/ / Language: Русский / Genre:sf_humor / Series: Аланар

Предсказанный враг

Татьяна Форш

Вот так всегда: только наладится жизнь, подрастут дети, как вдруг нарисуется охочий до власти родственничек… И придется нам снова вострить лыжи и отправляться в круиз по таким мирам… что не в сказке сказать, только в книжке прочитать. А что делать? Против пророчества не попрешь – нужно найти и обезвредить предсказанного врага!

2009 ru Snake fenzin@mail.ru doc2fb, Fiction Book Designer, FB Editor v2.0 17.07.2009 http://www.litres.ru Текст предоставлен автором 0e885fe6-c457-102c-a682-dfc644034242 1.5 Предсказанный враг «Издательство АЛЬФА-КНИГА» М. 2009 978-5-9922-0326-4

Татьяна Форш

Предсказанный враг

ПРОЛОГ

Разбуженная вскриком тишина

Ночной совою уплыла незримо…

И память в этой полночи брела

Тропою безымянных пилигримов.

А вой струился дымкой над рекой,

И каждый этой болью упивался

И месть искал в безумии слепой…

А тот, кто ждал той полночи, – дождался.

Тяжелый молот обрушивался на каменную стену, с каждым ударом откалывая крохотные камни. Руки, уже не чувствуя усталости, машинально поднимались и опускались, мозг считал мгновения до вечернего колокола.

– Шевелись, дохлятина! – Спину обожгла заговоренная жрецами плеть. Раны после нее не заживали неделями, гноились и дико болели. – Давай поживее маши руками, а то скоро отбой, а мы меньше всех руды набрали.

– Да, эти эльфы такие тунеядцы! Ненавижу их! Может, ему еще плетей добавить?

– Эй, беловолосый, ты как больше любишь: плетью по спине или кулаком в морду?

Невдалеке послышался крик, мерные удары и слившиеся с ними стоны.

– Ну-ка пойдем глянем, что там?

Мерзкие коротышки, смешно переставляя кривые ноги, побежали на звуки.

Что ж, тем лучше! Сейчас самое время заняться воплощением в жизнь своей мечты.

Стараясь не привлекать внимания, узник, постукивая по стене молотом, шаг за шагом приближался к жрецу – начальнику охраны.

Сегодня на карту было поставлено все: и долгие годы рабства, и издевательства гномов, и унижение от более сильных рабов. Все пережито лишь для того, чтобы свершить месть! Великую месть. Упоительную месть, лечащую все раны, заставляющую терпеть этот ад. Сегодня!

Оставшиеся несколько метров он, упав, прополз на коленях к давно заметившему его жрецу.

– О, благословенный Релен! Не прогоняй меня, недостойного! – Обычные слова приветствия были сказаны.

– Ну, что надо?

«Ненавижу! Знает все с точностью до слова, но будет мучить, пока не устанет! А если он сегодня не в духе, вообще может отдать стражникам! О Всевидящий, если ты есть, помоги!»

– Я прошу свободы! – Спина согнулась в ожидании удара, но его не последовало.

– Ты же знаешь, сколько она стоит!

– Да, я собрал. Я принес! – Рука, трясясь, протянула сделанный из грязной тряпицы мешочек. – Там ровно сто!

Жрец сгреб его и подкинул на ладони. Развязал. Заглянул.

Были! Были случаи, когда жрецы забирали выкуп и убивали каторжника. Это они тоже называли освобождением. Смотря на кого нарвешься!

– Угу! И сколько ты здесь?

– Почти шестьдесят лет.

– А к скольким годам тебя приговорили?

– К ста пятидесяти.

Жрец спрятал мешочек.

– Выкуп принят! Вот. Сумеешь воспользоваться – скатертью дорога! Не сумеешь – сдохнешь вместе со всеми!

В грязные, окровавленные ладони упал серебристый шар.

– Там сбоку кнопка. – Свистнула плеть, опускаясь на спину пленника. – Чего расселся, бес? За работу!

Его гневный рев заставил каторжника в ужасе отшатнуться и ужом скользнуть в темную расселину.

«Интересно, что это и как этим воспользоваться?»

Опасаясь коснуться кнопки, эльф спрятал шарик за пазуху – самое безопасное место. На выходе один стражник прохлопает по штанам, другой проверит рот и… Тут стоном Всевидящего раздался вечерний колокол. Заключенные траурной вереницей потянулись к главному выходу. Возле него всегда собиралась очередь, ожидающая, когда жрецы-стражи вывезут мертвецов, а после пропустят заключенных.

Вот и сегодня, простояв довольно долго, толпа наконец-то выплеснула его к сияющей арке.

– Ну, шагай! – Гном-стражник кольнул мечом, подталкивая к переходу.

* * *

Портал вынес заключенных на жилой этаж.

В старой горе, над шахтами, уже давно никто не жил. Лет шестьдесят назад, почти сразу как он попал сюда, гномы, опасаясь обвала, семьями покидали свои дома, и жрецы поселили здесь заключенных. Удивительно, как быстро пролетели эти годы, хотя первые десять каторжных лет показались ему тысячелетием.

Стражники, крадя короткие часы сна, заставили всех спуститься к мутному озеру. Абсолютно равнодушные ко всему существа, падая от усталости, безропотно скинули лохмотья, забрались в холодную воду и четверть часа тупо стояли, ожидая приказа.

Наконец пытка закончилась. Выбравшись на берег, узники натянули принесенные охранниками сухие и довольно чистые лохмотья и побрели на этаж, где располагалась кухня.

После скудного ужина, а заодно и обеда, выдав положенные зелья выносливости и здоровья, всех заключенных быстро загнали в каменные бараки и закрыли двери.

О Всевидящий, почему этот вечер длится вечность? Еще вчера он, падая на кровать, мгновенно засыпал, не слыша бессмысленных разговоров, недвусмысленных стонов и криков вечерней обязательной потасовки.

Он коснулся пальцами холодного металла шара и тут же их отдернул. Знать бы, как он должен сработать! А если жрец обманул и это ловушка? Жрецам вообще ни в чем нельзя доверять. Жалко, что он не владеет магией… Никогда не владел и даже завидовал изгоям-полукровкам. Пусть их боятся, ненавидят, но у них в руках мир. Мир силы!

Перед глазами встало ненавистное лицо. Сколько раз он представлял, как пронзает кинжалами эти надменные глаза. Сердце забилось в предвкушении мести, и в разбитое тело влилось восхитительное желание жить.

Наконец тишина удавкой задушила все звуки. Ненадолго взбодренные зельями тела, обессиленные каторжной работой, жаждали короткого сна как самой лучшей награды.

Что же хотел сказать жрец?

«Сумеешь воспользоваться – скатертью дорога, нет – сдохнешь вместе со всеми».

Думать, не спать!

Глаза закрывались, норовя погрузить мозг в короткий сон.

Он очнулся. Потряс головой.

Нет!

Мысль о том, что завтра снова предстоит вытерпеть весь этот ужас, прогнала дремоту.

Думать! Не спать!!!

Покопавшись, он вытащил припрятанную за ужином бутылочку.

Здесь зелья обязательно выдавали утром и вечером. Если пленник заболевал, его просто убивали, считая бесполезным тратить на него эликсиры, но их можно было купить у стражников за камни. Конечно, он покупал, чтобы выжить, поэтому и просидел здесь так долго. Иначе он бы уже давно скопил сто камней на освобождение.

Зелье влило силы в уставшее тело. Он сунул опустевшую склянку под лежанку и осторожно запустил руку за пазуху.

В ладони, опухшей от кровавых мозолей, оказался тускло поблескивающий в свете едва тлеющего факела шар.

Что же он означает?

Почему-то он верил, что жрец его не обманул, что это и есть путь на волю. Путь к мести.

– Эй, что это у тебя за игрушка?

Вкрадчивый шепот заставил дернуться, сжаться. Шар тут же исчез в лохмотьях.

– А твое какое дело? – Глаза подслеповато вгляделись в шевельнувшийся полумрак.

– Ну-ка, двинься, разговор есть! – Чья-то рука властно оттолкнула его к краю лежанки. – Так-так… Значит, ушлый эльф скопил себе на свободу? И что самое удивительное – получил ее!

Наконец-то он узнал голос. Полукровка, проживший здесь полвека. Говорили, что в результате какого-то несчастья он абсолютно лишился своего резерва силы.

Принес же бес!

– Бервуль, иди спать! Какая свобода? Зелий перепил?

Но даже равнодушный тон не смог обмануть седоволосого.

– Я знаю, что это!

Глаза эльфа широко раскрылись.

– И что?

– Не так быстро! А что я получу взамен? Мне тоже надоело здесь сидеть! Или бери меня с собой, или я всем расскажу о «Белом пламени». Поверь, гномам будет очень интересно узнать, как ты смог в обход охраны насобирать сто камушков.

– Vaalama haty!

– А вот это – на здоровье! Может, кого разбудить?

– Тише! Я хотел уйти сегодня, но не знаю, как мне может помочь эта штука.

– А чего тут думать? – Полукровка легко поднялся и жестом поманил его за собой.

Благодаря своему небольшому росту и довольно худощавой фигуре он беззвучной тенью пробрался мимо похрапывающих узников и остановился у стены.

– Я когда-то спал здесь. – Он кивнул на полусгнившую, пустовавшую лавку. – А теперь смотри.

Приподняв, Бервуль переставил один конец лежанки, подергал что-то, отодвигая, и снова поманил.

Любопытство, управляя мозгом, все решило само.

– Что там?

Откуда-то приятно и забыто пахнуло. Вспоминая, он с наслаждением принюхался к свежайшему морскому воздуху.

– За этой стеной – море. Только ночь не дает увидеть его в эту щель.

– Ну и чем хороша твоя мысль?

– Всегда знал, что эльфы дурные, но чтоб настолько? Активируем «Пламя» и в море! Ах да, я забыл – ты же не знаешь, как это сделать. Просто нажмешь на кнопочку, и полпещеры превратится в пыль. Только надо заранее спрятаться, чтобы не задело!

– И куда здесь прятаться? – Глаза встревоженно оглядели стройные ряды невысоких лежанок.

– Ты забыл сказать – меня берешь?

– Да, беру!

– Вот и славно! – кивнул Бервуль.

Эльф с удивлением смотрел, как неспособный к магии полукровка за секунду из воздуха выстроил прочную, каменную перегородку и уселся за нее.

– Давай садись! Нажимай кнопку и кидай «Пламя» к стене!

– А вдруг откатится?

– Не успеет! До взрыва три секунды!

Трясущимися руками он достал шар. Пристально вглядываясь в глянцевую поверхность, долго, безумно долго в полумраке не мог разглядеть проклятую кнопку. Наконец разглядел, а точнее нащупал. С трудом вдавил, вслушиваясь в хруст.

Три секунды!

Рука дернулась, отбрасывая шар, и эльф тут же съехал по шершавой стене, в кровь раздирая прикрытую лохмотьями спину.

– Закрой глаза и уши! – Шепот полукровки в мгновение отрезвил, заставив собраться.

Две секунды.

Шар ударился о стену, несколько раз глухо подпрыгнул, и… и ничего не произошло! А может, жрец обманул?

Одна секунда…

…и начался ад.

В первое мгновение он, забыв советы Бервуля, оглох от грохота и, словно пытаясь хоть что-то разглядеть, моргал ослепленными ярким светом глазами. И даже не увидел, а представил, как узники, еще вчера делившие с ним еду и кров, так и не проснувшись, превращаются в пыль.

Что ж… он был милосерден, подарив им свободу.

Миг, и в пещере снова воцарились темнота и тишина, в которую влился шум моря.

Бервуль выглянул за спасшую их стену.

– Порядок! Надо выбираться!

В коридоре послышались крики, топот ног.

– Быстрей! – Полукровка рывком поднялся и щелчком развеял в пыль созданную им стену.

Эльф обернулся и замер. Часть пещеры просто исчезла. Пол обрывался, будто срезанный сразу у его ног.

Загромыхала перекладина, запирающая дверь.

– Быстрей! – Бервуль вцепился в его руку и дернул за собой, шагая в пустоту.

Холодная черная бездна сомкнулась у них над головами после бесконечного падения.

Часть первая

КАНУН ЛУНОСТОЯНИЯ

Обрученные в печали

одинокими ночами

забывают то, что сами

обрекли себя искать

чье-то счастье… И слезами

безутешными. Глазами

золотистыми. Часами

бесконечными молчать.

ГЛАВА 1

Удар, еще удар! Прыжок в сторону, кувырок!

Надо же, еще лет пять назад он был неуклюжим увальнем. А сейчас…

Меч, очертив полукруг, только вжикнул у меня перед носом.

Ни фига себе! Что-то я зазевалась! С этим парнишкой нужно быть повнимательнее! Достаточно уже того, что он в азарте боя порезал мне бок полгода назад. Правда, моих сил хватило, для того чтобы затянуть рану до возвращения домой, но все равно ему не удалось отвертеться от двухчасовой лекции его отца.

Отпрыгнув от летящего лезвия, я не смогла удержаться от ухмылки, вспоминая мужа.

– Ну что я опять не так сделал? – Меч, кувыркаясь, полетел в траву. Дариан обиженно фыркнул и плюхнулся на землю.

– Для начала: тренировку еще никто не отменял!

Я уселась рядом. Сын исподлобья бросил на меня пытливый взгляд, проверяя, не сержусь ли. Н-да, в гневе меня может терпеть только Велия и то потому, что так обхохмит все, что на разборки уже не остается ни сил, ни желания. – И в конце концов, когда ты научишься выдержке? Будущему правителю надо быть мудрым, сильным и спокойным.

– Ой, мам! Меня отец уже достал своими нотациями, еще ты! Давай хоть, пока его нет, отдохнем от поучений.

Я хихикнула и обняла его за плечи. Месяц назад моим детям исполнилось шестьдесят. Но на вид я бы могла дать им всего лет одиннадцать-двенадцать. Просто в мире Аланар, где я все эти годы и проживаю, время течет совсем по-другому. Что уж тут говорить! Скажу по секрету, мне уже восемьдесят два года, а моему мужу – у-у-у, короче, столько не живут! Но вопреки всем законам и здравому смыслу никакие изменения в здоровье и внешности нас не затронули. Велия отрастил волосы и теперь изображает крутого мага-правителя, но время от времени, пока никто не видит, заплетает косу, утаскивает меня на боевую арену и… Короче в такие, слава богу, редкие дни я могу только доползти до кровати. Зато муж доволен и счастлив и, сидя перед горящим камином, рассказывает детям о том, как «однажды, давным-давно, в далекой-далекой стране, мы с вашей мамой…»

Улыбнувшись, я поворошила густые, темные волосы сына. Он поднял на меня глаза.

– Мм?

– Может, пойдем домой?

После того как во время последней операции по моему спасению Велия разрушил дворец, место жительства монархов, то бишь наше, сменилось. Если раньше дворец представлял собой гигантский дом в три этажа и в два крыла, в котором, словно в муравейнике, жили все кому не лень, то теперь, не без моих уговоров, муж построил небольшой двухэтажный дом, куда мы и перебрались после рождения малышей.

А дворец продолжал стоять там же, только сейчас он выполнял скорее функции музея, мэрии Великограда и тюрьмы.

– Так как насчет того, чтобы пойти домой?

Дар пытливо посмотрел на меня.

– Ну, если честно, то я уже напрыгался!

– Я тоже! Кстати, а когда ты неделю назад провожал отца, он тебе что сказал? Когда вернется?

Сын пожал плечами.

– Они с дядей Крендином собрались к северным границам. Вроде там какие-то проблемы, Между прочим, он был сильно недоволен тем, что ты не взяла с собой «Око Всевидящего» и не сказала, куда направилась.

– Да вроде сказала! – Я нахмурилась, пытаясь вспомнить, о чем мы говорили накануне утром, но в голову лезла легкомысленная чепуха. – Кажется, я ему сказала, что пойду к Светке?

– Хм, ты это у меня спрашиваешь? Когда они собирались уходить, дома была только Санька, а потом пришел я. Как раз к тому моменту, как они открыли портал. Короче, он сказал: плюс-минус неделя.

– Что?! Так это он, может, только через неделю вернется?

– Фу, хоть отдохну! А то с вашими тренировками и уроками магии никакой жизни! Украли вы у меня детство, родители!

Я с гордостью отвесила ему легкий подзатыльник. Мой сынок!

– Ай, ну и чего ты дерешься? У тебя вон мультики были, кино, а я, как дурак, только мечами маши да заклинания зубри! А мне всего шестьдесят!

– Да-а… И не говори! Не надо было тебя магии учить. Кто подушку в корзака[1] превратил? Да еще поставил заклинание на время? Естественно, она начала прыгать в самый неподходящий момент! И мы с твоим отцом, вместо того чтобы продолжать спокойно… гм… спать, вынуждены были ее ловить! Что ты ржешь? А кто Крендину сделал резиновый топор и он гордо сдулся? Его же тогда чуть инфаркт не хватил! А дедушке на приеме хвост кто отрастил? Он еще удивлялся, что это все гости принялись усиленно кашлять и краснеть!

Сын без зазрения совести хохотал. Я присоединилась к нему. За этим занятием нас и застала Саниэль.

– Мам, там тебя из Винлейна тетя Света зовет. – Дочь была копией отца. Даже улыбались они одинаково.

– Куда?

– К городскому порталу.

Вздохнув, я с неохотой поднялась. Если «тете Свете» нужна была моя компания, она находила меня везде, а уж скрыться во дворе родного дома так и вовсе не получалось.

– Ладно, идите в дом, там ваша няня уже, наверное, ужин приготовила, а я, как узнаю, что Светке надо, сразу вернусь.

Выйдя за ограду, я решительно направилась во дворец. Если честно, терпеть не могу это сооружение, особенно после того, как в нем сожгли сотни две людей. Конечно, тогда было не до выбора: или мы их, или они нас. И все же…

– Госпожа! – Стражник открыл передо мной тяжелые двери. – Вас ждут.

Не утруждая себя ответом, я заспешила по лестнице. Городской портал находился на третьем этаже, в летнем саду, но добраться до него всегда было проблемой. Пройдя до конца длиннющего коридора, я поднялась по бесконечной лестнице с высокими ступенями, вошла в арку и огляделась.

– Свет, ты тут?

Подруга все эти годы весело и счастливо жила с Владыкой Эльфийского союза, а по совместительству моим свекром. Она родила ему за шестьдесят лет брака четырех дочек, которых он нежно обожал, но все же не упускал случая поворчать, что теперь вся казна уйдет на приданое.

– Тань, я здесь. Привет! – На лавочке рядом с фонтаном, довольно улыбаясь, сидела Светка.

– Ты уже ко мне неделю не заглядывала! Что-то случилось? – Я подсела к ней.

– Ничего! Просто надоели все. Захотелось твоего общества, вот и пришла.

– А-а, ну это хорошо! Как дети, Владыка?

– Нормально! Он сейчас забрал их на какое-то магическое представление.

– Понятно. А ты вроде эти магические представления уже видеть не можешь? Да?

– Ну что-то вроде! Как Вел?

– Надеюсь, хорошо!

– В смысле? – Глазки Светки загорелись в предвкушении очередной сплетни, но я ее разочаровала.

– Неожиданно уехал с Креном куда-то на границу, как раз в тот день, когда я была у тебя. И если бы ты зашла ко мне не через неделю, а раньше, то уже давно бы об этом знала. Свет, ну тебе не стыдно? Тут в гости сходить – раз плюнуть!

– А сама что не приходила?

– Тебя ждала! – выкрутилась я.

– А-а, ну-ну! Боишься моих неугомонных деток? – хихикнула она и поморщилась.

– Что? – Я настороженно заглянула ей в глаза.

Она смутилась.

– Да ничего особенного! Просто пытаюсь все-таки подарить Владыке наследника.

Я вытаращила глаза.

– Опять?! Ну, Свет! Тебе надо медаль дать. За отвагу!

Подруга улыбнулась.

– А ты? Не хочешь снова поэкспериментировать?

– Господь с тобой! Мне одного эксперимента на всю жизнь хватило! Хорошо, что сразу после рождения детей Хева меня кое-чему научила! И вообще, зачем Велии еще дети? У него уже есть наследник, и даже не один.

– Да! Тебе повезло с двойней! Я всегда говорила, что ты счастливая.

– Хватит меня смущать! – фыркнула я.

– Ну вот, Тань, с тобой поговорила, и сразу на душе стало легче.

– Интересно, кто из нас кому психотерапевт?

Светка улыбнулась.

– Ладно, Тань, пойду. А то мое многочисленное семейство меня потеряет. Владыка объявил бал на это луностояние. Давай приходи! Вот там-то мы от души и наговоримся!

– А если Велия не вернется?

– Ну и что? Он всегда был варваром, что ему какие-то балы? Приходи без него! Это же первый бал для твоих детей!

– Когда?

– Через два дня.

– Договорились! – Я постояла, пока подруга не исчезла в кругах портала, и пошла домой.

ГЛАВА 2

Вечер пролетел как обычно.

Сначала был ужин, потом воздушный пирог, приготовленный Вирой. Замкнутая девушка-полукровка появилась у нас давно и совмещала обязанности няньки и поварихи нашего семейства.

После я еще часа три сидела в саду с детьми, занимаясь пересказом фильмов моего уже порядком позабытого мира. По-моему, такие рассказы нравились моим чадам даже больше, чем мемуары их отца.

– Мам, а расскажи еще что-нибудь, – зевнув, попросила Саниэль.

– Ага, мам, а что дальше было с принцессой Леей и капитаном Соло?

– Хм, об этом не худо было бы спросить у Лукаса! – хмыкнула я. – И вообще, сколько можно рассказывать одно и то же? У меня есть и другие интересные сказки!

– Про очкастого мальчишку-волшебника?

– Ну не только!

– А чем тебе не нравится эта сказка? – тут же проснулась дочь и затеребила меня: – Мам, а правда, расскажи!

– Ну уж нет! Сначала выясните, что вы хотите слушать, а потом в очередь с предложениями! Кто будет себя лучше вести, тот и услышит выбранную им сказку. Но только не сейчас! – остановила я их благородный порыв. – На сегодня лимит сказок исчерпан!

– Мам, ты так непонятно иногда говоришь. – Дар украдкой подмигнул сестре. – Короче, ничего не понятно, но ясно только одно! Ты мечтаешь, чтобы мы услышали еще одну сказку, но не знаешь, как об этом сказать. Я даже соглашусь на очкастого волшебника…

– Ты прекрасно понял, о чем я хотела сказать, а теперь – спать!

Не слушая недовольное пыхтение, я проводила их в спальню. Когда мои детки улеглись, предварительно повоевав подушками, изображая джедаев, и выпросив по куску пирога, ссылаясь на жуткий голод, наступила полночь. Пожелав им спокойной ночи, я наконец-то пробралась в свою спальню. Из здоровенного окна в комнату лился зеленоватый лунный свет. Не раздеваясь, я растянулась на кровати и тут же растворилась в волнах сна.

* * *

«Надо доплыть!» – билась в голове единственная мысль.

Холодная вода сковала тело, выпивая силы, туманя разум. Впереди светлым пятном маячил Бервуль. Боясь потеряться в плотном тумане, эльф плыл за ним, словно на свет маяка.

А может, они уже заблудились и плывут куда-то в открытое море? Хм, глупо было бы погибнуть в двух шагах от свободы, от мечты, от мести!

Вдруг бок задело что-то скользкое и большое. Тело испуганно дернулось. Ноги и руки заработали быстрее.

– Бервуль! Меня что-то коснулось!

Полукровка затормозил, перевернулся на спину.

– Хорошо, что мы не ранены! Морские твари очень хорошо чуют кровь.

Эльф передернул плечами. Соленая вода обжигала иссеченную кожу.

В голову змеей проникло воспоминание о плетях жрецов, одним ударом рассекавших кожу до мяса.

Рука в гребке коснулось чего-то склизкого и холодного.

– Бервуль! За нами увязалась какая-то тварь! Помоги, отпугни ее!

Полукровка подплыл ближе:

– И что мне за это будет?

– Ты не понимаешь? Тебя же тоже сожрут!

Бервуль хохотнул.

– Подавятся!

– Я дам тебе денег, много, титул. Ты будешь жить во дворце. Я… я наследник эльфийского престола!

– Да ладно, хватит заливать!

– Я клянусь! Я… Как я могу тебе это доказать посреди океана?

– Ладно! – Седоволосый решился. – Я спасу твою жизнь, но если ты меня обманул – убью сам.

Вдруг эльфу показалось, будто его посадили в бочку. Сразу стало теплее. Больше ничто не тревожило пугающими прикосновениями. Он даже впал в забытье и очнулся только тогда, когда волна вышвырнула его на каменистый берег.

– Слава тебе, Всевидящий, доплыли! Теперь нужно бежать, прятаться.

– Я думаю, что нас никто искать не будет. Стражи – не маги. Они не поймут, все ли узники превратились в пыль или кто-то спасся. А когда прибудет дворцовый маг, все следы развеются. Улик никаких. Но все же ты прав, нечего разлеживаться. Надо уйти от этих гор как можно дальше! – Бервуль подошел и протянул ему руку. – Или ты решил вернуться?

Мысль о пережитом кошмаре влила в истощенное тело силы, заставляя эльфа подняться и, пошатываясь, пойти вслед за полукровкой.

* * *

Я очнулась, тупо таращась в перекрещение теней, странным узором лежавших на потолке.

Какой непонятный сон… Словно я где-то видела одного из плывущих… вот только где? Хотя глупости… Наверное, этот сон навеял последний кусок пирога, которым соблазнили дети. Или, может, это из-за одежды?

Стянув рубашку, я осталась в майке, но на штаны сил уже не хватило. Закрыв глаза, я снова провалилась в сон, правда, на этот раз снилось что-то воздушно-легкомысленное: Велия, дети, праздник, бал в Винлейне, чьи-то руки, губы.

Мм… шикарный сон… Где же партизанит мой муж? Границы он поехал проверять! Мм… очаровательный сон и… и такой реальный?

Я окончательно очнулась. Извернулась и, сцапав под подушкой кинжал, прижала лезвие к боку незнакомца.

– Тихо. Тихо! Это я! – услышав шепот мужа, я чуть не выругалась, отдавая ему оружие.

– Как ты меня напугал!

* * *

– Когда ты успел вернуться? – Я лежала у него на груди, вдыхая чудесный запах полынной свежести. – И главное, зачем нужно было куда-то уезжать?

– Я с порога сразу к тебе, значит, вернулся, мм… часа два назад? А уехать – пришлось. На границе с Ханством Бесов какая-то нежить завелась и терроризировала маленький городок. – Он зевнул. – Устал – жуть!

– Заметила! – фыркнула я. – А мне Дар сказал, что ты вернешься только через неделю…

– Да мы всех восставших тихо-мирно пожгли. Кто их вызвал – тоже радуется загробной жизни. Так что пока все спокойно и я весь твой!

– Что ж, мне льстит такое пристальное внимание вашего величества.

– Чтобы я надолго оставил без внимания такую красавицу? Сама подумай, вдруг украдут?

– Самоубийц пока не нашлось, и единственный, кто на меня позарился за эти шестьдесят лет, был вместе с тобой.

– Кстати, заметь, он до сих пор не обзавелся своим домом! А ведь ему уже… триста десять?

– Ревнуешь?

– Ну, вода и камень точит!

– Вел, перестань! Что-то ты с ним переобщался! Он, наверное, каждый день вспоминал, как я ему тогда отказ топором объявила?

Муж тихо рассмеялся и перекатил меня на спину.

– Если бы мне так отказали, я бы точно не забыл!

– Перестань, и хватит меня смешить! Меня сегодня дети так убегали, что в эти предутренние часы я хочу немного поспать и вообще… – я замолчала, отвечая на его поцелуй, – у меня больше нет сил находиться в этом мире.

– А вот это мы сейчас и проверим!

– Прекрати, изверг, скоро уже рассвет!

– Ну и что? Выспишься утром…

– Дети не дадут! У меня утром на арене разминка с Даром.

– Дара я возьму на себя!

– Мм, ну считай, что убедил!

– Мне нравится такая сговорчивость! – Его губы скользнули вниз по моей шее, заставив стаю мурашек резво промаршировать по коже от волос до пят. – Как я по тебе соскучился!

ГЛАВА 3

– Мам, уже утро! Хватит спать! Вставай!

Дверь распахнулась, и звонкий голосок дочери прозвенел рядом со мной.

Рука дернулась, с облегчением нащупав укрывающее меня одеяло. Я приоткрыла один глаз.

– Что случилось, Сань?

Она бесцеремонно упала рядом со мной на постель.

– Да в том-то и дело, что ничего! Папка вчера вернулся, а сегодня уже в такую рань увел Дара на арену. А я одна! Мне скучно!

Я зевнула.

– Ну иди повышивай!

– Уже! – Дочь протянула мне узорчатую тряпочку.

Так я и знала – поспать не дадут!

Я перевернулась на спину. Натянув повыше воздушное одеяло, я, словно не замечая ехидного взгляда дочери, уселась, взяла рукоделие, внимательно изучила и подняла на Саниэль глаза. Она виновато опустила голову, но тут же вскинулась:

– Если не нравится, отдавай обратно!

Приятно видеть, что дочь хотя бы характером пошла в меня.

– Нравится. Как колдуешь! Эта тряпочка иголки даже в глаза не видела! Не нравится то, что врешь!

– Терпеть я не могу это вышивание! – вспылила она.

– Ну так пошла бы с Даром и отцом!

– Он не хочет меня учить! Даже кинжалы в руки не дает! Говорит, что я должна оставаться принцессой, а воительницы с него и одной хватит! Тебя!

– Так прям и говорит?

Дочь замолчала, понимая, что ляпнула лишнее.

Н-да, поспать, как я и предполагала, не дали!

* * *

Вскоре мы вышли на арену и некоторое время наблюдали за боем. Кстати, тренировкой я бы это шоу назвала в самую последнюю очередь. Мои мужчины рубились так, что с лезвий коротких мечей летели золотистые искры, рассекая полумрак арены. Казалось, что Велия совсем не поддается сыну.

Я замерла, когда лезвие пролетело в сантиметре от горла отшатнувшегося Дариана.

– Мам, я тоже так хочу! – Для Саниэль все это было зрелищем, игрой.

– Научишься, не переживай! – отмахнулась я и, не сводя глаз со сражающихся, направилась к ним.

– Эй, мам! – Заметив нас, сын увернулся, отбил удар и шагнул ко мне. – Доброе утро!

– Вы тут что, поубивать друг друга решили?

– Мам, просто отец дал мне зелье, и так все стало классно получаться! Супер! Я – Бетмен! – Сын, метнув, ловко вогнал меч в стоявшее неподалеку чучело.

– Гм, ну до Бетмена тебе еще далеко! – Я грозно развернулась к мужу, сосредоточенно разглядывающему меня. – Велия, какие зелья? Ребенку всего шестьдесят лет месяц назад исполнилось! Особенно если вспомнить ингредиенты этих зелий! А как же насчет того, что в нем течет эльфийская кровь? Хочешь из него наркомана сделать?

– Во-первых, зелья дают привыкание только чисто эльфийской крови, а в нем ее всего четверть! А во-вторых… – Велия обернулся к детям. – Дар, бери-ка Саниэль, и идите на пруд! Теперь мы потренируемся с вашей мамой!

Вот блин! Встряла!

Покосившись на отца, сын криво мне улыбнулся, цапнул за руку сестру и быстро вылетел за двери.

Какой черт опять дернул меня за язык!

Велия, не выпуская из рук оружия, выдернул из чучела меч Дариана и бросил мне. Поймав его, я встала в стойку.

– Любимая, как я посмотрю, тебя даже на неделю нельзя оставить. Сразу забыла все хорошие манеры! – начал Велия, уверенно прохаживаясь вокруг меня. – Хочешь сказать, что я впустую потратил шестьдесят лет на твое воспитание?

Короткое лезвие молнией метнулось ко мне. Я еле успела отбить и тут же нанесла прямой короткий, пробивший пустоту. Словно муж там и не стоял.

– Н-да, как я погляжу, эту неделю ты если и тренировалась, то чуть! – Удар, еще удар. Поворот. Опять чуть не пропустила! Конечно, они тут час разминались, допинг приняли, а я только проснулась, можно сказать, еще даже не завтракала! – Для начала, родная, хочу напомнить тебе пару истин.

Все, достал!

Тренировочный меч словно стал продолжением моей руки. Ударить. Отступить. Ударить. Развернуться. Отбить. Ударить. Наше оружие, разбрызгивая искры, снова с лязгом столкнулось, и тут я встретилась взглядом с его ставшими янтарными глазами. И словно очнулась. Сделав неуловимое движение кистью, он выбил мой меч и, запустив его в полет, обидно прижал холодное лезвие клинка к моему горлу.

– Запомни. Детям во время моих уроков не грозит опасность. Я лучше знаю, что нужно моему сыну, чтобы он был всесторонне развит и не попал в такую же ловушку, как я. Тем более если ты забыла пророчество Нирьяны, то я его, увы, помню! И если так вышло, что у меня всего двое детей, – меч так надавил на горло, что на мгновение мне стало страшно, – я бы хотел оградить их от всех бед и несчастий! А еще постарайся не забывать, что они уже достаточно взрослые, чтобы понимать все, что вокруг них происходит, поэтому не нужно в их присутствии высказывать мне свои бредни. – С секунду побуравив меня взглядом, он развернулся и, с силой всадив меч в чучело, пошел к выходу, как ни в чем не бывало бросив: – Почисти и сложи оружие на место!

Угу! С возвращением!

* * *

Спустя некоторое время дверь приоткрылась, и на арену заглянула Саниэль.

– Мам, ты здесь? – Поискав, она нашла меня глазами и торопливо выпалила: – Папа велел передать, что через десять минут он будет тебя ждать у городского портала. Ты успеешь?

– Зачем?

– Кажется, вас ждут в Винлейне.

– Не было печали! – Незаметно смахнув злые слезы, я обернулась к дочери. – Как думаешь, стоит переодеваться?

Она, подозрительно нахмурившись, оглядела мою свободную линялую рубаху, заправленную в подобие бриджей мышиного цвета, и прищелкнула пальцами.

– Вот так, я думаю, будет более соответствовать твоему настроению.

Я оглядела темно-серую блузку и черные обтягивающие брюки, идеально сидевшие на мне.

– Неплохо! Опять иллюзия?

– Нет. Бытовая магия. Ты же не успеешь переодеться, а в таком виде идти в Винлейн… – Заметив мой выжидающий взгляд, она поспешно закончила: – Взяла из твоей гардеробной.

– Но у меня такого костюма не было… – Я замолчала, припоминая, что Светка действительно дарила мне нечто подобное.

– Вот-вот! Ты даже не знаешь, что у тебя есть!

– Ладно, не ворчи! Скоро станешь такой же занудой, как и твой отец! Хотя тебе до него еще далеко! Он у нас ценность. Его в музей надо поселить. К мамонтам!

– А что такое «музей» и «мамонтам»? – хихикнула дочь.

– Так, все! Мне некогда! Потом объясню! – Не вдаваясь в подробности, я выскользнула за дверь и пошла к дворцу.

Успею. Подождет!

Интересно, зачем мы понадобились в Винлейне?

Вдвоем?

Днем?

ГЛАВА 4

Муж, одетый в черный костюм, в нетерпении прохаживался возле портала. Косу он так и не удосужился расплести, а если учесть, что в таком виде он ходит только на арену…

От недоброго предчувствия у меня похолодело в животе. Давно забытое чувство!

– Что случилось?

– Не знаю! – едва скользнув по мне взглядом, буркнул он. – Отец по «Оку Всевидящего» велел срочно прийти. С тобой!

– А что – это так удивительно? Действительно, кто я такая! Может, я лучше здесь посижу, коровник почищу, твой меч наточу? Все равно у меня ни манер, ни воспитания…

Велия, с шумом выдохнув, схватил меня за руку и чуть ли не силой втянул в портал.

– Я уже просил – не заставляй меня выслушивать твои бредни! Просто помолчи! – рыкнул он, едва мы вышли в Винлейн.

Я пожала плечами и обиженно зашагала рядом.

Что это с ним сегодня? Неужели обиделся за то, что я ему выговорила за Дариана? Но он должен понять, что я волнуюсь за детей не меньше!

Вскоре мы вышли в тронный зал.

Хм, я здесь не была, наверное, уже три луностояния. Хотя, впрочем, ничего не изменилось.

В зале помимо Владыки и Светки толпились еще десятка три эльфов. Конечно же все какие-нибудь главные советники! Не успели мы подойти, как Владыка с искренней скорбью обнял сына.

– Велия, случилось несчастье!

Кто бы сомневался!

Я встретилась со Светкой глазами и вопросительно вскинула подбородок. Она качнула головой – потом.

Наконец Пентилиан отлепился от Велии.

– Мне сегодня утром сообщили, что сосланный мною на каторгу за противоправные действия в отношении королевской крови мой племянник Люминель из рода Вейленса был убит неизвестными. А точнее был превращен в пепел вместе с остальными узниками из-за неосторожного применения «Белого пламени».

Велия нахмурился.

– Это точно?

– Точнее не бывает! По моей просьбе король Сбрендин послал на место происшествия придворного мага. Тот сделал слепок событий того, что было в момент и после активации «Пламени». Никто не выжил!

Мы со Светкой переглянулись.

«Мерзкий тип».

«Ага, от него всего можно было ожидать».

«Хорошо, что он умер».

«Может, закатим праздник сегодня в какой-нибудь кафешке?»

«Ты же знаешь мне нельзя!»

«Вот так всегда! Ладно, я буду пить, ты платить!»

Ну или что-то в этом духе промелькнуло в наших глазах.

– Может, мне туда съездить, убедиться самому?

– Зачем? Я доверяю придворному магу Сбрендина, тем более ты там уже ничего не увидишь. Это произошло вчера, где-то в двенадцать ночи. Пока ты туда доберешься, вся грань событий сотрется по истечении времени.

Велия посмотрел отцу в глаза.

– Значит, это не он?

Владыка улыбнулся.

– Не он! И вообще, пора уже забыть о том дурацком предсказании! Кстати, я жду вас всех на Балу Осеннего Луностояния. Это же первый бал для моих внуков!

Велия поморщился.

– Я и забыл. А может…

– Никаких отговорок! Им уже шестьдесят. Самый возраст привыкать к придворной жизни. И кстати, ты мне будешь нужен. – Владыка развел руками в ответ на вопросительный взгляд сына. – Хочу назначить одного достаточно симпатичного мне эльфа на должность главного советника.

Велия удивленно вскинул брови.

– С чего вдруг? Ты так долго обходился, довольствуясь Королевским советом.

– Обходился… все надеялся, что Мириэль вернется, но, видимо, его уже нет в живых!

Велия задумчиво кивнул.

– Приду. Точнее придем. Мне и самому с тобою хотелось кое-что обсудить.

– Чудесно! Значит, завтра.

– Завтра. – Велия криво ухмыльнулся. – И если это все «печальные новости», то мы пойдем.

* * *

– Вел, а кто этот Мириэль?

Спустя некоторое время мы уже выходили из городского портала в Великограде.

– Да был у отца лет сто назад главный советник: расчетливый, умный. И однажды просто исчез. Отец все ждал, что он вернется.

– Понятно. – Не желая забивать голову дворцовыми делами, я примирительно взяла его под руку. – Может, пойдем выпьем вина за упокой души твоего родственника? Кстати, вы с Владыкой его что, боялись?

– Опасались, – поправил Велия и пояснил: – После предсказания Нирьяны придворные маги просчитали абсолютно всех, кто мог хоть как-то повлиять на исполнение пророчества. Так вот. Он был первым в списке.

– Но он же был на каторге!

– Но он же должен был освободиться!

– Через девяносто лет?

Муж раздраженно передернул плечами, высвобождая руку.

– Какая разница, когда сделать гадость? Сейчас или через сотню лет?

– Да он дурак! У него бы мозгов не хватило!

– К счастью, мы этого не узнаем! И нечего переливать из пустого в порожнее. Теперь он для нас угрозы не представляет!

– Вот вы где! – В сад заглянула улыбчивая физиономия Крендина. – Ребятня сказала, где вас искать! Здорово, Вел. Привет, Тайна. Кстати, на, это тебе.

Он подошел и защелкнул на моей руке браслет.

– Спасибо, Крен! – Я с удивлением побренчала переплетенными кольцами. – Красиво!

Так смешно было видеть, как эта «машина убийства» смущается. Слегка покраснев, он улыбнулся.

– Да не за что! Это я в том городке, где мы были, у одной старушенции купил. Подумал – как-никак, а подарочек какой-нибудь надо прихватить! Нравится?

– Очень! – Я благодарно коснулась его заросшей щеки губами.

– Ладно, оставайтесь. А мне нужно кое-какие дела сделать! – Велия, раздвинув нас, шагнул в арку и, не оборачиваясь, бросил: – Буду к ужину!

Я проводила его взглядом и принялась пытать гнома:

– Слушай, что с ним за эту неделю случилось?

Тот пожал плечами.

– Да вроде ничего такого!

– Наверное, ты ему опять что-нибудь наговорил?

– Да некогда было говорить-то! Дня три нечисть усмиряли. А потом выясняли, кто ее призвал!

– Путем сжигания? Велия уже поделился.

– Ну что поделать, если по-другому не получалось?

Я вздохнула. Похоже, мне здесь делать нечего.

– Ладно, Крен! Забудь. – И пошла к выходу.

Ненавижу такие моменты. Вроде бы все хорошо, и тем не менее гложет противная мысль, что ты виноват, хотя не знаешь в чем!

– Тайна, да ты не переживай! Все наладится. – Крендин догнал меня на пороге и развернул к себе. – Просто он устал. Тем более ты же знаешь его характер. Пройдет луностояние, и он снова станет таким, как прежде!

Сморгнув наворачивающиеся слезы, я посмотрела ему в глаза.

– Я уже устала, Крен, жить от луностояния к луностоянию! Устала подстраиваться под его настроение.

Гном сочувствующе обнял меня и дружески похлопал по спине.

– Если бы я мог вам помочь… но ты же знаешь! Он меня с моими советами даже слушать не станет!

На лестнице послышались шаги. Вдруг Крендин напрягся. Я развернулась в сторону арки.

– Не помешал? – На пороге стоял Велия. – Забыл сказать. Хочу уйти в Винлейн по делам, так что сегодня не жди. Пойду скажу детям.

Он развернулся.

– Вел, я хотела с тобой поговорить! – Я шагнула к нему.

Обернувшись, он обжег меня равнодушным взглядом.

– Тайна, у тебя уже есть собеседник! – И, не задерживаясь ни секунды, исчез на лестнице.

ГЛАВА 5

Небо расцветилось всеми красками розового, обещая ясный день. Почему-то в горах утром всегда холодно. Даже летом. Эльф, дрожа всем телом, попытался залезть подо что-то, тепло согревающее спину.

– Ну, чего надо?

Голос, раздавшийся сзади, заставил вздрогнуть и испуганно обернуться.

Полукровка, свернувшись калачиком, даже не открыл глаза.

– А-а, это ты! Фу, как ты меня напугал.

– Принял меня за ночной кошмар? А вот не получится! Теперь мы повязаны, брат! – Лисий глаз нехотя открылся. – Ну, че смотришь, вставай! Надо идти дальше!

Бервуль зевнул, легко поднялся. Осторожно выглянув за валун, он призывно махнул рукой и исчез за камнем.

Страх остаться в одиночестве в этих таинственных горах подстегнул эльфа лучше кнута. Он вскочил и бросился догонять полукровку.

* * *

Я вышла во двор.

День тянулся невыносимо медленно. Переживая снова и снова сегодняшнее утро, я ничего не могла заставить себя делать.

Велия… Странный он какой-то сегодня. Может, есть причина, о которой я не знаю?

Где-то внутри душной волной поднялась боль, оживляя воспоминания:

Ссора.

Даже не ссора, но почему я чувствую себя виноватой?

Господи, откуда берутся эти проблемы?

Мне надо с ним поговорить.

Точно, я иду в Винлейн.

– Вира! – Влетев в дом, я нашла ее на кухне. – Присмотришь за детьми? Я в Винлейн.

– Госпожа, вы хотя бы переоделись.

Переодеться? Хм…

Я поднялась на второй этаж и распахнула двери гардеробной.

Так, что тут у нас?

От золотистых, розовых, оранжевых платьев зарябило в глазах. Нет, мне и раньше не нравились такие расцветки, а уж сейчас и подавно хотелось найти что-нибудь темное, под стать настроению.

– Мам, ты здесь? – В комнату заглянула дочь.

– Здесь, заходи. – Я вынырнула из шкафа и махнула рукой. – Что случилось?

– Ничего! – Дочь вошла, села на кровать и посмотрела на меня ярко-зелеными глазами.

– Ну?

Она опустила взгляд и пожала плечами.

– Не знаю. Мне неспокойно. Я чувствую твое настроение, и от него мне плохо.

Вот блин, приехали.

– И давно ты стала эмпатом?

– Кем?

– Существом, чувствующим настроение других.

Дочь окончательно смутилась.

– Ну вообще-то я и раньше чувствовала, только слабо. Отголоски. В основном Дара. Когда он злится или чем-то расстроен. А сегодня я с самого утра чувствую тебя. С того момента как мы пришли на арену. Тебе плохо?

О, наконец-то под руки попалось строгое серебристо-серое платье. Кожей ощущая взгляд дочери, я скрылась за ширмой и торопливо переоделась. Вышла.

– Обманывать тебя, как я понимаю, бесполезно? Да, мне плохо. Но это бывает и пройдет. Не переживай, котенок.

Саниэль, вскочив, тут же прижалась к моей груди.

– Мне почему-то страшно. Я чувствую ненависть. Чью-то чужую.

– Ненависть? – Подняв ее голову, я заглянула дочери в глаза. – Чью?

– Не знаю.

Тяжелый вздох вырвался сам собой.

– Ладно. Мне ненадолго нужно сходить в Винлейн. К вечеру вернусь. Я предупредила Виру, чтобы она приглядела за вами.

Чмокнув дочь, я направилась к выходу.

– Ему тоже плохо.

Я на мгновение застыла на пороге и решительно вышла из комнаты.

* * *

В тронном зале никого не было. Странно, почему-то ему казалось, что отец будет здесь до вечера.

– Велия, что ты тут делаешь? – Звонкий голосок заставил обернуться. От фонтана шла Светлая. – Я думала, что вы с Татьяной ушли в Великоград.

Забавно. Прошло столько лет, а он все еще не привык видеть в этой маленькой веселой женщине свою мачеху.

– Здравствуй еще раз, Великая. Да, просто хотелось кое о чем посоветоваться с Владыкой, вот и вернулся. Не против?

– Что-то случилось? – Она подошла и пытливо заглянула в глаза. – Что-то с Таней?

Кривая улыбка исказила его лицо.

– Да нет.

– И да, и нет? – не отставала она.

– Все хорошо! – Вот ведь… угораздило же встретиться!

Светлая вдруг побледнела, охнула и ухватилась за живот.

– Что? Тебе плохо?

Отдышавшись, она улыбнулась.

– Не переживай. Целители мне запретили волноваться в ближайшие… мм, еще семь месяцев, но когда речь идет о моей родной подруге, я просто не могу оставаться равнодушной!

Зеленые глаза Велии широко раскрылись.

– Ты беременна? Снова?

– Не смущай меня, сынуля! – Светлой, похоже, полегчало. Она, хихикнув, слегка покраснела. – Должен же у тебя когда-нибудь родиться брат?

– Признаться, мне вполне хватает четырех сестер! – по-доброму улыбнулся Велия. – Но если ты так настаиваешь…

Она рассмеялась.

– Пойдем, я провожу тебя к семейству. – И, подхватив его под руку, потащила в портал.

ГЛАВА 6

Добраться до перехода было делом десяти минут.

– Госпожа.

Военное положение закончилось шестьдесят лет назад, поэтому обычную усиленную охрану городских порталов из четырех существ заменял один стражник.

Я кивнула черноволосому великану. Почему-то все мужчины расы людей мира Аланар были жгучими брюнетами: высокими, широкоплечими, и почти все носили бороды.

Подойдя к порталу, я привычно открыла Винлейн. Хорошо, что Велия настроил его так, чтобы можно было без проблем уходить и возвращаться, не опасаясь заблудиться. А если он уходил к драконам или к гномам, то по возвращении снова настраивал на главный город эльфов.

Велия.

Подстегнутая воспоминаниями, я решительно шагнула в переход.

* * *

– Велиандр! Но почему? Что случилось? – Увидев сына в сопровождении Светлой, Владыка, беззаботно изображавший четырехместную лошадку, осторожно ссадил дочерей и удивленно поднялся.

– Все хорошо! – Велия беспечно пожал плечами и улыбнулся. – Просто захотелось к вам в гости.

Он выдержал внимательный взгляд отца. Всегда, как бы ни пытался скрыть свои переживания, он знал, что отец умеет читать по глазам своих детей, без слов узнавая все их радости и беды.

Пентилиан перевел взгляд на Светлую и нежно улыбнулся:

– Любимая, дети устали от моих фокусов, отведи их в беседку. Я велел принести ужин туда.

– Вот что я в эльфах не понимаю, так это их чрезмерную вежливость. Лучше так бы и сказал, что надо посплетничать! Дело хорошее, сама грешна! – Хихикая над озадаченностью мужа, она сняла облепивших его девчонок и увела в портал.

Повернувшись к Велии, Владыка развел руками.

– С ума сойти! Иногда мне кажется, она умеет читать мои мысли! Я еще о чем-то думаю, а она это уже сделала. Ты не поверишь, но она скрасила мою жизнь, сделав меня счастливым! Ты знаешь… – Он замялся и, словно решившись, выдал: – У нас снова будет ребенок! Правда чудесно? Надеюсь, девочка!

– Поздравляю! А отчего ты не хочешь сына?

– Ты не понимаешь. – Пентилиан сел в кресло и с наслаждением вытянул ноги. – Дочери нужны для того, чтобы их любить, а сыновья – чтобы гордиться! Так вот, ты вполне справляешься со своей задачей!

Велия усмехнулся и сел напротив отца в такое же низенькое кресло.

– Рад!

– Говори.

– Да не о чем! В самом деле, ничего такого. Просто скоро луностояние. Вот и тянет на подвиги! Когда-то мечтал пожить в покое, а сейчас не могу долго сидеть дома. Вот и придумываю несуществующие проблемы.

Велия взял с тумбы, стоявшей у кресла, затянутую в парчу бутылку. Владыка поднялся и, подойдя к висевшему на стене шкафчику, достал из него два тяжелых бокала. Поставив их на тумбу, уселся и посмотрел на сына.

– За что пьем?

– За твоего будущего ребенка! Имею я право порадоваться за тебя?

Велия доверху наполнил бокалы рубиновым вином, подождал, когда возьмет отец, и поднял свой. Глухо звякнув бокалом о бокал, он, словно что-то вспомнив, усмехнулся и осушил его в два глотка.

Владыка, сделав небольшой глоток, повертел бокал в руках и небрежно спросил:

– А вы, кстати, не хотите снова порадовать меня внуками?

Велия поморщился.

– Вряд ли. Боюсь, что я несколько поднадоел Тайне за шестьдесят-то лет.

– Откуда такие поспешные выводы?

Велия дернул плечом.

– Не знаю. Мне так кажется. – Он помолчал, сосредоточенно разглядывая расписанную золотом тумбу, и поднял глаза на отца. – Я вернулся ночью и, естественно, не обратил внимания, а сегодня, когда Тайна еще спала, обнаружил на столике у кровати вот это. – На его ладони лежала засушенная веточка.

Владыка, не касаясь «гербария», нагнулся, внимательно разглядывая, хмыкнул и посмотрел на сына.

– Рейна? Зачем ей эта трава?

– В некоторых рецептах целители людской расы используют ее как траву, предотвращающую зачатие.

– И что это значит?

– Она больше не хочет детей или чего-то боится.

– А может, стоило с самого начала ей объяснить, что в этом мире рождение новой жизни зависит от ее желания, а не от глупой физиологии? И уж тем более не от каких-то там трав…

– Вообще-то я думал, что это сделали целители…

– И еще, – словно не слыша сына, продолжил Пентилиан, – самое главное в любом союзе не только уметь слушать, но и заставлять слушать. Вот сегодня вы наверняка поссорились. А иначе ты бы не вернулся. Я прав?

Велия устало провел ладонями по лицу и снова потянулся за бутылью.

– Прав. Сегодня она… Мне не нравится, когда читают нотации перед детьми! И когда я увидел ее сегодня с Крендином… – Заметив удивленно приподнятые брови отца, он махнул рукой. – Ничего такого. Просто он влюблен в нее, но искренне пытается быть другом. Мне его даже жаль. Он ведь все эти годы живет рядом с нами и уже привык считать нашу семью своей. Для Тайны он кто-то вроде брата. Сегодня мне было бы трудно с ней разговаривать, и я просто изобразил ревность, чтобы был повод уйти к тебе. Хочу побыть один и подумать… И еще за эти два дня мне приснился сон. Странный, непонятный. Будто я наблюдаю за кем-то со стороны… Не знаю! Вся эта мешанина заставляет меня быть на взводе. – Под пристальным взглядом отца Велия снова налил себе вина и выпил. – А еще, если честно, я хочу выспаться! Ты не против, если я пойду к себе? Насколько я понимаю, бал завтра?

Владыка, покатав бокал в ладонях, поставил его на тумбу и задумчиво кивнул вслед сыну.

– Иди отдыхай. А я подумаю над всем сказанным тобой. Бал начнется сразу после восхода лун.

ГЛАВА 7

Выйдя в Винлейн, я прошла мимо склоненного в поклоне эльфа. Если честно, увлеченная своими мыслями, я просто его не заметила.

Интересно, где искать муженька?

Чисто теоретически за шестьдесят лет я разобралась во всех этих переходах, но на практике все же их побаивалась. Особенно после того, как пару раз попала на эротическое представление «девушек в черном». Велия долго хохотал, когда, потеряв меня, они со Светкой отправились на поиски и, совершенно случайно заглянув в местный… гм… театр, обнаружили меня там играющей на китаре[2] песни группы «ДДТ». Кстати, девушкам так понравилось, что после этого они несколько раз официально зазывали меня в гости.

Сегодня мне повезло с первого раза.

Я вышла в открытую беседку и тут же увидела Светку, с умилением наблюдающую за ужинающими дочерьми.

– Таня?! Что вам сегодня не сидится в Великограде?! – Светка, прикрикнув на оживившихся при виде меня девчонок, поручила их двум сидевшим поодаль нянькам, и, цапнув меня под руку, утащила в портал.

– Свет, куда ты меня тащишь?

– К Владыке. Ты же, кажется, ищешь Велию? Так вот, он у него. Забирай своего драгоценного. Что-то он сегодня не в духе!

– Ты его что, боишься?!

– Не то чтобы, но, после того как он уговорил Владыку пойти в гости к драконам и я не видела мужа почти две недели, а после того, как увидела, лучше бы еще столько же не видела… гм, короче, я теперь Велии не доверяю!

Пока я хихикала, вспоминая эту историю, мы вошли в комнату. Там никого не было.

– Ну и где он?

– Вот! Я так и знала! – Светка растерянно огляделась. – Снова куда-то утащил моего мужа!

– Никто меня ни куда не тащил! – С открытого балкона, уставленного цветами, в комнату вошел Владыка. – Тайна?

– Ага, еще раз приветик. Хочу Велию домой забрать, а то Светка волнуется, что он тебя споит. – В бок впился острый локоток подруги. – А что, не волнуешься? Ну тогда оставляй его себе!

Веселясь над возмущенным шипением подруги, я внимательно посмотрела на даже не улыбнувшегося Пентилиана.

– Мне нужно с тобой поговорить, – серьезно заявил он, беря меня под руку. – Выйдем на балкон?

– Я высоты боюсь, – попыталась отбрыкаться я.

– Вот заодно и привыкнешь.

* * *

– Ну и дальше куда?

Эльф огляделся. Они поднялись на небольшую площадку перед гладкой, глинистого цвета скалой. По краям площадки манили решением всех проблем обрывы, а дальше не было даже тропинки.

– Хм. – Бервуль деловито огляделся, постучал по камню, на что-то нажал, и часть стены вдруг ушла вниз. – Когда-то давно у меня был друг. Гном. Он открыл мне в некоторые секреты своего народа. Место, куда мы пришли, называется «Тайный путь». Он приведет нас в город.

– А в какой?

– Ну, насколько я помню, поблизости здесь только один город – Рубаин. Короче, чего стоять? Пошли?

Полукровка решительно шагнул в пугающую темноту пещеры.

Не прошли они и десяти метров, как стена с каменистым скрежетом поднялась, похоронив их в кромешной тьме.

– Что… что это было? – Эльф испуганно вцепился в руку полукровки.

Тот, не отвечая, что-то пробормотал. Над ними тут же повис небольшой шарик.

– Можно было, конечно, воспользоваться осветительной системой, но мне так проще. – Стряхнув пальцы эльфа со своей руки, он уверенно зашагал по узкому коридору.

Вскоре молчание стало невыносимым. Плетясь позади, казалось не знавшего усталости Бервуля, эльф осторожно спросил:

– А как получилось, что ты владеешь магией?

Полукровка насмешливо фыркнул.

– Вообще-то все эльфийские полукровки владеют магией. А ты не знал?

– Знал, только про тебя все говорили, что ты потерял резерв силы.

– Ах это! – Беловолосый кинул насмешливый взгляд на своего спутника. – Ну, если тебя это успокоит, я просто притворялся. Предпочел вкалывать на каторге, чем стать рабом жрецов. Ну а ты, наследник эльфийского престола, как оказался в такой немилости?

– Долгая песня, – вздохнул эльф. – Но если честно, это все случилось из-за одного мерзкого полукровки. Извини, конечно, если тебя это оскорбляет, но…

– Да мне наплевать! В результате столетних гонений полукровки стали одиночками, думающими только о том, как выжить. – Бервуль остановился, поджидая эльфа, и, как только тот с ним поравнялся, пошел рядом. – Дай-ка угадаю! Он тебя подставил, занял твой трон, а тебя сослал на каторгу?

– Почти все так и было! – удивленно кивнул эльф.

– Угу, а если учесть последние новости и немного поработать мозгами, то станет ясно, кто есть кто! Да, Меченый?

– Только не надо кличек.

– Ой, прости! – Полукровка ехидно поклонился. – Понимаешь, подзабыл я твое имя. Как-то давно слышал, но с тех пор прошло полвека! Так что… Не хочешь, чтобы я тебя так звал, уж будь любезен, представься!

Эльф, опустив голову, некоторое время шагал молча. Потом посмотрел полукровке в глаза.

– Какая разница, как меня звали? То было имя неудачника. Хочешь, зови меня – Месть!

– Охренеть, как круто! – Полукровка, похоже, издевался. – И как ты собрался мстить? Ты сам прикинь: магией не владеешь, денег и камней нету, к дворцу тебе даже приблизиться не дадут! Тем более, чтобы вызвать твоего врага на поединок, тебе нужно год-другой позаниматься в гномьих единоборствах. Тогда, может, и продержишься секунд пять.

Эльф понуро шагал рядом. Дал же Всевидящий попутчика! В крови ядом кипела жажда убийства. Наверное, все полукровки так на него действуют.

– Эй, у тебя есть план? – Бервуль шагал, не сводя с него глаз, терпеливо ожидая ответа.

– Нет. Но я что-нибудь придумаю! – Кипя от злости, эльф прибавил шаг.

В спину хлестнул обидный смех беловолосого.

– Если мы обсудим мою долю, я помогу тебе в этом деле!

Эти слова заставили его остановиться. Бервуль неторопливо подошел и с насмешкой заглянул в лицо.

– Так как?

В слабом свете парящего над ними светлячка, лица полукровки практически не было видно, только глаза с вытянутыми, как у кота, зрачками полыхнули призрачным янтарным отсветом.

– Что ты хочешь? – От неожиданности голос эльфа сорвался.

«Вот угораздило же связаться с полукровкой!»

Хотя, не будь его рядом, вряд ли бы он доплыл, дошел… И вообще выжил при взрыве!

Эльф кашлянул, добавляя солидности в голос:

– Что тебе нужно?

Бервуль помолчал, будто раздумывая.

– Давай так! Загадывать не будем. Все-таки ты хочешь покуситься на два самых сильных трона этого мира, но если получится и ты станешь Владыкой, я хочу место главного королевского мага. Если удастся только потешить твою месть, а трона ты не получишь, я хочу десять тысяч полновесным золотом или пять тысяч камней!

– Ты сошел с ума? – Голос эльфа непроизвольно сорвался на визг. – Я не уверен, что такие деньги есть даже в казне Винлейна!

– Ничего страшного. Я же не настаиваю на выплате мне всей суммы сразу. Постепенно рассчитаешься!

– А если обману?

– А вот это вряд ли! Слышал о заклинании Стража? Хотя куда тебе. В общем, я абсолютно уверен в твоей честности и платежеспособности!

Эльф задумался.

Неужели он действительно настолько слаб, чтобы не справиться со своим врагом? Ведь можно же не только победить в честном бою. Можно нанять убийц или убить его половинку. Это тоже будет хорошей местью! Но вряд ли он получит трон. Интересно, что задумал полукровка?

– Хорошо, я согласен. Что ты можешь предложить?

– Для начала – идти вперед. Доберемся до Винлейна, а там по обстоятельствам!

Полукровка повернулся и уверенно зашагал в темноту. Светлячок плавно скользил за ним как привязанный. Тени ожили и поползли к одинокой фигуре.

Передернувшись, эльф бросился догонять Бервуля.

ГЛАВА 8

Глаза распахнулись сами собой. Выравнивая дыхание, Велия еще немного полежал, глядя в лиственный полог. Странный сон, пустой, но на душе почему-то поселилась тревога. Даже не тревога, а… ожидание беды.

Глупости. Это все из-за надвигающегося луностояния. Как он ненавидел эти дни! Казалось, все, что он прятал в глубине темного омута души, всплывало утопленниками, тревожа и мучая.

Он поднялся, сел. Увидев закат, долго смотрел в круглое оконце, пока кровавые краски не потухли, сменившись розоватой серостью. Вскоре и она растворилась в заливающих все чернилах стремительно надвигающейся ночи.

Может, вернуться домой? Рассказать все Тайне. Посоветоваться.

Ага, и потом весь вечер слушать насмешки про дурдом и советы попить успокоительное.

Нет уж!

Раньше это забавляло, а сейчас стало утомлять.

В углу потрескивал заботливо разожженный слугами камин. В его комнате все осталось, как прежде. Ему нравилось иногда сюда приходить. Казалось, что здесь жили тени прошлого. Счастливого прошлого. И не было этих шестидесяти сумасшедших лет. И здесь жила Тайна, та, которую он знал и любил.

Он устало потер лицо.

Всевидящий, о чем это он? Это все луностояние. Какой бред иногда приходит в голову. Конечно, он и сейчас любит ее. И все хорошо! Хорошо?

Нужно прогуляться.

Велия встал, подошел к громадному шкафу, открыл.

Старые вещи вздрогнули, шелохнулись, будто в нетерпении. Рука не поднималась их выкинуть.

Выбрав серебристо-серую рубаху, такую же накидку и черные штаны, он переоделся, повесил на пояс ножны, натянул легкие сапоги и шагнул к порталу.

* * *

– Теперь ты понимаешь меня? – Владыка не отрываясь наблюдал за закатом, вернее за тем, что от него осталось.

– Ну да, только…

– Что?

Интересно, почему иногда мне делается не по себе от его высокого, мягкого голоса?

– Что – только? Я хочу, чтобы ваша семья действительно была семьей! И, как бы то ни было, я лучше тебя знаю своего сына. Поэтому прими к сведению мои советы. А если желаешь и дальше делать глупости, постарайся, чтобы никто об этом даже не догадался!

– Я могу идти? – Если честно, после такого разговора мне очень хотелось оказаться отсюда подальше. Теперь ясно, отчего с самого утра на меня сыплются шишки. Как же я забыла про рейну? Хм, не знала, что это так заденет моего благоверного…

– Да, иди. Ты сейчас домой?

– А что, так не терпится от меня избавиться? – Последняя фраза невольно вырвалась сама.

Владыка обернулся. Я прикусила язык.

– И поменьше сарказма! Это утомляет!

Фыркнув, я вылетела в комнату и чуть не столкнулась с терпеливо поджидающей меня подругой.

– Ну?

Я только махнула рукой и направилась к выходу. Светка увязалась за мной.

Войдя в портал, мы оказались в затянутом плющом коридоре-балконе. Шелест ветра в листве завораживал. Я неуверенно подошла к резным перилам и, облокотившись, с опаской заглянула вниз. Хотелось мерзко хихикать, и в то же время почему-то наворачивались слезы.

– Ну? – Светка, озадаченно поглядывая на меня, устроилась сбоку. – Что он тебе сказал?

– Ничего! Все нормально! Все хорошо! В очередной раз мне доказали что я дура, ворона, совершенно не знаю и не хочу понять своего благоверного.

– Господи, Тань, да не слушай ты его! Я, конечно, не знаю, что ему наговорил Велия, но Пентилиан просто очень переживает за него. Правда. Он за девчонок так не тревожится, как за сына. Веришь, я даже немного ревную! Ну, рассказывай.

Я криво усмехнулась, вспоминая разговор.

– Ты знаешь, он много чего сказал. С первых слов я впала в ступор и, если честно, не все запомнила.

– А конкретнее?

Я заглянула в светящиеся искренним участием глаза подруги.

– Велия думает, что я его не люблю.

Светка поперхнулась.

– Вот бред-то! Что, интересно, на него нашло? А почему? Владыка не объяснил?

– Объяснил! Мой муженек вчера вернулся и нашел на столе рейну. Знаешь эту травку? – Я обреченно кивнула, глядя в распахнувшиеся глаза Светки. – Да-да. Хева подсказала. Теперь мне светит скандал! Лет тридцать назад, когда ребятишки были еще маленькими, Вел заводил разговор на эту интересную тему и даже водил меня к целителям… В общем, в этом сумасшедшем мире все не как у людей! Теперь он решил, что если я не хочу детей, то я его не люблю!

– Но ты же действительно не хочешь?

– Ты не понимаешь, я – боюсь! У Сани и Дара есть будущее. Они уже почти правители, а ты представь, что будет, если родится еще пацан?

– А что будет? – Светка, похоже, решила извести меня своей наивностью.

– Война! Он ведь вырастет и подумает: «Почему это у моего брата и сестрички есть трон, а у меня нет? А дай-ка я кого-нибудь из них укокошу!»

– Фу, бред какой! Тань, у тебя точно крыша поехала!

– Поехала!

Интересно, почему, кроме меня, никто не задумывается о таком исходе событий? А может, я действительно зря волнуюсь?

Я вздохнула. В голове теснились мысли одна мрачнее другой. Велию искать расхотелось окончательно. Чувствуя себя нашкодившей кошкой, я совершенно не знала, о чем с ним говорить.

– Ладно, Свет, я, пожалуй, пойду. Деткам сказала, что вернусь вечером. Они, наверное, волнуются, а я сегодня им обещала рассказать какую-нибудь новую сказку.

– Сказку? А тебе не кажется, что они уже слишком большие, чтобы слушать сказки?

Я улыбнулась.

– Не скажи! Про звездные войны они бы слушали бесконечно!

Светка хихикнула.

– А я пока над своими такие эксперименты не ставлю. Лиэль, самой старшей из них, всего два… гм, двадцать. Так что приходится ограничиваться эльфийскими «Репкой» и «Курочкой Рябиэль». Может, потом…

Подойдя к переходу, я не удержалась от смеха.

– Ладно, Свет, завтра увидимся.

– Тебя проводить к городскому порталу?

– Не надо. Все равно рано или поздно попаду куда нужно! – И, махнув рукой, я шагнула в переход.

ГЛАВА 9

Выйдя на затянутую полумраком площадку, я огляделась.

Вот блин, и куда это меня занесло?

Показалось, что я попала в заброшенную беседку. Очень заброшенную… Пойду-ка я.

Торопливо войдя в портал, я чуть не выругалась.

Теперь меня угораздило попасть на местную дискотеку! Вернее маскарад. Эльфы народ ночной, спят мало, и, кажется, вся их бесконечно долгая жизнь проходит в праздности и ничегонеделании…

Под нежную, печальную музыку, старательно выводимую невидимыми музыкантами, на большой, освещенной плавающими шариками поляне танцевали прекрасные пары. Невысокие эльфийки в платьях, больше напоминающих весенние цветы, и худощавые, одетые в светлые одежды эльфы. Жаль, что их лица были скрыты причудливыми масками.

Любуясь ими, я остановилась, совершенно позабыв о цели своего похода.

– Госпожа скучает? – неожиданно раздался над ухом певучий голос.

Я обернулась. Надо мной возвышался статный, белокурый эльф. Поблескивая глазами в прорезях черной, скрывающей почти все лицо маски, он вежливо улыбался, терпеливо ожидая ответа.

– Э-э-э, да я тут мимо пробегала. Мне надо идти!

На другом конце поляны я разглядела два перехода, переливающихся серебристо-синими кругами, и, не дожидаясь ответа, направилась к ним, но тут же столкнулась с массой препятствий.

Во-первых, пройти сквозь танцующие пары оказалось практически невозможно. Меня тут же затянуло в водоворот разгоряченных тел, а во-вторых, мой кавалер оказался настырным. Вежливо взяв за плечи, он развернул меня к себе, ухватил за талию и, не переставая улыбаться, закружил в танце.

– Простите мою настойчивость, госпожа, но мне показалось, что вы не отказались бы от танцев, если бы вас не тревожили какие-то проблемы. Один танец! И вы сами почувствуете, как жизненные силы вольются в ваше усталое тело.

Психотерапевт, блин!

С одной стороны, оказаться на маскараде без маски все равно что на королевском приеме – голой, а с другой стороны – почему бы нет? Я уже и забыла, когда танцевала. Первые десять лет Велия баловал меня танцами, а потом, даже когда мы приходили на балы в Винлейн, он часто уединялся с отцом, решая какие-то важные проблемы, пока не наступала пора возвращаться домой.

Мои руки обвили шею незнакомца. Машинально повторяя за ним движения, я невольно утонула в мыслях и воспоминаниях.

Долгая жизнь – это, конечно, хорошо, но мало чьи чувства смогут пройти испытание на прочность временем. Здесь нет расставаний, но нет и верности. И это считается нормальным.

Я закрыла глаза. Музыка все не кончалась, кружа голову и заставляя забыть обо всем, отдаваясь этому волнующему танцу.

* * *

Выйдя в темный коридор-балкон, Велия оперся на перила, подставляя лицо легкому теплому ветру. Черный бархат неба уже украсили драгоценные камни звезд.

Какое-то сегодня странное настроение. Словно попал в прошлое.

Откуда-то снизу ветер робко доносил отголоски музыки. Эльфы опять веселятся. Интересно, где это. Нижняя площадь?

Велия наклонился, вглядываясь в темноту. Внизу танцевал рой разноцветных светлячков. Внизу и чуть в стороне… На земле?

Ритуальная поляна! Ну конечно!

Хм, а почему бы и нет?

Он улыбнулся и шагнул в портал. Мгновением позже он вышел на окруженную ночным лесом поляну. Над ней, словно разноцветные светлячки, кружились в ритме музыке магические светильники, освещая призрачным светом проплывающие мимо пары.

Ну конечно! Как он мог забыть? Конечно же всегда перед третьим луностоянием проводится маскарад. Накануне королевского бала. Угораздило же его сегодня попасть сюда! Хотя среди простого народа мало кто сможет его узнать, но все же…

Он оглянулся. Позади него и чуть поодаль стояло несколько палаток. Подойдя ближе, в одной он обнаружил горячительные напитки, в другой закуски и в двух остальных маски и подарки.

– Господин желает маску? – Из темноты палатки ему услужливо улыбался бес.

– Да, и побыстрее!

– Хорошо. А какую? Простую или маску-иллюзию? – Бес, заметив заинтересованность на лице покупателя, торопливо заговорил: – Последние разработки эльфийских магов. Надев ее, вы становитесь неузнаваемым для окружающих!

Иллюзия! Вот бред. Его и в обычной маске мало кто узнал бы. Хотя…

– Давай иллюзию.

Он натянул обычную на вид черную маску. Не считая, выгреб из мешочка несколько золотых монет и, не слушая рассыпающегося в благодарностях торговца, подошел ближе к танцующим.

Ну, теперь можно и повеселиться. Как давно он не был на таких празднествах!

– Эй, красавчик, на этом магическом балу нельзя стоять просто так! Сегодня, если постараться, можно найти здесь свою истинную любовь! Пусть даже и на вечер.

Он обернулся, с полуулыбкой разглядывая уже довольно согретую танцами и горячительным эльфийку в прозрачной маске, почти не скрывающей ее лицо. Интересно, а это обычная маска или иллюзия?

– Так как насчет того, чтобы потанцевать?

Потанцевать? А почему бы и нет, разве он не за этим сюда пришел?

Молча приобняв за талию улыбающуюся ему женщину, он уверенно повел ее в танце.

– А ты шикарно танцуешь! Скажешь свое имя? Может, как-нибудь встретимся и снова потанцуем?

Одарив многообещающей улыбкой, он молча продолжал ее кружить, пока чарующая музыка не стихла.

– Что ж, значит, не судьба! – Эльфийка оказалась понятливой и растворилась в толпе, едва он склонился перед нею в последнем поклоне.

Неплохо. Есть в этом что-то волнующее и давно забытое. Хотя он больше чем уверен, что еще сотню лет назад все эти воздушные барышни шарахались бы от него как от прокаженного.

Немного погодя снова заиграла медленная, чуть печальная музыка. На этот раз, к счастью, никто не торопился приглашать его на танец. Он вышел из волнующегося моря танцующих, скрестил руки на груди и принялся наблюдать.

ГЛАВА 10

Музыка стихла, но эльф не собирался меня отпускать. Я подняла на него вопросительный взгляд.

– Мне нужно идти!

Он улыбнулся.

– Я с удовольствием провожу вас к порталу, только ответьте. Вам понравился танец? Вы почувствовали себя отдохнувшей? Сегодня праздник кануна луностояния, и никто не должен грустить! У эльфов есть легенда, что в этот праздник Всевидящий и духи леса наделяют счастьем, удачей и ослепительной любовью самого легкомысленного. Так что ни о чем не думайте, а просто веселитесь! А я хочу станцевать с вами следующий танец!

Очарованная его сказками, чудесным вечером и музыкой, я как завороженная кивнула, позволяя закружить себя в новом танце.

* * *

Мимо Велии скользнула пара. Может, он и не обратил бы на них внимания, если бы не длинные, темные, почти черные волосы довольно высокой, затянутой в серебристое платье девушки. Это если учесть, что он не видел здесь ни одной женщины другой расы, кроме эльфиек.

Хм, странно. Может, чья-то людская половинка?

После того как он принял корону, в княжестве и землях Союза снова появились межрасовые пары. Правда, их было мало. Помня прежние времена, расы сторонились друг друга, но находились безумцы, не стесняющиеся и не скрывающие своих чувств.

Подчиняясь музыке, женщина становилась воском в руках эльфа, завораживая своей чувственностью. Велия, шагнув ближе, невольно начал наблюдать за этой парой.

Сделав круг, они стали приближаться. Когда пара была почти рядом с ним, музыка внезапно стихла. Эльф, приобняв за талию незнакомку, склонился и что-то тихо проговорил. Она пожала плечами, кивнула, и он, оставив ее в одиночестве, торопливо зашагал к палаткам.

Мучимый любопытством, Велия начал пробираться к женщине, не отводя глаз от ее идеально прямой спины. Незнакомка, обхватив себя за плечи, явно нервничала. Вдруг, словно что-то почувствовав, обернулась, смерила его равнодушным взглядом и снова отвернулась.

Сердце заколотилось, словно стараясь выбраться из плена ребер.

Тайна? Но откуда она здесь? Кто этот эльф?

Черная ярость душной волной поднялась откуда-то из глубины отравленной души. Остановившись позади, он, буквально дыша ей в затылок, лихорадочно соображал.

Что делать? Для эльфийских браков измена в порядке вещей… вот только для него она неприемлема!

Заметив краем глаза ее возвращающегося кавалера, Велия, не медля ни секунды, шагнул к ней.

– Сударыня, не окажете ли вы мне честь станцевать со мной следующий танец? – Голос менять даже не пришлось. От волнения он стал хриплым.

Тайна подняла глаза.

* * *

Эльф действительно оказался чудесным партнером. В его умелых руках я забыла обо всем и просто наслаждалась танцем, но где-то глубоко билась мысль, что нужно уходить. Меня ждут дети. Потанцевала и хватит… Еще чуть-чуть… Вот только кончится музыка… Вот только…

Музыка внезапно стихла, заставив разочарованно вздохнуть. Эльф обнял меня за талию.

– Может, еще танец? Я чувствую, что ваша печаль прошла, но нужно, чтобы в душе поселилось веселье!

Я решительно качнула головой.

– Нет! Увы, но мне нужно идти! Благодарю за чудесный вечер!

– Тогда, может, в память об этом вечере я преподнесу вам подарок? Безделушку. Моя госпожа не против?

От неожиданности я пожала плечами. Эльф, посчитав это согласием, тут же сорвался и исчез в толпе. Мне вдруг стало зябко. Обхватив плечи, я поежилась.

Надо было надеть костюм наемника! Все-таки конец лета. Но не только это вызывало дрожь, заставляя нервничать. Все время, пока длился танец, я чувствовала чье-то пристальное внимание.

Да где же ходит мой кавалер?

Я нервно оглянулась. Взгляд сразу же выделил из толпы уверенно приближающегося ко мне высокого, широкоплечего мужчину в черной маске, и я поспешила отвернуться.

Нет, надо бежать с этого маскарада! Не нравится мне все это! Где же эльф, так его разэтак, со своим подарком?

Вдруг над ухом прохрипели. Назвать это голосом не смогла бы даже я, довольно лояльно относившаяся к рок-певцам.

– Сударыня, не окажете ли вы мне честь станцевать со мной следующий танец?

Подняв глаза, я уставилась на черную ткань, скрывающую лицо незнакомца.

Опять он! Нет, надо бежать, бежать!

– Гм, я бы с радостью, но мне уже пора!

– Но я настаиваю.

– Э-э-э, рада за вас! Настаивайте дальше! А потом по одной чайной ложке три раза в день. Наглость как рукой снимет. – И откуда такой интерес к моей скромной персоне?

– Господин, но эта женщина со мной! – О-о, не было печали! С другой стороны раздался певучий тенор эльфа.

Я оглянулась на своего невольного защитника, перевела взгляд на нахала… и мысленно пожелала эльфу удачи.

Если выживет, то жить будет недолго!

– Я знаю! Но на этом празднике каждый танцует с тем, с кем захочет! – хрипло возразил незнакомец.

Радует, что беседа ведется вежливо, по крайней мере, пока! Только мордобоя мне и не хватало! Не дай бог, узнает Велия. Или Владыка. Вот я попала! Какой рогатый дернул меня согласиться на танцы?

– Но она со мной!

– И что?

– Я владею магией!

– Я тоже.

– Но… Ой, простите.

Я ошарашенно смотрела, как эльф, еще секунду назад настроенный довольно решительно, с поклоном растворился в толпе. Незнакомец нервно крутанул на пальце кольцо, скрывая большой изумруд, и с легкой улыбкой повернулся ко мне.

– Ваш любовник бросил вас, отдав мне на растерзание. Так, может, начнем? – Он протянул мне руку, и тут же, словно повинуясь его жесту, полилась тихая, бередящая сердце музыка.

– Он мне не любовник! – Что этот наемник себе позволяет?!

Смерив его презрительным взглядом, я резко развернулась, чтобы уйти, но была тут же остановлена. Холодные пальцы кандалами сковали мое запястье, и я оказалась в объятиях незнакомца. Он грубо сжал меня и сразу же отпустил. Руки, способные мгновенно свернуть мне шею, нежно обхватили за талию, и он, не сводя с меня странного, изучающего взгляда, закружил в танце.

Господи, что я делаю? Мне надо домой. Меня ждут! Наверное, уже за полночь, и Вира уложила детей…

Я вдохнула пьянящий, холодный аромат его тела и, чувствуя себя последней сволочью, обняла незнакомца за плечи. Что-то не давало покоя, где-то на уровне подсознания…

А, ладно! Если нельзя сбежать, так хоть получу удовольствие.

ГЛАВА 11

Сегодня самая темная ночь. Так всегда бывает в канун луностояния. Под утро лишь на час где-то на горизонте покажется Гелион. А вот завтра!..

Его всегда завораживало это действо. Что-то было мистическое в восходе сразу двух лун.

Велия смотрел в полуприкрытые глаза Тайны. Ярость прошла, уступив место легкой досаде.

Интересно, зачем она здесь? Не в Винлейне, а именно на этом маскараде? Может, искала его и заблудилась?

Он невольно усмехнулся.

С нее станется! Как он ни бился, она так и не выучила систему городских переходов. Наверное, действительно заблудилась. Или все же?..

Перед глазами встал их танец с эльфом. Он и забыл, что она может быть такой.

Вдруг она подняла на него внимательный взгляд.

– Что?

– Ничего!

– А че тогда вылупился? Или, может, на мне узоры вышиты?

Его губы невольно разъехались в ухмылку.

Она неисправима! Но с другой стороны, если она ведет себя так со всеми мужчинами, то не о чем волноваться!

Гневно фыркнув, она поспешно опустила взгляд, словно пытаясь скрыть улыбку.

Интересно, узнала она его или нет?

* * *

Было что-то привычное в том, как вел меня в танце этот наемник. То, что он полукровка, я поняла сразу. Не ввела меня в заблуждение и туго заплетенная на эльфийский манер коса.

Внимательный взгляд из прорезей маски смущал и очаровывал, поднимая из глубины души нечто такое, от чего меня бил озноб и бросало в жар от его малейшего прикосновения. О чем-то таком давно рассказывал Велия, открыв тайну еще одной стороны магии. Кажется, он назвал ее магией тела, или магией повиновения, с помощью которой более-менее сильные колдуны могли подчинить себе любое существо, контролируя его на уровне чувств.

Ну точно, полукровка!

Я невольно улыбнулась. Если бы на двести процентов я не была уверена в том, что Велия никогда бы не пошел на такое празднество, то подумала бы, что это он. Даже аромат тела был чем-то похож, дразня горьковатой свежестью и сводя с ума.

– Ты прекрасна! – Комплимент заставил меня сбиться с шага и почувствовать, как горят мои щеки.

Нет, он что, на самом деле решил меня очаровать или просто издевается?

Музыка смолкла, позволив мне облегченно вздохнуть.

– Все! Спасибо за танец, но мне пора! Муж ждет, дети плачут. Все, пока-пока!

Незнакомец таинственно улыбнулся, но рук не разжал. Я нервно обернулась. Мы оказались в стороне от освещенной площадки и танцующих пар. Неподалеку заманчиво поблескивал портал.

– Эй, ты глухой? Пусти!

– А если я не хочу тебя отпускать? – Мне показалось или в его голосе появились знакомые нотки?

Я вытаращилась на наглеца.

– Ты, наверное, не понял, с кем танцевал? Я княгиня Великограда, соответственно, знаешь, кто мой муж?

– Знаю! Дурак, каких поискать! Кретин и слепец!

– Что?! – А я думала, удивить меня будет трудно! Во все глаза разглядывая этого самоубийцу, я пригрозила: – Или ты меня сейчас же отпустишь, или…

– Нет! – буркнул он. Обхватив меня за талию, легко, словно я ничего не весила, закинул на плечо и зашагал к порталу. – Ты мне понравилась! Предлагаю продолжить наше знакомство где-нибудь в другом, более укромном месте!

– Что… кха-кхе… ты себе позволяешь? – прокашляла я, когда он вынес меня в длинный коридор с пятью плещущимися переходами.

Не отвечая, он с ходу нырнул в средний. Я зажмурилась, а когда открыла глаза, то увидела комнату Велии в Винлейне. Сердце сжалось от недоброго предчувствия. Поставив меня на ноги, незнакомец уверенно прошагал в глубь комнаты, не спеша снял плащ, маску и, усевшись на кровать, окончательно превратился в моего мужа.

«Какой ужас! – Горло мгновенно пересохло так, словно я неделю путешествовала по пустынным землям. – Я же чувствовала – что-то не то! Умудриться флиртовать с собственным мужем – наверняка такого в истории эльфов еще не случалось! Это ж надо, не узнать – ЕГО! Но как, почему? Нет уж! Признаний в очередной глупости он от меня сегодня не дождется!»

Я заставила себя отмереть и весело рассмеяться. Оглядевшись, я танцующей походкой подошла к нему и опустилась рядом.

– Так и знала, что ты принесешь меня сюда.

Велия выжидающе молчал, не сводя с меня взгляда.

– Что? Неужели ты думал, что я тебя, ТЕБЯ – не узнаю? На будущее, любимый, если хочешь, чтобы я тебя не узнала, смени парфюм и перестань таскать меня на плече! Сколько можно повторять, что я не мешок с картошкой?!

Не переставая улыбаться, я потянулась к нему.

Он настороженно отстранился.

– Нам нужно поговорить!

– Нужно! – согласилась я, поднялась и села к нему на колени, как всегда, когда мы разговаривали по душам.

Он не оттолкнул меня, но и не обнял, как прежде.

Н-да-а, разговор предстоит серьезный.

– Для начала мне хотелось бы узнать, что ты делаешь в Винлейне?

– Ищу тебя. – Улыбка сползла, вспугнутая строгостью его голоса.

– А на карнавале ты тоже меня искала?

Вот блин! Так и знала, что он затронет эту тему. Но лгать и изворачиваться – бесполезно! Он чувствует даже малейшую ложь.

– Нет. – Вскинув голову, я посмотрела ему в глаза. – После разговора с Владыкой, все мне объяснившего, я шла домой. Я обещала детям прийти до заката. И… и заблудилась. На тот карнавал я попала случайно и хотела уже уйти, когда незнакомый эльф пригласил меня на танец. И я почему-то согласилась. Может, – я опустила взгляд, – просто соскучилась по тебе тому, каким ты был шестьдесят лет назад?

– Тебе скучно со мной? Я тебе больше не нужен?

Вот бред-то!

– Нужен.

– Зачем ты травишь себя рейной? Почему ты не хочешь детей?

Обняв его, я спрятала пылающее лицо у него на плече. Как я ненавижу такие разговоры!

– Я хочу, но боюсь!

– Чего?

– Их будущего! Новой войны за трон. Не хочу усложнять жизнь тем детям, которые у меня уже есть!

Его руки наконец-то сомкнулись на моей талии.

– Это единственная причина?

Не поднимая головы, я кивнула.

– Посмотри на меня.

Я качнула головой.

– Посмотри.

С опаской подняв на него взгляд, я, оживая от его улыбки, облегченно выдохнула.

– Ты самая лучшая. А я глупый бес, и по мне действительно плачет ваш дурдом!

От таких откровений я едва не поперхнулась. Нет, он никогда не перестанет меня удивлять!

– И не смотри на меня с таким изумлением. Я серьезен как никогда! Мне нужно было все тебе объяснить еще шестьдесят лет назад. Для начала запомни одно. Все главные расы, как могут, хранят мир, поэтому существуют некоторые законы. Допустим такой, что ни один брат по крови не имеет права забрать трон у заявленных наследников. Только если наследники сами не захотят его отдать. Чтобы забрать трон, придется развязать войну, но для этого нужно, чтобы тебя поддержали как минимум две расы, которые согласятся сражаться против всех. А на это пойдет не каждый. И поверь, можно прекрасно жить, занимаясь интересным делом и без забот о троне. Я уже как-то говорил тебе, что о власти мечтают глупцы с множеством проблем. Не думаю, что наши дети станут такими. Во всяком случае, все зависит от нас…

Не договорив, он поцеловал меня.

И с души упал камень, даже не камень – валун, скала, – погребя под собой мои страхи и плохое настроение.

– А кто тебе посоветовал пить эту отраву? – вдруг отстранившись, серьезно спросил он.

– Какую?

– Рейну. На самом деле она не спасает от зачатия, а лишь обессиливает организм. Из нее делают настойки людские целители. Эльфы, узнав о побочных свойствах, давно от нее отказались. – Он провел пальцами по моей щеке.

– Если все так, как ты говоришь, – отстранившись, я пытливо заглянула ему в глаза, – то почему все эти годы у нас больше не было детей?

– Да потому, глупая! В этом мире дети рождаются тогда, когда они нужны. Это главная причина!

Я вздохнула.

– Н-да-а, все никак не привыкну к особенностям этого мира! – И тут до меня дошло. – А почему ты раньше мне ничего не сказал?

Вместо ответа Велия, обхватив одной рукой мою спину, просунул другую руку под колени и легко поднялся.

– Давай не будем больше об этом? Мы оба совершили глупость, и я хочу о ней забыть. – Он осторожно опустил меня на постель. – Предлагаю переночевать здесь, а завтра я сам схожу за детьми и приведу их на бал.

– Только переночевать? – не удержалась я от ехидства.

Он тут же насмешливо прищурился:

– Это намек или предложение?

С наслаждением вытянувшись на тончайших простынях, я зевнула.

– Скорее констатация факта!

– Даже не буду спрашивать значение того, что ты мне сейчас сказала. – Он снял с меня платье. – Звучит ужасно!

Я закуталась в невесомое одеяло и, закрыв глаза, улыбнулась.

– Зато отображает суть!

Он шумно выдохнул.

– Нет, все-таки, чувствую, мне придется выучить твой язык.

Лязгнуло оружие. Где-то рядом прошелестели скидываемые им одежды.

Дождавшись, когда он уляжется рядом, я, сонно приоткрыв глаза, посмотрела на его четкий профиль.

– Если страдаешь бессонницей, то можешь начинать! А я уже сплю!

– Предательница.

– Обманщик! И вообще, после сегодняшнего кошмарного дня и вчерашней сумасшедшей ночи, это единственное, чего я хочу. – Я примирительно пристроилась у него на плече и не удержалась от вопроса: – А ты правда меня ревнуешь к Крендину и к этому… незнакомому эльфу?

Велия притянул меня к себе и, глядя в шелестящий полог, скривил в усмешке уголок губ.

– Тайна, стадию ревности я прошел уже давно, а сейчас я просто схожу с ума!

Я фыркнула. Вот и пойми его! Ну и ладно! Хоть высплюсь!

ГЛАВА 12

Эльф смотрел в тускло освещенный серый потолок, вспоминая события прошлого дня.

Благодаря хитрости полукровки они ловко миновали два поста, встретившиеся им по дороге: придав трем камушкам иллюзию золотых монет, он с наглым видом всучил их на первом посту, да еще потребовал сдачу. На втором посту ушлый гном что-то заподозрил, но Бервуль, коротко пропев, погрузил его в глубокий сон, вытащив у бедолаги все собранное им золото.

В результате, попав в город, они первым делом купили себе приличные вещи и сняли номер в гостинице. Вымывшись и переодевшись в новую одежду, они спустились в гостиный зал. Заказав эль и мясо, уселись в дальний угол и с наслаждением принялись за еду.

– Бервуль, я хочу сказать, мне мало кто помогал в моей недолгой жизни. – Эльф сыто откинулся на высокую спинку стула и с благодарностью посмотрел на беловолосого. – Я хоть и королевского рода, но из нищей семьи. Мой отец погиб во время войны с тенями. Мать, пользуясь родственным правом, пристроила меня ко двору. Владыка принял меня как родного…

Бервуль изящно вытер тонкие пальцы о не первой свежести полотенце и заинтересованно посмотрел на эльфа. А тот, чувствуя доверие и желание выговориться своему случайному попутчику, продолжил:

– Незадолго до моего появления в Винлейне его единственный оставшийся в живых сын исчез. После долгих поисков его объявили сгинувшим. По закону, если бы он не объявился в течение пятидесяти лет, его бы считали умершим. Владыка даже как-то обмолвился, что, если сын не найдется, трон перейдет ко мне.

– Что ж, он нашелся вовремя! – Бервуль поднялся. – Пойдем, нам нужно торопиться!

– Ты мне так и не сказал, что ты хочешь сделать с выродком! Может, для начала убить его половинку?

– Может, для начала уйдем? Не забывай, большинство охранников живут в этом приграничном городе и любят пропустить по кружечке эля!

Эльф опасливо оглянулся, поднялся и, прикрывая лицо, поспешил за полукровкой. Тот уверенно перешел улицу и свернул в тихий переулок. Добравшись до крайнего дома, Бервуль постучал условным стуком. Через несколько минут дверь, скрипнув, приоткрылась, и в проеме показался изучающий глаз.

– Открой, учитель. – Бервуль резким движением задвинул за спину эльфа. – Это я. Когда-то ты сказал, что, если мне понадобится помощь, я должен просто прийти к тебе!

Дверь захлопнулась, что-то проскрежетало, затем она приоткрылась вновь, позволяя гостям протиснуться в жилище только боком и по одному.

Едва они оказались в полумраке дома, дверь закрылась и над головами вспыхнул яркий свет, который на секунду заставил зажмуриться.

– Ты слишком долго был на каторге, Бервуль. Учитель уже десять лет как умер, – раздался певучий голос.

Гости обернулись. Невысокая, замотанная в плащ фигура скинула капюшон, рассыпав по плечам белоснежные волосы.

– Мейана?

Эльф мог поклясться, что впервые за многие годы увидел нежность в равнодушных глазах полукровки.

– Привет, братец! – Девушка отступила на шаг. – А я думала, ты погиб. Сегодня по окомаговизору сообщили об активации «Белого пламени» на одном из этажей заключенных.

– Ты была бы рада? – Бервуль ехидно ухмыльнулся, а его взгляд снова стал отрешенным, но в то же время цепким.

– Мне все равно! – Девчонка, судя по всему тоже полукровка, повернулась и зашагала по коридору, коротко бросив: – Запри дверь на засов и иди в комнату.

Бервуль молча повиновался. Кинул на железные крюки стоявшую у двери почерневшую от времени доску и кивнул эльфу:

– Пойдем.

– А это кто? – не удержался он от вопроса, торопливо шагая за полукровкой.

– Сестра, – тихо ответил Бервуль и, помолчав, добавил: – Сводная.

Они вошли в небольшую круглую комнату. О том, что здесь кто-то живет, можно было судить по двум вещам: отгороженному серой тряпкой топчану и стулу со стопкой книг. Все остальное место занимали столы с невероятной формой склянками. Некоторые были пусты, остальные заполнены разноцветными жидкостями. В них что-то кипело, капало, замерзало.

В центре комнаты белой краской был нарисован небольшой круг со всевозможными символами и крейлами[3].

Эльф остановился, изумленно рассматривая все вокруг.

– Осталась вместо учителя? К тебе, наверное, весь высший свет ходит? – Бервуль, казалось, совершенно не удивился увиденному.

Он прошел к столам. Заглянул в одну колбу, добавил огня под другой, поправил тоненькую трубку в третьей.

– Ты забыл? У меня плохая репутация. К тому же высший свет, как бы то ни было, полукровкам не доверяет.

– Да? А я на каторге слышал, что после воцарения князя людей с полукровок сняли запреты.

– Может, в столицах и сняли, но в провинции как считали изгоями, так и считают! – Девушка села на топчан. – Прошло слишком мало времени, чтобы беловолосых перестали бояться.

– Давно бы уже перебралась в Великоград или в Винлейн. Уж там-то для полукровок рай! – Не оборачиваясь, Бервуль продолжал медленно обходить столы, разглядывая каждую колбу.

– Ты вернулся, чтобы давать ненужные советы? Меня устраивает моя жизнь! Говори, что ты хочешь, и уходи!

Бервуль обернулся. Не смущаясь мрачного взгляда девушки, прошел и уселся рядом.

– Я сбежал, как и обещал. А скоро у нас будут власть и деньги.

Девчонка фыркнула, смерила его недоверчивым взглядом и захохотала.

– Ты… к тому же ты стал сумасшедшим? Зря сбежал с каторги! Тебе там самое место!

– Мейана, я когда-нибудь тебя обманывал? – Глаза Бервуля чуть пожелтели.

– Да, и не раз! Так что приятно было повидаться, и прощай! – Девушка встала.

Он поднялся следом.

– Может, все-таки выслушаешь?

– Нет!

– Даже ради мести?

Мейана выжидательно замолчала. Бервуль победно улыбнулся и неторопливо начал:

– Этот эльф – наследник эльфийского престола. Правда, он самый последний в очереди, и при обычном стечении дел его черед никогда не наступит, но… есть мы!

Девушка смерила участливым взглядом притихшего в сторонке гостя.

– И кто же ты?

Эльф, потоптавшись, неуверенно шагнул к ним.

– Мое имя вряд ли вам что-нибудь скажет, госпожа. И я не претендую на эльфийский трон, потому что занять его практически невозможно, но… – Он замялся. – Я с удовольствием займу трон Великограда! Если, конечно, вы мне поможете!

– Эльф? Трон Великограда?? Но почему?! – В глазах Мейаны загорелось любопытство.

– Потому что нынешний князь лишил меня всего: эльфийского трона, будущего, надежды. Вот я и хочу отомстить, забрав у него корону.

– Хм. – Девушка с легкой улыбкой на красивых губах опустила взгляд. – Это не так-то легко будет сделать! У князя имеется жена и двое наследников.

– Людское Княжество сейчас самое слабое, в отличие от трона Эльфийского союза. И их корону действительно легче захватить, – вмешался Бервуль.

– Наследников можно убить, половинка тоже не проблема. Но вот сам князь… – Мейана покачала головой.

– Его уже однажды опоили забынь-корнем. Он тридцать лет был на рудниках, не помня ни имени, ни рода. – Эльф осмелел и, подойдя ближе, присел на корточки.

– Что-то я такое слышала… Что ж, если удастся снова опоить его этой отравой, это повлечет уже необратимые последствия. – Мейана задумалась, рассматривая трещины каменного пола.

Эльф не сводил глаз с этой невысокой, красивой девушки, ловя себя на мысли, что любуется ею. Наконец подняв голову, она встретилась с ним взглядом и нежно улыбнулась.

– Я думаю, вам нужно остаться переночевать. Куда вы на ночь глядя. Будь как дома, Люминель.

ГЛАВА 13

Я медленно всплывала из омута сна. Кто-то тормошил меня так, словно старался вытрясти душу. Открыв глаза, я некоторое время смотрела на нависший надо мной силуэт, пока не узнала мужа.

– Да очнись же! – проник в уши его голос. – Тайна, ты меня слышишь?

– Слышу, – кивнула я и попыталась сесть. – Что случилось?

– Не знаю. Ничего. Наверное, тебе приснился плохой сон, и, после того как ты начала пинаться и громко кричать мне в ухо, я решил тебя разбудить.

– Сон? – Я помотала головой, пытаясь вспомнить обрывки. – Ничего не помню! Вел, я хочу пить.

Прошептав заклинание, он протянул мне стакан воды.

Не почувствовав ни вкуса, ни запаха, я выпила жидкость и отдала стакан.

– Вел, мне уже несколько раз снился сон про эльфа и полукровку. Кажется, ни одного из них я раньше не видела. Почему-то всегда, когда просыпаюсь, забываю все, что было, кроме того, что снова видела этих двоих. Вот и сегодня. Я помню, что мне снились они, а что именно было в том сне, не помню! И… я почему-то боюсь! Боюсь снова уснуть и увидеть их!

Велия, скрестив ноги, удобно уселся и сграбастал меня на руки.

– Это всего лишь сон. Вот пройдет луностояние… Мне за эти дни тоже пару раз снилось нечто похожее.

– Мне страшно! – Дрожь, колотившая меня, стала проходить. Я уютно устроилась в его руках.

– Забудь! Единственный, кто по своей глупости мог нам навредить, мертв. Тебе нечего бояться, родная.

Я закрыла глаза и вдруг почувствовала, как вопреки моим страхам ко мне подкрался сон.

– Вел, признавайся, твоя работа? – зевнула я, засыпая.

* * *

Глядя на спящую Тайну, он осторожно опустил ее на постель, укрыл воздушным одеялом, а сам, осторожно поднявшись, подошел к столику. На нем всегда стояла ваза с фруктами и напитки. Взяв бокал, он плеснул вина, подошел к круглому окну и, глядя на стремительно светлеющее небо, выпил.

Давно, очень давно он не спасал жену от кошмаров. Интересно, что означают ее сны? Или его? Нет, обязательно нужно сегодня же поговорить с отцом, а если получится, то и с придворными магами.

Ощущение надвигающейся беды усилилось. Закрыв окно, он поставил фужер на столик и, подойдя к постели, осторожно лег. Тайна, улыбаясь во сне, заворочалась, уютно устраиваясь у него под боком, и, сонно почмокав, засопела.

Надо постараться уснуть. Сегодня луностояние и дурацкий бал. Нужно отдохнуть.

За последнюю сотню лет он научился обходиться двумя-тремя часами сна. Посмотрев на расцветившееся золотисто-розовыми тонами небо, он закрыл глаза.

* * *

Мейана кинула ему и Бервулю большую лохматую шкуру, а сама улеглась на топчан и задернула грязную штору. Он мгновенно провалился в нервный сон, и, казалось, на секунду закрыл глаза, как его уже тряс за плечо беловолосый.

– А? Что?

– Тихо! Вставай, хватит спать! Пока ты дрых, мы с Мейаной посоветовались. Короче, план такой. Нам нужно попасть в Винлейн. Разведать обстановку. Так?

– Так.

– А для этого нам нужно немного изменить себя! Так?

– Угу. Но вообще-то из-за рубцов от плети охранника-жреца меня и так не узнать!

– То же можно сказать и обо мне, но лучше не рисковать! Ты жил в Винлейне. Даже обезображенное, твое лицо может кто-нибудь вспомнить. Ты снова хочешь на каторгу?

Знает куда надавить!

Не желая подвергаться магическим опытам, Люминель брыкался, пока не услышал последний довод. Нет, на каторгу он больше не пойдет. Лучше смерть, чем это унижение!

– Ну и что дальше?

Бервуль пожал плечами.

– Будем думать, пробовать. Что-нибудь да получится.

– Проснулись? – В дверь тихонько скользнула Мейана. – Давайте быстрее. Скоро рассвет. Я открыла переход к городскому порталу в Рубаин. Стражник спит. В Винлейне я тоже усыпила стражу. А потом – все по плану.

Обсыпав их светлым порошком, она быстро забормотала заклинание. Бервуль и Люминель с изумлением уставились друг на друга. Первым не выдержал эльф:

– Ой, ну это ж надо! Сделать из Бервуля беса!

– На себя посмотри. Гном из эльфа – тоже верх извращенной фантазии моей сестренки!

– Так, цыц! Вот! – Мейана подала Бервулю доверху наполненный дорожный мешок. И пояснила: – В этой склянке – настойка забынь-корня. Вдруг пригодится? Это – браслет-портал. Произнеся заклинание, откроешь переход, вот только куда он приведет, неизвестно. А это – перстни-перевертыши. Они…

– Дорогая, я помню, – нетерпеливо перебил ее Бервуль. – Они для того, чтобы ненадолго брать чей-то облик. Рас или животных – все равно.

Мейана кивнула.

– У меня больше ничего нет из того, что могло бы вам пригодиться. А тебе, Люминель, вот это!

Она кинула в руки эльфа второй мешок.

– Там еда и питье. Короче, чем богата. И еще, это лично от меня. – Девушка подошла, взяла его руку и надела на средний палец кольцо из сиреневого металла с белым ромбовидным камнем. – Это кольцо-помощник. Будешь голодным – сотворит еду, захочешь спать – приведет в безопасное место. Только запомни, оно исполняет лишь то, в чем ты действительно нуждаешься.

– Знакомое колечко! – Рядом с эльфом встал Бервуль.

– Отстань! – отмахнулась она. – Ты хороший маг, тебе помощник без надобности, а вот ему пригодится. И запомни: если убьют его, у нас по-прежнему не будет ничего. Ни денег, ни власти, ни мести!

– Но, даже если он останется жив, может случиться так, что у нас ничего не получится и тоже не будет ни власти, ни денег! – Бервуль подхватил мешок на плечо и шагнул к открытой двери, за которой в темноте коридора сияли круги портала.

– Если он останется жив, у нас будет надежда! – бросила Мейана ему в спину и обернулась к рассматривающему кольцо Люминелю. – Ну, торопитесь!

ГЛАВА 14

– Хватит спать! Тайна! – Голос Велии выдернул меня из сновидений.

Я разлепила один глаз и сфокусировала его на деловито одевающемся муже.

– Ну и зачем меня будить в такую рань?

– В какую рань? Уже полдень!

– Говорю же – рань!

– Так! Или ты встаешь, или я на самом деле начну тебя будить! – пригрозил он, усаживаясь рядом.

– Ты все равно уже оделся! – хихикнула я.

– Да… – он задумчиво оглядел золотистую накидку, – ты права, что-то мне этот костюм не нравится. Вот заодно и переоденусь.

– Эй-эй, сам говоришь – уже полдень, нужно торопиться!

– Я обманывал. У нас еще есть в запасе часа три.

– А как же бал?

– Он назначен после восхода лун. Так что с тремя часами я поскромничал! Давай останемся здесь до вечера?

– Ну уж нет! – Смеясь, я вырвалась из его объятий и, спрыгнув с кровати, исчезла за маленькой дверцей.

– Лентяйка! – Сквозь плеск воды я едва услышала его смех.

Шутник, блин!

Когда я умылась, причесалась и вернулась в комнату, Велия уже действительно переоделся в костюм золотисто-черных тонов и сейчас заканчивал расплетать косу.

– Шикарно выглядишь! – С легкой улыбкой он оглядел меня с головы до ног. – А может, все-таки…

– Ну уж нет! Иначе, зная тебя, мы на бал не попадем! – Я увернулась от его рук и подошла к шкафу.

Та-ак! И что мне надеть?

Поворошив разноцветные платья, я вдруг наткнулась на костюм наемника и вытащила его.

– К тому же у меня совесть нечиста. Тоже мне родители! Оставили детей одних. Надо идти в Великоград и собирать их на бал. То-то Санька обрадуется!

Сзади неслышно подошел Велия.

– Зачем ты достала этот костюм?

Я непонимающе оглянулась.

– Что? А, ты об этом! Ты же знаешь, что я не люблю платья, а до праздника еще далеко! Вот и решила пока надеть брюки. А это все, что я нашла.

– Не заговаривай мне зубы!

С опаской посмотрев в его помрачневшее лицо, я вспылила:

– А что такого? Мне нравится ходить в брюках. В них удобно! А вечером я переоденусь и снова буду изображать оранжерейный цветок. Что ты разнервничался? Это всего лишь костюм наемника!

– Всего лишь?! – Он выхватил из моих рук одежду. – Да я бы тебе слова не сказал, если бы ты достала простой костюм наемника.

Я отвела взгляд от его желтеющих глаз и с удивлением уставилась на потертые темно-серые джинсы и непонятного грязно-синего цвета ветровку.

– Доспехи Странников Мира?! Но откуда? Я же сама отдала их в хранилище артефактов сразу после рождения детей!

Не сводя с меня глаз, Велия помолчал, вздохнул, сунул мне в руки одежду и опустился на кровать.

– Они сами решают, когда наступает их черед. Надевай. – Устало потерев ладонями лицо, он чуть слышно пробормотал: – Значит, что-то произойдет.

* * *

В предрассветный час всегда сильно хочется спать. А может, на стражника-гнома так подействовала магия Мейаны. Люминель с Бервулем тенями проскочили городской портал Рубаина и мгновением позже уже выходили в беседку Винлейна.

– Сюда, скорей! – Эльф наконец-то почувствовал себя хозяином положения и, перешагнув через похрапывающего стражника, махнул полукровке. – Давай сюда. Я знаю город. Сейчас уйдем в лес и там отсидимся.

– Ты дурак?! – Бервуль догнал его и возмущенно зашипел: – От кого ты собрался прятаться? Ты – гном! Запомни! Придумай себе имя и веди нас в гостиницу. Надеюсь, в этом городе она имеется?

Эльф похлопал глазами и растерянно кивнул на самый крайний портал.

– Тогда сюда!

ГЛАВА 15

День пролетел незаметно. В два часа пополудни Велия пошел в Великоград за детьми, пообещав на закате вернуться. Попрощавшись с мужем, я нашла Светку, играющую со своим многочисленным семейством.

– Таня, Тайна! Ты поиграешь с нами? – облепили меня девчонки.

– Так, дети, ну-ка разойдись! – Светка, раздвинув дочерей, пытливо заглянула мне в глаза. – Что-то ты рано! Где Санька, Дар?

– Свет, успокойся! Я никуда не уходила!

– Как?! – В глазах подруги заплескалась тревога. – А где ты ночевала?

– Ой, Свет, со мной такое произошло – обхохочешься!

Светка тут же встала в стойку, напомнив мне борзую, напавшую на след.

– Так! Девочки! Сейчас вы пойдете на обед с Нилейной! И ведите себя хорошо! Няни тоже люди! Тьфу ты, эльфы! Ну вы меня поняли! – Она кивнула подошедшей эльфийке и, ухватив меня за руку, утянула на балкон. – Ну, рассказывай!

– Да что рассказывать?! Я дура! Ты представляешь, я не узнала вчера своего мужа, заигрывала с эльфом. В общем, вляпалась по уши!

Светка восторженно вытаращила глаза.

– И как ты до сих пор жива? Зная Велию…

Я вздохнула, помолчала и, срываясь на нервное хихиканье, начала рассказывать о своих вчерашних приключениях.

– Ну, подруга, ты даешь! – подытожила Светлана. – В который раз убеждаюсь, что у тебя не муж, а золото. А ты – безмозглое, легкомысленное существо!

– Ой, кто бы говорил! – фыркнула я.

– Ладно, прими это как факт и смирись! – Светка оглядела меня критичным взглядом. – А чего ты вырядилась в эти страшные тряпки? Уж не хочешь ли ты пойти в этом на бал?

– Знаешь, Свет, я подумываю!

– Нет, нет и нет! – Подруга решительно потащила меня за собой. – Мы идем готовиться к празднику! Скоро закат. Придут твои дети, муж. Все красивые, а ты… как бомжиха! Жуть! И не возражай!

Она пролетела через опустевшую комнату и выволокла меня в коридор.

– Куда ты меня тащишь?

– В мою гардеробную! Там должны принести с десяток новых платьев. Как раз к балу! И не спорь! – Не слушая возмущенные вопли, Светка втащила меня в портал.

* * *

Сняв комнату в гостинице, Бервуль куда-то ушел, оставив Люминеля одного.

Эльф с наслаждением улегся на мягкий диванчик и уставился в шелестящую над ним листву, но вскоре поднялся и начал мерить шагами комнату. Мысли не давали покоя, прогоняя отдых и сон.

И эльф решился.

Наплевав на запреты полукровки, он вышел из номера и остановился у серебрящихся порталов. Бродить по городу он не решился, даже понимая, что если кто-нибудь и увидит в кривоногом гноме эльфа, то все равно не узнает. Уж слишком обезобразили его лицо шрамы от плетей охранников.

Подумав, он шагнул в ближайший портал и оказался на большой поляне, вдоль которой раскинулись ярмарочные ряды.

Ненависть тут же искривила его лицо.

От этих торговцев никакого житья! И как может дядюшка разрешать всем этим расам уничтожать Винлейн, прикрываясь шутовским словом «ярмарка»? Когда он станет Владыкой, то наведет здесь порядок!

Вдохнув полной грудью напоенный ароматами леса воздух, он в блаженстве прикрыл глаза. Как же он соскучился по дому! По этому воздуху, по своему городу!

Там, в горах, казалось, каменная пыль заполнила его легкие, превратив в кусок скалы. А лес приходил только в снах. Коротких, обманчивых и мучающих душу.

– Эй, брат, покупать чего будешь? Нет? – вывел его из задумчивости хриплый голос. На него, уставившись бусинами глаз, внимательно смотрел гном. – Говорю, брать чего будешь, нет?

Люминель недоуменно обернулся. Не увидев за собою гномов, опомнился и поспешно качнул головой.

– Да нет, брать ничего не буду. Я тут так… Смотрю, брат.

Торговец нахмурился.

– Смотрит он! Нечего без дела тут шляться! Стырить мои камушки захотел? Вали отсюда, пока не накостылял!

Эльф отскочил и, не оглядываясь, резво зашагал подальше от невежливого гнома. В глазах замельтешили одежда, оружие, ткани, посуда, камни, украшения…

Пройдя бесконечный ряд, он остановился у последнего прилавка.

– Что-нибудь хочешь купить, мальчик? – Тихий шепот вкрадчиво влез в уши, заставив испуганно вздрогнуть.

Люминель опустил глаза, с удивлением разглядывая маленькую, скрытую черным плащом фигурку.

– Это вы мне?

– Тебе, мальчик, тебе! – Капюшон чуть приподнялся, и из-под него молодо блеснули голубые глаза. Глубокие морщины и седые локоны уродовали лицо некогда красивой женщины. – Кто это тебя так заколдовал? Тебе совершенно не идет личина гнома! Давай-ка я подарю тебе амулет. Он вернет тебе твое лицо!

Эльф испуганно отпрянул и торопливо забормотал:

– Нет-нет, не надо! Мне очень нравится это лицо! Правда! Все хорошо! Не нужно мне помогать!

Старуха задумчиво пожевала губами.

– Ну как хочешь! О! Дай-ка я подарю тебе один браслетик! Для чего он, я не помню, пусть будет просто подарком!

Не успел Люминель ничего сообразить, как холодные старческие пальцы защелкнули на его запястье старинный браслет.

– Хм, спасибо, конечно! А-а… а как зовут тебя, бабушка? – Полюбовавшись на сияющие самоцветы, эльф поднял глаза на старуху.

Она уже опустила капюшон.

– Не помню! Да какая разница? Зови бабушкой, не ошибешься! Но лучше не зови!

Эльф, разглядывая браслет, и не заметил, как толпа оттерла его от прилавка с амулетами. Размышляя о странной торговке, он, еще немного побродив по лесу, вернулся в номер. И как раз вовремя.

– Ты не представляешь, какая нам сегодня улыбнулась удача! – Бервуль шагнул в номер почти следом за ним. – Я побродил по городу и узнал, что сегодня Владыка объявил бал! Да-да, мой друг гном, сегодня мы повеселимся!

Люминель, словно не услышав, несколько мгновений ошалело разглядывал ухмыляющуюся физиономию беса.

– Тьфу ты, – выдохнул он. – Я не привык видеть тебя в таком обличье!

– Хе-хе! Да-а, сестренка знает толк в маскировке. А знаешь, почему она превратила меня в беса? Ну подумай? Да потому, что они все лысые! Понимаешь?

– Если честно – нет!

– Ну ты и тупой! Если бы она задействовала облик любой другой расы, мои белые волосы выдали бы меня. Натолкнули на мысль что это личина. А бесы – лысые! Теперь понимаешь? Она даже об этом подумала! – Бервуль, раскинув руки, упал на диван и с улыбкой посмотрел на лиственный потолок[4]. – Она умница!

– Ты ее любишь? – Это вырвалось само собой, и эльф тут же прикусил язык.

Полукровки не любители говорить по душам, но Бервуль не рассердился и, не переставая улыбаться, пояснил:

– Она моя невеста! Мы жили в Великограде. Ее отец и моя мать были соседями, а после стали жить вместе. Так она стала моей сестрой. А потом она выросла, расцвела, и… Людской лорд захотел сделать ее своей, нет, не женой, любовницей, и забрал ее к себе в усадьбу. А меня в то время отчим отправил на сезонную ярмарку. На границе. Может, знаешь? – Бервуль скосил глаза на внимательно слушающего эльфа. – В конце лета, перед луностоянием, на границу с Эльфийским союзом съезжаются торговать все расы. Хотя куда тебе. Ты, лорд крови, может, даже и не знаешь, что такое ярмарка? – Не переставая улыбаться, Бервуль снова перевел взгляд на шелестящие над головой листья. – Короче, я опоздал. Приехал через день. Узнал, где она, пришел за ней и… убил лорда. Мы бежали в ту же ночь. Через три недели мы добрались до Братства гномов. Некоторое время бродяжничали по городам, потом в Рубаине нашли старого мага. Он принял нас, поселил у себя (ты видел его хижину) и начал обучать. Мы прожили у него кварт[5] как муж и жена, но от судьбы не уйдешь! Я случайно встретил слугу того лорда. Он узнал меня и сдал стражникам. Так я оказался на каторге. Меня приговорили к тремстам годам в надежде, что я сдохну от болезней или меня запорют плетьми, но полукровки живучие. – Он отрывисто засмеялся, рывком сел и посмотрел на ошеломленного такими откровениями эльфа. – Ну, что еще ты хочешь узнать?

Люминель потоптался на месте.

– А о какой мести говорила Мейана?

– О, это отдельная песня! Но если ты так хочешь, скажу. Мы бежали, но в Великограде оставались наши родители и братья. За годы правления Барги и Татуфа всех наших родных уничтожили.

– И кому теперь мстить? – Люминель подошел ближе. – Ведь насколько я знаю, Барга и Татуф мертвы.

– Все верно! Но не они виноваты в гибели нашей семьи, а тот, кто сейчас правит расой людей!

– Князь Велиандр?

– Князь Велиандр!

– Но почему?

– Почему? – Бервуль помрачнел, поднялся и заметался по комнате, словно раненый зверь. – Потому что если бы он сразу после победы над тенями принял трон, то не было бы стольких лет преследований и гонений! Поверь, не я один так думаю! Поэтому я и взялся тебе помогать.

Люминель, не сводя с полукровки настороженного взгляда, опустился на диван. Тот внезапно остановился и сел рядом.

– Ты не бойся! Мы с Мейаной уже все просчитали. Я все сделаю сам! Твоя задача подстраховать нас со стороны эльфов!

– В смысле? – Люминель, пытаясь разобраться в хитросплетениях плана, почувствовал себя неуютно под взглядом его хищных глаз. – Что я должен буду делать?

Бервуль вопреки ожиданиям вместо обычных насмешек дотошно начал объяснять:

– На тебе – его выродки! Но помни! Если с детьми хоть что-нибудь случится, считай, что все, что мы затеяли, пустое! Даже если мы убьем Велиандра и его половинку!

– Но почему?

– Во-первых, они наследники! Во-вторых, эти дети – гарантия нашей жизни! Я думаю, Владыка ради них отречется от трона. А если все получится, как планирую я, у нас будет даже две короны!

– А если начнется война, какая из рас нас поддержит?

– Не волнуйся, на этот счет у Мейаны свои планы.

Люминель неопределенно пожал плечами и промолчал. Какая разница, что задумал его партнер? Самое главное, чтобы все получилось! Лишь бы уничтожить мерзкого полукровку и его девку!

Он стиснул зубы, представляя эту упоительную картину! Да! Ее смерти он хотел даже больше! Эта тварь посмела отвергнуть его. ЕГО!

– Хватит мечтать! – вернул его в реальность голос друга. – Пока есть время, нужно подготовиться!

ГЛАВА 16

– Света, я ничего из этого не надену! Чувствовать себя весь вечер попугаем? Увольте!

– А чувствовать себя весь вечер бомжихой? Лучше?

– Ой, я тебя умоляю! Тем более мне очень идет этот костюм!

– Это не костюм! Это – старые тряпки! Ну-ка отдай их мне! Я их немедленно выкину!

– Вообще-то это мои доспехи!

– Тань, очнись! Зачем тебе доспехи? Война закончилась почти сто лет назад! Короче, или ты переодеваешься во что-нибудь приличное, или никуда не идешь! В конце концов, я тут хозяйка и могу не пустить тебя на бал!

– Ой, как ты меня этим обяжешь! – Устав спорить, я уселась прямо на то цветное великолепие, которое уже часа два на меня пыталась надеть подруга.

Нет, я в принципе не против платьев, но именно сегодня ни за какие коврижки не хотела снимать доспехи. Ну не объяснять же ей, что, находясь в этом мире, я все-таки научилась доверять интуиции и обращать внимание на самые незначительные мелочи.

– Ни-че-го не зна-ю! Быстро надевай вот это платье… А где оно? – Светка огляделась. Увидев лоскут цветастой ткани, «криком о помощи» выглядывающий из-под меня, она возмущенно всплеснула руками. – Быстро вставай! Ты же его помнешь! Это же самое лучшее платье, которое я видела! И… и я отдаю его тебе!

– Оно тебе нравится? – Хитро прищурив глаза, я даже не пошевелилась.

– Очень! – попалась в ловушку Светка.

– Вот и забирай его себе! От всей души! Не возьмешь – обижусь!

– Ах ты…

– Что за шум, а драки нет? – неожиданно раздался насмешливый голос Велии.

Следом за сыном из портала вышел Владыка.

– Скоро будет! – пропыхтела Светка, пытаясь достать из-под меня свой наряд.

Я улыбнулась одетому в черное мужу:

– Любимый, как ты вовремя! Владыка, угомони свою жену! Она чуть не одела меня клоуном! То есть шутом!

– Опять не ценишь творение моих портных? – Смерив меня язвительным взглядом, свекор подошел, сел в кресло и потянулся за небольшим кувшинчиком. Плеснул в бокал, судя по аромату, цветочного ликера, сделал пару глотков и отставил. – Любимая, эти двое – варвары! Им чуждо чувство прекрасного. Я давно махнул рукой на их манеры, что и тебе советую!

Словно не замечая Светкиных усилий, Велия подошел и уселся рядом со мной. Подруга, издав рык раненого льва, выпустила из рук платье, подскочила к Владыке и, схватив недопитый бокал, парой глотков его осушила.

– Нет, это уже никуда не лезет! Они уничтожили мое лучшее платье!

– Забудь, дорогая! – Владыка, смеясь, усадил возмущенно фыркающую Светку на колени и проникновенно пообещал: – Я подарю тебе столько платьев, сколько ты захочешь! Только куда ты их будешь складывать?

– Значит, подаришь еще и новую гардеробную! – мгновенно успокоилась Светка.

– Кстати, Тайна! – Велия смерил меня оценивающим взглядом. – Ты обещала переодеться к балу! Все должны видеть в тебе княгиню!

– Хорошо! – согласилась я, демонстративно оглядев его черный костюм. – Но только после того, как ты переоденешься в свои княжеские тряпки золотисто-красных тонов. И кстати, тебе не будет жарко в плаще? – Я словно невзначай коснулась рукоятей мечей, которых не скрыл даже плащ.

Муж поднял на меня тяжелый взгляд.

– Договорились. Предлагаю сегодня немного нарушить традиции.

Я криво улыбнулась.

– Солнце уже село! – перебил нас Владыка, поднимаясь. – Пора идти за внуками и отправляться в Цветущий зал. Гости ждут! – Подав руку Светлане, он кивнул нам. – Сильно не задерживайтесь. Встретимся в детской.

Я поднялась вслед за ними и шагнула к порталу, но Велия меня остановил. Развернув к себе, он распахнул свой плащ, являя неплохую экипировку.

– Почему-то мне кажется, сегодня это может пригодиться.

Сняв пояс с ножнами, он опоясал меня, нахмурился, заглянул в один шкаф, в другой, выудил золотистый плащ, по всей видимости Владыки, и, накинув мне на плечи, закрепил.

– И что это значит? – наконец отмерла я.

– Тайна, ты не думай! Я не сошел с ума, просто меня, так же как и тебя, тревожат сны и… и сегодня луностояние.

– Сны… – Я заглянула в его помрачневшие глаза. – Вел, а может, мы сошли с ума вместе? Скажи, что я сумасшедшая и что все будет хорошо.

Он вздохнул.

– Не скажу. Пойдем. Нас ждут.

* * *

Саниэль в воздушном платье цвета восхода солнца повисла у меня на шее.

– Мамочка! Я так по тебе соскучилась! Почему ты не вернулась вчера, как обещала?

Я улыбнулась, обнимая дочь.

– Котенок, я не смогла!

– Ага, не смогла она! А мне пришлось отдуваться, рассказывая этой плаксе страшилку! – злопамятно надулся Дар.

– Договорились! Сегодня после бала я буду весь вечер рассказывать вам сказки на выбор!

С горящими глазами вокруг меня щенком завертелся сын:

– Звездные войны!

– Опять? Ну уж нет, хочу про того очкастого волшебника-недоучку! Ты, мам, мне обещала! – вспылила Саниэль, отталкивая брата.

– Опять твои слезливые сказки слушать!

– А вот и нет!

– А вот и да!

– А вот и…

– Так, все! Наследники, не позорьте меня перед Владыкой! – Строгий голос Велии на мгновение вернул тишину. – Мы не дома!

– Ой, па, это ж дед! А я уже было испугался! Думаю, может, правда какой Владыка пришел! – хихикнул Дариан, подбегая к Пентилиану. – Дед, ты же у нас мировой и не будешь сердиться на шутки юмора?

Владыка, взглянув на едва сдерживающегося от смеха сына, переглянулся со мной и, обняв внука, гордо заявил:

– Вот как надо зарабатывать авторитет у подрастающего поколения!

– Знаешь, сынок, когда я был в твоем возрасте, меня воспитывали не в пример строже! – довольно ухмыльнулся Велия.

– Па, ну это когда было? – бросилась защищать брата Саниэль. – Мама вообще сказала, что ты у нас музейная ценность и тебя пора сажать к мамонтам!

– Ну, любимая, спасибо! То, что ценность, это хорошо! Потом объяснишь, что такое «мусс-зей-найа» и «мамонт-там»! – перевел на меня смеющиеся глаза муж.

Ну, доча, удружила!

Я украдкой показала ей кулак.

– Так, все семейство в сборе! Пора идти на бал! – Из портала вышла Светка. – Я девчонок отправила с няньками в их комнаты. Жаль, что они еще очень маленькие, чтобы пойти вместе с нами.

– Пора! – мгновенно посерьезнел Владыка. – Солнце село. Скоро взойдут луны. Пойдемте. Только, Дар, не назови меня на балу дедом. Не поймут!

Едва Светка и Владыка растворились в серебристых кругах перехода, как Велия нас остановил.

– Дар, ты уже взрослый! Помни, что бы ни случилось, ты должен защищать сестру!

Дети внимательно посмотрели на отца.

Саниэль нахмурилась.

– Что происходит, па?

Дариан молча переводил настороженный взгляд с меня на отца и обратно.

– Надеюсь, ничего. Просто нашел время для еще одного подарка. – Сняв с себя ножны, он протянул их сыну крестовиной меча вперед. – На, надень. Спрячь под накидку. На бал не принято приходить с оружием. – Велия дождался, когда сын выполнит приказ, и повернулся к дочери. – Санечка! Тебе я тоже приготовил подарок. – Выудив из-за пазухи серебристый медальон, он торжественно повесил его на шею Саниэль. – Не снимай его.

Серьезно кивнув, она чмокнула отца в щеку.

– Ну а теперь идемте на бал! – Велия улыбнулся детям. Подталкивая их к порталу, он обернулся ко мне и шепнул: – Как я не хочу туда идти!

ГЛАВА 17

В огромной бальной зале уже толпились гости. Здесь все осталось прежним: полукруг колонн в виде стволов деревьев создавал ощущение, что ты в лесу, в конце зала пустовала утопающая в цветах сцена, посередине, рассыпаясь хрусталем, звенел фонтан, под лиственным куполом кружились разноцветные светильники, и везде были цветы.

На возвышениях стояли огромные вазы с цветами, цветочные ковры, увивая, скрывали стены. В нос лез цветочный аромат. Цветы, цветы, цветы…

У меня скоро появится стойкая аллергия на цветы.

Чувствуя, как начинает покалывать в виске, я огляделась. Ничего подозрительного. Разноцветные эльфы в ожидание праздника стояли группами или сопровождали своих порхающих по залу женщин.

– Ой, мам, а можно, мы пойдем погуляем? – требовательно дернул меня за руку сын.

– Ага, можно? – заглянула мне в глаза Саниэль.

Я обернулась к Велии.

Тот пожал плечами.

– Можно. Только не уходите далеко, а лучше прогуляйтесь до трона дедушки. И, Дар, не спускай глаз с Саниэль!

Дети, послушно взявшись за руки, тут же затерялись в толпе.

– Ты уверен, что это не опасно?

– Зал битком набит охранниками. Десять из них следят за нашими детьми. Я поделился с отцом опасениями, и он пошел мне навстречу, усилив охрану втрое.

– А-а-а, ну тогда я спокойна! – Я легонько коснулась губами его губ. – Ты самый лучший!

– Я знаю! – улыбнулся он и взял меня за руку. – Начинается!

Эльфы оживились. Из кругов портала в зал шагнул Владыка, ведя под руку Светлану.

– Приветствую вас, прекрасные жители Винлейна и уважаемые гости нашего города. Рад видеть вас на балу! Радуйтесь, танцуйте и будьте счастливы!

Он сделал знак, и зал наполнила легкая, игривая музыка.

– Может, потанцуем? – Велия склонился передо мной в шутливом поклоне.

– Что это с тобой? – фыркнула я.

– Ты мне отказываешь? – Он изогнул бровь.

– Не дождешься! – Мои руки привычно обвили его шею. – Наверное, мечтаешь улизнуть к своему папочке, оставив меня в одиночестве?

– Ага, чтобы ты танцевала с эльфами? Ну уж нет! – Он обнял меня за талию и пригрозил: – Сегодня будет вечер танцев!

– Супер! – «испугалась» я.

* * *

– Ты видел их? – Бес почесал за рожками и огляделся.

– Видел! Когда Владыка объявлял начало бала, они стояли рядом. Потом куда-то делись. – Носатый низкорослый гном выглянул из спасительной тени. В углах зала всегда таился полумрак. Светящиеся шары любили кружиться в центре, над танцующими парами.

– Эй, я не понял, ты долго будешь прятаться? Если ты сейчас же не найдешь их детей и не начнешь действовать, я тоже умою руки! Мне одному не хочется болтаться на виселице или снова гнить на каторге! Или, может, ты думаешь, я все сделаю за тебя, а тебе вручу трон? Ха, если я выгляжу как бес, это не значит, что я думаю как бес!

– Тише, тише! – Люминель испуганно шарахнулся от полукровки. – Вдруг нас узнают?

– Ты не понимаешь? – вдруг спокойно спросил Бервуль. – В тебе и так трудно узнать эльфа, а уж вспомнить в твоей изуродованной роже наследного красавчика вообще невозможно! Так что угомонись. Иди найди детей и глаз с них не спускай. Как только все начнется, стой за троном. Там откроются три портала. Два из них иномирных, а один ведет в Рубаин.

– Зачем нужны порталы? – Люминель, непонимающе хмурясь, не сводил глаз с полукровки, словно пытаясь проникнуть в его мозг.

Бервуль раздраженно вздохнул.

– Если я не справлюсь с князем, так хоть избавимся от него на некоторое время! А если вообще ничего из того, что я задумал, не получится, у нас будет шанс сбежать. Короче, иди ищи детей!

* * *

Крендин цедил уже третий бокал крепкого эльфийского ликера. Прислонившись к колонне, он не сводил глаз с единственной женщины, которую любил вот уже долгих шестьдесят лет, зная, что она никогда не будет принадлежать ему.

Задержав дыхание, он сделал хороший глоток и выдохнул. Хм, надо же, эльфы прикидываются такой нежной, чувствительной расой, а хлещут напитки, по крепости не уступающие гномьему спирту!

Он снова нашел ее глазами. Чудесная, необычная, непонятная и такая родная. Почему он не встретил ее первым?

Эти годы пролетели словно сон.

Пытаясь забыть ее, он уехал к Лендину в Златогорье и пять лет прожил с довольно симпатичной одинокой соседкой. Смешно сказать, но сейчас он даже не вспомнит, как ее звали. После, устав выть и напиваться в луностояния, ничего никому не сказав, вернулся в Великоград, да так здесь и остался. И, мечтая темными ночами о ней, своей тайне, чувствовал себя даже счастливым.

Он залпом осушил бокал и поставил его на стол. Эльф-слуга тотчас наполнил его и с поклоном подал. Крендин уже протянул руку, чтобы взять, как его внимание привлек гном. Обычный, но… что-то в нем настораживало. Проводив его взглядом, Крендин забыл о выпивке и неторопливо, будто прогуливаясь, пошел за ним.

Гном воровато оглянулся, встал за колонну и стал наблюдать за танцующими. Вдруг он оживился. Глаза хищно прищурились.

Крендин подкрался ближе и, проследив за его взглядом, насторожился: тот не отрываясь следил за Велией и Тайной.

Музыка стихла, и незнакомец, держась в тени колонн, стал пробираться к трону.

Почувствовав тревогу, Крендин пошел за ним.

ГЛАВА 18

Музыка как-то неожиданно закончилась. Не выпуская меня из объятий, Велия поцеловал мою ладонь. Я улыбнулась. Когда-то давно он объяснил мне, что этот жест означает величайшее уважение и бесконечную любовь. И иногда таким образом выражал свои чувства, не тратя времени на слова.

– Ты не будешь скучать, если я отлучусь на пару минут? – Зеленые глаза очаровывали, ласкали.

– Ага, – погрустнела я, – а потом объявишься ближе к утру!

– Нет, родная, я объявлюсь гораздо раньше! Дело в том, что перед балом мы с отцом разговорились, пока ждали вас. Ну а какая беседа без Изумрудного вина? – Он виновато ухмыльнулся. – Дальше объяснять?

– Опять врешь! – вздохнула я. – Ладно, иди.

Он повернулся и пошел в сторону трона. Провожая его взглядом, я спохватилась:

– Вообще-то сортир в другой стороне! Ой!

В спину толкнул порыв ветра, еще и еще. Кинувшиеся врассыпную эльфы скрыли в бестолковой суете моего мужа. Я, в изумлении замерев, смотрела, как некоторых из них, метко прошитые короткими стрелами, падали на узорчатый пол. Сзади послышался рев.

Слава Всевидящему, надоумившему меня утром надеть доспехи! В них пролетающие сквозь меня стрелы я ощущала лишь как порыв ветра.

Черт!

Вел!!

Дети!!!

Не замечая дождя из стрел, я кинулась вслед за мужем и растерянно огляделась.

Боже, где его искать в таком столпотворении? Эльфы, забыв о своих магических способностях, метались по залу слепым стадом. Интересно, они что, не видят дворцовых порталов?

Нырнув за колонну, я оглянулась и остолбенела. Из трех открывшихся в конце зала порталов посыпались одетые в грубую кожу, узкоглазые, похожие на монголов недомерки, вооруженные чем-то отдаленно напоминающим арбалеты. Вместе с ними из порталов выскочило несколько рыжих лохматых зверюг.

В другом конце зала, у трона, словно ища у Владыки защиты или, наоборот, защищая, столпилась большая часть эльфов. Перед ними шеренгой встали опомнившиеся стражники, отвечая на атаку пришельцев непрекращающимся ливнем из стрел.

Стараясь не попасть под перекрестный огонь, я под прикрытием колонн стала пробираться к трону. Вдруг кто-то, дернув за плащ, прижал меня лицом к стене.

– Ч-ш-ш! Тайна! Тихо, это я! – раздался успокоивший меня голос Крендина.

Только сейчас, придавленная его телом, я почувствовала колотившую меня дрожь. Оттолкнувшись от стены, я развернулась. На меня устремились его темные, с легкой сумасшедшинкой глаза.

– Крен! Что происходит? – Я повисла на шее друга.

– Да ерунда какая-то! – Вежливо похлопав меня по спине, он отстранился. – Кто-то открыл шесть больших порталов. Из трех на нас напали. Гоблюки и горные твари. Непонятно только, зачем все это! Их было мало, десятков пять. Стража Владыки уже перебила большую их часть. Создается такое впечатление, что кто-то просто устроил отвлекающий маневр!

– Что?! А где Вел?

– Я видел, как он шел к трону.

– Быстро туда!

* * *

Паника душной волною захлестнула его, заставив укрыться за колоннами.

Тайна! Дети!

Разум включился позже: нападавшие стреляли редко и короткими арбалетными стрелами. На Тайне доспехи. Дети с отцом и Светлой. Стражники очнулись, открыв стрельбу. Значит, отобьемся! Интересно, какие сумасшедшие опять на нас напали?

Он огляделся. С обеих сторон зала плескались шесть больших пространственных порталов.

Угу, да над планом никак поработал маг. Любопытно, кому опять неймется?

Арбалетчики-гоблюки – это не страшно! Они стреляют медленно, и их мало.

Встретив отпор, уцелевшие поспешили сбежать, с проворством корзака прыгая в переходы, оставив своих мертвых и бросив умирать раненых.

Угу! Но три портала у трона по-прежнему оставались пустыми. Интересно, что все это значит?

– Вел, Велия! – Голос Тайны он бы узнал из миллиона. Она догнала его и чуть не задушила в объятиях. За нею маячил, криво улыбаясь, Крендин. – Ты жив?!

– Жив! Успокойся!

– Где дети?

– Должны быть с Владыкой. Если честно, я и хочу это выяснить! – Высвободившись из ее цепких рук, он шагнул к трону, бросив на ходу: – Крен, за нее башкой отвечаешь!

* * *

В столпотворении и панике никто не обратил внимания на низкорослого беса, скользнувшего в испуганно гомонящую толпу. Столпившись возле Владыки, эльфы как нельзя лучше облегчали ему задачу.

В толпе можно незаметно всадить отравленные кинжалы в самое сердце даже правителю, и никто никогда не найдет убийцу. Бестолковая, паникующая толпа – уже сама по себе машина убийства. Главное, чтобы все было вовремя! Как здорово, что Мейана наняла гоблюков. Какая она умница!

Бервуль огляделся. В метре от трона, рядом с Владыкой, спиной к нему стоял Велиандр.

О, а вот и наш полукровка!

Приготовив кинжалы, бес тенью скользнул к нему.

* * *

– Отец, где дети?

– У колонн. Я оставил с ними пятерых охранников и Светлую!

– Я их не вижу!

Владыка молча кивнул куда-то за спину. Велия наконец заметил у стены, в плотном кольце ощетинившихся луками эльфов, испуганно жавшихся к Светлане близнецов и зашагал к ним.

Вдруг сзади взвизгнули. Закричали. Он не успел обернуться, как кто-то врезался в него, сбил с ног.

* * *

Глядя вслед Велии, я не выдержала:

– Крен, ты со мной?

Тот пожал плечами.

– А куда я денусь? Я за тебя башкой отвечаю! Слыхала?

Не сговариваясь, мы бросились за ним следом. Нырнув в бурлящую толпу, я, усиленно работая локтями, заметила, как Велия подошел к отцу. Еще немного… чуть-чуть! Я оказалась почти у него за спиной. Нас отделяли друг от друга всего несколько эльфов.

Вдруг сбоку, из толпы, выскочил маленький кривоногий бес. Я заметила блеснувшую в его руках сталь кинжалов, и почти сразу же раздался оглушивший меня визг. Бес замахнулся. Эльфы шарахнулись в стороны.

Не думая ни о чем, я кинулась к Велии, сшибла его с ног и, падая вместе с ним, почувствовала порыв ветра, пробивший мою грудь.

ГЛАВА 19

– Быстро надеваем их личины! – К Люминелю, прячущемуся за колонной, бесшумно подскочил бес.

– Ты его убил?

– Нет! Какая-то дура кинулась под кинжалы, приняв в себя и лезвия, и яд! Наверное, жить надоело! Ненавижу фанатиков! На! – Бервуль достал из-за пазухи два кольца. Натянув одно на палец, другое кинул Люминелю. – И держись ближе к порталам. Осталось всего два варианта: если получится – украдем детей, нет – так хоть удастся сбежать!

Тот задумчиво повертел кольцо.

– В кого превращаемся?

– Выбор невелик! – фыркнул бес. – Я полукровка, полукровкой и буду! Ты помнишь, как выглядит его жена? Дети больше доверяют мамочкам!

– Не помню! – соврал Люминель. – Я буду Владыкой!

– Хм… Что ж, помечтай! – фыркнул бес и начал объяснять: – Надеваешь кольцо, представляешь желаемый образ и произносишь…

– Fillataya leek meiyal.

Бервуль вытаращил глаза на эльфа, уже успевшего принять облик Владыки.

– Ничего не понимаю! Ты же не владеешь магией! У тебя нулевой резерв! Как ты… Ладно, потом! – Пробормотав слова заклинания, Бервуль превратился в Велиандра. – Теперь мы те, кто мы есть! Говорить буду я!

* * *

– Велия, быстрее, надо найти этого паршивого беса! Шестьдесят лет жили спокойно, и тут на тебе! – В голове билась незаконченная мысль, отравляя неясностью мозг. Что-то не давало покоя.

Велия поднял упавшие на пол кинжалы, завернул в плащ и сунул отцу.

– На, их надо изучить!

Владыка кивнул, отдал сверток стражнику и приказал:

– Немедленно отнести к придворным магам! И пока не установят наемника, никакого отдыха!

– Живая? – Глаза мужа, казавшиеся и вовсе без зрачков, пугали.

– Угу! – кивнула я, пытаясь сдержать дрожь. – Хорошо, что я не послушалась Светку и не вырядилась в одно из ее попугайских платьишек! Все, с меня этого бала хватит! Хочу забрать детей и уйти в Великоград!

Велия, как мне показалось, с облегчением кивнул:

– Да, пойдем!

Я обернулась к стене, туда, где видела подругу и детей, и поняла, что схожу с ума.

В один из открытых порталов, держа за руки Саниэль и Дариана, шел двойник Велии, а точная копия Владыки, воровато оглядываясь, спешил следом. А у стены, неестественно подогнув ногу, на полу лежала Светка.

– Вел!!! – От моего визга можно было оглохнуть.

* * *

Увидев приближающихся Властителей, стражники с поклоном расступились.

– Можете быть свободными. Опасность миновала! – кивнул Бервуль, так вживаясь в образ князя, что у Люминеля руки невольно потянулись к короткому мечу. – Саниэль, Дариан! Дети, мы возвращаемся домой! Видите эти три портала? Так вот, запомните – любой из них ведет в Великоград! Светлая… – Он повернулся к невысокой кудрявой блондинке, с облегчением обнимавшей его напарника. Какие нежности! – Можешь идти отдыхать. Ты сегодня и так переволновалась!

– Любимый, что это было? – Она не обратила на слова полукровки ни малейшего внимания, не отводя нежного взгляда от нервно оглядывающегося Люминеля.

– Это… это было… это…

Бервуль поморщился, крепко держа доверчивые теплые ладошки детей.

Мерзкий слизняк! Даже перед бабой не может вести себя достойно! Что ж, нужно напомнить ему о его роли.

– Отец!

Люминель не отреагировал.

– Э-эй, Владыка! Оставайся со своей половинкой, а я сам отведу детей к порталу. Успокой. Ее. Как следует! Ты меня понял?

* * *

Света непонимающе переводила взгляд с Велии на мужа.

Что-то не то. Но что?

Владыка, встав сзади, обнял ее за плечи.

Какой-то сегодня Велия странный. В его голосе она почувствовала… угрозу?

Не-е-ет! Не может быть!

Велия никогда бы не стал ей угрожать. Наверное, ей все это показалось. И все же что-то не давало покоя.

Она смотрела вслед идущим к порталу Велии и детям, и тут до нее дошло.

Голоса! Чужие голоса!

– Саниэль, Дар! – Она рванулась за ними, и вдруг от сильного удара ей показалось, что лопнула голова.

Мир исчез.

ГЛАВА 20

– Нас застукали! – Люминель завертелся, нервно оглядываясь. – Надо бежать!

– Заткнись! – тихо рыкнул Бервуль, улыбаясь настороженно поглядывающим на него детям. – Скоро будем дома, детки! И, что бы ни случилось, помните: эти порталы ведут в Великоград!

– Оставь детей, и я подарю тебе жизнь! – Перед ними вдруг выросла фигура князя. Испуганно отшатнувшись, девчонка переводила изумленный взгляд с отца на него. Мальчишка застыл, не отводя глаз от Велиандра. – Покажи свое лицо, сбрось личину!

На мгновение губы Бервуля искривила ухмылка.

Занятно… он что, считает его глупцом?

– Дети, это враг! Он принял мое обличье! Что бы ни случилось, бегите в Великоград!

«Почему жизнь так несправедлива? Одним все, другим ничего! Ведь князь тоже полукровка, так почему же я полжизни провел на каторге, а он по праву рождения правит одной из самых сильных рас?» – Бервуль почувствовал, как ненависть топит его разум.

Вдруг острые зубки девчонки впились ему в руку.

– Ах ты тварь! – взвыл полукровка, но руки не разжал. – Тебя я убью первой!

– Дар, это не отец! – сплюнув кровь, заверещала она.

– Что ты хочешь? – Велия шагнул ближе.

– Тише, тише! Не так быстро! Имей в виду, я тоже маг. Если ты применишь магию, сработают заклинания, которые я повесил на твоих щенков! Так что не дергайся! Стой где стоишь! Для начала обсудим условия!

– Что тебе нужно? – Голос князя поражал ледяным спокойствием.

– Трон в обмен на жизнь твоих детей!

– Я согласен. Отпусти их! – Он сказал это, не задумываясь ни на секунду.

Похоже, не блефует!

– Э нет! Не торопись! Сделаем так: сейчас мы беспрепятственно уходим в портал. Клянусь, что и волос не упадет с их головы! А позже я сообщу тебе, куда принести дарственную на трон, заверенную, как и положено, всеми шестью Властителями рас. И не вздумай меня искать! В этом случае я убью одного из твоих щенков, чтобы ты стал сговорчивее. Ты меня понял?

Желтые, волчьи глаза князя прищурились, изучая.

Ха! Нет, его такими фокусами не проведешь! Он и сам прекрасно знает, как действует на других его бешеный взгляд.

– Я сказал! – Голос Велиандра оставался спокойным. Лишь глаза выдавали его с головой. – Ты получишь свой трон уже сегодня. Слово князя! Отдай мне детей!

Тут Бервуль краем глаза уловил движение. Люминель, оставив его выпутываться, пробирался к порталу, пытаясь сбежать. Отвлекшись на предателя-эльфа, Бервуль не заметил, как в руках мальчишки блеснул хороший, из эльфийской стали короткий меч, и он не почувствовал ничего, кроме изумления, когда холодное жало смерти пробило его сердце.

* * *

Никто не понял, как все произошло. В руках Дариана голубоватым сиянием вспыхнуло лезвие меча. Бервуль охнул и стал заваливаться набок. Саниэль вырвалась из его ослабевших рук и метнулась к ближайшему порталу. За ней тут же кинулся Дариан.

– Нет! Саня! Вернись! Вел, что ты стоишь? – Я, понимая, что не успеваю, бросилась следом.

Словно в замедленной съемке я видела, как у самого перехода Дариан догнал ее и ухватил за руку. Саниэль что-то выкрикнула, указывая на переход, и они одновременно шагнули в плещущиеся круги.

Я опоздала на полшага. На полдыхания. Портал растаял, а я, не успев затормозить, со всей силы врезалась в стену.

* * *

Тайна! Подхватив ее на руки, Велия обернулся и встретился с настороженным взглядом Крендина.

– Давай я отнесу ее к целителям?

– Я сам. – Велия шагнул мимо гнома.

– Но там тебя ждет Владыка. – Он кивнул на столпившихся в круг эльфов.

– Зачем?

– Колдун. Он еще жив. Вдруг можно будет чего разузнать?

Велия скривился, кивнул и бережно уложил на его протянутые лапы свою половинку.

– И запомни…

– Отвечаю за нее головой! – усмехнулся гном.

* * *

Колдун был при смерти. Не в силах удерживать личину, он принял настоящий облик. Кровь пузырилась на тонких губах, струйкой стекая на белоснежную прядь волос.

– Куда ты дел моих детей? – Велия уселся перед ним на корточки, едва сдерживая желание разорвать беловолосого на клочки. Резерв силы у того почти иссяк. Видать, основательно подготовился к нападению, но не позаботился о зельях. Порталы с гоблюками, наверное, тоже его рук дело.

– Где мои дети? Куда вел тот портал?

Хрипло дыша, колдун искривился в торжествующей ухмылке.

– Случайный выбор. Случайный мир. Твои дети сейчас в одном из пятидесяти шести отражений. Шанс, что ты их вернешь, невелик. Так что мы в расчете! – Он закашлялся кровью.

– Откуда ты взялся? Кто ты? – Велия бешено затряс обмякшее тело.

– Оставь его, сын. Он мертв. Рука моего внука обрела силу, а глаз стал не по-детски меток.

Велия поднял взгляд на отца и вскочил.

– Он был не один. На другом – твоя личина! – Его взгляд заметался по редеющей толпе. Второй портал, вспыхнув, закрылся.

– Третий открыт! Туда! – Велия бросился к мерцающим кругам, но остановился, глядя туда, где только что плескался третий переход.

– Еще не все потеряно! – Отец решительно тряхнул его за плечо. – Ты меня слышишь? Еще можно отследить точку перемещения. Мы найдем их. Я уже приказал позвать сюда всех придворных магов.

Велия кивнул и опустил взгляд.

– Как Светлая?

Владыка вздохнул.

– Отправил к целителям. Надеюсь, все обойдется!

– Владыка, вы нас звали?

К ним подошли четверо эльфов. Велия поклонился. Те ответили тем же. Два магистра магии когда-то учили его, и он до сих пор относился к ним, как к божествам.

– Уважаемые! – не ответив на поклон, сразу начал Владыка. – Я хочу узнать, куда были открыты три портала. А точнее, в какие миры.

ГЛАВА 21

Люминель открыл глаза. Слепящее солнце, отражаясь в мириадах белоснежных песчинок, карающим мечом зависло в бесконечной синеве незнакомого неба.

– Всевидящий, где я? – Его голос хрипом оповестил бесконечную пустыню о том, что он жив.

Затем пришла паника, оживившая воспоминания.

Что же теперь делать?

«Бервуль убит! Дети исчезли! Теперь я единственный виновник происшедшего!!! Я труп. Когда – вопрос времени. Зная сумасшедшего полукровку… На этот раз Велиандр меня убьет! Что делать? Что же делать?!»

Так! Спокойно! Нужно рассуждать спокойно! Дети ушли в портал, открытый Бервулем. Он говорил, что два портала ведут в иные миры, третий в Рубаин, к Мейане.

Люминель сел и огляделся.

Нет. Это точно не Рубаин. Пустыня. Другой мир? Значит, дети во втором мире… Угу, а если они у Мейаны? Велия его убьет! Убьет! Зачем он поделился своими планами с Бервулем? Надо было бежать. Бежать!

Так… а если князь и Владыка его не узнали? Значит… значит, можно спастись! Найти детей первым, потребовать выкуп и исчезнуть. Навсегда. Так, чтобы его не нашли! Может, даже где-нибудь в другом мире.

Он облизал сухие губы и только сейчас увидел быстро карабкающийся на небосклон маленький оранжевый шар.

Два солнца?!

Эх, сейчас бы водички. А лучше зелье здоровья!

Представив все это, он на долю секунды с наслаждением зажмурил глаза, а когда открыл, ошеломленно вытаращился на две бутыли: с прозрачной водой и с чем-то красным. Боясь, что это богатство исчезнет, он торопливо, поливая одежду и песок, выхлебал все и довольно вздохнул.

Не обманула Мейана. Перстень действительно исполняет желания. Ну, тогда еще не все потеряно!

Он недовольно прищурился на солнца, укрывшие мир куполом зноя, поднялся и, представив прохладу леса, неожиданно для самого себя прищелкнул пальцами. Послушно удивившись неожиданному теньку, он зашагал вперед, туда, где возвышались пики башен. А над ним плыла небольшая вызванная им тучка.

* * *

Не открывая глаз, я с наслаждением потянулась и тут же застонала, пронзенная болью воспоминаний. Так это не сон – реальность, от которой хочется укрыться, но ни забвение, ни смерть не спешат на помощь, оставляя тебя один на один с болью…

Нет. Не хочу об этом думать! Не хочу вспоминать! Не хочу…

Распахнув глаза, я резко села на постели.

Стоп! А где это я?

Просторная комната, жесткая кровать… и лиственный потолок… Я в Винлейне! Интересно, куда меня заперли?

Меня замутило. Взявшись за голову, я долго ощупывала пальцами плотную ткань, опоясывающую лоб.

«Портал закрылся».

«Я не успела!»

Не хочу вспоминать!

У дальней стены замерцал портал.

Главный целитель Сельвион, а за ним еще трое эльфов один за другим вошли в комнату и направились ко мне.

– Как госпожа себя чувствует?

Не сводя с них настороженных глаз, я натянула одеяло до подбородка, скрывая белоснежные майку и шорты – этакий местный вариант больничного халата.

– А как я должна себя чувствовать? – Я выдавила дружелюбную улыбку. Целители во всех мирах одинаковые. Стоит сейчас скорчить печальную физиономию, как это светловолосое чудо с лицом ангела закроет меня здесь на неделю, а если сказать о своих переживаниях, вообще запрет на месяц. – Со мной все хорошо, Сельвион! Где Велия?

– Он ждет с той стороны портала. – Целитель, не ответив на улыбку, с каменным лицом уселся рядом. Взяв за руку, он, не отводя от меня пристального взгляда, на мгновение словно превратился в статую.

– Сельвион, мне не нужен твой рентген. Я здорова.

Эльф отмер и траурно покачал головой.

– Боюсь, произошедшее оставило свой отпечаток на вашем здоровье, княгиня. Я бы с удовольствием запер вас здесь до следующего луностояния, но… Владыка ждет.

Стоявшие у кровати эльфы вдруг всполошились и с поклонами разошлись. К нам подошел Велия. Скользнув по мне изучающим взглядом, он раскланялся с поднявшимся ему навстречу Сельвионом.

– Как она?

– Здорова, но я бы оставил ее здесь. Новые потрясения могут ухудшить состояние.

– Эй, я что-то не поняла! А мое мнение кто-нибудь спросил? – Решительно откинув одеяло, я спустила ноги с кровати. – Знаешь, Вел, если ты оставишь меня здесь хоть на день, я свихнусь. На самом деле! И еще…

– Тебя никто не собирается здесь оставлять! – Муж хмуро уселся рядом, вытаскивая из-под плаща сверток. – Одевайся. Нас ждут.

ГЛАВА 22

Всю дорогу до покоев Владыки мы молчали. Пройдя залитый солнцем коридор, Велия толкнул тяжелую дверь. Я очутилась в небольшой темной комнате, освещенной лишь отблесками камина и парой тусклых шаров.

Штаб-квартира, да и только!

В дальнем углу стоял громадный шкаф, за стеклом которого пылились книги и свитки. В центре комнаты на небольшом столе, окруженном небольшими диванчиками, поблескивали странные, явно магические вещицы.

Откуда-то из полумрака, испугав до дрожи в коленях, тенью выскользнул Владыка, кивнул сыну и, обняв за плечи, усадил меня на диван.

– Вино?

– Ты думаешь, нам не хватает моего пьяного дебоша? – не удержалась я от усмешки.

– Спасибо, отец, но нам не до вина! – Рядом со мной на диван опустился Велия.

Владыка пожал плечами и сел напротив.

– Значит, не будем терять времени на церемонии. Итак! Идти нужно сегодня. Завтра ткань мира окончательно закроет межмировые переходы.

«Три портала».

«Я не успела».

– Мы не успели.

Кажется, я сказала это вслух?

– Мы успеем. – Спокойный, уверенный голос мужа заставил меня занервничать еще больше. – Еще ничего не потеряно! Вместе с дворцовыми магами я выяснил, что из межмировых порталов были открыты только два. Третий вел в Рубаин.

– Да. Я не сказал? Король Сбрендин согласился нам помочь, и его воины уже ищут тех, кто мог бы знать личность убитого. – На губах Владыки мелькнула тонкая улыбка. – Тебе нечего волноваться, Тайна. Всего лишь нужно сходить и вернуть домой моих внуков.

Мои руки с силой сжали голову, словно стараясь удержать поток воспоминаний, которые услужливо подсовывал мне воспаленный мозг. Все, что я хотела забыть. Все события вчерашнего вечера. Я снова увидела закрывающийся портал.

– Тайна, мы их не потеряли. Мы их найдем! – Голос Велии проник в уши, словно сквозь толстый слой ваты.

Я посмотрела ему в глаза. И задала самый важный для меня вопрос:

– Ты знаешь, в каком они мире?

Велия опустил глаза.

– В каком точно они мире, сказать невозможно! – ответил за него Пентилиан. – Но мы почти точно отследили, куда были открыты переходы и два близких к ним отражения. Я могу с уверенностью сказать, что дети в одном из этих четырех миров. Поэтому вам нужно будет пройти их все.

– Но на это уйдут годы, столетия! – На меня вдруг накатило истеричное веселье. Не сводя глаз с невозмутимого Пентилиана, я нервно захихикала. – И как мы будем их искать? На кис-кис или, может, на свист откликнутся?

Пентилиан, не ответив, перевел взгляд на сына.

– У детей есть с собой ваши подарки? Украшения?

– Да. – В глазах Велии блеснуло понимание. – Перед балом я дал Дару меч, а Саниэль – амулет защиты.

Владыка улыбнулся.

– Хорошо! Эти вещи будут для вас маяками. И еще. Тут кое-кто пожаловал к нам в гости. – Он легко поднялся, подошел и распахнул дверь, затем так же молча вернулся к дивану.

В полумрак комнаты по одному стали заходить наши друзья.

– Лендин! – Вскочив, я повисла у гнома на шее, нацеловывая его седые щеки. – Я так давно тебя не видела! Ларя! Жив еще, пьянчуга! – Оторвавшись от прослезившегося Лендина, я обнялась с эльфом.

– Не дождешься! – с застенчивой улыбкой буркнул Ларинтен, с куда большим удовольствием обняв подошедшего к нам Велию.

Я радостно разглядывала нагрянувших к нам друзей. Эльф стал еще более тощим и теперь на манер полукровок завязывал светло-грязные патлы в длинный хвост. Лендин поседел, отрастил бороду до пупа, но по-прежнему был крепок.

– Привет, Тайнюха! – Гном, обменявшись крепким рукопожатием с Велией, оглядел меня оценивающим взглядом. – Это ж скока я тебя не видел? Лет сорок? Цветешь!

– В смысле покрылась плесенью? – ехидно посверкивая глазками, уточнил Ларинтен.

– На себя посмотри, поганка бледная! – оборвал его гном, кинув короткий взгляд на Велию, снова усевшегося на диван.

– Так, ну-ка цыц! – Голос Крендина заставил всех замолчать. – Че развеселились? У нас горе!

Закрыв дверь, он шагнул в комнату последним.

– И что теперь? – обернулся к нему Лендин. – Сидеть и сопли жевать? Мы и пришли помогать горю! Степу в Златогорье оставили за хозяйством смотреть, а сами к вам. Как только узнали…

Он прошел и сел рядом с Велией.

– Слышь, Вел. Найдем мы твоих пацанят. Даже не сумлевайся!

– Да я и не «сумлеваюсь». – Он улыбнулся, крепко пожав протянутую руку, и нахмурился. – Только не понял: вы что, хотите пойти с нами?

– Ха, очнулся! Шестьдесят лет власти не пошли тебе на пользу, совсем туго соображаешь! Конечно, с вами! Или, ты думаешь, мы вас одних отпустим?

– Но это опасно!

– Не опаснее чем на ярмарке топором махать! – фыркнул Лендин.

– А мы сюда и не отдыхать приехали! – вдруг запальчиво выкрикнул Ларинтен. – И если хочешь знать, Вел… Я давно хотел тебе сказать…

В дверь постучали. Робко, проникновенно.

– Да, совсем забыл! – оживился Владыка, поглядывая на дверь. – Это не все гости!

Он звонко прищелкнул пальцами, и дверь, словно от порыва ветра, распахнулась, впуская четыре кутающихся в длинные плащи фигуры.

– Вел, Тайна! Как только узнали, сразу к вам. – Голос Шарза я бы не спутала ни с чьим другим.

Велия поднялся и шагнул к гостям.

– Шарз! Ниаза! Лузя! Рад видеть вас всех в добром здравии! – Он по очереди обнялся с драконами и обернулся к четвертому силуэту. – Нирьяна? Хочешь еще что-нибудь предсказать?

– Прости, князь! Не знала, что мое пророчество исполнится так! – Откинув капюшон, предсказательница прошла и села на свободный диван. – Вообще не думала, что исполнится!

– Так, господа, прошу всех сесть. Разговор предстоит долгий! – вклинился Владыка, подождал, пока все усядутся, и продолжил: – Нирьяна, не оправдывайся за то, в чем ты бессильна. Не бойся того, в чем сильна! Дар предсказаний дается избранным, и не нужно его стыдиться. Лучше скажи, где дети? Что ты видишь?

Предсказательница задумалась, закрыла глаза.

– С ними все хорошо, Владыка! Они в Железном мире!

– Что такое «железный мир»? – занервничал Велия.

– Сказать точно не могу. Но в этом мире железные деньги, железные люди и даже мозги – железо!

– Жуть! – Велия поднял на отца взгляд. – Ты уверен, что среди выбранных миров есть этот «железный мир»?

– Дайте мне пространственную карту! – Нирьяна поднялась и шагнула к Пентилиану.

Тот достал небольшой шар, словно выточенный из куска обсидиана, и прищелкнул пальцами. В полумраке комнаты зажглись тысячи точек. Предсказательница ненадолго замерла над паутиной созвездий.

Владыка, поискав, указал ей на четыре планеты, бледно-голубыми шариками кружащиеся достаточно далеко друг от друга.

– Вот те четыре мира, на которые указали придворные маги.

– Да, князь! – кивнула она, изучив карту. – Среди этих миров и затерялся Железный мир. И уж поверь, его ты узнаешь сразу!

– Ладно, времени мало! День заканчивается. Определяйтесь, и пойдем. – Владыка поднялся.

– А че определяться? – пожал плечами Лендин. – Я пойду. Шутка ли, шляться по мирам вдвоем?

– Ага, и где тебя потом искать? – тут же вскинулся Ларинтен. – Нет, ты как знаешь, но одного я тебя с ними не пущу!

– Зачем одного? Я тоже иду с вами! Преемников, хвала Всевышнему, я нашел, – Шарз кивнул Лузару, – так что не худо бы и отдохнуть от трудов праведных!

– Ага, здорово! Только вы еще меня забыли! – подал голос Крендин. – Куда вы, туда и я. Че мне тут без вас делать?

– Кто бы сомневался! – тихо вздохнул Велия и посмотрел на отца. – Когда идем?

– Скоро сюда принесут дорожные мешки. Там все необходимое. Я не знаю, как долго продлится ваше путешествие, но, думаю, на первое время хватит. И самое главное: мы создали упрощенный пояс переходов. Естественно, у вас не возникнет проблем в общении с местными жителями. На каждый мир вам будет отпущено несколько дней, после чего откроется следующий переход. И еще: на поясе есть экстренный портал домой. Запомните, вы должны всегда быть рядом с Велией, чтобы не опоздать, иначе надолго останетесь в отражении.

– И, как всегда, мы должны будем взять с собой ваш шпионский причиндал?

– Ты о чем, Тайна? – Владыка посмотрел на меня, ожидая ответа.

– Об «Оке Всевидящего».

– К несчастью, такие амулеты действуют лишь в том мире, где они были созданы. – Он развел руками.

– Насколько я знаю, – Шарз задумчиво потер подбородок, – только амулеты силы не утрачивают свои способности в других мирах.

– Как все запущенно! – вздохнул Ларинтен.

В дверь постучали. Три нагруженных дорожными мешками эльфа, не дожидаясь разрешения, шагнули в комнату.

– Ваши вещи, – оповестил Владыка. Дождавшись, когда слуги раздадут мешки, он поднялся и протянул сыну звякнувший пластинами браслет. – На, Вел. Это – Пояс переходов. – И, не дожидаясь, пока тот наденет браслет, пошел к выходу.

Уверенно шагая из портала в портал, Пентилиан вывел нас в мрачный каменный зал.

Даже удивительно, что в Винлейне есть такие катакомбы. А может, мы под землей?

Тяжелый полумрак разгоняло пламя нескольких сотен свечей. Я невольно вцепилась в руку мужа и, вслушиваясь в гулкую тишину, настороженно оглядела два каменных возвышения с подозрительными желобами по краям.

– Это что, камера пыток? – не выдержала я и тут же захлопнула рот. Эхо, изгаляясь на все лады, полетело по залу, отскакивая от стен.

– Ну почти! – обернулся Владыка. – Это ритуальная зала. Здесь мы оживляли тебя, девочка.

Оглядев все уже совсем другим взглядом, я передернулась.

В самом дальнем углу стояло нечто высокое, скрытое плотной белой тканью. Подойдя, Владыка решительно сорвал полог, явив нашим взорам арку. По краям, словно впаянные в белую дугу, мерцали непонятные символы. Едва тонкие пальцы Пентилиана коснулись их, как воздух подернулся рябью и в арке заплескались ультрамарином круги портала.

– Так это и есть переход между мирами? – занервничал Ларинтен. – А даже и не скажешь! Ничем не отличается от обычных городских порталов. Разве что цвет поярче.

– Совершенно верно! Это переход в один из выбранных четырех миров, – кивнул Владыка. – Ну? Долгие проводы – лишняя боль!

– Подожди, Пентилиан! – Я наконец поняла, что мне не давало покоя. – А что со Светлой?

Владыка посмотрел на меня. Улыбнулся.

– С ней все хорошо. Вернешься и наговоритесь.

Или не вернешься…

Я позволила крепким рукам мужа обнять мои плечи и, уже не оглядываясь, пошла к порталу.

Часть вторая

ПУСТЫННЫЙ МИР

Бережный звон отразился от памяти будущих дней…

Медленный стон в бесчувственном пламени прошлых ночей.

Утро и вечер слиты в едино в красках зори…

…время калечит белую спину вечной любви.

ГЛАВА 1

Эльф едва переставлял ноги. Проклиная слепящий, обжигающий ветер, он незаметно доплелся до полуразрушенной стены, словно выросшей из песка. Щурясь и ежесекундно протирая глаза, он с опаской заглянул в разлом. Песчаную площадь, которая открылась перед ним, хранили две квадратные каменные башни – единственные свидетели некогда возвышавшегося здесь города. Дальше белоснежным платком до самого горизонта простиралась пустыня.

Да что за мир-то такой? Хоть бы встретить кого-нибудь. Расспросить… А если здесь никто не живет? Нет, не будем о печальном… А вдруг он не поймет аборигенов? Да нет, поймет! Должен понять. Когда-то давно, в одной из книг о переходах было написано, что колдун, открывая межмировой портал, настраивает его так, чтобы перемещаемый не испытывал трудности в понимании местного населения. А Бервуль был толковым магом, и все бы у них получилось, если бы не маленький ублюдок!

Боль обожгла кисть. Люминель опомнился.

Нет уж, если проламывать, то головы, а не сожженные солнцем стены!

Он скользнул в пролом и, проваливаясь в песке, зашагал к темным башням, но не сделал и пяти шагов, как под его ногой что-то зашевелилось. Отпрыгнув, он с удивлением увидел, что круглая, белая, а потому незаметная на песке крышка откинулась и из темноты провала показалась замотанная в белую ткань голова. Рядом открылся еще один люк, и еще.

Смущаясь под пристальными взглядами невидимых глаз, эльф почувствовал, как в глубине души поднимается паника.

Бежать? А если у них оружие? До стены шагов пять, но лучше не рисковать. Или попробовать?

Люминель попятился, но не успел сделать и пару шагов, как певучий голосок, раздавшийся позади, развеял все страхи:

– Мужчина?

Он поспешно обернулся.

Преградившие дорогу невысокие фигурки радостно загомонили:

– Мужчина!

– Высокий!

– Молодой!

– Длинноволосый!

– Какой редкий экземпляр!

– А вдруг он чародей?

– Тогда нам дадут хорошую награду.

– Тихо! – заставив всех замолчать, бичом хлестнул грудной, чуть хрипловатый голос. – Помните приказ? Всех мужчин доставлять к госпоже. Взять его!

Скрытые белоснежными плащами фигурки, наставив на эльфа странные серебристые трубочки, проворно начали его окружать.

– Эй, эй! Я странник. Путешествую между мирами. У вас есть порталы?

Но вместо ответа на интересующий его вопрос что-то тяжелое и, судя по всему, каменное обрушилось ему на голову, заставив сдаться на милость победителей.

ГЛАВА 2

– Вот, блин, встряли! Ну, судя по пейзажу, это не железный, а песчаный мир. – В лицо дохнул горячий ветер. Бросив печальный взгляд на исчезающий портал, я зажмурилась и отвернулась.

Выпустив всех наших друзей, он свернулся в крохотную искорку и растворился в белесом небе.

Мы оказались один на один с белоснежной, искрящейся в лучах солнца пустыней.

– И чего бы не попасть в мир, где живут одни гномы и пьют с утра до вечера эль? – недовольно фыркнул Лендин.

– Н-да, мне бы тоже такой мир понравился! – поддержал его эльф.

– Кто бы сомневался! – Шарз подошел к нам. – Вел, ну и куда теперь?

– Прямо. В этом мире нам делать нечего, но придется гулять дня три, пока не откроется следующий переход.

– Три. Дня! В пустыне?! – Крендин, обреченно сопя, огляделся.

– И это в лучшем случае! – кивнул Велия.

* * *

– Госпожа! У башен обнаружен пришелец. Куда прикажете его? – Командный, с хрипотцой тенор выдернул эльфа из тяжелого забытья.

– Несите его к Лучезарной Софо.

Высокий, резкий голос заставил его нервно дернуться. Не по-женски крепкие руки сильнее прижали Люминеля к неровной и теплой поверхности. Разлепив веки, он некоторое время тупо таращился вверх, на загорающиеся и гаснущие в такт мерным шагам светлые квадраты, пока до него не дошло, что его куда-то несут по странному, скрытому полумраком тоннелю.

Вскоре невысокий арочный потолок сменил теряющийся в полумраке купол зала.

«Наверное, принесли к Владыке, гм… Владычице. Все бабы – дуры! Надо запудрить ей мозги и сбежать! – Повернув голову, он краем глаза заметил скрывающееся в темноте громадное каменное кресло. – Ну вот. Трон! Я так и знал!»

Неожиданно его грубо скинули на песчаный пол. Люминель коротко взвыл, когда его колено прошила острая боль. Женщины, словно не замечая ненависти, сочащейся из белесых глаз эльфа, склонились в глубоком поклоне перед пустующим троном и чуть ли не хором затянули:

– О, Сияющая Софо! У двух башен на северной границе мы обнаружили пришельца.

Мгновение ничего не происходило. Затем откуда-то из темноты, окружающей кресло, появилась в ореоле золотистых кудрей невысокая, ярко накрашенная и довольно симпатичная женщина. Кутаясь в зеленую шаль, она неспешно подошла, села на трон и внимательно оглядела процессию.

Исподтишка рассматривая королеву, эльф даже невольно залюбовался надменным взглядом ее синих глаз.

– Поднять!

Нагло дернув за шиворот, девицы заставили его подняться. Тонкие губы королевы брезгливо покривились.

– Высокий, но худой. К тому же изуродовано лицо. Отправьте его к ремесленникам на нижний уровень города. Он явно не заслуживает ничего, кроме того чтобы работать за содержание. Выдайте ему одежду и поселите в какой-нибудь пустой клетке.

– Э-э-э, уважаемая! – занервничал Люминель, не обрадованный грядущей перспективой. – Скажите, а у вас в городе есть переходы? Я вообще-то здесь ненадолго.

– Ты будешь здесь, пока сможешь служить моему народу. – Льдинки глаз смерили его презрительным взглядом.

– Ну уж нет! У меня другие планы на оставшуюся жизнь! – Люминель, и откуда смелость взялась, дернулся, освобождаясь из удерживающих его рук, и посмотрел королеве в глаза. – Я ненавижу плен!

Он залихватски прищелкнул пальцами, и веревки, стягивающие его запястья, дохлыми змеями упали к ногам. Женщины уставились на него, как на сошедшего с небес Всевидящего.

– Ты чародей? Колдун?! – Рыжеволосая красавица восторженно соскочила с каменного кресла. – О-о-о, ну тогда другое дело! У нас почти нет чародеек, и колдуны-мужчины к нам приходят очень редко… Хорошо, что ты попал в мой мир! От тебя могут родиться хорошие колдуньи…

Запрокинув голову, она обошла его и, восхищенно разглядывая, прерывающимся от волнения голосом вынесла приговор:

– Отвести его на средний уровень. Предоставить отдельные покои. Охрану. Усиленно кормить! Через семь восходов красного солнца приготовить для него самых лучших самок. Я хочу, чтобы в моей империи родились хорошие чародейки!

Еще лучше!

Эльф, не скрывая брезгливости, оглядел обступивших его коротконогих женщин.

Гномихи. Самые настоящие гномихи!

– Не-ет! Я не собираюсь быть самцом-производителем! Мне нужно идти! Я всего лишь ищу портал! И если вы не хотите, чтобы я прямо сейчас…

Из-под скрывающих стражниц балахонов вылетели короткие дубинки, градом обрушиваясь на растерянного эльфа. От неожиданности он остолбенел.

– Молчать! – Софо сделала знак, и избиение тут же прекратилось. – В моем мире мужчины, которым я благодушно дарю жизнь, если молчат добровольно, в подарок получают целый язык! Ты меня понимаешь? Тебе очень повезло, что ты чародей. Оставь потомство за двести красных восходов, и, если среди родившихся будет хоть одна колдунья, тебя будут содержать как короля! Конечно, в обмен на твое семя.

– Иди ты к бесу в… Мне нужен переход! Понимаешь ты? Пе-ре-ход! – Эльф словно взбесился. Страх перед наказанием бесследно исчез. Ну не мог он бояться этих коротконогих карлиц. А согласиться с их абсурдным предложением – ну уж нет!

– Хорошо! Я не буду тебя принуждать. Раз ты не видишь очевидного, придется дать тебе время на размышление. – Рыжая неторопливо прошла к трону и уселась. Сделав знак стражницам опустить дубинки, она приказала: – Уведите его в клетку. Пусть он увидит иную сторону существования. Поймет, от чего отказывается. И запомни! Из этого мира еще никто не смог уйти без моей помощи!

ГЛАВА 3

– Вел, я устала. Давай устроим привал и чего-нибудь выпьем? Я даже согласна на зелья! Ну сколько можно идти? Мы что, куда-то опаздываем? Или ты предлагаешь ходить, пока не откроется переход? Ве-ел, ты что, оглох?

Слепящее солнце, отражаясь от песчинок, казалось, уже выжгло глаза. Плетясь вслед за мужем, я тихо ныла, не обращая внимания на катящиеся по щекам из обожженных глаз слезы.

В начале нашего марш-броска по пескам не было так тоскливо. Мы бодро шли, переговариваясь и смеясь над мемуарами Лендина и Шарза. Затем разговоры смолкли. Через некоторое время стало вообще тяжко. На горизонте показался красный шар второго солнца.

– Ве-ел!

– Тайна, сколько можно?! На, выпей!

Я сфокусировала глаза на маленькой бутылочке нежно-малинового зелья выносливости, плещущегося перед моим носом. Ясно. Велии надоело слушать мои хриплые стоны. И на том спасибо! Обрадованно схватив склянку, я прильнула к ней потрескавшимися губами.

– Остальные, я думаю, знают, как обращаться с мешками? – спросил Велия.

– А эль там есть? – оживился Лендин.

– Не думаю. Да и зелий там в обрез. Но если кому нужно, пейте, и пошли.

Рядом со мной вздохнул Крендин.

– Тайна, можешь рассчитывать на мои зелья. Баловство это одно, а не помощь.

Ларинтен демонстративно скинул мешок и заинтересованно забренчал содержимым.

– А вот я не настолько сердобольный! – улыбнулся он, выуживая пузатенький бутылек. Сколупнув крышку, он подмигнул мне: – Твое здоровье, Тайна.

Смотреть, как исчезает в его глотке кроваво-красная жидкость, я не стала, развернулась и молча пошла вперед.

– О, гляньте, а что это там такое?

Сколько мы прошагали, взбодрившись зельями, – не знаю. Взволнованный голос Лендина заставил меня оторваться от изучения песчаных волн, сминаемых моими подошвами. Все замедлили шаг, вглядываясь в белоснежную даль.

Невдалеке странно темнели черные квадраты.

– Словно двери, – озвучил мою мысль Шарз.

– Или окна… – кивнул, не сводя глаз с темных провалов, Велия.

– Все равно не узнаем, пока не дойдем, – хмыкнул Крендин и, выхватив топор, зашагал вперед.

Черные квадраты действительно оказались чем-то вроде колодцев, доверху налитых манящей прохладной темнотой.

– Вот интересно, а что там? – Ларинтен сунул в люк длинный нос и тут же шарахнулся назад. – Ой, мамочка!

Все настороженно уставились на высунувшуюся из темноты невысокую, закутанную в белую ткань фигурку. Из-под низко надвинутого на лицо капюшона нас с любопытством оглядели большие синие глаза, и мягкий женский голос восторженно промурлыкал:

– Иномирцы?!

Она проворно выбралась и, гортанно крикнув в колодец, шагнула к нам. Вслед за ней из темных провалов белыми муравьями повылазило с десяток таких же существ. Окружив, они, словно не боясь возвышающихся над ними на добрых полметра незнакомцев, с искренним любопытством принялись дергать нас за плащи и гладить рукояти клинков.

– Это что за озабоченные создания? – Ревниво спасая от цепких рук кинжалы, я увернулась и натянула ветровку.

– Ай! Ой! Пшли прочь, селянки дикие! А то у меня короста пойдет по телу. Руки убери! – Ларинтен нервно задергался, яростно отпихивая облепивших его женщин, наконец не выдержав, он угрожающе выхватил короткий меч.

Фигурки откатились и недовольно зашептались. Вдруг в руках одной блеснула серебристая трубочка. Вылетевшая из нее короткая молния коснулась клинка Ларинтена и исчезла. Он недоуменно постоял, разглядывая лезвие, и вдруг забился, словно в приступе падучей.

– Ах вы твари! – взревел Лендин, выхватывая топор.

– Угомонись! – Шарз, ловко поймав его за шиворот, отпихнул себе за спину и, не обращая внимания на постанывающего эльфа, с широкой улыбкой шагнул к фигурам. – Гм, дамы! Мы гости вашего мира, и, к счастью, ненадолго. Прошу простить моих спутников за столь грубое поведение, но виной всему усталость от дальнего перехода, отягощенная вашим негостеприимным климатом. Мы с удовольствием погостим у столь прелестных созданий, дабы отдохнуть для дальнейшего пути!

Очарованные его мягким, бархатным голосом и ослепительной улыбкой, женщины застыли изваяниями и, чуть приподняв капюшоны, заулыбались в ответ.

Я тихо фыркнула.

Редко кто мог устоять перед магией дракона.

– Это мои пленники! – вдруг выпалила одна. – Я первая их увидела. Значит, этот мужчина и награда Софо будут моими!

– Ха, и как бы ты одна их всех удержала? – возразила другая.

– Да, если бы не мы!

В запале спора женщины не заметили, как скрывающие их капюшоны спали на плечи, открыв обжигающим лучам солнца и нашим любопытным взглядам странные, круглые, с чуть приплюснутыми носами лица в обрамлении рыжих волос. Единственным украшением были ярко-синие, с чуть сиреневатым отливом, выразительные глаза.

– Не ссорьтесь, сударыни! – не переставая улыбаться, вновь заговорил Шарз. – Мы для всех станем гостями!

Женщины опомнились и замолчали, поспешно скрывая капюшонами лица, а после загомонили снова:

– Мы отведем их к Софо, все расскажем, и Благословенная не оставит нас без награды.

– А как мы их понесем?

– Они такие большие.

– Мы их и за день не дотащим.

– А может, позвать сестер с нижних этажей?

– Ага, и делить награду с ними?

Стражницы задумались.

– Милые дамы, мы никогда бы не позволили затруднять вас своими перемещениями. Конечно, мы пойдем за вами, куда бы вы ни приказали. Кто в силах отказать таким очаровательным созданиям?

Побуравив его подозрительными взглядами, женщины столпились, что-то тихо обсуждая.

– Ну, Шарз! При таких талантах просто удивительно, что ты еще не нашел себе половинку! – тихо фыркнул рядом со мной Велия.

Наконец они о чем-то договорились и, вооружившись короткими смешными дубинками, снова взяли нас в кольцо.

– Хорошо! – угрожающе промурлыкала одна, не сводя глаз с дракона. – Вы пойдете сами, но не пытайтесь бежать! Иначе испытаете ужасную боль. Как он.

Ее пальчик целенаправленно уперся в сидевшего на песке эльфа. На мгновение замерев, он быстро вскочил и испуганной тенью юркнул за наши спины.

– Идемте! – Она развернулась и, сделав знак подругам, зашагала к темнеющим в песке квадратам.

Подталкиваемые стражницами, мы с удовольствием заторопились к манящим прохладой колодцам.

ГЛАВА 4

Они опускались в странной, напоминающей клетку грохочущей конструкции, казалось, уже целую вечность. Украдкой заглянув вниз, сквозь частые, прозрачные, похожие на лед прутья, эльф увидел только тьму, вечно царившую здесь. Испуганно сглотнув, он отступил на середину и зажмурился.

Неожиданно спуск закончился. Глухо загремев, клетка покачнулась, вздрогнула и замерла. Почувствовав увесистый тычок в спину, Люминель открыл глаза и шагнул в распахнувшуюся дверь.

Перед ним оказалось три коридора, уходящие в густой полумрак. Недолго думая, стражницы свернули в один из них и уверенно зашагали, не забывая обидно подгонять его дубинками.

Нависающие темные своды и редкие чадящие факелы создавали ощущение тюрьмы, где в клетках не один десяток лет томились всеми забытые узники.

За некоторыми дверями царила тишина, пугающая больше обреченных стонов и безумного рычания. Возле одной из них стражницы остановились и, отодвинув тяжелый засов, толкнули эльфа в воняющую нечистотами темноту.

Обо что-то споткнувшись, Люминель больно ударился головой о стену и растянулся на холодном полу. Дверь захлопнулась, оставив его одного в смрадной, словно живой темноте. Или не одного?

– Блин, еще одного бедолагу к нам на перевоспитание засунули!

– Ага, нам за вредность молоко давать надо.

– Какое молоко? Слава богу, если хлеба принесут.

– Ага, принесут! Гадость в бидончике. А потом после этой наркоты такое чудится – мама не горюй!

– Эх, мужики! А я сплю и вижу, где бы в этом поганом мире табачку найти!

– Забудь, Петя! Курить – здоровью вредить!

– Ну-ну, после того как мы тут хренову тучу времени пьем какую-то психотропную гадость, самое время думать о здоровье!

– Блин, какого х… я поперся с вами?! Шашлычки-и, ба-анька! Сидим вот теперь…

– Н-да-а! Знать бы, как отсюда свалить!

Эльф, понимая, что от этого странного разговора начинает потихоньку дуреть, осторожно шевельнулся, привлекая внимание.

– О, гляньте, мужики! Очухался!

– Эй, братан, ты как? Жив?

Люминель почувствовал, как его подхватили и, приподняв, прислонили к холодной стене. За шиворот посыпались мелкие песчинки.

– Вы кто? – простонал он, держась за голову. Глаза привыкли, и теперь, когда темнота перестала быть кромешной, он принялся разглядывать обступивших его двух оборванных бородачей. – Люди?

Мужчины переглянулись. Один, покрутив пальцем у виска, сплюнул на пол и уселся рядом.

– Нет, блин, инопланетяне!

– А это кто? – настороженно покосился на него эльф.

– Ты че, типа, под психа решил закосить? – фыркнул другой, усаживаясь перед ними на корточки.

– Чего сделать? – Только опечаленных рассудком ему в компанию и не хватало!

– Тьфу ты, придурок! Слышь, мужики, видать, его те бестии хорошо о стенку приложили.

– Эй, чудила, тебя звать-то как? – спросил сидевший рядом.

– Люминель.

– Как?! – Бородачи снова переглянулись и заржали.

– В натуре придурок! А че не Димедрол или Эффералган?

Эльф понял, что сходит с ума.

– Вы знаете таких величайших эльфов?!

– Кого? Эльфов?!

– Тихо, тихо, Толян! – Сидевший на корточках мужчина пересел ближе. – Так ты, типа, толкиенутый?

Эльф, не поняв ни слова, пожал плечами.

– Не знаю! Наверное.

– Тьфу ты!

– Мужики, да отстаньте вы от него! Хрен его знает, может, на самом деле эльф. Глянь – мутация налицо. Вернее на ушах, – послышался из темноты низкий голос.

– Ага. Слышь, браток, ты случайно не из Семска? Ну, типа, жертва радиации?

– Нет. – Люминель сильнее вжался в стенку и исподлобья посмотрел на сидевших рядом. – Я из Аланара.

– А это где? В Африке?

– Ха-ха, Петя, уморил! А я смотрю – вылитый негр! Слышь, блондин, пить хочешь?

Эльф брезгливо покосился на протянутую фляжку.

– На! Я водички немного натырил. Василь, а ты че в сторонке сидишь? У тебя, кажись, еще что-то типа хлеба оставалось? Давай убогого накормим?

Темнота шевельнулась. Только теперь Люминель увидел третьего.

– Да пошел он в ж… Я че, похож на Красный Крест, спасать длинноухих придурков?

– Ну тож верно! – покладисто согласился сидевший рядом с Люминелем. – Так что, друган, как-нибудь в другой раз. Самим мало!

Вдруг дверь, глухо стукнув, отворилась. На пороге появились три стражницы.

– О, снова приперлись!

– О г… вспомнишь, оно и всплывет!

– В натуре!

Дикари как по команде уселись вдоль стены, с опаской поглядывая на женщин.

Двое остались стоять у входа, поблескивая зажатыми в руках странными трубками, а одна сделала несколько шагов и остановилась перед Люминелем.

– Ну как, чудодей? Решился? Согласен пойти с нами, или оставить тебя здесь до следующего красного восхода?

Покосившись на бородачей, эльф опустил глаза и кивнул.

– Да, согласен! – Он поднялся и шагнул к двери.

– Тьфу ты, гнида! – Мрачный тип со странным именем Ва-си-эль, ввернув заковыристое словечко, зло сплюнул на пол. – А ты, Толь, ему воду, хлеб… бл… как человеку!

Один из сидевших узников пожал плечами и, провожая взглядом сгорбившегося эльфа, тихо буркнул:

– А может, он не знает, что его ждет? Надеется по-тихому свалить.

– Слышь, мужик, не верь этим тварям! – Другой поднялся вслед за ним. – Они тебя вы… гм, это… высушат и выкинут!

Из-под плаща раздалось гневное шипение. Тут же из блестящей трубки вылетела молния и, сплавив песок над головой говорившего, с треском развеялась.

В наступившей тишине эльф, ни на кого не глядя, шагнул за порог.

ГЛАВА 5

Мы некоторое время шли по темному узкому коридору. На невысоком потолке, словно сопровождая, загорались и гасли тусклые плиты, отражаясь в словно вырезанных из блестящего белого песка стенах.

Вскоре коридор привел нас в небольшой полукруглый зал с одиноко стоявшим у дальней стены громадным креслом. Или вернее было бы сказать – троном. На нем восседала закутанная в зеленую шаль женщина. Ее яркие золотисто-рыжие волосы вызывали оторопь.

– О, блистательная Софо! Мы привели к тебе пленников. Мужчин.

Софо величественно поднялась и подошла к нам. Внимательно оглядев каждого из нас, она остановила взгляд на Шарзе.

– Славно! Боги сегодня шлют подарки один за другим. Что ж! Добро пожаловать в мой город! Я – властительница этих земель.

– О, очаровательная госпожа! – улыбнулся дракон. – Вы позволите вас так называть? Простите очерствевших в походах и войнах странников. Мои друзья молчат, потому что не в силах выразить вам свое восхищение.

Рыжеволосая, с восторгом разглядывая Шарза, улыбнулась.

– Откуда вы?

– Название нашего мира ни о чем не скажет тебе, о роза моего сердца! Мы странники. Но на те несколько дней, которые мы вынуждены находиться в этом мире, с удовольствием станем твоими гостями.

Рыжая, словно наслаждаясь, чуть прикрыла глаза, с легкой улыбкой на пухлых губах слушая низкий, бархатистый голос дракона.

– Ты учтив, воспитан и умен. Я еще не встречала мужчин подобных тебе. Ты красив, высок и статен! Пожалуй, я позволю тебе несколько дней… или лет ублажать мое величество.

– Э-э-э, – Шарз нервно сглотнул, – а что, «погостить» подразумевает нечто большее, чем совместную прогулку и знакомство с достопримечательностями?

– Ты очаровал меня, мужчина. – Рыжая кивнула стоявшим в отдалении стражницам. – Уведите его в мои покои!

– Так, ша! – Мужчины ощетинились оружием. – Никто! Никуда! Не идет!

Я кашлянула.

– А может, такой принудиловке есть альтернатива? – Взгляд королевы метнулся по нам и остановился на мне. – Ну, это я к тому, что лучше мы перекантуемся в каком-нибудь подвале. А то с дороги – сама понимаешь! Какая там, в баню, романтика?

– Фу, как глупо! Мальчик, ты не понимаешь сам, что говоришь! – скривила губки Софо. – Что ж! Придется и вас наказать!

Она успокаивающе махнула стражницам. Те тут же спрятали серебристые трубки.

– Я не хочу портить такой материал. С них достаточно будет и унижения. Отведите их к моим зверькам из Окраинного мира. Если они решат остаться, закройте их там до утра! Уже завтра они будут целовать вам ноги, умоляя делать с ними все что угодно! – Развернувшись, она величественно прошла к трону. Села и, вскинув руку, наставила на нас указательный палец. – Увести. Всех! Посмотрим, что они запоют завтра!

* * *

Торопясь исполнить приказ королевы, стражницы привели нас на площадку, в центре которой стояла круглая клетка с толстыми прозрачными прутьями. Признаюсь, не ожидала увидеть в этом подземном городе прототип лифта.

Загнав нас внутрь, стражницы захлопнули дверь, и конструкция, дико взвизгнув, потащилась вниз.

Проводив взглядом уменьшающиеся фигурки, я, шагнув подальше от края, вцепилась в руку Велии.

– Ненавижу маленькие пространства! – Похоже, Шарз тоже нервничал.

– Угу! – охотно поддержал его Ларинтен и только собрался продолжить мысль, как его перебил Лендин.

– Только ляпни что-нибудь про мучающую тебя «кластерофобию»!

Смерив обиженным взглядом внушительный кулак друга, эльф оскорбленно запыхтел.

– Вел, – я посмотрела на мужа, – неужели эти стражницы считают меня мужчиной?

Он неопределенно дернул плечом.

– Я думаю, в нашей ситуации это даже хорошо! Странный матриархальный мир – бредовый в самом своем понимании! Держись рядом. Никуда не лезь!

Разглядывая его сосредоточенное лицо, я хихикнула.

– Насчет этого мира я с тобой согласна. Тетеньки все как на подбор и, видимо, такие же сумасшедшие. Наверное, хорошо, что мы не видели их дяденек. Нет, а интересно, почему они считают меня мужчиной?

– Вот мучение-то! – не выдержал Ларинтен. – А что ты хотела?! Посмотри на себя! В брюках, темная одежда, ни грамма краски на лице, нечесаные волосы связаны в жуткий хвост, и вся обвешена оружием. Приличные женщины так не выглядят!

Я подбоченилась:

– В смысле?

– Ой, ну я хотел сказать, что так одеваются только сумасшедшие воительницы или наемницы! Только не обижайся!

– Хм, спасибо! Для меня это скорее комплимент! – Я мило улыбнулась эльфу.

Пробормотав что-то нелестное, он замолчал, напуганный угрожающим грохотом. Клетка дернулась и остановилась, покачиваясь, будто на цепях. Перед нами замельтешили белые балахоны стражниц.

Пронзительно взвизгнув, дверь решетки распахнулась. Нам жестами приказали выходить.

ГЛАВА 6

Эльф, раскинувшись на широком ложе, угрюмо смотрел в искрящийся миллионами песчинок белый потолок. В голове, отзываясь болью, билась единственная мысль: «Надо бежать! Бежать!!! Но как?»

Его привели в небольшую полупустую комнату. Вернее даже пустую, если не считать мягкой, шуршащей чем-то постели. Поставив рядом поднос с жареным мясом и прозрачным кувшином, в котором на донышке плескалась мутная жидкость, белые фигуры ушли, многозначительно щелкнув засовом.

Брезгливо поковыряв еду, Люминель отодвинул поднос и улегся на матрас. Жирная пища не вызывала ничего, кроме отвращения. Жажда только при взгляде на кувшин отступила сама собой.

Сколько ему придется здесь просидеть? А меж тем важен каждый миг. Где-то рядом чувствовалось присутствие врага. Да и становиться самцом для коротконогих самок не хотелось… Надо бежать!

Сосредоточенно покусав губы, Люминель закрыл глаза.

* * *

Едва мы вышли из клетки, как нас окружили и повели вдоль темного коридора, освещенного нервными бликами чадящих факелов. Мужчины, словно не замечая обреченных стонов и безумных криков, молча шагали вдоль ряда одинаковых каморок, пока стражницы нас не остановили. Отодвинув засов, они дождались, пока нас скроет вязкая, смрадная темнота, и захлопнули дверь.

– Офигеть, встряли! – крякнул Лендин. Послышался лязг оружия.

– Но-но, вы полегче со своими томагавками! – раздался откуда-то снизу возмущенный хриплый голос.

Темнота шевельнулась.

– Слышь, Вел? Добавил бы света? А то темно, как у… да и поздороваться не помешало бы! – неожиданно пробасил у меня над ухом Крендин. – Сдается мне, что мы здесь не одни.

Над нами вспыхнула искорка, заставив всех зажмуриться.

– Ни хрена себе пиротехники!

– Ага, с непривычки и ослепнуть можно!

– Факт! После ваших фар не проморгаешься!

От дальней стены на нас подслеповато щурились трое заросших бородами, худых, одетых в лохмотья парней.

– Ну извиняйте, ежели чего! – Крендин, крутанув в руке топор, бесшумно повесил его на пояс и развел руками. – Охота было посмотреть, что за страшные звери обитают в этой исправительной клети.

– Какие звери? Обычные люди… – Шарз тремя шагами обошел пустую, словно выточенную из светлого гранита каморку и виновато обернулся к Велии. – Ненавижу такие корзачьи норы!

– Интересно, а что в вас такого страшного кроме зловония? – жеманно зажимая длинный нос, прогнусил Ларинтен. – Вы рады, что нас к вам подселили? А то озверели небось втроем-то?

– Ага, озвереешь тут! – ворча, поднялся один. – К нам всегда каких-то придурков подселяют! Недавно привели одного такого! Так он и часу с нами не пробыл. Так чесанул, когда за ним эти… ну… в белом притопали. – Окинув всех неуверенным взглядом, он потоптался и почему-то шагнул к Крендину. – Петр. – Его далеко не маленькая ладонь просто утонула в лапище гнома.

– Крендин!

– Ха! – оживился второй. – Прикольная кликуха! А я Толян. А там наш друган Вася. – Он поднялся, оглядел нас и радостно улыбнулся. – Че, братки, так же как мы, встряли?

– Да не то чтобы… А вы откуда? – Прислушиваясь к удивительно знакомой речи, я шагнула и встала рядом с Крендином. – Из какого мира?

Парни, смерив меня растерянными взглядами, переглянулись и заспорили.

– А это еще что за вьюноша бледный со взором горящим?

– Гм, что-то он не сильно похож на вьюношу!

– Да в принципе похож, вот только тембр вокала не тот!

Я лучезарно улыбнулась.

– Татьяна. Приятно познакомиться.

– Ни фига себе! Баба!

– Ага, телка!

– Дык, ты че, типа, тоже с Земли?

Я кивнула.

– Ну, типа того!

– Опа!

– А знаешь, как отсюда выбраться? – У Пети возбужденно заблестели глаза. – Мы здесь, наверное, уже год сидим!!! Над нами эти твари в белых плащах опыты какие-то ставят. Мрак! Если принесут хавчик – ничего не ешьте и не пейте! А то мутируете. Подсаживали к нам тех, кто уже не первый год здесь сидит. Ужас!

– Н-да-а! – поддержал его Толян и, предупредив мои расспросы, начал рассказывать: – Поехали мы перед Новым годом к Василю на дачку. Ну, типа, баня, шашлык…

– Все чин чинарем! – покивал Петя. – Посидели часов до двух. Ясен перец, водочки тяпнули. К тому же у Василя махорка была припрятана…

– Ага! – перебил его Толян. – Сидели почти до утра, а потом я и говорю: типа, пора и баиньки. Ну и пошли на второй этаж. У Васьки там спальня – одна на всех. И тут смотрю, на лестнице будто паутина светящаяся развешана.

– Кого х… ты там смотрел?! – зло пробасил угрюмо молчавший до сих пор парень. – Это я вам сказал: глянь, мужики, какая фигня блестящая у меня завелась. А ты мне – «белочка, белочка»! Вот и шагнули!

– Ага! – горько вздохнул Петя, а Толян только кивнул.

– Наутро глаза продрали, глядь – тетки какие-то шуршат, к сожительству склоняют.

– Ну мы им и объяснили, чисто по-русски.

– А они нас сюда заперли. Обиделись, наверное!

– Были бы еще телки нормальные, – рыкнул Вася, – я б подумал. А то страшнее атомной войны и все туда же…

– Ага! – хихикнул Петя и посмотрел на меня. – А ты… гм… вы как сюда попали?

Я пожала плечами.

– А мы по собственной инициативе, мальчики. Ищем кое-кого!

– Ха! Ну, короче, забудьте! Теперь вас отсюда не выпустят. – Толян сплюнул на пол. – Ну или твои друзья согласятся тех коротконожек ублажать.

– Они не в нашем вкусе. – Лендин шагнул к стене и уселся, подперев ее спиной. – Вы лучше скажите, как у вас тут с едой, с выпивкой?

Парни переглянулись.

– Жрачка раз в неделю, а выпивку уже, наверное, год не видели, если не считать за выпивку ту дрянь, которой здесь поят, – пояснил Вася и с надеждой посмотрел на гнома: – А у тебя покурить не найдется?

– Чего? – Лендин удивленно поморгал.

– Че дурака включаешь? Типа, никогда не дымил?

Гном серьезно качнул головой.

– Вась, они больше по зельям! – фыркнула я, подсаживаясь к друзьям. Устав слушать наш треп, они уселись вдоль стены и, расстелив пару тряпок, стали ловко уставлять их едой. – Ловкости, здоровья, магии. Вернее – энергии.

Не сводя голодных глаз с импровизированного стола, парни недоуменно помолчали.

– Это как?

Я махнула рукой.

– Долго объяснять! – И скомандовала: – Давайте присоединяйтесь.

Словно ожидая моей команды, парни уселись и жадно набросились на еду.

ГЛАВА 7

– Так вы че, типа, не с Земли? – когда на импровизированном столе почти ничего не осталось, прочавкал Толян… или Петя?

Если честно, они были грязными, обросшими и казались мне на одно лицо. Даже тембр голоса был одинаково простуженным. Вася отличался от них молчаливостью и настороженным взглядом. А его рослую фигуру вообще было трудно с чьей-то перепутать.

– Не, мы из Аланара, – сыто вздохнул Крендин.

– Опа! А, кажись, я эту географию уже сегодня слышал! – Парни переглянулись.

– Ага, точно! Сегодняшний длинноухий вроде тоже оттудова был!

– Какой длинноухий? – насторожился Велия.

– Какой? – Толян огляделся. – А вот такой!

Его грязный палец с обломанным ногтем уставился на Ларинтена.

– Здесь был эльф?

– Ага! Он тоже себя так же назвал.

Велия нахмурился.

– Вы его узнать сможете?

– А че его узнавать? Говорю ж, на него похож, – кивнул Толян на Ларинтена. – Только нос перебит, лоб рассечен и шрам на губе. Но вот уши – как с одной картины писаны!

Велия прищурился, взмахнул рукой, и перед нами развернулся и повис голограммой портрет Люминеля.

– На него похож?

Парни удивленно вытаращились.

– Кру-уто! – выдохнул Толян.

– Слышь, мужик, а как ты этот фокус проделал? – Петя потыкал в воздух.

Велия усмехнулся, но тут же посерьезнел.

– Я спрашиваю – похож?

– Точно не скажу… – засомневался Петр. – Но вроде он.

– Ага, похож! – покивал Толян. – Только я ж говорю: кто-то ему пластику во всю харю нарисовал. Фиг узнаешь.

– Да он это, он! – не выдержал Вася. – У меня фотографическая память, никакой пластикой не объ… это …манешь!

Велия устремил на меня тяжелый взгляд. Я молча кивнула.

– А че? Этот товарищ из серии «Их разыскивает милиция»? – переглянулись парни.

– Разыскивает. Теперь! – Не став ничего объяснять, я устало привалилась к обсыпающейся песком стене и прикрыла глаза. Смешно, но я ни на секунду не поверила в смерть Люминеля. Не из тех он существ, чтобы не попытаться напоследок как следует испортить всем жизнь.

– Не! На трезвую голову думать такие думы вредно! – вздохнул рядом Крендин и полез в мешок.

Показавшаяся бутыль, литра на три, вызвала несказанное оживление.

– Да тут эля на одного! – разочарованно вздохнул Ларинтен.

– Ага, че так мало прихватил? – поддержал его Лендин, пряча за спину мешок.

– А это не эль! – улыбнулся Крендин, аккуратно откупоривая бутылку. Сделав хороший глоток, он крякнул и передал бутыль сидевшему рядом с ним Шарзу. – Это самогон.

Народ оживился…

– Слышь, Танюх. – Когда бутылка пошла по третьему кругу, ко мне подсел Толян, подвинув недовольного Крендина. – А ты с Земли откуда будешь? Ну, то, что ты из России, я понял, а откуда?

– Из Новосибирска.

– У-у! Столица! А мы из Иркутска!

– Так почти земляки! – улыбнулась я.

– Почти! Тогда давай за это и выпьем! А то я смотрю, что-то ты не пьешь! – Парень бесцеремонно выдернул бутыль из цепких пальцев Ларинтена и, сделав хороший глоток, протянул мне. – На!

Я поморщилась. Давненько я не употребляла гномий самогон, а если честно, не употребляла совсем. К тому же не хотелось вместе со всеми пить из горла… Фу-у!

– Знаешь, Толь, пожалуй, нет. Я… такое не пью!

– Танюх, обидеть хочешь? – Земляк настойчиво ткнул мне в руки бутыль.

– Ей нельзя! – вклинился Велия, отбирая у него емкость. Сделав пару глотков, он покривился. – Когда она пьяная, это опасно для жизни!

– В твоем случае все как раз наоборот! – заговорщицки подмигнула я.

– Ха, наш человек! – неизвестно чему обрадовался Толян.

– Тань, а давай мы тебя напоим и натравим на коротконожек? – ехидно предложил Петр.

– Ага, а сами будем смотреть женские бои без правил, – поддержал его молчаливый Вася.

– Коротконожки не проблема… – улыбнулась я. – Просто за шестьдесят лет отвыкла от крепких напитков.

– За скока?! – переспросил Василь, поколупавшись в ухе.

– Ты не ослышался! Просто во всех мирах время течет по-разному! Например, моему мужу… – Словно не замечая насмешливого взгляда Велии, я задумчиво начала загибать пальцы. – Грубо говоря, триста шестьдесят!

– Ха! Посмотреть бы на того пенсионера! – блестя глазами, пьяненько хихикнул Петя.

– В натуре, Тань, на фиг тебе такой старпер? – фыркнул Толян. – Ты женщина молодая, а в таком возрасте, как у него, актуальны только платонические отношения!

– Ну не совсем! – Я многозначительно помолчала, поглядывая на откровенно веселящийся народ. – А насчет посмотреть… так вот он! Любуйтесь! – И широким жестом указала на невозмутимого Велию.

Тот, сделав еще пару глотков, передал бутыль дракону.

– Н-да-а-а! Беру свои слова обратно! – протянул Петя, не сводя ошеломленного взгляда с колдуна. – Не раздумывая ни секунды, сменял бы Землю на такой мир, как ваш. В четыреста лет выглядеть так, словно тебе всего тридцатка!

– Ага! И с выпивкой там порядок! – вздохнул Толян, отбирая у Шарза бутыль.

– А как насчет того, что там нет курева? – поддел друзей Вася.

– Да ну и хрен с ним! Здоровее буду, – отмахнулся Петя и оглядел всех горящими глазами. – А вам че, типа, всем стока лет?

– Да он у нас самый молодой! – улыбнулся Лендин.

– Нет уж! Самый молодой – я! – шутливо возмутился Крендин. – Мне всего…

– Вот как самый молодой убери еду. Все равно уже все наелись, – перебил его Шарз.

Крендин обиженно фыркнул.

– А зачем убирать, вдруг кому еще закусить захочется?

– Лодырь ты, Крен! – качнул головой Велия и посмотрел на парней. – А вообще, не знаете, что за ерунда творится в этом мире?

Они переглянулись.

– Да подсадили к нам как-то одного дурачка. – Вася придвинулся ближе к моему мужу. – Какой-то маг-производитель.

– Ага. Эти бабы генной инженерией занимаются.

– Чем? – переспросил Крендин.

– Потом объясню! – отмахнулась я. – Ну и?

– Провинился он у них в чем-то, вот и сунули его к нам, – вклинился Петя.

– Да, – кивнул Вася. – Так вот, он то ли бредил, то ли нас боялся, но наговорил такого! Дня два разговорами нас развлекал, а потом его забрали.

– Ну? И что говорил-то? – подбодрил его Велия.

– Да че… Вроде боги наказали этот мир, и в результате непотребных деяний случился мор. И вот что самое интересное – умерли только мужики. Все. От мала до велика. А женщины хоть и тоже заболели, но остались в живых и с тех пор рожают только девочек.

– А от кого рожают-то? – фыркнула я. – Мужики-то перемерли!

– Тут я малость не понял… – задумался Вася.

– Ага, он потом такую пургу метелил! – глубокомысленно покивал Петр. – Вроде того, что этот мир какой-то приграничный и в него легко попасть из других миров. Так вот, местные стервы этим и пользуются: мужиков, что сюда попадают, как племенных быков используют, пока не выдохнутся. А потом на какие-то работы до конца дней отправляют или в клетки забвения. Что это за ерунда – не знаю! Не был!

– Ага, а своих баб, и особенно пленных, заставляют плодить всяких разных уродов.

– Н-да-а… Весело! – Я оглядела притихших друзей. – Хорошо, что они меня за мужика приняли!

– Ага, вот зато потом они удивятся! – мрачно ухмыльнулся Толян.

– Вел, когда переход откроется? – занервничала я. – А то неохота здесь бойню устраивать.

Земляки, услышав про бойню, переглянулись и приготовились заржать.

– Действительно, этот несовершенный мир невиновен, что попался у нас на пути… – без доли насмешки кивнул Велия. – Портал откроется дня через три.

– И втравил нас во все это Люминель! – Я сжала кулаки. – Попадись он мне!..

– Вот! Точно! – оживился Петр, кивая как заведенный. – Так он и назвался! Идиотская кликуха!

– Интересно, что ему нужно? – недобро прищурился Шарз. – Ведь зачем-то же он кинулся, рискуя жизнью, в закрывающийся портал!

– А может, просто убегал? – предположил Крендин.

– Ему нечего было бояться, – качнул головой Велия. – После смерти колдуна его личина спала, к тому же в той суматохе, что царила в зале, можно было незаметно уйти в город. Тем более мы тогда даже не догадывались, что он жив, и просто бы не стали его искать! – Он обвел нас всех взглядом. – Нам надо его найти… и уничтожить!

– Что ты предлагаешь? – пробасил Лендин, выдирая из цепких пальцев эльфа бутыль с плещущимся на донышке пойлом.

– Завтра необходимо снова встретиться с королевой. Уж она наверняка должна знать, где он.

Мужчины переглянулись.

– Угу. И кому, интересно, ты доверишь сию почетную роль? – заинтересовалась я.

Словно не услышав моего вопроса, Велия не сводил с дракона выжидающего взгляда.

Шарз пожал плечами.

– Ну если надо для дела…

– Ага, и где вас потом искать? – занервничала я. – Вел, дался тебе этот эльф! Он же вроде магией не владеет, никуда из этого мира уйти не сможет и лет через сто благополучно сгниет в какой-нибудь клетке! Уж лучше здесь пересидим, дождемся, когда откроется портал, и слиняем к бесовой маме из этого сумасшедшего мира!

– Тайна, успокойся! – тихо попросил Велия. – Магию еще никто не отменял. Нам ничто не грозит! Вам тоже, потому что вы все останетесь и будете ждать нас здесь!

– Да, Тайна, не волнуйся. Мы, как только придут наши тюремщицы, пойдем с ними, все подробненько разузнаем и вернемся, – поддержал его дракон.

– Ага, а че это вдвоем? Я тоже с вами! – возмущенно икнул Крендин.

– Не, я не понял! Значит, как воевать – так я первый, а как развлекаться – меня не зовут? – обиженно потеребил бороду Лендин.

– Ну уж нет! – тут же очнулся Ларинтен. – Еще чего не хватало! Соваться прямо в логово озабоченных баб! Только через мое бездыханное тело…

– Так это мы сейчас устроим! – начал закатывать рукава гном.

– …умершее своей смертью! – поспешно добавил эльф.

– От передозы? – хихикнула я.

– Народ, да вы че, с дуба рухнули? – Парни, присвоив себе бутылку, не торопясь цедили, следя за нашим спором, пока Толян не решил вмешаться. – Если вы уйдете, конкретно рискуете не вернуться!

– Ну да, даже если вы как-нибудь сбежите, вы просто заблудитесь в этих катакомбах! – кивнул Петя.

– Это Вел-то не вернется? – с какой-то потаенной гордостью ухмыльнулся Крендин. – Он же колдун!

– А-а… – глубокомысленно протянул Вася и, посмотрев на друзей, украдкой коснулся виска. – Ну если колдун!..

– А вроде выпили мало… – хмыкнул Петр, отставляя опустевшую бутылку.

– Так! Все! – прикрикнул Велия, заставляя всех замолчать. – Пойдем я и Шарз! А вас всех я попрошу остаться! Мы вас найдем.

– На том и порешили! – зевнул Шарз. – Как только завтра дамочки придут, так сразу и начнем очаровывать!

– Бедные дамочки! – хмыкнула я, но спорить не стала. А чего спорить? Уж если эти двое что-нибудь задумали…

Вскоре мы улеглись прямо на песчаном полу. Парни посоветовали ложиться у двери.

– Там песок мягче и воздух свежее! – застенчиво улыбнулся прикорнувший у стены Толян.

– Хотя есть риск, что какие-нибудь утренние гости в порыве попасть в нашу камеру отдавят вам что-нибудь необходимое! – предупредил Вася, устраиваясь у боковой стены.

– Тогда у самой двери лягу я, – перешагивая через укладывающихся парней, решил Лендин.

– Ну да! Такую подпорку они вряд ли сдвинут! – оценила я, укладываясь у боковой стены рядом с мужем.

Скоро все угомонились.

Было немного зябко. Я даже пожалела, что не выпила немного для согрева. Как бы сейчас это оказалось кстати!

Поворочавшись, я затихла, честно пытаясь уснуть, но сон, вспугнутый мыслями, сбежал. Прислушиваясь к разноголосому храпу, я повернулась к сонно сопевшему рядом мужу.

– Вел. Ве-ел!

– Мм? – вздрогнул он.

– Я боюсь!

– Чего?

– А вдруг ты не вернешься?

– Ага! Здесь жить останусь!

– Ты издеваешься?

– А ты нет? – Обняв, он повернул меня к стене и тепло задышал в макушку. – Рыжие коротконогие женщины не в моем вкусе, могла бы уже понять за столько-то лет! Успокойся и спи!

ГЛАВА 8

Утром нас разбудил лязг засова, удары в дверь и недовольные голоса. Испуганно подскочив, все уселись у дальней стены. В дверь тут же ввалились три стражницы, заставив нас зажмуриться от ослепляющего света факела.

– Собирайтесь! Великолепная ждет вас! И будьте благодарны, что Сострадательная Софо дала вам на раздумье всего ночь и забирает вас из этого ужасного места.

– А нам понравилось! – зевнул Крендин. – Пожалуй, мы еще тут посидим!

– Ага! Чего приперлись? Выспаться не дают! – мрачно поддакнул Лендин, видимо вспоминая свое пробуждение.

Стражницы озадаченно переглянулись и заспорили:

– Сегодня мы подарили небесному огню троих!

– Значит, нужно привести замену.

– Может, посмотреть в других клетках?

– Но эта кровь самая свежая!

– Так! – решила одна из них, угрожающе направив на нас блестящую трубку. – Заберем для начала того, кого ждет королева! За ослушание – боль!

– Его? – Другая стражница услужливо указала коротким пальчиком на Шарза.

– Можно взять еще того здоровяка! – Третьей явно приглянулся Лендин.

– У меня похмелье! Так что романтического свидания у нас с вами, милые, не выйдет! Конечно, жаль, но… может, возьмете вместо меня его? – игнорируя выставленное на него оружие, простонал гном и указал на Велию.

Велия молча поднялся.

Смерив его оценивающим взглядом, стражницы одобрительно покивали.

– Но их только двое!

– Кто еще хочет спастись из клетки наказания?

– А можно мне? – Не замечая убийственных взглядов мужа, я помахала рукой заинтересовавшимся стражницам.

Они переглянулись.

– Мальчик?

– Ну и что, зато красивый, высокий!

– Молодая кровь!

– Хорошо! Еще пойдет этот мальчик!

– Зачем он вам? – поднялся прикидывающийся спящим Крендин. – Возьмите лучше меня!

Они окинули внимательным взглядом гнома.

– Хорошо! Пойдешь и ты! Чем больше, тем лучше!

– Оставьте мальчишку здесь! – Глаза Велии чуть пожелтели. – Он вам ни к чему!

– Это решать королеве! – отрезала одна из стражниц, открывая шире дверь.

* * *

Люминель проснулся. Едва притронулся к еде. Повертел на пальце кольцо.

Интересно, неужели вся его не пойми откуда взявшаяся и всевозрастающая сила от кольца, подаренного Мейаной?

Кольцо желаний…

Закрыв глаза, он сосредоточился, представляя короткий меч.

Бесы!

Он едва успел отпрыгнуть, когда рука от неожиданности выпустила тяжелую, удобно легшую в ладонь рукоять.

Изумленно разглядывая вонзившийся в песчаный пол меч, он крепко ухватил его и дернул.

Шикарно! Только магически созданные вещи могут быть настолько идеальными… но не долговечными. Как сон…

Сталь со свистом вспорола воздух.

Ну, теперь этим коротконогим обезьянкам так просто с ним не справиться!

Дверь бесшумно открылась.

Эльф, не успев спрятать оружие, встревоженно уставился на заглянувшую стражницу.

– Королева зовет! Быстрее!

Пальцы сжали кожаную рукоять.

Оставлять меч не хотелось.

Сердце сдавило предчувствие беды.

А-а, будь что будет!

Он сунул оружие за ремень и решительно вышел.

* * *

В уже знакомом зале было сумрачно и пустынно. От редких факелов, чадящих при малейшем дуновении ветерка, по стенам пускались в дикий пляс фантастические тени.

Я поежилась.

Доходчиво подталкиваемые дубинками, мы дошли до трона и, глядя на скучающую королеву, остановились в ожидании.

– Пресветлая Софо! Мы привели тебе четверых разумных самцов, изъявивших желание добровольно служить нашему народу. Что прикажешь с ними делать?

– Хм… – Рыжеволосая смерила нас довольным взглядом. – А остальные? Решили стать моими животными? Или, может, их отправить на работы? – Она поднялась и подошла к нам. – Ладно, я еще подумаю, как наказать их за своеволие… – Игриво улыбнувшись, она остановилась возле дракона. – Что ж! Вам предоставят все условия. Вы будете жить как самые лучшие мои рабы! У вас все будет! Вам будут подчиняться и выполнять все ваши желания мои самые лучшие женщины. И все это будет вашим до тех пор, пока мои женщины будут давать от вас приплод! Открыть вам тайну? Моя заветная мечта, чтобы в моем королевстве родился хоть один мужчина! К тому же я заметила, что в мой мир иногда попадают маги. Поэтому попутно я хочу создать для своего государства персональную армию магов! Вернее магичек! – Ее пухлые пальчики игриво коснулись руки Шарза. – А тебя я заберу к себе!

– Гм. – Он картинно поднес ее ручку к губам и, едва коснувшись, величественно кивнул. – Я пойду с тобой, госпожа, но в обмен на одну услугу!

Королева отстранилась и недовольно нахмурилась.

– Ты мне приказываешь?

– Что ты! – Улыбка дракона могла вызвать дрожь в коленях у самых устойчивых к таким чарам женщин. – Всего лишь прошу!

Софо не оказалась исключением. Она загадочно улыбнулась и выжидательно прищурилась.

– И чего ты хочешь?

– Понимаешь, мы ищем одного мужчину. Твои звери сказали, что недавно видели его у себя в клетке.

Перед королевой развернулось и повисло изображение Люминеля.

– О-о! Ты еще и маг! – Синие глаза Софо восторженно загорелись.

– Прошу тебя, не отвлекайся! Ответь, где нам его найти?

Недовольно поджав губки, она скользнула по портрету равнодушным взглядом.

– Я бы запомнила такое лицо. В мой мир редко заносит красавчиков. – Она вгляделась. – Я его не помню. Наверное, звери ошиблись. Но если хочешь, я как-нибудь покажу тебе, где у меня содержатся такие же остроухие рабы! Да… довольно интересный вид!

За нашими спинами послышался шум.

– О-о-о! Как вовремя! А вот и один из них. Только, на мой вкус, он безобразен, если не сказать уродлив. Но – маг! Приходится мириться с таким несоответствием.

Мы обернулись.

В зал под конвоем двух стражниц вошел эльф. В глаза бросалась его неестественная худоба. По плечам старой соломой рассыпались волосы.

Увидев нас, он резко затормозил, но, подгоняемый дубинками стражниц, медленно пошел, не сводя ошеломленного взгляда с Велии. Метрах в пяти от нас он остановился, с трудом перевел глаза на королеву и вымученно улыбнулся.

– Вы звали меня?

Если, разглядывая его, я сильно сомневалась, что это Люминель (настолько этот потрепанный жизнью эльф отличался от того юнца, которого я помнила), то, когда он заговорил, у меня исчезли всяческие сомнения. За столько лет я не смогла забыть этого наглого и в то же время вкрадчивого голоса.

– Вел! Это Люминель!

Муж не стал терять время на уточнения. С его пальцев слетели несколько молний и устремились к отшатнувшемуся эльфу. Тот что-то отрывисто выкрикнул.

Я словно в замедленной съемке наблюдала, как его худощавое тело объяло белесое мерцание, как молнии, готовые сжечь изнутри его сердце, ударились об эту дымку, срикошетили и метнулись к нам.

Велия отреагировал мгновенно.

Оттолкнув Крендина, он повалил меня на пол. Едва молнии прогудели над нашими головами, вскочил и бросился к эльфу. Шарз, опередив его на мгновение, сделал короткий переход и вынырнул около светящегося тумана… но было поздно. Поднявшись, я увидела, как Люминель шагнул в открытый им портал.

– За ним! – прорычал Велия.

Шарз, стоявший ближе всех, прыгнул и, словно наткнувшись на что-то резиновое, грохнулся на спину. Сначала мы увидели, как закрылся свернувшийся в точку переход, затем, словно от легкого сквозняка, развеялась дымка.

– Шарз, вставай! – Поглядывая на столпившихся у трона взволнованных стражниц, я дернула удивленно моргающего дракона за рукав. – Хватит отдыхать!

– Мать моя! Похоже, попали! – Громкий шепот гнома заставил почувствовать приближающуюся, нет, случившуюся беду.

Вскочив, мы уставились на неестественно выгнувшееся тело рыжеволосой королевы. В том, что она мертва, я даже не сомневалась.

– Вот интересно… – не сводя глаз с траурного собрания, глубокомысленно пробормотал Шарз, – а для них это праздник или трагедия?

Стражницы посовещались и выразительно развернулись к нам. У двоих в руках мелькнули ртутным блеском их странные палочки.

– Смерть чужакам!

Этот одинокий фанатичный вопль поддержали все.

– Сейчас трагедия будет у нас! – Едва успев пригнуться от пролетевшего над головой луча, Велия выкрикнул заклинание и развел руками. Между нами и стражницами повис прозрачный, едва видимый экран.

– Шарз, открой куда-нибудь портал! Сеть не сможет долго их удерживать, а я выдохся… Странно!

Кивнув, Шарз очертил руками в воздухе овал, тут же замерцавший жарким маревом.

– Н-да-а! Эльфийские порталы мне нравятся больше! – крякнул Крендин, изображая первопроходца.

– Я вам что, лев, лезть в горящий обруч? – не выдержала я, за что и поплатилась.

В последний раз оглянувшись на возмущенно бегающих вдоль преграды стражниц, Велия схватил меня за руку и силком потянул в переход.

– Дорогая, почему бы тебе иногда не помолчать? Тем самым ты бы очень облегчила жизнь мне и сохранила ее себе!

От такой наглости я даже забыла, что надо ругаться, и, зажмурившись, позволила втащить себя в пылающий круг, пустынным ветром опаливший лицо.

– Ну и куда нас занесло? – послышался над ухом голос Крендина.

Я распахнула глаза.

Вид был однообразен до неприличия! Может, поработать у местных дам архитектором?

Полутемный коридор с множеством узких дверей освещали то вспыхивающие, то гаснущие светильники.

– Спроси что полегче! – сплюнул на пол Шарз. Песок тут же оплавился и заблестел прозрачной бляшкой. – Вел, где искать наших? Ты поставил маяк?

– Конечно! – Велия посмотрел на дракона. – А ты нет?

Тот развел руками.

– Я что-то плохо соображаю в замкнутых пространствах.

– Когда вернемся, нужно будет забаррикадироваться изнутри и ждать, пока откроется портал! – держа наготове топор, вздохнул Крендин. – Всего-то дня два осталось!

– Это в лучшем случае! – осадил его Велия. – А из кого баррикады строить будем? Не заметил, что там предметы роскоши отсутствуют? Сортир и тот на полу, в дальнем уголке, типа ямки.

– Шарз! – Меня снова осенила бредовая идея. – А чего бы тебе этих… в белом… своим «автогеном» не пугануть?

Дракон ласково улыбнулся, словно я была ребенком или… полной дурой.

– Понимаешь, Тайна! Это же все-таки женщины! Какими бы ужасными они ни были, я не смогу… – тяжело вздохнул он и, изучив мою разочарованную физиономию, пояснил: – К сожалению! Здесь слишком мало пространства, чтобы снять личину! – И зашагал по коридору.

ГЛАВА 9

Первые десять дверей были закрыты, но распахнулись от малейшего прикосновения, гостеприимно приглашая войти в пропахшие склепом каморки.

– Эй, есть кто? – Крендин толкнул следующую дверь и недоуменно замер. – Не открывается!

– Естественно. Потому что она закрыта на ключ! – заметила я, поколупав ногтем маленькую аккуратную дырочку внизу и чуть сбоку.

– Толкни сильнее! – посоветовал Шарз.

Гном отошел шага на три, взял разбег и чуть не упал вместе с дверью.

– Не убивайте! – надрывно прокашляла смрадная темнота.

Зажимая нос, Крендин остановился на пороге.

– Эй, мужики! Кому на свободу охота – выходи!

– Я… один… остался. – Едва слышный голос то и дело сбивался на кашель. – К нам уже много времени никто не приходил. Все, кто был со мной, умерли.

– А ты, выходит, жив?

– Рад бы умереть, да пока не могу!

Велия шагнул вслед за гномом внутрь и, прищелкнув пальцами, зажег в крохотной комнатке слабый огонек.

– Кто ты?

У стены напротив входа что-то шевельнулось. Стараясь не замечать тяжелый запах, я подошла ближе к открытой двери. На песке, загаженном нечистотами, лежало высохшее тело. Честно! Назвать это живым существом было очень сложно. Иссиня-черные волосы оттеняли белое, без единой кровинки лицо. А точнее череп, обтянутый кожей.

Довольно правильные черты и чуть заостренные уши… Хм, если бы не его волосы, с уверенностью сказала бы, что перед нами…

– Эльф! – незнакомец крепко зажмурился, рукой защищая ослепленные светом глаза.

– Что-то ты не сильно похож на представителя этой расы!

– Помогите мне вернуться! – Смирившись с терзающим светом, он попытался разлепить глаза. – Я… я смогу вас отблагодарить. Я младший сын правящего дома. Меня зовут…

– Потом скажешь свое имя! – перебил Крендин, брезгливо разглядывая что-то в дальнем углу. – Нашел время представляться, тут бы не преставиться… Сразу видно дворцовое воспитание!

– Я не уверен, что мы попадем в твой мир! – Велия подошел ближе. – Но можно попытаться вытащить тебя отсюда! А если ты владеешь магией…

– Я не владею. В нашем мире нет магов.

Велия осекся.

– На самом деле очень мало миров, где нет энергетического резерва. Может, просто вы забыли магию? Так бывает! Если из поколения в поколения не использовать силу и убивать знания, колдовство выродится. Ладно, сейчас это неважно! Скажи, ты сам идти сможешь?

Черноволосый обреченно застонал.

– Нет. Я… мне бы воды.

– А в вашем мире практикуют зелья? – Я протиснулась в каморку и зажала нос.

Вонь стояла невыносимая. Приглядевшись, я заметила у дальней стены сваленные в кучу разлагающиеся тела и пулей вылетела в коридор.

– У наших лекарей есть оздоровительные пилюли, – словно не заметив моего поспешного бегства, ответил узник, сообразив, о чем речь.

– Хорошее название! – Шарз не стал заходить в клетку. – Хотя что только не съешь, чтобы снова ощутить вкус жизни!

– Ладно, нечего лясы точить! – Крендин, стараясь не дышать, шагнул к незнакомцу и, легко подхватив на руки, вытащил в коридор. – А то мы скоро сами все перемрем в этой вони! Слышь, брат, не знаешь, что это за этаж?

Черноволосый огляделся.

– Я мало что понимаю в этих крысиных ходах, но, судя по всему, это клетки – для тех, кто им больше не нужен.

Мужчины переглянулись и, поручив Крендину заботу о спасенном, не сговариваясь, пошли по коридору, открывая все двери.

В некоторых каморках уже никого не было… о чем еще на пороге говорил тяжелый запах, но во многих на нас изумленно таращились истощенные, оборванные и грязные мужчины.

– Выходите!

– Вы свободны!

Не знаю, поняли они нас или нет, но вскоре коридор заполнился робко жмущимися к стенам встревоженными узниками.

– Господа! – С первыми словами Велии наступила тишина. Пленники окружили нас плотным кольцом. – Мы вас освободили. Что делать дальше – решайте сами. Королевы больше нет. В городе паника. Если хотите жить – действуйте, нет – сидите здесь хоть до пришествия Всевидящего.

Мужчины взволнованно загудели.

– А если к нам нагрянут белые вестницы?

– Да! А у нас даже дубинок нет!

– Ага! И запрут нас снова в эти же клетки.

– И даже пить давать не будут!

– Нас очень мало! Мы слабы, чтобы захватывать этот город!

– Нас всех перебьют!

– Ну, с такими настроениями точно перебьют! – вспылила я, и тут же наступила настороженная тишина. От изучающих взглядов я почувствовала себя словно под перекрестным огнем. Нервно сглотнув, огляделась, и меня понесло: – Че, мужики, очко заиграло? Конечно! Лучше сидеть – ботву прижать и думать, что все мы когда-нибудь боты двинем. Типа, бог терпел и нам велел! Короче, кончайте этот тухлый базар! А кто не пойдет бить коротконожек – тот козел, чмо и фуфел! Оружия нет, ну и фиг с ним: кулаки и зубы еще никто не отменял. В общем так, братаны: чистим рожи, рвем глотки этим тварям, не достойным называться женщинами!

Фу, во загнула!

Не знаю, поняли меня или нет, но после моего выступления поднялся такой гвалт!

– Но ты тоже женщина! – угрожающе выкрикнул кто-то. – Откуда мы знаем, может, ты одна из них?

– А похожа? – раздался над моим ухом голос мужа.

– Нет! Но она женщина!

– Женщина женщине рознь! – Шарз шагнул вперед, закрыв меня собою.

– Что вы лясы точите! – К нам, держа на руках черноволосого, подошел Крендин. – Пока стражницы не опомнились, нужно освободить как можно больше пленников.

– Да! – оживился Шарз. – Кто знает расположение этих коридоров? Нам нужно к клеткам, где, как говорила королева, держат зверей.

– Я. Я знаю! Меня держали в такой клетке, а потом перевели сюда! – К нам подскочил юноша с реденькой бородкой. – Пойдем, покажу!

ГЛАВА 10

Вскоре мы пришли к площадке, в центре которой возвышалась большая круглая конструкция. Настолько большая, что в нее с легкостью могли войти человек двадцать.

– Кажется, мы в такой клетке уже спускались, – прищурился дракон.

– Только она была намного меньше. – Я коснулась толстых прутьев. Клетка вздрогнула.

Распахнув дверь, Крендин решительно протиснулся внутрь. Это словно послужило сигналом. Взбудораженная толпа внесла нас в угрожающе просевший «лифт».

– Ну и что дальше? – Зычный голос гнома заставил всех замолчать. – Так и будем здесь качаться?

– Я видел, когда меня перевозили, – нерешительно вякнул топтавшийся рядом со мной старик, – как одна из белых вестниц топнула и клетка поехала вниз.

– И что ты предлагаешь? – улыбнулась я.

– Всем топать! – Может, Шарз пытался пошутить, но народ воспринял приказ буквально, и следующие секунд пять все усиленно маршировали, пока наконец-то кому-то не повезло. Пол дрогнул, и клетка плавно поехала вниз.

Вскоре показался следующий уровень.

– Здесь клетки для зверей? – Велия поискал взглядом нашего проводника.

– Нет, надо спускаться до конца!

– Вот блин! – не удержалась я. – И что теперь? Снова маршировать, как придурки на параде?

– У тебя есть другой вариант, как снова запустить эту штуку? – многообещающе приподнял бровь Велия.

– Господин, не торопитесь! – К нам подошли пятеро светловолосых парней примерно одного возраста, похожие словно братья. – Выпустите нас. На этом уровне живут ремесленники, они не настолько истощены, как мы, и у них может оказаться много полезных в качестве оружия предметов!

Отправив добровольцев освобождать собратьев по несчастью, мы снова запустили механизм и продолжили спуск, пока наконец клетка не достигла дна шахты.

– Здесь мы с вами разделимся, – заявил Велия, едва все вышли на большую, тускло освещенную площадку, от которой в три стороны уходили скрывающиеся во мраке коридоры. – Вы пойдете освобождать пленников, а нам нужно найти друзей.

– А если белые нагрянут? – выжидательно прищурился на него какой-то здоровяк.

– Я думаю, что смогу вам помочь. – Шарз поводил руками, и перед нами выросла горка дубинок. – Кулаки и зубы, конечно, оружие универсальное, но это будет посущественнее.

Мужчины восторженно кинулись их подбирать.

– Ну, теперь самое время смыться! – Переглянувшись с друзьями, Велия ухватил меня за руку и направился в один из коридоров.

– Ты думаешь, что найдешь их именно в этой стороне? – Крендин, закинув на плечо не подававшего признаков жизни черноволосого эльфа, шагал вместе с нами вдоль ряда одинаковых, запертых на засовы дверей, тоскливо теряющихся в наползающем мраке.

– Я поставил на Лендина маяк, – ответил Велия, уверенно шагая в темноту. – Поэтому я примерно знаю, где они находятся.

– А может, попутно двери открывать? – предложил Шарз.

– Зачем терять время? – вопросом на вопрос ответил Велия. – Узники их сами откроют. Они заинтересованы в пополнении своего маленького войска. – Он остановился. – Так. Кажется, здесь!

Подойдя, он щелкнул засовом и толкнул дверь.

Я с любопытством заглянула в густой полумрак.

– Эй, есть кто?

Ответом мне стало легкое шуршание.

– Кажется, есть. Лендин? Ларя? Земляки, вы здесь?

Снова шуршание.

Яркий шарик, взлетев под потолок, в клочья разорвал темноту.

– Кажется, Вел, ты промахнулся! – улыбнулся Шарз, шагая через порог. – Но раз уж мы зашли…

Маленькая, замотанная в темные лохмотья фигурка метнулась в дальний угол. Из-под капюшона на нас уставились испуганные глаза.

– Эй, ты кто? – Опередив мужчин, я шагнула ближе. – Не бойся! Мы друзья! В городе революция. Королева Софо скоропостижно скончалась. Так что ты свободен. Иди!

– Скончалась? Но как? Почему? – колокольчиком прозвенел взволнованный тоненький голосок.

Мужчины переглянулись.

– Похоже, мы нашли узницу.

– Почему умерла королева? – Не сводя с меня глаз, она подошла и откинула капюшон. – Отвечай!

Какое там «отвечай»! Я замерла в позе воплощенного удивления. Рыжие волосы, голубые глаза… Да сколько же у них королев?

– Вел, у меня галлюцинации? Или это привидение? Типа, возмездие и все такое? – Я посмотрела на мужа.

– Да нет, обычное тело. – Мужчины тоже не отрывали изумленных взглядов от рыжеволосой. – Тьфу, Тайна! Какое привидение? Просто двойник или…

– Я – сестра самозванки! – стегнул плетью возмущенный голос. – Я – настоящая Софо.

– Ну, теперь однозначно! – фыркнул гном.

– Ага! Уже не перепутаешь! – поддакнула я.

– Вы берете под сомнение слово королевы крови? – Синие глаза смерили холодным взглядом Крендина и обратились на меня.

– Да ни боже мой! – задушевно пропела я и посоветовала: – Только на твоем месте я бы забаррикадировалась изнутри… Нечем? Тогда вырыла бы норку поглубже, закопалась в нее и молилась, чтобы меня не нашли!

Красавица нахмурилась:

– О чем ты говоришь? Я не понимаю!

– О том, что ваши подопытные мужчины вышли на свободу и теперь ищут, кому бы свернуть шею. Так сказать, в компенсацию за моральный ущерб!

– Мужчины? Компенсиация?! Ушиерб?!! – Держась за голову, она села на пол.

– Та-ак! Понятно! – Крендин аккуратно уложил на песок не подававшего признаков жизни черноволосого и прикрыл дверь. – Мало того, Тайна, что она тебя не поняла, так, похоже, еще и не в курсе событий.

– Если хочешь, чтобы мы помогли, рассказывай все и по порядку! – приказал Велия, тоже усаживаясь на песок.

Радуясь передышке, мы окружили новоявленную королеву.

Ее взгляд испуганной белкой метнулся по нашим лицам. Опустив глаза, она нахмурилась и тихо заговорила.

– Наши родители умерли, когда мы с Тофо были еще детьми. По праву первенца я должна была занять трон после своего совершеннолетия. Тогда город Белсол был огромен. Он делился на части и в каждой был свой Владетель. Его тоннели шли под землей по всей суше до Невысыхающего озера. Пока мы росли, городом правила наша тетка. В день моего совершеннолетия меня короновали, а тетка и Тофо стали моими главными советниками. А потом… Потом… – Она устало потерла лоб. – Я уже не помню, с чего все началось. В те далекие дни я была молода и… готовилась к свадьбе. Тофо, сколько я себя помню, очень увлекалась наукой, найдя в лице нашей тети союзника и учителя. Они все время пропадали в лабораториях, ставя какие-то опыты. Кажется, они искали средство, чтобы наши тела могли переносить жажду и жар двух солнц. Сестра всегда мечтала жить на поверхности. А потом Владетель Окраинной части объявил Центральной части войну. К нему присоединились и несколько других владений. – Она вздохнула. – В результате той войны мы лишились большей территории Белсола. Соединяющие нас с теми владениями тоннели были засыпаны. А я… Однажды я проснулась здесь. Сколько времени я нахожусь в этой клетке, не знаю! В одно и то же время мне приносят еду. Иногда одежду… А сегодня пришли вы и сказали, что моя сестра мертва… Я долго представляла себе, как поступлю, если вдруг меня освободят, а сейчас… я не знаю что делать!

Она переводила растерянный взгляд с одного на другого.

– Н-да! Дела! – не удержалась я от комментария. – Куда ни плюнь, везде интриги и борьба за власть.

– Я вижу, что вы из других миров. Наш мир всегда паразитировал, притягивая иномирных существ. Вы, наверное, ждете перемещения? – Ее взгляд, устав метаться, остановился на мне. – Расскажите, что произошло?

Я пожала плечами.

– Ты знаешь, мы в вашем мире всего два дня, так что расскажу в двух словах о том, что нам удалось узнать: сестрица твоя извела всех ваших мужчин. Теперь ловит тех, кто попадает в этот мир, и ставит над ними опыты. А сегодня мы случайно оказались свидетелями ее гибели. Вот, собственно, и все.

– Как извела? Что случилось?

– Да кто его знает! – ответил Шарз.

– Мы пока взаперти сидели, краем уха слышали что-то об эпидемии, в результате которой умерли все ваши мужики, – более доходчиво растолковал Крендин.

– Ага, а потом дамочки заскучали. Вдруг, глядь, мужчина, еще один, ну и решили они их под белых мышей определить! – Я посмотрела в широко раскрытые глаза королевы и пояснила: – Твоя сестра пыталась все исправить, ставя опыты с иномирными гражданами. Она хотела, чтобы снова начали рождаться мужчины. Но увы…

– Ничего не понимаю! – Растерянный взгляд Софо снова заметался по нашим лицам.

– После все поймешь! – утешил ее Шарз. – Ладно, нам нужно идти.

– А я? – запаниковала королева, глядя, как мы поднимаемся.

Тоже верно. Передохнули, сказки послушали…

– Пойдем! – кивком указав на дверь, пригласил Велия. – Только лицо прикрой!

Покорно натянув капюшон на глаза, она поспешно поднялась и вышла за нами.

ГЛАВА 11

В коридоре, как ни странно, никого не было. Только эхо откуда-то доносило крики. Похоже, новоявленные революционеры сюда еще не добрались.

– Ну и где их искать? – Перекинув тело черноволосого через плечо, к Велии подошел Крендин. – Долго я еще буду изображать целителя-санитара?

– Проверим все соседние клетки. Они где-то рядом.

Королева легонько тронула меня за руку:

– Вы кого-то ищите?

– Наших друзей. – Я вздрогнула от прикосновения ее ледяных пальцев.

– В каморке слева их точно нет. Оттуда раздавался жуткий вой и стоны, но уже долгое время не доносится ни звука. А из клетки справа сегодня все время доносился громкий смех и несколько голосов пели про каких-то «танкофф, грохотающих на поле» и про «атамана». Это было ужасно!

– Парни, кажется, я их нашла! – едва не лопаясь от смеха, простонала я, кивая на соседнюю дверь, за которой доносилось невнятное приглушенное завывание.

– Эй, Ленд, Ларя! Мужики? – Шарз отодвинул засов. Распахнув дверь, он восторженно присвистнул и скрылся в полумраке.

Мы вошли следом. Я машинально прищелкнула пальцами, и над нашими головами закачался крохотный светлый шарик, осветив идиллическую картину. Вдоль стены, допивая бутыль, сидели наши друзья. Причем мои земляки нестройно выли помесь «Таганки», «Владимирского централа» и еще чего-то в таком же духе, а Лендин с Ларинтеном, о чем-то оживленно споря, старались их перекричать.

– Пароль? – вдруг оживился Вася.

– Прекращай придуриваться, Штирлиц! – душевно попросила я.

– Годится! – заплетающимся языком одобрил он. – Братаны, а че так долго?

– Долго?! Нас не было, может, час, может, два. А вы тут уже успели в дым, в стельку, в хлам, в синь, в… это, как его, забыла. Ну, короче…

– Короче, ей завидно! – успокоил возмущенно сопящего Васю Крендин, с облегчением складывая свою ношу в дальний угол.

– Лендин, где мой мешок? – Велия подсел к гному.

– Да тут где-то был. – Он повертелся и вытащил откуда-то из-за спины мешок. – Держи. Не знаю, тот или не тот.

– Лишь бы зелья были. – Сосредоточенно покопавшись, Велия выудил два красных бутылька и, кивнув на хрипло дышащего у стены незнакомца, протянул Крендину. – На. И проследи, чтобы он все выпил. Надо быстрее поставить его на ноги! Завтра может пригодиться каждый.

Мы подсели в круг.

– А это что за новобранцы? – покосился Толян на королеву и жадно глотающего зелье черноволосого.

– И зачем вы этого доходягу притащили? – кивнул на него Вася. – Надо было свернуть ему шею где-нибудь в коридоре, чтоб не мучился!

– А может, ему налить пару капель? – оживился Петя. – Враз жить захочется.

– Ага, классное горючее! – поддержал его Толян. – Словно тройной одеколон глотнул. Но если не принюхиваться – все тип-топ.

– Одеколон? – Я посмотрела на Ларинтена. – Это ты, что ли, с собой ликер прихватил?

Эльф нахмурил брови и, пытаясь собрать в кучу разъезжающиеся глаза, вдруг возмутился:

– А ты мне не тыкай! И вообще: свободу слова! Долой феминизм, плюрализм и этот, как его…

– Че-го?! Ларя, ты случаем не перепил?

– Да не-е! Это, похоже, он нас переслушал, – хихикнул Петя. – Мы ему так, в двух словах с картинками, порассказали, как тут жили все это время. Не знали, что он такой душевный мужик! Ага! И тот качок тоже!

– Я не качок! Я – гном! Зовут Лендин. Уже в сотый раз тебе говорю, – уютно привалившись к стене, благодушно пробубнил тот. – Ну что? Наливать-то кто-нибудь будет?

– Так! Пожалуй, с вас хватит! – Шарз отобрал бутыль с остатками ликера и, приложившись, выхлебал до дна. – А то мы тут жизнью рискуй, а они пьянствовать будут!

– Хи! Ну и ладно! У меня еще есть! – Не замечая подозрительных взглядов, Лендин уверенно полез в мешок. Вскоре под одобрительные вопли моих земляков показалась третья бутылка.

– Не, ну нормально! Вчера стонали, что выпить нечего. Выжрали мой самогон, а сами…

– Не поверю, чтобы все это было в снаряжении, выданном Владыкой. – Не слушая возмущенные вопли, Велия уверенно отобрал бутыль и удобно прислонился к стене.

– Ага! Дождешься от твоего Владыки чего путного! Зелий выше крыши, а чтоб горло промочить… – Гном проводил тоскливым взглядом бутылку. – Сам из Златогорья тащил! Последняя осталась!

– Слава Всевидящему! – неизвестно чему обрадовался Велия, зубами выдернул пробку и, сделав хороший глоток, объявил: – В сложившейся ситуации без бутылки не разберешься!

– Ага, Вел! Точно! – радостно поддержал его Крендин. Закончив отпаивать зельями своего подопечного, он, подвинув Лендина, уселся рядом и проникновенно попросил: – Оставишь глоточек?

Велия насмешливо скосил на него глаза.

– Нет, один все выпью! – И, сделав еще пару глотков, протянул бутыль гному.

– Хочешь снять стресс? – Я легонько пихнула в бок сидевшую молча королеву.

Она неуверенно мотнула головой, ниже натягивая капюшон на лицо.

– Наверное, не надо мне пока ничего снимать?

Не вдаваясь в объяснения, я махнула рукой.

– Ну не надо так не надо! А я, пожалуй, все же вспомню молодость! Крен, хорош бухать! Дай глотнуть!

– Ага, самим мало! – довольно причмокнул Крендин, но бутылку протянул. – А кто вчера доказывал, что не пьет?

– А ты меня поменьше слушай! – Я сделала несколько глотков. Желудок приятно обожгло и тут же мягко толкнуло в голову.

Что-то я отвыкла от допингов!

– Ну как? Полегчало? – В прищуренных глазах мужа ехидство выплескивалось через край.

Я пожала плечами.

– Да как тебе сказать… Желание всех убить – возросло, а угрызения совести по этому поводу – уменьшились.

– Правильное настроение! – широко улыбнулся он, но бутылку забрал и сунул ее под нос королеве. – Пей!

От неожиданности она отшатнулась.

– Да пей! Не бойся! – подбодрил ее Толян.

– Ага, давай за встречу! – кивнул Вася. – А то сидишь, в тряпки замоталась! Ты случаем не из той придурочной белой гвардии?

– Гюльчатай, открой личико? – пьяненько хихикнул Петя.

Софо медленно стянула капюшон и настороженно всех оглядела. Величественно взяла протянутую бутыль и, сделав глоток, закашлялась.

– Ой, подумаешь, рыжая! Ну и что, из-за этого всю жизнь в капюшоне бегать?

– А ниче, симпатичная! – пробасил Вася.

– Только пить не умеет! А так – классная телка! – улыбнулся Толян.

– Где? – Услышав знакомое слово, Ларинтен сфокусировал на нем мутный взгляд.

– Да ты спи. Спи! Это я про девушку! – отмахнулся он и подмигнул отдышавшейся королеве. – Мадам! Счастлив лице… это… зреть вас в нашем скромном мужи… ик… ском обчестве. Надеюсь, вы любите мужчин?

Подумав, Софо уверенно сделала еще пару глотков и кивнула.

– Ни фига себе ты выговори… варил! – восхитился Петя, подхватив протянутую королевой бутылку, и отхлебнул.

– Сам не понял, что сказал! – хихикнул Толян. – Отвык, так сказать, от прекрасного пола!

– А мне без разницы! Что на полу, что на лежанке! – пробубнил, не открывая глаз, Лендин. – Лишь бы выпивка была!

– Ну не скажи! Это смотря с кем! – глубокомысленно возразил Вася. – А то иногда и литра мало!

– Смотря что пить! – пожал плечами Толян.

Коснувшись наболевшей темы, все заговорили одновременно. Бутыль, набирая скорость, пошла по кругу. Пили все!

ГЛАВА 12

Первым захрапел Ларинтен, удобно повиснув на Лендине. Затем, споря даже во сне, уснули мои земляки. Уронив голову на грудь, рядом со мной посапывала королева. У дальней стены спал черноволосый эльф. Крендин, не забывая время от времени прихлебывать из бутылки, стеклянным взглядом уставился в одну точку.

– Э-эй! – Шарз помахал у него перед глазами рукой и повернулся к задумавшемуся магу. – Слушай, Вел, а может, забрать у него пузырь? А то мне кажется, что он уже спит, а вот рефлексы действуют! Так чего зря выпивку переводить?

– А? – Велия очнулся от дум. – Ты что-то сказал?

Шарз махнул рукой:

– О чем, говорю, задумался?

Велия просеял сквозь пальцы песок.

– Да не дает мне покоя один вопрос… – Он покосился на меня и перевел взгляд на дракона. – КАК существо с нулевым резервом силы и абсолютно не владеющее даже азами магии смогло поставить защищающий купол и без подготовки открыть межмировой портал? А еще у меня вдруг закончилась вся энергия! Словно я сотворил несколько базовых заклинаний, а не одну-единственную молнию! Я даже портал открыть не смог!

Не отвечая, Шарз потянул из разжавшихся пальцев Крендина бутыль. Посмотрев сквозь темное стекло на тускло светящийся под потолком шар, он сделал хороший глоток, поморщился.

– А ты точно уверен, что он не скрытый маг?

– Абсолютно! Я сам его проверил еще тогда, шестьдесят лет назад!

Дракон задумался.

– Ты знаешь, когда в нашем мире шла война рас, уже забытая даже летописцами, были созданы амулеты, позволяющие простым воинам становиться сильнейшими магами, забирая силу противника.

– Что-то я такое читал! Давно… – Велия отобрал у дракона тихо плеснувшую бутылку, одним глотком осушил и отбросил в угол. – Но после той войны все эти амулеты уничтожили! Даже созывался всерассовый совет магов…

– Значит, не все! – Черные глаза Шарза полыхнули красноватым отсветом.

– Ты думаешь, он нашел один из этих артефактов?

Дракон зевнул.

– Это всего лишь предположение. Давай спать? Смотри, мы почти усыпили Тайну своими разговорами!

Я натянула улыбку.

– Что ты, Шарз, мне очень интересно вас слушать.

– Любимая, ты слушаешь не перебивая, только когда спишь! – Я возмущенно фыркнула, но промолчала. Ехидство мужа с каждым годом становилось все «утонченнее». Ну что поделать! Возраст… – Ладно, нужно отдохнуть. Вдруг завтра откроется переход в следующий мир?

– Было бы неплохо! – улыбнулся дракон. Подвинув Крендина, он подложил под голову чей-то мешок, немного повозился и захрапел.

Просто талант так быстро засыпать! Хотя если бы я столько же выпила…

Перешагнув через постанывающую во сне королеву, я уселась рядом с Велией.

– Вел, а что это за амулеты? Война рас? Никогда не слышала! Расскажи! А эти амулеты опасны?

Муж, покосившись на меня, досадливо поморщился.

– Понимаешь, Тайна, амулеты войны рас были созданы людьми, чтобы уравнять магов и воинов. Они в бою забирают магическую силу противника и передают своему хозяину. Вот и представь, что будет, если такой амулет уцелел и попадет к мечтающему о власти Люминелю?

Воображение тут же нарисовало реки крови с берегами из наших голов. Я передернулась и испуганно взглянула на мужа.

– А у него что, есть такой амулет?

Ну не соображают у меня хорошо мозги после граммов ста гномьего спирта! И нечего так на меня смотреть, и вообще…

Он вдруг обнял меня за плечи и притянул к себе.

– Тайна, это всего лишь пьяная фантазия Лунного Змея, и незачем так переживать! Лучше давай спать! Еще неизвестно, что принесет нам завтрашний день.

Я зевнула, улеглась на мягком песке, удобно устроив голову у мужа на коленях, и не удержалась от вопроса:

– Ты меня любишь?

Опустив взгляд, он ухмыльнулся:

– Интригующее начало! Только народу много…

– Вел! Блин! Неужели ты не можешь ответить на такой простой вопрос словом из двух букв? В твои годы это уже попахивает маразмом!

– Феноменально! Только этот вопрос и интересует всех женщин во всех мирах и параллелях! Тайна, тебе еще не надоело?

Я выжидающе качнула головой:

– Нет!

Закатив глаза, он шумно выдохнул.

– Да! Люблю! Хочу! И нечего травить душу – впереди еще три мира. Так что беседы на эту тему советую отложить на долгий срок!

Я расплылась в победной улыбке.

Как мало нужно женщине для счастья! Теперь будут сниться приятные сны. А то вначале напоили, потом напугали…

– Спокойной ночи… и потуши свет!

ГЛАВА 13

Глухие удары, вспугнув, прогнали сон. Распахнув глаза, я бессмысленно моргала в темноту, пока меня не ослепил светящийся шарик, повисший над головами. Жуткий скрежет и приглушенные крики разбудили всех.

– Слышь, народ, кажись, нашу дверь вскрывают! – первым озвучил происходящее Толян.

– А че ее вскрывать? Толкнул, она и открылась! – Вася поднялся и кинул взгляд на дверь. – Твою мать! Кто до такого додумался – топором дверь подпереть?

Кряхтя и держась руками за всклоченную голову, поднялся Крендин.

– Да я не подпирал. Просто подумалось – куда его деть? Ну и поставил.

Он в два шага оказался у стонущей от ударов двери, с ходу врезался в нее плечом и, выдернув из песка топор, ловко сунул его за пояс. Дверь тут же распахнулась, и в клетку ввалились двое живописных мужчин в лохмотьях. Одного, высокого, колоритно украшала, видимо еще и попутно согревая, окладистая борода с проседью, второй был полной ему противоположностью: низким, тощим и совершенно лысым.

– О, гляньте! Здесь тоже убогие маются! – возбужденно выдохнул здоровяк и вдруг завопил: – Эй, жив кто?!

– Тьфу, бешеный! Че орешь, как в лесу? – Лендин, до сих пор не подававший признаков жизни, вскочил.

– Да! И вас стучаться не учили? – поддержал его хриплый тенор Ларинтена.

Наши «освободители» переглянулись.

– Дык, мы вроде стукнули!

– Да! И не раз! – подтвердил лысый.

– Себе по башке в другой раз стукай! – Петя наутро после бодуна тоже не отличался кротостью нрава. – Х…ли приперлись? Че надо?

– Дык, война у нас. С белыми воюем! Давайте присоединяйтесь, ежели ходить могете!

– Ходить, может, и «могем», да только в лом! – сбацал в рифму Толян.

– Куда? – не понял бородач. – А ентот лом далече? Ну… куда вы ходите…

Парни переглянулись.

– Вот ведь настырный попался! Мало того что разбудил, так, вместо того чтоб по-тихому сбежать, активно доводит всех до убийства! – Вася поднялся.

Бородач попятился.

– Может, камикадзе? – Возле него встал Петя.

– Ну что? Идем с нами? – Из-за спины бородача высунулась лысая голова второго. Он явно не терял надежды подбить нас на революцию.

– Так! Вы, двое! Если хотите, чтобы мы присоединились, выйдите и ждите нас за дверью! – Рык Шарза заставил всех замолчать.

Незваные гости переглянулись и молча вышли, аккуратно прикрыв дверь.

– Вы че, и вправду решили им помочь? – Вася с недоумением посмотрел на Шарза.

Тот решительно вскинул мешок на плечи.

– Нам в любом случае надо к ним присоединиться. Не забывайте, мы обещали помочь королеве! – Он кивнул на затаившуюся в углу фигурку.

– А и правда, чего тут сидеть? – с кряхтением поднялся Лендин.

– А портал? – вспомнила я.

– Во-первых, портал откроется в нужное время там, где будет пояс переходов, – раздался над моим ухом усталый, чуть хрипловатый голос Велии. – А если он на мне, то делай выводы. – Он поднялся и бесцеремонно поставил меня на ноги. – А во-вторых, если мы не с ними, мы против них. – Сунув мне в руки мои вещи, он закинул на плечо мешок и обворожительно улыбнулся. – Понимаешь, не хочется мне убивать этих бедолаг! – Он шагнул к черноволосому эльфу, уже сидевшему и наблюдающему за нами из-под длинных ресниц. – Ну как, идти сможешь?

Тот вежливо улыбнулся и вскинул на него темно-синие глаза.

– Смогу. Ваши жидкие пилюли просто чудодейственны!

– Смотри не подсядь! – Велия распахнул дверь и скрылся в коридоре.

Следом вереницей потянулись все.

– Ладно, мужики! Че мы как гниды? Айда разомнемся! – Вася, подобрав с пола пустую бутыль, крепко ухватил ее за горлышко и так жахнул о песчаную стену, что осколки веером брызнули в разные стороны. Придирчиво осмотрев получившуюся «розочку», довольно кивнул. – Вот теперь можно и революции устраивать!

– Оригина-ально! – заинтересовался Крендин, помогая подняться черноволосому. – Ну-ка, дай я попробую!

Подобрав еще одну пустую бутылку, он со всей дури стукнул ею о стену.

Толку ноль.

Стукнул еще раз.

Тот же результат.

– Слышь, брат, а как ты ее разбил? Что-то не получается! – Гном с недоумением оглядел небьющуюся бутылку.

– Повезло! – улыбнулся Вася. – Да и тренировался часто! Не грей голову! Пошли! Там где-нибудь об кого-нибудь разобьешь!

В коридоре царило сумасшествие. Лифта, на котором мы прибыли сюда, на площадке не оказалось. Откуда-то сверху падали светящиеся сгустки и взрывались огненными воронками.

– Че, братки, засада? – Мы подошли к жавшимся в коридоре мужчинам.

Нас обступили и, настороженно поглядывая на кутавшуюся в плащ королеву, наперебой заговорили:

– Подъемник ушел…

– На нем человек двадцать было…

– А наверху их ждали…

– Всех убили…

– Эти твари скинули нам их головы…

– И начали забрасывать летящим огнем.

– Мы тут все погибнем!

– Так! Хватит сопли лить! – Рев Лендина потушил начинающуюся панику. – Кто боится умереть – может оставаться, а мы идем бить морды!

Народ помолчал и возбужденно загомонил.

Рядом с нами жаром дохнули растекшиеся в воздухе круги пламени, заставив всех отшатнуться.

– Шарз, ты открыл дальний переход? – К дракону шагнул Велия. – А вдруг наткнемся на засаду?

– Давай первым пойду я?

– Нет, ты охраняй королеву и Тайну. А я сам пойду разведаю.

– Так, а почему сразу ты?! – возмутился Лендин. – Че, уже больше и умереть некому?

– Одного я тебя не пущу! – тут же вцепился в друга Ларинтен.

– Ну конечно, только тебя там и не хватает с индивидуальным биологическим оружием! Пожалей бедных тетенек – они не выдержат твоего перегара! – не удержалась я от ехидства, мило улыбаясь мрачно разглядывающим меня мужчинам. – Я так поняла, мы идем бить личики? Ну и чего стоим? Потопали!

– Куда это ты собралась? – угрожающе засопел мой муж.

– Ладно, Вел, если идти, так всем вместе, – успокоил его дракон. – Давай так. Ты пойдешь первым. Секунды форы тебе хватит. Осмотришься, если там будут стражницы, вернешься обратно. Если чисто…

– Дам знак и буду встречать вас, – продолжил его мысль Велия.

Вдруг раздался тоненький свист. Вслед за ним сверху в шахту подъемника упали два сгустка и, оглушив нас, взорвались. Стараясь перекричать гул, Велия пояснил обступившим его изможденным, но воодушевленным узникам:

– Эти круги – портал, дверь, что ведет в иную точку пространства. Он безопасен. Шагаем по одному. Я пойду первым и, если все чисто, дам знак.

Миг, и его нет. Я невольно вцепилась в руку дракона.

– Шарз, а вдруг…

– Тайна, успокойся! – прервал меня Крендин и собрался сказать что-то еще, но тут из пышущих жаром кругов показался Велия.

Поискав глазами, муж выудил меня из толпы и, крепко сжав ладонь, утянул в портал.

ГЛАВА 14

Мы оказались в пустынном коридоре. Вслед за нами вышли Лендин с Ларинтеном, Крендин, поддерживая тяжело шагавшего эльфа, затем, разглядывая все круглыми глазами, троица из Иркутска, а после как горох посыпались остальные. Последними из портала показались королева и Шарз.

– Это поднебесный этаж! – Софо шагнула к Велии.

– Что это значит? – настороженно прищурился он.

– Там, дальше, будет Советная зала и Тронная. Там должна быть моя тетушка.

– Что ж, авось нам повезет!

Велия развернулся и пошел вперед.

Некоторое время мы шагали молча. Песок, заглушая шаги, пружинил под ногами. Яркие пластины над головами, загораясь, гасли, указывая путь.

Вдруг впереди в коридор вышли две стражницы и замерли, увидев нас. Первое мгновение мы удивленно разглядывали друг друга. Дикий вопль, последовавший за этим, отрезвил, заставив схватиться за оружие.

– Белые твари!

– Гаси их, мужики!

– Чтоб гасить, нужно поджечь!

– Это не по-христиански!

– А можно, мы просто оторвем им головы?

Но стражницы не стали ждать, когда буйная фантазия мужчин остановится на достойном приговоре, и, воспользовавшись переполохом, юркнули назад.

Мы столпились у двери.

– А чего стоим, кого ждем? – К тихо совещающимся Велии и Шарзу подошли мои земляки. – Давайте высадим дверь!

– Ага! Народ жаждет мести! – поддакнул Петя.

– Во-первых! – принялся загибать пальцы Велия. – Мы не знаем, сколько их там! Во-вторых, даже если стражниц немного, их оружие не в пример лучше нашего! И, в-третьих, магию я применю только в крайнем случае. Не зная прочности этих построек, есть риск оказаться погребенными под огромным слоем песка.

– Ну и долго нам здесь стоять? – разочарованно покривил губы Крендин. – А может…

Вдруг дверь, вздрогнув, разлетелась. Я, словно в замедленной киносъемке, вытаращилась на летящий к нам небольшой шар. Шарз среагировал первым. Прыгнув вперед, он ловко поймал шар одной рукой, от души запустил его обратно и отшатнулся под защиту стен. Секунду ничего не происходило, затем грянул взрыв. Велия откинул меня к стене. Все, кто стоял напротив входа, едва успели попадать на пол, когда волна пламени, отдачей полыхнув над их головами, лизнула проем.

Выждав некоторое время, Крендин заглянул внутрь.

– Проверку на прочность эти постройки прошли, а вот из девушек мало кто уцелел. Раз, два… Ага! – Он скрылся в комнате.

Все, последовав его примеру, с опаской стали входить.

Да-а! Комнатой это назвать было трудно! Скорее зал, чуть уступающий в размерах тронному. Похоже, мы сорвали какое-то важное совещание! Обгорелые останки женщин чинно восседали в обугленных креслах за огромным столом, укоризненно разглядывая нас пустыми глазницами.

– Что вам нужно?

– О Всевидящий, они все еще живы? – Ларинтен испуганно вцепился в рукав Лендина. – Они разговаривают!

– Хотел бы я знать, как шашлык может говорить! – Тот настороженно огляделся, крепко сжав рукоять топора.

– Ладно, у Ларинтена всегда хронические глюки, но, если честно, Ленд, не думала что это заразно! – Несмотря на окружающий нас ужас, я не смогла удержаться от улыбки, разглядывая перепуганную парочку. Кивнув на стоявший позади кресел массивный шкаф, из-за которого нас разглядывало несколько пар испуганных глаз, посоветовала: – Туда посмотрите.

– Если вы сейчас же не сложите оружие, вас убьют!

– Сюда уже идут белые сестры!

– Ну, мы, типа, испугались! – шагнул к ним Толян. – Матриархатщицы!

– Слышь, Толян, не выражайся! Все-таки дамы! – вступился воспитанный Петя.

– Ага, я уже заметил! – фыркнул Вася. – Короче, дамы и не дамы! Сдавайтесь! Дубинки в кучку, хенде хох и на выход! А там уже по законам военного времени. Вы уж извиняйте, но к кому мы с чем зачем, тот от того и того!

Стражницы, буравя нас взглядами из-под низко надвинутых капюшонов, недоуменно переглянулись.

– Вы, может, не понимаете? Из-за такого неповиновения вас всех уничтожат!

– Обломаются! – запальчиво выкрикнул Ларинтен. – Да мы…

Договорить ему не дали. В песчаных стенах залы в двух местах разверзлись ровные квадраты, и нас мгновенно окружили закутанные в белое фигуры. От горстки оставшихся в живых женщин решительно отделилась одна и коротко приказала:

– Убить!

– Не имеете права! – хлестнул позади возмущенный голосок. – Я – королева Софо, приказываю остановиться и повиноваться мне!

К стражницам решительно шагала королева.

– Ты – самозванка! Королева умерла и сегодня ее тело забрал огонь!

– Нет! – Тряхнув рыжими кудрями, Софо остановилась в метре от волнующихся фигур. – Это она была самозванкой! Я – настоящая королева! Я знаю все тайны нашего рода!

Стражницы загудели, как очнувшийся от спячки рой.

– Она лжет! Убейте и ее!

Но женщины решили по-своему. Опустив нацеленные на нас трубки, они покорно склонились перед Софо.

– Это бунт! Это предательство! Как вы посмели ослушаться меня?! МЕНЯ?!

Шагнув к гневно вопящей фигуре, Софо ловко стянула с ее головы капюшон.

– Тетушка?! Вот уж не ожидала! Значит, я самозванка? Интересно, а кого ты прочила на трон? Уж не себя ли? Взять ее! – В ее голосе зазвенела сталь. – Отвести в зал Истины и не спускать с нее глаз. После, когда я наведу в своем городе порядок, я решу, что с ней делать!

Несколько стражниц кинулись исполнять приказ.

– Что делать с пленниками, госпожа? – Остальные стражницы очнулись и снова взяли нас на прицел.

– Они больше не пленники! Они те, кто меня освободил. – Обернувшись к нам, Софо чуть склонила голову. – Прошу простить меня и мой народ! Перед лицом вечности клянусь: я не повинна в ваших бедах и постараюсь все исправить.

– Слышь, вашество, а могешь нас всех по домам растолкать? – Из толпы вышел знакомый бородач. – А то мы к вашей породе не больно-то подходим! Да и по дому страсть как соскучились!

Мужчины заволновались.

Королева нахмурилась.

– У нас есть перемещатель, но чтобы вернуть вас в ваши миры, мне нужно знать их точное название!

– Земля!

– Тарус!

– Кейво!

– Ратан!

– Айтаал!

– Бейтор! – выкрикнули совсем рядом.

Я повернула голову, с удивлением разглядывая возбужденно блестевшего глазами черноволосого эльфа. На умирающего он уже совершенно не был похож. Заметив мой взгляд, он отвернулся.

– Так! Все! Стоп-стоп! – замахала руками королева, пытаясь унять возбужденных мужчин. – Сейчас мне эти названия не нужны. Я обязательно попробую вам помочь, но чуть позже. А пока прошу не помнить зла и воспользоваться нашим гостеприимством. Вас всех проводят на гостевой этаж.

– Это че, – нахмурился Вася, – значит, Великая Октябрьская революция, к которой мы так долго стремились, типа, уже свершилась?

– Ага, типа! – успокаивающе хлопнул его по плечу Петя.

– Не, ну это неинтересно! – фыркнул Лендин. – А где битье морд? То есть личиков?

– Поздняк метаться! – сплюнул на песок Толян. – Бабы хитрые! Сдались в плен и, типа, ни при чем! А воровство людей? А антигуманные опыты? Кто моральную компенсацию выплачивать будет?

– Тебе ж сказали! – заступился за ошеломленную королеву Крендин. – Койко-место, еда! Может, баня раз в седмицу. А потом глядишь – и домой отпустят!

– Угу! – мрачно кивнул Вася. – Тот же хрен, только с другого огорода!

Парни заспорили. Стражницы заволновались. Наконец все сошлись на мнении, что: «Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы есть не просило», и покорно пошли вслед за указывающими дорогу стражницами.

ГЛАВА 15

Королева не обманула. Нас привели на ярко освещенный этаж. Песчаные стены искрились алмазной крошкой при каждом шаге.

– Прошу, располагайтесь! – прочирикала одна из стражниц. – Здесь хватит комнат для всех. Еду и воду мы приносим два раза в день. Химические бассейны в полном вашем распоряжении. На рассвете и закате вы сможете выйти на поверхность планеты. В конце коридора, – она неопределенно махнула рукой, – шахта, выводящая наверх. Если понадобится лекарская помощь, у скоростного лифта все время будет дежурить одна из Белых сестер.

– А как насчет выпивки? – не удержался Ларинтен.

– Ага! Надо же победу спрыснуть! – оживился Толян.

– Веселящие таблетки раздаются вместе с едой, – бесстрастно сообщила стражница и, кивнув подругам, уходя, пожелала: – Хорошего отдыха!

Мужчины разбрелись по коридору.

– О, здорово! – Крендин заглянул в приоткрытую дверь и радостно поманил: – Идите сюда! Здесь не комната, а зал! Всем места хватит.

Комната действительно была довольно большой. Ее дальнюю часть перегораживали четыре невысоких перегородки. Три, как я успела выяснить, скрывали за собой шуршащие матрасы, а за четвертой стояла странная круглая конструкция. Она оказалась довольно высокой и напоминала сделанный из стекла бассейн. Рядом стояла посудина, очень похожая на ведро, наполненное красным песком. Хм, наверное, местный сортир.

Что еще меня удивило, так это два довольно больших прямоугольных черных стекла, висевших в рамках на стенах. Странные картины, а может, живет здесь какой-нибудь Малевич?

Пока я их разглядывала, номер наполнился нашими друзьями.

– Фу-у! – недовольно поморщился Лендин. – Здесь всего три лежанки! Мы все не поместимся!

– Так выбирай другую! – гостеприимно предложил Петя.

– Ага, здесь их еще полкоридора свободных! – поддакнул Толян.

– А мы любим селиться вместе! – заявил Ларинтен.

– А-а-а! – Вася глубокомысленно покивал. – В каждом домике свои гномики?

– Это ты на кого намекаешь? – нахмурился Лендин.

– Это он, наверное, шутит! – примирительно фыркнул Крендин, помогая черноволосому эльфу усесться на песчаный пол.

– Ладно, братаны, – махнул рукой Петя. – Пойдем мы другую комнату поищем. Чего жаться-то?

– И на кроватях, как белые люди, поспим, – согласился Толян и, уже выходя из комнаты, пригрозил: – Но мы еще вернемся!

Все, словно этого дожидаясь, тут же уселись в круг.

– Велия, когда наконец откроется портал? – затронула я больную тему.

– Ага, валить отсюда надо! – поддакнул Ларинтен. – Пока я всех баб окончательно не возненавидел.

– Я предлагаю не дергаться! – ответил за Велию дракон. – Сегодня уже третий день. Нужно подождать.

– А прямо сейчас мы не можем переместиться? – не успокаивался Ларинтен.

– Можем. – Велия устало посмотрел на него. – В Аланар! Домой.

– О! Так, может…

– Ларя, не позорь мои седины! – возмущенно загрохотал Лендин. – Вот не зря не хотел тебя с собою брать!

– Значит, ждем? – вздохнул Крендин, приваливаясь к стене.

– Ждем!

– Простите, уважаемые… – осторожно подал голос черноволосый эльф. – Я, конечно, вашей беды не знаю, но, как понимаю, в этом путешествии вы оказались не случайно?

– Что-то типа того! – вздохнула я. Тьфу ты! Наслушалась земляков!

– И я понял, вы неплохо владеете магией? – Синие глаза незнакомца вспыхнули любопытством.

– Можно сказать и так! – кивнул Велия, с интересом разглядывая его. – Тебе от нас что-то нужно?

Эльф потупился.

– Ты угадал, беловолосый. – Он помолчал. – Я хочу попросить вас взять меня с собой.

– Но в нашем списке может не оказаться твоего мира! – недоуменно возразил Велия.

– Тогда вернусь с вами и попрошу ваших магов открыть портал в мой мир.

– Зачем тебе такие сложности? – подозрительно нахмурился Шарз. – Королева обещала со временем вернуть всех домой!

– Вот именно – со временем! А у меня его нет. Мне нужно торопиться.

Велия и дракон переглянулись.

– Что ж, можно попробовать, если не боишься! – задумчиво потер подбородок Велия. – Скажи свое имя и что ты умеешь.

– Корраш. Я – воин. Хорошо владею клинками.

– Там, в клетке, ты сказал, что принадлежишь к эльфийской расе, но ты не похож на эльфа, – продолжил расспрос Шарз.

Корраш удивленно похлопал длинными ресницами.

– А как, по-вашему, должны выглядеть эльфы?

– Как я! – заправив выбившуюся прядку за ухо, не удержался Ларинтен.

Черноволосый смерил его изумленным взглядом.

– Ты – эльф?!

– Нет, призрак твоей покойной бабушки!

– А-а-а… ну да! В отцовских книгах я читал о существовании расы светлых эльфов.

– А в твоем мире живут только темные? – не выдержала я, с интересом разглядывая парня. Обычный, с чуть удлиненными кончиками ушей, черными прямыми волосами до пояса и неестественно ярко-синими глазами. Красивый. С эльфами Аланара его роднила худощавая фигура и высокий рост. И тут меня осенило: – Так, может, ты дроу?

– Кто?!

– Ну, – я замялась, – в моем мире, в очень любопытных книгах, умные люди так называют темных эльфов.

– Ужас какой!!! – Корраш, нахмурив брови, подозрительно посмотрел на меня и попросил: – Нет, милая девушка! Дуроу или как-то еще обзывать меня не надо! Если не можете смириться, что я обычный эльф, называйте просто – Мастер серебряного лезвия Коррашер. Или Корраш.

Я хохотнула.

– Ага! Делать больше нечего – язык ломать! Давай я лучше буду тебя звать Корр?

Синие глаза с интересом меня оглядели. Чувственные губы тронула легкая улыбка.

– Я согласен. Этим именем меня звала моя мать. А… позволь узнать твое… – он огляделся, – ваши имена?

– Гм, я – Лендин. Это – мой друг Ларинтен. – начал гном. – Это, – он кивнул на дракона, – Шарз, спец по огню и по совместительству маг. Вон тот кудрявый – тоже гном, как и я, звать Крендин. А это Велиандр – Властитель расы людей, а также муж нашей спутницы Тайны.

– Муж? – Корраш кинул на Велию быстрый взгляд. – Не понимаю… Тирр? И вы позволяете вашим женщинам сопровождать вас в походах?

– Хотелось бы запретить… – усмехнулся Велия.

Черноволосый покачал головой.

– А наши женщины сидят в тиррариуме – специально отведенном доме на территории замка семьи. Мы зовем их тиррадами. Или, – в глазах Корраша мелькнула догадка, – может, она твоя любимая тиррада?

– Ну, можно сказать и так. – Велия надменно оглядел скалящихся друзей. – Любимая и единственная половинка!

– Как? У Властителя и всего одна тиррада?!

– Половинка. Это чтоб было понятно! У нас эльфы своих женщин зовут половинками, – пояснил Крендин.

– Жуткие нравы! – не удержалась я. Не люблю, когда обо мне говорят так, словно меня здесь нет. – Хорошо, что я не попала в ваш мир!

– А может, тебе бы понравилось в нашем мире? – Губы Корраша искривились в многообещающей усмешке. – Во всяком случае, женщинам в нем не скучно! У нас каждый обеспеченный эльф после сотни лет может завести себе столько тиррад, гм… половинок, сколько сможет прокормить. А еще мы можем меняться или дарить своих женщин друзьям.

В ярких красках представив себе этот беспредел, я смерила его мрачным взглядом.

– Какой кошмар! Отстой! Бардак! Мир, где разумные существа играют роль кукол для плотских утех, нужно слить в унитаз! И отчего ты решил, что ваш дурдом мне бы понравился? Моногамия – вот идеальные для меня устои брака!

Возмущенно выпалив все это, я замолчала.

Воцарилась тишина.

– Ни слова не понял из того, что ты сказала! – Корраш опомнился первым.

– Естественно! Такая инфа не для тупого ламера! – отрезала я, посмотрев на него в упор. Мне определенно не нравился этот брюнет! И чем дальше, тем больше! Я оглядела прячущих улыбки друзей. – Что? Кому-то еще объяснить то, что я сказала?

Желающих не нашлось.

– Всем все понятно! Не кипятись, Тайна! – примирительно улыбнулся Крендин. – За шестьдесят лет общения с тобой даже я могу понять твои рассуждения о мировоззрении на проблемы сущности и политику института брака в существующем миропонимании. А чего вы ржете?

– Не обращай внимания! – то и дело срываясь на нервное хихиканье, успокоил Велия темного эльфа. – Еще неделя, и ты либо забудешь этот дурдом в лице моей половинки и друзей, либо у тебя сорвет крышу. Но вот какой вариант лучше, я даже не знаю!

– А… гм, Велиандр?

– Можно просто Велия.

– Гм, спасибо, э-э-э… Велия. – Корраш помолчал, собираясь с мыслями. – Я хотел тебя спросить. В твоем мире все женщины имеют такую свободу суждений?

– Не все! Считай, что Тайна уникальна. Она вообще в моем мире оказалась случайно!

Корраш перевел на меня внимательный взгляд.

– Такая, как ты, – находка и невероятная ценность!

Я помолчала, пытаясь понять, что это: комплимент или повод для драки? За меня ответил Велия:

– Спасибо! Похвалив мою женщину, ты выказал мне свое уважение. И…

Тут дверь распахнулась. На пороге появились три стражницы. Одна катила вместительную тележку, две других несли кипы чего-то прозрачного.

– Еда! – коротко известила закутанная в ткань фигура. Припарковав каталку, она развернулась и направилась к выходу.

Две другие, сложив стопки на шуршащих ложах, последовали за ней.

Подождав, когда за ними закроется дверь, мы окружили импровизированный столик. На нем стояли небольшие белые шары и овальная прозрачная бутылка, в которой плескалась желтоватая жидкость.

Взяв шар, я покрутила его, пытаясь открыть. Бесполезно. Внутри что-то булькало и перекатывалось. Первому повезло Ларинтену, сосредоточенно тыкающему в гладкие круглые бока. Его указательный палец вдруг провалился, что-то щелкнуло, и сфера распалась на две части, облив эльфа горячим варевом.

– Maalava hatti!

Несколько минут эльф самозабвенно вспоминал нецензурные выражения на ильениррье.

– Вот вечно ты свои корявки куда не попадя суешь! – Лендин с опаской поставил свой шар в тележку. – Не-а, что-то я к такой еде не приучен. Мне бы кашку или мясца, а лучше того и другого! И элем сдобрить!

– Ага, и я бы от такого не отказался! – сглотнув, кивнул Крендин и, повертев шар, тоже опустил его на место. – А может, это съедобное?

Шарз, изучив шарик, аккуратно его перевернул и коротко нажал на незаметную пластину. Сняв крышку, он осторожно принюхался и покачал головой.

– Рисковать не стоит. Ну что, Вел, – он повернулся к стоявшему позади всех Велии, – мы, как знающие основы магии, должны обеспечить наших спутников едой.

Велия пожал плечами.

– Попробовать, конечно, можно, только в этих песках, мне кажется, даже крысы не водятся!

– Обсуждаете меню? – Я подошла к мужу.

– А ты что-то хочешь предложить? – Он обнял меня за плечи.

Я задумалась.

– Может, убить одну из стражниц?

– Ой нет! – брезгливо скривился Шарз, будто на самом деле допускал такой поворот событий. – В них столько яду! Боюсь отравиться.

– Хм! – Дернув плечом, я выскользнула из-под тяжелой руки Велии. – Я предложила!

Тут мой взгляд упал на стеклянно блестевшие черные прямоугольники. Подойдя к ним, я полюбовалась на свое отражение и провела рукой по гладкому холодному стеклу.

Хм, странно…

В голове билась не оформившаяся мысль.

Черные стекла были словно впаяны в шершавые рамки серого цвета. По бокам, параллельно друг другу, на них были вырезаны шесть непонятных фигурок. Недолго думая, я коснулась их пальцами. Стекло начало светлеть.

Боже мой! Телевизоры!

Черноту экрана сменило яркое закатное небо, красное солнце над горизонтом и бескрайние пески. Я стала нажимать на все фигурки вместе и по очереди, но ничего не изменилось, кроме того что яркую картинку снова сменила чернота. Я так увлеклась, что не заметила, как ко мне подошел Корраш.

– Я знаю, что это! В нашем мире есть похожие окна слежения.

– Что? – Нас окружили друзья.

– Это – окно, – принялся объяснять Корраш. – Но не напрямую! Где-то наверху стоит камень-передатчик. Окно показывает одну и ту же картинку, пока не повернуть камень.

– Значит, судя по небу, наверху вечер. – Велия задумался.

– Сделай так, чтобы стекло снова засветилось! – попросил Крендин.

Корраш легонько погладил раму, и перед нами снова возникла та же картина. Вдруг мимо, не торопясь, прошло странное животное. Или даже насекомое… Мне оно напомнило огромных размеров жука с клыками и неким подобием хвоста. Оно деловито ворошило коротким хоботом песок, редкие камни и, что-то выдергивая, отправляло в пасть.

– У нас возникла идея! – пошептавшись с драконом, заинтриговал всех Велия. – Мы идем на охоту!

ГЛАВА 16

Естественно, меня не взяли. Велия открыл портал, привязав его к местности, виднеющейся на экране, и вместе с Шарзом и гномами отправился на поиски провианта. Вскоре мы любовались на наших добытчиков, появившихся в окне слежения, правда, недолго. Посовещавшись, они чем-то заинтересовались и быстро исчезли от бдительного ока камня-передатчика.

Скучающий Ларинтен побродил по комнате и снова подошел к тележке.

– Интересно, а это что?

– Где? – поднялся Корраш.

– Что вы там нашли? – не выдержала я, разглядывая спины заинтересованно рассматривающих что-то эльфов.

– Да вот здесь что-то… – Ларинтен потряс над ухом тихо шуршащую небольшую коробочку. – Ну-ка…

Всунув длинный ноготь в едва заметную щель, он провернул его на манер ключа, и ему на ладонь посыпались крохотные квадратные пластины.

– Ох, это таблетки веселья. – Корраш отшатнулся, словно увидел змею.

Смерив подозрительным взглядом черноволосого, я обернулась к Ларинтену, умильно ворошащему пальцем квадратики.

– Ларя, не смей! Кто его знает, что это за гадость! Вдруг их нам специально подсунули?

– Я только попробую!

Я не успела ничего сделать, как эльф засунул одну в рот и задумчиво разжевал.

– Тьфу, как маленький! Тащишь в рот всякую гадость! – Скрестив ноги, я обиженно уселась на песок. – Вот мутируешь в какого-нибудь урода, так тебе и надо!

– Вкусненько! – словно не слыша меня, хмыкнул он и ссыпал себе в рот всю пригоршню.

– Придурок!!! – Вскочив, я повисла у него на шее. – Сплюнь! Сплюнь, кому говорят! Если с тобой что-нибудь случится, меня ведь Лендин убьет!

– Да чего ты переживаешь! – проглотив пастилки, успокаивающе улыбнулся он. – Вообще никак не действует! Может, это простая еда? Сладенькие!

– Когда я был в милости у здешних женщин, они давали мне такие пластинки. – Корраш, не сводя обреченного взгляда с Ларинтена, устало опустился у стены. – Они поднимают настроение и позволяют забыться, но к ним быстро привыкаешь, а отвыкнуть трудно! Практически невозможно! Это только кажется, что можно пережить бесконечную депрессию, ломающее кости бессилие и выворачивающее душу одиночество. – Его синие глаза, скользнув по мне, задумчиво уставились в какую-то одному ему ведомую даль. – Только кажется… А когда начинаешь осознавать свою беспомощность, свою ненужность – умираешь. Что такое муки тела по сравнению с муками души…

Изумленно помолчав, мы с Ларинтеном переглянулись, и тут меня прорвало:

– А-а-а! Дурак, болван, идиот!!! Ну-ка два пальца в рот! Быстро!!!

Я снова повисла на эльфе, пытаясь открыть ему рот, но он только трясся от смеха и, сжав зубы, мотал головой, стараясь вырваться. За этим занятием нас и застали наши спутники.

– Эй, Тайна, поосторожнее с ним. Он боится женских объятий. Помрет еще… что я делать буду? – насмешливо прогудел Лендин, скидывая на пол покрытую панцирем тушу. – Ты знаешь, сколько стоит хороший работник в Златогорье?

Отцепившись от хихикающего эльфа, я развернулась к мужчинам.

– Да я… а он… Взял и проглотил! Гад!

– Кого? – Ко мне подошел Велия.

– Наркоту! Местную!

– Чего? Тайна, ты понятнее изъясняться можешь? – Сцапав весело ржущего эльфа за шиворот, Велия развернул его к себе и внимательно изучил.

– Эта всежрущая скотина проглотила таблетки, которые принесли стражницы. Все! – В сердцах я отвесила эльфу подзатыльник, чем вызвала у того приступ гомерического хохота. – Корраш про них такие ужасы рассказал, а он два пальца в рот не хочет!

– Фу, гадость какая! – хрюкая и подвизгивая, простонал Ларинтен. – Скажи, когда ты их мыла? А вдруг у тебя на руках живут страшные, невидимые секорашки? Представь, что будет, если я их проглочу?

– Они быстро станут алкашами! – Я махнула рукой. Тут уже только бригада из наркодиспансера поможет!

– Даже на секунду тебя нельзя оставить одного! – проворчал Лендин.

– Ну, друг, придется тебя спасать! – Велия жестом хирурга закатал рукава.

– Ой нет, Вел, не надо! Только не протрезвляй меня, как всегда! – Ларинтен с ужасом покосился на него. – Это же антигуманно!

– Вообще-то да! Ты прав! Очень антигуманно по отношению к нашим друзьям. Так что давай выйдем, – согласился Велия и выволок истерично вопящего эльфа в коридор.

– Бедный Ларя! – невольно посочувствовала я, не понаслышке зная о процедуре протрезвления.

– А нечего всякую гадость в рот пихать! – вдруг встал на защиту Велии Лендин.

Вскоре дверь открылась, и на пороге появился зеленый и мрачный Ларинтен.

– Больше я тебе не друг! – обиженно вякнул он шедшему следом Велии. – Всегда кайф испортишь, моралист хренов! То зелья не даст, то протрезвлять возьмется! А я, может, не хотел протрезвляться? У меня в кои-то веки настроение было хорошее, а ты!.. Варвар!

– Слушай, Вел, заткни ты его! – не выдержал Крендин, помогая Лендину разделывать тушу. – Я здесь всего пять минут, а он мне уже надоел до зубной боли!

– Все, заткнулся сам! – Ларинтен недовольно фыркнул и скрылся за одной из ширм. Было слышно, как он плюхнулся на матрас.

Велия достал кинжал и, подойдя к гномам, уселся на корточки, начиная отделять панцирь с другой стороны.

– Слушай, Шарз! – Я подошла к дракону, который внимательно наблюдал за приготовлением ужина. – Это что за зверь?

Он глубокомысленно пожал плечами.

– Как называется – не скажу, но сильно смахивает на песчаного кабана. До того момента, пока Велия не сразил его молнией, он, мирно хрюкая, уничтожал небольшую полянку сухой колючки.

– Шашлык из хрюшки! Мм… – В предвкушении пира я блаженно закатила глаза.

Шарз улыбнулся.

Тем временем мужчины, выудив из панциря наше будущее жаркое, обильно посыпали его чем-то аппетитно пахнущим.

– А как его жарить? – поинтересовался молчавший все это время Корраш. – У нас ведь нет дров.

– Просто, – усмехнулся Велия. – Шарз, займись!

Дракон кивнул. Взмахом руки он заставил тушу подняться в воздух, и ее объял красный, пышущий жаром шар. Минут через пять к нашим ногам опустилось прожаренное до темной корочки мясо.

– Супер! – одобрила я. – Куда там микроволновкам!

Все заметно оживились и, усевшись вокруг аппетитно пахнущего жаркого, запустили в него кинжалы. Отрезав хороший кусок, Велия насадил его на лезвие и протянул мне. Я благодарно улыбнулась, с осторожностью пробуя.

Мм!

Мясо оказалось нежным и чуть сладковатым.

Блаженно жмурясь, я в два счета уплела кусок и хотела попросить добавки, но поняла, что наелась. Сладко зевнув, я толкнула мужа в бок.

– Вел, я пойду подремлю, что-то так устала за этот день.

И, не дожидаясь ответа, доплелась до ближайшего матраса, улеглась и словно в омут провалилась в сон.

ГЛАВА 17

Выпав из портала, по-другому и не сказать, Люминель некоторое время лежал, пытаясь сообразить, жив он или уже в гостях у Всевидящего. Ныло ушибленное колено, дико разламывалась голова.

Хм, вряд ли он у Всевидящего! Иначе бы у него ничего не болело. Значит, Велиандр промахнулся? Ха-ха!

Стоп, а где это он?

Устав разглядывать светло-желтые половицы, эльф приподнял голову и огляделся. Комната была чистая, но бедная. На покрытом белой тканью столе исходили ароматом кусочки жареного мяса и стоял стеклянный кувшин с чем-то прозрачным.

Осмелев, он поднялся и вздрогнул. В углу, на широком квадратном топчане, застланном громадной лоснящейся шкурой, похрапывал обнаженный мужчина, едва прикрытый смятой простыней. А если судить по тому, сколько у кровати валялось пустых кувшинов, хозяин проснется нескоро. Значит, есть время перекусить и все обдумать! Чудно!

Эльф с жадностью голодного крокодила набросился на еду.

Так, а здесь у нас что?

Он сунул нос в бутыль.

Прозрачная жидкость с тонким цветочным ароматом. Интересно…

Сделав маленький глоток, он хмыкнул и припал к кувшину, отставив его, только когда в нем осталось меньше половины. Удивительно чистая, холодная вода излечила его. Бесследно ушли боль и усталость.

Осторожно отодвинув ткань, скрывающую небольшое квадратное оконце, он выглянул во двор.

Хвала богам, он выбрался из сумасшедшего огненного мира! Спасибо кольцу желаний! Если он останется жив, надо будет обязательно навестить Мейану и отблагодарить.

Его взору открылась мощенная камнями площадь, которую окружали одно– и двухэтажные каменные дома. Недалеко от окна стояла груженная высокими корзинами телега с запряженной в нее маленькой лохматой лошадкой. Возле нее громко выясняли отношения два высоких черноволосых парня.

Хм, странно!

Люминель прилип к стеклу, пытаясь получше разглядеть мужчин. Он заметил открытые заостренные кончики ушей. Если бы не черные волосы до плеч, он бы с уверенностью сказал, что эти двое – эльфы. Вот только… не бывает темноволосых эльфов. Не бы-ва-ет!!

За спиной раздался богатырский всхрап и невнятное бормотание. Люминель испуганно отпрыгнул от окна. Занавеска с тихим шорохом опустилась, и в комнате снова воцарился полумрак.

Не решаясь шевельнуться, эльф постоял, настороженно разглядывая распластавшегося на кровати худощавого мужчину.

– Сальвина! – прохрипел черноволосый. – Дай воды!

Он перевернулся на спину и теперь, не разлепляя глаз, усиленно шарил руками рядом с собой.

Может, если он напьется, то снова уснет? Тогда будет время побыть здесь в безопасности и подумать над тем, что делать дальше.

Люминель осторожно скользнул к кувшину и протянул его незнакомцу. Тот, нащупав пальцами прохладное стекло, перевернулся на бок и, привычно ухватившись за горлышко, с жадностью начал пить. Утолив жажду, незнакомец, все так же не открывая глаз, поставил кувшин на пол и, распластавшись на кровати, хрипло позвал:

– Сальвина! Иди ко мне. Сядь рядом!

Разглядывая его молодое, довольно красивое лицо, Люминель задумался.

А может, он смертельно болен? Хотя вряд ли! Скорее перепил чего-нибудь горячительного.

– Сальвина! Ты обиделась на меня за вчерашнее? Прости! Только иди ко мне, мне так нужно, чтобы ты была рядом!

Да где же бесы носят эту Сальвину?! Чтоб ей провалиться!

Не отрывая взгляда от закрытых глаз хозяина, эльф решился и осторожно уселся рядом.

– Ты пришла! Моя малышка! Ты простила меня!!! – Черноволосый безошибочно схватил за руку опешившего Люминеля. – У тебя такие длинные, тонкие пальцы. Нежная кожа! Я весь пылаю, и только ты можешь погасить мой пожар, утолить мой голод…

Парень рывком откинул едва прикрывающую его простыню. Ошалевший эльф пискнул, взглянув на ту часть тела, голод которой предстояло утолить, и стал бешено выдираться.

– Ну куда же ты? Ты ведь не хочешь меня обидеть? – Пальцы черноволосого стальными тисками сжались на его запястье. С силой притянув, он облапил стонущего от ужаса Люминеля и наконец открыл глаза.

Воцарилась изумленная тишина. В следующую секунду, схватив клинок, стоявший у изголовья, черноволосый слетел с постели.

– Кто ты? – В черных глазах плескалась ярость, разбавленная удивлением.

Облегченно выдохнув, Люминель молча сел, дотянулся до кувшина и выхлебал остатки воды. Отставив опустевшую посудину, он, смущаясь, поднял глаза на ожидающего ответа хозяина и пожал плечами.

– Эльф.

– Кто? – недоверчиво переспросил черноволосый. – Хорош врать! Какой ты эльф? Светлые эльфы давно вымерли в нашем мире, тысячи лет назад! Или, может, ты альбинос? Хотя не похож! Говори, кто тебя послал? Если из дворца – можешь передать, у меня сегодня законный выходной!

Люминель осмелел:

– В это трудно поверить, но меня к тебе никто не посылал. Я не наемник! Я просто путешествую по мирам и вот оказался здесь.

– По мирам? – Черноволосый опустил клинок. Оглядев себя, он ойкнул и, выудив из-под кровати одежду, запрыгал, натягивая на себя короткие, чуть ниже колен, темно-зеленые штаны. – Ты это, ну… извини меня, если есть за что. Я думал, это моя подружка. Ну, понимаешь… выходной и все такое!

Эльф усмехнулся.

– Да ладно, бывает! Лучше скажи-ка мне, что это за мир, кто ты и как тебя зовут?

Кинув клинок на кровать, парень подошел к столу, заглянул в тарелку с мясом, покривился и сел рядом с Люминелем.

– А чего рассказывать? Мой мир называется Бейтор. Может, и жили здесь когда-нибудь другие расы… Не знаю. Сейчас живем только мы. Эльфы. Меня зовут Джиф. Я служу стражником у правящего дома Пейер дир Сорр. Слушай! – Он с интересом оглядел насторожившегося эльфа. – А как ты путешествуешь по мирам? Ты чародей?

– Гм. – Люминель задумался. Чародей из него никакой, но не признаваться же в этом первому встречному… А с другой стороны, получилось же у него отразить атаку полукровки и открыть портал? Да не куда-нибудь, а в другой мир! – Ученик чародея!

– Ух ты!!! – В черных глазах засветилось восхищение, наполненное уважением. – Может, научишь меня хоть чему-нибудь? Хотя куда мне! Говорят, светлые эльфы были сильными колдунами, но в результате смешения с людской расой растеряли всю свою силу. В итоге получились мы. Максимум что я могу – в поединке призвать удачу. Или почувствовать, в каком переулке меня ждет разбойник.

– У меня закончилась сила, – солгал Люминель, – а мне нужно срочно перемещаться в другой мир, иначе я застряну здесь надолго. Неужели у вас нет никакого перехода или того, кто сможет его открыть?

– Ты меня слушаешь или нет? – нахмурился Джиф. – Ни один из темных этого не сможет! Я же говорю, что в моем убогом мире… Хотя нет, вру! При дворе живет один чародей. Я его никогда не видел, лэр стережет его строго! Говорят, он светлый. Так вот, он точно владеет магией и исполняет прихоти правящей семьи. Наверное, он бы смог открыть портал. Однажды пропал один из младших принцев. Так вот, он долго колдовал, чтобы разузнать о его участи, а потом объявил, что в этом мире его нет. Ведь узнал же как-то! Принца, конечно, быстро забыли… когда же это было? – Джиф задумчиво взъерошил короткие черные волосы. – Лет пятьдесят назад. Я тогда только-только в столицу приехал.

– Хм, а как бы мне увидеться с вашим колдуном? Кстати, как его зовут?

– Мириэль. Но увидеться с ним трудно, практически невозможно! Нужно просить разрешение у правящей семьи, изложить свою проблему, а уж потом они решат, разрешить тебе встречу или нет. В общем, тех, кому разрешили, по пальцам можно пересчитать!

Люминель погрустнел.

– Жаль!

– Да ладно, э-э-э?..

– Люминель.

– Да ладно, Люминель! Ты гость моего мира, считай, что и мой тоже. Если надо, я чего-нибудь придумаю! Безвыходных ситуаций не бывает! Тем более я у тебя в долгу. – Черные глаза насмешливо прищурились. – Ты спас меня от жажды! Пойдем, я покажу тебе город! Только вот твои волосы… а, ладно!

Джиф надел рубаху и короткий, до талии, зеленый камзол, натянул зеленую кепочку, высокие сапоги и, повесив на пояс клинок, потянул Люминеля за дверь.

ГЛАВА 18

– Блин, это моя карта была!

– Так не надо было тормозить!

Устав слушать возбужденные голоса моих спутников, я открыла глаза и села. Поспать все равно больше не дадут. Галдеж стоял такой, словно говорили сразу все.

С хрустом потянувшись, я вышла из-за ширмы и остолбенела: все, кто был в комнате, плюс мои земляки, усевшись в круг рядом со скорбным холмиком костей, оставшихся от ужина, азартно дулись в карты. Я подошла и встала рядом, пытаясь разобрать в этом гомоне хоть что-то. Реакции – ноль! Словно меня никто не заметил.

– Умные такие! Опять мне полколоды всучили! А ты, Ленд, запомни! Придет война – попросишь каску!

– Да ну и ху… художественный свист тебе в ухо!

– Эй-эй, а жульничать нельзя! За это сразу по наглой рыжей морде!

– Петь, ты полегче с ним! Видишь, доходной какой! И он не рыжий, а черный.

– Тогда по длинным ушам – мечте хирурга-пластика!

– Да я… а он… и тут…

– Не нарывайся, Корраш, на пошлый комплимент! Ты все равно в него не въедешь.

– В натуре, Вась! Они ж нашего мата не знают!

– Не знают? Просветим!

– Хорош трепаться! Кто раздает?

– Знаешь, Вел, раздавай сам! Меня обманули и в игре, и в лучших чувствах, и кто? Мой самый лучший друг!!!

– Ой-ой-ой! Ну и ладно! Обманули его! Забыл, что дурак подкидной? Ну я и подкинул! Кто ж знал, что тебе с такой колодой на руках бить нечем?

– Не подлизывайся, гном несчастный! Пока не извинишься, считай, что я с тобой в разводе!

– Так! Вы побыстрее выясняйте, кто крайний, и поехали! – Рык Шарза на мгновение оживил тишину.

Н-да-а! Спились, спелись и сыгрались! Ну, землячки! Удружили! Вот кто просил учить азартным играм?

Я шагнула вперед.

– О-о! Тайна проснулась! А мы тут играем! – расцвел в улыбке Крендин.

Все подняли на меня взгляды, в которых смешались досада, облегчение и ожидание.

– Тайна, а почему ты не научила меня играть в карты? – приветливо улыбнулся муж, чуть отодвигаясь в сторону. – Полезная игра! Очень развивает логику и ум. Вернее хитрость.

– Велия, карты не самое лучшее изобретение нашей цивилизации. – Обогнув земляков, я уселась с ним рядом.

– Правильно, Танюха! Че карты… Вот мне, например, нравилась рулетка! – кивнул, ностальгируя, Петя.

– А мне вообще играть не нравится! Я бы на стриптизе позависал или в ночных клубах! – тяжело вздохнул Толян.

– Ага, особенно если перед этим по пивку или паровозик дунуть! – фыркнул Вася.

– Тайна, объяснишь мне потом значение некоторых слов? – заинтересованно шепнул мне на ухо муж. – А то что-то я не все понял!

– Ой, Вел! – Я украдкой показала кулак хихикающим землякам. – Это не самые хорошие слова и их лучше не понимать! – Он недовольно поджал губы. – Ладно, ладно! Объясню! Потом… Э-э-э, а примите меня в игру?

Я взяла из длинных пальцев насупившегося Ларинтена пухлую колоду карт. Рубашки почти стерлись, но с обратной стороны можно было различить цифры и картинки.

– А колода-то на тридцать шесть карт, их же на всех не хватит? – перетасовав, я недоуменно повертела колоду. – Как вы играли?

– Да как! – Петя по-хозяйски отобрал у меня карты и начал раздавать. – Просто! Кон – мы с черноволосым, кон – твои друзья. И, кстати, ваш ход!

– Ну на, Тайна! – Передо мной легла семерка пик. – Берешь или бьешь?

Я шкодно ухмыльнулась Лендину и кинула десятку той же масти.

– А так? – Рядом легла семерка бубей.

– Нормально. – Десятка бубей.

– Хм, нету. Вел, кидай, если есть!

Велия многообещающе улыбнулся.

– Есть!

Я посмотрела на упавшую рядом десятку червей. Перевела взгляд на свои карты.

Черт! Червей, так же как и козырей крестей, не было. Э-эх! Так не хотелось брать! Ну да ладно!

– Вот что, Вел, я тебе скажу… – Я подняла на него глаза и вытаращилась на огромные, выросшие у него за спиной темно-синие круги портала. – Есть! Есть!!! Вел, ура-а!!! – И повисла на шее у изумленного мужа.

Проследив мой взгляд, все секунду сидели, молча разглядывая это долгожданное явление, затем разом вскочили.

– Так! Без паники! – Велия взял командование в свои руки. – Берем вещи, оружие. И еще такой вопрос – кто из чужаков идет с нами?

– Не, ну если мы вам в тягость, так мы останемся! Какой базар! – Мои земляки обиженно переглянулись.

– Ага! Мы и тут перекантуемся, тем более королева обещала всех по мирам раскидать! Так что не очень-то и хотелось! Сами как-нибудь справимся! – недовольно фыркнул Вася.

Вдруг где-то вдалеке прогремел взрыв.

Все насторожились.

– Че было?

– Фиг знает!

– Товарищи! Революция продолжается!

– Так! Тихо! – осадила я земляков и затормошила Велию: – Что ты стоишь? Пойдем, вдруг портал закроется?

– Не закроется, пока я не закрою! – успокоил он меня и отыскал глазами Корраша. – Может, и ты останешься? Поверь, здесь у тебя будет больше шансов быстрее попасть домой.

Темноволосый упрямо мотнул головой.

– Нет! Мне кажется…

Но его фантазии никто не расслышал. Дверь разлетелась, на метр пламенем опалив песок. Все, оглушенные новым взрывом, не сговариваясь кинулись к переходу.

Часть третья

КРЫЛЬЯ И КЛЫКИ

В тревожных снах, в далеких мирах,

В созвездии демона дня

Живут два солнца и два меча,

Все делят пустыню огня.

ГЛАВА 1

Небесная лазурь, раскрашенная перьями облаков, затопила глаза. Невероятной свежести воздух, напоенный морским ароматом, рвал легкие на части. У ног преданным псом ласкалось нефритовое море. Опускающееся к горизонту солнце мягко окутало мир закатной дымкой…

– Мама дорогая! Это ж куда нас занесло?

– Мужики, Гавайи!

– Нет, это рай!

Наваждение исчезло. Все уставились на моих земляков.

– Maalama hati! – отмер Велия. – А вы как тут оказались?

– Все пошли, ну и мы тоже… – развел руками Толян.

– Неохота нам за идею феминизма умирать! – Вася сплюнул в песок и демонстративно отвернулся к морю.

– Да ладно, Вел! Пригодятся! – примирительно улыбнулся Крендин. – Мужики, а вы карты не забыли?

– Не-а! – Петя довольно похлопал по своему оттопыренному карману. – Куда я без них!

– Ну и что теперь с вами делать? – Велия вздохнул. Шагнув к воде, он поднял золотистый плоский камень и, размахнувшись, пустил вскачь по воде. Полюбовавшись на расплывающиеся круги, он развернулся к ним. – Ладно. Идите с нами. Будем надеяться, что ваш мир сам вас притянет. Если нет, отправим домой, когда вернемся в Аланар. Мир-клетку мы благополучно миновали…

– Что это еще за мир-клетка?

– Похоже, все земляне отличаются неуемным любопытством? – Велия усмехнулся, глядя на Толяна, с нетерпением ожидающего ответа.

– Миры-клетки – это такие зоны, в которые легко попасть, но они очень трудно отпускают свои жертвы, и вопреки законам мироздания ваш мир не сможет забрать вас обратно! – пояснил Шарз, скидывая сапоги. Зайдя по колено в воду, он блаженно выдохнул. – Чу-дес-но! Вода невероятно теплая! Так непривычно! – Он обернулся к нам. – Попробуйте!

Осторожный Лендин присел у ласково плещущихся волн и коснулся рукой.

– Правда теплая! А если сравнить с нашими холодными морями, то это действительно непривычно!

– Ур-ра! – Мимо нас, сверкая голым задом, пронесся Толян, моржом шлепнулся в воду и окатил всех солеными брызгами. – Как в бассейне, только лучше! Мужики, хоть помоемся!!!

Гм… гордость берет за моих земляков!

Не страдая комплексами и не смущаясь, парни как по команде скинули тряпье и теперь с фырканьем и гоготом резвились в воде. Мне стало завидно.

– А может, и мы искупнемся? – Я посмотрела на мужа.

Он поднял на меня смеющиеся глаза.

– Ну, если в ближайшие несколько минут с нашими неожиданными попутчиками ничего не случится…

– А что должно случиться? – насторожился Ларинтен.

– Забыл, какие звери живут в Великом море?

– Мужики! Хорош тормозить! – призывно помахал рукой Петя. – Вода – чудо! Гавайи в отстое! И соле-е-на-я!!! Но плавать прикольно! Как в невесомости!

– Вы как хотите, а я пошел купаться! – Крендин начал раздеваться. В песок полетел топор, тяжелая куртка, рубаха, грубые кожаные штаны. Стянув сапоги, он, оставшись в темных трусах до колен, стыдливо покосился на меня. – Тайна, отвернись.

Фыркнув, я демонстративно отвернулась, изучая джунгли, раскинувшиеся метрах в ста от берега.

Вскоре легкий ветерок донес до меня восторженный голос Крендина:

– Вода – чудо! Но и правда настолько соленая, что даже кожу жжет.

Я обернулась. Ларинтен, не выдержав, тоже начал торопливо скидывать одежду.

– Эй, малахольный, ты ж плавать не умеешь! – осадил его Лендин.

– Ну ты же не дашь своему другу утонуть? – кокетливо приподнял брови эльф и, видя искреннее раздумье на лице гнома, поспешно заговорил: – Имей в виду, в Златогорье так просто хороших работников не найти! А если и найти, то это влетит в такую копеечку!!! А я, мало того что вкалываю на тебя почти задарма, так еще и обхожусь дешевле беса! А еще друг!

– Ну даже и не знаю… – Лендин с неохотой снял куртку, бережно сложил на нее топоры. – Зелья нынче тоже недешевые. – На песок упала рубаха. – А тебя пропоить – легче утопить!

Ларинтен, оставшись в белых обтягивающих подштанниках, хлопая ресницами, отступал к воде.

– Э-э-э, Ленд! Что за шутки?!

Лендин с кряхтением стянул сапоги, штаны и, закатав трусы в полоску, шагнул к эльфу, демонстративно разминая кулаки.

– Никаких шуток, Ларя. Просто ты подал мне замечательную идею, которой я и воспользуюсь…

Ларинтен, выпучив глаза, рванул к морю. Лендин, обернувшись к нам, подмигнул и, спрятав улыбку в бороду, отправился за ним.

– У них что, родственные отношения? – подал голос сидевший на песке Корраш.

– Хуже! – Шарз, посмеиваясь, переглянулся с Велией. – У них семья! Велия, Тайна! А может, действительно искупаемся? Вроде все спокойно… Ну а если что, то мы справимся! Корраш, тебя это тоже касается. Пойдем?

Мужчины начали раздеваться, а я, погрустнев, уселась на песок и, обхватив колени, с сожалением посмотрела на раскрашенную закатными красками зеленую гладь.

Наконец Шарз, целомудренно оставшись в золотистых коротких шортах, взял за руку абсолютно не стесняющегося моего присутствия Корраша и повел к воде.

– Ты пойми одну простую истину! – услышала я его поучающий голос. – Общение – и к тебе все потянутся!

Проводив их взглядом, ко мне подошел Велия.

– Ну, а ты?

Я с ностальгией полюбовалась на его крепкую фигуру и, опустив взгляд, хихикнула. Как-то я надоумила дворцовую портниху сшить боксеры. Они так понравились моему мужу, что он заказал их себе штук сто, смело выкинув привычные подштанники.

– На этом конкурсе мужского стриптиза ты получаешь высший балл! Но мог бы и раздеться. Тебе-то чего стесняться? – Я подняла на него смеющиеся глаза.

Усмехнувшись, он присел передо мной на корточки.

– Не люблю вызывать чувство зависти… Тем более с нами дама! А высушить одежду не проблема.

Я фыркнула и, не удержавшись, рассмеялась вместе с ним.

– Вот уж не думала, что у тебя такое большо-о-ое чувство собственного достоинства!

– Пойдем! – Он легко поднял меня с песка и начал раздевать. Когда на мне остались короткая майка и шорты, взятые на память из эльфийского лазарета, он одобрительно кивнул. – Годится! И имей в виду, я без тебя в воду не полезу!

– А что так? – Ожидая какой-нибудь каверзы, я удивленно взглянула на него.

– Боюсь.

Я расхохоталась и бросилась его догонять.

* * *

Шагая за Джифом, Люминель с любопытством разглядывал мощенные светлыми камнями чистые прямые улочки, невысокие, одно– двухэтажные каменные дома, у которых, где только было возможно, росли деревья и пестрели цветами клумбы. Пробегая мимо, низенькие лохматые лошадки старательно тянули за собою странные коробки с окнами.

Мужчины, встречавшиеся им, все как один были черноволосыми и одеты в обтягивающие бриджи и яркие рубахи. Почти у всех головы покрывали странные блины. Как пояснил Джиф – кепки. Хотя иногда встречались высокие цилиндры с полями. У обладателей таких головных уборов были длинные, чуть ниже плеч, волосы. Но больше всего поражали высокие, до колен, всевозможных цветов сапоги.

Редко встречающиеся женщины были одеты в темные, вызывающие платья с оголенными спинами и сильно открытой грудью. Пышные юбки, распахиваясь при каждом шаге, выставляли на обозрение длинные стройные ноги, обутые в аккуратные туфли, пробуждая у Люминеля давно забытые мысли.

Засмотревшись на вышагивающую впереди дамочку, он чуть не врезался в дерево. Словно не заметив насмешливого взгляда проводника, эльф как ни в чем не бывало обогнул ствол и присоединился к Джифу.

Ох, не до таких мыслей ему сейчас! Нужно встретиться с магом этого города со странным названием Торроффи.

Покружив по улочкам, они зашли в трактир. Несмотря на утро, здесь не было ни одного свободного места. Поискав глазами, Джиф кивком указал в конец зала, где за двумя сдвинутыми квадратными столами веселились черноволосые. Помахав им рукой, он начал пробираться.

– О! Джиф! Молодец, что пришел! – Кажется, их заметили.

– Да, мы тебя ждали!

– Перраф сказал, что ты сегодня выходной?

– А это кто с тобой?

– Будешь крешн?

– Наливай! – Выдернув пару табуреток из-под не возражающих посетителей, Джиф ловко вписался в круг раздвинувшихся дружков и кивнул Люминелю на соседний стул: – Садись!

– Кто этот альбинос? – настороженно улыбнулся горбоносый великан с седыми прядками в иссиня-черных волосах. – Давай, Джиф, знакомь!

– Не волнуйся, Ферж! Это мой родственник по отцовской линии. Приехал в город на заработки! – Взяв две кружки с чем-то темно-бордовым, Джиф ловко всунул одну Люминелю и, наклонившись к уху, зашептал: – Это начальник городской стражи. О себе – ни звука!

– Ха, а чего это он брови с ресницами покрасил, а волосы нет? И не подстриг? Его же оштрафуют! Да как бы еще в тюрьму не посадили!

– А мы пока не были в цирюльне! А на брови не обращайте внимания. Родился таким. Его маманя с пилюлями переборщила!

– А-а-а! – Черноволосые, сочувственно покивав, успокоились.

Подняв кружку, Люминель осторожно принюхался и сделал маленький глоток. Мм! В сладковато-горьком нектаре, благоухающем вишневой ягодой, казалось, совершенно не было спирта.

Не прислушиваясь к разговору, он выпил нектар и с удивлением обнаружил, что тревога и настороженность безвозвратно исчезли, уступив место долгожданному покою.

Кинув на него изучающий взгляд, Джиф усмехнулся.

– Полегчало? Может, еще по кружечке?

Люминель, блаженно зажмурившись, махнул рукой:

– Не откажусь!

ГЛАВА 2

Мы лежали на берегу. И словно не было этих безумных дней. Все тревоги и волнения отступили, даря передышку. Багряные лучи утонувшего в океане солнца еще освещали стремительно темнеющее небо.

– Э-э-э, народ, типа, темнеет! – Васин голос разрушил иллюзию покоя. Накупавшись, парни стыдливо влезли в штаны и теперь сидели у воды, о чем-то тихо переговариваясь.

– Ага, видим! – недовольно буркнул Крендин.

– И че?

– В смысле?

– Ну, может, пойдем какую гостиницу поищем?

– Ага, или костер запалим! – оживился Толян.

– Нет! Переночуем на берегу и с костром пока торопиться не будем, – отрезал Велия, поднялся и сел, отряхивая от песка спину.

– А если дождик?

– Ага! Радиоактивный! – Мне все больше нравился Васин оптимизм.

– Создать защиту от дождя не проблема! – хмыкнул Шарз.

– Базара нет! Так давайте, пока не стемнело, хоть шалашик соорудим! – Толян с Петей поднялись и подошли к нам.

– А то сидим здесь, как три тополя на Плющихе!

– А я бы все же от костра не отказался! – занервничал Крендин, поглядывая на чернеющие заросли леса.

– Где ты в темноте сейчас будешь искать топливо? – обернулся к нему Велия. – Переночуем здесь, а завтра пойдем к лесу. Да и насчет дождика не стоит волноваться – я поставил защитный купол.

– Ништяк! – мрачно одобрил Вася, поднимаясь. – Пошли, народ, хоть рыбу половим, что ли? А то у кого-то уже крыша поехала. Защитный купол! Офигеть, как круто!!! Ну, кто со мной?

– Ну пошли! – пожал плечами Толян. – А чем ловить-то будем?

– Трусами. Твоими!

– Иди ты… Охота, так свои снимай! – Толян обиженно бухнулся на песок.

Вася зло фыркнул, развернулся и молча пошел к воде, но, не пройдя и десяти шагов, озадаченно остановился и, словно танцуя брейк-данс, начал ощупывать что-то перед собой.

– Э?! Что за ерунда?!! Меня что-то не пускает!!! – Он развернулся и зашагал к нам.

– Тебе же сказали: стоит купол! Теперь ни войти, ни выйти! – насмешливо бросил Велия, занимаясь раскопками в мешке.

– Какой, в баню, купол?! – Брызнув песком, Вася остановился перед ним, грозно уперев руки в бока. – Ты меня че, за идиота держишь?

– Всего лишь защитная магия. – Белоснежная улыбка Велии стала последней каплей.

– Какая на х… магия? Не верю я ни в какую магию! В переходы верю, в светящиеся шарики над головой – верю (мало ли какие галлюцинации после года приема странных настоек могут случиться), в другие миры поверил, но ты не заставишь меня поверить в этот бред! Где? Покажи мне хоть одного мага! И не надо пихать мне в уши эту тухлую ботву! Ясно?

Мы притихли, наблюдая за возмущенно вопившим Васей. Велия как ни в чем не бывало достал какие-то свертки и, аккуратно сложив их возле меня, поднялся.

– Хорошо! Я, по совместительству с государственными делами, магистр магии. – Глядя Васе в глаза, он шутливо поклонился. – А мой друг Шарз, – Велия кивнул на улыбающегося дракона, – по совместительству с управлением кланом просто маг-дракон. Достаточно примеров?

Вася хохотнул.

– Ты думаешь, если мы с Земли, значит, совсем прожженные придурки и скушаем любой бред, даже этот? Ну? Сделай что-нибудь, чтобы я поверил! Твой купол не в счет! – Он, не оборачиваясь, потыкал за спину большим пальцем. – Такой фокус у нас на Земле может сделать любой хороший гипнотизер!

– Хорошо! – не переставая улыбаться, согласился Велия. – Что ты хочешь, чтобы я сделал?

– Ну, например… – Вася ненадолго задумался. – Наколдуй мне сигареты и банку пива!

Велия качнул головой.

– Пространственно-бытовая магия применима только при наличии требуемого в мире.

– Ха! Нашел отмазку! Я же говорю, что никакой ты не маг, а обыкновенный болтун!

– Не согласен с тобой. Просто придумай другое желание! – Велия с хрустом потянулся.

– Тогда хочу пистолет!

– Пространственно-бытовая магия.

– Хорошо! – Васю понесло: – Хочу, чтобы сейчас надо мной прошел дождь, лучше с градом, – он, хитро улыбаясь, обернулся к друзьям, – плавно переходящий в снег. А если этого не случится, я набью тебе морду, так сказать, на будущее! Чтоб не врал!

Закинув руки за голову, Велия размял шею. Будто раздумывая, полюбовался крупными, мерцающими звездами, восходящей ярко-красной луной и, скосив глаза на азартно сопящего Васю, лениво спросил:

– Оно тебе надо? Ты уверен, что хочешь такой экстрим?

– Че? За…ал?

– Прости?

– Говорю, в штаны наложил?

– Да нет! Спасибо, что заботишься!

– Ты че, охренел? Да я пять лет в ОМОНе, а до этого в десанте! Да я тебя на тряпочки порву!

– Вась, ты бы лучше не рисковал. – Я смерила взглядом земляка. Роста с Велией они были одного, да и в тренированности тела невозможно было усомниться, но я знала своего мужа… – Давай самоубийство перенесешь на потом?

– Че, боишься за своего пенсионера-маразматика? Да я его сильно калечить не буду. Только поучу впредь не врать!

Мужчины, предчувствуя драку, азартно уселись в сторонке. Крендин, цапнув за руку, утянул меня за собой, и теперь рядом с невозмутимым магом и Васей образовалась настороженная пустота.

– Слышь, Василь, нашел время, когда подраться!

– Ага, ты угомонись! – попытались предотвратить драку его друзья.

– Вот сначала этот фраер белобрысый за базар ответит, тогда и поговорим! Ну? – Вася сжал кулак, не сводя взгляда с Велии. – Где дождь?

Велия пожал плечами и едва заметно шевельнул пальцами.

Рев, по децибелам не уступающий реву взбешенного медведя, оповестил нас, что эксперимент прошел удачно. На Васю вылилось ведро, не меньше, холодной, жутко воняющей болотом воды.

– Ах ты… ты… да я… а ты… – Далее шел поток отборного мата, заинтересовавший даже гномов.

– Что ты еще хотел для убеждения? Град?

Едва различимое шевеление губ, и на голову остолбеневшего искателя правды посыпались градины величиной с куриное яйцо.

– Ну и напоследок! – Велия повернулся к нам и жестом фокусника картинно поднял руки. – Желания же было три?

Но не успел он выполнить угрозу, как на него налетел разъяренный, разукрашенный синяками, мокрый Вася.

– Ах ты, козел! Гипнотизер хренов! Силен мозги дурить, ничего не скажешь! Щаз я тебе устрою пять вывихов, шесть переломов!

Легко отбив удар, Велия незаметно шагнул в сторону. Ухватив парня за летящий кулак, он, словно пританцовывая, крутанул, заставляя его обежать вокруг себя, и выпустил. Вася по инерции пробежал еще метров пять, врезался в купол и пружинисто отлетел. Тут же вскочил и, зло отплевываясь, снова рванулся к колдуну.

– Давай, давай! Под дых! – азартно вопил Толян. – Куда ты бьешь?!

Удар, еще удар.

– Да блондин прыгает быстро, как заведенный! Фиг попадешь! – попытался оправдать Петя избивающего воздух друга.

Поворот… и Вася опять налетел на невидимую стену.

– Что значит быстро? Вы еще быстро не видели! – возмущенно вмешался Лендин.

Снова короткая дистанция.

Прыжок. Наклон. Кувырок.

– Ага, чего, стоять ждать, пока ваш косорукий людик прицелится и попадет? – поддержал сторону Велии Ларинтен.

– Похоже, это долгая песня! – Крендин, тихо посмеиваясь, наблюдал, как Вася, норовя ударить Велию, только неизменно дубасил пустоту в те короткие моменты, когда не лежал на песке. – Эх, сейчас бы чего-нибудь поесть! А откуда так вкусно пахнет жареным мясом?

Глядя на акробатические номера, я пожала плечами и принюхалась.

– Кажется, это пахнет из этих двух свертков. Их мне Вел дал. Ну-ка… – Развернув один, я восторженно уставилась на кусок хорошо прожаренного мяса. – Так это еще от той песчаной хрюшки осталось?

Все заметно оживились и, не забывая следить за боем, подползли на запах.

Меж тем Вася, в очередной раз упав носом в песок, вскочил и, подхватив булыжник, от души запустил им в противника. Сверкнула тоненькая молния, и камень пеплом осел на босых ногах моего мужа.

– Может, прекратим этот балаган и все-таки отдохнем? – изучив пепел, небрежно поинтересовался Велия. – Во всяком случае, для таких веселых тренировок у нас еще будет время. – Одним движением уронив снова бросившегося на него Васю, он вывернул ему руку и, усевшись сверху, заглянул в лицо: – Так как?

– Убью!!!

– Пожелание из разряда несбыточных, но все же не советую! Без меня вообще никогда отсюда не выберетесь. И запомни на будущее: когда существо не желает увидеть очевидное, поверить его не заставит даже Всевидящий!

Велия встал и протянул руку отплевывающемуся парню. Зло зыркнув, тот уселся на песок, подумал и, ухватив мага за руку, рывком поднялся.

– Научишь потом кое-каким приемам! – буркнул он, остывая.

– Без проблем, – усмехнулся Велия. – А теперь пошли поедим. А то наши зрители оставят нас без ужина.

ГЛАВА 3

Сколько по счету было выпито кружек, он уже не помнил, радуясь теплой компании, в которой ему довелось оказаться. Удивительное чувство защищенности и покоя окутало его. Как здорово, что судьба свела его с новым знакомым со странным именем Джиф.

Душа впервые за шестьдесят долгих лет пела, парила, радуясь какой-то невообразимой свободе. Впервые он не боялся и никуда не спешил.

– Хочу снова поблагодарить Всезнающего бога, который свел нас утром с моим новым знакомым. – Джиф поднял доверху наполненную кружку.

– Ты же говорил, что он твой родич? – ехидно подметил кто-то.

– Родич! – кивнул Джиф и поправился: – Новый! Только утром с караваном прибыл.

– Ну, тогда за родича! – Черноволосые эльфы с радостью чокнулись кружками так, что веселящее пойло смешалось и пеной потекло на гладко выскобленные доски стола, но этот казус только добавил веселья.

Люминель с удовольствием сделал несколько глотков, поставил кружку на стол и, не выпуская ее из рук, прислушался к ощущениям.

Больше всего его радовало то, что он не пьянел. На него не накатывала сонливость и раздражающая меланхолия. Нет! Чем больше он пил этот удивительный напиток, тем больше им овладевало ощущение невероятного счастья и какого-то могущества. Ни одно зелье Аланара не давало ему таких ощущений.

Дверь трактира со скрипом распахнулась, и в нее влетел невысокий паренек. По меркам своего мира эльф не раздумывая дал бы ему лет шестьдесят – семьдесят.

Оглядевшись, паренек со всех ног бросился к их столу.

– Что случилось, Гирша? – Горбоносый впился взглядом в мальчишку.

– Отец, там с проверкой эти, из дворца! Уже два трактира прошли!

– Тьма! – рыкнул Ферж, оглядывая насторожившихся друзей. – Быстро! Все, кто сегодня дежурит, уходите через заднюю дверь. Еще не хватало, чтобы дворцовые узнали, что моя дюжина на службе напивалась Радужным зельем. Джиф, а ты куда? Ты же сегодня выходной? Садись. И родича своего успокой!

Получив со стола прозрачный розовый камень, мальчишка с чувством выполненного долга исчез вместе со всеми за темной занавесью, скрывающей тайный выход.

Проводив глазами сына, начальник стражи одним глотком выпил плещущееся на дне зелье и снова потянулся за кувшином.

– А ты останешься, Ферж? – Джиф нагло подвинул к нему пустую кружку.

– Забыл? Я сегодня тоже выходной! – Поглядывая в окно, он разлил зелье по кружкам. – Интересно, кого они ищут?

Почувствовав опасность, Люминель напрягся, с сожалением понимая, что чудесное действие напитка закончилось.

Ждать пришлось недолго. Мимо окна, печатая шаг, муравьиным строем промелькнуло пятеро черноволосых мужчин. Стукнула дверь, и в трактире воцарилась настороженная тишина.

– Что господину управляющему угодно? – Трактирщик согнулся в поклоне.

Люминель осторожно выглянул из-за плеча Джифа, рассматривая одетых в красную форму гостей. Поискав глазами, они, не сговариваясь, подошли и окружили их.

– Мое почтение, Верраш! Решили угоститься Радужным зельем? – Ферж с усмешкой лениво поднял взгляд на нависающего над ним стражника.

В ответ тот тоже покривил губы в улыбке.

– Да нет, Ферж. Ищем тех, кто не умеет веселиться или делает это на службе.

– А у нас сегодня выходной! – влез Джиф.

– Да! – поддержал его Ферж. – Имеем право!

– Покажите бумаги, заверенные дворцовыми!

Темные, не сговариваясь, полезли за пазухи, вытаскивая сложенные платочками идеально белые листы.

– Вот!

– Развернуть?

Верраш скрипнул зубами.

– Не надо, и всего хорошего! Увидимся на службе!

– Ага, и вам того же! – с явным облегчением кивнул Ферж.

Сняв шляпу, Верраш коротко поклонился и уже развернулся, чтобы уйти, но вдруг остановился.

– А этот с вами? – Его указательный палец уперся в Люминеля, изо всех сил старающегося стать невидимым.

– С нами! – уверенно кивнул Ферж. – Это брат Джифа. Альбинос.

– Бумаги с собой? – Верраш перевел тяжелый взгляд на онемевшего от страха эльфа.

– Н-нет, а… Это… он, и… вот.

– С собой нет! – благодушно перевел его испуганное блеяние Джиф. – Мы пришли отдохнуть.

– Взять его завтра с собой на службу, младший страж Джиф. – Верраш ухмыльнулся. – И бумаги на него не забудь!

Едва за стражниками закрылась дверь, Люминель шумно выхлебал зелье, но оно почему-то больше не бодрило. Страх снова воцарился в душе.

– Простите, я создал вам проблемы?

Джиф с трудом отвел взгляд от двери, захлопнувшейся за стражниками, отмер, переглянулся с горбоносым и успокаивающе улыбнулся эльфу.

– Нет. Неприятно, конечно, но не смертельно! Дворцовая стража считает себя хозяевами города. Не обращай внимания. Обычная проверка.

Люминель поморщился.

– Они как будто другие.

– Они – элита! – с обреченным вздохом пояснил Ферж. – Командуют нами и хранят покой во дворце и в городе. Они для того, чтобы дом Пейер жил ни о чем не тревожась.

– А почему у них волосы ниже плеч, а вы стрижетесь, как слуги? – не успокаивался эльф.

Джиф предупреждающе кашлянул, заискивающе улыбнулся внимательно изучающему их Фержу и начал оправдываться:

– Он с Барриды. На их острове все немного по-другому. – Повернулся к Люминелю и, делая страшные глаза, пояснил: – Я же говорю! Они – элита стражников! А мы, зеленые мундиры, должны носить короткие волосы. Мы городская стража и подчиняемся им – красным мундирам, стражам дворца. А над ними только дворцовые советники и управляющие. Ну и, конечно, лэр.

– А-а-а, ну я примерно так и понял, – глубокомысленно покивал Люминель. – А женщины?

– Что женщины?

– Ну, чем они у вас занимаются?

Джиф снова покосился на заинтересованно молчавшего Фержа.

– Тем же, чем и у вас: или с детьми, или в постели. А для чего они еще нужны? Я, конечно, понимаю, что, возможно, у вас на острове о таком и не слышали, но здесь, в столице, у высших родов есть свои тиррариумы, в них всем заправляют тиррады – старшие жены. А средний класс обходится двумя, максимум пятью женщинами. У нас с этим строго!

– Как интересно! – воодушевился эльф.

– Ага, а еще можно женщин покупать и продавать. Но это привилегия богатых!

– Гм! – кашлянул Ферж, привлекая внимание. – А у вас на острове разве не так?

– Э-э-э… а… это… ну… Вообще-то не совсем так. – Люминель отвел взгляд.

– Ты остановился у Джифа, как я понял?

– Ну да.

– Я приютил его у себя на пару дней, пока не устроится на работу, – пояснил Джиф и попросил: – Выручи, Ферж, выправи ему бумаги.

– А как он планировал устроиться на работу без бумаг? – Горбоносый, побуравив взглядом внезапно заинтересовавшегося столом светловолосого, перевел взгляд на друга.

– Я… я знал, что ты нам поможешь. – Джиф выдержал его взгляд.

– Помогу… но при условии, что вы двое мне расскажете правду!

Кинув быстрый взгляд на понурого Люминеля, Джиф вздохнул.

– Расскажем. Только не здесь!

* * *

За окном уже стемнело, а они всё сидели в комнате Джифа, с восторженным любопытством слушая светловолосого.

– Вот так я и оказался у вас в гостях, – вздохнул он, заканчивая свой рассказ.

Темноволосые помолчали, глядя в плещущуюся за окном темноту.

– Выходит, ты маг и светлый эльф из другого мира… – Ферж задумчиво потер переносицу. – Хм, не очень удивлю, если скажу, что в это трудно поверить? А ты можешь мне сейчас, ради проходного билета в наш мир, доказать свои слова?

Люминель нервно пожал плечами.

Доказательства!!! Кто его знает, сработает ли в этом мире кольцо желаний? Но авось повезет!

Он давно хотел есть. Полуденный завтрак оставил по себе только легкое сожаление и изжогу. Эльф повертел кольцо.

Была не была!

Едва он подумал-представил яства, которые вспомнил его бедный разум, как пустой стол заставился тарелками с чем-то, судя по запаху, вкусным. Напоследок материализовался внушительный кувшин, увенчавший стол.

Все трое с изумленной радостью уставились на еду.

– Верю! Силен!