/ Language: Русский / Genre:fantasy_fight,magician_book, / Series: Заговор хранителей

Путь королей

Татьяна Форш

Когда-то в Объединенном королевстве жили люди, эльфиры, гномы, перевертыши и ундины. Говорят, давным-давно в этом мире жили еще и драконы, но они ушли, оставив в наследство свои неразгаданные загадки и тайны. Однако правление Сайруса ввергло королевство в войну. Расы больше не доверяли друг другу, Сайруса боялись все. Боялась его и Айна – дочь королевского советника. С самого детства она видела только высокие серые стены обители, уроки целительства и сон. Пугающий, жуткий и такой… реальный. Настойчивый внутренний голос подсказывал ей, что этот сон – начало долгого пути. Но куда он приведет? Что ждет ее в конце? Как узнать, кто друг, а кто враг? Позволит ли Айна судьбе исполнить приговор или попытается узнать, кто она такая?

Литагент «Эксмо»334eb225-f845-102a-9d2a-1f07c3bd69d8 Форш Т. А. Заговор Хранителей. Путь королей Эксмо Москва 2013 978-5-699-63084-4

Татьяна Форш

Заговор Хранителей. Путь королей

Как говорили ушедшие: «Если будущее не узнано – оно может измениться. Если названо – только стать настоящим». А если для тебя будущего нет? А если тебе предстоит умереть в самый первый день твоей жизни? Позволить судьбе исполнить приговор или попытаться узнать, кто ты такой? Выбор за тобой – твой путь ждет тебя.

Пролог

– Ты не посмеешь!

– А ты проверь?

– Уходи. Этот мир – мой, и я не позволю забрать его у моего рода, рода Теней.

– У твоего рода Теней? Как быстро ты забыл свое истинное происхождение! Запомни! Этот мир, так же как мир Грани, не принадлежит никому из нас! А все потому, что наглецы, подобные тебе, решили, что могут поспорить с богами!

…Мертвенные сполохи молний вспарывали ночь, высвечивая два громадных, крылатых, не принадлежавших миру смертных силуэта, что сошлись в противоборстве на крошечной каменной площадке. Один – словно создан из языков пламени, и мощь беснующегося ветра только делала его свечение яростнее, второй – порождение самой тьмы.

– Ты не прав, последний принц Стихий. Именно такие слабаки, как ты, и подтвердили в последней битве, что вашему древнему роду не место под солнцем Адирана. Поэтому я здесь! Чтобы вернуть мир. Он наш по праву! И лучше тебе не стоять у меня на пути, братец! Иначе мне придется тебя уничтожить и наконец-то отправить род Огненного Ветра в небытие. Как думаешь? Когда тебя не станет, Стихии примут мое правление?

– Это все слова! Ты готов сразиться за обладание этими мирами? – Огненный силуэт ослепительно вспыхнул, но вместо ответа огромные черные крылья распахнулись, и громадная тень бесшумно исчезла в ночной бездне.

Пылающие глаза оставшегося проводили беглеца.

Послышался тяжелый вздох.

– Значит, это твой ответ, младший брат… Ничего… я умею ждать. Однажды ты примешь мой вызов, а когда это случится, победителю достанется все…

Глава 1

Айна

Привычный кошмар начался внезапно, сжав горло удушающим запахом гари.

Прекрасный, словно созданный из лунного света замок был объят огнем. Багровые языки взлетали вверх, стремясь опалить ночное небо, безучастно глядевшее на разыгравшуюся трагедию.

В сторожевой башне раздались крики. На площадку выбежала невысокая темноволосая женщина, прижимая к груди небольшой, завернутый в ткань сверток, из которого доносился тоненький плач. Следом за ней, сшибаясь мечами так, что летели искры, на площадке показались двое высоких, как две капли воды похожих друг на друга мужчин. Блеск пожара отражался в глазах, горящих яростью, и на лезвиях клинков, окрашивая их в цвет свежепролитой крови.

Казалось, смертельному поединку не будет конца, никто из воинов не уступал другому в силе, но вдруг в руке одного из них блеснул короткий нож. Предательский удар! И противник упал на колени. Но не ведающий жалости убийца вскинул меч, и обезглавленное тело рухнуло на серебристые плиты башни.

Вернув оружие в ножны, победитель нашел взглядом женщину и направился к ней…

В этом сне я всегда была в самом пекле. Я чувствовала запах крови на мече оставшегося в живых воина, ощущала боль потери и видела отчаянное решение в глазах черноволосой женщины, такой знакомой, словно я сама была ею, и такой чужой.

Глядя на приближающегося мужчину, она принялась отступать, и отступала до тех пор, пока не прижалась к каменной ограде, отделяющей ее от ждущей внизу пропасти.

– Пойдем со мной! Ты станешь моей королевой. – Мужчина остановился в паре шагов от нее, стянул с головы шлем, и по плечам, затянутым в черную кожу доспехов, рассыпались волосы цвета спелой пшеницы.

– Нет. – Женщина решительно качнула головой. – Я не смогу принадлежать братоубийце!

– Дина. Прошу. Отдай мне ребенка и подойди ко мне. – Светловолосый великан протянул к ней руку и шагнул ближе. – Я дам вам все!

– Мне ничего не нужно от безумца! Ты одержим Тенью! – бесстрашно выпалила женщина ему в лицо.

Ее звонкий голос, вновь и вновь произносящий уже привычные слова, сегодня прозвучал совсем рядом. Более того, мне показалось, будто эти слова произнесла я сама.

– Пойми ты, ничего не изменилось! – В голосе мужчины прозвучала неподдельная боль. – Я остался прежним и… всего лишь наказал предателя!

– Нет. Я не смогу доверять сумеречной твари! Ты – больше не он! – Женщина вдруг вспрыгнула на каменную ограду и, покрепче прижав к себе ребенка, не раздумывая, спрыгнула в темную пропасть.

Я задохнулась от безумного ветра, ударившего мне в лицо, понимая, что сегодня в пропасть кошмара падаю я.

А это что-то новенькое! Сон заканчивался всегда, едва женщина вспрыгивала на ограду.

Мои руки невольно стиснули такое реальное, теплое тельце ребенка, инстинктивно стремясь уберечь его от неизбежной гибели. Но испугаться я не успела: с балкона, находящегося под башней, выстрелили языки пламени, сложились в крылья, и секундой позже нас подхватили когти самого настоящего дракона, пылающего, будто факел. Падение прекратилось, и над моей головой успокаивающе прозвучал его гулкий голос:

– Не бойтесь, королева Дина, я отнесу вас туда, где вы и наследник будете в безопасности…

Я очнулась от собственного крика, села на постели и долго смотрела на ровное пламя свечи. В горле стоял удушливый запах едкого дыма.

За что?

Почему этот сон преследует меня всю мою сознательную жизнь?

Кто эти мужчины и женщина?

Никогда в жизни я не видела стен величественного, прекрасного замка, мерцающих лунным серебром. Впрочем… я вообще никогда не видела иных стен, кроме высокой, возведенной из серого камня стены обители, в которой жила вот уже почти десять лет.

«Благодать Хранителей»!

Наверняка тот, кто дал название этой «тюрьме», знал толк в шутках!

Обитель, где получали воспитание дети подданных короля Сайруса и его приближенных, больше походила на крепость, где такие же, как я, ненужные отпрыски своих родителей должны были год за годом проводить в мечтах о жизни, которой они когда-нибудь будут достойны.

Я поморщилась, все еще ощущая запах гари.

Что за тайну хранит мой сон?

Сестра Линара, настоятельница обители, всегда говорила, что сны – это подсказки. Нужно только уметь их понимать.

Бросив взгляд в темное узкое оконце, я откинула тонкое одеяло и опустила ноги с кровати.

Брр… как же холодно!

До утра еще час… Не уснуть.

Взяв со спинки стула длинную серую юбку и белоснежную блузку, я принялась одеваться.

– Куда собралась?

Голос подруги и соседки по комнате заставил меня на мгновение замереть и оглянуться.

– Ния? А… ты почему не спишь? – как можно равнодушнее спросила я у приподнявшейся на своей кровати девушки.

– Этот вопрос я могу задать и тебе. – Не отводя от меня пристального взгляда, она принялась переплетать длинную косу. Стройная невысокая блондинка. Так же, как я, – дочь одного из советников короля Сайруса. – До всеобщего пробуждения еще часа полтора!

– А… мне… – Я не осмеливалась посмотреть ей в глаза. Она прекрасно знала о моей беде. – Не хочу спать. Лучше подготовлю доклад по лекарственным травам.

– Тебе что, больше всех надо? Признайся, снова кошмар приснился? – Она поднялась, оправила длинную цветастую ночную рубаху и подошла ко мне. – Мы вчера на уроке пророчеств обсуждали навязчивые сновидения. Есть мнение, что твой повторяющийся кошмар – это твои подсознательные страхи. Воспоминания. Ты когда-нибудь видела пожар?

Я взглянула на Нию и отвела глаза.

…Это случилось, когда мне исполнилось восемь лет. Тогда я еще жила в имении отца. Сын одного из друзей отца, гостивших в тот день в нашем доме, довел меня издевками до бешенства, и я, едва сдерживаясь, чтобы не броситься на него с кулаками, выбежала во двор. Порыв холодного ветра тут же высушил слезы злости, заставив озадаченно взглянуть на небо, которое, словно по чьему-то желанию, затягивалось темными тучами.

Молния расчертила темноту и, повинуясь моему взгляду, выстрелила в сеновал. Еще одна молния попала на крышу находившейся рядом конюшни. Хлынул дождь, но даже ливень не мог потушить мгновенно занявшуюся солому. Услышав ржание лошадей и крики дворовых, я словно очнулась и бросилась к горящей постройке. Последнее, что я запомнила: огонь, подчинившийся мне, ласкающийся, будто котенок, и… мрачные глаза отца. А через два дня я уже собирала вещи. Меня ждали здесь, в закрытой обители.

Я снова взглянула на терпеливо дожидающуюся ответа подругу и с улыбкой покачала головой.

– Нет. Не помню. Я вообще мало что помню из детства.

– Что ж, возможно, этот сон не твое прошлое, а твое будущее? Или он снится тебе из-за какой-то обиды? Может быть, на отца?

– Не знаю. – Я упрямо мотнула головой. Как можно обижаться на человека, которого ты не знаешь и боишься больше, чем любишь или уважаешь?

– Послушай, толкователей, способных хорошо объяснять сны, можно найти только в По́лыни. Но… мне кажется, я знаю того, кто сможет тебе помочь недорого и близко.

Ния многозначительно замолчала.

– Ну и? – Что за привычка тянуть дракона за… – Рассказывай!

– Два дня назад девчонки из соседней комнаты по просьбе настоятельницы ездили в Дубки. По дороге назад они заночевали в одном поселении… Так вот, хозяйка рассказала, что в их деревеньке живет кузнец. Говорят, будто когда-то он владел силой… Ну… ты меня понимаешь? Но свихнулся и теперь только и может что ковать житейскую утварь и клинки проезжающим путникам. А еще он может предсказывать и объяснять сны. Селянка хвалила его очень… Рассказывала, будто он пришел к ней сам и сказал, что видел во сне ее корову всю в огне. А на следующую ночь загорелся ее дом. Женщина была предупреждена, точнее, взволнована его словами и не спала. В общем, пожар потушили вовремя, а она ему даже теленка подарила. Рыжего. Который как раз в ту ночь родился. В плату за помощь.

– А вдруг он ей про теленка предсказать хотел? А селянка не поняла, – хмыкнула я.

– Кто его знает. Да дело не в том! Вдруг он сможет объяснить твой сон и подскажет, как от него избавиться? Ты попробуй сама к нему сходить?

– Уйти из обители? – Замирая от ужаса и восторга, я даже прикусила губу, заставляя себя оставаться бесстрастной.

Это безумие!

Да!

Но… вдруг я наконец-то избавлюсь от кошмара и получу ответы на мучающие меня вопросы.

Это риск! Опасность!

Да. Но… кто не рискует, тот не побеждает! Выбор прост – или пойти сейчас и освободиться от страха, или снова с ужасом ожидать предстоящей ночи и как можно дольше оттягивать приближение сна.

К тому же обитель находится в пустынных землях, на территории Объединенного королевства рядом с Пограничьем. Из недружественных государств, возмущенных политикой Сайруса, самое ближайшее к нам Подгорное царство, или, как все называют его – Подгорье, но гномы не очень-то любят появляться на поверхности. К тому же сделать так, чтобы во время пути меня никто не заметил – проще простого! А если вдобавок воспользоваться силой, смогу обернуться до вечерней молитвы.

Так чего я боюсь?

Отца!

Настоятельница тут же сообщит ему о моем бегстве!

– Если узнает.

Я даже вздрогнула и замолчала. Совершенно забыла о Ние и принялась спорить вслух сама с собой.

Что ж… в конце концов, подруга тоже заинтересована в моем походе. Спокойный сон – это единственное удовольствие для всех послушниц обители.

– И что ты предлагаешь?

– Вряд ли она хватится тебя до вечернего колокола. Сама посуди – уроков у нас сегодня нет, и сестра Магда поведет всех собирать горицветы, а потом на поиски малахитовых глазков, а это значит, что в обитель мы вернемся с вечерним колоколом. Дальше ужин, вечерняя молитва и сон. Даже если ты не успеешь вернуться к вечерней молитве, я могу сказать, что ты была здесь, но куда-то отлучилась. Не думаю, что настоятельница станет тебя искать. Да и девчонки поддержат… в обмен на обстоятельный рассказ о твоей отлучке. – Ния подмигнула и вдруг нахмурилась. – Знаешь, мне иногда кажется, что она тебя боится. Настоятельница…

– А далеко идти до того села? – Я сделала вид, что не услышала ее последних слов. Иногда и я замечала на себе странные наблюдающие взгляды сестры Линары.

– Думаю, к полуночи вернешься, с твоими-то способностями…

– Ния!

– Держись Пограничья. – Подруга словно не заметила моих выразительных взглядов. – Деревня у излучины реки. Мимо не пролетишь.

– Ния!!! Это не тема для беседы!

Да! Моя вина, что Ния стала свидетельницей тайного проявления моей силы. Как-то раз, прячась ночью от приснившегося кошмара в библиотеке, я поленилась воспользоваться лестницей, чтобы достать интересующий меня свиток, и разрешила этой живущей во мне силе поднять меня. Не знаю, что подруга делала в библиотеке в столь поздний час, но… она увидела меня парящей под самым куполом, и… Оправдываться было глупо, но… я снова попыталась.

Владеющие магией должны были получить разрешение у короля Сайруса и только потом использовать силу. В противном случае мага ждало жестокое наказание.

– А что? – Подруга подбоченилась. – Меня всегда настораживало, что ты умеешь летать, но я не понимаю, зачем стесняться своего дара? Я тебе даже завидую! Сила…

– Замолчи! – рявкнула я. – С ума сошла? Какая сила? При чем здесь сила? Нет у меня никакой силы!

Ния обиженно поджала губы.

– Ну, если ты так настаиваешь… – Она развернулась и подошла к узкому окну, за которым уже начинал светлеть небосвод. – Мм, погода обещает быть чудесной! На небе ни облачка! Скажи, ты ведь сможешь призвать небольшую тучку?

– Ния, прошу! – Я вздохнула и обреченно уселась на аккуратно застланную постель. – Видят боги, все те кошмарные десять лет, что провела здесь, я старалась, чтобы никто не узнал о моем даре. О моем проклятье.

– Не бойся! – Она взглянула на меня. – Твои секреты останутся только твоими. Я никому ничего не скажу.

– Забудь. – Я устало отмахнулась. – И вообще, уйти хоть на день из обители – безумство!

– Что ж, тогда и дальше мучайся кошмарами. – Она передернула плечами и направилась к своей кровати. – А я попрошу настоятельницу отселить меня к Петре. Кажется, не сегодня завтра родители заберут ее соседку домой.

Я вскочила, шагнула к подруге и схватила ее за руку.

– Пожалуйста! Ты должна меня понять!

Ния смерила меня холодным взглядом.

– Иди, работай над докладом, а я спокойно вздремну в оставшийся до подъема час. Ведь ночью ты опять будешь стонать и что-то вскрикивать…

– Ладно. Ты права. С каждым разом этот сон становится все реальнее… Я… пойду к этому кузнецу.

– Сегодня? – Ния недоверчиво прищурилась.

– Сегодня. Но сначала схожу на кухню. День пути – это тебе не шутка.

Я подхватила ночник и вышла за дверь. Коридор встретил густым полумраком, но за редкими узкими окнами уже прорвали сумрак ночи первые золотисто-розовые нити рассвета, обозначив изломы гор.

Подгорье…

Государство самой таинственной расы подгорников, или, как их называют в просторечье – гномов. Да и как им не быть таинственными? На свет божий они показываются редко. К тому же не очень любят чужаков, и о гномах ходит довольно много мрачных историй.

Ночной страж тихо спал на лавке, с головой укрывшись пледом. Не опасаясь разбудить его, я прошла мимо, бесшумно ступая по каменным плитам. Наверное, мои шаги смогли бы сейчас различить только перевертыши с их острым, звериным слухом.

Тревога снова царапнула сердце.

Нет, все же улизнуть из обители – это безумная идея! Нет никакой гарантии, что подсказанный Нией кузнец-предсказатель сумеет мне помочь, к тому же в пути мне могут повстречаться те, кто захочет моей смерти только потому, что я – человек.

Говорят, до правления короля Сайруса все было по-другому. В книгах летописи Адирана говорится, что Объединенное королевство – это содружество всех рас нашего мира, объединенное защитой Хранителей Равновесия. Когда-то в Объединенном королевстве жили люди, эльфиры, гномы и перевертыши. Еще был водяной народ. Ундины. Но они не претендовали на сушу и власть, поэтому никто не считал их особой расой. Говорят, когда-то в этом мире жили еще и драконы, но они ушли, оставив нам в наследство свои неразгаданные загадки и тайны.

Я вздохнула. Вернуть бы те времена.

Правление Сайруса ввергло этот мир в войну. Пусть негласную, но жестокость, насилие, нападения, убийства, поджоги – стали нормой жизни. Расы больше не доверяли друг другу. Сайруса боялись все. Его войско, рожденное какой-то древней магией, было неисчислимым и непобедимым.

И мой отец был его правой рукой, творя с позволения правителя все беззакония!

Главный советник… Главный палач.

Отец… Даже представить себе не могу, что будет, если он узнает о моей самовольной отлучке из обители.

Перед глазами встало холодное, словно высеченное из камня лицо: высокий лоб, массивный нос, колючие маленькие глазки, плотно сжатые губы.

Я была совершенно не похожа на него.

Моя старая нянька говорила, что я – вылитая мать. Не знаю. Может, мама действительно была высокой, светловолосой, и у нее были такие же голубые глаза, как мои, – возможно. Я не помнила ее. Как-то отец обмолвился, что она погибла, когда мне не было и года. Больше мы на эту тему не говорили. Впрочем, моменты, когда мы беседовали с отцом, можно пересчитать по пальцам.

В раздумьях я не заметила, как спустилась на первый этаж, в зал, где располагались столовая и кухня обители. Здесь царствовала повариха Тамира, но я не боялась быть пойманной. Она и три ее сына всегда были добры к послушницам, и утащить ночью что-нибудь съестное – вполне обычное дело.

Вот только на кухне никого не оказалось, зато на печи, в огромном блюде лежала горка аппетитно пахнущей сдобы.

Если возьму пару булочек, никто и не заметит!

Прихватив добычу, я бесшумно выскользнула за дверь и со всех ног припустила обратно.

Вот и второй этаж.

Сторож продолжал похрапывать, вкушая сны, но рассвет уже принялся раскрашивать небо яркими красками.

Боги, помогите мне уйти до утреннего гонга!

Остановившись у комнаты, я уже взялась за ручку двери, как вдруг раздавшийся визг ужаса и боли заставил меня прирасти к полу. Ния?

Проснулся сторож. Сзади раздался поспешный топот, но я не стала ждать подмоги, распахнула дверь и в ужасе уставилась в мерцающие злыми огоньками глаза огромной черной пантеры. Она, с окровавленной мордой, стояла над скорчившейся на полу подругой.

Ния была еще жива. Ее глаза нашли меня, и с губ подруги сорвался едва различимый хрип:

– Беги…

И тут я очнулась от страшного, гипнотизирующего взгляда зверя. Швырнула под ноги светильник. Привычные слова заклинания не пришлось даже вспоминать. Показалось, будто кто-то произнес их вместо меня. Масло вспыхнуло сильно и страшно, заполоняя дверной проем огненным вихрем.

Я бросилась к лестнице.

Сзади испуганно вскрикнул стражник, в ответ зло рявкнул зверь. Кажется, огонь не остановил его…

Где же эта шеркхова лестница!?

Хриплое дыхание пантеры за спиной прибавило сил.

Быстрее!

Только бы не упасть… Иначе – смерть! Жестокая. Бессмысленная!

Так быстро я не бегала никогда в жизни! Казалось, что я не бегу – лечу!

Вот и лестница.

Слыша совсем близко догоняющий меня бег мягких лап, я из последних сил устремилась наверх.

Между вторым и третьим этажом, на улицу выходил балкон. Я так и не поняла, был он закрыт или нет. С разбегу врезалась в стеклянную дверь, вырываясь под рассветное небо, и, не раздумывая, бросилась вниз. Уж лучше каменные плиты, чем стать обедом сбесившегося перевертыша! Острые когти зверя лишь напоследок успели царапнуть лодыжку.

Словно сама судьба указывает мне путь!

Серые плиты, устилавшие двор, вдруг перестали стремительно нестись мне навстречу. Я привычно почувствовала, как невидимые огромные лапы бережно сомкнулись вокруг моей талии. Как бесшумно расправились над головой сильные крылья. Взмах, другой, и просыпающаяся обитель вместе с беснующейся на балконе пантерой остались где-то внизу, а после и вовсе пропали из виду.

Плевать, увидит меня кто-нибудь или нет!

Плевать!

Главное – я жива!

Встречный ветер ударил в грудь холодным потоком, подхватил и, словно давний друг, бережно и в то же время стремительно понес меня к чему-то неизведанному, непонятному и оттого тревожащему.

Сандр

– Сандр, сынок, принесли еще один заказ. Надо выковать меч к следующей неделе.

Припечатав молотом широкое лезвие будущего меча, я привычно буркнул заклинание. Багровая полоска металла послушно воспарила, гордо проплыла по воздуху и со злобным шипением затонула в стоявшей неподалеку бочке с водой.

– Справимся, отец. – Я с облегчением отвернулся от наковальни и взглянул на отца.

Тот стоял на пороге кузни и, скрестив на груди руки, подпирал косяк. Белая навыпуск рубаха и легкие свободные штаны… Завидую! Он уже года три как не подходит к наковальне. Зато он ищет заказы…

– Ты бы полегче с магией. Не забывай, где мы живем. Вдруг какой-нибудь выпивоха увидит летающие мечи! – Лишь незаметное движение седых бровей и взгляд прищуренных в усмешке глаз… Отец никогда не выказывал гнева, ни даже тени недовольства, но почему-то я всегда осознавал свои ошибки.

Сегодня извиняться не хотелось.

– Ну и что? Спишем на жару, – отмахнулся я и перевел тему: – Так что насчет клинка? Есть какие-то пожелания у заказчика?

– Да не особо. – Отец покривил губы в усмешке. – Помассивнее, говорит. Поярче. Самоцветов, говорит, на рукоять побольше…

– Самоцветов? Неужто гном заказал?

– Угадал. Герд ли Дубкан. Правая рука нынешнего правителя Подгорья. Говорит, у сына именины. Полвека. Вот и хочет подарить мальчишке что-нибудь особенное.

– Особенное? – Слизнув с губы пот, я отставил кувалду, отер тряпкой лицо и подошел к отцу. – Мне кажется, этот гном – жадюга, каких поискать. На юбилей сыну мог бы заказать клинок в своем Подгорье или в По́лыни. Столичные оружейники славятся мастерством. Или, в конце концов, купить где-нибудь на торгах в Пограничье.

Не принадлежащие ни одному из ныне правящих владык Адирана земли Пограничья славились своими торгами, проходившими с начала весны до поздней осени. На них можно было купить все. Даже раритетные магические клинки давно почивших оружейников Эльфириана, а с ними, как известно, в оружейном деле могли соперничать только мастера Подгорья.

Но отец возразил:

– Ты не прав, Сандр. Оружейники По́лыни уже давно разучились создавать шедевры, а в Пограничье торги едва начались, и сейчас на них можно купить только какую-нибудь жалкую поделку по баснословной цене. Герд ли Дубкан – не дурак, что пришел за клинком к тебе. Ты переплюнул в мастерстве даже меня, слава о тебе разлетелась далеко за пределы наших земель. Или ты думаешь, что я каждый месяц езжу в Дубки с твоими клинками, чтобы раздавать их нищим? Я их продаю. И по довольно неплохой цене. – Отец пригладил растрепавшиеся порывом сухого ветра седые волосы и улыбнулся. Морщинки-лучики разбежались по его загорелому до черноты лицу, делая озорными зеленые, будто у кота, глаза.

– Цену могут дать и за бойкий язык торговца, – усмехнулся я и, чувствуя, как щеки заливает огонь, вышел на улицу, подставляя утреннему ветру разгоряченное лицо.

Услышать похвалу из уст отца всегда приятно, к тому же делал он это крайне редко.

– Так, мальчик, поправь меня, если ошибаюсь: ты только что назвал своего старика болтуном? – Отец вышел следом и, шутя, хлопнул меня чуть пониже спины. – Ты слишком невысокого мнения о своих талантах. А зря!

И прошел мимо меня.

– Может, и зря. – Я проводил его взглядом. – Да только лучше всегда быть недовольным своими трудами и постоянно учиться, стремясь стать мастером, чем зазнаться и считать себя мастером, при этом навсегда оставаясь подмастерьем.

Отец довольно хмыкнул, принимая мою правоту, и подошел к стоявшей под навесом бадье, наполненной доверху ледяной колодезной водой. Взял ковш и поманил меня.

– Иди. Полью.

Я подошел. Закатал штаны, наклонился к бочке и даже застонал от наслаждения, когда холодные струйки побежали по разгоряченной спине. Ежедневный жар кузни был бы не так беспощаден, если бы не пе́кло, стоявшее на улице уже несколько дней кряду.

Слишком жаркая погода для этих весенних дней.

Слишком.

– На сегодня для тебя работа закончена. Можешь идти на рыбалку, как хотел. – Отец протянул мне полотенце.

– Еще вечерком поработаю. – Я наскоро обтерся и повесил полотенце на стоявший у бочки кол. – После заката.

– Нет. – Он нахмурил седые брови. – Сегодня я бы хотел тебе кое-что рассказать и показать.

– Звучит угрожающе. – Я криво ухмыльнулся. Тут же вспомнился эпизод, произошедший со мной года два назад.

Мне тогда едва минуло шестнадцать лет, но никто не давал меньше восемнадцати. Я как-то быстро вытянулся, ростом обогнав всех сверстников, к тому же ежедневные «упражнения» с кувалдой сделали свое дело. В общем, в боях «на кулачках» со мной считались даже двадцатилетки.

И вот однажды отец, бросив точно такую же фразу, увел меня к реке, где мне пришлось выслушать подробное объяснение всем моим странным способностям, которыми с лихвой меня наградили боги. Оказалось, что мой талант призывать огонь, замораживать воду и левитировать железные заготовки к бочке с водой – это «всего лишь магическая, к тому же запрещенная сила, которую ни в коем случае никому не стоит демонстрировать, если не хочу закончить жизнь на плахе».

Тогда же он обучил меня моему первому осмысленному заклинанию «Удар ветра», взяв слово не применять его. Пока! Но в первом же бою я не смог удержаться: ураганный порыв ветра раскидал невидимыми кулаками противников, подарив мне победу и ни с чем не сравнимые ужас и восхищение в глазах зрителей.

К счастью, отец оказался поблизости… Несколько непонятных слов, и свидетели моей выходки напрочь забыли все, что видели. Тогда-то, придя домой под утро, он и обмолвился: «Живя в хлеву, будь как все, или первым попадешь на скотобойню».

С тех пор прошло два года, но то чувство вины я запомнил на всю жизнь, и больше никогда не применял магию, если имелись свидетели из деревенских. А если случались трудности, приходилось решать их по старинке. Кулаками.

Я не сдержал вздоха.

Воспоминания воскресили мою давнюю мечту.

Всю свою недолгую жизнь я очень хотел уйти из этого «хлева». Для начала в Дубки – ближайший большой, а по мне, так просто огромный город Объединенного королевства. А потом в Сильвиорс. Портовый город. Наняться на судно эльфиров. Повидать мир… Но как бросить отца? Он ни за что не соглашался променять свою размеренную жизнь на сомнительную романтику странствий.

Интересно, что же за разговор нам сегодня предстоит? О чем? А главное – зачем?

Отец молча смотрел на меня. Серьезно, внимательно, как будто знал все мои мысли. Наконец, заговорил и словно поставил точку в моих сомнениях:

– Как бы странно это ни звучало, нам не избежать того, что случится сегодня, сын. Время пришло. – Он развернулся и пошел к дому, бросив: – Пойдем, пообедаем. Я принес молока и хлеба.

Того, что случится? Еще лучше! Наверное, это он специально сказал. Теперь я не то что пойду – побегу!

Я проводил его взглядом, вздохнул и направился следом.

Отец…

Невысокий, ниже меня на две головы, жилистый и белый как лунь, он не был воином, не казался мне воплощением силы, но иногда вызывал чувство странной робости. Впрочем, наверное, так и должно быть между отцом и сыном?

Отец вырастил меня один. Мать умерла сразу после родов, и только поросший цветами холмик за домом да глыба гранита в изголовье с вырезанным на нем именем «ДИНАРА» напоминали мне о том, что она была.

Пригнувшись, я шагнул в дом. Прохладный полумрак сеней встретил меня запахом свежеиспеченного хлеба и парного молока.

Отца в деревне уважали и достойно оплачивали работу кузнеца. Мы никогда не терпели нужды. Почти пятнадцать лет он не отходил от наковальни, создавая молотом и огнем настоящие творения искусства. В последние три года он отдалился от работы в кузнице и продолжателем его дела стал я. Но, как бы он ни хвалил меня, что бы ни говорил, я понимал – достигнуть уровня его мастерства мне будет непросто.

– Садись. – Отец кивнул на табурет и придвинул ко мне хлеб. Я охотно уселся и, с жадностью ломая еще теплую булку, спросил:

– Скажи, а ты научишь меня делать рукояти? С каменьями? И заговоренные лезвия?

Отец улыбнулся и, взяв кувшин, доверху налил в глиняную кружку молока.

– Конечно, научу. Какие мои годы…

Глава 2

Сандр

Река медленно, будто нехотя, струилась среди камышей и плавучих кувшинок. Казалось, иссушающая жара утомила даже ее нескончаемый бег. Поплавок, сделанный из куска коры, лениво качался на мелкой ряби. Горячий ветер стегал мои обнаженные плечи и спину. Кулон – подарок отца расплавленной каплей серебристого металла обжигал грудь.

Бабка-знахарка, живущая у реки, всегда говорила, что ветер – к перемене погоды. Интересно, принесет ли этот обжигающий ветер дождь?

Вдруг поплавок забился.

Я очнулся от полудремы.

Ветра не было. Вода блестела под жгучими лучами, словно ртутное зеркало, а вот поплавок действительно сходил с ума. Я рывком поднялся, обеими руками сжал удочку. Дернул, подсекая, и потянул.

Не знаю, какая рыбина сидела на крючке, но мне показалось, что я попытался поднять со дна телегу. Не переставая тянуть, вошел в воду, и тут добыча рванулась так, что от неожиданности я выпустил удочку, мгновение смотрел, как сначала она встала на дыбы, потом завертелась и исчезла в водовороте. Не раздумывая, я нырнул следом.

Не пытаясь рассмотреть что-то в зеленоватой воде, я постарался, как меня учил отец, почувствовать поток. Стать водной стихией и, подчиняясь течению, позволить втянуть себя в воронку водоворота. Вынырнув на другом конце водного перехода, я увидел рядом с собой громадного сома, стащившего удочку. Рыбина уже изломала древко, пытаясь избавиться от мучающего ее крючка.

Хорошая! В полтора моих роста!

Подплыв сзади, я вцепился в нее чуть пониже головы и обхватил ногами. Сом на мгновение замер, явно не ожидая встретить на дне омута наездника, и взбрыкнул, как норовистый жеребец. А дальше началась скачка. Сначала, пытаясь меня скинуть, он просто кувыркался, затем протащил по валунам, извиваясь не хуже горного аспида. Глаза тут же забил густой ил. Единение с водой исчезло, и я почувствовал боль, разрывающую легкие.

Воздух! Хотя бы глоток воздуха!

Из последних сил я оттолкнулся от скользкого тела. Вверх! Туда, где сквозь тучи ила манило желтое пятно солнца.

Далеко.

Слишком далеко.

Не успеть!

В глазах помутилось, и я, не в силах больше терпеть, с жадностью сделал вдох…

– До чего эти деревенские глупы! Лезут в омут, словно могут жить под водой!

– Не очень-то он похож на деревенского. Внешность слишком уж породистая…

– Подумаешь! Внешность еще не показатель, а вот, судя по всему, ума – столько же. Смотри, какая забавная вещица! Зачем она этому громиле? Лунное серебро. Может, стоит преподнести этот кулон в дар Матери?

– Не думаю, что это хорошая затея. Парень знаком с магией Стихий. Видела, как ловко он попытался приручить воду?

– Видела. А еще видела, как ловко он пошел ко дну. Неуч! – Холодные пальцы на мгновение коснулись моей шеи. – Вот. Держи.

Девичьи голоса настойчиво щебетали над ухом, сначала вызвав удивление, потом досаду – не дадут поспать! А уж после пришло понимание – я же утонул! Или не утонул?

Распахнув глаза, я тут же зажмурился. Нет, наверное, я все-таки умер и попал к богам, иначе, откуда рядом со мной на берегу реки взяться двум обнаженным девицам?

– Эй, красавчик, не притворяйся утопленником!

– Отдавай должок! – По моей груди заскользили холодные пальцы.

Должок?

Я взглянул из-под опущенных ресниц. Одна девушка сидела совсем близко, и ее полные зеленоватые груди колыхались в опасной близости от моего лица, вторая устроилась чуть поодаль. Вдруг она чиркнула чем-то острым по моим холщовым штанам, оцарапав бедро. Ткань разошлась, и я почувствовал холод пальцев, скользнувших внутрь прорехи. От неожиданности я рывком сел и постарался отползти подальше.

– Э-э! А-а… я… ну-у-у…

Девицы переглянулись.

– Немой попался-а-а… – с сожалением протянула сидевшая рядом.

– Тем лучше, никому ничего не расскажет… – Вторая, странно извиваясь всем телом, поползла ко мне, и тут я окончательно потерял дар речи. Вместо ее предполагаемых ног по влажному песку вился длинный змеиный чешуйчатый хвост.

Вдруг песок возле нее вспыхнул.

– Огненный колдун! – Девица с шипением отшатнулась и испуганно скользнула к зарослям камыша. Послышался плеск.

– Пошли прочь! – Отец! Его голос я бы узнал из тысячи.

– Он обязан нам спасением и должен отдать чуточку тепла. Чуточку своей жизни! – Другая девица оказалась смелее, не сбежала, а, приподнявшись на свившемся в кольца хвосте, смело смотрела на приближающегося отца. – Или ты, колдун, нарушишь древнее соглашение между нашими народами?

– Он вам ничего не должен, похотливые твари! Вы сами заманили его в омут! А сейчас, если не хочешь быть поджаренной, лучше проваливай.

– Уйду. Но однажды Матерь придет за ним. Мы не забываем долги… – Зеленоватое тело стрелой мелькнуло в воздухе и бесшумно исчезло в прибрежной воде.

– Кто… – Мой голос сорвался в хрип. Я прокашлялся и уже более ровно поинтересовался: – Кто это был?

– Ундины. Водный народ. Насколько я знаю, все они – женщины, ну и сам понимаешь – как женщины, они не могут устоять перед случайно забредшим в их царство мужчиной.

– А о каком долге они говорили?

– Они спасли тебя. Когда ундины спасают чью-то жизнь, то требуют взамен плотской любви. Якобы для рождения новой ундины.

Я невольно коснулся внушительной прорехи на штанах.

– Не волнуйся! – Отец усмехнулся, разглядывая мое озадаченное лицо, и, взяв меня за руку, рывком поднял на ноги. – Все разговоры о долге можешь забыть. Если уж им так приспичило, они найдут какого-нибудь незадачливого рыбака и не вспомнят о тебе.

Он внимательно оглядел меня, на миг сжал в объятиях, и я вновь почувствовал себя свободным.

– Скажи на милость, зачем тебя понесло в реку?

Я пожал плечами.

– Сома хотел поймать.

– Так хотел, что бросился за ним в воду? – Отец даже покачал головой, видимо не ожидая такой искренности.

– Ну да. – Я пожал плечами. Чего он так переполошился? А то впервой мне приходить с рыбалки мокрым, как мышь, если дело касалось хорошей добычи. – Я же не знал, что он окажется таким здоровенным! Жалко было упустить… Заодно и попробовал применить заклинание на подчинение воды, что ты мне вчера показал…

– Судя по всему, не очень-то получилось. – Глаза отца ехидно прищурились. Я с азартом возразил:

– Получилось превосходно! Ундины докажут! Вот только оно внезапно перестало действовать…

– Ясно. – Отец поводил руками, проверяя меня на ранения. Я почувствовал привычное покалывание. – Идти сможешь?

– Смотря куда. – Я усмехнулся, пытаясь превратить все случившееся в шутку.

– Недалеко. – А вот он, наоборот, стал слишком серьезным, придирчиво оглядел синий купол неба с редкими барашками пасущихся на нем облаков, буркнул «пойдем» и направился к возвышающимся вдалеке горам.

Возле берега послышался плеск и тихий шорох. Мне показалось, что я вижу в камышах зеленоватые тела ундин, и, больше не медля, бросился за уходившим родителем.

– Отец! Отец, подожди!

Он чуть замедлил шаг. Я догнал его и пошел рядом.

– Я помню то, что ты мне говорил. О моей жизни, которую выкупила у богов своей смертью моя мама. Прости. Я не думал ни о чем, кроме того здоровенного сома! Ты злишься?

Отец остановился. Взглянул мне в глаза и тяжело вздохнул:

– Я не злюсь. Я очень сильно за тебя испугался, сынок. Ведь ты – действительно все, что у меня есть. Все, что есть у этого мира. И я, не раздумывая, отдам свою жизнь, только бы жил ты. Так было и, если понадобится – так будет. А теперь идем. У нас очень мало времени. – Он снова зашагал вперед.

Я растерянно проводил его взглядом и кинулся догонять.

Есть от чего растеряться! Услышать такое признание от довольно скупого на чувства отца дорогого стоит!

И тут же в груди зашевелилась беспричинная тревога. Словно что-то должно произойти…

В спину толкнулся порыв ветра, тут же заставив забыть обо всем.

Наверное, будет гроза…

Хорошо-то как!

Уже долгое время дожди обходили стороной наши поля. Говорят, что раньше на землях Объединенного королевства цвели роскошные сады, наливались золотыми колосьями богатые пашни и зеленели травами сочные нивы. Говорят…

За все мои неполные восемнадцать лет я помнил только эти выжженные земли. Пашни давали очень мало всходов. Деревенские промышляли на жизнь торговлей и тем, что даст река. Королю Сайрусу не было дела до умирающих поселений. Налоги росли, земли скуднели, крестьяне не видели ничего, кроме поборов.

Затем отчего-то вспомнились скользкие, холодные тела речных красавиц. Я нахмурился, покосился на шагающего чуть впереди отца и не выдержал:

– Па, скажи, а почему до сегодняшнего дня я не видел ундин? Ведь почти каждый день пропадаю на реке!

– Думаю потому, что раньше им от тебя было бы мало толку. – Отец неожиданно развернулся, заставив меня остановиться. – Именно поэтому сегодня я и привел тебя сюда. Через несколько дней тебе исполнится восемнадцать. Я должен провести обряд.

– Обряд? – Я нервно огляделся, разглядывая меняющуюся реальность. Пустынное поле, поросшее желтой щеткой травы, окружили возникшие из воздуха невысокие холмы, создав идеально ровный, огромный круг. – Что за обряд? Что это за место? Почему я никогда его не видел?

– Это Алтарь ушедших. Или, как называют такие места посвященные – Драконьи круги. Их могут увидеть только избранные Хранителями или владеющие магией Стихий и магией Тени. – Отец обнял меня за плечи. – Хочу рассказать тебе одну легенду. Много веков прошло с тех пор, как драконы покинули этот мир. Старейшины говорят, что перворожденных изгнали из нашего мира боги за то, что те возжелали занять их место. И не куда-нибудь, а совсем близко. За Грань. В мир духов, чтобы они смотрели на любимый ими мир и страдали, оттого что не в силах вернуться. Точнее, вернуться они могли, но лишь укротив гордыню и поступив в услужение к тем, кого сами когда-то считали слугами.

– В услужение к людям? – Я отстранился и посмотрел ему в глаза. Что-то такое я читал в хранившихся на чердаке полуистлевших свитках.

Отец чуть прищурился и покачал головой:

– Раса тут ни при чем. В услужение к тем, кто владеет силой и древней мудростью. К тем, кто владеет магией.

– Но ведь магия запрещена!

– Королем Сайрусом. А знаешь почему? Потому что он боится, что однажды вернется тот, кто заставит его сполна заплатить за все злодеяния.

– И с какого боку тут я? – Я продолжал смотреть ему в глаза. Не люблю такие долгие предыстории!

Отец первым отвел взгляд.

– Я хочу тебя кое с кем познакомить. Просто стой и смотри!

Стараясь не выдать волнения, я кивнул. Отец что-то забормотал, затем бормотание перешло в шепот, который и вовсе смолк. Мгновение ничего не происходило, затем он начал меняться. Его седые волосы порыжели, глаза налились пурпурным огнем, а за спиной выросла багровая тень, шевелящаяся так, словно отец был объят пламенем.

– Я, сколько себя помню, всегда был магом. Огненным магом. Когда-то я был жрецом в крепости Шарукх. Крепости ушедших. Пока не перешел в услужение к королю, стал придворным магом. – Отец усмехнулся, глядя, с каким вниманием я ловлю каждое его слово. – Когда-нибудь я расскажу тебе об этом, но не сейчас. Сегодня я хочу призвать того, кто впоследствии спасет тебе не только жизнь.

– Ты служил Сайрусу?! – Из всего сказанного им я услышал только это. – Но почему тогда ты живешь здесь, а не в По́лыни? Ты никогда мне об этом не говорил! И почему ты не хочешь вернуться в столицу?

– Помолчи! – Голос отца и странное шипение смешались воедино. Я замер, боясь пошевелиться, боясь отвести взгляд от чужака, которого привык считать отцом. – Да. Когда-то я служил королю, но не самозванцу. Я обучал тебя магии не для того, чтобы отдать на казнь! Ты должен избегать столицы до тех пор, пока пролитая кровь не позовет тебя вернуться, иначе погибнешь! Пока же, мой мальчик, я хочу призвать к тебе защитника из мира ушедших.

В голове стало тесно от роившихся вопросов. Я открыл рот, чтобы выпустить этот рой на волю, но подумал и снова закрыл. Не время. Да и не место…

Отец заметил мой порыв. Едва заметно улыбнулся.

– Ты получишь ответы на все вопросы, но позже. Некоторые откровения ты просто не готов сейчас услышать. Сегодня главное для нас – обряд!

Я судорожно сглотнул.

– А что мне нужно делать?

– Просто стой и смотри. За Зу уже предупредил об открытии Врат. Надо лишь ждать, когда кто-нибудь из Хранителей оценит тебя по достоинству.

– За Зу?

– Мой дракон. А теперь – молчи.

Я глубоко вдохнул и с силой выдохнул, пытаясь унять начавшуюся дрожь.

Дракон?

Ощущение нереальности накрыло меня с головой.

Дракон?! Но… как? Зачем?! Я прекрасно себя ощущал и в роли ученика кузнеца. Зачем мне дракон?!

– Защитники мира живых… – Отец тихонько запел, но в его голосе слышался приказ, которому невозможно было не подчиниться. – Хранители мира мертвых… Примите кровь ушедших, возьмите плоть неотомщенных… Взываю к вашей силе и к власти изначальной: вы часть моей жизни примите… Вы боль его жизни отдайте…

Земля под ногами тревожно вздрогнула, отзываясь на призыв. Налетел порыв ветра, встревожил выжженную засухой траву – словно прошептал согласие.

Я хотел пошевелиться, но тело застыло камнем. Хотел вздохнуть и понял, что мне это не нужно. Воздух проходил сквозь меня, не находя преграды.

– Врата пусть откроются! Неба! Воды! Земли и Пламени! Ушедшие навсегда от нас – вернитесь и останьтесь! – Мощь в голосе отца усилилась, и я вдруг осознал, что меня больше нет.

Я ветром взметнул седые волосы отца, каплей слезы скользнул с его щеки на землю, почувствовал в себе монолит скал и весело вспыхнул огнем, вырисовывая вокруг него большой четкий круг.

Затем вдруг возникла совершенно бредовая мысль: а может, меня никогда и не было? Было лишь пристанище Стихий, куда они сейчас и вернулись?

Холмы, окружавшие нас, вдруг стали меняться, и вскоре на их месте засияли четыре огромные арки: огненная, синяя, зеленая и черная.

Какое-то время ничего не происходило. На лице отца мелькнуло удивление, затем растерянность. Он поочередно оглядел арки, наклонил голову и замер, словно к чему-то прислушиваясь.

Напряжение, сковывающее тело, ушло, и я понял, что могу шевелиться. Могу дышать! Могу говорить…

– Отец?

Его ярко-красные без зрачков глаза нашли меня. Мне показалось, что он хотел что-то сказать, но не успел. Арка, символизирующая небо, начала меняться. Ее затянули клубы не то дыма, не то серого тумана, из которого вырвалась иссиня-черная голова самого настоящего дракона. Его наполненные шевелящейся тьмой глазницы уставились на меня, но, видимо, не посчитав достойным внимания, тварь перевела взгляд на отца:

– Последний из рода… Восемнадцать лет я пытался тебя отыскать… Я сделал свой выбор! И я принимаю вызов.

– Что ж… я долго этого ждал!

Я замер, зачарованно глядя, как тот, кого еще час назад я считал человеком, пусть не совсем обычным, но человеком – вдруг начал меняться. Издав утробный рев, черное чудовище ринулось к нему, разметав арку хвостом на клочки тумана, и уже мгновение спустя два дракона: черный и сотканный из ревущего пламени, сшиблись в едином порыве в стремлении уничтожить противника.

Столбняк прошел.

Я бросился бежать.

Домой! За оружием! Если уж мне суждено сегодня погибнуть, так хоть не ощущать себя перепелом на вертеле!

Отец уже несколько лет учил меня чувствовать клинки, которые я создавал. Чтобы ни один из них, окажись он в руках врага, не начал пляску смерти против своего создателя. Отец учил меня быть воином, и сейчас пришло время узнать, чего я стою!

Была ли открыта дверь дома или я выбил ее плечом – я даже не понял. У печи на лавке всегда лежало готовое оружие. Я лишь на мгновение остановился возле клинков и метнулся дальше.

К комнате отца.

Мне строго-настрого запрещалось туда заходить, но я знал, что там он хранит оружие, сделанное им самим. Оружие, способное убивать не только сталью.

Именно оно мне сейчас было нужно.

Но дверь, едва я толкнулся в нее, вспыхнула пламенем.

Я отшатнулся.

Охранное заклинание… Так просто не войдешь!

Огляделся. На лавке, поверх кинжалов и мечей, лежал топор, моя последняя работа для кого-то из расы коротышек. Ухватив его двумя руками, я вновь подскочил к зачарованной двери и принялся рубить пылающие доски.

С пятым ударом я понял, что не смогу. Я не открою эту дверь. Только потеряю время. Лезвие топора проваливалось сквозь доски, будто я рубил огонь, но в то же время преграда никуда не исчезла.

Ладно… Оружие – всего лишь средство.

Не выпуская из рук топора, я бросился на улицу.

Только бы успеть!

Вскоре позади остались деревня, мосток через реку, да и сама река.

Я остановился.

Впереди расстилалось поле, чуть дальше темнел кромкой деревьев лес, за которым возвышались скалистые горы далекого Подгорья…

И никаких холмов.

Никакого Алтаря.

Никакого Круга дракона.

Лишь в небе, над тем местом, где должен был состояться обряд, во все стороны расползлась иссиня-черная туча, стремительно занавешивая все небо.

Налетели яростные порывы ветра и, едва не сбивая с ног, погнали меня прочь. И начался долгожданный дождь. Яростный ливень принялся хлестать обескровленную засухой землю. Потоки воды заставляли меня скользить по размякшей глинистой дороге, тугие струи дождя заливали глаза; с упорством палача лупили по обнаженной спине и плечам.

Как я добрался домой – не помню. Перешагнув через порог, я не разглядел попавшийся под ноги чурбачок и грохнулся в мгновенно набежавшую с меня лужу.

Ругательство скользнуло с губ.

Заставив себя приподняться, я подполз к стене, тут же, у открытой двери, оперся голой спиной о шершавые бревна и закрыл глаза. Как было бы хорошо, чтобы этот день оказался всего лишь сном.

Проснуться! Хочу проснуться! Как раньше, не знать ни о каких Хранителях и драконах! Жить обычной жизнью деревенского кузнеца…

Сердце стиснула боль.

Отец! Где же он теперь? Я даже не смог ему ничем помочь! Единственное, что мне осталось, – ждать! И верить. Хотелось бы в лучшее, но… Что-то подсказывало – беда пришла не одна, и эта свора уже взяла мой след.

От мучительных мыслей меня отвлек осторожный стук в открытую дверь, и девичий голосок вежливо поинтересовался:

– Позволите войти?

Я с трудом открыл глаза и с удивлением взглянул на гостью. Не местная. Да к тому же красавица! Высокий лоб, прямые темные брови, под которыми чуть вызывающе и без боязни на меня смотрели светлые, оттенка ясного неба глаза. Аккуратный носик, чуть припухлые, хранящие улыбку губы.

Мой взгляд скользнул ниже.

Изгиб изящной шеи. Две толстые льняные косы свисали на высокую грудь. Промокшие до нитки белая блузка и странная, чересчур строгого покроя, длинная серая юбка откровенно облепили идеальную, высокую фигуру девушки, единственным недостатком которой была болезненная худоба. В глаза почему-то бросились ее измазанные грязью кожаные не то туфли, не то тапочки, надетые прямо на босые ноги.

Кто она? Что ей здесь понадобилось?

Айна

Полет позволил мне успокоиться. Шок, вызванный гибелью Нии и бегством из обители, сменился апатией.

Сами боги повелели найти ответы на мучающие меня вопросы!

Но почему таким жестоким способом?

Ладно, поговорю с кузнецом, а после вернусь домой и все объясню отцу. Не думаю, что он не простит моей вынужденной отлучки. Я согласна даже принять затворничество в нашем имении, только бы не возвращаться в обитель!

Кто был тот перевертыш?

То, что зверь был именно из лесного народа, я даже не сомневалась.

И почему он убил Нию?

Я могла бы предположить, что кто-то нанял убийцу, чтобы поквитаться с ее родом. Возможно, это была даже кровная месть, но… при чем тут я? Почему он бросился за мной? Или решил, что мяса много не бывает?

В конце концов, устав забивать голову вопросами, на которые у меня не было ответа, я принялась разглядывать проплывающие внизу разрисованные краской засухи унылые пейзажи.

Жара… Серые холмы, желтые поля и выгоревшее белесое небо. Видимо, боги за что-то рассердились на живущих в этом мире, если уже в конце весны стоит такая сушь!

Наконец, вдалеке я увидела зеленоватую ленту реки, и невидимые крылья моего неведомого помощника покорно понесли меня к ней.

Неведомый помощник… Хорошо звучит, знать бы еще – что это? Магическая сила или… кто бы объяснил!

Жаль, что настоящая магия теперь в опале. Сайрус отдал ее во власть шарлатанам и слабосильным лекарям, но еще помнили старейшины и книги, запертые в тайных подвалах, ее истинную власть. И пусть меня никто и никогда не учил ни искусству призыва, ни истинности слова – эти знания, эта сила были во мне всегда. Они родились вместе со мной, и, когда мои сверстники играли друг с другом, я пыталась играть с чем-то, живущим во мне, с тем, что навсегда стало моим вторым «я». Даже научилась слышать это, вот только не всегда могла понять.

Вновь вспомнив пережитый ужас погони, я передернулась. Шеркхова пантера!

Пытаясь хоть как-то отвлечься, я сосредоточилась на изучении проплывающих подо мной небольших поселений. Главное – не пропустить изгиб реки. Не пропустить деревню!

Скоро вечер, да и голод уже давал о себе знать. Похищенные из трапезной булочки остались лежать где-то в коридоре обители.

Довольно большое скопище домов в петле реки я разглядела, когда солнце уже начало сползать к закату. Приглядев безлюдное место неподалеку от пыльной ленты дороги, я пожелала оказаться внизу, но мой неведомый помощник неожиданно воспротивился этому. Впервые в жизни! Странное чувство внутренней борьбы длилось мгновение. Невидимые крылья вновь подчинились и, поймав поток воздуха, словно с горки скатили меня прямо в дорожную пыль. Тревога уступила место нетерпению, и я направилась к деревне.

Какое-то время я торопливо шагала по наезженной дороге, с опаской поглядывая на светило, стремительно катящееся к вершинам далеких гор. Остаться одной, ночью, без денег и еды в совершенно незнакомом месте! Ужас! Надо срочно найти кузнеца и напроситься переночевать! Утром все у него узнаю, а там будет видно, что делать дальше!

Мысль о том, что тот, к кому я иду, тоже не сможет мне помочь, я старательно гнала. Ведь иногда даже простой совет может все изменить в лучшую сторону.

Королева Дина… Интересно, кто она и почему мне снятся те двое мужчин, как две капли воды похожих друг на друга?

В раздумьях я прошагала большую часть пути и не сразу заметила странную тучку, вдруг появившуюся чуть в стороне на совершенно безоблачном небе. Она быстро начала расти, закрывая сизым брюхом все небо. Начало стремительно темнеть. Поднялся ураганный ветер, а то, что я увидела в эпицентре грозы, и вовсе повергло в трепет. Молнии сплетались в клубок, изогнутыми гигантскими лезвиями пронзали небо и уходили в землю. Несколько раз при свете призрачных вспышек мне казалось, что я вижу за тучами какое-то сияющее существо, сражающееся с самой растекшейся по всему небу чернотой. И тут, будто отголоском своих мыслей, я услышала предупреждение. Как будто кто-то очень тихо произнес слово «опасность».

Я уже находилась у крепкого, бревенчатого мостка через реку, как вдруг начался дождь. Стремительно и хлестко он принялся стегать меня так, что я в мгновение промокла до нитки. Поскальзываясь, я перебралась через мосток и в нерешительности остановилась. Деревня исчезла за пеленой дождя, словно ее и не было.

Почти вслепую я побрела вперед. Вдруг мимо меня прочавкали торопливые шаги. Наверное, какой-нибудь незадачливый селянин не успел вернуться в свое жилище до ливня. Воодушевленная мыслью о том, что не одинока в этой непогоде, я бросилась за мелькнувшей тенью.

Вскоре передо мной вырос невысокий, кое-где поваленный забор, а за ним я увидела дом. Не думая ни о чем, только бы укрыться от грозы, я бросилась под навес, поднялась на крыльцо и остановилась у распахнутой двери, удивляясь открывшемуся мне беспорядку. Сначала даже показалось, что я набрела на заброшенный дом: у дальней стены закопченная печь с лежаком, рядом лавка с разложенными на ней клинками, с другой стороны печи – табурет, на полу осколки посуды, еще один перевернутый табурет, раскиданные по полу поленья. Внезапно взгляд наткнулся и на самого хозяина дома, сидящего на мокром полу у стены. Казалось, он спал, хотя как можно спать, сидя в луже? Довольно симпатичное открытое лицо в обрамлении спутанных, соломой падающих на плечи волос, перемазано не то грязью, не то копотью. Такую же копоть я заметила кое-где и на крепких руках, и на широких, до черноты загорелых плечах, и на груди юноши. Из одежды – только светлые холщовые штаны с большой прорехой на бедре. Рядом с безвольной рукой на полу серебрился сталью топор с вязью червленых знаков.

«Кузнец».

Внезапная мысль заставила меня очнуться от разглядывания незнакомца и начать действовать. А вдруг я на самом деле случайно набрела на того, к кому стремилась? Хотя Ния говорила что кузнец – старик, а этот парень, может, и тянул телосложением на кузнеца, но явно не подходил под ее описание возрастом.

Стукнув пару раз в распахнутую дверь, с облегчением увидела, что глаза парня открылись, и на всякий случай заготовила вежливую улыбку:

– Позволите войти?

Он смерил меня взглядом, в котором смешалось раздражение и любопытство, сгреб в широченную ладонь рукоять лежавшего рядом топора и легко поднялся.

– Эй, ты чего? – Я нахмурилась, разглядывая приближавшегося ко мне детину, с тоской оглянулась на непрекращающийся дождь, и попятилась. – Вообще-то я только хотела спросить: где мне найти дом кузнеца?

– Это его дом и есть. Если нужен, заходи и жди! – не слишком приветливо буркнул парень. Крутанув топор, он глубоко и метко всадил его в темнеющую на бревенчатой стене трещину, прошел мимо меня и вышел под дождь.

Я проводила его взглядом и шагнула в дом.

Странный селянин.

Высокий. Выше меня как минимум головы на две. Крепкое телосложение говорило, что он знаком с молотом и наковальней… Значит, кузнец? А может, сын старика? Значит, я и впрямь добралась куда нужно? Вот только благородная внешность парня отчего-то странно тревожила. Как будто я видела его не впервые.

А ведь я даже не спросила его имени!

Проведя всю жизнь за стенами обители, я могла общаться только с подругами, по той или иной причине оказавшимися в стороне от жизни. И уж тем более там не было места для таких, как он…

Отец меня убьет, если узнает, что я общалась с простолюдином!

Если узнает… Хм…

Хорошее словосочетание!

Вскоре мой случайный знакомый вернулся, прижимая к себе несколько разрубленных на четвертинки поленцев. Скользнув по мне взглядом, он прошел к печке и, высыпав дрова на пол, уселся рядом с ней на корточки.

Я потупилась. Не привыкла я к мужскому обществу.

– Спасибо, что позволил остаться.

Парень промолчал, самозабвенно копошась у печки.

– Как тебя зовут? – осмелев, поинтересовалась я, украдкой разглядывая его. – Меня – Айна.

А в ответ – тишина!

Весьма любезно!

– Эй? Меня, если честно, не очень интересует твое имя, но… я же должна тебя как-то называть?

Парень поднялся, а я почувствовала сладкий дымок, идущий из печки. Интересно, как он ее разжег? Я ведь даже не видела, чтобы он воспользовался огнивом или кресалом, тем более что поленья явно были мокрыми!

– Как ты разжег дрова?

По-прежнему изображая немого, он захлопнул чугунную дверцу печи, взял ковш и подошел к столу, рядом с которым стоял не замеченный мной бочонок. Сдвинув крышку, он зачерпнул ковшом воду, подобрал с пола чайник, наполнил его и поставил на печь. После этого он вновь бросил на меня взгляд и кивнул на одиноко стоявший у стола табурет.

– Издалека? Садись. Голодная?

Звук его низкого, мягкого голоса так меня обрадовал, что я тут же воспользовалась приглашением. В два шага преодолела комнату и уселась на табурет.

– Голодная! Очень! – Если честно, я думала, что он вообще никогда со мной не заговорит!

Парень без тени улыбки посмотрел мне в глаза, развернулся к печи, отодвинул заслонку и, вынув из духовки небольшой котелок, поставил передо мной.

– Ешь.

Я поискала взглядом ложку. Она нашлась в небольшом кувшинчике на столе. Хозяин взял ее, критично оглядел и протянул мне. Поблагодарив его улыбкой, я убрала крышку и заглянула в котелок.

Пшеничная каша! Масло! Ммм, в обители это назвали бы праздничной едой!

Обитель…

Мысли о случившемся тут же вытеснили хорошее настроение.

Я нахмурилась. Парень, видимо, объяснил это по-своему.

– Ну, извини, ничего другого нет, – резко буркнул он, развернулся и снова вышел под дождь.

Я проводила его взглядом. Пододвинула котелок и жадно набросилась на еду. Мм, еще теплая!

Хозяин вернулся, когда я уже выскребала кашу со дна. Услышав шаги, я подняла на него взгляд и, готова поклясться, увидела, как его хмурое лицо на миг озарила улыбка.

– Вкусно?

Я заглянула в опустевший котелок и смутилась.

– Ну… да. Спасибо. Я, наверное, съела твой ужин? Но вообще-то там было не так уж много…

Промокший до нитки, но уже без следов копоти на теле, он только отмахнулся, прошел за печь и, забравшись на лежанку, почти сразу же спрыгнул обратно, держа в руках темные рубашку и брюки, а еще короткие остроносые сапоги! Я с завистью на них посмотрела. Вот от чего я бы точно не отказалась! Моя обувка уже почти развалилась, не устояв перед непогодой.

– Тебе, наверное, нужно переодеться? Я сейчас выйду! – Я поднялась, но он меня остановил:

– Не надо. Это для тебя. Переоденься сама. – Он сунул мне в руки сшитые из плотной ткани вещи и, заметив мой ищущий взгляд, указал на дальний угол, отчего-то занавешенный цветастой тканью. – Там, за шторой, тебе места хватит, только не прикасайся к двери.

– Спасибо. – Неловко прижав к себе предложенную одежду, я взяла сапоги и направилась в указанный угол. За шторой действительно оказался крошечный закуток, скрывающий еще одну дверь, украшенную несколькими глубокими щелями, словно ее рубили топором. А еще я почувствовала жар, идущий от досок.

Странная дверь.

Я протянула к ней руку и тут же отдернула, испуганная прозвучавшими во мне словами:

«Ключ – вода».

Таившееся во мне нечто снова проснулось. Сегодня это происходит чаще, чем за весь последний год! Интересно, и что означают эти слова? В этом доме используют магию? Так запросто? Для того чтобы запирать двери? Или это какая-то особенная дверь? А может, парень совсем не так прост?

Вещи выпали из рук, но я этого даже не заметила, коснулась гладких досок уже двумя руками и удивленно замерла, глядя, как дверь вспыхнула пламенем. Отдернула руки, и огонь мгновенно исчез, оставив на ладонях следы копоти, точно такой же, какую я видела на руках и плечах хозяина.

Ключ – вода? Хм…

Сила, живущая во мне, иногда давала интересные советы, жаль только, не объясняла, как ими воспользоваться.

Что ж, попробуем.

Вода…

Я представила, как моя кровь становится водой, как все мое тело, все мои клеточки становятся капельками холодной родниковой воды, и стихия откликнулась на мой призыв.

Ключ – вода…

Ключ… Противовес?

Теперь я видела истинную дверь. Она была создана пламенем, она и была – пламя, и в самом ее центре темнел тоненький желобок, изображающий странную изломанную фигуру.

Ключ.

Я позволила водной стихии выплеснуться из моих вен на этот знак, позволила стать этим знаком и с какой-то отстраненной гордостью замерла, глядя, как пламя вспыхнуло, словно пытаясь выжечь чуждую силу, а затем покорно исчезло.

– Ты – маг? Ты пришла за мной?

Я поспешно обернулась и растерянно вжалась в уже безопасную дверь. У меня за спиной, отдернув занавесь, стоял хозяин дома. Пока я сражалась с замко́м, парень переоделся и теперь выглядел весьма благородно. Белоснежная рубаха свободного покроя из тончайшего батиста была заправлена в черные брюки. На ногах – сапоги из мраморной кожи с вкраплениями серебра, какие можно купить только на торгах в Пограничье, а в руке зажат трехгранный стилет, чье острие сейчас оказалось опасно направленным на меня.

– Я не знаю, о чем ты говоришь! Я – дочь лорда Кэрна, главного советника короля Сайруса, но я никогда не владела магией. Иногда во мне просыпается нечто, и… я не ведаю, что творю! То, что ты сейчас увидел, это и есть мое… нечто. – Я сделала попытку улыбнуться, но парень продолжал смотреть на меня холодно и отстраненно, и от этого взгляда внутри меня все сжалось в тугой комок. – Я понимаю, это звучит безумно, но объяснить по-другому все равно не смогу.

– Переодевайся. А после я все же хочу получить ответы на кое-какие вопросы. – Занавеска прошуршала, скрывая его от меня. Какое-то время я растерянно смотрела на колышущуюся ткань, затем подняла лежавшие на полу вещи.

Интересно, что за этой дверью?

Я чуть помедлила, коснулась еще теплых досок и решила не рисковать. Не мое это дело. Да и перед парнишкой потом не оправдаться. Достаточно уже того, что он увидел, как я открыла магический замок…

Интересно, когда вернется его отец? Хотелось бы поскорее узнать о моих кошмарах и… Уйти? Куда? В обитель я не вернусь. К отцу…

Я усмехнулась.

Даже не знаю, чего я боюсь больше: встречи с пантерой или встречи с отцом?

К тому же мне очень не хотелось так быстро расстаться с этим странным парнем. Он явно знает о магии куда больше меня и смог бы ответить на некоторые интересующие меня вопросы. Например: почему в деревенской избушке использовалась защита огнем? Для чего? И что означает его фраза «Ты пришла за мной»?

Слыша за занавеской тяжелые шаги, я скинула мокрую одежду и принялась торопливо натягивать предложенные вещи. Вскоре я почувствовала себя почти счастливой. Рубашка и брюки, явно сшитые на кого-то поменьше ростом, сидели на мне идеально, а еще они пахли скошенной травой. Сапоги оказались чуть великоваты, но как же было приятно скинуть промокшие чувяки!

Пока я переодевалась, шаги смолкли. Я отвела занавеску и осторожно выглянула. Парень стоял у открытой двери, прислонившись плечом к косяку, и смотрел на затихающий дождь.

Словно кого-то поджидал.

Помедлив, я бесшумно шагнула в комнату, подошла и остановилась у него за спиной.

Самое глупое, что я до сих пор не знала его имени!

«Сандр», – тут же прозвучало у меня в голове.

– Сандр?

Парень обернулся.

– Вот это и будет моим первым вопросом. Откуда ты знаешь мое имя?

Я посмотрела в его глаза, цвета свинцовых туч, опустила взгляд на ножны, где длинные пальцы словно невзначай оплели черную рукоять стилета, и отступила на шаг.

– Я не знаю. Мм… Не знала. Только сейчас узнала.

– Откуда? – Он продолжал буравить меня взглядом.

– Не знаю. – Я улыбнулась и пожала плечами. Хорошо, если он решит, что я блаженная! С таких и взятки гладки. – Мне будто кто-то подсказывает.

– Ладно. Мы еще вернемся к этому вопросу. – Сандр еще больше нахмурился. – Если ты дочь главного советника, как ты оказалась в такой глуши одна? Без охраны?

– Я сбежала. Я жила в обители в дне пути отсюда, но сегодня на рассвете в моей комнате на меня напала пантера. Моя подруга убита, а я… сбежала. – Интересно, зачем я все это ему рассказываю? – Я пришла за помощью!

Нда… вправду звучит как горячечный бред!

– А почему ты решила, что тебе здесь помогут? – Сандр отлепился от стены, прошел мимо меня к печи и снял с раскрасневшейся плиты чайник. Плеснув в две глиняные кружки кипяток, он опустил в них по щепотке какой-то травы, придвинул табурет и уселся за стол.

Я бросила взгляд на серое небо и подошла к нему.

– Мне посоветовали обратиться к твоему отцу. Почти всю жизнь, каждую ночь, мне снится один и тот же сон. Знаешь, я так устала умирать…

– Тебе снится сон о собственной смерти? – Парень взглянул на меня и задумчиво покатал в ладонях кружку.

Привлеченная душистым ароматом, я робко села на свободный табурет и, притянув к себе питье, сделала глоток. По телу тут же прокатилась горячая волна, снимая напряжение и опутывая дремой.

– Нет. О смерти других, незнакомых мне людей. Мужчины и женщины. А еще ребенка. Только я каждый раз переживаю это так, словно я и есть та женщина, которая прыгает с огромной башни вниз. А еще мне снится дракон.

– Дракон? – Сандр перестал катать в руках кружку.

– Ну… я понимаю, что драконы ушли, но… это же сон! – Я вновь глотнула травяного чая и только сейчас в полной мере ощутила усталость. – Мне снится огненный дракон, который падает за женщиной в пропасть.

– И что потом? – Парень тоже сделал несколько глотков и отставил кружку.

Я пожала плечами.

– Ничего. Я просыпаюсь.

Сандр отвел взгляд.

– Я бы хотел тебе помочь, но сны читать не умею. Тебе действительно нужен мой отец, вот только… – парень замялся, – он задерживается. Возможно, до утра.

– А если дольше? – Я пытливо взглянула на него. Что-то он недоговаривает.

Тот пожал плечами.

– Может, и дольше… Дела.

– Понимаю. – Я покусала губы, пытаясь справиться с вдруг поселившейся в моем сердце обидой на весь этот мир. Значит, весь этот путь я проделала зря? И что теперь? – У меня нет времени столько ждать. Мне нужно вернуться к отцу до того, как он начнет мои поиски.

– В любом случае сегодня я тебя никуда не отпущу! – Сандр нахмурился. – На дворе ночь и непогода.

Я покосилась на проем двери, за которой воцарилась тишина, лишь редкие капли, падающие с навеса, напоминали о сумасшедшем ливне, прокатившемся над деревенькой, и уткнулась в кружку, пряча невольную улыбку. Так неожиданно услышать из уст этого нелюдимого парня слова заботы. Как я не хотела уходить, так и он не желал меня отпускать…

– Будь моя воля, я бы осталась здесь, в этой деревеньке, навсегда, но… – Я помолчала, глядя ему прямо в пытливо прищуренные глаза. – Если отец узнает, что я сбежала из обители, он перевернет с ног на уши все Объединенное королевство, но найдет меня. Вот только, после того как он меня найдет, я буду вспоминать годы затворничества как самые лучшие годы в моей жизни.

– И он сможет быть таким суровым с единственной наследницей? – Кажется, я сумела удивить парня.

– Страх порождает ненависть. – Я первой отвела взгляд. Какого странного серого оттенка у него глаза… Глубокие. Как воды озера перед дождем. Как бы не утонуть… – Мне кажется, отец меня боится. После… одного случая, он отправил меня в обитель и ни разу не приехал навестить, а до того дня он попросту меня не замечал. Я росла, как сорняк, среди босоногой детворы прислуги.

– А мать? – Голос Сандра стал бархатным. Мягким.

Не в силах больше бороться с усталостью, я зевнула, устроилась щекой на гладкой столешнице и, закрыв глаза, пробормотала:

– Я ее никогда не видела, а все расспросы о ней были строго-настрого запрещены. Только раз моя старая нянька обмолвилась, будто я на нее похожа, а отец как-то сказал, что она умерла от какой-то странной болезни… Сандр, прости, но я так устала…

– Айна, если хочешь спать – спи. И ничего не бойся. Сегодня тебе не приснится кошмар… Обещаю.

В ответ я только улыбнулась и, уже проваливаясь в сон, почувствовала, как он поднял меня на руки и куда-то понес.

Глава 3

Сандр

Девушка спала, подложив под щеку ладонь, и чему-то улыбалась во сне. Я опустил ее на теплую лежанку на печи, закрыл дверь на щеколду и, запрыгнув, уселся у нее в ногах. Конечно, можно было меня обвинить, что я воспользовался ее доверчивостью и напоил горячим чаем с баюн-травой, но… Мне нужно было подумать, а она и сама бы вскоре уснула: дальний путь, да еще потратила силы на магический замок.

Перед глазами встала картина: девушка, будто созданная из воды, и стена огня перед нею. Интересно, почему я никогда раньше не видел этого странного изломанного узора в самом центре двери?

Я вновь взглянул на гостью.

Красивая. Той красотой, которая не надоедает, на которую хочется смотреть и смотреть. Волосы цвета спелой пшеницы заплетены в косы, на высокий лоб падают непослушные кудряшки, открывая моему взгляду точеное лицо. Я поймал себя на мысли, что пытаюсь представить ее на каком-нибудь балу в роскошном платье с золотистыми локонами, ласкающими обнаженные плечи.

Кто ты? Откуда?

Может быть, следует поверить, что в гости ко мне действительно забрела единственная дочь лорда Кэрна, самого безжалостного из всех восьми советников короля Сайруса? Тогда непонятно, что она здесь делает. Одна. Уж слишком неправдоподобно прозвучала рассказанная ею история о повторяющемся кошмаре и нападении пантеры… В обители!!!

Девушка могла говорить правду? Могла. Вопрос в том – чью правду она говорила? А вдруг это ловушка, и на самом деле она пришла за нашими головами? Ведь сегодня отец обмолвился, что в По́лыни меня поджидает смерть.

Ладно, сейчас все равно не разобраться. Скорей бы вернулся отец. Уж он-то заметит, если она что-то недоговаривает.

Я осторожно достал в изголовье лежанки еще одну набитую травой подушку, положил себе под спину… и тихо ругнулся, снимая ножны. Ну зачем я вырядился в единственную выходную одежду? Еще и кинжал повесил. Клиентский!

Вновь взглянув на девушку, я сунул ножны под подушку, повозился, устраиваясь поудобнее, и наконец-то закрыл глаза. С наслаждением! Как же я устал!

Тихий стук в дверь прогнал зыбкий сон. Я распахнул глаза и прислушался. В комнате царил густой полумрак. Видимо, фитили светильников утонули в растопленном воске и погасли.

Вновь раздалось легкое постукивание. Я бесшумно спрыгнул вниз, прокрался к двери и, выхватив торчавший из стены топор, чуть слышно выдохнул:

– Кто там?

– Это я, Сандр. Впусти меня.

Голос отца я бы узнал из тысячи. И меня не насторожило, что иногда, возвращаясь ночью домой, он мог проникнуть в дом, игнорируя замки, а сейчас просит его впустить.

Одним движением я отодвинул засов и распахнул дверь.

– Отец? Я… Что произошло? Я пытался…

– Сандр, помолчи. У меня мало времени, а я должен многое тебе объяснить. – Он шагнул в дом. Я отстранился, пропуская его, но не слишком быстро: плечо и правый бок обожгло, как будто меня коснулся жар горнила.

Поспешно захлопнув дверь, я обернулся, глядя, как растворяется темнота в багровом отсвете, идущем от него.

– Отец?

Он огляделся, словно не узнавая дом. Чуть задержал взгляд на сладко посапывающей гостье и вдруг широко улыбнулся.

– Отлично. Она все-таки жива! Теперь я могу со спокойным сердцем возвращаться за Грань.

– Возвращаться? Что значит возвращаться? Ты ведь жив!

– Нет, Сандр. Я не погиб в сражении с Тенью. Эта тварь выбрала не самый лучший момент для схватки и бежала, едва на зов моего Хранителя к нам пришли четыре Стихии, Высшие Судьи крепости Шарукх. Да вот только они не смогли мне помочь. Я попал в западню, Сандр. Драконы не захотели становиться Хранителями для того, кто обречен на смерть.

– Речь обо мне?

– Да. Вся твоя жизнь – сделка с богами, которая вот-вот будет расторгнута. Поэтому обряд не завершился успехом. Такое случалось, но редко. Я не ожидал, что это произойдет с тобой. – Отец отвел взгляд. – В уплату за открытие врат Стихии захотели взять твою жизнь, но я выменял ее на свою. Как бы ни сложился твой путь, Сандр, я обещал твоей матери, что буду защищать тебя всегда. Даже ценой собственной жизни. И еще. Ты должен кое о ком позаботиться. Услуга за услугу.

Я молчал, не в силах произнести ни слова. Комок, стоявший в горле, душил. Впрочем, отец и не ждал моего ответа.

Протянув ко мне ладони, он выдохнул только два слова:

– Заерг Зубаи.

Вначале ничего не происходило, затем свечение, окружавшее отца, вдруг стало ярким, плотным, постепенно перетекая, сгущаясь над ладонями в огненно-рыжий сгусток пламени. Я зачарованно смотрел, как вдруг у этого сгустка появились глаза, острая мордочка, развернулись крылья. Мгновением позже слепящий свет угас. На ладонях отца сидел уменьшенный в сотни раз самый настоящий дракон!

– Это мой За Зу. – Отец нежно провел ладонью по рыжим крылышкам. – Я получил его на свое восемнадцатилетние, рубеж, когда каждый владеющий силой может обрести Хранителя. Сегодня я пожелал, чтобы и у тебя был свой Хранитель, и мое желание исполнится. Я оставляю тебе За Зу. Возможно, с ним время твоей жизни продлится дольше. Намного дольше!

Дракончик взглянул на отца, затем вновь посмотрел на меня и, словно подчиняясь приказу, взлетел. Взмах тонких крыльев и острые коготки угольками обожгли мое плечо. Я отвернулся, спасая лицо от опалившего жара.

– И что теперь? – Боль от осознания утраты стала тише, померкнув перед неожиданным знакомством. – Как я должен о нем заботиться?

До меня донесся тихий смех отца:

– Думаю, что теперь он будет заботиться о тебе. Единственное условие. Для того чтобы его слышать и понимать, ты должен довериться ему и ничего не бояться…

– Я не боюсь!

– Этого мало! Ты должен согласиться пройти через обряд Слияния.

– Согласен. А что это? И когда его проходить? Сейчас?

– Всему свое время, Сандр. А сейчас слушай и запоминай! В моей комнате, в тайнике, ты найдешь клинки «Тха-картх». В переводе с языка Ушедших – «Убийцы». Эти кинжалы способны справиться с любым драконом-Хранителем, как с Тенью, так и со Стихией. Долгое время они хранились во дворце По́лыни, но после убийства короля Бьярда мне пришлось выкрасть их и бежать. – Отец подошел ко мне и едва слышно закончил: – Запомни, Сандр, ни при каких обстоятельствах они не должны попасть к королю Сайрусу, иначе у этого мира не останется шанса.

– Запомнил. – Я не заметил, как жар, идущий от моего нежданного питомца, перестал опалять щеку. Дракончик (как там его – За Зу?) исчез. – Я спрячу их.

– Нет, не оставляй их у себя. За этими клинками охотятся все воины Тени. Лучше отнести их к тому, кто их создал. Идите в Беркет. Помнишь город в Подгорье? Мы с тобой там были, и не раз… Найдешь оружейника Берша ли Тукена. Скажешь, что ты – сын истинного Сберегающего Равновесие. Он поймет и сам решит, что поведать тебе, а что похоронить вместе со мной.

Я ухватился за голову.

– Что-то я ничего не понял!

Но отец не стал объяснять, только заторопил:

– Быстрее! Забирай кинжалы и уходите! Ищейки скоро будут здесь!

– Кто? – Голова стала тугой и гулкой. Все замедлилось, будто во сне.

– Ищейки Сайруса. Быстрей!

Я хотел броситься к комнате отца, но, не сделав и шагу, вдруг оказался в ней. Огляделся, даже не удивляясь тому, что темноту по-прежнему разгоняет странный багровый свет, идущий теперь отовсюду.

Кровать.

У кровати стопки книг, свитков и какой-то футляр.

Где же искать клинки?

Но подсказка не понадобилась.

Футляр вдруг начал светиться. Я бросился к нему. Подхватил и, невольно удивившись его тяжести, сунул за пазуху.

Время внезапно ускорилось. Выбежав из комнаты, я направился к отцу. Он по-прежнему стоял ко мне спиной, больше всего теперь напоминая статую.

– Клинки в футляре?

Но он не ответил.

– Клинки «Тха-картха» в простом футляре? – Подойдя, я взял его за плечо. Точнее, попытался, но пальцы сжали пустоту.

– Отец?

Вместо ответа он рассыпался искорками, из которых стремительно занялось пламя. Меня затрясло, забило, словно в приступе падучей.

– Сандр? Сандр! – Девичий голос, а точнее, крепкая оплеуха, заставили распахнуть глаза. Я что – спал? Рядом сидела гостья и изо всех сил трясла меня за плечи. – Фух, хвала богам, ты – живой!

Я сел и, глотнув сладковатого дыма, закашлялся.

Что я делаю на полу?

Девушка вскочила и, ухватив меня за руку, заторопила, заставляя подняться.

– Вставай! Дом горит! Надо уходить!

Дом горит?

Я растерянно огляделся. Тлеющие стены уже кое-где раскрасили темноту огненными кляксами. Уже занялся пол и балки потолка. И тут я окончательно проснулся.

– Вода! – оттолкнув девчонку, я ухватил стоявшее под столом ведро и бросился к бочке, но Айна решительно преградила путь.

– Нет! Уходим!

– Останови пламя! Ты же можешь!

– Оно мне не подчиняется!

Что ж, самое время проверить то, чему я научился за эти годы у отца.

На одном дыхании выдохнув слова призыва Воды, я замер, ожидая ответа стихии. И я его получил, правда, не такой, на который рассчитывал. Передо мной неожиданно вылепился чуть мерцающий силуэт, и в голове снова зазвучал голос отца:

– Уходи, Сандр, и береги «Убийц»!

Рука невольно дернулась к рубахе, и пальцы стиснули спрятанный за пазухой футляр.

Так, значит, это был не сон?

– И не сон, и не явь. Это граница между мирами, и только здесь ты сможешь меня слышать. Мне позволено остаться с тобой до твоего восемнадцатилетия.

В следующее мгновение призрак развеялся дымом, а передо мной снова появилась Айна.

– Опять уснул? Или дыма надышался? – Ухватив за руку, она, как маленького, потащила меня к двери. Мы едва успели выскочить в ночь, как позади что-то рухнуло, и огненная завеса скрыла дом.

– Живой? – Она бросила на меня сочувствующий взгляд. – Куда теперь?

Отец погиб… Из-за меня!

Зачем?

Не этот ли пожар должен был забрать мою жизнь? И забрал бы, если бы не Айна. Откуда она взялась? Кто она?

Рука вновь коснулась прижатого к груди футляра.

Клинки «Тха-картха». «Убийцы». Если это так важно для отца, я отнесу их к Бершу ли Тукену.

– Пойдем! – Я развернулся и, ничего не объясняя девушке, зашагал к реке.

Айна

Я так и не поняла, проснулась ли я от запаха дыма или от вопля, раздававшегося в моей голове:

«Опасность! Пожар!»

Открыв глаза, я даже вначале не поняла, где нахожусь. Резко села и едва не свалилась с довольно высокой печи. Должно быть, когда я уснула, паренек уступил мне свою теплую лежанку.

Кстати, где он?

Я огляделась, привычно удивляясь тому, что темноту раскрасили необычные сиреневые сумерки, так было всегда, когда моя сила возвращалась, чтобы предупредить об опасности, и спрыгнула на пол. Сандр лежал, раскинув руки, и, не мигая, смотрел в потолок, где уже багровыми пятнами тлели бревна.

Первым делом я решила, что он надышался дыма. Затем в голову полезли мысли пострашнее.

А если умер? Что тогда мне делать?

Для начала остановить пожар.

Я представила воду, много воды и уже почувствовала, что она готова выплеснуться в огненные язвы, как вдруг в мыслях вновь зазвучало:

«Опасность! Уходи!»

Значит, ничего уже не сделать? Бежать?

Я взглянула на Сандра.

А как же он? Вдруг он жив?

Не придумав ничего умнее, я улеглась ему ухом на грудь и, услышав стук сердца, принялась тормошить:

– Вставай! Дом горит! Надо уходить!

Какое-то время парень никак не реагировал на мои старания. Наконец, когда я, отчаявшись, влепила ему оплеуху, он сморгнул, растерянно огляделся и, вскочив, бросился к бочке.

– Вода!

Но я оказалась быстрее.

– Нет! Уходим! – Неужели он и в самом деле решил, что может так просто справиться с огнем?

– Останови пламя! Ты же можешь! – Парень в отчаянии уставился на меня.

– Это пламя мне не подчиняется! – Заводить разговор о предупреждающем голосе мне не хотелось. Я в растерянности оглянулась на распахнутую дверь, вновь посмотрела на него и едва не зарычала от бессилия. Этот чудик опять замер, разглядывая вырвавшийся прямо перед ним клуб дыма. Точно, не в себе! Если его сейчас не вывести, он даже не заметит, как сгорит. Я решительно подошла к нему и ухватила за руку. – Опять уснул? Или дыма надышался?

Вцепившись мертвой хваткой, я потащила его к призывно распахнутой двери. Ночная свежесть встретила нас, спасая от безжалостного жара. За спиной что-то рухнуло. Вовремя мы…

– Живой? – Я покосилась на Сандра. Жалко бедолагу. Вон, стоит, потерянным взглядом смотрит на горящий дом. – Куда теперь?

Он даже не взглянул на меня. Постоял, словно к чему-то прислушиваясь, развернулся и направился к реке.

– Пойдем.

– Куда? – Я догнала его и пошла рядом.

– В Подгорье.

– Куда?! – Я остановилась, но он словно не заметил этого, продолжая уверенно шагать к мосткам. Пришлось догонять. – Зачем? Я туда не пойду!

– Туда пойду я, – бросил, не оборачиваясь, Сандр. – У дороги к Подгорью стоит какой-то монастырь, оставлю тебя там…

– Ха! А меня ты спросил? – Я даже забежала вперед, чтобы посмотреть ему в глаза. – Я потеряла подругу, рисковала всем не для того, чтобы снова попасть в тюрьму! Нет уж! Спасибо! Пока мы идем вместе, а там будет видно.

Сандр взглянул на меня и, не проронив ни слова, продолжил путь.

Странный тип!

Какое-то время мы шли молча. Миновали скользкие бревна мостка и зашагали в ночную степь по узкой заросшей тропинке. Наконец мне надоело прислушиваться к шороху травы под нашими ногами и далеко раздающемуся в ночной тишине треску пожара.

– Сандр… а как же твой отец? Представляешь, что он подумает, когда придет домой и найдет вместо дома обгоревшие руины? Может, стоило предупредить соседей о том, куда ты идешь?

Парень мотнул головой:

– Он не придет.

– Почему? Ты же сказал, что он должен вернуться?

– Он возвращался и… это он поджег дом! – выдохнул Сандр и прибавил шагу.

Все ясно. Надышался дыма.

Между нами вновь повисло молчание. Погруженная в невеселые мысли, я и не заметила, как мы ушли уже довольно далеко. Зарево пожара больше не пугало и теперь светилось во тьме одиноким огоньком. Впереди замаячили стоявшие кругом невысокие сопки.

Вдруг сердце сдавило холодными тисками. В уши вплелся предупреждающий шепот.

«Драконьи круги. Смерть!»

– Сандр! – Я замерла не в силах заставить себя сдвинуться с места. Парень остановился.

– Что еще?

– Нам туда нельзя!

– Что за глупости? Куда – нельзя?

– Туда. – Я указала вперед. – Где холмы. Нельзя!

Он слепо огляделся.

– Какие холмы? Впереди ровное поле! Или ты говоришь о тех горах? – Он указал на возвышающиеся вдали кручи. – Так нам до них еще шагать и шагать.

– Я, конечно, не знаю, как именно выгляжу в твоих глазах, но очень надеюсь, что не давала тебе повода считать меня дурой! – вспылила я. – Если я говорю «холмы», я и подразумеваю холмы, а не скалы!

– И где ты видишь холмы?

– Прямо перед тобой. До них шагов двадцать!

Парень снова честно огляделся и посмотрел на меня так, что я действительно ощутила себя… несколько странно. И тут до меня дошло.

– Ты их не видишь!

Сандр хотел что-то ответить, но передумал и, помедлив, вдруг подошел ко мне.

– Они невысокие, ровные и образуют идеальный круг?

Взглянув в его блестящие в темноте глаза, я обрадованно кивнула.

– Я так и знала, что ты меня разыгрываешь. В общем, не спрашивай меня, почему – не объясню, но нам туда идти нельзя.

– Это Драконьи круги.

– Точно! Круги. А… откуда ты знаешь?

Парень больно вцепился мне в плечо и придвинулся так близко, что я почувствовала жар, идущий от его тела.

– Поставим вопрос иначе? Откуда о них знаешь ты?

«Воздух! Там они вас не найдут!»

– Что? – Я вздрогнула, услышав в голове приказ, и начала вырываться, пытаясь избавиться от железных тисков парня. – Отпусти!

– Ну уж нет! – Он вцепился в другое плечо и угрожающе навис надо мной. – Или ты сейчас же мне все рассказываешь, или…

– Мы погибнем! – Я почувствовала, как невидимые лапы бережно сжали меня, а над головой развернулись сильные крылья, готовые вот-вот взмыть в воздух. Ладно, будем спасать принудительно. Я прижалась к Сандру и, крепко обняв, сцепила руки в замок. – Держись!

Он подозрительно оглядел меня.

– Не понял…

Сейчас поймешь!

Я прикрыла глаза, позволяя воздуху привычно наполнить меня мощью, и почувствовала, как взмахнули невидимые крылья, отрывая нас от земли.

Парень тут же стиснул меня в объятиях так, что я едва не задохнулась, и опасливо посмотрел вниз, на растворяющуюся в темноте степь.

– Кто ты?

Я усмехнулась, но промолчала, наслаждаясь идущим от него жаром. Жаль, что первые объятия, которые мне довелось испытать в жизни, стали следствием страха, а не страсти.

Неожиданно темнота внизу раскрасилась. Холмы засветились разноцветными бликами, вырисовывая идеальный круг. Мы с Сандром зачарованно смотрели, как из сияющих арок вырываются черные всадники и уносятся вдаль, исчезая в темноте. Наконец, выплюнув последних воинов, арки начали блекнуть и вскоре вновь растворились в окружающем мраке.

– Кто это был? – выдохнул парень.

– Не знаю. – Я мысленно попросила моего неведомого помощника отнести нас подальше от опасного места и вскоре почувствовала, как он начал снижаться. Едва наши ноги коснулись травы, я без сил обмякла в объятиях все еще сжимающего меня парня. Слабость – вот плата за возможность использовать чужое могущество. – Я – не маг, Сандр. И я тебе уже об этом говорила.

– Тогда кто ты? – Он, как пушинку, подхватил меня на руки.

Я усмехнулась:

– Сама не знаю. – И указала ему за спину. – Смотри!

Где-то далеко, рядом с едва заметным огоньком пожара, темноту прожгла еще одна пылающая точка и, стремительно растекаясь, стала превращаться в кляксу.

Сандр развернулся и долго смотрел на огненное пятно. Наконец, не сдержав вздоха, покрепче прижал меня к себе и направился туда, где на фоне светлеющего неба высились изгибы гор.

Не отрывая взгляда от горящей деревни, я обняла Сандра за шею и прижалась щекой к его плечу. Слабость все еще владела телом, но она скоро пройдет. Она всегда исчезает внезапно и быстро, так же, как мой невидимый спаситель.

Глава 4

Сандр

Чувства будто умерли. Мое прошлое в одночасье стало пеплом.

Каким богам я перешел дорогу? Почему в один день они лишили меня всего? Отец, дом, деревня, где я вырос… Куда теперь идти? Зачем?

Девушка сонно вздохнула, коснувшись теплым дыханием моей шеи.

Я осторожно скосил на нее глаза.

Спит. Счастливица.

И покрепче прижал к себе.

Легкая, как пушинка!

Сегодня она спасла мне жизнь. Дважды… Случайно или нарочно – не знаю, но было бы нечестно по отношению к ней по-прежнему подозревать ее в злом умысле.

Перед глазами снова возникло отрешенное, бесстрастное лицо Айны и черные всадники, муравьями высыпающиеся из разноцветных арок и исчезающие в темноте. А еще я почувствовал над нами взмахи огромных невидимых крыл…

Я не буду думать о том, как и с чьей помощью она летает… Лучше подумаю о тех, кто вырвался из круга. Кто они? Предсказанные отцом ищейки Сайруса, пришедшие за мной? Зачем они подожгли деревню? А может, они искали вовсе не меня, а отца или… кинжалы?

Какая разница! Той размеренной жизни, что была у меня, уже не будет.

Мокрая трава омыла мне сапоги от пепла, зарево рассвета незаметно укрыло розовой мантией вершины гор, а я все шел и шел на восток, прижимая к себе девчонку.

Айна. Интересное имя.

Почему, все забрав, боги дали мне тебя? Знаю, что в скором времени наши пути разойдутся, но все же? А может быть, твоя миссия – спасти мне жизнь? Но… зачем? Жизнь отца была куда важнее.

Впереди желто-зеленый ковер омытой дождем степи разлиновала белая полоса тракта. Сразу за ним начинались земли Пограничья. Если дойти до перевала и пройти через пещеру, можно попасть в Подгорье. Если пойти по дороге прямо, начнется лес – владение перевертышей, ну а земли Объединенного королевства я уже почти миновал. Интересно, а зачем и куда со мной идет моя спасительница?

Не удержавшись, я вновь взглянул на ее безмятежное лицо, и даже задержал дыхание, уставившись в пронзительно синие, наблюдающие за мной глаза. Интересно, как давно она проснулась?

– Отдохнула?

Мило покраснев, она отвела взгляд первой.

– Да. Спасибо. Если можно, поставь меня на землю.

– Отчего же нельзя? Можно, но тогда ты промочишь ноги. – Очарованный ее смущением, я скрыл улыбку и, как ни в чем не бывало, продолжил шагать дальше. Немного затекли руки, но мне совсем не хотелось ее отпускать.

– Ну и что? – упрямо возразила она. – Не страшно.

– Донесу до дороги, – отрезал я, прекращая глупый спор, и поинтересовался: – А где находится имение твоего отца?

Айна, ехидно фыркнув, скорчила такую презрительную гримасу, что я тут же поставил ее в траву.

– Ну что еще?

– Если ты хотел отнести меня домой, то для начала мог бы спросить, где он находится. Вообще-то я ждала, что ты доставишь меня в монастырь, как грозился. – Девчонка снисходительно улыбнулась, прекрасно понимая, что нигде оставлять я ее не собирался. – Не обижайся, но к твоей силе еще бы сообразительность – цены бы тебе не было!

Чувствуя, как в душе поднимается гнев, я невозмутимо потянулся, разминая затекшие руки, и выжидательно сложил их на груди. Это что же получается? Меня только что назвали тупым амбалом?

– Не бери в голову, – отмахнулась она, словно прочитав мои мысли. Приставила ладонь козырьком ко лбу и, посмотрев в небо, с тоской вздохнула: – Я все равно безнадежно опоздала, и на мои поиски наверняка уже подняли всех королевских слуг.

– Значит, хотела опоздать! – холодно отрезал я. Ну конечно! Сначала обзывается, а потом жалей ее…

– Да. Хотела! – Она вдруг зло прищурилась. – И сейчас хочу! Мой отец – чудовище, наслаждающееся страданиями других! Мой единственный шанс сбежать из родного дома – замужество, но отец богат. И если он пожелает наказать меня, посадив под замок, то вся моя жизнь пройдет в заточении. Он просто забудет о моем существовании! Хотя… тебе этого не понять! Наверное, тебя всегда любили и берегли как зеницу ока! Что ты молчишь?

– А что сказать? – Я пожал плечами. Да. Отец был строг и требователен, часто надолго исчезал из дома, но я ни в чем не нуждался и уж тем более не страдал от недостатка родительской любви. – Могу только искренне тебя пожалеть.

– Нет! – Она отшатнулась. – Жалость унижает!

– Возможно. Зато сочувствие помогает разделить боль. – Я шагнул к ней.

– Кому как! Со своей болью я справлюсь сама. – В ее глаза закралась обреченная решимость. – Мне нужно вернуться домой, и как можно быстрее. Если я сама приду к отцу и расскажу о нападении на обитель, возможно, тогда он меня не накажет.

– Попробовать, конечно, можно… – Прищурившись, я тоже взглянул на небо. Солнышко бодро карабкалось к зениту. – Но… мы довольно далеко от По́лыни. Если пешком – дня два-три, а мне очень нужно в Подгорье.

– Я попытаюсь призвать силу. – Айна сосредоточенно зажмурилась и даже сжала кулачки.

Понаблюдав за ее тщетными усилиями, я решил вмешаться:

– Отец как-то раз показал мне одно простенькое заклинание, как добраться с ярмарки домой всего за пару мгновений. Хочешь? Могу помочь.

Она с любопытством посмотрела на меня.

– И?

– Зеркало перехода. Почти то же самое, что магический свиток. Я открываю – ты шагаешь.

Девчонка задумчиво нахмурилась и кивнула:

– Давай.

– Только этот переход открывается на определенное место. Представь себе то, куда хочешь попасть, а я прочитаю заклинание. – Какой шеркх дернул меня за язык? С одной стороны, хотелось помочь, но с другой…

Впервые в жизни мне захотелось, чтобы заклинание не сработало.

Но главное, ни вздохом, ни взглядом не показать, как мне не хочется ее отпускать! Снова остаться одному? Куда-то идти? Кого-то искать? Зачем?

– Читай. – Она уставилась широко раскрытыми глазами прямо перед собой.

Видно же, что не хочет, и все равно добровольно согласна вернуться к тому, кого так боится!

Я выдохнул и сосредоточился на заклинании.

Это ее жизнь. Ее выбор, и кто я такой, чтобы вмешиваться?

Слова привычно сплелись в волшебную вязь, и вскоре перед нами заколыхалась огромная зеркальная гладь перехода. Ее центр начал светлеть, открывая взгляду каменные стены. Невысокий каменный дом с башенками. Площадь. Одетые в черное воины Сайруса и испуганно жавшийся в тени дома дворовый люд.

– Поместье отца! Наши слуги! Отец! – Айна бросилась к переходу и вдруг остановилась, настороженно разглядывая что-то в серой мути. – Король Сайрус?!

Мне показалось, что один из стоявших на площади мужчин вдруг обернулся и посмотрел прямо на нас, словно видя сквозь магическое зеркало! Низ его лица был скрыт забралом, а вот глаза… Глаза притягивали, звали, заставляли подчиниться. Я даже потряс головой, чтобы избавиться от наваждения. В следующее мгновение густой, темный дым скрыл многочисленное войско, и на его месте появились огромные, лоснящиеся чернотой драконы.

Я отшатнулся и смял заклятие.

– Это был король?

– Да! И он видел нас! – Айна выглядела испуганной. Да что там испуганной – она была в панике! Схватив меня за руку, она бросилась к уходящим в небо горам.

– Ты же хотела вернуться!

– Ты видел его глаза? – Она бросила на меня полный ужаса взгляд. – Я до последнего не верила, что отец расскажет королю обо мне! О моей силе! Неужели ты не знаешь, как Сайрус обходится с самозваными колдунами и волшебницами?

– Казнь? – уточнил я. – Неужели твой отец сможет отдать тебя на казнь?

– Если будет стоять вопрос о его безопасности – то да! Уже отдал! Сразу после того, как я сбежала из обители! Иначе, зачем в нашем имении такие высокие гости?! – выпалила она, не замедляя бега, и махнула, указывая на возносящиеся ввысь горы, скрытые щеткой густого леса. – Укроемся в ельнике?

Я не смог сдержать короткого смешка. Какая наивность!

– После того что я видел, могу с легкостью утверждать – ельник драконам не помеха! Давай к мосту!

– Куда?

Я только кивнул на две сросшиеся вершинами горы. Неужели и вправду не знает?

Да во всех окрестностях Пограничья каждый ребенок с легкостью если не расскажет, то укажет, где находится главный вход на проходной мост в Подгорье.

Словно играя, память вдруг подсунула мне картинку.

Как-то раз, когда мне было девять лет, отец привез меня сюда на торги. Пока я восторженно разглядывал клинки, он о чем-то разговаривал с темноволосым мужчиной. Перед тем как уйти, незнакомец долго, очень долго смотрел на меня. Затем передал какой-то сверток отцу и, ласково потрепав меня по волосам, скрылся в толпе. После мы вернулись домой, и я уже начал забывать о той встрече. И вот на мое десятилетие отец достал из переданного незнакомцем свертка шкатулку, в которой лежал крохотный изящный кулон, и надел его мне на шею.

С тех пор я его не снимал… до вчерашнего дня.

Перед глазами встала зеленоватая вода, сом и охочие до удовольствия водяные девушки.

Задыхаясь от бега, я стиснул зубы и зло помотал головой, пытаясь избавиться от нахлынувшего воспоминания. Сожаление затопило все мое существо. Я любил этот подарок. Не знаю, почему – любил! Как любят радугу, счастливые сны или улыбку красивой женщины. Потому что нельзя не любить!

Рядом охнула Айна и, не замедляя бега, затеребила меня за руку, указывая назад.

– Сандр, скажи, что я ошибаюсь и те три черные точки на горизонте – птицы? А может, они мне вообще привиделись?

Я оглянулся и тихо выругался. Темные точки на горизонте мало того, что девчонке не привиделись, так еще и стремительно нас нагоняли. Интересно, какую магию для ускорения применяют эти мифические, но вполне реальные существа? И сколько у нас в запасе времени?

– Ага – вороны. Устроит такое объяснение?

– Мне не до шуток! – А вот девчонка, кажется, обиделась.

– Неужели? То, что это драконы, – увидит даже слепой! И уже очень скоро они будут здесь!

– А может, снова откроешь Зеркало перехода? – Айна с надеждой взглянула на меня.

Я хохотнул:

– Для этого нужны две неисполнимые вещи: не бежать и сосредоточиться.

Девчонка вдруг выдернула руку и остановилась, тяжело дыша.

– Оставь меня!

А что такого я сказал?

– Вообще-то я просто хотел объяснить, что не всегда можно использовать магические навыки. Теперь без обид? Побежали!

Айна, словно не услышала, снова оглянулась и торопливо выпалила:

– Сайрусу нужна я, и я постараюсь его отвлечь, а у тебя будет время сбежать!

Какое самопожертвование!

– Только вместе с тобой! – отчеканил я, подскочил к девушке и, подхватив на руки, бросился к манившему ельнику.

Не привыкать!

Айна

Безмерный ужас сменило безразличие.

Если среди тех чудовищ, что сейчас приближались к нам, сам король Сайрус – мне не убежать. Уверена, отец давно все рассказал ему о моем даре, вот только, пока я была защищена от мира стенами обители, я не представляла для него опасности, а теперь… Все, что я могу сейчас сделать, это спасти моего попутчика. Он ведь не виноват, что встретился на моем пути!

– Оставь меня! – Я резко остановилась. Сандр от неожиданности выпустил мою руку, что-то забормотал, но я его не слушала. – Сайрусу нужна я, и я постараюсь его отвлечь, а у тебя будет время сбежать!

– Только вместе с тобой. – Он решительно подхватил меня на руки и бросился к ельнику. Чувствуя себя в его руках крошечным котенком, я прижалась к нему и, обняв за шею, оглянулась, не в силах отвести взгляд от стремительно приближающихся драконов.

Неужели среди них мой отец?

Нет, не так.

Неужели мой отец – маг?

Странно осознавать это сейчас.

Мой отец – маг?!

А если он маг, то почему испугался моих способностей? Тогда. Почти десять лет назад? Зачем избавился от меня? Зачем упрятал в обитель?

Ответ один…

Чтобы я никогда не научилась управлять своей силой. Не смогла бы ее понимать и не бояться!

Но почему?

– Верно у вас с папочкой нежные отношения? То-то он так живо бросился на твои поиски! – вдруг хрипло выдохнул Сандр. – Все крылья сбил!

Я усмехнулась, но тут же помрачнела.

– Это не признак любви. В моем случае я бы даже назвала такое внимание подозрительным! Я не видела его десять лет, с тех пор, как он сослал меня в обитель! Мне кажется, если бы я умерла, он и то бы не удосужился посетить мои похороны, а вот стоило мне убежать… И на поиски собрались все маги Объединенного королевства во главе с королем! – Сердце снова царапнула обида. – Тебе это не кажется странным?

Не буду говорить, что можно пересчитать по пальцам, сколько раз за всю мою жизнь я видела отца. Моим воспитанием занимались няньки, слуги, дворовые, жившие в нашем имении, а он… Он был правой рукой короля Сайруса и занимался государственными делами. В По́лыни.

– Оставь меня, Сандр, и беги.

– Встречное предложение: взлетай! Ты ведь можешь донести нас до леса в считаные секунды? – прохрипел он, бросив на меня быстрый взгляд.

Я помедлила и решилась:

– Не могу! Моя сила… не подчиняется мне! Точнее, не всегда подчиняется… Сейчас она почему-то ушла…

Парень в ответ прорычал что-то нелестное в адрес моих способностей и из последних сил бросился к лесу. Широкая тень закрыла собой солнце. Рев, упавший с небес, заставил меня испуганно зажмуриться и уткнуться в плечо Сандра.

А если я зря убегаю? Если отец просто беспокоится и именно поэтому попросил помощи у короля Сайруса? Пусть он даже в ярости из-за того, что ему пришлось меня искать, и, скорее всего, дома меня ждет наказание, но… ведь это – мой отец! Он не причинит мне вреда. Разве что… упрячет в обители до конца моих дней.

Я отлепилась от рубахи парня, еще вчера белоснежно-белой, а сегодня серой, с темными проплешинами гари, и удивленно огляделась.

Поле осталось позади!

Вокруг замелькали пушистые ели, длинноногие сосны, скрывая нас от крылатых тварей.

Сандр замедлил бег, а вскоре и вовсе перешел на шаг. Поставив меня на ноги, он указал на зев пещеры, темнеющий впереди маленькой ровной аркой.

– Шагов сто осталось. В Подгорье спрячемся, пока суматоха не пройдет, а там видно будет! – Стиснув мне руку, он потащил меня за собой.

– Сандр, подожди! – Едва поспевая за ним, я взглянула наверх, пытаясь разглядеть сквозь густую крону деревьев наших преследователей. – Стой! Да стой же ты!

Выдернув руку, я остановилась. Сандр в нетерпении развернулся.

– Может, побеседуем у переходного моста? А то мне не по себе, когда над головой летают такие птички.

– Нет. Я решила! Глупо убегать от отца. И то, что я тебе рассказала… Мой отец не такой уж плохой и уж точно он не причинит вреда своей дочери!

Я хотела сказать что-то еще, но тут лучик солнца, запутавшийся в русых волосах Сандра, погас. Мы, не сговариваясь, запрокинули головы, разглядывая скользнувшего над нами лоснящегося чернотой дракона. Вдруг в шаге от меня быстро и яростно занялось огнем дерево, словно его облили жидким пламенем. А рядом еще одно. И еще.

Чувствуя себя в ловушке, я растерянно замерла.

– Хм, а твой отец и вправду не причинит тебе вреда. Только зажарит живьем. Или это король Сайрус показывает тебе свое благоволение? – Сандр подхватил меня на плечо и в последнее мгновение, когда казалось, от невыносимого жара вот-вот начнет тлеть одежда, выкрикнул непонятные слова. Огненные струи послушно расступились, выпуская нас из западни. Ловко прыгая по камням, он бросился между пылающими деревьями. Чувствуя хлещущий в спину жар и слыша преследующий нас треск горящих деревьев, я зажмурилась и принялась читать молитву.

Боги, помогите! Объясните! Почему? За что все это происходит со мной? С нами? Если бы не Сандр, я бы, наверное, никогда не смогла выбраться из огненной метели!

Я не заметила, когда мы оказались окруженными прохладным сумраком пещеры, а вслед нам раздался леденящий душу вой.

– Надеюсь, больше тебя не мучают сомнения? – Сандр поставил меня на гладкие каменные плиты. – Бежать сможешь?

– Наверное, среди этих драконов не было моего отца… – Я оглянулась на занавешенную огнем арку пещеры. – Это какая-то ошибка…

– Зато среди них был король Сайрус… И вряд ли бы он попытался сжечь ту, чья жизнь ценна! – Сандр посмотрел на меня в упор. – Так каков твой выбор? Навестить Подгорье или стать ужином?

Выбор за меня сделала ворвавшаяся в арку пещеры узкомордая голова дракона. Он на мгновение застыл, разглядывая меня черными, маслянистыми глазами. В следующее мгновение мы уже бежали по уходившему в темноту каменному коридору, а нам в спину ударила жаром огненная волна, освещая путь. Эхо на все лады принялось повторять каменный треск и саднящий уши разъяренный рев, но чем дальше мы убегали в темноту по уходившему вниз коридору, тем все тише становились страшные звуки, зато я стала различать странные равномерные удары и азартные выкрики в приближающемся гуле голосов.

– Ты слышишь? – Я остановилась, пытаясь отдышаться.

Сандр кивнул.

– Это переходной мост, – буркнул он, тяжело дыша. – Стража Главных ворот Подгорья развлекается.

– Стража?

– Конечно. Или ты думала, что коротышки так запросто пускают в свою страну всех без разбору?

– Нет, но… – Я развела руками. – Мне нечем заплатить въездную пошлину. Все мои вещи остались в обители.

– Гномы народ сговорчивый. Если мы им понравимся, они нас пропустят и так. – Сандр беспечно махнул рукой и направился вперед. Я нервно оглянулась и бросилась следом. Погони не было, но что-то мне подсказывало, что это лишь затишье перед бурей. Видимо, Сандр был того же мнения. – Главное, чтобы твой папаша не заявился сюда раньше, чем мы минуем мост. Иначе с таким родством нас не пропустят в Подгорье и за миллион изумрудов. Зачем им ссориться с королем Сайрусом и его советниками?

Я не ответила. Только крепче стиснула зубы.

Ощущение того, что я попала в смертельную западню, усилилось, но уже ничего не исправить! Мою скучную, предсказуемую жизнь, без погони, смертей и черных, плюющихся пламенем тварей, уже не вернуть!

Ния – мертва! За мной охотятся три мага в образе драконов! Моя сила снова исчезла на неопределенный срок именно тогда, когда она мне больше всего нужна!!!

А мой защитник – простой деревенский кузнец…

Нужно принять все как должное и попытаться найти выход.

Вдруг вспомнилось, как ловко Сандр справился с падающим с небес огнем.

Я украдкой взглянула на шагающего рядом парня и снова отметила его благородные черты и открытый взгляд уверенного в себе, идущего до конца воина.

Не все так просто с этим кузнецом…

Вскоре каменный туннель свернул, и мы вышли в огромную, освещенную редкими факелами пещеру. Чуть поодаль толпился, выл, орал, ревел возбужденный народ.

Гномы.

Я с любопытством уставилась на коренастых, плечистых, одетых в потертые кожаные доспехи, совершенно лысых недомерков с пышными, заплетенными в косички, окладистыми и коротко подстриженными бородами. Впрочем, в учебниках по расоведению говорилось, что среди подгорных жителей встречались парни и с роскошной шевелюрой, которых почему-то почти всегда выбирали на высокие должности и считали чуть ли не избранниками богов.

Мне вдруг стало не по себе. Почему Сандр так в них уверен? С чего это гномам нам помогать? Мы – ненавистная для них раса. Верзилы!

Я невольно прижалась к Сандру.

– Что они делают?

– Это игра, – мягко прозвучал над ухом его низкий бархатный голос. – Называется байдяга. Двум парням дают здоровенные деревянные молоты, и они должны ими друг друга уложить. Правил нет. Кто останется на ногах – побеждает. Мы с деревенскими парнями раньше частенько в нее играли…

– Интересно. – Я огляделась. – А как бы нам, не нарушая этой увлекательной игры, проскочить в город?

– Никак! – Сандр указал на странное, вертикально уходившее в клубившийся над нами сумрак, сбитое из крепких толстых бревен, высоченное широкое полотно, у основания которого крепилось громадное резное колесо, немного похожее на штурвал, который использовали на кораблях эльфиры. – Когда чужак доходит до пропасти, ему волей-неволей приходится искать того, кто сможет опустить этот мост.

– Это – мост?! – Я даже запрокинула голову, пытаясь разглядеть скрытое в густой тени строение. Вся дальняя сторона пещеры вместе с мостом и пропастью скрывалась в сумраке. Неудивительно, что я не обратила на него внимание. Факелы, что должны были равномерно освещать всю площадь, горели лишь у входа в пещеру, зато в большом количестве пылали на стене, у которой проходила байдяга. – На вид не очень-то надежный…

– Не бойся. – Сандр усмехнулся. – В детстве я не раз проходил по нему туда и обратно и могу заявить, что бояться нечего. Говорят, бездна под ним настолько глубокая, что даже опытные маги не смогли измерить ее глубину…

– Последнее замечание, очень облегчило мне жизнь! – После его слов перед глазами тут же предстала картина, как я лично пытаюсь измерить глубину пещеры, падая вниз головой! – Ладно, тогда идем искать того, кто опустит нам мост. Но чувствую, что это будет нелегко сделать…

Я покосилась на толпу, как раз в этот момент взорвавшуюся радостными воплями.

– Могу тебя успокоить: они все – стражи Переходного моста.

– Все? – Я снова оглядела в упор не замечающих нас гномов. – Зачем так много? Кого им опасаться? Кто добровольно пойдет в их Подгорье?

– Например, мы, а опасаться им надо тех, кто за нами охотится. – Сандр снисходительно улыбнулся мне и неторопливо направился к страже. Остановившись в паре шагов от азартно горланящих игроков, он набрал полную грудь воздуха и крикнул: – Здорово, братья!

Куда там! Подгорники вопили так, что докричаться до них не стоило и мечтать, но Сандра это не остановило. Он отодвинул одного, отпихнул другого и принялся уверенно пробираться, словно нож сквозь масло, через возбужденную толпу к круглой пластине, висевшей на перекрещенных бревнах. Подойдя вплотную, он так врезал по ней кулаком, что прокатившийся по пещере густой звон тут же погасил все крики.

Подгорники разом обернулись.

– Чего тебе, каланча?! – неприветливо рявкнул обнаженный до пояса краснобородый гном, выныривая из расступившейся толпы. Широченные плечи и торс блестели капельками пота, а в руке он, словно пушинку, нес громадный деревянный молот.

– Да вот… Собрались с невестой друга навестить. – Сандр отступил от гонга, нашел меня взглядом и поманил. Все, как по команде, тут же обернулись ко мне. Ни на кого не глядя, я, заставляя себя оставаться невозмутимой, прошла к Сандру и поспешно юркнула ему за спину, всколыхнув настороженную толпу редкими смешками. – Хотим перейти на ту сторону.

Гном прищурился, почуяв наживу:

– И как ты нас отблагодаришь, если мы для вас опустим мост?

– Скажу «спасибо», – в голосе Сандра скользнула улыбка.

– Ха! За «спасибо» мы тебя на ту сторону и так перебросим. Если умеешь летать, долетишь, – хохотнул рыжебородый, чем вызвал бурное одобрение зубоскалящих товарищей.

Сандр даже не повысил голоса, пытаясь перекричать смешки. Едва он заговорил, как они смолкли сами:

– Ну… если бы я умел летать, вряд ли стал бы отрывать вас от великолепного боя. – Он чуть склонил голову в коротком поклоне, выказав таким образом свое уважение.

– Играешь в байдягу?

– Немного.

– И куда вы направляетесь? – сменил тон краснобородый.

– В Беркет.

Под руку ведущего допрос сородича подлез еще один, совершенно лысый, обнаженный по пояс колоритный коротышка, с заплетенной в косы бородой и, покачав зажатым в руке молотом, хитро прищурился:

– А к кому?

– Не думаю, что вам нужно знать имя этого уважаемого гнома, – вежливо, но твердо отчеканил Сандр, ответив ему прямым взглядом, однако любопытного подгорника этим было не смутить.

– И все-таки? Не очень-то в нашей стране жалуют верзил! А вдруг вы шпионы Черного колдуна?

– Отвечай! – вдруг рявкнул краснобородый, подняв справедливый ропот среди окружившей нас толпы.

– Я – не шпион короля Сайруса. – Сандр обвел взглядом стражей. – Сюда я пришел к Бершу ли Тукену. Как друг.

Стражи вполголоса о чем-то заспорили, наконец, краснобородый громогласно кашлянул, возвращая настороженную тишину.

– Думаю, ты зря тратишь свое время, человек. Старый Берш ли Тукен уже давно не живет в Беркете.

– Он умер? – Сандр нахмурился.

– Мы не знаем. – Любопытствующий гном закинул деревянный молот на плечо и важно пояснил: – Когда подгорники хотят умереть, они уходят в старые шахты… Мы не знаем, куда ушел Берш. Он покинул нас уже очень давно.

– У кого я могу о нем хоть что-нибудь узнать?

Краснобородый отставил молот к гонгу, задумчиво подергал себя за бороду и открыл рот, чтобы ответить, но тут же захлопнул и настороженно вскинул руку, призывая к молчанию. На фоне воцарившейся тишины я услышала шаги множества ног: легкие, но уверенные и поэтому пугающие. Так могли ходить наемники или…

Взгляд Сандра стал сосредоточенным и жестким.

Гномы, словно по приказу, тут же ощетинились всевозможными топорами и широкими ножами. В наш адрес раздались обвинительные выкрики:

– Шпионы Сайруса!

– Кого вы за собой привели?!

– Сколько их?

– Все к тоннелю! – зычно скомандовал рыжебородый и вновь взглянул на нас. – А ты со своей девчонкой пока придумывайте, что расскажете моим парням в свое оправдание, после того как те пошинкуют в капусту ваших дружков!

– Мне не в чем оправдываться! – отчеканил Сандр. – Да! За нами гонятся маги Сайруса, но лишь для того, чтобы убить. С сегодняшней ночи я и… – Сандр выудил меня из-за спины и, обняв за плечи, закончил: – Мы вне закона, и мы просим у вас защиты и помощи.

– С какой радости нам рисковать ради вас жизнью? – Гном пытливо прищурился, но в его взгляде уже не было прежнего недоверия.

– У меня нет золота, но за вашу помощь и нашу свободу я заплачу тем, что умею. – Сандр выхватил из ножен клинок.

– Ты наемник?

– Да. И кузнец.

– Хорошо, я почти поверил. А теперь докажи мне, что все твои слова – не искусная ложь. Сайрус уже давно хочет заполучить Подгорье и Пограничье к себе в вечное рабство!

Шаги незваных гостей, усиленные эхом каменного коридора, звучали уже совсем близко. Сандр бросил быстрый взгляд на выстроившихся у входа в тоннель стражников и торопливо заговорил:

– Вчера один человек поручил мне найти сотника Берша ли Тукена, чтобы передать ему вот это. – Он выудил из-за пазухи футляр и, не замечая изумленного взгляда краснобородого, каким тот одарил его ношу, продолжил: – Здесь магические клинки. Тха-картх. А еще мне было велено передать ему, что я – сын Хранившего Равновесие… И пусть меня сожрет дракон, если я хоть что-нибудь в этой каше понимаю!

– «Убийцы» у тебя?! И… ты сын короля Бьярда?! Но разве он не умер бездетным? – На лице гнома отразилось неподдельное изумление. – И если все так, как ты говоришь, то пусть и меня с тобой за компанию жрет дракон! Уж больно неправдоподобно все это! Впрочем, ложь часто надевает маску правды… Допустим, что в твоем случае правда надела маску лжи.

– Это значит, вы нам поможете? – Сандр вновь спрятал футляр за пазухой.

Рыжебородый ничего не ответил, только оттолкнул нас за границу освещенного факелами круга и обернулся, разглядывая вынырнувших из-за поворота, запаянных в черную броню воинов, как две капли воды похожих на тех, что я мельком увидела в Зеркале перехода. Чеканя шаг, воинство уверенно наступало на выстроившихся в шеренгу стражей.

– Стоять! – Им навстречу решительно вышли трое.

– Вы ступили на земли Подгорья.

– Изложите вашу цель.

Черное войско неожиданно послушно остановилось.

Все до одного.

– Нам стало известно, что в землях вашего царства скрывается девушка. Высокая, светловолосая. – Вперед вышел предводитель. Лицо наполовину закрыто нависающим забралом, но голос мне показался знакомым. Я поспешно юркнула за спину Сандра и осторожно выглянула. За десять лет голос отца стерся из памяти, но все же… Неужели он был одним из тех, кто преследовал нас сегодня? И он позволил сжечь меня?! – Ее имя – Айнет или Айна. Она пропавшая дочь главного советника короны лорда Кэрна.

– Не о твоей ли спутнице речь, парень? – не оборачиваясь, тихо поинтересовался рыжебородый.

– О ней, – так же тихо ответил ему Сандр и уже совсем едва слышно выдохнул: – Но я ее не отдам!

Гном медлил секунду, затем шагнул в освещенный круг и зычно крикнул:

– На территорию Подгорья ни сегодня, ни вчера не проходила указанная леди!

Взгляд черного воина обратился к нам.

Я даже втянула голову в плечи и зажмурилась. Ведь понимала, что в густой тени, за широкой спиной Сандра меня вряд ли заметят, но ничего не могла с собой поделать.

– А нам известно, что совсем недавно к вам приходили двое. Парень и девушка. Мост не опущен, значит, они еще где-то здесь! Покажите их нам, и мы уйдем.

К троице подгорников, преграждающей путь черной армии, шагнули стоявшие в отдалении стражи. Гулкая тишина пещеры заполнилась их негодующими голосами:

– Вам сказали, что той, кого вы ищете, здесь нет!

– И чего вы ждете?

– Проваливайте! И побыстрей!

– Мы не обязаны помогать ни вам, ни вашему королю!

Черные воины взялись за рукояти. Послышался лязг вынимаемых из ножен мечей.

– А нам и не нужна ваша помощь. – Стоявший во главе воинства одним движением выхватил из-за плеч два клинка. – Нам нужно ваше подчинение. Я знаю – девчонка здесь, и мы без нее не уйдем!

– Да стойте хоть до морковкиного заговенья! Девчонки здесь нет! А даже если бы она здесь была, вы бы ее не получили. Мы не подчиняемся приказам вашего короля! – рявкнул краснобородый.

Его тут же поддержали воплями сородичи:

– Да!

– Шагайте отсюда!

– Или забыли о Каменном воине?

В следующий миг черные ударили.

Гномы ответили сплоченно и ладно.

Сандр стиснул рукоять кинжала, готовый вот-вот броситься на помощь храбрым коротышкам. Я видела, как под грязной рубахой напряглись его мышцы.

– Чего удумал? – К нам подскочил рыжебородый. – Быстрей к мосту!

– Я могу помочь! – Сандр судорожно сглотнул, не отводя взгляда от побоища. – Я умею держать в руках оружие. Знаю кое-какие заклинания…

– Лучше помоги себе, дурень, да девице своей! Если это воины Тени, их остановит только одно. Быстрей! – подталкивая нас, рыжебородый бросился к полотну моста. Ухватив огромное колесо за выпирающие деревянные лопасти, он стал быстро его раскручивать. Зазвенели цепи. Деревянная громадина медленно и плавно начала опускаться вниз. Через несколько томительных мгновений мост прочно лег на каменные плиты по другую сторону пропасти. – Значит, так. В городе Беркете найдешь сотника Рикаса ли Тукена. Если кто-то что-то и знает о старом Берше, так это его младший брат. Бегите и не оглядывайтесь! Сейчас здесь будет жарко!

Будто в подтверждение его слов, позади нас раздался душераздирающий вой.

Это стало для меня последней каплей. Не дожидаясь Сандра, я шагнула на мост и бросилась вперед, но, не сделав и с десяток шагов, остановилась. Толстые бревна внушали надежность и покой, но плещущаяся по обе стороны темнота заставляла ноги делаться непослушными и ватными. Хоть бы перила придумали!

– Чего замерла? Испугалась? – сильные руки Сандра коснулись моих плеч. Притянув к себе, он уверенно повел меня вперед. – Или захотела меня подождать?

– А если я просто захотела перевести дух? – Я посмотрела в его блестящие в полумраке глаза и неловко улыбнулась. Как странно он на меня действует! Позади крики, стоны, лязг и вой; мы над бездной в густом полумраке, а мой страх рассеялся, едва его горячие ладони коснулись меня. – Только не говори, что ты почувствовал мой страх!

– Ага, почувствовал. Мост вдруг начал трястись так, что я решил (от греха подальше) перевести тебя на ту сторону лично. Что-то у меня нет желания сегодня измерять глубину этой пропасти!

Я передернула плечами и втайне порадовалась, что он не убрал руку.

– Признайся, что ты сам очень испугался и решил перейти на ту сторону, держась за меня, потому что я могу летать!

– Время от времени? – Он покрепче прижал меня к себе. – Признаюсь!

Я улыбнулась.

Все будет хорошо!

Наши преследователи не прорвутся!

Мост скоро останется позади!

Небольшая, тускло освещенная догорающим факелом каменная площадка по ту сторону пропасти, приближалась с каждым шагом.

Главное – не смотреть вниз. В темноту.

И не прислушиваться к тому, что творилось позади.

Неожиданный грозный рокот заставил меня вздрогнуть. Сомнительная твердь под нашими ногами сделалась и вовсе иллюзорной. Мост противно задрожал. Где-то внизу послышалась дробь камней.

Крики ярости и боли заглушили гулкие удары, а в ответ им донесся полный бессильного бешенства вой. Забыв о предупреждении гнома, я оглянулась и замерла, не в силах отвести взгляд от увиденного: на площади вместо черного воинства металась крылатая тварь, а ее топтало и рубило каменным топором огромное, будто созданное из гигантских, пылающих валунов, существо. Кряжистой, широкоплечей фигурой оно напомнило мне краснобородого гнома.

Сандр вцепился мне в руку и торопливо потащил вперед.

И тут наступила тишина, такая, словно я оглохла.

Бесконечный мост внезапно закончился.

Почувствовав под ногами монолит камня, мы с Сандром, не сговариваясь, обернулись. Черной твари не было, пылающего великана тоже. По площади, волоча ногу, ходил рыжебородый гном и тыкал факелом в какие-то тюки. Они мгновенно вспыхивали, и с каждым новым тюком на той стороне пропасти становилось все светлее.

– Что он делает? – Я тронула за руку будто окаменевшего парня.

Сандр даже не взглянул на меня.

– Сжигает мертвых. Знаешь, как-то раз отец обмолвился, что драконы не ушли. Они якобы живут рядом с нами в царстве духов и, чтобы вновь почувствовать жизнь, иногда становятся Хранителями и слугами смертных, наделяя их неведомой магией и знаниями ушедшей расы. Мне кажется, одна из таких тварей вселилась в твоего отца и…

– Сжигает мертвых? – Я пропустила мимо ушей почти все, что он мне говорил, во все глаза разглядывая, как рядом с краснобородым на площадке открывается серое Зеркало перехода. В следующее мгновение оно разорвалось, выпуская еще одного черного дракона. – Значит, все стражники мертвы?! Их убила эта тварь?

– Может, и не все… – Он перевел на меня взгляд и передернул плечами. – Эта или другая…

– Но зачем все эти жертвы, если им нужна только я? Почему маги не догоняют нас?

– Смотри. – Сандр указал на краснобородого.

Неожиданно гном отбросил факел и стал стремительно расти. Его тело объял огонь, и вскоре я поняла, что снова вижу каменного гиганта. Дракон издал мерзкий визг и, раскрыв крылья, смешно прыгнул к нему, но вместо того, чтобы принять бой, пылающий великан устремился к мосту и стал рвать удерживающие его цепи.

Мы с Сандром развернулись и бросились к арке темнеющей у нас за спиной пещеры.

Глава 5

Сандр

Вот интересно, во что мы вляпались?

Я бросил на девчонку быстрый взгляд.

Мост остался далеко позади. Миновав арку пещеры, мы до изнеможения бежали по таившимся за ней узким коридорам, освещенным редкими факелами, сворачивая на перекрестках, сами не зная, куда. Преследующие нас жуткие рычаще-стучаще-воющие звуки уже давно смолкли, и нас подгоняли только наши шаги.

Наконец коридор круто пошел вниз.

– Больше не могу! – Айна остановилась и, тяжело дыша, опустилась на каменный пол. – И мне плевать, преследует нас кто-нибудь или мы убегаем от собственных страхов.

Она прислонилась спиной к стене и закрыла глаза. Скудный свет чадящего чуть поодаль факела только сгустил тени усталости, появившиеся на красивом лице моей спутницы. Я невольно помедлил, с жадностью разглядывая ее, и решительно произнес:

– Как бы тебе ни хотелось, но нам не стоит тут оставаться. Неизвестно, кто победил: каменный страж или черные твари… – Никакой реакции. Боги, как бы ее расшевелить? – Айна? А ничего, что я так, без почестей, называю твоего отца или может даже короля Сайруса? В облике драконов они все на одну морду… Гм… даже если погоня на время прекращена, я бы хотел поскорее добраться до Беркета и пообщаться с милейшим Рикасом ли Тукеном. Может быть, он расскажет мне что-нибудь о моем темном прошлом. Не знаю, как тебя, а меня терзает любопытство. Возможно, он и тебе поможет?

Ресницы девушки дрогнули. Не ответив, она только подняла на меня измученный взгляд. Чувствуя себя по меньшей мере изувером, я со вздохом опустился рядом.

Ладно. Несколько минут отдыха погоды не сделают…

Помедлив, я обнял ее худенькие плечи и притянул к себе. Она не возражала. Наоборот, доверчиво уткнулась мне в грудь. В сердце кольнуло нечто доселе неизведанное: острая жалость, желание уберечь ее от всего и… мечта быть нужным?

«Кто ты, случайно пришедшая ко мне в дом девушка-маг с таинственной силой? Зачем ты меня спасла? Зачем перевернула всю мою жизнь?»

– Я не знаю, Сандр! – словно отвечая на мои мысли, пробормотала она. Я услышал, как тяжелый вздох рвет ее легкие. – Я вообще ничего не знаю! Весь мой мир разрушен! Тот, кого я считала отцом, чуть не убил меня сегодня. Зачем? Ведь я – его единственная наследница! Я нужна ему! Живой!!!

– А если нет? – Я взял ее за подбородок, дождался, когда она посмотрит мне в глаза, и сказал. Заставил себя сказать: – Если ты ему НЕ нужна?

– Тогда зачем он меня ищет? – Айна отвела мою руку. Ее голосок стал звонче, уверенно отскакивая от каменных стен. – Зачем он обратился за помощью к королю и, не боясь отпора, пришел на земли враждебной расы, рискуя жизнями стольких людей?

– Людей? Ты о черном войске? Э-э… – Я помолчал, подбирая слова. – Рискну предположить, что не все они – люди. Думаю, это какая-то магия Хранителей.

– Хранителей? – Не переставая буравить меня взглядом, она недоуменно нахмурилась. – Что еще за Хранители?

– Ты разве не слышала, что я тебе говорил? – Я вздохнул. О чем я спрашивал? Конечно, не слышала. – Ладно, объясню еще раз. Вчера мой отец провел обряд, чтобы вызвать из мира духов дракона-Хранителя. Для меня. Но вместо этого к нам явилось подобное чудище. Черное. И затеяло драку с отцом. А потом началась гроза.

– Драку? – Девчонка задумчиво погладила камень под сапогом, помедлила, словно что-то вспоминая, и вдруг спросила: – Твой отец тоже стал драконом? Только огненным?

– Да. – Я удивленно вытаращился на Айну. – Откуда ты знаешь?

– Я видела их бой в небе. Сквозь тучи. Если честно, я даже подумала, что у меня разыгралось воображение… – Она коротко усмехнулась, чуть качнула головой и снова уставилась мне в глаза. – Но… ведь драконов нет? Они были изгнаны из нашего мира тысячи лет назад!

– Угу. В чем ты только что и убедилась.

Стараясь не встречаться с ней взглядом, я поднялся. Возможно, дракон, пришедший на вызов отца, был одним из тех, кто преследовал нас сегодня? Что ж, отца не вернешь… или все-таки можно попробовать? Узнать бы у кого-нибудь.

– Пойдем? – Я протянул девушке руку. Она робко сжала ее и послушно поднялась. – Ты, главное, не бойся. Выкрутимся.

– Надеюсь. – Она робко мне улыбнулась.

Я тут же заулыбался в ответ.

Как мальчишка!

Какие же светлые у нее глаза…

И какие должно быть мягкие губы…

Сглотнув, я нехотя отвел взгляд и пошел вперед, с необъяснимой нежностью слыша за собой ее мягкие шаги.

Вскоре коридор начал расширяться. Чаще стали попадаться ярко освещающие наш путь факелы, а серый камень пола сменили мраморные плиты.

– Скоро город. – Не замедляя шага, я посмотрел на спутницу. – Только не знаю, какой. На перекрестках попадались испещренные острыми рунами указатели, но я так и не научился понимать гномьи каракули.

– Ты так много знаешь о Подгорье. – Она заинтересованно взглянула на меня. – Откуда?

Я пожал плечами:

– В детстве меня сюда приводил отец, а потом… Потом перестал. Это произошло после одного случая.

– Какого? – Айна смотрела на меня, ожидая ответа, а я вдруг смутился и путано принялся объяснять:

– Мне кажется, ему приказали, чтобы я здесь не появлялся. Однажды. Высокий бородач. Он подарил мне одну странную безделушку.

– Какую? Магический артефакт? – Девчонка вдруг оживилась. Наверное, рассчитывала услышать какую-нибудь тайну.

Сожаление снова сдавило сердце. Я нахмурился.

– Не знаю. Да уже и не важно это… Все равно его подарок забрали ундины.

– Ты встречался с ундинами? И остался жив? – Девчонка навострила ушки. Я едва не выругался. Нет, ну что за дурацкая привычка слышать только то, что интересно ей?!

– А с чего я должен был умереть?

Она пожала плечами, смущенно потупилась и, сбиваясь, забормотала:

– Ну… говорят, они утаскивают на дно всех тех, с кем… кого… гм… ну всех, кроме женщин. Ну… всех мужчин. Так у нас в обители девчонки рассказывали.

– Верь больше своим девчонкам! – насмешливо хмыкнул я. – Меня они, наоборот, из омута на берег вытащили!

– А потом? – Айна пытливо прищурилась, и краснеть пришлось уже мне.

– А потом… меня спас отец.

– Вот видишь! – победно заявила она. – Значит, девчонки правы. Тебе просто повезло!

– Это как посмотреть! – не удержался я и прибавил шагу. Только глупых споров нам сейчас и не хватало!

Ответом мне стало презрительное фырканье.

Как дикая кошка, ей-богу! Нет… котенок дикой кошки.

Не сдержав улыбку, я миновал поворот и замедлил шаг. Путь преградили высокие двери поста, у которых что-то сосредоточенно потягивал из темной бутыли гном. Лысый череп был прикрыт сбитым набок кожаным шлемом, короткая русая бородка выглядела так, будто ее долго использовали вместо швабры, а кожаная куртка, видимо, заменяющая доспех, надета словно впопыхах, на светло-бежевую расстегнутую до пупа рубаху, заправленную в такие же штаны. Правда, на поясе висел боевой топор, но криво и ничуть не страшно.

Дежурил он, видимо, уже давно и довольно весело, поэтому, то ли от выпитого, то ли от усталости, мы были замечены им только тогда, когда Айна, обогнав меня, решила продемонстрировать свое благородное воспитание:

– Наше почтение, господин страж.

Гном икнул, с усилием сфокусировал на ней черные бусины глаз, потом посмотрел на меня и вяло удивился:

– Верзилы? Нашли время, когда прийти. Город закрыт! Ночь уже на дворе.

– Но двери открыты! – возразил я.

– Эт я вышел подышать свежим пещерным воздухом перед сном, – осклабился коротышка.

– Естественное желание… – Айна выразительно помахала перед носом, пытаясь развеять стойкий запах перегара, и решила подкупить его лестью: – А может, благородный страж, вы все же пропустите усталых путников в ваш милый город? Я наслышана, что он чрезвычайно красив, а… подгорники ведь гостеприимный народ?

Гном озадаченно стянул кожаный шлем и с наслаждением почесал лысый затылок.

– Честно? Чтой-то я не пойму, ты меня сейчас оскорбила или попыталась обмануть?

Девушка удивленно распахнула глаза:

– Что вы! И в мыслях… Я абсолютно искренна… Так меня воспитали.

– Угу. Из благородных, что ль? А чего в нашу глушь? Салим – город маленький. Особых достоинств, кроме тюрем и каторжных рудников, нет. Шли бы вы… в Дарин или Беркет.

– Дурень! Как им пройти в Дарин или в Беркет, не минуя Салим, если они пришли к нам по Салимскому тракту? – внезапно прозвучавший низкий густой голос заставил нас обернуться. Из ворот вышел еще один гном, с седой роскошной шевелюрой и такой же бородой, на удивление опрятно одетый в мышиного цвета костюм и блестящие сапоги. Видимо, он какое-то время незаметно стоял, вникая в наш содержательный разговор. А еще в отличие от первого подгорник на удивление был трезв.

– А… ну вообще-то да. – Горе-стражник натянул шлем задом наперед и отмахнулся. – Короче, Рикаш, сам решай. Вот тебе верзилы, а я пошел. И так за тебя тут целых четыре часа отстоял.

– Ты эти четыре часа эль пил! – уточнил тот, кого назвали Рикашем, стянул с пьянчуги шлем и кожаную куртку, заменяющую доспех. – И даже не заметил, что я куда-то отлучался.

Не ответив, тот запрокинул голову, одним глотком опустошил бутыль, затем так же молча снял с пояса топор, сунул его в руки сородича и, покачиваясь, исчез в воротах.

– Друг! – отвечая на наш немой вопрос, Рикаш проводил его взглядом и неспешно принялся натягивать доспех, затем на макушке устроился шлем, прижав раскошные кудри. Последним занял законное место топор. – У меня сегодня свадьба дочери, а выпало дежурство. Вот и попросил его за меня пару часиков постоять.

Он криво улыбнулся и смерил нас цепким взглядом.

– А вы кто и зачем явились в Салем?

– Мы с невестой, – я выступил вперед, – идем в Беркет. К сотнику Рикасу ли Тукену.

– Ли Тукены – достойный род. – В глазах стража тут же растаяли льдинки. – Все они были мастерами своего дела. Оружейники, кузнецы – они создавали волшебство, а не клинки. Жаль только, из их семьи почти никого не осталось… Хорошо. Проходите. Пройдете через Северные ворота и по Северному тракту дойдете прямиком до Беркета. Вот только к тому времени, как вы доберетесь до Северных ворот, они уже будут закрыты. Вам есть у кого остановиться?

Мы с Айной, не сговариваясь, покачали головой.

– Снимем комнату на постоялом дворе. – Я развернулся к воротам, показывая, что разговор окончен. Главное – попасть в город, а там что-нибудь придумаю! Но гном не отставал:

– Ха. Кто ж в городе каторжан будет строить постоялые дворы? Так, парочка трактиров с койко-местами.

– Значит, найдем, где переночевать.

– Вы можете переночевать в моем сарае. Дом найдете легко. Как войдете в город, по главной улице вниз, никуда не сворачивая. Он самый крайний будет у перекрестка. Сарай не закрыт. Бревнышко выпирает – увидите, поди. Удобства, конечно, не ахти, но стог сена имеется. – Он вдруг масляно мне подмигнул. Хвала богам, что нас окружал полумрак! Только бы Айна не заметила моих вспыхнувших щек. – А утром я приду, накормлю вас и выведу на тракт, ведущий в Беркет.

– Спасибо. – Я кивнул ухмыляющемуся стражу и, стараясь не смотреть на девчонку, первым шагнул в открытые ворота.

Айна

Никогда не была в городах Подгорья. И уж тем более не думала, что они так отличаются от людских городов. Нет, не домами. Дома в Подгорье не блистали новизной стиля – каменные, монументальные постройки в один-два этажа. Меня удивило освещение. Что-то с ним было не так… Над городом витала розоватая дымка, какую можно увидеть в закатный час. А может, это какой-то побочный эффект искусственного освещения? Яркие посверкивающие магические шары, которые были разрешены повсеместно и пользовались огромным спросом у состоятельных горожан, в Салеме тоже были задействованы. Их скопление находилось где-то над центром, убегая в самые отдаленные уголки города, разгоняя густой подгорный мрак тоненькими ниточками, рисующими невероятные узоры. Здесь, у ворот, находясь на возвышении, нам особенно стала видна мрачная красота Салема, города каторжан.

– Идите прямо и никуда не сворачивайте! – Густой бас гостеприимного стражника заставил нас очнуться.

Прямо?

Сандр нерешительно зашагал вперед, к сиявшему нежным желтоватым светом, порхающему в отдалении магическому светильнику. От него вдаль убегала вереница таких же светящихся в темноте бусинок.

Откуда-то доносились отзвуки залихватской песни и слышались оживленные голоса. Почему-то меня это успокоило.

Пройдя по широкой, но довольно короткой улице (домов десять), мы дошли до перекрестка и остановились.

– Интересно куда теперь? – Я огляделась.

– Если дом должен находиться у перекрестка, то, думаю, нам сюда. – Сандр кивнул на стоявший особняком довольно большой, по местным меркам, дом, окруженный высоким бревенчатым забором.

Мы подошли и даже немного помолчали, разглядывая возвышающуюся над нами махину.

– Видимо, стражник зажиточный горожанин, – наконец прервал Сандр затянувшееся молчание. – Древесина в Подгорье – роскошь и стоит не намного дешевле самоцветов.

– Интересно, а где тут вход? – Я коснулась гладкого, чуть теплого дерева. Толстенные бревна в два моих роста были пригнаны одно к другому так, что казались монолитом. – Как нам попасть в обещанный сарай? Может, постучать?

– Бесполезно. Будешь стучать до утра – никто не услышит. А если… – Сандр вдруг хитро прищурился и на мгновение закрыл глаза. Мне показалось, что возле его рук чуть сгустился, мерцая, воздух, а потом он легонько стукнул. Бревно загудело колоколом.

– Неплохо! – оценила я, когда через пару мгновений дерево перестало вибрировать и затихло. – Только эффекта – ноль.

– Ну, не может же быть, чтобы в таких хоромах никого не было? – Сандр озадаченно оглядел забор и часть возвышающегося над ним дома.

– Почему? Запросто! – утешила я. – Забыл? Хозяин говорил о свадьбе дочери. Наверняка все домочадцы пляшут где-то там.

Я махнула рукой в сторону ярко освещенного центра города, откуда доносились веселые звуки праздника.

– Только одного не пойму, почему свадьбу празднуют не здесь?

Сандр хмыкнул.

– Насколько я помню, подгорники всегда справляют свадьбы в доме, где будут жить молодые. Пойдем, погуляем вокруг усадьбы? Вдруг найдем черный ход? Помнишь, хозяин что-то говорил о бревнышке? – Он направился вдоль забора и, дойдя до угла, свернул.

За домом оказалась крошечная тропинка. Освещенная еще одним неярким магическим светильником, она уходила куда-то в темноту.

– Сандр, смотри. – Внезапно я заметила в заборе чуть выступающее бревно и вопросительно взглянула на парня. Он молча подошел и вдруг надавил на бревно так, что на руках вздулись вены. Что-то хрустнуло, и потайная дверь плавно отворилась, открыв нам пахнувшую свежим сеном темноту.

– Молодец, что заметила. – Сандр первым шагнул в обещанный сеновал.

Я постояла на пороге, слушая, как под ногами попутчика шуршит сено.

Ндаа… будет весело, если мы вскрыли чужой сарай! И спросить не у кого… Хоть бы мой неведомый помощник что-нибудь в ухо прошептал… Почему именно сейчас, когда нужна любая помощь – моя таинственная сила так предательски покинула меня?

Войдя в постройку, я огляделась.

Постепенно глаза привыкли к полумраку, разбавленному светом магического фонаря, льющегося сквозь незаметные снаружи, но довольно частые щели.

Не знаю, попали ли мы по назначению, но сено, стены, потолок и запирающаяся дверь в наше неспокойное время – главные удобства.

Сандр зря время не терял; заперев дверь, он решил поближе познакомиться с нашим пристанищем и был вознагражден. Оказывается, здесь имелась самая настоящая уборная и бочка, полная чистой, чуть пропахшей железом воды. Не иначе как стражник зарабатывает деньги, предлагая проходимцам вроде нас дешевый ночлег.

– Сеновал со всеми удобствами! В каком трактире у нас был бы ночлег лучше? – умиротворенно вздохнул Сандр, наконец устроившись на мягком сене.

– Может, и ни в каком, но в трактире мы были бы сытыми. – С ним, конечно, не поспоришь, не в каждом трактире найдешь воду в таком количестве, чтобы смыть с себя дорожную пыль, и тем более в Подгорье, но и от моей правоты никуда не денешься. Есть хотелось зверски, даже больше, чем спать. Сколько времени мы уже на ногах?

Я вздохнула, прислушиваясь к завывающему желудку, и принялась сооружать себе постель.

– Да. В этом с тобой легко согласиться. – Он рывком поднялся, вытащил из-за пазухи небольшой сверток и подошел ко мне. Развернув чистую тряпицу, он сунул мне в руки что-то мягкое. – Вот. Совсем забыл. Хлеб. Прихватил из дома.

– О! Спасибо! – Ухватив предложенный ломоть, я плюхнулась на сено и с наслаждением принялась жевать. – Мм! Да это самый вкусный хлеб на свете!

Сандр тихо усмехнулся и опустился рядом.

На некоторое время мы сосредоточились на ужине, но хлеб быстро закончился, даря ни с чем не сравнимое ощущение сытости. Глаза начали сонно слипаться.

– Айна… – вкрадчивый голос Сандра вырвал меня из уютной дремоты. – А все-таки, откуда в тебе эта «странная сила»? Как она появилась? Когда? Как вы общаетесь?

Глаза распахнулись сами собой.

Сердце тревожно забилось.

К чему эти вопросы?

Я помолчала.

Сандр тоже молчал, но даже в сумраке я чувствовала его цепкий взгляд.

В конце концов, я решилась.

Почему бы не рассказать о своей страшной тайне, не поведать о своих тревогах и страхах человеку, о существовании которого я до вчерашнего вечера даже не догадывалась! Ведь завтра, возможно, мы расстанемся навсегда…

– Мне кажется, я слышала этот голос с детства… Он помогал, объяснял, наставлял. Узнать о моей силе мне довелось гораздо позже, когда я, сама не ведая как, вобрала в себя огонь пожара и призвала дождь… – Перед глазами вновь встала пылающая конюшня, бьющиеся в панике животные и колючий, наблюдающий взгляд отца. Невольный вздох сорвался с губ, но я заставила себя улыбнуться и беззаботно закончить: – С тех пор я и оказалась запертой в обители.

Только мне не удалось одурачить Сандра наигранной беспечностью.

– В тот день твою силу заметил отец?

– Да. – Чтобы спастись от его взгляда, я взяла в пальцы сухую травинку и сосредоточенно стерла ее в пыль. – На следующий день он увез меня из дома. Его условия были просты: я должна жить в обители до тех пор, пока не понадоблюсь ему. – Еще одна травинка стала пылью. – И это волнует меня больше всего, Сандр! Зачем я ему понадобилась?

– Возможно, действительно, всему виной твоя сила. Если бы ты была обычным ребенком, твоя жизнь пошла бы совсем по другому руслу. Скажи… – Сандр набрал побольше воздуха и нерешительно произнес: – А ты хоть раз видела того… кто дает тебе силу, полеты и говорит с тобой?

Я нахмурилась.

Зачем он спрашивает? Что он знает?

Да, изредка я видела тень. Даже не тень – ветер, чуть сгустившийся воздух в виде странной небольшой крылатой фигурки. А когда, подчинившись совету этого «нечто», я разрешила поднимать себя в небо, то чувствовала шершавые жесткие пластины, на которых сидела, либо лапы, бережно обхватывающие мою талию.

Но как объяснить Сандру – что такое мой неведомый помощник?

Неожиданно пришедшая на ум мысль обожгла: а вдруг и у Сандра есть нечто подобное?

Я взглянула в его блестящие в темноте глаза, и… решительно мотнула головой:

– Нет. Не видела. – Я даже не услышала – догадалась, как он едва заметно вздохнул, и принялась торопливо оправдываться: – Мне кажется, я этот голос просто придумала! Чтобы легче объяснить самой себе происходящие со мной странности. Разве сила может быть «кем-то»? Разве она не дается нам с рождения? – И осеклась. – А что?

– Ничего. Просто кое о чем подумал. Так… глупости! – тоже чересчур поспешно отмахнулся он и сменил тему: – А твоя мать? Что с ней случилось?

Я помолчала, радуясь, что разговор о таинственной силе закончен.

– Не знаю. – Так уютно сидеть, прижавшись к нему плечом. – Моя кормилица говорила, что я очень на нее похожа. Когда мне было пять лет, я задала кормилице вопрос о том, что случилось с мамой. Она ответила, что та умерла, подарив мне жизнь, а после нянька всю ночь плакала. Я слышала ее всхлипы даже через стену… А отец как-то обмолвился, что мама умерла от болезни. Поэтому – скажу честно: я не знаю, что на самом деле с ней случилось. Кстати! Раз уж мы заговорили о родителях, не подскажешь, что могут означать слова того краснобородого гнома? Что за король Бьярд? Ведь до Сайруса правил его отец – король Джад.

– Шеркх его знает! – оживился Сандр. – Сам над этим голову ломаю, но вариант в голову приходит только один. Мой отец всю мою сознательную жизнь избегал По́лыни как огня. Возможно, он и есть тот самый король Бьярд? Возможно, в год моего рождения что-то произошло? Сайрус все это время считал его мертвым, а он скрывался в деревне?

От такого признания я даже уселась так, чтобы мне были видны его блестящие в полумраке глаза.

– Подожди! Если ты сын короля, который правил до Сайруса, значит, Сайрус – самозванец! Ты вправе вернуть себе корону!

– Ха! Отлично! – Он сунул в рот травину и несколько мгновений сосредоточенно ее жевал. После выплюнул и тихо рассмеялся. – И как ты себе это представляешь? Пойти войной на колдуна, держащего в страхе весь Адиран? Одному?

– Ну почему же сразу одному?

– Ох, прости! Забыл о тебе. – Сандр вдруг поднялся и принялся ходить, зло разбрасывая ногами сено. – Да! Вдвоем мы запросто укокошим и Сайруса, и всех его советников-драконов. Простой кузнец и магичка без силы! Они действительно умрут. От смеха! Когда увидят, кто пришел, чтобы отобрать корону. О чем ты говоришь? К тому же еще надо доказать, что я – сын короля!

– Ну… думаю, что свидетели найдутся и подтвердят твою принадлежность к королевскому роду. А пока они не нашлись, нужно самим расспросить про этого Бьярда. Если честно, я о нем даже не слышала. Хотя… Однажды в обители на уроках «истории Объединенного королевства» упоминалось о смутных днях, царивших до коронации Сайруса. Кажется, там говорилось, что последнего лжеправителя вместе с женой убили во время мятежа. Только имен не было. Не знаю, о нем ли речь.

– Вот видишь? Уже что-то не вяжется… – Сандр остановился в паре шагов от меня и буркнул: – Чтобы не сойти с ума от твоих догадок, предлагаю лечь спать.

Он зашуршал сеном, устраиваясь на ночлег, и вскоре все стихло.

Я обиженно хмыкнула. Подумаешь! Да он просто боится и поэтому не хочет замечать очевидное.

– Ты просто боишься того, что с тобой сейчас происходит! Боишься будущего! – Я посмотрела на него в ожидании возражения, спора, доказательств обратного… да чего угодно, только не тишины, снова делающей нас чужими…

Но Сандр промолчал.

Ну и ладно!

…Утро наступило внезапно.

– Шеркхово отродье эти люди! А ну, подъем! – Густой рык заставил меня испуганно распахнуть глаза и сесть, очумело жмурясь от яркого света, бьющего в глаза. Мгновение спустя я поняла, что смотрю на факел, зажатый в руке нашего вчерашнего благодетеля-стражника – жаль, не запомнила его имя. – Ну? Куда закопались? Все сено поистоптали! Как я им теперь буду моих коровок кормить?

– Сам на ночлег пустил, а теперь возмущается! – Рядом со мной из сена вынырнула взлохмаченная голова Сандра. – К тому же еще неизвестно, кто из нас «шеркхово отродье»! Мы уснули всего час назад, а ты нас уже будишь!

– Ну, во-первых, никто вам не виноват! Спать надо было, а не… А во-вторых, мы расстались около полусуток назад. Уже за полдень. Просто в Подгорье, да еще в сарае – время не разберешь.

– За полдень? – Сандр поднялся и принялся сосредоточенно обтряхивать от соломы одежду. – А чего сразу, как пришел, не разбудил?

– Вот. Бужу. – Гном стянул кожаный шлем и пригладил седые волосы. – Ежели куда опоздали – извиняй, да только поубавлю вам прыти. Не нужно вам выходить в город до ночи. Особенно твоей… невесте.

Он подмигнул мне.

Я от души зевнула, поднялась и встала рядом с Сандром, тоже пытаясь привести себя в порядок.

– А при чем тут я?

– А вот при чем! – Гном вытащил из кармана штанов тряпицу и бережно протянул ее мне, но Сандр успел первым. Выхватив холстину, он развернул ее, и я во все глаза уставилась на свой портрет. – Сегодня утром пришел отряд верзил и вежливо приказал мне развесить это по всему нашему городу. Тебя, красавица, я сразу признал, поэтому развешу завтра. Когда вы уйдете. Только в других городах вам нужно будет поостеречься! Мне-то на этих черномазых тьфу и растереть, но даже среди подгорников могут найтись подонки, готовые отдать даже первый найденный ими алмаз всего за тридцать тысяч проклятых золотых Сайруса.

– Тридцать тысяч?! – вырвалось одновременно у нас.

– Да за такие деньги нам обоим многие с огромным удовольствием отрежут головы! – От меня не укрылось, как Сандр, словно невзначай, охватил пальцами рукоять кинжала.

Не укрылось это и от нашего радушного хозяина.

– Ты, парень, не кипишись! Если бы я хотел вас сдать, то давно бы это сделал, а не ждал, пока выспитесь. Деньги, конечно, хорошие, но никогда не брал я подачек Сайруса и не буду! К тому же твоя девушка не должна попасть в По́лынь. Мастера пыток там творят чудеса и не с такими…

– С чего такая милость? – Сандр по-прежнему не отводил от него настороженного взгляда. Впрочем, руку убрал.

– О вас успел сообщить охранник Пропускного моста. Парнишкам удалось отбить натиск, но моста больше нет. Как, впрочем, и многих его защитников. Сообщение путаное, по эхо-почте… но кто знает, тот поймет.

Мы с Сандром переглянулись.

– Он сообщил о нас?

– А что именно?

– У нас нет времени для пустой болтовни! – Рык гнома заставил нас умолкнуть. Он смерил нас мрачным взглядом и холодно добавил: – Я поверю тебе, потому что тебе поверили мои земляки и отдали за эту веру жизнь. Потому что нашему миру нужен новый Хранитель Равновесия! Ты! Я помогу вам добраться до Беркета и научу, как найти Рикаса ли Тукена.

– Но я… – Сандр помедлил и вдруг вскинул подбородок. – Ладно. Помоги.

Гном прищурился.

– Зачем черным нужна девчонка? Только не надо петь, что она твоя невеста!

– Она – дочь главного советника короля Сайруса.

– Вот как? А чего в бегах? Или вправду женихаетесь?

– Да. – Мне надоел этот допрос. – Отцу не понравился мой выбор. Вот я и сбежала с ним.

Сандр вскинул на меня заинтересованный взгляд.

Я улыбнулась. Видимо, не ожидал от меня такой разговорчивости.

– А ты знаешь, почему ищут только тебя? – Угрюмое лицо гнома тоже на мгновение озарила улыбка. Темные бусины глаз с ехидцей уставились на меня. – Не надо, не отвечай! Я сам тебе скажу – почему! Дело в том, что о сыне короля Бьярда еще никто ничего не знает. Даже черный король! Вот об этом и подумал страж моста, прежде чем решился помочь вам и вызвать Каменного воина.

– А что такое этот Каменный воин? – не утерпела я.

– Защитник Подгорья. – Лицо стража вновь помрачнело. – Говорят, он – бог, создавший нас и защищающий свое царство и свой народ. Он может выбрать для своего воплощения любого, приходит в самый трудный час и дает победу, но в обмен забирает много жизней. Ладно, пойдемте в дом. Помните, как меня зовут-то?

– Рикаш, – кивнул Сандр.

Хозяин дома одобрительно прицокнул, подошел к дальней стене, легонько открыл в ней незаметную дверь и вышел в яркое, золотистое свечение, с легкостью разогнавшее полумрак сеновала.

Я подслеповато поморгала.

Интересно, что это за свет? Магический фонарь?

– Сандр, а…

– Ничего не спрашивай! – довольно резко оборвал он меня и вышел вслед за гномом. До меня донеслось: – Сам ни шеркха не понимаю.

Глава 6

Сандр

Сеновал, полный волнующих снов и будоражащих кровь признаний, остался позади, а нас встретил самый настоящий солнечный свет. Я сталкивался с этим чудом и раньше, когда наведывался в Подгорье с отцом, но, если честно, до сих пор не понимаю: откуда шло свечение? Над нами, так же как над всем городом, по-прежнему темнел каменный купол.

Дверь бесшумно закрылась за нами, едва мы вышли.

– Чавку-то закрой! – насмешливо фыркнул гном, истолковав по-своему мой ошеломленный взгляд. – Не больно-то богатое у меня имение. Дочери в приданое почти всю животину отдал.

Мы с Айной украдкой переглянулись и направились вслед за хозяином. Оказалось, сразу за сеновалом располагался скотный двор, где скучали пять маленьких длинношерстных коров, а чуть дальше примостился птичник. Нежась на золотистом песке, там наслаждались солнечными лучами десятки серых бескрылых кур. Заметив чужаков, эти «милые» птички подняли такой гвалт, что я невольно зажал уши.

– Впору переименовать этих кур в сторожевых! – Айна поморщилась, поглядывая на суетливых и абсолютно безмозглых созданий. Вопя, они носились по птичнику, натыкались друг на друга и орали, орали, орали до хрипоты.

– А почему нет? – Я улыбнулся. – Говорят, в Эльфириане есть беговые куры, так почему бы в Подгорье не водиться сторожевым? Эти птицы своими воплями запугают до смерти любого. Осталось только научить их подкрадываться к жертве, клеваться и ходить на поводке.

Посмеиваясь, мы прибавили шагу и вышли к беседке, созданной из четырех карликовых деревьев, увитых душистым плющом так густо, что я с трудом заметил внутри ее скамью и маленький стол.

– Как красиво! – оценила Айна, заглядывая в изумрудный полумрак. – Я даже представить не могла, что под землей может быть так красиво и… так светло!

– О! У нас здесь целая система подачи отраженного света, – обернулся Рикаш. – Над городами на вершинах гор стоят зеркальные полусферы, которые подают отраженный свет на зеркала, установленные в специальных расщелинах, а те, в свою очередь, посылают лучи внутрь горы на комплекс скрытых там полусфер… ну и так далее. Удивлена? Могу поспорить что ты, так же как многие верзилы, считала, что гномы копошатся где-то под землей, точно слепые кроты?

– Да нет, но… – Айна смутилась и поспешно сменила тему: – Беседка очень красивая!

Я усмехнулся, но промолчал. Ясен пень – считала! Все так считают, пока не попадут в Подгорье. Недомерки для многих сильных мира сего даже не раса. А само Подгорье – лишь место ссылки каторжан и добычи самоцветов.

Рикаш бросил на меня понимающий взгляд, но великодушно подыграл девчонке:

– Беседка-то? Да-а… красивая… Я посадил эти деревья почти двадцать лет назад, когда родилась моя младшая дочь. Сейчас она ушла жить в дом мужа, а эта беседка и впредь будет напоминать мне о прожитых ею годах в моем доме.

– Наверное, здорово так любить свою дочь. – Голос Айны подозрительно дрогнул.

– Да. – Гном помедлил, развернулся и направился к дому.

Я тоже прибавил шаг, не желая становиться свидетелем женских слез. Что тут сказать – не повезло ей с отцом. Перед глазами встали преследующие нас драконы, вновь оживляя мучающие меня вопросы. Если одна из этих тварей – отец Айны, для чего он ищет дочь? Чтобы вернуть в обитель? Тогда зачем покушался на ее жизнь? В лесу, перед вратами Подгорья, нас только чудо уберегло от мгновенной смерти. А проходной мост? Драконы будто рвались к нам! Не упустить! Сбросить в пропасть! Можно предположить, что смерти ей желает не отец? Тогда кто? Король Сайрус? Но зачем властителю Объединенного королевства жизнь этой девчонки?

Хозяин тем временем поднялся по двум ступеням на крыльцо и остановился у массивной двери.

– А вообще можете жить здесь сколько угодно. Слуг у меня нет. – Побренчав ключами, он торжественно распахнул ее перед нами. – Входите.

Рикаш скрылся в доме и до меня донесся его голос:

– Только сестра, от нечего делать, иногда приходит ко мне прибраться и приготовить еду на неделю.

Я обернулся, поджидая Айну. Она шла, внимательно разглядывая под ногами посыпанную разноцветными камушками дорожку. Почувствовав мой взгляд, девушка подняла глаза, и ее щеки залил румянец. Несколько мгновений Айна смотрела на меня, затем смущенно потупилась и первой прошмыгнула в дом.

Непривычная нежность вновь кольнула сердце. Неужели я стал для нее не просто попутчиком?

Одним шагом перемахнув ступеньки, я миновал просторную прихожую, недлинный коридор с несколькими запертыми дверями и остановился позади Айны. Она изваянием застыла на пороге просторного зала, с удивлением разглядывая его убранство.

Впрочем, тут было чему удивиться. Вместо ожидаемой роскоши – грубо сколоченные лавки, длинный стол да пара табуретов, но при этом на полу две серебристые шкуры гигантских медведей, которые стоили на торгах в Пограничье очень недешево, на стенах искусные гобелены, но больше всего мое внимание привлек вырезанный из цельного куска мрамора камин. Приготовленные, лежавшие возле него на полу поленья только и ждали, чтобы вспыхнуть веселым пламенем.

Легонько подтолкнув Айну, я вошел следом.

– Не обращайте внимания, – махнул рукой гном, заметив наши удивленные взгляды. Подойдя к большому окну, он раздвинул шторы, впуская в зал солнечный свет. – Часть мебели ушла на приданое. Мне одному и этого хватает, а помру, дом отойдет сестрице за то, что приглядывает за порядком да меня не бросает.

– И все же эта вынужденная простота не скрывает вашего достатка. – Айна присела на корточки у шкуры и погладила ее серебристый мех.

– Бывшего достатка, – поправил ее Рикаш. – Я долгое время был управляющим этого города. Потом меня сместили, я купил себе рудник и пару сотен каторжан, но проигрался в байдягу и стал простым охранником.

– А разве каторжников можно купить? – Айна, как всегда, слышала только то, что было интересно ей. – Это же… просто осужденные. Не рабы.

– В этом ты ошибаешься. Каторжными Подгорья редко оказываются гномы. В основном это верзилы, желтоглазики или зверолюди. – Рикаш прошел к камину, подхватил несколько поленьев, и вскоре угрюмую комнату озарило радостное пламя. – Почти все они угодили в плен с мест сражений, и для нас они именно рабы. Впрочем, нередко то или иное государство шлет запрос, и тогда наш город (разумеется, если тот пленный, которым интересуются, жив) за определенную плату (в зависимости от значимости пленного) передает его заинтересованной стороне.

– И чем тогда вы отличаетесь от короля Сайруса? – Айна прошла к стоявшей у стола лавке и села, поглядывая на гнома.

– А тем! – Он бросил последнее полено в камин и подошел к столу, но садиться не стал. Оперся кулаками о столешницу и прищурился, зло выговаривая девчонке: – Гномы никогда и никого не подчиняют первыми. Не завоевывают! Все это начали верзилы и те, кто к ним примкнул. Это верзилы создали колонию, которую сейчас все называют Объединенным королевством. Это верзилы заставили многих из нас забыть свои корни и, заманив мнимой свободой, превратили в рабов. Но в отличие от каторжан нас некому выкупать!

– Но ведь Объединенное королевство было и раньше. До правления Сайруса, – холодно возразил я.

Все это время я, помалкивая, стоял позади Айны, пока не пришла пора вступиться. Уж больно подгорник разошелся, обвиняя во всем людей.

– Ты прав. – Рикаш перевел мрачный взгляд на меня. – Объединенным королевством когда-то назывались все земли Адирана, потому что его создавали все великие расы: люди, гномы, перевертыши и эльфиры. Ибо только так можно было остановить затяжную, мучающую Адиран войну. И назвали великую страну – Объединенным королевством Мира. Первым правителем в нем, а именно Хранителем Равновесия стал, насколько я помню, эльфир. Затем, спустя какое-то время, это почетное место занял перевертыш, потом гном. Были и люди, но только при правлении короля Джада Объединенное королевство достигло процветания. Оберегаемый мудрым драконом-Хранителем, он бессменно правил почти двести лет, пока боги не подарили ему двух сыновей. Близнецов… После скоропостижной смерти Джада Хранителем Равновесия стал его сын. Бьярд. Но его правление длилось недолго. Мы до сих пор не знаем, что произошло. Однажды началось восстание, Бьярд исчез, а через месяц Сайрус сообщил, что «выбор Ушедших пал на него». Это значит, драконы его выбрали. Ну а дальше пошло-поехало! Советники, помогавшие Джаду и Бьярду, очень быстро сменились другими. Поднялись налоги, особенно для союзных государств. Многим это не понравилось. Стали вспыхивать мятежи, набеги на приграничные селения верзил. В конце концов, Объединенным королевством стали считать только земли, принадлежавшие вам, людям. – Рикаш вздохнул и грузно опустился на лавку. – Я не верил в то, о чем шептался весь Мир. Да и кто бы поверил, будто однажды брат, любящий и любимый, решится убить своего единоутробного брата и короля?

– Значит, это Сайрус убил Бьярда?! – зазвенел азартом голосок Айны. Я даже украдкой залюбовался ею: глаза горят, щеки раскраснелись.

– Не знаю, а врать не хочу. – Гном сосредоточенно поколупал ногтем стол. – Многие шепчутся об этом. А еще многие верят, что наступит час, и придет новый Хранитель Равновесия. Но все только шепчутся и ждут. Никто не рискнет бросить вызов Сайрусу. Уж очень сильна магия черного колдуна и огромна его армия. Говорят, что его войско – из мира духов… Да еще эти страшные твари у него в подчинении… Я ни разу не видел драконов, но те, кто владеет магией Ушедших, считают, что это они и есть.

– А почему Сайруса зовут черным колдуном? – Кажется, Айна решила выпытать у гнома все. – Это из-за цвета брони его воинства?

Рикаш усмехнулся, поднялся.

– Скорее из-за цвета его души. Девочка, я – старик, которому далеко до тайн этого Мира, поэтому, о чем знаю – скажу, но придумывать не стану.

Тяжело шаркая, он вышел из комнаты. Его не было несколько мгновений, затем он вернулся, неся в одной руке корзину, а в другой – небольшую, темную бутыль. Подойдя к столу, Рикаш принялся доставать из корзины куски вареного мяса, ароматные хлебцы и головку козьего сыра.

– Зашел к дочери, взял с праздничного стола гостинцев.

Когда содержимое корзины переместилось на стол, он поставил ее на пол, сел на лавку, вырвал зубами пробку из бутылки и, прежде чем надолго припасть к горлышку, посоветовал:

– Угощайтесь, гости дорогие.

Меня не надо было упрашивать. Устроившись за столом рядом с гостеприимным хозяином, я достал из-за пояса кинжал и принялся нарезать тонкими ломтями мясо и хлеб. Девчонка тоже не стала дожидаться особого приглашения и, начиная трапезу, вежливо протянула хозяину дома ломоть ржаного хлеба с мясом, но он, не отрываясь от бутылки, только коротко мотнул головой. Наконец, когда питья осталось чуть меньше половины, он оторвался и несвязно пробормотал:

– Тяжелый вчера выдался день. Радость и горе идут вместе. Так угодно богам.

– Покушайте. – Айна вновь сделала попытку его накормить, но он вновь качнул головой.

– За мертвых только пьют. Это радость заедают. Я поминаю погибших у Проходного моста парней, а вы ешьте. Сил набирайтесь. Потому как, ежели ты, мальчик, хочешь отомстить за отца своего, без силы да ума к Сайрусу и соваться не смей!

– Да пока не очень-то и хочется! – пробормотал я, с наслаждением ощущая, что от нескольких ломтей мяса унялась сосущая резь в желудке и мысли настроились на благостный лад. – Мне бы сначала Рикаса ли Тукена повидать да узнать все про его брата.

– Во! – В затуманенных питьем и бессонной ночью глазах радушного хозяина мелькнул интерес. – А зачем ты его ищешь?

– Да так… – Я смутился. Ну кто меня дернул сейчас за язык? – Отец посылочку ему велел передать.

– Посылочку? Отец? Так. Погоди. Тебе сколько лет-то?

– Все мои. – Сделав вид, что заинтересован кинжалом, я украдкой бросил взгляд на гнома.

Сидит. Хмурится. Словно раздумывает о чем-то.

– Стало быть, около восемнадцати-девятнадцати будет? Значит, народился ты у него в год перед исчезновением? Внебрачный, что ль? Не слышал я, чтобы у королевы Дины был наследник.

– Королевы Дины? – Айна даже перестала жевать. – Королева Дина – жена короля Бьярда?

– Ага. Она самая. Была. Вместе они и сгинули.

– Да я… я же… я для того и пришла к тебе! – Девчонка уставилась на меня, словно увидела привидение. – Сон! Я же видела ее… И тебя… видела! Значит, я должна была к тебе прийти! Все, что произошло с нами, кем-то предрешено! Я должна была рассказать мой сон именно тебе! Чтобы ты понял, кто ты есть и каков твой путь!

– Так. Тихо! Замолчи!!! – Не выдержав потока ее слов, Рикаш треснул кулаком по столу так, что бутылка подпрыгнула и упала бы на пол, но приземлиться на плиты я ей не дал. Буркнул привычное заклинание отмены, и бутылка послушно взлетела на стол, где она до этого и стояла. До сих пор благодарен отцу за то, что научил меня этому фокусу. К слову сказать, из разряда бытовой магии и до неприличия простого в применении. Много посуды сохранилось в целости… Гном крякнул, внимательно оглядел бутыль, даже потрогал ее. – Ух ты! Большинству, в наш век запрета магии, такое и не снилось.

– Меня обучил отец. Немногому. В основном его заклинания делали мою сталь прочнее и награждали готовые клинки тайными свойствами. Он учил меня быть оружейником, а не магом.

– Твой отец?! Тебя учил отец?! Но… почему? Как? Он жив? Он что, добровольно отдал трон спятившему братцу и сбежал вместе с тобой? Но почему он бездействует? Неужели он не видит, во что Сайрус превратил весь Адиран? – Казалось, гном даже протрезвел.

– Я ничего не знал о его прошлом! Даже не знал, что он – король Бьярд! – Я выдержал взгляд гнома и тихо пробормотал: – А теперь и не узнаю – вчера он ушел в мир духов.

– А твоя мать? Королева… она жива?

– Вот я же и говорю! – улучила момент Айна и затараторила: – Сон! Я же видела! Каждую ночь видела, как погибнет королева! Сейчас расскажу: воин в черном убивает похожего на него мужчину. На балконе женщина. В руках сверток с младенцем. Убийца приказывает отдать ему ребенка, но в ответ на это она прыгает вниз.

– А при чем тут твой сон и моя мать? – Мне вдруг нестерпимо захотелось подержаться за голову. – Отец сказал, что она умерла вскоре после моего рождения. Ее могила находится за нашим домом… Точнее, за тем, что от него сейчас осталось…

– Не веришь? – тут же вскинулась девчонка. – Королеву Дину спас огненный дракон! И, наверное, перенес подальше от По́лыни. Но… если тебя воспитывал Бьярд, тогда кого убил на башне тот… другой?

– Не знаю, какую тайну вы двое скрываете, но очень хочу, чтобы в этом мире все вновь вернулось на круги гармонии и равновесия. – Гном икнул и, поболтав бутылкой, влил ее содержимое в себя. – Во! Заодно пойду-ка и я, добьюсь гармонии и равновесия в своей душе.

Он поднялся и сладко зевнул.

– Это у подгорников означает «спать»? – Я усмехнулся.

– Ага. Пообщаюсь с подушкой, а после, на трезвую голову, все и обсудим. – Покачиваясь, он доковылял до двери, распахнул ее и, не оборачиваясь, приказал: – А вы пока обмозгуйте, как сделать так, чтобы ты, красавица, к завтрашнему утру сама на себя была не похожа! Не хочется мне, девонька, чтобы тебя нашли эти… Черные…

Айна

За хозяином захлопнулась дверь. Мы с Сандром долго безмолвствовали. Наконец, я первой осмелилась нарушить молчание:

– Ладно. Забудь. Действительно, почему все вдруг решили, что ты королевский сын? Кстати, а как звали твоего отца?

– Все звали его Лимаром.

– Угу. А как имя твоей матери?

На этот раз Сандр помедлил с ответом:

– Динара.

– Тебе отец сказал?

– Нет. Он вообще старался не говорить со мною о ней. Это имя было вырезано на могильной плите. Я… любил сидеть рядом, когда был маленьким.

– Динара… Дина… А ведь действительно вполне возможно, что ты ребенок из моего сна! И я зачем-то должна была тебя встретить! Иначе, почему мой ночной кошмар после нашей встречи больше не потревожил меня ни разу?

Он отмахнулся:

– Забудь. Время покажет. Давай лучше воспользуемся советом хозяина и попытаемся изменить тебя до неузнаваемости, но… Проблема первая – никакие бани и цирюльни не станут обслуживать тебя бесплатно. И проблема вторая – где взять деньги? Кстати, неплохо было бы прикупить еды и еще сменной одежды, а то мы даже на бродяг уже не тянем. Скорее на погорельцев.

– Нда, не отказалась бы переодеться. – Я оглядела свои закопченные, местами рваные рубашку и штаны, вытащила застрявшую в ткани соломинку. – А в Подгорье продают одежду, сшитую на людей?

– Я знаю, где в Подгорье торгуют оружием. Наверное, там же можно купить и прочие товары. – Сандр встал, обтер лезвие кинжала о согнутую в локте руку и отточенным движением вернул его в ножны. – Но… сначала нужно раздобыть деньги.

– И что ты предлагаешь? – Я поднялась следом.

– Не знаю. Пойду, пройдусь по городу. Может, что-нибудь и придумаю.

– А я?

– А ты побудь здесь. Обещаю долго не задерживаться. – Не глядя на меня, Сандр одернул рубашку, поправляя хранимый за пазухой сверток.

– Нет! – Я подошла к нему и заглянула в глаза. – Я пойду с тобой.

– Но тебе нельзя появляться в городе! Тебя же ищут! – Он нахмурился, но взгляда не отвел.

– Пока меня никто не ищет. Рикаш только завтра развесит мой портрет. Забыл?

Сандр помолчал, задумчиво взял мою косу, чуть погладил подушечками пальцев волосы и вдруг выхватил кинжал. Я замерла от неожиданности, а в следующее мгновение коса упала к моим ногам. Еще один взмах острого лезвия, и вторая коса оказалась на каменном полу.

– Извини. – Он виновато улыбнулся, пряча клинок. – Цирюльник из меня никакой, но теперь ты стала похожа на мальчишку. Уже что-то.

Я осторожно коснулась коротких, щекочущих шею волос и помотала головой, наслаждаясь непривычной легкостью. Уж не знаю, кто придумал, что женщинам можно стричь волосы только после замужества, но мне определенно понравилась моя новая прическа.

– Теперь отец решит, что я опорочила наш род, и точно меня убьет!

– Мне кажется, он с удовольствием сделал бы это, даже сохрани ты свои прекрасные волосы. – Сандр наклонился и поднял с пола косы, казавшиеся теперь мертвыми змеями. Легкое шевеление губ, и они вспыхнули желтым пламенем у него в руках. – Теперь тебе надо придумать новое имя. Может… Нарим? Или Фазух?

От неожиданности я усмехнулась:

– И какой народ, по-твоему, может носить подобные имена?

– Да любой! – Он отряхнул покрывавший ладонь белый пепел, и тот, кружась, истаял в воздухе. – В детстве у меня были знакомые с такими именами. В Пограничье. Перевертыши из рода Серебряных Волков. Знаешь, я…

– Не знаю и знать не желаю! Это ж надо было придумать такое! Я – похожа на оборотня?

– Нуу… Если не присматриваться… – Сандр озадаченно почесал подбородок. – Заклинания по изменению внешности я, к сожалению, не изучал.

– Да я бы тебе и не доверилась! – Я возмущенно фыркнула и направилась к двери. – Иначе ты бы из меня сделал какого-нибудь орка. Или тролля!

– Вообще-то их не существует. – Сандр ухмыльнулся и направился за мной. – Но если постараться… Из тебя наверняка получился бы о-очень красивый, светловолосый троллик.

– Сам ты… – У двери я развернулась, наткнулась на его странный тяжелый взгляд и, не договорив, выскочила во двор.

– И все-таки? Каким именем ты бы назвалась? – Мгновение спустя он, улыбаясь, уже шагал рядом.

– Может быть, Дин? – Я посмотрела на Сандра. – Производное от Дины или Динары? В обители у меня была подруга с таким именем…

– Ха, и чем это имя отличается от тех, что предложил я?

– Тем, что его вполне мог бы носить и человек.

– Твое право. Дин… – Сандр словно попробовал имя на вкус и, обогнав меня, решительно направился к сеновалу. К моему удивлению, теперь питомицы нашего хозяина не обратили на нас никакого внимания, нежась под закатными лучами, окрашивающими золотистым багрянцем даже серое оперение кур. – Пройдем через черный ход. Кстати, возьми… – Он протянул мне какой-то темный сверток.

– Что это? – Я машинально его развернула и уставилась на широкий, длинный жилет, который еще полчаса назад видела на нашем хозяине. – Зачем ты его взял?

– Может, короткие волосы и сделали тебя похожей на веснушчатого мальчишку, но вот твои формы…

– Не нравится, не смотри! – буркнула я, чувствуя, как запылали уши, и, помедлив, все же натянула предложенную вещь.

– Дело не во мне, Айна… – Сандр широко улыбнулся. – А вдруг их заметит кто-то еще? Кстати, тебе идет!

– Идет? – Я старательно себя оглядела и возмущенно напустилась на ухмыляющегося парня: – Да этот жилет на несколько размеров больше!

– Это даже хорошо! Все увидят в тебе нищего мальчишку, надевшего обноски с чужого плеча. – Сандр распахнул дверь сарая, скользнул в полумрак, и до меня донеслось: – Давай представим, что ты мой брат? Вот только… ущербный от природы.

– Это как? – Я шагнула за ним.

– Немой.

– Что? Немой?! В смысле неговорящий?

– Да. А что тебя удивляет? Это простая предосторожность. Для парня твой голос звучит довольно необычно. – Он захлопнул дверь, оставляя нас наедине с густым сумраком, но сегодня темнота мне не мешала. Я огляделась. Так и есть! Сарай был пронизан привычной с детства сиреневой дымкой. Неужели моя сила вернулась?!

– А что, если я буду изображать подростка? Или в подростковом возрасте у мальчишек не может быть такого голоса?

– Нет.

Угу. Коротко и ясно.

– А…

– А на ребенка ты не тянешь. Слишком высокая.

– Я знаю, чего ты добиваешься! – Я замешкалась, пытаясь отряхнуть с сапог путающее ноги сено.

– И чего же, госпожа ясновидящая? – Сандр уверенно направился к входной двери, оставив в качестве мишени моим возмущенным взглядам лишь крепкую, широкую спину. Хоть я и не видела его лица, но была уверена, что он улыбается.

– Ты хочешь, чтобы я осталась тут! – Справившись с сеном, я бросилась его догонять. Он обернулся, и я поняла, что была права, представляя его самодовольную улыбку.

– В сарае? Ну что ты! Может, лучше подождешь меня дома?

– Ах ты… – Я хотела высказать все, что думаю о таком «заботливом» попутчике, но неожиданно поняла, что не могу сделать и шага, и… рухнула в его объятия. Шеркхово сено! – Отпусти меня!

– Да я и не держу.

– А что твои руки делают у меня на талии?

– Это рефлекс.

Я раскидала ногами траву и наконец отстранилась от зубоскалящего парня.

– Тогда держи свой «рефлекс» от меня подальше, пока… – Я замерла, во все глаза, разглядывая окружившее его багровое сияние. – Пока я…

– Пока ты в меня не влюбилась?

– Ты весь в огне!

– Ну… не то чтобы… но… – Он перестал улыбаться и шагнул ко мне, пытаясь снова стиснуть в объятиях, но я отшатнулась, изумленно разглядывая взметнувшиеся над ним огненные крылья.

– Дурень! Ты действительно горишь!

Сандр недоуменно завертел головой, крутанулся на месте и замер, разглядывая вспыхнувшую призрачным пламенем ладонь.

– Ээ… И вправду горю. – Он поднял на меня изумленные глаза. – Что со мной?

– Не знаю!!! – Не отводя от него взгляда, я вдруг почувствовала знакомую легкость и невероятное могущество, которые появлялись всегда, когда… возвращался мой неведомый помощник! А если такой же помощник есть и у Сандра?

Я мысленно потянулась к ошарашенному парню, пытаясь уловить природу охватившего его огня, и вдруг отчетливо услышала голоса:

«Опасность! Род Огненного Ветра! Беги, Айна!»

«Рисар, я тебя умоляю! Ты слишком молод, чтобы спасти свою хранимую, если ее вдруг захочет уничтожить кто-то из клана Огненного Ветра!»

«А разве ты не последний из этих огненных психов?»

«Гм… теперь последний, но это не дает тебе права так отзываться о своем повелителе!»

«Значит… вызовешь на битву?»

«Тебя? Ты себе льстишь! Я даже готов простить, что ты самовольно выбрал себе хранимую и сбежал. И вообще, я пришел, чтобы предложить тебе содружество. Так уж получилось, что, только объединившись, мы сможем достичь того, чего жаждут все Стихии!»

Сандр вдруг схватился за голову и простонал.

– Ты слышишь?

Я кивнула.

– Да! Судя по всему, мою силу зовут Рисар, и это ему принадлежит чуть присвистывающий голосок?

«Ой, совсем забыл о том, что твоя избранница слышит тебя с момента рождения!»

«По твоей вине она узнала мое имя раньше положенного срока! Если Судьи вызовут меня из-за этого в Крепость…»

«Не вызовут. Уж поверь!»

«Кстати, твой избранный тоже знает твое имя? И слышит тебя?»

«Гм, если честно – сам в шоке! Давай-ка покинем их ненадолго? Рано им еще такое…»

«Согласен. Знаю я тут неподалеку одно тихое местечко…»

Голоса стали удаляться, пока не исчезли совсем. Сандр еще немного постоял, прислушиваясь, и перевел на меня ошалевший взгляд.

– Что это было?

– Я привыкла считать это – силой. – Я тоже прислушалась, но голоса исчезли, словно и не были. Исчезло окружавшее Сандра свечение. Исчезла сиреневая дымка, и сарай вновь погрузился в обычный полумрак. – Только голос второго мне незнаком.

– Сила твоя и… сила моя… За Зу… – Он нахмурился, постоял, озираясь, словно чего-то искал, затем подошел к двери, толкнул ее и оказался на улице. – Ты идешь?

Я выбралась за ним в залитый малиновыми лучами закатного солнца город.

– Ты знаешь того, кому принадлежал тот, другой голос?

– Нет, – слишком поспешно бросил Сандр и, как ни в чем не бывало, сменил тему: – Вечер. Прогуляемся?

– С удовольствием. – Я холодно улыбнулась и запахнула жилет. Я буду не я, если не узнаю то, что ты от меня скрываешь! – Куда пойдем?

Сандр пожал плечами.

– Куда-нибудь. – Смерив меня взглядом с головы до ног, одним движением взлохматил мне волосы и направился вверх по улице, туда, где уже загорались яркие точки фонарей, бросив: – Не отставай, братишка.

Глава 7

Сандр

Какое-то время мы шли молча. Из головы не шел странный диалог, неожиданно возникший в голове. За Зу… Неужели то, что мне приснилось в ночь пожара, – правда? В отца, приходившего ко мне во сне и отдавшего кинжалы, я уже поверил. Теперь на очереди привидевшийся мне тогда ярко-красный дракончик. За Зу… Неужели он существует? А если это так, тогда с кем он говорил?

Я бросил украдкой взгляд на шагающую рядом девчонку. Губы плотно сжаты, лоб нахмурен, глаза решительно глядят куда-то, в только ей ведомые дали.

Значит, я прав, и мистическая сила Айны – тоже дракон! Тогда можно объяснить и ее полеты, и магию. Но тут же возникает вопрос: как может маг, которому подчиняется один из Ушедших, не знать о своем Хранителе? Как можно использовать магию дракона и не понимать этого? Или… она все знает и солгала мне? Но зачем? Что она от меня скрывает?

Айна покосилась на меня, видимо, почувствовав мой взгляд. Я отвел глаза, но не сразу. Пусть понервничает, думая, что я что-то знаю или о чем-то догадываюсь. Пусть!

Но ее реакция, последовавшая за этим, меня удивила.

– Сандр… – Она робко коснулась пальчиками моей руки.

– Мм? – Я вновь посмотрел на нее.

– Пожалуйста, береги себя. – Айна смело встретила мой взгляд и улыбнулась. – Ладно?

– Ладно. – Я серьезно кивнул и указал на большой плакат, на котором были изображены два широкоплечих гнома со скрещенными молотами. Внизу плаката привлекала взгляд множеством нулей довольно большая сумма, а деревянная стрелка указывала на место, где ее можно получить. – Смотри. А вот и деньги.

Айна проследила за моей рукой и нервно поежилась.

– Это та ужасная игра на деревянных топорах?

– Ага. Что-то в этом духе я и искал. – Я подошел поближе и, изучив, куда показывала стрелка, направился в сторону здоровенного каменного дома. Он стоял в окружении нескольких лавок и двух трактиров, и был самым большим на открывшейся нам небольшой площади. – Когда мы с отцом приезжали в Подгорье, он как-то раз привел меня на такие бои. Их суть в том, чтобы без какой-либо подготовки и магии победить более опытного противника. В ход идет все: сила, ловкость и даже хитрость и коварство.

– Мне это не нравится! – Айна вдруг вцепилась мне в рукав. – Скажи, ты ведь туда не пойдешь, правда? Сандр, ну можно же как-то по-другому заработать деньги!

– Например?

– Попросить в долг у нашего хозяина… – В голосе Айны мелькнула надежда.

– Во-первых. – Я решительно стряхнул ее руку. Попросить?! Еще чего не хватало! – Он и так сегодня намекнул на свое плачевное положение. А во-вторых, не забывай: ты – мой младший брат, который не умеет разговаривать! Помалкивай, Айна! На нас и так поглядывают во-о-он те зеваки. – Я указал глазами на толпившихся у входа подгорников.

Несколько долгих секунд она молча смотрела на меня.

– Немой брат? Ладно. Договорились!

Вздернув носик, она направилась прямиком к дому.

Обиделась… Ну и пусть! Будет время подумать.

Я проводил ее взглядом. Если она и похожа на мальчишку, то на очень красивого.

Сердце тревожно екнуло.

Зря я позволил ей пойти со мной. Ох, зря!

– Верзилы! Куда прете? А заплатить? – Возле дома нам перегородил дорогу низкорослый гном в такой широкополой шляпе, что из-под нее был виден только кончик его мясистого носа и черная окладистая борода.

Айна растерянно оглянулась на меня.

– А разве для участников вход не бесплатный? – Я подошел ближе и без церемоний задвинул ее себе за спину.

– Участников? Ха! Так вы, юнцы, хотите сразиться с мастерами байдяги?!

– А что, для нас не осталось соперников? – Я продолжал смотреть в темноту под шляпой, где предположительно должны были находиться глаза подгорника. – Или мы рожами не вышли?

– Ну… ты, может, еще и сгодишься, а вот тощий пацанчик точно этот вечер не переживет.

– Он не участвует! – холодно отрезал я.

– А чего он сам за себя не ответит? – Гном ткнул коротким пальцем в выглядывающую из-за моей спины Айну.

– Мой брат не может разговаривать. – Я сделал короткий шаг вбок, снова закрывая ее собой. – В детстве пострадал от магии одного из черных колдунов Сайруса.

Гномы, толпящиеся у двери и явно прислушивающиеся к нашему разговору, недовольно загомонили:

– Шеркховы отродья!

– Порождения тьмы.

– Дерьмо, из вонючего брюха шеркха!

Все это касалось слуг Сайруса и его самого.

Доверие было завоевано.

– Проходите. – Гном, преграждающий нам путь, посторонился. – Надеюсь, условия вы знаете? Они просты. Битва чемпионов – это бой за деньги. От спортивной байдяги его отличает то, что никто не ручается ни за твое здоровье, ни за твою жизнь. Сначала выступают три чемпиона. И тот из них, кто останется победителем, будет драться с желающими. Если победишь – получишь десять тысяч золотых. Проиграешь – бесплатно проводят на выход. Тебя и твоего брата.

– Я согласен. – Сжав холодные пальцы Айны, я решительно потянул ее за собой в душное нутро дома.

Шагнув через порог, девчонка снова остановилась, с непередаваемой гримасой брезгливости и испуга разглядывая разношерстную толпу, заполнившую огромный, освещенный факелами зал, где в центре обозначенная металлическими столбами дожидалась первых звуков гонга пустая арена. По бокам уходили лестницы на второй этаж, где на лучших местах уже восседала городская элита.

Если честно, я рассчитывал встретить здесь сборище подгорников, но каково же было мое удивление, когда рядом с коротышками я увидел и людей, и перевертышей, и всевозможных полукровок. Не было только ни одного эльфира, но этому я не удивился. Между гномами и желтоглазыми всегда шла негласная война и соперничество. И те и другие были непревзойденными оружейниками и воинами.

В ожидании развлечения зрители оживленно спорили, не забывая активно работать челюстями и усиленно припадать к бутылкам с элем, которые в изобилии разносили вместе со снедью одетые в белые одежды прислужники. Огромный плюс таких сборищ – бесплатная выпивка и еда.

Возле нас появился слуга и гостеприимно сунул под нос блюдо, уставленное яствами и питьем.

– Угощайтесь.

Я взял стакан с чем-то молочно-белым. Айна поспешно распахнула рот, но, видимо, вспомнив о своей «немоте», предупреждающе нахмурилась и незаметно качнула головой.

– Спасибо, больше ничего не хочется. – Я благодарно кивнул замершему возле нас гному. Тот послушно развернулся и, заметив новых посетителей, направился к ним.

– Ты собираешься пить? Перед боем?

Услышав едва заметный шепот, я взглянул на девчонку.

– И что? Это не выпивка. По крайней мере, ею не пахнет.

– Все равно! Ничего здесь не ешь и не пей! – Она выразительно посмотрела на меня и потащила ближе к арене.

Хм… Ладно.

– Как скажешь. – Так и не пригубив напиток, я поставил стакан на блюдо проходившему мимо еще одному слуге.

– Делайте ставки! До боя пять минут! Делайте ставки! – гаркнул где-то совсем рядом гном-зазывала, да так, что я невольно вздрогнул.

Тьфу, предупреждать ведь надо!

Вот только его призыв прозвучал неожиданно лишь для меня. Ну, может, еще для Айны и пары-тройки случайно оказавшихся здесь зевак. Остальные, скучающие в ожидании боя зрители оживленно полезли в кошельки и, суетясь и толкаясь, стали совать монеты в руки подгорника торопливо записывающего их имена.

– А отчего же ты не делаешь ставки? Новенький? Я тебя здесь раньше не видела… – мурлыкнул позади бархатный голосок. Я обернулся и смерил взглядом невысокую черноволосую девушку. Яркая внешность. Полукровка? – Прости, что отвлекаю, но мне показалось, ты не знаешь, на кого поставить? Я бы могла подсказать. Я здесь часто бываю и знаю всех бойцов, особенно тех, кто будет сегодня биться.

– Уверена? – Я заметил, как ручка девушки скользнула к моему поясу, туда, где все зажиточные горожане носят пухлые кошельки, и порадовался тому, что сейчас мой кошель очень похож на сброшенную змеей кожу.

Не укрылся этот жест и от Айны, но она, видимо, истолковала его по-своему…

Воровка неожиданно взвизгнула, отпихивая будто случайно толкнувшую ее Айну.

– Смотри, куда прешь! Все ноги отдавил, гаденыш!

Айна, с выражением искреннего изумления на лице, развела руками и снова отшатнулась к ней, якобы давая дорогу припозднившимся гномам.

– Ты что, юродивый? Слезь с моих туфель, дурень! Это тебе не тротуар!

На лице Айны недоумение сменила такая виноватая улыбка, что я чуть не расхохотался. Не переставая улыбаться, она подхватила с подноса проходившего мимо слуги полный стакан малиновой жидкости и любезно протянула его воровке, но, то ли нарочно, то ли специально, сзади ее толкнули прущие к арене перевертыши, и весь напиток оказался на золотистом платье красавицы.

– Прости, госпожа! Этот юродивый – мой брат… – Я исподтишка показал Айне кулак. – И он не может говорить…

– Ах ты!.. Да ты!.. Да чтоб тебя!..

Н-да-а… Такой отборной портовой ругани я не слышал никогда.

– …и вдобавок почти глухой. Так что не сможет оценить твое красноречие, – закончил я. Теперь разъяренной девице мы улыбались уже вдвоем.

Она зло прошипела что-то на незнакомом языке, развернулась и быстро скрылась в толпе.

– Обидели Шейлу? Плохо, – прошамкал вынырнувший у меня из-за спины старый гном. – Нездешние, сразу видно. Ей все сходит с рук. Бывший глава города ее брат. Теперь он начальник стражи, но никогда не накажет эту воровку. После свадьбы дочери она одна у него осталась. Так зачем вы здесь?

– Мы сироты, дедушка. – Я обнял за плечи доверчиво прижавшуюся ко мне Айну. – Воины Сайруса сожгли наш дом и убили родителей. Вот и… Пришли заработать денег…

– В байдяге, что ль, хотите себя попробовать?

– Хотим. Точнее, я хочу.

– Ох, парень!.. – Гном подошел ближе и достал из-за пазухи тощий кошель. – У меня тут хотя и немного, но я с вами поделюсь. На еду, питье пока хватит, а потом что-нибудь придумаете.

Он высыпал на иссохшую ладонь серебряные кругляши, но я решительно его остановил:

– Нет, дедушка. Никогда подаяние не просил и сейчас не буду. Ты уж не обижайся. Не со зла я. Воспитан так.

– Из благородных, что ль? – Гном спорить не стал, быстро ссыпал монеты обратно и, спрятав за пазухой кошель, прищурился, разглядывая нас.

– Как говорил мой отец: благородство истинное не то, что от рождения, а то, что заметно в поступках твоих.

– Пусть так. – Старик вдруг нахмурился. Помолчал, словно о чем-то размышляя, и поманил меня к себе. – Тогда я тебе помогу. Я тут каждый бой бываю, знаю, кто на что способен. Сегодня будут биться Хромой Так, Верзила и желтоглазый, не знаю его имени. Хромой во время боя припадает на правую ногу, таким образом уходя от удара, а сам в это время бьет противника по ногам. Верзила силен, как бык. Но удар его теряет силу из-за долгого размаха, а вот желтоглазый здесь бьется всего вторую неделю. Бьется каждый раз по-разному, хитро, но я бы надавил на злость. Мне кажется, он с какого-то рудника. Наверное, ему пообещали свободу, вот он и бьется без оглядки. И такая ярость в его глазах плещется… Если сумеешь его вымотать, а под конец разозлить, считай – победил.

– Почему?

– Злость ослабляет разум. – Старик хлопнул меня по плечу. – Удачи, сынок. Я на тебя поставлю.

Он развернулся и затерялся в толпе.

Почти сразу же все оживленно загудели, всколыхнулись и расступились, пропуская участников одного за другим. Сначала шел прихрамывающий гном с такой обезображенной шрамами физиономией, что, повстречай я его хоть раз – не забыл бы. Следом шел человек. Неровно обрезанные русые волосы падали на плечи. Тело жилистое, крепкое. Он холодно смотрел вперед, словно никого не замечая. Последним шел эльфир. Равнодушный. Бесстрастный. Но в его оранжевых глазах плескалась такая ненависть, что я даже чуть отступил. Как верно все подметил старик!

Пропустив бойцов, толпа хлынула вслед за ними, образуя живое ограждение. Айна вцепилась в меня.

– Сандр, я боюсь!

Я успокаивающе обнял ее за плечи и потянул за собой, пробираясь в первый ряд.

Знала бы ты, как боюсь я!

К троице чемпионов подошел молодой юркий гном.

– Итак, сегодня мы собрались, чтобы выбрать победителя, который потом сразится со всеми желающими в этом зале. Если он останется непобежденным, то заберет с собой кругленькую сумму и тем самым завершит весенний сезон. Итак – встречайте! Первый бой! Хромой Так и верзила Радмир.

Я не заметил, куда делся эльфир.

Подчиняясь безмолвному приказу распорядителя, толпа откатилась шага на два от столбов, обозначающих границу арены, и замерла. Гном и человек неспешно скинули рубахи, оставшись только в штанах. Слуги принесли им по деревянному молоту и затерялись в толпе.

Противники ловко завертели кувалдами и, не отводя друг от друга цепких взглядов, прошлись по окруженной зрителями площадке, будто приноравливаясь к громоздкому оружию. Бой начался внезапно, как будто прозвучал неслышный гонг. Кто первым сделал выпад, я не заметил. Ряд молниеносных ударов заставил воздух взорваться свистом, шипением и треском встречающихся молотов. Щепки летели мелким дождем. Противники двигались так красиво и слаженно, что казалось, будто я вижу танец.

Бой закончился так же внезапно, как начался.

Гном, оправдывая свое прозвище, в какое-то мгновение действительно присел, пропуская над головой лихо свистнувшую кувалду противника, и ударил того наотмашь по коленям. Послышался сухой треск, словно переломили палку, и Радмир рухнул к ногам победителя.

Коготки Айны впились мне в руку, возвращая в реальность. Зал взорвался радостными воплями зрителей, удачно поставивших на Хромого Така. Четверо слуг торопливо выскочили на арену, подхватили тихо постанывающего Верзилу и куда-то унесли.

Байдяга продолжилась.

На арену из толпы незаметно выскользнул эльфир. Послышались презрительные выкрики, свистки.

К нему подошел молоденький гном.

– Одежду?

Не удостоив слугу ответом, тот коротко качнул головой, будто не желая расставаться с довольно чистой белой рубахой, и застыл, не отводя от противника ледяного взгляда. Хромой Так довольно осклабился, продемонстрировав золотой зуб, с тихим жужжанием крутанул молот и сплюнул под ноги эльфиру.

– Ну, желтоглазый, молись своим богам. Верзилу я пожалел, а вот тебя жалеть не стану!

Эльфир не ответил. Лишь по четко очерченным губам скользнула холодная улыбка. Другой слуга вынес ему молот и вместе с ведущим поспешно отступил к замершей в предвкушении боя толпе.

– Ну что, раб, страшно? – В голосе гнома плеснули нотки плохо сдерживаемой ярости. – Ах ты!.. Да я из тебя отбивную сделаю! Да я тебя по полу размажу! Что ты можешь без своих трюков? Ну, и чего молчишь, выродок? Мразь! Шеркхов сын! Ааааа!

Так и не дождавшись ответа, гном раскрутил молот и с ревом бросился на невозмутимого эльфира. Тот вроде бы ничего и не сделал, только перед самым его носом шагнул в сторону. Хромой Так припечатал молотом пустоту и по инерции проскочил мимо. Не успев развернуться у края ринга, он будто врезался в невидимую упругую стену, отлетел в центр площадки и грохнулся на спину. Кое-кто из зрителей даже в страхе отпрянул, но, видя охранную магию, уже без опаски вернулся к незримому барьеру, ограждающему арену.

Несколько мгновений Хромой Так лежал, хрипло втягивая воздух. Если честно, я даже подумал, что бой закончен, но упрямый гном вскочил и яростно сшибся с желтоглазым. Размахивая молотами, они обрушили друг на друга град ударов. Поначалу мне казалось, что эльфир дрогнул под напором противника, предпочитая защищаться, нежели нападать, но вскоре я заметил, что гном начал уставать. Обманчиво присев, он вновь повторил свой излюбленный прием и метнул кувалду в противника. Желтоглазый с легкостью перепрыгнул летевший ему в колени молот и сделал то, чего не ожидал никто: со всей силы швырнул свою кувалду в невидимый барьер, а сам кувырком ушел в угол ринга.

То, что произошло дальше, повергло зал в изумление. Две кувалды почти одновременно ударились о противоположные барьеры, спружинили и полетели назад, туда, где, ошалело оглядываясь, стоял Хромой Так. Поймав свою кувалду, он развернулся, чтобы отбить летящий ему в голову молот эльфира, но не успел…

Молчание приговором повисло над залом. Взгляды всех были прикованы туда, где на каменных плитах лежал, раскинув руки, гном, а из-под его нелепо вывернутой головы, вытекала, собираясь в лужицу, черная кровь.

Мгновение спустя зал взорвался криками:

– Смерть желтоглазому!

– Скормить его Каменному воину!

– Скинуть в пропасть!

– Четвертовать!

Эльфир равнодушно смотрел куда-то прямо перед собой, словно не замечая разъяренной толпы. Несколько стражей уже подскочили к нему, бренча приготовленными кандалами, как вдруг над залом, возрождая тишину, пронесся зычный крик.

Мой крик.

– Поединка! Я требую с ним поединка! – Я оглядел замерших вокруг меня зевак и шагнул на арену. Ведь именно то, что я прочитал в глазах эльфира, заставило меня вспомнить одно из главных правил байдяги – жизнь за жизнь. Если он убьет меня – по правилам его должны отпустить, так как боги на его стороне. Если его убью я – он погибнет прощенным, но… было еще одно «но».

– Ты хочешь убить его сам, человек?

– Вот уж не думал, что верзилы так кровожадны!

– Да он просто решил подзаработать!

– А чего сразу он? Я, может, тоже хочу завалить желтоглазого!

– Поздно! Он первый попросил о поединке!

Голоса вокруг слились в единый гул, лица – в водоворот, среди которого я увидел полные не то ужаса, не то какой-то решимости глаза Айны и усталости – глаза эльфира.

Кто-то ткнул мне в ладонь рукоять деревянной кувалды. Пальцы сразу сжали теплое древко. Мышцы напряглись, заныли, вспоминая молот в кузне отца.

Тяжелая, но не так уж!

Я крутанул ее одной рукой, перекинул в другую, снова вернул назад и посмотрел на эльфира. Он тоже сжимал рукоять молота и, не отрываясь, смотрел и смотрел на меня.

Его первый выпад с места я даже не увидел. Только инстинктивно подставил рукоять, блокируя удар. Провернув под рукой, я метнул в него молот и пригнулся, пропуская над головой его кувалду. Следующий удар эльфира снова пришелся на рукоять. А мой следующий выпад припечатал молотом каменный пол там, где только что стоял желтоглазый. И снова лишь случай помог уйти от метящегося мне в голову молота. Дальше наши движения стали напоминать какой-то ритуальный танец: ударить, повернуться, блокировать, оттолкнуть, нагнуться, ударить. Умирать не хотелось, а я видел в глазах эльфира только смерть. Для него этот бой был последний. Неважно, выиграет он или проиграет. Ну а моя жизнь для него была всего лишь разменной монетой.

Сколько бы еще мы плясали, неведомо даже богам, если бы я случайно не увидел брешь в его обороне. Нет, даже не так! Мне словно кто-то указал на его ошибку. Шепотом…

Увлекшись нападением, эльфир совершенно забыл о защите. Я понимал, что это мой шанс, последний и единственный, потому что, если сейчас не получится, я не смогу защититься от занесенной в замахе кувалды.

И все же я должен был попытаться.

Подпустив ближе, я метнул ему под ноги молот, а когда он перепрыгнул его, лишь на миг потеряв равновесие, от всей души врезал эльфиру под дых. Он, словно не веря в мое коварство, изумленно выпучил глаза, сложился пополам и начал медленно заваливаться набок. Кувалда выпала из рук. Зал взревел. Склонившись к нему, я торопливо выпалил:

– Я хочу тебя спасти! Лежи смирно и, чего бы я ни говорил, молчи!

В затуманенных болью и ненавистью глазах эльфира мелькнуло удивление. Он едва слышно прохрипел:

– Зачем тебе это?

Я едва заметно усмехнулся:

– А шеркх его знает!

Отовсюду раздавались крики:

– Убей его!

– Чего ты медлишь?

– Придуши желтоглазое отродье!

Я огляделся. Ловко пробираясь среди неистовствующей толпы, к нам спешили двое стражей. Вскочив, я поднял руки, заставляя всех замолчать, набрал полную грудь воздуха и выкрикнул:

– Я беру его жизнь себе!

– Ха! Вообще-то этот желтоглазый принадлежит мне! – Сквозь заслон зевак к нам пробирался толстый гном. – Я купил его для своего рудника год назад!

– Закон байдяги – жизнь за жизнь! – От моего рева стихли последние недовольные. – Я победил того, кто убил вашего сородича. Теперь я вправе решать: убить желтоглазого или подарить ему жизнь! Он – мой! – Я протянул руку послушно лежавшему эльфиру и рывком помог ему подняться.

– Нет, так не пойдет! Я заплатил за него сто золотых! – возмутился толстяк и огляделся, как будто ожидая поддержки, но, как ни странно, толпа была единодушна в своем молчании. – Так не пойдет, говорю! Это не по правилам! Если победил – убей! Но забирать с собой моего раба? Не-е-ет!

– Юноша прав. – Из толпы вышел уже знакомый мне старик. – Байдяга пришла к нам от отцов и дедов, и, если мы хотим сохранить ее для наших детей, мы не должны нарушать главный закон игры. Жизнь за жизнь! Человек отомстил за жизнь Хромого Така, и теперь ему решать, что он сделает с желтоглазым.

– Пусть уходит!

– И желтоглазого уводит!

– Уходи!

– Это еще не все! – Старик поднял руку, призывая к молчанию. – Юноша выполнил условия этого боя. Он единственный сегодняшний победитель! Уважаемый Грен ли Краф, заплатите юноше за победу и отпустите на все четыре стороны вместе с его пленником!

– Какие деньги? О чем ты говоришь, старик? Он выиграл у немощного каторжника-эльфира! Да с ним даже ребенок бы справился! – Толстяк выпучил от возмущения и без того чуть навыкате глаза и вновь оглядел зал. – Я прав?

Но вместо поддержки ему в ответ раздалось:

– Отдавай деньги, Грен!

– Парень законно победил!

– День-ги! День-ги!

– Верная победа!

– И эльфир пускай живет! Пока!

Толстяк зло прищурился, огляделся и, выхватив из-за пояса глухо звякнувший мешочек, кинул его мне под ноги.

– Ладно, сопляк! Чтоб тебе эти золотые поперек глотки встали! – Явно не ожидая такого единодушия зрителей, он развернулся и, возмущенно сопя, затерялся в толпе.

Подняв мешочек, я сунул его за пазуху.

Ух ты! Тяжелый!

– Пойдем. – Я взглянул на эльфира, разглядывающего пол, и, подтолкнув, повел его к Айне, стоявшей неподалеку от арены. Затем мы поспешно направились к выходу, шагая мимо расступающихся перед нами зевак. На всякий случай я даже поставил магическую защиту. Мало ли, вдруг кто-то попытается исправить то, что не произошло сегодня на арене, и всадит в спину эльфира нож?

Вскоре мы оказались на улице и почти бегом бросились в темноту, разбавленную тусклым светом магических фонариков.

Ночь.

Айна

Ночь в подгорном царстве особенная. В небе не было звезд, как, впрочем, не было и самого неба. Да чего там неба – казалось, что весь мир – лишь этот крошечный городок, погребенный под тысячами тонн скальных пород.

И пустота небытия вокруг.

И только шаги моих спутников не давали сойти с ума. Хотя мне показалось, что я слышу и другие шаги: легкие, почти бесшумные, следующие за нами от самого игорного дома…

Пытаясь пересилить сковавший меня страх, я украдкой оглянулась. Ярко освещенная площадь осталась где-то далеко позади, а нас окружали уже уснувшие в ночном полумраке невысокие, скрытые за добротными заборами дома.

Может, показалось?

Вдруг Сандр остановился. Почти тут же смолкли шаги спасенного им каторжника и те… другие…

– Ээ… не знаю, как тебя зовут, но… То, что произошло сегодня, ни к чему тебя не обязывает, поэтому… – Сандр позвенел монетами, и на его ладони блеснула горка золотых, – вот тебе немного денег, и иди на все четыре стороны.

– Благодарю тебя, человек, но как бы я ни хотел свернуть тебе шею и сбежать вместе со всем твоим золотом, кровь предков не позволит мне так поступить. – Спасенный – высокий худощавый эльфир, неспешно приблизился к Сандру. Свет от магического фонаря нахально высветил из полумрака его лицо. Еще в ярко освещенном зале игорного дома я заметила его довольно благородные черты, обезобразить которые не могли даже несколько довольно глубоких шрамов, пересекающих щеку и висок. Заговорив, он лишь подтвердил мою догадку о его высоком происхождении. – Жизнь за жизнь. Я останусь с тобой до тех пор, пока не верну долг.

– Это вовсе не обязательно. Мы сейчас для тебя не самые хорошие попутчики. Точнее, мы самые плохие попутчики, каких ты только мог встретить. Возьми. – Сандр протянул ему монеты, но эльфир даже не шелохнулся, продолжая смотреть на него желтыми, горящими призрачным светом глазами. – Ну, как знаешь. – Золотой дождь снова перетек в кожаный кошель. Сандр затянул бечевку и спрятал мешочек. – Тогда прощай.

Он крепко сжал мою руку и потянул за собой вниз по улице, туда, где возвышался дом приютившего нас стражника. Эльфир помедлил, но вскоре его шаги снова раздались вслед за нами в ночной тишине.

– Ну? – Дойдя до перекрестка, Сандр не выдержал и развернулся. – Чего тебе еще?

– Ничего. Кроме того, что я уже сказал. – Эльфир подошел ближе. – Честно? Если хочешь поскорее избавиться от меня, попади как можно скорее в какой-нибудь переплет! Я спасу твою жизнь – и мы квиты!

– Видимо, ты не понял, что тебе сказали? – не выдержала я. – Если ты останешься с нами, как бы тебя снова не пришлось спасать!

– Так ты умеешь говорить? – На меня удивленно уставились желтые глазищи эльфира.

– С детства. – Я выдержала его взгляд.

– И, судя по голосу, ты не мальчишка, а очень красивая…

– А вот это тебя уже точно не касается! – отрезала я.

– Забавно! – мурлыкнул спасенный, не отводя от меня глаз. Его губы тронула легкая улыбка. – Зачем нужно было прятать под столь неуклюжей легендой и жалкими одеждами столь нежный цветок?

– Так! – Сандр довольно грубо задвинул меня к себе за спину. – Тебе, кажется, уже сказали, что тебя это НЕ КАСАЕТСЯ!!!

От такого внушительного рыка я даже зажмурилась, моля всех святых, чтобы эти двое вновь не решили сцепиться! И, кажется, мои молитвы были услышаны.

– Ладно. – Эльфир заговорил первым: – Забыли. Ваши тайны – это ваши тайны, и меня они действительно НЕ касаются. Так где, говорите, вы остановились?

– Здесь. Мы уже пришли. – Сандр, демонстративно не выпуская моей руки, миновал перекресток и, подойдя к дому стражника, прямиком направился к двери ведущей на сеновал. Открыв дверь, он подождал, пока я шагну в теплую темноту, обернулся к эльфиру и тихо прошептал: – Еще раз говорю. Мне не нужна твоя благодарность! Бери деньги и уходи!

– Боишься за свою девчонку? – Так же едва слышно ответил ему эльфир. – Успокойся, она не в моем вкусе. Слишком костлявая!

– Во-первых, она – моя спутница, во-вторых, я никому не позволю ее обижать! И, в-третьих, совершенно не понимаю, зачем ты здесь? Я тебя сегодня спас? Спас. Так иди на все четыре стороны! У нас с Айной и без тебя забот выше головы!

Понимая, что стала свидетелем неприятного разговора, я торопливо прошла к сену, наваленному у стены, и уселась. Почти сразу же в сарай вошел Сандр, а следом за ним бесшумной тенью скользнул эльфир.

– Постой, э-э!.. Скажи, как тебя зовут?

– Сандр.

– Сам удивлен тому, что говорю, но… прости меня, Сандр. Я не хотел обидеть ни тебя, ни твою… гм… спутницу.

– Это значит, что ты не отстанешь? – Сандр обернулся к нему. Эльфир покачал головой.

– Мне некуда идти. В Подгорье – я раб, и после этого боя моя жизнь здесь будет недолгой! Прошу. Помоги мне выбраться отсюда!

– Как ты попал в рабство? – Сандр сложил руки на груди, пристально глядя на эльфира.

Тот развел руками:

– По глупости.

– Как нам тебя называть?

– Дейрриан… или Дерран… но лучше Дей. Привычнее…

– Угу. Коротко и непонятно. – Сандр усмехнулся и снова помрачнел. – Тебе тоже есть что скрывать?

Я невольно выдохнула, понимая, что гроза пронеслась мимо.

– Как и всем нам. – Голос эльфира тоже смягчился.

– Айна! – Ну, наконец-то вспомнили и обо мне! – Прошу, сходи в дом. Если Рикаш не спит, попроси у него еды и скажи, что мы переночуем на сеновале.

– Нет уж! Одна я не пойду! – возмутилась я.

– Ладно. Пойдем вместе! – Он подошел к двери, ведущей во двор, и, приоткрыв ее, исчез. Я покосилась на уютно устроившегося на сене каторжника и бросилась за ним.

– Сандр!

Двор нашего хозяина был ярко освещен магическими светильниками. Они ярко горели через шаг, по всему периметру высокого забора. Живность уже спала, лишь куры встрепенулись, молча проводили нас сонными взглядами, но благоразумно решили не поднимать шум.

– Сандр! – Я догнала парня и зашагала рядом. – Мне не нравится этот… Дей! Зачем ты вообще его спас?

– Сдается мне, Рикаш не спит. – Словно не услышав меня, Сандр кивнул на два освещенных окна. – Кажется, это комната с камином, где мы были?

– Сандр! Ты мне не ответил!

– Айна, этот эльфир пойдет с нами. – Он остановился и посмотрел мне в глаза. Спорить сразу же расхотелось. – Мы выведем его из Подгорья, и наши пути разойдутся.

– Надеюсь, что так. – Я передернула плечами и первой начала подниматься по лестнице. Шагнув в темный коридор, я не успела сделать и двух шагов, как обо что-то споткнулась и упала бы, если бы не Сандр. Схватив меня за шиворот, он крепко зажал мне рот. Затем вернул мне равновесие, а потом, так же молча, указал на предмет, попавшийся мне под ноги. Мгновения хватило на то, чтобы сообразить, что послужило для меня препятствием.

Закричать не удалось. Сандр предусмотрительно лишил меня такой возможности.

А хотелось!

В тени прихожей, прислонившись к стене, сидел приютивший нас гном, внимательно глядя перед собой мутными бельмами мертвых глаз. О его сапоги я-то и запнулась.

– Молчи! – едва слышно выдохнул мне в ухо Сандр. – Может быть, тот, кто его убил, еще в доме.

Он медленно отвел руку и, бесшумно шагнув вперед, исчез за приоткрытой дверью, ведущей в коридор. Если честно, очень хотелось сбежать от укоризненно-обиженного взгляда мертвеца, но мои ноги словно приклеились к полу. Более того, мне показалось, словно все мои кости превратились в желе. Не в силах больше стоять, я плавно съехала по стене, усевшись в шаге от покойника.

Впрочем, в тот момент это соседство волновало меня гораздо меньше, чем неизвестная, грозившая нам опасность. А в том, что беда пришла к гному из-за нас, я даже не сомневалась. В первую очередь мне на ум пришел отец. Возможно, черные воины Сайруса уже выследили нас. Затем я почему-то вспомнила сегодняшний выигрыш Сандра и угрозу хозяина притона. Ведь он тоже мог кого-нибудь отправить за нами, чтобы…

«…убить во сне? Возможно, но он бы в последнюю очередь стал убивать многоуважаемого сородича. К тому же, когда это произошло, еще никто не знал о том, что выигрыш будет вашим».

Ясно прозвучавший у меня в мыслях шепот заставил меня дернуться всем телом.

Шеркх! Моя сила решила со мной пообщаться!

– Ты меня напугала!

«Лучше «напугал». Привык чувствовать себя драконом мужского пола. Кстати, вовсе не обязательно говорить. Можешь просто думать. Я услышу твои мысли».

– Драконом? Значит – это ты? Моя сила?

«Н-да… – голосок протяжно вздохнул. – Давай еще раз? Отвечать мне можно мысленно. Не надо говорить вслух! И пусть тот, кто убил ту нахальную девицу, уже далеко отсюда, мне бы не хотелось, чтобы наш разговор услышал твой спутник».

«Девицу? Что… за… девица?» – Фух, как же трудно беседовать молча!

«Откуда мне знать? Ты еще имя ее спроси! Просто хочу предупредить, что помимо хозяина дома в зале у камина лежит эта… рыжая… с разорванным горлом. Тока не впадай в панику! Тьфу на нее. У нас и так мало времени, чтобы пообщаться».

Девица?

Я заставила себя сосчитать до десяти и старательно подумала:

«Как… тебя… зовут? Рисар? Это ведь тебя я слышала? А еще… За Зу…»

«Женщины! Сразу вам имена подавай! А ты в курсе, что имя своего Хранителя смертный может узнать только в день Слияния?»

«Прости… чего?»

«Гм… забудь пока. Долго объяснять. К тому же с тобой это произойдет еще не скоро. Очень не скоро! В твое восемнадцатилетие».

«Через неделю?»

«Ээ… говорю же – бездна времени! Да тебя за это время раз двадцать могут убить!»

«Вот спасибо, утешил… Но почему? Кому нужна моя смерть?»

«Вопросы… вопросы! Надо бы у принца Стихий спросить».

«Послушай. Я мало что понимаю, но прошу, не оставляй меня! Мне сейчас очень нужны твои советы и твоя магия. А почему ты не говорил со мной раньше?»

«Я говорил. Только ты не слышала. Потерпи. Скоро мы станем одним целым. И это не метафора. Кстати, хочешь подсказку? Разожми кулак мертвеца».

«Кулак мертвеца? Рикаша? Или…» – преодолевая непонятный страх, я покосилась на покойника. Ну не укусит же? И с недоумением и досадой уставилась на его руки. Одна лежала на полу ладонью вверх, вторая была на груди, словно он пытался защититься. – Но его руки не сжаты в кулаки! Значит, это девушка?»

Вопрос повис в воздухе.

– Эй?

Тишину вспугнули приближающиеся шаги.

– Сандр?

Я поднялась и, перешагнув через покойника, бросилась к двери. Кулак мертвеца? Она вдруг сама распахнулась, и я едва не налетела на спутника.

– Айна? Что случилось?

– Мне нужно в зал.

– Не нужно! Лучше тебе не видеть того, что там… – Он решительно повел меня к выходу, но, помня наказ дракона, я отчаянно забилась в его руках.

– Пусти! Я знаю, что там рыжая девушка с разорванным горлом! Пусти! Мне необходимо ее увидеть! Увидеть ее руки!

Внезапно его хватка ослабла, и он отступил, давая мне дорогу. Я не заметила, как миновала коридор, ворвалась в зал и замерла, не в силах отвести взгляд от открывшейся картины. Низкорослая гномиха лежала у камина в нелепой позе сломанной куклы, и уж точно она не была тем «мертвецом», о котором говорил дракон. Ее руки… Их просто не было!

– Руки… их… их… – Видимо, я произнесла это вслух, потому что позади бесстрастно прозвучал голос Сандра:

– Их отрубили. Видимо, то, что находилось в них, оказалось весьма дорогим для убийцы… Пойдем. – Он обнял меня за плечо и силой повел из зала, попутно объясняя, словно надеясь разговорами заставить меня забыть увиденное. Но я не слышала. У меня перед глазами стояла совсем другая картина: огромная черная пантера, склонившаяся над моей умирающей подругой… – Тот, кто убил ее, был здесь не так давно и совсем недолго. Я заметила две недопитые кружки из-под эля. Возможно, это был какой-то знакомый Рикаша? Просто что-то не поделили. Поспорили. Он убил гнома, а потом пришла эта женщина и…

– А если предположить, что убийца появился внезапно и ниоткуда? Если он был быстр и силен? Например… зверь. Перевертыш!

– Возможно. – Сандр коротко кивнул. – Но на Рикаше нет крови. Наверное, его отравили. Женщина? Могла она убить Рикаша? По-дружески…

– Но зачем? – Я только сейчас заметила, что меня колотит крупная дрожь. Задержавшись у тела хозяина дома, я снова с опаской перешагнула через него и бросилась к двери. Что же здесь на самом деле произошло?

– Для точного ответа неплохо было бы узнать, кто эта рыжая. – Сандр не отставал.

– Нет уж. Хочу как можно дальше оказаться от этого места… – Я первой сбежала по ступеням во двор. – А еще, мне кажется, я слышала чьи-то шаги…

– Я тоже слышал. – Он поравнялся со мной. – Думаешь, за нами?

– После твоего выигрыша? – Я не сдержала истеричный смешок. – Уверена!

– Значит, надо торопиться. Наш новый попутчик пока даже не представляет, что сейчас его ждет вместо желанного сна на сухом сене.

– Сон на холодных камнях? – Кажется, у меня начинается истерика.

– Айна, сейчас нам будет не до сна. Надо поскорее оказаться у Северных ворот, понравиться стражникам и вызнать прямую дорогу к Беркету. Не отставай!

Сандр развернулся и направился к сараю.

Глава 8

Сандр

Айну предстоящая ночь явно не вдохновила. И я ее понимал. Все тело налилось свинцовой тяжестью, и каждый шаг давался с таким трудом, что мысль об ожидающем нас путешествии тошнотой сдавливала горло. К тому же бой с эльфиром высосал все силы, точнее, не бой, а напряжение, не покидавшее меня тогда. Страх проиграть. Страх за Айну.

При мысли о девчонке нежность плеснулась в сердце. Что она для меня? Я знаком с нею всего пару дней и даже не знаю, кто она. Точнее, знаю, но только с ее слов. И я ей верю. Не могу не верить.

Отец не разрешал мне тратить время на деревенские забавы, зачем-то стараясь оградить от общения со сверстниками, но даже в те редкие дни, когда мне доводилось появляться в деревне, я замечал взгляды, которыми меня одаривали девушки. Но ни одна из них не трогала душу так! Из-за них я бы не стал рисковать жизнью, как делаю это сейчас.

Открыв дверь сарая, я украдкой посмотрел на девушку и едва не споткнулся о порог, заметив ее внимательный взгляд. Она будто слышала мои мысли, ощущала мое настроение! Еще бы. Все, что мы пережили за столь короткое время, заставило нас научиться чувствовать и без слов понимать друг друга.

Хотя слова сейчас тоже бы пригодились…

– Заходи, – буркнул я и жестом пригласил ее идти первой.

– Только после тебя. – Айна улыбнулась мне краешком губ, но от меня не укрылся настороженный взгляд, которым она окинула поджидающую нас темноту сеновала.

Не доверяет эльфиру? Неудивительно. А может, эльфир тут ни при чем? Зачем-то же тогда она завела разговор о «звере»?

После увиденного в доме Рикаша темнота и тишина за дверью сарая настораживали вдвойне. Мог убийца до сих пор прятаться где-то здесь? Запросто! А может быть, Дей уже мертв?

Вот бы еще чем-нибудь посветить…

Как-то давно отец объяснил мне на практике принцип колдовства… Например призыв огня: представить. Сказать. Почувствовать!

Я буркнул заклинание. Жар плеснулся на ладонь. Позади ахнула Айна.

И привычно испугался, разглядывая потрескивающий на ладони сгусток холодного пламени. Странно. Так быстро! Раньше, чтобы добиться результата, мне требовалось гораздо больше времени.

Держа одну руку, как факел, а второй сжимая рукоять клинка, я скользнул внутрь сарая.

– Полегче, смертник, здесь вообще-то полно сена. Если не хочешь, чтобы я вышвырнул тебя на улицу, лучше погасни и не порть мне сон. – Насмешливый голос эльфира раздался совсем рядом. Я огляделся. Парень устроил себе пышную лежанку у стены и теперь недовольно щурился, прикрывая глаза рукой.

– Поднимайся, некогда болтать! Мы уходим.

Дей мигом оказался на ногах, но все же не удержался от ехидства:

– А что так? Ваш добрый подгорник вышвырнул вас на улицу, как только узнал, что вы притащили в его дом желтоглазого?

– Наш «добрый подгорник» мертв. Убит. Кем – неясно. И если мы хотим выбраться отсюда, нам надо еще до рассвета быть у Северных ворот.

– Кто-то еще знает, что он вас приютил? – Эльфир стал холоден и сосредоточен.

– Нет. Но все новоприбывшие будут под подозрением. Не думаю, что в этом городе так много приезжих. А уж тем более других рас.

– А разве его не мог замочить кто-то свой?

– Его – мог. Скорее всего – ядом. А вот над его гостьей явно поработал наемник из детей леса.

– Сандр, а нельзя ли об этом поговорить по дороге? – Айна тронула меня за руку, и я только сейчас заметил, что огонь исчез. Словно задули факел. – Мне страшно. Я словно чувствую чей-то взгляд.

– Чем дальше, тем веселее. Парень, действительно шел бы ты своей дорогой, пока не пожалел! – Я посмотрел эльфиру в глаза, развернулся и, слыша за собой шуршание сена, направился к двери. Приоткрыв, я осторожно выглянул. Хвала богам, что сейчас ночь, меньше шансов быть замеченными.

Вот интересно, и куда теперь идти?

– Если не знаешь, спроси, – правильно истолковал мой растерянный взгляд эльфир.

– Северные ворота.

– Так чего мы ждем? – Он буквально вытолкнул меня на дорогу и вышел сам. Следом из темноты сарая выскользнула Айна. Плотно прикрыв за ней дверь, он огляделся и решительно направился к трем темнеющим в отдалении пещерам, не замеченным мною раньше.

Оказавшись у пещер, мы раздумывали недолго и свернули вслед за Деем в левый коридор.

– И откуда у эльфира такие познания в переходах Подгорья? – не удержался я.

– Я тут уже десять лет. – Он охотно поддержал тему. – Правда, первые лет восемь я учил наизусть только переходы шахт, в которых приходилось работать.

– И? – Шагать по вырезанному в скале, освещенному факелами коридору было легко и даже приятно, особенно если не вспоминать набиравший обороты кошмар, в эпицентре которого мы почему-то оказались. – Как же ты выбрался из шахт?

– Ха, – эльфир бросил на меня быстрый взгляд, – мог бы и догадаться. Свернул на поединке шею одному перевертышу. Потом еще одному.

– Тоже перевертышу?

– Человеку. – Эльфир вновь посмотрел на меня, но я молчал, и он продолжил: – Мои победы в драках привлекли внимание хозяина рудника, и он выставил меня биться в байдяге. Целый год меня никто не мог победить. Потом меня заметил устроитель городской байдяги Салема и выкупил у хозяина. У него я провел еще полгода, круша кости и черепа всем желающим. До встречи с тобой.

– И вот, случилось чудо? – Я не удержался от иронии. – Могучего Дея смог победить человек, почти мальчишка?

– Считай, что я тебе поддался. Мальчишка… Сколько тебе лет?

– Восемнадцать. Будет.

– Ну… в пересчете на года моей расы, и мне примерно столько же.

– И мне… – улыбнулась Айна, всю дорогу не проронившая ни слова. – Почти. А знаете, мне кажется…

– Почему ты меня спас? – перебил ее эльфир, поглядывая на меня.

– Не знаю. – Я помолчал, шагая вперед как заведенный. Усталость никуда не делась, но стала какой-то менее угнетающей. – Просто увидел твой взгляд. Ты всегда бьешься до последнего?

– По-другому нельзя. За свободу нужно убивать.

– А как ты попал сюда? – вновь вмешалась Айна.

– Помогли. – Эльфир криво усмехнулся и окинул ее таким взглядом, что во мне всколыхнулось бешенство. – Брат. Продал меня на рудники.

После такого откровения мы с Айной какое-то время шли молча. А что тут скажешь? Сочувствовать – лицемерно, выпытывать подробности – бестактно… Дей сам избавил нас от попыток найти достойный ответ.

– Да бросьте! Только ваших смущенных рож мне и не хватало! Я благодарен ему за это. Если бы не он… Но убить его мне все-таки придется.

– Брата? – Айна посмотрела на него с плохо скрываемым ужасом.

– Да какой он брат после этого? – В прищуренных глаза эльфира мелькнула злость, он покосился на девчонку и тут же усмехнулся. – Не бойся. Это я так шучу. Обманываю сам себя. Ведь даже возжелай я этого больше всего на свете, не видать мне братца как своих ушей.

Айна строго посмотрела на него.

– В каждом обмане есть доля истины. А почему ты не можешь увидеть брата?

– Потому что он – единственный принц Эльфириана, а я сумасшедший каторжник, которого ко двору и близко не подпустят.

Вначале я подумал что ослышался. Хотел переспросить, но встретился взглядом с Айной и решил промолчать. Потом. Сейчас нам и без того боги подбросили немало вопросов. К тому же я не очень-то знал семейство правящего короля Эльфириана. Как там его зовут?..

– Ну, и что вы опять замолчали? – Дей подозрительно посмотрел на нас и возмущенно взорвался: – Забудьте! Я же говорю вам, что слова сумасшедшего никто не примет на веру!

– Правда, как бы ее ни пытались скрыть, всегда выйдет наружу! – убежденно возразила Айна. – Главное – суметь ее увидеть.

– Госпожа мудра не по годам. – Эльфир отвесил ей шутливый поклон. – Попробую угадать: манеры, безупречное воспитание, мудрость книг, прочесть которые дано не каждому… Госпожа, по меньшей мере, дитя какого-нибудь лорда?

– Ты угадал. И у нас много общего. Я тоже десять лет провела в заточении, изучая накопленную мудрость этого мира.

– Монастырь?

– Обитель «Благодать Хранителей».

– Твоя история кажется мне куда более загадочной, нежели моя: как дитя из высшего света оказалось в Подгорье с этим… – Дей заметил мой, не суливший ему ничего хорошего взгляд, и неопределенно закончил: – Ваш союз, так же как и ваше путешествие, для меня загадка.

– Надеюсь, ты недолго будешь пытаться ее разгадать… – Я постарался смягчить голос.

– Стараюсь уважать чужие секреты, – парировал эльфир и предупредил: – Говорите тише. Северный пост появится за следующим поворотом. Предлагаю уже сейчас придумать, как именно мы уговорим стражника нас пропустить.

Вскоре коридор действительно повернул, и мы, как по команде, остановились, озадаченно разглядывая распахнутую дверь, у которой сидел, уронив голову на грудь, коренастый стражник. Можно было подумать, что он спит, если бы не черная лужа, растекшаяся под ним.

– Кажется, кто-то упростил нам задачу. – Эльфир бесшумно подошел к бедолаге и осторожно потряс его за плечо. Тот послушно начал заваливаться набок. Айна тихо вскрикнула и отвернулась. Признаться, и мне стало тошновато от увиденного.

– Так качественно вырвать горло могут только наемники-перевертыши. – Дей поморщился. – Интересно, кому этот гном умудрился так насолить?

– Причем совсем недавно. – Я ткнул стражника носком сапога. – Даже кровь не запеклась. А вдруг его смерть как-то связана с мертвецами в доме Рикаша?

– Пойдемте скорее отсюда! – взмолилась Айна и тут же, словно что-то вспомнив, нахмурилась. Стараясь не смотреть на изуродованное тело стражника, она подошла ближе и вдруг присела возле него.

– Что-то не так? – Эльфир опустился рядом. – Или хочешь по-вашему, по-монастырски отпустить ему на прощанье грехи?

– Дей, пожалуйста, разожми его кулак. – Она указала на руку, почти спрятанную под телом. Действительно, пальцы гнома были плотно сжаты в кулак, словно он из последних сил хотел что-то в нем сберечь. Спрятать.

– Там, наверное, его последняя монетка, которую он получил от убийцы, прежде чем открыл ему дверь, – с ехидцей предположил Дей, освобождая руку покойного.

– Возможно. Только я хочу на нее взглянуть.

– Не думал, что монашки столь корыстны. – Дей подмигнул девчонке и начал разжимать пальцы мертвеца.

Не отводя взгляд от кулака, Айна вымученно улыбнулась.

Наблюдая за усилиями эльфира, я подошел ближе. Девчонка была взволнована, даже очень. Что с ней? Отчего такая странная просьба?

Наконец последний палец был разжат.

– Ты не угадал. – Я первым подхватил клок смоляных волос, лежавших на ладони стражника. Короткие, жесткие и очень густые. – Гном просто защищался. Теперь нам надо искать убийцу с довольно внушительной проплешиной.

Эльфир поднялся, склонился над нашей находкой и, подцепив несколько волосков, задумчиво потер их между пальцами.

– Это шерсть.

– Стало быть, убийца – перевертыш? – Айна подозрительно взглянула в полумрак, открывавшийся за приоткрытой дверью поста.

– Ага. Наемник. Сменил ипостась и разорвал горло стражнику после того, как тот открыл ему дверь… что странно. Гномы никогда не открывают двери после заката.

– А если это был кто-то свой?

– Скорее всего…

Айна

Парни тихо переговаривались, а я стояла и не могла отвести взгляд от страшной находки, лежавшей на ладони Сандра. Как предположил Дей – шерсть. А перед глазами стояла умирающая Ния. Что за зверь идет за мной? Зачем?

Почему-то я даже не сомневалась, что это все тот же перевертыш.

– Можно? – Я осторожно взяла волоски. Неужели именно об этой подсказке мне сообщила моя сила… мм… мой дракон? Непривычно? Да! Но это объясняет все странности, которые когда-либо со мной происходили.

– Интересно, а какова вторая ипостась этого перевертыша?

– Наверное, волк, – тут же отозвался Дей. – Этот род зарабатывает на жизнь, работая наемниками. Воины клана Белой смерти и Черных мстителей очень востребованные наемники во всем Адиране. Вот только Серебряные Волки – бывший правящий клан – отказались от судьбы наемников, и почти все они служат в охране ныне властвующего правителя и его семьи, а также занимают главенствующие посты военачальников армии короля Шарида.

– Откуда ты это знаешь? – Сандр не сводил с Дея настороженных глаз.

– У моей семьи всегда был полк наемников из перевертышей. Они прекрасные воины, бесстрашные убийцы и непревзойденные шпионы. – Дей произнес это так, что у меня не осталось сомнения в искренности эльфира, а вот Сандр его явно проверял:

– У твоей семьи? Мм… – Он задумчиво почесал висок. – Ах да… Забыл… Ты же принадлежишь к правящей семье Эльфириана!

– Принадлежал. – Дей коротко взглянул на Сандра. Может, мне показалось, но я была готова поклясться, что разглядела в его глазах тоску. – Я не прошу мне верить, а если станет интересно, как-нибудь расскажу вам страшную сказку. Потом. А сейчас советую поторопиться. Мы и так потеряли четверть часа в бесполезных разговорах. Кстати, куда вы направляетесь?

– В Беркет, – буркнул Сандр и, перешагнув через мертвеца, первым вышел в распахнутую дверь.

Я бросилась следом, боясь даже на мгновение остаться наедине с эльфиром.

Мне все равно, что он скрывает, так же как ему все равно, что будет с нами! Ведь ясно – он использует Сандра, чтобы выбраться из Подгорья, и как истинный сын своей расы не может оставить без внимания представительницу слабого пола… Скользкий тип!

– А вы знаете путь? – Секунду спустя он нас догнал.

– Нет! – зло рявкнул Сандр, печатая шаг. – Тот, кто должен был нас проводить, – мертв! Доволен?

– Послушай, Сандр. – Эльфир обогнал меня и пошел с ним рядом. – Я хочу лишь одного: отдать долг и быть свободным. И я сделаю все, чтобы это произошло.

– Отлично! – Сандр остановился. – Я упрощу тебе задачу. Знаешь, как пройти в Беркет? Отведи нас. И мы в расчете!

Дей прищурился и, не ответив, направился дальше по коридору. Сандр устало вздохнул. Заметив, что я наблюдаю за ним, улыбнулся мне краешком губ, и мы продолжили путь.

Интересно, что происходит? Кто тот, что оставляет за собой эти кровавые следы? Связано ли это со мной? Если честно, я до последнего была уверена, что пантера из обители нашла меня здесь, в Подгорье, но если убийца из рода волков, значит, произошедшее в доме Рикаша не связано со мной? Интересно, может быть, об этом мне и хотел сказать дракон своей страшной подсказкой?

Вот бы узнать!

В размышлениях, я не заметила, как мы вновь подошли к развилке. Две пещеры. Два пути.

– Вам сюда. – Дей остановился, обернулся и указал на коридор, уходящий вправо. Затем демонстративно сложил руки на груди и облокотился на стену, всем видом давая понять, что его миссия выполнена. – Этот тракт приведет вас в Беркет.

Сандр мрачно взглянул на полумрак, царивший за указанной аркой, и коротко кивнул.

– Спасибо. В расчете. Пойдем, Айна? – Он посмотрел на меня, но я только покачала головой и даже отступила на шаг.

– Это нечестно.

– Я тебя не понимаю. – Сандр недоуменно нахмурился.

– Понимаешь! Только не знаешь, как все исправить. Ты обещал вывести Дея из Подгорья. Так почему ты бросаешь его здесь? Сейчас. Ты же знаешь, что обрекаешь его если не на смерть, то на вечное рабство!

– Я… – Сандр запнулся, бросил виноватый взгляд на Дея и шагнул ко мне. – Я никого не бросаю, Айна. Дей сам сделал такой выбор.

– Это правда? – Я обернулась к эльфиру.

– Вообще-то я рассчитывал прогуляться в вашей теплой компании чуть дальше. Хотя бы до земель Пограничья. К тому же я не считаю, что, проводив вас, тем самым спасаю Сандру жизнь, как я ему обещал. Но если я так его напрягаю… Нет проблем.

В ожидании ответа я вновь посмотрела на Сандра. Тот смерил эльфира мрачным взглядом и нехотя передернул плечами.

– Мне все равно. Решай сам.

– Уже давно решил. Иду с вами! – повеселел Дей и вдруг подмигнул мне. – Айна, за мной должок. Ты моя самая прекрасная заступница!

Сандр тут же предупреждающе уставил на него палец.

– Но никаких грязных намеков, шуток и… чем там еще вы, эльфиры, славитесь? Айна для тебя, так же как для меня, всего лишь спутница!

– Не услышишь. Обещаю относиться с громадным уважением к тебе и твоей спутнице. – Дей шутливо нам поклонился и, не скрывая ехидной ухмылки, первым скрылся в арке.

– Надеюсь, я не пожалею! – буркнул Сандр и шагнул за ним. Нас встретил холодный полумрак уходящего в бесконечность каменного коридора.

Глава 9

Сандр

Не знаю, как долго мы шли. Коридор то петлял, как горная тропка, то стелился вперед накатанной дорогой. Иногда мы шли в полнейшей темноте. Точнее, для меня темноты не было. Бесконечные стены коридора окрашивало багровое сияние, намекая на присутствие рядом со мной моего дракона-Хранителя. Что ж… успокаивает!

Размеренный шорох шагов и накопившаяся усталость незаметно погрузили меня в какой-то гипнотический транс, и я не сразу заметил поселившиеся в моей голове странные мысли, точнее шепот, рассказывающий мне о них, пока меня словно что-то не толкнуло, заставив очнуться от полудремотного состояния и наконец-то прислушаться.

«Тупица! Сколько я могу шипеть тебе в уши?»

Сообразив, что мне это не снится, я стиснул рукоять кинжала и украдкой огляделся. Мои спутники, не поднимая глаз, устало шагали чуть позади.

«О, боги! Мой друг Лимар, зачем ты отдал свою жизнь и меня этому тупоголовому? Перестань крутиться и внимательно слушай! Захочешь ответить – просто подумай, впрочем, сомневаюсь, что у тебя это получится!»

Думать… угу… Значит, между Хранителем и хранимым в ходу безмолвная речь? Что ж… попробуем…

«Ты – За Зу? Огненный дракон, которого призвал отец?»

«Ну… я бы не стал так называть твоего воспитателя и учителя. А еще, я бы ни за что не сменил Лимара на тебя, но старик отчего-то решил, будто ты, как сын своего отца, действительно поможешь нам справиться с заговорщиками и восстановить утраченное равновесие».

Я даже споткнулся.

«Чего?! Так. Кто бы ты ни был, давай по порядку. Лимар – это мой отец и король Бьярд, который правил до Сайруса?»

«Нет. Лимар – это тот, кому я был Хранителем, и могу заверить – он не твой отец. Ты не должен винить его за то, что он ничего тебе не рассказал. Просто боялся, что о тебе узнает Сайрус. Да, Лимар вырастил тебя как собственного сына. Стал тебе отцом, но он не Бьярд, как ты поспешно предположил».

«Ээ… Тогда кто он?»

«Всего лишь придворный колдун короля Бьярда, но сейчас речь не об этом. Первое, что ты должен знать – Сайрус, точнее, его Хранитель, Морграф – самозваный принц Теней, чувствует меня и охотится за мной. В тот день, когда Лимар хотел дать тебе Хранителя, он впервые за долгое время призвал меня. Морграф почувствовал это и пришел на вызов. Ты видел наш бой. Но Лимар умер. Сайрус об этом не знает. Сейчас он чувствует меня и думает, что охотится за своим давним врагом. Когда я с тобой, Сандр, ты в опасности!

«Привычное чувство. – Я решил ничему не удивляться и для начала узнать подробности. – Кстати, а может быть, разъяснишь, что это за Тени? Что за Стихии?»

«В нашем мире идет война между драконами Тени и драконами Стихий. Ты знаешь, что мы возвращаемся в мир, который потеряли, лишь став Хранителями смертных?»

«Слышал». – Я не хотел вдаваться в объяснения, но За Зу решил устроить мне лекцию.

«Когда в Объединенном королевстве Адирана избирался истинный Хранитель Равновесия, драконы Стихий и драконы Тени могли в равной степени приходить в этот мир. Теперь это место занял Сайрус, но, подчиненный Тенью, он никогда не сможет добиться Равновесия». – Мне послышался легкий вздох, а может, я его себе придумал. – Он создал новый совет из драконов Тени. Он призвал и дал Хранителей Тени своим придворным и слугам. Драконы Стихий еще откликаются на зов смертных, есть и те, кто приходит в этот мир вместе с первым криком своего хранимого, но таких очень мало. Воины Тени охотятся на драконов Стихий, чтобы провести обряд Разделения, и им наплевать, что после такого обряда из смертных останутся в живых лишь единицы, драконы лишатся силы на многие века, а те, кому не повезет, – развоплотятся».

«А при чем тут я?»

«Хранителем Равновесия может стать лишь смертный с бесстрастной душой и справедливым сердцем. Драконы Стихий и рады прийти в этот мир, жить бок о бок с Тенями, вот только Тени хотят властвовать одни. Скоро их станет очень много, и тогда драконы Стихий исчезнут. Ты должен нам помочь. Сайрус, хранимый Тенью, практически неуязвим для нас. Прожить он сможет долго… очень долго… если только… Понимаешь меня?»

«Угу. И как я смогу убить короля, более того – мага, защищенного огромной армией и драконами Тени?»

«Я думаю над этим. Ничего не бывает случайным, особенно когда в этих случайностях замешаны мы. Твой попутчик. Эльфир. Он должен остаться с тобой. И в дальнейшем, если кто-то захочет остаться с тобой, не торопись отказывать. Все может оказаться не таким, каким это видишь ты».

– Сандр?

«И помни: я всегда с тобой… мой мальчик».

Голос отца, прозвучавший вместо тихого посвистывания дракона, слился с голосом Айны:

– Сандр?

Реальность стремительно возвращала меня себе. Я невидяще огляделся, пытаясь понять, куда нас занесло: коридор, факелы, дверь, усмешка Дея и встревоженные глаза Айны.

– Сандр! – Ее ручки сжали мое лицо, заставляя смотреть прямо на нее. – Очнись! Что с тобой? Ты словно не слышишь меня.

– Сдается мне, что твой дружок попросту уснул на ходу, – не удержался от реплики эльфир. – Эй, с добрым утром! Как выспался? Мы уже пришли. За этими воротами твой желанный Беркет – столица Подгорья. Точнее, официально этот город никто столицей не избирал, просто раз в пятьдесят лет благодаря выборам назначается гном, Избранный, который правит всем Подгорьем. И на следующие полвека город, где он проживает, гордо называют столицей.

– А если этот Избранный не доживет до следующих выборов? – вдруг поинтересовалась Айна и развернулась к Дею за ответом. Я коснулся щеки, все еще хранившей тепло ее пальчиков. Сожаление и странная злость заставили покрепче стиснуть зубы.

Шеркхов эльфир! И по велению какой-то огненной ящерицы я должен его терпеть?

Мне тут же показалось, что я слышу тихий смешок, но его заглушил голос Дея:

– Тогда избирается еще один, Вынужденный, но правит он только до официальных выборов.

– До чего интересно! – Айна задумчиво принялась накручивать коротенькую прядку волос на палец. – Ты столько всего знаешь!

По губам Дея скользнула самодовольная ухмылка.

– Положение обязывало. Учителя заставляли зубрить основы строя и истории всех рас. Тогда я ненавидел учебу, а сейчас – рад, что провел столько времени за книгами. Иначе не заслужить мне похвалу такой красавицы, как ты.

Злость незаметно переросла в ярость. Ведь предупреждал же!

Я стиснул кулаки и шагнул к Дею, как вдруг…

«Все может оказаться не таким, каким это видишь ты».

Знакомая фраза, недавно сказанная драконом, теперь была произнесена голосом отца. На меня словно вылили ушат холодной воды.

Решил вызвать эльфира на бой из-за пустяка?

Что со мной?

Я недоуменно посмотрел на руки и насмешливо произнес:

– Нда… а я смотрю, таким, как ты, мой друг, приходится много учиться, чтобы добиться похвалы от девушек? Впрочем, должно же быть хоть что-то, что может им в тебе понравиться? – Я с сочувствием похлопал эльфира по плечу и, заметив его удивленный взгляд, с улыбкой направился к запертым воротам города. – А чего стоим? Не заходим?

– Так ведь ночь! – Дей развел руками. – Ждем, когда некоторые ходячие во сне проснутся. Может, тогда и стражники соизволят открыть двери.

Вместо ответа я врезал кулаком в створки. За дверью тут же вежливо поинтересовались:

– Какого шеркха надо, бродяги?

– Открывай!

– Вот утро настанет, и открою!

– Если мы не спим, значит, уже утро.

– То, что вы не спите – это ваши проблемы. Мой рабочий день начинается с того момента, как наш город позолотят первые лучи солнца, а до них еще как минимум час! – За дверью повозились, и все снова стихло.

– Вот же… – Я прикусил язык, сдержав ругательство. – Ладно. Подождем. Может, и вправду вздремнуть?

– На каменном полу? – Айна тоскливо огляделась.

– А я бы вообще не рискнул здесь спать, – поддакнул эльфир. – Ворюг в Подгорье на каждом шагу, да еще и режут всех без разбора. Кто его знает, в какой город направился тот, кто порешил стражника?

– Доброй ночи, странники. – Вкрадчивый бархатный голос заставил нас замолчать и дружно обернуться. Из густой тени коридора к нам скользнула высокая фигура, укутанная в длинный плащ с капюшоном.

– Доброй ночи и тебе, гость Подгорья. – Я шагнул вперед.

– А я смотрю, стражи славного Беркета еще спят? – Незнакомец усмехнулся и подошел ближе. – Не против, если я подожду с вами до утра?

– Коридор не куплен. Жди. – Для пущей выразительности я лениво положил ладонь на рукоять кинжала. – Откуда идешь?

– Из Оттава.

Я бросил быстрый взгляд на эльфира. Если честно, даже представить не мог, где находится этот городок, а уж о том, по каким коридорам добираться из него в Беркет, даже не догадывался.

Дей незаметно успокаивающе мне кивнул и вежливо улыбнулся незнакомцу:

– Долгий путь.

– Неблизкий.

– По делам?

– В гости.

– К друзьям?

– К сестре.

– Надо же, люди готовы жить даже в Подгорье, лишь бы подальше от короля Сайруса.

Вместо ответа незнакомец опустился на корточки у стены и откинул капюшон.

– Я не человек.

Айна

Лицо незнакомца было… необычным. В нем смешались воедино и изящные черты Дея, и мужественность Сандра, но было в нем и что-то еще, заставлявшее меня смотреть и смотреть на него. Смуглый. Высокий лоб, на который падали густые каштановые волосы, черные, словно вычерченные по линейке брови, а в чуть раскосых глазах поселилась бархатная ночь. Прямой нос. Мягко очерченные губы. Подбородок с милой ямочкой…

Я с усилием заставила себя отвести взгляд, услышав ответ незнакомца.

«Он не человек…

Он не человек?

И не эльфир».

Осененная догадкой, я вновь вскинула на него глаза и замерла, случайно встретившись с ним взглядом. Ну, конечно же! Перевертыш!!!

И скуластое лицо, и глаза.

Сердце заколотилось, норовя выпрыгнуть из груди. А вдруг он и есть тот загадочный убийца?

Незнакомец первым отвел взгляд.

– В нашем роду принято называть свое имя тому, кому ты не желаешь зла, или промолчать… – Он почему-то вновь посмотрел на меня, легко поднялся и… шагнул ко мне!

От неожиданности я окаменела, мысленно ругая себя на все лады. Он же перевертыш, а они очень хорошие эмпаты! Значит… он почувствовал мой страх!

Очарование исчезло, уступив место липкому ужасу, а в следующее мгновение между мной и незнакомцем встали мои попутчики.

– Еще шаг… – Сандр просто держал руку на рукояти кинжала, но в голосе слышалась такая угроза, что я поняла: он сможет убить. Из-за меня…

Незнакомец послушно остановился и широко улыбнулся, обнажив идеально ровные белые зубы.

– Мое имя Зарин, из рода Фаррияда, клан Убийц Ночи. Я не хотел испугать ни вас, ни вашу спутницу ни словом, ни делом. Простите. – Он отвел край плаща, показывая, что единственное его оружие, это клинок в ножнах.

Сандр настороженно кивнул, но отходить от меня не собирался.

– Убийцы Ночи? Ты наемник?

А вот Дей после слов этого Зарина явно успокоился и принялся пояснять:

– Так называется самый малочисленный, но самый могущественный на данный момент клан во всем Вселесье, после клана Серебряных Волков, не так ли, Зарин? Ваша вторая ипостась – пантеры. В отличие от грозного названия, оставшегося еще с давних пор, Убийцы Ночи вовсе не убивают. Они – властители. И… кстати, если бы не гибель последнего правящего короля из рода Серебряных Волков и его дочери, вы бы так и оставались советниками.

– Все верно. – Вновь открытая улыбка. – Я… дальняя кровь этого рода. Не знаю почему, но так получилось, что когда настало мое время единения с миром, ко мне пришла пантера.

– Значит, твоя кровь не слишком дальняя… – Дей обошел парня, с усмешкой разглядывая его. – Насколько мне известно, перевертыши берут облик своей звериной половинки на основании принадлежности к тому или иному роду. Я знаю, что дар обращения дается только чистокровным оборотням. Полукровки в большинстве случаев лишены его.

– И снова все верно! – Зарин восхищенно кивнул. – Впервые встречаю столь умного эльфира. Откуда ты так много знаешь о нашей расе?

– Когда-то… – Дей предупреждающе покосился на нас, – я изучал историю и особенности всех рас в мельчайших подробностях.

– Сочувствую. Когда-то и мне довелось пережить пытку, называемую «образованием», – не переставая улыбаться, хмыкнул Зарин. – Кстати, если ты… вы не настроены ко мне враждебно, может, назовете мне свои имена?

– Этот верзила – Сандр, я – Дей, а это наша спутница Айна, – тут же перечислил всех нас эльфир.

– Дей? – В голосе перевертыша прозвучало любопытство. – Гномье сокращение? Насколько мне известно – ваши имена не в пример длиннее.

– Ты прав. Только мое имя укоротилось с годами, проведенными здесь. – Дей криво усмехнулся.

– А ты, Сандр, и ты, Айна… – Перевертыш сначала смерил взглядом стоявшего рядом со мной Сандра, затем посмотрел на меня. – Вы точно люди? Или, может быть, полукровки? Кто вы?

– Люди. Я – кузнец. – Сандр едва заметно поклонился. – А это моя… подруга и спутница. Еще вопросы?

– Кузнец Сандр? Ну что ж… пусть будет так… – Зарин многозначительно замолчал и посмотрел на меня. – А что такая прекрасная девушка делает так далеко от дома, да еще с двумя мужчинами?

Я прищурилась, глядя ему в глаза.

– Если ты не заметил, жду, когда откроются городские ворота.

Только морали мне сейчас не хватало! Даже, если этот перевертыш и есть та пантера, что убила мою подругу, я не доставлю ему удовольствия чувствовать мой страх, а значит, мою слабость.

– В таком случае твое ожидание закончено. – По его губам вновь скользнула улыбка, он кивнул на ворота. Спустя мгновение за дверью послышались шаркающие шаги, и, словно в ответ на его слова, что-то глухо лязгнуло, стукнуло, и одна створка бесшумно приоткрылась, являя нашим взорам заспанного, старого гнома с короткой седой бородой, в темных кожаных доспехах и в гладкой, маленькой шапочке.

– Кто в Беркет? – Он оглядел нас, подслеповато щурясь. – Половинка серебрушки. Кто проходит через город – четверть.

Сандр стянул с пояса тихо звякнувший мешочек и выудил один золотой.

– Вот. И ты не записываешь ни кто мы, ни зачем пришли в столицу.

Монетка подействовала на стражника, как хорошее заклинание. Он на мгновение замер, не сводя с нее глаз, и, подскочив, вцепился, урча, словно кот.

– Согласен! Но за каждого.

Сандр без слов выудил еще две монетки, и они скрылись в бездонных карманах стражника.

– Как быстро ты из него сделал зомби, – восхитился Дей. – Кстати, к кому, говоришь, мы сюда пришли?

– Нам нужен Рикас ли Тукен.

– Он всем нужен… – буркнул стражник. – Вот только ему не нужен никто. Шутка богов.

– Что за шутка? – Сандр шагнул к нему ближе.

– Дашь еще золотой, скажу! – хитро прищурился гном.

– Ага! Размечтался! – Эльфир удержал руку Сандра. – Не скажешь сейчас, узнаем у горожан. Или у самого Рикаса.

– Ха! Так вас и пустят в дом к Избранному!

– А чего мы в доме Избранного забыли? – Сандр потуже затянул на поясе кошель.

– Да кто вас знает? Раз спрашиваете, значит, надо.

Догадка молнией пронзила меня.

– Рикас ли Тукен – Избранный? – Не отводя взгляда от изрезанного морщинами лица стражника, я подошла ближе.

– Ага. Уже почти два месяца. Да только все привыкнуть к этому не может. Ради него и особняк двухэтажный выстроили, а он все равно живет в своей конуре. От титула отказывается. Все сотней командует. Поэтому, если вы будете искать его как Избранного – нипочем не найдете.

– Спасибо за новость, старик. – Сандр все же кинул в его цепкие руки блеснувшую в свете гаснущего факела монетку, и мы шагнули в дверь, за которой раскинулся утопающий в розовой дымке рассвета небольшой, но уютный город. Невысокие, аккуратные дома украшали свисавшие горшочки с цветами и разноцветные маленькие клумбы, разбитые то здесь, то там. На улицах было пустынно. Город неохотно прощался с покоем ночи.

– Кстати, а где Зарин? – Эльфир остановился рядом с нами.

Сандр пожал плечами и нехотя огляделся.

– Не знаю, но малый он ловкий. Прошел в город за мой счет.

Глава 10

Сандр

– Ушел, и слава богам, – настороженно буркнула Айна, шагая рядом. – Если честно… его присутствие меня пугало. Как будто он знает больше, чем намерен показать…

– Вряд ли это тот самый перевертыш, если ты об этом… – Я легонько сжал ее ледяные пальцы. – Подумай сама, если бы он был послан тебя убить, неужели он не попытался бы сделать это сейчас?

– Вы о чем? – Дей бросил на нас любопытный взгляд. – Этот парень никогда бы не запятнал себя дешевой работой. Почти все из клана Убийц Ночи – правители и судьи, но не головорезы. Так что, Айна, не грей голову. Парень просто шел мимо и очень позабавился, наткнувшись на нашу теплую компанию.

– Скорее всего, он решил, что встретился с бродягами. – Я усмехнулся. Спасибо Дею. Вовремя он подоспел со своей убедительной речью. Кажется, Айну она действительно успокоила.

– А по-моему, он счел нас немного странными. – Девчонка улыбнулась и окинула нас оценивающим взглядом. – Ученый-бродяга эльфир, девица сомнительного поведения и аристократ, правда, немного оборванный.

– Аристократ? Это ты про этого громилу? – хохотнул Дей, критично меня оглядел и решительно качнул головой. – Нет, Айна! Он больше похож на бойца байдяги, приодевшегося на ярмарке и попавшего на пожар. Без обид, Сандр, не знаю, где ты надыбал такую благородную рванину, но эта одежда явно тебе не идет! К тому же твое телосложение говорит само за себя. Зная по собственному опыту, скажу: дворцовым деткам лень утруждать себя маханием мечей и копий, так что… Не льсти себе!

Я встретился с ним взглядом. В желтых глазах эльфира плескалось нескрываемое ехидство. Болтун, но зла в его сердце нет. Нет и зависти.

Мне на мгновение показалось, что я вижу его чувства, его желания и будущие поступки и… даже сбился с шага. Наваждение тут же исчезло.

Что это было?

– Лучше походить на бойца байдяги, чем на одетую в лохмотья желтоглазую жердь! – Голосок Айны вернул в реальность и согрел душу.

Защищает! Значит… Эх, ничего это пока не значит!

– А может, тебе просто нравятся мои глаза? А, красавица? – Тут же подмигнул ей эльфир.

Неисправим!

Но больше его заигрывания меня не волновали. От злости или даже… ревности? не осталось и следа. Покой и понимание истины доверху заполнили всего меня. Непривычно, но я принял это как должное. На тот короткий миг, когда я на секунду почувствовал себя в его шкуре, я понял одно: его сердце оставалось холодным к очарованию Айны, а значит, он мне не соперник.

А вот перевертыш меня чем-то задел…

Хвала богам, наши пути разошлись!

Я вслушался в продолжающуюся перепалку.

– Разве можно эти два фонаря назвать глазами? – Айна не собиралась отступать, но и эльфир был достойным соперником.

– Боги, вы есть! Таких комплиментов я не слышал уже о-о-очень давно! – мурлыкнул Дей, подмигнул мне и снова подколол: – Айна, поверь, ты выбрала не того. Что может этот мужлан? Для твоей утонченной фантазии просто необходим кто-то с такой неординарной красотой, как моя!

– Красотой?! Ха! Жалко тебя расстраивать, но… ты не в моем вкусе. Хотя преимущество у тебя определенно есть: с твоими глазами и факела не надо!

– В таком случае не отведу взгляда, освещая твою красоту весь путь, что нам дано пройти вместе! – Дей уже откровенно улыбался. Между тем Айна распалялась еще больше и даже прибавила шагу, оставив нас позади.

– Тогда буду надеяться, что ты свернешь себе шею раньше, чем наши дорожки разбегутся!

Не знаю, чем бы закончилась их перебранка, если бы Дей вдруг не переключился на меня:

– Интересно, у кого бы в этот ранний час выяснить, где живет твой дружок? Может, разбудить это сонное царство? Давай постучим к кому-нибудь в дверь?

– Давай, но чуть позже. – Я огляделся. Улочка, по которой мы шли от самых ворот города, привела нас к перекрестку, окруженному похожими, как две капли воды, небольшими беленькими домиками. – Стражник что-то говорил о двухэтажном доме.

– Угу. Говорил. О том, что в последнюю очередь нам надо искать Избранного там.

– Сандр! – Испуганный голос Айны заставил меня ускорить шаг и подойти к ней. Девчонка стояла у широкой доски, прибитой к штырю прямо на перекрестке, и смотрела на свой портрет. – Объявление о розыске. Меня найдут!

– Не найдут.

– Конечно, не найдут! – тут же подоспел эльфир. – Сама посмотри. Разве можно сравнить эту шикарную молодую красавицу на холстине с этим ободранным, чумазым мальчишкой, которого вижу я? Поверь, тебя никто не узнает. Все будут видеть в тебе подростка.

– А лучше всего – немого подростка, – хмыкнул я.

– Хорошая мысль, Сандр! – поддержал меня Дей. – В немом оборванце точно никто не разглядит пропавшую дочь советника.

Айна недовольно засопела.

– Сговорились?

– Пока нет, – улыбнулся эльфир. – Просто умеем трезво мыслить.

От ее ответа нас спас неожиданно раздавшийся рядом голос:

– Верзилы и эльфир. Так-так… И что привело вас в наш славный Беркет?

Мы дружно обернулись и уставились на безбородого гнома, одетого в кожаные доспехи стражника.

– Мы хотели бы получить аудиенцию у Избранного. – Я чуть склонил голову в приветственном поклоне. – Вот только не знаем, где его найти.

Стражник озадаченно почесал под шлемом, огляделся, словно надеясь увидеть Избранного, проходящего мимо, и чуть виновато развел руками.

– А боги его знают. Если честно, уже должен принимать ночную смену. А зачем он вам, чужеземцы?

– Мы принесли ему привет от брата, Берша ли Тукена.

– Старый Берш ли Тукен еще жив? – Стражник так обрадованно вытаращился на меня, что даже неловко стало за эту ложь.

– Да. Но прибыть сюда не может. Вот и попросил нас передать братцу посылочку.

– Жаль, что он покинул Подгорье, но неудивительно. Приемный сын никогда не заменит родного.

Я сосредоточенно покивал, стараясь не выдать ни мимикой, ни взглядом то, как меня озадачил его ответ. Приемный сын?

– Значит, так! Шагайте по этой улице, а потом сверните в первый проулок. Он и приведет вас к настоящему дому Рикаса. Зеленый такой забор будет. Над воротами щит с двумя перекрещенными клинками и драконом. Это родовой герб Тукенов. В прежние времена все они были хорошими оружейниками, отсюда и клинки, а дракон…

– Спасибо, – я прервал словоохотливого стража. – Нам пора.

Страж недовольно пожал плечами и отвернулся.

Вскоре мы дошли до указанного проулка.

– Вот видишь? – буркнул я Айне, едва мы свернули. – Он тебя не узнал. И никто не узнает. Потому что все видят в тебе лишь побродяжку.

– Ты меня успокоил! – Она обиженно вскинула голову и прибавила шаг. – Побродяжкой меня еще не называли!

– Никогда не поздно начать, – снова подлил масла в огонь эльфир. – В таких лохмотьях, да еще с такой прической… Не подскажешь, какой косорукий цирюльник тебя стриг? Да еще непонятно чем – топором?

– Кинжалом! – фыркнула Айна, смерив меня таким выразительным взглядом, что даже законченный дурак смог бы понять, что «косорукий цирюльник» – это именно я. Вот только желтоглазый не был дураком.

– О, мой друг, в тебе, оказывается, масса скрытых талантов!

– Ладно, уговорил. – Я высокомерно кивнул и, заметив обещанный стражником забор, направился к нему. – И тебе сделаю такую же.

– И я тоже буду изображать немого мальчика? А может, нам труппу мимов организовать?

– По поводу мимов – идея шикарная, насчет мальчика – нет. С такими блудливыми глазами ты на мальчика ну никак не тянешь. Разве что на мальчика для… гм…

– Завидуешь? – Лицо Дея озарила широкая улыбка.

– Сочувствую! – парировал я и остановился перед дверцей в зеленом заборе. – Кажется, пришли.

– Стучи. – Эльфир тут же стал серьезным.

Я занес руку для удара, но стучать не пришлось. Дверца распахнулась, и из нее выглянул низенький, толстенький гном в доспехах стражника. На голове вместо шлема стриженные под горшок, чуть с рыжинкой волосы.

Увидев меня, он отпрянул.

– Вы ко мне?

– Если вы – Рикас ли Тукен. – Я с трудом отвел взгляд от его шевелюры и улыбнулся. Почему-то он показался мне знакомым…

– Он самый, юноши. Говорите, что вам от меня надо, и я пошел. Мне еще посты проверять и стражу у ворот предупредить, чтобы плакаты развешали. – Он окинул нас подозрительным взглядом. – Вы не в курсе? Оказывается, на территорию Подгорья, пробралась девушка, которую ищет все Объединенное королевство!

Айна незаметно отступила назад, и я почувствовал, как ее кулачки прижались к моей спине. Эльфир шагнул вперед.

– Они уже развешаны. Увы, но нам придется вас ненадолго задержать.

Я кивнул.

– Да, у нас к вам дело государственной важности.

Рикас недоуменно поморгал, переводя взгляд то на него, то на меня и, наконец, решился:

– Ладно. Входите. Я смогу немного опоздать. В конце концов, я – Избранный или как?

Айна

Если честно, после упоминания о «девушке, которую ищет все Объединенное королевство» мне захотелось сбежать. Я даже спряталась за спину Сандра, но Рикас на меня и не взглянул. Может, действительно во мне все видят только того, за кого я себя выдаю?

За нами громко захлопнулась дверца ограды. Мне стало чуть спокойнее. Стараясь не высовываться из-за спин попутчиков, я украдкой огляделась. Маленький дворик оказался самым настоящим складом оружия. Под навесом на удобных стойках были развешаны всевозможные клинки, мечи и кинжалы. Рядом с кирпичным домом притулились небольшая наковальня и черный от копоти бочонок с водой.

– Так, что за дело привело вас ко мне? – Толстенький гном подошел к крыльцу, но вместо того, чтобы предложить нам пройти в дом, уселся на ступенях и выжидающе взглянул на Сандра, подчеркнув его преимущество перед нами.

– Вообще-то мы шли не к вам, а к вашему брату – Бершу ли Тукену. Но в пути узнали, что он уже много лет как покинул дом. – Сандр невозмутимо посмотрел ему в глаза.

– И зачем вам понадобился мой брат? – В глазах хозяина блеснул холодок.

– Некто Лимар отправил меня к нему, чтобы я передал ему на хранение это. – Сандр достал из-за пазухи футляр. – Это клинки. «Тха-картх». А еще я должен был передать ему, что я сын Хранителя Равновесия.

Глаза гнома прищурились.

– Лимар? Не знаю я никакого Лимара. А что за клинки? Дай взглянуть?

Сандр пожал плечами и, помедлив, засунул футляр обратно за пазуху.

– Что ж, на нет и суда нет. Лимар приказал отдать их на хранение только твоему брату. Из рук в руки. Но ведь ты – не он? – Сандр ловко перешел с почтительного обращения на панибратское, словно подчеркивая, что с неправильным ответом ушла и значимость собеседника.

Рикас задумчиво потеребил роскошную бороду и со вздохом поднялся.

– Говоришь, ты сын короля Бьярда? Как зовут?

– Сандр.

Если честно, я даже залюбовалась, с каким достоинством парень произнес свое имя.

Гном задумчиво помолчал и поманил нас в дом.

Едва мы миновали крыльцо, тесную прихожую и оказались в большой, полутемной комнате, как Рикас подскочил ближе и торопливо заговорил, переводя взгляд с одного на другого:

– Кто бы вы ни были, уходите! Я не знаю, где мой брат, и не хочу брать грех на душу за ваши смерти. В Подгорье много шпионов черного Сайруса, для которых имя короля Бьярда – повод озолотиться.

– О нас знали только стражник Рикаш и парни у Проходного моста. Все они мертвы.

– Значит, не все! – рявкнул гном и вдруг усмехнулся. – Стало быть – Сандр? Ладно. Оставайтесь пока тут. Отдыхайте. А ночью я выведу вас из Подгорья.

Он прошел мимо нас к двери и обернулся на пороге.

– Еда на столе. Вино найдете на полках. Кровать одна, в комнате за шторой. Я вернусь к вечеру. Мне придется дом закрыть, чтобы никто в мое отсутствие не зашел и не увидел вас. – Рикас развернулся и, в два шага миновав прихожую, скрылся за дверью. Побренчали ключи, и все смолкло.

Несколько мгновений мы стояли, не в силах отвести взгляд от захлопнувшейся двери. Наконец Дей первым нарушил молчание:

– Как бы этот добрый подгорник сам не сдал нас Сайрусу. – Он огляделся и направился к окну, занавешенному темной шторой. Осторожно выглянул. Мгновение подслеповато щурился, разглядывая что-то, затем прошел в центр комнаты к низенькому квадратному столу, где накрытый полотенцем нас дожидался обещанный хозяином завтрак, и уселся на лавку, не прекращая ворчать: – А то запер в клетку, а сам, наверное, побежал переход в По́лынь открывать!

– Если никому не верить, можно сойти с ума. – Я огляделась.

Скромно. Просто. Широкая лавка у дальней стены, рядом дверь, ведущая в еще одну комнату. У другой стены одно окно, стеллаж с кувшинами, в центре стол и две коротенькие лавки, вот и все убранство дома правителя Подгорья. Последовав примеру эльфира, я опустилась по другую сторону стола. Мм… До чего аппетитно пахнет вареным мясом! Мой желудок возмущенно взвыл, в который раз напомнив о себе.

– А если всем верить, можно оказаться за Гранью! Вот скажи, зачем он нас запер? – Эльфир стянул полотенце и даже сглотнул, жадно разглядывая три миски, наполненные большими кусками мяса, хлебом и сырыми овощами. Ухватив ломоть хлеба, он положил на него кусок мяса и с наслаждением принялся жевать.

– Возможно, потому, что действительно не хочет, чтобы нас кто-то увидел? – Сандр обошел комнату, заглянул в спальню и только потом присоединился к нам. Устроившись рядом со мной, он невозмутимо спросил: – Айна, тебе твой внутренний голос говорит об опасности?

Я замерла с набитым ртом, прислушиваясь к царившему во мне спокойствию, и, сглотнув, покачала головой, пряча улыбку. Как хитро он поинтересовался о подсказках моего дракона! Эльфир даже ничего не понял. Вон как уписывает за обе щеки.

– Значит, все будет хорошо. – Сандр усмехнулся, будто прочитал мои мысли, и поднялся. Вернулся за стол он уже с кувшином, закрытым светлой тряпицей. – Кому вино? Если честно, я бы не отказался от чистой воды, но… за неимением таковой…

Эльфир подставил ему кружку:

– А вот я не откажусь от вина. Может, это гномье пойло заставит меня хоть немного забыть о том, о чем забыть невозможно…

– А тебе, Айна? – Сандр посмотрел на меня.

Я пожала плечами и тоже пододвинула к нему кружку.

– Вообще-то я вино не пью, но если нет воды…

Он плеснул немного розовой жидкости себе и мне.

– За знакомство?

Кивнув, я сделала осторожный глоток и замерла, наслаждаясь густым ягодным ароматом. Еще один глоток согрел желудок. С сожалением заглянув в опустевшую кружку, я вновь придвинула ее Сандру.

– Осторожно, Айна. Этот напиток коварен, – усмехнулся тот, вновь наливая мне вино.

Дей тоже протянул опустевшую кружку.

– Зато он позволяет знакомым стать друзьями, а друзьям стать…

– Я даже не сомневаюсь, Дей, что твой опыт бесценен, – торопливо перебил его Сандр, – но оставь его при себе.

Эльфир пожал плечами и легонько столкнул свою кружку с нашими.

– Умные учатся на чужих ошибках, глупые на своих. Кстати, ты, брат, не очень-то похож на умного. – Он в два глотка снова осушил вино и закончил: – Да и я тоже.

На некоторое время в комнате воцарилось сосредоточенное молчание, и когда в тарелках мясо и хлеб уменьшились наполовину, а о том, что в миске были овощи, напоминали только несколько налипших на стенках листиков пряной травы, Сандр решил продолжить прерванный трапезой разговор:

– Кстати, Дей, ты обещал нам как-нибудь рассказать о себе.

– А вы уверены, что хотите услышать эту старую сказку?

– Если ты готов рассказывать – мы готовы слушать. – Сандр разлил по кружкам остатки вина.

Я кивнула.

– А почему нет?

– Действительно… – Дей вздохнул, задумчиво покатал в ладонях кружку, одним глотком осушил ее и отставил. – Почему бы и нет…

Он помолчал, словно не зная, поведать нам свою историю или нет, усмехнулся и заговорил:

– Когда-то давно жил принц. И было у него четыре сводных брата. Никто не ожидал, что самый младший из них внезапно погибнет от сожравшей его за три дня болезни. Лекари называют ее «Проклятием владык». Якобы она досталась нашей расе в память о людях, испортивших нашу кровь. Но… сказ не о том. Как велит закон Эльфириана, старший сын должен был возглавить траурную процессию и отвезти умершего родича на место захоронения. Как вы поняли, эта миссия досталась нашему принцу, ибо он был первенцем своего отца и его законной жены.

– Что значит законной? – Сытый желудок и терпкое вино на мгновение заставили меня забыть обо всех бедах. Хотелось петь, танцевать и просто радоваться жизни. Прав был Рикас, когда закрыл дом. Этим он оградил город от бедствия в моем лице.

Я ухмыльнулась мыслям и разыгравшемуся воображению, на что Дей отреагировал довольно странно. Он вскочил и принялся мерить комнату шагами.

– Ты тоже считаешь эльфиров – выродками? Впрочем, как все вы! Да. Наша раса редко довольствуется одной женой, и чем знатнее эльфир, тем больше женщин он может себе позволить, но лишь одна – первая, всегда будет единственно признанной законом. Моя мать, хоть и не была дочерью Эльфириана, стала первой женой отцу и первая подарила ему наследника – меня!

Дей пометался по комнате и вновь устало опустился на лавку.

– Да. Я и есть тот принц. Мне пришлось сопроводить тело брата в земли могил и пробыть там сорок дней. Когда я вернулся домой… – Дей оглядел нас, и вдруг мне стало страшно – такая ярость там жила! – … меня схватила стража. Болезнь, убившая брата, убила почти всю мою семью: еще двух женщин отца, трех сестер и двух братьев, но… как выяснилось, истинной причиной их смерти был яд, который нашли в кубках и на вещах. В живых остались лишь один из моих братьев и наш отец. Их случайно спасла придворная ведьма, которая и увидела то, от чего умерла вся королевская семья. А еще она увидела того, кто их отравил, – меня.

Дей повертел пустую кружку и усмехнулся:

– Мой братишка стал единственным кронпринцем. А вдобавок я остался перед ним в неоплатном долгу… Ведь именно брат спас меня от разгневанных горожан. Все они хотели меня четвертовать, но… братишка пожелал особого искупления за смерть нашей семьи. Он отдал меня в рабство гному, случайно оказавшемуся на городской площади в день казни. С тех пор я здесь. Кстати, Эльфирианом все еще правит король Киарис?

Я кивнула.

– Да.

Эльфир вновь усмехнулся и опустил голову на руки.

– Вот такая невеселая сказка. Я никогда не смогу вернуться домой, никогда не смогу прийти на дорогие мне могилы. Меня изгнали с тем условием, что, даже если я выживу на рудниках, каждая собака вольна будет меня убить, как только я появлюсь в столице.

– Но ты же не виноват! – убежденно выдохнула я. – Больше чем уверена – тебя подставили!

– И ты в это веришь? – глухо поинтересовался Дей, не поднимая головы.

– Конечно! – Я переглянулась с Сандром и снова посмотрела на эльфира. – И наверняка есть какой-то способ это доказать!

Дей что-то пробормотал, да так и остался сидеть, опустив голову на руки.

– Все может оказаться не таким, каким это видим мы. – Сандр поднялся. – Время все расставит на свои места и всем воздаст по заслугам. А сейчас, я думаю, нам нужно немного поспать. Айна, пойдем, я провожу тебя в спальню.

Я неохотно встала и направилась за ним. Камень, оставшийся от рассказа эльфира, прочно лег мне на сердце к еще нескольким, таким же, не дающим покоя глыбам. Я знала, чувствовала, что Дей невиновен! Но как это доказать?

В соседней комнатке и вправду стояла накрытая лохматой шкурой кровать. Я устало опустилась на нее. Почему-то вино, вместо того чтобы добавить бодрости, только приумножило усталость: глаза норовили закрыться, в голове шумело, а мысли путались.

– Ложись спать, Айна. Когда еще доведется. – Сандр хмуро улыбнулся и повернулся, чтобы уйти, но я его остановила:

– Сандр, ты ведь тоже не чувствуешь… опасность?

Он обернулся:

– Нет. Ничего такого.

– А почему ты считаешь, что наша… наши драконы обязательно должны нас предупредить? Почему ты думаешь, что они всегда где-то поблизости?

Парень постоял, разглядывая меня, затем подошел и сел рядом.

– Они с нами. Поверь, мы очень нужны нашим Хранителям. Более того, я думаю, что они избрали нас, потому что только мы можем им помочь.

– Помочь в чем?

Сандр покачал головой.

– Я не знаю. Пока не знаю. Но мы должны быть вместе.

Я вздрогнула, почувствовав на своей руке жар его ладони, и посмотрела ему в глаза. Какие они у него светлые, почти прозрачные!

Не отводя взгляда, он неуверенно склонился ко мне. Я зажмурилась в ожидании поцелуя и… тут дверь дома затряслась от ударов.

– Рикас! Ри-каас!!! Ты дома или где? Рика-а-ас?

Наваждение тут же исчезло. Я взглянула на Сандра и испуганно покосилась на входную дверь, краешек которой был виден из спальни. Выглядит прочной. Наверняка выдержит еще и не такое.

– Кто это?

Сандр стиснул зубы так, что заиграли желваки, и поднялся.

– Не знаю, но он сейчас уйдет. Ложись и попробуй уснуть. – Стараясь не смотреть на меня, он вышел из комнаты.

Да уж… Уснешь тут!

Глава 11

Сандр

Безумие! А как еще назвать, когда сходишь с ума только потому, что она рядом? Только оттого, что она есть. И имя этой магии – вечность! Вечность, за которую я не смогу забыть ни ее черты, ни ее имя.

Я пару раз глубоко вдохнул и с усилием выдохнул. Надо успокоиться. Сосредоточиться. Забыть!

Забыть?

Усмешка искривила губы. Я – сошел с ума. Попался в самый древний капкан!

Стиснув зубы так, что челюсти свела судорога, я прошел мимо посапывавшего Дея к полкам и принялся срывать тряпицы, повязанные на горлышко кувшинам.

Должна же здесь быть вода?

Мне необходимо что-то, что позволит обрести разум.

И хладнокровие!

В одном из кувшинов я почувствовал слабый цветочный аромат. Может, здесь?

Вернувшись к столу, я доверху наполнил кружку прозрачной жидкостью и даже успел сделал несколько глотков, пока до моего сознания не дошло, что я пью огонь.

Самогонка? Или спирт? И почему не чувствуется никакого запаха, кроме тонкого цветочного аромата?

Отдышавшись, я отодвинул кувшин и полупустые тарелки на край стола, накрыл посуду полотенцем и сел напротив эльфира, с удивлением ощущая окутавшую меня тишину.

Тишина в душе, тишина в сердце.

Тишина за дверью…

Голова стала тяжелой, как наковальня, и щекой придавила стол.

Тишина и спокойствие. Спокойствие и тишина… Спокойствие и…

Громкий стук и всколыхнувшийся рядом воздух заставили меня выпрямиться и слепо оглядеться. Вокруг царила темнота.

Где я?

Рука нащупала ножны.

Почему темно?!

Снова раздался стук. Короткий вскрик, и почти сразу же тихий хрип, оповестивший о неизбежном. Над ухом послышался шепот эльфира:

– Сандр?

– Тут.

– Не ранен?

– А должен?

– Шеркхово отродье! – Рядом какая-то возня.

– Это ты обо мне? – Я призвал огонь и тут же уставился в желтые глаза Дея. Эльфир стоял в шаге от меня и, недовольно щурясь, сжимал в руке нож.

– Опять твои фокусы? – не ответил он на мою шутку и, недоверчиво поглядывая, отстранился от объятой огнем ладони. Значит, дело и впрямь серьезное! – Зачем себя-то поджигать? Уж лучше тренируйся вон на нем!

Эльфир кивнул на скрючившееся, лежавшее неподалеку тело. Я с интересом пригляделся. То, что это не наш гостеприимный хозяин, было ясно сразу. Мертвец оказался рослым, одетым в кожаную броню наемником. А главное отличие: не прикрытые шлемом на широкую спину падали недлинные, но густые и темные волосы.

– Поверь, по сравнению с ним мне не больно! – Я поднялся. Держа ладонь, как факел, подошел и носком сапога перекатил незнакомца на спину. В потолок уставились начинающие мутнеть глаза взрослого мужчины.

– Кто это?

– Думаешь, я знаком со всеми наемниками Адирана? – Эльфир вытер нож о согнутую в локте руку и ловко метнул его в стену. Лезвие с жадностью впилось в дерево. Я несколько мгновений смотрел на вибрирующую рукоять ножа и перевел взгляд на Дея.

– Он пришел за нами?

Эльфир хмыкнул, подошел и склонился над телом.

– Возможно, и очень может быть, что он и есть наш таинственный убийца. Выследил, дождался темноты и проник в дом!

– Но зачем мы ему?

– Не «мы», а я!

Услышав голос Айны, мы с Деем обернулись. Девчонка стояла на пороге спальни и сонно щурилась.

– Вы его убили?

– Да, но только не надо мне читать проповеди! – предупреждающе рыкнул эльфир, покосился на меня и уже мягче пояснил: – Пойми, Айна, если бы я его не убил, он бы убил тебя, а может быть, всех нас!

– Убийца… В доме Избранного… Угу. – Я поднес к лицу мертвеца горящую ладонь и еще раз вгляделся в огрубевшие от шрамов черты лица. – А если охота велась не на нас? Если кто-то хочет смерти Рикаса ли Тукена?

– Смотрите! – испуганный вскрик Айны заставил меня взглянуть на нее и вновь сосредоточиться на перевертыше.

Его тело вдруг выгнулось. Раздался хруст, как будто под кожей ломались кости. На безволосой коже проплешинами стали появляться серые клочки волос, череп начал удлиняться, словно лежавший перед нами мертвец состоял из глины, которая попала в руки создателя.

«Второй шанс! Сейчас ему будет дан второй шанс, и тогда вы потеряете наследника», – внезапная мысль была озвучена голосом отца. Точнее… колдуна Лимара.

Наследника?…

Я бросил взгляд на сидевшего рядом со мной на корточках эльфира. Безоружен. Ждет, когда превращение завершится. Наверное, даже не представляет, что случится сейчас, когда зверюга очнется…

Будто в ответ на мои мысли на волчьей морде вспыхнули желтые глаза, горя бешеной яростью. Тело еще завершало изменения, а сознание зверя уже готово было убивать. Волк метнулся вперед. Пасть распахнулась, так и норовя впиться желтыми клыками в горло оцепеневшего эльфира. Успев оттолкнуть Дея, я поймал в захват морду волка. Перевертыш от неожиданности замер, сфокусировал взгляд на моей горящей руке и замотал головой, завертелся так, что я потерялся в пространстве. Лица Айны, Дея, пламя и темнота – все смешалось в единый клубок.

Я даже не почувствовал, когда нас двоих охватил огонь, а когда перевертыш упал, смердя горелой шкурой, еще какое-то время продолжал сжимать его пасть.

– Сандр, хватит! Он мертв! – Голос Дея заставил меня очнуться. Я поднялся, отрешенно разглядывая объятое огнем тело волка. Но – как? Как я смог сжечь его моим холодным пламенем? Пламенем, не причиняющим мне никакого вреда? Даже одежда не закоптилась!

«Лимар, он точно ребенок! Ты бы хоть объяснил ему при случае, что стихия Хранителя для него – союзник, а значит, огонь ему не страшен!»

«Он не так глуп, За Зу. А для начала ему пора бы втолковывать, что такие фокусы лучше совершать без присутствия женщин!»

От прозвучавших в моей голове слов я будто очнулся.

Айна!

Неестественно подвернув руку, она сломанной куклой лежала на светлых, вышарканных от времени досках пола. Ее освещенное бликами пламени лицо казалось невероятно красивым и умиротворенным…

Я бросился к ней.

Дей успел первым и подхватил девчонку на руки.

– Отдай ее мне! – В следующее мгновение я был рядом.

– Чтобы ты тоже ее сжег? Нет уж, о ней я позабочусь сам, – отчеканил эльфир и кивнул на догорающее тело зверя. – Следи лучше за мусором. Не дай бог, снова оживет.

– Дверь открыта! Давай уйдем!

– В твоем случае я бы дождался хозяина и очень хорошо его обо всем расспросил. Если это он прислал к нам блохастого, значит, наверняка скоро придет проверить его работу! – Эльфир бережно положил девушку на лавку у стены и посоветовал: – Слушай, погасни, пожалуйста! Я от твоего вида скоро сам пузырями покроюсь.

– Думаешь, Рикас вернется? – хмыкнул я и украдкой взглянул на объятую пламенем руку.

Не нравится ему, видите ли!

Хотя он прав. В следующий раз надо быть осторожнее. Если призванная Стихия не причиняет вреда мне, это не значит, что она безопасна для других…

Я смотрел, как огненные язычки становятся меньше и исчезают, повинуясь моему желанию.

Теперь лишь отблески пламени, все еще пожиравшего зверя, продолжали освещать комнату.

– Кажется, он уже вернулся! – Эльфир к чему-то прислушался, одним движением сдернул лежавшее на столе полотенце и набросил его на волка, погрузив нас в густой полумрак. Только приторный запах дыма и паленой плоти напоминали о том, что сейчас здесь произошло. Забренчали ключи, раздался удивленный говорок. Почти сразу же открылась и закрылась дверь, впуская в дом низкорослую фигуру. Дей бесшумно кинулся к входившему, послышались короткая возня, грохот, и яростный шепот эльфира оповестил его легкую победу:

– Лежать! Еще раз шевельнешься – отправишься к праотцам!

Я не понял, отчего в следующую минуту в комнате стало светло каким-то призрачным багровым отсветом. Не понял, почему Дей и лежавший под ним хозяин дома смотрят на меня очумелыми глазами… пока не увидел свое отражение в темном зеркале окна.

Точнее, не свое, а… два огненных крыла, вздымавшихся над моими плечами, и вытянутый огненный череп над головой.

– Огненный Ветер? – Не замечая приставленное к горлу лезвие ножа, Рикас ли Тукен благоговейно смотрел на меня, не смея пошевелиться. – Из этого рода Ушедших оставался только один! Ты убил Лимара?

– Нет. – Я удивленно прислушался к присвисту, раздавшемуся вместе с моим голосом, и шагнул ближе, моля только о том, чтобы у эльфира не сдали нервы. – Он отдал мне своего Хранителя и ушел сам.

– Значит, ты и есть тот, кого он спас?

Спас?

– Лимар был мне отцом, и я бы до сего дня не знал ни о существовании драконов, ни о короле Бьярде, если бы не трагическая случайность, забравшая его у меня. – Я замолчал, огляделся и, заметив на окне залитый воском подсвечник с маленьким огарком, подошел и просто коснулся его пальцем. Свеча тут же занялась ярким огоньком. Я сделал знак Дею, чтобы он поднял гнома, и подошел к Рикасу так близко, что даже почувствовал его дыхание. – А теперь объясни, что значит «спас»?

Айна

Голоса настойчиво вплетались в темное забвение, куда так постыдно спрятался от происходящего мой разум. Конечно, я понимала, что Сандр не мог поступить иначе. Понимала, что он спас жизнь не только Дею, но, возможно, и всем нам, но еще я понимала, что увиденное мною навсегда останется в потаенных закутках памяти. Я никогда не смогу забыть мечущегося, объятого пламенем зверя и холодную ярость в глазах Сандра. Это всегда будет стоять между нами…

Нами?

Ощутив лопатками жесткость моего ложа, я повозилась, пытаясь устроиться поудобнее, но вскоре поняла, что вместо удобства скорее заработаю сотню заноз.

Я что, лежу на полу?

Приоткрыв глаза, мгновение смотрела в клубящуюся под потолком дымную темноту и осторожно села.

Нет, не на полу. На лавке. В большой комнате.

Уже радует!

За столом, освещенные едва теплящимся огоньком свечи, сидели мои попутчики и заинтересованно кивали гному, что-то вещавшему им с таинственным видом. Видимо, хозяин дома вернулся, когда я усиленно пыталась отлежаться в обмороке. Время от времени парни перебивали его короткими фразами, затем монолог подгорника продолжался вновь.

Если честно, хотелось бы сначала вникнуть в суть разговора, а уж потом позволить этим троим заметить мое присутствие в мире живых, но висевшая в доме пелена дыма, с примесью тошнотного запаха горелого мяса, петлей сдавила горло, заставив меня зайтись в удушающем кашле.

– Айна? – Сандр, а за ним Дей и подгорник бросились ко мне.

– Как ты?

– Вот, попей, полегчает!

Я села, подтянула колени к подбородку и оглядела окруживших меня мужчин. И с чего бы такое внимание? Взяв кружку, услужливо протянутую толстеньким гномом, я сделала глоток и снова зашлась в кашле. Горло будто опалил жидкий огонь.

– Что это? – просипела я, когда смогла говорить.

– Чистый самогон, настоянный на лепестках розы. Очень помогает при простудах.

– Какая простуда? – Я довольно невежливо отпихнула кружку. – Вы думаете, я кашляю потому, что простудилась?! Да здесь же от дыма дышать нечем! Или так пахнет наш ужин? Вы приготовили мясо на углях?

Дей открыл рот, собираясь что-то ответить, но Сандр зыркнул на него так, что эльфир только растерянно кивнул:

– Ага. Угадала.

Вспомнив о перевертыше, я огляделась.

– А где волк? Я помню только, что Сандр и зверь загорелись, а потом… Мне стало плохо от дыма и… Значит…

Я оглядела мужчин.

Смотрят так, словно ждут моих оправданий… Фигу! Я никому ничего не должна!

Эльфир первым кивнул на что-то, скрытое закопченной тряпкой.

– Перевертыш там. Но лучше тебе этого не видеть.

– Айна, пока ты… спала, Рикас рассказал нам кое-что. – Сандр поспешно сменил тему. – И я бы хотел, чтобы ты это тоже услышала.

Он опустился рядом со мной на лавку.

– Пожалуйста, Рикас, повтори то, что ты нам рассказал.

Гном пожал плечами, опрокинул в себя предложенный мне самогон и с кряхтением уселся рядом.

– Мне поведал об этом мой брат. Берш. Когда-то он был очень дружен с Лимаром – придворным колдуном. Сначала он служил отцу короля Бьярда, а затем и ему самому. После восстания в По́лыни Лимар ушел, а через несколько лет он привел в Подгорье мальчика. Он всем представлял его как собственного ребенка, но только Берш и я знали, что мальчик – сын убитого Хранителя Равновесия. Мальчик рос, но росло и могущество черного короля. Затем брату пришлось покинуть Подгорье, и больше Лимар к нам не приходил. Расставаясь, Берш поведал мне о том, как был убит король Бьярд и его жена Дина. – Гном помолчал, сосредоточенно дергая себя за усы, и, словно набравшись смелости, продолжил: – Рабы Сайруса напали на замок в предрассветный час, когда Дина готовилась произвести на свет наследника. Мой брат тогда был начальником дворцовой охраны, и в ту страшную ночь они вместе с королем и Лимаром удерживали дворец до тех пор, пока враги не прорвали защиту. У Дины родилась двойня, но выжил только один ребенок. Берш был ранен. Его приняли за мертвого и вместе с защитниками дворца сбросили в ров. Король защищал Дину и новорожденного до последней капли крови. Сайрус вроде бы хотел помиловать королеву и взять на воспитание ее сына, но Дина, увидев смерть мужа, обезумела и вместе с новорожденным спрыгнула со смотровой площадки.

– Да, я помню это! – прикусив губу, я даже не почувствовала боли, словно заново пережив мой ночной кошмар.

Рикас покосился на меня, но, так и не дождавшись объяснений, продолжил:

– В ту ночь их спас Лимар. Призвав Хранителя, он перенес их в крошечную деревеньку на границе Объединенного королевства, где они и нашли приют у старого кузнеца. Но несколько дней спустя королева умерла. Лимар взялся растить мальчика как собственного сына. Когда тот подрос, он привел его к Бершу. Ведь именно мой брат должен был завершить образование мальчика. Именно он должен был подготовить его к встрече с Хранителем и провести обряд слияния.

– А почему именно он? – холодно поинтересовался Сандр.

Рикас с сожалением покрутил опустевший стакан, бросил тоскливый взгляд на стоявший на столе кувшин (наверняка с таким же гадким пойлом) и нехотя пояснил:

– Мой брат – дающий знания Ушедших, жрец Стихий. Когда-то он даже был судьей в крепости Шарукх, которую ты не найдешь ни на одной карте мира. Она находится у Грани, и именно там Избранные смертные способны жить бок о бок с драконами. Но…

Не в силах больше терпеть переполняющие меня эмоции, я развернулась к Сандру.

– Я же говорила! Это ты! Ты – сын короля Бьярда!!! Всю жизнь мне снилась гибель твоих родителей!

– Вопрос в другом – почему все это снилось тебе, а не мне? – Сандр оставался безучастным и даже каким-то равнодушным.

– Какая разница! – отмахнулась я. – Возможно, для того, чтобы нам с тобой встретиться. В конце концов, я уже дважды спасла твою жизнь! Может, в этом и заключается мое предназначение? К тому же с тех пор, как мы вместе, я ни разу не видела тот кошмарный сон.

– А меня в этом рассказе смущает вот какой вопрос. – Дей задумчиво принялся вышагивать перед нами. – Зачем Сайрус хотел помиловать жену и сына короля Бьярда? Ведь не из сердечной же привязанности!

– Это вопрос спорный… – Гном устало зевнул. – Например, этот ребенок дал бы ему поддержку среди народа, которому он впоследствии сообщил, что короля убили драконы Стихий. Сайрус законно стал бы править страной, пока не подрастет его племянник, а после… наверняка с принцем тоже что-нибудь случилось бы.

– А не проще было бы убить и наследника, и королеву? – не унимался эльфир. – Тогда не надо было бы притворяться регентом – как бы то ни было, после смерти королевской семьи Сайрус оказался прямым претендентом на трон.

– Сайрус ведь был братом короля Бьярда… – тихо произнес Сандр, думая о чем-то своем.

– Совершенно верно. Говорят, они были близнецами, – поддакнул Рикас.

– Значит, я должен был стать следующим королем и Хранителем Равновесия? А… как становятся ими?

Гном с наслаждением почесал затылок и передернул плечами.

– Вообще-то Хранителями Равновесия не становятся. Ими рождаются. Гармония должна быть основой твоей души. Ни одна из страстей не должна завладеть ею. Берш говорил, что это твое предназначение, мальчик. К этому они с Лимаром и хотели тебя подготовить.

– Так. – Сандр поднялся и подошел к окну, за которым плескалась темнота и, разглядывая ночь, отчеканил: – Нам нужно найти Берша. Где он?

Хозяин хмыкнул:

– Даже представить себе не могу!

– А почему он ушел? – Эльфиру надоело мотаться из угла в угол, каждый раз перешагивая через накрытое тряпкой тело, и он опустился на лавку рядом с гномом.

– В этом-то и дело… – Рикас испуганно огляделся, словно опасаясь лишних ушей, наклонился к нему и приглушенно заговорил: – Берш знает один секрет, который очень хотелось бы заполучить Сайрусу.

– Подумай, – Дей пододвинулся к нему ближе, – куда бы мог уйти гном, если бы хотел спрятаться от всего мира?

– Гном? – Подгорник помолчал. – Гном мог уйти в заброшенные шахты. Но Бреш не…

– Не гном? – закончил за него Сандр и обернулся. Мне на мгновение показалось, что в его глазах бьются багровые язычки пламени.

– Да! Верно! – Рикас обрадованно закивал. – Он не чистокровный гном, он – полукровка. Однажды отец нашел у истока реки рядом с границей Подгорья измученную девушку. И взял к себе. Она родила ему Берша, но долго не прожила. Затем отец женился на моей матери. Скажи, Сандр, тебе о моем брате рассказал Лимар? Ты был слишком мал, чтобы помнить наши встречи. Колдун всего несколько раз приводил тебя в наш дом. Потом Берш запретил.

– А я и так ничего не помню. Я запомнил нашу встречу, когда мне было девять лет. В Пограничье на торгах. Он не очень высок и темноволос. В тот день он передал отцу кулон…

– Я помню этот день. Брат пришел домой, сказал, что долги отданы, взял котомку, и с тех пор я его не видел. Я знаю, он отдал Лимару медальон твоей матери, а тот должен был отдать его тебе. Скажи, украшение с тобой?

Вместо ответа Сандр снова отвернулся к окну, какое-то время молчал и вдруг так врезал кулаком о подоконник, что даже задребезжали стекла.

– Шеркх!

Ярость, отчаяние и тоска, смешавшись воедино в этом коротком слове, заставили меня вскочить и подбежать к нему.

– Сандр? – Я утешающе обняла и прижалась лбом к его, будто окаменевшей спине. – Мы найдем Берша! Обязательно!

Словно не слыша меня, Сандр обреченно мотнул головой.

– Это был кулон моей матери… Знаешь, я так и не смог его открыть. В нем ведь что-то было?

Гном помедлил с ответом. Поднялся.

– Я не знаю. Берш мне лишь раз его показывал. А… где кулон?

Сандр уперся лбом в стекло окна и едва слышно выдохнул:

– Потерял.

Глава 12

Сандр

Отчаяние, стыд и почти физическая боль от сожаления утраты терзали душу. Это был кулон матери! Если бы я знал раньше! Наверняка там ждало меня какое-то послание, и вот… Я так бездарно его потерял, даже не узнав, что в нем было!

Хотелось выть, рвать и метать, но я стоял, прижавшись лбом к холодному стеклу. И лишь тепло обнимавшей меня Айны, только легкость ее дыхания удерживали меня на краю.

– Рикас… – наконец произнес я и замолчал, равнодушно слушая хриплый, чужой голос. Мой голос. – Ты можешь нам хоть чем-нибудь помочь? Подсказать, как… где нам искать Берша?

– Я мог бы тебе рассказать все, что мне доверил мой сводный брат, но… – Сзади послышались тяжелые шаги. – Мне надо быть уверенным, что ты тот, за кого ты себя выдаешь. Кулон решил бы эту проблему… Я понимаю! Всякое бывает в жизни. Ответишь мне на некоторые вопросы?

Шаги гнома смолкли совсем рядом. Я с сожалением оторвался от разглядывания собственных глаз, отражающихся в темноте окна. Обнимавшие меня руки разжались. Айна отстранилась и встала рядом. Из моей груди вырвался невольный вздох, когда вместо тепла ее тела меня коснулась царившая в доме прохлада.

– Спрашивай. – Я обернулся. Гном стоял в паре шагов от меня и смотрел из-под кустистых бровей, как мне показалось – осуждающе. И неудивительно…

– Лимар сказал Бершу, что сделал надпись на могиле королевы. – Рикас с видом судьи скрестил на груди руки. – Произнеси ее.

Надпись? Перед глазами тотчас возникла плита из серого камня. Она была чиста. Никаких торжественных надписей, имен, клятв… Только с обратной стороны было даже не написано – выцарапано имя…

– Динара?

– Точно. – Гном довольно качнулся на носочках и тут же помрачнел. – Но ты мог и узнать о надписи…

– Что значит – узнать? Он и знал! С детства! – возмущенно накинулась на него Айна. – Вопрос в другом! Он ответил правильно? Тогда в чем проблема?

В душе снова разлилось тепло… Защищает. Значит?..

– Воины Сайруса хитры… – Рикас сосредоточенно пожевал начинающий седеть ус. – Ладно. Возможно, твоя девушка права. Последний вопрос. Клинки «Тха-картх». Расскажи мне о них.

Вот подозрительный тип! Проверку какую-то выдумал!

– А я о них почти ничего и не знаю. – Я как можно равнодушнее пожал плечами. – Только то, что они могут отправить драконов в мир духов и их ищет Сайрус. Мой отец… точнее, Лимар, передал их мне в день собственной смерти.

– А ведомо ли тебе, что клинки «Тха-картх» (что означает в переводе с языка драконов – «Убийцы») создал один из первых Хранителей Равновесия? Мой предок. С тех пор этот секрет в роду Тукенов знали все старейшины. И они передавали его из поколения в поколение, скрепляя клятвой о том, что даже в страшных муках никто из знающих не разгласит его. Знал эту тайну и мой отец. Он передал секрет Бершу, а тот, перед уходом, хотел передать мне…

Гном шагнул ближе и, потеснив меня, тоже встал у окна. В комнате воцарилось молчание. Мне показалось, что Рикас замолчал специально, оставив напоследок какое-нибудь важное признание, но тот вдруг озадаченно хмыкнул и, нахмурив брови, вгляделся в темноту.

– Странно! Время уже около полуночи, а фонари все еще не зажгли… – и неожиданно закончил: – Если кто и знает, куда ушел мой братец, так это только его друг – Лимар.

– Но… он умер! – Надеюсь, никто не услышал в моем голосе отчаяния? Все! Круг замкнулся. Если бы Лимар знал, где искать Берша, он бы не посылал меня сюда! Ладно, здесь не повезло, так, может быть, узнаю хоть что-нибудь еще о клинках? – Насколько я понял – ты не владеешь секретом изготовления клинков?

Гном мотнул головой.

– Не захотел стать последним, на ком закончится мой род. Секрет клинков уж очень нужен Сайрусу. С ними он сможет контролировать приход в Адиран драконов Стихий и Тени. Знаю только, что в мире могут существовать только два клинка. Создать новые можно только тогда, когда один из пары сломается, а второй станет простым кинжалом.

– Значит, перевертыш мог заявиться сюда и по твою душу? – неожиданно предположил молчавший все это время Дей.

– Мог. От судьбы не убежишь… но, я не боюсь… А знаете почему? – На лице хозяина появилась улыбка. – У меня тоже есть Хранитель. Из рода Льющейся воды. Его магия так слаба, что он может только посылать мне удачу и предупреждать о всяких… неприятностях.

Гном покосился на тело, накрытое тряпкой.

– Выходит, ты знал, что к нам направляется убийца? И не предупредил! – возмущенно фыркнула Айна. – Еще и закрыл в мышеловке.

– Я узнал об этом совсем недавно. И очень спешил, чтобы остеречь вас. – Гном скорчил покаянную физиономию, да так и застыл, словно к чему-то прислушиваясь. Через миг он встрепенулся и заторопил нас: – Быстрее, уходим! Мой Хранитель только что предупредил меня снова! И приказал поскорее покинуть жилище!

– Что, к нам идет еще один перевертыш? Или, может, целая стая? – В голосе Дея послышалась насмешка.

Я бросил быстрый взгляд на стоявшую рядом Айну. Может быть, и она получила предупреждение от своей «силы»?

Заметив мое любопытство, девчонка только покачала головой.

Понятливая!

Значит, не предупредили… Если бы нам угрожала смертельная опасность, наши Хранители вряд ли бы промолчали!

– Да нет. Тут дело похуже будет. – Рисар обеспокоенно помялся и выдал: – В город проникли Тени.

– Уверен? Тогда почему меня не предупредил мой… – Договорить мне не дал раздавшийся в голове голос отца… Точнее, Лимара.

«Сандр, сынок, город окружен воинами Сайруса. За Зу и хранитель Айны помогут выбраться из Подгорья, только попроси Рикаса отвести вас на Ритуальную площадь».

Голос замолчал, а я только сейчас почувствовал пальчики Айны, больно впившиеся мне в руку.

– Сандр? Сандр! Нам нужно уходить! Срочно!

– Я знаю. – Пришлось успокаивающе улыбнуться смертельно побледневшей девчонке и попросить встревоженного хозяина: – Отведи нас на Ритуальную площадь.

– Вообще-то самый безопасный путь из города через заброшенные пещеры, и он совсем в другой стороне.

– Пусть так, но у меня возник план.

Я напоследок взглянул в окно, где плескалась темнота, завораживающая, как глаза змеи. И случись попасть под ее власть, каждый почувствовал бы всю тщетность усилий. Ведь что бы ты ни делал, к чему бы ни стремился – наградой тебе станет темнота, уютная, спокойная, растворяющая в себе темнота.

«Осторожно, Сандр. Тень многогранна, и ловушки ее бесконечны». – Свистящий шепот За Зу тут же перебил ворчливый голос Лимара:

«Вместо того чтобы причитать, лучше поделись с ним «Драконьим взглядом»!»

«Я, конечно, поделюсь, но учти! Мы еще не прошли слияние, и потом не говори, что…»

«Тем более, мой друг! Если Сандр свернет себе шею в темноте, ты, мой дорогой, на долгие века вернешься в свой пропахший плесенью мирок!»

«Ладно! Но только, если это кому-то не понравится в крепости Шарукх, я всю вину спихну на тебя, судья!»

«Согласен. Действуй».

Я невольно усмехнулся. Бедный За Зу! Переспорить Лимара – это надо постараться!

Между тем Рикас побренчал на полках склянками, спрятал что-то себе за пазуху и, распахнув дверь, бросился во двор. Выйдя вслед за ним, я от неожиданности остановился. Темнота, впрочем, так же как мысли о ней, бесследно растворилась в уже привычном багряном свете, окружавшем все вокруг. Все предметы, заполнявшие этот маленький дворик, светились изнутри рубиновым сиянием.

Пока я наслаждался даром Хранителя, во двор уверенно вышла Айна. Ну конечно! Видеть в темноте ей тоже не привыкать! Небось, натренировалась, пока росла.

Последним на крыльце появился Дей. Осторожно, шаркая ногами, как слепой, он преодолел ступени и остановился в шаге от меня, пристально вглядываясь в темноту.

– Как у шеркха в ж… в жерле. А в столице что, освещение не предусмотрено? Или это такая экономия?

Гном нетерпеливо переступил с ноги на ногу.

– Вообще-то магические фонари начинают светить сразу после заката… Что-то случилось… Я проведу вас к площади самой короткой дорогой. Кстати, Сандр, а какой у тебя план?

– Если честно – никакого. Меня, ээ… – Я замолчал, даже не представляя, как сообщить друзьям, что слышу голос умершего. – Попросили быть там как можно скорее. Хранитель попросил. Дей, – спасаясь от внимательного взгляда Рикаса, я обернулся к эльфиру, – доверься мне. Дай руку, и ты сможешь видеть в темноте так же, как я, и даже лучше.

– Только если пообещаешь, что будет не больно! – фыркнул тот и благодарно стиснул мои пальцы.

Сдержав улыбку, я взял его руку и поднес к глазам, вынуждая Дея их закрыть. Заклинание Зрячих услужливо всплыло из глубин памяти. Еще бы! Оно оказалось последним, которому меня обучил Лимар. Как знал!

«Да ладно, не благодари, – тут же откликнулся колдун. – А лучше скажи «спасибо» самому себе. Ты был хорошим учеником».

– Долго еще? – Гном подошел к калитке и оглянулся, поджидая нас.

– Открывай глаза. – Я отстранился от эльфира.

Он отвел руку, подозрительно щурясь, оглядел двор, нас и восторженно завертел головой.

– Ух ты! Почти как днем! Здорово получилось!

– А ты боялся! – Я подошел к Рикасу. – Теперь веди.

Айна

Мы вышли из калитки, и гном решительно зашагал вперед, указывая дорогу. Дей и Сандр сперва старались держаться рядом со мной, но, видя безлюдность узких улочек, немного вырвались вперед.

Ну и ладно. Так даже лучше. Никто не помешает хорошенечко подумать обо всем случившемся.

Кошмарный сон, мучивший меня столько лет, оказался вещим! Сама того не ожидая, я помогла Сандру узнать, кто он такой. А ведь это действительно важно! Не зря я оказалась рядом. Значит, в этом мое предназначение. Вдруг я помогу ему изменить ход истории? Вдруг мы окажемся теми, кто освободит Адиран от гнета Черного короля?

Мелкий камушек острым краем попал мне под подошву сапога, заставив споткнуться, но я его даже не заметила, пытаясь представить, что с нами будет, когда это наконец случится.

Сандр станет королем, а я?..

Мне придется вернуться к отцу? А ведь придется.

Затем пришла крамольная мысль, что я могла бы остаться с Сандром. В конце концов, неужели он отправит меня в имение отца? Я ведь вижу, как он на меня смотрит…

Я украдкой покосилась на высокую, крепкую фигуру парня, шагавшего рядом с Деем. Светлые волосы, чуть завиваясь, падали на широкие плечи, затянутые в темную ткань рубашки. Некогда элегантная одежда превратилась в подкопченную рванину, остроносые сапоги с серебристыми вставками были покрыты слоем грязи вперемешку с дорожной пылью и сажей, но все же его красота и величественная стать делали неважными и незаметными все эти мелочи.

Он мне что – нравится?

И тут же рассердилась на себя за такие мысли. О чем я думаю?! Впереди нас ждет неизвестность, возможно, даже смерть, а я…

Мощенная камнями дорога свернула на узенькую тропинку между домами, огороженными невысоким каменным забором. Миновав переулок, мы опять повернули и вслед за Рикасом снова вышли на широкую улицу.

Здесь явно жили зажиточные горожане. Возвышались двухэтажные особняки, окруженные высокими заборами, за которыми зеленели карликовые деревья, столь непривычные глазу в этом каменном царстве. Чуть поодаль, на перекрестке, возвышалась статуя вырезанного из камня широкоплечего гнома. Видимо, какая-то титулованная или героическая «шишка» Подгорья…

Достигнув перекрестка, Рикас уверенно свернул направо, на миг исчезнув из глаз за высоким забором, и тут же выбежал обратно. Вслед за ним вывернули черные тени, заставив нас остановиться и дружно отступить назад. Лязгнули вражеские клинки, покидая ножны. Но тут сгущающийся вокруг нас мрак с шипением отпрянул, прячась по расщелинам в заборе, а в шаге от нас встревоженно гудя, возникла стена огня, и, подчиняясь взмаху руки Сандра, ринулась вперед, преградив собой путь черному воинству.

Мы не стали дожидаться, чем закончится этот поединок огня и мрака. Дей схватил за шиворот растерявшегося гнома, развернулся и кинулся бежать. Сандр подскочил ко мне с теми же намерениями, но я не стала дожидаться помощи, попятилась и бросилась вслед за Деем.

Паника ослепляла. Приближающийся топот множества ног и бренчание оружия за спиной добавляли сил. В ту ночь я бежала так, словно за мной по пятам несся сам шеркх. И когда легкие уже готовы были разорваться, а сердце выскочить из груди, я вдруг почувствовала, как невидимые лапы обхватили меня и дернули вверх, приподнимая все выше и выше.

Полет! Невообразимое чувство!

Исчез страх. Исчезла безысходность. Сквозь невидимые, но крепко державшие меня лапы дракона в меня словно вливались новые силы и новые знания. Я видела моих спутников, которые, сами того не подозревая, бежали к западне, и, когда впереди из скрещения теней им навстречу снова шагнули черные воины, я уже знала, что делать.

Сеть! Невидимая, но прочная.

«Я понял. Не думай так громко!» – голос, раздавшийся в мыслях, только подтвердил, что все получится. Уже получилось!

Почти сразу же до меня донеслись удивленные выкрики. Я посмотрела вниз, с улыбкой разглядывая барахтавшихся в воздухе мужчин. Казалось, будто их действительно поймали сетью. Дей сидел, удивленно озираясь, Сандр замер в прыжке, а гном так и вовсе летел вверх тормашками, отчаянно стараясь перевернуться и при этом ругаясь как сапожник.

Невидимые крылья взмахнули, и мы вознеслись еще выше, оставив внизу шеренгу поджидавших убийц. Они только проводили нас взглядами.

– Куда теперь? – Я снова взглянула на мужчин.

Рикас уже бросил попытки перевернуться и висел, видимо, смирившись со своей неудобной позой. Повертев головой, он уверенно ткнул пальцем куда-то вбок и заорал.

– Вон! Видишь площадку? Круглая, как будто возвышается над городом… С одной стороны пропасть, с другой ступени… Туда!

Ээ, теперь бы это объяснить дракону…

«Послушай, а ты бы мог…»

«Я не глухой, – поспешно откликнулся он, – и могу слышать мысли других смертных!»

Невидимые крылья взбили воздух, и я почувствовала легкий крен. Мы стали снижаться, а вскоре меня аккуратно поставили на гладкие камни площадки. К сожалению, мужчинам довелось пережить при посадке куда более незабываемые минуты. Охи, ахи и приглушенная брань сменились возмущенными голосами:

– Кто так летает?

– Айна, что это за магия?

– Вообще-то я вас спасла! – Я решила уйти в глухую оборону, но мне это не помогло.

– За то, что спасла, – спасибо! Но нельзя ли было хоть как-нибудь предупредить? Я подумал, что это магия черных! – Сандр навис надо мной, и огненные сполохи в его глазах на сей раз были далеко не мирными.

– А я ощутил себя мухой! – поддакнул Дей, демонстративно отряхивая от невидимой паутины некогда светлые холщовые штаны и рубаху.

– Это еще что! – Передо мной появилось возмущенное, налитое кровью лицо Рикаса в ореоле вздыбленных волос. – В отличие от вас, парни, я летел попой кверху и тормозил головой! Вот и где мне теперь искать мой шлем?

– Смотрите! – Сандр указал вниз.

Недовольство тут же стихло. Мы замерли, разглядывая, как из окружавшей площадку тьмы один за другим появляются черные воины и неспешно поднимаются к нам по широкой лестнице, отрезая единственный путь к бегству.

– Засада! – Рикас тихо ругнулся и стиснул кулаки так, что хрустнули костяшки пальцев. – Это что, и есть твой план спасения, Избранный? С одной стороны плен, с другой – пропасть?

– Надо было к воротам идти, как Рикас советовал! Может, и успели бы! – едва слышно шепнул Дей, продолжая стоять рядом с Сандром плечом к плечу.

– Успели что? – Тот не отводил взгляда от первых ступивших на площадку наемников. – Город захвачен солдатами Сайруса.

– И что? – не унимался эльфир. – Нужно было добровольно загонять себя к ним в ловушку?

– Верь мне. Нас спасут. – Сандр отступил к краю площадки, пнул попавшийся под ноги камешек и проводил его взглядом, заглянув в плещущуюся у ног темноту. – Глубокая.

– Простите, что прерываю… – кашлянул Рикас, пытаясь привлечь внимание спорщиков.

Парни разом обернулись. Я юркнула им за спины, не сводя глаз с черных воинов. Не нападая, они выстроились на противоположном краю площадки и словно чего-то ждали. Сколько их уже столпилось здесь? Пятьдесят? Сто?

«Что дальше? Что нам делать?» – не удержалась я от мысленных вопросов, чувствуя рядом присутствие дракона.

«За Зу все объяснил Сандру, но тот чего-то ждет!» – тут же откликнулся он.

Отлично! Знать бы еще, ЧЕГО он ждет и ЧТО ему объяснили!

Но Рисар в ответ промолчал.

Дей с тоской вздохнул и выразительно принялся разминать руки, похрустывая костяшками пальцев. Сандр встал рядом со мной, невозмутимо поглядывая на воинство.

Вдруг войско расступилось, и вперед шагнул запаянный в кожаный доспех мужчина, как две капли воды похожий на остальных черных воинов.

– Мне нужны только колдун Лимар и дочь советника Кэрна. Остальные могут уходить. Мы вас не тронем.

От его слов я отступила назад и замерла, боясь пошевелиться. Под ногами выразительно зашуршали, срываясь в пропасть, мелкие камушки.

– Колдун Лимар – умер, – коротко бросил Сандр, продолжая стоять, разглядывая говорящего в упор. – А дочери советника среди нас нет.

– Не пытайся обмануть меня, юноша. Я чувствую их Хранителей так, как стражи Грани чуют падаль!

– Значит, вас не обмануть? – Теперь Сандр выглядел расстроенным. – Раз так, я выдам их вам, но сначала поклянитесь, что уважаемый Рикас – Избранный Подгорья, сейчас же вернется домой, и вы впредь никогда не будете подвергать его жизнь опасности. И более того – будете беречь его как зеницу глаз ваших!

– Мы можем и не давать такую клятву. Что нам жизнь какого-то подгорника?

– Вас всего трое, но вы применили магию, стараясь ошеломить нас количеством. Увы – не вышло. Я вижу вас. И знаю, что вы не нападете, так как понимаете: Хранитель из рода Огненного ветра легко справится с двумя из вас, гнусные ищейки Сайруса. Ну а Хранитель дочери лорда Кэрна отправит в мир духов последнего. Хотите увидеть, как все это будет?

Мгновение ничего не происходило, затем шеренги черного воинства зароптали, заколыхались, словно были клубами дыма, и превратились в двух возвышающихся над нами иссиня-черных драконов. Третий на площадке не поместился и тщетно пытался сохранить величие, грозно поглядывая на нас между тушами товарищей. Лоснящиеся чернотой головы, со впалыми носами и горящими красным огнем глазами нависли над нами, внимательно разглядывая. Наконец молчание нарушил все тот же голос:

– Ты блефуешь. Но мы пришли не с войной. Совершим обмен: жизнь этого подгорника на твое подчинение. И та, что прячется у тебя за спиной, тоже пойдет с нами!

– Ладно, – легко согласился Сандр. – Давно хотел познакомиться с великим Хранителем Равновесия По́лыни.

Он подтолкнул топтавшегося впереди гнома. Тот, держа меч у груди, с опаской прошел рядом с лапами тварей и со всех ног бросился бежать. Вскоре его низкорослая фигурка исчезла на лестнице, но до нас еще долго доносился стук его башмаков.

– Мы выполнили нашу часть сделки, – голос еще одного дракона заставил очнуться моего Хранителя.

«Айна, крепко обними Сандра и эльфира. Попробуем вас вытащить», – обнадеживающе прозвучал у меня в голове его неожиданный приказ.

– Я тоже выполню свою часть сделки. Только попрощаюсь… – Сандр шагнул к эльфиру и, притянув к себе, заключил его в объятия. – Прощай, друг!

Помня наказ дракона, я тоже повисла на шее Дея.

– И я хочу с тобой попрощаться!

Не выдержав таких нежностей, Эльфир возмущенно зашипел:

– Вы что, сдурели? Хотите им сдаться, но для начала решили задушить меня?

Вместо ответа Сандр, не выпуская его из объятий, на мгновение заглянул мне в глаза и крепко прижал к себе. Я уже знала, что сейчас произойдет, а когда в следующее мгновение он шагнул к краю пропасти и, утаскивая нас за собой, рухнул в бездну, лишь крепче зажмурилась.

Глава 13

Сандр

«Кам-и-кадзе! Так у нас называют драконов с расшатанной психикой из рода Летучего камня. Сандр! Что за представление ты тут устроил? Я же просто попросил подойти к краю и, крепко обнявшись с наследником и Айной, спрыгнуть вниз еще до того, как с вами решил пообщаться один из приближенных Сайруса! Без лишних слов! Избранного и так бы никто не тронул! Убийца шел к вам! А ищейки Тени время от времени навещают его дом, в надежде найти какие-нибудь оставшиеся от Берша записи!»

«Кам-и-кадзе – не то слово! Хоть бы предупредил. Например: три – два – один – прыгаю!»

«Вообще-то он предупредил. И довольно громко! А вот почему ты, Рисар, не объяснил своей смертной, что нужно делать?»

«Как не объяснил? Я же ей велел обняться с эльфиром!»

«И все?»

«По-моему, все предельно ясно! Я ведь не виноват, что она такая недогадливая!»

«Ваш род всегда отличался неординарностью мышления!»

«А сами-то, вашество? Не сумели мне все правильно объяснить, вот и надрывались несколько мгновений в одиночку! Трех смертных нести на крыльях, это тебе не в крепости настойку попивать!»

«Просто меня угораздило стать Хранителем тому, кто, похоже, считает себя умнее всех!»

Трясясь всем телом от холода, я сидел в мокрой одежде на чем-то большом и твердом, очень напоминающем плохого качества черепицу, и плыл куда-то по быстрой подгорной реке, до боли в глазах вглядываясь в окружавшую нас багровую темноту. Рядом, прижавшись ко мне с обеих сторон, молча тряслись Айна и Дей.

Я тоже помалкивал, усиленно стискивая зубы, опасаясь, что как только открою рот, то не удержусь и пошлю этих болтунов куда подальше! Сколько можно столько времени переругиваться, прекрасно зная, что я их слышу. А может, и не только я…

Нет, из всех нас больше всего был неправ мой Хранитель! Ведь это именно он посоветовал мне прыгать, оставив Рикаса вместе с драконами Тени. Видите ли, он и так никому не нужен! Может быть, и не нужен, но если с ним что-нибудь случится, вина за это ляжет на меня! Ведь именно из-за меня он оказался с нами! И пока я пытался выторговать для него спокойное отступление, крылатый красавчик Айны куда-то свинтил! Видимо, За Зу направился за ним на поиски, потому что, когда я, пусть с промедлением, но, согласно ранее утвержденному плану, стянул всех в бездну, из двоих Хранителей рядом не оказалось никого!

Как мило!

Мы падали, сплетясь в клубок тел, боясь хоть на миг ослабить руки. Если умирать – так вместе. Впрочем, я сильно сомневался в такой концовке. Во-первых, За Зу не позволил бы, во-вторых, внизу настойчиво слышался приближающийся шум, очень похожий на плеск реки.

Внезапно невидимые когти подоспевшего За Зу довольно ощутимо сжали мне бока. Почувствовав, что падение замедлилось, Дей и Айна с облегчением вздохнули и лишь крепче вцепились в меня. Я наконец-то смог дать передышку уже трещавшим от напряжения рукам, но только на короткий миг.

Очнулись наши преследователи.

Несколько огненных струй едва не догнали нас, благо опомнился и пришел на помощь Хранитель Айны. Я ощутил, как вздрогнула девчонка, когда ее тоже обхватили шершавые лапы, и наш полет продолжился. Вскоре шум приблизился. Я каждую минуту стал ждать приземления, точнее, приводнения, но полет продолжался. И вот, когда мне уже стало казаться, что эта пропасть попросту делит Адиран пополам, нас приняли в свои объятия стремительные воды невероятно холодной реки. Правда, мгновением позже под нами оказался какой-то странный плот…

Выберемся, расспрошу о его происхождении у Айны.

Я покосился на прижавшуюся к моему плечу девчонку. Ее макушка светлым пятном белела в багровой тьме. Здесь было так темно, что даже подаренное Хранителем зрение позволяло разглядеть лишь тени.

Словно почувствовав мой взгляд, Айна отстранилась и посмотрела на меня.

– Звук изменился.

Я нахмурился, прислушиваясь.

Действительно. Приглушенный плеск реки сменился тревожным гулом. В голове тут же раздался голос Лимара:

«Впереди выход из Подгорья. Вам нужно как можно быстрее убраться подальше».

Ясное дело! Вот только немного обсохнем и поспим.

«Твой воспитанник упрям, будто осел: все выслушает, поблагодарит и сделает по-своему!» – тут же раздалось недовольное ворчание За Зу.

«Ну, хоть поблагодарит… – послышался смешок отца. – Из чего делаю вывод, что я воспитал внимательного, вежливого и имеющего голову на плечах сына!»

«Ну, конечно! В своих трудах изъяна ты не видишь!»

«Я наслаждаюсь тем, что создал!»

«Берш оценил бы пафосность строки!»

«А кстати… где он?»

«Насколько точно смог мне сообщить его Хранитель: там, «где тонка граница между мирами»!»

«Старина Лиинту всегда был философом…»

«…и выжившим из ума, старым пе…»

«Чш-ш… ну не при детях же!»

Едва не зарычав, я невольно вцепился в голову. Они что, теперь всегда будут делать из моей головы базар?

«Успокойся, мальчик. – В голосе отца прозвучала улыбка. – Мы чуточку отвлеклись. Забыли, что с каждой минутой, приближающей тебя ко дню Слияния, ты все лучше можешь слышать не только меня, но и твоего будущего Хранителя!»

«А в целом не волнуйся. Вытащим. Кстати, насчет шума: впереди два водопада, – обрадовал меня За Зу и тут же попытался успокоить, – но это ерунда…»

«По сравнению с драконьей революцией?» – Я все-таки не удержался от ехидства, хотя в предвкушении предстоящего испытания мне очень сильно захотелось покрепче вцепиться в спутников и в шершавую поверхность плота.

Хорошо, хоть Айна не знает, что нас ждет…

– Впереди водопады? – тут же раздался голос девчонки, разбивая все мои иллюзии.

– Водопады? – Эльфир, казалось, все это время спал и только сейчас, услышав знакомое слово, проснулся. – Про водопады в Подгорье ходят жуткие истории!

– В таком случае можешь вспомнить их все. Расскажешь, когда мы окажемся под бирюзовым небом, – осадил я его.

Дей бросил на меня выразительный взгляд и замолчал.

Вовремя. Шум усилился настолько, что приходилось кричать.

Свернув, река вынесла нас на небольшой порожек и исчезла. Мы секунду сидели, глупо озираясь, а затем плот рухнул вниз, унося за собой наши вопли и страхи. Упав в облако брызг, я уже решил, что никогда не выберусь из этой шеркховой пещеры, но тут же вновь ощутил крепкие когти дракона. Подцепив за ногу, За Зу довольно быстро выудил меня из воды и невежливо шмякнул о жесткий плот, где уже сидели эльфир и Айна. Девчонка мгновение разглядывала меня, словно не решаясь поверить в мое чудесное спасение, и счастливо повисла на шее. К нашим объятиям присоединился Дей.

– Какая нелегкая вытащила тебя из воды? – поинтересовался он, похлопывая меня по спине.

– Видимо, та же, что и вас? – Я неловко попытался отстраниться. Куда там! Он придвинулся еще ближе, обняв нас с девчонкой за плечи. Что ж, он прав. Лишения нас сблизили.

– Может, я чего-то и не понимаю, – Дей повертел головой, поглядывая то на меня, то на Айну, – но знаю точно одно! Нас спасли духи Подгорья-а-а-а-а-а!

На этот раз плот нырнул в неизвестность без заминок, сделав куда выразительней речь друга.

Друга?

Пожалуй. Я уже начинаю ему доверять.

На этот раз мы падали долго, бесконечно долго, сплетясь телами в обреченный ком, мечтая лишь о единственном глотке воздуха. Брызги вокруг образовали водяную сферу, которая душила не хуже наемного убийцы, пока поток воды не принял нас в свои объятия. И почти сразу же нас подхватил спасительный плот, вновь таинственно всплывший из глубины.

– Думаю, что меня уже можно отпустить! – простучала зубами Айна, делая слабые попытки выбраться из наших онемевших рук. Жаль. Я уже стал привыкать к стуку ее сердечка, испуганно колотящегося рядом с моим.

Неохотно разжав руки, я осторожно сел, пытаясь разглядеть хоть что-то кроме надоевших багровых теней.

– А вдруг впереди опять водопад? – стуча зубами, поинтересовался Дей. – Может, еще пообнимаемся, а заодно согреемся?

– Не будет водопада, – мотнула головой Айна, выбираясь из его объятий.

– Откуда ты знаешь? – прищурился он.

– На этой подземной реке только два водопада, – с видом мудреца заявил я. Нет, ну отец же предупредил только об этих двух!

«Но это не значит, что они единственные! – тут же осадил меня голос Лимара. – Река Лиит берет свое начало в землях людей, проходит через все Подгорье и впадает в Великое Южное море. Она самая неспокойная и насчитывает только на территории Подгорья больше двадцати водопадов. Запомни это и не позорь мои седины своей безграмотностью! Впрочем, это я виноват – уделял много внимания твоему физическому развитию и почти не уделял образованию. Хотя часть своего уговора я выполнил, пусть теперь Берш тебя всему учит».

Берш… Знать бы еще, как к нему попасть!

– Сандр, ты чего, замерз? – Мне в плечо легонько ударил кулак Дея. – Или уснул? Тогда хотя бы закрой глаза!

– Тебя смущают мои глаза? – Я взглянул на ухмыляющегося эльфира.

– Вообще-то нет, за исключением тех мгновений, когда они у тебя светятся красным огнем. Ярче моих!

– Завидуешь? – Я незаметно огляделся. Видеть мне по-прежнему помогал багровый отсвет, высвечивающий изгибы и изломы свода каменного русла.

– Ты даже не представляешь как! А у Айны они горят, как два сиреневых луча!

– Это комплимент? – фыркнула она. – Или повод надавать тебе пощечин?

– Это неопровержимый факт! – Дей не поддержал шутки. – Признавайтесь, вы двое – великие маги? Или из ваших глаз на мир смотрят души Ушедших?

– Это у нас с перепугу, – успокоил я и с наслаждением потянул носом. – Вы чувствуете? Воздух изменился.

Айна замерла, принюхиваясь.

– Пахнет листьями и дождем!

– Лесом, – кивнул эльфир. – Сандр, кажется, мы скоро окажемся на свободе!

Я промолчал, внимательно разглядывая приближающуюся арку. За ней тоже царила багровая темнота, но она не несла в себе речную прохладу и шепот воды. Она была наполнена звуками, запахами и даже редкими звездами, наблюдающими за нами из-за обрывков туч.

Свобода!!!

Айна

Свобода?

Неужели духи Подгорья смиловались над нами и отпустили на все четыре стороны? Если честно, я уже и не рассчитывала на это.

Плот вынес нас под занавешенное редкими тучами небо. Пахло дождем. Какое-то время мы плыли по течению, затем плот незаметно прибился к берегу и вдруг исчез, оставив нас стоять по пояс в воде.

«Ну все. Приехали! – послышался в голове голос Рисара. – До мели я вас дотянул, а дальше уже сами!»

– Где мы? В какую сторону нам идти? – Вопрос, заданный мной, предназначался как парням, так и дракону, но Хранитель решил отмолчаться. Ладно. Разберемся сами.

Сандр огляделся и молча направился к камышам, высокой стеной скрывавшим берег.

– Если судить по запаху, мы недалеко от лесов Вселесья, – ответил мне Дей. – К тому же где-то рядом поселение или чья-то ночевка.

Он огляделся, словно принюхиваясь, и направился вслед за Сандром.

Я бросилась за ними.

– Как ты узнал о поселении?

– Дым, – бросил через плечо эльфир. – И запах мяса. Жареного!

Дым?

Я вдохнула полной грудью, пытаясь его ощутить, но только «ощутила» полный нос каких-то мелких насекомых и от души чихнула.

– Я ничего не чувствую!

– Человек… – Вместо положенных слов пожелания здоровья насмешливо хмыкнул Дей и утешил: – Верь мне на слово, девочка: скоро ты согреешься и утолишь голод.

– А почему ты так уверен в гостеприимстве незнакомцев? – Я смущенно потерла нос.

– Потому что из-за тебя нас наверняка уже услышали, – предельно ясно пояснил эльфир и закончил: – И нам придется их убить, если они не захотят нас накормить и дать ночлег.

– Помолчите! – донесся из камышей приглушенный голос Сандра.

Дей развел руками и молча исчез в возвышающихся перед нами зарослях.

Услышали нас…

Конечно, услышали, только вопрос, кого первого! К тому же плеск воды наверняка выдал нас намного раньше моего одинокого чихания! А если учесть еще и шум, такой, будто через камыши ломится медведь, чувствую, скоро нас выйдут встречать все, кто сегодня решил заночевать на берегу этой реки!

Камыши действительно росли стеной, и пробраться через них можно было, только если шагать след в след по тропинке, проделанной Сандром. А еще против нас ополчились тучи комаров, значительно прибавляя нам скорость. В общем, к опушке леса, поросшей мягкой травой, мы вышли довольно быстро.

– Ну и где поселение? – не удержалась я, почти вываливаясь из камышового плена к ногам о чем-то тихо переговаривающихся попутчиков.

– Скоро будет, – пообещал вместо Дея Сандр, и, протянув руку, одним движением поставил меня на ноги. – У меня большая просьба, Айна. Иди за нами молча!

– Главное – не чихни в самый неподходящий момент. – В голосе Дея скользнуло ехидство.

Теперь до конца жизни не забудет!

Я молча кивнула, подождала, когда они бесшумными тенями двинутся вдоль стены камышей, и зашагала следом.

Ладно. Я не злопамятная…

Но память у меня тоже хорошая!

Решив отвлечься от все еще стоявших перед глазами приключений, я принялась вглядываться в очертания окружавшей нас ночи. Впрочем, после исчезновения Рисара мне не стало темнее. Все по-прежнему виделось в сиреневом свечении: и тоскливо шуршащие ветром камыши, стеной отгородившие от нас реку, и возносящиеся в звездное небо изломы гор оставшегося за рекой надоевшего Подгорного королевства, и шепчущие о неизвестном, поджидающие нас коротконогие елки – стражи Вселесья.

Сандр вдруг замер и предупреждающе вскинул руку.

Мы замерли.

– Я слышу голоса, – он почти беззвучно шевельнул губами. – Два женских и один мужской.

– Там одна женщина. – Эльфир чуть склонил голову, прислушиваясь, и кивнул. – И я тоже слышу мужской голос. Кажется, это какие-то торговцы. В любом случае мы для них всего лишь бродяги. Пойдемте.

Таинственных путников мы обнаружили случайно. То ли они скрывали свое присутствие магией, то ли их от нас прятал разросшийся куст повилики, но едва мы подошли к первым деревцам, как сбоку появилось светлое пятно затухающего костра, который, словно заправский художник, разукрасил изломанными тенями и красными бликами лица путников, мирно расположившихся на отдыхе. Мне на мгновение даже показалось, что все они и этот костер – картина, искусная декорация, чтобы что-то скрыть от чуждых глаз.

Я насчитала пятерых. Сандр оказался ближе к истине.

Они заметили нас, но не поднялись, не произнесли ни звука, чтобы пригласить к огню. Только смотрели. Точнее, на нас смотрели двое, остальные даже не потрудились обернуться, чтобы взглянуть на приближающихся оборванцев.

– Мир вам, путники, – первым поздоровался Дей и с улыбкой оглядел сидевших. – Позволите погреться у вашего костра?

Ему навстречу поднялся, кутаясь в темный плащ, коренастый, чуть тронутый сединой мужчина. Изрезанное шрамами лицо выдавало в нем старого вояку, но это было лишь мое предположение. В наше время – каждый вояка!

– Мир и тебе… – Он посмотрел на эльфира, перевел взгляд на Сандра, затем на меня, показавшуюся из темноты вслед за ним, и поправился: – Мир вам, путники. Что делаете у границы Вселесья?

– Домой идем, – ответил за всех нас Сандр.

Мужчина чуть прищурился, разглядывая его, и кивнул, усаживаясь на место.

– Долгим будет твой путь. Зовите меня Шеб. Садитесь. Есть будете? – Он указал на хлеб, нарезанный ломтями, немного зеленых побегов лука и куски жаренного на огне мяса, аппетитно дожидавшиеся нас на небольшой белой тряпице.

Мы подошли и неловко опустились между потеснившихся странников.

– Спасибо. Пока нам нужно только отдохнуть и согреться, а там видно будет, – вежливо, но твердо ответил эльфир. От меня не укрылся тоскливый взгляд Сандра, каким он окинул ужин, от которого только что отказался Дей.

Да… есть хотелось, даже очень, но я понимала опасения эльфира. К тому же было как-то неуютно от изучающих нас глаз.

– Брезгуете? – сидевший рядом с Шебом мужчина… даже не мужчина – парень, чуть нахмурился.

– Вовсе нет. – Дей смело встретил его взгляд. – Отдых для нас сейчас желанней еды.

– Не бойтесь. Еда не отравлена. – Шеб явно был здесь за главного. Он успокаивающе махнул парню, и тот равнодушно уставился в огонь. – Но насильно предлагать не стану. Захотите есть – милости просим, нет – не очень-то и хотелось.

Он демонстративно взял ломоть, откусил и сосредоточенно принялся жевать.

– А можно мне? – Я улыбнулась предостерегающе нахмурившимся попутчикам и, протянув руку, взяла кусок мягкого хлеба. Судя по запаху – его испекли сегодня. М-м-м, и вкусный!

– Кушай, детка, – улыбнулась мне сидевшая со мной рядом женщина и протянула небольшую фляжку. – Здесь настой из ягод береники. Река холодная, а, судя по вашим синим губам, плыли вы куда дольше, чем шли.

Благодарно кивнув, я сделала хороший глоток, а когда по жилам растекся живительный огонь, с наслаждением вгрызлась в ломоть хлеба.

Боги, я счастлива!

Глава 14

Сандр

Что эта девчонка себе вообразила? Видимо, считает, что, кроме нее одной, никто из нашей троицы разумом не обладает! Конечно! Как нас могут отравить? Кто? Особенно если учесть, что за нашими головами охотится все Объединенное королевство, а может быть, и весь Адиран!

Я покосился на счастливую мордаху Айны. Жует, а от наслаждения даже глаза закрыла!

А может, она и права? Наш путь тернист и долог… нельзя же всех считать врагами! А главное, совершенно непонятно, где этот путь закончится и как нам найти Берша, который явно заблудился между мирами…

Так почему бы не перекусить на дармовщинку?

К тому же, уверен, что За Зу предупредил бы меня об опасности…

Эх, была не была!

Кивнув Дею, не сводившему с меня настороженного взгляда, я тоже взял хлеб и вежливо откусил, едва сдерживаясь, чтобы не проглотить его, не жуя.

Как же вкусно!

На некоторое время наступила тишина, прерывающаяся только треском догорающих сучьев. Я чувствовал взгляды, окружавших нас… людей?

Быстро оглядев лица, выхваченные из полумрака светом костра, я взял кусок мяса и снова принялся сосредоточенно жевать, размышляя. Шеб широкоплеч, чуть пониже меня, черные волосы. Я бы с уверенностью сказал, что он полукровка человека и гнома, если бы не глаза. Даже блики костра не могли рассеять темноту, что навечно в них поселилась. Означает ли это, что он – перевертыш? Или полукровка перевертыша и гнома?

Я почувствовал желание крепко сжать голову, чтобы она невзначай не лопнула. Перевертыш – гном?! Впрочем, а почему бы и нет? Однажды я видел гнома с желтыми глазами эльфира. Правда, это было давно, когда я приходил с Лимаром в Пограничье.

Парень, сидевший рядом с Шебом, и хмурый старик явно принадлежали к расе людей: высокие, светловолосые, с лазурными глазами. А вот женщина, сидевшая рядом с Айной, и подросток оказались, по моим меркам, просто крошечными.

Гномы?

Просто ли это путники, решившие провести ночь у костра, или…

Вот интересно, где же носит За Зу, когда он мне так нужен?

Не осмелившись взять еще добавки, я вновь оглядел путников и встретился взглядом с Шебом.

– Я вижу, у тебя есть вопросы? – Он чуть искривил губы в улыбке. Точнее, для него, видимо, это должно было означать улыбку, вот только я увидел гримасу. Один из шрамов, перечеркнувших его лицо, словно высеченное из камня, тянул уголок губ вниз, когда Шеб пытался улыбаться.

– Только один. Откуда вы здесь? Такие… такие разные.

– Благодаря правлению Сайруса, – снова ухмылка, – многие из нас разучились доверять, и вы, как я погляжу, не исключение?

– Мы скорее следствие. Но лишь для того, чтобы выжить.

– Многие хотели бы выжить, но для этого нужно знать.

– Знать что? – Странные фразы завораживали так же, как глаза Шеба, которые из черных вдруг сделались светло-голубыми с белесой поволокой, словно их вдруг затянули бельма.

– Свое будущее. – Он отвел гипнотический взгляд, подобрал лежавший у ног прутик и принялся водить им по примятой траве, будто что-то рисуя. – Время своего величия и время своей смерти, Хранитель Равновесия Алессандр.

– Откуда ты меня знаешь? – Произнесенное чужаком мое полное имя на мгновение даже затмило предшествующее ему звание. Понимание пришло чуть позже. – Что? Как ты меня назвал?

– А разве это не так?

– Нет. Я всего лишь сын оружейника Лимара.

– Ну, если тебе так хочется, бери чужую жизнь, но придется прожить сначала ее, а потом уже ту, что дана тебе богами.

– Я не понимаю.

– Да и не надо. – Его глаза вновь затопила чернота. – Не слушай бродячего предсказателя.

– Поймешь потом. – Женщина коснулась моей руки, но вместо тепла я почувствовал холод. – Когда ты перестанешь сомневаться. Уверенность даст силу и поможет сделать правильный выбор. Но это будет не скоро, очень не скоро!

– Что-то я ничего не поняла. То есть… не понял! – Айна запоздало вспомнила, что должна изображать парня, точнее, немого парня, ойкнула и виновато покосилась на меня.

– Не тревожься, деточка, – успокоила ее женщина. – Нас ты можешь не бояться и не прятать свою природу.

Стянув с себя длинную шаль, она протянула ее Айне, оставшись в темном, длинном, полностью скрывающем фигуру балахоне.

– Вот, укройся. Твоя одежда быстро высохнет, и ты сразу почувствуешь себя так, словно спишь в своей кроватке дома.

– Спасибо. – Айна торопливо укуталась в шаль, устало потерла глаза и, прикрыв ладонью рот, незаметно зевнула. – Так, значит, вы все предсказатели? Развлекаете толпу на ярмарках?

– Предсказатель у нас только Шеб, – с затаенной гордостью выдохнул парнишка, сидевший рядом с женщиной.

– Да, – ухмыльнулся тот и вновь принялся рисовать прутиком по траве. – А вы всего лишь развлекаете толпу, как только что подметила девушка. Скажи, госпожа, а у тебя есть ко мне вопросы?

Айна задумалась.

– Не знаю. Меня всю жизнь мучил сон, но я его разгадала. И… пусть вопросов много, но нет такого, на какой бы я желала получить ответ немедленно.

– Хм… в тебе я тоже вижу сочетание гармонии жизни и мудрости веков. Чья ты, дитя?

– Мой отец – лорд Кэрн, а мама… – Девчонка нахмурилась. – Впрочем, не важно. Она давно умерла, и я не хочу тревожить ее память глупыми гаданиями.

– Твое право, королева Айна. Твое предназначение свершится очень скоро.

От такого заявления мы с Деем озадаченно переглянулись.

– Королева? – С Айны слетел весь сон. – Я?! Ну вы уже совсем того!.. Заврались! Как я могу стать королевой, если мой отец не король?

– К счастью, это не большая проблема для такой красивой девушки! – В разговор снова вклинилась женщина и лукаво улыбнулась. – Совсем небольшая.

– Вы намекаете… на замужество? – Айна покраснела так, что ее алые щеки стали заметны даже в багровой дымке затухающего кострища. – Но… за кого?

– А вот и первый вопрос, на который ты желаешь узнать ответ немедленно! – Шеб тихо рассмеялся и поманил ее пальцем, заставляя придвинуться ближе. – Ты его знаешь – и не знаешь. Ваш брак принесет процветание королевству. Вот только наследников почти не будет. Всего две дочери, одна из которых окажется чужой тебе, а вторая – твоей наполовину.

– И как это понять?! – Айна удивленно распахнула глаза.

– Жизнь объяснит. – Шеб вгляделся в затягивающиеся пеплом угли, словно видел там всю ее жизнь, и вдруг отшатнулся. Его глаза стремительно заливала ночь.

– Все. – Он отбросил ветку в догорающий костер, и тот благодарно вспыхнул, пожирая подачку. – Я рассказал тебе все, что мне показали боги.

– А мне кажется, что не все! – Девчонка обиженно оттопырила нижнюю губку.

– Говорят – если будущее не узнано, оно может измениться. Если названо – только стать настоящим, – неожиданно пробасил молчавший до сих пор старик. – Давайте ложиться спать. Через пару часов уже встанет солнце.

Айна

Услышанное не только не дало ответы на все роящиеся в голове вопросы, оно смешало все, что хоть как-то было мне привычно и понятно. Перевернуло с ног на голову всю мою жизнь!

Королева?

Я?!

Та, которая привыкла жить в тени мрачной славы своего отца – королева?!

Разум кричал, что этого не может быть! Этого не будет никогда, но… что-то в глубине меня шептало обратное.

Я едва не застонала от бессилия, тщетно пытаясь уснуть. Я не чувствовала холодную землю, не замечала едва светлеющей полоски неба, я просто лежала, укутавшись в любезно предложенную мне шаль, и смотрела… на Сандра. Он спал на боку в полушаге от меня. По крайней мере, я надеялась, что он спит – после заявления Шеба меня отчего-то начали смущать его взгляды.

А ведь… все действительно может сбыться!

Я ведь ему нравлюсь? Нравлюсь.

Я чувствовала это так же отчетливо, как появление моей силы.

Он может вернуть корону и стать королем? Может. А значит…

Сообразив, что смотрю уже в открытые глаза Сандра, я старательно зажмурилась и даже попыталась выровнять дыхание, всем видом пытаясь изобразить здоровый сон. Вскоре, незаметно для себя, путаясь в клубке мыслей, чувств и воспоминаний, я действительно уснула.

Впрочем, сном это бешеное мелькание картинок назвать было трудно. Реальность смешалась с фантазией, навеянной россказнями бродяг: вот Сандр держит в руках корону и опускает ее мне на голову, тут же коронацию сменяет война, и на меня с пронзительным визгом несется дракон. Но мне не страшно! Я же и сама – дракон. А вот иссиня-черная пантера щекочет меня усами, жарко дыша в лицо.

Что-то теплое капнуло мне на щеку.

Распахнув глаза, я, боясь пошевелиться, пару мгновений таращилась на склонившегося надо мной зверя. Точнее, на его клыки: в половину моей ладони, они выпирали из приоткрытой пасти.

Пантера угрожающе склонилась к моему горлу, шумно вдыхая мой запах, и вдруг издала жалобный звук. В следующее мгновение неподалеку послышался треск веток, шуршание осоки и голоса парней. Зверь тихо рыкнул и настороженно уставился на неожиданных свидетелей. Миг, и воплотившийся в реальности кошмар одним прыжком исчез.

Я с трудом сглотнула и попыталась восстановить дыхание.

– Айна, ты цела? – Теперь надо мною склонился Сандр. Его глаза снова стали алыми, будто наполнившимися свежепролитой кровью.

– Как видишь! Горло не разорвано, да и других никаких повреждений нет! – Позади него появился Дей, и я только сейчас почувствовала колотившую меня дрожь.

Сделав над собой усилие, я села.

– Кто это был?

– Речная кошка. Здесь много таких водится, – поспешно бросил Сандр и уселся рядом со мной на корточки. – Слушай, а помимо этого зверя ты ничего не слышала? Ничего не помнишь?

– Мне кажется, Сандр, ты зря щадишь ее нервы. Айна должна знать, что мы на самом деле думаем по этому поводу.

– Думаете, что? – Я пытливо взглянула на Дея. Потом перевела взгляд на Сандра. – Отвечайте!

– Дей отчего-то решил, что сегодня утром здесь был убийца. Ну… тот, что шел за нами по пятам в Подгорье.

– И отчего ты так решил? – Я поднялась. Озноб сменился апатией. Даже если бы все убийцы Адирана поджидали меня здесь, мне уже было все равно.

Вместо ответа эльфир указал на что-то позади себя и отстранился. Я стиснула зубы, только сейчас заметив в отдалении мертвое тело. Лицом существо немного походило на того паренька, что сидел вчера рядом с сердобольной гномихой, но вот тело… во-первых, оно стало длиннее, во-вторых, оно оказалось женским, ну и наконец, меня до глубины души поразили ноги покойницы. Точнее, их отсутствие. Они словно срастались на уровне бедер, превращаясь в длинный змеиный хвост.

– Что это? – Я сделала над собой усилие, стараясь ни мимикой, ни жестом не выказать раздирающие меня чувства. – Кто это?

– Это ундина. – В глазах Сандра блеснул опасный огонек.

– Но… они ведь живут в воде? – Я подошла к мертвому телу ближе и едва успела зажать рот, сдерживая крик и накатившую тошноту. Горло дамочки отсутствовало. То, что издалека я принимала за бурый шарф, нелепо смотревшийся на ее зеленоватой груди и шее, оказалось подтеками запекшейся крови.

– Я тоже так считал. Но Дей любезно пояснил, что ундины довольно долго способны жить и на суше. К тому же они прекрасно владеют чарами и могут заморочить голову любому. Мне кажется, все наши вчерашние попутчики принадлежали к этому отверженному роду.

– Но Шеб… Он же…

– …мужчина? – Дей набросил на мертвую небольшой платок, скрыв от нас ее лицо и грудь. – Нет! Тоже иллюзия!

– А голос?

– И голос.

– Но зачем? – Я посмотрела эльфиру в глаза, перевела взгляд на Сандра.

– Мне кажется, они знали, что мы здесь пройдем. – Он отвел глаза. – Они ждали именно нас. Меня.

– А поскольку у них очень развита интуиция и видение будущего, не удивлюсь, если все предсказанное ими сбудется. – Дей кивнул.

Ощущение, что моя голова сейчас лопнет, нарастало, и снова подкатила тошнота.

– Я сейчас приду. – Я развернулась и стремительно бросилась к зарослям камыша, из-за которых слышался упоительный шепот воды.

Сандр бросился следом.

– Айна, там может быть опасно!

– Не опаснее, чем здесь. – Я даже не обернулась. Только прибавила шаг.

– Тогда я иду с тобой.

– А если у меня сугубо личные дела? – Он все-таки заставил меня остановиться.

– Постою за камышами. – Сандр поравнялся со мной.

– Ну уж нет! – фыркнула я и, смерив его взглядом, бросила: – Я тебе не доверяю.

– Можешь не доверять, сколько влезет. Я иду с тобой, и точка. – Его упрямо сжатые губы тронула едва заметная улыбка.

Ладно!

Не ответив, я развернулась, в два шага преодолела песчаную косу и шагнула в камыш, стоявший густой стеной.

Никого тут нет! А если кто-то попытается ко мне подобраться, ему придется стать призраком. Даже от малейшего движения камыш начинал шуршать так, словно через него пробирался дракон!

Заставив себя успокоиться, я присела у воды и с наслаждением умылась. Речная вода придала разуму четкость, а чувствам – холод отточенного кинжала. Не стоит ничего загадывать. Даже если предсказанные события верны – со временем может измениться сам результат.

Завершив умывание, я уже собралась покинуть берег реки, как вдруг неподалеку послышался стон. Я насторожилась. Первым желанием было броситься бежать, но, успокоенная присутствием Сандра, наплевала на все предостережения разума и пошла на звук.

Пройдя с десяток шагов, я остановилась, напрасно вслушиваясь в тревожное шуршание камыша. Стон не повторялся.

Неужели мне почудилось?

И тут я увидела ее. Женщину, любезно напоившую меня вчера настоем береники.

Еще одна ундина.

Буро-зеленое тело сливалось с окружающим меня морем камыша. Возможно, я бы никогда и не заметила ее, если бы не яркие багровые полосы на груди и горле.

Подойдя ближе, я, преодолевая страх и отвращение, сжала ее ледяную руку. Ундина открыла белесые глаза.

Я отшатнулась.

– Передай. Это. – Ее пальцы разжались. На ладони лежали окровавленная цепочка и кулон: серебряный овал, на котором поблескивали разноцветные камушки.

Она замолчала, продолжая смотреть на меня глядящими в вечность глазами.

Умерла!

Интересно, кому я должна это передать?

Осторожно подцепив черненую цепочку, я потянула ее, разглядывая серебристый медальон. Красивый. Изрезанный таинственными рунами овал, украшен четырьмя яркими камнями. Красным, синим, белым и темно-коричневым. Может, это украшение как-то связано с Ушедшими? Тогда каким образом оно оказалось у ундины? И… кому его передать?

Омыв медальон в холодной речной воде от крови, я снова полюбовалась на вспыхнувшие еще ярче камни. Вдруг позади меня послышалось шуршание, которое тут же смолкло, словно кто-то стоит позади и смотрит. У меня от этого взгляда даже заледенела спина!

– Сандр? – Я поднялась, резко обернулась, но никого не увидела. Зато с другой стороны раздался треск ломающегося камыша.

– Айна? Что случилось? Ты где?

Торопливо повесив на шею медальон, я спрятала его под одежду и обернулась к выскочившему Сандру.

– Ты звала? Что произошло?

– Мне показалось, что я услышала шорох. – Я украдкой оглядела камыши. Никого! Почудилось? И указала на мертвую ундину. – А потом я увидела ее.

Сандр убрал руку с рукояти кинжала и подошел ближе.

– Кажется, Дей прав. Все вчерашние предсказатели были ундинами.

– Или нет. – Я пожала плечами и направилась к тропке, проделанной Сандром.

– О чем ты говоришь? – Он догнал меня и пошел следом.

– О том, что, возможно, все, кого мы видели у костра, были теми, за кого себя выдавали, кроме этих двух погибших ундин.

Мы вышли к поджидавшему нас Дею.

– Куда вы пропали? Надо уходить! – увидев нас, заторопил он: – Я тут прошелся по месту нашей ночевки и вот что вам скажу: вчерашние предсказатели, все до единого, были иллюзией. Нет ни одного следа, говорящего о том, откуда они пришли и куда подевались. Ведь не улетели же! Вокруг только следы зверя и два следа от хвостов ундин.

Мы с Сандром переглянулись. Он подошел к пепелищу, внимательно оглядел примятую траву.

– Давайте уйдем отсюда.

– И куда пойдем? – тут же подхватился эльфир.

– Куда-нибудь подальше. – Сандр еще раз огляделся и направился к лесу.

Из камышей послышался шорох. Вновь почувствовав чей-то взгляд, я обернулась и замерла, встретившись с холодным взглядом черной пантеры.

– Сандр!

Пантера тут же исчезла.

– Не отставай, Айна! – послышался голос Сандра, и Дей добавил:

– А то пойдешь на корм взбесившемуся перевертышу!

Эти насмешливые слова заставили меня снова оглянуться и броситься догонять спутников.

Глава 15

Сандр

Я шел, не замечая усталости, только бы уйти подальше. Опасность разлилась в воздухе над местом нашей ночевки. Кто эти ундины? Зачем они нам встретились? И… почему их убили, а главное – кто?

Я несколько раз мысленно обращался к За Зу со всеми этими вопросами, но дракон исчез. Не откликался и Лимар.

Что делать? Куда идти? Как мне уберечь Айну?

Но больше всего не давали покоя услышанные вчера предсказания. Род ундин действительно славился умением видеть будущее. Неужели сказанное ими правда? Я верну принадлежавшую мне по праву корону, и… Айна станет королевой? Моей королевой! Ведь именно об этом говорили ундины?

В груди сладко заныло. Я бросил короткий взгляд на девчонку. Идет, упрямо сжав губы. Холодная, сдержанная, но… я видел ночью ее глаза. Она тоже думала об этом!

Словно прочитав мои мысли, Айна покосилась на меня и оглянулась, мазнув тревожным взглядом по окружавшим нас деревьям.

– Ты чувствуешь?

Смущенный таким вопросом, я тоже обернулся и даже остановился, разглядывая лес.

– Нет, а что именно я должен чувствовать?

Девчонка вдруг стиснула мою руку и потянула вперед.

– Мне кажется, я ощущаю чей-то взгляд. За нами как будто кто-то идет.

– А что говорит твой Хранитель?

Она расстроенно вздохнула:

– Ничего. Он молчит со вчерашнего вечера.

Я усмехнулся. Уж слишком мы привыкли доверять нашим помощникам.

– И мой – тоже. Значит, опасность нам не угрожает, – сказал так, что сам поверил.

Айна грустно улыбнулась:

– Я надеюсь.

– Сандр, а как насчет того, чтобы перекусить? – Все это время Дей шагал чуть впереди, но, услышав нас, остановился.

Я качнул головой:

– Нет. Пока светло, надо идти. К тому же необходимо выбрать подходящее место для ночлега.

– Солнце уже катится к закату! – возмутился Дей. – Идем весь день, и все, что ты нам разрешил, – это выпить немного воды! Куда торопишься? Как будто от смерти убегаем!

– Еще немного. Потерпишь? – Я посмотрел ему в глаза и направился к светлевшей впереди между деревьями поляне. Сзади послышался шелест травы.

Ладно, если Хранители решили взять сегодня выходной, справимся сами. Память услужливо вела меня к нашему будущему пристанищу. Однажды мы с Лимаром побывали в этих местах. Ездили в Пограничье на ярмарку. Нас застал сильный ливень, и Лимар привел нас к спрятанной в лесу пещере. Я бы сам ее ни за что не заметил. Природа создала ее между корнями огромного окаменевшего дерева. Вход оказался занавешенным шторами вьюна, а внутри нас поджидала довольно большая, поросшая мхом комнатка. Возможно, мы набрели на жилище отшельника-перевертыша, но… запустение, царившее в ней, говорило, что пещера заброшена. Кто знает, может быть, она все еще цела, свободна, и сегодня нам удастся обрести в ней пристанище и ночлег?

Сколько времени прошло с тех пор, как мы с Лимаром забрели сюда, а помнилось все так, словно это было вчера. Вскоре я увидел толстенный ствол дерева и обернулся, чтобы указать друзьям на нашу конечную цель, как вдруг в голове раздался голос Лимара:

«Сандр, быстрее! За вами погоня! Хранители молчат, чтобы не усложнять вам участь – среди преследователей есть носитель Тени. Они скоро будут рядом».

От неожиданности я даже споткнулся о спрятавшийся в траве корень.

– Что-то стряслось? – Дей замер, настороженно хмурясь. Его желтые глазища стрельнули по обступавшим нас деревьям.

– Сандр, я кого-то увидела! – внимательно озираясь по сторонам, Айна подошла ко мне и указала в том направлении, откуда мы пришли. – Там.

Сбоку мелькнуло что-то темное. Айна вцепилась мне в руку.

– И там.

– И там! – Не отрывая взгляда от странного тумана, ползущего за нами по пятам, Дей обреченно коснулся пустых ножен. – Плохо без собственного меча в таких случаях.

– Возьми. – Я протянул ему свой клинок и наклонился к Айне. – Впереди, метрах в двадцати от нас, огромное засохшее дерево. Видишь?

Она кивнула.

– Беги к нему. Внизу есть огромное дупло, скрытое травой. Спрячься в нем.

– Пойдемте туда все вместе! – Она заглянула мне в глаза. – Чего мы ждем?

– Поздно. – Дей повертел клинок, разминая кисть, и развернулся к быстро догоняющей нас пелене сизого тумана.

– Беги! – Я толкнул девчонку к себе за спину и, вглядываясь в обретающие плоть фигуры, выхватил из-за пазухи кинжалы, отданные мне отцом.

«Что ты делаешь? Бегите! Мы постараемся их отвлечь! – послышался голос Лимара. – Тебе не справиться с Тенью! А если ты потеряешь «Убийц», то все, ради чего я жил… МЫ жили – утратит смысл!»

Ну что ж, выбора мало. А умирать, подобно лисе, у которой на хвосте висят собаки, тоже не хотелось.

Я отбросил бесполезный футляр и, встав рядом Деем, принялся ждать. Закованные в черную броню наемники не замедлили появиться из окружающего тумана. Их оказалось не так уж много, но понять, где создания из плоти и крови, а где магия драконов, было невозможно. Я покрепче сжал кинжалы, но когда до преследователей осталось чуть меньше десяти шагов, через наши головы перелетела черная пантера и устремилась к приближающимся воинам.

Выкрикнув заклинание, сделавшее на некоторое время нашу одежду крепче брони, я бросился вслед за зверем. Клинки запели, собирая кровавую жатву.

Люди!!! Первыми шли люди!

Туман окружил нас плотным кольцом, но нападать не торопился. Я смотрел в глаза наемников, погибающих от моих кинжалов, и убивал, убивал, убивал… Иначе они убьют нас. Это я прочитал в их глазах. Оглянуться, чтобы увидеть Айну, я не мог – пропустить удар было бы равнозначно смерти. Царапины не в счет, но и они постепенно обессиливали, саднили от пота, а тягучие капли крови уже предательски смочили ладонь, сделав скользкими рукояти кинжалов. Чуть в стороне бился Дей. Вооружившись еще одним мечом (видимо, позаимствованным у отправленного за Грань противника), он вертел его так, что казалось, будто вокруг него появилась стальная сфера.

«Туман! – В голове, переругиваясь, наперебой заверещали голоса Хранителей. Очнулись! – Проткни «Убийцами» туман!»

«Интересно, где вы раньше были?»

«Где были, там нету! – буркнул За Зу. – Но оставлять присматривать за вами Лимара теперь точно никогда не будем! Проткни туман!»

Они издеваются? Передо мной несколько десятков воинов! Даже если я смогу их одолеть, придут новые!

– Как? – Крик отчаяния, вырвавшийся у меня из глотки, почему-то заинтересовал нашего неожиданного помощника. Пантера оглянулась, в два прыжка настигла меня, попутно вырвав кому-то глотку и раскидав ударами лап опасно приблизившихся ко мне черных воинов.

На мгновение наши взгляды встретились.

«Спасибо тебе, кем бы ты ни был!»

Радуясь передышке, я сжал покрепче кинжалы и бросился к плотному кольцу тумана, желая успеть добраться до него живым.

Не успел.

Из темной пелены выткалась громадная голова дракона и, распахнув пасть, кинулась ко мне. Я выставил вперед кинжалы и крепко зажмурился, понимая, что тут мне и пришел конец…

«Угу. Чисто сработано! – хохотнул За Зу. – А Сайрус уже, наверное, ваши поминки справляет!»

«Откуда ему было знать, что они вооружены «Убийцами», – ворчливо ответил ему голос Лимара. – Если честно, лучше бы он до последнего момента об этом не знал! Кто предупрежден, тот вооружен! Сандр, да открывай ты уже глаза, жив!»

«Жив?!»

Я распахнул глаза. Тумана не было, как не было и новых желающих приобщиться к миру духов, а вот мертвые тела никуда не делись, глядя в небо все такими же полными злобы глазами. Я оглядел поляну, за несколько мгновений ставшую братской могилой.

Но как? Откуда столько? В бою мне казалось, что они никогда не закончатся и будут падать и падать на ненасытные лезвия «Убийц».

«А ты думаешь, драконы не владеют магией? – насмешливо хмыкнул отец. – Бесплотный круг Тени – портал, который использовала эта «ящерица», – может переместить столько существ, сколько потребуется, но при условии, что все они будут под воздействием заклинания Покорности».

– Сандр, помоги! – Крик Дея заставил меня очнуться и броситься к нему.

Эльфир сидел неподалеку, пытаясь поднять распластанное тело зверя. Пантера была еще жива, но дышала часто и прерывисто. Встретившись с ней взглядом, я молча стянул рубаху, перевязал сочившуюся на грудине рану и махнул Дею, чтобы оставил зверя в покое.

– Я сам. Там недалеко пещера – пересидим, хотя зверь не жилец.

– Забыл? Это – перевертыш, а им всегда дается второй шанс. – Дей придирчиво оглядел мою наспех сделанную повязку, уже успевшую пропитаться кровью. – Мне почему-то кажется, что мы с ним уже встречались. В Беркете.

Я нахмурился, вспоминая. Хотя, если честно, тело устало так, что даже мысли причиняли почти физическую боль.

– Зарин? Парень у городских ворот? – Даже если это он, все-таки непонятно, с чего ему нам помогать?

– Ага, – кивнул Дей. – Не встретишь так просто, особенно в наше неспокойное время, перевертышей правящего рода. Думаю, надо попытаться его спасти. Может, награда перепадет.

– А правда, что, умерев в зверином обличье, оборотень воскреснет в другой ипостаси?

Голосок Айны заставил сердце бешено заколотиться. Жива! А это главное… Неужели послушалась и пересидела бой в окаменевшем дереве?

Я обернулся и едва удержался от крепкого словца.

Девчонка шла к нам, живая, здоровая, но в каком виде! Чумазая, с растрепанными волосами и подпалинами на одежде.

Не послушалась! Что за…

– Айна, я же просил тебя ждать нас в пещере! – Я огляделся в поисках футляра, в котором хранились «Убийцы», и, не найдя, сунул кинжалы в висевшие на поясе ножны, затем подхватил зверя на руки и зашагал к дереву.

– Сандр, не злись! – Она завертелась лисой, изображая искреннее раскаяние, но вины в ее голосе я так и не услышал. – Я хотела. Честно. Но потом оказалась в плену тумана, и… мой Хранитель подсказал мне несколько заклинаний. Поверь, мне ничего не угрожало!

– Да, девочка, ты мне очень помогла с заклинаниями! – мурлыкнул за спиной голос Дея. – Если бы не ты, мне бы туго пришлось против тех восьмерых. Сандр, ты бы видел те мечи, в которые после ее заклинания раздвоился твой клинок! Один – лед, второй – пламя! А еще в меня словно шеркх вселился. Мне показалось, что я ускорился в несколько раз! Кстати, оставлю пока твой клинок у себя? У тебя ведь есть чем на тот свет отправлять?

Сговорились!

Я молча дошагал до пещеры и внимательно оглядел дерево. Следов нет, запаха, зарубок на коре – тоже, да и вход затянуло плющом так, что даже я его не сразу нашел.

Опустив зверя на траву, я чуть расчистил вход и кивнул эльфиру.

– Давай.

С предельной осторожностью мы внесли в пещеру впавшего в забытье перевертыша и уложили его у дальней стены.

– А тут уютно. – Айна огляделась. – И тепло. И мох на полу мягкий.

– И очаг. И дрова. – Эльфир поморщился, словно принюхиваясь. – Но постоянного запаха нет. Если этой схоронкой и пользовались, то не часто и когда-то давно.

– Все равно задерживаться не будем. – Я поворошил палкой затянутые мхом угли кострища. – Переночуем, подумаем, что делать дальше, и пойдем.

– А если мы убили не всех слуг Сайруса и кто-то спасся? – Айна села рядом с пантерой и возложила руки на окровавленную ткань повязки. – А если за нами снова придут?

– Не сомневайся – придут! Поэтому и говорю. Переночуем и в путь. – Я строго посмотрел на нее. Неужели она не понимает, как безрассудно рискует жизнью, не слушаясь моих приказов?

Айна передернула плечами, но глаз не отвела.

– А перевертыш? Ты сможешь оставить его тут? Без помощи? Я видела, как он спас тебе жизнь.

– А перевертыш завтра утром побежит домой, – усмехнулся Дей и уселся на мох, ловко подогнув под себя ноги.

Айна тут же переключилась на него:

– Значит, ему не грозила бы опасность, оставь мы его сейчас в лесу?

– Для жизни? Нет, – качнул головой эльфир и принялся объяснять: – Если не считать случайностей, таких, как хищные звери или охотники. Вынужденный процесс превращения наступает сразу после смерти ипостаси, тем самым перевертышам дается новый шанс. Если только не брать во внимание перечисленные мной мелочи. Согласись, без головы или со снятой шкурой даже при всем желании не очнуться.

– Но он еще живой. – Айна провела рукой по густому меху пантеры.

– Не хочешь, чтобы мучился, – убей, – посоветовал сердобольный Дей и огляделся. – Хотя, с другой стороны, может, не будем думать о выкупе? Давайте приготовим из этого зверя жаркое?

Он украдкой мне подмигнул, наверняка зная, какая отповедь его ждет. И ответ Айны не заставил себя ждать:

– Варвар! И людоед! Я буду его сторожить, а если сунешься, сам рискуешь пойти на ужин! И вообще, пантеры не съедобные!

– Туго у тебя с юмором, девушка! – фыркнул эльфир, продолжая подначивать Айну. – На кой мне сдался этот миротворец? Впрочем, зря не веришь. В Эльфириане из пантер готовят шикарное рагу, а их шкуры ценятся на вес золота.

– Хвала богам, я никогда не была в твоей варварской стране и, надеюсь, никогда не буду!

Не слушая больше их перебранку, я закрыл глаза и сосредоточился. Нужно срочно услышать За Зу или отца. И о многом спросить…

«Ни минуты покоя! – почти сразу же ворчливо откликнулся дракон. – И что тебе снова приспичило узнать?»

«Например: как долго мы можем здесь находиться? Или кто были те нападавшие? И куда нам идти?»

«Хм… Как много вопросов. А я уже спать собрался… – Послышался зевок. – Ладно. Вот тебе мой ответ: пока я с тобой не общаюсь, не помогаю тебе – ты в безопасности, как это ни странно звучит. Сайрус и его советники чувствуют меня, когда я пытаюсь общаться с кем-то из этого мира. Что касается пещеры – можешь находиться здесь пару дней. Но это максимум. Слуги Сайруса, те, от которых вы сбежали в Подгорье, ищут вас, но только один пошел по правильному следу. Еще раз повторю: опасность угрожает вам, только если мы с вами. Без нас они вас попросту не видят».

«И как долго нам еще прятаться?»

«До дня Слияния».

«Ладно… – Я задумался. – Где нам искать Берша?»

На этот раз мне ответил голос Лимара:

«Никто не знает, мальчик. Берш добровольно отказался от своего Хранителя. Только он смог бы привести тебя к нему, но… если боги любят тебя, ты его обязательно найдешь».

Пустота в голове (ни голосов, ни мыслей) подсказала, что разговор закончен. Ладно.

Я поднялся.

– Дей, пойдем, поищем что-нибудь на ужин.

Айна

Парни ушли, оставив меня одну. Точнее, не одну. Я с опаской покосилась на зверя. Не знаю, тот ли это перевертыш, с кем нам довелось встретиться в Подгорье, но бросить на произвол судьбы в таком состоянии я не смогла бы даже врага.

Пантера тяжело дышала. Бока судорожно раздувались и опадали, обнажая часть раны, скрытой под пропитавшейся кровью повязкой. Кажется, лезвие прошло рядом с сердцем, задев легкое. Обычный зверь уже давно бы умер, а перевертыш боролся со смертью, инстинктивно оттягивая облегчающий страдания конец. Может быть, если я не буду подпитывать его своей энергией, смерть наступит быстрее?

Я отерла от крови руки чистым краешком повязки и села рядом. Неужели оборотень сможет причинить мне вред после того, как сам нам помог? А может, это вовсе не та пантера, что напала на меня в обители?

Я задумалась. В памяти возникла усатая морда зверя, нависшая над моим лицом на берегу реки, и потом, когда из тумана появилось черное воинство, пантера пролетела всего в шаге от меня, чтобы сцепиться с нашими врагами. Если перевертыш – посланный за мной убийца, он не упустил бы шанса расправиться со мной. С нами. Или просто не стал бы нам помогать…

Зверь дернулся всем телом.

Я отшатнулась, настороженно разглядывая пантеру. Дыхание исчезло, глаза затянулись пленкой. Неужели мучения закончены? И снова судорога перекрутила тело зверя, стянув мышцы и кости в узел.

Не в силах выдержать этого зрелища, я выскочила из пещеры и прижалась лбом к холодной древесине, пытаясь выровнять дыхание. Из пещеры послышалось рычание, перешедшее в вой. Ствол содрогнулся от страшного удара, и снова протяжный вой, оборвавшийся полным страдания стоном.

Несколько мгновений я стояла, прислушиваясь к наступившей тишине и, не вытерпев неизвестности, заглянула в полумрак пещеры. После лучей закатного солнца, ниточками пронзавшего лес, сумрак, царивший здесь, ослеплял. В нос ударил тяжелый запах крови.

Я замерла, стараясь уловить движение. Тишина угнетала. Эх, была не была! Спустившись внутрь, я едва не наступила на руку обнаженного мужчины. Он лежал на боку, притянув колени к груди. Кажется, Дей прав, именно с ним мы встречались у городских ворот.

– Эй… – Я села рядом и осторожно потрясла его за плечо. – Э-эй… Зарин?

Не дождавшись никакой реакции, я коснулась его запястья и облегченно выдохнула, почувствовав едва заметную ниточку пульса. Вдруг он вскинул руку и, обхватив меня за шею, притянул к себе так близко, что я почувствовала его дыхание. Несколько раз подряд перевертыш втянул воздух, словно принюхиваясь, и распахнул черные, как ночь, глаза.

– Ты. Твой запах. Я шел по нему от самой обители. Я…

Сзади послышались шаги.

– Ха, Сандр, а твой спасенный времени зря не теряет.

В следующее мгновение перевертыш вздрогнул, словно от боли. Удерживающая меня рука бессильно упала на мох, но глаза по-прежнему смотрели только на меня. Почувствовав свободу, я отшатнулась и, не в силах справиться с обессиливающим ужасом, отползла к ногам Сандра.

Боги, где вы? Почему вы забыли обо мне, если позволили убийце Нии найти и меня?!

Сандр помог мне подняться, обнял за плечи и, глядя перевертышу в глаза, неспешно произнес:

– Объясняю сразу. Эта девушка неприкосновенна. Твоим спасением я полностью оплатил наш долг тебе, а потому – не задерживаю. Ты волен идти на все четыре стороны. – Он говорил спокойно, без тени эмоций, но ему хотелось подчиниться. – Кстати, вот. Оденься. Думаю, тебе должно подойти.

Рядом с перевертышем упали вещи. Я только сейчас заметила на Сандре черную рубаху и сделанный из грубой кожи жилет. Оставив перевертыша одеваться, Сандр увел меня к очагу, где Дей уже разводил огонь. Рядом лежали три небольшие тушки лесных кролов. Они, конечно, жилистые, и мясо у них хуже, чем у деревенских, но на безрыбье…

– Сандр, что на тебе за одежда? – Стараясь справиться со страхом, я опустилась на мох и попыталась отвлечься от паникерских мыслей. – Ты что, снял ее с мертвых?

Не глядя на меня, он пожал плечами и, взяв кинжал, принялся сдирать со зверьков шкурки.

– Мертвым эта одежда уже без надобности. А так, вроде бы даже замаскировались. – Он бросил на меня короткий взгляд. – Чем я тебе не наемник Сайруса?

– Не льсти себе! А вот наш спасенный, в этих тряпках, очень даже… Особенно если не приглядываться, – насмешливо фыркнул эльфир и кивнул подошедшему Зарину. – Садись к огню.

Парень, тихо стоявший рядом, обошел костер и опустился напротив меня. На нем уже был костюм наемника, только если в Сандре он выдавал воина, то на перевертыше сидел как дорогая, сшитая на заказ вещь. Я даже невольно залюбовалась. Его черные блестящие волосы едва доставали до плеч, оттеняя довольно бледное лицо, под глазами легли темные тени, а четкость профиля и линия губ говорили о чистоте крови. Зарина можно было принять за изнеженного сынка богатого вельможи, если бы не горящие своеволием глаза, и… невероятная сила, которую я совсем недавно испытала на себе.

Встретившись с ним взглядом, я тут же принялась сосредоточенно рассматривать земляной пол. В душе снова шевельнулись страх и смущение. Его глаза… Он словно знал все, о чем я в тот миг думала.

Не утаился его взгляд и от Сандра. Хотя он вроде был занят свежеванием нашего ужина и не отводил глаз от тушек, ловко работая ножом.

– Итак. – Он бросил в огонь довольно потрепанные шкурки, вытер нож и, спрятав его за голенище сапога, взглянул на перевертыша. – Как я уже говорил, мы в расчете. Уходи.

Зарин улыбнулся и спокойно встретил его взгляд.

– Мне некуда идти. А за свое спасение я бы все же хотел отплатить.

– Нам не нужна твоя плата и твоя помощь! – отрезал Сандр, протягивая освежеванные тушки Дею. Тот принял их и, ловко насадив на жесткий прут, принялся жарить, поднося к огню то с одной, то с другой стороны.

– Возможно. Зато мне нужна ваша. – И не дожидаясь вопросов, перевертыш принялся рассказывать: – Я – второй сын правителя Вселесья, Шарида из рода Фаррияда. Из клана Убийц ночи. И я… был послан, чтобы убить тебя, леди Айна.

Я замерла. Пусть об этом я догадывалась еще после нападения в обители, но услышать подтверждение моих страхов… Только от этого признания страх почему-то исчез. Совсем. Навалилась усталость и какая-то обреченность. А еще желание, чтобы все поскорее закончилось!

Пальцы Сандра оплели чуть светящуюся красноватой дымкой рукоять одного из висевших на поясе кинжалов, а Дей сел так, чтобы загородить собой выход, но Зарин ничего этого не замечал. Он смотрел в огонь, и танец пламени отражался в черном зеркале его глаз.

– Сегодня я должен был привести к вам воинов Сайруса, чтобы пленить вас или уничтожить. – Он посмотрел на Сандра, словно подчеркивая его значимость. – Поэтому, если ты меня сейчас убьешь, я приму эту смерть с благодарностью. Лучше ты, чем наемники Черного короля.

Я увидела, как напряглись жилы на руке Сандра, когда он изо всех сил стиснул рукоять кинжала, помедлил и нехотя разжал пальцы.

– И отчего же принц Вселесья решил запятнать безупречную честь своего древнего рода? – невозмутимо поинтересовался Дей, не забывая переворачивать сочащееся соком мясо. Я сглотнула. При мысли о еде желудок сжали когти голода. – Стать наемным убийцей – не это ли худший позор для твоего клана?

– У меня не было выбора. – Зарин невесело усмехнулся. – Либо я стану вашим убийцей, либо убийцей отца.

Дей удивленно взглянул на него.

– А что, среди вашего племени бушует бешенство?

– Бо