/ Language: Русский / Genre:adv_western,

Золото Гор Уичита

Сергей Юров


adv_western Сергей Юров Золото гор Уичита ru ru Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-04-06 Library of the Huron: gurongl@rambler.ru 7CAF625A-7984-4C33-AD41-C1067275B59D 1.0

Сергей Юров

Золото гор Уичита

Глава 1

Большое курчавое облако, закрыв собою ослепительный диск солнца, дало холмистой ссохшейся почве южных прерий за рекой Уошито короткую, но упоительную передышку. В тополевом леске робко свистнула какая-то пичуга. Одинокий койот, дремавший под можжевеловым кустом, поднялся, сладко потянулся и затрусил по округе в надежде сцапать какого-нибудь разомлевшего от жары зверька.

Такой же одинокий всадник выехал на вершину холма и, натянув уздечку, остановил своего уставшего гнедого.

— Передохни, Хоан Тоа, — ласково сказал он, похлопав животное по шее.

Достав фляжку, Майлс Ривердейл без всякого удовольствия сделал несколько глотков, а потом с отвращением вылил оставшуюся часть воды на землю.

— Горячее не бывает! — буркнул он, вытерев тыльной стороной ладони губы.

Он оставался на холме до тех пор, пока снова не стало жарко.

— Давай-ка, Боевое Копье, сделаем последнее усилие. Думается, за час мы доберемся до Дир-Сити. А там нас ждут и еда, и холодное питье, и… треп Патрика Килкенни.

Упомянув старинного ирландского приятеля, Майлс Ривердейл коротко улыбнулся.

— Поди, год не виделись с толстяком, — пробормотал он, направив черноухого коня к юго-востоку. — Ну да, с тех пор, как он решил обзавестись женушкой. Хм-м… Написал, что бросил ее, ибо не сошлись характерами. Ах ты, толстобрюхий врун! Похоже, женщине осточертели твоя болтовня и прожорливость хуже горькой редьки и она махнула на тебя рукой… Вырвал меня из Додж Сити, чтобы предложить «сногсшибательно денежное дело»… Ну, если я зря болтаюсь в седле на адском солнцепеке!.. Тогда я привяжу тебя к стулу, воткну в твою широкую пасть кляп и оставлю наедине с добрым куском зажаренной грудинки… Это будет самой страшной пыткой для чревоугодника.

Время от времени Ривердейл снимал широкополую шляпу и обмахивал ею опаленное июльским пеклом лицо. Оно, это лицо, было мужественным, с высоким лбом, живыми карими глазами, прямым носом и упрямым подбородком. Стройный торс наездника облегала легкая серая рубашка, заправленная в потертые брюки. Ноги его были обуты в короткие полусапожки с серебряными массивными шпорами. Все это, от верха «стетсона» до обуви, покрывал густой слой прерийной пыли, сбитой с жухлой бизоньей травы копытами лошади и ветром.

Неторопливая езда по холмистым равнинам навевала разные мысли. Ривердейл вспоминал о родном доме в Иллинойсе, где доживали свой век его родители, о Гражданской войне, в которой он доблестно сражался в чине сержанта, о недолгой карьере шерифа Дир-Сити. Припомнился удачный побег из становищ племени кайова, воины которого пленили его после одной бизоньей охоты. Потом, как только Килкенни оженился, Ривердейла понесло на север, сначала в Небраску, а затем — в Канзас. Профессии менялись как стекляшки в калейдоскопе; он был ковбоем, возницей дилижанса, следопытом у Кастера, гонцом на «Пони Экспресс» и, наконец, осел в Додже, в качестве постоянного сотрудника «Канзас-Ньюс».

— Бурная жизнь скитальца и тонкое, как газетный лист портмоне, — с иронией отметил Ривердейл. — Дай-то Бог, чтобы эта поездка принесла хоть какие-то дивиденды.

Вскоре потянулись знакомые места. Еще немного пыльной езды — и городок Дир-Сити предстал перед утомленным всадником во всей своей «красе». Обшарпанные одно-и-двухэтажные домишки по обе стороны единственной улицы — вот и весь Олений город.

— Ни растет, ни хиреет, — со смешком заметил Ривердейл, — как куча бизоньего кизяка.

Чего с излишком хватало Дир-Сити, так это питейных заведений. Путник миновал их дюжину, пока не поравнялся со знаменитым сапуном «Одинокий волк», где как следовало из письма, находился Патрик Килкенни. Много лошадей стояло у коновязи, туда-сюда сновали люди.

Ривердейл спрыгнул с черноухого красавца, на котором он умчался из пределов племени кайова, оставил его гордого и независимого, среди беспородного сброда и направился в салун. По пути он бросил взгляд на торчавшую у входа деревянную фигуру Гуипаго — Одинокого Волка — кровожадного вождя кайова и визитную карточку самого солидного увеселительного места в городке. Смахнув с деревяшки облупившуюся краску, Ривердейл поймал на себе взгляд стоявшего у распашной двери человека.

— Какая милая забота о дикаре, — с южной растяжкой проговорил тот. — Никак к нам в гости пожаловал любитель краснокожих?

Незнакомец был высоким, загорелым, хорошо сложенным. Его продолговатое лицо со стальными глазами и хищным крючковатым носом производило неприятное впечатление.

Ривердейл поднялся на веранду. Не глядя на незнакомца, он вздохнул и покачал головой. Сколько таких наглецов уже встречалось ему на пути!

— Что-то не так, приятель? — ровно произнес он, остановив взгляд на острых стальных глазах.

— Я спрашиваю, ты из тех подонков-северян, что желают добра дикарям?

У Ривердейла засосало под ложечкой. Беспардонные расспросы ему никогда не нравились.

— Посторонись! — потребовал он сухо.

Незнакомец пропустил это мимо ушей, а когда Ривердейл двинулся вперед, он подставил ему ногу. Ривердейл постарался, чтобы подошва его сапога легла прямо на подставленный носок. Прежде чем войти внутрь салуна, он обернулся. Незнакомец дышал через нос, его продолговатое лицо источало угрозу.

— Ступай, ступай, северянин, — протянул он сквозь зубы.

— Видно, сейчас мне не дождаться от тебя извинений. Но, думаю, скоро они слетят с твоих губ.

— Я не искал ссоры, приятель, и вряд ли когда-нибудь извинюсь, — проговорил Ривердейл, шагнув в прокуренное помещение.

За стойкой бара стоял сам хозяин салуна, Том Уилоугби, с полотенцем в руках и пустым бокалом. Завидев вошедшего, он широко улыбнулся.

— Наконец-то, Майлс… Килкенни тебя совсем заждался.

— Привет, Том. Не буду спрашивать как твои дела, — Ривердейл кивнул на заполненное людьми помещение, — сам вижу, что все в порядке… И где же мой дружок?

— Наверху, в гостинице. Отмокая от вчерашнего перебора виски, пьет пиво, поглощает уйму жратвы и слушает проповеди методиста,

Ривердейл рассмеялся.

— Ну, с первым и вторым все ясно… А что это еще за блажь — внимать слову Господнему?

— Почитай, неделю водит дружбу с преподобным. Просто умора! Говорит, что открыл для себя много нового. А в общем-то, тебя здесь дожидается не он один.

И в этот момент Ривердейл увидел, как повстречавшийся ему у входа человек, зашел в салун и сел к столу, за которым располагалась пятерка отчаянных на вид парней.

— Что это за тип? — спросил он у Уилоугби.

— Недобитые южане. Этот, Джон Фист, у них за главаря. Была бы моя власть, всех бы пересажал за решетку! Пьют и едят в долг, затевают драки, палят по любому поводу. Вот уже неделя, как они обосновались тут.

— А что же шериф?

— На кладбище он. Фист прострелил ему пузо. Новый же шериф, Сэм Грэгсон, боится эту шайку как огня.

— Хм-м… Вот в чем дело. Ладно. Том, налей-ка мне, да пополней.

Майлса Ривердейла не тянуло так глотать виски, как Килкенни, но он никогда не был против стаканчика хорошего спиртного.

— Какого тебе, Майлс? — спросил Уилоугби.

Ривердейл окинул взглядом ряды граненых бутылок. «Тарантул Джюс», «Форти Род», «Уайт Файер», «Скорпион Блад», «Ниддл Джюс» стояли бок о бок, как готовые к действию солдаты.

— «Олд Джо Кларк»… Ты сказал меня ждет еще кто-то.

— Неплохой выбор, — кивнул головой Уилоугби, наполняя рюмку известным на западе спиртным. — люди эти издалека…

Двое, вставших по обе стороны от Ривердейла, приятелей Фиста потребовали у салунщика виски. Они не обращали на Майлса внимания, и он на какую-то долю секунды утерял бдительность. Он делал последний глоток обжигающего напитка, когда обе его руки оказались в плотном захвате. Пустая рюмка полетела на пол под южный протяжный говорок одного из бандитов:

— Считай, что ты выпил за свой упокой, северянин.

Ривердейл попытался было вырваться, но боль в заломленных руках заставила его успокоиться. Пока бандиты вели его к своему столу, в салуне висела плотная тишина. Многочисленные посетители молчаливо наблюдали за происходящим. Ни один из них не отважился даже пикнуть, не то чтобы вмешаться, хотя многие и знали бывшего шерифа.

Ривердейла подвели к Фисту и грубо опустили на колени. Смуглое лицо главаря бандитов исказилось недоброй ухмылкой.

— Твое имя, северянин?

— Майлс Ривердейл.

— Не тот ли Ривердейл, что был здесь шерифом? — с некоторым любопытством протянул бандит.

— Он самый.

Хм-м, это интересно. Будет вдвойне приятней получить от тебя извинения, — ухмылка сменилась жестким выражением со злым мерцанием стальных глаз, — но прежде ты сотрешь пыль с моего сапога.

Когда носок бандитской обуви замаячил перед Майлсом, он с грустью подумал:

— Вот и конец моей тропы. Было бы позором подчиниться южанину.

— Тебе лучше сделать это, — рыкнул Фист, ткнув дулом револьвера в лоб Ривердейлу, — по счету десять я просверлю в твоей упрямой башке порядочную дыру. Раз, два, три…

В эти страшные мгновения Майлсу почему-то захотелось спеть песню иллинойского полка «как песню смерти умирающего кайова» — мелькнуло в его мозгу.

— …Семь, восемь, девять… — кончал свой отсчет Фист, положив палец на курок.

— Мистер Фист! — громко прозвучал женский мелодичный голос с мексиканским акцентом. — Остановитесь!

— Сеньорита Кончита?! — отозвался бандит, отстраняя револьвер от головы Ривердейла. — Неужто и на сей раз, как с тем конокрадом-кайова, вы не дадите мне попользоваться моей игрушкой?

— Именно так, мистер Фист. Оставьте этого человека в живых. Он… он мне понадобится… Возьмите вот это в знак благодарности.

Ривердейл увидел протянутую женскую руку. В следующую секунду пальцы Фиста сжимали золотой браслет тончайшей работы. Вещица была великолепной, и бандит не скрывал своего восхищения.

— Проваливай, северянин, — сказал он, продолжая любоваться браслетом. — Благодари эту сеньориту за свое спасение… Отпустите его, ребята… Надо быть истинным южанином, чтобы удовлетворять любую, порой невыполнимую для других, просьбу дамы.

Последнее циничное утверждение Фиста предназначалось всему притихшему люду. И здесь некому было оспорить эти громкие слова. Кроме Ривердейла.

— Настоящий южанин, в отличие от тебя, Фист, — произнес он ровно, встав на ноги, — услужил бы даме и без мзды.

Он был унижен и лез на рожон. И если бы не быстрое вмешательство мексиканки, его уже бы ничто не спасло.

— Идемте, мистер Ривердейл, — попросила она с нетерпением в голосе, — не усложняйте себе жизнь.

— Еще слово, северянин, — рявкнул Фист, — и тебе крышка! '

В конце концов благоразумие взяло верх. Как ни был он взведен, Ривердейл не метнул руку к кобуре. Здравый смысл подсказывал ему не делать этого. Какие у него могли быть шансы против настороженных бандитов, чьи руки уже поглаживали отполированные рукоятки револьверов? Да никаких! Как у дикого кролика, окруженного сворой голодных волков.

Увлекаемый мексиканкой, он развернулся и зашагал к лестнице, ведущей на второй этаж, в гостиницу. Поднимаясь по ступенькам, он несколько успокоился и увидел, что кроме сеньориты его сопровождают еще двое: Том Уилоугби и молодой мексиканец, доводившийся, наверное, ей братом. Ривердейл остановился.

— Я не понимаю, сеньорита… — начал было он, поглядев на свою спасительницу. Сразу бросилось в глаза, что она была редкой красавицей. Лет двадцати трех, с огромными карими глазами, тонким прямым носом и яркими губами.

— Это я сбегал за сеньоритой, Майлс, — пояснил Уилоугби. — Никто другой тебе бы не помог. Ни Килкенни, ни священник, ни сам дьявол. Я видел, как она выкупила краснокожего и решил, что ей следует помочь и тебе, коль ты ей нужен… Не так ли, сеньорита?

— Спасибо, мистер Уилоугби, — проговорила мексиканка вслед спустившемуся в салун хозяину. — Дело в том, мистер Ривердейл, — обратилась она к Майлсу, — что вы мне действительно очень нужны. Патрик Килкенни сказал, что в моем деле поможете только вы.

— Мы надеемся на вас, мистер Ривердейл, — поддержал ее мексиканец.

— Не знаю, что и ответить, — пожал плечами Ривердейл. — В чем ваши проблемы?

— Тут, наверное, не место их обсуждать, — ответила красавица, — Пойдемте в наш номер.

На английском она говорила правильно, почти без запинок. Это было не удивительно. Жители северных провинций Мексики неплохо разбирались в языке американских граждан по ту сторону Рио-Гранде.

Джон Фист; сидя в кругу своих парней, почти не слышал их громкого гомона. Он ушел в себя, прикладываясь к бутылке «Скорпион Блад» и поглядывая время от времени в сторону стоявших на лестнице мексиканцев и высокого северянина. Ему было над чем пораскинуть мозгами.

Значит, прекрасная сеньорита поселилась в «Одиноком волке», чтобы дождаться Ривердейла. Не знаю, для чего ей нужен был кайова, но чует сердце, северянин — это тот, из-за кого она торчит в Дир-Сити. Что она затевает? Какой прок в раздаче драгоценностей за жизни этих двух типов? Какая выгода?

В следующий раз поглядев на лестницу и увидев, что она пуста, Фист сбросил с себя задумчивость.

— Джонсон! — позвал он сидящего напротив человека с черными пышными усами и шрамом на левой щеке. — Есть разговор.

Фист отвел его в сторону и что-то прошептал ему на ухо. Когда он вернулся на место, черноусый уже поднимался вверх по лестнице.

— Что-то здесь не так, — сказал он себе, трогая в кармане золотой браслет. — Чутье меня подводило редко.

В самом деле, Фист принадлежал к тому сорту людей, чьим предчувствиям можно было только завидовать. Без них он уже давно лежал бы в гробу. Ему исполнилось двадцать три, когда разразилась Гражданская война. Будучи техасцем и патриотом, он бесстрашно сражался с янки, лез в самое пекло. И за все военные годы его даже не ранило. Своим изумленным боевым товарищам он говорил, что его внутренний голос действует безотказно.

Потом, по окончании войны, он вернулся в Техас. Расстроенный поражением Конфедерации, южанин ожесточился еще больше, когда увидел, как его Родина заполняется чванливыми политиками, продажными дельцами и грязными неграми, которым предоставили свободу.

Фист недолго сидел сложа руки. Возглавив шайку таких же недовольных положением на Юге парней, он стал жить по своим законам. Он собственноручно пристрелил тридцать человек, кочуя по Техасу и индейской территории. Негры, индейцы, северяне отправлялись на тот свет безжалостно, словно никакой капитуляции не было.

За него назначили цену, за ним охотился спецотряд лейтенанта Челси, но Фисту удавалось избегать неприятностей. Его летучая банда, жившая разбоем и откровенной наглостью, продолжала колесить по Югу с тем же размахом.

Остановка в Дир-Сити продлилась больше обычного и на сегодня Фист планировал отъезд. Однако прибытие высокого северянина и действия кареглазой мексиканки натолкнули его на мысль, что тут стоит немного задержаться. Просто задарма выпить, закусить и еще раз подвергнуть проверке то тонкое чувство, какое называлось интуицией. Даже опасная близость лейтенанта Челси с его закаленными кавалеристами не повлияла на планы кровожадного головореза.

Глава 2

Номер иностранцев был богато обставлен красивой мебелью и устлан мягкими коврами. На стенах висели картины известных художников в золоченых рамах, высокие окна скрывали длинные бархатные шторы. И среди этого изысканного европейского великолепия, как нечто совершенно дикое и неуместное, обреталось длинноволосое меднокожее существо. Со связанными за спиной руками, опустив голову на грудь, в углу комнаты сидел индеец кайова, тянувший какую-то нудную мелодию.

— Тот самый конокрад? — спросил Ривердейл у мексиканцев, осмотрев номер и бросив беглый взгляд на краснокожего.

Мексиканка кивнула.

— Сегодняшней ночью в налете на конюшню Смита индейцев было трое. Двоих убили, а этого удалось заарканить

— Постойте, сеньорита, — перебил Ривердейл, вглядываясь в индейца. — Похоже, я знаю его. — Он присел на корточки перед краснокожим и поднял ему голову. — Ну, так и есть… Гайетайгуа, Гуи Гуадал, — сказал он кайова на ею родном наречии. — Привет, Красный Волк.

Индеец исподлобья взглянул на бывшего пленника и молча, с бесстрастным выражением на лице, отвернул голову.

— Это военный вождь кайова, — проговорил Ривердейл, поднимаясь на ноги. — Дальний родственник великого Дохасана — Маленького Утеса.

— В самом деле?! — воскликнула девушка. — Значит, он стоящий человек в племени?

— Что-то в этом роде, — ответил Ривердейл. — Он — Ондейгупа. Это вторая по значимости каста у кайова.

— Хорошо, — удовлетворенно произнесла мексиканка. — Индеец будет нам нужен… Луис, будь любезен, открой окно. Здесь так душно.

Когда мексиканец справился с поручением, девушка представилась:

— Давайте познакомимся поближе. Я — Кончита Нарваэс, родом из Соноры. Моего жениха зовут Луис Дельгадо.

Пожав руки мексиканцам, Ривердейл сказал:

— Майлс Ривердейл, из Иллинойса… А я-то думал, что вы брат и сестра.

Сейчас у него где-то глубоко внутри шевельнулось нечто очень похожее на зависть. И, наверное, это было понятно. Своей экзотической яркой красотой Кончита Нарваэс могла затуманить голову любому представителю сильного пола.

— Американцам почему-то всегда кажется, что мексиканцы похожи друг на друга, — улыбнулась девушка. — А ведь это совсем не так. Взгляните на Луиса: у него серые глаза, тонкие губы, каштановые волосы.

Ривердейл оглядел мексиканцев более основательно.

— Кажется, вы правы, сеньорита, — развел руками он. — Американцы — невнимательные люди… Ну что ж, перейдем к делу. Я готов выслушать вас.

— Да, конечно, мистер Ривердейл, — спохватилась девушка. Усадив мужчин в кресла, Кончита Нарваэс осталась стоять на ногах, нервно поглаживая руки.

— Я из богатой семьи, мистер Ривердейл, — начала она прямо. — Мои корни уходят в эпоху Конкисты. Но только что, в этом салуне, я сняла последнюю бывшую при мне драгоценность. Все остальное богатство — золото, брильянты и дорогие украшения — лежат сейчас в горах Уичита. — Она покачала головой и зашагала туда-сюда по комнате. — Наши беды начались в Соноре. Как я уже говорила, моя семья была на виду в Мексике. За нами числились многие рудники и шахты, мы владели богатой землей. Однако в последнее время политическая нестабильность на руку лишь тем, кто зарится на чужое. Очередные волнения в Соноре, в конце концов, заставили нас спешно покинуть Родину и искать убежище здесь, в Штатах.

У меня есть старшая сестра, Долорес. Она вышла замуж за американского полковника и уже давно живет в Сент-Луисе. Мы — я, мой отец, Луис и наш верный слуга Мигуэль оставили Мексику, держа направление на Сент-Луис.

Путешествие через весь Техас было вполне безопасным, на что мы и рассчитывали. Ведь даже в Соноре знали, что после Большого Совета на Медисин-Лодж-Крик, все южные племена — команчи, кайова и кайова-апачи — подписали мирный договор и поселились в резервации. И вот, огибая горы Уичита, мы обнаружили, что за нами следят кайова. — Мексиканка метнула гневный взгляд на индейского пленника. — Они жгли костры, посылая дымные сигналы. Было ясно, что индейцы готовят нападение. Под угрозой оказались и мы сами и фамильные богатства.

— Кончита, — сказал отец, — нам нужно позаботиться о наших сокровищах. Они будут спрятаны там, в горах. Мы с Мигуэлем займемся этим, а вы с Луисом скачите дальше.

— Но что, отец, будет с вами? — задала я вопрос. — И где нам искать золото?

— Думаю, плена нам с Мигуэлем не избежать. Пусть так. Мигуэль знает кайовский язык и он скажет, что за нашу свободу дикарям заплатят богатый выкуп. Мне не под силу будет сбежать от индейцев, но наш верный Мигуэль сделает все возможное, чтобы обрести свободу и показать вам путь к захоронению золота… Поезжайте на юго-восток, в Дир-Сити. Мигуэль найдет вас там.

В фургоне, который тянули мулы, лежало наше добро. Погрузив в мешки золото и драгоценности и оставив все остальное — ковры, картины, посуду — в фургоне, отец со слугой поскакали в горы, а мы с Луисом отправились на юго-восток.

Девушка смолкла и стала вытирать проступившие слезы тонким кружевным платком.

— У нас не было выбора, мистер Ривердейл, — сказала она затем. — Не было. Фургон был слишком громоздким, и даже, если бы мы поделили золото на четыре части, то и тогда бы ничего не вышло! Обремененные тяжестью наши лошади не выдержали бы погони. А она была. С десяток кайова гнались за нами почти до самого Дир-Сити.

Поселившись в «Одиноком Волке», мы еще надеялись первое время, что отцу с Мигуэлем повезет и они останутся в живых и на свободе. Прошел день, затем второй и мы поняли — они либо в плену, либо убиты… Признаюсь, я опасалась самого худшего. Но Бог услышал мои молитвы!.. Спустя неделю здесь появился Мигуэль. Он сумел сбежать из индейского лагеря и сказал, что с отцом будет все в порядке, поскольку краснокожие держат его за ценного пленника, ожидая выкупа.

Да, наш верный Мигуэль сбежал, но заплатил за свой отчаянный побег жизнью. От полученной во время погони пули в бок, он скончался у меня на руках через считанные часы после прибытия.

Это был его второй побег из кайовского лагеря. Лет десять назад Мигуэль попался в плен военному отряду кайова и команчей, проникшему на территорию Соноры, и прожил среди индейцев около двух лет.

Перед смертью он нарисовал карту тех мест в горах Уичита, где они с отцом спрятали золото. Она достаточно подробная, с ориентирами у предгорий, долинами и перевалами в самих горах… Но, мистер Ривердейл, эта карта в наших с Луисом руках — бесполезная штука! Все названия на ней на языке кайова. Если бы Мигуэль был жив, то тогда бы не возникло никаких трудностей. А так, мы просто беспомощные люди… Нам осталось уповать только на вас, мистер Ривердейл. Вы жили с кайова, знаете их язык и горы Уичита. Патрик Килкенни сказал, что Вы порядочный человек и сможете нам помочь… И, знаете, того вознаграждения, что вы получите после вылазки в горы, хватит на то, чтобы всю оставшуюся жизнь прожить обеспеченным человеком… Что вы на это скажете?

В номере стало тихо. Лишь из распахнутого окна долетали звуки улицы, да слышался глухой гомон заполненного салуна.

Ривердейл достал сигарету и принялся сосредоточенно курить…

— «Итак, Килкенни не соврал, — подумал он. — Намечавшееся дело сулило немалые выгоды. Риск, конечно, большой. Военные и охотничьи отряды кайова буквально роятся вокруг этих индейских гор, как пчелы. Но, черт возьми, при удаче мне обещано целое состояние!.. Я ведь хорошо знаком с горами Уичита, есть в конце концов, карта…».

— Позвольте, сеньорита, взглянуть на то, что нарисовал ваш покойный слуга, — попросил он, с силой затушив сигарету в стеклянной пепельнице.

Мексиканка сунула пальцы в нагрудный карман расшитого золотым позументом короткого жакета и извлекла на свет сложенный бумажный лист. Развернув бумагу, она протянула ее северянину.

Ривердейл долго рассматривал карту. Она была действительно подробной, и он, Майлс Ривердейл, помаленьку распознавал отображенные на ней места. И ручьи с долинами, и холмы.

— Гм-м, вот — Кедровый Утес, а здесь — Безумная Скала… — Ривердейл осекся, подозрительно взглянув на индейца. Потом вновь, уже молча, занялся изучением карты, запоминая ориентиры. Не хватало в этой тщательно выписанной женской рукой карте главного. Крестика, либо звездочки, либо любого иного указателя точного места захоронения сокровищ. Ривердейл мысленно снял перед мексиканкой шляпу, а вслух промолвил:

— Весьма предусмотрительно и разумно, сеньорита.

Стройная красавица слегка улыбнулась.

— Простая страховка, мистер Ривердейл. Это копия. Оригинал стал пеплом. Его не видел даже Луис.

Ривердейл взглянул на мексиканца и успел уловить проблеск недовольства на его тонком, в чем-то неискреннем лице.

— Я всего лишь жених Кончиты, мистер Ривердейл, — попытался отшутиться тот.

— «Плохое лицедейство, сеньор Дельгадо, — подумал северянин. — Осторожность невесты тебе явно не по вкусу».

— Стало быть, точное место у вас в голове? — спросил он у девушки, сунув карту в карман.

Мексиканка утвердительно кивнула.

— В конце пути я покажу вам его… Ну, мистер Ривердейл, каким будет ваш ответ?

— Кажется, я готов Вам помочь. Но…

— Цена ваших услуг? — быстро сообразила девушка. — Думается, пятьдесят тысяч американских долларов — неплохое вознаграждение?

В груди у Ривердейла екнуло сердце.

— Договорились, сеньорита… Теперь о Килкенни. Он мой друг и хороший стрелок. Я бы хотел, чтобы он стал участником этого похода.

— Я уже думала об ирландце и не против того, чтобы он поехал с нами. И, заверяю, его также ждет вознаграждение.

— Какое?

— Двадцать пять тысяч долларов.

— Будьте уверены, Патрик с радостью согласится, — с оптимизмом заявил Ривердейл.

Он снова посмотрел на угрюмого индейца, сидевшего в углу.

— Ваши планы насчет этого дикаря.

— До нашего возвращения он посидит у шерифа за решеткой, — сказала девушка. — А после мы его обменяем на отца. Никакого выкупа дикарям, если такая важная персона в моих руках!

В этот момент в коридоре послышались громкие шаги, а чуть позже дверь сотряслась от могучего удара.

— Бродяга Майлс! — пробасили снаружи. — Ты, оказывается, уже полдня торчишь в Дир-Сити, не уделив мне и капли внимания!

Широкая улыбка раздвинула губы Ривердейла, и он, встав на ноги, отворил дверь.

У порога, расставив массивные ноги и уперев в бока похожие на дышла руки, стоял крупный верзила. Его квадратные челюсти ходили ходуном, перемалывая какую-то пищу. В то время как черные кустистые брови человека изображали гнев, в его небольших зеленых глазах плясали озорные огоньки.

— Патрик, ты, ленивый и толстый сукин сын! — с теплотой проговорил Ривердейл, окинув большого ирландца веселым взглядом.

Раскинув руки, приятели заключили друг друга в крепкие объятия.

— Фу! — отстранился Ривердейл с гримасой на лице. — Ну и запах! Прямо как из бочки, в которой заночевал скунс.

— Не будь привередой, Майлс, — загремел ирландец. — Просто вчера я слегка расслабился. Пропустил внутрь всего две литровых бутылки «Тарантул Джюс».

Ривердейл покатился со смеху, стуча кулаком в грудь истинного сына Зеленого Эрина. Мексиканцы смеялись не менее заразительно. Килкенни самодовольно ухмылялся, удовлетворенный тем, что его шутливое объяснение пришлось по вкусу. И вдруг его глаза полезли на лоб. Он встрепенулся, оттолкнул Ривердейла в сторону и с необыкновенной для своей внушительной фигуры резвостью выхватил из кобуры револьвер. Прозвучал быстрый выстрел. Одновременно с свистом пули, отколовшей с подоконника кусок щепы, Килкенни прорычал:

— Ушел, чертово отродье!

Пока он рвался к окну, переворачивая по пути кресла, все увидели, что стало причиной переполоха. Краснокожий исчез! В том углу, где он сидел, валялись лишь его путы.

Ривердейл метнулся за ирландцем и выглянул из распахнутого окна на улицу. Индеец уже был верхом на лошади, и она несла его прочь от салуна, поднимая клубы пыли. Черноухий породистый скакун стрелой летел по Дир-Сити, а прохожие в испуге жались к домам.

— За ним! — рявкнул Килкенни, поворачиваясь к двери.

— Окороти, Патрик! — Ривердейл схватил ирландца за рукав. — Боевое Копье не догонит ни одна лошадь по эту сторону Миссисипи. Тем более твоя пегая, если она все еще носит тебя.

— Так это — Хоан Тоа?! — поразился Килкенни. — Ах ты, краснокожий ублюдок! Вскочил на лучшего в прериях коня!.. Но как же ему удалось избавиться от веревок?

Ривердейл подошел к углу, где сидел пленник, и осмотрел его. Среди веревок лежали осколки разбитой стеклянной пепельницы и темнели капли крови.

— Пепельниц было две, — с вздохом произнесла девушка. — Видимо, когда мы с Луисом спустились в салун, кайова не терял времени даром… Жаль, очень жаль.

— Не то слово, сеньорита! — поправил ее северянин. — Нас будут ждать большие неприятности, если Красный Волк хоть что-то смыслит в английском.

— Наши разговоры, — кивнула мексиканка разочарованно. — Он их слышал.

— Будем надеяться, что бывший пленник, как и большинство кайова, знает только испанский язык, — проговорил Ривердейл, тяжело опускаясь в кресло.

Глава 3

Утром они были уже в пути. Ривердейл правил вороным конем, купленным в одной из конюшен Дир-Сити. Мексиканцы сидели на холеных гнедых, которые верой и правдой служили им еще в Соноре. Могучий ирландец давил своим богатырским весом пегую невзрачную кобылу с хрупким крупом. Кроме гиганта-седока, опухшего с похмелья, этот «вороний корм» — как «ласково» называл своего Росинанта Килкенни — вез громоздкий тюк с провизией и выпивкой.

Ривердейл был хорошо знаком и с седоком и с пегой, и едва улыбнулся, когда эта пара собралась в дальнюю дорогу, а вот мексиканцы, те долго веселились. Им еще не доводилось видеть такого смехотворного зрелища.

— Лошадке не дотянуть и до ближайшего привала, — хохотнул Луис. — Больно уж худа.

— Э-э, амиго, — протянул ирландец басом, — тут нечего волноваться. Взгляните на ноги моей верховой. Это ее главное достоинство!

Упомянутое достоинство пегой было на редкость несуразным. Ее мосластые крупные ноги никак не гармонировали с остальными тщедушными частями тела. Похоже, конечностями она пошла в какого-нибудь предка — тяжеловоза.

Пока мексиканцы подшучивали над ирландцем, Ривердейл думал о своем. И, большей частью, это были не те мысли, какие полнят сердце воодушевлением и радостью.

Вчерашним вечером, обговорив все дела с Кончитой, Ривердейл с Килкенни отправились в номер последнего и отметили встречу достойным возлиянием. В ходе воспоминаний, расспросов и дружеской беседы, ирландец, услыхав об инциденте с Фистом, вдруг обмолвился об одном малоприятном факте, имевшем место еще до того, как ему увидеться с Ривердейлом. Выйдя из своего номера за очередной бутылкой., Килкенни видел в коридоре гостиницы одного из дружков Фиста.

— Эта обезображенная обезьяна, — сказал ирландец, — почему-то торчала не у своих номеров, а в другом конце коридора, неподалеку от двери мексиканцев. И припоминаю, что Джонсон производил впечатление человека, застигнутого за неблаговидными делишками. Когда кто-нибудь натянуто улыбается и бегает глазами, того и гляди, что он подложит кому-то свинью. Тогда я не придал этому значения, мне было наплевать на все, скорей бы залить в пылающее нутро виски.

Ривердейл хмурил брови, приноравливаясь к повадкам новой лошади. Похоже, нас подслушивали, размышлял он. Какого рожна нужно было Джонсону в другом конце гостиницы? Фист явно надумал что-то. Южанин, чувствуется, — хитрая бестия и держит нос по ветру. Но почему же банда вчера слиняла из городка? Может, Джонсон ничего и не услышал! Мы не праздновали День Благодарения и говорили тихо. И мне показалось, что дверь у мексиканцев была основательной и плотно закрыта… Черт, ничего не может быть хуже подвешенного состояния!.. Еще этот сбежавший кайова! Не дай бог, чтобы и с той стороны нас ждали сюрпризы. Северянин вздохнул, мысленно произнес:

— На все воля Божья! — и улыбнулся, вспомнив преподобного Фитцпатрика.

Увидев методиста в номере Килкенни, он впервые в своей жизни чуть было не рассмеялся в присутствии священнослужителя. Мало того, что ирландский пастор внешностью походил на складной метр, так у него еще вдобавок и голос был чудным. Нараспев читая «Евангелие», методист блеял овцой. Его просветленное Христовым учением лицо с широко расставленными влажными глазами, большим носом и длинной челюстью сильно смахивало на лошадиную морду. С виду ему было лет пятьдесят. Заметив вошедших, он отложил «Евангелие», вытянулся во весь свой огромный рост и, глядя на Ривердейла, проблеял:

— Да снизойдет Божья благодать на друга Патрика и да продлятся его дни.

Пока северянин благодарил методиста и жал ему руку, Килкенни поставил на стол бутылку с виски и разложил мясные закуски. Обернувшись к столу, Фитцпатрик принял озабоченный вид.

— Патрик, сын мой, чревоугодие и спиртное тешат беса, но не Господа.

Могучий ирландец огласил комнату своим громким раскатистым смехом, чем-то напоминавшим работу крупнокалиберного карабина.

— Бог ты мой, я не прогадал, когда познакомился с этим нравоучителем… Он меня уморил! Поливает душеспасительными фразами, как заведенный.

— Не упоминай имя Господне всуе, сын мой, — сказал Фитцпатрик. — Если же погрязший в невежестве сделал это, то ему надлежит усердно молиться, а не надрывать глотку гоготом полоумного.

— Вот-вот, Майлс, — давился от смеха Килкенни. — Мой соотечественник — ходячий апостол. Честное слово, мне с ним весело и мне его будет недоставать, когда мы отправимся за…. гм-м… за городок.

Подобное общение разухабистого богохульника с набожным методистом продлилось еще какое-то время, а затем Килкенни бесцеремонно выпроводил его за дверь, сказав, что за бутылкой виски и едой от проповедей соотечественника у него бывает несварение желудка.

— Большую часть жизни Фитцпатрик бродил по Западу, проповедуя переселенцам, — сказал Килкенни после ухода проповедника. — Даже бывал в лагерях команчей и кайова с одним «Евангелие» в руках. И те не тронули его, почувствовав в нем ту силу, какой наделены индейские святые старцы… Теперь вот обосновался в Дир-Сити и спит и видит, как бы возвести методистский храм в этом медвежьем углу… Вообще-то его есть за что уважать, но уж больно нудный, чертов земляк! Я-то с ним сошелся только, чтобы повспоминать об Ирландии, а он взял меня в оборот и давай наставлять на путь истинный. Не пей дьявольское зелье, говорит, не ешь до отвала, не богохульствуй, смиренно поклонись в ножки законной жене и плоди чад. Просто-таки, одолел! Я сначала было развесил уши, вместо виски стал пить лимонад, бобы заменили мне мясо, начал зубрить молитвы. Но дьявол меня разбери, если Патрик Килкенни родился для такого! Уже спустя два дня я набрался в стельку и послал методиста ко всем чертям. А ему все ни почем. Это, говорит, бывает. В гору всегда тяжелей идти, чем скатываться вниз… Короче, Майлс, если честно, то я уже по горло сыт его проповедями. Так оно и шло до твоего приезда: он спасал мою душу, а я тем временем губил ее по всем статьям.

Ривердейла вернуло к действительности громкое чавканье поравнявшегося с ним товарища. Килкенни с удовольствием поглощал куски жареного окорока. К горлу северянина подступила тошнота, и он потратил много усилий, чтобы справиться с ней. Его всегда поражала способность ирландца есть жирную пищу с любого похмелья. Сам Ривердейл в таком состоянии боялся и подумать о еде.

— Патрик, сукин ты сын! — взъярился он. — Что, специально решил угробить меня?

— Дружище Майлс! — охнул Килкенни, разворачивая пегую. — Совсем забыл, олух, что у тебя девичье нутро.

Когда Ривердейл вновь увидел подле себя ирландца, тот щелкал языком, выковыривая спичкой застрявшие между зубов остатки пищи и полоскал рот виски. Ривердейл с вздохом покачал головой.

— Патрик, сколько я тебя знаю, ты либо набиваешь пузо жратвой и выпивкой, либо ковыряешься в зубах. И, похоже, семейная жизнь никак не повлияла на эти привычки.

— Ты о Бесс? — улыбнулся невозмутимый ирландец. — Неплохая, к слову, женщина. Небольшого росточка, стройная, с роскошными рыжими кудрями. Все бы ничего, но она меня достала своими порядками… Видишь ли, Майлс, если человеку придет охота промочить горло спиртным и сытно покушать, он просто садится и утоляет голод и жажду. Эта же рыжеволосая пума вставала у меня на пути с кочергой в руках.

— «Мы договаривались, муженек, — этак мелодично звенела она, — что всему в этом доме свое время? На сон, еду и прочее. Ты теперь добропорядочный семьянин и будешь придерживаться определенных правил». И так изо дня в день. Мне подводит живот, глотка суше ореховой скорлупы, а эта мегера с кочережкой тут как тут. И не дай бог, если я стану настаивать на своем, или прикоснусь к ней пальцем. Она сначала испепеляла меня взглядом, а потом визжала, как тысяча ошпаренных кипятком кошек. И еще ей не нравились мои посиделки в салуне. Она аж тряслась от злости, когда я под хмельком возвращался домой. Проходила тряска, начиналось нудное нытье. Ох, и умаялся я от всего этого! Не таким я представлял супружество. И, однажды, потаскав ее за рыжие кудри и обозвав ядовитой змеей, я вновь стал свободным мужчиной.

— Не жалеешь? — спросил Ривердейл.

— Чего жалеть-то?.. Уж ежели приспичит жениться, то только на той женщине, какая будет похожа на меня.

«Вот это будет пара! — про себя усмехнулся северянин. — Два необъятных живота и не знающие отдыха проспиртованные челюсти».

— Патрик, еще вчера хотел узнать вот о чем, — вслух произнес он. — Каким образом мексиканцы вышли на тебя?

— Забавная история, Майлс, — сделав смачную отрыжку, сказал ирландец. — Они появились в Дир-Сити словно для того, чтобы я не окочурился с голодухи… Минуло, наверное, недели две, как я бросил свою рыжую мегеру. Сижу я в «Одиноком Волке», скучаю. Вся наличность осталась под присмотром Бесс, и в моих карманах было так же пусто, как и в желудке. Уилоугби, надо отдать ему должное, первое время кормил меня в долг, а тут отказал наотрез. Торчи, говорит, в салуне сколько влезет, но не получишь больше ни крошки.

Сижу, как уже сказал, в уголке за пустым столом и слушаю бурчание изголодавшихся внутренностей. Было утро, посетителей никого, и вдруг вижу: в салун заходят наши мексиканцы в своих расшитых национальных костюмах. Они были уставшими, в пыли, от них несло лошадиным потом, но мой наметанный глаз сразу приметил блеск драгоценностей на их руках. Э-э, думаю, вот кто мне поможет! Они к стойке — я за ними. Они заказали холодного лимонада, а я незаметно бросил свою шляпу им под ноги и потеснил их к ней. Глядь — мексиканец наступил на нее.

— Эй, омбре, — возмутился я, отталкивая его и поднимая шляпу. — Что это вы топчетесь на моем головном уборе? — Мексиканцы в два голоса начали извиняться А я им: — Шляпа ни на что не похожа! Куда я теперь в ней?

Мексиканец принялся рыться в карманах. Уилоугби, смотрю, красный от восторга. Я же со сведенными бровями — воплощение праведного гнева. Кончилось тем, что перетрусивший сеньор Дельгадо с испугу дал столько денег, что мне стало стыдно.

— Ке ма да, — сказал я примирительно, возвращая деньги. — Это уже чересчур. Просто угостите меня выпивкой.

Поднял я шляпу, стряхнул с нее пыль и вернулся к столу. Через десять минут в компании с мексиканцами я ел горячие бифштексы, обильно политые соусом, и запивал их хорошим вином. Пошли всякие разговоры, тогда и выяснилось, что Кончите позарез нужен такой человек, как ты, Майлс.

— Ох и пройдоха! — усмехнувшись, сказал Ривердейл. — Ох и прохиндей!

— Может быть, — согласился ирландец. — Однако кто скажет теперь, что мы не на пути к богатству?

Вместо ответа Ривердейл хлопнул друга по плечу и крепко пожал ему руку. Но мысли о бандитах не шли у него из головы. В конце концов он поделился своими опасениями с мексиканкой.

— Спаси и сохрани нас, Господи! — взмолилась девушка. — Эти убийцы способны на все.

Глава 4

К полудню они переправились через обмелевшую Ред-Ривер и углубились в бесконечную прерию, иссеченную оврагами и балками к юго-западу от гор Уичита. Ближе к сумеркам была сделана остановка на ночевку на берегу одного из многочисленных ручьев, впадавших в Красную реку.

Пока Килкенни с мексиканцами поили лошадей и привязывали их к ивам, Ривердейл соорудил небольшой костер для готовки незамысловатого ужина.

Спустя полчаса путешественники, усевшись в кружок, пили горячий крепкий кофе и ели галеты с ветчиной и окороком. Вернее, кофе пили трое. Четвертый, набив рот пищей, то и дело прикладывался к литровой бутылке «Тарантул Джюс».

— М-м, — промычал ирландец, протягивая спиртное спутникам.

Мексиканцы завертели головами, а к горлу Ривердейла опять подступила тошнота. Он еще не отошел от вчерашнего.

— Патрик! — скривило северянина. — Больше не делай этого. Хоть залейся, но не суй мне под нос виски.

— Ну и зря! — ухмыльнулся Килкенни. — Вы все еще пожалеете, когда вас проймет ночной холод.

И тут, совершенно неожиданно, в тишине летней южной ночи прозвучал тонкий блеющий голосок:

— Патрик, сын мой, ты и в дороге продолжаешь тешить дьявола.

Путешественники уставились в ту сторону, откуда исходил голос. Там, в неясном сумеречном свете, стояла высоченная нескладная фигура, державшая лошадь под уздцы.

— Тысяча чертей! — рявкнул ирландец, поперхнувшись. — Преподобный Фитцпатрик! — Он вскочил на ноги с выпученными глазами. — Чего ты здесь забыл, окаянный святоша?.. Ха, а я-то думал, что избавился от этого зануды!..

Ривердейл с мексиканцами хранили молчание, Килкенни бранился в том же духе, а внезапно объявившийся методист, оставив лошадь на привязи, вежливо спросил разрешения присесть к костру.

— Нет, это уже не смешно, — гнул свое ирландец, когда методисту подали кофе. — Чего это на тебя нашла блажь шпионить за нами, а, преподобный?.. Ты уже было принялся за сбор пожертвований на методистскую церковь… Та-а-к! Промочишь свою длинную глотку и катись отсюда!

— Во злобе и ненависти, сын мой, — спокойно парировал Фитцпатрик, отхлебывая горячий кофе, — не может человек постичь душу ближнего. Обуздай страсти, смиренно помолись Господу и садись пить кофе, как и подобает истинному христианину.

Возмущенный Килкенни открыл рот, чтобы исторгнуть нечто нелицеприятное, но слово взял Ривердейл.

— Довольно, Патрик… Кажется, тут нужно кое в чем разобраться без всякой суеты. — Он взглянул на методиста. — Итак, преподобный, Вы — среди нас, однако это не входило в наши планы. Постарайтесь объяснить, что позвало вас в дорогу вслед за нами?

— Что позвало меня в дорогу?.. Как всегда, желание служить Богу.

— Нам не нужны проповеди в пути. Говорите конкретней.

— А если конкретно, сын мой, то я намереваюсь вернуться из этой поездки с деньгами, на которые взведется храм в Дир-Сити. Чтобы осуществить это богоугодное дело, одних пожертвований не хватит. Люди прижимисты, больше думают о сиюминутной выгоде, чем о спасении своих душ… Братья во Христе! — возвысил голос методист. — Не уподобляйтесь сребролюбцам! Покажите себя с лучшей стороны, возьмите меня с собой и уделите хоть малую толику того золота, что спрятано в горах Уичита.

Путешественники удивленно переглядывались, а методист в волнении продолжал:

— Господу богу было угодно, чтобы мне, его смиренному слуге, открылись ваши планы. Патрик во сне проговорился о них, когда я в благочестивом порыве читал «Евангелие» у него в номере.

Преподобный Фитцпатрик умолк, его влажные глаза излучали надежду. Остальные молчали, даже Килкенни перестал жевать, поглаживая квадратный, поросший щетиной подбородок.

Первой нарушила тишину мексиканка:

— Ну, наверное, я должна сказать что-то… Коль золото принадлежит мне, то здесь решаю я… И, может быть, мистер Ривердейл, как руководитель этой экспедиции. — Она оглядела методиста внимательным взглядом. — Падре, все не так просто… Нет, я не о том, что мне будет жалко расстаться с каким-то количеством золота. Дело в том, что мы отправились в опасное путешествие и, как мне кажется, священнику в нем не место. Я — о трудностях пути, об индейской угрозе. Может случиться, что никто из нас не увидит этого золота.

— Дочь моя, — проникновенно заговорил Фитцпатрик, — трудности пути и всякие опасности никогда не страшили странствующих евангелистов. А что касается краснокожих язычников, то тут может статься, что я сослужу вам добрую службу. Кайова и команчи принимали меня в своих лагерях и не сделали никакого зла. Они оставят и вас в покое, если я буду с вами.

При последних словах Фитцпатрика в красивых карих глазах Кончиты Нарваэс появилась заинтересованность. Изогнув дугой темную длинную бровь, она посмотрела на северянина.

— Мое мнение? — спросил тот.

Мексиканка кивнула.

— Что ж. — задумчиво промолвил Ривердейл. — Что-то мне подсказывает, что на этот раз краснокожие окажут преподобному менее радушную встречу… Хотя, я могу и ошибаться… в конце концов, сеньорита, — Майлс поглядел на мексиканку, — нельзя отказываться даже от такого призрачного шанса.

Кончита тепло улыбнулась методисту и сказала:

— Решено, Падре. Вы едете с нами.

Длинное лицо Фитцпатрика приняло умильное выражение.

— Вы сама доброта, дочь моя. Храни Вас Господь!

Стало совсем темно. Свет от костра освещал лишь стволы ближних деревьев, кроны же растворились во мраке. Где-то вдали заунывно плакал койот, совсем рядом, на поверхности ручья, слышно было, как плещется мелкая рыбешка.

— Тихая ночка, — заметил Ривердейл. — Она даст возможность крепко выспаться сеньорите и Фитцпатрику.

Мексиканка недоуменно пожала плечами.

— Только ему и мне?

— Я, Луис и Килкенни, сеньорита, конечно же поспим, но меньше вашего. Нас троих попеременно будет ждать ночное дежурство.

— Это несправедливо! — заявила красавица.

— Сын мой, — поддержал ее проповедник, — ночное бдение должны разделить все.

Вслед за этим прозвучал еще один голос. Однако он не принадлежал ни к кому из тех, кто сидел у костра. Он был резок и насмешлив — в одно и то же время.

— Я освобождаю вас от этих забот, странники! Руки вверх, и ни единого движения.

Джон Фист, самый отъявленный головорез южнее Ред-Ривер, материализовался из темноты с двумя кольтами в руках и хищной ухмылкой на лице. Мгновение — и пятерка его дружков ступила в круг света, полукольцом окружив путешественников. Они стояли с ружьями на изготовку, жилистые руки сжимали их угрожающе крепко.

Дух смерти повис надо берегами безымянного ручья, несшего свои скудные воды в могучую Ред-Ривер. Его чувствовали мексиканцы, его ощущали ирландцы, исподлобья глядевшие на бандитов, от него перехватило дыхание и у обычно невозмутимого северянина.

Майлс Ривердейл слышал, как встревоженное сердце бьет прямо по левому нагрудному карману, в котором лежало нечто такое, от чего необходимо было срочно избавиться. Казалось, это «нечто» прожигает одежду, вонзается раскаленным лезвием в живую плоть. Назревала кульминация, и первой опомнилась Кончита Нарваэс.

— Мистер Фист, — сказала она твердо. — Вижу, вы готовы убить всех моих спутников. Но знайте, я ни под какими пытками не проговорюсь о золоте.

Потом пришел в себя Ривердейл.

— Послушай, Фист, — начал он быстро, с поднятыми руками, — если ты задумал прикончить нас, то это станет твоими самым опрометчивым поступком в жизни. Карты уже нет. Пойми, карты к золоту семьи Нарваэс больше не существует.

Ривердейл с удовлетворением увидел, как вытягивается лицо южанина, как дула его револьверов, дернувшись, стали клониться к земле.

— Соображаешь, что теперь тебе придется считаться с нами? — продолжал северянин уверенней. — Путь к золоту в моей, по твоим словам, упрямой башке…

Заметив тут, что южанин вновь напружинился и предчувствуя, что с его губ должно вот-вот сорваться «обыскать!», Ривердейл громко рассмеялся.

— Я пошутил, Фист. — Его правая рука нырнула вниз к карману. — Карта у меня.

Клочок бумаги сверкнул в воздухе прежде, чем Фист или кто-либо другой из его компании успел выстрелить. Он полетел в костер и тут же воспламенился.

В это короткое мгновение все действующие лица ночной сцены глазели в гробовом молчании на то, как «золотая» карта, обуглившись, вознеслась темным пеплом к небу.

Ривердейл был на волосок от гибели. А всему виной явилась самая настоящая беспечность. Впервые увидев карту, Ривердейл запомнил ее навсегда. Дальше не имело смысла сохранять карту, и он решил уничтожить ее при первой возможности. Но, машинально уложив клочок бумаги в нагрудный карман, Ривердейл начисто позабыл о нем. Выпивка с другом и последующее похмелье, естественно, не есть факторы, которые обостряют память, А когда грянул гром, Майлс Ривердейл моментально вспомнил о том, что допустил грубейший просчет. Ведь расклад был прост: попади карта к Фисту — его и Килкенни услуги оказались бы совершенно излишними. Бандиты, по слухам, любили скрываться от кавалерии в горах Уичита и, наверное, знали на зубок дословный перевод каждой индейской тропки. В результате Ривердейла с Килкенни пустили бы в расход прямо у костра.

К счастью, этого не произошло и Ривердейл мог теперь вздохнуть свободнее. Как, впрочем, — и его спутники. Правда, свободно дышать под прицелом у недругов, начавших разговоры о подлом поступке и дальнейшей судьбе северянина, получалось не совсем здорово.

— Отстрелить башку этой северной скотине! — громко произнес кузен главаря, Том Гардинг, черноволосый недоросток с суетливыми движениями и ехидным, подпорченным оспой лицом. — А его толстого дружка заставить станцевать джигу под пулями!

— Подвесить северянина над костром и, как это делают кайова, поджарить на манер бизоньего окорока! — прорычал смуглый коренастый Питер Финч, В его широком лице не было ничего, кроме звериной жестокости.

Еще двое, Сэм Карлтон и Эд Сеймур, похоже, всегда больше слушали, чем говорили. Они угрюмо стояли и ждали, что будет дальше.

— Пусть заткнутся, Гардинг и Финч, босс! — досадливо поморщился Джонсон. — Если Бог не дал умишка, то и нечего разевать пасть!

— Полегче, ты! — обозлился Гардинг, в его суетливых движениях появилась угроза. — Чертов умник!

— Ты уже давно напрашиваешься на хорошую взбучку, Меченый! — сквозь зубы прошипел Финч с еще большей жестокостью на лице.

— Молчать — вы оба! — наконец подал голос Фист. — Сказали свое, и будет! Лучше разоружите путников, пока мы держим их на мушке. Да не забудьте о зачехленных ружьях на тех лошадях.

Справившись с поручением, Финч вернулся на место, а Гардинг, обезоружив Ривердейла, не преминул поиздеваться над ним.

— Встать, северная рвань! — Его визгливый голос был омерзителен.

Высокорослый, стройный Ривердейл поднялся на ноги спокойно, без какой-либо боязни. Бандит-недомерок рядом с таким атлетом выглядел по меньшей мере смешно. Но его крысиное, в оспинах, лицо рдело от высокомерия и самоуверенности. Как многие недоростки, он питал особую злобу к тем, кто выше ростом.

— Для тебя настали плохие времена, — пролаял он истошно и дважды ударил северянина в живот, под ложечку. Ривердейл даже не покачнулся, а когда разгорячившийся бандит попытался ногой попасть ему в пах, он ушел в сторону и ответил молниеносным ударом правой. Гардинг с расквашенным лицом мешком повалился вниз и не шелохнулся. Дернулись другие бандиты, но их предводитель мгновенно их урезонил:

— Довольно, чертовы ослы! Если еще кто-то из вас без моего приказа сунется к этим, я смешаю того с землей!

Он подошел к костру, вытащил тлеющую хворостину, раскурил сигару и сел напротив Ривердейла.

— Выходит, северянин, мы-таки усыпили твою бдительность, сгинув из городка, — сказал он, глубоко затянувшись. — Ладно, присаживайся и потолкуем.

Ривердейл опустился на землю, поглядывая на Фиста. Обезоруженные путешественники с опаской смотрели то на него, то на остальных бандитов, стоявших по-прежнему с оружием на изготовку.

— А потолковать есть о чем, — промурлыкал Фист с сигарой в зубах, — тем более, что я люблю беседовать по делу… Значит, так. Карты, вроде, легли таким образом, что ты, северянин, вы, дорогая сеньорита, я и мои друзья — теперь одна компания.

Дельгадо при этих словах побледнел и съежился, Килкенни шмыгнул носом, сведя брови, Фитцпатрик, возведя очи к небу, зашевелил губами в тихой молитве.

— Только вы двое, — продолжал Фист мурлыкающим тоном. — Ведь лишние люди в таком деле — они и есть лишние, не так ли, северянин?

Ривердейл сжал зубы так, что под кожей заходили желваки.

— Ну вот что, Фист. Похоже, с самого начала ты собираешься все испортить. Поверь ни я, ни сеньорита Кончита не сделаем отсюда и шагу, если пострадают наши люди. Луис Дельгадо — жених Кончиты. Килкенни — мой лучший друг. А преподобный в лагерях краснокожих свой человек. Так что здесь никто не лишний. Пожелаешь — поедем все вместе, нет — можешь подвергнуть нас с сеньоритой пытке, но о золоте в горах Уичита можешь забыть.

Фист издал короткий смешок, затем, прищурившись, в упор посмотрел на Дельгадо. Под этим ледяным взглядом оробевший мексиканец съежился еще больше.

— Меченый! — позвал Фист Джонсона.

— Да, босс.

— Иди-ка сюда, приятель.

Джонсон подошел к костру и склонился над главарем.

— Te6e не кажется, Меченый, — проговорил Фист с южной растяжкой, — что северянин слишком много на себя берет? Мы ведь все же можем обойтись и без него. Ты же слышал, как сеньорита говорила, что ее жених видел копию карты.

— Точно, босс. Это-то я хорошо слышал.

Фист привстал, шагнул через костер и одним мощным рывком за шиворот поднял мексиканца на ноги.

— Говори, мексикашка, ты видел эту карту?

От бесконечного ужаса серые глаза Дельгадо вылезли из орбит.

— Я… йя… йя… видел ее, — выдавил он кое-как.

— Что за путь к золоту? Какие на нем вехи?

Кончита Нарваэс вскочила на ноги и умоляюще посмотрела на своего бледного, как воск, жениха.

— Молчи, Луис. Он просто пугает тебя.

Но трусость Дельгадо затмила ему рассудок.

— Первая веха — Алхин Доха, — заныл он, и слезы ручьем хлынули из его перепуганных глаз. — Вторая — Адалкаи Доха…

— Так, — энергично заговорил Фист. — Кедровый Утес, Безумная Скала… Дальше!

— Третья… — мямлил мексиканец. — Третья… Я ее не помню! Я больше ничего не помню!

Умытого слезами Дельгадо Фист с презрением швырнул на землю. Он вернулся на место и с ухмылкой поглядел в сторону Ривердейла.

— Тебе повезло, северянин. Ты остаешься в нашей милой компании.

— Спасибо, — поблагодарил Ривердейл громко и добавил тише: — Учтивейший сучий выродок, помесь кабана и гремучей змеи.

Он не мог знать, что слух у Фиста был таким же тонким, как и его знаменитое чутье. Бандитский кулак мелькнул в воздухе, и Ривердейл залился кровью.

— Про себя, — ощерился Фист, подав корпус вперед. — Советую отныне величать меня про себя… Карлтон и Сеймур — стоять на страже! Всем другим, — он кивнул на распластанную фигуру Гардинга, — желаю такого же крепкого сна. Впереди у нас непростая дорога.

Ривердейл лег, натянул к плечам одеяло и стал зализывать рассеченную верхнюю губу. Действительно, дорога обещала быть непредсказуемо опасной в этой «милой» компании отъявленных головорезов. Случиться могло все, что угодно. А пока можно было перевести дух. Пока.

— Кончита, — послышался жалобный голос Дельгадо. — Я не хотел…

Звонкая пощечина оборвала речь мексиканца.

— Подонок! — заклеймила его девушка. — Не смей больше соваться ко мне.

Чуть позже Ривердейл ощутил на своей руке легкое прикосновение женских пальцев и услышал тихий шепот:

— Мистер Ривердейл… Луис… он оказался таким мерзавцем. Я угадывала в нем робость, но докатиться до подобной трусости!..

— Что мне сказать?.. Ведь он Ваш жених.

После короткого молчания в шепоте Кончиты Нарваэс преобладали ледяные тона.

— Выйти замуж за труса?!.. Никогда!

Глава 5

— Извините, лейтенант. Но когда же, черт возьми, кончится этот беспредел? Вам, военным, давно уже пора, засучив рукава, взяться за эту проклятую банду. Люди запуганы, шерифы только горазды бить себя в грудь, когда опасность за три-девять земель от них. А мне, добропорядочному коммерсанту, одни убытки. Сходите на двор и вы увидите гору расстрелянных бутылок! Посмотрите на эти стены — они похожи на решето! Загляните в кладовую: припасов — кот наплакал! Еще один визит Фиста — и я пойду по миру с протянутой рукой.

Том Уилоугби хмурил брови, судорожно водя полотенцем по отполированной стойке бара. Его лысина блестела от пота, водянистые зеленые глаза светились недовольством.

Тот, к кому были обращены эти слова, лейтенант Челси из форта Силл, молча пил свой лимонад. Его точеное орлиное лицо с синими глазами не выражало никаких чувств. Он устал от этого бесконечного нытья. Везде одно и то же: испуганные взгляды горожан и ворчливые претензии владельцев гостиниц и салунов.

— По-вашему, Уилоугби, выходит, что мы задарма едим армейский хлеб. — Лейтенант кивнул на своих десять кавалеристов, сидевших в салуне за военными пайками. — Что нам до одури нравится целыми днями болтаться в седлах… Да взгляните на солдат! На их исхудалые лица и оборванную форму! Понюхайте, чем пахнет мой офицерский мундир! — Он снял широкополую шляпу и протянул ее салунщику. — Попробуйте на вес этот головной убор. От пота, грязи и пыли он оттянет вам руку.

Когда Уилоугби отказался принять шляпу, офицер в раздражении метнул ее на стойку. Наступило молчание. Постепенно лицо салунщика прояснилось. Он отошел к полкам и вернулся с бутылкой виски.

— Ладно, лейтенант, всем нам, наверное, тяжело по-своему. Выпейте лучше стаканчик «Олд Джо Кларк».

Военный одним глотком опустошил стакан.

— Спасибо, — буркнул он, передернувшись.

— Еще?

— Хватит… Значит, Фист убрался отсюда вчера?

— Эх, лейтенант, вам бы приехать сюда днем раньше!

— Фист — хитрая зверюга, Уилоугби. У него и звериное чутье. Нам не было бы так трудно, если бы мы имели дело с обыкновенным бандитом. Я охочусь за ним давно, но он всякий раз показывает мне хвост… Думаю, однако, его везению приходит конец.

— Откуда такая уверенность? — спросил салунщик заинтересованно.

Лейтенант глазами показал на сидевшего в углу индейца.

— Это Уичита Джо. Лучший из всех знакомых мне следопытов. Примкнул к нам третьего дня, а я уже самого высокого о нем мнения. Читает следы, как мы — свежую газету.

— Приятно слышать лейтенант. За все последние дни это самая добрая новость… Послушайте, Челси, а не сходить ли нам на кухню? Вашу ораву мне, конечно, не накормить, а для вас кое-что вкусное найдется.

Лейтенант устало, с едва заметной улыбкой, покачал головой.

— Благодарю за приглашение, Уилоугби. Я сам выбрал себе профессию, и солдатский скудный паек — моя постоянная походная еда.

Салунщик с уважением взглянул на военного.

— Извините, Челси, за мое брюзжание. Вы достойный армейский человек… И когда вы тронетесь дальше?

— Завтра. Нужно дать хороший отдых и людям и лошадям.

Челси прошел через полупустой зал к своим солдатам и присел за отдельный столик, на котором капрал уже разложил для него закуску: сухие галеты, копченое сало, кусочек оленины и кое-какую зелень.

Минуты через две он увидел, как двое подручных салунщика поставили на солдатский стол ящик с лимонадом.

— Холодный напиток — для сухих военных глоток! — выкрикнул Уилоугби из-за стойки.

Лейтенант улыбнулся, слушая грубоватые благодарности своих подчиненных. Чем был доволен он на сей момент, так это тем, что под его началом служила десятка выносливых, крепких, отважных кавалеристов, готовых по первому зову броситься за ним в огонь и в воду. «Ну, кроме одного», — подумалось ему, когда его взгляд упал на угрюмое лицо рядового Рейнольдса. Тот был коренным южанином — из Джорджии, и этого было достаточно, чтобы с ним возникали разные проблемы. Характера он был злобного, часто норовил нагрубить капралу. Другие солдаты сторонились его, называя за глаза «недобитой южной голытьбой» за то, что он был уверен в реванше Конфедерации. Дважды капрал Соммерсби пытался ввязаться с ним в драку, но оба раза Челси охлаждал его пыл.

— «Может быть, и зря, — думал Челси. — Надо было дать здоровяку-капралу намять бока паршивой овце, портящей все стадо. Эти его вечные слова о тщетности наших усилий! Капля за каплей они в конце концов расхолодят и самого покладистого солдата».

Лицезреть угрюмую физиономию Рейнольдса лейтенанту никогда не нравилось и он бегло осмотрел остальных подчиненных. Да, несколько испитые лица, усталые позы, грязная одежда. Но это были настоящие бойцы, прошедшие с ним не одну сотню миль. Дай Бог, чтобы они всегда оставались верными присяге и своему командиру! Верится, у них есть для этого все данные.

— Рейнольдс! — послышался грубый окрик Соммерсби.

Лейтенант взглянул на выходца из Джорджии. Тот, вытянув руку с бутылкой, поливал пол прохладительным напитком.

— На кой черт мне это пойло! — прошипел он брезгливо. — Налил же салунщик виски лейтенанту. Пусть и нас облагодетельствует, а, ребята?

Солдаты молчали, устало взирая на очередную выходку сослуживца. Капрал Соммерсби с раздувающимися ноздрями на крупном мясистом лице поднялся с места и встал перед Рейнольдсом.

— Ступай к мистеру Уилоугби и извинись, — требовательно проговорил он.

— Да катись к дьяволу, боров! — был ответ конфедерата.

Верхняя губа капрала затряслась, как в лихорадке. Он схватил Рейнольдса за плечи и швырнул в сторону от стола. В воздухе мелькнули ноги бунтаря, а секундой позже его тело рухнуло на пол. Он вскочил на ноги быстро, приготовившись к драке, в которой у себя на Родине и в войсках слыл за неплохого боксера. Но драки не вышло. Соммерсби, со своими медвежьими ухватками, сгреб Рейнольдса в кучу и начал мять с таким остервенением, что у того затрещали кости.

— Хватит, капрал! — дико взвыл он, перестав дергаться.

— Ну что, сволочь! — проскрежетал Соммерсби, поднимая за шиворот соперника на ноги, — пойдешь извиняться?

— Иду!.. Иду!..

Помятый Рейнольдс поплелся к стойке и что-то пробурчал салунщику. Вернувшись на место, он остался сидеть с поникшей головой.

Лейтенант Челси за время потасовки не проронил ни слова.

— Думается, Соммерсби, теперь, — сказал он, — этот наглец больше не станет чесать своим длинным языком. Поделом ему!

Лучше бы он промолчал. До сих пор Рейнольдс таил обиду лишь на капрала Соммерсби, в частном, так сказать, порядке. Отныне же в нем поселилась лютая ненависть ко всему, что было связано с экспедицией спецотряда из форта Силл.

Весь следующий день отряд был в пути. Проводник Уичита сразу обнаружил, что банда Фиста преследовала какую-то группу из пятерых верховых людей.

— Уверен, — сказал Челси Соммерсби, — этим путникам уже не поздоровилось.

— Похоже на то, — согласился капрал. — Уичита Джо выяснил, что Фист по ходу движения держал их в поле зрения.

Меднокожий проводник, сплошь татуированный племенной «енотовой» раскраской, четко проговорил на хорошем английском:

— Техасец ждал ночи. Он нанес удар, когда белые путники остановились на ночлег.

Челси взглянул на индейца и вновь поздравил себя с тем, что ему встретился такой замечательный следопыт. Это было большой удачей. Лейтенант начал ему симпатизировать почти с первого взгляда. И не только за его мастерство в следопытском деле. Уичита внешне был очень примечательным человеком. Высокий, стройный с орлиными чертами и броской татуировкой он, как две капли воды, походил на чеканный силуэт вождя на дарственных правительственных медалях. Своим малым крапчатым пони он правил с необыкновенной грацией и красотой, приковывая одобрительные взгляды опытных кавалеристов-наездников.

— Почему Уичита Джо странствует по прериям, а не живет со своим народом? — поинтересовался у него Челси между прочим.

— Уичита Джо родился не для того, чтобы гнить в резервации, — гордо ответил индеец. — Он любит свободу и передвижения.

— Так ты что, совсем не бываешь в резервации?

— Иногда. Повидаться с родственниками.

— Ну и как им там живется?

— Плохо. Народ голодает, пьет огненную воду,

— Что, все увлекаются спиртным?

— Многие. Индейский дух слабеет, если нет кочевок, охоты и войны. — Индеец устремил свой орлиный взгляд вдаль. — Когда-то уичита были великим народом. Они всегда были готовы постоять за себя. Их боялись не только какие-нибудь бидаи, аранавы или понка — команчи и апачи не смели поднять Топор Войны на союзные племена уичита — тавакона, вако, тавехаши и юскани. Мы были великим народом еще во времена Коронадо, когда он побывал на нашей Родине и назвал ее страной Кивира.

— И как же уичита растеряли свою славу? — спросил Соммерсби. — Теперь твое племя — на удивление мирные люди.

— В 1759 году этого не могли сказать испанские солдаты, пришедшие на Ред-Ривер для усмирения союзных племен, а получившие такой отпор, что больше их никогда не видели… Эти «мирные люди» храбро сражались не так давно с независимым Техасом… Техасцы! Это они подлостью и вероломством сломали хребет моему народу.

— Хм-м, так вот что заставило Уичиту Джо примкнуть к нам — ненависть к техасцам!

— Это — главная причина, — согласился краснокожий. — И поэтому я поехал бы с вами и без вознаграждения.

— Уичита Джо, — улыбнулся лейтенант, — его все равно получит. И пару армейских лошадей, и новый карабин, и боеприпасы.

— Никогда не заглядывай вперед, бледнолицый вождь, — нахмурился индеец. — Все в руках Великого Духа, он может прогневаться.

— Хорошо, Уичита, — посерьезнел Челси. — И у моего народа заглядывать в будущее — плохая примета.

Отряд продолжал ехать на северо-запад, к горам Уичита под белым раскаленным солнцем, источавшим нестерпимый зной.

Глава 6

Джон Фист, не смотря на утреннюю прохладу, пробудился от сна в холодном липком поту. Кошмар, который часто донимал его. на этот раз был особенно отчетлив. Решительное лицо неугомонного лейтенанта Челси стояло перед его взором и исчезло только тогда, когда он встряхнул головой и протер испуганные глаза. Военный из форта Силл крепко держал Фиста за горло во сне, и тот с дрожью в пальцах коснулся шеи.

— Дьявольщина: — шепнули бескровные губы бандита.

Он достал длинную сигару и раскурил ее. Прохаживающийся возле Сеймур, дежуривший в утренние часы, присел к костру и раскурил сигарету.

— Неважный у тебя вид, босс, — сказал он, поглядывая на Фиста.

— Дурные сны, Эд… Как дежурство?

— Нормально… Карлтон сказал, что братишка, очухавшись, взялся было за нож. И что?

— Успокоился, когда Сэм передал ему твои слова.

— Чертов недоумок!.. Ни росту, ни мозгов!

— А что привиделось-то, босс?

Состроив недовольную гримасу, главарь сплюнул в костер.

— Опять Челси!.. Чует сердце — он быстро следует за нами.

— Надо бы уносить ноги, а, босс?

— Нет, мы останемся здесь и предадимся пьянству! — косо взглянул на Сеймура Фист. — Буди всех, да побыстрей!

Бандит резво подчинился и растолкал спящих. Его товарищи, словно чуткая волчья стая, моментально приняли вертикальное положение с оружием в руках. Пленники просыпались медленно, с какой-то обреченностью во взглядах и движениях, под заунывные молитвы тощего методиста.

Килкенни с опухшим, как всегда, лицом, обозвав соотечественника неприличным словом, с надеждой посмотрел на тюк со своей провизией.

— Эх, глоток виски мне бы сейчас не помешал.

Том Гардинг с раздувшимися губами и правой щекой, шагнул к нему. Взявшись за штаны чуть ниже пояса, он ухмыльнулся:

— Чем ходить в кусты, может, угостить тебя, толстая ирландская образина!

— Том! — голос Фиста был скорее насмешлив, чем строг. — Если ирландцу позволить заняться тобой, то твоя рябая рожа будет выглядеть еще краше.

Бандиты захохотали, а униженный Гардинг злобно посмотрел на родственника. Тот тут же стал опаснее готовой к броску кобры.

— Не смей глазеть на меня так! За такие взгляды я разнесу на куски даже собственного брата!.. А теперь попроси извинения у дамы за свои жесты и слова и принеси выпить ирландцу.

Гардинг знал, что перечить Фисту было нельзя и, извинившись перед мексиканкой, сходил к тюку за выпивкой. Довольный Килкенни любовно зажал бутылку в руке и принялся делать затяжные глотки.

Ривердейл с интересом взглянул на главаря.

— Откуда столько неожиданной заботы, Фист?

Положив подбородок на поднятое колено, Фист мягко сказал:

— Ну, мы ведь теперь компаньоны, северянин. У нас общие проблемы, одни задачи.

— Похоже, что так… Общие проблемы вплоть до того места в горах Уичита, где спрятаны сокровища семьи Нарваэс. А потом ты с радостью расстреляешь и меня и Килкенни, и даже методиста.

Узкое лицо Фиста приняло выражение крайней обиды.

— О чем ты говоришь?.. Клянусь, не будет никакого расстрела, если ты без всяких подвохов доставишь меня к золоту. — Фист наклонился вперед в попытке говорить искренно и задушевно. — Смотри, северянин, тебе обещано пятьдесят тысяч долларов в качестве вознаграждения. Значит, там этого золота навалом. Его хватит на всех нас… Конечно, сеньорита Кончита тут хозяйка. Скажем, даст она мне тысяч этак пять, и этого будет достаточно. А моим парням — и того меньше… Ну что поделаешь, северянин, коль мы прознали о сокровищах?! Сеньорите придется малость раскошелиться, только и всего… Обещаю, в конце мы разойдемся с миром и поминай, как каждого звали!

Ривердейл кивал бандиту, но не верил ни одному его слову. Это говорил кровожадный убийца, которого целиком захватила золотая лихорадка. При виде сокровищ, позже, за него станут говорить его револьверы. И не поздоровится никому. Сыграют в ящик даже его закадычные дружки.

— «Но деваться некуда, надо ехать, — с грустью подумал он. — В дороге, может быть, удастся что-нибудь придумать».

Глава 7

Гуи Гуадал — Красный Волк, военный вождь кайова из топотоги — семейной общины вождя Тсен Тайнте — Белой Лошади, сидя с дымившейся трубкой у очага, был задумчив. Его блестящие как у гремучей змеи, черные глаза смотрели на танцующие языки пламени безотрывно. На оживленный шепот двух сестер, тихую беседу матери с отцом и возню молоденькой жены с ребенком он не обращал никакого внимания.

Все мысли Гуи Гуадала были о предстоящем военном походе в горы Уичита. Только он мог спасти его от ужасающей бедности и связанного с ней жалкого существования дапома-бедняка и унизительного позора. Все его украшения, богатое оружие, награбленное в набегах добро и — о, великие духи-покровители! — весь табун из двадцати пяти прекрасных лошадей — все это пошло в уплату за дряхлого мексиканца, оказавшегося твердокаменным идолом. Ни угрозы, ни пытки не помогли выжать из него и слова о захороненных им в горах Уичита богатствах. К несчастью, военный вождь переусердствовал — ценный пленник испустил дух от пытки огнем. Стремление заполучить все золото сразу сыграло с индейцем злую шутку. Будь старик жив, он сумел бы получить за него громадный выкуп.

А сколько было надежд, когда он, Гуи Гуадал, рвался на Хоан Тоа к лагерю Тсен Тайнте с подслушанной тайной о золоте. За сутки он проведал, что мексиканец находится в топотоге Тейбодла, знаменитого вождя кайова. Зная, что Тейбодл ждет хорошего выкупа, он решил завалить, засыпать его всем своим имуществом, только бы получить желаемое. И что ж, удачливый вождь стал еще богаче, а на него, как на сумасшедшего, соплеменники, покачивая головами, уже показывают пальцами!

Красному Волку осталось одно: военный поход в горы Уичита, куда, должно быть, устремились те белые люди из Дир-Сити. Он немного знал английский язык и слышал, как высокий американец говорил об Ахин Доха и Адалкаи Доха.

Но даже сейчас, когда до назначенного часа оставались какие-то мгновения, Гуи Гуадал нервничал. Те воины, каких он позвал с собой в поход, не дали вразумительных ответов, сказав, что подумают. Неудачный налет за лошадьми в Дир-Сити, который возглавлял он, обернулся катастрофой. Погибли воины, и кайова, кажется, перестали доверять Красному Волку, как организатору военных походов.

Докупив с беспокойством в душе последнюю трубку, Красный Волк подал знак родным, чтобы те, по обычаю племени, очистили жилище.

Оставшись в одиночестве, он взял в одну руку деревянный обруч, а в другую — тонкую хворостину. Затянув Гуа Дайгиа — Дорожную Песнь, он принялся медленно отбивать такт хворостиной по обручу.

За последние два года Красный Волк часто, с острой болью в сердце, вспоминал своего великого родственника, Дохасана, Маленького Утеса. Тот имел огромный авторитет у кайова, безраздельно правил племенем три десятка лет и был необыкновенно добрым и щедрым ко всем, особенно к близким. Это он, словом и делом, помог Красному Волку завоевать репутацию военного вождя. Везде и всюду, в зимних лагерях, на Больших Советах, при проведении Солнечной Пляски Дохасан хвалил его, предрекая счастливую судьбу тойопки — великого военного вождя кайова. Такая агитация не могла не дать плоды. Многие стали считать Красного Волка, уже отличившегося несколько раз на Военной Тропе, одаренным молодым человеком с большим будущим. Мало кто сомневался, что со временем он займет достойное место среди ондейдо — лучших людей племени.

Но со смертью Маленького Утеса для Гуи Гуадала настала трудная пора. Какие бы военные подвиги он теперь не совершал, это не делало его более знаменитым. Ибо уже не было того, кто их славословил. И напротив, любая маленькая неудача на военных тропах била по престижу Красного Волка довольно основательно. Кончилось тем, что поход за лошадьми в Дир-Сити под его руководством кайова метко окрестили «Волчьим провалом». А это значило, что отныне Красный Волк попадал в число тех военных вождей-неудачников, которые водили за собой смехотворно малое количество воинов.

И тем не менее, не взирая на все эти удары судьбы, в груди Гуи Гуадала теплилась еще надежда восстановить пошатнувшуюся репутацию. Только бы не подвели друзья-товарищи. Ведь каждому из них он пообещал невиданное богатство. Кайова нынешних дней чуточку отличались от своих отцов, презиравших блеск золота бледнолицых. Они сейчас поняли, что с его помощью можно достичь твердого благополучия среди народа квуда — «выходящих на свет»

Сердце Красного Волка сладко дрогнуло, когда в его жилище вошли первые три воина — Белая Птица, Ночное Облако и Летящий Камень. Взяв приготовленные хворостины, они сели к очагу и застучали по деревянному обручу в такт Красному Волку. Потом пришли еще трое. Вскоре десять молодых кайова, включая хозяина жилища, стройно тянули Гуа Дайгиа.

На утренней заре из лагеря Тсен Тайнте по направлению к горам Уичита выехала группа кайовских бойцов, возглавляемая Гуи Гуадалом — Красным Волком. Обнаженные до набедренных повязок, с короткими копьями, щитами, луками и ружьями, они выглядели воинственно и грозно.

Глава 8

Меднокожий Уичита Джо впервые за много миль придержал бег своей крапчатой лошади с видом человека, к которому пришло какое-то решение. Лейтенант Челси это понял и поднятием руки заставил отряд остановиться. Поравнявшись с индейцем, он стал ждать, что тот скажет. Краснокожий молчал долго, устремив взгляд к близкой уже гряде гор Уичита.

— Смотри, бледнолицый вождь, — наконец проговорил он, указывая на изрытую копытами землю. — Что ты видишь?

— Здесь проехали люди Фиста и его пять пленников, — пожал плечами лейтенант.

— Правильно, — кивнул краснокожий индеец. — Куда они направляются?.. Почему их след прям, как полет ворона?

— Должно быть они знают, куда ехать.

— Верно… И куда же они едут?

Лейтенант Челси, обведя взглядом необъятные просторы прерий, остановил его на горной гряде.

— Похоже, в горы… Банда часто бывала там…

— Конечно же, в горы. Но они велики. Куда именно теперь держат путь техасцы?

Лейтенант устало покачал головой

— Я впервые с западной стороны гор… Какая разница? Мы теперь крепко сидим у Фиста на хвосте.

— Бледнолицый вождь с помощью Джо догонит Фиста. Точно. Но что будет дальше? Погоня, стрельба, убитые пленники и солдаты.

— Хорошо, что у тебя на уме, Уичита?

Краснокожий расправил плечи с важным видом на лице.

— Если Фист едет в горы, то единственный проход в них здесь, у Кедрового Утеса. По правую руку от входа стоит кедровая роща. Хорошее место для засады.

— Какая засада, Уичита?! — вспыхнул лейтенант. — Как мы ее устроим, если банда впереди нас прямо по курсу?!

Широкая улыбка индейца и его веселые, с прищуром, глаза заронили в сердце лейтенанта Челси надежду.

— Видишь те предгорья? — рука Учиты Джо указывала на пересеченную балками и оврагами местность слева от отряда. — В них есть одна глубокая лощина, которая, петляя и змеясь, выходит прямо к той кедровой роще. Техасцы скачут медленно, мы пустим лошадей в галоп. Лощина глубока и в отдалении, нас не будет слышно.

Челси в волнении покусывал верхнюю губу. Индеец подал ему замечательную идею, и он весь был в ее власти.

— Соммерсби! — позвал он затем кряжистого помощника — Сюда!

Уичита Джо, лейтенант и сержант провели короткую беседу, после которой спецотряд из форта Силл резво помчался в сторону овражистых предгорий.

До Кедрового Утеса, ощетинившегося высокими кедрами и соснами, оставалась считанная миля, когда Джон Фист отдал приказ ехать шагом.

— Ну все, ребята, — облегченно вздохнул он. — Кажется, нам уже ни к чему гнать лошадей. Кавалеристов не видно, а там, за Кедровым Утесом, мы отыщем такую каменистую тропку до Безумной Скалы, что они и вовек не найдут наших следов.

Он подъехал к Ривердейлу и дружески заговорил с ним.

— Вот ты, северянин, в душе, наверное, считаешь меня и моих парней конченными кровавыми разбойниками. Ведь так?.. Но ты подумал о нашей Родине, об истерзанном Юге, где тех, кто родился на нем, победители помыкают почем зря? Гордые южане повсеместно терпят унижения. Мое сердце обливается кровью при виде всего этого дерьма…

— И руки тоже, — смело вставил Ривердейл. — Послушай, Фист, в той войне были победители и побежденные. Генерал и джентльмен Роберт Ли подписывал капитуляцию не за тем, чтобы на Юге продолжалась вакханалия. Предстань ты, его храбрый, наверное, солдат перед ним, он бы не стал гладить тебя по головке.

— Наш главнокомандующий был хорошим генералом, слов нет. Но ему не хватило твердости… А теперь насчет рук. Я не сделал и половины тех убийств, которые повисли на мне… А те, что я совершил, были по делу. — Фист обернулся к Кончите Нарваэс и растянул губы в улыбке, больше похожей на волчий оскал — Вот, сеньорита, не даст мне соврать. Она видела, как я прострелил живот шерифу Симмонсу. А за что? Этот наглый малый пытался выгнать нас из Дир-Сити. Да кто он такой? Вышвыривать Джона Фиста из родных мест! Также и с остальными. Все они норовили дать мне пинка.

— У тебя дурная репутация, Фист, — проговорил Ривердейл ровно. — И с ней тебе долго не продержаться в этих краях.

Южанин огласил округу громким смехом.

— Этот парень читает мои мысли, ребята! Наша репутация и впрямь слишком дурна, чтобы мотаться по Югу. Нас здесь не понимают. Вот даст нам сеньорита немного золота, и никто больше не услышит о банде Фиста. Мы навсегда сгинем в Мексике.

— Никому не скрыться от божьей кары, — возвестил методист угрюмо. — Ни в Мексике, ни где бы то ни было.

— Я попробую замолить свои грехи, Ваше преподобие, — осклабился бандит.

— Это будет трудно сделать, — проблеял Фитцпатрик. — Убийство — тягчайший грех!

«Бандюга пытается казаться своим парнем, — подумал Ривердейл. — Откровенничает, вспоминает о Боге. Хитрый лис!»

Северянин тяжко вздохнул. У пленников за все время пути не было ни единого шанса вырваться на свободу. Бандиты зорко стерегли их, не теряя бдительности ни на минуту. Этот шанс мог появиться только в горах. На какой-нибудь круче или горной узкой тропе попытка завладеть оружием не будет выглядеть столь уж безнадежной, как на открытой, голой прерии.

Путники медленно приближались к горам Уичита. Уже можно было хорошо рассмотреть складки холмов, поросшие смешанным лесом, высокие скалы с соснами и обнаженные остроконечные утесы.

Проехав мимо кедровой рощи, они направили лошадей вверх по тропинке, ведшей к широкому проходу в горы. И тут, совершенно неожиданно, впереди из-за обломков скальных пород, торчавших по обе стороны тропы, выскочила пятерка верховых солдат во главе с офицером. Их появление было так внезапно, что обескураженные бандиты только в испуге вытаращили глаза и приоткрыли рты.

— Бросьте оружие! — приказал офицер, грозно посматривая на бандитов.

Те колебались, некоторые из них поглядывали назад, думая об отступлении.

Офицер взмахнул рукой, и из кедровой рощи выехало еще столько же солдат с индейцем. Обратная дорога была заблокирована!

— Бросьте оружие! — повторил офицер со сталью в голосе. — А пленники пусть отъедут подальше.

Все ждали каких-нибудь действий от Фиста, но тот, казалось, был в шоке. Первым открыл пальбу его Неуравновешенный, суетливый кузен-коротышка. Одна из его пуль свалила грузною сержанта, другая сбила с офицера армейскую шляпу.

Прежде чем начаться ожесточенной перестрелке, Ривердейл, а за ним и все его товарищи по путешествию, спрыгнули с лошадей и распластались на земле.

Бой на каменистой тропе был коротким. Обреченные бандиты сражались с превосходящими силами кавалерии не более тридцати секунд. Когда пороховой дым рассеялся, они остались лежать на тропе в неестественных позах мертвецов. Пятеро. Шестой, Джон Фист собственной персоной, поднялся с земли с поднятыми руками.

— Эй, Челси! — крикнул он громко. — Мой брат всегда был ершистым тупицей. Я не хотел драки, и, думаю, заслужил справедливого суда. Проверьте мои револьверы — они холодней фригидной женщины.

Вытащив «кольты» из кобур, он швырнул их к ногам лошади лейтенанта.

Челси спустился на землю и подошел к телу Соммерсби. Перекрестившись, он тихо сказал:

— Это был хороший солдат… Бэртон!

— Да, сэр! — откликнулся высокий светлоусый кавалерист из той партии, что встретила банду спереди.

— Отныне ты за сержанта… Посчитай наши потери!

Послышалась солдатская перекличка.

— Кроме Соммерсби, никаких потерь даже ранеными, сэр, — отчитался Бэртон.

Лейтенант кивнул и долго смотрел на головореза-южанина, за которым гонялся бессчетное количество дней. Сейчас у него прямо-таки чесались руки прикончить подлеца на месте, но стрелять в безоружного ему не позволяли ни совесть, ни офицерская честь.

— Тебя ждет виселица, Фист, — сухо проговорил он, оставаясь стоять на месте. — Уж я постараюсь доставить тебя к висельному помосту в целости и как можно быстрей… Бэртон!.. С вязать бандиту руки самыми крепкими узлами! Сделаешь это, собери трофейное оружие, поймай всех лошадей и проследи за тем, чтобы для погибшего вырыли могилу.

Он прошел мимо Фиста. которого уже вязали солдаты, к группе бывших пленников.

— Вы слышали, меня зовут Челси, — сказал он. — Гордон Челси.

Каждому он протянул руку. С миловидной девушкой он знакомился с краской на щеках.

— Извините, сеньорита, за мой потрепанный вид. В форте Силл я выгляжу куда лучше.

— Не сомневаюсь, мистер Челси, — улыбнулась Кончита Нарваэс. — Спасибо. Вы вытащили нас из настоящей беды.

— Я выполнял свой долг, сеньорита… Позвольте полюбопытствовать, что хотели от вас бандиты и куда направляется такая пестрая компания: мексиканцы, два ирландца, один из которых проповедник, и северянин?

Девушка взглянула на Ривердейла и, догадавшись по ее лицу, что он полагается на нее, с вздохом пояснила:

— Вы столько для нас сделали, мистер Челси… Но кроме того, что мы едем в горы, я больше ничего не могу сказать. Знаете, в этой стране лучше не распространяться о некоторых вещах… А бандиты… Они собирались спрятать нас в горах Уичита и получить выкуп.

Учтивому офицеру пришлось принять на веру объяснение мексиканки. Действительно, в пограничных областях следовало держать рот на замке.

— Пустое, — махнул он рукой. — Это было чистое любопытство… А люди Фиста свое уже получили… Что ж, господа, остается лишь попросить вашего методиста провести короткий похоронный обряд. А там забирайте своих лошадей, вооружайтесь и — счастливой дороги! Только будьте осторожны: военные отряды команчей и кайова не редкость в здешних местах.

Спустя полчаса, помолившись на могиле сержанта Соммерсби, путешественники отправились в путь. Прощаясь с лейтенантом, Ривердейл посоветовал ему не спускать глаз с Фиста.

— Он всегда будет под присмотром, — пообещал Челси. — До самой виселицы!

Глава 9

В косых лучах заходящего солнца, за Кедровым Утесом путники столкнулись с трудностями горных переходов. Узкая тропа не позволяла расслабиться. Она прижималась к скалистым уступам, ныряла круто вниз, резко взмывала вверх. Лошади дрожали всем телом, храпели, испуганно кося глазами на частые провалы. Люди были не в лучшем состоянии: постоянное напряжение изматывало силы, держало нервы на пределе. Только Килкенни не терял присутствия духа. Покрытый потом и пылью, он бодро распевал ирландские песни, перемежая их либо громким чавканьем, либо бульканьем из бутылки.

В один из моментов, когда тропа расширилась, он поравнялся с Ривердейлом.

— Хлебни-ка виски, дружище… Не хочешь? Ну ладно… Ох и повезло нам, Майлс, с этим лейтенантом Челси. Не будь его, кто знает, что бы нас ожидало… А военному понравилась Кончита, уж поверь старому охотнику до женщин. Но знаешь, Майлс, у девушки на уме твоя особа. Не этот ее трусливый женишок греет ей сердце, а ты. Да где ж тебе это увидеть, холостяцкая душа! Ты слишком застенчив, дружок. Эх, мне бы твою внешность!..

Тропа вновь стала сужаться, и треп веселого ирландца иссяк. Ривердейл, продолжая прокладывать путь, улыбнулся. Неправда, что он ничего не смыслил в женских взглядах. У него были девушки, значился даже один бурный роман в Додж Сити. Патрик этого не знал. Ривердейл не любил болтать на любовную тему. А Кончита ему понравилась, как только он взглянул на нее там, на лестнице салуна в Дир-Сити. Эти большие карие глаза, полнокровные губы, маленькие твердые груди, слегка обозначивающиеся под курткой, изумительно гонкая талия и легкая округлость бедер! Боже, это, наверное, и был тот женский идеал красоты, которого, может быть, бессознательно искал он в этой жизни. Что тут таить, он завидовал Луису Дельгадо! Но врожденная порядочность не позволяла ему вольничать. Были табу, против которых он никогда бы не пошел. И получилось так, что Кончита сама, без какого-либо его вмешательства отвергла своего жениха. В ту ночь она коснулась его руки, и тело его пронзила истома. Он попробовал потрогать ее пальцы — она не отдернула руки. Какой-то миг они гладили пальцы друг друга, а потом одновременно опомнились, испугавшись чего-то необъяснимого.

На дороге к горам Уичита девушка сторонилась Дельгадо и обычно ехала возле Ривердейла. Они вели какие-то там разговоры, но в глубине его глаз и в огромных очах Кончиты горело пламя взаимопонимания, близости и надежды. Ривердейл чувствовал, что что-то должно произойти на трудном пути к сокровищам семьи Нарваэс.

У Безумной Скалы, на небольшом плато с водопадом и быстрым ручьем, путешественники остановились на ночлег. Напоив лошадей, они расселись вокруг костра со съестными припасами. Килкенни с методистом, позабыв о распрях, завели беседу о Родине, милой их сердцу Ирландии. Отвергнутый всеми Дельгадо, хмуро уставившись в землю, грыз травинку и молчал. Девушка сидела к нему спиной, наблюдая за тем, как Ривердейл ломает сучья и подкладывает их в костер.

— Кончита, — позвал ее мексиканец по-испански.

Девушка нехотя обернулась.

— Что еще, Луис?

— Выходит, я для тебя ничего не значу?

— Между нами все кончено. Я воспитана отцом, который. больше всего на свете презирает в людях подлость и трусость.

— Зато я вижу, что между тобой и тем американцем все начинается, — голос Дельгадо задрожал от ревности.

— Теперь тебя это не должно касаться!

— Кончита, — заныл мексиканец. — Не говори так. Я… люблю тебя… И… не знаю, что сделаю, если… если…

— Замолчи! — Девушка поднялась на ноги и зашагала в волнении возле костра.

Присутствующие при этой перебранке путники, не очень сведущие в испанском, молча ждали ее концовки.

— Не смей меня запугивать! — гневно продолжала мексиканка, уже на английском. Ее большие глаза сверкали, — Не смей! Мы чужие люди! Я презираю тебя! Зачем ты здесь? Можешь прямо сейчас убираться отсюда. В Мексике у тебя богатая семья.

Уничтоженный Луис Дельгадо долго, словно в прострации, смотрел в огонь. Наконец шевельнулся.

— Я уеду завтра, — каким-то далеким, не своим голосом произнес он. Встав, он тяжелой походкой отошел от костра и улегся на траве, с головой укрывшись одеялом.

Ужин был коротким и невеселым. Закончив трапезу, мужчины распределили между собой дежурство на ночь. Первую смену должен был отбывать методист, и он, истово помолившись, сел на торчавший поблизости валун в настороженной позе. Килкенни завалился под одеяло с бутылкой виски. Некоторое время были слышны бульканье и причмокивания, сменившиеся богатырским храпом.

У Ривердейла сна не было ни в одном глазу. Он понимал, что прямым или косвенным образом повлиял на разрыв Кончиты с Луисом. Его это угнетало, он не находил себе места, ворочаясь с боку на бок. Так прошел час, затем — другой. Мерно шумел водопад, иногда в верхушках сосен пробегал ветерок. Костер догорал, отбрасывая во тьму рассеянный свет. Ривердейла потихоньку стало клонить ко сну. Веки отяжелели, мысли замедлили свой нескончаемый хоровод. И, вдруг, хруст сучка донесся до его слуха. Не шевелясь, он открыл глаза. Его преподобие, согнувшись на валуне в три погибели, сопел носом в глубоком сне. В стороне от него, вооруженный длинной «навахой», крался мексиканец. У подлеца имелась цель — спавшая Кончита — и он уже был на подходе к ней. Угнетенного состояния Ривердейла, болезненных ощущений вины — как не бывало! Он видел перед собой убийцу, которого следовало обезвредить. Его пальцы коснулись рукоятки «кольта». Он потянул оружие из кобуры и почти выпростал его наружу. И на этом все. Что-то внутри Ривердейла сломалось.

— Дельгадо! — его резкий крик был сродни револьверному выстрелу.

Вспугнутый мексиканец подпрыгнул на месте и, выронив нож, бросился бежать через можжевеловые кусты, куда глаза глядят. А они глядели, но ничего не видели во тьме. В том месте Ривердейл собирал сучья для костра и заметил глубокую, с отвесными краями, расселину среди зарослей можжевельника. К ней-то и стремился мексиканец. Бивуак быстро проснулся. Кончита, Килкенни, проповедник — все они вскочили на ноги с немым вопросом на лицах.

Ответом им был протяжный вопль сорвавшегося в пропасть мексиканца.

Чуть позже путешественники сидели у костра и слушали Ривердейла.

— Мне бы ничего не стоило пристрелить Луиса, — говорил он. — Не знаю… Наверное, я хотел дать ему шанс выжить, но он побежал не в ту сторону. Эта его трусость с бандитами испортила все. Он потерял наше доверие. Похоже, этот поход стал ему в тягость.

— Он превратился в изгоя, — сказал нараспев методист, — и возжелал крови.

— И ты им станешь, старый блеющий козел! — взорвался Килкенни. — Какого черта ты делал на валуне?! Если бы не Майлс, не сидеть бы нам тут, а лежать с перерезанными глотками стервятникам на радость.

— Я и не заметил, как сон смежил мне веки, — пожав плечами, оправдался Фитцпатрик.

— А вот съездить бы по твоей лошадиной морде кулачищем, они б надолго у тебя захлопнулись!

— Не сомневаюсь, что у такого богохульника и пьяницы поднимется рука на слабого, беззащитного проповедника, — горестно проблеял методист.

— Кончай, Патрик, яриться! — вмешался Ривердейл. — Лучше ложись спать, — скоро твоя смена.

Килкенни, бурча что-то под нос, отправился к одеялу, методист снова уселся на валун, а у костра друг против друга остались сидеть северянин и мексиканка. Их молчание длилось достаточно продолжительное время. Оба испытывали одни и те же чувства.

— Майлс, — голос девушки звучал проникновенно. — Ты спас мне жизнь. Спасибо… Знаешь, может быть, когда-нибудь я и смогла простить трусость Луису… Может быть. Но в ту ночь, когда наши руки были вместе, в моей душе произошел перелом. Высокий, красивый, уверенный в себе, ты мне понравился сразу. В ночь перед отъездом из Дир-Сити я видела тебя во сне. Но у нас с Луисом была помолвка, наши отцы хотели этого союза давно. Я была связана обязательствами, хотя никогда по-настоящему не любила Луиса. Я, как это часто случается в богатых семьях Мексики, просто предназначалась в жены потомку такого же славного рода… И вот там, на берегу ручья, в плену у бандитов, я сделала свой выбор…

— Кончита, малышка, я люблю тебя, — нежно проговорил Ривердейл, опускаясь перед красавицей — мексиканкой на колени. Она наклонилась к нему, и их губы слились в долгом ласковом поцелуе под ровный гул Уичитского водопада.

Глава 10

Уичита Джо, известный в селениях своего племени под именем Зоркое Око, возвращался к Кедровому Утесу в приподнятом настроении. Искусно правя крапчатым пони по лощине, он мысленно уже снимал скальпы с тех погибших техасцев. Когда солдаты из Форта Силл сделали привал на берегу ручья, он заявил Челси, что ему опротивела армейская скудная еда и он отправляется на охоту. Этот обман был необходим. Суровый Длинный Нож никогда не дал бы разрешения на скальпирование бандитов. Какими бы отщепенцами они ни прослыли, это все равно были белые люди. Лейтенант оставил их гнить на солнце не погребенными, но кощунства над ними он бы не потерпел.

Уичита Джо схитрил. Но разве у подножия Кедрового Утеса не лежали техасцы — злейшие враги народа уичита? Разве не он устроил им ловушку? Разве не он посоветовал Челси спрятаться за обломками скал на их пути? Это был он, Зоркое Око!

Как будут рады отец, мать, многочисленные родственники! Они затеют пляски, которых давно не было в селениях уичита. Они будут прославлять Зоркое Око. Скальпы бледнолицых повиснут в отчем жилище, на ивовых обручах, как боевой трофей единственного гордого уичита, оставшегося свободным.

У амбициозного индейца от этих мыслей кружилась голова, в убыстренном темпе стучало сердце. И каково же было его разочарование, когда выехав из Кедровой Рощи, он посмотрел на горный склон. Да, на нем лежали пятеро убитых бандитов. Да, их позы и местоположение оставались теми же. Но вместо пышных шевелюр на головах бледнолицых зияли кроваво-красные раны. Скальпов уже не было!

Раздосадованный уичита спрыгнул с лошади и провел короткий осмотр. Тут находились индейцы! Девять, нет, десять воинов. Сняв скальпы, они поехали вверх по тропинке, вслед за пленниками бандитов! Это было недавно, судя по лошадиному навозу. Уичита вскочил на лошадь и погнал ее вверх по тропинке. На горном перевале он остановился. Внизу, прижимаясь к скалам, цепочкой ехали десять краснокожих всадников.

— Кайова! — буркнул уичита недовольно, и, развернув крапчатого, поскакал мимо остывших трупов в прерию к стоянке солдатского отряда из Форта Силл.

— Мигуэль говорил, что они с отцом потратили около десяти часов, чтобы добраться до Сэн-эло Пихо, — сказала Кончита, выехав на вершину перевала одновременно с Ривердейлом. Следом подтянулись методист и Килкенни.

— Мы пробыли в пути больше, — проговорил северянин. — Но они торопились, а нам это ни к чему… Итак, Кончита, значит — Сэн-эло Пихо. Кактусовый полуостров?

— Да, он нам и нужен, — улыбнулась девушка. — Далеко еще?

— Ты вовремя упомянула о нем… Вот он — Кактусовый полуостров во всей своей красе!

Путешественники с интересом глядели вниз на большую долину или плато, в конце которого, далеко вдаваясь в зияющую пропасть, протянулся заросший кактусами «полуостров». Панорама была величественной. Прямо от перевала в захватывающей дух последовательности шла череда широких уступов и террас, заваленных обломками скал и валунами. Через них и между ними узкой искрящейся лентой сбегал стремительный водный поток, исчезавший в темных глубинах пропасти у «полуострова». На уступах одинокими исполинами уходили ввысь сосны, которые, казалось, собирались перерасти окружающие их горы.

— Красота! — молвил Килкенни, позабыв о зажатой в руке бутылке.

— Дикая красота, — поправил его методист. — Только орлам и жить здесь.

В поднебесье, описывая медленные круги, летали два белоголовых орла. Их огромное гнездо топорщилось на верхушке самой могучей сосны.

Ривердейл вопросительно посмотрел на девушку.

— Что дальше, Кончита?

— Заросли китайской вишни, — напрягая зрение и щурясь от солнца, сказала она. — Мигуэль говорил о зарослях китайской вишни, за которыми начинается спуск в ущелье.

— Там они, — Ривердейл указал на густые кущи по левую сторону от «полуострова» — трамплина в пропасть. По правую сторону в нее низвергался стремительный водный поток.

— Поехали! — северянин взмахнул рукой, и компания направилась вниз по едва заметной, петляющей по террасам и между обломков скал, горной тропе. Лошади скорее скользили, чем шли. Их подкованные копыта утопали в толще мелких камней и гравия.

Путники надорвали себе руки, сдерживая животных уздечками. Потом склон стал более пологим, и до зарослей китайской вишни — эготе, на языке кайова, — они доехали без особого труда. Оставив лошадей у кромки зарослей, они продрались через них и оказались среди причудливо иссеченных ветром и временем скальных глыб на бровке плато. Почти у самых ног путников, пугая и завораживая, открывалась бездна. Солнечный свет едва освещал ее далекое дно. Ривердейл пнул камень, и он сорвался вниз. Все затаили дыхание в попытке услышать его падение. Напрасно! В огромном сумрачном нутре пропасти застыла тишина.

— Боже! — выдохнула Кончита.

— Да-а! — протянул Килкенни. — Вот это овражек!.. И, похоже, мы здесь за тем, чтобы в него спуститься?

Девушка немного успокоившись, закивала головой.

— Здесь должна быть тропинка, на этом самом обрыве.

Путники разбрелись по бровке плато, осторожно просматривая стену ущелья.

— Сюда! — послышался возглас Ривердейла.

Он стоял между двух обломков скал, чудом зацепившихся за край горного плато. Здесь начиналась узкая дорожка в ущелье. Она тянулась по стене обрыва наискось и казалось какой-то заброшенной в этой бездонной расщелине. Хрупкий мосток из стволов и веток был переброшен через провал в стене ущелья, и над ним грозя ежеминутным падением, как перст роковой судьбы, на бровке плато возвышался громадный валун.

— Я беспокоюсь о лошадях, — сказал северянин, поглядывая на мост. — Вряд ли они пройдут по нему.

— Мост выдержал их даже с поклажей, — заверила мексиканка.

— Тогда — к лошадям — и да поможет нам Бог! — Ривердейл все не мог оторвать взгляда от мостка. — Проложить его было, по-видимому, нелегко. И кому вздумалось это свершить?

— Мигуэль говорил, что давным-давно в ущелье спустились белые золотоискатели, — сказала Кончита. — Команчи перебили их всех.

Слушая ее, Ривердейл вдруг краем глаза уловил движение на вершине перевала и тут же бросил на нее взгляд.

— Кажется, кайова собираются сделать с нами тоже самое.

Глава 11

Военный отряд Красного Волка выехал на перевал у Сэн-эло Пихо вскоре после того, как до него добрались те, кого они преследовали.

Но Гуи Гуадал допустил непростительную оплошность, не выслав вперед разведчика. Оказавшись всем скопом на вершине перевала, индейцы привлекли внимание бледнолицых, тем самым упустив возможность застать их врасплох.

— Зейдлбей! — голос Красного Волка был резок и свиреп. — Плохо!.. Бледнолицые спешат к лошадям, в седельных сумках торчат карабины.

Индейцы смотрели на переполошившихся белых людей и ждали предложений военного вождя.

— Если бледнолицые с испугу бросятся к тропе в ущелье, — говорил Красный Волк быстро, — то мы сможем их всех догнать и перестрелять. Переход через мост отнимет у них время… Перестрелять мужчин, женщина нам нужна живой… О, попади она ко мне в руки, я выбил бы из нее правду о золотом тайнике! Мне не повезло с отцом, но с дочерью я буду очень осторожен…

Один из кайова толкнул отвлекшегося военного вождя.

— Бледнолицые бегут сюда, к подножию перевала. Их лошади остались у зарослей.

— Зейдлбей! — снова рявкнул кайова. — Тот высокий американец, бывший наш пленник — мудрый воин.

В самом деле, высокий белый человек, ведший спутников к подножию перевала, выбрал для обороны лучшее место. За разбросанными по нижней террасе валунами можно было хорошо укрыться и вести прицельную стрельбу.

— Нас ждет бой, квуда! — торжественно произнес Красный Волк. — И мы обязаны победить!.. Бледнолицые — рядом с водой, но я не вижу, чтобы у них была пища. Мы возьмем их измором, если потребуется. А пока спустимся ниже и попробуем покончить с белыми мужчинами. Ни одна пуля, ни одна стрела не должна лететь в женщину-мексиканку…

Военный вождь смолк, увидя, как один из бледнолицых выскочил из-за валуна и полез вверх по склону. На жесты и выкрики спутников он не обращал внимания. По высокой худой фигуре и книге в руке, Красный Волк признал в нем странного белого, который когда-то посетил лагерь Тсен Тайнте. Индеец с насмешливым видом выслушал его заверения в мире и дружбе, а затем хладнокровно расстрелял. Издевательский хохот дикарей эхом отдавался в долине, пока тело убитого кувыркалось вниз по уступам.

Лейтенант Челси с блеском справился с поставленной перед ним задачей. Ему удалось уничтожить банду и взять в плен ее кровавого главаря. У него было легко на душе, он уже принялся было на привале размышлять о будущих почестях в Форте Силл, когда Уичита Джо принес дурные вести. Спасенные им пленники вновь оказались под угрозой расправы. Добропорядочный офицер не мог допустить их гибели от рук краснокожих налетчиков. Он сам был свидетелем того, как вожди кайова давали клятвенные обещания жить в резервации и держать молодежь в узде. Плутовской народ! Ему нельзя доверять. Тропа войны для него важнее мира.

Лейтенант, слыша далекую стрельбу, ускорял марш своего отряда, где это было возможно. Выстрелы стали звучать громче. Не доезжая до верхушки перевала нескольких десятков футов, офицер спрыгнул с лошади и, захватив с собой индейца, пробрался наверх ползком. Близился вечер.

То, что он увидел за перевалом, его порадовало. Белые люди залегли в надежных местах и спокойно отстреливались. Лошади краснокожих сбились в кучу в сторонке, а сами воины, прячась за обломки скал, вели беспорядочную пальбу.

— Но путешественников было пятеро, — нахмурясь, вполголоса сказал лейтенант. — Двоих, похоже, кайова прикончили.

Уичита Джо кивнул.

— Нет, кажется, мексиканца, — подытожил военный, воспользовавшись сильным полевым биноклем, — и… проповедника.

В этот момент они увидели, как пуля сразила одного из воинов, который попытался переменить позицию.

— Бледнолицые псы, — послышалась ломаная английская речь, — ответить за смерть Летящий Камень!.. Красный Волк жарить псы на костер, как мертвый отец мексиканка. Красный Волк убить его. Красный Волк мучить вас!

На лице лейтенанта промелькнула недобрая ухмылка.

— Это мы еще посмотрим, краснокожий!

Он отполз назад и подал энергичные знаки подчиненным. Кавалеристы спешились. Выхватив из седельных сумок карабины, они пробрались к командиру.

— Как быть с Фистом, сэр? — спросил Бэртон тихо.

— Оставь его у лошадей с каким-нибудь солдатом… Тут вот какая картина, Бэртон. Индейцы залегли на средних террасах. Мы сейчас спустимся на ближние уступы, и они попадут под перекрестный огонь… Передай ребятам: провести спуск бесшумно и потом — не жалеть патронов!

После гибели Летящего Камня и угрожающих реплик Красного Волка перестрелка приобрела более интенсивный характер, и это помогло кавалеристам осуществить быстрый переход на указанные позиции. По сигналу Челси они открыли огонь. Он был силен и эффективен. Пятеро ничего не подозревающих индейцев упали замертво на своих местах, остальные в панике кое-как смогли найти укрытие.

У них, зажатых с двух сторон противником, остался единственный шанс выжить — темнота. Наступи она, воины, подобно утренней росе, испарятся из долины.

И хотя Челси был доволен собой, своими солдатами и тем, что операция пока шла без потерь, он заклинал небо повременить с наступлением ночи.

— У меня кончились патроны, сэр! — услышал он рядового Рейнольдса, позиция которого была ниже по склону.

Лейтенант впервые за много недель по-доброму взглянул на уроженца Джорджии. В бою тот выглядел совсем неплохо.

— За боеприпасами, к лошадям! — скомандовал офицер и снова включился в перестрелку.

Рейнольдс, где ползком, где короткими перебежками, выбрался на вершину перевала и, встав во весь рост, пошел к лошадям. В его голове было полный порядок, он шел твердой поступью к первой части задуманного им плана/ На привале у ручья он сумел без свидетелей переговорить с Фистом. Сначала это был пустой разговор о том, о сем. У Рейнольдса возникали мысли помочь бандиту скрыться, но когда тот обмолвился о золоте мексиканки, он долго не думая, сказал себе: «жди!»

И вот нужный час настал. Все складывалось удачно. Охранявший бандита рядовой Сэттон поинтересовался, как идут дела за перевалом. Встав рядом с ним. Рейнольдс проговорил:

— Нормально, Джеймс… Погляди, кто-то еще идет сюда.

Сэттон повернул голову, и в этот миг Рейнольдс полоснул по его горлу ножом. Умирающий солдат растянулся на земле с немым вопросом в широко раскрытых голубых глазах. Теплый приторный запах крови поплыл в знойном воздухе.

Рейнольдс, стоя над трупом, дышал через нос, крепко сжав зубы. Семена ненависти и мести дали первые всходы.

Затем он подошел к бандиту.

— Надеюсь, Фист, мы станем партнерами.

— Несомненно, Рейнольдс, — проговорил тот с волчьей ухмылкой на тонких губах, протягивая связанные руки. — Партнерами и добрыми друзьями.

Скинув разрезанные веревки и растерев затекшие руки, он взглянул на своего спасителя.

— У тебя решительный вид, приятель. Что ты надумал?

— У нас нет времени, Фист. Возьми карабин и нож. Поговорим по дороге.

Не прошло и минуты, как двое новоиспеченных друзей, вооруженных до зубов, уже осматривали место боя с верхушки перевала. Сгустившиеся сумерки скрыли от них нижнюю часть долины.

— В живых остался всего лишь одни краснокожий, — бодро сказал Рейнольдс. — Теперь — за дело!

Выхватив ножи, они крадучись спустились на ближние уступы. Рывок — и два солдата, чьи позиции были выше всех, пали под предательскими ударами ножей.

Встав за валуны над погибшими, Рейнольдс с Фистом взяли в руки карабины и произвели первый залп. С расстояния в двадцать ярдов это был простой расстрел в спину. Кавалерист и индеец-следопыт, взмахнув руками и выпустив оружие, ткнулись лицом в каменистую землю. Остальные даже не повели головой. Полагая, что одновременный залп — это результат работы их товарищей, расположившихся выше, они продолжали стрелять в уцелевшего дикаря. Единственным исключением стал лейтенант Челси. Он оглянулся, и тут же крупнокалиберная пуля «спенсера», выпущенная Рейнольдсом, сделала из его тонкого благородного лица кровавое месиво.

Затем Рейнольдс и Фист устремились вниз с несмолкающими карабинами. Тяжелые пули впивались в тела, рикошетили от скал, пронзительно свистели в горном воздухе до тех пор. пока Бэртон, последний из кавалеристов, не свалился на землю.

В облаках порохового дыма, сверкая горящими от возбуждения глазами, бандит и бывший кавалерист из Форта Силл улыбнулись друг другу.

— Неплохо, Фист, — сказал Рейнольдс, стирая со лба пот. — Ну, займемся индейцем?

Бандит, взглянув на небо, потер подбородок.

— Поздно, Рейнольдс, — слишком темно. Нам не достать его. Да он, наверное, больше думает о бегстве, чем об обороне. Лучше давай пораскинем мозгами, как прихлопнуть людей мексиканки… И темнота, считаю, нам поможет…

Долина Сэн-эло Пихо погрузилась в глубокие сумерки. Время от времени луна и звезды, показываясь в просветах низких облаков, озаряли ее неверным, тусклым сиянием. Было тихо, и только быстрый водный поток пел свою песню там, где незадолго до этого неистовствовала стрельба.

Глава 12

Злую весть о мучительной гибели отца Кончита Нарваэс перенесла стоически. Ей было больно, но она не расплакалась, не потеряла голову. В ее жилах текла кровь бесстрашных, несгибаемых конкистадоров, которые умели с достоинством реагировать на удары судьбы.

— Я в порядке, Майлс, — сказала она северянину, когда он попытался утешить ее. — В моем роду не было слабовольных женщин.

Твердо сжав губы, с влажной поволокой на глазах, она по-прежнему стойко отстреливалась.

С подходом к перевалу кавалерийского отряда настроение путешественников заметно улучшилось. Они приободрились, надежда остаться в живых после нелепой смерти проповедника, сменилась уверенностью в разгроме краснокожих. Им было видно, как спустившиеся на верхние уступы солдаты сразу прикончили семерых воинов. Потом пал еще один. Единственный уцелевший кайова, похоже, продержался до того мгновения, когда с верхних террас разразилась ураганная стрельба. Стало быстро темнеть, и уж больше ничего не нарушало тишины в долине Сэн-эло Пихо.

— Кажется, конец и последнему дикарю, предположил Килкенни.

— Было бы здорово, если это так, — сказал Ривердейл. Приложив ладони рупором ко рту, он громко прокричал:

— Лейтенант Челси!.. Как там у вас?

В ответ не прозвучало ни единого слова. Ривердейл крикнул снова и гораздо громче прежнего.

— Эге-гей, мистер Ривердейл! — отозвались сверху. — У нас все хорошо. Сейчас я спущусь к вам.

Послышался шум катящегося гравия.

— Кто говорит? — спросил северянин, напряженно всматриваясь во тьму.

— Это рядовой Рейнольдс… Дело в том, мистер Ривердейл, что лейтенант получил легкое ранение. Он за перевалом, у лошадей. Меня попросил поговорить с вами.

Шорох усилился, и Ривердейлу показалось, что спускающихся — двое.

— С тобой еще кто-то, Рейнольдс?

Короткое молчание.

— Да, это рядовой Сэттон составил мне компанию.

— «Бедняга, — подумал Ривердейл о Челси, — все же пролил за нас кровь».

Шуршащие по каменистой почве шаги зазвучали ближе, темные фигуры двух солдат скоро обозначились в темноте. Ривердейл спокойно смотрел на них до тех пор, пока в просветах облаков не показалась луна. И затем от этого спокойствия не осталось и следа. Лунный свет на считанные секунды пролился в долину — и Ривердейл впился взглядом в хорошо знакомую поджарую фигуру. Едва луна скрылась, как Ривердейл проговорил свистящим шепотом товарищам:

— Наверху — Фист!.. Уходим и быстро!.. Похоже, головорез соблазнил солдата золотом Кончиты, и вдвоем они покончили с кавалеристами.

Путешественники бесшумно, словно тени, снялись с места и под покровом ночи устремились к зарослям китайской вишни.

— Ты куда? — шикнул на Килкенни Ривердейл, увидев, как тот отклонился в сторону.

— К своей пегой. Там еда и виски.

— Патрик, ты спятил!.. Думать о жратве и выпивке под носом у Фиста!

Ирландский чревоугодник, тяжело вздохнув, последовал за другими к ущелью

Продравшись сквозь заросли, беглецы ступили на дорожку, ведущую вниз. До мостка, выстроенного золотоискателями, она была широкой и удобной. Но сразу за ним, она стала сужаться, и будь путники верхами, то они натерпелись бы трудностей. Ривердейл вел за собой спутников, не переставая оглядываться назад. И когда силуэты солдата и Фиста замаячили на фоне ночного неба у спуска в ущелье, он остановился. Его взгляд упал на мосток, потом поднялся выше и застыл на большом валуне. Солдат и головорез-южанин приближались. Топот ног по скальной поверхности дорожки перешел в еле различимое движение по деревянному настилу. Ривердейл вскинул «спенсер» к плечу, и ущелье заполнил грохот выстрелов. Торчавший на бровке обрыва валун покачнулся, а затем темной громадой нырнул вниз. Его падение стало концом и для мостка, и для солдата с Фистом. Треск рухнувших бревен и вопли людей слились воедино. Далекий звук падения позже эхом отдался от стен каньона.

— Майлс, — тихо произнесла Кончита, — Мигуэль говорил, что эта тропа — единственный выход из ущелья… Моста больше нет, и мы в западне.

— Я догадывался об этом, крошка, — сказал северянин. — Но в перестрелке с Фистом могло случиться непоправимое. Рисковать было нельзя… А мост построили люди. С двумя парами крепких мужских рук и некоторой смекалкой у нас всегда будут шансы выбраться из…

Ривердейлу не дал договорить пронзительный боевой клич племени кайова. Он звучал дерзко и устрашающе с бровки отвесной стены обрыва. Затем послышались угрозы на ломанном английском языке. Красный Волк был жив. Он не утратил боевого духа. Он жаждал мести и золота гор Уичита.

На следующее утро они нашли спрятанное Педро Нарваэсом сокровище. Два мешка, заваленных камнями, лежали в скальной нише у подножия противоположного обрыва. Взглянув на золотые слитки, монеты, украшения и всевозможные дорогие безделушки, они снова уложили все это на место. Золотые россыпи сейчас мало что значили для них, отрезанных от всего мира. Выживание — вот что было наиглавнейшим в их положении, и они отправились изучать дно глубокого каньона.

С первыми же шагами к ним пришло успокоение: ущелье было обитаемо. Повсюду виднелись следы оленей, антилоп, медведей и диких индеек. Воды хватало в изобилии. Кроме грохочущего водопада и ручья, тут нашлись и прохладные ключи. Темно-зеленая растительность ковром устилала землю, рощи березняка, ивняка и тополей тянулись насколько хватало зрения.

— Кто бы мог подумать? — изумился Килкенни. — Земной рай да и только!

Услыхав в ближней роще голоса индеек, он выхватил револьвер и трусцой побежал к ней со словами;

— И в нем полно еды!

— Запивать-то тебе теперь придется ключевой водой, — улыбнулся Ривердейл.

— Э-э, Майлс, ты плохо знаешь Патрика Килкенни, — остановившись, весело произнес ирландец. — Я тут приметил виноградные кущи и с десяток кленов. Вина, как и воды, будет хоть залейся!

Он резво возобновил бег. Ривердейл, широко усмехнувшись, посмотрел ему вслед.

— Черт бы меня побрал, если это не самый надежный и добрый друг!

Он обнял Кончиту, поцеловал ее и поднял глаза на далекую кромку обрыва.

— Красный Волк сейчас один. Но военные отряды кайова и команчей прочесывают горы регулярно. Необходимо из камней сделать покатый склон на конце тропы, чтобы ни один ствол не смог зацепиться за нее. — Ривердейл перевел взгляд на девушку. — Краснокожие перекроют выход из ущелья, и мы будем отрезаны от мира, Кончита.

Мексиканка, положив голову на грудь северянину, с нежностью проговорила:

— Я люблю тебя, Майлс… Я согласна на заточение в земном раю с любимым человеком.

Прижавшись друг к дружке, они стояли в центре глубокого ущелья. Теперь это были их владения. Пока индейцы кайова и команчи хозяйничали в горах Уичита, этот укромный каньон стал им домом.