/ Language: Русский / Genre:detective,

Тропинка В Никуда

Сергей Рокотов


Рокотов Сергей

Тропинка в никуда

СЕРГЕЙ РОКОТОВ

Тропинка в никуда

Повесть

Пролог.

Май 1993 г.

- Боря! - крикнула Тоня Вербицкая, сидя перед зеркалом и наводя макияж. - Если хочешь ехать встречать папу, собирайся побыстрее! И так времени в обрез.

Тринадцатилетний Борис немного ещё повозился в своей комнате и, наконец, вышел к матери. На нем были ярко-желтые вельветовые джинсы и столь же ярко красная тенниска. Борис был высок ростом для своего возраста и очень худ, длинные редкие светлые волосы постоянно сбивались на лоб.

- Ну и видок же у тебя, прямо как у попугая, - проворчала мать. - И постричься никак не соберешься...

- Да ладно тебе, мам, - произнес ломающимся голосом Борис. - Зато я шестой класс хорошо закончил...

- Ты его ещё не закончил, - возразила мать. - И по математике у тебя вполне запросто может быть и троечка, так что хвастаться рановато...

Разумеется, она кривила душой. В принципе, Тоня Вербицкая была вполне довольна тринадцатилетним сыном. Учился он неплохо, усиленно занимался с репетитором английским языком, вредными привычками не отличался, да и характер у него был ровный, покладистый, что было довольно необычно для переходного возраста да плюс ещё в такое, мягко говоря, переходное время. Именно в это переходное время её муж Андрей Владимирович Померанцев неожиданно в корне изменил свой род деятельности, бросил институт, в котором проработал более пятнадцати лет, защитил кандидатскую диссертацию, почти написал докторскую. Причина столь резкого поступка была элементарно проста - стало катастрофически не хватать денег. Прежде веселый мобильный человек, душа общества, юморист и гитарист, Андрюша Померанцев стал просто чахнуть на глазах жены и сына. Страна менялась на глазах, делались деньги, малые, большие и очень большие. А доходы старшего научного сотрудника становились все меньше и меньше пропорционально расходам. Постепенно стала ветшать их трехкомнатная квартира на Ломоносовском проспекте, постепенно стала одеваться все хуже и хуже Тоня, как-то погрустнел сын Борис, в душе завидуя более обеспеченным товарищам. А что удивительного? Ни хорошего телевизора, ни видеомагнитофона, ни машины - ничего у них не было. Не было, правда, ничего этого и раньше, но раньше ни у кого не было, а теперь у многих появилось, и далеко не такие мелочи, а и гораздо больше... И Андрей стал постепенно задумываться о том, чтобы переменить род своей деятельности...

Думают многие - меняют единицы. Для этого решения нужно много обстоятельства, связи, решимость характера. Андрею помог его старый институтский товарищ Стасик Багров. Он основал малое частное предприятие, набирал людей, пригласил и Андрея. И вот - уже полгода Андрей Померанцев работал в фирме - отвечал за поставки продуктов питания из Одессы в Москву.

Бизнес двигался весьма удачно, и доходы семьи стали быстро расти, буквально в геометрической прогрессии. В доме появились фирменная техника, был произведен хороший ремонт, Тоня стала одеваться в дорогих магазинах, наконец, месяц назад Андрей купил темно-синюю "девятку". А вот сегодня, семнадцатого мая 1993 года, он возвращался из недельной командировки из Одессы в Москву...

Тридцатипятилетняя Тоня, в отличие от самого Андрея, хорошо водила машину. Она была родом из Иркутска, отец её в свое время занимал высокие административные посты, и она ещё в семнадцать лет выучилась водить машину. Андрей же до сих пор чувствовал себя за рулем довольно неуверенно... Да и не очень нравилось ему это занятие, впрочем, как и весь его новый род деятельности. Он тосковал по своему институту, по научной работе, хоть вслух этого и не говорил...

Они с Борисом вышли из подъезда, Тоня завела новенький автомобиль, и они направились во Внуково, куда через час должен был прилететь самолет из Одессы...

Погода была великолепная, зеленела трава, щебетали птички, цвели деревья... Шла вторая половина мая во всей своей красе... И Тоня сама не понимала, почему в её душе возникло и постоянно увеличивалось ощущение тревоги... Поначалу оно было совсем незаметным, а потом с довольно ощутимой скоростью стало расти. В чем же дело? Может быть, именно в том, что все замечательно? Прекрасная погода, хорошее самочувствие, рядом с ней её сын, доставляющий ей гораздо больше радостей, чем хлопот, через час она увидит своего ненаглядного Андрея... Достаток их растет не по дням, а по часам, живут они душа в душу, почти никогда не ссорясь... Андрей вообще человек добрый, покладистый, бесконфликтный. Его небесно-голубые глаза вселяют в близкого человека чувство покоя и уверенности в себе. Так в чем же причина этой странной тревоги?

... Причина, разумеется, была. И дело не только в каких-то внутренних субъективных причинах... Тоню постоянно тяготило, а в последнее время просто-таки тревожило то, что они с Андреем не были расписаны. Эта странная и ложная ситуация происходила от того, что Андрей никак не мог до сих пор оформить развод со своей предыдущей женой Татьяной... Надо заметить, что его жизнь вообще была довольно плотно насыщена различными любовными историями. Будучи в экспедиции в Иркутске в семьдесят девятом году, он сошелся с Тоней, результатом чего было рождение в восьмидесятом году Бориса. Затем, как полагается бессовестному столичному командировочному донжуану, он отбыл в Москву с абсолютно чистой совестью, оставив Тоне вымышленный адрес, там через пару лет женился, развелся, опять женился... Затем судьба его снова занесла в Иркутск. И там он решил навестить свою старую любовь... В это время второй брак уже дал трещину, детей у Андрея ни в первом, ни во втором браке не было... И тут... Андрей был совершенно ошеломлен. Десятилетний сын, высокий, красивый, похожий на него... Тоня простила его, она любила его все эти годы, они поняли, что не могут жить друг без друга...

Как раз незадолго до этого вторая жена Померанцева, актриса, бросила его и укатила с любовником за кордон. Это развязало руки Андрею, он уговорил Тоню и перевез её и сына в Москву. Так и жили гражданским браком. Он напал на след своей сбежавшей жены, написал ей письмо, предлагая развод, та ответила, что согласна и обещала приехать в Москву. Обещанного согласно поговорке пришлось ждать три года. Развестись можно было и заочно, но опять же - дела, хлопоты, финансовые проблемы, перемена работы, да и обыкновенная лень, нежелание всем этим заниматься. И так хорошо живется, какая разница, стоит штамп в паспорте или нет?

... Нет, приедет Андрей, и надо будет решать эту проблему, так дальше жить нельзя... Почему-то именно сейчас Тоня ощутила проблему с особой остротой.

... Тоня дворами вывела машину на Ленинский проспект и уверенно погнала её в сторону Внукова...

- Мам, до чего же с тобой хорошо ездить, - восхищался её манерой езды Борис. - А вот с папой садишься, и не уверен, доедешь ли живым до места...

- Понимаешь, Борь, папа принадлежит к числу совершенно особых людей, и машину водить ему не по душе, да и заниматься тем, чем он теперь занимается, тоже. Он ученый, кабинетный ученый, прекрасный биолог... Если бы не все эти перемены в стране, я уверена, он бы достиг больших высот в науке... А теперь что? Ездит, торгует рыбными консервами... Я же вижу, что ему это совсем не по душе...

- Зато зажили как..., - возразил, потягиваясь не переднем сидении Борис. "Панасоники", "Филипсы", "девятка" вот новенькая... Посмотри, как ты одета... А квартира как обновилась, а то просто людей неудобно было приглашать, обои отодраны, потолки желтые, а ванная... вспомнить страшно... А теперь... Отдыхать вот на Кипр собираемся...

- Ой, Борька, - вздохнула Тоня, - разве в этом счастье? Я помню, как светились глаза отца, когда он заканчивал какую-нибудь работу, даже небольшое исследование... А когда вышла их монография... Да и ты помнишь... А теперь что? Нервный, суетливый, взгляд потускневший... Хотя... надо сказать, в то же время и гордится тем, что стал хорошо зарабатывать... Ладно, что будет, то и будет... К времени ведь надо приспосабливаться, одними идеями, к сожалению, тоже сыт не будешь... Ну вот, уже кольцевая... Быстро едем, даже раньше времени будем на месте.

- Ловко ты, - снова похвалил мать Борис.

- Почти двадцать лет водительского стажа, - похвасталась Тоня. - Батя ещё в семидесятом году купил "Москвич"-412, а через годик поменял его на самый первый "Жигуленок". Он и сам это дело обожал. За то, кстати, потом и погорел, доносы пошли, что заместитель председателя райисполкома то и дело машины меняет... А он за всю жизнь ни копейки взятки не взял, я точно знаю, а на "Москвич" годами копил... Таких людей, как он, теперь не бывает, царство ему небесное... Да, Борька, повезло мне в жизни, два самых замечательных мужчины - это мой отец и мой муж... А третий - это у меня ты...

- Ну, - возразил польщенный Борис, - были и не самые замечательные...

- Ты Золотова имеешь в виду? - рассмеялась Тоня. - Да и он тоже неплохой паренек... Одно в нем плохо - не любила я его нисколечко... Впрочем, ладно, хватит об этом, рано ещё тебе о матери судить...

- Я не сужу, мама, - тихо и задумчиво произнес Борис. - Только я хочу, чтобы у меня была одна женщина... девушка... Самая лучшая в мире, единственная на всю жизнь... И я знаю, что встречу такую...

- Не загадывай, сынок, - усмехнулась Тоня. - А, впрочем, может быть, ты уже встретил? - Она слегка дотронулась до его плеча правой рукой. Молодежь теперь ранняя...

- Нет еще, - еле слышно произнес Борис. - Только мне не нравится, как все произошло у папы... Да и у тебя...

- Не судите, да не судимы будете, - нахмурилась Тоня и этими словами прервала разговор, принимающий нежелательный оборот. Однако, замолчав, снова почувствовала то самое нарастающее чувство тревоги, которое было у неё с утра... Тревога на сей раз была настолько сильная, что она даже стала ощущать дрожь в руках, что было совершенно некстати во время вождения автомобиля. Слава Богу, дорога прекрасная, да и до аэропорта Внуково было рукой подать...

... Подъехали к аэропорту, узнали в справочном, что самолет из Одессы прибывает вовремя. До прибытия оставалось ещё около двадцати минут. Тоня и Борис вышли на улицу и стали ожидать прибытия самолета, глядя в голубое, с легкими облачками, небо... Было тепло, дул легкий ветерок, люди были одеты совершенно по-летнему... Было бы все очень хорошо, тихо, спокойно, если бы не эта тревога, нарастающая, шумящая в ушах, шепчущая на ухо какие-то страшные непонятные слова... Тоня от ужаса закусила губу и побледнела...

- Что с тобой, мама? Тебе плохо? - заметил её состояние Борис.

- Мне? Что? А?... Я... Плохо... Я не знаю, что со мной, голова очень кружится...

А через полминуты, крик ужаса пронесся над аэропортом... Коллективный крик ужаса... Потому что самолет, показавшийся в небе, вдруг загорелся ярким пламенем и разлетелся на куски... И эти кажущиеся крохотными куски летели с огромной высоты вниз...

- Вот оно, - сквозь зубы шептала Тоня. - Вот оно... Я знала, я чувствовала... Все, Боренька, - она сильно схватила его за руку повыше локтя. - Все, нет у нас с тобой больше папы, одни мы с тобой, сынок, на этом черном свете...

Стон и крик в толпе нарастал. Какая-то молодая женщина, вырывая на голове волосы с криком бросилась бежать к зданию аэропорта, рыдали дети, стонали мужчины... В толпе Тоня увидела искаженное ужасом лицо Ани, жены Стасика Багрова... Все произошло неожиданно, буквально как гром среди ясного неба... Оставалась надежда, что взорвавшийся в небе самолет, был не тот, которого ожидали все...

Последние надежды вскоре улетучились. Скорбный голос в репродукторе просил соблюдать спокойствие и выдержку... Надеяться было не на что. Все было кончено. Самолет был тот самый... Как все просто, и как страшно... Весна, май, цветение, ожидание скорой встречи... И вот - этот царящий в ясном синем небе непроглядный ужас... Страшная гримаса злой судьбы...

- Мама, мама, - шептал Борис, не зная, что сказать, и сам ещё не осознавая до конца трагизма произошедшего, горечи потери, понимая пока лишь одно - матери очень плохо, она буквально теряет сознание... А в здании аэропорта непрерывный стон и вой...

- Ничего не хочу, ничего не хочу, домой, только домой, - отвечала бледная как смерть Тоня.

Борис держал её под руку, и они побрели к машине... Неожиданно Борис обернулся. Ему показалось, что кто-то пристально смотрит на него. Поймал этот взгляд и вздрогнул от ужаса и отвращения. Среди всеобщего горя и страха, душераздирающего крика и стона ярким радостным огнем горели два женских глаза. Они находились довольно далеко, но излучение от них было очень мощное. Глаза были зеленые и принадлежали высокой женщине с распущенными рыжими волосами, одетой в длинное темное платье. Женщина была довольно молодая и статная, но в её лице было нечто отталкивающее, порочное... Она ещё несколько секунд торжествующим взглядом поглядела на Бориса и исчезла в колышущейся, содрогающейся от ужаса шелестящей толпе...

Борис повел мать к машине. Он не имел понятия, как они доедут домой...

1.

Декабрь 2000 г.

... - Ну, Ксюша, как тебе это местечко? - улыбаясь, спросил Борис. По-моему, это именно то, что ты хотела... Тишь, гладь, божья благодать, кругом - ни души, а погода - лучше не придумаешь...

Оксана ничего не ответила, только приветливо улыбнулась Борису и слегка дотронулась до его плеча рукой.

Оксана и Борис надели лыжи и пошли в правую сторону от железной дороги...

Погода для лыж была и впрямь совершенно идеальная... Градусов пять мороза, полное безветрие... Вокруг великолепный лес, покрытые снегом деревья, звенящая в ушах тишина... И прекрасная накатанная лыжня... И никого вокруг... Только они одни, на всем белом свете одни...

... Оксана Краснова и Борис Вербицкий дружили с первого курса. Сейчас они были на третьем. Обоим было по двадцать лет... Они собирались пожениться, и никто не был в состоянии им в этом помешать... Пройти пришлось через всякое - слишком уж велика была разница в материальном положении их семей. Мать Оксаны Лидия Владимировна была президентом коммерческой фирмы, имеющей миллионные обороты, мать Бориса работала дворником в ЖЭКе. Казалось бы - два противоположных полюса человеческого благосостояния. И тем не менее, двое молодых людей подружились и полюбили друг друга... Совсем недавно познакомились и их матери. Лидии Владимировне Красновой понравилась мать Бориса Антонина Ильинична, это была добрая, легкая в общении женщина. Еще раньше Краснова узнала от дочери о той трагедии, которая произошла несколько лет назад с мужем Вербицкой... Знала и о том, что после гибели в авиакатастрофе гражданского мужа Вербицкой Андрея Померанцева, как снег на голову, явилась из-за кордона его жена Татьяна и получила по всем существующим законам все имущество покойного, в том числе, и его трехкомнатную квартиру на Ломоносовском проспекте. Тоня и Борис остались без крыши над головой. Актриса Татьяна Померанцева была женщиной совершенно без всяких комплексов, спокойной, даже с какой-то заторможенной, на первый взгляд, реакцией. На простые слова Тони о том, что им с сыном просто негде ночевать, Померанцева отвечала монотонным голосом, что ее-то эти проблемы совершенно не касаются, при этом не проявляя ни малейшей агрессии по отношению к бывшей сопернице. Тоня поняла, что наткнулась на каменную стену, даже личные вещи забрать из этой квартиры было довольно проблематично - Померанцева подвергала сомнению каждый предмет, даже самый незначительный, даже явно принадлежащий Тоне или Борису. Затем она все же, как женщина цивилизованная, сочла нужным проявить гуманность и позволила Вербицким пожить некоторое время в квартире под её строгим надзором, чтобы, не дай Бог, из квартиры не пропала ни одна мелочь. За это время Тоня судорожно пыталась что-то придумать... Ехать с сыном обратно в Иркутск очень не хотелось - в трехкомнатной квартире с матерью жила младшая сестра Тони с двумя детьми. Снять квартиру в Москве было не на что - Таня Померанцева наложила свою мощную руку на счет Андрея в банке... И тут неожиданно Господь сжалился над Тоней. В ЖЭКе освободилось место дворника и служебная комната... Тоню знали, хорошо к ней относились и взяли её на работу. Так и стали Тоня с Борисом жить в том же доме, через два подъезда в маленькой десятиметровой комнатушке с облезлыми обоями... Прежняя дворничиха тетя Клава скоропостижно скончалась, её имущество быстро разворовали соседи, в комнате остались только продавленная кушетка, старенький стол и два стула. Ни холодильника, ни телевизора, ни занавесок на окнах... В соседней комнате безмятежно проживала местная достопримечательность Угрюмов по кличке Шпана, тридцатипятилетний парняга, могучий и конопатый, завсегдатай медвытрезвителя и отделения милиции, в другой - круглая как мяч бабка-хлопотушка Козлитина, въедливая и дотошная, очень строгая к соблюдению всевозможных правил коммуналки. Разумеется, правила предъявлялись только Тоне и её сыну, со Шпаной разговаривать было совершенно невозможно. Однажды, например, он вдребезги разбил унитаз, и долгое время никто не мог пользоваться туалетом, пока Шпана с кирюхами не спер где-то другой и не водрузил его на положенное место. А уж похабные песни горланил тогда, когда ему было нужно, дня и ночи для него не существовало. Так что замечания делались только вновь прибывшим... Тоня принимала их с молчаливой покорностью. Она и так была рада, что осталась в Москве. Шпана было попытался приучить тринадцатилетнего Бориса к пиву и водке, но это ему не удалось. Борис сосредоточился на занятиях, замкнулся в себе и с золотой медалью кончил школу, а затем поступил на английское отделение Лингвистического университета. Потихоньку наладилась их жизнь. Скоропостижно скончалась бабка Козлитина, не дождавшись того, что Тоня убьет её сковородкой по голове, не выдержав её мелочных придирок, и в комнату въехала веселая приветливая молодая женщина. А вскоре после этого Шпана получил за кражу три года, и его площадь занял русский беженец из Таджикистана, в прошлом преподаватель иностранных языков в Душанбинском университете. Теперь он тоже работал дворником в ЖЭКе вместе с Тоней и помогал Борису готовиться к поступлению в Университет...

...И вот он студент одного из престижных московских вузов... Мать не могла нарадоваться на своего сына - всем бы таких... Тихий, спокойный, совершенно не пьющий, вежливый парень, сосредоточенный на книгах, на занятиях...

... И вот, обычно приходящий во время, он стал подолгу задерживаться где-то. Мать забеспокоилась, но Борис ответил прямо и четко: "Мама, я встречаюсь с девушкой. Мы любим друг друга."

... Семья Красновых принадлежала к разряду людей, живущих выше среднего уровня. За десять лет занятий бизнесом Лидия Владимировна Краснова сумела нажить немалый капитал. Она была вся в работе, дома почти не бывала, и с дочерью Оксаной больше общался муж Валентин Никитич. Он был человеком свободной неопределенной профессии - художником, журналистом и поэтом, большим любителем творческих тусовок и завсегдатаем всевозможной богемы... Жена давно перестала интересоваться личной жизнью весельчака-мужа, сама имела любовника - своего телохранителя, молодого красивого Виталика... Оксана прекрасно знала о том, что творится в семье и с юных лет дала себе слово, что в её жизни все будет совершенно по-другому... Она критически относилась и к коллегам мамы - деловым, крутым, преисполненных ощущением значимости от своей зажиточности, и к знакомым отца, вальяжным, наглым, претендующим на оригинальность... Ей нужен был кто-то другой. И она встретила такого человека...

... - Ты не такой как все, - тихо произнесла Оксана, когда Борис в первый раз проводил её до дома. - Ты не наглый, у тебя такие хорошие глаза, добрые... И очень красивые, голубые...

При этих словах Борис густо покраснел и не нашел слов, чтобы ответить ей, этой высокой стройной девушке с гладко причесанными назад русыми волосами, строго, хоть и явно дорого одетой.

- Я хочу, чтобы ты всегда меня провожал домой, - добавила Оксана. Каждый день. - И при этих словах покраснела сама.

Уговаривать Бориса не пришлось. Каждый день после занятий они садились на троллейбус и он вез её на проспект Вернадского, где и находилась их пятикомнатная квартира.

Однажды он заболел гриппом, а когда пришел на занятия, увидел, как около Оксаны вьется и расточает комплименты некто Бабкин, наглый веселый тип. Борис почувствовал, что в его душе происходит что-то страшное, он был готов убить этого Бабкина. И самое страшное, что Оксана улыбалась ему, не замечая стоявшего поодаль Бориса. Борис не стал откладывать дело в долгий ящик. Он немедленно подошел к Бабкину и молча ударил его кулаком в челюсть. Бабкин был спортсмен, занимался дзюдо. Он применил к Борису прием, и тот загремел на пол. Но нисколечко не испугался. Словно моська на слона он бросался на могучего Бабкина, как ни пыталась Оксана оттащить осатаневшего влюбленного. Избитый в кровь Борис умудрился из последних сил врезать кейсом в висок Бабкину и тот вырубился. И только тогда его удалось утихомирить. Круглого отличника Бориса Вербицкого отчислять из Университета не стали, тем более, все знали об их отношениях с Оксаной. Но больше никто не смел даже не так поглядеть на нее, знали - этот может убить.

Слухи о их романе дошли и до вечно занятой Лидии Владимировны Красновой. Она велела дочери пригласить Бориса к ним домой. Борис оделся во все лучшее и явился к вечернему чаю. Роскошь квартиры Красновых ничуть не смутила его, ему ничего не было нужно - только Оксана, и больше ничего. Остальное только мешало. После ухода строгого влюбленного, Лидия Владимировна покачала головой. "Надо же, Ксюшка, какие ещё люди есть на свете... Мне бы такого... Береги его... Очень он мне нравится."

Рассказ о страшной авиакатастрофе ещё более расположил Краснову к семье Вербицких. Да и мать, страшно стушевавшаяся в роскошной обстановке семьи "новых русских" тоже очень понравилась ей. Тем более, что сама Краснова, как и Вербицкая, была сибирячка, только родом из Томска.

... Оксана и Борис обожали друг друга. Лидия Владимировна заявила, что после окончания третьего курса они могут пожениться. Когда весельчак Валентин попытался вмешаться и заявить, что этот Борис просто какой-то фанатик, либо прикидывающийся фанатиком, чтобы добраться до выгодной партии, жена мигом отбрила его, посоветовав не судить по себе, а лучше собираться и ехать на очередную творческую пьянку, а в такие вопросы никогда не соваться... Он спорить не стал, ни к чему ему это было...

... Борька, давай поедем кататься завтра на лыжах, - однажды предложила Оксана. - Куда глаза глядят, далеко-далеко, километров за сто с лишним от Москвы. Доедем куда-нибудь, вот просто так, чтобы место понравилось, встанем на лыжи и поедем, а?

- Поехали, - засмеялся Борис. - А занятия как же? Может быть, до воскресенья подождем?

- Да ну тебя, - обиделась Оксана. - Давай прогуляем раз в жизни... Какой ты... Надоело мне каждый день всех их видеть. Я хочу быть с тобой, только с тобой, чтобы снег, небо и ты... Понимаешь? А он говорит, занятия... А не хочешь, не надо...

Борис улыбнулся и молча поцеловал её, на завтрашнее утро они договорились встретиться на Белорусском вокзале...

... И вот - преодолены на электричке сто тридцать километров, и они вдвоем на лыжной тропе... Оксана сама указала Борису станцию, где, по её мнению, надо сходить. "Тут выйдем", - не терпящим возражений тоном сказала она. - "Мне здесь нравится." Борису было все равно...

На Оксане ярко-красный спортивный костюм, на ногах - шикарные ботинки, белые фирменные пластиковые лыжи, у Бориса лыжи простые, деревянные, белый, вязаный матерью свитер, темно-синие теплые штаны... Оксана идет первой, Борис - за ней...

- Хорошо как... - произнесла румяная от мороза Оксана, останавливаясь и оборачиваясь на Бориса. - Как я мечтала побыть с тобой наедине... Нигде ведь не удается... Всюду люди, и у нас дома, и у тебя тем более, и в институте, и у меня на даче... А мне все надоели, я хочу видеть тебя одного... Потому что я люблю тебя, мой единственный Боренька...

Борис воткнул в снег лыжные палки, крепко обнял и поцеловал в губы Оксану. Поцелуй был долгим, жарким, щеки обоих горели ярким огнем...

Затем снова мчались по лыжне. Оксана ходила хорошо, Борис еле успевал за ней...

... Они выехали из леса на широкую поляну. Лыжня раздваивалась, растраивалась...

Они постояли, отдохнули. Борис вытащил из кармана своих широких брюк мандарин, очистил, половину дал Оксане.

- Ну, куда поедем? - спросил он.

- Туда! - не раздумывая, показала палкой налево Оксана.

- А мне бы хотелось туда, - показал Борис направо.

- Ты мой будущий муж и повелитель, и я должна слушаться тебя, улыбнулась Оксана. - Направо, так направо.

- Нет, я хочу, чтобы было по твоему, - возразил Борис. - Поедем налево.

- Ни тебе, ни мне, поедем прямо...

- Поедем... Только ты знаешь, Ксюша, что-то по-моему погода портится, серо там как-то вдали, и словно бы метель намечается...

- Да ну тебя, Борька, какая там метель? Смотри, над нами яркое солнце, смотреть невозможно...

- Солнце-то хоть и яркое, но вон там все небо покрыто облаками, да и ветер усиливается...

- Ну, ты хочешь, чтобы в декабре совсем без ветра было... Поехали прямо, трусишка ты эдакий...

Они поехали прямо, долго ехали по открытой местности, потом начался сосновый бор. Сосны шумели и трещали, и впрямь стал усиливаться ветер, стало ощутимо холодать...

- А ты как всегда прав, Борька, - признала его правоту Оксана. Поехали-ка обратно... Видать, не судьба нам побыть в лесу наедине... Имею шикарное предложение... Возвращаемся к станции, садимся на электричку и едем... куда? А? Как ты полагаешь?

- По домам, - разочарованно произнес Борис. - Ты к себе, я к себе...

- Вот и не угадал, дурачок. Едем ко мне на дачу... Ты полагал, я зря именно сегодня все это затеяла? И решила поехать именно с Белорусского направления? Нет, Борька... Все продумано... И места я эти прекрасно знаю, тут такая красота, просто в наших краях мне все надоело, примелькалось, мы тут частенько раньше с отцом на лыжах катались. Видишь, какой сосновый бор? Ни единого другого деревца? Здорово? И плюс к тому никого народу, а у нас вечно встретишь какую-нибудь спесивую физиономию местного богатея... Сам знаешь, кто в наших краях строится...

- Обманщица... - рассмеялся Борис и поцеловал Оксану. - А что, там на даче нет никого?

- Неужели был бы кто, позвала бы? Мама на работе, отец в Париже, Виталик с мамой, Зиночка сегодня отпросилась, у неё сестра замуж выходит, только охранник в будке, но он нам не помешает... Мы с тобой будем совершенно одни. Понимаешь, во всем доме совершенно одни... Так что, давай поспешать. Который час? Половина первого. В половине второго за Зиночкой приедет Толик...

Правительницу дома Красновых Зиночку побаивался не только Борис, и не только Оксана. Даже сама хозяйка дома порой ощущала себя в чем-то провинившейся перед этой дородной сорокавосьмилетней женщиной, на которой держался весь дом. А уж Валентина Зиночка просто считала за ребенка, несмотря на его сорок пять лет. И заниматься при ней любовью даже в огромном особняке было совершенно неприемлемо. Так что план Оксаны на сегодняшний день был вполне понятен. Они ходят на лыжах, приходят на дачу, охранник им открывает... И все, они одни... Конечно, можно было бы и сразу приехать, им давно уже никто не препятствовал встречаться, но... так интереснее, романтичнее...

- Оксана, ты куда? Нам же по этой лыжне к станции, - остановил её Борис.

- Не спорь со мной. Я тут все знаю, так мы выйдем к другой станции, до неё ближе...

- Как знаешь, только я-то дороги не знаю. А метель все усиливается, надо же как погода быстро переменилась... Да, зима есть зима...

Метель тем временем стала разыгрываться не на шутку. С севера подул холодный пронизывающий ветер...

- Да, подвела нас погода, - покачала головой Оксана.

- Подумаешь, Ксюша. У нас в Иркутске разве такие зимы? Доберемся, приятнее будет в тепле...

- Ладно, поехали быстрее... Без остановок...

Оксана ходила на лыжах очень хорошо, впрочем, как и Борис. Они ехали быстро, лыжня шла под небольшой склон. Но станции все не было и не было...

- Слушай, Борь, - остановилась Оксана. - Что-то я не пойму... Станция давно уже должна была быть... Позабыла я, видно, дорогу...

- Да выедем куда-нибудь, ерунда, - успокаивал её Борис. - Еще до вечера далеко...

- Да ну, - махнула рукой Оксана. - Все из-за меня, понадеялась на свою память. А ты недавно болел, простудишься еще...

- А вон, какой-то лыжник вдалеке, - сказал Борис. - Сейчас у него и спросим дорогу. Поехали за ним быстрее. Силы ещё есть?

- Полно, - засмеялась Оксана. - Побольше, чем у тебя, Борька...

Одинокая фигура лыжника медленно удалялась в лес. Оксана и Борис бросились вдогонку. Но почему-то им долго не удавалось догнать этого лыжника, несмотря на то, что он, вроде бы, ехал довольно медленно. Видимо, все же расстояние до него было значительно большим, чем это могло показаться издалека. И все же они стали догонять его, развив на лыжне приличную скорость... Но вдруг, когда они были почти совсем уже близко от него, лыжник неожиданно свернул куда-то направо и исчез из виду.

- Вот тебе на! - досадливо крикнул Борис. - Прибавь скорости, Ксюша, а то совсем потеряем его...

Доехали до того места, где свернул лыжник, остановились... Никого не было...

- Чертовщина какая-то, - пробормотал озадаченный Борис. - Куда он мог запропаститься?

Оксана пожала плечами... Они стояли в темном лесу под яростно дующим в спину ветром... Несмотря на дневное время, в лесу было очень темно...

- Надо назад идти, - сказал Борис.

Они было повернулись, но жуткий порыв холодного ветра заставил их переменить свое решение... Идти назад было просто невозможно... Ветер, хлопья снега, поземка...

- Ладно, пойдем вперед, - произнес Борис. - Куда-нибудь да придем. Раз есть лыжня, она обязательно куда-нибудь приведет...

И в это время откуда-то справа из лесу послышался приглушенный крик. Молодые люди резко обернулись, и в глубине леса увидели маленькую черную фигуру лыжника. Он махал палкой и что-то кричал.

- Вот он! - сказал Борис. - Он что-то нам кричит... Пошли!

- Ты знаешь, - вдруг тихо произнесла Оксана. - Я не хочу туда идти, Борька. Мне отчего-то страшно... Я боюсь... Поехали вперед.

- Глупенькая, - засмеялся Борис. - Только что ты была такая отважная, веселая, так ловко мчалась вперед, подгоняемая ветром, и вдруг... Чего ты боишься? Чего можно бояться в лесу, на природе? Бояться надо там, в оживленном городе, именно там творятся жуткие вещи, разборки, заказные убийства, а здесь... Только лес, деревья, ветер...

Человек в лесу продолжал кричать и махать лыжной палкой. Он явно звал молодых людей, но сильные порывы ветра относили его слова в сторону. Борис сделал было движение направо, но Оксана снова остановила его.

- Не надо, Боря, - еле слышно прошептала она. - Не надо. Мне отчего-то страшно. Очень страшно... Поехали вперед...

- Вперед, так вперед, - пожимая плечами, произнес Борис тоже довольно несмелым голосом. Неуверенность и страх Оксаны передались и ему.

Оксана средним темпом поехала вперед по лыжне. Не отставая ни на шаг, ехал и Борис...

Они доехали до опушки леса. Далее был довольно длинный спуск, причем, не прямой, а какой-то извилистый. Лес в этих местах стал смешанный и какой-то корявый... Переломанные деревья, торчащие острые сучья, торчащие отовсюду пни... И ветер, жуткий ветер в спину...

Оксана и Борис переглянулись и поехали со склона вниз... Но на крутом повороте Оксана не смогла справиться с лыжами, ноги её подкосились, и она полетела направо в сугроб. Борис умудрился резко притормозить.

- Как ты? - спросил он, подавая ей руку.

- Да ничего, - горько засмеялась она. - Вроде бы, все нормально, ноги не переломала... Ой нет, вру, что-то лодыжка болит, не вывих бы только... Эх, Борька, Борька, заманила я тебя в глушь...

Он вытащил её из снега, поставил на ноги.

- Идти сможешь? - спросил он.

Оксана виноватым взглядом глядела на него.

- Эй, лыжники! - раздался откуда-то сверху женский, но довольно низкий голос. - Что у вас там произошло?

Оксана и Борис вздрогнули и поглядели наверх.

Там стояла женщина в спортивном костюме и шапочке.

- Я же вам кричала из лесу, чтобы шли за мной, - крикнула женщина. Зачем вы потащились сюда? Здесь такая плохая дорога, бурелом, спуск, крутой подъем. Что, девушка, ногу вывихнули?

- Может быть, - ответила Оксана.

- Ничего, не расстраивайтесь, все поправимо. Поднимайтесь сюда, я вам помогу...

Оксана стала медленно двигаться вверх по лыжне. Борис за ней... Женщина в спортивном костюме стояла на пригорке и лицо её было плохо видно, тем более, что шапочка была надвинута почти на глаза, а темный шарф прикрывал подбородок...

Наконец, они поднялись.

- Молодцы, - похвалила женщина. - А теперь поехали за мной. Я живу тут неподалеку на даче. Отдохнете, обработаем вашу ногу, а потом проводим вас... - Только сейчас молодые люди заметили, что она говорит с заметным акцентом, то ли украинским, то ли молдавским...

- Спасибо, - пробормотала Оксана и вдруг поймала какой-то пристальный напряженный взгляд женщины, направленный через её плечо. Она пристально, немигающими глазами глядела на Бориса. Глаза были зеленые и бездонные. Борис тоже поймал этот взгляд и поежился от неожиданно возникшего чувства страха перед этим пристальным взглядом. К тому же ему показалось, что он в жизни уже испытывал воздействие этих самых глаз.

- Поехали за мной, - женщина резко повернулась и пошла вперед по лыжне.

Оксана бросила какой-то жалкий взгляд на Бориса, тот пожал плечами, пошли, мол, что теперь делать, не катиться же вниз по этой чертовой лыжне?

...Идти пришлось недолго. Вскоре слева показалось какое-то деревянное строение, стоящее за довольно корявым забором.

- Вот и пришли, - каким-то глухим басом проговорила женщина. И от этого голоса по спинам Оксаны и Бориса пробежали мурашки... А когда она повернулась к ним лицом и окинула их туманным странным взглядом своих темно-зеленых глаз, они инстинктивно прижались друг другу, словно ища защиты от чего-то неведомого и ужасного...

2.

- Доброе утро, - произнесла Вера Лим, делая глоток ароматного заварного кофе.

- Доброе, - ответил, широко улыбаясь о н, которого в этом доме называли Сашей. - А и впрямь, Верочка, какой сегодня замечательный денек... Ясный, солнечный, я так люблю такие зимние денечки... Налей мне тоже кофейку...

Он сел на угловой диванчик в маленькой кухоньке, вытянул ноги, и Вера налила ему кофе в миниатюрную чашечку. Он с удовольствием отхлебнул.

- Какой вкусный кофе, какой чудный запах от него, - произнес о н. - И этот запах мне постоянно что-то напоминает... Что-то хорошее, что-то из того мира... Не всегда, правда, напоминает... А вот в такие чудные зимние денечки, когда за окном мороз и солнце, а в доме так тепло и уютно...

Вера молчала, улыбалась нежно и пристально глядела на него, на этого мужчину, о котором она не знала ровным счетом ничего, ни его настоящего имени, ни того, откуда он взялся, ни каким было его прошлое... Он был весь здесь, в настоящем... В этом было и преимущество этой странной ситуации, но в то же время и какой-то серьезный изъян. У него не было воспоминаний, у него не было имени... Он был весь перед ней - высокий, красивый, совершенно седой мужчина с ясными добрыми голубыми глазами и густыми подстриженными усами. На левой щеке был небольшой, но довольно глубокий шрам...

Прошло уже около года, как этот человек жил у Веры Лим, в её двухкомнатной малогабаритной квартире на Выборгской стороне города на Неве. Знакомство их произошло при весьма пикантных обстоятельствах. Вера возвращалась с работы домой и вдруг увидела, как двое грязных бомжей остервенело бьют третьего, наиболее грязного. Именно в тот момент, когда она проходила мимо, его сбили с ног, и один из бомжей ударил лежащего ногой в грязном сапоге в лицо. Лицо залилось кровью, и лежащий глухо застонал. Вера Лим была женщина очень даже решительная, крепкого сложения, умевшая постоять за себя к тому же в свое время занимавшаяся восточными единоборствами. Она применила к озверелому бомжу ловкий прием, и тот грохнулся на снег. "У падла", - прорычал его товарищ и бросился на Веру. Но ещё один прием, и тот тоже на снегу. "Тихо вы, шакалы...", - произнесла Вера. - "Сейчас быстро спровадим вас в отделение. Я вам это мигом организую." - "Организовывай. Можно подумать, ночевать на улице лучше, чем в отделении...", - резонно заметил один из них. - "Ваши проблемы, людьми надо оставаться в любой ситуации", - ответила Вера и стала поднимать с земли того, кого они так яростно избивали. Тот стонал, держался руками за лицо. Она видела, как по его щекам текут слезы. "За что они меня, за что, что я им сделал?" - рыдал этот человек. - "За что?" - проворчал один из его врагов. - "Нечего в нашем районе побираться. Нас тут все знают, а то появился как снег на голову..." - "Не знаю я ничего, я просто есть хочу, я голоден..." - стонал человек с залитым кровью лицом. - "Ну да, а мы только что из "Астории", - уже смущенным голосом бурчал его соперник...

Но Вера не слушала их. Ей было очень жалко этого нелепого высокого человека, одетого в какую-то неопределенного цвета куртку, причем, вроде бы, женскую, в вязаную, нахлобученную почти на самые глаза шапочку с помпоном, с залитым кровью и слезами заросшим седой щетиной лицом. Она взяла его под руку и повела к себе домой.

Вере Лим шел пятидесятый год. Полгода назад Вера развелась со своим третьим мужем, и примерно в то же время её двадцативосьмилетняя дочь от второго брака уехала в Соединенные Штаты на постоянное место жительства. Она осталась одна в своей двухкомнатной квартире на Торжковской улице Санкт-Петербурга. На жизнь она не жаловалась, замуж больше не собиралась, мужьями была сыта по горло. Работала она в совместном предприятии в центре города, получала очень прилично, и ничего от жизни она больше не хотела, кроме достатка и покоя... Но она с детства была поборницей справедливости, и настрадалась от этого в жизни немало.

Высокий бомж был отправлен в ванную. Запах от него исходил весьма специфический, а на одежду было просто невозможно глядеть без содрогания. При электрическом свете облик бомжа стал ещё более жалким. Женская куртка с капюшоном, нелепая шапочка, рваные ветхие, спадающие с худого живота джинсы, черная от грязи рубашка, полное отсутствие нижнего белья, источающие зловоние желтые носки и два разных ботинка - один черный с рваной подошвой, другой - какой-то рыжий на огромной платформе, возможно, тоже женский только большого размера...

Брезгливостью Вера не отличалась, но запах был настолько специфичен, что у неё запершило в горле. Она потребовала от бомжа, чтобы он разделся. Он послушно выполнил её приказание, только джинсы не стал снимать.

- Идите в ванную, там найдете все, что нужно. Мойтесь как следует... А я вам принесу кое-какую одежду... От мужа осталось кое-что. Хоть ваши размеры, мягко говоря, не совпадают...

Бомж отправился в ванную и плескался там около часа.

- Как вы там? - спросила Вера. Ответом было какое-то сдавленное рыдание. Дверь не была заперта и Вера протянула туда старый мужнин халат, его плавки и носки...

... Через минут десять дверь ванной открылась, и бомж, облаченный в плавки, носки и халат вышел на свет божий...

Вера невольно приоткрыла рот от удивления, глядя на вышедшего из ванной мужчину. Он был очень красив, высок, строен, только седые волосы были всклокочены, да узкое лицо заросло седой жесткой щетиной. А так примерно метр восемьдесят пять росту, стройный, густые волосы, небесно-голубые глаза... Небольшой шрам на левой щеке... Несмотря на седину, ему, скорее всего, было не более сорока лет...

Бомж виноватыми глазами глядел на хозяйку гостеприимной квартиры, извините, мол, за доставленное беспокойство...

- Побрить бы вас еще, - прошептала Вера. - Но это потом... Голод-то вы, полагаю, утолить не успели, до помойки не добрались...

На эти слова бомж мог бы и обидеться. Но он не сделал этого, он продолжал виновато глядеть на Веру, и на тонких его губах под седой щетиной появилась едва заметная улыбка, не презрительная, не злая, а такая же виноватая, как и взгляд этих небесно-голубых больших глаз.

- Не добрался, - согласился он. - Эти... налетели... Они там бутылки собирают, а я видел, как туда один человек положил почти целый батон хлеба... Вот... жизнь какая...

- Садитесь, - предложила Вера. Бомж сел. При виде нарезки сырокопченой колбасы, сыра, свежего хлеба глаза его загорелись. Вера поставила подогревать жареную картошку с мясом. От этого запаха глаза бомжа загорелись ещё сильнее.

- Выпить хотите? - спросила Вера.

- А есть что? - сверкнул глазами он.

- Есть. Водка, вино...

- Водки бы выпил под такую закуску...

... Глядеть, как ест бомж было зрелищем не для слабонервных. Дрожащими руками он накинулся на колбасу и слопал её, не оставив Вере ни кусочка. Потом так же оперативно уничтожил и сыр, заедая все огромными ломтями свежего белого хлеба. И только насытив первоначальный голод, взялся за рюмку, в которую Вера налила водки.

- Подождите, - усмехнулась она. - Я тоже хочу выпить. С вами. Представились бы, что ли... Меня, например, зовут Вера. Вера Петровна. А вас?

- Меня-то? - растерянно спросил бомж. - Меня все называют Санькой. Но мне кажется, что это не мое настоящее имя.

- А настоящее-то как? - не поняла смысл его слов Вера.

- А не знаю, - развел руками бомж по кличке Санька и широко улыбнулся черными обломками зубов. Руки были красивой формы, но все в каких-то ссадинах и трещинах. Да и грязь с них сошла не до конца. А ногти - смотреть жутко... - Живу вот... И ничего не знаю...

- Как это так? Амнезия? Потеря памяти?

- Вот вот.. Точно, именно так. Полная амнезия, потеря памяти... Ничего не помню, ничего не знаю, ничего никому не скажу... Можно я выпью?

- Да можно, конечно... Ладно, за все хорошее, Александр...

Опрокинув рюмку в рот, Санька принялся пожирать остатки сыра с белым мягким хлебом. Делать это было довольно сложно, потому что передних зубов у него не было, торчали одни обломки. Вера выпила тоже, внимательно глядя на своего странного гостя.

Потом он поглощал жареную картошку с мясом, заедал свежими огурцами... И тем не менее, продолжал оставаться голодным. Вера открыла банку шпротов, порезала ещё колбасы, поставила чайник... А он все ел и ел...

- Спасибо, - широко улыбнулся остатками зубов бомж Санька. - Очень вкусно... Давненько я так не ел...

- Курить хотите? - предложила Вера.

- А у вас есть?

- Есть. - Она вытащила из сумочки пачку "Вирджинии-Слим" с ментолом, протянула сигарету гостю.

- Какие сигареты... Надо же... Никогда таких не курил...

Он взял спички, чиркнул, галантно поднес к сигарете Веры, потом к своей. С искренним наслаждением затянулся.

- Хорошо... Как все это прекрасно, - произнес он. - Я все это помню, такие ощущения, только не помню, когда все это было... Наверное, в предыдущей жизни...

- А сколько вы живете так? - спросила Вера, пристально глядя на него.

- Давно уже, - махнул рукой он. - Несколько лет. Я и счет уже потерял... Ни дома, ни семьи, ни кола, ни двора, ни денег, ни документов... Собачья жизнь...

- А здесь-то давно? В Питере?

- Нет, вот здесь как раз совсем недавно. Я вообще зря сюда приехал, не на тот поезд сел... Я в теплых краях обитаю, на юге... То в Сочи, то в Краснодаре, то в Туапсе, то в Новороссийске... А тут... увязался за одними, они меня наняли барахло их тащить, тяжеленные такие тюки... Привезли в Питер, пинка под зад, и были таковы... А они обещали на работу устроить... Вот какие люди... Мошенники, я полагаю...

Язык бомжа был правильный, мысли логичны, но главное, что удивляло Веру - в нем не было нисколько злобы, ожесточения на жестокие обстоятельства его жизни.

- Ладно, Вера Петровна, - сказал бомж. - Спасибо вам за гостеприимство. Вы замечательная женщина, добрая и открытая. И смелая... Давайте мне мое барахло, и я пойду восвояси...

- А куда вы пойдете?

- Как куда? На вокзал... Постараюсь добраться до теплых краев... Здесь-то не выдержу. Холодно очень... А что ещё будет? Вреден, как говорил поэт, север для меня...

- Знаете Пушкина?

- Пушкина знаю, - засмеялся бомж Санька. - А вот свою фамилию не помню...

- Но как же так могло произойти?

- Сам не понимаю. Очнулся в больнице с проломленной головой. Вылечили, выписали... А куда идти? Денег нет, документов нет, кто я такой, понятия не имею... Все забыл, все... Вот все, что было дальше, помню... А что до того, ничего...

- В каком городе вы очутились в больнице?

- Тут тоже какой-то провал... Тоже в каком-то южном, тогда голова была как в тумане... Потом я пробрался на теплоход, спрятался там в трюме... Было такое ощущение, что надо оттуда бежать. Страшно очень было... Мне казалось, что меня преследуют... А в Новороссийске меня обнаружили и вышвырнули с теплохода... Вот с Новороссийска все и началось... Моя, так сказать, новая жизнь...

- Значит, у вас было две жизни, одну вы не помните, вторая была голодная и ужасная. Третью начать не имеете желания? - пристально поглядела на него своими черными глазами Вера.

- А какой она будет?

- Нормальной будет. Жить будете здесь, у меня. Кормить вас буду, обстирывать, обглаживать... Еще что хотите? - засмеялась Вера. - Любить буду. Вы хороший человек, мне кажется. Глаза у вас добрые и очень красивые...

Добрые и красивые глаза бомжа слегка увлажнились. Он своей заскорузлой ладонью дотронулся до плеча Веры.

- А так бывает? - тихо спросил он.

- Не бывает, так будет, - уверенно ответила Вера. - Все в наших руках. Называть вас буду Сашей, раз вы уж так отрекомендовались. А там видно будет, глядишь, и вспомните что-нибудь из вашей прежней жизни...

... И вот прошел год с тех пор, как Саша поселился у Веры Лим. Человеком он и впрямь оказался очень добрым и покладистым. И она за это время очень привязалась к нему...

Она не уставала удивляться ему. От него постоянно исходило некое излучение добра и тепла. А в наше жестокое время это очень ценно. Когда Вера усталая вечером приходила с работы домой, все было прибрано, был приготовлен вкусный ужин. Саша был совершенно не похож на её бывших мужей, самоуверенных, постоянно говорящих неправду, шустрящих, суетящихся, с бегающими глазками. Саша смотрел прямо, открыто...

- Слушай, а интересно, в прежних своих жизнях ты тоже был таким же? спросила она его как-то за ужином?

- Не знаю, - засмеялся он. Теперь улыбка его была ещё более обаятельной - ему вставили красивые белые зубы. - Не помню. Но порой мне кажется, что нет. Мне кажется, что я был совсем другим в своей первой жизни. А во второй, которую я помню, я был никаким. Мне постоянно хотелось есть, хотелось согреться, вымыться... Я боролся за свое выживание.

- Но ты не ожесточился душой, ты не стал злым.

- Я не ожесточился, напротив, я размяк. Мне постоянно хочется плакать. Это не дело для мужчины... Это нехорошо.

- Кто знает, что хорошо, что нет. В наше время мы иногда теряем ориентиры добра и зла и вообще не имеем точки опоры. Оставайся добрым, Саша, а сильной буду я. За двоих.

... Когда они ездили в исторический центр города или в пригороды, с ним происходило что-то странное. Его начинало трясти, а на глазах появлялись слезы. Так было около Медного всадника, около Зимнего дворца, на набережной Невы... Видимо, он что-то вспоминал из своей первой жизни... И Вера прекратила эти поездки, они не доставляли ему удовольствия, только страдание. А в спальном районе он чувствовал себя спокойно. Летом она купила машину, "семерку", и они стали выезжать на природу. Подальше от людей. Эти поездки ему нравились.

- Ты раньше не водил машину? - спросила Вера.

- Мне кажется, что водил, - ответил он. - Только больше не хочу. У тебя это получается так здорово...

Пару раз Вера уезжала в краткосрочные командировки за границу. И с тяжелым сердцем оставляла Сашу одного. Она каждый час звонила ему со своего мобильного телефона и спрашивала, как он там. Он бодрился, но она видела, что ему тяжело...

И вот сейчас, в декабре ей предстояла недельная командировка в Москву. И ей ужасно не хотелось оставлять его одного.

- Слушай, Саш, - сказала она, закуривая сигарету. - Послезавтра я должна поехать в Москву. Срочная командировка. Важное дело. Я не могу отказаться. Я и так два раза отказывалась. Начальство недовольно.

Саша помрачнел, опустил глаза.

- Конечно, езжай, если нужно, - тихо произнес он.

- Я... понимаешь. Я вот что хотела тебе предложить... Поедем со мной.

- Да? - привстал он. - А можно?

- Думаю, да.

- А как же я без документов?

- Вообще-то и этот вопрос надо утрясать. Мы что-нибудь придумаем после Нового Года. Муж моей подруги получил высокое назначение в Петербургском управлении Внутренних дел. И она обещала переговорить с ним. Тебе нужны полновесные документы, паспорт, фамилия, имя...

- Но какое? Я же ничего не помню...

- Возьмешь мою фамилию. Хотя нет, корейская фамилия тебе не подойдет. Да придумаем что-нибудь, Иванов, Петров, Сидоров... Имя Александр. Отчество любое. Какая разница? Все равно же, ты живешь уже третьей жизнью. Не вечно же так существовать... Но сейчас дело не в этом. Сейчас я должна уехать на неделю. Почти до самого Нового Года. И мне бы не хотелось оставлять тебя здесь одного. Я вот что хотела предложить. Поехали со мной. На "Красной Стреле." А в Москве остановимся у моей старой подруги, мы когда-то соседствовали в Ростове на Дону, ещё мамы наши дружили, а я буквально опекала Наташу, она ведь лет на восемь младше. Так что, где остановиться, есть. Там документов спрашивать не станут. Так что, поедешь?

- Что-то мне не хочется туда ехать, - глядя куда-то в сторону, произнес Саша. - Только... оставаться одному на целую неделю не хочется ещё больше...

Дело осложняло то, что в отсутствие Веры, он вынужден был сидеть дома, поскольку в настоящее время выходить куда-нибудь без документов было чревато... Покидал пределы квартиры он только в сопровождении Веры. А тут... заточение на целую неделю. Он не мог так долго оставаться один, ему становилось очень тоскливо.

Он подумал несколько минут и сказал, улыбнувшись и махнув рукой:

- Ладно, давай поедем... Была, не была!

3.

... - Хорошее место, правда? - спросила лыжница, пристально глядя своими зелеными глазами на Оксану и Бориса. - Спокойно, тихо... Я уверена, что вам тоже понравится...

Оксана и Борис инстинктивно прижались друг к другу. Чувство тревоги от чего-то непонятного и зловещего все нарастало и нарастало. Но у Бориса это чувство было сильнее, чем у Оксаны, потому что ему казалось, что он видел эту женщину раньше. Только где и при каких обстоятельствах он её видел, он никак не мог припомнить...

Лыжница открыла калитку, и они вошли в небольшой дворик. Навстречу им бросилась огромная немецкая овчарка.

- Фу, Смелый, фу, - осадила её хозяйка. - Свои... Фу! Снимайте ваши лыжи, оставьте их здесь у входа.

Оксана и Борис сняли лыжи, хозяйка тем временем открыла дверь.

- Боря, - прошептала еле слышно Оксана. - Почему-то мне не хочется входить туда. Может быть, не будем. Поедем отсюда. Не так уж у меня болит нога. Доберемся как-нибудь.

- Да что ты боишься, глупенькая? - отвечал Борис, хотя ему тоже было не по себе. - Отдохнем, тебе перевяжут ногу и поедем...

Оксана каким-то осуждающим затравленным взглядом поглядела на Бориса и опустила глаза.

- Прошу, - торжествующим голосом произнесла лыжница.

Борис и Оксана вошли в дом. Оказались в тесном предбаннике, а затем перед ними открылась и вторая дверь.

- Кто там? - раздался скрипучий мужской голос.

- Гости к нам, Матвейка, гости, - с радостью в голосе произнесла лыжница. - Да какие гости...

Дверь со скрипом захлопнулась, и молодые люди оказались в большой, но довольно темной комнате. Маленькие окна с толстыми решетками на них, дощатый пол, посередине комнаты большой квадратный стол... По одной стороне комнаты огромный громоздкий старый сервант, довольно низкий потолок с причудливой люстрой над головой... В комнате пахло чем-то застойным и несвежим, из другой комнаты несло чем-то жарящимся...

- Садитесь, - пригласила хозяйка, указывая гостям на громоздкие стулья с высокими спинками. Они переглянулись и сели.

- Ну..., - произнес скрипучий мужской голос, и заскрипели половицы...

- Боже мой, - с ужасом шепнула Оксана, увидев вошедшего... Инстинктивно прижалась к плечу Бориса.

Это был карлик с огромной неправильной формы головой с густой шевелюрой и большими черными глазами с нависшими над ними кустистыми бровями. Несмотря на его маленький рост, он весь был каким-то плотным, крепко сбитым. Вся его нелепая фигура источала большую физическую силу и неукротимую энергию. Он быстрыми шагами подошел к побледневшим от неожиданности молодым людям.

- Добро пожаловать, - произнес он, обнажая в широкой улыбке ослепительно белые крепкие зубы. После этого вопросительным взглядом поглядел на хозяйку, та ответила едва заметным жестом. Но Борис заметил этот странный, непонятно что выражающий жест.

- Это Матвей, мой брат, - представила странного человека хозяйка. - Я понимаю, его вид несколько необычен. Но он очень добрый и порядочный человек. А меня зовут Ядвига. А вас, наши юные гости? - каким-то задорным взглядом глядела она на Бориса и Оксану.

- Меня Борис, её Оксана, - произнес Борис за обоих. Оксана замкнулась в себе и молчала. Борис понимал, что ей от чего-то очень страшно.

- Вы, Оксана, как-то приуныли, - заметила Ядвига. - Чем-то вам у нас не нравится... Да, мы люди довольно необычные, от того-то и живем вдалеке от мира. Но гостям всегда рады и сумеем достойно их принять... Не откажетесь попить с нами чайку, я надеюсь?

- М-можно, - промычал Борис. - Отчего бы и нет?

- Совершенно правильно, - вдруг рассмеялась Ядвига. - Отчего бы нам не попить чайку в столь славной компании? Скоро к нам присоединится ещё один человек. Надеюсь, он вам тоже понравится. Ты что-то там на кухне жарил, Матвейка? И, по-моему, у тебя как всегда подгорело...

- Ничего, есть можно, - улыбался карлик Матвейка, а затем вышел из комнаты и вскоре принес на железном подносе тарелку с оладьями и чайник.

- Ну вот, и угощение готово, - сказала Ядвига. - Садись, Матвейка, потчуй наших дорогих гостей!

Матвейка вытащил из серванта тарелки и поставил их перед гостями. Вид его вообще был довольно забавен, вот только в сочетании с этим затерянным в лесах домом и вообще, с какой-то странной аурой, царящей в этом доме, его облик вызывал некие иные эмоции. Он был одет в толстый черный свитер и такие же черные шаровары, на ногах были валенки. А энергия так и била из него ключом.

- Берите оладки, - предложила Ядвига, разливая чай по огромным чашкам. - Матвейка сам готовил...

Оксана и Борис положили себе по два оладушка. Попробовали и чуть не поперхнулись, до того они были отвратительны на вкус. Было такое ощущение, что они пожарены на рыбьем жире. Но реакция карлика на их реакцию была и вовсе неадекватна. Он вдруг багрово покраснел, широкая улыбка мигом сошла с лица, на его огромном лбу вздулась толстая жила, а маленькие, но очевидно очень сильные кулачонки сжались в гневе.

- Не нравится? - прошипел он. - Угощением брезгуете? - И, привстав с места, сделал на своих коротких ножках какое-то угрожающее движение по направлению к молодым людям. Что бы он стал делать дальше, трудно сказать, но Ядвига, сидящая между ним и Оксаной, остановила его.

- Тихо, тихо, - как-то зловеще прошипела она. - Не нравится, так не нравится. Я сама тебе говорила, что у тебя пригорело... Экой ты обидчивый, Матвейка... Так не годится... На вкус и цвет товарищей нет...

Матвейка продолжал стоять около Оксаны весь напружинившись, тяжело дыша от бешенства и суча свои маленькие крепкие кулачонки. Трудно сказать, что было бы дальше, но тут на сцену вышел, а точнее, выкатился ещё один персонаж...

... Послышался какой-то странный звук, словно по дому ехали колеса. Так оно и оказалось. В комнату въехала инвалидная коляска, в которой сидел совершенно лысый старик очень крупного и могучего сложения. Первым звуком, изданным им, был хриплый кашель. Кашлял он долго, мучительно, весь покраснел, круглые глаза под огромными надбровными дугами с жиденькими белесыми бровками буквально выходили из орбит от этого тяжелого кашля.

Ядвига подошла к нему и бережно обняла его за могучие плечи.

- Что с тобой, папа? Что с тобой? - спросила она.

Старик в свою очередь хотел что-то спросить, указывая пальцем на Оксану и Бориса, но от кашля не мог ничего произнести. Наконец, из его рта извергнулась омерзительная мокрота и плюхнулась на пол прямо около стула, на котором сидела Оксана. Она невольно дернулась и прижалась к Борису.

- Что-то мне не нравятся эти люди, - произнес Матвейка. - И мы, я вижу, им тоже не нравимся.

- А почему, собственно говоря, мы им должны нравиться? - усмехнулась Ядвига. - Они люди молодые, цивилизованные, веселые, не то, что мы - лесные отшельники и затворники. Им с нами скучно, угощение наше им неприятно. Ну и что с того? Все это вполне объяснимо. Сейчас они отдохнут, мы перевяжем гостье ушибленную ногу и они поедут восвояси... По своим молодым делам. Что им до нас? Что нам до них?

- Ты кто?! - вдруг сквозь свой хриплый кашель сумел произнести лысый старик, указывая пальцем на Бориса. - Я ведь тебя знаю! Знаю тебя!!! громко прокричал он и направил свою коляску к Борису.

- Откуда, папа, ты его можешь знать? - остановила его Ядвига. - Иное дело, он кого-то тебе напоминает...

- Я ещё не выжил из ума, как вы все тут полагаете... И прекрасно узнал его! И сейчас поговорю с ним по душам, с этой сволочугой позорной... Ты думаешь, если я старик, и у меня парализованы ноги, то не смогу навешать тебе, ферту эдакому, хороших физдюлей? Да мы сейчас тебя так обработаем, что ты своих не узнаешь...

При этих словах оживился и карлик. На его лице снова появилась широкая улыбка, только теперь его огромные глаза светились не глупой радостью, а злобной, предвкушением разборки, которую обещал гостю отец.

- Прекратить! - закричала Ядвига. - Вы что себе позволяете? Откуда ты, папа, можешь знать этого человека? Это лыжники, прохожие. Они заблудились, девушка подвернула ногу, я хотела им помочь, перевязать её, напоить чаем и довести до станции. А ты говоришь черт знает что...

- Мало ли что ты хотела! Я пока тут хозяин! Я! И не потерплю! Я этого ферта в бараний рог согну! Будет знать, как с нами связываться!

- Пошли отсюда, Ксюша, - привстал с места Борис. - Нечего нам тут делать...

- Ах вот оно что! - крикнул старик. - Нечего ему тут, видите ли, делать! Как изнасиловать мою дочь, обрюхатить её, это он мог, а теперь взял себе молодую, кралечку этакую... - При этих словах он блудливым взором окинул насмерть перепуганную Оксану. - Кралечку взял, а за неё отвечать не хочешь? Не выйдет, молодой человек. Я тебе в этом очень даже здорово помешаю...

И снова направил свою колесницу в сторону Бориса.

- Да что вы такое говорите? - пробормотал Борис. Ему тоже стало очень страшно. Ему казалось, что они попали в какой-то притон умалишенных уродов.

- Ты, молодой человек, полагаешь, что я сошел с ума? - вдруг улыбнулся желтыми, ещё вполне крепкими зубами старик. - И очень при этом ошибаешься. Я сейчас тебе такое скажу, от чего тебе станет очень даже не по себе...

- Да что вы мне такое можете сказать? - бледный как полотно спросил Борис.

- Хочешь, фамилию твою назову? - задорно глядел ему в глаза лысый могучий старик. - Ну? А ошибусь, извинюсь...

- Ну? - пробормотал Борис.

Карлик и Ядвига насторожились. Оксана и Борис тоже.

- Померанцев твоя фамилия? Угадал?! - хриплым голосом гаркнул старик и снова жутко закашлялся. Несмотря на кашель, он торжествующим взглядом буравил оторопевшего Бориса. - Ну?... - хрипел старик. - А?... Угадал или нет?!

- Почти, - пролепетал насмерть перепуганный Борис. Все происходящее казалось нелепым кошмарным сном. Но ведь старик действительно назвал фамилию покойного отца Бориса.

Ядвига встала у стены, скрестив руки на груди и ненавидящим взглядом глядела на Бориса. Карлик же притопывал не месте и сучил крепкие кулачки. Его радовали новые впечатления.

- То-то..., - сплюнув харкотину на пол, пробормотал старик. - А ты думаешь, тут сумасшедшие... Ты Андрей Померанцев, вот ты кто такой... Хорошо сохранился, паскудина... Не то, что моя бедная Ядвига...

- Я не Андрей Померанцев, - прошептал Борис. - Я Борис Вербицкий.

- Да, папа, - усмехнулась Ядвига. - Ты и впрямь выжил из ума. Да и то - восемьдесят три годика это не шутка. Ты помнишь одно и забываешь другое... Я тебе говорила, что Андрюша Померанцев погиб в авиакатастрофе ещё семь с лишним лет назад. А ты все спрашиваешь и спрашиваешь про него. Экой ты, - досадливо махнула рукой она. - Это вовсе не Андрюша Померанцев, это юноша, случайно похожий на него. Так что не придирайся к человеку, а съешь-ка лучше блинка, приготовленного Матвейкой и выпей своего лечебного настоя. А то натворишь ещё дел. Поаккуратней с ним, молодые люди, дед, хоть и стар, но весьма-таки страшен во гневе. А ручища у него словно молот. Год назад он чуть не убил меня за какой-то пустяк, я не успела даже увернуться... Неделю без сознания лежала, спасибо Матвейке - отпоил меня целебными травами... Так что, не связывайтесь с ним. Сейчас я накормлю его и дам лекарства - он станет поспокойнее...

Старик съел приготовленную Матвейкой оладушку и запил глотком крепкого отвара.

- Хороши оладки! - похвалил он. - Спасибо, сынок, за угощение...

- Ешь еще, - потчевал Матвейка.

Старика уговаривать не пришлось. Он сожрал все оладушки, оставив одну, самую горелую для Матвейки. Пил пахучий отвар и постоянно отрыгивал съеденным. Потом снова хрипло закашлялся и сплюнул прямо на пол.

- Хорошо поел, спасибо, детки, - благодарил он, хлюпая отваром... Ладно, поеду посплю...

Глаза его стали слипаться, однако, перед тем, как удалиться из комнаты, он погрозил пальцем Борису.

- Врешь все, собака, все врешь, - прошипел он. - Но я ещё до тебя доберусь... Узнаешь у меня, поскребыш, почем фунт лиха...

И коляска покатилась в открытую дверь...

- Вот они, какие дела, - загадочно улыбнулась Ядвига, глядя на Бориса. - Ладно, его дело стариковское. А теперь я перевяжу вам ногу, девушка.

- Не надо, - жалобным голосом вскрикнула Оксана, встала с места и попыталась сделать несколько шагов, но нога её подкосилась, и она упала на пол. Борис бросился к ней.

- Ну... Говорила же. Кладите её сюда, - указала она на кушетку в соседней комнате. Борис взял Оксану на руки и понес на кушетку.

- Снимите с неё брюки, - приказала Ядвига.

- Не надо, - простонала Оксана. - Не надо при них...

Борис не знал, что ему делать. С одной стороны, она не могла ходить, и ей необходима была помощь, но с другой, от странных обитателей этого дома ожидать можно было всего, чего угодно...

- Да не бойтесь же вы, - с какой-то досадой произнесла Ядвига. Глупые какие-то. Я смажу вас целебной мазью, крепко перевяжу и вы уедете отсюда восвояси. Перебаламутили всех, зря я вас сюда привела, дошли бы как-нибудь до станции...

Эти её простые слова несколько успокоили и Оксану, и Бориса. Она позволила снять с себя спортивные брюки и осталась в толстых коричневого цвета колготках.

- Колготки тоже снимайте, - скомандовала Ядвига и полезла в тумбочку. Достала оттуда какую-то баночку, с крышкой, покрытой бумагой и перевязанной резиночкой.

Оксана умоляющими глазами поглядела на Бориса. Тот как-то беспомощно пожал плечами.

- Хорошая мазь, хорошая, - бубнила себе под нос Ядвига. - Мигом боль снимет...

Оксана сама стянула с себя колготки. Ядвига открыла баночку, откуда пошел мощный едкий запах. Она взяла пальцем черной словно деготь мази и начала своими крепкими шершавыми ладонями растирать этой вонючей мазью лодыжку Оксане.

Борис при этом стоял в стороне весь напряженный, постоянно ожидающий, что что-то должно произойти. Он пристально глядел на Оксану, та, моргая испуганными глазами на него. Неожиданно Ядвига пригнулась пониже, усердствуя в своем лечении, и Оксана поймала на себе сладострастный взгляд стоявшего в дверях карлика Матвейки. Глаза его округлились до невероятия, он тяжело дышал, а изо рта на массивный подбородок текла слюна. Оксана невольно вскрикнула и умоляющим затравленным взглядом поглядела на Бориса. Тот обернулся на карлика.

- Вы почему на неё так смотрите? - пробормотал он.

- А я у себя дома, как хочу, так и смотрю. А тебя, сытый фраер, я сейчас замочу, - прошипел Матвейка и сделал резкое движение по направлению к нему. Борис испугался его злобно горящих глаз и вообще всей этой яростной ненависти, источаемой от него. Он сделал шаг назад, споткнулся о какой-то предмет и упал на спину. Матвейка словно мяч прыгнул на него и принялся душить его своими крепкими словно железо пальцами.

- Не надо! - закричала насмерть перепуганная Оксана, отстраняя от себя ослабевшими от ужаса пальцами мощные пальцы Ядвиги, растирающие ей лодыжку. - Помогите же ему! - умоляюще крикнула она Ядвиге. Та же при этом совершенно не обращала ни малейшего внимания на происходящее сзади, терла и терла ногу Оксане словно оголтелая.

Матвейка же продолжал душить Бориса, и тот совершенно ничего не мог с ним сделать. И физически он был явно слабее, да и страх парализовал его. У него посинело лицо, глаза стали вылезать из орбит, своими слабыми руками он пытался оттолкнуть могучего карлика, но совершенно безуспешно.

- Задавлю, падло, - шипел карлик. - Порву...

- Ты что там бубнишь, Матвейка? - равнодушным тоном спросила Ядвига, продолжая, повернувшись к ним спиной, растирать Оксане ногу. - Кого ты там порвешь? Болтает черт знает что... Сам-то добрый, мухи не обидит, а строит из себя...

- Мухи и впрямь не обижу, - шипел тот. - А вот из этого фраера голыми руками кишки выпущу...

- Помогите ему!!! - истошным голосом закричала Оксана, отталкивая от себя крепкие пальцы Ядвиги. И только тогда Ядвига обернулась. Борис уже хрипел от удушья, беспомощно шевеля руками.

- Озверел, что ли? - спокойно произнесла Ядвига и ногой в лыжном ботинке сильно двинула брата в его крутую выпуклую грудь. Удар получился удачным, и тот отвалился назад. При этом она довольно ощутимо задела по уху и Бориса.

- Ты что, своих бьешь? - обиженно скривил губы Матвейка. - Из-за этого потаскуна? У, сучара...

- Да это мои гости, их надо уважать. - как ни в чем не бывало рассмеялась Ядвига. - А ты тут совсем одичал, как и папаша, даже гостей по-человечески принять не можешь. Бросился на парня и душит его... Экой же ты дурной...

Карлик вскочил с пола и на своих коротких крепких ножках убежал в соседнюю комнату, изрыгая проклятия.

- Погодите все у меня, - бубнил он. - Узнаете еще, как со мной шутить...

- Да ну их, - довольно равнодушным тоном махнула рукой Ядвига. Одичали тут совсем. А сами посудите, живем тут несколько лет, людей они не видят, вот и маются дурью, что один, что другой. Извините, ради Бога, детки. Ладно, Оксана, одевайся, собирайтесь и идите отсюда. А то эти два дикаря что-нибудь ещё не то сотворят, отвечай потом за них...

Оксана дрожащими пальцами стала одеваться. Борис же встал с пола и прислонился спиной к стене, чувствуя какую-то обреченность. Ему было и страшно, и гнусно на душе.

Но ещё страшнее стало ему, когда Оксана встала с кровати, сделала шаг и, скривившись от невыносимой боли, присела на пол.

- Но... мне стало гораздо хуже, - укоризненно глядя на Ядвигу, произнесла она. - До этого я могла хоть как-то ходить, а теперь я и шагу не могу ступить...

- Ну знаешь, - всплеснула руками Ядвига, нахмурив густые черные брови. - Вам и впрямь не угодишь. Я хотела тебе помочь... А по-твоему получается, что я чуть ли не нарочно сделала тебе хуже. Дело в том, что у тебя повреждена нога, а лекарство сильно действующее, вот на время и стало хуже. Ничего, скоро будет лучше... Посиди немного, и почувствуешь облегчение... На своем опыте знаю.

Борис помог Оксане дойти до стула и сесть на него. Сам сел рядом, а напротив разместилась Ядвига.

Воцарилось напряженное молчание.

- Да..., - произнесла, наконец, Ядвига, как-то иронически глядя на Бориса. - Вот такие они дела...

Он хотел было что-то ответить, но какой-то комок стоял у него в горле, и он был не в состоянии ничего произнести.

Выдержать это молчание было довольно сложно. За стенами таинственного домика также воцарилась мертвая тишина. Ни отец, ни Матвейка не производили никаких движений и не издавали ни одного звука. И Борис таки не выдержал.

- А почему?... - глядя куда-то в сторону, спросил он. - А почему... Он.. ваш отец знает... думает... что моя фамилия Померанцев?

Он словно ждал от хозяйки дома какой-то поддержки, как от наиболее реального и здравомыслящего человека в этом обиталище, он непроизвольно искал в ней этой поддержки. Но большие зеленые глаза Ядвиги совершенно округлились, и стали словно оловянные.

- Откуда я знаю? - каким-то баском ответила она, нервно пожимая плечами. - Откуда кто знает, что у старого на уме? По-моему, он просто выжил из ума. Восемьдесят три года, как-никак, сами понимаете, что с него взять? Мужчины вообще редко доживают до таких лет... Не обращайте на его слова внимания, это все пустое... Вы лучше думайте о себе и о том, как доберетесь до дома...

- Да я и думаю, - опустив глаза в пол, пробормотал совершенно растерявшийся Борис.

- А чтобы девушке быстрее встать на ноги, полагаю, ей надо выпить ещё кое-чего и внутрь. У меня есть целый набор отваров, и сейчас я вам принесу один. В комплексе с мазью он произведет необычайный эффект...

Она вышла из комнаты, и наконец, молодые люди остались одни... Оксана совсем уже жалобными глазами поглядела на Бориса.

- Боря, я боюсь, - прошептала она.

- Чего ты, глупенькая, боишься? - Борис попытался улыбнуться, но вместо этого его губы скривились в жалкой гримасе.

- Всего боюсь, здесь страшно. Эти люди хотят нам сделать что-то очень плохое...

- Перестань, - встряхнул плечами Борис. - Я же с тобой... Они просто ненормальные. Сейчас ты встанешь, и мы поедем отсюда. И через час с небольшим будем на твоей даче...

- Нет, - совсем беззвучно ответила Оксана. - Мне кажется, мы вообще не сможем выбраться отсюда.

Борис хотел что-то ответить, но внезапно почувствовал, что Оксана совершенно права...

- А что за фамилию назвал этот ужасный старик? - спросила Оксана. - И почему она тебя так испугала?

На этот вопрос Борис вообще не хотел отвечать. Ведь Оксана не знала фамилии его отца, ей просто никто никогда её не называл, Бориса она знала по фамилии Вербицкий, так что она как раз и могла воспринимать слова старика, как бред сумасшедшего. А если бы Борис объяснил ей суть дела, ей стало бы ещё страшнее.

- Да ничего меня не испугало, - снова попытался улыбнуться Борис. Просто странная какая-то здесь обстановка. - И из его уст раздался нервный смешок, который не только не поддержал дух Оксана, а, напротив, вселил в неё ещё большие неуверенность и страх.

Внезапно тишина была нарушена страшным грохотом с левой стороны. Молодые люди обернулись, и с ужасом увидели несущегося на них карлика Матвейку с какой-то большой палкой в руке...

- Боря!!! - истошным голосом закричала Оксана.

В самую последнюю секунду Борис успел убрать голову, иначе бы, наверняка озлобленный Матвейка убил бы его, с такой силой замахнулся он на него палкой. Потеряв равновесие, Матвейка споткнулся о ножку стула и загремел на пол вместе со своей палкой. Преодолевая жуткое отвращение, Борис бросился на него, сел на его спину верхом и попытался вырвать из цепких рук палку. Но сделать это было не так просто. Пальцы карлика были словно железные.

- Помогите!!! - закричала Оксана, бросаясь к Ядвиге за помощью. Она чуть было не упала от жуткой боли в ноге, но успела схватиться за стену и кое-как доковылять до соседней комнаты. Это была дочерна закопченная кухня. Над плитой согнувшись, словно ничего не слышала, колдовала Ядвига.

- Помогите!!! - повторила она, дотрагиваясь до плеча Ядвиги. - Он хочет убить Борьку!

- А? Что? Кто? - вздрогнула Ядвига, словно очнувшись от каких-то своих тайных мыслей. - Кого убить?...

- Ваш... брат... Бориса... палкой..., - бормотала Оксана.

- Опять..., - с жуткой досадой фыркнула Ядвига. - Вот придурок-то... Ну сейчас я ему...

Она полезла куда-то за кухонный черный шкаф и вытащила оттуда короткое ружье. Передернула затвор и вышла в комнату, где на полу барахтались Борис и его озлобленный соперник. Причем, Матвейка явно одерживал верх. Его могучие пальцы снова тянулись к горлу Бориса.

- Встать!!! - басом закричала Ядвига. - Встать!!!

Первым вскочил Борис, который ещё был сверху. Ядвига направила ствол ружья в голову обезумевшему брату.

- Ты что? - выпучил глаза Матвейка. - Меня? Родного брата?!

- Никакой ты мне не брат, ты ублюдок и мудак, - прошипела Ядвига. Встать!!! - скомандовала она. - Башку разнесу...

Матвейка, скрипя зубами, стал медленно подниматься с пола.

- Поднялся? А теперь пошел вперед...

На сей раз в огромных глазах Матвея появился испуг. Он медленно, не оборачиваясь, пошел к выходу.

Ядвига прошла с ним в кухню, а потом Оксана и Борис видели в открытую дверь, как она втолкнула его куда-то, а затем щелкнул тяжелый засов. Затем она медленными шагами вернулась обратно, тяжело вздохнула и положила ружье на стол.

- Вот так и живем, - произнесла она, глядя в пол и не обращая внимания на яростный стук и брань запертого где-то рядом Матвейки. - А?! вдруг каркнула она, злобно глядя на молодых людей. - Здорово живем, правда? Тишь, гладь, да божья благодать... На природе, на свежем воздухе... Нравится? А? Чего молчите?

- Как-то не очень, - пробормотала нелепые неуместные слова Оксана.

- Не очень, говорит! - расхохоталась злобным хриплым смехом Ядвига. Тебе бы так, молодая, красивая... Ничего, от сумы, да от тюрьмы... Ладно, все! - подвела она итог. - А теперь собирайтесь и уматывайте отсюда восвояси. От греха подальше... А то я за вашу безопасность не отвечаю... Старик пока дрыхнет, а этот красавчик под замком сидит... Но рано или поздно старый проснется, а этот найдет способ, чтобы выбраться. Я же не приставлена к вам в качестве телохранителя, денег за это не получаю...

- Но вы же сами нас сюда позвали? - робко заметила Оксана. Борис сидел на стуле, тяжело дышал и растирал горло, на котором оставались следы железных пальчиков Матвейки.

- Позвала-то позвала, хотела как лучше, а получилось... - Снова злобно расхохоталась она. - Как всегда... Что-то очень вы не приглянулись моим домочадцам... Чем, не понимаю... Молодые, красивые, вежливые... Ненормальные они оба, черт их разберет, чем это вы им так не угодили... Живут оба у меня как у Христа за пазухой, жрачку им ношу, готовлю, стираю их поганые обосранные тряпки, дом убираю, как могу, а они даже не дают в кои-то веки гостей пригласить, с нормальными людьми посидеть, поговорить, творят черт знает, что... Не люблю я их, а что делать? Бросить бы все это, убежать от них, куда глаза глядят, а никак нельзя - грех, один старый, другой убогий, что они без меня? Мигом пропадут... Ладно, ступайте, я сама с ними разберусь, такой уж мой крест... Мне его и нести.

Оксана встала, Борис тоже. Оксана сделала шаг по направлению к Борису, но споткнулась и скорчилась от невыносимой боли.

- Я не могу, - прошептала она. - Очень болит нога... Опухла... И голова кружится, спать очень охота...

Она с какой-то укоризной поглядела на Ядвигу. Та стояла около печки, скрестив руки на груди, словно изваяние, не двигаясь и не моргая.

- Вы же чем-то опоили меня, - еле слышно произнесла Оксана. - Мне плохо... Боренька, мне плохо... Она отравила меня, Боренька...

И замертво упала на пол. Борис бросился к ней.

- Ерунда все, - словно отрезала Ядвига. - Болевой шок, не что иное. Помоги-ка мне отнести её вон на ту кровать. Пусть отоспится...

Делать было нечего, Оксану отнесли на кровать. Борис сам не свой от ужаса присел рядом с ней. Глядел на нее, гладил её по густым русым волосам. И вдруг почувствовал на своем затылке напряженный пристальный взгляд.

Он резко обернулся.

На него глядели два больших зеленых глаза. Глядели со жгучим любопытством. Но не только любопытство было в этом взгляде. Было и что-то иное... И Борис неожиданно вспомнил, где он видел эти глаза...

Они молча глядели друг на друга, словно удав и кролик.

- Ну что, здорово, что ли, Померанцев? - раздался глухой голос Ядвиги в напряженной мертвящей тишине таинственного дома.

4.

- Толку от тебя, разумеется, нет никакого, - произнесла Лидия Владимировна Краснова, сжимая в руке телефонную трубку. - И тем не менее, ты должен завтра же быть в Москве. Как бы ты ни был сейчас пьян и возбужден, то, что бесследно пропала твоя дочь, это, полагаю, до тебя дошло... Так что действуй, Валентин Никитич...

- А ты? - спросил муж на том конце провода, находящемся в столице Франции. - Что ты предприняла для её поисков?

- Предприняла все, что можно предпринять. Позвонила в милицию, обзвонила всех друзей, из всех кругов, от министерского до криминального... Это от твоих друзей нет никакого толку, кроме дешевого апломба. Мои помогут, чем могут, это люди деловые. Но и они не всесильны... Так что, Никитич, сижу и жду у телефона, - вздохнула Краснова, закусывая губу, чтобы не проявить слабость и не разреветься от отчаяния. Больше всего ей не хотелось выглядеть слабой перед беспутным гулякой-мужем, замечательно устроившимся в этой жизни за её крутой спиной.

- Так я все же не понял, Лидочка, - спросил Краснов. - Когда именно пропала Ксюша?

- Боже мой! - крикнула Лида. - Туп, пьян и бестолков! Я битый час тебе втолковываю, что она пропала вчера утром! В милиции говорят, что для двадцатилетней девушки это не срок, но я-то её знаю, даже ты её знаешь. Тем более, что они пропали вместе с Борисом. Мы постоянно созваниваемся с Тоней, она тоже места себе не находит. Поняли мы только одно, что они ушли вчера утром каждый из своего дома в спортивных костюмах и с лыжами. На лыжах поехали кататься, понимаешь ты? На лыжах! Куда именно, неизвестно, в наших краях давно уже прочесывают лес, десятки людей там ищут, у всех с собой телефоны, только нет их нигде, нигде нет! А ты никак врубиться в суть дела не можешь! Куда они могли запропаститься, эти влюбленные дети? Что, поехали прямо на лыжах в Альпы? Да и такие варианты тоже рассматривались, хоть у них на руках и денег не могло быть... Все тут делается, все, только толку пока нет никакого... Нет... произошло несчастье, мне это совершенно очевидно, - дрогнул голос у этой мужественной сорокалетней женщины, но она тут же снова взяла себя в руки. - Надо было с неё глаз не спускать, с нашей доченьки... Что бы она там не говорила, что ей жить не дают и тому подобное...

- А что же нам было делать, Лидочка, - попытался возразить Краснов. Что же, вообще не давать им с Борькой быть наедине? Как ты себе это реально представляешь?

- А как ты себе реально представляешь, если мы лишимся Ксюшеньки? закричала Лида. - Короче, завтра, чтобы был дома! - закруглила разговор она и швырнула трубку.

Тут же запищали сразу два телефона, радиотелефон и мобильный. Участники поисков сообщили, что никаких следов молодых людей не обнаружено.

- Ищите, - говорила всем одно и то же Лида. - Ищите, пока не найдете.

Только голос её, многократно произносящий эти слова, звучал с каждым разом все обреченнее и обреченнее.

Она закурила сигарету и стала ходить по своей огромной, шикарно обставленной комнате. Через полчаса нужно было ехать в офис вести переговоры с швейцарской компанией. Как она будет вести эти переговоры?...

Краснова выкурила несколько сигарет, выпила три чашки кофе, чтобы взбодриться после бессонной ночи, и уже стала собираться на работу, как телефон зазвонил снова.

- Алло! - взяла трубку Лида.

- Лидия Владимировна? - раздался на том конце провода низкий женский голос.

- Да. Кто это?

- Это человек, который знает о местонахождении вашей дочери, монотонным голосом с каким-то необычным акцентом произнесла женщина.

- И что? Где она?!!! - закричала Краснова. - С ней все в порядке?

В трубке было напряженное молчание и тяжелое прерывистое дыхание.

- Что вы молчите? Что от меня требуется? Я спрашиваю, с ней все в порядке?

- Не могу ответить вам столь однозначно, Лидия Владимировна. Скорее напротив, могу ответить, что с ней все не в порядке. Она неважно себя чувствует, причем, все хуже и хуже. А что будет с ней дальше, это и вовсе сплошные потемки, - безо всякой интонации в голосе говорила женщина.

- Да что вы хотите этим сказать? - похолодела от этих странных слов Краснова. В это время вошел её телохранитель Виталик, и она сделала ему жест, чтобы он позвонил на телефонную станцию и узнал, откуда звонят. Лидия Владимировна старалась не терять самообладания даже в столь драматической ситуации. Виталик понимающе кивнул головой и вышел с мобильным телефоном в другую комнату.

- Я хочу этим сказать, Лидия Владимировна, что ваша дочь Оксана находится в плачевном болезненном состоянии в довольно необычных для неё бытовых условиях. Подробности сообщить не могу. Могу сказать одно - я не в состоянии отвечать за её безопасность, хоть и пытаюсь все для этого сделать. Но я женщина, я одна, и силы мои не безграничны...

- Так сообщите, где находится Оксана, а остальное мы сделаем сами.

Легкий смешок раздался в трубке.

- А вот этого, Лидия Владимировна, я делать не хочу...

- Почему это?...

- Это долгая запутанная история... И никакой возможности рассказывать её по телефону я не имею...

- Да что вы мне морочите голову, черт побери? Вы кто, шантажистка, вымогательница? Гарантируйте мне, что с Оксаной все будет в порядке, и я заплачу любую сумму. У меня одна дочь, и для её безопасности я ничего не пожалею... Поняли вы меня?

- Поняла, поняла, - вздохнула женщина. - Сумму, конечно, вы можете заплатить большую, с этим я согласна. Но, во-первых, не в одних деньгах счастье, а во-вторых, для меня нет ни малейшей возможности эти деньги получить и при этом остаться невредимой. Вы богатая, очень крутая и влиятельная женщина, а я просто ничтожное существо, барахтающееся у таких, как вы, под ногами. Как вы сами все это себе реально представляете?

В это время вошел Виталик и показал Красновой бумажку, на которой большими буквами было написано:

"Звонят из Можайска. Из частной квартиры... Я уже позвонил в милицию Можайска. Туда едет бригада."

Краснова кивнула головой в знак одобрения и продолжала разговор.

- Если вы настроены на лад переговоров, мы можем продумать все варианты получения вами денег. Условие одно - чтобы Оксана была жива и невредима. Иначе вам будет очень плохо, предупреждаю.

- А мне и так плохо. Хуже не будет. А пока я прекращаю разговор, он становится опасен для меня... Наверняка ведь вы уже выяснили, откуда я звоню, - усмехнулась женщина. - Все. Ждите...

- Чего ждать?!!!

- Вестей от Оксаны... Либо частей Оксаны, - произнесла женщина.

- Да от чего же это все зависит?!!! - всхлипнула Краснова.

- Наверное, от положения звезд на небе. А соответственно, от настроения людей, в руках которых находится ваша дочь. А если ближе к земле... от вашего поведения в некоторой, подчеркиваю, лишь в некоторой степени... Но милиция, которая уже сюда мчится на огромной скорости, может только ухудшить положение вашей дочери... Да и вообще, Лидия Владимировна, от судьбы никуда не спрячешься...

Женщина зловеще расхохоталась и положила трубку. Краснова обреченно опустила руки и сидела с телефонной трубкой в руках.

- Да не беспокойся, Лида, - подсел к ней широкоплечий черноволосый двадцативосьмилетний Виталик. - Сейчас их там возьмут тепленьких...

Краснова продолжала молчать. А через минут двадцать раздался звонок.

- Алло!, - раздался бас в трубке. - Это квартира Красновых? Оперуполномоченный капитан Горбенко. Из Можайска. Мы в той квартире, откуда был к вам звонок. Квартира взломана. Хозяева на работе. Им уже сообщили, они едут сюда...

- Следы взломщиков есть? Хоть какие-нибудь? - спросила Краснова.

- Исследуем... Скоро будет хозяин. Это пожилой рабочий с комбината. Квартира, мягко говоря, небогата, если не сказать большего. Брать тут совершенно нечего... На столе вот двести рублей лежат... А так... Полагаю, похититель вашей дочери воспользовался квартирным телефоном, чтобы позвонить, только для этого и взломал дверь. Впрочем, такую дверь легко и плечом высадить, держится буквально ни на чем... Ребята пока прочесывают округу, будем держать вас в курсе, нам уже звонили из управления. Все, что можем, сделаем...

Краснова обреченным взглядом поглядела на Виталика.

- Мне страшно, - прошептала она. - Что-то мне очень страшно, Виталик... Это расплата за наши грехи...

И цветущий телохранитель не нашел, что ответить своей хозяйке и любовнице.

- Какие грехи, Лида? - только смущенно пробасил он. - Тебе ли об этом говорить? Ты труженица и праведница, если все были бы такими, замечательная была бы жизнь...

... Она все же поехала на работу и смогла провести важные переговоры. Только неофициальная часть была несколько скомкана. Заместитель Красновой повез швейцарцев на банкет, а она, сославшись на недомогание, поехала домой.

Звонки, звонки, звонки... И ни одного утешительного. Позвонил Горбенко из Можайска и сообщил, что в квартире, откуда был звонок, ничего не пропало, напротив, прибавились две сторублевые бумажки, видимо, на ремонт взломанной ломиком двери. Прочесывание округи тоже ничего не дало, поиски вокруг дачи Красновых тоже...

... Звонок от неизвестной женщины, как по заказу, раздался в двенадцать ночи...

Сначала в трубке было молчание. Затем тяжелое дыхание.

- Говорите! - закричала Краснова. - Говорите ваши условия! Я на все согласна! На все! Говорите, сколько, где, когда? Я не мстительна, я понимаю, сейчас у всех проблемы, мне нужно одно - моя дочь. И я готова на любые условия... Сколько вам надо?

- Пять миллионов, - раздался низкий женский голос в трубке. Долларов, разумеется. Устраивает?

- Устраивает, - твердо ответила Краснова. - Я заплачу. Где и когда?

- Об этом позже. Пока скажу одно - ваша дочь плохо себя чувствует, я лечу её. Ради таких денег буду лечить и дальше.

- А что с Борисом? - решила все же спросить Краснова. - Его мать тоже...

- А вот это не ваше дело. Но раз уж спросили, то можете передать его матери, что она никогда не увидит своего сыночка... Поняли вы, Лидия Владимировна, никогда!!! С ней поговорят, когда будет нужно. А вам я позвоню. Пока прекращаю разговор, с вами говорить опасно, больно уж вы круты и влиятельны... Из той квартиры еле успела ноги унести, чуть-чуть они меня не схватили, теперь умнее буду. И не пытайтесь меня поймать, это все сплошные глупости. На сей раз я звоню из автомата из одного подмосковного поселка. Знаете, сколько таких автоматов и таких поселков... Всю жизнь можно искать... А пока меня вычислят и приедут сюда, меня уже здесь не будет, я растворюсь в ночи... И вашей дочери от этого преследования может быть только хуже. Человеческая жизнь ведь так хрупка, её можно лишиться в одну секунду, какая уж тут милиция?... Подумайте над этим, всемогущая женщина! Напрягите свое воображение, что можно сделать с вашей дочерью...

Раздался зловещий хриплый смех, а затем в трубке запищали частые гудки...

Тут же перезвонили из милиции и сообщили, что звонок был из поселка Машкино по Белорусской дороге. Звонили из телефонного автомата. Туда направлена бригада.

- Не надо, - слабым голосом произнесла Краснова. - Ничего не надо. Я сама буду искать свою дочку... Прекратите искать похитителей... Телефон продолжайте прослушивать...

- Но нам было дано указание свыше, Лидия Владимировна. Из управления звонили.

- Я перезвоню Виктору Ивановичу, - тяжело вздохнула Краснова. - Он отменит ваше задание... Извините... Мне очень тяжело... Жизнь моей дочери в опасности... Поймите меня. Если её убьют или изувечат, а при этом возьмут преступников, мне от этого легче не станет... Извините...

Краснова подошла к наборному шкафчику, вытащила оттуда бутылку "Мартеля", налила себе рюмку и залпом выпила. Закурила сигарету.

"Передайте матери Бориса, что она его никогда не увидит", - звучали в её ушах страшные слова неизвестной.

И снова звонок. Услышав знакомый голос, Краснова сморщилась, словно от невыносимой боли.

- Лидия Владимировна, это я, Антонина Ильинична, Тоня Вербицкая. Ну как там, никаких новостей? - всхлипывала Тоня.

- Пока нет, - твердым голосом солгала Краснова. Она воочию представила себе труп Бори, и у неё закружилась голова. - Пока нет, повторила она. - Ищут. Делают все возможное. Извините, Тоня, мне пока нечем вас утешить. Если будут какие известия, я вам сообщу. А сейчас извините, я кладу трубку, жду звонков.

- Ради Бога, Лидочка, ради Бога, - рыдала Тоня. - Он у меня один, он такой... Вы же знаете... И я ничего не могу, я надеюсь только на вас, на ваши связи... Спасите его, Лидочка...

Краснова похолодела от этих слов, и в её ушах звучал страшный грудной голос неизвестной женщины: "Передайте матери Бориса, что она никогда его не увидит..." Боже мой...

- Будем делать все возможное, - металлическим голосом произнесла Краснова. - А пока... Извините. Я жду звонков...

И впрямь, только она положила трубку, как раздался очередной телефонный звонок. Лида вздрогнула и снова схватила трубку.

- Лидочка, это я, Валя, - раздался в трубке бархатный баритон мужа. Как там? Не нашлась Ксюшенька?

- Не нашлась, - грубо ответила Лида. - Билет взял?

- Завтра буду. А пока я хотел сообщить тебе один телефон... Есть такой человек. Я с ним немного знаком. Его фамилия Лозович. Зовут Владимир Игоревич. Его покойный отец был известным писателем, тут, в Париже, о нем в последнее время много говорят...

- Короче излагай, плевать мне на ваши богемные разговоры...

- Да не кричи ты, я ведь действительно по делу... Этот Лозович владелец частного ресторана "Московские окна". Я в последнее время неоднократно бывал в его ресторане и беседовал с ним. Суть дела в том, что он со своими знакомыми занимается частным сыском. И, между прочим, у них много раскрытых и предотвращенных преступлений. Сам-то он об этом никогда не рассказывает, но слухами земля полнится... Легендарная личность, полковник, десантник, афганец, человек, перенесший клиническую смерть после ранения в голову... И очень культурный, образованный человек. Один вид вызывает некий трепет - седой, глаза проникновенные, огромный шрам через пол-лица. Год назад он помог органам обезвредить одного бандита прямо здесь, в Париже... Вот какие масштабы... Позвони ему, я очень тебя прошу, я же тоже хочу хоть чем-нибудь помочь в розысках нашей доченьки... - Голос его при этих словах дрогнул.

- Ну хорошо, хорошо, - несколько смягчилась Краснова. - Давай, говори телефон. Записываю...

Она записала телефон.

- Ты можешь позвонить туда прямо сейчас, несмотря на позднее время. Владимир Игоревич уже в курсе дела, ему звонили отсюда люди, с которыми я поделился своей бедой, Лидочка. Позвони, хуже не будет... А завтра к вечеру я буду дома...

- Ладно, спасибо, Валя, - смертельно усталым голосом проговорила Лида. - Извини за резкость... Жду...

Она положила трубку и задумалась.

"Хуже-то не будет", - прошептала она. - "Куда уж тут хуже?"

Подумала с полминуты и набрала номер, названный мужем.

Долго никто не подходил. Наконец, на том конце провода послышался заспанный женский голос.

- Здравствуйте, извините, мне Владимира Игоревича, пожалуйста, сказала Лида.

- Вы знаете, он ещё не пришел... А вы по какому вопросу?

- Я... у меня... Мне дали ваш телефон... Моя фамилия Краснова Лидия Владимировна. У меня большое несчастье - пропала двадцатилетняя дочь... Мой муж сейчас в Париже, он только что звонил и дал ваш телефон... Извините..., - отрывочными фразами говорила Лида.

- А... Да, да, я слышала о вашей беде..., - очнулась ото сна женщина. - Позвоните ему на мобильный, или вот что я вам посоветую - я вам дам телефон человека, который непосредственно занимается подобными делами. Его фамилия Савельев. Зовут Константин Дмитриевич. Он частный детектив. Очень опытный. Офицер в прошлом, как и Володя... Позвоните ему...

- Спасибо.

Она набрала номер Савельева. Там тоже долго никто не подходил. Наконец, трубку взяли.

- Алло, - произнес басистый юношеский голос.

- Здравствуйте. Это Константин Дмитриевич?

- Нет, это его сын Дима...

- А можно вашего отца. У меня срочное дело. У меня пропала дочь, я хотела обратиться к вашему отцу. Его телефон мне дали Лозовичи...

- А... Понимаю..., - запыхаясь, говорил Дима. - Только отец не может подойти... Он ранен. Находится в больнице. И мама поехала к нему. Мы с братом только что вошли... Перестрелка была... Его чуть не убили...

- Извините, - в каком-то отчаянии произнесла Краснова и положила трубку. Звонить на мобильный телефон Лозовичу у неё не были ни сил, ни желания...

Она хотела было принять снотворное и пойти прилечь, но очередной звонок нарушил её планы.

- Лидия Владимировна, - раздался на том конце провода зловещий низкий женский голос. - Это опять я. Вы, наверное, собирались идти спать. Так я хочу вас немного порадовать перед сном, чтобы вам лучше спалось. Что самое лучшее для человека? - задала она риторический вопрос и сама же на него ответила: - Самое лучшее для человека это знать, что ближнему ещё хуже, чем тебе. Так вот знайте - Тоне Вербицкой ещё хуже, чем вам...

- Почему? - холодея, спросила Краснова.

- Потому что ваша дочь Оксана пока ещё жива, хоть и очень плоха... А вот её сыну Борису уже ничего не поможет...

- М-м-м..., - уже не в силах была ничего произнести Лида, вспоминая звонок Тони, её судорожные всхлипывания в трубку.

- Да, дорогая моя деловая богатенькая женщина... Ему уже ничего не поможет. Потому что с того света не возвращаются... Ну что, вам полегчало на душе? А теперь благодарите Бога и саму себя за то, что вы богаты, идите спать и перестаньте обрывать телефонную трубку. А то мне очень трудно связываться с вами... До завтра. Вас ждут новые потрясения... И заклинаю вас, будьте мудрее и не делайте резких движений, они чрезвычайно опасны.

Лидия Владимировна хотела что-то спросить, но не могла издать ни звука из-за необъятного комка в горле. А в трубке обреченно зазвучали короткие гудки...

5.

- Доброе утречко, - раздался в мертвящей тишине низкий женский голос...

Оксана вздрогнула и повернула голову направо.

...Поначалу она даже не могла понять, где находится, до того тяжелой была её голова... Маленькая комната, она на кровати, покрытая зеленым шерстяным одеялом, пахнущим чем-то неприятным... А перед ней стоит женщина лет сорока пяти с распущенными крашеными волосами и большими зелеными глазами, глядящими на неё с каким-то злым задором...

Оксана вспомнила вчерашний день и содрогнулась от ужаса...

- Где Борька? - крикнула она, привставая на постели.

- Какой Борька? - равнодушным голосом спросила хозяйка. - А, твой кавалер-то? Ясное дело, уехал домой. Встал ни свет ни заря и уехал...

- Без меня?!!!

- Да разумеется, без тебя. Во-первых, у тебя болит нога, и ты не можешь идти. А во-вторых, ему и незачем здесь оставаться...

- Почему?!!! Что вы такое говорите?!!! Вы с ума сошли?!!!

- Да ничуть, - усмехнулась Ядвига. - Вчера мы с ним очень хорошо поговорили. Он мне все порассказал и про себя и про тебя... У него мать работает дворником, у тебя - президентом крупной коммерческой фирмы. Так что вы со свои кавалером представляете разные имущественные слои, а соответственно, и разный материальный интерес.

- Вы хотите получить за меня выкуп? - догадалась Оксана.

- А почему бы и нет? - пожала плечами Ядвига. - Почему бы и не взять то, что плохо лежит? За вас, единственную дочку, ваша матушка дорого заплатит... Нам на несколько поколений хватит...

- Так что, вы отправили Бориса домой, чтобы он договорился насчет выкупа? - спросила Оксана и тут же вздрогнула от нелепости произнесенных ею слов. Ядвига еле заметно усмехнулась уголком правой губы, а в её зеленых глазах мелькнуло выражение бесконечного презрения к избалованной дурочке.

- Э-э-эх..., - только и сумела произнести Ядвига, поражаясь её несуразности.

Оксана стала приподниматься.

- Вставай, вставай, - пробасила Ядвига. - Приводи себя в порядок, а потом позавтракаем, чем бог послал. Без деликатесов, разумеется... Удобства у нас, дорогуша, во дворе, но учитывая твою больную ногу, могу тебе предложить старый горшок моего старого папаши. Один черт - выносить... На вот... Я выйду...

Оксана содрогалась от ощущения брезгливости, которое она испытывала ко всем предметам, находящемся в этом доме. Как и к самому дому, так и к людям, обитающим в нем, и к предметам, в нем находящимся, тем более, к подобным предметам. Но... что поделаешь?...

Еле ступая на больную ногу, она вышла из маленькой комнаты и вошла в большую. Там, за большим столом уже восседал Матвейка. Настроение у него на сей раз было превосходное. Он отхлебывал из чудовищных размеров чашки какую-то горячую жидкость и жевал огромный ломоть хлеба.

- Привет, гостья! - улыбался он своими белыми зубами. - Как спалось на новом месте?

- Спасибо, хорошо, - отвечала Оксана, боясь снова разозлить непредсказуемого карлика. Единственное, что утешало, боль в ноге заметно ослабла.

- Ну, как твоя ножка? - осведомилась Ядвига, указывая ей рукой на стул, на который она может сесть.

- Спасибо, получше..., - ответила Оксана и села на стул.

- Ну вот, я же говорила, что будет лучше. А ты все не верила, думала, я тебе зла желаю. Неблагодарные у нас какие люди, однако... Кофе хочешь?

- Я хочу знать, где Боря? - тихо произнесла Оксана, глядя в зеленые глаза хозяйки. Сегодня та была одета в длинное черное платье, крашеные волосы распущены по плечам.

- По-моему, я тебе русским языком ответила, - сузив глаза сквозь зубы процедила Ядвига, - что Боря сегодня рано утром ушел домой... А ты почему-то постоянно переспрашиваешь меня... Как будто ты полоумная дурочка, - добавила она с лютой ненавистью в голосе. - Я очень тебя прошу, не задавай идиотских вопросов, а то ты можешь всех нас очень рассердить, и тогда я не отвечаю за последствия... Ты меня поняла? Кофе хочешь?

- Дурочка, дурочка!!! - расхохотался Матвейка и показал Оксане язык. - Полоумная дурочка...

Он качался на высоком стуле и строил идиотские рожи. Но Оксане было не до смеха. Ей было очень страшно в этом доме.

Заскрипели половицы, и в комнату въехал лысый старик на инвалидной коляске.

- Ну что, завтрак готов? - прохрипел он, подъезжая к столу. Проголодался, как черт...

- Жрать бы вам только, да жрать, - еле слышно прошептала Ядвига, а вслух сказала: - Да, папа, все готово, придвигайся к столу. Только что чайник вскипел.

Ему налили в чашку какой-то горячей жидкости и положили на тарелку два яйца. Он трясущимися руками взял яйцо, но обжегся и уронил яйцо на пол.

- Мать вашу! - закричал он. - Горячее какое... Да судя по запаху, вроде бы, ещё и тухлое...

Действительно, по комнате распространился смрад тухлятины.

Ядвига поморщилась, но молча пошла за тряпкой, чтобы вытереть с пола.

- Пусть она вытрет, - указал своим крючковатым пальцем на Оксану старик. - А то расселась тут как барыня... И вообще, кто это такая, и что она здесь делает?

- Сама вытру, - проворчала Ядвига, встала на колени и стала вытирать тухлятину с пола.

- Нет!!! - завопил старик. - Нечего тебе на всех ишачить, доченька... Она, небось, помоложе тебя будет... А ну, сучара, вставай и вытирай, нечего даром наш хлебушек жрать...

Оксана вся как-то сжалась, не зная, как ей реагировать на весь этот фарс. А старик, ловко маневрируя коляской, быстро направился к ней с угрожающим видом. Вскочил со своего стула и Матвейка и тоже направился к гостье.

- А ну, по местам, доходяги! - громко закричала Ядвига, замахиваясь на домочадцев вонючей тряпкой. - У неё болит нога, она не может нагибаться...

- Правая или левая? - осведомился старик, как-то сразу поутихнув.

- Правая, - мрачно констатировала Ядвига.

- Ну тогда, ладно, - пробурчал старик и направил свою колесницу обратно. - Если правая, то ладно... У меня у самого раньше очень правая нога болела... Ты её разотри своей мазью, - посоветовал он дочери. - Хорошо помогает. Это мне теперь уже ничего не поможет..., - сказал он и жутко закашлялся.

- Растерла уже... И вообще, хватит лезть туда, куда вас не просят! Ешьте и занимайтесь своими делами...

- Какие у нас дела? - хмыкнул старик, смачно сплевывая мокроту на пол. - У нас делишки... Дела у прокурора..., - решил пошутить он.

- У нас тоже скоро будут дела, - обещала Ядвига. - У меня-то уж, по крайней мере, будут точно...

Старик и Матвейка принялись за свою омерзительную трапезу. Оксана же, ни жива, не мертва от страха, сжалась на своем стуле.

Старик слопал яйцо, выпил горячего отвару и своими круглыми глазами уставился на Оксану.

- Так кто же ты, однако, такая, молодая, красивая? - спросил он.

Воцарилось гробовое молчание.

- Отвечай, когда спрашивают! - завопил старик. - Как тебя зовут?

- Оксана, - пролепетала несчастная девушка.

- Хорошее имя, хорошее, - закивал головой старик. - А фамилия твоя как?

- Ты кто такой, паспортный стол, что ли? Ты мент, что ли? - вдруг разозлилась Ядвига. - Пожрал и уматывай отсюда. И ты уматывай тоже! крикнула она Матвейке. - Иди, приберись у папаши в комнате, опять он там срач устроил... Пошли, пошли отсюда!

Она стала силой вывозить отца из комнаты, а Матвейке попыталась дать пинка под зад, но тот увернулся и убежал. Ядвига вывезла отца и захлопнула за ними дверь.

- Где Борис? Что вы с ним сделали? - тихо и внятно спросила Оксана.

- Тебе-то что? - глядя куда-то в сторону, каким-то странным тоном произнесла Ядвига. - Ты думай о себе, дорогуша... Твоя жизнь сейчас гроша ломаного не стоит, неужели ты этого не понимаешь? Ведь никто не знает, где ты находишься...

- Я люблю Борю, он близкий мне человек, и не хочу я думать о себе! крикнула Оксана, встала с места и, прихрамывая, пошла на стоящую около двери Ядвигу. - Что вы с ним сделали?!

Когда она подошла совсем уже близко, Ядвига ловким ударом кулаком в лицо сбила девушку с ног. Оксана брякнулась на грязный, пахнущий чем-то отвратительным пол. У неё перехватило дыхание. Никогда в жизни никто не бил её в лицо. Но закипевшую в груди ненависть к насильнице перевешивало чувство какого-то необъятного ужаса перед ней.

- Успокойся, красавица, ты сейчас не у себя дома под крылышком крутой мамочки и её телохранителей, ты сейчас в другом месте, и с людьми дело имеешь весьма своеобразными, умудренными, так сказать, житейским опытом... Вставай, а то простудишься...

Рыдающая Оксана тяжело приподнялась с холодного пола и, прихрамывая, поплелась, чтобы сесть на стул.

- Поостыла малость? Ну и хорошо... А чтобы ты меня в очередной раз не спрашивала о своем Борисе, отвечу, я его отправила домой. Я же тебе сказала, что ты докопалась до меня?

- Но он же может привести сюда милицию..., - рыдая, возразила Оксана, не в состоянии уловить ход мыслей хозяйки этого жуткого обиталища.

- Пускай приводит, - хмыкнула Ядвига. - Что мы, преступление какое совершаем? Приютили вас, накормили, обогрели, ногу твою лечим. Ты идти не в состоянии, он пошел один, чтобы вернуться за тобой... Так что мое преступление только в том, что дала тебе один раз по роже... И ничего страшного, меня в свое время ещё не так били, и никто за это не ответил... К тому же ты сама напросилась... Так что прекрати свою пустую болтовню, красавица и не докучай мне. А то я женщина горячая, могу и не так врезать по твоей нежной мордочке...

- Но вы же говорили насчет выкупа?

- Мало ли что я говорила, тут с лютой тоски ещё и не то скажешь... Сама бы пожила с ними, поглядела бы я на тебя, - произнесла она, словно бы желая вызвать сочувствие у своей пленницы. - Ладно, милая, вижу я, аппетита у тебя нет, настроение не располагающее к беседе, а у меня, поверь, куча дел. Эта парочка вообще из дома никогда не выползает, а они людишки непредсказуемые... Что-то надо с тобой делать, чтобы беды не произошло...

- Отвезите меня на станцию, - потребовала Оксана.

- Да нет, до станции далековато, пожалуй, ты не дойдешь... А мне надо срочно уходить. И выход у меня остается один - запереть тебя, - задумчиво говорила Ядвига, глядя в сторону. - Запереть это раз, привязать это два... И иного выхода из создавшейся ситуации я не вижу...

- Что вы говорите? - лепетала Оксана. - Позвоните моей маме, она через час будет здесь...

- Позвонить, говоришь? Можно, можно, пожалуй, я так и поступлю. Но до телефона-автомата переться черт знает сколько в этой глуши, сотовыми-то мы не разжились. А тебя надо обезопасить как-то обезопасить от этих безумцев... Они невменяемые, инвалиды первой группы, за свои поступки не отвечают, порежут на куски, и ничего им за это не будет, вот в чем дело, доверительно объясняла она Оксане. - А вот я, как личность вменяемая, за свои поступки отвечаю. Вот я и должна тебя обезопасить. А то отвечай потом перед законом и твоей крутой матушкой... Нет уж, вставай, пошли...

Оксана покорно встала, находясь под влиянием этих бездонных зеленых глаз.

- Туда иди, - указала ей Ядвига на правую дверь. Там была комната, где она провела эту ночь.

Оксана вошла в комнату.

- Ложись на кровать, - скомандовала хозяйка. Оксана покорно легла на спину. Ядвига достала откуда-то крепкие веревки, велела Оксане поднять руки, и крепко-накрепко привязала её за руки к железной спинке кровати, потом то же самое сделала и с ногами...

- Вот так будет надежнее... Дверь я запру, замок крепкий, эта парочка не сумеет сюда ворваться, на окнах, сама видишь, решетки... Ну а взламывать дверь топором они не станут, побоятся... Знают, что я им за такие дела сделаю, - рассмеялась Ядвига и тихо закрыла дверь. Оксана услышала поворот ключа в замке.

- Сидите тут тихо, и не рыпайтесь! - услышала она минут через пятнадцать властный голос Ядвиги, а затем хлопнули входные двери, и послышался лай собаки.

Оксана осталась одна, в неведении и отчаянии, распластанная на железной кровати... Происходящее казалось страшным кошмаром, от которого стоит только проснуться, и все это рассеется словно дым. Не может ведь всего этого быть на самом деле...

Но самое страшное, очевидно, было впереди. Через некоторое время за запертой дверью послышались шаркающие шаги...

- А она и не знает, что у меня ключик от замочка имеется, - с ужасом услышала Оксана за дверью елейный голосок Матвейки...

5.

... Если бы кто-нибудь из обитателей подмосковного поселка Машкино отважился бы выйти в такой поздний час на темную неосвещенную улицу, то он бы с изумлением увидел бы немолодого человека крепкого сложения в короткой дубленке с непокрытой седой головой, внимательного изучающего грязный снег около телефонного автомата. Неподалеку стояла машина "Вольво"-740, на которой и добрался в этот поселок человек в дубленке. Около него крутилась и обнюхивала местность собака породы лабрадор.

- Ну что, Трезор? - ласково обратился к четвероногому другу человек в дубленке. - Поможешь своему старому хозяину установить истину? - И сунул собаке в нос телефонную трубку.

Трезор вертелся на месте, обнюхивая трубку, а потом поглядел своими преданными глазами на хозяина и стал призывать его следовать за ним.

Собака побежала по темной поселковой улице, и немолодой хозяин еле успевал за ней... Бежать пришлось довольно долго...

- На станцию привел? - усмехнулся хозяин, гладя по спине собаку. Так это бы я, пожалуй, и без тебя определил... Да и на том спасибо, факт, что она не на машине приехала...

Затем он побеседовал с кассиршей станции, которая, разумеется, ничего путного сообщить ему не смогла. Мало ли сколько пассажиров тут недавно побывало? Вроде бы, никого подозрительного...

"Не люблю я такие дела", - подумал человек в дубленке. - "А не люблю, потому что знаю, сколько таких дел кончается самым трагическим образом..."

Человеком в дубленке был владелец ресторана "Московские окна" Владимир Игоревич Лозович, в прошлом полковник десантных войск, получивший тяжелое ранение в голову в Афганистане, пожизненным напоминанием о котором остались припадки мучительных головных болей и огромный шрам через правую половину лица. Накануне ему на мобильный телефон позвонила некто Лидия Владимировна Краснова и, рыдая, сообщила о том, что пропала её единственная двадцатилетняя дочь Оксана. Об этом Лозович уже был осведомлен. Ему позвонили из Парижа его знакомые, к которым обращался муж Красновой человек свободной профессии, завсегдатай богемы Валентин Никитич. С ним Лозович был немного знаком и знал его, как человека веселого и довольно беспутного. О Красновой он тоже был наслышан, как об очень порядочной женщине, весьма-таки зажиточной и преуспевающей, известной своими железными принципами в ведении коммерческих дел. Однако, он не пытался вникнуть в это дело, потому что сам такими вещами занимался крайне редко, только в случае, если беда касалась его близких знакомых. И вдруг Краснова позвонила ему в первом часу ночи сама и, рыдая, сообщила, что ей только что звонила женщина, требовала пять миллионов долларов за жизнь дочери, хотя конкретных условий обмена пока не выставляла, а работники МУРа, занимающиеся этим делом, сообщили, что звонок был из телефона-автомата в подмосковном поселке Машкино. Сказала она также и то, что, как ей только что сообщили, близкий друг Лозовича частный детектив Савельев был ранен в перестрелке и находится в больнице. Лозович перезвонил на мобильный телефон жены Константина Савельева Наташи.

- Будь проклята эта работа, - плакала Наташа. - Я никогда не знаю, вернется ли он живым, Владимир Игоревич...

- Как он?

- Ранен в плечо... Врачи говорят, опасности нет...

- Кто же его так?

- Откуда я знаю? Напали прямо около его офиса. Двое. Но как повезло... - Голос Наташи дрогнул. - Костя заподозрил неладное и успел отреагировать. Сами знаете, какая у него реакция. Убийца вытащил пистолет, но Костя выстрелил первым. И убил его на месте. В сердце попал. А второй растерялся, впопыхах ранил Костю в плечо и скрылся. Сейчас устанавливают личность убитого. А Костя потерял столько крови...

- Такое везение, Наташенька, бывает раз в жизни, - утешил её Лозович. - Наш Константин в рубашке родился. Обычно такие дела кончаются иначе, и никакая реакция не помогает.

- Я вас прошу, Владимир Игоревич, сделайте так, чтобы он бросил эту работу... Я знаю, у него столько врагов, - всхлипывала Наташа. - Он занимается делами таких высоких людей, перемелют его эти жернова... Второй раз так не повезет...

- Я предложу ему работу начальника охраны нашего ресторана. Зарплата высокая, работа безопасная. Пойдет?

- Пойдет... Если только он сам согласится...

- Уговорим. Ты где находишься?

- Я в больнице.

Ладно, раз он в безопасности, я к нему не поеду... Дело тут одно имеется. А ты останешься у него или домой поедешь?

- Да я бы посидела, Владимир Игоревич, но во-первых, он спит, во-вторых, меня врачи гонят домой, а в-третьих, ко мне старая подруга приезжает из Ленинграда рано утром, Вера Лим, столько лет мы с ней не виделись. Так что, поеду, за мной должны скоро на машине приехать.

- Так и езжай, а завтра я к тебе подъеду и вместе поедем к Константину. И будем его уговаривать сменить род деятельности. Не вешай нос, Наталья! Ты ведь жена офицера! Пока!

Разговор велся из машины Лозовича, стоящей около его ресторана.

"Ну что, тряхнем стариной", - подумал Лозович. - "Проведем розыски пропавшей дочери бизнесменши... Думаю, воздастся... Да и дело довольно интересное..."

Он заехал домой, взял с собой собаку и поехал по Можайскому шоссе к деревне Машкино, откуда был сделан тот звонок.

И вот... он на станции...

Он походил по перрону, ища какие-нибудь предметы, способные навести на след похитительницы. Вдруг собака стала обнюхивать скомканную газету, валявшуюся под скамейкой. Лозович поднял газету... "Московский комсомолец" за сегодняшнее число... Возможно, похитительница интересовалась, нет ли сообщений о пропаже дочери бизнесменши Красновой... Лозович сунул газету в карман и, сопровождаемый Трезором, направился обратно к машине... Сел в машину, зажег там свет и стал изучать газету... Ничего особенного - газета и газета... Но выбрасывать её не стал, положил на сидение и направился в Москву...

... Хорошенько выспавшись, он завел машину и поехал в Теплый Стан на улицу генерала Тюленева, где жил Константин Савельев.

- Это я, Наташа, - сказал он, нажимая кнопку домофона.

- Владимир Игоревич... Открываю...

... - Ну как там наш раненый? - спросил Лозович, когда открылась дверь.

- Да ну его, - махнула рукой Наташа. - Только что звонил, требует, чтобы его забрали из больницы...

- А как же? - рассмеялся Лозович. - Скука ему там смертельная, вот и рвется домой.

- Пусть лежит, отдыхает, нечего... Врачи говорят, не меньше недели пролежит...

- Пускай... Не выпустим. Но, слава Богу, пуля навылет... Да, Наташа, а вот подобная нерасторопность киллера - огромное везение. Ну и сам Костя молодец, конечно со своей реакцией. Хотя, полагаю, действовали не профессионалы, а просто какие-то уголовники. Так что, возблагодарим Бога за то, что он жив и почти здоров, наш Константин Дмитриевич...

- Заходите сюда, Владимир Игоревич. Ребят дома нет, на занятия пошли.

- А гости-то приехали?

- Да приехали, - вздохнула Наташа. - Тут тоже такое дело интересное, настоящий детективный роман... Только рассказывать неловко, а то ещё Верочка выйдет, услышит... А это её секрет...

- Ну раз секрет, так и не рассказывай. Захочет - сама расскажет... А ты лучше собирайся, я на машине, поедем в больницу к Константину.

Наташа сварила гостю кофе, и он сидел на кухне, пил горячий напиток и курил. В это время в кухню вошла плотная черноволосая женщина с раскосыми глазами, лет пятидесяти в халате.

- Знакомьтесь, - представила Наташа. - Это Владимир Игоревич Лозович, друг нашего Кости, а это Вера Петровна Лим, моя добрая подружка и бывшая соседка. Мы жили когда-то вместе в Ростове на Дону. Наши мамы были самыми близкими подругами... А Вера была мне как старшая сестра. Верочка, если ты хочешь, ты можешь рассказать историю твоего Саши Владимиру Игоревичу. Я тебе говорила, они вместе с Костей расследовали ряд очень запутанных дел. Может быть, и тайну твоего Саши тоже раскроют...

- А надо ли? - спросила Вера. - Нам с ним и так хорошо... Впрочем, раскрыть его тайну было бы, разумеется, неплохо. А то живет человек, ни имени, ни фамилии своих не знает, ничего о прошлом не помнит... Не дело это. Вдруг со мной что случится, все ведь под Богом ходим, что тогда будет с ним? Я этого больше всего боюсь.

- А ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Лозович, придвигая свой стул к Вере. - Очень любопытно...

... И Вера вкратце поведала Лозовичу историю появления в её доме Саши. Тот слушал очень внимательно, стараясь не пропустить ни слова из рассказа Веры... Она уже почти закончила повествование, как в кухню вошел Саша в темно-синем тренировочном костюме, чисто выбритый, надушенный, причесанный.

- Здравствуйте, - тепло приветствовал он Лозовича. - А Верочка, судя по её загадочному виду, что-то вам рассказывает обо мне. Я не ошибся? своими добрыми большими небесно-голубыми глазами поглядел он на Веру.

- Да что ты, Саша, зачем нам о тебе говорить? - смутилась Вера. - У людей и своих проблем дай Боже...

- Какие проблемы? - продолжал глядеть на неё Саша. - Все живут, как люди... Один я без роду, без племени... Ведь она вам рассказывала про меня, не так ли?

- А хоть бы и так, - пожал плечами Лозович. - Она же вам добра желает...

- И я ей тоже... Мы так любим друг друга...

- Это хорошо..., - начал было Лозович, но тут в его кармане запищал мобильный телефон. - Извините... А, Лидия Владимировна, здравствуйте... Лидия Владимировна, дорогая, пока мне утешить вас нечем. И вас, и мать Бориса. Был я там, разведку проводил... Есть кое-какие зацепки, но очень мало значительные... А время дорого, все может произойти... Милиция ищет, все работают... А я затрудняюсь... Тут важно вот что - выудить у этой женщины любые подробности о их местонахождении, как-нибудь, хоть намеком, полунамеком, а там уж будем стараться расшифровать... Обнадеживает одно как раз то, что они хотят за Оксану выкуп, пять миллионов долларов. Это сумма, она хоть кого удовлетворит. И не станут они причинять Оксане вред, это им невыгодно. Эта женщина продиктует условия, вы на них, разумеется, согласитесь. И о каждом её звонке сообщайте мне. Мы соберем консилиум, вашим делом займутся опытнейшие сыщики... И я уверен, мы спасем вашу дочь... Что вы говорите? А..., - вздохнул он. - Бориса?... Не знаю... Тут дело может быть и похуже, врать не стану. Зачем он им? Он свидетель, опасный свидетель... Если будет звонить его мать, утешайте, как можете. Пока о чем-то страшном говорить рано, но... Все может быть, мы взрослые люди... Ладно, держите меня в курсе...

Он немного помолчал, закурил, окинул мрачным взором присутствующих.

- Вот так-то, друзья, мерзавцы играют на самом святом человеческом чувстве - на любви и преданности. Похитили девушку, требуют пять миллионов долларов... А где её прячут? Попробуй, обшарь все Подмосковье вдоль и поперек... Никаких зацепок. Разве что сильный акцент этой женщины, судя по рассказу Красновой, западно-украинский акцент. Но это очень слабая зацепка. Только для того, чтобы позвонить, взломали квартиру в Можайске, потом звонили из какого-то автомата в захолустной деревушке... Я был там ночью, ничего не нашел... Разве что...

- А кто такой Борис? - неожиданно спросил Саша, тоже закуривая. Лозович почувствовал на его лице признаки сильного душевного волнения. Губы под усами задрожали, лицо пошло красными пятнами.

- Борис - это жених этой девушки. И есть очень серьезные подозрения, что его уже нет в живых...

- Да? - вдруг привстал с места Саша, сильно побледнев. - Почему вы так думаете?

- Да долго объяснять... Они поехали кататься на лыжах, куда, неизвестно. И пропали. Потом матери этой девушки Оксаны звонит какая-то женщина и говорит странные вещи, страху нагнетает, короче... Потом звонит ещё раз, говорит, что голова её дочери стоит пять миллионов долларов. А затем докладывает, что её жениха Бориса уже нет в живых... Правда или нет, кто знает? Вполне возможно, что и правда... Да что же с вами происходит? испуганно спросил он, дотрагиваясь до плеча Саши.

А тот вдруг покраснел уже до совершенно невозможных пределов, его всего затрясло, зрачки закатились, изо рта потекли слюни, он стал оседать на пол.

- Саша, Сашенька, что с тобой? - встревожилась Вера, бросаясь к нему. Помог и Лозович, и Сашу отвели в спальню и уложили на кровать.

- Часто с ним такое? - спросила шепотом Наташа у Веры.

- Бывало, но чтобы так сильно - никогда, - так же шепотом ответила Вера.

Саше дали сердечных капель, он выпил и потихоньку стал успокаиваться.

- Так что же вы, все-таки там обнаружили? - тяжело дыша, спросил Саша у Лозовича. - Там, на местности, которую вы исследовали.

- Да зачем вам это? Мы сами займемся этим делом, а вас, вижу, вся эта история так встревожила... Не волнуйтесь, все будет нормально...

- Вы считаете меня за сумасшедшего, я понимаю..., - слабо улыбнулся Саша. - Фамилии своей не помню, имени не помню, откуда родом, не помню... Ничего не помню, падаю в обморок... Дебил, и все тут... Так ответьте дебилу, ничего не потеряете. Может быть, мне просто интересно...

- Ну раз интересно..., - пожал плечами Лозович. - Раз интересно, то я, вернее, мой лабрадор Трезор нашел на станции газету "Московский комсомолец". У него великолепный нюх, он по запаху от телефонной трубки, по следам, ведущим к станции, привел меня к этой газете. Я полагаю, что она была в руках у звонившей женщины.

- У меня тоже великолепный нюх, - похвастался Саша. - Может быть, в своей первой жизни я был собакой... Я так реагирую на запахи, порой они меня страшно тревожат, в голове кружатся какие-то воспоминания, но такие неопределенные, зыбкие... Где у вас эта газета?

- Внизу в машине.

- Не сочтите за труд, принесите, пожалуйста, удовлетворите просьбу больного человека.

Лозович недоуменно поглядел на Наташу, та едва заметно пожала плечами.

- Принесите, Владимир Игоревич, - попросила Вера. - Сделайте одолжение...

Озадаченный Лозович пошел вниз за газетой. Но того, что его ожидало в квартире, предугадать он никак не мог... Как, впрочем, и никто из присутствующих.

Не успел он открыть дверь, как Саша выхватил у него газету из рук и стал жадно внюхиваться в нее. В эту минуту он действительно походил на собаку-ищейку. Он сопел носом, глаза его были полузакрыты, и всем стало жутковато. Потом он понес газету на кухню, где было больше света, сел за стол и раскрыл её. Внимательно стал не то, что вчитываться, но вглядываться в газетные строки...

- А это что? - смертельно бледный, спросил он, показывая на фотографии в газете.

- А что там такое? - не понял Лозович.

- Поглядите!

И Лозович, внимательно поглядев на фотографии, обнаружил, что лица людей были словно истыканы иголкой.

- Видать, преступник сильно нервничал, - сделал вполне резонный вывод Владимир Игоревич. - Сидел и тыкал в газетные фотографии иголкой или булавкой.

- Может быть и так, - загадочно произнес Саша. - А, может быть, и не совсем так...

- Ну а как? - стал раздражаться Лозович. Ему надоело тратить драгоценное время на какого-то полоумного, понятия не имеющего, кто он вообще такой.

- Это привычка...

- Чья привычка? - Лозович еле сдерживал себя. - Послушай, Наташа, нам пора в больницу к Константину... Ты готова?

- Готова, Владимир Игоревич, поехали! Верочка, ты сама тут управишься! И помни - ты у себя дома! Ничего не стесняйся.

- Это привычка той женщины, которая похитила девушку и парня, - глядя в стену, произнес Саша.

- Извините, нам пора, - встал с места Лозович. - Позвольте газетку, Саша, нам она ещё может пригодиться...

- Я знаю эту женщину, - полушепотом произнес Саша. - Знаю её привычку... И запах от газеты тоже ее... Я его вспомнил, хорошо вспомнил...

Вера и Наташа с испугом переглянулись. А Лозович снова сел на свое место и внимательно поглядел на Сашу.

- Ну... Ну... И кто же эта женщина? Как её имя?

Саша окинул присутствующих каким-то странным сомнамбулическим взглядом и торжественно произнес:

- Ее имя Ядвига Козырь...

6.

- Помогите! Помогите! Кто-нибудь, помогите! - кричала Оксана. Толстые веревки больно впивались в её запястья и лодыжки, от ужаса она вся покрылась холодным потом...

... По двери со страшной силы лупили каким-то тяжелым предметом, очевидно, топором... И слышались извергающиеся из уст злобного карлика нечленораздельные звуки - то ли смех, то ли проклятья по поводу никак не поддающейся двери...

... Никакого ключа от двери у него не было, и насмерть напугав Оксану, Матвейка удалился и занялся какими-то своими делами. А несчастная девушка так и осталась лежать распластанной на железной кровати в ужасе и полном неведении... Потом она забылась тяжелым сном, а когда проснулась, услышала, как с той стороны ломают дверь...

- Сейчас, я тебя... Ух, я сейчас тебя..., - пыхтел за стеной Матвейка, пытаясь справиться с дверью...

- Не надо! Не надо! - кричала Оксана. - За меня дадут большой выкуп, мама за меня заплатит большие деньги, только не трогайте...

- Не надо мне никаких денег, - пыхтел карлик. - Только тебя, только тебя, это лучше всяких денег...

Оксана от ужаса и омерзения стала терять сознание, и тут услышала за стеной лай собаки. Затем грохот в сенях и, наконец, крик Ядвиги:

- Ах ты, паскудина! Ты что делаешь, ублюдок? Дверь ломать, страдалец гребаный? Да я тебе!

- Уйди, уйди по добру, по здорову, - шипел на Ядвигу Матвейка. Зашибу...

Затем раздался страшный грохот, и затем стон...

- Ты... меня... Ты... меня... Инвалида? Пожалеешь...

- Встать! - громовым голосом закричала Ядвига. Затем ещё какой-то звук, видимо, передернула затвор ружья. - Иди... Вперед... Пошел вперед, гаденыш...

...Затем лай собаки, и тишина...

А затем повернулся ключ в замке.

Ядвига с всклокоченными крашеными волосами стояла в двери и своими зелеными глазами пристально глядела на Оксану.

Постояв немного, она подошла к ней и стала развязывать веревки на её руках и ногах. Когда она развязала веревки, Оксана не могла пошевелиться, до того затекли её руки и ноги...

- Вы..., вы..., - всхлипывала девушка. - За что? Что вы со мной делаете? Бог вам не простит...

- Это точно, - тяжело дыша, произнесла Ядвига. - Бог ничего не прощает... А ты... Дурочка ты, жаль мне тебя... Вставай... Не бойся. Я заперла этого придурка в сарае, оттуда не выберется. До чего же надоело все это, - вздохнула она с какой-то обреченностью.

Оксана продолжала лежать на кровати, а Ядвига вышла в соседнюю комнату, села за стол и задумалась. Выехал на коляске старик и стал что-то требовать от нее. Но она так гаркнула на него, что он укатился обратно, бормоча под нос слова проклятий...

...Ядвига сидела за столом и глядела в одну точку. Она вся погрузилась в прошлое. Ей вспоминались события примерно десятилетней давности... Ей тогда было тридцать два года, а выглядела она на двадцать пять. Высокая, с пышными белокурыми волосами... Примерно полгода назад их семья переехала в Подмосковье из Приднестровья... Семидесятилетний отец, больная мачеха, брат-урод от первого брака мачехи и она, наивная, полная надежд на мирную жизнь в благословенном Подмосковье...

Тогда они купили дом, затерянный в лесах неподалеку от Можайска, вложили в него деньги, которые умудрилась скопить мачеха, ведь именно из-за денег женился на ней, овдовев, жадный отец, взяв её с сыном-уродом, именно из-за её денег уехала с ними в Подмосковье и сама Ядвига, ведь у них с отцом не было ничего... Первый её муж армейский капитан Богдан Волощук был пьяницей и садистом, и совместная их жизнь была крайне недолгой. Теперь они покинули горячую точку, укрывшись в глуши подмосковных лесов. Ядвига была ещё молода, внешне привлекательна и полна радужных надежд... Казалось, вся жизнь была впереди... И, разумеется, главной мечтой было удачно выйти замуж...

... И вот она встретила его... Она полюбила его с первого взгляда... Высокий, красивый, с огромными голубыми глазами, он зашел в сельский продуктовый магазин, где она работала уборщицей. С ним были двое друзей, все были навеселе, оживлены, остроумны...

Завязался разговор, шутливый, ни к чему не обязывающий... Троица приехала на дачу к одному из них, вина не хватило, пошли в магазин... Статная Ядвига приглянулась красавцу с голубыми глазами. Он пригласил её на дачу к приятелю. Там уже были две девушки, один он был без пары...

... Они провели чудесные два дня... Они пили, занимались любовью, жарили шашлыки, пели песни под гитару... Гуляли по окрестным лесам... Затем влюбленная по уши Ядвига решила показать ему свой дом... Матвейка в это время находился в больнице... Она познакомила его с отцом и мачехой... Это были лучшие два дня в её жизни... Он сказал, что холост, что женится на ней... Она поверила. Он произносил эти слова, прямо глядя в глаза и ей, и отцу, и мачехе, сидя за столом и угощаясь красным молдавским вином, закусывая яблоками. И она поверила, как последняя дурочка... И они радовались на нее, хотя хитрая мачеха, всю жизнь занимавшаяся спекуляциями золотом, как потом выяснилось, и тогда уже сомневалась в его искренности и порядочности... Ядвига сидела рядом с ним, её буквально трясло от всепоглощающего чувства любви к нему, помнится, перед ней лежала газета, и она постоянно нервно колола булавкой в эту газету, бросая вожделенные взгляды на голубоглазого высокого красавца Андрея... А потом они снова гуляли по лесу, снова вернулись на дачу к его приятелю... Она даже не пошла на работу, ей на все было наплевать, только бы быть рядом с ним... Они даже перестали стесняться окружающих, заходили с соседнюю комнату среди бела дня и занимались там любовью... А потом пили и пили... И снова занимались любовью... В последний день пикника ему стало плохо от огромного числа выпитого. Его увезли на приехавшей за ними машине в Москву. С ней он так и не сумел проститься, будучи в совершенно невменяемом состоянии...

Вскоре забеременела. Умудрилась узнать его адрес и телефон. Позвонила. Он, насмерть перепуганный, предложил встретиться. Тогда и сообщил, что женат, что у него десятилетний сын...

Это было шоком для нее. Она не могла без него жить. В ней был его ребенок... Возвращение в свою кошмарную жизнь было для неё невыносимым...

Но возвращаться было надо. К тому же, вскоре умерла мачеха, у отца отнялись ноги. Парализованный отец и сводный брат-инвалид остались целиком на ней. Еще через некоторое время от переживаний у неё произошел выкидыш. Врачи сказали, что она вряд ли сможет иметь детей...

Этим голубоглазым красавцем был Андрей Померанцев... Он был непосредственным до наглости, даже не постеснялся назвать тогда отцу и матери свою настоящую фамилию, о последствиях не задумывался. А ведь ему было уже за тридцать... И отец навсегда запомнил его, у него была прекрасная память...

... Ядвига поклялась отомстить. Это стало целью её жизни. Она стала выслеживать Андрея... Она знала, где он работает, где живет, как живет... Она искала случая, никак не могла придумать, как именно она отомстит ему... Планов было много, один ужаснее другого. Но порой любовь пересиливала в ней ненависть. В девяносто третьем году она узнала, что он прилетает из Одессы, и поехала его встречать. Ей просто хотелось поглядеть на него, просто поглядеть, и все...

И там, в аэропорту, она собственными глазами увидела, как летят с неба куски взорвавшегося самолета.

"Бог есть...", - думала она тогда, глядя горящими глазами на чудовищное зрелище. "Вот она - расплата, мне ничего не пришлось делать..."

Она поглядела, внимательно поглядела на жену и сына Андрея и поехала домой...

... Тянулись долгие, похожие друг на друга дни... Скучная, неинтересная жизнь, каждодневная борьба за существование... Сколько раз хотелось передернуть затвор ружья, застрелить и отца, и Матвейку, а потом размозжить себе голову... Но не хватало сил, решимости, куража...

Единственной отрадой были долгие лыжные прогулки по лесу... И вот... Парочка молодых людей... Ядвига не любила встречаться ни с кем, она не любила людей. Работа есть работа, это другое дело - она торговала на Можайском рынке всяким барахлом, на то и жили... Но во время отдыха она любила быть только одна...

Но ещё не видя лиц молодых людей, явно заблудившихся в лесах, она вдруг почувствовала странное необъяснимое желание поглядеть на них, а именно - на молодого человека. Его длинная стройная фигура напомнила ей Андрея...

... Когда же подошла поближе, была совершенно поражена сходством. Высокий, стройный, голубоглазый... Ей захотелось пообщаться с ним, она ещё не знала, что будет делать дальше. Ее охватило какое-то безумие...

... Постепенно она убеждалась в том, что этот человек сын Андрея... А когда отец напрямую сказал ему, что он Андрей Померанцев, она увидела странную реакцию молодого человека... Да, это был он, его сын, тот самый, который подростком стоял в аэропорту, когда произошла катастрофа...

Да, воистину, пути Господни неисповедимы...

... Ей обязательно надо было оставить молодых людей у себя... Для этого она натерла ногу Оксаны такой мазью, от которой она бы не смогла идти. Травма у девушки была незначительная, Ядвига сделала её серьезной. Затем напоила её настоем, от которого она заснула...

... И вот... Они наедине с сыном Андрея...

Нет, юноша был похож на своего папашу только внешне... Совершенно нет его наглости, нет его непосредственности... Очень труслив и осторожен... Поняв, что они попали в какую-то неприятную историю, тут же выложил, что девушка - дочь богатой предпринимательницы Красновой, и что мать никаких денег не пожалеет, чтобы выкупить дочь, дал Ядвиге номер её телефона. Вот тогда и пришла в голову Ядвиге шальная мысль сделать Оксану заложницей. "За все заплатите, Померанцевы...", - подумала она.

... Она представила себе ту чудовищную сумму, которая могла бы оказаться в её руках. На эти деньги она купит себе все - счастье, свободу. Она бросит папашу и Матвейку тут в лесу, пропади пропадом эти два злобных существа, она улетит за границу, купит себе дом, много машин, она купит себе мужа, красивого крутого мужа... Весь мир будет у её ног. Она же ещё не стара - ей всего сорок два года... Разве это возраст?

Только претворить в жизнь этот план будет очень сложно... Она понимала, что мать Оксаны сделает все возможное, чтобы спасти дочь, подключит все силы, которые ополчатся на нее, Ядвигу. Будут прослушиваться телефонные разговоры, а если она назначит встречу для передачи денег, её просто-напросто возьмут на месте, и поедет она не на Запад, а на Восток, лет эдак на десять. Действовать надо было с предельной осторожностью... Можно было, конечно, ради такого дела подключить какого-нибудь помощника, но кого? Разве в наше время можно было кому-то доверять? Нет... Только сама, только одна... А там будь, что будет...

Кураж, вера в свои силы, вера в успех дела придавали ей сил. Она изобретала невероятные вещи - два часа назад взломала дверь старика Ивашкина в Можайске, с которым была немного знакома и знала про него, что он живет один и целый день на работе. Оттуда и позвонила Красновой. Уходя, оставила бедному старику на столе двести рублей за сломанный замок. И вот она вернулась домой и увидела там эту жуткую сцену... Да, с этим братцем Матвейкой надо было разбираться только крутыми методами, никак не иначе...

- Есть хочешь? - спросила она Оксану. Та была не в состоянии говорить, бормотала нечто нечленораздельное...

Но когда она немного пришла в себя, она задала все тот же вопрос:

- Скажите, где Боря?

- Да ты что, глупая, правда, что ли, любишь его? - пристально глядя на нее, спросила Ядвига.

- Да, люблю. И он меня любит, - тихим голосом, но с вызовом произнесла Оксана.

- Ну и дура... Не стоит он твоей любви... Предаст и продаст ни за что... Впрочем, ты невеста богатенькая, может быть, и не продаст... На денежки твои польстился, дворничихин сынок, - презрительно произнесла Ядвига. - Крутым хочет стать примаком...

- Почему вы так говорите? Вы же его совсем не знаете... Он не такой...

- Его не знаю, зато знаю..., - осеклась Ядвига. - Породу их кобелиную прекрасно знаю... Все они одним миром мазаны...

Затем она пожарила картошки, накормила старика, поела сама. Оксана так и не притронулась ни к чему в этом доме. Она замкнулась в себе и больше не задавала никаких вопросов. Пошла на свою кровать и легла, обхватив голову руками...

... - Ладно, - проворчала Ядвига поздним вечером, собираясь из дома. - Не стану я тебя привязывать... Никуда ты не денешься. Запру дверь, и все... Лежи, отдыхай. Я поехала. Только учти, попробуешь выбраться, я за твою жизнь не отвечаю. Ты только здесь в безопасности. Я её тебе гарантирую.

Потом ночью на электричке помчалась в деревню Машкино... Но уж там, после звонка Красновой, она вдруг почувствовала некий упадок душевных сил... Отчего-то ей стало гнусно, очень гнусно на душе... И какое-то отвращение, брезгливость к придуманному собой плану...

Но почему так? Ведь ей в первый и наверняка в последний раз в жизни представился шанс, шанс разбогатеть... Причем, она видела в таком стечении обстоятельств божий промысел, ведь богатство могло свалиться ей на голову не от кого-нибудь, а именно от невесты сына Андрея Померанцева, который сломал ей жизнь, надругался над её чувствами...

Она понимала, отчего происходило это чувство... На пути её плана непреодолимой преградой стало одно маленькое, но весьма существенное обстоятельство, а точнее - два обстоятельства - это жизни молодых людей Оксаны и Бориса... Ведь получение крупной суммы от Красновой никак не вязалось с живыми свидетелями... Так-то вот... Переступить надо было только через это, через две человеческие жизни...

Поначалу Ядвига считала, что это ей раз плюнуть. Тем более, наплевать на жизнь Бориса, сына человека, сломавшего ей жизнь... Это было бы не убийством, уверяла она себя, это было бы святой местью... Да и жизнь избалованной маменькиной дочки Оксаны она не оценивала слишком высоко... Ядвига считала себя выше всех предрассудков и способной на многое... Теоретически считала...

... Но тут... среди черной холодной декабрьской ночи, в одиночестве, она начала испытывать чувство неуверенности и страха. Она бродила по пустынной полуосвещенной платформе взад-вперед и комкала в руках купленную днем газету, которую читала в электричке, ища там сведения о пропаже дочери Красновой и нервно тыкая булавкой в напечатанные там фотографии. Ей казалось, что с неба на неё глядят какие-то огромные глаза, глядят строго и осуждающе, словно спрашивают её, ч т о она делает, на ч т о решилась...

Только что она назвала Красновой сумму, за которую готова отпустить на свободу её дочь, через некоторое время она сообщит ей о том, что Бориса нет в живых... Пусть ей станет страшно...

Ядвига с остервенением скомкала газету и швырнула её под скамейку. Ее мучили мысли, с одной стороны - угрызения совести и страх за свое преступление, а с другой - недовольство тем, что нет никакого четкого плана действий. На кой черт она звонит Красновой из находящегося неподалеку поселка? Лень поехать в другое место?... Ведь можно получить пять миллионов, а разработать четкий план лень... А то, что блефует, наверное, это правильно, подчеркивает, что кроме её доброй воли ничто не в состоянии спасти от страшной смерти единственную дочь предпринимательницы?... Наверное, правильно, что она старается показать Красновой то, чего нет и в помине... Есть злоба, есть ненависть, но нет четкого плана, как ей дальше действовать...

Подъехала поздняя электричка, Ядвига села в пустой вагон и снова погрузилась в свои мрачные мысли... Надо было срочно что-то придумать? Только что?...

Ядвига прекрасно знала, когда будет последняя электричка, когда будет первая. Она не чувствовала усталости, она готова была ездить куда надо хоть всю ночь напролет, только был бы ото всего этого толк...

Она вылезла на одной темной станции, сделала очередной звонок и немного приободрилась, почувствовав на том конце провода чувство всепоглощающего материнского страха. "Она заплатит... Обязательно заплатит эту чудовищную сумму... Она созрела для того, чтобы заплатить..."

Ядвига очень четко осознала, что для её плана обязательно нужен помощник, без помощника никак не обойтись... И она придумала, кто будет этим помощником...

Хорошая мысль всегда приходит в голову неожиданно, когда её вовсе и не ждешь...

И Ядвига широко улыбнулась, почувствовав новый прилив энергии и радуясь своей изобретательности...

7.

- Так, Саша, Сашенька, или как вас там..., - насторожился Владимир Игоревич Лозович. - Надо же, какая у вас, оказывается, память... Ну, ну, вспоминайте ещё что-нибудь...

- Может быть, ты и свою фамилию вспомнишь? - спросила Вера.

- Нет, - тяжело вздохнув, произнес Саша. - Вот свою фамилию я не помню... И имени тоже... И вообще ничего не помню... Помню только газету, и её пальцы... Тыкает булавкой в газету, нервничает очень... И запах, этот странный запах, какого-то лекарства... Я помню, в этом доме пахло какими-то лекарствами, мазями какими-то...

- Ну а дом-то, дом вы не помните? Хотя бы какие-то приметы...

- Нет. Ничего больше не помню...

- А лицо ее? Этой самой, как вы назвали...

- Ядвиги Козырь? Лицо смутно помню... Она была красивая... Высокая... Фамилия и имя очень характерные... А так? Стены бревенчатые, связка лука ещё висела на стене... Жарко было очень на улице. А в доме прохладно, только этот запах, странный запах... У меня вообще очень хорошая память на запахи... Ассоциации какие-то возникают. Только какие именно, я не могу понять... И вообще, извините меня, я так плохо себя чувствую... Голова кружится. И почему-то тревожно на душе, очень тревожно... Я почему-то очень боюсь за этого самого Бориса, о котором шла речь.

"Правильно тревожишься", - подумал Лозович. - "Только что тебе до него? Странно все это... Воистину, есть многое на свете, друг Горацио, чего не снилось нашим мудрецам..."

Пошатываясь, Саша встал со стула и пошел в комнату, где прилег на диван. Вера пошла за ним, встревоженная его странным состоянием.

- Нет, - сказал Наташе Лозович. - Пока он ничего больше не вспомнит. По заказу он не может этого сделать. Вспомнить что-то он может только непроизвольно, неожиданно. Только вот времени нет, жизни ребят в опасности. Я полагаю, эти люди не шутят... Они очень серьезно настроены.

- Вы знаете, я поражена переменой в Верочке, - сказала Наташа. - Мне кажется, она очень счастлива. Она так любит этого свалившегося с Луны Сашу. Прежних мужей она так не любила... Она так беспокоится за него, словно за ребенка.

- Он и есть ребенок, хоть ему явно за сорок... Амнезия, полная потеря памяти... И вот, словно островки в этом океане всплывают какие-то воспоминания. Эх, если бы он вспомнил местонахождение этого дома...

Раздался телефонный звонок. На проводе был Костя.

- Наташа! - кричал он в трубку жене. - Они не хотят меня выписывать, хотя я совершенно здоров... Мне нужно срочно в офис! Должен же я выяснить, в конце концов, кто в меня стрелял...

- Даю трубку Владимиру Игоревичу, - не вступая с мужем в спор, сказала Наташа. - Пусть он тебя образумит.

- Привет, Константин, - произнес Лозович. - Хочешь заняться делом о покушении на самого себя? Что же, дело нужное. Только поверь мне, есть кому заняться этим делом и помимо тебя. Например, официальным правоохранительным органам. Я как раз собирался наведаться в МУР к майору Молодцову и узнать, что они там по этому поводу выяснили. Только тут одно дело... Безотлагательное... Пропали двое молодых людей, их жизни в опасности, вымогают крупную сумму денег...

- А ну-ка, ну-ка? - заинтересовался Константин. - Расскажи... А то тут такая скучища...

- Ты погляди-ка на него, супермена! Расскажи все ему! Как будто кроме него никто ни на что не годен... Я и так получил строгий выговор от твоей супруги, строгий и справедливый. Надо думать не только о дальнем, надо думать о ближнем, например, о жене и детях. И если бы не твоя молниеносная реакция, и не жуткое везение, а вернее сказать, непрофессионализм киллеров, ты был бы уже покойником и не занимался бы никакими делами. А вот твоя Наташка и Димка с Илюхой занимались бы делами - похоронами твоими, например! - вдруг рассвирепел Лозович. - И нечего мне тут гнать всякую чушь... Крови ты потерял немало, вот и лежи в больнице и отдыхай. А мы тут и без тебя разберемся, и твоим делом, и своим тоже. Ладно, хватит, скоро мы у тебя будем. Привезем кое-чего...

- Сигарет привези, - попросил Савельев.

- И бутылки три теплой водки, - добавил Лозович. - А больше ты ничего не хочешь? Что привезем, то и будешь поглощать. Ладно, пока! Жди!

... Уже из машины он позвонил в МУР майору Молодцову, и тот сообщил ему, что личность убитого Костей Савельевым установлена. Это был уголовник по кличке Сыч, недавно освободившийся из мест заключения. Было возбуждено уголовное дело, и следствие отрабатывало связи Сыча...

... Разговор с Костей был недолгим. Лозовичу не давало покоя дело о пропаже молодых людей. Он прекрасно понимал, что их жизни подвергаются серьезной опасности...

Оставив Наташу у мужа, Лозович из больницы поехал домой к Красновой. Бледная осунувшаяся за эти дни женщина сказала ему, что больше от похитителей никаких звонков не было...

- Мне нужны фотографии Оксаны и Бориса, - попросил Краснову Лозович.

Лидия Владимировна дала ему фотографию Оксаны, нашла в её комнате и фотографию Бориса. Лозович внимательно вгляделся в нее... И сходство Бориса с Сашей поразило его...

Личность этого подобранного Верой Лим Саши все больше и больше интересовала Лозовича. Он напряженно размышлял о том, как бы вызвать у того новые ассоциации и навести его на адрес дома этой самой загадочной Ядвиги Козырь, в котором, вполне вероятно, и прячут молодых людей.

Навел он справки и о самой Ядвиге Козырь. Ответ был категоричный и малоутешительный - женщина, с такими данными, в Подмосковье не проживает.

Так что надо было действовать каким-нибудь иным путем...

Ему пришло в голову отвезти Сашу в ту самую деревню Машкино, откуда был телефонный звонок, может быть, те места вызовут у него какие-нибудь ассоциации. Он полагал, что неопытная похитительница делает звонки неподалеку от тех мест, где находится тот дом, где прячут молодых людей. Он позвонил на квартиру к Косте, и Саша сообщил, что Вера поехала по делам, а он сидит дома. Причем, Вера строго-настрого не велела ему никуда без неё отлучаться.

- И вы так и поступите? - спросил Лозович.

- А что вы хотите предложить? - спросил в свою очередь Саша.

- Предложение одно - найти эту самую вашу загадочную Ядвигу Козырь.

- Ну и как же мы с вами её найдем? - тяжело дыша, спросил Саша. Потом немного помолчал и добавил: - Вы знаете, я бы и сам хотел... Только... Я не знаю, как это сделать...

- Я заеду за вами, и мы с вами поедем в одно место... Вдруг те места вызовут у вас какие-либо новые ассоциации...

- Заезжайте, - согласился Саша. - Поедем... Я должен помочь найти их... Это мой долг...

- А почему это ваш долг? - поинтересовался Лозович. - Просто из чувства сострадания к несчастным родителям? Из чувства порядочности? Это тоже немало в наш жестокий век...

- Это немало, - сказал Саша. - Но дело не в этом... Мне почему-то очень нравится имя Борис. Это очень хорошее имя. И вот что мне кажется, не сочтите меня за умалишенного...

- Что кажется?

- Мне кажется, что в беду попал мой родной сын...

8.

... В темном мрачном промозглом сарае друг на друга смотрели два человека. Один из них валялся на холодном полу, и у него были крепко-накрепко связаны руки и ноги. Другой был свободен от пут и сидел, обхватив голову руками, на лежащей в углу доске... Тот, который был связан, изрыгал бесконечные проклятия и требовал, чтобы второй его развязал. Второй же хранил тяжелое задумчивое молчание...

Первым был карлик Матвейка, которого после его попытки напасть на Оксану привела сюда Ядвига, вторым - Борис, находящийся в этом заточении ещё с раннего утра.

Под угрозой своего короткоствольного ружья Ядвига заперла здесь сначала одного, затем другого... И надо сказать, сама не имела понятия, что ей делать с обоими пленниками...

Насчет Бориса у неё были самые жестокие планы. Она беседовала с ним ночью несколько часов подряд, а уже под утро велела под угрозой оружия выйти из дома и идти в сарай, где и заперла его. Матвейку же она просто изолировала от Оксаны, чтобы он не натворил чего-нибудь серьезного и непоправимого.

Карлик буйствовал и бесновался с завязанными руками и ногами. Борис с ужасом и удивлением наблюдал за тем, как эта женщина отложив в сторону ружье, сбила крепкого урода с ног и сначала связала ему руки, а затем и ноги... И он, словно парализованный её взглядом, даже не оказывал сопротивления. Борис понимал, что может в эту минуту воспользоваться её оружием, которое лежало около входа, но не решился сделать это. Борис не был способен на решительные поступки, в подобных критических ситуациях никогда не находился и не знал, как вести себя в них. А поэтому терпеливо наблюдал за дикой сценой и за тем, как Ядвига подобрала свое ружье и молча вышла из сарая, заперев его на мощный засов. И вот - они остались вдвоем...

Через некоторое время до Матвейки дошло, что только Борис может развязать его, и он решил действовать похитрее. Для начала прекратил кататься по полу и материться. А затем попытался завязать разговор.

- Сволочная она, эта Ядвига, - произнес он. - Не баба, а ведьма... Замучила нас с батей... Придирается постоянно, а что с нас взять? Мы убогие, сам видишь...

- А она что, правда, твоя сестра? - вялым голосом, стараясь не глядеть на своего экзотического собеседника, спросил Борис.

- Да никакая она мне не сестра... Сука она... Моя покойная маманя за её папашу замуж вышла, мы все из Дубоссар родом... Маманя богатая была, золотишком в дефицитные времена спекулировала, - мечтательно протянул Матвейка, причмокивая своими толстыми губами, - он на её денежки и польстился, сами-то они голодранцы, с хлеба на воду перебивались после того, как Ядвига с мужем развелась. Алкаш её муж был и лупил её смертным боем, она сама рассказывала. Так что вовремя её папаша на моей мамане женился. Как там заваруха началась, мы сюда перебрались от греха подальше. Тут тихо, спокойно... Дом купили на маманины деньги, обставились, жили на них... Потом маманя померла... При мамане хорошо было, не то, что теперь... С этой заразой не забалуешь, сволочная - жуть... Раньше ещё ничего была, а потом, когда её хахаль бросил, а потом ещё и выкидыш у неё произошел, она совсем озверела. А тут и маманя скончалась от переживаний, и у отчима ноги отнялись, вот мы и остались на её попечении. Что захочет, тому и бывать, захочет - накормит, захочет - голодом сморит... Что мы можем? Отчим парализованный, я припадочный...

- А вы что, не граждане? Живете-то на что? - подивился Борис.

- Какие, мил человек, граждане? Никто мы и ни что... Никакого статуса не имеем... Денежки у мамани водились, вот и все. Вот и купили они этот домишко в глуши, потом ремонтик тут сделали, обарахлились малость... Живем, как мыши в норе, прячемся ото всех. Нет, документы, конечно, есть, Ядвига в город ездит, раньше уборщицей работала, продавщицей в сельпо, а теперь на рынке торгует... Тем и живем, да старые накопления проедаем, если не хватает. А к нам сюда никто не наведывается, не нужны мы никому... Перебьем друг дружку - годами никто не узнает...

- Странно, - пожал плечами Борис. Он находился в состоянии какой-то прострации. Он вообще не представлял себе, что такое может быть на свете... После вчерашней прекрасной прогулки с Оксаной на лыжах они оказались в этом омерзительном зловонном болоте, населенном злобными страшными обитателями. И кто из троих был страшнее, от кого вероятнее всего было бы ждать беды, он бы затруднился ответить. И самым странным было то, что эта Ядвига знала его фамилию... Впрочем, он, как человек резонный, находил всему этому вполне реальное объяснение - она знала его покойного отца, и здесь - на проложенной в глухом лесу лыжне она совершенно случайно встретила его... А уж что там между ними в прошлом было, об этом он мог только догадываться, вряд ли что-нибудь хорошее... И он вспомнил, где видел её, неожиданно вспомнил ещё вчерашним вечером... Эта женщина была тогда, в девяносто третьем году, в аэропорту Внуково, она глядела на них с матерью своими большими зелеными глазами, словно хотела прожечь их...

Он укорял себя за то, что он поведал этой Ядвиге о том, что мать Оксаны зажиточная предпринимательница Краснова, что дал ей её номер телефона... Но, с другой стороны, может быть, и правильно поступил, ведь это могло стать их единственным шансом на спасение. Если эти люди желали им зла, то они могли польститься на большой выкуп... А если не желали? Просто так странно вели себя? А после того, как он рассказал, им пришла в голову мысль о выкупе? Нет... Нет... Безусловно, что-то тут не так... И не так все просто... И он поступил совершенно правильно...

Мысли роились в его голове, не давая возможности расслабиться и подумать обо всем как бы со стороны... Как уж тут думать объективно, когда он заперт тут, в холодном сарае, а Оксана... Она там, в этом страшном доме, ей ещё хуже, чем ему, его нежной наивной Ксюше... Что они там с ней могут сделать?

Словно прочитав его мысли, Матвейка сказал:

- Что она там с ней может сделать...

- А? Что? - встрепенулся Борис.

- Я говорю, Ядвига баба крутая... Мы с отчимом её ужас как опасаемся... Если ей кто-то не показался, она на многое способна...

- Да?

- А как же? Ты вот что, мил человек, помоги мне развязаться... А потом как-нибудь вдвоем попытаемся отсюда выбраться. А то потом поздно будет...

- Да ты же бешеный, от тебя-то что можно ожидать? Видел я тебя вчера, какой ты...

- Да это так, нашло что-то... Говорю же, припадкам подвержен. Больной я. А вообще-то, я вижу, вы ребята хорошие, порядочные... Я хочу вам помочь...

- А за что она тебя сюда?

- Как за что? Заступился за твою кралечку, когда она её по рукам и ногам связала и привязала к железной кровати... Вот и получил...

- Да? - с чувством брезгливой жалости оглядел его Борис. "Может быть, и правда развязать его? Выбираться-то отсюда надо..."

- Конечно! - почувствовав в нем какую-то слабинку, вдохновился Матвейка. - Ты не гляди, что я вчера тут творил... Это я так, сдуру, в припадке опять же, посиди тут в четырех стенах с такой бабой, поневоле озвереешь... А так я добрый, сам видишь, Богом обиженный, что с меня взять? А она... сущая ведьма... Глаз у неё дурной. Ну, что же ты?

Борис внимательно поглядел на своего собеседника и отвернулся в сторону.

- Ну? - горячился карлик.

- Нет, не верю я тут никому, - тихо произнес Борис. - Сиди, как сидишь, так оно надежнее... Все равно она придет за мной, нечего ей тут меня держать, смысла нет...

- Дурак, она же помешанная, бешеная..., - уже с лютой злобой в больших глазах пытался увещевать его Матвейка. - Она на все способна...

- Так же, как и ты, - буркнул Борис и отвернулся к стене...

... Проходили часы, никто за ним не приходил. Четыре стены, холод, сырость и полная неизвестность... Борис стал испытывать чувство отчаяния...

Матвейка мрачно молчал, вертелся на полу со связанными членами, потом засопел, как будто заснул...

"Что с Оксаной? Что с ней?" - буравила мозг Бориса неотвязная мысль. Ему хотелось кричать, стонать, выть... Он не знал, что ему делать... И тут Матвейка подал голос.

- Развязал бы, а? - тихо и жалобно произнес он в кромешной холодной тьме.

И Борис в неком сомнамбулическом состоянии пошел на этот голос и окоченевшими от холода пальцами стал развязывать веревки на руках Матвейки...

9.

...Глухой декабрьской ночью в окно домика на окраине подмосковного маленького поселка постучали.

- Кого черт несет? - раздался из домика хриплый бас.

- Свои... Открой, Федор, - ответил с улицы женский голос.

- Кто свои? - недоумевал хозяин. - Нет у меня своих.

- Это я, Ядвига...

- Ядвига? Какого тебе рожна надо? Соскучилась, что ли? - хохотнул Федор.

- Дело есть, открывай...

Через пару минут дверь со скрипом открылась...

...Хозяином этого неказистого домика был некто Федор Закурдайло, личность темная, угрюмая. Его знали в окрестных деревнях, как пьяницу, драчуна и хулигана. Жил он один, пил горькую, подрабатывал различной халтурой, впрочем, делать умел все - и машину водить, и лес валить, и крыши крыть... А потому и не бедствовал... Но все деньги пропивал... Знали о нем, что он в свое время забил насмерть свою жену, а затем отсидел за это восемь лет... Впрочем, вышел оттуда как огурчик...

Знала Закурдайло и Ядвига. Они частенько встречались на рынке, где он помогал торговцам грузить товар, а потом там же напивался в усмерть и устраивал кровавые побоища. И Ядвига решила обратиться к нему...

В загашнике Ядвиги на всякий пожарный случай лежала тысяча долларов. И она решила предложить их Закурдайло за его услуги...

Не откладывая дело в долгий ящик на последней электричке она приехала к нему домой. И ей повезло. Закурдайло оказался трезв.

- Тысячу баксов хочешь? - спросила она напрямик продиравшего глаза мужика.

- Ага... Хочу. Что надо?

- Машина нужна, пристанище нужно...

- Пристанище - вот, - показал здоровенной ручищей на свою заплеванную халупу Закурдайло. - А тачка...

- Угнать надо...

Он немного подумал.

- Председательский УАЗик пойдет? Пойдет..., - ответил на свой вопрос сам. - Председатель с вечера в дупель валяется. А ключ у него в замке торчит. Я проходил мимо и поинтересовался. А и впрямь пригодилось, как в воду глядел. Куда ехать?

- Сначала ко мне. Возьмем там груз, кое-что к тебе, кое-что в другое место...

- Не дороговато ли платишь за такие услуги? - усмехнулся Закурдайло.

- Это смотря какой груз, - усмехнулась и Ядвига.

- Никак живой? - понял Закурдайло.

- Догадлив ты, Федя...

- А тогда дешевато.

- Тогда пока. Извини, что разбудила...

- Я согласен, - мгновенно отреагировал Закурдайло. - Тачка нужна прямо сейчас?

- Немедленно.

- Ща оденусь и пойдем.

... План Ядвиги был прост. Они с Закурдайло брали Оксану и Бориса. Бориса отпускали домой вести переговоры с Красновой о деньгах, Оксану же везли в дом Закурдайло. Борис должен будет привезти деньги в условленное место и передать их Закурдайло. А потом... Ядвига была готова на все. Опасный свидетель должен был исчезнуть. Отец и Матвейка? Пропади они пропадом, пусть живут, как хотят... А взамен денег Борис бы получил сведения о местонахождении Оксаны...

В плане, разумеется, была масса изъянов, было много риска, но без риска такие дела никто не делает. Но зато были и плюсы - и прежде всего, внезапность действий. И главное - появление живого и здорового Бориса после того, как поступили сведения о его гибели. Раз остался в живых Борис, значит, будет жива и Оксана...

Опасно было иметь дело и с Закурдайло, но он был именно тем человеком, жизнь которого, по мнению Ядвиги не представляла никакой ценности. Застрелить этого зверюгу, забившего в свое время насмерть свою жену, который, вне всяких сомнений, поспешит наложить свою волосатую лапу на полученные деньги, было благим делом. Главное, оказаться проворнее и круче его. И Ядвига была готова к этому... Она твердо решила в корне переменить свою окаянную жизнь.

- Обманешь, урою, сама понимаешь, - криво улыбаясь, ласковым голосом предупредил Закурдайло, натягивая тулупчик на свое могучее тело.

- Не боись, не обману, - ответила Ядвига. - Какой мне резон?

- Резон обмануть всегда найдется. Только не советую. А там, сама соображай.

Семимильными шагами в ботинках сорок седьмого размера с развязанными шнурками шагал Закурдайло по свежевыпавшему снегу. А за ним еле поспевала Ядвига.

- Везет тебе, девка, - осклабился Закурдайло, показывая мощной ручищей на бесхозно стоящий УАЗик. - Председатель пьяный вдребадан. Если бы в гараж загнал, сложнее было бы... А тут прямо как на заказ... Карета подана... Ща, погоди только, береженого Бог бережет.

Он поднял валявшийся около колеса машины комок грязного снега и замазал этой грязью оба её номера.

- Так-то лучше, - хохотнул Закурдайло. - Совсем-то сорвать тоже опасно. А ну, постой-ка на стреме, прогрею двигатель...

...Уже через несколько минут Ядвига сидела в холодном салоне УАЗика рядом с весело улыбающимся Закурдайло.

- Все туфта, деваха, мне много за делишки твои темные не дадут, я не в курсе твоих планов, а на пару годочков я и сам не против к хозяину наведаться. Устал... Надо жисть свою как-то разнообразить...

- Не поедешь к хозяину, если все по уму сделаем. В Сочи поедешь, к морю, к солнышку...

- На штуку баксов сильно-то не разгуляешься, - заметил Закурдайло. Прибавить бы надо...

- Я предлагаю столько сколько у меня есть. Вешать лапшу не хочу...

- Сама-то, небось, эту бодягу не из-за таких башлов затеяла. Знаю я тебя, ты лисица ещё та, все на морде твоей хитрой написано..., - говорил Закурдайло, умело ведя УАЗик по занесенной снегом проселочной дороге.

Умение умением, но дорога была настолько занесена, что на одном повороте машину занесло, и она въехала в сугроб. И выехать из него у Закурдайло никак не получалось.

- Погода больно никудышная, - оправдывался он, предпринимая отчаянные попытки вывести машину. Ядвига вылезла из машины, стала толкать, но не хватало сил.

- Слабосильная ты, - заметил Закурдайло. - Чуть-чуть бы еще, и выскочили бы... Сама водить не умеешь? Сцепление сумеешь выжать, а я бы подтолкнул...

- Водила когда-то в Дубоссарах. Попробую...

Так и сделали. Ядвига села за руль, а Закурдайло стал толкать машину своими мощными ручищами. И, наконец, им удалось вывести машину из снежной каши... У Ядвиги появилась шальная мысль оставить Закурдайло здесь, а самой поехать за Оксаной и Борисом, слишком уж опасен был Закурдайло, и её постоянно мучили сомнения, не совершила ли она роковой ошибки, вообще связавшись с ним. Но, немного подумав, она отбросила эту мысль и притормозила.

- А я было думал, умотаешь, - сказал Закурдайло, садясь за руль.

- Дурак ты, Федор. По себе других судишь. Зачем это мне? Не только тачка, помощь твоя нужна, сказала же...

... И вот, в кромешной тьме, потеряв около часа времени, они подъехали-таки к домику Ядвиги. Ядвига заперла собаку в маленький сарайчик и впустила во двор Закурдайло.

- Слушай сюда, Федор, - сказала Ядвига. - Вон там сарай. Там сидит один паренек. Крути его и тащи в машину. Там же Матвейка лежит связанный, братан мой, на него внимания не обращай. Держи вот фонарик. Сделаем это, скажу, что дальше делать.

- Разберемся по ходу пьесы, - пробасил Закурдайло и, взяв фонарик, решительно направился к сараю.

- Погоди-ка, сейчас открою...

- А чо открывать, - презрительно фыркнул Закурдайло, светя фонариком на сарай. - Дверь-то нараспашку открыта. Видать, сквозанул твой заложник, нас не дождавшись...

Ядвига закусила от досады губу, не произнесла ни слова. Лишь резко выхватила из руки Закурдайло фонарик и бросилась в открытую дверь.

На полу сарая лежал без движения Борис, лежал на спине, раскинув в стороны руки. Ядвига подошла ближе и посветила ему на лицо. На лбу был огромный кровоподтек.

- Во дела-то..., - произнес озадаченный Закурдайло. - Ну впутала ты меня, деваха, в какую-то уголовщину... Поеду-ка я отсюда подобру поздорову...

- Перетрухал, мужичок? - презрительно произнесла Ядвига. - Так катись тогда, сволочь... А ещё крутого из себя строит... Сам черт ему не брат! Вали, вали, не заплачу...

Сама же встала на колени перед Борисом и стала вслушиваться, дышит ли он.

Закурдайло, стоя сзади, бормотал что-то, вытаскивая из кармана тулупа сигареты.

- Да заткнись ты, зараза! Дай послушать... Жив! - вдруг крикнула она, неожиданно почувствовав огромный прилив радости. - Дышит, слышь, Федор, он дышит! Помоги. Взяли вдвоем и тащим его в машину... Да что ты стоишь как пень? Ну!

- И куда мы его повезем? - хмыкнул Закурдайло.

- Как куда? В районную больницу.

- И что ты там скажешь, интересно было бы узнать? Я, правда, не знаю, как он сюда попал. Но полагаю, что дело тут очень даже нечистое... Подзалетим с тобой, девка, ох, подзалетим...

- Тебе-то что? Я за тобой пришла, попросила поехать со мной, ты отвез раненого в больницу. За эту работу, которая стоит максимум полтыщи рублей, получишь, штуку баксов. Заодно, и перед председателем оправдаешься, что его УАЗик угнал, скажешь, срочное дело было для спасения человеческой жизни...

- Чего мне перед ним оправдываться? Он бы и так мне ничего не сказал... Ну... а насчет дела... Если так, давай, поехали... Тебя только жалко, дура ты...

- Дура не дура, я заказываю, я плачу. Бросай свою сигарету, бери его...

- Мне что? Я дотащу...

Из груди Бориса тем временем раздался слабый стон.

- Давай, Феденька, давай, спасем парня, - говорила Ядвига. - А то помрет, грех на душу возьмем... - В этот момент она совершенно забыла о всех своих кровавых и корыстных планах, она думала только об одном - чтобы этот парень, так похожий на Андрея, остался жив.

- Малахольная ты какая-то, дело серьезное затеяла, а сама... А кто это его, кстати, так? Братан твой, симпатяга, небось?

- Небось, - мрачно ответила Ядвига. - Хватит болтать... Бери его подмышки и тащи...

Закурдайло нагнулся над раненым, взял его подмышки и потащил из сарая. И уже подтаскивал к машине, как вдруг с крыльца темного дома послышался скрипучий голос.

- Положи на снег...

- А? - встрепенулся Закурдайло, оборачиваясь.

... От снега ночь была довольно светлой. И было очень хорошо видно, как на крыльце дома стоит с короткоствольным ружьем в руках карлик Матвейка. Дуло ружья было направлено прямо в лоб Закурдайло.

- Не балуй, не балуй, парень хороший, - зашептал Закурдайло, остолбенев от неожиданности.

- На снег! - закричал карлик. - Стреляю!

Закурдайло медленно положил Бориса на снег и замер, ожидая дальнейшего развития событий.

А события развивались так. Со сжатыми кулаками Ядвига медленно шла по направлению к дому, что-то шепча себе под нос.

- Остановись! - скомандовал Матвейка. - Не пожалею!

- Пожалеешь, паскуденыш, ох, как пожалеешь... Положи ружье, тварь. Убьешь, подохнете тут с папашей как крысы...

- Не подохнем, - вдруг широко улыбнулся Матвейка. - У нас теперь другая хозяйка есть. Молодая, красивая, а тебя, ведьму, можно и в расход пустить...

- Ты что, ее..., - с ужасом спросила Ядвига. - Ты... зараза...

- Я её не трогал, - с гордостью произнес Матвейка. - Я её берегу. Пока. Я жениться на ней собираюсь. Нравится она мне, понимаешь? Мне пятьдесят первый год пошел, а что я в жизни видел? Я только один раз женщину имел... Двадцать лет назад, там в Дубоссарах одну шлюху вокзальную... А чем я хуже вас? Что от пьяной мамаши уродом родился?

- Не в том дело, что уродом, - шептала Ядвига, глядя на дуло ружья, направленное на нее. - Ты придурочным ещё родился... Соображать не умеешь. Ее же будут искать. Ее же тут найдут...

- Ну и что с того? Я ей ничего плохого не сделал...

- А ему? - показала она на лежащего на снегу и тихо стонущего Бориса. - Ему ты, сволочь, тоже ничего плохого не сделал? Он живой пока, мы его в больницу хотим отвезти. Чтобы греха на нас не было. Да и тебе лучше, а то за мокруху сядешь...

- А мне что, здесь лучше? Там хоть люди будут, поговорить будет с кем. Но пока не посадили, я хоть несколько денечков как человек поживу, блаженно улыбнулся он.

- Да ты дурак, ты сумасшедший дурак... Что ты городишь, пустомеля? Ты на кого хвост поднимаешь? Я тебе скажу... Я вот что скажу, - оглянулась она было на насторожившегося Закурдайло. - Эта девушка дочь миллионерши. Я хотела за неё богатый выкуп потребовать. Даже больше скажу - уже потребовала, и она согласна... Очень богатый выкуп... Все бы зажили, как люди...

При словах о миллионерше Закурдайло вздрогнул и бросил мимолетный хитренький взгляд на Ядвигу.

- Зажили бы, - расхохотался Матвейка. - Ты бы все денежки прикарманила и умоталась бы от нас, убогих... Ты уж всех-то вокруг себя за дураков не держи. Не одна ты такая умная...

Да, не так уж глуп этот инвалид... От того, что он обо всем догадался с такой легкостью, Ядвигу охватило чувство жуткой досады, граничащим с закипающей в груди бешенством.

- Положи ружье, зараза..., - прошипела она и, презрев опасность, медленной, но уверенной поступью пошла прямо на Матвейку.

- Остановись, остановись, - шипел он в свою очередь. Его указательный палец лежал на курке короткоствольного ружья.

А Ядвига продолжала идти к крыльцу.

- Эй, ты, обалдела, - решил вмешаться и Закурдайло, сообразив, что, если её убьют, ему придется срочно сматываться, и не получит он своего обещанного гонорара. - Брательник-то твой, видать, ухарь ещё тот... Поберегись, девка...

- Плевать на него, гада, - шипела Ядвига, продвигаясь к крыльцу. Ненавижу его... Я его голыми руками возьму...

- Остановись! - громко крикнул уже напуганный Матвейка.

Этот громкий крик словно подхлестнул Ядвигу. Она резко дернулась с места и бросилась к крыльцу...

... В ночной тишине грянул оглушительный выстрел...

10.

- Какая теплая сегодня погода, - произнес Саша, сидя в машине Лозовича. - И не скажешь, что сейчас декабрь. Вот судя по запахам, словно март... Весной пахнет, Владимир Игоревич...

- Какой там весной? - пробурчал Лозович, умело маневрируя по занесенным снегом сельским дорогам. - Жуткий кошмарный декабрь, со снегом и заносами... И так-то ехать невозможно, а эти ещё лихачат, выпендриваются... Зло берет только...

- Я не совсем в том смысле, - возразил ему Саша. - Понимаете, у меня всегда весной на душе была какая-то тревога, пробуждались всякие воспоминания, мысли... Даже парадоксальные на первый взгляд... А сегодня у меня просто жуткая, невероятная тревога на душе. Как будто что-то давит, гнет к земле... То есть, с одной стороны, тяжело на душе, а с другой, наоборот, легко... Как будто я вижу свет в конце длинного темного тоннеля...

- Вы если можно, поконкретнее, Саша. Вы вот сказали, что вам кажется, мол, Борис - это ваш сын. Но почему вам так кажется? Ведь я вам показал его фотографию, и у вас ничего в душе не шевельнулось. Хотя, ведь он действительно очень похож на вас... А вот от запахов, дуновения теплого ветра у вас в душе что-то происходит...

- Я, наверное, не совсем нормальный человек, - безо всякой обиды, улыбаясь, произнес Саша. - Да, что-то мне эта фотография ни о чем не говорит... Я не чувствую человека на ней. Это неживой клочок бумаги... Это нечто абстрактное, Владимир Игоревич... Не узнаю я этого человека...

- Так, Саша... Вот мы подъезжаем к этой самой станции Машкино, где я обнаружил эту самую газету... Вы не волнуйтесь, не напрягайтесь... Походим с вами по станции, погуляем, покурим... Вот и все. Вспомните, так вспомните, не вспомните, так и не надо. Я тогда другими методами буду действовать... Найдем эту вашу Ядвигу Козырь... Не поздно бы только было, тяжело вздохнул он. - Но от вас ничего не требуется... Дышите, вдыхайте запахи теплого западного ветра...

Он припарковал машину около облезлого зданьица станции. Ветрено, грязно, серо... Идет мокрый снег... Однако, действительно тепло как-то по мартовски...

Они зашли в здание станции, затем вышли на перрон. Саша шел в своей теплой зимней куртке "Аляска", с непокрытой седой головой, заложив руки за спину и о чем-то напряженно думал... Иногда он даже закрывал глаза, а потом резко открывал, чтобы не наткнуться на что-нибудь...

Лозович шел за ним, отставая примерно на шаг, чтобы не мешать ему думать и вспоминать...

Вдруг Саша остановился как вкопанный. Крепко зажмурил глаза, сжал кулаки...

- Что с вами? - встревожился Лозович. - Вам плохо? Пойдемте тогда в машину... А то попадет мне тогда от вашей Веры, если вам тут из-за меня плохо станет?

- Мне..., - пробормотал Саша. - Нет, нет, мне не плохо... Я нормально себя чувствую, мне просто страшно... Я не знаю, от чего, только очень страшно... Я боюсь всех людей, идущих навстречу, мне кажется, они желают мне зла... Почему у них такие злые, ожесточенные лица, почему они не радуются жизни, как я? Что с ними происходит?

- Да нормальные у них лица, - сказал Лозович. - Обычные серые лица обитателей Подмосковья. Не злые, а усталые, озабоченные... Чему им радоваться? Сами вокруг поглядите, есть тут чему радоваться? Мрак один...

- Да, да, да, - вдруг громко закричал Саша. - Мрак, мрак один... Темнота и мрак! И боль, жуткая боль... Меня ударили по голове, и мне было очень больно... А потом ещё били, били, постоянно били. За все - за то, что хочу есть, за то, что не так посмотрел, не то сказал... За то, что не знаю, как меня зовут, как моя фамилия... Все били, и бомжи, такие же, как я, и милиционеры, и обычные граждане... Я несколько лет так прожил, Владимир Игоревич... Из меня выбили все человеческое... Я постоянно хотел есть, мне было страшно холодно, я был всегда болен, у меня болели сердце, голова, живот, руки, ноги, происходили страшные рези в желудке от недоедания, от того, что я жрал всякую гниль... И постоянно били... Так я жил, пока меня не подобрала около своего дома Вера Петровна, святая женщина... - Он хлопал длинными ресницами, и из его небесно-голубых глаз по бледным щекам текли слезы. - Мне так с ней хорошо... Я наслаждаюсь каждой минутой общения с ней... А сегодня я убежал с вами из дома... Она заботится обо мне, она лечит меня, одевает меня...

- Вы же сами выразили желание, - возразил было оторопевший от этого пронзительного излияния души Лозович.

- Я сам, сам захотел помочь вам... Да, эту газету держала в руках злая женщина... От неё пахнет злом... Может быть, конечно, она и не злая, эта женщина, - вдруг поправил себя он, глядя в землю, - но сейчас она желает зла... Смерти желает... По крайней мере, желала в тот момент, когда держала в руках газету и тыкала в неё булавкой или иголкой..., - уточнил он, находясь в жутком нервном возбуждении.

- Чьей смерти? - никак не мог войти в его образ мысли Лозович.

- Смерти Бориса... А я не хочу, чтобы Борис умирал... Он молодой, он должен жить... Он мой сын... Сынок он мой, понимаете вы, Владимир Игоревич?!!

На сей раз он закричал настолько громко, что прохожие стали оборачиваться на них. А с правой стороны перрона к ним направился долговязый дежурный милиционер.

- Что тут происходит? - спросил он, хмуря жиденькие бровки.

- Не беспокойтесь, сержант, - взял его за руку повыше локтя Лозович. - Производится следственный эксперимент. Я полковник в отставке Лозович, в настоящее время предприниматель, директор ресторана. Помогаю своему находящемуся в больнице другу, частному детективу Савельеву вести дело о похищении людей. Этот человек болен...

- Документы ваши и его, - мрачно пробасил сержант.

Лозович протянул ему свои документы. Тот ознакомился.

- Теперь его...

- Нет у него документов, - яростно зашептал Лозович. - Он больной человек, я провожу...

- Пройдемте тогда со мной. Вы не сотрудник органов, у вас обычный российский паспорт, у него вообще ничего нет... А ну-ка, гражданин... сделал он шаг по направлению к Саше. И тут произошло то, чего Лозович никак не мог предполагать. При приближении милиционера Саша резко дернулся, словно ужаленный змеей и бросился бежать по перрону. Сержант припустился за ним. Лозович следом... Как раз в это время к перрону подошла электричка, следующая в сторону Москвы.

- Стой! Стой! - кричал сержант, почти уже догоняя на своих здоровенных ногах несчастного Сашу.

- Не надо!!! - кричал тот. - Не трогайте меня! Владимир Игоревич, помогите же...

Сержант уже хватал за рукав куртки Сашу, как Лозович ловким приемом сбил долговязого сержанта с ног. Тот мгновенно вскочил и вытащил из кармана пистолет. В это же самое время Саша нырнул в уже закрывающиеся двери электрички, и они захлопнулись. А Лозович с разворота выбил ногой пистолет из рук сержанта и закричал изо всех сил:

- Стоп-кран! Кто-нибудь, в электричке, рваните стоп-кран!

Но его уже никто не слышал. Электричка умчалась вдаль.

- Придурок, - процедил Лозович. - Придурок ты и дебил, будь ты проклят. - Он подобрал с земли пистолет и сунул его сержанту. - На, подавись, веди в отделение... Вылетишь с работы, я тебе это гарантирую...

- Это мы ещё поглядим, - отвечал сержант. - Сам сядешь за нападение при исполнении... А я делал то, что мне положено...

- Тебе положено старух с пучками зелени задерживать около станции и деньги с них вымогать, - рассвирепел Лозович. - А я точно сяду, и причем сяду за то, что тебя сейчас прикончу без всякого оружия... Попробуй только своей клешней до меня дотронуться... Забирай свою пушку и пошли... В МУР надо срочно звонить, мы с ними параллельно действуем, тут серьезное преступление совершено... А ты ходишь тут по перрону как маятник, вместо того, чтобы дело делать... А преступнику прикончить тебя дело совершенно плевое, это уж я тебе точно говорю. Подожди, дай-ка я позвоню со своего сотового, время нельзя тратить...

Он сунул было руку в карман дубленки за телефоном, но сержант крикнул, направив на него пистолет:

- Руки! Стрелять буду!

Тем не менее, из чувства осторожности решил воздержаться от каких-либо более решительных действий. Этот пожилой седой человек с огромным шрамом через половину лица действительно вызывал уважение и опасение... Он, держа пистолет наперевес, повел Лозовича к зданию вокзала.

"Что он может натворить в таком состоянии...", - с ужасом думал Лозович. - "Одних хотел спасти, и тех не нашел, и этого потерял..."

Из здания станции позвонили в МУР майору Молодцову, сержант удостоверился в том, что Лозович приличный и уважаемый человек и помогает правоохранительным органам, и отпустил его, мрачным голосом пробормотав нечто среднее между извинением и угрозой.

Владимир Игоревич, не зная, что ему делать, постоял в раздумье на перроне и вдруг увидел, что на его счастье почти сразу за предыдущей подходит следующая электричка. Он бросился к электричке и сел в первый вагон. А вдруг на какой-нибудь станции он обнаружит несчастного Сашу? Хотя он прекрасно понимал, что надежда на это крайне мала...

... А тем временем Саша трясся в предыдущей электричке в том же направлении... Состояние его было ужасно. Его трясло от страха, от тревоги, от ощущения опасности... Когда дежурный милиционер с бессмысленными круглыми глазами протянул к нему свою крепкую руку, ему стало так страшно, что он бросился бежать с жуткой скоростью. Неужели его опять будут бить? Сколько раз такие крепкие ребята с такими же оловянными глазами на вокзалах различных городов России били его, и кулаками, и ногами, и резиновыми дубинками... Он за год отвык от такого, и боялся повторения этого больше всего...

... Когда он оказался в электричке, до него с ужасом дошло, что он не знает ни адреса той женщины, у которой они остановились, ни её фамилии, только имя Наташа. Туда, на ничем не выдающуюся московскую окраину привезла его на такси ранним утром Вера, и до этого момента он не покидал пределов этой квартиры. Знал он только одно - фамилию имя и отчество Лозовича. Но как его найти? Опять же обратиться в милицию? Но милиции он боялся больше всего, у него не было документов... И он почувствовал жуткое чувство обреченности и отчаяния... Был ещё один шанс - слезть где-нибудь и ехать обратно на станцию Машкино, это название он помнил... Но ведь туда тоже было нельзя, из окна электрички он видел, что на перроне произошла какая-то заваруха, чуть ли не драка Лозовича с милиционером... Нет, туда нельзя, его бы там обязательно задержали...

Но что же делать? Что делать? Неужели опять начинается эта страшная жизнь бомжа? Нет, он этого не выдержит, больше у него нет на это никаких сил...

... И все же он решил выйти. Вышел через две остановки... Стоял на перроне и думал... Потом немного посидел на кривой скамейке, закрыв глаза... Дул теплый западный ветер, начавшийся было снегопад потихоньку утихал. На перроне было почти безлюдно - станция была маленькая. Редкие прохожие не обращали на него никакого внимания, и это было ему приятно, он боялся взглядов... Прямо за станцией был густой лес... Он сидел и глядел на этот лес... Сколько он так просидел, трудно сказать... А потом неожиданно для самого себя встал и пошел по протоптанной в снегу тропинке... Тропинке в никуда...

Снегопад в это время совсем уже утих... Он шел по тропинке и смотрел на огромные, покрытые снегом ели... Ему стало спокойно на душе... Какие-то неясные, покрытые пеленой времени воспоминания, словно навеваемые теплым совсем не декабрьским ветерком будоражили душу... В голове звучала старая песня, пришедшая откуда-то из далекого прошлого...

Вот он подошел к месту, где тропинка расходилась в три разные стороны... Куда идти дальше? Как в сказке. Направо пойдешь - смерть найдешь, налево пойдешь - ещё что-нибудь найдешь... Но он долго не раздумывал. Он пошел прямо...

Песня в голове зазвучала с какой-то особенной силой... Он вдруг почувствовал себя молодым... Он отчетливо понял, что бывал в этих местах... Сейчас, метров через двести должна быть большая поляна, на которой стоит огромный широченный дуб... Ему стало интересно, ошибется он или нет?

Он прошел примерно двести метров, и действительно - справа увидел большую поляну, на которой стоял кряжистый дуб... Подул порыв теплого западного ветра, и у него закружилась голова...

Воспоминания полностью овладели им. Он уже не соображал, что происходит в настоящее время. Он весь находился в прошлом...

... Смеющиеся лица друзей... Вот одно, усатое, румяное... "О чем, ты думаешь, Андрюха, глядя на этот вековой могучий дуб, покрытый молодыми зелеными листочками?" - звучал в ушах басок... И его ответ: "О бабах думаю..." - "Но почему?" - "А я всегда о них думаю..." И хохот в ответ...

"Андрюха..." "Андрюха..." Это ведь он к нему так обращался... А кто он? Ведь он его хорошо помнит... И помнит его дом, в котором они так весело проводили время... Он был тут где-то неподалеку... Но как его звали, этого парня? Нет... он не может этого вспомнить, никак не может...

... Так, они шли мимо этого дуба, дерево оставалось с правой стороны... И снова углублялись в лес... А дальше должен быть спуск, довольно крутой спуск... А потом подъем...

Дальше тропинка сменилась лыжней. По лыжне было довольно трудно идти, тем более, что она была не утрамбованная, а присыпанная снегом... И, тем не менее, он продолжал свой путь. Почему он туда шел, он и сам себе был не в состоянии ответить, ноги сами несли его туда... И он почему-то знал одно он должен туда идти. Он нужен там...

Одной из самых страшных сторон его жизни в качестве бомжа было ощущение своей полной ненужности, никчемности. Он стеснялся своего немытого, завшивевшего, покрытого коростой тела, он стеснялся есть, потому что не знал, для чего он это делает... Но ел жадно, по-звериному, потому что очень хотелось... Он прожил несколько лет в осознании своей никчемности... Он перестал быть человеком, он был каким-то куском грязи, барахтающимся под ногами у нормальных, сытых людей... Они шли мимо него, они спешили домой, к женам, мужьям, детям, дома было тепло, дома был уют, ванна, постель, сытный ужин... А он каждый день должен был лихорадочно соображать, что он будет есть, где будет ночевать... И это при том, что постоянно мучили головные боли, и припадки лютой невыносимой тоски... И страх, страх, страх... Прогонят, изобьют, обругают последними словами... Как только он смог выжить в таком состоянии?... И он ничего, абсолютно ничего не мог вспомнить из своей прежней жизни... Уцепиться было совершенно не за что...

В каком-то смысле он был совершенно нормальным человеком. Он боролся за свое выживание каждый день, как и другие такие же как он бомжи, он находил, где ночевать, он находил, что поесть, он знал, где можно заработать какие-то копейки, где можно поклянчить денег, где опаснее, где безопаснее, знал, что сказать ментам, когда его задерживали, знал, как уворачиваться от ударов кулаками и ногами, чтобы не повредили важные органы... Он постоянно обитал в теплых краях - Новороссийск, Геленджик, Краснодар, Сочи, и многие, многие другие города...

... Судьба занесла его в северную столицу... И на следующий же день преподнесла подарок - она подарила ему Веру Лим... Подарила спасительницу и благодетельницу... Все, что происходило после встречи с ней было сном, сказкой, волшебством... Он постоянно боялся, что это может закончиться...

Неужели и впрямь закончилось? Он не помнит адреса квартиры, где живет подруга Веры Наташа. Он не знает фамилию Наташи... Он не видел её мужа, который, по их словам, ранен и находится в больнице... Он вообще мало вникал в житейские разговоры людей, его это мало интересовало, его интересовала экзистенция - тепло, чистота, белоснежная постель, хорошая еда... А, видно, зря...

Да нет, в принципе, выход из положения найти можно. Он сумеет добраться до Петербурга. Он знает адрес Веры, он доедет... Сумел же он без документов доехать от Краснодара до Питера, что же - от Москвы не доберется? Нет, отчаиваться нечего...

...Но тревога не оставляла его, несмотря на то, что он постоянно успокаивал себя... Ему казалось, что вскоре в его жизни должны произойти какие-то новые перемены, должно произойти что-то очень важное, не то ужасное, не то, наоборот - прекрасное... Вместе с этим теплым ветерком на него веяло прежней, его первой жизнью...

... Его сердце яростно колотилось, щеки горели, руки тряслись... Запахи зимнего леса будоражили его... Тишина, молчание, покой... А где-то там... за спуском, за подъемом... Как он хорошо помнит эти места... Ведь все это происходило сравнительно недавно... Но как же он был тогда глуп и безмятежен... Его звали Андрей, точно, все его называли Андреем... И друзья, и она, Ядвига Козырь...

Он, спотыкаясь, шел по склону горки по неровной лыжне... А тогда было лето, и они, взявшись за руки, бежали с Ядвигой вниз...

Да, она была очень красива, она так нравилась ему... Распущенные по плечам белокурые волосы, высокий рост, длинные стройные ноги, и удивительные глаза - огромные, зеленые... И странная манера разговаривать, сильный акцент... И ещё запах, какой-то необычный запах, мало заметный на свежем воздухе, но очень характерный в замкнутом пространстве дома...

... Бревенчатый дом, связки лука по стенам, пучки каких-то сушеных трав...

... Он был здорово пьян, когда вошел в дом... И в сумке у него была ещё бутылка коньяка. "Белый аист". Он точно это помнит... "Из наших краев коньячок", - сказал тогда её отец, массивный, совершенно лысый, с большими круглыми глазами, шаркающей поступью ходивший по комнате...

Что-то он тогда сделал не-то, за что потом очень корил себя... Да... он назвал старику и его жене, маленькой, с огромными черными глазами, свою фамилию... Зачем он это сделал? Что это была за дурацкая бравада? Он гордился своими звонко звучащими именем и фамилией... И он во всеуслышанье объявил и за столом, громко торжественно представившись: "Андрей Померанцев!" "Ядвига Козырь!" - так же торжественно представилась и Ядвига, громко и как-то нервно расхохотавшись. При этом она постоянно делала какие-то резкие движения, колола булавкой в лежавшую на столе газету.

"Звучная фамилия", - помнится, сказал он Ядвиге. - "Была...", ответила как-то странно она. - Но он тогда не стал вдаваться в смысл её слов...

"Андрей Померанцев"... !!! Его настоящие имя и фамилия Андрей Померанцев...

Он приостановился и вдруг почувствовал огромный прилив радости. Он вспомнил свою фамилию и имя! Он начинает припоминать свое прошлое! И он ощущает, что кому-то нужен, он нужен какому-то очень близкому человеку... Он стал нужен и Вере Лим, но это нечто другое... Вера возилась с ним, словно с маленьким ребенком, следила, чтобы он был сыт, опрятен, чтобы у него не падало настроение, чтобы не мучили его постоянные головные боли... А теперь, в настоящую минуту он ощущает себя мужчиной, который спешит куда-то, непонятно куда, чтобы помочь близкому человеку, попавшему в беду... И этот человек... Откуда такие ощущения? Откуда эти странные, одновременно и тревожащие и обогревающие душу чувства?...

Он спустился по склону, а затем стал вскарабкиваться наверх... Скоро, уже совсем скоро будет тот самый бревенчатый дом, где он был очень давно с Ядвигой Козырь...

Он поднялся, тяжело дыша, стоял на месте и оглядывался по сторонам... Теперь вперед, не направо, не налево, а именно вперед. А потом немного левее... Так, надо идти... Надо спешить...

Вот он! Вот он этот самый дом!!! Бревенчатый забор, потемневший от времени сруб... За забором оголтелый приглушенный лай собаки...

Он почувствовал, как яростно бьется у него сердце... Он ощущал, что за этим забором, за этими толстыми бревенчатыми стенами творится что-то страшное... И интуиция не подводила его...

11.

- Наташа, это я, Лозович! - говорил в трубку мобильного телефона Владимир Игоревич. - Слушай меня, у меня нет связи с твоей подругой Верой Петровной. Да и нечего мне ей сказать... Тут такое дело... Я виноват, не доглядел... Понимаешь, пропал Саша... Я потом все объясню... Я еду на электричке в сторону Москвы, только что отъехал от деревни Машкино. Что делать дальше, не знаю... И скрывать не стану, ему плохо, он что-то чувствует... Видимо, истина, как и сами молодые люди, скрывается именно в этих краях... Но это все так - домыслы. А вот, то, что он исчез без денег, без документов, это чистая правда, жестокая, так сказать, реальность. Ты перезвони Вере Петровне, а я постоянно буду держать вас в курсе. И ей дай мой номер телефона... Надо постоянно быть на связи... Ладно, пока все...

Проехали одну станцию, затем другая, маленькая, заброшенная... Пустота, глухомань, никого... А вот... Это кто? Кто-то удаляется в лес... Мужская фигура! Да это же он, Саша...

В это время поезд уж тронулся. Лозович выскочил в тамбур и рванул стоп-кран. Поезд резко остановился, двери открылись... Сидел он в первом вагоне, и вагон уже проехал перрон. Лозович прыгнул из вагона прямо в мягкий пушистый снег, в который погрузился по пояс... Пока он оттуда вылезал, высокая фигура уже исчезла в лесу...

- Эй! - кричал Лозович, безуспешно пытаясь продираться сквозь глубокий рыхлый снег. - Стой! Саша! Это я, Лозович! Стой! Остановись!

Но ветер относил его крики в противоположную сторону...

Лозович вышел, наконец, на тропинку... Но там уже никого не было... Он оглянулся, запомнил, на всякий случай, название станции и быстро зашагал вслед за Сашей.

Тишина, густой лес, в лесу полное безветрие...

"Сквозь землю он, что ли, провалился?" - досадовал Лозович, стараясь идти по заснеженной тропинке как можно быстрее...

... И вот он оказался на распутье... Тропинка направо, тропинка налево, тропинка прямо... Куда идти? Черт его знает, куда идти, ладно, вот следы, едва заметные, одни направо, другие прямо... Решил идти направо. И, кажется, не ошибся... Вдалеке он увидел фигуру...

- Саша! - кричал он. - Стой! Это я, Владимир! Подожди!

Фигура остановилась. Лозович, спотыкаясь, бежал по направлению к ней. И уже подбежав поближе, разочарованно остановился. Незнакомый человек довольно крупного сложения с удивлением глядел на него из под огромной собачьей ушанки.

- Извините, - пробормотал Лозович. - Обознался...

- Бывает, - заметил человек в ушанке, повернулся и пошел своей дорогой.

Значит, надо было идти не направо, а прямо. Лозович отправился назад.

"Места тут какие-то поганые, зловещие", - подумалось ему. - "Коряги какие-то, бурелом, того и гляди, глаз выколешь... Хороши места для преступлений, для убийств, например..."

Раздосадованный Лозович и сам не заметил, как повернул в какую-то другую сторону. Там уже никакой тропинки и в помине не было, так, какой-то запорошенный снегом след. И он с некой угрюмой настойчивостью шагал туда...

Тишину зловещего леса разрядил телефонный звонок.

- Что с Сашей? - раздался в трубке холодный неприязненный голос Веры Лим.

- Извините, Вера Петровна, - пробубнил Лозович. - Моя вина, моя, но я её исправлю... Честное слово, исправлю. Я иду по его следу, я найду его, не беспокойтесь...

- Нечего было втягивать его в эту историю, - жестко говорила Вера. Неужели вы не видели, что он очень больной человек, подверженный припадкам... Эх, Владимир Игоревич... Не ожидала я от вас... Ладно, держите меня в курсе...

Раздосадованный Лозович продолжал идти непонятно уже в каком направлении. Он испытывал чувство стыда от того, что он, десантник, полковник, человек, имеющий огромный военный опыт, заблудился здесь буквально в трех соснах... Да, видать, стареть стал, как-никак шестой десяток пошел. Да и рана на голове тоже дает себя знать...

И вдруг... Он резко остановился. Ему показалось, что откуда-то справа раздается человеческий стон. Он прислушался... Тихо... Показалось, наверное... Хотел было идти дальше по этому следу, но стон раздался снова... Нет, не показалось... Он бросился на голос...

Продираясь сквозь переломанные ветки, по колено в снегу он прошел метров десять и увидел на снегу парня с окровавленной головой в белом свитере. Несмотря на плачевное положение юноши Лозович сразу узнал его по фотографии. Это Борис Вербицкий. Он бросился к нему...

- Борис? - спросил он.

Тот ничего не отвечал, только тихо стонал.

- Держись, сынок, держись, - стиснув зубы, произнес Лозович. - Вытащу я тебя... Слава Богу, ты живой, наврала все же она, и я тебя нашел...

Но тащить по снегу полностью обессилевшего человека было очень трудно... А ведь до станции было очень далеко... Парень без сознания... Так... Но как он попал сюда? Такое ощущение, что его сюда притащили уже в таком состоянии и бросили здесь. Неужели он с кем-то пришел сюда, в эту глухомань, продирался сквозь ветки и коряги только для того, чтобы его ударили по голове и бросили здесь... Нет, не может быть. Он попал сюда с другой стороны...

- Потерпи, сынок, - сказал Лозович, хоть Борис его и не слышал, и стал изучать местность... Судьба помогла ему. С другой стороны он услышал шум двигателя машины. Там была дорога! И именно таким образом Борис попал сюда, в эту чащобу!

Лозович взял подмышки юношу и потащил его на шум машины... И впрямь... вскоре он оказался на проселочной, узкой занесенной снегом дороге...

- Отлично! - произнес он вслух, затем снял с себя дубленку, укутал в неё Бориса, шарфом обмотал ему голову, а затем набрал номер телефона Лидии Владимировны Красновой.

- Алло! - раздался в трубке встревоженный голос.

- Лидия Владимировна? Это я, Лозович. У меня для вас хорошие новости.

- Оксана нашлась?!!!

- Нет пока. Но зато нашелся Борис.

- Он жив?!!!

- Жив, но плох. Кто-то ударил его по голове. Сообщите его матери. Я нахожусь неподалеку от станции Точилино по Белорусской дороге. Видимо, от станции в правую сторону ведет проселочная дорога. Я, разумеется, буду связываться и с другими людьми... Но и вы, полагаю, захотите помочь нам... Так что, спешите сюда... Он без сознания, сообщить мне ничего не может. Но только он знает, где Оксана... Жду...

- Спасибо вам, Владимир Игоревич, - всхлипнула Краснова. - Я немедленно пошлю туда своих людей...

"Вот, теперь спасибо удостоился", - почувствовал прилив душевных сил Лозович, вытащил из кармана пачку сигарет и с наслаждением закурил.

"Хоть бы какая машина проехала", - подумал он. - "Надо же, только что кто-то был..."

Он положил Бориса на обочину, сам присел на корточки, и его окровавленную голову держал на своих коленях.

Позвонил своим друзьям, сообщив им примерные координаты своего местонахождения и стал ждать. Что ещё оставалось делать? Не тащить же раненого парня по дороге неизвестно куда? Тут до станции могло быть километра три. Если эта дорога вообще туда вела...

Прошло примерно минут пятнадцать, и снова послышался звук двигателя машины. По дороге ехал видавший виды МАЗик.

Лозович встал и поднял руку. Но МАЗик и не думал останавливаться. Чуть не сбив Лозовича он промчался дальше. Владимир Игоревич едва успел отпрыгнуть...

- Ну погоди, собака, я тебя отыщу, - прошептал Лозович. - Вот люди... Впрочем, его тоже можно понять, в наше время не каждый остановится, увидев такое - раненого на обочине и голосующего крепкого мужика со шрамом через все лицо на проселочной дороге в густом лесу... Себе дороже может обойтись...

- Ксюшенька..., - вдруг послышался слабый голос Бориса.

- Где она? - воспрял духом Лозович, гладя парня по щеке.

- Там, - слегка взмахнул он рукой, не открывая глаз.

Лозович протер ему снегом лицо. На лбу был огромный кровоподтек.

- Кто же это тебя так? - прошептал он. - Кому ты дорогу перешел?

А затем внимательно вгляделся в его лицо и подумал:

"А ведь Сашка-то и впрямь, наверное, его отец.... До чего похожи... Одни черты лица... Странно как все это, однако..."

От мысли о Сашке стало снова тяжело на душе... Одного нашел, другого потерял... Куда он запропастился?

Так, а вот едет ещё одна машина... УАЗик... Ну, уж этого он остановит, чего бы ему это не стоило... Парень без сознания, промерз до кошмара... Пока сюда от Москвы люди доберутся, он может умереть...

Лозович вышел на середину дороги и поднял руку.

УАЗик стал сбавлять скорость и остановился. Оттуда медленно вышел здоровенный мужик в дубленом тулупе с непокрытой головой. Кудрявые светлые волосы были всклокочены, толстые щеки горели ярким румянцем.

Он каким-то странным, словно недоумевающим взглядом поглядел на лежавшего на обочине и тихо стонущего Бориса.

- Помоги, браток, - сказал Лозович. - В больницу надо. Видишь, дела какие...

- А что с ним?

- Нашел в лесу с разбитой головой без сознания, - решил не уточнять суть дела Лозович. - В больницу его надо, - повторил он.

- В больницу можно, - кивнул головой мужик. - Это нам запросто. Давай, тащи его. А я правую дверцу открою, на заднее сидение положим...

Лозович бросил мимолетный взгляд на заднее сидение машины и увидел, что оно занято. На нем лежало нечто завернутое в какое-то одеяло. Причем, ему показалось, что это нечто шевелится. Он почувствовал недоброе...

Взгляд его поймал и мужик в тулупе. Искорка блеснула в его глазах, но он нарочито медленно сделал шаг обратно к УАЗику, открыл левую дверцу машины и вдруг в его руках оказалось короткоствольное ружье.

Без всякого предупреждения он передернул затвор и выстрелил прямо в Лозовича. Молниеносная реакция спасла бывшего афганца. Он нырнул на землю, мгновенно пожалев о том, что у него с собой только газовый пистолет. Тем не менее он быстро выхватил его и направил дуло на мужика. От оглушительного звука Борис вдруг открыл глаза.

- Это он! - закричал он. - Это тот! Это он! Держите его!

На секунду Лозович оторвал взгляд от мужика с ружьем, посмотрев на Бориса. И этой секунды хватило, чтобы мужик успел вскочить в машину и рвануть её с места. Хорошо еще, что тот подумал, что у Лозовича в руках боевое оружие и побоялся тратить время на то, чтобы снова передернуть затвор своего ружья. Чтобы оставить его в таком заблуждении, Лозович выстрелил в сторону машины, якобы целясь в колесо... И УАЗик, набирая скорость, помчался по проселочной дороге... Номер его был замазан грязью...

Лозович схватился за телефон, чтобы сообщить в милицию хоть приметы машины, но тут с досадой обнаружил, что тот сломался при его резком падении на дорогу.

"Проклятье", - прошептал он, понимая, что в машине в тот момент находилась Оксана.

- Ну что, Борис, - сказал он, наклоняясь над юношей. - Очнулся? Ну и слава Богу... Расскажи, что помнишь... Что с вами произошло?

- ... Ночью..., - бормотал Борис. - Этот уродец ударил меня палкой по голове... Я развязал его, и тут же... Сильный удар... И я потерял сознание... Потом я очнулся на улице... Грянул выстрел... Эта женщина упала... А этот... По-моему, они приехали вместе, вдвоем... Тот карлик испугался от того, что сделал и бросил ружье. А я так и остался лежать на снегу, я делал вид, что нахожусь без сознания... А этот человек пошел в дом... Потом он вышел, затащил в машину и меня, и тело этой женщины...

- Как её имя? - прервал его сбивчивый рассказ Лозович.

- Они её называли Ядвига. Там еще, кроме этого карлика был старик отец, парализованный, на коляске, очень злой и раздраженный...

- Ядвига, - прошептал Лозович. - Действительно, Ядвига... И впрямь, этот Сашка ясновидящий... Что теперь с ним? Где он? Куда держит путь? - И произнес громко: - Ну, рассказывай дальше, я слушаю, внимательно слушаю тебя.

- Он где-то остановился, выволок тело Ядвиги и куда-то его потащил... А потом мы снова поехали... И вот... он остановился и выбросил меня. Наставил на меня ружье, хотел стрелять... Но потом передумал, решил, наверное, что я и так подохну. Оставил в лесу и уехал... Вот и все...

- Найдешь их дом? Скоро машина приедет...

- Не знаю, не уверен, - покачал головой Борис. - Нет, я, конечно, найду его, если идти пешком от станции... А отсюда? Не уверен...

- К сожалению, теперь это не главное, - с досадой произнес Лозович. Теперь главное, поймать этого... Видно, у него далеко идущие планы...

Бледное лицо Бориса исказилось гримасой страдания и он снова глухо застонал, на сей раз не от боли, а от страха за Оксану. До него тоже дошло, что она, видимо, находилась в том самом УАЗике, который только что исчез за поворотом...

Машины друзей Лозовича и людей Красновой приехали почти одновременно. Из джипа Лидии Владимировны буквально на ходу выскочила женщина лет сорока пяти, с непокрытыми полуседыми волосами в поношенной короткой дубленке. На её глазах были слезы.

- Боренька, сынок! - закричала она и бросилась к нему.

- Мама..., - слабо улыбнулся он.

Его втащили в джип. Он постоянно повторял одни слова: - Надо найти... Он её увез... Ксюшенька...

Лозович в это время успел уже сообщить по телефону в ГАИ приметы УАЗика, на котором, очевидно, увезли Оксану.

Было непонятно, что делать - искать дом, где все это происходило или везти Бориса в больницу. Сам он настаивал на том, чтобы искать дом... Идти он был не в состоянии, видимо, помимо всего прочего отморозил ноги...

Насколько велика была радость Тони, матери Бориса, настолько же в плачевном состоянии находилась Лидия Владимировна... Она осунулась, побледнела за эти страшные дни, губы её дрожали, и трудно было узнать в ней ту деловую женщину, руководительницу крупной коммерческой фирмы, которой она была ещё два дня назад...

Поехали по проселочной дороге в ту сторону, откуда появился УАЗик... В одном месте дорога поворачивала куда-то влево, там вообще было довольно проблематично проехать.

- Поехали сюда, - скомандовал Лозович, ехавший на головной машине...

Все три машины повернули налево...

- Сюда! Сюда! - узнал местность Борис. - Вот он! Вот этот самый дом!

... За забором была гробовая тишина. Лишь приглушенный вой собаки нарушал эту тишину.

- Дай-ка мне свою пушку, - попросил Владимир Игоревич своего телохранителя Тараса. - Я пойду первым, мало ли что тут творится...

Тем временем остальные обошли дом со всех сторон и заняли удобные места для обзора. Краснова, Вербицкая и Борис оставались в машине...

Лозович резким ударом ноги отворил калитку...

Из запертого на висячий замок маленького сарайчика доносился отчаянный вой собаки...

Двор был открытый, перед домом ни деревьев, ни построек... Если бы кто-то захотел стрелять из окон, сделать это было бы запросто...

И, тем не менее, никто не пригибался, не укрывался... Сам Лозович с пистолетом наперевес шагал по направлению к двери... Он понимал, что главная опасность укатила на УАЗике в неизвестном направлении.

Подойдя к двери, он резким движением отворил ее... Ворвался в дом, за ним ещё двое...

- Ничего себе..., - в один голос произнесли двое сопровождавших Лозовича, увидев представшую перед ними картину... Сам Лозович молча смотрел на ужасное дикое зрелище...

... На полу большой комнаты, с остекленевшими глазами лежал на полу на спине карлик Матвейка... Под ним была лужа крови... Видимо, пуля попала ему прямо в сердце... Лысый старик с окровавленным лицом без движения откинулся набок в своем инвалидном кресле...

- Вот такие дела..., - произнес, наконец, Лозович.

И вдруг откуда-то слева раздался слабый стон. Владимир Игоревич бросился туда, сбивая на своем пути валявшиеся стулья...

- Вот это да..., - услышали сопровождающие его удивленный голос Лозовича.

- Ну что?!!! - крикнула, врываясь в дом, Лидия Владимировна Краснова. Двое мужчин недоуменно пожали плечами.

- Что, говорите? - высунулось из двери улыбающееся лицо Лозовича. Не что, а кто? Дочка ваша Оксана, вот кто... Причем целая и невредимая, только очень напуганная... А как тут не испугаться? - показал он глазами на трупы в комнате...

12.

... - Ну что, красотка, вроде бы, приехали, - пробасил Закурдайло, вылезая из УАЗика. - Не задохнулась там? Нет, вроде бы, шевелишься... Это хорошо, это нам на руку...

Федор Закурдайло был весьма-таки доволен собой... Все, кто затеяли эту историю, уже были в лучшем мире, а плоды доведется пожинать ему.

Эта придурковатая Ядвига наняла его за какие-то гроши, считая его за дешевку, за шестерку... А сама хотела получить кругленькую сумму... Только не на того напала... Он тоже не хочет упускать единственного представившегося в жизни шанса разбогатеть, стать зажиточным уважаемым человеком... Хватит ему горе мыкать и пробиваться мелкими приработками, хватит пить самопальную водку и закусывать рыбными консервами... Он своего шанса не упустит... Он сделает все по уму...

Закурдайло было сорок три года... Принципом жизни было переть как танк через все препоны и рогатки. Хотелось выпить - надо было выпить обязательно, хотелось денег - надо было украсть, ограбить, захотелось убить жену - убил жену. Получил восемь лет и отсидел их от звонка до звонка. Да и после освобождения утихомириваться никак не хотел. Он то и дело отбывал небольшие сроки - по два, три года, за хулиганство, за кражу... На большее не тянул... Пока... Этот декабрьский день в корне перевернул всю его нелепую жизнь...

... Спросонья он угнал машину своего кореша, запойного председателя сельсовета. Он делал это и раньше, то перевезти какой-нибудь груз, то просто покататься, и тот, получая автомобиль обратно, лишь журил собутыльника... Спросонья он довел её до дома Ядвиги... Спросонья вытащил из сарая Бориса на снег... Но когда в ночной тишине раздался выстрел, Закурдайло окончательно проснулся от своей полудремы. Ведь до этого Ядвига успела дать информацию о том, что заложница Оксана дочь богатой предпринимательницы Красновой...

Выстрел карлика оказался удачным. Ядвига была убита на месте... А затем тот раскис, бросил ружье, заплакал... И Закурдайло медленной поступью зашел в дом... Он понимал, что наступило его время...

... Ситуация была удачная. Никто не знал и не мог знать о местонахождении молодых людей... От греха подальше надо было вывезти труп Ядвиги... Бориса он решил убить, но, подойдя к нему, видя его окровавленную голову на снегу, он решил, что тот мертв. Он погрузил тела Ядвиги и Бориса в машину, отвез подальше и в разных местах выбросил в снег. Ядвигу присыпал снегом, Бориса же выбросил просто так, втащив в чащобу буквально в нескольких метрах от проселочной дороги. Он спешил обратно, он боялся, что карлик оклемается и станет ему препятствием в его планах... А так он хотел сделать его сообщником... Точного плана пока не было... Он твердо знал лишь одно - с матери Оксаны надо слупить кругленькую сумму, которой бы ему хватило на всю жизнь...

Он вернулся. В доме неподвижно сидели старик и удрученный совершенным им преступлением карлик. Оксана лежала связанной по рукам и ногам на железной кровати...

Закурдайло прошел к ней и подсел на кровать. Его маленькие глазки похотливо заблестели.

- Гарна дивчина, нечего сказать, - похвалил он, гладя её по спутанным волосам...

Оксана дернула головой, с ужасом глядя на нового обитателя этого страшного жилища. Она уже не знала, от кого из них чего можно ожидать.

- Не нравлюсь? - спросил Закурдайло, поглаживая её по щеке, затем по грудям, затем ниже своей мощной замасленной ручищей. Оксана находилась в таком состоянии, что не могла произнести ни слова, лишь откинула голову и негромко стонала. - Ладно, это не имеет значения... Ты вот зато мне нравишься, я даже не могу понять, что мне больше нравится - ты или сумма, которую выложит за тебя твоя мамаша... Я подумаю, что выбрать, - пообещал он и вышел.

- Ну что, хозяева! - гаркнул он широко улыбаясь. - Накрывайте на стол, что у вас там есть в доме... Жрать хочу, похмелиться хочу... Давайте, давайте, не жмотничайте... Эй, красавчик! - крикнул он Матвейке. - Корми гостя дорогого, свидетеля твоего злодейства. И ты, папаша, глазами на меня не сверкай... Я никого не убивал, это вот он, недомерок этот Ядвигу кончил. Прямо на моих глазах... А что дальше в такой гнойной ситуации делать, будем кумекать. Как говорится, без поллитра тут не разберешься. Так что тащи выпивон, если есть!

Старик, уставившись в одну точку, мрачно молчал в своем инвалидном кресле, лишь слегка дернулся и плотно сжал губы при словах Закурдайло о том, что карлик убил Ядвигу, а Матвейка, насмерть перепуганный содеянным, бегал на своих коротеньких ножках и таскал на стол водку, сало, огурцы, пожарил на кухне картошку.

- Ничего, сойдет для вашего убожества, - вальяжно развалился на стуле Закурдайло. - Сами-то пить будете, господа хорошие?

Старик отрицательно покачал головой, а Матвейка подставил граненый стаканчик.

- С кем только пить не приходится, - фыркнул Закурдайло, окинув презрительным взглядом хлебосольных хозяев и приходя во все более прекрасное расположение духа.

... Полдня он провел там, в доме, пил водку, поглощал съестные запасы и строил всевозможные планы, обдумывая ситуацию... Время от времени заходил к Оксане и глумился над ней, над её состоянием и беспомощным положением. Подавленный Матвейка молчал, так же как и старик. А потом произошло неожиданное...

- Э, как тебя, - сказал карлик Матвейка, глядя в окно. - Смотри, к нам кто-то идет... Собаку, что ли, пойти спустить...

- Не надо, не надо, - прищурив глаза, возразил Закурдайло. - Погоди немного... Один идет, чудной какой-то... Придурочный, вроде как...

Собака так и оставалась запертой в маленьком сарайчике ещё с вечера.

В калитку вошел высокий человек с непокрытой седой головой в куртке "Аляска" и в джинсах... Шел он медленно, озирался по сторонам, порой делал какие-то непонятные движения своими длинными руками...

- Пойди-ка, дружище Матвей, узнай, что этому типу здесь надо, скомандовал Закурдайло.

Матвейка вышел на крыльцо.

- Чего надо? - своим скрипучим голосом спросил он.

- Мне надо пройти в этот дом, - спокойно ответил вошедший, абсолютно никак не реагируя на странный облик Матвейки.

- Зачем?

- Мне нужна Ядвига Козырь.

- Козырь? - переспросил Матвейка. - Ее нет.

- А где она?

- Твое-то какое дело? Нет её, и все... Проваливай отсюда...

- Я не могу отсюда уйти, пока не выясню некоторые вопросы...

- Какие такие вопросы? - нахохлился Матвейка и сжал кулаки.

- Пусти в дом, там поговорим... Замерз я очень...

- Погоди, - сказал Матвейка и нырнул в дом посоветоваться с Закурдайло. Теперь все вопросы решал он.

- Зови, - решил Закурдайло, положил рядом с собой заряженное ружье и накрыл его пледом, который сорвал с коленей старика.

Матвейка выскочил во двор.

- Заходи, - сказал он незваному гостю.

Гость зашел. Остановился на пороге, своими ясными голубыми глазами осматривая находящихся в комнате.

- Чего не здоровкаешься, гость дорогой? - лыбился Закурдайло, оценивающе глядя на вошедшего.

- Здравствуйте, - тихо произнес вошедший.

- Здорово, коли не шутишь. Садись, водки выпей с дороги... Закурдайло лоснился от сытости, постоянно отрыгивал, его распирало от осознания собственной значимости.

- Спасибо за приглашение, - ответил гость, продолжая оглядывать комнату.

- Да я тебя, вроде бы, знаю! - вдруг орнул молчавший до этого несколько часов старик. - Знакома мне твоя морда! Только постарел ты сильно...

- Кто это? - сузив глаза, напрягся Закурдайло.

- Андрей Померанцев, вот кто! Собственной персоной!

- Батя каждого кто входит, так называет, - угодливо шепнул Матвейка на ухо Закурдайло. - Видать, совсем умом тронулся.

Сам же Андрей ни единым жестом не прореагировал на слова старика. Он подошел к столу и сел рядом с Закурдайло.

- И где же Ядвига? - спросил он.

- Погулять пошла, - рассмеялся ему в лицо Закурдайло. - Только далеко, вернется не скоро. Так что свои проблемы выкладывай нам, добрый человек, теперь мы тут за хозяев...

И в этот момент из соседней комнаты раздался приглушенный стон.

Гость было вскочил, но Закурдайло легким движением могучей пятерни усадил его обратно.

- Сиди, пока сидится, голубь сизый, - с угрожающей улыбкой произнес он. - Туда тебя не приглашали. Здесь твое место...

- Кто там? Я слышу голос! - кричала Оксана. - Ради Бога, сжальтесь, помогите мне! Я больше не могу! Я привязана! Помогите! Вызовите милицию! Они что-то хотят от меня! Я не знаю, что делать! И Борис, Борька, Боренька, где он?

- Что тут творится? - дрогнувшим голосом спросил Андрей.

- Боря!!! - истошно закричала Оксана. - Я слышу твой голос! Иди ко мне! Спаси меня от них! Дорогой мой! Помоги! Мне так плохо! Ужасно! Я схожу с ума!!!

Андрей бросил быстрый взгляд на Закурдайло и снова опустил глаза, понимая, что силы совершенно неравны.

Старик и Матвейка хранили гробовое молчание, лишь мрачно поглядывали друг на друга.

- Не понимаю я одного, - вдруг произнес Андрей. - Матери Оксаны звонила Ядвига, требовала за её жизнь денег... Я пришел вести об этом переговоры, а здесь происходит черт знает что.

- Ты пришел вести переговоры? - насторожился Закурдайло. - Так что же это получается? Они знают, где она находится?

- Конечно, знают, - уверенно произнес Андрей. - Иначе как бы я нашел сюда дорогу?

- Ну?!!!...

- Я пришел удостовериться в том, что Оксана жива и здорова и доложить об этом её матери. Кстати, я должен удостовериться и в том, что Борис тоже жив и здоров. А что-то я его не вижу...

Отвратительная физиономия карлика Матвейки покрылась красными пятнами. Андрей понял, что дело тут нечисто...

- Что с ним? - глядя ему в глаза, спросил Андрей.

Не желая тянуть резину, Закурдайло решил взять инициативу в свои руки.

- Врать не стану, дорогой гость, - произнес он. - Вот этот молодец приятной наружности сначала угробил Бориса ломом по голове, а затем на моих глазах уложил и свою сестру Ядвигу... Такие вот печальные дела здесь творятся... И только мое вмешательство пока спасло жизнь Оксане... Так что её матушка должна мне кругленькую сумму... - Закурдайло ориентировался по ходу дела и в случае чего стал аккуратно подготавливать себе отступной путь, ведь лично он пока никакого преступления не совершил, разве что только Оксану не развязал. Но этому он нашел бы объяснение...

Договорить ему Андрей не дал. До него дошел страшный смысл произнесенных слов, и он с кулаками бросился на карлика. Однако, тот ловко увернулся и отскочил к стене.

- Потише, потише, - огромные глаза Матвейки налились кровью. - А то и ты тут ляжешь...

Закурдайло подмигнул Андрею и развел руками, вот, мол, какие тут люди...

- Сидеть! - вдруг закричал старик, направив свою коляску в сторону Андрея. - Я тебя знаю - ты Андрей Померанцев! Ты изнасиловал мою дочь Ядвигу, а потом бросил! Но теперь ты живым отсюда не выйдешь, это я тебе устрою...

Ловкость его старческих рук поразила всех. Не успел никто глазом моргнуть, как короткоствольное ружье оказалось в его крючковатых пальцах. Он ловко передернул затвор и направил дуло в сторону Андрея и Матвейки.

- Пришел твой последний час, Померанцев! Ты ответишь за все! И ты, ублюдок, тоже! Вы оба ответите за мою дочь! И ты - насильник, и ты убийца!

- Я не хотел её убивать! - завопил Матвейка. - Она сама бросилась на меня! Я случайно нажал курок. Вы же знаете, батя, как я её любил!

- Я тебе не батя, волчий выкидыш! Я сдуру взял твою мать вместе с тобой, и расплачиваюсь за это всю жизнь... И моя дочка, моя бедная дочка... Это вы, вы оба виноваты в её несчастье и её смерти! Молитесь Богу, если верите, а не хотите, так подохнете...

Андрей застыл на своем стуле... Известие о гибели Бориса потрясло его... Воистину, Божья кара... И именно в этом доме, куда он попал около десяти лет назад, веселый, пьяный, нагловатый... И вот он снова здесь... А Ядвига убита... И Борис тоже...

Перед глазами мелькали красные круги, мелькали видения... Девяносто третий год... Одесса... Зал ресторана... Ломившийся от яств стол по поводу удачной сделки и хорошей прибыли. Стасику Багрову надоело пьянствовать, и он пошел в гостиницу, звал с собой и Андрея, но он не хотел идти, он был на взводе. С ним бывало такое, после некоторой дозы выпитого он становился совершенно другим человеком, наглым, не знающим меры, жаждущим приключений, особенно любовных. Он был вдохновлен очаровательной блондинкой, которая, потупив глаза с длинными черными ресницами, одиноко и печально сидела за соседним столиком, закинув ногу за ногу и цедила дешевое вино...

Да, он вспомнил все, абсолютно все... Он подсел к ней, угощал её шампанским и икрой, хвастался, какой он крутой и сколько у него в кармане денег...

Вот они идут по ночной Дерибасовской, заходят в какой-то переулок, затем в квартиру. Как он хорошо помнит эту квартиру! А у него в кармане толстая пачка долларов, которую он получил за удачную сделку. Это его личные деньги, и он демонстрировал их перед белокурой красавицей... А в квартире его встречают два угрюмых парня крупного сложения... И удар, страшный удар по голове каким-то тяжелым предметом... И все...

Он на пристани, затем на каком-то теплоходе... Затем полная потеря памяти... И камера в Новороссийске, затем психушка, остервенелые санитары, постоянно бьющие его то в живот, то сзади по почкам... И все... Жизнь бомжа, скитания, голод, страдания... И никакого прошлого, никаких документов, денег, ничего. Жизнь загнанного животного... А потом Петербург, драка у помойки. И Вера Лим, спасшая ему жизнь...

А теперь он вспомнил все... Ведь тогда, на следующий день он должен был лететь в Москву. И его там ждала жена. Ее звали Тоня. И тринадцатилетний сын Борис... Только он ведь не был расписан с Тоней. У него была квартира на Ломоносовском проспекте в Москве, трехкомнатная квартира. Боже мой, ведь её, наверняка, тогда выселили из квартиры! И её, и сына... А теперь Бориса нет, его убил этот мерзкий карлик, убил ломом по голове. Он точно знает, что Борис его сын, он вспомнил фотографию, которую показал ему Лозович...

Божья кара! Он в этом доме так непорядочно поступил с Ядвигой, и именно здесь погиб его единственный сын...

Но кто убил его? Если бы хоть сама Ядвига осуществила эту страшную, наверное, заслуженную им месть, но этот... Тот самый, который убил и саму Ядвигу...

Совершенно не осознавая опасности, не обращая внимания на ружье, наставленное на него, он встал и пошел на Матвейку... Тот дернулся и истошно закричал... И в этот момент грянул выстрел, оглушительный выстрел... С простреленной грудью Матвейка упал на пол... А Андрей потерял сознание от этой жуткой гаммы переживаний, брякнувшись в лужу крови...

- Ну что, красотка, вроде бы, приехали, - пробасил Закурдайло, вылезая из УАЗика. - Не задохнулась там? Вроде бы шевелишься... Хорошо, это нам на руку...

Он взял её, завернутую в одеяло, на свои могучие плечи и потащил в сарай, стоявший на опушке леса.

- Какая-то ты костлявая да тяжелая, - проворчал Закурдайло. - Там казалась поаппетитнее... Нет уж, дорогуша, за такие денежки я себе сотню таких, как ты куплю, и много ещё чего впридачу... Главное, все сделать по уму...

Вдруг странная мысль пришла к нему в голову. И он оторопел от этой мысли... Мигом припомнились те мгновения в доме Ядвиги...

Матвейка и нежданный гость грохнулись на пол. Затем старик выстрелил в них ещё раз. И только тут напуганный Закурдайло умудрился выхватить у него из рук ружье...

Старик сидел в своем кресле и буравил Федора своими круглыми глазами. И тому пришла в голову мысль... Все убиты, даже пришлый человек, который пришел, якобы, от матери Оксаны. И есть только один свидетель, который видел его здесь. Это он - старик... А свидетелей быть не должно. Теперь он увезет Оксану в такое место, где её никто и не подумает искать, и будет шантажировать её мать. Он сумеет вытрясти из неё огромную сумму. А когда он её получит, он избавится и от Оксаны, он и не подумает возвращать её матери. Главное - сделать все по уму. Он возьмет себе помощников, и избавится потом и от них... Главное, все хорошенько продумать... Жалко, конечно, что старый дурак убил этого человека, присланного матерью Оксаны, но что поделаешь? Теперь же от старика надо избавляться немедленно. Скоро в этот дом придут люди...

Закурдайло холодным взглядом посмотрел в глаза старика и нажал курок... А потом зашел в комнату, где лежала Оксана, потерявшая от ужаса сознание и закутал её в огромное старое грязное одеяло... И вышел, чтобы проверить готовность машины...

А вот машина подвела. Что-то с зажиганием... Провозился с ней Федор около получаса. Он бранился последними словами на непокорный автомобиль... Ведь сюда в любую минуту могут нагрянуть люди, тогда ему крышка... Теперь на нем кровь, кровь старика...

Наконец, двигатель УАЗИка сжалился над ним, и заработал. Но именно в это время Федор услышал откуда-то слева шум какой-то проезжавшей машины. Опрометью он бросился в дом, схватил Оксану, завернутую в одеяло и потащил свой груз в машину... Резко рванул её с места...

На дороге увидел голосующего мужика в дубленке со шрамом через все лицо. А на обочине валялся не кто иной, как Борис, в которого он ночью поленился сделать контрольный выстрел. Либо поленился, либо не захотел брать лишнего греха на душу. Да, парень остался жив и запомнил его... Воистину, либо дела делать по уму, либо вовсе не браться за них. А уж взялся, лишней крови бояться нечего.

Все оказалось не так, как он предполагал... И теперь ему терять было нечего... Выстрел из ружья в мужика... Но и у того оказался пистолет... Не желая рисковать, Закурдайло решил удирать, слава Богу, что тот не попал по колесам...

Пронесло, и вот они около сарая, стоящего в глухом лесу километрах в тридцати от дома Закурдайло... Теперь он запрет эту красотку здесь, и даже если не получит за неё выкуп, отыграется на ней всласть. Но он сделает и то и другое... Получит и её, и денежки... Только надо выждать, выиграть время... А там будет видно...

Только почему она такая тяжелая и костлявая... Боже мой, боже мой... Неужели?...

Закурдайло занес свой груз в холодный сарай и стал разматывать вонючее одеяло...

... - Ах вот как, - прошипел Закурдайло. - Вот ты как, гаденыш...

Догадка его подтвердилась. Не было никакой Оксаны. Из одеяла показалась седая всклокоченная голова давешнего незваного гостя, которого старик называл Андреем... Окровавленное лицо, голубые глаза, сурово глядящие на него...

- Ладно... Хитер ты, парень, как я погляжу, - стиснув зубы, процедил Закурдайло. - Ловко ты меня провел... Но смеяться последним тебе не придется... - И рука его потянулась к топору, лежавшему справа от входа...

13.

- Ксюша, Ксюшенька, - рыдала Лидия Владимировна, обнимая дочку. Родная моя... Живая... Живая... Только какая ты бледная, какая исхудавшая... Что они тут с тобой делали, изверги...

- Мамочка, мамочка... Я слышала, что они говорили, эти люди... Они убили Борю, этот страшный карлик убил Борю ломом по голове... Боря, Боря, как я без него теперь буду жить...

Лидия Владимировна хотела что-то произнести, но слова застряли у неё в горле, и Лозович опередил её.

- Вот что, дамы, дорогие дамы, прошу вас об одном - прекратите ваши истерики, поскольку нет для этого оснований, - произнес, улыбаясь, Владимир Игоревич. - Не могу вам, Оксана, сказать, что ваш Борис здоров, это вовсе не так, но что он был пять минут назад жив, могу засвидетельствовать. Насчет удара ломом слухи явно преувеличены... И мама ваша не даст мне соврать...

- Жив, жив, - захлебывалась Краснова. - Жив наш Боренька... Это он нам сюда дорогу указал... Там он, в машине сидит, и мама его там...

Оксана вырвалась из объятий матери и пулей вылетела из дома, даже не надев на ноги ботинок. Так в носках и бежала по снегу...

... Они сидели с Борисом в машине, целовались, обнимались и рыдали... И никто из присутствующих не мог произнести ни слова.

Когда душераздирающая сцена стала понемногу разряжаться, когда двое молодых людей поверили в то, что видят перед собой не призраки, к машине подошел Лозович.

- Вы мать Бориса? - спросил он Тоню, находящуюся в полуобморочном состоянии.

- Да.

- А где его отец?

- Его отец Андрей Померанцев погиб семь с лишним лет назад в авиакатастрофе.

- Его отец жив, - возразил Лозович. - И, по всей вероятности, именно он спас жизнь и Оксане, да и Борису тоже.

- Да что вы? - горько усмехнулась Тоня. - О чем вы говорите?

- Имею основания так говорить. Но обо всем расскажу позднее. А пока по коням, господа! Бориса надо срочно в больницу. Травма головы, обморожение, стресс. А то мы что-то рано начали радоваться... Как бы снова горевать не пришлось...

Он набрал номер уголовного розыска и вкратце сообщил о том, какая трагедия разыгралась в доме. Одновременно сообщил, что и Оксана Краснова и Борис Вербицкий найдены.

- Меня спас этот странный человек, голос которого так похож на голос Бориса, - сказала Оксана. - Я лежала в глубоком обмороке после этих выстрелов. А когда пришла в себя, увидела перед собой окровавленное лицо. Мне стало страшно, но у него такие добрые глаза, голубые, точно такие как у Бориса. Он сделал мне знак, чтобы я молчала, велел вылезти из одеяла и спрятаться в соседней комнате под кровать. И не подавать никаких звуков. Я спряталась. Потом шаги. Видимо, пришел тот человек, который так издевался надо мной и пугал меня. Я поняла, тот голубоглазый человек закутался в одеяло вместо меня, и бандит впопыхах, не разобравшись, в чем дело, увез его... И что теперь будет с ним?

Три машины уже на большой скорости неслись в Москву...

Бориса положили в Институт Склифосовского, а Оксану пока повезли домой. Ошеломленная странным сообщением о воскресении Андрея мать Бориса осталась с ним в больнице.

Поехал домой и Владимир Игоревич. Одно страшно мучило его - как он будет отчитываться перед Наташей и Верой Лим за пропавшего Сашу-Андрея. И, приехав домой, выпил стакан коньяку и, несмотря ни на что, заснул богатырским сном. Сказалась жуткая усталость, страшное напряжение этого тяжелого, до предела насыщенного событиями, дня...

- Володя! - вздрогнул он неожиданно от голоса жены, окликавшей его.

- А? Что? Который час? - приподнялся он на постели, продирая глаза.

- Да уже вечер... Тебя там к телефону. Из Уголовного розыска. Виталий Молодцов звонит. Говорит, срочно, важные сведения... А та женщина, Вера Петровна, постоянно звонила, я ей врала, что тебя нет дома...

Лозович взял трубку. События прошедшего дня калейдоскопом крутились у него в голове. Спасенные Борис и Оксана, пропавший Саша, он же Андрей Померанцев.

- Володя, это я, Виталий, - услышал он голос Молодцова. - Тут ребята привезли какого-то человека, вроде, по описаниям, это тот, которого ты потерял на станции... Его взяли в той машине, данные которой ты нам сообщил, прямо на трассе... Подъезжай к нам, опознать его надо, он без документов, голова вся в крови, чужой, правда... Давай, ты извини, разбудил тебя, но, сам понимаешь, дело-то срочное... И он тоже тебя требует, больше никуда звонить не хочет...

Машина Лозовича осталась там, на станции Машкино, его вторая машина была на платной стоянке, вызывать своих ребят он не стал, взял такси и поехал на Петровку.

- Ну что, Владимир Игоревич? - спросил майор Молодцов, открывая дверь своего кабинета и впуская туда Лозовича. - Узнаешь своего знакомого?

- Саша, - прошептал Лозович и бросился на шею к оборванному, со следами запекшейся крови на лице, Саше. - Нашелся, друг дорогой...

- Не называйте меня больше Сашей, - тихо произнес тот. - Меня зовут Андрей. Андрей Померанцев. Я все вспомнил, абсолютно все...

В его небесно-голубых глазах было какое-то странное выражение, то ли радости, то ли тоски, трудно было даже понять.

- Я уже знаю, все знаю, я видел твою жену, и твоего сына... А где тот... Где тот, который...

... В глазах Андрея сверкнула какая-то молния, а затем он потупил глаза... У него ужасно закружилась голова... Мелькнули недавние воспоминания...

... Закурдайло схватил топор и замахнулся на него. Андрея охватил ужас, ему хотелось жить, ему особенно хотелось жить теперь, когда он все вспомнил, когда он обрел имя, фамилию, сына. Но страх не парализовал его, наоборот, появилось жуткое желание бороться за свою жизнь. И он, схватив с пола большое полено, запустил им в лицо Закурдайло. Попал тому в лоб, и на мгновение тот растерялся. Андрей выпутался из мешавшего ему одеяла и выскочил на улицу. Только машина могла спасти его, ведь когда-то он умел водить. Он впрыгнул в машину, ключи были в замке зажигания, он завел двигатель и попытался тронуть машину с места. А Закурдайло уже бежал к нему с топором в руке... Машина забуксовала на снегу, и Андрей понял, что с его опытом вождения ему не удастся уехать отсюда. А рядом лежало заряженное ружье. Делать было нечего. Он схватил ружье, и в тот момент, когда Закурдайло уже подбегал к машине, выстрелил ему прямо в лицо...

... Произошло ужасное - он убил человека. Неважно какого, пусть страшного человека, пусть преступника, факт остается фактом - он, Андрей Померанцев, тихий мирный человек, лишил жизни другого человека...

Он долго сидел на своем месте без движения. А потом припомнил азы вождения машины и снова попытался тронуть машину... Машина отчаянно буксовала на снегу. Андрей взял из сарая лопату и стал расчищать снег. Потом он нашел в сарае песок и подсыпал под колеса... И только после этого ему удалось сдвинуться с места... Он неуверенно вел машину по проселочным занесенным снегом дорогам. Куда ехать, он понятия не имел... И тем не менее, вдруг вдали показалась трасса...

... Задержали его примерно через километр. Скрутили, бросили в милицейскую машину. Но теперь ему было легче. Он честно рассказал обо всем произошедшем, он назвал свои имя и фамилию. Он назвал имя Лозовича... И его отвезли на Петровку...

- Я убил человека, Владимир Игоревич, - с горечью произнес он, рассказав ему всю свою эпопею, от начала до конца.

- Ты убил преступника, Андрей, - возразил Лозович. - Ты убил кровавого хищного зверюгу. И не надо жалеть о его жизни. Ты спас жизни своему сыну и его невесте, ты сохранил покой их матерям. Твоя потрясающая память сделала это, плюс находчивость и смекалка... Воистину, - обратился он к майору Молодцову, - не знаешь, от кого, чего ожидать... Вот поразилась бы на тебя твоя Вера...

- А она? - встревожился Андрей. - Она-то знает? Она в курсе? Я отсюда не стал звонить, почему-то мне не хотелось с ней разговаривать, пока я не рассказал бы вам все...

- Она телефонную трубку оборвала, - покачал головой Лозович. - Весь день мне звонила, мне жена сказала. Только она меня не звала. Я спал мертвым сном, да и нечем мне было её утешить... А вот теперь позвоним...

Лозович набрал номер Кости. Подошла Наташа.

- Что вы с нами творите, Владимир Игоревич! - закричала Наташа. Вера с ума сходит... Мы вам звоним, звоним, вас нигде нет... Что с Сашей?

- Все в порядке, - ответил Лозович. - да ещё в каком порядке... Только он теперь не Саша. Он Андрей Померанцев. И у него есть сын... Правда, есть ещё одна проблема..., - замялся он, вспомнив про Тоню. - Но уж эту проблему он будет решать сам, это уж не в моей компетенции... Только не сегодня. На сегодня он свою задачу выполнил и перевыполнил... А через час я его привезу...

Положил трубку и подмигнул Андрею.

- Да, дружище, попал ты в переплет со своими любовными похождениями, - усмехнулся он. - А с другой стороны, очередное похождение в Одессе спасло тебе жизнь, хоть и на семь лет лишило имени, фамилии и крыши над головой.

Освободить Андрея оказалось делом не таким уж простым. Но авторитет Лозовича и вмешательство майора Молодцова сделали свое дело. Под их поручительство Андрей в сопровождении Лозовича вышел из стен учреждения.

- Голова очень кружится, Владимир Игоревич, - прошептал Андрей, вдохнув морозного воздуха. И стал приседать на снег. Лозович едва успел удержать его. Мобильного телефона у него не было, он попросил прохожих по автомату вызвать "Скорую". Его отвезли в Институт Склифосовского, туда, где уже полсуток лежал его сын Борис...

Эпилог.

Март 2001 г.

... С тех пор прошло около трех месяцев. В первых числах марта Лозович сидел в своем ресторане и за кружкой немецкого пива с креветками уговаривал Константина Савельева прекратить заниматься частным сыском и идти работать к нему в ресторан.

- Угробить меня хочешь, Володя? - ворчал Савельев.

- Угробить тебя хотят другие, те, которые послали по твою душу Сыча, - отвечал Лозович. - Врагов у тебя за это время появилось видимо-невидимо, не знаешь, откуда ждать опасности. До сих пор непонятно, кто именно нанял этого Сыча. А я хочу предложить тебе хорошую спокойную работу, без перестрелок и приключений.

- Володя, - засмеялся Константин. - В этом ведь жизнь моя. Это ты у нас по призванию повар и кулинар...

Запищал мобильный телефон Лозовича, лежавший на столе.

- Здравствуйте, Владимир Игоревич, - раздался в телефоне женский голос.

- Здравствуйте.

- Краснова беспокоит.

- Случилось опять что-нибудь? - довольно невежливо спросил Лозович, раздраженный упрямством Кости. - Но теперь уж обращайтесь к Константину Савельеву. Он в форме, настроен по-боевому, - бросил он сердитый взгляд на друга, - и лучше меня выполнит свои обязанности. А я уж займусь своими надо обновить интерьер в ресторане, и разработать некоторые новые проекты... Я ведь по сути своей повар, а не сыщик и даже не военный, хотя всю жизнь занимался не своим делом, как тут справедливо заметил один многоумный господин... - При этом он снова бросил мрачный взгляд на Костю. Тот виновато улыбнулся.

- Вот как раз по этому поводу я вам и звоню. Мы хотим свадьбу наших детей устроить в вашем ресторане. Вы не против?

- Вот это дело доброе, - переменил гнев на милость Лозович. - Вот за это я обеими руками... Сколько времени даете мне на подготовку?

- К восьмому марта успеете? Я хочу всем столько перестрадавшим женщинам настоящий праздник устроить...

- Какие проблемы? Это нам раз плюнуть...

- Тогда я к вам подъеду через часочек, и обговорим детали...

- Жду, Лидия Владимировна...

- И все же, - добавила напоследок Краснова. - Меня постоянно мучает совесть, что вы отказались от положенного вам гонорара за проделанную работу... Извините... - Голос её слегка дрогнул. - За спасенных вами наших детей...

- Пусть вас не мучает совесть, - успокоил Лозович. - В деньгах я не нуждаюсь, я полагаю, что, когда у человека есть все необходимое, действительно, не в них счастье. А я, в конце концов, помог знакомому, пусть и далекому, моих близких друзей. Помог спасти его сына и невесту сына. Кстати, роль его самого в этом деле куда более значительна, чем моя. И брать за это деньги не считаю возможным. А вот то, что вы доверяете мне такое важное мероприятие, как свадьба, за это вам, действительно, большое спасибо. И я надеюсь, что вас не подведу...

... Лозович за текучкой дел уже стал забывать тот тяжелый кровавый декабрьский день... А теперь припомнил снова... Ему довелось присутствовать и при завершении этой истории... Он опознавал окровавленный труп Закурдайло, он видел найденный в снегу труп Ядвиги, называвшей себя Ядвигой Козырь по своей девичьей фамилии, хоть она была по паспорту Волощук, и именно поэтому оказалось затруднительным за такой короткий срок найти её по прописке... И он присутствовал при душераздирающей сцене встречи в больнице Андрея Померанцева и Тони Вербицкой, при которой присутствовала и Вера Лим... Только что пришедший в себя Андрей хлопал своими голубыми глазами и не знал, как ему вести себя... Плакала Вера, плакала Тоня...

- Ладно, Андрюшенька, слава Богу, что ты живой, - бормотала Тоня. - И вам спасибо, Вера Петровна, что спасли его, а то бы...

- А то бы ни Бориса, ни Оксаны не было в живых, - поддержал жутко смутившегося Андрея Лозович. - Это я могу удостоверить... Ясновидящий он у вас, дорогие женщины...

- А Стасик Багров погиб, - всхлипывала Тоня. - Все погибли в том самолете... А хоть ты там не был зарегистрирован, мы все равно думали, что ты тоже погиб... Исчез ведь бесследно, думали, просто какая-то неувязка при регистрации. Уехали со Стасиком, значит, и погибли вместе...

- Да... не было бы счастья, да несчастье помогло, - пролепетал Андрей.

- Ладно, Тоня, - с горечью произнесла Вера. - Пожила я годик со своим Сашей, а теперь возвращаю вам вашего Андрея в целости, хоть и не в полной сохранности...

- А как же ты? - вскрикнул Андрей.

- Я-то? - отвела она взгляд. - Проживу, Саша, то есть... Ладно... Вот к дочери в Америку собираюсь, зовет, давно уже зовет... Проблемы у неё там. И я ей очень нужна. Пока беру отпуск и еду. Я тебе не говорила, не могла тебя бросить... А теперь поеду... Так что, что ни делается, все к лучшему в этом лучшем из миров...

С помощью Лидии Владимировны Красновой была установлена личность Андрея Померанцева. Ему была возвращена квартира на Ломоносовском проспекте, он оформил развод со своей бывшей женой, и расписался с Тоней. Ошеломленная его воскресением бывшая жена без боя отдала ему его квартиру и остальное имущество...

Не уставал Владимир Игоревич Лозович поражаться всей этой фантастической истории...

Однако, жизнь шла своим чередом, и вот, оказывается, надо было срочно готовиться к свадьбе...

- Ладно, сыскарь, - хлопнул он по плечу Константина и отхлебнул из кружки пива. - Занимайся своими делами, только на том свете на меня не жалуйся. А у меня вот важное задание - организовать людям свадьбу, и я его выполню с честью...

- Можно подумать, что розыски ребят ты выполнил плохо, - сказал Константин.

- Это случайность, Костя, - возразил Лозович. - Все это такая цепь случайностей, что я до сих пор не устаю всему этому удивляться... Столько всяких "если бы не..." Я даже им счет потерял... Если бы твоя Наташа и Вера Петровна не были подругами, если бы именно в этот день они не приехали в Москву, если бы я не был поверхностно знаком с мужем Красновой, весельчаком Валентином, большим поклонником моих фирменных пельменей под ледяную водочку, если бы моя собака не обладала таким великолепным нюхом, если бы у Ядвиги не было столь характерных привычек, если бы Андрей не был настолько своеобразным человеком с его поразительным интуитивным образом мышления и феноменальной памятью на запахи, даже если бы за ним не погнался на станции Машкино тупоголовый дежурный... Ну и, разумеется, если бы Андрей не ввязался в нелепую интрижку в Одессе и попал бы на тот роковой рейс... И если бы случайно не оказалась в нужный момент около помойки Вера Петровна Лим и не подобрала бы там несчастного, потерявшего память бомжа... Вот если бы не все эти и многие другие "если бы не", исход дела мог бы быть другим, куда более печальным. А, чтобы не ломать голову, скажу короче - все это судьба, от которой никуда не денешься... А ребят спасти Господь Бог помог...

- Бог помогает сильным, смелым и порядочным людям, Володя..., философски заметил Константин.

- Ну, не скажи, это вовсе не всегда, - задумался Лозович, закуривая сигарету... - Мне кажется, гораздо больше обратных примеров...

...Седьмого марта ему снова позвонила Краснова.

- У меня все готово, Лидия Владимировна, - сказал Лозович. - Примем по наивысшему разряду. Ждем вас, как и договаривались, к шести часам вечера. Как там молодые?

- Они счастливы, Владимир Игоревич. Они очень счастливы...

- А как их здоровье? Не вспоминают те страшные дни?

- Они молодые, им проще все забыть. Травма Бориса, к счастью, оказалась не такой серьезной. И обморожения не произошло, та ночь была на удивление теплой. Так что они просто купаются в своем счастье, иначе не скажешь, после этого случая они, по-моему стали ещё счастливее и стали ещё больше любить друг друга, хотя, казалось, это невозможно... Но чему-то их эта история наверняка научила. Хотя бы тому, что за все в жизни приходится отвечать. И иногда по самому большому счету...

Лозович положил трубку и поглядел в окно ресторана. И хотя за окном был ещё вполне зимний снежный день, он всей душой ощущал неумолимое приближение весны...