/ / Language: Русский / Genre:sf,sf_humor,sf_action, / Series: Звездный лабиринт

Путь В Тысячу Ли Повести И Рассказы

Степан Вартанов


Путь в тысячу ли АСТ Москва 2002

Путь в тысячу ли (повести и рассказы)

ДВА ПРЫЖКА ЧЕРЕЗ ПРОПАСТЬ

Путь в тысячу ли начинается с одного шага.

Стоящий-на-краю-пропасти-глубиной-в-тысячу-ли

Артур оторвался от клавиатуры и закрыл глаза. Глаза слезились, и это было неудивительно – последние часов двадцать он провел за компьютером. Зато теперь...

Он с любовью посмотрел на дело рук своих. Труд последних трех месяцев. Дурацкая в общем-то идея – написать программу, которая будет сама собирать радиосхемы. Кому это нужно – непонятно. За три-то месяца, которые он потратил на эту работу, можно было собрать Версальский дворец...

А начинался этот проект, как, впрочем, все Артуровы проекты, с пустяка. Нашел в старом хламе промышленный манипулятор М-115. Не то чтобы работоспособный, но в хорошем состоянии. Относительно... День ушел на починку, благо времени у Артура было хоть отбавляй, теперь, когда он окончил институт. Ну и встал вопрос – а что делать с манипулятором дальше?

Тут позвонил... Кто же это был? Кажется, Ромка. Нашел какую-то схему, просил собрать... Артур отказался, но идея запала в голову. Так родился проект «Колыма».

Манипулятор следовало подключить к компьютеру, и – в чем прелесть ситуации – задать через компьютер принципиальную схему радиоизделия. Монтажную схему, равно как и сам монтаж, агрегат должен был сделать самостоятельно.

– Не буду я его сегодня запускать, – сказал Артур, все еще улыбаясь. – Наверняка жуков в программе насажал... Завтра.

Он встал из-за компьютера и прошелся по комнате. Интересно, испытывают ли люди других профессий подобную новизну ощущений всякий раз, когда «выныривают» на поверхность из пучины очередного проекта? Мир-то, оказывается, – существует. Стол. Окно. Холодильник... О! Еда!

Еды в холодильнике, естественно, не оказалось. Более того, он был вообще выключен. Смутно, с трудом, Артур вспомнил, что выключил его сам, дня два назад... Или больше? Неделю?

Нужно было пойти в магазин. И опять он порадовался остроте ощущений, давно забытых, но таких милых... «Побриться. А я, оказывается, еще орел... Причесаться... Так. А что это на мне надето? Я что – так в ней и спал все три месяца? Нет, быть не может! Значит, под душ».

Через полчаса он выбрался наконец из дома и с удивлением обнаружил, что на улице стоит поздняя осень. Его лаборатория, а попросту говоря, второй этаж похожего на сарай здания, надежно экранировала его все это время от перемены погоды... Так или иначе – на улице шел дождь, правда мелкий. Артур решил, что обойдется без зонтика. Интересно, какое сегодня число? Самостоятельно он сумел вспомнить только месяц – октябрь. Посмотрев на часы с календариком, он обнаружил, однако, что сейчас ноябрь. Двадцать шестое ноября... По крайней мере понятно, почему так холодно...

Вернувшись домой и пообедав яичницей с помидорами и ветчиной, он задумался. Можно было погулять, но там же дождь. Сходить к кому-нибудь... Лучше уж поспать, наверное. А! Почту проверить.

В почтовом ящике творилось бог знает что. В основном счета и реклама. Притащив всю эту кучу домой, Артур некоторое время боролся с собой, но затем решил, что читать все это сегодня не будет. Лом. Зато можно посмотреть электронную почту.

Снова усевшись за компьютер, он вошел в Интернет... Не слабо, пятьсот сорок сообщений. Так. Покупайте наши товары. Стереть. Святое письмо... Туда же. От Чики. Это – на потом. А это еще что такое?

Письмо было необычным. Во-первых, оно не имело адреса отправителя. Было это странно, но в принципе Артур догадывался, как можно такое сделать. «Блуждающий агент». Странным было также и то, что вместо его, Артура, адреса, письмо содержало ссылку на какой-то скрипт. «Надо разобраться, – подумал Артур. – Но завтра. Не сейчас. Так, а о чем он пишет?»

«Не желая никого ставить в преимущественное положение, – гласило письмо, – а точнее, движимый чисто хулиганскими побуждениями, я посылаю этот текст практически всему миру одновременно...»

«Ничего себе, – подумал Артур изумленно. – Значит, этот скрипт вместо адреса ломает защиту на серверах... – Теперь он точно знал, чем будет заниматься завтра. – Так, а дальше-то...»

«Когда вы будете читать это письмо, меня уже не будет в живых. Старость, что поделать! Единственное, о чем я жалею, – это то, что не увижу последствий, которые вызовет письмо».

Артур сходил на кухню, сделать себе кофе, затем вернулся к компьютеру. В общем-то все было ясно. Мужик умер и решил попросить весь мир, чтобы они за него помолились или еще что-нибудь в этом роде. Интернет кишел такими письмами. Артур отхлебнул кофе и принялся читать дальше.

«Письмо это содержит принципиальную, монтажную и токовую схемы созданного мною устройства, которое позволяет совершать межзвездные путешествия. Пользоваться им следует так...»

Схему Артур изучил очень внимательно. Хорошая схема, грамотная, хотя совершенно непонятно, что именно она делает. Он не поленился рассчитать пару узлов этой схемы и был приятно удивлен, убедившись, что обозначенные на токовой схеме параметры верны. По крайней мере если это и липа, то не очень примитивная.

«Колыма» – набрал Артур на клавиатуре. В ответ на экране появилось изображение обнаженного Микки-Мауса, загруженное им из Интернета в качестве временной заставки программы. Затем – после долгого ожидания – на экране появилось меню. Загрузить – из приложения к письму – использовать монтажную схему... Теперь его творение само соберет этот «звездолет», чем бы он там ни был на самом деле. Одна проблема – надо сидеть с ним рядом двенадцать часов, пока схема прогревается... Ну ничего, для начала запустим кота или, скажем, соседскую старушку. Она все равно все время дрыхнет...

«Колыма» усердно жужжала в соседней комнате, пока Артур мыл квартиру и пылесосил полы. Затем он раскопал в шкафу дождевик и пошел гулять. Когда на тебе плащ, дождь – это даже приятно. Можно расслабиться... Посидеть в кафе... Домой он вернулся через два часа, и схема была уже готова. Артур ввел в машинку прилагаемые к письму координаты, затем положил ее на тумбочку рядом с кроватью и сходил на кухню за колой. Он не заметил, что машина работает, – «Колыма» вмонтировала в нее выключатель, но не проверила, в каком положении он установлен. Через пять минут в одном из двенадцати окошек прибора ноль сменился единицей. Тут Артур вернулся с кухни, плюхнулся на кровать и заснул. Никто не должен покидать зону действия прибора, пока идет прогрев, или входить в нее, иначе собьется настройка. Единица в индикаторном окошке снова превратилась в ноль, и машинка начала прогрев заново. Артур спал.

Через двенадцать часов во всех двенадцати индикаторах загорелись единицы. Прогрев прибора, который позже назовут джампером, или транспортером, был завершен. Беззвучно свернулось пространство и развернулось вновь, но уже в другом месте. Артур так и не проснулся.

Он проснулся и сразу почувствовал слабый запах химической гари. Первой его мыслью было, что горит «Колыма». Артур проворно сел, свесив ноги с кровати, и замер, тупо уставившись перед собой. Сон еще не полностью его покинул, так что разуму потребовалось некоторое время, чтобы осознать происходящее и подобрать слова, должным образом описывающие окружающую реальность. Наконец это было сделано.

– Опаньки!

Кровать стояла в пустыне, странной рубиново-красной пустыне под изумрудно-зеленым небом. Дюны были полупрозрачными, и лучи зеленого солнца странным образом в них преломлялись. Песчинки, из которых были составлены дюны, казались крупнее, чем земной песок, а облака на небе были желтого цвета.

В пустыне стояла кровать, а рядом с кроватью, на песке, валялся стул.

Пораженный внезапной догадкой, Артур перегнулся через противоположный край кровати и поднял лежащий там прибор. Так и есть, все двенадцать индикаторных окошек прибора пестрели теперь многозначными цифрами. Если память не изменяла нашему герою, в письме говорилось, что это стартовые координаты, то есть координаты того места, откуда прибыл путешественник. По крайней мере с этим все было понятно. Стоит еще раз нажать на кнопку, и прибор начнет обратный отсчет, чтобы доставить его туда же, откуда так бесцеремонно вытащил. Так, значит, это не было шуткой...

Артур повозился, привязывая транспортер к поясу. Мало ли что... Затем он осмотрелся, уже не торопясь и со вкусом.

Пустыня оказалась лишь с одной стороны. Сзади были скалы, и никакой Сальвадор Дали никогда не рисовал подобных скал. Были они разноцветными, но большей частью теплого янтарного цвета, скрученные, возносящиеся к зеленому небу, похожие на...

– Да это же не скалы, – вдруг сообразил Артур, – это друза кристаллов! Неслабые пропорции!

Он осторожно попробовал землю, сначала пальцем, затем ногой, и наконец, решившись, двинулся к скалам. Ему очень не нравился тот факт, что скалы были не только скручены, но и как бы оплавлены. Воздух пока что был прохладен, и если бы не слабый запах горелой резины, даже приятен. Но если здесь бывают огненные шторма или что-нибудь еще в этом роде...

Он прошел несколько шагов, когда у него за спиной раздался резкий скрип, а затем – истеричный лай. Артур стремительно обернулся и замер. На его кровати сидела девушка в обнимку с черной овчаркой. Впрочем, нет, не овчаркой, судя по висящим ушам, это была обычная дворняга.

– Убери собаку с моей кровати, – возмутился Артур. Девушка изумленно на него уставилась, затем до нее дошло.

– Так вы тоже с Земли? – спросила она.

– Да. Меня Артуром зовут.

– Джина. А это – Блэк.

– Ты можешь остаться на кровати. Собаку убрать.

Джина возмущенно фыркнула, но подчинилась. Собака, ни на секунду не переставая лаять, перебралась на рубиновый песок. Джина спрыгнула с кровати, и тут Артур заметил, что у нее за спиной висит небольшой рюкзак.

Джина оказалась радиоинженером в «Дженерал электрик». То, что собирал Артур в течение последних трех месяцев, инженеры «Дженерал электрик» проделали десятилетия назад, так что все, что потребовалось от Джины, было набрать команду на пульте.

– Знаешь, – задумчиво сказала она, – я думаю, наши с радостью взяли бы тебя на работу. Стоит им показать твою... а что означает это слово?

– У нас в России – это место, куда высылают преступников.

– В России? – Джина удивленно посмотрела на своего собеседника. – Это хуже. Хотя все равно возьмут. Я имею в виду – на работу.

– Только платить меньше будут, знаем мы эти штучки. А как ты думаешь, эта скала – из чего она?

– Из... – Джина, не договорив, устремилась вперед, с криком «Блэки, не смей!», но было поздно. Собака подошла к стоящей невдалеке скале цвета берлинской лазури с прожилками меда, обнюхала ее основание и с деловым видом подняла лапу. В следующий миг из скалы ударила ветвистая молния. Артур сгреб Джину в охапку и потащил ее прочь от опасности, девушка сопротивлялась и все рвалась спасать собачку. Молнии били вновь и вновь, и от несчастной дворняги, в общем, мало что осталось.

– Да тут опасно ходить... – протянул Артур. Они оба с ногами забрались на кровать, словно это могло защитить от опасности. Затем небо над кроватью расступилось, и к ним на голову свалилось плетеное кресло. В кресле сидел мальчишка – китаец лет пятнадцати. Он ошеломленно завертел головой, затем спросил что-то по-китайски. Поняв, что его собеседники не знают языка Поднебесной, он повторил вопрос на ломаном английском.

– Да, – ответил Артур. – Это Гранада. Помогите мне эту мебель в сторонку оттащить, ладно?

Они поднатужились и отволокли кровать и кресло на десяток метров в сторону от «зоны прибытия». Затем Кван – так звали паренька – рассказал им, как он собирал транспортер, как включил его и сел играть в «Дум». Последнее не вызывало сомнений, шлем виртуальной реальности, в котором прибыл космонавт, валялся на Артуровой кровати.

– Еще один работник к вам в «Дженерал электрик», – заметил Артур, и Кван немедленно вцепился в Джину.

– Я попробую рассмотреть эти скалы поближе, – заявил Артур.

– Ты сошел с ума! – охнула Джина. – Вспомни, что стало с собакой!

– Я буду вести себя прилично, – возразил Артур. – А дело все вон в тех тучах на горизонте. Если здесь в тихую погоду бьют молнии, то в грозу я хотел бы иметь крышу над головой.

Он взял с собой транспортер и направился к громоздящимся в сотне метров кристаллам. «Если отбросить идею огненного шторма, – подумалось ему, – и представить, что в эти скалы просто долбили молнии, то...»

Дальше думать ему не хотелось. Если скалы были оплавлены молниями, то им не пережить надвигающейся грозы. Небо на горизонте было затянуто темно-коричневыми, почти черными облаками, и, хотя молний видно не было, какие-то вспышки озаряли движущийся в сторону людей облачный фронт.

Пещеру он нашел почти сразу, двухметровый тоннель горизонтальным штреком уходил в глубь янтарного кристалла размером с десятиэтажный дом. Он поспешно обследовал первые несколько метров и побежал обратно.

Джина и Кван были не одни. К ним присоединился дядька лет сорока, киберпанк Поль, как он сам представился. Движение киберпанков все ещё было довольно популярно в Штатах, хотя полиция и гоняла их последние десять лет за связи с «Эй-Ай». Поль был из Аризоны, где у его брата была птицефабрика, а у него – радиомастерская. Все это он выложил, непрерывно водя по сторонам одним из, наверное, десятка приборов, которые находились в его сумке. В отличие от предыдущих путешественников Поль прибыл на другую планету более или менее подготовленным.

– Скалы не заряжены, – пояснил он. – Что бы ни убило твою собаку, это было и прошло. Зато вот те облака излучают во всем радиодиапазоне. Артур прав, пещера – это единственный... Оба-на!

Последняя реплика относилась к возникшей в зоне прибытия кровати, на которой занималась сексом некая парочка.

– Так ее! – восторженно завопил Поль. – Давай, парень!

После неизбежного визга и писка парочка, задрапировавшись на манер древних римлян в сделанные из простыней тоги, направилась вместе со всеми к найденной Артуром пещере. Парня звали Виталий, а девушку – Марго. Джампер собрала Марго, включила, а потом пришел Виталий, и она обо всем забыла.

– Двенадцать часов! – восторженно гудел Поль. – Молодцы!

Виталий хмурился, а Марго краснела.

Пещера более всего походила на нору дождевого червя, если только можно представить себе червя двухметрового диаметра, способного пробить дыру в полупрозрачном янтарном монолите. Впрочем, с «пробить» Поль был решительно не согласен. По его мнению, дыра была прожжена, причем не чем-нибудь, а потоком высокотемпературной плазмы. К этому выводу он пришел, просканировав стенки тоннеля нейтронным сканером, который он тоже захватил с собой в дальнюю дорогу.

Желто-оранжевый тоннель был неплохо освещен на протяжении первых десяти метров, поскольку стены скалы пропускали свет. Тоннель не был ровным, он слегка извивался, усиливая ощущение, что строил его дождевой червь, а время от времени стены его вдруг расходились, образуя вздутия метра три в ширину. Дальше можно было пройти, воспользовавшись фонариком Джины или мощной лампой, которую захватил с собой Поль. Однако, посовещавшись, путешественники решили этого не делать. Они сели поближе друг к другу, и Джина запустила свой транспортер.

Отсюда они могли видеть и темное продолжение тоннеля, и размытые внутренности давшей им приют янтарной глыбы, и кусочек пустыни. В пустыне становилось жарко. Сначала вспыхнула кровать, на которой прибыли Виталий и Марго, затем к ним присоединилась кровать Артура. Секундой позже запылало кресло Квана. Вскоре черно-коричневые с огненно-красными прожилками тучи закрыли солнце, и в пустыне сразу стемнело. Молнии с негромким шелестом срывались с низкого неба и били в скалы.

– А ветра-то нет, – вдруг сказала Джина.

Ветра не было. Тучи неслись по небу, как в ускоренной киносъемке, но ветра не было. Затем они увидели смерч.

– Неправильный смерч...

Не было вращения, свиста ветра и качающейся воронки. Вместо этого столб рубиново-красного песка поднялся с гребня одного из ближних барханов и вертикально устремился в небо. Столб был пронизан молниями и издавал громкий электрический треск.

Затем все кончилось. Поднятый смерчем песок водопадом осыпался обратно на землю, тучи исчезли столь же стремительно, как и появились. Над пустыней снова было зеленое небо и тишина. Затем пустыня запела.

Тихий хрустальный звон наполнил воздух, и барханы пришли в движение – или это только казалось? Яркие огоньки побежали по песку, сплетаясь в узоры, распадаясь и множась. Они кружились у поверхности земли, взмывали в небо и иногда с треском лопались. Люди не сразу поняли, что они видят шаровые молнии, тысячи и тысячи молний.

– Ученые сойдут с ума...

– Это точно. Ой – смотрите! Сюда летят...

Вереница огненных шариков размером с грецкий орех вплыла в пещеру. Не обращая на людей ни малейшего внимания, они проследовали в глубину, туда, где темнота скрывала продолжение тоннеля. Камень осветился изнутри, и на мгновение Артур увидел... Он посмотрел на остальных, словно ища подтверждения, и понял, что они видели это тоже.

– Неужели это возможно? – спросила Джина. – Жизнь на основе минералов и электричества.

– Ты же видела.

– У меня возникло странное ощущение, – задумчиво сказал Артур. – Не просто ощущение, а скорее даже уверенность. Словно мне кто-то это внушает...

– Я телепат Це-класса, – возразила Марго. – Нет тут никакого внушения. Но ощущение есть, это точно. Такой чужой мир...

– Не так, – возразил Артур. – Не мир чужой, а мы здесь чужие. Лишние.

– Я думаю, – возразил ему Поль, – что это чувство пройдет. Подожди немного, и люди это место приведут в соответствие со своими взглядами. Это называется – прогресс.

– Этого-то я и боюсь, – признался Артур.

– Да, – согласился Поль. – Я тоже. Жаль, что это неизбежно.

ВЕЧЕРИНКА БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ

На пыльных тропинках далеких планет

Останутся наши мозги...

Народная песня

Глава 1

Иди туда, сам знаешь – куда,

Получи там то, сам знаешь – что.

Р. Толкин. «Туда и Обратно»

Дикторша на экране продолжала нести всякую чушь по поводу больших возможностей и раздвинутых горизонтов, но Жак ее уже не слушал. Он думал. Те, кто знал его достаточно близко, а присутствовавшие в этот момент в комнате Фред, Лиз и Полли, безусловно, относились к этой счастливой категории, знали также, что прерывать мыслительный процесс попросту опасно. Наконец Жак вышел из транса.

– Мы устраиваем вечеринку! – объявил он.

– Я-то думала, ты что-нибудь скажешь об этом... – разочарованно сказала Полли, сделав неопределенный жест в сторону телевизора. – В кои-то веки создан межзвездный двигатель, причем даже звездолета строить не надо, а все, что ты можешь сказать, – вечеринка... Постой-постой... – Полли была умной девочкой, иначе Жак, разумеется, не стал бы с нею дружить. – Ты хочешь сказать... О! – Полли восторженно закатила глаза. – Жак, ты гений!

– Можно для дураков, помедленнее? – попросил Фред, который пока не понял, в чем же состоит гениальность его товарища.

– Повторяю для дураков, – вежливо сказал Жак. – Только что... – Он говорил по слогам, как бы подчеркивая, что речь его предназначается именно для дураков, а не для кого-то еще, – по те-ле-ви-зо-ру, пе-ре-да-ли...

– Ладно, Жак! Кончай выпендриваться.

– Передали, – заговорил Жак своим нормальным голосом, – что письмо, которое получил позавчера по Интернету практически весь мир, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО содержит описание межзвездного транспортера. Плюс – координаты двух планет, пригодных для жизни. Восемь идиотов, которым не лень было собрать эту схему, примитивную, кстати, схему, я помню, там побывали и сегодня вернулись. Что отсюда следует?

– Ура? – неуверенно спросила Лиз.

– Ура будет потом, – отмахнулся Жак. – Если ты захочешь. Но пока ясно следующее. Первое. Нам показали тех, кто был на планете Плато. Тех же, кто был на этой... на Гранаде, – не показали. Наверное, что-то с Гранадой не так, поэтому сосредоточимся на Плато. Те, кого нам показали, провели там по меньшей мере двенадцать часов, потому что именно столько времени нужно этому адскому устройству на прогрев, причем ты при этом должен сидеть рядом. Так?

– Ну? – Фред уже отчаялся предвосхитить гениальные мысли своего друга, и только кивал головой.

– Ни ожогов, ни обморожений, ни синяков на их лицах не было, – продолжал Жак. – Значит... Спасибо, Полли. – Он принял от подружки стакан коки и сделал несколько глотков. – Хорошо, умница.

Полли просияла.

– Значит, на этой планете есть чем дышать, не жарко, не холодно... Вот я и предлагаю – мы устраиваем вечеринку.

– Там?! – с ужасом спросила Лиз.

– Там, – подтвердил Жак. – Полли, ты сидишь на телефоне.

– Ничего, мне удобно.

– Полли, мне нужен телефон.

– Ой! – Девушка поспешно извлекла из-под себя коробочку фона и протянула Жаку.

– Начнем с этого сумасшедшего Майка.

Майк был радиогением, и Жак не впервые использовал его гениальность для своих затей. Чего стоил один телеуправляемый вампир... Впрочем, шутники были тогда гораздо моложе. Сейчас, когда им было по пятнадцать, они должны заниматься более серьезными вещами.

– Алло, Микхаел? Здравствуй, это Жак. Что? Хорошо, просто Майк. – Жак закинул ногу на ногу и продолжал, помахивая полупустым стаканом из-под коки: – Ты новости смотрел? Нет? Ну и не надо. Слушай, у меня к тебе дело, но срочное, понимаешь. Нет, никуда ходить не надо. Надо собрать одну схемку. Ты получил позавчера это дурацкое письмо? Ну почему – чушь. Слушай внимательно. – Жак перешел на доверительный шепот. Все-таки здорово это у него получалось. – Есть сведения, что это не шутка. Я? Я тебе когда-нибудь врал? Ну то-то... Сколько уйдет времени? Да. Посмотри.

Некоторое время Майк лазил по файловой системе своего невероятно захламленного компьютера, пока наконец не нашел письмо, которое стер, но, к счастью, еще не уничтожил.

– Часа четыре, – неуверенно сказал Майк. – А то и все пять. И это если будут все детали...

– Детали я тебе обеспечу, – заверил его Жак. – Составь список, чего не хватает, через четверть часа к тебе заедет Фред...

– Я? – изумился Фред.

– ...с деталями. Список сбрось мне по электронной почте, так быстрее.

– Ты, ты, – сказал Жак, вешая трубку. – А кто же еще? Я буду сидеть тут и координировать подготовку, а что касается девочек...

– Ну?

– Понимаешь, мне почему-то кажется, что не мы одни такие умные и что в радиомагазине сегодня будет давка. А ты все-таки каратист...

– Компудист, – гордо поправил его Фред. – Ладно, схожу, жалко, что ли?

– А вот и детали. – Жак указал на стоящий в дальнем углу старенький «сексиум», на экране которого мигала надпись, уведомляющая, что хозяину пришло письмо. – Быстро он, однако.

– Распечатай – и бегом. – Жак потер руки. – Техническая часть обеспечена. Теперь надо поднять народ.

– И как ты это сделаешь? – с иронией спросила Лиз. – Каждого уговаривать, потом продукты, там же нет холодильников, потом... Да ты постареешь раньше.

Полли с жалостью посмотрела на подругу. Лиз знала Жака недавно и была не в курсе его возможностей. И точно.

– Я никого не собираюсь уговаривать, – высокомерно произнес ее кумир. – Я никаких продуктов покупать не собираюсь.

– А...

– Ты знаешь, как Том Сойер красил забор?

Через час квартира, которую на пару снимали Жак с Фредом, напоминала штаб-квартиру террористической организации накануне встречи Папы Римского с «большой девяткой». По полу были расставлены, а чаще разбросаны, рюкзаки, ящики с пивом, пакеты чипсов и какие-то свертки. Все, что потребовалось от Жака, было сделать один звонок.

– Алло, Диана, – сказал он неожиданным, томным и каким-то развинченным голосом. – Совет мне твой, солнце, необходим, погибаю.

Присутствовавшие при этом Лиз и Полли изумленно переглянулись. Это было так не похоже на всегда собранного Жака...

– Я планирую вечеринку – там... в астрале... на другой планете, – вещал Жак в трубку замогильным голосом. – Но ты понимаешь – для избранных. Умоляю – полнейшая тайна...

Совета он так и не попросил. Однако через четверть часа его телефон принялся звонить и с тех пор звонил не переставая. Все хотели попасть на вечеринку для избранных. В астрале.

Сначала Жак отказывался. Затем, под давлением, соглашался. Но не за так, нет. Слишком велик поток желающих... Парни и девушки приносили еду и выпивку, палатки на случай дождя, инструменты, всякие там топоры и пилы для того, чтобы делать костер и строить на чужой планете памятную стелу... За все это время Жак ни разу не покинул своего кресла.

Затем к Жаку подошла смущенная девушка в сильных очках и попросила уделить ей минутку.

– Очень быстро! – отозвался Жак, косясь на телефон.

– Меня зовут Кристина, – робко представилась девушка. – Я вот подумала...

– Ну-ну?

– Транспортер берет с собой то, что находится в каком-то радиусе вокруг него, правильно?

– Да, верно. – Жак уже не смотрел на телефон. – И что?

– Я боюсь, что эта штука разрушит вашу квартиру, – сказала девушка.

– Квартиру... – Жак нахмурился. – Как же я не подумал!.. Спасибо, Кристина.

Через пять минут кто-то уже звонил своим друзьям в федерацию компу-до, просил выделить спортзал, так как Жак категорически запретил запускать транспортер вблизи от стен, мебели и бытовых коммуникаций. Зал предоставили, но в нагрузку ребята получили пятерых качков из президиума федерации – им тоже интересно было побывать на чужой планете.

Через два часа Жак понял, что процесс выходит из-под контроля.

– Нет, – кричал он в трубку. – Беременных не берем. Что?! – Лицо его вытянулось. – При чем тут гороскоп? Она – что?!

– Она хочет рожать на другой планете, – задумчиво произнес он, прикрыв трубку ладонью. Полли, все время находившаяся рядом, удивленно посмотрела на него.

– Так ребенок родится под другими звездами, – объяснил Жак, – и у него будет необычная судьба...

– Десять тысяч экю! – решительно произнес он в трубку. – Свой доктор? Хорошо, семь тысяч... Что?.. П-переводите... Позвони Майку, – сказал он, передавая Полли телефон. – После первого транспортера пусть строит второй, третий... Сотый, если сможет. Я плачу. Билли! Эй, приятель! Нам потребуется временный туалет в зоне ожидания. Двенадцать часов все-таки...

Затем он задумчиво посмотрел вокруг.

– А нужна она нам – эта вечеринка? Такие дела намечаются...

Глава 2

Есть планета – есть проблема.

Нет планеты – нет проблемы.

Великий Астроном

К исходу двенадцатого часа ожидания Жак вымотался окончательно. Все это время он продолжал говорить по телефону, пытаясь отвертеться от желающих или организуя места в одной из следующих партий для тех, от кого отвертеться не удалось. Он охрип. Он заработал еще пятнадцать тысяч экю просто на продаже билетов. На него работали уже пять радиолюбителей и один продавец радиодеталей, который за взятки согласился придержать товар. Как Жак и предсказывал, в радиомагазинах творилось смертоубийство.

– Такими темпами через двенадцать часов там будет миллион человек, – мрачно сказал он Фреду. – Вечеринка на лоне природы... Что-то у меня предчувствие...

– Так отмени! – Фред сопроводил свои слова широкой улыбкой, давая понять, что это только шутка. В огромном спортивном зале стойками для барьерного бега огорожено было четыре круга, в которых сидели отправляемые. Двести сорок пять человек. В данный момент находящиеся в трех «зонах ожидания», как их окрестили с легкой руки Полли, не отрывали глаз от пассажиров в четвертой зоне. Их транспортер начал прогреваться раньше, и если все прошло как надо, то в ближайшие несколько минут они должны были исчезнуть, чтобы материализоваться на далекой планете Плато. Пассажиры же четвертого круга смотрели по сторонам, готовя фотоаппараты.

– Время! – произнес Фред, и словно по его команде окружающий мир исчез, сменившись поросшим травой кратером, знакомым ребятам по фотографиям из новостей. Под ногами у новоприбывших, впрочем, травы не было – там валялись обломки мебели и какие-то куски цемента, трубы... Жак еще раз напомнил себе поблагодарить Кристину – если бы не ее совет, к обломкам добавилась бы его мебель, равно как и внутренние стены квартиры.

Вокруг было почти безлюдно – почти, если не считать нескольких групп, развлекающихся неподалеку.

– Внимание! – хриплым голосом скомандовал Жак. – Пошли все вместе в южном направлении. Если останемся здесь, то следующая группа свалится нам на голову.

Они пошли вверх по склону кратера, и очень скоро достигли его гребня.

– Красота-то какая!

Перед ними расстилалась чужая планета. Поросший травой склон горы шел вниз и переходил там в лес, тянущийся до горизонта. Теплый летний воздух. Пение птиц.

– Ребята, а вон там ручей! – Все направились к ручью и после недолгих споров решили устроить лагерь на берегу. Через десять минут входившие в группу рыболовы добыли из ручья первую рыбу. Через двадцать минут заготовили дрова и разожгли костры...

Сначала Жак пытался руководить прибывшими с ним ребятами, затем махнул на это дело рукой. Он просто лег на травку и заснул. Сквозь сон он чувствовал, как кто-то (Полли) накрывает его курткой, но не проснулся. Судя по звукам, доносившимся со стороны ручья, народ начал пить прежде, чем поставил палатки, так что...

Жак спал.

Глава 3

– Вы не видели поблизости милиционера?

– Нет...

– Тогда – снимайте пальто!

Тимур

Проснулся он от того, что его трясли за плечо. Он открыл глаза и увидел склонившихся над ним Полли и Фреда. Стояли сумерки.

– Привет, – осторожно произнес Жак. – Случилось чего?

– Мы переносим лагерь, – сказал Фред. – Тут стало слишком людно.

– В смысле? – Жак сел и осмотрелся. Людно – это было точно замечено. По берегу реки к лесу редкой цепочкой пробирались люди, обходя лагерь, а иногда и проходя между палатками. На склоне горы горели костры, много... Такую примерно картину Жак видел в фильме про поход армии Александра Македонского.

– Сколько же тут народу? – пробормотал он.

– Много. – Фред махнул рукой в сторону кратера. – Фил поднялся на гребень, говорит, прибывают каждые четверть часа.

– Ага... – Жак рывком встал и потянулся. – Ясно. А как вечеринка?

Ответом ему было молчание.

– Все перепились, – сказал наконец Фред. – Хотели вернуться, даже транспортер включили...

– Ну?

– Да эти козлы... – Фред с досадой кивнул на идущих вдоль ручья людей.

– При чем тут они?

– Транспортеру надо двенадцать часов прогреваться, – пояснил Фред. – И за это время ни ты не можешь выходить из зоны ожидания, ни в нее никто не может входить, иначе настройка собьется.

– А они идут и идут? – рассмеялся Жак. – И прямо через зону?

– Ну.

– Дайте-ка мне подумать... – Жак ненадолго замолчал, а затем сказал, обращаясь в основном к Фреду: – Собери мне десяток деловых ребят. И более или менее трезвых. Таких, чтобы умели слушаться. Я давно уже понял, что эта вечеринка – дурацкая затея, но теперь у меня есть идея получше.

Идея Жака не у всех нашла поддержку. Бросить вечеринку и заняться бизнесом? На чужой планете?

– Поймите, – не сдавался Жак, – именно на чужой планете. Именно сейчас, когда здесь ничего нет!

– Посмотрите на них! – Он указал на идущих вдоль ручья. – Да они же не только еды с собой не взяли, вон тот – видите – в плавках!

– Он не в плавках, – поправил его кто-то из ребят. – Похоже, это йог...

(Йог выглядел очень озадаченным. Он так упорно медитировал, сидя на обочине дороги близ Дели, что даже не заметил шутника, поставившего рядом с ним небольшое устройство. В данный момент он понятия не имел, куда его занесло, а окружающие его люди не понимали ни слова из того, что он говорил.)

– Прости, парень, – старший из компудистов похлопал Жака по плечу, – работа дураков любит. Мы за то, чтобы допить пиво и свалить отсюда.

Он повернулся и пошел прочь. Жак долго глядел ему вслед.

– Сам вернется, – сказал он с усмешкой. Затем, повернувшись к тем, кто остался на его стороне, продолжил: – Для начала надо вернуться в кратер.

В число завербованных Жаком входили Полли, Фред, Лиз, Фил, с которым Фред познакомился здесь, у ручья, и еще четверо. Усилитель они взяли у второй группы прибывших из спортзала, у которых в отличие от группы номер один вечеринка удалась на славу. Они танцевали, пили и просто валялись на травке прямо здесь, в кратере, не обращая внимания на растущий поток новоприбывших и лишь иногда отрываясь от своего отдыха, чтобы дать по рогам тому, кто пытался утащить у них пиво или еду.

– Отправляетесь обратно в спортзал, – наставлял Жак Фила и еще одну девчонку, имя которой он забыл. – И сразу ты...

– Зоя.

– Ты, Зоя, идешь ко мне домой, вот ключи, и берешь в ящике стола ключи от ангара. Едешь в ангар... Ты с самолетом справишься?

– Откуда?

– Откуда хочешь. Выкати его наружу, чтоб не мешался, и подготовь транспортер к старту.

– А почему в зале нельзя? – не поняла девушка.

– Нам нужна своя зона – собственная. Ясно? Теперь ты, Фред.

– Есть, сэр!

– Кончай придуриваться. Вот тебе моя кредитка, вот список продуктов. Возьми в аренду грузовичок, и все – в ангар.

– Ничего себе.

– Вот именно, и ничего – себе. Я проверю, как ты использовал мою кредитку. Поехали. И скажи Майку, пусть отдаст тебе все транспортеры, какие они с ребятами успели собрать.

– Так ведь не дадут транспортеру тут прогреться, – озабоченно заметила Зоя. – Народу-то сколько...

– А мы ограду построим, – сказал Жак. – Вон материала сколько.

Он указал на быстро растущую кучу строительного мусора в зоне прибытия.

Пока они огораживали Зою и Фреда обломками мебели, Жаку пришла в голову еще одна гениальная идея. Он объяснил Фреду, как снимать со счета наличные и сколько ему надо денег.

– Ты что – миллионер? – удивился тот.

– Нет, но сегодня мне может крупно повезти.

– Что теперь? – устало поинтересовался Фил, когда Фред с Зоей включили наконец свой транспортер.

– Как что? – удивился Жак. – Посмотри на эту кучу бесхозной мебели. Неужели непонятно, что это все – наше? Потащили.

Глава 4

Может, мы обидели кого-то зря,

Сбросив бомбу в двадцать мегатонн...

Песенка Крокодила Гены

Командир роты махнул рукой, и солдаты швырнули к его ногам пятнадцатилетнего паренька.

– Этот? – удивился офицер. – Он же ребенок.

– Так точно, сэр, – отрапортовал доставивший Жака солдат. – Этот. Он у них за главного.

– Так... – Офицер прищурился и произнес нехорошим голосом: – Ты знаешь, что тебя ждет?

К его удивлению, мальчишка не испугался. Он оглянулся на стоящих невдалеке солдат и негромко сказал:

– Господин офицер, а нельзя ли нам поговорить наедине?

– О чем же?

– Дело...

Солдаты с интересом наблюдали, как их командир отошел в сторонку и принялся что-то оживленно обсуждать с арестованным. Минут через пятнадцать Жак торжественно пожал офицеру руку и бегом направился в сторону собранной его людьми кучи ворованной мебели.

Офицер же, напротив, пошел к солдатам не спеша, и на лице у него блуждала странная улыбка. Солдаты ожидали приказа, но то, что им было приказано, их изрядно удивило.

– Все в порядке, – заявил Жак, – я договорился. Они дают нам столбы, колючую проволоку и двадцать солдат, чтобы это все монтировать. Фред – будешь руководить. Ты понял, что строить? Как на ферме у твоего дядьки, только проволоку экономь.

– Как ты его убедил? – изумился Фред.

– Убедил? – усмехнулся Жак. – У него приказ – всех отсюда вышвырнуть. Я предложил ему помощь. Более того, когда я предложил ему поделить доходы пополам, он чуть не полез целоваться, честное слово. Найми дополнительно человек двадцать, а то наши с мебелью не справляются. Бери китайцев, они дешевле просят.

Солдаты работали быстро и споро – они строили обнесенный колючей проволокой загон, поделенный на загоны поменьше. Стартовая зона для тех, кто решил вернуться на Землю. Таких было хоть отбавляй. В зоне прибытия творилось настоящее столпотворение, бурлящий людской поток пер во все стороны, через край кратера и дальше по планете. Без огороженной колючей проволокой зоны ожидания люди просто не могли отсюда вернуться, так что основанное Жаком предприятие процветало. Первое, что видели прибывающие на планету, были плакаты, объясняющие, как планету покинуть. Сначала к постоянно растущему загону стояла очередь, затем Жака осенила очередная гениальная идея, и желающие вернуться домой получали инструменты и под надзором довольных солдатиков сами строили для себя загоны. За скромную сумму в сто экю. Нет лучше бизнеса, говорил Жак, чем экспорт дураков. Кратер все больше напоминал колонию строгого режима.

Не все, впрочем, пожелали возвращаться туда, откуда они прибыли. Подумав, Жак распорядился, чтобы за отдельную плату желающим оказывались иммиграционные услуги. Никаких анкет и собеседований в посольствах – хочешь в Штаты – десять долларов сверху, и ты там.

Америка, впрочем, не была единственной страной, пожелавшей очистить Плато от визитеров. Через шесть часов на Жака работали уже четыре зоны ожидания, включая русскую, украинскую и китайскую. Аргументы Жака были железными. Займись армейский командир этим бизнесом сам, он пойдет под суд за использование положения в корыстных целях. Он же, Жак, – частное лицо, и кто его может в чем упрекнуть?

Некоторое неудобство доставляли рэкетиры. Не обладавшие способностями Жака к импровизации, они предпочитали брать деньги, а не зарабатывать их. Жак долго думал над этой проблемой, но в конце концов сдался и поставил вопрос перед объединенным советом всех четырех окопавшихся в кратере к тому моменту воинских частей. Проблема была решена с присущим военному уму блеском. Рэкетиров вязали и штабелем складывали в зоне ожидания: командир российской части любезно предоставил для этой цели координаты какого-то объекта – в.ч. что-то там... То есть это была воинская часть раньше, теперь же – просто нашпигованный ржавым металлоломом уголок красивой сибирской природы.

Тем же рэкетирам, которые владели английским, были лучше организованы или просто производили на солдат приятное впечатление, давали в руки лопату и посылали расширять зоны ожидания.

Следующей проблемой была еда, точнее, ее нехватка. На внешнем склоне горы, куда по предложению Жака военные выставили всех торгующих жареной собачиной китайцев, уже было тесновато, так что торговцам предлагали двигаться вдоль ручья, занимая первый же свободный кусок земли. Еду ввозили в большом количестве, для этого было отведено уже сорок зон прибытия, но ее все равно не хватало. Большие проблемы были также с обменом валюты, хотя Жак и открыл уже с полсотни пунктов.

Эпилог

Что ни делается, все к лучшему,

В этом лучшем из миров!

Саурон, с досадой

К вечеру третьего, с момента прибытия, дня Жак понял, что с него хватит. Ряды колючей проволоки заняли к тому времени весь кратер и спускались по склонам горы вниз, туда, где озверевшие отбывающие валили лес для новых столбов ограждения. Это больше не было удовольствием, это стало скучно, к тому же Жак спал на ходу. Он собрал своих ближайших соратников и произнес речь.

– Пора сматываться, – сказал Жак.

Фред, Лиз и Полли согласно кивнули, а Фил, напротив, принялся возражать.

– Как хочешь, – согласился Жак. – Мы стартуем. Это все – твое.

Они включили транспортер и стали ждать, окруженные колючей проволокой. Вокруг, обтекая их загон, шли люди, мрачно глядя по сторонам. Они уже начали подозревать, что эта планета не так уж и безлюдна, как им казалось.

– Я представлял себе вечеринку, – заметил Жак. – Танцы, песни... Кто бы мог подумать, что будет колючая проволока и солдаты... Ах ты!

– Что такое? – встревожился Фред.

– Солдаты! – Жак хлопнул себя по лбу. – Я расплатился с русскими и китайцами, но вот насчет украинцев и американцев...

– Это теперь проблема Фила, – возразила Полли. – Ты же ему честно сказал, что пора сматываться. Кстати, никто ведь не знает, где тебя теперь искать...

ПЕРВОПРОХОДЦЫ

Глава 1

По дороге на работу у Димы дважды проверяли документы, что было явным признаком надвигающихся перемен. Народу на улицах было мало, все сидели дома, у телевизоров. Хорошо еще, что метро работало.

У магазина радиодеталей бурлила толпа, хотя до открытия оставался еще по крайней мере час.

– Биржа закрылась, – вместо приветствия заявил Виктор. Он сидел на стуле, положив ноги на стол, и смотрел новости. Никто в компании не умел выводить новости на экран компьютера, кроме Виктора.

– Мне-то что? – возразил Дима. – Я все свои акции еще три дня назад продал. А ты разве нет?

– В том-то и дело...

Дима обошел Викторов стул и подошел к своему столу. Прежде всего он смахнул в мусорную корзину недоеденную пиццу и недопитую колу, оставшиеся от Танечки. Хочешь быстро охладеть к красивой женщине, раздели с ней рабочее место. Действует безотказно.

Затем Дима проверил почту. Сделать это оказалось непросто. Танечка так и не сумела понять, что «Виндоуз-Милениа» умеет хранить конфигурации более чем одного пользователя, так что, получая этой ночью свою почту, она потеряла Димины пароли.

Почты почти не было. То есть было там два интернетовских «святых письма», на которые уже никто не обращал внимания, и приглашение на совещание у Карабаса. То есть у шефа. Синьора Артуро то есть. До совещания оставался час.

Решив отдохнуть, Дима спустился на склад и неожиданно для самого себя принял участие в скандале. Им недопоставили палаток, зато перепоставили весел для байдарок... Замечательно. Четыре звонка, и все впустую – слишком рано, никого нет на месте. Теперь если Карабас спросит на совещании, что там у вас с палатками, ответа не будет... И премии, наверное, тоже, у Карабаса с этим строго.

Отчаявшись разрешить палаточный вопрос, собравшиеся на складе сотрудники заварили чай и затеяли спор о перспективах освоения космоса. К Диминому удивлению, большинство считало, что и письмо, которое пять дней назад получил практически весь мир, и сообщения первых, если так можно выразиться, космонавтов, это не более чем шутка. Диме вдруг остро захотелось бежать из этого дурдома...

– Эй, дрюг, что с тобой? Льюбов? – Это был Дэвид, или просто Дэйв. Его, вместе с еще тремя иностранцами, Карабас привез из-за границы – учить ленивых русских, как надо работать. В первый же вечер их всех научили пить, с тех пор все было в порядке. Вот только произнести слово «друг» они не смогут. Никогда. Разве что с иголками под ногтями.

– Мне хочется в отпуск, – признался Дима. – Далеко. Подальше, отсюда. Устал я.

Зря он это сказал. Дэйв вспомнил, что он здесь, чтобы учить, и в очередной раз прочитал Диме лекцию о том, что такое позитивное мышление. Надо быть бодрым и жизнерадостным.

Дима послушал, поблагодарил и побрел на совещание. Обычное начало обычного дня...

– Прошу всех садиться. – Карабас сделал широкий жест, при глашая народ за стол. Собственно, большинство уже и так сидело, стояли лишь «чужие» – парень лет шестнадцати, с видеокамерой на плече, длинноногая девица и дядька лет пятидесяти в старомодном костюме. «Чужие» поспешно уселись.

Всего за столом сидело с десяток сотрудников «Хадсона», фирмы, продающей туристический инвентарь. Троих Дима знал – это были руководители отделов, остальных он в общем-то видел, но и только.

Совещание проходило в головном офисе «Хадсон Лтд.», и туда пришлось тащиться по слякоти и грязи. Машины сотруднику Диминого ранга не полагалось. Дима незаметно стянул под столом промокшие кроссовки и приготовился слушать.

– Вы знаете, – начал Карабас, – что произошло пять дней назад.

Акцента у него почти не было, хотя было общеизвестно, что русский он учил сам, уже в зрелом возрасте.

«Что произошло, – подумал Дима, – кошелек у меня сперли, вот что произошло. Все остальное на этом фоне – такие мелочи... Ну и еще Флеминг со своей шуточкой...»

– Мир раз и навсегда стал другим...

Это уж точно. Джон Флеминг разослал по свету свое письмо с описанием межзвездного двигателя. Если он не врал, а судя по тому, что успели выяснить энтузиасты, он НЕ врал, то проблемы полетов к звездам больше не существовало.

– Следовательно, – не унимался Карабас, – для компании типа нашей открывается практически безграничное поле деятельности. Люди будут путешествовать по другим планетам. Флеминг сообщил нам координаты двух из них, но очевидно, что мы встретим еще. И людям нужны будут удобства на этих планетах. – Он сделал паузу и недоумевающе посмотрел на аудиторию. Все-таки он был хорошим психологом, хоть и походил на отрицательного героя из сказки про Буратино и дремучей рыжей бородой, и мясистым носом, и громовым голосом. Вот и сейчас он пытался понять, почему народ заулыбался при слове «удобства». – Вы должны понять, – убедительно прогудел он, – что то, что на Земле вы принимаете за законы природы, на самом деле таковым не является. То, что существуют дороги. Карты местности. То, что хищные животные изолированы от ваших детей. То, наконец, что, проголодавшись, вы можете купить еду. Во Вселенной такого нет!

Карабас умолк, аудитория тоже молчала. С утверждениями начальства трудно было спорить. Все, что благодарное человечество получило от Флеминга до сих пор, было координатами планет, ни карт, ни прогнозов погоды к ним не прилагалось.

– Вы все знаете, – снова заговорил Карабас, – что такое «экологическая ниша». Посмотрите на рынок программных продуктов. Миллион фирм производит миллион программ. Почему люди идут к «Майкрософт»? Они заняли нишу и никого в нее не пускают. И сейчас мы стоим у истоков нового бума, бума освоения космоса. Но мы знаем, что на рынок в ближайшее время выйдут сотни тысяч фирм, производящих палатки, еду, оружие – словом, все, что может понадобиться первопроходцу. Что в этой ситуации должны сделать мы?

«Перейти на производство детских игрушек», – подумал Дима. Он устал и хотел спать, к тому же без кроссовок у него мерзли ноги. Карабас между тем нагнулся и извлек из-под стола довольно крупный рюкзак. Это само по себе было странно, особенно если учесть, что Карабас помешан на чистоте и порядке. Рюкзаку не место на столе для совещаний. Это также не было новой моделью рюкзака, так как он был набит барахлом, Дима видел, что Карабасу нелегко его поднимать.

– Молодой человек, помогите мне разложить вещи, – попросил Карабас. Дима поспешно зашарил ногами под столом в поисках кроссовок и почувствовал, как волосы у него на голове зашевелились. Кроссовок не было.

– Какие-то проблемы? – участливо поинтересовался Карабас. Плюнув на приличия, Дима встал и заглянул под стол. Кроссовок не было, точнее, их не было на месте. Их держал в пасти очаровательный терьер, сидящий напротив, рядом с одним из «чужих».

Видимо, на Димином лице все-таки что-то отразилось. Карабас повел бровью, затем вздохнул и тоже заглянул под стол. Затем он захохотал. Ощущение было такое, словно кто-то ухал со дна гулкой бочки. Поняв, в чем дело, девушка «чужих» отобрала у собаки Димину обувь и передала ее через стол «пострадавшему». Натягивая мокрые кроссовки, Дима краем глаза заметил, как девушка брезгливо вытерла руку о джинсы. Он внутренне усмехнулся.

Рюкзак Диме понравился сразу. Во-первых, он не был просто мешком, в который вещи набивают, а затем вытаскивают в обратном порядке. Вместо этого рюкзак раскрывался наподобие трехстворчатой детской книжки, и все его содержимое сразу становилось доступно, разложенное по карманчикам или пристегнутое ремешками.

Во-вторых, он был водонепроницаемым, этот рюкзак. Ну и наконец – он был полон...

Чего только не было в рюкзаке! Начиная со спального мешка и кончая...

– Осторожно, – предупредил Карабас, – он заряжен.

Дима осторожно повертел в руках тяжелый пистолет и положил его на стол. В оружии он разбирался слабо, ясно было лишь, что это не «Макаров» и не «ТТ».

– Пистолет называется «дром», – пояснил Карабас.

Он взял оружие в руки, и присутствующие замерли в восхищении – картинка ожила. Карабас с оружием смотрелся как... Краем глаза Дима заметил, что парень с видеокамерой не теряет времени даром.

– К делу. – Шеф со вздохом положил игрушку на стол и широким жестом обвел разложенные на столе предметы.

– Набор для выживания, – предположил Олег Борисович, старейший из присутствующих. – Наша новая модель?

– Да и нет, – отозвался Карабас. – Это не набор для выживания, точнее, не только он. Наша фирма собрала в этом рюкзаке, получившем название «Рюкзак первопроходца», или «Старпак», все необходимое для похода по другой планете, будь то туризм, разведка или охота. Это не прожиточный минимум, это все, я подчеркиваю, все, что может потребоваться. Прожиточный максимум.

Присутствующие молчали, с интересом приглядываясь к содержимому рюкзака. Дима отметил, что все одноразовые вещи упакованы в полиэтиленовые пакетики.

– Но это еще не все, – торжественно провозгласил Карабас. – Со вчерашнего дня наша фирма больше не называется «Хадсон», нет! О, я знаю ваши шуточки по поводу «мисс Хадсон» из «Шерлока Холмса»! Наша фирма называется теперь «Старпак Лимитед» и занимается она практически исключительно вот этими рюкзаками.

– Значит ли это, что мы сворачиваем деятельность по остальным направлениям? – поинтересовался Олег Борисович.

– Безусловно, – подтвердил Карабас. – Имеющиеся на складе товары идут на распродажу, фирма на днях будет преобразована в общество открытого типа, выпустим акции...

Похоже, он считал, что мировой рынок у него в кармане. Дима не возражал, ведь распродажа барахла автоматически закрывала вопрос о палатках и веслах...

– Нам нужна будет реклама, – задумчиво протянул Шон, огромных размеров канадец, один из привезенных Карабасом на развод. – И к тому же как будет распределена нагрузка между нами и головной фирмой в Оттаве?

– Отвечаю по порядку, – отозвался Карабас довольно. – Головная фирма в Оттаве любезно продала мне этот филиал как бесперспективный. Мы теперь – российская фирма с филиалами на Украине, в Прибалтике и на Байкале. И со мной во главе.

Кто-то присвистнул. «Прощай поездки за рубеж, – подумал Дима, – прощай... Впрочем, так ли часто я там бывал? Ни разу, и не светило... Плевать».

– Теперь насчет рекламы, – продолжал Карабас. – Мы вложили в рекламу все свободные средства. – Он развел руками, как бы извиняясь, затем встал в «позу Ленина», заложив руку за отворот жилетки. Смотрелся он в этой позе как языческий бог. – Я надеюсь, сотрудники фирмы оценят масштаб происходящих у нас перемен... Вашу зарплату мы тоже задержали.

Народ безмолвствовал.

– Но этого мало! – с энтузиазмом продолжал Карабас, и у Димы мелькнула мысль, что сейчас на свет появится хваленая плетка литературного героя.

– Мы идем в рекламный поход! – закончил оратор, и Дима наконец понял, почему его пригласили на это совещание.

Идея Карабаса была проста и не лишена изящества. Пять дней назад некто, назвавшийся Джоном Флемингом, опубликовал в Интернете «открытое письмо к миру», в котором приводил детальные инструкции о том, как в домашних условиях построить межзвездный транспортер. Там же приводились координаты двух планет – Флеминг назвал их Плато и Гранада – в довольно дурацкой двенадцатимерной системе координат. Весь мир – это очень много, так что нашлась кучка бездельников, которые собрали схемку, благо сложного в ней ничего не было. И оказалось, что это не шутка. После краткого периода, проведенного первыми космонавтами под небом другого мира, они вернулись домой и принялись названивать друзьям и прессе. На третий день мир уже знал, что межзвездные полеты возможны. Впрочем, не только межзвездные. Полетев на другую планету, вы в момент перехода получали координаты исходной точки вашего полета, так что любое место, откуда можно запустить транспортер, становилось тоже доступно.

Вчера президент Соединенных Штатов обратился к народу с торжественной речью, и мир начало лихорадить. Сегодня собиралась сессия ООН.

Карабас хотел успеть первым, пока мир не оправился, пока все сидят и ждут новостей, выбросить «Старпак» на рынок. Для рекламы он собирался запустить группу своих сотрудников помоложе и корреспондентов видеовестника – тех самых «чужих» парня и девушку – в демонстрационный поход. По Плато – планете, для которой...

– ...мне удалось добыть карту! – торжествующе провозгласил Карабас. – Карту с потухшим вулканом, в кратере которого находится стартовая зона... Или я должен сказать – финишная зона? – и его окрестностей. Теперь я не могу вам приказать, друзья мои, но...

– Через сколько выступаем? – поинтересовался Дима в ответ. – Хоть неделя у нас будет на подготовку?

Что-то вроде смущения промелькнуло на физиономии злодея Карабаса.

– Вылет немедленно, – сказал он.

– Но...

– У вас будет телефон.

Глава 2

Девушку звали Джейн, она была из Англии. Тележурналистка. Парня звали Митя, и он с удовольствием откликался, когда девушка звала его Митьком. Он был телеоператором, и, по словам начальника, очень неплохим. Начальником был тот самый третий «чужой» – Роберт. Он в поход не собирался.

От фирмы шел Дима. Еще неутомимый Карабас связался с Московским университетом и заполучил оттуда геолога Илью и биолога Марту. Общий принцип – молодость и армия за плечами.

– Ну мы навоюем, – озадаченно пробормотал Илья, изучая свой пистолет. – Три обоймы! Полая пуля с разделяющимся стальным сердечником!

– Лучше перестраховаться, – неуверенно возразил Дима.

Они сидели в одной из незанятых комнат офиса, вокруг стола, на котором стоял транспортер. Адская машина «прогревалась» и собиралась это делать в течение ближайших двенадцати часов, так что надо было сидеть и ждать. Можно было, впрочем, смотреть телевизор, копаться в рюкзаках и звонить родным по телефону. Еще можно было отлучаться в туалетную комнату, которая тоже была в радиусе действия транспортера.

– Вместо блокнота с координатной сеткой они могли бы включить сюда компьютер, – заметила Марта. Она, пожалуй, была самой педантичной в группе, по крайней мере чем еще объяснить, что она в пятый раз принималась разбирать свой рюкзак.

– Ты хочешь научиться разбирать его в темноте? – поинтересовался Митя.

– Почему бы и нет?

– Потому, что для темноты там есть лампочка. – Озадаченное выражение на лице биолога экспедиции подтвердило, что «слона-то она и не приметила».

– ООН начала внеочередную сессию, – заметила Джейн. Все посмотрели на экран. Страсти на сессии были накалены, и о согласии сторон там, видимо, не было и речи. Выступавший представитель Германии как раз объяснял, что новые территории должны быть освоены мировым сообществом на благо всех его членов, поэтому недопустимо, чтобы третьи страны творили произвол и объявляли какие-то территории своими.

– Сейчас-сейчас... – азартно прошептала Марта.

– Что – сейчас? – не понял Дима.

– Сейчас он произнесет слово «НАТО»...

– Не думаю, – возразил Илья, – он же все-таки дипломат.

– Пойми, он работает в цейтноте.

– То есть?

– Если на новую территорию высадится весь Китай, то никакое НАТО его оттуда... Ну вот, что я говорила?!

Сессия более напоминала склоку, так что вскоре было решено переключиться на Си-эн-эн. Там новости были еще интереснее. Правительства ряда стран в приказном порядке закрыли магазины радиодеталей, что привело к невообразимому росту цен на ряд наименований. Россия и Китай сообща выступили на сессии ООН с предложением о силовом разделе Плато и Гранады и последующей депортации всех непрошеных гостей. В их план входил также запуск искусственных картографических спутников для получения более детальной информации о планетах. ООН воспротивилась было, но тут стало известно, что Россия уже доставила на место назначения две мобильные стартовые установки со спутниками «Хорс».

На этом месте репортажа Марта и Митек дружно принялись вопить и радостно потирать ладони. При этом Марта даже попыталась скандировать «КОСМОС – НАШ». Причина их торжества не замедлила проясниться. «Хорс», пояснила дикторша, является одним из самых мощных многоцелевых военных спутников, и если уж он будет запущен, то Россия легко сможет получать шпионскую информацию о планете, равно как и сбивать чужие спутники, если такая необходимость у нее возникнет. До сих пор единственным средством борьбы с «Хорсами», которыми располагает Запад, является наземный стационарный микроволновый комплекс... Роль Китая пока неясна, однако несомненно, что он не останется в стороне от событий. Более того, как показывают прошлые... инциденты, подход Китая всегда бывал самобытен и непредсказуем.

– Вовремя мы идем, – заметил Дима. – Ох не нравится мне все это...

– Брось, – возразил Илья, – что они сделать-то могут?

– Атомную бомбу в стартовую зону послать, – предположил Митек.

– Поздно, – отмахнулся Илья. – Народ из этой зоны наверняка уже расползся. Добудут координаты новых зон...

– Тогда солдат пошлют.

– Чьих солдат? Представляешь, Китай и НАТО, по дивизии, и вокруг ни одного наблюдателя ООН. Да они друг другу...

Здесь Илья был прав. Побоятся. Вообще, по сравнению с концом прошлого века общая обстановка в мире существенно ухудшилась. Резкий рост экономики Китая привел к серии экономических конфликтов между ним и западным сообществом. Одновременно оправилась от «перестройки» и последующего «темного этапа» Россия, создав некое подобие развитого сообщества, которое на Западе все чаще называли «врагом демократии номер один». Просто в России демократии было слишком много, а демократичное российское оружие наводнило и переполнило мировые рынки. Именно российской журналистике, кстати, принадлежало меткое деление мира на «Молодых Драконов», к коим относились Китай, Таиланд, Корея, Вьетнам и прочие быстро развившиеся экономически страны, и «старых козлов», к которым русские традиционно причисляли своих западных друзей.

Взаимная неприязнь между Россией и НАТО могла теперь сравниться разве что с неприязнью между Великобританией и Китаем. Одна сторона заявляла, что «вы хотели сделать нас рынком дешевой рабочей силы», вторая – «вы разрушили наше процветание».

– Получено сообщение со станции «Мир», – продолжала между тем дикторша. – Между Землей и станцией налажено сообщение при помощи транспортеров. Координаты в проекции Флеминга учитывают изменения позиции объекта при его перемещении по орбите, так что связь не зависит от положения станции. С Лунной Базы сообщают, что в течение нескольких ближайших часов они проделают то же самое...

– Мы покидаем Землю в самое интересное время, – с досадой произнес Дима.

– Ты имеешь в виду распродажу в вашей конторе? – уточнила Марта.

– Об этом я не подумал...

– Придумал анекдот, – заявил Митек. – Си-эн-эн сообщает о высадке первых людей на Солнце. Соболезнования...

– Очень смешно.

– Полиция взяла штурмом штаб-квартиру Эй-Ай в Аризоне, – продолжала дикторша. – Захватить, однако, никого не удалось – судя по косвенным данным, все Эй-Ай отбыли на Плато, использовав самодельный транспортер.

– Террористам раздолье...

– Эй-Ай никогда не были террористами, – возмутилась Джейн.

– Я и не говорю. Но террористам – раздолье.

Дима в сотый раз принялся изучать карту и намеченный Карабасом маршрут. Дойти до края кратера и спуститься вниз. Добраться до озера, залезть на скалу и оттуда вернуться назад. Учитывая, что «Вести» оценили стоимость новой стартовой зоны в тысячу баксов, наверное, Карабас знает, что делает. Вообще, для бразильца он слишком умен. Да и не бывает рыжих бразильцев, что мы – кино не смотрим, что ли?

До старта оставалось четыре часа, когда «Вести» передали радостную весть – на Гранаде обнаружены изумруды, а на Плато, кажется, золото. Илья мгновенно вышел из состояния апатии и с мольбой уставился на транспортер, словно это могло ускорить процесс перехода. Геологу не терпелось...

Марта на этот счет была гораздо более пессимистична.

– Золото на Плато, – говорила она, – это новые тысячи и тысячи искателей приключений, и они все туда прибудут лишь через восемь часов после нас.

– Интересно, если мы что-то найдем, это будет наше или компании? – поинтересовался Митек.

– Зависит от твоего ума, – возразил Дима. – Я на тебя стучать не собираюсь.

– Значит, мое! – Митек, довольный, принялся изучать входящие в «Старпак» мешки. Золота в эти мешки можно было набить килограммов пятьсот.

Три минуты. Они пересели со стульев на рюкзаки – так, на всякий случай, и согласно оставленной Карабасом инструкции взяли в руки оружие. Дикий край – там могут быть звери, да и люди бывают всякие...

Затем ожил коммуникатор. Карабас лично пожелал членам экспедиции удачи, отметив, что они уже дали объявление о рюкзаках в средствах массовой информации, а двадцать процентов акций принадлежат сотрудникам компании, так что...

На этом месте его пламенная речь оборвалась. Без всякого предупреждения комната осела на добрых полметра, и потолок с грохотом обрушился на голову путешественников. Сильно заложило уши. Дима упал со своего рюкзака, но упал не на землю, а на что-то скользкое, ребристое и очень жесткое. Он вскочил на ноги, закрывая голову руками и расшвыривая асбокартонные плитки, в которые превратился потолок, и выбрался наконец на волю.

Он стоял на свалке.

На добрых двести метров вокруг расстилались обломки мебели, какие-то тряпки, мусор, брошенный катер, битое стекло... Не успел он удивиться, как с чистого неба ему на голову упал человек, толстый дядька в костюме рыболова. В руках он держал чемодан, что, впрочем, никак не помогло ему при падении.

Дима обвел взглядом окрестности. Толпа не толпа, но народу тут было в достатке. Он нагнулся, чтобы помочь выбирающейся из-под обломков Марте, и в этот миг что-то тяжелое навалилось ему на плечи, пригибая к земле. Как оказалось – диван.

– Класс, – произнес сидящий на диване вдребезги пьяный хиппи. – Другая планета, козлы!

Дима сообразил, что следующий визитер, чего доброго, прибудет в кирпичном доме, и лихорадочно принялся вытаскивать из-под дивана свой рюкзак.

– Я взял транспортер! – бросил ему Митек с безопасной дистанции.

– Все целы?

– Джейн руку поцарапала, а так ничего... – Митек осекся, глядя на возникший из воздуха джип. Машина была набита развеселыми молодыми людьми и девицами, гремела музыка и все такое. Джип взревел и помчался вдаль по просторам чужой планеты, с хрустом давя мусор и битое стекло. От него шарахались. В сотне метров китайцы уже торговали гамбургерами.

– Этот дальний космос действует мне на нервы, – признался Илья. – Пошли отсюда.

Глава 3

Было не то чтобы жарко, и громоздящиеся на востоке тучи не предвещали ничего хорошего. Входящие в комплект рюкзаков барометры показывали бурю, но Илья с Мартой в один голос утверждали, что их надо настраивать на здешнее атмосферное давление.

Лучше всего было Джейн и Митьку – они брали интервью. Впрочем, не они одни, сотни и сотни журналистов слонялись по вытоптанной и заваленной мусором «стартовой зоне», приставая к прохожим. Их посылали подальше. Час спустя, однако, ребятам удалось собрать кое-какой материал.

– Они делятся на несколько групп, – объяснила Джейн на импровизированном совещании. Совещание созвали Илья с Мартой, они хотели заняться делом и призывали остальных выйти на конец на маршрут. – Первая группа – случайные люди. Собрали транспортер, не вполне веря, что получится, вот как тот... – Джейн показала на растрепанного худого парня лет тридцати, в домашних шлепанцах и купальном халате. – Все, чего они хотят, – это вернуться. Но не могут.

– Почему не могут? – не понял Дима.

– Джампер должен греться двенадцать часов, – пояснил Митек. – А за это время никто не должен выходить из зоны действия джампера и никто не должен туда входить.

– А в здешней толпе этого не сделать! – усмехнулась Марта. – Так пускай отойдут на пару километров.

– Они боятся. Чужая планета, а они в тапочках на босу ногу... Насмотрелись фильмов ужасов... К тому же тут охотники подстрелили местного зверя... Марта, сядь, успеешь! Так вот, зверюга страшная. Как очень большая гиена.

– Гиеновидный медведь, – подтвердил Митек.

Дима вздохнул. Он уже видел этого зверя, ничего общего у него не было ни с медведем, ни с гиеной... Но зубы здоровые. Впрочем, охотники всадили в беднягу столько свинца, что реконструировать внешний вид жертвы было довольно сложно. Энтузиасты...

– Вторая группа – отдыхающие, – продолжала Джейн. – Они расползаются в поисках красивых уголков для пикников. Привезли спиртное, наркотики, у некоторых есть оружие, так что ходить в округе становится опасно.

– В рюкзаках нет бронежилетов? – поинтересовался Митек. – Случайно? Мне кажется, я что-то такое видел в инструкции...

– Рюкзак сам по себе имеет кевларовую подкладку, – отозвался Дима. – Можно ее отстегнуть и надеть либо раскрыть рюкзак и надеть его как плащ, шмотками наружу.

– Идиотизм какой-то...

– Далее. – Джейн подняла руку, требуя внимания. – Группа номер три. Охотники и рыболовы. Они уходят отсюда, и с ними мы, видимо, столкнемся позже... километрах в двадцати отсюда. Все, я имею в виду – все с безопасными группами.

– А есть еще и опасные? – «обрадовался» Илья.

– Какой-то идиот пустил слух, что здесь нашли золото, – пояснила Джейн. – Я имею в виду Си-эн-эн. Теперь здесь полно гангстеров и просто вооруженных лунатиков. О! – Она привстала, вглядываясь. Это будет интересно!

Новая группа материализовалась на куче мусора. На этот раз это были солдаты в форме неизвестной страны. Судя по тому, что комбинезоны их были не зелеными, а песчано-желтыми, были они с Арабского Востока. Человек двести... Солдаты действовали четко и слаженно – они немедленно залегли, приготовившись к стрельбе.

– Еще одна категория, – лениво отметил Митек. – Щас их...

И верно, следующей группе прибывающих повезло захватить с собой стеклянную крышу солярия и часть плавательного бассейна. Солдат накрыло волной воды, а затем сверху посыпались стекла. Картину здорово украшали полуголые девицы, с визгом попадавшие прямо в объятия к мокрым бойцам.

– Далее, – продолжала Джейн, – это наши конкуренты, геологи и биологи. Я боюсь, что они могут стать проблемой, особенно если крупная компания пошлет их с телохранителями... Ой, мамочка!

– Это подводная лодка? – на всякий случай поинтересовался Илья.

– Уже нет... – Джейн на всякий случай протерла глаза. – Ничего не понимаю!

– Ты забыла упомянуть мелкий бизнес.

– Да, верно, вон закуски продают. А вон те ребята таскают мебель из этой кучи, что уцелело. Пойдемте отсюда, а?

Они пошли, как планировалось, на север. Вокруг бурлил людской водоворот, сталкивались группы, кто-то бил кому-то морду, и кто-то предлагал холодную кока-колу. Место, впрочем, было красивое. Они находились в кратере, поросшем травой и кустами и не очень глубоком. Вулкан, если это был вулкан, давно и безнадежно потух.

Метров через пятьсот к ним подошел мальчишка лет пятнадцати.

– В любую столицу мира, – заговорщически прошептал он. – Всего за двадцать долларов... – Говорил он по-английски, но, поняв, кто перед ним, легко перешел на русский.

– Как ты это сделаешь? – удивился Дима. В такой-то толчее.

Вместо ответа мальчишка показал пальцем на наспех сооруженный загон, обнесенный колючей проволокой. В загоне сидели мрачные люди.

– Мы огородили зону ожидания, – пояснил он.

– Спасибо, попозже... – Дима отметил, что в одной из секций загона громоздится похищенная из кучи обломков мебель. Другую секцию заполняли мебелью в данный момент. Еще двое мальчишек расширяли загон – судя по всему, бизнес процветал.

Еще через час они вышли на более или менее спокойную местность. Люди здесь если и были, то шли целеустремленно, прочь от столпотворения, иногда проезжали машины, мотоциклы и велосипеды. Были даже всадники, правда, только один раз. Да еще пасся в отдалении вполне земного вида верблюд, явно нездешний, судя по цветной тряпке у него на спине.

Марта собирала образцы, и ее «букет» был уже больше ее самой. Илья коллекционировал камешки и уже начал делать утверждения для прессы о невулканическом происхождении кратера. Дима не стал вникать в детали.

На карте это место было обозначено как километровая гора с кратером, пологими склонами, поросшими лесом, и десятком речек и ручьев, текущих из кратера в долину. Затем была долина, полноводная река в ней, леса и скалы. Карта была получена путем фотографирования с планера, вертолета или еще чего-то в этом роде.

– Что это? – поинтересовался вдруг Митек. Он стоял перед огромным валуном с нанесенной на нем нитрокраской свастикой.

– Сам не знаешь? – мрачно поинтересовался Дима. – Они самые.

– Хорошая была планета. Может, податься на Гранаду?

Планета была похожа на Землю. То же голубое небо, та же зеленая трава, те же насекомые, ну почти те же. Птицы... Марта подтвердила, что растительность и животный мир, тот, что она покамест видела, похожи на земные. Илья, напротив, утверждал, что таких кратеров на Земле нет.

До края кратера было километров пять, когда их впервые атаковали. Из кустов раздалось пронзительное шипение, и навстречу экспедиции выскочила, взъерошив перья и громко щелкая острым орлиным клювом, огромных размеров птица. Дима выстрелил прежде, чем успел понять, что происходит, сказались привитые игрой в «Виртуал-Дум» рефлексы. Есть пистолет – стреляй. Хорошо, что в комплект не входит бензопила... Затем все столпились вокруг трофея, пока Марта проводила вскрытие, а Митек снимал.

Высота птицы была больше двух метров, и более всего она напоминала страуса. Правда, страуса хищного, на этот счет у Марты не было ни малейших сомнений. Дима тщательно обыскал кусты, но, к своему облегчению и к величайшему разочарованию Марты, не нашел там ничего похожего на гнездо. Похоже, зверюга просто обалдела от такого количества народу и напала просто от отчаяния. Вскрытие заняло около часа, Марта даже не пыталась делать вид, что вникает в детали. Главное – описать его первой. Страус вонял падалью, что также сильно ускоряло исследование. За то время, пока она возилась, вокруг экспедиции собралась небольшая толпа. В основном это были просто зеваки, однако присутствовали также с десяток охотников и две девицы из общества охраны животных. Последние вели себя очень агрессивно, пока охотники не дали им по шее.

Затем Диму дернули за рукав. Он обернулся и увидел рядом с собой Митька.

– Эльфы... – прошептал тот.

Сначала Дима не понял, о чем идет речь, затем увидел группу странно одетых молодых людей с мечами. Значит, хоббитские игрища вышли в космос. Ну-ну. Пути подсознания неисповедимы – почему-то эльфы напомнили Диме, что пора бы и подкрепиться. Он отошел в сторонку и замер с раскрытым ртом. И было от чего – в ста метрах перед ним громоздилась и быстро росла куча мусора, являющаяся уменьшенной копией той, в кратере. Стартовая зона больше не была единственной на планете.

– Я понимаю, – сказал присоединившийся к нему Илья, – кто-то стартовал отсюда на Землю и доставил туда координаты новой зоны. Здесь нет ничего невозможного, но...

– ...но откуда о ней узнало такое количество народу? – Закончив вскрытие трофея, Марта присоединилась к честной компании. – Пошли, ребята, я его описала.

– О зоне как узнали? – переспросила выбравшаяся из-под обломков девица. – Да элементарно, в Интернете создали центр с координатами и с полсотни зеркальных центров. А это, значит, и есть Плато?

– Оно самое.

– Были сотни наборов координат, но похоже, кто-то похулиганил.

– Ты хочешь сказать, что кто-то поместил в Интернет ложные координаты? – охнула Джейн. – И люди переносятся в космос? В вакуум?

– Нет, до этого не дошло... вроде, – ответила девица. – Они передали координаты чего-то там в России, то ли Красной площади, то ли... Ну не знаю, что у них там есть. И теперь в России... ну, как здесь. Они всех арестовывают и, похоже, будут высылать в Штаты тем же способом.

– ВСЕХ – в Штаты? – уточнил Дима.

– Вы же знаете, как они это делают.

– Дурдом, – кивнул Дима. – Пошли, ребята.

Они направились по склону вниз, к чернеющей неподалеку кромке леса. В лес с горы бежал ручеек, и именно вдоль него Карабас проложил их маршрут. Девственная природа... Вдоль ручья перла разношерстная толпа, а земля была завалена банками, бутылками и прочими продуктами, природе чуждыми. Невдалеке стоял на валуне человек в черном и пророчествовал в мегафон о близком возмездии. С ним охотно фотографировались, и все его лицо было в следах от губной помады.

– Сколько их здесь? – потрясенно прошептала Джейн.

– Десятки тысяч... Слушайте, я есть хочу! Вон хот-доги продают...

Лес был хорош. Стройные высокие деревья, напоминающие сосны, были красиво подсвечены солнцем, в прохладном воздухе пахло хвоей. Совсем как на Земле. Ноги утопали по щиколотку в разноцветном мху, росли какие-то ягоды, и Марта немедленно принялась собирать образцы. Никаких хищных растений, динозавров и прочей муры. Да и откуда – при таком-то количестве костров, палаток и магнитофонов?

– Смотрите! – На этот раз Илья, похоже, действительно был изумлен. Компания подвыпивших – они почти все здесь были подвыпившими – молодых людей поймала нечто, более всего похожее на метровых размеров белку-летягу. Жертва верещала и пыталась вырваться, но парни с хохотом гоняли ее между палаток. С криком «пустите, я биолог», Марта устремилась вперед. Ее не остановило даже то, что парни охотно расступились, а один поднял видеокамеру.

– Ей ничего не грозит? – спросил одного из ребят Дима.

– Останется жива, – сдерживая смех, отозвался он. – Но вот переодеваться придется. Никогда бы не подумал, что ЭТО можно использовать как оружие... Ну вот, что я говорил!

Марта издала жалобный крик и попятилась, закрываясь от зловонной струи, которой встретила ее «летяга». Парни расхохотались.

– Пойдем к ручью, – сказал Дима, тщательно контролируя мышцы лица. – Умоешься.

– Класс, я все снял!

– Митек!

Парень со смехом отскочил от несчастной девушки, торжествующе размахивая видеокамерой.

Они потратили минут пятнадцать, прежде чем нашли не занятое рыболовами место, затем Марта смогла привести себя в порядок.

Вдоль ручья двигались уже два потока пешеходов, один навстречу другому. Через какое-то время Дима осознал, что здесь что-то не так, и, остановив первого встречного, задал прямой вопрос.

– Плохо дело, – сообщил он своим товарищам. – Там впереди еще одна стартовая зона. Мы поседеем, пока найдем тут нетронутую природу.

– А нужна она нам? – поинтересовалась в ответ Джейн. – Задание выполняется – и хорошо. Скоро... Это что – дождь?

Дождь начался без предупреждения, и сразу стало ясно, что это надолго.

– Ставим палатки! – скомандовал Дима. Они отошли на более или менее свободный участок леса и приступили к практическому знакомству с входящими в комплект палатками. Это оказалось очень просто. Никаких растяжек, колышков и прочей ерунды – палатка была кубом, и каркасом куба была нитиноловая проволока. Потрясенно открыв рот, Дима наблюдал, как маленький сверток материи, который он, по инструкции, бросил на землю, зашевелился и на глазах превратился во вполне пригодное для жизни сооружение.

– Мужик, – восторженно прогудел один из наблюдавших за чудом зрителей, – где купил палаточку?

Не говоря ни слова, Дима извлек из кармашка рюкзака рекламную брошюру и вручил первому потенциальному клиенту. Еще через четверть часа они остались без брошюр. Впервые Дима начал подозревать, что Карабас, пожалуй, знал, что делал.

Дождь между тем превратился в ливень, по верхней, слегка выпуклой грани куба забарабанил град, и в вышине, в кронах сосен, завыл ветер. Тут Джейн вычитала в своей инструкции к «Старпаку», что кубы можно стыковать друг с другом, и через десять минут они уже сидели в одной общей палатке. Одна из стенок кубов была прозрачной. Считалось, что если это было не нужно, то куб монтировался прозрачной гранью вверх или вниз. Сейчас сквозь прозрачные стенки они наблюдали, как борются с установкой палаток те, у кого они есть, и как страдают остальные.

А ведь джампер не будет работать в дождь, подумал Дима. Вся эта вода, пролетающая сквозь зону ожидания... Разве что из палатки запустить. Впрочем, он будет работать оттуда – сюда, значит, на потоке прибывающих дождь не отразится. Дима попытался представить себе, каково это – отправиться на вечеринку на чужую планету и оказаться под ливнем и градом.

Затем в палатку поскреблись. Две мокрые насквозь девчонки лет по четырнадцать жалобно предложили «делать с ними, что хотите, только не гнать». Джейн и Марта утащили их в свои секции палаток, восстановили снятые стенки и принялись их сушить, используя входящие в комплект полотенца. Через полминуты Марта появилась из-за перегородки, вид у нее был изумленный.

– Эти полотенца! – только и могла сказать она.

Полотенца впитывали воду. Для пробы одно из них положили наружу под дождь, и через минуту полоска ткани стала напоминать средней толщины матрасик. Дима осторожно ее выжал и снова выставил наружу. Та же история.

– Мы использовали что-то такое в опытах по биохимии, – сообщила Марта. – Только это были гранулы...

– Хороший рюкзак. – Дима посмотрел на «подсушенных» гостей и поинтересовался, как же они дошли до жизни такой. Ответ оказался прост.

Они запланировали классную вечеринку. Пустая планета, никаких взрослых. Делай что хочешь. Купили пиво, травку... Жак собрал джампер, и они отправились сюда, человек сорок. Все было хорошо, первый час или два. Потом Жак поссорился с ребятами и ушел. Он сказал, что отдыхать тут – глупо, надо делать деньги. Как понял Дима, Жаком звали того самого мальчишку, который предлагал ему поездку в любой город по выбору.

– То есть он забрал ваш транспортер?

– Нет, оставил. Жак не такой, он хороший. Но все напились и никак не могли оставаться в круге вокруг джампера. Потом, там не было туалета... Ну и как кто-нибудь отходил за кустики, настройка сбивалась... А потом пошла толпа, и где бы мы ни прятались с этой штукой, обязательно кому-нибудь надо было подойти побазарить... И опять сбой.

– А как вы оказались тут?

– Наш джампер переехало танком...

– Танком? – изумился Дима.

– Военные приехали. Они арестовали ребят и сказали, что вышлют их обратно. Но это были не наши военные... Так что мы сбежали... Вы ведь нас не бросите, правда?

– Проблема, – резюмировал Илья.

– Мы могли бы отдать им один из наших джамперов, – заметила Джейн. – Зачем нам пять? И пускай стартуют из палатки... Блок контроля я с джампера сниму, так что прибыть они смогут только в одно место – к вашему Карабасу.

– Тогда будет одной палаткой меньше.

– Поместимся... Жалко же людей. На палатке напишем что-нибудь вроде «не входить, работает джампер», может подействовать.

– Ну... Давайте. Заодно отдадим им материалы для Карабаса.

Они отодвинули палатку с бесконечно благодарными девчонками, образцами камней и растений и отснятыми Митьком кассетами и запустили им транспортер.

– Здесь ведь таких много, – заметила Джейн. – Надеюсь, наша редакция поднимет тревогу. Надо спасать людей, а то ведь жертвы будут...

Тут земля дрогнула, и со стороны ручья донесся глухой взрыв. Джейн испуганно вскрикнула.

– Дык, – с видом знатока произнес Митек, – рыбу в ручье глушат.

Глава 4

Утро выдалось шикарное. Лес сверкал, пахло свежестью, и даже птицы пытались петь, хотя и проигрывали электронике в громкости. Дима выбрался из палатки, потянулся, затем услышал доносящийся сверху гул. Он поглядел на небо и замер. С неба падал вертолет. Это был нормальный «микси», стоящий на вооружении британских ВВС, и он горел. Каким-то чудом пилоту удалось выровнять машину над ручьем, затем он завалился набок и рухнул в воду у самого берега. Из прибрежных камышей врассыпную бросились рыбаки. Еще через мгновение вертолет взорвался, но мгновения этого Диме хватило, чтобы увидеть причину аварии – кабина и двигательное отделение были прошиты пулеметной очередью. Дима послушал, как рвутся в горящей стальной коробке боеприпасы, затем медленно попятился к палатке.

Разумеется, все уже были на ногах. На глазах у стоящей на обоих берегах толпы над ручьем завис «забияка», штурмовой вертолет среднего класса. Его винты имели систему подавления шума, так что слышался лишь ровный шелест. Убедившись, что противник уничтожен, вертолет подпрыгнул вверх, развернулся и исчез за деревьями.

Они поспешно позавтракали, свернули лагерь и направились прочь вдоль ручья. Разговаривать не хотелось. «Спасенные» девчонки махали им руками сквозь прозрачную стенку палатки.

Впереди на карте были обозначены скалы, и Илья связывал с ними очень большие надежды. «Выход скальных пород – всегда находка для геолога», – объяснял он. Надеждам его суждено было сбыться, но не сразу. В паре сотен шагов от первой скалы их встретили бородатые мужики, вооруженные охотничьими ружьями, и мрачно посоветовали вернуться к ручью. Мужиков было двое.

– Я геолог, – попытался объяснить Илья, за что заработал тычок стволом под ребра. Дима и Марта переглянулись, затем Марта чуть заметно кивнула. Они выхватили пистолеты – спасибо создателям рюкзаков, эта операция выполнялась почти мгновенно. Роли тут же поменялись. Мужиков уложили лицом вниз на мох, Илья с Мартой отправились на разведку, а Дима приступил к допросу.

Разведчики вернулись через час. Они собрали коллекцию образцов, так что больше Илье ничего нужно не было. Полезных ископаемых он тоже не нашел.

– А золото, значит, прозевал? – иронически произнес Дима.

Один из лежащих на земле пленников с ненавистью на него посмотрел:

– Золото?

Вместо ответа Дима вытащил из кармана конфискованный у пленных самородок.

– Ах это, – спокойно сказал Илья. – Но ведь мы не золотоискатели, мы геологи. К тому же жила принадлежит первооткрывателям.

Недоумевающих мужиков отпустили. Экспедиция вернулась к ручью, вдоль которого двигался, бурля, людской поток.

– Ну и что все это значит? – не выдержал наконец Митек. – Золото же!

– Это золото называется пиритом, – безмятежно отозвался Илья. – Они там добыли уже с полтонны... Пусть себе, как вы думаете?

К четырем вечера они вышли к очередной – третьей на их пути – стартовой зоне. В отличие от двух предыдущих она находилась прямо в лесу и поэтому смотрелась еще более дико. Впрочем, были и сдвиги к лучшему.

– Народ поумнел, – заметил Дима.

– Ты имеешь в виду, что они теперь путешествуют без мебели? – невесело усмехнулась Джейн. – Или то, что больше предлагают еды?

Еды действительно предлагалось много. Дима вдруг заметил, что между лотками и шашлычницами деловито снуют бандитского вида личности, он заметил даже, что продавцы им платят и заискивающе улыбаются. Кто-то, видимо, улыбаться не умел, его потащили в кусты – учить. Жертва не понимала, видимо, что происходит, она что-то лепетала по-английски насчет свободы предпринимательства.

– А вон – смотрите! – Джейн показала глазами. Дима глянул и охнул. Краем глаза он заметил, что Митек хитро разместил видеокамеру под мышкой – со стороны было незаметно, что он ведет съемку.

– Неужели героин? – прошептала Марта.

– Скорее кокаин. Слишком его много. Но вот почему они прыгнули сюда?

– У них хороший джип, – отозвался Дима. – Через сутки они уедут за полтыщи километров и создадут новую зону входа. И получат перевалочный пункт, базу хранения и вообще – застолбят территорию.

– Не прячутся даже...

– Пошли дальше, я все снял. – Митек, довольный, спрятал камеру. – Странно, что нет полиции. Совсем.

– Чьей полиции? – уточнила Джейн. – Они там в ООН уже, наверное, глотки друг другу перегрызли. Нет, здесь сейчас все ничье, и как там у вас говорят, медведь – хозяин?

– Хорошая мысль насчет ООН, надо бы узнать, что в мире происходит. – Дима подошел к одному из новоприбывших и принялся его расспрашивать. Все оказалось гораздо интереснее, чем он думал. Американцы запустили на Гранаде спутник, дабы уравнять свое присутствие с Россией. Российский «Хорс» этот спутник немедленно сбил. Россия рассыпалась в извинениях, по клялась, что это не повторится, и так далее, и тут же сбила второй спутник.

Китай, в свою очередь, опубликовал координаты всех доступных зон входа и схему джампера и выбросил на внутренний рынок все свои резервы радиодеталей. Так что через восемь – десять часов сюда свалится сто миллионов китайцев. Они назвали это «установлением фактического присутствия». НАТО же, похоже, пошлет сюда войска. Хотели послать «голубые каски», но в ООН решение провалили, причем большинством голосов. Кое-где пытаются выключать интернетовские серверы, чтобы задержать распространение новых координат. Но Интернет был задуман как резервная система связи на случай атомной войны, его так просто не отключишь. И к тому же страны, которые выключают серверы, оказываются в невыгодном положении по сравнению с тем же Китаем...

– Рулеж! – восхищенно выдохнул Митек. – А как с путешествиями в пределах Земли? Что-нибудь прояснилось?

– Какая-то сволочь, – довольно отозвался его собеседник, – проторчала в Белом доме все двенадцать часов. В туалетной кабинке. Там сейчас народу... И все ждут диверсии. Координаты столиц уже известны. Очередь за мелкими городами. Да, еще, – он сделал круглые глаза и перешел на шепот, – говорят, Украина испытала джамп-ракету.

– Быстро.

– Это еще что – штатовская подводная лодка зашла в Галифакс и устроила день открытых дверей...

– У них так принято, – пояснила Джейн.

– ...и исчезла. Никто не знает – куда.

– Я знаю, – отозвался Митек. – Вверх по ручью, километров двадцать, в кратере. А Галифакс – это где?

– Канада.

– Они мне с Ленкой визу не дали, – мстительно процедил Илья. – Ну теперь-то я их все равно навещу... На обломках самовластья, так сказать...

– Что – на обломках? – не поняла Джейн.

– Напишем наши имена, – объяснил Илья. – Стихи такие.

– Да, пограничникам осталось только пулю в лоб...

– Давно пора.

– Ну и еще – проблема с Лунной Базой.

– Не говорите, я догадался, – усмехнулся Дима. – Они опубликовали координаты.

– Никто не знает как, но координаты попали в печать, – подтвердил мужик. – База всего-то размером с автобус, а народу там сейчас... В средствах массовой информации каждые десять минут показывают кадры, мол, места нет, воздуха нет, пощадите... Так начали зверей посылать.

– Кого?!

– Кошек бездомных в основном. Шутят...

– Класс! А как «Спартак» сыграл – не слышал? – снова подал голос Митек.

– Пошел ты! – Мужик повернулся и потопал прочь. Затем он бросил через плечо: – Продул твой «Спартак». Дворовая команда...

Глава 5

Военные вели себя странно – они никого не трогали и ни во что не вмешивались. Джейн заявила, что это подозрительно – российская воинская часть, просто так, в лесу.

– Делают вид, что просто прогуливаются, – подтвердил Митек, но в Джейн проснулась корреспондентка. Она проскользнула за выставленное солдатами ограждение и завела беседу с часовыми. После того как часовые выставили ее обратно, она, на правах старой знакомой, продолжила диалог с безопасной дистанции. Солдаты общались не очень охотно, и их можно было понять – шутка ли, третий час подряд выкрикивать с десятисекундным перерывом: «Стой, кто идет? Стой, стрелять буду!» Однако в рюкзак входили сигареты «Мальборо», и это сделало их более дружелюбными. А посылать их сюда никто не посылал – просто какая-то сволочь установила транспортер в их казарме. И вот – привет. Казарма безвылазно сидела в здании двое суток – ждали «внезапной» учебной тревоги.

– Наверное, кто-то из ваших, – предположила Джейн. – Он же знал, что вы не будете выходить...

– Да, кто-то, – согласился солдат. – Подожди, мы его поймаем... У меня увольнительная... была... Замполит, сволочь, он нам этого никогда не забудет...

– При чем здесь замполит?

– Как при чем? – изумился солдатик. – Мы же, блин, за границей!

Они направились дальше вдоль ручья, туда, где, согласно карте, он впадал в реку. В пути они обнаружили еще две зоны прибытия, и похоже, это было только начало. Дима первым обратил внимание, что процент китайцев в толпе сильно вырос. Похоже, слова правительства Поднебесной об установлении фактического присутствия не были пустым звуком. Китайцы выгодно отличались от представителей других народов в том плане, что все они занимались каким-нибудь делом.

Река Диме понравилась. Она была широкой, метров сто, и быстрой. Вдоль берега локоть к локтю сидели рыбаки, а по реке плыла одинокая яхта – из числа тех, что стоят миллион долларов. В небе над рекой тоже было все в порядке, там носились автожиры, мотодельтапланы и вертолеты. Время от времени они заходили в атаку на яхту – дурачились.

– Никогда не видел такого столпотворения, – заметил Илья, – даже под Москвой, на авиапараде.

– Так ведь сюда же ВСЕ едут, – удивилась Джейн. – Со всего мира.

– Как же нас, людей, все-таки много! – философски сказал Митек. – Как вы думаете, если мы переправимся через реку, там будет меньше народу?

– Если там еще нет зоны выхода... – Дима извлек из рюкзака бинокль и принялся изучать противоположный берег реки. Там сидели рыбаки, горели костры и кусты качались, словно стадо слонов танцевало в них ламбаду.

– Нечего нам там делать, – вздохнул Дима. – Пошли, как планировали, вдоль реки, к скале, и еще спасибо, если на скале никто не сидит с транспортером.

– Или с пулеметом...

Рыбы в реке было много. Это было что-то похожее на земных осетров, и пришедшие в состояние экстаза рыбаки просто не подпускали к воде посторонних. Их можно было понять – кое-кто рыбу не удил, а просто глушил, и рыбаки, заслышав взрыв, тут же принимались всей толпой бить браконьеру морду. Через десять минут все повторялось.

– Странно люди отдыхают. – Это опять был Митек.

– А вот это тебе как? – спросила его Марта. «Вот этим» была девушка в облегающем золотом трико и в туфлях на высоком каблуке. Она как раз подошла к Илье и томно поинтересовалась, не нужна ли мальчику компания.

– А это как раз – ничего, – возразил Митек. – Мне даже кажется, что быть первым человеком в космосе не так почетно, как быть первым, кто имел секс на другой планете.

– Пошляк.

Местность между тем слегка изменилась, стало больше камней, и сосны вроде сделались пониже. Впереди явственно слышался шум, и Дима поспорил с Митьком на пачку «Мальборо», что это водопад. Митек стоял за то, что там находится еще одна зона прибытия. Он проиграл.

В водопаде было метров пять, не много, если сравнить с Ниагарой, но достаточно, чтобы разбить красавицу яхту, которой они любовались два часа назад. Яхта, вернее, то, что от нее осталось, валялась на мелководье ниже по течению, а на берегу, в окружении нескольких тысяч зевак, сушились пострадавшие.

– Хорошая была яхта.

– Но водопады лучше проходить на надувных... Или по берегу. – Митек помахал видеокамерой. – Пошли, я все заснял.

Еще через пару километров пути до Димы дошло, что река изменилась. Он поделился своими соображениями с остальными, и сообща они решили, что дело в рыболовах. Рыболовов не было. Так же тек людской поток, так же дымились шашлычницы, так же приставали к прохожим торговцы спиртным, но берег реки был пуст. Нет, не совсем...

Они осторожно приблизились к тому, что Дима сначала принял за кучу тряпья...

Безусловно, это был рыболов. Он лежал наполовину в воде, и причина его смерти не вызывала сомнений, собственно, она была тут же, рядом. Крокодил, добрых пяти метров, не крокодил даже, а нечто более похожее на...

– Разве у крокодилов бывает чешуя? – удивился Митек.

– У них у всех тут чешуя, – сказал Дима, заметив, как скользят к ним под водой еще две тени. – Сматываемся!

Они поспешно отступили. «Крокодилы» выбрались на берег, попозировали немного для Митька, который со своей видеокамерой буквально норовил влезть к ним в пасти, и совсем было полезли в воду, когда по ним открыла огонь группа тяжеловооруженных китайцев. Джейн, знавшая китайский, разговорилась с ними, и ей рассказали, что они уже наладили продажу блюда «мясо дракона». Не желаете ли попробовать? Митек желал, но его утащили за шиворот. А шкуру? – кричали им вслед. Оглянувшись, Дима увидел, что их новые знакомые лихо волокут крокодила прочь от берега.

– Сколько еще до этой скалы? – с тоской поинтересовался Илья.

– Километров пять от силы. Надеюсь, она действительно недоступна.

– Я готов отстреливаться. Нет, правда. – Илья с ожесточением пнул чью-то, а нынче бездомную собачонку. – Я читал фантастику, так что думал, что готов ко всему, но вот так...

Скала была недоступна. Они вышли к ней под вечер, когда большинство уже вовсю жгло костры и уничтожало доставленное с Земли спиртное. На скале костров не было, откуда Дима заключил, что альпинисты до нее еще не добрались. Он нервничал, поскольку опыта восхождений никто из группы не имел и все, что у них было, – заверения Карабаса, что это несложно.

Дима запихнул в ствол «дрома» специальную «кошку» с привязанной к ней веревкой. Он должен был попасть этой штукой на самый верх скалы и зацепить ее там. Дима нажал на спуск.

Из последующих событий он уяснил лишь одно – Марта действительно служила в армии. По крайней мере это именно она сшибла его на землю, когда с другого берега реки по ним открыли огонь. Ползком, проклиная все на свете, экспедиция отступила за скалу.

– Вы как хотите, – заявил Дима, – а я больше стрелять не буду.

– План "А" провалился, – резюмировала Джейн. – Переходим к плану "Б". Кто полезет первым?

Приспособление для лазанья по скалам представляло собой метровый стальной стержень с острым крюком на конце и ручкой на другом. В рюкзак их входило два, и они образовывали часть его каркаса, практически не занимая места. Ручка отходила от стержня под прямым углом. Стержень продолжался за ручку и заканчивался полукруглым упором для локтя. В целом это очень напоминало инвалидный костыль, вот только инвалидом Диме еще, похоже, только предстояло стать, а костыли у него уже были.

Он встал под почти отвесной каменной стеной, зацепился обоими «костылями» за выступы скалы у себя над головой и попытался шагнуть вверх... И неожиданно понял, что это не так уж и сложно. Он цеплялся крючьями, перебирал ногами, снова цеплялся... Пару раз крючья срывались, но всегда по очереди, так что он оставался висеть на одной руке, лихорадочно скребя вторым крюком по скале, нащупывая опору. Иногда срывались ноги, но это тоже было не очень тяжело исправить...

Через пять минут он стоял на вершине скалы, потный насквозь, с дрожащими коленями и ждал, пока по веревке, которую он сбросил, залезут остальные. Палатки было решено не ставить, чтобы не привлекать к себе внимания, по той же причине обошлись без света. Сразу запустили джампер.

Утром Диму разбудил шум винта. Над площадкой завис вертолетик, явно собираясь садиться. Илья показал пилоту пистолет, но тот проигнорировал угрозу. Тогда Илья выстрелил. Плексовый колпак кабины разлетелся вдребезги, а вертолетик вильнул в сторону и поспешно ретировался.

Дима умылся одной из входящих в рюкзак одноразовых мокрых салфеток и посмотрел вокруг. В лесу стояла лагерем толпа. Костры, мусор, беспорядочное нагромождение палаток. Вдоль реки сидели рыболовы, значит, «крокодилы» ушли из этих мест... Либо их всех перебили. У воды расположилась съемочная группа, в бинокль Дима узнал ведущего передачи «В мире животных». В паре километров, на том берегу реки бурлила зона прибытия, кто-то уже сколачивал из бревен лодочную станцию... На горизонте горел лес.

– Забавно, – заметил Митек с видом умудренного жизнью философа. – То есть я хочу сказать, вы будете смеяться, но неделю назад здесь не ступала нога человека...

ПУТЬ В ТЫСЯЧУ ЛИ

Путь в тысячу ли начинается с одного шага.

Энергайзер

Глава 1

«Эльфы – сволочи, – думал Торин, прячась за корягой от пронизывающего ветра. – Вообще, все эльфы – сволочи. Мало того, что они перепутали на карте все ориентиры, так еще и меч ему подсунули. Это вместо топора-то! Кто где видел гнома с мечом?! Назгул вон давеча и тот варежку разинул. И еще опаздывают...»

Горестные мысли гнома прервал писк сотового телефона.

– Торин из рода...

– Рядовой Вильсон?

– Я! – Грег положил меч на траву и попытался сосредоточиться. – Слушаю, господин капитан. Что? Но отпуск... Понял. Прибуду.

Он нажал на кнопку, отключающую аппарат, и с чувством выругался. Нашли, надо же! В лесу, за тридевять земель – нашли. Прощай теперь отдых – отпуск-то ему компенсируют, позволят погулять позже, но ведь здешний народ ждать не станет. Разъедутся по домам до следующего лета. А попробуй объясни капитану про хоббитов и гномов – ха!

С другой стороны, игра так и так не складывалась. Сначала Гэндальф, утопив свой рюкзак со жратвой, выменял у назгулов провиант в обмен на Кольцо Всевластья и стал теперь зваться Гэндальфом Черным, хотя негром в их компании был не он, вовсе а Саруман Белый, затем – хоть и без злого умысла – прекрасной Гильтониэль подбили глаз, а теперь еще и меч этот идиотский... Так что пусть теперь эльфы его ждут. Грег решительно набрал на клавиатуре номер.

– Такси, пожалуйста, – сказал он диспетчеру, затем выслушал ответ и вытаращил глаза. – Как это – не обслуживаете? Как – опасно?

– В прошлую пятницу, – объяснили ему, – аэротакси над парком, где играют в хоббитов эти ненормальные, было подбито стрелой. Да, именно так. Зажигательной. Так что до сентября мы туда не летаем.

– Обалдеть можно, – произнес Грег в пространство. – И как я теперь отсюда буду выбираться?.. Увести, что ли, у назгулов крылатого коня? По шее ведь надают...

Диана с интересом посмотрела на свою собеседницу. Немолодая уже женщина, вроде бы не похожа на любительницу дешевых розыгрышей...

– Вы уверены, что вам нужна именно я? – спросила девушка.

– Если вы – Диана Дорес, идентификатор «Снайпер», то да.

– Меня уволили из армии, – заметила Диана. – Причем уволили за...

– Я знаю.

– И теперь армия посылает за мной человека, за пятьсот километров, чтобы пригласить – куда?

– Это просто однодневные учения, – сказала женщина. – Я, конечно, понимаю, что ваш здешний быт, – она обвела жестом недостроенный тир, – тоже многое для вас значит... Оправдываете, так сказать, ваше армейское прозвище...

– Уж не компенсацию ли вы мне предлагаете?

– Скорее – контракт, – поправила ее собеседница. – Что-то подобное может потребоваться одной войсковой части, расположенной неподалеку.

– И у них нет своего тира?

– Нет, оборудованного спецэффектами – нету.

– Согласна, – сказала Диана. Она ненавидела армию давно, и не зря ее оттуда вышибли. И если уж эти тормоза не удосужились узнать, что за «спецэффекты» имелись в ее списке... Что же! Пусть солдаты смотрят порнуху. Заодно ненадолго отвлечемся от этой стройки – пусть у Марка голова болит. – Когда выезжать? – спросила она деловым голосом. – И главное – когда подписывать контракт?

Две машины одновременно тормознули с противоположных сторон темного переулка, в котором и одной-то будет тесновато. Затем они медленно покатили навстречу друг другу.

– Еще чуть-чуть... – Джулиан Берд погладил приборный щиток своего «Харвея». – Еще десять метров. Хорошо. Теперь встали. Выходим...

Словно подчиняясь его командам, гангстеры вышли из машин, чтобы обменяться чемоданчиками. Тот, который с героином, можете оставить себе. А тот, что с деньгами... Джулиан выжал газ, и его мотоцикл рванулся с места. Он чиркнул по стене, проносясь мимо почти что блокировавшего ему дорогу лимузина, и, выхватив на ходу чемоданчик из рук онемевшего от такой наглости гангстера, налетчик унесся прочь. Почти.

Почти потому, что сгорбленная старуха, ковылявшая в конце переулка, опираясь на изогнутую клюку, вдруг разогнулась и оказалась не старухой вовсе, а средних лет мужиком. Мужик этот зацепил Джулиана клюкой за шиворот и буквально вытащил из седла мотоцикла. Падая на спину, он успел подумать, что жаль, хороший был мотоцикл... Второй его мыслью было – «жаль, хороший был я».

...Они били по очереди – человек из банды Хьюго и человек из банды Лешего. Профессионально били. Затем, когда его наконец отпустили, Джулиан долго не мог понять, почему все, кроме него, стоят лицом к стене. Он один стоял на коленях.

– Вы – Джулиан Берд, кличка Орел? – поинтересовался один из проводивших операцию. Его товарищи держали под прицелом стоящих у стены с поднятыми руками гангстеров.

– Д-да... Сокол только...

– Пойдемте, вы нам нужны.

– А куда... а впрочем – не важно. Пойдемте. – Взяв с багажника машины «дипломат» с деньгами, он, покачиваясь, пошел за своими спасителями.

Ниндзя красиво сменил стойку и вдруг, совершенно неожиданно, высморкался. Совершенно не вяжущийся с боевыми искусствами жест, тем более что на лице у ниндзя была маска. В следующий миг, словно в результате этого странного поступка, на том месте, где стоял воин, вспухло облако белого дыма, из которого донесся глухой удар и сдавленные проклятия. Когда дым рассеялся, стало видно, что ниндзя сидит на полу, держась обеими руками за голову, а в стене рядом с дверью появилась свежая трещина.

– Очень хорошо, Гарри, – сказал Учитель Рю. – Ты делаешь успехи. Еще бы немножко левее...

Учитель шутил – дверь была правее, а левее находился аквариум.

– Вас к телефону, Гарри. – С отвращением отдирая от лица липкую маску, ниндзя направился к выходу. Сегодня зачета ему тоже не поставят – и нечего было являться на аттестацию с насморком.

– Гарри Андерсон, – сказал он в трубку. – Да, совершенно свободен. Конечно, я приеду.

Глава 2

– Смирно!

Солдаты повскакивали с кресел, где они до этого с таким комфортом отдыхали, и замерли. В наступившей тишине лай собаки звучал особенно громко.

– Лаванда! Заткнись! – напряженным голосом прошипел Тан Ли, но лай и не думал затихать.

Вошедший, коренастый седой мужчина в форме генерала десантных войск НАТО, пару секунд раздумывал, пытаясь, видимо, выбрать лучшую линию поведения, затем широко улыбнулся и подошел к Тану, протягивая руку, чтобы погладить овчарку. Вероятно, что-то изменилось в глазах китайца, поскольку на полпути генерал пробормотал себе под нос что-то вроде «а впрочем, ладно» и направился к стоящему перед рядами кресел столу, где его уже дожидались полковник и два эксперта.

– Начнем, – сказал генерал. – Вольно. Садитесь.

Солдаты уселись, и собака немедленно перестала лаять.

– Как вы все знаете, – начал генерал, – задачи армии в течение трех последних месяцев претерпели самые радикальные изменения. Внезапное открытие возможности даже для наиболее индустриально отсталых государств размещать в космосе военные объекты, а также наносить удары по нашим целям средствами, к которым принципиально неприменим термин «подлетное время»... Я уж не говорю об анонимности агрессора...

Он сделал паузу и оглядел свою аудиторию. Десять человек и собака, и у всех на лицах одно и то же дежурное выражение «ну скажи что-нибудь новенькое».

– Мы переходим к новой военной доктрине, – сказал генерал. – Отныне упор будет делаться на мобильные армейские части вроде вашей, причем состав подразделений может подбираться компьютером на ходу, даже из людей, никогда друг с другом ранее не работавших. Согласно мнению экспертов, это повысит эффективность действия коллектива примерно на треть... – Судя по тону, которым это было сказано, генералу еще не удалось убедить самого себя, что подобранные для конкретной миссии компьютером люди и вправду справятся с ней лучше, чем притершийся друг к другу коллектив профессионалов. Однако против науки не пойдешь – здесь вам не Россия и не Китай... Хватит уже и того, что НАТО пришлось перенять у русских структуру армейских подразделений, а у китайцев...

Затем он заметил, какое напряженное выражение лица у этого китайца. Настоящий солдат – не шелохнется. Генерал не мог видеть, что делала Лаванда с туфлями Тана там, под столом.

– Ваше подразделение будет заброшено на планету Плато, – произнес генерал и усмехнулся внутренне, заметив, как завздыхали облегченно его слушатели. – Задача проста. В рамках стандартной схемы вооруженной разведки подготовить и запустить спутник-невидимку класса «глаз неба», а также выбрать позицию и развернуть наземный стрелковый комплекс. Вопросы есть?

Вопросы были. Первым поднялся будущий командир взвода, сержант Илья Никитин. Мощная шея борца, короткий ежик волос, стальное лицо. Личное дело мгновенно появилось перед внутренним взором генерала. Коммуникационный идентификатор «Богатырь». Русский, кстати. Особые увлечения – силовые компьютерные игры. Спортсмен, каратист. Так-так.

– Где гарантия, – поинтересовался Илья, – что мы там будем одни?

Резонный вопрос. Стоит в печать или, что еще хуже – в Интернет просочиться координатам очередной военной операции, как туда со всего света слетаются желающие посмотреть, а то и поучаствовать.

– Координаты операции знаем только я и эти двое экспертов, – заверил сержанта генерал. – Посторонних в зоне учений не будет. Разумеется, там будут наблюдатели, но они узнают координаты лишь непосредственно перед отлетом. Еще вопросы есть? Тогда можете быть свободны. Сбор в стартовом зале в двадцать ноль-ноль.

Солдаты направились к дверям, лишь Тан замешкался – собака продолжала лежать, не обращая ни малейшего внимания на подергивания поводка. Отчаявшись, юноша взял ее за ошейник обеими руками и поволок к выходу.

– Вы, наверное, очень любите животных? – поинтересовался полковник.

Тан оторвался от своего занятия и попытался встать по стойке «смирно». Левый ботинок у него странно блестел.

– Нет, сэр, – ответил он. – Я их ненавижу.

– Почему вы скрыли от них планету назначения? – поинтересовался один из экспертов. Генерал не удостоил его вниманием. Мысленно перебирая детали предстоящей операции, он пытался понять, не пропущено ли что-нибудь по-настоящему важное. Операция должна была провалиться.

Простой и дешевый способ межзвездных путешествий стал доступен внезапно и для всего мира сразу. Спасибо Интернету. Достаточно было собрать несложную схемку, запустить ее и – зная координаты – любая точка Вселенной становилась доступна. Двенадцать часов устройство наводилось на цель, а затем – хлоп! Одним из последствий этого «хлоп» стала волна диверсий, заставившая правительства и армию всерьез подойти к вопросу рассредоточения. К тому моменту, как это стало ясно, одна из диверсий практически полностью уничтожила Белый дом.

И все-таки генерал был против крайностей, одной из которых и явился проект «Путь в тысячу ли». Армия – не конструктор, который можно разложить на мелкие детали и потом перебрать их, как захочется. То, что компьютер может подобрать идеальную команду, еще не означает, что можно перетасовывать людей перед каждым заданием. Армия – не конвейер, где все детали взаимозаменяемы.

Они будут готовиться к Плато. А отправятся на Ибр. И мало того – в зону со статусом «особая биологическая». Они – эти яйцеголовые из штаба – хотели учений в обстановке, приближенной к боевой, – они их получат.

Кроме того, немалую роль в этом деле должен был сыграть подкупленный программист в штабном ВЦ. Критерии, по которым велся отбор кандидатов... такая, знаете ли, нечеткая вещь... Всегда возможны ошибки.

Да! И не забыть об Интернете...

Глава 3

В восемь вечера они сидели в стартовом зале воинской части, вокруг прогревающегося гипертранспортера. Впрочем, весь этот треп о гиперпространстве к машинке относился лишь постольку, поскольку как-то ведь надо объяснить факт мгновенного переноса объектов на произвольные расстояния. На самом же деле принцип действия машины знал лишь один человек, ее автор, да и тот давно умер.

Поскольку ближайшие двенадцать часов им предстояло провести, не удаляясь от транспортера дальше чем на несколько метров, то для развлечения армия предоставила им телевизор, телефоны и Интернет. В отличие от тел материальных информация могла передаваться и в зону предстартового ожидания, и из нее. Смотрели новости – никакой боевик не мог с ними сравниться по остроте сюжета. Всего три месяца назад человечество получило эту игрушку – гипертранспортер, но уже не знало, куда деваться от терроризма, торговли наркотиками, которую наконец-то не сдерживали никакие границы, и нелегальной иммиграции.

Кто-то копался во внутренностях прилагавшегося к оборудованию вездехода для его доставки, кто-то задумчиво пытался открутить пламегаситель у ракеты, которая должна была вывести на орбиту «зоркое ухо», как называли в народе спутник-невидимку. Любопытно, невидимка, а три раза его запускали на Гранаде, и трижды русский «Хорс» в него попал. Вероятно, вслепую. В четвертый раз, правда, промазал и влепил в пусковую установку.

– Меня зовут Илья, – нарушил наконец молчание командир подразделения. – В армии двадцать лет. Прапорщик. По коммуникатору – Богатырь. На операции – добровольно.

– Грег, – сказал Грег. – Кличка Торин. На операцию – с середины отпуска. – Все расхохотались.

– Торин, в смысле – дубовый лоб? – осведомился один из солдат, лениво развалившийся в кресле. Со времени старта он ни разу не сменил позы.

– В смысле – дубовый щит, – строго поправил его Грег.

– Тан Ли, – сказал Тан, с наслаждением вкушавший предполетный отдых. Собака была привязана к вездеходу, и на какое-то время он от нее освободился. Вот и сейчас – собака поднимает лапу... Интересно, чей это рюкзак?

– Кличка?

– Жертва. Это из-за Лаванды. Собаки.

– Зачем ты ее с собой таскаешь? – лениво поинтересовался Богатырь. – Ясно же, что ничего из вашей любви не выйдет.

– Да, – кивнул Тан. – Но мой дядя решил, что в Лаванду вселился дух моей прабабушки, и поэтому я...

– Ты взрослый человек, – прервал его прапорщик.

– Да. А дядя – мультимиллионер. И очень старый.

– А! Тогда понятно.

– Вообще-то странно это, – заметила Диана. – То есть я – Диана Торес, кличка Снайпер, и все такое. Странно, говорю, они нас подобрали.

– Компьютер подбирал, – возразил Грег. – У него и логика соответственная.

– В этой компании нет логики, – кивнул Джулиан. – Диана права. Мне били морду, вдруг появляются ребята из армейской разведки, ставят всех к стенке, забирают меня – зачем? Я – вовсе не суперсолдат.

– Представься, – равнодушно посоветовал прапорщик.

– Джулиан Берд, кличка Сокол.

– Тот самый Сокол?

– Ага...

– Тогда точно, компьютер свихнулся. Или они пытаются создать подразделение неудачников...

– Кого ты назвал...

– Отставить, – так же не повышая голоса, сказал Богатырь. – Следующий.

– Питер Нори. Бутон...

Кто-то хихикнул.

– Бутончик, – с вызовом повторил мрачный мужик лет сорока, худой, со впалыми щеками и землисто-бледным лицом.

– За что тебя так?.. А, впрочем, ладно. Не отвечай.

– Анна Грегус, – представилась миниатюрная негритянка. – Учитель.

– Боевые искусства? – оживился Богатырь.

– Не совсем. Просто раньше я работала в школе.

Грег заметил, как побелели костяшки кулаков прапорщика.

– Почему перевелась в армию?

– Назовите это инстинктом самосохранения, – пожала плечами девушка. – В школе было слишком опасно.

– Гарри Андерсон, кличка Валет.

– Что с головой? – мрачно поинтересовался Богатырь.

– Попытался пройти сквозь стену. – Валет решил не уточнять деталей. – Не удалось.

– Ты.

– Том Витке, – весело отозвался парень с огромной копной соломенных волос и в странных, переливчатых кроссовках. Стандартный армейский комби висел на нем и, более того, был как-то странно перекручен. Словно он в нем спал.

– Почему волосы длинные?

– Так ведь второй день я здесь, – отозвался парень. – Постричь не успели, как меня того... На задание.

– ВТОРОЙ ДЕНЬ?!

– Да вы не беспокойтесь. – Парень весело махнул рукой. – Я не пропаду.

– Никто не сказал, что заботятся о тебе... Идентификатор?

– Так ведь – нету у меня.

– Будешь Оптимистом.

– Есть!

– Андрей Ломов, – представился последний из группы. – Кликуха Лом. Потому, что я могу лом узлом, да только мне все в лом...

– Из России?

– Ага.

– Обмен опытом?

– Ага.

– «Ага» по-английски произносится как «есть, сэр», ясно?

– Ну!

– Что – ну?

– Дык... ну...

Богатырь обвел всех взглядом и подвел итог услышанному.

– Мы с вами навоюем, – сказал он.

Глава 4

– Это – Плато? – Лом обвел окрестности задумчивым взглядом. – А где же все эти кратеры?

– Поглядите, птичка!

– Помогите человеку ракету поставить! Надорвется же!

– Сам и помоги...

– Лом...

– Все на вездеход! Двигаться! – Рев Богатыря заставил их вскочить на ноги. Ракета уже стояла более или менее вертикально и дымилась. Не нужно быть пророком, чтобы понять, к чему идет дело. Вездеходик, облепленный людьми, резво покатился прочь от стартовой площадки, волоча за собой тяжелый прицеп – имущество отряда и наземный стрелковый комплекс.

Места здесь, впрочем, были красивы И живописны. Трясясь на пластиковой броне вездехода, Питер Нори, по прозвищу Бутончик, с интересом глядел на проплывающие мимо валуны, заросшие, точнее – оплетенные, ядовито-розовыми лианами, и на деревья, больше напоминающие коллекцию анемонов, чем нормальные растения. Всего три месяца прошло с момента, когда человечество вышло в дальний космос, поэтому вполне простительно, что его спутники знали об иных мирах далеко не все. Но это не относилось к Бутончику – необычайная педантичность плюс почти абсолютная память армейского бухгалтера позволяли ему пользоваться своим мозгом как некой картотекой. Нори был уверен, что они не на Плато. Впрочем, во-первых, может быть, так и надо, в конце концов, откуда ему знать, ведь это его первая экспедиция, а во-вторых, какая разница?

Бутончик был фаталистом.

– Стоп! – Неизвестно, кому подавал эту команду Богатырь, ведь вездеход вел он сам. Ему уже давно все было ясно – где-то кто-то, вероятно из этих штабных крыс, перетасовал карты. Теперь он, прапорщик, человек с огромным армейским стажем, будет выступать в роли пешки в чужой игре, как уже бывало не раз... Повезет еще, если никто из них не погибнет...

«Только бы не психологи, – думал Богатырь. – Что угодно, только не психологи!» Один раз он и его звено стали объектом психологического эксперимента, но этих впечатлений Богатырю хватило на всю жизнь. В отличие от генералов психологи точно знали, что делали. Он помнил то ощущение кошмарного сна, когда знакомые люди, не раз защищавшие его спину в бою, вдруг стали вести себя непредсказуемо, словно капризные дети, – и он стал, а любая попытка разрядить ситуацию приводила лишь к ее обострению.

«Пусть это будет потоп, – думал Богатырь, – пусть извержение – только бы не новый тест. Господи, пусть это будет динозавр...»

И динозавр появился.

Они были не просто наблюдателями, так же как эти смехотворные учения не были просто учениями, но началом новой эры в военной науке. Они были элитной группой наблюдателей, и оборудование у них было соответствующее. Вездеходы – индивидуальные, а не один на всех, спецкомбинезоны, совершеннейшее оборудование связи... Универсальный дом-контейнер класса «отель»... Оружия, правда, не было, не считая стандартных пистолетов, да и зачем оружие на Плато? Самой опасной формой жизни там являлся двухметрового роста хищный страус, которого надо было очень долго доводить, чтобы он атаковал...

Агент Палмер усмехнулся ощущению своего всемогущества и потянул руль на себя. Вертолет наблюдательной группы послушно подпрыгнул и завис немного выше и левее стартовой площадки – если смотреть со стороны солнца. Красивое зрелище – разноцветные, похожие на кораллы, деревья в лесу, восходящее солнце и серебристый корпус ракеты. Затем он заметил еще кое-что. По небу, плавно, как в кошмарном сне, плыл дракон... Ну не дракон – птеродактиль, только вот размах крыльев у него был – метров пятнадцать. Плыл в сторону вертолета, и намерения его не вызывали ни малейших сомнений. Палмер развернул машину и увидел вторую тварь – та уже пикировала на него сверху...

Наблюдатели на склоне горы были очень удивлены, увидев, как приданный их группе вертолет вдруг метнулся в сторону, затем вильнул, развернулся и понесся зигзагами, словно уходя от обстрела. Затем ударил гром, и ракета со спутником «глаз» на борту стартовала – вертолет как раз проходил над ней. Агент Палмер очень удивился бы, узнай он, что в совершенстве выполнил противоракетный маневр «смерть таракана». Он удивился бы еще больше, если бы ему сказали, что кроме него и ракеты, в небе в этот момент никого не было.

Вертолет чиркнул по кронам «кораллового» леса, и разобравшаяся, что к чему, катапульта выкинула пилота из гибнущей машины. Затем управление перешло к автопилоту, и вертолет плавно опустился на лесной полянке. Палмеру повезло меньше – он сидел на вершине одного из деревьев, которое и вправду оказалось похоже на полип, с глубоким отверстием в центре кроны, – в комбинезоне, с защелкнутым шлемом и уже без парашюта. Парашют автоматически отстегнулся после посадки – это была дорогая модель, она заботилась об удобстве пилота – и его унесло ветром. От земли наблюдателя отделяло по меньшей мере двадцать метров, а ствол дерева был идеально гладок.

Затем земля содрогнулась – это финишировала ракета, чей навигационный комплекс был сбит с толку с таким трудом разминувшимся с ним вертолетом. Пытавшиеся до этого наладить с пропавшим агентом радиосвязь наблюдатели с ужасом уставились на то, что осталось от универсального дома-контейнера класса «отель»... Все транспортеры наблюдателей находились там.

– Глядите, динозавр! – воскликнула Анна Грегус.

– Учитель, вы бредите. На Плато нет динозавров.

– Да? А это что такое?

«Это» было молодым тиранозавром, всего каких-то четырех метров высотой, который в данный момент как раз размышлял, не попробовать ли, каковы на вкус вездеходы. Он уже было двинулся вперед, когда земля дрогнула, и в паре километров, за деревьями, взметнулось пламя. Динозавр решил отложить обед и пустился наутек.

– Я думал – съест, – лениво заметил Лом.

– Скажите, Богатырь, – спросил Тан Ли, отрываясь от своего занятия – он пытался вытащить из-под вездехода затаившуюся при виде опасности Лаванду, – это взорвалась, случайно, не наша ракета?

– Не отвечайте, сэр, – поспешил он сказать, увидев выражение лица своего командира. – Я это просто так спросил.

– Кто мне может сказать, – прорычал Богатырь, – есть на Плато динозавры или нет?

– По-моему...

– Это Ибр, – бесцветным голосом произнес Бутончик. – Третья зона. По нашим понятиям – джунгли.

Богатырь прищурился. Вот оно! Начинается!

– Ты уверен? – спросил он.

– Конечно.

– Ты работал в тактическом звене? – догадался Богатырь.

– Нет, я бухгалтер.

– !..

– Простите, – вмешалась в разговор Диана, – можно я прогуляюсь? Так, размять ноги...

– Я тоже!

– И я!

– Отставить, – начал Богатырь, но было поздно.

– Этот динозавр... – Он опять обращался к Бутончику.

– Он от нас так просто не отвяжется, – с готовностью отозвался тот. – Они способны идти по следу сутками...

– Откуда ты...

– С телевидения.

– Так что нам с ним делать? – мрачно поинтересовался командир.

– Ничего, – пожал плечами Бутончик. – Мы все погибнем.

Глава 5

– Ну где же они?!

Вся команда уже вернулась из кустов, не было только Снайпера и Валета. Подождав еще несколько минут, Богатырь вынул из кобуры пистолет и направился в том направлении, куда, как он помнил, удалилась Диана. Двигался он, как полицейские в боевиках, только более плавно. Через пять минут ему показалось, что он их нашел – в кустах шла отчаянная борьба, и ясно было, что, кем бы ни был нападающий монстр, люди этот бой проигрывали. Богатырь проскользнул под необычного вида ветками и замер, так же как замерли при виде направленного на них пистолета те, кого он спасал.

– Вы что это тут делаете, а? – спросил Богатырь, когда к нему вернулся наконец дар речи.

– Ну как вам сказать... – томно улыбнулась Снайпер. – Я же Снайпер... вот я его и... сняла...

Еще через пять минут экспедиция возобновила движение, не зная, что к месту их последней стоянки поспешно направляются три вездехода наблюдателей. По дороге вездеход прошел под деревом, на котором сидел агент Палмер. Тот попытался было звать на помощь, затем, сообразив, что шлем его «комби» все еще захлопнут, принялся воевать с застежкой. Он опоздал – к тому моменту, как шлем был открыт, вездеход был уже вне досягаемости его криков.

– Палмер!

Рация! Как он мог забыть!

– Палмер здесь!

– Где – здесь? Мы идем по пеленгу!

– На дереве я. – Из кустов неподалеку выбрался тиранозавр и с интересом уставился на приближающиеся вездеходы.

– Осторожно, – предупредил Палмер. – Мне кажется, я вижу динозавра.

– Прекратите истерику, Палмер! – строго сказал Боб Браун, руководитель группы наблюдателей. – Вам все время чудится то, чего нет!

– Но, сэр! Я уверен!

– Вы и ваша напарница! То вас атакуют гигантские комары-телепаты, то в ваш компьютер вселяется дух Михаила Горбачева, то...

– Сэр!

– Что случилось с вертолетом?

– На меня напал птеродактиль... – упавшим голосом отозвался Палмер. Тираннозавр, решив, видимо, что первый вездеход был вкуснее, снова скрылся в кустах.

– Ну и где же ваш динозавр? – с нескрываемой иронией поинтересовался Браун.

– Сэр...

– Спускайтесь, Палмер. Ваш вездеход был поврежден взрывом, так что поедете вместе с агентом Молли.

– Сэр!

– Никаких возражений, – строго прервал его Браун. – Как-никак она ваш напарник.

– Я не об этом, сэр. Как я спущусь?

После недолгого совещания этот вопрос был с блеском решен. Один из вездеходов поднял к небу раструб магнитного метателя и плюнул в Палмера «кошкой» с привязанным к ней тросом. «Кошка» пролетела у агента над головой и скрылась в том самом отверстии в центре древесного ствола, которое делало его так похожим на полип. В следующий миг из отверстия раздалось возмущенное рычание, и на свет божий выбралась невообразимая тварь, гибрид пиявки, таракана и гиены. Зверюга упиралась всеми четырьмя парами лап, но зацепившая ее за шкирку «кошка» упорно тащила ее вперед. К Палмеру.

Сидящие в вездеходах с изумлением наблюдали, как разом утративший боязнь высоты агент лихо перемахнул через крону и, подобно мартышке, легко соскользнул по стволу на землю.

– Что стряслось, Палмер?

– Монстр, сэр!

– Знаете что, агент...

– Есть, сэр! – Понурившись, Палмер побрел к ядовито-фиолетовому вездеходу Молли – его напарницы.

Процессия тронулась в путь, пытаясь догнать подразделение, свою последнюю надежду на спасение и на дорогу домой. Забытый всеми трос потихоньку наматывался на лебедку, и несчастная тварь, так испугавшая агента, вскоре с жалобным воплем полетела с дерева. Тут же из кустов высунулась зубастая пасть и схватила наживку. Некоторое время пойманный на крючок монстр волочился за машиной, затем трос оборвался.

– Ты видел?! – с энтузиазмом спросила Молли, наблюдавшая эту сцену в зеркало заднего вида. – Настоящий динозавр!

– Хоть ты не подкалывай! – жалобно простонал Палмер. Подумав, Молли решила его пока не трогать.

– Галлюциногены, – подтвердил Бутончик. – Я хорошо помню. Вы видите монстра, и у вас нет ни малейших шансов понять, реален он или нет, пока вас не начинают есть.

– Класс! – восторженно выдохнул Лом.

– Как в школе, – кивнула Учитель. – В начальных классах.

Потом, когда они становятся постарше, никаких сомнений не остается – сожрут.

«Почему у меня такое впечатление, – подумал Богатырь с досадой, – что вопросы выживания беспокоят только меня?»

– Где Снайпер? Где Оптимист? Что, черт возьми, происходит?!

– Они туда пошли...

На этот раз Богатырь был более готов к тому, что увидел, поэтому он просто молча засунул пистолет в кобуру и хмуро скомандовал:

– За мной.

– Зачем, сэр?

«Я убью ее», – подумал Богатырь.

– Разворачиваем наземный стрелковый комплекс, – ответил он.

– Здесь? – удивился Том Витке, поднимаясь.

– Вопросы, Оптимист?

– Да. Почему здесь?

– Надо говорить – сэр, – поправил его Богатырь. – Здесь – потому, что с этого холма хороший обстрел.

– А динозавр... сэр?

– Отставить разговоры. Все сюда! Разворачиваем стрелковый комплекс.

Комплекс представлял собой пирамиду, набитую патронами, и вращающуюся башенку с кибер-карабином наверху. Ее живо сгрузили с вездехода и установили на вершине холма.

– Запуск через двадцать минут, – сказал Богатырь, программируя таймер пирамиды. – Все к машине.

В этот момент все и произошло. Обследовав все деревья вокруг и не найдя подходящего, Лаванда в отчаянии подняла лапку над ямой в земле. Мгновение все было тихо, затем из ямы донесся глухой булькающий звук, словно кто-то поперхнулся, и на свет выбрался похожий на страшный сон хозяин берлоги. Он не раздумывал ни секунды – мишенью его атаки стал Тан Ли, по прозвищу Жертва...

...Стреляли все. Стрелял Богатырь, стреляли укрывшиеся за вездеходом Учитель и Торин, стрелял даже Бутончик... Даже Лом – так, за компанию. Просто удивительно, как они ухитрились не попасть при этом ни друг в друга, ни в нападающего.

– Удрал, – с обидой произнес Лом. – Бяка.

Богатырь игнорировал эту реплику. Он с ужасом смотрел на то, что осталось от вездехода. Штатный армейский пистолет «дром» был именно для этого и создан – делать в мишени дыры размером с арбуз.

– Опаньки! – сказал Лом. – Пешком пойдем, похоже.

– Простите, что спрашиваю, – вежливо осведомился Тан Ли, – но успели ли вы включить таймер до того, как началась стрельба?

Секунда ушла у Богатыря на осознание вопроса, затем он оторвался от изучения остатков вездехода и прокричал:

– За мной – бегом – марш!

Побежали все, кроме Снайпера и Питера Нори, – они были заняты в кустах неподалеку.

Через десять минут, когда они вернулись на поляну и поняли, что группа вместо того, чтобы чинить вездеход, предпочла его бросить и скрылась в неизвестном направлении, решили, что самым разумным поступком в сложившейся ситуации будет двигаться обратно, в сторону стартовой зоны. Через три минуты они заблудились, а через пять – нашли поляну с вертолетом.

Глава 6

Эксперты в это время занимались обследованием остатков вездехода. На пирамиду кибер-стрелка они не обратили особого внимания – выбрались из вездеходов и сгрудились возле обгоревших обломков.

– Ничего не понимаю, – произнес Боб Браун. – Почему они открыли огонь по своей машине?

– Может быть, они были атакованы монстрами, – с робкой надеждой предположил агент Палмер, но его не слушали. Только когда он перестал говорить и начал кричать, эксперты решили наконец посмотреть, куда он указывает. Между ними и их вездеходами стоял тиранозавр, с интересом прислушиваясь к дискуссии.

– Мама! – тихо скомандовал Боб Браун, и в этот момент таймер наземного стрелкового комплекса завершил отсчет отведенных ему двадцати минут.

К счастью, логика машины была основана на приоритетности мишеней. Вездеходы стояли ближе всего к пирамиде, следовательно, они представляли максимальную угрозу. По ним, соответственно, и пришелся первый удар огненного шквала. Затем в списке значились остатки вездехода, ведь автомат был не настолько умен, чтобы уметь разбираться в исправности техники, и лишь затем – люди, но люди уже залегли. По-пластунски, вжимаясь в землю, они удалялись от опасного места, а над ними и вокруг них в огне и грохоте пулеметные очереди валили лес. Это был очень мощный карабин-пулемет, и патронов у него было много. Разрывных. Динозавра система распознавания образов кибер-стрелка игнорировала начисто, как игнорировала она и большинство тварей, ранее населявших разлетающиеся в щепки стволы, а ныне – спасающихся паническим бегством, очень часто – по спинам и головам уползающей комиссии. Некоторых, однако, компьютер успешно распознавал как диверсантов, и тогда они рвались на части – тоже зачастую прямо над головами экспертов. Ползти в таких условиях им предстояло довольно долго – зона, которую охранял стрелок, имела радиус пять километров.

Озадаченный происходящим, тиранозавр повернулся и направился прочь – по следам убежавшего подразделения. За двадцать минут они не успели – особенно учитывая физически слабого Оптимиста – выбежать из зоны обстрела, но пока эксперты принимали огонь на себя, им ничего не грозило. Кроме местной фауны, естественно.

Интернет – лучший способ быстрого получения информации. Поэтому, когда генерал послал в «группу по интересам» запрос, правда ли, что по таким-то координатам находится зона Ибра с особым статусом, он был уверен, что солдатам на финише – если они до него дотянут – придется продираться сквозь толпу. – Так и вышло. Сначала прибыли одиночки, затем – несколько групп отдыхающих, а через полчаса после первой партии в толпе уже торговали хот-догами и пивом.

Однако подразделение еще не знало, куда оно идет. Надышавшись галлюциногенной пыльцой местных цветов, они уже не раз открывали огонь по объектам, порожденным их воображением, пока наконец Тан Ли не предложил, чтобы, видя очередного монстра, по крайней мере два человека сказали об этом вслух. Тогда будет ясно, что монстр реальный, и прекратится трата патронов. Проблемой было также и то, что, помимо галлюцинаций, пыльца вызывала еще и состояние лихорадочного возбуждения, похожее на алкогольное опьянение. Это было приятно, однако... Однако это было приятно.

Пробежав, не очень быстро, пару километров, они услышали сзади грохот разрывов и гадали теперь, по кому же или по чему ведет такой плотный огонь, да еще крупнокалиберными, их стрелковый комплекс. В любом случае этот кто-то сейчас явно спасал их жизнь. Затем они услышали еще кое-что – тяжелые шаги и треск там, где сквозь чащу продирался преследующий их тиранозавр.

– Мы погибли, – довольно произнес Оптимист. – По крайней мере не придется больше бежать.

– А вот это? – Учитель помахала пистолетом.

– Да, по динозавру будет трудно промазать...

– В вездеход же мы попали...

– НЕ СТРЕЛЯТЬ! – скомандовал вдруг Богатырь странным голосом – словно его вдруг осенила гениальная идея и он не может поверить своему счастью. – Кто стрельнет – бошку свинчу! – Сорвав со спины рюкзак – он один был с рюкзаком, – бравый прапорщик принялся в нем рыться, не обращая внимания на приближающегося монстра. Пыльца оказывала сильный эффект на психику. – Дум, топ левел, – напевал он. – Сколько лет я ждал этой минуты...

Наконец на свет появилась бензопила. Сжимая в руках завывающий в предвкушении крови снаряд для расправы с динозаврами, Богатырь двинулся вперед.

– Дык! – сказал с сомнением в голосе Лом, глядя на эту сцену. – Дык! Елы-палы, дык ведь! Опаньки... Как он его...

– И это все? – недоверчиво спросил Богатырь. – С-сволочи!!!

Через три часа, под плотным огнем, эксперты доползли до останков динозавра и решили взять левее – мало ли, вдруг расчленивший чудовище монстр все еще бродит поблизости. В версию агента Палмера – о прорыве на Плато монстров из четвертого измерения – верили уже все и безоговорочно. Три часа по-пластунски, и гора окровавленного, дымящегося мяса, – что может быть убедительнее?

– Лагерь, – заметил Лом.

– А вон наши – Снайпер и Бутончик.

– Где?

– Да рядом с вертолетом. Гамбургеры жрут, у-у!

– Гамбургеры – для всех и бесплатно, – объявил вновь прибывшим Бутончик.

– Ты что – наследство получил? – мрачно спросил окровавленный по локоть Богатырь.

– Не совсем, – пожал плечами Бутончик. – Просто я только что очень выгодно продал вертолет.

ДРУЖЕСКИЙ ВИЗИТ

Глюк – это высокоорганизованная система не поддающихся определению частиц.

В.И. Ленин

Глава 1

Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мужикам...

Мгновение назад здесь не было ничего. Затем беззвучно, как и подобает большинству происходящих в космосе событий, из ничего возник, заслоняя звезды, цилиндрический дюралевый корпус «Полундры». В течение следующих нескольких минут корабль провел серию стандартных тестов. Да, это была именно та планета, да, пригодна для жизни. Нет, в эфире пусто... впрочем, возможно, корабельным антеннам просто не хватало мощности. Как-никак, это был всего лишь корабль второго класса, лучшее, чем располагала База к тому моменту, когда с Земли был получен запрос на проведение спасательной операции. Затем корабельный компьютер приступил ко второй стадии предпосадочной подготовки – пробуждению экипажа.

Люди не хотели просыпаться. Они лежали вповалку в кают-компании и в коридоре, под опрокинутой стойкой для видеокассет и на пульте управления, предусмотрительно заблокированном. Причина их сна была очевидна по россыпи пустых банок из-под пива и бутылок от джина и виски – даже если бы задавшийся этим вопросом был начисто лишен обоняния и не мог ощутить сильнейший запах перегара.

Стандартный сигнал рожка, воспроизведенный компьютером через динамики, был проигнорирован, так же как и три последующих, увеличенной громкости. Люди не хотели просыпаться. Они стонали и ворочались во сне, что-то бессвязно бормотали и плакали.

Тогда компьютер отдал распоряжение бортовой системе жизнеобеспечения, и через минуту в поступающий в корабль воздух добавилась живительная струйка пробуждающего газа. Движения людей стали более осмысленными, и наконец, зажимая нос, крепко зажмурившись, один из них вскочил на ноги и на ощупь бросился к пульту. Нащупав перед собой панель управления, он с размаху врезал кулаком по тому месту, где, по его представлениям, находилась необходимая кнопка.

На пульте спал его товарищ, и мы не будем уточнять, куда именно пришелся удар. Достаточно того, что это было болезненно и унизительно.

– А-А-А!!!

– Что за?!

– Да он пульт заблокировал!

– Сделайте же что-нибудь, мужики!

– О! Идея! Компьютер!

– Компьютер исправен.

– Убери из воздуха аммиак!

– Работаю... готово.

Наконец люди могли открыть глаза и отдышаться. Их было пятеро – матерых разведчиков дальнего космоса.

Капитан Илья Никитин, по прозвищу Богатырь, и вправду был богатырем. Обычно про таких говорили – шкаф, но капитан имел еще и третий дан черного пояса по карате – как истинный профессионал он не признавал никаких новомодных боевых искусств, всех этих компу-до и компу-эйра... Сила на силу, и кое-кто из членов экипажа помнил, как в джунглях планеты Ибр Богатырь вышел с бензопилой против тиранозавра и чем это кончилось для бедного зверя. Сам Богатырь не любил вспоминать этот эпизод – он тогда был жутко разочарован.

– Тан!

– Есть, капитан! – Позеленевший от напряжения штурман попытался вытянуться по стойке «смирно».

– Ты что, обалдел? Вольно! Прибрать бы тут все...

– Есть, сэр...

Штурман Тан Ли был всегда отменно вежливым и невероятно сосредоточенным китайцем. В общении, если поблизости не было животных, и в особенности собак, Тан был милейшим человеком, в противном же случае предпочитал иметь в руках палку. В этой экспедиции встречи с животными ожидались, однако Тан успокаивал себя тем, что собак среди них точно не будет. Прозвище у Тана было, но прозвища этого он не любил, так что друзья звали его по имени.

– Лом! – позвал Богатырь.

– Тут я, – донеслось из коридора.

– Плыви сюда! – Слово «плыви» было вполне к месту, поскольку на корабле была невесомость.

– Лом...

– Андрей!

Секундой позже в каюту влетел Андрей Лом, небритый, но симпатичный, босиком и со следами пиццы на одежде.

– Мне бы почиститься, капитан...

– Потом. Топай к маховикам, надо раскрутить корабль.

– А на фига? Все равно ща сядем...

– Да? Ну тогда не надо...

– Ладно... раскручу...

Бортинженер Андрей Лом не был лентяем, и если уж он брался за дело – дело спорилось. Просто в лом ему было за это дело браться, так он обычно и говорил. В лом ему было и лететь в эту экспедицию, но альтернатива – медовый месяц с молодой женой – была еще хуже.

Капитан удовлетворенно кивнул, глядя, как каюта постепенно приобретает жилой вид. Тан Ли был очень аккуратен. До следующего запоя это будет образцовый звездолет. Что напоминает нам о...

– Бутончик!

– Я здесь, капитан... – донеслось из-за пульта.

– Вылезай! Ты что там делаешь?

– Не могу... Тесно...

– А как ты туда попал?

– Не помню я. Последнее помню – вы меня учили пить водку залпом, а потом...

Богатырь вздохнул. Пить водку залпом он учил Питера Нори вот уже почти пять лет, но наука эта никак не давалась бортовому инженеру по технике безопасности. Пошарив рукой за пультом, капитан легко, как котенка, вытащил оттуда Бутончика – дистрофического вида дядьку лет пятидесяти. Бутончиком его прозвали именно за внешность.

Впрочем, внешность обманчива. Голова Бутончика хранила величайшее множество полезных сведений, и что самое главное – хранила их в идеальном порядке. Вся корабельная бухгалтерия, все позывные портов, даже координаты планет...

– Посмотрите двигатели, Бутончик. – Даже после пяти лет знакомства капитан иногда переходил на «вы» в разговоре с этим удивительным человеком. Помимо всего прочего, у Бутончика начисто отсутствовало чувство страха – он был фаталистом. Когда-то давно Богатырь пытался даже учить его основам рукопашного боя, но добился лишь того, что сломал бедняге руку.

– Сделаем. – Бутончик сгруппировался, легонько оттолкнулся от могучей капитанской груди и, пользуясь тем, что на борту была невесомость, полетел по направлению к двери. Однако именно в этот момент маховики раскрутили корабль, так что вместо того, чтобы оказаться в коридоре, Бутончик приземлился на стойку, а стойка, вместе со всеми видеокассетами – на голову Тана Ли. Не говоря ни слова – а что тут скажешь, – китаец принялся за уборку.

– Грег! – позвал наконец капитан.

– Уже, сэр!

– Еще раз назовешь меня сэром – по стенке размажу! – пообещал Богатырь.

– Ах, сэр, вы все обещаете... – Грег был единственным на борту, кроме капитана, кто увлекался боевыми искусствами, однако делал это как-то слишком легкомысленно. Взять хотя бы его фехтование на топорах... Кличка у Грега была Торин, и вторым его хобби была игра в хоббитов. Торином звали какую-то козявку там, в одной из их дурацких книжек... Капитан вздохнул. Какой шум поднялся, когда он надавал по шее этим девятерым... В черном... Он-то надеялся, что это ниндзя, да куда там! Они заявились к нему на корабль и стали отбирать у бедняги радиста какое-то там кольцо из дешевой латуни. И это за десять минут до старта! Кольцо полетело в один иллюминатор, а наглецы – в другой. Что он тогда сделал не так?

– Все проверил?

– Стрелковые системы и радиосвязь в полном порядке. А, Элберет...

– ЗАТКНИСЬ, КОЗЯВКА!

– Молчу, молчу...

Глава 2

По стене ползет утюг – не пугайтесь, это глюк...

Корабль шел к планете, координаты которой до последнего времени держались в строжайшем секрете – если вообще были кому-нибудь известны. Планету населяли разумные существа, одна из немногих планет, про которые это можно было сказать наверняка. Была, конечно, еще Печальная Планета, но народ попадал туда просто так, обычно из-за сбоев в работе гипертранспортеров, и координаты ее были неизвестны. Была также Ледяная Гора – но о ней вообще ничего не знали, если не считать диких слухов, распускаемых теми, кому повезло вернуться с нее живым.

И был Кошачий Мир. Вот эта самая планета. Капитан посмотрел на голубоватую сферу, висящую за иллюминатором. Про этот мир было известно наверняка, что он существовал и превосходил Землю по уровню развития. И еще – что был населен самыми опасными существами во Вселенной – глюками, а также их создателями – котами.

Кошачий Мир открыл ребенок по имени Андрей, наверное, самый известный ребенок в истории человечества. Он летел на Альфу, на каникулы, когда почему-то решил поработать с корабельным компьютером вручную, при помощи молотка и отвертки. Причины этого вмешательства излагались мальчишкой невнятно, а то, что осталось от корабельного «черного ящика», уже никому не могло ничего рассказать.

Так или иначе, корабль попал на планету, которая принадлежала расе котов. Попал и был сбит, прямо с орбиты, причем способом прямого заброса диверсанта в пилотскую кабину – опять же со слов мальчишки. Кораблю угрожало разрушение, поэтому он и катапультировал пассажира...

Андрей прибыл на Землю через месяц и привез с собой кота, с которым они подружились. Кот, впрочем, быстро разобрался, что к чему, и убедил семью ребенка перебраться на Альфу, ускользнув из-под самого носа у контрразведки. На Альфе же контрразведке делать было нечего, эта планета очень строго следила за тем, чтобы ее граждан не притесняли. Достаточно сказать, что нарушители прав человека там расстреливались на месте без суда и следствия.

Однако координаты планеты находились в памяти корабельного компьютера, и стереть их кот не сообразил, а скорее – просто не удосужился. Так что уже месяц, как на его родную планету начали прибывать гости. И вот – доприбывались.

«Кондор», как и «Полундра», был кораблем второго класса, по сути дела – ее близнец. Оба корабля имели одинаковые системы жизнеобеспечения, китайского производства, и одинаковые компьютеры и вооружение, сделанные в России и на Украине. Капитан смотрел в иллюминатор на планету, где месяц назад пропал корабль, который не должен был пропасть, и напряженно размышлял. Изобретут ли они когда-нибудь надёжное средство от похмелья? И если да – то когда? А все Бутончик со своими теориями. Говорят ему – градус не должен повышаться. А он – нет, просто кривая должна быть гладкой...

Капитан встряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли, и тут же пожалел об этом – под черепом словно что-то взорвалось. Планета, да...

Собственно, не было ничего необычного в том, что исчез корабль второго класса «Кондор». Корабли такого класса исчезают сплошь и рядом, денег не напасешься – каждый из них выручать. Но с «Кондором» все было по-другому. На корабле летел Чрезвычайный и Полномочный Посол Организации Объединенных Наций в Кошачьем Мире, дон Альфред де Вито, вместе со своим пресс-секретарем, двумя референтами и пилотами, не говоря уж о телохранителях. ЭТО было скандалом. ЭТОГО уже допускать было нельзя, и если бы «Полундре» удалось добыть доказательства того, что пассажиры «Кондора» зверски замучены в застенках инопланетян, дело вполне могло кончиться войной. Результат войны тоже был заранее известен, но вряд ли это остановило бы политиков.

Глава 3

Глюки с неба не падают, ибо в небе глюков нет.

Лаплас

Посадочная процедура – стандартная посадочная процедура – не включала разбрасывания над планетой спутников-шпионов, но опять же – это был особый случай. Три спутника покинули звездолет с получасовыми интервалами, затем час спустя – еще три, и еще. Если повезет, они доставят на борт ценнейшую информацию о чужой культуре, если же нет – то нет. За экспедицию платило военное ведомство, и денег оно не жалело.

Место посадки «Кондора» было известно с точностью до десятка километров, так что здесь особых проблем не ожидалось. Как выразился Торин – целься да стреляй. Дурацкая манера цитировать бородатые анекдоты появилась у Грега после визита в Россию, в гости к бортинженеру. Звездолет совсем было собрался начать торможение, когда на экранах локаторов показался чужой корабль...

– Капитан! – удивленно сказал Грег. – Сюда летят!

– Разминуться сможем?

– Только путем самоподрыва...

– Отставить. Стандартная процедура контакта.

– Есть!

Любовь к стандартным процедурам прививали миру военные из НАТО, и в девяноста девяти случаях из ста, включая нынешний, это был всего лишь хороший повод для оправдания – мы все делали по прописи, это, мол, обстоятельства виноваты. Стандартная процедура разведки, стандартная процедура освоения, стандартная процедура захвата... Стандартная процедура контакта...

– Вызываю их на стандартной частоте номер один, – сообщил Грег. – Капитан, они отзываются!

– Действуйте по инструкции... – Капитан был озадачен. Судя по тому, что рассказал мальчишка, вернувшись отсюда на Землю, у них уже должны были начаться неприятности.

– Передаю рисунок вопросительной рожицы, – сказал Грег.

– Торин!

– Сэр! Это правда рожица... Эксперты считают, что это покажет наш интерес...

– Ну ладно...

– Они отвечают... Капитан! – Столько неподдельного удивления и обиды было в словах радиста, что головы всех присутствующих повернулись к радиорубке. – Они мне бабу голую прислали!

– Отставить!

– Илья, я не шучу!

Капитан поспешно взбежал по хлипкой лесенке в радиорубку. То, что он увидел на экране... Ладно, по крайней мере Торин действительно не шутил.

– Завлекают... – пробормотал он, мучимый нехорошими предчувствиями. – Знаешь что, радист? Шпарь-ка дальше по уставу.

– Есть... – неуверенно сказал тот. – Передаю изображение атома водорода... Отвечают... Сэр?

– Ну что там? – спросил Богатырь, пытаясь заглянуть ему через плечо в узком пространстве рубки.

– Опять баба голая...

– Та-ак... Что у тебя там дальше?

– Простые числа... Один... Отвечают... Капитан?

– Вижу, вижу...

– Три... Отвечают... Илья, они трех прислали... Пять... Отвечают... Я этого больше видеть не могу! – Торин в сердцах стукнул кулаком по пульту. Застывшая на обзорном экране громада инопланетного корабля дрогнула в ответ, подернулась мелкой рябью и растаяла без следа.

– Глюк! – потрясенно произнес капитан. – Мы полчаса переговаривались с глюком! Поверить не могу! И ведь предупреждал мальчишка!

– Полная готовность! – скомандовал он, придерживая пальцем кнопку внутрикорабельной связи. – Посадка в зоне А, синергистическая траектория, максимальные перегрузки. Связист!

– Я!

– Поставить радиопомехи! Я хочу, чтобы нашу посадку ни одна сволочь не смогла засечь. Ясно?

– Сделаем!

– И чтоб без этих песен... как было в прошлый раз.

– Капитан, – обиженно произнес Торин, – вы ко мне придираетесь. Если бы я в прошлый раз не запел, диверсант не обнаружил бы себя и мы все бы погибли...

– Ты слышал приказ?

– Ну!

– Давай действуй. Лом?

– Оу?

– Как там у нас двигатели?

– Сядем. Бутончик, правда, не уверен в третьей дюзе.

– Ну ничего. Готовьте посадочные. Мне потребуется вся мощность.

– Стартовая мощность через пять минут.

– Мне потребуется ВСЯ мощность, – не повышая голоса, произнес капитан.

– Хрен вам, ваше благородие, а не вся мощность, – вежливо возразил Лом. – Кто снял русский смеситель и поставил это японское чудо – я, что ли?

– Ну и что?

– А то, что у него паранойя! Корпус реактора слишком холодный, видите ли, так что...

– МНЕ ПОТРЕБУЕТСЯ ВСЯ МОЩНОСТЬ!

– Ладно, – сдался Лом. – Погибать – так с музыкой. Я вам гарантирую, в десяти километрах от эпицентра ни одного глюка не останется, одни головешки.

Капитан вздохнул. Этот экипаж был частью их бессмертного спецподразделения, подобранного пять лет назад компьютером по заказу Пентагона. Как работала та, единственная в своем роде, программа, узнать так и не удалось, результат этот потом не воспроизводился, сколько ни бились программисты. Однако было очень похоже, что для них во всей Вселенной просто не было неразрешимых задач. Вторая половина подразделения, к слову, с комфортом отдыхала сейчас на Курорте, пытаясь заодно выйти на контрабандистов, ввозящих туда наркотики. Хорошие ребята. И все же... И все же иногда у него чесались кулаки – надавать кое-кому из хороших ребят по шее.

Посадочные двигатели тихонько зажужжали, и на космонавтов навалилась и начала расти перегрузка. Посадка. Самый ответственный момент в жизни подобных звездолетов. Дешевые двигатели, кое-как клепанный корпус, дрянная теплоизоляция... Обычно звездолеты не выходили в космос, стартуя и финишируя прямо на планете... Но у «Полундры» не было координат посадочной зоны в проекции Флеминга, а рассчитать их не смог бы ни один компьютер в мире, шутка ли – двенадцать сороказначных чисел!

– Полная мощность на оси, третья дюза резонирует, пытаюсь компенсировать...

Корпус корабля светился вишнево-красным, но это мало кого волновало – они все были одноразовыми, эти корпуса.

– Локаторы фиксируют точку посадки на терминаторе. Переход с ионной тяги на турбину, третья дюза – флаттер, компенсировать не удается...

Корабль вонзился в плотные слои атмосферы, и корпус вспыхнул, расплавившись огненными брызгами, и исчез, оставшись висеть белым облачком сзади. Он выполнил свою главную функцию – расположенный под вторым, керамическим корпусом, сверхпроводящий магнитный контур использовал образовавшуюся плазму для того, чтобы создать дополнительное трение и затормозить корабль, не создавая лишних тепловых нагрузок на его внутреннюю обшивку и не тратя горючего. Правда, получающийся в результате фейерверк сводил на нет плюсы от маскировки при посадке на линии терминатора... Зато если выдержит собранная, как из кирпичиков, из поставляемых разными производителями и зачастую уже кем-то использованных сегментов керамика, то корабль не должен сильно перегреться, если же нет – тоже не беда – пассажиры не успеют испугаться.

– Высота двадцать, переход на вертикальный участок траектории. Посадочная зона локаторами потеряна. Камеры внешнего обзора вышли из строя, навигация по приборам... Приборы и локаторы отказали, посадка по внутренним инерционным датчикам... Третья дюза, напряжение три тысячи процентов от расчетного максимума, взрыв ближайшие десять секунд. Отсечение плазмы...

Корабль подпрыгнул и вильнул, словно по нему врезали исполинской клюшкой для гольфа, когда третья дюза обратилась в пыль, затем начал валиться набок.

– Пытаюсь компенсировать крен внутренними гироскопами. – Голос Тана Ли был спокоен, как всегда, хотя звездолет дергался и скрежетал, словно по нему били в упор из крупнокалиберного пулемета. Стойка с видеокассетами оторвалась от стены и, исполнив посреди кают-компании танец живота, рассыпалась на отдельные части. – Зависание в точке надира. Выжигание зоны безопасности. Половинная мощность реактора – и падает. Выжигание отменено. Высота сто сорок метров плюс-минус десять. Скорость снижения двадцать метров в секунду... Крен пятнадцать. Высота десять... Пять... Ноль-ноль, посадка в точке...

Звездолет завис над землей на огненном столбе, воплощение земной технологии, научной мысли и тяги к неведомому. Затем столб огня исчез, и «Полундра» камнем рухнула с двадцатиметровой высоты, подмяла и раздавила несколько деревьев, пропахала, оставляя за собой пылающий след, состоящий из плиток термозащиты, по пологому склону холма, пару раз перевернулась и застыла, слегка накренившись.

– Ноль-ноль, посадка в радиусе сто пятьдесят километров плюс-минус восемьдесят от заданной зоны, все двигатели стоп. Гироскопы не откликаются на управляющие команды, перехожу на аварийную систему управления...

Где-то внизу звонко чмокнул воздух – это аварийные системы разгерметизировали корпуса гироскопов. Сразу запахло паленым.

– Посадка завершена. Переход к стадии два... Противопожарные системы не откликаются на управляющие команды... Экипажу – пожарная тревога второй степени.

Космонавты поспешно расхватали огнетушители и занялись ликвидацией пожара. Им было не привыкать.

– Молодец Тан! – сказал Богатырь. – Отличная посадка.

Он не шутил. Посадка действительно была проведена неплохо – мягко, точно, и главное – никто не пострадал. Рутина...

Глава 4

Спущен трап, открыты люки, в коридорах бродят глюки...

– В целом системы исправны, капитан, – доложил через час Лом. – Правда, Бутончик говорит, что ему не нравится вторая дюза, но...

– Нам все равно не скоро придется взлетать, – заметил капитан. – Обратно на Землю прыгнем прямо отсюда, там и починимся.

– Так нас отсюда и отпустили, – с надеждой сказал Грег. – Нам придется драться, прорубаясь...

– Торин, отставить!

– Есть, сэр!

– Еще раз назовешь меня сэром...

– Есть, мэм!

– !..

– Понял...

– Внешний обзор? – поинтересовался капитан.

– Камеры вышли из строя сразу, как мы прошли стратосферу, – сказал Лом. – Поставить новые – час, если выйти наружу, и два – если изнутри. Обшивка еще слишком горячая, а система охлаждения – на двадцати процентах.

– Снаружи, – сказал капитан. – Как я понимаю, они все равно могут проникнуть в корабль, даже если мы задраены.

– Поправка, капитан, – сказал Грег. – Уже проникли.

Он держал двумя пальцами что-то вроде слабо светящегося розового огурца, который извивался в его руках, пытаясь освободиться. Бутончик поводил около трофея счетчиком Гейгера и отрицательно покачал головой.

– В контейнер! – скомандовал капитан. Был открыт один из разработанных специально для этой цели металлокерамических контейнеров, и глюка поместили в него. Затем тяжелая многослойная крышка закрылась, отсекая пленника от остального мира, а еще через мгновение «огурец» просочился сквозь стенку контейнера и шлепнулся на пол. От удара по нему пробежали волны, и он растаял точно так же, как до этого корабль на орбите.

– Впечатление мое таково, – резюмировал любивший точные формулировки Богатырь, – что хороший удар об пол может надолго освободить человека от глюков. Бутончик?

– Согласно составленной ребенком классификации, – сказал Питер Нори, порывшись в глубинах своей памяти, – это «писк», самая примитивная форма существования здешней... э... технологии и самая слабая по... э... энерговооруженности. Нам повезло – пока. – Напомним, что Бутончик был фаталистом.

– По крайней мере отменяется эта идиотская затея с контейнерами.

– Глюка в мешке не утаишь...

– Отставить разговоры! Тан, Лом, Бутончик – я хочу, чтобы эта куча металлолома могла нападать и защищаться, и на все это у вас три часа. Торин – со мной. Мы идем на разведку.

– Простите, сэр, – как всегда, вежливо произнес Тан Ли, – а как мы будем поддерживать связь?

«Ненавижу, когда он прав», – подумал Илья.

– А чего ее поддерживать? – удивился Лом. – Это при открытом-то люке? Выкатим наружу телеантенну – без проблем.

– Да! – обрадованно кивнул капитан. – Давайте, взяли!

Планета выглядела безобидно. Покрытая кустарником холмистая местность постепенно понижалась, и внизу, километрах в пяти, видна была река. Между рекой и холмом, где опустился звездолет, не по прямой, а чуть левее, рос лес, состоящий из странных, перекрученных и раздутых деревьев всех цветов и оттенков, и вокруг леса, похоже, шли бои. А как еще можно назвать ходящий ходуном – это при полном безветрии – кустарник, яркие, спектрально чистых цветов молнии, бьющие из него во все стороны, и прочие спецэффекты, которые капитан до сих пор считал прерогативой Голливуда.

– Это... город? – шепотом спросил Торин.

– Кто ж его знает... – буркнул капитан. В следующий миг тишина раскололась и безоблачное небо прочертил инверсионный след. Поражала скорость неведомого летательного аппарата – от горизонта до горизонта за пару секунд.

– Что за...

– Полагаю, что это был «свист», капитан, – донесся из наушников голос Бутончика. – По классификации Андрея. Мальчишки этого. У нас все приборы зашкалило.

– Дела... – Капитан направился к стене кустарника, затем с сомнением посмотрел на звездолет. Затем снова на стену кустарника. Сомнения его очень удачно сформулировал Грег.

– У меня такое впечатление, что мы ведем себя как два медведя в супермаркете, – сказал он. – Осторожно, на цыпочках, но народ все равно обращает внимание...

– Мне тоже кажется, что скрываться не имеет смысла, – кивнул капитан. – Потопали в город. – Он засунул пистолет за пояс и решительно полез напролом через кусты. В тот же миг оттуда с визгом и писком прыснуло в разные стороны что-то маленькое, почти невидимое в траве. Капитан красиво кувыркнулся назад, сбив при этом с ног стрелка-радиста, в руках у него снова был пистолет.

– Ну? – сказал он после паузы, ни к кому не обращаясь в отдельности.

– Я сейчас вернусь, – ответил ему Грег. – Я понял, что надо делать.

Он бегом бросился к звездолету и нырнул в открытый люк. Через мгновение оттуда донесся вопль, но не его, а темно-зеленой твари, которая проворно заковыляла к кустам. Они уже в корабле!

– Штурман! Заблокировать пульт.

– Уже... Капитан, тут такое творится... Настоящий зверинец. Некоторые разговаривают.

– Придумай что-нибудь.

– Думаю... Придумал! – Тишина над холмом раскололась, и из корабля в панике бросились во все стороны глюки. – Heavy metall! – с гордостью провозгласил Лом.

– А потише нельзя?

– Так обратно же сползутся...

Грег показался назад примерно через минуту, и его было не узнать. В руках у него был сверкающий меч, исписанный эльфийскими рунами, а за спиной висел щит. Пистолет, впрочем, по-прежнему находился в кобуре.

– Это что? – Капитану показалось, что он видит глюк.

– Меч-глюксворд, – довольно отозвался Грег, – что в переводе означает – глюкоруб.

– Ты что – спятил?

– Щит-глюкеншилд, – поспешно сказал этот ненормальный. – Мне его ребята заговорили от умертвий и от...

– Торин!

– Капитан, ясно же, что этот мир свихнулся... Я и подумал...

Илья молча повернулся и с треском полез через кусты, не обращая внимания на визги и писки. Торин Оукеншилд шел за ним, вертя в воздухе мечом и напевая песню о похищенных драконом сокровищах. Он жалел лишь о том, что в руках его меч, а не боевой топор, который ему не отдал Тан Ли, топором он чинил маховики системы ориентации.

Глава 5

Скажи мне, кто твой глюк, и я скажу, кто ты...

Станьте дети, станьте в круг,
Станьте в круг, станьте в круг!
Жил на свете старый глюк,
Старый добрый ГЛЮК!!!

– Торин, ЗАТКНИСЬ! Это разведка, а не ваши игры!

– Я не вижу разницы, капитан... Пригнитесь! – Богатырь пригнулся, и над головой у него прошуршало что-то похожее на летящую задом наперед птицу.

– Как ты думаешь, это было нападением? – поинтересовался капитан, провожая странный объект взглядом.

– Не знаю... Вроде не возвращается... – отозвался Грег. – Мальчишка этот упоминал что-то такое в своих интервью. Чем ближе к городу, тем их больше, потому что в городе они в основном образуются, а их оттуда вышвыривают коты с помощью своей магии.

– Торин!

– Виноват, капитан! Но ведь как-то мы должны это называть? Мальчишка называл магией, коты, похоже, тоже...

– Да хоть горшком назови... Я даже не уверен, что нам надо в этот... город. Лом!

– Я! – прозвучало в наушниках.

– Закончишь с ремонтом, запускай зонд на спиральный поиск, только над городом его не проводи. Нам надо все-таки найти Кондор...

– Я могу запустить его прямо сейчас, – предложил бортинженер, – вот только отскребу эту пакость с потолка...

– Какую пакость?

– Не знаю, капитан. Она туда залезла и висит...

– Ладно... Запускай зонд. Потом возьми Тана, и топайте по прямой от города. Я хочу найти в этом мире хоть каплю логики.

– Тогда я лучше возьму Бутончика. Логика – это по его части.

– Не возражаю. Только на корабле чтоб кто-нибудь все время оставался...

– Капитан! – подал голос Грег. – Вы уверены, что будете возражать, если я запою?

– Черт с тобой, пой...

Никакой на свете глюк,
Хитрый глюк, страшный глюк,
Не был доктором наук...
НУ – А ВДРУГ?

Планета невзлюбила капитана с первого взгляда, она не поддавалась логике и систематизации. После двадцати лет службы в армии это очень угнетало. Неправильный мир. Неправильность окружала капитана со всех сторон, она аукала и перекликалась в чаще почти что человеческими голосами, она ложилась под ноги зеленым ковром цветов, которые хихикали, когда их задевали рубчатые ботинки космического волка, и вообще – нервировала. Этот мир, казалось, не подчинялся законам природы, а вместо этого населен был волшебниками... Да собственно, так оно и было... Сначала они послали ему на орбите этого сексуально озабоченного глюка – порноглюка, по классификации Бутончика, но глюк оказался стар и туп и не мог предложить им ничего, кроме непотребщины. Затем волшебники осознали свою ошибку и выпустили из кустов сиреневый туман, холодный и липкий, и капитану сразу захотелось бежать со всех ног, схватив в охапку Торина вместе с его дурацкой амуницией, перепрыгивая через глубокие ямы, наполненные чем-то зеленым, копошащимся... Просто чтобы согреться. Разумеется, бежать капитан не стал, он все-таки был военным. Но волшебники не сдавались. Они положили поперек дороги огромное страшилище, поросшее бурой шерстью, с пятнистой перекошенной физиономией. Увидев его, Торин поволок из ножен тяжелый меч с волнистым лезвием – самодельный, но очень острый, и запел свое любимое: «А, Элберет...» Страшилище рвануло прочь, словно ему пятки подпалили.

Капитан с уважением посмотрел на своего спутника, затем глаза его округлились и он крикнул «Берегись!».

Грег резко обернулся, и серая туша, маячившая у него за спиной, не успела сместиться. Воробей. Килограммов на восемьдесят. Шустро перебирая лапами, птичка переместилась Торину за спину и замерла, мрачно нахохлившись и поглядывая искоса.

– Что он там делает? – шепотом спросил радист.

– Стоит... – также шепотом отозвался капитан. – Смотрит.

– Зар-раза! – Торин выхватил меч, перебросил щит со спины на грудь и подхватил его левой рукой. – Смерть глюкам! – воскликнул он, лихо крутанулся на пятке и сделал красивый выпад, который должен был снести недругу голову. Капитан проворно отпрыгнул и выразительно постучал себя пальцем по виску. Воробей же подумал немного и вдруг клюнул глюкоборца в самый центр щита. По металлу прошла волна, словно щит на мгновение ожил, и оба космонавта в изумлении уставились на результат.

– Ну ладно, – сказал наконец капитан и положил руку на рукоятку пистолета.

– Ты что! – возмутился Грег. – Не обижай моего глюка! Ты видел, что он с моим щитом сделал? Ты представляешь, за сколько я такую красоту продам? Хорошая птичка...

– Чирик!

– Вот клюнет он тебя в задницу... И придется тебе сидеть на такой же красоте.

– Не клюнет! Пойдем, птичка. Будешь моим глюком.

– Твой глюк – тебе решать.

Они пошли дальше, первым шел капитан, за ним, размахивая мечом, шел стрелок-радист, а сзади, метрах в пяти, вышагивал глюк – ближе он не подходил, опасаясь схлопотать мечом. Этого не любят не только люди.

Глава 6

Homo homini glucus est. [1]

До города они не дошли. Ожила рация.

– Капитан. – Голос Тана Ли был озабоченным, что, вообще говоря, было гораздо удивительнее, чем все, что они до сих пор встретили на планете. – Лом притащил одного из телохранителей дона де Вито... Я думаю, вам лучше это видеть, капитан.

– Возвращаемся. – Капитан быстрым шагом направился к кораблю, следом за ним потрусил Грег, и замыкал колонну жирный воробей. Непривычный к кроссам, он тяжело дышал, но не сдавался, хотя отставал все больше.

– Доклад, Тан!

– Он вроде бы не в себе, сэр, – отозвался китаец. – Все время дергается и очень... напряженный, сэр! И глюки...

– Что – глюки?

– Они из него так и лезут, – вмешался в разговор Лом. – Что-то с ним тут произошло, не иначе. И предметов почти не узнает.

– Это похоже на амнезию после хорошего удара по голове, – задумчиво сказал Бутончик. – Подобные случаи происходили в пространстве...

– А как ты объяснишь это свечение? – возразил Лом.

– Какое свечение? – Капитан уже мог видеть звездолет, стоящий на вершине холма, и то, что он видел, очень ему не понравилось. – И кто догадался развесить белье на антеннах?

– Никто, капитан, – хихикнул Лом. – Само... повесилось.

– Дурдом. Лом и Бутончик! Берите следопостановщик и топайте по прямой от корабля. Мне нужно логическое объяснение того, что здесь... творится, – закончил он после паузы. Паузу он сделал потому, что осознал, что последние несколько шагов идет по воздуху, в метре над землей.

– Торин!

– Я...

– Стащи меня вниз!

Грег воткнул меч в землю, обошел стоящего в воздухе капитана кругом, ухватил его за ногу и потянул. Безрезультатно.

– Помоги, что смотришь! – крикнул он подоспевшему воробью. Тот помог. Сначала упал Грег, затем – капитан, а сверху не упал, а скорее присел виновник торжества. Всего-то надо было склюнуть какого-то мелкого глюка, сидевшего под кочкой и управлявшего, по всей вероятности, полетом Богатыря.

– Пошли на «Полундру», – мрачно сказал Богатырь, поднимаясь. – Что-то я... уставать начал.

Они подошли к кораблю, и стало видно, что то, что капитан принял было за висящее на антеннах исподнее, было на самом деле живым... Впрочем, на кошачьей планете понятие жизни было очень растяжимым. Воробей опять отстал по дороге, и капитан, злорадно усмехаясь, захлопнул за собой люк. Пусть погуляет снаружи.

В корабле было относительно чисто, если не считать упоминавшейся Ломом фиолетовой пакости, сосульками свисающей с потолка, и подозрительного шуршания из-за пульта. Бутончик при этом был вне подозрений – нахлобучив на голову шлем виртуальной реальности, он управлял полетом зонда. На шлеме сидел, скрестив ножки, зеленый крокодильчик размером с ладонь. Торин немедленно схватил его за шкирку и открыл рот, как бы собираясь проглотить добычу. Несчастный глюк пришел в ужас, он рванулся, шлепнулся на пол и зигзагами устремился к двери.

– Ловко у тебя получается, – с завистью сказал Лом.

– Дык – глюк, дело привычное... – начал было объяснять Грег, и в этот момент кто-то робко постучался в наружный люк. Взяв меч на изготовку, Грег отправился открывать.

– А, это ты! – донеслось снизу. – Заходи. – Через минуту он вернулся в рубку в сопровождении уже знакомого капитану воробья.

– Ты зачем его сюда привел? – мрачно поинтересовался Богатырь.

– О! Класс! – одновременно с ним воскликнул Лом. – Как – зачем? Это же круто! Где взял? Там еще есть?

Смущенный таким вниманием, глюк засунул голову под крыло.

– Можно это будет наш общий глюк? – робко спросил Лом.

– Мой глюк – твой глюк!

– Класс!

Капитану показалось, что он спит – и видит кошмарный сон.

– Где этот... телохранитель? – спросил он наконец.

– Там... в радиорубке, – с трудом отрываясь от созерцания «коллективного глюка», отозвался Лом. – Я его связал.

Капитан направился в радиорубку. Вслед ему неслось восторженное сюсюканье, сменившееся затем криками экстаза – похоже, глюк опять что-то клюнул.

Телохранитель был плох. Он сидел, пристегнутый ремнями к креслу второго пилота, и тупо таращился перед собой. Это был атлетического сложения брюнет лет тридцати, с квадратным подбородком, в том, что когда-то, вероятно, было модным красным пиджаком, но без брюк. В трусах. Шею телохранителя украшала толстая золотая цепь, а на пальце красовалась «гайка» – золотое кольцо с печаткой. Последний писк моды – одеваться в стиле ретро.

Капитан провел ладонью перед его лицом – медленно, с опозданием, но взгляд несчастного все же последовал за рукой. Прекрасно. По крайней мере он не в коме.

– Меня зовут Илья Никитин, – произнес капитан, глядя прямо в глаза телохранителя. – Я капитан этого судна. Вы здесь в безопасности.

– А как вас зовут? – спросил он, когда понял, что не дождется ответа.

– Я... – с трудом произнес телохранитель. Капитан готов был поклясться, что ему невыносимо стыдно. – Я не помню...

– Лом!

– Иду, – неохотно отозвался Лом и действительно тут же вошел в радиорубку, правда, не один. Увидев воробья, телохранитель рванулся, но не смог разорвать удерживающих его ремней. Воробей, понурившись, вышел вон.

– Что-нибудь удалось узнать?

– Физически, капитан, он абсолютно здоров. Но Бутончику не нравится, как дергается его щека. Он говорит, что клиент – ну вот этот – находился под длительным воздействием сильного стресса.

– Глюки! – прошептал «клиент». – Лес! Высота падает! Приборы отказали...

– Это не самое худшее. Я послушал немножко, – Лом вздохнул и почесал в затылке, – похоже, что они приземлились нормально и даже развернули свое... посольство. Но вот с экстерриториальностью были проблемы... глюки... – Он замолчал на полуслове, поскольку при слове «глюки» несчастный снова выгнулся дугой.

– Вот так он всегда, – сказал Лом. – Вот смотрите, капитан: ГЛЮКИ! Вот видите?

– Прекрати! – Капитан осуждающе посмотрел на своего бортинженера. – Мучаешь человека.

– А как он может нашего воробушка бояться? – пожал плечами Лом. – Представляете, капитан, он клюнул Грегов меч, и он теперь – булатный, ручной ковки! Такие – на вес золота! И руны на клинке изменились...

– И что эти руны теперь гласят? – спросил капитан, думая о другом. Ясно было, что толку от их «спасенного» будет немного.

– Рунами, – сказал Лом, – эльфийскими причем, написано: «Не люблю я Фармера, дурак он». И правда...

И в этот момент по кораблю прокатился звук гонга – сигнал общего сбора.

– Я нашел «Кондор», капитан, – сказал Бутончик.

Глава 7

Уехала навсегда. Твоя крыша.

«Кондор» возвышался на склоне холма, такого же зеленого с одной стороны, как и холм, на котором приземлилась «Полундра». На этом, однако, сходство заканчивалось – в отличие от них «Кондору» удалось выжечь зону безопасности, так что обращенный к экспедиции склон холма был покрыт слоем пепла и головешек. Но это было не все...

– Что нужно сделать с кораблем, чтобы привести его броню в такое состояние? – ошеломленно спросил капитан.

– Да разве это броня?! – возмутился Лом. – Барахло это, а не броня. Уксусом столовым плеснуть...

– Бутончик?

– Если это нормальная класса "А" термозащитная плитка, – задумчиво произнес Бутончик, – то практически ничем. Разве что надсверлить ее победитовыми сверлами и кипятить в концентрированной кислоте в течение нескольких недель... Но то, что ставят на корабли этого класса, – это же не броня, а глупая шутка, капитан! Бортинженер прав – кислотный дождь, местные насекомые... Здесь нет ничего необычного... кроме содержания картинок, разумеется.

Броня «Кондора» напоминала решето – или даже скорее ажурную резьбу по камню. Потрудившиеся здесь неведомые силы, однако, явно работали на фирму «Памперс», только этим можно было объяснить, что весь звездолет сверху донизу был изрисован, точнее, изрезан рекламой ее продукции. Микеланджело позеленел бы от зависти, увидев этот шедевр.

– Мы сможем открыть люк, так чтобы все это на нас не грохнулось?

– Вы преувеличиваете ущерб, капитан... Этот корабль, конечно, не скоро сможет выйти в космос, но... да, думаю, мы можем в него войти.

Капитан ни на секунду не усомнился в словах Бутончика. Если он говорит, что корабль не развалится, значит, так оно и есть. И все-таки... Что же это за планета, которая так встречает звездного гостя? Богатырю стало плохо при одной мысли о том, что кто-то может вот так же завязать узлами и бантиками антенны «Полундры».

Люк открылся сам, едва капитан прикоснулся к замку. Замок при этом остался в его руках. Ну что же...

Он не успел сделать и шагу, как мимо него проворно пробежало маленькое пушистое существо и вприпрыжку поскакало прочь от люка, не особенно, впрочем, торопясь.

– Это же...

– Котенок! – восхищенно выдохнул Лом. – Какая прелесть!

Котенок удивленно оглянулся, похоже, «прелести» он как-то не ожидал.

– Кис-кис! – неуверенно начал Лом.

– Ну – мяу, – ответил котенок. Ростом он был Лому по пояс. – Дальше что?

– Да ты говорящий!

– Ну!

– Ну... Тогда меня Ломом зовут. А еще – Андреем...

– Тишка. – Котенок скромно шаркнул ножкой. – А вы чего все – без хвоста? Больные, что ли?

Капитан посмотрел на Питера Нори, тот – на капитана, затем они снова уставились на ведущих оживленную дискуссию Лома и котенка.

– А спорим – не перепрыгнешь! – доносилось оттуда.

– А вот запросто.

– Лом!

– Да, капитан?

– Бери его на корабль, поиграйте, расспросите... Мы тут одни справимся.

– Есть!

– Это – капитан? – недоверчиво поинтересовался котенок.

– Еще какой! – гордо ответил Лом, словно Богатырь был его собственностью.

– А я думал, капитан злым должен быть... – Котенок с сомнением посмотрел на Илью. – Прежний был такая злюка... Разве...

– Капитан – не обязательно злой, – возразил бортинженер. – Зато у нашего – черный пояс!

Котенок с сомнением посмотрел на белый ремень на брюках у капитана, но промолчал.

– Пошли на «Полундру», – хлопнул его по плечу Лом. – Я тебе свой глюк покажу...

– Глюк... – Капитан проводил взглядом странную парочку. – Я, может, чего-то не понимаю? А?

– Они прекрасно поладили и с глюком, и с котенком, – заметил Бутончик. – А первый экипаж, похоже, нет... Не потому ли, что они были слишком серьезны?

Он опять направился к кораблю, затем замер на полпути.

– Что такое?

– Вон там, капитан. Под деревом...

Теперь Богатырь тоже видел – в полусотне шагов от корабля, под деревом, полулежала кошка. Большая, в человеческий рост. То, что это именно кошка, а не кот, не вызывало ни малейших сомнений, от всей ее позы веяло, можно сказать, женственностью. Наконец-то им встретился кто-то взрослый, кто-то, кому можно задать серьезный вопрос, например – где находится экипаж «Кондора»? Дня они еще здесь не пробыли, но капитан уже мечтал только об одном – вернуться.

– Простите, – начал он, подходя. Кошка зевнула, потянулась и принялась изучать Богатыря и державшегося чуть позади Бутончика. – Мы ищем...

– Это ловушка, капитан, – вдруг сказал Бутончик. Богатырь не успел удивиться. Поток холодной, пахнущей духами воды обрушился из кроны дерева прямо ему за шиворот. Ведро, не меньше. В кустах кто-то обидно захохотал и пустился наутек, когда мокрый Богатырь двинулся в том направлении. – Это кукла.

– Вижу, что кукла. – Богатырь стряхнул головой, вытряхивая из волос воду. – А почему от меня воняет, как от проститутки?!

– Не знаю, что-то в воде...

– И ведь как сделали, черти... – Богатырь шагнул вперед, желая поближе рассмотреть подделку, и тут же пожалел об этом шаге – еще одно ведро выплеснулось ему на голову, запах духов усилился.

– Сволочи! Я же весь мокрый! – Богатырь переступил с ноги на ногу, нелепо растопырив руки. С него лило. – А! – Громко хлюпая на каждом шагу, он направился к «Кондору».

«Кондор» был не просто покалечен – он был... лучше всего, наверное, подходило слово «осквернен». Больше всего поразил Богатыря кусок мыла, от которого кто-то очень зубастый отхватил половину. Затем, судя по следам, этот кто-то осознал свою ошибку, он пронесся по корабельным помещениям, опрокидывая мебель и отплевываясь мыльной пеной, откусил кусок от глобуса, чтобы заесть неприятный вкус, забрался в радиорубку... И там издох, судя по вони. Стекла навигационных приборов были разбиты, тоже ничего сложного, Богатырь мог раздавить любое из них просто пальцем, тайваньское барахло, но разбиты были ВСЕ стекла, словно кому-то невыносимо было его отражение в любой блестящей поверхности. Кресло капитана было раздавлено, словно по нему проехал танк, а в двигательном отсеке из деталей турбин, форсунок плазменного конвертора, котла распределителя мощности и выдранных с мясом тепловых трубок кто-то построил паровозик. Настоящий – с трубой и кабиной машиниста.

– Ну и что ты об этом думаешь? – поинтересовался Богатырь, прошлепав к паровозику и оставляя на полу мокрую дорожку.

– Это... странно. – Бутончик вертел головой, осматриваясь, постучал костяшками пальцев по стене, пощелкал тумблерами на пульте, затем привстал на цыпочки и заглянул за пульт. В следующий миг он с диким воплем отскочил назад, едва не сбив Богатыря с ног.

– Что там? – С пистолетом в руке Богатырь направился к пульту.

– Не надо, капитан, – тихо сказал Бутончик. – Не надо туда смотреть...

– Да что там такое? – Богатырь заглянул за пульт, затем в точности воспроизвел Бутончиковы действия с воплем и отскакиванием.

– Я же говорил...

– Мерзавцы! – прорычал Богатырь. Его трясло. – Они ЗНАЛИ, что мы туда заглянем. Знали ведь!

– Я думаю, что это сделали скорее котята, чем глюки...

– Да... Дети... балуются... – Капитан перевел дух. – Так что вы думаете об этом месте, Бутончик?

– Что здесь нет ни одного глюка, – сказал инженер по технике безопасности. – В остальном же... Вы сами видите.

– Ох вижу! Этот корабль никогда больше не взлетит...

– В частности, потому, – заметил Бутончик, водя счетчиком Гейгера вокруг «паровозика», – что активная зона реактора более не активна. Совсем.

– Что?!

– Кто бы ни надругался над этим кораблем, – сказал Бутончик, – он принял все возможные меры, чтобы планета не пострадала. Глюк или человек, но он, безусловно, разбирается в атомном машиностроении лучше нас с вами.

Глава 8

Новое время – новые глюки.

Больше всего проблем доставил капитану «черный ящик» звездолета – он тоже был раскурочен на славу и в довершение густо смазан изнутри чем-то жирным и липким. Наконец Богатырь торжественно извлек из аппарата видеокассету и протянул ее Бутончику.

– Вы полагаете, мы сможем что-то отсюда узнать о судьбе экспедиции? – с сомнением поинтересовался тот, осторожно протирая трофей носовым платком. – Это все так... липко. – Бутончик бросил платок на пол.

– Это – шанс, – сказал капитан. – Хотя и небольшой, но все же... Мы должны найти этого самого де Вито, если не из политических, то хотя бы из гуманных соображений. Ясно же, что на этой планете нормальный человек очень быстро свихнется...

– Вы рассматриваете Андрея и Грега как ненормальных, капитан? – уточнил Бутончик. – Мне кажется, им здесь нравится.

– А что, по-твоему, они нормальные? – Капитан, похоже, был искренне изумлен. – Глюк у них, видишь ли, коллективный!

– Меня больше интересует высказывание этого Тишки, – заметил Бутончик. – Помните, он удивился, что вы не злой?

– Вы полагаете, он имел в виду свое знакомство с капитаном «Кондора»?

– А с кем же еще?

– Ну... По имеющимся данным, коты выперли отсюда уже около сотни экипажей...

– И все – одним и тем же способом, – усмехнулся Бутончик. – Бедная Франция! – Звездолеты тех, кого коты называли персонами нон грата, транспортировались ими прямиком в Версальский дворец. Две страны выразили одобрение подобной политики – Россия и Китай, остальные же, по крайней мере на словах, демонстрировали возмущение.

– Пойдемте? – спросил капитан.

– Да... здесь мы больше ничего не найдем, – согласился Бутончик. Он посмотрел на щель между стеной и пультом, словно борясь с соблазном заглянуть туда еще раз, затем решительно пошел к выходу.

Когда они ушли, туча, висевшая над соседним холмом, как-то очень быстро переместилась к «Кондору». Некоторое время туча просто висела над покалеченным звездолетом, а затем из нее пошел зеленый дождь.

– Мы все узнали, капитан, – приветствовал вернувшихся из разведки Грег. – Они все живы. Все бродят в окрестностях, кроме Альфреда де Вито и одного из референтов.

– А они где?

– А они пошли в город – встречаться с правительством на высшем уровне.

– Так это что – столица? – Богатырь удивленно поднял брови.

– В том-то и дело, капитан. – Говоря, Грег не отрывал взгляда от зеленого комочка размером с грецкий орех, который прыгал по столу, явно являясь очередным глюком. – Нету здесь никакой столицы. И правительства нет. Нам Тишка все рассказал. Есть только Император, но его уже лет двадцать как никто не видел.

– Нам бы такую власть... – мечтательно протянул Богатырь. – А где Лом? И где котенок?

– А они тоже в город пошли... – безмятежно откликнулся радист.

– Что-о?! Да вы что – с ума...

– Да успокойся, Илья. – Грег показал пальцем на дальний конец стола, и эта зеленая пакость немедленно прошлепала туда. Капитан отодвинулся. – Город свободен от глюков, за городом в этом плане гораздо... круче, вот! А котенок – классный! Мы его в «Дум» играть учили, но он цвета видит по-другому, а там все палитры зашиты, фиг поменяешь...

– Лом считает, что ему удастся найти де Вито? – спросил капитан. Он вдруг заметил, что оба кулака у него сжаты, и поспешно их разжал. – И где воробей?

– Воробей в кладовой, – отозвался Грег. – Котенок его уменьшил и говорить научил, но еще есть... недоделки.

– Что за недоделки?

– Оказывается, мало научить глюка говорить, надо еще отучить его материться. Но Тишка обещал помочь. А почему вы мокрый, капитан?

– Дождь пошел.

– А почему только над вами?

– Лом... – Капитан вздохнул. – Ты уверен, что он в безопасности?

– Да, точно... – Что-то не получалось у Грега с этим зеленым комочком, и он нервничал.

– А если Тишка не вернется? Если он бросит этого идиота в городе и просто уйдет?

– Да что вы, капитан, – возмутился Грег, – он хороший! И потом – мы ему «Хоббита» начали читать... Вернется, куда денется! Он даже уходить не хотел.

– Ладно... Я пойду переоденусь. Бутончик, займитесь пленкой из «черного ящика».

– Есть.

– А где Тан?

– А он спит... Ему что котята, что... Ну вы помните эту историю с овчаркой.

– А... ну пусть. – Богатырь направился к спальной каюте.

– Капитан... – неуверенно позвал Грег.

– Ну что еще?

– Там... В общем, там еще один глюк... Вы его не трогайте, ладно? Пусть пока полежит...

– !..

– Это было «да» или «нет»? – поинтересовался Грег у Бутончика. Тот пожал плечами.

– Я думаю, он его не тронет, – сказал Бутончик.

– Понимаете... Он на его койке лежит...

– Я восстановил записи из «черного ящика», – докладывал Бутончик часом позже. – В целом там много чего, но по делу...

– Пересказывайте и показывайте одновременно, ладно? – В сухой одежде капитан чувствовал себя значительно лучше. – Кстати, Грег, – эту пакость я переложил к тебе на койку.

– Сэр!

– Тебя что-то не устраивает?

– Да так... ничего... спасибо...

– Пожалуйста. И имей в виду – в следующий раз это будет у тебя за шиворотом.

– Я начинаю, – поспешно сказал Бутончик. – Итак, на орбите они испытали какие-то трудности, но судя по всему – отличные от наших... – Одновременно с его словами на экране возникла почти задавленная помехами картинка – летающие по помещению предметы, треск рвущейся материи, мелькнуло чье-то перекошенное лицо...

– Почему всюду эти точки? – поинтересовался капитан. – Дефект пленки?

– Вполне возможно, – кивнул Бутончик. – Пленка российского производства и заезжена до предела.

– На потолке вроде точек не было, – возразил Грег, он сидел с ногами в кресле и разминал в пальцах что-то зеленое, пищащее. – Может, просто глюк?

– Не умножай глюков сверх необходимого! – строго возразил Бутончик.

– Мои это глюки, что ли? – возмутился Грег.

– Что это за пластилин у тебя в руках? – не выдержал наконец Богатырь.

– Это глюк, капитан... Тишка подарил...

– ...Продолжайте, Питер.

– Далее, при посадке они столкнулись с чем-то в стратосфере. Вот здесь. – Он поиграл с кнопками перемотки.

– Метеоритная атака в стратосфере, – прозвучал из динамика озадаченный голос, – второй раз за десять минут. Вероятность ноль целых, ноль-ноль... Кажется, это все-таки был глюк. Я имею в виду... – Тут картинку здорово тряхнуло, и изображение повернулось набок, да так и осталось. В динамиках захрипело. – ...Скорость пять километров в секунду... – разобрал капитан. – Падаем. Двигатели отказали – бортинженеру срочно... – Снова все потонуло в хрипах.

– Они называют это «черным ящиком»! – в сердцах сказалкапитан. – Что там у них произошло, как ваше мнение?

– Насколько я понимаю, ничего особенного, – пожал плечами инженер по технике безопасности. – Рутинная посадка, помягче нашей. После посадки... – Он опять защелкал клавишами. – Да, вот тут... Объявление по радио о цели прилета. Им, похоже, ответили, но текст стерт. Потом стерт. Осталась только нота протеста. Прокрутить?

– Не надо.

– Далее они разделились. Группа пошла прочесывать окрестности и, похоже, что-то такое нашла... Или скорее, что-то на них нашло... это сложно описать, капитан.

– Показывайте.

По экрану побежали полосы, затем капитан увидел знакомый рельеф – они с Торином тут уже проходили. По небу неторопливо плыли облака, и было очень красиво – если не считать того факта, что облака плыли в разные стороны. Затем метрах в двухстах по ходу, прямо из ничего сконденсировалась жуткая тварь малинового цвета, с телом гориллы, но головой и хвостом крокодила. Голова и хвост были зелеными.

– Белион! – восторженно выдохнул Грег.

– Кто?

– Это тяп, – поспешно сказал Бутончик, – одно из самых опасных порождений... э...

– Да называйте это магией, – махнул рукой капитан.

– Магии, – согласился докладчик. – Тоже описан в рассказах того мальчишки. Его даже коты побаиваются.

– То есть он напал на экспедицию? – Капитан смотрел на экран, где зверюга, стоя на хвосте, колотила себя пятками в грудь и ревела, запрокинув голову и демонстрируя чудовищные зубы. Росту в нем было – метров двадцать.

– С ним они справились довольно просто, – сказал Бутончик. – У телохранителей был пистолет класса «Герцог», а из него можно расстрелять любую мишень... – Подтверждая его слова, монстр на экране разлетелся в клочья. Затем клочья, как в обратном кино, полетели назад и слиплись снова, зверь шагнул вперед и разлетелся снова. В третий раз собраться ему не удалось, и он растаял в воздухе.

– Дела... – протянул капитан. – А ведь мальчишка вроде упоминал, что у них еще есть и военная техника...

– До этого, к счастью, не дошло, – сказал Бутончик. – Но что-то на них напало в одном из дупел этих деревьев, на подходе к городу.

– В дупло-то они зачем полезли? – удивился капитан.

– Они думали, что там живут коты, – сказал Бутончик. – Мальчишка что-то такое намекал, но нигде не говорил прямо.

– И что?

– Сейчас найду...

На этот раз на экране не было ни глюков, ни панорамы – почти весь экран занимало лицо одного из телохранителей.

– Да я его знаю! – воскликнул Богатырь. – Па... Пал...

– Докладывает агент Палмер, – донеслось с экрана.

– Точно – Палмер. – Этот парень работал наблюдателем Пентагона в том самом, первом, походе. Они там еще под обстрел попали... Их спасать пришлось... Ему же, Богатырю, и пришлось.

– Мы разбиты в бою с превосходящим противником. – Палмер нервно оглянулся через плечо. – Мы даже не знаем, что нас ударило. Я полагаю – паранормальные явления... Агент Молли осталась в корабле, однако связь...

– Так... – задумчиво сказал Богатырь. – Эта баба тоже здесь. Может, их не стоит спасать, а?

– Точно, сэр! – кивнул Грег.

– Не надо звать меня сэром, ребята. Я наш, русский...

– Товарищчь!

– ...была прервана неизвестным земной науке способом...

– Знаем мы этот способ, – пробормотал Богатырь себе поднос. – Нечего земную науку хаять. Это когда тебе корабельную антенну узлом завязывают, да еще и с бантиком. Бутончик!

– Да, сэр... то есть капитан.

– Нас, по сравнению с ними, можно сказать, и не трогали. Почему?

– Так вы что – не знаете? – изумился Грег. – Они же котенка в плен взяли.

– Что?

– Тишкиного приятеля. Тогда им и влепили.

– Кто влепил? Коты?

– Да нет. Котам в лом. Сами котята и влепили.

– Такие маленькие?

– Он объяснил, но я не очень понял, – признался Грег. – Надо будет его еще раз спросить. В общем, это связано с неправильным использованием магии. Взрослые лучше справляются, а если за дело возьмется котенок, то получается... Вроде вот этого... – Он с отвращением показал на зеленый комок у себя в руках. – Он ведь петь должен, а не прыгать.

– И что дальше? – Капитан решил, что для его нервов будет спокойнее пропустить Греговы объяснения.

– Сейчас найду, – сказал Бутончик. – А, вот!

На экране была кают-компания «Кондора», уже порядком разгромленная, но еще не до той степени, в которой она пребывала сейчас. Еще там были люди, глюки – много глюков – и котенок. Он походил на Тишку, но в отличие от того, серого в полосочку, был черным как ночь и очень несчастным. Котенка держал в воздухе за шкирку один из телохранителей, а возмущенный посол дон Альфред де Вито что-то ему втолковывал. Затем по экрану пробежала волна помех, а когда помехи кончились, котенок уже сидел на полу, и вид у него был уже не несчастный, а озадаченный. Комната была полна глюков, причем в один слой они там уже не умещались. Это было ужасное зрелище.

Люди в комнате тоже были – облепленные глюками, многие из которых превосходили их размерами.

– Они выглядят напуганными, – равнодушно заметил Бутончик. Капитан с завистью на него посмотрел – Бутончик не боялся никого и ничего, хотя, честно сказать, не имел для бесстрашия никаких видимых оснований.

– Скажи, Торин, – осторожно произнес капитан, – он и вас может так научить?

– Нет, – с сожалением отозвался тот. – Котенок совершенно категоричен – чтобы овладеть магией, нужны когти и хвост. Он нас... он жалеет нас, капитан!

Богатырь облегченно вздохнул. Похоже, человечество еще поживет... немножко.

– И как нам искать этих несчастных? – спросил он.

– Не надо нам их искать, – сказал Грег. – Дона этого они сейчас в городе встретят, а остальных коты на Землю сами переправят.

– Точно?

– Тишка обещал устроить.

– Это хорошо. Тогда как они вернутся – сразу старт.

– Надо погостить, – нерешительно сказал Грег. – Обидятся...

– Я...

– Капитан, ну... пожалуйста...

– Ладно. Подумаю...

Глава 9

Вся наша жизнь – это один большой глюк.

– А Бутончику они дали глюка, который для него переводы делает. Вкалывает, как глюк папы Карло...

Капитан вздохнул. Они торчали на ненаглядной кошачьей планете третий день, и переговоры, похоже, зашли в тупик. Переговоры он вел с доном Альфредом, который не собирался улетать, не установив с котами дипломатических отношений и не наладив обмена посольствами. Он и еще его не менее сумасшедший референт считали, что, возвратившись ни с чем, они повредят своей карьере. Фанатики. О том, что скоро на планете наступит март, они и слышать не желали.

– Не люблю фанатиков, – сказал капитан в пространство. – Люблю коньяк и не люблю фанатиков.

Он прошел на корабельную кухню, вышвырнув заодно оттуда пару глюков, споривших над банкой консервированной ветчины, и налил себе коньяку. Планета как планета, по статистике, правда, бывают и лучше...

– Капитан, – донеслось из динамиков, – этот библиотечный глюк...

– Ну-ну? – В кои-то веки Бутончик был возбужден.

– Он извращенец, капитан! Он мне тут такого напереводил...

– Очередная шуточка?

– Да за такие шутки убивать надо! Вот послушайте – заглавия: «Происхождение глюков путем естественного отбора, или Выживание наиболее приспособленных иллюзий в борьбе за человека», «Применение глюков в народном хозяйстве», «Высшая нервная деятельность бесклеточных организмов»... Ну это еще ничего, а вот – «Психопатология негуманоидных рас», «Глюки в эпоху развитого социализма», «Техника принудительного скрещивания глюков», а? Каково? «Трансплантация глюков» или «Регулирование пролиферацииполовых признаков у глюков при помощи бромсодержащих...».

– А содержание? – спросил Богатырь.

– Соответствующее, можете мне поверить!

– Да, берегут коты свои тайны...

– Издеваются, я бы сказал. Глюколожцы!

– Бутончик, вы... успокойтесь.

– А вы знаете, что бывает глюк, одержимый человеком?

– Я лучше не буду даже думать о таком глюке. А не то мне захочется ему помочь...

– Ага... Пристрелить, чтоб не мучился. Раздел «программирование» – «Глюки в вычислительных системах на примере Word Perfect for Windows!». А что он мне подобрал в разделе «искусство»?! «Павлик Матросов закрывает амбразуру глюком отца Гамлета», как вам это нравится? Или – тоже картина – «Глюки ходоков навещают Ленина»...

– Они вас, похоже, здорово достали?

– А вас разве нет? – возразил Бутончик. – Я такие надежды связывал с этой библиотекой! Такие надежды! А тут... Медицина: глюкотерапия, глюкосексопатолого-анатомия... Ухо-горло-глюк, одним словом! Раздел «кино» – «Глюки Юрского периода»!

– Успокойтесь, Бутончик!

– Капитан! – На пороге возник Торин, с Тишкой под мышкой. – Мы наружу – в хоббитов играть. Котята мне битву с назгулами соорудили – со всеми девятью сразу.

– И что они с тобой сделают, когда победят?

– Да! – пискнуло у Грема из-под мышки.

– Обижаете, капитан. Так я пошел?

– Иди-иди... Воин...

– Мы, гномы... – Торин направился к выходу. – Тишка, угадай – с когтями, а не птица, летит и матерится?

– Глюк?

– Не, это электрик со столба сорвался...

– Кто?

Капитан подумал и налил себе еще коньячку. Ему было хорошо, и он собирался развить это состояние.

– Раздел «основы права», – неслось из динамика. Бутончик все не мог успокоиться. – «Глюк моего глюка – не мой глюк».

– Идите обратно на корабль, – сказал Богатырь, – это приказ. И сразу проходите на кухню – у меня есть для вас задание. – Он улыбался, ему было хорошо.

«Ты научишься у меня пить водку залпом, – подумал он, – ведь не может же быть, чтобы такой умный мужик был на это не способен?»

– Глюки, – тихо произнес он с наслаждением, наливая себе новую рюмку, – для всех, даром... И пусть никто не уйдет...

На соседнем холме, заваленном трупами назгулов и их крылатых коней, стоял, опираясь на боевой топор, гном Торин Оукеншилд, в миру – Грег Вильсон, на фоне вечерних облаков, стоял с таким гордым видом, словно и впрямь был непобедим.

КУРЬЕР

(Жук в муравейнике наносит ответный удар)

Два вида живых существ во Вселенной вызывают мое изумление своей способностью к самопожертвованию – это люди и мухи.

И. Кант

Глава 1

Не важно, какой ты бегун, важно, кто за тобой гонится.

Фродо Торбинс

За окном стояла бархатная осень, теплая и сонная.

– Закройте глаза, – сказал телепат.

Тим довольно потянулся и расслабился на кушетке. Телепатию, конечно, ругали и ругают, но одно преимущество явно на ее стороне – если ты хочешь быстро отдохнуть, если ты выжат как лимон, если, наконец, тебе просто некогда валяться на пляже вместе с остальными идиотами... Иди к телепату.

Он расслабился под возникшее в голове мерное покачивание – а как еще описать ощущение, для которого нет названия?

«Какие-нибудь особые пожелания?» – прозвучало у него в голове.

«Я хотел бы вспомнить, – подумал он в ответ. – Вспомнить мой последний рейс на Плато. Что-то там меня тревожит, и я не могу понять что. Очень...»

«Мучительное ощущение, – согласился телепат. – Посмотрим, может быть, я смогу вам помочь...»

Самое нудное в дальней дороге – это дальняя дорога как таковая. Когда ты путешествуешь в вагоне подземки, ты не можешь выйти из вагона. Когда ты плывешь по океану на лайнере, это лайнер, который ты не можешь покинуть. Если, конечно, не любишь плавать... Когда же ты совершаешь межзвездный прыжок, идиотизм ситуации доходит до предела – ты сидишь узником в собственной квартире. Сидишь ровно двенадцать часов, пока прогревается джампер, и попробуй только выйти из зоны его действия – все придется начинать сначала.

Тим, не вставая, потянулся за пивом и, разумеется, не достал. Это был его первый «коммерческий» перелет, так что он имел право нервничать. Поневоле станешь нервным, когда перевозишь контрабандные товары, и кому потом в суде будет какое дело, что это всего лишь продукты питания, за которые не заплачен налог государству. То есть черная икра...

Впрочем, в добровольной тюрьме оставался телевизор. Поиграв с пультом, Тим остановился на новостях. Чем еще хорошо наше время, так это тем, что новости становятся все интереснее. И верно.

– По-прежнему нет никаких известий со станции «Кольцо», – вещала дикторша с таким торжественным видом, словно диверсия была ее рук делом. – Вчера с полицией Лос-Анджелеса связалась террористическая организация, называющая себя «Лига-8», и взяла на себя ответственность за происшедшее. По полученным от полиции данным, это третья диверсия с участием Лиги, как и в прошлые разы, мотив преступления звучит еще ужаснее, чем само преступление, – «из хулиганских побуждений»...

Тим хмыкнул. У него были серьезные подозрения, что таинственная Лига-8 просто берет на себя чужую вину. Он подумал, что это было бы неплохой идеей для репортажа.

Ибо Тим был не столько контрабандистом, сколько корреспондентом газеты «Вечерняя Галактика». Контрабанда была всего лишь его очередным заданием.

– Правительство России решительно отвергло слухи о том, что сбитый год назад российскими ВВС беспилотный истребитель-бомбардировщик, стартовавший с одной из баз НАТО в Великобритании, на самом деле нес на борту Эй-Ай. Если бы, заявил российский представитель, Эй-Ай действительно был бы обнаружен среди обломков, мы, несомненно, поступили бы по закону. По заявлению российских официальных лиц, Россия всегда соблюдала постановление ООН о запрете разработок в области искусственного интеллекта и о демонтаже существующих единиц. В то же время Россия отметила, что ее самолеты, как правило, не вторгаются в воздушное пространство сопредельных государств и она ожидает от этих государств аналогичного поведения.

Тим опять хмыкнул. Угроза глобальной войны явно осталась в прошлом, джамперная технология сделала это делом невозможным... Или ты должен уничтожить врага мгновенно, или придется иметь дело с распределенным по всей Вселенной оружием возмездия, да еще с нулевым подлетным временем. Однако Россия нашла куда более эффективный вид оружия и с некоторых пор успешно его против Запада использует. Те только стонут. «Слал им каждую субботу оскорбительную ноту» – так выразился этот русский со странным женским именем Вэнья. И еще «Турецкий султан сочиняет ответное письмо запорожским казакам» – тоже что-то из их истории. В последнее время в обмен обидными нотами активно включился Китай, впрочем, их дружелюбие до сих пор направлено в основном против Великобритании, в то время как русский медведь по традиции дружит с Соединенными Штатами. Чего стоило одно только высказывание, невзначай оброненное российским президентом, – об усилении охраны их Белого дома, «поскольку он теперь остался один».

– Полиция и армия заканчивают испытания нового пеленгующего комплекса, призванного отслеживать прогревающиеся транспортеры Флеминга, – продолжала репортер. Тим сразу перестал улыбаться. Конечно, терроризм превращается в серьезную проблему, но пеленгация транспортеров – это прямой удар по свободе личности... Еще один репортаж?

– Пропустите эту часть, док, – сказал Тим. – Давайте передвинемся поближе к самому прыжку.

– Попробуем, – согласился телепат. Тим опять погрузился в воспоминания...

Час до перехода. Пить пиво уже невозможно, потому что существует же предел. Тим попробовал снова пройтись по телеканалам, но там не было ничего интересного. Ночь. Были там неистребимые первопроходцы, борющиеся со злом при помощи добра. «Вот чего я не понимаю, – подумал Тим, – так это кто их смотрит, этих идиотов».

Еще в эфире были полуголые девицы, новости – опять новости! – и реклама очередного «Старпака». Третья версия. Целый канал выделили. И ведь знают, что будут смотреть люди, потому что многие сейчас также сидят вот так, прикованные к телевизору, и ждут, пока все двенадцать лампочек на транспортере... Это что еще такое?

– После должных переговоров в правительстве и под влиянием растущих требований к безопасности клиентов «Старпак 3.0» поставляется теперь в версии «про»...

– Профессиональная комплектация. – Тим не мог поверить своим глазам. – Сначала там были «дромы», затем, когда огнестрельное оружие попытались взять под контроль, их заменили шокеры. Ненадолго. «Дромы» снова появились во второй версии «Рюкзака первопроходца». Но теперь...

– ...решено включить в комплект автомат НКС...

– Террористы скажут вам спасибо, – пробормотал Тим, и в этот момент запищал таймер пятиминутной готовности.

– Будьте внимательны, – предупредил Тим.

– Да-да, – отозвался телепат. – Я слежу... Что? Что такое?!

– Что вы там видите, док? – поинтересовался Тим.

– Не-ет! – Столько ужаса было в голосе телепата, что у Тима перехватило дыхание. Затем все кончилось. Он снова лежал на койке в центре релаксации и отнюдь не чувствовал себя отдохнувшим.

– Ну и что все это значит? – поинтересовался он, затем вдруг запнулся, вглядываясь... Телепат сидел, откинувшись в своем кресле, и во лбу у него была маленькая дырочка... Но даже это было не главное. Прямо за спиной у телепата стоял здоровенный детина с пистолетом и целился Тиму прямо в лоб. Намерения его не вызывали ни малейших сомнений.

Дальнейшие действия Тима были проделаны его телом совершенно без участия разума. Разум лишь наблюдал за ними, открыв от удивления рот, тело же...

Прежде всего тело село на койке. Первая пуля, выпущенная убийцей, вспорола подушку, не причинив жертве ни малейшего вреда. Затем тело опять легло. Стрелявший как раз снова поймал его на мушку и нажал на спуск. Вторая пуля попала в стену. Тело скатилось на пол, и третья пуля опять попала в подушку.

На лице стрелка появилось выражение крайней обиды. Ему заплатили за то, чтобы убрать телепата конкурентов. Замечательно, но вот о том, что свидетель, вместо того чтобы тихо умереть, начнет заниматься акробатикой, речи не было. Осторожно обойдя стол с приборами, он подошел к койке и испытал еще одно потрясение – на полу и под койкой никого не было. Убийца был профессионалом, он стремительно обернулся, но опоздал – жертва уже выскользнула из комнаты, и четвертая пуля попала в дверь.

Пробормотав соответствующие ситуации слова скорби и смирения, человек с пистолетом занялся компьютером – может быть, там остался адрес этого... живчика?

Тим выскочил за дверь и припустил по коридору. Точнее, припустило его тело, сам же он по-прежнему был в шоке. Тело скатилось по лестнице, вылетело на улицу, пробежало пару кварталов и свернуло в переулок. Затем разум возобладал над инстинктами, и несчастный журналист уселся на первое попавшееся крыльцо, судорожно переводя дыхание. Нужно срочно пошарить в библиотеке, на предмет психических расстройств. Что у него расстройство психики, Тим не сомневался ни секунды.

Глава 2

Пока добро со злом ведут смертельную схватку, простому люду бояться нечего.

Фродо Торбинс

Шила Конери оторвалась от изучения карты и уставилась в пустоту. Она получила от компьютера все, что только можно. Человека звали Тимоти Веллер. Журналист. Двадцать семь лет. Холост, хотя, кажется, есть подружка. Ничего необычного... И в то же время час назад он связался с библиотекой общего доступа конгресса США, послав весьма необычный запрос.

– Вы что-то сказали, Поль? – поинтересовалась она. Поль Гастон, высокий худощавый мужчина неопределенного возраста, как нельзя более подходил к тому, как общественное мнение рисует людей его профессии. А именно – рыцарей плаща и кинжала.

– Это могло быть случайным совпадением, – повторил Поль.

– Случайности в нашем деле опасны, – отрезала Шила. – Вспомните, подобные случаи регистрировались нашей системой безопасности дважды. Чем кончались оба случая?

– Э... мы по ошибке...

– Это неизбежные ошибки в такой сложной системе, как наша. Но что предшествовало этому?

Гастон задумался. Он очень гордился своей почти что абсолютной памятью и мог без труда пересказать своей начальнице все, «что предшествовало этому», начиная со времен Александра Македонского. Что-то, однако, удерживало его от экскурса в историю.

– Мы попытались их перевербовать, – нерешительно произнес Поль. – И нам это почти удалось, если бы не... Разрешите вопрос, шеф?

– Спрашивайте.

– Что именно вы хотели бы услышать?

«Извинения, – подумала Шила. – За то, что приходится работать с такими идиотами».

Видимо, что-то отразилось на ее лице, поскольку Гастон вдруг решил сменить тему.

– Я вот что подумал, шеф, – произнес он. – Ведь для запроса нужен повод, верно?

– Ну-ну?

– Если парень запрашивает компьютер, можно ли свихнуться так, чтобы научиться уклоняться от пуль...

– Значит, у него были неприятности! – Шила резко повернулась к компьютеру и забарабанила по клавишам. – О! – вдруг сказала она. – Это плохо!

– Что вы нашли, шеф?

– Убит телепат оздоровительного центра. Наш клиент был свидетелем. И кто-то уже покопался в компьютере, боюсь, на предмет его адреса.

– Вы полагаете...

– Вызывай спецназ. Похоже, в квартире этого парня ждет засада.

План был прост – посидеть дома и попить пива. Волшебная вещь – пиво, оно очень успокаивает нервы. Тим вспотел и устал, волоча по жаре картонный ящик с дюжиной бутылок. Ничего, остался пустяк.

В конце концов, нет ничего плохого в том, что он спасся от убийцы. Наоборот, в этом есть и свои плюсы – он остался жив, например. Более того, чем больше Тим об этом думал, тем больше ему казалось, что он читал о нескольких подобных случаях. В критической ситуации человек способен на поступки, которых никогда бы не совершил в здравом уме. Например, пару лет назад он видел заметку, что мужчина вынес из горящего дома женщину. Безусловно, под влиянием стресса – во-первых, в ней было сто шестьдесят килограммов, а во-вторых, это была его собственная теща.

И все-таки это было очень... неуютно. Не говоря уж об убийце – как он орал ему вслед!

Тиму осталось пройти каких-нибудь полквартала, когда он увидел черные бронированные машины спецназа, подруливающие к его дому. Он, как и все прочие случившиеся на улице пешеходы, прижался к стене и стал ждать окончания событий. Со спецназом не шутят. Лишь затем он осознал, что дом-то... его, Тима...

С веселым звоном из квартиры вылетели стекла. Если раньше Тим еще мог тешить себя иллюзиями, что едут, скажем, к кому-то из его соседей, то теперь иллюзий не оставалось. Громили его квартиру.

В квартире кто-то был, и этот кто-то отстреливался очередями. Тогда спецназ применил что-то, чему Тим просто не знал названия. Шипящая огненная лента протянулась от одной из машин к окну, и Тимова квартира расцвела вдруг, как экзотический цветок. Секундой позже ударил по перепонкам взрыв. Ошарашенно моргая, Тим смотрел, как в сожженный дом входят трое – женщина средних лет, с резким волевым лицом, высокий жилистый человек в плаще, шляпе и темных очках – это при такой-то жаре! – и невообразимых размеров громила.

Крестный отец всей мафии междуреченской группировки, Олег Перкс, прозванный в народе Хирургом, был потрясен. Он даже перестал перебирать коралловые четки, занятие, которое, по слухам, он не оставлял, даже занимаясь сексом. Хирург был прирожденным лидером, он умел чувствовать подвохи, и все его знания, весь опыт кричали сейчас, что что-то здесь не так. Он встал, оставив четки на столике, и нервно прошелся по комнате.

– Скажи мне еще раз, Гиря, – попросил он ласково. – Почему тебе кажется, что что-то пошло неправильно?

– Ну как же, дон, – отозвался Гиря, стокилограммовый мастер боевых искусств и страстный игрок в «хоббитов» и «Дум». – Они приехали, помолотили Капо и Красавчика, взорвали дом и уехали. Что-то мне это странно.

– ЧТО странно? – повторил Хирург.

– Никого не арестовали, никому морду не набили...

– А! – Хирург довольно кивнул. – Все-таки я выработал у тебя привычку аналитического мышления, мой мальчик.

Гиря наморщил лоб, пытаясь понять, похвалили его или обругали.

– Чья была квартира?

– Тимоти Веллера. Но, дон, его не было дома...

– Оставь в засаде своих людей, и еще – поговори с Верблюдом. Я хочу знать ВСЕ об этом человеке. И я хочу его видеть. Живого. – Хирург взял со стола свои четки, и Гиря облегченно вздохнул. Пронесло.

– Кто у нас свободен сейчас? – как бы про себя продолжал Хирург. – Вот что, Гиря, возьми-ка ребят из группы Бульдога. Прочешите адреса, где он может быть.

– Какие адреса, дон? – не понял Гиря.

– Которые вам даст Верблюд, – удивленно ответил Хирург. – Я разве не сказал?

Верблюд был главным специалистом группировки по компьютерам.

В это самое время Поль Гастон набирал телефонный номер. Он нервничал, еще бы – слишком многое было поставлено на карту. После непродолжительных гудков хриплый женский голос предложил прослушать рекламные объявления. Гастон с ненавистью уставился на телефонный аппарат. Демократия там, куда он пытался позвонить, развивалась по сложным и не всегда понятным ему законам. Затем рекламный бред прервался на полуслове, и заспанный голос на том конце провода произнес по-русски:

– Че надо, блин, три часа ночи?

Для того чтобы быть уверенным, что его соединили с тем, с кем надо, а не со службой точного времени, Гастон осторожно поинтересовался:

– Русская разведка?

– Моссад, мать вашу! Пароль говорить будем?

– Э...

– Что – "э"? Э-рекция, что ли?

– Экономика. Отзыв?

– Черная дыра. – Невидимый собеседник помолчал немного, затем с обидой подал голос: – Говорите, ну!

Гастон набрал в грудь побольше воздуха.

– Группа Шилы Конери вышла на подменыша, – произнес он.

– Все?

– Вроде да.

– Принял Привалов.

– Гастон...

– Надо говорить – передал Гастон, – поправил мужик. – Учишь вас, отмороженных, учишь... Спокойной ночи.

– У нас день... – Но в трубке уже звучали короткие гудки.

Ночь Тим провел у Тосико. Если вы подумали, что Тосико была японкой, то вы ошиблись. Просто ее родители дружили с японской четой, и когда, практически одновременно, у них родились девочки, кому-то пришла в голову яркая идея обменяться именами. Тосико была аргентинкой, а где-то в Японии так же мучилась с именем Мария-Изабелла ее названая сестра.

Если Тосико и удивилась неожиданному возвращению своего бывшего любовника, то не подала виду. Конечно, она уже видела сюжет из новостей о том, что очередной раз учинил спецназ в самом центре города, более того, она узнала квартиру Тима. Это не очень ее занимало, в конце концов, она хотела бы заполучить обратно этого бестолкового репортера, с ним было куда лучше, чем с Джошуа... И именно Джошуа был проблемой. Уже восьмой час он находился в ее шкафу, куда она запихнула своего гостя, едва увидела Тима... И конца этому не предвиделось, так как Тим боялся выходить на улицу.

– Завтрак, милый!

– Спасибо, Тоси... Не знаю, что бы я без тебя делал... – Тим встал с дивана, где он пытался смотреть телевизор, с хрустом потянулся и побрел на кухню, не забыв по дороге ущипнуть хозяйку за... Ну, вы поняли. Нет, в сравнении с Джошуа он явно выигрывал.

– Никаких новостей? – поинтересовалась Тосико.

– Ничего. Ни слова! Хоть бы знать, за что они меня ловят! – Тим беспомощно развел руками.

– Я знаю хорошего адвоката, – заметила Тосико. – У него как раз сейчас роман с моей подружкой Эсмеральдой...

– Не морщись, милый, – продолжала она. – Я знаю, что ты думаешь об Эсмеральде, но она очень неплохой человек...

Морщился Тим не поэтому. Может быть, Эсмеральда и была неплохой девушкой, но, во-первых, он не любил девушек, весящих больше ста килограммов, а во-вторых, стоило подружкам встретиться или созвониться, как они начинали разговаривать. Просто – разговаривать. Часами.

– Не понимаю, чем тут может помочь адвокат, – возразил Тим. – Я даже не знаю, в чем меня обвиняют!

...Сидящему в шкафу Джошуа было плохо. То есть не то чтобы он умирал, нет – но с недавних пор его почему-то преследовали мысли о туалетной комнате. Он решил, что пока Тим и Тосико пьют чай, он вполне может спастись... Осторожно, на цыпочках, почти голый человек крался по коридору к входной двери. Его погубили соблазны, ибо дверь туалета оказалась как раз по дороге к спасению. Как это часто бывает, может воскликнуть набожный читатель, что мы предпочитаем спасению минутные блага и выгоды!

Тим вздрогнул и выпрямился.

– Что это? – спросил он.

– Что? – В ходе дискуссии об адвокате Тосико совсем было забыла о третьем, невидимом обитателе квартиры. Из туалетной комнаты между тем доносились звуки, явственно свидетельствующие...

– А, это соседи! – Тосико не успела развить эту мысль, когда звук спущенной воды и хлопанье двери в корне опровергли ее версию. Вооружившись сковородкой, Тим с воинственным криком устремился навстречу неведомой опасности...

«Нет, но каков мужчина!» – подумала Тосико.

Туалет был пуст. Входная дверь была по-прежнему заперта изнутри. Тим обессиленно прислонился к двери и выронил сковородку. Он начал сомневаться. После вчерашнего... Сначала странные поступки, теперь голоса...

– С тобой все в порядке, любовь моя? – Тосико подобрала сковородку и теперь встревоженно изучала своего кумира.

– Тосико... – слабым голосом прошептал Тим. – Ты... ты что-нибудь слышала?

– Ничего особенного, – без малейших колебаний отозвалась девушка. – Так, скрипнула половица... Ты переутомился, милый.

– Я... да.

– Пойдем, я полечу тебя. – И Тима увлекли в спальню.

Когда они покинули прихожую, гарантированный от взлома замок фирмы «Нокиа» тихо щелкнул и дверь без скрипа отворилась. Поль Гастон бесшумно переступил порог, огляделся и сделал приглашающий жест. Следом за ним в квартиру проскользнул Билли-Кувалда, профессионал из Центра, мастер на все руки (и ноги, когда доходило до рукопашной).

– Семь комнат, оранжерея и бассейн! – с восхищением прошептал он. – Эх, живут же люди!

– У ее отца какая-то фирма. – Гастон поколебался, затем направился в сторону бассейна. – Будь осторожен, помни – это подменыш. Он не посмотрит, что у тебя черный пояс...

– Да я его...

– Тише!

Еще пять минут спустя незапертая дверь без стука отворилась, и на пороге возникла неотразимая пара – классический британский джентльмен, адвокат сэр Томас Честертон, и классическая – не будем уточнять кто – сеньорита Эсмеральда. Их успела вызвать телефонным звонком Тосико, пока Тим смотрел телевизор; воистину, когда эта женщина знала, чего хотела, она шла к цели как бульдозер.

– Спят, – предположила Эсмеральда, прислушиваясь к доносящимся из спальни звукам. – Пойдем пока поплаваем, день такой жаркий...

Адвокат, который, несмотря на жаркий день, был в дорогом белом костюме, с достоинством кивнул. В это время идея искупаться пришла и в голову Тосико. Гастон же, напротив, не найдя никого в бассейне и оранжерее, направился в спальню. Так что они опять разошлись. Сидящий в шкафу Джошуа впервые за девять с половиной часов задал себе вопрос: а зачем ему собственно, здесь сидеть? Он – силач, штангист, красавец мужчина, предан этой девчонкой... Да он по стенке размажет ее ухажера!

Глава 3

Доской можно здорово вмазать...

Брюс Ли

Так получилось, что пока Гастон осматривал прихожую, Кувалда был в спальне один. Он не слышал, как приоткрылась дверца шкафа, и почуял неладное, только когда Джошуа опустил ему на бритую голову случившуюся почему-то в спальне сковородку.

– Они в бассейне! – Гастон вошел в спальню и замер, глядя на распростертое на полу тело. Сомнений не было – Билли встал на пути у подменыша и поплатился за это...

– Билли, друг мой! Очнись!

Кувалда застонал и открыл глаза. Сначала в его глазах отражалось лишь тупое непонимание, затем они помутнели от ярости.

– Я убью этого сукина сына!

– Надо действовать осторожно!

– Голову оторву! – Кувалда попытался подняться.

– Где твой пистолет? – перебил его Гастон. – Запомни, девчонка – свидетель... Так что... ее не трогать. А парня – только по ногам.

Сидящий в шкафу в обнимку со сковородкой Джошуа начал понимать. Это гангстеры! И они хотят убить его любовь... Ну ничего, он, Джо, покажет им, из какого материала сделаны китайцы. Джошуа был китайцем лишь на четверть, но очень этим гордился. Сжав в руке сковородку, он неслышно двинулся следом за налетчиками. По дороге он подхватил с туалетного столика початую бутылку виски и сделал несколько больших глотков. Для храбрости.

Эсмеральда и Тосико плескались в бассейне, а Томас и Тим беседовали, полулежа в шезлонгах.

– Ваш случай сложен, – говорил Томас, – но не неразрешим. Очевидно, вас ищут как важного свидетеля по делу об убийстве телепата, а вовсе не как обвиняемого.

– Но как же быть с разгромом моей квартиры?

– Я полагаю, там была засада, засада, организованная преступниками. И спецназ просто спасал вашу жизнь. Квартира застрахована?

– Кажется, да.

– Я с удовольствием займусь вашим делом, – кивнул адвокат. – Если бы вы знали, как надоедает эта рутина – сплошные бракоразводные процессы... – Он почему-то кивнул в сторону Эсмеральды. – А сейчас, если вы меня извините... на пять минут...

Адвокат направился в сторону выхода. Когда он скрылся за дверью, секунду спустя оттуда раздался звонкий удар, но Тим не обратил на это внимания.

– Еще один, – отметил Гастон. – Этот тип опаснее, чем я ожидал. Бери его на мушку сразу, как войдешь, а я возьму его девицу. Может быть, он тогда... – Не договорив, Гастон оставил начавшего уже шевелиться сэра Томаса и скользящей походкой направился в сторону бассейна. В руках у него был «плацдарм», самый грозный пистолет, и самый запрещенный всеми международными соглашениями. «Плацдарм» был основным пистолетом террористов, так же как «никонов» был их любимым автоматом. «Никоновым», к слову, был вооружен Кувалда.

– Всем оставаться на местах! – негромко скомандовал Гастон, ловя на мушку Тосико, стоящую на вышке для прыжков в воду. Билли так же профессионально навел свое оружие на Тима. Все замерли.

– Ты, – так же тихо сказал Гастон, он вообще любил говорить тихо, по его мнению, это лучше соответствовало образу профи, – на выход. Руки за голову.

Тим покорно поднялся. Он был напуган, у него тряслись колени и руки...

– Не стреляй пока, – распорядился Гастон. – Он нужен нам живым...

– Нам тоже!

Новые действующие лица появились на сцене – пятеро вооруженных головорезов из банды Хирурга.

– Всем лечь, кроме этого! – Гиря, а именно он руководил операцией, был доволен. Похоже, это будет легко и... – Стоять! – заорал он, но было поздно. Этот чокнутый, его клиент, сорвался с места так быстро, что ребята просто не успели выстрелить. Он пронесся по комнате, перепрыгнул – кроме шуток – через шестиметровой ширины бассейн и вылетел наружу. Снаружи раздался звонкий удар, словно кого-то приложили сковородой по лбу, но тут ребята открыли огонь, и пошла потеха...

Спустя пятнадцать минут Гастон лежал за гигантским цветочным горшком в оранжерее и судорожно перезаряжал свой пистолет. Хорошо еще, что это «плацдарм», с таким оружием можно драться хоть с танковой дивизией, были бы патроны. Пистолет изобрел сумасшедший голландский оружейник в начале века, калибр и соответственно мощность пули у этого чудовища были переменными.

Где был, и был ли еще жив Кувалда – Гастон не знал. Он знал зато, что сэру Томасу удалось захватить автомат одного из бандитов и сейчас он мужественно защищал женщин в зале с бассейном. Ему сильно повезло в том смысле, что за женщинами в общем-то никто не охотился.

Охотились за Тимом. Гастон с неудовольствием покосился вправо, где за кадкой с пальмой приходил в сознание главный приз настоящей перестрелки. Задним числом шпион вынужден был признать свою ошибку – Кувалду и сэра Томаса нокаутировал вовсе не этот парень, если только потом он не сделал самого себя. Вся левая половина лица у Тима была сплошной синяк, Гастон еще раз подивился силе неведомого ниндзя и тому, как хорошо у того поставлен удар. В том, что работает именно ниндзя, не было ни малейших сомнений, вот только на кого он работает?

– Ты жив, приятель? – осведомился Гастон.

– Да... – удивленно отозвался Тим.

Не теряя времени и иногда постреливая для острастки в сторону входа, шпион ввел своего собеседника в курс дела.

– ЦРУ... – Тим ощупал свою голову, нашел результат неудовлетворительным и принялся ощупывать ее еще раз. – А зачем я вам нужен?

– Ты спасибо скажи, – возразил Гастон, невольно втягивая голову в плечи, когда пущенная из-за декоративной коряги очередь сбила несколько листьев с приютившей его пальмы. – Если бы не мы, ты бы сейчас во-он с ними разговаривал.

– А это кто?

– Ну, парень, такие вещи знать надо! – укорил его Гастон. – Это ребята из банды Перкса.

– Хирурга?! – в ужасе вскричал Тим. Он читал в газетах об ужасах, которые творила мафия в его родном городе.

– Ты для них – свидетель в деле об убийстве того телепата.

– По крайней мере их я понимаю, – не согласился Тим, – а вот вас – нет. Только не говори мне, что ЦРУ защищает налогоплательщика.

Гастон задумался. Парень, казалось, говорил правду...

– Так ты что же, – спросил он, – ничего не помнишь?

– Нет, – признался Тим, вжимаясь в кафельный пол, поскольку бандиты решили теперь подстричь его пальму. – То есть что-то меня гнетет, я потому и ходил к телепату...

– Нашел куда ходить! – фыркнул Гастон. – Твое счастье, что его пришили так быстро.

– Не понял?

– Все телепаты в таких конторах работают под крышей, то есть под защитой гангстеров, – пояснил Гастон. – Он бы на тебя настучал, если бы понял, кто ты такой.

– Да кто я такой?!

– Ладно, – сказал после паузы Гастон, – давай попробуем разобраться. Понимаешь, я и сам не уверен на сто процентов, так что лучше будет, если ты не будешь знать моего мнения, а вспомнишь сам. Ты готов?

– К чему готов-то?

– Я, – пояснил Гастон, осторожно выглядывая из-за колоды, – погружу тебя в гипнотический сон. И прикажу подавленным воспоминаниям восстановиться.

– Я думал, – удивился Тим, – что ты шпион.

– Я – шпион, – подтвердил Гастон. – Я проходил обучение у лучших учителей. Я... я справлюсь.

– Для этого нам сначала надо отсюда выбраться.

Гастон задумался. То, что он собирался проделать, не делал еще никто, а он любил быть первым. К тому же он знал, как гипнотизировать, но не имел ни малейшего представления о том, как покинуть оранжерею под огнем четырех автоматов.

– Нет необходимости, – сказал он наконец. – Ложись на спину и расслабься.

– Ты шутишь?

– Делай.

Глава 4

Ну вы представьте себе горное озеро, а я пойду покурю.

Сэнсэй

Воистину, это был самый необычный сеанс гипноза в истории человечества. Вообще говоря, расслабляться можно разными способами и в разной обстановке. Гастон предпочитал армянский коньяк и девочек. Психолог, у которого он брал уроки внушения, отдавал предпочтение мягкой кушетке и негромкой музыке, периодически прерываемой тихим жужжанием – у него была специальная запись. Кобра, партнер Гастона по операции в Шампани, как-то пошел на дело в светящейся маске монстра из магазина ужасов. Выйдя на торговцев похищенными у НАТО военными секретами, он ограничился приказанием: «Поди сюда, собака! На колени!» – и лишь затем сказал стучащими от ужаса зубами заговорщикам о покое и расслабленности, которые они должны чувствовать. Полиция в аналогичной ситуации рассказывает, что вы, мол, можете не отвечать на вопросы... Тоже действует, особенно совместно с парой наручников.

– Тебе хорошо и спокойно, – произнес Гастон, переводя переключатель калибра на максимум и делая пять быстрых выстрелов по клумбе, которая решила подползти поближе к его позиции. Клумба разлетелась на куски, а скрывавшийся за ней бандит ретировался. Целая обойма!

– Твое тело окутывает приятное тепло...

Тра-та-та! – очереди скрестились на его пальме, и несчастное дерево рухнуло прямо на расслабляемого.

– Твои ноги становятся, – бах-бах, – тяжелыми и теплыми, как становится тяжелой и теплой губка...

Тра-та-та! – теперь они переключились на кадку. Ну ничего, кадка большая. Любопытно, пока что они используют «узи», но если они подстрелили Кувалду и если они догадаются взять его «никон»...

– ...пропитываемая горячей водой... Ты слышишь только мой голос. Ах, мать вашу! Только мой голос... блин, да что же они себе позволяют, эти... ну, получайте!

Бах-бах-бах!

– Ты вспоминаешь, ты...

И вдруг Тим вспомнил. Вот он сидит в баре, и все дела с контрабандой уже завершены, и он доволен, вот только девушка напротив... Ну почему они не вместе... Такая красивая. Надо бы познакомиться, но как... Словно почувствовав его взгляд, девушка обернулась и поманила его пальцем. Боже, вот это фигура. Подойти. Девушка поднимает глаза и что-то шепчет... Что-то вроде «передай»... Но тут Тима скручивает волна ужаса, он забывает обо всем на свете, кроме ее глаз – желтых глаз с невозможным, неправильным, вертикальным зрачком...

– Хороший я все-таки гипнотизер, – произнес Гастон таким тоном, словно пытался убедить самого себя. Он быстро прошел мимо лежащих вповалку бандитов, надеясь, что сумеет догнать этого ненормального. Надо же, как он их. Ага, а вон и Кувалда... Жив по крайней мере...

Он уже почти добежал до двери, когда один из лежащих упруго вскочил на ноги, вскидывая автомат. Спасти шпиона могло только чудо. Однако вместо чуда открылась дверь стенного шкафа, и оттуда на голову стрелку опустилась рука, сжимающая непривычной формы оружие. Ниндзя! Не дожидаясь, пока «воин тени» примется за него, Гастон пулей вылетел за дверь и помчался по лестнице.

В это самое время в аэропорту садился самолет с двумя боевиками из России – похожим на монолитную скалу Быковым и хрупкой, напоминающей нежный цветок Ириной. О существовании друг друга эта парочка не знала, в противном случае до аэропорта назначения долетел бы лишь один из них.

Тима он нашел там, где и предполагал – на пляже. До этого, правда, он предполагал стадион, кафе в центре города и городской парк... Мелочи, это будни шпиона.

Тим был не один. Прямо перед ним стояла Шила Конери, и в руках у нее был пистолет. С некоторым сожалением Гастон констатировал, что его шеф нашла клиента быстрее, чем он. Наверное, она не искала в городском парке...

– Гастон, – произнесла Шила устало. – Ну наконец-то. Пригоните сюда какую-нибудь машину.

– Гастон... – беспомощно сказал Тим.

– Все в порядке, шеф, – сказал Гастон. – Мы уже успели... подружиться. Тим, это Шила, мой шеф. Шила, это Тим.

– Что ты успел узнать? – Похоже, этот маленький спектакль не произвел на «железную леди» ни малейшего впечатления. Пистолет ни на микрон не отклонился от цели. Вообще-то это было правильно – с таким-то нервным клиентом.

– Он ничего не помнил, а потом... Почему ты побежал? – поинтересовался Гастон.

– Не знаю, – признался Тим. – Ты меня загипнотизировал...

– Загипнотизировал? – недоверчиво произнесла Шила.

– Я – профессионал.

– И?..

– И я вспомнил что-то насчет... не знаю, наверное, это всего лишь...

– Предоставьте нам решать. – Пистолет Шила по-прежнему не опускала. Она тоже была профессионалом. – Просто расскажите, что вы помните.

– Я увидел девушку с какими-то странными глазами... – неуверенно произнес Тим.

– Вертикальный кошачий зрачок. – Шила не спрашивала, она констатировала факт.

– Могу ли я поинтересоваться, – осторожно произнес Гастон, – что все это, собственно, означает?

– Это не подменыш. – Шила опустила пистолет, извлекла из сумочки сотовый телефон и принялась поспешно набирать номер. – Это курьер.

– Объясняю последний раз. – Гастон вывел машину на шоссе и теперь гнал ее на максимальной скорости, игнорируя дорожные знаки. – Та, кого ты встретил в этом баре, – это не женщина. Кошка.

– Из Кошачьего Мира?

– Да. И кстати, в следующий раз она вполне может быть ребенком или даже мужиком. Маскировка.

– И чего она хотела? Ведь... ну, я думал, что после того инцидента в России кошки оставили Землю в покое.

– В основном – да, – согласилась Шила. – Но иногда возникают случаи вроде твоего. Они обрабатывают человека, так что он выполняет какую-то миссию. Тем важнее для нас понять, о чем идет речь. Ведь ни для кого не секрет, насколько они превосходят нас по развитию.

– Это... – Тим с надеждой посмотрел на Гастона. – Это опасно?

– Вообще-то да, – признался тот. – Но и твоя способность к выживанию тоже сильно повышена. Главное, от нас не отрывайся, за тобой ведь еще кое-кто охотится.

– А что такое подменыш?

– А вот это слово я вам советую забыть, – ледяным голосом отозвалась Шила.

Глава 5

Так уж устроена жизнь – все жрут друг друга, а в результате рождается гармония...

Генерал производил впечатление. Это действительно был военный, как их изображают в голливудских фильмах – подтянутый, решительный и тупой. Соответственно выглядел и снятый им номер люкс на четвертом этаже роскошного отеля и превращенный в штаб-квартиру операции. Четверо в странной форме, больше похожей на доспехи из фильма про звездные войны, постоянно держали Тима на прицеле. Его, правда, заверили, что оружие это стреляет растворяющимися в кровотоке снотворными иглами, но все равно – Тим потел. Он потел уже почти час, ненавидел себя за это и ничего с собой не мог поделать.

Сначала он сидел в кресле и был опутан датчиками и проводами. Затем осматривающий его ученый произнес слово «шестнадцать», свернул свои шмотки и ушел, оставив один лишь тяжеленный браслет у Тима на правом запястье. Тим потребовал объяснений, и он их получил.

Почти сразу же после того, как кошки стали вышвыривать из своего мира непрошеных гостей – бандитов, телеоператоров, политиков и тому подобное, появился термин «наказанные». Странным образом кошачья технология была способна модифицировать человека, добавив ему некие непредсказуемые довески, которые иначе как магическими было просто и не назвать. Как правило, это воспринималось людьми как наказание, хотя бывали, конечно, исключения.

– Я это знаю, – прервал рассказчиков Тим. – А при чем тут «шестнадцать»?

Оказалось, что наказанные обладали очень сильным полем, получившим, еще задолго до открытия Кошачьего Мира, название «резинового». Назвали его так потому, что и открыто-то оно было при поднесении куска резинового шланга к какому-то там сверхчувствительному прибору. «Шестнадцать» означало шестнадцать процентов по некой неведомой шкале, а при восемнадцати «наказанные» начинали творить такое, что хоть святых выноси. Браслет же был монитором: при переходе напряженности поля за отметку семнадцати процентов он должен был поднять шум.

– Но я не наказанный? – в ужасе спросил Тим.

– Безусловно нет, – успокоила его Шила. – Ты выполнишь свою миссию и вернешься к норме.

– Слава богу!

– Если доживешь...

– Не знаю, не знаю, – пробормотал генерал. – А что, если он опасен для всего человечества? Если это «жук в муравейнике»? Может быть, будет безопаснее...

– Какой еще жук?! – в ужасе воскликнул Тим. – Я не знаю ни о каких жуках...

– Это старинный термин из русской разведки, – шепотом пояснил Гастон. – Агент с неизвестным заданием. Таких обычно убирают.

– Мир... – Генерал широким жестом указал на расстеленную на столе карту, но договорить не успел. Солдаты в форме звездных войн неожиданно попадали на пол, а в комнату, выбив дверь, словно она была сделана из картона, вошел Быков.

– Бычок... – сдавленно прошептал Гастон. За то время, пока русский пересекал комнату, он успел трижды пожалеть, что подрабатывает на стороне.

– Пошли, – сказал Быков Тиму. Тот попытался было упираться, но железная рука сомкнулась у него на плече, буквально выдернув беднягу из кресла.

– Быков, надо же! – И новое действующее лицо выступило из-за портьеры, где оно, судя по всему, стояло с самого начала. Ирина больше не походила на хрупкий цветок, сейчас более уместным было бы сравнение с пантерой, безжалостной и смертоносной. Сравнение тем более точное, что тонкая фигурка наемницы была затянута в облегающее черное трико... Против воли Тим залюбовался необычным зрелищем.

– Пойдешь со мной. – Пистолет Ирина держала на уровне глаз, и смотрел он точно в лоб Быкову. Говорила она при этом с Тимом. – Нас ждут в Москве.

– В Москве? – удивился Тим. – Мне не надо в Москву.

– Кто тебя спросит, сопляк! Пошел!

– Мне надо... Мне же в Галифакс надо! – Тим широко раскрытыми глазами уставился на девушку. – Как я мог забыть? Кто-нибудь знает, где это находится?

Не дожидаясь ответа и игнорируя направленный теперь на него пистолет, Тим подошел к столу и склонился над картой.

– Да вот же он!

– Тим? – осторожно произнес Гастон. – Ты куда это собрался, а?

– В аэропорт! – Ирина полетела в один угол, а ее пистолет – в другой. Быков, вставший на пути у возомнившего о себе хлюпика, с воплем взлетел на воздух и с хрустом приземлился на колени к генералу. Кресло под ними превратилось в груду обломков, а сверху опрокинулся стол.

Первой опомнилась Ирина – она выпрыгнула в окно, каким-то чудом умудрившись зацепить за подоконник веревку с крюком. Затем из комнаты выбежал Быков, а за ним – Шила с Гастоном. Генерал решил, что ему лучше оставаться в номере, в конце концов, компания четырех трупов лучше, чем общество одного психа.

Тим оказался на улице первым, Ирина, еще не одолевшая и половины пути по веревке, увидела, как он вылетел из подъезда, вскочил в стоящий у подъезда лимузин и рванул прочь по встречной полосе.

Затем девушка достигла земли. Не раздумывая, она выбежала на шоссе и встала на пути тяжелого рейсового грузовика. Видевший это швейцар гостиницы после долго не мог поверить самому себе. Хрупкая на вид, Ирина взлетела в воздух и обеими ногами вышибла лобовое стекло огромной машины. Через мгновение открылась дверь, и оттуда вывалился водитель. Грузовик помчался в погоню, набирая скорость.

Третьим из подъезда появился Быков. Он огляделся в поисках транспортного средства и заступил дорогу мотоциклисту. Железная лапа агента сомкнулась на руле с левой стороны. Его развернуло, но он не ослабил хватку, изобразив на мгновение живую карусель, только вместо лошадок и оленей крутился «Харлей-Дэвидсон». Мотоциклист же продолжил свою поездку – но уже один. Сначала он летел по воздуху, затем покатился кувырком. Железный конь взревел под новым седоком, встал на дыбы и устремился за грузовиком следом.

Проще всех поступил Гастон – он взял такси.

Глава 6

Уже полоса, но пилот вошел в раж,

Дотянем до леса! – решил экипаж.

Повесть о настоящем человеке

В аэропорту был обычный будний день. Невнятно бубнила система объявлений, бродили ожидающие посадки пассажиры, да гудели прогревающиеся двигатели самолетов. Тим вбежал в зал ожидания, задержался на мгновение взглядом на табло вылетов и устремился вперед, сквозь таможню и пограничный контроль. Он уже вбегал по трапу в готовящийся к взлету самолет, когда на летное поле, снеся забор, въехал тяжелый грузовик. Он ехал не по прямой, а вихляя, поскольку пытался одновременно отделаться от едущего рядом мотоциклиста. По дороге грузовик оторвал крыло у британского «боинга», впрочем, будь у Ирины выбор, она предпочла бы самолет российской авиалинии. Через минуту у дыры в ограде тормознуло такси, высадило женщину и вновь двинулось вперед. Неясно, правда, что убедило водителя возобновить движение – пистолет Гастона или показанное им удостоверение.

Грузовик очередной раз вильнул многотонным прицепом, и Быков, не справившись с управлением, влетел через задний – грузовой – люк в салон тяжелого военного транспортника. Это задержало его, хотя и ненадолго. В носовой части самолета раскрылся люк аварийного выхода, и по желобу надувного трапа вниз скатилась сначала перепуганная насмерть стюардесса, а затем мотоциклист, больше похожий на пятого всадника Апокалипсиса.

Пилотская кабина была пуста. Тим стремительно защелкал рычажками неведомых ему приборов. Как и в прежние разы, действовало тело, разум же наблюдал за этими действиями, не имея ни малейшей возможности вмешаться. Кажется, его руки программировали автопилот... Если, конечно, эта штука была автопилотом. Сильно волновала также мигающая надпись «к взлету не готов», но опять же – ничего поделать наш герой не мог.

– Замри! – сказала Ирина, появляясь у него за спиной. Тим хотел бы ей объяснить, что он бы рад замереть, но...

Затем Ирина сдавленно охнула. Быков отшвырнул потерявшую сознание – а может, и хуже – девушку прочь и шагнул вперед. Не оборачиваясь и не снимая рук с клавиатуры автопилота, Тим протянул руку и вырвал у него оружие. Именно так – обе руки у него были заняты, и оружие он вырвал тоже рукой. Некоторое время Быков тупо смотрел на Тима, затем до него дошло, хотя и неправильно.

– Ниндзя! – прошептал он. Вообще, с тех пор, как клан японских ниндзя сообщил изумленному миру о том, что он вовсе не думал исчезать с лица земли, все непонятное в области боевых искусств предпочитали валить на них – и обычно совершенно напрасно.

– Отойди в сторону. Вон туда, к девчонке. И окажи ей помощь, я не хочу иметь на борту трупы. – Слова Гастона вывели Быкова из состояния ступора, и он мрачно поплелся выполнять приказ. Тут как раз взвыли моторы, и самолет начал двигаться к взлетной полосе.

– В Галифакс? – спросил Гастон. Тим кивнул. Способность контролировать свое тело вернулась к нему, он устало смотрел в угол, где парочка убийц из России пыталась испепелить друг друга взглядами. – А Шила?

– Она осталась в диспетчерской аэропорта, – ответил Гастон. – Попытается провести переговоры с начальством... Хотя, конечно, вряд ли...

– Что – вряд ли? – не понял Тим.

– Это все эта дурацкая концепция «жука в муравейнике», – с досадой отозвался Гастон. Быков и Ирина как по команде забыли друг о друге и уставились на Тима. – Понимаешь, ты рвешься к цели с некой миссией, и никто не знает, с какой...

– Но вы как раз и хотели узнать...

– Это одна из точек зрения, ее придерживается ЦРУ, а вот Пентагон считает иначе.

– То есть в Галифаксе нас будет ждать теплая встреча?

– Галифакс – это Канада, а отношения Канады и Штатов не такие дружеские, чтобы делиться подобными секретами. Особенно после событий с Квебеком...

– Я думал, мы с ними союзники.

– Не в этой области, – покачал головой Гастон. – Так что, я думаю, нас просто собьют.

Неожиданно ожила рация. По крайней мере Тим решил, что это рация. Просто приборная панель самолета вдруг сказала голосом генерала, чтобы борт такой-то немедленно шел на посадку.

– Ответь! – прошептал Гастон.

– Как?

Отпихнув Тима в сторону, Гастон нажал что-то на пульте.

– Докладывает агент Гастон! – скороговоркой произнес он. – Вы меня слышите?

– Слышу вас хорошо! – ответил генерал. – Приказываю возвращаться. Слышит ли меня курьер?

– Слышу, – признался Тим. – А толку-то?

– Я взываю к вашему патриотизму, – голос генерала стал торжественным и строгим, – как гражданина Соединенных Штатов Америки. Мы очень рассчитываем на ваше сотрудничество, Тимоти.

– Я бы с радостью...

– Верните самолет в аэропорт, и инцидент будет исчерпан... Мы проверили досье всех, находящихся на борту с вами, к сожалению, вы единственный, кто умеет пилотировать «боинг». Ваша готовность сотрудничать...

– Да сотрудничать-то я готов, – жалобно произнес угонщик, – только ведь я тоже не умею водить самолеты. – В эфире воцарилось молчание.

– Имейте в виду, – произнес наконец генерал, – принято решение на самом высоком уровне – самолет не покинет воздушного пространства США.

– Да кто он такой? – возмущенно осведомилась Ирина. – Что за угроза от одного человека?

– Курьер, – отозвался Гастон.

– А-а...

Мысль Быкова, видимо, двигалась в другом направлении.

– Ты скажи этому козлу, – угрожающе произнес он, – что я раз почикал его охрану, значит, и еще раз смогу. Так что пусть мне не выпендривается тут, а не то я его же собственными памперсами...

Полет занял около часа. Тим с Ириной, за неимением других занятий, сыграли в «балду», новоявленный угонщик даже не ожидал, что эта тупая игра может быть такой интересной, если играть с красивой девушкой. Гастон и Быков тихо беседовали о своем, о шпионском... Затем в них попали.

Самолет тряхнуло, и на главном навигационном экране появилась надпись, сообщающая, что левый двигатель горит. Самолет начало трясти и кидать, затем противопожарные системы сбили пламя.

– Сейчас пойдет вторая ракета, – прошептал Быков. – Эх!

Однако до второй ракеты дело не дошло. Без всякого предупреждения самолет вошел в пике, а на экране автопилота возникло окошечко с надписью «сбой программы, пожалуйста, свяжитесь с фирмой-поставщиком».

– У кого-нибудь есть телефон? – начал было Тим, но Ирина, оказывается, уже набирала номер. Она включила громкоговорящий режим, так что все прекрасно слышали их беседу.

– Благодарим вас за звонок в фирму «Фемтософт», – прощебетал на том конце провода нежный девичий голосок, естественно, это была запись. Глаза у Ирины сделались совершенно бешеные, но что она могла поделать? – Если вы хотите говорить по-английски, нажмите «один»... – Ирина нажала на клавишу, и голосок продолжал как ни в чем не бывало: – Если вы хотите приобрести...

В-з-з-з! – пикировал самолет.

– ...программно-аппаратные комплексы производства нашей компании, нажмите единицу, – не унимался автомат.

В-з-з-з!!!

– Если вас интересует текущее состояние вашего заказа, на жмите двойку...

В-з-з-з!!!

– Для того чтобы прослушать перечень услуг, предоставляемых нашей компанией, наберите тройку...

В-з-з-з!!! В-з-з-з!!! В-з-з-з!!!

– Мы погибли, – спокойно сказал Гастон. С достоинством настоящего разведчика он достал из кармана пузатую флягу, отхлебнул глоток и пустил ее по кругу. На шкале альтиметра мелькали цифры, отражающие потерю высоты.

– ...Если вы хотите поговорить с группой технической поддержки...

– Наконец-то! – радостно воскликнула Ирина, нажимая на нужную кнопку. Как оказалось, радость ее была преждевременной.

– Благодарим вас за звонок в группу технической поддержки фирмы «Фемтософт». – Голос принадлежал уже другой девице, но подход, похоже, был тот же. – Ваш звонок важен для нас. К сожалению, все наши технические представители...

В-з-з-з!!!

– ...сейчас заняты с другими клиентами. Не вешайте трубку, и ваш звонок будет обслужен в порядке очередности. – В динамиках щелкнуло, и из них полилась соответствующая случаю музыка – «Турецкий марш».

Три километра до земли... Ирина сидела, держа Тима за руку, Быков мрачно изучал опустевшую Гастонову фляжку. Все слушали Моцарта. Затем в динамиках щелкнуло, музыка прервалась, и раздался голос. В глазах людей снова появилась надежда...

– Благодарим вас за ваше терпение, – произнес голос. – Не вешайте трубку, и ваш звонок будет обслужен в порядке очередности... – Снова раздались звуки «Турецкого марша»...

Неожиданно Тим поднялся и подошел к пульту. Он, точнее, его руки знали, что надо делать. Самолет вышел из пике и понесся в каких-нибудь десяти метрах от поверхности океана, к виднеющемуся вдали берегу.

Никогда раньше в бухте Галифакса не приземлялись «боинги», впрочем, как-то раз тут взорвался корабль со взрывчаткой, что можно считать прецедентом... Самолет поднял волну, опрокинувшую с десяток яхт, стоящих у берега, оттеснил паром, пересекающий бухту, и причалил на его место, потеряв при этом половину фюзеляжа.

Глава 7

Тысячу раз благороден тот, кто при виде сверкнувшей молнии воздержится от дурацких замечаний.

Полковник Шпак

– Ты уверен, что это здесь? – недоверчиво поинтересовалась Ирина. – Дом как дом, даже я бы сказала, хуже среднего...

– Было бы обидно, после всей этой беготни с полицией... – развил ее мысль Быков.

– Да, здесь. – Тим вошел в незапертую дверь небольшого двухэтажного домика и после секундного колебания направился вверх по лестнице. Браслет на его правом запястье начал пищать, так что он остановился на мгновение, чтобы отделаться от досадной помехи. Он не видел, как за его спиной Гастон, Ирина и Быков обменялись взглядами, затем, придя без слов к решению, спрятали пистолеты.

– Алиса! – громко и радостно воскликнул Тим, входя в комнату. Вошедшие следом за ним шпионы огляделись. Комната была столовой, и за накрытым столом сидели трое – двое взрослых и ребенок. На столе стояло много всякой всячины, но главное – там стоял именинный торт, с семью свечками в нем. Сидящие за столом с недоумением и некоторой тревогой глядели на вошедших, особенно на синяк, украшающий Тимово лиц, – след от сковородки.

– Здравствуй, Алиса! – радостно вещал между тем Тим.

– Здравствуйте, – робко улыбнулась в ответ девочка.

– Я знакомый Мисы, ты помнишь Мису?

Девочка буквально просияла.

– Тебя тетя Миса послала! – радостно вскричала она, выскакивая из-за стола и бросаясь на шею гостю. – Мама, папа, я же говорила, она про меня не забудет! Она настоящий друг! – Родители девочки тоже заулыбались.

– Я сейчас тебе кое-что от нее передам! – все так же радостно продолжал Тим. Стоящие за ним шпионы напряженно вытягивали шеи. Они вот-вот станут свидетелями одного из таинственных вмешательств кошачьей сверхцивилизации в судьбы человечества. – Готова?

– Да! – решительно выдохнула девочка.

– Happy birthday to you! – вдохновенно затянул Тим. За его спиной Ирина звонко хлопнула себя по лбу и затряслась в беззвучном смехе.

Happy birthday to you!
Happy birthday, dear Alise,
Happy birthday to you!

– По крайней мере в этом городе хорошее пиво, – сказал после паузы Гастон. – Я угощаю.

Мать девочки по-своему истолковала его слова.

– Никуда вы не пойдете, пока не попробуете торт, – сказала она. – Алиса, включай музыку, задувай свечки и загадывай желание.

Девочка набрала в легкие побольше воздуха и дунула... Свечи погасли, и комната наполнилась нежными и торжественными звуками «Турецкого марша».

ОДАРЕННЫЕ ДЕТИ

Глава 1

– Он уже проснулся, – сказал психолог. – Еще десять – пятнадцать минут, и он будет в полном порядке.

– Хорошо, – отозвался Ал. – Спасибо, доктор.

Он упруго встал и прошелся по больничной палате, сгусток энергии и темперамента. Алу было сорок, и он прошел больше войн, полицейских захватов и просто уличных драк, чем любой его сверстник. Сейчас, однако, он был шофером. Среднего роста, крепкий и какой-то очень гибкий. Сидеть спокойно он просто не умел.

Он посмотрел на лежащего на койке мальчишку и поинтересовался:

– Скажите, он уже может... это... – Ал осторожно постучал себя по лбу костяшками пальцев. Ему было чего опасаться, многие детали своей биографии он предпочитал держать при себе.

– Не вполне, – ответил психолог. – Способности будут развиваться постепенно. Где-то в течение недели-двух они достигнут максимума, ну а то, насколько мальчик овладеет ими...

– Да-да, – кивнул Ал. – Вопрос контроля, самоконтроля и дисциплины... Я читал, спасибо...

– Я все-таки удивляюсь, почему не приехали его родители, – задумчиво сказал психиатр. – Как-никак инициализация, самый важный момент в жизни телепата... Вы ведь не родственник?

– Нет-нет. – Ал виновато улыбнулся и развел руками. – Я всего лишь шофер. Родители в Испании, на корриде.

Особенности педагогической системы четы Рене он тоже предпочитал не разглашать. Подумав немного, он сел на край койки, на которой лежал мальчишка, и продолжил:

– Я не понимаю, доктор, почему вы так много внимания уделяете тому, что здесь нет его родителей. Во-первых, они очень, очень занятые люди. Во-вторых, раньше чем через неделю ничего не прояснится, правильно? А к тому же в ваших правилах сказано – «или доверенное лицо». Так что я – доверенное лицо, разве не так?

– Так, – кивнул доктор. Он не стал говорить, что за почти десять лет существования Центра это был первый случай, когда ребенка привезли без родителей. Впрочем, детей вообще инициализировали редко. Для Пьера Рене сделали исключение, уж очень сильным обещал стать его дар.

– Вы можете подождать снаружи, – предложил доктор вместо этого. – И не забудьте – первое время рядом с мальчиком обязательно должен кто-то быть.

– Спасибо, доктор. – Ал встал с края койки и направился к двери. На пороге он обернулся. – И я приношу свои извинения за этот эпизод со змеей...

Врач печально усмехнулся.

– Было бы хорошо, если бы все наши клиенты вели себя столь... агрессивно, – сказал он.

Снаружи – означало в коридоре. Центр принадлежал НАСА, и денег они здесь не жалели. Проходя мимо дежурной, Ал встретился с нею глазами и тут же их отвел. Поздно. Вогнал девушку в краску. Впрочем, виноват здесь был не он, а этот маленький проказник Пьер. Точнее, его богатое воображение.

Внутренне усмехаясь, Ал прошел по короткому коридору до зоны отдыха, затем направился в другое здание, следуя стрелкам на стене с надписью «кафетерий». Он считал, что и десять минут лучше провести с пользой.

Перед стеклянной трубой перехода, ведущей в соседнее здание, он на мгновение задержался. Труба шла на высоте третьего этажа и была прозрачной. Со всех сторон, включая и пол, так что, ступая на нее, приходилось преодолевать иррациональный, но все же довольно сильный страх высоты. «Если они так же строят в космосе, – подумал Ал, – то понятно, почему у них там сдает психика». Перед входом в трубу стояла пара, женщина в строгом деловом костюме и мужчина лет сорока пяти, в больничной пижаме. Судя по всему, инициированный. Женщина пыталась убедить мужчину пройти по трубе, тот вяло сопротивлялся.

– Я боюсь, – повторял он снова и снова. Ал осторожно обошел спорящих, извинился и, только направившись дальше, осознал, что идет по трубе. Третий этаж – пустяки, пускай волнуются другие.

Пройдя в кафетерий, он заказал кофе и присел за угловой столик. Привычка сидеть лицом к залу осталась у него со времен работы в полиции, внедряемым агентом. За спиной должна быть стена либо товарищ с автоматом. Стена надежнее.

Глава 2

– Я все понимаю, – еще раз повторил полицейский, – но поймите меня и вы. Пропавшим ребенок считается на вторые сутки. На вторые, а не через два часа.

– Только не наш Пьер, – возразил сидящий напротив него, через стол, высокий господин лет сорока, являвший собой классическую противоположность своему толстому и усталому собеседнику. – Только не он. Пьер отличается абсолютной, я повторяю, абсолютной пунктуальностью. Если он пропал, значит, что-то произошло, поймите!

– Вы меня тоже поймите, господин Рени...

– Рене, если вы не возражаете.

– Рене. Простите. Я не могу приказать моим людям начать поиски, потому что у меня их нет, этих людей. Сегодня с нашей командой играют аргентинцы, вы знаете, что это такое? Вооруженное вторжение причинит городу меньше хлопот.

– Господин комендант...

– Комиссар, если вы не возражаете... Кроме того, отдав приказ о розыске ребенка, всего лишь два часа назад вышедшего из собственного дома, я совершу должностное...

– ...преступление, – закончил он, глядя на удаляющуюся пару. – Вам тоже спасибо...

– Ты был великолепен, – ядовито произнесла Сюзен, когда дверь закрылась и ее слова не могли уже дойти до ушей полицейского. – Особенно насчет его абсолютной педантичности...

– Сю, это все-таки мой сын!

– Неужели ты думаешь, что что-то действительно может случиться, Жорж! Двадцать первый век, Соединенные Штаты – опомнись! Ну зашел, как в прошлый раз, в зоопарк. Или, как в позапрошлый, играет в футбол. С этими... с аргентинцами.

– Сю! – На этот раз в голосе мужчины прорезались новые нотки, и женщина сразу это почувствовала.

– Ты совсем как мой муж, – с упреком сказала она. – Пейджер у него есть? Ну вот и позвони... еще раз.

Ал допил кофе и встал из-за стола. Пора. Словно подтверждая его решение, запищал пейджер, который он еще утром вытащил из кармана у мальчишки. Четвертый звонок. Занервничали. Впрочем, Центр – последнее место, где их будут искать. Однако и с этой штукой надо что-то делать. Ал на ходу вскрыл крохотное устройство, после чего батарейка полетела в одну урну, а машинка – в другую.

Пьер открыл глаза и даже не сразу понял, где находится. Его должны были... Ах да! Сегодня он стал телепатом. И все-таки почему-то он ожидал проснуться в том кресле, больше похожем на тренажер космонавтов... Пьер сел на кровати, свесив с нее босые ноги. Так. Обуви нет...

Он уже заканчивал мастерить себе пару лаптей из какой-то проволоки и двух махровых полотенец, когда дверь распахнулась и вошел сопровождаемый врачом Ал – ну конечно, с его одеждой и обувью.

– Вот видите, – бодро сказал врач. – Мы уже начали просыпаться...

Тут он перестал улыбаться, и на лице его появилось выражение крайней подозрительности.

– Скажи мне, мальчик, – осторожно осведомился он, – где ты взял этот провод?

– Одевайся скорее. – Ал подмигнул мальчишке, в то время как доктор склонился над раскуроченным больничным монитором. – А то чинить заставят.

– Я не знал, что это прибор, – сказал Пьер, когда они сели в машину. – Я думал – ну... если честно, я не знаю, о чем я думал. Так глупо!

– Не оправдывайся, – успокоил его Ал. – Я читал – после телепатической инициализации человек несколько часов приходит в себя. Так что, дружище, держись ко мне поближе, а то выйдешь случайно в окно вместо двери. Что я скажу тогда твоим родителям, когда они вернутся из Испании?

– Из какой Испании? – удивился Пьер.

– Ты и это забыл! – возмутился Ал. – Они поехали на неделю, смотреть корриду, помнишь? А тут подошла твоя очередь в Центре. Ну?

– И что? – мрачно спросил Пьер. Он точно помнил, что сегодня утром его отец покатил по делам в город, а эта кикимора Сю даже попыталась его, Пьера, чмокнуть в щеку перед тем, как укатить тоже. Что за дела у них могут быть вместе в центре города? Или это ему приснилось?

– Для начала мы поедем смотреть «Мир Будущего», как полагаешь? – сказал Ал, и Пьер мгновенно забыл о своих подозрениях. О том, что в зоне аттракционов необыкновенно одаренного телепата должны были передать заказчику, он, понятно, не знал.

Глава 3

– Алиса, – задумчиво произнес Хирург. – Вот, значит, из-за чего тебя тогда сковородкой отоварили... Девочка, обученная одним из этих... Точнее – одной из этих... Ценный, ценный приз.

Стоявший перед ним по стойке «смирно» Гиря поморщился. Он не любил, когда Дон упоминал об этом эпизоде его карьеры. Ему, профессионалу, черному поясу, пропустить удар сковородой по репе от ревнивого любовника какой-то девицы легкого поведения...

– Ей около восьми лет, типа того, – пояснил Гиря вслух. – Живет в Галифаксе, где они и встречаются с этой... с объектом то есть.

– А сейчас они в Бостоне?

– Не они, – поправил Гиря. Осторожно поправил, если и было на свете что-нибудь, чего он боялся, так это был Хирург. – Одна она. Гостит у бабушки, здесь. А родители, в натуре, в Галифаке. То есть факсе. И эта, которая типа того, что объект, тоже не приехала.

– Что сильно облегчает дело, – резюмировал Хирург. – Вот что, Гиря, начинал ты это безобразие с ребятами Бульдога, с ними тебе его и заканчивать. Доставите девчонку. И главное, узнаете, есть ли у нее слабые места.

– Места, Дон? – изумился Гиря. – Так ведь ребенок же! Куда ни стукни, все мало не будет...

– Ты не понял, мой друг, – мягко сказал Хирург, – мне надо знать ее... А, ладно. Вызови сюда Освальда...

...Освальд не был, подобно Гире, мастером боевых искусств, однако в отличие от Гири был способен понять, что от него требуется. Нужно что-то такое, из-за чего девчонка от них не сбежит, даже если у нее будет такая возможность.

– Сделаем, Дон! – бодро отрапортовал он и вышел из кабинета. Гиря проводил его мрачным взглядом. Освальда он не любил, так как тот трижды отбивал его, Гириных, девушек.

Ал действительно привез Пьера в парк «Мир Будущего», более того, купил ему «мегахит», многоразовый пропуск на эти самые аттракционы. С этим билетом в руках Пьер не ушел бы из парка и через год... Первым в списке шел «сумасшедший поезд».

– А ты? – удивился Пьер, видя, что его новый друг не собирается наслаждаться вместе с ним.

– Спасибо, я еще не сошел с ума, – усмехнулся Ал. – Я тут посижу, ты только подползи ко мне, когда оттуда вывалишься.

– Кто вывалится?! – воинственно вскричал мальчишка и устремился навстречу приключению. «Мир Будущего» был мечтой любого ребенка на Земле и в окрестностях.

Пьер сел на скамейку, пристегнулся, и поезд тронулся с места, взбираясь на первый из серии головокружительных, скрученных спиралями треков. Затем поезд взвыл сиреной, загудел, замигал и понесся вниз. Пассажиры истошно завопили – все, кроме Пьера. Сжав голову руками, он пытался прийти в себя, совершенно забыв об аттракционе. В голове у него словно миллион глоток орали, пищали и хрипели в экстазе одно и то же слово.

Когда Пьер, покачиваясь, направился к Алу, тот сразу сообразил, что с ребенком не все в порядке. Тот был напуган и время от времени осторожно касался головы, словно проверяя, на месте она или нет.

– Что случилось? – с тревогой спросил Ал. Пьер сел на скамейку рядом с ним и со злостью уставился на свою правую руку. Рука дрожала.

– Аргентина нашим гол закатила, – ответил он. – А я виноват, выходит...

– Нет, ну ты подумай, что хотят, то и творят!

Впрочем, после перестрелки с жуками-киборгами из другой галактики он повеселел, а когда обнаружил, что «мегахит» дает допуск на имитатор посадки на Луну, то и вовсе забыл о своих проблемах. На время. На самом-то деле он чувствовал себя не в своей тарелке. Сам того не зная, Ал выбрал правильный подход к тому, как должен провести свои первые часы после инициализации начинающий телепат. Он почти отвлек мальчишку от футбола – а что делать, если аргентинцы забивают каждые пять минут? Вот только время от времени в голове у мальчишки начинали бубнить какие-то голоса, и это его немножко пугало. Но Ал объяснил, что голоса – это из-за телепатии, он потом научится заставлять их звучать или умолкать по желанию.

Алиса плакала. Что еще тебе остается делать, когда лежишь, запертая в багажнике, и машину трясет на ухабах? А главное – они забрали Тимку. Сказали, что если она, Алиса, будет плохо себя вести, то они оторвут Тимке лапы, хвост, а потом и голову. И оторвут, они такие! Девочка представила себе эту картину, и тихий плач сменился безудержными рыданиями.

Бульдог остановил машину и вышел наружу – размять ноги. Пока что все шло настолько гладко, что он уже начал подумывать переквалифицироваться из рэкетира в похитителя маленьких девочек. Такая, знаете ли, непыльная работенка... Тут его спутник, Гиря, закурил, и Бульдог немедленно принялся на него наезжать:

– Эй, Гиря, это некурящая машина.

– А мне по барабану.

– Хочешь курить – выйди наружу.

– А мне...

В это время Пьер, оставив аттракционы, шел по парку уже добрых десять минут, отмахиваясь от вопросов, которые задавал ему спешащий следом Ал. Ала можно было понять – парень сорвался с места, понесся сломя голову... Пьера его вопросы раздражали. Не знает он, куда и зачем! Просто идет. Надо... Тут его мысли прояснились, и все сразу стало понятно.

– Они котенка мучают! – гневно воскликнул он. – Заперли в багажнике! Вот гады! – Котят и вообще животных Пьер не просто любил – он их обожал.

Услышав про котенка, Ал сразу успокоился. Кто бы ни мучил животное, большого скандала не будет, а до встречи с заказчиком у него оставался по крайней мере час с четвертью... Они прошли стремительным шагом мимо голографических истребителей, мимо похожего на гориллу супермена и даже мимо российской новинки – чебурашек-ниндзя. Пьер был слишком занят, чтобы смотреть по сторонам. Ал едва поспевал. Столько хлопот, чтобы надрать паре хулиганов уши... Животных Ал не любил, исключением являлся пес, живший у его двоюродной сестры, – слюнявый, тупой и злобный. Он нравился Алу за то, что никогда не лаял.

Уверенность Ала в успехе спасательной операции несколько поколебалась, когда вместо ожидаемых мальчишек-хулиганов, он увидел двух амбалов, препирающихся около новенького тысяча двухсотого «мерса». Но Пьер стоял на своем – в багажнике котенок. Мальчишке было нехорошо, голоса звучали в его голове все громче, особенно досаждал один, просивший невидимую маму купить ему мороженое. Пьер мысленно велел им всем заткнуться, и, к его великому изумлению, голоса на время замолчали.

– Слушай, Ал! – возбужденно зашептал мальчишка. – А давай ты откроешь багажник сам, мы котенка спасем, а потом эти пусть разбираются...

– Откроем – как?

– А вот... – Маленький шкодник, оказывается, заранее все продумал. Он смотрел на своего спутника глазами ангела, если только можно представить себе ангела, который протягивает вам ржавый арматурный прут.

– Ну ты даешь! – восхитился Ал. – Это же преступление!

– А котенка мучить?

– Я... – начал Ал и замолчал, в то время как выкристаллизовывалась пришедшая ему в голову идея. Проблемой номер один было передать Пьера заказчику. Заподозрит, заупрямится... А что, если...

– Вот что, Пьер, – сказал Ал. – Услуга за услугу, идет?

– А что надо? – деловито осведомился «ангел».

– Есть у меня дело в городе. Часа на четыре. Так вот, я спасаю котенка, а ты за это проведешь некоторое время с моими друзьями. Они народ скучноватый, но...

– А аттракционы?! – возмутился мальчишка.

– Билет твой действует неделю, – успокоил его Ал. – Родители уехали тоже на неделю. Я улажу это дело в городе, и остальное время будем тут. Идет?

– Идет, – согласился Пьер. – А что за дело?

– Да зуб у меня болит.

– А! Это плохо.

– Ну... Пошли, что ли? – Ал взвесил в руке арматурину и усмехнулся. Дети... Да...

Бульдог был сердит, поэтому он не сразу заметил приближающегося к ним человека с ломиком в руках. Гиря, который из принципа курил уже третью сигарету, тоже был недоволен. Поэтому лишь когда машина вздрогнула и сзади донесся скрежет раздираемого металла, они заподозрили, что что-то не так.

– Ты, мужик... – начал Бульдог озадаченно, затем до него дошло, он взвыл не своим голосом и рванулся вперед. Но опоздал. Багажник распахнулся.

– Вот он! – торжествующе воскликнул стоящий рядом со взломщиком мальчишка лет восьми. – То есть она... – поправился он, заглянув в багажник. – То есть я хотел сказать...

В багажнике лежала девочка.

– Убью-у!!! – Бульдог с разбегу налетел на Ала, красиво перевернулся в воздухе и плашмя шлепнулся на землю.

– Ух ты! – выдохнул Пьер, помогая спасенной выбраться из багажника.

– Учись, – усмехнулся Ал и вдруг изменился в лице. Он увидел Гирю. – Пьер, беги!

Не спрашивая, что к чему, дети бросились наутек.

– Сколько лет я ждал этой минуты, – мечтательно протянул Ал. – Гиря, родной. Ты молился на ночь?

– Тебе крышка, Красавчик. – Гиря принял боевую стойку и медленно двинулся вперед.

Побегав немного по парку, они решили, что с них хватит, залезли внутрь какого-то детского – то есть совсем детского, для малышей, аттракциона и затаились, переводя дух среди пластиковых шаров, пирамид и кубиков.

– Меня зовут Алиса, – заявила наконец девочка.

– Пьер.

– А чего ты все время морщишься? То есть я хотела сказать – спасибо, что меня спас.

– Пожалуйста, – усмехнулся Пьер. – А морщусь потому, что аргентинцы...

– При чем тут аргентинцы? – удивилась девочка.

– Меня инициировали сегодня утром, – пояснил Пьер. – Телепат я. И вот в голове – голоса какие-то. А как на стадионе гол забьют, так хоть вешайся.

– Понятно, – без всякого удивления сказала девочка. – Но это пройдет. Главное – не сдавайся.

– Еще чего! – фыркнул Пьер. Подумал и спросил: – А что ты делала в багажнике?

– Меня похитили, – призналась девочка. – Они хотят через меня найти тетю Мису.

– Твою тетю? – уточнил Пьер.

– Нет. Тетя Миса – это друг. И учитель. Она меня учила-учила, а они хотят... – Девочка вздохнула и попросила: – Не спрашивай меня про тетю Мису, ладно? Это секрет.

– Секрет так секрет. Только вот тебе еще один секрет – я думал, что ты – это не ты, а котенок. Ну там, в багажнике.

– Котенка зовут Тимка, – кивнула девочка. – В честь одного знакомого, который... Ну просто – знакомый. Его тоже похитили.

– Знакомого?

– Котенка, глупый!

– Сама! – парировал Пьер. – А зачем похищать котенка?

– Чтобы меня шан-та-жировать. – Девочка тщательно проговорила сложное слово. – Чтобы я не убежала.

– Но ты же убежала!

– Но котенок-то у них. На улице Солнечной. Они заставили меня заучить. Солнечная, дом пятьсот пятнадцать. Я должна туда пойти, – она всхлипнула, – а то ему лапы оторвут. И го-олову-у!!!

– Кончай реветь! – в панике прошептал Пьер.

– Не ко-ончу!

– Ну и реви!

– Вот еще! – возмущенно сказала девчонка и сразу перестала.

– Надо обратиться в полицию, – сказал мальчишка, стараясь говорить как можно спокойнее. – Они их живо приструнят.

– Нельзя, – вздохнула Алиса. – Полиция не только их арестует, но и тетю Мису... – Ее голос опять подозрительно задрожал.

– За что? Она что – преступница?

– Нет. – Девочка вздохнула. – Это тайна.

– Что-то много у тебя тайн.

– Сколько есть.

– Ты знаешь, – задумчиво произнес Пьер, стараясь игнорировать поднятый болельщиками шум в голове, – а номера-то квартиры тебе не сказали...

– Это особняк.

– Вот и я говорю. Большой, наверное. Есть где спрятаться. Мы проберемся и позовем. Кис-кис. И стащим. Котенка.

– Точно, – сказала девочка. – Пошли. Ты знаешь, где Солнечная улица?

– Я в первый раз в Бостоне. Я думал, ты знаешь.

– Я тоже. В первый. И не читай моих мыслей, ладно?

– Я, что ли, могу этим "управлять? У меня в голове... Ой! – Пьер заткнул уши руками.

– Гол? – сочувственно спросила девочка.

– Штанга...

– Говорю вам, Дон, – кричал в трубку Бульдог, – девочку похитили люди Левши. Да, точно. Ал ведь на Левшу работает. Нет, его в больницу увезли. А Гиря должен вот-вот подойти... Если, конечно, вообще идти сможет. Но, Дон, вы что – Гирю не знаете – у них с Алом такая любовь, он же сразу забыл и о девчонке, и обо всем на свете. Если бы не полиция... Да нет, он скрылся. Да, Дон. Какой котенок? Понял, еду...

На том конце провода Хирург в задумчивости перебирал коралловые четки. Люди Левши вышли на его, Хирурга, законную добычу. Какая наглость... Этот Левша – просто человек без стыда и совести. На чужой территории... Но Бульдог сказал, что девочка убежала. Если она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО сумела убежать, то рано или поздно она придет за котенком. Ах, как удачно, что он попросил Освальда... Но стоп – котенок в штаб-квартире, и если люди Левши придут туда раньше и перехватят девочку... Этого нельзя допустить, если кто-то и имеет право эксплуатировать обученного ЭТОМУ ребенка, то это он, Хирург.

Он снял трубку и после секундного колебания набрал номер.

– Весло? – спросил он. – Да, я. Возьми-ка два десятка людей, и живо – охранять особняк на Солнечной. Только в глаза не бросайтесь. Да. Я ожидаю гадостей от людей Левши. Да, да... Ну и ты знаешь насчет девочки? Хорошо. До свидания, родной.

Он удовлетворенно вздохнул и расслабился в кресле. Контроль над ситуацией снова возвращался к нему, как тому и надлежало быть. Хирург чувствовал бы себя менее уверенно, знай он, что в штаб-квартире его конкурента происходит примерно аналогичная подготовка. Дорога у боевиков той и другой организации заняла примерно одинаковое время, так что к месту назначения они тоже прибыли одновременно.

Глава 4

– Вот это? – удивился Пьер. – Ни бассейна, ни площадки для вертолета... И забор... Разве так живут гангстеры?

– Забор-то тебе чем не понравился? Зато номер совпадает... – Алиса вздохнула. Для вздохов она имела все основания. Последние четыре часа они только и делали, что шли, и шли, и шли. Бостон оказался здоровым городом и к тому же пыльным. Денег же на транспорт ни у того, ни у другого не было. Дети положительно нуждались в хорошей стирке. К тому же Пьера совсем замучили голоса.

– Ну... пошли тогда, что ли? – Пьер пошел по улице к стоящему в двух сотнях метров от него особняку. Он был озадачен – в боевиках все обычно выглядело не так. Как к нему подкрадешься – забор, а за забором наверняка стриженый газон. Его любимый Терминатор, безусловно, въехал бы туда на танке... Только вот где взять танк в центре Бостона?

Проходя мимо шедшего навстречу господина в дорогом синем костюме, Пьер случайно встретился с ним взглядом, споткнулся, охнул, а затем выразительно на него посмотрел и покрутил пальцем у виска. Сконфуженный господин прошествовал дальше.

– За что ты его так? – удивилась Алиса.

– Так. Ни за что... – Пьер подумал, что чтение мыслей – не такая уж приятная вещь. Добро бы еще этому дядьке понравилась Алиса, так ведь нет...

Он подошел к воротам и осторожно потянул створку на себя. Не заперто. Заглянул внутрь, затем оторвался от щели и посмотрел на свою спутницу, словно искал поддержки. Разумеется, вслух он бы в этом не признался никогда... Алиса отодвинула его плечом и заглянула тоже.

– Ух ты! – прошептала она. – А чего это они? – спросила она после очень долгой паузы.

Люди Хирурга и Левши стояли друг напротив друга, глаза настороженно обыскивают стоящего напротив, колени чуть согнуты... Надо было совсем не смотреть вестернов, чтобы задать такой вопрос.

– Они готовятся к перестрелке, – объяснил Пьер. – Как только у кого-то нервы не выдержат, как сразу: «Бах!». – десять тысяч трупов. Как после того взрыва на кладбище.

– То есть они не могут сдвинуться с места? – уточнила Алиса.

– Даже вздохнуть! – гордо подтвердил Пьер.

– Тогда пошли! – Прежде, чем Пьер успел опомниться, вредная девчонка оказалась за воротами. Никто из присутствующих не обратил на нее ни малейшего внимания – они следили друг за другом. Волей-неволей Пьер последовал за ней. Сорок вооруженных мужчин стояли друг напротив друга, следя за каждым движением противника. Идти между ними было нелегко. Пьеру, например, приходилось прилагать сознательные усилия, чтобы не сделать какой-нибудь мелкой пакости. Ну скажем, ущипнуть...

Пробежав через разбитую перед домом зеленую лужайку, они проникли в дом. И едва не столкнулись нос к носу с выходящим из дому человеком. Человек был худощав, был он блондином и телосложение имел спортивное. Что гораздо важнее, имел он при себе котенка, которого держал за шиворот на расстоянии вытянутой руки. Гангстера звали Освальд, и у него была аллергия на кошачий мех.

Стоящие на лужайке бандиты могли видеть, как дети сначала вошли в дом, а затем выбежали оттуда, словно за ними гналось нечто ужасное, и припустили через лужайку к выходу. Миг спустя из дома вылетел Освальд, а за ним следом вышел, не торопясь, маленький рыжий котенок, от которого, видимо, все и спасались.

К счастью, ворота не были открыты, как решили было дети. Они были приоткрыты, и открыть их шире мешала тяжелая толстая цепь. Дети в щель проскользнули, а вот Освальд застрял, что дало беглецам несколько секунд дополнительного преимущества. Затем Освальд перемахнул через забор, и марафон возобновился в прежнем составе. На углу дети промчались мимо идущего им навстречу здоровяка, в котором Алиса запоздало узнала одного из ее похитителей, а Пьер – того дядьку, с которым дрался Ал. Затем на Гирю с разгону налетел их преследователь, и оба покатились по земле. Очень удачная погоня, нечего сказать!

– Сюда! – Они вбежали в подъезд строящегося дома, подложили под дверь несколько кирпичей и замерли, затаившись за кучей строительного мусора. С той стороны двери послышались шаги, тяжелое дыхание и хриплая ругань. Затем дверь подъезда начала потихоньку открываться.

– Эни-бени-рики-таки! – вдруг ни с того ни с сего зашептала Алиса. Пьер удивленно посмотрел на нее, но ничего спросить не успел. На него навалилась чернота, страх и еще что-то, хуже страха. Ему нечем было дышать.

– Ты что? – шепотом спросила Алиса, глядя на корчащегося на полу мальчишку.

– То-нет... – прохрипел в ответ тот.

– Они же нас заметят!

– Вода...

– Пьер?

– Все, – прошептал Пьер, – утонул.

– Кто? – со страхом спросила девочка.

– Не знаю... Кто-то утонул... Я мысли...

Дверь открылась, и в подъезд влетели Освальд и Гиря. Бежать и прятаться было поздно.

– Эни-бени-рики-таки! – Алиса уже не шептала, а говорила скороговоркой. – Эос-бум-караки-шмяки!

– Сюда! – Они вбежали в подъезд строящегося дома, подложили под дверь несколько кирпичей и замерли, глядя друг на друга. Затем Алиса сделала Пьеру жест следовать за собой и устремилась ко входу в недостроенную квартиру на первом этаже.

– Что с нами было? – спросил на бегу Пьер.

– Петля времени, – непонятно объяснила девочка. – Давай, тут под окном низко.

Пьер хотел было бежать за ней, но тут на него снова накатила та же самая чернота, и он снова, как и в прошлый раз, грохнулся на пол. Алиса, не раздумывая, подхватила «утопающего» под мышки и потащила через порог, оставляя в бетонной пыли на полу широкий след.

– Я сам. – Пьер с трудом поднялся на ноги, сделал судорожный вздох и, покачиваясь, побрел к окну. «Ненавижу воду», – подумал он. Тонуть во второй раз было ничуть не лучше, чем в первый. Затем он перегнулся через подоконник и мешком свалился вниз – прямо в лапы стоящего под окном Бульдога. Он увидел, как появившуюся в окне Алису схватил за шиворот ворвавшийся в комнату Освальд, а затем он снова обнаружил себя вбегающим в подъезд дома.

– Ну их, эти кирпичи! – Они бросились ко входу в квартиру. – Что такое – петля?

– Это меня тетя Миса научила. – Алиса выглядела очень усталой. – Мы можем делать несколько попыток спастись. Потом мы все погибнем, конечно. За такие штучки нас и пытаются поймать гангстеры. Банки грабить. Но Миса сказала – не увлекаться, потому что может произойти захлест. А я не знаю, что это такое.

Пьер не ответил – он опять тонул. Все его силы на этот раз уходили на то, чтобы остаться на ногах. Подумаешь – петля. Лучше петля, чем вода. Добравшись до окна, дети подняли с пола тяжеленный шлакоблок, выкинули его в окно и выпрыгнули следом. Бульдог валялся под окном с совершенно не подобающей случаю дурацкой улыбкой на лице и шишкой на макушке.

Самого главного они, однако, не заметили. Из окна на удаляющихся беглецов глядели Гиря и целых два Освальда.

Гиря бежал, он торопился. Но вот беда – нога, которую повредил ему Красавчик во время их последней встречи, не давала возможности догнать сопляков. При мысли о Красавчике Гиря заулыбался, что было далеко не просто в его положении. Чертовы дети! А Дон дал однозначный приказ – не стрелять, хотя, казалось бы, чего там. Дети бежали по направлению к более оживленной части района, где проходила автострада, были магазины и всегда толпился народ. В обычной ситуации Гире это бы не понравилось, но с больной ногой... Пожалуй, детям придется сбросить скорость в толпе, в то время как ему все равно – просто хромать по прямой или расшвыривать при этом тех, кто не успел убраться с дороги. Скоро они поймут свою ошибку.

– В супермаркет! – Пьер рванул по улице в сторону расположенного в двух шагах средних размеров магазина. Опять все было не как в боевиках – вместо свисающих с потолка полос ткани, ящиков, громоздящихся один на другой, и прочих предметов, за которыми можно прятаться, они оказались в царстве кастрюль и сковородок. Дальше бежать было, в общем, некуда.

– Алиса?

Девочка вздрогнула и оглянулась. Пьер мог поклясться, что не видел этой девушки среди бандитов, но Алиса ее, безусловно, знала. Знала и боялась.

– Ирина... – она чуть не плакала, – вы... вы тоже за мной?

– Вообще-то я выбирала набор кастрюль, – пожала плечами девушка. – Семейная жизнь, знаешь ли... А что значит – «за мной»? За тобой что – кто-то гонится? Видик у тебя, прямо скажем...

– За нами... – начала Алиса и осеклась, увидев, как Гиря медленно идет к ним между стойками с посудой. Стоя к Гире спиной, Ирина подняла сковороду, изучая отражение противника в зеркальной поверхности. – Этот? – тихонько спросила она. – Это из-за Мисы твоей?

– Из-за.

– Он мастер, – быстро сказал Пьер. – Каратист. Он Ала победил! Бежим! Да бежим же!

– Мы таких мастеров в семнадцатом... – непонятно сказала Ирина. – Идите, ребята, своей дорогой, мимо меня он не пройдет.

Нехорошо улыбаясь, Гиря обошел разглядывающую сковородки Ирину, шагнул вперед и... Девушку словно подменили. Секунду назад это была милая улыбчивая кокетка, затем... Пьер даже не знал, с чем это сравнить. Холодный огонь в глазах... Быстрота и точность движений. Ясно было одно – Гире крупно не повезло сегодня. Сковорода с веселым звоном опустилась ему на голову.

– Честно говоря, не верю я в эти тефлоновые покрытия, – заявила Ирина, снова становясь самой собой, увлекая детей к выходу и игнорируя любопытные взгляды продавцов.

– Там еще один, – предупредил Пьер.

– Двое, – грустно сказала Алиса. – А то и больше. Я ошибку сделала.

– Двое, – задумчиво повторила Ирина. – Вот что, дети мои, нате вам деньги, и валите-ка вы отсюда, пока я буду задерживать ваших друзей и вообще – лезть под пули. А встретимся на площади, знаете, где памятник Армстронгу. Чаю попьем, поболтаем. Тима повидаете. Помнишь Тима, Алиса? – Обе, не сговариваясь, фыркнули, словно вспомнили что-то очень смешное. – Только умойтесь, а то мне с вами будет неловко. Решат еще, что это мои дети такие... грязнули.

Однако планы эти так и не были воплощены в жизнь, ибо Освальд уже ни за кем не гнался – он был выведен из игры всерьез и надолго. И не он один. На улице, напротив новостройки, целых восемнадцать Освальдов тупо таращились друг на друга. Как только у одного из них не выдерживали нервы и он пытался удрать, навстречу ему из пустоты возникал его двойник, и они звонко трескались лбами.

– Это он и есть, – заявила Алиса, – который украл моего котенка.

– Котенка? – Почему-то Пьеру показалось, что Ирину очень встревожила эта новость. – Который?

– Просто котенка, – поспешно пояснила Алиса. – Тимошку. Он там.

– Тимошку, значит. Пошли спасать. – Ирина деловито вытащила из дамской сумочки пистолет и чем-то в нем звонко щелкнула.

– Ничего себе! – сказал Пьер.

– Привыкай, – серьезно сказала Алиса. – Ты телепат, так что должен быть готов увидеть и услышать все, что угодно. Я тоже привыкла. Потом...

– Телепат? – удивилась Ирина. – Не знала я, что они инициируют детей.

– Я... – начал было Пьер и вдруг замер на полуслове. Он вдруг отчетливо увидел своего отца, беседующего с частным детективом. Детектив был молодой, рыжий и с веснушками, и ему очень мешал галстук. Отец поручал детективу искать его, Пьера. Искать! И вовсе отец не был в Испании! Но это значит... «Жалко, – подумал Пьер, – Ал был таким хорошим товарищем...» С другой стороны, билет-то на аттракционы до сих пор у него в кармане. Да здравствуют бандиты!

– Что – "я"? – спросила Ирина, нарушая затянувшееся молчание.

– Я думаю, меня тоже похитили, – сказал Пьер. – И инициировали – специально. И вообще, Алиса, – вон твой котенок.

Котенок шел по улице с гордым видом, словно не из-за него взрослые люди собирались лезть в петлю. Алиса добежала до него первой и сгребла звереныша в охапку.

– Алиса, радость моя, как это называется?

– Тетя Миса! – Прижимая к груди котенка, девочка бросилась навстречу вышедшей из подкатившего автомобиля старушенции лет восьмидесяти. Автомобили этой модели вымерли в шестидесятые годы прошлого века. Старушка смотрела не на девочку, а на проходящий на улице парад Освальдов. Теперь их было штук сто.

– Это, значит, и есть легендарная Миса, – с интересом, но и с некоторым разочарованием произнесла Ирина. – Ну и ну...

– Да что в ней такого легендарного? – не выдержал Пьер.

– Ну, сказать я тебе этого не скажу, – усмехнулась Ирина, – тайна все-таки не моя... Может, Алиса когда-нибудь расскажет, а может, и сам догадаешься, однако это она научила Алису... э... разводить... – Не найдя слов, она показала пальцем на толпу.

– Я? – возмутилась старушка. – Я учила девочку плодить гангстеров?

Пьер с Ириной переглянулись и засмеялись.

– Как это все понимать? – отчитывала между тем свою ученицу старушка. – Я ведь предупреждала...

– Они первые начали, – заступился за девочку Пьер. – Они хотели котенку хвост оторвать.

– А! Это, значит, и есть знаменитый телепат? – Внимание Мисы переключилось на Пьера. – Скажи мне, мальчик, почему вы с Алисой такие пыльные?

– Откуда вы знаете, что я – телепат? – удивился Пьер. – Вы что – правда волшебница?

– Да, – согласилась Миса. – И кроме того, в новостях было объявление, что ты пропал, потом – что тебя инициировали в Центре Телепатических Исследований НАСА, а потом – что твой сопровождающий находится в реанимации. Это ты ему сломал челюсть, ногу и восемь ребер?

– Я нечаянно. Он сам первый песком кидался.

Все засмеялись. Освальдов на улице становилось теперь все меньше и меньше, что бы ни случилось с мирозданием, процесс, похоже, шел на убыль.

– Миса, – усмехнулась Ирина. – Побегали мы в свое время из-за вас.

– А вы та самая Ирина? – парировала старушка. – Наемная убийца из России? Симпатичная...

– Слушайте, люди, – не выдержал Пьер, – ну дайте же котенка погладить!

ПОДХОДЯЩЕЕ ОРУЖИЕ

– Все? – поинтересовался Майк.

– Еще пару кружочков. – Андрей нажал на пульте управления кнопку, и несущий кинокамеру мини-планер послушно заложил в небе очередной вираж.

– Эй! – возмутился Майк. – Ты ввел пять кругов вместо двух! Это нечестно!

– Не будь занудой, – флегматично посоветовал Андрей. – Минутное дело!

Майк скорчил недовольную мину:

– Минутное дело! Мы торчим тут две недели из-за этих несуществующих зверей! Я просто чувствую, как обрастаю жиром.

Друзья прибыли сюда десять дней назад, фотографировать сапфировых панд. Кто-то якобы видел здесь панд, а раз так, то перенести их за сотню световых лет могли только инопланетяне. Старая сказка, и, естественно, никаких панд здесь не было. Да и не могло быть – местные хищники в два счета уничтожили бы беззащитных зверьков. Однако журнал заказал снимки и неплохо, кстати, заплатил.

– Не будь занудой, – повторил Андрей и, протянув руку, потрепал по загривку Дейка, который довольно заворчал и перевернулся на спину, подставляя брюхо.

– А Дейк? – не унимался Майк. – Когда мы прилетели сюда, это был воспитанный пес, он знал, что такое фас и что такое фу!

Услышав знакомые слова, Дейк вскочил и вопросительно посмотрел на хозяина. Поняв, что тревога была ложной, он зевнул, потянулся и улегся вновь. Майк горестно вздохнул.

И в этот самый миг пульт управления издал тихий писк – почти неслышно, ничего особенного. Но – по счастливому совпадению, друзья служили в десанте два года назад, еще до того, как это слово в один день и навсегда стало анахронизмом. Точно такой писк издавали дешифраторы пультов «летающих шпионов», когда на них по пеленгу шла боевая ракета.

Все дальнейшие действия Андрей с Майком проделали без участия рассудка – вскочили, опрокинув пульт, и бросились прочь. Майк при этом рванул Дейка за ошейник и скомандовал «вперед», а Андрей подхватил с земли «Рюкзак первопроходца», служивший обеденным столом.

Рассудок включился лишь после того, как они, закрывая головы руками, плюхнулись на дно небольшой ложбинки далеко за пределами лагеря. Дейк улегся рядом, показывая, что не забыл выучку за две недели безделья.

– Может, мы зря... того? – произнес Андрей почему-то шепотом. – Здесь ведь не армия...

– Да и пульты другой конструкции, – также шепотом отозвался его компаньон. – И... Стоп! – заорал он во все горло. – Здесь же нет людей!

Лишь тут друзья осознали весь комизм ситуации. Здесь нет людей! На целой планете лишь они с Дейком!

Они уже почти собрались встать на ноги, когда ракета поразила цель...

Земля содрогнулась, и на месте лагеря распустился огненный цветок – горели палатка, вездеход, припасы. Через пару секунд рвануло еще раз – видимо, какой-то из осколков пробил бак на звездолете. Подождав, пока с неба не перестали валиться сучья, комья земли и прочий мусор, Дейк вскочил и принялся энергично отряхиваться.

– Ну и?.. – поинтересовался Майк.

Вместо ответа Андрей выразительно похлопал по «Рюкзаку первопроходца».

– Ага! – довольно сказал его компаньон. – Соображаешь. Хвалю. Будем уходить?

В рюкзаке, помимо всего прочего, находился гиперджампер – транспортное средство, далеко не столь удобное, как звездолет, но почти не уступающее ему по радиусу действия.

Андрей отрицательно покачал головой.

– Во-первых, – назидательно произнес он, – предстартовая подготовка длится двенадцать часов, за это время на нас сто раз успеют напасть. Если уж взялись. Во-вторых, ты сам намерен платить за новый звездолет?

Майк отрицательно затряс головой.

– Вот. А чтобы приставать к властям с жалобами, надо поближе познакомиться с обидчиком. Так?

– И в-третьих, – восторженно подхватил Майк, – ты десантник, я десантник. Хоть и бывший. Давно мечтал посмотреть на тебя в деле.

Он встал по стойке «смирно» и отчеканил:

– Рядовой Томпсон!

– Рядовой Ждахин! И тебе не надоело воевать?

– Надоело, – признался Майк, – еще как надоело... Но поскольку нас провоцируют... О! Это совсем другое дело.

Наблюдавший за церемонией Дейк громко фыркнул.

– Рядовой Дейк! – прокомментировал Майк. – Ну-ка, что у нас есть?

Он открыл рюкзак.

– Так, джампер, парашют, фильтры... Та-ак! – Он извлек на свет божий «дром» – десятизарядное чудовище из вороненой стали.

– Я читал, что выстрелом из этой штуки можно обратить в бегство слона.

– Угу, – скептически протянул Андрей. – А ты пробовал подстрелить из него куропатку на ужин?

– Н-нет...

– Ты получишь голову, хвост и, если повезет, немного перьев. Впрочем, далеко его не прячь. Пошли?

Друзья зашагали в ту сторону, откуда прилетела ракета. Через шесть часов они сделали привал на маленькой полянке в чаще леса.

– Да... – произнес Андрей, не имея в виду ничего конкретного.

Майк немедленно развил эту мысль:

– Мы оказались на этой планете, имея при себе стандартный набор для кислородных миров – звездолет, лагерь и все такое. Через две недели мы лишились лагеря, звездолета и едва не погибли сами. Что отсюда следует?

– Что охота на сапфировых панд – очень опасное занятие, – усмехнулся Андрей. – Что там, Дейк?

Вскоре и люди услышали – треск, тяжелое сопение, глухие булькающие звуки.

– Зверь какой-то...

Дейк глухо зарычал и двинулся вперед. Андрей поймал его за ошейник. Чистопородная немецкая овчарка, Дейк тем не менее не отличался особым умом и к тому же был начисто лишен чувства страха.

Затем на собачьей морде появилось недоумевающее выражение. Он завертел головой. Похоже было, что непрошеные гости надвигались с двух сторон.

– Лежать! – велел Андрей и сам показал пример. Майк, заняв позицию за стволом дерева, нервно водил из стороны в сторону стволом пистолета.

Они появились почти одновременно – легкий армейский вездеход и покрытый густой свалявшейся шерстью носорог-гигант, на Земле такие давным-давно вымерли. В вездеходе, считая водителя, находилось шестеро солдат, все вооружение которых, похоже, состояло из мини-автоматов «кобра». Стреляли «кобры» пистолетными пулями и вряд ли могли представлять опасность для чудовищного зверя, рядом с которым вездеход казался игрушечным.

Обе стороны были лишены свободы маневра – справа и слева деревья стояли слишком густо. В десяти шагах от вездехода носорог остановился, неуверенно переминаясь и громко сопя.

Андрей поглядел на Майка и чуть заметно пожал плечами. Майк повторил его жест. Он тоже не видел способа с одним стволом напасть на шестерых автоматчиков.

Устав, видимо, ждать, носорог опустил голову к самой земле и издал низкий хриплый рев, перешедший в гортанное урчание. В ответ водитель нажал на клаксон. При звуке сигнала гигант вздрогнул и отреагировал самым неожиданным образом – на землю глухим звуком шлепнулась внушительных размеров куча.

Солдаты встретили это дружным взрывом хохота. Похоже они считали, что находятся в безопасности. И тут вмешался невоспитанный Дейк. Черно-серой молнией он метнулся вперед – Андрей и охнуть не успел – и вцепился гиганту в заднюю ногу, похожую на мохнатый телеграфный столб. Носорог же, подвергшись нападению, издал новый рев, на октаву выше прежнего, ринулся в атаку. Шесть автоматных очередей ни на миг его не задержали.

Поддетый за бампер могучим рогом, вездеход с жалобным скрипом оторвал от земли передние колеса. Солдаты горохом посыпались через борт. Носорог тряхнул головой, оторвав бампер, и повел вокруг мутным взором. Обнаружив удирающих обидчиков, он лихо взбрыкнул и ринулся в погоню.

– Быстро! – крикнул Андрей. Друзья бегом устремились к вездеходу. – Давай!

Машина, вышедшая из передряги относительно целой – если не считать потерянного бампера и нескольких вмятин на кузове, – заурчала и начала разворачиваться.

– Не двигаться!

Он стоял в пяти шагах от вездехода, направив на незадачливых угонщиков игрушечный свой автоматик. На губах у Майка появилась ироническая усмешка.

– Не стреляй! – прошептал Андрей, энергично работая правой, скрытой от противника, кистью.

– Выходите из машины! Ну!!! – Больше ничего он сказать не успел – отвинченная Андреем рукоятка рычага переключения скоростей угодила ему точно между глаз.

– Грузим и поехали. – Через минуту вездеход несся прочь, весело подпрыгивая на ухабах. Майк на заднем сиденье приводил пленника в чувство. Наконец солдатик застонал и открыл глаза. Рыжие, коротко остриженные волосы, оттопыренные уши, рельефная, но слишком «круглая» мускулатура. Культурист.

– Так, – ласково произнес Майк.

– Пожестче, костоправ, пожестче! – прорычал Андрей, наблюдая за сценой в зеркало заднего вида. – Сломай ему для начала пару пальцев. – Выбрав подходящее место, он резко свернул в кусты и затормозил. – Ну?!

– Во! – Майк показал большой палец. – Ты прирожденный... э... допрашиватель. Нет, допросчик. – Друзья расхохотались.

Поняв наконец, что над ним издеваются, пленник перевел дух и вдруг «рыбкой» перелетел через борт, кувыркнулся, вскочил на ноги и бросился к кустам.

– Изящно... – признал Андрей.

– Угу. – Майк пожал плечами. – Но совершенно не по-джентльменски. Давай его сюда, Дейк!

Пленник, поминутно спотыкаясь, задом выбрался из кустов, конвоируемый овчаркой.

– Садитесь, почтеннейший. – Андрей приглашающе похлопал по сиденью. – Ты что, парень, действительно собирался в этих кустиках бегать наперегонки с вездеходом? Ну и что нам с тобой делать?

– Ваша песенка спета, – огрызнулся парень. – Лучше сдавайтесь.

– Да? – вежливо удивился Майк. – Не согласен. Андрей, можно, я с ним не соглашусь? Час назад у нас не было ничего. Почти. Теперь у нас есть вездеход. А через сутки-двое мы захватим всю планету. Да, Андрей?

– А то!

Пленник презрительно усмехнулся.

– Через двое суток МЫ, – он сделал ударение, – МЫ захватим всю Вселенную.

– Как? – переспросил Майк. – Вселенную? Андрей, он, по-моему, еще не в себе.

– Больно? – жалостливо поинтересовался Андрей, прикоснувшись кончиками пальцев к великолепной шишке, украшающей лоб солдатика.

– Вы!.. Вы!.. Вам!.. – Солдатик подскочил на месте.

– Спокойно, Дейк, – скомандовал Андрей, – у человека приступ.

– Приступ?!!! – Совершенно потеряв контроль над собой, солдатик, захлебываясь словами, ринулся в бой: – Да, Вселенная подчинится нам. Всего лишь десяток объединивших усилия фирм и три тысячи штурмовиков-нео. Больше не надо, нет! И завод. Завод в кратере потухшего вулкана. Там, внутри, пещера. Огромная, да! И завод почти заполнил ее ипритом. Да! Да! Сотни тысяч тонн!!! И гипертранспортеры. Там же, в кратере. Они уже прогреты! И через – сколько сейчас? – через семь часов будет демонстрационный удар по столицам крупнейших стран! А потом ультиматум! Да!

– Ты хочешь сказать, – уточнил Майк совершенно спокойным, бесцветным голосом, без обычных своих украшений, – ты, подонок, хочешь сказать, что через семь часов по живым людям будет нанесен химический удар?!

– Поняли наконец, – отдуваясь, произнес солдатик. – Сдавайтесь.

В следующий миг он полетел на пол от могучей затрещины.

– Там и сиди. – Майк вопросительно посмотрел на Андрея. – Что делать? Может, джампер? На Землю и обратно, с подмогой, а?

– Транспортеры прогреты, – усмехнулся пленник, не вставая, однако, с пола. – Как вы появитесь, они и сработают. Не дождавшись ответа, он продолжал: – Смотрите. Вы включаете джампер, вводите координаты цели – и с этого момента до старта должно пройти...

– Двенадцать часов, – вздохнул Майк.

– Вы прибываете на Землю и даете им наши координаты. Они вводят их в свои гипердвигатели и ждут еще двенадцать часов. Ясно? У вас остается три часа. А теперь подумайте, можно за три часа добраться до правительства, убедить его и подготовить десант? Армию, армию вы зря распустили, господа либералы! – Солдатик вновь заполз на кресло и развалился, положив ногу на ногу. – Вы могли бы атаковать нас только атомным оружием – оно действует мгновенно. – Солдатик хихикнул. – Разобрали вы атомные бомбы! Ой!

– Тебе где сказали сидеть? – спросил Андрей. – Ладно. Поднимайся и вылезай.

– Что?! – Солдатик побледнел как полотно. – Здесь?! Нет! Вы меня не убьете!!!

Майк схватил пленника за ремень и за шиворот и, ухнув, выкинул из машины.

– Едем, – сказал Андрей, заводя мотор. – На месте разберемся. – Вездеход прыгнул вперед, сминая стену кустарника. – Разберемся, – упрямо повторил Андрей. – Должен быть выход, у нас еще три часа.

– Ты собираешься за три часа создать оружие массового поражения?

– Должен быть выход.

Еще через час они достигли цели. Вулкан представлял собой невысокую гору, поросшую густым лесом и увенчанную пятикилометровым кратером. Он давно потух.

Вездеход друзья утопили в озерце, образовавшемся на месте одного из побочных кратеров, и теперь лежали в густой траве на склоне, наблюдая за расположенным внизу городком. Солдатик сказал правду. Внизу действительно стоял химический завод, окруженный шестью ребристыми, похожими на увеличенные шарики скомканной фольги гипертранспортерами.

– Что будем делать? – спросил Майк.

– Подойдем поближе. – Андрей задумался. – Вон туда, видишь – полоса препятствий...

– Ты думаешь...

– Они туда не полезут – за сутки до операции тренироваться поздно.

Посты часовых удалось миновать без особого труда. Разместились в макете двухэтажного дома – лучшего наблюдательного пункта нельзя было придумать.

– Ну и что теперь?

– Может, попробовать захватить транспортеры? – неуверенно предположил Майк.

– Шесть сразу?

– Заминируем... – Майк вздохнул и, почесав в затылке, признался: – Ерунда все это.

Тут за окном раздался дробный грохот и топот множества ног. На плац, расположенный вблизи завода, под барабанный бой вышли ровные шеренги солдат.

– Так, – после паузы мрачно произнес Андрей. – Их действительно три тысячи.

– Взорвать склад иприта? – не обращая внимания на его реплику, сказал Майк.

– Что ты зациклился – взорвать, взорвать? Чем взорвать? И как? Так тебя туда и пустили.

Барабаны смолкли. На плацу стоял ровный прямоугольник. Вечернее солнце играло на пластике шлемов.

Затем на трибуну перед строем поднялся человек. Расстояние не позволяло ни разглядеть его, ни услышать, что он говорит. Каждый раз, когда он переставал жестикулировать, плац словно взрывался приветственным ревом.

– Слишком знакомо, – процедил Андрей сквозь зубы.

Майк горестно кивнул.

– Думай, Майк, думай. Что мы можем?

– Привести десант.

– Раз. Но первый удар будет за ними.

– Пожалуй... Привести звездолет и таранить транспортеры. Вместо атомной бомбы...

– Сшибут. – Андрей взял друга за плечо и повернул к окну. – Вон туда смотри. Что видишь?

– «Мангуста», – вздохнул Майк. – Проглядел я ее. Значит, что? Наверное, есть еще ракеты?

– Отменяется, – резюмировал Андрей. Майк с ненавистью поглядел в окно.

– Сволочи, – произнес он. – Просто сволочи. Соскучились по твердой руке... Гады... Раздавить... Утопить в дерьме...

– Стоп! – Андрей резко вскинул голову. – Как ты сказал? Ага... Это идея. Отбываем.

Он вытащил из рюкзака джампер и лихо пробежался пальцами по клавишам программатора. Вот. Готово.

Майк подошел к нему и заглянул ему через плечо.

– Планета Метан? – Он с изумлением поглядел на Андрея. – Эй, ты, часом, не того?!

– Нет, не того. – Андрей улыбался с видом совершенно счастливого человека. – И не Метан, а Метан-прим. Перевалочный пункт.

Несколько секунд Майк недоумевающе таращился на Андрея, затем до него дошло.

– Метан! – выдохнул он. – Ух ты! Андрюша, ты гений!

Он метнулся к рюкзаку, вытащил из него какой-то продолговатый предмет с ладонь длиной и, подбежав к окну, по пояс высунулся наружу. Вернулся он уже без предмета. Вид у него был донельзя довольный.

– Поехали! Дейк!

Привыкший к подобным процедурам Дейк подошел и улегся рядом, не делая никаких попыток выйти из трехметрового круга – радиуса действия джампера.

Андрей набрал на клавиатуре команду на исполнение, и на миниатюрном экранчике зажглась колонка нулей. Через 12 часов все нули превратятся в единицы и джампер с экипажем возникнет в зале диспетчерской на станции Метан-прим.

В конце прошлого века традиционное сельское хозяйство было практически полностью вытеснено гидропонной технологией, не использующей органических удобрений, и перед человечеством встал вопрос утилизации канализационных стоков. Проблема была решена весьма оригинальным способом – все стоки и органические отбросы перебрасывались на космическую станцию Метан-прим, а оттуда – на крошечную планетку – Метан. На планетке отходы бродили, выделяя в атмосферу большое количество метана, а метан этот перебрасывался обратно – к потребителю.

– Мы врываемся туда, – возбужденно сказал Андрей, – вяжем рабочую смену...

– И меняем программу гипертранспортеров! – подхватил Майк.

– И на головы этих идиотов обрушивается водопад дерьма!!!

– Они не успеют нажать на пуск? – озабоченно спросил Майк.

– Вряд ли. Транспортеры сразу закоротит. Да и... Им будет не до того...

– Ничего, – улыбнулся Майк, – они это заслужили.

– Жаль, мы этого не увидим, – вздохнул Андрей. – Как они стоят на плацу и вдруг с неба...

– Почему не увидим, – Майк хитро подмигнул, – я укрепил за окном видеокамеру.

– Что?!!

– Это возместит нам убытки за сожженный корабль. Тебя что-то еще беспокоит?

– Видишь ли, – задумчиво сказал Андрей, – на Земле ведь нет оружия массового поражения...

– Ну так что? – не понял Майк.

– Я боюсь, что мы создаем прецедент, – признался его товарищ.