершенно нестерпимо хотелось выпить. И ничего, ни единого грамма в доме... Вообще ничего, ни чая, ни кефира...

Он открыл кран и стал жадно пить, хлюпая, захлебываясь, отрыгивая...

Напившись, сел на продавленную табуретку, обхватил взлохмаченную голову руками и не то, что застонал, а просто завыл, как собака. Глядел на луну в небе за окном и выл. Ему было жутко. Что он сотворил со своей жизнью? Ведь поначалу все шло так хорошо - школа, армия, работа... А потом эта кража со взломом. И все пошло наперекосяк... Все пошло ужасно... Был какой-то светлый период, когда он бросил пить, устроился на работу, женился, родился сын... А потом снова запил...

О н и предложили ему такие деньги, о которых он никогда не смел и мечтать... А заплатили такую малость... Хотя для него и эти деньги показались состоянием, это были настоящие доллары, стодолларовые купюры... Митя с таким важным видом менял их в обменных пунктах, он ощущал себя таким крутым... Купил себе красивую кожаную куртку, джинсы, ботинки, купил сыну подарки и позвонил жене. Но та послала его в известное место.

В расстроенных чувствах Митя зазвал к себе собутыльников, накупил всякой выпивки и закуски. Приятели пришли с телками. Одна приглянулась Мите, и он оставил ее у себя ночевать...

Утром он обнаружил, что нет ни телки, ни долларов... Оставались только рубли, спрятанные под матрацем. На них он и жил, и ел, и пил целый месяц. А вчера пропил последний рубль...

Утешало его только одно - главные деньги у него впереди. Ему позвонили и сказали, что деньги будут после окончания, как выразились, всей операции. Только когда это будет? Когда будет окончание операции? Ему-то нужно сейчас, немедленно...

Что делать? Что? Ему-то строго-настрого запретили звонить... Предупредили, если позвонит, не получит ничего никогда...Таковы условия.

И мучало еще одно - позвонила эта Нина Владимировна Остерман и задала неожиданный вопрос: "По какому шоссе находится домик отца его приятеля?" И он с похмелья и брякнул, не думая: "По Можайскому". А она дальше расспрашивать начала, зараза..."На какой улице этот дом?" Зачем он ответил ей, не подумав? Да, вот к чему приводит пьянство... Ох, зря он это сказал... Копать, видно, начала... А если другие начнут копать?

А и хрен с ним, не до того сейчас, все ерунда, главное - бабки нужны, выпить хочется... И страшно, страшно, страшно... Ну почему все про него забыли?... Ведь он сделал все в лучшем виде... И Санька тоже... Только зачем все это? З а ч е м?!!! Поверил на слово... Ведь такие бабки обещали...

Его размышления прервал телефонный звонок. "Кто же это в такую рань?" поразился Митя и поднял трубку. Здорово! - приветствовал его бодрый голос. Это был голос того, чьего звонка он ждал, словно манны небесной. Это ты? не веря ушам своим спросил Митя. Я, я, кто же еще? - усмехнулся звонивший. Ну... как... когда? - осмелился спросить Митя. - Мне очень нужны деньги. Как, говоришь? Отлично все, вот как... Сейчас приеду, привезу... Правда? оторопел от неожиданно свалившейся ему на голову радости Митя. Конечно, правда, - сурово ответил мужской голос в трубке. - С тобой же серьезные люди договаривались, а не какиенибудь балалайкины. Скоро буду. Жди... Слушай, вот что..., - не выдержал Митя. - Прихвати там где-нибудь в ларьке чего-нибудь... Ну, пивка, водочки... Плохо мне... Прихвачу, прихвачу, презрительно фыркнул звонивший. - Жди.

... Минуты казались Мите часами. Он мигом забыл про свои страхи и угрызения совести. Скоро он получит деньги, баксы, много баксов... Такие деньги.. Десять тысяч долларов... За вычетом пятисот, уже полученных им и так бездарно истраченных... Он теперь купит себе машину, новенькую "шестерочку", сделает в квартире ремонт. Будет бомбить на машине, водить-то он еще не разучился, теперь у него всегда будет кусок хлеба...

Но почему его так долго нет? Был ли звонок вообще? Не приснилось ли ему все это?

Нет, не приснилось! Не приснилось! Вот он, звонок в дверь...

Митя галопом бросился открывать. Вы кто такой? - оторопел он, увидев перед собой совершенно незнакомого человека. Не узнаешь, что ли? - улыбался в усы долгожданный гость. - Гляди внимательней... Да..., - наконец, узнал гостя Митя. Ну и видок же у тебя. На улице ни в жисть бы не узнал. Конспирэйшн, сам понимаешь, поглаживая черную бороду, произнес гость. Дела-то серьсзные... Ну, проходи, проходи, раздевайся... Раздеваться не буду, некогда мне. Отдам тебе деньги и поеду. Дел полно... Выпить привез? Привез. - Гость достал из портфеля несколько бутылок пива и бутылку "Смирновской". Ты прямо как ангел с неба! - напиткам хозяин обрадовался едва ли не больше, чем потенциальным тысячам долларов. Думаешь? усмехнулся гость. Что-то не понравилось Мите в этой странной усмешке, но он не придал этому значения. Бросился на кухню, открыл бутылку пива и стал жадно пить прямо из горла. Так и выпил всю бутылку до дна. Ух, хорошо, приговаривал он. Ну, кайф... Как полегчало сразу... Звякни Саньке. приказал гость. Я ему тоже везу гостинцы. Соответственно его заслугам, разумеется... Это можно, это очень даже запросто... Ради такого дела в любое время звонить можно... А что ему сказать-то? Пусть через полчаса будет на пустыре за своим домом на Лосиноостровской. Я там с ним рассчитаюсь. Быстрее, быстрее, у меня времени нет... Ты только бабки сначала получи, а потом звонить будешь.

Гость вытащил из кармана аккуратную пачку долларов. Протянул ее Мите. Считай. Дрожащими руками Митя стал считать купюры. Ему трудно было поверить в то, что десять тысяч долларов могут быть в такой небольшой с виду пачке. Но все было точно Что, маленькая пачка? Всего-то сто бумажек. Но каких... Ты же мне уже пятьсот дал, - хотел быть честным Митя. Глупости все это. Что считаться? Бери и трать с умом. Не пропей только. А хочешь, с другой стороны, и пропей. Твои бабки, твое дело... Зачем пропивать? Я тачку куплю, ремонтик сделаю. Материалы куплю, и сам запузырю себе евроремонт. Заживу теперь, как человек... Звони теперь. Митя позвонил своему другу Саньке. - Обалдел, в такую рань? - хрипел в трубку Санька. Сейчас ты обалдеешь, - захлебывался от радости Митя. - У меня в руках знаешь что? Знаю, - решил грубо пошутить Санька. - Твой собственный прибор. Баб-то тебе не на что покупать... А вот и ошибаешься, Санек..., наслаждался Митя. - И баб мне есть на что покупать, и дрочить мне без надобности. У меня в руках баксы... только что привезли... В натуре?! А мне?! А тебе подвезут через полчаса. Выходи через полчаса к пустырю. Там с тобой рассчитаются... Вот это кстати, ох, как кстати..., облегченно вздохнул Санька. - А я, между прочим уже и не надеялся. Фирма веников не вяжет, хвастливо заявил Митя. Все. Некогда нам. Через полчаса на пустыре. Но человек будет в гриме, с черной бородой. В руке портфель. Это он. Рассчитается и уедет. Все по уму, как и договаривались. Лады. Жду.

13 Все. Будет ждать, - деловито сообщил гостю Митя. Тогда я поехал, - с какой-то горечью глядя на Митю, произнес гость. И снова этот взгляд не понравился Мите. Дай воды попить, - попросил гость. - В горле пересохло.

Митя налил в стакан воды из-под крана и протянул гостю. А то, может быть, пивка со мной? За успех операции... Нельзя мне. Я за рулем. Боже мой! вдруг воскликнул он. - Что это?! - показал он пальцем в окно. А что такое? - взволновался Митя, глядя в окно с третьего этажа и ничего там не видя. Ну ты совсем спился, я вижу... Там милицейская машина подъехала к твоему дому, а ты ничего не видишь... Ты ничего никому не говорил обо мне? Да что я, враг себе, что ли? Да я и не вижу никакой машины..., - подошел он поближе к окну. Так ты внимательнее смотри, - мрачно произнес гость. Разуй глаза...

Митя приник к окну, но никакой милицейской машины там не видел. Он хотел было повернуться к своему гостю, но не успел. Гость вытащил из портфеля топорик и мощным ударом сзади раскроил Мите голову. Тот и ахнуть не успел. Гость брезгливо поморщился при виде страшного зрелища, но нашел в себе силы достать из кармана спортивных Митиных брюк пачку долларов и положить их туда, откуда они и появились - во внутренний карман своего пиджака. Заживет он как человек, - фыркнул гость, еле сдерживая приступ неукротимо подступавшей к горлу тошноты. Митя валялся на полу в луже крови. В его широко раскрытых глазах застыло выражение недоумения. За что деньги брал?! - брезгливо прошептал гость, затем нашел ключ от квартиры, вышел на лестничную площадку, запер дверь и стал спускаться по лестнице. Выходя из подъезда он нос к носу столкнулся с пожилым человеком, выгуливавшем собаку. Собака яростно залаяла на чернобородого незнакомца. Хорошая собачка, похвалил чернобородый. Охрана моя, - усмехнулся хозяин крохотной шавки.

"Удачно я тебя встретил", - подумал чернобородый. - "Очень даже удачно. Как по заказу."

Он прошел дворами и сел в машину. Ну как? - раздался голос с заднего сидения. - Не сдрейфил? Нет, - ответил чернобородый, заводя машину. - Мне таких не жалко. Противно только очень... Так, едем на Лосиноостровскую, меня там уже ждут. Как ангела небесного, фыркнул он, вспомнив слова глупого Мити. Проехав почтительное расстояние, он открыл окно машины и выбросил ключ от Митиной квартиры. Крепок ты однако, - раздалась похвала сзади. - Не подведи и дальше.... Игра стоит свеч. Стоит, стоит, - подтвердил чернобородый. - Меня там уже заметили, должны запомнить и в Лосинке. Красивый я парень, однако, приметный, видный...

Он рассмеялся, достал из кармана пачку сигарет и закурил. Не имей ты привычку закуривать на ходу. Может плохо кончиться...

Чернобородый ничего не ответил. Он на приличной скорости гнал машину к Лосиноостровской. И был уверен, что все для него закончится хорошо...

... Проснулась Нина Владимировна довольно поздно. Вика уже не спала, играла в кровати. Владислав Николаевич, видимо. Уже давно был на работе, Кирилла тоже не было дома. Нина Владимировна пошла умываться, потом умыла Вику и пошла на кухню заваривать себе кофе. Тогда она выглянула в окно. Во дворе Кирилл в куртке и старой шапке возился с машиной. Она облегченно вздохнула - по-первых, он никуда не уехал, а во-вторых, это означало, что он в достаточно хорошей форме, раз после таких событий в состоянии заниматься машиной.

Они уже позавтракали с Викой, и только тогда вошел Кирилл, пахнущий бензином. Не нравится мне все это, - мрачно заявил он. Что такое? встревожилась мать. Он с минуту помолчал, задумавшись. Не нравится мне, что непонятно откуда, из какой-то трубы валит отвратительный дым. Опасно ездить в таком состоянии, заклинит еще двигатель... Что с ней такое, ума не приложу. Никогда раньше такого не было. И это все? - спросила, улыбаясь, Нина Владимировна. Это не так уж мало, - серьезно ответил Кирилл. - Хуже всего, когда совершенно не понимаешь, в чем дело. А поедешь на станцию, обдерут, как липку. И так денег совершенно нет... Ничего, скоро начнешь работать, будут у тебя деньги, - успокоила его мать. Деньги? - горько улыбнулся Кирилл. Да разве это деньги? Деньги у некоторых других... Ладно, я рада, что ты не комплексуешь и не переживаешь из-за нашего вчерашнего открытия, занимаешься машиной. Еще я буду переживать из-за этого? Да пропади они пропадом! Эти две обезьяны и воспользоваться деньгами не сумеют, все это им еще аукнется. Жалко мне их и все. Особенно Лену. Решила, что называется, почесаться через одно место.

"Не такая уж она жалкая личность", подумала Нина Владимировна. "Завладела такими деньгами и плюс к тому любимым человеком." Но говорить про это сыну не стала. Ей нравилось, что от вчерашней истерики Кирилли не осталось ни следа. А саму ее разбирала досада. За себя, за мужа, за сына. Какими они, однако, оказались нелепыми, неприспособленными к жизни людьми... Им-то раньше казалось, что они живут лучше других, занимаются важным интересным делом, ведут насыщенный полнокровный образ жизни. Но то, что они столько лет жили с миллионами, ходили рядом с ними и понятия о них не имели, а эта девчонка, молодая, неопытная, моментально вычислила эти миллионы, да плюс к тому облапошила ее несчастного, жалкого сына, которого абсолютно не любила и которого постоянно обманывала, с первого дня знакомства, приводило Нину Владимировну в тягостное состояние чуть ли не до отчаяния. Ей было стыдно. И прежде всего за своего сына. Она теперь пытается сделать хорошую мину. Но при плохой игре, ох, какой плохой...Эх, если бы ей попалась эта шлюха, она бы ей все высказала, она бы сумела поставить ее на место...Неужели ей никогда не удастся увидеть ее рядом с любовником на скамье подсудимых? Как бы ей этого хотелось! И чтобы ее надменная мамаша видела свою доченьку униженной, оплеванной, приговоренной к большому сроку заключения. Она же приняла ее как родную дочь, была к ней внимательна и заботлива. И как же она отплатила ей, основной наследнице своего отца! Это она должна была получить все, что лежало в этом тайнике, а уж кому это завещать, это ее дело. А кто получил?

И никто ничего не может сделать..."Пролетары, гегемоны", - ей вспомнился отец в рваном халате и тапках на босу ногу, дымящий своей "Беломориной". Как он был прав! Но почему он так долго молчал про свой тайник? Почему не рассказал ей обо всем раньше?

Как же всех нас губит эта интеллигенность, мягкость, неприспособленность к жизни! Наивность эта, доверчивость... Какие богатые жизненные силы у тех, кто каждую минуту борется за свое право существовать, есть, пить, дышать! А она-то хороша! После таких важных слов отца она не собралась в течение двадцати пяти лет разобрать его комнату, его архивы. А ведь после смерти отца в этой квартире сначала вообще никто не жил, потом ее сдавали в аренду, заперев, правда, кабинет отца. Сдавали, получали якобы приличные деньги, а рядом были миллионы долларов. Они лежали и лежали мертвым грузом, пока не вырос Кирилл, пока не женился, пока не переехал в эту квартиру и пока его молоденькая жена не сообразила того, чего не могли так долго понять ни они с мужем, ни нелепый и беспомощный Кирилл, который строил из себя крутого супермена, а на поверку остался хлюпиком-интеллигентиком из тех, которые в семнадцатом году вставали в очередь на расстрел.

Раздался звонок. Кирилл взял трубку. Что? Что?!!! Что ты говоришь?!!! закричал он. - Где?!!! Надо ехать туда! Хотя... Что толку? Ты уверен? Ну надо же... Слушай, я попозже подъеду к тебе. У меня что-то машина барахлит. Ладно, спасибо, что сообщил. Пока.

Кирилл круглыми глазами глядел на мать. Это Федька, мой приятель. Он сказал, что полчаса назад в центре Москвы видел Полещука. Полещука?!!! Да. Полещук стоял где-то в районе Плотникова переулка и беседовал с каким-то подозрительным мужиком уголовного вида. Полещук был в густой черной бороде, в куртке и кепке. Федька проезжал мимо на машине. Он приостановился и еще раз внимательно посмотрел на эту пару. Он уверяет, что ошибиться не мог. Твой Федька знает о том, что сделал этот Полещук? О том, что его ищут? В общих чертах. Почему же он не обратился к первому попавшемуся милиционеру? Его бы прямо там и задержали. Побоялся, видать. Или не додумал. Надо бы позвонить Николаеву. Надо. Мне позвонить? А ты считаешь, что это должна сделать я?

Кирилл набрал номер Управления. Павел Николаевич? Здравствуйте. Вас беспокоит некий Кирилл Владиславович Воропаев. Вы помните? ...Ну да... Да... Я вот по какому поводу звоню...Дело в том, что мой приятель полчаса назад видел Полещука на Старом Арбате. Да... Он несколько изменил внешность, отпустил густую бороду, но мой приятель утверждает, что обознаться никак не мог... Ясно... Ясно... Спасибо...

Он положил трубку. Что-то Павел Николаевич не очень обрадовался моему звонку и на сообщение о Полещуке отреагировал довольно скептически. Сказал, что Полещук во всероссийском розыске, так же как моя жена. Но...добавил, что поимеет в виду мою информацию. Мне ведь тоже надо было поговорить с Павлом Николаевичем, - сказала Нина Владимировна. - Это ведь чрезвычайно важная информация, то, что я никак не соберусь сообщить ему. Этого Митю необходимо задержать и тщательно допросить. Он должен сообщить очень важные сведения. Таких совпадений быть не может. Ну перезвони ему, - пожал плечами Кирилл. - Давно надо было позвонить. Этот Митя постоянно имеет отношение к тайникам нашего дедушки и всему, что с этими тайниками связано...

Но сразу перезванивать Николаеву Нина Владимировна опять не стала. Было много дел по дому, а главное - разговор предстоял серьезный, и она хотела к нему морально подготовиться. Разговор, вообще, был, что называется, не телефонный. Она решила договориться с ним о встрече и поехать к нему завтра.

Где-то в середине дня она дозвонилась до Николаева и попросила его завтра принять ее. Он предложил ей приехать к нему с утра.

На следующий день Кирилл остался с Викой, а Нина Владимировна поехала к Николаеву. Павел Николаевич, я должна сообщить вам две очень важные вещи. Слушаю вас, Нина Владимировна. Мне вчера Кирилл сообщил одну важную вещь, а вы собираетесь сообщить сразу две, - улыбнулся Николаев. Вы довольно весело настроены, а у нас сообщения мало приятные. Вам придется уделить мне немало времени. Мой рассказ будет длинным. Работа наша такая, Нина Владимировна. Я же следователь. Веду уголовное дело по взрыву автомашины и гибели четырех человек. Все сведения по данному делу и могущие иметь к нему отношение интересуют меня. Слушаю вас.

Нина Владимировна долго рассказывала Николаеву историю с тайником Остермана. Сначала он слушал довольно невнимательно, как ей показалось, но когда дело дошло до последних событий, изрядно оживился. У вас сохранились эти письма? То есть, письма вашего отца и его отца к нему? Конечно. Я их привезла. Вот они. Если можно, дайте их мне на экспертизу. И образец почерка вашего отца, любые строки, написанные его рукой. Вы сомневаетесь в их подлинности? Да, в общем-то, не сомневаюсь. Какой смысл их подделывать? Но мы обязаны все проверить. Тем более, вы говорите, что там были такие

ценности... Вот, возьмите письма, а образец почерка я вам принесу.

Вы хотели еще что-то сообщить. Да. Еще вот что. Тот самый Митя, который ограбил нашу квартиру, через несколько лет, когда вышел из тюрьмы, зашел ко мне попросить взаймы денег. И сказал, что у него золотые руки и что он собирается строить дом отцу своего приятеля в деревне Жучки. А именно в Жучках и прятали Лену и Вику похитители. Я нашла телефон Мити, позвонила и спросила, по какой дороге эти Жучки. Он, не думая, ответил, что по Можайскому шоссе, а потом там замялся, начал отвечать грубо и, мне показалось, что был чем-то напуган. Мне кажется, с ним имело бы смысл поговорить. Эх, Нина Владимировна..., - упреком в голосе сказал Николаев. Об этом-то как раз надо было сообщить мне немедленно. Дайте мне его номер телефона.

Он набрал номер. Никто не подходил. Ладно, Нина Владимировна, спасибо вам за информацию, мы будем держать вас в курсе дела. Принесите мне какие-нибудь письма или бумаги вашего отца, чтобы мы могли отправить это письмо на экспертизу. Давайте ваш пропуск. До свидания.

Николаев узнал адрес Мити, вызвал машину и поехал по этому адресу. Дверь никто не открыл. Тогда он поехал к Юркову, хозяину того самого дома в Жучках по адресу Красноармейская два.

Дома оказался старик-отец. Так, Иван Иванович, - сказал Николаев.Вы помните, что на Новый Год в вашем доме в Жучках держали взаперти женщину и ребенка? Так мы же вам говорили, что знать об этом ничего не знаем и ведать не ведаем, злобно ответил кряжистый, еще вполне здоровый старик. - Вломились к нам в дом и набезобразили там. Грязи только натоптали. Это понятно. А вы знаете такого Мызина Дмитрия Ивановича? Мызина-то? Митьку, что ли? А как же мне его не знать? Кореша они с моим сыном Санькой. А он-то здесь при чем? Не знаю, Иван Иванович, при чем он здесь. Хочу вот узнать. Где работает Мызин? Слесарь он в ЖЭКе, вроде бы. В Медведкове он живет, там же и слесарит. Нет, вру, Санька говорил, в дворники его перевели... Пьет, зараза, как осел... И моего с пути истинного сбивает. А раньше ничего парень был, рукастый. По дому нам помогал, умеет работать, врать не стану. Но страсть как охоч до этого дела...

Николаев получил санкцию на арест Мызина и обыск в его квартире. Когда взломали дверь его квартиры в Медведкове, обнаружили валявшийся в кухне в луже крови труп хозяина с проломленной тяжелым предметом головой.

В тот же день поступило сообщение о том, что на пустыре около станции Лосиноостровская был найден труп мужчины примерно пятидесятилетнего возраста, убитого, видимо, накануне. Его легко опознали, так как он жил в соседнем доме. Это был Александр Иванович Юрков. Он тоже был убит тяжелым предметом, видимо, топором, ударом сзади, точно так же, как и Мызин. Только удар был нанесен с еще большей силой. Голова Юркова была буквально раскроена пополам.

Кассирша на станции Лосиноостровская сообщила, что рано утром на станции толкался какой-то чернобородый, темноволосый мужчина. Он очень нервничал и суетился, несколько раз переспрашивал, когда пойдет в Москву электричка. Сосед Мызина рассказал, что утром, когда он гулял с собакой, он столкнулся в дверях с бородатым мужчиной, который похвалил его собаку. Это было именно в то время, когда, по заключению эксперта и был убит Мызин.

Поиски Полещука в Москве не дали никакого результата.

Николаев решил посетить родителей Полещука и мать Лены Воропаевой.

Сначала он поехал в Солнцево к Полещукам. Те встретили его неприветливо. Нет у нас никаких сведений об Андрюше, - заплакала толстуха-мать. - Сгинул наш сынок без вести. А мне мнится, нет нашего сыночка больше на свете. Не бросил бы он нас, стариков, на произвол судьбы, не верю я в такую его подлость. Любовь зла, - заметил Николаев. Сами говорили, со школьной скамьи влюблены друг в друга. Ради любви чего не сделаешь? Да пропади она пропадом такая любовь! Встретил наш Андрюшенька на горе себе эту Ленку паскудную! Мало девок за ним бегало, сами знаете, он у нас такой красавец писаный, любая бы ему рада была. Учтите, если Андрей появится, посоветуйте ему явиться с повинной. Это ему зачтется. А то мне кажется, он может натворить еще очень много глупостей. Не появится он сюда! - фыркнула мать.Не дурей вас! Чо-й-то ему идти туда, где его по полной программе примут? Ежели, опять же, живой еще! А я не верю, что живой! Не звонит, не пишет, ни слуху, ни духу! Убили, небось, нашего Андрюшеньку, а все беды на него валят! Афанасий! Все телевизор смотришь? А нашего Андрюшеньку все ищут! Все милиция ищет!

Из комнаты вышел толстый усатый Афанасий. От него ощутимо припахивало водочкой. Не должон был Андрюха пропасть, уверял Афанасий. - Не такой он. Открытый он, щустрый, но открытый. Вы не плюйте на то, что моя старуха говорит. Она смышленая... Сами-то не подозреваете, куда мог уехать Андрей? - спросил Николаев. - Откровенно скажите. Понятия не имею, - пожал плечами Афанасий. - В Коростень к братану моему, навряд ли. К сеструхе моей в Киев - зачем? Ну не поедет же он туда, где его могут искать. Да вы и сами все это уж проверили не раз, и к другим моим сыновьям Ваське и Афоньке, небось, наведывались...Нет, ежели живой, прячется, наверное, где-то совсем в другом месте. Есть сведения, что он в Москве. Учтите, что я вам сказал. Он играет в очень опасные игры, - сказал Николаев и откланялся.

Так же неласково встретила Николаева в Ясенево мать Лены Воропаевой. У меня давно уже пропала дочь. Давно - шесть лет назад. Ее украл у меня этот маменькин сынок Кирюша. После того, как она вышла за него замуж, она фактически перестала быть моей дочерью. Она стала чужим холодным человеком. Я ее не узнавала. Я побывала в роли бедной родственницы на их шикарной свадьбе, которую закатили им его родители, потом мы иногда встречались, правда, очень редко, когда Кирилл работал преподавателем в институте. Тогда в Лене еще было что-то человеческое. Но после того, как он стал, так называемым, бизнесменом, к ней стало невозможно подойти. Холодная, высокомерная дама... Мне даже трудно было представить, что это моя дочь Леночка, которую я растила одна, лечила от детских болезней, водила в школу, на музыку, на фигурное катание. Я как-то попросила у нее взаймы, она дала. Но с каким видом, видели бы вы! Я после этого никогда больше не просила у нее, хотя они, видимо, получали в день значительно больше, чем я в месяц. А с Кириллом мы вообще за все эти годы и несколькими фразами не обменялись. А что вы сами думаете по поводу исчезновения Полещука и вашей дочери, Вера Георгиевна? Что я думаю? Я вполне допускаю, что Лена убежала бы с Андреем на край света от этого недоумка Кирилла. Хотя, конечно, странно, что она бросила дочь. А, вообще-то, и в этом ничего странного нет, не с ребенком же им убегать? Вполне допускаю, что ей абсолютно наплевать на меня. Так что, шерше ля фам, Павел Николаевич. Ищите и обрящете. Не так все просто, Вера Георгиевна. Ваша дочь Лена подозревается в очень серьезном преступлении, так же как и Полещук. Так что, если она появится, скажите ей, что ей лучше прийти с повинной. Возможно, ее вина не столь уж значительна, так что ей не стоит выгораживать истинного преступника. Мне говорили, что произошел взрыв. Так что, вы считаете, что Лена виновна в гибели людей? Вы говорите странные вещи. Они ее украли, а она их взорвала за это? Абсурд... Да я этого вовсе не говорил. А что вы имеете в виду? Я пока не могу этого сказать, Вера Георгиевна. Лене всего двадцать четыре года. У нее растет дочь. Если она появится... Павел Николаевич, здесь она появится в последнюю очередь. Прежде всего, ей просто наплевать на меня. И помочь я ей ничем не смогу, в этой квартирке прятать ее довольно проблематично. Тоже верно, - улыбнулся Николаев. Однако, я так говорю, на всякий случай. А куда бы она могла поехать? У нас очень мало родни. Моя сестра умерла. Она жила в Ленинграде. А больше мы ни с кем не общались. Так что, только если к отцу в Новосибирск. У меня есть его адрес, возьмите на всякий случай.

- Спасибо. В нашем деле все пригодится.

На следующий день Николаев получил результаты экспертизы почерка Владимира Владимировича Остермана. Почерк оказался идентичным, письмо к дочери о драгоценностях писал Остерман. Письмо его отца также было признано подлинным - оно было написано именно в те годы. Значит, сокровища действительно были. Дело ясное, что дело темное. Надо искать, сказал Николаев инспектору Константину Гусеву. Теперь мир стал велик. Границы открыты. Их, наверное, уже нет в России. По крайней мере, я бы на их месте не оставался бы здесь, сказал Костя.

- Но Полещука только что видели в Москве. И эти два убийства..., задумался Николаев. - Запросто мог убрать соучастников, это в его интересах... А кто видел? Кто конкретно видел Полещука? Какой-то Федя, знакомый Кирилла Воропаева. Надо допросить этого Федю.

...Толстый, пустоглазый Федя, сотрудник коммерческого банка, подтвердил, что видел на Старом Арбате Полещука. Вы уверены, что это был Полещук или вам только показалось, что это был он? Да близорукостью вроде бы не страдаю, товарищ майор. Он это был. Стоял на углу Плотникова переулка и беседовал с каким-то типом. Я ехал на машине. Остановился. Он меня не заметил, продолжал разговаривать. Я пригляделся - ну он, точно он, Андрюха Полещук. Толь

14 ко бородищу отпустил смачную. В куртке, в кепке. Здоровущий... А собеседник его неприятной наружности. На уголовника похож...

Побывал Николаев и дома у Кирилла на Тверской. Внимательно изучил оба тайника. Каким же образом Лена могла узнать про сокровища вашего деда? спросил Николаев. Да я ей сам рассказывал эту семейную историю про последние дни деда, про тайник под диваном, про ограбление. Лена смеялась, но слушала очень внимательно. А, значит, когда я был в командировке, они с Полещуком все это и взяли. Да еще и помощников, видимо, приглашали, стеллажи-то двигать, работа нелегкая... Еще до этого она стала часто бывать в кабинете, смотрела какие-то бумаги, что-то изучала. Раньше она никогда не проявляла ни малейшего интереса к истории, а ее работа в библиотеке, по-моему кроме раздражения у нее ничего не вызывала. Читала она только женские романы, печатью интеллекта отмечена не была. А тут вдруг такой жгучий интерес..., - с сарказмом говорил Кирилл. - А все, оказывается, имееет вполне реальные причины. И интерес очень даже здоровый. Ладно. Будем надеяться, что эти предметы, похищенные у вас, где-нибудь всплывут. Не иголки же в стоге сена, их еще продать надо. Хотя, к сожалению, пропал список драгоценностей. Мы не знаем, что именно было похищено. Это очень осложняет дело, скрывать не буду. Это очень на руку похитителям. Только рукописи и картины, о которых писал ваш дед, могли бы навести на след. Но даже если они появятся, вам будет довольно сложно доказать, что эти вещи принадлежат вам. Вы это понимаете, Нина Владимировна? Все я понимаю, Павел Николаевич. И не верю, что мы когда-нибудь получим наши фамильные ценности. Я надеюсь только на одно - что вы когда-нибудь найдете этих негодяев, на чьей совести уже четыре человеческие жизни. Будем стараться. Это наша работа, устало улыбнулся Николаев.

Он поглядел на Кирилла, белесого, потного, взвинченного и вдруг внезапно понял он не верит этому человеку ни на грош. В чем именно не верит, он и сам себе не мог объяснить, но не верит, и все тут. Эти бегающие глаза, это бесконечное возбуждение, граничащее с истерикой, все это казалось опытному Николаеву игрой в какую-то роль. И имитация дрожи в пальцах, театральное заламывание рук, закатывание глаз... Фальшь все это... Какой он на самом деле, понять было трудно...

Он вспомнил приятеля Кирилла Федю. Такие же пустые глаза, лживая улыбка, суетливость, потливость...Федя все время отворачивался в сторону, когда говорил о Полещуке, хотя язык у него был подвешен неплохо. "Никакого Полещука он не видел", - окончательно решил Николаев. - "Это Кирилл подговорил его сказать, что он видел Полещука. А зачем он это сделал? Это очень любопытный вопрос, навевающий очень скверные мысли..."

Недоверие Николаева к Кириллу Воропаеву возникло практически сразу при первом знакомстве в Новогоднюю ночь. Все его поведение казалось совершенно неестественным. Потом это его утреннее исчезновение, появление с Викой, какие-то загадочные разговоры о том, что он не может сказать, откуда взял деньги на выкуп Вики. А теперь страшная смерть Мити Мызина и Саши Юркова. Откуда мог знать этих людей Полещук? Да он никакого отношения к ним не имел и иметь не мог. Зато Кирилл мог быть отлично знаком с сыном их старой домработницы... И как только мать догадалась о доме в Жучках, так... Сразу появился на горизонте Полещук, а потом ... и два трупа. Подстроено лихо, но топорно. Но где же, однако, Полещук? А, может быть, тоже...И его глуповатая на первый взгляд мать, совершенно права... Нина Владимировна, сказал Николаев.У меня к вам есть еще кое-какие вопросы. Уделите мне время, зайдите завтра часиков в одиннадцать утра в Управление.

...На следующий день Николаев стал подробно расспрашивать Нину Владимировну о поведении Кирилла в последние дни. Значит, в последние дни он говорить о своих кредиторах перестал? - уточнял Николаев. Ну не перестал, говорит иногда, но поутихло все это несколько. А как собирается жить дальше? Нина Владимировна внимательно поглядела на Николаева. До нее вдруг дошло направление его мыслей. Он собирается продать квартиру, неожиданно резко заявила она. - У нас есть еще одна квартира, плюс дача, в которой можно жить круглый год. Мы с мужем работаем и получаем очень неплохие деньги. А, насколько вы могли заметить, будучи у нас на Тверской, у нас очень дорогая квартира. На такие деньги можно жить долго. И безбедно. Согласны, Павел Николаевич?

Николаев почувствовал резкие надменные нотки в голосе Нины Владимировны. Видимо, он слишком резко начал. Ему стало досадно на себя, на свою неловкость. А в последние дни Кирилл постоянно был дома? - вдруг произнес Николаев и опять понял, что совершил ошибку. Постоянно дома, - с каким-то остервенением, едва скрываемым, ответила Нина Владимировна. - Я могу это подтвердить.

Она вспомнила свои странные мысли на даче, она вспомнила пустые, бессмысленные глаза Кирилла, когда она напомнила ему про Митю. Абсурдные мысли стали обретать реальные и весьма зловещие очертания. Она ничего не сказала Николаеву про немецкого друга Вильгельма и про фирму, торгующую немецкими кухнями. Ей показалось, что такой информацией она может навредить Кириллу.

А в это время Николаев решил сыграть ва-банк. Меня особенно интересует утро того дня, когда вы позвонили мне. Был он утром дома? Был. Он все утро был дома. Он встал и пошел возиться с машиной. А потом мы стали звонить вам. А что такого особенного в том утре?

Николаев внимательно поглядел в глаза Нине Владимировне и медленно произнес: Особенность одна, вернее две - тем самым утром в своей квартире в Медведкове тяжелым предметом по голове был убит Дмитрий Мызин, сын вашей покойной домработницы Клавы.

Нина Владимировна побледнела как смерть. Глаза ее округлились, пальцы задрожали. Николаев протянул ей стакан воды. Пить она не стала, сжала руки в кулак и встряхнула волосами. И это еще не все. Тем же утром на пустыре около станции Лосиноостровская был убит, и тоже тяжелым предметом по голове друг Дмитрия Мызина Александр Юрков. Именно в доме отца Юркова Ивана Ивановича в ночь с тридцать первого на первое прятали Лену и Вику. Вот делато какие, Нина Владимировна...

Она глядела куда-то в одну точку, поглощенная какой-то своей глубокой мыслью. Так что вы думаете по этому поводу, Нина Владимировна? - спросил Николаев. Я ничего не думаю, - взяла себя в руки Нина Владимировна. - Это ваше дело думать, сопоставлять, расследовать. Мы сообщили вам то, что считали нужным. Нас ограбили на огромную сумму, искать наши ценности или нет это уж вам решать. А что касается этих убийств расследуйте. Полещук-то до сих пор не найден. Он бы ответил и вам и нам на все вопросы. А сейчас..., - она понизила голос и сузила глаза. У меня такое ощущение, что вы мыслите совершенно не в том направлении. Мы обязаны мыслить в разных, порой совершенно противоречащих друг другу направлениях, то есть, отрабатывать разные версии, открыто и беззлобно улыбнулся Николаев. - И не обижайтесь на меня так сразу, и не держите на меня зло. Дело расследуется, движется, и я имею право задавать вам любые вопросы, какие сочту необходимыми для ведения следствия, более того - обязан делать это. Разумеется, разумеется, Павел Николаевич. И ни в коем случае нельзя зацикливаться на одной какой-то версии, даже... - Она помолчала и поглядела ему в глаза задорным взглядом, - даже, если она очень заманчива своей парадоксальностью. До свидания, Павел Николаевич. До свидания, Нина Владимировна. Надеюсь на вашу помощь...

"Разумеется, она знает, что-то такое, чего не хочет говорить мне. И ни за что не скажет, если сама того не пожелает. Аристократка... Сначала побледнела, а потом взяла себя в руки. Нет, сама-то она, разумеется, не при чем, а про сына знает что-то...И я начал не с того, не с того начал я", досадовал Николаев. - "Но вот то, что огорошил ее сообщениями про два убийства, это хорошо получилось, очень хорошо..."

День этот, тринадцатого февраля 1993 года, был не самым удачным для Павла Николаевича Николаева. Ночью тяжело заболела Тамара, и под утро ее с воспалением легких отправили в больницу. Николаев провел практически бессонную ночь, ему предстоял тяжелый рабочий день, как назло насыщенный делами до предела. На нем с декабря висело дело об ограблении сбербанков и обменных пунктов, преступники исчезли бесследно. А на днях в деле совершенно неожиданно появился просвет. Причем, случай настолько необычный, что никто ничего понять не мог. В милицию позвонил неизвестный и сообщил, что на окраине Москвы лежит труп известного вора Григория Варнавского по кличке Варнак. Варнака убили на его глазах. Около трупа валяется кейс с пятьюдесятью тысячами долларов. Неизвестный также сообщил адрес квартиры, которую снимал Варнак. Группа немедленно прибыла на место. Все оказалось точно так, как сказал звонивший. При обыске квартиры Варнака там нашли более трехсот тысяч долларов. Почему неизвестный не взял кейс с деньгами, никто понять не мог, как ни ломали голову. Сразу же возникла версия, что именно Варнак и был одним из участников ограблений банков и обменных пунктов валюты. И сегодня необходимо было допросить свидетелей по этому делу, сверять номера банкнот, производить опознание Варнака. А дома оставались одни пятнадцатилетняя Вера и тринадцатилетний Коля, который в последнее время все больше и больше беспокоил отца.

А ведь еще надо было поехать в больницу к Тамаре. Словом, день намечался, мягко говоря, боевой. Как все это можно вместить в один день, ответить на этот вопрос, можно будет только поздним вечером. На час дня было назначено опознание трупа Варнавского, и сотрудники банков и обменных пунктов, ограбленных в декабре, были вызваны в морг. Вторая половина дня будет насыщена до предела. А вот теперь образовывался примерно полуторачасовой перерыв.

Вдохновленный идеей, Павел Николаевич решил еще раз поехать к матери Лены Воропаевой и поговорить с ней. Он вспомнил, что она говорила ему, что по вторникам она идет на работу в школу к часу дня.

Погода в тот день была пасмурная, вьюжная, чисто февральская. Дороги так замело, что подъехать на машине к подъезду Веры Георгиевны окащалось невозможно. Николаев велел водителю припарковаться на улице, а сам пошел пешком. Ветер как раз яростно дул ему в лицо, хлопья мокрого снега залепляли ему глаза. Навстречу ему шел какой-то человек, в сером, мышиного цвета пальто и весьма потертой ушанке. Лицо его показалось Николаеву знакомым, но он никак не мог сообразить, где он этого человека видел. "Профессиональная привычка", - подумал Николаев. - "Всех я где-то когда-то видел."

Он обернулся. Мужчина, сутулясь, пробежал к автобусной остановке. Он был довольно высок. Почти сразу же на его счастье подошел автобус, и он сел в него.

Николаев завернул за угол. Там было уже потише. Ого, Павел Николаевич, - улыбнулась ему Вера Георгиевна, что было не характерно для нее. - Однако, зачастили вы ко мне. А вам это неприятно? Почему же? Жизнь у меня скучная, однообразная. Утром - школьники, вечером - тоска и одиночество. Сама себе готовлю, сама себя кормлю, без всякого желания, так - чтобы не околеть. Зарплата копеечная, слава Богу, что хоть не задерживают, так что хлеб и чай дома почти каждый день. Вас угостить? Нет, спасибо. Я хотел поговорить с вами про Кирилла Воропаева. Вы говорили, что не обменялись с ним и несколькими фразами за пять с лишним лет совместной жизни вашей дочери с ним. Это так? Это так. Вообще-то, Кирилл очень словоохотливый, экзальтированный молодой человек. А по вашим словам получается, что он молчун. Да нет, не молчун он. С другими он очень даже говорун. А со мной он говорил мало, я же вам рассказывала, он глядел на меня, как на пустое место. И самое неприятное в том, что и Лена стала на меня так смотреть. Понимаете, Павел Николаевич, особенно откровенной она не была, она очень любила Андрея, любила с седьмого класса и эту любовь несла в себе. А мне поначалу очень не нравились ее поздние возвращения, этот здоровенный десятиклассник, провожавший ее до подъезда. Он поначалу был выше ее головы эдак на две с половиной, в ней и теперь-то всего метр шестьдесят пять, а тогда...А в нем и тогда уже было под метр дявяносто. А после армии он еще вымахал. И потом мне приходилось видеть его каждый день в школе, педагоги шушукались. Ну что я должна была делать? У вас есть дети? Дочери пятнадцать лет, сыну тринадцать. Да, опасный возраст. Но у моей никого нет. Она такая маленькая, невзрачная. Уроки, подруги, музыка...Никакой, как говорится, личной жизни. Больше сын беспокоит. Компашка у него подобралась пьющая. Еще хорощо, что не курящая что-нибудь пикантное. У нас это сейчас в моде - уход от действительности. Улет, так сказать. Так вот, вернемся к нашим баранам. Я серьезно поговорила с Леной, несколько раз сурово наказала ее. Но они продолжали встречаться. Ей, вроде бы, даже нравилось терпеть наказания ради этой любви. Любовь... страдания... терзания...

Николаев заметил, что сегодня Вера Георггиевна в прекрасном настроении. У нее был такой ироничный тон... Отчего бы это? Так вот, отчаявшись, я предложила пригласить Андрея к нам. Он пришел. Мы посидели, поговорили. Вы знаете, - мечтательно произнесла Вера Георгиевна. - Она была так счастлива...Я напекла пирогов, я раньше хорошо готовила, и Леночка мне помогала. Эх, Павел Николаевич, как они друг на друга смотрели... Ну а дальше что? Дальше он ушел в армию. И Лена ни с кем не встречалась, хотя за ней ухаживало столько мальчиков. Она была верна ему, да и я следила за этим. Ограничивала, так сказать, ее выходы в свет, на всякие там тусовки. Чтобы соблазнов не было. Потом он вернулся, и они снова были счастливы...Тогда начали жить... Я этого не одобряла, я человек старой закалки, но...куда денешься? Они, вроде бы, это право заслужили. Ну а потом... арест, тюрьма... Ленка была беременная...Дальше знаете... А за что, все-таки сел Андрей? Я читал дело, но там все так казенно. Нельзя ли несколько деталей? Ну какие там детали? Андрей углядел у одного товарища богатую коллекцию марок и монет. Потом воспользовался моментом и все это, так сказать, экспроприировал. А при продаже попался. Товарищ этот согласился замять дело и заставил Андрея заниматься какими-то аферами. Что-то они занимали, прокручивали, а потом за все ответил Андрей. Тот же вышел сухим из воды, и при марках и монетах своих, и при деньгах ворованных. А этот на два годика и... Стариной, значит, давно интересовался Полещук? - задумался Николаев. А что, он ей и теперь интересуется? спросила Вера Георгиевна. Да, есть основания полагать, - замял разговор Николаев. Скажите мне вот что, Вера Георгиевна откровенно - как вы думаете, способен Кирилл Воропаев на преступление? Конечно, способен. Это бесхребетный, жалкий человек, я же вам говорила. Ради денег он впутается в любую аферу, он трус, но очень жадный. Он не разрешал Лене давать мне взаймы, зная, сколько я получаю в школе. Сами подумайте, какой это человек. Я не совсем такое преступление имею в виду. Например, убийство? Мог бы он убить человека?

Вера Георгиевна расхохоталась. Убийство? Он? Эта тряпка? Да он муху побоится раздавить, побрезгует. Что вы?! У него на глазах будут насиловать жену и дочь, так он разве что милицию будет звать во всю ивановскую. Нет, убийство и Кирюша вещи совершенно несовместимые... А Андрей Полещук мог бы убить? Андрей-то? - задумалась Вера Георгиевна. - Андрей парень не злой, щедрый, открытый. Но ради дела... Ради защиты, так сказать, чести и достоинства...Он способен на поступок. Я ничего не хочу сказать, но по-моему, в принципе, он мог бы убить. Вот вы например, когда-нибудь лишали человека жизни? - задорно глядя ему в глаза, спросила Вера Георгиевна.

Николаев замялся. Ему неприятно было говорить на эту тему. Но решил ответить, раз вопрос был задан. В шестьдесят девятом году я застрелил насмерть преступника при задержании. Целил в ногу, попал в артерию. Получил за это выговор. Справедливый - стрелять надо уметь лучше. Вы раскаиваетесь в этом? Да, раскаиваюсь. Раскаиваюсь по сей день. Я не палач, это не мое дело убивать. Это был не закоренелый преступник, а просто запутавшийся, отчаявшийся человек. Хотя на нем было убийство. Бытовое. Ему было всего двадцать восемь лет, а мне двадцать два. С тех пор я никого жизни не лишал. Итак, значит, вы считаете, что Кирилл на убийство не способен? Однажды я была у них в квартире, еще до ремонта, и по комнате пробежала мышь. Он так испугался, закричал...А мыши источник инфекции. В доме ребенок. Я сама выловила и раздавила эту мышь. А он при этом морщился и закрывал глаза руками. Какое там убийство, Павел Николаевич? Категорически не допускаю. А кого там убили? Это пока тайна следствия, Вера Георгиевна. Ладно, спасибо вам за информацию. Поеду я. Погодка сегодня, не приведи господь. Подбросьте меня до школы. Тут недалеко. Неохота в такую погоду пешком идти. Да, да, конечно, собирайтесь. У меня есть еще немного времени в запасе.

Вера Георгиевна быстро собралась, надела старенькую потертую шубейку и нелепую вязаную шапочку, натянула сапоги из искусственной кожи на рыбьем меху. Классно одет отличник народного образования, имеющий несколько правительственных наград? - усмехнулась Вера Георгиевна. - Имею шкурную мысль - хоть раз в жизнни приехать на работу на машине, и не на простой машине, а на "Волге" с мигалкой, вы ведь на такой? Хоть бы кто-нибудь из моих подопечных увидел. Вы знаете, как нас сейчас презирают дети за нашу бедность и скудость. Среди них много детей "крутых", они и задают тон в классах. Баксы, баксы, баксы - вот идеал жизни. А наши нелепые идеи о разумном, добром, вечном никому не нужны. При советской власти к нам все же немного уважительней относились. Мне-то еще ничего - я в младших классах работаю, там хоть что-то осталось от детства, от непосредственности, они так или иначе мир познают. А те, кто в старших классах работают, они просто на стену лезут от этого цинизма, от этого кошмарного восприятия действительности. Что вообще затеяло это правительство, этот президент? Культура, образование сводятся на нет, одно торжище кругом, всероссийское торжище, распродажа...Омерзительное время, Павел Николаевич.

Николаев довез Веру Георгиевну до самых дверей школы. Ого, вон наши стоят, воздухом дышат, хорошо, что хоть еще не курят, - указала она на группу малышей, толпящихся у входа. - Вот, увидели меня, а, глядите, как сразу зауважали! криво усмехнулась она. - Ладно, спасибо, заходите еще!

"Вообще-то она знает Кирилла довольно поверхностно", - подумал Николаев. - "Но, в целом, ее сведения о нем совпадают и с моим впечатлением. Жалкий он очень, взбалмошный, не для таких, как он это суровое время, испытывающее людей на стойкость, на силу характера".

Николаев поехал в морг на опознание убитого преступника Варнака. Несколько сотрудниц банков и обменных пунктов, два охранника, внимательно вглядевшись в убитого, признали в нем одного из нападавших и грабивших. Он в тулупе был, с бородой. Но улыбочка эта, он и мертвый словно улыбается, ее с лица не уберешь. Он это, точно он, - подумав, сказал охранник. - Он меня ударил пистолетом в висок. Этот человек был в шикарном длинном пальто и темных очках, я подумала - иностранец. А вот волосы у него мне показались какими-то странными, точно - парик это был, - подтвердила одна из сотрудниц сбербанка. - Страшный он какой мертвый. И улыбается, точно сейчас встанет. Живой был еще страшнее, - сказала ее сослуживица. Помнишь, как он меня на пол уложил... - Губы ее скривились от страшных воспоминаний, она была готова разрыдаться. Ничего, - утешил ее Николаев. - Он многих навсегда на пол уложил, так что вам крупно повезло.

Он составил протокол опознания, поблагодарил свидетелей и поехал в Управление. Настроение у него поднялось еще больше, когда ему сообщили, что и номера банкнот, найденных у Варнака в кейсе и дома совпадают с похищенными из банков и обменных пунктов. Через связи Варнака необходимо было выйти и на остальных налетчиков. Но полнейшей загадкой для следствия остался этот удивительный звонок, сообщивший о трупе Варнака. Неужели настолько процветали эти бандиты, если они готовы были пожертвовать такой суммой, чтобы убив Варнака, свалить все на него? А выстрел был сделан очень профессионально, один, и в голову. Объяснить такую щедрость убийцы было невозможно. Но дело сдвинулось с мертвой точки, и это уже радовало.

Варнака было довольно легко опознать уж очень характерная у него внешность. Яркие черты лица, этот рельефный нос с горбинкой, эти большие, глубоко запавшие глаза и рот, большой рот, скривившийся в омерзительной улыбке, не сошедшей с его лица даже после смерти. Такому человеку трудно затеряться в толпе. А вот бывают лица...Лица... Внезапно Николаев вспомнил лицо того человека, которого он встретил недалеко от дома Веры Георгиевны. Вспомнил, и холодный пот пробежал у него по спине. До него дошло, внезапно дошло, кто это был, и его хорошее настроение улетучилось, как дым... Ну и денек же сегодня, тринадцатого февраля. И впрямь - несчастливое число. Это же был Андрей Полещук, тот самый Полещук, которого они искали уже второй месяц. Никакой черной бороды, и без усов - тогда, в квартире Воропаевых у него были черненькие, коротко подстриженные усики, как же его меняло отсутствие усов! И эта потертая ушанка, пальтецо мышиного цвета... А тогда черное кожаное пальто на меху, норковая шапка, шикарный красный длинный шарф, запах французского парфюма, наполнивший комнату...Совершенно другой типаж.

Это был длинный, сутулый, безусый, некий замшелый интеллигент, не получающий полгода зарплату...Но это был он, безусловно, он. Глаза...Черные хитрые глаза, густые брови...Значит, Кирилл и его приятель Федя не солгали. А он уже просто уверился в их лжи. Значит, Полещук, действительно, в Москве. И каждый день меняет свою внешность. А он-то... Вот тебе и бессонная ночка... Ну, олух, ну осел... Никому, никому он про это не расскажет, какой ляпсус, какой стыд. Если бы он его узнал и задержал, все дело раскрылось бы мигом. Что бы там не было, как бы все не было запутано, но Полещук, безусловно, в курсе всего...

Николаев поглядел на часы - уже половина третьего. На три часа он назначил встречу одному свидетелю по делу Варнавского, он мог дать ценные сведения о связях Варнака за последнее время. Это очень важный свидетель. А часам к пяти он хотел съездить в больницу к Тамаре. Это надо было сделать обязательно, ведь, когда он ночью провожал ее в больницу, она была в ужасном состоянии. Но Николаев понимал и то, что ему совершенно необходимо снова встретиться с Верой Георгиевной. Немедленно встретиться.

Павел Николаевич сидел в кабинете, курил сигарету за сигаретой и мрачно глядел за окно - на вьюгу, все усиливавшуюся и усиливавшуюся, хотя, казалось бы, дальше некуда. Настроение было соответствующее погоде. Это бесподобно - вести дело, опрашивать свидетелей, вызывать к себе, ездить к ним, строить свою версию, и вдруг - встретиться нос к носу с разыскиваемым преступником, о котором он, кстати, и шел говорить со свидетельницей, и как ни в чем не бывало, пройти мимо. А ведь Полещук-то, наверняка, его узнал...То-то он смеется над ним теперь. Эта мысль поразила его больше всего, он прикусил губу от бешенства и стыда. Самое страшное - быть смешным, казаться дураком, хотя бы, самому себе...

Отказаться от допроса свидетеля он не мог, слишком уж важные сведения он мог дать, послать к Вере Георгиевне кого-нибудь вместо себя, например, Костю Гусева, он не хотел, могло бы получиться еще хуже, так и сидел как на иголках.

В каком-то сомнамбулическом состоянии провел он допрос свидетеля. Тем не менее, записал очень важные для дела сведения. Допрос длился более двух часов, свидетеля трудно было расшевелить, он был изрядным тугодумом, а, скорее всего, старался казаться таким. Однако, все, что было необходимо, он поведал Николаеву.

Николаев позвонил в больницу, и ему сообщили, что Тамаре значительно лучше. Тогда он решил ехать сразу в Ясенево. Шел уже шестой час вечера. Встреча с Полещуком не давала ему покоя, жгла его огнем стыда. Он сообщил в уголовный розыск, что по поступившим сведениям разыскиваемый Полещук каждый день меняет свой облик и теперь выглядит совершенно иначе. О том, что он сам видел его, разумеется, умолчал.

- ... Ну, Павел Николаевич! - рассмеялась Вера Георгиевна. - Вы теперь два раза на дню ко мне ездите, не иначе, как скоро свататься ко мне придете.

Николаев был мрачен и суров. Ему вовсе было не до шуток.

Я пройду? Извините, вьюга не прекращается, я весь в снегу, пока от машины дошел. Проходите, проходите, я еще не такая пришла. Обратно-то я как всегда пешочком целую остановку. Для променада.

Николаев разделся, прошел в комнату. Я вижу, что настроение у вас, как и днем прекрасное, - прищурился он, внимательно глядя на нее. А что же мне, вешаться, что ли, от такой чудесной жизни? Мне еще и пятидесяти нет, может быть, еще поскриплю. Дай-то Бог. А сегодня у вас вообще день визитов. До меня-то кто у вас был?

Вера Георгиевна сразу резко помрачнела, глаза стали злыми, неприступными. Был один знакомый, - глядя куда-то в сторону, ответила она. Какой именно знакомый? Вы как, в уголовном кодексе немного разбираетесь? Или мне дать вам некоторые пояснения? Дайте, - продолжая глядеть в сторону, сказала Вера Георгиевна. Поясню, это мой долг. Статьи 189 и 190 УК укрывательство преступлений и недонесение о преступлениях. Речь-то ведь не о краже яблок из соседского сада идет...Итак, какой именно знакомый был у вас сегодня днем? Андрей Полещук, - тихо ответила Вера Георгиевна. Вы можете сообщить, где он находится сейчас? Нет.

16 Вы просто лжете, Вера Георгиевна. Да не знаю я, где он сейчас! вдруг закричала она, глядя прямо в глаза Николаеву.Что он, будет мне сообщить, куда он поедет от меня?! Он же не дурак совсем, знает, что ко мне следователи часто наведываются. Зачем он приезжал к вам? Он сообщил мне, что Лена жива-здорова. Я же мать, в конце концов! У меня одна дочь, а больше никого на свете нет! А вы говорите прекрасное настроение, еще бы первая весточка за все время, я такое передумала... А сам он приехал в Москву по каким-то своим делам еще несколько дней назад. А уж какие у него дела, этого он мне не докладывал. А ко мне зашел передать привет от Лены. Он бы мог сделать это по телефону. Рисковал ведь. Наверняка он передал вам письмо. Ну передал, допустим. Где оно? Я его уничтожила, прочитав. Вы поймите меня тоже - мою дочь ищут, неужели мне хочется, чтобы она оказалась в тюрьме? Перескажите мне содержание письма. Примерно так: "Мама, прости меня, из-за любви к Андрею я предала всех - и тебя, и Вику. Сейчас я в порядке, нам с Андреем очень хорошо вдвоем". Ну, вроде бы, и все. Вы, Вера Георгиевна, вроде бы, считаете меня за идиота. Я следователь из Управления Внутренних дел, а не досужий репортер, собирающий жареный материал для статьи. Я веду дело о взрыве машины и гибели четырех человек. Ваша дочь имеет прямое отношение и к этому, и, возможно, к другому преступлению. А вы мне морочите здесь голову. Мне что, делать больше нечего, как по нескольку раз на дню мотаться к вам? Я просто возьму у прокурора санкцию на ваше задержание, и вы будете отвечать, как соучастница преступления. Хватит! Где Лена? Где они скрываются?!

Женщина молчала, опустив глаза в пол. Я жду! Господи, за что мне все это?! - крикнула Вера Георгиевна. - Почему я должна предать свою дочь, которая только и виновата в том, что любит этого беспутного Андрея? Не скажу я вам ничего, Павел Николаевич. Она проявила заботу о матери, послала весточку, а я ее выдам. Вы же ее арестуете, она будет в тюрьме среди преступников... Нет, я этого не допущу! Она не выдержит! Она ни в чем не виновата! Прекратите устраивать истерики! Неужели вы не понимаете, что она не может всю жизнь скрываться? У нее дочь, в конце концов! Да не враг же вы ей, в самом деле? И, кстати, почему вы считаете, что ее посадят в тюрьму? Полещука-то наверняка посадят, а ваша Лена вполне может отделаться объяснениями с вами и своим законным мужем, если она не совершала никаких преступлений. Мы их найдем и без вас, в конце концов. Я уже дал нынешние приметы Полещука, его ищут по всей Москве, он никуда не денется. Давайте вместе поможем Лене. Ну, Вера Георгиевна... Не знаю я, прямо, что делать... В какое положение вы меня ставите! Гамлетовские вопросы... Послушайте меня! Вы же учительница, вы гражданка России, наконец! - стал говорить какие-то казенные высокопарные фразы Николаев. - Вам ли идти против закона? В Крыму она, в Крыму! - закричала Вера Георгиевна. - Так, по крайней мере сказал мне Андрей. И то я буквально клещами вытянула из него эту информацию. А уж сказал ли он правду, этого я не знаю. А более точных координат он не дал. Насчет Крыма это правда? Это слова Андрея. По-моему, он сказал правду. Он плохо умеет лгать, я всегда замечала, когда он лжет. А больше он вам ничего не рассказывал? Про это похищение, про взрыв? Похищение они задумали с Леной, чтобы заморочить голову Кириллу. А что касается взрыва в машине, он сам ничего не понимает. Он в шоке, это для него что-то жуткое и непонятное. Володя Максимов был его друг, он согласился помочь ему, и чтобы он решил взорвать его и каких-то несчастных бомжей, которых он нанял за гроши это совершенно немыслимо и бессмысленно. Он дал Кириллу деньги, которые снял еще до Нового Года со счета их разоряющейся фирмы, потом Кирилл отвез эти деньги в положенное место, и они снова оказались в кармане Андрея вместе с личными деньгами Кирилла. Большую сумму прикарманил, между прочим, аферист проклятый... И Кирюше намекнул, чтобы язык свой не распускал, поосторожнее был, пригрозил ему. А Кирюшу напугать дело нехитрое. Вы видите, он сам мне все рассказал, хотя мог бы и не рассказывать. Но вот то, что произошло на дороге с этой машиной и теми, кто в ней был, совершенно не понимает и объяснить никак не может. Хорошо. Допустим. Но почему Лену и Вику привезли именно в дом Юрковых в Жучках? Откуда он знал Юркова? Он был знаком с Митей Мызиным, сыном Клавы, домработницы Остермана. Их познакомил Кирилл. Митя иногда делал мелкий ремонт в квартире Полещука. Вот он к нему и обратился, когда понадобилось какоето убежище для всей этой инсценировки. Митя предложил для этого заброшенный дом своего приятеля Юркова. А, значит, для чего Полещук приехал в Москву, он вам не говорил? Да нет же. Сказал только, что у него какие-то финансовые дела, кто-то ему что-то должен, с кого-то он должен что-то получить Мало ему все. Так. Понятно. Можно сказать, что он был с вами довольно откровенен, раз поделился историей всех своих сомнительных действий. Но неужели же он ничего не рассказал вам про их дальнейшие планы? Сколько они собираются так существовать? Живут, наверное, по поддельным документам. Денег у них немало, а сейчас за деньги можно сфабриковать фальшивые паспорта, загранпаспорта. Странно, что они до сих пор не уехали за границу. Извините, я как-то Ялту до сих пор заграницей не считаю. Вообще-то он намекал, что они собираются за границу, что только там они будут спокойны. Говорил что-то про Соединенные Штаты, туда ему хочется. Но пока он не закончил какие-то дела здесь. Видимо, денег маловато для такого дальнего вояжа. Я воспользуюсь вашим телефоном. Вы позволите? мрачно поглядел на нее Николаев. Конечно, - Вера Георгиевна растерянно глядела на него. Алло. Это Николаев. Я уже давал вам сведения, что разыскиваемый Полещук Андрей находится в Москве. Видимо по подложным документам. Внешность меняет каждый день. Еще поступили сведения, что разыскиваемая Воропаева Елена находится в настоящее время в Крыму. Свяжитесь с Уголовным розыском Украины. Более точных данных нет. ... Хорошо... Хорошо... Я еду домой, если что, звоните мне туда.

Он положил трубку. Ладно, Вера Георгиевна, - Николаев усталым взглядом поглядел ей прямо в глаза. Поеду я. Жена в больнице, так я ее и не успел сегодня навестить, дома двое детей, хорошо неподалеку, здесь, в Теплом Стане. У вас есть мой домашний телефон, если появятся какие-либо сведения о Полещуке, звоните. Нам надо найти Лену. Если все, что вы говорите, правда, в ее действиях нет состава преступления, и отвечать она будет только перед близкими людьми и своей совестью. А эти опасные игры с переодеваниями, исчезновениями, похищениями действительно становятся опасными - уже шесть трупов, этого что-то многовато для романтической любовной истории. Шесть?!!! - вытаращила глаза Вера Георгиевна.

Николаев подумал немного, рассказать ли ей про убийства Мызина и Юркова и решил рассказать. Боже мой!!! Боже мой!!! - схватилась за голову Вера Георгиевна. - Какой же все это кошмар! Неужели Андрей? Неужели он на такое способен?! Вот почему вы днем меня спрашивали, способен ли он убить человека? Почему же вы мне тогда сразу не сказали? Это же совершенно меняет дело... Я бы вам сказала, что у меня был Полещук. В какую темную историю он втянул бедную глупую Ленку, которая так любит его...Эх, любовь, любовь, воистину, от нее больше зла, чем счастья. Найдите ее, Павел Николаевич, найдите. Мне кажется, что про Крым он сказал правду. Пусть там прочешут все вдоль и поперек. Лена девушка приметная, на нее каждый первый мужик оборачивается, хотя, может быть, она теперь тоже под убогую работает, как и ее кавалер. И все же, полагаю, ее запросто можно найти, тем более, она приезжая, а сейчас не сезон. Это летом там столпотворение, человека искать, как иголку в стоге сена, а сейчас, в феврале... Я очень вас прошу. А если этот Андрей тут заявится, вы первый узнаете об этом. Я сумею его задержать и найду способ позвонить вам. Ладно, - Николаев поглядел на нее уже более мягко. - Понимать-то я понимаю, только сделать пока ничего не могу. А их затея становится все опаснее и опаснее. Вы еще не знаете некоторых подробностей их исчезновения. А они довольно пикантны. Да? Еще что-то... А что именно? Пока я не могу об этом сказать. Какой же все это кошмар! всхлипнула Вера Георгиевна. - Ну почему у меня такая горькая жизнь?! Я с двух лет воспитывала Леночку одна, и мне казалось, что я все делаю правильно. Она училась в той же школе, где я работала, она всегда была под присмотром. Я не баловала ее, но у нее всегда было все необходимое. Она была скромная, послушная, занималась музыкой и фигурным катанием. Потом любовь с этим беспутным Андрюшей... И деньги, ее развратили и испортили деньги, баксы эти проклятущие... Она так изменилась, когда вышла замуж за Кирилла. Ей понравилось быть богатенькой, она стала входить во вкус. Она ничем не помогала мне, зная, как я нуждаюсь. Она носила норковую шубу, одевалась в бутиках, продукты покупала в супермаркетах. А я в это время покупала к своему жалкому обеду по два соленых огурчика, а к чаю по три конфетки, вызывая презрительные взгляды продавщиц. Не могу же я питаться одной картошкой и кашами? Вы знаете, какая у меня зарплата? Кто придумывает эти зарплаты? Неужели этот негодяй полагает, что на такую зарплату можно прожить целый месяц? Да вообще, кто сказал, что учительница должна влачить такое жалкое существование? Почему у нас все шиворот-навыворот? При советской власти мы хоть кое-как сводили концы с концами, а теперь мы просто гибнем, околеваем мы от бедности и позора. А все что-то продают, перепродают, что творится, а, Павел Николаевич? Я сам получаю немногим больше вашего, а моя жена в библиотеке, наверное, и поменьше. И кормим двоих детей. Вы хоть одна... Это верно, - согласилась Вера Георгиевна. Хоть дома не перед кем стыдиться своего нищенства. Зато у меня дочь богачка, а теперь еще и авантюристка. Нечем мне вас утешить, Вера Георгиевна, - сказал со вздохом Николаев. Держите меня в курсе, это в ваших же интересах. До свидания. Счастливо вам. У вас очень тяжелая и ответственная работа.

Николаев поехал домой. Снегопад несколько стих, но дороги по-прежнему были ужасны.

Его порадовала дочь, которая к приходу отца приготовила котлеты с картошкой и салат из капусты. Дети уже поели, Вера готовила уроки, Коля смотрел телевизор.

Николаев выпил рюмку водки, пообедал и завалился спать, хотя было еще очень рано. Его промашка с Полещуком никак не выходила у него из головы, не давала ему покоя. На его работе голова должна быть всегда ясной, что бы не произошло - болезни близких людей, бессонные ночи, усталость - слишком уж серьезными последствиями чреваты подобные ошибки. Самое скверное, что в данном случае так и оказалось.

Наблюдение за квартирой Полещука на проспекте Вернадского и квартирой его родителей в Солнцево результатов не дало. Злополучный Полещук опять как сквозь землю провалился. Из Крыма пока тоже не поступало никаких сведений.

Так прошел весь февраль. Тамара поправилась, выписалась из больницы. Но тут появилась новая проблема, хоть и вполне житейская. Товарищ, который обещал Николаеву продать свою "шестерку", объявил ему, что продает ее немедленно и, если Павел хочет, то пусть покупает, или он продаст ее другому. А Николаев видел машину, и она ему очень понравилась, она была ухоженная, вылизанная, двигатель работал прекрасно. Дело было за одним - не хватало денег. Он обегал всех своих знакомых в поисках денег, но ему обещали дать взаймы только к апрелю, а только начинался март.

Наконец, с помощью Тамары Николаев раздобыл необходимую сумму, раскрыв ей тайну накопления полутора тысяч долларов. Он сумел убедить ее, что им совершенно необходим личный автотранспорт, нарисовал радужные перспективы автомобильного отдыха, решения кучи назревших проблем и вообще повышения своего и семейного уровня жизни. И именно она заняла у своих родственников недостающие пятьсот долларов.

... И вот наступил долгожданный день. Была суббота, выходной, они с хозяином съездили и переоформили машину, и Павел Николаевич подкатил к подъезду на собственном бежевом "Жигуленке" шестой модели. Он гордо остановил машину, к нему подошли двое соседей-автолюбителей, завязался деловой мужской разговор по поводу достоинств и недостатков купленной машины. Вышла из подъезда и Тамара в накинутой на плечи спортивной куртке, а за ней появился и Коля. Верочка сочла ниже своего достоинства выходить из дома смотреть машину. "Шестерка", - деловито пробасил Коля.А движок какой? Хороший, хороший движок, шестой, не беспокойся. Зверь машина, я плохую не взял бы. Когда только, Паш, ты будешь с ней возиться? - недоумевала Тамара. - Тебе и детьми заняться некогда, а ты еще это себе на шею повесил. Том, машина в идеальном состоянии, отвечал Николаев. - Почему это я должен с ней возиться? Это тебе не наш прежний лимузин. Он указал подбородком на несчастный красный 412-й "Москвич", так и торчавший грудой металла напротив соседнего подъезда. Я сам видел, как Вовка с ней обращался. Он машину с закрытыми глазами собрать и разобрать может. Ты послушай, как движок работает... А? Шепчет, не слышно ведь ничего. Прокатись, Павел, испытай на дороге, - посоветовал сосед. И то верно, - согласился Николаев. - Давай, Том, переоденься, съездим-ка мы к твоей матушке. Навестим и машину заодно проверим на прочность. Что я пока проехал? Тут рядом. А в Отрадное съездить через весь город - это уже что-то. Поедем, - согласилась Тамара - Может быть, там Вадим будет, пусть поглядит, на что деньги давал. Пап! высунулась из окна Верочка. - Тебя дядя Костя срочно к телефону. Говорит, чтобы немедленно подошел! Съездили, короче, - с укором в глазах поглядела на мужа Тамара. Ты чего злишься? - удивился Николаев. Костя, наверное, хочет узнать, купил ли я машину. Сейчас поднимусь!

Но Константин Гусев не поинтересовался покупкой Николаева. Он сообщил, что сегодня утром в Ялте нашли трупы Андрея Полещука и Лены Воропаевой. Что?!!! То самое, Павел. История продолжается. Убийство зверское, трупы изуродованы. Полещука еще можно узнать, но Воропаева изуродована до неузнаваемости. Седов велел тебе срочно оформлять командировку и лететь в Ялту. Давай.

Николаев положил трубку и несколько минут постоял, глядя куда-то в одну точку с приоткрытым ртом. Ну что там, Паш? Опять что-то случилось? Убили Лену, ту самую, из вашей библиотеки и ее кавалера. Андрея, что ли? Да, Полещука. Да... Я их так хорошо помню, как будто все это происходило вчера. Такая была хорошая девочка...Они так нежно друг к другу относились. Мы просто любовались ими. Точнее, ей любовались, он-то всегда был какой-то взбалмошный, что-то такое в его глазах было дикой, идея какаято, что ли, трудно объяснить... Если бы я его тогда узнал в Ясенево, он был бы жив. Тебя бы туда с твоей зрительной памятью... Не надо себя винить, ты тоже живой человек и имеешь право на ошибки. Не имею я этого права. Сама видишь, как они дорого обходятся, эти самые ошибки... Упустил я его. И ее упустил... Не упусти теперь Кирюшу, - посоветовала Тамара. - Его роль в этом деле может быть очень даже зловещей. В Ялту мне надо лететь, Том. В Ялте это произошло. Не соврал, значит Полещук. В Крыму они прятались. Да, вот и покатались на машине, - с грустью произнесла Тамара, желая хоть как-то разрядить обстановку. Мы-то покатаемся еще... Какая, однако, это гнусная бесконечная история...

Снова зазвонил телефон. И снова на проводе был Гусев. Мы с тобой летим вместе. Уже забронировали два билета на Симферополь. Вылет в восемнадцать тридцать. Приезжай оформлять командировку. А я машину сегодня купил, жалобно проговорил Николаев. Поздравляю. Ту самую? Помню, классная тачка. Что же ты так печален, Павел Николаевич? Тому есть масса причин, Костя. Расскажу как-нибудь. А тачку в Ялте обмоем, крымским "Портвейном". Терпеть я не могу всякую бормотуху. Да и пить не за машину придется, а за упокой. Жалеешь их? А почему бы и нет? Молодые, красивые, а вот... Изуродованные трупы. Ладно. Давай. До встречи. Жду. Я в Управлении. Приезжай на машине, здесь оставишь, в нашем гараже. Тоже идея. Борисыч там ее как следует посмотрит, пока меня не будет.

Тамара уже собирала мужу вещи. Бритва, зубная щетка, смена белья, свежая рубашка. Все, как всегда.

А Николаев, поговорив с Костей, тут же начал набирать номер телефона Воропаевых. "Вот тебе и маменькин сыночек", - крутилось в мозгу. - "Его работа. Дома его, разумеется, нет."

Подошла Нина Владимировна.

"А Кирилл на даче. Он устроился на работу, и ему очень удобно прямо с работы ездить на дачу. Он уже несколько дней там ночует. А Вика на мне...

"Да, Вика, Вика," - подумал Николаев со все нарастающим ощущением щемящей горечи. "Твоих родителей уже нет на свете. А ты бегаешь, играешь и ничегошеньки не понимаешь. Как это здорово - иметь право ничего не понимать." Дайте мне ваш дачный телефон. А что, случилось что-нибудь? Да нет, уточнить надо кое-что. Николаев позвонил на дачу. Подошел Кирилл. Кирилл Владиславович, - удивленно произнес Николаев. - Вы на даче? А почему бы мне здесь и не быть? - задорно произнес Кирилл. - У меня сегодня выходной, так что, имею право. Вы меня буквально в дверях застали, я хотел походить на лыжах. В Москве, наверное, слякоть, а тут еще вполне зима. А у вас что, какое-нибудь дело ко мне? У меня? - вдруг замялся Николаев. Он был уверен, что не застанет Кирилла ни дома, ни на даче, и что задерживать его придется либо в Ялте, либо на полпути оттуда. - Я хотел попросить вас подъехать ко мне в Управление в понедельник часикам к двенадцати дня. Мне нужно уточнить некоторые сведения о Мызине и Юркове. Сумеете зайти? Заеду, раз вызываете, это мой долг. Я вообще-то уже устроился на работу в немецкую фирму. Там очень не любят, когда в рабочее время отсутствуют. Да, вроде бы, я вам все рассказал о них. Черт меня дернул познакомить Мызина с Полещуком...Несчастные ребята... , вздохнул он. - Я приеду, приеду, Павел Николаевич. Хорошо. До свидания, - сказал Николаев, недовольный собой. Причина звонка была довольно надуманна и могла вызвать подозрение Кирилла. Хотя, если убивал он, он и так напряженно ждет нашей реакции. Может быть, он даже успокоил его своим звонком. Однако, какова же выдержка у этого "маменькиного сыночка"! И почему он решил, что Кирилл убивал сам? Да еще так изощренно. Нанять мог, кого угодно.

Николаев поручил Павлу Горелову вести наблюдение за Кириллом. Причем, конспирация была даже не обязательна. Пусть даже видит, что за ним следят.

Николаев простился с Тамарой и спустился к машине. Тронул ее с места. Почувствовал и удовольствие от езды, и в то же время отсутствие постоянной практики - обычно он ездил на служебной машине с шофером, редко садясь за руль сам. Но уже ближе к центру он слился воедино с машиной и стал думать о другом.

"Каким же образом Кирилл отыскал Лену и Полещука в Ялте?" - думал он. - "Да не мог он этого никак узнать, что он, частных сыщиков нанял искать их по всему миру? А мать Лены в жизни бы ему этого не сказала, она его так ненавидит...А, может быть, Кирилл действительно тут не при чем?" засомневался Николаев. Что из того, что Кирилл несимпатичен ему? Какие основания подозревать его? В общем-то, никаких... И тем не менее, следить за ним было надо "Теперь не упусти Кирилла", - звучали в ушах слова Тамары.

"Вполне возможно, что их убили именно изза тех драгоценностей, которые они украли у Воропаевых", - думал Николаев. - "Должны же они были их как-то реализовывать. А это, между прочим, очень даже непросто. Ладно, разберемся на месте".

... В девятом часу вечера Николаев и Константин Гусев прилетели в аэропорт Симферополя. Там их встретил сотрудник местного угрозыска Клементьев, высокий малоразговорчивый человек лет тридцати пяти. Сегодня рано утром их обнаружил прохожий. Позвонил в милицию. Их нашли в кустах недалеко от дороги в Массандру. Неподалеку от гостиницы "Ялта". Да... зрелище малоприятное. Сами увидите, - рассказывал Клементьев, уверенно крутя баранку "Волги" по дороге из Симферополя в Ялту. Едем сразу в морг, решил Николаев. - Устраиваться будем потом.

... В морге рядком лежали два трупа высокого, за метр девяносто ростом мужчины и невысокой женщины. Сотрудник морга открыл лица. Николаев вздрогнул, Константин Гусев невольно сделал движение рукой к лицу, словно желая закрыть глаза. Но устыдился этого движения и резко опустил руку. ... твою мать, - протянул он. В мужчине Николаев моментально узнал Полещука. Это была их третья встреча. Первый Полещук был импозантный мужчина в черном кожаном пальто с коротко подстриженными фатовскими усиками, второй прохожий в Ясенево в сером пальтишке и потрепанной ушанке, сгорбленно спешащий к подъезжавшему автобусу, третий - этот страшный труп с избитым в кровь лицом.

На женщину же вообще невозможно было глядеть без содрогания. Лицо ее представляло собой некое кровавое месиво, левый глаз был выбит, и только светлые растрепанные волосы с запекшейся кровью были признаком чего-то человеческого. От чего наступила смерть? - мрачно спросил Николаев. Оба были зверски избиты, могли умереть и от этого, - ответил Клементьев. - Плюс ножевая рана у женщины под левой грудью и две ножевые раны у мужчины, одна в сердце и другая в живот. Вскрытие было? Завтра будут результаты. Надо проводить опознание. Женщина изуродована до неузнаваемости, - сказал Николаев. - Что было найдено при них? Они были раздеты и ограблены. Верхней одежды на них не было, а у нас в Ялте еще довольно прохладно. Мужчина был в светлом костюме, женщина в свитере и джинсах. Эксперт определил, что смерть наступила часов в пять утра. Странное время для прогулок, заметил Гусев. В карманах пиджака мужчины не было бумажника, зато лежал паспорт. Вот он.

... Этот паспорт Николаев уже держал в руках. Тридцать первого декабря прошлого года. "Полещук Андрей Афанасьевич, 1966 года рождения, прописан: Москва, проспект Вернадского..."

Были еще ключи от какой-то квартиры, расческа, сигареты "Кэмел", зажигалка, носовой платок. Все. Рядом с женщиной валялась сумочка, денег там тоже не было. Косметика. И тоже паспорт.

"Воропаева Елена Эдуардовна, 1969 года рождения, русская, место рождения город Москва. Прописана: Москва, Тверская..."

Николаев внимательно вгляделся в фотографию. Совсем детское лицо, ведь фотография-то была сделана в шестнадцатилетнем возрасте. Красивое лицо с правильными чертами лица, ничего особенно примечательного, разве что глаза. Взгляд какой-то напряженный, взгляд немолодой женщины, словно она знает что-то такое, чего другие не знают. Но... с другой стороны, на фотографиях, особенно на документах люди получаются совсем другими, чем в жизни, напряженными, неестественными.

Двадцать четыре года исполнилось, между прочим, вчера, четвертого марта. То есть,ее убили на следующую ночь после дня рождения. Они, наверное, шли откуда-то, где отмечали этот день. Может быть, из ресторана "Ялта"? Неужели шли оттуда пешком? Или их кто-то подвозил, высадили из машины и убили. Тоже вполне возможно. У них ведь могла быть с собой крупная сумма денег. А Полещук, как рассказывают, был большой любитель кутить и сорить деньгами. Могли заметить. Вам сняли номер в гостинице "Ялта", сказал Клементьев. - Сейчас мы вас туда отвезем.

Их отвезли в уютный двухместный номер на десятом этаже гостиницы. Первым делом, войдя в номер, Николаев вышел на лоджию, закурил. Вдали было море, и хотя уже совершенно стемнело, присутствие моря ошущалось, чувствовалось его соленое дыхание. Николаев курил на свежем воздухе и чувствовал, как все глубже и глубже в сердце проникает тревога. Это муторное дело приобретало все новые и новые очертания, все более зловещие, кровавые. Кружилась голова от морского воздуха и от обилия самых разнообразных мыслей, будоражащих мозг.

На следующий день экспертиза показала наличие в крови обоих погибших средней дозы алкоголя. Смерть наступила в результате кровоизлияния, полученного от многочисленых ушибов или от ножевых ранений. И того и другого было достаточно для летального исхода. Скончались они между четырьмя и пятью часами утра.

Фотографии Лены Воропаевой и Андрея Полещука были развешаны у отделений милиции всего Крымского полуострова. В милицию обращались люди, которые утверждали, что видели людей, похожих на них. Буквально день назад поступили сообщения,что Лену и Андрея видели в Гурзуфе и в Никитском Ботаническом саду. Наверняка, их на днях бы нашли. Но... К вечеру на опознание приехали Вера Георгиевна и Кирилл Воропаев. Николаев с Клементьевым встречали их в Симферопольском аэропорту. Родителей Полещука решено было не вызывать.

На эту пару невозможно было глядеть без чувства щемящей жалости. Субтильная Вера Георгиевна в стареньком демисезонном пальтеце и беретке, бледная как смерть, буквально зеленого цвета, вцепилась в рукав кашемирового пальто Кирилла, ища в нем поддержки и в то же время поглядывала на него с лютой ненавистью. Кирилл был тоже бледен, но старался держаться молодцом. Пока не выражаю вам своих соболезнований, - сухо произнес Николаев. - Вы должны опознать либо не опознать в погибшей свою дочь и свою жену. Простите меня, Вера Георгиевна, я должен предупредить вас - зрелище ужасное, вам сделают сердечный укол. Держитесь - это совершенно необходимо для следствия, для того, чтобы найти и наказать убийцу. Иначе бы мы вас не тревожили. Я все понимаю, все понимаю..., бормотала Вера Георгиевна. - Я постараюсь, постараюсь быть выдержанной...

Кирилл сидел на заднем сидении машины, мчавшей их в Ялту и молчал, глядя в боковое стекло. О чем он думал? Что скрывалось за его молчанием? Николаев никак не мог уловить ход его мыслей. Да это и невозможно. Может быть, уловить ход его мыслей и означало полнсотью раскрыть все это чрезвычайно запутанное и муторное, кровавое дело. Сначала мы предъявим вам для опознания труп мужчины, которого мы считаем Андреем Полещуком. Возможно, на завтра мы вызовем его родителей, хотя личность этого человека практически не вызывает сомнений, - сказал Николаев, когда они вошли в помещение морга. - Ну а потом... держитесь...Пригласите сюда врача.

Вере Георгиевне сделали укол. Вопросительно поглядели на Кирилла. Тот отрицательно покачал головой. Тогда открыли труп мужчины. Кирилл вздрогнул, Вера Георгиевна побледнела еще больше, хотя, казалось, уже некуда.

-Он, - прошептала она. - Он, Андрюша Полещук. Бедный... Да, это Полещук, - скривив пухлые губы, подтвердил Кирилл, слегка покачивая головой, как китайский болванчик.

Николаев подошел к Вере Георгиевне и взял ее под руку. Держитесь, Вера Георгиевна, - произнес он, чувствуя, как мурашки бегут у него по спине. - Я понимаю вас, я отец, но умоляю - держитесь... Не беспокойтесь за меня, - ледяным тоном сказала Вера Георгиевна. - Я выдержу. Я все выдержу.

Но когда открыли труп женщины, душераздирающий крик наполнил мертвецкую. Вера Георгиевна бросилась к телу дочери, ломая себе руки, упала перед ним на колени. Леночка! Леночка!!! Доченька!!! - глаза ее так расширились, что, казалось, они вот-вот вылезут из орбит. - Доченька!!! Что они с тобой сделали?!!! Что они с тобой сделали?!!! Маленькая моя... эти ручки, эти ножки...эта родинка на правой ручке и пятнышко на левой коленке. Сколько раз я целовала это пятнышко, когда купала, когда укладывала спать. Я думала, ты будешь счастливой...Господи, господи... - Она стала говорить как-то нараспев, словно причитать, и несколько взрослых мужчин, глядящих на это, слушающих это, чувствовали, что плачут, что слезы текут у них по щекам. Константин Гусев просто рыдал навзрыд, уже не стесняясь своих спазмов. Прекрати, - шепнул ему Николаев, вытирая слезу со щеки. Глазик, глазик родной, его больше нет, его выбили, - продолжала причитать Вера Георгиевна. Это что же такое делается? Что это делается такое?! вскочила она с колен и бросилась на мужчин, потрясая сухими кулачками перед их носами. - Вы, блюстители порядка, почему вы не можете нас защитить, защитить наших детей, почему с ними такое делают? Павел Николаевич, я же вам сказала, что они в Крыму, почему вы их не нашли?! Какой же вы дурак!!! Вы Полещука тогда не узнали! Ужас!!! Какой ужас!!!

Николаев и Гусев взяли ее под руки и отвели в сторону. Вы узнаете свою жену Елену в этой женщине? - спросил Клементьев у Кирилла. Тот задумчиво глядел на труп. Конечно, узнаю. Разве муж может не знать тело своей жены, все его интимные подробности, пятнышко, например, это родимое. - Кирилл говорил монотонно, словно зомбированный - ни слез, ни истерик. - Это она. Но лицо...Кто же мог такое сделать с лицом женщины? Молодой женщины? Слава Богу, что это не ты! - вдруг яростно выкрикнула Вера Георгиевна. - Но именно ты принес ей несчастье! Почему это именно я принес ей несчастье?!взорвался вдруг Кирилл. - Я любил ее, я все делал для нее, и не моя вина, если она любила другого и убежала с ним... Ты развратил ее морально! Ты сделал из моей ласковой девочки жадную холодную даму, такую же, как ты сам, уважающую только баксы, баксы, повторила она с омерзением. - Не только ты, конечно, - вдруг несколько поутихла она. - А еще и время, это развратное отвратительное время, когда исчезли все ценности, когда все заслонили эти рожи президентов США на зеленых бумажках. Ладно, не время сейчас..., - совсем тихо произнесла она, но снова взглянула на труп и закричала: - Доченька моя! Ягодка моя! Я теперь совсем одна, совсем... Кто это сделал? Кто? Найдите же его, Павел Николаевич, родненький, найдите, умоляю вас... Она бросилась перед Николаевым на колени на холодный пол мертвецкой. - Умоляю вас, найдите и отдайте мне, я сама..., - она зашипела при этих сло

вах, - сама выцарапаю ему глаза, выдеру волосы, разрежу на куски. Только найдите этих бандитов...

Испуганные Николаев и Гусев подняли ее с пола, стали выводить из мертвецкой. За ними, находясь в совершенной прострации, шагал Кирилл. Губы его беззвучно шевелились. Я не хочу уходить! - кричала Вера Георгина. - Я же больше никогда не увижу свою доченьку, я не смогу поцеловать это родимое пятнышко... Вы увидите ее, увидите, если захотите, сказал Николаев. - Ее отвезут в Москву и там вы ее похороните. Хоронить ее придется в закрытом гробу. И никогда я ее больше не увижу. Я не хочу, чтобы кто-нибудь видел Леночку в таком виде, - вдруг спокойно произнесла окаменевшая от горя женщина. - Так что, дайте я еще раз на нее посмотрю и поцелую в последний разочек.

Она подошла к дочери, опустилась на колени и поцеловала родимое пятнышко у нее на ноге. Прощай, доченька, спи спокойно. Я найду того, кто сделал это, клянусь тебе, найду. Всю жизнь отдам для этого, - чеканными словами произнесла она.

Ошеломленные страшной сценой Николаев и Гусев курили на улице одну сигарету за другой. Ты слышал, она сказала ему: Слава Богу, что я знаю, что не ты, - сказал Николаев. Откуда она может это знать? Спросим попозже. Но я действительно думаю, что Воропаев на это не способен. Жидок он очень, хоть и совершенно беспринципен. Конечно, он таил на них злобу с тех пор, как узнал про их связь, конечно, эта злоба усилилась с тех пор, когда они сбежали, и еще усилилась с тех пор, как он узнал про ограбление. Но так убить... Сам бы, конечно, не сумел, девяносто девять процентов. Но мог нанять... Не исключено. Будем проверять алиби. Ну что, вызываем Полещуков? Надо ли? Его уже опознали два человека, я третий. Будем отправлять в Москву, там и проведем опознание. Ладно. Для Веры Георгиевны и Кирилла сняли два одноместных номера в той же гостинице. Николаев боялся оставлять ее одну, но она сама попросила дать ей побыть наедине со своими мыслями, со своим горем. Вы за меня не тревожьтесь. Я с собой ничего не сделаю, сверкая глазами, сказала она.У меня еще есть дела на этой Земле. Сейчас же мне просто надо отдохнуть. А потом, наверное, вы захотите со мной поговорить. Я не настаиваю. Для вас и этого слишком много. Вы знаете, Павел Николаевич, - мечтательно произнесла Вера Георгиевна. - А ведь мы здесь были с Леночкой два раза. А в первый раз в 1971 году вместе с моим мужем. Леночке было два годика, она была такая пухленькая, беленькая, как мячик... - Рыдание сковало ей горло, но она продолжала, словно нарочно мучая себя. - Поначалу она не хотела купаться в море, хоть было тепло, шел август. Но потом ей так понравилось, она бегала по бережку, плескалась, а мой муж пытался ее учить держаться на воде. Представляете, в два годика... Я ему говорю - она же захлебнется, а он сам так радовался... А потом он уехал по делам в Москву, якобы, его вызвали. Мы остались с Леночкой вдвоем, что поделаешь - работа есть работа. А когда я приехала в Москву, то узнала о его измене. И все... Вы будете сообщать ему про...это? Нет, - коротко отрезала Вера Георгиевна. Зачем? Я сама ее вырастила, это моя дочь. Я никаких денег от него не принимала, отсылала назад, и он перестал присылать. Я ведь принципиальная, Павел Николаевич, я подачек не возьму, хоть бы мы обе с голоду умирали. Но мы не умирали тогда, мы погибаем теперь. Но вы же говорили, что он зовет вас к себе. Зовет. Это правда. Но я не прощаю ему измену. И хватит об этом... А во второй раз мы ездили с Леночкой в Ялту в 1984 году, ей было пятнадцать лет. Мы снимали такую чудную комнатку, ближе к Мисхору. Андрея как раз забрали весной в армию, и она очень скучала по нему. А все соседские мальчишки были влюблены в нее, то и дело подбрасывали записочки, смешные такие: "Лена, я люблю тебя. Я не могу без тебя жить. Приходи к пяти часам в парк к фонтану." Но она не ходила на свидания, она была такая грустная, серьезная. Совсем как взрослая женщина, которая ждет мужа из армии... А Андрей служил у черта на рогах, на Дальнем Востоке. Да, кто же тогда мог предположить, что их жизнь закончится именно здесь, в Ялте, и так страшно...Как же причудливы перипетии судьбы, а, Павел Николаевич? Ммм-да..., - промычал нечто нечленораздельное Николаев, потрясенный этим безмерным человеческим горем. Чем он мог ее утешить? Чем? Она то бледнела, вся дрожа, но вдруг ее лицо по крывалось густой краской, глаза влажнели, взгляд становился мечтательным. Она была вся в прошлом, когда Леночке было два годика... пятнадцать лет... А потом опять вспоминала увиденное сегодня и бледнела как смерть.

Николаев пригласил ее попить кофе. Она согласилась. Раньше люди хоть могли отдыхать на курортах. Простые люди, как мы с вами, - говорила Вера Георгиевна, держа в руках чашку с дымящимся кофе. - А теперь... Поглядите, кто здесь находится... Одни крутые - бизнесмены, да бандиты, которые их выслеживают, чтобы убить и ограбить. Во что превратилась жизнь? Мне кажется, это временно, Вера Георгиевна, - отвечал Николаев, закуривая очередную сигарету. - Переходный период. Переход от скотства к полному скотству, уточнила Вера Георгиевна. - Не верю я в великое будущее России, и Украины тоже, - добавила она. Я и забыла, что благодаря Никите Сергеевичу Хрущеву мы с вами теперь находимся в суверенном иностранном государстве. Да, за границей в Крыму я никогда еще не был. Как, впрочем, и вообще за границей. И я нигде за границей не была, а мне ведь уже сорок восемь. В семидесятом году мы хотели поехать с мужем в Чехословакию, я так мечтала увидеть Прагу, но его не пустили, у него была какая-то там форма секретности. Так я нигде и не побывала. А теперь и на наши курорты я могу выехать только вот таким... способом. - Мертвенная бледность опять покрыла ее лицо. А вот моя Тамара побывала на Кубе. Командировка бывали тогда в Ленинке. Вот восторгов-то было, помню...

Николаев пытался как-то расшевелить Веру Георгиевну, хоть на какие-то минуты отвлечь ее от увиденного сегодня в мертвецкой.

Через стеклянное окно кафе они увидели Кирилла в бежевом кашемировом пальто, мрачно слонявшемуся около гостиницы и беспрестанно курившему. Позвать его, может быть? - спросил Ни

колаев. Ради Бога, не надо! - замахала руками Вера Георгиевна. Совсем не имею желания с ним общаться. Он меня не утешит, это его надо утешать. А по-моему, он держится молодцом, заметил Николаев. Он молодой, он еще себе найдет жену. Только я... уже никогда...никогда... - Она чуть не бросила на стол чашку с кофе, но сумела поставить ее, уткнулась лицом в стол и беззвучно зарыдала. Николаев молчал, слов утешения у него не находилось. Ладно, Павел Николаевич, - наконец, произнесла она. - Я пойду немного полежу. Когда мы уедем в Москву? На завтра нам заказаны билеты. Хорошо. Надо будет заниматься похоронами. Я похороню Леночку на Востряковском кладбище в могиле моей мамы. Денег только совершенно нет на похороны. Ну, я думаю, эти вопросы решит Кирилл.

Надеюсь. Кстати, о Кирилле. Вы, случайно, не подозреваете его в организации убийства? Видите ли, Вера Георгиевна...Этого я не могу вам сказать, я веду следствие, и здесь есть определенные правила, законы... Понимаю, понимаю, но ведь я не просто так спрашиваю. Я не люблю Кирилла, вы это знаете, но справедливость прежде всего. Так вот, Кирилл каждый божий день приходил ко мне и требовал, чтобы я сказала ему, где Лена. Он подозревал, что я это знаю. Еще позавчера вечером у меня дома произошла совершенно дикая сцена. Он орал, бросался на меня с кулаками, говорил, что это я помогала им, потворствовала их разврату, потому что всю жизнь ненавидела его. Он даже говорил в своем гневе какие-то странные вещи о том, что Лена и Андрей ограбили его, ограбили его семью. Я просто не поняла, что он, собственно, имеет в виду. По-моему, не то, что Андрей присвоил себе деньги их разорившейся фирмы. Что-то он такое говорил, что они чуть ли не ограбили их квартиру. Но он говорил так невнятно, что я этого совершенно не поняла, а говорю это вам только для того, чтобы вы знали - Кирилл ко всему этому кошмару отношения не имеет. Он был каждый день в Москве, а по вечерам наезжал ко мне со своими вопросами или допросами. Понятно, Вера Георгиевна. Спасибо вам за эту информацию. Она имеет очень важное значение.

Она встала и пошла к себе в номер. Николаев вышел на улицу подышать воздухом. Там прогуливался Кирилл. Николаев подошел к нему - ему показалось, что Кирилл поджидает его. Вы ничего не хотели мне сообщить, Кирилл Владиславович? А? Что? - вздрогнул от неожиданности Кирилл. Николаев подошел к нему сзади. - А... Павел Николаевич... Что я могу сообщить? Я живу в каком-то кошмаре, в каком-то собачьем бреду. То и дело какие-то страшные события. Наверное, вы меня подозреваете? Я тогда был в бешенстве, когда всплыла эта история с тайником. Может быть, и говорил - найду, поймаю... У меня действительно были основания им отомстить. Так что... ваше право проверять. Проверим, конечно. Я подозревал, что Ленина мамаша знает местонахождение Лены и Полещука. Я ездил к ней, угрожал. Она, наверное, вам уже порассказала. Было желание шарахнуть ее чем-нибудь по башке, эту безмозглую дуру... Грех, конечно, сейчас такое говорить, но если она знала, где они находились, грех этот и на ней. Я ей про одно, а она талдычит свое что я ее дочери жизнь сломал, что она обезумела от этих проклятых баксов. Так ничего мне и не сказала, а я три вечера подряд к ней мотался, я ведь чувствовал, что раз Полещук был в Москве, не мог он к ней не зайти. Нет, мог, конечно, и не зайти, но я по глазам ее видел, что врет. А раз врет, что он не заходил, то, значит, врет, что не знает, где они. А ведь если бы сообщила вам, где они прячутся, может быть, они были бы сейчас живы, а не... Ой... жуть... Я-то уверен, что ворованные ими наши драгоценности сыграли в их печальной судьбе не последнюю роль. Вы думаете, что их убили из-за этого? Почти уверен. Ведь старинные бриллианты, рубины, сапфиры надо кому-то продать, это стоит огромных денег. Так что, должны же они были с кем-то связываться, налаживать какие-то контакты. А это очень опасно. У Лены позавчера был день рождения... - При этих словах слезы затуманили ему глаза. - Наверное, они куда-то ходили с Андреем отмечать, в ресторан, может быть. Вероятно, их кто-то выследил, может быть, они сели в чью-то машину, а по пути их ограбили и убили. Логично. Вполне возможно, что так оно и было, - согласился Николаев. - Ладно, поговорим еще завтра, - сказал он и пошел в гостиницу. Зашел в ресторан, показал официантам фотографии Лены и Андрея. Были, точно были, - возбудился черненький вертлявый официант. Были позавчера, как раз моя смена. Очень красивая девушка. Они сидели вот за этим столиком и замечательный заказ сделали. Хорошо посидели. Красивая пара...Приятно, знаете, было на них смотреть. Сейчас в рестораны ходит, в основном, публика, так сказать, специфическая, так и ждешь, что пальба начнется, разборки всякие. А эти так тихо-мирно сидели, потом пошли танцевать. Сидели допоздна? Да, до самого закрытия. Ладно. Большое вам спасибо. Всегда готов. А что, - вдруг спросил официант. - Не те ли самые, которых ночью...

Николаев многозначительно промолчал. Боже мой, боже мой, а я как-то сразу и не понял... Ай, ай, ай... Какие красивые ребята... Я слышал, слышал... Весь город говорит. Какое ужасное время, непонятно, как вообще жить... Они сидели одни? Никто к ним не подходил? Несколько раз подходили мужики приглашать даму на танец. Но она ни с кем не пошла. Но парень вел себя вежливо, улыбался всем, а то сейчас в ресторане и такое бывает откажешь кому-нибудь, а тот пушку из кармана и бабах... Без слов, так сказать... Крутейшее время. Д, вот еще - старичок один к ним подходил. Подсел к ним. Они долго разговаривали. Я этого старичка знаю - богатый старик...Ходит в дранье, но знаю - скупает старинные драгоценности. Впрочем, я лично этого не видел, но так люди говорят. Как можно найти этого старичка? Он живет где-то около Дома-музея Чехова. Зовут его Исаак Борисович. Больше ничего не знаю. Недовольный он очень встал из-за стола, пожал эдак плечами и ворчал все время, пока к выходу шел...

Николаев позвонил из номера Клементьеву. Исаак Борисович? Знаю, конечно. В ювелирных делах знает толк. Это зацепка. Съездим к нему? И немедленно. ... Исаак Борисович долго рассматривал документы Николаева и Клементьева. Потом, наконец, впустил их в свой дом.

Николаев и Клементьев сели в засаленные кресла, стоявшие по углам маленькой комнаты.Над круглым столом висел огромный оранжевый абажур. На столе лежали какие-то старинные книги. Без предисловий, господа, - сказал Исаак Борисович. - У меня высокое давление, и я не люблю всяких стрессов. Мне идет семьдесят шестой год. Я знаю, за чем вы пришли. Наш маленький прекрасный город полнится слухами быстро. Ужасно... у-жас-но... Их убили в ту же ночь. Но я их не убивал. Этот несчастный молодой человек принес мне на днях старинный перстень с большим бриллиантом. Тут ходит слушок, что я имею деньги для покупки таких вещей. А я не могу купить себе элементарных лекарств. У меня букет болезней - я это ходячая медицинская энциклопедия. Стенокардия, бронхит, колит, геморрой, тромбофлебыт - он принялся зажимать пальцы на руках. - А моей пенсии хватает только на корвалол и геморроидальные свечи. А этот бриллиантик с ходу бы потянул на несколько штук зелененьких бумажек, которые все так любят. А, вообще-то, он стоит гораздо дороже, колечко-то века эдак восемнадцатого. Его, наверное, носила какая-нибудь княгиня... Молодой человек принес мне это кольцо сюда,домой и попросил оценить его. Я так примерно в общих чертах оценил, я читал кое-какие книжонки по камням, но сказал, что я никак не в состоянии сделать такую, с позволения сказать, покупку. А потом он сделал мне странное предложение. Заявил, что он продаст его значительно дешевле, ну прямо ощутимо значительно дешевле. И предложил приехать в ресторан "Ялта". А у меня есть связи. Я подзаработать решил. Я бы продал его одному, как это говорится, 9 крутому... Он купил бы, мои рекомендации для него гарантии. Я иногда подрабатываю консультациями по камням. Платят только гроши, они такие скряги, эти новые русские, новые украинцы. Но... перепадает. А тут... все накопления хотел отдать за этот камешек. Конечно, я подозревал, что колечко краденое, но... деньги нужны, врать не буду, у меня жена не вылезает из больниц, она почти недвижима, господа...Как ужасно дожить до старости, вы себе не представляете... Так вот, я явился в ресторан, а он заявил мне, что продавать не будет, нашел другого, более выгодного покупателя. Вот и все. Что с ним и его дамой сделал этот покупатель, вы и сами прекрасно знаете. Жадность, как говорится, фраера сгубила, экскюзе муа за мой цинизм. А кому он мог предложить это кольцо, вы не подозреваете? Да понятия не имею. Он и ко мне-то явмлся без всяких рекомендаций, приперся, извиняюсь, и все. Вместо удостоверения показал колечко. И я пустил его. Все слухи, слухи окаянные - раз я увлекаюсь камнями и имею литературу по этому поводу, значит, я скупаю краденые вещи. Спасибо вам, Исаак Борисович. Но вообще-то, надо в вашем возрасте быть поосторожнее, - посоветовал Николаев. Вы будьте осторожны в своем возрасте! - вдруг взорвался Исаак Борисович. А мне бояться нечего! Я немецкую оккупацию пережил и жив остался! А потом еще надул медицинскую комиссию и повоевал-таки годик. Я в Вене войну закончил, под вальсы, так сказать, Штрауса. А государство мне за это дало пенсию, вот такую... Он сложил пальцами кукиш и показал гостям. И никто не станет сажать старого еврея за скупку краденого, дороже обойдется! Вы еще имеете мне что-нибудь сказать?

Николаев и Клементьев больше не имели ничего сказать и откланялись под гневные взгляды Исаака Борисовича. Довольно очевидное дело, - хмуро заметил Клементьев. Да как сказать, - неопределенно ответил Николаев. Могут быть и нюансы...

Нюансы появились немедленно. В милицию позвонил неизвестный и сообщил, что знает место, где жили Лена и Полещук. Себя назвать отказался. Из милиции позвонили в машину Клементьеву. Никитский ботанический сад, сказал Клементьев. - Они там снимали дом.

... Одинокий домик недалеко от берега моря. Вокруг на большом расстоянии никаких строений. Искать оказалось довольно трудно, они плутали на машине еще с полчаса, пока, наконец, не поняли, о каком доме говорил неизвестный. Свет в доме не горел, и издалека его просто не было видно. Со всех сторон росли деревья, так что летом этот домик вообще бы невозможно было найти.

Дверь была заперта. Пришлось взламывать. Зажгли свет - две маленькие комнаты, разбросанные мужские и женские вещи, запах хороших духов, туалетные принадлежности... В холодильнике изрядный запас продуктов - мясо, овощи, фрукты, йогурты, ветчина, сыр, бутылка вина, несколько бутылок пива... Да, вот тут они и жили, - печально заметил Клементьев. - Надо производить тщательный осмотр помещения.

На их счастье, помещение оказалось не очень большим. Оттого и осмотр не затянулся на всю ночь. В платяном шкафу за женским бельем Клементьев нашел сумочку. В ней лежали два загранпаспорта на имена Ивановой Ирины Юрьевны и Харченко Андрея Григорьевича с фотографиями Лены и Полещука. Так, что тут еще? - бубнил Клементьев, роясь своими мощными руками в сумочке. Ого, Павел Николаевич, тут письмо какое-то... На-ка, держи...

Николаев взял письмо, написанное женским почерком.

"Здравствуй, Кирилл! Я решила написать тебе, потому что меня ужасно мучает совесть. В последние дни я просто места себе не нахожу. Я поступила подло по отношению к тебе и твоим родителям. Я не хочу валить все на Андрея, я сама во всем происшедшем виновата. Теперь я нахожусь здесь, у меня ценности, принадлежавшие вашей семье, но они не приносят мне никакой радости, я не могу на них смотреть. На чужом несчастье счастья не построишь. Я не знаю, для чего я все это пишу, мне просто очень плохо. Я так страдаю без Вики, моя дочка снится мне каждую ночь, и я просыпаюсь в ужасе от того, что она осталась во сне, и ее нет со мной. Я думала, что с Андреем я сумею забыть про все, уверенная, что моя дочь, которая стала и твоей дочерью,будет сыта, одета, обута, образована и т.д. Но теперь здесь, в оторванности от всех близких, я поняла, что все это не так. Я не могу жить без нее и не знаю, как буду жить дальше. Я даже стала подумывать, не вернуться ли мне домой. Я знаю - меня будут судить и посадят в тюрьму, но у меня будут хоть какие-то надежды на свидание с Викой. Я всю жизнь любила Андрея, да, я не любила тебя, но этой любви для счастья оказалось недостаточно. Я не знаю, зачем я все это пишу и отправлю ли это письмо, наверняка, нет, просто побоюсь, но пишу, потому что должна все высказать хоть листу бумаги. Прости меня, если можешь, поверь мне, я очень несчастна..." Все. На этом письмо прерывается, - закончил чтение Николаев. Эвона как, - задумчиво протянул Клементьев. - Отправила бы, была бы жива... А кто же это все-таки позвонил в милицию? - сузив глаза и глядя в сторону задал риторический вопрос Николаев. - Именно сейчас, зная, что они погибли. Раньше-то почему не сообщали? Ты хочешь сказать, что кому-то выгодно, чтобы мы это прочитали именно сейчас? Конечно. И странно еще то, что Полещук с Леной пошли в такое людное место, как ресторан в гостинице "Ялта", чтобы отметить ее день рождения, как будто нельзя было это событие отметить, например, здесь, в таком уединенном месте, на берегу моря. Больше того, там зарисовался столь известный в городе человек, как этот Исаак Борисович. То есть, кому-то захотелось, чтобы видели, как Полещук встречается с человеком, скупающим старинные ювелирные изделия. Ведь, наверняка, Полещук не собирался продавать кольцо старику за гроши, не такой это был человек. А мог бы и продать, кстати, - не согласился Клементьев. - Когда деньги нужны позарез, и пара тысяч долларов - большие деньги. Тем более, колечко далеко не последнее... Позарез? У Полещука должно было быть около ста тысяч долларов. На кой черт ему продавать кольцо по дешевке, да вдобавок светиться в городе с этим кольцом? Почему вообще они не умотались за кордон с этими паспортами? Паспорта, похоже, совершенно подлинные. За деньги сейчас что угодно можно купить. А вот с этими побрякушками просто так не улизнешь, не имея прикрытия. Нужна серьезная подготовка, большие связи. И потом вот еще что: странно, что у них при себе были их подлинные паспорта... Хочешь сказать, все подстроено? И мы должны были увидеть убитых Воропаеву и Полешука? Но ведь их опознали...

Николаев махнул рукой. Пойди в машину, позвони, узнай, кому хоть принадлежит этот домик.

Через несколько минут он вошел. Дом принадлежит некой Ворониной, бывшей сотруднице Никитского Ботанического сада. Сейчас она проживает в Симферополе, а этот домик использует летом в качестве дачи. Но в нем можно, как видишь, жить и зимой. Отопление, вода, все, как видишь, удобства. Ее покойный муж занимал высокий пост в горисполкоме. Да, такой домик просто так не дадут приватизировать...Ладно, Григорий Петрович, поехали в Симферополь. Спать нам с тобой, видно, сегодня не придется. Время не терпит. Позвоню-ка я Косте, - сказал в машине Николаев. - Глаз он не должен спускать с Воропаева. Все меньше и меньше нравится мне этот господин в кашемировом пальто. Думаю, и Воронина нам сообщит нечто интересное, - крутя баранку по горным дорогам, пробасил Клементьев. Костя, - услышал Николаев голос Гусева. - Что там наш друг Кирилл поделывает? Я его давно не видел. Не выпускай его из гостиницы. Мы с Клементьевым едем из Никитского Ботанического сада в Симферополь. Кто-то позвонил в милицию и сообщил адрес пребывания покойных. А старику Исааку Борисовичу, кстати, Полещук предлагал кольцо. По дешевке. Все, подробности потом, а сейчас беги к нашему другу, проверь, в номере ли он. И глаз не спускай...

Николаев закурил и проворчал: Мне кажется, сегодня ночью нас ожидают интереснейшие сюрпризы. Посвяти в ход мысли, Павел Николаевич. Погоди, Гриш, дай срок...Давай, доедем до Симферополя, побеседуем с этой Ворониной. Там, уверен, многое прояснится, а что будет неясно, я попытаюсь объяснить.

В машину позвонил Гусев и сообщил, что Кирилла в номере нет.

Николаев что-то проворчал, а потом крепко выругался. Его мучало предчувствие чего-то страшного, чего предотвратить никто не мог. Видимо, им противостояли грозные силы...

В Симферополь приехали далеко за полночь. Но Воронину разыскали быстро - Клементьев знал город как свои пять пальцев... Что такое? Кто вы? - через цепочку было видно лицо пожилой женщины. Капитан Клементьев из уголовного розыска и майор Николаев из Москвы. Откройте, пожалуйста, протянул ей удостоверение Клементьев.

Дверь открылась. Что случилось такое? Убили, что ли, кого? До утра нельзя было потерпеть? - Воронина говорила властным голосом, ка женщина, знающая себе цену. Вы Воронина? Я Воронина Галина Петровна. Что такое произошло? Вы совершенно правы, - мрачно произнес Клементьев. - Убили кое-кого. И не кое-кого, а ваших квартирантов. Потому-то до утра никак невозможно. Иру и Андрюшу?!!! Они представились вам так? Я видела документы. Иванова Ира и Харченко Андрей. Они из Москвы. Медовый месяц. Такие хорошие ребята..., - хваталась за голову Воронина. Да, месяц у них получился очень даже

20 медовый, медовее не бывает, - проворчал Клементьев. - Но дело не в этом, Нас интересует один вопрос - кто вам порекомендовал этих квартирантов. Ваш домик даже уголовному розыску отыскать невозможно, уж до того он хорошо привязан к местности...Так что, такие дома для счастливых молодоженов можно найти лишь по большому блату. Кто порекомендовал? удивленно подняла брови Галина Петровна. - Кирюша Воропаев, я его очень хорошо знаю.

Николаев и Клементьев переглянулись. Вот тебе и маменькин сыночек, пробормотал Николаев. Что вы сказали? - не поняла Воронина. Я говорю, хороший парень Кирюша, правда? - сжимая кулаки под столом, сказал Николаев. Очень, очень хороший, - приняла его слова за чистую монету Галина Петровна. - Такой вежливый, интеллигентный. Сейчас таких мало, все стали такие грубые, вульгарные, даже девушки... Об этом позже, - оборвал ее Клементьев. Откуда вы знаете Воропаева? Он биолог, а я работала в Никитском Ботаническом саду. Он приезжал к нам студентом на практику, мы познакомились, он жил у меня дома, а потом еще несколько раз приезжал с друзьями. Ему очень нравился мой домик. Он шутил все, говорил - домик прямо для шпионов, стоит отдельно, никого вокруг, годами можно прятаться, никто не отыщет. Даже света в окнах с дороги не видно, а уж летом, когда растительность, он просто растворяется в ней, как будто и нет его. Но многие деревья вечнозеленые, так что и зимой его почти не видно... Вот... А потом моего покойного мужа оперировал Кирюшин папа, и благодаря ему он прожил лет на пять больше. Мой муж работал в горисполкоме... Я знаю, - с какой-то злобой произнес Клементьев. - Продолжайте по делу... В последний раз он приехал году в восемьдесят пятом или шестом. А потом как-то звонил мне сюда, когда я жила здесь. После смерти мужа я переехала сюда. Так вот, он звонил и говорил, что женился и приедет с молодой женой. Но так и не собрался, так я его жены и не видела, они куда-то в другое место отдыхать поехали. А тут недавно объявился, позвонил, сказал, что у его друзей медовый месяц, и им надо ото всех уединиться. А прямо первого января приехали эти ребята, заплатили мне, и я их на машине отвезла туда, сами-то они бы не нашли. Машину Андрюша оплатил туда и обратно. И очень хорошо заплатили, сейчас таких денег никто бы не дал. Потом Андрюша Харченко приехал в начале февраля, заплатил мне еще за месяц, сказал, что ему продлили отпуск, и им так у меня понравилось, что они решили пожить еще. Вот, собственно, и все. А что,уточнила Воронина, морщась. - Их что, прямо там... У меня в доме? Нет. Можете на этот счет не беспокоиться, - проворчал Клементьев. - Пока единственный ущерб вашему домику нанес лично я, взломав замки. Вы, кстати, можете жаловаться, это нарушение закона, взлом, обыск...Но у нас времени не было, дело очень серьезное... Да что вы, зачем я буду жаловаться? Только вот замок надо новый вставлять, это теперь все так дорого... Замок мы вам завтра вставим. Подъезжайте часикам к десяти, если сможете. Где у вас телефон? - спросил Николаев. Мне надо срочно позвонить. В соседней комнате. Там внучка спит. Придется побеспокоить. Он прошел в соседнюю комнату, где спала девочка лет десяти и набрал номер Гусева. Павел?! А я звоню в машину, никто не подходит. Нет его нигде. Сгинул. Ключи от номера оставил портье. Его надо срочно задержать. Ах так... Именно так. Бери ключи у портье и осмотри номер. И держи в курсе. Мы в Симферополе, скоро выезжаем в Ялту.

Девочка проснулась, с испугом глядела на Николаева. Тот подмигнул ей и вышел Вот что, Галина Петровна, - сказал на прощание Николаев. Никому не открывайте, а особенно - Кириллу, если он вдруг появится у вас. Да?! - испуганно вытаращила глаза Воронна. - Хорошо, хорошо. Утром внучка в школу пойдет, а я сразу на автобус, и в Ялту...

Николаев и Клементьев откланялись и пошли в машину. Было уже около половины второго. Настроение у обоих было довольно боевое, открытия этой ночи впечатляли. Тем более, что, скорее всего, должно было быть продолжение. Какого же рожна он все это затеял? - удивлялся Клементьев, умело крутя баранку "Волги. - Никак я это в толк не возьму.

Николаев молчал, о чем-то напряженно думая. А. Павел Николаевич! Я все обдумываю всю эту историю и не могу уловить ход мыслей этого Воропаева. Поясни, если есть какие-нибудь соображения. Ты спишь, что ли? Устал... Понимаю... Мне бы вот только не желательно заснуть за рулем... Не заснешь, - обнадежил Николаев. - Есть соображения. И сейчас я тебя развлеку интересным повествованием...

... По дороге, ведущей из Массандры в Ялту уверенной поступью шагал человек. На губах его играла злая улыбочка. Человек этот был вполне доволен собой, доволен своими действиями, он был уверен в будущем. А будущее это должно было быть счастливым, богатым, полным интересными впечатлениями... И самое главное, что это счастливое будущее дадут ему не какие-то дешевые махинации, а его собственные, нажитые его знаменитыми предками деньги...

Как были глупы те, кто полагал, что могла перехитрить его...Наивные, нелепые люди... Жалкие провинциалы...

Их больше нет...Нет на земле Андрея Полещука... Нет на земле дурака Максимова с его подручными...Нет на земле тех, кто слишком много знал Мызина и Юркова... Нет на земле Елены Воропаевой... Теперь больше нет на земле и Кирила Воропаева... Есть Владимиров Олег Иванович, на чей счет в один из швейцарских банков переведена такая сумма, на которую и он и его потомки будут припеваючи жить столько, сколько будут существовать вообще...

Какая великая вещь - деньги, какая великая вещь - интерес, выгода... То, что невозможно решить с помощью денег, можно решить с помощью больших денег, воистину, это так...

Мужчина вспомнил глупые лица следователя Николаева и оперативников Гусева и Клементьева и фыркнул от распиравшего его смеха. "Вот, идиоты-то..", - думал он и трясся от смеха. Потом ему вдруг припомнилась какая-то пошлая частушка, и от этого ему стало еще смешнее...

Завтра вечером он будет уже в Швейцарии. Его будет ждать шикарный гостиничный номер. А потом он пойдет в банк, в свой банк и снимет со счета столько денег, сколько ему будет нужно. И все - весь мир перед ним, все неограниченные возможности этого огромного прекрасного мира.. Только сутки и пара тысяч километров отделяют его от него...

Он шел по дороге, курил и вспоминал подробности этой истории.

Как он обвел вокруг пальца Николаева с появлением Полещука в Москве... Как он сумел все, что делал этот дурак обернуть против него... А Полещук словно бы подыгрывал ему, летел, словно бабочка на огонь...

При воспоминании о Полещуке ему стало особенно весело.

Куда полез, быдло деревенское? Против кого попер, придурок усатый? Против интеллекта не попрешь...Да и Господь Бог помогает хорошим людям... Если бы он тогда не подслушал разговор Лены с Полещуком, что было бы...

От этой ужасной мысли он невольно поежился, и улыбка мигом сошла с его пухлых губ.

Да, что было бы? Все ценности были бы в руках этих аферистов, этих развратных аферистов... Они бы просто исчезли вместе с ценностями, и все... А теперь они исчезли иначе. И он исчезнет, чтобы воскреснуть в другом обличии...

Никто, никто не смог помешать ему в его планах. А помощники нашлись сразу. А почему? А потому что интерес... Выгода... Огромная выгода... Как жаль, однако, что надо делиться. Как жаль, что ему достанется не все...Но тут уж ничего не поделаешь? Пример глупого Полещука не вдохновляет...

...Так, в этом месте надо сворачивать с дороги... Где фонарик? Вот он... И маленький "Вальтер" надо снять с предохранителя, не помешает...

... Он свернул с дороги и пошел по тропке по направлению к морю. Прошел метров триста... Вдали увидел "Жигули" темного цвета. Направился к ним. Вовремя вы, - из машины вышел человек и протянул ему руку. На такие встречи не опаздывают. Давайте, что принесли.

Ему подали портфель. Он открыл его и стал изучать его содержимое. Его собеседник светил ему фонарем. Так, парик, усы и борода... Так, загранпаспорт... Деньги... Я буду пересчитывать, придется подождать.. Неужели, Кирилл Владиславович, вы полагаете, что вас тут кто-то собирается обманывать? Вам уже доказали, что вы имеете дело с серьезными людьми... Ничего, ничего, деньги счет любят. И не Кирилл я, а Олег Владимирович. Вы что, паспорт не изучали? - презрительно фыркнул Кирилл. Кирилла больше нет. Он там, - он указал на чернеющее справа море. - На дне морском... Вообще-то, у нас мало времени. Садитесь в машину и поехали в аэропорт. Я, пожалуй, воспользуюсь другим транспортом, - возразил Кирилл. - Так будет надежнее. Все в порядке, вы можете уезжать. Но учтите, если какой-то обман, кому-то не поздоровится. Я имею в виду счет в банке... Да вы же проверяли! - возмущался собеседник. - Экой вы недоверчивый. Тысячу раз надо проверять, - возразил Кирилл. - Сами знаете, о каких суммах идет речь. И все же, - настаивал собеседник, вам лучше будет сесть в мою машину. Нет. А, кстати, вот и мой транспорт!улыбнулся Кирилл, услышав шум двигателя.

К ним подъехал светлый "Жигуленок."

Из него вышел невысокий плюгавого вида мужчина. Здравствуйте, Кирил Владиславович, приветствовал он его. Здравствуйте, Палый. Пора ехать. Пора, пора. Дело только за одним..

Это за чем еще? - сделал шаг назад Кирилл. Отчего-то ему не понравилось выражение лица Палого. Не понравилось и то, что Палый метнул быстрый взгляд на его собеседника. И понял, что эти люди знакомы. А вот этого никак не должно было быть. Это очень неприятно и опасно.

Кирилл сунул руку в карман, где лежал "Вальтер" и резким движением выхватил его. Стреляй! - крикнул Палый, не ожидавший от Кирилла такой прыти. Но Кирилл выстрелил первым, и ночной собеседник упал, пораженный выстрелом в плечо. И только тут Палый успел отпрыгнуть, вытащить ПМ с глушителем и выстрелить Кириллу в сердце. Какой борзый, - прошептал Палый. - Вот тебе и сыночек маменькин... Ты на хера мне подмигнул, придурок? стонал раненый. - Предупреждали же, хитрый он, жутко, каждый взгляд сечет. И он понял, что мы с тобой знакомы... Ладно, надо ехать, его выстрел могли слышать... Где шкатулка? Вот она... Клади вот здесь, рядом с ним. Машину вести сможешь? Перевяжи чем-нибудь... Палый перевязал раненого, вытащил из кармана Кирилла пачку долларов, поднял с земли маленький "Вальтер" и сунул к себе в карман. А свой ПМ вложил в руку Кирилла. Сели по машинам и поехали.

Темный "Жигуленок" явно отставал от машины Палого. "Плохо ему", подумал Палый. - "Но совершенно необходимо отогнать его тачку на почтительное расстояние..."

Темный "Жигуленок" стал сигналить фарами.

Палый остановил машину. Тот тоже. Что, плохо, братан? - беспокоился Палый. Плохо! Плохо! Мы же портфель на месте оставили. С его паспортом и камуфляжем... Твою мать...Хорошо хоть я деньги из его кармана вытащил и пистолетик его забрал. И откуда он у него появился только? С портфелем что делать будем? Возвращаться нельзя. Никак нельзя. Да и ты, братан, что-то мне не нравишься, видать, он тебя здорово зацепил... Не сможешь ты вести машину, грабанешься в пропасть. Садись ко мне.

Раненый сел в машину Палого и они поехали.

Ему становилось все хуже и хуже, он стонал и что-то бормотал. Шугнись, братан, - пытался свободной рукой растормошить его Палый. "Экий ты слабак оказался", - подумал он.

Палый повернул направо и поехал по узенькой дороге по направлению к морю. Братан! Братан! - услышал раненый голос Палого. А? Что? Где мы? встрепенулся он. В раю, - усмехнулся Палый. - Ты ведь в будущей жизни на рай рассчитывал, когда девушке глаз выбивал и лицо ее в кусок мяса превращал, не так ли? Ты что, сволочь? - перепугался раненый. Обалдел, что ли? Нет, братан, я в форме, - возразил Палый, вытаскивая из кармана ПМ. Мстить собираешься? Она что, твоя знакомая? Но я же не сам, я по приказу... Как и ты... Именно, как и я... По приказу, по заданию. Какая месть, дураха? Ты что, полагал, тебя в живых оставят после такого? Кому ты нужен? Ухлопал людей, теперь твоя очередь... А завтра твоя, - прошипел раненый, сжимая кулаки. А завтра моя, - спокойно согласился Палый. - Но завтра...А сегодня умри ты... А завтра будет видно...Прости, братан...Не жалко мне тебя, зверюга ты... Я хоть пушкой орудую, а ты клешнями своими...Как над ребятами издевался... Как звать-то тебя? Хоть знать, кого ухлопал... Иваном звать, с отчаянием в голосе проговорил раненый. - Могу адрес дать моей матери. Не надо, - покачал головой Палый. Вот этого не надо... Не гневи Бога... А ты Иван-то только по имени, а так ты не Иван, ты просто Ванек из деревни Огонек... Подохни, братан, с миром...

Палый выстрелил Ивану в голову, потом оттащил его тело к обрыву и столкнул в море.

"Иван, говорит...", - прошептал Палый. "Тоже мне, Иван нашелся... Да, а за портфельчик мне арбуза вставят, это точно... И какой же хитрожопый оказался этот Кирюша, странно, что он меня раньше не раскусил, не понял, на кого я работаю. Повезло, однако..."

Палый подышал немного морским воздухом, а потом сел за руль и отправился в Симферополь. Там его ждали...

В районе Алушты осовевший от бессонной ночи Палый едва не столкнулся с белой "Волгой".

Только в последнюю минуту он успел увести машину вправо, а потом резко повернул влево, чтобы не угодить в кювет. Слава Богу..., - облегченно вздохнул Палый. - Теперь-то обидно было бы...

...- Слава Богу..., - облегченно вздохнул Клементьев. - Теперь-то обидно было бы, когда мы такое узнали... Да, на ваших горных дорожках надо держать ухо востро. А то никто не узнает, где могилка моя... Ну, допустим, где могилки наши, знать будут, а вот то, что никто не узнает о том, что ты мне рассказываешь, это никуда не годится. Так что, я отвечаю за твою драгоценную жизнь перед народом. Дай сигарету, - попросил он, притормаживая у обочины. - Покурю. Что-то я прибалдел от бессонной ночи, от этого дурака-чайника, тоже, наверное прикимарившего за рулем, а особенно от твоего чудесного рассказа про сокровища...Как будто детективный роман читаешь...

Николаев протянул ему пачку "Кэмела", где сиротливо ютилась последняя сигарета. Ой, ой, ой, - покачал головой Клементьев. - Последнюю даже менты не берут. Бери, бери, хоть ты и мент. Тебе машину вести, а я уже накурился до чертиков. Отплачу сторицей, за мной блок, - пообещал Клементьев. Взял сигарету, щелкнул зажигалкой и смачно затянулся. Когда последняя, особенный кайф, - мечтательно произнес он. - Продолжай дальше, Павел Николаевич. Ну что, обнаружили они, значит, тайник Остермана. Настоящий тайник, не тот, который для отвода глаз...Он ли, жена ли, вместе ли... Но тут непонятно каким образом в дело вмешался Полещук, скорее всего опять же, романтическая любовь - Лена ему рассказала. И он стал шантажировать Кирилла...Женой ли, рэкетом ли, короче, обещал ему горькую жизнь, если он с ним не поделится. Говорил ты это уже, Павел. Я понял Кирилл для вида согласился, но делиться своими фамильными драгоценностями с каким-то Полежуком, тем паче - любовником своей жены, у которой от него дочь, не собирался. И решил убить двух зайцев - получить все деньги и жестоко отомстить тем, кто глумился над ним... Дальше давай... Значит, Полещук недооценил Кирилла и переоценил Лену, с которй Кирилл, безусловно, был в сговоре. Они вдвоем обвели Полещука вокруг пальца. Полещук договорился с Максимовым, чтобы он совершил это псевдопохищение. Но взрыв машины организовал уже Кирилл. Наверняка, он подговорил вдову академика из соседнего подъезда, чтобы она запомнила номер машины, на которой увезли Лену и Вику, а, может быть, просто сообщил ей номер и марку. Дом для содержания похищенных он взял напрокат у Юркова, а для охраны Вики и Лены пригласил Мызина. Именно Мызин и умудрился прикрепить к днищу машины взрывное устройство.

Кстати, он служил в десантных войсках, я проверял. Ты извини, Григорий Петрович, тебе эти фамилии мало что говорят - Максимов, Юрков, Мызин... Я поподробнее тебе потом все объясню, а сейчас считай, что я уголовное дело вслух читаю. Мне самому надо во всем разобраться. Дело путаное до ужаса. И много несоответствий... Итак, Кирилл заранее договорился с Ворониной, что его друзья снимут у нее этот затерянный в море вечнозеленой растительности домик, идеальное место, чтобы прятатся от розыска. Лена же говорила самоуверенному Полещуку, изображавшему из себя супермена, что это она нашла и первый домик, тот, что в Жучках и второй, тот, что в Ботаническом саду. И Воронина эта недоговаривает. Кирилл ее строго предупредил, чтобы про него Андрюше не гу-гу, что это Лена или как ее, Ира ее знакомая... Утром первого января к деньгам, экспроприированным Полещуком со счета их общей фирмы прибавились личные деньги Кирилла. Довольный унижением чистенького маменькиного сынка, закрывший по причине своей непроходимой глупости глаза на взрыв машины, к которому не имел никакого отношения и о котором ездил говорить в СКЛИФ к Максимову, чуть не столкнувшись с нашей машиной, вдохновленный тем, что будет обладать и ценностями Остерманов и Леной, Полещук пригрозил якобы ничего не понимавшему Кириллу, чтобы он нигде не заикался о том, что знает и про него, и про сокровища своих предков, а то ему может быть очень плохо. А Кирилл свою роль убитого горем мужа сыграл прекрасно, как по нотам. Видеть унижение этого баловня судьбы Полещуку, прошедшему и через службу в армии на Дальнем Востоке и через тюрьму было очень приятно.Так что удовлетворенное самолюбие сыграло здесь не последнюю роль, как в поведении одного, так и другого. И деньги Полещуку очень были нужны ведь чтобы выгодно продать драгоценности, нужно время. А со ста тысячами долларов наличными в кармане всюду рай - сунь, кому хочешь, и хоть в игольное ушко пролезай. И паспорта любые, и билеты, да, что угодно...

А еще более доволльный Кирилл забрал Вику из домика, который сам же арендовал для этого циркового представления, отвез ее домой, изобразил перед родителями трагическую сцену и стал разыгрывать комедию дальше. Тут совершенно неясен один вопрос - где именно находились драгоценности в то время, как и то, где они сейчас. Ну, колечки могли и очевидно лежали в карманах у влюбленной парочки, на их страх и риск, но рукописи, картины... Думаю, что он не мог обойтись без сообщников... Так, ладно, отдохнул, потянулся Клементьев. - Попылили потихоньку дальше... Итак, - продолжал Николаев, - Лена и Полещук уехали в Ялту. А Кирилл стал подводить мать к тому, чтобы она нашла опустошенный архив Остермана. Чтобы история эта приобрела огласку, чтобы все считали, что Лена и Полещук ограбили их. Но тут мать догадалась о Мызине. И Кирилл немедленно либо сам, либо с чьей-то помощью убирает и Мызина, и Юркова. И тут в дело вмешивается случай. В Москве неизвестно зачем появляется Полещук. Его видит приятель Кирилла. Это просто подарок судьбы - Кирилл немедленно пользуется этим и сообщает о его появлении нам. Хотя... я склоняюсь к более сложному варианту. Кириллу ни в коем случае не могло быть выгодно, чтобы мы взяли Полещука. Он придумал его появление в Москве, подговорив своего приятеля, можетбыть, подкупив его, чтобы он солгал, что видел Полещука в центре Москвы. Все это делалось для того, чтобы свалить на него два убийства. Недаром какой-то чернобородый рисовался и на Лосинке и в Медведково, словно бы специально, чтобы его запомнили. Но Полещук на самом деле появлятеся в Москве. И совсем не в таком виде, как описывал его этот Федя. А я тогда поверил Кириллу, не поняв, что простое стечение обстоятельств сыграло ему на руку. Но Полещуку удалось скрыться и уехать в Ялту.

Говоря о Кирилле и Полещуке, мы совершенно забыли про Лену - одно из главных действующих лиц этой истории, про то, что она с самого начала была в сговоре с Кириллом. Что уж там сыграло роль, какие между ними были разговоры, об этом ведает один господь Бог, но скорее всего, ее жадность к деньгам победила ее любовь к Андрею. А именно то, что она была в эпицентре событий, между двух огней и является стержнем всей этой трагедии. Иначе она бы с любым из них вытащила ценности, и они жили бы припеваючи. А тут...оба были в курсе, и никто не хотел никому уступать ни одной доли...Жадность проклятая...

Итак, в Ялте она сыграла все возможное, чтобы Андрея в последнее время видели в общественных местах, она воспользовалась его характером, желанием порисоваться, покутить. Она потребовала, чтобы он повел ее на день рождения в ресторан. Да, она рисковала, их могли там взять, но кто не рискует, не пьет шампанское. А возможно, их подстраховывали. Они договорились с Кириллом убить Полещука, а драгоценности поделить пополам, или вместе скрыться. Возможно, что у Полещука действительно не было начных денег,и она уговорила его обратиться к ювелиру Исааку Борисовичу, чтобы тот купил кольцо. Но уже перед самой встречей в ресторане она сказала ему, чтобы он ни в коем случае кольцо не продавал. Их видели вместе, Исаак Борисович в городе фигура достаточно известная.После этого вечера Полещука должны были убить. Все свелось бы к тому, что он ограбил Воропаевых и был убит при попытке продать драгоценности. А Лена с Кириллом скрылись бы с огромной суммой денег. А еще, того глядишь, и вернулись бы домой победителями мерзкого авантюриста. Но это навряд ли. Возможно, Кирилл уже нашел покупателя, в отличие от Полещука он имел связи в элитных кругах, там, где умеют держать язык за зубами. Но... исполнитель убийства сделал по-своему. Убив Полещука, он убил и Лену. Трупы можно было спрятать, выбросить в море, наконец, не так уж оно далеко от места убийства. Но убийца хотел, чтобы их нашли, чтобы их видели. А настоящие паспорта, видимо, тоже он подсунул им. И, скорее всего, это именно Кирилл организовал все это. Он отомстил и жене, и Полещуку, и сорковища теперь его руках, потому что он с самого начала знал, где они. Ты, Павел Николаевич настоящий Шерлок Холмс, - заявил Клементьев. - Эдакую грязь разгреб своим тонким умом. Ты погоди, - рассмеялся Николаев. - Оно, может быть, и не так все...

Словно услышав его слова в машине зазвонил телефон. На проводе был Константин Гусев. Павел, дело набирает оборот, - задыхаясь говорил Гусев. Я из номера Кирилла. Тут записка... Читай, - насторожился Николаев и пожалел, что отдал последнюю сигарету Клементьеву. Слушай, тебе адресовано: "Уважаемый Павел Николаевич! Всю эту историю затеял я. Наш любовный треугольник привел к чудовищным результатам. Драгоценности давно уже были в надежном месте, и все это я подстроил - и побег Лены с Полещуком, и взрыв машины, и своей рукой убил несчастных Мызина и Юркова. Я хотел отомстить Полещуку, но потом решил отомстить и ей - этой паскудной сучке, для которой нет ничего святого, кроме денег. Она умудрилась предать и меня, и Андрея, этого дурошлепа, до последней минуты своей нелепой жизни не понявшего, что его подставилил, как последнего дурака. Он думал, что ообманывает меня, снимая деньги со счета нашей горе-фирмы, что прикарманивает фамильные драгоценнсти нашей семьи. Но Лене не нужен был Андрей, ей нужны были деньги, потому что она знала, к а к и е это деньги, и к а к у ю жизнь можно вести, обладая ими. Я все это организовал с ее помощью, но решил лишить жизни и ее, потому что понял - она предаст кого угодно ради своей выгоды. Я все продумал тщательно, не понял только одного - я не смогу выдержать того зрелища, которое увидел сегодня в морге. Это оказалось выше моих сил. Я не скажу, кто именно осуществил эти убийства, да это и не важно, и никто никогда этого не узнает, потому что я решил покончить с собой. А эти окаянные драгоценности, ради которых пролито столько крови, будут лежать на дне Черного моря, там им самое место. Рукописи же и картины я спрятал в таком надежном месте, что никто их не найдет, и они будут там лежать до лучших времен, когда люди сумеют их оценить по-настоящему. Будь проклята эта жизнь, которая всколыхнула на поверхность все самые гнусные стороны человеческой натуры - жадность, подлость, предательство. Я ухожу из жизни, а дело на этом можно считать законченным, так как больше нет никого - ни людей, участвовавших в нем, ни драгоценностей, из-за которых все это произошло. С уважением Кирилл Воропаев." Вот, значит, такое письмо, Павел, нашел я на тумбочке около кровати в номере Кирилла.А? Как оно тебе?

Николаев молчал, пытаясь сосредоточить ся. Да, вот тебе и Кирилл Воропаев... Чего молчишь? - кричал в трубку Константин.

- Чего случилось? - насторожился Клементьев. А? Что? Да ничего, отвечал Николаев обоим сразу. - Ладно, Костя, мы едем к тебе. Что ты там еще обнаружил?

Еше письмо к родителям и Вике. Ладно, это письмо прочитаем на месте.Там ничего нового нет? Нет, примерно то же самое... Ладно. Действуй по обстановке. Опрашивай дюдей, организовывай поиски. Глядишь, еще живой...Хотя, времени с его ухода из гостиницы прошло предостаточно. Все. Пока. Ну что, Павел Николаевич, говорил я тебе, что ты Шерлок Холмс! Как же ты все здорово расшифоровал... А это ох, как трудно... Я... здорово, дальше некуда, - бубнил под нос Николаев. - Полещук погиб, Лена погибла, Кирилл, видимо, тоже...А я плетусь в хвосте событий и констатирую их... Хорош получился результат, лучше не придумаешь...

Все это окаянное дело - цепь сплошных промахов, - продолжал он. Но и им должного не воздать нельзя. Круто замешано. Полещук обманывал Кирилла, Лена - Полещука, а Кирилл их обоих. И результат славный - четверо убитых в машине, двое - на окраинах Москвы, двое на обочине дороги в Ялте, а теперь еще Кирилл под вопросом. Восьмерых поубивал, а потом себя. Драгоценности в воду и... И дела нет. А мы, следственные органы и угрозыск остались совершенно не при чем, - добавил Клементьев.

... Константина Гусева они встретили прямо у дверей гостиницы. Ну как? Прочесывают ребята близлежащие окрестности. Но...сам понимаешь, тьма тьмущая, лесная зона, черта с два тут что-то найдешь... Пошли в номер Воропаева, - сказал Николаев.

Гусев показал ему письмо, адресованное родителям и Вике.

"Дорогие мои папа и мама! Дорогая дочка Вика! Простите меня за все. Папа и мама, вы хотели из меня сделать достойного члена общества, ученого. Я же прожил ничтожную жизнь, опозорил славные фамилии Остерманов и Воропаевых. Я хочу своей смертью, принимаемой добровольно, искупить свою гнусную жизнь. Папа и мама! Вырастите Вику и сделайте из нее то, что не сумели сделать из меня. Дедушкины драгоценности не пошли на благо семьи, не пошли на благо Отечества, из-за них погибло много людей, их никогда никто не увидит, я уношу их с собой, а картины и рукописи прячу до лучших времен, когда, может быть, люди не будут проливать столько крови из-за денег. Пусть Вика никогда не узнает, кто был ее настоящим отцом, она должна вырасти Воропаевой и смыть с меня, хотя бы частично, пятно позора.

Вика! Дочка моя! Целую тебя, будь честной и порядочной. Не суди меня строго, но не повторяй моих ошибок, когда тебе, уже большой, дедушка и бабушка сочтут нужным рассказать что-то про эту трагическую историю. Без этих сокровищ твоя жизнь будет гораздо спокойнее и достойнее. Твой отец, ваш сын, Кирилл Воропаев." Понятно, - произнес Николаев. Что будем делать? Что делать? Искать! Искать и искать. Воропаев должен быть найден. В любом виде найден... Найден!!! - ворвался в комнату Клементьев. Найден Воропаев! Живой? - встрепенулся Николаев. Нет, - опустил глаза Клементьев. - Выстрел в сердце. Его нашли неподалеку отсюда у обрыва над берегом моря. Где тело? Отнесли в подсобку около гостиницы. Пошли. Там есть что-то любопытное.

Николаев, Гусев и Клементьев почти бегом спустились вниз, вышли из гостиницы, зашли в подсобку. Там на спине лежал Кирилл Воропаев в своем бежевом кашемировом пальто, испачканном весенней грязью. Пальто и пиджак были распахнуты, на белой рубашке с левой стороны расплылось огромное пятно крови. Вот, валялось рядом. - Клементьев подал Николаеву большую старинную шкатулку с инкрустацией, резьбой, украшенную камнями с четырех сторон. Николаев открыл ее - внутри она была обита бархатом. Там были сокровища Остермана, - прошептал Николаев. Покидал, небось, все в море..., - глядя в сторону, пробурчал Клементьев. - Отдал бы лучше в детский дом какой-нибудь... Он не имел права отдавать их в детский дом,возразил Гусев. - Прямая наследница его мать. Так что если бы он так сделал, последовало бы продолжение. А так никому... Из чего был сделан выстрел? Вот из этого Макарова. В руке был.

Опросили портье, горничных в холле. Все единодушно сообщили, что видели Кирилла Воропаева, выходящего из гостиницы в районе одиннадцати. Его хорошо запомнили, потому что он уже стал чем-то вроде местной знаменитости. Все знали, что он только что потерял жену. Он был спокоен, элегантен и очень бледен. "Такая романтическая история...Наши дамы глядели на него со слезами на глазах", - добавил импозантный толстощекий портье. А вы не заметили, было ли у него что-нибудь в руках? Вроде бы нет, но спросите лучше у швейцара. Швейцар был не из бывших, с бакенбардами и в фуражке. Он был из нынешних, бритый, крутой, деловой. Вышел в двадцать три ноль семь, четко доложил швейцар, поднимая вверх руку и показывая часы "Сейко". - И в руках у него ничего не было. Даю гарантию, привык все подмечать. Странно, однако, - пожал плечами Клементьев. Где же он мог прятать шкатулку? удивлялся Гусев. - Что же он, привез ее с собой из Москвы и таскал в кейсе, а потом успел припрятать куданибудь? Она бы никак не влезла и в кейс, мрачно констатировал Николаев. Очень странно, - сказал Клементьев. Встретился с кем-то, получил шкатулку и тут же застрелился? Застрелился ли? - глядя в сторону тихо спросил сам себя Николаев.

Экспертиза, проведенная на следующий день, дала совершенно четкий ответ. Кирилл Воропаев был убит выстрелом из пистолета Макарова примерно с расстояния метра. Смерть наступила около двенадцати ночи.

Но самое интересное было найдено на месте убийства. Утром на этом месте был обнаружен небольшой портфель, в котором лежали парик с черными волосами, накладные усы и борода и загранпаспорт на имя Владимирова Олега Ивановича с фотографией Кирилла с черными волосами, усами и бородой. Как обнаружили тело Воропаева? - спросил Николаев. Один из сотрудников, искавших ночью Кирилла, услышал вдалеке пистолетный выстрел. Он поспешил в ту сторону, но ночь... кусты, грязь, он плутал около часа. Когда он отходил от дороги мимо него на большой скорости пронеслись две автомашины "Жигули" светлого и темного цвета. Номера на обоих были замазаны грязью. Пистолетный выстрел? - удивился Николаев. - Макаров-то с глушителем... И зачем самоубийце глушитель, это я еще ночью в толк взять не мог? Да, спешили ребятки, спешили... Коечто явно не доглядели. Нет, не собирался стреляться Кирилл Владиславович, а собирался он скрыться с драгоценностями или, что вероятнее, с наличными деньгами и банковским счетом за кордон. И все бы у них сошлось, если бы не этот портфель, который они впопыхах забыли. А забыли они его потому что был сделан еще один выстрел. А стрелял-то очень возможно сам Кирилл. В своего противника. Ох, совершенно другим был человеком этот Воропаев, чем тем, каким хотел казаться... Экспертиза все равно доказала бы, что это не самоубийство, - заметил Гусев. А это ерунда, мы могли бы подумать, что его убили, когда он драгоценности бросал либо хотел бросать в море, ну, выследили и убили. Вполне реальная версия. А вот портфельчик всю картину портит. И звук выстрела. Значит, драгоценности не на дне моря? спросил Гусев сам себя. Да, разумеется, нет. У него с кем-то была назначена встреча. Там ему должны были передать деньги, загранпаспорт, камуфляж. Но он заподозрил неладное и выстрелил. Но...те оказались проворнее. Дальше по плану. Шкатулку бросили рядом, а портфель, содержимое которого свидетельствует о том, что он не собирался кончать с собой и выкидывать в море сокровища, впопыхах забыли. Вот и ответ на все вопросы. Кроме одного, - мрачно заметил совершенно сонный Клементьев. - Кто это сделал? И еще одного - где теперь эти драгоценности?

Вскоре пришло сообщение, что на обочине дороги километрах в семи от места убийства Воропаева обнаружены "Жигули" темно-синего цвета. На сидении пятна крови. "Жигуленок" был угнан неделю назад из Краснодарского края. Перед этой машиной эксперты обнаружили следы протекторов другой машины. Вот они, два "Жигуленка", - сказал Николаев. - А в этой машине сидел за рулем раненый.Причем, раненый Кириллом. Полагаю, этот господин уже кормит рыб в Черном море...

День опять предстоял веселенький. Учитывая новые обстоятельства, Николаев и Гусев решили остаться в Ялте. Надо было отправлять в Москву Веру Георгиевну и транспортировать тела. А завтра было восьмое марта. Да, настроение никак не праздничное, - буркнул Клементьев. Тебе-то что, ты дома, - отвечал Николаев. А мне опять выговор по женской части. Ни цветов, ни гостинцев... А, может быть, завтра полетим, успеем здесь разобраться с делами? Нет, вряд ли, ответил он сам себе.

Они поехали в гостиницу. Николаев поднялся в номер Веры Георгиевны. Как вы? - глядя в пол, спросил Николаев. Она стояла перед ним в черном джемпере и длинной старомодной юбке бледная как полотно. Как? - попыталась улыбнуться она. - Сна не было, были кошмары. Знаете, закрываю глаза и лечу куда-то, в какую-то пропасть. И всюду Лена, всюду она...Калейдоскоп... Как в фильмах ужасов, превращение,она на моих глазах из ребенка превращается сначала во взрослую женщину, а потом... в то, что мы вчера видели.. Все. Хватит, Она встряхнула гладко причесанной головой. Когда мы летим? Вы летите сегодня в пятнадцать двадцать.

23 А нам с Константином Ивановичем придется задержаться здесь. А как с... Ну... Будут транспортированы этим же самолетом. Там вам помогут. Только вот Кирилл не сможет помочь вам в похоронах Лены. Что? Отказывается? Нервная система не выдерживает у этого хлюпика? Наверное, уже лег в какую-нибудь правительственную лечебницу или санаторий от четвертого управления? Да нет, Вера Георгиевна..., - замялся Николаев. - Дело в том, что его ночью убили. У б и л и?! Кирилла убили? Да. Его нашли часа в два ночи на берегу моря. Убит выстрелом из пистолета. Интересные дела, задумалась Вера Георгиевна. - Вот это уже я никак не могу объяснить. Да и я вам пока ничего не могу объяснить. И права на это не имею. Да я и не спрашиваю... Просто размышляю вслух... Вообще, Павел Николаевич, мне ночью стали приходить в голову странные мысли - а не организовал ли Кирилл убийство Лены и Андрея? Узнал как-то, что они в Ялте, а меня расспрашивал для виду. Для алиби, так сказать... Но если он организовал это зверское убийство, из мести, из злобы, то кто же убил его? Кто-то отомстил за них? А, может быть,он сам себя? Совесть замучила, ну бывает же... Нет, не сам себя, - ответил Николаев. И я его не убивала! А вообще-то, честно скажу, была бы уверена, что это он - точно убила бы, без зазрения совести! И всю жизнь потом этим гордилась! - Вера Георгиевна даже слегка покраснела от ярости. - Но я убийцу своей дочери не стала бы убивать из пистолета, я бы на куски его разрезала. Успокойтесь, Вера Георгиевна. Пойдемте, позавтракаем, а потом вам надо собираться. А я организую транспортировку тел. Повезут всех троих? Нет, тело Кирилла пока останется здесь. Нужен тщательный осмотр, его отвезут завтра. Подарок будет матери к восьмому марта,задумчиво произнесла Вера Георгиевна. - Ох, как жалко-то ее...Единственный сын... Я не люблю ее, но как жалко... И родителей Андрея жалко, я их совсем мало знаю, они такие простые, радушные, мы сидели как-то у них в Солнцево. Пельмени, водка, сало с чесноком...Как давно это было... А Андрей и Лена были совсем детьми...И вот... Вся их жизнь вместилась в двадцать четыре и двадцать семь лет. И Кирилл не дожил до тридцати... Какой все это кошмар...

Они спустились в кафе, где к Николаеву подошел Клементьев. Проведена экспертиза почерков Лены и Кирилла. Сличали с подписью на паспортах. Они идентичны. Письма написаны их руками. Да я, в общем-то, и не сомневался. Ладно, спасибо, Гриш.

Ему стал очень симпатичен этот на первый взгляд мрачный и малоразговорчивый человек, о котором он знал, что месяц назад он с двумя товарищами задержал пятерых вооруженных бандитов, державших в страхе весь Крым в течение полугода.

Бывший афганец-десантник, он терпеть не мог рассказывать что-то про свои подвиги и страшно злился, когда его об этом расспрашивали.

Убийство Кирилла Верой Георгиевной из мести за дочь было гипотезой совершенно маловероятной, учитывая письмо Кирилла и предметы, найденные на месте преступления, но Николаев был обязан проверить и этот вариант.Но она из гостиницы никуда не выходила и никому не звонила - телефонные разговоры из комнат Кирилла и Веры Георгиевны прослушивались.

Николаев проводил Веру Георгиевну до Симферопольского аэропорта, посадил в самолет.Привезли и тела Лены и Полещука в цинковых гробах.

Николаев и Гусев провели в Ялте целый день седьмого, а к вечеру восьмогоо вылетели в Москву. Письмо, написанное Леной Кириллу было приобщено к делу. Вере Георгиевне Николаев решил его не показывать. В Ботанический сад ее тоже решили не возить, она еле держалась на ногах и узнать про махинации дочери было бы для нее лишним ударом, которого она могла не выдержать.

... В восемь часов вечера исхудавший бледный Павел Николаевич ввалился домой. В аэропорту он купил букет цветов, а по дороге заехал в магазин за бутылкой шампанского. С праздником тебя, Тамара! И тебя, Верочка! - поздравил он своих женщин. - Упустил я и Кирилла, - тяжело вздохнул он...

Тамара промолчала.

... О смерти Кирилла он решил сообщить отцу. Позвонил ему на работу. Но того не оказалось на месте. Тогда он позвонил домой.

Нина Владимировна, Николаев беспокоит. Простите меня... У меня для вас тяжелая новость. Я знаю, мне звонила перед вылетом Вера Георгиевна. Лену и Андрея убили в Ялте. Какой кошмар! Да, кошмар, но это еще не все. Извините меня, я не решился звонить вам вчера в праздничный день, я прилетел вечером... Да что такое?! Дело в том, что прошлой ночью убили Кирилла. Примите мои соболезнования.

Последовало долгое молчание. Потом раздались странные хлюпающие звуки. Нина Владимировна! Успокойтесь. Я могу к вам приехать, если надо. М-м-м, - стонала несчастная мать. - За что мне все это?! За что?!!! Он же у меня единственный... Единственный... Я приеду к вам. Через двадцать минут буду. ... В дверях подъезда Николаев столкнулся с Воропаевым, только что вошедшим в подъезд. Владислав Николаевич тяжелым мутным взглядом поглядел на Николаева. Не уберегли? - мрачно спросил он, протирая очки носовым платком. Мы не уберегли. И вы не уберегли, - уточнил Николаев, отметая упреки отца. - Прежде, чем подняться в квартиру, я вам кое-что расскажу, хоть и не имею на это права. Жаль, что я вам не дозвонился. Не мое это дело сообщать матерям о смерти детей. А мне уже пришлось это делать дважды и еще придется давать объяснения Полещукам.

Не придется. Полещуки знают. Утром их возили на опознание трупа. Они мне звонили на работу прямо перед звонком Нины...Обещали посадить Кирилла, они считают, что это он убил Лену и Андрея. А ведь это правда, Владислав Николаевич, тихо произнес Николаев. - Прочтите вот это. - Он протянул Воропаеву письмо Кирилла, адресованное им и Вике. Воропаев дрожащими руками взял письмо, залпом прочитал. Ну и что? Что из этого следует? - Он гневно глядел на Николаева. Это его почерк? Да, разумеется. И почерк и стиль. Это он писал. Он что, покончил с собой? Его убили. А теперь прочитайте вот это. - И он дал Воропаеву письмо адресованное ему. Воропаев жадными глазами пробежал письмо и застонал от невыносимой боли, которое оно ему причинило. Он машинально хотел скомкать письмо, но Николаев аккуратно забрал его. Какой ужас... Павел Николаевич, а нельзя этого не говорить Ниночке? Это убьет ее. Это хуже смерти. Это позор. Можно, можно. Даже нужно. Пока, по крайней мере. Дальше будет видно. А это письмо мы ей, конечно, покажем. Не надо, чтобы она считала Кирилла ангелом.

Когда они подошли к дверям квартиры, они услышали громкий голос Нины Владимировны. Кирюшу тоже убили! И прекратите мне угрожать!

Воропаев открыл дверь. Они вошли в квартиру.

Опять Полещуки звонят, - отчаянным голосом простонала Нина Владимировна.

Николаев взял у нее трубку. Майор Николаев у телефона. Зинаида Андреевна, я вас очень попрошу, вы больше сюда не звоните. Не тревожьте людей - у них такое же горе, как и у вас. Кирилл убит прошлой ночью. Примите мои соболезнования. А в этом деле много виноватых. Там еще разбираться и разбираться... Я думаю, мы похороним Кирилла на Хованском кладбище, в могиле моего отца, - предложил Воропаев, когда Павел Николаевич положил трубку. Но можно было бы и на Новодевичьем. В могиле моего отца, как-то неуверенно возразила Нина Владимировна. Не надо на Новодевичьем, мутным взглядом поглядел ей в глаза муж. - На Хованском тоже хорошо, мой отец был достойным человеком и..., Он как-то захлебнулся своими словами и протянул письмо, адресованное Кириллом им. Нина Владимировна быстро прочитала. Бабушка! - выскочила из комнаты веселенькая Вика. - Посмотри, какой домик я построила! Здравствуй, Вика, - улыбнулся девочке Николаев. Как поживаешь? Да то хорошо, то плохо. Позавчера я бабушку не слушалась, а вчера мы гуляли к памятнику Пушкина, и бабушка обещала меня свозить в зоопарк, а сегодня опять плохо. Утром бабушка очень сильно кричала, я так испугалась? А когда папа приедет?

Нина Владимировна скомкала псиьмо одной рукой и прижала кулак к лицу. Из ее груди раздавался глухой стон. Папа..., - бормотал Владислав Николаевич. Он... приедет попозже. Сначала мама куда-то уехала из той плохой дачи, теперь папа уехал. Папа говорил мне, что мама приедет попозже, а теперь и папа приедет попозже. Я так не хочу. У тебя такие замечательные дедушка с бабушкой, - сказал Николаев. - И они сводят тебя в зоопарк. И в цирк. Иди, играй, девочка...

Вика убежала в свою комнату, а Нина Владимировна так и продолжала стоять со скомканным письмом в руке, прижатой к лицу. Кирюша, Кирюша, бормотала она. - Но почему же вы мне сказали, что его убили? - вдруг спохватилась она. - Он же сам, он добровольно, он сумел умереть достойно... Конечно,для вас было бы лучше считать так. Но вы все равно узнаете правду, и я не стану вас обманывать. Не покончил он с собой, Нина Владимировна. Его убили из пистолета выстрелом в сердце. Это установили экспертиза. А где же драгоценности, в таком случае? Мне они не нужны, будь они прокляты! Но нужно найти убийцу! А драгоценности я бы отдала на благотворительные цели, на детские дома, на церкви, я бы ни копейки не взяла из них... Следствие продолжается. Будут возбуждены новые уголовные дела, кто будет их вести, я не знаю. Может быть, я, может быть, кто-то другой. Мне поручено вести дело по факту взрыва автомашины "Волга" и гибели в ней четырех людей. И это дело я скоро завершу. Виновник известен. Он многозначительно поглядел на Воропаева. А дела об убийстве Мызина и Юркова ведет другой следователь. И здесь дело близится к завершению. - Он снова непроизвольно поглядел на Воропаева. - А кто будет вести дела об убийстве Лены, Полещука и вашего сына, я не знаю. Что касается драгоценностей, то никто из живых их в глаза не видел, кроме... одного человека, видевшего один предмет, и это чрезвычайно осложняет дело. Уголовное дело по этому факту, во всяком случае, возбуждено быть не может, нет никаких оснований для этого. Вы что, полагаете, что их вообще не было?! Да я просто убежден, что они были и есть. А вот оснований для уголовного дела нет. Это будет лишь версией для раскрытия мотивов убийства реально существовавших людей, а мифические драгоценности специально искать никто не станет.

Больше говорить было не о чем. Утешить несчастных родителей Николаев не мог. Он попрощался и вышел. Но не пошел к машине, любопытство понесло его в соседний подъезд.

... Зазвенели цепочки в квартире сорок восемь. Маленькая женщина лет семидесяти пяти глядела на Николаева. Вам кого? Вас, Кира Борисовна. Я следователь Николаев из Управления внутренних дел. Вы не помните меня? Что-то такое припоминаю. Но все же, покажите ваше удостоверение.

Раздраженный Николаев протянул удостоверение сквозь щелку. На сей раз старушка изучала его еще дольше, чем в прошлый раз.

Наконец, она открыла дверь. Только обувь, ради Бога, снимайте. Паркет недавно лакировали. Один только вопрос, Кира Борисовна. Кирилл Воропаев вас ни о чем не просил в конце декабря? Кирилл? Кирюша? ... А о чем он мог меня просить? Что я могу, старая женщина? Это раньше мы с Александром Леонидовичем... Тридцать первого декабря вы сообщили мне номер машины, на которой увезли Лену Воропаеву с дочкой. Да, да, я запомнила этот номер. Он очень характерный, этот номер. Через час эта машина была взорвана. Погибло четверо человек. Я веду уголовное дело по факту взрыва. Боже мой! Боже мой! - застонала явно испуганная старушка. - Но, насколько я знаю, Виктошенька жива и здорова, а Лена...куда-то...ну, исчезла, что ли? Погибли те, кто похищал их. Но это еще не все. На днях убиты и Лена Воропаева и Кирилл.

Кира Борисовна побледнела и задрожала своими маленькими ручками. Итак, повторяю вопрос. Не просил ли вас Кирилл Воропаев о чем-нибудь в последние числа декабря? Отвечайте так, как было, это очень серьезное дело, и у меня, честное слово, нет времени слушать здесь сказки. За лжесвидетельство положена статься Уголовного кодекса.

Но за недонесение, насколько я знаю, тоже положена, - хитренько улыбнулась Кира Борисовна. Какое же тут недонесение? - возразил Николаев. Вы как раз и донесли о факте похищения и захвате заложников. Так что тут вам ничего не грозит. А вот статья 189-я, за укрывательство, может быть к вам применена. Вы меня тут не запугивайте! - вдруг окрысилась Кира Борисовна. - Здесь бывали генералы НКВД! Спросите прямо, я вам отвечу! Кирюшу я знаю с детства, он зашел ко мне и сказал, что очень просит меня погулять во дворе в определенное время, около пяти часов вечера. И главное запомнить номер машины и сообщить его следственным органам, то есть вам, товарищ майор. Я была поражена его странной просьбе, а он уверил меня, что его жену хочет похитить любовник. А он узнал об этом и хочет предать этого любовника справедливому возмездию. Я, правда, ничего не поняла, почему это я должна запоминать номер, а он сам не может подкараулить их и предотвратить это похищение, но согласитесь, что в его ходе мыслей была определенная логика. Взять, так сказать, этого любовника тепленьким и посадить его, вместо того, чтобы с ним разбираться нетрадиционными методами. А потом он мне говорил, что решил отпустить жену восвояси, раз уж она неверна ему, и что он отказался от мысли мстить этому любовнику, раз ему вернули дочку. Он мне преподнес букет цветов и две бутылки великолепного французского красного вина. А еще огромный торт, великолепный торт, мы с Александром Леонидовичем ели подобный торт в Баден-Бадене, когда ездили туда на лечение...Извините, товарищ майор. Так вот, я не очень поверила словам Кирюши, потому что, раз я сообщила номер машины следственным органам, то есть, вам, их обязательно должны были арестовать, но, в конце концов, это не мое дело. Ну а раз развернулись такие события, то мой долг рассказать правду, и не надо было меня запугивать статьями Уголовного Кодекса. Про взрыв этот я понятия не имела, а то бы сообщила вам о странной просьбе Кирюши. Это уже слишком для любовной романтической истории. А что, Лену и Кирюшу убил этот самый любовник? Нет, любовника тоже убили. То есть, они поубивали друг друга? Вроде, как бы дуэль. Надо же, в наше время, и такая романтика. А я перестала верить в подлинные чувства. Раньше из-за дам мужчины стрелялись. И порой тоже убивали друг друга. Мне Александр Леонидович рассказывал про поручика Ахтырского, своего двоюродного дедушку... Да..., - прервал ее рассказ Николаев. - Нечто в этом роде произошло и сейчас. Поубивали друг друга, ваша правда. Все, спасибо вам. А что это вы все пишете, товарищ майор? Я не влипну с вами ни в какую историю? Это протокол. Вы же не хотите презжать ко мне в Управление? Подпишите здесь, и все. Больше я вас не побеспокою.

Кира Борисовна расписалась, внимательно прочитав бумагу.

- Все верно. А в Управление мне действительно трудно добираться. Это я по квартире порхаю, а стоит только выйти на улицу, ноги подкашиваются. Старость - не радость, товарищ майор...

... Дело по факту взрыва близилось к завершению, а в целом вся эта история представляла собой сплошной огромный вопрос. И ответит ли на него кто-нибудь когда-нибудь?

... Десятого марта на Хованском и Востряковском кладбищах состоялось трое похорон. На Хованском в совершенно противоположных его концах хоронили Андрея Полещука и Кирилла Воропаева. На похоронах Полещука собралось довольно много народу, родственники, многочисленные друзья, несли венки, было много и живых цветов. Толстую Зинаиду Андреевну поддерживали две ее сестры таких же габаритов. Рядом шел Афанасий, вытирал огромным носовым платком слезы и тут же разглаживал могучие усы. Друзья добрым словом вспоминали погибшего. После похорон поехали в квартиру Андрея на проспекте Вернадского на поминки. Теперь эта квартира по наследству переходила к его родителям. На нее также положили глаз двое братьев Полещука старший и младший, оба статные гарные хлопцы. Они зловеще поглядывали друг на друга и шушукались с родителями по очереди. Столы ломились от яств, над ними хлопотали бесчисленные тетушки, сестрички, племянницы, снохи, золовки, свояченицы и добрые соседи покойного. Поминки затянулись далеко за полночь.

На похоронах Кирилла Воропаева народу было довольно мало. Вику отвезли к двоюродной сестре Владислава Николаевича. На кладбище были только мать, отец и двое молодых сослуживцев Владислава Николаевича. Еще приехал старый школьный приятель Кирилла. Они вчетвером и несли гроб. Опустили в могилу, постояли молча и уехали каждый к себе. Владислав Николаевич и Нина Владимировна поехали в свою квартиру на Фрунзенской набережной. Помянули Кирилла водкой и блинами с икрой, и, немного расслабившись от напряжения, несколько часов подряд тихо разговаривали. Владислав Николаевич обнял жену за плечи, прижал к себе и утешал, как мог. А она утешала его.

А вот на Востряковском кладбище нести гроб было просто некому. Вере Георгиевне для этого пришлось нанимать мужиков с кладбища. Они запросили настолько много за эту услугу, что она от отчаяния стала приседать на землю. И они поглядели на нее, худенькую, плохо одетую, убитую горем женщину и согласились нести гроб бесплатно. Что мы, зверье, что ли? прогудел старшой, дядя Вася. - Бог не выдаст, свинья не съест. Не лопнем, коли задарма увагу совершим человеку хорошему, женщине неимущей. Горе у нее, дочь хоронит. Вишь - в закрытом гробу, значит, показывать нельзя, так изувечили...

Они отнесли гроб к могиле, могильщики опустили его в землю. Бледная, худая, прямая как палка, неподвижно стояла Вера Георгиевна над могилой, только вздрогнула, когда ей сзади на плечо опустилась рука. Это я, Вера Георгиевна. - Она обернулась. Увидела Николаева, и лицо ее сразу несколько оживилось. Извините, я опоздал. Мы бы помогли вам нести гроб, но у меня были срочные дела, а потом...стыдно сказать, я только что купил машину, поехал на ней, а она заглохла в пути, здесь, неподалеку, на Мичуринском. Я ее там и бросил под присмотром гаишника. А сам взял такси. Со мной еще товарищи. Примите наши соболезнования. - Он держал в руках букет гвоздик. Спасибо, Павел Николаевич, - слезы выступили на глазах Веры Георгиевны. - У меня ведь абсолютно никого нет. Мама вот здесь, внизу, дочка будет повыше, старшая сестра в позапрошлом году умерла в Ленинграде. Ужасно быть одинокой... Мужу-то вы так и не сообщили? Ой, сообщила все-таки, он должен был сегодня прилететь из Новосибирска. Но что-то его нет. А, может быть, он и не прилетит. А хотелось бы мне так плохо, так одиноко... - Глухой стон раздался из ее груди. - Не дай Бог никому... Мне не с кем даже Леночку помянуть... Доченку мою...

Вера Георгиевна бросила щепотку земли в эту страшную яму. Могильщики стали забрасывать могилу землей.

Постояли, помолчали. И пошли к выходу.

На выходе из ворот кладбища на них буквально налетел невысокий мужчина в черном пальто с непокрытой совершенно седой головой. Верочка, ты извини меня, но самолет задержался! - крикнул он, целуя Веру Георгиевну. Эдик, ты все-таки приехал, спасибо тебе... Я так одинока...

Вера, но ты же так поздно мне сообщила. У меня такое ощущение, что ты не собиралась мне вообще ничего говорить о смерти Леночки. Я и не собиралась. Но невмоготу вчера стало, Эдик... Понимаешь, невмоготу. Или головой о стену или звонить тебе. Я выбрала второе. Познакомьтесь. Это следователь Павел Николаевич Николаев, он очень поддержал меня в эти ужасные дни. А это Эдуард Григорьевич Верещагин, мой бывший муж, отец Леночки. Он работает в Новосибирске главным инженером завода. Я директор, Верочка, - поправил ее Верещагин. - Уже второй год. Впрочем, все это совершенно неважно.

Верещагин протянул руку Николаеву. Спасибо вам, Павел Николаевич. Верочка так одинока, у нее никого нет. Да, Вера, и Лариса умерла... Я не знал... Боже мой. - Он провел по лицу рукой. - Какое несчастье, какой кошмар... Пойдем к могиле, Верочка, я хоть цветы положу... Ладно, Вера Георгиевна. Еще раз мои соболезнования. Хорошо, что вы сегодня не будете одна,сказал Николаев и направился к своим товарищам, стоявшим у остановки. Но, подходя к остановке, Николаев почему-то обернулся. И в этот же момент обернулся и Верещагин, внмательно поглядев на Николаева. И почему-то, совершенно непонятно, почему, Николаеву стало страшно от его пристального взгляда, он почувствовал в нем что-то неестественное, какая-то ледяная усмешка таилась в этих глазах, прятавшихся за роговыми очками. Но Верещагин быстро отвернулся, взял Веру Георгиевну под руку, и они медленно пошли к могиле.

Когда человеку уже сорок шесть лет, время летит для него быстро. Работа, каждодневная, кропотливая, порой опасная, но всегда сложная, домашние заботы, жена, дети... Так и проходил у Павла Николаевича Николаева 1993-й год. К лету он привел свою "шестерку" в идеальный порядок, несмотря на жуткий недостаток времени, и они с семьей поехали отдыхать в Крым. С Ялтой у Николаева были связаны известные воспоминания, и он остановил свой выбор на Алуште. Когда-то в детстве он отдыхал там с покойными родителями.

Машина на сей раз не подводила, и Николаев испытал колоссальное удовольствие от процесса езды, от своего мастерства, а главное - от того, что его мастерство видят жена и дети. Шел июль, погода стояла, как по заказу, изумительная, и отпуск обещал быть замечательным.

До Крыма доехали за двое суток, сняли в Алуште за вполне приемлимую цену две комнаты в уютном домике, со всех сторон окруженном зеленью, и потянулись дни отдыха, с купаньем, прогулками, свежими дешевыми фруктами и другими незамысловатыми радостями. Наличие автомобиля делало отпуск гораздо более красочным. Они ездили в Гурзуф, Ялту, Алупку, собирались сгонять и в Севастополь, и в Феодосию. Будучи в Симферополе, Николаев позвонил Клементьеву. Приехал... Павел, я так рад, - говорил в трубку Клементьев. Заходи ко мне вечерком, посидим. Останетесь ночевать, выпьем хоть с тобой, как мужики. А то тогда, в марте один сигаретный бычок пополам делили, не до выпивки было. Не дело это.

Нало исправлять положение.

Вечером всей семьей нагрянули в гости к Клементьеву. Он жил на окраине города в небольшом уютном домике. Гостеприимная веселая жена, двое симпатичных пацанов двенадцати и десяти лет сразу окружили Николаевых и начали рассказывать им каждый о своем. Верочка сидела с женщинами, А Коля с важным видом стоял между двух резвых мальчишек Гришки и Петьки и слушал их небылицы о самых разнообразных вещах.

Григорий и Павел присели на маленькой веранде. Клементьев вытащил из холодильника трехлитровую банку разливного пива, порезал жирного соленого леща.

Они выпили по огромной кружке ледяного пива, закурили, вспомнили свои мартовские приключения. Так ничего и не обнаружилось? - спросил гостя Клементьев. Пока ничего, - с горечью вздохнул Николаев.Увязло дело. Мне передали и дело об убийстве Мызина и Юркова. Я доказал, что их убил Кирилл Воропаев, да и сам он в письме это подтвердил. Тут сложного мало. Да..до сих пор не могу представить себе этого рафинированного аристократика, раскраивающего людям головы топором. Но, и на старуху бывает проруха...Если шибко надо... С утреца сгонял на своем БМВ, кончил обоих и без всяких душевных терзаний, без раскольниковщины дурацкой, вернулся домой и стал возиться с машиной. Тут его матушка и видела...Да, много было на совести этого наследничка...Жуткой личностью, Григорий, между прочим был этот Кирюша. И письма его сплошная игра. Он хотел скрыться с драгоценностями, но сообщник оказался хитрее его, отправив его туда же, куда и он кучу людей...Ну а что у вас здесь новенького?

-Да так, ничего особенного, - вяло ответил Клементьев, отхлебывая пива. - Никаких особых дел не было.

Николаев знал, что где-то неделю назад Клементьев принимал участие в обезвреживании еще одной банды, которое сопровождалось оголтелой перестрелкой, в результате которой Клементьев убил наповал главаря банды. Остальные были задержаны. Я слышал, - усмехнулся Николаев, - про вашу крымскую тишину. Да ну их, - махнул рукой Клементьев. - Втянули нас в эту бойню. Веришь, Павел, его пуля по волосам прошлась, причесала, одним словом. Видишь, какие патлы отрастил. И я в ответ... Но причесать его не удалось, бритый он наголо... А, ладно, скучно это, давай еще по пиву. И нажимай на леща, ты что-то нашу рыбку не уважаешь. А Любка сейчас салатики принесет, закусоны всякие. А вон там, на мангале мы с тобой шашлычки пожарим. Я еще днем ее попросил свинину замариновать, она не умеет, правда, но я не мог - надо было в Гурзуф слетать, грабеж там...с убийством.

Выпили по рюмочке водки и пошли к мангалу жарить шашлыки. Потихоньку начинало темнеть. Одно разве что дело может тебя заинтересовать, Павел Николаевич, - равнодушным тоном произнес Клементьев. - В Феодосии девушка пропала. Где-то в начале марта. Она поехала в Ялту к жениху своему в гости. Так вот, из Феодосии-то она выехала, а к жениху так до сих пор и не доехала. Все ищем. А что за девушка? Да обычная девушка. Ей двадцать два года, зовут Галей, рост где-то метр шестьдесят пять, волосы русые. Работала в морском порту, в конторе секретаршей. А жених ее в Ялте живет, он ночным охранником работает. Девушка сирота, детдомовская она, жила одна, комната у нее в Феодосии. Выехала четвертого марта на междугороднем автобусе. Он ее не встречал, она должна была к нему прямо домой приехать. Не галантный он человек, этот охранник. Все ждал, ждал, но она так и не приехала...Интересно, Павел Николаевич?

Николаев сунул себе в рот сигарету другим концом и поджег зажигалкой фильтр. Повалил вонючий дым. Ты что, Павел Николаевич, ты ж с другого конца сигарету зажигаешь. Брось...

Николаев выбросил сигарету в мусорное ведро и сразу же сунул себе в рот другую. На сей раз прикурил правильно. Ну что, интересно тебе? допрашивал Клементьев.

Почему-то Николаеву вдруг припомнились похороны Лены Воропаевой и тот странный взгляд ее отца, та таившаяся где-то в глубине души ледяная страшная усмешка, которой он одарил неожиданно обернувшегося Николаева. А если не интересно, тогда анекдот расскажу, похабный только до кошмара, но смешной... Не надо анекдота, - попросил Николаев.

А если интересно, то у меня и фотка этой девушки имеется. Сейчас принесу, в розыске она уже четвертый, нет уже пятый месяц пошел...

Клементьев зашел в дом и вынес Николаеву маленькую фотографию. Николаев взял фотографию и вздрогнул - сходство с Леной Воропаевой было разительное. Абрис, во всяком случае, совершенно тот же. А кто подал в розыск? На работе. Она взяла за свой счет две недели на обустройство, так сказать, личных дел. А не возвращается и не возвращается. В принципе, дела-то до нее могло никому не быть, но девушка она добрая, общительная, подруги и забеспокоились, съездили в Ялту и нашли этого жениха. Он сказал, что она к нему не приезжала. Тогда уж на работе у нее всполошились, заявили в милицию. Допросили этого жениха, он говорит, что, вроде бы он и не жених никакой, так - дружили, встречались, переписывались. Сказала в письме, что четвертого марта приедет к нему, пусть, мол, ждет. Но так и не приехала. Он искать не стал, хочет - приезжает, не хочет - пусть себе сидит в своей Феодосии. Дурковатый какой-то, честно говоря, парень. Никакого интереса ни к чему. Пропала девушка и пропала. И ладно, другую найдет. Поговорить бы с ним, а, Григорий? Можно было бы. Только будет ли он тебе на твои вопросы отвечать, кто ты есть ему такой? Мне-то толком ничего не отвечает, хотя я местный уголовный розыск и моя прямая обязанность искать пропавших людей. А с этим тюфяком прежде, чем разговаривать, надо каши хорошенько наесться.

Где сядешь, там и слезешь. Ну ладно, поговоришь как-нибудь. А твои-то какие соображения по этому поводу? Да какие там соображения? Я, Павел, попусту болтать не люблю, а оснований кого-то подозревать у меня нет. Будут - скажу. Пошли шашлыки лопать! Глянем, каковы на вкус. Жена мариновала - она не умеет...

Шашлыки оказались изумительными на вкус, но аппетит у Николаева как рукой сняло. Он не могдумать ни о чем, кроме как о пропавшей из Феодосии девушке. Он отвечал невпопад, был задумчив и рассеян. Тебя не переделаешь, - ворчала на Клементьева жена. - Испортил гостю настроение.

Николаев пытался взять себя в руки, шутить, вести беседу, но мысли не давали ему покоя. Сидели долго, где-то в первом часу ночи легли спать. Николаев включил телевизор, шли ночные новости. Ему было неинтересно слушать про очередные реформы, но вдруг одно сообщение привлекло его внимание:

"В Южносибирске жители города готовятся к выборам мэра. Кандидатами на эту должность являются бывший секретарь райкома КПСС Рахимбаев, генерал-лейтенант Орлов и директор Новосибирского завода Верещагин. Судя по опросам населения большие шансы занять эту должность имеет Рахимбаев, человек более известный населению города, долгое время занимавший высокие посты, но и два других кандидата не теряют своих шансов."

Николаев захотел поделиться этой информацией с Клементьевым, вышел на веранду, где постелил себе хозяин, но услышал его могучий храп и вышел на улицу курить. Пока он курил, Тамара, беседовавшая с хозяйкой, тоже легла в постель и заснула. Поделиться было не с кем...

Утром, когда они проснулись, Клементьева уже два часа, как не было дома. Гости позавтракали, поблагодарили хозяйку за гостеприимство и поехали к себе в Алушту.

В выходной день Клементьев приехал к нему и повез его в Ялту поговорить с женихом пропавшей девушки. Информацию о том, что отец Лены баллотируется в мэры небольшого сибирского города воспринял спокойно. Пускай себе баллотируется, дело доброе. Денег много, однако, надо для предвыборной кампании.

Николаев промолчал.

А разговора с женихом не получилось. Он оказался настолько пьян в этот день, что беседовать с ним было совершенно невозможно. Галка-то? спросил коротко стриженый лупоглазый парень лет двадцати восьми. - Галка девка хорошая. Она мудрая, понимаешь, это, братан, дело такое...

Он сидел за бутылкой водки в маленькой неуютной комнате с каким-то маленьким небритым человечком.

- Ща таких девок днем с огнем не сыщешь. Ща одни шалавы кругом, а, братан? Ты извини, что я так, я знаю, откуда вы...Но я по-свойски, мы ничо плохого не делаем, выходной у нас, ну, отдыхаем культурно, на свои, понимаешь, братан...

Вы собирались жениться на ней? - спросил Николаев, пытаясь выдавить из него хоть какуюто информацию. Обязательно, И женился бы точно, женился бы... Но... - Он надул губы и развел руками. - никак не возможно при полном наличии отсутствия. Попросту - нет ее, понимаешь? Как я могу жениться, раз ее нет? Я, напримерно, так считаю, я жениться не отказывался, вот Кузьма Михалыч соврать не даст. А, Кузьма Михалыч? Не..., - не говорил, а прямо ворковал Кузьма Михалыч, до того у него все клокотало внутри. Ежли Левка сказал - женится, это точно. Левка парень во! - И он торжественно поднял вверх свой заскорузлый большой палец. А родня какая-нибудь у нее есть? Обязательно. Какая-нибудь, наверняка, есть..., - отвечал Левка. - Только мне об этом ничего не известно. А мы как с ней сошлись? - Тут какой-то свет озарил его нелепое пьяное лицо. Именно на этой почве... Сироты мы оба с ней, с Галкой. У нее никого, у меня никого. Не, у меня хоть брательник есть в Иршанске, тетка в Мелитополе, а Галка совсем одна. У нее родители погибли давно. А без родителей хреново, а, Кузьма Михалыч? - апеллировал он к собутыльнику. Впрочем, твои-то живы еще. Папаше твоему, небось, лет за сто будет? За сто, не за сто, но восемьдесят седьмой пошел, это точно, а матушке - восемьдесят пятый...

История семьи Кузьмы Михалыча совсем не интересовала Николаева и Клементьева, а с Левой беседовать было бесполезно. Они мрачно поглядели на пьянчуг и откланялись.

Клементьев развел руками.

Николаев попытался еще пару раз встретиться и побеседовать с Левкой, но результат был примерно таким же - трезвым Левка быть не привык.

А отпуск пролетел быстро. Близился август, и надо было возвращаться в Москву. Попытаюсь я навести справки насчет этой Гали, - пообещал Клементьев Николаеву на прощание. - Не нравится мне, Павел, вся эта история. Если что узнаю, позвоню.

Так и прошел отпуск.

А в конце августа Николаев узнал, что мэром небольшого промышленного города Южносибирска стал бывший директор завода Эдуард Григорьевич Верещагин. Он с большим перевесом опередил двух своих конкурентов. По "Новостям" передали интервью с возмущенным коммунистом Рахимбаевым, который говорил о нарушениях в предвыборной кампании, о фальсификации бюллетеней и тому подобное. Потом показали и самого Верещагина. Он мало изменился со времени похорон Лены, говорил мало, был очень вежлив и немногословен. Лишь глаза, спрятанные под большими роговыми очками сверкали радостью. И снова Николаеву стало не по себе от этой скрытой где-то в глубине души ледяной улыбки, он ощущал какую-то опасность, исходящую от этого на первый взгляд интеллигентного человека. Он решил позвонить Вере Георгиевне. Вера Георгиевна, поздравляю вас, я слышал... Вы о чем? - холодно спросила она. А...

Это-то? Что меня-то поздравлять? Я тут совершенно не при чем. Пути господни неисповедимы. Был инженеришкой в Москве, по бабам бегал, теперь вот мэр города, глядишь, скоро и президентом станет. У нас это мигом... Вас-то к себе не зовет? Зовет. Тогда еще звал, когда мы Леночку похоронили. Но я категорически отказалась. Не хочу я из Москвы уезжать, здесь дорогие мне могилы. Но вы же совершенно одна! Может быть, вам лучше было бы действительно поехать к нему. Он теперь крупный человек. Найдет себе молодую жену. А тогда-то он меня очень поддержал, не знаю, выдержала бы без него... Он, в принципе, сильный человек, Павел Николаевич. Достойный уважения. И завод его процветает. В нынешнее-то время, когда все предприятия закрываются. А что? - вдруг задорно спросила она. - Может быть, и правда, а? Пока зовет еще. Что мне здесь делать одной? На копеечную зарплату? Взять да и поехать к нему и стать мэршей этого самого Южносибирска. Название какое-то идиотское. Южно и вдруг Сибирск? А вы правда советуете? Какое право я имею вам советовать? Вам решать. А я вот подумаю. Мне-то посоветоваться не с кем, никого нет, а мои сослуживицы училки, что они могут посоветовать? Они бы точно побежали хоть на край света, если бы поманили. А для меня прежде всего важно чувство достоинства, а потом уже материальные блага. Одиноко вот только мне очень здесь, в этой пустой нищенской квартире, Павел Николаевич. Ладно, до свидания, спасибо, что позвонили.

Николаев положил трубку. Его одолевали сомнения. Не выходил из головы рассказ Клементьева о пропавшей сироте Гале из Феодосии, не выходила из головы ледяная улыбка Верещагина на кладбище. Но как же все это не вязалось с простой, естественной манерой разговаривать Веры Георгиевны, ее скромным обликом, принципами, которые она все время отстаивала. Его давно уже будоражила идея вскрытия могилы Лены Воропаевой и проведения более тщательной экспертизы. Но кто мог дать санкцию на такое дело? И особенно теперь, когда отец Лены стал мэром города?

И Павел Николаевич, поглощенный повседневными заботами, новыми расследованиями, постепенно отвлекся от этого запутанного дела. Но оно все равно оставалось в подсознании, и когда он вспоминал об этом, ему становилось страшно, и он чувствовал, как мурашки бегут у него по коже, и почва под ногами становится какой-то зыбкой...

Вот так и прошел для него девяносто третий год.

В начале мая 1994 года Николаеву позвонил из Симферополя Клементьев. Николаев только что вернулся из сложной и утомительной командировки в Красноярск. Он вел дело об убийстве бизнесмена, за которым оказались крупные хищения. Следы привели в Красноярск, и Николаеву пришлось провести там целую неделю. Привет, Павел, я уже доконал Тамару звонками, - сказал Клементьев. - Я к тебе поначалу звонил с одной информацией, а теперь уже имею сообщить другую. С какой начнешь? По старинке, сначала. Я разговорил этого придурочного Левку. Нашел к нему подходец, так сказать. Ну, это мои проблемы. Короче, тогда, в феврале прошлого года к нему подошел какой-то джентльмен уголовного вида, угостил хорошей выпивкой и обедом в ресторане "Ореанда", а за это весь вечер выпытывал из него информацию про его девушку Галю, с которой он, этот джентльмен, видел его, якобы, на набережной и влюбился в нее без памяти. Пьяненький Левка, как нам известно, информации не выдает, но несколько зелененьких купюр сделали дело - Левка рассказал все - что Галя сирота, что работает в Феодосии, что в начале марта собирается на две недели к нему. Но джентльмену этого показалось мало. Он стал расспрашивать Левку про интимные подробности Галиного тела. Левка обалдел от таких вопросов - решил, маньяк. Напугался изрядно. Но маньяк этот дал Левке такую сумму наличными, которых тот и в руках-то никогда не держал и в глаза не видывал. Лева и выложил ему про родинку на правой кисти и про родимое пятнышко на левом колене. Тот вежливо и культурно поблагодарил Левку за информацию, но на прощание предупредил, что если тот хоть когда-нибудь где-нибудь свою поганую пасть раскроет про этот разговор, то его разрежут на части. Этим окончательно укрепил мнение Левы, что он маньяк. А потом, как известно, Галя в начале марта исчезла без следа.

Левка поначалу не колыхался, тем более, что он, получив невероятную сумму денег, пил без просыпа. Потом к нему обратились органы милиции за какой-то информацией о Гале. Левка смекнул, что дело нечисто и закрыл свой ротик на глухой замочек. И сколько я к нему не мотался, только и вижу его пьяного и несущего всякий вздор. И, если честно, решил я его подкупить. А поскольку на мою зарплату не подкупишь и собаку, то я одного крутого попросил, он очень мне был обязан одной услугой, так тот без разговору денежки и выложил, которые я презентовал Левке за его информацию. Вот он, жадный человек, мне и рассказал все, что требовалось. Так то... Все понятно. - похолодел Николаев. - Ну а вторая информация какая? А вторая вот какая... Утонул вчера Левка в Черном море. Пошел купаться и... Вытащили труп, на шее следы пальчиков. Утопили его, короче, Павел Николаевич. Вот такая тебе будет моя вторая информация. Что думаешь? Мы должны добиться вскрытия могилы Лены Воропаевой, - загробным голосом произнес Николаев. Да кто тебе это разрешит, глупый ты человек? Какие у тебя основания? Рассказ Левки нигде не запротоколирован, это все мои словеса. И чтобы так просто раскопать могилу дочери целого города, государственного человека? Да ни в жизнь! Так что, это тебе так - для души. Заело меня, просто, все это, я и мотался к этому Левке, знал, что кроме него никто нам свет на это дело не прольет. Для проверки его слов, кстати, мотался я и в Феодосию, нашел девчат, с которыми Галя в общежитии жила, пока ей комнату не дали подтвердили они и про родинку и пятнышко на левом колене. Странно только, что они не уничтожили этого Левку сразу после того, как он выдал им эту информацию, - заметил Николаев. Вообще-то странновато и мне, но один правдоподобный ответ я на этот вопрос имею. Человечек этот, ну джентльмен уголовного вида, с которым говорил Левка, очень напомнил мне своей внешностью одного братана, исчезнувшего неизвестно куда в марте того же года. И думается мне, что исчез он из машины "Жигули" темно-синего цвета, обнаруженной на обочине у дороги километрах в семи от места убийства Кирилла. Все концы когда-нибудь должны сходиться, я так полагаю. А еще ходил слушок, правда, непроверенный, будто бы в те дни в Ялте видели Палого, довольно опытного киллера, в последнее время обитавшего где-то под Новосибирском. Чуешь, откуда ветер дует, а Павел Николаевич? Так вот, исчез джентльмен с лица земли, а хозяева и решили больше никого в это дело не посвязать и не марать руки о ханыгусторожа. Не до него, словом, было. Галю убили, изуродовали ей до неузнаваемости лицо, подбросили рядом с Полещуком вместо Лены, а этого Левку оставили в покое. А тут кто-то ляпнул, что я Левкой сильно интересуюсь, может быть, и тот крутой, которого я в оборот взял. Не мог же я ему сказать, что деньги беру себе, как взятку за свою услугу. Вот и объяснил ему, для кого деньги беру, без подробностей, конечно. А там народ тертый, и телеграф быстро работает сказал, кому надо, и все. И Левка больше не с Кузьмой Михалычем беседует, а с Господом Богом. А где же Лена? - тупо спросил Николаев. Клементьев расхохотался в трубку. Это ты, Павел Николаевич, много хочешь от меня узнать! Сам вот возьми, да узнай, а на следующий год мне позвони, да поразвлеки старого собутыльника интересной информацией. И про Лену, и про сокровища. А если серьезно, Павел, спроси об этом сам знаешь, у кого. Только очень сомневаюсь, чтобы эта личность что-то тебе ответила. Личность суровая, лютая. Сумеешь добиться вскрытия могилы и экспертизы будешь великим человеком, это ниточку за собой потянет, далеко идущую. Но я в этом сильно сомневаюсь, ты уж извини. Ладно, пока, а то приезжай летом. Покалякаем, есть о чем... Да я в этом году на отпуск и не рассчитываю. Дел столько накопилось - подумать страшно. Ладно, пока, Гриш, спасибо тебе, много интересного ты порассказал, даже жить не хочется после этого. Жить как раз надо, - возразил Клементьев. А то без нас и вовсе все прахом пойдет... Так что, держись...

...Бледное изможденное лицо Веры Георгиевны стояло перед глазами Николаева как навязчивый кошмар. В ушах звучали ее слова о гордости, порядочности, о чувстве собственного достоинства. Вспомнилось опознание трупа дочери в Ялте, когда она бросалась перед этим трупом на колени и целовала родимое пятнышко на ноге. На чьей ноге? На ноге девушки, которую зверски убили при ее же участии? Но каком участии? Какую роль она играла во всей этой истории? Кто главное действующее лицо этой трагедии во многих актах? Будет ли эпилог? Как подступиться к ней? Только вскрытие могилы, других путей он пока не видел... Ведь уничтожены все свидетели, все исполнители, никого не оставили...

Николаев закурил сигарету, встряхнул головой. Дома никого не было. Тамара с Верой собирались в заграничную поездку. Николаев купил им путевки по городам Европы. Поездом до Праги, а потом автобусом через Германию в Париж. Хотелось и самому поглядеть мир, но дел накопилось невпроворот. Оставался дома и Коля, у которого школьные дела были как нельзя хуже. А Тамара и шестнадцатилетняя Вера должны были выехать в двадцатых числах мая. Сейчас Вера была в школе, а Тамара бегала по магазинам, покупала для поездки необходимые вещи. Она любила все делать заранее, чтобы в последние дни не устраивать гонку с препятствиями.

Николаев машинально включил телевизор. Передавали новости, они подходили к концу, шли новости культуры.

"В Париже западный коллекционер, пожелавший остаться неизвестным, приобрел у гражданина России несколько до того неизвестных полотен Ван Гога. Подлинность полотен установлена. Цена приобретения не называется, но полагают, что речь идет о нескольких миллионах долларов. Кроме того, этот же коллекционер купил подлинные письма Екатерины Второй и неизвестные рукописи Пушкина, - говорила дикторша.

Внешне спокойный, суховатый Николаев становился вдруг человеком взрывчатым и порой оказывался способен на такие поступки, которых никак не ожидали от него близкие и знакомые. Поступки эти совершенно противоречили здравому смыслу, но Павел Николаевич знал, что он никак в данный момент не может поступить иначе, даже зная наверняка, что через некоторое время он пожалеет о своем порыве. Вот и теперь ему безумно захотелось посмотреть в глаза скромной училке Вере Георгиевне с ее правильными, традиционными понятиями о жизни. Что он будет ей говорить, он еще не решил, но уже накидывал пиджак и бежал вниз к своему "Жигуленку", закуривая на ходу...

... Ехать было недалеко. Он остановил машину около подъезда и поднялся к ней. Позвонил. Открыл мужчина лет пятидесяти. Здравствуйте. Мне Веру Георгиевну. А она тут больше не живет. Она нам продала квартиру. Мы с детьми разменялись. Вот ее однокомнатная нас устроила. И дети тут недалеко, на Профсоюзной. А где Вера Георгиевна? Вера Георгиевна в Южносибирск уехала к мужу. Ей теперь такая квартира не нужна. У нее теперь там, небось, особняк с прислугами, бассейнами. Муж-то ее, Верещагин, мэр города, а городок у них сильно нефтью богатый. Не слыхали? Теперь они там сумасшедшие деньги сделают, так что здесь ее не ищите...

Николаев не слушал. Он медленно спускался по лестнице. Вспомнились похороны на Востряковском кладбище, согбенная спина безутешной матери в стареньком холодном пальтишке. И роговые очки будущего мэра Верещагина. Как же он тогда смеялся в душе над доверчивым простофилей следователем...

...В конце мая Тамара и Верочка уехали путешествовать. Николаев был по горло занят делами, а за это время Коля превратился в заядлого двоечника, совершенно отбившись от рук. Огромных трудов стоило Николаеву, чтобы заставить его закончить учебный год хотя бы на одни тройки.

Был Николаев и у прокурора. В связи с делами по взрыву автомашины и убийствам Мызина и Юркова, которые он вел, он попросил дать санкцию на вскрытие могилы Лены Воропаевой на Востряковском кладбище для точного установления личности похороненной. Прокурор слушал внимательно, кивал, задавал очень деловые вопросы, но, когда Николаев завершил свой длинный рассказ просьбой о санкции на вскрытие и экспертизе, прокурор снял очки, протер их платком и внимательно поглядел на Николаева, как на сумасшедшего. Вы в своем уме, Павел Николаевич? - тихо спросил он. - Вы знаете, какую поддержку в высоких кругах имеет этот Верещагин? У него есть большие шансы в ближайшем будущем баллотироваться в губернаторы одной из областей Сибири. Через этого Верещагина делаются такие крупные дела... Ведь город Южносибирск богат нефтью и другими природными ресурсами. И если мы тронем такого человека, нам с вами не поздоровится.

- А каким образом стал мэром города мало кому известный директор завода? - спросил Николаев, хотя вовсе не желал задавать этот вопрос. Ведь шансы у бывшего секретаря райкома Рахимбаева оценивались куда выше. Попал в струю, - лаконично ответил прокурор. - И ходили слухи, что он очень богат, этот Верещагин. То есть, начинал свою предвыборную кампанию с большими деньгами. А на чем он разбогател, никто не знает. На заводе, который он возглавлял года полтора, а до этого лет десять работал главным инженером, все чисто, документация в полном порядке, рабочие и инженеры довольны, Верещагина хвалят, как родного отца. И жил скромно, одиноко, никакой личной жизни, пропадал на работе. Говорили, жена его бросила еще давно. А теперь вот вернулась, когда мэром стал. Вот какие бывают женщины..., - вальяжно рассмеялся прокурор, словно он пропустил мимо ушей все, чем в общих чертах делился с ним битый час Николаев. Понятненько, помрачнел Павел, чувствуя свою полную беспомощность.

- Так что забудьте вы про то, Павел Николаевич, - широко улыбался металлокерамикой прокурор. - У вас ведь двое детей, прекрасная жена, я много слышал про вас. Вы очень хороший следователь, умный, трудоспособный. Не из краснобаев, которые только тем и заняты, что рисуются своей крутостью. Вы трудяга. Без таких как вы все дела остановятся. Я слышал, что вас скоро должны представить к званию подполковника. Вами очень довольны, и особенно в связи с раскрытием этого дела со взрывом и убийствами. Желаю успехов. Николаев выходил из кабинета униженный и раздавленный. Все то, чем он занимался второй год, было признано ненужным и опасным не только для его жизни, но и для жизней его близких, делом. Убийца четырех людей в машине, убийца Юркова и Мызина был найден, другой следователь доводил до победного конца дело об убийстве Андрея Полещука и Лены Воропаевой. И за все отвечал покойный Кирилл. Поубивал всех, хотел покончить с собой, но его застрелили на берегу моря с целью ограбления. Людей нет, и дел нет. Замкнутый круг.

Он ехал домой на своем "Жигуленке" мрачный и рассеянный и едва не врезался в подрезавший его джип. Только в последнюю секунду Николаев успел нажать на спасительный тормоз. Джип проехал пару метров и преградил дорогу Николаеву. Из него выскочило двое здоровенных бритоголовых парней. Они без слов подбежали к николаевскому "Жигуленку", а один из них рванул на себя дверцу машины. Открыв дверь, он схватил Николаева за лацканы пиджака и вытащил из машины. Замахнулся для удара, но Николаев очухался от своего транса и коротко ткнул бритоголовому кулаком туда, куда следовало. Тот согнулся и осел. Второму Николаев заехал ногой в подбородок, и он упал на спину. Вокруг них уже образовалась группа машин, всем было интересно поглядеть на крутую разборку. А по левой полосе уже мчалась милицейская машина с мигалкой. Резко притормозила возле них, выскочили гаишники.

Бросились к Николаеву, одетому в серый костюм, заломили ему руки. Удостоверение в кармане пиджака, - тихо произнес Николаев. Гаишник вытащил удостоверение. - Извините, товарищ майор. Что произошло?

- Да ничего, - покосился он на парней, валяв шихся на дороге. Выясняли, кто неправ на дороге. Может быть, кстати, неправ и я. Вот мои права, вот документы на машину.

- Забрать их? - спросил гаишник.

- А зачем? Не надо. Надо бы только их как-то с дороги прибрать, чтобы они не мешали уличному движению. А то мигом пробка образуется, час пик скоро. Да она и так уже образовалась, я вижу.

- Теперь всегда час пик, товарищ майор. Особенно здесь, в центре.

Джип отогнали к обочине, оттащили к нему начинавших приходить в себя бритоголовых. Если им нужна медицинская помощь, пусть позвонят со своего мобильного телефона, - кивнул Николаев на сотовый телефон, торчавший из кармана того, которого он ударил ногой в лицо. - Но, я думаю, не понадобится, я их несильно. Ладно, старший лейтенант, я поехал, голова что-то болит. Погода нынче такая, - угодливо произнес старший лейтенант.

- Не погода, а климат, - уточнил Николаев, сел в машину и уехал.

... Числа десятого июня приехали Тамара с Верочкой, веселые, до предела наполненные впечатлениями от поездки.

Николаев встречал их на Киевском вокзале.

- Ну, как вы?

- Ой, Паш, сказка, - отвечала Тамара, целуя его.Какой красивый город Прага! Больше всех мне понравился! И такой уютный, спокойный. А цены все гораздо дешевле, чем у нас!

- К нам-то как относятся после тех... событий?

- Нормально. Все все понимают. Не мы с Верочкой виноваты в тех событиях. Они прекрасные люди, чехи. Ну а Германия как? - спросил Николаев, заводя машину.

- Чисто, уютно, вылизано просто все. Все такие уверенные в себе, спокойные, радушные. Неужели у нас когда-нибудь будет так чисто и уютно?

На этот вопрос Николаев отвечать не стал, хотя знал ответ на него.

- А Париж? - Машина тронулась с места. Париж, Паш, сразу взглядом не окинешь и за такой короткий срок толком не оценишь. Есть чтото от нашего Ленинграда, но все равно это что-то ни с чем не сравнимое. Ну, Париж есть Париж, и этим все сказано. Были в Версале, на русском кладбище в Сен-Женевьев де Буа. В Лувре два раза были, потом... Да, Паш, слушай. Что я тебе расскажу, ты не поверишь! Были мы на Вандомской площади, ездили смотреть Вандомскую колонну, обзорная экскурсия была по городу. Так вот гуляем мы с Верой по площади, на ней снимался фильм "Фантомас", ну, самое начало, когда они ювелирный магазин грабят. Там на углу самый богатый отель в Париже, да чуть ли не во всей Европе, "Ритц" называется. Так вот. Подъезжает к этому самому "Ритцу" автомобиль. Черный "Мерседес", по-моему, шестисотый, я, правда, плохо разбираюсь в этом, но все на него обратили внимание, и я обратила тоже. Так вот, останавливается этот "Мерседес" у дверей отеля, к нему швейцар подбегает, дверцы открывает. А из машины выходит, знаешь, кто?

- Знаю, - вдруг побледнел как смерть Николаев и поехал очень медленно, опять боясь что-нибудь нарушить.

- Откуда ты знаешь? - удивилась Тамара. Что с тобой, Паш? Тебе плохо?

- Да нет, - взял себя в руки Николаев. - Мне хорошо, раз вы приехали. Просто, я, кажется действительно знаю, о ком ты говоришь.

- Ну и кто же это? - обиженно спросила Тамара, досадуя на то, что муж помешал ей доставить ему сюрприз. Сослуживица твоя бывшая, бедная библиотекарша в стоптанных сапогах и стареньком пальтишке. Леночка Верещагина. Ведь так? - Он повернулся к сидящей с ним рядом на переднем сидении жене.

- Так... Откуда ты знаешь? - поразилась она. А кем я работаю? Я следователь, - усмехнулся Николаев. - Это мой долг знать все. Чуть раньше бы только все узнать... Ты прости меня, что я не дал тебе сделать мне сюрприз. Продолжай.

- Выходит из "Мерседеса" шикарно одетая женщина лет двадцати пяти. Платье Бог знает от кого, на пальцах бриллианты. Спокойная, уверенная, без особой важности, словно все это для нее не в диковину. Но глаза грустные, печаль в них какая-то, молодым не свойственная. Вышла она из машины, равнодушно оглядела все вокруг. А мы совсем рядом стояли. Она на нас даже не взглянула. А я внимательно рассмотрела ее. Она это. Точно, она. Такого сходства быть не может, Паш. И родинка на правой щеке, я ее хорошо помню.

- Да не доказывай ты мне это, раз я сам догадался, что ты ее видела.

- Но она же...

- Тайна, покрытая мраком. Тайна следствия. И не надо об этом никому рассказывать, Тамара. И ты, Вера, ни в коем случае об этом никому не рассказывай. Опасно это.

- Да, интересное продолжение имела эта новогодняя история..., покачала головой Тамара. - И, кажется, теперь я все понимаю, до мелочей...Так, я закончу. Выпустив даму, швейцар открыл водительскую дверцу, и из машины вышел пожилой джентльмен лет шестидесяти. Женщина взяла его под руку и они прошли в отель. А за ними лакеи везли на колесиках два огромных чемодана. Так вот... Хорошая погода сегодня в Москве, правда? спросил Николаев. Они ехали по Бережковской набережной в сторону Университета.

- Да неплохая, - согласилась Тамара.

- Ты, надеюсь, никому из экскурсантов не рассказывала про свою чудесную встречу с воскресшей покойницей? А ты, Вера? Я жена следователя, гордо произнесла Тамара. - А она дочь следователя. - Молодцы вы у меня! широко улыбнулся Николаев. - А Колька все-таки год без двоек закончил. Одни, правда, трояки, кроме физкультуры.

Там у него отлично. Здоровый у нас балбес...

Где-то в начале октября в десять вечера в квартире Николаевых раздался телефонный звонок. Подошел Павел.

- Алло! Павел Николаевич! Ты? - раздался в трубке знакомый голос.

- Григорий Петрович? Клементьев?

- Он самый, - словно задыхаясь, говорил Клементьев. - Я говорю из автомата. У меня для тебя есть важная информация. Но я не могу говорить, за мной следят. Но я хитрый, я от них оторвался, их пока нет поблизости.

- Кто следит?

- Узнаешь, кто. Дело не в этом. Я раскрыл тайну твоих сокровищ. Знаю все в подробностях. Кроме одной, правда. Я боюсь, что меня опять начнут преследовать. Я лечу из Новосибирска через Москву к себе в Симферополь.

- Так заезжай. Или я приеду, куда нужно. Скажи, куда?

- Нет, рискованно, Павел, очень рискованно. Я в самолете накатал письмо, там все подробно изложено, и как я получил эту информацию, и сама информация. Теперь слушай меня внимательно. Я в Москве, приехал на частнике из Домодедова. Вышел из машины на пересечении Ленинского и Ломоносовского проспектов. Там есть шашлычная "Ингури" Знаешь? - Знаю, как же! - Так вот. Здесь работает официанткой некая Валя Сорокина. Эта женщина была мне близка когда-то, ну, любила меня безумно, когда я в Москве в высшей школе МВД учился. Она не подведет. Так вот - письмо у нее. Езжай туда немедленно, тебе недалеко, она будет тебя ждать. На крайний случай, у нее есть твой номер телефона. А я исчезаю. Попытаюсь долететь до Симферополя, а там со мной шутки плохи, все схвачено. Ты меня понял?

- А, может быть, тебе все-таки лучше приехать ко мне? Здесь бы все и рассказал, и отсиделся бы здесь. А потом бы мы твоих преследователей в оборот взяли... Нашли, кого пугать...

- Глуп ты, Павел Николаевич. Неужели меня у тебя эти люди не будут искать? А в оборот их взять не так-то просто, что с санкцией на вскрытие могилы вышло? А? То-то... И риску я тебя подвергать не стану. Сейчас и х нет, в Домодедове я им следы запутал, сел на одну машину, заплатил водителю и тихонько чуть не на ходу из нее и выскочил. А сам на другой приехал. Но они обязательно снова сядут ко мне на хвост, сомнений нет очень уж дела тут серьезные, и бабки серьезные тоже замешаны... И, наверняка, они уже едут в твою сторону, знают, что мы с тобой корешились. А я теперь их во Внукове встречу, не раньше. А ты выезжай скорее, так будет лучше. Все. Пока. Привет Тамаре!

Николаев как угорелый вскочил, натянул на себя, что попало и бросился вниз к машине, даже не сказав ни слова Тамаре. Только в дверях крикнул на ходу: - Скоро буду! Дверь никому не открывай! Хорошо, наши все дома! Если кто позвонит, скажи - с работы не возвращался!

Уже в половине одиннадцатого он был у шашлычной "Ингури". Нашел Валю Сорокину, получил от нее письмо в мятом конверте.

- Да, какой-то ошалелый был сегодня Гриша, никогда его таким не видела, - заметила официантка. Но Николаев уже мчался вниз к машине.

Доехал назад без приключений. У подъезда чернела незнакомая "Волга" с замазанными грязью номерами. Интуитивно Николаев почувствовал опасность, исходящую от этой машины. Он снял с предохранителя пистолет, сунул за пояс. И пожалел, что не прочитал письмо в машине. Если бы прочитал, подошел бы к "Волге" и побеседовал бы с ее пассажирами. А так рисковать было нельзя ведь об этом просил его Клементьев.

Павел медленно, в полной готовности выхватить из-за пояса пистолет, зашагал к подъезду. Дверца "Волги" приоткрылась, но оттуда никто не вышел. Павел нажал код, дверь отворилась, и он нарочито медленно вошел. Лифт был на первом этаже. "Неплохая вещь - код в подъездах", - подумал Николаев, нажимая на кнопку в лифте. "А вообще-то, меня и на улице могли запросто принять в лучшем виде", - возразил он сам себе. "Нет, не сочли нужным, как видно..." Тебе тут какие-то люди звонили, - встревоженным голосом говорила Тамара. - То один мужской голос, то другой. Незнакомые... И какие-то неприятные... Я сказала, что ты на работе.

- Умница моя! - крикнул Николаев и бросился в свою комнату, на ходу распечатывая конверт.

"Привет, Паш! Пишу в самолете, так что, извини за сумбур в мыслях. Доконала меня эта история, места я себе не находил. Хрен с ними со всеми, с их гребаными сокровищами, но жалко мне девчонку-сироту, которая погибла из-за их махинаций, только из-за своего сходства с Воропаевой. Из за нее я и затеял все это. Хорошая была девчонка, добрая, чистая, черт ее дернул связаться с этим Левкой, прожила бы еще лет пятьдесят, детей бы народила. А я помню мертвецкую, и лицо ее изуродованное. Ладно...это так...Был я в командировке в Новосибирске, туда следы одного нашего бандюгана вели. Сделал, что положено и решил рвануть в этот Южносибирск, где мэром этот пресловутый Верещагин. Окраску сменил, переоделся в бомжа и нашел его особнячок. Ничего избушка - четыре этажа, ограда непробиваемая, не подберешься. Иномарки то и дело подъезжают, одна краше другой. Потолкался я там денек, видел и учительницу твою, скромницу. Вышла она из шикарной иномарки, разодета - никакой кинозвезде такое и не снилось. Важная, надменная, не подступиться. Короче, на другой день угнал я тачку из города, подогнал поближе к их вилле. А когда она из машины выходила, сбил я с ног пару ее быков, так, чтобы они долго встать не смогли, а ей пушку между лопаток и повел к своей угнанной. Увез ее в тихое место, приставил пушку ко лбу и сказал: "Если ты, падла, мне сейчас все не расскажешь, больше ты ничем не воспользуешься, тебе ничего не нужно будет, кроме нескольких квадратов сырой земли". Покривилась, глазами посверкала, но рассказала. Вкратце, разумеется - времени, сам понимаешь, не было.

Организовала все она. Понаслушалась рассказов про смерть Остермана, про его сокровища и поняла, что там они, в комнате. Почитала кое-какую историческую литературу про сокровища дворянских родов. Про цены на них на западных аукционах, обалдела и решила, так сказать, поправить свое жалкое материальное положение. Рассказала все дочери, объяснила, что к чему, какие бывают на белом свете деньги, и как можно на них существовать. Лена прощупала почву, нашла список драгоценностей и ключ от тайника, только заветную кнопку они так и не обнаружили. А потом, когда все на несколько дней из дома уехали, они с матерью вдвоем все разобрали, умудрились стеллаж этот сдвинуть, тайник открыли и... Там на миллионы долларов бриллиантов, сапфиров, рубинов, изумрудов, и тому подобных прелестей. Картины, рукописи, письма, и так далее.. Вытащить бы им все это спокойно, и все дела. Но не тут-то было. Перехитрили сами себя. Решили пока оставить все на месте. Так, несколько бранзулеток мамаша взяла для раскрутки. Задвинули две дамы стеллажи на место и сделали вид, что все так и было. А тут эта дура Ленка затеяла шашни с Андреем, решила чуть ли не бежать с ним, до того ей ее Кирюша опротивел. Поделилась с ним тайной сокровищ, тот прибалдел от радости, решили спереть все с помощью мамаши и бежать, пока наследники не очухались. Дураки, короче, чуть всю малину учительнице не обосрали со своей любовью. Главное, правда, в другом. До того их распирало от радости, что Кирюша догадался, что что-то тут не так. Тоже ведь не забывал про дедов тайник, только лень-матушка дремала в нем до поры, до времени. Стал он за влюбленными послеживать. И умудрился как-то подслушать их очень важный разговор. И потом, уже наедине заявил Лене, чтобы она убиралась вон из его дома и никогда больше сюда не приходила. А со своими сокровищами он и сам разберется. Лена, естественно, вся в слезах и соплях рассказала это мамаше. Ну та ей всыпала по первое число, но делать-то что-то надо! И она вступила в переговоры с Кириллом. Угрозы, посулы, сказала, что имеет возможность реализовать все это по самой выгодной цене. И это была правда она уже связалась со своим муженьком Верещагиным, тот очень сильно заинтересовался и обещал помочь надежными крепкими людьми. Кирюшу взяли в оборот, побеседовали с ним и предложили разделить все по-братски, а то за его жизнь никто и ломаного гроша не даст. Он согласился, вроде бы, паритет. Поначалу они все из тайника повытащили, а потом устроили представление, сам знаешь, какое, под Новый Год. Андрей Полещук понятия не имел о том, что Кирилл что-то знает. Он думал, что кидает его, как щенка. Нанял он для этого дела Максимова, сказав лоху, что, мол, романтическая любовь, псевдопохищение, тот в свою очередь нашел каких-то лохов-бомжей за сотню зеленых каждому, и украли они Лену с дочкой. Кирилл бабке с соседнего подъезда номер ма шины сказал, а сам нанял дом в Жучках и сво его знакомого Мызина посадил там караулить.

Когда машина подъехала, Мызин прикрепил взрывчатое устройство к днищу машины. Короче - все сходилось к тому, что преступник Полещук. А тот еще сдуру снял все деньги со счета горе-фирмы, которая практически разорилась от бездарности своих руководителей. Никакими долларами он, понятно, не обменивались, но жадный и мстительный Полещук еще и десять тысяч долларов слупил с Кирилла. Полагаю, более для того, чтобы его посильнее унизить. И сообщил, где найти Вику. Тот поехал и забрал. Каждый считал себя очень умным в то утро первого января. А Кирилл уже снял домик для молодой пары у своей знакомой Ворониной. Лена же сказала Полещуку, что и тот дом, и другой - надежные места, дома ее друзей, которые не подведут. А Воронину предупредили строго, чтобы про Кирюшу - ни слова. Дурак был этот Полещук, царство ему небесное. А без дураков таким аферюгам жизни нет.

А потом Кирюшина мамаша дело подпортила своей дотошностью. Они-то ее совсем за придурочную считали. А она вышла своими умозаключениями на этого Мызина. И пришлось бедному Кирюше мочить и Юркова, и Мызина. Училка заставила его самого это сделать, решила завязать покруче. Могла бы и других нанять, но рискнула, к тому же уже знала, что Кирюша вовсе не такой хлюпик, каким представлялся нам. Угробил с помощью Мызина четырех человек и глазом не моргнул. И тут не сробел, топориком обоим головы раскроил и спасибо не сказал. Потом он по совету же училки выдумал появление Полещука в Москве в такомименно виде, в каком сам зарисовался и в Лосинке, и в Медведкове. А рост кто там заметит в полутьме? Но дурак есть дурак. Сокровища-то давно преспокойно лежали в квартирке Веры Георгиевны в той самой шкатулочке на самом видном месте. И этот глупый Полещук в тайне от Лены примотался в Москву и стал требовать от мамаши хоть часть драгоценностей. И тут ты чуть его за руку не поймал. Но если бы и поймал, это ничего бы не дало, так что ты сильно не переживай. Сокровища были у мамаши. Полещук ее в жизни бы не выдал, свалил бы все на романтическую любовь. А убийства те, это еще доказать надо было бы, что он сделал. Он-то ведь и в самом деле не убивал никого. Но... факт есть факт, ты его не узнал. Мамаша его тихо спровадила, а тебе потом рассказала, что они в Крыму. Крым большой, так уж сразу не нашли бы, тем более, в таком месте. А зато потом мы ей поверили и дали возможность достойно завершить комедию.

А до этого, чтобы опять-таки свалить все на Лену и Андрея, Кирюша подвел свою мамашу к разборке кабинета. Ну понятно, тайник пуст, все они украли. Но драгоценностей никто не видел в глаза, искать их никакие органы не будутю Пусть ищут беглецов-преступников.

Ну а потом Лена заставила Полещука появиться на людях - у Исаака Борисовича, в ресторане. Колечко заставила зарисовать, она умела надавить на влюбленного дурака. А потом она исчезла, он ее несколько часов искал, а нашел лишь собственную смерть. Шлепнули его по дороге, а рядом с ним положили тело несчастной сироты Гали, которую отследили заранее. Нужна была такая, похожая на Лену. А она по всем параметрам идеально подходила, плюс сирота, никто искать не будет. Сам дьявол им помогал. Подробностей убийства Гали мне училка не поведала за отсутствием времени, но, полагаю, они очень суровы. Сначала заманили куда-нибудь, продержали там некоторое время. А потом отвезли к месту убийства Андрея и убили. Падлы...

Кирилла привезли на опознание. Именно поэтому его и не тронули в Москве. Нужен он был. Ну, а когда он опознал в Гале свою жену, ему училка велела исчезнуть. Написать письмо, что он, мол, всех порешил, а сокровища в море выбрасывает и с собой кончает. Но поспешили очень, потому что Кирилл оказался покруче, чем от него ожидали. Он оказал сопротивление и ранил одного из них. Ну а другой прикончил и Кирилла, и немного позже своего раненого коллегу. Именно этот коллега и убивал Андрея и Галю. Теперь он на дне морском. А кто другой - не говорит, клянется, что его не знает. Итак, портфель с макияжем Кирилла и его загранпаспортом на месте забыли. Неувязочка произошла. Он сам-то полагал, что денежки наличные от ее доверенных лиц примет и сквозанет за кордон по абсолютно подлинному загранпаспорту с чужой фамилией и его фотографией в макияже. А там его и банковский счет ждал, сумели ему туфту впарить. Всем троим организовали загранпаспорита, но каждому для своей цели. Полещук и Воропаев были уверены, что воспользуются ими, а Лена, сам понимаешь, для того, чтобы мы этот паспорт в их уютном домике нашли. А для ухода у нее другой паспорт был, которым она, полагаю, и воспользовалась благополучно. Ну, еще они с Левкой недоглядели, вовремя не убрали. Крест этот, который с ним беседовал и покупал его, как известно, отправился на дно рыб кормить, поглядели на пьянчугу Левку и решили с ним не мараться, недосуг оказалось. Бывают и у них такие промашки, хотя их главным принципом был никаких живых свидетелей. И добились, однако, своего, Верещагин - мэр, она - мэрша, в богатстве купаются... Вот и все, дорогой мой Павел. Не было у меня больше времени с этой стервой беседовать, и так уже стремно было. Я весь в гриме, в щетине, голос сменил, но мне показалось, что узнала она меня. Умная ведь она, ох, какая умная... Я таких еще и не видел. Руки по локоть в крови, а как себя вела, ты вспомни... Не успел, короче, я точно выяснить, как она эти сокровища распродала. И насчет Лены, где она находится, отказалась отвечать. Стреляй, говорит, все равно, не узнаегь, где она. Моя дочь будет жить так, как надо. И поглядела этак... Разодетая, расфуференная, но такая же худенькая и бледная, и глаза такие же - умные, проникновенные... Бежать мне надо было, Павел, бросил я эту дамочку на месте, сел на тачку и дал деру. В Новосибирске привел себя в надлежащий вид, сел на самолет, но еще в аэропорту понял - пасут меня. Пишу все это в самолете, а уж как передам тебе - еще не знаю. С приветом. Григорий Клементьев."

Николаев сидел за столом, держа письмо в руке и глядел в одну точку. Все то, что выяснил Григорий, он практически уже знал. Только детали были уточнены. И признание состоялось. А Гриша подверг себя огромному риску. Нужно лы было это? Кто знает?

На следующий день, когда Николаев шел по коридору Управления, он столкнулся нос к носу с Костей Гусевым. Павел! Привет! Слышал новость-то? Он потупил глаза.

- Что такое?

- Этой ночью в Симферополе убили Гришу Клементьева. Прямо около его дома, двумя выстрелами. Оба в голову, второй контрольный. Мне только что сообщили, знают, что мы с ним дело вели. Наверное, местные бандиты ему отомстили, он много крови им попротил в последнее время.

Николаев молчал. Ему вспомнился уютный домик Гриши в Симферополе, его веселая жена, двое крепеньких пацанов, его шашлыки во дворе и ледяное пиво из банки под копченого леща. В глазах стояли слезы. Он не мог произнести ни слова.

- Что думаешь-то? - спрашивал Костя.

- Наверное, так все и есть, - тихо ответил Николаев и пошел по коридору в свой кабинет. У него сегодня было очень много дел.