/ / Language: Русский / Genre:sf_humor / Series: Аланар

Измененное пророчество

Татьяна Форш

Я даже представить себе не могла, что обычная запланированная встреча с лучшей подругой в пятницу вечером закончится для нас грандиозной миссией по спасению другого мира, находящегося под игом магии Оракулов. И вот в компании эльфа-хиппи, его друга гнома, беса, заураска, целителя и замороченного мага приходится чесать по горам по долам в поисках «стража мира». А куда деваться? Условия более чем ясны: если выполним миссию – вернемся домой! Вот только выполним ли? И почему меня никто не предупредил, что влюбляться в принца-полукровку опасно для жизни?

2008 ru Snake fenzin@mail.ru doc2fb, Fiction Book Designer, FB Editor v2.0 17.07.2009 http://www.litres.ru Текст предоставлен автором d3d28966-c456-102c-a682-dfc644034242 1.5 Измененное пророчество АРМАДА: «Издательство Альфа-книга» М. 2008 978-5-9922-0246-5

Татьяна Форш

Измененное пророчество

ПРОЛОГ

Теплый летний вечер завершил все волнения дня. Выйдя на балкон, он бездумно смотрел на темно-зеленое море листвы, вздрагивающее от легкого дыхания ветра. Луны еще не взошли, и вряд ли они покажутся раньше середины ночи. Они всегда поздно восходят в последний день луностояния.

Сегодня его прошлая жизнь закончилась. Он никогда не вернется в душные дворцовые сплетни. Ха, интересно, как отчим мог думать, что он останется в опостылевшем дворце? И в роли кого – управляющего! Да и то, когда повзрослеет!

Нет! Если он изгой, он проживет жизнь изгоя! Ему не нужны подачки!

От портала послышались шаги.

Он торопливо обернулся. Склонился в поклоне.

– Владыка!

Отец!

За все эти годы он привык считать отцом властного, не спускающего ему ни малейшего промаха, князя Эдьярда.

Почему теперь, по истечении стольких лет, мать познакомила их? Позволила уйти?

Он угрюмо усмехнулся. Ну конечно, он же полукровка.

Теперь все встало на свои места.

– Пришел посмотреть, как устроился. – Непривычная нежность плескалась в глубине зеленых, словно летнее море, глаз отца. – Отдыхай! Завтра я отведу тебя к придворным магам. Пора тебе стать тем, кем ты должен стать!

– Все так странно! – он отвел взгляд. – Но почему….

– Почему ты ничего не знал обо мне раньше? Это причуды твоей матери. Она до последнего считала, что князь полюбит тебя. Хм, было глупо этого ждать! Уже спасибо, что не убил! Сразу после твоего рождения я хотел забрать тебя к себе, но…. – Владыка вздохнул. – Я жалею, что не сделал этого. Упущено столько лет…. Ну, ничего! – зеленые глаза снова обласкали его душу. – Согласен ли ты отказаться от всего мирского, чтобы потом обладать всем миром? Согласен ли забыть обо всем, кроме учения и книг? Согласен ли ты, мой сын, стать самым могущественным магом этого мира?

Дыхание сбилось от переполняющих эмоций. Неужели все это происходит с ним?

– Да…, отец. Согласен.

– Но это трудный путь, сынок! После бездны лет скучной теории начнется опасная практика. Только сильнейший сможет выдержать обучение до конца, но после, весь мир будет у твоих ног! – Обняв за плечи сына, Владыка улыбнулся. – С возвращением домой, Велиандр!

* * *

Дерни за веревочку – туда тебе и дорога

Указатель к тайному ходу.

Деревня еще спала. На небольшой площади, куда нас привел колдун, возвышалась небольшая архитектурная композиция, состоявшая из пяти фигур. Ровно посередине, в окружении правильно расположенных четырех каменных изваяний приподнявшихся на хвостах змей, стояла выточенная из черного камня, изломанная статуя. Она настолько дико смотрелась на деревенском фоне, что казалась нереальной.

Все настороженно столпились около этого странного шедевра. Велия задумчиво пнул носком сапога о выступ статуи, облокотился на посох и впал в прострацию.

– О чем задумался? Открыть не можешь? – к нему подошел Барга и, колупнув на камне щербинку, кинул на него настороженный взгляд.

Кинув мрачный взгляд на целителя, колдун кивнул.

– Есть такое дело. Когда великий маг Апальган зачаровывал этот ход, меня и на свете не было. Помню, в книгах о нем всегда упоминалось, что все его заклятия и замки имеют очень легкий ключ, спрятанный на самом виду.

– Так шарахни ее молнией! – к ним шагнул гном. – Вдруг рассыплется?

– Лендин, разве можно так обращаться с культурными ценностями? – не выдержав, я встала на защиту местного абстракционизма. – Сто пудов, есть другой выход!

– Тайна, тебе-то откуда знать, как открывается этот ход? – Отмахнулся целитель и хлопнул мага по плечу. – Действуй, Вел! Вдруг получится?

Велия, пожав плечами, глубокомысленно хмыкнул, направляя светящийся конец посоха на каменную фигуру. Яркая стрела ударила в камень, отразилась и с тихим свистом пронеслась над нашими головами. Статуя низко завибрировала, но ничего не произошло. Он еще пару минут упражнялся в магии, но результат оставался прежним.

– Ладно, хватит! – остановил его старания Барга. – Видно, силой здесь ничего не сделать. Нужно подумать головой.

– А что еще ты знаешь про эту статую или ее создателя? – очнулся попивающий в сторонке эликсир, эльф. Отбросив пустую склянку, он неторопливо подошел к магу. – Ну, может, есть какая-нибудь загадка?

Велия рассеяно, словно не понимая, чего от него хотят, посмотрел на него и нехотя ответил.

– Апальган очень любил несколько охранных заклинаний. А именно – «Сумрак души» и «Зеркало личины». Во всяком случае, Ларинтен, я помню только эти два. Ещё в книгах было сказано про печать.

– Какую, простите, печать? – влез в разговор Ферес.

– Да Всевидящий его знает! Любил он причинять всем головную боль! – Велия раздраженно сплюнул на камни площади и покосился на беса. – А вы, уважаемый, что думаете по этому поводу?

Прислушиваясь к разговору, я походила вокруг изломанной статуи и выяснила одну интересную деталь: если смотреть издалека, в нагромождении углов и впадин приблизительно угадывались контуры мужской фигуры. Затем мое внимание привлек ярко-красный камень, загадочно светившийся в углублении острых, изломанных граней. Если честно, мне очень захотелось его отколупнуть, т.с. на память. То, что он может быть не просто красивым самоцветом, я поняла чуть позже. Неожиданно мои старания увенчались успехом. Камень хрустнул, провернулся, и… меня откинуло метра на три.

Грохнувшись на землю, я с минуту пыталась отдышаться, наслаждаясь незнакомым певучим языком, на котором вполне понятно матерился Ларинтен. «Отдохнув», и видя полнейшее равнодушие со стороны моих спутников относительно меня, я осмелилась подняться. Вначале было страшновато. Вдруг я им сломала что-нибудь важное, а то, с чего бы эльфу свой язык вспоминать? Все же – памятник! Но, не услышав возмущенных воплей, я слегка приободрилась.

Нда-а… композиция, открывшаяся мне, была более чем живописной. Куда там «Ревизору»! Все мои «товарищи по оружию», с видом крайнего изумления застыли, глядя на открывшийся спуск в подземелье, а сверху, над ними, игнорируя закон притяжения, парила статуя дяди в короне. В центре венца ярко сиял и переливался приглянувшийся мне рубин.

– Вот, оказывается, что это за статуя! – Велия, наконец, отмер.

– Судя по короне, ваш монарх? – предположила я.

– Да. Это – статуя мага древности Апальгана, а по совместительству он был в Старом городе Князем, – поспешил внести ясность маг. – Очень любил загадки, а так же, простые ответы на них.

– Ага, скажи пароль «друг» и проходи! – хихикнула я, вспомнив Толкина.

– Откуда ты узнала секретное слово гномьих шахт?! – гневно вскинулся Плюгалин.

– А может я – Джеймс Бонд? – насмешливо фыркнула я, но мой юмор как всегда не поняли.

– Так ты что ж, значит, не Великая?! – заплывшие глазки Ларинтена в изумлении широко открылись. Отойдя от меня подальше, он визгливо заверещал. – Вел, ты кого припер?

Часть первая

Великие

Глава первая

Кому суждено быть повешенным – пусть ищет веревку.

Современное решение

– Привет, подруга, как дела? – Светка сразу ответила на мой звонок.

– Бьют ключом, но в основном по голове. Так все достало! Еще шеф повесил квартальный отчет! Короче, давай хоть в пятницу встретимся и закатимся в наш ресторан?

– Вообще-то я и сама хотела тебе предложить то же самое! Местные психи меня скоро сведут с ума! А знаешь, что самое сложное в моей нелегкой профессии?

Я хихикнула.

– Что?

– Убедить психа в том, что он псих. В моем случае они все успешнее убеждают в этом меня. Так что сегодня, Танюха, по любому надо снять стресс! Долго тебе еще над твоими циферками париться?

– Ну, точно часа два еще сидеть, пока шеф не свалит. Все наши тетки этого только этого и ждут, чтобы отметить пятницу!

Светка вздохнула.

– Да-а, с такой работой никакой личной жизни! Это факт. Чтобы не свихнуться нам остаются только Инет и сны!

Ну, почему же? Есть еще книги и видео!

Угу, и скоро мы окажемся в моем родном дурдоме на Владимировской! – громко фыркнула Светка. – Кстати, о снах! Слушай, мне сегодня такой обалденный сон приснился! Это что-то! Да к тому же с четверга на пятницу сны сбываются! Проверенно!

– Да ну? Тебе еще и сны снятся? И когда только успевают, при таком загруженном графике работы? – не удержалась я. – Наверное, опять что-нибудь из области фантастики с умопомрачительными красавцами?

Подруга обиженно засопела в трубку.

– А че, завидно? Тебе-то, наверное, кроме таблицы умножения вообще ничего не снится!

– Зато не забывается!

– Дура! Классный сон! Про нас с тобой и две луны! Красиво?

– Красиво! – согласилась я. – Так как в твоем сне обстояли дела с прекрасными принцами? Если их в этом мире нет, так может из сна позаимствовать?

Казалось, было слышно, как подруга со скрипом вспоминает.

– Да шлялся там, кажется, один блондинчик. Или не один? Но ты же знаешь, мне блондины не нравятся, поэтому я толком и не запомнила! – неуверенно выдала она.

– Угу, меня тоже такой тип мужчин не вдохновляет! – поддакнула я.

Светка любила поговорить. Вот и сейчас, опасаясь, что вся эта тягомотина затянется на час, я ее осторожно прервала.

– Давай ты мне свой сон вечером расскажешь? А то, не дай бог, шеф застукает, что вместо квартального отчета болтаю по телефону, вообще премии в этом месяце не увижу. Сама знаешь, какой он вредный старикан!

– Если я к вечеру не передумаю! – обиженно пригрозила она. – Ну, что? После работы созвонимся?

– Зачем? Давай я, как обычно, буду ждать тебя около семи в нашем ресторанчике.

– Хорошо! – буркнула Светка и связь оборвалась.

Кажется, немного обиделась! Ну, ничего, дело поправимое. Вечерком куплю ей шампанское и часика три послушаю ее воздыхания о странных снах и новом (умном, красивом, интеллигентном и т. д. и т. п.) сотруднике.

* * *

Тут, наверное, надо немного рассказать о себе, хотя рассказывать особенно нечего. Рост – выше среднего, телосложение нормальное, даже, скорее, спортивное. Внешность самая обычная: прямые каштановые волосы до плеч, высокий лоб, прямой нос, пухлые губы, серые, с карими лучиками, глаза.

Родилась и вот уже почти двадцать один год живу в одном и том же городе «N». В другие города даже в отпуск не выезжала. Родителей не помню. Вырастила меня бабушка Зоя, и, дав образование, посчитала свой долг передо мной выполненным. Завещав мне старую однокомнатную квартиру, тихо умерла позапрошлой весной.

После института я устроилась работать мелким бухгалтером в такую же мелкую фирму. Детьми и мужем пока не обзавелась. Даже кот Васька, найденный мною на помойке год назад, давно перебрался жить к соседке тете Вале. Наверное, там мышей больше.

Моя жизнь текла скучно и однообразно. Дни сменялись днями, заканчивался очередной год. На работе «горел» квартальный отчет, а дома ждала тоскливая тишина. Книги, жившие в квартире, все были перечитаны на триста раз, а единственный «любимый мужчина» – старенький компьютер, предав меня, сломался неделю назад. И вот теперь я с нетерпением ожидала сегодняшнего вечера, чтобы хоть как-то отвлечься, приятно проведя его в компании своей лучшей и единственной подруги. Короче – посплетничать!

Светка была полной моей противоположностью: невысокой, тоненькой, с орехово-карими глазами и короткими светлыми кудряшками. Наше знакомство началось еще в школе, но крепко сдружились мы в институте.

На своем факультете по «прикладной психологии», она пользовалась репутацией «чокнутой»: гадала, придумывала рецепты для омоложения, которые, как ни странно, пользовались успехом у знакомых, и разгадывала всем сны. Пару раз даже пыталась приворожить прыщавых, самоуверенных парней по слезной просьбе однокурсниц. Один приворожился! Отвораживали потом всем курсом – тупой попался! Не понял сразу, что означало слово «поэкспериментировали»!

Мой характер тоже не сильно способствовал сближению с противоположным полом. Молодых и наглых я уверенно отшивала, отправляя по одному и тому же адресу, а умные, с чувством юмора и достаточно взрослые мужчины мне, к сожалению, не попадались. Наверное, просто вымерли, как мамонты, или были прочно женаты.

Короче, два одиночества нашли друг друга и уже довольно долго дружили, встречаясь два – три раза в неделю, после работы за бокалом вина или чашкой кофе.

* * *

Я приехала в ресторан первой. Вошла и огляделась, разыскивая подругу. Она, как всегда, опаздывала. Легкомысленное создание! Сняв пальто, я критично оглядела свой наряд: узкие джинсы и водолазку под горло и поспешила занять любимый столик у окна.

Пересчитав содержимое тощего кошелька, решила на удовольствии не экономить и с размахом заказала бутылку шампанского и чашку кофе. Шампанское гордо называлось «Французским» и стоило, как Боинг. Ну да ладно! Перехвачу у соседки. Тем более до зарплаты осталась всего неделя, а сколько мне нужно – одной?

Дождавшись миллилитровую чашечку с дымящимся кофе, я в ожидании принялась разглядывать спешащих в зимних сумерках людей.

Ждать пришлось недолго. Звякнул колокольчик, хлопнула дверь и в ресторан влетела Светка. Увидев меня, она обрадовано улыбнулась, и, подскочив, торопливо шлепнулась за столик.

– Привет, подруга! – взволнованно выдохнула она.

– Привет! – я кивнула на заказанное мною шампанское. – Начнем, пожалуй?

– О! Это мы завсегда, особенно в пятницу вечером. Французское?! Хм, ну ладно! – с сомнением повертев бутылку, она плеснула себе в высокий бокал, небрежно скинула лисий полушубок на высокую спинку стула и, сделав глоток, ненадолго задумалась. – Знаешь, Тань, хочу тебе кое-что рассказать!

Я насмешливо хмыкнула. Кто бы сомневался, что она начнет именно с этой фразы. Кофе закончился, а слушать Светку на трезвую голову – к вечеру мигрень обеспечена. Последовав примеру подруги, я нацедила себе вина и понимающе кивнула.

– Ну, как же без этого?

– Ты только не смейся! – она замялась. – Сейчас со мной такая оказия вышла – хоть стой, хоть падай!

– Внимательно тебя слушаю! – я, пытаясь сделать серьезным разъезжающееся в ухмылке лицо, отхлебнула шампанского.

Света, не обращая внимания на мою ехидную рожу, начала.

– Стою сейчас на остановке и думаю, как лучше сюда добраться: троллейбус ждать, или тачку ловить. На остановке наро-оду! Вдруг подъезжает машина, – перехватив мой заинтересованный взгляд, она поспешила внести поправки. – Простая. Шестерка облезлая. Выходит водитель….

Она снова покосилась на меня.

– Лет сорока, с лысиной, в огромных очках и идет прямо ко мне. Мне бы – дуре, подумать, с чего среди огромного количества народу он выбрал меня. Давай, говорит, девушка, я тебя недорого подвезу? Я подумала и согласилась. А чего стоять, мерзнуть? Не май месяц! В общем, едем мы. Тут этот дядя и говорит: «А вы верите в другие миры?». Ну, думаю – попала, за недорого! На шизика нарвалась! Нащупала в сумке баллончик и говорю: «Допустим, верю!»

Вновь покосившись на меня, Светка возмутилась.

– Ну что ты ржешь?! Я перепугалась, а она хохочет! Ну, вот, – продолжила она, так и не разглядев сочувствия в моих смеющихся глазах, – а мужик мне и говорит: «Я знаю, вас Светлана зовут, и вы работаете психологом. Но в другом мире вас и вашу подругу ждет другая судьба! Более нужная! Не согласитесь ли вы принять участие в эксперименте по перемещению? Сегодня. Тут недалеко!» Ты прикинь? Я, прям, окосела от такой наглости! Что ты ржешь?!!! Это хорошо, что он во-о-он на том светофоре тормознул, я и бегом из машины. Через дорогу и сюда. А то, думаю, сейчас переместит на какую-нибудь квартиру или дачу!

Светка возмущенно глянула на меня, хихикающую в кулак, и нерешительно улыбнулась.

– Ой, Свет, не грей голову! Этот хмырь тебя просто «клеил» таким оригинальным способом. Не нашел ничего умного, как о перемещениях поговорить! – успокоила я подругу.

Светка плеснула себе еще вина, поднесла бокал к губам… и вытаращила глаза. С подозрением понюхав шампанское, я догадалась проследить ее взгляд, обернулась и увидела топтавшегося возле входа невысокого, щуплого мужичонку в огромных, на пол-лица, очках, на голове которого облезлой кошкой восседала рыжая шапка. Тот явно кого-то искал. Заметив нас, он расцвел в щербатой улыбке и целенаправленно потопал к нам. Светка вышла из ступора и, сдавленно хрюкнув, полезла под стол.

– Свет, тебе что, дурно?

– Это он!!! – пискнула она, старательно указывая глазами на приближающегося дядьку.

– Кто он? Таксист?! – я ухватила ее за плечо.

Света кивнула, пытаясь вырваться из моих рук и все же залезть под стол.

– Не боись! Щаз я ему такое перемещение устрою, век не забудет, – медленно поднимаясь, пообещала я.

Мужчина сбавил скорость. Остановившись в метре от стола, он, с восторженным любопытством разглядывая нас, поспешно стянул шапку.

Глядя в запотевшие стекла очков, я грозно промычала.

– Ну?

– Разрешите мне прервать вашу беседу, о, юные дамы, – начал он прерывающимся от волнения голосом. – Очень не хотел бы вам мешать, но я человек науки, и только чисто научный интерес заставляет меня отвлечь вас от вашего отдыха….

– Ботаны не в нашем вкусе! – окосев от такого вступления, решительно перебила я его. Этот дядя определенно начинал меня раздражать.

– Простите, но… – он опасливо покосился на меня и, видя, как загораются бешенством глаза, торопливо забормотал. – Я не отниму у вас много времени…. И клянусь – я сразу, СРАЗУ УЙДУ!

Я переглянулась с подругой. Подчиняясь ее молчаливому согласию, величественно опустилась на место и плеснула себе шампанского. Посчитав это сигналом к действию, он быстро забормотал.

– Выслушайте мою историю, умоляю вас, а потом решайте сами – прогнать меня или нет.

Ох, если бы я знала тогда, куда заведет меня мое любопытство, гнала бы этого прохвоста поганой метлой.

Глава вторая

Что такое не везет, и как с этим бороться…

Инструкция на все случаи жизни.

Степан Зайчиков был простым неудачником, неполных сорока лет, не обремененный женою и детьми. Он десять лет пылился на историко-археологической кафедре местного института, когда его вдруг командировали на очень перспективные раскопки. И так ему захотелось продвинуться по карьерной лестнице, что ни секунды не раздумывая, он поехал в эту экспедицию.

Предстояло покопаться в одном кургане, где более удачливые коллеги нашли старинное захоронение. И вот, прошло почти два месяца, как Степан вместе с отрядом из одиннадцати человек изучал исторические ценности. Чьи-то останки и предметы быта аккуратно извлечены, упакованы; странные иероглифы сфотографированы и срезаны.

Наконец, наступил последний вечер. Все собрались у костра. В котле вкусно булькала похлёбка, а в бутылках плескалась водка, после тяжелого дня – не менее вкусная.

– Завтра сворачиваем экспедицию, – оглядев всех, заявил начальник отряда Борисыч. – Все, что представляло ценность, мы собрали и нас уже ждут, не дождутся с отчетом в институте. Короче, ребята, работа закончена, так что давайте за это и выпьем!

Все радостно загомонили, забренчали стаканами, зацокали ложками, и вечер плавно потек дальше. Кто-то играл на гитаре, вспоминая известных бардов, кто-то травил байки, а кто-то просто пил водку, снимая усталость и радуясь предстоящему возвращению домой.

Когда уже за полночь все разбрелись по палаткам, в пьяную голову нашего знакомого пришла шальная мысль – он решил напоследок еще раз слазить в могилу.

Что повлекло далеко не храброго Степана среди ночи на подвиги, оставалось загадкой. Возможно, это была интуиция, хотя ею он никогда излишне не страдал, или мгновенный порыв, вызванный последней стопкой водки, но наш археолог, вздрагивая и испуганно оглядываясь, проник внутрь.

В кургане было тихо, темно и пахло тленом. Степан сделал фонарь поярче. Повесив куртку на ближайший окаменевший факел, он медленно начал обходить могилу, внимательно все еще раз просматривая.

Могильник имел форму дома, состоявшего из двух небольших комнат. Первая была почти пуста. Остались только полусгнившие бревна и два топчана, на которых прежде лежали мумифицированные тела. В другой, где раньше было много житейской утвари, сейчас ничего не осталось. Только кое-где виднелись срезы на стенах, да из стены торчали два штыря под факелы.

Обойдя курган раза на три археолог, трезвея, понял, что искать тут больше нечего и разочарованно поплелся к выходу. Вспомнив, что забыл куртку, он чертыхнулся, вернулся и попытался сдернуть ее с факела. Но не тут-то было! Старая куртка за что-то зацепилась и никак не хотела сниматься. Наконец Степан, разозленный неприятной заминкой, с воплем «е… твою мать!» дернул посильнее. Что-то хрустнуло, треснуло, и раздался противный металлический скрежет. Испуганно отпрыгнув к дальней стене, он огляделся и от души выругался: в самом центре комнаты медленно отъехала в сторону небольшая, каменная плита, открывая темный проем. Археолог замер, глупо хлопая ресницами.

А если учесть, что еще сегодня днем его здесь не было….

Степан задумался.

Ну, конечно, не было! Борисыч сам заставил его пройти весь пол щетками, и он на двести процентов мог ручаться, что в могильнике весь пол – земляной. К тому же, какой дурак стал бы строить тайник в допотопной могиле?

Или стал бы?

Опасаясь сломать такими мыслями голову, он, взяв фонарь, осторожно посветил. Внизу действительно оказался тайник, в котором одиноко лежала черная книга. Радуясь удаче, Степан свесился и вытащил неожиданную находку.

Не задерживаясь больше, он, словно за ним с улюлюканьем неслась толпа демонов, выбежал наверх. Остановившись около своей палатки, Степан при свете фонаря и полной луны, стал с интересом разглядывать кожаный переплет.

Удача! Невероятная удача! Он прославится! Его повысят в институте, а может напечатают в газете….

Раскрыв книгу и бережно листая ветхие страницы, он уже заранее предвкушал то, как завтра начнет, изрядно привирая, описывать товарищам ночные подвиги. В середине книги Степан с удивлением обнаружил вычерненный медальон на тяжелой, чуть зеленоватой от времени цепочке.

* * *

– Вы не поверите! – возбужденно блестя глазами, выдохнул он. – Я взял его в руки, а он… он начал светиться! Красивой, серебристой дымкой!

– Очень занимательная история. – Интересно, откуда взялся этот сказочник? И самое главное, как убедить его исчезнуть? – Но, как вы заметили, мы тут пытаемся общаться и отдохнуть, а «Аномальные новости» и дома прочитать можем.

Степан смущенно замолчал.

– Не обращайте внимания на Татьяну, она всегда такая – что думает, то и говорит, и не любит сверхъестественного. Пожалуйста, продолжайте, – подбодрила его Света, хмуро зыркнув на меня.

Дядя нервно сглотнул.

– А потом на меня, как будто оцепенение нашло. Сижу и не могу ни сказать, ни пошевелиться. Вдруг вижу – около книги туман собирается и сгущается в фигуру. Лица, толком, не разобрать. Рассмотрел только бороду и волосы белые, будто седые, а глаза молодые, желтые, зрачок вертикальный, как у кошки, и такая сила в них светится, я аж струхнул. А потом в голове зазвучал низкий голос. «Долго, – говорит, – я тебя ждал, «Говорящий-с-Духами», только ты и мог эту книгу найти и меня увидеть. Я – Велия, – маг отраженного мира Аланар. Слушай и запоминай. Сохрани в тайне книгу и медальон. Чуть позже, когда наступит время, ты снова меня увидишь, и я объясню что нужно делать, чтобы попасть в наш мир».

Он эффектно замолчал.

– Ну, и как сказка заканчивается? – хихикнула я.

Степан поскучнел.

– Ну, Тань! Не перебивай! – икнув, возмутилась Светлана, не сводя заинтересованного взгляда с археолога. – Так как сказка-то заканчивается?

Он, обиженно вздохнув, неопределенно махнул рукой.

– Да как? Просто. Мы вернулись. Написали отчеты. Я продолжал работать при институте. Решил о своей находке никому не говорить. Со временем стал забывать этот случай, а тут, месяц назад, ночью, чую! накатывает на меня, как тогда – в гробнице. Появился тот же силуэт и говорит. «Все, пора тебе найти еще двух Великих и перемещаться в наш мир». И назвал мне ваши имена и место, где все должно произойти. А для перемещения велел надеть медальон. Вот и все.

Наш новый знакомый замолчал, поглядывая на нас.

– И где этот медальон? – дотошно поинтересовалась Светлана.

Меня, если честно, мучил тот же вопрос. А то наплел….

А где факты? Доказательства?

Степан, молча, расстегнул куртку. На его груди сверкнули драгоценные камни, вделанные в темную – странной изломанной формы пластину. Светка, тут же сцапав медальон, восторженно им повертела, а я не удержалась от шпильки.

– На барахолке купил?

Подруга, укоризненно пнув меня под столом, вдруг заступилась за археолога.

– Человек пытается быть убедительным, а ты ехидничаешь! Стыдно, Таня!

– Ой, Свет, я тебя умоляю! Неужели ты веришь в эту бредятину? Ты, дядя, случаем не писатель-фантаст? – язвительно фыркнула я. – Откуда такая буйная фантазия? Интересно, и как должно произойти это перемещение?

Дядя оглядел нас поверх очков.

– Просто! По плану того мага, мы должны собраться все трое в определенном месте, в определенное время, и медальон-портал – откроется.

– И когда назначено время, этого предполагаемого перемещения?

– Сегодня.

– Во сколько?

Он молча взглянул на часы, поднял взгляд на меня, медленно перевел на Светку. От недоброго предчувствия у меня похолодело в животе.

– Ничего не получится! Этого не может быть, – прохрипела я.

(Почему-то всегда, когда волнуюсь, у меня пропадает голос.)

– А я бы не отказалась попутешествовать по мирам. Только с обратным билетом, – мечтательно улыбнулась подруга.

– Так в какое время должно случиться перемещение?

Степан угрожающе уставился на меня блюдцами очков и медленно процедил:

– Три…. Два…. Раз!

Ничего не произошло.

– Ха-ха, – начала я и ошеломленно замолчала, глядя, как археолога, а потом подругу засасывает невидимая воронка.

Выглядело это так неправдоподобно, что я с силой потерла глаза и огляделась. Неужели этого никто не видит?

Галлюцинации!

Реальный мир покачнулся, уменьшился до маленького светящегося шарика и рассыпался дождем разноцветных брызг.

Глава третья

Не умеешь пить – не пей

Из личного опыта

Я очнулась, и некоторое время лежала, прислушиваясь и разглядывая темноту сквозь закрытые веки. В нос лез мерзкий, надоедливый запах гнилой соломы, а от непрекращающегося писка и шороха раскалывалась голова.

Да-а, какое странное самочувствие, будто проснулась на утро после Нового года в институтской общаге! Интересно, а какой сегодня день? Мне ж в понедельник надо сдавать отчет! Ужас! Вот это мы со Светкой напились, а главное, с чего? С бутылки шампанского?! Кошмар!

Я решила еще немного полежать, наивно полагая, что все это мне снится. Еще немного и я проснусь на своем стареньком диванчике. Наверное…

«Выживу – пить не буду!» – в очередной раз торжественно поклялась я, мучительно пытаясь вспомнить вчерашний день, а точнее вечер. – «Интересно, а если я не дома, то где? Неужели мы вчера куда-то поехали после ресторана?»

Если честно, то я не очень-то помнила, как мы оттуда выходили. А точнее, не помнила совсем.

Писк и шуршание не прекращались, действуя на нервы не хуже электропилы, а любимый, скрипучий диван – наследство бабушки, подо мной так и не появился. Подозрительные мысли заворочались надгробными плитами, вызывая дикую головную боль.

Нда-а…. Какую же дрянь мы вчера пили? Официант клялся и божился, что это настоящее французское шампанское, но, судя по моим нынешним ощущениям, эти, так называемые «французы», его бодяжили в соседнем подвале! Эх, сейчас бы пивка-а, на худой конец и минералка бы не помешала.

Совладав с противной дрожью, я перевернулась на бок и для достоверности пошарила руками возле себя.

Вот черт! Похоже, попала!

Вместо теплого дивана нащупывалось что-то шершавое и колючее. Глаза, от неожиданности, широко открылись, и я подавилась криком, увидев перед собой целую тучу мышей. Мало того, что они были ростом с полугодовалого кролика, так еще и деловито копошились в той же груде соломы, на которой лежала я. Освещаемые лучом света, падающим откуда-то сверху, они, казалось, совершенно меня не замечали.

Интересно, сколько же нужно было здесь проваляться, чтобы местная фауна так нахально начала меня игнорировать?

«Офигеть» – цензурно подумала я. Опираясь на руки, поднялась и огляделась. – «Это куда ж меня занесло?!»

Судя по всему, я находилась в каком-то подвале. Чуть в стороне от меня, над головой, светился квадрат люка, возле которого стояла старая, хлипкая на вид, деревянная лестница.

«Это ж надо было так «накушаться» – не успокаивалась совесть, травя и без того «травленную» алкоголем душу. – Интересно – что, а вернее – кто ждет меня наверху?! И где Светка? Та-ак, пора отсюда выбираться!»

Под руку попался короткий, увесистый дрын, которым я на всякий случай вооружилась. Как ни странно – это придало уверенности, а вот встать на дрожащие ноги получилось не сразу. Расшугав всех мышей, я доползла до светящегося квадрата и, цепляясь за скрипучую лестницу, с опаской полезла вверх.

* * *

Наверху раздавалось монотонное бормотание, иногда переходящее в тихое мурлыканье. Я насторожилась. С опаской прислушиваясь, повисела в метре над землей, а потом плюнула и полезла дальше. Терять мне все равно уже нечего! Чего я боюсь? Ведь не убьют же! А выбираться из этого мышиного притона как-то нужно.

Ветхие перекладины гнулись и скрипели, ругая меня за то, что я их потревожила, грозя сию секунду развалиться под ногами. Наконец, моя голова поравнялась с полом. Я осторожно выглянула.

Оригинальненько! Это что ж, неужели, как и боялась Светка, нас «переместили» на чью-то дачу?

Я крепче сжала свое оружие.

В просторной комнате, оформленной в допотопно-крестьянском стиле, у огромной печи суетилось существо, невысокое, одетое в холщевую одежду, обросшее рыжими спутанными патлами. Занятое приготовлением обеда, оно абсолютно меня не замечало. От ароматных запахов проснулся зверский голод. Привлекая внимание, я кашлянула.

– Извините меня, дяденька, гм…, а может тетенька? Ну, короче, мне в вашем подвале спать не прикольно, да и мышей, граждане, вы развели-и-и… Жуть! Вы бы их хоть потравили, прежде чем гостей звать! А я проснулась, смотрю, а где люди, еда, минералка? Вот и выползла на свет божий. Кстати, а как вас зовут? – я окончательно выбралась и, подогнув ноги, уселась на пол, держа дрын наготове.

Существо от неожиданности вздрогнуло и обернулось. Некоторое время мы таращились друг на друга. Я даже открыла рот, собираясь немного повизжать, но меня опередили! Раззявив пасть, оно так переливчато заверещало, что я заслушалась. Несколькими прыжками пересекло комнату и, открыв лбом дверь, вылетело вон.

Закрыв рот, я обиженно пожала плечами. Нет, ну ладно если бы завопила я! Так у меня на то имелся повод! Еще бы! Думала увидеть кого-то цивилизованного, а встретила заросшего бородой, рыжего, лохматого дядю. Но отчего он так испугался меня? Подумаешь, вылезла из подвала тетя с помятой рожей, явно с бодуна, с соломой вместо волос и в грязной куртке, но согласитесь, это не повод так бурно реагировать!

На улице, помимо переливчатого верещания, послышался чей-то деловитый бас. Вот блин, попала! Еще примут за воровку. Хотя, что тут брать? Не выпуская из рук дубинку, я подошла и выглянула в занавешенное серой тряпкой окно. Впрочем, окном это назвать было трудно, скорее прорубленная в стене дыра, затянутая непрозрачной пленкой. Не разглядев ничего, кроме мутных силуэтов, я решила не портить глаза и с интересом огляделась.

Я оказалась в доме – не доме, скорее срубе, с грубо вырезанными в нём двумя квадратами окон. На полу, выдраенном до блеска, стоял грубо сколоченный из белого дерева стол, в окружении четырех табуретов. Огромную свежевыбеленную печь, сверху устилали шкуры. Стоявшая рядом с ней длинная лавка, завершала более чем скромную обстановку.

Хм, в какую деревню меня занесло?

Подумав, я решительно уселась на скамейку, привалясь спиной к теплому боку печки. Вот с места не сдвинусь, пока мне пальцем не покажут, в какой стороне мой город «N»!

Вспомнив нехорошим словом Светку, я стала ждать.

Тем временем на улице переливчатые вопли постепенно стихли. Послышались тяжелые шаги, идущие к дому. Дверь, протяжно скрипнув, распахнулась, и на пороге нарисовался широкоплечий черноволосый верзила. На вскидку лет сорока. На высокий загорелый лоб падала кудрявая челка, а из-под кустистых бровей на меня, с восторженным любопытством, уставились глубоко посаженные синие глаза. Низ его лица скрывала густая борода, слюнявчиком украшая грудь. Вдруг губы великана растянулись, обнажив неожиданно белые зубы, а его мясистый нос при этом потешно сморщился.

Да-а, красавчик, что и говорить. Прямо-таки деревня мутантов!

Перестав улыбаться, незнакомец сразу превратился в заурядного Бармалея. Тряхнув черной гривой, он пригладил бороду и широко шагнул в комнату.

– Привет тебе, Великий Воин! Рад, что Всевидящий услышал мою молитву и прервал твой крепкий сон для беседы со мной, – выпалив всю эту ахинею, он повернулся к рыжему и зычно приказал. – Эй, Крытька! Мечи на стол, что сварганил. Негоже говорить о делах на пустой живот.

Ой, как все запущенно-о-о!

Слегка обалдев от такого начала, я решила внести ясность.

– Не знаю, как вас зовут, но, по-моему, гражданин, – я запнулась. – Товарищ? Гм,… по-моему, вы что-то напутали. Какой из меня воин? И вообще… вы что, меня похитили? И где Светка?

Незнакомец озадаченно поморгал, шагнул ко мне и убежденно, будто читая свод непреложных истин, заговорил.

– Ты – Великий Воин! Так сказал наш маг – Велия. Ты здесь, чтобы исправить судьбу нашего мира! А еще с тобой должна быть Великая Светлая Волшебница и Говорящий-с-Духами, но произошла ошибка в перемещении, и вас раскидало по нашему миру. Велия скоро прибудет, чтобы объяснить, где нам искать Великую Светлую и Говорящего-с-Духами.

«Леший» вопросительно посмотрел на меня – поняла, нет? Подойдя к уже почти накрытому столу, он плюхнулся на застонавший под его тяжестью табурет и жестом пригласил меня за стол. Я нерешительно потопталась на месте.

«Как бы из этого дурдома «сделать ноги», особенно пока не пришел их главный шизик, по кличке – «маг»», – посетила меня на редкость умная мысль. – «Но с другой стороны, вдруг до города семь дней лесом? Ладно, пока опасность не угрожает. Съем-ка я что-нибудь. Заодно, выспрошу, куда это меня занесло!»

Наметив себе программу минимум, я чинно обошла стол и, выразительно прислонив дубинку к табурету села напротив чернобородого. Самое главное не показать, что вся эта ситуация сильно меня пугает!

Рыжий слуга бодро носился от печи к столу и обратно, уставляя стол тарелками с едой. Ухватив деревянную лопатку-ложку, решительно пододвинула вместительную миску исходящего паром варева и осторожно принюхалась. Пахло борщом и я, отбросив сомнения, с жадностью набросилась на еду.

Минут десять мы только и делали, что жевали. Как только у хозяина опустела миска с супом, Крытька тут же поставил на стол запеченную до коричневой корки тушу кого-то, сильно похожего на гигантского кролика.

Черноволосый одобрительно принюхался, запустил в жаркое обе ручищи, и, вырвав кусок побольше, с хрустом начал жевать.

М-м-м, а пахнет вкусно!

Недолго думая, я оторвала небольшой кусочек, отправила его в рот и задумчиво пожевала. Жаркое было вкусным, сочным, но чтобы его прожевать, нужны были нехилые челюсти. Скромно оценив свои возможности, я с сожалением выплюнула мясо в кулак и незаметно бросила его под стол. (Авось, какая-нибудь собачка поживится.)

Рискуя заработать огромную занозу, я поерзала на табурете, украдкой рассматривая чернобородого великана. Как бы завести разговор и получить более конкретную информацию, а не бред про каких-то там Великих воинов?

Радушный хозяин, думая о чем-то своем, самозабвенно работал мощными челюстями, совершенно не замечая недоумения на моем лице.

– Гм, простите, а как вас зовут?

Бородача, ушедшего в нирвану, мой безобидный вопрос застал врасплох. Он перестал жевать. С трудом сфокусировал на мне взгляд, икнул, закашлялся и, схватив деревянный кубок с жадностью начал пить.

Я терпеливо ждала.

Секунды две….

– Ау! Мужчина! Вы русский понимаете? Как вас зовут? Вы меня, конечно, извините, но я уже наелась и хочу домой. Понимаете? Вы мне только кивните, в какой стороне тут автострада и, считайте, меня уже здесь нет! Темнеет, понимаете? Жуткие бредни про другие миры я лучше дома, в теплой постельке почитаю! Я! Хочу!! Домой!!! И учтите, если это похищение, меня будут искать! А точнее, я абсолютно никому не нужна, и выкуп вы не получите! Ощущаете правду жизни?

Я собралась еще немного для убедительности поорать, но тут чернобородый оторвался от кубка и так треснул кулачищем по столу, что недоеденная туша неизвестного науке животного отправилась в полет, рыжий слуга залез на печку, а моя истерика, робко извинившись, исчезла.

– Замолчи! Не подобает великой Воительнице кричать, словно девке базарной. Я – Барга! И запомни, у нас сначала едят, а потом говорят! – загремел его бас по комнате, отскакивая от стен.

– И незачем так орать, – через несколько минут, когда перестали резонировать стены, мультяшным голосом рискнула вякнуть я.

Так! Пойду-ка я! Какие-то они все тут нервные! Вопят, слюной брызжут, вдруг это заразно?

Барга поднял с пола жаркое, обтряс, и как ни в чем не бывало, снова начал есть. Стараясь не привлекать внимания, я незаметно пошарила по карманам, нашла телефон и мелочь. Ну что ж, всё не так плохо, как казалось вначале. Наверное, я где-то за городом. Мне бы выбраться на трассу или узнать где ближайшая станция электричек, а там я быстро сориентируюсь, как добраться домой.

Я с опаской кашлянула, снова привлекая к себе внимание черноволосого.

– Эй, хозяин! Извините, конечно, что опять перебиваю трапезу, но у меня возникла маленькая проблема. Не подскажете, где у вас сортир?

Барга с непониманием выпучил на меня глаза.

– Ну, в смысле туалет, толчок, уборная? В смысле мне приспичило! Понимаете? – я для убедительности ухватилась за живот и, закатив глаза, попрыгала на стуле.

Чуть заметно смутившись, он с пониманием кивнул.

– Выйди во двор. За домом нужник и увидишь! – буркнул он, запивая мясо. Неторопливо отставив кубок, великан вытер губы тыльной стороной ладони, и, словно нехотя, добавил. – Только далеко не уходи! Я тебе опосля сам все покажу, расскажу! Ты ж в нашем мире – как дите малое! Обидит еще, какой бес. Возьми вон Крытьку с собой, он покараулит!

– Угу, – я покивала, вылезая из-за стола, – спасибо, конечно, за заботу, но думаю, что с этим ответственным делом справлюсь сама, без помощников. Лежать! – рявкнула я, на спускающегося с печки слугу и с угрозой повторила. – Я сама!!

Барга усмехнулся в усы и успокаивающе махнул Крытьке рукой. Тот что-то мыкнул и полез обратно.

Я неспешно пересекла комнату и открыла тяжелую дверь. В лицо дыхнул теплый летний ветерок, напоенный ароматами цветов и трав. Оказывается, пока мы ужинали, наступила ночь и на звездном небе висела большая зеленая луна. Я немного постояла на пороге с открытым ртом. Не каждый вечер увидишь огромную луну ярко-зеленого колера! Очнувшись от этого необъяснимого явления, я, решив не тратить время попусту, быстро зашагала по утоптанной тропинке, бегущей от дома к накатанной каменистой дороге.

За спиной хлопнула дверь. Я прибавила шагу.

– Эй, Воительница, возвращайся, чай стынет, – ударил в спину зычный голос Барги.

– Да нет, спасибо, накушалась уже! Домой пора! – не оборачиваясь, крикнула я в ответ, и перешла на бег, торопливо вытаскивая из кармана телефон.

Набрала Светкин номер. Выругалась. Батарейки работали, а вот услуги, увы, не было. Проклиная все на свете, я обернулась, предполагая погоню, но нет, Барга меня не преследовал. Его медвежья фигура высилась на пригорке у дома, ярко освещенная серебристо-синим светом второй луны. Я остановилась как вкопанная, и, вытаращив глаза, смотрела, как он призывно машет.

«Все-таки сумасшествие – штука заразная!» – мелькнула в голове одинокая мысль.

На всякий случай я села в густую траву.

И тут до меня дошло!

В мыслях о побеге из странного дома я совершенно не обратила внимания, что вокруг нет привычных для меня сугробов. В душе поселилась паника.

Это что ж получается? Меня похитили бомжеватых инопланетяне, и я бог знает сколько провалялась в их подвале неизвестно где?!

Мамочки! Где я?

Голова начала дуреть от множества вопросов, для которых абсолютно не могла придумать достойного объяснения.

Тут в тишине, разбавленной пением цикад и неизвестных ночных птиц, раздались легкие цокающие звуки. Словно позади меня кто-то неторопливо вышагивал на каблуках. Пока я собиралась с мыслями, пытаясь оторвать взгляд от двух огромных лун, разноцветными блинами повисших на небосводе, мне на плечо легла рука.

– Вам плохо? – раздался над ухом вполне приятный тенорок. – Может вам чем-то помочь?

Вздрогнув всем телом, я обернулась, и тут мой рассудок не выдержал. Смерив ошалевшим взглядом неожиданного доброжелателя, я, истерично расхохотавшись, плавно ушла в давно ожидаемый обморок.

Еще бы! Вид предлагающего помощь низенького китайца в халате: с красной кожей, желтыми глазами, в которых дорожным знаком темнели прямоугольные зрачки, кривыми рожками и отгоняющего хвостом комаров – кого угодно отправил бы в нокаут.

Глава четвертая

Шизофрения не диагноз, а окружающий мир.

Диоген из второй палаты

– Кажись, приходит в себя помаленьку.

– Что ж вы, батенька, ее не предупредили? У нас портал в ее мир так просто не повесишь! Рядом, да не дотянешься! А если бы она вместо меня вначале Глисса увидела? Долго бы тебе, знахарь, пришлось ее в чувства приводить, а скоро Велия прибудет! Не забывай, они – наша последняя надежда!

– На счет надежды – не знаю, но вот жертвы – это точно!

– Да тише вы!

Голоса замолчали.

Я медленно приходила в себя.

Ой, что-то мне не хорошо-о…. Все плывет, как в тумане, будто мне по башке шарахнули чем-то тяжелым, на кирпич похожим, да к тому же не один раз.

А воздух-то, какой чудесный, м-м!

Ой, о чем это я?

Ой, где это я?!

Я попыталась разлепить глаза.

Получилось!

В белесом тумане надо мной склонились три головы. Одна – нашего радушного хозяина Барги, другая – похожа на мутировавшего китайца с рогами, а третья – вообще принадлежала не то – ящерице, не то змее, с тупой мордой и в чешуе. Жуть!

Говорила мне бабушка: не пей со Светкой, не играй в компьютер по ночам и фантастику сдай в макулатуру. Но, увы. Не слушалась! И вот: где? С кем? Почему? – вопросы оставались без ответа. Полежу пока, вдруг отвяжутся?

– Эй, красавица, прекращай притворяться. Багра, вон, из-за тебя всю успокой-траву выпил.

– Дас-с, так вес-сти с-себя не вежливо! Ес-сли пришла в гос-сти, не зас-ставляй хозяев нервничать!

«Не отвяжутся!» – я медленно повела глазами, решив ничему не удивляться. Благо, теперь надо мной склонялся только черноволосый Барга. Рогатого китайца и рептилии не было видно.

– Давай, садись потихоньку, – добродушно пробормотал он, придавая моему телу вертикальное положение, – вот возьми. Чаек особый похлебай, тебе и полегчает. Так, как мне тебя называть?

– Таня, – проскрипела я, изо всех сил вцепляясь трясущимися руками в чашку с огненным напитком, стараясь при этом не обвариться и не свалиться с лавки.

– Таа-нна, Таи-нна… – он словно попробовал на вкус мое имя и вдруг вытаращил глаза. – Тайна?!

Мне показалось, что его глаза сейчас покатятся по полу. Вот блин, у них что, так зовут какого-нибудь главного монстра? Решив не обращать внимания на его «закидоны», я рискнула выпить душистый чай.

Напиток, действительно, влил в мое разбитое тело новые силы. В голове прояснилось. Слизнув языком ароматные капли, я, с сожалением заглянув в опустевшую кружку, с тяжелым вздохом протянула ее целителю. У того столбняк, кажется, прошел. Не сводя с меня льдинки глаз, он забрал чашку и криво улыбнулся.

– Ну, отдыхай, потом поговорим!

Тяжело поднялся и шагнул к столу. Я проводила его взглядом. Странная, конечно, реакция! Ладно если бы я обозвалась Даздрапермой или Сосипатрой, а то простое и безобидное имя. Хм….

Решив не загружать и без того плохо работающие мозги, я решила поближе познакомиться с местными жителями. Может, наконец, удастся выяснить, куда это меня занесло и как сделать отсюда ноги. В другой мир, даже после стольких доказательств, я не верила совершенно а, судя по аборигенам, больше согласилась бы с тем, что какая-то неведомая сила перенесла меня куда-нибудь под Чернобыль.

Была я в той же ночлежке. Домом – это архитектурное безобразие, при всем желании назвать было сложно. Рыжий слуга куда-то делся, а за массивным, единственным столом в комнате чаевничали те двое, которых я случайно приняла за галлюцинации.

«Крокодил Гена» с аппетитом дожевывал жареную тушку, а «Рогатый китаец» попивал из кубка, церемонно отставив мизинец.

Нагло разглядывая мутантов, я прислушалась к себе. Нет, вроде все нормально, в обморок падать не собираюсь. Мысленно поблагодарила Голливуд и компьютерные игрушки за адекватное восприятие мозгом всех типов и видов монстров.

Короче, сижу, отдыхаю!

Первым на меня начал поглядывать чешуйчатый.

– Привет-с тебе, Воительниц-с-а. – он говорил медленно, слегка присвистывая. – Зови меня Глисс-с.

– Без «т» на конце? – непроизвольно уточнила я, чем вогнала рептилию в ступор.

– На каком? И что такое «тэ»? – он даже присвистывать перестал.

– А-а, ну… это так называется буква, с которой твое имя было бы более точным.

– Буква?

Со стороны Барги раздалось насмешливое покашливание.

– Воительница, наверное, говорит о крейлах – письменных знаках?

Не знаю, был ли он в курсе лингвистических заморочек моего мира, но шутку в голосе уловил, и, похоже, не он один. У «крокодила» в пасти молнией метнулся раздвоенный язык.

– Не надо ос-стрить-с в мою с-сторону, Великая! Я тебе еще буду нужен!

– Понял, отстал, – кивнула я, едва сдерживая глупое хихиканье. Чай у Барги действительно оказался «особым». – Буду острить в другую сторону. А вас как зовут?

Я переключила свое внимание на рогатое чудо. Он тут же скривил высокомерную рожу и, не глядя на меня, процедил.

– Меня, как вы изволили заметить, милая барышня, сегодня не звали. Но, это не помешало мне подать вам руку помощи, которую вы, так унизительно для меня, отвергли! – высказав мне отповедь, эта ходячая «мутация» с видом обиженного принца отвернулась.

У меня пропал дар речи. Через минуту полнейшей тишины, в комнате загремел голос Барги:

– Ну ладно, Ферес! Хватит! Уел девку. Пора бы помириться. Под утро Велия обещался быть. Нужно ей все объяснить, а то у него вечно ни на что времени не хватает.

– Хорошо! – снизошел до разговора ходячий феномен генной инженерии. – Но пусть она попросит у меня прощения! Я – интеллигентный бес приятной наружности! Все дамы от меня без ума! А она – в обморок! Это просто унижает мое мужское самолюбие!

Рогатый, возмущенно, засопел. Все выжидательно посмотрели на меня.

О-фи-геть!

– Простите меня и мою реакцию, уважаемый гм…, Ферес! Просто в моем мире, я еще не встречала такого «эталона» мужской красоты и элегантности. Так что прошу «пардона». Я и в обморок упала только, исключительно, от вашей неземной красоты. И в мыслях не было вас обидеть. Чесс слово….

Скромно потупив глазки, я пальцем поколупала лавку. Все молчали. Глисс, недоверчиво поглядывая на меня, тихо шипел; Барга ухмылялся в бороду, что-то помешивая в кружке; а бес Ферес просто лучился счастьем.

Ну что ж, Танюша! Поздравляю! Вешать лапшу на уши ты еще не разучилась! Что ж, продолжим!

– Граждане! А не объясните ли мне, наконец, что здесь происходит? Если я правильно понимаю, это, – я развела руками, – не мой мир?

Троица переглянулась.

– Нда-а, у вас таких красавчиков, как я, не встретишь! – Ферес все еще находился под впечатлением от моей лести.

– Вс-спомнила, как ты здес-сь оказалас-сь? – прошипел Глисс.

– Да, уважаемый Ферес помог! – я не удержалась от шпильки в адрес беса. – Как только его неземную красоту увидела, так сразу все и вспомнила!

Тот, похоже, не заметил насмешки.

– Только смотри, не влюбись, у меня вообще-то уже есть дама сердца!

Н-да, плохо иметь хорошее воображение….

– Хорошо, что предупредил, а то я вот уже совсем было… чуть-чуть…!

Барга громогласно расхохотался и неопределенно поинтересовался.

– И как ты ко всему этому относишься? – он уточнил. – Я на счет твоего перемещения.

– Вот когда пойму, зачем я здесь, тогда и буду относиться! А пока – я пациент дурдома!

Он одобрительно кивнул, и, шагнув ко мне, сел рядом.

– Ладно! Слушай! – он, помолчав, начал. – Наш мир называется Аланар. Раньше он был миром Союза Семи Сильнейших Рас. Семь главенствующих рас существовали вместе и дополняли друг друга. В отличие от твоего мира, Аланар пошел по пути развития магии. У каждой расы проявились свои способности к ней. Но вместе с обычной магией мира развивалась магия пророчеств. Дар предвидения проявлялся у разных существ вне зависимости от происхождения. Так появились оракулы. Среди них есть слабые провидцы – предсказывающие на короткое время, и высшие, чья магия пророчеств меняет мир. Они делятся на касты… гм, но об этом потом. Они правили нами долгие тысячелетия, пока не появилось предсказание войны с тенями. И пришли они.

Может быть, они – это худшая часть нас. Недаром древние мудрецы называли наш мир Зеркальным. А может это пришельцы из других миров, я не знаю. Мы жили рядом с ними, не замечая их до тех пор, пока они не набрали силы. Пока у них не появились лидеры. Они смогли найти и открыть забытые порталы. В наш мир хлынули полчища теневой нечисти. Оккупантами захвачены Окраинные земли, Старые топи и Красные Пустыни. Сейчас они начали набеги на Центральные земли.

И вот, лет двести назад появилось пророчество, что в канун тринадцатого луностояния, когда опустеет людской трон и отверженный сын двух рас найдет звезду – наступит последняя битва у стен Великого города Людей. С тех пор мы, каждые десять циклов, ожидаем этих ужасных событий в канун тринадцатого луностояния.

А недавно мой друг, маг Велия, узнал, что мир смогут спасти трое призванных Великих из другого отражения и начал ваш поиск. Потом случилось то, что случилось. Вы здесь. Я не знаю, что пошло не так – вас раскидало по нашему миру. Два дня назад, Вел, велел ждать кого-то из вас здесь, а сам пошел к Оракулу, узнать, где примерно окажутся другие точки перемещения.

И вот, сегодня вечером Крытька услышал в подвале странные звуки, а потом появилась ты, до смерти его напугав. Вначале я думал, что ты Волшебница, но, увидев твою ауру, я понял, что ошибся. В наших легендах женщины-воины были очень сильны, но они – были…. Так что, добро пожаловать в наш мир, Тайна!

Барга замолчал. Ферес, как заведенный, качал рогатой головой. Глисс сидел, внимательно глядя на Баргу.

– А теневые – это кто? – наконец отмерла я и поправила целителя. – Таня!

– Да кто его знает! – махнул рукой Барга, не замечая правки. – Твари словно из густой темноты, но когти и зубы у них имеются, к тому же питаются кровью существ. Всех без разбору. Не брезгают животными. Обычное оружие им никакого вреда не наносит, только зачарованное магией Света. Так-то!

– Нда-а, – помолчав, протянула я, – и что мне теперь делать? Умереть в борьбе за идею Света? Или школу боевых искусств Шаолиня организовать?

Барга вздрогнул, а ко мне, гневно фыркая, подскочил Ферес.

– Откуда ты, порождение мрака, узнала о нашей тайной школе бесов-воинов? Это же наш тайный план. Барга, ты уверен, что она та, за кого себя выдает?!

Его пальцы с желтыми когтями скрючились, глаза пылали и он, едва не бил себя копытом в грудь.

Спрыгнув с лавки, я подбежала к табурету.

– Эй, я же пошутила! В нашем мире тоже есть такая школа! Я не шпион, я жертва! И вообще, слышал? Я – Воительница! – Ухватив двумя руками забытый дрын, встала в позу. – Так что, кто к нам, с чем – зачем, тот от того и того! Ясно, бес рогатый?

– Что ты сказала?! – взвизгнуло это исчадие. – Я – бес?! Я – бес рогатый??!

– Так, все! Успокойтесь! – пророкотал Барга. – Воительница права! Как мне не печально это говорить, но ты бес! Бес – рогатый! Не веришь? Иди, посмотрись в синий хрусталь.

Ферес сразу сник. Волоча хвост по полу, он пошел к двери, обиженно бормоча под нос:

– Злые вы! Уйду я от вас!

– Да ладно, Ферес, всякое бывает! Ты угомонись! Видишь, как мир на мир наслаивается? Залюбуешься! А теперь извинись, и продолжим! – примирительно остановил его Барга.

Ферес явно играл на публику, и уходить не собирался. Словно с неохотой развернувшись, он подошел ко мне.

– Простите великодушно, госпожа! Не хотел. Исправлюсь! – несчастным голосом промямлил он.

– Ладно, все! – примирительно усмехнулся Барга. – Запомни, Тайна! Бесы, как раса – прекрасные пиромаги, но очень обидчивы! Так что, хочешь завоевать их расположение – будь внимательна в общении с ними!

– Понятно. Буду учиться лести! – с видом прилежной ученицы кивнула я. – А змеи?

– Какие змеи? – Барга удивленно нахмурился.

– Вот такие! Чешуйчатые! – я кивнула на Глисса.

– Мы не «змеи»! – не разжимая пасти, прошипел Глисс. – Мы очень древняя рас-са! Мы – заураски! И будь с нами повежливей!

– Какая разница? – начала, было, я, но, встретив предупреждающий взгляд Барги, торопливо согласилась. – Ну, хорошо! Заураски, так заураски! Значит заураски, бесы, люди. Кто еще населяет этот удивительный мир?

Барга кивнул.

– Еще, в нашем мире живут эльфы, гномы, драконы и великаны. Я не стану перечислять тебе всех, кого мы относим к подрасам. Генетически схожи между собой расы людей, гномов и эльфов. Имеются только некоторые физические отличия. В результате возникла проблема полукровок. Драконов вообще осталось так мало, что они уже давно не показывались в своем истинном виде, предпочитая обходиться личинами главных рас. Кстати, в отличие от отражения вашего мира, здесь все живут достаточно долго, но и долго развиваются. Например, мне уже около четырехсот лет. Хотя я – скорее исключение. В основном люди живут меньше всех. Что-то около ста – двухсот лет.

– И как, песок не мучает? – брякнула я.

– В смысле? – не понял шутки Барга.

Я смутилась и, прикусив язык, не ответила, лишь махнула рукой, призывая не обращать внимания.

– Становится все страннее и страннее. Ну, а мы, как вашему многострадальному миру поможем?

– Если верить древним легендам, в нашем мире есть Сфера Света, и лишь благодаря вам, мы сможем ее отыскать и активировать. Она – Страж мира и поможет нам в войне.

– А, ну ясно! Тогда вам нужно было одного Степана перемещать. Он у нас специалист по легендам. Археолог. Быстро бы нашел вашу сферу. Мы-то со Светкой вам зачем? Обычные бумажные крысы, да еще такого неподходящего пола. Только мешаться будем!

– Не все так просто, Тайна! – вздохнул Барга. – Только вы трое сможете это сделать. Причем, у каждого из вас в нашем мире своя особенная задача, предсказанная давным-давно высшим Оракулом. Возможно, благодаря вам, мир и покой вернется в Аланар.

– Все это прекрасно, но какие у нас шансы или преимущества? Мы – обычные люди, только из отраженного, как вы говорите, мира! Со своими слабостями и пороками. Вряд ли мы станем здесь великими, даже если вы все в это поверите! Мы не супермены. Мы слабы и умрем от разрыва сердца при виде настоящего дракона! И почему ты называешь меня Тайной? Мое имя…

– Как я уже сказал, ты – была предсказана Высшим оракулом. Для чего и зачем – это ты потом узнаешь, – предупредил он мое любопытство. – Просто прими как факт – ты здесь для определенной цели и твое имя – Тайна и никак больше! И отбрось свое недоверие. Вы – в этом мире! Он уже начал переделывать вас так, как ему это нужно. Я верю в пророчество насчет вас. Звучит оно так: «В ночь стояния двух лун, параллели исказятся и придут из зеркального отражения трое Великих, чтобы примирить свет и тьму». Великая Волшебница Светотени, Великий воин Грани и Говорящий-с-Духами.

Барга замолчал, а из своего угла неожиданно подал голос Ферес.

– Кстати! Барга, наверное, забыл упомянуть! Если будет трудно, попроси себя убить!

– Это что, шутка? – опешила я.

– Увы, это реальность! Миры не забирают надолго не принадлежащее им. И после смерти здесь, ты начнешь жить в своем мире с того момента, как совершился переход, абсолютно позабыв все произошедшее.

Наверное, я слишком громко сглотнула. Барга понимающе кивнул.

– Ничего страшного, – продолжил Ферес, – я тебя как-нибудь на досуге научу магии света. Там есть раздел смерти-воскрешения. На самом деле умирать не страшно, если знаешь, что не навсегда! Самое главное в этом деле очень хорошо знать себя. А то вернешься в какого-нибудь заураска! Всю жизнь шипеть придется! Ай, не ешь меня Глисс, я пошутил!

Бес, топоча и смешно переваливаясь с боку на бок, принялся убегать от шипящего Глисса. Я поняла, что «косею» от таких жизнерадостных «глюков». Получив ответы на многие интересующие меня вопросы, я окончательно запуталась в происходящем.

– Это все слишком похоже на бред, чтобы быть правдой! – я взялась за голову и с силой помассировала виски.

– Кто его ведает, что это? Я знаю, что живу здесь, а бред это или реальный мир? Пойди, разберись! – успокоил Барга.

Глава пятая

Не так страшен маг, как его пульсары.

Народная эльфийская поговорка

С улицы послышались негромкие голоса. Глисс вскочил, сбив хвостом табурет. В его лапах мелькнула полоска стали. Ферес тоже насторожился, встал рядом и достав небольшой черный прутик быстро забормотал. Я удивленно покосилась на него. В тот момент я была готова поклясться, что услышала китайские слова.

Барга в два шага пересек комнату и, рывком распахнув дверь, полностью загородил собой дверной проем. Шум на улице не прекращался, но он не нес угрозы. Казалось, что неподалеку от дома оживленно разговаривают несколько человек. Целитель шагнул во двор. Почти сразу наступила тишина.

Интересно, что там?

Бесцеремонно подвинув Фереса, я встала на пороге, с интересом наблюдая за происходящим. На улице, метрах в двадцати от дома, о чем-то оживленно споря, стояла группа мужчин. Заметив Баргу, от них отделился высокий, крепкий дядя с седыми длиннющими волосами. На его плечах, огромной темно-серой летучей мышью, повис длинный плащ, скрывающий его до пят. Размашистым шагом он направился навстречу целителю, опираясь на длинную, чуть изогнутую палку, придерживая висевший на плече дорожный мешок.

Н-да, только старика нам в соратники и не хватало! Оригинальная компашка подбирается: рогатый китаец-мутант, ящерица-переросток, этакий местный Бармалей и дедуля-хиппи! Может в их мире нормальные мужики вымерли, как вид? Хотя…

Черт, дурацкая близорукость!

Я прищурилась, присмотрелась и поняла, что поторопилась записывать этого странного типа в пенсионеры. На вид ему было лет тридцать. Его самоуверенное, вытянутое лицо, радовало глаз правильными чертами. На высоком лбу очень колоритно смотрелся тонкий кожаный ремешок, удерживающий его длинные странного, серебристого, будто седого оттенка, волосы.

– Велия! – прогудел Барга, подойдя к нему. – Ну, наконец-то!

Он неожиданно сграбастал гостя и, радостно потискав, от души похлопал его по спине. Тот, не ожидая такого горячего приема, смущенно кашлянул и, нервно посмеиваясь, начал выдираться.

– Ну, ну, Барга! Я тоже счастлив тебя видеть, но не надо мне устраивать перелом позвоночника в трех местах! Великая здесь? – мягкий баритон незнакомца портили ехидные нотки.

– Да где ж ей еще быть. Кстати, как ты отнесешься к тому, что тайна – это не слово, а имя? И это – Воительница!

Ухмылка сползла с лица гостя. Не сводя с Барги настороженных глаз, он недоверчиво приподнял бровь.

– Ты уверен?

Барга, не отвечая, развернулся к дому. Незнакомец махнул спутникам, что-то негромко приказал и направился за целителем. Мужчины, кивнув, развернулись к дороге. Велия, догнав Баргу, склонился и что-то прошептал. Целитель кивнул, пропуская того вперед.

Стоя на пороге у открытой двери, я с интересом наблюдала за приближающимся парнем. Заметив его любопытный взгляд, я равнодушно скользнула глазами по светлеющему небосводу и удивилась, только сейчас заметив, что зеленая луна ушла, а синяя совсем поблекла на фоне неотвратимо надвигающегося рассвета. Ночь незаметно закончилась.

Пятерней пригладив волосы, я посторонилась, жестом приглашая незнакомца в дом. Не спеша заходить, он, оперевшись на посох, встал у порога, и небрежно скользнув по мне оценивающим взглядом странных, желто-зеленых кошачьих глаз, усмехнулся уголком губ.

– Приветствую тебя, Воительница. Прости, что несколько опоздал к твоему приходу – разыскивал твоих пропавших спутников. Надеюсь, пока меня не было, тебе объяснили, зачем ты здесь? И не благодари за оказанную тебе честь спасти этот прекрасный мир. Кстати, – колдун ехидно подмигнул, – как тебе понравился переход? Я постарался сделать его для вас оч-чень запоминающимся.

Нет, ну каков наглец? Мало того, что виноват во всех моих бедах и несчастьях, так вместо того, чтобы извиниться за начинающуюся от нервных встрясок шизофрению, еще и заговорил со мной таким нахальном тоном! Наверное, думал, что я кинусь благодарить? К сожалению, я не перевариваю таких наглых, самоуверенных типов, считающих, что планета вертится из-за них и для них! Ну ладно, парниша! Раз мне суждено некоторое время терпеть твою наглую, смазливую рожу, придется начинать тебя обламывать!

Едва сдерживаясь, чтобы не попортить маникюр об ехидную физиономию, я подбоченилась и недобро прищурилась. Его брови удивленно выгнулись. Для пущего эффекта я смерила его взглядом, разочарованно качнув головой, поцокала языком.

– Так значит, по твоему велению и хотению я должна в этом захолустном мирке изображать Зену – королеву воинов?! Вместо того, чтобы продолжать жить обычной, занудной, скучной, а главное спокойной жизнью, пытаюсь очаровать беса, подружиться с ящером, мило улыбаться дяде, с лицом маньяка-убийцы, а главное, от всего этого скоропостижно не сойти с ума! Так это все из-за тебя, Гарри Потер на пенсии?! Ах ты, паразит с фаерболами!

Красавчик, краснея, изумленно вытаращил на меня, ставшие темно-зелеными, глаза. Может, не ожидал от растерянной, напуганной овцы такого словоблудия? Ха, пусть спасибо скажет, что я по привычке не высказала ему все это на нецензурном наречии! Во всяком случае, именно такой язык отлично понимали все мои однокурсники и соседи по дому.

На мгновение замолчав, я хлебнула чистого воздуха и только собралась снова открыть рот, как сзади нас раздалось насмешливое уханье Барги.

– Не горячись, Тайна! – добродушно пробасил он. – Ты же нашего гостя в краску вогнала! Где ж ты слов-то таких нахваталась? И неужели в вашем мире знают пройдоху Карри Портера? О-о! Это – был великий маг древности! Одни стеклянные глаза чего стоили. Но, пил много, от того и прозвище. Да-а, что и говорить, удивила!

Барга, похохатывая, прошел мимо нас в дом. Проводив его изумленным взглядом, я уставилась на Велию. Он, пряча ухмылку, смущенно хрюкнув, восторженно протянул.

– Ну и характер! Похоже, спокойная жизнь закончилась? Что-то я уже подумываю, а не вернуть ли тебя в твой мир…. В смысле – убить! Надеюсь, тебе рассказали о таком способе возвращения? – он состроил зверскую рожу, и, шагнув мимо меня в дом, небрежно бросил. – Да, и чем тебе не нравятся мои пульсары? Очень качественно убивают! Не хочешь попробовать?

Я осталась стоять на пороге, глупо хлопая ресницами.

Один-один! Класс! В полку извращенцев – прибыло!

Становилось все интереснее и интереснее. Взглянув на солнышко, бодро взбирающееся на бирюзовый небосклон, я вздохнула и с неохотой вошла в дом.

Глава шестая

Не пей Иванушка – козленочком станешь

Санэпидемстанция

В доме стояла непринужденная обстановка. Все занимались своими делами и едва обратили на меня внимание. Ферес, закинув ногу на ногу, лежал на печи, наигрывая на странном, напоминающем палку, однострунном инструменте, и, помахивая в такт копытцем, тихо подпевал. Во главе стола аппетитно похрустывал остатками ужина Глисс. Барга с Велией тоже сидели за столом и, наклонившись друг к другу, негромко переговаривались. Заметив меня, они замолчали. При этом гость смерил меня таким высокомерным взглядом, будто он был, по меньшей мере – принцем, а я так, поломойкой на полставки.

– Заходи, садись, – кивнул Барга на пустой табурет рядом с собой, – Может, есть хочешь? Будешь мясо?

Он выдернул из пасти разобиженного Глисса пожеванную ногу местной фауны и гостеприимно протянул мне.

– Я, конечно, не уверена, но у меня такое чувство, будто этот зверь умер от естественной смерти в очень глубокой старости, лет так двести назад, – с сомнением покачав головой, я с отвращением посмотрела на остатки неприглядной, пожеванной пищи в его руке, – и есть его нельзя. Это точно. Я пробовала, о чем сожалею!

Нога быстро скрылась в пасти обрадованного ящера. Тот ее, в два жевка сожрав, смачно облизнулся.

– Это – корзак, грызун. В нашем мире его специально разводят. Его мясо сочное, но чуть жесткое, а так как у нас никто на зубы не жалуется, оно идет как деликатес, – охотно пояснил Барга, с усмешкой глядя на мою брезгливо перекошенную физиономию. – Хочешь, еще приготовлю?

– М-м…, нет, – я решительно помотала головой, – пожалуй, лучше лепешкой обойдусь. И вообще, я вегетарианка.

Глисс настороженно на меня покосился и опасливо попросил.

– Предупреди, когда это у тебя начнетс-ся!

Велия, насмешливо фыркнув, поднялся, снял дорожный плащ и, небрежно кинув его на лавку, остался в черных штанах, заправленных в пыльные остроносые сапоги, и в серой рубахе со шнуровкой на груди. Быстро связав волосы в хвост, он решительно начал закатывать рукава. Из его мешка показалась небольшая колба с оранжевым порошком. Аккуратно ссыпав часть его в деревянную кружку, он плеснул горячей воды, помешал и протянул мне.

– На, выпей! Это поможет тебе радоваться жизни и задавать поменьше глупых вопросов, а еще откроет скрытые резервы, – и, подумав, добавил, – и избавит от «вегитарианизма».

– Ага, а я с этого не стану жизнерадостной немой идиоткой с задатками супервуман? – на всякий случай осторожно поинтересовалась я, но чашку взяла.

Вдохнув густой ароматный пар, рискнула глотнуть. Хм, однако! Мягкий, чуть холодноватый мятно-цитрусовый привкус обжег горло! Я выпила до дна и отдала ему пустую кружку. По телу тут же пробежала волна жара. Затем меня заколотило в ознобе так, что зуб на зуб не попадал, потом опять бросило в жар.

– А она с-с этого не умрет-с? Мало ли, вс-се-таки из отраж-шенного мира? – озаботился моим самочувствием заураск, настороженно посматривая на меня, радующую взгляд всеми оттенками зеленого.

– Это всего лишь напиток силы. Если она и впрямь воин, то это зелье ей не повредит, и мы скоро увидим тому доказательства, – равнодушно пожав плечом, успокоил его Велия.

– В смысле? Она станет на всех кидаться, и мы отправим ее назад? – уточнил Ферес, со злобной физиономией проведя острым когтем большого пальца себе по горлу.

– Не совсем, мой друг, но все может быть, – утешил его маг. С усмешкой оглядев трясущуюся меня, он уселся на лавку и радостно сообщил. – Адаптация скоро начнется. Надо ждать и быть наготове!

– Пойду, наточу нож, – поднялся Ферес.

– Эй, эй! Это что – приколы?! – простучала я зубами, обхватив руками плечи. – Что-то я от недосыпу ваш черный юмор, парниши, не понимаю! Что за мир-то такой? Сначала всякие там экспериментаторы напоили какой-то гадостью, а теперь еще и удивляются – почему это ее так не по-детски колбасит?!

– Ферес, сядь! – усмехаясь в усы, пробасил Барга и, подмигнув магу, перевел взгляд на меня. – Это, Тайна, наш злопамятный Велия с тобой за «фаерболы» отыгрывается. И вообще, ты с ним поменьше шути! Как видишь – опасно для здоровья.

– Подумаешь, уж и пошутить нельзя! – обиженно фыркнула я и демонстративно надулась, бросая гневные, полные презрения взгляды на абсолютно не замечающего меня мага.

Вскоре мне это занятие надоело. Наступив на горло собственной гордости, я подсела к нему и принялась допытывать.

– Велия! Скажи мне. Я ведь переместилась в ваш мир не одна? Так где же, наконец, моя подруга и тот горе-ученый, что заманил нас во всю эту авантюру? – его глаза незаметно потемнели. Кинув на меня быстрый взгляд, он устало потер лоб.

– Я не знаю, что пошло не так! Тот амулет, который был у Степана, должен был переместить вас в одно и тоже место – в подвал к Барге, но вас раскидало по разным уголкам нашего мира. Я уверен, что недалеко друг от друга, но, поиски займут время, а у нас его нет! Кстати, в связи с этим даю тебе всего семь дней на подготовку.

– На какую еще подготовку? – насторожилась я.

– Нужно сделать из тебя настоящую воительницу!

– Ты хочешь сказать, что через семь дней я смогу вертеть неподъемными мечами, кидаться топорами и стрелять из лука?! – удивленно выпалила я и звонко рассмеялась.

– Должна! – жестко отрезал Велия, не обращая внимания на мой смех. – Поэтому сегодня же вы с Глиссом пойдете к оружейнику. У тебя семь дней, чтобы постичь все тайны ремесла, а мы за это время с Баргой сходим к Оракулу. Надеюсь, он увидит, где находится кто-либо из Великих. На седьмой день встречаемся у Плюгалина. А сейчас иди, отдыхай.

Велия демонстративно поднялся, давая понять, что разговор закончен и подошел к целителю. Не удержавшись, я исподтишка показала ему язык, построила рога, но, вовремя заметила, что на меня открыв рот, с печки таращится Ферес, сделала вид, что поправляю прическу и пошла его выгонять.

Глава седьмая

Мы не знали друг друга до этого лета.

Мы болтались по свету в земле и воде.

И совершенно случайно мы взяли билеты

На соседние кресла на большой высоте.

Сплин

Выпроводив беса, я, под предлогом отдыха и пережитого стресса провела утро валяясь на печи, хотя спать не хотелось совершенно. Глядя в бревенчатый потолок, я чувствовала легкую щекотку во всем теле. Оно словно становилось чужим, непривычным, новым. Наливались силой и сталью дряблые мускулы, делались крепче кости. Перестало болеть все, что раньше не давало покоя.

Барга был прав. Этот мир переделывал меня под себя, заставляя даже мой мозг думать по-другому. У меня уже не вызывала панику мысль о том, что я, бог знает где, среди пугающих меня незнакомцев, больше похожих на пациентов дома скорби, чем на реальных здравомыслящих существ.

Во всяком случае – скучать не придется!

Мое нынешнее состояние мне даже нравилось. Казалось, словно я, как древние воины – нажралась мухоморов и стало совершенно наплевать, с кем воевать, зачем и для чего. Только бы дали в руки чего-нибудь потяжелее!

Приятно чувствовать себя сильной и ничего не бояться!

«Тьфу ты, блин! Чем этот хмырь меня опоил? Как бы точно не начать всем стучать в бубен, начиная со своих, ничего не подозревающих соратников»! – Я хихикнула, представляя, как красочно будет смотреться с бланшем на лице самовлюбленный маг.

А что, и отговорка есть: сам сказал – тренируйся! Да-а, скорей бы домой, а то, не дай бог, понравится такое состояние души и тела.

Потом возникло ощущение, будто меня давно искали и вот нашли. И теперь этот мир спешно создавал меня заново для чего-то настоящего и такого нужного мне. С каждым вдохом чистейшего воздуха, с каждым звуком, с каждым биением сердца мне становился симпатичен этот непростой мир. Я начала ждать свое будущее, стремиться к нему, словно в том, что должно было произойти, была единственная цель моего существования. В общем, как и говорил Барга – этот мир постепенно принимал меня. И это почему-то радовало….

* * *

Внизу хлопнула дверь, протопали быстрые шаги, послышался шум, и через некоторое время запахло чем-то вкусным. Я, свесив голову, с любопытством огляделась. Возле печки опять колдовал рыжий слуга. Ферес сидел на лавке и быстро тараторил Велии на непонятном языке, а тот, задумчиво глядя перед собой, делал вид что слушает, и лишь иногда ему рассеянно кивал.

Пользуясь моментом, я стала украдкой рассматривать необычное, довольно симпатичное лицо мага: его высокий лоб, опоясанный кожаным ремешком; темные, прямые брови; продолговатые, светящиеся малахитовой зеленью глаза, под которыми пролегли, выдавая усталость, темные тени; прямой нос; резко очерченные губы; упрямый подбородок.

Хм, колоритный тип!

Внезапно подняв голову, он встретился со мной взглядом. От неожиданности я смутилась, словно пойманная на месте преступления, а потом подумала: «Какого черта?», и словно не замечая внимательных глаз, нахально продолжила его разглядывать. К тому же, лежа на печи, я была в более выгодном положении в отличие от него. В результате моих разглядываний колдун занервничал, но взгляда не отвел. Скрестив руки на груди, он, сложил ногу на ногу и, покачивая носком сапога, с кривой ухмылкой продолжал меня гипнотизировать.

Хлопнула дверь. К печи протопали тяжелые шаги.

– Эй, Воительница! Не спишь? Ну, тогда и нечего бока отлеживать! Слезай! Перекуси, да в путь. Шевелись! Вам еще через все селение к Лендину Плюгалину топать, – раздался зычный голос Барги.

Вот блин! Похоже, на мне сейчас отыграются.

Я уселась на печи и, стараясь не замечать откровенных взглядов развлекающегося мага, спрыгнула вниз. Ощущая почти физическое прикосновение к своим, затянутым в джинсы ногам, неторопливо натянула сапоги, выпрямилась, одернула водолазку и встретилась с его странным оценивающим взглядом…

И почувствовала себя дурой.

Зачем я решила его подразнить? Зеленые глаза источали такой высокомерный холод, такое отрешенное равнодушие, что я не придумала ничего лучшего как, опустив взгляд, пойти завтракать, грязно матерясь на себя за эту выходку.

На столе уже стоял кувшин с молоком и несколько выточенных из черного дерева чашек. Усевшись на один из табуретов, я ухватила горячую оладушку и начала жевать.

– А Плюгалин – это кто? – прочавкала я, застегивая сапоги.

– С этого момента твой оружейник, друг и учитель. А если хочешь доброго к себе отношения с его стороны – не издевайся над Ларинтеном, – и, заметив мой вопросительный взгляд, поспешил добавить. – Это – эльф, друг Плюгалина. Он научит тебя стрелять из лука.

Целитель перевел внимательный взгляд на мои сапоги.

– Зачем в такую жару тебе теплая обувь?

– Это у вас жара, а у нас в ноябре довольно холодно в босоножках ходить! – парировала я. – Меня же никто не предупредил о коварных планах вашего мага на счет нашего похищения, – короткий выразительный взгляд на колдуна. – Кто ж знал, что я перемещусь в ваш мир, а у вас тут лето!

– А летом вы ходите босиком?

– Отчего ты так решил? – удивилась я, запивая оладьи предложенным молоком.

– Ты же сказала, босы ножки? Значит босиком! – отрезал Барга.

Я махнула рукой – босиком так босиком! – и, не вдаваясь в объяснения, стащив еще три оладушка, поспешно вышла во двор. Не до лингвистических путаниц мне сейчас.

На улице меня уже ждал Глисс.

– А что Ферес? – посмотрела я на него. – Не пойдет с нами?

– Пос-с-зже придет. Они там о чем-то с-с Велией с-совещаютс-ся. Пойдемс-с?

Ага, видели мы это совещание.

– Ну, пойдемс-с. – передразнила я заураска, шагая за ним по едва видимой тропинке прочь от дома Барги.

Глава восьмая

И гномы сыты и эльфы пьяны

Поговорка мира Аланар

Срезав несколько метров по колено в траве, мы вышли на утоптанную, не широкую дорогу. Видимо на днях прошел дождь, и кое-где зеленели небольшие лужицы, сияя отражающимся в них солнцем. Невероятно свежий, прохладный с ночи воздух, будоража душу какими-то смутно знакомыми ароматами, вливался в меня, прогоняя сонливость. Я с любопытством принялась вертеть головой рассматривая чужой, и в тоже время словно знакомый мне мир.

Поселение целителей расположилось на пригорке и достаточно сильно походило на большую деревеньку из нашего мира, которую словно частокол окружал лес. С полсотни домов располагались неподалеку друг от друга, а в центре виднелась небольшая, украшенная странной скульптурной композицией площадь.

В каждом дворе прочертились вереницы ровных грядок и радовали глаз небольшие сады. Возле домов, там, где не было посадок, раскинулся ковер изумрудной травы, в которой, как соринки, просвечивали разноцветные цветы. Чуть дальше я заметила ограждение, откуда доносилось разномастное мычание, блеяние и даже рычание. Наверное, загон для местной живности.

Удивительно! По словам Барги, до нашествия тьмы здесь существовала высокоразвитая цивилизация, но тех благ прогресса, к которым привыкла я, не существовало и в помине. Ни электричества, ни машин, ни компьютеров и сотовой связи. Тут не было той бесконечной гонки от рождения до смерти, и все шло неторопливо и мудро. Вначале это повергало в шок, потом начинало нравиться.

«В принципе, я бы не сильно огорчилась, если бы мне предложили остаться здесь навсегда!» – мелькнула в моей голове неожиданная, испугавшая меня мысль.

– Вс-с-се, пришли! И не думай так много, голова заболит! – прервал мои размышления Глисс, тарабаня когтистой лапой в высокие железные ворота.

Минуту никто не выходил, лишь из-за забора раздавались гулкие удары молота о наковальню. Потом послышались легкие шаги, и рядом с воротами скрипнула маленькая неприметная калитка.

– Привет, Ларинтен! Я к вам девушку привел, – худощавый, прыщавый блондин, не первой свежести, масляно ощупал меня глазками с головы до ног. Глисс покосился на меня и, издав горловой звук, торопливо добавил. – Воительницу! Протеже Велии! Понимаешь?

Хипующий эльф тут же состроил разочарованную физиономию и, поколупав длинным мизинцем в заостренном ухе, печально протянул.

– О-очень рад! Приветствую, проходите! Лендин Плюгалин уже ждет вас! – после чего, утратив к нам всяческий интерес, повернулся и быстро скрылся в воротах.

Мы с Глиссом переглянулись и вошли следом.

Двор оружейника был обычным. В смысле – он был обычным двором оружейника. У старого, покосившегося сарая, под навесом, в кучу было свалено оружие и доспехи, чуть поодаль стояли соломенные чучела, наверное, для разминок. Две большие постройки, маленький огородик, крепкий бревенчатый дом в два этажа с пристроенной к нему беседкой – вот, пожалуй, и весь двор. Засмотревшись по сторонам, я едва успела заметить хвост Глисса, мелькнувший в дверях дальней постройки и поспешила за ним.

Войдя в полутемное, освещаемое лишь бликами огня жаркое и влажное помещение, я сразу сообразила, что нахожусь в кузне. В огромной бадье, рядом с наковальней, остывали железяки, а рядом, по ярко-красной полоске железа долбил молотом голый по пояс, чумазый и бородатый дядя. Ростом он был чуть ниже меня. Его широченные мускулистые плечи и торс переходили в непропорционально короткие ноги, на которых красовались кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги с тупыми носами, напоминающие армейские «берцы». Голову покрывала темная бандана, из-под которой свисала туго заплетенная, короткая, на три пальца, косица. Росту ему и получился бы вылитый байкер из моего мира. При каждом замахе его руки вспухали литыми мускулами и если судить по тому, как он управлялся с огромным молотом, расплющивая металл – силы в нем было более чем достаточно.

Заметив наше присутствие, он ненадолго поднял голову, и, щурясь, стал всматриваться в раскрашенный огненными сполохами полумрак, а я с жадным любопытством принялась разглядывать его лицо.

По нашим меркам ему было лет сорок пять – пятьдесят. Его узкий лоб был прочерчен глубокими морщинами, а из-под густых, едва тронутых сединой бровей, в веселом прищуре чернели бусинки глаз. Массивный нос нависал над такой же темной, чуть с проседью бородой, завязанной в два коротких хвоста.

Никого толком не разглядев, он опустил голову и вновь принялся долбить по наковальне.

Пока мы стояли и смотрели на то, как кровавая полоска металла превращается в тоненькую пластину, гном перестал махать молотом и, подцепив раскаленную железяку щипцами, ловко кинул ее в бадью. Кузню затянуло паром….

* * *

Закончив работу, Лендин, громко фыркая и ухая, долго плескался на улице у бочки с водой. Наконец он умылся, вытерся заботливо поданным эльфом полотенцем и, нацепив просторную белую рубаху, соизволил обратить на нас внимание.

– Привет, Глисс! Старый змей! Зачем опять к нам? Запомни, Ларинтен больше твою брагу не пьет! Я его с той попойки еле откачал, половину зелий на этого алкаша перевел. А куда денешься? Друг все-таки! – Лендин поправил на голове платок. – Все, говорит, нету у меня доверия к настойкам нашего чешуйчатого друга! Них… гм… чего говорит, он не умеет! Лучше, говорит, я твой эликсир магии на опохмелку выпью, брат Лендин. Он, говорит, у тебя элем отдает. Вот так-то!

– С-с-сами вы ничего не умеете! – яростно зашипел Глисс, искоса поглядывая на меня. – Я вам с-семинедельный эликс-сир ловкос-с-сти принос-сил оценить. С-собственноручно у Барги с-спер! Кто ж виноват, что Ларинтен после его распития в с-стрельбе из лука решил пос-соревноватьс-ся. Пять раз промаз-сал, пять пуз-зыречков выпил. Ты ему на будущее объяс-сни, что эликсир ловкос-сти от кос-соручия не лечит. А до того, как я его принес-с, вы же еще с-с утра что-то квас-сили? Было?

Бородач сосредоточенно поскреб под банданой.

– Вот и я о том же. Мы, тем утром, путем проб и ошибок выясняли, готово зелье силы или нет, и тебе, кстати, об этом сказали, когда ты у нас под носом зельем ловкости тряс! Сам же говорил, ничего не будет, ничего не будет! Забыл, какой эффект дает единовременное смешивание зелий?

Я слушала эту ахинею, открыв рот и вытаращив глаза. Реальность этого мира снова покачнулась, но устояла.

– Ну-с-с, возможно и так, – пошел на попятную Глисс, понимая, что перекричать гнома у него не получится. – Дело-то давнее, как с-сейчас разберешь кто прав, кто виноват?

Гном наклонился к голове заураска и громко зашептал.

– Ты настойки на Ларинтена не переводи. Они на него все – как выпивка действуют. Думаешь, почему он тут, с нами ошивается уже пятый десяток, все к эльфам не уйдет? А? Да просто эльфам, нельзя слишком много пить зелий в отличие от других рас. Враз подсядут! Вот это и произошло! А я мучайся!

Глисс хмыкнул, открыл пасть, собираясь ответить, но тут случилось чудо. Лендин, наконец-то, обратил на меня внимание и небрежно его перебил.

– А это что еще за селянка? Не видал у нас такую! Пришлая? – обратился он к Ларинтену, внимательно оглядев меня с ног до головы, уделив особое внимание нижней части тела. – И одета, как рвань.

У заураска вытянулась морда. Отступив на шаг, он, оказавшись позади меня, что-то замаячил гному, но тот, не замечая его усилий, продолжал критиковать мою внешность.

– Что-то сегодня больно тощую привели. Волосы – будто лишай лечила. Зенки блеклые! Полукровка, что ль? А она неглазливая? Или, не дай Всевидящий, больная? Вон, смотри – бледная, как смерть! Нахватаешься заразы – лечись потом!

Глисс, шипя, как рассерженный кот, помотал головой и жестом остановил меня, готовую пойти в бой на наглеца.

– Укоротил бы ты яс-зык, Лендин Плюгалин! Это, с с-сегодняшнего дня, твоя учениц-са! Велия прис-слал. И дал всего с-семь дней, на то чтобы ты с-сделал из нее воина. Понимаешь, о чем я?

– Не было печали! – разочарованно сплюнул гном. – Ее? Научить?! За неделю?? Ты знаешь, я, конечно, польщен, за такое доверие, но.… Будь она Воительница, дело другое, а так…. Научу только меч в руках держать, да и то, была бы охота! И что в ней за печаль для Велии?

– Лендин, это приказ-с! Она и ес-с-сть Воительница! – грозно рявкнул заураск.

– Не-не-не! – замахал руками гном, будто не слыша. – И не просите. Я лучше за семь дней отучу Ларинтена пьянствовать! Да я….

Он замолк на полуслове. Брови стремительно поползли под бандану. Он недоверчиво уставился на меня угольками глаз.

– Она? Великая?? Воин?!

– Дас-с-с! С-сколько можно этот балаган продолжать? – взвился заураск.

Лендин с трудом сглотнул и, не отрывая от меня глаз, выдавил.

– Прости, Великая! Видать мне сегодня паром все глаза повыжигало! Не признал сразу. Конечно, я обучу тебя всему, что знаю сам и даже не за семь дней, а…. А за шесть с половиной! Или даже за шесть.

Его голос становился все неуверенней и тише. Он подошел ко мне, остановился в метре и виновато склонил голову. Злость на него уже прошла, и захотелось глупо хихикать.

Глава девятая

Кто предупрежден, тот вооружен. Особенно если знает, о чем он предупрежден.

Свод правил заурасков

Позже, когда конфликт был исчерпан, меня напоили чаем, и пока Лендин куда-то ходил, я ближе познакомилась с Ларинтеном. Он оказался душевным мужиком, притащил целую пригоршню сушеных фруктов, больше напоминающих мягкую карамель и принялся меня развлекать. Объяснил, что каждая раса живет своими городами, на своих территориях. Поведал мне печальную историю о том, как с детства, которое он уже и не помнит, хотел стать целителем. Пятьдесят лет назад он, решившись, приехал сюда обучаться, но случайно подсел на местные эликсиры, да так и остался жить в селении.

– А для чего вообще нужны эликсиры? – не удержалась я.

– Ой, без них у нас вообще никак! Но если честно помогают совместить желаемое с действительным. Вот, например, ты пока не воин, но, выпив зелье силы, сможешь запросто положить на лопатки Лендина. Че, плохо, что ли? А если учитывать что у нас, последние лет пятьсот, идет война….

– Понятно, понятно! Ну, а у тебя, что за проблема с этими настойками?

– Понимаешь, эликсиры на эльфов очень плохо действуют, особенно если их пить без просыху кварт! А мне было тогда так плохо! И вот, подсел! И ведь что только Лендин не пробовал, как ни лечил – все бесполезно! – Ларинтен хлюпнул носом.

– А кварт – это что?

Вырвавшись из горьких воспоминаний, эльф скосил на меня белесые глаза.

– Это цикл времени. Он состоит из двенадцати луностояний, плюс еще одно, бывающее раз в десять квартов. Или на всеобщем – лет.

– Ага, кварт – это год. – Подметила я для себя и заинтересовалась. – И много вас таких, алка… этих, зельеголиков?

– Хватает! В основном по недосмотру или по глупой молодости случается, попадают. Но такие долго не живут! Это хорошо, мне Лендин встретился! Я ему очень благодарен и очень его люблю! Как друга, конечно! – неуверенно поправился он, заметив мои ошалевшие глаза. – Так вот! Когда я, спустив все родительские монеты, бродил голодный, а что самое ужасное – трезвый, только Лендин меня пожалел – приютил, обогрел и напоил. Так я и остался у него. Он добрый! А за то, что я ему помогаю в кузнечном деле, готовлю, стираю, убираю, делаю массаж и каждую весну сажаю огород, он дает мне каждый вечер вкусный эликсир. А если увлечется элем – то не один!

Сочувственно кивая, я умильно его слушала, ощущая себя на верху блаженства. Еще бы! Меня помыли в бане, одели в чистую одежду, накормили, дали пряно-горькой настойки. (Явно с градусами). Правда, ярко помня свое пробуждение в подвале, я честно пыталась от нее отбрыкаться, но мне сказали – «Надо, батенька!». Пришлось пить. А так как по вкусу она слегка напоминала пиво я, осмелев, в конце концов, потребовала у Ларинтена соленой рыбы. Тот принес вяленого корзака, отбив видом этой зверюшки у меня всякий аппетит.

Глисс покинул дом Лендина сразу после нашего знакомства, обещая быть завтра или на днях, а Ферес в тот день так и не появился.

Занятия Лендин решил начать с завтрашнего утра. Я, правда, настаивала начать их немедленно, но гному было лениво, и он искусно отмазался, сказав, что начинать что-либо с полудня – плохая примета.

В результате, я провела этот день в праздности и лени, пополняя свои познания о мире. Попутно я выяснила, что здесь много привычных для меня фруктов, овощей и всякой живности. Так что, если не упираться в деликатесы, типа «корзаков», вполне можно сносно существовать!

Вскоре повеселевший Ларинтен продолжил краткий обзор о жизни рас: где живут, что делают, кем питаются, как размножаются. Так скучный, но познавательный курс обществоведения.

Последний пункт меня сильно заинтересовал. В результате длительного допроса, я выяснила, что у долгоживущих рас бывает один, два ребенка. Конечно, больше всего детей в семье рождается у людей, но они и живут по сравнению с другими недолго.

Заодно предупредил, чтобы я и близко не связывалась с полукровками эльфов и людей. Сказал, что их в этом мире все боятся, так как они почти все очень хорошие колдуны – не дай бог сглазят или приворожат!

– Понимаешь, Тайна, полукровки красивы, как эльфы, и хитры, как бесы. Вот если увидишь кого-нибудь подходящего под это описание, беги от него подальше! – наставлял меня эльф.

Я с сомнением оглядела его потрепанную, опухшую от хронического бодуна физиономию.

– Если они также красивы как ты, то от них и вправду надо держаться подальше!

Ларинтен подозрительно на меня покосился, не зная, обижаться или считать мое высказывание просто неудачным комплиментом.

– Кстати, раз уж зашел разговор, может, внятно объяснишь, как выглядят полукровки? Ну, приведи какой-нибудь наглядный пример, чтоб ни ошибиться? На будущее!

Эльф, вдруг смущенно хрюкнув, отвел глаза.

– Ты, Тайна, это…, того…, не обращай внимания. Что-то я заговорился. Ладно, пойду ужин готовить. – Махнув рукой он исчез в доме, оставив меня удивленно таращиться ему вслед.

Хм, а что я такого спросила? Странный он какой-то.

Под вечер Лендин, жутко гремя, принес мне костюмчик, похожий на рыцарскую амуницию. Посовещавшись, эти два изверга попытались надеть на меня, по меньшей мере, тонну железа. Вовремя сообразив, что просьбу – «оставить в покое» – они не понимают, я по примеру гнома списала все на плохие приметы, нагло заявив, что берегу силы на завтра, а если сегодня, от их экспериментов у меня вылезет грыжа, то такая примета вообще загубит все дело!

В общем, мы вдоволь наговорились, напробовались настоек и уснули со спокойной душой и совестью. Блин! Какой чудесный мир….

Глава десятая

Тяжело в ученье – легко в раю

Надпись на могиле

Утром на меня, не церемонясь, вылили бадейку холодной, зеленоватой, пахнущей болотом воды (спасибо без живности) и вытолкнули во двор.

– И как только постель не жалко, – проворчала я, клацая зубами от холода.

– А чего ее жалеть. Ларинтен проспится, отправлю траву косить. К вечеру новую постелем, – успокоил Лендин, кинув мне чистые, мышиного цвета штаны и рубаху. Я пожала плечами и, вытурив из комнаты упирающегося гнома, переоделась в сухую одежду.

Мои тренировки начались!

Для начала меня накачали какой-то дрянью (так и спиться недолго) и заставили бегать вокруг дома сначала налегке, потом надели жилетик килограммов двадцать весом. Затем приперся Ферес и начал показывать боевое искусство, сильно напоминающее смесь ушу и карате. Пришлось часика два попрыгать, повисеть в воздухе, «загнуться» в букву «зю» и поорать «хайя».

Совершая очередной кульбит, я, не переставая удивляться такой прыгучести, поймала себя на мысли, что несильно устаю и у меня все получается. Странно, если учесть, что с физкультурой я была знакома только в пределах школьной программы. Списав неожиданные таланты на побочные действия эликсиров, я решила не ломать голову. Ферес остался доволен своей ученицей.

После того, как бес ушел, эльф дал мне урок стрельбы из лука и то после моих долгих упрашиваний. Целя в пролетающих птиц, он, правда, один раз попал стрелой в зад проходящего за забором аборигена. Тот, с воплем: «Прячься, кто может, Ларинтен тренируется!» рванул огородами.

День прошел на удивление быстро. Остаток дня Лендин учил меня обращаться с колющим и режущим оружием. Я слушалась его безоговорочно, так как очень боялась оттяпать себе что-нибудь не очень важное, например голову. После занятий, когда я похудела, по меньшей мере, килограммов на пять, меня заперли в баню. Впрочем, я и не возражала. От души напарившись, я оделась во все чистое, выползла в беседку, стоявшую у дома, и без сил упала в продавленное кресло. Ужина тем вечером я так и не дождалась, быстро провалившись в глубокий, без сновидений сон.

* * *

Занятия продолжались. С каждым днем мое тело наливалось силой, движения становились отточенными и быстрыми. Дни сменялись днями, ночи сияли лунами. Мир перековывал меня под себя.

Прошло шесть дней. От Барги и Велии не было ни слуху, ни духу. И вот, вечером седьмого дня, мы с эльфом и гномом удобно устроились у небольшого костра во дворе. Эльф, дегустируя, нахваливал очередную, только что сцеженную настойку, Лендин задумчиво жевал зажаренных на углях мышей,[1] а я, ограничилась жареной кольтекой (местная разновидность сладкого картофеля), запивая чайком из душистых трав.

Прожевав мясо, Лендин отвлекся от ужина и с явным облегчением произнес.

– Все, деваха! Я научил тебя всему тому, что знал сам. Завтра, похоже, вернется Велия и надо будет тебе собираться в путь.

Я чуть не подавилась.

– В какой путь? И интересно, чем мне твой углубленный экскурс в аэробику и уроки махания палкой помогут в реальном мордобитии?

В воздухе свистнуло. Не успел Ларинтен моргнуть, как я рефлекторно отбила летящий в меня нож. Тот переменил траекторию полета, закувыркался в воздухе и упал, коротко звякнув в кустах малины.

– Зачет принят! Придется тебе, Ларя, топать ножик искать, он у меня именной, – меланхолично почавкал гном и пояснил. – В нашем деле главное что? Уметь себя защитить! А разборки с нечистью предоставь Велии, он в этом деле кошку с потрохами заживо съел! Так что и дальше оттачивай эту…, как ее… «а-э-ро-би-ку», глядишь, в живых останешься.

Я, ошарашено моргая, переводила взгляд то на Лендина, то на шарящего в кустах Ларинтена.

– Да не переживай ты так, привыкнешь! Это у нас тут, в поселении, тишь да гладь, а выйди за стену: куча темных бесов, горных великанов и гоблюков, мать их! Брр…. И это я еще не упомянул про нежить, и теневых монстров. Тут хошь не хошь, а так натренируешься-я…. – «успокоил» меня невозмутимый гном.

– А я думала бесы на нашей стороне? – наконец выдавила я.

– А ты думай поменьше! – хохотнул он и пояснил. – На нашей стороне светлые бесы. Но есть еще и темные, в народе их «чумными» кличут. Понимаешь – темнота, она как зараза. Есть у тебя к ней иммунитет, не сможешь заразиться. Нету, тогда твое тело и твой разум начнет меняться, попав в услужение к теневым генералам.

– Поэтому, среди любой расы есть отступники, – вклинился в пояснения гнома чей-то бас.

Мы вовремя обернулись, чтобы заметить две тени, скользнувшие во двор. Тихо скрипнула калитка. По гравию зашуршали шаги.

Луны еще не взошли, лиц гостей было не разглядеть, но, судя по фигурам и голосу, к нам вернулись Барга и маг. Они неторопливо подошли к нам и уселись к огню. Мы озадаченно переглянулись, рассматривая их мрачный вид, и, наконец, не выдержали.

– Что случилось?

– Вы не нашли их?

– Запретили экспорт препаратов для зелий? – напоследок задал вопрос эльф.

Все непонимающе уставились на него. Первой не выдержала я.

– Кому что, а вшивому баня!

– Ага, горбатому топор поможет, – поддержал меня гном.

Все согласно закивали. Ларинтен, покраснев, надулся. Обстановка слегка разрядилась.

Отложив в сторону чуть светящийся посох, Велия протянул к костру руки, да так и остался сидеть, не сводя с языков пламени задумчивого взгляда. Барга отобрал у гнома остатки мышиного шашлыка и с удовольствием им захрустел.

– Ничего утешительного, – прочавкал он. – Оракул сказал, что Великий Свет в городе Мертвых, а Говорящий-с-Духами правит нежитью. Короче, без бутылки не понять. Завтра на рассвете начнем спуск в Старый город.

– Вы что, с дерева рухнули?! – завопил гном, и тут же зажал себе руками рот.

Ларинтен с печальным видом выхлебал всю свою настойку и отбросил в кусты пустую склянку. Барга покосился на меня, затем на угрюмого колдуна и вздохнул.

– Это еще что за достопримечательность? – я подняла настороженный взгляд на высвеченное бликами костра лицо мага.

Тот опустил глаза.

– Понимаешь, – начал он издалека, – наша цивилизация насчитывает сотни тысяч лет. И беда в том, что мы не любим срываться с насиженных мест. Это поселение стоит на руинах древнего города. Очень давно, катастрофа опустошила его, а древняя магия спрятала под землю. Но люди не ушли. Здесь, в этом поселке, живут потомки тех, кто жил когда-то в Старом городе, – взяв прутик, он задумчиво поворошил угли, расцветившие темноту летней ночи хвостатыми искорками, и коротко закончил. – В общем, нам надо туда. Завтра утром начнем спуск. Я думаю, что Великая Светлая там.

Ох, как мне не понравился его тон. Сразу расхотелось идти, а уж тем более лезть под землю…. Я мрачно задумалась, пытаясь представить себе катастрофу, уничтожившую явно немаленький город.

– А еще там можно найти очень много ценного и артефакты, которые не помешали бы вам в вашем пути, – оживился Лендин. – У меня есть карта Старого города и катакомб. Там отмечено, где хранятся доспехи и оружие, которые будут ей в самый раз. – Он кивнул на меня. – Я дам вам с собой эти карты. Вернее, их копии…. А что, что-то не так?

Красноречие Лендина растаяло от серьезного взгляда Барги.

– Ты, и все кому мы доверяем, пойдут с нами. У нас нет времени. А ты, знаешь эти катакомбы, как свои пять пальцев. Выручай! – Барга с виноватым видом развел руками, мол, хочешь, не хочешь, а идти придется.

– Я не пойду! – неуверенно вякнул Лендин, не поднимая на Баргу глаз. – Мне и хозяйство оставить не на кого!

– Я, я пойду!!! Можно? Ну, пожалуйста! – загомонил Ларинтен, успевший высосать второй пузырек.

– Нет! – не сговариваясь, все хором рявкнули на обиженного эльфа.

– Зачем ты там нужен? Мертвяков пугать своим зеленоватым оттенком лица? – усмехнулся Велия.

– Ка-ка-каких мертвяков? Мертвых? – знакомое по «ужастикам» слово вывело меня из задумчивости.

– Если бы они были мертвыми! С живыми! – тяжело вздохнул эльф. С печальным видом, вытащив из-за спины третий, отливающий фиолетовым пузырек, обреченно начал сколупывать крышку.

– …твою мать!! – выругался гном, отбирая у него настойку. – Ты же, изверг, у меня и так все запасы перевел! Нет, Вел! Если пойду я, то пойдет и этот дармоед. А не то, этот торчок меня разорит, фраер ушастый!

– Эк, какие слова выучил. Поди Воительница помогла? – хмыкнул Барга. – Она это дело любит! Так обложит, ни хрена не понятно, но обидно…. Чую, скоро наш язык пополнится.

– А не повторяйте, чего не попадя! – вспылила я. – А то, нашли крайнюю! Чуть что, сразу я виновата!

– Ладно, надо выспаться. Завтра будет тяжелый день. – Перевел тему Барга, поднимаясь.

– Хорошо если этот день не затянется на неделю, – кивнул колдун.

Мы затоптали почти прогоревший костер и потянулись в дом.

Спуск в подземелье назначили на раннее утро.

Глава одиннадцатая

Делаю броню на заказ. В случае брака хороню за свой счет

Объявление на лавке оружейника

Мне снились темные коридоры полные мертвецов, замшелые каменные стены, оплывающие факелы – в общем, стандартный набор для кошмара. Будто я куда-то продиралась в поисках кого-то или чего-то, пытаясь удержаться на заплетающихся от усталости ногах. Остро пахло гарью. Мерзкое чувство собственного бессилья захлестнуло горло удавкой. Вдруг, яркая вспышка взрыва, ослепив, заставила сбиться с шага….

Вздрогнув, я очнулась от легкого похлопывания по щекам.

– Ну, ну, ну! – монотонно бормотал Барга сидя в изголовье моей кровати. Увидев, что я открыла глаза, протянул кружку, от которой пахло чем-то полынно-сладким. – Чего кричишь? На, хлебни. Взбодришься. Приснилось чего? Ежели плохое, шепоток знаю, чтоб не сбылось. Сказать?

Голова гудела, как старый колокол. Какие, к черту, шепотки? Держась за виски, я села на постели.

– Не верю я в шепотки. Что будет, то будет. – Я в два глотка выпила вкусный, бодрящий чай и добавила, отдавая Барге кружку. – Да мне не плохое снилось. Так, скорее не понятное.

– Ну, как знаешь. Пойдем, все уже собрались. Не забыла? Нужно успеть открыть ход в Старый город до восхода солнца.

Барга вышел за дверь.

Я посидела, пытаясь разогнать остатки сна, поднялась на ватные ноги и тоже поплелась за ним.

Во дворе уже вовсю кипела жизнь. Лендин, с мешком за плечами, вешал себе на пояс уже второй топор. Бес, держа перед собой свою черную палочку, что-то пришептывал и как только в воздухе появлялся маленький огонек, он тут же его задувал. Ларинтен, пытаясь натянуть тетиву на длинный лук, даже взмок. Попытки с десятой и не без помощи Барги ему это удалось. Только Велия, живым монументом, стоял безучастно в этой суете. Опираясь на посох, он, задумчиво прикрыв глаза, изображал работу мысли, но если честно, мне показалось что его поднять – подняли, а разбудить забыли.

Окрик Барги отвлек меня от нахального разглядывания мага.

– Ну? Чего стоишь? На, одевайся. По дороге перекусишь. – Барга кинул мне под ноги бренчащую охапку. Я с сомнением поворошила ее носком сапога, не особо торопясь примерять. Зачем мне вешать на себя еще килограммов тридцать лишнего весу? Надо признаться, что рубашка и штаны, в которых я ходила эту неделю, меня вполне устраивали![2]

Закончив возиться с топорами, ко мне подошел гном.

– Давай-ка, деваха, я тебе помогу. Сама-то, поди, не разберешься?

Он быстро вытащил из этой груды небольшой кожаный жилетик и, быстро надев, закрепил его на мне. Поверх жилетика нацепил что-то панцирное, сделанное, будто из монеток. Понаблюдав за этим представлением, все принялись ему помогать.

Нет, я конечно понимаю. Скучная жизнь, отсталый мир – ни телевидения, ни цирка, но зачем устраивать шоу со мной в главной роли? Я что, похожа на клоуна?

На меня натянули кожаные штаны с металлическими вставками, размера на два больше моего. Как мне их надевали, можете представить сами. Выразив крайнее нежелание влезать в эти брючки, я отбивалась, как могла. После продолжительной погони, брыкания и пары подзатыльников, кажется от Лендина, меня все-таки убедили в необходимости этих штанов.

Сделав в таком бренчащем виде пару шагов, я споткнулась о чей-то мешок и растянулась на заботливо взращенной Ларинтеном клумбе. Мало того, что нацеплялась колючек с цветов, похожих на репейник, так еще и приложилась лбом о жалобно звякнувшую бутылку. Судя по тому, как всполошился эльф и кинулся спасать пузырек, это наверняка была заначка.

– Так! Все! – чуть не плача и чувствуя себя консервной банкой, разоралась я. Дернулась, перевернулась на спину и твердо заявила. – Вы, господа, можете идти. А то вон солнце уже встает, а я вас тут подожду.

Я еще с минуту повозилась, принимая сидячее положение.

– Почему? – все недоуменно переглянулись и посмотрели на меня.

– Потому, что я в этой экипировке не то что воевать, а даже стоять не смогу. И вам, в случае чего, пригожусь только в виде тарана. Будете меня нести и открывать моей головой особо прочные двери! – тихо матерясь, я решительно начала расстегивать обмундирование.

Все выразительно помолчали, озадаченно рассматривая меня, только Велия закашлялся и поспешил отвернуться.

– Неужто с весом малость напутали? – меня недоверчиво осмотрел со всех сторон Лендин, поднял на ноги и велел. – Ну-ка, пройдись еще!

Я честно попыталась сделать пару шагов. Тут, как назло, нога наступила на волочащийся по полу ремешок, я запнулась и звонко грохнулась, попутно сбив с ног оказавшегося в опасной близи беса. Отбросив попытки подняться, я так и осталась кулем лежать на земле, глядя в рассветное небо. Подо мной, не переставая, ярко и красочно желал мне доброго здоровья и счастья в личной жизни наш главный эстетствующий интеллигент – бес Ферес.

– Ладно, разденьте ее, – приказал Барга.

Меня подняли. Придали вертикальное положение, и, на всякий случай придерживая, с разочарованным видом принялись расшнуровывать.

Велия тоже соизволил обратить свое внимание на глобальное бедствие в моем лице.

– Я тебе еще вчера зачаровал кожаные доспехи. На первое время сгодятся, а там посмотрим, – высокомерно процедил он, подойдя к нам. Достав из мешка сверток, перемотанный бичевой, он сунул его мне в руки и разочарованно покривился. – Надо бы тебе еще силенок набрать, Великая. Да и ловкость я думаю, не помешала бы.

– Угу, как только, так сразу! А может мне зельями догнаться? Или ты мне артефактные доспехи найдешь? Чтоб сразу было плюс десять к силе и плюс пятнадцать к ловкости. Дьябло отдыхает! – не удержалась я от ехидства, одевая поверх суконной одежды брошенную мне магом униформу.

– Вот и пущай этот Д’Ябло отдыхает, а нам пора! Мы уже давным-давно должны быть на площади. Через час народ проснется! – нервно заторопил нас Барга, едва я успела застегнуть легкие, кожаные, зачарованные Велией доспехи (если не соврал, конечно).

– Подожди! – Лендин развернул меня к себе и, отточенным движением вогнал в мои пустые ножны, бутафорией висящие по бокам, два длинных, увесистых кинжала. – Пользуйся! У эльфов на кое-что сменял….

И, хлопнув по плечу, подошел к Ларинтену.

Не удержавшись, я с тихим звоном вытащила их. Они оказались легкими и удобно легли в руки. Машинально крутанув, с лязгом вогнала их в ножны, огляделась, попутно заметив заинтересованный взгляд колдуна и, подхватив на плечо стоявший в траве вещмешок, поспешила за остальными.

* * *

Возмущенный визг эльфа безжалостно выдернул меня из воспоминаний, заставив очнуться.

– А я тебе верил! Вел, я ведь ей все свои тайны раскрыл!

– Говорил же, что обычная селянка, только неместная! – зычно вторил ему гном.

– Так, хватит! – командным ревом прервал всеобщую истерику колдун. Все притихли. – Или мы спускаемся, или расходимся по домам и к бесам в… эту миссию. Хватит дурака валять!

– Или дуру! – нервно хихикнул эльф и осведомился, оглядываясь по сторонам. – А что Глисс с нами не идет?

– Как не идет? Вон он, на камушке дожидается, – мотнул бородой на пустой валун Барга.

На камне стала проявляться фигура звероящера. Ларинтен, вытаращив глаза, изобразил обморок, аккуратно улегшись на травке.

– Тьфу ты, шут! – раздраженно сплюнул Лендин, носком сапога попинав эльфа, и недовольно покосился на проявившегося заураска. – Все никак не могу привыкнуть к твоим фокусам! Ты всю дорогу так и будешь нас пугать? Вел, зачем он нам нужен? Оставь его здесь. Пусть лучше Барге хату охраняет.

– Он у нас разведкой будет заниматься, – уголком губ улыбнулся колдун.

– Моя школа! – гордо вставил Ферес. – Это я научил его бесовской философии становиться невидимой частью этого мира.

– А кто пойдет первый? – нерешительно напомнила я.

– Что-то мне доверия не внушает эта каменюка, – поправил бандану гном, косясь на парящую над нами статую.

– Спокойно! Мы успеем, но скоро она встанет на место, поэтому нужно торопиться. – Без доли насмешки заявил маг.

– Ладно, чего лясы-то точить. Надо – значит пошли! – Барга решительно шагнул на замшелые каменные ступени, уходящие в темноту, и, обернувшись, кивнул на Ларинтена, чьи кожаные тапочки торчали из травы. – Лендин, ты только припадочного своего не забудь! Пусть своим видом местную нечисть разгоняет!

С опаской поглядывая на неподвижно висевшую над нами статую, все начали спускаться вслед за Баргой. Я шагнула на ступени последней. По спине «маршировали» мурашки. Казалось, будто идешь над пропастью по тонкому, каменному мосту. Когда моя макушка скрылась под землей, над нами что-то оглушительно шарахнуло. Мощный поток воздуха толкнул меня вперед. Наступила непроглядная темень.

– Ну, все-е! Запечатало! – обреченно прошептал кто-то рядом. Судя по острым рогам, бес Ферес.

– Эй, а как мы обратно-то, а? А если у меня клаустрофобия? Ой, мамочки, кажется, уже начинается! – запаниковал так не вовремя решивший очнуться эльф. – Пустите меня к солнышку, к людям, я….

Послышался короткий удар. Вопли Ларинтена смолкли.

– Вот лежал бы ты всю дорогу в обмороке, Ларя, и не мешал жить себе и нам, а то придумал какую-то «калутарфотию». Где только словесов таких нахватался! – недовольно забормотал Лендин. – Только кулак об твою никчемную головенку зашиб. Поспи маленько.

– Заботиш-сьс-ся о друге? – несмешливо прошипел Глисс.

– Ну а если не я, кто о нем еще позаботится? – Серьезно ответил гном, судя по звукам, взваливая эльфа себе на плечо.

Послышались незнакомые слова, и чуть в стороне от нас вспыхнула маленькая, яркая звездочка, осветив сосредоточенное лицо колдуна. Щупальца темноты неохотно выпустили нас из объятий.

Ну вот, совсем другое дело!

Я с интересом огляделась, но если честно, мало что увидела. Магический свет, идущий из искорки на конце посоха, выхватил из сумрака метра два. Каменная площадка, на которой мы стояли, казалось, на самом деле висела в воздухе, круто уходя ступенями в тревожную темноту.

– Ну, чего встали-то? – недовольно рыкнул Барга и решительно зашагал вниз по каменной, винтовой лестнице без перил.

Часть вторая

Старый город

Глава первая

Иногда реакция выручает не только при ловле блох

Из личного опыта

Сделав четыре поворота, мы оказались на пыльных мостовых Старого города. В довольно свежий воздух вплетались запахи сырости и гнили.

Спускаясь, я с брезгливой уверенностью ожидала увидеть разруху, истлевшие кости, но открывшееся зрелище меня удивило. Велия сотворил над нами несколько ярких сфер и теперь все любовались на ровные ряды теряющихся в полумраке крепких домов, огороженных добротной деревянной или железной изгородью. Над нами, ночным небом, клубилась темнота. На мгновение мне даже показалось, что я в ночном, спящем городе. Только не давал покоя один вопрос: что за катастрофа могла опустошить и спрятать под землю целый город?

Велия остановился и беспокойно огляделся. К нему тихо подошел Лендин с эльфом на плечах.

– Если хочешь найти на нее доспехи, – он качнул головой в мою сторону. – То все это находится здесь, в старом доме моих предков.

– Я знаю, – отмахнулся Велия, – только думаю, какой дорогой будет быстрее.

– Ты чего-то боишься? – насторожился Барга.

– Опасаюсь, – помолчав, коротко кивнул маг и приказал. – Эти подземелья нужно пройти тихо. Первыми не нападать. Только если возникнет такая необходимость.

– Быть во всеоружии, предельно внимательными и осторожными. Слабых в круг! – скомандовал Барга, шагая за колдуном.

Меня и очнувшегося Ларинтена незаметно окружили. Шагая словно под конвоем, мы прошли эту улицу до конца и завернули в бедняцкий квартал. Перед нами открылась вереница ветхих, полуразрушенных хижин. Шагая по щиколотку в толстом слое пыли, мы печатали следы на выщербленной ямами улице. Стали попадаться неопрятные кучи давно истлевшего мусора, и по-прежнему стояла могильная тишина. Ни малейшего намека на чье-либо присутствие.

Через некоторое время, вдоволь налюбовавшись на разрушенные дома, мы вышли в район, где, по всей видимости, раньше обитали довольно зажиточные граждане. Пройдя с десяток двухэтажных особняков, Велия остановился у покосившейся двери некогда богатого дома, оглянулся на нас и, толкнув протяжно скрипнувшую дверь, вошел внутрь. Мы нерешительно потоптались, но остались стоять снаружи. Какое-то время все настороженно молчали. Первой не выдержала я.

– Неплохая хибарка, – я взглядом знатока оглядела дом. – Интересно, кто здесь жил?

– Эта, как ты изволила выразиться, «хибарка» – дом моего предка Вендина Плюгалина. Здесь же была его кузня, где он делал свои лучшие доспехи и оружие, прославленное на весь Аланар! – гном надулся от гордости.

– Да ладно! У меня тоже, не з-снаю, правда, где, дом моих предков с-стоит. Они делали класс-сные зелья, тоже с-славящиес-ся на весь Аланар! – недовольно зашипел Глисс.

– Ага! Спиртом приторговывали? – усмехнулся Лендин, задев за живое звероящера.

Тот, возмущенно шипя, стал доказывать непричастность своих предков к этому грязному делу. Вдруг, окна старинного дома полыхнули нестерпимым пурпурным огнем. Остатки цветных стекол лопнули, осыпав нас мелкими осколками. Все испуганно пригнулись.

– Мать честная! Да это ж «Яд дракона»!! – рявкнул Барга.

– И что это значит? – запаниковала я, стряхивая с волос осколки. – А мы тут все, к чертям собачьим, не потравимся?

Будто не слыша меня, мужчины переглянулись и начали действовать.

Лендин выхватив топор, пинком открыл дверь и прыгнул в дом. Барга, скрестя пальцы, что-то зашептал. Глисс вообще куда-то пропал, а с магической палочки беса начали слетать маленькие красные шарики, лупящие по окнам со скоростью пулемета. Даже Ларинтен, азартно блестя глазами, встал позади всех с луком на изготовку.

Вокруг меня стало пусто и неуютно.[3] Не отводя взгляда от подозрительного дома, я отбежав подальше, покрепче вцепилась в рукояти кинжалов и со скрежетом их потянула. Вдруг из окон, как туман, полезла сгущающаяся чернота, сквозь которую все еще пробивались пурпурные сполохи.

Неподалеку яростно провыл Барга, и, скрутив в сторону черного дыма трехъярусную фигу, плюнул и топнул ногой.

Ну, если б меня так послали, я бы обиделась и ушла, но темнота оказалась не из обидчивых. Наоборот, наползающая на нас темень начала съеживаться, уплотняясь в огромную фантасмагорическую фигуру.

Барга опять оглушил меня не слишком музыкальным заклинанием, и тут же сверху, на эту черноту, упала молния. Возможно, на этом все бы и закончилось, если бы тень секундой раньше не рванула ко мне.

Все произошло мгновенно, и только мне происходящее показалось кадрами замедленной съемки. На меня неслось нечто огромное, больше напоминающее странную фигуру из очень плотных клубов черного дыма. К тому же, это нечто, очень материально и грозно моргало. В нескольких шагах от меня, у тени многообещающе распахнулись две акульих пасти.

Ой, и никто не узнает, где могилка моя!

Не долго думая, я рванулась навстречу стремительно приближающимся, налитым кровью глазам. Оттолкнувшись от мостовой, я по рукояти всадила лезвия в плотную, словно материальную темноту. Оглушенная шипением, я поняла, что проваливаюсь сквозь истончающуюся тень. Хряснувшись о мостовую, извернулась и, выставив кинжалы, с облегчением увидела светлеющий силуэт. Через мгновение тень растаяла.

Все еще не веря, что жива, я с трудом поднялась на ноги. Позади меня тренькнула тетива. Рядом с ухом тихо свистнуло.

– Ой, прости Великая, я не в тебя метил! – пролепетал Ларинтен. – От волнения позабыл, как это делается! Пока вспомнил – все уже закончилось.

– С-п-пасибо за п-помощь, – нервно простучала я зубами. – Т-только в с-следующий раз вспом-минай б-быстрее!

– Офигеть! – выдавил мое любимое словечко гном, появляясь в оконном проеме.

В следующую секунду рядом со мной бесшумно материализовался Велия.

– Жива? Слава Всевидящему! – сияя глазами, пробормотал он, пассами рук проверяя меня на ранения. Убедившись, что со мной все в порядке, колдун только качнул головой. – Резво он на тебя рванул. Как ты себя чувствуешь?

– На все с-сто, а м-может и с-сто пя-пятьдесят! Короче в моем мире столько не живут! – обрадовала я его и повторила попытку говорить без заикания. – А ч-че это было?

– Обычный теневой прыгун, – удивленно пожал плечами маг. Ха, словно я этих «теневых прыгунов» мухобойкой пачками гасила и вдруг запамятовала. – Только силой под завязку накачан. Пока я в доме еще с двумя возился, этот, видишь, сквозь стену улизнул. Тебе, милая, сегодня очень повезло. Его скорость настолько высока, что считается, отбить его удар простому воину невозможно.

– Моя школа! – довольно встрял Лендин.

– Хм, вы меня, конечно, извините, мой друг, но я думаю, что, не обучи я ее всем таинствам борьбы бесенят-малолеток, лежала бы наша Великая сейчас с откушенной головой. Или я не прав? – кипя негодованием, влез Ферес.

– Хватит, уважаемые, делить ваши общие лавры. Вы оба совершили достойный вклад в то, чтобы Тайна обрела свою истинную сущность. Теперь я вижу, что не ошибся в выборе учителей, – утихомирил начинающийся скандал колдун. – Кстати, а кто-нибудь видел заураска?

Глава вторая

Не все старые вещи артефакты. Но все артефакты – старые вещи»

Реклама лавки старьевщика

Пока мужчины что-то оживленно доказывая друг другу, изображали поиски рептилии, я, решив найти закуток для мелких нужд, пошла к дому. Надеюсь, предки Лендина не сильно оскорбятся таким отношением к их родовому гнезду? Выискав маленькую комнатку, я уединилась, и через мгновение вышла с довольно полегчавшей душой. Выходя из дома, наткнулась на что-то шершавое.

Не поняла!

Развернулась. Изучила широкий проем дверей, просторный коридор перед ним. Пусто! Странно, и за что я так запнулась?

Хотя, Татьяна Батьковна, после таких чудоюд и не такое мерещиться начнет. Махнув рукой, я шагнула за дверь и вдруг заметила на фоне серой стены круглые, светло-желтые глаза.

– Ой, здравствуй, здравствуй ты, моя шизофрения! – Я всегда была вежливой девочкой, но тут от моей вежливости стало плохо даже стене. Она вспучилась, выгнулась, местами позеленела, и передо мной оказался Глисс. – А, так это ты, внук Штирлица! Нехило ты меня напугал. Стоп! А ты че, за мной подглядывал что ли, извращенец чешуйчатый?

– Кому нуж-шны человечес-ские с-самки! – в его презрение можно было утонуть.

– Ах ты, ящерица-переросток, ах глист в обмотках, сам ты…

– Что-то я с-сомневаюс-сь, что ты та, за кого с-себя выдаеш-сь. Ни выдерж-шки, ни веж-шливос-сти. – Вот змей! Все мое праведное негодование осталось незамеченным, даже злиться расхотелось.

– Ну и че ты тут спрятался? – уже более спокойно процедила я, сменив тему.

– Я не с-спрятался, я наблюдаю, а ты мне мешаеш-шь. На, это тебе, – бросив мне под ноги небольшой сверток, он окончательно стал видимым.

– Слышь, Вел, твой «боец невидимого фронта» Великой какое-то барахло впаривает, – Лендин пихнул в бок мага. – Пошли, проконтролируем?

Пока я, с сомнением колупала носком сапога темные тряпки, похожие на вещи с ближайшей помойки, нас с Глиссом окружили любопытные соратники.

Велия подошел, уселся на корточки и, внимательно изучив принесенные Глиссом шмотки, уставился кошачьими глазами на заураска.

– А что, не надо было с-сундук с-с артефактами вс-скрывать? – заураск смутился от его взгляда и пошел в наступление. – Пока вы с-с чучелом возилис-сь, я для Великой дос-спехи нашел. Ей в с-самую пору! – Глисс нагнулся и, когтем подцепив с земли вещи, протянул мне. – Ну, что с-с-столбом с-стоишь? Одевай!

Не торопясь брать неожиданный презент, я растерянно оглянулась на, задумчиво стоявших Баргу и гнома, опустила взгляд на Велию.

– И что? Мне, правда, это одевать? Это точно доспехи? – взяв двумя пальцами протянутые Глиссом вещи, покрутила их, рассматривая. – Вообще-то эти вещи напоминают старые джинсы и ветровку с капюшоном мрачного, темно-серого цвета. Глисс, на какой помойке ты их нашел?

Видя мою нерешительность, колдун с ленцой поднялся и шагнул ко мне.

– Может у вас этот артефакт называется так, – он решительно отобрал вещи, дождался, когда я сниму с себя кожаный прикид, оставшись в холщевой рубахе и штанах. Затем, закинув джинсы на плечо, он стал натягивать на меня ветровку, продолжая объяснять. – А у нас эта одежда зовется – «Доспехи странников Мира». Попробуй, как тебе?

Насильно одетая вещица оказалась размера на четыре поболее моего, и по ней явно топталось стадо пыльных слонов. К тому же от нее так разило затхлостью и тленом, что казалось этот костюмчик еще сегодня носил какой-нибудь, бог знает когда, упокоенный мертвец. С мученическим видом, зажав нос, я посмотрела на Велию и, помотав головой, начала стягивать с себя это барахло. Руки мага тут же вцепились в меня.

– Тайна! Подожди, не снимай! – Вот хитрый черт, когда ему что-нибудь нужно, его голос источает мирру и елей. – Давай, ты еще наденешь штаны, и мы устроим проверку этим доспехам. Если они не пройдут испытания, мы навеки похороним их в Старом городе. Давай? – зеленые глаза завораживали, излучая заботу и мольбу.

Если б знать, чем все это закончится, послала бы его подальше, но я как зачарованная поправила куртку и, взяв протянутые магом штаны, начала натягивать их поверх подштанников подаренных Лендином. Застегнув все имеющиеся замочки, ремешки и пуговки, я почувствовала, как костюмчик начал съеживаться и вскоре сидел на мне, как вторая кожа. Хм, странно, а раньше он казался мне большим.

– Готова? – ласково улыбнулся Велия.

Не успела я уточнить, к чему именно, как вдруг запахло озоном. Меня словно сдавило со всех сторон. Вокруг замелькали синеватые блики. Через секунду я, ощущая себя большим и глупым кроликом, внимательно изучила ровный обугленный круг около моих ног, слегка дымящийся на камнях мостовой мусор и, широко шагнув, оглянулась. Там где я стояла, остались четкие отпечатки моих ног. Я медленно подняла не обещающий ничего хорошего взгляд на лучащуюся искренней радостью физиономию колдуна. Тот, подмигнув мне, картинно подул на угасающую искру на конце посоха.

– А ты боялась! Твои доспехи прошли мою проверку на прочность, а ты даже ничего не почувствовала. Не будь их, от тебя бы не осталось ничего. Даже тех отпечатков, – он кивнул на круг.

Так! Кажется, чья-то смазливая рожа так и желает познакомиться с моими ногтями, вернее с тем, что от них осталось!

– Ага, даже платье не помялось! А если бы это оказались не доспехи этих… как их… миров, а просто старые вещи, тогда что? – ледяным тоном спросила я у него. Если бы взглядом можно было сжечь, от этого красавчика не осталось бы даже пепла.

Не подозревая, какие кровавые мысли таяться в моей голове, он пожал плечами и невинно заявил.

– Как я и обещал, похоронили бы их в Старом городе… – в его глазах заплясали черти, – вместе с тобой.

От такой вопиющей наглости на меня напал столбняк. Велия, воспользовавшись временным затишьем, коротко кивнул кому-то за моей спиной.

– Теперь ты.

Предчувствуя неладное, я обернулась и обреченно закрыла глаза, понимая, что даже отпрыгнуть у меня уже не получиться. На меня, замахнувшись топорами, шагнул Лендин.

– Нет! Это не в какие рамки не лезет! – истерично развопился Ларинтен. – Как тут бросишь пить, когда на каждом шагу такие испытания для моих слабых нервов? Вел, ты что, ее грохнуть собрался?! А зачем для этого нужно было лезть в эти катакомбы? Давно бы уже пристукнули и закопали у меня на клумбе, все больше толку было бы! А то носятся с ней как с яйцом, а потом молниями да топорами долбят! Ничего не понимаю!

– А не твоего ума тут дело! – отрезал Барга и обратился ко мне. – Тайна, как ты себя чувствуешь?

Я еще чуть-чуть постояла с закрытыми глазами, проверяя свои ощущения.

Ну, вроде жива!

Когда на меня шагнул гном, я ощутила резкий порыв ветра там, где сквозь меня должны были пройти лезвия. Приоткрыв один глаз, осмотрелась: руки, ноги на месте; покачала головой – вроде тоже не отваливается.

– Вот это да-а! – восторженно выдохнул Ферес.

Я недоуменно поглядела на ухмыляющуюся рожу Лендина.

– Что случилось? – наверно более идиотский вопрос в тот момент задать было сложно.

– В том-то и дело, что ничего. А если б случилось, то тогда верх и низ твоего тела сейчас лежали бы рядышком. Я на особо близких расстояниях никогда не промахиваюсь, – хохотнул гном.

Мое красноречивое молчание попахивало грандиозным скандалом. Велия, оценив масштабы будущих разрушений, решил сам мне все объяснить.

– Лендин разрубил тебя топорами. Но ты жива и здорова. Понимаешь? – он стал серьезным. – Эти доспехи защитят тебя от магии и от любого вида оружия, существующего в этом мире! Именно это я и хотел тебе сегодня показать. Что ты почувствовала, когда лезвия прошли сквозь тебя?

– А они прошли? – я с угрозой посмотрела магу в глаза.

– Ну, это то, что мы видели! – кривая ухмылочка и ехидный прищур стали мне ответом.

Интересно, а чего я ожидала?

Передернув плечами, я равнодушно ответила.

– Только сильный поток холодного воздуха.

– Все верно! Это – те самые доспехи! – довольно оглядев всех, выдал маг, повернулся ко мне и смущенно добавил. – Хотя, я довольно сильно сомневался на их счет. Мало ли, что Глисс принести может?

Народ стал нервно похихикивать, любуясь на мое ошалевшее лицо. Похоже, у Велии есть все шансы нажить в моем лице кровного врага.

– Поторапливайтесь, мы и так сильно задержались. – Ухмыляясь в бороду, мимо нас прошел Барга.

– Офигеть! – я лихорадочно пыталась придумать ему достойный ответ на эту выходку, но на ум лезли только семиэтажные маты.

– Да ладно, не переживай, потом отблагодаришь! – маг самодовольно заглянул мне в глаза и, словно не замечая плавающих там айсбергов, заявил. – Нам еще нужно найти тебе подходящее оружие, Великая! – и, наклонившись к уху, тоном опытного соблазнителя тихо проговорил. – Я был на двести процентов уверен в подлинности доспехов, но, прости, не удержался! Тайна! Смешно видеть твой гнев! Кстати, для воина это огромный недостаток. Учись выдержке!

Нахально ухмыльнувшись, он подхватил с пола свои манатки и зашагал, опираясь на посох.

Убью!

Глава третья

Не зли бабу – не получишь промеж рогов

Свод семейных правил бесов

Дальше прогулка по Старому городу напомнило мне путешествие во времени. Словно мы переместились век этак, в восемнадцатый, с его двухэтажными резными особняками с башенками и нищими покосившимися хижинами.

Злость почти прошла. Позабыв обо всем, я шагала рядом с Баргой, с любопытством разглядывая привычные и в тоже время совершенно необычные дома. Оставшуюся часть города мы прошли тихо и достаточно быстро. Правда, время от времени до нас доносились непонятные грохочущие звуки. Меня они вначале пугали, но Барга посоветовал не нервничать, напомнив, что на мне ТАКИЕ доспехи.

Идти в новых доспехах оказалось куда приятнее. По сравнению с кожаными, они были удобными и практически ничего не весили.

Велия шел впереди, время от времени сотворяя яркие светящиеся шары, разгоняющие густую темноту. К слову сказать, тьма слегка разбавлялась непонятными бликами и сполохами, идущими словно бы из-под земли.

Вдруг он остановился. Обернувшись к нам, он выразительно приложил палец к губам, махнул рукой, подзывая, и указал посохом вниз. Все сгрудились возле него, что-то заинтересованно рассматривая.

Попрыгав за спинами, я, цапнув за шиворот мелкорослого беса, бесцеремонно выдернула его из этой «стенки». Распихивая столпившихся локтями, под утонченный бесовский мат пролезла вперед… и опешила, увидев спуск вниз, очень похожий на канализационный колодец. Даже крышка на нем лежала точь-в-точь такая же, какие я привыкла видеть на колодцах своего мира, только раза в три больше, и даже прикрыта она была не полностью, поджидая таких вот случайных прохожих, как мы. Снизу доносились непонятные гулкие звуки, словно сотни солдат маршировали по листовому железу коваными сапогами.

– Инте-ре-сненько! – протянула я, посматривая на люк. – Что это там еще за строевая подготовка?

– Ой, а может, мы туда не полезем, а? – испуганно заблеял Ларинтен, вцепившись в руку гнома.

– Перестань позорить мои седины! Ты мне друг или где? Еще раз что-нибудь подобное вякнешь, и ты туда не полезешь, а полетишь, – гневно блеснул глазами Лендин. – Я тебя туда первым скину. Сечешь?

Колдун, кинув взгляд на эльфа, только виновато развел руками.

– Рад бы туда не лезть, но другого пути нет. Вход статуя запечатала! Забыл? – Ларинтен грустно кивнул, а Велия продолжил. – Мы должны прочесать эти подземелья в поисках других Великих. Найти оружие для Тайны, посетить ясновидящего Старого города и выйти в подлунный мир к землям Эльфийского союза. Это, друзья, наше ближайшее будущее, но прежде чем лезть вниз, нам надо хорошенько подготовиться. Объявляю привал.

Он оглянулся, заметил неподалеку от колодца широкую корягу и подошел к ней, снимая с плеча мешок.

С удобством расположившись на бревне, Барга сноровисто достал из мешка еще чуть теплые лепешки, нарезанное ломтиками подкопченное нежнейшее мясо, и, сделав бутерброды, рассовал их нам в руки. Все, с аппетитом оголодавших носорогов, накинулись на еду. Вскоре ему пришлось повторить угощение. Когда мы наелись, Лендин раздал всем по яблоку и достал довольно объемный жбан с элем, но Велия решительно его остановил.

– Вот доберемся до Винлейна, тогда на здоровье! – заявил он, одобрительно глядя, как Лендин с тяжким вздохом упаковывает бутыль обратно в мешок.

Через некоторое время, когда мы отдохнули и абсолютно перестали обращать внимание на тревожные звуки, колдун решил провести совет. А точнее высказать умные мысли на предмет происходящего.

– Как вы понимаете, нам нужно быть предельно осторожными. Другого спуска нет, а этот хорошо охраняется. В общем, я тут кое-что придумал, – колдун нас оглядел, и торжественно произнес. – Заклинание «Бесплотной личины».

Барга крякнул и, вырвав зубами крышку, с жадностью припал к маленькой, пузатой, сделанной из темно-зеленого стекла бутылке.

Велия, кинув на него быстрый взгляд, продолжил.

– Это заклятие на время превратит всех в призраков. Никто нас не увидит и не почувствует, но… всего один звук, – колдун выразительно посмотрел на меня, – и заклинание спадет, предоставив нас на растерзание взбешенной нечисти.

Я равнодушно хмыкнула и, скользнув по магу презрительным взглядом, насмешливо произнесла.

– Хилое заклинание. А у тебя в арсенале есть понадежнее?

Велия прожег меня взглядом.

– А тебе я лично кляп засуну! Потому что не доверяю безмозглым, болтливым женщинам!

– Фу, как грубо! А я не доверяю наглым, самовлюбленным типам вроде тебя! Так что, парниша, сам кушай свой кляп! Меня, достаточно, просто попросить! И вообще, очень надо с тобой разговаривать! Все!

Я жестом показала, что закрываю рот на молнию. Колдун едва заметно шевельнул губами, прищелкнул пальцами и с ехидством посмотрел мне в глаза. Все, последовав его примеру, тоже уставились на меня с едва скрываемыми усмешками.

«Ну и что тут такого смешного», – хотела сказать я, но получилось только жалобное мычание. – «Ну ладно, гад! Сам напросился, наконец-то я выскажу тебе все, что думаю!»

Я, минут пять старательно мычала жуткие ругательства и проклятия в адрес этого пакостного колдуна. В конце концов, он смутился[4] и, оглядев веселящийся народ, снова что-то прошептал.

– …,чтоб тебя подкинуло и разорвало, чтоб у тебя…, ой!

Я осеклась, сообразив, что могу, и даже очень громко выражать мысли. Интересно, а что я такого сказала, чтобы так ржать?

– Велия! Вот уморил!! Ха-ха! – прохихикал Лендин. – Старина, что ж ты так опростоволосился? Нужно было с нее заговор немоты снимать, когда бы она мычать устала, а лучше, когда бы мы вышли из Старого города! И вообще, зачем ты с этой буйной связался? Она ведь на тебя столько проклятий навешает, никакие амулеты не помогут. А вдруг, правда, чего случиться, а?! Ты хоть оберег поставь!

Колдун так мрачно на меня покосился, что я побоялась сгореть заживо от одного только его взгляда. Нет, ну может, я что-нибудь не то ляпнула, но он же сам заявил, что я тупая и болтливая? Вот вам и пожалуйста! Чего хотели – то и получили!

Ответив ему милой улыбкой, я пожала плечами. Мол, бывает, но, то ли еще будет!

– Повеселились, и хватит! – прервал всеобщее веселье Барга, внимательно посмотрев на Велию. – Ну, какой план?

Тот мигом сосредоточился.

– Значит так! Я открываю крышку, навожу на всех заклятие «личины». После чего мы становимся невидимы и общаемся мыслеформами. Поэтому, кое-кому, даже думать вредно! Опасно для общего здоровья, – он, нахмурившись, снова покосился на меня и продолжил. – Первым пойдет Глисс.

Все посмотрели на заураска, чьи контуры едва виднелись около костра.

– Пригрелся! – с пониманием покивал ему эльф.

– С-спать чего-то хочетс-ся! – прошипел тот.

– Это точно! – сладко зевнул сидевший неподалеку Ферес.

– Ну-ка, дайте, я кое-что попробую! – перебрался к нам поближе Барга.

Пропев коротенькое заклинание, оканчивающееся словом, очень похожим на «Херсон», он по очереди щелкнул всех по лбу.

– Ну вот, а еще меня буйной называли. – Потирая лоб, недовольно буркнула я, с удивлением прислушиваясь к новым ощущениям.

Во всем теле появилась удивительная легкость. Глаза широко раскрылись, из мозгов выветрился туман усталости. Хотелось бежать, петь, смеяться, перебить гору всевозможных монстров. Оглядев спутников, я с удивлением подметила, что их тоже раздирают подобные чувства.

– Круто! – довольно выдала я, и с надеждой поинтересовалась у Барги. – А ты меня так научишь?

– Ну, как учиться будешь! – усмехнулся целитель.

Глава четвертая

Не умеешь молчать – научись бегать

Из личного опыта

Мы собрались за секунды и все равно получили от мага укоризненный взгляд. Действуя на нервы, Велия, нетерпеливо прохаживался перед нами, наконец, остановился и вопросительно всех оглядел.

– Готовы? – получив в ответ утвердительные кивки, махнул Глиссу.

Заураск взял в лапы оружие и подошел к люку. Маг прошептал, присвистнул, сделал Глиссу «козу» и тот пропал. Нет, я конечно уже стала привыкать к его фокусам, но исчезновение заураска оказалось для меня неожиданным.

Тем временем Велия снова что-то пробормотал и крышку, будто напором воздуха подкинуло вверх и бесшумно положило рядом с открывшимся люком. Все молча продолжали стоять. Вначале ничего не происходило, потом перед глазами, будто на экране стали появляться изображения, словно снятые плохой видеокамерой.

Я увидела небольшую площадь, на которой горели многочисленные костры. Возле них сидели странные фигуры. Дальше, в тумане тьмы, на границе освещенного круга, различалось движение. Более четко увидеть тех, кто нас ждал мы не могли.

– Вот и все! Кто-то знает, что это единственный спуск и мы непременно пройдем здесь, вот и согнали сюда всю нечисть. На совесть подготовили нам встречу, что и говорить! Вопрос только – кто? – глаза Велии потемнели. Что-то в них мелькнуло такое, что заставило меня задуматься…. Интересно, сколько ему лет?

– Угу! – поддержал его опасения Барга. – Они знают, что выхода у нас нет и мы в любом случае будем прорываться здесь.

– И все же, врагов действительно многовато для нашего маленького отряда. Одолеть их – шансов мало. Значит, пора надевать «личину». – Велия в задумчивости теребил свисавшую ему на грудь прядь.

– Долго ты будешь сомневаться? – Все, мне его нытье надоело! В безвыходных ситуациях я всегда привыкла идти напролом, даже зная, что от этого будет только хуже. – Че тут думать? Пойдем, напинаем этим, у костров? А то, «много, мало», «пора, не пора».

Не заметив в глазах мага кинжального блеска, я самодовольно отрезала:

– Короче, хватит ныть! Ты маг или где? Хватит сопли жева-а-а-а… – дикий визг непроизвольно вырвался из моей груди.

Перед глазами вдруг встал полусгнивший череп. В его глазницах тускло мерцало красноватое пламя. Рядом с ним появился еще один, и еще. Полусгнившие лица озарялись нервным светом костра. И тут до меня дошло!

– Велия! То, что я сейчас увидела, ты…, ты тоже видел? – я затеребила его за плащ. – И все это видели, да? Вел, не молчи! Это те, кто сидят сейчас там?! Внизу?! Да???

– Прекрати. Меня. Трясти! Это всего лишь толпа мертвяков! А я опасаюсь тех, кто не выходит за освещенную границу, – глядя в мое перекошенное лицо, он усмехнулся и язвительно спросил. – Ну что? Пойдем, напинаем им?

Я заткнулась. В глазах стояли видения Глисса, перемежавшиеся с реальным миром.

– Вел, а что делать-то?

– Ничего! – отрезал он. Заметив мой непонимающий взгляд, терпеливо растолковал. – В прямом смысле! Не думать, не говорить, только идти. И ничего не бойся. Они нас не увидят и не заметят. Но помни! Ни единого звука!

Он оглядел всех нас, сгрудившихся в кучу, и пробормотал заклинание.

Поначалу ничего не происходило. Потом меня дернуло в воздух. Появилась необычайная легкость. Казалось, будто тело потеряло вес, но, тем не менее, я его видела. Интересно, какое же это заклятие призрака, если нас все еще видно? Так, глядишь, и мертвяки засекут! Я, было, открыла рот, чтобы покритиковать колдовство Велии, как вдруг тот оказался передо мной. Выразительно поднеся палец к губам, он смерил меня ледяным взглядом, и у меня в голове зазвучал его недовольный голос.

– «Великая, я же просил! Ничего не нужно говорить, особенно о том, в чем ты не смыслишь! Иначе ты и все мы окажемся в большой беде. Не забывай!» – и нехотя добавил. – «Захочешь что-нибудь спросить, просто мысленно обратись ко мне!»

Он повернулся, подошел к люку и начал в него спускаться. Я неуверенно сделала шаг, другой. Хм, странные ощущения! Идешь словно по мягкой, пружинящей резине. А в общем, ничего сложного.

Мы снова оказались на пыльной, каменной винтовой лестнице. Через четыре поворота наши ноги коснулись мощенного камнями пола. Здесь было прохладнее. Усилился запах тлена. Создавалось впечатление, будто мы в большой могиле. Я завертела головой, пытаясь что-нибудь разглядеть.

– «Не отвлекаемся, идем след в след. По возможности обходим тех, кто попадется на нашем пути. Если все же кто-нибудь на нас наткнется, не издаем ни звука! Ждем и идем дальше. Помните! Вокруг легион тварей жаждущих нашей смерти!» – словно по мобильнику зазвучал голос Велии.

– «Я прослежу, чтоб никто не отстал» – пробасил в голове голос Барги. Обойдя всех, он встал позади меня.

Мы гуськом двинулись вперед, с каждым шагом приближаясь к кострам, у которых словно на привале сидели мертвецы. Кое-где белели костями скелеты, но в основном, на мертвяках осталась гниющая плоть, местами обтянутая кожей и остатками одежды. Сидевшие грели у огня мертвые руки, пытаясь что-то жевать и говорить. Выходило мерзко и страшно.

По мере нашего к ним приближения, смрад усилился. Все заметно побледнели, но упрямо продолжали идти вперед. Я, если честно, давно бы уже свалилась в обморок, если бы не поддерживающая меня рука Барги. Точнее сказать, время от времени я просто висела на нем «плащиком».

– «Это – существа, жившие в этом городе и умершие сотни лет назад» – внезапно зазвучавший в голове голос Велии, напугал меня. – «На них одежда горожан. Вон, возле тех костров сидят эльфы. До пророчества они с удовольствием жили в людских городах. Да и отличаются от людей, между нами говоря, они только внешностью и большими способностями к магии. Видишь их характерные головные уборы и луки? А там сидят гномы. Их непропорциональные скелеты и большие топоры рядом с ними говорят сами за себя»

– «Но-но! Еще неизвестно, что брать за норму!» – недовольно забубнил в моей голове голос Лендина.

– «А вдруг это их загробный мир?» – вдруг подумалось мне.

– «Нет! Здесь нет их душ. Здесь только остатки их плоти и поднявшее их колдовство. Колдовство смерти». – Тут же объяснил колдун.

– «А что, такое тоже бывает?! А ты знаешь это колдовство?» – не удержалась я от расспросов.

– «Я много чего знаю, но придерживаюсь своих этических норм. В магии с этим строго! Стоит только раз поднять мертвеца или сделать зомби, как сразу же назовут некромантом! Тысячелетие не обелишься!»

– «Но, Вел! Если ты знаешь это колдовство, ты же сможешь вернуть их обратно в могилы?!» – я чуть не сказала вслух забредшую в мою голову спасительную идею, но вовремя спохватилась.

– «Могу! Но на это надо время, а как только я произнесу первый звук заклинания, мы снова станем видимыми, и эти толпы нежити нас растерзают. Не забывай, что их подняли именно для этой цели. Так что будь предельно осторожна, Тайна!» – голос Велии растаял.

Продолжая тащиться вперед и стараясь дышать через раз, я только раздраженно пожала плечами. Нет, ну я же не маленькая, чтобы мне по сто раз говорить одно и то же! Или этот маг сомневается в моих умственных способностях?

Чтобы окончательно не свихнуться, глядя на милые зеленые, а местами белые лица, я решила мысленно считать. К слову сказать, мы уже почти прошли эту площадь, оставляя позади гулкие звуки и шевеление. До ближайшего проулка оставалось шагов пятнадцать, не больше.

«Нужно еще немного потерпеть! А мертвяками почти не пахнет, или я уже принюхалась? Та-ак, еще шагов десять! Плюгалин что-то там брехал, что у него есть карты этих подземелий. Угу! Значит надо к нему поближе держаться! Глядишь, выведет! И какого я поперлась в эти катакомбы? Нет, не так! Зачем я пошла на встречу со Светкой!»

Мы проходили последний костер. Я так увлеклась беседой с собой, что не заметила, как стих гул голосов в моей голове. Вдруг один из восставших поднялся, и, споткнувшись о мою ногу, начал заваливаться прямо на меня. Барга среагировал мгновенно. Его рука так сильно зажала мой рот, что я не то что закричать, вздохнуть-то не смогла. Мертвяк меж тем, выровняв равновесие, оглянулся, но, не заметив ничего подозрительного, снова уселся к костру.

Пройдя несколько шагов, Барга меня отпустил. Я с жадностью хлебнула воздуха.

«Ничего себе, разминка для нервов! Я чуть с катушек не съехала! Так действительно недолго свихнуться! Осталось шагов пять! И чего бы быстрей не пойти? Ой, мамочки, как страшно!»

– Четыре шага, три, два.

– Тайна!!! – от рева Велии у меня заложило уши. – Идиотка! Я тебя превращу в слепоглухонемую разбитую параличом старуху! Что вы встали?? Вперед!!! Быстро!! Барга, веди! Я прикрою!

Что тут началось…

Глава пятая

Руки, растущие не из того места, как и пустая голова – лечатся только топором

Заметки Барги

Быстро юркнув в ближайший поворот, мы понеслись. В переулке стоял глубокий полумрак, но не один из нас не споткнулся и не затормозил! Барга умудрялся тащить гнома и подпинывать меня.

Нда-а! Вот что значит, привычка разговаривать сама с собой. Надо же было перейти от незатейливых мыслей к счету вслух! Естественно, чары развеялись. Мы предстали во всей красе перед толпами мертвяков и кем-то, гремящим в темноте. Представляю, как сильно они удивились! Ой, мамочки! Что же со мной за это сделают?!

– Да бегу я, бегу!! – Барга сзади, выражая всеобщее недовольство, подталкивал все сильнее.

За спиной творилось нечто невообразимое. Казалось, рушится потолок и падают стены. То и дело вспыхивали сполохи огня, и стоял ужасный грохот, заглушающий все остальные звуки. Вот интересно, победит их Велия своей магией или нет?

Если бы не Барга, я бы проскочила поворот, в который все решили свернуть. Он буквально за шиворот втянул меня, указав нужное направление пинком под зад.

В этом переулке стоял глубокий полумрак, временами разрывающийся белыми мечами молний.

– Сюда! – скомандовал Лендин, вбегая в ветхий дом.

Мы вломились следом и попадали у стены, пытаясь отдышаться.

– Если у них нет направляющего, мы оторвемся, – задыхаясь, проблеял бес. – Надеюсь, Велия укокошит большую часть этих вонючек!

– Хотелось бы верить! – побулькал чем-то Ларинтен.

– Что-то он долго их «кокошит»! – фыркнула я, беззастенчиво отбирая бутылочку у эльфа. Сделав большой глоток настойки, сильно напоминающей малиновое вино, с опаской продолжила. – Как бы эти мертвяки самого его там не грохнули! Мне будет даже не хватать его плоских шуточек!

– Вот вечно ты всякие гадости говоришь! Не надо было Велии снимать с тебя заклятие! – от моих издевок у Фереса не выдержали нервы.

– Да, с-знатная кучка мертвяков. И ес-сли бы не эта дамочка…. – Глисс, не договорив, мрачно покосился на меня.

– А где Барга? – решила я сменить неприятную тему.

Все завертелись, оглядываясь.

– Он сзади шел! – хмуро буркнул гном.

– Ага! Шел да не дошел…. – снова начала я, но тут дверь, скрипнув, распахнулась, и в дом ввалился целитель.

– Пока никого не видно! Но нежить начала нас искать. Надо уходить, а Вел нас догонит, – заявил он, закрывая дверь на железный засов, и обернулся к Плюгалину. – Лендин, ты помнишь, куда нам нужно идти? Вы вроде с Велией на этот счет говорили?

Гном задумчиво подергал себя за бороду.

– Если бы мы выходили из Старого города, то в этом доме, прямо под нами, есть ход через подвал на нижний уровень катакомб. А там, по прямой, недалеко и до выхода. – Он неуверенно покосился на Баргу. – А если ты хотел пойти к Оракулу, боюсь тебя разочаровать, но из этой затеи ничего не выйдет. Забыл? По городу бродят толпы нежити. Короче, я не самоубийца, чтобы туда идти!

От голоса Лендина веяло таким ледяным презрением, что меня передернуло. Все задумались. На улице послышался шум. Ларинтен, маячивший у окна, попятился вглубь комнаты под защиту темноты.

– Там… там много, там…. – эльф начал заикаться, тыча пальцем в сторону окна.

– Там мертвяки. Штук пятьдесят, не меньше, – успокоил нас Барга, осторожно выглянув в окно, – переждем их здесь, авось пройдут мимо. Затем разделимся. Глисс, если получится, попробуй добраться до Оракула, а мы, через подвал будем прорываться к южным воротам. Надеюсь, там нас никто не ждет?

Все согласно покивали, и, отойдя к самой темной стене, настороженно притихли.

Меж тем, вдоль окон дома вереницей потянулись восставшие из могилок горожане. По мне забегали мурашки, когда двое из них, подойдя к выбитым окнам нашего убежища, стали пристально вглядываться в скрывающую нас темноту.

Я попятилась назад, но тут, как на грех, нога обо что-то запнулась. Покачнувшись, я в поисках равновесия уцепилась за короткий металлический прут, торчавший прямо из стены. Неожиданно раздался ужасный, продирающий до костей скрежет. Все как ошпаренные подпрыгнули и уставились на меня, (мертвецы тоже) затем перевели взгляд на открывшийся возле наших ног люк.

– Шжок кута-аг кыз-зунь!! – явно пожелал мне всего наилучшего бес.

– И тебя туда же, интеллигент хренов! – не осталась я в долгу.

Меж тем ошеломление, напавшее на нежить и на нас, плавно сошло на нет. Трухлявая входная дверь затряслась от ударов, грозя развалиться на мелкие щепки.

– Быстро всем вниз! – Барга ловко спихнул в темноту упирающегося эльфа.

Следом, не дожидаясь помощи, начали спрыгивать остальные.

– Я туда не полезу! – храбро заявила я, с ужасом глядя на плещущуюся у ног темноту.

И тут дверь упала. В дом, сухо бренча костями, вломилось не меньше десяти мертвецов. Не дожидаясь приятной беседы с неожиданными гостями, я шагнула в «мрачную» неизвестность.

Глава шестая

«Меж двух огней»

Книга о том, как выжить в кризисных ситуациях

– Жива? – прошипел плюхнувшийся рядом чернобородый.

Хорошо хоть не на меня!

– Не знаю! – прокашляла я, поймав спиной пол. Барга поднял меня за шиворот.

– Тогда, очень быстро делаем ноги!! – проорал он, и я куда-то побежала.

Вокруг меня стояла кромешная темнота, а над головой что-то грохало, падало.

– Не помешало бы Велии поторопиться! – прохрипели у меня за спиной.

Я, в душе кроя десятиэтажным матом колдуна, Светку и все это тридевятое царство в придачу, молча кивнула в ответ, экономя силы.[5]

Потом тьма немного рассеялась. Я рассмотрела земляной пол, узкий каменный коридор. На более детальное изучение обстановки времени не осталось: за спиной рассерженно затопали протухшие, заинтересованные в нашей быстрой кончине граждане.

Силы были на исходе, легкие разрывались, а в глазах плавали круги, когда из-за поворота неожиданно вспыхнул свет. Едва мы вбежали в огромный зал, как нас ослепило сияние, исходящее от большого шара, в котором смутно угадывались очертания невысокой человеческой фигуры. Сферу окружило не меньше сотни мелких, свиноподобных существ, с крыльями и шипами на длинных хвостах. Желая добраться до того, кто находился внутри, они настойчиво кидались на шар, который словно громадный мяч, катался и подпрыгивал, давя эту визжаще-рычащую нечисть. Некоторые падали и оставались лежать. Кому-то везло больше и они, подскакивая, с яростью бросались на сферу.

Сбавив темп, мы неторопливо подошли к сражающимся. Встав поодаль, с интересом стали наблюдать. Не знаю как моим спутникам, а мне очень хотелось не ввязываться в заварушку, но моя мечта не сбылась. Оставшиеся в живых свинокрылы все же нас заметили. Что-то пропищав друг другу, они разделились, и часть из них бодро рванула в нашу сторону.

Вдруг из-за поворота послышались цокающие звуки. В зал ввалились настырные мертвяки.

Мы оказались меж двух огней.

Ларинтен встав поодаль стал стрелять по свиноподобным недомеркам. Гном с двумя топорами и Ферес со своим «фейерверком» развернулись к настигающим нас мертвякам. Барга опять завернул что-то ругательное, и все почувствовали необычайный прилив сил и внутреннего спокойствия. С воплем: «Поберегись!» я включилась в бой.

Неожиданно, светящаяся сфера с легким хлопком исчезла, а позади невысокой, раскинувшей руки фигуры, стало нарастать неописуемо яркое, выжигающее глаза свечение. Преследовавшие нас мертвяки с сухим треском стали рассыпаться в прах. Остатки мелких монстров, спасаясь, разбегались врассыпную но, не успев добежать до спасительной тени, лопались, как мыльные пузыри. Мы сбились в кучу, пытаясь закрыться от этого безжалостного света, который словно куполом накрыл нас, лишая воли. Сколько продолжалась эта пытка – не знаю, но вдруг среди этого «белого безмолвия» раздался знакомый до боли, насмешливый голос.

– Браво, дорогая! Но не нужно так торопиться с боевыми заклинаниями. Вдруг среди моря врагов окажется один островок с друзьями, а ты в горячности боя их не заметишь? Применять такие сложные заклинания нужно, точно зная, что все твои друзья находятся у тебя за спиной, под твоей защитой. Не зная этих простых законов, ты чуть не уничтожила сегодня своих союзников, которые пришли тебя спасать!

Я замерла.

Неужели? Давно пора! Я даже слегка занервничала, не слыша этих ехидных поучений.

Свет начал ослабевать, меркнуть и вскоре превратился в маленький, плавающий в воздухе огонек. Рядом с этим «светлячком» загорелся еще один. Проморгавшись, и немного придя в себя, мы побрели вперед.

– Ничего не спрашивай, позже я сам тебе все объясню. А сейчас, – Велия притопнул и у нас над головами закачался яркий шар, осветивший наши усталые и счастливые лица, – как тебе такой сюрприз?

Он подошел к нам, и, бесцеремонно ухватив меня за руку, поволок за собой. Подойдя к незнакомке, он вытолкнул меня вперед. Я ахнула.

– Светка!

– Офигеть! – взвизгнула та, тут же повиснув у меня на шее. – Танюха, где мы? Как мы сюда попали? Или тот археолог нам в вино какую-то химию подмешал, и на самом деле мы сидим за столиком, мирно пускаем слюни, а нас так жестко глючит? Или такой эффект дало твое «натуральное французское шампанское», разлитое в Матвеевке?

– Не переживай! – хохотнула я. – Все реально! Этот паразит нас на самом деле как-то умудрился переместить! Но, твоя теория о глюках мне нравиться больше!

Мы со Светкой стояли, не в силах отлипнуть друг от друга. Естественно, зловредному магу такое счастье было как серпом по… гм…, то есть как ножом по сердцу. Не вытерпев, Велия вмешался в наш разговор, стараясь посильнее испортить настроение.

– Так, ну все! Там наверху еще штук пятьсот нежитей всех мастей и нам нужно быстрее отсюда выбираться. Вам, Великие, всерасовый язык нашего мира, надеюсь, понятен? Я постарался, чтобы во время перехода вы хорошо его узнали, и не тратили попусту мое драгоценное время!

Мы наконец-то оторвались друг от друга и смерили его такими мрачными взглядами, что он заметно поскучнел, наверное, в сотый раз жалея, что втянул нас в эту заварушку.

– А что нам бояться каких-то мертвецов? Ведь теперь с нами такой великий маг, как ты! – язвительно заметила я и недовольно добавила. – Сам где-то прохлаждается, пока на нас охотятся! Еще и претензии предъявляет!

– Интересно, а благодаря кому они узнали о нашем существовании?! – прорычал Велия, кинув на меня испепеляющий взгляд.

В ответ я скорчила презрительную физиономию.

– Говорила же – халтура, а не колдовство!

Мне показалось, или его глаза начали желтеть? А если судить по окаменевшей роже, только наличие свидетелей останавливает его пополнить мною армию мертвецов.

Ню-ню.

Светка, заинтересованно поглядывая на нас, благоразумно помалкивала.

– Эх, Велия! Знал бы я раньше, что ты нам на помощь одно бабье притащишь, отговорил бы тебя от всей этой затеи. И наплевать на всякие там пророчества. Что-то я сильно сомневаюсь, что они исполнятся. С таким-то выбором! – недовольно пробасил Барга, смерив нас со Светкой пренебрежительным взглядом. – Особенно одно из них! И вообще, сами бы справились, а то каждый день одна нервотрепка!!

К нам подошел гном.

– Вы можете спорить хоть до посинения, а мне здесь торчать надоело! – заявил он, решительно распихивая нас в стороны. – Мало того, что воняет, ничего не видно, так еще и топорами как следует, не размахнешься! Ну-ка, посторонись!

Пройдя мимо нас к стене, он минуты две обшаривал и простукивал каменную кладку, припав к ней всем телом.

– Ну и что ты там ищешь? – не выдержала я, глядя на странное поведение гнома.

Тот, наконец, отлипнув от стены, мрачно на нас оглянулся, и, не отводя взгляда, поплевал на ладони.

– Когда-то давно здесь были южные ворота! – снизошел он до объяснения и, достав из-за пояса небольшой молот, крякнув, обрушился на стену.

Не выдержав, к Лендину подошел Барга, взявшись отковыривать здоровые булыжники. Велия, глядя на их стахановский труд, сотворил легкое дрожание стен. В результате общих усилий, нас чуть не засыпало камнями.

– Ну, а вы чего стоите? – вырвал нас из задумчивой меланхолии недовольный тенор Фереса, пыхтя оттаскивающего булыжники.

Мы со Светкой переглянулись и принялись им помогать, складывая в сторону небольшие камни.

Глава седьмая

Швобода! Швабода!

Приключения Буратино

– Фу, больше не могу! Давайте устроим перерыв! – наконец выдохнула Светлана, откатив в сторону очередной булыжник. – Слушай, Тань, а чего это вон тот замученный блондинчик в сторонке призрака изображает? Ничего себе, я тут значит вкалывай, а некоторые прохлаждаться будут? Нифига!

Светка решительным шагом направилась к Ларинтену, с задумчивым видом сидевшему в одиночестве.

– Эй, парниша, а не желаете ли поработать? – рыкнула она, зависнув над ним воплощенной совестью.

На потрепанном лице эльфа изобразился неподдельный ужас. Цапнув мешок, он поднялся, и не сводя с нее подозрительного взгляда, перебрался подальше. Прилепившись к стенке он, не забыв достать себе зелье, нахально заявил.

– Знаешь, тетенька, такой напряженной работой пусть сильные мужчины занимаются! Зачем нам надрываться лишний раз, сама подумай? И вообще, не отвлекай меня на такие глупости!

Светка, кое-как совладав со своей челюстью, перевела на меня обалдевший взгляд.

– Вот это номер! Неужели от «братьев наших меньших» и в другом мире не скрыться?

– Ты знаешь, такое чудо мне пока встретилось впервые. Может это у него от настоек мозги переклинило? Попробуй пятьдесят лет без просыху попьянствовать! – хихикнула я.

– Глисс, падла! Отлезь! Зашибу!!! – вдруг грозно заорал на пустую стену Лендин.

Мы со Светкой переглянулись.

– Так, у этого еще и галлюцинации! У всех на лицо нервная перевозбудимость с постдепрессивным синдромом! – уверенно поставила диагноз подруга.

– Если честно, есть у них один боец невидимого фронта. – Я внимательно посмотрела на пустую стену. – Но не исключено, что твой диагноз верен и у Лендина действительно глюки!

– Что вы на него наговариваете! Он еще третьего дня в баньке помылся! Так что нету у него, этих… как их… «клюков»! – вдруг заступился за друга Ларинтен.

– Угу, зато у тебя я смотрю, скоро будут! – вдруг вспылила Светка, не привыкшая к местному обществу шизиков, алкоголиков и нетрадиционно настроенных эльфов.

Тем временем на стене, возле гнома, медленно начали проявляться выпуклые глаза заураска, а за ними обрел плотность и видимость сам Глисс.

– Ты где был, крокодил Гена? Мы тут, понимаешь ли, воюем, а он где-то шляется? Что, решил откосить? – поприветствовала я его и шепотом пояснила изумленной подруге. – Это заураск, зовут Глисс. Привыкнешь!

Из-за обличительной речи все вопросительно уставились на Глисса. Тот, не ожидая от меня такой подлости, сменил окраску с зеленого на бурый и яростно зашипел.

– Пока вы тут дурью маялис-сь, я к Оракулу с-сходил. К тому же меня Барга сам к нему отправил, когда мы были там, наверху! – он махнул лапой в темноту и протянул небольшой ящичек Велии.

Тот поводил над ним руками, осторожно взял и попытался открыть. Безуспешно. Бережно засунув шкатулку себе в мешок, он поднял на заураска сияющий взгляд.

– Ну, Глисс, голова-а! И что нам Оракул сказал?

Тот потупился.

– Ничего. До него добралис-сь раньс-ше меня. В обс-щем, я нас-шел тайник, а в нем эту с-шкатулку. Вот и рес-шил, вдруг пригодитьс-ся? Он с-же нас ш-ждал!

Повисло траурное молчание.

– Нда-а…. Шкатулку откроем в Винлейне, а сейчас надо помочь Лендину. Вдруг за этой стеной нас ждет свобода, а не очередная комната полная нежити! – обнадежил всех колдун, и мы, подбадриваемые заманчивой перспективой глотнуть свежего воздуха, заработали с удвоенной скоростью.

Спустя какое-то время, (за которое мы со Светкой успели снова отдохнуть, и даже выпить по небольшому пузырьку малиновой настойки отобранной у эльфа) наша сильная половина отряда расширила в стене небольшой лаз. За ним тоже жила темнота, но пахло на удивление приятно: то ли цветущими деревьями, то ли землей после дождя, а может спелой ягодой и какими-то душистыми цветами. Я, с наслаждением вдохнула полной грудью.

– Таким воздухом напиться можно! – восторженно прошептала Света, обняв меня за плечи.

– Ну, готовы? – сияя улыбкой, к нам подошел Велия. Явно заготовил какую-то речь, но я его злопамятно перебила.

– Запомни, Свет! Когда этот колдун спрашивает что-то в таком роде, значит, через мгновение он обрушит на тебя громы, молнии и камнепад, а после, если выживешь, скажет, что все это было нужно для твоего же блага! – я замолчала, полоснув мага осуждающим взглядом. Зеленые глаза опасно прищурились. Я скривила уголок губ в довольной улыбке. – И вообще, Свет, держись от него подальше! Как я успела выяснить – мерзкий тип!

Светлана с интересом покосилась на ошалевшего от моей наглости мага.

– Вообще-то хотел предложить отдых на опушке леса, – обиженно процедил Велия, – но если вас устраивает общество мертвецов – на здоровье!

И демонстративно первым полез в неширокий лаз.

Глава восьмая

– Как поживаете?

– А что, есть варианты?

NN

Вскоре все блаженно развалились в мягкой густой траве, наслаждаясь тишиной, воздухом и разноцветными лунами.

– Отпад! – констатировала Светка, раскинув руки, с восторгом глядя в звездное небо. – А я не верила. Неужели все это действительно случилось со мной? С нами? Причем я все это воспринимаю нормально, а вот если бы я сейчас была в своем мире, то уже обживала бы новую квартирку с мягкими стенами.

Я хихикнула, соглашаясь.

– Слушай, Тань, а краснокожий китаец с рогами, это кто?

Посмотрев на Фереса, что-то оживленно доказывающего Барге, я улыбнулась.

– О! Это, Света – бес! Причем мудрец, интеллигент и местный плейбой! Кстати, он очень обидчив насчет всего, что касается его внешности. Так что, не хочешь проблем – учись лести!

Светка, незаметно рассматривая беса, фыркнула.

– Офигеть! Никогда бы не подумала, что вживую увижу таких мутантов! А Лендин – это кто? Гном?

– Ага, а пьяница Ларинтен – это эльф, и по совместительству его друг.

– Не знала, что эльфы похожи на бомжеватых хиппи! – разочарованно хмыкнула подруга. – Почитать фентези, так они сплошь красавцы.

– Ты знаешь, я бы на счет всех эльфов пока своего мнения не высказывала. Лично я, можно сказать, их еще не видела. А Ларя не в счет! Я так понимаю, он – просто печальный результат неуемного потребления различных зелий! – пояснила я.

– А во-он тот красавчик, с которым ты весь вечер ругалась? Случайно тоже не эльф? Может поближе с ним познакомиться?

Светка кивнула на занятого чем-то колдуна.

Я задумалась. Действительно, такая необычная внешность…

– А бог его знает? Не знаю, Свет. Вроде не эльф, видишь, не ушастый как Ларя, но я бы не советовала им интересоваться! У него, если честно, такой ужасный характер – это что-то! В сочетании с ним, вся его красота теряется! К тому же умный зануда! Представляешь, какая гремучая смесь? Бр-р-р!

– Ну, во всяком случае, это можно пережить! – вопреки моим ожиданиям возразила Светка, смерив колдуна оценивающим взглядом, и резонно заметила. – Зато у него нет рогов, он не напоминает хипующего трансвестита и не похож на перекаченного байкера! Красивая фигура, обаятельная мордашка. Просто идеальный мужчина! Кстати как говоришь, его зовут?

Посмотрев на облизывающуюся Светку, я невоспитанно расхохоталась. Если честно, она обладает талантом влюбляться чуть ли не каждый день в разных мужчин, и в каждом случае уверена, что это навсегда. А после крушения всех надежд и иллюзий изливает мне свою душу, удивляясь тому, как у нее получается втрескаться в таких мерзких типов.

Чтобы избежать подобной ситуации и не слушать про очередного «мерзкого» типа, я окликнула колдуна.

– Вел! Велия! Хватит дуться! Иди к нам, расскажи что-нибудь интересное про ваш мир, про магию?

Он как раз заканчивал заделывать в стене лаз. Естественно, он не таскал камни и не мазал их глиной. Нет! Колдун просто дунул, плюнул и камни вместе с травой и землей, будто живые полезли и затянули проход в считанные секунды, не оставив даже намека на то, что здесь когда-то был лаз. Секунду спустя он уже присоединился к нам, упав в густую траву в надежде отдохнуть, но не тут-то было!

– Гм, Ве-ли-я? Слушай, Велия! А ты…, – до моей подруги стало доходить, где именно она слышала это имя. – Так ты и есть тот самый Велия, который до смерти запугал того странного археолога? Так ты и есть тот, кто устроил нам такую интересную жизнь?!

Маг, предвидя скандал, с обреченным видом приподнялся на локтях и, смерив Светку высокомерным взглядом, нахально процедил.

– Можешь не благодарить!

– Ах, ты…. – вспылила Светка, но, подумав, переменила тему. – Слушай, а пожрать, тебе слабо наколдовать?

Велия, видимо припомнив нашу с ним первую встречу, не ожидал от нее такой быстрой капитуляции. Удивленно хмыкнув, он, повертел головой, поднял что-то с травы и, весело поблескивая глазами, ехидно заявил.

– Не слабо! Могу вот этого жука превратить в куриную ножку, но после того как ты ее съешь, она снова окажется жуком. Годится такое протеиновое меню?

Светлана, глядя на жука-переростка, шевелящего десятисантиметровыми лапками, слегка позеленев, молча, качнула головой. Колдун, с сожалением пожав плечами – мол, как хотите, я предлагал! – запульнул радость энтомологов куда-то в траву.

– Я думаю, что мы обойдемся нормальной едой, – заявила я, бесцеремонно отламывая хороший кусок у смачно жующего беса. Барга с Лендином уже разложили продукты на белом полотне. Подумав, цапнула еще и большой кусок мяса.

Ферес попытался возмутиться, но запасливый Барга заткнул ему рот снедью и тот, успокоившись, снова самозабвенно принялся жевать.

Я поделилась хлебом и мясом с подругой.

– А не боитесь, что эта еда убежит в виде не дожеванной гусеницы? – снова пошутил на тему кулинарной магии эльф, но Светлана смерила его таким взглядом, что тот предпочел заткнуться и отползти подальше.

Когда после ужина все начали укладываться на ночлег, мы со Светой, не сговариваясь, подошли к раскинувшемуся на траве колдуну. Он встретил нас холодным взглядом, наверное, надеясь, что мы уйдем. Не оценив его усилий, мы бесцеремонно уселись рядом. Сообразив, что от нас так просто не отделаться, Велия тяжело вздохнул, поднялся и, подогнув ногу, сел.

– Что?

– Да мы просто хотели поинтересоваться у тебя нашими, гм…, вернее твоими планами на наше будущее, – наивно похлопав ресницами, ответила я. – В принципе, все правила игры я Светке объяснила, но ей самой интересно с тобой поговорить и кое-что узнать.

– Что?

– Вел, тебя заклинило? Просто объясни, как у нее получается такое крутое волшебство.

Велия снова вздохнул. Понимая, что об отдыхе можно пока забыть, он скосил замученный взгляд на откровенно любующуюся им Светку.

– Все просто, Светлая. Ты, очень сильный маг, – заметив мои удивленные глаза, он торопливо поправился. – Ну, не сильнее конечно меня. Но если вас выбрал Древнейший Оракул, значит, вы здесь для чего-то нужны.

– Ну и что мне теперь со всем этим делать? – Светлану не удовлетворил его путаный ответ.

Нежно улыбнувшись, она пересела к нему поближе, всем видом выражая восхищение и готовность слушать, запоминая каждое слово.

Если честно, от такого внимания я бы в лучшем случае засмущалась, в худшем – застрелилась, но колдун, словно не замечая такого пристального интереса, усталым голосом нудно принялся ее поучать.

– Тебе повезло больше, чем Тайне, тебя не надо учить. Почти не надо. Твоя сила и знания в тебе самой. Тебе нужно только захотеть, мысленно увидеть желаемый результат и сделать что-нибудь еще, что привяжет силу мысли к физическому миру. Например, Барга….

– Крутит фигушки, это я уже поняла, – хихикнула я.

– Молодец! Возьми с полки лепешку! – ехидно фыркнул колдун, и, повернувшись к Светлане, продолжил. – Можно сказать и так. Что придумаешь ты, я не знаю. Положись на свое чутье.

Светлана растерянно помолчала, а потом заговорила, вспоминая.

– Когда я очнулась в кромешной тьме с ароматами склепа, то машинально хлопнула в ладоши. Загорелся маленький шарик, а вместе с ним появилась бутылка воды. – Света вдруг смутилась и неуверенно продолжила. – Просто нас переместили сюда после бутылки «паленого» шампанского.

– Ваше зелье здесь почти не причем. Это реакция на переход, – пояснил он и вдруг усмехнулся. – Я помню, как Лендин жаловался, что Тайна у него весь запас рассола выхлебала, а он на нем зелье восстановления готовит.

– Предупреждать надо было! – недовольно буркнула я, действительно припоминая нечто подобное.

– В общем, все понятно, – подвел итог колдун. – Ты, Светлая – хороший природный маг, но, прежде чем воспользоваться колдовством, особенно в мирное время – посоветуйся со мной.

– Ага! – подхватил Лендин с серьезным видом. – А ежели, какая тля нападет, мочи всех без разбору! Главное, своих не задень, а советоваться потом станем.

Мы со Светкой ошарашено переглянулись.

– Тань, а ты уверена, что мы не обкурились? – сорвав травинку, неуверенно спросила она.

Не в силах выдержать наивную простоту в лице Великой Светлой, я глупо захихикала.

– Давайте вы это потом выясните! – Барга кинул нам парочку одеял, намекая на здоровый сон.

Часть третья

Столица Эльфийского Союза – Винлейн

Глава первая

Таможня таможне рознь, только всем чего-то надо.

Неоспоримый факт

Я продрала глаза едва рассвело. Ночь пролетела незаметной черной бабочкой, ослепив меня на мгновение мерцанием незнакомых созвездий. Немного полюбовавшись на бледный шар одинокой луны, все еще видимый на светлеющем небосводе, я приподнялась и огляделась.

Красота неописуемая. Мы расположились на небольшом пригорке у невысокой скалы на опушке прекрасного, будто нарисованного леса. Громадные темно-зеленые деревья пронизывали лучи восходящего солнца. Мелкие речки и небольшие водопады добавляли красок в эту пасторальную картину. И все это великолепие стояло в абсолютной, настороженной тишине. Казалось, миллионы глаз внимательно разглядывают меня.

Я поежилась, оглядела спокойно спящих друзей и, решив никого не будить, осторожно поднялась. Неподалеку доносилось звонкое журчание. Может, удастся умыться? Заодно осмотрюсь!

Прицепив к поясу ножны, я пошла на звук.

За поворотом мне открылась небольшая заводь, в которую стекал со скалы тоненький ручеек. Присев, я зачерпнула воду. Рука тут же онемела от холода. Трясясь всем телом, плеснула в лицо. Бр-р-р! Вода – леденющая! Зачерпнув еще, я осторожно выпила. На мгновение заломило зубы, но потом меня охватило восхитительное ощущение бодрости. Я сразу же забыла, что спала всего часа четыре. Напившись этой хрустальной, вкусной воды так, что заныло горло, я засобиралась в лагерь.

Вдруг за моей спиной раздался шорох. Вскочив, я резко обернулась. Позади колыхались четыре призрачные фигуры. Одна из них медленно поплыла ко мне. Остальные остались парить на месте, слегка покачиваясь от дуновения утреннего ветерка. Остановившись в нескольких шагах, призрачная фигура тихо зашелестела, напомнив мне шепот опадающих листьев.

Воспитанная жесткими правилами своего мира я сделала шаг назад и выхватила кинжалы. Кто их знает, вдруг эти странные существа по утрам питаются молодыми, одинокими девушками? Фигура неуверенно качнулась. В моей голове раздался певучий голос.

– Не бойся! Мы дриады – стражи этого леса. Ты на границе эльфийских владений. Мы не знаем, кому ты служишь. Назови себя и заплати, если хочешь перейти границу.

Я помолчала, переваривая информацию. Не дожидаясь ответа, стражница сделала неуловимый знак и на помощь эфемерной фигуре подлетели ее спутницы.

– А-а-а! Так вы типа таможня? – осенило меня. – Так мы тут это. Того! Контрабанду, наркотики не везем, сала у нас тоже нету! Так что, облом, девушки! Хотя, надо бы у Велии спросить, а то мало ли, вдруг у него чего в посохе напихано? – и смерив стражей оценивающим взглядом, нагло добавила. – А я смотрю, таможня-то у вас совсем бедная? От голода уже прозрачными стали, и голос пропал. Вам бы хоть рупор для разборчивого общения! А хотите, я поговорю с нашим предводителем. В принципе он мужик не жадный, может и отстегнет чего, если конечно хорошо попросите!

Фигуры переглянулись, нерешительно колыхнулись, и в голове опять зазвучал настойчивый шепот.

– Как твое имя?

Я насторожилась.

– А собственно, какая разница? Я вам что, кого-то напоминаю или в розыске состою? Вроде бы недавно в ваш мир попала!

Стражи заволновались.

– Как твое имя?

Так, похоже, не отстанут.

– Татьяна. Можно просто Таня! Онегина читали?

– Ни одно из твоих имен не знакомо зеркальному миру. Откуда ты?

– Вот, я же говорю! От длительного недоедания все плохо работает, в том числе и мозги! С чего оно будет знакомо, когда я вам уже битый час объясняю, что в вашем мире – проездом!!

Фигуры посовещались и бодро двинулись ко мне. В голове опять зазвучал уже порядком надоевший шепот.

– Ответь стражам откуда ты, или пойдешь с нами к нашему Владыке.

– Здрасти, приехали! Вы за кого меня принимаете? Щаз, буду я еще по всяким Владыкам шляться! Это что, кликуха пахана или вашего сутенера? И вообще, метелки, че за наезды?! – фигуры наступали все решительней, пытаясь взять меня в кольцо. – Так, ладно! Все разговоры только в присутствии моего адвоката, он тут, за углом!

Я попятилась, развернулась, и со всех ног чесанула к лагерю, громко вопя.

– Велия! Светка! Народ! Вставайте! У нас гости. На призраков похожи. Таможней назвались, так что встреча-а-а-а…. – на пригорке я споткнулась и, скатившись по траве, от души врезалась лбом в чей-то сапог.

– И тебя с добрым утром! – угрюмо поздоровалась не выспавшаяся Светка.

– И чтобы я так орал! – недовольно пробубнил над ухом хриплый спросонья голос колдуна. Ага, так вот чей сапог поприветствовал мой лоб!

Он лениво поднялся, с хрустом потянулся, зевнул. Дернув меня за шиворот, поставил на ноги и огляделся.

– Тебе, Тайна, всегда так по утрам мерещится или это после подземелий? А может пора прекращать поить тебя зельями? Что-то не видно никаких призраков.

Я вспыхнула. Меня окружили хмурые, не выспавшиеся спутники.

– Ну? – осуждающе промычал Барга.

– Я пошла умываться, – начала оправдываться я, украдкой потирая шишку, – а там они…. Такие, прозрачные!

– Нет… бледные, с синеватой кожей, длинными светлыми волосами и большими зелеными глазами! – вдруг продолжила мое описание Светка, глядя куда-то за наши спины.

Мы обернулись. Призрачные фигуры уже приняли свой настоящий цвет и объем и стали похожи на эксцентричных, но симпатичных дамочек.

Велия церемонно им поклонился.

– Ellinla faa. Yolna see verral, u sata klan frele ksa xlag. Lasata mee voolle Vinleyn glasee Vladeeca. – пропев незнакомые слова, Велия, покосившись на нас, произнес тоже самое на русс…, тьфу ты, на всерасовом.[6] – Милостивые стражи. Наши помыслы чисты, а руки держат оружие против зла. Позвольте нам войти в Винлейн и побеседовать с Владыкой.

Одна из дриад, кивнув, нежно улыбнулась.

– Конечно, Велиандр! Владыка ждет тебя! Только скажи. Кто эти двое, которых ты ведешь в Винлейн?

Велия помолчал.

– Они те, кого мы ждали, Лиллианна.

– Пророчество сбывается?

– Да, – маг посмотрел ей в глаза.

– Проходите, мы вас более не задерживаем! – все четверо коротко нам поклонились. Мы тоже невольно склонили пред ними головы и начали спешно собираться.

* * *

Когда о ночлеге напоминала только примятая трава, Велия, привел нас к уже знакомой мне небольшой заводи. Там нас ждали. Та, которую колдун назвал Лиллианной, с улыбкой указала на появившуюся у источника светящуюся арку.

– Ее здесь не было! – удивленно пялясь на это чудо, заявила я.

Велия, решив заполнить белые пятна в нашем образовании, перебил меня.

– Это – пограничные порталы. Стражи строят их для того, чтобы путники попали в земли Эльфийского союза. После нашего перемещения они исчезнут. Но еще есть порталы, которые никуда не исчезают. Они – часть города. Служат эльфам для того, чтобы не тратить много времени на перемещения внутри него.

– Короче, если я захочу обратно, то уже не выйду? – я походила кругами, подозрительно рассматривая светящуюся арку.

– А зачем тебе обратно? – удивленно обернулся он, и тут же спрятав человеческие эмоции за маской презрения, процедил. – Может и выйдешь, но только в город сама не войдешь! Вокруг него стоят охранные заклинания, которые никого не пропускают, а тем более иномирные существа. Только стражи-дриады могут провести через пограничные порталы. Так что, не задавай больше глупых вопросов. И вообще, с закрытым ртом ты производишь более достойное тебя впечатление. А сейчас пойдемте. Нас ждут. – Резко оборвав объяснения, он развернулся и пошел к мерцающей арке.

Я озадаченно похлопала ресницами, любуясь на его прямую спину. Все же странный тип! Сам разговорит, а потом недоволен естественному проявлению любопытства! Пожав плечами, я ухватила за руку Светку и пошла следом, размышляя над тем, лечиться ли такая странность или его проще убить.

Глава вторая

Возраст – это лишь число.

Ethel Payne

Шагнув в портал, я была оглушена яростным потоком воздуха и какой-то беспомощностью тела. На мгновение мне даже показалось, будто я завязла, но – секунда – и меня вытолкнуло в лес.

Никакого подобия города или чего-то похожего я не увидела. Интересно, в какой ботсад нас занесло? Светлана тоже удивленно крутила головой. Спросить у Велии, после его последней отповеди, я не решилась, к тому же он, не замедляя шага, целенаправленно шагал вперед.

Вскоре мы наткнулись на трёх эльфов. Те, не выказав удивления, поклонились, жестом приказывая следовать за ними. Экскурсия продолжилась, а я, от нечего делать, украдкой принялась рассматривать представителей этой расы.

Я уже насмотрелась на нашего хиппующего эльфа с его красным изломанным носом, вечно мутными, голубыми глазами и длинными сальными патлами. Эльфы, встретившиеся нам сейчас, разительно от него отличались. Единственное, что у них было общего, это гибкая, изящная фигура и высокий рост. Их длинные пепельно-русые волосы были тщательно заплетены в тугие косы, открывая небольшие, чуть заостренные уши. Большие, светлые, вытянутой формы глаза, в обрамление темных бровей и ресниц добавляли пикантности в их изящные, будто точеные лица, делая их даже не привлекательными, а очень красивыми какой-то чужой, необыкновенной красотой. На их плечах осенними листьями висели желто-зеленые хламиды, создававшие идеальную маскировку в лесу, и даже одного взгляда хватало, чтобы почувствовать смертельную опасность, идущую от этих существ.

* * *

Через некоторое время мы подошли к огромному дереву, толщиной в пять или шесть обхватов. Два наших провожатых, подойдя к нему вплотную, исчезли. Присмотревшись, я увидела легкое шевеление воздуха, напоминающее круги на воде.

– Это эльфийский портал, – небрежно скользнув взглядом по моему ошарашенному лицу, помог с определением Велия, – и не рассматривай все с таким удивлением. Бери пример со Светлой. Она смотрит по сторонам скучающим взглядом привыкшей ко всему обитательницы этого мира, а твое любопытство выдает в тебе чужака, привлекая ненужное внимание.

Вняв его совету, я тут же приняла скучающий вид. Не оценив моих стараний, колдун насмешливо фыркнул.

Оставшийся эльф, обращаясь к Велии, пропел.

– Mileas Veliandr Kir Veilensa, allian tui sieta nea? Pentelian sewai nem fualee.

Тот нахмурился и отрезал.

– Nele. Sieta nem lusetian felya ksaal![7]

Эльф с почтением поклонился и, привалившись к дереву, остался стоять у портала. Видя, с каким изумлением я слушаю иномирную речь, колдун ухмыльнулся и пояснил.

– Это на ильениррье. Эльфы – народ упрямый и очень немногие из них хорошо знают всерасовый язык, отдавая предпочтение родной речи. А я жил здесь довольно долго, вот и выучил, от нечего делать!

– Ну и что он тебе сказал? – осторожно спросила я, удивляясь его неожиданному благодушию.

– Просто попросил немного подождать и предложил проводить в комнату ожидания. А я отказался! – охотно перевел мне Велия и, усаживаясь в густую траву, добавил от себя. – Ведь лучше позавтракать на природе, чем в дупле? Так что присаживайся. Советую всем немного отдохнуть. Лично я зверски проголодался, а у этих эльфов кроме нектаров и гербариев, сроду ничего не допросишься!

– Ну почему же? – возразил Лендин, усаживаясь с ним рядом. – Еще ликерчики у них неплохие! Крепкие!

Еще раз с любопытством покосившись на задумчивого эльфа, я, последовав примеру спутников, скинула с плеч мешок и уселась в траву около Барги. Рядом шлепнулась Светка и жарко зашептала.

– Слушай, подруга, давай мальчика к нам позовем? А то он там стоит такой одинокий – сердце разрывается! Голодный, наверное, – она заинтересованно кивнула на стоявшего у портала стражника.

Прыснув в кулак, я ехидно заметила.

– Ну, во-первых, этому «мальчику» наверное, лет двести, а может и больше, а во-вторых, я совсем не уверена в том, что он умирает с голоду. Видишь, стоит, губы надул, типа понаехала в наши земли лимита всякая! Плюнуть некуда!

Светка недоверчиво вытаращилась на меня.

– В смысле, как, двести?

– Ну, может пятьсот, фиг его знает. Никак я в их холеных рожах не разберусь.

На Свету было больно смотреть.

– Нет, подруга, смириться с этим миром, как с будущим местом прописки, я согласна, но осознать, что такие красавчики годятся мне в пра-пра-пра-прадедушки, я не могу!

Заговорщицки пихнув Светку в бок, я незаметно кивнула на сидевшего напротив мага.

– Я бы не отказалась узнать, сколько лет нашему колдуну!

Света подозрительно покосилась на меня и перевела взгляд на Велию достающего из мешка еду и попутно что-то обсуждающего с Лендином и Глиссом. Внимательно рассмотрев, она снова наклонилась ко мне и нерешительно выдала.

– Ну, лет двадцать шесть, может чуть больше. Но точно не двести! А ты думаешь сколько?

Я украдкой кинула взгляд на колдуна. Кивая в такт монотонному шипению заураска, он отломил кусок хлеба и принялся жевать, даже не подозревая о том, что стал предметом нашего со Светкой разговора. Пододвинувшись к подруге, я шепнула.

– Не знаю, но если судить о том, что Барге уже четыреста, то может и ему столько же, или того больше.

Светка с нескрываемым сожалением переводила взгляд то на эльфа-стражника, то на колдуна.

– Кошмар! – выдохнула она. – А я уже было подумала приглядеть себе кого-нибудь. На будущее.

Я чуть не подавилась настойкой, заботливо подсунутой мне Баргой, и многозначительно постучала себя по лбу.

– Света! У тебя что, от избытка кислорода крыша поехала или гормоны разыгрались? Какое будущее?! Мы тут так, проездом. Ты на этих красавчиков даже не заглядывайся! Вот поможем бедолагам и домой. В уютный ресторан! В наш обычный мир. Это тебе не секс-тур, а важная миссия! Эй, о чем ты думаешь?

– Знаешь, подруга, в отличие от тебя, я хотя бы умею думать! – фыркнула Светка и, обиженно засопев, ухватила кусок мяса.

Глава третья

Каков клоп – таков и прихлоп

Заметка садовода любителя

Через час мы, наконец-то, попали на местную разновидность баобаба, с которой и начинался эльфийский город. Интересно, а каково это – все время жить на деревьях, изображая «робингудов»? Но, похоже, эльфы к этому привыкли и даже получали удовольствие от такой «неземной» жизни!

Из портала вышел незнакомый эльф, и, раскланявшись с нами, пригласил следовать за ним. Интересно, чего это они нам все кланяются? Может это у них такое приветствие? Надо будет, потом, как-нибудь у Велии спросить.

Мгновение спустя мы шагнули в просторную комнату, с гладкими, из белого дерева, стенами, только вместо потолка, над головою тихо шелестели листья.[8] В комнате было три двери, за каждой из которых ощущалось шевеление воздуха. Незнакомый эльф, шагнув в одну из них, исчез.

– Тоже порталы, – шепнула Света, будто угадав мои мысли.

Секунду спустя к нам вышли два других наших провожатых. Увидев нас, они чуть ли не вытянулись в струнку. Велия небрежно кивнув, проговорил пару слов на ильениррье.[9] Те в свою очередь что-то стали ему объяснять. Тут в их плавную беседу влез Ферес.

– Я, конечно, очень извиняюсь, но потчевать нас вашими салатами из листьев не нужно. Мы хорошо перекусили, пока ждали вас, так что проводите нас быстрее к Владыке. Просто передайте ему, что мы здесь и очень торопимся!

Эльфы удивленно переглянулись.

– Вы что, нас понимаете?

– Естественно! – важно надулся бес.

– Но у Владыки сейчас важная встреча и мы только что сообщили о том господину Велиандеру! – эльф еще раз поклонился Велии.

– Мы – его важная встреча. Передали бы ему от нас-с кое-какую с-шкатулочку, враз-с бы пропус-стили! – недовольно прошипел Глисс.

– Проводите нас к нему! – величественно отрезал маг.

Один из эльфов поклонился. Жестом приказав следовать за ним, он молча пересек комнату и исчез в портале.

* * *

Мы вышли в огромный, утопающий в цветах зал. По углам весело журчали фонтанчики. Казалось, что где-то играет едва ощутимая музыка. В центре этого «оазиса» стояло, будто сплетенное из веток, листьев и цветов большое кресло. За ним толпилось десятка два эльфов, одетых не то в разноцветные балахоны, не то в плащи. Их длинные светлые волосы были заплетены в косы, или свободно рассыпались по плечам. Они что-то оживленно обсуждали с высоким, зеленоглазым, красивым эльфом с льняными волосами, заплетенными в две длинных косы. Его голову венчала корона, представляющая собой чучело из головы медведя, украшенная большими ветвистыми рогами, а его самого скрывал золотисто-белый, ниспадающий до пола балахон.

Сделав пару шагов, мы в нерешительности остановились перед преградившими нам дорогу стражниками. Велия с целителем, проигнорировав скрещенные пики, не останавливаясь прошли к «рогатому» дяде, который, видимо, и был Владыкой Эльфийского союза. Заметив парламентеров, он радостно улыбнулся и поспешил к ним.

Велия величественно склонился, затем церемонно поцеловал протянутые ладони Владыки. Барга обошелся поклоном и встал чуть поодаль.

– Приветствую тебя, Владыка Пентилиан. Спасибо, что не заставил меня, как и всех, ждать две седмицы, а позволил поговорить с тобой в этот же день! – Велия по-доброму улыбнулся, заглядывая в глаза Владыке.

– Привет и тебе, великий маг Велиандр! – высоким журчащим голосом церемонно начал Владыка, но вдруг тоненько захихикал. – Вел, какие к черту церемонии, я так давно тебя не видел. Как только Лиллианна сообщила, что пропустила тебя на территорию города, я с нетерпением ждал встречи с тобой! А ты говоришь две недели! Да я бы скончался за две недели от ожидания и любопытства.

Он покосился на нас.

– А это – те юные особы, которых ты призвал в наш мир?

Барга, вздохнув, ответил вместо Велии.

– Они! Но не все. Мы так и не нашли в Старом городе Говорящего-с-Духами.

– Хм! Интересно! А оставайтесь-ка на бал Затмения. Там и поговорим с нашим Оракулом. Вдруг он, что и подскажет? – Владыка вдруг озорно подмигнул нам со Светкой.

– Тань, давай сбежим? – шепнула мне на ухо подруга, явно находившаяся не в своей тарелке.

– Мысль интересная… – я повернулась к порталу и уперлась носом в зеленовато-оранжевый, жесткий балахон нашего провожатого.

Встретившись с холодным взглядом эльфа, ойкнув, я поспешила отвернуться.

– …но не получится, нас пасут, – одними губами закончила я, наклоняясь к уху подруги, и вдруг спросила. – Слушай, тебе этот Пентилиан, никого не напоминает?

Светка хмыкнула.

– С его странным голосом, он мне напоминает средство для головной боли.

Тихо хихикнув, я открыто стала рассматривать Владыку.

Заметив мой пристальный взгляд, он, масляно улыбнувшись, снова состроил нам глазки, но после того как Велия, привлекая внимание, панибратски дернул его за рукав, наконец, прислушался к тому, что говорил маг.

– Мы должны спешить, – тем временем невозмутимо продолжал Велия. – Конечно, можно было бы воспользоваться твоим советом, о Мудрейший, но нам нельзя медлить. Скоро тринадцатое луностояние. Помнишь пророчество?

Владыка как-то сразу погрустнел, а потом беззаботно махнул рукой.

– Да ладно! Сколько уже дат было назначено? Но пока, тьфу-тьфу, ничего глобального не случилось. Так, воюем потихоньку.

– Твои б слова да Всевидящему в уши, – хмыкнул маг. – Но лучше быть во всеоружии.

– Ну, погостите хоть недельку. Вообще-то затмение послезавтра, но бал назначим на завтра, заодно и познакомишь меня со своими очаровательными спутницами. Они скрасят мою жизнь. – Владыка многообещающе нам подмигнул и, заметив недовольный взгляд Велии, пискляво захихикал. – Исключительно только танцами на балу и своим прелестным обществом.

Поломавшись для приличия, колдун неохотно буркнул.

– Ну ладно, убедительнейший из эльфов. Дня три, не больше! А ты пока прикажи рейнджерам поискать третьего Великого.

– Да не волнуйся, я все организую! – отмахнулся тот и тут же сменил тему. – А потом, из Винлейна, вы куда пойдете?

Велия поднял на него задумчивый взгляд.

– Нам надо в Великоград. Нужно собирать армию и разведать обстановку, ну, а там по обстоятельствам. Кстати, большой портал туда так и не открыли?

– Нет, что-то он у них барахлит. Эх, вот бы и мне с тобой! Мервиль увидеть, повоевать, магию вспомнить! – ностальгически улыбнулся Владыка. – Хорошо раньше было! Прочел «Огненный дождь» – врагов сотня легла. Пропел «Иглы холода» – армии нету!

Маг, насмешливо качнув головой, покосился на мечтающего монарха.

– Владыка, я никогда бы ни отказался от помощи такого могущественного мага как ты, но что скажут твои подданные. Как они без тебя?

Пентилиан всерьез задумался. В зале наступила могильная тишина. Казалось, что даже фонтаны перестали звенеть.

– Да, Вел, ты прав! – тяжело вздохнул правитель. – Закончилась бесшабашная юность. Теперь приходится народом править, да за детей волноваться. И вообще, о чем это я?

Владыка, развернувшись, протопал к трону, сел, и уже оттуда приказал.

– Всех почетных гостей в лучшие комнаты! Приставить к ним прислугу, исполнять любые желания, а завтра готовьте бал. Ну, что стоите? Исполняйте!! – эльфы облегченно выдохнули, осознав, что Владыка в ближайшие лет двести их точно не покинет, и засуетились, исполняя приказы.

Пентилиан величественно нам кивнул.

– Аудиенция окончена. Да прибудет Всевидящий с нами! Ступайте!

Велия и Барга с поклоном повернулись и пошли к порталу. Мы шагнули следом, не дожидаясь нашего провожатого, который не замедлил нас догнать и с важным видом показать путь в наши апартаменты.

Глава четвертая

На дареном коне блох не считают.

Эльфийская поговорка

Нас привели в залу, к которой были пристроены три небольшие комнаты. Портал здесь плескался всего один, через который мы и пришли. Провожатый поклонился и с чувством выполненного долга исчез, оставив нас одних.

Пока все располагались, я с любопытством огляделась. Стены в зале и всех трех спальнях были отделаны золотисто-желтым деревом. Идеально ровный пол покрывали толстые, с густым ворсом, ковры. По углам стояли здоровенные вазы, в которых росли небольшие цветущие деревья, издавая тонкий аромат жасмина. Круглые окна открывали чудесный вид на лес, колышущийся на ветру. На стенах висели белесые шары. Как пояснил Велия – разновидность ночных светильников.[10]

Заглянув во все комнаты, я с радостью обнаружила в каждой из них незаметную дверь, скрывающую местный санузел.[11]

Но больше всего меня удивила обстановка, а точнее – мебель. Во всех комнатах, включая зал, вдоль стены стояли странные, невысокие, но широкие, сделанные из дерева скамьи. Барга назвал их лежаками. Кроме них в комнатах стояло по небольшому резному стулу, а во входной зале уютно расположился невысокий длинный стол в окружении низеньких диванчиков.

– Фу-у, как я устала! – простонала Света, сбрасывая мешок на пол у ближайшего лежака. – Я даже готова спать на этих деревянных лавках.

Она изумленно огляделась.

– А что, и правда нормальных кроватей нет? Вот так эльфы! Матрасы зажали! Что и говорить, все лучшее гостям…

– Ты ошибаешься, Великая! На этих ложах очень удобно спать и отдыхать, уж можешь мне поверить, – усмехнулся Барга, скидывая с плеч мешок.

– Ну-у! Когда сильно хочется спать и на камнях очень даже ничего! – ухмыльнулся Лендин.

– Ага! С топором вместо подушки, – услужливо хихикнул Ларинтен.

– Кого поймаю, тот и подушка, – буркнул гном, уходя в одну из комнат.

– Была, не была! – решилась Светка и осторожно опустилась на широкую дощатую лавку. – Ух, ты! Да она мягкая, как перина!

Я, открыв рот, смотрела, как Света проваливается в доски, как в пух. Решив поэкспериментировать, я со всей дури плюхнулась на соседнюю скамью и взвыла от боли. Ощущение было такое, будто бы я шлепнулась на бетон.

– Будь осторожна! – тут же принялся поучать меня Велия. – Это же не ваш мир, в котором все неизменно и монументально. Здесь все по-другому! Этот мир зависит от твоих эмоций и желаний. Это зеркальный мир. Каким ты захочешь, таким он и будет, только нужно до конца поверить в то, что ты хочешь!

– Значит, я хотела отбить себе пятую точку? – возмутилась я.

– Нет! Просто ты не до конца верила в то, что эти лежаки могут быть удобными и мягкими, – он, смерив меня высокомерным взглядом, развернулся и ушел в комнату вслед за гномом.

Чувствуя себя полной дурой, я подошла к Светке.

– Ну-ка, подвинься!

Осторожно устроившись рядом с ней, я с удивлением поняла, что сижу на чем-то теплом и мягком.

– Вот это да! Кайф!!! – восторженно выдохнула я и, упав на спину, закрыла глаза.

– Да-а! Тут всегда так, – хихикнул Ларинтен, исчезая вслед за гномом и магом.

– Не нравятс-ся мне эти эльфийс-ские причиндалы! – недовольно прошипел немногословный Глисс, заворачивая в пустую комнату.

Ферес попытался прочитать нам со Светкой нотации по поводу слов и непонятных иномирных выражений, но мы посоветовали ему проваливать, «пока рога не поотшибали» и бес обиженно фыркая, испарился вслед за заураском.

* * *

Комната, доставшаяся нам, оказалась чуть меньше других. Скинув вещи в угол, мы, открыв потайную дверь, полюбовались на высокий горшок с деревянной спинкой, наполненный чуть зеленоватой жидкостью и ванну, похожую на бутон цветка. Поманив слуг, принесших подносы с едой, Светка тут же приказала наполнить ванну горячей водой и через некоторое время мы, фыркая, блаженствовали, сидя в горячей душистой воде.

– Эй, девушки! – в дверь постучали, и голос Барги вежливо нас оповестил. – Мы прогуляемся по городу, а вы отдыхайте и никуда не уходите, а то заблудитесь.

– Ладно, гуляйте! – милостиво разрешила Светка и едва за дверью стихли голоса, раздраженно ругнулась. – Нет, ну это надо! Мы бы и так никуда не пошли, а сейчас меня просто разрывает желание назло им куда-нибудь уйти!

– Ну, так пошли! Не думаю, что мы настолько тупые, чтобы потеряться в порталах. Все равно кто-нибудь, да объяснит, как добраться обратно! – поддержала я.

– Тогда вперед! – повеселела подруга, вылезая из ванны.

* * *

На наших лежаках, помимо воздушных одеял, простыней и подушек лежали два ярких платья.

– Ух, ты, наконец-то я смогу одеться, как человек! – восторженно выдохнула Светка, разглядывая одежду.

– Ужас, какой! – выразила я восторг. – Ты хочешь быть похожей на клоуна? Эта пестрая тряпка просто вульгарна!

– Ничего ты не понимаешь! – отрезала подруга, напяливая на себя шедевр местных модельеров, который на удивление шикарно на ней сидел. – Да и со своим уставом в чужой монастырь не лезут! Одевайся!

Вот не люблю я все эти рюши, воланы, разрезы и декольте! Я с сожалением поглядела на ожидающий меня наряд, перевела взгляд на свои пыльные доспехи и решилась.

– Ладно, надо приказать, чтобы постирали наши вещи, а пока, за неимением лучшего придется поизображать светофор! Свет, ты мне поможешь, а то я в этих тряпках запутаюсь…, уже запуталась!

Светка, хихикая, натянула на меня платье, расправила юбки и довольно оглядела.

– Ну вот, совсем другое дело! Выглядишь, как куколка! Все эльфы твои!

– Во-первых – на фиг они мне нужны, во-вторых – не надо преувеличивать, я прекрасно осознаю, как выгляжу, особенно в таком прикиде! – оглядела себя, постаралась стянуть слишком открытый лиф и задумалась. – Наверное, надо взять кинжалы.

– Зачем? – удивленно посмотрела на меня подруга.

– Убеждать особо непонятливых, что мы не местные путаны!

Глава пятая

Алкоголь в малых дозах – безвреден в любом количестве

Михаил Жванецкий

Выглянув в зал, мы убедились, что все наши спутники действительно куда-то исчезли и подошли к порталу.

– Ну, раз, два…

– Три! – я дернула Светку за руку, втягивая в манящий переход. – Ну и где мы?

Перед нами открылся сад с гуляющими в нем эльфами. Рядом с нами светился еще один переход

– Ну и куда теперь? – не выпуская мою руку, Светка с любопытством огляделась.

– Там мы были, – я кивнула на серебристые круги позади нас. – Значит нам сюда.

Стараясь не замечать любопытных взглядов аборигенов, я шагнула к переходу.

– Пошли, поищем какую-нибудь кафешку?

Подруга, одобрительно мыкнув, только пожала плечами, шагнув за мной в портал.

На этот раз мы оказались в большом зале.

– Кажется, я здесь уже была? – Светка, оглядываясь, пошла мимо небольших, сидевших в огромных кадках, деревьев. – Ну, точно, мы же сегодня сюда заходили!

Обогнав подругу я завернула за высоченную вазу с огромными мясистыми цветами, и тут же увидела стоявшее в середине зала высокое, увитое цветами плетеное кресло.

– Ага, нас занесло в тронный зал. Пошли отсюда! А то мало ли! Да и не внушает мне доверие местный царек. Озабоченный какой-то!

– Тихо!

Светка зажала мне рот. В наступившей тишине мы услышали певучую речь.

– Уходим! – шепнула я, дергая Светку к порталу, но сбежать не получилось.

– Каких прелестных гостей подарил мне Леньел! – из цветущих кустов, скрывающих дальнюю стену, вышел Владыка Пентилиан в сопровождении еще одного блондина. Он оставался все в том же золотисто-белом одеянии, только смешную корону сменил тонкий серебристый венец, змейкой опоясывающий его высокий лоб – Великие, куда же вы? Позвольте вас проводить! Кажется, вы заблудились?

Мы остановились. Я мрачно зыркнула на Светку, восторженно разглядывающую подходивших к нам эльфов и повернулась к мужчинам.

– Во-первых, никаких «люлей» я не знаю, и нас вам никто не дарил! А на счет проводить – мы сами! И вообще, мы не заблудились, а ищем, где бы посидеть и выпить местные коктели, вдали от порядком надоевших мужчин! Правда, Свет?

– Да?! – после увесистого тычка в бок Светка благоразумно закивала. – А, ну да!

Пентилиан вблизи оказался безупречно красивым мужчиной. Навскидку, ему можно было бы дать лет тридцать пять, но настораживал мудрый, старческий взгляд. Овеяв тонким цветочным ароматом, он вежливо, но крепко подхватил нас под локотки и, сделав знак спутнику, потянул в сторону портала.

– Во-первых! Леньел – это эльфийский бог удачи и он послал мне вас! – Он улыбнулся, смерив меня подозрительно знакомым прищуром ярко-зеленых глаз. – А во-вторых, мы должны вас защищать и развлекать! Ведь вы же наши гостьи! Так что, сегодняшний вечер вам суждено провести со мной и моим главным советником Лоэрином.

* * *

Спустя два перехода мы вышли на открытую площадку под густой тенью раскидистого дерева. За небольшими столиками сидело довольно много эльфов, в основном мужчин, хотя, правда я насчитала с десяток женщин, в странных, черных платьях. У самого края я заметила широкоплечих, одетых в кожу гномов. Хотя не заметить их было сложно! Они пили далеко не первую бутыль с темной жидкостью и зычно о чем-то спорили.

Владыка недовольно поморщился, жестом успокаивая всполошившихся подданных, и усадил нас за столик в центре.

– Что, Владыка, желает? – возле нас материализовался официант.

– Все ваши лучшие блюда, ликер из лепестков флисы и Изумрудное вино! – широко улыбнулся Пентилиан и повернулся к нам. – Я заказал все самое лучшее. Надеюсь вас удивить. А пока мы ждем, может, назовете ваши имена? Сегодня, в спешке, я так и не узнал их.

Мы со Светкой переглянулись.

– Я – Света. – Первой начала она и, глядя на мою недовольную физиономию, продолжила. – А мою подругу зовут Таня, но, как я поняла, в вашем мире ее переиначили, как Тайна! Хотя какая из нее тайна? Смешно, правда!

Если судить по отвисшим челюстям эльфов, им было не совсем смешно, вернее совсем не смешно.

– Vaalama haty! – явно ругнулся Владыка, уставясь на меня зеленью глаз. – Как?

– Че, проблемы со слухом? – буркнула я, поднимая на него холодный взгляд.

Эльфы переглянулись и, игнорируя нас, увлеченно заспорили на певучем языке.

Я мрачно смотрела на них, чувствуя, как настроение плавно опускается ниже плинтуса. Мне до зубовной боли надоело, что все впадают в ступор от моего имени. Как бы еще узнать, с чем это связано!

Слуги шустро уставляли стол едой, напоследок украсив его двумя витыми бутылками с изумрудной и рубиновой жидкостью. И тут у меня в голове возник план…

– Эй, Владыка, я хочу предложить тебе спор, но не знаю, потянешь, нет?

Эльфы заинтересованно посмотрели на меня.

– В чем заключается спор и куда его тянуть?

Я хихикнула и, не замечая подозрительные взгляды Светки, продолжила.

– Давай, кто кого перепьет?

– В смысле?

Вдоволь налюбовавшись на озадаченных красавчиков, я продолжила.

– Ну, если я первая напьюсь до зеленых чертей, спляшу тебе ламбаду, если ты – расскажешь что за фишка с моим именем, и почему все от одного его звучания впадают в ступор?

– Поверь мне, Великая! Ты никогда не сможешь перепить эльфа! Так что твой спор – это глупость! – Пентилиан высокомерно посмотрел на меня.

– Ну, я так и знала! Слабо, да? Конечно, лучше отнекаться, чем при всех проиграть какой-то девице!

Владыка смерил меня насмешливым взглядом.

– Я тебя за язык не тянул!

– Базаров нет! – улыбчиво кивнула я.

Пентилиан сделал едва уловимое движение, и возле нашего столика материализовался слуга.

– Принеси пять бутылок Изумрудного вина и пять ликера!

– Прощай здоровье! – обреченно вздохнула Светка.

– Так, стоп! – остановила я Владыку. – Если пить, то что-то одно! Так будет честно. Допустим – ликер!

– Нет, Великая. Ликер очень крепкий и дамы его не пьют!

– Че, испугался? – Я, конечно, понимала, что борзею не в меру, просто хотелось утереть нос этому высокомерному типу, ну и попутно все выяснить.

– Владыка, желание гостьи – закон! Если она так хочет попробовать этот напиток, зачем мешать? – я одарила благодарным взглядом вовремя вмешавшегося советника.

– Но…, а ладно! Пусть будет по-твоему! – наконец сдался Пентилиан и перевел взгляд на Светку. – А ты, Светлая, что будешь пить?

Светка, смерив меня подозрительным взглядом, жеманно улыбнулась.

– То, чем вы посчитаете нужным меня угостить!

– Люблю такую сговорчивость! – поигрывая глазами, промурлыкал Владыка. – За наших прекрасных дам!

Он поднял доверху наполненную слугой стопку, больше похожую на маленький стакан и выжидательно посмотрел на нас.

Мы взяли наполненные рюмки и осторожно попробовали. Хм, однако! Не знаю, каким на вкус оказалось изумрудное вино, но если судить по блаженно закрытым глазам подруги, очень неплохим, а мой рот обжег, судя по крепости – спирт, настоянный на очень сладком цветочном варенье. От него не пахло, а разило одеколоном.

Сожалея о своей поспешности, я, парой глотков осушив стаканчик, с наслаждением хлебнула воздуха. Предчувствие, что меня вынесут отсюда вперед ногами, усилилось, но отступать было поздно.

Пентилиан с сочувствующей улыбкой покосился на меня.

– Великая, я понимаю, что ты не знала о крепости наших ликеров, что делает тебе скидку. Может, ты все же перейдешь на Изумрудное вино и станцуешь «ламбаатту»?

– Ха, еще чего! Струсил? Так и скажи!

Ответом мне стало бульканье.

Хм, вторая стопка пошла куда легче!

Я проглотила ликер, выдохнула и хлопнула рюмкой о стол.

Гномы, выражая свой восторг зычными воплями, зааплодировали.

Чувствуя, как на меня накатывает бесшабашное веселье, я помахала ручкой своим неожиданным болельщикам.

– Великая, я готов с тобой согласиться. Я боюсь. За тебя! Может все же Изумрудное вино?

– Поздняк! Градус мешать – только пьянку портить! – улыбнулась я. – Наливай!

Глава шестая

На халяву и уксус сладок. Особенно когда его много

Из личного опыта

– Третья пшла! – пьяно хихикнул советник, запульнув пустую бутылку куда-то в оживленно делающую ставки толпу.

– Надеюсь, никого не пришибло? – Светка, как самая трезвая из нас, с опаской проследила глазами траекторию падения пузыря.

– Выплатим компенсацию! Родственникам погибшив-ших! – совладав с трудным словом, махнул рукой Владыка и блаженно улыбнулся. – Светлая, ты такая, такая… чуткая!

– Да нет, это только когда она под мухой! – утешила я Пентилиана, закрыв один глаз для более четкого видения.

– Под кем? – испугался он.

– Под градусом! И вообще, Владыка, я хочу высказать тебе свое мнение. Как посторонний человек, постороннему чело… этому, эльфу! – тяжко вздохнув, я скорчила трагичное лицо.

Два Пентилиана, собрав в кучу разъезжающиеся глаза, внимательно кивнули.

– Говори!

– Ты, бездушная скотина!

Его брови изумленно взлетели на лоб.

– Объясни!

– А чего тут объяснять…. Те че, трудно удовлетворить женщину?

Владыка даже засмущался.

– Ну, не-то чтобы…, но как-то неожиданно…, а что?

– Где? Ты это о чем? – пьяно икнув, я подозрительно прищурилась на него. – А-а-а, да нет, я про другое! Я тут, понимашь ли, здоровьем рискую, пью ваши дикалоны, а ты не можешь удовле… это… творить мое это… как его? Любпыство! Ну, считай, что я проиграла. Ты только скажи, пщему у всех такая реакция на мое имя, и я пшла танцевать ламбаду!

– Ах, вот ты о чем! – пьяно хихикнул эльф, налил ликер и кивнул. – Ну, давай еще по одной!

Самое интересное, что запах ликера мне даже понравился, а питься он стал, как компот. Выхлебав немаленький стаканчик в один глоток, я вопросительно уставилась на Владыку.

– Ну?

– Ой, Великая, все ощень просто! Letys faa leeca mey.

– Так, стоп! Ни фига не поняла. Давай сначала, по буквам и по-русски!

– По – как?

– По – понятному!

– А, ну так я и говорю! У меня есть сын…

– Пздравляю, и давно родился?

– Кто?

– Мальчик!

– Да нет!

– Сына нет?

– Тьфу на тебя, Тайна! Давай еще по одной! Что-то мне давно не было так хорошо-о-о!

– Угу, мне тож! Самое главное, чтоб завтра утром не было так же плохо!

– Эй, Тань, а может, хватит?

– Свет, когда еще получится на халяву так напиться? Те че, вино не нравится?

– Нравится!

– Вот сиди, пей и не отвлекай меня от выпытывания тайн!

– Кстати, насчет тайн! – Пентилиан очнулся и сфокусировал на мне глаза. – Когда-то давно, один оракул прдсказал, что мой сын… – Пентилиан округлившимися глазами вдруг уставился мне за спину. – Кошмар!!

– Сын – кошмар?

– Что тут происходит? – прогремел у меня над ухом голос нашего колдуна. – Какого беса здесь творится? Почему мы, как идиоты, носимся по всему Винлейну в поисках пропавших Великих? Барга, бери Светлую.

– Пщему – как? – успела хрюкнуть я, а потом меня бесцеремонно выдернули с насиженного места и перекинули через плечо.

– А Тайна мне обещала станцевать какой-то новый танец! – напоследок сдал меня Владыка.

– Завтра натанцуетесь! – рявкнул Велия и приказал. – Лоэрин, доставь Владыку в его покои, протрезви, а я приду позже!

– Но, господин…

– Я сказал, протрезви!!

Вися вниз головой, я покачивалась, внимательно рассматривая серый плащ, подметающий светлый пол.

Ой, что-то меня мутит от такой позы!

– Эй, урюк, поставь меня на место! Посади, где росло, говорю! Мы с Владыкой еще не допели, тьфу, то есть не допили! Короче, не станцевали! – для убедительности я забарабанила кулаками по спине, но только отбила руки: не замечая моего протеста, меня куда-то потащили. – Поставь меня на место! Ах ты, конь педальный! Паразит! Тиран! Деспот! Ненавижу!!!

Меня грубо встряхнули и, перекидывая на другое плечо, попутно обо что-то врезали головой. Мир перестал существовать.

Глава седьмая

Лечи подобное подобным. Или чем получится

Из заметок Барги

В голове гномы устроили кузницу. Кошки, во рту – туалет. Выживу – пить не буду! Вроде пила только ликер, ни с чем не смешивала, что ж мне так нехорошо? Нда-а, женский алкоголизм, как горб, лечится только топором! Вот интересно, как все закончилось? Помню Пентилиан что-то начал рассказывать о моем имени, еще помнится голос Велии и…. и все! Провал памяти! А как я оказалась в комнате?

Рискуя скоропостижно умереть от острых ощущений, я поднялась на локтях и села. Рядом, на соседнем лежаке, подложив под щеку ладошку, сладко спала Светка.

Ну, ничего, ей еще предстоит проснуться! Хе-хе!

На мне оставалось все тоже цветастое платье. Я поднялась, умылась и выглянула.

В зале чаевничали Барга, Глисс и Ферес. Увидев меня, они заметно оживились.

– Ну, Тайна, как самочувствие? – бас Барги, топором, рубил голову пополам. – Как голова?

– Ва-ва! – кивнула я, поморщившись. – А слабо вылечить?

Они переглянулись и промолчали.

– Нет, ну я не поняла! Вы че, как партизаны на допросе? Барга, сегодня я готова простить тебе даже щелбан, если он поможет мне снова почувствовать вкус к жизни!

Барга задумчиво пожевал губами.

– Э-э, понимаешь, Тайна. Я бы с радостью, но ты вчера сильно обидела Велию, и он попросил оставить тебя ему.

Я взялась за голову.

Поздравляю! Допилась! Мало того, что споила местного монарха, так еще и умудрилась обидеть эту язву. Ха, жаль не помню как! Он же меня теперь со свету сживет!!

Наверное, мои мысли крупными буквами написались у меня на лице. Троица, не сводя с меня глаз, сочувственно покивала.

Хорошо!

Нацепив маску не обремененного совестью Дауна, я уселась на свободный диван.

– Ладно, тогда дайте мне что-нибудь выпить!

– Есть только чай! – с улыбкой маньяка-садиста через стол посмотрел на меня целитель.

– Ну, давай. Давай!!

Чай оказался обычным, травяным, никаких чудодейственных сил мне не дал, зато избавил от жажды. Как только кружка опустела, Барга заботливо налил еще.

Через некоторое время к нам выползла помятая Светка, радуя мою душу зеленоватым оттенком лица (ну, не все же мне одной страдать!) и плюхнулась рядом на диванчик.

– Больше я в этом мире вино не пью! Так плохо мне не было никогда в жизни!

– Очень радует слышать такие обещания! – раздался обжигающий презрением голос. Со стороны портала послышались шаги.

Уткнувшись носом в чашку, я, стараясь не замечать подошедших к нам Лендина, Ларинтена и Велию, сделала вид что увлечена чаем. Эльф с гномом, окинув нас сочувствующим взглядом, уселись на свободный диван, а Велия, подвинув Баргу, специально сел напротив меня и Светки.

– Ну?

– Не нукай!

– Не зли меня, Тайна! – Судя по голосу, сейчас меня будут убивать. Причем с особой жестокостью, а на мне нет моих супер-пуперных доспехов!

– Не очень и хотелось! И вообще, раз такой нервный – попей успокоительное! Че ты меня пихаешь? – я нервно разоралась на Светку, исподтишка толкающую меня в бок. – Мы че, не можем отдохнуть?

– Отдохнуть?! Не заставляй меня думать о тебе еще хуже, чем это есть на самом деле.

Мы с магом с ненавистью уставились друг другу в глаза. Вокруг наступила звенящая тишина.

– Ну и наплевать! – наконец фыркнула я, рискуя получить молнией в глаз. – Думай, как хочешь!

Велия окатил меня ледяным взглядом.

– Почему вы нарушили мой приказ? – от его голоса можно было замерзнуть. – Вы могли потеряться! В этих переходах можно блуждать вечно. Для гостей в городе есть свой проводник.

– Ну, мы и взяли проводника, даже двух! – я рискнула растянуть губы в ехидной улыбке. – Правда, они оказались слабоваты. Никогда бы не подумала, что Владыка так падок на женский пол и выпивку. Он даже согласился со мной спорить, лишь бы был повод напиться!

Колдун вперился в меня чуть пожелтевшими глазами.

– Ты ошибаешься! Он согласился с тобой поспорить только затем, чтобы развлечься видом пьяной в хлам, сумасшедшей зверюшки из другого мира! Неужели ты думаешь, что в тебе можно заметить женский пол?

– Да и пошел ты! – Горечь подкатилась к горлу. Чувствуя, как трещит по швам голова, я поднялась и, покачиваясь, направилась к порталу. На полпути остановилась и обернулась к подруге. – Свет, пойдем, полечимся?

Светка покосилась на меня, как на самоубийцу, перевела взгляд на поднявшегося вслед за мной Велию и помотала головой.

Предательница!

Я собралась развернуться и продолжить путь, но вдруг почувствовала себя мухой, влипшей в варенье. На меня накатила невероятная слабость. Все тело приобрело консистенцию киселя. Даже говорить было невозможно, а так хотелось…. Еле держась на ногах, я полоснула ненавидящим взглядом, приближающегося уверенной походкой мага.

Ох, если бы не его фокусы….

Он подошел, легко закинул меня на плечо и понес в комнату.

Интересно, я что, похожа на мешок с картошкой?

Небрежно сбросив меня на жесткий лежак, он уселся рядом.

– Во-первых, если не хочешь больших проблем – на будущее – ты слушаешь меня беспрекословно и исполняешь все приказы. Во-вторых, что ты хотела узнать у Владыки? – каменное лицо колдуна вдруг озарила кривая ухмылка. – Лично мне он ничего не сказал. Вертелся как змей в очаге.

Почувствовав способность шевелиться, я приподнялась на локтях.

– Во-первых, приказам истеричных магов я не подчиняюсь. Кто ты такой, чтобы мне приказывать? Во-вторых, ничего я тебе не скажу, пока ты не избавишь меня от похмелья!

Нда-а, рисковала я сильно. Его глаза прищурились, рассматривая меня в веселом изумлении. Красивые губы искривила дьявольская усмешка.

– Впервые в жизни встречаю такую наглость!

– Так радуйся! Лови момент!

Велия вдруг обхватил мою бедную голову руками и так сильно сжал, словно старался раздавить. Я испуганно дернулась и вдруг почувствовала как волны боли и мути уходят, наполняя тело воздушной легкостью.

Перестав меня мучить, колдун убрал руки.

– Ну?

– Чего тебе еще? Помог? Свободен! – я поднялась и уселась рядом.

– Рассказывай!

– Любопытство не порок, но большое свинство!

– Тайна!!

– Че, не нравится, когда правдой глаза колют?

– Тайна!!!

– Молчу, молчу! И че так нервничать? Владыка сам навязался идти с нами, ну и как всегда изобразил паралич нижней челюсти, услышав моё имя. Согласись! Это уже становится не смешным! Вот я и предложила ему спор. Кто кого перепьет. Если бы он проиграл, то рассказал бы мне все о том, что связано с моим именем.

Передернув плечами, я заглянула в его помрачневшие глаза. Если честно, меня начинало нервировать его присутствие. Причем уходить он, кажется, не собирался. Я невольно вдохнула аромат полынной свежести, облаком окутывающий его тело.

М-м-м!

Столкнувшись с изучающим взглядом, я смутилась и, мысленно отвесив себе пощечину, нагло потребовала.

– Ну-ка выкладывай все, что ты знаешь.

– Кажется, такого уговора не было! А что тебе успел сказать Владыка?

– Только то, что у него есть сын и он – кошмар. Но если честно, я так и не поняла при чем тут мое имя!

– Так и сказал? – с облегчением ухмыльнулся Велия.

– Ага, а потом пришел ты и все испортил!

– Что ж, я пришел вовремя! Ты чуть не выиграла спор!

Не замечая мой удивленный взгляд, он легко поднялся.

– Отдыхай, приводи себя в порядок. На вечер назначен бал. Одежду вам принесут.

– Эй, а ты мне ничего не хочешь объяснить? Куда ты?

– Хочу, но позже. У меня за стеной еще один… одна болящая. Пойду спасать.

Я проводила взглядом его прямую спину и от души запустила вслед подушкой.

Жаль, не попала.

Глава восьмая

Главное, чтобы костюмчик сидел

«Чародеи»

День пролетел незаметно. Вечером, в честь нас, а заодно и в честь будущего затмения, как и обещал Велия, был объявлен праздник. Для начала нам снова предложили выкупаться, затем притащили гору всяческой одежды, в надежде чем-нибудь ублажить наш взыскательный вкус.

Часа два ушло на примерку и самозабвенное копание в этом шмутье. Ферес нацепил на себя какой-то жутко блестящий зеленый фрак, а на копытца натянул розовые панталоны. Мы со Светкой долго ржали сначала над его напыщенным видом, когда он завалился в нашу комнату в надежде сорвать комплимент, потом над его разобиженным сопением. Ларинтен надел традиционный цветастый балахон, в котором мы видели эльфов. Кстати сказать, их одежда была мягкой и в тоже время, словно кольчуга, на удивление прочной, твердой и абсолютно невесомой. Короче, чудо эльфийского дизайна.

Лендин с Баргой потребовали что-нибудь похожее на их «прикид» и остались довольны чистыми копиями своей одежды. Глисс тоже остался в своей кольчужке, но перед тем как ее надеть, долго отмокал в ванне и то, только потому, что Светка пожаловалась, что не сможет ничего съесть на балу, так как ее уже два дня преследует запах ящерицы.

Велия во всем этом бедламе участия не принимал, так как сразу ушел, после того как вылечил Светку. Надо признаться, что я чувствовала себя гораздо уверенней, не ощущая на себе его пристального, изучающего взгляда и не выслушивая поучений.

Света, уже ближе к вечеру, перемерив тонны нарядов всяких немыслимых цветов и фасонов, наконец, выбрала какое-то жуткое оранжевое платье в цветочках и рюшечках с огромными вышитыми цветами на подоле. Рукава и накидка к нему были из переливающейся воздушной ткани. Когда она, наконец, влезла в него, у меня зарябило в глазах.

– Ну, а ты что тормозишь? На вот, надевай! – Света бросила мне что-то не менее цветастое и пестрое.

Я решительно помотала головой.

– Нет, Свет! Мне хватило вчерашнего вечера почувствовать себя в роли светофора. Тем более не люблю платья, да и кинжалы на него не повесишь, а я, признаться, все же чувствую себя с ними увереннее!

– Ну и что ты предлагаешь? Уже пора идти! Нас уже битый час ждут во-он те милые мальчики! – Света кивнула двум топтавшимся у портала эльфам.

– Ладно, дамы, вы как хотите, а мы пошли. – Барга, заглянув к нам в комнату, отвесил шутовской поклон. – Будем ждать вас на балу, а то кушать сильно хочется!

Наши спутники скрылись в портале вместе с одним из ожидающих нас провожатых. Едва они ушли, как на меня набросилась Светка.

– Хватит копаться! Давай, надевай что-нибудь и пошли! Я может, тоже есть хочу!

– Свет, шла бы ты одна, а? Что-то не тянет меня идти на бал и изображать там клоуна! Тем более там будет Владыка, а мне, после вчерашнего, не хочется его видеть!

– Ага, можно подумать после того, какой балаган ты вчера устроила, мне сильно хочется его видеть! Нет уж, сама накосячила, сама и отдувайся!

Возмущенное лицо подруги на примерочную деятельность меня не вдохновляло. Плюнув на бал, я повернулась, собираясь улизнуть, но меня остановил еще один эльф, шагнувший к нам из портала.

– Может, госпожа, наденет вот это? – он протянул мне сверток из серебристо-черной ткани. Я заинтересованно взяла его, развернула и ахнула. В моих руках был костюм, состоящий из узких брюк, короткой приталенной рубашки и длинной накидки с капюшоном. Он был удивительно невесомым. Мерцая и переливаясь, серебрился в свете восходящей Луны. В свертке я нашла еще и легкие, остроносые, сапоги черного цвета.

– Ну? Устраивает? – не смея надеяться, поинтересовалась Светка.

Я подняла на нее восторженный взгляд.

– Более чем! – и бросилась переодеваться.

Когда я вышла, подруга скептически меня оглядела и, не найдя к чему придраться, ехидно произнесла.

– Ну и странная ты, Татьяна! Из такого вороха шикарных нарядов выбрала какой-то траурный! Мы вообще на праздник или на похороны?

Я вздохнула.

– Конечно, хотелось бы на праздник, но здесь все может быть. Так что, ни каркай, – и, поправив под накидкой оружие, улыбнулась. – Вот теперь я спокойна!

Светка фыркнула.

– Теперь не спокойна я. Тань, это уже паранойя с манией преследования.

– Ой, подруга! Лучше заткнись и не грузи меня своими терминами, а то я точно никуда не пойду! Лучше посмотри, эти двое парнишек тебя ждут, не дождутся, чтобы проводить на бал.

Эльфы, услышав меня, с поклоном расступились, жестом приглашая в портал.

Глава девятая

– Королева… Зачем же портить бал вспухшим ухом?..

М. Булгаков. «Мастер и Маргарита»

Из портала мы вышли в огромную залу, усеянную цветами. В центре искрился разноцветными бликами большой фонтан. Сквозь лиственный потолок, поддерживаемый стволами деревьев, как колоннами, блестели первые звезды.

Тут уже толпились эльфы, люди. В стороне, у накрытых столов я заметила гномов. Светлана, бросив меня, поспешила к Ларинтену в надежде, что тот ее с кем-нибудь познакомит. Я только махнула рукой (что с нее взять – легкомысленное существо) и стала прогуливаться по залу.

Минут через пять в глазах зарябило от разноцветных нарядов эльфиек, и тут колонна, то есть дерево, возле которого я остановилась, открыло глаза. Когда первая оторопь прошла, я решила поближе познакомиться с этим редкостным явлением и вытащила кинжалы. На фоне коры медленно проявилась коричневая фигура ящера и, резво отпрыгнула в сторону.

– С-с ума с-сошла, мадам? Ты, так на вс-сех гостей с-с ножиками брос-саешься?

– Я так и знала, что это ты, Глисс! Опять всех глазками пугаешь? Заняться больше нечем?

– Ни какой я не глис! Я верховная жрица в этом городе. Меня зовут Крипсс. А вот ответь-ка теперь мне, милочка! Почему это ты явилась на бал, устроенным Владыкой Пентилианом в честь гостей и сына, одетой в форму и при оружии? Куда смотрит охрана? Я посажу тебя в темницу, чтобы ты подумала о своих ошибках, наемница!

– Да ладно тебе-с, рас-сшипелас-сь! Между прочим, она одна из приз-сванных! – неожиданно просвистели сзади.

Я резко обернулась и просияла, увидев позади себя Глисса.

«Фу, черт, напугал! Да-а, никогда бы не подумала, что так ему обрадуюсь!»

– Ты иди, Великая! Я пос-стараюс-сь загладить твою ос-шибку. – Глисс, словно прочитав мои мысли, отпихнул меня к себе за спину.

– С-сударыня, – обратился он к возмущенно шипящей жрице, – я готов извинитьс-ся за хамс-ство и неуважение нас-шей с-спутниц-сы, но уверяю, что она не с-спецально! Ее ошибка в том, что она еще не знает вс-сех правил этого мира. Так что забудем о ней, лучс-ше поз-свольте вас-с угос-стить в чес-сть праз-сдника этим замечательным вином?

Глисс, приобняв успокоившуюся жрицу хвостом, повел ее к столам. Вот змей! Ловко он насвистел ей в уши!

Кинжалы лязгнули, возвращаясь в ножны. Не плохо было бы и мне найти кого-нибудь из своих.

– А что же это наша Воительница скучает? – раздался над ухом высокий тенор.

Я снова испуганно подпрыгнув, едва удержалась от крепкого словца.

– Какого х…ороший вечер, сударь!

Позади меня стояли улыбающийся Владыка Пентилиан и Велия. Оба одного роста, красивые какой-то схожей красотой, одетые в одинаковые, золотисто-белые костюмы и длинные эльфийские накидки. Только льняные пряди Владыки прижимал, переливаясь золотом, обруч-змейка, а серебристые волосы Велии были просто собранны сзади в хвост.

– Вы так учтивы, Великая! Кстати, за тобой должок, Тайна! Потанцуем? – Владыка заговорщицки мне подмигнул и, приглашая, протянул руку.

От неожиданности я, отступив от него на шаг, смущенно спрятала руки за спину.

– Я бы с удовольствием, но…. – я запнулась, не зная как признаться ему о том, что насчет ламбады наплела, надеясь, что он клюнет, и кроме польки-бабочки детсадовского уровня ничего танцевать не умею, но тут вмешался Велия, который все это время молча меня разглядывал.

– Не думаю, Владыка, что эта женщина в одежде наемника, звенящая при каждом шаге оружием будет для тебя достойным партнером в эльфийском гавоте, – решительно заявил он. – Позволь предложить тебе другую кандидатуру.

С видом опытного подхалима, он цапнул за руку Светлану, как раз проходившую мимо и, не обращая внимания на ее слабые протесты, подсунул Владыке.

– Вот та особа, которая украсит ваш танцевальный дуэт, а эту…. – Велия, с ледяным презрением оглядев меня с ног до головы, замялся, будто подбирая слово, – гм…, наемницу, я возьму с собой для объяснения ей правил поведения на балу!

Он коротко поклонился заинтересованно поглядывающему на него Владыке, вцепился мне в руку и быстро потащил в танцующую толпу.

* * *

– Так что ты хотела сказать по поводу того, что я спас тебя от «уплаты долга» Владыке? – нагло поинтересовался он, когда мы слились с танцующими парами.

– … козел безрогий, старый хрыч. А сам-то ты танцевать умеешь? Паралич не разобьет в процессе? – закончила я возмущенную речь.

Велия, иронично приподняв одну бровь, посмотрел на меня как на таракана, и вдруг, обхватив одной рукой за талию, жестко притянул к себе. Руки сами взлетели к нему на плечи. Не сводя холодной зелени глаз, он увлек меня в водоворот танца.

Однако!

– Я так понимаю, это твоя благодарность? – покривил он губы. – Радует, что хоть чем-то острым ты умеешь владеть как надо. Я про твой язык. А вообще – расслабься! Перестань трястись и возмущенно сопеть, давай я лучше поучу тебя танцам? Поверь, получать удовольствие можно не только от выпивки. Не бойся – это легко! Слушай музыку, почувствуй ее пульс…. И не смотри на меня так, будто я тебе должен. Вообще, лучше забудь обо мне. Поворот, поклон! Хорошо, теперь откинься на руку. Да держу я тебя, держу!! Молодец! Еще уроков двести и затанцуешь, как чистокровная эльфийка. Раз, два, три. Поворот!

С легкой улыбкой колдун уверенно продолжал меня кружить, совершенно игнорируя мое гневное сопение.

– Кстати, не суди о моем возрасте по цвету волос. Насколько я помню они такие с рождения. Так что, не хочется тебя разочаровывать, но не такой уж я «старый хрыч», как ты изволила выразиться! – вкрадчиво продолжил он, глядя поверх моей головы. Украдкой кинув на него взгляд, я напряглась. Ой, что-то не нравиться мне его тон! – Мне всего-то двести семьдесят лет. По вашим меркам, около двадцати пяти. Так что паралич меня пока не разобьет, даже не надейся. Я вполне могу стать твоим учителем танцев, а также манер! – добавил он, холодно окинув меня взглядом, и пустился перечислять.

– Урок номер раз! Когда Владыка лично устраивает для вас праздник, нужно хотя бы одеться подобающим образом в один из тех изысканных нарядов, которые для вас прислали, а не надевать костюм наемного убийцы, пусть и высшего уровня.

– Ага, – я наконец-то смогла его перебить, – лично я, не считаю изысканной одеждой те маскарадные тряпки светофорных цветов, которыми завалили всю нашу комнату. И, позволь тебя спросить – отчего же ты сам не надел что-нибудь эдакое, серо-буро-малиновое с рюшами и бантами? Очень бы симпатично выглядел в роли пугала! Заодно бы и Владыку порадовал наличием у себя отличных манер!

Велия терпеливо дождался, когда закончится моя возмущенная речь, и как ни в чем не бывало, продолжил читать нотации.

– Урок номер два! Темные тона здесь носят только воины-наемники, а так же женщины для развлечений, знаешь о таких? – Велия терпеливо дождался от меня утвердительного кивка, сдобренного злым взглядом. – А не юные особы, которые пьют как гномы, ругаются как нищие и отказывают в танце Владыке, потому что танцуют, как одноногая курица. Слушай музыку, и, лучше не смотри на меня, а то я очень опасаюсь за твои прекрасные глаза!

От возмущенного удивления мои глаза открылись еще шире. Велия усмехнулся и пояснил.

– Боюсь, что они ненароком выпадут от твоих злобных взглядов, которыми ты так старательно меня награждаешь. И заметь, всего лишь за то, что пытаюсь тебя облагородить, научив танцевать! Пам-пам-пам, поворот. На руку! По-во-рот. Пок-лон.

Кипя и булькая от злости, я совершенно не заметила, как стихла музыка и танец закончился. Не переставая придерживать меня за талию, Велия нежно коснулся губами моей ладони, изящно поклонился, и, заглянув в мои ошалевшие глаза, вполголоса, многообещающе произнес.

– Вечер еще не окончен, Тайна. Буду рад преподать тебе еще несколько уроков, но позже. А сейчас, мне нужно кое с кем повидаться. Так что не скучай, развлекайся! Я тебя найду.

– Зачем? Чтобы в очередной раз промыть мне мозги? Перебьюсь! – процедила я, находясь в легком трансе.

Колдун, промолчав, обворожительно улыбнулся, завернулся в золотисто-белый плащ и в мгновение ока затерялся в толпе.

– Вот наглец! – фыркнула я вслед, чувствуя легкое разочарование, стремительно развернулась и уткнулась в кого-то носом.

– Простите, Великая, это вы мне? – заинтересованно произнес над ухом надоевший голос.

Обреченно вздохнув, я натянула на лицо улыбку и подняла на Владыку взгляд.

Что-то он меня уже начинает раздражать своей навязчивостью! В зале столько теток с радостью исполнят все его желания, нет, надо прилипнуть ко мне! Ведь была бы красавицей! А то ни – за что подержаться, ни – на что посмотреть! И характер – не дай бог никому! Ну, может я и преувеличиваю – всегда страдала низкой самооценкой.

– Нет, это я не вам, Пентилиан, а одному проказливому духу. – «Знал бы ты, что у меня в голове, давно бы сам сбежал!»

Владыка весело захихикал.

– Кажется, я знаю этого проказливого духа. Ведь это именно он не дал нам станцевать гавот? Верно? – и видя мое смущение, снова довольно захихикал. – Ну? Когда ты, наконец-то, подаришь мне танец? Тайна, заметь, я выиграл наш спор, так что – я жду! Ну же? Не бойся! Светлая уже доставила мне удовольствие, станцевав со мной. Теперь твоя очередь оказать мне эту честь.

Я, с сожалением кивнув, хихикнула.

– Я, со своей подругой по части танцев не иду ни в какое сравнение! Как-то раз в институте, она на спор станцевала брейк-данс, а для меня, знаете ли, все эти танцы – настоящая головная боль. И вчера я тебя, Владыка, обманула. Уж прости! Не умею я танцевать ламбаду, так что – облом! Если честно, я вообще не умею танцевать.

– Вовсе нет! – мягко перебил мои отговорки Пентилиан. – Я сейчас наблюдал за вами, и осмелюсь утверждать как эльф, хорошо разбирающийся в танцах, ты великолепно выполняла все «па» эльфийского гавота.

– Значит, Велия все же научил меня танцевать, что в принципе – невозможно! – натянуто улыбнулась я.

– О! Мой, гм… друг – очень талантливый учитель во всем, так что, советую к нему прислушиваться, – вдруг совершенно серьезно выдал Владыка и снова улыбнулся. – Так как насчет танца?

– А я узнаю, что за тайна связана с моим именем? – Ну, может, хоть дашь на дашь, выгорит?

– Конечно! Когда-нибудь… не заговаривай мне зубы, Тайна!

Не выгорело! Я оглянулась по сторонам. Вот блин! Мое «спасение» куда-то так не вовремя смылось, наговорив кучу гадостей. Что же делать? Отказать Владыке дважды – более чем дурной тон, о чем, несомненно, сообщил бы Велия, будь он здесь, но, увы….

Тяжело вздохнув и уже откровенно злясь на надоедливого монарха, я сделала еще одну попытку от него отвертеться.

– Владыка, я действительно не умею танцевать! И как мне только что объяснил Велия, я не так одета! Я даже не сняла кинжалы. Вдруг я вас оцарапаю?

– Все, хватит! Больше никаких отговорок! – решительно выпалил Пентилиан и шутливо добавил. – Я повелеваю вам немедленно со мной танцевать!!

Не дожидаясь ответа, он крепко ухватил меня за локоть и потащил за собой. Эльфы с поклоном расступались, а эльфийские женщины бросали завистливые взгляды, наверное, думая о том, как же мне повезло. Вот только я чувствовала себя хуже некуда, горя желанием сегодня кого-нибудь убить!

Да что же это за день-то такой? Почему все, кому не лень, тащат меня туда, куда я не хочу, совершенно не интересуясь моим мнением?! Хотите танцев? Ну, так я вам спляшу!!!

Музыканты бодро заиграли веселенькую музыку, этакую эльфийскую плясовую. Пентилиан, ухватив меня за талию, начал смешно прыгать.

Гм, странный танец, ну ладно!

Украдкой наблюдая за реакцией Владыки, я некоторое время так самозабвенно ему подражала, что мимоходом отдавила ноги. На холеном лице отразилась гамма чувств от удивления до досады, и только хорошее воспитание не позволило ему послать меня куда подальше. Сжав губы в ниточку, Пентилиан продолжал танцевать, желая с честью завершить столь трудное для него испытание. Ну что ж, ускорим процесс!

Еще немного потоптавшись на его золоченых туфлях, я добилась малинового окраса невозмутимого лица, и «случайно», пару раз пнула в голень. Владыка заплясал медленнее, страдальчески закатывая глаза и вымученно мне улыбаясь. До него дошло, что приглашать на танец девушек из чужого мира занятие более чем членовредительское. Решив вежливо отделаться от буйной партнерши, он медленно запрыгал по направлению к трону, держась от меня на предельно большом расстоянии. Мне ничего не оставалось, как допрыгать до трона вместе с ним.

– Собутыльник из тебя великолепный, а вот танцевать ты действительно не умеешь, или…, или не хочешь? – с улыбкой простонал он, рухнув в кресло.

Что ж, чувство юмора всегда помогает в трудных ситуациях! Я тоже ему вежливо улыбнулась, мол «а я предупреждала» и, давясь смехом, поспешила сбежать.

Глава десятая

Кто хочет слыть хорошим предсказателем, тот должен каркать не умолкая

Николай Векшин

Бродя среди танцующих пар, я заметила Светлану, охмуряющую в танце испуганно косившегося на нее эльфа. Он явно хотел, но не знал, как от нее удрать. Светку же это совершенно не волновало. Повиснув на нем, она, что-то нашептывая, довела парня до предынфарктного состояния.

Не знала, что эльфы такие стеснительные!

Похихикав над бедолагой, я вышла к столам со всевозможными яствами, рядком стоявшими у стены. Естественно, около них я увидела наших мужчин. Барга с гномом и Ларинтеном украдкой чокаясь, соображали на троих, а неподалеку от них, у дерева, моргали две пары глаз. Что ж, Глисс тоже не терял времени даром. Фереса я заметила на балконе, в компании молодых, восторженно визжащих эльфиек, где он под их радостные вопли стрелял в воздух разноцветными шариками.

Подумав, я решительно направилась к столам.

В конце-концов, что я, как дура трезвая? Хоть подниму себе настроение!

Но не успела сделать и пары шагов, как музыка стихла. Ведущий праздника – худой длинный эльф в ярко-желтом плаще, завопил с небольшой, увитой плющом и усыпанной цветами импровизированной сцены.

– Уважаемые эльфы и эльфийки, а также почтенные гости нашего города. Сейчас пред вами предстанет древнейший Оракул нашего Союза – многоуважаемый Лобрех!!! Но прежде чем он позволит заглянуть за черту, скрывающую ваше будущее, перед вами выступит его ученик. Поспешите узнать неизбежное!

Проорав, эльф затерялся в толпе. На сцену вынесли большое кресло, в котором я с удивлением увидела высохшую фигуру, закутанную в темный плащ, с наброшенным на голову капюшоном.

Хм, интересно!

Я решила пробраться ближе к сцене.

Впрочем, к сцене поспешили все, за исключением Владыки, который что-то пил из маленькой бутылочки. (Одно из двух, либо успокоительное, либо горячительное. Хотя есть еще третий вариант – обезболивающее.) Рядом суетились две эльфийки, подкладывая ему под ноги подушечки. Я даже слегка ему посочувствовала. В конце концов, он же не знал, с кем связался! А может, надеялся, что в другом мире дамы такие же покладистые, как и в этом?

Додумать и посочувствовать мне не дали. Рядом с креслом Оракула возник невысокий черноволосый паренек. Гул голосов стих. В тишине полилась легкая мелодия, издаваемая духовым инструментом. К ней присоединились струнные переборы и юноша, вскинув голову, красивым голосом запел.

В город ночной, скрытый горой
Льется рекой – голос святой.
Светится лес в бликах небес
Глаза разрез видит венец.
Ох ты, изгой! Верь – а не вой!
Вдаль, через боль – путь не простой.
Светят костры в реку беды.
Ищут кресты у самой звезды.
Стаями птиц, в отблесках лиц,
Раненый принц – ниц.
Ночь отпевать: биться, гулять,
Жечь сполох дня, тайну храня.
Песней лети в страшные дни
Сердце верни юной любви.
И лишь тогда, волос седой,
Сможет обнять обруч златой.

Я слушала эту медленную песню, затаив дыхание. Стало даже немного обидно, когда парень замолчал, смущенно поклонился и чуть ли не бегом пустился со сцены. Разочарованно вздохнув, я повернулась, чтобы уйти, но тут в зале померк свет. Сквозь крону деревьев стали видны звезды и зеленоватый бок Луны, а на стене, за маленькой сценой, где сидел оракул, как будто проектируемые, стали появляться тени, изображая мрачные и непонятные события.

Вот монстры рушат и поджигают дома. Летит огромный дракон, на спине которого видны сидящие фигуры. Эту картинку сменил отряд из пяти человек, идущих в гору, и снова битва у стен города, где огромные силуэты великанов крушат стены. Вот летящий кинжал пронзает грудь фигуре, а рядом стоящие воины рубят монстров. Один из них поднимает раненого или убитого на руки и скрывается в портале.

Картинки стали быстро сменять друг друга, и что-либо понять стало трудно. Вскоре в зале вспыхнул свет. Все разочарованно загудели. На сцену снова выскочил ведущий.

– Господа! Прошу понимания и тишины! Многоуважаемый Лобрех утомился, и на сегодня демонстрация его очередных… хе-хе, кошмаров, прекращена. Дальше по программе: танцы до утра, игры, выпивка, стрельбы. В общем все, чтобы вам, дорогие, не скучать!

Гул гостей сменил окраску с разочарованного на оживленный. Зазвучала музыка. Беспечные эльфы, видимо, привыкшие к такого рода предсказаниям, тут же забыв увиденное, радостно кинулись танцевать. А я, пытаясь угадать, что из этого принадлежит нашей истории стояла, вспоминая увиденное.

Нет, пожалуй, такая сложная задача не для меня. Пожалуй, сейчас самое время добраться до наших апартаментов и хорошо выспаться, вопрос только в том, кто согласится меня проводить. Я огляделась и случайно заметила взгляд оракула из-под низко опущенного на лицо капюшона.

Занервничав, я развернулась, чтобы уйти, но меня остановил раздавшийся над ухом голос Велии.

– Никуда не уходи! – приказал он, начиная пробираться к сцене. – Мы еще не все узнали у милейшего Лобреха.

Ага! А я? А как же я? Малыш, ведь я же лучше, мягче и пушистее!

Тьфу, какой бред иногда селится в моих мозгах!

Мне совершенно не хотелось оставаться одной, и я поспешила за золотисто-белым плащом. Догнав мага, я вцепилась ему в пальцы. Тот оглянулся, внимательно прищурился, кивнул и, сжав мою ладонь, продолжил путь.

Возле сцены уже суетились эльфы-слуги, собираясь уносить кресло с Оракулом.

– Эй, уважаемые, мне нужно с глазу на глаз поговорить с мудрейшим Лобрехом. Не могли бы вы задержаться? – Велия остановил их величественным жестом.

– Но, господин, мудрейшему нужен отдых! – решил возразить один.

Вдруг Лобрех сморщенными руками стянул капюшон, обнажив лицо глубокого старика, состоявшее, казалось, из одних морщин и совершенно лысого черепа. Из-под седых, кустистых бровей на нас молодо, весело и яростно блеснули его желтые глаза.

– Что ты хотел узнать, Велия? – прошамкал он, обнажая в улыбке беззубые десны. – Сотню лет от тебя не было ни слуху, ни духу, а сейчас ты пришел за советом к старому Лобреху?

Заметив мой любопытный взгляд, он пристально посмотрел на меня и вдруг спросил у мага.

– Зачем ты привел ее? Ты уверен, что не ошибаешься? Я вижу рядом с ней темноту! Будь осторожен с ней, мальчик! Лучше отдай мне Светлую. Я научу ее всему, что знаю, и она станет сверкающим мечом победы в твоих руках. А эту – верни!

Велия, смерив старика холодным взглядом, презрительно скривился.

– Ты опять бредишь, дед! Все в нашем роду отличались трезвым умом и холодным рассудком, а вот тебе не досталось ни того, ни другого!

Вначале мне показалось, что старик обидится, но Лобрех рассмеялся хриплым, каркающим смехом.

– Вот поэтому я вижу то, о чем вы только предполагаете. Оракулу не нужен разум. Он лишь помеха для видения будущего. Ну, как? Оставишь мне на обучение Светлую?

Велия задумался, помолчал и, крепче сжав мою руку, спросил.

– Ты видишь, где третий Великий?

– Ты же знаешь, что я отвечу «да».

– Так отвечай!

– Ч-ш-ш. Не шуми, Велия, пусть ты мне и внук, хотя об этом мало кто знает, но я не позволю себе торопиться даже ради тебя. А ее, – он кивнул на меня, – отправь обратно! Она может тебе помешать! – старик запнулся, уставясь в одну точку и удивленно выпалил. – А может и спасти! Нити судьбы так запутаны…. Я ничего вам не скажу. Пусть сбудется то, что должно! Выбор за вами! Но все же…

Старик повернулся ко мне.

– Дитя! Тебя против твоей воли втравили в смертельно-опасную авантюру. Зачем оно тебе надо? Поверь мне, для тебя это очень опасно! Уходи! Хочешь, я сам верну тебя в твой мир, и ты посчитаешь все случившееся с тобой кошмарным сном? И поторопись, а то можешь навсегда попасть под очарование этого… гм, мира, и тогда даже я не смогу вырвать тебя из его лап!

Я стояла, дерзко разглядывая старика, чувствуя, что меня до дрожи в коленях охватывает гнев. Что этот сморщенный урюк себе вообразил? Значит все к месту, одна я несу тьму, сею разрушения и приношу смерть? Эдакий дух зла! Ну ладно…

– Дедуля! – ласково начала я. – Как вас там? Брехло кажется?

Велия закашлялся и начал тянуть меня себе за спину.

Угу, щаз!

Резко дернув плечом, я освободила руку и, как ни в чем не бывало, продолжила.

– Я правильно произнесла ваше имя? Короче, довожу до сведения первый и последний раз. Я всегда сама решаю, что, где и с кем мне делать, и принимать сомнительную помощь от музейного экспоната считаю ниже своего достоинства. Поэтому, не в обиду! Хочешь, предскажу тебе сегодняшний вечер, чтобы продемонстрировать, что и я кое на что способна? – поймав удивлённый взгляд Оракула, я мило ему улыбнулась.

– Сейчас эти ушастики, – я кивнула на топчущихся неподалеку, и с интересом прислушивающихся, эльфов. – Возьмут каталку, докатят до твоей норки, положат в люльку, и дадут…, ну-у-у, что там психам для успокоения полагается? И ежели хоть один пункт не сбудется, ты мне телепни, хорошо?

Наступила мертвая тишина, время от времени прерываемая тихими всхлипами. Оракул сидел не шевелясь, выпучив на меня глазищи.

Вот блин, кажется, перестаралась! Как бы его удар не хватил.

Я только сейчас заметила, что в зале наступила мертвая тишина. Гости, окружив сцену, не сводили с меня глаз. Занервничав, я обернулась на странные звуки, с удивлением разглядывая ржущего колдуна.

– Вот почему, дед, я с ней и не связываюсь! – наконец простонал он. – Нравиться ей здесь находиться, на здоровье! А рисковать своей жизнью, занимаясь ее перемещениями?! Нет уж, мне одного раза на всю жизнь хватило! Да и если честно – не очень хочется! И здесь пригодиться в виде маленькой злобной пикару.[12] Укусить не укусит, но так обгавкает!!! – и этот мерзавец опять захихикал.

Эльфы, видя такое веселье, решили, что это дополнение к празднику и стали расходиться, оставив нас в одиночестве.

– Да-а-а! – прохрипел Лобрех, переводя изумленный взгляд на Велию. – Даже ностальгия замучила! Чем-то она напомнила мне твою бабку Варушу. Она тоже умела мне настроение поднять.

Оракул вдруг задорно мне подмигнул и, продемонстрировав беззубую улыбку, поинтересовался.

– Дитя, а как ты узнала мое настоящее имя? – и, захихикав, присоединился к Велии.

Вот интересно, почему я снова чувствую себя дурой?

Вдоволь насмеявшись, Лобрех вдруг резко посерьезнел.

– Повеселились, и хватит, теперь о деле. Точно сказать, где сейчас Говорящий-с-Духами я не могу, но могу вам кое-что показать. Может, поймете сами, – и Лобрех поманил нас к себе. – Возьмите меня и друг друга за руки и закройте глаза.

– А… – начала, было, я, но Велия строго перебил.

– Просто немного помолчи! Хорошо?

Я обиженно дернула плечом. Решительно переплетя пальцы с магом, я взялась за сухонькую лапку оракула и закрыла глаза. Несколько мгновений я не видела ничего, кроме темноты и уже собралась об этом сказать, как вдруг меня накрыла волна видений. В мозг словно бы полились обрывки сновидений или фильмов: вот Светлана поднимает руки к небу, и с небес обрушивается огненный дождь; вот Велия перед толпой народа, в каком-то белом балахоне; вот я с черноволосой женщиной и огромной ящерицей на руках. Снова я, летящая на огромном драконе; вот мы с колдуном спина к спине в пещере, набитой монстрами, и тут же перед глазами встает знакомое лицо в очках. Человек, привязанный к столбу, у которого начинает плясать пламя; и блеск, медленно, как во сне летящего мне в грудь кинжала.

Я распахнула глаза. Сердце колотилось, словно стараясь пробить грудную клетку, а по спине стекали холодные ручейки.

– Не бери в голову, – равнодушно успокоил колдун, не сводя с меня внимательного взгляда. – Из всех его видений сбывается едва ли половина.

Он осторожно разжал мою руку, высвобождая свои побелевшие пальцы. Я виновато улыбнулась.

– Прости! – и перевела взгляд на разжавшего пальцы Оракула.

Тот сидел с закрытыми глазами, и даже, казалось, не дышал. Поймав мой настороженный взгляд, колдун усмехнулся.

– Он спит, пойдем, самое главное мы увидели. Сейчас нам нужно как следует отдохнуть и собираться на поиски нашего третьего Великого.

Он кивнул терпеливо ожидающим эльфам.

– Оракулу нужен отдых, мы больше его не потревожим! – и потянул меня к ближайшему порталу.

Глава одиннадцатая

Мало услышать – нужно понять!

Умная мысль

Я торопливо семенила гудящими ногами за, быстро шагающим из портала в портал, магом. Он угрюмо молчал, думая о чем-то своем. Наконец, устав от тишины, я спросила.

– Велия, послушай, а почему вы все так по-разному относитесь к оракулам? То почитаете их больше любого правителя, то, словно, боитесь?

Задумчиво посмотрев на меня, он, криво усмехнулся и медленно, будто подбирая слова, заговорил.

– Ну, вот представь! Живешь ты тихо, спокойно, и вдруг какая-нибудь сво…, гм, оракул, возьмет да и предскажет тебе, что ты, – он помолчал, словно выбирая сравнение, – ну, скажем, влюбишься однажды в мага и из-за этого погибнешь. Что ты будешь делать после такого предсказания?

Он, вопросительно заглянул в мои, удивленные таким примером, глаза и продолжил.

– Как минимум начнешь обходить за три версты всех магов, целителей и всех кто принадлежит магической братии. А теперь подумай о том, что это предсказание может сбыться только в десяти процентах из ста. И вот спрашивается, просили этого оракула тебе все это предсказывать? Нет! Без его «бреда» твоя судьба могла бы пойти совершенно по-другому пути. Может, ты даже прожила бы с магом в любви и счастье всю жизнь и умерла бы от старости, но…. Узнав все это, ты начинаешь думать о предсказании, невольно меняя свою жизнь, попадая под власть его пророчества. На этом построена вся магия Оракулов. Когда-то давно, в одном свитке я прочел, что однажды их власть над миром может рухнуть от одного исполнившегося, но измененного пророчества.

Пытаясь разобраться в услышанном, я смущенно отвела от него взгляд и тут же ехидно заметила.

– Ну, если бы мне на самом деле предсказали все это, я бы просто не поверила в эту чушь.

– Почему ты думаешь, что это предсказание – чушь? Ты что, не смогла бы влюбиться? Или встретить мага? Поверь, в этом мире их полным-полно! – Велия кинул на меня изучающий взгляд.

– Нет, влюбиться я бы смогла, только смотря в кого! Может в этом мире магов и полно, но в моем окружении их не очень-то большой выбор, – смерив его оценивающим взглядом, я так насмешливо фыркнула, что Велия недовольно поджал губы. – А влюбиться в тебя с твоим мерзким характером и раздутым самомнением может только самоубийца. Ты это хотел услышать?

Глаза мага странно блеснули. Он издевательски протянул.

– Вообще-то, этот пример я привел для того, чтобы ты поняла, насколько абсурдными бывают пророчества Оракулов и насколько все страдают из-за этого абсурда. Я рад, что в твоем случае даже такое примитивное предсказание оказалось бы бредом, но все же, хочу тебя успокоить. Если взять во внимание твой не менее мерзкий характер, бесподобный эгоизм и интеллект, оставляющий желать лучшего, то на тебя не позарится ни один уважающий себя маг, и даже такой как я.

Сказать, что его слова меня задели, не сказать ничего. У меня внутри что-то сжалось в тугой горячий комок. Я надулась, и некоторое время молча шагала рядом, украдкой кидая взгляды на мрачного колдуна, но, не умея долго обижаться, я, наконец, не выдержала.

– А если этот Оракул на самом деле твой дед, сколько же ему тогда лет, если он выглядит как ожившая мумия? – я спросила первое, что пришло на ум, чтобы хоть как-то разбавить навалившееся на нас тяжелое молчание.

Велия поднял на меня рассеянный взгляд.

– Что? А-а… да, можно сказать и так, но не надо воспринимать все буквально. В нашем мире некоторые расы живут достаточно долго. Поэтому все старшие родственники после деда, тоже будут считаться дедами. То же и с бабушками. Иначе с ума сойдешь, выговаривая все эти «пра»! Например, Лобрех, прапрадед моего отца, так что, суди сама, – он вдруг широко улыбнулся, глядя на мое изумленное лицо.

– А сколько тогда лет твоему отцу? Если он у тебя конечно есть?

– Ему было около пятисот лет, когда родился я. Тайна, да не заморачивайся ты на возрасте. Просто мы очень долго растем и взрослеем. Например, я учился сто пятьдесят лет.

– Хм, теперь понятно, почему ты такой зануда. Все твои лучшие годы ушли на сидение в школе, – пошутила я.

– Да-а, – насмешливо протянул он, покосившись на меня, – и впрямь все время тянет, поучать наглых и глупых Воительниц!

* * *

Немного поплутав по порталам эльфийского городка, мы, наконец, добрались до наших хором. Как и следовало ожидать, никого из нашей команды пока не было. Конечно! Когда еще так повеселишься, учитывая грядущие перспективы. Интересно, наверное только у меня, сегодняшний вечер, вызвал стойкую депрессию. Особенно мучил неопределенностью визит к Оракулу, странный пример Велии, и от всего этого хотелось только одного, как можно быстрее упасть на «деревянную» перинку и спать, спать.

Колдун, после моих расспросов впал в слепоглухонемую задумчивость, и остаток пути шел молча, абсолютно не замечая моих жалких попыток его разговорить. Напоследок, рассеяно пожелав хорошего отдыха, он быстро скрылся за дверью в спальню, а я села в зале на диванчик и задумалась.

Сон нагло предал меня, лишь стоило дойти до дома. В голове, не переставая, кружились тысячи вопросов, на добрую половину из которых ответ мог дать человек, только что скрывшийся за этой дверью. Минут пять я буравила взглядом закрытую дверь, затем, решившись, подошла к ней и тихо позвала.

– Вел, а Вел! Я знаю, что ты еще не спишь! Можно мне немного с тобой поговорить?

За дверью плескалась тишина. Неужели уже уснул? Жаль будить, но придется. Любопытство грозило мне скорейшим вывихом мозга, чего в ближайшем будущем очень не хотелось. Зачем-то набрав в грудь воздух, я решительно постучала. Немного подождав ответа, слегка приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Тишину и темноту по-прежнему ничего не нарушало. У меня шевельнулось легкое подозрение.

– Велия, если ты спишь, то тебе же хуже, – пригрозила я, открывая нараспашку дверь.

Ничего. Вернее, никого. Предчувствие меня не обмануло. Вглядевшись в полумрак комнаты, я заметила серебрящийся в лунном свете эльфийский портал. И почувствовала себя обманутой.

Не раздумывая ни секунды, я шагнула в него и оказалась в небольшом темном коридоре. В конце него, сквозь единственную, чуть приоткрытую дверь, лился слабый свет, и доносилось тихое бормотание. Конечно, мое женское любопытство наступило мне на горло. Наплевав на приличия и опасность быть застуканной, я прокралась к двери и навострила уши.

Двое, негромко, явно выясняли отношения.

– Зачем ты к нему пошел? Чего хорошего ты добился? Может, узнал что-то новое? Еще и Воительницу с собой прихватил! Поверь, не нужно ей знать о пророчествах! Тем более, если ты сам еще не уверен! Кстати, она ничего лишнего не услышала?

– Она – нет! Но он наслушался-а! – послышался легкий смешок. – Да ладно, отец! Я думаю, что ей нужно все рассказать! Может это наоборот, оттолкнет ее.

На секунду наступила тишина, и тот же голос спросил.

– Да, и кстати, почему ты думаешь, что все произойдет именно так, как предсказал твой Оракул? И почему именно в это, тринадцатое луностояние? Сколько я себя помню, все только и носятся с тринадцатым луностоянием. Уже две сотни лет ожидается Великая Битва. И ничего! Да и вообще, верил бы ты поменьше всем предсказаниям своего спятившего Оракула!

– Поздно, сын, все пророчества сбываются! Неужели ты сам не видишь? Мы так долго пытались разгадать загадку «об узнанной тайне». А она, оказывается, так просто решается! Как там? «Узнав тайну, ты обретешь и потеряешь…

– Отец, но это бред! Я не думаю, что эта взбалмошная девица может претендовать…

– Нет, ты не прав! Ты должен быть предельно внимателен ко всему, что происходит вокруг тебя, ведь ты…

– Знаю, знаю! Если верить пророчеству, я – тот самый маг, который будет противостоять теневому Властелину! Но почему ты думаешь, что это должен быть именно я? К тому же, слава Всевидящему, у Великограда есть правительница и принцесса! Предсказали появление трех Великих, которые спасут мир, и ты заставил меня почти сотню лет их искать! Сейчас они с нами, но теперь ты заявляешь, что Оракул предупредил о том, что один из них на темной стороне. Что это значит? И почему ты думаешь, что это Воительница? Она просто вздорная, эгоистичная, немного сумасшедшая, но она не темная! А может это тот, кого мы ищем?

– Сын! Мне предсказали смерть, а что еще может означать потерю мира? Ведь тайну ты узнал?

– Если ты об этом, то поверь, я еще не сошел с ума! И до магистра мне далеко! Чем ломать голову, лучше предположи, что не все пророчества сбываются, или они истолкованы неверно! Просто подумай об этом и…

– Знаешь, сын! Ты остался один из нашего рода и тебе выпал жребий идти в этот поход. Пойми, я за тебя боюсь. Ты рискуешь многим, идя с ними, я рискую всем, отпуская тебя. Помни об этом, – что-то скрипнуло, послышались шаги. – И не забывай, если пророчество Призванных исполнится, ее смерть будет на твоей совести. Не допусти этого! Кстати, я бы хотел оставить в городе на некоторое время Светлую. Ее надо как следует обучить! У нее огромный магический потенциал и совершенно нет знаний.

– С легкостью! Но ненадолго! Пожалуй, я отдам ее тебе на время нашего пути до Великограда.

– А ты, не оставляй без присмотра Воительницу. Да, шутку я оценил! Это ж надо было прислать ей одежду наемника, зная, что она ее выберет и самозабвенно отругать, изображая искреннее возмущение! И кстати, как ты умудрился с нею танцевать? Она же стихийное бедствие! Оттоптала мне все ноги. Не иначе, как в отместку! Я даже подумываю о том, чтобы обратиться к целителям, иначе неделю хромать придется!

Уши резанул искренний смех.

– Дрессировка, отец, и еще раз дрессировка! Она же, как мелкий зубастый зверек, чуть что, сразу начинает рычать. Думаю ее под конец пути приручить! Во всяком случае, тогда ее можно будет контролировать…, пока не отправим в свой мир.

– Будь осторожен, сын. Смотри, как бы она тебя не приручила! – послышался вздох и звук отодвигаемой мебели. – Ты сильно изменился, и меня это настораживает! Помни о пророчестве!

Боже мой, да тут плетется заговор! Со мной в главной роли!

Я отлипла от стенки.

Так, надо отсюда выбираться! На сегодня услышано достаточно, чтобы свихнуться окончательно!

Глава двенадцатая

В глазах – обида, в руках – утюг…

Неизвестный

Обилие совершенно непонятной информации окончательно спутало все мысли. Ехидный голос мага я знала наизусть, а тенор Пентилиана, даже услышав всего раз, невозможно было забыть.

Это что же получается? Я вчера споила, а сегодня чуть не довела до инвалидности папочку нашего Велии, а если он – Владыка, то значит, Велия – наследник эльфийского престола? Так он что, выходит, еще и эльф? Какой кошмар!

Я не заметила, что вышла из портала, и задумчиво стою посередине, чуть освещенной приглушенным светом, комнаты. Сзади послышался шорох.

– Вот и я говорю: кошмар! Вообще-то, чужие разговоры подслушивать нехорошо! Я как знал, что ты пойдешь за мной! Ну, довольна? Много ты поняла из того, что услышала? Считай, что ты получила ответы на большую часть своих глупых вопросов и заметь, мне не пришлось тратить на это ни секунды своего драгоценного времени! – из портала, вслед за мной вышел Велия.

Вздрогнув от неожиданности, я почувствовала себя воровкой пойманной за руку. Щеки затопил пожар. Сделав пару поспешных шагов к манящей двери, я в нерешительности остановилась и обернулась.

– Ну, спрашивай! – не выдержал он, подходя ближе.

– Ты – эльф?! – смущаясь, выпалила я. Похоже, сегодня я вляпалась по уши! В голове кружилось множество интересующих тем, но на язык упрямо лез именно этот вопрос.

Велия насмешливо хмыкнул.

– А что, похож? – он развел руки в стороны, и медленно покружился передо мной, наконец, видя мое замешательство, сжалился. – Я не эльф, я полукровка.

– Ты – полукровка?! Во попала!!! Что же ты мне раньше не сказал?? – мне вспомнились слова-предостережения Ларинтена.

– А что ты знаешь о полукровках?! – не меньше моего удивился Велия, не сводя с меня настороженных глаз.

– Мне подробно описали вашу сволочную натуру! – ехидно фыркнула я. – То, что вы хитры как бесы и …

– И?

– Забыла! – буркнула я, отводя смущенный взгляд.

«Ага, щаз! Буду я там всяким нахалам комплименты отвешивать! Перетопчется»

– Интере-есно! – протянул он, не сводя с меня настороженных глаз. – И кто же это мне весь портрет испортил? Могу себе представить, что еще тебе про меня наговорили! Ну-ка, признавайся, кто тот тайный доброжелатель?

Понимая, что беседа плавно течет не в то русло, я решила не сдавать Ларинтена и попробовала сменить тему.

– Вел, да какая разница? Ты лучше мне вот что скажи. Выйдя из портала, ты повторил мои слова. Ты что, мысли читать умеешь или я сама с собой разговаривала?

Велия едва заметно смутился и пожал плечами.

– Разговаривала. Услышал только последнюю фразу. А что тебя удивляет? Иногда у тебя на лице написано все, о чем ты думаешь, а я не прочь выведать тайны. Тем более, как я вижу, и ты этим занимаешься? Да и кто тебя знает, вдруг ты и вправду что-нибудь замышляешь? – в его светлых глазах черти уже отплясывали брейк-данс.

– Так вы что с Владыкой, на самом деле думаете, что я на темной стороне?! Тоже мне «ситха» нашли, «джедаи», блин, – не поддержала я его шутливого тона. – Вот, почему ты последнее время постоянно возле меня ошиваешься! Приручить он меня, видите ли, вздумал! Что, думаешь, нашел кандидатуру на должность ручной обезьянки? И что там за ерунда с моим именем? А может, считаешь, что я вытащу автомат и всех вас убью?

Велия скорчив высокомерную физиономию, смерил меня подозрительным взглядом, и, небрежно откинув назад прядь выбившихся волос, задумчиво согласился.

– Не знаю что такое «афта-амат», но очень даже может быть. После того, как ты при всех отругала Оракула этого города, попыталась нечестно выведать секрет и отдавить ноги Владыке, за тобой нужен глаз да глаз! Вдруг ты и против меня заговор плетешь? А я, как глупый бес, тебе верю! А вдруг ты…

Так, ну все! Это уже перебор!

Не дослушав грязные инсинуации в свой адрес, я оглянулась по сторонам в поисках чего-нибудь тяжелого. Кипевшая во мне досада, раздражение и усталость требовали немедленного выхода.

Ухватив чей-то рюкзак, услужливо лежавший поверх лавки, я несколько раз успела им крепко приложить этого гнусного интригана, пока тот прибывал в ступоре, удивленно хлопая широко раскрытыми глазами. Наверно нечасто экспрессивные дамочки лупят его пыльным мешком по голове.

– Ай, Тайна! Сумасшедшая! Что ты делаешь?! – после нескольких шишек и синяков он отмер.

Истерично хихикая и закрываясь от меня руками, он начал уворачиваться, но это ему мало помогло. (А вы сами попробуйте увернуться от тяжелого, бренчащего всем необходимым рюкзака, из которого льется что-то разноцветное и при этом еще хохотать?) Я даже почувствовала себя слегка отомщенной.

– Перестань! Это же рюкзак Ларинтена! – снова попробовал воззвать к моему рассудку, уже уставший от смеха, порядком потрепанный маг. – И вообще, лучше не доводи меня до крайностей!

Отпрыгнув подальше, он вооружился подушкой и, очертив ею полукруг, пошел на меня. Некоторое время, сея глобальные разрушения и хохоча, мы самозабвенно лупили друг друга, бегая вокруг лежаков. Наконец Велии эта беготня надоела. В очередной раз, увернувшись от звякнувшего рюкзака, он толкнул меня на лавку.

– Тайна, прекрати! И оставь в покое мешок! Если ты хоть одну склянку разобьешь, нам с тобой мало не покажется. А если судить по разноцветным брызгам, ты их побила уже достаточно! Еще и об мою многострадальную голову. О-о! – облегченно выдохнул он, оглянувшись на скрипнувшую дверь. – А вот и Ларинтен, легок на помине! Никогда не думал, что я так тебе обрадуюсь!

В меня вдруг вцепилось что-то визжащее и дышащее таким убойным перегаром, что я, отбросив рюкзак, рванула в другую комнату к открытому окну.

Тем временем народ подтягивался. Праздник закончился, неумолимо приближался рассвет, и все благоразумно решили, что неплохо было бы поспать.

– Что тут у вас стряслось? – подозрительно разглядывая меня, спросила Светка.

К ней присоединились Барга и Ферес, что-то удивленно рассматривая на моем лице. Тут распахнулась дверь и на пороге, слегка покачиваясь, с ошалевшей физиономией, появился «наследный принц». Все вытаращились на него, минут десять изображая паралич нижней челюсти. Только я, отойдя подальше, мерзко хихикала, любуясь на дело рук своих: его золотисто-белый костюм сейчас был залит чем-то зеленым; один рукав висел на тоненьком лоскутке; его длиннющие волосы в диком беспорядке свисали разноцветными сосульками, а прямой нос больше напоминал картошку. В общем, красавчик – влюбиться можно!

– На нас напали? – Лендин внимательно оглянулся.

В ответ колдун приветственно махнул рукой, обвел всех диким взглядом и, пробормотав что-то невразумительное, снова исчез за дверью. Все перевели заинтересованные взгляды на меня.

– Я, конечно, извиняюсь, но в таком виде приличные дамы у нас не ходят. Тем более, Великие. Барга, дай ей мазь от синяков, – нарушив тишину, распорядился Ферес, и, помолчав, добавил, – и Велии отнеси, ему это тоже не помешает!

– От синяков?! – я подскочила к Светке, тихо хихикающей на лавке. – Дай мне зеркало!

– Ага, а может тебе еще эпилятор с массажером выдать? Где я тебе его возьму?

Я замялась.

– Ну, тогда покажи, где у меня синяк?

Света за воротник притянула меня поближе и больно надавила под глаз.

– Какой кошмар! – вырвалось у меня. – Интересно, как я выгляжу?

– Примерно так же, как Велия, только в перьях и с хорошим бланшем под глазом! – успокоила меня подруга.

Позади меня раздалось смущенное покашливание Барги.

– Великая, дай я вотру заживляющую мазь. И не дергайся, она слегка ядовита, мало ли, вдруг в глаз попаду. Да не выдирай ты ее у меня! Вел, ушел приводить себя в порядок и успокаивать Ларинтена, так что травить ею некого. И скажу тебе по секрету, этого мага-полукровку яды не берут! Многие уже до тебя пробовали. – Барга усмехнулся, заметив искреннее разочарование, отразившееся на моем лице. – Не дергайся, сейчас все пройдет.

Он аккуратно мазнул мне под глазом и полюбовался. Вначале кожу обожгло. Потом гореть перестало, и на мгновение показалось, что под глаз положили лед.

– Так из-за чего был бой? – со мной рядом плюхнулся Лендин.

Я устало махнула рукой.

– Да так, стресс снимали!

– Оригинально, – хмыкнул гном, и вдруг шкотно мне подмигнул, – а более мирным способом не пробовали это сделать?

Вскинув подбородок, я кинула на него возмущенный взгляд оскорбленной добродетели, но промолчала.

– Хм, вообще-то, сударыня, осмелюсь напомнить, что сегодня был праздник, так из-за чего же, позвольте спросить, у вас с нашим магом случился стресс? Или может наш уважаемый Велия, решив поразмяться, оттачивал на тебе магию, превращая то в лягушку, то в змею? – попытался пошутить бес, но я, не поддержав шутки, с совершенно серьезной миной подняла указательный палец.

– Вот! Почти в точку, уважаемый Ферес! Именно так все и было! И в очередной раз, наконец, осознав себя змеей, я начала кусаться!

Бес с интересом посмотрел на меня.

– Бедная девочка! – с ухмылкой вздохнул Барга, а Светка картинно принюхалась.

– А я-то думаю, откуда болотом тянет….

– А ты вообще спать ложись и думай поменьше! – огрызнулась я, решительно выгоняя из нашей спальни хихикающих мужчин.

Затем, умывшись, скинула заляпанный зельями костюм и натянула ночную рубаху, заботливо оставленную слугами на лежаке. Многообещающе показав хихикающей Светке кулак, я без сил рухнула на деревянную кровать, которая, кстати, так и не стала мягкой. Может бракованная?

Все еще немного пошумели, разбредаясь по комнатам, и успокоились. Только иногда слышалось редкое всхлипывание. По-видимому, Ларинтена. Что же я ему такое разбила?

Глава тринадцатая

Виноват не виноват, а «извини» не помешает

Николай Векшин

На следующий день, я проснулась далеко за полдень. Потянулась на своей мягкой кроватке, и, не открывая глаз, блаженно улыбнулась. Снилось что-то очаровательно-легкомысленное. Я попыталась вспомнить, но тут над ухом раздался Светкин голос.

– Вставай, подруга! Хватит доски мять!

Кровать подо мной мгновенно стала жесткой и неудобной, остатки сна развеялись как дым.

– Светка, ты – сволочь! – разочарованно простонала я, разлепляя глаза. – Я в кои-то веки выспалась! Мне снился чудесный, приятный сон, а вот из-за тебя я все позабыла!

Светка хихикнула.

– Наверно про то, как ты Велию дубасила, или еще кого!

Я, окончательно проснувшись, подскочила и испуганно уставилась на нее.

– Так мне это не приснилось?! О, какой кошмар!

– Хм, во сне таких качественных фингалов не заработаешь! – философски хмыкнула подруга.

Я осторожно потрогала под глазом предполагаемый синяк. Гм, странно, но ничего не болело.

– О, боже! А что, сильно видно?

– Да уже почти ничего нет, это я шучу, – она подсела ко мне поближе и возмущенно начала. – Никогда бы не подумала, что Велия на такое способен! С виду такой интеллигентный мальчик-лапочка! Чем это он тебя? А? И за что? Хотя, было бы за что, наверное, вообще убил бы!

Я мрачно покосилась на подругу.

– Угу! Хам, циник и интриган – этот твой «интеллигентный мальчик-лапочка»! – передразнила я Светку и с неохотой добавила, машинально коснувшись вчерашнего синяка. – Это не он! Это рюкзак Ларинтена постарался! Он был такой, – я замялась, подбирая сравнение, – такой бутыльчатый!

– Ага, – хрюкнула Светка. – Был! Сегодня Ларинтен добросовестно выхлебал остатки зелий. Говорит «чтоб голова не болела, и мародерам не досталось». Наверное, это он про вас. Давай, Тань, колись, он тебе и вправду нравится?

– Да ты че, сдурела?! – я изумленно вытаращила глаза. – Когда это мне нравились опухшие с вечного бодуна, нетрадиционно настроенные эльфы?

– Тьфу ты, да я не про Ларинтена! Я про Велию!

От неожиданности я смутилась и замолчала. Говорить Светке о том, что мне хочется убить этого мага, когда он рядом, и становится скучно, когда его нет, я не собиралась. Как там это у нормальных людей называется – не знаю, но признаться даже самой себе в том, что иногда мне не хватает его ехидных шуточек, я не могла.

Просто так уж повелось еще в пору беззаботной студенческой юности. Светка постоянно рассказывала мне о своей очередной влюбленности, а я, никогда не страдающая такими глупостями, постоянно критиковала ее избранников, неподозревающих об оказанной им чести. Меняться с ней ролями сейчас было непривычно, да и не хотелось, поэтому, изобразив на лице легкое презрение, я картинно фыркнула.

– Еще лучше! Нет, Свет, психически неуравновешенные маги непонятной национальности вызывают у меня только подозрение.

Светка, подозрительно прищурившись, зацокала языком.

– А, по-моему, ты в него втрескалась, как мартовская кошка! И нечего тут мне «по ушам ездить» про «подозрение». В твоем случае это называется несколько иначе!

Раздув ноздри, я грозно посмотрела на ехидно улыбающуюся подругу. Вот хоть бы капля совести промелькнула в ее медовых глазах. Куда там!

– Свет, ты че, сдурела? – попробовала я еще раз отвести от себя подозрения. – Я, вообще-то, сплю и вижу, когда мы вернемся домой, поэтому заводить короткую интрижку, особенно с такой язвой, как этот колдун, меня что-то не тянет!

Вот так, пожалуй, прозвучало убедительно и главное – разумно. А знать о том, что я вижу свое возвращение в основном в кошмарах, ей не обязательно.

– Кстати, а из-за чего вчера у вас были ночные баталии с нашим «язвенным» колдуном?

Покраснев, я неопределенно хмыкнула.

– Да так…. Достал он меня хуже горькой редьки своими тупыми приколами!

– Ну-ну, – глубокомысленно протянула подруга, – ладно! Не хочешь рассказывать, не надо! Давай, вставай. Хватит валяться!

Она кинула на постель мои, уже ставшие второй кожей чистые джинсы и ветровку и кивнула на стоявшие у кровати сапоги.

Радуясь тому, что допрос окончен, я слезла с деревянной кровати, быстро оделась. Прислушалась. Удивляясь неестественной тишине, прошлась, заглянула в комнаты к нашим спутникам и, никого не увидев, повернулась к Светке за объяснениями.

– А-а-а, – махнула она рукой, – все ушли. Сегодня в нашу честь в городе ярмарка, вот Барга и утащил всех с утра пораньше запасы делать. А меня оставили с тобой, чтобы поднять моральный дух и, если что, развеселить.

Нет, спасибо! Вчера повеселилась от души, сегодня уже что-то не хотелось. Настроение почему-то испортилось окончательно. Вспомнился во всех деталях вчерашний вечер.

– Свет! Ты мне лучше расскажи о себе? Как ты отдохнула? А то мы вчера с тобой так и не поболтали, – в надежде отвлечься попросила я.

Она пожала плечами.

– В отличие от тебя, подруга, у меня вчера был скучный вечер танцев. Сначала с Гетомагоном познакомилась, потом с Владыкой два раза танцевала. Кстати, классный мужик: обходительный, заботливый, красивый, умный и танцевать умеет, жаль вот только слегка прихрамывает.

– Он эльф, Света! – я невежливо перебила ее красноречие. – И у него имеется взрослый сын. Тебе это о чем-нибудь говорит?

Но Светка только легкомысленно махнула рукой на мои предостережения.

– Знаешь, Тань, хоть гоблин, лишь бы холил, любил и берег! Потом с Люнианом танцевала, и еще с кем-то, вот только имя забыла, не то с Валиолом, не то с Фисиалом. В общем, их эльфийские имена надо у аптекаря спрашивать, больно похожи, – она весело рассмеялась. – А один попался! Все про политику мне рассказывал, так я, как будто последние новости по РТР с ним прослушала, аж голова разболелась! Все ныл, что война всех достала, плохо живется, не успевают обучать лучников и магов. Что феи варят мало зелий, да и те идут только тем, кто учувствует в обороне. Оракул очень стар и скоро впадет в маразм, если уже не впал. И напоследок вздохнул, что у нынешнего Владыки в этой войне погибла вся семья, двое наследных принцев и половинка. Не удивляйся – это, оказывается, эльфы так своих женщин зовут. Не дай, бог, говорит, что случись и трон останется без наследника. Стоп!

Светка настороженно замолчала.

– А про какого взрослого сына ты мне говорила?

Я многозначительно хмыкнула.

– А ты подумай?

Светка пожала плечами.

– Да бог его знает. Прям Санта-Барбара какая-то! С параллельным уклоном! Одни сплошные тайны – плюнуть некуда!

Я взялась за голову.

– Знаешь, Света, где-то ты соображаешь на раз, а где-то дуб дубом. Ладно, – решила я переменить тему, не вдаваясь в подробности. – А где ты говоришь ярмарка?

– Где-то там, – она обиженно кивнула в сторону портала. – Но я туда не пойду! Иначе на этот раз, твой язвенный маг, нас, не сильно переживая, убьет!

– Есть хочется, – призналась я. – Слушай, а может, ты нам что-нибудь наколдуешь? А? Кстати, как у тебя это получается?

– Подлизываешься? – вздохнула Светка, недоверчиво посмотрев на меня, и пожала плечами. – Сама не знаю. Представлю что-то, хлоп, «а вот оно и е».

Я заинтересовалась.

– Слушай, Свет, а представь мне автомат?

– Какой? С газировкой?

– Нет, с журналами! Ты издеваешься? Автомат, огнестрельный! Врубаешься?

– О-о-о, это я не знаю, получится, нет, но попробую. А тебе зачем?

– Да что-то вдруг захотелось поэкспериментировать.

Света хмыкнув, закрыла глаза. Воздух вокруг нее сгустился, и с легким хлопком мне на колени упала дубинка.

– Непло-охо! – протянула я. – И патроны покупать не надо! Ты что представила?!

– Автомат! Ну, такой, с колесиком!

– Огнестрельный?

– Ну, а какой? Водометный, что ли?

Я еще раз внимательно осмотрела дубинку.

– Хм, а ну-ка попробуй представить пистолет?

Света снова впала в «транс» и из неоткуда выпал лук и стрелы.

– Да-а-а, подруга! Волшебница из тебя, как из меня – Воин! – прыснула я, глядя на наше оружие.

– Не нравиться, колдуй сама, раз такая умная! – вспылила Светка.

– Ну, хорошо! – решилась я.

Закрыв глаза, представила небольшой, черный, тяжелый пистолет. Как он холодом оттягивает мне руку, как я надавливаю на курок….

– Ой! – что-то острое больно вонзилось в палец.

Удивленно распахнув глаза, я уставилась на гибрид розы и лилии. У меня в руке был зажат бордовый, с большими мясистыми лепестками цветок.

– Ничего себе! – вытаращилась я на это чудо. – Вот так поколдовала!!

Победно вскинув подбородок, я посмотрела на Светку, но та, ехидно зубоскаля, смотрела куда-то поверх меня. Резко обернувшись, я увидела всю нашу компанию, увешанную тюками и баулами. Велия, в своем обычном дорожном плаще, с гладко зачесанными, собранными в длинный хвост волосами, без каких-либо следов вчерашнего побоища на лице, тихо стоял позади. Поняв, что его разоблачили он, спрятав улыбку, скорчил виноватую физиономию.

– Вообще-то, Великая, этот цветок я принес тебе, чтобы получить прощение за нашу вчерашнюю ссору. Прости, я совершенно не подумал о шипах! Хочешь, заговорю рану?

Пребывая в предобморочном состоянии от его слов, я покачала головой и в свою очередь тихо пробормотала.

– Вел, это ты меня прости. Мне так стыдно за то, что я вчера вытворяла, и большое спасибо за этот чудесный цветок.

Лицо мага стало не менее изумленным, чем у меня секунду назад. Я улыбнулась и отвела взгляд, с интересом рассматривая местную флору. Цветок был очень красив, но меня больше привлек его запах, напоминая – жареную курочку!

Да-а, дожилась! От голода уже начались галлюцинации!

Увидев, с каким увлечением я обнюхиваю «дар примирения», Барга расхохотался и хлопнул Велию по плечу.

– Похоже, тебя раскусили, друг! Некачественно колдуешь!

Велия окончательно смутился и попросил.

– Тайна, отдай мне цветок, пока ты снова не укололась. Я поставлю его в воду.

Все уже откровенно ржали.

– А в чем дело? – запоздало насторожилась я.

– Все очень просто, дорогая, – подкатился ко мне хихикающий бес, и затараторил, весело поглядывая на расстроенного колдуна. – Наш уважаемый Велия хотел купить тебе цветок в знак примирения, как он только что сказал, но естественно позабыл о такой мелочи и уже на подходе к нашему жилищу сотворил сие чудо… из превосходной жареной курицы. Я прав?

Велия, обреченно вздохнув, сделал незаметное движение, и у меня в руках оказалась еще теплая, ароматная жареная курочка. Под изумленные взгляды я оторвала ножку, и с наслаждением вгрызлась в сочное мясо.

– Ты не сердишься? – осторожно спросил колдун.

– Вы ва фо! – довольно ответила я и, проглотив, перевела. – Ни за что! Это первый, самый вкусный цветок, который мне подарили. Так что, ты прощен!

Глава четырнадцатая

Бесплатный сыр бывает только в мышеловке

Эпитафия на могиле грызуна

День пролетел в праздности и лени. Ближе к вечеру, Велия, решил обсудить с нами дальнейший план действий.

– Завтра с утра мы отправимся в путь! – начал он без предисловий, как только мы собрались в зале. – Как вы понимаете, у нас очень мало времени, и здесь больше задерживаться нельзя.

– Та-ак, понятно! – поерзав на жестком лежаке, печально протянула я. – Лафа закончилась. У кого-то засвербело шило!

Велия, не удосужившись даже смерить меня взглядом, как ни в чем не бывало, продолжил.

– Сегодня мы пополнили запасы. Их должно хватить на дорогу через пустошь до Великограда.

– И как долго туда идти? – застонал эльф.

– Примерно дней пять-шесть, если не будет преград, – пояснил маг.

– Интересно, а какие преграды нам ждать на этом пути? – задала я каверзный вопрос. Снова проигнорировав меня, Велия продолжил.

– Я считаю, что нам нужно разделиться. Нас ждет практически прогулка, так что не вижу смысла идти всем, тем более я бы хотел, чтобы ты, Светлая, осталась здесь на неделю.

Он кинул быстрый взгляд на Светлану.

– Ну не зна-аю! – с сомнением протянул Барга. – Справимся ли мы еще без одного боевого мага или нет! А как же Лунный змей? Его что, уже выловили?

– Мы его обойдем! – Велия бросил на него мрачный взгляд и решительно продолжил. – В общем, план такой: Светлая, Глисс и Ферес останутся здесь на неделю. Мы же, пойдем небольшим отрядом, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Когда достигнем Великограда, заберем вас через Городской портал.

– Почему это я должна тут киснуть целую неделю? – расстроено протянула Светка.

– Понимаешь, Светлая, мой м-м… Владыка, – Велия, наконец, подобрал нужное слово, – вместе с придворными магами, продолжат твое обучение магии.

– Ладно, Вел, я прослежу за нашей Светлой, – встрял Ферес. – И не думаю, что Глисс будет против. Он со вчерашнего вечера еще с бала не вернулся, так что думаю, задержка здесь не повредит его планам.

– Послушай, Велия. Дорога, все же, может быть опасной, оставь тогда здесь и Воительницу. Зачем рисковать? – кашлянул Барга и добавил. – А мы, в чисто мужской компании быстрее доберемся до Великограда.

Велия, задумчиво разглядывая его, помолчал и ехидно оскалился.

– Нет, Барга, я предпочту держать Воительницу у себя на виду. Боюсь, пока нас не будет, она устроит здесь революцию! Ну, и опасаюсь за здоровье ближайших родственников. Тем более у меня их и так немного.

Барга понимающе усмехнулся, а я мрачно огляделась в поисках рюкзака. Ларинтен, заметив мой ищущий взгляд, торопливо перебежал в другой угол комнаты, спасая пожитки.

– Так, все! – Барга встал, загородив собой полкомнаты, и громко подвел итог сегодняшнему собранию. – Значит кроме тех, кто остается, остальные приступают к сборам. Завтра утром выходим. И не забудьте, путь лежит через пустыню!

– Короче! Хватит трепотней заниматься, – раздраженно отрезал Лендин и, поднимаясь, бросил Ларинтену, – Ларя, все слышал? Давай, затаривайся по полной, а я хочу сегодня напоследок оттянуться. Когда еще получится? К тому же встретил вчера старую знакомую, так что…. Встретимся утром!

Гном поправил бандану и, не глядя ни на кого, решительным шагом вошел в портал. Все молча проводили его недоуменными взглядами, затем Велия, как ни в чем не бывало, повернулся к Светке.

– Здесь, Светлая, из тебя сделают по-настоящему Великого Мага.

– Угу, – поддакнула я, – это он по собственному опыту знает! Только, Свет, не становись такой же занудой. Вас двоих для меня будет слишком много!

Колдун, показав мне кулак, вместе со всеми начал собираться.

Вскоре тюки и баулы, набранные запасливым Баргой, быстро осели в наших распухших мешках. А когда суматоха сборов закончилась, слуги принесли нам цветочный чай с всякими вкусностями. Мы, с чувством выполненного долга, дружно принялись прихлебывать ароматное, бледно-розовое питье.

– Ну, как настроение? – со стороны входного портала донесся знакомый голос.

Все неохотно обернулись. Владыка, улыбаясь и нарочно прихрамывая, прошел к нам. Два сопровождающих его эльфа остались неподвижно стоять у входа.

– Не помешаю?

Мы что-то дружно промямлили. Получилось нечто среднее между: «добро пожаловать» и «шел бы ты, дядя». Я так, вообще, попыталась заползти за Баргу, сидевшего рядом. Уж очень не хотелось встречаться с Владыкой.

– Вот и чудненько! – искренне обрадовался Пентилиан, видя такое единодушие и, подойдя, уселся с нами. – Велия, ты все решил?

– Да, Владыка! – буркнул маг, стараясь не встречаться с ним глазами.

– Ну что ж, это твой выбор. Я принес вам некоторые артефакты, хранящиеся в этом городе много лет, потом посмотрите. Думаю, что вам они будут нужнее, а здесь только ржавеют. – Владыка, выложив на стол глухо звякнувший мешочек, засмеялся, но, видя что никто не спешит его поддержать, быстро посерьезнел и, найдя меня взглядом, произнес. – Воительница, это тебе!

Вот блин! За Баргой отсидеться не получилось. Я выглянула из-за спины целителя. Владыка, улыбнувшись, протянул мне тот самый ящичек, который нашел Глисс. Барга присвистнул, а Велия, ловко перехватив шкатулку, плюхнулся рядом со мной.

– Ну, что там? – сгорая от любопытства, все окружили нас.

Владыка снова загадочно захихикал.

– Там всего лишь оружие для нашей Воительницы. – Черная крышка, возмущенно взвизгнув распахнулась.

Я жадно заглянула внутрь.

На черном бархате лежали два кинжала, сделанных из сияющего, белого металла. Вокруг рукояти шла витиеватая, чуть видимая надпись и больше никаких украшений.

– Оружие Воительниц! Оружие Света! – раздался со всех сторон восторженный шепот.

– Не худо бы за них Глисса поблагодарить. Если бы его не понесло к Оракулу, не видать бы нам этой красоты! – задумчиво пробасил Барга.

Я осторожно взяла кинжалы, словно здороваясь с ними, привыкая к ним. Восхитительно легкие, с изумительной балансировкой, они, будто специально были сделаны для меня и как родные легли в руки.

– А это – к ним в дополнение. – Владыка положил рядом со мной черные, кожаные, шитые серебром ножны.

Я подняла на него восторженные глаза.

– Не стоит благодарности, Великая. Я всего лишь открыл запечатанную магами Старого города шкатулку. И еще, это – тебе лично от меня!

Владыка протянул мне тонкую цепочку, на которой висел настоящий, словно застывший в смоле глаз.

– Что это? – я осторожно взяла в руки это своеобразное украшение.

– Позволь, я надену его тебе лично, сам. – Владыка настойчиво мне улыбнулся.

Велия вдруг поднялся, и ни на кого не глядя, пошел к уже собранным вещам. Проводив его настороженным взглядом, я отстранилась.

– Сначала скажи, зачем мне это?

Владыка вздохнул.

– Все очень просто, Великая. Этот амулет – «Око Всевидящего» – древний артефакт. Это и моментальный портал и своеобразный передатчик. Зная твой характер и способности влипать в неприятности, для тебя это самый нужный подарок. Ты можешь попасть в беду или даже потеряться. Но! Если у тебя будет этот амулет, тебя увидят, услышат и спасут. Нужная вещь в вашем опасном походе! Позволь? – Владыка поднялся, и что-то прошептав, повесил мне на шею этот сомнительный сувенир.

Я брезгливо взяла в руки неожиданный презент, и тут «глаз» раскрылся. Оглядевшись, он, будто бы изучая, внимательно посмотрел на меня. Мне стало не по себе. Светка, рассматривая его с не меньшим любопытством, испуганно отпрянула.

– Ужас какой! Я бы это анатомическое пособие сроду на себя не надела! Ой, Тань! Гляди, он моргает!

– А можно этот амулет пока снять? Мне же, здесь, ничего не угрожает? – пошла я на попятную.

Владыка с легким сочувствием поглядел на меня.

– Увы, ровно на шесть дней, которые вы предположительно будете в пути к нему привязано охранное заклинание, и только потом его можно будет снять, но не раньше! А лучше, посоветуйся об этом с Велией! – он в последний раз всех нас оглядел и, задержав взгляд на маге, кивнул. – Ну, всего хорошего! За Светлой скоро придут.

Больше не произнеся ни слова, он встал, быстро пересек комнату и вошел в портал. Эльфы, развернувшись, ушли следом.

– Что все это значит? – тоном голодного крокодила осведомилась я у колдуна.

– А? – Велия, утрамбовывая мешок, сделал вид, что только сейчас меня заметил. – Ты что-то спросила?

– Ты все прекрасно слышал, – взорвалась я. – Какого…

– Тише! Не шуми. Я понял. И не зачем так нервничать! Светлая остается здесь, под защитой Владыки, и за нее я полностью спокоен, но вот ты! – он скривился, словно от зубной боли. – Учитывая твои способности влипать в самые различные неприятности, я позволил себе подстраховаться. С этим «оком», Великая, я тебя везде найду.

– Вот счастье-то…. – раздраженно фыркнула я и предложила. – Если честно, мне этот «глаз» на нервы действует. Давай я его тебе отдам?

– У меня уже есть точно такой же. Так что, считай это моим подарком тебе для собственного спокойствия! – раздраженно отрезал Велия и кивнул Светлане. – Собирайся, Светлая, я провожу тебя.

– Но за мной, вроде бы должны прийти? – Светка растерянно обернулась ко мне. – Тань, я не хочу здесь оставаться! Как я без тебя? Мы ведь даже не попрощались. А если что случится?

– Великая, долгие проводы – лишняя боль. С Воительницей, максимум, дней на семь расстаетесь, так что – не переживай! Через неделю увидишь ее целой и невредимой. Уж это я тебе обещаю! Пойдем, я провожу вас. Тем более, мне по пути!

Ферес засуетился, обнял всех на прощание, попытался прочитать мне нотацию на тему о том, «как нужно вести себя в людском обществе», но я только раздраженно отмахнулась. На душе почему-то скребла и выла целая стая бездомных кошек.

Колдун не замечая мой мрачный исподлобья взгляд, подхватил мешок, взял посох и, завернувшись в плащ, подошел к Барге.

– Ложитесь спать пораньше. У меня этой ночью есть кое-какие дела, так что – меня не ждите. Я приду за вами на рассвете, – и, уже исчезая в портале, серьезно добавил. – Возможно это – наша последняя спокойная ночь.

Глава пятнадцатая

В ревматизм и настоящую любовь не верят до первого приступа

Мария Эбнер-Эшенбах

– И что бы это значило? Куда они все, на ночь глядя?! Почему меня с собой не взяли? – глядя вослед колдуну, обиженно всхлипнул Ларинтен.

– Маленький еще, вот и не взяли! Выпей зелье успокоения и баиньки! Тебе вообще думать вредно, вывих мозгов ни в одном мире не лечится! – утешила я озадаченного эльфа и тут же сама задумчиво почесала затылок. – А, в самом деле? Сначала Лендин ушел, потом Велия и главное, всех до утра не ждать! Может быть они сговорились? Какие ночью могут быть дела? У них что, одна «знакомая» на двоих?!

– Ну и пошлости тебе иногда в голову лезут, подруга! – закидывая на плечо тощий мешок, прыснула Светка, – и вообще, отчего такой пристальный интерес к нашим спутникам? Они сами знают, как и с кем им отдыхать в «последнюю спокойную» ночь!

Вдруг хитро прищурив глаза, она понимающе улыбнулась.

– Никуда он от тебя не денется! Поверь мне!

– Ты это о ком? – покраснев до кончиков волос, равнодушно фыркнула я.

– Пойдем, Светлая, нас уже Велия заждался! – поторопил Ферес, в нетерпении прыгая у портала.

Светлана отмахнулась от беса, обняла меня и, хихикнув, продолжила.

– Ну, если выбирать из Лендина и Велии, я бы выбрала мага, но, кто тебя знает, вдруг тебе нравятся низкорослые, бородатые, пахнущие пивом качки? – я передернулась, а Светка успокаивающе произнесла. – Ладно, подруга! Не переживай, все будет хорошо! Скучать тебе не дадут, это я знаю. Будь только осторожнее, я тут тоже без тебя геройствовать не стану, пусть даже не надеются. Или вместе, или никак. Что я, Рембо какой – мир им спасать?

– Угу, Свет! Раз уж мы с тобой вляпались в это дело, так надо устроить им веселую жизнь! Чтоб надолго запомнили, как нас из нашего мира воровать!

– Это точно, Танюх! Раз своровали, нехай женятся! Ну, пока! – Светка расцеловала меня в обе щеки и в сопровождении Фереса скрылась в портале.

– Бедные эльфы! – вздохнула я, укладываясь на жесткую лавку.

Ну что ж, в одиночестве тоже есть свои плюсы. Впереди целая ночь. Надо как следует обо всем подумать!

Рядом уселся Ларинтен и тяжело вздохнул. Я скосила на него глаза.

Нет, покой мне даже не снится!

– Что?

– Скучно, – жалобно протянул он, глядя в пол, и вдруг обиженно выпалил. – Я, может, тоже хочу отдохнуть, но меня почему-то не взяли! И даже не спросили! Правильно, кто я такой?

– Ты вчера, неплохо отдохнул! – решительно перебила я его стоны. – Так что, расслабься! Чуть все волосы не повыдергивал. Чаек успокоительный похлебай и спать!

Ларинтен обиженно засопел.

– А вы сами виноваты! За один вечер лишили меня всех зелий! Я их так берег, на черный день откладывал! А вы! – истерично выкрикнув, он, укоризненно уставился на меня. – Нет, ну почему ты не взяла рюкзак с койки Лендина? У него там лежит пара дубинок! Куда эффективней было бы Велию уговаривать, а то все мои ценные и вкусные зелья пошли на удобрение ваших причесок! Кошмар! Как вспомню….

Эльф, всхлипнув, надулся, помолчал и от нечего делать докопался до подаренного Владыкой амулета.

– Воительница, хороший медальончик тебе подарили. Дай поносить?

Я посмотрела на него как на сумасшедшего.

– Да запросто! Если сможешь снять, считай – он твой.

Ларинтен заметно оживился, протянул руку, но его спугнул Барга, с интересом прислушивающийся к нашему разговору.

– Эй, малахольный, лапки-то втяни! Тебе амулет этот дали? Иди лучше спать!

Ларинтен смутился и быстро исчез в своей комнате, а Барга выговаривая мне, остался стоять.

– Великая, ты это брось! Раз дали, значит надо! Вдруг и вправду чего случится? А так хоть мы поможем!

– Мне не по себе от него, Барга! Как будто за мной следят, – я с отвращением передернула плечами.

– На то он и амулет Всевидящего! – отрезал он и примирительно посоветовал. – Привыкай! И смотри на него поменьше, а лучше закинь на спину, пусть тебе тыл охраняет!

Я вздохнула, понимая, что тут сочувствия не найти и, поднявшись со скамьи, побрела в комнату. На пороге обернулась.

– Пойду спать, а то что-то устала. К тому же еще кое-кто обещал разбудить ни свет ни заря!

Барга одобрительно кивнул, и вскоре все комнаты погрузились в полумрак.

Я извертелась на лежаке, честно пытаясь уснуть и выкинуть из головы всяких, ни к ночи будут помянутых, магов.

«Ой, не нравятся мне такие настроения! Хм, а вообще странно, что это со мной? Ну, ушел и ушел, ну и бог с ним, флаг в руки и барабан на шею! Чего это я так переживаю? Очень странные настроения! Стоп! Я что – ревную? Этого наглого, занудливого дядю годящегося мне в пра-пра-прадедушки? Бр-р! А тогда почему? Хотя знаю! Это все Светка со своими разговорами: «Нравится, не нравится!» И вообще, что за дела могут быть ночью? Блин, что же я не взяла с собой какое-нибудь зелье успокоения?»

Настроение упало до отметки ноль и очень захотелось напиться. Порядком измучившись от таких непривычных душевных терзаний, я, покачиваясь на волнах дремы, смотрела на льющийся сквозь листву голубоватый лунный свет, заставляющий мое тело становиться невесомым, поднимая к незнакомым созвездиям. Уже засыпая, в полусне, я сжала в кулаке амулет.

– Пока! – шепнули мои губы.

– Спи спокойно! – почудился мне сквозь сон голос Велии.

Я даже открыла глаза, на столько реально он прозвучал. Словно маг находился в комнате. Хм, очевидно глюки….

Глава шестнадцатая

Ревность – изнанка любви… Гм, а вы попробуйте любовь так не выворачивать!

Неизвестный, но явно пострадавший автор

Утром меня грубо растолкал Ларинтен. Я, не выспавшаяся и злая, попыталась его обматерить, но, глянув в его не менее расстроенную физиономию, решила не связываться. Оделась. Поискав, с трудом нашла плащ и мешок, повесила на пояс ножны.

Есть не хотелось совершенно и Барга, словно исполняя мое желание, дал только кислое зелье выносливости и сухое печенье. Пока жевала печенье, попыталась вспомнить то, что снилось. Вернее даже не совсем снилось. Всю ночь не давал покоя какой-то детский, словно мультяшный голос. Поломав над этим голову, я решила не забивать мозги и с наслаждением выхлебала зелье.

Вскоре мне полегчало. Моя жизнь перестала казаться мерзкой, поднявшись до уровня «паршивая». Похоже, я тоже скоро крепко подсяду на эти настойки. Да и как без них прожить? Одни нервотрепки.

На опухшей и от того еще более мрачной физиономии Ларинтена явственно отразились те же мысли. Несколько мгновений мы с пониманием разглядывали друг друга, а затем одновременно тяжело вздохнули.

Продолжая размышлять о несправедливости бытия и слушая краем уха поторапливающего нас Баргу, я, взвалив на себя рюкзак, поплелась к порталу, у которого как раз замаячила высокая фигура Велии. Судя по его цветущему виду, этот мерзавец на славу отдохнул, и мало того, что был бодр, так еще и недовольно начал нас подгонять.

– Давайте быстрее! Что как мухи сонные? Через час уже рассвет, а нам нужно к тому времени быть далеко отсюда!

– О, явился, не запылился! Всю ночь где-то шлялся, а мы, типа, крайние? Может, помолчишь? И без твоих стонов ломает! – не смогла удержаться я, проходя мимо.

Изумлению Велии не было предела. Я же, смерив остолбеневшего мага наимрачнейшим взглядом, недовольно шагнула в портал.

– Что это с ней?! – послышался мне вдогонку его ошеломленный голос.

– Наверное не выспалась! – добродушно прогудел Барга, выходя из портала вслед за мной, продолжая объяснять ситуацию идущему следом магу. – А может переживала, что ты куда-то ушел. И Светлую, как на грех, забрали. Скучно! Поговорить, понимаешь, ей не с кем! Ну, это я так думаю, а так, хрен знает! Разве баб поймешь? Вот и думай, что хочешь!

Велия, не отводя от меня пристального взгляда, (которого я демонстративно не замечала) задумчиво кивал, слушая объяснения Барги. Мы дождались Ларинтена и дружно шагнули в следующий переход. Там нас догнал хмурый, не выспавшийся и оттого обиженный на весь мир Лендин.

– Ну, как отдохнул? – лучезарно улыбнулся ему Велия.

– Явился, гад? Можешь даже не оправдываться, я тебя все равно не прощу! – мимо него с двумя рюкзаками прошел злющий, как черт, Ларинтен. – Кормить и обстирывать тоже не буду, даже не надейся!

– Че это с ним?! – гном озадаченно вытаращился на взъерошенного эльфа.

Тут Велия начал тихо хихикать. Я еще для порядка подулась и, поглядывая на этот цирк, тоже не удержалась от смеха. Барга, будто не замечая нашей общей истерики, обняв за плечи Лендина, начал ему спокойно объяснять, так же, как до этого объяснял Велии.

– Не обращай внимания, наверное Ларинтен просто не выспался, а может, переживал всю ночь: как там тебе отдыхается? Тебя же нет, и Велия ушел, и Светлую забрали. А к Воительнице на драной козе не подъедешь, потому что ни мага, ни Светлой нет, а поговорить-то всем хочется! – до Барги, видать, начало доходить, что эту проникновенную речь он уже сегодня говорил. Он остановился, и раздраженно зыркнул на ничего не подозревающего, и внимательно слушающего его объяснения, гнома. – И вообще, вы меня уже с вашими разборками сегодня достали! Что тебе от меня надо? Че те надо?! Сами успокаивайте своих женщин! Нашли няньку!

Барга нервно разорался на ошалевшего от такого приема Лендина, и, махнув рукой, решительно зашагал вслед за Ларинтеном. Гном только растерянно пожал плечами и круглыми от изумления глазами беспомощно оглянулся на нас, хохочущих с магом в два голоса.

– Чего вы ржете?! Что вообще произошло, пока меня не было?

– Не обращай внимания, брат Лендин! – пустился в объяснения Велия, то и дело, срываясь на нервное хихиканье. – Просто вчера у всех был очень трудный день, особенно вечер. А сегодня у нас с тобой такое паршивое утро потому, что вчера вечером мы сваляли непростительную глупость. Да к тому же все волнуются перед походом. Вот нервы у некоторых и сдали… или просто завидно стало! Понятно?

Лендин, озадаченно выслушав его путаное объяснение, решительно помотал головой.

– Ни хрена мне не понятно!

– Вот и чудненько! – искренне обрадовался маг, чем вогнал в ступор и без того туго соображающего с утра гнома и, шагая в портал, серьезно произнес. – Короче, хватит выяснений, мы уже почти вышли из города.

Выйдя из портала, я удивленно огляделась. Мы очутились в девственном лесу. Создавалось впечатление, что здесь, кроме нас, никого нет, а уж мысль о том, что на вековечных деревьях расположился огромный эльфийский город, и вовсе казалась смешной. Нас окружала первозданная природа. Река, мимо которой мы шли, кишела серебристой рыбой. Густая, изумрудная трава, выстилала для нас мягкий и удобный ковер, который просто манил сесть и отдохнуть, а в лесу паслись непуганые звери.

Я даже неподалеку заметила одного из них.

Тропинка, по которой мы шли, скрывалась в кустах, из которых высунулись раскидистые рога и тут же скрылись. Шагая с краю, я догнала Баргу и пошла с ним рядом. Он уже успокоился после нервного срыва и теперь шагал, опираясь на приобретенный в Винлейне шест с лезвием внутри.

– Барга, а кто это там? – я несколько раз дернула его за рукав, прежде чем он отвлекся от мыслей.

– Где? – он поднял на меня удивленный взгляд.

– Вон там только что рога были! – я махнула в сторону кустов, мимо которых бежала наша тропинка.

– Рога-а-а? – с интересом протянул он и повернулся к Велии – Эй, Вел, разведка донесла, что в двух шагах отсюда были замечены рога. Ты в курсе?

Велия, поджав губы, недовольно вздохнул.

– В курсе, в курсе! Это Владыка нам до границы эскорт организовал. Как будто кто-то нападет на нас в этом «парке отдыха», – недовольно проворчал он.

Барга зычно расхохотался, а Лендин, проходя мимо кустов, вдруг громко рявкнул.

– Как служба?

В ответ из кустов бодро донеслось – «служу Эльфийскому Союзу», и мы, хихикая, двинулись дальше. Немного помолчав, мучаясь от любопытства, я опять докопалась до целителя.

– Барга? А это кто был, эльфы? А почему у них рога?

– Потому что их жены не любят! – хрюкнул гном.

Барга грозно глянул на шутника сквозь косматые брови и с серьезным видом начал объяснять.

– Понимаешь, Воительница, это маги. У них такая маскировка в лесу. Вот ты, увидев рога, подумала – кто?

– Олень!

– Вот именно! Вполне мирное животное. Ты его не боишься, не нападаешь, а в это время этот «олень» как шарахнет в тебя какой-нибудь «эльфийской стрелой» и дальше будет тихо, мирно пастись. Понимаешь?

– Угу, кажется! Барга, а расскажи мне что-нибудь еще про оленей, тьфу, про магов? – я с надеждой посмотрела на целителя, но тот, лишь скосив на меня глаза, вымученно улыбнулся и предложил.

– Тайна, ты лучше иди-ка у Велии поинтересуйся. Видишь, какой он задумчивый плетется, ему явно скучно. Вот пусть он тебе все про местных оленей подробненько и расскажет! И даже про самого главного.

Маг затравленно оглянулся на Баргу и, криво улыбнувшись, неуверенно протянул.

– Да ты вроде все подробненько рассказал, больше и добавить нечего!

Понимая, что никто не собирается развлекать меня беседой, я обиженно фыркнула.

– Да ладно, мне и так уже надоело слушать про ваш зверинец. Что я, зоолог что ли?

Гном, обернувшись, с подозрением оглядел меня с ног до головы.

– Да не, непохожа.

– В смысле? – не поняла я.

– Ну, на соолокка ты не похожа!

– На кого? – я окончательно обалдела от его объяснений.

– Знаешь, Тайна, соолокк, это такая зверюга, с крыльями, жалом, клешнями и тремя ногами. И еще жужжит так противно, жуть! Водится в трупных пещерах. Я, как-то на каторге парочку таких завалил. Только непонятно, откуда ты про них знаешь?

Пока я приводила мысли в порядок, впереди замаячили призрачные фигуры.

– О, вот и стражи! – облегченно пробасил Барга.

Подойдя ближе, мы поздоровались с дриадами. Нашей знакомой Лиллианны среди них в этот раз не было, поэтому долго с ними разговаривать мы не стали. Велия кинул им пару коротких фраз на ильениррье и стражи, пожелав всего хорошего, открыли портал.

Глава семнадцатая

Родственников не выбирают.

Людоед людоеду

Мы вышли за пределы Винлейна. К слову сказать, я особой разницы не заметила. Казалось, что продолжается тот же лес, по которому мы только что шагали.

– Перемены начнутся позднее, когда мы выйдем за пределы всех эльфийских земель! – заметив мой заинтересованный взгляд, пояснил Велия. Я, пожав плечами, напустила на себя безразличный вид и, обогнав его, пошла впереди.

Весь последующий день мы без отдыха шли сквозь эльфийские земли. Лес становился все реже и реже. Иногда нам попадались небольшие селения, а то и просто одиноко стоявшие вдоль дороги дома.

Делать привал днем не стали, только на ходу пожевали хлеб, сушеное мясо и запили зельем выносливости, заботливо подсунутым нам Баргой. Голод исчез, а в усталое тело ненадолго влились новые силы, но к вечеру мы опять все еле передвигали ноги. Ларинтен так вообще повис у Барги на руке. Вот интересно, а если и мне изобразить легкий обморок? Вопрос только в том кто согласится меня тащить? А то бросят посреди дороги, с них станется!

– За оврагом будет последняя деревня, домов на тридцать, там и заночуем! Дальше начнутся пустынные холмы, – наконец оповестил всех Велия. Мы, с облегчением вздохнув, прибавили шаг.

За оврагом и в самом деле маячками светились окна первых домов. Маг, не обращая внимания на наши недоуменные взгляды, уверенно вел нас прямиком через всю деревню.

– Эй, Вел, я под кустом еще наночуюсь! Мне бы где-нибудь у очага кости кинуть! – Лендин уже начинал нервничать, впрочем, как и все мы. – Тем более глянь, дождь собирается!

Велия с усмешкой оглянулся на него через плечо, и, не вдаваясь в объяснения, зашёл в самый последний на нашем пути полуразрушенный дом, по окна вросший в землю. Мы нерешительно потоптались на пороге и последовали за ним, гадая, чем отличается ночевка в этой халупе от здорового сна под кустом. Согнувшись в три погибели, по одному протиснулись в покосившуюся дверь и теперь стояли, привыкая к мраку, царившему в доме.

Казалось, что в этой темной, пыльной хибарке никто не живет. Очаг давно не разжигался, окна были затянуты густой паутиной, мебели не было совсем, за исключением массивного старого кресла, стоявшего в дальнем углу единственной маленькой комнаты.

В кресле что-то шевельнулось, взлетела струйка пыли, и два глаза с любопытством глянули на нас.

– Здравствуй, бабушка! Позволь нам у тебя заночевать перед дальней дорогой? – Велия согнулся в поклоне.

Фигура снова неохотно шевельнулась и, стянув с седой головы старую шаль, заинтересованно посмотрела на нас. Всё лицо некогда красивой женщины теперь покрывали глубокие морщины. Побуравив нас бесцветными, будто выцветшими глазами, она улыбнулась.

– Здравствуй, Велиандр. Думала уже не увижу тебя на своем веку. Куда путь-дорогу держите? – в отличие от внешности у нее был молодой звонкий голос.

– Нам нужно быстрее дойти до Великограда и поговорить с Мервиль.

– Зачем? Куда ты торопишься? Останься, погости у старой Варуши. Почини мне дом, а то видишь, он совсем развалился! Ну, что тебе стоит?

Колдун виновато покачал головой.

– Война, бабушка. Некогда гостить! За нами, возможно, идут враги, и я не хочу рисковать твоей жизнью.

Варуша рассмеялась колокольчиком, удобно устраиваясь в старом, скрипучем кресле.

– Да разве ж это – жизнь? – резко оборвав смех, она принялась совсем по – стариковски распекать мага. – А ты, я смотрю, опять в войнушку играешь? Да когда ты повзрослеешь-то? Так и вся жизнь пройдет, оглянешься, а у тебя ни силы, ни близких, ни семьи, ни детей! Дом, и тот не твой!

Велия, рассеянно кивая на ее причитания, жестом приказал нам располагаться. Варуша замолчала. Равнодушно поглядев на такое самоуправство, кивнула.

– Ну, раз пришли, ночуйте, – и радостно добавила. – Только еды у меня нет. Хлебец черствый остался, да вода, но вы, наверное, гости дорогие, таким не потчуетесь?

– Так мы тебя, бабуль, еще и накормим! – забренчал Лендин, что-то доставая из рюкзака.

Варуша повеселела. Ларинтен развел в очаге огонь и подвесил котелок с водой.

– Что бы ты, бабушка, хотела на ужин?

– Ты знаешь, мальчик, старой Варуши все сгодится, лишь бы живот радовало.

– Угу, тогда будет каша! – отрезал Лендин, вместе с Ларинтеном принимаясь готовить.

Скинув мешок, я села на холодный пол. Хотя полом это назвать было трудно, скорее утоптанная с камнями земля, но мне было уже все равно. Я так устала за сегодняшний день, что готова была уснуть прямо здесь, у прогнившей стены, облокотившись на жесткий мешок. С наслаждением вытянув гудящие ноги, я прислушалась к разговору.

– Ну, а как ты живешь, бабуль? Какие новости в округе? – продолжал ненавязчиво расспрашивать Велия.

– Да все, как и шестьсот лет назад. Мне уже и жизнь такая надоела, да Всевидящий никак не заберет. А так, все по-прежнему. Раз в неделю из дворца снедь, одежду присылают, да я всю ее деревенским отдаю. Много ли мне сейчас нужно?

– Ну, а что-нибудь необычное за последний месяц, было?

– А что тебе необычное надо-то? Вот у соседки Рисзы корова отелилась теленком с двумя головами! Урожай приспелихи замерз, и это летом! На местном кладбище покойнички веселятся! – Варуша помолчала, что-то подсчитывая. – Да, примерно полмесяца уже. Недели две – точно! Чего тебе еще необычного рассказать?

– А что за покойнички? – насторожился маг. – Зомби?

– Да кто его знает? Один одно говорит, другой – другое. Кто говорит – призраки, кто – зомби. Точно сказать тебе, внучек, не могу! Я ж не ходила, с ними не знакомилась! – смех Варуши снова зазвенел серебряными колокольчиками.

Тем временем по хижине разнесся аромат наваристой мясной каши. Все начали судорожно сглатывать слюну, в нетерпении косясь на наших поваров.

– Лендин, ты сегодня как дежурный по кухне, давай, насыпай уже! А то кишка кишке в любви объясняется, а может еще чего похуже! – Барга не выдержал и, взяв чашку, направился к очагу.

– Уже все готово, так что – вперед! У нас самообслуживание! – заявил Лендин, первым зачерпывая из котелка.

Ларинтен набрал в небольшую чашку каши и с поклоном подал ее хозяйке дома.

– Отведай кашу, жизнь станет краше!

– Ты, стервец, туда, надеюсь, ничего не налил? – шепотом накинулся на него гном, глядя, как Варуша подозрительно принюхивается к еде.

– Ну, порадовал бабушку! Что тебе, зелье жалко? Тем более смотри, как ей нравится! – кивнул эльф на старуху.

А та, одобрительно кивая, уже жадно глотала варево, приговаривая.

– Вот кашка, так кашка! Ну, уважили! Давненько я такой не пробовала!

После ужина Барга налил нам в кружки вкусный бодрящий напиток и мы, сытые и довольные, устроились у уютно теплящегося очага, тихо переговариваясь под тоненький храп старухи.

Глава восемнадцатая

Если сложить темное прошлое со светлым будущим, получится серое настоящее

Евгений Кащеев

– Вел, а кто эта старушка? – я подсела к задумчивому колдуну, устроившемуся у двери.

Велия минуты две задумчиво рассматривал меня, будто собираясь с мыслями, потом неохотно выдал.

– Keelle. Бабушка.

– Ну, это я уже поняла, а чья бабушка, твоя?

– Наша, – отрезал он и неохотно поднявшись, кивнул Барге. – Пойду во двор. Посмотрю. А то что-то больно тихо.

Барга, зевнув, кивнул.

– Сходи. Зови ежели чего.

Когда за Велией захлопнулась дверь, я переключилась на целителя.

– Барга, ну ответь хоть ты! Мне же все интересно и непонятно! Я же ничего не знаю, а вы молчите как партизаны на допросе!

– Что тебе не понятно?

– Да все! Ну, вот кто, например, она?

– Велия же сказал тебе – бабушка. Только ему она скорее много раз – прабабушка.

– В смысле?

Барга, закатив глаза, шумно выдохнул и неохотно принялся объяснять.

– Когда-то, очень давно, она была княгиней объединенных земель эльфов и людей. К слову сказать, была очень сильной колдуньей. И однажды, из-за одного пророчества ее мужа, в государстве случился раскол. Эльфы и люди начали войну друг против друга, а она лишилась силы и была свергнута. Впоследствии, конечно, перемирие восстановили, но раса людей и раса эльфов отделились друг от друга навсегда. Люди отстояли себе Великоград и признали себя автономной расой, а эльфы создали Эльфийский союз и построили столицу – Винлейн. С тех пор так и живем. Кстати, потом эльфы даже воспели Варушу, как самую легендарную правительницу, и вот поддерживают ее здесь, не давая пропасть в нищете. Кстати, ты же видела ее мужа, правда, скорее бывшего.

– Мужа?!

– Оракул Лобрех, с которым вы не поладили на балу у Владыки! К слову сказать, это именно из-за его дурацкого пророчества и произошел переворот.

Я помолчала, набираясь смелости, чтобы задать следующий вопрос.

– Барга, а правда, что Велия – сын Владыки эльфов?

Барга кашлянул и удивленно покосился на меня.

– Откуда ты это узнала?

Я замялась, не зная как лучше выдать историю с подслушиванием, но он не стал ждать объяснений.

– Вообще-то это не афишируется, но в Винлейне все знают Велию, как единственного, кто имеет вес в глазах Владыки.

– Ха, конечно, он же наследник!

Судя по взгляду, которым меня одарил целитель, такую тупую собеседницу – еще поискать!

– Понимаешь, Тайна, Велия – полукровка. Дитя двух враждебных друг другу рас. Пентилиан еще не был Владыкой, когда у него и у наследницы Людской Крови Мервиль родился Велиандр. Они понимали, что никогда не смогут быть вместе, так как их семьи в те давние годы были непримиримыми врагами. После рождения Велии семья Мервиль выдала ее замуж за Наследника Короны Людей, а тот в свою очередь, признал Велиандра сыном. К слову сказать, он ничем не рисковал, ведь полукровке никогда не занять трон.

– Почему?

Барга очнулся от рассказа и посмотрел на меня темно-синими льдинками глаз.

– Потому! Придется тебе с самого начала все рассказывать! Самым первым предсказанием, толкнувшем Аланар в огонь вековечной войны, еще до пророчеств о вашем приходе и тринадцатом луностоянии, было то, – Барга помолчал, словно подбирая слова, – что именно полукровка, ввергнет мир в хаос. Тогда их было очень много. Почти отдельная раса. Конечно, эльфы древних родов не портили кровь смешанными браками, но простые существа соединялись по зову сердца, а не разума. В Великограде и пригороде тогда существовали целые кварталы смешанных семей. В результате таких союзов, зачастую, рождались очень сильные маги. Ведь магический потенциал эльфов значительно превышает потенциал Людской расы, а в смешении эти две крови дают невероятный результат. Гм, что-то я заговорил как целитель. Тебе, Тайна, наверное, это не интересно! – он словно очнулся и чуть смутившись, продолжил. – Конечно, многие полукровки были гораздо слабее специально обученных эльфийских магов, но все же это была сила. Эльфы создавали целые армии магов-полукровок. И вот, когда Лобрех предсказал апокалипсическое пророчество о полукровках – началась бойня. Люди, прикрываясь пророчеством, стали казнить всех полукровок от мала до велика, иногда женщин, как менее опасных, отдавали в рабство. Началась война. Полукровки восстали. Эльфы, тоже вопреки всем пророчествам, встали на защиту своих людских половинок и детей. Они защитили от уничтожения и вывезли целые поселения с людских земель в Земли Эльфийского союза. Тогда же и произошел конец правления Варуши и Лобреха. Старая королева уже больше шестьсот лет живет в пригороде, отрекшись от всего, ну а Лобреха ты видела.

– Надо было убить этого старого маразматика! – невольно вырвалось у меня. – А то главное напророчил ерунду, испортил всем жизнь, а сам живет и радуется!

Барга почесал нос.

– В этом мире, девочка, оракулов боятся и почитают, особенно высших! Страшатся их сумасшедших пророчеств, которые, как ты видишь, сбываются. А ты говоришь убить! Как только возвели Винлейн, и на престоле, спустя столетие оказался Пентилиан, Лобрех, на правах родственника занял теплое место подле Владыки. С тех пор и сидит! Правда, он очень изменился. Сначала думает – потом говорит!

– Эх, знала бы я раньше вашу историю…. – невидящим взглядом я смотрела в тлеющие угли очага. В душе, адской смолою кипела злость. Выходит из-за этого оракула, и таких как он, мучаются все. В том числе и мы. Я! Встречу, убью! – Ну и чем все закончилось? Как Велии удалось спастись?

– Закончилось? Закончилось все очень просто. Велию спасло то, что он был из королевской семьи. Князь Эдьярд, муж Мервиль, признал его человеком и своим наследником, в обмен на его отречение от трона в пользу своей сестры Луанны. И вот, прожив в доме матери до ста тридцати лет, он, написав отказную, ушел к своему отцу в Винлейн, начав там обучаться магии.

– А остальные полукровки?

– Все, кто остались после той войны в Людском Княжестве и их потомки, живут до сих пор на правах слуг и рабов, хотя Мервиль постаралась улучшить их жизнь.

– Барга, а я еще вот что не пойму. – Ну, наконец-то я хоть из кого-то вытрясу всю информацию! Целитель молча покосился на меня. – А как полукровки отличаются от всех? Ведь Велия похож на эльфа. Только уши подкачали. Как можно понять, что он – полукровка?

Барга смерил меня изумленным взглядом.

– Ты что, действительно до сих пор не знаешь? – я помотала головой. – Все эльфийские полукровки рождаются с серебристо-снежными волосами. Абсолютно все! У чистокровных эльфов нет такого цвета волос. И еще – глаза.

Видя мой недоуменный взгляд, он усмехнулся.

– Ты видела его хоть раз в бешенстве?

– Да. Это его обычное состояние!

Барга хрюкнул в усы.

– Значит, не видела…. Ну, даст Всевидящий, и не увидишь!

– А что там не так с глазами-то? – Ох, и не нравятся мне эти недомолвки!

Барга открыл рот, чтобы ответить, как вдруг в окнах хижины отразился мертвенный сполох, потом еще один. Мы вскочили.

– Ларинтен, ты прикрываешь из окон. Лендин – на тебе вход, – взревел Барга, и пинком открыв ветхую дверь, скрылся в темном проеме.

Я в нерешительности постояла и, выхватив кинжалы, выскочила в ночь.

Глава девятнадцатая

Чтобы найти общий язык, свой следует немного прикусить

Неизвестный

На улице лил дождь. Даже не дождь, а ливень. Хлестал, будто палач: жестко, тяжело, норовя прорвать плоть до костей. Вжав голову в плечи, я в секунду вымокла до нитки, успев раз триста пожалеть о том, что не осталась внутри охранять дом вместе с Лендином.

Где-то в стороне от меня послышалась возня, потом что-то глухо грохнулось, как будто упал обломок скалы. Прислушавшись к этим странным звукам, я, топчась неподалеку от двери, благоразумно решила никуда не ходить. К тому же стояла такая темень, что куда-то идти, кому-то помогать и кого-то искать, сразу расхотелось. Неизвестно, найдут ли потом меня! С этими отрезвляющими мыслями я решила вернуться в дом. Уж если понадобится, там буду держать оборону. Но не успела я воплотить в жизнь свой план, как по плечу дружески похлопали.

Я резво обернулась и дико завопила. Позади меня стояло, судя по запаху, не совсем живое существо, к тому же тянуло ко мне лапы и вонючую пасть с длиннющими клыками. Намерения его, конечно, были понятны, но я никак не могла согласиться с ролью ужина. Не успела я опомниться, как кинжал отхватил ему лапу по локоть. А вот второй, как назло, запутался в мокром плаще. Пока я пыталась его оттуда выпутать, эта образина обиделась на мои агрессивные действия и снова потянулось ко мне. Вдруг, нелепо хрюкнув, монстр развалился на две половинки. Позади него снова поднимал топор Лендин.

– Вот, блин, как ты вовремя! – выдохнула я, наконец-то выпутав кинжал.

– Не зевай! – коротко кивнул гном, настороженно оглядываясь по сторонам.

Мы, с оружием наготове, встали спина к спине. За домом послышались чавкающие шаги. Мы насторожились.

– Живы?

Из-за угла показалась медвежья фигура Барги. Потоки воды заливали глаза, но его бас мы узнали и, не сговариваясь, кивнули на «жмурика».

– Молодцы! – похвалил, подходя к нам, целитель. – Один был?

Мы снова молча кивнули.

– Н-да, восставшие кого хочешь испугают. Ну, ничего, пару зелий забвения и снова заговорите.

– Г-где В-вел? – выдавил из себя Лендин, и тут же принялся оправдываться. – Нет, я не испугался! Что я мертвяков не видел, что ли. Просто вышел, смотрю, а этот гад на Великую пасть раззявил. Она хоть и Воительница, но к нашим чудищам еще не привыкла. Вот за нее-то я и испугался. А она молодец! По-локоть этому зомби руку оттяпала.

Барга прошел мимо нас, открыл манящую теплом дверь.

– Понятно. Идите в дом. Велия сейчас на кладбище «приберется» и придет. Восставших всего пятеро было. – Пропуская нас вперед, Барга удивленно хмыкнул. – Над ними кто-то матерый поработал. Магию пятого некромантского круга задействовал, чтобы их поднять. Надо бы найти этого спеца!

* * *

В доме с нас натекла огромная лужа. Не обращая внимания на недовольные взгляды Ларинтена, мы уселись в грязь у вновь растопленного очага и стали делать вид, что сушимся.

– Нда-а, промокли как мыши, – протянул Лендин, громко прихлебывая отнятое у эльфа зелье.

– Угу, – хмуро буркнул Ларинтен. – Все зелье бодрости мне извели! Все равно его действия вам на день не хватит. Так зачем зря добро переводить?

– Вообще-то, до рассвета еще часа четыре. И нам необходимо поспать, а то утром будем, как слизни! – заявил Барга, оборачиваясь к тихо скрипнувшей двери.

– Ну, в принципе, я могу зарядить вас энергией на целый день! – хрипло предложил Велия, заходя в дом.

– Ага, шарахнешь молнией и мы будем прыгать, как зайчики, с батарейками «энерджайзер» в попе? – нервно поинтересовалась я, оглядываясь на мага.

Нда-а, ну у него и вид! Мало того, что тоже насквозь мокрый и грязный, так еще щеку украшала свежая, кровоточащая, довольно глубокая царапина.

Велия плотно прикрыл дверь. Поводив руками, приставил к ней посох и, не глядя на меня, проворчал.

– Не уверен, что знаю что такое «батай-рейка», но по-моему, Тайна, твое вакантное место занято здоровенным шилом, которое не дает тебе жить!

Мои ноздри возмущенно раздулись.

«Я тут, понимаешь ли, по дождю бегаю, воюю с нежитью, зарабатываю себе насморк и хроническое заикание, плавно переходящее в легкую стадию шизофрении, а тут такое пренебрежение!» – и уже открыла, было, рот, чтобы достойно обхамить наглеца, но Барга меня перебил.

– Все нормально?

Велия не ответил. Пройдя к очагу, он устало опустился на корточки и с наслаждением протянул к огню замерзшие руки.

– Кроме шуток, ты в порядке? – помолчав, он бросил на меня быстрый взгляд.

Я сразу же напустила на себя недовольный вид.

– Ну, если не считать разорванного плаща и носа, полного свежайших соплей, то в принципе, можно сказать что – да! Я в порядке! Можешь обо мне не беспокоиться! – обиженно швыркнув, пробубнила я.

Велия кивнул и, протянув руку к моему лицу, вдруг больно щелкнул по носу.

– Ай, ты чего дерешься? Я тут, понимаешь ли, пострадавшая сторона, а меня за это еще и по носу?! Жаль, что меня тот жмурик не съел, это было бы куда лучше, чем терпеть издевательства от всяких там наглых… ой! – я собиралась еще долго портить всем настроение своим нытьем, но с удивлением поняла, что начинающийся было насморк, вдруг куда-то улетучился, и голова прояснилась.

– Все это, конечно, хорошо, но со мной прошу так не экспериментировать! Лучше принять что-нибудь внутрь для согреву! – влез Лендин, тоже пытаясь привлечь к себе внимание.

– Забери еще какое-нибудь зелье у Ларинтена, а то он уже столько их за сегодня выхлебал, что просто диву даешься, как еще не мутировал! – посоветовал Барга и, посерьезнев, вопросительно посмотрел на Велию.

Тот, заметив его взгляд, неопределенно дернул плечом.

– Не знаю, кто из колдунов сотворил этих восставших, но они очень сильны! Так что, если он снова их поднимет, даже не знаю, что будем делать!

– Но ты же их сегодня укокошил? – не удержалась я от вопроса и с умным видом добавила. – Не думаю, что тебе нужно бояться каких-то там мертвецов?

Велия недовольно фыркнул. Окатив меня раздраженным взглядом, он все же пустился в объяснения.

– Я не боюсь! Но если колдун достаточно силен, он за ночь может оживить целую армию. Просто не хочется терять на них драгоценное время! Хотя, что сейчас об этом спорить, утро покажет!

В углу заворочалась Варуша.

– Не просыпалась? – кивнул на нее маг.

– Нет, спит как младенец! Я ей для лучшего сна налил пару капель за ужином, так что до утра не проснется, это точно! – радостно, явно гордясь собой, ответил Ларинтен.

– Нам тоже отдохнуть не помешало бы, – зевая во весь рот, напомнил Лендин.

– Хорошая мысль! – одобрил Велия. – Охранные заклинания я поставил, так что, спокойной ночи!

– Интересно, а как ты предпочтешь спать? – я подняла на него полные ехидства глаза. Похоже, парень не до конца осознает проблему мокрой земли! – Стоя или лежа в холодной, грязной луже?

– Смотря с кем! – тут же скривился он.

Нагло скользнув по мне глазами, колдун перевел обреченный взгляд на грязную жижу, покрывающую почти весь пол, что-то пробормотал и топнул. Вода стала испаряться. Земля потрескалась, высыхая. Наша одежда тоже стала сухой. Я, с сомнением потрогав себя, снова заявила.

– И все же на полу спать вредно! Можно простудиться!

– Ну и че? – заплетающимся языком возразил мне Ларинтен, укладываясь у очага и пристраивая под голову рюкзак. – Тебя, Веля, снова по этому…, как его? Ну, куда-нибудь щелкнет и все пройдет. Так что – не пере… это… живай!

– И не говори, не маг, а аспирин ходячий! Только и умеет, что по носу щелкать. А на самом деле простуду лучше предупредить, чем лечить! Но, по-видимому, такая простая истина не для его гениальных мозгов! – насмешливо кивнула я.

Колдун, тихо выдохнув, снова что-то пробубнил, и теперь весь пол устилал ровный слой свежей травы.

– Ну, вот! Теперь можно и о ночлеге подумать! – обрадовались мужчины, принимаясь строить лежанки.

– А вдруг там клещи? – не унималась я.

– Это что еще за зверь? – с опасением оглянулся на меня гном.

– Ну, это такие мелкие сволочи, которые пьют кровь! – радостно сообщила я ему. Похихикав, глядя на гнома, без прежнего энтузиазма укладывающегося спать, я скромно нагребла к стене хорошую охапку душистой травы.

– Знаешь, Тайна, если ты сейчас же не заткнешься, я сам стану той мелкой сволочью, которая выпьет твою кровь. Все что угодно, лишь бы ты поскорей угомонилась! – пригрозил Велия, устало вытягиваясь неподалеку.

Скорчив в ответ недовольную физиономию, я улеглась на ароматное сено и вдруг попросила.

– Вел, а расскажи какую-нибудь страшилку!

– Это еще что такое? – сонным голосом поинтересовался он.

– Ну, это такая страшная сказка, – терпеливо пояснила я.

– Хорошо! – неожиданно согласился колдун, и немного помолчав, начал. – Жил был маг-полукровка, и все у него в жизни было хорошо до тех пор, пока не встретил он ужасно болтливую, невероятно глупую девушку, с таким мерзким характером, что больше всего на свете, ему захотелось ее УБИТЬ.

Велия в одно движение оказался рядом и, нависнув надо мной, тихо процедил.

– Еще одно слово, Великая, и эта страшилка окажется реальностью. Я не шучу!

Не ожидая такой бурной реакции на мои безобидные издевательства, я только ошарашено поморгала и, скривив губы, молча повернулась к нему спиной. Чувствуя у себя в волосах его дыхание, я, обиженно вздохнув, закрыла глаза.

Подумаешь, какие мы нервные!

Глава двадцатая

Не все то шашлык, что жарится

Народная мудрость гномов

Мы проснулись с первыми лучами солнца от гула голосов и гневных выкриков. Варуши дома уже не было.

– Блин горелый! И что так орать с утра пораньше? Поспать не дадут! – недовольно заныла я, выковыривая из порядком отросших волос, набившуюся солому.

– Тихо! – прикрикнул на меня Барга. – Там что-то интересное творится. Ну-ка, идем на улицу!

Недовольно бурча и продирая глаза, мы осторожно вышли за дверь. Через три дома от нас на небольшой площадке толпились, что-то возмущенно вопя, местные жители. Мы переглянулись и, не сговариваясь, пошли к этой массовке. Подойдя вплотную, оказались позади гневно ревущей толпы.

– Вел, тебе хоть чуть-чуть, хоть что-нибудь видно? – взмолился Лендин, безуспешно прыгая за спинами взбудораженных жителей деревни.

Велия только раздраженно мотнул головой.

– Да ни х… гм, невидно, в общем. Почти ничего! – и тут же поинтересовался у ближайшего старичка, в запале вытеребившего себе половину жиденькой косы. – Что здесь происходит, почтеннейший?

Тот только отмахнулся от него, радостно воскликнув.

– Так, упыря щаз жарить будем!

– Это у вас что, местный деликатес? Типа шашлыка? – с серьезным видом спросила я у озадаченного мага.

Тот неопределенно пожал плечами, и невежливо распихивая возбужденных селян, словно нож сквозь масло, начал пробираться. Не растерявшись, мы вломились в образовавшийся проход и нагло потопали следом.

В центре небольшого возвышения, окруженная тремя вооруженными эльфами, (судя по плащам, присланными из Винлейна) стояла грубо сплетенная клетка. В ней, бормоча и затравленно озираясь, сидело чумазое, одетое в рваные тряпки, существо.

Мы остановились метрах в пяти от стражников.

– Что-то интересное? – Лендин придвинулся к Велии, не отрывающего пристального взгляда от казнимого.

– Пока не знаю!

Тут к клетке подошел высокий, худощавый, богато одетый эльф и высокопарно начал.

– Милостивые господа! Вы долгое время страдали от восставших мертвецов, зомби, и другой нежити. Вы думали, что это дело рук темных и терпели. Вы сжигали усопших, чтобы некроманское зло не очернило их кости и не заставило служить темноте, но теперь эти мучения для вас и ваших мертвых братьев – закончились. Восславим Владыку, который прислал сюда меня и моих воинов. Вчера ночью мы поймали этого некроманта. Вот он – причина всех ваших ужасов и страданий. Это он призывал ваших покойных, творя из них мерзких нежитей! Так предадим его костру! Смерть ему! Смерть!

Толпа вокруг нас в экстазе завыла, заорала. Человек в клетке испуганно дернулся.

– Нам надо его спасти! – задумчиво произнес Велия.

– Угу! Интересно как? Все настроились на веселое представление с ним в главной роли, – Барга кивнул на клетку, – и, если мы испортим им праздник, могут спалить с ним за компанию и нас!

Колдун медленно оглядел беснующуюся толпу. Народ включился в подготовку предстоящей казни, таща в быстро растущую рядом с клеткой кучу все, что только могло гореть.

– У них нет ни одного мага!

– Да! Но зато их раз в десять больше, чем нас. План фуфло! Вел, мы с этим фраером круто попадем, и дело завалим! – покачал головой целитель.

(Да-а, быстро народ мои словечки перенимает, толи дело раньше было – ой ты гой еси, добрый молодец, Великий воин! Жуть!)

– А зачем его спасать? Ну и пусть себе горит! Нам-то он с какого боку сдался? – благодушно хмыкнула я.

Велия насмешливо посоветовал.

– Я ты вглядись повнимательней, может, кого узнаешь?

Скептически хмыкнув, я не поленилась, обошла клетку и попыталась разглядеть в этом грязном, затравленном существе хоть что-то знакомое. Задача сильно осложнялась стоявшими вокруг стражниками, не подпускающими никого ближе, чем на длину золоченых пик.

Пристроившись с боку, я, как ни щурилась, не могла узнать эту дрожащую кучу мусора. Пожалуй, все же Велия ошибся.

Что ж пойду, скажу ему об этом на свой страх и риск.

Вдруг казнимый поднял плешивую голову и на его лице в лучах солнца блеснули громадные, все в трещинах, очки.

– Степан?! – опешила я и, развернувшись, понеслась назад. – Вел, это же Степан! Его надо спасти! Ведь если он сгорит – все наши усилия впустую?

– Вот и я примерно о том же! – невозмутимо перебил меня колдун и повернулся к Барге. – Готов?

Тот кивнул, и Велия мгновенно затерялся в толпе. Недоуменно переглянувшись, мы с неразлучной парочкой остались стоять неподалеку от клетки. Барга успокаивающе нам махнул и пошел к длинному, наверное, самому главному здесь эльфу. Вскоре, среди снующей толпы раздался его зычный голос. Все притихли.

– Господин! Как хорошо, что вы не казнили этого некроманта и мы успели вовремя. Мы только что из дворца, вот новое распоряжение Владыки! – Барга торжественно развернул какой-то свиток, ткнул его под нос обалдевшему эльфу и, не дав прочитать ни строчки, свернул и сунул за пазуху. – Владыка хочет его перед казнью лично допросить! Вдруг он сторонник Теней?

– Вы кто? – насторожился долговязый.

Барга презрительно на него покосился.

– У вас проблемы со слухом? Мы из дворца! И просим немедленно освободить узника под нашу ответственность, чтобы препроводить его на допрос к Владыке Пентилиану!

– Простите, господин, но то, что вы просите – невозможно! – эльф как-то обреченно посмотрел на возвышающегося над ним великана.

– Что невозможно? – с легкой угрозой в голосе, дружелюбно поинтересовался тот. – Может, мы все же сможем решить эту неразрешимую задачу?

– Освободить это исчадие я не в силах даже по приказу Владыки. Иначе меня, да заодно и вас сожгут вместо него, – нервно выпалил эльф, кивнув на сжавшегося в комочек Степана. – Народ долго жил в страхе, а теперь, когда он одержим жаждой мести, сказать, что виновника всех их страданий и страхов забирает во дворец Владыка?! Не знаю как вы, а я боюсь!

– Значит дело только в народе? – ласково уточнил Барга.

– Да, только в нем. Они живут в приграничных землях, магией почти не владеют, должны сами защищать себя и свои семьи, вот и ожесточились! Почуяли кровь обидчика.

Барга молча, поклонился ему и отступил.

Перед клеткой уже выросла приличная гора хвороста. Народ, в ожидании веселья, не сводил глаз с долговязого. Тот сделал знак, и из толпы, с горящим факелом в руках, вынырнул молоденький эльф. Невообразимо гордый своей миссией, он торжественно, будто священную реликвию пронес его мимо возбужденных предстоящим действом эльфов и остановился неподалеку от Степана. Четверо аборигенов, подхватив клетку с археологом, шустро начали затаскивать ее на костер.

Вдруг над нами, неведомо откуда взялась и повисла серой громадиной, туча. Внутри ее темного брюха грозно ворчало и посверкивало. Первые холодные дождинки поубавили пыл поджигателей. Толпа недовольно заворчала.

– Это он колдует!

– Убейте его!

– Не дайте ему спастись!!

Длинный эльф подозрительно покосился на Баргу, но тот только пожал плечами и небрежно произнес.

– Воля Владыки исполнится всегда, хотите вы того или нет!

Меж тем, вопли нарастали. Стражникам, охраняющим клетку, все тяжелее было сдерживать напор возмущенных селян. Я заметила, что даже невозмутимый Барга, заметно нервничая, оглянулся, будто в поисках помощи.

Тут туча вылепилась в огромное лицо. Поводив свинцовыми бельмами глаз, словно разглядывая испуганно притихших эльфов, оно грозно пророкотало и для лучшего убеждения оглушило всех громом. Народ, от неожиданности, в испуге присел, а потом дружно бросился врассыпную. Из тучи посыпался град, дождь, а кое-где землю прошивали короткие молнии, придавая скорость даже самым медлительным. Но больше всего меня поразило то, что ни одна градина или дождинка ни разу не попала на нас. Мы стояли возле клетки, словно под куполом огромного невидимого зонта, а вокруг бушевала магическая гроза.

– Ну, я тогда пойду? – кротко поинтересовался топтавшийся рядом с нами всеми забытый эльф.

– Иди! – отмахнулся от него Барга. – Да, и лучников не забудь. Не вечно же им эту клетку охранять?

Вскоре непогода, разогнав мстительных селян, пошла на убыль. Туча постепенно рассеялась, и снова ярко засверкало поднимающее к полудню солнышко. Возле нас незаметно материализовался колдун.

– Ну, как? Несогласных с волей Владыки не нашлось? – он, довольно улыбаясь, подмигнул Барге.

– А ты где был?! Нас тут чуть не смыло, а наш предводитель в очередной раз куда-то делся! – напустилась я на него.

– Неужели ты меня не видела? – искренне удивился Велия. – Я тут, понимаешь ли, у всех на виду веселюсь, молниями кидаюсь, а некоторые Воительницы этого даже не замечают!

– В смысле?

«Ненавижу этого противного колдуна!»

Я окинула ледяным взглядом веселящихся мужчин, не понимая, что такого веселого они здесь нашли.

– Здорово ты их послал, надеюсь, долго будут адрес искать! У меня аж чуть уши не обсыпались. Еще и дождичком намочил! – басовито заржал Лендин.

Маг, едва заметно смутившись, небрежно спросил.

– Вообще-то это был старый ильениррье, ты его разве понимаешь?

– Да. Я ему перевел, когда Тайна на грозу отвлеклась. Вот только в одном месте заминка вышла. Что-то я не разобрал, что там было после слов «если догоню»? – Барга заинтересованно ждал ответа, но Велия, не рискнув вдаваться в объяснения, только покосился на меня и махнул рукой.

Лендин, ухмыляясь, закончил вместо него.

– Наверное, там было все, как всегда, т. е. кто, кого и подробное объяснение, зачем это нужно. Уж я в ругательствах толк знаю! Ну не мог наш интеллигент меня в этом деле переплюнуть.

– Так это ты, что ли, был той страшной рожей в тучке?! – до меня, наконец, дошло.

– Почему это, сразу – страшной? Тебя послушать, так хуже меня в этом мире никого нет! – возмутился маг и едко добавил. – Кстати, ты так убедительно прикидываешься идиоткой, что просто диву даешься!

– Почему же прикидываюсь? С кем поведешься, тем и станешь! – парировала я.

– Так, хватит! – перебил нас, готовых вцепиться друг в друга, Барга. – Пора освобождать из клетки последнего Великого, пока вы не поубивали друг друга!

Глава двадцать первая

Третьим будешь?

Извечный вопрос во всех мирах и параллелях

Лендин, подчиняясь приказу Барги, картинно поплевав на ладони, ухватил топор и принялся рубить крепкие прутья клетки. Степан сидел, тихонько постанывая, закрыв голову руками, вздрагивая при каждом ударе всем телом.

– Эй, Степа-ан! – позвала я.

Из клетки на меня уставились до боли знакомые, смешные очки. Они мне каждую ночь снились в разбитом виде и, разбитыми именно мной. Жаль, что меня кто-то опередил.

– Откуда вы знаете мое имя? – раздался дребезжащий голос, и тут я взорвалась.

– На всю жизнь оно мне запомнилось, перемещатель хренов. Фиг забудешь!!! Экспериментатор, мать твою!

Тут клетка разлетелась в щепочки, и Степан на подгибающихся ногах кинулся ко мне.

– Это вы! Ты! Мы…, Света? Нет, другая. Та… – он запнулся – Вы Таня, да?

– Угадал! – тоном голодного птеродактиля ласково пропела я. – И как только у тебя получилось нас сюда засунуть?

– Я не знаю! Волшебник! Да! Старик! Могила, сны! Я не верил, но хотел! А вдруг? Романтика! Жизнь! – залопотал он, понимая, что если не оправдается, то сегодня его все же сожгут не одни, так другие.

– Угу! И как? Нажрался романтики? Значит, старикан виноват? Как могилы грабить, добро народное воровать, так мы первые, а как виноватых искать, так нас нету! Пенсионеры его, видите ли, с пути истинного сбили! Ты хоть этого старикана в лицо помнишь? Узнать, в случае чего, сможешь? – сбавив тон, тряхнула я его за плечо.

– Век не забуду! – страстно вскинулся он. – Глаза, как у мартовского кота, желто-зеленым огнем горят, сам весь белый и борода. Во, вот досюда! – он чиркнул себя ребром ладони по впалой груди и нехотя добавил. – Все лицо закрывала, поэтому я его толком-то и не разглядел.

Я с усмешкой покосилась на Велию. Тот, прохаживаясь в сторонке, с интересом прислушивался к нашему разговору. Заметив мой взгляд, он подошел ближе и приветственно кивнул.

– А этот человек тебе никого не напоминает? – продолжила я допрос.

Степан внимательно посмотрел на Велию сквозь разбитые стекла очков, снял их, прищурился, затем вновь надел и неожиданно выдал.

– Нет! Впервые вижу! Там борода – во. Вот такая длинная была! Вот бороду я помню!

– Признавайся, – прошипела я ухмыляющемуся Велии на ухо, – зачем человека бородой запугал?

– Ага! – он не остался в долгу, ответив мне трагическим шепотом. – А ты подумай – столько лет не бриться! Я же все же не эльф, а гигиену в вашем мире магией наводить – себе дороже! Когда вернулся и увидел себя в магическом кристалле, сам чуть не испугался.

Я хихикнула, представляя нашего колдуна в роли деда мороза.

– Ладно! Это все конечно хорошо, – снова вмешался Барга, – но нам пора делать отсюда ноги, пока мстительные эльфы-селяне не решили все же сегодня кого-нибудь сжечь!

Услышав это, Степан намертво вцепился мне в руку.

– Только не бросайте меня здесь одного! Пожалуйста! Я домой хочу. У меня дома кошка голодная! Пожалуйста, помогите, не бросайте!

– Заткнись, немочь плешивая! А то щаз топориком тюкну, враз успокоишься! – выдержав, рявкнул Лендин. – Мало мне одного припадочного!

В ответ Степан икнул, посмотрел на гнома сверху вниз, перевел взгляд на его «топорик» и дрожащим голосом задал шикарный вопрос.

– Вы кто? Карлик?

Я только застонала.

«Это ж надо было такому в голову взбрести? Назвать карликом дядю, конечно, ниже среднего роста, но с огромными плечами и ручищами; обращающимся с огромным топором так же легко, как если бы это был перочинный нож»

– Да я тебя за карлика, урод, на мясо порублю, – возмутился Лендин, со свистом крутанув перед носом археолога топор.

– Да гном он, гном! – «успокоила» я Степана и тут же предупредила. – Но буйный! Так что ты иди себе, не ной, глядишь, все образуется. Никто тебя бросать не собирается! Не за тем спасали! Хотел по параллелям пошляться? Вот, кушайте – не подавитесь! А то, романтику ему подавай!

Степан побледнел и молча, засеменил со мной рядом, время от времени с опаской поглядывая на шагающего следом хмурого гнома.

Часть четвертая

Пустынные земли

Глава первая

По пустыне раскаленной,

Жарким солнцем опаленной

Динозавр шел огромный не спеша

Топ-топ топ-топ…

Из студенческого фольклора

Недружелюбное село вскоре осталось позади. Трава все больше попадалась жухлая, словно обожженная. А редкие деревья не давали прохлады. Казалось, что солнце с каждым шагом становилось все больше, все ярче, закрывая собой весь небосвод. Оно, опустошающим жаром, словно старалось напугать одиноких путников, заставив повернуть назад, не пропустив через невидимую границу своих владений.

Не выдержав водопада пота, стекающего по моему телу, я решила устроить небольшой стриптиз, наивно полагая, что редкие порывы горячего ветра принесут мне облегчение. Стащив ветровку, я повязала ее вокруг пояса, оставшись в одной майке, а джинсы, путем закатывания до колен, превратила в шорты.

– Ты знаешь, я бы на твоем месте не раздевался, – бросил Велия из-за плеча, – здесь солнце очень яркое, быстро обгоришь, возись потом с тобой.

– Ну, ты же не на моем месте. Кстати, вместо того, чтобы умничать, лучше бы тоже плащик снял. А то вдруг от жары мозги совсем слипнутся, кто мне тогда на нервы занудными нравоучениями действовать будет? – посоветовала я в ответ.

Колдун только хмыкнул и, не утруждая себя спором со мной, продолжил идти вперед. Через некоторое время я и вправду стала похожа на перезревший помидор. Пришлось признать правоту Велии. Под насмешливыми взглядами спутников я снова натянула ветровку, опустила штаны и уныло поплелась дальше. Вскоре захотелось пить, но я, не решаясь попросить воды, решила терпеть до ближайшего лагеря. Наивная!

Редкие, невысокие деревья закончились совсем.[13] Мы брели по колючей сухой траве, под безжалостно палящим солнцем казалось, уже вечность, а колдун все шел и шел.

– Все! Я больше так не могу! – первым сел на песок Степан. – Вы как хотите, а я больше и шагу не сделаю!

Велия с неохотой остановился и, оглядев наши измученные лица, подошел.

– Скоро вечер! Где думаешь остановиться? – хрипло спросил у него Барга.

– В четырех часах пути отсюда, там, – Велия махнул рукой в сторону горизонта, – будет пещера. Мы в любом случае должны туда дойти. Сам знаешь, ночевка в этих пустынях небезопасна.

Барга кивнул, соглашаясь, и поднес Степану небольшой пузырек мутноватой жидкости.

– На, выпей! Это придаст тебе сил.

Он взял, осторожно принюхался, и, расплывшись в улыбке, в три глотка выхлебал содержимое.

– Ну, как, полегчало? – я подошла, с любопытством разглядывая археолога.

Степан поднял на меня сияющий взгляд.

– Еще как! Можем идти хоть до утра! Дашь рецептик? – он подкатился к Барге.

Тот хмыкнул.

– А чего ж не дать, запоминай, коль охота. Зуб болотной гадюки, яйца черного паука и вытяжка дурман-травы. Учи да пользуйся.

Степан судорожно сглотнул и вытаращился на него.

– Это шутка?

– Кому как, – хохотнул Барга, – пауку и змеюке было не до смеха!

Ученый побледнел.

– Все, Велия, можем идти. Мне уже полегчало! – простонал он наблюдающему за ним магу и, глубоко дыша, резво отошел подальше от Барги.

Еще через пару часов пути впереди показалась гряда гор.

– Скоро дойдем! – успокоил нас Велия. – Еще часа полтора и на месте.

– Я больше не могу! – теперь заныла я, мешком падая на землю. От жажды умрешь, пока дождешься от них привала!

Предупредив порыв Барги, я, оттолкнула пузырек с мутноватой жидкостью, категорично заявив.

– И ядовитую вытяжку из яиц зубастого паука я пить не буду! Вон, над Степаном опыты проводите, ему полезно! Так сказать для адаптации!

– Татьяна, как тебе не стыдно! Выпей напиток и пошли, ты всех задерживаешь! И на вкус он не противный, наоборот, очень напоминает сидр, только горчит немного, – неожиданно начал стыдить меня Степан. – И вообще, с тобой тут все носятся как с писаной торбой, а ты этим и пользуешься!

– Ладно, хватит! Я ее понесу, – тоном, не терпящим возражений, произнес Велия, хотя возражать ему особо никто и не спешил. Все несколько опешили от такого самопожертвования.

С трудом подняв с песка челюсть, я не удержалась от ехидства.

– О, как это благородно с твоей стороны! А радикулит не разобьет? Все-таки двести семьдесят лет – шутка ли? Я хоть девушка стройная, но все же вес имею. И если что, ответного благородного жеста от меня не жди! Не та весовая категория! И в сиделки не пойду, даже не надейся! – Все! От смущения меня понесло. – А можно полюбопытствовать, как ты собираешься это сделать? Как всегда через плечо или на руках? Вообще-то мне больше нравиться на руках и быстро, чтобы ветер обдувал!

– Замерзнуть не боишься? – недобро сузил глаза маг и величественно развернувшись пошел вперед.

Барга покачал головой и неприличным жестом показал, по всей вероятности, длину моего языка. Ларинтен с гномом, воспользовавшись передышкой, выпили зелье выносливости, отсалютовав мне пустыми бутылочками, а Степан просто покрутил у виска. Я осталась сидеть на песке, разобидевшись на всех, и в первую очередь на себя.

Кто меня опять тянул за язык? Ну и ладно! Ну и останусь тут, пусть вам всем будет хуже.

Вдруг, я почувствовала, как что-то стало поднимать меня в воздух. Ощущение было, будто я болтаюсь в огромном невидимом сачке, на высоте, примерно, пяти метров.

Не буду сообщать все – то новое, что узнал о себе в тот день колдун, который, кстати, спокойно шагал дальше, не обращая ни малейшего внимания на мое недовольство, как впрочем, и все остальные.

Устав ругаться, я привыкла к своему висячему положению, и даже чуть-чуть вздремнула в прохладе наступившего вечера, поэтому приземление на спину хоть и с небольшой высоты, несколько ухудшило мое настроение.

– Тихо! – ворчливо перебил Барга мои потуги устроить Велии очередной скандал. – Ты ему потом все скажешь, если еще есть то, что он о себе не знает, а сейчас тихо! В горах нужно быть предельно осторожными.

– Ага! Снег башка попадет, совсем мертвый будешь! – вспомнил Степан, поглядывая на темнеющие изломы.

– Хватит рассиживаться! – Велия, заметно нервничая, не церемонясь ухватил меня за шиворот, поставил на ноги и торопливо пошел к нависающим над нами скалам. – Быстрее!

Глава вторая

Некромант некроманту рознь!

Заметки из большой книги магии

До ночлега мы шли недолго, примерно с час. За это время закатный свет уступил место мерцанию звезд, едва разбавляющему густые сумерки.

От подножия невысокой горы вверх уходила удобная, чуть мерцающая в темноте дорожка. Поднявшись, наш маленький отряд вышел на небольшую ровную площадку у гладкой, отвесной скалы. Тропинка здесь заканчивалась и исчезала. Мы заозирались в поисках обещанной пещеры.

– Блин, ну и куда ты нас завел, Сусанин! – я грозно повернулась к Велии.

– На очень приличный привал! – снисходительно улыбнулся маг, разглядывая скалу.

– Может мне выпить зелье зоркости, вдруг я увижу твою пещеру? – неожиданно поддержал меня злой и трезвый Ларинтен.

– А я вообще высоты, страсть как боюсь, – простонал Степан, пятясь к скале. – Господин… м-м, товарищ Велия, м-может, спустимся вниз и где-нибудь в п-песочке переночуем? А?

Колдун, насмешливо оглядев наши растерянные лица, хмыкнул.

– Неужели так хочется ночлег в теплой, сухой пещере со всеми удобствами променять на бессонную ночь с оружием в руках, – он кивнул вниз.

У подножия горы все явственнее слышался шорох, вой и тявканье. Иногда доносилось грозное рычание, а в темноте то и дело вспыхивали красные и желтые огоньки глаз. Мне стало страшно.

– Вел, ну давай, показывай уже, где твоя пещера? – заторопила я его.

Велия, кивнув, направился к стене, как вдруг, стоявший возле нее Степан, сделал шаг назад и с тихим вскриком исчез.

– Что за бес? – недовольно прогудел Лендин.

– На пещере заклятие неразличимости и она уже давно служит пристанищем, знающим о ней магам и эльфам. Пойдемте. – Велия пошел прямо на стену и тоже исчез.

– А-а-а! – сообразив, что к чему, хором протянули Лендин и Ларинтен и, взявшись за руки, решительно растворились в стене.

– Ну что, слабо стены головой проламывать? – ехидно поинтересовался у меня Барга.

– Меня гложут некоторые сомнения…. А если мы не пройдем? Вдруг застрянем? – я с опаской посмотрела на гладкую каменную стену и покосилась вниз, где все громче раздавалась какофония страшных звуков.

Бросив жалобный взгляд на Баргу, я в нерешительности потопталась у скалы. Тот шагнул ко мне, ободряюще взял за руку и как маленькую повел прямо на стену.

– Если застрянем, нас выколупают, будь уверена, но, на всякий случай, зажмурься.

Я послушалась. Мы сделали шаг, другой, третий.

– Ну, глаза-то открывай, а то так и уснешь стоя. – Барга легонько толкнул меня в бок. Я распахнула глаза и ахнула.

Мы оказались в небольшой полукруглой пещере, в которой практически не было слышно пугающих меня звуков. Изнутри стены пещеры казались прозрачными. В первое мгновение я даже подумала, что их нет. Наверное, здесь когда-то переночевал волшебник, страдающий клаустрофобией, превративший камень в стекло. С той стороны скалы поднималась синяя луна, освещая пустыню, открывшуюся за этой грядой. В ее мертвенном свете мне вдруг показалось, что там внизу не пустыня, а океан.

У прозрачных стен полукругом стояли эльфийские лежанки, а в центре уже жарко горел очаг, над которым висел закопченный котелок с закипающей водой.

– Располагайтесь, – проявил радушие Велия. – Этой ночью мы отдохнем!

Побросав мешки и оружие в угол, мы сняли дорожные плащи и полукругом уселись к огню. Пока ждали ужин, Барга вкратце объяснил всю ситуацию Степану. Тот только ахал и ежеминутно протирал треснувшие очки плащом Ларинтена, мирно дремлющего рядом.

– Ясненько! – наконец выдавил из себя Степан и утвердительно спросил. – Значит ты тот самый Велия?

Колдун молча кивнул.

– Больше тридцати тебе и не дашь, а я тебя тогда за старика принял!

– А он по нашим меркам и есть старикан, Степушка! – успокоила я археолога. – Велии уже около трехсот, а не тридцать!

Было приятно смотреть на обалдевшее лицо археолога.

– Сколько, сколько?!

– Ты не ослышался, – печально покивала я. – Здесь очень долго живут, и поэтому от нечего делать становятся то магами, то мудрецами. Грех за тыщу лет не выучиться, пульсарами пуляться!

– Дались тебе эти пульсары! – укоризненно рыкнул Велия, резанув меня взглядом исподлобья, и перевел взгляд на Степана. – Хорошо! С этой стороны, не без помощи Тайны, мы все выяснили, а теперь поведай мне, почему тебя хотели сжечь?

Степан, смутившись, начал свой путаный рассказ.

– Да ты понимаешь, после перехода очнулся я в лесу. Где? Кто? Куда идти? Непонятно. В голове сто вопросов – ноль ответов. Начал искать, где попить, что поесть, ну и вышел на местное кладбище тут и вечер настал. А мне что? Я мертвецов не боюсь, немало их в своей жизни повидал. Да и спокойнее они, живых-то. Улегся я, значит, на могилку и так мне стало одиноко! Я возьми да и позови. Ну, он и пришел!

– Кто пришел? – насторожился Велия.

Степан снисходительно пояснил.

– Мертвец!

– Как пришел? – не унимался Велия.

– Да так! Зашевелилась земля, и будто голос у меня в голове зазвучал: «Выпусти меня!». Мне, сказать по правде, жалко его стало, я и откопал. Вдвоем-то веселее, а он такой хороший…был. Песни мне пел!

– Кто? Мертвец?!

– Ага! Я его голос все время в голове слышал. Вот мы с ним ночь и провели вдвоем. Он сон мой охранял, Хозяином называл! А когда я утром проснулся, дал воды и ягод. – Степан всхлипнул. – Меня еще никто хозяином не называл!

– Замечательно! А откуда еще четверо взялись? – колдун, бесцеремонно перебив, направил рассказ в нужную сторону.

– Ну, понимаешь, – снова начал оправдываться Степан. – Жили мы с Тимом душа в душу.

– С Тимом?! – переспросила я.

– Да! Он мне Тимпалоном назвался, только я запарился его имя выговаривать, вот и сократил по-нашему. Да он и не против был! Шалашик мне построил!

– Ну, а дальше?

Степан грустно вздохнул.

– Прожили мы с ним вместе неделю, и он мне возьми да и предложи: «призови моих земляков, чтобы еще и они тебе служили». Ну а я что, против? Мне мертвые нравятся!

– Понятно! – Велия ухватился за голову и покачался. – И ты на радостях призвал все кладбище?

– Ну, почему все? Не все! Всего-то может быть, мертвецов двадцать поднять получилось. Многие не отозвались. А потом, на моих друзей охотиться стали. Лучники какие-то. Вчера пошли Тим с друзьями мне еду добывать и не вернулись! Жалко-о-о…. Я их ждал, ждал…. А потом пришла толпа, и меня посадили в клетку. – Он снова всхлипнул.

Я недобро прищурила глаза.

– А Тим случайно не такой: чуть выше меня, черный, парфюм с ног валит и клыки во? Ага! – я добродушно улыбнулась в ответ на оживленные кивки Степана и завопила, так что он зажмурился. – Еду, говоришь, пошел добывать? В моем лице? Да вчера твой Тимоша меня чуть не сожрал! Хорошо, Лендин подоспел, отмахались! Erlee tatmaa haty!!! Некромант хренов! Ой! – Все с интересом посмотрели на меня и я, подумав, закончила. – Maallamy hava!

– Ну? – выдержав эффектную паузу, ласково поинтересовался Барга. – И кто тебя научил так выражаться?

Проснувшийся Ларинтен покраснел до кончиков сальных волос, и украдкой показав мне кулак, принялся оправдываться.

– Да, как-то зелье искренности по ошибке принял, а тут она. Ну и привязалась: «научи да научи». Ну, я ей только самое цензурное! А так не отвязалась бы! А чего сразу я? Может, она от Велии нахваталась? Вон, как он сегодня на эльфов из тучки орал, заслушаешься!

– Ни хрена себе, цензурное! – хохотнул гном, пытаясь еще что-то добавить, но его перебил Барга.

– Тайна, откуда такая любовь к эльфийскому фольклору? – его голос зазвучал еще ласковее.

Ой, не к добру! Сейчас как выдадут мне часа два нотаций и поучений вместе с Велией. То-то он так довольно щериться! Предвкушает! Гад! Что ж, лучшая защита – нападение!

– А толку-то вас по-нашему материть? Вроде на всерасовом говорю, а не доходит! А вот стоило на вашем ильениррье разок ругнуться – пожалуйста! Сразу до всех дошло! – кинулась я в наступление. – И вообще, не отстанете, я еще и гномьи матерки изучу! Лендин, поможешь?

Угроза возымела действие. Под радостные кивки гнома все быстро оставили меня в покое, наверное, решив провести воспитательную беседу потом.

– Ну, что скажешь о нашем друге? – вернувшись к старой теме, Барга заинтересованно посмотрел на Велию.

– Да что тут говорить! Случай не поддается никакому логическому объяснению, – он повернулся к испуганно сгорбившемуся Степану. – Из-за твоего ремесла и лояльности к мертвым, наш мир сделал из тебя некроманта, но я не вижу в тебе темноты. Представляете? – Велия восторженно нас оглядел. – Он некромант, но на стороне света! Этого просто не может быть, это противоречит всем законам магии, но…. Короче и тут мы с вами в выигрыше!

– Вербуй, Степа, мертвяков на нашу сторону! – хлопнул того по спине Лендин. – А я тебя, вначале, пришибить хотел! Каюсь!

– Может, его и имел в виду Владыка, когда говорил, что один из призванных выберет темную сторону? – не удержалась я, бросив быстрый взгляд на Велию.

Он задумчиво кивнул.

– Вот и я о том же! Не нужно думать, будто пророчество сбудется от и до. Всегда есть варианты, как, например, со Степаном. Он всего лишь выбрал темное ремесло, но использовать его может и во благо Света.

– Так! Давайте, в конце концов, поедим, и на боковую, а то уже полночь близится, а нам на рассвете нужно выйти, – вернул всех в реальность усталый голос Барги.

Глава третья

Не буди лихо, пока спит тихо.

Очень умная народная мысль

Наевшись, мои спутники с наслаждением растянулись на лежаках и быстро уснули, а мне не давал покоя один вопрос. Я поворочалась с боку на бок, посчитала «прыгающих через забор» овечек, бесов, гномов; прислушалась к сонному похрапыванию спутников и села, решив на свой страх и риск обратиться за ответом к Велии.

Он лежал с закрытыми глазами, вытянувшись на спине, всего через один лежак от меня. Я тихо поднялась и босоногой тенью проскользнула разделяющее нас расстояние. Вот интересно, уснул он или нет? Я постояла около него, внимательно вглядываясь в спокойное, освещенное лунными бликами лицо. Босые ноги мгновенно заледенели, отдавая тепло каменному полу. Я с сожалением посмотрела на сиротливо брошенные у постели сапоги, но решила не возвращаться. Не хватало только кого-нибудь разбудить.

На соседнем лежаке беспокойно заворочался Степан. Я затаила дыхание. Смешно я, наверное, сейчас выгляжу: для полноты картины не хватает в руках окровавленного топора, ну, или кинжала. Проплясав в нерешительности, я набралась смелости, уселась рядом с колдуном и тихо позвала.

– Вел! А, Вел?

Его ресницы дрогнули, чуть сбилось дыхание, но он продолжал лежать, сонно посапывая. Для пущего эффекта я легонько коснулась царапины, чуть виднеющейся у него на щеке. Тут же сбоку почувствовалось легкое шевеление воздуха, будто к коже прикоснулись крылья ночного мотылька, и в шею что-то больно впилось.

Я замерла. Боясь пошевелиться, скосила вниз глаза, внимательно оглядев трехгранное лезвие блестевшее в лунном свете, и длинные пальцы мага, сжимавшие его черную кожаную рукоять. Раздавшийся вслед за этим яростный шепот напугал еще больше.

– Тьфу ты бес! Tatmaa veyda haati тебя, Великая! Какого… ты тут делаешь?! – Велия, рывком поднялся. Спрятав кинжал, он стремительно опрокинул меня на спину туда, где только что лежал сам и, усевшись рядом, прижал согнутой в локте рукой.

Обалдев от неожиданности, я некоторое время пыталась вырваться из этого капкана, но вскоре, оставив бесплодные попытки, тихо просипела.

– Я просто хотела у тебя кое-что спросить!

Воспользовавшись затишьем, он молча, резким движением разорвал шнуровку моей рубахи и, удерживая меня одной рукой, другой начал что-то лихорадочно искать у себя на поясе.

– Вообще-то тут свидетелей много, если что! – чувствуя в горле колотящееся сердце, запаниковала я и хрипло пригрозила. – Учти, я буду кусаться, а еще пинаться и царапаться. Короче, живой не дамся!

Я снова подергалась под его рукой, пытаясь наглядно продемонстрировать свои возможности, и приуныла. В ответ он только сильнее придавил меня к лежанке, абсолютно лишив возможности двигаться. Сильный, черт!

«Вот блин, и дернуло же меня пойти к нему ночью! Нет, я, конечно, понимаю, что он мне нравится, но пока еще не до такой степени! А вдруг он какой-нибудь маньяк? Только притворяется добрым. Во попа-ала! Господи, да о чем я думаю! Это же другой мир! Откуда я знаю, какие у них тут обычаи или законы? Вдруг то, что я к нему пришла, что-то означает? Ага! И мне это сейчас наглядно объяснят!!!»

Пока у меня в голове бушевала истерика, Велия все же что-то нашел. Склонившись, он повернул мою голову набок, осторожно приложил что-то холодное к моей саднящей шее и над ухом раздался е