/ Language: Русский / Genre:prose_contemporary, love_contemporary, love_detective

Мое зеркальное отражение. Любовный криминальный роман в 2х книгах

Сергей Шиповник

Автор Сергей Шиповник. *** То, что я приношу людям несчастья - это было замечено мною сразу после того, как начал передвигаться по полу в ползунках. По-хорошему, меня нужно было ликвидировать на другой же день после зачатия. Но моя несчастная матушка, несмотря на то, что должна была меня кормить и растить в своем упрямом одиночестве, не стала прерывать беременности. О, как она меня любила и лелеяла! "Мое чадушко!" - писала она не без гордости красным фломастером, и обводила мое улыбающееся личико сердечком на фотографиях в альбоме. Именно она и стала первой, кому досталось от появления на белый свет моего из рук вон выдающегося персонажа...    (автор: http://yapishu.net/user/shipovnik)

Мое зеркальное отражение. Книга 1. Выдающийся персонаж. Синопсис. Пролог

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно КУПИТЬ ЭЛЕКТРОННУЮ КНИГУ - любовный криминальный роман Сергея Шиповника "Мое зеркальное отражение" , в формате fb2 (цена €5, оплата по вестерн юнион, отправка книги по e-mail в течение 3х рабочих дней).

Заказать: empetrix@yandex.com

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно КУПИТЬ КНИГУ (типографский бумажный вариант) - любовный криминальный роман Сергея Шиповника "Мое зеркальное отражение" (доставка почтой),

в Канаде, г.Торонто, в издательстве "Altaspera Publishing & Literary Agency Inc., через интернет-магазин, по ссылке (скопировать ссылку, и вставить в окно браузера).

http://www.lulu.com/shop/sergey-shipovnikov/moyo-zerkalnoe-otrazhenie/paperback/product-23217752.html

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Мое зеркальное отражение. Книга 1. Выдающийся персонаж. Синопсис

Действие происходит повсеместно, в разных странах мира. Главный герой - русский молодой человек, волей судьбы оказавшийся в Западной Европе, без документов и денег. Его зовут Сергей.

От верной гибели, в реке Сена его спасает аристократка, француженка, путешествующая на своей роскошной яхте. Она влюбляется в Сергея и наделяет его доверием в своих финансовых делах. Эта её ошибка приводит к большому преступлению, которое тот совершает - к ограблению банка - собственности Антуанетты.

Любовь оказалось выше убытков и Антуанетта заочно прощает изменника. Она готова уладить конфликт и спасти Сергея от тюремного заключения. Уже не в первый раз она готова организовать ему поддельные документы, готова тратить немалые деньги на пластические операции, которые скроют его внешность и отпечатки пальцев от интерпола и правосудия.

После ограбления банка Антуанетты в Нью-Йорке, мошенник моментально разбогател на три миллиона долларов. Ему не хотелось с такими деньгами вновь оказаться в поле её влияния. Поэтому всячески оттягивая встречу он прожигает украденные деньги направо и налево, совершенно не задумываясь о завтрашнем дне и о том, что за свой поступок придётся поплатиться.

Сергей получает от Антуанетты дополнительные деньги на пластику, получает новые документы, но вновь обманывает её и скрывается от встречи. Вдвойне оскорблённая женщина, несмотря на горячие чувства к Сергею, разыскивает его на краю света, в достатке живущего и развлекающегося, и жестоко ему мстит.

***

Мое зеркальное отражение. Книга 1. Выдающийся персонаж. Пролог.

 То, что я приношу людям несчастья - это было замечено мною сразу после того, как начал передвигаться по полу в ползунках. По-хорошему, меня нужно было ликвидировать на другой же день после зачатия. Но моя несчастная матушка, несмотря на то, что должна была меня кормить и растить в своем упрямом одиночестве, не стала прерывать беременности. О, как она меня любила и лелеяла! "Мое чадушко!" - писала она не без гордости красным фломастером, и обводила мое улыбающееся личико сердечком на фотографиях в альбоме. Именно она и стала первой, кому досталось от появления на белый свет моего из рук вон выдающегося персонажа...

Эта, почти, фантастическая история произошла как будто бы не со мной, а с моим зеркальным отражением. После внезапно случившегося электрического шока, я перестал ощущать себя изнутри; у меня создалось впечатление, словно я стал каким-то спроектированным по своему же подобию существом, только с новыми силами и сверхчеловеческими возможностями. Мне показалось, что я не ощущаю боли и страданий, что способность жить стала моей навязчивой потребностью, что жизнь не так уж и трудна, какой её описывают утомленные ею авторы, а наоборот - она легка, будто ты в открытом небе паришь на пароплане и лишь слышишь поскрипывание строп под шелестом купола. А прохладный, чистый морской бриз несёт тебя над зелеными океанскими волнами, покачивая на все четыре стороны, все дальше, и дальше, и дальше. К событиям и приключениям.

Далее. Глава 1. С чего все началось?

Глава 1. С чего все началось

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно КУПИТЬ ЭЛЕКТРОННУЮ КНИГУ - любовный криминальный роман Сергея Шиповника "Мое зеркальное отражение" , в формате fb2 (цена €5, оплата по вестерн юнион, отправка книги по e-mail в течение 3х рабочих дней).

Заказать: empetrix@yandex.com

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно КУПИТЬ КНИГУ (типографский бумажный вариант) - любовный криминальный роман Сергея Шиповника "Мое зеркальное отражение" (доставка почтой),

в Канаде, г.Торонто, в издательстве "Altaspera Publishing & Literary Agency Inc., через интернет-магазин, по ссылке (скопировать ссылку, и вставить в окно браузера).

http://www.lulu.com/shop/sergey-shipovnikov/moyo-zerkalnoe-otrazhenie/paperback/product-23217752.html

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

А началось все с того, что вот уже несколько лет я скитался по свету в поисках крыши над головой и скромной пищи, и оказался на берегу Сены, в самом центре Парижа.

Было тёплое августовское утро. Я открыл глаза и вспомнил, что ещё вечером дотащился таки до Парижа на угнанном ещё в Амстердаме скрипучем велосипеде, и что я голоден и зол, как стая свирепых волков.

Первое, что мне не понравилось - это внимательно наблюдавший за мной полицейский, который покуривал за рулём автомобиля в ожидании моих дальнейших действий. Как я умудрился уснуть под велосипедом, остаётся только догадываться. Я не стал более надоедать своим помятым видом блюстителю строгих французских порядков, разогнал свой убогий велик, вскочил в потертое временем седло и двинул восвояси, как ни в чем не бывало.

Глава 2. Хорошо, что лето

Хорошо, что лето, а то бы я точно окоченел спать на бетонной плите, да ещё и под скрипучим амстердамским велосипедом. Я так и не понял, почему им укрылся? А может быть накрылся? Устал и прилег отдохнуть не сбавляя скорости? А внизу, между прочим река, и уж наверняка не мелкая.

Ну, да ладно. Бывало и по-круче. Например под Брюсселем я так устал крутить педали, что решил сэкономить энергию. Ухватился за веревку, которой пришнуровывают полог к фуре, а другой рукой подруливал. Я и не думал, что фура эта за одно мгновение наберет с места сорок километров в час. А сзади не отставал автобус. Я чудом шарахнулся в сторону к обочине после того как выпустил из рук веревку. Водила автобуса, под который я чуть не угодил, что-то заорал, как ненормальный, будто никогда в жизни не встречал русского велосипедиста прицепленного к фуре. Вот встретил

Глава 3. Париж - это когда парИшь

Несмотря на периодический голод и систематический холод, меня кормило и грело чувство причастности к всемирной истории, истинному искусству, современности и... Хотел сказать "справедливости", но не получилось. Ну, ладно, нет её и не надо. Живут же люди и без неё, даже иногда подолгу.

У меня не было возможности до поры позаглядывать в местные музеи и насладиться прелестями мировой живописи, зато кругом и всюду на улицах Парижа красовались репродукции великих творений, которые при желании можно было приобрести за сущие пустяки и повесить в своей уютной квартире. Но у меня не было квартиры. У меня ничего не было, кроме потертых до дыр джинсов, синей американской майки с желтой эмблемой не знаю чего, и краденого скрипучего, как развинченный утюг, велосипеда. А ещё была вера! Огромная несгибаемая, непотопляемая вера в себя.

Глава 4. Красота красотой

Красота красотой, но мой урчащий желудок начинал не на шутку бунтовать и посылать тревожные сигналы, мол, ты, начальник, подумай, как нам дальше жить в этом рассаднике искусств, где простейший бутербродишко тянул чуть ли не на восемь евро. И действительно, надо было что-то предпринимать.

Первое, что пришло в голову - это найти халяву в супермаркетах или на базаре. Можно попробовать нарезанную для дегустации кубиками кобаску, сырок, ухватить маслинку и т. д. К разочарованию своего бунтующего желудка, увы, ни базаров, ни супермаркетов поблизости не нашлось. И действительно, откуда в центре мировой культуры взяться базару? Все проголодавшиеся (и не очень) люди, в большинстве своём туристы-капиталлисты, сидят себе потягивают многолетнее выдержанное винцо и закусывают его всякой всячиной. И о базаре, даже не помышляют. Вот такой оказалась первая проблема.

Глава 5. Туристы-капиталисты

Туристы-капиталисты проявили себя ещё тем, что оставляли на скамейках недоеденную пиццу, причём прямо в фирменной коробочке. Это то и спасло меня от неминуемой голодной смерти! Такой пиццу, какую я на шару попробовал на берегах Сены, пожалуй, не встречал нигде. Вместо несъедобной французской колбасы тут попадались отборные кусочки мяса, а вместо концерогенного итальянского кетчупа пиццу сдабривали сладким домашним томатным пюре с привкусом и ароматом базилика. А ещё мелко покрошенные боровички вместо шампиньонов! Одним словом не пицца а произведение кулинарного искусства "а ля Париж".

Уже темнело, когда я проглатывал очередную треть туристической пиццы и запивал её полубутылкой альпийской минералки. Ночевать, укрывшись холодным велосипедом мне не очень то на этот раз хотелось, но других вариантов не было, поэтому я приютился калачиком под сводами исторического моста времен Генриха Чертвертого, и сладко углубился в ночное переваривание халявного ужина туриста.

Глава 6. Рота, подъём!

На рассвете, проснувшись от стука собственных зубов и обледеневшей от холодного асфальта спины, я присел и задумался о своей разудалой жизни. Мне стало интересно, насколько мой побывавший в передрягах организм крепок и какова перспектива моему закаленному на асфальтах Европы здоровью? Немного пофилософствовав, я пришёл к убежденному выводу, что сидя на асфальте эту вечную проблему мне не решить. Да и скромный ужин туриста за ночь развеялся, как и сладкий вокруг него сон.

Нужно было перво наперво искать источники пищи и крова. Но как? В супермаркет для дегустаций сырков и колбасок меня не пустит охрана уже с третьего захода. Это не источник. Кроме того, самая дешевая ночлежка в виде многокроватного хостела стоит в центральной Франции не меньше 20 евро с носа - это тоже не источник, а несбыточная мечта.

Запрыгнув в седло своего железного друга, я покатился по набережной, кажется, против течения реки.

Ещё от путешествия по стриженной Голландии в моём рюкзачке завалялась рыбацкая снасть в виде лески, поплавка, грузила и крючка. Появилась идея наловить и нажарить форели, которой в Сене наверное в избытке водилось в славные времена Генриха Четвёртого. Итак, рыбалка...

Глава 7. Рыбак из себя рыбака изображает... на дурака

Великий французский классик, он же Проспер Мериме, как то сославшись на местную поговорку изрек примерно следующее: "Голова одного лосося дороже голов всех лягушек". Я пока что не классик, поэтому мне ничего не стоит поправить автора: "Голова одного лосося дешевле голов всех лягушек". Ну и чего мне от одной головы лосося? Воспоминания о ней развеются на следующий день, а лягушек можно уплетать в жареном или вареном виде круглосуточно, и жить, жить и жить. Они не надоедят, тем более, что за лосося нужно отвалить немало валюты.

Увы, в окрестностях Парижа не квакнула для меня пока что ни одна лягушка. Уверен, что парижане давно забыли, как они вообще квакают, эти милые создания. Ну, что ж, лосося, так лосося.

Отломив от какого-то неизвестного мне средиземноморского растения длинную ветку и прицепив к ней голландскую снасть, я взгромоздился возле моста на бетонную ступеньку, рядом с высоким металлическим ящиком и начал лов на припасенный мною для этой цели кусочек мяса от туристической пиццы.

Проходящий мимо меня французский (и не совсем таковой) народ недоумевал. Он подумал, что я только что свалился с средиземноморского дерева и это сказалось на моём умственном здоровье. Народ решил, что я свалился с ума. Я не сопротивлялся - я оставался с народом!

Глава 8. Эйфелева башня вверх тормашками

К полудню становилось истомно жарко, а форель в реке как будто вымерла. Мимо меня проплывало все что угодно: шлюпки и яхты, туристические трамвайчики, пустые бутылки, даже иногда живые люди. Но предполагаемая рыба не показала ни одного плавничка, ни единого хвостика, ни единственной чешуйки.

Я снял американскую майку, повесил её просыхать на петлю металлического ящика, проверил нетронутую насадку, плюнул на неё три раз и вновь закинул удочку. Такая рыбалка мне не доставляла ни то что удовольствия - она была строго противопоказана моему вновь заурчавшему желудку! В отчаянии я прислонился потной голой спиной к железному ящику, и...

Я ничего не помню, что было после союза "и". Единственное - это клочечек голубейшего неба и Эйфелеву башню вверх тормашками. Всё. Хоть казните.

Глава 9. Куда я попал и где, извините, мои вещи

Представьте, я открываю сначала один глаз, затем другой и ощущаю в этот момент, будто мне снится фантастический сон. Я лежу весь в простынях в крупную красную розочку, надо мной не менее красный шелковый балдахин с золотистыми кистями, вокруг кровати мерцают врезанные в розовый пластик миниатюрные фонарики, шикарная мебель, и вся эта крутизна сопровождается еле слышимыми, но до сердечной муки знакомыми звуками Вивальди. Рядом со мной дрыхнет размером чуть меньше пантеры чёрный персидский кот, от которого пахнет как минимум шанелью номер пять.

Через мгновение, я пытаюсь приподнять своё тело, но оно не слушается меня. Моя спина, словно прилипла к постели, единственное, что мне удалось - это погладить правой рукой кота, который что-то там у себя на уме промяукал, перевернулся на противоположный бок и снова уснул.

А куда я попал? Это, что, сказка? А может быть я в Эдеме? И где мои вещи? Мой неразлучный амстердамский велосипед, мой походный рюкзачек, и моя голландская удочка? Вопросы оставались без ответов.

Глава 10. Имени героя - французского капитана

Не стану вас утомлять загадками, а сразу начну с отгадок. Впоследствии я узнал, где мои сокровенные вещи: вЕлик, рюкзачек, удочка. Они остались на берегу исторической реки, а я, после того, как меня шандарахнуло высоким напряжением, оказался в воде. В рваных джинсах, без синей американской майки и без всего прочего. Замыкание оказалось настолько сильным, что меня кувыркнуло в воздухе и я нырнул, но к счастью вынырнул, пытаясь ухватиться за свежий воздух; меня понесло течением, как тополиную пушинку. Именно в этот момент меня увидели с проплывающей в параллельном направлении яхты. Капитан остановил двигатель и бросил спасательный круг мне на помощь. Его звали Андрэ.

В сознание я пришёл через одиннадцать суток, а мой спасительный лайнер к тому моменту был уже настолько далеко от Парижа, от Сены и даже от Ла-Манша, что мысль о безвозвратной потере моего скудного имущества сама собой отправилась в небытие.

Мы приближались к атоллам Мальдивских островов. Я был в восторге. Терять мне было не то, чтобы нечего, а буквально абсолютно.

Глава 11. Начнем знакомства

Мы начинаем знакомиться с моими спасителями.

Кота, который был мне почти нянькой, звали Жак. У меня создалось впечатление, что его специально вырастили на животноводческой ферме и кормили анаболиками для участия в соревнованиях в тяжелом весе или для книги рекордов Гиннеса. Я, пока набирался сил, спал по восемнадцать часов в сутки, а мой пушистый приятель, наверное по двадцать четыре. Возможно он по ночам и выходил прогуляться по палубе, но я этого не замечал. Правда, Жак иногда намурлыкивал мне на ухо какой то французский фольклор, но это случалось куда реже, чем он просто храпел без задних ног.

Ухаживала за мной специально нанятая (заметьте!) медсестра, которую, как я впоследствии узнал пригласила поработать хозяйка яхты ещё в Гавре, перед выходом в открытое море. О хозяйке я расскажу чуть позже. А медсестру, наверняка старую деву, английского происхождения звали Мими. Кроме своих прямых обязанностей, Мими ничем себя не проявляла и даже ходила на цыпочках, словно боялась, что яхта вот вот напорется на коралловый риф.

С капитаном я вас уже вкратце познакомил. О нем ещё немало будет сказано хорошего.

Итак - хозяйка яхты.

Глава 12. Антуанетта. А над ней голубая звезда

Хозяйку яхты (как, собственно, и саму яхту) звали ни много, ни мало, а Антуанеттой. Кроме,того, она ещё и оказалась потомственной дворянкой. Больше того, в рейтинге самых богатых людей Франции она занимала не самую последнюю строчку. Я об этом узнал не сразу, но догадаться было легко. Я видывал в своих путешествиях разные яхты, особенно их целая армада покачивается в порту Барселоны, и сразу сообразил, сколько такая посудина сможет стоить. Одним словом много.

Так вот вторым существом, после Жака, которое я увидел в час своего чудесного воскрешения, лёжа почти неподвижно в постели, была Антуанетта. Она приоткрыла дверь каюты, заглянула, хихикнула и тут же исчезла. Имено тогда я сообразил, что помещение, где господствовало моё величество - это корабль, а не квартира. Я понял, что я в море - над головой Антуанетты в ночном небе дверного проёма, чуть подрагивая, сияла голубая звезда.

Глава 13. Безрассудный поступок аристократки

Говорят, что богатые люди - особые люди, так вот богатые женщины ещё особеннее.

Когда я чуть позже узнал от Андре, на какой риск Антуанетта пошла, чтобы взять меня с собой на Мальдивы, то тут же понял, что делала это она неспроста. При мне не было ни единого документа (у меня их вообще не было!). Антуанетта своей болтовней так затуманила мозги пограничному офицеру при осмотре судна в Гавре, что он даже не заглянул в её каюту (а именно в ней, под шёлковым балдахином я пребывал без сознания). Он осмотрел нижнюю палубу, проверил предъявленные документы на людей, декларации, техническую документацию на яхту, пожелал счастливого плавания и сошёл на берег. Далее, когда яхта проходила по Суэцкому каналу, Антуанетта накормила и напоила до отвала двоих египетских пограничников, подарила им целую коллекцию сигарет и сигар, усыпив тем самым их строгую бдительность, и мы беспрепятственно проследовали в Красное море.

Я много думал о том, почему она не избавилась от меня ещё в Париже? Почему не вызвала скорую помощь или не сдала полиции? Поступок женщины бывает разгадать невозможно, хотябы потому, что она сама толком не может его себе объяснить. Так ей велит природа.

Глава 14. Молчи, за живого сойдешь

"Salut!

Меня зовут Антуанетта . Мы подобрали в Сену. Вы утонул.

Вы Экстрим ? Был бредовый сон. Мой лоцман сказал, что вы были русскими . Я не люблю по-русски, но ты мне понравилось . Выздоравливай скорее !"

Вот такую абракадабру принесла мне в форме распечатки на подносе вместе с завтраком Мими. Это был компьютерный перевод с французского. Ну, что ж, Антуанетта, так Антуанетта. Надеюсь, что хуже мне от этого не станет : лечит, кормит, катает на яхте - прям чудеса, не меньше!

Что я ей мог ответить? Я мог ей сказать, например : "Каго черта, вы, господа французы, меня спасали без моего разрешения? Тонул бы себе преспокойненько в вашей распрелестной Сене, где даже рыба не водится. Выбросило бы меня на берег, где-нибудь в Англии, если бы не слямзали перед этим акулы. Хотя, акулы наверное русских не едят -боятся подавиться. Зато их подбирают на свои фешенебельные яхты французские богатые тети и лечат, кормят, катают..."

Конечно же я промолчал.

Глава 15. Коралловая республика. Традиционное женское любопытство

Мы стояли на рейде в полумиле от одного из многочисленных живописных аттолов Мальдивской Республики. Был тёплый пьянящий вечер без ветра и волн, с небом, усыпанным жемчужными и бриллиантовыми ожерельями. Тишина была такой, что наши сказанные почти шопотом слова разносились эхом в радиусе видимости далёких огней соседних островов. А сами звуки будто обрабатывались музыкальным сопровождением и поддерживались дополнительной акустикой, акваакустикой.

Я от безделья нахватался в интернете французских слов, а Антуанетта блистала через колено переломанным русским. Но мы хорошо понимали друг друга, примерно как Робинзон и Пятница. Я сразу буду переводить на читательский язык.

Традиционный женский вопрос:

- Сергей, у тебя есть жена?

Традиционный мужской ответ:

- Теперь нет.

Традиционный женский вопрос:

- А почему с ней не живёшь?

Традиционный мужской ответ:

- Разлюбил.

Если бы я в совершенстве знал её язык, то, надеюсь, у меня хватило бы фантазии придумать какую нибудь драматическую историю о своей несбывшейся любви со скандальным финалом, но слава богу, что хоть это я смог донести в угоду удовлетворения традиционного женского любопытства.

Глава 16. Схватка с морской тигрицей. И наше тесное знакомство

Все ещё на правах почетного гостя, но уже с большой претензией на романтический успех в глазах хозяйки яхты, как то ранним утром я дремал в обнимку с котом Жаком. Жак, с необычной для него суетливостью вдруг встрепенулся и выскочил в свой специальный для него люк на палубу. Я почуял что-то неладное и проследовал через дверь за ним. В воде, в пяти метрах от яхты барахталась Антуанетта, экипированная в костюм для дайвинга, в маске, но без трубки и звала на помощь. Тут же я увидал выступающий из воды огромный серый плавник, а затем разглядел и само полосатое чудовище, от размеров которого у меня чуть не подкосились ноги. Дальше все происходило как в хорошем триллере. Я хватаю со стены пожарный томогавк и перескакиваю через хромированную перилу с высоты второй палубы в воду. Именно мой обрушившийся прыжок и удивил акулу - она вильнув на прощание нам хвостом ушла полностью под воду и исчезла. На нижнюю палубу сбежались другие обитатели яхты, нам помогли взобраться на борт.

Антуанетта дрожала не на шутку, нам принесли выпить.

- Мерси боку, мерси боку, - благодарила меня фотоохотница на мелких рыбешек и тигровых акул.

- Не стоит бладарностей, Антуанетта. Теперь мы в рассчете с той поры, когда вы с Андре спасли меня у берегов Парижа.

Она, кажется, хотела ещё что то добавить, но постеснялась капитана и его помощника, и лишь мило мне улыбнулась. Зато как мило!

В эту же ночь и пришла красавица в мои объятия, то есть в свою королевскую каюту. Об этом пока никто не знал, разве, что котик Жак, но он ничем не помешал нашему более тесному знакомству.

Глава 17. Гражданин Земли Обетованной

Я пытался добиться от Антуанетты: почему мы уже вторую неделю торчим среди кораллов и не двигаемся с места? Она, лишь хитро посмеивалась над моим любопытством, но не проронила об этом ни слова до тех пор, пока одним тёплым, но слегка дождливым утром к яхте не причалила надувная моторная лодка, и курьер почтовой службы DHL из Мале под роспись не вручил капитану пакет. Андре тут же распечатал небольшой конверт и достал из него ни что другое, а мой новенький, синенький с золотым гербом израильский паспорт.

Волшебница Антуанетта заглянула в него, так, как будто не впервой его видит и отдала документ мне:

- Ты теперь у нас Григорий Гансбург, поздравляю!

От неожиданности, я даже не поблагодарил свою покровительницу, а наоборот, наехал на неё:

- Почему Григорий Гансбург, а не Исаак Ньютон? Или не Альберт Эйнштейн?

Антуанетта сверкнула молниями из своих очаровательных глаз, отвернулась и ушла на верх. Через пять минут в нашей шикарной каюте мы уже не помнили о бюрократических разногласиях и, кажется, занялись любовью...

Глава 18. Хэллоу, Америка, о-о-о! Где я не был никогда

Я проснулся, а Антуанетта в своем любимом зеленом шелковом халатике уже что-то изучала в лэптопе.

- Любимая, а ты чего так рано проснулась? Опять срочные дела?

- Серж, ночью мы вылетаем из Мале в Коломбо, и дальше, через Абу-Даби в Нью-Йорк. Три самолёта, две пересадки. Как тебе такая новость?

Я хотел тут же возразить какой-нибудь острой шуткой, типа того, мол, а кто меня с русским свиным рылом, без визы, пустит в американский калашный ряд! Но тут же вспомнил, что я теперь никакой не Серж, а израильский бизнесмен, владелец фирмы каких-то там инновационных космических технологий. Я теперь гражданин обещанной мне ещё в библейские времена райской земли, я теперь Григорий Гансбург, а не хвост телячий!

Я сделал некоторое равнодушие, зевнул, чмокнул Антуанетте воздушный поцелуйчик и ответил:

- В Нью-Йорк, так в Нью-Йорк, ночью, так ночью, тремя рейсами, так тремя рейсами, через Коломбо, так через Коломбо. Какие проблемы? Кстати, а где этот самый Абу-Даби? Где-нибудь в пустыне? Хорошо бы там на верблюдах бега устроить, пока аэробус будем ожидать.

Глава 19. Третий раз в первый класс

В Абу-Даби ни на верблюжьи, ни даже на тараканьи бега взглянуть нам, увы, не довелось. До нашего рейса в Америку оставалось чуть больше часа, поэтому мы сами были похожи на длиннолапокопытных. К тому же успели в аэропорту выпить по крепкому шоколадному коктейлю, плюс нахватать в дьюти-фри каких то колготок, галстуков, косынок и духов, а ещё восточных сладостей. Лишь только мы завалились в удобные кресла, как наш двухэтажный лайнер, в который набилось народу, примерно как в московскую электричку, взметнул к небесам.

Любовь моя была несколько утомлена, и я решил её подбодрить:

- Антуанетта, тебе не кажется, что мы с тобой выглядим здесь хуже, чем второгодники?

- Серж, не пойму, что тебе тут не нравится?

- Наоборот, дорогая, ведь мы уже в третий раз летим в первом классе!

Она сначала не поняла моего восточно-европейского юмора, но после того, как я растолковал ей кто такие второгодники (возможно во Франции их не бывает), очень звонко захохотала, чем привлекла внимание чопорной американской бизнес-леди с соседнего кресла. Чтобы как-то переключить волну, я, наверное уже с иерусалимским акцентом поприветствовал американку: "Хэудуйду!". Вот и бизнес-дама тоже залилась душевным смехом.

Глава 20. Зеленые бумажные кораблики. И золотые солнечные зайчики

Что я, как израильский псевдобизнесмен понимал в космических технологиях? Можно сказать - ничегошеньки. Я конечно представляю, что космический корабль это ещё круче, чем триста восьмидесятый аэробус и, что горючего ему нужно куда больше, чем долететь до Нью-Йорка из Абу-Даби. Ещё в космических технологиях я соображаю, например в долларовом исчислении. К примеру кораблик этот стоит стольких купюр, что если из них наделать бумажных корабликов, то для них не хватило бы места во всем Тихом океане.

Антуанетта в космических технологиях соображала ещё меньше. А вот в бумажных корабликах... В зелёных бумажных корабликах ей не было равных! Она в них, и не только в них, но и в евро, в английских фунтах, швейцарских франках и в любых подобных папирусах соображала ещё проворнее, чем все израильские космические кораблестроители.

Ведь она родилась в деньгах, жила в деньгах, ела и пила в деньгах, в них ложилась спать и просыпалась. Вы спросите, мол, а каким таким премудрым бизнесом владела Антуанетта? А все, что можно было купить и выгодно перепродать входило в круг её интересов. Начиная с детских сосок и заканчивая сталелитейными заводами, начиная с жевательных резинок и заканчивая агропромышленными комплексами. Очень разносторонняя, я бы сказал, девушка.

В Нью-Йорк мы летели покупать банк. Заметьте, не банкомат, а банк! Восемь этажей вверх и три этажа вниз. Вот именно там , под землёй, было упрятано много бумажных корабликов! Плюс золотые слитки, от которых у меня до сих пор солнечные зайчики в глазах. Разноплановая, короче, девочка.

Глава 21. Манхеттен. Безнадежные клочья мечты

Пентхаус, в котором мы остановились на десять дней, снаружи был похож на особняк выдающихся размеров, возведенный на крыше манхеттенского небоскреба. Оставалось только залить льдом полы и можно было устраивать в нем олимпийские игры по зимним видам спорта. Общий метраж двух этажей составлял по моим скромным прикидкам не меньше, чем пол тысячи квадратных метров.

- Милая моя, это, что, приёмная Господа Бога? Или адвоката дьявола? Антуанетта, ты как хочешь, а я отсюда больше с места не сдвинусь.

- Серж, через десять дней мы вылетаем в Панаму, там нас будет ждать наша "Антуанетта". Андре уже прислал письмо. Поэтому, малыш, не капризничай. Или оставайся и живи тут один.

Мне эта идея понравилась. Я себя тут же представил с целым роем молоденьких горничных, с которыми буду тут ночами шалить, запах дорогих сигар и полный барчик ароматного "Джек Дэниэлс":

- Я согласен. Я согласен!!!

Антуанетта сразу же порвала в клочья, и развеяла по ветру мои безнадежные мечты:

- А я и не сомневалась. Счета об арендной плате тебе лично будет доставлять курьер из агентства недвижимости.

Я тут же представил во сколько нулей будут исчисляться эти нью-йоркские счёта:

- Дорогая, я сдаюсь.

- Ну, то-то же, - смилостивилась красавица, и как ребёнок запрягнула мне на шею, повалив на софу с покрывалом из гепардовой шкуры...

Глава 22. Любовь высотой с небоскреб

Антуанетта вот уже неделю оформляла бумаги о покупке банка. К нам приезжали какие-то молчаливые люди в белых рубашках и синих в красную крапинку галстуках, и все они удалившись к журнальному столику возле окна с видом на большой парк, долго шелестели бумагами. Затем мы пили кофе с коньяком и я вновь оставался один до позднего вечера. Она возвращалась почти к полуночи и валилась спать.

Я в её отсутствие потягивал мартини из барчика, опустошал два безразмерных холодильника и наблюдал с высоты вертолета за тем, что творилось на улицах большого города. Эта панорама мне уже через два дня порядком осточертела. Мне хотелось побродить по парку, посидеть возле фонтанов, послушать в ресторане джаз... Но моя покровительница не выпускала меня даже в бар , который был на нулевом этаже здания. Нет, вы не подумайте, что это было каким-то завуалированным рабством. Все это потому, что Антуанетта боялась, что я заблужусь и потеряюсь. А ещё точнее - она боялась потерять меня. По её редким рассказам, я понял, что любить страстно и захватывающе ей до меня, так ни разу и не довелось. Может быть в студенческие времена что-то и было, но это уже давно смылось волной забытия. А с двумя предыдущими претендентами на её золотую ручку видимо ей просто не повезло. То есть замужем она ещё не была. И видимо ей очень хотелось восстановить во что бы то не стало этот межстрочный пробел. Вот тут и вынырнул я. Из холодной пучины реки Сены.

Догадывались ли Антуанетта, что я за субъект? Конечно да! Догадывалась, но... Но любила.

Глава 23. Она меня любила, а я ее нет. Ну и что тут удивительного

Такое случается сплошь и рядом. Он готов броситься за ней под поезд, а она повиливает хвостиком где-нибудь в офисе перед пузатым боссом, постреливает глазками и похлопывает ресничками: " Эдуард Валентинович, Вы так ко мне добры! Но Вы проказник, Эдуард, не все сразу. Здесь нехорошо. Может быть где-нибудь за городом, на природе, на шашлычках? Вот и умничка. Вот и молодчинка-мужчинка".

А бывает по-другому. Она с тремя детишками и больной головой по школам, садам и яслям, а он до темна в гараже машину чинит. Один раз её отремонтирует, передохнет и ещё раз отремонтирует. А машину эту зовут Галя. Она уже с немалым пробегом, не столь наворочена, ну то есть несколько вышла из моды. Зато она напоминает ему добрые молодые с ветерком годы. И их неразлучную тесную связь. "Мишаня, а, Мишань, а тебе в понедельник зарплату перечислят? А то Настасье учебники срочно нужно купить. Первый раз, ведь идёт в шестой класс".

Я что-то преувеличил? Лишнего нафантазировал? Да нет! Сплошь и рядом, кругом и всюду. Поэтому, как я должен был поступить? Сказать ей: "Антуанетта, извини, я тебя не люблю"? Ну и что бы изменилось? А она бы мне сказала: "Малыш, ты пока ещё меня мало знаешь, а как узнаешь побольше, то полюбишь так, что взлетишь выше нью-йоркского небоскреба и будешь плавно опускаться, опускаться, опускаться." Вот вот. Только при этом моем героическом полёте вместо купола парашюта она имела бы ввиду свой любимый зелёный шелковый халатик. Или свое позолоченное вечернее платье, в котором она выходила на палубу под голубыми мальдивскими звездами. А вместо полиэстеровых строп имела бы ввиду свои тонкие и длинные каблучки - подарок от самой Изабель Маран.

Глава 24. Как под Ниагарским водопадом бурлила Америка

- Серж, хватит храпеть, подъём! - разбудила меня Антуанетта где-то в восемь утра.

- Любимая, а что так рано? Именно в эту секунду мне снилось, что мы загораем с тобой на нудистском пляже в Панаме, и я делаю тебе панамский эротический массаж с пальмовым маслом.

- Это очень мило с твоей стороны. Думаю, что ты ещё не раз проявишь

в этом плане свои изысканные способности, и не только с пальмовым маслом, но ещё и с финиковым. Но чуть позже, малыш. А сейчас мы спешим взглянуть на наш новый нью-йоркский банк. Ну как?

Мне её идея понравилась. Ведь у меня никогда не было возможности заглянуть в самое сердце банка - в его хранилище. Именно там, в трёхэтажном подвале и начинается настоящая жизнь! А те восемь этажей, что возвышались над землёй мало чем для меня привлекательны. Там нет самого главного - океана бумажных зелёных корабликов и сверкающих золотом солнечных зайчиков.

Я вскочил по армейской системе "сорок пять секунд, подъём" и через десять минут мы уже сидели с Антуанеттой в чёрном бронированном банковском лимузине. С ума сойти - мы ехали в собственном лимузине! А за окнами... А за тонированными окнами, как под Ниагарским водопадом, бурлила Америка.

Глава 25. $1 000 000 000, плюс комиссионные

Старый американский банк с двумя филиалами в Австралии, стОит один миллиард, плюс комиссионные. Это вам для сведения, на случай желания таковой приобрести. У меня такого желания не возникло, а вот у Антуанетты, представьте, оказалось прижгучее желание его заиметь.

- Любимая, а вот по случаю этой грандиозной покупки мы сегодня съедим хотябы по фастфуду, а то я не успел даже продрать глаза, как оказался в этом нескромном броневике? И, кстати, этот прелестный лимузин, тоже входит в стоимость покупки, или за него тебе придётся отвалить еще десятизначную цифру?

Антуанетта что то изучала в смартфоне и вроде как меня не услышала. Через пять примерно минут она ласково мне улыбнулась и ответила таки:

- Ты голодный? Извини. Потерпи немного, это последние заморочки. В банке мы обязательно что-нибудь перекусим, а вечером нас ждёт интересное для тебя мероприятие.

- Дорогая, не томи, признавайся - нас будут принимать в уютном ресторане?

- Серж, ты почти угадал, нас будут принимать у себя дома мои австралийские друзья. Это они организовали мне покупку банка. Джулия, моя однкурсница и жена помощника австралийского генконсула позвала нас к себе на вечеринку. Это где-то тут неподалёку. Ну как?

Сопротивляться было бесполезно. Если чего то хочет одна женщина, то с этим мне уже не справиться, ну а уж если их две... Мне, честно говоря, ничего так не хотелось, как посидеть в скромном ресторанчике, выпить с полбутылочки " старины Джека" и послушать настоящий, собственной персоной, негритянский джаз в стиле Армстронга.

- Как скажешь, дорогая. Джулия, так Джулия, однокурсница, так однокурсница, жена консула, так жена консула. Какие проблемы?

Глава 26. Наконц-то я добрался до золотых слитков

Не успели мы ступить на порог банка, как перед нами выстроился целый взвод сотрудников в синих галстуках в красную крапинку, и столько же белозубых сотрудниц в коротких синих юбках, все в ту же крапинку.

Я лишь успел шепнуть Антуанетте:

- Так даже палата лордов не встречает британскую королеву. Я думал, что в Америке уже и людей не осталось, а одни лишь роботы.

На что она мне по свойски улыбнулась и тоже шепнула:

- Роботы, Серж, работают бесплатно, а эти за деньги. Согласись, это большая разница.

Церемония осматривания всех этажей и кабинетов в сопровождении банковской свиты заняла не менее двух часов. Только после этого мы устроились в кабинете управляющего и немного расслабились. От кофе я отказался, а пару пирожных с какими то брусничками все же проглотил. Когда мне предложили ещё (наверное у меня был такой голодный вид) , то я не успел согласиться, потому, что почувствовал под столом тонкий как шило каблук Антуанетты на своём мезинце. Я понял, что три пирожных в Америке число не счастливое, навроде русской чертовой дюжины. Поэтому стал отмахиваться от предложения аж двумя руками и одной под столом ногой: "Сенкью вери мач, сенкью вери мач!". Управляющий посмотрел на меня примерно так, будто я перед этим, в лимузине слопал таких пирожных не меньше двух чертовых дюжин. А вместе с ними три хрустальных подносика.

- Ну, что, леди энд джентльмен, спустимся в хранилище?

- О, ес! - вырвалось вдруг у меня.

Мы шли по узкому коридору минус второго этажа, слушая неумолкающего управляющего, а я каждой клеточкой спины чувствовал, как мне во след поворачивают свои амбразуры видеокамеры, сканируя все, вплоть до моего нижнего белья, вплоть до отпечатков моих пальчиков.

Глава 27. Своя ноша плеч не тянет, Мойша

Конечно же, Антуанетта в последствии пожалела, что взяла меня с собой осмотривать банк. Это будет потом, а в данный момент ей хотелось выпендриться перередо мной, мол, вот какая я крутая миллиардерша, мол, смотри, малыш, и восхищайся той, с кем имеешь любовь. А я и восхищался! А заодно оценивал степень охраны помещений, ну и слушал (правда с трудом понимал) болтливого управляющего. Ему очень хотелось блеснуть трудолюбием и своей высокой компетентностью перед новой хозяйкой заведения, поэтому он выкладывал мне на прозрачный подносик самую секретнейшую информацию, о которой не знала даже охрана. Ведь он считал меня за мужа своей новой госпожи, поэтому не прятался от меня спиной при открывании дверей и сейфов. Я такого управляющего уволил бы в этот же день. И написал бы ему во след такую рекомендацию, что его бы не взяли на работу даже водителем мусорной машины.

Антуанетта в пикантные моменты незаметно косилась на меня, с лёгким подозрением, не изучаю ли я никелированные кнопочки с черненькими циферками. О, нет, дорогая, как можно? Разве я похож на шнифера? Я смотрю не на руки управляющего американского банка с двумя филиалами в Австралии. Я смотрю сквозь время! Ведь пройдёт его совсем немного, и мне придётся самому (наверняка не без помощи управляющего) открывать двери и сейфы. А особенно вон тот трёхметровый, четвёртого класса защиты шведский сейф "Rosengrens". Именно в нем сосредоточены английские фунты и швейцарские франки, и именно в нем упакованы зелёные бумажные кораблики стодолларовым номиналом. Ну а на нижней полочке, будто ванильные кексы на прилавке кулинарии, выложены в аккуратные стопочки клейменные золотые слитки, которые излучают тепло и солнечный свет.

Я пока слабо представлял, какой объём смогу вынести на своих хрупких плечах из этого банка, но, как гласит древнеиерусалимская поговорка: "Своя ноша плеч не тянет, Мойша."

Глава 28. Фастфуд в лимузине? Оригинально!

Мы возвращались в нашу манхеттенскую резиденцию. По дороге купили целый кулек фастфудов, на приобретении которых я настаивал сразу же с момента выхода на банковскую паперть:

- Антуанетта, если я сейчас не отравлюсь каким-нибудь гамбургером, то со мной может произойти голодный припадок с травматологическими последствиями.

- Серж, прости, я совсем о тебе не забочусь. Если честно, то я хотела отложить на понедельник нашу сегодняшнюю экскурсию в денежное хранилище. Но ты ведь сам проявил любопытство.

Я сделал такой равнодушный вид по отношению к её последней фразе, что Антуанетта и сама засомневалась в правильности своей версии. А я ещё больше усыпил её бдительность:

- Любимая, меня больше интересовал размах твоей покупки, масштабы твоих маркетинговых и финансовых проектов. Ну, то есть процесс, форма, но никах не содержимое твох тяжелых сейфов.

- Малыш, ну и какие твои впечатления?

- Антуанетта, я впервые общаюсь с такой, как ты, можно сказать, с большой буквы бизнес-вумен. Кроме того, что ты девушка ошеломительной красоты, к тому же у тебя врожденный талант денежки превращать в деньги...

Я еще долго что-то ей на эту тему импровизировал, пока не увидел из бронированного окна нашего линкольна желтую вывеску макдональдса.

- А вот сейчас, Антуанетта, уже я буду проявлять свои незаурядные способности, например, в поглощении свиных котлет с хлебом, кетчупом, мойонезом и горчицей. Пожалуйста, постучи водителю, пусть тормознет у макдонольдса.

Антуанетта нажала на кнопку и приказала остановить машину, а мне уточнила, что стоять здесь долго нельзя:

- Серж, только по быстрому, нас могут здесь оштрафовать.

- Антуанетта, к этому президентскому бронетранспортеру не осмелится подойти даже главный шериф Нью-Йорка. А если и так, то угостим его гамбургером, а то ему за делами наверное тоже пообедать некогда.

Глава 29. Неутомимый труд в сочетании со здравым смыслом

Джулия устроила мероприятие, от которого поначалу мне было несколько неловко. Нас с Антуанеттой встречали почище, чем австралийского посланника на островах Кука. Представьте себе элипсовидный десятиметровый стол, уставленный под завязку всем тем, чем богата наша грешная матушка Земля. Бедного олененка (хорошо, что не кенгуренка) зажарили вместе с ножками-рожками и выложили в центр стола на всеобщее объединие. Кроме него по столу чуть ли не ползали пунцовые омары, лангусты и крабы, а икра в серебряных лепесточках и во льду была всех цветов радуги - и тех рыб, что только плавают, и даже тех, которые впридачу ещё и летают. Два бочонка греческого узо стояли на подножках по оба конца стола, ну и эстафета различных конфигураций бутылок, от которых у меня и мерцало в глазах, и сладко томилось внутри.

Личный помощник австралийского генерального консула в Нью-Йорке, чем то похожий на великого комика Чарли, произнёс первый тост:

- Добро пожаловать в Соединённые Штаты Америки - страну избытка и роскоши, построенную неутомимым трудом в сочетании со здравым смыслом.

- О, ес! - зааплодировал ему единственный я. Девушки поддержали его тост, кажется, кивками головы, и начался пир.

Мне показалось, что этого австралийско-американского изобилия через чур много на наши четыре маленьких интернациональных ротика. Но, сразу же после этого, привратник стал приводить снизу пополнение. Через пять минут явились неопределенных полов экстравагантные молодые люди, в количестве четырёх человек, далее, две дамы в красном и голубом вечерних платьях с перьями, затем ещё молодая пара в смокинге и минимальной юбке, затем ещё, и ещё...

Через полчаса мест за столом уже не было и вновь поступающих усаживали на диваны рядом с журнальным столиком и на пуфики вокруг него. Как потом объяснила Джулия, приглашения были разосланы с теоретическим запасом, но никто не ожидал, что посмотреть на новоявленную французскую банкиршу и её израильского космического бизнесмена- приятеля придут вдруг сразу все.

Глава 30. Австралийская консульша на фоне жареной кенгурятины

Поначалу Джулия ко мне относилась с неприкрытым интересом, кокетничала и строила глазки. Это было ровно до тех пор, пока Антуанетта (возможно из ревности) не проболталась ей, когда они курили в оранжерее, что никакой я не супербизнесмен, никакой я ни Гансбург, и что звать меня никак, и что денег у меня ничуть. После этого Джулия меня начала обходить стороной и все её кокетство тут же исчезло, как и на её столе изобилие икры, которую гости не стесняясь намазывали на ложки, булки и языки.

Мне собственно было наплевать на её расположение ко мне, ведь моя скромная судьба больше зависела от попутного ветра, от удачи, чем от благосклонности сытых американских господ. Когда мы уже поздно вечером садились с Атуанеттой в наш бронированный лимузин, Джулия выбежала в домашних тапочках нас проводить. Она небрежно протянута мне свою бледную ручку, которую я с такой же небрежность и поцеловал.

- Очень рада была познакомиться с Вами, Григ, - выронила она сквозь жемчужные зубки.

- Джулия, Вы даже себе не представляете, как я рад то нашей встрече! Особенно мне понравилась жареная кенгурятина на Вашем щедром столе. Это блюдо очень идёт к Вашей замечательной улыбке. Гудбай! - и я навсегда захлопнул бронированную дверь перед милым личиком Джулии.

Мы пробирались сквозь непрекращающийся даже ночью манхеттенский поток машин. Антуанетта, немного протрезвевшая начала меня упрекать:

- Серж, ты плохо отнесся к Джульке, когда захлопнул перед её лицом дверь машины.

- Любимая, а нам что, нужно было ехать по ночному городу с открытой дверью? Уже прохладно.

- Малыш, я не это имела ввиду.

- Антуанетта, а я имею ввиду именно это. Уверен, что ты проболталась подруге о своей уникальной находке в водах реки Сены, то есть обо мне. После чего твоя распрелестная Джулия стала шарахаться от меня, как дикая лань от ягуара.

- Ну да, я ей сказала, но я не подумала, что это так значимо для неё.

Я поцеловал Антуанетту в ее напудренную щечку:

- Дорогая, я не люблю о людях говорить плохо, потому, что они итак про себя знают всё хорошо. Но все же. Пусть она живёт в своём зажранном мире и общается с такими же сычами, меня это не колеблет. Ей повезло, что подвернулся вот такой лопоухий помощник

австралийского консула, которого она заинтриговала своим кокетством и акриловыми зубками. Это считается нормой. А для меня норма быть мифическим израильским бизнесменом. Тем более, Антуанетта, что так хочешь ты. И мне это важнее всех австралийских консульш мира.

Глава 31. Надеваем панамки - мы в Панаме!

Мы начали снижаться на посадку сначала над одним океаном, а заходили на взлётную полосу уже над другим. Нас встречала Панама - столица одноименного государства, а может быть и всей центральной Америки.

Антуанетта только что открыла свои сонные порозовевшие глазки:

- О, я кажется вижу в порту нашу яхту! Серж, посмотри, вон там, самая большая.

- Самая большая и самая прекрасная во всем белом свете. Я что то по ней тоже соскучился. У меня от этой нью-йоркской мороки, а особенно от фастфудов, некоторый животный дискомфорт. Точнее дискомфорт живота. То ли дело тунец на пальмовых углях, которым мы обьедались на Мальдивах. Антуанетта, если бы та тигровая акула, с которой ты решила так смело сразиться, была чуть меньше ростом, то мы бы с Андре и её применили на шашлыки.

- Серж, умоляю, не напоминай мне про неё. У меня мурашки по коже от одного только её названия.

Я погладил напряженную коленочку Антуанетты, что ей придало немного смелости. И ещё больше успокоил:

- Ну не так все было и драматично, дорогая. Пустяки. Если честно, то я тоже немного испугался акулы. Но подумал, что лучше уж она пусть слопает меня нищего и бездомного, чем такое как ты неугасимое светило бизнеса. Поэтому и бросился тебе на подмогу. Например, если бы вместо тебя в воде оказалась твоя однокурсница Джульетта, то я бы просто отвернулся и ушёл в каюту поиграть с нашим пушистым котиком.

- Серж, спасибо, ты настоящий друг. А что ты прицепился к Джулии? Так и скажи, что она тебе понравилась, да не по зубам кость.

Я не ждал от Антуанетты такой откровенности, поэтому, дипломатично парировал:

- Любимая, мне приятней грызть сладкую косточку, к примеру такую, как ты. Будем считать, что Джулия - косточка старая и несъедобная. Я тебя успокоил? Тогда, давай я тебя пристегну покрепче к креслу - мы в Панаме!

Глава 32. Да иди ты на... два океана и один между ними канал

В аэропорту, при прохождении паспортного контроля произошла небольшая заминка. Антуанетту пропустили без проблем, а на мне запечатлели особое внимание. Пограничный офицер в своей собачьей будке долго листал мой пахнущий типографской краской новенький израильский паспорт, что-то выщелкивал на компьютере, куда-то два раза звонил, что меня ввело в некоторое беспокойство. К тому же он на нечетком английском языке несколько раз меня о чем-то спрашивал. Из-за его мулатского акцента я абсолютно не понимал и без того непонятных для меня слов, но чётко, как командиру роты ему отвечал: "О, ес, мистер! О, ес, майн дженерал! Что в переводе на русский язык слышалось бы примерно так: "Ну чего ты пристебался к новому документу? Мне, что, нужно его было в грязи извалять? Ты кто, антисемит? Или борец за гражданские права чернокожих? Хлопнул свой штамп, да и делу конец. Будешь ты ещё генералом, не все сразу, подрастешь немного, да песедеешь слегка в лейтенантах, вот тогда и приходи."

С большой неохотой лейтенант грохнул штампом по документу и не пожелав мне счастливого пути отпустил на все два океана и один между ними канал.

Антуанетта, вся на дрожащих нервах начала меня допрашивать не хуже пограничника:

- Милый, а что он тебя так долго пытал? Он что-то спрашивал у тебя? Что его интересовало насчёт паспорта? Ну чего ты молчишь, отвечай!

Я попытался зарядить ситуацию:

- Да ничего особенного, мой дорогой дженерал. Он спросил меня, мол, какая погода сейчас в Нью-Иорке, а то его сестра полетела туда на учёбу, а зонтик не взяла. Я ему рассказал о погоде, о том, в каком макдональдсе котлеты более поджаристые, с чем лучше пить "Джек Дениэлс", какие в столице прекрасные девушки-мулатки, ну и ещё некоторую мужскую информацию. Не мог же я просто пройти мимо пограничной будки, это было бы невежливо с моей стороны.

У Антуанетты отлегло от сердца:

- Фух, Серж, ты меня успокоил. Я думала, что он хочет тебя арестовать.

- Антуанетта, да я и сам не стремился к ним за решетку. Тем более, что я не знаю, какое у них там сегодня меню.

Глава 33. Поцелуй лагуны. Я хочу здесь и сейчас...

В Панаме, примерно такой же климат, как и на Мальдивах. Мы с Антуанеттой принарядились в майки, шорты и, конечно же, в панамки. Двое суток мы не высовывались из отеля, потому, что на улице была невыносимая баня, вперемешку со смогом. Но, слава богу, подул северный ветер, воздух очистился, и мы вечером решили опробовать местные коктейли прямо на берегу Тихого океана.

Расположились мы под выдающихся размеров пальмой, несколько поодаль от террасы ресторанчика, а шустрый официант, должно быть испанского происхождения, подвозил нам на каталочке местное изобилие.

- Дорогая, я таких сладких ананасов не пробовал, ещё со времён конкистадоров. Такое впечатление, что этого красавца, который по размеру чуть меньше самой большой среднеазиатской дыни, перед подачей к нашему столу хранили в бочонке с медом. Ты попробуй.

Антуанетта закусывала карибский ром тоненькой долькой бордового грейпфрута и уже в некотором хмелю, отвечала:

- Малыш, ты ведь знаешь моё отрицательное отношение к сладостям, пожалуйста, не соблазняй меня. К тому же, тебе больше достанется.

Я её внимательно слушал, но и от ананаса не отставал. Карибский ром мне тоже пришелся по вкусу, и по душе. К моему удивлению, на следующее утро я даже о нем не вспомнил. Самое хорошее спиртное, кстати, то, о котором забываешь до следующего раза. Ещё важнее вовремя отказаться от дегустаций миксов. Когда наш проворный конкистадор принёс два коктейля, который в переводе с испанского на индейский назывался: "Нам нужно золота, и самой высшей пробы", то я лишь пригублял напиток. А Антуанетта, к моему изумлению, выдула через трубочку целый фужер, почти до самого дна. Утром в номере нашего презентабельного отеля я старался ее обходить стороной - кажется, золотой коктейльчик оказался ей лишним.

В отличие от Нью-Йорка, на улицах Панамы ночью было немноголюдно. За нами на берег приехал Андрэ, который зафрахтовал для деловых поездок Антуанетты, местный, побывавший в боях, открытый "Ролс-Ройс фантом", и мы доехали в отель с ветерком. Ещё в лифте, красавица начала ко мне приставать:

- Серж, ты так увлекся ананасом, что за весь вечер меня даже ни разу не поцеловал.

- Разве? - начал оправдываться я, - ты наверное просто не обратила на это внимание, дорогая. Хорошо, я восполню упущенное, если хочешь, то прямо у нас в джакузи? Это будет называться "поцелуй лагуны".

Антуанетта авантюрным жестом нажала на красную кнопку лифта:

- Серж, я хочу здесь и сейчас...

Глава 34. Опасная мелодия чертова колеса

Прошёл почти год с момента нашего знакомства с Антуанеттой. За это время я уже был наделен её немалым доверием, участвовал в качестве ассистента в нескольких сделках, научился самостоятельно вести дела в её отсутствие. Но вот деньги она мне доверяла с опаской и лишь по мелочам. Я в свою очередь внешне не проявлял к ним какого-то повышенного интереса, имея в бумажнике не больше ста евро, хотя мой скромный вклад в её дела стоил в сто раз больше. Меня не интересовали даже эти, казалось бы, огромные для бездомного бродяги деньги. Ведь я в этой рулетке поставил на красное, играл по системе теории больших чисел, я внимательно следил за тем, когда же наконец шарик попадётся в нужную мне ячейку. И такой момент наступил.

Антуанетта утром только вернулась из Сиднея, где нашла-таки долгожданного и богатого покупателя на свой нью-йоркский банк:

- Серж, я вымоталась с этим перелетами - сил моих уже нет. Почти сутки не сомкнула глаз, к тому же австралийцы накормили меня каким-то новозеландским вегетарианским салатом, от которого мне было плохо в воздухе, короче вот так. Пожалуйста, отправляйся завтра в Нью-Йорк, нужно срочно сделать акт приема-передачи средств по доверенности от моего имени. Там уже три дня, как занимаются аудиторы, и в четверг все бумаги будут готовы.

У меня даже екнуло сердце, когда я услышал это от Атуанетты.

Тот, кто постоянно играет на одном и том же столе в рулетку, чувствует, примерно как настройщик фортепиано, по звуку, в какую ячейку на этот раз закатится шарик. Сегодня чёртово колесо рулетки исполняло именно мою благозвучную, но и опасную мелодию:

- В Нью-Йорк, так в Нью-Йорк, по доверенности, так по доверенности, аудиторы, так аудиторы, какие проблемы?

Глава 35. Некоторые рекомендации по ограблению банка

Если вы намереваетесь ограбить банк, то нужно предусмотреть следующие нюансы. Во-первых имейте ввиду, что незамеченным и с большим объёмом купюр выйти не удасться. Перестрелять всю охрану тоже не выйдет - эти крутые ребята знают, за что им платят деньги. То есть, с момента обладания деньгами до момента приезда полиции у вас две, максимум четыре минуты. Но помните, что охрану в это деликатное мероприятие лучше не привлекать вообще! Пусть она продолжает бдительно нести свою службу. А ещё, как только вы окажетесь на улице, то вам нужно срочно провалиться под землю. Как? Вот и я пока не знал, как выполнить все эти пункты. Зато, моя экскурсия по банку ещё в первый приезд стала маленьким планом-конспектом на пути к моментальному обогащению.

Ещё утром мы с Антуанеттой утрясали с приехавшим к нам в офис нотариусом необходимые для доверенности документы, а уже в обед я регистрировался в аэропорту Шарль-де-Голль на посадку в самолёт. Майн дженерал Антуанетта, абсолютно не подозревавшая о моём дерзком поступке, посадила меня в такси, чмокнула в идеально бритую и благоухающую французским парфюмом щечку, и нежно попрощалась со мной:

- Малыш, будь умненьким и держи меня в ведении при каждом удобном случае. И помни, Серж, что ты мне очень дорог.

Она ещё не знала, на какую сумму я стану ей дорог, да я и сам пока этого не знал:

- Конечно, милая моя, я только о тебе и буду думать все эти дни, а особенно ночи. Ну и конечно же о благополучном исходе моей операции.

- Нашей операции, Серж!

- О, ес, майн дженерал, нашей, - исправился я и помахал ей, как крылышком, ручкой.

Глава 36. Улыбайтесь, даже если вам защелкивают на запястьях наручники

Ещё в инструкцию по ограблению банка я бы внёс такую рекомендацию: никогда не делайте злого и устрашающего лица (если конечно же оно у вас не в маске). Улыбайтесь даже тогда, когда вам защелкивают на запястьях наручники! Вас ведь никто не принуждал совершать эту шалость? Ну тогда чего злиться? Пятнадцать-двадцать лет проведенные за колючкой - это в неограниченных временнЫх масштабах вселенной - мгновение. А с точки зрения комфортабельности человеческого бытия, то уж поверьте мне на слово, что спать на асфальте под продуваемым всеми четырьмя ветрами мостом, можно сравнивать, как год за три, а не год за два, как например на зоне. Поэтому, грабьте магазины, банки, прохожих с чувством патриотизма и на вдохновении. Улыбайтесь, и помните, что те серьёзные в белоснежных рубашечках и синих в красную крапинку галстуках дяденьки это делают ежедневно, согласно инструкциям, которые сами же для себя и сочиняют.

Антуанетта поселила меня в переулке, в скромном и тесном старинном отельчике, видимо для того, чтобы я больше занимался банковскими делами, чем ненадлежащим (по её ошибочному мнению) баловством. Но мне и без того было не до развлечений. С десяти утра я копался с аудиторскими бумагами в банке, а вечерами, до самого звездопада занимался одним из своих любимых детских хобби - резьбой по дереву. Только резал я в этот раз не барельефы Мэрилин Монро или Фредди Меркури, а выстругивал из точеной задней ножки антикварного камода муляж ручной гранаты, которая в простонародье называется безобидным словом "лимонка".

Глава 37. Принцип безотказной работы противопехотной гранаты Ф-1

В четверг, в день подписания акта приема-передачи активов, я приехал к началу работы банка, поприветствовал заспанного охранника и поднялся на второй этаж в кабинет управляющего. Секретарша ему обо мне доложила, и продолжила свою традиционную процедуру макияжа.

- О, мистер Гансбург, хэллоу, хеллоу! - приветствовал меня самый вежливый в мире управляющий.

- Хэллоу, мистер Джексон, как Ваши дела? - отвечал ему не менее приветливый я, - сегодня завершающий день, поэтому я хотел бы ещё до приезда покупателя закончить наше опечатывание шкафов и помещений. Не будете ли Вы так добры уделить этому пару часов своего драгоценного времени перед началом совещания и приходом аудиторов?

Разве он мог мне отказать? Конечно он соглашается, и мы спускаемся в лифте на минус второй этаж - в самое сердце нью-йоркского банка с двумя филиалами в Австралии.

Мы проходим сквозь металлодетектор, который даже не мяукнул насчёт имеющейся у меня под накинутым на руку плащем псевдогранаты. Далее идём по длинному узкому коридору мимо уже опечатанных помещений с личными ячейками вкладчиков. Затем управляющий открывает дверь в особое хранилище, в котором кроме всего прочего находится шкаф с уставным капиталом в виде стодолларовых купюр, иностранной валюты, коллекционных монет и золотых слитков.

На протяжении всего маршрута нас любовно прощупывали, связанные с мониторами охранника, вращающиеся видеокамеры, вплоть до входа в уставной отсек. Вошли, осмотрели и опечатали сейф с акциями-облигациями, и подошли к трехметровому розенгренсу. Камера в коридоре над входом пробивала только сам вход и часть помещения, а уставной шкаф имел автономный самописец, на который мне было в общем то уже наплевать. Имеющегося в банке видеоматериала обо мне итак было на целый телесериал. Поэтому, сразу же после раскодирования замка и поворота штурвала, я с хладнокровностью питона поставил на пол кожаный портфель, сделал шаг в сторону, сдвинул на руке плащ, и перед изумленным носом управляющего выдернул из гранаты имитированное предохранительное кольцо... Если бы вы видели в этот момент физиономию управляющего, то он бы вам долго потом являлся полнолунными кошмарными ночами! От неожиданности он сперва позеленел, как раз под цвет гранаты, а затем и побледнел, как прединфарктник на пороге в преисподнюю. Я стал его приводить в чувства:

- Мистер Джексон, я буду с Вами откровенен - мне терять нечего. Надеюсь, Вы понимаете, что произойдёт, если я выпущу из своей руки этого зеленого джинна?

- О, да, мистер Гансбург, я очень хорошо понимаю, очень хорошо!

- Вот и чудесно, тогда, пожалуйста, потрудитесь заполнить вот этот портфель сначала иностранной валютой, а затем долларами...

Мы выходили с неизменно вежливыми улыбками на шумную авеню, подошли к светофору. Лишь только зажегся зелёный свет, я пожелал управляющему поскорее оправиться от вынужденного недоразумения, а в качестве его алиби, сунул ему в руку деревянную гранату цвета хаки, которую в русском простонародье называют безобиднейшим словом "лимонка".

Глава 38. Ты самое мерзкое чудовище

- Ты самый гнусный подлец, которого я встречала в своей жизни! - такую характеристику я получил в первом письме Антуанетты. Мне не хотелось поначалу ей отвечать, однако не поблагодарить её за столь щедрый подарок, какой она невольно мне сделала, я просто не удержался:

- Дорогая, ты меня больше не любишь?

- Ты чудовище, тираннозавр, ты самое мерзкое животное, которое ползало когда-либо по Земле. Чего тебе не хватало?

- Антуша, я не твоя недвижимость.

- Где ты сейчас? Ты знаешь, что тебя ищет интерпол, и они найдут тебя, будь уверен.

- Я в маленьком курортном городке на берегу одного из великих океанов. Тебе сказать адрес?

- Серж, ты обчистил меня почти на три миллиона в долларовом эквиваленте. Ты думаешь, что такое можно простить?

- Если точнее, то на три миллиона тридцать одну тысячу. В штатах евро, фунты и франки дороже, чем во Франции.

- Вот гад! Он ещё и издевается надо мной!

- Антуанетта, извини, так уж получилось.Ты меня больше не любишь?

- Нет, нет и нет! Я буду умолять Бога, чтобы он поскорее упрятал тебя в темницу. Таким как ты нет места в обществе.

- Что ты имеешь ввиду под словом общество? Сборище откормленных индюков на твоих презентациях? Или свою ненаглядную Джульетту, которая меряет всех на вес имеющегося в их карманах золота?

Три дня она молчала, после чего снова прислала письмо:

- Сама не понимаю, почему я люблю этого предателя и вора?

- Антуанетта, наверное потому, что это не есть мои достоинства, а всего лишь слабости. Я очень по тебе скучаю.

- Гад! Гад! Гад!!!

Глава 39. Почему девочки любят плохих мальчиков?

Через две недели с начала нашей переписки, Антуанетта уже не помнила о своих потерянных миллионах, а думала лишь о моём физическом возвращении. Она поняла, что я стОю гораздо больших денег:

- Серж, у меня все выпрыгивает из рук. Я представить себе не могу, что тебя поймают и посадят в тюрьму. Я не переживу этого.

- Дорогая, но этот процесс необратим. Чего желала, то и получишь.

- Малыш, давай я к тебе прилечу и мы обдумаем, как тебя спасти от решётки. Где ты сейчас?

Вот чего мне меньше всего хотелось, так это возвратить Антуанетте её деньги. Ведь она бы все равно их у меня выцыганила под любыми предлогами. Поэтому, я решил сперва их потратить, а потом прийти к ней с повинной: мол, спаси меня от острога, волшебница Антуанетта, преврати меня из Григория Гансбурга в человека-невидимку. Чтобы я мог проходить через пограничные кордоны в салон самолёта без виз и документов, а по прилёте в аэропорт и спустившись с трапа, шёл напрямую к стоянке такси, открывал дверь, садился на переднее сиденье и говорил: "Командир, гони в центр!". А водитель в этот момент видел бы только свои ненаглядные двадцать евро, ведь ему ничего кроме этого собственно и не нужно:

- Дорогая, я нигде. Я в межпланетном пространстве. Я там, где никогда не побывает большинство из родившихся, а в последствии умерших людей. И тебе тоже не попасть в этот, мой далекий, находящийся где-то на задворках вселенной мир. Вокруг меня нет людей, а только планеты, звезды, кометы. Вокруг меня межзвёздная пыль. Мне ни тепло, ни холодно, ни кисло, ни сладко. Я нигде.

Глава 40. Три лимона золотых яиц в одной корзине

Из Нью-Йорка до Ричмонда (район тихоокеанского Сан-Франциско) я добирался пятеро суток. Вот ассортимент транспорта: грузовик Форд, 1984 года образца, внедорожник Лэнд Крузер, 2000 года, электрический велосипед фирмы Ауди, 2013 года образца , пеший ход (не менее 50 км), ну и ещё незначительные пересадки. Мимо меня проехало не менее 100 полицейских машин за весь маршрут, но ни один блюститель беспорядка, даже не удостоил меня своим малейшим вниманием. Они искали кожаный портфель с тремя миллионами в долларовом эквиваленте, а при мне был большой плюшевый Микки-Маус, с животом, в котором грелось целое состояние. Если полицейский и машинально взглянул в мою сторону, то уж наверняка не в мою, а в сторону своих наивных детских фантазий, далёких от циничной действительности.

Деньги буквально были мне в тягость, но я не торопился осчастливливать ими приставучих таксистов, мне хотелось добраться до побережья, снять у частника скромный угол и заныкать часть своего внезапного богатства по углам, лесам, лугам и горам. Три миллиона яиц в одной корзине - это уж слишком!

Сан-Франциско удивил беспечность, провинциальностью, несмотря на свои внушительные небоскребы-ракеты и количество банков. А ещё хиппи - неотъемлемым антуражем Калифорнии.

Вот как раз в стиле хиппи я и принарядился: в какую то расклешоную джинсовую рвань, на руки повязал разноцветные фенечки, ну а в качестве контраста обзавелся не первой свежести газеткой "Вашингтон пост", для пущей колоритности.

Глава 41. Подержал гранату? Не скупись - перебрось другому

Конечно же, во Франции, под тёплым крылышком Антуанетты мне всего хватало. Несмотря на перипетии бизнеса и связанные с этим частые перелеты, мы возвращались в Париж чтобы развлекаться, а не только вкалывать. Уж на это крсавица не скупилась. Помимо всего я приобщился с её благословения к настоящей русской живописи. Ведь Антуанетта ещё и перепродавала искусство. Мне не составило бы труда увести из её парижского тайника пару шедевров, например Коровина, или Крамского, но... Но с этими полотнами бы я и спалился. Такие вещи на улице не продаются, а тыкаться с ними по неизвестным французским людям - это значит ходить без шеста по канату. В Европе в полицию не стучат только русские. Потому что стучат на них.

Коровин Константин. Бульвар Капуцинок, 1911

"Чего тебе не хватало?" - спросила она меня в гневе. Ну разве это не унизительно? А я у нас что, "Портрет неизвестной" передвижника Ивана Крамского? Которому достаточно соответствующих хранению условий и периодического пылесошения. Или статуэтка работы Родена, сломанным носом которого можно колоть грецкие орехи, и она от этого становится только крепче. И соответственно дороже.

А действительно, чего мне не хватало? А тебе, дорогуша чего не хватает, что ты продолжаешь колесить по взлетно-посадочным полосам в поисках очередной наживы? Садиться в самолёт, когда на улице пятьдесят градусов жары, а выходить из него, когда на почве заморозки. А чего не хватало твоему любезному управляющему нью-йоркским банком с двумя филиалами в Австралии? Сидел бы себе на пенсии, на террасе в своём маленьком загородном луврике и расчесывал своего любимого водолаза после его водных процедур. Но ему этого было мало. Ему захотелось подержать в руках мою деревянную гранату, которая в русском просторечьи так и называется - "лимонка". А я её отныне переименовал; теперь она у нас называется трехлимонка.

Глава 42. Как русский дух, так Русью пахнет

Моё появление в Ричмонде не вызвало каких либо подозрений у местной полиции. Туристов здесь невпроворот, поэтому, как только я управился с рассортировкой денег по надежным местам, сразу же решил перевоплотиться в того, кем я и стал в последнее время - в миллионера. Прежде всего замаскировался. Причём сделал это самостоятельно, без посторонней помощи. Подобрал колор типа махогон и покрасил волосы на голове и бороду. Не думал, что мне после этого будет приятно на себя любоваться. В природе такая шерсть наверное у орангутанга или у лошади Пржевальского. Но миллионеры вне природы. Они выше, они недосягаемы, они в стратосфере. Могу я в конце концов покраситься в лошадиную масть? Так вот, чтобы отбросить сомнения, я смог.

Барахло хиппи я выбросил в контейнер для секонд хенда, а вместо этого нарядился в костюм южно-африканского колонизатора, бежевого цвета, купил коллекционную бриаровую трубку, инкрустированную золотом и сапфирами, новые швейцарские часы, перстень с голубым бриллиантом. Посмотрел на себя в этом наряде в

зеркало и понял, что ни один нормальный полицейский связываться со мной не пожелает, ему же будет дороже.

Вот в таком колониальном виде я вышел под вечер к океану.

- Дедушка, Вы из Москвы? - спросила меня девочка лет восьми, когда я изучал глазами на горизонте то место, куда уходит отдыхать солнце.

- Найн, найн! Нихт, нихт! - попытался я возразить девочке на немецком языке с краснодарским акцентом.

- Извините, - застеснялась девочка и убежала в направлении разноцветных домиков в викторианском стиле.

"Вот, черти!", - подумал я ей в дорогу. От русских уже и в Америке прохода не стало. Один раз в жизни захотел почувствовать себя аристократом, и то не дали. Ну да ладно, из Москвы, так из Москвы, дедушка, так дедушка, какие проблемы?

Глава 43. Лучше бы ты утонул в Сене

- Любимый, почему ты так редко мне отвечаешь? Я беспокоюсь. Ты увлекся другой женщиной? Почему не хочешь поговорить по скайпу? Пришли мне хотя бы фото, я очень скучаю по тебе.

- Антуша, извини, просто мне приходится много конспирироваться. Ты ведь знаешь, что интерпол - это могучая организация. А скайп у меня почему-то не закачивается на нетбук.

- Тогда пришли мне фотку.

- Фотку тоже не могу. Вдруг ты работаешь на ФБР? А я сейчас загримирован под вождя краснорожего индейца племени вау-вау. Меня сразу же вычислят тут в Мексике. Ой, нет! На Филлипинах! Или даже нет - на Мадагаскаре.

- Ты мне опять врешь! - закипела Антуанетта.

- Как ты можешь об этом знать? Сердце подсказывает?

- И сердце и женская логика. Тебя из штатов не выпустят, и даже те грязные деньги, мои, заметь, деньги, украденные тобой, тебе не помогут. У них через границу даже птица не пролетит незамеченной.

- Антуанетта, но я не птица. Я орангутанг издевательско-красно-коричневого цвета. А ещё у меня лошадиная грива. Кто меня станет в таком натуральном виде задерживать? Скачу себе и скачу без стыда и совести по полям, морям, спускаюсь водопадами, короче лечу, куда хочу. Но по прежнему тебя очень чувственно люблю и надеюсь, что ты выпутаешь меня из сетей всемогущего интерпола.

- Серж, именно об этом я сейчас и думаю. И кое-что делаю.

- Вот даже как? И что же?

- Этого я не могу тебе написать. Вдруг ты сдался под залог властям и работаешь в пользу расследования? Я по твоей милости тоже под подозрением и меня уже четыре раза допрашивали.

- Дорогая, извини, сам с собой ничего не могу поделать. Такая натура.

- Да нет, это я дура, что подобрала тебя в Сене. Лучше бы ты тогда утонул!

- Знаю, что лучше. Значит была не судьба. Ещё успею.

Глава 44. Романтическая эротика по полной программе

Как то в переписке Антуанетта напомнила мне об одном из наших романтических вечеров в Панаме. Да я и сам о нем не забывал. Это действительно выдающийся вечер, а вернее ночь. Это нужно было снимать на камеру и сразу без дополнительной обработки подавать на ютюб. Я думаю, что миллиард зрителей - это был бы ещё не предел

После изнурительно-утомительного дня, мы выспались под вечер и ко мне пришла авантюрная идея:

- Дорогая, уверен, что в пару милях от берега на море будет приятно прохладнее, чем торчать в этих индейских забегаловках. Предлагаю взять пару бутылок чинзано и угнать нашу яхту. А Андре мы ничего не скажем.

Антуанетта сперва задумались, а затем ее как тряхонет:

- Гениальная идея, малыш. Как это я не догадалась раньше? Мы можем расслабиться на яхте по полной программе, ведь вокруг будут одни дельфины!

- И я об этом.

Мы втихоря вышмыгнули из отеля, взяли такси, заехали в ресторан на берегу, затоварились итальянскими напитками и морской разносортицей, и прибыли на причал. А таксисту поручили в восемь утра за нами вернуться.

И вот мы в двух милях от берега, на третьей палубе с джакузи и фонтанчиком в виде вращающейся карусели с цветомузыкой. Антуанетта нацепила себе на талию какие-то перламутровые ожерелья времён Христофора Колумба, а мне на голову взгромаздила венок с грифовыми перьями. Больше собственно на нас ничего и небыло.

Божественное вино чинзано нас завело с полоборота, кроме того мы надегустировались кубинских сигар, и после этого потеряли не только стыд, совесть, приличие и разум, но и равновесие. К тому же яхту слегка тоже покачивало.

Я уже точно не помню сколько раз мы повторили друг другу слово "люблю" и в какие позы не изворачивались в бассейне и на снежнобарсовых шкурах, но весь этот многосерийный полнометражный эротический фильм стоил того, чтобы он остался в нашей памяти надолго, а может быть и навсегда.

Глава 45. Астрономические масштабы приземленной любви

В Сан-Франциско по части тепла и ласки я тоже не унывал. В Ричмонде, к моему изумлению работал целый синдикат по продаже любовных утех, причём состоящий исключительно из представителей России, Украины и Белоруссии. Сутенёр на телефоне, по кличке Калитва, привёз в мой особняк сразу трёх девушек на выбор:

- Мистер Серж, добрый вечер, мы приехали, - густым баритоном приветствовал меня он на крыльце.

- Привет, Калитва, я примерно таким тебя и представил, именно крупным парнем в золотой цепью с палец толщиной на шее.

Он немного смутился:

- Да вот таким уж родился, ничего не поделаешь, мистер Серж.

- Каким это таким? Весом в сто килограммов? И с золотой цепью?

- Да нет, я имел ввиду - крупным.

- Хорошо, Калитва. Ваши условия я понял, ну а девушек я рассмотрю по ходу знакомства. Ты ведь не будешь против, если они останутся у меня все втроём и до утра?

- А Вы не шутите, мистер Серж? Это ведь дорого.

Я достал свой элегантный бумажник из зелёной крокодиловой кожи и отсчитал ему двадцать пять сотенных:

- Этого достаточно, Калитва?

Сутенёр, как мне показалось, даже окосел от счастья:

- О, ес, мистер Серж, этого вполне хватает.

- Ну, тогда если тебя не затруднит, то приезжай за ними в пять утра, пока соседи вокруг будут ещё спать. Получишь ещё триста баксов за неудобства...

Давно я не чувствовал себя молодым сайгаком. А в этот раз почувствовал. Девушек звали Милочка, Лерочка, Стешенька. Конечно же это были не настоящие имена, а всего лишь ники, но мне от этого стало ещё забавнее и любовнее.

Из всех трех красавиц именно Стешенька произвела на меня самый впечатляющий эффект. Она родилась где то под Полтавой, а как только вошла в соответствующий данной профессии возраст завербовалась с помощью Калитвы и его подельников, используя манипуляции с грин картой. Уже Милочка и Лерочка вовсю храпели в моей опочивальне, а мы со Стешенькой все ещё потягивали баночное пиво на террасе и считали на небе звёздочки.

- Вон там, правее, да нет же, чуть левее, и немного ниже, вот видишь? Это Марс, - просвещал я красавицу.

- Да нет же, Серый, ты ошибаешься. Марса в Америке нет и быть не может! Я тут уже все звезды знаю - это Венера!

- Ты уверена?

- Ну конечно! Зайчонок, подкури мне пожалуйста сигару, я люблю держать в руке толстые предметы.

Я откромсал кусачками кончик сигары, раскочегарил её и протянул Стеше:

- Вот тебе толстый предмет. Но имей ввиду, что он дымится.

- Серж, а у меня все толстые предметы дымятся. Ты разве не почувствовал?

Это было действительно смешно. Я нежно погладил её загорелые голые бедра:

- Стеша, как не почувствовать, если я даже Венеру от Марса не могу уже отличить?

И вдруг она запела:

" Он бы подошёл, я бы отвернулась,

Он бы приставал ко мне, я б ушла.

Он бы отошёл, я бы улыбнулась,

Я его до паники б довела,

Вот таки дела, ла, ла, ла, ла,

Вот таки дела..."

Глава 46. Я пошла в душ...

- Серенький, если ты будешь так редко меня к себе вызывать, то я сама стану приходить к тебе в гости, например в свой выходной.

- Стеша, не вздумай! Они тебе этого не простят.

Мы снова сидели с ней на террасе и наслаждались безветренной звездной ночью. А звезды периодически ныряли в океан и мы уже не по первому десятку раз загадывали вслух свои сокровенные желания.

- Кто не простит? Калитва и Грач? Ха-ха-ха! А что они смогут мне сделать? - бравадилась Стеша, - да пусть только попробуют не простить! Я им пооткусываю их самые важные ценности. Они ещё не знают на что способна я, если меня обидеть.

- Стеша, ты красавица не хорохорься, это бизнес, и ради своих денег они могут на многое пойти.

- Серж, а я что, не человек? У меня разве не может быть личной жизни?

Разве я не имею прав на собственное счастье? Я не могу прийти к любимому мужчине?

Стеша, как мне показалось, была на таком эмоциональном всплеске, что мне нужно было как-то её остудить:

- Дорогая, хорошо, хорошо, ну что ты так разволновалась, конечно же ты имеешь на все это свое право. О, посмотри, кажется опять Венера ярче всех засияла. Конечно имеешь право, Стешенька, какой базар? Только вот насчёт любимого мужчины ты не перегибаешь? Я разве не старый для тебя? Тебе нужен такой любовник, как например Калитва, по возрасту.

- Серж, мне не интересен твой возраст. Сколько тебе? 35? 40? 45?

- Ну, допустим где то рядом, а что тогда тебя ко мне притягивает? Может быть мой зелёный бумажник? - тут я почувствовал, что она меня щипает где попало и сразу двумя руками.

- Серж, ты неисправимый циник! Я сейчас не у Калитвы или у Грача, а у тебя что-нибудь откушу!

- Сдаюсь, сдаюсь, Стеша! Прости, виноват, готов исправиться.

- Ну то-то же, мальчишка, помолодел хоть лет на пять? Отвечай!

- Какой там на пять! На все двадцать пять, не меньше.

- Верю, Сержик, но нужно проверить - я пошла в душ...

Глава 47. Вежливые представители черного бизнеса

Несмотря на то, что я и так примерно раз в три дня вызывал к себе Стешу через фирму, она как то ранним утром позвонила мне сама:

- Зайчонок, привет!

Я сначала не понимал, с чем это связано, но позже догадался, что у девушки сегодня выходной и она решила меня очаровать своим посещением вне службы и в порядке доброй воли. Она решила подтвердить тем самым свои ко мне чувства.

- О, привет, красавица! Очень рад, что вместо своего отдыха ты предпочла вспомнить об одиноком и никому не нужном мужчине, что решила поухаживать за ним: сварить кофе, сказать тёплые слова...

- Серж, это действительно мое желание, не шути так больше.

- Хорошо, Стеша, прости меня и имей ввиду, что это была добрая шутка. Тебя встретить на набережной, или ты сама ко мне подьедешь?

- Серж, я на машине, поэтому подьеду сама через полчаса. Выйдешь?

- Конечно, о чем речь?

Мы весело отметили Стешин выходной и ничто не предвещало неприятностей. Но мы были наивны в наших любовных шалостях. Уже на следующий день к моему особняку подъехал чёрный матовый ленд ровер и из него вышли в направлении к парадному входу двое: хорошо мне известный Калитва и пока ещё неизвестный, но видимо жаждущий близко познакомиться, Грач. Мне его рожа сразу же не посулила дружеского к ней расположения.

Я вышел в халате на крыльцо и предложил ребятам войти в дом, но они никак на это не отреагировали, а сразу же начали деловой разговор, первым говорил Калитва:

- Мистер Серж, Ваше поведение вызвало у нас негативные эмоции. Это мой директор, он Вам все скажет.

Нет, в целом Грач на меня не наезжал, но в его манерах было что-то зловещее. Я понимал, что задета честь фирмы, что из под его контроля вышла святая святых банды - пополнение её бюджета. Что мне оставалось сделать, кроме как признать свою вину? По всем понятиям я действительно нарушил кодекс и пошёл на поводу у легкомасленности. Он, Грач, так мне прямо и сказал, мол, тебе, мистер, баб в городе мало? А если так, тогда мы тебе привезем их десять штук. У тебя, мистер, что, нет денег? А если есть, тогда в чем проблема?

Если бы я был прав, то меня бы ничего не оостановило послать их двоих к етэнтой матушке и со своим немалым капиталом наити против них в городе защиту. Но я был не прав.

Больше Стешу я никогда не видел. Калитва привозил мне кого угодно, но только не её. Однажды Лерочка мне намекнула, что Стеша помнит обо мне и очень скучает. Вот именно поэтому её ко мне и не везли.

Глава 48. Кофейный аромат любви. Хелка

Мой ричмондский особняк мало чем выделялся среди ему подобных на местном побережье. Меня абсолютно не заботило его энергообеспечение, ведь автоматика работала как часы. Какую ты хочешь температуру? Вот этой синенькой кнопочкой и установи. А какая влажность воздуха тебя интересует? Для этого существуют ещё три кнопочки разных цветов. Вот сухая влажность, а это влажная сухость, ну а это морское озонирование. Одним словом цивилизация. Но вот однажды у меня не сработала кнопка регулирования тёплой воды в душе. Вода была около девятнадцати градусов и эта температура застопорилось. Я вызвал соответствующую службу. Нужно отдать должное ее оперативности - мастер появился у меня на пороге через двадцать минут. Но это был не хмурый с бадуна водопроводчик, это была молодая, чрезвычайно симпатичная девушка:

- Хэллоу, сэр! - приветствовала она меня на не чистом английском, - я есть мало говорить русский язык, у Вас проблемы с теплая вода?

Я даже не сразу сообразил, о чем это она мне толкует? О какой-то тёплой воде. Ах, о тёплой воде! Тут я вспомнил, для чего я её собственно вызвал, ведь у меня проблемы с тёплой водой. А заодно и с общением, ведь целыми днями я слышу чужую речь, и лишь иногда вечерами разговариваю с восточноевропейками на террасе или в постели. А тут подвернулся удобный случай поговорить на ломаном английском, например о тёплой воде.

- Хай! - улыбнулся я ей так, как обычно делаю это перспективным для себя молодым красавицам - с некоторым пренебрежением, скажем так, для их пристального размышления.

Её звали Хелка, она по происхождению была финкой, но родины своей почти не знала, потому что родители приехали в Сан-Франциско когда ей было еще пять лет. При ее сногсшибательном виде я сперва подумал, что это какая то голливудская актриса ищет себе жильё на время отдыха и случайно забрела ко мне. Именно так она выглядела: русые натуральные кудри до плеч, огненно-красные, манящие к безголовой любви губки, белая блузка в мелкий лиловый цветочек и новые, словно только что из магазина, джинсы. Они так плотно обтягивали её чуть худоватые бедра и особенно вдохновительный центр, что мои глаза не успевали перепрыгивать по Хелке то с юга на север, то наоборот.

Кроме того, что девушка была не ну шутку привлекательна, к тому же она оказалась со знанием своего дела. Открыла пластиковый щиток на стене, что то там понажимала, заменила какую-то финтифлюшку и моя вода пришла в регулируемую норму.

Хелка собралась уходить, а я попытался на выходе ей предложить двести баксов за работу:

- Мисс, пожалуйста примите мою благодарность, Вы отличный мастер!

- О, нет, нет же! - возражала мне она, это гарантийное обслуживание - Вы уже оплатили его в начале месяца, сэр.

Мне не хотелось её просто так отпускать, не познакомившись поближе, поэтому я придумал шахматный ход:

- Мисс Хелка, я хочу отправить на родину посылку для своих школьных друзей. Они настоящие кофеманы, а я в этом мало соображаю. Накупил разных пакетов и всевозможных сортов, но никак не выберу - пробую, а они для меня все одинаковы. Вы что-нибудь понимаете в кофе?

Ну какая уважающая себя американка не соображает в кофе? Вот и я так решил, что Хелка попадется на этот мой завуалированной крючек.

И она попалась:

- Сэр, конечно же, я с удовольствием Вам помогу с этим справиться. Покажите мне, что вы купили?

Вот так мы и познакомились. Через день я позвонил ей, встретил после работы и мы пол ночи танцевали в ночном клубе в центре Сан-Франциско. А ещё через два дня Хелка меня так страстно любила в моём особняке, что это было похоже на самый ароматный и самый крепкий кофейный напиток, который мне приходилось когда либо пробовать.

Глава 49. Матч-реванш

Одним прекрасным солнечным утром я проснулся как обычно (к полудню), опрокинул треть стаканчика своего неразлучного Джека, и включил компьютер. Кроме спама в почте сияло письмецо. Моя любимая французская милиардерша решила меня чем то порадовать? Так и есть:

- Малыш, салют, я нашла для тебя очень профессионального хирурга! Он живёт в Берне, в Швейцарии, но готов приехать в Нью-Йорк, арендовать на время операции кабинет, или даже клинику, и сделать с твоим лицом все, что твоему лицу угодно! Ты рад?

Как я мог быть рад тому, что из меня, космического бизнесмена всея Израиля, сделают черти кого, похожего на черти что, причём с помощью металлических инструментов? Я не стал пока отвечать Антуанетте, мне нужно было обдумать этот неожиданный для меня шаг.

С одной стороны, неплохая идея перевоплотиться в какого-нибудь швейцарского водителя автобуса, перелететь в Европу и затеряться где-нибудь на итальянской ривьере в маленьком поместье с пальмачками и кипарисиками. Но... Но как переправить туда свои капиталы? Ведь Антуанетта с меня глаз не спустит сразу же после операции. Ведь она наверняка прилетит лично в Нью-Йорк, наймет сыщика, будет охранять меня круглосуточно. Ей нужен реванш, ей нужно восстановить все, что она потеряла и потеряет еще: свои три миллиона, все расходы, которые ухлопала на моё содержание, деньги на пластическую операцию и на новые документы. Но главное, ей нужно восстановить всю полноту власти надо мной - непослушным проказником, несносным мальчишкой, который посмел ей перечить, ей, французской королеве Антуанетте!

Неизвестный художник. Королева Мария-Антуанетта, 18 век

Глава 50. Долина смерти. Запах ружейной смазки

Я не пользовался автотранспортом в аренду, хотя выбор был - и в смысле предоставления таких услуг, и в плане ассортимента машин. Случайное общение с дорожной инспекцией могло испортить мне беззаботный отдых на неопределенно долгие годы, поэтому я брал такси и часто целыми днями разъезжал по Сан-Франциско и его окрестностям.

Однажды я выбрал прохладную погоду и в ночь отправился в национальный парк "долина смерти". Нет, конечно же не за смертью, а за приключениями. Почти до рассвета я дремал на заднем сиденье, а водитель - молодой афроамериканец Томас гнал на всех парусах. Я хотел, пока будет не столь жарко, взять на прокат лошадку и порезвиться на ней по пустыне. Для этого я прикупил ковбойскую одежду от фирмы левис, какую-то раритетную ковбойскую шляпу, соответствующую обувь. Хозяин лавки предлагал и пару кольтов, на что я ему лишь мило улыбнулся. В такую жару в долине смерти мог встретиться только мираж. К моему выезду (а было уже порядка 9 часов утра) солнце пришпаривало как в настоящей пустыне. Но меня не пугала жара - оба боковых ранца я набил термосами с ледяной водой и таким же виски. Итак, вперед, в долину смерти!

Чтобы не заблудиться в пустыне, я адаптировал в мобильнике навигатор, кроме того купил армейский компас, которым, кажется, успели кроме меня воспользоваться ещё во времена вьетнамской войны. А ещё, на протяжении всего маршрута нас с лошадкой сопровождал гид - рыжий койот. На что он надеялся, для меня оставалось загадкой до позднего вечера. Сперва я подумал, что ему просто скучно одному в пустыне, а всех друзей он давно съел, вот привязался к нам. Но разгадка тайны оказалась самой банальной, и её мне поведал таксист Томас, когда мы возвращались в город:

- Да нет, же, сэр! Это был ручной койот, наверняка он живёт у кого нибудь из местных индейцев. Просто таким образом он зарабатывает себе корм. Туристы обычно кормят его остатками сендвичей.

- Да, но малыш очень рисковал, ведь если бы я купил у хозяина лавки парочку кольтов, то ему могло бы не поздоровиться!

Томас повернулся ко мне и обнажил свою белозубую улыбку:

- Сэр, дело в том, что у койота нюх за сто миль, и он как никто знает запах ружейной смазки.

Глава 51. Почему мужчины лгут женщинам

Но в пустыню я, ведь ездил не просто для развлечений. Там я сделал несколько фото своей благодетельнице Антуанетте. В ковбойском наряде, и особенно в раритетной шляпе, на фоне песчаных барханов, под палящим солнцем долины смерти, получилось незабываемое селфи. Ещё одна фотка изображала сцену, во время которой я даю пить из термоса лошадке по кличке Айлюс. Другая фотка запечатлела невдалеке нашего гида - рыжего кайота. Ну и ещё парочка пейзажей в горах. Всю эту пёструю галерею я прикрепил к следующему письму:

"Антуша, привет!

Извини, что всю неделю тебе не отвечал - таковыми были чрезвычайные обстоятельства. Сразу тебя успокою: все обошлось без крайностей, но мне нужно было срочно уносить ноги из моего тихого убежища на берегу океана. Каким то небесным чутьем, я заподозрил, что мой сосед через двор за мной следит и докладывает об этом в полицию. Да я и сам тут, кажется, загостился, и на обычного туриста-ротозея стал мало похож. Если бы я после ужина не сбежал, то уверен, что обедал бы уже в камере. Я не знаю, возможно у них очень питательные обеды, но я решил припасти свой недюжий аппетит для более домашней еды.

И вот теперь я нахожусь в полной безопасности среди индейцев племени чероки в далёкой от цивильного мира резервации. Эту симпатичную лошадку я назвал с твоего заочного позволения Антуанеттой, а этого не менее привлекательного волчонка-лисенка именовал Жаком, в честь нашего любимого пушистого котика.

Индейцы оказались гостеприимными ребятами - разместили меня в отдельном вигваме, здесь даже есть телевизор, но он ничего не показывает. Кроме того имеется микроволновая печь, но она ни о чем не микроволнуется. Поэтому барашков я зажариваю на костре, курю индейскую трубку мира и часто думаю о тебе.

Целую, твой неустрашимый ковбой."

Вот такой ход индейской лошадкой я решил сделать. Порезать швейцарским скальпелем своё пока ещё вполне молодое лицо во имя долгожданной встречи с возлюбленной, я как то не очень торопился. И самое главное - у меня был заныкан целый ворох конвертируемой валюты. Моей валюты! Заработанной неутомимым трудом в сочетании со здравым смыслом.

Глава 52. Кто лжет правдивее

Так а кто же лжет больше: мальчики или девочки? Лгут все, лгут много, лгут профессионально. Это такое соревнование - кто кого оболжет? Цель проста - прикрыть свои уязвимые места, спрятать свои заплатки, через которые можно будет добраться до правды. А правда, она голая, незащищённая, слабая и ранимая. Поэтому её все прячут, чтобы другие не воспользовались. Вы спросите, мол, как же нам теперь жить? А по прежнему - лгать, лгать и лгать. И желательно профессионально.

Вот что мне ответила на письмо с фотографиями Антуанетта:

"Серж, я восхищена тобой! Ты такой ковбойский парень, оказывается! Ты настоящий Макенна или даже Чингачгук вождь чероки! Ты так мило ухаживаешь за лошадкой, я очень тронута твоим чутким поступком!

Если бы ты знал, как я переживаю за тебя. Серж, если тебя поймают, то сама не знаю, что сделаю с собой. Ты мне дорог, малыш, несмотря на то, что ты такой лжец и предатель. Если бы я знала, что тебе нужны были деньги, то отдала бы половину своего состояния. Но я боялась, что ты умыкнешь от меня с этими капиталами, и я никогда тебя больше не увижу, никогда. Ведь я полюбила тебя с первого взгляда, именно в тот момент, когда мы поймали тебя в Сене. Для меня тогда, представь, перед глазами ходуном заходила Эйфелева башня. Как будто именно тебя я ждала всю свою молодость, и намеренно никого к себе близко не подпускала. Я ждала тебя! Серж, ты слышишь меня? Ждала и теперь жду единственного тебя!.."

Не буду вас дальше утомлять этим любовным лепетом, потому что вы наверняка заметили, что в нем так же достаточно лжи. Как, впрочем и правды. По части любви Антуанетта не врала, это я чувствовал с того самого часа, когда она впервые заглянула в мой временный лазарет на яхте, там, на Мальдивах, среди кораллов и голубых звёзд. И одновревременно в данном письме явно прослеживается её интерес к возврату своих миллиончиков, которые она так бесславно потеряла. Терять никто не любит. Даже собаке обидно, если она выронит из-за преследования драгоценную косточку, а уж человек... Человек, потерявший три миллиона в долларовом эквиваленте может очень серьёзно заболеть. Но вот верни он себе эту сумму - моментально наступит исцеление.

Глава 53. Нашел доллар - заплати с него налог

Приближалась зима (что для Калифорнии равносильно черноморской осени) и я решил на пару месяцев переместиться чуть южнее в Санта-Барбару. Городок очень уютный, там теплее и в отличие от Сан-Франциско там моложе. Столько симпатичных и раскрепощенных красавиц, пожалуй не встретить на всем побережье. И если честно, мне надоела ричмондская кислая русскоязычная публика. Я там не чувствовал себя настоящим миллионером. А в Барбаре, представьте, почувствовал.

Официантку в ресторане отеля звали Джастина. Она училась на какого-то там финансиста, но вот уже второй год была в академическом отпуске - зарабатывала на дальнейшее обучение. Деньги её очень интересовали, поэтому, как только она поняла, что я здесь серьёзно и надолго, то стала ко мне сверхприветлива и сверхлюбезна. Ещё бы! Ведь я не мелочился с банковской карточкой (которой у меня, кстати и не было даже во Франции), я доставал из заднего кармана свой элегантный крокодиловый бумажник, отсчитывал хрустящие купюры, в том числе пятьдесят баксов сверху и жестом широкой благодарности вкладывал деньги в кожаную книжечку с меню. Джастина мгновенно подбегала, благодарила меня не меньше, чем господа Бога, и долго смотрела во след, пока меня не подхватывал скоростной лифт, уносящийся в поднебесье отеля.

Я арендовал безвременно, по факту оплаты пентхаус. Конечно он был несколько скромнее, чем тот в котором я томится от одиночества в Нью-Йорке, когда мы покупали с Антуанеттой банк. Но... Но каков вид на море! Особенно вечером, когда корабли и яхты включали разноцветную иллюминацию. Очень романтично, особенно если вдвоём.

Уже через неделю от моего приезда Джастина стала прибегать ко мне по своим выходным. У неё был график два через два, поэтому мы виделись помимо моих завтраков и обедов в ресторане, ещё и в моём номере.

- Джастина, а ты не боишся, что твой босс тебя турнет за безнравственное поведение?

- Да нет же, Сержик! Это, ведь, Америка. Нашёл доллар - не забудь заплатить налог.

- Джастина, я не понял, ты что ему отстегиваешь от своего ночного заработка? Он что твой сутенёр?

- Да нет же, он не сутенёр, он мой босс. Ведь ты живёшь в нашем отеле, а он имеет отношение к его собственникам. А все деньги, которые ты здесь оставишь во время своего пребывания - это плата за услуги оказанные тебе нашим заведением. А что мы для тебя сделаем: накормим, станцуем или утешим - и есть наша прибыль, от которой каждый, в том числе и кот на крыше, имеет свою долю.

Глава 54. Соблазнительный обман. У гильотины Робеспьера

Жизнь - это такой соблазнительный обман, многообещающая ложь, полоумный мираж. Она повесила на ёлку муляжи: пустые внутри и стеклянные снаружи фрукты, завернутую в золотую и серебряную фольгу скорлупу орехов, радужные фантики конфет. Она обозначила свои призы условными, но трепещущими душу каждого, именами-символами. Вера. Надежда. Любовь. Она же и повела нас, крепко сцепивщихся за руки, в свой непоседливый хоровод. А мы, ни о чем не догадываясь, танцуем, танцуем, танцуем... И в процессе этого идиотского головокружения, чуть пристальнее присмотревшись, обнаруживаем, что вместо сочных фруктов на елке висит лишь стекло, вместо настоящих орехов - скорлупа, а вместо сладких шоколадных конфет - разноцветные бумажки. Вот так и разбивается на мелкие осколки любовь, трещит под ногами вера и рвётся в клочья надежда.

К тому злополучному (а может быть наоборот) дню, когда я нырнул в полноводную Сену, и чудом был спасен Антуанеттой и её отважным капитаном, честно признаюсь вам, вокруг меня была пустыня. Люди что-то там ходили, говорили, сидели, ездили, но для меня уже они казались, чем то вроде заполненных пропаном газовыми баллонами. Неовеществленными пустотами, оболочками с вакуумом внутри. Или маленькими фабриками по переработке себе же подобной материи.

К парижскому крещенскому омоновению я до такой степени устал от жизни, что даже удивлён, почему это я не пошёл топором ко дну? Прилёг бы там себе возле утилизированной гильотины времён французской революции, и уснул бы беспробудным сном... Так нет же! У меня хватило сил (явно не ума) вытолкнуть своё величество на поверхность и уцепиться за спасательной круг. Кажется, это мгновение я припоминаю. Это был ослепительной белизны спасательный круг с оранжевыми полипропиленовыми кручеными веревочками, и с такого же цвета на нем названием яхты. Ну, а как называлась яхта, вы наверняка помните. Ровно так, как её хозяйка. Она звалась "Антуанеттой".

Глава 55. Сикорский, так Сикорский, Аляска, так Аляска

Минул почти год со дня моего рискованного обогащения. С деньгами я себя превосходно чувствовал, ведь у меня не было никаких обязанностей, кроме как их тратить. В то же время я не боялся и лишиться своей добычи.. Женщины лишь изображали любовь и страсть. Лишние квадратные метры только подчеркивали свой избыток. Шум ресторанов утомлял однообразием. Поездки отягощали неудобствами. Одним словом, морока. Но и возвращать Антуанетте без малого три миллиона долларов было бы глупостью. А в связи с тем, что пока она не вернет свою потерю, никуда от меня не денется, то тем более за своё будущее я был абсолютно спокоен.

Как-то в интернете мне попался сайт частной вертолётной компании. Фирма предлагала туристические полёты по всем штатам. Но меня не интересовали города, меня привлекала дикая природа. Я связался с фирмой по почте и она предложила захватывающий маршрут на армейском вертолете "Сикорский" на Аляску. Ну, что ж, маршрут, так маршрут, "Сикорский", так "Сикорский", Аляска, так Аляска. Какие проблемы?

После Санта-Барбары я проживал все в том же особняке в Сан-Франциском Ричмонде. Ранним утром, согласно нашей договоренности,

меня разбудили телефонным звонком:

- Мистер Серж, Хеллоу! Вертолёт будет через тридцать минут, а автомобиль уже стоит напротив Вашего дома. Водитель немного говорит по-русски, его зовут Эрман, он Вас подвезет к стадиону, счастливого путешествия, мистер Серж!

- Здравствуйте, спасибо за оперативность, я уже выхожу из дома, - отвечал я зевая и соображая что к чему.

Эрман за всю дорогу к стадиону ни то что по-русски, а даже по глухонемому ничего мне интересного не сообщил, лишь только осчастливленно улыбнулся, когда получил неожиданные чаевые.

Рокот вертолета сотрясал и трибуны пустого стадиона, и окрестности. Меня приветствовал экипаж состоящий из командира, пилота и бортмеханика. Это были достаточно молодые и довольно таки бравые американские ребята, которые на земле проводят времени наверное меньше, чем в облаках. Через пять минут я уже изучал качество отделки небоскребных крыш, а через десять минут играл глазами в морские кораблики. Мы брали курс вдоль тихоокеанского побережья на Аляску.

Глава 56. Первым делом вертолеты. Ну а девушки...

Уже поздно вечером наша летающая цитадель начала кружить над сгустком огней в океане - мы запрашивали посадку на авианосец, в название которого меня так никто и не посвятил. Пока в течение часа мы делали дозаправку и профилактику, я дремал в своём вип-номере вертолета, ну и иногда выглядывал в иллюминатор, наблюдая за техпроцессом. Нужно признаться, что военный вертолёт - это не особенно комфортабельное заведение, хотя и размещён я был в генеральской кабине, где имелся санузел, барчик с напитками и даже периодически работал интернет. Меня сопровождали на всем пути горячий, пропитанный топливом воздух и рев двигателя, который не заглушить наверное никакой шумоизоляцией в мире. Зато я за время полёта успел отлежать себе бока, благо наблюдать в иллюминатор за происходящим вокруг можно было прямо не вставая с прикрученной к стене кровати. Чем я в основном и занимался, потягивая из бутылочки чудеснейший ирландский джин. Я так к нему пристрастился в полёте, что и по прибытии на военную базу, на Аляску, ничего другого из спиртного не пожелал.

Военная база располагалась на крупном, в основном равнинном острове. Погода была хоть и штормовая, но зато тёплая. Едва спустившись с трапа, меня тут же впихнули на левое (видимо британский вариант) сиденье армейского закомуфлированного джипа и отвезли в отель. Отель назывался "Монреаль", хотя я так и не понял, почему у него было канадское название, возможно до Монреаля было тут рукой подать - каких нибудь пять тысяч миль горами, долами, лесами.

Отель охранялся и обслуживался единственным человеком. Её звали Мэри. Она служила уже два года в армии США в звании рядового, по контракту. Немного одичавшая от армейской жизни девушка вытянулась передо мной по стойке смирно, возможно так было положено по уставу, а может быть просто сделала это по привычке. Форма ей очень была к лицу, особенно набекрень пилотка, из под которой золотом стекали на ее худенькие плечики чуть вьющиеся волосы, связанные то там, то сям желтыми шелковыми ленточками.

Я хорошенько выспался и уже целый час ворочался на своей широкой, как вертолетная площадка, кровати, как в дверь постучались. Это была Мэри. Она принесла завтрак (а вернее это уже был полдник).

- Мистер, Вам что-нибудь ещё угодно? - спросила она меня так, как может спросить только женщина, то есть закомуфлированно-открытым текстом.

- Спасибо, Мэри, я обязательно воспользуюсь Вашим вниманием, как только мне что-нибудь понадобится. Ах, да, чуть не забыл. Когда, Мэри, заканчивается Ваше дежурство?

- О, мистер, моё дежурство не имеет окончания, я нахожусь в отеле всегда.

Это собственно я и хотел от неё услышать.

- Хорошо, тогда, возможно, Вы не откажитесь выпить со мной вечером на брудершафт настоящего ирландского джина?

Она сделала вид, что смутилась, а потом так ярко осветилась улыбкой, как будто ждала этого приглашения всю свою жизнь:

- А я могу до вечера подумать над Вашим предложением, сэр?

- О, ес! - отреагировал, не менее осчастливленный я.

Глава 57. С маленькой претензией на большую любовь

Мэри, кроме того, что была красавицей, ещё и оказалась классной поварихой. Она к вечеру исполнила такой румяный пирог, от которого я надолго не отходил. Начинка была самая, казалось бы обычная, но состав оригинальный: это был фарш из оленьей печени, грибов, жареного лука и местных специй. Причём, все ингредиенты в пироге участвовали разумно. Я искренне благодарил Мэри, а она, чуть уставшая от стряпни, однако, готова была выслушивать мои комплименты до бесконечности:

- Вы очень мне льстите, мистер Серж. Представляю, сколько несчастных девушек в одиночестве ждут Вас теперь. Блюдо моё самое скромное - все что оказалось под рукой, причем наспех.

- Мэри, это не блюдо скромное, а Вы. К тому же, выглядите не менее аппетитнее . Ну так что ж, выпьем и закусим теперь на брудершафт? - и я подсел к ней поближе.

- Хорошо, давайте рискнем, - потянулась в мою сторону чуть захмелавшая красавица.

Мы сделали по глоточку, поставили фужеры на стол и слились воедино в таком страстном поцелуе, словно не виделись ещё с прошлой жизни.....

Проснулся я в полном одиночестве. Светало. Невыветрившийся запах румяного пирога, чесночного салата, ирландского джина и, главное - запах Мэри, тут же мне напомнили вчерашний головокружительный аляскинский вечер. Я оделся и тихо вышел из отеля, пошёл по деревянному настилу в сторону соснового бора. Растительность была скудной, но все же мне удалось отыскать на поляне несколько желтых цветков, увы, безымянных для меня.

Представляю себе восторг девушки, когда она вышла из своего апартамента на рецепшн. В бутылке из под ирландского джина красовался маленький, но с большой претензией на пылкую любовь, букет.

Глава 58. Сериал "Парадоксы природы"

Вот так я всего лишь с ксерокопией русского загранпаспорта летал на военном вертолете, приземлялся на авианосец, и отдыхал на стратегическом объекте. Вертолетная фирма настолько была уверена в моей безупречной репутации, что при виде новеньких швейцарских купюр, даже и не решилась меня в чем то заподозрить - ей хватило копии моего паспорта, присланной по электронной почте, ну и моих словесных любезностей. А дальше все само собой зажурчало ручейком.

А вот Мэри, кажется, поняла с кем имела жаркую ночь. В её чарующих объятиях я так захмелел, что невольно проболтался о своих скитаниях по Европе, и о своём сказочном парижском спасении. Такое со мной иногда бывает. Когда она прощалась со мной на рецепшне, то тоже кое о чем проболталась мне на ушко:

- Серж, я знаю, что мы больше не увидимся. Такие мужчины, как ты, не возвращаются. Спасибо тебе за запоминающийся вечер и за... В общем за то, что оставил мне на память... то, что, надеюсь будет долго жить.

Сперва я подумал, что девушка имела ввиду мой скромный жёлтый букетик в бутылке с красной этикеткой из под ирландского джина. Но я ошибался. Сразу после того, как вертолет вспорхнул над лесом, я увидел в иллюминатор, на паперти отеля "Монреаль" девушку в пилотке. Из под пилотки на ее худенькие плечики стекали золотые локоны. Вот тут то я и догадался о всей серьезности её слов. Я оставил ей на память чью то новую будущую жизнь.

Почему Мэри решила родить именно от меня - этот случай, опять же из сериала с названием "Парадоксы природы". Уверен, что с её внешностью, ей не составило бы труда закадрить какого-нибудь полковника и быть всю жизнь под крылышком, в тепле и достатке. Возможно, впоследствии она так и сделала. А кого выбрала она в качестве отца своего ребёнка? Бродягу, ловеласа, лгуна, изменника и вора, по которому неумолимо тоскует решетка. Вот и пойми после этого: почему девочки любят плохих мальчиков?

Глава 59. Презент с миллионерского плеча. Ненормальный папашка

Мы вновь брали северозападный курс, мы двигались в сторону Беренгова пролива. Это место меня интересовало не по политическим соображениям, а по географическим. Я хотел с высоты вертолета увидеть и представить то, что существовало в доисторическую эпоху - я хотел увидеть сушу вместо моря. То место, по которому пришли люди из Азии в Америку. Я хотел пройти этот путь глазами, представить себе то, что давным давно стерлось из нашей генетической памяти. Мне хотелось самому, пусть виртуально, открыть Америку.

Топливо быстро заканчивалось, и экипажу приходилось залезать в неприкосновенный запас, чтобы дотянуть до очередного аэропорта или военной базы. По мере продвижения на север, я стал слегка замерзать, к тому же настенный обогреватель в моей генеральской кабине начал реже отключаться, что указывало на его излишнее усердие. Благо, ирландского джина Cork dry вертолетная фирма загрузила для меня на борт целых две коробки, плюс к тому же в литровой таре, поэтому жаловаться мне было грех. С американскими офицерами я быстро на той же почве нашёл общий язык. Я им с миллионерского плеча презентовала пол коробки напитка, поэтому они меня зауважали, несмотря на то, что я русский. После принятого ирландского джина (это я заметил ещё в отеле "Монреаль") - межнациональных барьеров нет.

- Мистер Серж, Вы есть любит пить русский водка "Горбачофф"? - спросил меня бортмеханик Билл.

- Меньше всего, Билли, я люблю русскую водку. Так уж получилось. Например, когда я работал над своим уникальным бизнес-планом в Нью-Йорке, то мне помогал мой добрый американский приятель "Джек Дэниэлс"

- Наверное Вы есть большой бизнесмен, мистер Серж? - продолжал любопытствовать Билл.

- Скорее, Билл, я не бизнесмен, а одинокий койот из Долины смерти. Не бывали там?

- Нет, мистер Серж, я есть много слышал о Долина смерти.

- Забавное место, будет возможность - используйте её. Заодно познакомьтесь там с койотом по прозвищу Жак.

Я немного задремал в своём вертолётном номере, и мне приснилась Мэри. Она шла по деревянному настилу в сторону соснового бора, а вокруг неё бегала и собирала жёлтые цветы белокурая девочка лет шести. Девочка что то лепетала на английском языке, потом на чистейшем русском спрашивает у Мэри:

- Мама, а почему мой папа так долго летает на своём вертолете? Когда он прилетит домой? Ну почему ты молчишь?

Мама вытерла утайкой с румяной щечки хрустальную слезинку:

- Наш папа, дочка, не умеет ходить по земле, так, как это делают все нормальные люди.

- А он у нас что, не нормальный?

- Да, доченька моя, он ненормальный.

Глава 60. Виртуальное открытие Америки

Христофор Колумб, Америго Веспуччи, Семен Дежнев и Витус Беринг - все те, без чьего участия мы бы долго ещё не имели представления об этой удивительной части света, были людьми подневольными. Открывая новые земли, ими двигали приказы, а теми, кто приказывал - нажива. Мною же управляло чувство причастности к своим далеким предкам, я хотел репродукции в своих глазах и в своём мозге того исторического момента, когда человек (а скорее всего ещё получеловек) перешёл босяком неширокий ручей и решил поохотиться в неведомых краях, например, на шерстистого носорога, или в крайнем случае пошукать по озерам карасиков.

Новая эта территория оказалась весьма продуктивной. Затем, уже с соплеменниками он углубился в многодневном походе на расстояние десяти-пятнадцати километров. И так далее. Чуть позже, он (или его сын) выкопал на противоположном берегу ручья землянку. Землянка понравилась родственникам... Вот так была открыта Америка в самый первый раз. Ну, а то, что её открывали и ещё раньше - эти случаи относятся к дочеловеческим существам, поэтому, во внимание их брать не будем.

Именно эти мысли посетили меня во время: то максимально высокого, то наоборот бреющего полёта на армейском вертолете "Сикорский" над Беринговым проливом. А на эти мысли меня наводили и очертания берегов, и просматривающийся рельеф дна, и острова Ратманова (Россия) и Крузенштерна (США). Конечно же все это сто раз поменялось под натиском природы, но так ведь и я не диссертацию пишу. Меня интересовало то, как это было, а не то, почему или отчего, или с какими допускали и посадками.

В Анкоридже - столице Аляски - я целые сутки отсыпался в тишине и благоденствии, пока бравые американские вертолетчики приводили в порядок нашу великолепно показавшую себя боевую машину. Сам городок оказался довольно таки цивильным, и в отличии от зеркально расположенного к нему через пролив русского Магадана, неплохим развлекательным центром. Представляю себе, какой бы Анкоридж был непролазной дырой, останься Аляска русской Америкой. Да и вряд ли он вообще бы появился на карте мира за семь тысяч верст от Москвы. Тут хоть бы за тысячу верст, в каком-нибудь Волгограде расхристанную вдрызг дорогу красными кремлевскими кирпичиками залатать...

Глава 61. 3000 франков за один поцелуй

С тех пор, как в далёком 1798 году, во времена Гельветической республики, впервые был введён в обращение швейцарский франк, отношение к нему, как к платежному средству менялось взависимости от направления ветра. Например, тёплые воздушные массы осени 2011 года стабилизировали курс и надёжность валюты. В связи с этим были унижены и доллар, и евро, и другие. А, например, в 1936 году, прохладными ночами великой депрессии франк потерял чуть ли не 30% своего золотого веса.

Одним погожим (это смотря для кого) утром 2015 года центральный банк Швейцарии пустил валюту на самотёк, и в результате франк подскочил и по отношению к евро, и по отношению к доллару. Это вызвало небывалую панику на мировых вылютном и фондовом рынках. Зато триумфальное шествие швейцарской валюты прибавило дополнительного пристижа её и без того богатым владельцам! Бедные, соответственно, пострадали.

Но, не будем, унывать, ведь деньги, это скорее виртуальная субстанция. Поэтому, плюс-минус тысяча франков (для того, кто ими беспредельно пользуется) - цифра скромная. А тот, кто не пользуется, то ему лучше себя этим и не утруждать. Хотя бы по той циничной причине, что его жизнь не стоит ни гроша.

Так уж получилось, что после дерзкого посещения нью-йоркского банка Антуанетты, у меня, скромно скажем завалялись несколько однотысячных швейцарских купюр, которые никто не решался менять. В банки и обменные пункты я (по известной причине) не захаживал, а в магазинах мне за такие номиналы покупать было нечего, да и продавцы работали в основном за доллары

Франки у меня похрустывали, как неприкосновенный запас в двух задних брючных карманах, и я про них даже не вспоминал. Вертолётной фирме я оплачивал сотенными купюрами, а тысячные пока пылились. Но вот однажды в Сан-Франциско, в ресторане получилось ими воспользоваться.

Было уже за полночь, и в зале оставалось несколько посетителей, зато варьете продолжало своё сумасшедшие выступление. Это я уже в который раз заказывал повторение своих любимых мелодий. Танцовщицы были безупречны. А особенно одна. Её звали Жузи. А родом она была из высокогорной Швейцарии, причём из маленькой деревушки, в которой числилось всего несколько домов. Жузи подросла и отправилась в Женеву на заработки, чтобы помогать деньгами своим стареющим родителям, плохо справляющимся с хозяйством. Уже через два года она сделала блестящую карьеру. Начав работать посудомойкой в ресторане отеля, она освоила обязанности официантки, затем полгода простояла за барной стойкой, а ещё через пол года уже танцевала и пела в варьете. А все потому, что понравилась хозяину варьете и заметелила ему разум своей красотой и оригинальностью. И, кстати, по её же инициативе хозяин нашёл работу для своей программы сначала в Сакраменто, а затем и в Сан-Франциско.

Кажется, я в тот вечер прилично наглотался виски, что меня понесло на любовные авантюры. Парочку раз я посылал на сцену официанта с конфетами и шампанским. Затем пригласил к себе за стол администратора. Он долго отказывался выпить со мной, ссылаясь на на служебный этикет, но время было позднее, поэтому вскоре уступил моей настойчивости:

- Сэр, нам не положено - только из уважения к Вам.

- Самуэль, почту за честь, сделайте одолжение.

- Сэр, если Вам понравилась какая-то конкретная девушка, то я с удовольствием ей это передам, Вы не стесняйтесь.

- Самуэль, мне понравилась солистка.

- О, сэр, это исключено! Она замужем, причем её муж и есть хозяин варьете. Он сейчас в Европе, но хочу Вас огорчить - Жузи очень ему верна. Уж, извините. Могу Вас познакомить с Кристой - весьма темпераментная девушка.

Криста, кстати тоже мне приглянулась, но Жузи была неповторима. Я тут же переварив информацию, решил поправить ход дела:

- Самуэль, поговорите пожалуйста с Жузи, и объясните ей, что я не собираюсь разбивать семью. Ведь она пришла на работу и наверняка будет не прочь получить 3000 франков всего за мой поцелуй.

- Сэр, я не ослышался? Именно три тысячи, и именно швейцарских франков?

- Так точно, Сэм.

В гримерной был полумрак. Она плохо говорила в английски, как, впрочем и я. Мы выпили немного бьянко. Кто кого поцеловал первым - я теперь точно не помню. Очень хочется верить, что поцелуй был взаимным.

Глава 62. Индейцы, так индейцы. Койоты, так койоты

- Серж, вот чует моё сердце, что ты водишь меня по пустыне. Ты не хочешь общаться, ты врешь мне на каждом шагу. Сколько можно торчать в этой индейской резервации? Неужели с такими деньгами (моими, заметь, деньгами) ты бы ни разу не развлекся, а только общаешья со своим рыжим койотом? Чушь бредовая! Я тебе не верю.

-Антуанетта, пойми, что чего бы я тебе не сказал, будь то правда или вымысел, ты все равно мне не поверишь. Поэтому, слушай то, что имеешь. Индейцы, кстати, милейшие ребята. Представь, они починили мне телевизор. Но он опять не работает, потому, что уже две недели во всем штате нет электричества, после налетевшего внезапно торнадо под названием"Смерть краснокожим". Я тут замерзаю без тебя, любимая.

- Малыш, если ты не будешь меня слушаться, то я... Я не знаю на что пойду. Я прилечу в штаты, потрачу все своё состояние, но найду тебя даже из под... индейской резервации. И ты это знаешь.

- Дорогая, именно об этом я и мечтаю, чтобы встретиться поскорее с тобой - я беспримерно соскучился по тебе. Я так давно не делал тебе твой любимый панамский массаж, что у меня периодически чешутся руки. И не только.

- Серж, ловлю тебя на слове. Итак, в среду я вылетаю в Нью-Йорк. Ты рад?

- А почему в среду, а ни во вторник, или в четверг?

- Мне нужно уладить в Париже одно дело. Вот почему.

- Даже так? И как его зовут это дело?

- Его зовут Сергей. Это самый невыносимой человек, которого я в своей жизни встречала. Он ограбил меня на три миллиона баксов, а теперь развлекается на мои денежки в Америке и издевается надо мной, как ему вздумается. Но я люблю этого подонка, несмотря на все это. Я его обожаю , я хочу его круглосуточно! А что я получаю в ответ? Одни издевательства. Серж, в среду я лечу в Нью-Йорк. Прощайся со своими милейшими индейцами, со своим рыжайшим койотом, иначе, тебе придётся попрощаться с жизнью!

- Нью-Йорк, так Нью-Йорк, в среду, так в среду, с индейцами, так с индейцами. Какие проблемы, Антуанетта?

Глава 63. Доктор Роджер Штайнер

Доктора, который должен был меня изуродовать до неузнаваемости, звали Роджер Штайнер. Это с ним в Париже встречалась Антуанетта, чтобы они затем вместе прилетели в Нью-Йорк. Я же вновь воспользовался услугами своих приятелей из вертолётной фирмы и, изучая континентальную Америку, в ночь на среду отправился на встречу с долгожданной любимой. Как и в прошлый полёт фирма обеспечила мой досуг ирландским джином и я по дороге сочинял Антуанетте любовные послания:

- Дорогая, я уже в воздухе, а ты там все продолжаешь развлекаться с швейцарскими мужчинами - это нехорошо. Потом он мое фотогеничное личико порежет скальпелем на бефстроганов и ты навсегда перестанешь меня любить. Мало того, этот инквизитор будет совать мне под ногти иголки шприцев, а ты в это время будешь прохлаждаться по бутикам в поисках бриллиантовый ожерелий. Тебе не жалко меня?

- Серж, все что происходит - это и есть жизнь. Только для тебя она будет новой, прекрасной и счастливой. Тебе нужно умыть свои запятнанные лицо и пальцы. Я очень переживаю за тебя, но, как говорят у нас в Париже "Се ля ви", что в переводе...

- Антуша, пожалуйста не переводи мне этот банальнейший афоризм, который в России я впитал еще в утробе матери. Тем более, что твой швицмастер не тебя будет кромсать, а меня.

- Малыш, ты боишься операции?

- Если бы боялся, то сидел бы в теплом вигваме и смотрел хоккей. Кстати, телевизор частично заработал после торнадо. Только пока в черно-белом варианте, но чингагуки обещали устранить неполадки уже к следующему торнадо.

- Серж, ты такой смелый! Я бы ни за что не решилась на операцию. Наверное поэтому я тебя люблю.

- Станешь тут смелым. А париться 250 лет за колючкой, думаешь веселее?

- А почему 250?

- Антуанетта, так а я у нас где? Я в штатах ведь, а здесь меньше не дают. Иначе в банках вообще не останется денег. Капиталисты денежки берегут. Впрочем, не мне тебя учить бережливости.

- Вот именно, Серж, особенно после того, как ты у меня из под носа свистанул три лимона.

- Подумаешь, три лимона! Твой капитал измеряется в ярдах. Плюс минус три лимона не в счёт.

- Серж мне нужен ты.

- И три лимона?

- И три лимона.

Глава 64. Господь доктор. Неразлучная парочка

  Не готов категорически утверждать, что я стопроцентно знаю женщин, зато иногда угадываю ход их тайных мыслей. Например, как мною и предполагалось, Антуанетта с первой же секунды приставила ко мне мордоворота из частного охранного агентства. Тяжеловеса звали Томом. Я же его прозвал Многотомом. Этот ник ему подходил больше. Я на его фоне казался лилипутом. Матушка природа наделила Многотома многими превосходными качествами: внешними данными, силой, красотой и, даже некоторой харизмой. Но, как это обычно случается, чего то она при его рождении призабыла. Вы, наверное догадались? Да, да! Именно ума и фантазии не хватило в итоге Многотому, чтобы раскусить мою интригу. Но об этом чуть позже, а пока мы всей интернациональной делегацией двигались на такси в сторону медицинского центра.

  

  Антуанетта заметно нервничала, ведь, именно на её совести была ответственность за исход операции. Я оставался спокоен, потому, что с утра опрокинул стаканчик ирландского джина, к тому же чувствовал вокруг и внимание, и заботу крупных специалистов своего дела: успешной бизнес-вумен, профессиональнейшего пластического хирурга, ну и конечно же моего драгоценного тела неусыпного хранителя. Я постеснялся поинтересоваться у Антуанетты в какую сумму ей обходилось это грандиозное мероприятие, потому, что капиталистов лучше такими вопросами не беспокоить. От них если что-то убывает - это как скальпелем по живому месту.

  

  Швейцарский доктор оказался универсалом - без анестезиолога, без медсестры, то есть один на один с пациентом - он словно Господь Бог совершил чудо. Все двенадцать часов, пока я пребывал в наркотическом раю, он практически не сходя с места сделал из меня (как в последствии оказалось) совершенно другого человека. Кроме того доктор покромсал все мои двадцать пальцев, и теперь я мог без проблем шлепать всей пятерней по полицейскому сканеру. Насколько все это болело, да и теперь отдается эхом - рассказ не для слабонервных, поэтому подробности опускаются.

  

  Полторы недели Антуанетта колола мне морфий, постепенно снижая дозу, а уже через три недели я превосходно себя чувствовал, хотя и был с головы до ног перебинтован.

  

  - Серж, я на время тебя покидаю - мне нужно срочно слетать в Баварию.

  

  - Дорогая, если ты хочешь в Мюнхене купить новый банк, то я был бы тебе при этом хорошей помощью.

  

  - Издеваешься? Нет, Сержик, к деньгам я тебя больше не подпущу даже на морскую милю.

  

  - Антуанетта, я понимаю, извини за неуместным юмор. А когда ты вернешься?

  

  - Пока не знаю. Я покупаю и тут же продаю старый замок, 15 век. Значит дней через пятнадцать, не раньше. Но тебе не будет скучно, ведь с тобой будет Том.

IMG30401457297985

  

  - Антуша, а зачем Том? Документов у меня все равно нет. Куда я денусь?

  

  В этот момент постучался и зашёл в нашу спальню Том-Многотом. Подоходит ко мне. Достаёт из кармана наручники. Пристегивает мою правую руку к своей левой. Ключ отдаёт Антуанетте.

  

  Вот так две недели мы с Многотомом жили, можно сказать рука об руку: ели, пили, спали и все остальное.

  

Глава 65. Ароматнейший запах от Кристиана Диора

Антуанетта продавала все, что было даже невообразимо продавать: голландские мельницы, океанические острова и пляжи, национальные парки, табачные плантации, газораспределительные станции и... публичные дома. Что-то ей помешало купить и перепродать в Австрии дом, где в молодости жил Адольф Гитлер. Но, представьте, она ничуть не проиграла на неудавшейся сделке! Она подала в суд на местный муниципалитет и отсудила моральную компенсацию. Мало того, она теперь почетная горожанка Линца, и даже может при желании ездить там бесплатно в городском транспорте.

Но красавице некогда ездить в автобусах и трамваях. Она за сутки может облететь весь земной шарик и прибыть на какое-нибудь собрание строгих директоров, в не менее строгом костюме с чёрным с золотой монограммой портфелем, да ещё и высказать претензию за опоздание самому президенту собрания:

- Месье, Вы всю ночь провели в сладких объятиях своей юной любовницы, что явились с опозданием на целых три минуты взьерошенный, небритый и с расстегнутой, извините, ширинкой?

Все почтенное собрание раззявило рты, не соображая, как отреагировать на сей оригинальный экспромт, но Антуанетта, как ни в чем не бывало продолжила:

- Поэтому, господа, я хочу вам высказать несколько своих неодобрений в плане завышенной изначально вами цены нашей сделки...

Затем, она начала рушить несокрушимое здание проекта купли-продажи судостроительной верфи, после чего цена мероприятия упала почти на 22%. Собрание, как загипнотизированное, подписало результат сделки, а Антуанетта, пожелав всем удачного дня, оставила о себе на долгую память ароматнейший запах от Кристиана Диора, ну и тихо прикрыла за собой дверь.

Глава 66. Хороводом по Бродвею

  Антуанетта появилась ровно через обещанные 15 дней, весьма довольная перепродажей баварского замка, который видела, ей-богу, всего лишь на копьютерных фотках. Срубила на перепродаже пару лимончиков евро, и продвинулась на несколько строчек в топе самых богатых людей Франции. Как мило! Надула клиентов и полетела птичкой на небеса. Прежние хозяева замка - брат с сестрой - потомственные барон и баронесса получили ровно на два миллиона меньше, чем предпологали. Новые хозяева - туристическая фирма - заплатили Антуанетте на два миллиона больше, чем рассчитывали. То есть продавец и покупатель оказались в убытках. Зато муха-цокотуха к замку шла, шла, шла, ну и... денежку нашла.

  

  Возможно она ожидала моего гнева после своей проделки с наручниками, но я наоборот улыбнулся ей в качестве приветствия:

  

  - Дорогая, ты уже вернулась? Как быстро пролетели две недели. Мы с Томом так тут притерлись животиками, что даже не хочется расставаться. У меня по ходу событий даже появилась идея сцепиться наручниками втроём и поводить по Бродвею хороводы. Побродвеемся с недельку, и не нужны тебе будут баварские замки; а деньги будем в переулках в мусорные бачки складировать. Ну как?

  

  Антуанетта уставшая с дороги начала капризничать и предъявлять претензии:

  

  - Малыш, кажется ты забыл, что это из-за твоих несносных махинаций я лишилась части своего капитала. Или ты хочешь обратно в Сену? А может для тебя ещё раз пригласить доктора Штайнера, чтобы он на этот раз превратил тебя из кареты в огородную тыкву? После того, как ты возвратишь мне украденные деньги, можешь катиться колобком хоть на Юго-Западный Северо-Восток.

  

  Кажется, моя шутка оказалась неуместной, поэтому я постарался исправиться:

  

  - Дорогая, почти весь твой капитал я сохранил, извини, что не приумножил. У тебя новая губная помада? Цвет бирманского рубина? Очень тебе подошла, да и запах приятный. Из Мюнхена?

  

  - Серж, ну повтори ещё раз, что этот цвет мне идёт.

  

  - Антуша, не просто идёт, а прям липнет к тебе. Очень эротичный вариант. Ты больше на меня не сердишься? Тогда, пожалуйста, отцепи от меня Тома, пока он ещё живой.

  

  

Глава 67. Королева была невозмутима, и напрасно

Вот и на этот раз я соврал Антуанетте, сказав, что сохранил её капитал. Не менее чеверти украденной мною суммы из её банка я прогулял по ресторанами, виллам, девочкам и путешествиям. Деньги были заныканы в нескольких местах неподалеку от Сан-Франциско, и я пропорционально их извлекал на свои развлечения. Чуть голову не сломал, размышляя над тем, как мне после операции завладеть новыми фальшивыми документами из рук Антуанетты, и оставить себе её деньги.

Мы летели из Нью-Йорка в Калифорнию втроём: Антуанетта, Многотом, и ваш покорный слуга - новоиспеченный гражданин Израиля Роман Клинкович. В отличие о Григория Гансбурга, которым в прошлый раз меня благословила моя покровительница, теперь я пребывал в должности топ-менеджера ремонтно-строительной фирмы. Мне в общем то было глубоко наплевать и на титулы, и на звания, главное, чтобы у меня появилась возможность скрыться из штатов, где я немало наследил. Куда отправиться, я пока не решил. На настоящий момент нужно было избавиться от своей опеки, и залечь на недельку в Ричмонде, пока Антуанетта смирится с новой потерей уже однажды петерянных денег, и вернётся в Париж.

... Мы остановили такси в безлюдном месте на скалистом берегу океана. Я заранее выбрал такое местечко, чтобы в случае, если меня будут сопровождать, то создавалась иллюзия, будто бежать мне некуда, тем самым усыплялась бдительность. А бежать мне было куда. Стоило мне скатиться по насыпи и перепрыгнуть небольшой ручей, как я оказывался в практически непролазном лесу. Но непролазным он оказался для огромного Многотома, а я предварительно прочистил в кустах себе лабиринт для побега.

Антуанетта была спокойна и напрасно.

- Дорогая, ты понимаешь, что с двадцатипятиметровой высоты прыгать в эти тихоокеанские буруны я не стану, поэтому, пожалуйста, отдай мне мой новый паспорт.

- Малыш, деньги вперед.

- Хорошо, хорошо, Антуанетта. Я отдаю деньги, а Том вручает мне паспорт, договорились?

- Серж, только без глупостей, если что, то Том не промахнется.

- Я понимаю, любимая.

Мы лезем с Многотомом по крутой тропинке к моему тайнику. Я достаю из кустов плюшевого Микки Мауса, расстегиваю на нем молнию, и Многотом убеждается в наличии россыпи и пачек денег. Я забираю паспорт. Все вроде бы по договорённости. Кроме одного...

IMG30401457261624

Глава 68. Куклы-неваляшки

 Их называют куклами, или неваляшками. Это пачки бумаги, имитирующие пачки денег. Верхний и нижний листы настоящие, а внутри подкрашенная с торцов обычная бумага. Ничего сложного, но нарезать желательно фоторезачком, то есть ровненько. У меня не было ни малейшего опыта, но я постарался. В результате я купил у Антуанетты два с лишним миллиона баксов всего за каких нибудь пять тысяч, включая кэш россыпью. Многотома смутила именно россыпь долларов, евро, фунтов и франков, и он, как наивный ребёнок принял мои неваляшки за банковские упаковки. Одним словом, балбес. Именно поэтому он не стал в меня стрелять. На всякий случай бросился в погоню за мной, но застрял в кустах. У меня и сейчас в ушах крики Антуанетты. Лишь только Многотом принёс ей Микки Мауса с куклами в животе, она стала пронзительно кричать сначала на Многотома, потом на таксиста, потом на Микки Мауса, затем в сторону непроходимого леса так, что притихли даже тихоокеанские волны под отвесной береговой стеной.

IMG30401457244629

  Антуанетта поняла, что и на этот раз проиграла. Уже из машины она помахала мне угрожающим кулачком, а я, пересидев в кустах до вечера, отряхнул одежду от разных колючек, и пошёл на трассу ловить попутку.

  

  Вам наверное жалко стало несчастную девушку? И мне. Она ведь такая бедненькая, ходит в последних лохмотьях, и просит на паперти милостыню? Она доела утром последние крошки, а к вечеру так истощала, что у неё даже не осталось сил на то, чтобы подсчитать последние центы, завязанные в заштопанный носовой платочек? Ей не на что даже купить колготки, и она в который раз ремонтирует одни и те же затяжки? Она прозябает в холодной коммуналке без окон, дверей, пола и потолка? Поэтому вам её жалко?

  

  А может быть потому, что она сегодня не пополнила свои миллиардные закрома очередной парочкой лимончиков? Устала, бедняжка, кататься в желтом такси-мерседесе? Одевать и снимать с себя шмотки, по цене нового с конвейера мерседеса? А может быть она достойна сожаления потому, что будет коротать эту ночь в одиночестве в сан-франциском пентхаусе на далёком сорок восьмом этаже? Тогда может быть проголосуем? Большинство "за"? Значит есть предложение скинуться всем миром несчастной Антуанетте на новую четырехпалубную яхту! Если это сейчас не сделать добровольно, то в итоге нам придётся это совершить невольно. Так сказать, в порядке доброй неволи.

  

Глава 69. За дебют, за дружбу и любовь

 Если вы хотите окончательно себе испортить жизнь - открыто боритесь с женщинами. В результате они сведут вас в могилу задолго до назначенного Господом часа. Все, кто дожил до глубокой старости вам подтвердят мою формулу, известную ещё со времён исчезновения динозавров. Это не говорит о том, что женщины сильнее. Наоборот, они слабее, но вот как раз этим они и сильны! Никогда не ходите на них в лобовую атаку - затУпите своё главное оружие - свой ум. Желаю вам прожить в уме и до старости!

  

  Я действительно немало сделал для обогащения Антуанетты когда помогал ей в парижском офисе, да и в командировках. Не уверен, что мой гонорар исчислялся тремя миллионами в долларовом эквиваленте, но уж миллион я у неё заработал наверняка. Сделки по всему миру были на огромные суммы и моя голова в них была не последней. Что я получал? Немало для нищего (сытую пищу, теплую одежду, непромокаемую крышу), но мизер для человека, который числился чуть ли не партнёром. Теперь вы понимаете, почему я ограбил её банк?

  

  Но и просить, либо настаивать на своей хоть малой доле я не стал. Получился бы конфликт, типа, мол я тебя взяла с помойки, отмыла, накормила, сделала джентльменом, а ты ещё и денег просишь. Ты кто? Ты ротвейлер у моих ног. Вот сопи на персидском коврике и не тявкай.

  

  Я затих снова в Ричмонде, в своём прежнем особняке на берегу океана. Калитва привозил ко мне новых красавиц. Подолгу на такой работе девушки не задерживались, потому что Грач платил им самые крошки. А ночная работа тяжёлая, даже если просто сидеть в кресле за лэптопом, не говоря уж о физической, или тем более о моральной. Зато ко мне красотки приезжали с большой охотой. У меня они отдыхали ночь напролет. Отьедались, получали маленькие и большие презенты, дегустировали дорогие вина и сигары, слушали мои произведения, короче пребывали в гармонии. Новую девушку звали Натали, кажется она была москвичкой:

  

  - Серж, ты не поверишь, как я боялась своего первого вызова. Зато, когда Калитва сказал, что ты посмотрел мой ролик и выбрал меня, то отлегло от сердца. Все девчонки отзываются о тебе с уважением, считают тебя за большого и доброго человека. Я три ночи просидела без заказов и вдруг Калитва позвонил к нам на квартиру, мол, беги в душ, мол через десять минут выезжаем к клиенту, ты ему понравилась. У девчонок аж слюнки побежали, когда они узнали, что я еду к тебе.

  

  - Наташа, возможно они преувеличивают, - поскромничал я.

  

  - Не думаю, Серж. Они иллюзиями не страдают. Там все начистоту. Если клиент козёл какой-нибудь, то прямо так и говорят, что ночь будет тяжелой. Очень важно человеческое отношение, деньги во вторую очередь. Я чего только не наслушалась от девчонок. Да и тебе наверное многое от них известно.

  

  - Наташа, я стараюсь такие темы не затрагивать, чтобы не портить девушкам: и настроение, да и сам вечер. Пусть хотя бы у меня им будет комфортно и по домашнему. Давай лучше выпьем французского шампанского за твой дебют, ну и за дружбу.

  

  - А ещё за любовь, Серж! Ты что, забыл?

  

Глава 70. Я буду любить твой памятник

  Дороги, дороги... Сколько я их исколесил и излетал - нет счёта! Только в Европе: самолетами, поездами, автобусами, машинами и велосипедами. А ещё на воздушном шаре. В Африке и в Азии, даже на лошадях, слонах и верблюдах. По средиземному морю на сухогрузах, паромах и яхтах. А сколько отшагал пешком по автобанам и проселочным дорогам, полями, перелесками и лесами! И вот, снова в путь.

IMG30401457243301

  

  Я вылетал из Лос-Анджелеса в Амстердам осенним ранним утром. Чуть накрапывал тёплый дождь. Аэробус, как журавль легко оттолкнулся от грешной американской земли и стал, слегка вибрируя крылышками, набирать нужную высоту. В отдельном купе, как британский лорд, я развалился в кресле-кровати, переписывался со своей ненаглядной:

  

  - Привет, дорогая! Скучаешь наверное? Я тоже. Скоро, совсем скоро прилечу в Европу-матушку. Ты рада? Чего молчишь?

  

  - Я тебя ненавижу!

  

  - Странно, а клялась, что будешь любить до гроба.

  

  - Может и буду, но это уже станет моей личной проблемой. Я буду любить твой памятник.

  

  - Вот так и прикончишь меня? Наверное уже запаслась отравой? И наверняка такой, чтобы долго мучился?

  

  - Ты угадал. Смерть твоя будет мучительной и долгой.

  

  - Антуанетта, а откуда в тебе столько яда? С виду, ну прям ангел, не меньше. Губки, глазки, носик, щечки...

  

  Интернет временно отключился, поэтому ответ я получил лишь на подлёте в амстердамский Схипхол:

  

  - Мне, Серж это неведомо. Знаю только одно, что тебя просто необходимо наказать. Ты портишь людям жизнь, ты исчадие ада!

  

  - Дорогая, зато ты приносишь людям счастье! В свой карман. Ты обворовываешь народ, улыбаясь своими прелестными голубенькими глазками, сверкая своими жемчужными зубками, играя своими розовенькими щечками. Ты дурачишь их всех без малейшего стыда, а называешь этом работой, бизнесом, вкладом в экономику. Ты, Антуша, просто благодетельница. Своего тугого банковского кармана. Так что мы квиты. Адье.

  

  ...Я снова в Европе. Ещё в самолёте поизучал свой портрет - своё потустороннее зеркальное отражение - и понял, что я стал совершенно другим человеком. Например, когда меня впервые после операции увидел на крыльце моего особняка Калитва, то, решил, что ко мне приехал в гости мой русский брат. Он меня не узнал с первого взгляда. Только, когда я с ним расплачивался, он сообразил, что я сделал пластику. Ну а после прохождения двух паспортных кордонов, я полностью был уверен в своём алиби. Мистер Клинкович? О, ес!

  

  

Глава 71. Сказка о поломанной стиральной машинке

Голландию я выбрал не случайно. Неподалёку от Эйндховена, в лесу были припрятаны мои рукописи. Я хотел закончить по возможности эти работы, то есть набрать их в электронном виде. Когда я отправлялся через Бельгию во Францию на украденном велике, то не стал рисковать самыми значимыми для меня ценностями, вот и заныкал несколько тетрадок. Как оказалось, я правильно поступил, что не взял их с собой в авантюрный путь. Ведь когда я по воле судьбы нырнул в Сену, мой рюкзачек оставался на берегу.

Сразу же по прилёте в Амстердам, я взял такси и поехал к своему тайнику с рукописями, лишь после этого в Эйндховен, в отель.

Антуанетта, кажется всерьёз решила меня наказать. Она резко сменила тон с угрожающего на любовно-слащавый, что не предвещало ничего доброго. Похоже, она поняла, что деньги к ней не вернутся, ну а не отомстить бы ей просто не позволила природа. Иначе, весь женский род давным давно бы прекратил своё существование, с соответствующими для прогрессивного человечества последствиями:

- Милый, я так тоскую по тебе! Ну хочешь, я прощу тебе эти проклятые деньги, ради того, что бы ты вернулся ко мне, и мы были вместе?

Я тут же раскусил её гроссмейстерский ход:

- Антуша, а почему ты не сделала это ещё в Париже? Ведь я за год наколотил тебе своим преданным трудом целую корзину лимонов. Ты не читаешь классиков? Поучись у русских писателей. Например, у Пушкина. У него есть сказка о скупой старухе, которая разорилась и осталась без крыши над головой на берегу Невы с поломанной стиральной машинкой.

- Серенький, ну хорошо, я виновата, прости меня. Ты ведь такой великодушный, ты ведь настоящий мужчина! Разве ты не можешь простить женщине её необдуманный поступок?

- Антуанетта, конечно прощу, куда я денусь? Только сначала прогуляю и пропью твои деньги.

- Малыш, деньги останутся в твоём распоряжении. Приезжай скорее, я тебя жду. Я хочу твоих ласк, я хочу слышать твой колдовской голос. Мне одиноко без тебя, приезжай...

Я не стал отвечать, потому, что чувствовал, что это писала мне не Антуанетта. Вернее не та естественная Антуанетта, а пчела, которой помешали пить нектар на душистом цветке, и которая в отместку решила ужалить не в бровь, а в глаз. Чтобы запомнилось на подсознательном уровне, на уровне будущих поколений.

Глава 72. Мы едем покупать тебе джип. Ты не против

Свой немалый капитал я рассредоточил в четырёх банках в Сан-Франциско и в Лос-Анджелесе. Теперь, уже вполне легально, В Европе я пользовался финансовыми благами цивилизации: раплачивался карточками в ресторанах, в магазинах, снимал в банкоматах кэш.

А вот голландскими прелестями, типа любовных утех на знаменитой улице красных фонарей, или доступной марихуаной в кофешопах я не увлекся. Девушки в витринах никакого впечатления (кроме пошлой безвкусицы) на меня не произвели. А дурманить светлую голову нетрадиционными для своего организма весельями, например грибами-галюнтиками, я не рискнул. Разве Вам грустно, мистер Клинкович? Почему? Потому, что у Вас ведро денег, и Вы не знаете, что с ними делать? Так, возьмите такси, и прошвырнитесь по хайвею в Гаагу. Или в Кельн. В Кельне, кстати, уникальный собор 13 века, с высоты которого, чуть протянув вверх руку, можно поприветствоваться с самим Господом Богом. Или послушать тут же, внизу, Баха, или Вивальди, почти в оригинале.

В Кельне жила моя подружка по интернету, звали её Анюта. Лишь заочно знакомые, мы питали друг к другу любовные симпатии. С её слов ей было не больше тридцати, но, оказалось... чуть больше. Я знал об этом женском интернет-приёме, поэтому ничуть не смутился при встрече. Обычная судьба русских эмигранток, выскочивших замуж за западноевропейцев - это беззаботная, сладкая и сытая новая жизнь, до той лишь поры, пока они молоды и желанны. Далее, все по сценарию: разлюбил, нашёл моложе, оставил на откуп жилье, ушёл в известном направлении.

Анюта знала меня, как небогатого человека, поэтому сразу же начала прикармливать целыми автомобильными багажниками из супермаркетов. Я первоначально делал вид все того же Серёжи из провинциальной России, но в дальнейшем расконспирировался:

- Анюта, ты такая щедрая девушка! Только зачем столько еды? Хочешь, чтобы я тебя любил до самого рассвета? Тогда ты проспишь на фабрику и тебя уволят.

- Сережа, за одну ночь с тобой, можно рискнуть даже фабрикой.

- Аня, не преувеличивай. Ты просто изголодалась по мужику, вот и расфантазировалась. Утром мы едем в BMW-центр покупать тебе новую машину, а то твой фолькс скоро развалится от продуктовых нагрузок.

IMG30401455571322

А Анюты и без того большие глаза расширились до предела:

- Сергей, ты шутишь? Ты что миллионщик?

- Да.

- Теперь я догадалась, почему ты оказался еле схожим с тем, что на фото. Ты сделал пластику?

- Да.

- Ты вор?

- Да.

- И у меня что нибудь украдешь?

- Аня, утром мы едем покупать тебе джип. Ты не против?..

Глава 73. Деваться было некуда. Чернослив, так чернослив

На неопределённое время я залег у Анюты в Кельне. Сделал звонок в Эйндховен, чтобы в отеле мой номер сдали под туристов, ведь у меня было оплачено вперед почти за месяц. Администрация любезно перенесла моё проживание, мол, только приезжай, мол, ждём и днём, и ночью.

А притаился я не зря. По всей логике Антуанетта должна была нанять частного детектива, и искать меня, искать до победы. А частного, потому, что в полицию она не побежит, ведь сама по уши была в криминале: только за подделку моих паспортов её бы по головке не погладили, не говоря уже о прямом пособничестве преступнику, и о даче следствию ложных показаний.

Ну а для того, чтобы запутать окончательно и её, и предпологаемого мною сыщика, я намеренно делал вид, что не догадываюсь о преследовании, и типа того, играю в прятки. Хотя, хорошо знал, что найти человека, при желании и при имеющихся для этого средствах, не трудно. Ведь я везде оставлял электронные следы: в банках, в отелях, в аэропортах, на железнодорожных станциях, кроме того, рядом с любыми объектами, где ведётся видеонаблюдение. Поэтому, израильский бизнесмен мистер Клинкович хоть и не был уязвим для интерпола, зато был как на ладони у Антуанетты.

Для дополнительной конспирации я менял ip-адреса, даже компьютеры, старался не пользоваться местами и транспортом, где могло зафиксироваться моё имя, часто менял место проживания.

...Выбирать пожарного цвета джип мы ехали втроём: кроме меня и Анюты с нами была ещё и её девятнадцатилетняя дочь Оттилия. По дороге в автоцентр я догадался, что новая машина в основном предназначалась именно Оттилии. Она даже пропустила занятия в колледже ради такого случая. Заигрывала со мной и строила глазки тоже неспроста. Джип для дочки, так для дочки, Анюта, какие проблемы?

А проблемы были. И проблемы эти назревали для всех троих. Оттилия, поняв, что я богат, прилипла ко мне по серьезному. Пока Анюта пахала на фабрике, девочка частенько приходила к нам, и брала новую машину покататься по магазинам. Мать этого ей не запрещала, и даже не догадывалась, что та появлялась в том числе помелькать своими несомненными прелестями у меня перед глазами. Однажды у Оттилии, вроде как случайно, что то там не включалось, и она прибежала из гаража на верх попросить о помощи. Я спустился в гараж, ну и предо мной предстала следующая незабываемая картина Модильяни: на заднем сиденье полулежа расположилась Оттилия в абсолютно бесстыдном виде. Она расстегнула на белой блузке все до одной розовенькие поговки, а и без того короткую красную клетчатую юбку подобрала в гармошку так, как будто она совсем без юбки, лишь только в прозрачных розовых стрингах. Красавица смаковала вяленый чернослив из пластиковой коробочки:

IMG30401455624201

- Сережа, ой, извините, Роман, хотите чернослив? Не стесняйтесь, мама ещё не скоро вернётся с фабрики.

Деваться было некуда. Чернослив, так чернослив...

Глава 74. Хуже дьявола

По закону жанра Анюта должна была застать меня с Оттилией в постели. Так и произошло. Не знаю уж как, но она почуяла наши шалости, и нагрянула средь бела дня. Что мы в этот момент вытворяли - нетрудно догадаться, но никто никого не принуждал, все было по взаимному желанию!

- Отти, почему ты не на занятиях? - это был первый вопрос от Анюты.

Её самообладанию не было равных. Представьте, её дочка, на её собственных глазах в отношениях с её партнёром, а она в этот момент думает о пробелах в знаниях той. Как вам такое?

Оттилия, очень испуганная ситуацией, сгребает в комок разноцветную одежду, обувь, и исчезает мимо Анюты. Ну а я, даже не тронулся с места:

- Аня, извини, так вот получилось.

- Сережа, ты ни в чем не виноват. Я ведь понимаю, что уже не та, какой была бы для тебя двадцать лет назад. Это обидно, но время нас опережает. Давай завтра переделаем на тебя машину, и ты уедешь из города, а лучше вообще из Германии? И давай, ты пообещаешь, что больше не будешь встречаться с Оттилией. Согласись, ей нужен другой человек.

- Аня, машина останется у вас, мне некуда её брать. Пусть это будет моим штрафом за нарушение твоего покоя. А лучше, пусть будет подарком. Через тридцать минут я уеду, извини ещё раз...

И вот пойми, кто в чем здесь был виноват? Анюта, которая воспитала так свою проказницу дочку? Оттилия, которая хотела своего маленького счастья? А может быть я? Как всегда, аморальный тип, вторгшийся на этот раз в чистые душу и тело ребёнка (которому, кстати давно пора рожать, раз уж так ей было невтерпеж) и развратил её, растлил? Вот прям не знаю, что мне с собой таким поделать? Хуже дьявола.

IMG30401455720623

Глава 75. Открытие охоты

Факт, что Антуанетта открыла на меня охоту существовал вне всяких сомнений:

- Малыш, как ты себя чувствуешь? Какое у тебя настроение? Какая погода? Если ты сейчас в Голландии, то там, ты знаешь, осенью очень сыро, поэтому, одевайся теплее. Особенно не допускай, чтобы промокали ноги. Как ты развлекаешься? По телевизору сейчас неплохой сериал по произведениям Достоевского. Я следую твоим рекомендациям и не пропускаю теперь ничего русского. А что вчера вечером смотрел ты?

IMG30401455780501

- Дорогая, в Голландии ли я, в Гренландии или даже в Антарктиде - развлечениям моим нет помех. Вчера я смотрел фильм на чукотском языке. Он про знаменитого сыщика, которого звали Антуанеттой.

- Серж, если ты решил, что я тебе не простила банк, то это ошибка. Подумай сам, что для меня значит потеря всего лишь трёх миллионов? Например, на прошлой неделе я приобрела в Швеции автомобильный туннель, который принесёт мне уже через полгода двадцать миллионов.

- Ну хорошо, туннель, так туннель. А я вчера на свои заработанные у тебя три лимона купил джип-вранглер и подарил его чукотскому детскому садику. И теперь, детки рассекают погруппно по тундре, то есть по широкой дорожке. И заочно благодарят на нанайско-корякском диалекте добрую французскую тетю-фею, которая построит им наконец-то туннель в туалет, к которому придрейфовал пятикилометровый айсберг.

- Серж, я рада, что не смотря ни на что, ты не теряешь чувство юмора.

- Антуша, вот меньше всего бы я хотел утратить именно это чувство. Вот за него, я с закрытыми глазами отпишу последние свои (заметь) два лимона, не раздумывая. И мне жаль, что ты утрачиваешь эту тебе данную природой ценность, меняешь её на цифры в энных степенях.

- Серж, ты что, прогулял уже целый мой миллион?

- Почему твой? Ты ведь разрешила мне пользоваться моими (заметь) деньгами.

- Разрешила, но только в том случае, если ты вернешься домой.

- О, как мило! У меня теперь есть собственный дом? А может быть и яхта?

- Серж, конечно есть, они у тебя и были, просто ты этого не понимал.

- Возможно так, но вот без них мне как-то уютнее. В данный момент. А когда я до цента промотаю свои деньги, тогда обязательно воспользуюсь твоей королевской милостью.

- Тогда, Серж, уже может быть поздно.

- Ну вот видишь, как оказалось, от любовной щедрости до ненавистных угроз всего один шаг.

- Это просто к слову, малыш.

- Ну к слову, так к слову. Хорошо, я обдумаю Ваше заманчивое предложение, мадам. Ответ пришлю в электронном виде. Но не завтра.

Глава 76. Лысый с белым наушником

Не успел я появиться в отеле Эйндховена, как меня ждал сюрприз. Горничная, которая убирала обычно в моём номере, как бы между строк, намекнула мне, что мною интересовались. Какой то англичанин, представлялся моим коллегой, ну и заходил в кабинет к менеджеру по размещению на чашечку кофе. А горничная поливала в это время у менеджера цветочки. У меня появились коллеги? Французские англичане? Сыщики, которые так грубо работают, что их вычисляют даже уборщицы?

- Хенесса, спасибо Вам за добрую новость о моём приятеле из Лондона, вот Вам сто евро на сладости. А как выглядел тот английский джентльмен? Сможете описать его внешность?

- Господин, я не сумела к нему присмотреться, заметила только, что в левое ухо его вставлен белый наушник, возможно у него проблемы со слухом. И ещё, он был без головного убора, и кажется, на его голове не было ни волосика. Он или идеально побрит, или напрочь лысый. Спасибо Вам за подарок, угощу на эти деньги внучку, за Ваше здоровье...

Ровно через пятнадцать минут после разговора с горничной, оставив всю одежду, парфюмерию, на колесиках чемоданчик и продукты, я с лэптопом и пластиковым пакетом вышел вроде как подышать кислородом. Больше меня в этом отеле ни разу не увидели.

...Неплохо работают ребята, что нашли меня в Голландии! Ну, во-первых, Антуанетта могла предполагать, что я появлюсь в Эйндховене, ведь я ей рассказывал, что у меня есть тайник с моими рукописями, и она знала как они мне дороги. Во-вторых, наверняка, её человек простучал авиакомпании насчёт пассажира Клинковича, вылетавшего из штатов. Ну конечно! Ведь лысый с белым наушником наверняка какой нибудь внештатный сотрудник и уж он точно поставит на уши всю интересующую его информацию.

Я, кажется расхорохорился, и недооценил противника. Будет мне урок. Вечером этого же дня я вылетел в Морокко, сделал там в Касабланке на берегу океана, и в отеле фотки, и видео своих туристических похождений, отправил файлы Антуанетте, и через день вернулся в Европу, в Брюссель:

IMG30401455804693

- Привет дорогая! Ты получила фотки и видео о моих африканских развлечениях? Здесь, чудная погодка и ножки мои в тепле. Пламенные поцелуйчики!

Вот так вот, лысый! Счастливого марокканского вояжа!

Глава 77. Болят зубы? Болит душа

Оттилии я позвонил из Брюсселя неделю спустя:

- Привет, красавица! Ты в колледже?

- О-о-о, Сережа, привет! Я дома, только что вернулась с учёбы. А ты где? Почему ты уехал? Мама по тебе тоскует.

- А ты?

- Я чуть с ума не поехала, когда узнала, что тебя нет у мамы. Зачем ты ушёл? Утряслось бы все со временем.

- Оттилия, что тебе было от мамы?

- Представь себе, она даже не заикнулась об этом. Сказала, что у тебя срочные дела, но вернешься возможно.

- Нехорошо получилось. Это я виноват.

- В чем, Сережа? Разве это преступление? И почему ты? Здесь не было ничьей вины. Я ведь уже не маленькая и имею право сама выбирарать , кого мне любить. Маме конечно обидно, но она ведь отца тоже увела у его жены.

- Вот как?

- Да, он приехал работать в Россию, в Саратов, консультировать насчёт какого-то там оборудования, вот она его и подцепила. Он её потом перетянул в Кельн. Вскоре родилась и я. Вот так. А отец ради неё бросил жену, детей. Когда я подростала, он бросил и нас. Вот объясни мне, кто тут виноват?

- Оттилия, эти логарифмы, возможно, не для наших средних умов. Я думаю, что даже Эйнштейну было бы трудно изобрести приемлемую на этот счёт теорию...

- Сережа, а где ты сейчас? Хочешь, я к тебе подъеду?

- Я, красавица, далеко. К тому же сейчас занят за компьютером, мне нужно закончить мою писанину, а то я, кажется, совсем обленился в последнее время. Оттилия, давай, мы переждем какое-то время, и если огонь нашей любви не погаснет, то встретимся? Только, пожалуйста, постарайся не забеременеть! Во-первых, мама может тебе этого не простить, а второе то, что я никак не подхожу на роль примерного отца. Будут проблемы, не рискуй.

- Сережа, не беспокойся, я уже все предусмотрела. Мне было очень, очень хорошо с тобой. Несмотря на все случившиеся неприятности, ты мне дорог. И я тебя полюбила, представь. Ты не против, если я позвоню тебе на этот номер через неделю?

- Оттилия, давай лучше я сам тебе перезвоню, как закончу работу?

- Хорошо, любимый, я буду ждать. Нежно целую!..

...Я поменял сим-карту, и больше никогда не звонил и не приезжал в Кельн. Я иногда закрываю глаза, а передо мной, словно наяву, пожарного цвета BMW с настежь распахнутыми дверцами, а на заднем сиденье Оттилия. Она полулежит, её молочные ножки едва раздвинуты; из под гармошки красной клетчаткой юбки сверкает розовый треугольник шелковых стрингов, ну а под расстегнутой белой блузкой играют молодой жизнью соблазнительные груди:

- Сережа, хотите чернослив?

- Нет, благодарю Вас, мадмуазель, у меня от сладкого болят... болит душа.

IMG30401455914386

Глава 78. В миражах Сахары

Я много размышлял над тем, правильно ли поступил, что порвал с Оттилией? Не пристрелил ли я тем самым своей безжалостной пулей расправившего крылья птенца? Не срезал ли острым серпом потянувшийся к солнцу колосок? Колосок проросшей любви? С точки зрения полиции нравов, уехав из Кельна, я исправил прежнюю ошибку, я поступил благородно. А кто они, эти судьи? Какие-нибудь с семечками на скамеечке старые девушки? Я ведь за язык Оттилию не тянул, и в шелковых плавках перед ней не красовался на заднем сиденье джипа. А может, всему виной джип? Возможно. Значит нужно упразднить джипы. А, чтобы никто никого не соблазнял - запретить плавки, стринги, юбки, расстегнутые блузки, постельные принадлежности, и... саму любовь. И открывать, открывать по всей вселенной филиалы полиции нравов. Станем, ну такими нравственными, такими ангелами, что без соответствующего постановления с гербовой печатью, кроме воздушных поцелуев, никаких других знаков любви даже и в мыслях себе не рискнем позволить.

...Интересно, а как там себя чувствует в Африке лысый с белым наушником? Думаю, что прекрасно. Ему то что до того - в Касабланке я или нет? Если меня там нет, то он так и доложит Антуанетте, мол, прочесал все отели и весь частный сектор, мол, израильский бизнесмен Роман Клинкович был, но сменил адрес проживания, то есть исчез в миражах Сахары. Послоняется лысый по ресторанам, музеям и пляжам, попьет ананасового сока, позакусывает финиками и миндалем местные напитки, и вернётся в Париж к родным Елисейским полям, или в Лондон на Бейкер-стрит 221B, к соскучившейся по нему миссис Хадсон. Через месяц. А Антуанетта весь его вояж профинансирует, конечно же, да ещё и гонорарчик отсчитает за преданность. И все довольны: лысый, потому что на шарик отдохнул на курорте; Антуанетта, потому, что была почти у цели; ну и я, потому, что не попался в её мышеловку.

IMG30401456002400

Глава 79. Гражданин перекати-поле

- Месье Дюшон, Вы не могли ошибиться? Эта Ваша ошибка может впоследствии немалого стоить нам. Вы готовы с полной уверенностью гарантировать, что объект выехал из Марокко?

- Мадам, есть достоверные сведения, что израильского гражданина "К" нет в Марокко, эта информация из королевской миграционной службы. Далее, его след теряется. У него был обратный билет через Мадрид и Вену в Кельн, но в дальнейшем Люфтганза данного пассажира не подтверждает. Возможно он изменил маршрут, или выехал наземным транспортом. Возможно морским. Это проверить невозможно, мадам. Однако ни в Касабланке, ни в Рабате его быть не может. Не уйдёт же он в пустыню?

- Месье, этот человек не только в пустыне не пропадет, он даже на Луне не заблудится. Нью-Йоркский банк до него грабили в последний раз в1922 году. Тогда не было телекамер и других средств электронной защиты. Сегодня вынести из его стен 3 миллиона долларов - это фантастика. А что мы имеем? Без единого выстрела, на глазах у охраны, и с любезной помощью этого идиота управляющего 3 моих миллиона выпорхнули в дверь и растворились в воздухе!

- Мадам, прошу Вас взять себя в руки и набраться терпения. Объект действительно проворен, но и мы не дурачки.

- Месье Дюшон, заметьте, что в Голландии Вы также потеряли его след.

- Мадам, маршрут моего подопечного трудно предсказать. Это не человек, а перекати-поле, его желания и действия подобны подростковым. Он не вписывается в традиционные психологические нормативы.

- Тут я с вами солидарна, месье. Поэтому, прошу Вас ещё более ответственно отнестись к моему поручению. Ведь если он заподозрит за собой хвост, тогда нам его не настигнуть тем более... Вы даже не выпили кофе, месье Дюшон? И не попробовали шоколадный пудинг. Как Ваше самочувствие после дороги?

IMG30401456114927

- Мадам, спасибо, пудинг красивый и замечательно пахнет, я сейчас займусь им. В целом самочувствие бодрое. Небольшая одышка, возможно это связано с переменой климата. Очень хорошо дышалось на берегу, особенно вечером. А в городе была обычная суета, плюс транспорт дымит. Да не мне Вам рассказывать об этом, мадам. Вы, кажется, бывали и не раз в Северо-Западной Африке?

- Бывала, конечно. Касабланку я как раз и люблю зимой, там в это время прохладно и немноголюдно. Последний раз летала года три назад туда. А обратно меня забирал на яхте Андре, как раз штормило. Бизнес был не совсем удачный, зато получилось неплохо там расслабиться. Да и кухня в ресторане приличная. Сейчас я распоряжусь, чтобы Вам сварили свежий кофе, этот давно остыл...

- Мерси, мадам, мерси.

Глава 80. Я тебе не Мать Тереза

Из Брюсселя я переместился в Гент - столицу Восточной Фландрии, и возможно, в столицу древней Европы. Что-то в этом городе есть основополагающее, не даром здесь из-за туристов совсем не заметно местных обитателей.

IMG30401456150956

Антуанетта долгое время молчала, видимо ждала хороших для себя вестей от лысого. Ну а лысый с великим удовольствием положил подписанный ею чек в свою светло-коричневую сафьяновую папку, попил кофейку с шоколадным пудингом, и мило раскланялся. И упрекнуть его особенно не в чем: объект был, да сплыл...

- Малыш, ты себе представить не можешь, как растолстел и обленился Жак! Я прикрепила тебе его фото. И он ведь обнаглел, меня не слушается. Не реагирует на мои команды. Зато начинает как тигр рычать, если не получает свои любимые лакомства. Например вчера ничего не стал есть и донимал меня до тех пор, пока я не приказала купить ему крабового мяса. Скоро он залезет мне на шею и будет уже с моего плеча этим мясом питаться. Если раньше ему было достаточно одних креветок, или в крайнем случае отварной семги (жареную, ты знаешь ведь, он не ест - у него на неё алергия), то сейчас он подойдёт, понюхает, отвернет морду, и давай орать.

- Антуанетта, а ты не пробовала его чёрной икрой кормить? Он тебе не только на шею, а ещё и на голову запрыгнет.

- Серж, ты не любишь животных?

- Наоборот, дорогая. Особенно домашних крыс.

- Мне это рассматривать как намёк?

- Как добрую шутку. Просто ты его закормила, дорогая. Дала ему кильки, уже этого было бы за глаза. А ты для него чуть ли не персональный ресторан открыла. Ещё и кошек ему каждую неделю разных привозишь. Он у тебя не как персидский кот, а как персидский шах живёт. А в Венесуэле между прочим засуха, неурожай в этот году, и дети голодают.

- Серж, меня не интересует кто где голодает. Я не Мать Тереза, чтобы беспокоится за весь мир. Мне достаточно того, что я беспокоюсь о тебе. Ты наверное питаешься плотно на украденные у меня деньги?

- Спасибо, дорогая, твоими молитвами. Сегодня, например, на завтрак я употребил корейское пюре из молодых бамбуковых отростков, кроме того кусочек копченой краснохвостой змеи. А запивал это местной рисовой самогонкой, называется саджу.

- Серж, а ты что, на Дальнем Востоке???

- Антуанетта, а как ты догадалась? Ах, ну да, я же сам тебе проболтался насчёт змеи, да и насчёт саджу тоже...

Глава 81. Секреты бамбукового зеленого пива

IMG30401456230901

Пьер Огюст Ренуар "Танец в Буживале", 1883

Месье Дюшон жил в предместье Парижа - тихом и романтическом Буживале. Его трехэтажный особняк, который ещё со времён абсолютной монархии перестраивался пять раз, располагался непосредственно у реки Сена. И вот сколько времени существовал этот дом, и сколько предков Дюшона отправилось в иной мир за эти столетия, столько же на берегу стоит, с трех сторон отгороженный забором к реке, птичник. Все Дюшоны с малых лет участвовали в полезном и благородном деле - они выращивали экзотических птиц. Павлины, дрофы, цесарки, лебеди, а ещё попугаи - это не полный список орнитологии, который перечислял обитателей данного певческого заведения.

Дюшон, то есть Лысый, служил, как и его весьма известные предки, верой и правдой отечеству в органах надзора и правосудия. Затем ушёл в отставку. Ну, а чтобы пополнять и улучшать коллекцию птиц, он подрабатывал частным сыщиком. Это давало ему дополнительные ресурсы и возможность перемещаться в пространстве, а значит и приобретать новых птиц.

Как только Антуанетта выведала у меня о моей псевдокорейской дислокации, так сразу же связалась по скайпу с Дюшоном:

- Месье Дюшон, доброе утро! Извините за столь ранний звонок, но обстоятельства требуют того. Клиент в Южной Корее. Три дня он был в Сеуле, а теперь отправился в горы, что то там фотографировать и пить какую то местную брагу или водку, и зкусывать эту дрянь красными змеями. Это в его репертуаре. Он может даже медузу проглотить, и ему от этого только веселее!

Дюшон недавно вернулся из птичника, и на его соломенной шляпе сидел белый говорящий попугай, который стал передразнивать Антуанетту:

- В Южной Корррее! Корррее! В репертуаррре! В реперррртуаррре!

Антуанетта, очень довольная к себе вниманием попугая, поправила прическу:

- Ой, какой милый попугайчик! Говорящий? Прелесть какая!

IMG30401456230299

Лысый был сосредоточен, он переваривал внезапную информацию:

- Мадам, хорошо, хорошо, я кажется понял Вас. Но нам нужно проверить это. Я немедленно свяжусь с авиакомпаниями, чтобы прояснить хотя бы какие то факты о его прибытии на полуостров. Во-вторых, законтактирую с нашим консульством в Сеуле, наверняка у них есть связь с их израильскими коллегами. Конечно же нужно действовать! Южная Корея хоть и небольшая , но достаточно заселена, поэтому там придётся потрудиться, мадам.

- Месье, прошу Вас, не откладывайте эту процедуру. И сразу же мне сообщите как только будете готовы к вылету, я закажу Вам первый класс, ведь полёт не близкий. Удачи, месье!

А в Южную Корею я и не собирался. В отличие от Лысого. Я взял билет до Сеула, зарегистрировался в Брюссельском аэропорту на посадку, и вернулся в Гент. После чего через бокинг забронировал два номера в двух самых популярных отелях корейской столицы. Ну а для пущей убедительности сфотографировался в китайском ресторанчике за столом с экзотическими закусками, и с фужером зелёного бамбукового пива Тануки.

Счастливо слетать в Корею за птичками, месье Дюшон!

Глава 82. Бриллиантовая снежинка в Латинском квартале

Когда я жил с Антуанеттой и работал в её офисе, то у меня был доступ к её деловой переписке. В том числе к её e-mail, с которого она общалась с юридическими конторами, арбитражными службами, судами и т.д. Я повспоминал пароль от этого её ящика, немного потренировался, и вошёл в архив писем. Всевозможные её тяжбы и трения с партнёрами меня интересовали меньше всего. В моей памяти сохранилась её похвальба, что у неё имелся личный друг, какой то там полицейский агент, который делал ей услуги, когда нужно было обойти закон. Конечно же я не запомнил его имени, но знал, что он живёт где-то под Парижем, и что он к тому же специалист по фауне. Это навело меня на мысль, что Лысый вполне может оказаться этим профессором. В ящике Артуанетты я стал искать хоть какие то следы их общения. Ничего такого не наблюдалось, кроме одного короткого письма за апрель 2009 года:

" Месье Дюшон, салют! Я не смогла до вас дозвониться по скайпу. Вы сейчас в Буживале или у дочери в Марселе? Мне хотелось бы срочно Вас увидеть по одному щекотливому вопросу. Пожалуйста, свяжитесь со мной. Антуанетта."

Ага, значит Лысый должно быть живёт в пригороде Парижа. Пока он будет в Сеуле изучать своих драконов, или не знаю уж кого, неплохо бы и мне навестить Буживаль, и узнать некоторые подробности.

Я переждал дождь, и чрез два дня на такси отправился в Париж. В городе шли рождественские приготовления, было шумно. Я проехал по улице, на которой находился офис Антуанетты в Латинском квартале, остановил машину почти напротив окон. Уже вечерело, было включено электричество, и внутри все хорошо просматривалось. Какая то молодая пара (возможно из праздничного агентства) наряжала ёлку, а Антуанетта раздавала команды, типа на какую ветку повесить шар, или как обмотать елку светящейся пластиковой трубкой. Даже здесь не обошлось без её строгого контроля. Я думаю, что эта шустрая парочка уже обмотала гирляндами целую еловую рощу, и наверное знает за что получает деньги? Антуанетта была наряжена в неизвестный мне ранее тёмно-синий деловой костюм, а к причёске прикрепила заколку в виде большой снежинки. Заколка сверкала всеми цветами радуги, наверняка бриллиантовая, наверняка фирменная, и наверняка стоила не менее будущей годовой прибыли от эксплуатации её нового шведского автомобильного туннеля.

IMG30401456338323

У меня чесались пятки зайти в офис и поздравить Антуанетту с наступающим рождеством, пожелать ей удачной на меня охоты, но не стал рисковать, ведь офис был под наблюдением. И возможно, не только под наблюдением охранной фирмы, а даже и интерпола...

Я отправился в Буживаль. Таксист любезно отказался от моего предложения переночевать за мой счет в отеле, и остался коротать ночь в машине. Ну а я поужинал в ирландском пабе чесночными бутербродиками с сыром, запил их свежим пивком, и уснул в своём номере буживальским романтическим сном... Мне снилась Антуанетта в костюме Евы с сверкающей бриллиантовой снежинкой на голове.

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно СКАЧАТЬ книгу бесплатно в формате fb2 с Яндекс.диск::

https://yadi.sk/d/ozXsg1_33J7gbj

(скопировать ссылку, и вставить в окно браузера)

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно КУПИТЬ книгу в бумажном варианте (доставка почтой),

в Канаде, г.Торонто, в издательстве "Altaspera Publishing & Literary Agency Inc." по ссылке:

http://www.lulu.com/shop/sergey-shipovnikov/moyo-zerkalnoe-otrazhenie/paperback/product-23217752.html

(скопировать ссылку, и вставить в окно браузера)

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Глава 83. Индюки размером с барана

Именно в ирландском пабе я все и выяснил насчёт Лысого: где живёт, чем занимается, как выглядит и т.д. А поделилась со мной данной информацией официантка, которая живёт от Лысого через две улицы. Её звали Камиллой. Камилла с Лысым была на ножах, как раз из за его птичек. Птички эти, то есть индюки были размером с барана и прилетали периодически во двор к Камилле поклевать черешню, клубнику, виноград, и вообще, что под клюв попадется. Но все вокруг соседи, кому от индюков доставалось, с Лысым не связывались, зная о его служебных связях. А еще Лысый (именно так его и прозвали здесь) был очень замкнут, и почти ни с кем не общался.

IMG30401456352627

Кроме того, горничная эйндховенского отеля Хенесса оказалась права - Лысый пользовался слуховым аппаратом. Его где то контузило ещё в молодости при задержании особо опасного преступника, и с той поры он был туговат на левое ухо.

Как я и предполагал, Лысый отсутствовал, а за птицами ухаживал его брат. Брат этот тоже какой то блюститель в отставке. Я постарался на глаза ему не попадаться. Ну а чтобы Камилла обо мне случайно никому не проболталась, я ей утром за кружкой пива презентовал (в тайне от ее хозяина) такие чаевые, которых она за всю свою многолетнюю деятельность ни разу ни от кого не получала.

На этом моя французская экспедиция заканчивалась. Я возвращался в Бельгию, весьма довольный своей поездкой. Ещё бы! Лысый ищет меня за девять тысяч километров, а я пью свежайшее ирландское пиво чуть ли не у него дома. Мало того, я взял с собой визитную карточку ирландского паба с номером телефона, и теперь в любой момент мог через Камиллу узнать о том, как поживают лысые индюки, троюродный брат Лысого, сам Лысый, и вообще, какая погода в Буживале.

Глава 84. Где отмыть деньги? В Люксембурге

Крошечная страна, в которой проживает около полумиллиона обитателей, имеет самую богатую историю в мире. Кому она только не принадлежала! И Австрии, и Бельгии, и Испании, и Франции, и Германии. И, казалось бы, давно должна быть проглочена могущественными соседями, так не тут то было! Одно из самых маленьких и одно из самых процветающих государств мира - Люксембург. Интересен тот факт, что когда гитлеровские оккупационные власти делали опрос по национальному признаку, то местные поголовно заявили, что они ни кто-нибудь, а именно люксембуржцы. Ну то есть, нас хоть и мало, но мы вам не шаляй-валяй, и не шалтай-болтай.

Если вы начнете подсчитывать в Люксембурге количество банков, то точно собьетесь со счёта. Об банки вы будете здесь спотыкаться. Ну а раз уж их тут как грибов в лесу, то напрашивается соответствующий вывод - банков без денег не бывает. И действительно, Люксембург - это государство-банк. Так вот если вы смущаетесь, что у вас грязные деньги - поезжайте в Люксембург, вам их там отмоют без лишних вопросов.

Те деньги, которые я рассредоточил в Калифорнии, мне периодически не давали покоя, и я хотел для большей надёжности разместить их или в Швейцарии, или в Люксембурге. Сразу же после своей поездки во Францию, я решил прошвырнуться из Бельгии в Люксембург, пожить там, перекачать туда часть моих американских денег, а заодно продегустировать местные вина, о которых звенит многовековая слава.

IMG30401456476275

Сижу я себе в центре города в винном погребке и, значит, дегустирую бутылочку мозельского 1989 года выдержки. Людей не то чтобы много. И слышу русскую речь: "Мам, ну че ты так разволновалась? Ну если он человеческого отношения не понимает, я его как могу удержать? Пусть и катится откуда пришёл. Вот к ней пусть и уматывает. Мам, баклажаны завяли, ничего не вернешь. Ушёл, значит ушёл. Все, не переживай... Пасмурно тут, но город красивый, соборы тут всякие... Я в кафе сейчас, да, кофе пью... Скоро увидимся... Привет там всем."

Оборачиваюсь и вижу за соседним столиком, лет тридцати полубрюнетку-полублондинку-полуседую-полурыжую, короче длинноволосую и кареглазую, очень привлекательную даму. На столике стоит бутылка мозельского 2002 года выдержки.

- Извините, - говорю я ей как можно более любезным голосом, - не хотите попробовать вот из этой бутылки?

Дама, посмотрела на меня с таким удивлением, как будто я свалился на её стол с высоты люксембургского собора:

- Вы русский?!!

- В данный момент я еврей.

- Ну все равно, ведь, русский?

- Израильский.

- Ну хорошо. Спасибо за Ваше предложение. Подсаживайтесь, поболтаем.

- Спасибо.

Я перебрался за её столик вместе с фужером и бутылкой 1989 года выдержки.

- Я у нас Роман сегодня. А Вы?

- Ха-ха-ха, Вы, Роман какой то странный! Все у Вас иносказательно как то. А я у нас отныне и во веки веков Ирина.

- Вы, Ирина, из Москвы?

- Я, Роман, из Самары. Из Москвы, вернее в Москве у меня мама. Наверное и сама скоро туда подамся. Самара как то недружелюбно меня встретила.

- Проблемы на любовном фронте?

- Ага, и ещё какие.

- Ирина, ну может тогда запьем горе?

Я налил ей в пустой фужер вино 1989 года, мы чокнулись за знакомство.

- Слушайте, Роман, Ваша бутылка слаще!

- Неужели?

- Так и есть. Давайте я Вам налью из своей и Вы убедитесь.

- Не вижу, Ириночка, препятствий. За Вашу удивительно мозаичную прическу, и за Ваши пронзительно карие глаза, которые, как мне показалось, повеселели...

Глава 85. Искуситель, так искуситель

... - Ирина, ну а как там наша славная родина поживает?

- Роман, до той поры, пока я не побывала в Голландии, в Бельгии, и в Люксембурге, мне казалось, что очень даже неплохо. А вот теперь, даже вспоминать о ней не хочется. Это все равно, что сравнить чёрную дыру с сверхновой звездой. А Вы, Роман, давненько покинули наши края?

- Да уж, прилично.

- А как насчёт семьи, деток?

- Бывало.

- Хорошо, хорошо, Роман, извините, больше не буду. Давайте рассчитаемся с официантом и прогуляемся немного, а то у меня может разболеться голова от такого количества вина.

- Согласен, Ирина.

Мы пошли бродить по улицам и площадям и оказались рядом с моим отелем "Софитель". Мне захотелось чем-нибудь догнаться после мозельского, поэтому я предложил Ирине заглянуть в ресторан. Она видимо была не голодна:

- Роман, во первых, я в пятизвездочных ресторанах не питаюсь, уж извините, а во вторых, я немного устала и хочу прилечь. Вы меня проводите? Я остановилась тут неподалёку.

- Конечно, о чем речь? Может загляните ко мне и посмотрите, как отдыхают ираильские миллионеры?

- Роман, то что Вы миллионер - на Вашем лбу написано крупным шрифтом. Но имейте ввиду, что Вы меня этим не купите. У меня уже был один миллионер. Он конечно же не в шекелях миллионер, а в рублях, но по русским меркам прям богач. Так вот мне больше такого не надо.

- Ирина, а я ведь Вам не замуж пока за себя предлагаю, а лишь для начала полюбоваться обстановкой и выпить чего нибудь лёгкого, или кофе. Согласны?

- Ну ты Роман и соблазнитель! Прям змей с ветки. Согласна. Но только без глупостей!

- Ирина, не беспокойся, я уже не маленький.

Пока я варил кофе, она уснула сидя на диване. Я не стал её тревожить и занимался в спальне своими компьютерными делами. Примерно через час она проснулась:

- Роман, я кажется задремала, извини.

Я вышел из спальни к ней:

- Ирина, как твоя голова?

- На месте, как видишь.

- Хорошо. Есть предложение переместиться на террасу, подышать кислородом и насладиться какими нибудь фруктами и прочими прелестями.

- Я же сказала, что ты профессиональный искуситель. Кстати, я немного проголодалась. Может покажешь мне европейский пятизвездочный ресторан? Вдруг больше не доведется.

- Ресторан, так ресторан, Ира, какие проблемы?..

IMG30401456514882

Глава 86. Колобок, Колобок, я тебя хочу

Сидим мы с Ириной в ресторане отеля "Софитель", наминаем устрицы в мускатном соусе и, будто по спецзаказу, музыканты начинают исполнять мелодию Розенбаума из его песни "Вальс Бостон". Мы с Ириной смотрим друг на друга изумленными глазами:

IMG30401456515775

- Роман, это ты заказал? Признавайся.

- Да нет, Ирина, я даже и не подумал об этом.

Позвали официанта на разборки - откуда здесь русская музыка, в том числе, когда мы тут сидим?

Официант, любезнее которого не найти во всем Бенилюксе, признался на чистейшем английском, что музыканты здесь не простые, а золотые. В их репертуаре не только русская музыка, а даже при желании они могут исполнить музыку народа Фиджи, или африканского племени Масаи. А в обязанности официанта входит докладывать музыкантам из каких стран присутствуют в зале гости, чтобы им угождать не только едой, но и душевными утехами.

- Я офигела, Роман, вот это сервис! И ведь попали в самую десятку - я обожаю этот вальс.

- Да и я, Ирина, не против него.

- Роман, может тогда станцуем?

Я вообще то не был готов к такому повороту событий:

Ирина, с удовольствием, но, кажется здесь не принято танцевать.

- Роман, испугался что я тебя такого румяного, съем, как Колобка? Не принято, а мы нарушим традиции.

- Да я чет прям не знаю... Ну давай рискнем.

Не предполагаю, уж какие из нас получились танцоры - это судить публике, но вот по телесной части, кажется все удалось. Ирина оказалась очень ощутимой и проникновенной, я начал терять голову:

- Ира, тебе не кажется, что наши фрукты в моём номере могут завянуть, не хуже твоих самарских баклажанов? Может самое время попробовать эти запретные плоды?

- Роман, нужно дотанцевать, а то нас могут закидать устрицами. А тогда и наверх, к фруктами. Сама их хочу.

Глава 87. Италия. Парочка шедевров

Когда я жил в провинциальной России, кроме прочих телевизионных исполнительниц эстрадной музыки, мне была очень симпатична... Условно назовём её Александра В. Мне казалось (и это чувство присутствует до сих пор), что Создатель специально выделяет таких женщин. Как будто он нарочно награждает их целым комплексом качеств, что мужчины просто не в силах не заметить или не отметить такие небесные создания. То, что помимо имеющихся красоты и таланта, им приходится много работать - этого сперва даже не заметишь. Например на российской сцене и в клипах Александра выглядела неизменно прекрасно, как утренняя орхидея: всегда благоухающая, свежая и вдохновенная. И вдохновляющая.

Копался как то в интернете в блогах, и наткнулся на её страницу в живом журнале. Оказывается, звезда уже несколько лет, как покинула небосвод шоу-бизнеса, родила, развелась, и уехала с дочерью жить на итальянскую ривьеру, в Портофино. В своём блоге она скромно делилась с друзьями (и с недругами, от которых не спрятаться даже за бугром) фотками и своей новой жизнью. Я никогда не был каким то фанатом, не гонялся за автографами, и даже самых сильных мира сего считаю обычными людьми, которым как раз меньше других повезло.

Одним теплым мартовском утром ко мне снизошло жгучее желание появиться в Портофино, и вот так вот взять, да и поздравить мою тайную музу с праздником. Да, да, вот так вот запросто, взять и поздравить. Я пока не представлял, как это должно было произойти, но и терять то особенно мне было нечего: да-да, нет-нет.

Поездом я добрался до Женевы, затем взял такси. Красота, которую мне довелось по дороге увидеть не вписывается в перечень земных красот. Нетронутая природа, нецелованный лес. Стоит к примеру огромная скала, под ней голубейшей голубизны река, а на вершине скалы укрытая снегом единственная сосна - хоть останавливай машину и прямо на этой скале изображай экспромтом шедевр, хочешь - углем, хочешь - глиной. Такая импровизированная наскальная живопись, придорожная фреска.

Городок Портофино меня встретил небольшим дождём. Я рассчитался с водителем такси, и отправил машину обратно в Женеву. Сам поселился с видом на море. Туристов было немного, море слегка волновалось. Рыбы в Портофино наверное больше, чем в самом море. Я решил отвести душу и заказал в рыбном ресторанчике типа ассорти из 12 пород лигурийской рыбы. Всей было не съесть, зато поименно понадкусывал.

IMG30401456662557

Шедевр следующий. Утром 8 марта, кстати тихим и солнечным, королева русской шоу-сцены получает целый букетище ярких орхидей и письмецо в конверте (погоди, не рви!) следующего содержания:

"Я так соскучился по Вашему гипнотическому голосу, и по Вашим обворожительным глазам, что не мог не приехать и не поздравить Вас с праздником весенних надежд. И любви. Приду пригласить Вас на праздничный ужин, если не прогоните. Меня зовут Роман. Ваш покорный слуга".

Цветочница приносит ответ: "Спасибо за сюрприз, Роман, вот моя почта, пришлите на нее фото: v_aleksandriya_v@... Я буду в 17 часов на причале, рядом со своей яхтой. Надеюсь, что я не сильно изменилась, чтобы Вы не смогли меня узнать".

Найти в Портофино её яхту, как и её виллу, труда не составило - городок меньше русской деревни. Ещё в Женеве я приобрёл стильный атласный чёрный смокинг с бордовой бабочкой. Чем не Шаляпин? Могу даже серенаду спеть под балконом. Но этого не понадобилось. Зато фото получилось как со свадьбы. Ну, Сашуля, держись!

Королева была давно уже не принцессой. Время внесло свой вклад, но голос, манеры, и та божественная притягательность, тот магнетизм, которым она разрушала мускулистые мужские сердца все так же присутствовали. И она особенно в этом не старалась. Как бы ненавязчиво:

- Роман, Роман, спасибо за роман! И откуда Вы такой упали на мою голову?

Я, коль уж был в смокинге с бабочкой, поцеловал её протянутую в мою сторону нежную ручку:

- Почему упал, Александра? Скорее прибило волной. Очень волновался, что отвергните, ушлете в неизвестном направлении. А Вы как оказалось, либеральны, всенародно доступны.

- Не совсем так, Роман. Это моё сердечко мне настучало, что этот мальчик свой, ему можно верить. Иначе, Вам бы до меня не добраться было, как до верхушки самого высокого кипариса на горе Портофино.

- Действительно, высоко забрались. Постараюсь оправдать своё присутствие.

- Сама надеюсь, Роман. На наш роман. Кстати, Вы не похожи на того, кто живёт в России.

- В последнее время, Александра, я из Швейцарии. Костюмчик и бабочка тому в подтверждение.

- Вот это ближе. Так чем, Роман будете развлекать? На море ещё холодно. Пойдемте, лучше туда где трещат дровишки, поближе к какому-нибудь камину. Сегодня ведь женский день, а значит и место чур выбираю я.

Глава 88. Плейбой, клевый такой

Мы в уютном ресторанчике. У камина.

- Роман, признАюсь Вам честно, несмотря на Ваш атласный смокинг и Вашу элегантную бабочку, Вы ведь не плейбой. Где нибудь на тусовке я бы на Вас даже не обратила внимания. Чем Вы берете женщин? Как только я прочла Ваше письмо, подо мной закачалась почва. Вы его предварительно заколдовали? Обмокнули каждую буковку в любовном растворе?

IMG30401456769343

- Саша, наверное тем же, чем и Вы привораживаете мужчин. Закулисной таинственностью. Отторжением обыденности. Романтикой. Надеждой.

- Браво, Роман. Попали в точку... Спрашиваете, как живу тут? Стало скучновато, почти никуда не выезжаю. Этим летом яхту выгоняла всего пару раз, лишь бы чтоб не ржавела.

- Ностальгия?

- Есть немного.

- Будем бороться?

- А у Вас есть рецепт?

- Вместе поищем. С праздником, Саша!

- Спасибо, плейбой.

Дровишки в камине потрескивали, мы с Александрой слушали в смартфоне ее песни. Она мне понарассказывала таких страстей, что если бы услышали это её многочисленные почитатели, то завяли бы тут же и навсегда. Благо хоть я догадывался об этой шоу-кухне, поэтому не так был шокирован.

- Роман, а что Вы весь вечер от меня прячетесь? Что скрываете? Вы как то связаны с криминалом? Вы ограбили в России банк Москвы? Не стесняйтесь, выкладывайте, я ведь вижу Вас.

- Саша, не в России, а в Америке.

- Это что, так легко?

- Да нет, я долго готовился.

- И какой результат?

- Три лимона.

- Не густо. Я знаю тут одного местного плейбоя, у которого тридцать три. Зашиты в подушки. Вот кого грабануть.

- Ага, а за ним вся коза ностра наверное?

- Точно, Роман. Но Вы ведь...

- Плейбой?

- Угу.

- Александра, а Вы почему не закусываете? Профессиональная привычка?

- На Вас, Роман никак не налюбуюсь.

- Тогда с праздником?

- Спасибо.

Кажется, звезда зисияла: она раскраснелась, расхрабрилась, стала не в меру болтлива, что мне доставляло огромное удовольствие. Никогда даже не мечтал сидеть с ней вот так вот рядом и говорить открыто, как со школьной подружкой:

- Саша, а живопись - это баловство или Ваше второе призвание? А то есть заказ.

- Заказ, Роман? Имейте ввиду, что я с Вас сдеру по европейским расценкам.

- Сколько запросите?

- А что будем писать? Портрет, натюрморт?

- Пейзаж, Сашенька.

- А, ну пейзаж не дорого - 300 евро. У меня кстати их целая кладовка скопилась. Море, пальмы, горы, бухта, пляж...

Саша, а с выездом на природу, сможете?

- Можно попробовать. Далеко?

- В Швейцарию, недалеко от итальянской границы. А изобразить нужно будет прямо на скале, на камне. Название на Ваше усмотрение. Плачу тысячу евро.

- Роман, за тысячу евро я готова отправиться сию же минуту.

- Александра, уже поздно. Хотите завтра утром?

- Хорошо, дочку в школу соберу и рванем.

- Заметано, Шурочка.

Глава 89. Две смятые в руке пятисотки

За наскальную живопись дорожная инспекция хотела нас оштрафовать, но Александра сумела проявить свою незаурядную коммуникабельность и нам простили. К тому же на её машине были русские номера, и нас сочли за туристов, которым тут все позволено.

Над шедевром мы трудились полтора световых дня, а ночевали в трактирчике, тут же неподалёку, на трассе. Я грунтовал поверхность для рисунка, отогревал дыханием тюбики, тоже принимал активное участие. Шедевр назвали "Птичий трактирчик". Единственное, во что Александра внесла свои авторские коррективы, так это то, что закапризничала и крону сосны не стала покрывать белоснежной шапкой, мол, пусть остается вечнозеленой. Мы возвращались в Портофино. Александра лихачила, а я её поправлял:

- Саша, дорога скользкая, лучше не спешить. Вы же не хотите оставить на этих скалах на вечные времена наши два силуэта? С русскими номерами.

- Роман, вижу что Вы не автолюбитель.

- Почему? Наоборот. Просто хочу чтобы мы ещё не однажды наслаждались совместными поездками.

- И как сильно Вам этого хочется?

- А Вам, Саша?

- Роман, а почему вы ушли в свой номер?

- Посчитал, что Вы устали и наши вечерние посиделки были исчерпаны. А мне что, нужно было начать к Вам приставать?

- Ну и поприставали бы, это что, гордость или стеснение?

- Саша, Вы опять торопитесь. Всему своя скорость.

- Роман, вот не налюбуюсь на Вас.

- А я на Вас.

Уже была глубокая ночь. Александра подвезла меня к моему отельчику, на набережную, мы тепло прощались:

- Саша, спасибо Вам за работу, вот Ваш гонорар, - я протянул ей две смятые в руке пятисотки.

- Роман, это Вам спасибо за помощь, ну и за деньги конечно. Утром хорошенько высыпайтесь и поднимайтесь ко мне на гору, специально для Вас буду варить к обеду борщ. А то от этой итальянской кухни, Вы скоро не будете помещаться в своем атласном смокинге. Спокойной ночи...

IMG30401456768483

Глава 90. Такая была работа - учить самокаты летать

Один из её клипов (по наименованию песни) назывался "Развязался поясок". Сюжет примерно такой: она что-то готовит на кухне (наверное русский борщ) возле плиты, а рядом на стуле сидит в рыжую полосочку котик и играется с пояском ее халата, завязанным на бантик. Она очень занята стряпней, и не обращает на котика внимания. В кухню заходит муж, возможно приехавший домой на обед. Она разворачивается навстречу мужу с поварешкой и солонкой в руках, поясок в этот момент не без помощи котика развязывается, и тут она предстает перед мужем в такой вот эротичной (под халатиком) конфигурации, то есть в чем мама на свет благословила. Муж, не раздумывая, выносит её на руках из кухни в спальню... Борщ выкипает из кастрюли на плиту, срабатывает сирена пожарной сигнализации. На сирену никто не обращает внимания - молодые в данный момент заняты друг дружкой. Песенка в целом ни то, чтобы мировой хит, но зато видео впечатляет.

Раньше, чем в полдень я идти к Александре не собирался: во первых, мы поздно вернулись из поездки, во-вторых, было воскресенье, а в третьих, эстрадные звезды любят до обеда поспать.

Дочку звали Аленкой, мы с ней сразу подружились - я ей ещё в Швейцарии купил японский самокат, такой весь навороченный. Не самокат, а почти самолёт. Ну а мамочке припас (тоже брал в Женеве) фирменное колечко с насыщенно-синим танзанитом и несколькими голубыми брюликами. Кажется ей понравилось мое колечко:

IMG30401456930761

- Ах, Роман, Роман, вот ведь знаете каким стратегическим оружием завоевывать женщин.

- Саша, так жизнь научила. Я Вам говорил уже, что серьёзно готовился к нашей встрече. Колечко подбирал в тон к Вашим волшебной красоты голубым глазкам.

- Роман, спасибо. В щечку Вас поцеловать разрешается?

- Конечно, Саша, только может сначала борщичка нальете, а то тут такой ностальгический запах из Вашей кастрюли, плюс я кажется голоден.

- Да, да, Роман, сейчас только Алёну накормлю и отправлю во двор с самокатом, а то она нам ни покушать, ни поговорить толком не даст...

... - Александра, а Вы прям основательно тут устроились, дом уютный, а вид на море так вообще вне конкуренции.

- Ну я кроме ремонта ничего тут осбенного и не делала. Строить или пристраивать в нашем городе запрещено. А ещё во дворе навела порядок: лужайки, дорожки, фонтанчики. Приглашала из Германии дизайнера, а делали местные умельцы.

- Саша, мне понравился Ваш двор: кипарисы, апельсины, а эти колючие, наверное гранаты?

- Да, это гранаты, но они плодоносят осенью, а апельсины до сих пор висят, как видите.

- Саша, это просто рай. С московской жизнью уж точно нет сравнения.

- Что Вы, роман! Я ведь и в Москву только на работу приезжала, а так жила за МКАД, на природе.

- Наслышан немного. Интересовался.

- Вот как? Каких ещё сплетен обо мне насобирали? Роман идемте за стол, борщ готов.

- Спасибо, Саша. Да ничего такого не собирал, все то же, что и Вы сами о себе знаете: мужья, любовники, все как обычно. Да и вообще было бы странно, если бы у такой красавицы никого не было. Даже было бы подозрительно.

- Такая работа была, Роман. Вы, ведь, все понимаете.

- Понимаю. Пэтому и не осуждаю, а наоборот.

В этот момент она поставила мне на стол тарелку с горячим борщем и... оставила на моей щеке свой звёздный дизайн в виде отпечатанной губами помады.

Глава. 91. Ищи волков в лесу

Прошло две недели, как я ушёл из отельчика на набережной, и стал жить у Александры. Не знаю, что нами управляло: одиночество, дружба, страсть, а может быть любовь? Но вот отношения были такими, как будто никого в мире не существовало кроме нас. Нас двоих, заброшенных волнами судеб на необитаемый остров. И как такое получилось, что мы, совершенно из разных миров люди, но отверженные одной системой, одним обществом, одной моралью нашли друг друга, и с первого дыхания объединились в целое мироздание, в огромную галактику мыслей и чувств? И вообще, кто кого нашёл: я её или она меня? Считаю, что она. Это она вывешивала флаги ещё в России, когда танцевала и пела на всю страну, а я её приметил, запомнил и боготворил. Прошло время и вот мы вместе, как ни в чем не бывало. Без претензий, без осуждений, вне политики и вне общественной морали. Лежим рядом и мечтаем о новой молодости, о безупречном здоровье, о новом счастье. О новой нашей любви.

Две ночи в неделю она уходила на работу. К тому итальянскому плейбою из коза ностры, у которого в подушках было зашито тридцать три лимона. Возможно и больше. А мафик давал ей за ночь всего триста евро. По европейским меркам немного. Зато эти деньги предоставляли ей возможность жить на ривьере, содержать виллу, обучать дочку, да ещё и звёздоотпадно выглядеть.

- Саша, пока я у тебя тут живу, ты можешь к нему не ходить? Деньги есть.

- Роман, извини, не могу. Во первых, это мой стабильный доход, постоянный заработок. Пойми, что если процесс нарушить, то у меня в будущем могут начаться проблемы. В России, сам знаешь какая теперь чехарда, я все меньше и меньше оттуда имею, в том числе от бывшего мужа. Вот так.

- Понял. А насчёт лимонов зашитых в его поушках - это сказка или факт?

- Факт. Я сама их там нащупала.

- И пересчитала?

- Да нет же, это образно тридцать три лимона. Но денег у него океан. У него на побережье штук пятнадцать отелей и через них он отмывает деньги клана, в том числе и свои от наркотиков и проституции. Кроме того, вся рыба, которая продаётся через Портофино в сезон - это его сфера.

IMG30401456962618

- Саша, я возмущен, что он тебе за ночь так мало платит. Давай его накажем.

- Роман, это очень, очень большой риск.

- Знаю, Сашуля. Ну вот останься ты сейчас без его проплат - это ещё больший риск. В России тебя не примут, тем более после твоих публичных наездов на власть.

- Россия, Роман, это самый крайний вариант. Я даже боюсь думать об этом. Лучше летом пойду к нему апартаменты убирать, или рыбой торговать, только не назад в Россию, в этот легальный дом терпимости.

- Саша, предлагаю мне исчезнуть, а через полгода появиться и тряхонуть у него пару подушек. Обеспечим твоё алиби и пусть ищет волков в лесу. Все сделаем чисто. Просто нужна максимальная информация.

- Спасибо, плейбой. Люблю тебя.

- Тоже, Саша.

Глава 92. Плеснуть в стакан адреналина

Я вернулся в Портофино в конце августа. Вся северо-западная Европа была в сборе: Голландия, Германия, Норвегия, Швеция. Вся элита. Цены выросли по сравнению с мартом в три раза. Заполнение - под завязку. В бухте не было места пставить ни то что яхту, а даже гидромотоцикл.

Лигурийское море кишело людьми, как в стародавние времена рыбой. Оно закипало от разогретых солнцем тел туристов, но все так же принимало их, и не прогоняло.

Мы встретились с Александрой на её яхте. Красавица по-африкански загорела, немного потеряла в весе, но все так же была обаятельна и магнитна:

- Роман, прошло - ни пол года, а пол жизни, с тех пор, как ты меня покинул. Я очень ждала и скучала, между прочим.

- Прости, дорогая. Мне тебя тоже не хватало. Все дни и все ночи помнил о тебе и знал, что вернусь. И даже не потому, что пообещал, а потому что такая судьба. Вижу, что ты меня ждала: у тебя тут такие вкусные запахи на кораблике, аж слюнки текут, - я её тепло к себе прижал, и как мне показалось, она была очень напряжена, но глубоко вздохнула и тут же расслабилась:

- Я рада, Роман. За наш роман. А почему ты не захотел, чтобы я приехала за тобой в Женеву?

- Саша, этому есть несколько причин. Но главная - меня ведь не было в Женеве, я вылетал из Брюсселя в Загреб. Далее из Сплита паромом до Венеции, ну а потом добирался на такси в Портофино.

IMG30401457104996

- Ничего себе крюк! Это что, для конспирации?

- Так точно, Саша. Кроме тебя, тут пока меня никто ещё не видел. И, нужно постараться, чтобы никто не увидел. Это нужно не так для меня, а как для тебя с Алёной. Понимаешь?.

- Очень хорошо понимаю.

- Тогда может быть отметим нашу встречу?

- Роман, мне страшно. Я боюсь.

- Это скоро пройдёт. Уже завтра, Саша. Давай выпьем.

Почти до утра я занимался своим любимым детским хобби. Я резал по дереву. Вы наверное подумали, что как и в прошлый раз гранату? Лимонку? Немножко не угадали. На этот раз я вырезАл черно-черный пистолет...

С Александрой мы должны были встретиться на закате, примерно в двух милях северо-западнее Портофино, недалеко от берега, на ее яхте. Я съехал по козьей каменистой тропинке к морю, закидал булыжниками одежду и черно-черный пистолет, и с рюкзачком за спиной пустился вплавь...

Если вы никогда не грабили мафию, то попробуйте. Разбавить застоявшуюся кровь адреналином. Возможно вам, как и мне повезёт.

- Саша, все позади, что ты так трясешься? Замерзла? Вечер вроде бы тёплый.

Её голубенькие глазки были влажными:

- Роман, как все прошло? Не молчи!

- Саша все в порядке, отдышусь - расскажу.

Глава 93. Заводи мотор, уходим в море

... - Роман, а как ты справился с Лоренцо? Он ведь такой здоровенный, как русский медведь.

- Саша, да он скорее как сибирский валенок. Во первых, сама подумай, что это за такой охранник, который сидит на террасе в одних шортах, пьёт кока-колу, и даже не помнит, куда положил своё оружие? Я перемахнул через забор, подкрался кустами роз, и приставил ему из за шеи к правому глазу дуло лакированной чёрной деревяшки. Кажется, его бежевые шорты промокли, когда я его с плетеного кресла поднял за гриву и затолкал в бойлерную. Через минуту я распотрошил попавшиеся под руку две подушки, закинул в рюкзачек деньги, а ещё через минуту был уже за забором. Мафик с ребятами наверняка сейчас контролирует весь город, вокзал, пляж, но это его проблемы, считаю что мы в безопасности. Заводи мотор, уходим в море.

IMG30401457108375

Мы, не включая иллюминации, на тихом ходу ушли в южном направлении, затем изменили курс, зашли справа от Портофино и бросили до утра якорь.

Александра, кажется, за всю ночь не сомкнула глаз. Ну а я навернул стаканчик "Джека Дениелса", и замертво уснул. Просыпаюсь, а передо мной на стеклянной каталочке в аккуратные стопочки пономинально сложены еврокупюры.

- Роман, тут целое состояние, я насчитала 618 065 евро!

- Это хорошо. А твой Мафик, кажется, их и не считал, Саша. Сама посуди, если в его перетянутых резиночками пачках не было даже и намека на круглые суммы. Как они к нему дурняком шли, так он их и закадывал бессистемно. Представляю, сколько у него их там ещё замуровано-закопано. Думаю, что он не разорился.

- Какое там, Роман, разорился! Он за сезон загребает только на одной рыбе несколько лимонов. Плюс апартаменты, плюс выпивка, плюс девушки, плюс наркотики. Тут его богаче никого нет. Австрияки пытались его на берегу подвинуть, так он им ни сантиметра не уступил. Целая война была из-за двух ресторанов. Он, Роман, здесь Юлий Цезарь. Он здесь Калигула.

- Тогда, Сашуля, наша совесть чиста... Все деньги до центика твои. Это тебе мой подарок.

- Роман, ты спятил? Ты работал, рисковал...

- Саша, ты работала и рисковала, кстати, не меньше моего. А я итак, как в синем море плескаюсь в деньгах. Немного, правда, в мутновато-синем...

Глава 94. Эта наскальная наша любовь

- Саша, Мафик будет проверять все своё окружение, в том числе и тебя. Он наверняка вспомнит о том, что видел нас с тобой весной. Что ты ему скажешь?

- Думаешь, вспомнит? Скажу что это был мой школьный друг из России, приезжал в гости.

- Это будет ошибкой, Саша. Это легко проверить: что за друг, где живет, чем дышит? Просто скажи ему, мол это был фиг знает кто, фиг знает откуда, что приклеился к тебе возле супермаркета, предложил поужинать в том ресторанчике, у камина. Вроде бы он украинец, но по акценту скорее латыш, ну а по внешности, может быть даже и молдаванин. На следующий день ты его отвезла в Геную, осмотрели достопримечательности и он там остался. Больше вы не виделись и связи с ним никакой. Врать, красавица, нужно так, чтобы было невозможно проверить.

- Ну, Роман, ты прямо великий конспиратор! Не даром твой лысый сыщик за тобой по всему миру гоняется, и никак не догонит.

- Когда-нибудь догонит, Сашуля.

- Роман, догонит? А может ему темную сделать?

- Нельзя. Тогда моя парижская мадам сразу поймёт, что я её вожу вокруг огорода и утроит усилия. Пусть считают, что они меня почти настигли.

Утром Александра высадила меня на причале в Сестри-Леванте и мы, как нам казалось, временно расстались. Но это было расставание навсегда. Встречу мы решили сделать (в целях опять же конспирации) не раньше, чем через год - в Испании, в Барселоне и оттянуться там в полный рост, на денежки Мафика, но... Но встреча не состоялась, и причин для этого оказалось достаточно...

В Венеции из-за туристов было не протолкнуться. Паром на Сплит отправлялся только на следующий день, поэтому я поужинал и заночевал в отеле. Весь вечер, как вертолет, надо мной кружилась навязчивая идея забрать Сашу с Алёной и рвануть на острова, укрыться там и жить не тужить. Но, в момент трезвого рассудка, я осознавал, что праздничная беззаботная эйфория близости скоро пройдёт, а что дальше? Ежедневное общение приведёт к монотонной привычке, баклажаны страсти завянут, бананы приедятся... Вот и итог. Так пусть эта наша головокружительная мечта лучше так и останется в своём зародыше, в первозданном зачатии. Пусть будет монументально-наскальной эта наша любовь. Наш вечнозеленый птичий трактирчик.

IMG30401457208472

Глава 95. Аудиенция у королевской кобры

Отбросим грусть! Её итак немало, к тому же путь нелегок, а идти надо. А почему надо? Мы этого не знаем. Иди, пока глаза видят. И, повнимательнее на перекрестках!

Вам жалко Лысого? Он летает, летает, а результата нет.

- Месье, Вы мне можете объяснить, почему наш объект два раза пересек Адриатику паромом? Почему он путешествовал в Италию окольным маршрутом? И вообще, почему он только приехал на ривьеру и тут же возвратился в Хорватию, а затем вновь, как и в Корее, провалился под землю? Вы можете объяснить это какой то разумной логикой?

- Мадам, возможно в этом маршруте и было некоторое рациональное зернышко, но мы не экстрасенсы, мы не телепаты, мы не в силах прочесть его мыслей. Что от меня требовалось, мадам, я исполнил. Клиент действительно был на море, но это было ещё до сезона. Он несколько ночей провёл на Лигурийской ривьере, провинция Генуя, далее его след теряется. Ну а его маршрут Сплит-Венеция-Сплит был позже, и наверняка предусмотрен туристической компанией, но это подтвердить или опровергнуть мне не удалось. А еще в Загребе я проверил все отели, вплоть до трехзвездочных - он нигде не числится.

- Месье, у Вас нет такого ощущения, что он просто дурачит нас и намеренно пускает по ложному следу?

- Не исключено, мадам. Не исключено. В природе есть такая крохотная птичка, называется "колибри". Так вот, чтобы не стать добычей ястреба, эта маленькая птичка старается вести жизнедеятельность, в том числе гнездиться, за спиной хищника. То есть по сути водит его вокруг его же собственного клюва.

- Ну так вот Вам, дорогой мой месье Дюшон, полезная информация. Значит Вам нужно одним глазом смотреть вперед, а другим назад. Нужно усыпить бдительность колибри своей будто бы усыпленной бдительностью. Ястреб, месье - это царь-птица, Вы понимаете? Остановите сейчас любого парижанина, спросите кто в небе хозяин - ястреб или колибри? Что он Вам ответит?

- Уверен, мадам, что в девяносто девяти случаях из ста это будет ястреб.

- Ну, тогда, месье, мне нечего более Вам добавить. Успехов.

Лысый выскочил из офиса Антуанетты, как из финской сауны. Никогда его ещё так не ошпаривали, даже будучи на нелёгкой государственной службе. Вот ведь ястребица, эта Антуанетта! Даже нет! Не ястребица, и не всех птиц царица, а королевская кобра! Думает, что если у неё денег сундук, значит все позволено? Может меня, гениальнейшего Шерлока Холмса вот так как мальчишку воспитывать? Да я... Да я... я... я... Тут Лысый полез в карман за ключами от машины, но не успел вынуть руку, как его повело в сторону, ноги перестали слушаться, голова начала вращаться вокруг собственной оси, и он рухнул как сраженный молнией, под колесо собственного автомобиля.

IMG30401457589238

Антуанетта слышала сирену скорой помощи, она подумала, что кого то из пешеходов сбила машина. Чтобы еще больше не портить себе и без того невеселое настроение, она опустила на окнах лиловые жалюзи и приказала подавать в столовую завтрак.

Глава 96. Дзинта. Янтарные кудри

Ещё одна маленькая страна, которая несмотря на множество вторжений, аннексий, давлений изнутри и снаружи осталась самобытной и независимой в душе - Латвия. Когда то мне довелось там пожить в два приезда около года, и я всегда мечтал вернуться в эту замечательную страну и освежить свою память. Заодно посмотреть, насколько там все изменилось по отношению к временам многолетней давности. А ничего и не изменилось - как была Латвия Латвией, так ею и осталась! Как разговаривали латыши на языке своих предков, так и теперь говорят. Флаги менялись несколько раз на протяжении прошлого века, над людьми поиздевались и красные, и коричневые (и даже серобуромалиновые) власти, а латыши остались латышами.

И вот я вновь в Риге. То, что местные её называют маленьким Парижем - в этом есть большая доля правды. Как то уж случайно произошло, что Рига, висевшая во вторую мировую войну сразу на двух пушечных дулах (восток-запад), так и осталась целехонькой и невредименькой. И дай бог, чтобы никакому идиоту больше не взбрело в его алчную голову снова развешивать на Домский площади свои вонючие красно-коричневые портянки, или высекать подбитыми ржавым железом каблуками искры из ее драгоценных камней...

IMG30401457640144

Её звали Дзинта. Девушку, которая работала в аэропорту продавщицей парфюмерии и побрякушек. Я по прилёте искал обменник, ну и заглянул в её магазинчик. Мы перекинулись парой любезных фраз и я уехал в город. Ну а когда устроился ночевать и обжился в заменитой "Астории", то через пару дней взял такси и приехал вновь в аэропорт. В этот день работала сменщица Дзинты (кстати именно она и сказала как ту зовут), и я приехал ещё раз. Кажется она меня вспомнила (в том числе не без помощи подружки), была более любезна и не менее общительна. Сперва мы говорили на полуанглийском, а затем перешли на русский, что для двоих было даже удобнее - Дзинта, хоть и не в идеале, но знала и хорошо понимала язык. Что мне сразу в ней понравилось (помимо конечно же яркости и индивидуальности, янтарных кудрей и отточенной фигурки), так это её непредвзятое отношение к русским, как к таковым. Этим нация немного гриппует - но виновата в первую очередь не она. Это же не латышы в 40 году на танках и полуторках въехали в Москву, а все знают, что как раз все было наоборот.

Я попросил Дзинту выбрать на свой вкус парфюм, якобы для моей любимой девушки, и она, как истинная патриотка порекомендовала ни "Шанель", и ни "Диор", и не "Дольче", а именно "Дзинтарс" (янтарь). Духи действительно были высший сорт! Вот их то я и подарил Дзинте. Кроме того, пригласил на её длинный выходной прокатиться на побережье и заглянуть в какое-нибудь кафе с видом на суровую, но загадочную Балтику...

Глава 97. Сухопутный адмирал

Мы должны были встретиться рядом с центральным вокзалом, там, где обычно назначают свидания влюбленные - под часами. Я купил цветочки, стою, жду. Время детское, 9 утра. Подъезжает откуда ни возьмись чёрный опель-адмирал, открывается передняя правая дверца и из неё протянувшись с водительского сиденья, как янтарное солнышко из за тучки, выглядывает Дзинта, машет мне рукой, и кричит, типа:

- Роман, привет! Садись, поехали, тут кажется стоять нельзя!

Я даже опешил от такого свидания, подбежал к дороге, запрыгнул в машину, и мы тронулись.

- Роман, цветочки, надеюсь для меня? - весело, жизнерадостно, и не без доли кокетства спрашивает меня Дзинта.

- Ой, извиняюсь, конечно, Дзинта, тебе. Я ими не пользуюсь.

- Спасибо, очень рада, а пахнут то как, прямо по весеннему! Тебя что то смущает, Роман?

- Да нет, Дзинта все в порядке. Единственное, я не понял, откуда взялся этот экспонат? Это что машина Штирлица?

- Ха-ха, нет же, Роман, у Штирлица был 230-й мерседес, а это опель 1939 года образца. Это машина моего папы. Он их коллекционирует.

- Фух, Дзинта, ты меня немного успокоила. А то ведь я подумал, что прямой дорогой меня отвезешь в рейхсканцелярию, на допрос. Кстати я удивлен, что такие раритеты вдобавок ещё и могут передвигаться.

- Роман, сейчас выйдем на трассу и ты сам увидишь на что способен этот пушистый зверь. У него новый двигатель от какой то там спортивной машины. Папа в этом хорошо разбирается, а я так, только покататься беру. Я иногда приезжаю на ней на работу, в Аэропорт, так меня немцы (их много прилетает к нам в Латвию поохотиться, они обычно с ружьями и даже с рогами) прямо атаковывают насчёт покупки этой машины. Я говорю, что это авто киносьемочное и продаже не подлежит. Так папа научил.

Мы вышли на юрмальскую трассу и Дзинта втопила адмиралу под 200 км\час. Никогда бы не подумал, что этот тяжелый бомбардировщик полетит, как космический шаттл.

IMG30401457730188

- Дзинта, так ему в фильмах и сниматься. Действительно, зверская машина.

- Роман, так она уже в трёх фильмах участвовала. А у папы ещё есть салатного цвета бьюик, такой с открытым верхом, кабриолет, из Америки, так тот, кажется в шести картинах, снимался, даже в Аргентину папа его отправлял на съёмки.

- Ну, Дзинта, вы тут даете со своим папашкой!

- Да, такие вот мы киносьёмочные. Папа на этом неплохо зарабатывает. У него голубая мечта приобрести русскую чайку.

- Да ну? А это ещё зачем?

- Не знаю, наверное тоже для бизнеса, говорит, что чайки большая редкость.

- Не знаю, как там насчёт чаек, но вот мне все больше кажется, что самая большая редкость - это красавица Дзинта с улицы Бикерниеку.

Дзинта расцвела пуще прежнего:

- Роман, а ты не боишься с такой ездить, а то ведь завезу так, что голову потеряешь со мной?

- Давно не терял голову, Дзинта. Боюсь конечно, но так и поделать ничего с собой не могу. Самому интересно, что там, за горизонтом... Вот и море показалось. Жаль, что твой адмирал сухопутный.

- А ты любишь море, Роман?

- Да Дзинта, особенно на Мальдивах.

- Мальдивы - это моя мечта. Наше море холодное. Но красивое, согласись ведь.

- Бесспорно. Особенно, когда янтарными переливами своих волос, его украшает девушка Дзинта.

Глава 98. Винтики машины времени

До той поры, пока янтарь добывали собирательным способом (то есть после шторма на берегу моря) он ценился не меньше золота. Это уже позже камень начали разрабатывать при помощи механизмов, что неминуемо привело к его инфляции. Основным потребителем в бытность Латвии в составе Российской империи становился массовый русский (а позже советский) обыватель. Бусы, браслеты, серьги из янтаря стали не редкостью в нашем доме. Но ведь янтарь всегда ценился ни столько за свою номинальную стоимость, как за уникальность, неповторимость, ведь природа выдаёт на гора абсолютно смостоятельные по колоритности экзмпляры. А уж если в кусочках окаменевшей смолы ещё и законсервирована доисторическая жизнь в виде насекомых, то тогда это больше чем камни. Будем считать, что это детальки, винтики, из которых собрана машина времени.

IMG30401457830830

Мы подьезжали к Дзинтари - одному из самых живописных поселков в Юрмале. Кафе для нашего отдыха выбирала Дзинта. Как истинная патриотка она предпочла то заведение, где обслуживал латышский персонал, в отличие от встречающихся русских, здесь на взморье. Уже наступил мёртвый сезон и какие то кафе и рестораны были на замке, но не все. И конечно же, самые интересные те, из витрин которых открывался вид на море. Именно это было главным критерием нашего выбора. А еще погода оказалась очень удачной, несмотря на осень, день был малооблачный и сухой.

- Дзинта, у тебя хороший вкус, я тоже люблю такие кафешки, в стиле ретро. Рыбацкие сети по стенам, запах сосновой смолы, рыбное меню. Что то в этом есть домашнее.

- Рада, Роман, что тебе понравилось здесь - я переживала немножко, вдруг ты предпочитаешь что то более изысканное, крутое. В этом кафе ещё и оригинальная кухня. Нужно обязательно заказать балтийскую кумжу с картошечкой фри. Впрочем, сам выбирай что тебе по вкусу.

- Хорошо, Дзинта, спасибо. А чем будем горлышко промачивать? Есть что-то национальное?

- Роман, чем бы ты не промачивал своё горлышко в Латвии, учти, что от рижского бальзама тебе не отвертеться. Начинать выбор нужно именно с него - он идёт как приправа к любым напиткам.

- Да, да я в курсе, Дзинта, давай может по стаканчику бальзама и врежем?

- Ты шутишь? Я же сказала, что как приправа.

- Конечно шутка. Тогда мартини? Белое?

- Неплохо будет, согласна на мартини с рижским бальзамом.

Официантка выслушала Дзинту и побежала за напитками.

Мы поглядывали на море и друг на друга:

- А вот скажи, весёлая девушка, почему ты согласилась на эту поездку? Ведь у тебя есть бойфренд и ты наверняка его любишь.

- Роман ты что ясновидящий?

- А не нужно быть ясновидящим, это и так понятно. У такой красавицы просто автоматически кто то должен быть

- Роман, я бы не стала категорически настаивать, что люблю его. Он мне немного нравится. Но я не замужем, и имею право выбирать с кем проводить свободное время, кого любить, или кого прогонять. А зачем тебе это? Нам ведь и так хорошо?

- Извини дорогая, это не упрек был, а просто откровенный вопрос во имя будущего доверия друг к другу... А вот и мартини с бальзамчиком не замешкались появиться. Тогда, Дзинта, может быть выпьем за свободу выбора?

- Одобряется тост, Роман. И за доверие!

Балтийская кумжа (местная форель) на углях - это просто сказка, особенно с мартини и рижским бальзамом. Тут Дзинта начала выдавать новые чудеса:

- Роман, ты как хочешь, а я сейчас пойду купаться.

- Не понял, Дзинта, где купаться, тут есть джакузи?

- Почему в джакузи? В море.

- Это что, латышский юмор?

- Никакой не юмор. Я в купальнике. А ты как на это смотришь?

- Я вообще то без купальника. Но тоже не против.

На берегу почти никого не было, мы сложили одежду на пришвартованное волнами бревно и пошли мерить глубину. Море ещё было терпимым, поэтому мы с Дзинтой по разу нырнули, я даже успел коротко её к себе прижать, и мы выскочили на песок, подхватили одежду; бегом отправились к машине.

- Роман, постелим пакеты на сиденья и отьедем в лес переодеться.

Дзинта раскочегарила в машине печку и мы подьехали в сосны:

- Роман, отвернись, я сниму купальник.

- Не могу.

- Почему?

- Глаз своих отвести.

- Ну и пожалуйста, смотри, если хочешь.

Она вышла из машины и стала снимать с себя насквозь мокрый оранжевый купальник. Она была белой как балтийский песок, а по плечам янтарной смолой стекали мокрые волосы. Я помог ей застегнуть молнию платья на спине, затем переоделся сам.

- Дзинта, пожалуй самое время врезать по стаканчику рижского бальзама, не зря же мы его с собой прихватили из кафе.

- Хорошая идея, Роман, и именно по стаканчику.

Я не готов утверждать, что опель-адмирал 1939 года образца очень уж подходящее для любви место, но после купания в холодной Балтике, и после стаканчика рижского бальзама, кажется, оказалось самое то!

Глава 99. К чертовой матери, и никаких возражений

Антуанетте позвонил брат Лысого:

- Мадам, салют! Беспокоит Вас Франквилль Дюшон, как поживаете? Что нового у Вас?

- О, месье Дюшон, приветствую Вас, у меня все в порядке, а как Ваше самочувствие?

- Мерси, мадам, с божьей помощью, тоже все в норме. Хотя несколько обеспокоен здоровьем брата...

- А что с ним такое? Он только вчера приезжал в Париж, на здроровье не жаловался. Или я чего то не знаю?

- Мадам, не хотел Вас этим беспокоить, но он в госпитале. Слава богу жив, но очень плох. У него вчера был удар прямо на улице. Его увезли в реанимационную палату...

Антуанетту в этот момент чуть саму не шандарахнул инсульт. Она мгновенно вспомнила, насколько взволнованным Лысый уходил после их разговора. Кроме того она тут же сообразила, что скорая приезжала именно за Лысым, а она в этот момент уплетала свой любимый шоколадный пудинг и смачно запивала его чашечкой кофе с душистой корицей. Она тут же подскочила, и ещё не договорив с братом Лысого, вызвала кнопкой Андре, который занимался в этот момент важным морским делом - он вылавливал сачком из аквариума скалярий, и запихивал их в тесную банку; он менял воду.

IMG30401457978379

- Месье Франквилль, я немедленно еду в госпиталь - нужно срочно помочь Вашему брату. Ах, какое несчастье, ах, какое несчастье!

Через двадцать минут Антуанетта в белом халате разносила в пух и перья персонал госпиталя, включая главного врача:

- Я слушать Вас месье даже не собираюсь. Если сию же минуту Вы не свяжетесь с профессором де Бошамом и не вызовите его из Копенгагена с симпозиума, то завтра же будете там, где Вам и положено быть - на пенсии. Вот так уважаемый месье.

- Мадам, но он как раз в данный момент читает доклад. Давайте чуть позже!

Антуанетта выхватила у главврача из рук мобильник:

- К чертовой матери симпозиумы, Копенгагены! Профессор де Бошам?Зравствуйте... спасибо, Вашими молитвами! Профессор я Вас прошу, немедленно сворачивайте это Ваш симпозиум и поезжайте в аэропорт, я закажу на Ваше имя билет на ближайший рейс. Профессор никаких возражений не принимается. К чертовой матери Ваши аргументы! К чертовой матери Ваши вещи в отеле! К чертовой матери все Ваши возражения!..

Вечером этого же дня профессора в шарль-де-голле встретил Андре, и отвез в госпиталь прямо к операционному столу, на котором уже подготовленный и под общим наркозом пребывал Лысый.

Рядом с операционной палатой сидели брат лысого и главный врач госпиталя. Лампочка над дверью посигналила, известив, что операция закончилась. Две медсестры вышли из операционной, доложили, что все в порядке.

- Кажется, месье Дюшон, эта истеричка совершила чудо. Она вытащила Вашего брата с того света. Ведь он был там одной ногой.

- Будем надеяться месье. Я, Вы ведь знаете, был против операции, да и племянница звонила из Марселя и просила до её приезда ничего не предпринимать. Но мадам Антуанетту разве переспоришь? К чертовой матери, говорит, и никаких возражений.

Глава 100. Так остывает костер

Я вылетал из Риги сразу после Нового года. Зима была снежной и морозной. Мы неплохо с Дзинтой отметили праздник в моём номере "Астории". Все вроде бы у нас ладилось, но любовь стала переходить в обязанность, уже чего то не хватало для душевного полёта. Наверное она начала гаснуть, а этот процесс, увы, необратим, сколько ни старайся подбрасывать в него топлива. Вот чтобы костёр полностью не погас, и остался у нас двоих в доброй памяти, я решил в один день уйти, чтобы никогда не вернуться.

Все последнее свободное время я занимался в интернете поиском в России машины "Чайка"(Газ-13). Это не было просьбой Дзинты, это была моя инициатива. И я её нашёл. В Нижнем Новгороде, законсервированную, в прекрасном состоянии, и за очень маленькие деньги. Отец Дзинты уже был на обратном пути в Латвию, он занимался на границе какой то таможенной бюрократией. У Дзинты в этот день был выходной и она отсыпалась дома. А я в 10 утра регистрировался на рейс в рижском аэропорту. Я заглянул в магазинчик парфюмерии и побрякушек, и передал для Дзинты через её сменщицу в конверте письмо:

" Милая, дорогая, любимая Дзинта. Только самые хорошие чувства связанные с тобой я уношу в своём сердце. Я вряд ли забуду наши жаркие прикосновения там, в Юрмале, в соснах, в машине. И сейчас, как наяву слышу шум прибоя, шорох веток, и твой страстный шепот на чужом, но очень понятном для меня языке. На языке любви. К сожалению, я должен возвратиться в Бельгию, в том числе потому, что я не совсем тот человек, за которого себя выдавал. Нет, не подумай, что я как то воспользовался чужим именем, чтобы именно обмануть тебя. Просто так сложилось, что я не живу как обычные люди. Это трудно понять, поэтому, тебе лучше не вдаваться в мои подробности. Меня можно назвать кем угодно и это будет не совсем то. Я скорее призрак, чем человек. Я скорее свое зеркальное отражение.

Желаю тебе легко пережить нашу разлуку, и поскорее обрести достойное тебя счастье. Если получится - прости. Роман."

IMG30401458160278

Глава 101. Собачий нюх. Братец, так братец

Франквиль Дюшон поступил на службу к Антуанетте через неделю после воскрешения своего несчастного брата. Лысый уже неплохо себя чувствовал, даже начал вставать с помощью костылей, но левая сторона туловища онемела, и речь тоже была нарушена. Если бы профессор вовремя над ним не поколдовал, то последствия могли бы стать куда трагичнее.

Антуанетта позвонила Франквилю в Буживаль (тот в этот момент кормил парагвайских черношейных лебедей кукурузной кашей с мидиями, поджаренными на оливковом масле):

- Месье Дюшон, как поживаете?

- Спасибо, мадам, а как Ваше самочувствие?.. Очень рад за Вас! Только что вернулся из Парижа, разговаривал с братом, кажется он пошёл на поправку - спасибо Вам за хлопоты, мадам...

- Месье, нет ли у Вас возможности помочь мне в одном щепетильном вопросе? Я Вам оплачу за услуги, и в дальнейшем буду очень признательна за помощь. Дело касается тех обязанностей, которые выполнял у меня Ваш брат.

- Мадам, очень рад быть Вам полезен. Разрешите мне встретиться с братом и уточнить подробности, чтобы стать во всеоружии?.. Спасибо, мадам, я тут же навещу Вас, и мы обсудим наш контракт. До скорой встречи!

Все последнее время перед выходом в отставку Франквиль работал в следственном управлении кинологом, то есть специализировался в розыскной деятельности с помощью четвероногих сыщиков. Под его началом было три служебных собаки - немецкие овчарки - мать, сын и дочь. Собачки имели даже награды министерства (в том числе натуральными продуктами), а уж сколько при их помощи выявлено преступлений и поймано преступников, так этому и счёта не было. Сам Франквиль Дюшон также был неоднократно поощрен и награждён, ну а по окончании службы - почётной медалью Национальной полиции. Такие награды абы кому в Франции не дают. Это что то вроде дворянского титула.

Так вот кто кого учил разыскивать преступников - Франквиль собачек или наоборот - это большой вопрос. Но главное, что дрессировщик за время долгой работы с четверонигими и сам выработал своеобразное чутье преследования, то есть собачий нюх. И не деньги, которыми обещала осыпать Франквиля Антуанетта, были главным мотивом его согласия. Им руководило чувство нужности, необходимости, значимости в своей профессии, его звало эхо боеготовности.

IMG30401458313076

Уж не знаю - случайность ли, а может быть тоже какое то собычье предчувствие натолкнуло меня на мысль позвонить в Буживальский ирландский паб официантке Камилле и узнать, какие там новости в птичьем королевстве? Как себя чувствует Лысый, его троюродный братец, и как там вообще насчёт провинциальной французской жизни? Официантка мне все и рассказала: и об инсульте Лысого, и о том, что за птичками присматривает сожительница Франквиля, и о том, что Франквиль почти не бывает дома... Ага! Значит Антуанетта взяла в оборот и братика! Мало того, что чуть Лысого не отправила к родителям на погост, ещё и брата хочет ухайдокать. Ну что ж? Братец, так братец. Какие проблемы?

Глава 102. По следу тасманского дьявола

Ах, Тасмания! Страна влажной зелени и лесных чудовищ. Страна бескрайних океанских просторов. И любви.

В Сиднее я часов пять подремал в аэропорту и в 6-40 утра вылетел в Хобарт - столицу Тасмании. Это и Австралия и нет. На острове немного другой климат: здесь зимой не так жарко, да и летом не холодно. Это странно, но ведь и сама Австралия и её южная провинция Тасмания находятся в другом полушарии, где для европейцев все наоборот.

Вам наверное интересно, почему меня занесло в эти дремучие края? А все по той же причине:

"Антуанетта, мне иногда тут скучно без тебя. Австралийки слегка диковаты, а уж насчёт русских, так просто невыносимы. Для них все русские - это мафиози с автоматом Калашникова на животе. Я даже в интернете нашёл австралийский словарик и специально изучаю местный диалект. Виллу, которую я снял (извини, что не могу тебе назвать её адреса из конфиденциальных соображений) отгораживает от леса бывшая каторжная тюрьма, которая теперь вся покрыта зеленью, абсолютно вся. А окна мои глядят на море, где в ста метрах от берега возвышаются четыре островерхих скалы - одна другой выше. Окна смотрят строго на север и солнце в хорошую погоду греет словно по заказу. Так вот закаты здесь тем интересны, что они не как например в Марселе, по правую руку, а наоборот. Согласись, это непривычно.

Высылаю тебе фотку, где я подружился с тасманским дьяволом - это очень милые существа и весьма доверчивые к людям. Сегодня я кормил его жареными куриными окорочками, кажется пища такая - ему высший смак.

IMG30401459026911

Я поживу здесь ещё пару месяцев, если соскучишься, то прилетай. До скорой встречи."

Я даже не знаю точно, есть ли на острове такая вилла, которую отгораживает от леса каторжная тюрьма. Не уверен, что найдётся такое место, где перед окнами четыре островерхих скалы. Да и вообще, по правде сказать, я жил целую неделю в центре Хобарта. Вся эта сказочка предназначалась моему новому следопыту Фанквилю Дюшону, который стремглав должен был броситься по этому моему тасманскому следу. Антуанетта тут же набрала его по мобильнику:

- Месье Дюшон, добрый вечер!.. Спасибо, месье, у меня все в прядке. Наш беглец прислал координаты, он в Австралии, в частности на острове Тасмания.

- О-ля-ля! Куда, однако, забрался! У Вас есть его адрес, мадам?

- Есть косвенные сведения, месье, но Тасмания небольшая, надеюсь на Ваш опыт и смекалку. Если Вы завтра же отправитесь, то я займусь билетами.

- Мадам, если можно, то во второй половине. Завтра из Португалии привезут с утра комбикорм для страусов, я обещал встретить машину, и рассчитаться за услугу, заодно приготовлюсь к поездке.

- Хорошо, месье, я Вам перезвоню, когда все решится. Спокойной ночи...

Глава 103. Три овчарки и стая индюков

"Серж, вот бессчетное количество раз бывала в Австралии, а в Хобарте погостить так и не удалось. Хотя однажды заглядывала на круизном лайнере, но это было ночью и стояли мы там не долго.

Спасибо тебе за приглашение, я его обдумаю и возможно прилечу на парочку дней для встречи. Дольше вряд ли удастся побыть - я ведь сейчас очень занята покупкой золотого прииска в Гане. Хотя скучаю по тебе очень-очень. Ты так давно не шептал мне на ушко о том, какая я красивая и стройненькая, что даже ночами просыпаюсь от кошмарных снов, и от одиночества. Пожалуйста уточни место, где находится твоя вилла, возможно я захочу обогнуть остров на яхте, и отправлю вперед Андре, а сама прилечу чуть позже..."

Так и подмывало ей сказать, мол ты Антуанетта ещё и Шерлока Холмса своего новоиспеченного в трюм запихни. Вот вот. Вместе с тремя овчарками, и стаей индюков размером с барана.

"Антуша, а ещё, здесь обитают большие птицы, типа страусов, ты наверное знаешь, называются эму. Они тоже доверчивые, я даже одну погладил по спинке. Видео прилагается."

IMG30401459100921

Эту информацию я подкинул непосредственно для любителя пернатой фауны - для троюродного Дюшона. А то он будет тут без дела слоняться, как каторжник, в поисках моей виллы, отгороженной бывшей каторжной тюрьмой. Пусть лучше парочку страусов приобретет для пользы от путешествия.

Я съездил на страусиную ферму, и с любезного согласия хозяина отснял селфи-фильм о том, как я кормлю громадных птичек вкусными червячками. Франквиль, наверное должен быть в восторге от такого зрелища! Заодно и хозяину подбросил дезинформацию насчёт своего местопребывания, на случай, если Дюшон заявится на ферму. А он никак не сможет упустить такого случая, ведь на видео я прилепил логотип с названием и веб-адресом фермы. Счастливого Вам пути, месье троюродный Дюшон - любитель трансокеанических круизов и крупнокалиберных птичек!..

Знакомиться с австралийскими леди напрямую я не решился. Русской фирмы вечернего досуга, услугами которой я неограниченно пользовался в штатах, здесь не оказалось. Да тут и русские были в дефиците - очень уж далекая страна, эта Австралия. Я долго копался в интернете на форумах знакомств и наткнулся таки на русскую девушку, готовую любить всю ночь напролет, и быть до утра любимой. Единственная проблема заключалась в том, что жила красавица в Мельбурне, то есть на материке, и её нужно было туда-сюда транспортировать. Девушку звали Лиля. Она очень обрадовалась, что могла оказаться полезной, не стала настаивать на больших деньгах, и готова была вылететь в Тасманию сию же минуту. Ну а все расчёты должны были состояться по её отьезду. Вечером этого же дня Лиля отсыпалась в моём номере, а уже в полночь мы сидели с ней в вип-зале ресторана, исключительно вдвоём, не считая официанта и музыкантов...

Глава 104. Жуткая история, поведанная Лилией

И вот какую жуткую историю поведала мне Лиля.

"У меня ещё с детства были способности к хореографии. Уже в 7 лет я начала ходить в школу танцев в Новосибирске. Участвовала в конкурсах, ездила по всей стране, в одной только Москве была раз пятнадцать наверное. У меня последовательно было несколько партнёров. Последний мой партнёр по танцам, его зовут Вадим, однажды нашёл в интернете турецкую фирму, которая зазывала работать в Стамбул, танцевать в элитном ресторане. Мы отправили видео, и нам пришло приглашение. Родители мои были категорически против, но я ослушалась их, и мы с Вадимом на страх и риск рванули за длинным долларом. Никакой фирмы и не было. Нас в первый же вечер разлучили с Вадимом, и его судьба до сих пор неизвестна, возможно что его нет в живых. А меня привезли в гарем, отняли паспорт и угрозами заставили ублажать богатых клиентов. Мне ни цента не платили, а питалась я в тех домах, куда меня привозили, ну и иногда подбрасывали типа чипсов или орешков. Парфюмерия и одежда были в избытке, но свободы никакой. Два года я была рабыней. Сбежать или пожаловаться было бестолку - за этим неусыпно следили, но самое главное, что нас накрепко предупредили, что расплата будет жестокой. Девушки, которые изнашивались - внезапно исчезали и мы могли только догадываться об их несчастной судьбе. Нас всех ждал один итог. И конечно же терять нам было нечего, но и сбежать тоже не было возможности. Однажды меня с подругой привезли к двум австралийцам. Они были морскими офицерами, а нас доставили на большой корабль. Я немного знала английский. Его звали Джеймсом, он работал на корабле каким то главным специалистом по морской навигации. Я ему очень понравилась, и он предложил мне руку и сердце. Времени на раздумья было мало, да и отказываться не имело смысла, я согласилась. Вместо меня с моей подругой сошёл на берег Джеймс. После долгих дебатов он выкупил меня за 10 тысяч баксов. Вот так я оказалась в Австралии. Сначала нелегально, затем он мне сделал имиграционные документы. Но свадьбы не состоялось. Джеймс на четыре месяца ушёл в плаванье и погиб при странных обстоятельствах, сказали, что он пьяный кувыркнулся за борт. Ну а официальная версия - погиб при выполнении задания в мирное время. Работы для меня в Мельбурне нет. Я получаю небольшое пособие от правительства, но этих денег едва хватает на проживание. Вот подрабатываю."

IMG30401459109719

Глава 105. Большой привет от кенгуру

Ресторан, в котором мы отдыхали с Лилей в переводе на русский назывался "Большой привет от кенгуру". Это я специально его выбрал, в рассчете насладиться каким нибудь профессионально приготовленным блюдом из кенгурятины. В супермаркетах, кстати, её даже в избытке, включая всякие колбаски для барбекю, но я пока не рискнул сам возиться с неведомой мне зверушкой. Я решил доверить наше с Лилий здоровье местным поварам. И, кажется я не ошибся. Нам принесли мясо в маринаде, тут же нарезали кубиками, и это нужно было пробовать совместно с кукурузными хлопьями, политыми тем же маринадом. Я так и не понял на что по вкусу это было похоже, но довольно таки оригинальная еда. Как потом выяснилось, таким образом австралийские аборигены делали в древности себе заготовки на лето (ну то есть на холодное для юга Австралии время года). А маринад этот был такого зеленейшего цвета, густой, что того и гляди из него вынырнет крокодил и съест все кукурузные хлопья. Лиля даже поначалу доверила дегустацию кенгурятины мне, подождала, и убедившись, что со мной все хорошо, попробовала сама.

IMG30401459202580

- Я, Роман, сама бы никогда не решилась это съесть. В магазинах, мне казалось, что кроме аборигенов это мясо никто не ест. И в то же время оно дорогое, что никак не вяжется с их уровнем жизни. А впрочем у них неплохие дотации, может для них и нормально. Вкусное мясо оказывается, нежное, да и соус пальчики оближешь. Спасибо тебе, что просветил меня насчёт австралийской кухни, сроду бы не знала.

- Лиля, на здоровье, попробуем тут ещё чего нибудь экзотическое поискать в их меню... А скажи, Лиля, разве Джеймс увлекался алкоголем, когда вы бывали вместе?

- В том то и загадка, Роман, что при мне он ни разу не выглядел пьяным, да и выпивал не больше пол бутылочки пива. Я сама была потрясена таким ужасным фактом.

- Ты любила его?

- Скорее нет. Была благодарность, за спасение, за его ко мне внимание, заботу...

- Значит ты любишь Вадима?

- Не могу его забыть. Перед поездкой в Турцию я жила с ним у его родителей в Новосибирске. Мы хотели заработать денег и по приезде домой через год пожениться, - девушка сильно разволновалась, я постарался сменить тему.

- Лиля, извини за неуместное любопытство. Давай выпьем за что-нибудь очень хорошее!

- За кенгурятину?

- Хотя бы и за неё.

Глава 106. Погода штормовая, моряка смыло волной

Я прощался с Тасманией - страной антарктических ветров и лесных дьяволов, страной романтических вечеров и нежной на вкус кенгурятины. Через два дня после нашего знакомства с Лилей, я решил перебраться на материк в Мельбурн, о котором много положительного мне она рассказала. Я заказал комфортную каюту, и в ночь мы покинули Хобарт. Этот отъезд ещё был связан с тем, что Франквиль наверняка уже стал вынюхивать здесь мои следы, перевернул наверное кверху дном все виллы по периметру острова, а заодно и каторжные тюрьмы (если они здесь вообще сохранились со времён первых колонистов). В первую очередь он конечно же приобрёл на ферме парочку эму, и скорее всего отправил их в клетке в Европу. Представляю, сколько им бедолагам придётся маяться на контейнеровозе по пути через все океаны! Кстати они очень прожорливые эти милые пташки и им в дорогу нужно не меньше, чем пол контейнера сладких червячков. Вот пока Франквиль ломал себе голову над этим уравнением со многими неизвестными, я помахал в его сторону ручкой на память из илюминатора парома, и отправился с настоящей русской красавицей в Мельбурн.

Лиля снимала скромную однокомнатную квартиру в двадцати минутах езды на трамвае от центра. Я не хотел её стеснять, но она настояла, чтобы я пожил у неё, мол так ей не будет тоскливо. Отказать я не решился, и поселился у неё. Вот как раз этот факт и послужил для меня разгадкой тайны гибели Джеймса.

Мы осматривали Мельбурн (там есть на что поглядеть - это Лондон, Париж, и Брюссель в одном фужере). Шли неспеша по проспекту, и тут навстречу нам улыбается военный, вернее морской офицер. Лиля немного смутилась, поздоровалась с ним, они перекинулись несколькими фразами, учтиво попрощались, и мы пошли дальше. Я чувствовал, что этот дядя не тронулся с места, и продолжал смотреть нам в след.

- Лиля, приятель?

- И да и нет, Роман. Это друг Джеймса, они вместе служили. После того как Джеймс погиб - он мне прохода не даёт.

- Я заметил, Лиля, что ты ему нравишься. Вы давно не виделись?

- Перед самой поездкой к тебе, он звонил мне, доложил что вернулся из похода, предлагал посидеть в кафе. А почему ты так заинтересовался? Не он один кому я нравлюсь. Обычное дело.

- Так, простое любопытство, забудем его.

Как она была наивна! Ведь этот дядя в морской форме не просто на неё смотрел. Он её любил! И не просто любил. Я ведь приметил, как он сверкнул в мою сторону глазами. Кажется он не раздумывая вызвал бы меня на дуэль, это морской дьявол. И тут меня моментально озарило - вот кто помог Джеймсу кувыркнуться за борт! Дело выглядело так. Они с Джеймсом слегка поддали, ну и вышли покурить на палубу. Корабль шёл недалеко от берегов Антарктиды, погода штормовая, видимость нулевая, с неба валил густой снег, была глубокая ночь. Вот так Джеймс при помощи своего "верного" друга и нырнул под льдину, к акулами. А друг этот, как ни в чем не бывало пришёл в свою каюту, врезал еще пивка, поцеловал в смартфоне пляжную фотографию возлюбленной Лили, и сладко уснул. Утром на разводе Джеймса не оказалось. Потом были поиски, следствие. И рапорт: погода штормовая, моряка смыло волной.

IMG30401459239370

Глава 107. С пальчик мальчик

Мой рейс из Мельбурна предстоял на Дубай. Лиля пожелала проводить меня в аэропорт. Какие, Лиля, проблемы? В аэропорт, так в аэропорт. На Дубай, так на Дубай. Но так думала Лиля. На самом деле я летел (с пересадкой в Эмиратах) в Стамбул. Она этого не знала. Ещё раньше между разговорами я попросил показать на фейсбуке её конкурсные выступления с Вадимом, ну и запомнил, по каким ссылкам их в интернете найти.

- Лилечка, я не уверен, что возвращусь в Австралию, но при случае обязательно с тобой свяжусь. Спасибо тебе за ночлег, за экскурсии и за... любовь - ты очень привлекательная и интересная девушка, мне было хорошо с тобой все это время...

В самолёте работал стабильный интернет, я отредактировал в крупном плане несколько фотографий Вадима. Они не очень внешне подходили друг другу - Вадим и Лиля. Но меня больше всего интересовал вопрос: куда он пропал, этот мальчик в строго синем костюме, и с бритыми висками и затылком? Вот именно для этого я и направлялся в Стамбул.

IMG30401459279547

Лиля думала, что Вадима ликвидировали её сутенеры, чтобы замести следы. Она ошиблась. Они перепродали его другой банде, которая пристроила его работать на побережье в ночном клубе сначала солистом варьете, а затем диджеем. Найти его по фотографиям мне не составило труда, лишь только я посетил местную музыкальную студию. Там мне и дали его координаты. Вадим оброс жирком, сменил с русского на мусульманский имидж, стал богатым и уважаемым в своей среде. Короче, он предал Лилю и даже не поинтересовался о её драматической судьбе.

Я не стал вмешиваться в их отношения, во первых не имел права, а во вторых посчитал, что Лиле и так от жизни досталось. К тому же наверняка Вадима предварительно запугали, или заинтересовали, что в конечном итоге одно и тоже.

А вот то, что Лиле удалось вырваться из бандитского плена - это большое везение. Но какой ценой и кому пришлось расплатиться за её феерическую красоту? На заклание пошла жизнь Джеймса. Он спас Лилю, но сам стал жертвой. Вот такое черти что творится в коварной стране с самым благозвучным в мире названием - любовь.

Я не стал задерживаться в Турции, потому что там вечно что нибудь взрывается, переночевал одну ночь, и вылетел послеобеденным рейсом в Амстердам.

Глава 108. Как поймать белую лошадь

По прилёте в Париж Франквиль сразу заехал в офис к Антуанетте:

- Добрый день, мадам, как пожива...

- Месье Дюшон, что с Вами? О, боже!

- Ничего страшного, мадам Антуанетта, не обращайте внимания.

На лбу у Франквиля красовалась сине-зелено-фиолетовая шишка размером с грецкий орех.

- Над Индийским океаном, мадам, самолёт попал в неблагоприятную погодную полосу, была сильная тубулентность, его болтало из стороны в сторону, и я ударился о стекло илюминатора. Вот результат.

- Ой, какое несчастье! Месье, Вам срочно нужно к доктору.

- Все в порядке, мадам, стюардесса дала мне обезболивающее, сделала ментоловый компресс, кажется обошлось...

- Месье, Вам нужно написать жалобу в авиакомпанию, к которой принадлежит самолёт, и она обязательно выплатит Вам компенсацию за причиненный ущерб...

- Да пустяки, мадам, не обращайте внимание, мелочи, право же...

Франквиль соврал Антуанетте. Ни над каким океаном его и не болтало. И вообще его купе было в середине салона, о чем Антуанетта и не знала, и иллюминаторы были от него далеко. А шишку он заработал на страусиной ферме, когда они с хозяином и его сыном гонялись за самцом эму по загону.

Дело было так. Самку запихнуть в клетку не составило труда: её накормили сладкими червячками и заманили кое как. Ну а самец раскусил их задумку, тем более увидел в клетке самку, и давай носиться по загону. Хозяин с сыном и Франквилем в общей сложности гонялись за самцом часа три. Над загоном поднялась пыль, как от целого табуна кенгуру, на всю округу и до самых небес. Один раз удалось его загнать в клетку, но тут как на зло выскочила из неё самка. Пока гонялись за самкой снова выбежал из клетки самец. Самку заарканили и снова засунули в клетку. Когда вымотались окончательно и до последней капли пота, и уже никаких сил ловить самца не оставалось - он сам зашёл в клетку, как будто смилостивился над незадачливыми охотниками. Франквиль с сыном хозяина рванули сразу вдвоём закрыть дверцу, и так же на пару получили стальным уголком тридцаткой себе по шишке на лбу.

Первоначально у Франквиля и сына хозяина шишки были размером не меньше, чем со страусиное яйцо. Хозяин прыгнул в седло мотоцикла и поскакал к какой то аборигенке-знахорке за мазью. Мазь эта оказалась такой вонючей, как будто ею еще в позапрошлом веке смазывали колёса паровоза. Целые сутки Фанквиль и сын хозяина валялись на сеновале со смазанными и перемотанными лбами, и глушили боль бутылочкой виски "Белая лошадь". Ну а закусывали лекарственный напиток... маринованой кенгурятиной.

IMG30401459460174

Глава 109. Фаддей Антарктику открыл, а лучше бы пивную

Королевский военный флот Австралии сформировался ещё в далёком 1901 году. Как, впрочем, и вообще вооружённые силы этой страны. С тех пор армия участвовала во всех крупных событиях, и немало славных сынов отечества полегло на поле брани. Казалось бы, от кого там в океане защищаться? От акул? От пингвинов? Так может подумать обыватель. На самом деле - тесная связь мирового бизнеса, коммерческие интересы акул капитализма диктуют своим пингвиньим правительствам в кого стрелять, а по кому промахиваться. Так вот, австралийский военный флот прекраснейше оснащен, и равных ему мало на океанских просторах. А служить во флоте не только почётно, но и прибыльно.

Джеймс служил верой и правдой на эскадренном миноносце (эсминце), владел обширными знаниями и немалым опытом в области навигации, и на его счёту числилась не одна сотня тысяч соленых морских миль. До того, как встретить в турецком порту прекрасную русскую девушку Лилю, ему некогда было любить: усердная учёба, затем освоение профессии. Баловались периодически на разных причалах услугами ночного эскорта, бывало. Но полюбить страстно и безголовно Джеймсу до этого еще не доводилось. И вот подвернулась Лиля. Командор был в отпуске, а кораблем руководил его помощник, которого Джеймсу уговорить не составило особого труда - они учились в одном заведении, много вместе работали, и немало пива закусили маринованой кенгурятиной и вяленой страусятиной. Вот так Джеймс привёз Лилю в Мельбурн.

Но тем он и опасен этот невидимый вирус, эта безжалостная лихорадка Эбола, эта заразная и порой неизлечимая болезнь - любовь - что против нее не придумали (и возможно никогда не придумают) профилактики! Следом за Джеймсом в Лилю вшлёпался другой его сослуживец, с которым они вместе на одном курсе заканчивали морскую школу. Тот самый, который и отправил Джеймса в бессрочное подводное плавание. Туда, откуда не возвращаются.

Вот несколько подробностей того вечера. Уже было за полночь. Корабль прилично раскачивало, усиливалась метель. Джеймс и Христиан сидели в каюте, и потягивали из алюминиевого бочонка немецкое пиво, которым немало запаслись еще в Новой Зеландии. Христиан любил подшучивать над Джеймсом, а тот всегда защищался:

IMG30401459704242

- Знаешь, дружище, вот ты сейчас здесь нос морозишь, а твоя красотка наверное греет под кем-нибудь свой животик. Нет?

- Христиан, а не пошёл бы ты к...

- Ну ладно, ладно, извини. Ну не животик, так спинку...

- Христиан, а чего тебя так тревожит этот вопрос? У тебя есть твоя Магда. Или она тебе только под рождество даёт погреть свой животик?

- Магда? Да хоть утром, в обед и вечером. Но она ведь бревно бревном. Она так, любительница. С твоей профессионалкой не сравнить наверное...

Джеймс выскочил из-за стола, на пол полетели пивные кружки, закуска, он ухватил приятеля двумя руками за воротник кителя, был очень взбудоражен:

- Не смей так говорить о Лиле! Ты понял меня? Этим самым ты оскорбляеешь и своего друга, между прочим! Тебе ясно?..

Христиан не стал сопротивляться:

- Успокойся дружище, это же шутка. А ты, тоже, между прочим, оторвал мне погон. Совсем всбесился? Посуду начал швырять. Извини пожалуйста... И руки не распускай больше!

Джеймс немного остыл, они прибрали в каюте.

- Джеймс, давай ещё по пол кружечки и пойдём табачком подышим.

Они подкурили по сигаре, оделись, вышли на палубу. Погода была примерно как в тот день, и в тот час, когда Беллинсгаузен с Лазаревым открыли Антарктиду, то есть, мягко говоря, неблагоприятная. Христиан пристегнулся цепочкой с карабином к брючному ремню и хромированному поручню, а Джеймс не стал. Ему было очень тоскливо, что нет рядом его любимой, что вместо поддержки от друга он услышал пошлости и оскорбления. Он зажал в кулаке сигару и молча дымил... И в этот самый момент, в который он расслабился и полностью потерял бдительность, его ноги, обхваченные руками Христиана, перелетают через перила и он падает за борт. Единственное, что ему удалось, так это уцепиться за поручень и повиснуть на нем правой рукой. И это бы его спасло, если бы Христиан одумался и попытался ему помочь. Но тот наоборот вцепился в его пальцы холодными зубами, ладонь соскользнула, и Джеймс рухнул в акулью пасть бздонного антарктического моря имени первооткрывателя Фаддея Беллинсгаузена.

Глава 110. Что мы будем кушать

IMG30401460398763

Девочку эму звали Эммануэль. А мальчика эму звали Эммануилом. Вот их диалог в клетке на контейнеровозе:

- А куда это они нас? - спрашивает Эммануил.

- А фиг их знает! Наверное на какой-нибудь мясокомбинат в Сидней. На фарш для колбасок.

- Думаешь? А зачем соломы свежей насыпали в клетку? И червячков отборных целое корыто с соевой мукой намешали?

- А мне почем знать? Наверное, чтоб не отощали в дороге. Для веса.

Мальчик Эммануил неодобрительно фыркнул:

- Ты как хочешь, дорогая моя, а я живым не дамся.

Девочка Эммануэль посмотрела на мальчика вопросительно:

- Вот чудак, а какая им разница: что живым ты не дашься, что полуживым? Колбасному фаршу, ему одинаково. Смешают с кониной, немного кенгурятинки добавят, чуть-чуть пингвинятинки сушеной подсыпят, перчика чилийского для остроты сюжета, и по пакетикам расфасуют.

Эммануил стал вышагивать по клетке из угла в угол и рассуждать:

- Нет, Эммочка, я на колбасу не согласен. Нужно что то придумать.

- А что тут можно придумать?

- Нужно выбраться из клетки.

- Вот чудак, ну что дальше то? Плавать мы все равно не умеем. Да хоть бы и умели, куда тут поплывешь? На острова Кука?

- Кука, ни Кука, но хотя бы будет шанс на спасение. А так - колбаса.

Клетка стояла в самом низу - в первом штабеле контейнеровоза, а дверь была лицом на палубу. Матрос - австралийский абориген по прозвищу Челленджер посещал клетку один раз в сутки утром: чистил её, насыпал еду и ставил питьевую воду. Вот и в этот раз он открыл клетку, повесил замок с ключами не решетку, зашёл... В этот самый момент Эммануил шибанул лапой по дверце, и выпорхнул на палубу. Следом за ним Эммануэль. А Челленджер даже сообразить не успел что к чему. А когда сообразил - было поздно. Мальчик с девочкой запрыгнули аж на третий штабель контейнеровоза и стали, поглядывая в голубые небеса, ходить парочкой на глазах у капитана и всей команды.

- Ну вот видишь, дорогая, как все оказывается просто в этой жизни. Свобода! Её нужно завоевать.

- Какой ты герой, Эммануил, всегда я тобой гордилась. За это наверное и люблю тебя так крепко... Кстати, извини за прозу, а что сегодня мы будем кушать?

Глава 111. Прививки от птичьего гриппа

Франквиль был в птичнике, когда ему позвонил капитан контейнеровоза. Дюшон в этот момент кормил кремовых цесарок толчеными орешками кешью, свареными в козьем молоке, перемешанном с итальянской моцареллой.

- Месье Дюшон? Салют, дорогой друг! Как твоё самочувствие? Я тоже в норме, спасибо, у нас жарко, завтра пересекаем экватор... Да, да, птички в порядке... да, очень прожорливые, но мы их усиленно кормим, кормим... И воду, как ты и порекомендовал, даем им не выше, чем +10 градусов, температурой... Нет, прививки от птичего гриппа не успел, но ты не беспокойся, я не забыл, я не забыл... Месье Дюшон, извини, что потревожил тебя под вечер, я не сориентировался по часам, так вот небольшая заминочка тут... Да нет же, здоровье у птичек превосходное... Мы их выпустили подышать свежим морским ветерком, но вот теперь не знаем, как вернуть в клетку...

Франквиля эта приятная новость не очень обрадовала:

- Мистер Зоркс, но мы так не договаривались! Эму не любят палящего солнца, им нужна прохлада, мистер... Не можете загнать обратно в клетку?.. Вот черт! И где они сейчас?

- Они в третьем ярусе, гуляют по крышам контейнеров...

- По крышам? Их же может сдуть ветром в море! Вот чёрт! Вот чёрт!..

Франквиль побежал к дому, посоветоваться с Лысым - как поступить в этой ситуации? Лысый встречал на террасе пурпурный буживальский закат. Он сидел за журнальным столиком в кресле-качалке, и мерил себе давление. Здоровье его начало приходить в норму, речь почти восстановилась, но вот давление слегка пошаливало:

- Этого не должно быть! - Лысый приподнялся с кресла, опершись на журнальный столик, - они ведь могут соскользнуть с контейнера и разбиться о палубу! Ну какие же идиоты эти мореманы! Брат, прикажи им немедленно вызвать службу спасения! Немед-л-ле...

В эту секунду Лысый валится на журнальный столик, костыль летит через перила на траву, под ноги к Франквилю, тот забегает по лестнице на террасу, и с непреодолимой скорбью понимает, что его брата в этом мире уже нет, и больше никогда не будет.

IMG30401460575022

Глава 112. Аденский залив. Человеческое отношение

IMG30401460834612

Контейнеровоз "Gasko" был уже в Аденском заливе. Капитан Зоргс поблагодарил команду йеменского патрульного катера за охранное сопровождение, и решил прямо с утра заняться самым больным вопросом повседневности, а именно, возвратить в клетку проворную парочку эму. Он отложил эту процедуру с тех пор, как поговорил в последний раз с Франквилем Дюшоном, и узнал о скоропостижной кончине его брата. Зоргс в связи с заминкой перенес поимку птиц на более удобные времена. Во-первых, в Индийском океане стояла изнурительная жара, во-вторых, нужно было обогнуть Сомалийский рог под бдительной охраной патрульного катера. Теперь он мог остановить судно и привлечь всю команду, все 14 моряков к охоте на птичек. Иначе, в случае, если птички живыми не прибудут на контейнеровозе в гаврский порт, то ему грозили десятикратные штрафные санкции. А может быть и... потеря капитанского мостика.

А наша сладкая парочка - Эммануэль и Эммануил - загорала себе в третьем ярусе на крыше контейнера, и периодически спускалась во второй ярус, где её в неограниченном количестве ждали: и еда, и водичка. Труднее всех в этой эпопее пришлось матросу Челленджеру - ему нужно было таскать провиант вверх по лестнице. Кажется он истощал побольше, чем птички.

За 50 морских миль перед неспокойными круговоротными водами залива капитан приказал остановить контейнеровоз, и собрал у себя всю команду:

- Господа, прошу вас очень внимательно отнестись к предстоящей операции. Если птицы улетят в море - мы можем не успеть их спасти - акулы, господа. И пожалуйста, никаких резких движений, никаких устрашающих звуков. Птицы, как и люди, любят человеческое к себе отношение...

- Эмм, ты случайно не знаешь, что затеяли эти четырнадцать головорезов? - спрашивает девочка Эммануэль.

- Судя по всему, дорогая, они решили сдать нас на ближайший мясокомбинат. Возможно у них закончились деньги на солярку, раз они остановились среди безбрежного моря.

- Эммануил, я не хочу на колбасу!

- Не бескокойся, дорогая, живьем им нас не взять!..

Глава 113. Сомалийский пират с красной повязкой

Если в средние века пираты действовали на ранее захваченных больших кораблях, то теперь характер транспорта поменялся. Сомалийские чернокожие ребята пользуются небольшими быстроходными лодками. Налетают на судно молниеносно, и в течение 10 минут захватывают его. Команда может успеть спрятаться в каютах или в капитанской, до прихода помощи. А может и не успеть. Вот например как получилось на этот раз. Пока все четырнадцать моряков во главе с капитаном лазали по контейнерам в целях поимки птиц, сомалийские флибустьеры преспокойненько перекрыли команде отступление. Ни у кого из австралийцев не оказалось под рукой ни то что оружия, а даже перочинного ножичка для защиты. Всех заставили спуститься и лечь на палубу. Всех, кроме птичек, которые пиратским указаниям не подчинились.

- Дорогая, а откуда тут взялись эти черные, как ночь, аборигены? Их кажется не было на корабле.

- Факт не было. Возможно это местные с мясокомбината. А наши придурки в шортах так обрадовались встрече, что легли вниз лицом в рядок на палубу, и загорают - руки на затылках.

В это время пираты сгребали в наволочки все, что шелестит, звенит, блестит, тикает, и тилинькает. Пират Абдуррахман ибн Мустафа с красной повязкой на лбу таскал на палубу из трюма коробки с шотландским виски и голландским пивом. Он даже успел прихлебнуть с пол бутылочки, пока народ потрошил карманы и чемоданы в каютах.

Как пираты внезапно появились, так же без особенных почестей и растворились в морской туманной дымке.

IMG30401460839681

Девочка Эммануэль и мальчик Эммануил в это время ухаживали друг за дружкой - чистили клювики, перышки:

- Эммануил, а ты не знаешь, для чего аборигены тут появлялись?

- Не знаю, Эммочка, может солярку привозили? Не даром же они грузили на свою лодку выпивку. Наверное такой товарообмен. Так что

нам пока колбасный комбинат не грозит. Еду с водой носят, тепло, никакие цикады тут не стрекочут, и спать не мешают. Благодать да и только.

Глава 114. Голубой космос

Лондон и Джорджтаун находятся примерно в одном часовом секторе (один час разница), поэтому справиться с расстоянием и перегрузками несложно. А расстояние впечатляет - почти 8 тысяч километров. И все время полёта - это океан, океан, океан... Внизу океан и вверху океан. И ты вроде как начинка-чесночинка в этом слоеном пироге. Вот случись сейчас аварийно где то приземлиться, и ведь, ни клочка земли! Голубой космос. Африку сперва было видно, а потом её и след простыл.

Самолёт британских ВВС - еженедельный гость в Джорджтауне. У него свои военные функции, но и о туристах он не забывает. Иначе на остров Вознесения не попасть. Если только по морю или чартером. Меня устраивал военизированный полёт, тем более, что после путешествия на Аляску, я признаюсь, соскучился по реву моторов и невыветриваемому запаху керосина. И по суровым, но внушающим надежду, лицам бравых военных воздухоплавателей.

IMG30401461263149

Чуть впереди меня через проход летели две американки - мама с дочкой. Мама - довольно таки индифферентная леди в сиреневой шляпке с вуалью - весь полёт дремала у окошка, а дочка периодически общалась с присутствующим народом: со стюардом, с бортинженером, который туда-сюда прогуливался по салону, и со мной. Она, кажется, приняла меня (как за чистую монету) за израильского бизнесмена строительной фирмы - Романа Клинковича, ну и перекликивалась со мной не без задней мысли - кажется её непоседливой натуре одной Америки было мало. Её душа жаждала широт и долгот:

- Роман, а ведь я с детства мечтаю посмотреть Москву. Она такая грандиозная, внушительная, таинственная...

- О, да, Джоанна, насчёт таинственности - это ты попала в самую лунку. Когда я был тинейджером, и впервые отец привёз меня посмотреть русскую столицу, то мне почему то казалось, что нас везде подслушивают, и за каждым шагом следят. Причём, я абсолютно к тому моменту не был политизирован или предвзят. Всего лишь чувство.

Джоанне было до 30 лет, она была спортивного телосложения, и так же одевалась: шорты, футболка, бейсболка, кроссовки. Ей ещё не хватало в руках теннисной ракетки и жёлто-зеленого мячика. И стрижка короткая, без затей. Но вот глаза! Они у неё огромные, причём их цвет менялся взависимости от эмоций - он то был небесно-голубым, то с аквамариновым оттенком, то с серым. В последствии нашего с ней знакомства я научился узнавать настроение и мысли Джоанны, что мне давало хорошие преимущества в наших отношениях. А отношения ещё до прилета на остров начинали складываться. Джоанна нашла в интернете какую то онлайн-игру, типа сбивать шарами кегли, и мы решили посостязаться: нужно было зарегистрироваться на сайте, затем указать логин соперника, и играй с ним хоть до умопомрачения. Кроме того, можно ещё и посылать друг другу сообщения, типа: " Ты чего там, уснул? Твой ход!" Если бы я играл в полную силу и на реальные деньги (а игра была на условные доллары), то оставил бы Джоанну нищей, без шорт и кроссовок. Но я поддавался, делал вид, что косой и нерасторопный, и проиграл в итоге ей пятнадцать тысяч долларов. Кажется эта виртуальная сумма ей была по душе...

Глава 115. Крестики-нолики

- Роман, мне надоели эти дурацкие кегли. Кроме того, тут ужасная скукота, это не остров, а какой то монастырь!

Мы уже три дня жили и переписывались по разные стороны улицы и иногда посылали руками друг дружке приветики из своих окон. Мне вообще то скучно не было - я уже облазал вдоль и вверх всю округу, благо здесь несмотря на воинскую атмосферу, был минумум запретов.

- Джоанна, мои сочувствия! Завтра уже ваш рейс в Южную Африку. Приду проводить, если захочешь.

- Роман, спасибо, но мы пока не плывем в Южную Африку. Почтовый рейс отменили - в Кейптауне было штормовое предупреждение, наш корабль остался на причале. То есть еще несколько дней мне тут играть в кегли - я сойду с ума!

- Не беспокойся, кроме кеглей ещё достаточно других игр...

- Издеваешься? Лучше бы пригласил куда-нибудь.

- А куда? В церковь? Или в полицейский участок? Здесь только можно пригласить на природу.

- Ну наконец то ты догадался!

- Хорошо, приглашаю на крабовое барбекю.

- А такое бывает?

- Испытаем.

- Урааа!

- А мамочке что придумаешь?

- Скажу, что ушла ловить жареных крабов. К тому же она вяжет мне длинный шарф в клеточку. Попрошу её, чтобы связала его в полтора раза длиннее.

IMG30401461266440

- Отличная мысль! А ещё, закажи ей, чтобы в клеточках были крестики и нолики. Тогда она о тебе и до утра не вспомнит.

- А мы что, будем с тобой до утра?

- Это, Джоанна, будет зависеть от урожая крабов.

- А я, Роман, думала, что от тебя?

- А я, Джоанна, думаю, что нужно через полчаса встретиться на берегу, а там будет видно. Я пока схожу найду маску и ласты. Это главные технические предпосылки для нашего крабового урожая.

Глава 116. Остров Вознесения в океане есть

И это не просто - стоять на песчаном берегу острова, вокруг которого на тысячу миль одни соленые волны. Это равнозначно тому, что вы причалили к какой-нибудь далёкой экзопланете, и трепетно надеетесь, что вам хватит-таки горючего на обратную дорогу.

На экзопланете Остров Вознесения мало людей, редкие туристы. Это точка, которая очень полезна для авиации, навигации, радиосвязи и др. Кстати, если бы не существовало острова Св. Елены, то Наполеону пришлось бы доживать свой славный век именно здесь, на острове Вознесения. Варить черепаховый супчик, жарить крабовое мясо, ну и думать, думать о покорении непокорных...

Вот, объясните мне, пожалуйста, сколько всего можно надеть на себя за полтора часа? Мне кажется, что как минимум целый магазин спецодежды, включая перчатки для сварщика, и химзащитный костюм. А как оказалось, красавица Джоанна потратила полтора часа, которые я ждал её на берегу - на одевание купальника, шорт и майки. И шлепок.

- Джоанна, я подумал, что ты решила помочь мамочке довязать трехметровый клетчатый шарфик. И украсить его крестиками-ноликами.

- Ты долго ждал, Роман? Извини, я одевалась.

- На зимовку в Антарктиду?

- Ха-ха, да нет же, пока оделась, пока причесалась...

- Полтора часа? Ты причесываешься зубочисткой?

- Роман, ну ты и занудина! Уверена, что тебя не вынесла бы ни одна нормальная жена. Она бы от тебя сбежала уже утром.

- Джоанна, скорее, ещё вечером, до заката.

- Точно... Роман, ты уже наловил крабов? - вокруг меня грелись на солнышке пять пучеглазых крабов, один другого больше.

IMG30401461481519

- А их тут, оказалось, и ловить не надо - я всего два раза нырнул. Хочешь попробовать?

- Очень хочу! Урааа!

Пока она снимала шорты и майку, я наблюдал за ней, и делал некоторые заметки в своей памяти. Она была несколько не в моём вкусе - крупноватые плечи, и такая же грудь. Ножки тоже скорее спортивного сложения. Но что то меня к ней тянуло. Возможно какая то скрытая харизма, но главное - это ее небесные бездонные глаза - пришельцы из голубого космоса. А ещё больше она была похожа на инопланетянку, после того, как вынырнула из морской пучины с трубкой и в очках для дайвинга, с огромным крабом в правой руке.

- Ничего себе, уловчик! Джоанна, моя мелюзга даже рядом не стоит с твоим гигантом!

- Роман, а я охотница на крупную добычу, разве ты этого сразу не понял?

- Фух, ты меня успокоила. Слава богу, я добыча так себе, среднего калибра.

- Роман, на средний я не стала бы тратить время.

- Хорошо, Джоанна, постараюсь подтянуться. Не упасть в песок лицом...

Глава 117. В чем фишка

Зная о том, что Джоанна категорически отрицала спиртные напитки, я не стал с ними и заморачиваться. Зато принёс на берег полный комплект для барбекю: уголь, решеточку, тарелочки. Наступал самый торжественный момент - приготовление крабов. Если вам никогда не приходилось жарить их на костре, тогда вот некоторые рекомендации. Просто, но бестолково будет их прямо в панцире покидать на решетку. Это все равно, что сварить дома в кастрюле. Вся фишка именно в том, что крабовое мясо нужно поджарить. Этим мы с Джоанной и занялись. Мясо нужно освободить от кожуры, приправить специями, и на тлеющих углях обжарить до румяной корочки. Уверяю вас, что ничего вкуснее крабового барбекю в мире не придумано.

Пока Джоанна колдовала над первой партией, я нырнул ещё несколько раз. Кажется, на наш пир пожаловала стая дельфинов, которых в воде я первоначально принял за акул. С одним из них мы даже столкнулись.

- Джоанна, ты ничего подозрительного не заметила, когда ныряла за крабами?

- Я нет, Роман, а что такое?

- А то, что на нашу трапезу пожаловали морские гости - дельфины.

- Дельфины? Так это же прелесть! Я хочу посмотреть. А почему они не выныривают? Они обычно выныривают, Роман.

- Этого они мне не доложили. С одним я, кстати, очень близко познакомился. Джоанна, я тебе не советую на них смотреть.

IMG30401461648110

- Почему, но я хочу!

- А потому, смелая девушка, что рядом могут оказаться... Кто?

- Ой, Роман, я как то об этом не подумала. Акулы?

- Вот именно. Однажды на Мальдивах мне удалось одну напугать. Она была огромная и полосатая, как бенгальский тигр. Но тогда у меня оказался под рукой пожарный багорик, плюс к тому я свалился сверху на неё бомбочкой.

- Ой, Роман, мне что то становится страшновато, - Джоанна подбежала ко мне, и прилипла своей пышной полуголой в песке грудью к мокрой моей. В эту самую интересную минуту я увидел невдалеке сиреневую шляпку с вуалью, которая двигалась по берегу в нашем направлении.

- Не бойся, Джо, у нас есть теперь надёжная защита - твоя вездесущая мамочка.

Джоанна выпустила меня из своих пленительных объятий, и тут же упала духом:

- О, Пресвятая Богородица! Ну нигде мне от этой мамочки не скрыться! И сюда пожаловала. Мало того, что я из-за неё три раза замуж не вышла, так она еще хочет и четвёртого. Роман, у тебя случайно нет скотча?

- Скотча? Ты что решила решила мамочку примотать скотчем к дельфину и отправить в Кейптаун? Вместо почтового рейса?

- Да нет, не для этого. Скотч нужен для того, чтобы ты крепко заклеил мне рот, иначе, я ей могу такого наговорить, что завянут уши не только у дельфинов, но даже и у бенгальских акул.

Глава 118. Пальмовая ветвь императора Наполеона Бонапарта (первого)

Мамочку от жареных крабов, кажется, было не отнять. Я воспользовался моментом:

- Пойду, пройдусь по берегу, может дровишки попадутся, - как бы между прочим произнес я. Джоанна мой намёк раскусила мгновенно:

- Хорошая идея, Роман, а то ведь пакет с углями почти пустой, а крабов мы наловили больше, чем ожидалось. Я с тобой пойду, помогу принести.

Мамочка продолжала уплетать крабовое мясо, и в нашу интригу вроде бы как не вьехала... Мы по воде обошли крутую скалу и уверенно спрятались.

- Роман, ну ты и развратник! Соблазнить невинную девушку почти на глазах у её строгой мамы! Не ожидала от тебя, - она разделась до гола, опустилась коленями на горячий песок, и помогла снять плавки мне.

- Джо, извини меня, такого-сякого. Этого больше не повторится.

- Так я и знала, что сбежишь от меня в свой Израиль.

- Как видишь, я пока ещё здесь. И нам нужно поторопиться, дорогая. От твоей мамочки всего можно ожидать. Я не уверен, что она не наблюдает за нами с высоты этой скалы.

- Ну хорошо, я и сама не против поторопиться...

Мы возвращались к нашей стоянке с какой то мокрой пальмовой веткой, которую прибило к острову Вознесения наверное ещё во времена Наполеона Бонапарта.

Мамочка на нас посмотрела очень подозрительно:

- Вы что же, собираетесь с помощью этой мокрой коряги жарить крабов?

- Конечно, мам, но только уже не сегодня. Через недельку она подсохнет, и мы ещё раз устроим крабовое барбекю.

- Через недельку, Джоанна, мы будем пить кокосовый сок на вилле тоего родного дядюшки Бена в Южной Африке. Наш почтовый корабль уже в пути. Погода в Кейптауне установилась.

Тут вмешиваюсь в их диалог я:

- Как жаль. А я был готов жарить крабов с Джоанной хоть каждый день...

Джоанна чуть не расхохоталась, поняв на что я намекаю. Мамочка, возможно тоже расшифровала мой намёк:

- Вот все вы такие, молодые и интересные, хоть каждый день, хоть каждую ночь. А как жениться, так куда то пропадаете. Джо, собирайся, пойдем, тут невыносимо жарко. Да и нам уже пора начинать упаковывать чемоданы. Спасибо Вам, Роман за крабов - это действительно вкусная и здоровая пища. Из Вас бы получился неплохой шеф-повар, например в ресторане экзотической кухни.

- Спасибо за комплимент, миссис Стюарт, учту в дальнейшем Ваши рекомендации. Разрешите проводить Вас с Джоанной на рейс, когда прибудет корабль?

- Роман, почему ты об этом спрашиваешь? Конечно же мама не против! Да, мамуля?

- Ну если молодой человек так серьёзно на этом настаивает... Я тоже согласна. Заодно и поможет нам справиться с вещами. Ты взяла с собой из Вашингтона весь гардероб, дорогая. Но ни разу ничего не надела из своих вечерних платьев.

IMG30401461737276

- Весь гардероб? - удивился я, - а я даже представить себе не могу Джоанну в вечернем платье.

- Да что Вы, Роман! Вы ещё не видели её в нарядах! Это же принцесса Диана, не меньше!

- Да? Об этом нужно серьёзно поразмышлять, миссис Стюарт.

- Вот, вот, молодой человек, поразмышляйте, поразмышляйте на досуге. А то Вам бы только за дровами по берегу с незамужними девушками блуждать...

Глава 119. Бананчики-салатики

Оперативность, с которой действовала Антуанетта, меня удивляла и настораживала. Ещё пять дней назад я отправил ей маленькое видео с острова Вознесения, где крупным планом отснял черепаху-тортилу, и себя на её фоне, а Франквиль был уже тут как тут.

Он сделал ход конем, то есть прибыл на остров не британским военным самолетом, а пришёл почтовым рейсом из Кейптауна. И только случай меня об этом оповестил. По просьбе Джоанны я пришёл к прибытию корабля, чтобы купить ей свежих бананов и салатной зелени, ну и буквально наткнулся на Франквиля. Тот выгружался с клеткой в которой томилась пара китайских золотых фазанов, приобретенных им в Южной Африке. Он был очень увлечен птичками, и меня, богу слава, не заметил.

Значит, мне нужно было срочно обрывать свои когти с острова, ведь в 9 часов утра Фанквиль пожалует в участок к полицейскому для регистрации и наведении обо мне справок.

Я пишу сообщение Джоанне через кеглевую игру:

- Извини, дорогая, что сразу не занёс бананчики и салатики - зайду через полчаса. Джоанна, подскажи, а чем занимается твой дядюшка? И не приютит ли он меня на несколько дней в качестве твоего сопровождения?

IMG30401461770337

- Роман, ты решил завтра отправиться с нами в ЮАР? Это было бы очень мило с твоей стороны... Дядя Бэн ничем не занимается. У него алмазные разработки где то в Ботсване. Он четыре года, как овдовел и живёт один в огромном дворце в Претории. И три раза в году приглашает нас с мамой к себе в гости.

- Ничего себе дядюшка! Это прям какой то самородок Куллинан в 3000 карат, не меньше.

- Роман, больше! Например он пообещал маме, что подарит мне на свадьбу нефтяную вышку в Саудовской Аравии. Как тебе такое? У него их там аж шесть штук.

- Офигеть, Джо! Но ведь ты и без вышки девочка что надо. Впрочем, и вышка, конечно бы не помешала.

- А-а-а, Роман, попался на вышку?

- Факт, Джоанна, я у твоих ножек. А как там наша строгая мамочка?

- А никак. Шарфик вяжет. В клеточку.

- Вот и хорошо, передай ей, что бананы к ней бегут, бегут, бегут...

Отправление почтового корабля было назначено капитаном на неопределенное время, то есть по окончанию погрузки. Мы стояли втроём, включая мамочку, на палубе, дышали свежим бризом, общались ни о чем. Возможно Джоанна чувствовала моё волнение - она поглядывала на меня искоса, в целом не понимая, что происходит. А происходило то, что всего несколько минут меня отделяли от разоблачения. Корабль отчаливал от пристани, а в это время Франквиль Дюшон с полицейским направлялись по улице в сторону дома, который я арендовал на время пребывания на острове.

Я оставил включёнными: телевизор, стиральную машину, тостер, микроволновку с тушившейся в ней курочкой, короче все приборы. Кроме того: полный холодильник продуктов, одежду, разбросанные по полу носки и трусы. Даже полуочищенный и полунадкусанный банан. Даже недорезанный и недозаправленный оливковым маслом зелёный салат. То есть, когда полицейский изучил сквозь окно обстановку в моём жилище, то даже не всколыхнулся насчёт того, что меня уже не было на острове. Он отправил Франквиля по одну сторону берега, а сам двинулся меня искать по другую.

Почтовый корабль разгонял соленые волны все дальше и дальше, а я наблюдал за тем, как два сыщика вынюхивают мои следы на берегу. Удачи, вам, шерлокхолмсики!

Глава 120. Дядюшка Бен. Разбор полетов

- Мистер Клинкович, а каков Ваш бизнес, разрешите полюбопытствовать?

- Да ничего особенного, миссис Стюарт. Мы строим, затем ломаем, и снова строим.

- Очень интересно. А Вы что же, не умеете строить один раз и навсегда?

- О, нет, уважаемая миссис Стюарт, так сейчас не принято. Иначе мы останемся без работы. Такой сейчас бизнес: построил, сломал, построил, сломал.

Джоанна хохотала от души. Она понимала, что это приколы, а мамочка что то там глубоко задумывалась, возможно подсчитывала свои прибыли и убытки от моего загадочного бизнеса.

Вечером мы с Джоанной вроде как ушли подышать кислородом, а сами спрятались от случайных глаз в спасательной шлюпке.

- Роман, тут неудобно, давай в другой раз.

- Джо, неудобно - это не значит что невозможно. Давай попробуем?

- Вот ты дьявол, ну пробуй, если уж решил.

- Пробую...

Алмазный король Южной Африки дядюшка Бен Оклахома встречал нас в шумном порту Кейптауна. Но не один, а в сопровождении двух мраморных догов. Один был ростом с меня, другая ростом с Джоанну.

IMG30401461772626

- Хэллоу, дорогие, родные мои! О, мистер Клинкович, очень рад, наслышан, наслышан о Вас. Джоанна о Вас мне все уши по скайпу прожужжала. Говорит, что Вы незаурядная личность, родились в далёкой и дикой России, и успели немало себя проявить в бизнесе.

- Это больше её девичьи фантазии, сэр. А Вы бывали в России?

- Всего один раз. Лет десять назад на конференции, в составе делегации от компании "De Beers". Мне показалось, что даже на южном полюсе теплее, чем в вашем Якутске. Представьте, 60 градусов ниже нуля, да ещё и порывистый ветер!.. Как вообще там можно родиться?

- Это, мистер Оклахома, от нас не зависит, где нам прикажут родиться. Или например где вздумается нашим предкам нас зачать. Это бывает в поле, в дороге, даже иногда в спасательной шлюпке...

Джоанна хохотала на весь Кейптаун. Мамочка подозрительно на нас поглядывала. Дядюшка Бен одобрительно нам подмигивал. Мраморные доги аппетитно нас обнюхивали. Ну а дядюшкин порш кабриолет нас ждал с распростёртыми дверцами. Мы направлялись в Преторию.

Километров через триста за руль вместо дяди Бена села Джоанна:

- Дядя, ты устал, почти сутки был на колёсах, отдохни, давай я поведу.

- Вот спасибо, Джо, так и сделаем.

Джоанна пересела за руль, дядюшка с собаками и мамочкой дремали сзади, а я сидел впереди. Чтобы Джоанна не уснула за рулём, я ей рассказывал всякие любовные истории. Примерно в полночь мы летели на всех парусах по пустой трассе, и вдруг прямо на дороге стоит кто то огромный. Джоанна не успевала отреагировать, зато я был на чеку - чуть подправил руль вправо и мы, мягко обогнув это самое нечто, выскакиваем сперва на обочину, затем на грунт; Джоанна давит на тормоз и мы врезаемся в какой то куст. Собачки выскочили первыми, и давай лаять на таинственное существо. А таинственное существо постояло, постояло и ушло в противоположную от нас сторону.

Джоанна заглушила мотор, мы переждали, пока осядет пыль.

- А где мы? - спрашивает проснувшаяся мамочка?

- Пока, миссис Стюарт, мы ещё на этом свете. С чем всех и поздавляю, господа. Сэр, а что это за чудовище стояло на дороге?

- Это наверное слон или жираф. А может быть носорог или гиппопотам. А ты что думаешь, Джоанна?

- Я дядя не поняла кто там стоял, но кажется, что мы остались в живых именно благодаря Роману. Он отвел машиину от столкновения. Мы шли 180 километров в час, между прочим.

Я решил остудить обстановку:

- Да нет же, Джоанна. Мы остались в живых благодаря собачкам. Если бы не их оглушительный лай, то неизвестно как бы с нами поступило это таинственное чудовище. А то бы оно ещё и устроило нам тут разбор полетов насчёт правил дорожного движения.

Глава 121. Некоронованный король

И вот мы уже на окраине Претории. Вечерело. Из всей нашей дружной команды не утомились наверное только собачки. А это немудрено, ведь они были самыми молодыми, да и питались получше, чем гепарды в зоопарке. Дядя Бен на заправке купил им десять килограммов салями, и они всю дорогу это перемалывали, не стесняясь. Самца звали Маркизом, а самку соответственно Маркизой. К уху Маркиза был прикреплен чип. Как рассказал дядюшка, Маркиз был настолько прытким, что ему ничего не стоило на досуге перемахнуть через трёхметровую чугунную решетку, и порезвиться по полям-лесам-долинам. Вылавливала его специальная служба, один час работы которой равнялся одной тысяче долларов. А гонялись за беглецом иногда по двое суток. Он сдавался на милость охотников только потому, что начинал скучать по своей родной и горячо любимой сестричке Маркизе. Ну и еще оттого, что благородное происхождение не позволяло ему рыться в мусорных кормушках. А родословная догов велась, представьте, ещё со времён, и из дворца германского кайзера Вильгельма Второго. Затем предки собачек жили в Вашингтоне у прадедушек-дедушек Джоанны, и только потом поселились в Африке, с переездом туда дядюшки Бена.

IMG30401461968463

Ни в Европе, и ни даже в Америке я не встречал такого размаха, с которым устроился в Претории африканский алмазный король - добродушнейший дядюшка Бен. Взлётно-посадочная полоса, и два спортивных самолёта в ангарах. Вертолетная площадка, с соответствующим ей вертолетом. Футбольное поле, теннисный корт, и площадка для гольфа. Искусственное озеро с водоплавающими и рыбой. Трехэтажный замок 19 века с флигелями и прочими прибамбасами. Садово-парковый комплекс с медными статуями, мраморными дорожками и клумбами, и с позолоченными узорчатыми скамеечками. Птичник со стаей павлинов. И т.д. Одним словом, дядюшка соответствовал своему нескромному титулу некоронованного алмазного короля. И вся роскошь, и респектабельность Антуанетты с её белоснежный яхтой, парижскими квартирой и офисом просто меркли и сгорали, как ночные бабочки на ярком свету костра, перед ландшафтами и капиталами Бена Оклахомы.

Глава 122. Шардоне ты мое, шардоне

Я перепробовал во Франции немало дорогих и качественных вин, включая многолетнее шардоне из Шампани. Но вот никогда бы не подумал, что вино из подвалов дяди Бена произведет на меня такое буквально сногсшибательное впечатление. Небольшой участок, примерно в один гектар, дядёнок держал исключительно для себя и своих редких гостей. Он чуть ли не каждую ягодку обдувал от пыли во имя ежегодного урожая - вот именно так он любил это своё детище. Я и назвал этот напиток богов - "шардоне дядюшки Бена". Сравнить вкус и аромат можно было бы с тем, если например собрать воедино лучшие ароматы и вкусы фруктов и ягод всего мира. Дядя позвал меня помочь ему в винном подвальчике выбрать парочку бутылочек для ужина, а заодно поведал мне целую лекцию насчёт своего домашнего винопроизводства.

- Мистер Оклахома, вот клянусь, если бы знал, что на Земле существует такого вкуса вино, то до этой минуты, пока его здесь не попробовал - не притронулся бы к алкоголю вообще. А что в этих двух бочках?

- Это сравнительно молодое, примерно 6-7 лет выдержки урожай. А вот в этих бочонках, что на полочке - там немного постарше. То, что Вы, Роман держите в правой руке - это уже 94 года, ну а то, что в левой - 92 го. Там на бутылках есть наклейки. Только, пожалуйста сильно не встряхивайте, иначе мы можем испортить всю прелесть вкусового букета.

- Да, да, мистер Оклахома, я постараюсь, я понимаю...

- Роман, а хотите, попробуем прямо из бочки, раз уж мы сюда пожаловали? - он выдернул на мгновение пробку, и плеснул в стеклянный кувшин золотого напитка, - это, мистер Клинкович, будем считать, есть шампанское самого высшего качества.

IMG30401461970495

- А стаканчики, или фужерчики? Я поднимусь на верх и принесу...

- Да нет, же, Роман! Прямо из кувшина! Так вкуснее, Вы попробуйте.

Мне в общем то было не привыкать: что из кувшина, что из горла, и я пригубил с пол сосудика. Дядя Бен кувшинчик закончил. Минут через десять мы сидели с ним в обнимку на бочке, и конались кто кого больше уважает. Минут через двадцать я как будто сквозь аквариум увидел милое личико Джоанны, которое нас с дядей куда то звало. Минут через тридцать мы с дядей Беном сидели в его столовой ресторанного типа и кормили собачек Маркизов шоколадно-миндальным тортом, а Джоанна нас отчитывала за то, что мы не вяжем лыка, да к тому же ничего не съели из того, что нам понаставила прислуга. Через час нас с дядей разнесли по опочивальням.

Глава 123. Заказ принят к исполнению

Мы живём со скоростью 24 часа в сутки. Если вы решите в этом убедиться, то посмотрите на луну относительно неподвижного предмета. Луна будет двигаться примерно как часовая стрелка, но уже по небесному циферблату, и на нем вместо двенадцати часов их будет вдвое больше. И я не понимаю, почему изобретатели часов придумали именно двенадцатичасовую градацию? На чем они хотели сэкономить? Кстати, в Южной Африке луна движется справа налево, также, как и в Австралии.

Приблизительно в 4 часа утра я открыл глаза - в окне сквозь прозрачную ткань по небу против часовой стрелки бежала большая луна, а рядом со мной на широкой, как площадка для гольфа, кровати, кто то посапывал. Это была Джоанна. Самая прекрасная, самая обаятельная, самая спортивная девушка в мире. Мне показалось, что ей было жарко в ночной рубашке, поэтому я устранил эту неполадку:

- Джоанна, мы ведь в Африке.

- Роман, хорошо, что ты это осознаешь в трезвом рассудке. Вы с дядей Беном, кажется, в подвале вечером выпили целую бочку. Пожалуйста, не дыши на меня своим невыносимым перегарищем.

- Извини, Джо, больше этого не повториться. А как я оказался в твоей постели? Сам пришёл?

- Ха-ха! Роман, это не ты в моей постели, а я в твоей. Это я пришла.

- Да ну? А мамочка?

- Тебе что, одной меня мало? Тебе ещё и мамочку подавай?

- Шуточки? Я имел ввиду, как ты улизнула от её опеки? Она не знает?

- Наверное знает. А ты думаешь, что она не догадалась, чем мы с тобой занимались на берегу и в спасательной шлюпке? На то и мамочка, чтобы все знать о своей дочке. Роман, а ты что, алкаш?

- Джоанна, а ты кто нарколог?

- Извини, просто я не хотела бы, чтобы у моих детей отец был пьяницей.

- Мы что, дорогая, будем сегодня делать детей?

- А почему нет?

- Джо, сегодня врачи не рекомендуют - полнолуние.

- Роман, но я хочу сегодня.

- Не могу тебе в этом отказать, Джоанна. Заказ принят к исполнению...

IMG30401462047335

Глава 124. Кругосветный капитан

Любовь - высокое чувство, но она, как и сама вселенная, всего лишь совершенствуется. А по сему имеет некоторые недостатки. И самый печальный - разлука, и зачастую разлука навсегда.

Джоанна начинала ко мне привязываться, да и я ею увлекся не на шутку. И мамочка, и дядя Бен уже не без настойчивости стали намекать на свадьбу. Ну а что? Проводил девушку до крылечка - женись. А я ее проводил не только до крыльца, но и порог переступил. Да вот только о нашей свадьбе и речи не могло идти. И если в паспорте я все так же оставался гражданином Израиля строительным бизнесменом Романом Клинковичем, то на самом деле я был злостным преступником, которого разыскивал интерпол и которому грозил немалый срок в местах, хоть столь... хоть не столь...

Как только я убедился, что Джоанна не беременна - сразу же решил уносить свои плетеные сандалики. Вещей при мне не было, поэтому, я по привычке поцеловал красавицу в её сонную тепленькую щечку, нежно погладил по соблазнительной спинке (и чуть ниже), побрился, принял душ, и вышел в парк, будто бы прогуляться по мраморным дорожкам, ну и помечтать на позолоченной скамеечке. Прислуга дремала, зато Маркиз и Маркиза меня с удовольствием вызвались проводить. Вот так я шёл, и шёл, не оглядываясь: сперва по парку, затем по футбольному полю, далее мимо теннисного корта, потом по площадке для гольфа, ещё дальше - по вертолётной площадке. И уж совсем далеко - по взлётно-посадочной полосе. Мои верные провожатые решили, что проявили по отношению ко мне достаточно вежливости, и побежали обратно грызть свою любимую салями, а я пожелал им вдогонку приятного аппетита и... был таков.

Ну вот что со мной этаким поделаешь? Миллиардер дядюшка Бэн был готов во имя моего же блага пожертвовать целой нефтяной вышкой в Саудовской Аравии. А мамочка ещё большей драгоценностью - единственной и божественно прекрасной дочкой Джоанной. Собачки мраморного типа тоже чем то поступились. Например оторвались от своего любимого занятия - от поглощения австрийской салями - и пустились проводить меня по мраморным дорожкам. А я?

Ну во первых меня не интересуют нефтяные вышки. Я вообще-то против загрязнения окружающей нас среды. Хоть и не гринписовец. А во вторых, Джоанна серьёзно начала муссировать детский вопрос. Ага. Вот родит она девочку, затем мальчика, потом опять девочку... А потом меня спрячут до конца жизни за решетку. Детки начнут подростать и задавать недетские вопросы, типа, а где наш папа? Да он у нас капитан кругосветного плавания. Без заходов в порт.

IMG30401462091485

Глава 125. Хеппи энд, да не для всех

Чтобы возвратиться в Европу, мне нужно было сделать пересадку в Йоханнесбурге. Я зарегистрировался на местный рейс в аэропорту Претории, сижу попиваю пивко в зале на посадку, и изучаю разноцветную публику. Откуда ни возьмись, подходит ко мне полицейский:

- Мистер Роман Клинкович?..

Ну вот, думаю, вместо прохладной Европы мне теперь вечная Южная Африка улыбается. Я залпом допиваю оставшееся в баночке пиво, и так небрежно ему, как прохожему, говорю:

- Ну, допустим. А в чем собственно дело?

- Сэр, небольшое беспокойство, извините, не смогли бы Вы проити со мной на одну минуту? Дело касается Вашего знакомого.

Вот о каком знакомом могла идти речь, кроме как не о Франквиле? Говорю:

- Пожалуйста, офицер, только ведь я с ним не знаком. И меньше всего мечтаю познакомиться...

Мы проходим в служебное помещение. Бежать некуда. Жить незачем. Полный коллапс. Заходим в кабинет, но в нем ни единой души.

- Мистер Клинкович, разве Вы не знакомы с Беном Оклахомой? А он звонил руководству транспортной полиции и просил по возможности оповестить его о Вашем вылете из Южной Африки. Я сейчас наберу телефон нашего диспетчера, он Вас с ним соединит...

Сказки бывают всякие. И в большинстве они с счастливым концом. Возможно именно в такой сказке я и поучаствовал на этот раз.

- Роман, хелло! Как дела? - слышу добродушный дядюшкин голос.

- Благодарю Вас, мистер Оклахома, все в порядке. Извините, что не успел предупредить о своем внезапном отъезде, не хотелось беспокоить ни свет, ни заря.

- Слава богу, что все в порядке. Джоанна очень переживает за Вас, не случилось ли чего?

- Нет, нет , мистер Оклахома, пожалуйста передайте ей, что я напишу при удобном случае ей письмо в кеглевую игру, она знает. Извините, меня ещё раз... Спасибо Вам за гостеприимство... Бай-бай.

IMG30401462252822

В Йоханнесбурге до моего вылета оставалось два часа, я подключился к интернету, открываю почту в кеглевой игре, там письмо:

"Роман, я тебе так быстро надоела? Или что-то есть, чего я не знаю? Ты сбежал, тебе не показалось? Зачем ты отправился со мной в Африку? Чтобы больно меня поранить? Знаешь, мне тошно от этой жизни. Как только что-то в ней начинает налаживаться - тут же находятся какие то-препятствия. И пожалуйста, не смей мне ничего писать в свое оправдание! Мне не нужны слова. Мне нужен ты. Был. Прощай."

Глава 126. Межконтинентальный кошмар золотых фазанов

До той минуты, пока я буквально из под носа у Франквиля не улизнул с острова Вознесения, Антуанетта ещё как-то сомневалась, что я в курсе ее за мной гонки с преследованием. Она не догадывалась, что я спрогнозировал её действия, ну и ко всему прочему побывал в Буживале, и имел исчерпывающую иформацию о её верных помощниках с птичьим уклоном. А вот после того, как Франквиль меня не застал на острове, тут уже до нее, как гром с неба, дошло, что ее переиграли ещё до начала игры. И что все места куда я заманивал её верных псов были ловушками. Королева пребывала в ярости:

- Так Вы считаете, месье, что объект не случайно исчез с острова?

- Никаких сомнений, мадам. Он нас водит, причём наверняка знает обо мне. Воможно знает в лицо. Но делает это настолько дерзко, как будто не боится попасть на нары, или же на тот свет. Этот тип очень близок к профессиональному. Но, мадам, нет таких профессионалов, которые бы хоть однажды, да не ошибались.

Антуанетта посмотрелась в сверкающие настенные зеркала. Ей не нравилось то, как она сегодня выглядела. Ей показалось, что она излишне потолстела. Её не устраивал цвет лица. Её напугали тёмные круги под глазами. Но больше всего ей было обидно, что потратив огромные средства, и невосполнимые душевные ресурсы на погоню, это ее великое стратегическое мероприятие оказалось всего лишь воздушным шариком, который был в руке, да улетел с порывом ветра.

- Месье Дюшон, считаю, что наш метод устарел. Так мы будем бегать за ним целый год, и это вылезет мне ещё в три миллиона.

- Мадам, выбор Ваш, конечно же, хотя...

- Вы хотите сказать, месье, что нужно продолжать склевывать его наживки, пока он сам не попадется на свой же крючек?

Франквиля этот вариант устраивал вне сомнений. Ведь это давало ему возможось за счёт Антуанетты пополнять свою бесценную коллекцию птиц, которые ему были смыслом жизни. Кстати, Лысому птицы тоже были смыслом жизни, и кажется, что во имя этого своего жизненного смысла он и погиб.

IMG30401462421198

Так ведь и Франквиль чуть не погиб! Золотым фазанам, которых он приобрёл на заработанные у Антуанетты в австралийскую поездку деньги, срочно понадобился специальный корм. Птицам было тесно и непривычно в клетках, и они начали вянуть прямо на глазах. Франквиль не рискнул их переправлять в Европу долгожданными британскими ВВС, а напросился на прогулочную яхту к бразильским туристам, которые приходили к острову половить на спиннинг макрель и тунца. Ребята оказались щедрыми бизнесменами, и денег с него не взяли. По пути к берегам Бразилии ночью разыгралась небывалая буря. Яхту крутило как щепку в водостоке. Бизнесмены с Франквилем закрылись в каюте и передавали сигналы SOS, уже без всякой надежды на спасение. И свершилось чудо! Рядом оказался бразильский траулер, который и взял яхту на буксир. Из Рио-де-Жанейро Франквиль с птичками улетел в Париж. А китайские золотые фазаны из ЮАР, так и не поняли: для чего им бедняжкам устроили эту межматериковую экзекуцию? Сперва (еще будучи фазанятами) их из Азии притащили в Африку. Затем из Африки в Южную Америку. Потом в Европу. Этим людям, этим живодерам с тонкими перьями на голове, похоже больше заняться нечем, кроме как поиздеваться своими экспериментами над несчастными животными. Кошмар!

Глава 127. Выдающийся персонаж. Внезапное наследство

То, что я приношу людям несчастья - это было замечено мною сразу после того, как начал передвигаться по полу в ползунках. По-хорошему, меня нужно было ликвидировать на другой же день после зачатия. Но моя несчастная матушка, несмотря на то, что должна была меня кормить и растить в своем упрямом одиночестве, не стала прерывать беременности. О, как она меня любила и лелеяла! "Мое чадушко!" - писала она не без гордости красным фломастером, и обводила мое улыбающееся личико сердечком на фотографиях в альбоме. Именно она и стала первой, кому досталось от появления на белый свет моего из рук вон выдающегося персонажа...

Прошло больше месяца после моей поездки в ЮАР. Я снял квартиру в центре Роттердама, и изучал местную архитектуру, а по вечерам пропадал с лэптопом в уютном кафе на Театральной площади. На рабочем столе моего компьютера имелось множество закладок-флажков. Они похожи друг на дружку, поэтому я иногда путался при их нажатии. Вот так и получилось на этот раз - я щелкнул не по тому флажку, и открылась страница боулинг-игры в которой мы соревновались и переписывались с Джоанной. Вижу, что имеется одно новое сообщение, открываю, читаю:

"Роман, хелло! Это письмо от Бена Оклахомы. Извини, что побеспокоил - у меня есть для тебя не очень приятная новость. Вернее их две:

1-я новость. Я бы не стал тебе о ней упоминать, но теперь уж напишу, раз представился случай. Через два дня после твоего отъезда мы сняли девочку с веревки, вернее с махерового шарфа. Только благодаря сабакам, которые почуяли неладное и прибежали за мной в кабинет, её удалось спасти. Она повесилась в сауне. Благо, что термостойкая стеклянная дверь там вообще без замков, ты наверное помнишь. Джоанна осталась в живых. Тебе самому решать правильно ли ты поступил, но вот такой факт. Сейчас с ней работает психолог, её здоровье восстанавливается, слава богу.

IMG30401462489311

2-я. И еще, возможно для тебя это важно. Сегодня мне звонил человек, который впоследствии неохотно представился твоим адвокатом. Возможно он из Израиля. Он якобы не застал тебя на о. Вознесения, но зная, что ты отправился в Африку с моими сестрой и племянницей, через неделю проследовал за вами к мысу Доброй Надежды. Не предстааляю, как уж он раздобыл в Кейптауне мой преторийский телефонный номер, так вот он сообщил, что в Чехии умер кто то из твоих близких родственников и тебе завещано большое наследство - это стало причиной его поисков. Мне его звонок показался несколько странным из за разных несовпадений, и недомолвок при разговоре, но моё дело тебе это передать. Я ему сказал, что ты улетел по делам в Нидерланды, и связи с тобой у меня нет, а при случае, пообещал, что тебе об этом сообщу. Еще раз извини за беспокойство. Б.О."

"Мистер Оклахома, я искренне сожалею, что так все произошло с Джоанной. Я желаю ей поскорее выздоровить! Благодарю Вас за письмо. Всех благ."

Через полчаса я заказал такси, и уехал из Голландии в Бельгию.

Глава 128. Ложь во имя правды

Люди намеренно используют большое количество лжи, надеясь, что это продлит их существование. Возможно. Не уверен, что надолго. Вдохновителями этой лжи в первую очередь выступают рулевые всех наших побед, то есть власть держащие. Это помогает им прикрывать дырки. Например, доходило при коммунистах до такой глупости, что профессиональных спортсменов называли любителями. Что нибудь можно придумать абсурднее? А потом эти любители выигрывали мировые чемпионаты, или олимпийские игры. Да, вот, мы тут токаря (или майора) Харламова отпустили в отгулы, а он попутно забил шведам четыре шайбы в финальной игре в Гренобле, ну а золотые олимпийские медали мы перетерли в пудру, и запустили народу пыль в глаза.

Или вот так. Чуть по-современнее. Вот он у нас руководит следственным комитетом, но это не значит, что он должен прозябать на 46 кв.м., и допустим, что его семеро по лавкам должны грустить на лавках. Пусть что нибудь построит себе, чтоб перед людьми нам за него было не стыдно, да и детишек в Кембридже выучит, чтоб дурачками не выглядели! Иначе, следствия могут стать ещё запутаннее, и придётся организовывать в ущерб бюджету ещё одно министерство - комитет по распутываниям в мутной воде.

Ну а коль уж врут чуть ли не от имени Господа Бога, то у нас мелких букашек, тем более нет выбора...

" Серж, как я по тебе тоскую! Я всю Тасманию прочесала, в надежде, что ты там меня ждешь, но ты исчез с острова и молчал, не отвечая на мои письма. Почему ты меня избегаешь? Я давно тебе простила украденные у меня деньги, ты ведь знаешь. Я надеялась на нашу встречу в Атлантике, (у меня попутно были дела на рудниках в Гане) но ты таинственно покинул остров Вознесения, даже не забрал с собой вещи, одежду. Чего ты боишься? У тебя безупречные документы. За исключением Израиля перед тобой открыт весь мир. Никто даже не подкопается к твоим внешности и паспорту. Хочешь, давай встретимся в Париже? У меня есть новые картины, в том числе два русских полотна от передвижников. Фото прикрепила. Ещё, я недавно взяла в Кристи серебряное яйцо от Фаберже. Это настоящий уникум! Его не было ни в одном каталоге. А его история - это целый приключенческий роман. Известно, что оно попало в коллекцию к Герингу, из Кракова - было обнаружено при аресте и обыске у часового мастера, еврея. После падения Берлина яйцо исчезло на 60 лет. Далее оно появляется в антикварном магазине в городе Бердянск, Украина. Представь, его не могли в течение 3х месяцев продать там за жалкие 200 гривен (примерно 20 евро по тем расчётам). Случайно оно попалось на глаза директору краеведческого музея. Он заявил в муниципалитет, ну а дальше уже была экспертиза, и находку выставили на продажу в аукционный дом. Можешь представить себе сколько я отвалила за этот шедевр. Причём, со мной состязался за эту покупку канадский шоколадный миллиардер из Торонто, но я была неумолима, и он сдался. Но он ничего не проиграл. За 50 тысяч канадских долларов я продала ему право на производство шоколадных копий серебряного яйца Фаберже, а в каждой девятисотой такой шоколадке будут детишкам сюрпризы, в том числе японский мотоцикл "Yamaha", и итальянская беспрерывная роботизированная линия по производству спагетти..."

IMG30401462821678

Глава 129. Фаберже без проблем

"Любимая, так ведь и я скучаю. Ты как то вот не во время приезжаешь на свидания. Я на острове Вознесения ждал тебя, ждал... Супчика черепахового сварганил, только он прокис - жарко ведь. Пришлось его вылить в море тигровой акуле на ужин. Она до такой степени была голодна, что чуть мне пол руки не отстригла. Если бы ей в этот момент попалось серебряное яичко от Фаберже, то она бы и им не побрезговала. Да и Крамским вместе со всеми его сподвижниками-передвижниками. В соответствующем настроении она бы и аукционный дом Кристи проглотила. Вместе с аукционным молоточком. Этим вечно голодным акулам даже шведский туннель по зубам! С двадцатимиллионной полугодовой прибылью.

Фаберже, так Фаберже, Антуанетта, какие проблемы? Только вот чуется мне, что кроме складирваний его по сундукам, никакое искусство тебя за сердце не трогает. Ты хоть поняла почему эти передвижники туда-сюда болтались по русским просторам? А я тебе скажу почему. Потому, что они на фиг были никому не нужны, ведь на них ничего не наваришь. А теперь за того же Крамского или Шишкина готовы кошельки ломить: ах, какой типаж, ах, какой пейзаж! А там хоть клеем полотно намажь, и вытряхни на него мусор из ведра. И скажи, что это ранний Суриков (в ясельном возрасте). И забей стартовую стоимость в 20 лимонов. Купят за 45,5. А продадут за 120.

Мне понравилась твоя история насчёт бердянского яичка. Геринг наверное в могиле перевернулся (если конечно его после казни не сожгли, и не развеили по ветру) от неудовольствия. А в Бердянск оно попало примерно так. Из Берлина тащили на родину все что под руку подворачивалось: швейные машинки, велосипеды, чашки-тарелки, тряпки-занавески, бусы-сережки. Ну и искусство. Не оставлять же его французам. Вот и прихватил старшина в вещмешочек серебряное яичко невесте, той самой, которая его в сибирском Уклюжино все четыре года из окошка выглядывала, да слезами подушку умывала. В Бердянске полк выгрузился в порту. Часть личного состава увезли на полуторках в Запорожье, а остаток погрузили в товарные вагоны и ждали с ремонта паровоз. Гвардии старшина Тимофей Уклюжин решил сгонять к местным за горилкой. Она сладкая у них, из картофельных очисток - прям медовая. Денег не было, да и махорка заканчивалась, а вот трофеи кое-какие в вещмешочке позвякивали. В один двор постучал - не открыли ему, а в другом дворе даже на шею бросились - герой, орденоносец, освободитель. Вжарили они с дедом по соточке, старшина ему и говорит:

- Слышь, дед, денег-та нету, а вот подарочек под шпилечки-заколочки для твоей дочки имеется. Причём дорогая вещица, из дворца.

- А ну-ка солдатик, покажь.

IMG30401463039488

Дед рассчитался двумя бутылями горилки, только дочке яичко показывать не стал, а припрятал на чёрный день. Шестьдесят лет яичко впитывало в себя старину на чердаке, в резиновом противогазе. А дети играли в прятки, и нашли в уголке. Принесли родителям. Те сдали на комиссию в антикварную лавку. Директор бердянского краеведческого музея зашёл как то, ну и понял тут же, что яичко не простое, да и даже не золотое, а серебряное от самого Карла Фаберже."

Глава 130. Розя Музика. Симпатичное клеймо

Часовых дел мастер Розя Музика сушил сухари, и собирался идти на рыночную площадь по приказу нацистского комиссара города Кракова, к 10 часам утра. Все, что можно было спрятать (украшения с камнями, золотые часы, римские монеты, ценные бумаги) он рассредоточил по заначкам под березовым паркетом. Ну а самую главную ценность - которой и цены то не было - серебряное яйцо-шкатулку, какую когда-то подарил на Пасху российский император Николай одной из своих дочерей, он завернул в брезентовую рукавицу, и замуровал в нише за изразцом камина. Не успел Розя открыть дверь, как на него чуть ли не набросилась овчарка. Он отпрянул назад. Трое военных - унтер-офицер и двое солдат придержали собаку и, как к себе домой вошли в помещение.

- Аусвайс! Хенде хох! Шпрехен, зи дойч? - эти слова со смертельным оттенком Розя уже не первый раз слышал, например из своего окна с видом на улицу. Они предвещали полную безысходность, они предвещали катастрофу.

Унтер-офицер развалился в зале на скрипучем диване, и покуривал папироску, а солдаты шуршали бумагами, звенели в буфете графинами и стаканами, рылись в одежде. Розя Музика, не дыша, стоял в углу рядом с камином, а немецкая овчарка рычала на него так, как будто её специально дрессировали в антисемитском питомнике - если бы она получила в данный момент соответствующую команду, то от часового мастера остались бы наверное только пружинки, да шестеренки.

Солдаты простучали наспех паркетины, но заначек не обнаружили. А когда простукивали плитку камина, то без труда, по свежей замазке нашли в рукавице серебряное яичко. Офицер по имени Зикфрид Бёрг протер брезентовой рукавичкой находку, дополнительно осветил её фонариком, рассмотрел по-ближе, и увидел симпатичное клеймо с двуглавым орлом. Где то он раньше встречал такой знак, но никак не мог припомнить. А, ну конечно же, когда он учился на гравера в Мюнхене, то, кажется, что-то подобное видел в библиотечных журналах!

IMG30401463298278

Пока Зикфрид делал описание предмета, заполняя какую-то форму химическим карандашом, солдаты били Розю по щекам и выколачивали из него информацию о других тайниках. А овчарка озверело кусала часовщика за колени. Розя показал все, что было у него под паркетом. Весь в слезах вперемешку с кровью, он шептал еврейскую молитву, в надежде, что этот кошмарный сон бесследно исчезнет, и наступит светлое утро... Но утра для него не настало. Его расстреляли в полдень на рыночной площади, как и ещё многих других, кто не успел прийти по приказу комиссара Кракова точно в назначенные 10 часов утра.

Глава 131. Не волнуйся, возьми себя в крылышки

Атлантическое побережье Франции. Верхняя Нормандия. Порт Гавр. Контейнеровоз "Gasko" в 14 часов становился под разгрузку. Не успел капитан распорядиться о принятии на причале его швартовов, как в небе стал кружить синенький вертолетик. В машине находилось четверо: пилот, два строительных альпиниста, и гениальнейший сыщик всех времён, континентов, и заливов-морей-океанов - Франквиль Дюшон.

Как только вертолёт повис над контейнеровозом, альпинисты последовательно спустились на него по верёвочной лестнице. Франквиль помогал им - он подал на шнуре, в гармошку уложенную сетку, и пожелал удачной охоты.

IMG30401463430939

Вы наверное уже догадались, что охотились за неукротимыми и своевольными хищниками (по части сладких червячков), от которых не было покоя: ни Франквилю, ни капитану контейнеровоза, ни матросам. За теми хищникам, которые подняли пыль выше небес на австралийском острове Тасмания, и чуть не угробили сына хозяина страусиной фермы, и самого Франквиля. За теми самыми, которых испугались даже кровожадные сомалийские пираты, и поскорее унесли свои чернокожие босые ноги из Аденского залива. Мало того, своим несносным поведением птицы сыграли косвенную роковую роль в смерти несчастного Лысого! Ещё косвеннее от них досталось королеве парижского Латинского квартала, западноафриканской золотодобытчице, и шведской туннелепроходчице - мадам Антуанетте. То есть это не хищники, а просто какие то огнедышащие драконозавры... в числе которых девочку звали Эммануэль, а мальчика соответственно Эммануил.

- Эммочка, а ты не знаешь, дорогая, что затеяли эти четверо бездельников, которые опутали себя сплошь веревками, и что-то там орут друг другу по рациям? Мне кажется, что вот того, который высунулся по пояс из вертолета, мы уже однажды в Тасмании проучили, что он с перевязанным лбом потом ходил. Видимо ему одной шишки на голове мало.

- Эммануил, вот чувствую я, что дело запахло жареными колбасками из страусятины. Я боюсь...

- Дорогая, не волнуйся, возьми себя в крылышки. Колбаса будет из нашего мяса только через мой труп!

Операция "Молниеносный захват" длилась не меньше четырёх часов. За ней наблюдал весь порт, кроме того, трансляция велась по первому национальному телевизионному каналу с субтитрами и комментариями ведущих мировых специалистов-орнитологов. Кончилась поимка тем, что вертолёт улетел на дозаправку, а супер-альпинисты окончательно и с головой запутались в собственных сетях.

Франквиль в отчаянии вызвал снайпера-китобоя, эскимоса из Гренландии, и тот усыпил птиц с помощью резиновых пуль со снотворным. В таком вот некотором опиумном полудреме Эмма и Эмм прибыли в романтический Буживаль.

Глава 132. Любовь до гроба

В птичнике Франквиль выделил парочке эму комфортабельный угол размером в 16 кв. м.

- Эммануил, хватит дрыхнуть! Ты уже третьи сутки храпишь. Покушай хоть чего-нибудь. Нам тут целое корыто каких-то импортных конфет из мешка насыпали. Соленые - в клюв не возьмешь. Но есть можно.

- Доброе утро, дорогая. Не сможешь мне в клювике принести водички? Я что то после этих китобойных инъекций на ноги встать не решаюсь. Этому эскимосу нужно было самому в мягкое место с пяток резиновых пуль засандолить, чтобы он на личной практике прочувствовал всю прелесть своего стрелкового мастерства. Я даже крыла не могу распрямить. И все тело ломает.

- Конечно, сейчас напою тебя. На-ка вот. Вот и умничка. Вот и молодечик.

- Спасибо дорогая. А где мы? На мясокомбинате?

- Похоже на то. Темно и холодно тут у них, как в казарме. Хорошо хоть насчёт питания не забыли. Ещё бы воздушком подышать. Напоследок.

- Думаешь, Эмма, что намечается колбасная перспектива?

- Возможно. Не просто так же эти бездельники носились с сеткой за нами по всем контейнерам. Наверное тут в Европах страусятина дорогая, что за нами вся Франция гонялась. Даже президент с целой кавалькадой лимузинов и мотоциклов приезжал. С ценными распоряжениями. Они ещё Обаму из Америки забыли пригласить. И королеву английскую со всей династией, включая прапраправнучку. Телевидение притащили. Эммануил, а ты не помнишь, как я выглядела на корабле?

IMG30401463684268

- Дорогая, ты как всегда была в безупречной форме. Думаю, что любвеобильные французские мужчины этот факт наверняка себе отметили.

- Спасибо, дорогой, но ты ведь знаешь, что кроме тебя мне никакие мужчины, даже французские, и даром не нужны. Ты у меня самый заботливый, самый внимательный. Немного правда ленивый. Но ведь ты исправишься? И еще чуть-чуть занудный. Но и это не беда. Зато ты всегда меня защищаешь. Ведь это благодаря только твоей отчаянной смелости мы на контейнеровозе весь путь свободно дышали морским ветерком, и увидели массу интересных стран и народов. А в клетке бы мы уж точно зачахли от этой экваториальной жарищи... Хорошо бы ещё и из этого карцера нам выбраться на волю. Тогда бы, Эммануил, я тебя ещё крепче любила.

Глава 133. Уловимые мстители

Давайте разберемся с тем фактом, почему наши птички эму так недоверчиво относятся к людям? Заглянем в историю. Противостояние началось в той глубокой древности, которая покрыта дорожной пылью и вулканическим пеплом десятков тысяч минувших лет. Ведь австралийские аборигены буквально жили (и дожили, заметьте, до сего дня) за счёт мяса, яиц, и кожи эму. Кроме того, жир использовали для освещения помещений и приготовления пищи, для лекарств, и даже для церемониального макияжа.

IMG30401464023011

Затем пришли на материк европейцы, которые помогли местным свести практически на нет популяцию птиц. Ведь эму, хотя и прекрасно бегают, но увы не летают - у них слишком маленькие крылышки. То есть, если подсчитать сколько килотонн барбекю из мяса эму было зажарено и проглочено ненасытным человеческим родом, то станет понятно, почему Эммануэль и Эммануил так неохотно давались Франквилю в руки. А вот список продолжения неприятностей, уже в птичнике Франквиля, в Буживале:

1. Девочка Эммануэль клюнула нерасторопную птичницу (а по совместительству она ещё и числилась сожительницей Франквиля) Софинзу в затылок, когда та принесла им нефильтрованную воду прямо из Сены, с запахом солярки.

2. Мальчик Эммануил изуродовал лапой металлическую сетку в вольере, и Франквилю пришлось заказывать решетку толщиной в пол дюйма из закаленного стального периода с латунным гальванопокрытием.

3. Девочка Эммануэль выщипала клок перьев из хохолка белого говорящего попугая по кличке Эйфель, когда тот залетел сквозь новую решетку в вольер к эму, и стал их передразнивать на манер улюлюканий американских индейцев с акцентом австралийских аборигенов.

4. (Самая вопиющая неприятность!). Мальчик Эммануил копытнул лапой в грудь Франквиля, и тот на целых два месяца выбыл из строя верных помощников Антуанетты по части меня преследования. У Франквиля оказались сломаны аж три правых ребра!

- Мадам, добрый день! У меня плохие новости. Я поскользнулся в душе, ударился об мраморный умывальник, и сломал ребра. Очень рад быть Вам полезен, но сейчас не в силах - я в резине. Теперь все будет зависить от того, как скоро начнут сростаться мои хрупкие косточки. Извините, мадам. Полный отчёт о поездке в Кейптаун я Вам перешлю по скайпу или почтой, как только начну вставать с постели. Простите, мадам Антуанетта, что так нелепо подвел Вас...

Глава 134. Париж. Собор всех соборов

Я позвонил Камилле в Буживаль, чтобы разведать насчёт действий Франквиля, и сориентироваться по поводу того, какие планы у Антуанетты. Девушка Камилла была ко мне неплохо расположена. Во первых ей понравились мои посещения ирландского паба, ну и к тому же она была разведена. Лишние развлечения и деньги вряд ли бы ей помешали, поэтому немало обрадовалась:

- О, месье Клинкович! Давно Вас не было слышно. Вы в Париже?

- Да нет, Камиллочка, я в Бельгии. Решил навестить Вас своим звоночком.

- Спасибо, месье. Я рада. Лучше бы Вы навестили меня своим визитом, у меня много для Вас новостей из птичьего королевства.

- Ну я не против, Камилла, только мне бы не хотелось попасться на глаза кое-кому.

- О, не беспокойтесь месье, я Вас надёжно спрячу! Тем более, что тот кому вы не хотите попасться на глаза, почти не выходит из дома - у него травма.

- Даже так? Надеюсь, что он хотя бы в здравом уме?

- О да, умом он пока не тронулся, хотя предпосылки намечаются. Совсем недавно я ему высказывала вновь претензию насчёт его индюков. Они раскурочили в моём дворе мешок с зерном и склевали его подчистую, пока я была на работе.

- Вот молодцы! С этим злом, Камилла, нужно как то сражаться. А у Вас когда будет длинный выходной? Я может подъеду, и мы серьезно обсудим этот вопрос?

- Мне хозяин паба задолжал уже не меньше десятка выходных, поэтому приезжайте в любое время, и я отпрошусь на три дня.

- Хорошо, красавица, я позвоню Вам из Парижа.

Я прилетел в Париж, прошвырнулся по своим историческим местам, где он меня так недружелюбно однажды встретил. Зато теперь город был ко мне весьма любезен, ведь я чуть ли не ногой мог открыть дверь любого заведения: ресторан, казино, "Мулен руж", Лувр, и везде мне улыбались, всюду я был желанным гостем. Даже когда я жил у Антуанетты, и считался вроде бы как господином, то не мог себе позволить подобных аристократических жестов. А теперь мог. Но не хотел. Я после перелета отдохнул в кафе с незабываемым видом на собор всех соборов, и вечером переместился в Буживаль.

IMG30401464034575

Глава 135. Как не стать огородным пугалом

В Париже я кое-что прикупил для Камиллы. Во-первых часы брегет из белого золота с брюликами вокруг циферблата. На браслете были камешки покрупнее. Камилла даже бросилась мне на шею, видимо она соображала насчёт ценности подарка. А ещё я приобрел дистанционную камеру наблюдения, и теперь хозяйка могла следить даже будучи на работе через смартфон за тем, что происходит в её дворе. Мало того, я к её забору приспособил со звериным ревом автосигнализацию, которую можно было так же включать-выключать на расстоянии.

IMG30401464111774

От индюков во дворе можно было бы избавиться куда проще - например поставить русское огородное пугало. Но дело то происходило во Франции, и соседи вряд ли бы поняли Камиллу. Они бы подумали, что та сделала вид, будто у неё появился в доме мужчина, и она имитирует его присутствие посредством общения с огородным чучелом. Ну а ещё (и это было основной моей целью) камера работала с широким диапазоном просмотра, что давало возможность Камилле следить не только за индюками Франквиля, какие прилетали в её двор, но и за самим Франквилем, уже непосредственно в его собственном дворе, который находился неподалеку. Именно такое подходящее дерево я выбрал в ее саду, и установил камеру двойного назначения на самой его верхушке.

Лежим мы с Камиллой в кровати, кушаем душистый виноград, а сами поглядываем в её смартфон насчёт посетителей во дворе. Перед этим насыпали с треть мешка зерна, и разных ягод рядом с барбекюшницей. Первой прилетела парочка горлиц. Камиллу они никак не интересовали, потому, что они не клюют: ни клубнику, ни черешню, ни виноград, и не курочат под навесом мешки. Через час появились наши клиенты - индюки Франквиля, те самые, что размером с барана. В смартфоне они нам явились в каком то фантастическом расширении, что Камилла их испугалась не на шутку:

- Ничего себе индюки! Да им каждому по мешку пшеницы на день подавай! Теперь я поняла, почему они ко мне во двор прилетают. Он их голодом морит, этот собачий сыщик. На него нужно жалобу в общество по защите животных написать. На Лысого я однажды строчила такую бумагу, когда их попугай повадился летать в мой курятник и цыплят обижал. Кроме того, этот крылатый наглец обозвал меня куртизанкой, уж не знаю где он такой литературы нахватался.

- Бестолку, Камилла, Дюшон отмажется все равно. Он ведь мент. Рано или поздно эти птички его самого склюют. Или ещё ребер ему наломают. Сейчас мы этих разноперых индейцев попробуем самих напугать, - я открыл на экране смартфона окошко с дистанционным управлением сигнализации, и нажал на play. Через мгновение во дворе не осталось ни одного индюка. Только парочка сизых горлиц, как клевала зернышки, так и продолжала это своё безобидное занятие. Похоже, что сигнализация работала не на их позывной волне.

- Отличная работа, Роман! Ты просто гений!

Я как всегда поскромничал:

- Да уж ладно, Камилла. Русское огородное пугало бы сработало не хуже.

- Роман, пугало установим только в том случае, если ты у меня останешься жить.

- Не могу, Камиллочка.

- Почему?

- Не хочу со временем стать твоим огородным пугалом...

Глава 136. Шерше не без ля фам

Камилла утром ушла на службу, а я занялся своими компьютерными делами. Мне не давало покоя чувство вины за то, что произошло с Джоанной. Я себе представил, какими молниями проклятий меня теперь осыпает её мамочка. Наверняка она бы съела меня вместе со шнурками. Я виноват, осознаю, не спорю. Плохой, нехороший, не очень хороший, очень нехороший, одним словом подлец. А что мне нужно было сделать? Прийти в полицию на о. Вознесения и чистосердечно раскаяться? А в чем? В том, что я очистил на три лимона мошенницу Антуанету, какая ежедневно обирает клиентов на десятки миллионов? Она что у нас, строит баварские замки пятнадцатого века? Или круизные лайнеры на средиземноморских судоверфях? Она роет в Швеции туннели? Она добывает в ганских шахтах золото? А может она переквалифицировалась, и пишет на природе сосенки на манер Шишкина? Или сидит на берегу Сены и рисует парижанам их портреты в стиле Крамского? Ведь нет? Она одурачивает всех на перепродажах, наваривает себе густой лимонный мармелад, и складывает его на банковских полочках. И главное, что на неё нет никакой управы. Ведь законы написаны для неё, и для таких как она. Даже слово этакое романтическое изобрели - законотворчество. Прям Сервантесы, не меньше! А если в законе вдруг, да окажется диссонанс, не удовлетворяющий нежное ушко мадам Антуанетты, тогда у неё есть верные псы - Лысые и Франквили. Уж эти то найдут, чем угодить хозяйке, и поставить заплатку на дырявом законе.

IMG30401464438802

Так получилось. Я имею ввиду - с Джоанной. Если бы знал заранее, что она в меня накрепко влюбится, то поостерегся бы насчёт комплиментов и прочих шалостей. Виноват. Исправлюсь.

Машинально щелкнул на флажок боулинг-игры. Письмо:

"Роман, хелло! Через две недели буду на алмазной бирже в Амстердаме. Если ты все ещё в Нидерландах или рядом, то можем встретиться за бутылочкой шардоне. Б.О."

"Хелло, мистер Оклахома! Я пока во Франции, но собираюсь завтра возвратиться в Брюссель. Неплохая идея насчёт сообразить винишка. Угощать теперь, чур буду я! Поеду специально через Шампань и подберу что нибудь для нас. Времён Людовика четырнадцатого. Шардоне, так уж шардоне. Мистер Оклахома, извините, а Ваш вояж случайно ни кем не организован? Я в смысле шерше ля фам."

" Нет, Роман. Джоанна с кем то там уже общается в фейсбуке, и слава богу. Кажется все обошлось малой кровью. А миссис Стюарт настолько осерчала, что у неё вряд ли появится к тебе интерес. Это чисто моя инициатива, без каких либо подвохов"

"Мистер Оклахома, я Вам верю, спасибо за внимание к моей скромной персоне. Я буду все время на связи на данном сайте, тут же все детали состыкуем. Бай-бай."

Глава 137. Ну, дяденок, ты и даешь. Дневной ночной дозор

Я по приезде в Амстердам передал через боулинг-игру номер моего европейского телефона, а сам поселился в центре города и ждал прилета дяди Бена. Он позвонил однажды под вечер:

- Мистер Клинкович? Хелло! Как поживаете?

- О, мистер Оклахома! Спасибо все в порядке. Вы уже в Амстердаме?

- Да, Роман, я в Схипхоле, только что прилетел. Завтра на бирже выходной день, как раз будет приятная возможность для нашей встречи. Если ты не против, тогда ожидай меня в гриль-ресторане "Ночной дозор" на площади Рембрандта в 16 часов, я подьеду в течение получаса.

- Окей, мистер Оклахома! Что-нибудь заказать для Вас специальное?

- На твоё усмотрение, Роман. До встречи!..

Ничего случайного в жизни не бывает - ведь она вся, вплоть до полёта микрочастиц внутри большого андронного коллайдера, материальна, а значит одно вылетает из другого. Я прибыл в ресторан за час до назначенной дядей Беном встречи, выбрал столик с видом на площадь, попросил два сияющих серебром ведерка со льдом под драгоценное шардоне из реймских подвалов. Сижу в окно гляжу.

Мне хотелось как то реабилитироваться перед дядюшкой, совершить благородный поступок - отблагодарить его за гостеприимство в ЮАР, извиниться за произошедшее с Джоанной. То есть стать хоть на пару часов хорошим. Я купил в Реймсе две бутылки шардоне, представьте, 1940 года. В это время уже пол Европы стояло на коленях перед Гитлером и умоляло его смилостивиться. Что она получила взамен? Удар каблуком сапога по переносице!

Вот эта мелочь, то что я выбрал именно место у окна с видом на монумент Рембрандта, а вокруг него бронзовых персонажей из его знаменитого шедевра, сыграла для меня спасительную роль. Мимо по тротуару быстрым шагом прошёл с военной выправкой в серой фуражке пожилой человек. Он вошёл в ресторан, выбрал дальний в углу столик, и принялся читать мятую газету, пока официантка побежала по поводу его заказа на кухню.

IMG30401464468124

Ре́мбрандт Ха́рменс ван Рейн. Ночной дозор. 1642 (фрагмент)

Стоп, машина! А что это за мужик в фуражке? Ни хрена себе! А это часом не Франквиль ли Дюшон? Слушайте, ребята, что за игрушки? А где же дядюшка Бен? Он что, придёт чуть позже? А придёт ли он вообще? А был ли дядя? То есть прилетал ли он в аэропорт, в Амстердам?

Я подзываю своего официанта и прошу его открыть бутылочку 1940 года образца, делаю добрый глоточек из широкого фужера, незаметно оставляю в меню сто евро и удаляюсь, типа умыть ручки...

Глава 138. Благо-деятели, вы наши

В моей голове был салат оливье. Кстати, в Европе его называют почему-то русским салатом. Ну неважно. Одно не увязывалось с другим. Значит, дяденок работал против меня? Тогда с какого момента? Скорее всего после того, как я тайно покинул его преторийскую резиденцию. А может после того, когда Фанквиль нашёл его в Южной Африке по телефону, и рассказал кто я такой. А может тогда, когда пыталась с собой покончить Джо... Так и не факт, что Джоанна вешалась! Это могла быть басня, чтобы заманить меня в сеть. В совместную сеть дядюшки Бена и Франквиля. Дядя наверняка по наводке мамочки стал помогать Франквилю, чтобы тот довел своё дело до финиша.

Так или иначе, я жив-здоров, чего и всем желаю. Тем более, что за моё здоровье прислуга в ресторане распила без малого две бутылки коллекционного шардоне 1940 года, а значит и жить мне теперь аж до ближайшего сорокового. Ну может чуть больше.

Эх, дяденок, дяденок. Ну и кого ты пожалел? Нищую Антуанетту, у которой увели из сумочки кошелечек? С тремя миллионами. Да она им счёта не знает. Своим наворованным капиталам. Ты, дядя, только раззявь рот - она и у тебя твой дворец 19 века из под носа уведет. А при удобном случае и твои ботсванские алмазные разработки тряхонет. Вместе с шестью саудовскими нефтевышками.

А может ты, добрый дядюшка, пожалел её верного пса Франквиля? Вот, вот, а заодно оставил бы его без работы. Без той, которую он очень уж скверно между прочим выполняет. Вместо того, чтобы ловить меня, чуть ли не международного бандита, он издевается над несчастными птицами - таскает их в клетках по всему белу свету, и ловит на контейнеровозах при помощи вертолетной техники.

Эх, дядя, дядя. А ведь мы с тобой братались, сидя на одной дубовой бочке. Пили на брудершафт твоё чудеснейшее вино, из одного, между прочим, кувшина. Если бы я знал, что ты сдашь меня, я бы тебе Иуде этот кувшин на голову надел, прямо там, в твоём миллиардерском подвале. Ведь ты, дяденок, не меньший вор, чем Антуанетта. Если не больший. Разве нет? В Ботсване сейчас местные аборигены по уши в грязи скребут когтями твою кимберлитовую алмазную трубку, под проливным дождём. За черствый батон, пачку маргарина, и пакетик йогурта. А ты австрийской салями по 37 долларов за кг кормишь своих кайзеровских мраморных догов, и умиляешься тем, какой ты благодетель! Франквиль тоже благодетель. Тот кормит итальянской моцареллой цесарок. С орешками кешью. А Антуанетта, так та вообще филантропка номер один в мире - она чёрной икрой потчует персидского котика Жака, которому ежегодно расширяет, и расширяет специальный люк на палубу, иначе он периодически (после нереста каспийской белуги) начинает в нем застревать.

IMG30401464440608

Глава 139. Благородных индеек в добрые руки

Я приехал в Буживаль ещё раз. Камилла, кажется, серьёзно соскучилась. Особенно по новому подарку. Теперь я ей привёз целый пакет разных бельгийских конфет-ассорти, а то во Франции они какие то бельгийские, но не очень.

Она сумела отпроситься всего на день с работы. Нам этого хватило на всю операцию, которую я так и назвал : "Отдам благородных индеек в добрые руки".

За неделю до моего приезда я нашёл подходящего нового хозяина для дюшонских индюков, по объявлению, которое разместил на сйте русской газеты "Из рук в руки". Желающих зажарить халявной индюшатинки оказалось предостаточно. Но я искал именно того клиента, который был готов потратить деньги на дальний путь, и не ради мяса, а для хозяйства и разведения.

Лаша Дагаргулия - представитель великого абхазского народа из далекого Сухуми - уже летел со скоростью антилопы на своей видавшей виды газели в парижском направлении. А мы с Камиллой фаршировали маринованные оливки морковным пюре в перемешку с порошком героина. Из восьми индюков только двое успели выпорхнуть со двора и улететь. А шестеро, включая двух самок, уснули, не успев опомниться. Я их подтащил к воротам и укрыл мешками из под зерна. Точно в назначенное время подъехал Лаша, мы с ним уложили птичек в газель, выпили в кабине на двоих бутылочку крепкой абхазской чачи, закусили оливками с морковным пюре (без героина), и навсегда распрощались.

IMG30401464732897

Камилла меня разбудила когда уже темнело:

- Роман, ты что ко мне спать приехал?

- Почему спать, Камиллочка? Ночевать.

- Ну так и ночуй.

- Ночую...

Лишь только утром запел петух, я слазал на дерево, то что в саду у Камиллы, и снял с него камеру наблюдения. Она конечно не сработала как нужно насчёт слежки за Франквилем, зато сыграла чудесную роль по части экспроприации у него индюков. Во-первых видео с ними я разместил на видеохостинге, и дал на него ссылку в тексте объявления "Из рук в руки", а во-вторых, она помогла нам справиться с этими несносными хулиганами, и отправить их к Черному морю на ПМЖ.

Но самое главное, что эта операция станет хорошим уроком Фанквилю - чтоб тот на Камиллины: зерно, ягоды, и маринованные оливки свой индюшачий клюв не разевал!

Глава 140. Полет над гнездом фуражки

Лаша Дагаргулия стоял со своей газелью в очереди на въезде в Украину. Он прошёл Грманию, Чехию, и Польшу почти без остановки, только лишь подзаправился, и продолжал держать уверенный курс на Харьков, и дальше, дальше уже на Кавказ. В окошко заглянул таможенный инспектор второго ранга:

IMG30401464810794

- А-а, это снова ты? Добрая чача твоя, и голова с неё не болела, спасибо. Ну что, забрал своих индеек?

- Привет, началник! Забрал, шесть штук целых.

- Ну тогда открывай, посмотрим на них, да я тебя вперед этих азербайджанских фур пропущу, а то ты тут до утра будешь куковать.

- А может не станем птицу будить, началник, а то она устала через всю Европу путешествовать. Пусть поспит.

- Не положено, глянуть все равно надо. А вдруг ты ей полный живот героина напичкал, вот она у тебя и уснула.

Открывает Лаша задние створки газели, а в этот момент прямо над сине-зеленой фуражкой таможенника, последовально, как тяжелые бомбардировщики из ангара, выпорхивают все шесть индюков и разлетаются в разные стороны. Один улетел в сторону польского КПП, другой залетел на крышу азербайджанской фуры. Третий уселся как глухарь на ветке сосны, на пригорочке. Четвертый полетел без паспорта на паспортный контроль. Пятая уселась на канцелярском столе в таможенном вагончике, ну а шестая принялась в мусорном баке доедать туристические с кетчупом гамбургеры.

- Ничего себе, индейки, их что там во Франции компрессорами накачивают? В нашей деревне свиньи меньше размером! А как же ты их теперь ловить будешь?

Лаша, всхлипывая, смотрел на таможенника; по его чёрной щетине скатывались на давно не мытую шею слёзы:

- Ну говорил же я тебе, началник, что птицу лучше не будить!

- Так мы их и не будили! Они у тебя уже давно выспались. Сам видишь, какие борзые, даже таможенным инструкциям не подчиняются.

Глава 141. Провал в "Ночном дозоре"

Руководить операцией "Ночной дозор" взялась лично Антуанетта:

- Месье, мы проделелали неподъёмную работу, осталось только её успешно завершить. Как Вы себя чувствуете? По силам ли Вам теперь поездка в Амстердам, и самое главное, не скажется ли отрицательно она на вашем самочувствии?

- О, мадам, это пустяки, право же. Резина несколько сковывает мне дыхание и движения, но я вполне способен перемещаться. Тем более, что упустить такого случая для свидания с нашим подопечным мы просто не в праве! Клиент клюнул на нашу наживку - вот что важнее. Как только он появится в гриль-ресторане, считайте что он у нас в кармане.

- Я в этом не сомневаюсь, месье. Учитывая Ваш многолетний опыт работы в органах правосудия, своё дело Вы должны знать не по наслышке. Так Вы считаете, что месье Оклахома никак случайно не мог спугнуть нашу чуткую дичь?

- Это исключено, мадам. Я все сделал согласно Вашим рекомендациям. Месье Оклахома весьма правдоподобно описал нашему клиенту ситуацию с суицидом своей племянницы. Нет сомнения, что их встреча в "Ночном дозоре" вполне логична, вплоть до распития вина, и весёлых посиделок двух холостых приятелей. Между ними все договорено.

- Замечательно. А в какой момент должна будет появиться наша прелестная модель? Мадмуазель Оксана?

- Клиент будет безуспешно ждать алмазного короля до 16-30 час., то есть именно в это время подойдёт к заказанному мною для неё столику мадмуазель Оксана. Она основательно мною по скайпу проинструкторована, очень эффектна и артистична, думаю, что наш дон Жуан не пропустит мимо своих глаз её очарований...

Франквиль не придал значения моему походу в умывальник, ведь на столе оставался новенький лэптоп, а на спинке соседнего стула висела моя ветровка. Я сполоснул ручки, в слегка приоткрытую дверь убедился, что Франквиль продолжает вычитывать прошлогодние новости из перевернутой вверх тормашками мятой газетки "Фигаро", и выскользнул на площадь.

В 16-25 час. в гриль-ресторан заявляется мадмузель-фотомодель Оксана. Она присаживается за заказанный Франквилем именно для неё столик, но никак не находит рядом обьекта своих очарований, то есть меня. Сидит красавица, уплетает с орешками мороженное, пьёт персиковый сок за счёт мадам Антуанетты, а клиента нет. Лэптоп есть, ветровка тоже, два серебряных ведерочка с уникальным и оригинальным шардоне имеется. А где же клиент? Да он у нас это самое, ну как его там, короче, отошёл умыть ручки...

IMG30401465415871

Глава 142. Колготочки в узорчик

Я обошел площадь по её периметру, и встал в тени монумента великому маэстро. Теперь уже я устроил свой дневной дозор за его "ночным" конкурентом, то есть за гриль-рестораном. Франквиль и Оксана появились примерно через полчаса. Они отошли метров тридцать, и что-то бурно обсуждали на французском языке. Я моментально сообразил, что девушка должна была стать в ресторане моей случайной знакомой. Кроме того понял, что операция организована Антуанеттой. Только она могла придумать такую запутанную интригу с пристрастием.

Франквиль достал портмоне, и отстегнул Оксане несколько зелёных еврокупюр. Они пожелали друг дружке счастливого пути, и разошлись по разным направлениям. Оксана пересекла площадь, взяла такси, и двинулась в сторону центрального вокзала. И я взял такси. И двинулся в сторону её такси.

"Талис" на Париж должен был отправится примерно через пятьдесят минут. Оксана купила билет, и присела в вокзальном кафе за столиком. Она попивала капучино в прекрасном настроении. А ей то что до того, что клиент скрылся? Она все сделала по инструкции. С утра покрасилась, намулевала маникюрчик, купила новейшие в узорчик колготочки. Губочки, бровочки, реснички - все в ажуре! Не пришёл, да и фиг с ним. Завтра с утра выспаться, а в обед на службу - перед видеокамерами каблучками стучать. Кроме того, сыщик отстегнул ей с господского плеча Антуанетты аж 700 евро! За что? Оксана так и не поняла.

IMG30401465704503

- Мадмуазель, разрешите присесть, это место свободно?

Оксана поднимает свои миленькие шаловливые глазки, и теряет дар речи. Перед ней во всей своей красе стоит без ветровки, и без лэптопа тот, кого она должна была очаровать в "Ночном дозоре" по заданию Франквиля Дюшона.

Я присаживаюсь со стаканчиком капучино без её согласия, наклоняюсь к её стулу, и типа того, что поднимаю вдвое сложенную пачку зелёных сотенных купюр, в количестве 20 штук:

- Мадмуазель, нельзя быть такой рассеянной. За деньгами нужно следить, - и протягиваю купюры Оксане.

- О, спасибо, месье, - она достаёт из сумочки свой в солнечных блестках кошелёк, открывает его, но все её деньги на месте. Оксана в полном смятении.

- Вы русская? - спрашиваю я ее на чистейшем краснодарском.

- Я - да! Вы ведь тоже?

- Уверен, что моё имя Вам известно, а как зовут королеву красоты?

- Я Оксана. А Вы что, Роман, почувствовали неладное, и сбежали из ресторана?

- Какая проницательность, Оксаночка! Так и есть. Хотите, расскажу, что бы было после нашего знакомства в ресторане?

- Ну я то Роман знаю. А какая Ваша версия?

- Моя версия такая, что была бы "Бриллиантовая рука - 2". То есть в Вашей сумочке имеется пузыречек с сильным снотворным. Угадал?

- Вы телепат, Роман! Вы тоже едете в Париж?

- Поеду, если пригласите. Например, в качестве попутчика. Только чур без снотворного...

- Приглашаю. А как вы узнали что я русская? От месье Дюшона?

- Я с ним не общаюсь, и Вам, красавица не советую.

- Почему?

- А он живодер. Садист. Издевается над животными.

- Так вот оно что? Жаль я не знала, а то бы я ему его деньги в морду швырнула.

- Ну так все в наших руках! Схожу куплю два первых класса до Парижа. А Ваш если получтся сдам. Вместе весело смотреть на просторы, на просторы, на просторы...

Глава 143. НЛО

- Инспектор, вы что там все вымерли? Почему не отвечаешь на звонки, в матку бозку шлях тебя трах!?

- Да мы тут, Валерий Ефимыч, индеек французских ловим.

- Что значит ловим? Кто распорядился? Я кажется насчёт индеек никаких указаний не отправлял.

- Да это мы по собственной инициативе, Валерий Ефимыч. Тут абхазский грузинец индеек из Франции вёз, а они у него из фургона повылетали, ну и расхозяйничались тут.

- Ну так чего вы с ними там возитесь? Вам для чего табельное оружие вменено? Поперестреляли их, да и дело с концом. Не хватало, что бы с проверкой, не дай боже, кто то ещё нагрянул.

- Да я что то не сообразил насчёт перестрелки, Валерий Ефимыч, так Вы может тогда факсик пришлете, а то ведь индейки то эти французские. Как бы международного скандала не наделать. Так ведь и до войны недалеко...

IMG30401465736887

"Инспектору таможенной и налоговой службы второго ранга тов. П.М. Квасибузичко, приказываю. Совершенно секретно. При появлении на посту неопознанных летающих объектов (НЛО) применять личное табельное оружие "на поражение". В случае сопротивления оповестить руководство в\ч 4785, занять круговую оборону и ждать подкрепления. Главный государственный надзорный инспектор таможенной и налоговой службы Призакарпатского района Богдано-Хмельницкой области им. Тараса Бульбы - В.Е. Заврушкевич"

Глава 144. Расстрельная команда инспектора Квасибузичко

Как только Лаша увидел у инспекторов в руках пистолеты, то рухнул перед ними на колени:

- Началник, дорогой мой, не вели казнить птицу! Прошу тебя, умоляю тебя, заклинаю! Такой птицы нет больше на белом свете - это гавайская редкая порода, один штука миллион долларов стоит.

- Послушай, грузинец, ты нам не мешай, отойди с дороги. У меня приказ. Если я его не выполню, то Заврушкевич меня снимет с объекта, и отправит в Карпаты медведей пересчитывать. А там комары. Уйди, кому сказано!?

IMG30401465761824

В этот момент подъезжает на досмотр двухэтажный автобус с немецкими туристами. Те выпрыгивают с фотоаппаратами и начинают шелкать вспышками невиданную сцену. Возможно, они подумали, что таможенники задержали особо опасного контробандиста, который перевозил ядерное топливо и его накрыли с поличным.

- Вас ист дас? Вас ист дас? - стали интесоваться любопытные фрейлины.

Лаша, продолжал стоять на коленях, и на украино-абхазском наречии начал им разъяснять ситуацию. Экскурсовод Катя стала кое как переводить Лашины всхлипы и проклятия. Немецкие сердобольные дамы выстроились в несколько рядов за Лашей, и давай кричать на таможенников, мол в нас стреляйте, а птичек в обиду не дадим.

Инспектор Квасибузичко пошёл звонить Заврушкевичу:

- Валерий Ефимыч, тут немцы налетели, говорят, в Гаагу на меня в международный трибунал пожалуются. Как быть теперь и не знаю.

- Ты что инспектор, факса моего не читал? А как насчёт карпатских медведей? Давно не пересчитывал? Какое отношение к тебе имеют эти бюргеры?

- Ефимыч, извини, я тогда лучше комаров в Карпатах посчитаю, чем под международный трибунал угодить. Тебе ведь тоже он немцев может непоздоровиться.

- Вообще то ты может и прав. Ну ты пока никаких стратегических действий не предпринимай, а я позвоню высшему начальству, посоветуюсь...

Глава 145. Киев. Президент шоколадок

Шоколадный магнат (он же по совместительству президент Украины) Петро Хорошенко обедал в своей киевской резиденции невдалеке от Майдана Незалеженности, поглядывая с высоты государственного полёта на столичную обстановку. Прибегает помощник по чрезвычайным обстоятельствам Панас Витютиленко:

IMG30401465763694

- Прошу прощения, товарищ-господин президент. Тут чрезвычайные обстоятельства у нас на польской границе!

- И что? Подождать не хватило терпения? Сколько людей погибло?

- Пока жертв нет, господин-товарищ. Но намечаются.

- Ну хорошо, тогда в каких масштабах?

- В количестве шестидесяти семи немецких подданных!

- А как то сократить жертвы разве мы не в силах?

- Никак нет! В бюджете не заложено.

- Так сделайте поправки, до двадцати жертв, и пусть принимают к исполнению. Все?

- И да и нет.

- Что ещё?

- Там ещё птички какие то участвуют в сговоре. Инспекция не знает как поступить.

- А чего там знать? Птицу накормить, напоить, поместить в тепло, и создать все необходимые условия для размножения. Какая порода?

- Гавайских кровей.

- Это наши американские союзники! Поставить на двойное довольствие, поместить в кирпичный курятник с дневным освещением и кондиционированием. Ещё есть вопросы?

- Никак нет.

- Выполняйте.

Глава 146. Мужчины-проказники

Немало женщин встречалось мне по жизни. Каких то любил, какие то просто нравились, но вот природная особенность моих с ними отношений отличалась тем, что после разлуки у меня никогда не оставалось обиды, или презрения к ним. Наоборот, возникало лишь сожаление, что чувства притупляются, а романтика развеевается, подобно рассветному туману над остывшей рекой. Жаль, что никак ты не можешь его поймать и сберечь, этот эфирный туман. Почему так придумано - мы не знаем. Поэтому, учитывая такое обстоятельство, я всегда старался ловить момент, и не упускать предоставленной природой возможности. Ловить момент любви!

Оксана отличалась достаточно зрелым умом. Вместо бестолковой траты времени на развлечения, она училась заочно на кинематографическом факультете, и в силу профессии уделяла немалое время уходу за своей и без того примечательной внешностью. Как я понял, это ей приносило не только заработок, но и удовольствие. Кажется, во имя этого удовольствия, девушка готова была пожертвовать всеми другими редкими радостями жизни. Ну разве это не приятно, когда мужчины с открытыми настижь ртами, штабелями ложаться у твоих хрупких ножек? Можешь подняться по их спортивным спинам, как по дворцовым ступенькам, даже немного попорхать над ним бабочкой с радужными крылышками.

- Оксана, предлагаю забыть нафиг этого Дюшона, и его садистские цели. Может быть на недельку рванем на какие нибудь Карибы и сделаем оттяжку? У Вас как со временем?

- Роман, можно Вас на "ты"?

- Конечно, мадмуазель, какие проблемы?

- Рома, если вправду, то я перегружена делами. То кастинги, то пробы, то сессии. Максимум, на что я могу отвлечься, так это на уикенд, например с вечера пятницы по утро понедельника. Если придумаешь что то незабываемое, тогда я согласна. И ещё, Рома, нужно учесть то обстоятельство, что я мадмуазель в самом прямом смысле. Поэтому спать нам желательно в разных комнатах. А то я вас мужчин проказников знаю...

После того как, мы миновали Антверпен, красавица задремала, а проснулась уже в Париже, когда мы подьезжали к вокзалу. Я посадил Оксану в одно такси, а сам в другом отправился в Буживаль проведать Камиллу, и узнать о последствиях нашей с ней индюшачьей операции.

IMG30401465847661

Глава 147. Милое личико мести. Финал

На одном из незабываемых островов Карибского моря я арендовал двухэтажный особняк со всевозможными прелестями. Было воскресенье, и мы с утра с Оксаной играли в теннис. Теннисист с меня был никакой, зато красавица кое-что умела.

Было такое беззаботное романтическое райское утро, которое мне запомнилось до конца жизни. Особенно наверное после произошедшего контраста между идиллией и... адом.

- Рома, готовь ракетку заранее, медленно, но бей резче! Это же тебе не пин-понг!

- Я стараюсь, Оксаночка. Но вот посмотрю на тебя, и от твоей красоты ракетка из рук выскакивает...

В этот момент на площадку в калитку заходят с битами в руках два татуированных спортсмена-бейсболиста и, улыбаясь Оксане (а она, будто старым знакомым, улыбается им), как два атомных ледокола, идут в мою сторону.

- Господа, это вообще-то теннисный корт, а не бейсбольное поле, - говорю им на нечистом английском.

- Да нет, мужик, это ты ошибся, - отвечает один из них на чистейшем московском, - здесь сегодня будет бейсбол, раз уж мы сюда пришли.

Дальше у меня полный провал в памяти. Очнулся я уже на закате. У меня из-за переломов были отключены обе ноги, левая рука, правая кисть, к тому же сломаны два ребра. Ничего болезненнее со мной ещё не бывало. Я с невероятным трудом поднял спину. Передо мной лежали две теннисные ракетки и мячик, а рядом листок бумаги вырванный из блокнота. Этот листок бумаги я узнал бы из миллиона ему подобных. Это был листок из фирменного блокнота Антуанетты: "Малыш, как твоё самочувствие?"

© Сергей Шиповник, empetrix@yandex.com, Черногория, Ульцинь, июнь 2016

IMG30401466866459

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно СКАЧАТЬ книгу бесплатно в формате fb2 с Яндекс.диск::

https://yadi.sk/d/ozXsg1_33J7gbj

(скопировать ссылку, и вставить в окно браузера)

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно КУПИТЬ книгу в бумажном варианте (доставка почтой),

в Канаде, г.Торонто, в издательстве "Altaspera Publishing & Literary Agency Inc." по ссылке:

http://www.lulu.com/shop/sergey-shipovnikov/moyo-zerkalnoe-otrazhenie/paperback/product-23217752.html

(скопировать ссылку, и вставить в окно браузера)

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Мое зеркальное отражение. Книга 2. Когда дребезжат зеркала. Синопсис. Пролог

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно СКАЧАТЬ книгу бесплатно в формате fb2 с Яндекс.диск::

https://yadi.sk/d/ozXsg1_33J7gbj

(скопировать ссылку, и вставить в окно браузера)

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно КУПИТЬ книгу в бумажном варианте (доставка почтой),

в Канаде, г.Торонто, в издательстве "Altaspera Publishing & Literary Agency Inc." по ссылке:

http://www.lulu.com/shop/sergey-shipovnikov/moyo-zerkalnoe-otrazhenie/paperback/product-23217752.html

(скопировать ссылку, и вставить в окно браузера)

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Мое зеркальное отражение. Книга 2. Когда дребезжат зеркала. Синопсис

Главный герой чудом остаётся в живых после того, как бандиты избили его на теннисном корте. Но преследование продолжается, и Сергей тем временем мстит своим врагам. Он вновь встречается в Париже с Антуанеттой, но их чувства так и не становятся близкими, потому герой уходит от неё навсегда, завершив тем самым серию своих дерзких поступков, и любовных приключений.

***

Мое зеркальное отражение. Книга 2. Когда дребезжат зеркала. Пролог

Уж и не знаю: писать мне продолжение романа "Моё зеркальное отражение", или не пачкать чернилами бумагу? А с другой стороны, ведь народ, тот кто прочёл целиком роман, он ведь наверняка пожелает его продолжения. Допустим продолжу. Как назовём? "Моё зеркальное отражение - 2"? Скучновато. Может быть "Вдребезги"? А может "Моё зеркальное отражение вдребезги"? А может "Отражение вдребезги"? А может "Когда дребезжат зеркала"? Неплохо. Так и назовём.

IMG30401469605677

***

Читать роман Сергея Шиповника "Моё зеркальное отражение" на сайте "Я пишу" по ссылке: http://yapishu.net/book/8280 (скопировать ссылку и вставить в окно браузера).

Глава 1. Високосный ад

Напомню читателю, что первая книга, которая называется "Моё зеркальное отражение" закончилась немало драматично. Двое нанятых Антуанеттой мордоворота бейсбольными битами отмутузили меня, как говяжью отбивную с весьма профессиональным пристрастием.

Что дальше? Несколько раз теряя сознание, я дополз до дороги, где меня подобрали местные, вызвали спасательный катер и отправили на соседний остров в пункт по спасению на воде. А уже оттуда в травмотологию. Когда меня перекатывали из реанимационной палаты в персональную, я впервые в лифте увидел своё загипсованное величество. От моих боли и гнева дроржали и трескались зеркала. Мне захотелось раздобыть какой нибудь АКМ, догнать своих обидчиков и сделать их них рыболовные сети. А антуанетту отправить прямяком на гильотину, и постругать её как колбасу на кружочки. Но... но я не в силах был даже глубоко вдохнуть, или пошевелить хотя бы мезинцем. Все моё тело ныло, будто по мне проехал асфальтоукладчик, или меня упаковали в брикет и заморозили для длительного хранения.

Почему то так получалось, что мне серьезно не везёт именно в високосный год. Например в прошлый високосный год, ещё будучи в России, разорился мой банк, а с ним разорился и я. Ну а в этот високосный год я, имея немалые богатства, оказался искалеченным до неузнаваемости. Благо хоть было чем платить за лечение, а то бы вытряхнули меня из больницы в загипсованном состоянии прямо из окна третьего этажа, и ползи как собака по лесу, вынюхивай целебные травы.

IMG30401469607134

***

Читать роман Сергея Шиповника "Моё зеркальное отражение" на сайте "Я пишу" по ссылке: http://yapishu.net/book/8280 (скопировать ссылку и вставить в окно браузера).

Глава 2. Вольер с хищниками

Это наша переписка с Антуанеттой:

- Серж, извини, что так все получилось. Я очень, очень глубоко раскаиваюсь. Я дура, что связалась с русскими. Это все Оксана меня подбила нанять её брата, мол он специалист. Я доверилась ей, посчитала, что они тебя слегка повоспитывают, и все дела. Совсем не предполагала, что они такие живодеры. Это не Россия, а какой то вольер с хищниками. Когда я предъявила Оксане претензии, то она оправдалась тем, что эти ребята по другому бить не умеют, иначе потеряют свой авторитет, а заодно и работу. Я так переживала за тебя, что еле-еле выбралась из запоя. Вот уже две недели после того, как получила от тебя письмо, я живу на яхте, забросила все дела, а слез выплакала столько, что мне кажется Сена должна была бы выйти из берегов. Я дура, Малыш, жестокая и алчная дура. Я действительно больна этими капиталами. Но я ничего не могу с собой поделать. Видимо эта болезнь не лечится. Прости, прости меня...

IMG30401469790633

Мне нечего было ответить Антуанетте. Ещё в первом письме я ей все сказал. Была ли она искреннена, а может, как это случалось нередко, врала, трудно было понять. Я ужасно себя чувствовал, поэтому не стал в этих ньюансах разбираться, тем более, что стрелки в обратную сторону не раскрутить - все уже произошло.

Через четыре месяца я по договоренности с руководством больницы нанял на пол года сиделку, и мы втроём (я, сиделка Лаура, и моя инвалидная коляска) улетели в Афины, где неподалеку нас ждал уютный домик с видом на теплое море, окруженный необхватными пальмами.

Глава 3. Потомки Одиссеев и Пинелоп

В Греции бессчетное множество островов, и у всех есть названия, и везде живут люди. То есть греки. Те самые, потомки Одиссеев, и Пенелоп, Зевсов, Афродит и Прометеев.

Я поселился пока на материке, ведь мне нужны были медикаменты, и иногда услуги стационара. Поэтому и выбрал я именно ближайшее место к столице, зато на берегу моря, зато в доме, который мог бы смело претендовать на звание крепости. Мой трехэтажный дом был отделан натуральным бутовым булыжником, и с мимолетного взгляда напоминал древнюю постройку. Но, как оказалось, дом этот возвели из железобетона всего то пять лет назад, и внутри он был современнее некуда. Поэтому, когда будете выбирать себе виллу на европейском средиземноморье, то имейте ввиду такую особенность - дома здесь специально снаружи старят. А внутри специально новят.

Глифада - так называлось местечко. Летом туристы его просто оккупируют, зато уже в конце сентября берег сиротеет, и лишь редкие афиняне наведываются сюда отдохнуть в гриль-барах, либо пополоскать ножки в остывающей морской водичке.

Но я пока не мог себе позволить даже такой шалости. Правую ногу мне (уже с моего согласия) сломали ещё раз, потому что она что то там не так сросталась в районе лодыжки. И снова я был неподвижен. В общей сложности я шесть месяцев катался в коляске. Сначала меня катала сиделка Лаура, затем при помощи моторчика возил себя по участку сам. Затем ещё три месяца на костылях, после чего - с палочкой-выручалочкой.

Счёт за операции, лечение, и уход общей суммой без малого в семьдесят тысяч евро я решил предъявить при случае моим краткосрочным знакомым - русским бейсболистам, и их сладкой сестричке Оксанушке. Кстати, Оксана мне и без того задолжала немало: за то, что нашла в амстердамском вокзальном кафе деньги в честь нашего с ней не случайного знакомства, кроме того за наше с ней путешествие на Карибы, а ещё... А ещё за то, что не поняла моего добра, и помогла Антуанетте организовать всю эту бейсбольную бойню. А ведь мы с ней почти земляки. Как оказалось, она из Ростова. Да, да, из того самого, который по прежнему, и с казачьей настырностью величественно стоит на Дону.

Глава 4. Синдром Антуанетты

Осень в Греции тёплая. В сентябре ещё нет штормов, поэтому можно побродить (с клюшкой) по песочку, поразмышлять о жизни нашей непростой.

А непростая она потому, что запасливые мы уж очень. Эта привычка у человечества сохранилась ещё с обезьяньих времён. Войны, пожары, неурожаи. Вот и запасались: дровами, мукой, крепкими напитками, не менее крепкими нервами и... конечно же деньгами. И вот эта полезная привычка переросла во вредный порок. Когда? В общем то сравнительно недавно - во времена великих географических открытий. Именно в те день и час, когда Христофор Колумб открыл Вест-Индию. Тогда и начался в Европе избыток средств, а значит и началась их капитализация. Это наверняка в подробностях описал в своё время самый хитрый из евреев Карл Маркс, поэтому не буду детализировать.

Так что Антуанетта очень была права, что назвала свой порок неизлечимой болезнью. Она действительно больна, без всякой надежды на выздоровление. Вот это беспросветное хапанье во имя него же самого - это болезнь от которой нет лекарств. И она заразна, она распространяется. Эдакими Абрамовичами сейчас уже себя считает каждый второй. Не успеет завести в банке лицевой счёт, только получит пластиночку с циферками, как тут же начинает дебет к кредиту прикидывать, проценты к центам прибавлять. Уже и разговаривать кроме как о деньгах стало не о чем. Уже и смотреть друг на друга стали с капиталистическим уклоном, типа чего б с него б содрать? Ну а пока придумывал, то с тебя же самого и содрали. Нет, конечно же не безвозмездно! С тобой рассчитались милой улыбкой и честным взором.

IMG30401469951961

Я провожал глазами за море красное солнышко, желал ему спокойной ночи, а внутри меня был какой то противный осадок от того, что происходит на белом свете. Если я своими произведениями, хотя бы на тысячную долю процента внесу скромный вклад в лечение безнадёжной болезни, которая отныне называется "синдром Антуанетты", значит и жизнь моя прожита будет не зря.

Глава 5. Снова Ренуар. Сговор в буживале

Сразу же, как освободился от клюшки, и стал перемещаться на своих двоих, я отправился из Афин в Париж, а вернее в Буживаль. Камилла меня уже считала пропавшим без вести:

- Роман, ты себе не представляешь, как ты изменился! Я с трудом тебя узнала. Ты сидел?

- Сперва, Камиллочка, я лежал. В гипсовом саркофаге. Затем и сидел. В инвалидной каталке. Но не будем обсуждать эту печальную тему... У меня есть должок к одним ребятам, и я хотел бы с ними сполна рассчитаться за причиненные неудобства и убытки. Ты мне поможешь?

- Роман, это как то связано с Дюшоном?

- Отчасти да. Но он меня интересует меньше, чем конкретные исполнители заказа. Меня прилично покалечили. Пришла пора платить по векселям.

- Роман, даже не зная, насколько это будет рискованно - я заранее согласна. Ты знаешь, что дорог мне, ты щедрый и благородный человек. Я очень скучала без тебя. Возможно, что я тебя люблю. Но сейчас важно не это, а то, что необходимо наказать этих бандитов. Ведь они могли убить тебя! О, боже!

- Камиллочка, спасибо, что не отказала мне. Я постараюсь организовать все так, чтобы твой риск был самым мимальным, а вернее его вообще исключить. Для начала тебе нужно взять хотя бы пять дней отпуска или отгулов. Как только хозяин паба тебя отпустит - мы тут же перемещаемся в Париж, в роскошный отель на Елисейских полях.

IMG30401469953413

- Ураа! Всю жизнь мечтала пожить несколько дней в центре. Не представляешь, как меня достала эта работа, этот мой хозяин. А индюки Франквиля! Он, представь, где то раздобыл ещё восемь индюков, так они больше прежних. Это не индюки, а межконтинентальные ракеты...

- Займемся и ими, Камилла. Франквиля тоже не мешает наказать. Лаша Дагаргулия - представитель хоть маленького, зато бесстрашного абхазского народа наверняка обрадуется новой партии бесплатной французской индюшатины.

Глава 6. Богачи, не то слово

Лаша Дагаргулия в прошлый раз добрался до солнечного Сухуми целым и невредимым. Все шесть птичек доехали с комфортом, и сытыми. Ещё бы! Сам украинский президент со своего шоколадного плеча накормил несчастных и измотанных в дороге птиц. Чем накормил? Мюслями. Инспектор Квасибузичко сгонял в ближайший к КПП супермаркет, и скупил там все мюсли, кукурузные палочки, чипсы, загрузил в военизированной джип, и доставил еду на границу. К этому моменту все немецкие гамбургеры подчистую были доедены, и президентский паек оказался для индеек как никогда кстати. Главный таможенный и налоговый инспектор В.Е.Заврушкевич лично приехал проводить Лашу:

- Ты, абхазский грузинец, вези птицу осторожно. Дороги то у нас сам знаешь какие. В некоторых местах вообще отсутствуют. Ну а Харьков проедешь, так их там дальше и отродясь не бывало.

- Знаю, началник. Однажды двое суток по степи блуждал. Встретил дорогой солдатика. А это оказался дезертир. Он мне калашникова к пузу приставил и говорит, мол дай сухарик погрызть. Я ему чачи в бараний рог налил, колбасы украинской жареной отломил. Познакомились, побратались...

IMG30401470125693

Едет Лаша по необьятному Призакарпатскому краю и думает: "Какой, однако, радушный народ, эти украинцы! Какие богачи! Мюслями шоколадными птицу кормят. Чипсами с паприкой. Сам президент уважает животных, и заботится о них. В супермаркет на джипах ездят. Наверное и все люди здесь живут счастливо, и в достатке. Все-все. Исключая, конечно же... дезертиров."

Глава 7. Добрая весть

Я наблюдал в окно за шумными Елисейскими полями, а красавица Камилла работала. Она следила за не меньшей красавицей - за донской ростовчанкой Оксаной. Уже на третий день вечером Камилла принесла в наш отель добрую весть. Оксана встречалась в кафе-мороженое со спортивного вида молодым человеком, немало на неё похожим, они разговаривали по-русски очень непринужденно, словно знали друг друга с детства. Это был её брат. Один из тех двух отморозков, которые пропустили меня через бейсбольные жернова, и оставили до конца дней инвалидом.

Камилла проследила на своём стареньком рено за машиной братца, и теперь я хорошо знал где тот будет весь вечер - в фитнес-клубе, неподалёку от знаменитого Мулен-ружа. Этого было достаточно.

IMG30401470127143

- Роман, только ты осторожней. Надеюсь, ты не станешь пользоваться их же методами. И имей ввиду, что парень этот очень крепкий.

- Камилла, ты подумала, что я решил пересчитать ему ребра бейсбольной битой? Или поставить на оба глаза по компрессу? Да он мне последние кости переломает! Этот гоппопотам. Нет же. Он ведь заработал на рекете в Париже немалые деньги. Так вот я его хочу обрадовать тем фактом, что все эти годы мальчик работал бесплатно.

- Роман, ты хочешь его ограбить?

- Камилла, не будем опережать события, ты все скоро узнаешь... Извини, что оставляю тебя одну в этот романтический парижский вечер. Теперь мы увидимся уже в Буживале. Тебе лучше сию же минуту уехать домой, чтобы твоя машина и ты были вне всяких подозрений. А я схожу на фейерверк, и ближе к утру приеду к тебе. И, пожалуйста, не закрывай изнутри дверь во двор на щеколду.

- Роман, разве сегодня какой-то праздник? Какой еще фейерверк?

- Да, Камиллочка, сегодня мой праздник по случаю которого именно я и устраиваю грандиозный фейерверк...

Глава 8. Русский фейерверк в парижском переулке

Открытая зеркальная феррари брата Оксаны стояла в сорока метрах от фитнес-клуба в безлюдном переулке. После расставания с Камиллой, я проехал две остановки на метро, купил в бутике чемоданчик на колесиках, далее по дороге приобрёл соответствующую ему по размерам пластиковую флягу на 7 литров, далее в двух магазинах купил 10 бутылок испанского черного восьмидесятипятиградусного абсента, и двинулся в сторону фитнес-клуба. По дороге в подъезде я заполнил флягу любимым, но роковым для него, напитком Поля Гогена, а от бутылок избавился.

IMG30401470293725

Я остановился недалеко от машины, за углом. Рядом был парикмахерский салон, он уже не работал. Редкие прохожие не обращали на меня никакого внимания, ведь они же не знали, что сегодня будет фейерверк. Они спешили домой, а я никуда не торопился. Брат Оксаны истекал потом на тренажёре - ему нужны были крепкие мускулы, ведь для того, чтобы заработать ещё на одну зеркальную феррари-кабриолет, ему предстояло несколько лет качаться, и ломать клиентам челюсти, ключицы, и позвоночники. Ну что ж, братец, удачи тебе! А заодно выбегай посмотреть на русский фейерверк в парижском переулке.

Братец в момент когда загудела пожарная машина, стоял на весах и измерял свою гиппопотамскую массу. Весы зашкаливали за центнер с хвостиком. Он почуял неладное, выскочил в трениках на улицу, и увидел такой фейерверк, которого ни разу не наблюдал за всю свою бадитскую жизнь. В момент, когда он выбежал, как по заказу взорвался полный бензобак, и его зеркальную феррари перекосоворотило так, что место ей теперь было только в приемном пункте вторичного сырья, причём на самой верхней полке. Братец, как подстреленный бегемот, сел в трениках прямо в пенную лужу, и по крокодильи рыдал.

Глава 9. По что лишили мальчика колясочки

Это переписка с Антуанеттой:

- Серж, это ты взорвал машину Антона?

- Антона? А кто это? Почему не знаю? Твой очередной любовник?

- Антон - это родной брат Оксаны.

- А-а-а! Это один из тех выродков, которые перепутали меня с бейсбольным мячиком? Если бы я знал где он обитает, то я бы ему открутил голову прямо по резьбе. Если речь идёт о его машине, значит сам он живее всех живых? Жаль. Я его не взрыаал. Наверное один из его клиентов, которому он сломал черепную коробку. Ну, значит чего заслужил. А он что, прибежал к тебе поплакать?

- Звонила Оксана, и интересовалась: не знаю ли я чего-нибудь о тебе и твоей дислокации.

- Можешь ей передать, что я цел и невредим, бодро себя чувствую, и зла на неё не держу. А братец её родненький пусть на моём пути не попадается, иначе я его отправлю в космос верхом на бейсбольной бите...

Камилла обслужила в пабе последнего посетителя и пришла домой:

- Роман, а ты почему такой весёлый? Жмякнул лишний стаканчик? Признавайся.

- И не один стаканчик, Камиллочка. Представь, Оксана звонила Антуанетте и жаловалась, что мальчика обидели - лишили его драгоценной колясочки, и теперь он плачет, потому что в ясельки нужно ходить пешёчком. А он, Антошка такой худенький и слабенький, устаёт бедняжечка.

IMG30401470461993

Камилла немного замученная на работе вдруг расхохоталась:

- Роман, я себе представила сейчас этого громилу Антошку, который рыдает возле своей сгоревшей феррари. Так ему и надо! Его бы ещё и битой бейсбольной отходить, чтобы полезными делами занимался, а не криминалом. Понаехали сюда со всех концов, не работают, и живут тут за наш счёт...

- Камилла, это что намёк?

- Ой, Роман, извини, это к тебе не относится. Ты исключение из правил. Можешь у меня жить сколько угодно.

- И стать со временем твоим огордным пугалом?...

Глава 10. Реакция серебряного зеркала

Зеркальную феррари Антон привёз из Калифорнии. Специальное покрытие по индивидуальному заказу. Кресла из желтой крокодиловой кожи. Машина всего неделю назад прошла обкатку. Весь Париж выкручивал себе шеи в сторону чуда спортивной техники, и невольно завидовал русскому провинциальному парню, который чувствовал здесь себя не меньше, чем Людовиком четырнадцатым. Королем-солнцем. И вот короля в одно мгновение за шкирку сбросили с его серебряного трона. Разжаловали до титула младшего привратника. Мы можем себе представить чувства, какие кипели внутри Антона. Нехорошие, одним словом, чувства.

IMG30401470465092

Оказывается, крокодиловая кожа облитая восьмидесятипятиградусным абсентом неплохо горит. Наверное надули Антошку в Калифорнии, и подсунули винилискожу, а деньги содрали крокодильих размеров. Так и зеркальное покрытие тоже не хило полыхало! Возможно вместо реакции серебряного зеркала красочкой алюминькой помазали, как обелиск на кладбище, ну и отполировали войлоком. А денежки сняли с Антона, как за чистейшее серебро 999 пробы. В Калифорнии, там ребята ушлые. Мы то их уже хорошо знаем. Кореша-братки наших вежливых сутенеров, представителей чёрного бизнеса: Грача и Калитвы. Такие же бандиты, как и сам Антон, только с автоуклоном.

Когда подъехала к месту фейерверка полиция Антон все сидел в грязной пенной луже, и рыдал. Инспектор составил протокол, Антон подписал. А в протоколе значилось, что от неисправной электропроводки загорелся пластик (интересно, как он мог загореться при напряжении аккумулятора 12 вольт?), пламя перешло по салону к бензобаку, и тот под завязку заполненный горючим рванул не хуже тротила. Хозяин авто впоследствии на этой версии настаивал в управлении полиции, заплатил огромный штраф, и дело закрыли.

Вы спросите: почему Антон не подключил к розыску полицию? Так ведь если те найдут злоумышленника, то наверняка ему зададут вопрос зачем он обидел мальчика Антошку? Вот веревочка и потяннется. Так что ястреб коршуну клюв не выклюет.

Глава 11. Рискованное восхождение

Оксану я пока решил не наказывать, а вот Антонова подельника мне хотелось потрепать особенно. Я подозревал, что именно он сдерзил мне на теннисном корте, и именно он замахнулся на меня бейсбольной битой первым. Но я почти не помнил его внешности. Для того, чтобы его вычислить я предпринял очень рискованную операцию. Четырехтажный дом, скорее всего ещё времён французской революции, что напротив фитнес-клуба был отличным местом для наблюдения. Но проблема в том, что подъезд оказался с выходом на улицу, и он закрывался на кодовый замок. То есть попасть на чердак я мог только со двора по вертикальной пожарной лестнице. Чувствовал я себя ещё неважно, чтобы по ней взобраться на крышу дома, и влезть на чердак через слуховое окно. Но других вариантов не было. Я приобрёл охотничий прицел ночного видения, надежный монтажный пояс с карабином, спортивный костюм и лёгкие кроссовки.

IMG30401470635246

Ночью, когда жильцы досматривали тридцать третий сон, я полез на крышу. Опыта для такого мероприятия у меня не было. Я ставил на арматурину лестницы сперва одну ногу, затем перестегивал чуть выше карабин, следом рядом с левой ногой ставил правую. Вот так, шаг за шагом, превознемогая боль бывших переломов, я полз вверх...

Антон приехал в клуб на такси примерно в седьмом часу вечера. Кроме него ещё несколько человек, включая женщин, заходили-выходили. Только около восьми вечера, в клуб вошел мордоворот телосложением не хуже Антона. В половине десятого они вместе вышли из дверей фитнес-клуба и двинулись неспеша по улице. Я очень хорошо разглядел этого парня. Лицо его показалось мне знакомым. Сомнений, что это был тот спортсмен, который первым меня оглоушил битой - не было. Я пока не очень себе представлял, каким способом с ним произведу рассчеты, поэтому взял такси, и покинул развлекающийся ночной город в сторону тихого и спального Буживаля, под тёплое крылышко Камиллы.

Глава 12. Башенный парад

Как впоследствии оказалось, в тот вечер, когда сгорела зеркальная феррари Антона, его подельника не было в фитнес-клубе. А вообще он всегда ставил свой черный линкольн в том же переулке. После происшествия, от греха подальше он парковался на платной охраняемой стоянке, именно туда и отправились бандиты, когда я наблюдал за ними в ночной прицел с высоты революционного чердака. Все эти детали выяснились после того, как Камилла по моей просьбе подежурила на своём видавшем виды рено недалеко от клуба:

- Роман, они выпили по чашке кофе на террасе кафе, что рядом с платной стоянкой, и куда то быстро сорвались с места, что я не смогла их догнать. Мой пылесос с их лимузином ведь не сравнить, я не успела его распылесосить, как их и след простыл.

- Дорогая, не переживай, ты и так сделала большую и важную работу - выяснила где он ставит свою тачку. Спасибо тебе. Завтра я уеду в Париж и оттуда привезу тебе чего нибудь сладенького. Ты бы чего хотела?

- Роман, если я начну есть все, что захочу, то стану шире тех дюшонских индюков, которые размером с баранов. Но от маленького тортика с названием "Эйфелева башня" просто грех отказаться. Привезешь?

- Хорошо, Камилла. Если не попадется тортик "Эйфелева башня", тогда куплю другой, например " Вавилонская", или "Пизанская", или даже " Останкинская" Главное, чтобы этот сладкий малыш поместился в салоне такси.

- Ха-ха, да он маленький, Роман, этот тортик. А башня изображена на нем горизонтально, и надпись "Париж мон амур"

IMG30401470722896

- Фух, Камилла, ты меня успокоила. А то я уж подумал, что придётся фуру для его перевозки нанимать, или лесовоз. Мон амур, так мон амур, какие проблемы?

Глава 13. Париж моя любовь

Платная стоянка была окружена по периметру столбиками с цепочкой, охранялась сторожем, который сидел у шлагбаума в своём алюминиевом скворечнике, и вместо того чтобы бдительно следить за территорией, он изучал в мониторе весь вечер футбол. Камера была, она охватывала всю стоянку, и конечно же записывала результаты, но... Но в Париже не угоняют машины, как и вообще в Европе. Их даже частенько оставляют с открытыми стеклами для проветривания. Поэтому охранник был чисто символическим, чтобы это как то оправдывало перед клиентами бешеный с них сбор. А в основном стоянки в Европе без охраны и ограждений - поставил машину, бросил в автомат пару монеток и ходи-броди. Главное вовремя вернутся, иначе дорожная инспекция так и пасет, кого бы штрафануть за халяву. Но подельник Антона не случайно выбрал стоянку с охранником. Он наверное думал, что я их боюсь. Ага, особенно тех, которые безнадежны футболом.

Вот и в этот вечер французский дядя смотрел матч. Но меня футбол не волновал, у меня имелось занятие по-интереснее. Я был хорошо прикрыт от тротуара старым каштаном, и табачными киоском. Для страховки, на случай попадания в камеру, я натянул на голову чёрный полиэстер от которого на весь Париж пахло духами прелестной Камиллы из Буживаля. Пригнувшись, я подкрался к лимузину, и сняв колпаки, скрутил ключом все до единого болтика на передних колёсах...

IMG30401470725190

Примерно через полчаса подельник с Антоном выпили на террасе кафе по чашке кофе, и со свойственной им резвостью двинулись в путь. Колёса разлетелись по сторонам на мосту Инвалидов. Машину развернуло на сто восемьдесят градусов, она выскочила на встречную полосу, протаранила пару легковушек, и врезалась в ограждение моста. Антон отделался сотрясением своих тупорылых мозгов, а его верный подельник поранил не на шутку свою бандитскую рожу, сломал нос, ну и ещё по мелочам. Состояние черного линкольна было удовлетворительным. Имеется ввиду: для того, чтобы его было не жалко выбросить.

Но я этих подробностей пока не знал. Я стянул со своей головы полиэстер, и отправился искать для Камиллы тортик. Нашёл с немалым трудом в пятизвездочном ресторане, причём он был в нем одним единственным. Зато, как объявила потом Камилла, тортик оказался очень свежим. И главное, что надпись на нем неизменно гласила: "Париж мон амур"

Глава 14. На Кубе. Безжалостные миллиарды

- Серж, тебе нужно срочно уносить ноги из Франции. Ребята очень на тебя злые. Ты где то заронился. Они наняли частного детектива, и тот что то для них выяснил. Кажется ты засветился в видеокамере парикмахерского салона "Жизель", что расположен рядом с их тренажерным залом. Они не простят тебе, Малыш. Беги.

- Из Франции? Да я уже целый год катаюсь по твой милости в инвалидной каляске по Кипру. Какая ещё Жизель, Антуанетта? Я уже целую вечность не прикасался к женской коленочке, а уж тем паче не пребывал в сладострастных объятиях: ни Жизелей, ни Козетт, ни Антуанетт. Это я зол. Подумаешь, тачку взорвали. Новую купит.

- Серж, во-первых, ты раскурочил уже не одну машину, а целых четыре, а во-вторых, после аварии, которую ты им подстроил, другу Антона делали на лице операцию, и откачивали из ноги жидкость, он сильно пострадал. Они убьют тебя, Серж!..

Это письмо я писал уже из Гаванны:

IMG30401470811734

"Ну хорошо, если ты так за меня беспокоишься, я перееду с Кипра на Мальту, а то эти головорезы ведь могут и невинного человека отправить на тихий пригорок с гипсовыми ангелочками. Антуанетта, а ты не могла бы мне уточнить насчёт второй машины, в которой пострадал тот несчастный друг не менее несчастного Антона. Её тоже взорвали?"

"Серж, не прикидывайся несведущим! После того, как ты открутил у машины целых два колеса она попала в аварию на мосту через Сену, и чудом не улетела в реку. Я всегда удивлялась твоим изобретательским способностям. До такого мог додуматься только ты. Но твой уникальный дьявольский талант тебе же и вредит. Когда-нибудь ты добегаешься."

"Дорогая, я добегаюсь, ты долетаешься, Антон домахается. Какая разница? Только мне в ту холодную Сену нырнуть не так обидно, как будет вам. У меня ведь ничего нет, и терять соответственно нечего. А тебе? Могу себе представить, как непреодолимо скорбно расставаться с миллиардами. Которые отвернули своё равнодушное лицо, которые молчаливы и безжалостны к умирающей хозяйке. Ведь сами они бессмертны. А хозяин найдётся новый. Посмотри последним взглядом - вот их выстроилась целая очередь у твоего предсмертного одра. Пристальнее приглядись - вон они все ухмыляются из под жалостливых масок."

Глава 15. Остров попранной свободы

После долгой изоляции остров попранной Свободы наконец то начал освобождаться от коммунистических галлюцинаций. И хотя общая нищета (особенно на периферии) все так же присутствует, на побережье, кажется, начинается американизация в духе былого неоколониализма. На Кубу потекли капиталы, а значит возрождается жизнь. Естественно для избранных. Те же, кто брынчал на гитарах в стиле самбы-румбы, убивая бесцельное время, у них все та же перспектива. А коммунистическая краснуха сама собой перегорит с помощью американских инъекций, потому, что уже поняли, что соловья одними сигарами, или сахаром не накормишь.

Когда в аэропорту пограничный офицер задал мне вопрос насчёт цели моего пребывания, я ответил так, что ему пришлось потом даже извиняться:

- Я прилетел на Кубу, господин капитан, чтобы построить вам счастливую жизнь.

- Айм сори, сэр, айм сори, мистер Клинкович...

Ну то-то же. А то даже штаны не могут себе нормальные купить - вся Гаванна в коротких подштаниках. Аж стыдно за них, ей-богу.

Но строить им счастливую жизнь я и не собирался. Потому, что евреи не строят, они пользуются. Вот и я, раз уж числился израильским бизнесменом, приехал пользоваться местными благами. Во-первых, снял виллу в дохолодновоенном стиле на побережье в районе Бока-Сьерры. А второе, нанял бьюик с чернокожим водителем, и раскатывал с ним по Гаванне, по океанскому побережью, и по горам-долам. Куба не маленькая, и глянуть есть на что. Но самое впечатляющее - это волны, они как будто стремятся проглотить строптивый остров, смыть его непокорный.

Если вы хотите один раз и на всю жизнь наесться бананов, то вам нужно на Кубу. Этого добра тут как соленой воды в океане. Местные навешивают себе их на шеи и руки, и целыми днями таскают в надежде впарить какому нибудь еще не столь пресытившимуся туристу. Вечером непроданные вялые бананы выбрасывают, а утром - мочалка продолжай с началка.

IMG30401470985149

Глава 16. Ника. Я Вас люблю

Мы познакомились с Никой рядом с рыбацкой деревушкой. Через деревушку проходила автомобильная трасса. Над дорогой возвышались кое-где непреступные горы, а там, где было более полого, почти друг у дружки на головах ютились рыбацкие убогие хижины. И так же вдоль деревушки тянулся песчаный пляж. Песок был мелким, густо коричневого цвета и горячим, хоть суп вари.

Мне захотелось искупаться. Я приказал своему верному рулевому Сальвадору остановить машину на обочине, и пошёл к берегу. Сразу же обратил внимание на милое создание - на коротковолосую шатенку, которая сидела на перевёрнутом пластиковом ведре, и из оцинкованнного корыта продавала вареных крабов, а из такого же пластикового ведра жареную кукурузу.

IMG30401471086380

Я разделся, ополоснулся, и ещё не совсем обсохнув, подошёл к продавщице. По английски она знала мало, видимо нахваталась от проезжающих частых американских туристов. Я купил двух приличных размеров крабов, сел рядом с корытом на корточки, и попытался найти приемлемый язык для нашего общения. Кое-что выяснилось. Оказывается девушку звали Никой, она жила с родителями и младшим братом в домике напротив, через дорогу. Ника три года назад закончила профессиональное училище в Гаванне, но работы там для неё не нашлось, и она приехала на родину. Крабов и рыбу ловила местная артель, в которой отец Ники был бригадиром. Часть товара отправляли по квоте в столичные рестораны, а остаток продавали прямо на берегу, или у дороги, или самим себе.

Кажется, я ей был симпатичен. Она посчитала меня за американца, которые ещё недавно тут были в диковинку, а теперь хозяйничали направо и налево посредством доллара. Именно за счёт свежего притока туристов рыбацкая артель начала сводить концы с концами: приобрела грузовик "Форд", более современные средства лова, у неё стало достаточно горючего, чтобы уходить дальше в море, и выискивать крупную и редкую рыбу.

- Я приеду. Заберу тебя пожить в Гаванне. Окей?

- Окей. Когда?

- Через неделю. Окей?

- Окей. Как твоё имя?

- Роман.

- Ты, Роман, из Нью-Йорка?

- Я русский. Айм рашен.

- Я учила в школе. Здравствуйте, товарищ Роман, как проживаете? Я Вас люблю.

- Так сразу?

- Через неделю...

Глава 17. Полной грудью столичной жизни

Вот уже шла четвертая неделя, как я привёз Нику на свою вилллу в Бока-Сьерру. Первые трое суток мы провели в постели, а после того как физически пресытились друг дружкой, стали по вечерам выбираться в город, в поисках эстетических ощущений. Нике все было интересно, ведь когда она училась в профессиональном училище, то возможности подышать полной грудью столичной жизни у неё не было. Стипендия мизерная, а родители сами перебивались с селедки на кукурузу. А тут я ей выдал полный комплект удовольствий: аттракционы, кино, рестораны, ночные клубы. Пару раз оставались ночевать в люкс-номере отеля, с джакузи и плазменным экраном на всю стену, короче вот так.

Для более плотного общения, я закачал ей на смартфон русско-кубинских, русско-испанских, и русско-английских словарей и самоучителей. Голова у Ники была свежая, поэтому в день она овладевала несколькими десятками новых русских слов, и уже могла выстраивать сложные предложения:

- Роман, мы уже давно знаем друг друга, но ты так и не сделал мне возможность на тебе жениться.

Я чуть не подавился апельсиновым соком от степени сложности, и главное - глубокомысленности, с которой девушка успела освоить русский язык.

- Извини, Ника, я просто не предполагал, что это так для тебя важно.

- Для девушки это важно со дня её рождения.

Головоломка, которую забила мне Ника, не стала меня покидать теперь ни днём ни ночью. Как не обидеть девушку, как объяснить ей, что я не тот американский супермен, который увезет её в свой роскошный дом в штате Нью-Джерси, и осчастливит один раз и на всю жизнь? Как не разбить это хрупкое ранимое сердечко, которое, как дара небесного ждет своего суженого, своего принца? Я не знал, как начать этот разговор, поэтому откладывал, откладывал, и дооткладывался.

Ника была по известной природной причине несколько дней раздражительна, вот тут то я ей и попался под кнут. Она придралась к какой то незначительной мелочи, устроила скандал, и начала собираться в дорогу.

- Ника, это глупо, расставаться из-за такой безделицы. А как же ты хотела выйти за меня замуж? Чтобы потом через три недели сбежать в свою деревню?

- Когда я буду замужем, мне некуда будет бежать. Отец просто не пустит меня на порог, он скажет: иди откуда пришла. До свиданья, товарищ Роман. Будьте здоровы...

Я выхватил у неё из рук дорожную сумку, усадил в кресло:

- Не торопись, давай все обсудим...

Разговор был длинным, упрямым, с истериками, с уговорами, с компромиссами.

Слава богу, девушка была в здравом уме, и поняла, что со мной лучше не ссориться, а наоборот мною воспользоваться, чтобы найти себе в Гаванне богатого американца, и на счастливых крыльях боинга улететь в какой-нибудь Нью-Джерси, с золотым (с бриллиантами) колечком на правой руке.

IMG30401471243759

Глава 18. Ну так и дай ей бог

Она на вид была очень юной, поэтому я вполне подходил на роль её богатого дяди из Мадрида. Каждый вечер мы пропадали в ресторане "Ла Гаванна": слушали мировые хиты, объедались всякой экзотикой, ну и приглядывались к посетителям.

- Дядя, это же тебе не Европа. В Гаванне порция, как две европейских. Даже в китайском ресторане ты не встретишь таких щедрот. Вы наверное с тетей Эзидой выходите из ресторана голодными? Ха-ха-ха!..

Ника молотила всякую околесицу на весь ресторан, а я следил за тем, чтобы наш стол не пустел, и продолжал гонять официанта на кухню за новыми деликатесами.

На Нику клевали разные молодые люди, в том числе и американцы, но все какого то мелковатого калибра. И вот в один, скажем так, удачный вечер, совсем рядом с нашим столиком присела кампания из четверых американцев, очень солидных, все время общающихся по смартфонам на английском языке с деловыми партнёрами, короче, ребята серьёзные. Я продолжал играть роль богатого дядюшки, который несколько лет не видел свою подросшую и повзрослевшую племянницу, ублажал её капризы и периодически "общался" с тетей Изидой, то есть с Мадридом.

Учить женщину привлечь к себе внимание - дело пустое, это она и сама сделает профессиональнее некуда. За этот вечер, например, Ника чего только на пол не роняла: заколку, вилку, салфетку, меню. Не меньше пятнадцати раз удалялась поправить прическу, побрызгаться духами, порассматривать на подоконниках экебаны. Кроме того наделяла официанта всевозможными обязанностями, например бедолаге пришлось несколько раз подряд сначала включать кондиционирование, затем его выключать.

Ну и в самый кульминационный момент, когда официант был на кухне, Ника с сигаретой в руке начала вертеть головой во все стороны, и как бы невзначай остановила взгляд на рыжем американце в джинсовом батнике. Она подарила ему такую волшебную улыбку, что тот немедленно схватил на своём столе зажигалку, и молнией подлетел к девушке, оказав ей беспрецедентное внимание.

- Дядя, посмотри, какой милый молодой человек! Как он заботится о женщинах! Вы наверное, как и мой дядя, тоже из Европы?

- Нет, нет, я из Сединённых Штатов. А это оказывается ваш дядя?! Очень, очень хорошо! Очень хорошо, что он разрешает Вам курить, ведь на Кубе многие девушки курят крепкие сигареты. Например "Партагас". В этом есть немало романтичного...

IMG30401471346556

Вот так я и выдал племянницу Нику замуж. Она мне позвонила через месяц из Техаса. Её муж, как оказалось, работал на швейцарскую табачную компанию Филип Моррис каким то там топ менеджером какого то там филиала, имел какую то там долю в её капиталах. Короче, Ника из простой рыбачки в одно мгновение превратилась в богатую леди. Ну так и дай ей бог!

Глава 19. Бонжур, месье Дюшон

Оксана, когда-то слышавшая от Антуанетты, что Франквиль живет в Буживале, поехала его там розыскать:

- О, мадмуазель Оксана? Дорогая, как Вы меня нашли? Вы не смогли до меня дозвониться? Вас прислала мадам?

- Бонжур, месье Дюшон! Нет, нет же, мадам не в курсе.

- Тогда чем могу служить? Вы проходите на террасу, я только умою руки и попрошу Софинзу сварить нам по чашечке крепкого индийского кофе. Вам с сахаром?

- Благодарю вас месье, мне пожалуйста одну ложечку...

IMG30401471348716

Франквиль только что побывал в птичнике. У него появилось немало хлопот с австралийскими эму. У них всего четыре дня, как на белый свет народилось первое потомство.

- Итак, мадмуазель, что же привело Вас в Буживаль?

- Месье, у моего брата Антона случилось большое несчастье - была сожжена дорогая машина. После чего у его друга так же машина попала в аварию. И то и другое наверняка подстроено.

- Какое несчастье, право же, мадмуазель! Им нужна моя помощь? С удовольствием возьмусь. Ваш брат Антон кого-то конкретно подозревает?

- О, да, месье. Он подозревает несколько человек, в том числе и месье Клинковича.

- Что вы говорите? Клинкович разве в Париже?

- Скорее всего.

- Мадмуазель, но никак не уловлю причём здесь ваш брат, какое он имеет отношение к месье Клинковичу? Он делал какие то услуги для мадам?

- О, да, месье.

- Это несколько нарушает этикет, но мадам ненавидит этого израильского прохвоста, поэтому надеюсь, мне от неё ничто не грозит. Пусть Антон назначит мне встречу в Париже, и скорее всего мы с ним договоримся...

Глава 20. Забытая легенда

Франквиль вычислил меня через парикмахерский салон "Жизель" уже в тот же день, когда встретился с Антоном:

- Месье Антон, вы были правы, - Франквиль достал мобильник, и прокрутил Антону часть записи с видеокамеры салона "Жизель", - этого человека я искал долго, но увы безуспешно. Вам повезло, кажется, больше, чем мне по части с ним знакомства?

- Да, месье, мы знакомы больше чем близко. А после того, как сгорела моя феррари, я хочу это знакомство, а заодно и этого человека превратить в забытую легенду. Вот ваш гонорар, месье Дюшон, вы оказали мне неоценимую услугу. Я могу к Вам в дальнейшем обращаться?

IMG30401471417509

Франквиль пересчитал деньги, и аккуратно сложил их в свою с монограммой сафьяновую папку, доставшуюся ему по наследству от Лысого:

- О да, месье Антон, буду рад Вам ещё раз помочь, звоните, я на связи...

Антон во Франции научился вежливости и манерам, но внутри себя он оставался все тем же хищным кровожадным отморозком, которому все средства хороши во имя бандитских целей. Например, он безо всяких церемоний взломал пароль к почтовому ящику Антуанетты, и прочёл всю под корень нашу с ней переписку, начиная с той минуты, когда я увел у неё в Нью-Йорке три лимона из банка. Он тут же связался с Дюшоном, и немедленно отправил того в разведку на остров Мальта. Видимо после того, как его шибануло на мосту лбом о стекло лимузина, он окончательно отупел. Он подумал, что я такой же как и он лох, и стану трепаться Антуанетте о своём истинном местонахождении. Я вообще-то ни разу не бывал на Мальте. На Кубе, дело другое. Надеюсь, что Франквиль не будет в проигрыше, и приобретет в свою коллекцию новых мальтийских птичек. Теперь уже за счёт богатенького Буратинки по имени Антошка.

Глава 21. Межзвёздная карусель. До встречи в Галивуде

Оксана была на зимней сессии, сидела дома, и зубрила книжки, готовилась к экзаменам. Тут она получает по почте сообщение, что на её аккаунт в соцсети "linkedin" поступило предложение. Читает девочка предложение и глазам не верит:

"Добрый день, мисс Оксана!

Рады сообщить Вам, что изучая данную профессиональную сеть, нам приглянулась Ваша кандидатура на предмет участия в грандиозном шоу-сериале "Межзвёздная карусель", которая будет транслироваться по международным телевизионным каналам, съёмки состоятся в США, в Галивуде. Надеемся, что Вас заинтересовал наш проект.

Для участия в отборе кандидатов Вам необходимо прибыть по указанному ниже адресу 15 января к 9-00 час. Отбор будет проходить два дня, согласно списков. Иметь при себе: паспорт, водительские права, медицинскую справку о состоянии здоровья, заверенную нотариально, пять вечерних платьев, три купальных костюма в стиле бикини, пять пар летней обуви, одни пляжные тапочки, десять фотографий (в том числе в купальном костюме) не старше одномесячной давности, одно танцевальное видео с музыкальным сопровождением. Кроме того, необходимо иметь не менее двух рекомендаций от уважаемых в сфере кинематографии людей, или организаций, характеристику с места работы, характеристику из учебного заведения. Далее перечисляем какие ещё документы и принадлежности желательно иметь с собой: 1)...6)...12)...32).

Подробности можно узнать на нашей странице в данной социальной сети, там же имеется телефон генерального директора проекта, звонить через диспетчера, и попросить соединить по добавочному номеру 2935, гудок, пауза, позывные автоответчика, короткая реклама, минута ожидания, говорите. Если не услышите ответа, то попытайтесь повторить попытку соединения через пять-десять минут, или на следующий день. Надеемся, что Вам и так все понятно без дополнительных вопросов и согласований.

До встречи в Галивуде!"

Времени оставалось мало, чуть меньше двух недель. Оксана напрочь забросила все текущие дела, практически забыла об экзаменах, то есть завалила их сдачу, и всеми правдами-неправдами начала собираться в дорогу согласно перечня, представленного в галивудском предложении. Билетов в Америку почти не было на ближайшее время, а те что были - стоили больших денег. Это Оксану не смутило. Ей удалось раздобыть деньги, и взять билет туда-обратно на прямой рейс в бизнес-классе. Платья и пляжные принадлежности стоили не дешевле билетов, а обувь не дешевле платьев. Обрести рекомендации и характеристики ей помогал брат Антон, у которого везде в Париже были свои люди, такие же как и он сам, бандиты, для которых не бывает закрытых дверей. Антон и отвозил на такси сестру в "Шарль-де-Голль":

- Ну, Ксанка, тебе и подфортило! Уверен, что ты всех там засунешь за лифчик. Ты ведь прирождённая галивудская звезда. Просто они пока этого не знают. Вот и узнают...

Через два дня Антон приехал за Оксаной в "Шарль-де-Голль":

- Ксана, ты уверена, что ничего не перепутала? А как же официальное предложение от "Межзвездной карусели"?

IMG30401471447711

- Антон, никакой карусели там не числилось и не числится! Я ухлопала на эту гребаную карусель шесть тысяч евро! Пятьсот пятьдесят баксов стоило только переспать две ночи в галивудском отеле! А ещё билеты на самолёт, а ещё наряды! Ведь я купила самое лучшее! На кого подумать, даже не знаю. Кто это подстроил?

- А я знаю кто.

- Думаешь... это дело рук Романа?!

- Не сомневаюсь.

Глава 22. Операция "Три поросёнка"

Письмо от Оксаны меня ничуть не удивило. Единственное, я точно не знал откуда у неё мой электронный адрес? Дала Антуанетта? Не похоже. Франквиль? Он кажется его не знал. Выяснится со временем. Красавица проклинала меня по всем статьям и инстанциям, грозила адской сковородкой, через слово упоминала мою покойную матушку. Короче, горячие на Дону девушки-казачки, и их лучше не сердить. Но дело было сделано, назад не воротишь:

- Дорогая, какой Галивуд? О чем ты? Какая социальная сеть? Я сроду ни в каких общаках не учавствовал. Мстить тебе? Да я даже не подумал там, на Карибах, что это ты навела на меня бейсболистов. Я решил, что Антуанетта самостоятельно меня розыскала, а ты была лишь использована в качестве подсадной утки. О каком брате ты мне сейчас толкуешь? Да я его в глаза ни разу не лицезрел. Салон "Жизель" в Париже? Я не бываю в Париже, мне не до путешествий, Оксаночка, я с трудом передвигаюсь. Сейчас я прохожу курс реабилитации на Мальте. Если бы ты не налетела на меня в ступе с метлой, то пригласил бы тебя поиграть в теннис. Увы, пока лишь в настольный. А самая подходящая игра для меня сейчас это шахматы, их размеренный темп как раз для таких несчастных, как я.

IMG30401471524249

- Я не поверила ни единому твоему слову. Кроме тебя некому было подстроить всех этих происшествий. Берегись, Клинкович. Ты покойник.

- Мне нечего больше тебе добавить, красавица. Пламенный привет брату!

Я очень был доволен, что операция, которую я назвал "Три поросёнка" раздала ребятам-девчатам по их заслугам. Я не планировал нанести серьёзные раны подельнику Антона, но он сам виноват - ремни безопасности придуманы ведь именно для безопасности. Тем более, если на твоём лимузине откручены колеса. Не знал что откручены? Нужно проверять, прежде чем лететь сломя голову. Что ли я ответственный за безопасность французских подданных. Я ему машину не покупал. А себе тем более. Угробишь пешехода, как потом будешь в зеркало на себя смотреть? В свои невинные голубенькие глазки.

Глава 23. Ночные наряды Камиллы

Итак, что-то мне подсказывало, что Оксана в курсе нашей последней парижской переписки с Антуанеттой. Но... но Антуанетте не должно быть интересно выкладывать о своих амурных делах этой русской девочке, тем более, у которой по уши запятнанный брат. Скорее всего они влезли в её ящик. Тем лучше! Я могу водить их теперь за нос, в том числе их сыщика, который меня вскрыл у салона "Жизель". Интересно, что это ещё за экземпляр? Уж не Франквиль ли Дюшон? Например, если ребята обошли Антуанетту, и самостоятельно наняли Франквиля на работу, то это в их стиле, учитывая взлом её ящика. Прекрасно! Камилла, думаю, мне поможет выяснить насчёт Франквиля:

- Привет, красавица! Ты на работе?

- О, Роман! Ты куда исчез? Я работаю. Ты где?

- Я, Камиллочка, где то между Центральной и Северной Америками. Бананы истребляю.

- Везёт тебе! А я тут, как проклятая бегаю с пивными бокалами. Ты когда приедешь, Роман?

- Пока не знаю, дорогая. Ребята открыли на меня охоту. Какое то время нужно воздержаться от Европы. Скучаешь?

- А ты?

- Я первым спросил.

- А я второй.

- Конечно соскучился. Ты ведь так давно мне не показывала своих ночных нарядов.

- Вот и прилетай, покажу.

- Хорошо. По позже. Камилла, ты не смогла бы присмотреть там за нашим подопечным? Бывает ли дома, не пропадает ли на недельку-другую в птичьих поисках.

- Конечно, любимый. Как скажешь.

- Отлично! Перезвоню тебе. А пока целую...

"Антуанетта, ты себе не представляешь, какая скукотища на Мальте. Тут все как сонные мухи. Я в этом царстве теней растолстел, постарел и вообще. Пожалуй, завтра отправлюсь в Аргентину. Говорят, что это бурно развивающая страна, а на побережье масса развлечений, и прекрасных аргентинок. А то я тут скоро превращусь в древнюю руину славных времен Мальтийского ордена. Ты давно бывала в Буэнос-Айресе? Не подскажешь, где там лучше остановиться?.."

IMG30401471611827

Уже через день после моего письма Антуанетте, Франквиль вылетал с пересадкой через Доминиканскую республику в Буэнос-Айрес. Камилла подтвердила его отсутствие. А я же туда пока не собирался. Мне и на Кубе было не скучно. Хотя, конечно же, без Ники Куба не Куба. Ах, какая чуткая, какая душевная, эта девушка Ника! Ах, как она ложилась мне на спину своей горячей упругой грудью, и тихо шептала: "Товарищ Роман, я Вас много люблю..."

Глава 24. Виктоиан Ицхакович Пивоваров

Консул Израиля в республике Аргентина Викториан Ицхакович Пивоваров стоял в пробке по дороге на службу, немного нервничал, и курил одну за одной. Ему звонит секрерь-референт Фаина:

- Викториан, ты где сейчас?

- В пробке.

- А ты долго ещё будешь в ней торчать?

- Как минимум полчаса, а что там у нас?

- Тебя ожидает господин из Франции, адвокат.

- Фаиночка, а что мы там во Франции такого могли натворить?

- Он розыскивает некоего господина Романа Клинковича гражданина Израиля русского происхождения. Тот сейчас должен находиться в Буэнос-Айресе.

- Ну так помоги ему, свяжись с пограничной службой, узнай о прибытии этого самого Котляровича, дальше будем решать.

Пограничники сообщили Фаине, что никаких Клинковичей (а тем более Котляровичей) они в глаза не видели. Возможно француз перепутал Аргентину с Австралией, мол у них с географией вечные проблемы, кажется они еще во времена наполеоновских походов потерялись в пространстве...

- Господин консул, у меня имеются достоверные сведения, что Роман Клинкович сейчас в Аргентине.

- Месье Дюшон, вы располагаете фотоснимками с датами, что утверждаете так категорически? А Вы не могли чего-нибудь перепутать? Возможно Ваш подследственный, или кто он там Вам, в настоящее время в Бразилии, или в Боливии, или даже в Чили.

- Вы что же, господин Пивобрагин, считаете нас французов за идиотов?

- Нет, нет же, месье, я так не считаю. Так считает пограничная служба. Ой, извините, вернее она предполагает, что Вы могли что то напутать.

- Я буду на Вас жаловаться, месье Пивопьянов, в соответствующие международные инстанции!

- За что?!

- Вы не дипломат, Вы... сионист, Вы... Вы... шовинист в конечном счёте!

- Фаина, пригласите охрану. Кажется господин из Франции перегрелся на аргентинском солнышке...

IMG30401471680914

Франквиля вывели за чугунную ограду. Он шёл по улице и махал кулаками в сторону израильского консульства, а прохожие, искоса поглядывая на него, как на сумасшедшего туриста, думали про себя: и куда смотрит правительство? Уже ради пополнения дырявого бюджета пограничная служба даже умалишённых стала в страну пропускать. Кошмар!

Глава 25. Чемпион Латинской Америки

Немного остыв, Франквиль решил, что на меня ему просто принципиально не везёт, поэтому взял на прокат машину, и поехал на птичий рынок. Выбор был неплохой, но все это он уже видел тысячи раз в других местах. И уже перед самым выходом он буквально споткнулся о шпору петуха. Назвать этого "конкорда" петухом язык не поворачивался. Он был вместе с гребешком чуть ниже Франквиля, всех цветов радуги, а хвост - длиннее, чем у павлина. Хозяин привёз петуха из парагвайского Асунсьона специальным рейсом. Петух был чемпионом Латинской Америки в нескольких категориях, в том числе по прыжкам назад. Его родословная тянулась из Индии, он являлся потомком птиц из дворца великого махараджи Раджкапура Пятого, и таких отборных, как он экземпляров числилось в мире не больше трёх десятков по разным уголкам света.

IMG30401471771449

- В каком возрасте Ваша птица, мистер? - спрашивает по-английски Франквиль хозяина.

- Этот петух не продаётся, сэр.

- Зачем же ты его сюда привёз? - недоумевал Франквиль.

- На случку.

- Ну и какие успехи?

- Неважные. Курица только увидела моего красавца, как тут же улетела.

- Куда улетела? - еще больше удивился Франквиль.

- На фонарный столб. Вон она сидит.

Дюшон задрал голову, и впрямь увидел на фонаре красно-коричневую курицу. Курочка была в пять раз меньше асунсьонского петуха.

- Вы что тут, садисты? Ты бы ещё ей на случку жирафа привёл! Для твоего петуха я видел на Мадагаскаре подходящую пару...

- Туда дорого.

- Сколько?

- Восемьсот долларов в один конец.

- Хорошо, даю восемьсот баксов и забираю птицу.

- Мало.

- А сколько бы ты хотел?

- Десять тысяч долларов.

- Даю восемь, последняя цена.

- Хорошо, отдам за десять.

- Договорились, девять.

- Хорошо, десять и ни цента меньше. Пакетик попкорна в подарок.

- Согласен на девять, а пакетик попкорна отдашь хозяину курицы.

- Договорились за десять. У курицы нет хозяина.

- Хорошо, за девять беру. А почему нет?

- Ладно, уступаю за десять. У неё хозяйка.

Франквиль рассчитался с парагвайцем, подошёл к птице, и только хотел её погладить, приголубить, как получил по лбу ослепительный удар клювом... В сознание он пришёл в машине скорой помощи. Рядом сидела медсестра.

- Мадмуазель, а где мой драгоценный парагвайский петух?!

А петух заработал для хозяина десять тысяч баксов, получил за верную службу пакетик попкорна, и возвращался на родину, в Асунсьон. Ведь он в добавок ко всем прочим титулам являлся чемпионом Латинской Америки по клеванию покупателей в лоб.

Глава 26. Добро пожаловать в Буэнос-Айрес

Через неделю я отправился в Буэнос-Айрес. В аргентинском аэропорту у меня сразу же начались неприятности. Меня завели в кабинет, обыскали, изъяли документы, смартфон, чемоданчик, и в зарешетчатом фургоне я был отправлен в специальную при аэропорте тюрьму. Относились ко мне очень вежливо, но объяснять ничего не стали. Камера была на шестерых человек. По английски кое кто говорил. Весь народ ожидал депортации. Периодически кто-то выбывал из камеры, а на его место прибывал новый. Это были люди из разных стран, в основном латиноамериканцы, которых по тем или иным причинам не пропускали в Аргентину.

IMG30401471945555

Слава богу, голодом никого не морили, и два раза в сутки раздавали сэндвичи и воду. На третий день меня привезли в аэровокзал на допрос, все в тот же кабинет. Разговор был на плохом английском:

- Роман, какова цель Вашего визита в Аргентину?

- Хотел развлечься: вино, девочки. А в чем собственно дело?

Следователь молодой офицер, кажется хотел поскорее со мной разделаться, возможно эти рутинные допросы ему самому были не интересны:

- А какое отношение к Вам имеет некий адвокат из Франции Франквиль Дюшон?

- А-а-а, вот в чем дело? Это какой-то фанатик, ненормальный человек. Ему взбрело в голову, что я украл у него индеек, которых он разводит для экспериментов, и теперь гоняется за мной по всему белу свету.

- Ну в общем то в вашем консульстве подтвердили его необычность. Он даже умудрился там устроить скандал...

- Вот, вот! А ещё ведь он издевается на птицами: плохо их кормит, скрещивает несовместимые виды, вот они от него и убегают. А он подозревает невиновных, и преследует их.

- Роман, Вы сможете подписать протокол, в котором будет указано, что претензий к пограничной службе не имеете?

- Конечно, офицер. Какие претензии? Кормили исправно, нары удобные, вшей и клопов не обнаружино. Курорт, да и только. Я хоть выспался у вас, отдохнул после ночного перелета. Спасибо Вам.

- Роман, Ваши вещи и документы сейчас подвезут. Добро пожаловать в Буэнос-Айрес!..

Глава 27. В рамках социалистической законности

Такая вот моя натура. Ещё в детском саду от меня доставалось нянечкам и воспитательницам. Например, я устраивал персональную забастовку по части дневного сна. Я не понимал почему человека заталкивают на раскладушку, когда во всю светит солнце, и все люди вокруг бодрствуют? Кто устанавливает эти противоестественное порядки? В знак протеста я убегал на время тихого часа в свой близлежащий двор, и катался там на скрипучих качелях, или строил замки на песках. Заигрывался я часто куда больше по времени, чем длился тихий час, и воспитательница с печеньицами и кисельком бегала за мной по двору, пытаясь заманить обратно в заведение. Вечером заведующая, воспитательница, и нянечка в три вокала воспитывали мою несчастную матушку. А что она могла с этим поделать? Ей некогда было со мною заниматься, или например сидеть дома, ей нужно было успеть к 7 утра на швейную фабрику, и до заката там строчить наволочки, которых не убавлялось, сколько их не строчи. Я получал очередной нагоняй, но в голове он у меня не откладывался, потому, что я принципиально не шёл против природы. Зачем нужно тратить днём время на сон, если для этого придумана ночь?

Когда все же персоналу детского сада удавалось меня проконтролировать и не выпустить на улицу, то тут у него возникала другая проблема. Вместо меня на раскладушке они обнаруживали совсем другого субъекта, меня начинали искать под всеми подряд одеялами. Какой результат? Они меня находили. Только уже не одного, а с подружкой. Они долго не могли въехать, как я вообще мог оказаться в этой части помещения? А все очень просто. Я поменял метки. Свой "кораблик" я положил на место чужой "елочки" рядом с раскладушкой, на которой лежала метка с "клубничкой". Затем перебирался под одеяло к "клубничке" и занимался с ней клубничкой. "Клубничка" была не против, поэтому какие претензии? Все в рамках социалистической законности.

IMG30401472065258

В школе учителя из за меня уходили на другую работу. Причём, эта тенденция наблюдалась с первого по десятый класс включительно. На занятия я ходил или с одной тетрадкой (в которой, кстати, кроме моих живописных и литературных произведений ничего не наблюдалось), или вообще без нее. А с тетрадкой, потому, что классная руко-вредительница Надежда Бенедиктовна отбирала у меня портфель, в рассчете скоро увидеть мою матушку. Но той опять же было не до моего портфеля, у неё ведь план по сдаче наволочек на склад готовой продукции.

Вы спросите, а чего я такого вытворял в школе? Вспомнить страшно. Например, как то на уроке географии (на котором присутствовала в качестве наблюдателя, в том числе и Надежда Бенедиктовна) у меня в руках непреднамеренно выстрелил пугач. Гвоздь от него полетел в сторону географички, и воткнулся в школьную доску; медная трубка в сторону Надежды Бенедиктовны, и разбила аквариум с рыбками; а рядом со мной за партой сидевшая "клубничка", как минимум, на три часа оглохла. Если бы вы видели в это мгновение звериное лицо Надежды Бенедиктовны, то немедленно бы покинули класс, школу, и даже может быть наш прославленный в лозунгах орденоносный Красногвардейский район.

Глава 28. ЧП фабричного масштаба

Однажды моя уникальной доброты матушка взяла меня на фабрику. Кажется, в школе был карантин по гриппу, а одного на весь день она меня не решалась оставлять дома, ведь я ещё и всегда оставался в школьной группе продленного дня. А на фабрику меня с собой провести было проще простого, ведь ростом я не удался, поэтому вахтер в будке при турникете меня просто не замечал, или делал соответствующий вид.

Начальнице цеха я сразу же понравился, но ненадолго. Я в момент изучил устройство трофейной швейной машинки зингер, и решил тоже помочь матушке насчет наволочек. Я удалился к свободному столу - он был за стеллажами и не обозреваемым, ну и давай строчить наволочки. В общей сложности я их настрочил два десятка. На двадцать первой наволочке я сообразил, что строчу их изнанкой наружу. Переделать не представлялось возможности, поэтому я сгреб свой брак в комок, и закинул на стеллаж.

IMG30401472107993

От срочильных дел я переутомился, и решил отдохнуть. Устроить тихий час. Двери склада были настеж открыты, я взобрался на какой то штабель из пододеяльников, и задремал. Рабочий день закончился, склад закрыли, и опечатали. Тут матушка вспомнила обо мне, начала метаться по цеху, подключились её подруги, начальница, позвали технический персонал. В итоге решили, что я покинул самостоятельно фабрику, и разошлись по домам.

Всю ночь меня искала по району ментовская машина. У матушки был сердечный приступ, благо медсестра-соседка вовремя сделала ей укол. Утром открывают склад, включают свет, обнаруживают меня:

- Сережа, как ты здесь оказался?! - был первый вопрос от кладовщицы Евдокии Никитичны.

- Да я, тетя Дуся, любопытный уж очень.

Мои швейные изделия начальница вычислила через два дня. Матушку лишили квартальной премии, ну а постельные шедевры списали на издержки социалистического обращения. То есть на ветошь.

Глава 29. Проделки аргентинской мафии в окрестностях Парижа

IMG30401472111768

В Южной Америке бушевало жаркое лето. Как и обычно я подобрал себе жильё на ривьере, недалеко от столицы. На следующий день отправился в город чем-нибудь закусить там же что-нибудь выпитое, а заодно сделать для своих многочисленных друзей-недругов из Парижа серию фоток. Не мог же я о них не вспомнить? Они ведь так и ждали моих вестей по почте (на взломанном ящике Антуанетты). Вот я им и нащелкал фоток, то верхом на муле, то верхом на ламе, то в обнимку с колоритным индейцем, то в обнимку с не менее колоритными японскими туристочками. И отныне Франквиль располагал (в отличие от своего холостого пролета) фотками с датами - хоть назад прилетай, и беги к консулу нос ему утирать. Но в израильское консульство Франквилю путь закрыт отныне и навсегда. В следующий раз охрана его просто вынесет на руках прямиком в полицейскую машину.

Антон заслал Оксану в Буживаль, показать Франквилю фотки, и выяснить, за что он, интересно, получил от Антона деньги? Клиент загорает в Аргентине, а мы тут мерзнем в Париже возле его почтового ящика, ждём весточек.

- Мадмуазель, мне эта поездка чуть не стоила жизни, между прочим.

- Ой, месье извините, на Вас напала аргентинская мафия? В Вас стреляли? Что это за ранение у Вас на голове? Ужас какой!

Франквилю нужно как-то было выкручиваться из холостого аргентинского пролета, и он тут же насочинял Оксане приключенческую историю о своём мужественнном сопротивлении свирепой аргентинской мафии, в которой присутствовали к тому же русские корни. Ну а о своём истинном ранении, полученном от парагвайского петуха-бандита, он конечно же умолчал.

- Мадмуазель, раненую голову свою кладу на отсечение в полной уверенности, что клиента в момент моей там бытности не было в Аргентине. Эти сведения от пограничной службы, это же подтвердил мне лично израильский консул господин Пивобрагин, э-э... или Пивопьянов... короче не столь важно. Поэтому моя совесть перед месье Антоном кристально чиста. Причём такое и раньше случалось, когда я по заданию мадам пытался обнаружить его в той или иной стране. Клинкович мастер на подобные интриги. Его информации нужно верить с большой долей скептицизма. Судите сами, ведь на Мальте даже ни единого следа я его не обнаружил. Сказки о его мальтийском пребывании в электронном виде были, а вот самого его там, увы не оказалось. Уверяю Вас, мадмуазель, что я честно отработал свой аргентинский гонорар. А если учесть потери материальные, моральные, и по части личного здоровья, то Аргентина мне ещё много чего должна... Сейчас Софинза принесёт кофе, посидите одна, а я на минутку отлучусь в птичник, кажется мой разбойник-попугай Эйфель снова кого то обидел...

- Хорошо, месье Дюшон, я слово в слово повторю Вами только что сказанное, брату, и надеюсь он учтет ситуацию, чтобы в дальнейшем мы могли предусмотреть и избежать уловок месье Клинковича. Спасибо Вам за кофе. Это аргентинский?

- О, нет, мадмуазель. Этот кофе из Бомбея, Индия. Мои далекие предки одно время служили во Французской ост-индской компании, и неизменно пили этот сорт. Вот и я в дань памяти своим проотцам поддерживаю традицию. Вы согласны, что этот аромат лучший в мире?

Оксана мало соображала в изощренных кофейных тонкостях, но в знак благодарности за особое внимание к своей скромной персоне еще долго кивала прелестной белокудрой головкой:

- О, да, месье, о, да, месье...

Глава 30. Проделки русской мафии в окрестностях Буэнос-Айреса

Как только Оксана доложила Антону о разговоре с Франквилем, тот без промедления вылетел с пересадкой через Панаму в Аргентину. Его подельник ещё неважно себя чувствовал, к тому же у него падало зрение, и требовался хороший хирург, чтобы это процесс обратить вспять.

Я предполагал, что кто то должен был пожаловать ко мне в гости, слишком уж колоритными были фотки, особенно с японочками. Две японочки были сестрами-близняшками, и отличить друг от дружки их могли только родители. Я путал их изначально, и никак не мог сообразить, какая мне больше нравится. В конечном счёте я решил, что обе. Поэтому по достопримечательностям и ресторанам мы курсировали втроём под ручку. Я в середине; красотки по краям. Выглядело это весьма экзотично, тем более, что впоследствии для конспирации я, как и в прошлый раз в штатах, покрасил в рыжий цвет волосы на голове, и отпущенную бороду, а кроме того нацепил широкополую мексиканскую шляпу. На те места, где я первоначально фотографировался - японочек я уже не приводил. Туда я приходил сам, в надежде вычислить там Франквиля, или Оксану. Каково же было моё удивление, когда я увидел сидящего в машине Антона, который изучал в бинокль из открытого окна развлекающийся народ. Так и хотелось подойти, и спросить его об успехах наблюдений. Машину он видимо взял в прокате, потому как видок у неё был слегка потрепанный. У меня имелась большая уверенность, что у Антона есть пистолет. Нет, конечно же он его не привозил с собой - это исключено. А вот купить его у местных урок он мог запросто, причём за мизерные деньги.

Я тут же затерялся в толпе и уехал на свою виллу. Мне нужно было во первых все обдумать, а во вторых подготовиться к нашей теплой встрече.

Сижу я в саду, любуюсь морем, а у самого душа не на месте. Лезть под Антошкины пули мне не очень то хотелось, но и не поприветствовать его, раз уж он перелетел ради меня через Атлантику, тоже было бы с моей стороны не вежливо.

Утром я сел в местный автобус и проехал за город. По дороге присмотрел базу по продаже железобетонных изделий. Я вышел из автобуса, возвратился назад примерно с километр, и завернул на базу. Меня встретила стая добродушный собачек, и женщина-мулатка, то есть кладовщица-продавщица. Разговор состоялся нелёгким, но кое как я ей втолковал, что хочу приобрести три железобетонных кольца для колодца.

IMG30401472296544

- Сеньора, я строю дом в районе старой верфи. Ваш магазин осуществляет ли централизованную доставку изделий? То есть мне нужен грузовик. Я завтра приеду к 16 часам, мы погрузимся, и отправимся с машиной к месту моего строительства.

Я оплатил три кольца, три часа работы машины, и вернулся домой. На следующий день в 15 часов я убедился, что Антон прохлождается в машине на прежнем месте, и вновь поехал автобусом на базу. Водитель, довольно таки вредный аргентинец, ни слова не проронил за всю дорогу, поэтому мне его судьба в общем то была безразлична. Когда нужно было подъехать ближе к месту стоянки Антона, водила упёрся, мол там грузовым запрещено. Я достал свой зелёный крокодиловый бумажник, вынул из него стодолларовую хрустящую купюру, и положил вредному Аргентинцу на коленку. Он мгновенно сообразил, и двинулся по указаному мною маршруту...

Сидит себе Антошка в машине, наблюдает в бинокль. Мельком замечает в боковое зеркало крадущийся сзади грузовик с кольцами. Думает: "А куда этот неумытый аргентинец прется на этой своей развалине? Кажется там знак был насчёт запрета грузовым. Обнаглели аборигены, видимо какой нибудь его кум в дорожной полиции работает. Развели тут кумовство, коррупцию..." Именно в этот момент грузовик, конечно же не без моей помощи, резко с левого ряда выворачивает в правый, и всей своей желобетонной конструкцией врезается в зад Антонова кадиллак-цивила.

Глава 31. Явление меня народу. Гейши-конфетки

Железобетонное кольцо по инерции продавило передний борт грузовика. Борт вдребезги раскрошил наше заднее стекло на мелкие осколки, часть которых насыпалась мне за воротник, и на бескрайние поля мексиканской шляпы. Аргентинец шарахнулся лбом о баранку своего бетоновоза, ну а я, ожидая удара, влетел правым плечом в лобовое стекло, но оно слава богу оказалось крепче меня. Я выскочил из машины, насколько мог передвигаться забежал в гущу туристов, и растворился в неизвестном направлении.

Антона (а его машина врезалась в впередистоящую) в бессознательном состоянии сперва отправили на скорой в больницу, но не успев довезти развернули машину, и отвезли в следственный изолятор, потому, что врач при оказании первой помощи обнаружил у пациента пистолет. Он связался с полицией по мобильнику, получил указание, и прямиком поехал в тюрьму. Там Антона уже ждали местные врачи.

Ну а вредный аргентинец побился не сильно, и тут же на месте происшествия дал показания. Ему сперва никто не поверил, что он собственно ни в чем не виноват. Приехала дорожная полиция, начали измерять, сопоставлять и т.д. Только через два часа менты сообразили, что авария явно спровоцирована третьим лицом, которого давным-подавно след простыл...

Я забежал на стройку, снял ветровку, мексиканскую шляпу, насухо наспех побрился, все скомкал в пластиковый пакет, и уже в бейсбольной кепке вышел к народу, то есть к людям...

Я прощался с Аргентиной этой же ночью. Оттягивать расставание не имело смысла, ведь после того, как менты допросят кладовщицу-продавщицу мулатского происхождения, у них будет мой более-менее четкий словесный портрет. То есть круг поиска меня прилично сузится. Самый подходящий рейс был на Италию, в Рим. Какие проблемы? Рим, так Рим. Тем более, что туда ведут все дороги. И тем более, что Антошке за хранение огнестрельного оружия предстояло париться теперь на удобных аргентинских нарах без вшей и клопов, с питательными сендвичами, и кампанией неумытых аборигенов, у которых хозяин тюрьмы кум или сват, как минимум год. А может и дольше.

Жаль, что я не успел более близко развлечься с японскими сестричками. Значит не судьба. Такие обаятельные, такие нежные, как плюшевые игрушечки. Такие сладенькие, как конфетки-помадки. Я даже японский язык планировал выучить. На домашнем уровне. На уровне гейш. Ну, да ладно. Придётся Франквиля через годик в Японию сгонять. Южную Корею он уже с моего благословения изучил. А там и до Японии можно при желании докричаться, они рядом.

IMG30401472366779

Глава 32. Два грибочка из одного лукошка

- Серж, ты что, так мне и не простил мою ужасную ошибку? Как твоё здоровье? Хочешь, я найду тебе лучших врачей в Европе, или в Израиле, и приглашу их для твоего полного исцеления?

- Моё полное исцеление, дорогая, наступит теперь только на том свете. Эти костоломы на мне живого места не оставили. Они наверное сейчас в полном здравии, и в процветании?

- Какой там! Оксана полетела в Аргентину нанимать адвоката, и встретиться в тюрьме с Антоном.

- Что ты такое пишешь, Антуанетта? Мальчик в Аргентине? Как это мы не встретились?

- Серж, прекрати прикидываться дурачком. Все что случилось с Антоном - это твоих рук дело. И то, что на него налетел самосвал, и то, что его посадили за огнестрельное оружие.

- А почему моих? Я его в Аргентину не приглашал, самосвалами я не владею, именное оружие я ему не вручал. Значит и там кому то кости переломал, что на него самосвал сам свалился. Чего заслужил.

- Я не в подробностях ваших там разборок, знаю только, что он полетел туда по делам, связанным именно с тобой. Оксана мне врать не станет.

- Да, но я им не докладывал, что буду в Аргентине.

- Значит они тебя выследили.

- Возможно. Так или иначе, пусть свои грехи на меня не списывают. Срочно напишу письмо в аргентинский парламент, чтобы ужесточили меру наказания за хранение огнестрельного оружия, причём как можно скорее, пока этот выродок ещё там под следствием.

- Серж, он такой же выродок, как и ты. Не лучше и не хуже. Вы с ним два грибочка из одного лукошка.

IMG30401472628096

- Но я ему ребра не ломал!

- Ребра не ломал, но сотрясение у него после аварии на мосту Инвалидов было. А теперь у него сломана челюсть.

- Челюсть? Прекрасно. Какой хороший самосвал! Только маловато. Нужно было на него булыжников кузов высыпать, а сверху свечку поставить за упокой его многогрешной рекетирской души.

- Малыш, почему ты такой злой на людей?

- По твоей милости. И почему на людей? Я злой всего лишь на этих двух козлов, которые меня отбодали, как отбивную. К остальным людям, ты это знаешь, я равнодушен. Я на них ни злой, ни добрый, я на них никакой. Конечно, бывают редкие исключения в моём списке. Но они по особым заслугам. Например, на Оксану я не злой. Хотя ей хорошо бы всыпать по мягкому месту. Но её бог накажет. Например, она в интернете что-нибудь перепутает, и не попадёт куда хотела. Или сессию завалит из-за занятости по этому поводу. Да и на тебя я не злой. Тебе итак от меня одни материальные убытки. Ну а то, что наняла этих двух мясников, так это ж ты хотела мне как лучше сделать, в порядке педогогики. Чуть-чуть перестаралась. Бывает.

Глава 33. Заслуженный адвокат Аргентины Умберто Джегиварес

Заслуженный адвокат республики Аргентина Умберто Джегиварес был в отпуске, и прохлаждался в Чили у своего двоюродного брата на его фазенде у подножий Кордильер. Тут он получает на своем сайте по-английски запрос на консультацию:

IMG30401472711385

"Хелло! Пишет Вам гражданка Франции м-ль Оксана Есаулова. Я могу у Вас получить консультацию по уголовному делу? Мой брат попал под следствие будучи в Буэнос-Айресе, сейчас он находится под стражей. В дальнейшем, возможно понадобятся Ваши услуги по его защите в суде. Жду с нетерпением Вашего ответа."

"Хелло, сеньорита Оксана Есаулова! Буду рад Вам помочь. Наберите меня по телефону, я сейчас на отдыхе в Чили, но это не препятствие, мой тел. +...."

- Да, да, да, сеньорита Оксана! Я весь внимание. Какое у Вас дело, какая статья?

- Добрый день, сеньор Джегиварес! У нас, вернее у брата полиция обнаружила при обыске пистолет беретта с патронами. Он его носил в целях самообороны, и ни в кого не стрелял. На него самого покушались бандиты, подстроил две аварии, в том числе одну в Буэнос-Айресе. Ему нанесли тяжелые травмы. Вы готовы взяться за защиту брата?

- Сеньорита, Ваш брат подданный Франции?

- У него двойное гражданство, в том числе германское, сеньор.

- Вы к кому то до меня обращались? Когда он арестован?

- Нет, я только к Вам. В середине февраля сего года.

- Когда Вы будете в Аргентине? Мне нужно выяснить у Вас некоторые подробности, чтобы знать с какими должностными лицами иметь впоследствии контакты. Заодно мы договоримся о предварительной сумме моего гонорара. Дело очень щепетильное, и я пока не знаю во что оно может нам обойтись. Но нет ничего непреодолимого, сеньорита Есаулова, если за работу берётся адвокат Умберто Джегиварес!..

Свидание Оксаны с Антоном было очень коротким. Им дали пять минут, и то, при немалых усилиях аргентинского адвоката, который съездил к зятю в столичную прокуратуру, и они там к кому-то еще поднимались выше этажом.

- Антоша, ты не переживай, я сделаю все что в моих силах для твоего вызволения из этого ужасного места. Мадам очень за тебя волнуется, она обещала не пожалеть денег, ведь она считает себя косвенно виновной, в том что с тобой случилось...

- Ксана, вытри слёзы, кажется они не помогают. Этот Джегиварес, хоть толковый мужик? Мне он что то не очень...

- О, да, Антон! Кажется он вхож даже к спикеру парламента. Это свидание, кстати организовал нам именно Джегиварес. Со мной и разговаривать никто бы не стал.

- Ксана, а откуда бабки? От мадам? - Антон трудно выговаривал слова, у него еле поворачивался язык из-за перелома челюсти в двух местах.

- Конечно, ведь у меня после этой дурацкой галивудской поездки одни долги. Я её не просила. Но как только я ей о тебе рассказала - она тут же заговорила о деньгах, и впоследствии нашла в интернете сайт Джегивареса по чьей-то рекомендации...

- Свидание окончено! Прощайтесь, - подошёл надзиратель, улыбнулся и подмигнул через стекло Оксане, и увел Антона.

Глава 34. Возвращение к птичьему трактирчику

Раз уж течение занесло меня в Италию, то у меня тут же сработала ассоциация с моим знакомством с Александрой В., то есть с певицей Сашей. Мы долго не виделись, в дальнейшем мне оказалось вообще не до встреч, из-за моих многочисленных травм. Я ей обещал устроить отдых в Испании, и она наверняка ждала от меня весточки.

Я специально для этого завёл новый почтовый ящик, и написал короткое письмецо:

"Здравствуйте, Александра! Пишет поклонник вашего живописного таланта. Вы все еще продаете пейзажи?"

"Роман! Куда подевался? Я подумала, что ты себе нашёл другую. В сторону пейзажи! Приезжай в Портофино! Мафика нет в живых - его убили три с половиной месяца назад. Да он тебя и не искал. Они, правда, мне немного попортили нервы, своими подозрениями. Но все позади. Жду. Люблю тебя."

"Тоже, Сашуля. Сможешь приехать в Рим? На пару дней, без Алёны?"

"Конечно! Ты встретишь?"

"Ты закажи себе в центре номер на двое суток, пришли мне координаты, дату, время приезда, и где поставишь машину. Я хочу убедиться, что за тобой нет хвоста. Если я не появлюсь в твоём отеле, значит напишу тебе в почту, значит что то не так"

"Думаешь, что я все ещё на мушке?"

"На всякий случай. Того, кто убил Мафика наверняка не нашли?"

"Нет, конечно. Слухи ходят насчет австрияков, что это они ему отомстили за ресторан в первой линии. Но это не есть факт. Он много кому тут на ногу наступил. При встрече расскажу. Жди моих вестей".

Мне хотелось подарить Александре что то необычное, но все что я встретил в магазинах было не тем, что осталось бы ей на добрую память. И тут меня осенило снять клип на один из её хитов, который мне из ее репертуара был больше всего по душе. Я нашёл специализированный магазин, и купил профессиональную видеокамеру панасоник. Она была немного неудобной, зато качество видео первоклассное.

Я убедился на стоянке и вокруг отеля, что за ней никто не следит, и доложил на рецепшне о своём прибытии. Красавица как перышко слетала вниз по ковровой дорожке парадной лестницы в холле отеля, а я уже снимал пробные фрагменты для нового клипа.

- Роман, ты что устроился работать на телевидение? - она видимо была несказанно рада нашей долгожданной встрече.

IMG30401472801235

- Привет, дорогая, это мой тебе подарок. Он не совсем обычен. И не совсем материален. Я снимаю на твою песню "Л." новое видео. Это первые кадры, а продолжение фильма мы будем делать на нашем сказочном месте в Швейцарии, у "Птичьего трактирчика". А, ну да, чуть не забыл, ещё и камера эта тоже теперь твоя.

- Роман, спасибо. А я разве не старая для клипов?

- Что ты?! Выглядишь как девятиклассица. Летела по парадной лестнице, я думал, что так на улицу в дверь и выпорхнешь по инерции...

Глава 35. Тряхнуть серебром

- Роман, ты что, хочешь продлить наше пребывание в этом отеле? Поедем ко мне, Алена будет тебе рада. Или у тебя другие планы?

IMG30401473005599

Мы лежали в обнимку в номере отеля с видом из окон на древний Пантеон, и смотрели в смартфоне пробные кадры будущего нового клипа, где Александра в розовом просвечивающемся платьице порхала бабочкой над парадным лестничным маршем. Я конечно же ей соврал насчёт того, что она выглядела девятиклассницей. Да и она это понимала. Ну так и все держатся за поручень молодости, хватают ртом последние порции кислорода. Ну и что, если не все в жизни получилось по плану? Зато есть неизвестное количество времени, чтобы внести поправки, сделать ещё рывок, тряхнуть серебром. Бессчетное количество мужчин тайно мечтало иметь в своих крепких ладонях ярчайшую звездочку Сашу. Они тихо вздыхали у экранов при виде её точечных ножек в чёрных с блестками лосинах. Она полуобнаженной являлась к ним в снах. Все это было. А что теперь? Теперь она никак не надышится на меня. На проходимца и вора, человека без определенной стоянки, без прошлого и будущего. Но... не будем о грустном?

- Планы? Саша, у меня нет планов. Я живу от рассвета до заката. Если тебе нужен мой план, тогда он следующий. Я останусь пожить в этом чудесном отеле с видом на былое могущество римской империи. В Портофино мне пока нельзя. Там вне сезона каждый посторонний человек, как белая ворона. Наверняка сейчас ищут тех, кто расстрелял Мафика. Если я появлюсь, то сразу буду подозрителен и ментам, и банде. Может быть в другой раз, по позже. Давай ты проведаешь Алену, и мы встретимся через неделю в Женеве. А оттуда поедем к "Птичьему трактирчику". Заодно, раз уж обещал тебе в прошлую нашу туда поездку, у меня есть план поприставать к тебе в том придорожном отельчике. Помнишь?

- Я помню, как ты ушёл, задрав нос, к себе в номер. Ты даже не пожелал мне спокойной ночи, и не поцеловал меня...

- Простишь?

- Никогда! Ну может быть после того, как ты исправишься. Там же.

- Заметано, Сашуля. Возможно именно для этого мы туда и отправимся.

Глава 36. В чем Адам с Евой встретились в райском саду

- Роман, вот скажи, почему ты такой?

- Какой, Саша?

- Не как все люди. Мыкаешься по свету, живёшь под чужими именами. Почему ты такой авантюрист?

- Саша, если бы я мог тебе это объяснить, то и себе объяснил бы тоже. Но я не знаю ответа. Ты ведь тоже авантюристка. Разве операция с подушками Мафика не была авантюрой? Ещё какой!

- Меня, Роман, до сих пор трясёт как осину. Но я почему то меньше за себя боялась, чем за тебя... Наверное все творческие люди хоть немножко, да авантюристы.

- Я, Шурочка, не знаю почему я такой, а не иной. Дело в том, что не представляю себя другим. Не представляю себя в стаде. Посматривать на то, что делают все и повторять их же глупости. Если я считаю что то глупостью - значит этого не делаю. Авантюра - это риск, но не меньший, чем попугайничать. Если делают все - это не значит, что правильно. Это значит, что самим лень думать и выбирать. Ведь так легче - жевать разжеванное. Я выбрал то, что труднее.

Мы делали поправки нашему с Александрой шедевру на скале. На этот раз полиция не появлялась. Я разогрел дыханием несколько тюбиков с красками, а Саша выдавливала прямо на кисть и делала нужные мазки. Кое где прежняя краска облетела, смылась. Мы привели картину к новому порядку, и я сделал несколько видеосъёмок Саши на фоне нашей совместной наскальной живописи.

Ночевали в прежнем придорожном трактире, только уже в одном номере.

- Ну вот, Роман, теперь ты от меня в другой номер не сбежишь под видом усталости.

- Да уж. От тебя Сашуля точно никуда не сбежишь. Крепко попался. Давай посмотрим, что там изменилось у них в меню, и если ты не против, закажем ужин прямо в номер. Надоели эти официанты, стоящие над душой, этот парадный лоск. Хочу сидеть в кресле в том виде, в каком Адам встретился с Евой в райском саду.

IMG30401473019966

- Новая авантюра?

- Стесняешься? А мы ночник включим. Так у меня будет больше повода к тебе поприставать.

- Роман, а чего ко мне приставать? Я и без приставаний, от одного только твоего голоса таю. Я и сама сейчас к тебе так пристану, что ты и про ужин свой забудешь. Готов?

- Очень готов. Всегда готов!..

Глава 37. Кому сунуть

- Роман, что они с тобой сотворили, эти ублюдки! У тебя ноги в шрамах, руки почти не работают. Я ещё в Риме обратила внимание, что ты какой то не такой. Тебе делали операцию?

- И не одну, Саша. Я целый год катался в коляске, и ходил на костылях. Жить не хотелось. Удерживало только то, что безнаказанно такое оставлять нельзя. Этим и жил.

- Ты хочешь им отомстить?

- Я это уже частично сделал. Им пришлось немало потерять, как материально, так и по части здоровья.

- Да их по-хорошему за это нужно было утопить, как слепых котят!

- Да нет. Утопить - это значить сделать им благо. Только отмучились бы. Я их наказал рублем. А Антошка, тот вообще вляпался в Буэнос-Айресе по уголовной статье. Причём по своей же тупости, за пистолет, из которого хотел меня замочить.

IMG30401473076727

- Убить?!

- Ну да.

- Роман, так он ведь отсидит, и снова будет тебя искать.

- Знаю.

- А сколько ему дали?

- Он пока в тюрьме. Его будет защищать серьёзный адвокат. Полностью он его не отмажет, но думается срежет срок до минимума.

- Роман, нужно слетать в Аргентину, и сунуть там кому нибудь в прокуратуре, или судье.

- Хорошая мысль, красавица. Я как то не подумал. Саша, но мне туда нельзя. К тому же я не знаю их языка. Да и по-английски слабоват.

- Зато я знаю английский в совершенстве, и испанский на разговорном уровне. Я ведь заканчивала академию иностранных языков.

- Сашуля, этих подробностей я о тебе не знал. И когда ты все успевала? И пела на всю страну, и академии заканчивала.

- Я у нас такая, - у красавицы зардели щечки, она была видимо безмерно счастлива, что получила именно от меня такую высокую оценку своих незаурядных способностей, - Роман, давай я сама слетаю, и все сделаю.

- Саша, я не сомневаюсь, ты очень коммуникабельна. Но тебе там понадобиться какое то время. Как ты поступишь с Алёной?

- В этом то и проблема. Её можно взять с собой - отпрошу её в школе на пару недель. А там будет сидеть в номере за лэптопом, пока меня не будет днём.

- Да в общем то неплохая идея. Заодно за морями побывает, полезно для развития. В школах ведь этих скукотища, и училки вредные.

- Да нет, Роман, в Портофино прекрасная частная школа. Их всего учится там семь человек. Они почти целый день на природе, или в поездках в Геную. Это не тот концлагерь, в котором нас держали на родине.

- То-то я эту школу не терпел, видимо чувствовал, что существует что то другое чтобы занять чем то детей для их пользы, а не вдалбливать им заразную коммунистическую пропаганду.

Глава 38. Имперские замашки Элеоноры Перучини

"Добрый день, сеньор Джегиварес! Пишет Вам итальянская подданная Элеонора Перучини. Мой брат попал в неприятную историю в Буэнос-Айресе. Мы можем встретиться на нейтральной территории? Мне нужна ваша помощь!"

"Добрый день, сеньора Перучини! Мы можем встретиться и у меня в офисе на Пласа Лавалье. Или назначьте встречу в удобном Вам месте."

IMG30401473186425

"Сеньор, лучше на той же площади в кафе с одноименным названием, в том самом, что напротив Вашего офиса."

"Хорошо, сеньора Перучини, тогда когда, и в котором часу?..."

Александра и не собиралась искать кому сунуть взятку в прокуратуре, или в суде. Я об этом не знал. Она решила перекупить Джегивареса. Лишние деньги ему не помешают, а Антону плюс пара лет за решеткой не повредит. Она уже после первого глотка аргентинского коктейля перешла к телу:

- Умберто, ты ещё очень даже крепкий мачо. Тебе не скучно вечерами сидеть со сварливой женушкой у телевизора? Давай покувыркаемся завтра где-нибудь за городом, там где тебя не знают. Устроим аргентино-итальянскую вечеринку. До утра. Заодно и обсудим все подробности насчёт Антона Есаулова. А чек на пятьдесят... даже нет, на семьдесят тысяч евро я тебе прямо сейчас выпишу. Подпись свою я поставлю когда будем прощаться.

- Сеньора, сеньорита, а Вы не смогли бы уже сегодня выписать аванс? Столько расходов было в связи с этим трудным делом, Вы наверное понимаете?

- Хорошо, Умберто. Десять тысяч тебя устроят для начала?

- Конечно, Элен, именно эта сумма мне срочно необходима.

Александра оторвала зелененький чек из книжки Генуэзского банка, вписала в него прописью сумму, и черканула свою императорскую подпись...

Саша прилетела в Венецию, забрала на стоянке машину и отправилась в Портофино. Я ждал её звонка уже несколько дней. Она все время молчала, я очень переживал.

- Сашуля, вы где? Уже в Венеции?

- Роман, мы по дороге домой. Алена спит на заднем сиденье.

- Какие успехи, Саша?

- Роман все в порядке. Суд состоится в следующий четверг. Три-четыре года ему гарантированы.

- Не может быть?! Ну ты даёшь, красавица!

- Даю, но не каждому. Выборочно. А люблю одного. Догадываешься кого?

- Понятия не имею. Наверное какого нибудь аргентинского блюстителя порядка?

- Не-а. Не угадал. Одного злостного нарушителя порядка. И моего душевного спокойствия...

Глава 39. Прокуратура была на распутье

Разговор с Буэнос-Айресом:

- Сеньор Умберто?

- О, сеньорита Элеонора! Дорогая, извините, что весь день вчера не отвечал Вам. Заседание было отложено ещё и на вчерашний день, и длилось почти до темна. Слава богу все кончилось. Вашего германского брата увели из зала...

- Умберто, не томите же, какой срок?

- Три года и три месяца, строгое содержание. Прокуротура была на распутье, мне пришлось поделиться... своими серьезными аргументами с присяжными, и вот теперь мы имеем то, что есть.

IMG30401473356588

- Спасибо, Умберто, ты очень крутой мачо! Буду отныне иметь с тобой самый близкий контакт. Как ты себя чувствовал после нашей консультации?

- О, Элен, превосходное было самочувствие, очень плодотворные факты ты довела до моего сведения. Именно они и повлияли на ход дела.

- Не сомневаюсь, Умберто. Желаю тебе успехов на твоём нелёгком поприще. Чао!

Глава 40. К чертовой матери все заседания

Еще один разговор с Буэнос-Айресом:

- Сеньор Джегиварес? Хелло! Вам звонит Оксана Есаулова из Парижа.

- А! Сеньорита Оксана! Извините, что не отвечал Вам вчера целый день. Заседание ещё и было отложено на пятницу. Дорогая, я сделал все что было в моих силах. Антону грозил срок 25 лет, но я очень постарался, и в результате он получил всего лишь три года и три месяца. Поверьте, что это очень хороший срок для такого серьёзного дела, к тому же...

- Три года?! Но... но Вы ведь обещали условный срок, сеньор Джегиварес!

- Э-э, сеньорита, это я обещал в случае благоприятных обстоятельств. Но прокуратура делала запрос во Францию, и в Германию, и у Вашего брата, как оказалось, уже и раньше были трения с органами правосудия. Прокуротура вообще была неумолима, и лишь мои личные связи помогли добиться такого короткого срока. Или Вам было бы милее, чтобы Антону раскрутили клубок на все 25 лет?

- Ой, извините, сеньор, я просто не была в курсе этих подробностей насчёт прокуратуры. Так или иначе, спасибо Вам, ведь у Вас меньше всего было интереса, чтобы брат там томится. Дай бог Вам здоровья! Гудбай!

Разговор по телефону в Париже:

- Мадам Антуанетта? Салют, как поживаете?

- Мадмуазель Оксана, салют, все в порядке. А как Ваши дела, дорогая? Суд состоялся?

- О да мадам. Результат неутешителен, Антону дали три года и... не помню, сколько то месяцев...

- Кааак?! Почему три года? Он ведь обещал условное! Это какой то мошенник! За сорок тысяч евро три года? Оксана пришли мне СМС с его номером телефона. Срочно.

Опять разговор с Буэнос-Айресом:

- Месье Джегиварес? Хелло! Как Ваши успехи? Вам звонит из Парижа родная тётя Антона Есаулова, которого Вы так безуспешно защищали в суде на этой неделе.

- Хелло, сеньора...

- Так вот послушайте меня внимательно. А уж потом я Вас. Идите куда хотите, к кому хотите, поднимайте с постели всех своих многочисленных родственников, сватьев, кумовьев - это мне меньше всего интересно - кого, но месье Есаулова мне верните в освобожденном виде. Я Вам заплатила не за красивые глазки, а за условный срок. Не нужно было языком размахивать о своих профессиональных достоинствах и безграничным связях. Сегодня же подавайте апелляцию, сегодня же поезжайте в тюрьму, и добейтесь для Антона хороших условий содержания. Иначе, дорогой мой сеньор, прилечу в Буэнос-Айрес уже я, и немедленно займусь сразу двумя делами. Одним из которых будут проводы Вас на уже давно заслуженный отдых.

IMG30401473400578

- Но, сеньора, у меня сегодня два заседания, я просто не успе...

- К чертовой матери все Ваши заседания! К чертовой матери все Ваши возражения... уважаемый сеньор!

Глава 41. Новоиспеченная родная тётушка

Звонок Буэнос-Айрес - Портофино:

- Элен, хелло!

- О, Умберто, хелло! Слушаю тебя.

- Элен, тут только что звонила из Парижа родная тетя Антона Есаулова, и чуть меня не проглотила живьем вместе с портфелем. Представь, говорит, что отправит меня на пенсию. Но я не хочу на пенсию, ты ведь сама убедилась, что я еще крепкий мачо...

- Конечно так, Умберто! Нет сомнений. А она ещё как то представилась, например по имени?

- Нет, но с этой тетей мне не хотелось бы иметь дел. Я таких теть хорошо знаю. Они если чего то себе в голову втемяшат, то значит таковому и быть. Ты знаешь эту Антонову тетю?

- Я примерно предполагаю кто тебе звонил. Лично мы не знаакомы, но кажется теперь представился такой случай. Какие её требования, Умберто?

- Она приказала, чтобы я сегодня же подавал апелляцию. Это огромные затраты! Она меня разорит, эта тётя из Парижа. Наверняка какая то миллионерша...

- Умберто, бери выше. Эта тётя миллиардерша.

- О, горе! Этого мне только не хватало! Элен, как от неё уберечься?

- Дорогой, позвони ей и сообщи, что механизм удалось повернуть вспять, что ты отставил все дела, и только занимаешься Антоном. Ещё скажи, что будешь держать в курсе по телефону Оксану, а в чрезвычайных ситуациях будешь звонить самой тете напрямую. Извинись четыре раза, будь особо почтителен. А я пока обдумаю, как укротить это чудовище. И помни, Умберто, что Антон нам нужен в тех рамках, в которые его поместил приговор суда...

- Роман, если она выпустит на свободу этого отморозка, то я ей расцарапаю морду. Мало того, что он сделал тебя с её же благословения инвалидом, так она хочет, чтобы он тебя ещё и отправил на тот свет!

- Саша, я не советую тебе с ней вступать в единоборство. Она очень сильная.

- Роман, позволь мне самой решать с кем вступать в единоборство, а с кем этого не делать.

- У тебя есть какая то идея насчёт Антуанетты?

- Есть. Но я её ещё вынашиваю. Ты уже переехал из швейцарского трактира обратно в Рим? Я не могла до тебя дозвониться.

- Да, Сашуля, я в Риме. В том же номере, где ты меня встречала. Погода уже тёплая, выхожу в одной рубашке на улицу.

- Везёт тебе там, а здесь уже неделю дует с моря ветер, но он холодный, неуютно. Приеду к тебе на следующий уикенд.

- Саша, а почему не раньше? Ты что, красавица, затеяла?

- Роман, я сегодня экспрессом через Женеву отправляясь в Париж. Так надо.

IMG30401473447937

Глава 42. Подружки по полной кружке

Офисный номер телефона Антуанетты раздобыть было не сложно. По городскому справочнику. Мадам просматривала электронную почту, пила свой излюбленный кофе с корицей, тут звонит стационарный телефон:

- Это экспортно-импортная компания?

- Да, да, слушаю.

- Я разговариваю с мадам Антуанеттой?

- Да, а кто это?

- Хелло, Мадам Антуанетта! Моё имя Элеонора Перучини. Я помощница выпускающего редактора глянцевого издания "WoW", вы наверное слышали о нас?

- Ну конечно. Мне регулярно попадается в руки Ваш журнал, мне нравится в нем демократичный стиль деловой женщины, у вас весьма интересный материал. Так что, сеньора Элеонора, Вас ко мне привело? Вы звоните из Рима?

- Нет, мадам Антуанетта, я сейчас в Париже в командировке. Мы готовим новый раздел для наших читательниц, где главный упор будет сделан именно на стиль и имидж парижских бизнес-вумен. Именно тех деловых женщин, которые вносят своим неутомимым трудом крупные вклады в экономику Евросоюза. Мы планируем рассказывать о них как на их работе, так и в быту. Редакция в качестве премьерного выпуска раздела очень надеется на Вашу кандидатуру. То есть треть выпуска будет занята Вашей персоной, кроме того, Ваше фото будет размещено на лицевой обложке. Но это ещё не все. Как приложение к печатному изданию будет продаваться дивиди с интервью, и интересными офисными, а так же с бытовыми сюжетами.

Антуанетта от оказания такой ей чести даже привстала с кресла, отодвинула кофейную чашку и тарелочку с шоколадным пудингом, её величию не было равных в этот момент.

- Сеньора Элеонора, я конечно же с удовольствием поучаствую в этом проекте, и в съёмках видео. Это мне интересно.

- Вот и отлично, мадам. Редакция в Вас не ошиблась. Когда мы можем встретиться для переговоров?

- Подъезжайте ко мне в офис, Элеонора, завтра к 10 утра - я сегодня приведу себя в соответствующую форму. А Ваш кинооператор? Он с Вами?

- У меня с собой камера, я имею большую операторскую практику. Тогда до завтра, мадам?

- До завтра, Элеонора!

Александра, как и Антуанетта, так же весь день занималась своей внешностью, подобрала деловую одежду в стиль самому журналу, и утром точно в 10 часов с видеокамерой панасоник на ремешке через плечо вошла в помещение. Антуанетта лично встречала её, выглядывая в окно.

То, что Саша была профессиональной актрисой, и то, как она умела себя подать, конечно пришло к ней не сразу. Не сразу она стала топ звездой, которая могла держать у экранов всю Россию немало лет. За плечами был большой опыт, поэтому учить её актерскому мастерству было не нужно. Вот и Антуанетта клюнула на её обоятельную улыбку, раскрепощенность в разговоре, открытость и доверительность. Уже к вечеру они стали закадычными подружками, выпили на двоих бутылочку моёт, и разъехались по домам, чтобы утром вновь продолжить сбор материала.

- Элен, то, как я подкрашивала губы - это показывать не желательно.

- Антуанетта, я понимаю. Это же рабочий материал, черновики. Ненужное вырежется. Не обращай внимание, ведь утверждать тексты и кадры будешь именно ты, остальное удалим.

Четыре раза они ездили на квартиру к Антуанетте, снимали там обстановку, одежду, переодевания, интервью с массой киноляпов, совместные пьяные девичники. Кроме того, котика Жака, который пролил на платье Антуанетте тарелку с томатным супом-пюре и т.д., то есть все то, что Антуанетта ни под каким видом, ни за что, и никогда бы не допустила на просмотр публике. И вот весь этот компромат в духе папарацци теперь хранился в памяти камеры её лучшей подружки Элеоноры Перучини...

Глава 43. Главный выпускающий редактор. Оревуар, крошка

- Привет, красавица! Слышал, что ты снялась для крутого журнала.

- Я не поняла, Малыш, ты что в курсе?

- Так я и есть главный выпускающий редактор.

IMG30401473683844

- Серж, я вас с этой сучкой ведь на краю света найду, и ты это знаешь!

- Пожалуйста, не оскорбляй Элю, она ни в чем не виновата. Виновата ты.

- А в чем?

- Ну если ты сама не догадалась, тогда скажу в чем. Ты знаешь такого адвоката Джегивареса?

- Ах вот оно что? Ну допустим.

- Тебе лучше о нем забыть. И я тебе гарантирую, что видеоматериал не попадёт в интернет. Кроме того, я не разошлю его всем твоим деловым партнёрам. Представь, если они полюбуются, как ты упаковываешь свой живой товар в корсет, несешь всякую нецензурную пьяную чушь насчёт мужской части общества, и другое. Такой кинокомедии они ещё не видели. Они сперва в это не поверят, но я внесу уточняющие титры, и они разглядят. А тебе ничего об этом не скажут. Зато им будет над чем поразмышлять.

- Серж, тебе не кажется, что это подло? Это придумала она? Ты бы вряд ли до такого догадался.

- Какая разница кто из нас придумал. Важно, что придумано неплохо. Пусть твой племянничек попарится. Разве он не заслужил? Да и пожалей его. Пока на него случайно железобетонное кольцо не упало. Он ведь глупый, и очень уж к этому стремится. А ты помогаешь. Не хорошо, тётя.

- Ладно, договорились.

- Ладно, договорились. И ещё... и ещё вот что. Ты давно не меняла пароли на своих почтовых ящиках. Оревуар, крошка!

Глава 44. Шлагбаум свободы

Камера согласно тюремных нормативов была рассчитана на 30 заключенных. В реальности их там томилось больше 60-ти. Нары надстроили до четырёх этажей, пройти между рядами можно было только боком. Когда Антон первый раз зашёл в камеру, то свободного места для него вообще не оказалось. Он осмотрелся, выбрал себе самое удобное место, там, где был перекрёсток двух проходов, поднял за химо какого-то щуплого метиса, и вытолкал того с глаз долой. Он лег и моментально уснул. До этого в лазарете он неизвестное количество дней находился без сознания, а как только очнулся, то его стали пичкать снотворным, и он там только ел и спал. Его челюсть раздуло, она болела дикой болью. Это никого не интересовало, через три дня его отправили в общую камеру, и начали водить на допрос.

За щуплого метиса решил заступиться его земляк, тоже из Бразилии. Он разбудил Антона среди ночи, и начал ему что то внушать на неизвестном тому языке. Антон поднялся, выслушал заступника, хрястнул его носом о свою коленку, выпинал его окровавленного с перекрестка, и вновь уснул.

IMG30401473711594

После этого инцидента на дружбу к Антону напрашивалась поперсонально почти вся камера, но он стал иметь общение только с двумя аргентинцами, находящимися под следствием за убийство полицейского. Это были, выражаясь языком Антуанетты, грибочки из того же лукошка, что и сам Антон. Убить человека, по их понятиям, не являлось страшным преступлением. Наоборот, они считали это за героический поступок, за очередной орден на их татуированной груди.

Общались бандиты больше на пальцах, чем на словах. А если бы у них не оказалось пальцев, то они бы и так, молча поняли друг друга. Но основное, что усвоил Антон из этого общения, так это то, что за деньги в Аргентине можно было купить даже первого министра. Никаких идей, или проблесков морали здесь не существовало ещё с испанских времён. Всему и каждому имелась своя цена. Это очень устраивало русского парня Антона Есаулова, родившегося в суровых донских степях, где так же испокон веков человек человеку одновременно волк, товарищ и брат.

Если поднять ведомственную сатистику, то из окружной тюрьмы Буэнос-Айреса один раз в месяц кто то, да убегал. Нет, это не потому, что она плохо охранялась. Это потому, что она очень хорошо охранялась многочисленным составом полицейских, и как правило найти виновного в этой прорве не представлялось возможности. Короче, виноваты были все вместе, и никто по отдельности.

После того, как Антону впаяли три с четвертью года, он решил во что бы то ни стало бежать. Помочь взялись аргентинские мокрушники, то есть его новые кореша. Они знали, чуть ли не по именам и званиям весь охранный контингент, потому, что были здесь не столь редкими гостями. Если у Антона во Франции найдётся спонсор, который имеет сто тысяч баксов, то дело будет в шляпе. Некий связной отправится в Европу, убедится в наличии денег, и оттуда откроет беглецу шлагбаум свободы.

Глава 45. Связной по кличке Дохлый

Связной по кличке Дохлый (так он выглядел с детства) позвонил Оксане рано утром:

- Мисс Есаулоффа? Вам привет из Буэнос-Айреса, хелло!

- Хелло!

- Ваш брат ждёт от Вас передачки.

- Окей, сеньор. Давайте встретимся на мосту Нотр-Дам в 14 часов. Я заберу Вас оттуда, я буду на красном шевроле типа седан.

IMG30401473798897

- Окей.

Они отъехали по набережной метров двести от собора, и остановились в менее людном месте. Сзади подъехало такси, из него вышла солидная дама в чёрном брючном костюме, и в такой же шляпе. Дама села на заднее сиденье шевроле:

- Сеньор, я сняла для Вас номер в отеле здесь неподалёку. Я Вас там размещу, отдам Вам деньги, и Вы начнете заниматься освобождением нашего человека. С Вами будет моё доверенное лицо. Как только он услышит по телефону, что тот на свободе, сразу же покинет номер отеля. Вы согласны?

- О, ес, сеньора. У нас все готово...

Для прогулки во дворе тюрьмы каждой камере отводился один час. Как и обычно, в этот солнечный день из камеры вышло 64 человека. А вернулось 63. Шестьдесят четвёртого кинулись искать через два часа, после того, как стукач доложил дежурному по этажу офицеру, что его соседа по нижним нарам нет на месте, хотя на допрос его не выводили.

В побеге Антона участвовало пять работников охраны, каждому из которых пологалось по 10 тысяч баксов. Остальные пятьдесят тысяч шли руководству и Дохлому. Эта схема побега была отработана в течении нескольких последних месяцев. Её как пять пальцев знало высшее руководство тюрьмы. В компьютерной сети создавались искусственные помехи, видеокамеры начинали хаотично вращаться, нарушался общий просмотр двора. В этот момент беглец нырял в заранее открытую стальную дверь караульного помещения. Далее через лабиринт переходов Антона провели в хозяйственный двор, где на готове стояла мусорная машина. Он через открытый люк запрыгнул в мусор, и закопался в нем. На КПП машину бегло досмотрели, и выпустили вместе с Антоном на свободу.

Глава 46. Экваториальный Эквадор

Один раз в неделю Александра приезжала ко мне в Рим. Это было для неё очень неудобно, поэтому я подумывал о том, чтобы перебраться к ней по ближе, например в Геную. Но... но приехав в этот раз она сообщила мне неприятную новость о побеге Антона, что сразу же расстроило этот план:

- Роман, они нас будут искать, и найдут здесь, в Италии. Я уверена, что это Антуанетта организовала ему побег. Чтобы такое произошло, как сообщил Джегиварес, нужны были немалые деньги. Известно, что ни у Антона, ни у Оксаны таких денег не было.

- Очень вероятно. Саша, тебе оставаться в Европе тем более опасно. Она тебя знает в лицо, и ты засветилась в ее офисных камерах. К тому же подельник Антона скоро выздоровет. Они подключат Франквиля, и прочешут каждый квадратный метр по всему итальянскому побережью, зная мою слабось жить у моря. Мы становимся в Италии очень уязвимыми.

- Роман, я себе не представляю наше существование в другом месте. Алене так нравится ее школа, вся наша жизнь в Портофино, у неё там хорошие подруги...

- Сашуля, давай будем надеяться, что это не вечно. Поищут, не найдут и успокоются. А так риск, большой причём.

Через два дня мы втроём вылетали чартерным рейсом из венецианского аэропорта в то самое Рио, где в придачу еще есть и Жанейро. А ещё через три дня мы прилетели в Эквадор, и поселились на тихоокеанском побережье, недалеко от Кито.

IMG30401474728855

Труднее всего было адаптироваться здесь Алене. Неизвестный язык, диковатые дети. Пришлось нанять для неё гувернантку, которая неплохо знала итальянский язык, и имела штатовское педогогическое образование.

Александра занялась своими картинами, которые мы не ради денег, а ради времяпровождения возили в столицу на продажу. Картины покупали редко и очень недорого, но ей было приятно.

На меня эквадорский экваториальный климат первоначально действовал усыпляюще. Я засыпал в транспорте, и даже на ходу. А Саша наоборот бодро себя чувствовала, почти ничего не ела, зато без перерыва пила свежевыжатые соки, от которых меня уже воротило. А вообще я заметил в тропиках употребляют огромное количество фруктов. Одних бананов каждый съедает в день по насколько килограмм. Куда в них лезет - просто удивительно.

Уже через неделю после нашего прилета на экватор я написал Антуанетте:

- Салют, красавица, соскучилась?

- Очень. Ты где сейчас, Малыш?

- Там же.

- Отдыхаешь на своей журналисточке?

- Это пОшло, тебе не кажется?

- Извини, это я так тебя к ней ревную.

- Ничего, прощаю. Мальчику это ты устроила побег?

- Он сам взрослый, научился уже и ходить, и бегать. А почему ты так решил?

- Так показалось. Как его челюсть? Функционирует?

- Серж, а почему ты у меня об этом спрашиваешь? Вот у него и поинтересуйся. Он наверняка будет рад с тобой пообщаться.

- Придёт время, пообщаемся. Когда срастется его челюсть. А то мне сейчас вряд ли разобрать его бормотание.

Глава 47. Баллада о гусиной печени

Пока было предсезонье Франквиль прочесывал адриатическое и ионическое побережья Италии, а Антон с подельником тирренское и лигурийское. Франквиль интересовался насчёт Саши у полиции, а бандиты у местных мафиози. Антуанетта же, в свободное от бизнеса время общалась по скайпу и телефону с редакциями итальянских журналов и газет. Она упрямо считала Элеонору Перучини переименованой реальной журналисткой, ведь та так превосходно сыграла эту сложную роль, плюс профессиональная кинокамера панасоник, плюс блестящая коммуникабельность.

Побег Антона сыграл на руку Антуанетте, и теперь она не беспокоилась о том видео, что осталось в памяти камеры панасоник. То есть факт общения Антуанетты с аргентинским адвокатом отсутствовал, а значит и я не мог не сдержать своего слова насчёт дальнейшего хода компрометирующего видеоматериала. И вот теперь желание отомстить своей краткосрочной подружке, и в какой то мере сопернице, перехлестывало у нее через борт. Антуанетта в первую очередь искала Сашу. Антон с подельником в первую очередь меня. Ну а Франквиль Сашу, меня, и... птичек.

Будучи в порту Бари на адриатическом побережье Франквиль обратил внимание на разгрузку бамбуковых клеток , в которых чуть ли не друг на дружке сидели приличных размеров чёрные гуси. Он подошёл ближе и убедился в уникальности этой птичьей породы. В товарном офисе ему рассказали, что данный груз прибыл из Малайзии, что раскредитовывать его приедет местная мясная фирма, что это регулярные поставки, и что печень чёрных гусей ценится среди гурманов на равне с каспийской икрой.

Франквиль розыскал в городе мясную фирму, и договорился о встрече с директором. Директор сеньор Розмозини встречал Франквиля ещё в приёмной, долго тряс его руку, и распорядился, чтобы принесли закуски для дегустации.

- Сейчас, месье Дюшон, Вы сами убедитесь, что вкуснее, чем наша гусиная печень нет в мире продукта. Ведь малайзийская ферма использует для кормления птиц специальную технологию, секрет которой держится за семью дверьми. Мы уже работаем с малайзийцами восемьдесят лет, так представьте себе, что даже не догадываемся, чем таким исключительным питаются наши чёрные гуси...

Принесли бутерброды и виньяк. Печень Франквилю понравилась, только он недоумевал: какая необходимость тащить через океан птицу, когда тут своих гусей девать некуда?

- Сеньор Розмозини, спасибо за Ваше угощение, только я к Вам пришёл, ведь, не ради печени...

- Как?! А тогда чего ради (ты ко мне припёрся наглый французишка, сидишь тут пьёшь дорогой виньяк, закусываешь гусиной печенью, которой нет цены, и отвлекаешь меня от важных производственных вопросов)?

- Я коллекционер. Мой интерес - это экзотические и необычные птицы, и на своей маленькой ферме под Парижем занимаюсь выращиванием, разведением, и уходом за ними. К тому же я больше вегитарианец, и мясо не моя стихия. А пришёл я к Вам с просьбой в порядке исключения уступить мне парочку чёрных гусей, предположим, по себестоимости той же печени, или пусть даже больше. Мне очень понравился этот антрацитовый цвет пера, ну и размеры особей прямо скажем внушительные.

IMG30401474828002

- Месье Дюшон, никаких препятствий. Но учтите, что птица очень капризная, и представьте, кроме своей родной пищи (а какая она - знают только азиаты) ничего не ест. Мы сразу по получении товара отправляем гусей на эшафот.

- Сеньор, не беспокойтесь, я занимаюсь птицами с пеленок, у меня они будут сыты.

- Ну дай бог Вам. Звоните, если что.

Прямо в той же бамбуковой клетке Франквиль уже в этот вечер отправил парочку птиц в Буживаль.

Уже через день Софинза звонит Франквилю, вся в слезах, мол чем только не пыталась гусей потчивать, но те уперлись, объявили бессрочную голодовку, и гагачат на всю центральную Францию. Франквиль тут же забыл, для чего его собственно командировали в Италию, узнал у Розмозини адрес малайзийской фермы, и стремглав полетел на юго-восток.

Глава 48. Ещё та птичка

- Антон, помни, что если вы хоть пальцем Сержа тронете, то будете иметь дело со мной.

- Нет же, мадам, как договорились, только деньги. Надеюсь, что он ещё не все их спустил на свою журналисточку. С неё бы тоже не мешало стрясти. Очень уж подозрительно тот аргентинский хорек меня защищал в суде. Как бы они его не перекупили.

- От неё можно ожидать. Это птичка ещё та.

- Мадам, ещё вот что. Я не уверен, что она итальянка. Очень уж она похожа на одну русскую попсовую певичку. По фотографии трудно распознать. Вы не пришлете мне видео, которое её запечатлело у Вас в офисе? Я посмотрю на её манеры.

- Певичка? Сейчас пришлю по скайпу тебе фрагмент. Это вполне соответствует её профессионально исполненной у меня роли. А ты мне, Антон найди в интернете её видео и пришли. Я уж не ошибусь.

Антон с Антуанеттой обменялись видеоматериалами. Новый разговор.

- Антон, у меня нет сомнений, что это и есть русская поп звезда Александра В.

- Мадам, у меня их тоже нет. Немного сдала, конечно, но это в точности она. Фото было сделано с видео, в профиль, поэтому у меня были какие-то сомнения. Сейчас их ноль.

- Тогда это меняет наши действия ровно на сто восемьдесят градусов. Вы где сейчас?

- Мы в Сестри-Леванте, на Лигурийском море.

IMG30401474878191

- Вы пока никуда не двигайтесь, а ты займись интернетом. Собери весь необходимый материал для дальнейшего её поиска. Прежде всего полазай в соцсетях, ведь она с кем то общается, что-то о себе сообщает. Там ли мы её ищем?

- Хорошо, мадам. Я сейчас позвоню месье Дюшону, чтобы он также их поиск прекратил, до получения от меня новой информации.

Антон пару дней покопался в соцсетях, и наткнулся на блог в живом журнале, где она писала о жизни в Портофино и прилагала несколько фоток. На тот самый блог, по которому и я нашёл Сашу в Италии.

- Мадам, если верить её информации в соцсетях, то она живёт в тридцати минутах езды от того места, где мы сейчас находимся.

- Как?! Антон, больше ни шагу! Какой там близко аэропорт? Какой большой город? Генуя?

- Да, мадам.

- Поезжайте в аэропорт, там меня встретите, время я уточню. До встречи в Италии.

Глава 49. Европол и вся любовь

Самолёт из Парижа прилетал в 17-15 час. До его прилета оставалось минут двадцать. Антон с подельником вошли в здание аэровокзала, уточнили рейс на мониторе, сели в кафе выпить по баночке колы. Подходят четверо в штатском, заламывают им обоим руки, защелкивают наручники, выводят из вокзала, сажают в фургон, и увозят. Куда? Любопытной публике об этом не доложили.

Антон так увлекся погоней, что забыл о том, что он сам беглый каторжник, что его по свежим следам ищет Европол, так как точно установлено, что он после побега скрылся из Аргентины на танкере, нанявшись нелегально чистильщиком. Где его было ждать, как не в Европе? Там его и ждали, там его и искали. Охрана аэропорта еще камерой наружного наблюдения вычислила двух подозрительных субъектов, затем пробила их физиономии по базе, арестовала, и отправила в итальянский Европол, вот и вся любовь.

Антуанетта, по началу подумала, что ребята ещё в дороге. Она не стала им звонить, а решила присесть в том же кафе, заказала кофе. Слышит разговор на французском языке с очень южным акцентом. Она поворачивает голову, сидит негритянская молодая пара, тинейджеры, скорее всего алжирцы, и бурно обсуждают только что произошедшее:

- Да нет же Магамад, если бы это были террористы, то у них бы нашли бомбу. Это какие то бандиты. Очень похожи на русских. А тот, который все щеку гладил, у него видимо зуб сильно болит, он даже постанывал.

- Возможно и русские. Говорили на неизвестном мне языке. Точно русские, Зарема, у нас ведь они строили электростанцию, язык похож...

Антуанетта все это слышит, и ушам своим не верит. Думает: "А чего это я тут сижу? И вообще, какое ко мне отношение имеют эти двое русских, которых похоже тут только что арестовали? Видимо вот-вот. Две баночки колы, вспотевшие, из холодильника, явно недопитые стоят на пустом столике. А не пора ли мне допивать свой кофеек, да и дергать отсюда по добру по здорову, пока и меня интерпол не подмел заодно с этими рекетирами?" Так подумала, и так же решила.

IMG30401475002934

Глава 50. Где зимуют попугаи

Комиссар французского управления международной полиции Валери д'Корильяк позвонил Антуанетте через два дня после ареста Антона и его подельника в Генуэзском аэропорту, и договорился с ней о встрече в её офисе.

- Бонжур, мадам, извините, что отвлекаю Вас от дел, увы, такая служба.

- Бонжур, месье комиссар. Распологайтесь, сейчас принесут кофе. Хотите виски, очень популярный бренд? Это не Америка, чисто шотландский, хорошо выдержанный.

- Благодарю Вас, мадам, попробовать можно. Тем более, что сегодня прямо скажем неудачная погода - дождь зарядил с самого утра, и лупит без перерыва.

- А вот и кофе. А вот и скотч. В Шотландии я встречала любителей добавлять виски в кофе. Я как то не решаюсь на такой эксперимент. Может Вы рискнете?

- Ну а почему бы не рискнуть? Мужчины всегда шли твердой поступью инноваций, и под знаменем эксперимента.

IMG30401475080658

- О, месье комиссар, Вас можно смело зачислить в отряд мужчин, даже настоящих мужчин! Вы не боитесь риска.

- Да уж, мадам, мне и не пристало бояться, по должности.

- Работка, у Вас месье действительно с риском. Вот и сегодня, в такой дождь приходится трудиться. А что такое Вы хотели у меня спросить?

- Да ничего, мадам, сущие пустяки. Вы знакомы с Антоном Есауловым?

- Ну конечно, но очень коротко. С его сестрой чуть больше. Мы иногда с ней видимся в одном парикмахерской салоне, ну и общаемся по части женских интересов. А что?

- Мадам, он подозревается в целом ряде преступлений, и сейчас находится у нас. В его смартфоне обнаружен Ваш телефонный номер и видеоматериал. Это все очень свежее.

- Ах, ну, да же! Чуть не забыла. Оксана, то есть сестра просила его переслать мне видео одной русской поп звезды, ну и я ей переслала, раз уж был такой случай, тоже какие то кадры из интернета. Мы меломанки, месье, к тому же следим за модой, вот собственно и все. А разве сам Антон выдвинул какую то другую версию?

- Он, мадам, никаких версий и не выдвигал. Его пока не допрашивали. А на Вас выпал жребий лишь потому, что у него почти новая сим-карта, и мало контактов. Кстати, Вы не знакомы с месье Франквилем Дюшоном?

- Конечно да. Его покойный брат оказывал мне юридичнские услуги, поэтому знаю и Франквиля. Ну Вам то, господин комиссар, он должен быть более известен. Если я не ошибаюсь, то Франквиль Дюшон удостоен высокой награды в вашем ведомстве.

- Конечно, мы знакомы, мадам. Он почему то тоже засветился в телефоне Есаулова Антона. Я с ним пытался связаться, но его домашние сообщили, что он по своим любимым птичьим делам сейчас в Малайзии.

Антуанетта чуть не подпрыгнула с кресла. Думает: "Вот старый кобель, вместо того, чтобы искать в Италии кого следует, он оказывается в Малайзии своих попугаев болтливых ловит! Ну я ему покажу где попугаи зимуют!"

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно СКАЧАТЬ книгу бесплатно в формате fb2 с Яндекс.диск::

https://yadi.sk/d/ozXsg1_33J7gbj

(скопировать ссылку, и вставить в окно браузера)

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Можно КУПИТЬ книгу в бумажном варианте (доставка почтой),

в Канаде, г.Торонто, в издательстве "Altaspera Publishing & Literary Agency Inc." по ссылке:

http://www.lulu.com/shop/sergey-shipovnikov/moyo-zerkalnoe-otrazhenie/paperback/product-23217752.html

(скопировать ссылку, и вставить в окно браузера)

°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°°

Глава 51. Там ребята не бедные, и дело знают туго

- Месье Дюшон? Салют, как Ваше самочувствие? Какая погода сейчас в Куала-Лампуре?

IMG30401475249831

Франквиль от неожиданности чуть не проглотил весь словарный запас:

- А-а, э-э, какая погода? В каламбуре? Э-э, салют мадам Антуанетта. Вы знаете, я бы не сказал что сильно жарко, и не настаивал бы на том, что сильно холодно. А-а, скорее между летом и зимой, э-э, вернее между мартом и сентябрём...

- Ну что ж прекрасно, месье, прекрасно. Ну а как там попугайчики? Не замерзли, нет?

- Э-э, мадам тут они редко встречаются. Тут в основном гуси, гуси.

- Гуси? Как мило. Тоже говорящие?

- Не совсем, мадам, скорее, поющие.

- Ой, как интересно! И что они Вам там напели, месье?

- Да они, мадам не здесь. Они в Буживале. Там поют. До Вас наверное тоже донеслась их тревожная песня?

- Да вот донеслась, месье. Отголосками. А что там с ними такое?

- Да вот, мадам, не едят ничего. Пришлось слетать на пол дня в Малайзию за консультацией. Месье Антон мне позвонил и сказал, чтобы я повременил несколько с поиском, пока он что то там будет выяснять в интернете. Он мне пока не перезванивал. Вы не знаете, мадам, в чем там заминка?

- Знаю, месье. Он арестован.

- Что Вы? Когда, где? Вот это новость!

- Их двоих взяли в генуэзском аэропорту. Интерпол. Сегодня и у меня в гостях был д'Корильяк. Вы его знаете?

- Как мне не знать? Он много лет работал в одном отделе с моим братом. А что они инкриминируют Антону с его приятелем?

- Известно что. Побег из мест, боевое оружие.

- Мадам, я утром вылетаю в Париж. Пардон, что не тотчас, мне нужно решить на ферме вопрос с птицей, раз уж я сюда пожаловал. Заодно обдумаю наши действия. Пардон, пардон...

В общем-то Франквиля винить особо было и не в чем. Антон его притормозил, вот он и полетел в Малайзию. К тому же, если ему не дать возможности заниматься своими пернатыми, тогда у него вообще пропадает интерес работать на Антуанетту, ведь деньги ему нужны опять же для покупки на них птиц. Короче, все связано - не развяжешь. Тем более, что Антуанетте самой нужно сейчас нырнуть ниже воды, глубже травы. Какой то случай её уберег от ареста в аэропорту. Подгребли бы вместе с Антоном, а там бы уже и никакие деньги не спасли. Интерпол, это тебе не аргентинская тюрьма, там ребята не бедные, и дело знают туго.

Глава 52. Клопиная фабрика

В двух часах езды от Куала-Лампура прямо у автотрассы расположилась огромная ферма по выращиванию птицы. Куры, индейки, индоутки, утки, ну и конечно же гуси. Они не все были чёрными, какими их ожидал увидеть Франквиль. Гуси были там и красными, и белыми, и желтыми, и в крапинку, и даже в клеточку. Не было только синих и зелёных. А вот чёрные были. Причём, для них специально недавно построили трехэтажный птичник со всеми климатическими прибамбасами, с бассейнами, автоматическими кормушками, то есть по последнему слову техники. Строили птичник китайцы по европейской лицензии, то есть почти на совесть.

Франквиль сослался на итальянца Розмозини, и напросился на приём к главному инженеру. Тот наотрез отказался выдать Франквилю тайну кормления чёрных гусей, и выпроводил его за дверь, пригрозив посадить за экономический шпионаж пожизненно. Очень огорченный неудачей Франквиль потащился ловить такси, чтобы возвратиться в столицу. Его догоняет какой-то малайзиец, похожий на японца, но с глазами корейца, а выглядел он почти как вьетнамец гонконгского происхождения.

- Мистер, хелло! Я могу Вам чем нибудь помочь?

- Хелло, а ты кто?

- Пол Мун. Работаю на этой фабрике. Я случайно слышал, что Вам нужен рацион кормления чёрных гусей.

- Как ты мог это слышать, если я разговаривал лишь с одним человеком во всей вашей круглолицей стране?

- Тогда извините, - и Пол Мун, развернувшись, пошёл обратно в сторону фабрики.

- Эй, а ну-ка, стой! Эй, Пан Мул! - догоняет малайзийца Франквиль, - тебя главный инженер прислал?

- Мистер, Вам нужен рацион кормления черных гусей?

- Конечно нужен! У меня во Франции пара гусей погибает! Сколько вы с ним хотите, чтобы я заплатил?

- Тысячу долларов, сэр.

- Вы что, охамели тут?!

- Ну, тогда я пошёл?

- Стой. Говори рацион. Деньги вот, - Франквиль достал из бумажника десять стоевровых купюр и протянул малайзийцу.

Тот скомкал деньги, затолкал их в карман треников:

- Чёрных гусей, сэр, мы кормим древесными клопами, их много вон на той горе, на старой сосновой вырубке.

IMG30401475356396

Малайзиец развернулся, и поплелся на фабрику. Франквиль посмотрел на гору, представил себе, как он будет потрошить гнилые пеньки, и ловить противных древесных клопов. Ему чуть не стало плохо:

- Стооой! - заорал он как ошпаренный, - а ещё чем?

- Сэр, это будет стоить ещё пятьсот долларов.

Франквиль достал пятисотку евро, швырнул малазийцу в лицо. Тот поднял деньги, скомкал, и затолкал в прежний карман.

- Ещё они едят любое зерно, но для запаха нужно добавлять сушеных клопов, не менее ста грамм на тонну. Иначе они ничего не едят.

- Хорошо. Сколько будет стоить десять килограмм сухих клопов?

- Десять тысяч долларов, сэр.

У Франквиля зашевелились на голове последние волосы:

- Ладно, возьму три киллограма за три тысячи.

- К сожалению, расфасовка фирменная по 10 килограмм, сэр.

У Франквиля было желание побить малайзийца, он с трудом сдержался:

- Чёрт с вами. Неси своих вонючих клопов вон туда, к дороге, я пока буду ловить такси.

Через десять минут Пол Мун притащил к дороге прозрачный целофановый кулек, завязанный шнурком от кроссовок. В кульке был какой то коричневый порошок.

- Это точно клопы?

- Точно.

- А говорил фирменная расфасовка. Сам расфасовываешь?

- Сэр, вам нужны клопы?

Франквиль отсчитал тысячу евро, сунул малайзийцу, выдернул у него из рук кулек:

- Ты давай двигай отсюда, пока я на вас с инженером в полицию не заявил. А то будете кормить клопов на клопиной фабрике, если захочу.

Малайзиец засунул деньги в тот же карман, развернулся, и пошёл в сторону клопиной горы, причём с такой счастливой улыбкой, что если бы ее увидел Франквиль Дюшон, то...

Глава 53. Не ближе, чем до Шанхая

По прилете в Париж Франквиль понесся скорей в Буживаль, кормить птиц. Он заскочил во двор, но никакого гогота не услышал. Он сел на кулек, и заплакал. Из птичника выбежала Софинза:

- Франк, у тебя несчастье?

- А разве, Софочка, это не несчастье? Когда ты их похоронила? Вчера? Вечером?

- Господь с тобой, Франк! Я никого не хоронила. Гуси живы-здоровы.

- Как живы? А почему молчат?

Франквиль бросился без кулька в птичник. Забегает, а черные гуси стоят в своей родной бамбуковой клетке, и через ячейку по очереди принимают от попугая Эйфеля червячков из рациона австралийских эму. Эйфель слетает за бронзовую решетку к эму, наберет у них из чашки чевячков, возвращается, и кормит гусей прямо на своём лету. Такого зрелища Франквиль не видел за всю свою бесконечную птичью жизнь.

- Вот это цирк! А почему ты им не насыпешь червяков в корыто, Софинза?

- Так я насыпала, но они все расползлись. Гуси их из моих рук есть не хотят. Орали, как перед гильотиной. А тут видимо Эйфелю этот гогот порядком надоел, и он решил их угомонить. Слышу я рано утром, что никто не гагачет. Тоже, как и ты, уж перекрестила их, а зашла в птичник - вот точно такое кино и увидела.

- Ну и дела. Ну ничего, я привёз из поездки отличнейший корм. Будем добавлять по сто грамм на тонну пшеницы, и проблему снимем.

Притаскивает Франквиль целофан, развязывает кроссовочный шнурок, набирает горсть, показывает Софинзе:

- Вот тот драгоценный корм, который спасёт черных птиц от голодной смерти.

- Ой, как хорошо! Какой ты умный, Франквиль, какой ты неутомимый. Ведь на край света летал, а корм раздоб... а что это?

- Это, Софинза, толченые древесные клопы. Очень большой дефицит. Десять с половиной тысяч евро за них отвалил.

Софинза ущипнула из гости, понюхала:

- Похоже на древесную труху.

- Какая труха, ты что не выспалась? - Франквиль понюхал корм, потер между пальцами, и как стоял, так и сел в какое то грязное корыто. Сомнений не было - этот высококолорийный корм могли бы признать только древесные клопы, с той самой чудесной горы, до которой теперь было не ближе, чем до Шанхая, да еще и на два часа дольше, чем до Куала-Лампура.

IMG30401475432558

Глава 54. У нас все в ажуре, мадам

Дюшон ждал звонка комиссара, поэтому был готов к бою.

- О, месье д'Корильяк, рад Вас слышать, дорогой друг. Салют, салют! Какие успехи на службе? Рад, рад за Вас. Растете прямо на глазах. Мы ведь ещё не общались с тех пор, как Вы были назначены в Европол. У меня тоже все в порядке, я все в птичьих заботах, только что вернулся из Азии. Что Вы меня искали, месье комиссар?

IMG30401475530360

- Месье Дюшон, к Вам обращался некий Антон Есаулов?

- Есаулов? Есаулов? Что то не припоминаю. Русский?

- Да, кажется он родом из России, потомок царских казаков. В Париже жили его дальние родственники, затем и он эмигрировал. Так вот в его смартфоне зафиксирован Ваш телефон, причём несколько раз, причём на прошлой неделе...

- А-а-а! Вспомнил. Какой то молодой человек звонил мне несколько раз, затем были пропущенные вызовы, я перезванивал ему. Не помню его имени, он кажется разговаривал с некоторым акцентом, я ещё подумал, что он беженец. Так вот у него было какое то запутанное дело насчёт его машины. Но ведь я отошёл от дел, и почти не занимаюсь юридической практикой, поэтому вопрос подвис в воздухе. У вас видимо что то имеется на него? Но это не важно. Будем считать что я с ним не знаком.

- Конечно, месье Дюшон, я так и подумал, что между вами ничего такого нет и быть не может, ведь я знаю насколько серьёзно Вы подходите к общению с незнакомыми людьми. Тогда, с Вашего позволения я так и отмечу в рапорте руководству, что это были случайные звонки, и никакого отношения к расследуемому делу не имеют.

- Вот и чудесненько, месье д'Корильяк, так, пожалуйста, и отметьте в рапорте. А то ещё меня старика припутают ко всяким проходимцам. Их итак в Париже уже больше, чем французов стало, прямо беда...

Франквиль тут же перезвонил Антуанетте:

- Мадам, как Ваше самочувствие? Ну и отлично. Звонил мне Валери, все в порядке, он отметит в рапорте, что я никого не знаю, а звонки случайные.

- Очень, очень хорошо, месье Дюшон, что Вы никого не знаете, и знать не предполагаете. А он у Вас не спрашивал обо мне?

- Нет, нет, мадам, даже словом не обмолвился, а уж я тем более молчал, чтобы не вызывать дополнительных подозрений. Вы думаете, что Ваше алиби в его глазах не совсем полное?

- Да нет, в целом я оправдалась как по ноткам, единственное, что волновалась немного, но думается, что он не обратил на это внимание, тем более что я его смогла заболтать, ну и немного расслабить полубутылочкой виски. Надеюсь, что комиссар в своём рапорте меня отмажет, спишет на случайность. А вот как быть с Антоном?

- А никак, мадам. Никак с ним больше нам не нужно быть. Он будет молчать, потому что любое слово ему только прибавит срока. А даже если что то и скажет, то ему после рапорта комиссара д'Крилька, уже никто не поверит. А настаивать, опять же не в интересах Антона. Будьте спокойны, мадам Антуанетта, у нас все в ажуре.

Глава 55. Придуманная страна

"Начальнику Управления международной полиции Французской Республики месье Оранджу Т., комиссара отделения по работе с организованной преступностью, д'Корильяка В, рапорт.

Довожу до Вашего сведения, что мною была проверена версия преступной связи, между подозреваемым Есауловым А. и гражданами, с которыми он вступал в телефонный разговор. Данные контакты были непреднамеренными, и отношения к его побегу из тюрьмы Буэнос-Айреса не имеют. Кроме того мною установлено, что в этих случайных контактах участвовали заслуженные и уважаемые граждане Парижа, что тем более отметает какие либо к ним подозрения. Подпись. Дата."

IMG30401475604181

Вот уже тридцать лет служил в органах правосудия Валери д'Корильяк. Всякое бывало, но руководство всегда его ценило за оперативность и послушание. Поэтому его карьера была стремительной и плодворной. А все потому, что он никогда не циклился, не копался в мелочах. Ведь пока существуют на свете деньги, то и будет существовать преступность. А пока есть преступники, значит будет и полиция. А пока есть полиция, то и работы в ней в ближайшее время не убавится. Поэтому ни тут, так там всегда найдётся скромное, или не менее скромное место для Валери д'Корильяка. Но лучше всего за годы не сладкой службы он усвоил то, что людей сильных и богатых лучше обходить стороной, даже если они отьявленные жулики. Будет дорого. Вот и в этот раз, когда от проверял версию связи Антона с Антуанеттой и Франквилем, то не сомневался, что это одна шайка, а козлом отпущения у них стал по неосторожности глупый Антон. Не сомневался комиссар и в том, что звонки все эти были в русле какой то их новой преступной задумки. Да и Антуанетта с Дюшоном понимали, что д'Корильяк не дурак. Но вот зацепить их было не за что, или почти не за что. На явном преступлении они не подпалились, а значит и впутывать их было большим риском. Они бы выкрутились посредством денег и связей, а д'Корильяк бы получил понижение по службе. Или пусть даже выговор. Тоже неприятно. Поэтому и дослужился д'Корильяк до высоких чинов, и имеет к тому же немалую перспективу.

А Антон? А кому он нужен? Антуанетта с Франквилем умыли ручки. Какие к ним претензии? Они ведь из тюрьмы не убегали. И не побегут. Почему? Да потому что таких как они не сажают. Уж по крайней мере во Франции. Это ими придуманная страна, и кого в ней сажать устанавливают они же сами.

Глава 56. Сладкие клубнички. Сопротивление материалов

Ну в школе то ладно, там ещё как то я себя проявил умеренно. А вот уверенно я отличался в технаре. Насчёт преподов, это я как нибудь в другой раз расскажу, а вот насчёт "клубничек" попробую прямо сейчас повспоминать.

Однажды мы компанией из четверых хронических сачков решили у меня дома устроить маленький гаремчик. Я с приятелем, и две "клубнички" из параллельной группы. Приятель по дороге завернул в сторону напитков, ну а мы втроём пришли ко мне на хауз. Матушка неутомимо трудилась на фабрике по части наволочек, поэтому времени у нас было примерно до 18 часов. У меня кое-какие напитки имелись еще от прошлых встреч, поэтому мы с "клубничками" их продегустировали, ждём приятеля.

Жарко нам. Кое что начали с себя стряхивать. А приятель, как провалился. Час нет, два нет. А мобильников то в те древние времена еще не намобилили, поэтому уж и не знали что подумать. Еще напиточков пригубили, стало куда теплее, куда веселее. Включили какие то душевные песенки на мафоне, пляшем втроём. "Клубнички" распарились уже до трусиков, а я уже до майечки. А приятеля нет.

Ну, и как по закону подлых несовпадений, у матушки в этот день было какое то крупное собрание, по случаю перевыполнения плана сдачи готовой продукции на склад готовой продукции, и весь цех разогнали после собрания по домам на два часа раньше. Такое бывало, насколько мне помнится, всего один раз в пятилетку. Вот это и оказался такой день.

IMG30401475931474

Я не стал закрывать дверь на предохранитель, ведь мы ещё надеялись, что приятель наконец то вылезет из той глубокой ямы, в которую он на несколько часов где то провалился. А зря. Не стал. Музончик мы раскрутили на все возможные децибелы, и кроме него, и стука своих страстных сердец ну ничегошеньки больше не слышим. Открывается дверь в зал, и как архангел с небес появляется моя любимая и незабвенная матушка. А мы и сами ангелочки - как персики розовенькие, голенькие, умиротворенненькие.

Матушка не долго размышляя, хватает швабру, распахивает входную дверь, и не успевших опомниться "клубничек" выметает по лестнице, со второго этажа прямо под дождь. Одна из "клубничек" успела надеть верхнюю часть бикини, а другая нижнюю. И вот в таком полупляжном представлении они появились перед народом. Кастинг, одним словом. Свои вещи девочки получили от матушки передачкой с балкона.

Мне почти ничего не было. Пару раз матушка меня звезданула шваброй по уху, и посадила учить сопромат. Кажется это был первый, и последний раз, когда я его глубоко попытался освоить.

***

Читать роман Сергея Шиповника "Когда дребезжат зеркала" на сайте "Я пишу" по ссылке: http://yapishu.net/book/8280 (скопировать ссылку и вставить в окно браузера)

Глава 57. Какие чистинькие ручки

К трём с четвертью аргентинским годам Антошке прилепили ещё два года французских, и отправили в тюрьму, из которой кроме графа Монте-Кристо ещё никто не убежал. Условия содержания были почти графскими: номер на двоих, мягкие нары, телевидение, компьютер, душевая кабина, унитаз. Только что мансарды не было, и вид был во двор, а так, прямо отель в три звёздочки. А, ну ещё жалюзи на окнах. Из нержавейки. В крупную клеточку.

Его напарник арабского происхождения по кличке Аллахабад молчал. Днём, ночью, неважно. Всех неверных он действительно таковыми и считал. Например, Антона. Но и придраться к арабу было не за что. Аллахабад был чистоплотным, вещи не разбрасывал, перед охраной не либезил. И вообще, вел себя так, как будто его и нет в камере. Антону даже иногда казалось, что араб состоит не из плоти, а из святого духа. Да. Он даже молился так тихо, что Антон этого и не замечал.

Оксана приезжала к Антону регулярно один раз в месяц. Привозила новую одежду, баловала его чем нибудь вкусненьким. Вот их разговор в зале для свиданий.

- Антоша, я разговаривала с хорошим адвокатом. Он ничего нового не сообщил. Под амнистию ты можешь попасть не раньше, чем истечёт аргентинский срок.

- Понимаю, Ксана. Да я уже и успокоился. Если бы знал, что в их тюрьмах такая благодать, то уже давно бы сам к ним в ворота постучался, и попросился, чтобы приютили. Больше всего мне тут нравится потому, что здесь деньги не нужны. На воле из за них такая бойня, все как белки без передыху скачут. Здесь этого нет. Так ты говоришь, что мадам даже принять тебя отказалась?

IMG30401476177832

- Представь себе. Ни по телефону, ни в живую. Намекнула, мол, это из за того, что за ней пасут. А я думаю, что они просто сбросили тебя со счетов. Умыли руки.

- А чего, сестренка, другого от них было ожидать? Эти упыри маму родную за свои капиталы продадут. А уж меня...

- Антон, но ведь когда ты сидел в Аргентине, она очень была активна. Денег немало дала.

- Значит тогда она надеялась меня ещё использовать. А теперь, когда меня запечатали крепко, то вот так. Кстати, не знаешь, они нашли певичку в Портофино?

- Нет, Антоша, я не знаю. Она ведь со мной и не разговаривала. А ты думаешь что Александра В. не предполагала, что её там будут искать? Она, как видишь, оказалась совсем не той миленькой Сашей из русских видеоклипов. Не той невинной девушкой у которой котенок развязал поясок халатика. Она кажется сама кому хочешь ширинку расстегнет. Например Клинковичу. У которого факт пара лимонов ещё шелестит по карманам. Те, которые он увел в Америке из банка мадам.

- Да я не знаю, Ксана, чего мадам с ним тютюкается. Его нужно было ещё на Карибах под пальму закопать. А перед этим все лимоны из него вытрясти. И ведь ничего того, что со мной произошло, не случилось бы!

- А ведь так, Антон.

- Конечно так. Жизни своей не пожалею, но как выберусь отсюда, то всего себя посвящу поиску этого хорька. Всю землю перебороную!

Глава 58. Заметано? Заметано

На массовых мероприятиях (концерты, лекции по уголовному праву) обитателей тюрьмы объединяли в группы. Именно так они успевали знакомиться по интересам. У Антона, например, был интерес встретить каких нибудь парижских бандитов, которых знавал. Никого из русских не оказалось, зато с одним латышем ему представился случай пообщаться. Латышский стрелок Ян был киллером. Он получил десять лет за то что промахнулся. То есть попал не в сердце, а в плечо. Иначе бы ему дали лет двадцать-тридцать. Антона он знал только визуально, он его заметил, ну и представился. Антон о Яне немало слышал, поэтому и пошёл на контакт. Ян многое знал о местной тюремной жизни. Он и рассказал Антону во время лекции, что Аллахабад через два месяца освобождается, и что Ян имеет контакт с его подельником, тоже арабом.

IMG30401476343980

Уже при следующей встрече Антон с Яном договорились о том, что Аллахабад готов выслушать просьбу Антона, и за скромные деньги найти и наказать его врага, то есть Романа Клинковича, то есть меня.

Аллахабад ещё два месяца молчал, а перед самым освобождением во дворе на прогулке сам подошёл к Антону и заговорил по французски:

- В камере разговаривать нельзя - там идёт круглосуточная запись через микрофон, встроенный в динамик телевизора. Какая твоя просьба? Завтра я еду в Париж.

- Я тебе покажу на компьютере свою сестру...

- Не надо, я её уже там видел. Что дальше?

- Я тебе скажу её адрес, с ней нужно встретиться и она всю информацию тебе представит. Этого человека нужно будет убрать. Какая цена?

- Как только твоя сестра ознакомит меня с информацией о клиенте, я сразу назову ей сумму. Заметано?

- Заметано.

Глава 59 Италия кверху пятками

Для Антуанетты было неожиданностью, что Франквиль в Портофино не обнаружил нас с Александрой. И вроде бы взрослая уже девочка, миллиардерша, а глупая, как бельевая прищепка. Она думала, что мы будем сидеть в Портофино и ждать её головорезов, у которых так лязгают зубы, что аж слышно на всю Европу.

- Серж, ты давно не писал мне. Как твои дела?

- Да какие у меня дела? Это у тебя дела. Ты там целое следственное управление развела. Всю Италию наверное кверху пятками поставила. У твоих следователей шишки позаживали?

- Не выдумывай пожалуйста, какие следователи? Если ты имеешь ввиду брата Оксаны, то он сидит. А его другу дали условное, поэтому он по большей части тоже сидит, только дома.

- А ты сама ничего не выдумала? Насчёт посадки мальчиков.

- Серж, как такое выдумаешь? Если человек сидит, то это никак не назовешь словом "стоит". Его арестовал интерпол в парижском аэропорту Шарль-де-Голль, вместе с его другом. Антону дали пять с лишним лет.

IMG30401476381991

- Ну, чего заработал. А ты наверное готовишь ему теперь дерзкий побег на беспилотнике, или на воздушном шарике?

- Бог с тобой, какой побег? Ты разве слышал, чтобы из французских тюрем кто то убегал?

- Читал как то в детстве, про узника замка Иф.

- Ха-ха, это ведь сказка!

- А в Буэнос-Айресе тоже была сказка?

- В Буэнос-Айресе, там другое дело, это же не Франция. Но я подробностей не знаю, пожалуйста не припутывай меня к криминалу. Я девушка порядочная, законопослушная, и вообще мне некогда заниматься побегами. У меня в Гане на руднике большая авария, погибли люди, огромные убытки...

- Сочувствую.

- Спасибо, Малыш. Представь, я потеряла там двенадцать милли...

- Сочувствую женам и детям погибших, Антуанетта. А не тебе в смысле потерянных миллионов. Уверен, что ты сэкономила на технике безопасности, поэтому они и погибли.

- Серж, какой ты жестокий!

- Да нет, дорогая, я по сравнению с тобой просто ангел. Например твой Антон меня всего, как пачку с макаронами попереломал, а я ему только челюсть в двух местах. Это даже не сопоставимо. Но я ведь вас простил, ты знаешь. Например, когда ты мне сообщила, что мальчика спрятали, то даже немного жалко его стало. Прям не везёт ему и все. И год вроде бы не високосный.

Глава 60. Священный долг Аллахабада

На следующем свидании Оксана доложила Антону, что Аллахабад к ней приходил, получил информацию, и пообещал сделать все бесплатно.

- Ксана, а ты правильно ли его поняла? Бесплатно такое не делается.

- Антоша, он хорошо знает французский язык, поэтому ошибки нет. Он в двух словах объяснил, что на Голанских высотах погибли под израильским обстрелом его жена и дети. После этого он иммигрировал во Францию. То есть убить еврея - это его священный долг.

- Но Клинкович, возможно, и не еврей. У него липовый израильский паспорт.

- Антон, а какая нам разница, еврей он или якут? Если бы не был евреем, то так умно бы нашу феррари не взорвал. Да и колёса бы у линкольна не открутил. А уж то, что в Аргентине с тобой сотворил, так до такого кроме еврея никто не додумается.

- Очень логично, сестренка. Очень. Ну а как он его будет искать? Земля то широкая. Мы в Италии с трудом его откопали, а если он куда то в Америку опять дёрнул, то туда араба вообще могут не пустить.

- Антон, во первых он уже не араб, а француз, а во вторых, Клинкович рано или поздно пожалует в Портофино со своей певичкой, ведь вас там никто не видел. Поэтому он может и не знать, что вы их там нащупали. Тем более, что мадам ему наверняка растреплет языком, что тебя посадили.

- Очень логично, Ксана. Ты умница. Ты сама, часом, не еврейка? Жаль, что тебя в Галивуде не заметили в прошлый раз. Не туда смотрели продюсеры.

- Да они вообще, Антон, на меня не смотрели. Кажется они там все как зомби. Я ему про "Межзвездную карусель" толкую, а он что то ищет глазами меж моих ног, да еще и через стол с кем-то лясы точит. Хотела его носом в клавиатуру ткнуть, этого жирного хряка... Антон, ещё раз пельменей тебе привезти?

IMG30401476475539

- Ну да, пельмешки твои в сто раз вкуснее этих их пластмассовых сендвичей. Я удивляюсь, как они вообще перевариваются организмом? Благо, хоть вкусные, иногда даже с маслинками.

- Хорошо, привезу в следующий раз ещё, а то я гадала, чего бы тебе такого приготовить. А потом вспомнила, что когда ты дома в Ростове ничего не ел, то мама тебя пельменями домашними приваживала... Жаль её. Как не спешила я на похороны, так и все равно не успела...

Глава 61. Дергание за веревочку

Международное сообщество не признало Голанские Высоты израильской территорией. Так и Западный Берег не признан, и Сектор Газа. Но Израилю на это наплевать. Как в общем то и на все мировое сообщество. А что это вообще за такая инстанция? Это самое мировое сообщество. Может быть люди, у которых несметные капиталы, и которые назначают с высокой трибуны что признать, а что не очень? Которые одно признают, а на другое смотрят сквозь микрофонное сито? Вот и когда Израиль обстрелял Голанские Высоты ракетами, и в родном посёлке Аллахабада погибли маленькие детки, и их большие родители, то мировое сообщество было до предела возмущено. И оно опять же не признало этот обстрел за справедливый. Всё? Всё. А как же эти, как их там, санкции? А к кому санкции? К Израилю? Ну так раз Израиль плевал на мировое сообщество, значит с тех же самых Голанскх Высот наплюет и на его санкции.

IMG30401476536490

Аллахабад в этот день поехал в Иерусалим продавать оливковое масло. Он редко ездил в Иерусалим. А урожай в этом году был богатый. Натрясли оливок целых две бочки. Масла надавили и себе, и на продажу. Загрузил Аллахабад тридцать литровых бутылок и отправился на своём задрипаном фольксе на базар. Масло у него вкусное, душистое, сладкое. Торгует он на рынке и торгует. Все под чистую продал. Шекелями полный пластиковый пакет набил. И вот уже возвращаясь домой, слышит по приёмнику в новостях, что какие то там бандитские формирования были что то там обнаружены, что оказали они какое то там значительное сопротивление, и были обстреляны с земли, и с воздуха какими то там ракетами, и что уничтожено столько то бандитов в поселках таких то. У Аллахабада аж заглох мотор от таких неприятных новостей. Получается, что его посёлок, где оставались дома его жена и пятеро детей обстрелян ракетами? Стоит Аллахабад на дороге и голосует, чтобы его задрипаный фолькс кто нибудь дёрнул за веревочку. Все пролетают, всем некогда. Едет в сторону Иерусалима БТР. Увидели солдатики Аллахабада, остановились, дернули фолькс за веревочку, перекурили, ну и опять в путь. Ещё по дороге один БТР проскочил, следом ещё...

Подъезжает Аллахабад к своему поселку, а там пожарище бушует, пожарные машины пену льют, народ суетится, солдаты при полном боекомплекте туда-сюда бегают. Подъезжает араб к своему дому, а от дома осталась куча дров, кирпича и черепицы. И все это дымится из под противопожарной пены...

Такие вот бандитские формирования. Были уничтожены на Голанских Высотах. Навсегда. Окончательно. Будем надеяться.

Глава 62. Каверзные вопросики

- Саша, в Портофино лететь рано.

- Почему рано, Роман? Антон сидит, его подельник под присмотром полиции.

- Ну и что, что под присмотром? Италия рядом. Не сидят и Антуанетта с Франквилем. Кроме того, Антуанетта наверняка тебя лично розыскивала, а внешность твоя известна миллионам. Опасно, Саша.

- Я понимаю, но ничего не могу поделать с Алёной. Я вижу, что она тут чахнет без той нашей жизни.

- А давай её отвлечем. Мы можем прекрасно пожить в греческой Глифаде. Я там провёл много времени, там отличные условия для жизни, не столь жарко, как например в Эквадоре. И народ цивильнее. Афины очень интересный город. Это почти Рим. А может и лучше. Заодно Алене будет разнообразие.

IMG30401476547627

- Я как то не подумала, как решить по другому эту проблему с Алёной. Тем более, что Антона упрятали надолго. Но ты ведь оплатил за наше здесь пребывание на много вперёд. Деньги могут нам и не отдать. Хозяин приедет не раньше, чем через два месяца.

- Значит подарим ему. Это все равно дешевле, чем подставляться в Италии. Тем более, что мне там лучше вообще не показываться, имеется ввиду в Портофино. Очень уж по крупному я там наследил. Мафика нет, а дружки остались. Они ничего никому не прощают. То есть, стоит мне только появиться там, тем более у тебя, то они моментально меня вспомнят и поймут кто вскрыл подушки Мафика. К тому же не факт, что Лоренцо меня вскользь не увидел, когда я его заталкивал в бойлерную под дулом муляжа пистолета.

- Кстати, именно Лоренцо и задавал мне всякие каверзные вопросики. Ведь ему наверняка было от Мафика за такой прокол.

- Так он и заслужил, Саша. Он балбес видимо и не догадывался, что у Мафика такие бабки в подушках зашиты. А то бы и сам вскрыл подушечки, немного из них перышек европейских выпотрошил, и опять бы зашил. Мафик бы и не кинулся, он их все равно не считал.

- А ведь и точно, Роман. Как это я сама до этого не догадалась? Ведь Мафик иногда среди ночи срывался на какие то разборки в Геную. И я оставалась одна среди его набитых деньгами подушек. Но я очень его боялась, и не рискнула бы. Да и он не обижал меня. Подарочки всякие помимо денег вручал, за школу оплачивал.

- Неплохо ты пристроилась к нему. А я тебя сбил с честного пути, толкнул на преступление...

- Ты меня? Да это я тебя и навела на подушки. Забыл?

- Запамятовал.

- Люблю тебя.

- Тоже, Саша.

Глава 63. Гнев Мазепы

В технаре преподам от меня тоже перепадало. Особенно запомнился случай в колхозе на уборке помидор. Уже был сентябрь, помидор этих колхознички насажали полные поля, а убирать им видимо лень была. Вот они и телетайпировали областному начальству, мол пришлите студентов, а то урожай на корню гибнет. Ну вот нас и отправляли. Помогать ленивым.

А помощники с нас были ещё те. Больше двух ящиков я не мог собрать. Нудная работа. К тому же зачем их собирать, когда через канал на другом поле стояли ящики готовых спелых помидор, под погрузку. Вот мы их с приятелем натырим, и уже к 12 часам план по сбору овощей перевыполнен. Покажем бригадиру, он нам трудодень отметит в своём замусолннном блокнотишке, вот и все.

После обеда идём в село за напиточками. Ну чем тогда тружеников полей советская власть поила? Вот какое то клубничное винчишко. Восемнадцать оборотов, сладкое, ноль пять литра. Вот и весь ассортимент. Сетку наберем, и в лагерь, или в стога. Тут ещё друзья присоединились, потом подруги. Пол лагеря, короче.

Вина много, а на закуску только помидорчики. Тут у меня идея насчет барбекю. Народ подхватывает. Лезем на чердак, и давай дичь ловить. Имеется ввиду голубей. На чердаке пыль от керамзита - друг друга не видно. Но охота удачная. Наловили штук сорок. А рядом с лагерем машинный двор. Колхозная тракторная бригада машины ремонтирует, ну и ставит после пашни. Ушли мы всем шалманом за этот двор. Просторы. Родина. Ну и какой то просеченный лист от какой то там сеялки-веялки приспосабливаем сверху углей - вот и барбекю. Ощипали, посолили поперчили, винцом клубничным окропили, и жарить. Сгоняли ещё за клубничным. Пир на весь колхозный мир. Угомонились мы к утру. Пока закусили, пока с подружками по парам в тишине разбрелися.

IMG30401476650196

Утром, как ни в облом, а нужно вставать, ну и это самое, короче, помидорчики собирать. А начальству лагерному кто то на нас стуканул. Оказывается, нельзя голубей на чердаке ловить. Нельзя и вино клубничное пить. Нельзя и за тракторной бригадой костры жечь. Воспрещено, как оказалось, и детали от сеялок-веялок под барбекю использовать. К тому же ночью, после отбоя нельзя по стогам шастать. Тем более с девушками. Тем паче до утра. Много чего в колхозах оказывается нельзя делать. А мы вот делаем.

Построил нас Мазепа (у начальника лагеря такой кликон был) на линейку в линейку, объявляет непосредственно мне и моему приятелю строгий и предпоследний в этом сезоне выговор, и отправляет служебным автобусом в технарь к директору на профилактику.

Директор прочёл от Мазепы докладную записку, вкачал нам лекцию о вреде клубники, сальмонелы, венерических недугов, невыполнения плана заготовки овощей, и... отправил тем же служебным автобусом обратно. На поля. Уж больно от нас большая польза была в замусоленном блокнотишке колхозного бригадира всех полей, стогов, и огородов.

Глава 64. Никто не осудит, никто не посадит

Антон много размышлял о жизни. Будучи за решеткой. Хорошее место для философии. Духовная келья. Вот его мысли:

"Мля, везет же всяким зверушкам. Особенно домашним. Вот хоть эти бычки. Это не жизнь, а сказка Андерсена. Целый день ходят себе по лугам на свежем воздушке. Хавка бесплатная, и её много. Не нужно искать - прям под копытами. Даже нагибаться почти не надо. А разнообразие какое! Хочешь, лопух пожуй, а нет, так одуванчиком водичку закуси. Ни гепардов тебе, ни леопардов, ни крокодилов. Звени своим колокольчиком, да хвостиком повиливай. Благодать! Деньги, бывает на дороге валяются, но бычкам они не нужны. Полное игнорирование денежных знаков. Дождь пошел? Ну и хорошо! Мух смоет. С затылка. Снег повалил? Можно в стойло зайти. Там сено душистое. Даже зерна зимой хозяин подсыпет в кормушку. Чтоб не отощал. Что там ещё? Телок целое стадо. Выбирай самую самую. И люби себе там, в стогах. Романтика. Зима лютая? Ну так шуба с рождения. Покупать не надо. Зимой отрастет, летом облетит, как камыш. Ни врагов тебе, ни друзей. Ездить некуда. Телевизор с холодильником, и стиральной машиной тоже без надобности. В ресторан не сходишь? Да можно и зарулить мимоходом. Салатика пожевать из тарелок. Заодно герань на подоконниках подстричь. Можно даже пивка пару кег выдуть. Если ментов не вызовут. А если и позвонят, то тоже не беда. Менты бычков не трогают. Они их уважают. Короче, не жизнь, а сплошная романтика. Походил по полям пока силы есть, здоровье, молодость. Ну и все. Пять минут страха на бойне, и лети на небеса. Триста восемьдесят вольт - их даже и почувствовать не успеешь. Ни долгов, ни проблем, ни квартир, ни соседей, ни террористов! А демократия какая! А свобода! Хочешь направо поворачивай, а нет, так остановись, и стой хоть до утра, хоть всю неделю. Никто тебе слова плохого за этот поступок не скажет, никто не осудит, никто не посадит. Кто то конечно может возразить, мол бычки они грязные и прочее. Грязный ты у нас? Да зайди по шею в речку, и поплавай там. Можно на тот берег сгонять и обратно. Баттерфляем. А хочешь, так вольным стилем. Все равно заплыв не на время. Дык и времени бычки не замечают. Потому, что счастливы!"

IMG30401476673539

Глава 65. Жизнь в аквариуме. Глупые люди

Мы летели в Грецию через Лондон. Погода изменилась к худшему именно при подлёте к британской столице. Интересное явление. Целый океан нам сверкал игривым солнышком, а как только мы стали заходить на посадку, то появились мрак и сырость.

- Роман, как они тут живут в этом аквариуме? Они похоже солнце только по телеку и видят.

- Ну да. А ещё в светлых снах. Но вот заметил, Саша, что никто из Британии не иммигрирует. Наоборот, все, вплоть до ненужных лезут поближе к Лондону. Видимо не в погоде дело, а в обеспеченности, в надёжности. Очень уж богатая страна эта Британия, заповедник капитала. Например к континентальной Европе бывший соцлагерь так и норовит присосаться, а англичане наоборот от неё отбрыкиваются.

- Роман, ну уж от Америки бы они врядли стали отбрыкиваться при случае.

- Не уверен, Шурочка.

- Почему?

- Потому, что придётся с ней своим драгоценным туманом делиться...

Как только мы выползли из лондонских туч поближе к солнцу - влага под нами постепенно рассеялась, и уже над Парижем мы пролетали зрячими и просветленными.

Алена сидела в кресле впереди нас возле окна и копалась в своём смартфоне; оборачивается, и произносит следующую историческую тираду:

- Не понимаю, для чего люди слезли с деревьев? Жили бы себе в Эквадоре, питались бы бананами и финиками. Да и туманов там нет. Или хотя бы в нашем Портофино, у нас ведь и гранаты, и мандарины водятся. Глупые...

Глава 66. Тонкое устройство

Чем больше я общался с Александрой, тем отчётливее понимал, что невольно становлюсь семейным человеком. Чем то она приколдовывала меня, что ли? Я не хотел, чтобы она вмешивалась в мою холостую бесбашенную жизнь, но получалось, что сам пядь за пядью уступал ей позиции своей независимости. А после её поездки во Францию, так получалось, что мы с ней стали не только любовниками, но и деловыми партнерами, своеобразным тандемом в защите наших с ней интересов и безопасности. Что ни говори, но природа так тонко все устроила в отношениях пар, что сколько ты не отмахивайся от семейности, а женщина все равно будет настойчива и последовательна в окольцовывании своей добычи. Получается, что мы, мужские чИны есть жертвы? Похоже на то. И с первого взгляда вроде бы как добровольные, а не принудительные.

В тот день, когда мы прилетели а Афины, Аллахабад навещал Портофино. Чтобы выяснить, где проживает Саша он встретился с итальянскими бандитами. Местную шайку возглавил брат Мафика по кличке Пупо. Он проживал с подругой на той же вилле, а охранял особняк бессменный часовой, наш старый знакомый Лоренцо. После моего налета на подушки Мафика, Лоренцо отныне не расставался с автоматом "Тавор" израильского производства, который носил на шее в сумке из под теннисной ракетки. На его огромном, как баскетбольный мяч, пузе теннисный чехол выглядел смешнее некуда. Видимо Лоренцо получил от Мафика такой втыкман, что и спал теперь с оружием наготове. Ведь второго прокола хозяин бы ему уж точно не простил. Да и Пупо тоже был не из скромненьких. Это он собственными руками отправлял к черту в котелок многочисленных конкурентов брата. Тот его щедро награждал: дарил дорогие машины, яхты, своих бывших подружек. Пупо был на целых десять лет моложе брата, и у него подарки подолгу не задерживались - он их пропивал и прогуливал. Это было ровно до того момента, пока не грохнули Мафика. Именно на похоронах брата, когда сьехалась в Портофино вся бандитская северная Италия, Пупо понял, что больше некому стало за него думать и принимать решения. Что нужно срочно самому браться за ум. И делать все лучше и умнее покойного брата. Он завязал с алкоголем, обзавелся влиятельными друзьями от политики. И главное, он прекратил наживать себе врагов, чем феноменально отличался Мафик.

IMG30401477319128

Глава 67. Задрипанный дришпак израильского сирийца

Пупо хоть плохинько, но знал ещё со школы французский язык, поэтому для переговоров с Аллахабадом подъехал на пляж лично.

- Так ты говоришь, что этот Клинкович сумел увести из банка в Нью-Йорке три лимона наличными? Такого человека есть за что уважать. И ты уверен, что русская певичка с ним заодно?.. Теперь я понимаю, кто залез в подушки к брату. Певичка его и навела. Она была очень близка к брату. Чем я тебе, сириец, могу помочь? Я хочу наказать эту русскую сучку, а заодно и её дружка.

- Итальянец, однажды она появится в своём доме, ведь она его не продала. Это может произойти не сразу, но она здесь будет. Ты сможешь подключить кого то из её соседей, чтобы посматривали за домом?

- Ну конечно! Я поручу кому то.

- Вот и хорошо. Пришли мне на этот телефонный номер СМС, и я приеду сразу же. Если она будет одна, то мы найдём способ выяснить, где обитает этот жид. Но скорее всего они появятся вдвоём. Прошу тебя, оставь этого человека мне. Это мой заказ.

- Хорошо, сириец, мы тебя дождёмся, и вместе решим, как поступить. Встретимся и обсудим наш план вот в этой пиццерии. Заметано?

- Заметано!

Аллахабад прыгнул в свой задрипанный фолькс, с которым он так и не расставался с тех пор, когда еще жил на Голанах, пыхнул в сторону навороченного джипа Пупо клубом чёрного дыма, и с железным скрежетом, и с резиновым визгом исчез во французской стороне. Пупо даже расхохотался ему в след, и подумал: "Странные они какие то, эти чумазые. Ездит на каком то дришпаке, на мокрое дело идёт за какую то веру. Дикари одним словом"

IMG30401477341368

Глава 68. Ура, ура, Италия

Мы уже три месяца жили в Глифаде. Провинциальная жизнь расслабляет. Чтобы не закиснуть мы раз в неделю выбирались в Афины.

IMG30401477482574

- Роман, что ты мне не говори, а Афины Риму не ровня. Я так скучаю по Италии...

Тут и Алена по своей детской простоте подхватывает Сашину песенку:

- И я скучаю. Мам, давайте хотя бы слетаем домой за самокатом и платьями...

Мне эта идея моментально не понравилась, но я понял тут же, что бессилен противостоять натиску двух женщин, тем более, что их задумка уже давно в небе кружилась и готовилась к мягкой посадке.

- Вам, красавицы, мало платьев? Да от них уже в доме прохода нет!..

Мы исследовали вновь кучу магазинов, набрали целую кипу нарядов, но этого по приезде в Глифаду, кажется, оказалось недостаточно, и песня насчёт поездки в Италию продолжилась с нового куплета...

Ночью, между любовью наш разговор на эту тему с Сашей:

- Сашуля, нужно быть очень осторожными. Желательно, чтобы нас видело как можно меньше обитателей городка. Погостим в Портофино пару деньков, и переедем в Рим. Я только так могу согласиться на эту авантюру.

- Роман, конечно, как скажешь! Ведь ты же командир нашего корабля, так ты согласен? Ураааа!

Тут, как рояль из кустов к нам в спальню стучит Алена:

- Маа, вы спите?

- Спим, дочь, ты что хотела?

- Да сон нехороший приснился, - мы едва успели расплести объятия, как Алена приоткрыла дверь и заглянула.

Саша подниматься с постели не стала, потому что мы были в соответствующем ситуации виде, и попыталась спровадить дочку:

- Алюша, ты перевернись на другой бочок, и постарайся уснуть. Хочу тебя обрадовать - на днях мы летим в Италию...

- Урааа! Урааа! Итааалияяя!..

Глава 69. На то они и бандиты. По нашу душу

Аллахабад пол дня и всю ночь гнал свой дришпак из Парижа в Портофино, и в девять утра они встретились на пляже, рядом с Аббатством Сан-Фруттуозо, предварительно переназначив стрелку.

- Так ты, итальянец, говоришь, что она появилась одна, то есть с дочкой? Ошибки нет?

Пупо скривил невыспавшуюся небритую рожу в знак незыблемости своих разведданных:

- Слышь, сириец, я не знаю, как там у вас в Париже, но в Портофино за свой базар ребята отвечают. Мы уже сутки, с тех пор, как она ступила на порог своего дома, её держим в обозрении. Факт, что она одна. Вечером вчера они с дочкой ходили к её яхте, взяли какие то вещички, и вернулись.

- Окей. Тогда, как стемнеет проведаем её?

- Окей. Ты пока будешь в своём... антиквариате сидеть?

- Да, только схожу на площадь, возьму перекусить...

Пока Пупо с Лоренцо присматривали за Сашей я следил за Пупо. Его особняк хорошо простреливался в бинокль из замкового парка, куда я отправился на рассвете, предварительно переночевав в яхте. Встреча Пупо с Аллахабадом мне не показалась чем то необычным, но на всякий случай я решил обследовать территорию вокруг Аббатства.

Аллахабад купил две пиццы, и уплетал их в машине, когда я его обнаружил на стоянке, рядом с Аббатством. После сытой еды его тут же разморило, он пару раз зевнул, откинул в машине спинку кресла и уснул. Я прошёл неподалёку, хорошо его разглядел, и сразу понял что он не местный. Во первых местные здесь довольно таки состоятельные ребята, и на таких ретромобилях по городку не красуются. Во вторых местные в машинах не спят - у них есть дома благоустроенные кровати для такого мероприятия. Ну и в третьих на машине французские номера. То есть явно какой то гастролер. Рожа бандитская. Чего или кого ждёт? Ну чего ждут обычно бандиты? Конечно же вечера! Бандиты работают вечерами, ночами. На то они и бандиты.

IMG30401477590381

Я позвонил Саше:

- Сашуля, есть ли здесь машина с французскими номерами, зелёный фольксваген? Водитель на марокканца похож, или на египтянина, тёмный, короче.

- Роман, я не помню здесь такой машины, да и такого водителя. А что такое?

- Пупо с ним недавно встречался.

- Пупо? Так рано? Он обычно дрыхнет до обеда, он ведь картежник.

- Картежник, говоришь?.. Саша, сидите дома, и не выходите во двор. Закройте обе входные двери на ключ. Вызови по телефону такси из Генуи ровно к 16 часам, не минутой раньше, чтобы он здесь лишнего времени не торчал. Предупреди диспетчера, что мы поедем в Милан, или в Венецию, неважно, чтобы водила об этом знал, и не было недоразумений. Соберите минимум вещей в дорожную сумку, лишнее оставьте. И самокат тоже не бери, купим другой.

- Роман, ты думаешь...

- Саша, я думаю... я думаю, что этот египтянин по нашу душу.

Глава 70. Грамотные детки

Мы мчались в сторону Венеции, соревнуясь с ветром. Только Алена из нас троих была спокойна и беспечна. Она сидела впереди, и о чем то мило щебетала на итальянском языке с водителем. Ему похоже и самому не лень было с ней поболтать. Саша явно нервничала, вцепившись в мое плечо двумя руками, и периодически посматривала в водительское зеркало - нет ли погони?

- Саша успокойся, они сюда не поедут.

- Роман, откуда такая уверенность?

- А ты бы на их месте куда в первую очередь поехала?

- В первую очередь... наверное... в аэропорт.

- А во вторую?

- Во вторую... по миланской дороге.

- Ну вот, видишь. Если даже они рванут за нами на двух машинах, и в Генуе разделятся, то в любом случае в Венецию ехать они даже и не подумают. Они наверняка сейчас на джипе летят в сторону аэропорта. У них остался последний шанс нас найти - это там. После этого они в городе свяжутся с диспетчером выяснить где сейчас наше такси. Мы об этом будем знать. После чего в любом близком к нам городе пересядем в другое такси, изменим маршрут, и ищи волков.

Тут оборачивается Алена:

- А что, разве нас кто то преследует, за нами что, погоня?

Саша перевела дыхание:

- Старших нехорошо подслушивать.

- Я и не подслушивала вас. Мне, что нужно было временно выйти из машины?

Александра посмотрела на меня, мотнула своей белокудрой гривой:

- Вот детки! Слова я не успела вымолвить, а она уже рот мне заткнула. Алена, у тебя по итальянски культурнее говорить получается. Так что продолжай общение про Веспасиана, или, не знаю, о ком вы там беседовали?

- Да мы, мам, по Калигулу.

- Тем более...

IMG30401477692082

Глава 71. Инжирный сад

Не успели мы подъехать к Болонье, как водителю позвонила диспетчер. Саша мне перевела их диалог. Диспетчер интересовалась: в каком месте сейчас машина, и куда мы направляемся? Сашу опять затрясло; я ее покрепче обнял и прошептал:

- Дорогая, все позади, успокойся, мы их переиграли. Даже если по волшебству у них окажется под рукой звездолет, то им уже нас не догнать - в Болонье мы отправим машину обратно. Ты ведь уже бывала в Венеции? Я тоже. Поэтому мы едем...

- Куда, Роман?

- Вот возьми, и объяви на итальянском языке, что мы, пожалуй никуда больше не едем, а остаёмся ночевать в отеле, и водитель отправляется восвояси...

В Болонье таксист подвез нас к отелю Cosmopolitan, я с ним рассчитался, пожелал счастливой дороги, и мы пошли вроде как на рецепшн. Затем убедились, что машина уехала, вышли, пересекли площадь и отправились на новом такси в Рим.

Уже было темно. Александра расслабилась, приникла горячей щечкой к моему плечу:

- Роман, я так и не поняла, откуда ты узнал, что они бросятся за нами в погоню? Они что, знали о моём звонке насчёт такси?

- Не знали. За домом следил тот мужик, у которого инжирный сад. Он постоянно выглядывал через свой забор в нашу сторону. Он же и доложил Пупо, что мы уехали на такси, наверняка видел наш номер. А в связи с тем, что машина генуэзская ребята и рванули якобы за ней следом. Если бы мы вовремя не слиняли, то вечером они обязательно бы к тебе пожаловали на чаек. Последствия могли бы быть, мягко скажем, печальными.

IMG30401477853877

- Роман, а египтянина думаешь наняла мадам?

- Саша, судя по его отпетой роже, это какой нибудь дружок Антона. Антуанетта убивать не станет. А вот Антошка на это пойдёт без раздумий. Мы ведь с ним почти земляки, и я хорошо знаю нравы таких как он. Собаку он может пожалеть, а человека - нет.

Глава 72. Вежливый охранник

Пупо, Аллахабад и Лоренцо в четыре часа утра подъехали к отелю Cosmopolitan. На рецепшне было пусто. Пупо потилинькал в звоночек на стойке. Оказалось, что охранник дремал в холле на одном из диванчиков, только его не было видно из-за спинки.

- Послушай, дружище, я ищу своего приятеля по имени Роман Клинкович. Он из Израиля. С ним его жена и дочка. Они могли разговаривать на русском языке. Ты не подскажешь, были ли они размещены в вашем отеле?

Охранник неодобрительно посмотрел на Пупо, почуяв, что приятельскими отношениями в этом визите мало пахнет, но переборол свою предвзятость, и вежливо ответил:

- Кажется, сеньор, такие люди приходили вечером, но их что то не устроило, и они ушли искать другой ночлег.

- А не подскажешь, в каком направлении они отправились его искать?

Охранник не обратил внимание, куда мы уходили, поэтому пожал плечами и тем самым дал понять что вопрос исчерпан.

IMG30401478009810

Бандиты сидели в машине, и решали кроссворд - как дальше поступить?

- Я предлагаю проверить все близлежащие отели. Беглецы должны быть где то неподалеку, - молвил Пупо.

Аллахабад отнесся к его идее без восторга:

- Итальянец, мы напрасно потеряем время. Их уже нет в Болонье.

- Почему?!

- Потому, итальянец, что этот человек ограбил банк в Нью-Йорке. Ты бы смог? И я нет. А он сумел. Вот почему. Я жил в Израиле и общался с этими людьми, и знаю что их провести непросто. Ты сам убедился буквально вчера в этом.

- Ну хорошо, уговорил ты меня. Едем обратно?

Аллахабад в свойственной ему манере полмолчал, подумал.

- Обратно тоже рано. Сейчас народ зашевелится, и нужно будет проверить рядом все фирмы рента-кар. Очень вероятно, что израильтянин взял в аренду машину, а это значит, что мы будем знать куда он отправился.

- Неплохая мысль, сириец. А заодно поинтересуемся у таксистов. Спим пока...

Глава 73. Крутая девочка

Только к полудню бандиты сумели узнать направление нашего бегства. Фирмы рента-кар, как и охранник отеля попожимали плечами, зато таксисты подсказали, что одна из машин вечером ушла в направлении Рима, но водитель ещё не вернулся из поездки. Ему позвонить, или тем более дать его номер телефона таксисты отказались, мол утром подъезжайте, вот и увидетесь...

Ещё с давних времён (возможно с тех самых, когда я бездельничал в удобном и теплом животе своей незабвенной, ныне покойной матушки) у меня стала проявляться привычка путать свои следы. То есть совершать на первый взгляд нелогичные поступки, чтобы моим немалочисленным недругам был своеобразный урок - создавалась проблема при разгадке моих шахматных комбинаций. Не готов утверждать, что это всегда впоследствии срабатывало, но зачастую.

Мысль о том, что нас преследует мусульманин, мне не давала покоя. В Риме мы поселились все в том же отеле с видом на древний Пантеон. На другой день нам с Александрой было интересно помотаться по городу, а Алена наоборот предпочла сидеть в номере за лэптопом.

- Алена, а давай сыграем в игру-задание, на бонус? - предложил я ей перед нашим с Сашей уходом на прогулку.

- Роман, а какая ставка?

- Предлагаю 50 евро.

- У-у-у, мало, Роман. Из за каких то несчастных 50 евро лишить себя удовольствия общения в фейсбуке со своими друзьями, - сделала притворно недовольный вид Алена.

- Ну, хорошо, тогда какая твоя ставка?

- Если я выполню, то ты купишь мне подростковый квадроцикл когда мы прилетим в Грецию.

IMG30401478118063

- Круто, девочка, берёшь! Квадроциклы, они ведь соответственно названию и стоят. Хорошо. А если проиграешь, тогда выучишь наизусть в википедии статью "Византийская империя".

- Ха-ха, Роман, да я ведь её итак почти всю знаю!

- Знаешь, но ведь не наизусть?

- Хорошо, согласна. Какие правила игры?

- А правила, Алена, следующие. Ты устроишься на нашей террасе, и станешь незаметно снимать на камеру всех мужчин, которые будут иметь отношение к отелю, например, входить-выходить, приезжать-уезжать, сидеть в машине и т.д. Это нужно делать почти не отвлекаясь, пока мы с мамой не вернёмся, возможно до вечера. Идёт?

- Окей, Роман. А квадроцикл я сама смогу выбрать?

- Не вижу препятствий!

Глава 74. В Афины за квадроциклом

Примерно в пятнадцать часов, когда мы с Александрой наконец то присели в бистро перекусить, позвонила Алена:

IMG30401478203825

- Мам! Это я, а где Роман? Срочно дай ему трубку!.. Роман! Тут какой-то подозрительный мужчина, на африканца похожий, крутился возле нашего отеля...

- Алена, а почему подозрительный?

- Он вошёл в отель, затем вышел, отошёл, свернул за угол дома, и стал оттуда в маленький бинокль разглядывать наши окна. Именно наши, Роман! Я его все время снимала на камеру. Он меня сперва не видел. Мне мешало солнце и я приподнялась из-за ограждения балкона. И тут этот тип меня заметил; он как-то сразу испугался, закрыл лицо рукой, и быстро ушёл в тот же переулок.

- А ты, Алена?

- А я зашла в комнату, и сразу позвонила вам...

Саша очень забеспокоилась, выхватила у меня трубку:

- Алюша, ты дочка, пожалуйста, не выходи больше на террасу, и никому не открывай дверь, слышишь? Никому! Даже горничной! Мы сейчас приедем.

Мы поймали такси, и помчались к отелю.

- Роман, у меня сердце не на месте. А если он все ещё возле отеля, или в отеле?

- Саша, не нагоняй жути. У него у самого сейчас сердце в пятках, ведь он видел, как Алена его запечатлела на камеру. Понимаешь?

- Роман, понимаю, но ничего не могу с собой поделать. Давай сегодня же улетим из Италии? Будь она проклята!..

Мы остановили машину за углом, Саша осталась в ней. Я почти бегом проследовал в отель, не вызывая лифта поднялся на наш этаж. Алена сидела за лэптопом, и как ни в чем не бывало копалась в своём любимом фейсбуке:

- О, Роман, так быстро? А где мама?

- Алена, она в машине. Мы срочно улетаем, собирайся поскорее.

- Как улетаем? Куда, Роман?

- Ну как куда? В Афины, за квадроциклом.

- Урааа!!!

Глава 75. Базальтовые лабиринты Македонии

Не прошло и трёх дней после того, как мы вернулись в Грецию, и тут Александра озадачила меня крайне неприятной новостью. Какой? Ну что может быть неприятнее для "профессионального" холостяка, которому личная свобода дороже самых ласковых нежностей, самых белоснежно-свежих рубашек, и самой наидомашней пищи? Ну конечно же, она была беременна! Я сделал (насколько смог) счастливое лицо, обнял, прижал, поцеловал, похвалил, но по душе моей как будто медведь лапой процарапал. Я тут же представил себя в окружении сосок, погремушек и колясок и мне вдруг стало холодно, несмотря на знойную погоду. Мне захотелось по-детски зарыдать от своего бессилия, и несправедливости окружающего меня мира. Но... дело то было сделано. Я, зная Сашин бескомпромиссный нрав, даже не пикнул насчёт прерывания беменности, не стал её переубеждать, потому, что мне было стыдно показать себя тем, кто я есть - таким вот эгоцентристом всевселенского масштаба, а если еще проще и точнее, то таким вот падонком.

На следующее утро я пропал без вести. Я отключил телефон, хотя был уверен, что она не позвонит. И не поехал в аэропортот, хотя точно знал, что бегать за мной она себе не позволит. Просто мне было желательно выбрать такой маршрут отступления, чтобы самого себя не преследовать сожалениями и воспоминаниями.

Автобус на Македонию отправлялся в 9 утра. Как нередко бывало, без вещей, с одним лишь лэптопом в сумке через плечо, я пустился в путешествие по Балканам.

Кому нужен был ребёнок? Мне? Нет. Саше? Да. Но... она уже девочка не маленькая, у неё до меня были, как минимум не один, не два, и не три мужчины. И зачем ей это понадобилось именно со мной? Любит? Наверное. Люблю ли её я? Пожалуй. И чего теперь? Начнём рожать? Сами скитаемся по свету. Что она, что я. Нарожать детей, и таскать их в баулах, как цыгане? А паспорта повыбрасывать к чертовой сватушке?

IMG30401478628977

Так примерно я рассуждал, когда экспресс все дальше и дальше запутывал мои следы в межгорных базальтовых лабиринтах Македонской республики. Если бы я знал, какой трагедией закончится для Саши (а отсюда и для Алены) мой малодушный поступок, то остановил автобус и хоть пешком бы пошёл обратно. Но пока этого никто не знал, и никто не мог предсказать.

Примерно через пару месяцев, когда я случайно оказался в столице Боснии и Герцеговины, в городе Сараево, пришла на мой телефон СМС с ужасным известием, что Александры нет в живых, так же, как и нет в живых нами зачатого с нею ребёнка. Она умерла в больнице, после того как решилась на аборт. СМС мне прислала какая то страховая служба из России, которая меня для чего то розыскивала, возможно ее навела Алена. А сама она по всей видимости жила уже в России у бабушек-дедушек. Вот так-то вот.

Глава 76. Елизавета

С Елизаветой я познакомился на выставке. Улочки в Охриде узкие, и над ними выступает дополнительно пристроенный метраж - хитрость средневековых доморощенных архитекторов. Вот в такой кверху тормашками пирамиде и расположился выставочный зал.

Уже темнело, я возвращался с природы, увидел распахнутые ворота - вход в зал, поинтересовался. Посетителей не густо, на столе стояли недопитые бутылки, пустые пластиковые стаканчики, и было несколько таких же тарелок с остатками чипсов и орешков. Пировать по случаю открытия выставки давно закончили (что меня ничуть не огорчило), то есть я пришёл под самый занавес.

IMG30401478789658

Меня встретила красавица с длинными прямыми русыми волосами, она была одета простенько, но вкусно - её белую водолазку усеивали пожарного цвета ягоды черешни. С не меньшим вкусом смотрелись на ней джинсы с дырявыми голыми загорелыми коленками. Ещё я обратил внимание на её обручальное на правой руке колечко. Этот факт однако меня не смутил, чтобы я не посмел демонстративно внимательно разглядеть модельную фигурку хозяйки выставки.

Не предполагая того, как по-македонский звучит слово "девушка" (кстати, почти как и по русски - "девойка") я первым начал разговор:

- Мадмуазель, салют! Это выставка? Ну то есть изложба?

На отвратительном русском она мне поведала, что это действительно изложба, что еще не закрыта, что вход бесплатный, что она готова по-английски, или даже по-русски меня посвятить в саму суть мероприятия, что зовут её Елизавета, что она имеет русские корни, что она замужем, но без детей, и что то-там ещё насчёт выставки...

Я предложил Елизавете проводить её домой, на что она (предварительно для приличия постеснявшись) согласилась. Мы закрыли ворота в зал на какие то древние металлические задвижки, и неспеша побрели куда+то в гору, какими то запутанными мостовыми; в окнах домов сияло электричество, поэтому на улице было уютно, и главное, романтично.

- Роман, ты что пьёшь? Чай, кофе, водку?

- Да всего понемногу, а что, где то есть кафе, ресторан близко?

- К сожалению рядом ничего такого нет. Если тебя это не смущает, то мы можем зайти ко мне, и продолжим разговор.

Я, если честно, офигел от неожиданности. Сразу подумалось, и тут же произнеслось:

- А муж, Елизавета?! Как он...

- А его нет дома, он в Скопье вторую неделю сдает объект, супермаркет. Да он и ничего бы не сказал. Мы ведь насчёт выставки...

Глава 77. Постельный авангард в пастельных тонах

А выставка в доме Елизаветы получилась такая, что никакая изложба с самыми эротичными сюжетами ей и в друзья не годилась. У красавицы оказалось домашнее вино, причём очень качественное, и мы жмякнули с ней по стаканчику, а потом...

А потом она без церемоний стянула с меня сидящего в кресле штаны, затем плавки, и стала своими накрашенными черешенками-губками уже меня вдохновлять на авангардное постельное искусство.

IMG30401478820891

Мы прокувыркались до рассвета. Не успел я глубоко задремать, как по закону подлых неожиданностей явился собственной персоной муж. Вскакивать с кровати и изображать беседу о выставке было глупо. Он нас застукал прям тепленькими.

Не успел муж раскрыть рта, как Елизавета на него наехала на чистейшем македонском языке (который очень похож на русский) в плане того, что нужно предупреждать, то есть в дверь стучаться, плюс, мол где ты сам шлялся всю ночь? Плюс, мол вообще можешь убираться в свой Скопье, мол ты и так тут бываешь только по великим праздникам, а я как дура тебя жду. И так далее, короче.

Он покидал в сумку вещички, хлопнул дверцей своего анахронического пылесоса времен правления маршала Тито, и уехал. Как я понял, мужик только и рад был избавиться от Елизаветы, возможно у него в Скопье ещё была одна жена. Такое, я слышал, встречается. Причём нередко.

Кажется, что я в неё был влюблен. Чем она меня взяла - не знаю. Возможно своей смелостью. Македоночки впрочем очень религиозны, они верные жены, да и вообще кулютурные. А Елизавета не такая. Видимо русская казачья кровь подавала о себе сигналы. Вот наверное наши мосты и сошлись.

Глава 78. Жизнь - это билет в один конец

И даже после того, как я объездил все македонские межгорные базальтовые лабиринты (и албанские, и черногорские, и боснийские, и сербские, и болгарские), то невольно, позитивные мысли возвращали меня к этому маленькому, но многозначному городку, то есть к Охриду. Я не уверен - бывал ли там Александр Македонский, потому что вряд ли это место на тот исторический момент что-то из себя великое представляло, но вот сам я поприсутствовал видимо не зря. Ну раз уж меня впоследствии к нему всегда тянуло. И этот недуг до сих пор не излечен.

Вас наверное интересует что же было дальше в моих отношениях с красавицей Елизаветой? Будем считать, что ничего особенного и не было. Она почти настаивала, чтобы я переехал из отеля в её теплое гнездышко, пожить, освоиться. Дом, как оказалось, был её собственностью, и муж к нему отношения не имел. Родители несколько лет, как уехали жить в Сербию, в Белград. Ну, то есть разделяй и пользуйся на вечные времена, ведь Охрид - это куда больше, чем все вместе взятые Балканы!

Вот этого как раз мне и не хотелось. В отличие от Македонского царя я например еще не побывал в Индии, в Египте, и в других заповедных местах. К тому же Елизавета, хоть и скрывала, но только и мечтала привязать меня к себе, и как следствие воспроизвести кого-нибудь на белый свет. Тем более, что ума для такого мероприятия нужно не больше, чем например для того, чтобы не опоздать на работу.

Я решил покинуть это райское место, где лебеди берут хлеб прямо из рук, где прозрачная, как в океане вода, что аж видно, как маленькие рыбки кружат свой незатейливый хоровод вокруг обломков античных мраморных колонн.

IMG30401479622021

Такая уж у меня выработалась привычка - покупать билет в один конец. И я его купил.

На первом этаже моего отеля имелся ресторан с видом на Охридское озеро. Быстро стемнело, и вдали на противоположном берегу начали подмигивать, заигрывая со звездами, огоньки албанских жилищ. Там уже была другая страна, другие обычаи, другие нравы. Там мне ещё предстояло побывать, а пока... А пока я развлекал Елизавету русским юмором. Она никогда не бывала в России, поэтому мои небылицы поначалу воспринимала вполне серьёзно:

- Роман, а как русские преодолевают такие большие расстояния? На самолетах?

- Почему на самолетах, дорогая моя? На оленях!

- Тысячи километров в санях на оленях?!

- Почему в санях, Елизавета? Верхом!

- Верхом?! Роман, ну хотя бы в седле?

- В каком еще седле? Да олень и так еле ноги передвигает, если на него ещё седло взгромаздить, то он от такой тяжести рухнет! Поэтому русские ростом такие маленькие, как я. Обратила внимание? Это из-за оленей.

Наконец то девушка поняла, что ей чешут по ушам:

- Роман, а ещё я заметила, что русские врут не вставая с места. Это наверное их отличительная национальная особенность.

- Это точно, Елизавета. Такая же особенность, как и у македонцев, например, молиться, когда они проходят мимо какого-нибудь места, где имеется крест...

Глава 79. Барселона. Парижские рыбки

Изучив Балканы, я полетел в Барселону. Наша с Сашей мечта отдохнуть там по полной программе так и не осуществилась. Узнав о её смерти я на две недели запил, после чего три недели выкарабкивался из запоя. Дело было в Илидже - это предместье города Сараево. Там я проживал у серба (или боснийца, что для меня одно и тоже), его звали Зораном. Он ничем другим не занимался, кроме как копался в своём крохотном огородишке, а ещё делал кальвадос, то есть яблочную водку. На Балканах она называется "ракией". Вот Зоран мне и подвернулся в тяжёлый час со своим напитком. А напиток сладкий, душистый, и с первого глотка не скажешь, что в нем 52% спирта. Зоран по широте своей души (естественно за мой не узкий счёт) угощал меня волшебным напитком круглосуточно, и я скатился. Слава богу, что хватило ума вовремя остановиться, ну и полАко, полАко (на сербском значит "неспеша" - это у них не только любимое слово, но и любимый образ жизни) выздороветь.

И вот я в столице Каталонии, то есть в Барселоне. Ещё при подъезде из аэропорта в центр я невольно вспомнил аргентинский Буэнос-Айрес. Испания и Латинская Америка - это две родные сёстры. Поэтому, если у вас появится непреодолимое желание побывать в Рио или в Буэносе, то слетайте в Барселону - дешевле обойдётся.

Не так давно по историческим меркам, предместья Барселоны были центром жестоких боёв. Гражданская заваруха в Испании (1936-39 г.г.) - это и есть начало Второй мировой войны. Именно там два режима (имеются ввиду: немцы и русские) устроили для себя учебный полигон, чтобы впоследствии сцепиться уже на территории Восточной Европы в мёртвой схватке. Все эти факты мне убежденному пацифисту и космополиту до такой степени противны, что кроме как всемирным идиотизмом - по-другому это не назовешь. А сегодня Барселона (и ее окрестности) - это пожалуй крупнейший в Европе центр туризма, ну и конечно же загара.

Можно ли рыбака удивить рыбой? Оказывается - да! В барселонском порту, там, где плавно покачиваются величественные (и соответствующей стоимостью) яхты, туристы прикормили фастфудами и пиццами бесчисленную стаю рыб. Стая эта видимо прописана там навечно, ведь судя по комплекции отдельных экземпляров - такой халявы для рыбы не найдётся пожалуй по всему периметру Средиземноморья от Босфора до Гибралтара.

IMG30401479674799

Я тоже приобщился к кормлению измученных обжорством рыбок. Стою себе на мостике, "швыряю хлебушки с крутого бережка", ну и философствую о жизни нашей непростой, о жизни нашей холостой...

Тот, кто много путешествует - он хотя бы однажды, но встречает в пути человека с которым был раньше знаком. Ну а с вашим покорным слугой такое происходит уже не в первый раз. Мимо меня прошли две модельной внешности девицы - француженки, судя по их между собой общению. У меня екнуло сердечко, когда я узнал в одной из подружек свою неприятельницу номер один - Оксаночку Есаулову! Вот это удача! Она явно на меня не обратила внимание, ведь я стоял лицом к рыбкам. А подружек рыбки видимо мало интересовали, потому как они сами прогуливались в темпе приманки, и в качестве живца. Разный туристический мужской народ уверенно поклевывал на французких рыбок, но видимо он был не той породы. Девушки постучали еще минут десять каблучками, и направились по бульвару в центр города. Я за ними.

Глава 80. Чёрные тучи циклона

Плана пока у меня не было. Я его решил составить взависимости он места проживания красоток, ну и их целей. Тут же я начал догадываться, что раз уж Оксана приехала с подружкой, а не с другом, то возможно это было как то связано с её модельной работой. Ну точно! Поселились, как оказалось, девочки в дешевом студенческом хостеле - они туда поехали автобусом. Там они хохотали у подъезда дома с какими то ещё тремя француженками, тоже модельной внешности. Сомнений не было - тут явно прослеживался какой-нибудь кастинг, либо фестиваль, или киносъёмки.

Мне жгуче захотелось передать пламенный привет за решетку её братику-бедняжке Антошке. Представляю себе, как он огорчится моему привету! Особенно после того, как Аллахабада по сути вычислила девочка-подросток Алена. Этого ребята не предусмотрели - факт.

Когда Аллахабад вернулся в Портофино забрать свой полуразвалившийся дришпак, то встретился на прощание с Пупо, и соврал ему, мол он нас не нашёл в Риме. Пупо ему поверил. И пообещал, что при случае лично расквитается со мной, а заодно и с Александрой.

Аллахабад по приезде в Париж прятался от Оксаны - ему было стыдно, что он (авторитетный киллер) упустил добычу, что его вычислил ребёнок. А Антон все ещё не терял надежды, и продолжал сидя в камере мечтать о том, что чуть ли не отомстил кровному врагу, то есть мне.

Особенно не изощряясь, я купил два маркера (чёрный и красный) и нарисовал на белом листе комикс: полыхающую феррари, и обгоревшего Антошку, который бежит прямиком в ворота тюрьмы. И подписал: "Рад, что у тебя, дорогая, все в порядке! Выглядишь чудненько, особенно сзади. Желаю тебе с подружкой крепко пойматься тут на чей-нибудь упругий крючек. Привет узнику замка Иф, и его загорелому приятелю. Который промазал! Р.К."

Оксана с подружкой уплетали обезжиренный йогурт из коробочек, как в дверь постучали. Она открыла, а на пороге стоит пропахнувший бензином испанский мужик в кепке, с букетом из двух (!) алых розочек. Он отдаёт ей цветы и записку, раскланивается, и удаляется. Оксана, поначалу сияющая, как полярная звезда, прочла записку, лицо её вдруг позеленело, она простонала по-французски: "Этого не может быть, он здесь". На неё подобно циклону наползали черные мысли, ей вдруг стало страшно за свою почти галивудскую перспективу, за свою звездообещающую карьеру, ей стало страшно за свою жизнь. Она подошла к окну, и как то сбоку посмотрела вниз на улицу. Водила вышел, сел в своё отполированное желтое такси, завёл мотор... В этот самый момент я открыл заднюю дверцу, высунулся из машины, с доброжелательной улыбкой помахал испуганной Оксане ручкой, и был таков.

IMG30401479760962

Глава 81. Кричали грузчики в порту

Вычислить Аллахабада в Париже мне помогла Камилла. Такая уж у меня привычка - запоминать автомобильные номера. У Камиллы в Буживале, как оказалось, имелся еще со школы друг, кажется, её первая любовь (а может быть наоборот его), который служил в местной дорожной инспекции. Красавица что-то ему соврала насчёт какой-то несуществующей столичной подруги, которая разыскивала своего также несуществующего любовника, и получила домашний адрес Аллахабада в Париже.

Киллер проживал в криминальном районе на улице Фобур-Сен-Дени, куда мы отправились с Камиллой в разведку. Узнать Аллахабада не составляло для меня особого труда: во-первых я его лично видел в Портофино, спящего в машине рядом с Аббатством, на берегу Лигурийского моря, во-вторых, его запечатлела на камеру Алена, в-третьих, его задрипанный дришпак серобуромалинового оттенка не узнать было просто невозможно, ну а в-четвертых, сответствовали номера.

IMG30401480356611

Примерно такую же ценность, какой для Антона была его допожарная зеркальная феррари, и не меньшую, каким для его подельника был предаварийный линкольн, который чуть не нырнул с моста Инвалидов в холодную Сену, имел для Аллахабада его задрипанный дришпак. Когда он его выгружал в марсельском порту по прибытии из Тель-Авива, гузчики между собой устроили прикольную дискуссию на тему того, сколько бы за этот ретроспективный экспонат на аукционе Кристи предложили музеи Парижа?

- Три лимона евро! - кричал француз Арно.

- Три лимона, и десять центов! - торговался сомалиец по происхождению Зильуар.

- Три лимона и ржавая монтировка для открывания дверей!

- Три лимона, и хорошая кувалда!

- Три лимона, а в придачу каток-асфальтоукладчик!

- Три лимона, и пять килограмм тротила!..

Аллахабад присутствовал при разгрузке; французского языка он к тому моменту ещё не знал, поэтому подумал: "Какие однако эти французы дурогоны! Набулькались видимо с утра какого-нибудь бургундского, и молотят между собой всякую чушь, вместо того, чтобы сосредоточиться на работе. Надо срочно покупать французский разговорник, а то из-за этих алкашей как бы неприятностей тут не нажить!"

Глава 82. Грохот на всю Фобур-Сен-Дени

Было сложно узнать номер кодового замка от входной подъездной двери в доме Аллахабада. Я попытался вечером подсветить фонариком, и изучить на клавиатуре наиболее востребованные при наборе шифра кнопки, затем попробовал, но они у меня не сработали. Пришлось (с немалым риском примелькаться в глазах любопытных соседей) понаблюдать из машины днём в оптический прицел. Заиметь трехзначный шифр замка удалось только через два дня. В этот день в машине недалеко от подъезда дежурила Камилла, она мне тут же позвонила в Буживаль:

- Ура, Роман! Чьи-то дети пришли из школы, они же ростом маленькие, и я чётко высмотрела в прицел код замка. Ну как?

IMG30401480591691

- Умничка, Камилла! Жду тебя!

Она приехала домой, мы перекусили, и я начал собираться в дорогу, то есть в Париж, на улицу Фобур-Сен-Дени, где проживал Аллахабад, у которого под окном переливался всеми семидесятью семью цветами радуги его задрипанный фольксваген...

Я дождался темноты; машину Камиллы, на которой приехал, поставил в двух переулках от места предстоящих событий, взял все необходимое, и в черной форме трубочиста двинулся вперёд.

Аллахабад жил на шестом этаже, он в этот умиротворенный вечер смотрел и слушал по телеку свои арабские молитвы. А окно подъезда с открытой форточкой находилось на третьем этаже. У меня на все про все было максимум три минуты. Опасность состояла не в том, что Аллахабад меня увидит из окна, когда я буду убегать, а в том, что какой-нибудь шустрый сосед на первом этаже выскочит из своей квартиры раньше, чем я успею прошмыгнуть на улицу. Так собственно и получилось...

Аллахабад, как только услышал на улице сильнейший хлопок, похожий на взрыв, сразу подбежал к окну. В этот же момент на первом этаже зажгли в окне свет, и он отчетливо сверху увидел свою изуродованную машину. Крыша была вмята вместе с перемычками и потрескавшимися стеклами, рядом на пешеходной дорожке валялось отскачившее после удара ведро.

Не считая того, что мне прямо со ступенек лестницы пришлось съездить ногой по роже соседу первого этажа, который пытался преградить выход из подъезда, можно считать, что операция прошла бескровно и по намеченному плану.

Я отъехал в безлюдное место, переоделся, машину поставил в переулке, и на такси отправился в Буживаль...

- Роман, я тут места себе не нахожу, я сейчас в пабе...

- Камилла, все в порядке! А а ты почему на работе?

- Да хозяин позвонил, говорит молодежь внезапно устроила вечеринку на десять персон, а ему куда то нужно уехать, вот и вызвал меня обслужить. Он после того, как с женой развелся, часто стал под ночь куда-то уезжать, да и по утрам опаздывать, а потом моргать невинными розовенькими глазками. Роман, ты приезжай на работу, я тебя покормлю чем-нибудь, а то я не успела ничего приготовить к ужину...

Мы зажгли пару свечей и разместились в уголке, а молодежь пьянствовала и буйствовала за большим столом (наверное пятнадцатого века) в центре зала.

- Роман, а этого мужика, которого ты оттолкнул, ты не поранил?

Камилле я соврал - сказал, что соседа первого этажа лишь оттолкнул. Как бы ему от такого толчка не пришлось челюсть гипсовать. Так он сам виноват! Нечего высовываться, героя французской революции из себя изображать. Понавел полный подъезд киллеров! Не даром же Камилла сказала, что скоро француза в Париже даже в Красной книге не найдёшь.

- Да нет, Камиллочка, я его нежно оттолкнул, деликатно. Проблема была поднять ведро с застывшим раствором, и протолкнуть его в форточку - очень тяжёлое. Для дришпака Аллахабада хватило бы и трети ведра , а я ему как другу, всех двух третей не пожалел. Зато и грохот был на всю Фобур-Сен-Дени...

Глава 83. Антисанитарная любовь

Молодежь с шумом вывалилась из заведения на родные французские просторы, а я стал помогать Камилле убирать за ними со стола. Ну и, типа невзначай шлепнул по её крутой попке тёплой ладошкой. Камилла тут же воспользовалась моим флиртом и побежала закрыть входную дверь на ключ.

- А ты что красавица затеяла? Заниматься любовью в антисанитарных условиях?

Камилла сдвинула кружки, тарелки и пепельницы на край овального дубового стола, села на него, свесив ножки, поймала меня за рукав, и стала тянуть на себя:

- Не знала, что ты, Роман, такая неженка, такой чистоплюй.

- Я чистоплюй? Ну, держись!..

Стол видимо за пять столетий так расшатался под натиском кувшинов и кружек, что скрипел, как несмазанная карета Людовика Ленивого, зато эта музыка добавляла нам романтики и вдохновения. В самый кульминационный момент, когда Камилла уже начала постанывать в унисон столу, с него слетела и разбилась о древние каменья хрустальная кружка. Затем ещё одна. Но нам было не до посуды.

IMG30401480676186

Когда мы отдышались - из нас посыпались шутки:

- Роман, ты меня чуть не впечатал в этот средневековый стол!

- А ты дорогуша так стонала, что наверное с чердака поубежали все домовые и приведения!

- Роман, тут нет приведений!

- Ага, значит ты их уже с кем-то до меня пораспугала?

- Что ты себе позволяешь, мальчишка?! Невинную девушку обвинить в антисанитарных прелюбодеяниях? Быстро проси прощения!

- Пардон, мадмуазель, возвращаю приведений обратно.

- А антисанитарию?

- Ну и клопов с тараканами соответственно, Камилла!

- Роман, с какими ещё тараканами? Это тебе не Россия. Их тут ещё давно, при Робеспьере в котелках сварили и съели. А клопов немного позже попереловили, и сослали на остров Св.Елены...

При повторении сеанса мы раскокали ещё пару пивных кружек. Домой приехали на рассвете.

Глава 84. Криминальные новости Парижа

"Серж, ты так давно мне не писал!

Ты что, в Париже? Тебя видела Оксана. И опять взялся за старое - курочить машины?!"

"Привет, красавица!

Во-первых, она меня видела не в Париже, а в Барселоне. И насколько я осведомлен - она ездит общественным транспортом, поэтому ей не о чем беспокоиться. Да и её братцу-придурку тоже. До новой феррари ему как минимум еще года четыре кататься на персональных нарах.

А что касаемо Парижа, то может и заглядываю-приезжаю-прилетаю, но ты ведь в гости не зовешь... Тебе за подсчетами своих грязных миллиардов на такую мелюзгу как я только время зря тратить."

Ответ от Антуанетты я получил тотчас:

"Малыш, не ври мне, я то уж тебя знаю побольше чем Оксана. Только тебе могла прийти на ум такая экзотическая идея - бросить на крышу машины ведро с бетоном. У тебя какая то мания на изделия из цемента. В Аргентине железобетонные конструкции, во Франции ведра с раствором. Кстати, могу тебя поздравить: по сведениям, полученным от Оксаны, ты отправил в реанимацию какого-то невинного свидетеля - жителя подъезда. Так вот он оказался комиссаром полиции в отставке. Его еле вывели из комы, уж не знаю что там у вас с ним получилось."

"Могу только посочувствовать отставному комиссару, что он живёт в таком криминальном подъезде, откуда отправляют прямиком в реанимацию. Впрочем, он сам наверное вспомнил молодость, и решил противостоять силам зла, полез не в своё дело, и получил по пустой тыкве. Сидел бы в качалке, изучал по телевизору криминальные новости - вот голова и была бы цела. А Оксане при случае передавай привет от меня. А заодно посоветуй, чтобы она чаще на метро ездила, а то крыши у машин слабые, вдруг железобетонный столб ветром раскачает. Глобальное потепление ведь, всякое может случиться."

IMG30401480943903

"А ты все ещё со своей редактриссой любовь водишь? Цепко же она тебя поймала. И, конечно же, по Барселонам развлекаетесь на украденные у меня денежки?"

"Элеонора не была и, к сожалению, уже никогда не побывает в Барселоне".

Глава 85. Земля в обратную сторону

Наша переписка с Антуанеттой участилась. Боялся ли я какого-то от нее подвоха на уровне ловушки? И да, и нет. И все же мне показалось, что она давно смирилась с потерей своих американских денег. Три лимона, конечно же сумма внушительная, и такая утрата обязательно сказывается на здоровье пострадавшего. Но здесь был особый случай. Ведь Антуанетта меня любила, то есть я не был ей чужим. И это пожалуй единственный случай когда она руководствовалась горячими чувствами, а не холодным рассчетом. Тем более, что душевное одиночество - это такой специфический товар, который первому встречному не продашь, ведь женщины, ох как щепетильны на рынке чувств!

В Париже готовились к Рождеству, народ суетился в предпраздничном режиме. Я взял в аренду приличный белоснежного цвета джип, и к концу рабочего дня подъехал к офису Антуанетты в Латинском квартале. Машину остановил напротив её окон.

IMG30401481556687

Красавица немного сдала (или мне так показалось). Зато её властные манеры стали особенно подчеркнутыми. В хорошо просматриваемых окнах, она курсировала по диагонали гостиной, и что-то с блокнотом в руке внушала стоявшему по стойке смирно управляющему ее конным заводом в Нормандии. Когда управляющий вышел на улицу, то нервно достал из кармана пачку Мальборо, закурил, смачно плюнул в сторону офиса, и сорвав с места машину, умчался, как будто он был фаворитом гонки на ипподроме, и за ним неслась многокорытная погоня.

Я дождался, того момента, когда Антуанетта выйдет на улицу, и станет садиться в свою машину. Я посигналил и высунулся из окна. Она меня тут же узнала, и несмотря на движущийся транспорт пошла прямо ко мне. Что с ней творилось - одному Богу известно. Это был коктейль из чувств и эмоций, положительных и отрицательных, это был фейерверк природы:

- Серж?! Ты?!

- Как видишь, дорогая.

- И ты что же, не боишься, что я тебя арестую?

- Не боюсь, - я вышел из машины с букетом малиновых роз, и поцеловал её в щечку прямо на глазах автомобилистов, остановивших свой транспорт, и наблюдавших за весьма нетипичной сценой на дорогах Парижа.

- Спасибо, конечно тебе за букет, но я не знаю как мне поступить...

- Антуша, давай сначала восстановим дорожное движение, пока эти ребята не позвонили куда следует, то есть отойдем в сторону.

Мы поднялись на тротуар.

- Поужинаем где-нибудь? Я угощаю.

Антуанетта посмотрела на меня, словно Земля остановилась, и завертелась в обратную сторону:

- Серж, а почему ты? У тебя ещё остались мои деньги?

- Да нет же. Твои я давно прогулял. Это из новых поступлений.

- Ну если из новых... тогда согласна. Не так обидно...

Глава 86. А сегодня пора спать

Мы подъехали к пиццерии с видом на мост Нотр-Дам и Собор всех Соборов, и расположились на террасе.

- Антуанетта, ты какую пиццу мне порекомендуешь? Когда я бродяжничал, то предпочитал недоеденную пиццу с боровичками и сладким соусом. Она оставалась в коробочках на скамеечках, после туристов. Её хорошо находить рано утром, пока дворники ещё спят. На рассвете. Прекрасное время, для восстановления сил, после ночёвки под мостом. Признаюсь, что такое место для отдыха не самое лучшее: сквозняки, сырость от Сены. Зато свежий воздух, природа.

IMG30401481836023

- Серж, пожалуйста, не рассказывай мне подобных страстей! Я даже представить себе не могу такую жизнь. Уж лучше на панель.

- Тоже неплохая идея. Но мне она как-то в голову не поступала. Видимо мне хотелось все же сохранить свою целомудренность для будущих поколений...

Мы заказали официанту ассорти пиццы на большом блюде, салатики-мулатики, и любимое Антуанеттой игристое Моет.

Её волнение прошло только после двух фужеров вина, чего я и дожидался, потому, как наш осторожный разговор был похож на обсуждение спорной территории в приграничном районе.

- Малыш, а ведь я все это время ждала тебя. А ты...

- Антуша, ну так ведь это не так уж и плохо. Если бы я был при тебе, то ты бы ждала другого. Какого-нибудь нормандского принца - управляющего твоим конным заводом.

- Ты его сегодня видел, когда он выходил из офиса?

- Выходил - это не совсем подходящее слово. Кажется он слишком спешил в Нормандию, чтобы срочно приступить к своим должностным обязанностям.

- Ха-ха-ха! Правда? Ты заметил?

- Ну конечно, ты как будто орденом его наградила. Сразу всех трёх степеней. Кажется лошадкам завтра несдобровать. Кажется он для них завтра устроит внезапные учения, чтобы они меньше прохлаждались рысцой, а больше упражнялись галопом. По атлантическим Европам...

Мы прощались у её дома.

- Серж, извини, что не могу тебя пригласить сегодня к себе. Во-первых у меня беспорядок, во-вторых, я безумно устала, в-третьих я должна прийти в себя, после столь неожиданной нашей встречи, а в-четвёртых...

- А в четвёртых, дорогая, я и сам к этому не готов. Во-первых, я не уверен, что ночью за мной не приедет полиция, в сопровождении Франквиля Дюшона, во-вторых...

- Серж, прекрати! Можешь успокоиться - никакой полиции не будет. Кроме того, я сейчас же позвоню Оксане, чтобы она тут же связалась с тем человеком, который тебя розыскивает, и он убирался из Парижа, и даже памяти чтобы о нем не осталось. Ты мне веришь?

- В общем, да. Так выходит, он хотел убрать меня с твоего благословения?

- Малыш, даже и не подумай так! Это тебя заказал Антон. А Оксана в чувствах мне проболталась. Просто до сегодняшней встречи я была к этому равнодушна, устав от всех наших приключений. А сегодня...

- А сегодня, Антуанетта, пора спать, - я крепко её обнял, поцеловал в пылающую щечку, сел в машину, и уехал в Буживаль.

Глава 87. Жалкие мольбы утешения

Пока холост - ты личность. Можешь строить планы, выбирать. Пользоваться, путешествовать, удовлетворять желания. Женился - ты уже не человек. Ты не хозяин. Ты работник.

Если мне сейчас начнут возражать женщины, то я их даже слушать не стану. А если мужчины, то мужчины в них умерли.

Процесс порабощения постепенный, но неизбежный. Природа чётко настроена посредством губочек, глазонек, и других чародейственных мест подчинить тебя самому главному её предназначению. В ход идут даже микрочастицы размером меньше бактерий, которые проникают сквозь кожу, они без труда пробираются в мозг, и ты - пленник, ты раб. Тебе даются силы на сопротивление, на выбор, но он не велик. Как только ты слетишь с одного крючка, то вскоре попадешься на новый.

Ну, а раз уж ты на крючке - пощады не жди. Какие у тебя силы? Сколько их? Вот там в прихожей, в уголке приютилось кайло - хватай, и вперёд. Вечером доложишь. Обстановку на трудовом фронте.

IMG30401483268194

Вы спросите, мол а как же любовь, счастье? Никак. Это жалкие мольбы утешения. Причём очень маленького утешения, оно даже мельче тех микрочастиц, которые меньше бактерий.

Я понимаю, что читать сие не очень приятно, а скорее даже очень неприятно, но это не мною придумано, поэтому моё дело предложить. Опять же я не продавец счастья, поэтому за таковой товар нести ответственности не могу. А по части любви тем более. Её можно хранить в памяти, как например файл на жестоком диске, но постепенно его разрушат вирусы, и останется лишь вакуум с красивым названием.

Опять вопрос - а как же жить? А как и жили. В мечтах.

Глава 88. Ренуар без ночной рубашки

На вернисаж в поместье графа Лалаплена мы прибыли с Антуанеттой по отдельности. Месье лишь сказал перед публикой пару душевных слов, и удалился в свои покои. Четыре инфаркта - дело более, чем серьёзное. Мы пожелали ему здоровья и долгих лет, а эксгибишеном командовала его дочь мадмуазель Николь - очень экстравагантная особа неопределенного возраста. Она периодически постреливала в мою сторону своими нарощенными ресничками, но лишь исключительно в те моменты, когда Антуанетта была увлечена живописью.

- Малыш, представь себе - это настоящий Ренуар! "Девушка, снимающая ночную рубашку" - такое название.

- Да? Я бы назвал это полотно "Девушка, которая уже сняла ночную рубашку". Я кстати вообще подумал, что это какая-то пеленка запуталась в её ногах. Ну ладно, рубашка, так рубашка, какие проблемы дорогая?

Мы пощелкивали фисташками, и больше посматривали друг на дружку, чем на картины. Граф уже давно ничего не приобретал, а лишь продавал. Когда мы с Антуанеттой пару лет назад в последний раз к нему приезжали, то картин было вдвое больше. Видимо его здоровье немалого стоило, а может быть мадмуазель Николь предпочитает не картины (в которых как мне показалась она не сильна), а что-то более компактное, например бриллианты? Как бы то ни было, Антуанетте после каждой выставки удавалось что-то серьёзное приобрести. На этот раз по всей вероятности она настроилась на Ренуара потому, что мы с ней уже битый час отирались между "Девушкой без ночной рубашки" и столиком с выпивкой и закусками.

Народу было не то что бы много. Мадмуазель Николь несколько раз к нам подбегала, и вновь удалялась. На этот раз она прямо спросила Антуанетту, мол не решилась ли та на покупку? Она ответила неопределенно. Цена была явно завышена, потому что качество полотна желало быть лучше: в правом верхнем углу проступало ржавое пятно величиной с большое яблоко, да и имелось несколько потертостей в разных местах, в том числе на самом интересном месте обнаженной.

Антуанетта предложила возвращаться в город в её машине, поэтому я рассчитался с таксистом, и мы уже в одиннадцатом часу, попрощавшись с мадмуазель Николь, двинулись восвояси.

- Серж, я не знаю, как мне уговорить эту скупую обезьяну?

- Ты не хочешь переплатить?

- Ну конечно! Ведь пол миллиона подарить ей на новое колье - глупость.

- Да, действительно, сумма внушительная. Плюс реставрация. А где они её откопали, в каком подвале?

- Не в подвале, а блиндаже.

- Не понял.

- В Нормандии. Ренуара нашли в обнаруженном гитлеровском блиндаже, вместе с другими, незначительными полотнами. Ну а как, и за сколько его приобрёл граф - это держится в секрете. Я консультировалась, и мне сказали, что картина стоит на пол лимона дешевле. Как быть?

- Как? Плюнуть на неё да и все. У тебя кажется уже есть один Ренуар?

- Того Ренура уже нет, Сержик. И я на нем неплохо заработала. А теперь я хочу этого.

- Ну раз так хочется, значит нужно стремиться. Давай я для тебя его украду.

- Ты что обалдел?! Даже не вздумай! Подпалишься на нем и упрячут до конца дней. Мало на тебе всего висит?

- Много. Тогда остаётся заняться мадмуазель Николь. Подружиться с ней...

Антуанетта на полной скорости остановила машину:

- Серж, я не поняла, что значит "подружиться"? Ты будешь с ней спать?!

- Почему спать, дорогая? Не только...

Глава 89. Врата ада. Платонические силы

- Мадмуазель Николь? Салют! Я Вас беспокою по поручению мадам Антуанетты. Это месье Григ, помните?

- О, месье Григ, какая неожиданность! Конечно помню, я о Вас всегда помнила...

- Мерси, мадмуазель, я также о Вас не забывал. Мадам попросила меня договориться о моей с Вами встрече, чтобы обсудить вопрос покупки одной из Ваших картин. Вы не против?

- Месье, как я могу быть против того, чтобы увидеть Вас лишний раз? Вы такой редкий гость у нас. До последнего Вашего визита я видела Вас несколько лет назад. Вы были так заняты?

- О, да, мадмуазель. Я путешествовал на воздушном шаре.

- Что Вы говорите?! Как мило! Вы такой отважный! А далеко путешествовали, если не секрет?

- Да нет же, секретов нет. Я искал кимберлитовые трубки в Антарктиде.

- Трубки в Антарктиде? Очень интересно, очень. Это те самые трубки, в которых много бриллиантов?

- Не совсем так, мадмуазель. Бриллианты можно найти только у продавцов, а в трубках пока лишь алмазы, причём в основном технического предназначения. Но, иногда попадаются заслуживающие ювелирный интерес.

- Ювелирный? Замечательно. Месье, а ведь у меня тоже очень ювелирный интерес к этим прозрачным стекляшкам, очень большой интерес.

- Хорошо, мадмуазель, обсудим и это. Когда, извините, я смогу увидеть Вас? И где?

- Григ, давайте сегодня, во второй половине дня. После 16 часов, или даже нет, в 17-30 Вас устроит? Вот и хорошо, я предупрежу прислугу, чтобы Вас встретили, и проводили в гостиную, если я вдруг опоздаю из поездки, я пока в Париже, у меня тут нотариальные дела.

- Договорились, мадмуазель Николь, счастливой дороги...

Антуанетта присутствовала при этом телефонном разговоре:

- Малыш, ты так с ней любезничал, словно между вами что-то уже было.

- Между нами? Было? Да она страшнее надписи на вратах ада! Это я для дела, Антуша. Тебе что важнее: моя любезность с ней, или Ренуар?

IMG30401484247856

- Ренуар конечно же. Но и любезность твоя мне показалась подозрительной. А ты не можешь решить вопрос насчёт Ренуара в каком то платоническом ключе, без интима? Мне это важно, Серж.

- Дорогая, постараюсь ради тебя сделать все, что будет в моих платонических силах...

Глава 90. Железная стена возмездия

Генерал от артиллерии Герд фон Раундштадт прослужил вермахту верой и правдой тридцать лет. После осколочного ранения под Москвой его госпитализировали; семь месяцев он в Мюнхене провалялся на больничной койке, и был назначен на Западный фронт. А сегодня ему поручалось организовать на своём участке "железную стену возмездия", на случай прорыва союзными войсками береговых укреплений в Нормандии.

Вот уже третью неделю генерал с помощниками бездельничал и пьянствовал в замке 16 века, периодически выезжая на объекты - проверить все ли так? Замок, который принадлежал коллаборационисту виконту де Вотжану был не самым приятным местом времяпровождения - сырость. Но это куда сноснее, чем в полевом блиндаже, сооружённом для его немногочисленного штаба у тихой речушки, с каким то там романтическим французским названием.

IMG30401484419477

- Господин генерал, давайте выпьем вот этого вина, оно перешло ко мне по наследству от отца. Ему сто лет.

- Сто лет? Не может быть!

На запыленной бутылке красовалась кожаная наклейка на которой выцарапаны цифры - 1844, и десять палочек, обозначающих в том числе количество лет предварительной выдержки напитка в бочке.

После двух фужеров напитка у генерала начали появляться в глазах радужные букетики:

- Виконт, я пожалуй куплю у Вас с десяток бутылочек. Если англичане будут переправляться в районе Ла-Манша, то нам придется сниматься с места и подрезать им правый бок, а я не люблю, когда противник меня обходит стороной. Я начинаю нервничать, так недалеко до инфаркта. Вот Ваше от предков столетнее вино и будет меня поддерживать в бою. Вы согласны? Плачу по пять рейхсмарок за бутылку!

- Ваше превосходительство, а Вы не смогли бы заплатить по семь рейхсмарок?

- Виконт, Вы еврей? Тогда я прикажу Вас расстрелять, и вино мне достанется бесплатно.

- О, нет, господин генерал! Мои предки потомки испанских конкистадоров. Я разве похож на еврея?

- Вы французы все похожи на евреев. Ваше счастье, дорогой мой виконт, что я не антисемит. Но фюрер...

- Понимаю, господин генерал, очень понимаю. Хорошо, по шесть рейхсмарок за бутылку, только ради Вас.

- Договорились. И ещё, виконт, даю двести рейхсмарок, и забираю все Ваши шесть голых богинь, которые висят вокруг камина. Они у Вас могут испортиться от перепада температур.

- Картины висели в моём кабинете, Ваше превосходительство, это они сюда п