/ Language: Русский / Genre:sf,

Экзамен На Невероятность

Сергей Трусов


Трусов Сергей

Экзамен на невероятность

Сергей Петрович Трусов

Экзамен на невероятность

Сказка для взрослых детей

В книге - фантастические рассказы. Через необычные, причудливые и фантастические приключения героев автор дает глубокий анализ реальным жизненным явлениям, ставит различные проблемы взаимоотношений между людьми, увлекает юного читателя в мир познания и романтики, заставляет его задуматься над вопросами настоящей жизни.

Ближе к вечеру в городе появились черти. Вынырнув из облаков и не успев затормозить, они с размаху шлепнулись на проезжую часть проспекта. К счастью, обошлось без дорожных происшествий - черти были невидимы и неосязаемы. Машины проскакивали сквозь них беспрепятственно, и это являлось удобным обстоятельством для обеих сторон.

Потирая ушибленные места, черти быстро провели перекличку. Главный удовлетворенно захлопнул журнал - все были на месте. Пятеро бесенят дружно вертели мордочками и поглядывали по сторонам. Кончики их хвостов возбужденно подрагивали, а копытца выстукивали мелкую нетерпеливую дробь. Глядя на подрастающее поколение, главный самодовольно щурился. Он по опыту знал, что сейчас просто необходимо дать им минут тридцать на "разграбление" города - иначе не успокоятся и сорвут экзамен.

- Можно! - Он картинно взмахнул рукой и сразу охнул от резкой боли в пояснице.

Древнее искусство частичной материализации было основательно забыто, и теперь, при каждом сеансе возникновения, главный обязательно что-нибудь себе повреждал.

- Так когда-нибудь и убьюсь насмерть, - раздраженно ворчал он, переходя улицу в неположенном месте.

Усевшись на ограждение, черт тяжело вздохнул и затосковал. Затосковал о прошлом, о тех далеких и милых его сердцу временах, когда люди верили во всякие небылицы. Ведь он и его ровесники появились-то благодаря суевериям. Представит себе кто-нибудь этакого молодца с хвостом, да так ярко, зримо, что глядишь - молодец и ожил. И пошел себе гулять по белу свету материализовался, значит. Вот так и начинали. Освобождались от оков человеческой фантазии и пускались в самостоятельный путь. Трудно было, конечно, да спасибо людям - наделили чертей сверхъестественной силой. И летать могли, и сквозь стены проходить, и в будущее одним глазком заглядывать - да мало ли чего могли! - народ в те времена был доверчивый, с воображением. Правда, и тогда без накладок не обходилось - ад, грешники, котлы там всякие... Бр-р-р! Ерунда несусветная! Никогда черти не брались за такое перевоспитание заблудших. Озорничали, конечно, но понемногу и в свое удовольствие. А кто чересчур зарывался, тех наказывали. Чертовщина чертовщиной, а создателей своих обижать не разрешалось.

"А теперь? - Черт неодобрительно покосился на прохожих. - Никто не верит. Силы черпать неоткуда. Вырождаемся".

Люди действительно не обращали на него никакого внимания, хотя он и находился совсем рядом. При желании мог бы легко ухватить кого-нибудь за нос, но не делал этого, ибо знал, что тот все равно ничего не почувствует. Не почувствует, потому что не верит. Грустно.

Главный взглянул на резвившихся чертенят, и глаза его потеплели. "Может, хоть эти доживут до лучших времен? Зря, что ли, учим?"

Пятеро воспитанников школы прикладного бесовства веселились вовсю. Вскакивали на крыши автомобилей, с визгом уносились прочь, а затем возвращались обратно, используя встречный транспорт.

Двое самых отчаянных плутов оставили машины и, выбежав на тротуар, смешались с толпой прохожих. Главный, приподнявшись, следил, чтобы они там чего-нибудь не натворили. Пока все было в рамках дозволенного. Чертенята пристраивались за каким-нибудь торопыгой и нога в ногу бежали следом, хватали его за пиджак, дергали за уши или щекотали под мышками. Время от времени кто-нибудь из прохожих резко останавливался, ошалело крутил головой и, недоуменно пожав плечами, мчался дальше. Это были те немногие, в которых еще теплилась вера в сверхъестественное.

"Пора кончать самодеятельность", - решил главный.

- Шабаш! Все ко мне!

Шалуны мигом выстроились в одну шеренгу. Хвосты, в соответствии с уставом, легли на асфальт ровным рядом. Дисциплина в бесовской школе всегда была предметом гордости преподавателей.

- Итак, - главный поправил на плече ремешок планшетки и почесал заросшую кудряшками грудь. - Сегодня у нас экзамен по теории невероятных вероятностей.

Произнеся замысловатое название, он поморщился и про себя добавил: "Раньше это называлось просто колдовством. Коротко и доступно. Это сейчас все учеными стали - не подведешь математическую базу, так ничего и не получится. Не успеваем перестраиваться..."

- Значит, так. Первым у нас будет... Вельзевул, - он остановил свой выбор на рыжем проказнике, в глазах которого прыгали дьявольские огоньки.

Воспитанники никогда не знали заранее, чем будут заниматься на экзамене. Похоже, что и сам преподаватель не очень-то об этом задумывался, а полагался на интуицию. Вот и сейчас они шли по улице и вглядывались в лица людей, выбирая объект, на котором Вельзевулу предстояло продемонстрировать бесовские приемы.

Возле телефонной будки топтался молодой человек, приставая к прохожим с просьбой разменять мелочь. Одни отрицательно качали головой, другие замедляли ход, похлопывали себя по карманам, демонстрируя, что двушки нет. Находились и такие, которые останавливались, выясняли, в чем дело, подолгу, но без всякого результата, копались в своих кошельках. Молодой человек нервничал, поглядывал на часы.

- Помоги-ка ему, Вельзевул, - снисходительно приказал главный.

Чертенок осмотрелся и, подскочив к тетке с огромными кошелками, принялся мягко, но настойчиво подталкивать ее к молодому человеку. При этом он беззвучно шевелил губами и смешно надувал щеки.

- Вам двушку? - тетка опустила авоськи, достала кошелек. - Возьмите.

Молодой человек вскочил в кабину и закрыл дверь. Черти проследовали за ним. Все вместе они прекрасно разместились в тесном пространстве и замерли, обратившись в слух.

- Алло, Надя?.. Здравствуй, это Сергей... Что ты делаешь сегодня вечером?.. Встретимся?.. Давай в семь часов возле комиссионного магазина... Ну, пока... До вечера.

Молодой человек повесил трубку и вышел.

- Вот и прекрасно, - главный довольно потер руки. - Пошли за ним.

Черти вышли и, отстав на два шага, двинулись за Сергеем. Главный походил сейчас на охотничьего пса, который напал на след. Ноги полусогнуты, шерсть торчком, в глазах хищный блеск.

- Так, поясняю задачу. Он и она договорились встретиться. Место и время оговорены заранее. Ты должен им помешать, используя методы вариационной комбинаторики случайностей. Понятно? Допустим, так... главный зажмурился и пошевелил пальцами. - Объект пойдет на свидание, а попадет в милицию. Как свидетель.

- Свидетель чего? - с опаской спросил Вельзевул.

- Свидетель... свидетель... транспортного происшествия!

Главный указал на стоящее у тротуара такси.

- Вот эта машина должна будет сбить... Кого же сбить? - Он завертел головой, но тут же хлопнул себя по рогатому лбу. - Ту самую женщину, что дала объекту две копейки!

- Да-а-а... - уныло протянул чертенок, начиная подозревать, что его специально "валят".

"Это, наверное, за то, что я ему хвост вокруг стула обвязал, загрустил он, вспомнив недавнюю проделку. - Эх, узнать бы, кто выдал!"

Остальные экзаменуемые молчали и прятали глаза, радуясь, что их пока не трогают.

- Женщина должна отделаться легким испугом. Здесь я тебя подстрахую. Ты, главное, обеспечь пространственно-временное совпадение траекторий, а безопасность я беру на себя. Я ей заблокирую эмоциональный центр, чтоб и испугаться не успела. Ну, все ясно?

Главный с четырьмя чертятами остановились, а Вельзевул понуро поплелся за Сергеем, который вошел в подъезд многоэтажного дома.

Дома у Сергея никого не было. Врубив на полную громкость магнитофон, он завалился на диван и принялся исступленно дрыгать ногами.

"Что это с ним? - удивился чертенок. - Может, ему плохо?"

Но Сергею было хорошо. Не переставая исполнять танец нижних конечностей, он потянулся к "дипломату" и достал оттуда зачетку.

"И у тебя сегодня экзамен?" - еще больше удивился чертенок, заглядывая в синюю книжечку.

- Высшая математика - "отлично", - прочитал Сергей вслух, смакуя каждое слово.

- Ишь ты-ы... - завистливо прошелестело над ухом, - отличник.

- Что? Кто? - Сергей испуганно приподнялся. - Фу-ты, черт, померещилось.

Успокоившись, он отложил зачетку и снова упал в могучие объятия дивана. Часы показывали без двадцати шесть, и студент, судя по всему, до назначенной встречи никуда не собирался. Крадучись, Вельзевул направился к окну. Половицы тихонько под ним поскрипывали. Поскольку черти были неосязаемы, им, чтобы не провалиться сквозь землю, приходилось придавать твердость копытам.

Выглянув в окно, Вельзевул убедился, что внизу никого нет, и спрыгнул с девятого этажа. Едва коснувшись земли, он распушил метелку на кончике хвоста и помчался разыскивать милицейскую машину, такси и ту самую женщину с авоськами.

Сергей лежал на диване и, зевая, поглядывал на часы. Время тянулось медленно. Всю ночь он просидел за учебниками, и теперь можно было немного вздремнуть. Потянувшись, закрыл глаза.

Вельзевул ошалело носился по городу. С помощью хвостового улавливателя душ ему удалось, наконец, собрать вместе всех участвующих в происшествии.

Место было выбрано удачно. Милицейская машина спряталась за углом и ждала его мысленного приказа. Таксист находился рядом и, сидя за баранкой, дымил сигаретой. На зеленый огонек подходили люди, но Вельзевул отгонял их отрицательным покачиванием головы шофера. Тетку он пристроил на скамеечке, и она, вытянув ноги, отрешенно смотрела в небо.

Время шло.

Не выдержав, чертенок подошел к тетке и посмотрел на ее наручные часы. Без десяти семь. Объект еще не показывался.

Вельзевул занервничал. Таксист тут же выбросил сигарету и включил зажигание. Усилием воли чертенок заставил его заглушить мотор и снова закурить.

- Куда же он запропастился? - в отчаяньи воскликнул Вельзевул и суматошно заметался по тротуару.

Пять минут восьмого.

Таксист со злостью швырнул окурок и рванул машину. Взвизгнув тормозами, она исчезла за поворотом. Дремавшая на скамейке тетка встрепенулась, посмотрела на часы и, заохав, побежала к подземному переходу.

Шурша шинами, медленно проплыл мимо патрульный автомобиль.

- Все, - упавшим голосом произнес Вельзевул. - Завалил.

* * *

Сергей проснулся от звука вхолостую работающего магнитофона. Пленка давно кончилась, и из динамиков неслось монотонное шипение. Еще не совсем очнувшись ото сна, объект опустил ноги на пол и, промычав нечто нечленораздельное, взглянул на часы...

- Что-о?

Без двадцати девять.

- Вот это да-а! - изумленно протянул объект.

Через десять минут он был возле комиссионного магазина. Нади здесь почему-то не оказалось.

* * *

- Ну, что? - главный расстегнул планшетку и извлек оттуда экзаменационный журнал. - Не справился с заданием!

Незадачливый комбинатор случайностей лишь тяжело вздохнул и еще внимательней уставился на свои ноги.

"Что же ему поставить? - думал главный, теребя козлиную бородку. Вообще-то, надо бы двойку... А вдруг комиссия нагрянет?.. Факты каковы? Раз объект опоздал - значит, задание выполнено. Да-а, ситуация. Происшествия не было, а задание выполнено. Чертовщина какая-то, а не экзамен".

- Ну что же мне с тобой делать, Вельзевул? - вздохнул главный. - Плохо ты себя показал, но, учитывая твое прилежание...

Склонившись над журналом, преподаватель медленно вывел: "Вельзевул "удовлетворительно".

- А-а-а, - заканючил чертенок, шмыгая носом. - А мне стипендию не даду-у-т.

- Стипендию? - главный взглянул на повлажневшие глаза малыша, и в его сердце шевельнулась жалость. - Что же ты раньше не сказал? А впрочем... Если хочешь, попытайся пересдать. То же самое еще раз: женщина, таксист, милиция. Задание прежнее. Давай.

Экзаменатор усмехнулся и, послюнявив палец, провел по еще не высохшим чернилам. Запись сразу потускнела и через секунду пропала вовсе.

- Вам предстоит еще многому научиться, - подытожил главный и захлопнул журнал.

* * *

Сергей около часа не мог дозвониться, шатался по городу, не пропуская ни одной телефонной кабины. Наконец, набрав номер, он услышал щелчок и знакомый голос:

- Алло?

- Надя, это я. Надя... - запнулся он, не зная, что сказать. "Вот лопух, - ругнул себя. - За целый час не придумал какую-нибудь правдоподобную причину. Не говорить же в самом деле, что проспал свидание".

- Я слушаю, - напомнил о себе голос.

- Надя, я... тут...

Лихорадочно перебирал он все возможные в таких случаях объяснения, но ничего путного в голову не приходило. "Чем больше ложь, тем легче в нее поверить, - подумал Сергей. - Нужно придумать что-нибудь совсем грандиозное, чтобы меня простили".

- Надя, со мной дикий случай произошел...

Теперь он врал самозабвенно, чувствуя, что и сам начинает верить в то, что придумал.

- Понимаешь, шел к тебе, а попал в милицию.

- В милицию?

- Ну да, как свидетель. Переходил улицу, а рядом женщина. И вдруг из-за угла такси! Представляешь? Я отскочил в сторону, а она не успела. Если бы ты видела, что там делалось! Крик, шум, толпа людей. Я как в бреду, а тут милиция. Пока протокол, пока то да се - пришел, а тебя уже нет.

- А женщина?

- С ней ничего. Отделалась легким испугом.

- Да, угодил ты в историю...

- А ты очень сердилась, когда ждала?

- А ты как думаешь?

- Ну... А сейчас?

- Сейчас уже не очень.

- Давай завтра встретимся.

- Во сколько?

- Ты ведь знаешь, я завтра в четыре часа уезжаю в стройотряд, так что... Ой! - Сергею показалось, будто его мягко, но настойчиво взяли за шиворот. - Надя... - прошептал Сергей, еле ворочая непослушным языком. Потом поперхнулся и изменившимся голосом неожиданно твердо закончил: Встречаемся завтра. В семь часов вечера. Возле комиссионного магазина.