/ Language: Русский / Genre:humor_verse, humor

Маша и Продюсер

Сергей Шиповник

(автор: http://yapishu.net/user/shipovnik)

МАША И ПРОДЮСЕР

(романтическая комедия в стихах, все герои вымышлены)

(I)

-Ну и где же ваша ламборджини?! -

Маша возмущалась по ватсап.

-О, мадам, быстрее нет машины,

Просто пробка там у "Вега-Клаб".

-Две минуты жду и на посадку -

Съемки в Магадане (боже мой!)

Ну, а постаментик с голым дядькой

Чартером пришлите мне домой.

Тут же подъезжает ламборджини.

-Мисс, мадам, сеньора, госпожа,

Кино-теле-русская богиня! -

Вился шеф, что был шустрей ужа...

...Маша закрывается в гримерке,

Ей уже малюют макияж.

А ведь в Голливуде, как в Нью-Йорке:

И трельяж крутой, и антураж...

...И несет ковровая дорожка

В самый добрый, в самый звездный час

МАшины пурпурные сапожки

И весь мир у ног ее сейчас!..

Ох, и нелегка ты, статуэтка!

В ней похоже сорок килограмм...

А в Зимбабве, ведь болеют детки,

Я в Зимбабву оскара отдам...

Был банкет: омары и лангеты,

Был салют шампанского из клумб...

И была визиточка в букете:

"Генпродюсер Фил Луи Колумб".

Этого мне только не хватало,

Ладно, пригодится "мореход";

Маша от мороки так устала,

Что уснула в кресле без забот.

А наутро Маша обомлела:

Ей контракт пришел, как свыше дар,

С ролью Королевы Изабеллы,

В сто лимонов баксов гонорар!

(II)

-Мам, ты что, салатом поперхнулась? -

Туся ей в Лос-Анджелес звонит, -

Там они случайно не свихнулись?

Это ж в баксах целый остров Крит!

Это же теперь два вертолета

Можем мы легко приобрести

И летать по небу беззаботно

Ночью и с утра после шести.

Или на Манхэттене пентхаус

Новый нецелованный возьмем,

Будут приезжать к нам: Микки Маус,

Микки Рурк и Микки Уорд… Днем.

Может это фейк? А кем подписан

Сей столь драгоценный документ?

Там в конце должна его быть виза...

Кем? Колумбом?! Во, какой клиент!

Студия? КолУмбия Икс Пикчерс?

Я сейчас погуглю… Ни ффинта!

Ею интернет тут весь напичкан, -

Дальше: тра-ля-ля и тра-та-та...

Маша изучила сам сценарий,

Съездила на студию узнать

Нет ли опечатки в гонораре,

И Колумба будет кто играть?

Оказалось что играть Колумба

Будет сам же Фил Луи Колумб,

Был когда-то блогером ютуба,

И весьма он девушкам был люб.

Машенька продюсеров не очень

Знала, ну так ей же с ним не жить!

Будь что будет - чиркнула, короче,

Нужно в Магадан уже спешить.

(III)

Фил Луи Колумб роль Изабеллы

Третий месяц пробовал подряд,

Пробовал и Андерсон Камелу,

Пробовал и Кобу Монсеррат.

Всех он перепробовал. Но что-то

Мало королевских в них кровей.

Машу приглядел из всех красоток,

Будет "Королева" только с ней.

Но проблема: Машенька на оскар

Тянет, то есть ставка высока!

Фил Луи Колумб Лазурный остров

Продал, у французских райских Канн.

Знал продюсер Фил предельно чётко:

Русские в кино костром горят,

И такие Машеньки-красотки

Попусту талантом не сорят.

В фильме "Христофор и Изабелла"

В целом повествуется о том,

Что Колумб ходил к ней не по делу

И детьми одаривал притом.

А когда в Америках он шлялся -

То и алименты не платил;

Листик исполнительный валялся

В ящике одной из трех квартир.

Фил Луи Колумб сто семь локаций,

Кажется, для съемок перебрал:

В зарослях каштанов, и акаций;

В замках, и дворцах, и среди скал...

Двадцать бригантин и два фрегата;

Десять каравелл, один корвет;

Жемчуг, изумруды и агаты;

Три мустанга (около двух лет);

Мулы, буйволы, ослы, индейки;

Был мулат, индеец и метис;

Втёрлись ловкачи и прохиндейки;

Был и из Исландии артист…

(IV)

"Связей с Королевой не имея,

Думал наш Король который год:

Почему ко Дню Варфоломея

У неё всегда растет живот?

Нет, вы объясните, где в писании

Был отмечен данный парадокс?

Не было такого и в Версале,

А уж тот известный городок;

Это в нем на виллах шпили-вили

В свойственных пастельных им тонах;

Только не в мадридском это стиле!

Нам милей из пушек тра-та-трах!..

И пока Король шмалял из пушек,

Бился смертным боем на заре,

Сад для ребятишек и девчушек

Был открыт в две смены при дворе..."

-Стоп машина! Мистер Фил, сценарий

Был куда скромнее, черт возьми! -

Маша бунтовала, - Вы не знали?

С двух детей подняли до семи!

А ночнушку разве я снимала?

И ложилась сорок девять раз

Я под балдахин, без одеяла?

Как хотите - мы отныне пас.

Забирайте Ваши миллионы,

Неустойку выплатите мне,

Вот Вам королевская корона

Ею я насытилась вполне!

-Но, Мари, простите, извините,

Мы исправим данный прецедент!..

-Вы детей сначала сократите!

Может и уладим инцидент...

Я Вам что ли мать тут героиня?

Или я плейбойская звезда,

Чтобы обнажать Вам до бикини

Крупным планом стыдные места?

В этаких ролЯх - не на роялях,

Знаете ли, Фил, играть в кустах...

В общем вырезайте трали-вали

В разных безответственных местах!..

(V)

Фил Луи Колумб семь дней в запое

После разговора пребывал,

Чуть он не покончил сам с собою,

Тридцать шесть часов подряд не спал.

Пишет он в фейсбуке ей записку:

"Мэри, дорогая, я не прав,

Вот сейчас допью бочонок виски,

Следом заварю целебных трав

И приеду утром на площадку.

Сцены будем все переснимать

И тебе не нужно беспощадно

Будет до бикини всё снимать.

А детей в приют сдадим. Малютки

Тоже настрадались во дворце -

В садике сидели круглы сутки

С облаком морали на лице.

...Фил не трус, но женщин он боялся.

Он ведь отсидел лет пять в судах,

В коих за мужскую честь сражался,

И за равноправие, всегда.

-Мало ли там чем она сверкнула? -

Слово окружной взял прокурор, -

Вы, Колумб, что ль рухнули со стула?

Или расширяли кругозор?..

И в очередной раз за харассмент

Был судом присяжных осужден,

И о льдину бился, как карасик,

И ругался ртом безмолвным он…

(VI)

"Ложе вест-индийскими коврами

Стелено в четыре-пять слоев,

А на нём усыпана дарами

Изабелла. И её любовь -

Тот великий вечный чужестранец,

Некий мореход Хуан Колумб,

Жулик, сутенер, американец;

Молод, обаятелен, не глуп.

Изабелла в белом одеяньи -

В шубе кордильерских диких лам,

И на диетическом питании,

Слушает, как тот сливает спам…"

-Стоп, мотор!!! Скажите, мистер Филстер,

Сколько в этой шубе мне лежать?

В ней жара, наверное плюс триста,

А ведь в пятой сцене мне рожать!

Или подключайте сплит-систему...

Нет? Организуйте мне бассейн!

И зачем подряд вторую сцену

Надевать на шубу мне корсет?

Фил Луи взмолил-завыл: - О, Мэри!

Если к ночи я не застрелюсь,

То, как минимум, по крайней мере,

Утром я в бассейне утоплюсь!

В шубе дуба дам, или в корсете,

Мне уже неважно, я готов!..

Маша испугалась: - И не смейте!

Сотню лямов выплатит мне кто?..

-Мэри, жизнь моя не стоит цента?

-Стоит, Фил, конечно! А моя?

Если я не слышу комплимента:

Как прекрасна в шубе этой я!

(VII)

Через месяц на корпоративе,

В день кинематографа, Колумб,

Как у Боттичелли на картине,

Маше подарил двенадцать шуб:

Из морских ежей, канадской рыси,

Из пчелиных крылышек, из сов,

Из новозеландской красной крысы,

И из позолоченных песцов...

Маша от подарков отказалась -

Срочно всё в природу возвратить!

Ну, а как - ее уж не касалось,

Мол животных следует любить:

-Что, Колумб, совсем шалаш поехал?

Что о нас подумает бомонд?

Вы ещё бы с рыцаря доспехи

Из средневековых взяли мод.

Нет бы подарить недельный отпуск!

Или я тут проклятая Вам?

Плюс из ФБР фронтальный обыск

Съемки омрачает вечно нам.

-Отпуск? Хорошо, и я поеду.

Буду Ваше тело охранять -

Там в России шастают медведи,

А без Вас кино уже не снять...

-Охранять меня? Да мне медведи

Очень даже классные друзья!

В Химках-ньюс они мои соседи,

Медом их кормлю из бочки я.

Ладно, поезжай, Колумб, со мною,

Будешь чемоданчик мой катать,

А ещё на даче под Москвою

Ночью от фанатов охранять.

(VIII)

Фил Луи Колумб двухместный чартер

В "Дельта айрлайнсе" заказал:

-Это мой презент к Восьмому марта, -

Машеньке на ушко он сказал...

И летят над Тихим океаном:

Авиатор Фил Луи Колумб

С Машенькой - красавицей экрана;

С дозаправкою в Гонолулу.

-Рулишь хорошо! Ты где, учился?

-Сам я. На айфончике. Онлайн...

С Машей чуть инфаркт не приключился:

-Ни фига, ты делаешь дела!

Ты, Колумб, недавно из дурдома?

Или ты любитель-экстремал?

Если не найдем аэродрома,

Значит проучу тебя сама!..

Ни возьмись откуда Ястребитель

Лег кинематографу на хвост.

Машенька кричит ему: "Спасите!

Бросьте мне сюда воздушный мост!

Этот летчик - он совсем не летчик,

Он с ума поехавший артист,

Камикадзе в общем он, короче,

Аэрокосмический турист!"

Маше Ястребитель валерьянку

Бросил в приоткрытое окно;

Сам он был как будто после пьянки,

Ну, а может тоже из кино.

Вот и появляются Гавайи,

Фил Луи Колумб взял полосу

И по полосе, как на трамвае,

Он пронесся, ветром сбив росу...

Летчик-экстремал спал в самолете,

А она - под пальмой в гамаке.

Остров Сахалин ей снился вроде

В милях трёх морских, невдалеке.

Утром двух колес не досчитались -

Местные скрутили без ключа,

Типа амулетами считались,

Горе отгоняли и печаль.

И без тех колес, почти на пузе

Вновь взлетал космический челнок,

Полубоинг-полукукурузник...

И махал им вслед гавайский бог.

(IX)

-Слышь, Колумб, пора бы приземлиться,

Но кругом бездонный океан,

Даже ни клочка на нем землицы,

Не торчат: ни пальма, ни вулкан...

-Мэри, плюс проблема с керосином,

Если мы посадки не найдем,

Значит нам плескаться в море синем

С серыми акулами причем.

-Мамочка моя! А что же делать?

Может нам повесить белый флаг?

-А кому до флага будет дело,

Если нас не ищут здесь, ведь так?

-Эх, Колумб, связалась я с тобою!

Летчик-кинолетчик-экстремал!

Первооткрывателя-героя

Пра-пра-правнук море открывал…

-Значит, Мэри, прыгать с парашютом,

Правда он один у нас всего...

-С парашютом? Круто, летчик, круто!

Благо ты хоть вспомнил про него.

Ну, а дальше как? На черепахах?

Или на дельфинах поплывём?

С либерийским полосатым флагом

Плыл себе двухпалубный паром...

-Мэри, только шутки неуместны -

Мы уже теряем высоту...

-Мы теряем? Что ж, Колумб, прелестно,

Значит к парашюту я иду...

Маше парашют был не в новинку,

Ну, а самолет входил в пике...

Так она с Продюсером в обнимку

В море приводилась налегке.

(X)

-Ты, Колумб, так сжал меня в полете!

Чокнутый, чуть-чуть не задушил!

Кости хорошо, хоть целы вроде…

-Это так тебя я полюбил!..

-Любишь?! А молчал все это время,

Дал хотя бы знак какой-то, пусть...

-Видимо мозгами я старею,

И к тому же женщин я боюсь...

-И какая буду я по счету?

От тебя пищит весь Голливуд!

-Слышал я, что русские девчонки

Сроду не пищат, и не ревут.

Замуж предлагаю, вот колечко…

Маша на два метра отплыла,

И забилось Машино сердечко,

Замужем, как будто не была.

-Замуж? За тебя? А, что, согласна!

Но сначала выдай гонорар,

Или, как селедка, я напрасно

Делала под шубою пиар?

Ну, а жить где будем, в океане?

И жевать спасательный жилет?

Или Робинзон-островитянин

Пятницу в четверг съест на обед?..

Слышь, Колумб, с меня в воде кроссовки

В наглую снимают, Адидас!

Ты не глянешь, чьи это тусовки,

И несёт течением ли нас?

-Ладно, только вот жилет мешает

Мне под Адидас твой поднырнуть, -

Снял Колумб жилет, затем ныряет,

Вынырнул, а сам стоит по грудь.

И как будто первооткрыватель

Он как закричит: "Земля, земля!"

Так кричал арабский математик,

Восемь поделив на два ноля.

(XI)

Шли часа четыре. Или девять.

То по пояс, то опять по грудь,

И уже глазам своим не верят -

Чудный остров, только берег крут.

Остров окружают скалы, скалы,

А на самой круче, на горе

Крепость из червонного коралла,

А за ней коралловый дворец...

-Сроду я дворцов таких не видел…

-Да и я не видела таких,

И в футуристическом-то виде

Здесь его воздвигнуть ли с руки?

Он похож на Эйфелеву башню,

Целых восемнадцать этажей,

Это же нужны какие башли?

Это же дороже Фаберже!

-Так-то так, - сказал Колумб устало, -

Только как взобраться нам туда?

Как преодолеть нам зубья-скалы,

Ведь кругом акулы, да вода!

Маша тут же инициативу

Смело возлагает на себя -

Машенька при трудностях ретива -

Молвит бескозырку теребя:

-Я тебя давай, Колумб, подброшу,

Ну а ты руками помахай,

Заодно ногами действуй тоже,

А ещё ушами помагай.

Ты ведь летчик, ты ведь испытатель,

Аэроонлайнер первый класс,

Девушек российских обожатель,

Ты, Колумб, летать по небу ас!

(XII)

Машенька к тому ж была спортсменкой -

Как она Колумба зашвырнет,

Как поддаст под зад ему коленкой,

Как отправит летчика в полет!..

Тот уже сидит на цитадели,

Ножки свесил, шлёт ей поцелуй...

Тут два вертолета прилетели:

Здесь, Колумбубу́шка, не балуй...

Маша по веревочному трапу

Кое-как на крепость взобралась,

Там ее встречают два араба,

С ними чуть она не подралась.

Вот выходит в марлевом халате

Из дворца какой-то лысый хрен,

Весь в наколках и почти в умате

И кричит по-русски - взять их в плен!

Маша присмотрелась: "Это ж Брыкся!"

В школе с ней английский изучал.

Точно! Он! Лишь наголо побрился!

Полстраны ограбил и слинял.

-Паша! Брыксин! Ты каким прибоем

К скалам этим мрачным был прибит?

-Маша?! Ну а ты какой судьбою? -

Голос перегарищем разит, -

Это что за гусь? Американец?

-Это мой продюсер, то есть муж.

Выглядит слегка как голодранец

И несёт с устатку бред и чушь.

Хау дью ду с олрайтом, тоси-боси,

Слово за слово и вот хрустальный лифт

Уж возносит Пашу, Машу, босса

Под лесоповальный лейтмотив.

(XIII)

Туся с Пусей морги и больнички

Перетормошили там и сям,

Чёрту аж звонили на куличики,

Даже Трампу - трубку брал он сам.

Маши нет, молчит ее смартфончик,

На уши был поднят эМЧеэС

И уже отчаялись, короче,

Только номер будто бы воскрес!

-Мам! Куда пропала? В океане?

В Тихом? Почему же шум такой?

Брыксин? В океане? На стакане?

Он ведь в розыске! Махнул рукой?

Ты когда вернёшься? Вышла замуж?

За Колумба? Так пора давно!

Ты у нас медийная ведь дама,

Без тебя кино ведь не кино!

Так они все трое тарахтели,

Им мешали Брыкся и Колумб,

Те так от текилы обалдели,

Что лететь решили на Луну.

Благо Маша сделала обоим

Срочно профилактику мозгов,

И утихло всё: раскат прибоя,

И они за час до петухов…

(XIV)

-Может быть с недельку погостите? -

Брыксин уговаривал друзей;

Он траву просеивал сквозь сито

В комнате, похожей на музей.

-Нет, братан, и так мы третьи сутки

Дичью тут питаемся морской,

И опохмеляемся капустным

Соком из посуды золотой,

Целый чан индейского напитка

Выглушили сладкого, как мед…

Нам ведь без работы - это пытка,

Уж летит за нами вертолет...

-Правда, Паш, не можем, съёмки, график.

Хочешь если - вместе полетим?

-Тоже не могу - за наркотрафик

Светит мне теперь от десяти.

Плюс за отмывание капусты,

Не морской, конечно же, другой.

Сразу заметут, такое чувство,

Что на материк мне ни ногой...

Вот уже послышалась вертушка

Прямо над коралловым дворцом,

Грохнула на главной башне пушка,

И разверзлось небо, как резцом…

Машенька слезинки утирает,

Ну а вертолет летит вперёд,

И опять вода без дна и края -

Всей морской капусты огород.

-Жалко Пашку. А ведь как талантлив!

Сам свой спроектировал дворец,

А какие делает салаты!

Не бухал бы - был бы молодец!

-Понимаешь, Мэри, не бухал бы -

Съела бы чахотка или СПИД,

Ну, а так - текилы врежет залпом,

Дунет папиросу и торчит.

(XV)

Солнышко уклончиво под горку

О́строва японского Хюсё

Се́ло. И вертушка на пригорке,

Се́ла при величии, при всём.

Рёв стоял такой, что сотрясалась

Хрупкая Курильская гряда,

Пеплом три вулкана извергались

Серым и зловещим, как всегда.

Прибыл ледокол "Товарищ Фрунзе"

С бравым капитаном в орденах

Бывшего Советского Сюза,

С трубкою бриаровой в зубах:

-Нужно поспешить, пока циклоном

Всех нас не накрыло у гряды,

Или так застрянем, в мать япону!..

Очень уж циклоны здесь круты!

-Кэп, ну а когда, прибудем в Мурманск?

Нам бы поскорее, мы спешим...

-Семь морей возьмём сначала штурмом,

Ну и в Белом море, там решим!..

Семь морей прошли без приключений,

А вот в Белом вмерзли наглушняк:

Айсберги, торосы, ноль течений,

Белые медведи, в общем так.

И стоит во льдах "Товарищ Фрунзе",

Словно на причале теплоход,

И кричит неистово Продюсер:

-Нам теперь встречать здесь Новый Год?!

-Милый мой, ты горлышко простудишь,

А аптеки нет, и нету трав,

Это в Голливуде их как студий...

Мы ведь на семи морских ветрах!..

(XVI)

-Мэри, я в арктической пустыне

Славный не готов закончить путь.

У меня под кожей мясо стынет,

А у нас ведь съёмки, не забудь.

Ты на лыжах в юности каталась?

-Нет, но я умела вышивать,

Битку метко в "классики" метала...

А ещё умела я вязать;

Хочешь, до весны носков навяжем,

Варежек и шарфиков вагон,

По онлайну сахара закажем

Чтоб варить сибирский самогон?

-Лучше мы давай аэросани

Выпишем: Тойоту, или Бош

И пойдём по тундре и лесами, -

Выдвинул идею мудрый босс...

Сани к ним приехали наутро,

Их привел нанаец Дед Зарос,

А зарос действительно он люто

Войлоком из сваленных волос.

-Ты, давай, пожалуйста, за сани

Свой "Товарищ Фрунзе", ледокол...

-Фи́кус два-с! Его мы вынем сами

И отгоним в Мурманск на прикол, -

Кэп со всей командою остались

"Фрунзе" растаможивать во льдах,

А Колумб и Маша ждать не стали

И умчались в аэросанях.

(XVII)

"Был у Королевы Изабеллы

В спальне беломраморный камин;

Над камином зеркало висело;

Ниша потаённая за ним;

В нише той ларец из перламутра,

А в ларце секретный документ;

Если бы достался он кому-то,

Тот бы про́дал дорого секрет!

Наш Король свет одурачил, дабы

Трон заполучить свой золотой,

Ведь не мужиком он был, а бабой

С гиполибиде́мией притом.

На свое на совершеннолетье -

В том числе на брачном же пиру -

Он весь Изабелле ребус этот

Выдал с расшифровкой поутру.

-Ну, а как ты жил без причиндалов?!

-Так они к чему мне? Посуди.

-А зачем женился? - Скучно стало! -

Ну тогда на… фронт, Король, иди..."

Маша всё сценарий изучала,

А Продюсер Фил Луи Колумб

Сани гнал - угрюмый и печальный -

И жевал еловую кору.

-Миль семьсот подряд пеньки́ да ёлки!

Встретился хотя б салун, иль клуб!

Ве́стерна на Диком здесь Востоке

Вряд ли нам отснять, - бурчал Колумб.

-Ты голодный, миленький? А хочешь

Шишек мы кедровых натрясём?

И ещё до ночи костерчик

Сложим, ну и тёпленько уснем...

-Умничка! А я не догадался,

Что по кедрам можно постучать,

Хватит нам не жрамши здесь кататься,

И баранку аэровращать…

(XVIII)

У костра, под карликовой елью

Тост Луи Колумб произносил

На шестьдесят пятой параллели,

Где в реке дремали караси:

-Есть у нас в Америках обычай

Девушку под ёлкой целовать,

Ну и по ковбойской по привычке

В аэросанях с красоткой спать, -

Так сказал Колумб. И выпил рюмку.

И уснул, как триста лет не спал...

Маша отнесла Колумба в люльку:

-А, ведь, перспективно начинал!..

Утром стук в окно: стоит весь белый...

Не медведь, а Снежный Человек.

Метра два с вершком, в обхват дебелый,

С виду то ли финн, то ли норвег.

Маша обомлела, а Продюсер

Выставил в окно гранатомёт:

-Ты с какого кедра навернулся?

И чего стучишь сюда, урод?

Кто таков? И есть ли документы?

-Местный пчеловод, шукаю мёд...

-Ну и собирай, на кой же крен ты

Будишь здесь трудящийся народ?!

-Я бы не будил, но заблудился

В карликовых соснах этих я.

Нет у вас ли огненной водицы,

Добрые богатые друзья?

-Слышь, Колумб, налей ему перцовки -

Ведь зубами лес пилить готов!

Жаль, что нет с собой у нас перловки

И не прихватили мы батон.

Мы в каких краях? Архангельск? Мурманск?

-Где там! По дороге в Сыктывкар!

-Хорошо, что хоть не на Амуре

Принимаем солнечный загар.

Снежный Человек не помещался

В слишком тесных аэросанях,

Он снаружи к крыше привязался,

Словно корабельная сосна,

И вперёд смотрел, искал дорогу

Меж болот на город Сыктывкар,

И туда добра́лись, слава богу,

Рано - незакрытым был базар.

(XIX)

А уже к нолю они садились

В туполев семьсот сорок седьмой

И к утру машина приземлилась

В "Шире-Мать-Ево", близ дачи под Москвой.

Молодых встречали Туся с Пусей,

С ними медвежонок на цепи -

Маленький такой, как карпузик,

Он ревёт обычно или спит.

А Колумба мишка оцарапал,

Чуть ему не снёс, бедняге, нос.

Тот хотел бежать обратно к трапу,

Но обиду как-то перенес.

Дача в Химках-Ньюс стояла мило

Прямо у химической реки,

Год как завелись в ней крокодилы,

Пожирая в ней все сапоги,

Самовары, ватники, кастрюли,

Три "копейки" в смысле жигулей,

Двести сорок две катушки-шпули,

От высоковольтных кабелей.

Дали им московскую прописку:

Мусоросжирательный завод,

Химки-Ньюс, дом восемь, корпус триста,

Слева от резиновых болот.

Медвежонка звали Тусьпусёнок.

Он питался "Красным октябрём",

"Красной шапочкой", ещё "Три поросёнка"

И "Коровка", ну а пил он ром.

Ежедневно он по два бочонка

Рома мексиканского глушил,

Даже посадил себе печёнку,

Ну а в целом Тусьпусёнок мил!

(XX)

Утром все махнули на рыбалку:

Маша, Туся с Пусей и Колумб.

Тусьпусёнок шел с бейсбольной палкой,

А Колумб нёс дровяной колун.

На рыбалку-крокодилобалку -

(проще и точнее говоря)...

Маша попивала минералку,

Девушки - кисель из имбиря.

Сам Продюсер квасил квас в прикуску

С льдом молочным типа крем-брюле,

А у Тусьпусенка на закуску -

Всё, что есть на "Красном Октябре"...

Тут как заклюет у Тусьпусенка,

Благо хоть сидел он на цепи!

Он как раз жевал "Три поросёнка",

Те, что мистер Фил ему купил.

Удочка согнулась зверской силой

И к тому же треснула еще,

Медвежонка чуть не утащило!

Тусьпусёнок - это ж наше ффсё!

Вот из речки ржавая "копейка"

Выползла: "би-би", а за рулём

Аллигатор в грязной тюбетейке.

Взглядом одарил всех, как рублем:

-Кто у вас тут главный, кто директор? -

А Колумб дар речи обронил, -

Что ж, а я внештатный рыбинспектор,

Тусьпусенка вашего пленил.

Туся возмутилась: - Ну, а ксива

Есть к примеру, дяденька, у Вас?

Тусьпусёнок наш такой красивый,

А у Вас облезлый тарантас! -

Пуся тоже резко заступилась:

-Стоп! Аресту он не подлежит!

И скажи, инспектор, нам на милость,

Где наш Тусьпусёнок будет жить?

Тусьпусята не живут в болотах

Не едят резину, кабеля́

Вряд ли от инспе́кторов голодных

Ждать ему копейки, иль рубля!

Долго пререкались-голосили,

Вышли из терпения и сил,

И тогда в тупого крокодила

Тусьпусёнок биту запустил,

Сшиб ему с балдушки тюбетейку -

Просто прирожденный бейсболист!

Уж ныряет щучкою "копейка",

Ввысь порхает протокола лист...

(XXI)

К Тусе с Пусей часто приставала

Химковская местная шпана.

-Этого ещё недоставало! -

Высказал Колумб, глотнув вина, -

Вызовем коммандос, тоси-боси,

Прям из США, как в том кино,

И убережем мы Тосю с Посей

Ну и Тосьпосёка заодно!

Тут же налетели три вертушки,

Химки-Ньюс - по норам, кто куда,

Со́сенок осыпались макушки,

Слышен гулкий грохот "тра-та-та".

Вышел Камуфляж из вертолета

И Колумбу строго доложил:

-Сэр Луи, от химкинского сброда

Я Вам всю Москву освободил!

Туся с Пусей боссу благодарны:

-Мистер наш Колумб, в восторге мы…

Жаль, без приставаний регулярных,

Выбор негустой теперь, увы!

(XXII)

Две недели мигом пролетели,

Уж пора в Америку валить,

А завод закрылся - карамели

Нет для Тусьпусёнка, чтоб сварить:

"Мишек косолапых", "Гуливеров",

"Красных шапочек" и "Красных партизан".

Па́току последнюю с цистерны

Выцедили к месяцу нисан.

Тусьпусёнок хныкать стал и плакать:

-Вечно перебои здесь у вас!

То задержат лето, то зарплату,

То инспектор ксивы не подаст...

Тоже я хочу жить в Голливуде,

Там конфет, ну просто завались.

Эх, Америка! Живут же люди!

Рай в раю, и каждый там артист!..

Маша недовольна: - Ты, Пусёнок,

Чтоль у нас совсем не патриот?

Ах, ты расчумазый поросёнок!

Ах ты безобразный бегемот!

Ах ты… - Здесь Колумб ее поправил:

-Мэрилин, постой, не кипятись!

В Голливуде, там игра без правил,

Кто наглее, тот в нем и артист.

А медведей раз, два и обчелся.

Будет Тусьпусёнок ко двору,

На аллее звёздной и почетной

Роет пусть свою себе нору!

(XXIII)

Тусьпусёнка в штаты не пустили -

Рылом не вписался в самолёт,

Хорошо, ещё ему простили

На полдня задержанный отлёт!

-В Голливуд хочу! - А хоть ты тресни;

Насмерть стюардессу напугал;

Пел "Гудбай, Америка" он песню

И начальство лётное ругал.

Сбегали ему за "Рафаэлло",

Здесь же, в терминальный дьюти фри,

Сразу в Голливуд перехотел он:

"Буду в терминале жить, внутри."

-Ты, Пусенок, стал неуправляем!

Так Колумб разбаловал тебя

"Мишками на севере", как лялю,

Он тебя прикармливал, любя.

Ты же оборзел на этой почве,

Стал - краснооктябрьский сладкоман,

Ко всему заказывал по почте

В сотах мед из средиземных стран.

Так недолго и до диабета -

Ну, а ты здоровьем хиловат,

Чтоб съедать с обеда до обеда

Тыщу калорийных киловатт! -

Туся упрекала Тусьпусёнка,

Ну а тот косился на нее:

-Нет бы посочувствовать, сестрёнка...

Эх, житьё медвежье ты моё...

И стоял медведь на косолапых,

Упираясь мордою в стекло:

Улетал на Запад белый лайнер,

А ему вот так не повезло!

(XXIV)

"Изабелла всуе проболталась,

Ну а мореман Хуан Колумб

Выкрал документик, как смеркалось,

Спрятавшись среди цветочных клумб...

И свалил в Америку на время.

Королевский гнев был до небес:

Быть ему повешенным на рее!

Прочесать моря, поля и лес!..

Жулик королям назначил цену:

Тонна жемчуга и остров Рождества;

От продажи коки пять процентов;

Двадцать пять с простого воровства.

И сидел на острове Гренада,

Попивая ром карибский, он,

Ну, а ром закусывал гранатом,

Изучая новенький айфон..."

-Стоп!!! - Кричит Продюсер в матюгальник,

Тридцать пятый дубль остановил, -

Мэри, у тебя другой купальник

В прошлом дубле, кажется ведь был?!

-Так, Колумб, я что в одном и том же

Буду дефилировать весь фильм?

Я хочу из крокодильей кожи,

Ну а в том снялась Лорнет Софи...

Шеф швыряет в урну матюгальник,

Прыгает верхом в кабриолет,

На семи наречиях ругаясь...

И простыл навек Колумба след.

(XXV)

Как снимают фильмы - это знает

Только посвященный контингент.

Сколько нервов фильмы забирают -

Зрителю не ведом сей секрет.

Из душевных творческих терзаний,

Из кромсаний текстов и одежд,

Из самозабвений, истязаний,

Из несостоявшихся надежд.

А ещё из крахов, разорений -

Без финансов в фильмах нет побед!

Типа, как учил Товарищ Ленин:

"Без кино, дЬЮзья, иску́сства нет!.."

Плющили Колумба кредиторы,

На него давило ФэБээР,

Прокуроры, мэр и очень скоро

Фильм распался, как эСэСэСэР.

Машенька поплакала в платочек:

-А ведь как талантлив был, подлец,

Сто лимонов свистнул, между прочим,

И на том кинУ пришел конец...

А встречал Марусю Тусьпусёнок,

Жил он у прилавка в дьюти фри,

Заработал там полмиллиона

И всю сумму Маше подарил!

© Сергей Шиповник