/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Иноземье

Одержимый Шон

Танит Ли


sf_fantasyТанитЛиОдержимый Шон1979ruenRolandroland@aldebaran.ruFB Tools2006-06-05http://www.oldmaglib.comA812EC8A-049E-4948-A41D-BDDBD669AB091.0Игроки ЗимыКРОК-Центр19935-85779-068-9TanithLeeShon The Taken1979

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах

Приятного чтения!

Танит Ли

Одержимый Шон

Глава 1

КАБАН

С опушки еловой рощи открывалась большая часть долины.

В очень ясное утро, как говорили, можно было увидеть даже Мертвый Угол.

Хотя вряд ли.

Чаще всего, как и сегодня, горизонт был окутан мягкой красноватой дымкой, а лес казался далекой темной туманностью. Окружающая местность опускалась в долину широкими зелеными террасами. Над рощей возвышалась скала. Это был пик горной цепи, плотно окружающей долину, с юга и запада на севере она переходила в невысокие горы. Еще никто не перебирался через скалы.

Лес скрывал восточную часть долины, и за лесом лежала земля, выжженная, подобно пустыне. В этом направлении тоже никто не ходил. Так как река текла через лес с юга на север, и на ее восточном берегу…

Не стоило предаваться раздумьям о том, как было бы хорошо на том берегу реки, в ту сторону смотрели также редко.

Днем вообще никто не думал о племени Ворона.

Небо было светлое и голубое. Трава на террасах нежно зеленела, а листва деревьев казалась темно-зеленой. Повсюду виднелись протоптанные овцами тропы, видно было и колышущееся стадо овец — как текущее вниз облако. Между прямыми черными стволами елей Рощи струился дым костра; так же прямо поднимались дымки над хижинами.

Стояла отличная погода для охоты, как в общем-то и должно было быть. Поскольку сегодня был день кабаньей охоты. Охоты Трома — короля Еловой Рощи. Кабан считался принадлежащим Трому, если его убивали в лесу западнее реки.

Шон, сын Наула, стоял на краю террасы спиной к роще. Рядом замерла его изящная дикая собака, прислонившись в ожидании к длинным ногам Шона. Его волосы и шерсть собаки были почти одинакового цвета — цвета дубовой коры. Глаза Шона отливали холодной синевой, иногда они мерцали, подобно драгоценным камням, хотя он не часто смотрел на мир, широко раскрыв их.

— Привет, Шон! — крикнул кто-то, и собака навострила уши. — Ты уже мечтаешь о кабане?

Шон обернулся.

— Или ты мечтаешь только о себе?

По траве к Шону шел Лорт, такой же загорелый и темноволосый, но глаза у него были другие.

— Я мечтал о таком месте, где меня не могли бы найти ворчуны.

— Неужели?

С криками они кинулись друг на друга и кубарем покатились в траву. Собака — она понимала, что они дурачатся, — прыгала вокруг, усердно лая. Через некоторое время юноши отпустили друг друга так же внезапно, как и сцепились.

— Теперь мне придется идти на охоту со сломанным ребром, — сказал Лорт.

— С чего ты взял, что пойдешь на охоту? — возразил Шон.

— А тебя кто там ждет?

— Ну, конечно, не кабан.

— Это же замечательно, что дикие звери боятся Шона.

— Еще лучше, что они совершенно не боятся Лорта.

Глухой, гудящий звук наполнил воздух. Его издавала полая глыба, оставшаяся от ледника, под ударами каменного молота, глыба находилась в середине деревни, это был сигнал сбора. Юноши вскочили на ноги и пошли между елями назад, а собака прыгала вокруг них.

Шон и Лорт были ровесниками, им обоим шло семнадцатое лето. Лорт был чуть-чуть повыше. Оба были обуты в мокасины, одеты в одинаковые кожаные штаны и мокасины и в тонкие шерстяные безрукавки, которые обычно носили мужчины в долине. Женщины украшали их различными узорами, рубашка Шона была выкрашена с помощью ягод шелковицы и сока грецкого ореха в бледно-лиловый и ярко-янтарный цвета, рубашка Лорта — в различные оттенки желтого с помощью дикого шафрана. За кожаные пояса были заткнуты ножи из коричневого металла, их носили только воины короля. С тех пор, как Шон и Лорт стали воинами короля, времена года сменились шесть раз, однако друзьями они были гораздо дольше. Свою дружбу они пронесли через непрерывный поток колких шуток и бравады, что впрочем было обычным делом.

— Я все вспоминаю последнюю охоту, последним летом, — сказал Лорт, когда они шагали к каменному барабану, по дороге между хижинами. — Вспоминаю, что я слышал, как Шон умолял кабана остаться в своей шкуре и не обижать его.

— Интересно, как ты мог это слышать, — ответил Шон слащавым голосом, — если ты так далеко оттуда умчался.

Королевские воины спешно собирались возле каменного барабана. Женщины приносили печеный хлеб, мясо дичи, фрукты и пиво, сваренное из трав. Перед охотой всегда был грандиозный завтрак. Сам Тром восседал на скале. Он был молодой король, здоровый и сильный, склонный к насмешкам. Его старший сын стоял рядом с ним, бедный Бэл был лишь двенадцати лет от роду и слишком молод, чтобы идти на кабанью охоту.

Правдивый Кай сидел на небольшом бочонке возле Трома. Отполированные и нанизанные на шейную цепочку кабаньи зубы свидетельствовали о многих успешных охотах. Хотя Кай был отцом Лорта, он не пошел к нему. Кай был предсказателем, волшебником Еловой Рощи — посредником между людьми и богами долины, — и Лорт лишь вежливо кивнул, как было положено, и подошел к пище вместе с Шоном, Наулом и старшим братом Шона — Джофом.

Джофу было девятнадцать, но выглядел он примерно также, как Наул: приземистый и с удивительно густой темной бородой. Он ухаживал за дочерью Трома Иррой, и потому он хотел сегодня особенно блеснуть, чтобы произвести впечатление на Трома — Ирра уже была покорена. Шон не очень-то походил на отца и брата, да и на свою мать Ати тоже. Джоф и Шон держались друг с другом подчеркнуто нейтрально: верный знак глубокой взаимности. Тут подошла Ати; ее золотисто-рыжые волосы были закреплены на голове заколкой из коричневого металла, отдаленно напоминавшей птичью голову. Она несла плетеную корзину, наполненную мелкими абрикосами, которые росли над хижиной Наула. Их было столько, что хватило и Лорту. Мать Лорта умерла десять зим назад. И для Ати, которая из двух своих сыновей Шона любила больше, Лорт, как друг Шона, был на втором месте.

— Ты не заслужил такую мать, — сказал Лорт.

— Точно, — ответил Шон.

Ати хихикнула как девочка, которую они оба обожали. Джоф и Наул обсуждали прошлогоднюю охоту и совершенно не замечали при этом Шона, Лорта и Ати, только машинально запихивали себе в рот абрикосы. И подчеркнуто — чтобы ввести в заблуждение Трома — они игнорировали Ирру, одетую в свежевыкрашенное шерстяное платье, застегивавшееся на плече брошью из белого металла.

Металл — коричневый, белый и желтый появлялся в Роще путем меновой торговли. Овцы Трома давали шерсть, кожу и мясо, все это обменивалось на иглы, ножи, броши, кольца и наконечники для копий из Пещерного Города, находящегося в дне пути на северо-восток, и на глиняную посуду и шлифованные камни из Джетбрюке, до которого было полдня пути — он располагался к югу у притока реки. Два лета назад Шон побывал в Джетбрюке, а в Пещерном Городе ни разу не был. Вообще мужчины Еловой Рощи вели торговлю с жителями Города в общем лагере, который находился на полпути между деревнями, так как находясь на востоке, Пещерный Город располагался на востоке слишком близко к гиблой стороне леса. И всегда, что ухо надо было держать востро. Как раз в прошлую весну в Пещерном Городе был один случай.

Шон как раз об этом подумал, увидев заколку в волосах матери. Была одна заколка для волос из красного металла в форме листа, появившаяся из Пещерного Города. Шон однажды отшлифовал для себя хороший обоюдоострый нож из кремня, однако, когда увидел заколку, решил выменять ее у Трома для Ати за свой нож. Некоторые мужчины из Еловой Рощи оставались в общем лагере на день дольше, вернувшись, они принесли весть, что за ночь один мальчик из Пещерного Города стал одержимым. Его поймали и хотели убить в тот же вечер; однако и сами торговцы из Пещерного Города внушали подозрение. Чего доброго, одержимый мальчик прикасался к какой-либо вещи или даже помогал при ее изготовлении, поэтому товар был закопан в месте под скалой, и Кай-вещун провел там ночь, выполняя ритуал оберега. Когда предметы на утро снова выкопали, заколка-лист исчезла.

Шон вздрогнул, когда Джоф снисходительно хлопнул его по плечу.

— Привет, брат мой, — произнес Джоф, дожевывая абрикос, — на пару слов!

Они отошли немного в сторону под ели. Неподалеку громко булькал ручей и раздавалось дребезжание горшка, который был полон.

— Насчет кабана, — сказал Джоф. — Я сам хочу его убить и вручить Трому щетину и копыта. Если их будет больше, я хочу убить обоих. Из-за Ирры, ты знаешь. Остальные будут держаться в стороне и пропустят меня. Я дал им подарки. Как насчет тебя и Лорта?

— Мне не нужен подарок, брат, — тихо сказал Шон.

— Подарок? Я лишь хочу, чтобы ты стоял в стороне, если я его убью. Ты же мой брат, Лорт — твой друг. Мне незачем дарить подарки двум мальчикам.

— Значит, незачем?

— Незачем. Ну, ты сделаешь то, о чем я прошу?

— Ты мог бы заплатить выкуп за Ирру. Наверняка тебе не нужен еще и кабан.

— Я хотел бы сэкономить на выкупе, — сказал Джоф. Он заговорчески ухмыльнулся.

— Лорту и мне по семнадцать, — сказал Шон, — и мы еще не были первыми копьями на охоте. В это лето мы должны ими стать. За Лорта говорить никак не могу.

— Ты не хочешь этого делать? — обиженно спросил Джоф.

— Извини! — холодно сказал Шон, повернулся и пошел назад к Лорту.

— Ну и что случилось? — спросил Лорт. — Ревность твоего брата?

— Он хочет взять кабана себе, — ответил Шон, глядя на свою собаку. Ати отошла к хижине Наула. Наул сидел рядом с Тромом и Каем и беседовал с ними о кабаньей сети, сплетенной из шерсти и стеблей растений, и об отесанных деревянных кольях. — Он сказал, что задарил остальных, чтобы они оставались в стороне, все же у него ничего не получится, он слишком экономит свое добро. В последнее лето мы были едва ли не первыми копьями. Он боится, что я опережу его в глазах Трома.

— Ну и ладно, отдай ты ему этого кабана! — сказал Лорт.

Шон холодно глянул, и так же холодно произнес:

— Нет.

— Да почему?

— Ему нужна Ирра только потому, что она королевская дочь. Кроме того в этом году мы будем первыми в цепи. Это традиция. Если я останусь в стороне, я окажусь трусом.

Глаза Лорта широко распахнулись.

— Покажешься?

Шон ухмыльнулся и лед исчез из его голубых глаз. Как следует размахнувшись он дал Лорту легкого тумака. Ати стояла с пустой корзиной в дверях хижины Наула и смеялась над ними обоими.

Часом позже они спускались с террас по тропе, минуя пастбища, где паслись кремовые овцы. Поджарые охотничьи собаки, следовавшие за мужчинами по пятам, презрительно поводили носом и даже не смотрели на покорных овец. Далее тянулись наспех огороженные поля Рощи. Несколько женщин пололи грядки и сеяли озимые. Еще ниже росли дикие плодовые деревья, между ними стояли хижины, в которых всю осень жили сборщики фруктов. Примерно в миле оттуда террасы достигали дна долины, тянувшейся на восток к лесу.

Они шли еще час до опушки леса.

Между тем стало уже жарко. Люди Трома, которые несли свои копья, повесив за спину, сделали на опушке привал, чтобы влить в себя теплое травяное пиво из кожаных овечьих бурдюков. Сам Тром, окруженный своими старшими воинами, смеялся и пил вместе со всеми. Тром не убивал кабанов. Король представлял такую возможность молодым мужчинам своей деревни. Однако он замечал, кто был быстрым и ловким, а кто медлил. Конечно, он предполагал, что в этом году кабана первым настигнет Джоф. Хотя зверь принадлежал Трому, тот, кто его убивал получал копыта и щетину и мог подарить его кому угодно.

Вскоре они уже шагали в глухой тени деревьев.

Каждый раз, оказываясь тут, они открывали лес с его таинственными шорохами как бы заново. Кай произнес защитное заклинание, поскольку западный лес был не вполне безопасен, и хотя мужчины имели большой опыт охоты, они всегда шли очень осторожно. Вот уже 60-е лето, как ни один король не заходил западнее кромки деревьев. Тогда часто видели Крея, по крайней мере об этом рассказывалось в старых историях. В те времена было десять деревьев на плоскогорье севернее притока, и каждый год, как говорили, несколько мужчин и женщин становились одержимыми. В конце концов остались только Джетбрюк, Пещерный Город и Еловая Роща. В Джетбрюке уже 80 лет никто не становился одержимым, а в Еловой роще напасть не появлялась уже 50 лет. Лишь Пещерный Город оставался под властью несчастья…

Шон поймал себя на том, что думает об этих вещах в то время, как они продирались через переплетенные папоротники и подлесок. На мгновение он покрылся «гусиной кожей». Что с ним случилось? Мысли пришли тогда, когда он смотрел с опушки на восход солнца. Крей и его проклятье. Лорт нарушил эти мысли. Однако потом, во время завтрака, возле Барабанной скалы, когда он вспоминал о листе-заколке и об одержимом мальчике… Теперь в лесу, который скрывал его в тени, эти смутные фантазии ожили в его сознании вновь.

Да, лес всегда оказывал на него такое влияние. Начиная с тринадцатого лета, когда он впервые пошел на кабанью охоту. И не волнение вызвало это чувство. Во время облавной охоты на поросшей высокой травой пустоши он не испытывал ничего подобного.

А сейчас он был взбешен, что ухудшало дело. Честно говоря, он проснулся уже взбешенным. Он с самого утра как-то предчувствовал, что скажет ему Джоф.

Три собаки Джофа, а также по паре Наула и Стека использовались для выслеживания. Они проворно рыскали в папоротниках, с азартом, но без суеты.

Лорт был справа с сыновьями Стека. Джоф находился слева вместе с большинством мужчин, которые следовали за Наулом, Тромом и собаками. Шон приостановился, так как хотел занять позицию в середине, откуда он мог бы сделать внезапный рывок вперед, и Лорт уступил ему место.

Вскоре собаки начали рычать. В нескольких шагах на сырой земле стали заметны следы. Следы вели в просвет между дубами с молодыми елями. Там были густые заросли, задерживавшие зеленый солнечный свет. Однако ободранная кора на деревьях напоминала о монстре, который устроил здесь себе логово.

Шон отвлекся от своих мыслей. Мышцы его напряглись, когда он осознал, что должно сейчас произойти и что ему предстояло сделать. Он никогда не боялся, а если бы и боялся, то никогда не назвал бы свое чувство страхом и, конечно же, никогда ни от чего не убегал. Ни один воин деревни не мог себе этого позволить, нельзя было показать страх или хотя бы втайне поддаться ему.

Наул и Стек сдерживали ищеек, да и все, кто взял с собой собак, крепко держал их за ошейники. Это было трудно, потому что собаки рвались с поводков, гавкали и рычали, обезумев от запаха кабана. Джоф и двое других мужчин натягивали сеть, сплетенную из стеблей растений и шерсти, просвете чащи и привязывали ее к кольям, оставляя при этом достаточно места, чтобы пропустить собак.

Джоф глянул через плечо. Он заметил Лорта справа рядом с сыновьями Стека. Остальные молодые мужчины встали слева от сети. Джоф уставился на Шона.

Шон подождал немного. Затем он улыбнулся и направился в сторону группы, где стоял Лорт, где была и его собака. Джоф ухмыльнулся. Он кивнул Шону, одобрительный возглас прорвался сквозь его бороду.

По обе стороны сети теперь стояло шесть или семь мужчин, а остальные, с копьями наготове, рассыпались между деревьями; Тром в позе наблюдателя стоял рядом с ними. Обычно кабана останавливали, прежде чем он заходил так далеко. Мгновение все было тихо, лишь лаяли собаки.

Спустили собак.

Они стрелой метнулись в чащу. Гавканье превратилось в непрерывный грозный лай, сквозь который слышался треск сучьев и выдираемого с корнем кустарника.

Вдруг чаща будто бы взорвалась. Из центра ее выломился кабан, собаки отлетали от него как сломанные балки рушащейся хижины. Он был очень большой и молодой, черный, как ночь. Он ломился прямо в сеть, которая выдержала три его удара, однако недолго. Затем колья были вырваны из земли или сломаны. Джоф прыгнул вперед, чтобы выйти навстречу кабану, однако тот зашел слева. Шон еще был на пятачке справа, куда он, казалось, отступил. Он ожидал, что кабан сломает колья: следы и экскременты указывали на величину зверя. Конечно, и другие тоже этого ожидали, но никто не хотел быть первым.

Когда запутавшийся в сети кабан рванулся, Шон прыгнул вперед.

Зверь поднял рыло, маленькие глазки горели жаждой крови. Не останавливаясь, он бросился на Шона. Это был так хорошо знакомый миг, длившийся, казалось, вечно, — миг равновесия между загнутыми кверху бивнями чудовища и копьем человека. Затем копье погрузилось, и начался страшный танец с пронзенным кабаном.

Кабан бросался в разные стороны и пытался ослабить хватку Шона. И каждый такой бросок почти достигал цели. Казалось, будто поймали материализовавшуюся молнию или смерч. Шон был слишком легок, чтобы удержать то, что он пронзил, и знал это. Он надеялся, что Лорт поможет ему, однако, казалось, тот вовсе не хотел этого делать. Вдруг справа к нему с криком прыгнул Лорт. Второе копье вонзилось так точно, будто было время рассчитать его движение: прямо в складку кожи над сердцем.

Кабан, чувствуя, что умирает, в последней яростной конвульсии встал на дыбы и рухнул в траву.

Лорт и Шон выдернули свое оружие из угольно-черной безжизненной туши. У Шона древко копья расщепилось, когда он его вынул. Еще один миг, и оно бы сломалось, и разъяренный кабан мог бы с ним сделать то же, что он сделал с деревьями, вверх корнями лежащими вокруг. Но все это длилось недолго и внезапный вихрь стих так быстро, что никто не смог вмешаться.

В том числе и Джоф.

С раскрасневшим лицом, раздосадованный и ошеломленный тем, что его опередили, он уставился на собственного брата. У него-то был необходимый вес, чтобы одному удержать и убить кабана. Но, очевидно, недоставало быстроты и сообразительности, чтобы сделать это.

Улыбаясь, подошел Тром. Он играючи потрепал по затылку Шона и Лорта.

— Так это и есть Шон, которому нужна моя дочь? — спросил Тром громко, показывая каждому, что он заметил разочарование Джофа и не придал этому никакого значения.

— Нет, король, — ответил Шон, — мне нужно лишь мое право.

Джоф что-то прорычал.

— Тихо, — рявкнул Тром. Он не только не придал значения разочарованию Джофа, казалось, он даже был обрадован этим. — Один брат был достаточно проворен, а другой нет. Это все, что тут можно сказать. Шон пошутил с тобой, Джоф, сын Наула.

Сам Наул стоял на коленях в папоротнике и осматривал одну из собак, которую оцарапал бивень кабана. Он даже не повернулся.

Джоф опустил голову. Остальные мужчины подошли к мертвому кабану, чтобы его разделать.

Четверо совсем молодых парней лет четырнадцати-пятнадцати тащили куски мяса к опушке леса. Здесь они сушили мясо на солнце. Они делали это, недовольно ворча, раздосадованные тем, что охота продолжается без них. В действительности оснований для ворчания не было. Воины короля Еловой рощи не загнали в тот день больше ни одного кабана. Пять часов рыскали они по лесу, на севере и на юге до самого Холодного Ручья. Еще треть западного леса лежала между ними и Опасной Рекой, однако такое далекое путешествие на восток, до ручья, было достаточно большим риском.

Дважды собаки брали след, но каждый раз теряли его снова в зарослях папоротника и корней. Однажды они нашли вторую лежку, однако следы были старые: кабан покинул ее или умер.

Золотисто-зеленое сияние окрасило кроны деревьев. Полуденные тени исчезали, как дым. Люди Трома бросили охоту и двинулись на запад.

Радужное настроение утра улетучилось. После первой охотничьей удачи счастье покинуло их. Наул был раздражен — охотничья собака, которую поранил кабан, хромала и, скорее всего, будет уже непригодна.

Джоф, который с оскорбленным видом плелся рядом с Наулом, тащил сеть, разорванную кабаном. Он ворчал про себя, что Шон ответит за все, что случилось.

Что касается Шона, то его охватило страшное уныние. Победив, он стал терзаться сомнениями, не поступил ли он все-таки неправильно с Джофом. Лорт молчал, чувствуя настроение Шона, а его рыжая собака подавленно поджала хвост.

День потерял свой блеск, подобно потемневшему лесу.

Вдруг Джоф раздраженно огрызнулся на Наула и исчез один между деревьями. Проходя мимо Шона, он что-то нечленораздельно прорычал.

— Если бы взгляды могли убивать… — заметил Лорт дружелюбно.

— Куда это он? — спросил Шон, ни к кому не обращаясь.

Лорт развеселился.

— Кто знает? Порыв души, я бы сказал, ты так не считаешь?

Они шли вместе с другими дальше, однако у Шона начала зудеть шея в ожидании треска и топота тяжелых ног преследующего его старшего брата. Но ничто не нарушало тишину в узкой заросшей лощине, кроме их собственных шагов.

Деревья теперь стояли немного гуще, и тонкие закатные лучи света едва проникали сюда. Еще полмили, и они должны были достичь временного охотничьего лагеря, который разбили мальчики. Там бы они сидели и смотрели, как солнце медленно склоняется к скале высоко над долиной, допивали пиво и ели маленькие куски наскоро пожаренного кабана, чтобы отведать добычу. На дне долины еще два или три часа должно было быть светло, а выше — еще дольше. Более чем достаточно, чтобы добраться домой.

Вдруг Наул остановился и посмотрел назад на дорогу, которую они уже прошли, потом взглянул на Шона, раздраженно наморщив лоб.

— Где Джоф, мальчик?

Шон остановился и Лорт тоже. Остальные продолжали свой путь.

— Не знаю, — сказал Шон.

— Боги сегодня отвернулись от меня, — пробормотал Наул. — Сыновья, которые ненавидят друг друга, собака с раной на ноге… Ты не видел, как прошел Джоф, мальчик? Его уже давно не видно.

— Да, отец.

— Это твой брат, — сказал Наул многозначительно. Если у Ати был любимый сын, то и у Наула тоже.

— Я должен пойти искать его, отец?

— Я пойду с тобой, — сказал Лорт.

— Нет.

Лорт усмехнулся. Он держал собаку Шона, понуро вилявшую хвостом.

— Одному тебе будет страшно, — сказал Лорт, но Шон не ответил — разъяренный взгляд Наула, как и взгляд Джофа, жег его огнем. Даже если ты ушел на запад — лес есть лес. А Джоф, оглушенный собственной яростью, мог быть неосторожным…

— Я найду его отец, — сказал Шон, — и заключу с ним мир.

— Сомневаюсь я, — буркнул себе под нос Наул. — Хочешь быть первым копьем, не так ли, ты, заносчивый цыпленок, и разрушаешь счастье Джофа. Иди! И не возвращайся без брата.

Шон отвернулся. Глазам его было больно, и жгло одно место под ребрами, как будто у него болело сердце. Он слышал, как Наул, Лорт и собака поспешили на запад, в то время как он пошел в противоположную сторону.

Почти сразу, как только охотники исчезли из виду, он нашел Джофа. Это не было случайностью, так как Джоф, притаившись за широким замшелым стволом дуба, явно ждал его.

— Я говорил об этом с Наулом, — сразу сказал Джоф и медленно вышел на дорогу. — Ты подвел меня с кабаном. Ты виноват.

— Что? — спросил Шон. Он дрожал, но не от того, что нервничал — его обуревали противоречивые чувства.

— Только это, — сказал Джоф.

Затем он, наконец, стремительно бросился на него, а Шон застыл на месте, охваченный непонятным смятением, которое хотел бы, но не мог подавить. Он попытался уклониться от огромного кулака, в котором сконцентрировалась сила всего массивного тела Джофа. Однако ему показалось, что он почувствовал удар раньше, чем кулак достиг его.

Шон слышал, как он издал беспомощный хрюкающий звук, голова наполнилась болью и мир исчез.

Глава 2

ПЛЕМЯ КРЕЯ

Когда мир снова пришел в порядок, он был уже несколько другим, чем в его воспоминаниях. Земля с папоротниками и корнями повисла в пространстве, а сам он лежал на воздухе, вернее, на чем-то твердом в воздухе и листья шелестели вокруг него.

Затем он догадался, что, наверное, лежит на суку в шести метрах над землей. Его лицо обращено к земле, а крона дерева шевелится над ним. Перед глазами у него плавали голубые пятна, он чувствовал себя разбитым и ощущал во рту металлический вкус крови. Голова тупо гудела. Однако постепенно он разобрался что к чему: Джоф ударил его, он потерял сознание, оттащил подальше в лес и повесил повыше на сук. Кроме того, Джоф завернул его в порванную сеть, которую он нес, и ею привязал к суку. Затем забрал копье и нож Шона и был таков.

Естественно, Джоф будет лгать. Хотя, конечно, часть правды он расскажет: что он поколотил своего брата и что тот, теперь дуется между деревьями и стыдится идти за королевскими воинами.

Сначала Тром будет смеяться и язвить. Лорт скажет, что должен пойти к Шону в лес, а Тром будет его отговаривать, насмехаясь.

Джоф заявит, что Шон вблизи опушки и вне опасности. Без сомнения он скроет, что Шон привязан к дереву и у него нет ножа, чтобы освободиться.

Шон страдал не столько от того, что находится в висячем положении, сколько от побоев. Стало смеркаться. Скала загораживала дорогу солнечному свету, он уже не проникал на дно долины, хотя наверху было еще светло. Мужчины будут карабкаться вслед за солнечным светом и ловить его. Они хотят уйти от темноты, которая сперва накроет лес…

Шон начал дергать стяжки сети, которые были слабые и должны были порваться. Вскоре ему стало дурно. Он лежал на суку и пыхтел, пока дурнота постепенно не прошла. Когда он почувствовал себя лучше, он снова принялся рвать и теребить. Через некоторое время он услышал, как с сухим звуком одна из жил порвалась, и вскоре почувствовал ослабление оков, которые опутывали его. Он подумал, что теперь все будет гораздо проще, однако легче нисколько не стало. Наконец он оставил свои усилия, чтобы успокоиться, и заметил, что лес теперь стал еще темнее. Это была удивительная красно-коричнево-зеленая темнота.

Намеревался ли Джоф держать его здесь всю ночь? Наверняка он хотел этого.

В сказаниях это была ночь, когда видели Крея. Крей — это смерть, а племя Крея — это дети смерти. Они выходили из трясины Крея, места обитания смерти на восточной стороне реки. Они скакали по лесу на зверях, которые бежали на четырех ногах, как обычные дикие звери, но их ноги были из белого металла. Их головы были длинными, как головы змей и покрыты бахромой из волос. Хвосты их вихрем болтались от бешеной скачки.

Забудь это! И забудь Джофа! Лучше думай о сети, которая после нескольких усилий порвется и отпустит тебя.

Конечно, это были только легенды о Крее, который являлся в лесу.

Нет, это не просто легенды. Ведь были одержимые — те, кого коснулась смерть, те, кто стал одержимым злыми духами, кто ночными ветрами переносился в трясину Крея и отталкивал души живых…

Что на самом деле случилось с тем одержимым мальчиком в лагере между Пещерным Городом и Еловой Рощей? Что рассказывали мужчины? Мальчик два дня провел в лесу, чтобы нарубить дров и вернулся поздно после захода солнца и очень тихо. Вещун Пещерного Города расспросил его, однако мальчик показался ему нормальным. Затем ночью, в торговом лагере, он начал кричать о вещах, которые считались магическими, и говорить о которых было запрещено, а затем попытался скрыться страшным и необычным способом. Они его поймали и убили, так как это был их долг.

Казалось, земля выгнулась большой аркой и качалась перед глазами Шона. Он снова почувствовал себя жалким и лежал без движения, чтобы дурнота прошла. Однако она не проходила, ему казалось, что он погружается в яму собственного желудка.

Когда он снова очнулся и открыл глаза, лес был погружен в густые, как слизистые, сумерки, солнечный свет погас и темнота стояла на пороге.

Птицы, которые целый день пели на деревьях, молчали. Молчание было пронизано тенями. Шон почувствовал, что готов поддаться панике, и разозлил себя. Он кричал во все горло, качался и катался по суку туда и сюда и не раз пробовал упираться в дерево. И вдруг сеть порвалась, он освободился и полетел…

На полдороге к земле сеть, в которую он еще частично был завернут, зацепилась за нижний сук. Это спасло Шона, и он не сломал себе ни ногу, ни шею. Судорожно дергаясь и извергая проклятия, он высвободился из обрывков сети и пролетел последние два метра до земли. Он покатился по папоротнику, встал и встряхнулся, как собака.

Люди Трома уже наверное были дома, и Ати плакала. Наул скажет, что завтра пойдет искать своего младшего дурного сына. Они все будут нервничать и молча размышлять об опасностях леса. Конечно, будет нервничать и Джоф. Шон догадывался, что Джоф не обдумал последствия своей мести. Если с Шоном действительно что-то случится, то, конечно, будет виноват Джоф. А если Шон придет в деревню и позабавит всех рассказом о поступке Джофа, тот будет беситься. Он был слишком глуп, чтобы совершить обдуманные действия.

Шон язвительно улыбнулся сам себе в темноте — лес был теперь совсем темным, — когда он представил себе поражение Джофа.

Однако вскоре улыбка исчезла.

Шон понял, что в темноте ему придется трудно без огня и без его собаки, и он не сможет найти край леса.

В любом направлении лес казался одинаково густым. Солнце просто исчезло, или по крайней мере так казалось Шону, когда он трепыхался в сети. Запахи леса, которые могли бы ему что-то подсказать, стали другими после захода солнца. Все теперь пахло одинаково, как глубокая река, и запах не исчезал, там, где лес был светлее, как это бывало днем. Ну, и где же запад?

И где восток?

Шон придумал для себя план. Как многие из племени Хижин, он мог примерно различать полные часы и их половины (хотя днем ориентироваться помогал ход солнца). Тем не менее он решил идти в ту часть леса, где солнце, по его мнению, задержалось дольше всего. Если он не достигнет поляны за время, которое он определит в полчаса, он повернется и побежит час в другом направлении.

Он не достиг просвета в деревьях за выбранное время, повернулся и пошел назад по своим следам — однако почти наугад, так как звездный свет едва сочился сквозь густые кроны деревьев. Часто он оказывался почти в полной черноте, ударялся о стволы деревьев и пробирался вперед наощупь, как слепой. Иногда вверху появлялся просвет в листве и становилось чуть светлее, но этого было недостаточно. Восходившая луна могла бы указать на восток, но луны не было.

Шон был сбит с толку. Что за местность, сколько времени?

Наконец, он убедился, что два или три часа ходит кругами.

Темнота и телесная усталость одолели его. Когда он выбрался из особенно густых, опутанных тенями зарослей, он заметил между деревьями лунный свет. Небо здесь было свободным, и свет мерцал на водной поверхности.

Какое-то мгновение Шон не мог поверить, что во время своих кружных блужданий забрел на восток к Холодному ручью.

Однако он пришел к нему не с запада, а с севера… По меньшей мере, думал он с мрачноватым удовольствием, теперь он может сказать, какую дорогу он должен выбрать. Запад находился там…

Он почувствовал жажду. Но из Холодного ручья пить было опасно.

Он выглядел холодным, холодным как лед и казался теперь светлее, когда он подошел ближе. Или яркость увеличилась?

Блеск в ручье усилился. Маленький бутон света медленно поднимался кверху, чтобы расцвести на поверхности воды.

Очарованный и испуганный, Шон стоял и смотрел.

Издавая мелодичный плюхающий звук, подобно прыгающей лягушке, на воде танцевала звезда. Нечто похожее на звезду. Оно так выглядело, круглое, гладкое и светящееся, цвета белого металла.

Шон уставился на нее, а звезда легко ударилась о поверхность ручья и стала рассыпать нежный шепот. Пока он вдруг не превратился в громкий, звонкий, почти человеческий крик:

— Здесь у воды! Он здесь! Он здесь!

И созвучно этому крику раздался жуткий барабанный бой, словно из-под земли.

Хотя Шон был ошеломлен, он осознал, что это предвещало, и вихрем бросился назад между деревьев.

Бежать было трудно. И бесполезно. Он споткнулся и упал. Снова поднялся на ноги, побежал, споткнулся, упал.

Он заметался, прямо как затравленная дичь или кабан, когда он в чаще спасает свою жизнь. Шон тоже боролся за свою жизнь. Он знал это. Казалось, его сердце спотыкается, как и он, и вываливается из груди. Он едва слышал шум, причиной которого был он сам или таинственный, страшный барабанный бой в земле, похожий на его сердцебиение, с каждой секундой становившийся все громче.

Им овладел страх. Он недолго скрывал его. Именно благодаря страху он обрел способность бешенно продираться все дальше, несмотря на препятствия, падения, боль и черноту.

Но все-таки он не мог скрыться, так же, как дичь или кабан.

Они схватят его.

Кто?

Не думай об этом!

Но он мог догадаться.

В конце концов путь ему преградил овраг, и он на бегу угодил в него, как в западню. Пыхтя, и барахтаясь, цепляясь за корни растений, он попытался преодолеть западный склон; сердце его бешенно колотилось, и в паузах он слышал, что барабанный бой перерос в чудовищный грохот. Прежде чем ©я выбрался наверх, грохот разбушевался вокруг него, захлестнув его волной.

Были так же и огни.

Вокруг пенился и ревел шум, и огни стекали и разрывались. Все кружилось, и ночь гудела.

Огненный зной искрился теперь всеми красками, густо плясали тени, и можно было различить отдельные звуки, какие издают фыркающие звери, тут и там в овраг Шона сползали то камень, то груда земли.

— Ты думаешь, он жив? — спросил кто-то высоко вверху.

— Конечно. Он шевелится, пробует спрятаться. Пробует, чтобы не видеть нас. Жалкая тварь, хочет стать кротом и зарыться.

Это был уже второй голос. Затем третий:

— Посмотри сюда, крот! Ты находишься в обществе. Посмотри сюда и окажи Детям Смерти свое почтение.

Раздался смех, наверное, пяти глоток. Настоящий хохот Детей Смерти: жесткий, язвительный и буйный.

Шон вдыхал сырой запах земли. Вещун молился за деревню. У Шона не было молитвы, которую он мог бы предложить богам в обмен на свою жизнь. Через некоторое время, дрожа и смирившись со своей судьбой он посмотрел вверх.

Он все понял. Легенды были бестелесными, так как никто из тех, кто видел Крея не оставался в живых. Хоть он и понял все, Шон еще не был побежден. Но сердце его было вялым, и он долго не мог услышать, как оно бьется.

Он не знал, сколько их было, он хоть и видел их, но он не мог сосчитать. Они скакали на зверях, упоминавшихся в легендах. Однако были еще животные, о которых не рассказывали легенды, — черные и блестящие. Волосы на их головах и шеях, а так же хвосты струились, как шелк, блестя и звеня. Уздечка была из металла, и поводья с бахромой тянулись от морд в руки тех, кто на них сидел.

Мертвые, народ Крея.

Наверное, они, да и сам Крей, получили это имя и из-за накидок. Вороньи крылья, покрытые черными или белыми, как у альбиноса перьями, которые отливали зеленым, темно-малиновым или ядовито-голубым. Из под накидок топорщились белые руки, усеянные искрящимися камнями и поверх этого головы, полностью обросшие волосами, обесцвеченными, блеклыми или же мрачными красно-черным» или кислотно-зелеными, цвета чешуи ящерицы или лавандово-белыми, как цветы. У них совершенно не было лиц. Там, где собственно должны были быть лица, зияла ночь, и иногда там, как на воде, блестели лучи и краски. В волосах они несли цветы, расцветающие ночью. Он мог ощущать их горько-сладкий аромат. Над их головами парил огонь, который все это освещал. Ледяной или багровый огонь в форме шара, как звезда, которая выпрыгнула из Холодного ручья.

— Крот несчастен, — сказал один из них.

— Бедный крот!

Огненная петля просвистела в воздухе. Она опустилась сверху на Шона и легла ему на грудь и руки. Блестящая веревка, которая, как ни странно, казалась настоящей, начала поднимать его вверх. Они вытаскивали его из ямы.

Шон уже не пытался ни помогать им, ни оказывать сопротивление. Было слишком поздно. Он перестал дрожать — не имело смысла дрожать.

Они вытащили его. Он ждал на склоне и рассматривал их. У них были туманные фигуры, неясные очертания…

Сильные тонкие руки взяли его за плечи. Они все смеялись над новеньким, охотно принимали его, так как могли сделать ему больно. Один стоял перед ним и протягивал ему золотой кубок. В кубке был напиток. Шон мог его попробовать, так как он слегка касался его губ.

— Пей! — сказало Водяное лицо.

Шон выпил. Вкус был мягкий и приятный. Он тоже засмеялся без причины.

— Этот какой-то другой, — сказал кто-то.

Темно-красные кудри казались шелковыми. Накидки из перьев были сняты. Тонкий палец коснулся его кожи. Любопытный. Этот был немного ниже его. Хотя, впрочем, у мертвых много форм и масок.

— Взять бы его с собой, — сказал красно-черноволосый кротко.

— А что на это скажет Крей?

Они закричали и завизжали от веселья. Они были сумасшедшие.

Их голоса, шедшие из воды, которая образовывала их лица, звучали совершенно необычно. И все же красно-волосый говорил при этом голосом девочки.

Он не должен был пить их напиток.

Но что теперь? Он был уже обречен.

— Мне жаль его, — сказал красно-волосый.

— Он скоро будет мертвым, — пробормотал кто-то нежно.

— Мы можем привязать его между лошадьми и заняться спортом… — еще один.

— Нет, — сказал красно-волосый. Она (да, она должна быть девочкой, мертвой девочкой) взяла лицо Шона обеими руками. — Не ходи домой! — прошептала она. — Мы нечестивые, но я все же могу тебя предупредить. Ты знаешь, что твои люди лишь убьют тебя?

Цветы в ее волосах были карликовыми нарциссами, величиной с желудь.

— У тебя голубые глаза, — сказала она. Ее голос зазвучал печально.

Затем она отпустила его.

Где-то в лесу ухнула сова. Шон стоял на коленях. Огненная веревка растаяла; всадники садились на своих зверей и удалялись, и лошади били копытами о землю.

— Какое направление? — крикнул один из мертвых.

— Там просвет между деревьями! — крикнул другой. — Это направление.

А потом…

А потом Шон осознал, что накидки из перьев были вовсе не накидки, а крылья лошадей, сложенные сзади, чтобы укутать всадника. И крылья били, хлопали, как гигантские вееры. Воздух был полон хлопаньем крыльев и ветром, пахнувшим цветами и пламенем. Они взлетали один за другим к просвету в кроне деревьев, пролетали насквозь и исчезали.

Шон опустился на склон. Он заплакал. Не от страха или облегчения, изумления или разочарования. Он не мог бы сказать, почему. В любом случае не было никого, кто бы спросил его об этом.

Глава 3

ВОЗВРАЩЕНИЯ ШОНА ДОМОЙ

— Не ходи домой, — сказала мертвая девочка. Но ему некуда было больше пойти. Опасность приблизилась и снова стала весомой. Хотя это уже не играло никакой роли. Он должен поспать на склоне под деревьями.

Незадолго перед восходом солнца он проснулся. Он вернулся немного назад по своим следам (он недалеко ушел во время бегства) к Холодному ручью. Так как это было уже все равно, он напился оттуда. У воды был необычный вкус после звезд.

В предрассветной мгле он быстро побежал через лес к дому.

Он был в смятении и не думал: я должен сделать это и то-то. Или: что я должен сделать? Он просто инстинктивно двигался к Еловой Роще. Однако, когда он вышел из-за деревьев на открытое пространство долины и увидел террасы, поднимающиеся в утреннее небо крутыми солнечными ступенями, он заколебался.

Его коснулась смерть.

Но ведь это было как будто мечтой. Могло быть мечтой — и ничем иным?

И вдруг страх, который до сих пор владел им, даже во сне, спал с него как пелена. Почему бы и не мечта? И снова в мире было солнце и он был жив.

Совершенно ясно, что он не стал одержимым. По меньшей мере он знал бы, если бы им стал. Он все еще был Шоном, сыном Наула. И он хотел свести счеты со своим братом.

С чувством облегчения он поднимался ухабистой тропинкой вверх по поросшей травой террасе, видя примерно в миле перед собой дикие плодовые деревья, походившие на высокий сине-голубой дым.

Возникло слабое предчувствие. Тень на его настроении, но она была слишком легкой, чтобы из-за этого тревожиться.

Он прошел последнюю тропинку, перед ним лежала деревня. В первое мгновение что-то показалось необычным. В деревне что-то было не так. Она выглядела… ветхой… неприветливой… чужой. Шон поморгал, прогоняя обман зрения. Всю дорогу вверх по террасам ему чудилось, что не хватает какой-то детали и здесь. Поля были покинуты, и вверху на пастбищах не паслась ни одна овца. При свете утра прошло уже больше трех часов, и обычно в это время люди из деревни заполняли террасы, жизнь била ключом. Женщины шли к журчавшему между елями ручью с кувшинами и бельем, или возвращались обратно. Или готовили пищу на общем костре или в собственных костровых ямах перед хижинами. Или чесали шерсть, или пряли, или смешивали травяные краски, чтобы окрасить шерсть. Дети носились вокруг с собаками. Мужчины выделывали овечьи шкуры или мастерили копья и ножи, а калеки сидели у стен и играли разукрашенными камушками в кости.

Но сегодня нет. Сегодня никого не было. Было так тихо, что можно было услышать шум ручья, доносившийся с нижней террасы, или несчастную овцу, закрытую в своей изгороди. Была видна пара дымков, но общее кострище выглядело серым и холодным.

Шон остановился. Теперь он понял, почему замерла жизнь в деревне и никого не было, почему никто не вышел его поприветствовать. К горлу подступил комок. Он различил еще один звук — сдавленное женское рыдание.

Шон нахмурил лоб. — Я разъярен и ничего не боюсь. Он трижды свистнул тихо, но пронзительно — так он звал свою собаку. Сразу же послышался неистовый лай. Он доносился изнутри хижины, из-за стены над которой висели желтые абрикосы. Вход в хижину был закрыт меховой занавеской, как и входы других хижин.

Шон ждал, что собака выбежит к нему, пока он подойдет; но кто-то удерживал ее. Затем шкура отлетела, и собака вырвалась наружу. Шон засмеялся от удовольствия, когда ярко-рыжая собака устремилась к нему. Он протянул руки, чтобы обнять жилистое тело, одетое в шелковистый мех, и уже встал потверже, чтобы принять на себя весь вес зверя. Но внезапно собака упала на землю. Вытянувшись на траве, она смотрела на Шона. Она оскалилась и зарычала, тогда как он в недоумении смотрел на нее.

Шон почувствовал, как это было в лесу, что сердце его остановилось. Он видел, как шерсть на загривке собаки встала дыбом. Она снова зарычала. Глаза ее выражали укор и кровожадность.

— Что случилось? — все еще в недоумении спросил он собаку. Сон оставил на нем запах, который она учуяла? Во сне они касались его. Дети Смерти. — Хорошенький прием, — сказал он собаке и пошел к ней. Собака выгнулась, и глаза ее засверкали. Она оскалила зубы. Она была готова вцепиться ему в горло.

Шон решил больше не пытаться приблизиться к ней. Потерянно стоял он в траве, между ним и деревней лежала собака. Наконец, он заметил, как на дверях задвигались занавески. Когда он поднял глаза, все были здесь. Они уставились на него так же, как собака. Ни одно лицо больше не казалось знакомым. Даже лицо Стека. Даже лица Наула и Джофа. Они были не такими как в воспоминаниях Шона, поскольку он вспоминал о них с симпатией, как о родных. Ати не пришла. Но Лорт был здесь, он стоял примерно в десяти метрах от Шона, один. Лорт не мог поднять глаза на Шона. Никто из этих людей больше не был реальным.

Тром медленно шествовал по дороге от королевского дома. Кай шел с ним, но немного отстав.

Тром остановился возле барабанного камня. Он расправил плечи и прокричал Шону:

— Где ты был?

Это был риторический вопрос. Бессмысленный вопрос. Они знали, где он был.

— В лесу, — Шон снова взглянул на Джофа. Шон ждал, что в нем закипит ярость, — это бы ему помогло. Но Джоф выглядел не как Джоф. Мужчина с бородой, еще один чужак.

— Джоф, — сказал Шон, бесцветным голосом — он был не в силах придать ему какое-нибудь выражение, — привязал меня кабаньей сетью к дереву. Когда я освободился, стало темно. Я заблудился. Я спал в лесу.

Джоф не отпирался и не возмущался. Тром снова крикнул:

— Посмотрите на собаку! Она вам все расскажет, не так ли?

Люди Деревни Хижин не ответили словами. Но их общее телодвижение показалось Шону угрожающим.

— В лесу ничего не произошло, — сказал Шон. — Я спал, вот и вся история.

Уголком глаза Шон видел, как Лорт ковыряется маленькой палочкой в пепле костра. Он больше не слышал плача Ати. Может быть, у нее высохли слезы. Нельзя вечно оплакивать мертвого сына.

Тром жевал свою бороду, формулируя новые предложения, которые он хотел прокричать. Но тут подошел Кай, сказал что-то, и Тром кивнул. Кай так же уставился на Шона.

— Ты утверждаешь, что ничего не произошло. Однако я должен тебя испытать. Это наша традиция, — Кай говорил с ним, как с чужим, не знающим жителей деревни и их обычаев. Конечно, так оно и было. Они казались Шону чужими, потому что воспринимали Шона как чужого. Как отверженного.

Шон ухмыльнулся. Это был единственный вызов, который он мог бросить. Впрочем, все было бессмысленно.

— Я готов.

— Тогда пошли!

Кай повернулся на каблуках и шейные цепочки с кабаньими зубами звякнули. Кай поднимался вверх к елям, за деревню, туда, где тек ручей. Кто-то схватил рычащую собаку Шона за ошейник и оттащил в сторону. Шон больше никого не замечал и пошел за Каем.

По тропинке между хижинами они пошли вдвоем, Кай впереди, Шон в нескольких шагах позади. Когда они вступили в еловую рощу Шон услышал крадущиеся шаги остальных, они осторожно шли за ними. Старые воины, молодые, сын Стека, Лорт. Позади, как и полагается, женщины.

Он был одним из них, теперь он стал врагом, которого боялись. И должны были убить.

— Нет! — громко сказал Шон самому себе.

— Молчи! — ответил Кай, даже не глядя через плечо.

Они достигли ручья и перешли его по торчащим выступающим из воды камням. Ручей был стремительный и кипел, как горшок на огне. Дальше к северу он разбивался о скалу и падал в долину: белое облако из воды. На восточной стороне ручья была широкая площадка, над которой возвышалась гранитная скала, юго-западный склон долины.

Эта густо поросшая травой площадка была местом прорицаний. Она обладала свойством давать силу, благодаря текущей воде, свободному небу и растущим в форме круга деревьям. Здесь волшебник совершал ритуалы, от которых зависела безопасность и благополучие деревни, отсюда он регулярно наблюдал за звездами и делал выводы из их движения. И сюда же он приносил опасные предметы, чтобы испытать их и либо очистить, либо уничтожить.

Из травы поднималась скалистая глыба примерно до высоты рослого мужчины. Наверху она была плоской, как платформа, и достаточно велика, чтоб на ней могли сидеть двое или трое. С одной стороны были высечены грубые, замшелые ступени. Кай взобрался на скалу и уселся на широкий бочонок, который ему уже кто-то подставил. Он кивнул Шону, и Шон тоже взобрался наверх.

— Садись! — сказал Кай. Шон уселся напротив вещуна. Между тем лужайка внизу наполнялась людьми. Шон устремил взгляд в пространство, окаймленное елями, — поверх головы Кая. Впрочем, может быть Шон хотел встретить случайный взгляд друга или матери чужака…

— Это хорошо, — сказал Кай и его голос прогремел в тишине. — Хорошо, что ты добровольно подвергаешься испытанию, Шон, сын Наула. А скажи-ка, что это?

Кай протянул руку — на его ладони лежал шарик из металла.

— Это? — спросил Шон. — Просто шарик.

— А из чего сделан шарик?

У него закружилась голова. Он не мог вспомнить названия. Несколько секунд он боролся с собой, затем сказал:

— Красный металл.

Слабый вздох вырвался из толпы.

Значило ли это, что название было правильным?

Холодное лицо Кая ничего не говорило. Он показал другой шарик.

— А этот?

— Коричневый металл, — сказал Шон.

— А этот?

— Белый, — сказал Шон, — белый металл.

Что-то запнулось в его голове.

Серебро.

Кай, который смотрел на него внимательно, как ищейка, казалось, слышал неслышимое.

— Что?

— Белый металл, — сказал Шон.

Серебро, слышался голос предмета в его голове. Серебро, затасканная бронза, красная медь. Дураки, пела вещь.

— Я… — говорить Шон.

— Что же? — нежно спросил Кай.

— Ничего.

— Хорошо, тогда давай дальше. Расскажи мне еще раз о твоем пребывании в лесу.

— Была ночь, — сказал Шон, — и я перепутал дорогу. Я пошел к Холодному Ручью… — нет, он нарочно не будет об этом упоминать. Шон встретил безжалостный взгляд Кая и отвел глаза. — Джоф накрепко привязал меня к дереву. Я спал. Утром я вернулся сюда.

Кай наклонился вперед. Он вдруг повел себя, как отступник.

— В лесу можно увидеть странных тварей. Не кабана, не дичь, не куропаток, не собак, не людей. А это что?

Шон отшатнулся назад. В протянутой руке лежал наконечник копья.

Бронза.

— Коричневый металл.

— Твари, которые бегают на четырех ногах, а ноги у них, как звезды. Что это?

Серебро.

— Белый металл…

— И у их всадников есть другой металл, желтый металл…

Золото. Золотой кубок. Пей, но не ходи домой.

Шон закрыл глаза и увидел летящих зверей.

— Это главное испытание, — сказал Кай Шону. — Вещун из пещерного города слишком поздно применил его, и мальчик свободно ушел, воспользовавшись его ошибками.

Шон вдруг понял, что Кай при этом испытывает высокомерное священное удовольствие. Кай уничтожит всякого, кто станет одержимым. Это был его долг и он наслаждался им.

— Вещун из Пещерного Города был дурак, — сказал Кай.

— Ты сам дурак, — сказал Шон.

Это случилось быстро и совершенно непреднамеренно. Шон не предусмотрел этого. Он испугался, но лишь на мгновение.

— Что ты сказал? — спросил Кай.

— Дурак! — ответил Шон коротко. Он стремительно вскочил на ноги. В конце концов, все они ему теперь безразличны, эти жалкие невежественные жители деревни, которые теперь хватали ртами воздух и улепетывали от скалы.

— Может быть, — сказал Кай. — С кем ты разговаривал в лесу?

— Это были всадники на лошадях, и лошади были подкованы не звездами, дурень, а серебром.

Кай вскочил. Он сам возвышался несокрушимой скалой, подавляя силой и авторитетом. Шон смотрел на него с презрением.

— Хватит! — крикнул Кай.

— Ну уж, нет. Ты хотел, чтобы я говорил. Теперь я хочу говорить. Эти жалкие шарики. Ваши идиотские суеверия! Что для вас дорого в этой ужасной жизни? Вы так боитесь смерти, что даже не смеете взглянуть на запад, из вашего страха вы могли бы построить крепость. Страх перед лесом. Страх перед всем. Вещам, которых вы не понимаете, вы даете неверные имена.

— Хватит! — заорал Кай.

— Ты меня не заставишь молчать, старик! Иди позови своего жалкого короля, чтобы он это сделал. Король! — Охваченный презрением Шон едва выговаривал слова. — Король нескольких разрушенных и грязных дровяных хижин. Король навозной кучи.

Шон смеялся. Это был смех, которому он научился в лесу.

Из травы под скалой раздались визг и рев. Как высока была скала! Выше, чем он думал.

Шон понял, что его ноги больше не стоят на скале. Вместо этого они находятся в воздухе — ни на чем. Он стоял в воздухе примерно в трех метрах над землей.

На какое-то мгновение он опьянел от радости. Однако это быстро кончилось, ликование сменилось ужасом. Закричав от ужаса, Шон упал. Небо и деревья перевернулись, его соплеменники надвинулись на него, давя друг друга. Он ударился о землю и остался лежать. У него перехватило дыхание и пропало всякое желание бороться. И пока он так лежал, мужчины подкрались к нему и забросали его веревками и охотничьими сетями, сплетенными из стеблей растений. Они закручивали его до тех пор, пока он не оказался опутанным, как насекомое в паутине.

Шон не выдержал испытания. Он продемонстрировал свою отверженность, свою болезнь.

Он был одержимый.

Его связали. Так и должно было кончиться.

Было специальное место прямо в скале. В камень были вделаны кольца из коричневого металла, через которые протягивали веревки. Уже 50 сезонов кольца не использовались. Это было более 20 лет назад…

Однако годы ничего не значили для Шона. Жители деревни исчисляли бег времени не так.

Собственно, кольца были из бронзы. Так назывался коричневый металл. Шон продолжал биться в своих путах. Это было так же бессмысленно, как спрашивать себя: «Что произошло?» Он был одержим. Он должен был умереть. Так предписывала традиция.

Его должны были забить камнями — такая ему была уготовлена смерть — ведь когда его душа покидала тело, она становилась злым духом, который заколдовал ее. Если кто-нибудь касался одержимого, то злой дух мог овладеть и им. Но когда его побивали камнями, это было безопасно, так как совершалось с расстояния. Тем не менее каждый, кто принимал в этом участие, сперва очищался вещуном, купался в определенных травах и одевал различного рода амулеты. Выбранные камни мыли и разрисовывали символами. При этом было еще одно обязательное правило: одержимых должны были убивать ночью. Темное может оставаться верным лишь темноте. По слухам, отверженные, убитые при дневном свете, позднее снова появлялись и бродили. Это могло быть лишь легендой, однако тот, кто мудр, не навлечет на себя опасность.

Тот, кто мудр. Тот, кто мудр, не сидит по ночам в лесу в ловушке.

Он не чувствовал в себе никаких существенных изменений. Но все-таки он изменился. Он стоял в воздухе…

День почти кончился. Он казался длинным, и в то же время непостижимым образом слишком коротким. Никто не принес Шону еды или воды. Да и почему кто-то должен тратить на него еду и воду? Никто не приходил к нему. Да и почему с ним кто-то должен был прощаться?

Небо над ним стало красным и большие тени задвигались от куста к кусту, от дерева к дереву, к деревне. Ручей стал уже цвета темного пива. Пели птицы. Шон не был уверен, боится ли он смерти, или просто боится.

Примерно через час Кай должен был привести на склон выбранных мужчин. Шон увидел бы их, идущих по двое или трое под елями через ручей. Камни они будут держать в руках. И вскоре после этого эти камни раскрошат его ребра, его ноги, его голову.

Вдруг ему показалось, что время сделало скачок вперед. Впрочем, так происходило весь день. Хотя небо еще было совсем светлым, от края рощи к нему двигались фигуры. Шон оцепенел. Он начал икать. Он попытался думать о своей жизни, о тех семнадцати годах, которые он прожил. У него должно было быть хоть что-то, что он мог унести с собой.

Однако это был не Кай и мужчины с камнями. Когда они пересекли ручей, он увидел, что их всего лишь двое и что одна из них — женщина. Это были Ати, его мать, и Лорт.

Ступив на траву, оба как будто бы заколебались; им показалось, что лучше идти по голому склону. Однако, подойдя немного ближе к скале, они снова засомневались, прошли еще пару шагов. Остановились. Они подошли достаточно близко, чтобы их хорошо было видно, но нельзя было коснуться. Сердце Шона забилось, когда он узнал их; теперь же оно ушло в пятки. Сумасшедший, он надеялся. На что? Что они освободят его? Как бы они смогли? Нет. Это лишь потому, что в конце концов еще никто не пришел попрощаться с ним.

Они оба были бледными, и глаза Ати были полны слез. Рядом с Шоном она не плакала, и он был благодарен ей за это; однако он не мог вымолвить ни слова. Ати тоже молчала. Она только смотрела на него. Не взглядом чужака, как остальные, но все же как будто искала в нем что-то, что погубило его жизнь. Впрочем, это ей удалось так же мало, как и самому Шону. Лорт, как и прежде, не хотел взглянуть на Шона, однако он произнес голосом, полным отчаяния.

— Мне жаль… Жаль…

Затем Лорт повернулся и помчался к ручью. Добежав до туда, он, очевидно, вспомнил об Ати и резко остановился, взмахнув, как безумный, руками в воздухе, чтобы не потерять равновесие.

В этом странном положении он оставался, пока ждал Ати.

Ати не заставила себя долго ждать. Она стояла и смотрела на Шона до тех пор, пока могла это вынести. Потом пошла за Лортом. Отвернувшись, она прижала руки к лицу и сдерживала слезы, пересекая поросшую травой поляну и ручей. Лорт помог ей перейти его по камням. Когда они вошли в Еловую Рощу, она опустила руки. Лорт обнял ее, и они исчезли.

Шон весь день оставался один, однако в ту секунду на него вдруг нашло новое, ужасное одиночество, как будто налетел сильный ветер. Оно скрючило его, сдавило и ослепило. Ему казалось, что это никогда не кончится, но, наконец, прошло.

Когда он снова увидел ели, где исчезли Лорт и Ати, там кто-то показался.

Шон вытаращил глаза от удивления, он надеялся, что это Лорт, что он вернулся, но это был не он. Человек был слишком приземистым, слишком большим и приближался большими прыжками.

Вскоре последние закатные лучи упали на бородатое лицо Джофа.

— Вот пришел один из тех, кто меня убьет, кто первый бросит в меня камень, — с горечью подумал Шон.

Однако руки Джофа были пусты.

Он прыгнул в траву и побежал, он не сомневался, как Лорт и Ати. И не останавливался. Он налетел на Шона, почти ударился о него. Шон, вертикально висевший на скале, заметил, что Джоф принес бронзовый нож, и этим ножом стал резать веревки, которыми Шон был привязан к кольцам. Все это время Джоф яростно ругался и дергал, и толкал Шона свободной рукой. Наконец, сеть отделилась от стены, и Шон упал в объятия Джофа. Продолжая ругаться, Джоф прижал Шона к себе. Это было объятие, достойное медведя.

— Моя вина, — бормотал медведь. — Во всем я виноват. Брат мой, я никогда не думал… Однако ты меня не слушай! Беги! Беги на север! Там, где начинаются холмы, они, может быть, не найдут тебя.

Ошеломленный Шон проговорил, запинаясь:

— Что с тобой? Они догадаются, что это ты сделал…

— Не думай об этом! — заорал Джоф Шону в ухо, массируя при этом его колени.

— Но я же одержимый — ты слышал, видел…

— Ты мой брат.

— Ты это не обдумал, Джоф. Ты никогда ничего не обдумывал, и когда к дереву меня привязывал…

— Я никогда этого не забуду, брат мой. Поэтому я здесь.

Джоф отпустил его, подтолкнув вперед. Спасая его, Джоф не позаботился о том, что он мог бы принести Шону еды. Впрочем, долина была плодородной. И ручей тек на протяжении двух миль на север.

— Иди, брат мой! — напирал Джоф, сжимая и разжимая кулаки. — Беги!

Шон, ослабевший и смущенный, весь дрожа, резко повернулся и послушно пошел, потому что у него не было другого выбора.

Он бежал довольно быстро, иногда спотыкаясь, и холодный вечерний воздух наполнял его легкие, а земля под ним уходила назад.

Он скользил между елями мимо скалы и притаившейся под деревьями деревни. Однако вскоре отвесная скала осталась позади и он оказался на плоскогорье. Ели уступили место высокой, до колен траве.

Слева, прежде чем он успел о нем подумать, зашумел невысокий водопад. Ему пришлось немного спуститься, чтобы напиться из ручья, который здесь делал изгиб, его дорога прерывалась и вновь продолжалась ниже водопада.

Напившись, Шон вброд перешел ручей и побежал дальше в наступающих вечерних сумерках.

Глава 4

ТОПОР ДИРНА

Они хотели убить его ночью, но не стали бы его ночью преследовать. Люди из деревень оставались вблизи своих домов во время темноты. И не было луны, которая помогла бы им в поисках, повела преследователей. Шон знал это. Сам он не боялся темноты, больше не боялся. Ночь означала для него свободу, а не смерть. Что было удивительно, так как смерть отметила его ночью в лесу.

Может быть, так и проявлялась одержимость. Стоило ему лишь вспомнить о случившимся на скале, чтобы покрыться потом и задрожать. Однако, пока он бежал, у него не было времени для воспоминаний.

Кроме того, вся его прошлая жизнь была отсечена одним единственным днем. Все ушло.

Он бежал на северо-запад по степи. Когда он больше не мог бежать, он свалился в папоротники и заснул. Потом проснулся и подумал о Джофе, но прежде чем им

овладело какое-либо чувство, он снова вскочил на ноги и побежал дальше.

Это было легко — бежать и ни о чем не думать. Казалось, звезды бежали вместе с ним, а все остальное — склоны, трава, деревья, рощи, скалы — как будто уносилось в противоположном направлении.

Начало светать. Солнце взобралось на небо и осветило окружающий пейзаж. В темноте Шон отмахал около десяти миль. Примерно в восьми милях возвышались массивные горы, они были продолжением гранитной скалы, пики которой терялись в тумане на севере и на востоке. Сам утес остался далеко, растаяв в серо-голубом свечении уходящей ночи. Холмы были ближе. Там, где они сливались с горами и отвесной скалой, были пещеры, утесы, потухшие вулканы. И, может быть, там открывался проход в неизвестный мир?

Это было то, что он искал, на что мог направить свою надежду. Цель.

Шон поднялся на пригорок и увидел у своих ног лощину с заводью, напоминавший жемчужину. На терновнике росли ягоды. Шон напился, поел ягод. Он все думал о том, как люди Еловой Рощи обошлись с Джофом.

Ему надо было изо всех сил бежать к холмам, чтобы избавиться от этих мыслей, но он слишком для этого устал. Неподалеку из чащи на пригорке выскочили три рыжеватые косули и помчались вниз по колышащейся волнами траве. На холмах трава была ниже, и белая скала просвечивала сквозь нее. Летние цветы пестрели среди камней и жесткой травы. Было жарко и цветы источали теплый аромат.

Не было никаких признаков погони. Перейдя вброд ручей, он, видимо, запутал собак.

А в степи и на холмах было бесконечное разнообразие запахов растений и зверей. Шон мог прибывать здесь в безопасности, наверное, неограниченное время.

Если бы был проход между скалами…

В полдень он остановился, чтобы прийти в себя, в широкой нише скалы, которая закрывала его с востока и юга. Здесь над цветами гудели пчелы.

Это было не так уж трудно — не замечать легкую тень боли, которая лежала на нем. Он не обращал внимания ни на страх, ни на боль. Он их чувствовал, когда они касались его. Это было почти телесное чувство, легкое давление на позвоночник, жжение под лопатками и кожи головы.

Затем он задумался, и чувство исчезло. Пришло страшное ощущение, что его неотступно преследует судьба. Он не мог ее избежать, она его не минует. Потому что он шел по дороге, которая вела к одному единственному месту.

Затем он заснул, и ему приснилось, что по небу летит на вороне девочка без лица и неуместными маленькими нарциссами в темно-красных волосах. Ворон противно каркал, вся его голова казалась двумя половинками клюва. Девочка смеялась.

Она смеялась потому, что Лорт и Ати внизу на земле тоже смеялись, забивая камнями Джофа вместе с остальными.

Шон проснулся, рыдая. В лесу он тоже плакал. Он ненавидел себя, потому что плачут только маленькие дети или женщины, но не мужчины. Как только смог, он поднялся и побежал дальше, пытаясь скрыться от самого себя.

После обеда он преодолел большое расстояние между холмов. Он достиг местности, где они почти полностью рассыпались на отдельные глыбы, похожи на стопки тарелок на кухонной полке. В поисках пещеры он карабкался по камням. Скальные пещеры и кратеры иногда вели в глубь горы очень далеко. Однако просветов в скале не было видно. Что касалось подъема на скалу, то это было невозможно. Начиная с некоторой высоты, она была очень гладкой, без единой трещины или выступа, которые могли бы служить опорой для ноги.

В одной из пещер по камням струилась вода. Там росли грибы, а у входа стояла дикая груша, вся в зеленых плодах.

Шон оценил пещеру и решил, что едва ли она станет его домом, однако временное пристанище он здесь найдет. Это был хороший наблюдательный пункт, и достаточно безопасный. Он мог обозревать окрестности далеко на юг, восток и север. Если бы кто-нибудь пришел, он был бы готов. Он не думал о том, каким образом он бы приготовился. Не думал и о том, как именно устроится здесь, пещера будет его временным пристанищем.

Грубая жесткая трава пучками росла между камней. Шон натаскал много охапок этой травы в пещеру. Когда он заснул, ему снился не такой кошмарный сон, как сегодня. Это был сон о мясе, которое, истекая соком, жарится на огне. И когда Шон открыл глаза, запах не исчез.

Он услышал голоса и увидел красные отблески, мелькающие на низком потолке пещеры.

Снаружи было почти темно, тепло и тихо. На востоке показался серп молодой луны, повсюду уже мерцали звезды. Шон намеревался встать ночью и отправиться на охоту. Ниже, на склонах, паслись зайцы. У него, правда, не было ни ножа, ни копья, но вокруг в изобилии валялись камни. Отрезанный от выхода, он, конечно, не мог пойти на охоту. Сквозь ветви груши он смотрел на огонь, который был разведен неподалеку между двумя обломками скалы.

Трое мужчин сидели возле огня и ждали, когда приготовится мясо. Шон уловил еще один запах и в страхе догадался, что у края костра лежали зеленые груши именно с этого дерева. Значит, кто-то поднимался сюда, к выходу пещеры и срывал их с дерева, стараясь не мешать Шону, либо не заметив его.

Определенно это не были мужчины Еловой Рощи. Но, конечно, сейчас он был ближе к Пещерному Городу, чем к деревне Трома. Жители города тоже охотились в степи и на холмах. Но необычно было то, что охотники остались на ночь вне дома; очевидно, след завел их так далеко, что они не смогли вернуться до заката. Конечно же, они поймали свою дичь.

Шон притаился у входа из пещеры, глаза его наполнились слезами, рот — слюной, а в желудке заурчало.

Он начал уговаривать себя, что это лишь трое жителей Города, которые, наверное в темноте стали намного боязливее — их тихие голоса не долетали до него. Разве не мог он их поразить, промчаться между ними, вырвать кусок мяса?

Но потом в голову ему пришла другая идея. Люди из Еловой Рощи и Пещерного Города примерно дважды в году приходили в общий лагерь для торговли. Мужчины из деревень редко встречались друг с другом. Так что те трое внизу не могли знать, что Шон стал отверженным, годным лишь на то, чтобы его убить. Разве не мог он хотя бы ночью быть невиновным?

Шон почувствовал вдруг воодушевление, уверенность в своих силах. Даже с оттенком зазнайства. Он сможет их перехитрить. Запросто. Он не сопротивлялся этому чувству, так быстро захватившему его, оно было слишком желанным.

Он вышел из пещеры, легко спрыгнул вниз с обломка скалы и приземлился примерно в двух метрах от костра. Трое мужчин смотрели на него; они явно не были ни испуганы, ни враждебны.

Это были такие же юноши, как и он. Их свежезаточенные копья лежали рядом. Разделанная дичь медленно жарилась на самодельном вертеле из веток, который вращал один из мужчин. В свете огня его волосы, волнистые, как овечье руно, отливали золотом.

— Ну, — мягко сказал этот житель Города, — у нас гость!

Когда он поднял голову, то Шону показалось выражение его лица знакомо.

— Я наблюдаю за вами уже некоторое время, — сказал Шон.

— Не очень долго, — возразил другой. — По меньшей мере не более получаса, так как когда Хоук поднимался наверх, чтобы нарвать груш, ты еще храпел.

Шон промолчал.

— Без сомнения, было не гостеприимно не позвать тебя к нашему ужину, — сказал мужчина с золотыми волосами. — Но мы решили, что ты спустишься вниз, когда тебя разбудит жаркое.

— Его волосы топорщатся как у собаки, — сказал человек, которого назвали Хоуком. — Еще минута, и он бросится на тебя, Дирн.

— О, нет! Мясо пригорит.

Шон пропустил намек мимо ушей — он удивленно озирался.

— А где же ваши собаки? — спросил он.

Двое других мужчин не ответили, а золотоволосый Дирн просил, снова поворачивая вертел:

— А где твоя?

Шон пожал плечами. Приходилось быстро импровизировать, и это было трудно. Он самоуверенно ответил:

— Два дня назад мою собаку убил кабан.

— Это объясняет, почему ты один, но не объясняет, почему ты здесь.

— Вас трое и у вас есть ужин. В обмен на ужин я вам объясню.

— Пожалуйста.

— Я договорился встретиться здесь с девочкой. Ее отец не должен об этом знать. Но она слишком боится, чтобы отважиться на это.

— Это была бы девочка из Еловой Рощи. А ты откуда?

— Джетбрюк, — импульсивно ответил Шон, исчерпав свою способность лгать до конца. — Я пошел, чтобы приобрести собаку, но у них нет никаких. Мои люди ждут меня назад лишь через два дня.

— Как замечательно.

— Может быть. Я рассказал вам лишь правду.

— Правду?

Мужчина, которого называли Хоуком, потрогал мясо и сказал, облизывая обожженный палец:

— Готово.

— Садись, — дружески сказал Дирн Шону.

Шон сел. Ему в голову пришло новое объяснение, почему эти трое мужчин были здесь. Они могли быть ворами или задирами, которых выгнали из Пещерного Города и которые теперь должны были заботиться о себе сами. Однако они не походили ни на тех, ни на других. Особенно Дирн. Дирн протянул Шону ветку с нанизанным мясом и Шон забыл обо всем остальном.

Когда он немного утолил голод и снова осмотрелся, все благосклонно кивали ему. Второй мужчина, которого Дирн называл Немом, предложил ему еще порцию.

— Осторожно! — сказал Дирн. — Он не ел день или два. Его стошнит, если он не остановится. Это было бы расточительством!

Шон бросил хрящ в огонь. Он выдержал долгий пристальный взгляд Дирна.

— Не суди желудок другого по своему собственному!

Дирн рассмеялся, а Нем протянул ему мясо, а затем горячую кислую грушу.

Общая трапеза сделала их друзьями. Они познакомились и, казалось, сошлись характерами. Нем и Хоук были нейтральны и готовы поверить всему. Дирн, о котором никак этого нельзя было сказать, явно лицемерил, но Шон чувствовал к нему симпатию так же, как ему нравились огонь, еда и новое общество.

Цвет пламени с приходом ночи стал ярче. Юноши оперлись на локти и вновь и вновь подбрасывали сучья в рубиново-красный костер. Нем и Хоук рассказывает об охоте на дичь. Они старательно не говорили ни о чем, кроме охоты, чтобы Шон ничего не узнал. Дирн, который бывал разговорчив, когда хотел, лишь наблюдал за ними. Наконец охотничий разговор иссяк, и Дирн сказал, пристально глядя в огонь:

— Я думаю, Шон должен послушать историю о топоре. Может быть, она выдумана.

— Может быть, — сказал Хоук. — Но ведь и мы не верим истории Шона, не так ли?

Шон слишком разомлел, чтобы протестовать, и ничего не возразил. Он был заносчив, но в разумных пределах, стараясь следить за собой; однако не всегда получалось. Он знал, кто он, и не чувствовал, что изменился. Дирн разглядывал его, испытывая, и Шон, улыбаясь, позволял ему это делать.

— Поулыбайся-ка! — сказал Дирн. — Посмотрим, как ты будешь улыбаться, послушав историю.

— Я все-таки должен ее послушать?

— Почему бы и нет? — спросил Дирн. — Я думаю… — он остановился, — … что вы, наверное, слышали в Джетбрюке новость… о мальчике из Пещерного Города… который весной стал одержимым.

— Да, мы слышали об этом.

— Он пошел в лес, чтобы нарубить дров. Топор сломался, так как был сделан кое-как. Мальчик сам его сделал, поэтому ему некого было винить. Мальчик не от большого ума попробовал починить топор. Это длилось слишком долго. Наступила ночь. Случается, что ночью в лесу ты не можешь найти дорогу. И в конце концов, пока он там блуждал, мальчик встретил Крея и его свиту. Когда наступил день, мальчик уговорил себя, что он видел дурной сон, и пошел домой. Вещун тоже был глуп. Мальчика испытали, и он выдержал экзамен. Однако позже, в торговом лагере, среди мужчин из Пещерного Города и Еловой Рощи, мальчик ощутил вдруг презрение ко всем, кто там находился. Он говорил и делал то, что было запрещено. Он выпускал на волю кроликов, пойманных для жаркого. Он летал, поднимаясь сам собою над землей. Он вообразил себе, что он мог бы летать, как лошади в лесу. Я упомянул о лошадях? Впрочем, все равно он ушел не далеко. Жители Пещерного Города поймали его, притащили в надежное место и забили камнями. Это традиционная смерть для одержимых. Может быть, ты знаешь это?

Шону потребовались все его силы, чтобы не задрожать.

— Теперь-то он мертв?

— Не совсем. Произошло нечто необычное. Один из камней, которыми в него бросали, сломал кость левой ноги мальчика. От боли он упал в обморок. Голова его тоже была в крови, и его посчитали мертвым. Не счастье ли? Дальше еще лучше. Чтобы похоронить его, были выбраны его братья. Они добывали металл в горах и, узнав, что их младшего брата забили камнями, пришли в ярость.

Когда они обнаружили, что он жив, они отнесли его к высоким холмам и выходили его, и он выжил. И все это из-за сломанного топора. Что ты на это скажешь?

— Я скажу, что не верю.

— О, и это говоришь ты, Шон? Я упомянул, что топор был из бронзы?

Шон закашлялся и долго не мог остановиться.

— Ну вот, — сказал Дирн. — Его все-таки вырвало.

— Ты… ты не мальчик… — сдавленно сказал Шон.

— Сейчас нет, это верно. Но я был им в то время. Семнадцатилетним, как и ты. Это ведь мальчик. Но если ты поцеловал смерть в губы, и тебе раздробили ногу, и твои два брата спасли тебя — этого вполне достаточно, чтобы стать мужчиной.

— Все так, как он сказал, — добавил Хоук.

— Мы живем на северо-запад отсюда, — сказал Нем. — Где скалы достаточно круты для собак. Днем мы чаще всего прячемся. Однако иногда мы выходим на верх, чтобы охотиться. В любом случае мы очень устаем. Соплеменникам мы не мстим. Может быть, они думают, что мы ушли в лес к Крею, или прямо в трясину.

— Они думают так, как им удобнее, — сказал Дирн. — Ты можешь быть уверен, что они не похвастаются никому из деревенских, что одержимый Дирн еще жив.

— Ты не мог провести здесь весь месяц, — сказал Шон.

— Почему не мог? Ты же собирался здесь жить, не так ли?

Шон промолчал, а Нем сказал:

— Никто, кроме отверженных, не может находиться в холмах в темноте.

Шон заскрипел зубами и сказал:

— Но вы-то, Нем и Хоук, вы-то не одержимые, а находитесь здесь.

— Да нет, мы одержимые, — тихо сказал Хоук. — Это заразно. Почему же тогда одержимых убивают?

Шон колебался. Он посмотрел на Дирна и сказал резко:

— Но что это означает?.. Способность… подниматься над землей, чужие слова, имена…

— Я не знаю, — сказал Дирн. — Это волшебство приходит и уходит. Ты не можешь его контролировать, не так ли? Кажется, оно нас контролирует. Однако я не хотел бы из-за этого умереть. И ты тоже, Хоук, — сказал он, — помоги мне, пожалуйста!

Хоук вскочил, нагнулся и протянул руку. Дирн, который сидя казался так же силен, как и красив, встав, стал пародией на самого себя. Левая нога срослась криво. Качающейся походкой калеки он двигался по покатым камням. При ходьбе он насвистывал, чтобы помочь себе.

Насвистывал он и когда возвращался. Его светлая голова на фоне звездного неба походила на огарок свечи. Он плюхнулся в траву рядом с Шоном.

— Все из-за проклятого топора! — сказал Дирн. Однако глаза его блестели от безудержного смеха, которому его научил лес.

Полузамерзший и полусогретый, полунесчастный и полууспокоенный, — таким заснул Шон в эту ночь между своими новыми спутниками.

Глава 5

ДОМ ДИРНА

Iона разбудил сильный толчок в плечо. Увидев, что он проснулся, Хоук отошел.

— Время исчезать, Шон!

Небо над ними было уже скорее голубое, чем черное, звезды потеряли свой блеск и растаяли. Час перед рассветом.

Они по очереди напились воды из кожаного бурдюка. Нем и Хоук уже уложили жареное мясо. Дирн стоял прямо, опираясь на копье. Когда они целеустремленно взбирались по скалам вверх, Дирн останавливался на каждом шагу. Каждый шаг, должно быть, причинял ему боль, однако он к этому уже привык и не думал об этом. Его лицо дернулось лишь раз или два, когда покалеченная нога соскальзывала с камня или попадала в углубление. Из-за этого они шли медленно. Цель их находилась в двух милях отсюда, и они потратили на дорогу час.

Восток посветлел, а затем стал шафранно-желтым. Дирн казался совсем золотым, как небо, — покалеченный золотой бог. До сих пор Шон мало думал о богах. Боги долины не имели обличья. Но теперь, как и другим вещам, он придавал богам, в своих мыслях, какие-то формы.

Плоская стена скалы распалась на отдельные горы. Между каменными глыбами виднелись упрямые деревья. Они карабкались по сланцевым и гранитным уступам — кипарисы, сосны и кривые лиственницы. В тени с серебристым журчанием бил ключ. В одной из скал, прикрытый ветками, загороженный обломками, был вход в пещеру.

— Пожалуйста, входи в наш скромный дом! — сказал Дирн с язвительным поклоном-жестом, который был незнаком людям из деревень.

Это была огромная и удивительно сухая пещера, так что казалось, деревья добывают влагу из камней. В задней части пещеры, примерно в 20 метрах от входа, находился самый настоящий камин. За ним было прорублено еще одно отверстие — явно это было сделано инструментами из Пещерного Города. Это был очаг, совсем не похожий на печи в хижинах. Дым вытягивался через камин и тепло излучало все каменное сооружение.

— Не увидит ли кто дым? — пробурчал Шон.

— Летом мы зажигаем огонь только ночью, — сказал Нем. — Зимой дым скрывает туман. Да и кому быть снаружи, чтобы заметить его?

У входа висел занавес из шкур, и рядом наготове были камни, чтобы придавливать его в ветреную погоду. В стенах, как и возле очага, были вырублены ниши. В них лежали куски жира с фитилями из кишок, а рядом с ними кресала, чтобы высекать искры. Постели представляли собой усовершенствованный вариант постели Шона: уложенная слоями трава, предварительно высушенная на солнце, как сено. В одной из расщелин находились копья, длинный нож, коса, мотыга и сильно потрепанный топор. Для защиты от сырости все было завернуто в пропитанные жиром кожи.

— Несмотря на теперешний комфорт, — сказал Дирн, — зима в этих скалах будет суровой. Поэтому у меня есть другой план.

— План сумасшедшего, — прервал его Нем.

— Ну, мы все тут сумасшедшие. Сумасшедшие главным образом от скуки, мы здесь заперты, как ежики в зимней спячке.

— Что за план? — спросил Шон.

Дирн уселся и осторожно вытянул кривую ногу.

— Пересечь лес, перейти реку и пойти по той стороне долины на юго-восток.

— Страна жажды, — сказал Шон. Это было имя, слышанное им в деревне. — Пустыня.

— Кто знает? Кто там побывал за последние сто лет? Никто не переходил через реку. Но в конце-то концов дикий страх перед лесом у нас прошел. Все, что мы бы ему сказали: «Привет и до свидания». И пошли бы дальше.

До сих пор они сидели, как придется, но теперь все склонились к Дирну, как к огню или лампе.

— Разве смерть так мало значит? — спросил Шон. — Разве встреча с Ним и его племенем не имеет значения?

— Обычно это означает смерть, но мы-то живем.

— Но мы ведь отмечены смертью.

— Может быть.

Хоук закашлялся. Нем занялся тем, что стал полировать краешком рубашки свой нож. Это была шерстяная рубашка, как и все рубашки, которые выменивали у Еловой Рощи, — из шерсти овец, принадлежащих Трому.

— До сих пор я не встречал других одержимых, — сказал Дирн. — Мои братья заразились моей одержимостью, или, по крайней мере, утверждают это. Но, что касается меня и тебя, Шон; сама смерть отметила нас. И теперь я вижу, что у тебя голубые глаза. Это интересно. В Пещерном Городе есть поговорка: лес зовет голубые глаза. Шон, если ты признаешься, что сказал Крей тебе, я расскажу тебе, что он сказал мне.

Шон раздумывал. Конечно, они должны бы обменяться историями, чтобы проанализировать то, что с ними случилось в лесу. Сначала он убедил себя, что это был кошмарный сон. Затем, когда он прилагал все усилия, чтобы выжить, он мало вспоминал об этом. Однако если что-нибудь из того, что произошло, имело смысл, он должен был это вспомнить. Обсуждение воспоминаний с Дирном, могло послужить этому.

— Ну, хорошо!

Шон рассказывал сдавленным тихим голосом. Почти обо всем: о кабаньей охоте, ревности Джофа, о том, как тот привязал его к дереву. Потом ночь, звезда, поднявшаяся из Холодного Ручья, всадники с развевающимися волосами, золотой кубок, цветы, большие крылья лошадей. Все это было так чуждо, что когда он об этом рассказывал, казалось, что все это произошло с другим. Однако он не рассказал конец истории: об Ати, Лорте и Джофе. Этого бы он никогда не смог рассказать, слишком опустошенным было его сердце. К этому он еще не был готов. Крей и волшебство были попроще. Затем он рассказал про экзамен Кая и про то, как висел в воздухе, будто на веревках.

Он заметил, что Нем и Хоук нервно заерзали, а Дирн стал совершенно неподвижным. Таким неподвижным, что когда он шевельнулся, боль в ноге пронзила его, и он грубо выругался, а затем ухмыльнулся, чтобы показать, что ничего не произошло.

— Хм, — сказал Дирн, — мне нравится момент про девочку. Тебе повезло. Безлицая, но красивая, хорошо сказано. Дочь Крея? Я сам, однако, встречал только стариков. Пожалуй, их было около десяти, но я не мог бы поклясться в этом. В центре старец с… птичьей головой. Черные перья, клюв, как кинжал, глаза, как капли забродившего вина. Но у него был человеческий голос… Хоук, Нем! Пойдите и наполните пару бурдюков водой!

Пораженные и потому послушные, оба брата выскользнули наружу обрадованно и без возражений.

— Они никогда к этому не привыкнут, — сказал Дирн, когда они вышли. — Я им обязан жизнью, и они живут со мной без единого худого слова. Но они боятся. Не их маленького брата, в этом я могу поклясться, а приключений маленького брата. Рассказать конец?

— Расскажи! — попросил Шон.

— Крей сказал, обращаясь прямо ко мне: «За моим взглядом последует твоя смерть» При этом вокруг головы Крея сияли звездообразные шары пламени, голубые, зеленые и белые. Он явился как сон, и я до сих пор считал, что так оно и было. Никто не предлагал мне питья… и не предупреждал. Я не был так поощрен, как Шон из Еловой Рощи. Но Крей, старая смерть, подскакал ко мне и ударил меня рукой по щеке. Это было, как удар ледяной снежинки: колющий, холодный и бестелесный.

«У тебя никогда не будет расти борода, мой прекрасный мальчик», — сказал он. Однако он оказался неправ. — Дирн легко провел рукой по золотой бахроме на подбородке. Но взгляд его был пуст. — Это все. Они исчезли, а я пошел домой. Конец ты знаешь. И все-таки…

— Все-таки?

— Такое впечатление, как будто Крей наградил нас своей властью, правда? Но мы не можем приручить эту власть. И он этого тоже не хочет. Он хотел моей смерти. Ему нравилось это. Смеялся в кулачок. А еще…

— Что еще?

— Эти новые названия. Когда ты их узнал, ты понял, что многие исконные названия в деревне нелепы.

— Какие, к примеру?

— Король!

Шон уставился на стену пещеры, как будто слово было написано на ней.

— Да, — сказал он, подумав, — ведь король — это правитель стран и… городов. Но не…

— Не навозной кучи хижин.

— Да, и все остальное тоже, — сказал Шон. — И во всем этом нет никакой логики.

— Верно. Зачем бы я, к примеру, стал хромать в такую даль, если бы мог носиться по воздуху? Однако я не могу применить волшебство полета. Это удалось лишь один раз, когда меня захлестнуло презрение, а людям открылась моя одержимость, и они попытались меня убить.

— Дирн! — закричал Хоук от входа в пещеру. — Иди сюда и посмотри!

Дирн оперся на руку Шона и встал. Они пошли к выходу. Хоук стоял с двумя бурдюками воды и смотрел наружу. Нем, согнувшись, бежал с двумя другими бурдюками среди темных кипарисов.

По ту сторону склона за скалами находились холмы. Какое-то неясное движение появлялось на их гребнях и вновь пропадало в низинах. Примерно в милях трех от них.

— Они движутся с юго-запада, — сказал Дирн, — от Еловой Рощи.

Шон холодно ответил:

— Я никогда не подумал бы, что они станут так далеко преследовать меня.

— О, для этого они взяли твою собственную собаку. Она сможет найти тебя там где не смогут найти другие собаки. Однако, ты был вместе с нами. Это должно было стереть след.

— Мне жаль, — сказал Шон. — Это я привел их сюда.

— Еще не совсем. Эту пещеру трудно найти, если не знаешь.

Нем прыгнул внутрь и уронил бурдюки с водой.

— Что, кого они ищут? — спросил он.

— Давай, я выйду один, — сказал Шон. — Они будут этим довольны. Они не заметят, что я был с кем-то.

— Собаки здесь плохо ориентируются, и деревья нас скрывают. Нечто похожее было весной и с нами, и мы им не достались.

Вскоре они услышали лай собак сквозь бормотание воды и шуршание листьев.

— Я пойду, — сказал Шон, — чтобы отвлечь их.

— Подожди!

Они ждали.

Звуки становились громче, потом снова тише, наконец, опять громче. Затем они услышали и крики. За много лет кроны лиственниц сильно разрослись и загородили вход, прикрывая их. Заслоняли его и валявшиеся повсюду обломки скал, и стволы деревьев. Кроме того, были другие пещеры, которые отвлекали внимание. Было множество запахов, покрывавших запах человека. Однако у них было предчувствие, у этих четверых в доме Дирна. Они чувствовали, что это день расплаты, что так предопределено богами или смертью. Они забились еще глубже в тень по обе стороны входа в пещеру. Хоук, опустившись на одно колено, глянул на завернутые копья. Дирн сказал:

— Вскарабкаться нелегко. И у нас преимущество. Очевидно, мы сможем отбиться.

На гребне показалась толпа мужчин, они уже были примерно в четверти мили внизу. Голоса сливались друг с другом, ударяясь о камни, порождали эхо. Все это сопровождалось воем собак.

Шон сделал шаг к выходу из пещеры. С неожиданной быстротой Дирн схватил его и втащил обратно.

— Нет, ты не пойдешь. Неужели ты хочешь сделать им подарок?

— Это я виноват. Дай им меня поймать! Позже я наверняка снова освобожусь.

— Тихо!

Снаружи сдерживали собак. Шон вспомнил о кабаньей охоте. С тех пор он сам стал кабаном, на которого в лесу охотилось племя Крея — а теперь и его собственное племя. И он думал о том, здесь ли Наул, Лорт и Джоф. Из-за деревьев не видно было лиц и фигур; мелькали лишь тени и цветные пятна.

Хоук бесшумно проскользнул вниз и начал разворачивать копья и передавать их. Их было по два на каждого. Восемь древков с бронзовыми наконечниками.

Снизу раздался треск веток — это спустили собак, но науськанные собаки снова заскользили вниз. Зеленый град оборванных листьев обрушился на них. Шон и не подозревал, как хитро Нем выбрал тропу к этой пещере. На секунду у Шона появилась надежда.

Потом ему стало ясно — ведь чтобы к утру пройти такой путь, воины Трома должны были остаться в холмах уже прошлой ночью. Что табу было сломано, и они преодолели боязнь ночи. Все это свидетельствовало об их решимости: они сделали бы буквально все, чтобы вновь поймать Шона. От людей, которые готовы на это, невозможно уйти.

Теперь снаружи и внутри пещеры вновь стало тихо.

Внизу и вверху каждый стоял с копьем в руке и пересохшим горлом, подвластный судьбе.

— Одержимый! — заревел кто-то. — Одержимый, которого зовут Шоном!

— Мы знаем, где ты! В пещере над источником.

— Не трать зря время! Выходи!

Дирн, обвивший рукой шею Шона, прохрипел:

— Только попробуй, и я первый проломлю тебе череп.

— А что делать? — хрипло спросил Шон.

— Пусть они нас осадят. Они побоятся в одиночку или вдвоем взобраться сюда, что они должны бы сделать. Собаки тоже не могут высоко взобраться. У нас есть мясо и вода. Они устанут от бездеятельности и вернутся домой.

— Так было и с нашими воинами, — бросил Хоук. — Правда, они боялись еще и темноты, а эти, из Еловой Рощи, кажется нет.

— Одержимый! — раздался хор голосов, полный ненависти. Затем отдельный голос. — Выходи! Или мы подожжем деревья.

— Проклятье! — хватка Дирна немного ослабла. — Почему твоя вонючая деревня хитрее, чем моя? Эти бы никогда не додумались.

— Дай мне уйти! — сказал Шон.

— Это было бы не умно. Эти ослы превзойдут сами себя.

Так и было. Едва они пригрозили, как кто-то уже принялся исполнять. Внизу возник вихрь. Как будто бы голубую муку смешали с водой, и прозрачное воздушное трепетание пламени поднялось к солнцу. Все затянуло дымом. Взлетела стая птиц, затем еще одна и еще одна. Дерево обуглилось и, казалось, стало плавиться.

Однако, местность вокруг ключа была сырой и затененной. Когда огонь дошел до туда, он потух. Темный и густой столб дыма поднялся вверх и проник в пещеру.

Отверженные начали кашлять и пятиться назад.

— А теперь, — сказал Дирн, — либо мы выскочим им прямо в лапы, либо проскользнем под завесой чада наружу и нападем на них.

Они притаились в задней части пещеры, вцепились друг в друга и зашлись в бесконечных ужасных судорогах кашля.

— Или, — прокряхтел Дирн, — мы задохнемся.

Шон что-то сказал. Он едва мог говорить, а они едва могли слышать.

— Камин! — прохрипел он.

Чтобы попробовать, выполнить это предложение, им пришлось скрючиться еще сильнее. В таком состоянии было проще пролезть в очаг, и медленно выпрямляться, если голова прошла в шахту. Хоук был первым. Он подавил желание вернуться обратно, и Шон и Нем, которые сами задыхались, немного приподняли его и затолкнули в просвет. К их удивлению, он сразу вскарабкался дальше, загромыхал прочь от них по стене скалы. Прошла минута, шум прекратился, и Хоук закричал, чтобы остальные лезли за ним. Дирн подтолкнул Шона, однако вместо этого Шон и Нем схватили Дирна и, не слушая его, отправили вслед за Хоуком.

Обезумевший от кашля и от того, что его молотили по голове ноги Дирна, Шон почувствовал, как груз наконец-то с хриплым криком ослабевает. Далеко вверху, оперевшись одной рукой на выступ в шахте, схватил Дирна за волосы и ворот и тащил его к себе.

Шон следовал за ними, продираясь сквозь темноту и шарахаясь во все стороны, но все же вперед; иногда он останавливался, наполовину вися: они составляли веревку из человеческих тел, которую удерживал Нем, карабкаясь вверх.

Стены узкой шахты были покрыты трещинами и имели выступы, благодаря которым можно было карабкаться наверх; но тому, кто ударялся о них, они причиняли боль. Вверху, между карабкающимися телами тьма редела, или по меньшей мере так казалось.

Они продвигались очень медленно, гонимые отчаянием; кашель мучил чуть меньше, чем раньше, однако все же не отпускал их, так как дым теперь проникал и в камин.

Хоук, следовавший в авангарде, ставил ноги надежнее всех. Дирн, которому мешала покалеченная нога, казалось, цеплялся зубами за скалы, чтобы не упасть на товарищей под ним. Никто не останавливался, чтобы подумать, приведет ли к успеху эта отчаянная попытка. Это было безумием, но другой возможности у них в распоряжении не было.

Свет, проникавший между судорожно дергающимися конечностями и согнутыми телами, постепенно становился ярче. Хоук издал свист и исчез, очевидно, через дыру наверху, затем снова появился, уже головой вниз, чтобы опять схватить Дирна и вытянуть из камина. Напоследок Дирн тоже доставил Шону столь же мало приятное удовольствие.

Снова оказавшись на ногах, Шон обнаружил, что они вышли высоко наверху между скалами. Пещера внизу была скрыта в клубящемся черном дыме. Отсюда он мог лучше видеть мужчин Еловой рощи, хотя они стали мельче; вместе со своими собаками они отошли от деревьев и стояли тесной группой. Огонь, казалось, потух, однако дым все еще поднимался. Невероятно — он и Дирн, Нем и Хоук взобрались на двенадцать метров в темноте, наполовину пробив себе путь головой. Из отверстия шахты показалась голова Нема.

— Отсохни мое ухо, будь оно все проклято! — выругался он. Нем оперся руками о край шахты, в то же время болтая ногами в шахте. Он осмотрелся. — Отлично, они не придут сюда, потому что не смогут здесь нас достать. Это точно. Однако как мы теперь спустимся обратно?

Интересный вопрос. Скалы громоздились друг на друга вертикально, а вверху высилась блестящая стена совсем без трещин.

— Еще раз через шахту, — сказал Шон.

— Сюда-то было тяжело, — сказал Хоук, — вернуться той же дорогой назад — слишком много требовать у фортуны.

— Тогда лететь, — съязвил Шон.

Братья посмотрели на него, все трое с красными лицами, все еще страдающие от отдышки, и засмеялись. В какой-то момент камень, образующий край шахты, дрогнул под руками Нема и медленно вывалился из скалы. Выражение на лице Нема было скорее недоуменным, чем испуганным, когда он без крика соскользнул обратно в шахту и исчез.

Они услышали равномерный шум камней по всей двенадцатиметровой длине шахты, а затем тяжелый, глухой звук упавшего тела Нема. После этого уже ничего не было слышно.

Хоук наклонился над шахтой, а затем отошел назад и остался сидеть возле нее на корточках. Никто не задавал ему вопросов, а Хоук ничего не говорил. Это было ненужно.

Здесь наверху они едва слышали грызню собак, и кричали птицы, кружившие над ними. Сами они молчали.

Смерть выбрала свой час — тот, о котором говорили легенды.

Внизу дым медленно рассеивался. Охотники из Еловой Рощи разделились на две группы. Одна из них, человек из пятнадцати, медленно искала дорогу к пещере.

С восхода солнца прошло три часа. Час с тех пор, как погиб Нем. Шон все это время наблюдал за людьми из Еловой Рощи, не из страха или интереса, а по обыкновению, по необходимости наблюдать что-нибудь вокруг себя. Теперь его лицо вновь ожило. Он мысленно вернулся к своему запутанному положению, как если бы час назад все случилось по-другому. Слова были фальшивы, но в конце-концов он должен был это сделать.

— Дирн! Они войдут вовнутрь. Если они подумают о камине…

Дирн ничего не ответил. Хоук сказал, помедлив, бесцветным голосом:

— Нем блокировал камин.

Шон тяжело сглотнул.

— Я тоже так думаю. Но это будет для них указанием. Они вынут его, потому что они помешались на том, чтобы поймать меня. Они могут попробовать так же вскарабкаться сюда.

Дирн очумело уставился на него, как будто он заговорил на новом языке.

— Один убит, — сказал Шон. — Но трое-то живы. Да здравствует жизнь!

Хоук вздохнул.

— Ты прав, — он прервал молчание и обернулся к Шону. — А что теперь?

Шон был уверен, что смерть Нема вызвала в нем необычное, твердое чувство собственной безопасности.

— Мы обладаем особыми силами. Мы должны научиться их применять.

— Не неси чепухи! — сказал Хоук.

Шон принял наклонное положение. Он ощутил перемену в себе и фактически слился с ней. Он выпрямился. Теперь он смотрел на Хоука, но почти не видел его.

— Мы одержимые. Мы одержимы злыми духами, но они волшебники и могут сделать волшебников из нас. Зачем же это отрицать?

Шон представил себе, как его ноги покидают каменную плиту, как его тело, невесомое и все же полное сил, поднимается в воздух. Лицо Хоука начало вращаться и исчезло из поля зрения. Яркие краски брызнули в глаза Шону. Он думал: я сделал это однажды, и теперь я должен это сделать, и я сделаю это. Однако каменная плита была как будто приклеена к его подошвам.

— Шон… — проворчал Хоук, и тут в первый раз Дирн свирепо прервал его. — Оставь его в покое!

Вдруг откуда-то взялась волна, произошел какой-то перелом внутри Шона. Как будто кровь потекла по-новому, и взгляд его прояснился. Он почувствовал, как легко, без видимых усилий, воспаряет над скалой.

Ты и я, сказал он духу одержимости, мы с тобой приятели.

Спускаться было легко. Он низвергся на Хоука, схватил его и крепко обнял.

Хоук замычал, его ужас был забавен. Шон поднял его над землей, и Хоук стал сопротивляться.

— Нет!

Шон отпустил его, и Хоук, упав с высоты полуметра, забился между каменными осколками; он ругался и скалил зубы, как испуганная собака.

— Дурак! — сказал Шон. — Как и все остальные. Овца, трясущаяся от страха.

Он отклонился в сторону и улегся в воздухе горизонтально. Он смотрел на Дирна.

— А ты?

Дирн кивнул с белым лицом.

— Ничего не имею против. Но как это делается?

— Ты должен этого захотеть. Не сомневайся, в том, что обладаешь силой, перестань ее отрицать. Пожелай этого, и оно произойдет.

Дирн закрыл глаза и опустил золотую голову. Он кисло улыбнулся, и улыбка застыла на его губах. Ничего не произошло. Хоук подошел к Дирну и сердито закричал на него. Дирн отодвинул его в сторону. Он поднял голову и сказал Шону:

— Дай мне твою руку.

Шон нагнулся вниз и обхватил Дирна, а затем поднял его в небо. Дирн, висевший в его объятиях обладал весьма солидным весом, он казался гораздо тяжелее, чем в камине.

— Унеси нас прочь от скал! — прокричал Дирн. Хоук глядел на них во все глаза. — Когда мы будем за склоном, отпускай!

— Падение убьет тебя, — сказал Шон почти презрительно.

— Как Нема? Я заслужил это. Но я уже больше не мальчик из деревни хижин. У меня есть замысел. Риск упасть, возможно, вернет мне силу, и я смогу спастись.

Это не составляло труда — сбросить его на скалы. Теперь Дирн казался легче. Внизу проплывали серые сланцевые плиты в волнующимся море листьев. Слабые крики доносились оттуда: воины Еловой Рощи, стоявшие на скалах и под деревьями, увидели что-то в небе.

Какая-то птица взметнулась со скалы прямо перед глазами Шона. Невольно он разжал свои объятия, и выпустил Дирна. Дирн падал боком с широко раскинутыми руками. Хоук на скале закричал так, будто его пронзило копье. А потом Дирн неподвижно повис в воздухе, не падая.

Как пловец, он лениво повернулся в голубой воде атмосферы и поднялся вверх к Шону. Он ласково толкнул его и смотрел, как Шон, перевернувшись через спину, снова выровнялся. Дирн засмеялся.

Воины Еловой Рощи выли внизу от ужаса, беспомощно показывая вверх руками.

— Хоук, — сказал Дирн с невыразимым сочувствием в голосе, — этот дар сделал нас богами. Стань и ты богом, Хоук!

— Не подходи ко мне близко! — сказал Хоук. Он вжался еще глубже между каменными глыбами. — Ты не мой брат, не Дирн. Ты тварь, чудовище. Проваливай! Ступай к папе Крею в лес!

Дирн презрительно надул губы.

— Я послушаюсь с удовольствием, глупец. Счастливо оставаться в камнях!

Он развернулся, двигаясь в воздухе, как орел — элегантно и беспощадно. Его глаза были полны гордости и одиночества. Шон повернул вслед за ним. Мир исчез под ними и вместе с ним исчезли друзья, родные, все люди.

— Что еще может нам помешать? — спросил Дирн.

— Ничего.

Два орла, они поднимались вверх. На восток.

Глава 6

ЯРОСТЬ ШОНА

С неба долина выглядела, конечно, по-другому. Она походила на котел с зеленовато-бирюзовым содержимым, частично загроможденная горами, частично покрытая лесами. Все выглядело зыбким и ненастоящим. Зато в небе все казалось более вещественным. Облака, поднявшиеся высоко в голубизну, были плотными и имели четкие очертания. В противоположность тому, что было на земле.

Двое летящих держались на восток, затем повернули к югу; под ними плыли лишь темные и светлые пятна лесов, тоже похожие на облака.

Шон был так захвачен полетом, что едва мог соображать. Впрочем, нужно было только следовать воздушным потокам, совершая плавательные движения и отдаваясь восхитительным порывам ветра. Конечно, под горячим солнцем он был рад иметь товарища, с которым можно было разделить это необычное путешествие, который не боялся его и которому это, по крайней мере, не казалось странным.

Дирн закричал. Этот крик не был крикам радости. Шон обернулся и увидел, что Дирн медленно падает. Потом быстрее. Быстрее…

— Оно покинуло меня! — кричал Дирн. Аура дикого леса, волшебство одержимости пропали. Он был лишь напуганным ошеломленным юношей, падавшим на землю.

Шон не чувствовал ослабления силы, которая подняла его в воздух. Сам он все еще был орлом, он ринулся вниз и схватил Дирна. Тот же мертвый вес, что и раньше. Под гибельной тяжестью этого веса, которую он ощущал почти физически, Шон теперь тоже падал. Не очень быстро, но непрерывно. Столбы воздуха проносились мимо него. И вдруг фонтаны деревьев взвились у его головы вверх. Полетели сучья, земля приближалась.

Они упали на земляной холм, поросший травой, мхом, папоротниками и усеянный камнями, перекатились на спину и остались лежать, кряхтя.

— Снова дома, — сказал Дирн. Его голос дрожал. — Я пытаюсь понять, что произошло, и не могу.

Шон молчал. Он сел и уткнул лицо в колени. Что-то внутри него сломалось.

— Рассказать тебе, что случилось? — тут же спросил Дирн. — Я подумал о Хоуке. О Неме. С каким-то равнодушием, но все изменилось. Мое человеческое я прорвалось, и дух трясины Крея — если это действительно был он — покинул меня. И я бы просто сломал себе шею, от чего ты спас меня, и я благодарен тебе за это.

Оказаться снова на земле, отказаться от полета было невыносимо. Шон потрогал папоротник, коснулся земли. Стыд или какое-то другое крадущееся чувство заполнили тот пробел, который оставило после себя веселье. Он выругался и снова замолчал.

В этом напряженном молчании они сидели в лесу, в то время, как мыслями Шон все еще носился в облаках — он дрожал от ярости, понимая, что больше ни на сантиметр не сможет подняться над скучной землей. Власть покинула его. Ему было все равно, благодаря чему он обладал этой силой — благодаря болезни или здоровью, жизни или смерти — теперь она исчезла.

К этому времени солнечный свет озолотил ажурными пятнами света. Утро перешло в день, и золото стало ярче. Лес больше не страшил Шона. Он стал частью целого. Все было зловещим, все нужно было перенести.

Раздражение осталось. Даже ярость. Она бушевала в нем уже несколько часов, не находя выхода. Шон не знал, что он должен был сделать дальше, но каким-то образом чувствовал, что ему следует что-то предпринять. Но ничего не приходило в голову.

Дирн лежал рядом с отсутствующим лицом и смотрел на листву; его кривая нога одеревенело застыла в траве. Наконец, он сел, потянулся, покривился от боли, свистнул, чтобы скрыть это, как птица на деревьях и сказал:

— Лучше всего нам двигаться вперед, Шон из Еловой Рощи.

— Ты не король, чтобы приказывать мне, — прорычал Шон.

— А без меня бы ты, как стрела, прямиком помчался в Страну жажды.

— Наверняка.

— А я хромой, и если мы пойдем пешком, я буду замедлять твое движение. Я стал обузой, как мне кажется. Иди один. Мое благословение у тебя есть.

— Я не могу тебя оставить. И уж, конечно, не здесь.

— Почему бы и нет? Мне больше некого опасаться. И ты мне не брат, ты не должен страдать из-за меня.

— Брат! — простонал Шон. Его голос сорвался, чего не случалось уже много лет. Его собственная жестокость, выплеснувшаяся наружу, шокировала его. — У меня был друг, которого я считал своим братом, и который ничего не предпринял, зная, что я должен был умереть. У меня был брат, которого я считал своим врагом, а он меня освободил и, очевидно, был за это забит камнями. А ты-то? Нем в камине. Хоук на скалах.

Казавшийся невозмутимым Дирн вскочил, качнувшись, и бросился на Шона, обрушивая на него удары. Худая рука схватила Шона за горло, а другую он отвел назад, чтобы посильнее размахнуться для удара. Шон сделал выпад против этой руки, отбросил ее в сторону и сам нанес удар Дирну кулаком в ребра, которые от удара как-будто сдвинулись. Оба упали. По лицу Шона тускло растеклась кровь, из руки, сжимавшей его глотку. Выкатив глаза и ничего не соображая, он барахтался на Дирне. Рука Дирна скользнула по его плечу и крепко схватила за волосы так, что его шея выгнулась вверх, в то время как другая рука все еще сжимала горло. Три мысли пришли в голову Шону. Что они дерутся, как маленькие дети: безумно, неловко и зло. И что Дирн хотел его убить. И что он тоже хотел убить Дирна, так как нож Дирна лежал в его руке — он бессознательно выдернул его из-за пояса. Каким-то нечеловеческим усилием Шон отшвырнул нож. Затем он отклонился, отказавшись от сопротивления, в том же направлении, куда Дирн выгибал его шею.

Когда Шон полетел вниз, Дирн последовал за ним с яростным криком изумления, при этом его хватка ослабла. Твердые корни царапали Шону хребет, однако он едва замечал это, болтая руками и ногами, чтобы сбросить в папоротники Дирна.

Хватая ртом воздух, Шон вскочил, как только услыхал шум от падения Дирна. В долю секунды Шон вцепился в больную ногу своего противника мертвой хваткой.

— Сдавайся, — прошипел он, — или твоя старая рана станет новой!

Дирн лежал обессиленный.

— Я сдаюсь, волк, сдаюсь.

Шон отпустил его и плюхнулся, совершенно измотанный, на землю.

— Что ты там сказал про волков?

— А, они борются за лидерство, — менторским тоном ответил Дирн. — Если проигравший подставляет свое горло клыкам победителя, тот принимает унижение, и они снова становятся друзьями. Только за какое лидерство мы боролись?

Шон не мог на него смотреть. Он вспомнил о золотом волосе Дирне в свете пламени, о Дирне, к которому он тянулся, как к фонарю.

Одержимость делала не только высокомерным, как оказалось, она толкала к ненависти и убийству. Ну, хорошо. Но он должен найти другую цель, вместо Дирна.

— Ты дерешься как девочка, — сказал Шон тоном, которым он разговаривал с Лортом.

— А ты, — дружески сказал Дирн, — как собака, которую бросают в огонь.

Шон поднял голову и глянул Дирну в глаза.

— Почему мы идем на юг? — спросил он.

— Мы еще не идем. Сперва мы должны пересечь реку на востоке и поприветствовать трясину Крея, если мы ее пересечем.

— А почему бы и нет?

— Что ты хочешь этим сказать? — Я думаю — и ты тоже этим хвалился, — у нас нет никаких оснований избегать Крея или смерть, или что там еще есть по ту сторону реки. Он уже показал, на что он способен. Он разорил наши очаги и лишил нас родных. Сделал нас сумасшедшими. А способности… Они приходят, когда они нам нужны, не так ли?

— К тебе, Шон, они, кажется, приходят.

— К тебе тоже, ведь только воспоминания сбросили тебя с неба. Это то, что держит нас на земле. Но…

— Но?

— У них есть лошади с крыльями.

— Я говорил тебе, что мечтал об этом?

— Нет.

— Хорошо. Что дальше?

— Племя Крея после наступления темноты разъезжает по лесу. Они охотятся и ловят каждого, кто заблудится. Хорошо, пусть они нас заманивают. Пусть они нас найдут, если они того желают.

Глаза Дирна вытаращились от удивления. Глаза Шона тоже.

Кто-то другой говорил его ртом. Одержимость. Или какое-то безумие? Или внутренняя ярость, мучительное желание овладеть судьбой и потребовать расплаты за все лишения.

— Но я не хочу встречи с ним, мой дорогой Шон.

— Да ты послушай! Кто же ищет смерть? А мы сделаем это. Мы загоним этого кабана к нему в логово.

— Безумие.

— В трясину Крея, скача на их собственных конях. С прекрасной мертвой девочкой возле луки. Смерть будет подпрыгивать от страха.

— Пусть подпрыгивает. Что дальше?

— Отомстить, как сделал бы любой мужчина из деревни хижин. Отомстить за то, что он сотворил с нами, со всем, чего коснулся.

— Отомстить. Но как?

— Убить его.

— Кого убить? Смерть убить?

Они уставились друг на друга, испуганные взбудораженные, почти не веря в эту ерунду. Шон бессознательно сказал о мертвых, как о живых. Он еще не убил ни одного человека. Убить смерть было, очевидно, невозможно. Или…

— Послушай, — сказал Шон, — что-нибудь еще известно? Что позволило бы хоть что-то понять? В один момент мы стали одержимы духами, благодаря чему мы, как птицы, летали по небу. А потом мы ползали по земле и пытались друг друга задушить или заколоть. Мы потеряли все, что у нас было, только лишь из-за твари в образе человека с вороньей головой и его отродья. Есть в этом какой-нибудь смысл? И все же это произошло. В таком случае, вероятно, мы могли бы и смерть убить. Я не знаю. Но только… — в нем снова поднималась ярость. Он уставился на Дирна, скрипя зубами и сжимая кулаки, — … я намерен попытаться сделать это.

Дирн медленно кивнул. В этот момент лицо его уже было невеселым.

— Ты хорошо аргументируешь. Тогда к Гнилому углу, король!

Они шли к Холодному Ручью. Это было длительное путешествие. Золотые блики на земле мягко светились; вода в ручье, там, где падали солнечные лучи, была цвета прозрачной зелени, а в тени казалась черной жидкой смолой. Они напились воды. Есть было нечего. Может быть, вода, к которой благоволила смерть, была сытнее. Они чутко подремали на берегу, перекинувшись случайными словами, так как разговор был опасен. Да и что им было обсуждать, кроме прошлой жизни в деревнях, которая была полна лишений? То же, что им предстояло, было слишком невероятным, чтобы дать тему для разговора?

День клонился к концу: он ускользал между деревьями. Полумрак охватил лес. Он стал ночным лесом, лесом Крея.

Дирн и Шон лежали на земле с пустыми животами и смотрели в ручей. Когда-то оттуда всплыла звезда. Но поверхность воды была гладкой. Сова, промчавшаяся над их головами в ветвях, заставила обоих вскочить и грубо выругаться. Шон взял горсть камней и швырнул их в воду.

— Вставай, смерть! — закричал он в ручей: мальчик, со страхом вытолкнувший из себя угрозу темноте.

Ручей оставался безмолвным и темным. Темнота действовала на нервы.

— Ты можешь еще немного пройти? — спросил он Дирна.

— Я могу, а ты считаешь, что мы должны идти дальше до реки, чтобы встретить его в его владениях?

— Может быть, смерть не хочет принимать вызов, — сказал Шон.

— Что за ерунда!

Шон ухмыльнулся. Он подставил Дирну плечо, и тот оперся о него как можно легче. Они пошли дальше. Дорогу находить было нетрудно. Тут и там сквозь крону леса можно было видеть молодую луну, которая указывала им дорогу. Шон про себя ругался. Если бы в ту ночь, когда Джоф привязал его к дереву, светила луна… Он поймал себя на том, что тихо зарычал, как волк.

Однако примерно через милю по ту сторону ручья деревья стали гуще и, казалось, оттуда вытекала чистая чернота, дыхание ночи. Они двигались еще медленнее, постоянно спотыкаясь. Иногда случайный бледный луч пробивался там, где листва была немного реже, но по большей части идти приходилось совершенно вслепую.

— Здесь мы можем потерять направление, — сказал Шон. Он остановился, глубоко вздохнул и заревел в черную дыру леса. — Крей! Крей! Крей!

Эхо, взявшееся неизвестно откуда, прошелестело вверху, как стая летучих мышей, и исчезло вдали. После этого мгновение ничего не было слышно. А затем не далее, чем в двух шагах, раздалось чудовищное, непрерывное карканье. Карканье ворона, величиной с человека и с глоткой быка. Карканье, которое, казалось, разрывает барабанные перепонки.

Оба юноши застыли в неподвижности: у них оцепенели не только ноги и руки, но и легкие, сердце и мозг тоже. И пока они так стояли, всюду начали зажигаться огромные лампы с пурпурно-красными, серыми и холодновато-белыми огнями. Звездные шары детей смерти. Огненное освещение наполнило лес кошмарным великолепием; все было вроде бы видно, хотя и терялось в невообразимо ярких красках. Карканье еще было слышно, но уже пришли другие люди. Стенания, пронзительные крики, взрывы бессмысленного хохота, протяжный рев не прекращались ни на минуту: невидимые бестии злорадно насмехались над ними.

Шон, который стоял в центре всего этого, как пригвожденный, сжал руку Дирна.

— Они играют. Новая игра. Но все же еще игра.

Говоря, он почувствовал, как дрожат его ноги. Он вспомнил о барабанном бое серебряных копыт, который казался громом в земле.

— А вот и они идут, — сказал он тихо, и шум в этот момент угас, как глубокий затихающий вздох.

Огненные шары колыхались. Они начали кружиться в воздухе.

Сверху раздался треск ветвей. Посыпались оборванные листья. Что-то опускалось на вершины деревьев, змееголовое, с ушами, подобными большим волосатым листьям, с огромные крыльями, поднимавшими ветер, как веера.

Летучая лошадь, прекрасная и страшная, коснулась земли в пяти метрах от них и сложила крылья немного назад, чтобы прикрыть безликого всадника. Вторая лошадь заржала у Шона за спиной, третья пронзила свет, принеся огонь с собой. Шары жужжали вокруг ее головы, как пчелы.

Это было так же, как и в прошлый раз. Развевающиеся, переливающиеся волосы. Металл, украшения. Запах цветов и нечестивости.

— В этот раз двое! — прокричал голос.

— Две бедные мышки.

Затем всадник, прилетевший последним, сказал холодно и угрожающе:

— У одного из них голубые глаза. Он уже был однажды в лесу. Почему он здесь? Он должен быть мертв.

— Я должен? — закричал Шон всаднику. — Ну так сделайте меня одним из вас? Дети Сатаны. Одним из Мертвых.

Затем он помчался прямо на прилетевшую лошадь. Она испугалась и, приплясывая, забила о землю блестящей, как нож, подковой.

Под шатром из гигантских крыльев была нога, сапог… стремя… Да, Шон знал название этой вещи, как он знал названия металлов, драгоценных камней, зверей, событий.

У Шона не было обдуманного плана. Никакого плана. Однако его действия, казалось, были заранее отрепетированными.

Он подбежал к лошади, увернулся, когда та вильнула боком, и ухватился за нее там, где висела в стремени обутая в сапог нога. Выбить ногу из стремени оказалось на удивление легко. Каким-то образом ему удалось сделать это, прежде чем всадник, то ли мертвый, то ли живой волшебник, Дитя Крея, смог оказать сопротивление.

Шон отпихнул сапог под оперение. Перья, шершавые и очень сухие, зашелестели ему в лицо. Лошадь пронзительно заржала, забилась, встала на дыбы — и всадник с волосами цвета пара скатился с ее крупа, растопырив руки и ноги, лишенный всякой опоры. Волшебник падал в кусты, по-человечески неловко и громко вопил. А Шон…

Ухватившись за гриву и повод с бахромой, увернувшись от опущенного крыла и вставив ноги в пустые стремена, он вскочил на спину летучей лошади.

— Дирн! — закричал он. Лошадь забилась. Шон крепко сжал ее. И усмирил. Широкая спина стала спокойной, стремена, узда, смесь запахов земного зверя и птицы казались почти знакомыми. Как будто он во сне часто так скакал. Его одержимостью было знание, констатировал он, способность осознать воспоминания, которые были в нем. Но если они ему помогли, для чего же их превратно истолковывать?

Дирн, спотыкаясь, шел к нему. Позади в папоротнике ворочался всадник, а в отдалении топтались две другие лошади, и завернутые в крылья Мертвые, сидевшие на них, были неподвижны и безмолвны.

Шон легко ударил стременами, на которых были серебряные шпоры. Лошадь шагнула к Дирну, и Дирн отшатнулся. Лошадь ударила крыльями. Тогда Шон наклонился и грубо ухватил Дирна за плечо, рубашку и волосы, как тогда в камине. И Дирн неуклюже вскочил на лошадь, подавив отвращение.

Шон не был уверен, дал ли он лошади невольный сигнал, или попробовал взлететь с отягощающим двойным грузом. Как бы то ни было, лошадь рванулась вверх, как пущенная тетивой стрела.

Небо бросилось Шону в лицо. Казалось, все его существо не хотело отрываться от земли. Звезды и луна, клочки листьев стремительно понеслись мимо. Дирн сидел, вцепившись руками в гриву. Шон, придерживая его, сам крепко держался. Лошадь, на которой он сидел, казалась жутким ланигафтом из мускулов и перьев — нечто пульсировало под ним и несло его с собой.

Она летела в Трясину Крея, в этом не было сомнений. В королевство, или город, или могилу самой смерти.

Лес под ними казался облаком, черным облаком, небо было соткано из блеска и темноты, а лошадь была ветром.

Глава 7

МЕРТВЫЙ УГОЛ

Там река.

— Что?

— Восточная река. Открой глаза, Шон!

Ты что, заснул?

— Едва ли.

— Если ты упадешь, я тоже упаду.

Я едва держусь на этом звере духов. Куда он летит?

— В Мертвый Угол. Куда же еще?

— Теперь другой вопрос, о король. Почему эта скачка — если можно это так назвать — кажется такой настоящей? Прямо как собственный полет, пока я не потерял умение.

— Мы одержимы. Сила, которая вселилась в нас, может таким образом ездить верхом и находит в этом удовольствие.

— Нема бы стошнило, — сказал Дирн. — Проклятье, он снова лезет мне в голову.

— Забудь! — сказал Шон.

Река разрезала лес, протянувшись с севера на юг, потом становилась тоньше и, наконец, исчезала. Однако под ними река была широкой: мили четыре, а то и больше. Она была едва освещена, но блестела, и по блестящей поверхности скользило единственное пятно, на которое смотрел Шон, пока не понял, что эту тень отбрасывала лошадь, летящая между водной гладью и тонкой луной.

Дирн посмотрел через плечо Шона.

— Они, наконец, летят за нами, но очень далеко.

Шон тоже посмотрел. Одна белая и одна черная птица были в небе: оставшиеся верховые звери Детей Смерти, следовали за ними, и одна из них, вероятно, несла такой же двойной груз.

— Скоро мы должны увидеть кладбище, — сказал Дирн. — Что это будет? Большой могильный холм с рассыпанными костями?

— Такая лошадь, как эта, не возникает из могилы.

— Такая лошадь, как эта, может возникнуть как угодно и где угодно.

Под ними снова шумел лес, они пересекли реку. Белая и черная птицы летели позади. Шон и Дирн должны были достичь Трясины Крея задолго до них.

Трясина Крея. Мертвый Угол.

Внезапный порыв ветра ударил им в лицо, когда лошадь круто пошла вниз, выровнялась и заскользила на широко раскинутых крыльях. Лесистая равнина наклонилась. Сквозь ее деревья они пролетели около 100 метров и спланировали в плоский лог в конце долины. Тут деревья густо росли лишь на небольшом пространстве, а затем лесной массив распадался на темные острова, рощи, подлесок. В той стороне звезды как будто упали с неба и усыпали всю местность. Так показалось бы деревенскому жителю. Тому, кто утверждал, что если быть внимательными, то в ясные дни из Еловой Рощи можно видеть Трясину Крея, — но при такой удаленности это было невозможным. Нет, это никакие не звезды. Тысячи огней. И бледный мягкий свет, который они рассеивали по всей низине.

Трясина Крея была… да, новое имя, которое он употребил, даже не постигнув его смысл: городом.

Лошадь окунулась в город, как рыба ныряет в ручей.

От ее крыльев расходились маленькие волны воздуха. Незнакомый теплый воздух, который держался у плоского дна низины, обтекал их. Он был полон неясных шумов и запахов и пронизан светом, из-за чего казался стеклянным.

Город достигал 26 метров в высоту и уже несся им навстречу.

Частокол из башен, тонких, как стебли, с блестящими окнами невообразимых форм — круглыми и серпообразными, как молодой месяц, подобные лепесткам маргариток' или звездам с узкими лучами — и все это многоцветное, пестрое и прозрачное.

За башнями тянулись бесчисленные крыши, между которыми погружалась лошадь. Раздалась музыка, в высшей степени удивительная музыка, которую исполняли на неизвестных инструментах. Над свисающими балконами, будто птицы, собирались светящиеся огни. Разукрашенные мосты были переброшены по воздуху от одного сияющего окна к другому. Лошадь плыла между препятствиями или пританцовывала, обходя их и все время наклонно опускаясь.

Один раз они попали в поток света, как будто прошли через настоящий огонь. Голоса и песни окружали их хаосом звуков, и вещи, которые невозможно было рассмотреть, неслись мимо; они казались обрывками цветков, шелка, колокольчиками, звеневшими на серебряных цепочках. А на смену огненному потоку, пришла приятно темная, прохладная тень. Неожиданно, но мягко лошадь коснулась земли. Это была полоса шелестящей травы, окруженная благоухающими деревьями, — парк, разбитый среди зданий города.

Лошадь сразу опустила голову и начала щипать траву. Шон огляделся и постепенно различил других летающих созданий, пасшихся под деревьями. Целый табун этих зверей свободно разгуливал тут. Без сомнения, их вызывали волшебством, если кому-то нужно было ехать верхом.

— Наша лошадь дальше не полетит, — сказал Шон, — а наши преследователи приземлятся в том же парке, что и мы. Лучше нам исчезнуть.

— А что дальше, о король?

— Я думал, у тебя есть план, который ты захочешь здесь попробовать, — сказал Шон с невинной миной.

— А я… я полагался на тебя…

Они тихо и зловеще засмеялись в молчащей, но ненадежной темноте. Они очутились по ту сторону сомнений, поэтому все было сомнительно; по той же причине они не испытывали ни страха, ни сожаления.

— Я скажу тебе, что мы будем делать, — сказал Шон. — Мы смиренно навестим Крея. Мы представимся будущими воинами. Какая неожиданность для него.

— Прекрасная идея. Как он сможет отказать нам в гостеприимстве?

— Позже мы еще раз поразим его. В день, когда мы его убьем.

Ничто не мешало им высказать такое пожелание. После летающей лошади все казалось возможным.

Они стали медленно, как мог Дирн, продвигаться к колышущемуся скоплению огней между деревьев, стараясь при этом держаться небрежно и праздно.

Листва разошлась, группа лошадей, с плавно шуршащими крыльями, рысью пробежала мимо. Прямо перед ними открылась лужайка перед отдельно стоящим большим зданием, поднимавшимся в небо и обрамленным огнями.

Вот это был дом. Дом короля. Настоящего короля, а не правителя деревни хижин. Нужны были королевское расположение духа, чтобы задумать такую вещь, и власть короля, чтобы его построить. Каждая его деталь представляла ценность сама по себе. Здесь были башни — тонкие стебли, подобные тем, которые они уже видели, но с вычурными листьями, тянущимися вверх, и цветами, обрамлявшими крыши завитыми лепестками лилий и нарциссов. Виднелся и центральный зал в форме гигантской разы с карминно-красными окнами, светившимися из-под опущенных лепестков. А под розой находилась змеиная голова, отливавшая золотом меда, с широко открытой пастью и золотыми клыками, которые свисали вниз, как сосульки: это был вход с открытыми дверями.

— Он позволяет нам войти, — сказал Дирн, — старый Крей, который ударил меня в лицо ледяной рукой.

В воздухе зашипело.

Оба невольно посмотрели вверх и потеряли драгоценные секунды. Они закричали от ярости и упали на землю в огненной сети, свалившейся на них с неба.

Беспомощно катаясь и рыча, подобно лисам в западне, запутываясь еще больше, они как в тумане видели белую и черную лошадей, которые опускались на траву.

Шон перестал бороться с мерцающей сетью.

— Тихо, брат, остановись! — сказал он Дирну. — Я думаю, они доставят нас туда, куда мы и так хотели попасть.

Трое Детей Смерти были довольны. Сперва они отобрали у пойманных все, что те могли применить как оружие. Затем концы сети всадники привязали к лошадям и пустили их вскачь вверх по склону, при этом лошади местами летели, местами шли шагом. Все возможные препятствия на склоне Шон и Дирн пересчитали собственными телами. К старым синякам добавились новые. Однажды Дирн даже закричал от боли. Разбитые и полностью обессиленные, они достигли гигантской светящейся змеиной морды. Там сеть отвязали от лошадей, опустившихся на траву.

Затем трое всадников потащили сеть вместе с содержимым через полукруглый палисад из клыков и золотой коридор. Блеск золота больно бил Шону в глаза. Он закрыл их. Но вскоре открыл их вновь, услыхав шум, который становился все громче. Эти звуки так же, как и аромат, были связаны с Трясиной Крея: музыка, смех и цветущие ночью цветы.

Они прошли через шею змеи и оказались в большом помещении в форме срезанной розы. Розовые огненные шары горели на тонких серебряных колоннах или парили высоко вверху под куполом из серебряных полос и драгоценных камней. Пол походил на ручей, стены — на заледеневшие водопады, все было блестящее и слабо отражало свет. На гигантских подушках и диванах, убранных цветами, и на искристых ковриках, тоже в цветах, размещались Дети Смерти, племя Крея.

Они были не такие, как в воспоминаниях Шона.

На этот раз у них были лица. Человеческие лица. Некоторые красивые, некоторые обыкновенные, некоторые прекрасные, но все они были нормальными: лоб, два глаза, нос, губы, щеки и подбородок. У некоторых мужчин росли бороды, а у девушек были нежно-красные губы и черные тени вокруг глаз. А вот драгоценные камни были такими же, как в его воспоминаниях, так же как и богатые одеяния. И необыкновенные волосы: лавандовые, белые, зеленые.

Музыка и шум стихли. Все смотрели на сеть. Они казались заинтересованными, по крайней мере, как развлечением. Однако Шон заметил и какой-то невротический страх в некоторых глазах. На другом конце помещения было место, лежавшее в тени. Туда и тащили сеть трое всадников, хоть и очень медленно, чтобы каждый мог их видеть. У всадников тоже были лица, которых не было в лесу. Может быть, лица автоматически восстанавливаются, когда они возвращаются в Город Смерти. Шон снова поймал себя на том, что мыслит, как суеверный деревенский житель. Лица приходят и уходят не просто так, но с благословения Крея, не так ли? Тогда что же? Волшебные маски, чтобы нагонять в лесу ужас…

Тень в конце помещения обрела форму.

— Дирн, — прошипел Шон, — посмотри на это!

Но Дирн лишь стонал. У Шона не было времени, чтобы позаботиться о нем. Сеть остановилась, ее убрали и толкнули их вперед в розовый свет перед…

… Кем?

Если это был он, то он был трех метров высотой и каменный.

Это была статуя из черного мрамора — мужчина, но мужчина с вороньими крыльями, перья которых можно было разглядеть каждое в отдельности, и без рук; согнутыми когтями хищной птицы он упирался в пол. У него была зловещая голова ворона с клювом и двумя круглыми глазами, тлеющими, как угли — и они двигались.

Шон сбросил с себя сеть и встал. Он пошел навстречу чудовищу, точнее, навстречу глазу, который был ближе к нему.

Крей уставился на него и сказал глухим бестелесным голосом:

— Тяжело ждать вас, дети мои. Эти двое герои. До сих пор никто не проникал в наш город. Однако здесь двое смертных людей, которые совершили это. Чествуйте их!

Но голос насмехался над ними. Каким-то образом, несмотря на его безжизненность, слышалась насмешка. Шон повернулся и громко сказал тем троим, которые их притащили:

— Вы слышали короля Крея. Чествуйте нас!

Трое молодых людей (мертвых) отвесили Шону придворные поклоны, которые они явно прежде отрепетировали. Да, его и Дирна здесь ожидали. Звездные шары в лесу, которые светились, подражали голосу и могли вызывать племя Крея, были, наверное, разбросаны для того, чтобы передать весть, что в лесу двое, которые уже были здесь прежде. И Крей послал троих своих людей, чтобы нагнать на обоих страху и заставить их сбежать оттуда. Но вместо этого двое отобрали у троих летучую лошадь. Потом, возможно, Трясины Крея достигла вторая весть: приближаются непрошенные гости. Да, их ждали.

Шон выбросил вперед руки. Он схватил две склоненные головы и резко стукнул их друг о друга. Когда оба с воем упали, он нанес удар в третий подбородок, который затрещал под его кулаком — придворный также очутился на полу, где и остался лежать. Шон мог даже посмеяться над произведенной паникой. Оказалось, мертвым, вопреки здравому смыслу, действительно можно было сделать больно.

Ни звука не было слышно в розовом зале, пока статуя снова не заговорила.

— Легче, — пробормотала она Шону, — легче!

По хребту Шона пробежала холодная дрожь.

— Я прошу прощения, король Крей, — сказал он, — но грубость заразительна.

И Крей, король Смерти, не нашел что на это ответить.

Трое барахтались на полу и стонали. Дирн, наоборот, пришел в себя, хотя был еще бледен; с отсутствующим лицом он тер кривую ногу.

Шон подошел к нему и встал возле него. Он был готов к любой битве, которая могла разразиться. Он казался таким же непроницаемым и неподвижным, как статуя Крея. Холодной, застывшей голубизной своих глаз, похожих на драгоценные камни, встречал он взгляды таких разных глаз в розовом зале.

Племя Крея подходило все ближе. Их улыбки были чуть ли не примирительными, а руки касались игриво и почти дружески.

— Пойдем, тебе с нами будет хорошо, герой!

— Мы должны чествовать тебя. Так велел наш король.

— Мы будем заботиться о тебе. Ты будешь счастливее, чем мог бы быть в своих снах.

И, наконец, то, что все время сковывало его, сломалось. Он думал, что находится среди мертвых, что сам умер, наверное, и забыл об этом. Шон перестал дрожать лишь тогда, когда Дирн с большим трудом поднялся и положил ему руку на плечо, чтобы опереться.

Шон проснулся и решил, что он в лесу. Утро капало на него сверху, капля за каплей, сквозь зеленые метелки папоротников. Однако пахло не так, как в лесу, или в степи, или в холмах над Еловой Рощей. Вскоре он по кусочкам восстановил в памяти башню во дворце Смерти. Крыша была единственным окном со стеклянными ставнями, которые были открыты. В последнюю ночь он видел звезды. Теперь внутрь лился дневной свет. А метелки папоротника? Это были сверкающие зеленые ленты, переброшенные от одной стены к другой, и в них были вплетены живые цветы.

Это были вечные волшебные цветы. Придворные Крея рассказывали ему об этом. Странный парадокс: бессмертные цветы в Королевстве Смерти. Но, конечно, смысла в этом не было. Странно было тут искать в чем-либо смысл.

Вспомнить хотя бы вчерашний вечер, прежде чем он провалился в сон на этой гигантской качающейся софе.

Сперва племя Крея угощало его, усадив за хрустальный стол. Мощные хрустальные колонны шли от стола к полу, и, стоило постучать по столешнице, в колоннах начиналось движение. В то время, как Шона и Дирна потчевали разными незнакомыми винами, столешница разделилась на части и раскрылась.

В деревне пища была простой. Более того, ясно было, откуда она берется, если ты сам убиваешь дичь или смотришь на женщин, когда они пекут хлеб или варят овсяную кашу. Но здесь еда была необычной, она появлялась по волшебству и сама казалась волшебством. Мясные блюда были приготовлены совершенно не известным им способом и выглядели они не как мясо, поскольку были приправлены соусами и незнакомыми вещами. Хлеб был не хлеб; он имел… сладкий вкус, но не как мед. Здесь были замысловатые дворцы из… ? И фрукты, которые были не фрукты, а… ? И засахаренные розы? Пикантности и пряности, и кушанья, вкус которых был так тонок, что казалось, его и вовсе нет.

Между тем они пили вино, от которого некоторые стали прозрачными, другие розовыми, а третьи — бледно-лиловыми. И праздник казался естественным. Или правдоподобным. Вина они выпили столько, что Шон вдруг увидел, что хрустальные колонны тянутся глубоко под землю и достигают подвалов, полных льда, который почему-то не тает. Там сами собой резали ножи, зажигался огонь, все смешивалось, и появлялись кушанья, сами передвигавшиеся.

Это было настолько необычно, что он громко спросил, откуда, собственно, появляется еда. Придворные Крея окружали его и предлагали и то, и это, следя за тем, чтобы он попробовал все и проглотил каждый кусок. Они были восхищены его вопросом. Однако толком на него не ответили. «Крей — наш король», говорили они. «В Трясине Крея все предметы сами действуют» — «Но как?» — «С помощью нашего гения и гения Крея» Он видел по их улыбающимся лицам, что они, возможно, все скрывают, хотя одновременно казалось, что они хвастаются.

Очевидно, дух, который поселился в Шоне, был их тайной; отсюда видение магической пещеры со льдом и кухонных чудес. Было странно иметь такой случайный доступ к тайному знанию.

Тем не менее Дирн и Шон играли свои роли невинных посетителей и старались получить как можно больше сведений. За едой они обменивались многозначительными взглядами, но из осторожности не произносили ни слова.

После трапезы они осмотрели королевские покои. Их провели по многочисленным помещениям, а затем вверх по широким стеклянным ступеням винтовой лестницы.

Шон вновь заметил, что к их появлению подготовились. Все было тщательно прибрано. Помещения были с окнами в крыше и украшены живыми цветами, вплетенными в ленты. Была также ванна с натертым мраморным полом. Стены были гладкие и округлые и могли впитывать воду, которая по желанию текла из золотых труб. Холодный (и горячий) водопады обрушивались сверху и заливали пол водой.

Дирн и Шон не решались войти в воду, пока свита Крея сидела в стороне и смотрела на них — ведь они не были ни рыбаками, ни собаками. Придворные Крея тактично оставили их одних. И все же оба они недолго пробыли в теплом, источающим пар, потоке. Казалось, в стенах скрывались глаза — так и могло быть.

Шон направился к кровати, намереваясь заснуть, хотя, он был уверен, что ни он, ни Дирн не в состоянии быть начеку. Он уже не думал ни об опасности, ни о приветливости Трясины Крея. Последним туманным предчувствием его было то, что наутро одежда их исчезнет и для них снова по волшебству будет приготовлена новая одежда, не говоря уже о завтраке. Однако мысли о еще одном дне в Мертвом Углу и бесчисленных днях, которые могут последовать, слились в его голове с мечтами о смерти, и все это погрузилось в сон.

Ему снилось, что люди с горящими огненными шарами над плечами пришли к нему и, хихикая, наблюдают за ним. Возможно, так оно и было. Когда он проснулся, у него было неясное предчувствие или воспоминание, что он сам испытующе смотрел на толпу и пытался сделать значительное лицо. Это было смешно. Девочка в лесу, девочка, которая когда-то давно (всего лишь четыре дня и четыре ночи назад) предупредила его, была так же замаскирована, как и остальные. Он не мог ее узнать, даже если бы очень этого захотел.

В городе, лишенном смысла, он, вероятно, не мог надеяться встретить кого-нибудь во второй раз. Может быть, лица непрерывно изменялись, так же, как маски превращались в плоть. Ничто не откладывалось в его памяти. Они были племенем Крея, фантастической толпой, но не личностями.

За исключением черного мраморного ворона в розовом зале, в котором, собственно, и было сосредоточено волшебство, хотя он верил, что он существует, чтобы нагонять страх. Была ли у одержимости память, в которой запечатлелась статуя ворона?

— Шон! — произнес Дирн.

Шон поднял глаза и увидел Дирна: тот стоял, небрежно прислонившись к стене. Через некоторое время Шон заметил, что Дирн полным весом опирается на покалеченную ногу.

— Одна из дочерей Крея — ее волосы были цвета лент там наверху — подмешала что-то в мой кубок с вином. И боль покинула меня меньше чем через минуту. Пока я пил, она ускользнула к остальным. Они выглядят все одинаково, не так ли? Нереальны и все одинаковы в своей нереальности. Однако нога с тех пор оставила меня в покое. Хотя я все еще хромаю.

— Да, они волшебники, — сказал Шон.

— Или мы мертвы? Я думаю, что мертвые не чувствуют боли.

— Те трое, с которыми имели дело мои кулаки, чувствуют боль. И их расквашенные носы подтверждают это.

— Это так. И это означает, что они тоже не мертвы.

Чудовищность этих слов поразила их обоих одновременно. Подобно последнему удару топора по дереву, которое целый день рубили не покладая рук. И вдруг ствол затрещал, и дерево упало.

— Для жителей деревни, — сказал Шон, — они мертвые. Только это тоже ерунда, потому, что наши люди никогда не попадали в Трясину, умирая — кроме тех, кого дух сперва сделал одержимыми. А люди Крея проливают кровь и падают с лошади, если их оттуда стащить. Они загадочные и веселые, и это достаточно по-человечески — это живая человечность. Однако тогда возникает проблема духов, которые поражают, — существ, которыми мы одержимы. Если Дети Крея не мертвые, тогда откуда берутся духи?

— Конечно же, мы разберемся в этом, — сказал Дирн, — если останемся здесь.

Шон тихо рассмеялся.

— О, ну тогда мы здесь останемся, брат мой!

Они пошли в ванную комнату. Купаться в горячей воде казалось таким же обычным делом, как и все остальное, что прежде им и не снилось.

Их одежда исчезла, как и ожидалось. Взамен в сундуке, вычурно отделанном серебряными завитками, изображающими деревья, лежала другая. Одежда племени Крея была удобной и красивой. Они полюбовались в зеркале, по сравнению с которым полированные медные и бронзовые зеркала в деревнях были просто тусклыми железками. Оба они впервые так ясно видели сами себя. В этом что-то было.

Затем с ироничным смущением они постучали по хрустальному столу и наружу выпрыгнули кушанья, за которые они с удовольствием принялись.

Позже у края окна в крыше повисли три звездных шара, светившихся при дневном свете, хотя и не горевших. Шары пропели им какую-то мелодию. Как будто звучали два женских голоса и старомодный струнный инструмент.

Почему-то это вызвало у Шона и Дирна громкий смех. Пока они тряслись от хохота, не в состоянии вымолвить ни слова, дверь комнаты открылась, и трое или четверо живых Детей Смерти с большим достоинством вошли в помещение. Это показалось юношам тоже смешным, и они захохотали еще громче.

Дети Смерти, очевидно, не привыкли к тому, что над ними смеются. Их лица напряглись, стали неприветливыми и нервозными. Они замахали золотыми кинжалами и сорванными цветами, но даже не пробовали их остановить. Когда спектакль, наконец, закончился, один из юношей, со снежно-белыми волосами, шагнул вперед.

— Нас радует, что вы проснулись в хорошем настроении.

После недолгой паузы, девочка с фиолетовыми волосами сказала:

— Мы ночные существа. Но Крей попросил нас сопровождать наших гостей также и днем. Пойдемте! Вы можете прогуляться по нашему городу.

— Б-большое спасибо, — заикаясь, ответил Шон и хлопнул руками перед лицом.

За язвительной сладкоречивостью он видел их страх, и мог объяснить его. Племя Крея боялось его. Это была лучшая шутка из всех. Не менее забавным было то, что Дирн и Шон в одеждах Трясины Крея в зеркале едва отличались от племени Крея.

По лестницам великолепного дворца они спустились вниз и вышли в прекрасный город, который возвышался над ними блестящими башнями, украшенными цветными окнами.

В просторном дворе, выложенном зелеными мраморными плитами, прыгала стая черных ворон. На шее у них были серебряные цепочки, закрепленные за маленькие серебряные стержни в мраморе. Их держали здесь только потому, что они были символом Крея. Придворные Крея защебетали и бросили им из золотых корзинок куски мяса, после чего вытерли руки разукрашенными салфетками.

Как и было обещано, они гуляли по городу, и у Дирна ничто не болело.

Город таил в себе чудеса.

Была, например, особенная башня. Возле нее вставали на землю, и земля плавно поднималась до купола. Внутри другого дворца росли деревья, на которых сперва проклевывались почки, затем распускались листья и сразу после этого созревали плоды. Потом все стряхивалось и начиналось снова. Сброшенные листья и плоды образовывали ковер, который не истлевал, и, несмотря на это, не казался глубоким. Они видели фонтан, изображающий своими струями птиц, зверей и человеческие фигуры. Сад, в котором цветы были больше или меньше обычного, и не увядали после того, как их срывали. Показали им латунную трубку с головой дракона на конце, из которой в воздух вырывалось светлое холодное пламя.

— Есть еще много достопримечательностей, — говорили Дети Смерти.

На улицах кроме них никого не было.

Они привели Шона и Дирна к круглому сооружению, которое вращалось и пело. Они продемонстрировали им шар, который нырял в ручей и выскакивал с другой стороны. Они показали им внутренности четырех или пяти гигантских разрезанных зверей. Дом, где двери рассказывали истории, открываясь сами собой. Неожиданно они вышли на широкую, мощеную гипсом улицу, и девочка с фиолетовыми волосами быстро сказала:

— Это плохая дорога.

Улица вела вниз с холма. У его подножия участок темного, густого леса был огорожен высокой стеной.

Двустворчатые ворота были закрыты. Между деревьями виднелись светлые силуэты камней…

Дети Смерти беспокойно завертелись.

— Пойдем! Здесь ничего нет.

Это означало, что там что-то было.

Шона бросило сначала в жар, потом в холод, как будто он стоял под душем в волшебной ванне. Либо потому, что он догадался, либо потому, что дух, околдовавший его, знал это. Откуда приходят эти духи, которые делают одержимыми? Ответ был здесь.

Там, внизу, между деревьев (главная нелепость Мертвого Угла, если это действительно было местом смерти), находилось кладбище.

Глава 8

ДОЧЬ КРЕЯ

Шон пристально смотрел на придворных Крея. Они не назвали своих имен; фактически не прозвучало ни одного имени, кроме имени «Крей». Однако в их улыбках сквозил страх. Шон кивнул в направлении того, что он определил как кладбище Трясины Крея, и вежливо сказал:

— Та стена интересует меня. И лес, который она охватывает.

— Нет… — ответил юноша.

Шон пожал плечами.

— Не беспокойтесь, Дирн и я можем пойти одни.

Он подмигнул Дирну и они в ногу весело зашагали вниз по гипсовой улице.

— Стойте! — закричала девочка с фиолетовыми волосами.

Шон повернулся и отвесил едва заметный элегантный поклон. Дирн и он пошли дальше. Никто не кинулся вслед за ними. Очевидно, придворные пребывали в затруднении. И, видимо, у них не было антипатии к кладбищу Смерти.

— Ну, что здесь такое? — спросил Дирн чуть погодя.

— То, о чем мы говорили перед этим. Место пребывания одержимости, духов Трясины Крея: место погребения.

— Откуда ты это знаешь?

— Моя одержимость знает это.

— Да, теперь, когда ты это сказал… я верю, я тоже так считаю, даже знаю. Но почему свита Крея боится, что мы это найдем?

— Потому, что это окончательное доказательство того, что они обыкновенные и уязвимые живые. Сверхъестественно живые. Мертвые не нуждаются в таком месте.

Стена была белая и высотой около трех метров. Они подошли к закрытым воротам. Створки их были сделаны из матового необработанного золота. На них было выгравировано два узора, черным по золотому, один — зеркальное отражение другого, вместе составлявших целое, так как ворота были закрыты. На рисунке были листья, нарциссы и другие цветы, а в середине они образовывали какую-то странную картинку. Нижняя ее часть чем-то походила на лошадиную голову или голову змеи. Виднелись уши, или это были листья, из которых она вырастала. Над нею высились рога и между ними — как будто лицо и плечи девочки с длинными волосами. Над головой девочки был изображен цветок, напоминавший стилизованное крыло ворона. Все эти детали были чернее, как будто их добавили позже. По обе стороны узора были нарисованы черепа, тоже вроде бы недавно.

Они рассматривали рисунок несколько секунд, затем Шон толкнул ворота, но они даже не шелохнулись.

— Через стену? — спросил Дирн. — Я не знаю, сумеет ли моя удивительно безболезненная нога сделать это вместе со мной…

— Или перелететь, — сказал Шон. — Я все время спрашиваю себя, почему они пользуются летающими лошадьми, если у них есть способность летать? Почему они все время ходят пешком? Они должны иметь эту способность, не так ли, если мы ее изначально получили от их духов. — Шон уставился на ворота и совсем тихо произнес. — Откройся!

Обе створки распахнулись, и, когда они далеко разошлись, рисунок распался.

— Так легко? — спросил Шон.

— Может быть, и нет. Посмотри-ка на твоих друзей наверху.

Придворные Крея выглядели сбитыми с толку. Они показывали пальцами на Шона и ворота. Минутой позже куда-то понеслась девочка с фиолетовыми волосами.

— Это для тебя не было предназначено и они бегут за помощью к папочке Крею, — сказал Дирн.

Но Шон смотрел на кладбище.

Оно было не таким, как в деревнях, где человека опускали в могилу и забрасывали землей, насыпали маленький холм и иногда ставили разрисованный камень, чтобы отметить место. Королю насыпали холм побольше и в ноги клали его ножи, копья и золото, принадлежавшее ему. Здесь, однако, между аллеями не было никаких холмиков, лишь мраморные статуи, раскрашенные памятники, фонтаны. Это был сад Смерти.

И тут Шон подпрыгнул. Он увидел статую, которая двигалась. Ее зеленая юбка скользила по такого же цвета траве. Волосы вились и были украшены миниатюрными нарциссами. Темные волосы, днем отливающие красным сильнее, чем это было в лесу, редкий, темный оттенок, как загустевшее вино.

Он думал, что никогда ее не узнает. Однако не было никаких сомнений, что это была она. Он каким-то образом знал это, и не только из-за волос. Ее лицо выглядело бледным, и она не видела Шона, но все-таки это было лицо.

— Девочка, — сказал он.

— Я знаю. Я вспомнил о твоем описании. Ты должен пойти и напомнить ей об этом. Я останусь здесь и буду высматривать Крея. Удачи тебе!

Шон не знал точно, как поступить, однако ухмыльнулся и вошел в ворота, бросив через плечо:

— Смотри на меня и учись, как это делают. Очевидно, она не видела, что ворота открыты и не

слышала, как он быстро и тихо приближается к ней по траве. Она стояла возле мраморной статуи и смотрела в синеву. Шон остановился примерно в метре от нее. То ли из мстительности, частично потому, что больше ему ничего не пришло в голову, он громко и пронзительно крикнул:

— Дочь Крея!

Она резко обернулась. Она была белее кости и казалась перепуганной насмерть. Ему стало жаль ее. Но тут он подумал: почему я должен жалеть кого-то из племени Крея?

— Ты, — сказала она. Было видно, что она больше ничего не скажет.

— Я. Ты тоже вспомнила?

— Уходи! — сказала она вяло и слишком поздно.

Он пропустил это мимо ушей.

— Ты предупредила меня в лесу. «Не ходи домой», — сказала ты. Справедливое предупреждение. Если бы ты знала, что я приду в ваш город, ты бы меня об этом предупредила?

— Ты, должно быть, дурак, — сказала она. — Или сумасшедший.

— Конечно, сумасшедший. Каждый, кого коснулся Крей, становится сумасшедшим. Обычно их забивают камнями родственники и друзья, прежде чем они смогут использовать это волшебное состояние.

— Но ты-то жив.

— Счастливчик Шон! Он сумел уйти.

— Шон, — сказала она. Казалось, она собирается что-то добавить, но промолчала. — А там еще один, не так ли?

— Дирн из Пещерного Города. А тебя как зовут?

— Этого я тебе не выдам, — сказала она.

— У меня все еще голубые глаза, — сказал он недружелюбно. — А вот ты изменилась. Ты надела лицо.

Она покраснела. Ее лицо было красивым и открытым, в противоположность другим лицам Трясины Крея. Ее смущение было настоящим.

— Мы носим маски, когда выезжаем из города. С одной стороны зеркало, а с другой все видно.

— Еще одно волшебство, — сказал он. — Зачем?

— Чтобы пугать дураков, которые блуждают ночью по нашим лесам, — насмешливо сказала она.

— Это действует, моя дорогая, — сказал он.

Она была моложе него. И если он все еще сомневался, состояло ли племя Крея из мертвых или нет, то насчет нее он был совершенно убежден, что она живая.

— Я бы хотел прогуляться вглубь, — сказал Шон, — и найти могилу того особенного духа, которого вы ночью берете с собой, когда встречаете нас. Духа, который заколдовал меня и столь многому научил.

— Ты все еще этому веришь, да? — сказала она с презрением.

Шон пристально посмотрел на нее, но она продолжала дальше:

— Я пришла сюда, чтобы не встретиться с тобой, когда узнала о твоем прибытии. Как ты открыл ворота?

— Я сказал:»Откройся!»

Она засмеялась, но это был злой, дурацкий смех придворных Крея.

— Мудрый Шоннор, — сказала она.

— Как ты меня назвала?

Ее темные глаза потеряли всякое выражение.

— Ох! — она оглянулась на могилы и тихо сказала. — Это наша версия твоего чужеземного имени. Как мы бы тебя здесь называли.

— Шоннор, — он прислушался. Звучало необычайно правильно. — А Дирн?

— Уходи! — повторила дочь Крея, медленно удаляясь. Шон не отставал. — Ну, хорошо, если ты хочешь знать. Дирна звали бы… Дирнарас.

— А ты?

Она снова остановилась. Она потупила глаза и сказала:

— Меня зовут Захидда. Ты и так уже много знаешь.

— И ты дочь Крея?

— Все мы тут дочери и сыновья Крея. Мой собственный отец мертв.

— Все-таки Мертвые умирают, — сказал он саркастически.

— Почему ты не веришь, что мы мертвые, а другие глупости тебя не смущают?

— Я знаю это. В Трясине я не видел никого много старше 20 и не видел детей.

Захидда, которая, конечно же, не была никакой дочерью Крея, прошептала:

— Тогда ты должен об этом спросить у Крея.

— Я должен? Статую в розовом зале?

Захидда повернулась к нему спиной.

— Статуя — это его рот. Однако вскоре ты встретишься с самим Креем. Несомненно, еще сегодня.

Шону показалось, что сердце у него остановилось, как в лесу. Дирн рассказывал о встрече с Креем: человеческое тело, голова птицы, ледяной удар сверхъестественной руки. И это хотели они убить.

— Ну, да, — сказал Шон, — Дирн и я предложим ему новые имена. Шоннар, Дирнарас.

Она метнулась к нему и схватила его за плечи.

— Ничего не говори Крею об этом! Никогда не рассказывай ему о том, что я сказала!

Он хотел было высмеять ее, но ее страх сбил его с толку.

— Ну, хорошо. Но почему ты боишься?

— Ты увидишь сам, — сказала она. Она повернулась и что-то крикнула в воздух. Среди сучьев дерева, росшего неподалеку, что-то замерцало. Пять дневных огненных шаров.

Шон очарованно смотрел, как они приближались. В следующую секунду шары зажужжали над его головой, как рой огромных рассерженных шершней. Он протянул руки и почувствовал укол в ладонь. Все еще испуганный, он почувствовал второй укол в щеку. Третий укол он проследил. Это было шелковистое щупальце, появлявшееся откуда-то изнутри шара и наносившее по коже быстрый, но сильный удар и оставлявшее после себя крошечную красную припухлость.

Следующие пять минут были неприятными, и пришлось побегать. Ему удалось раздробить один шар, схватив его и швырнув в нос ближайшей статуе. Четыре остальных, наконец, улетели, после того как нанесли уколы в шею и запястья. Шон крепко выругался, однако не стал утруждать себя поисками Захидды, которая под защитой нападения, конечно, скрылась. Он лишь понял, что она прокричала: приказ шарам напасть на него. Очевидно, он мог бы также отменить этот приказ, как открыл ворота, однако у него не было свободного времени попробовать это.

Первые припухлости уже проходили, однако ощущение жжения осталось.

Он хотел бы задать еще тысячу других вопросов. Она знала это и сбежала; черт бы ее побрал.

Шон оглядел аллею, ведущую к воротам. Девочка исчезла среди деревьев. Может быть, она поднялась в воздух. Он не мог положиться, что его способность не подведет, если он последует той же дорогой. Затем Шон увидел, что у ворот никого нет. Дирн тоже исчез. Шон выбежал через ворота на улицу. Она была пуста.

— Дирнар… — крикнул Шон и осекся. Новый вариант имени Дирна показался ему более легким. И хотя ему было не за что благодарить девочку, кроме как за несколько маленьких красных припухлостей, он все-таки не хотел навлечь на нее гнев Крея. Поэтому он вернулся к прежнему имени и закричал: — Дирн! Дирн!

Никакого ответа. Не было видно и придворных Крея. Пока он болтал с Захиддой на кладбище, Крей прислал подкрепление; стража бесшумно арестовала Дирна — что было в высшей степени необычно — и забрала его с собой. В королевский дом.

Не было никакого смысла вновь утруждать дух одержимости попыткой подняться в воздух. Но и оставаясь на земле, Шон мог сориентироваться; прикинув направление, он побежал во дворец.

Они ожидали в зеленом дворе. Его сопровождающий впереди, за ним девочка с фиолетовыми волосами и еще несколько из тех, кто в последнюю ночь находился в розовом зале. И, конечно, здесь были вороны, бедные, закованные в цепи, прыгающие рабы. Однако, Дирна не было.

Шон прислонился плечом к стене, перевел дыхание и задал само собой разумеющийся вопрос:

— Где Дирн?

Дети Смерти развлекались.

— Ему хорошо.

— Ты скоро увидишь его.

— Но прежде кое-кого другого.

— Кого? — спросил Шон, хотя ответ был ясен. Но они ответили ему.

— Крея, короля. Или Короля Смерти, если угодно. Шон размышлял о жутком страхе Захидды, о своих

планах мести и отсутствии какого-либо оружия. Затем он сказал:

— Я готов.

В душе он сам себя спросил, готов ли он.

Тут все окружили его, гладили его по волосам, снисходительно хлопали по плечам, пока он подавленно не двинулся вперед. Было бессмысленно еще раз спрашивать о Дирне. Встреча с Креем была важнейшим событием, от которого зависело все.

Они вели его к розовому залу. Какое-то мгновение он верил, что все ограничится черной каменной статуей с подвижными глазами. Однако кто-то пробормотал что-то одной из туманных зеркальных стен, и она скользнула вверх в потолок. За нею была чернильно-черная пустота.

— Входи, пожалуйста! — сказали они. Они были обрадованы, так как надеялись посеять в нем страх. Он шагнул прямо в темноту, и стена закрылась за ним, отрезав придворных.

Он видел насквозь трюк Крея с темнотой. Это было нужно для того, чтобы вывести его из равновесия и запутать, и против воли Шона цель была достигнута. Жители деревень ненавидели темноту. Это было время, когда скрючиваются под шерстяным одеялом и ждут, когда вещун прочтет достаточно молитв. И эта темнота шуршала как лес. Хотя Шон немного больше подружился с темнотой с тех пор, как всю ночь провел в лесу, эта ночь за стеной была отвратительной.

Она начала шептать и сыпать холодные снежинки на него. Он был испуган, но ему удалось остаться на месте. Затем что-то поползло по сапогу, вокруг лодыжки, что-то скользкое шмыгнуло вдоль позвоночника: ведьмовские проделки и призраки. В этой темноте, по всей вероятности, не было ничего кроме него. Всю силу воли он направил на то, чтобы стоять тихо.

Через некоторое время неясное ощущения и шепот прекратились, и Шон подумал, что, по крайней мере, эту битву он выиграл. Секундой позже вспыхнул свет, от которого стало больно глазам, и все-таки он был желанным. Шон находился один в каменной комнате. Перед ним была лестница, ведущая наверх и исчезавшая из виду. Не было никакого другого выхода, кроме как подняться вверх по лестнице. Он пошел вперед и стал подниматься.

Сто ступеней. Больше, так как он начал считать лишь примерно после двадцати, увидев, что лестница продолжается. Она окончилась каменной площадкой перед черной дверью из кованого железа. На двери висела золотая колотушка: символ Крея, как и тот, что был добавлен к рисунку на воротах кладбища: свисающий клюв и два распростертых зазубренных крыла.

Шон не стал стучать. Он ударил ногой в дверь, она подалась и, громыхая, отползла от стены вовнутрь.

Огромное помещение, открылось его взгляду. Оно было убрано черными драпировками и освещено дымящимися золотыми сосудами с красным пламенем, висящими в воздухе.

Посреди него стояла девочка в зеленом, опустив голову.

Хотя он все еще хотел с нею посчитаться, он не назвал ее по имени.

— Так-так, девушка, — сказал он, — ты не дочь Крея, но его любимица.

Она не посмотрела на него, но довольно гордо объявила:

— Я наказана за то, что проявила к тебе жалость.

— О, не надо меня жалеть! — съязвил он. Но она удивила его.

— Как же мне не жалеть такого дурочка? — возразила она. Она плакала. Он видел следы слез на ее щеках.

Его изумление все увеличивалось. Он запутался. Если она плакала из-за него, то должна была быть причина.

— Где твой король? — спросил он.

— Он стоит позади тебя.

Шон резко обернулся, и воздух улетучился из его легких, как будто он получил страшный удар в живот.

— Ступай дочка! — сказало создание, которое стояло так же близко, как перед этим Захидда. Шон слышал шуршание ее юбки по полу, когда она шла, но не повернулся, чтобы взглянуть на нее. Глаза его были прикованы к Крею.

Крей был таким, каким его описал Дирн. Но одно дело выслушивать рассказ, и совсем другое — стоять от него в двух шагах.

Он был не таким большим, как статуя в розовом зале, примерно около двух метров. Он был одет в черное и золотое, оттуда торчали длинные, одетые в перчатки, усыпанные драгоценными камнями руки. Одеяние скрывало ноги, если это были ноги. Голова была головой ворона. Масляно-блестящее жабо из перьев на шее, гладкий черный выступ лица, угольно-черный клюв. И сверкающие, как темные рубины, глаза. Это не была маска, это было живым — плоть и кровь, перья и глаза. И когда клюв открывался, оттуда вылетали человеческие слова, нечеткие, но слышимые, и вместе со словами вырывалось отвратительное зловоние.

Одетые в перчатки руки были руками у короля. Они могли угрожать Шону ножом или веревкой. Но клюв — он мог его буквально разрубить на кусочки.

Глава 9

ШУTKA КРЕЯ

— Что скажешь? — спросил Крей.

— Мы уже разговаривали, — сказал Шон. Больше он ничего не смог из себя выдавить, и это прозвучало грубо.

— Да, но не так приятно, как здесь.

Ну, нравлюсь я тебе теперь, когда ты меня увидел? Считаешь ли ты меня красивым?

Крей начал медленно двигаться вокруг него. Он поймал себя на том, что поворачивается вокруг своей оси, чтобы все время видеть это омерзительное птичье лицо.

— Ну, — сказал Крей, — ты можешь меня не бояться. Ты нашел дорогу в мой город, чтобы посетить меня, не так ли? Может быть, чтобы предложить мне свою службу, как какому-нибудь свиному королю из ваших убогих деревень на террасах. Или тебе рассказали, а ты не поверил, что мастер Смерть живет здесь, мастер Смерть с вороньей головой и властью?

Шон был не в состоянии владеть собственными мыслями. Как будто Крей заковал в цепи его язык и разум. Это было больше, чем страх. Это был род инстинктивной антипатии, так как подобное существо не имело права существовать в этом мире. Но только не в мире безумия.

— Я разочарован, — прогнусавил Крей. — Я слышал, ты слывешь бойцом, преданным своим друзьям.

Это было ключевым словом, вернувшим Шону память.

— Где Дирн? — спросил Шон.

— Наконец-то! — сказал Крей. Половинки черного клюва щелкнули друг о друга, затем снова раскрылись. — Дирн заперт в глубоко спрятанной комнате. Дай мне сказать. Я готов принять тебя в мой город при условии, что ты заслужишь свое место. Ты должен быть голубоглазым героем. Ты должен бороться. Я выберу из рядов моего племени бойца. Если ты его убьешь, Дирна освободят, и вы оба станете моими сыновьями, детьми Смерти. Но если мой боец победит тебя, Дирна убьют. Боец, конечно, убьет и тебя, юный воин. Это именно борьба не на жизнь, а на смерть.

— А если откажусь? — спросил Шон.

Это был риторический вопрос, на который Крей лишь ответил бы: тогда Дирна убьют сразу. И правильно, это именно его ответ.

— Считай это, — добавил он, — моей шуткой.

— Ты…

— Нет, нет! Не наноси оскорблений, в чем ты позже будешь раскаиваться. Теперь, когда ты снова обрел свой голос, используй его с умом. Ты единственный в своем роде. До сих пор никто из тех, кто видел нас в лесу, не уходил далеко от смерти. Тебе повезло. Поэтому я тебе сразу даю преимущество.

Сердце не помещалось у Шона в груди, казалось, оно стучит ему в уши.

— Ваши волшебные силы заразны, — сказал он, — и…

— Ах, да. Дух, которым, как ты веришь, ты одержим, и который учит тебя нашему волшебству. Мой друг, по сравнению с Креем и его двором ты не более, чем младенец. Тем не менее ты можешь во время поединка извлечь немного пользы из того маленького волшебства, которым ты владеешь.

Пот покрыл тело Шона, как вязкая роса, и его тонкая одежда приклеилась к нему. В Трясине Крея он танцевал, когда нужно было бежать, зевал, когда нужно было быть начеку. Все происходило легко, он был уверен в себе и теперь должен за это расплачиваться — так, как ему назначат!

Стоя напротив этого мерзкого чудовища, он все еще не мог спокойно думать о Дирне или о том запутанном положении, в которое попал.

— Ну, если у меня нет другого выбора… — сказал Шон и откашлялся. — Что я должен делать?

— Следуй за мной, — сказал Крей. — Твой король милостив и поведет тебя.

Из отделанной черным комнаты они вышли в черную шахту. Над пропастью была натянута латунная решетка. Крей встал на решетку, Шон последовал его примеру. Решетка медленно опускалась в шахту.

Чудеса города не слишком впечатляли Шона. Его ярость вернулась, и он был рад этому. Когда он был в ярости, он мог забыть свой страх. Когда он был в ярости, он мог бороться и побеждать, так же, как в деревне Трома. И все точно рассчитывать.

Они опустились на дно шахты. Железная дверь откатилась в сторону и они прошли в нее.

За ней был коридор, в конце которого мерцал свет. В той стороне раздавался барабанный бой. Они вышли наружу.

Они находились на балконе одной из башен дворца с лепестковой крышей, а под ними расстилался парк, в котором ночью паслись летучие лошади. Теперь он был заполнен Детьми Смерти, пестро одетыми, сверкавшими драгоценностями, кричащими и махавшими им или королю Крею.

— Как все-таки прекрасно, когда тебя любят! — сказал Крей. Он помахал рукой, при этом его кошмарный профиль повернулся в ту и в другую сторону. — Нам лучше сойти вниз.

И Крей прыгнул с балкона в воздух.

После отважного прыжка он рывком выпрямился. Он грациозно падал, а шум под ним перешел в вопль восхищения. Через минуту Крей обратил свои красные глаза к Шону.

— Ты идешь? — спросил Крей.

Шон почувствовал, как вся кровь отлила от его лица. Он вскочил на балюстраду и бросился вниз. Одержимость на это не откликнулась. Крей лишил Шона спасительного влияния. Воздух свистел вокруг него, опьянял, и он закричал… И тут Крей поймал его. Не руками, нет, — волшебной силой. Шон висел в небе, он был спеленут властью Крея, которая опускала его на землю сантиметр за сантиметром.

Повсюду слышался безудержный хохот, и мишенью для насмешек был Шон.

Шутка Крея.

Шон стоял на траве, дрожа и мрачно озираясь. По его самолюбию был нанесен болезненный удар. Сдержать раздражение было тяжело, но он должен был это сделать. Он посмотрел на лица вокруг себя, и вновь в нем вспыхнула ярость.

Крей опять исчез; очевидно, он потерял к Шону интерес. Придворные Крея окружили Шона. Его вели по траве к деревьям. Там стоял голубой балдахин, натянутый на золотые колья. Они завели его внутрь и стали одевать, как куклу: пристегнули ремнем кольчугу из позолоченных металлических колец, затем подавали разные предметы: большой нож, скорее меч; прямоугольник из голубого лакированного металла с золотым тиснением: щит. «Голубой, как твои глаза», — прошептала одна из девушек. Он вспомнил о том, что за их вежливостью крылся страх, но сейчас страха не было или он был хорошо замаскирован.

Они не выказывали страха, когда присутствовал Крей. Шон был запуган их королем и выставлен на посмешище. Крей сделал это достаточно хорошо. Так Шона вооружали на этот поединок и смеялись над ним, уверяя, что будут носить его цвета, чтобы воодушевить его.

Его раздражение вылилось в глухую, клокочущую ярость, и он цеплялся за нее. Ему могли помочь только ярость и надежда завоевать свободу для Дирна. И воспоминания о Захидде и обо всех несведенных счетах.

О присутствии Крея он попробовал забыть. Можно было думать, что не следует верить тому, что Крей говорил или обещал, а можно было предположить, что Крей был более человечным, и притом неуязвимым — во всяком случае, эти гложущие сомнения должны были подождать.

Однако Креем было предписано ему сражаться длинным ножом с золотой рукояткой и с лакированным щитом — шутка, так сказать.

— А вот шлем, чтобы защитить глаза и голову.

Он уставился на шлем. В отличие от меча и щита он казался чужеродным.

— Но тогда я буду замаскирован, как и вы, — сказал он.

— Таким образом мы защищаем себя при поединках, — ответили ему певучими голосами. — Кому охота иметь обезображенное мечом лицо?

Шлем был из золота и закрывал всю голову и шею. Лицо скрывалось за этим водяным зеркалом, которое они носили в лесу, и сквозь которое, как они уверяли, можно было отлично видеть.

Он не слишком сопротивлялся, так как было бессмысленно обращать внимание на такие мелочи. Они нахлобучили шлем ему на голову и пристегнули его. Теперь перед его лицом находилось зеркало, и он прекрасно мог видеть, как они разговаривают. Напротив носа и рта находились крохотные отверстия, через которые он мог дышать и говорить, хоть это и звучало глухо и непривычно.

Чего он меньше всего хотел, так это быть похожим на одного из них.

Вновь затрещали барабаны.

— Идет воин короля! — закричали придворные.

Шон тоже посмотрел. Он не мог бы сказать, кого ожидал увидеть: гиганта или какого-то другого волшебного монстра, которым он будет, без сомнения, побежден. Вместо этого он увидел молодого человека, такого как он сам. Это был юноша со снежно-белыми волосами, который утром гулял с Шоном и Дирном по городу. Юноша, над которым они посмеялись.

Теперь он гордо шествовал в кольчуге, и нес такой же золотой шлем под мышкой. Он неуклюже поклонился.

— Я заранее сожалею о твоей смерти, — сказал беловолосый.

— Я могу ответить тем же.

— Ну, я удивляюсь твоему бахвальству. Конечно, я имею преимущества, так как привык к этому оружию. Мы регулярно занимаемся спортом с мечом и щитом.

— Хорошо. Тогда ты проживешь немного дольше, чем я предполагал.

И вдруг Шон подумал: «Верно, ведь я должен его убить» Мысль эта была горьким лекарством, которое он должен был проглотить. Еще ни разу в жизни он не убивал человека. А те потасовки, что он устраивал с друзьями, были бурными, но без злого умысла.

Однако беловолосый герой Крея самоуверенно прошествовал мимо. Шон тоже было пошел, но его оттянули назад.

— Подожди барабанного сигнала, нетерпеливый!

Дети Смерти хихикали.

Воин исчез среди деревьев, и все погрузилось в глухую тишину. Птицы пели, но короткими, печальными трелями. Было жарко. Деревья вокруг балдахина, да и весь парк, казалось, вибрировали в болезненном напряжении единственного, сдерживаемого всеми силами вздоха.

Шон переминался с одной ноги на другую. Клинок в его руках стал блестящим от пота. Он проклинал их и их хихиканье; казалось, они от души наслаждались шуткой своего короля.

Барабанный бой. Он разорвал день на две части: что прошло и что должно было случиться. И теперь он не мог пошевелиться. Он прирос к земле. «Убить его, — думал он. — Может быть, я сам умру». Однако с этой мрачной перспективой к нему вернулось его мужество, которое было так необходимо, его инстинкт выживания. Он вышел из-под балдахина и пошел между деревьями по траве парка. Дети Смерти следовали за ним по пятам.

Поле боя было четко очерчено и он сразу увидел его. Большое зеленое поле в окружении придворных, похожее на цветочную клумбу. Оно находилось примерно в 200 метрах ниже по склону. Воин Крея уже стоял на поле и блистал в солнечном свете своими доспехами, как украшенный драгоценный жук.

Размеренными шагами Шон двигался по полю боя к жуку, а его сердце так же размеренно ударялось в груди, трижды в каждый шаг.

Он достиг края толпы. Что-то мягкое коснулось его руки, и он посмотрел туда. Они забрасывали его цветами, оставляя узкий проход для него, — чтобы он убил или был убит.

Он стоял в открытом поле. Воин находился примерно в 200 метрах от него, а может быть, в 10 или 12. Все произошло слишком быстро. Шону нужно было больше времени. Чтобы вдохнуть полной грудью, подумать. Но никто бы не позволил ему этого. Воин был одет так же, как и он, только щит на его левой руке был красным. Красным, как глаза Крея.

Шон осознал, что последние секунды растрачивает на то, что озирается и ищет Крея. Он не нашел его — да это уже и не имело смысла. И тут вновь забили барабаны.

Солнце слепило, отражаясь в металле. Шон бросился на противника.

Бой начался, и даже если Король Смерти отсутствовал, сама смерть, несомненно, была здесь.

Толпа почти сразу начала кричать. Они разделились в соответствии с цветами — голубым и красным. Они заключили пари на победителя, как это делали мужчины в деревне, когда два пса бились из-за самки или кости.

Никогда прежде он не пользовался мечом и щитом. Однако это не должно было его беспокоить. Ведь это дух, который его околдовал, сражался таким способом: меч — в правой руке, щит — на левой, и дух будет руководить им, если он отдастся ему. Дух всегда будет руководить им, если он позволит ему, действительно этого захочет и будет поддаваться. Подобно тому, как он взлетел со скал над пещерой Дирна, вызвав дух Трясины Крея.

Меч противника ударил его. Это был плохой удар, и Шон решил, что беловолосый юноша играет с ним для увеселения толпы, опускаясь до его уровня, передразнивая неуклюжесть Шона. Ладно, он будет беречь себя.

Шон резко ударил по ноге воина и пролетел мимо него. Теперь их разделяло метров двадцать. Он выбросил все постороннее из головы и сконцентрировался на мече и щите и на духовном противоборстве с противником. Дух должен был отвечать за то, чтобы спасти его жизнь; он хотел, чтобы Шон жил, так как он поселился в нем. Крея не было здесь, чтобы этому помешать. Ну, давай же! Быстро! Покажи мне, как!

Воин ринулся на него. Как и прежде, Шону показалось, что бег его крови вдруг изменился. Внезапно он почувствовал щит и меч так же, как он чувствовал свои собственные руки, свое тело. Он рьяно бросился навстречу атакующему противнику.

Шон остановил протянутый клинок краем щита, и когда тот соскользнул, рассыпая дождь искр, нанес удар. Меч царапнул кольчугу воина Крея, не повредив ее. Это было еще одно, на что он должен был обратить внимание. Лишь удар большой силы мог рассечь кольца. В ближнем бою он должен был целиться в узкую полоску оголенной шеи между шлемом и кольчугой, или в незащищенные ноги, или в более слабые кольца под руками, или в застежку вдоль позвоночника.

Клинок воина вновь взметнулся над ним. Шон выбросил свой клинок вверх. Мечи лязгнули друг о друга, на миг скрестившись, и, звеня, разлетелись. Рука Шона загудела от этого столкновения. Вроде бы какое-то постороннее воспоминание мешало ему: подумалось, что глаза воина могли выдать его действия в бою мерцанием зрачков в момент, когда произойдет опасный или особенно замысловатый выпад. Может, для того Крей и замаскировал своего воина, чтобы скрыть предательские глаза? Но Шону показалось, несмотря на слова Крея, что придворные мужчины сражались, не маскируясь.

Неожиданно воин Крея упал на одно колено, благодаря чему его красный щит ушел далеко вниз. Шон был недостаточно осторожен. Красный щит находился теперь в горизонтальном положении под его собственным — последовал удар снизу. Шон зашатался, беззащитно открываясь противнику, потерял равновесие, и его меч опустился. А воин бросился на него.

Казалось, возникла огненная дуга: меч героя свистел в небе, чтобы обрушиться на уязвимое горло Шона. Голова Шона против его воли откинулась назад, и тем самым еще сильнее оголилась шея. Шатаясь, как сломанная палка, он видел над собой мерцающую, свистящую сталь, и ему казалось, что невозможно отклонить ее или увернуться.

Но в самый последний миг инстинкт — скорее, инстинкт королевского воина из деревни, чем рыцаря — подсказал единственное движение, которое, могло его спасти. Он прекратил попытку удержать равновесие, так как меч приближался к его шее, и вместо этого неуклюже упал вниз.

Удар меча настиг его, и он почувствовал его огненный укус, но не на горле, а на груди. Кольчуга уберегла его от гораздо худшего, чем болевой шок, от которого он лишь запыхтел.

Он упал на траву. Хотя он был оглушен мечем и падением на землю, он нашел в себе достаточно сил, чтобы откатиться назад. Он слышал, как меч героя воткнулся в землю там, где еще мгновение назад был он. Прежде чем он снова вскочил, меч опустился в третий раз. Удача улыбалась ему недолго, и в этот раз клинок остудила кровь.

Удар пришелся по лодыжке Шона, рана была незначительной и неглубокой, но потеря крови могла значительно ослабить его и притупить сообразительность. Теперь он должен был спешить, поскольку был раненым и каждую неиспользованную минуту как бы дарил противнику.

Снова встав на ноги, Шон увидел меч противника, красный от крови, как и его щит. Меч качался перед его глазами туда и сюда. Качание меча предвещало следующий удар, нацеленный в грудь, и было, конечно, лишь финтом. Шон понял это. Он поднял щит вверх, как будто защищаясь от удара. Меч противника отклонился, чтобы кольнуть под поднятую руку Шона: еще одно уязвимое место. Но Шон уже отклонил свой щит в сторону, отражая удар. Когда меч грубо стукнул по выпуклости щита, Шон тоже сделал выпад, направляя клинок под поднятую руку своего врага, где были более слабые кольчужные кольца.

Это означало бы конец боя и конец воина Крея.

Шон не слышал шума толпы, вообще забыл о толпе. Мир сжался до размеров клочка зеленой травы, где бились два воина, один из которых должен был умереть. Но теперь шум проник в этот мир, и произошло это потому, что качество его изменилось. Это уже не было шумом толпы. Из сотен голосов, требовавших крови и смерти, выделился один единственный голос, который кричал:

— Нет! Нет, Шоннор, НЕТ!

Шон споткнулся и замер. Его глаза были прикованы к противнику. Нужно было оторваться лишь на краткий миг. Но именно этот миг был решающим, а крик — слишком внезапен. Черная летучая лошадь вынырнула из толпы Детей Смерти, и ее светлые подковы засверкали в воздухе. А в блестящих, как звезды, стременах стояла с протянутой рукой, будто хотела что-то бросить или схватить его девочка в зеленом, как трава платье, и кричала:

— Нет, Шоннор!

Что-то внутри Шона щелкнуло, как щелкает сустав, возвращаясь в правильное положение. Хотя он как бы знал, что тот этого не сделает, он обернулся к противнику, чтобы защититься от нападения. К его удивлению, герой тоже был в смущении, обескураженный криком Захидды. Прежде чем хоть какая-то мысль или сомнение возникли в нем, клинок Шона, как будто сам собой двинулся вперед. Он пронзил слабую кольчугу воина ниже поднятой руки, как и было изначально задумано.

Шон достаточно побывал на кабаньих охотах в лесу, чтобы знать, что пронзил сердце. С дрожью, полной отвращения, он почувствовал, как живая машина сломалась и ее сила потекла по мечу.

Воин Крея рухнул в траву. Задыхаясь, Шон склонился над ним. С отвратительным чувством триумфа победителя он снял шлем своего противника и отбросил его в сторону. Сперва он подумал, что глаза изменили ему. Волосы были не белые, как он помнил, а золотого цвета, как и шлем. Помедлив, он отбросил волосы с лица. Это было лицо Дирна. И он был действительно мертв.

Шон упал на колени. Он смотрел на воина Крея и пытался осмыслить произошедшее, изменить его.

Он не слышал топота копыт, не волновал его и голос девочки, непрерывно повторявшей: «Торопись, торопись! Ты не можешь здесь оставаться» И вдруг Шон подумал, что ее крик был причиной того, что произошло. Он повернулся и ринулся к ней, вскочил на лошадь и лошадь взмыла в воздух сквозь ветер, поднятый крыльями. Девочка плакала. Она плакала и тогда, когда он видел ее в последний раз.

— Я пыталась тебя остановить, помешать тебе… — лепетала она. Ему хотелось схватить и трясти ее, сделать ей больно, объяснить ей, чем обернулось ее волшебство против него. Но ничего такого он не сделал, потому что каким-то образом он уже все знал.

Небо было широкой голубой долиной. Фантастическая скачка по ней делала нереальным все остальное. Мертвое лицо Дирна могло быть иллюзией, новой маской.

Вдали возникла башня с разноцветными окнами, которые раскрылись при их приближении, и они влетели в круглую комнату высоко над крышами Трясины Крея.

Захидда сказала лошади какое-то слово, и та в ответ опустила крылья и тихо стукнула копытом по ковру, покрывавшему пол. Еще одно слово стеклянным ставням — и они с щелканьем закрылись. Затем еще одно слово самой комнате — и как будто повеяло тонким, легким запахом. Волшебством, которое она создала.

Она опустилась на пол.

— Здесь ты некоторое время в безопасности. Я лучше других в этом городе разбираюсь в том, что касается волшебства. Но, конечно, не как Крей. — Ее слезы высохли, она собралась и тихо сказала Шону. — Крей рассказал мне, что он задумал. Шутка заключалась в том, что ты должен был бороться за свое место при его дворе, а Дирн — за свое. Но когда Крей ушел, я вдруг догадалась, что означает эта шутка. Крей отвратительный и жестокий. Ты понял, что он сделал?

Шон, сидевший на лошади и разглядывавший ее шелковую гриву, сказал:

— Да, я понял это. Кто-то подошел ко мне в кольчуге и без маски, а потом ушел, а я должен был ждать барабанного сигнала, прежде чем схватиться с ним. Он перед этим подходил к Дирну, и так же заставил его ждать. Дирн, как и я, был где-то спрятан, но ближе к полю боя. Он тоже не мог видеть, куда исчез воин. Я думаю, Крей рассказал Дирну, будто поймали меня и что меня освободят, если Дирн выиграет бой. Мы были замаскированы, встретившись на поле боя. Каждый из нас, естественно, считал другого тем человеком, которого только что видел. Но когда ты прокричала мое имя…

— … Дирнарас… Дирн… понял… трюк, — сказала Захидда. Голос ее звучал твердо и горько. — Это я сглупила. Я должна была прокричать оба ваших имени.

— Да, — глухо сказал Шон. Он начал считать волосы в гриве лошади. И вдруг перестал. — Но ведь Дирн не мог сражаться. У него была покалечена нога…

— О, — сказала она, вздохнув. — Мы дали ему лекарство, чтобы избавить от боли, а затем применили волшебный прибор, выпрямляющий и укорачивающий ногу, чтобы он мог прямо и проворно передвигаться. Крей даже дал Дирну преимущество. Все это я узнала от проклятых дураков из этого города. Проклятые дураки, один из которых — я. Я думала, Крей не все мне рассказал, так как предвидел, что вопреки своим намерениям я не смогу не помочь тебе. Но в конце концов я все же помогла Крею.

— Почему он это сделал? — спросил Шон. — В наказание?

— Да. И еще, чтобы сломать ваш дух и лишить вас мужества — кто бы из вас ни стал победителем. Конечно, он понял, что когда-нибудь вы захотите убить его. Он боялся вас. Он боялся Дирнараса. Да, Крей боялся. Но в этот раз он был проворней. Он убил твою инициативу. Теперь ты больше не сможешь напасть на Крея. Твое сомнение — лучшее оружие, которое он смог бы выковать.

То, что она сказала, не имело смысла. Так же, как пересчитывать волосы в лошадиной гриве. Смерть Дирна настолько запала ему в душу, что никакое событие не могло вытравить мысли об этом.

Шон соскользнул с лошади. Он стоял и смотрел на бесконечные блестящие стены комнаты. Девочка выплакала ему все свое горе, и больше ничего нельзя было поделать.

Но Дочь Крея не оставляла его в покое.

Откуда-то она принесла воду, промыла и перевязала раны, нанесенные рукой Дирна. Хоть что-то от Дирна останется, кроме воспоминаний. Шрам. Два шрама. На теле и в душе. Но, может быть, и ненадолго. Крей не всегда будет далеко. Шон понадобится ему. Король Смерти… И как Шон мог когда-то мечтать о том, чтобы проткнуть его?

— Нет! — сказала Захидда. — Хватит!

Он решил, что он проговорил свои мысли вслух, и это было страшным оскорблением, которого он не мог вынести. С невнятным рычанием он ринулся на девочку, чтобы ударить ее. Но ее лицо было таким же белым и ненавидящим, как и его собственное.

— Послушай! — закричала она ему. Она схватила его за волосы и дернула. Боль вонзилась ему в голову и почти ослепила его. — Разве ты не видишь, что я готова рисковать ради тебя? Не стыдись меня. Не стыдись самого себя. Если бы у тебя была возможность, ты бы попытался снова его убить?

— Кого? — простонал Шон, отдирая ее руку от своих волос.

— Кого?! Крея! Волшебника из Трясины Крея!

Горячая красная боль в голове вновь сделала ее ясной. Нужен был толчок, чтобы разбудить его ярость и упрямство.

— Но я не могу себе представить никакой возможности. Открой мне ее! — прошептал он.

Она гордо вскинула подбородок, как будто сама выиграла бой.

— Я могу.

Глава 10

КНИГА ЗАХИДДЫ

Захидда положила ладонь на то место стены, где был выгравирован цветок. Крестообразная часть стены сразу откатилась вверх вместе с цветком, и образовался люк. Захидда запустила туда руку и вынула золотой ящичек, украшенный драгоценными камнями. Этот предмет она положила перед Шоном на маленький стол.

— Что это такое? — удивленно спросил он, ведь они говорили о том, как убить Крея, но что можно сделать этим золотым ящичком?

— Книга, — ответила Захидда, тем самым еще больше запутав его.

— Как может пригодиться мне книга?

— Больше, чем ты думаешь, Шоннор!

— Как, ведь я не умею читать? Жители деревень, если им надо было что-то сообщить, рисовали картинки. Но книг у нас никогда не было.

Захидда наморщила лоб. Она нагнулась вперед и расстегнула пару застежек на боку книги. Подняла обложку и откинула ее назад. Между обложками лежала одна единственная белая дощечка, абсолютно пустая.

— Хватит с меня шуток, — сказал Шон.

— Коснись книги твоим правым указательным пальцем, — сказала Захидда.

— И что тогда?

— Сделай, и ты увидишь.

— Я должен тебе поверить?

— Собственно, больше нет никого, кому бы ты мог поверить.

— Чья это книга? Твоя?

— Не моя. Это книга города. Я нашла ее случайно. Она была спрятана в стене. Я часто опускала свою руку на цветок. Однажды, когда я сделала это в вечерних сумерках, стена открылась.

Шон посмотрел ей в лицо и решил, что она не лжет, хотя она говорила странные вещи.

Он коснулся книги так, как она его просила.

Белая табличка перед ним ожила. По ней понеслись краски, фигуры. Шон отдернул руку назад, и табличка снова опустела. Он вновь посмотрел на девушку. От нетерпения она кусала губы и озабоченно смотрела на него. С преувеличенной осторожностью он снова положил руку на книгу.

Вновь началось чередование форм, и он не мог ничего понять. Пока с доски к нему не обратился мужской голос.

— Сейчас я сделаю это сообщение, — сказал голос Шону, — и я должен быть краток, так как у меня мало времени, лишь столько, сколько могут действовать мои заклинания. Моя волшебная сила теперь слаба, как это случилось со всеми нашими волшебными силами в этом городе. Мы находили удовольствие в роскоши и не развивали наши способности, растрачивая их лишь на ничего не значащие забавы и нелепые идеи. По этой-то причине пришедшее из пустыни ужасное войско и смогло нас победить; злодеи, называвшие себя племенем ворона — его изображение было начертано на их знаменах — и творившие черные дела.

Картина на доске растворилась и изменилась. Теперь это был город, какое-то мгновение ярко блиставший в солнечном свете и вдруг исказившийся; клубы дыма окутывали его башни, а улицы охватила война. По ним маршировала армия, и над толпой, закованной в железо, с окровавленными мечами, трепетали знамена, с угольно-черным символом ворона с раскрытым клювом и с распростертыми крыльями…

— Они такие же волшебники, как и мы, — сказал голос. — Но в то время, пока долина убаюкивала нас своей мягкостью, пустыня преподала вороньему народу свои жестокие уроки. Они учились своему искусству, испытывая голод, жадность и ненависть. Затем они устремились на запад, в этот плодородный край, напав на наш город. И их волшебная сила победила нашу. Падких на развлечения и слабых, какими мы стали, они легко победили нас мечом и колдовством. Они принесли нам поражение и смерть.

Город лежал в молчании, грязный, со следами пожаров, и убитые валялись на улицах и в парках под деревьями.

— Они хотели всех нас убить. Всех, кого могли поймать. Они охотились на нас. На меня тоже охотились, и если я услышу их поступь на лестнице башни, это будет означать, что пришло мое время. Для чего же тогда я говорю все это? Потому что я верю, что Дети Смерти, погрузившись в роскошь нашего города и наслаждаясь ею, вкушая наши удовольствия и забавляясь нашими игрушками, также разрушат свои силы. В конце концов, их волшебные способности уменьшатся, пока совсем не ослабеют, как это стало с нами, и им придется хуже, потому, что их злобная сила иссякнет быстрее, чем наше невинное благодушие. Есть и вторая причина для этого сообщения. Я знаю, что некоторые жители моего города сумели убежать. Где теперь они бродят? Они ушли далеко на восток за реку и лес, так далеко, как только возможно. Они создадут новые поселения в пещерах и на холмах у большой скалистой стены, окаймляющей западную долину. Вороний народ, наслаждающийся здесь роскошью и комфортом, недолго будет их преследовать. После того, как они покинули пустыню, город очень быстро размягчит их каменную твердость. Но что можно ожидать от наших беглецов, принужденных создавать новую жизнь в диких холмах? Их слабые силы найдут там применения. Как только они растратят сокровища своего волшебного города, так заботившегося об их благополучии, они, конечно, снова впадут в дикость. Наверняка они все забудут. Все, что останется в их воспоминаниях от этого города — что оттуда их выгнала война, что там их ждет смерть и что они когда-нибудь туда вернутся. Они будут считать его местом смерти, но не своим собственным. Местом с плохим предзнаменованием. На доске появилось несколько убогих хижин, перед дверями которых горели дымные костры. Мужчины в кожаных брюках и женщины в грубо раскрашенных одеждах бродили вокруг. С презрением взглядывая на восток, они быстро отводили глаза и рычали, как собаки.

— И все же. Такая жизнь вновь сделает их твердыми, грубыми и яростными, так же, как пустыня выковала вороний народ. Они будут желать лучшего, будут о нем мечтать, и я верю, что их силы, которые в сытости стали слабыми, в труде и нужде вновь возрастут, даже если они все забыли. И я также не верю, что дети волшебников когда-нибудь полностью забудут свое наследие. В недрах их памяти, в глубине надежно останется тень воспоминаний. Может быть, даже случится так, что они будут бояться своего наследия как проклятия, поскольку оно будет неуместным в их жалкой жизни. Но все-таки это сохранится и, если получит какой-то толчок, то может вновь заблистать, как блестит извлеченное из илистого ручья золото. И тогда они могли бы без страха вернуться назад и вырвать свой город из лап завоевателей. Тогда он недолго будет оставаться вороньим гнездом, кладбищем, а вновь станет тем, чем был до сегодняшнего дня: Садом короля — Мор-конза Шоннор.

Фигуры на доске исчезли.

— Я слышу внизу шаги, они сбиты с толку моим заклинанием, — сказал голос. — Мне осталось еще лишь несколько минут. Вполне достаточно, чтобы спрятать мою книгу и запечатать замок последним заклинанием. Хватит ли столетнего запрета? Нет, вороний народ может оставаться в силе и дольше. Тогда 300 лет! А потом… я надеюсь на то, что рука, покоящаяся на цветке, принадлежит кому-нибудь из моего народа. Или другу.

Пелена на доске разошлась, как круги на воде в ручье. Возникло лицо мужчины, бледное, искаженное, но гордое и упрямое.

— Итак, ты, кто слышал меня и видел мои картины, закрепленные здесь волшебством, будь мне и моим потомкам другом.

Его волосы были золотыми, как у Дирна. А глаза — такими же, как глаза Шона: голубыми. Затем он закрыл веки и картина растаяла, а доска стала пустой и безмолвной, как вначале.

Захидда протянула Шону серебряный кубок с вином.

— Пей! — сказала она. Ему вспомнилась их первая встреча в лесу. Тогда с ее губ слетело: «Давайте возьмем его с собой», и остальные истерически завизжали от восторга.

И все же он выпил. И вскоре вновь почувствовал, что у него есть тело, кости и кровь, а в груди вместо белесого тумана — сердце.

Девушка вновь мягко обратилась к нему. Очевидно, ей тоже вспомнился лес.

— Накануне той ночи, когда я скакала по лесу по ту сторону реки, я положила руку на выгравированный цветок, стена открылась, и я нашла книгу. Когда я коснулась ее, она заговорила, рассказав мне то же, что и тебе. Когда бы я ее ни коснулась, она говорит те же слова и показывает те же картины. Я не понимала этого. Но я испугалась, и это означало, что какая-то частичка меня поняла это. Так я и ускакала. Некоторые из нас скачут по лесу каждую ночь. Это традиция в Трясине Крея. Наш король вдохновляет нас на это. Если какие-нибудь варвары из деревень в западной части долины отваживаются остаться ночью в лесу, мы должны унизить их. Потом с ними что-то происходит, и их собственные родственники казнят их. Огромное наслаждение… У Крея много таких забав, как эта. Например, никто в этом городе не должен жить дольше 25 лет. Еще недавно он позволял своим людям жить до 35 лет — мой отец был одним из них. В его 35-й день рождения Крей вызвал его к себе и дал хрустальный кубок, наполненный ядом. Мой отец покорно проглотил яд и умер. Тогда мне было 6 лет. Теперь мне 16. Но ужас с тех пор сидит во мне. Другие сыновья и дочери Крея совсем не такие. Они переносят все подобно овцам, повинующимся своему пастуху. Но я с тех пор ненавижу Крея, и моя ненависть, кажется, придает мне волшебную силу или развивает способность воспринимать волшебство города. Потому что волшебен город, а не мы. Волшебник здесь только Крей. Он правит нашей расой 300 лет. Возможно ли это? Да, я верю, что это так. Но почему-то он всегда держал меня возле себя, поступал так, как будто я его любимица, и благодаря этой близости мне стало кое-что понятно, хотя я никогда не отваживалась показать это. Крей чувствует приближение смерти. Поэтому он поставил в зале бессмертную богоподобную статую — памятник самому себе. И он не хочет, чтобы хоть кто-нибудь из нас пережил его. Мы должны принять яд, каждый из нас, когда ему исполнится 25 лет. И мы должны… не можем рожать детей. Он наложил на нас это проклятье.

Она замолчала и посмотрела на Шона.

— Ты должна мне все рассказать, — сказал Шон. Он был оглушен, но какая-то часть его мозга работала, искала.

— Мне немного осталось рассказать тебе, — сказала Захидда. — Я нашла книгу и прослушала ее. Конечно, я держала это в тайне. Я поскакала в лес, и шары прокричали нам, что они обнаружили юношу. Мы преследовали тебя. Твои глаза оказались голубыми, как глаза мужчины на картине. Я помчалась обратно в город. Я начала все понимать, и меня обуял жуткий страх. Мы не имели никакого права на это место, благами которого едва умели пользоваться и слишком безоглядно наслаждались. Да, волшебник, который создал книгу, был мудр. Все силы, которыми мы обладали, покинули нас. Лишь Крей еще имеет силу, но он всем ненавистен и скоро умрет.

— А я? — очень тихо спросил Шон. — Я и мой народ?

— Вы — потомки волшебников, которые раньше правили городом, потомки тех, кого выгнала армия Крея. И все происходит так, как предсказал ваш предок-волшебник.

— Это действительно так? Правда, что мы дикие. Правда, что мы боимся сил, которые так или иначе возвращаются к нам, когда мы в лесу вспоминаем о подобных вам. Мы верим, что мы заколдованы духами. Одержимые. Хотя это всего лишь наша собственная волшебная кровь, которая волнуется в нас, воспоминание нашей расы. Спящая сила, которая передалась нам и которая проснулась от взгляда на драгоценные камни и крылья наших врагов из Трясины. Однако… мы слишком мало владеем этой силой. Сильна ли она так же, как и ваша?

— Да, — выдохнула Захидда. — По тому, как ты об этом говоришь, я узнаю твою силу. Ты должен снова научиться владеть ей, вот и все.

— Нет, — сказал он, тряся головой. — Я и наполовину не уверен в том, что говорю. Я вспоминаю о том, как летел над лесом, однако…

Кубок с вином выпал из его руки, и красное, как кровь, вино разлилось по ковру, на который 300 лет тому назад, видимо, действительно пролилась кровь. Виновата в этом была Захидда, схватившая Шона за запястье.

— Власть летать! — воскликнула она. Она смеялась. — Не один Крей может летать.

— Я видел, как он это делает, — возразил Шон. — С балкона в раскинувшийся под ним парк. Он летел и кричал мне, чтобы я следовал за ним, и я сломал бы себе шею, если бы он не поймал меня волшебной силой.

— Вовсе он тебя не ловил. Ты сам себя спас. Чтобы произвести впечатление на своих Детей, он регулярно бросается вниз с этого балкона. С помощью волшебного пояса, который он носит под одеждой, и заколдованной, тонкой, как нить, веревки, которая опускает его вниз и после приземления по его приказу растворяется. Он стар и почти ничего не весит. И кто, как ты думаешь, мой Шоннор, держит рукоятку системы блоков, с благодаря которой он так элегантно парит? Я!

Она вновь засмеялась. Шон, не знавший, радоваться ему или огорчаться, тоже засмеялся.

Они стояли, смеясь и держась за руки, а к ним уже входила Смерть.

Дверь в круглой стене исчезла, скользнув в сторону. Воздух стал душным. Волшебство Захидды иссякло.

Всюду господствовал Крей — одетый в черное, птицеголовый, один. Непобедимый.

Любые силы, любая уверенность таяли перед ним, как пламя свечи. Он был убийцей расы волшебников. Ему было 300 лет, а может, и больше. Сырой и холодный тухлый ветер, веющий из могилы.

— Сын и Дочь, — сказал Крей, — мне жаль, но я должен вам сообщить, что тайные заговоры не пользуются моим одобрением, — отверстие, из которого вылетало карканье захлопнулось и вновь открылось. — Между тем созерцание трупа твоего друга, которого ты сам зарубил, Шон, — редкостное наслаждение.

Горький привкус появился у Шона во рту. Однако, он беспечно произнес:

— Это все из-за страха, который ты испытал. Считал нас безвредными в нашем невежестве там, на западе, пока мы убивали собственных людей. Но мы поумнели, и тогда Дирнарас и я проникли в твою крепость.

Клюв Крея на какую-то долю секунды отвис.

Шон посмотрел на Захидду. Он употребил древний вариант имени Дирна, но, казалось, девушка не жалела об этом. Лицо ее открыто выражало ненависть, когда она смотрела на Крея.

— Захидда — предательница, — заметил Крей. — Но мы все были так осторожны, что не называли наших имен. Что она еще выдала?

— Все, что я знала, — сказала Захидда.

— Ну, тогда, — сказал Крей, — прошу прощения, но вы оба должны умереть.

Довольно холодно Шон думал: какие бы силы ни просыпались в моем народе, в конце концов они не могли себя спасти и умирали, когда их забивали камнями. И все же, казалось, угроза смерти разбудила в Дирне эту силу, и она держала его, когда мы летели высоко над скалами. Тем не менее позже он упал… Но я сам себя спас при падении с балкона — хотя, может, и не стоило это делать…

Запутавшись и не зная, что ему считать правдой, он не оказывал Крею сопротивления, но и не покорялся ему.

Крей взмахнул в воздухе руками в перчатках, и между ними возник искрящийся блеск: огненный меч.

Захидда тяжело дышала. Видимо, она тоже погибает. Она вручила свою судьбу в руки Шона, как будто он мог ее защитить. А может быть, ей было все равно. Она была гордая, как волшебник в книге.

И вдруг она начала говорить, как будто Крея не было здесь.

— Шоннор! Я поняла еще одну вещь. Человек из книги голубоглазый, а имя города — Сад короля: МорКонза-Шоннор. Шоннор означает «король». Понимаешь, твоих родителей побудило выбрать это имя воспоминание о волшебстве или что там от него осталось. У тебя голубые глаза: признак их королей, Шоннор. Их короля.

Крей поднял меч, сверкающую молнию. Его конец вонзился в потолок, и оттуда сразу брызнуло пламя.

Теперь меч падал сверху на обоих, на девушку и на юношу.

— Шоннор! — закричала девушка.

Казалось, крик пронзил три столетия. Это был крик десятков тысяч, убитых на улицах города, крик короля-волшебника, прятавшего свое послание в ожидании меченосцев врага. Это был крик Дирна и того, кем он мог бы стать, если бы не пал жертвой потехи. Крик, на который не хватило времени у сорвавшегося Нема. Крик всех одержимых, которых уничтожали за то, что они обрели мудрость.

Это был крик правды, восставшей против лжи. Жизни, восставшей против смерти. Но крик оказался не бесплотным. Он закружился вокруг девушки и юноши. Он превратился в огненную изгородь, на которую обрушился пылающий меч Крея… и взорвался молниями, громом и глухим содроганием борющихся сил.

Крей дрожал, судорожно хватаясь за пустоту и медленно превращаясь. Он был уже без меча и без головы… затем голова появилась.

Но это была не голова ворона, а голова беспомощно улыбающейся, дряхлой, съежившейся куклы, почти череп мертвеца. От него веяло смрадом сгнившей души, причем он исходил именно изнутри. Вырвавшись наружу, мерзость оказалась безоружной, немой и уязвимой. Голова покатилась вниз и ударилась об пол.

Король Смерти был мертв. Сраженный неожиданностью и волшебником 17 лет отроду.

— Что с остальными в городе?

— Они овцы, я уже говорила. Новый пастух будет казаться им таким же хорошим, как старый. Они позволят вести себя каждому, кто продемонстрирует им свою силу.

— Дирнараса надо похоронить по-королевски. Так хочу я, хотя он бы счел это ненужным.

— Надгробный памятник из мрамора под зелеными деревьями. Но есть идея получше: назови в его честь своего сына.

— Сына? Ни одна женщина не может этого знать. Кроме того, ведь есть проклятье Крея.

— Оно исчезло вместе с Креем. А что касается знания… Не забывай, что я почти волшебница.

Глава 11

ВОЗВРАЩЕНИЯ КОРОЛЯ

На вершине своей волшебной власти племя Крея вывело летучих лошадей с вороньими крыльями, так как сами они летать не могли. Но волшебник, который умел летать по небу, не отказался прокатиться на великолепном верховом звере из Мор-Конза-Шоннор.

Путь на запад верхом на лошади был коротким. Изумрудно-зеленый внизу, сапфировый вверху — таким проносился мимо мир. На севере громоздились облака над приземистыми горами. На юге и западе округлость скалистой стены образовывала в утреннем солнечном свете серо-золотистое кольцо. Для человека на летящей лошади местность по ту сторону скалы вовсе не была недоступной. Но это приключение он оставит для другого утра. Сегодня же был день возвращения. Возвращения Шоннора в деревню Трома, в Еловую Рощу.

Он пустил лошадь пониже, достигнув последних террас. Внизу он видел фруктовые сады, которые с этой высоты казались манящими, и точки между деревьями работников. Он слышал неясные крики, видел испуганные жесты: они показывали вверх. Они принимали его за орла. Или молились, чтобы это не оказалось ничем иным. Теперь он различал темные ели и белый ручей и дальше внизу лоскутное одеяло из огороженных полей, пастбищ и хижин. Дым костров струился в воздухе. Аромат овсяной каши, хлеба, горящих дров и еловых шишек достигал его. Некоторое время он лениво кружил над деревней. Это было вызвано не жестокостью и не насмешкой и даже не желанием рассчитаться с ними за задуманную расправу. Скорее он делал это, чтобы снова поближе познакомиться с деревней, по крайней мере, с ее видом сверху. Три месяца прошли в городе, а ему казалось, что три года. Сад Короля с его чудесами, которые нужно было постигать, с его послушными жителями, с мраморной могилой, скрывавшей друга, и дворцом, в котором осталась молодая жена, обещавшая ему к весне следующего года подарить ребенка. Город стал его родным домом, а Еловая Роща — чужим местом.

По земле носились фигуры. Они стекались друг к другу, как сироп, наливаемый в котел. Они кричали и размахивали руками. И тут показался еще один: Тром, смотрящий вверх. Вслед за ним еще один, увешанный кабаньими клыками, бесстрастно спокойный: вещун Кай.

В Мор-Конзе был момент, весьма похожий на этот. Когда Шоннор вытащил из башни труп Крея. Но Захидда была права: племя Крея совершенно разучилось думать самостоятельно. Они были подобны воронам, отказавшимся покидать удобную кормушку, когда Шон расковал их в зеленом дворе. Пара угроз, несколько обещаний и демонстрация еще нетвердой, едва оперившейся будущей силы дали блестящие результаты. Они были рады, что их спасли от Крея. Его низость на фоне их непротивления казалась еще более мерзкой. Шоннор даже не размышлял, отдавая этих полусумасшедших на три месяца в руки своей жены. Захидда, мнимая любимица Крея, обладала множеством способностей и всегда пользовалась авторитетом. Шоннор вспомнил, как в первую ночь в лесу его, видимо, хотели привязать между лошадьми и растерзать насмерть, если бы она не вмешалась и не остановила их.

Шум на земле между тем перешел в суматоху. Шоннор заставил лошадь пикировать. Она скользила над деревьями, над крышами, над головами, и жители деревни разбегались в разные стороны, ища защиты. Мягко, как перо, лошадь и всадник приземлились возле большого пустотелого барабанного камня в середине деревни.

Шон представил себе, не без сарказма, как они оба выглядели. Одержимый Шон, одетый в расшитые шелка Трясины Крея, весь в драгоценностях, с волосами, окрашенными по моде Детей Смерти в золотистый цвет, сидящий на вороной лошади, из гривы которой капают жемчужины, а сложенные назад крылья покрывают его, как накидка из перьев.

Никто не подошел к нему. Никто даже не двинулся. Некоторые устремились в свои дома или укрылись за ними, или скрючились за дождевыми бочками и поленницами. Те же, кто остался, в ужасе таращились на него. Это было смешно. И очень печально, очень горько.

Затем кто-то пошевелился. Это был Кай-вещун. Он мог бы поступить, как и остальные, но он был смел и пытался защитить тех, кто был под его покровительством. Бряцая цепочками с клыками, он пошел к Шоннору и остановился метрах в трех от него. Воздев к небу руки, он швырнул в него страшный монолог. Без сомнения, он должен был подействовать и превратить хоть мертвого, хоть живого человека в пыль, или в худшем случае, заставить его бежать. Шон просто подождал, пока у Кая прервется дыхание и иссякнут слова.

— Кайем, — сказал Шоннор, так как это было полное имя Кая в городе, — я не мертвый и приехал сюда не для того, чтобы причинить вам страдания.

— Ты одержим злом, — прорычал Кай.

— Нет, вовсе нет, я надеюсь лишь, что, взглянув правде в глаза, вы освободите ваши души, как моя освободилась в лесу.

— Уходи! — сказал Кай.

— Еще рано, — Шон оглянулся.

Все глаза, смотрящие на него или скрытые, были направлены на него. Но не было никаких признаков, что хоть что-то всплыло на поверхность их памяти. Тут Шон ощутил легкий удар в руку. Лошадь дернулась, Шоннор посмотрел вниз и заметил маленький камень, лежавший в траве. А поодаль он увидел человека, который его бросил. Наул, его отец.

Когда он встретился глазами с отцом, внутри Шона как будто открылась бездна. Он должен был говорить, невзирая на это, но чувствовал, что его слова никогда не достигнут человека с каменным лицом, который держал в руках камни.

— Наулос, отец. Ты тоже боишься?

— Ты не мой сын. У тебя фигура моего сына, его тело. Но ты не мой мальчик.

Позади человека стояла женщина в дымчатой тени хижины. Желтых абрикосов не было возле ее стены, исчезла и бронзовая игла из ее волос, и красота ее померкла.

— Ати, — сказал Шоннор, но она лишь опустила веки. Она закрыла руками рот, в знакомым жестом, которым заперла горе в себе.

Болезненное чувство, разраставшееся в груди Шона, стало невыносимым. Он резко сказал:

— Наулос и Атива! Вы можете больше не беспокоиться на мой счет. И ты тоже, Стекар. И ты не волнуйся, Кайем, твой сын Лортен, где он там скрывается. И ты тоже, король-предводитель хижин, Тромеро: я пришел не для того, чтобы требовать твою корону. Я уйду, и вы можете последовать за мной, если вспомните о вашем городе. Или оставайтесь с вашими овцами на склонах, если вы ничего не вспомните.

Шоннор коснулся шеи лошади, но потом остановил ее и вернулся назад.

— Еще один вопрос! — прокричал он, уже ни на кого не глядя. — Мой брат Джоф. Вы убили его вместо меня?

Сперва он подумал, что ему никто не ответит. Но, наконец, ответил Кай, чтобы окончательно от него отделаться.

— Джоф в твоем распоряжении, Ускользнувший-от-Смерти. Он жив. Ищи его в степи!

Впервые Шон вздохнул свободно, подумав о нем.

Вместо того чтобы дать знак лошади лететь, он пустил ее галопом прямо через разбегающихся жителей деревни, а потом повернул на тропу между хижинами в сторону степи.

Он нашел хижину за час до полудня. Она стояла среди высокой травы в тени трех больших деревьев: их корни оплетали хижину, чтобы осенние ветра не разнесли ее.

Возле нее горел огонь, девушка что-то варила. Там же скоблил шкуру косули человек с темной бородой. Этот человек был Джоф.

Оба были погружены в свою деятельность. Но когда лошадь спрыгнула со склона, они оба уставились на него, и Шон мог видеть, как их глаза стали большими, а лепешки на решетке начали обугливаться. Метрах в двух от них он приземлился и пустил лошадь пастись. Напрягшись, он шел дальше, готовый встретить их резкими словами или даже кулаками. Снова Джоф задел его, как и раньше.

С рычанием Джоф вскочил и бросился к нему. Не думая о том, дух ли Шоннор, демон или дьявол. Он стал задавать вопросы лишь после того, как обнял его и долго тряс, извергая непонятные звуки — то ли радости, то ли ярости.

— Ты жив! — наконец закричал Джоф.

— Да. Но нельзя сказать, что ты много приобрел, большой брат.

— Есть небольшое приобретение. Жена.

— Кто же оказался таким глупым?

— Ирра, — сказал Джоф, ухмыляясь и продолжая трясти Шоннора.

Шоннор посмотрел через плечо Джофа на Ирру. Она улыбалась, поскольку улыбался Джоф, почти уже готовая успокоиться.

— Привет, Ирра! Он не заслужил тебя, девочка. Если лепешки сгорят, он должен будет их съесть.

Ирра вскрикнула и сбросила лепешки в траву. Слишком поздно.

Они сидели с кувшином травяного пива на мху перед хижиной.

Обмен новостями шел вполне непринужденно. Шоннор рассказал о Мор-Конзе и был весьма удивлен, как спокойно принял это Джоф. Джоф кивал и качал головой, выражал возбуждение и радость, — и только.

Наконец, Шоннор сказал:

— Ты сумасшедший. Как ты можешь все так воспринимать, если деревня от страха сошла с ума?

Джоф дернул плечом. Он обнял рукой Ирру, которая теперь открыто улыбалась. И вдруг Шон понял цену простоты. Быстрый в гневе, но так же легко успокаивающийся, не просчитывающий события, скупой в мелочах и обладающий здравым смыслом, отметающий в сторону все опасности и трудности. Открытый, как окно для ветра и солнечного света.

— Теперь ты рассказывай, — сказал Шоннор.

— Рассказывать-то нечего. Кай испытал меня. Я не знал названий металлов или чего-нибудь опасного в этом роде. Однако Кай изгнал меня, за то, что я спас тебя от казни. И Иррау. Моя Ирра разделила со мной мое изгнание.

Ирра сияла. Она спросила из-под прикрытия гигантской руки Джофа:

— Ты можешь сказать, как звучит имя Джофа по-городскому?

— Джоффрид, — ответил Шон. — А твое имя — Ирралия.

— Ирр-арл-ия! — горланил Джоф. — Мне нравится.

— Джоффрид, — сказала Ирра. — Мой муж — Джоффрид.

— Лортен ушел в Джетуробрюк, — сказал Джоффрид. Он медлил, ожидая реакции. — Ты говоришь, что это городские варианты Лорта и Джетта? — спросил он.

— Нет, Джоффрид, ничего подобного я не говорил.

Какое-то время все смотрели в огонь.

— Эту хижину, — сказал Шоннор, — ты, наверное, строил, когда был пьян. Пристанище в Мор-Коизе за рекой лучше.

Они дружно встали и неторопливо пошли к пасшемуся летучему зверю.

— Могут ли на этой лошади скакать трое? — соображал Джоффрид.

— Лошади? — переспросил Шоннор.

Ирралия засмеялась. Она гладила шелковую гриву.

— Жемчуг, — сказала она.

— Жемчуг? — спросил Шон одними губами.

— И золотая уздечка с бахромой, — сказала Ирралия. — И стремена из серебра.

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

/9j/4AAQSkZJRgABAgEASABIAAD/7RogUGhvdG9zaG9wIDMuMAA4QklNA+0AAAAAABAASAAAAAEAAgBIAAAAAQACOEJJTQPzAAAAAAAIAAAAAAAAAAA4QklNBAoAAAAAAAEAADhCSU0nEAAAAAAACgABAAAAAAAAAAI4QklNA/UAAAAAAEgAL2ZmAAEAbGZmAAYAAAAAAAEAL2ZmAAEAoZmaAAYAAAAAAAEAMgAAAAEAWgAAAAYAAAAAAAEANQAAAAEALQAAAAYAAAAAAAE4QklNA/gAAAAAAHAAAP////////////////////////////8D6AAAAAD/////////////////////////////A+gAAAAA/////////////////////////////wPoAAAAAP////////////////////////////8D6AAAOEJJTQQIAAAAAAAQAAAAAQAAAkAAAAJAAAAAADhCSU0ECQAAAAAYsAAAAAEAAABPAAAAgAAAAPAAAHgAAAAYlAAYAAH/2P/gABBKRklGAAECAQBIAEgAAP/+ACdGaWxlIHdyaXR0ZW4gYnkgQWRvYmUgUGhvdG9zaG9wqCA0LjAA/+4ADkFkb2JlAGSAAAAAAf/bAIQADAgICAkIDAkJDBELCgsRFQ8MDA8VGBMTFRMTGBEMDAwMDAwRDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAENCwsNDg0QDg4QFA4ODhQUDg4ODhQRDAwMDAwREQwMDAwMDBEMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwM/8AAEQgAgABPAwEiAAIRAQMRAf/dAAQABf/EAT8AAAEFAQEBAQEBAAAAAAAAAAMAAQIEBQYHCAkKCwEAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAAAQACAwQFBgcICQoLEAABBAEDAgQCBQcGCAUDDDMBAAIRAwQhEjEFQVFhEyJxgTIGFJGhsUIjJBVSwWIzNHKC0UMHJZJT8OHxY3M1FqKygyZEk1RkRcKjdDYX0lXiZfKzhMPTdePzRieUpIW0lcTU5PSltcXV5fVWZnaGlqa2xtbm9jdHV2d3h5ent8fX5/cRAAICAQIEBAMEBQYHBwYFNQEAAhEDITESBEFRYXEiEwUygZEUobFCI8FS0fAzJGLhcoKSQ1MVY3M08SUGFqKygwcmNcLSRJNUoxdkRVU2dGXi8rOEw9N14/NGlKSFtJXE1OT0pbXF1eX1VmZ2hpamtsbW5vYnN0dXZ3eHl6e3x//aAAwDAQACEQMRAD8AvtIknxA/IouIOo4SaTqQJGn5EWrDyrw91NRNbJL7DAraANznWWuhjNrfcufJMjUQSfAO3oNSa80Jgk6poHEaLRHTCcbKtc/c7F2aMEseHbT6lVs+7bWfU/m1cxenUuyunuFdQqupZZdXbZLnufv37KrHus9u1np7G+mnDBklUa4b/wC+9u/8FillgLN3X/e8bgATpxKW0SYj5rpKMal/UsFz/Tb62M0jHbUHBxcx77bbYDa6m+oP0f8AOPs9NVHZTH4Lb3Y9ZFt1lRHps3isVN9PbbtH6St7vU9RO+78IJlOqvpxfLwf1v8AWIGa6qPQeG/F/wB44uzUJ9oHbTxVvDqZZkV12AlhP6RwMQ0DdbbuDXfzTGus+ii5HTnU35lAeIw/cd8y6v27XS1uz1P0laYIyMOIDS+H61xrzKIlR7X9L4WmA2J7d0nNaSAQInRF9MsgOBAIkSIkH6Lm/vNTemJhAHbSlP8A/9C/WBr24MfJX+mue9mTVwxuLlPHm57aq/8AqK1UqbprHbT5K5h2V45tLml3q1OqDWmPpxudv/N4XPYzwzBJoHd2Z6xNCy2+n1sH2XHda2sZNdpurMgluQPRp2uj0/o01bGb1Kms15/Sn2tNYrxKt7naNBaLt43O2t9kqsbLLbW2xtc0Na3ZIjaNjdpn6W1N6LnOJdLj3cfc4+bnH3KwMo0EY3wyBBv5uDh3/vcDCcZ1s1xAgivl4uL/AL9t45qb1XEtL2BtWOxr3b2lrXNqfWWuLXbd2921VTQ0dMqqEbhc9xaHNkAtYzdtnd+a5Y/VMur134VGUwZdbWPOMSWa+97S63c1u9zW7vR37/0f83+kWzgluRQ2wMsaB7S60CS6Nzocw7LGNcfT9Vn6J/8AglPPDL27PzS9UobcAzcHD/e/mmtj5gHIBVQ1jDJfznB83p/R4vc/V/vsaMc10XXFp9zfQrMcmz+c2u/k0V3f59auOqYa7sl7TY27DqD2yWy9j20uG8f8Ukyhx0AMd+fkjtFpoNBANe3aJEECQ+Gu/rt/PUcIECiNomtOL1+rf/H4WYzEjYN6/wDN9Ln5de+rDaGitranEVt3bQXPs37fUc9/u2/vKr6H3Ste2je2kNn9GzYZEGdz3f5vuQnY8EacqKcDevaP4RXxkKrxP5v/0daqI110EKxTVZYdtTHPP7rQSfwQMW3AfUch2S1tI2hu33Pe53t9OuuWu3/v/uI1WZ097nMwH/aMkAu+yWh4cA1rrC5/ptNdv0f8G/3/AKX06/VWRD4bzco8XtS4IkxmSK4DD5/63p/uujPneXjLg9yPHICUR+8JfJ/jNqqt24NOk+0Tprqdv9b2o+VuxsK7JrqOQ6tpLa2alxH9WfzlzmflnIstZbc8OxGua/GDAa3u1xXA1MbjNbZW5j27v0npf8PXv9K39Xjlvpyw+41Mtqb9nqc7fDCBW3KddX6bfX9j/oV/pv0dnqKxy+CAyxidbPXT/vmtz+WceVyZAeHhj08fF5Ho76czqWRndTu9aj0rsi3DpMutNTosZkbfd6TGO3sxd1dln7n+l6zqv1pfT9XD1XpdbHuFddjGP9wbW/by1h+lQ1/6WrcuI+sVfTaq3W1ZzcnJDgxhpkvtaS1jrc7IbtxaLvbd6eyn1vT9P1/tP84uipwOt9TwWdO6P9ps6bTX6TMq+urFpFbQa2u+02jJtyduz3ehTZ/1tW83HjnGHBHLxGUv3f8ACn/OY+L/AAGpjxx5yHvjLk5cR4IGEgfbhCH+SwejDl4MkI/oZHMr6j1zOxa+vP6u9mRSw5TMJlNrcf02Ouqtptura+r1LXV1sq9T/S/zn+j7npv1r6LmdPbmtsLQQWua4QRYG7zS/wDcscvN+qusprfg09UrupaXm/Fwtww2MLnW+jTc8VPymeq/1f8AuLV/pFo/Vunp2Fj31uyR+1Msip2NkB1IZY0n0WOrj3ufu/nN3/Bfo/8ACoTErhkqUif1UfV6ZV6cfFjj+knmeV9qAzYRKEY17pxxjrg4v1maUMvB/M+vJxyfQek9awuqPFdLS2wM9QtOo0O18EfnNd/6L/0q0nU6CRJ8QuI+qXWslvWcvpGaKPXpbuZdQ3bva15ZYbCf5bmfQb+eu6ZfLHeIBQlywnGOSAHDKNmr4eLrw8TBDnJYs2TBkkeKEvSZ8PEcZ+SXo9Pqf//S5vHqyPRY7IyntsscyxjWsaBscP55zG7HWWta71bvS/Sf6P1FZ6r+zqcnAxcA3ZIzpYHEN2ufu9Jn2e9kV3b7vb9P9F/hUOgV4Jrx6cmhtV1rHU4tjRa0gmRvte9np+pb7N/2iuv/AE3oVfpFa6zn9O+11Y/VKqW2i+s5dFBe42H87IfsPo03el/on+pd/wACrvMDWM4ZMmIxgY5oxnHJHL6f0skJfzn+aa+CZiTCUMeS5iWEygYyxxv9HFOEJe3xfzv7n769XW7sy2mm2u6/Md6VbjVvdcX0Ee63HO71sjayvGe/9H9D8/8AS+r2PSsW7Eoe7qDT0rBsaGY787IHqAk7vs9GC13o107f5v8ASfa/U9T9F6Xp+njt6ln15T7+kUW9NbkV7ja3FDt+73Osvbt/Ns/R1v8AUt/mrf5v1PVWdTh5zOqDJ6ja6zJNTcu62+0iyqvc+v0Bc159nsf9H/gbPUWeMscmXFLHCHvzuQjEcE4y/T4sVyh6I/p+02+YxxHK5oZ5ShggOGVylP3Y/wCT4c36r5/5v2/d9E//ABy1n9d6V0e67G6Z0uzq2dhOJfm9RaG0se9zWV2UYNDKq/01lmyi1lONZZv/AJ+yre9c11b60/WPPtqf1y19lLttww/5ut1RLXbfRq/eZZ+ius9W1df0C/H6h0/GyPRaxrN5xw53qOaGOsoa/e91j/oPsr9383+k9npems3rX1cx+odfxjTkvqzcszYzRzGY9bW1Psa3/B17x7d/89kfzSmzwxjBLMclxgZQnxf6rihOIl+l8rn8n8QyR5/7lLB7c+H3BPH6v5zgyRmYf5PjjKU/n/nP1X6z+cyYeP8AWLpfT+n3dPdgOdfki11+UdssFrdmO1o2vsdU1jm793p/1ELrHXqshuHiYtXoVYj3tpvvb+sNqP8AR2v2l+6ujFu9Ctn+EZWiUN+rN7w3LqGIKnv+0Bz7B6uy5jWV/o3XPtsfjOt9X+i/pmfoPU/mFaysbp7M7IxsWsZHqsL8mph3Umt1L8yp1uRY+1tWRjV1fq1tf6T9Y/SWWejkY2RSx4MQmJEHW5EkmceI+m3ZzZMnDIw9RBuI+U8P6QjL/o/9w7fRul9St6hT1nJ6hTexjHtY3FBLLW2D+csteKvfu9N/816n6Gv1f0i7GnJeaH+IaZ+5ef8A1d6UypleV0rqN1mG+wPsw7zbS0MJ9z3/AGZ7K77fZs32M+y3LsK8in7M4Me11JaWl4cCIA2u9/8AJWtysI+17URD0fuS4v8Amfof4zxfxfNOHODmJzykZLhw5MH3cY4R+WHH6Pe+aXq9t//Tw+nYFXUsXJZmN+0PdbVXTLhW2WAVdj6jKtrrvSf/AMb6v89+hsv+qWP005FznhtbWljG1WPLmZD2E0Y7C1od67dzH3Wet6NTP0f+FWf0GzHvbY2HPex7WY2MSRZ6cOc9z31/4B17me9n817/ANHZ9BatOObLPTpaGY9bjW19zvUEk7fUp2bfVt0f6D/5z/jrEzmc3DjjUxD02eKEck5ZJd8nzf8ANZuWw8eSRMTICY/SlDHGA4fkg6jn4eDi1VUtfYXw1+JlEgMtO37PlbnN9VttG39I5v8Agf56z0VE09RuHo249d2V9oc+zOeBETtrvftb79tHp1U41L/+C/QIWdYMTBdmOZa+kEsbXTLXWH/rDN1FO7+c9/8A4Z9XK9OtC6d1vptNApfNN8h1m2h7QydoDXO12Vf6P1G2f8L6qzcRgIRlnxZMsBL58Z9dfpQ/rw/w2fmI55cY5TNihm4aEM0fcjxy+Wf6ucZY+GP+qyuxi4GP03HLMSmXuO601hrH2O1LndmfSPs/wdf9RcXldczGdVzMjEzasME1492cWmzc9m576MP9HbtxK3/nNZ/MY9V/89kenf1v7VGVhZ/2Pe6/EpcWWbYDnllhZ6W3fue1zP8AB/o/9EvNurdNs6S3EosrdXk2Y7cnI3/vWPc6lgZq39HWxn/XPVW3nny2QcuSDPFOMuHEfTGo/wBSXq+b53m/g+Dm8WbnRzFDmIzgMuT5ssvcjx/P/m5Q9eJv39LxnW2XW5UPyw+32NaQ6XN/mWscxn+kte//AK16Hqssqrnk5uXlUVtvs9bJa9zn3uc95tLhWxllzCfpVU0+nXtd/N7K/wCbrRnMt6djNx68gi4NL7yTq4k+o+jFsDX+lW5zq7Lm2vq9X0f+KrVc2h5c61rWFpHqQ0BpB9ps9nt+l7/atzB8K5ScAZwlHh29R/vcB/Q4W6Ofyi5QkJCV9P3jw8ceH1f3GjdivaXCqywVzubU0mGk/Td+4xdLh/WU0dMuxX41hbY14a51xL9zwRs9V+2z+pt96xzU5ujIMa7xyPNzdqq5GRS7KprEPsYdXchv9XXZ6jn/AE03mOQ5flYyz2YyGkBdQ9UuLh+Sc/8AE/Q/8MYsvDzkRhywGTGSJHWcdYjhjL9XPG//1MHpLrKbqLztaxzLLq7HgHUsfT6238z0XP8A0Pq+z1f+EW70XDe62j1MZrKn0m8veXOe8OPp1+zcz0GWNbuf61b/ALQz/wADrZIpONT0rpwZ6VmptABc+Sx3qO2lrWtusc11Vf8AhNlP+BXRb6sOuzLzrK67bnbr7S7azefayqs2n2Mb9Cpn/XPz7FZPKRBxwmAYY+LPzFni9Uox9qHDH0f5ybkc38WzDBOeISjzHNkcryQh6cnt48nrzf5yH6EP9r/1T2odVz68DBtvLmVvZWRS0wGy0exgY0fQb+7W3/i1hdAuysnHu6eLLaqtfVsrc4OaX732srvaz9Ttqc/c/Gs/n/8ACMVzquJ1DOfRlYbm2Y4cLAHOa1haG+1zbmbn2bn/ALn6PZ+erzMv0KgwUFpDXOrr3S3cNW1Ot+l7ne31f+3bFX5nmORz5cWCeSMcMB7n7sPcEv5o/wCb9MV3Jcn8S5HkM2fFhOfneZlWTjPFlxQ4f5yI+bPKM5/vON1/rmJ9WsdnT+m0sGW9o9GmPayf0bMjI/Ouftb+jZZ/PWfpb/0X89nHP6bj49GbjVNzurtaLM7qWQDa5uUD/NBl4fXW2pjv1ayn/g/9D7D9Q6bj5l1Jus3iqXOyGQ31Myx36e0kt99O2qurH/7br/RrPrybulXv6bkgPwOoZLbW5PBqd6d2PYHwPzmXsd9PZ+i/41XcXK5IZo8zlxxnimKv5hjhL+b9P+bivwZcA5U8vjlP7xE+5Pi4oZc8h/O5JTl6vdn+lD54fzX+TaWRmW5mSa2Mqr2t9RgaxjGDca/Ur/QsZu3f4ez+RZ6aFj1ZIodfY6lldLf01L3g3ObO2yxlLfdspe38/Z/wfrK67pOXjPfbjY9l1RrO699Za1oJFm57Wu3spsb+jdb+j/nFY6Tc2np5x3VhvVMh9X2O0ui30XvLbr2bP0WXjWY9FlPpZH/A2/pqb/0dzmM2WNRwZRjkTww4a4ZeqP6v/v5MuIwAMpw4scQDK74oipcU5fpfouILsUvdTc40uE7WF/6N4j2AOGytv7zP5pirW0Uty21V7xXDXOa4EGSSHfSP+atKx+N0zqNXr1i/CyG+vS4ja5oc59Dm/oDTtZ6lVnsr2Lpsj6ldAea86hz6sZobbZRJfW6ofpbK2z+mr3t3f4RZcpcxzOWQnPjlj4hwjhjGXCeCcocMYR+Zsc1znK8phxmcTDHmNe9Rn7cq4o4svqnk+X9zHwP/1Q/V7p9t1p6g9rfTLxvLhE7P5r0ve9rnMd/O3enWz/Rrdzun4nUa21ZmO3IrY4WMY4kAOALQfZ7vz/oqqc3G6Zi1tsbY1wra2umzaHE7BsaNjrGsZ+/Y5aFWK3qbMetofVe7Cx79uorL77PSe5742/2P5xZ+bneczDJwAwhKcpmUNMmXw4v3f7rPH4ZyscuLmMgM54oDFiE/5nB+lKcIf5yU5fPJp3dOww6fVvxXENa4UZD2NIHtrZ6XvraxrW+zYxizOuZePhVF1d2x7ntl1zHPYBJ/0W2yvY5n0/0vprSu6EXVvf0+92zaf01Y2WcTbWKbTu9Stn842v1v0ay2dEupczIy7n3tDYxrbWESNd7/AFXmxtv9j6CHKZeWwgZ+YnOeXEDPFh4D7cpj5P6R64f1/wD1Z8jNzMc+U+1jEY4slQyZTL9YIfpfqZf4jT6Z9pyMZ93UdmKXz9moOlm+N3qPZ+63fsZ++/3rRpx2sxaesC30n1vO3wBezJqa+x7PfR6Vte2v/CevbShW4mY5vostqfTPvqcwsc4H3bLMij9K7b+Y/Z6iLjO6lhYf2WutmXU9np3Uvedr4LrfWru313VW7n/9D1t/+CWxyvxbFMyOTnMcve4JSxzEsPs8G+KMsvonxcX+O5XM/DpDh9rlZQOLjjGcDHJ73uf5SUYeqMo8Ly3VL8rJvcbntNu2ywXANnQfQssZ7tjv9KmwsK63ro6kNzsZhssLmA/oGMZa7Grtbcyuv0GV0el+hs2elX/xa6jJ6e26xr8PBDmGkvuZkNYGMEje9r8KwfaKN36O1r2+l/wiNg/Va+1tWPfYcak5X2LKZWZs3EWXZDmWOP8AMOd+r4+71fT+n/g/0k/Nc/ymSeOePIJSjKMhw+uMYXxSHo9HF6EYOU5gY5wnj4IGMoniqGv92Xr4fW1m9Awc3B6YbzSzJxYdeSA4uqsD3W4h3Fn0vV9j/wDB/wCCWk3Dw29KHShcTT6Jx95cDZtLTWX7vo7vclbgW14eIyxjWXizILy3WWEUW1NZZuf6lTGXfov0ih9lMTuErJj8WzY5UOXgZUAZmRjKXEI8SuZ/4vR5ni4+dy+3LJLJHEIw4IHjnw/3ow458D//1tVtFFkiypljdHQ5ocJiPzk1OZn9PqrrwHCzExtrhjvbusIbZ676asl/v2vft2Vq3js0kiNARyOyexjCCe44WDi96BuMvp+j/iuvMwO4tpsz3Y/TG1NaRfU577HwXOaHUspsbW4fzljv0rfoK7g5t9nWLhdUXYd91LunuDprdNjXNfTS/wB9NuNhMf8Aav0dfo/0b/Rqu+sGO0CNFWtoYSdJ3DXz+KkxzljNSjxbcOsoCPD6f0f3lk4Cex4bvpxb+puupc9pFbBfjuvxPsz62FzXYz3X+92jrPfa79b9f/tR/Of4NLG9dnW8q2ltjq6ch3qNocGODfWhu5sFz8Zjv55jP0f0PW/QrOrbbW/dVdbS8AgFji2ATLmB7T9B7kxoiZcdO/fUQmm7jKMTpLi0l/e4eH0/1lcO4Mhrps7bTistF1uRW/DGMcf1i5oNj2ZHq7PRafU/TU+/2s9L03qrX11/qV3PrFrvRYLhOzdfW/e3JJDX+70vb/bWYcezkRHipMoeHCYHlqUTPOa4QMdf4ShjhrxHi/Blbdbfsa4xXUNtNQnYxug2s3FzvzGfTc9PLgAiNraNC0H4Sp+m2PP4IY4TsmUuInqUkiqAp//ZOEJJTQQGAAAAAAAHAAEBAQABAQD//gAnRmlsZSB3cml0dGVuIGJ5IEFkb2JlIFBob3Rvc2hvcKggNC4wAP/uACFBZG9iZQBkgAAAAAEDABADAgMGAAAAAAAAAAAAAAAA/9sAhAAMCAgICQgMCQkMEQsKCxEVDwwMDxUYExMVExMYEQwMDAwMDBEMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMAQ0LCw0ODRAODhAUDg4OFBQODg4OFBEMDAwMDBERDAwMDAwMEQwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAz/wgARCAFCAMgDASIAAhEBAxEB/8QA8wAAAQUBAQAAAAAAAAAAAAAABQACAwQGAQcBAAIDAQEBAAAAAAAAAAAAAAIDAQQFAAYHEAABBAICAgEDBAEEAwEAAAACAQMEBQAGERIhExQQMRUiIyQHQTMlFiYgMkI2EQACAQMBBAUIBQcJCAEFAQABAgMREgQAISIyEzFCUiMFEEFicoIzQxRRYZJTYyBxorJzg5OBkaHBwtKjJBXwseKz8zREBsMw0fLT44QSAAIABAMEBQgGBwYHAAAAAAECABESAyEiMjFCUhNicoIjBBBBkqKywtIzIFFhcUMUMPDi8lNjc4GRg5OjBaHRs8PT4/P/2gAMAwEBAhEDEQAAAGO47dx+Mewlse3vRzjuDzWuaS+LnZhckbBLjuicbk/pYnckXOTxJveruiUiguOj6yE18RL65knRzheks6r9KxRBYN3i4m0zXUE2M1T1Gbs12O6dmM/yaM1sma7uTZOQUalUTXc17A5brFxK1FeztaxtcXphyzNxwVVsLADuOMNTUuVxLPQW4L+ezYZovXsUC0VlbMw08xyQakTVsT1w0pY3tHnePkdRRIQZ+g25ndJ3cgbS7j+VvRSB6IckOpxXY7tS4PLjlsMTdZWshpnPsVxHLHHJgU6jg88VhwNe1/RpRw1yH9f2Vi675ZBKGO7lcXQJGc7pJljrXb9ar20+Jhna6Zj5J2YGq61iqSsKYzs0M1hHUndCmjmiZJmXEvjnngoWMtjJTQXNLpQxbGmQflMM6dnqclAyfTZGWpRVVS73RqzzSRSVpHGEnjn0qLXEoAm0/lWnd7wGiLYXvOPSMWx5gE1NQLOe9C861G7m38QQoKdqs3BVlhnf+feoeatYzW4Xd20aTvJeXCrCsj54awXI0N/zCz0LmsEC9BpURA+eLXzCu+wW6wHZvPuJZ93zzR+gjvS1IuYoEfX6mjpW6bNPQytbtiCmF1rHu0o6/wCK0ZVxaavBdWGO9sDnyDvQ4Ac0CJotEpq22Mcx6EBBTW2uFI5jOs5qpuaFkcvdoP1UH+Zjq16AE+wpxzSYb1PJM/aEkvHWp0loj4cZuDPQWDNuqNFTj+AK6+dpMvJbOMzo4tkmKOh8x3mFbPYvahvPWvHSpUL9LxScgwsNmqn00z2vc3+K6lsBBTzDp1EqbPHuC/RfoKfOavoEUrzBS7e1syePjFRXirSvXB6HNa+d71bzDT4Pdp6LOuubPZu1pK9fQsh7VS2mlMVH1HN3Xnp5Vb15YdeQu5HSY3V+xqX2Uob9KGzUu36LL9CJXaXUef38B+3aHM+I2c745t8l65MpnJFLlvVWI6uXvNdaiXbqR3Ommrahmjgyar2SG3eWIaeATHaYBZVbml0x0c3ivcwHm9Xz6S9a9fkD9nlt95DWwgPW5nWrZL0CEvm7I6u6CruMuVbIWLEFKKRJDaoK5muXFoYBkhKcQbBhG20NMV7z5xcb5trfP/SRV2FLb7FCfCm/JqTYfXfIzW7OkoWg/n/RRVXGLSACu3dPIosGVDMrVbBeoOXFnu9flkzPk9Jm3FakqiqUQaljapCh7ejuyPnxHzTm5vYV06uQDeo5e405m8/vRPNNvVDZaPY006mOz2989tVvQJ8T7Jmr8eXtyzHefjIDPoe212LNeaRj75fv0LJDoz1ywZJ9XNvX5cSY8/6A3JSM03Zw3NnXxCPi7YgJZiu38rTCSuyyG+O+ox6SjCXFg2PMdILtfXvLzOrEH1qdXtAhtlRI3H2dHk7sdDSrGIiFmsE2maI0bprN6J2fcwq0VeW50wxurldPZvQ38h0efkOodQNQVyGzW0gG67L7uveIDjGDWouG1qYnFx6aZqMi09EYBLRASBq0UKU72Vmk0ZxmTNyWCGsuhjCpJWmsJlTEJxyw2bWfyjdYJ1mWIxcelziVwv1HITVrlyJ/SV3K7XGPrG9EGqpfGaqgzAvCCc1F+knMW+aKULHVxA2xYhtmDWzIZrNsMgqjLTCCoy0yepR3Xdw9xFsxRYQ5w0O3F01nWXCxkj1ErvZBNikQnNN4kiX7azxVDPtPPF0BeyReQJgevR+Sog9Yb5So71nnk6g/V3eTKJ9ej8lXT65zyRd3rzfI0Q+wO8dQn7EvHVBf/9oACAECAAEFAF+i8Yqc4iZwmePouImL9P8APGIn0RwVX5HLTMgiVJLvRszXDNAxMXjOOM88pjykgtoRrH5R1A5ixwEnBX+IP2kJ3xS7No8hPfRMXEVUbMTEgbNYwD6EYUHmEXw2qqScYq/yFz/K/ZUwY6Jirilks0kTSBqLNV9MR9Fz9Crz+53zsmKnOeUxV8EaJkqX0HscKE3N4Jj3y0lV5tNNWbJC3bMkouoqe1OCxHm1UnCJfC5do20zBtUbRtoHwbro0UTReLB2GzOv3CE2ZSKnuThqVMcjrGnMrEkmjIr52E22xjV8YkZfP1/CLqYdG7KOEqJLiuLXxZJJnyf0Tn3vkxrFo2nfVIxpkGckwhfbYsWFCNYxnZLBEIhJkJkh9O9ytgrTjMqM97P23PkSsRYypXNAEWFCciu3NmkNudVtu1lWcpH2h9UdUJTkMNvA85asuWaSUc+S50ln8cQbkdI0cgGTJGIMoozTdxdFMcpYLcVhywbJAmsgiS4ygMrlie07IjfgZnslNqDovSRRnv6pMSNKbstTF8ZkGRCeooyjDdZAAJRIFXyjpcEREvRn0LHRVrXhdSbawoYs7Y4/KbMkDZrGLLCHH+HAnuNOtoh8GnkGDVY0FS+k2ejTdcTjFa+8bzmuQHPdc7Ow23rcMWG5jKrDBscIkaNlhlUSFGAjMRZ4XGWXbCfsNjzlXrcqY1WQDYC21R0XTlPxpEa8ceGQy42+ifrcYVo6uU8se9F6Gn/JnvTBFuFHraWVbSI0MGA4JCuJitssVBSXpkNWrF4y5j9UKSvtZenHBZtLht9j/EZgRbXjsCCqT5Fh3r4j0uRMmHCdkTEmI4KGQd1QOUjuVMGQg69UDn4Cq7IhCjh9XY4exG5R8fIUcV4Fw48Z1ShwRX47MbFd7K17CJUXOPK4X2ERFTZ/juBIcHkhBguzhtk4qNuuOJGb6igihImdfPbwpriueULO2d1TPaue3FczvnK4q55xPthYP/gWJ9V+n//aAAgBAwABBQBExU+iLxhFiKq4ir9EwlxExEzzwppikmc4oEifHRHnY4gixmu7oAONiR4WCqpnPOeOCXGUEidUAR9EJsj/AJUgyFtU/ln/AO0ZfWiDw76FFr6KvgecVOXAMCE3QSS4aO44qg+Q+TTgF5TERfjpnCcImIqIpSFJUTEDIzZgyZK81689ecGicJ6lDOuIXGcouCnkQxplVL9tSdbIsRlsEBxpxSYNFKMaYo50wUxWHEwGURPWgowJdnI4HknhvG3XyRoOqqhm3FE+hNeei45EhC+Bw3UlRARwh4WGjq4pqmE2Kn7U7BMbcdim38iK5+8QJnTzEbZ+PIgOA8w4bOPyRdET6Z6lXDbIQMRVfhR0xpsRFkkEkMDT/PEdhFJ3tYqb8mRLacGI18nHXvVNcUED3I7JUVRAIwHszw2rZJ1xpPeRlHQpcoUxtlJSRwkq6wyoo46rzrFSYEkB9wRgSRJ6tJJDbXB9HOsc+zaxoprJREcadcAmbhQJh5t4H3EE2ZZkbCOKSduqsIqgINp7JPyxdUcmNK2IRnnFYrkEHha9kKKsfFdckSYIGDkdW0FCHqchoRn2qgnK5HaQ3Z5slNRERHzRppiB2KVy6UcxF4DHgnDdCTKkIR2MtwVUzcwWxjtNBy49ObYOxntvZFs21GHGbfbdrByJIH1KQKKPC5lg20MhguxfHHmc8rzkmY3HF2ebqkbZjUwgcekzgjNRJSnDYbE1kJyDI+t2QAuym2eCyZJIneTUDJUWBGrlGdLYhR4sYZzTURYqNOK0JOAmOcFIelPCf5CaufkJnAo0Thes2pRE1jsMFX4yHiMOpgyZbKDNnmISXpKICJjvqARJFznwiquNkok4+roNPoskHYgF1EzkgotA4LQ+xptpZTvZVMiBVzsvHROUbHEbxQxBTPUBYscM+MmDHRF9QpnVOERM8Yv3wcL6J9BxcXFwfp//2gAIAQEAAQUAMU6gnAr5U1RFxV4RMVVXF8fReMRfH3+nCZx544wQRU6Jyopyicp1TOiLiAiYbaLhcqI/ZSRFXqqrxnHhOOFLjCXxzzioqqnGIKYqfq4TOqZ1wfGGi4mCqZxzg8cqmcJnlBTlUNFxOcXznCqgiSZ4VEDnBjuOY3SWZ58GSkhdetAF3W7gDOmsQHoSr1VM6/pQcIFweeRwk4VVXERUXtwCH47Yq55VG0UhY1u3Jpn47bmxQK+vhaa+4thXvuuZGhWE5yxUI8HWbOVOtmLmQ7YoPGJxzCpIlww42TThdkUQVc68Z15TrnGKqKPVeqDkGplTzHV2IEO1OFJqtdEWq6VHcYk30epdaoPwKTaRpHSn3ToFtHYqHSU4sJoqsxfuInzr734+PsUf49y8EdzVokSRLecacAhVVwvOcc4qchyvHCLlTLWDWPf/AIhkXHEkzgi7Fs8VWrbcxVWtMRfydbykdAPjZQQqPTWxCbKD+UgIuRoivv28lG7zc4/We+0bmn1mu2rE3bnCOzQF4QcUV5RVUE46kudl6vJ/0nWI3utJFYsybtbZHF3JeM05P9wrl/hIKrmxj/tmqJ/JfFFe6IOa+yAyDInSug+ZRlJchavT+w7bZRQrcQRERvyrfConLSJ+nrginDif9Rqg+JVJ1FJE+DIp7q4r7IIFnIgot5acNfJJwJsmY2xYTYgPvOPuI2iqEivGB0RMhtG7r1kPOuU7aJZ7APNsoJx04zr5T/TFEUeE5QFXH/jhQnZAkMExQ5HglwW1XG2k7WJSRj0k9ufLdXsiN8ojaYoJx6U4Zly2EkThkwalglsbsFKzFrFbThQ8IKIA8dePIrxikRKCYLa4IeEaTPUuKrEZpvdWLOA0Im9DGykYjSovpVUSPyqsKqIzznoRBAXmTkd5DnpLhWVVCbVMHhRFPCiuImImN4HlQBeRZ8jH8b7ZIyEOyGGeu6zLYkqKLnVEywuqqtC3/st5D1bZY2ww/VxiB4VrnCa8+vqiNIuOMeR+wr4UsHOPIAqo0C40yq4DCqt1YBUVljMfsp+lVcOHdz9upK5xt8HU/sqbbxhqYTc+w/4vSsxYCLpexwpsaXHRW+pXkYMGQ05JVpOEbVMJE5HwiInCoqY2vmOtZhRY5pOfbiRxvUF6stGpTkqMxJZ27WpevuR57zcy+mRJ0usO1FrcHStKikr3yto9JXHZXbkc52q7HIorK5lz4k8UtWVoq6xZl8CWI2iorI4o8ADREsagnSG1rJYPC9CgitvMcjSKizcmymo770ZZM+YHtWMdPeay1Z6fYzHK+renSld2YG5zc55JM9hK9+PZvRkQlGl1dyzN+FRNUcTaRgWGp7XG2EExOM68448y/lRNiwIpWcp3B2dG35MEZcG1Iok2rnNnkgCedrGgqC5HpfbLq8ebc/2QTzVHMdiyq+g2q/Gn/qirZy42LStZbsryxvJDbDjr9VfPVrdFuNP8jc6uMwGh2QRNrZUVFMTF2KtWPI2J95sbySoJOhoEu2eaagvzNj11opDYNA5Ji1kmwtET3FHuE16bsSaBNtI1fqGnayzb/wBqUsRLbc9huilsOMHD1eKMS6rzfnMtRb2qdbbh2se4gSosuw9FnWTgmwRLwi5VUYynp8CvGtqmoPGwyqsIEWchpV2yNsntUgRZkUkJli32OxerWJZQ59prOsjef27KdS3srOe+hEuNudRemjJnTt5M3I+yRynFdB0Qn3Fi6XbPx6/+q4qNRI7MSMC4KlmtXUQ2FiWLIBXzZeWlWzMGiJavYbam62FRo1tZuVej0UJuz37W6oY2639zNuKym3LI+vjrkeDoFm9B/sONArrBhsnGFIIwMtKZRmvdIfVpiVY0llUtUV+/Vu0e0wnq4L2uJW1RcThclUpwMbttmgRaraTZjWGw69ObZar3pJywiNu3tw63b7DaWhBGdZGmr4km9ZPWKG2r7OLYiqImbBoJX165Uy2JhR4VcdlrtI3cUVBrhQHahpyRSS3ayJJ/r6xcbPVLmA1qBahPjh4xSXGpdVKjzNt/fq6yJsFdLuqiifLZbCVYxxvJsaKN1HkWKXV43fAsGLH1+loSSWcq5oFL5pcZd3MetjUhO28zb1Ru4h3ajZt7fBenbNKgsPVAWl3tmr7HYUs2LuFVMGJb0rSNPNOhyq5KsozFBNo33oMeFs8UEUhfCDMhMVcia2MZ9izwo6UZMQWrRx0Zbb8TXn7S5paKHTMTpgsjtFg9ZGltTUsfaZcKe9HLlIEsa+zemDf26yJkop0aREJvZbohYurR5/RHF/Kcpj0dlrKp1qPTK/Yy0erJcORLbkMUdG+ybc+Q3DmhCn39NWyJrUKBEtryxp6mJUQ3S6jdzZM3NosG3LKFqk6UsvV47bZ0TP5OdrMB7IES6rc/GzuZMNhusratHEZfSM/D2XaowV+63XrrACZOS3GdBgWgMMw56pJsXDdsm2mBF5uUS1uzlSRYtvrtnOilEVnnFRM3KwYpqKueYGxtbWzOwiWrjLE9Jy2sqJMBQcdLHR7I98RcdAX22a5oFbjssDM2Vv3kRw8jQ23KSRCr3iJxG25UxsgYYfJHW0NuSsGqSqf64E94Hay+Vws/tmaZTG6310RESt1MKVe2E5yRWRmieaFySL5CStPOiDZr+oTWUKuj7HJ7tfGecceUiuIkiAQPM1rLEk0jtxoKOMOSDsIz0SKkxz2hsT4NN7IajIuTjjosyymUv9k00qffbcycSIQKgahDeDW5bzCT32GymosqO9KeJttt4HhKCwZBHRvLe7YhMtGpH6gTIcMllXyV8XIqTHHYNNZNuVesBCBiO1HDb5jcWBAfatHbSVFhx9a0mVaMj8Klrr+9ahClVtO4hD/rb1y5FLXQ253wJb78gUUH0kRGjCVGJBhNv25xAmSZzsZQURBR9iIqDTNE/Y3bCsR3rOx9Wu04VNfir42yZMdlMz30dpqV5HzMAHZdpZiKcmXazWZ0Oqop1m7KYOcslhqzcfmz2JTISJ7ytxGbapOTsJNL+XiSsmSFdcmtj8cWxQtRWo/JQKa1bt3keuZ8eO1ZyOPpe2rwMSosqzm02kWFgkGuh17W4Xseqh3rNoEuA2Yhqp2025nU77Jvn6hrxRLY/SMWI7ZsojVlaRCbeZxyO6BgUtG3W45iyaCGnUywo15fxnwg2kRubQ0seqh5YmQQL+XapGokg9quyF5lcrIzOw7HcVLuz7VJ1CdDGjt5NNdT7KqtdgnV0n3QAiRLewfim1rT7sdvdUoI1ZsNTZvR4cplw9Yh6vPbuf6rgyCtNRvKo5FgxYpdTUfk6nURzDNhtm4LS2k+QzY1rlkP4dmOaOKxkfY3xp621iwoDENuEx+hwNl1tixDVpTtdfuy507LPXtmlhYQyKNXuzKh2zcrb20tXSSbaRfg2tHcPx5FTI+TALqozklfEgMSZS0TCsVTjgNjaUVpJt4sWVUwB2CYzjNsE1TfBxYNWXKLFjuyZoJBq3EWO8z3SorKiXbzEphGc38UJbkq6K5tFlrpxg1sFmHfYt1096FHYrUDX9GknI1/9XMllh+ZSUkmZKdnRWhl2bsp43nFRo1TO/dVQVQ0bNZ1M63Yu3EhxyvalEMIkBxplJAfixgzJ7XcpL/7pRG2Lh6gtkzSW4a2cdpyZsl7Vpb1NBpUStpfHClxkWF8twZIoBOrz28FMipjlvFHGZ4SXGat1clMsRxmO9pUKOIqse7kF8ieLtRLKRAvoz0aTIN0clQzdlyhMbAI7vxKmLVNW1VLchvObjMZX/mkgsXcJ64G2T1WNDkJFa4TJLvQ9vhR40qxo5kAPiouMSWWUnSpT5LZCAvB2OpnvVr8vZ0dW0Yp5kSG44DUe+rp0VqveVqUbbcudN11lsWlra1Xm+bCvSrd2wWxqGxLhG+2C2SFHO2GFInpHRHnH5W9STj3U+uj2Fmt1VyRj6mck5sGRBkuMGgKgZ1RFVtFBI7WR5JxzdcePK27t64J1naWblfqEqXaa9UhPuJNeMHetk1sjXZGg/GDGQUFsBRABCeckG1Iq0fx6A7DVXK2+hOOgOwuSFdk7PDnuy3mIOwXqbnKYNdXiHcN1MVyfHqor1PRVA2QIXOVlnr7AN19YG6Va99lF5qHs1tXfjjkcTpKOSoVlfWkeS2DxFgqqqhfqJeWQVepkqJPilJOHNm1FjGl/Ia3Cyafm6IafMOwJsY7o/I3WJKBYBIOj6cv8H9WUVxVVTEWthRNiqOR2fZR9MSZdnK0+Bsyw6u0u7C0ME5wcEyVO3BcKoiHAutmWIyaJJjNyB+IXX1cZEOXCsJUnW50ynvBS91y9jvO1g1TkaBXpr9chYa6vaxH9nfWykbdAFyfdWM1kV8CqLnVVxBXlMHhBRPKCPrFrsispisc4TPXEFEQgTsrScm12VY/go3KfFd6pHdTPUXPqPnoWcEqi2vPQUQBBFAGuUAFxGhRBb5zpxiIii0nhfvzh4oIuEKJiomEKYqeEHqqGqqickopioiZ6RNFiJz8cc9AIqNj24Fc8YiquIWcryH+iGF9FwvsX2LC+2L9x+44X3LG/v8A5/8ApMH7jifccX7p9//aAAgBAgIGPwAfT2foTSQ0uEwbqjATwb9Wh6qVCyx68NcAWS7fZg1ADAES6UTbAfX5JfQmuqYAnszGC7OSbdxl6FK5dEEn8ZeZ63wQWqbYcs8mqHLYypkPNphx9vvQPugW/sZv7sqeu0eHM95VJ9rGAikMtM5g7JfRugbXuMo7cWmxYKaZAZwvY3Y5dMmxGPWqh3uMqqZGZbBaeKqGS24aRx1LTv6WWqMYdiCNgE+FYW2cQt7Z0YH2W/e+hOcYknNX9lXlsIEa4ll15hFNFt2ZbltuutFvmJR8m5AZUE7oCIA+ZJt3zcrXcy8vPy+7t2uXzPleTAwDLEGc4r81NPveScAfQAUF3ci3bQarly5lRO1FHL599c96kcyvxN3M8lWp9WRMvyIbxN5XquyT8w6cqy1Gm1b/AIa5vxPmfxLkBhdW1bZmUC2K7mRmT5j5N3+FHM8Mz8+2C6zd7hu05ntXeZr5n/zgNWF24NlbLrVl4k3oANSEkAVK3QpzLV/Gtf0+b3veeTbAggMpK7ROJ2yfvY6uzmgDVPGHLSYU1UNuuujNqXNCrf8AEJfQGS+JZ1Ra03Kbj61Vk7y3XXFzmKjWr261Lq3WiVgcpQS4BbJXwrzWqzehBCrLztI1ezVFp7lpvEczuL9tFyvmVrebfvJcX5e/CqLC8jDneKyM/eP8qhWXu6313bdzvbnM+Z3sDGJwbDqFK5ee5o07tH4jdOKwGcMdSiv92Lb35LW/LBOpt+unhpoghcQxgOGUkA1iebiWpYsO1u/euFEuXGvjleHtXWWq5Taal3zfyuVAt2bebGbwXutU26ghQmFMhly/q0NYuTldKitDTTJq0u9Gllj8veZbj8vlm9Kk3GKUV9b8WKHwdDS33rG2Mzcqhp21nSlxP2oFsAW7lNXLcqvocSRyLwKi3K7zOjV3i17kKfC32Fuc2AZb6t1X0L/qQzXLSlEquEuO21VK8x1/wopuI1rxSUr+VYZ2qzW+XVR3fLjlW2mQrvNDVTyd2rpvpgsSFUqDUdPo7zNAJzC5NVUwqOyq9TpIZa6adHoO8I/gXZsaLlpRzLy9NP5UA+It3LTOZ96rJX0s2qJwyXvD2u6OYOKFxpai3q7yDbS07+KTzWivJtU5KWuXeGDbuhWLE8wHPzA3GzLRBVES74e4xbm1d9Z4V5T1K39W29cNZJuC54i2w8K1vNc5vFXu0u0XPHXjcbxloDvWdmqVWVVVk3NUU+EwuuKKpaV3mzaYV2M2kp7RytTwwCWmyjVPNVw9aDNA6nVLKyNuXP5bdKKLdlfG2ONe7vsm8jqjr3y8VpIncteItWwTyk8Ubj0z10Pd6sSipM1TNcZGO9c6fQ7vJFZsis5aVOfhzdH3IJdgfNJBl9bVAuXGC2mdLZDZc156Kuzrg3/EUUWxme4K4a1YBteEnhbGHOZfxbq+5AZxO7cxf4eqsPbYimWFI0tuVRiwXeRjmr3acudKoZ7N1FpAIVmWv0WaGvAlVDm21OVKuK3w1w9hblpecoHfs6ZteBVXjl1WNuv8xYo9uv1ItM86605YG7dq9+K2ppO4Mr9XO3zPgheYc8hVLeaBa8TaFxZzCtxdF92B+VvvaoEls3ne9Yy8NXeWv9SDZ8QhtuMei68Vt99YVzi16d1ieBciezAJKqltSWeVOyFbbVjt1QZDZC4mS6ZmdPVqqjM23bjjhE+S1O2ufedeFvM2Fl6h0nWGkhATeuHX0lTgiq/eW2ZZU1XG6ltY5dvw+QtK0S9LU8V3Jc1QDdpVt4Kak7L5avQhPBeGX8x4rmbVX5XQRt+7c34SxdYNfVM9OhM2mBbt3kDVKxU5qqdz0oVd6XazGhfSgFl0ml/ZjujtwXdJjmXDUAdg01L0olF20RymS3UjP+M91qO5XNVRc+Z/44ueI8U0gA13/D7G88NduGp3JZjHPYZUkSGGnGvN0noyRcseFbm3jl5gFVlOLN+I0fnHAN+8CPDqfwrIyvd61z/p/wBWJ1FWuTZm6K7voxIbQe0IUKu0DLtJbP8ADBtmTvKbJtXjpffgXLdtiksyh7iPb4lrRtMG3bti2tMlRu7ZV6O5dj+ycNduIea7VUD5djN7kJ/t9l2a14XJdbTzLqZZdJbcJ4pHtJbqwW4biuy29Wm28XVuBCbhkQudaO3Au+CUvbuOA1ofgVb6szZ0jxFSGy/LTw3hrbU9zYqV9G7Xy7cLY8WFKjAPKno03F4Y7vMriqZ7UIzHMZW9s6WXTD3bqebmV6bluiBfZqmLMhq86ZWWF8f4TxDravPy7nhnbm27d01XO7R6lVMnwRLkpzdnMm1H+V/7IueLuMoBVqasj16nt71T5dyLt552LRc3LtxhmqutXRaq1tChRUygLUf+W7APm+qBZS5y7l0GctdHR4ISsnbVefW3pdKLllcq11L1Hzp7UcuZCpl4tPShOaSVGaro9aLonVUjLh1aY/2+1VJHLvfBH4VS2l/7kXPC2xzEN2sXTsVU00LxfMTqeRQRMpJQYVOOr1ImpqB+qCliw9pFGa9luehmhm8QzvbUHvDt4eXmh7Xh/DKokvePU3M6WVoF3ki1etqbbS3qvdV4JWRnjKAJTkKfs++Cq2GuXb+RGUNQq1fNuv8ALT048P8AmrIvPRyw9VxKVRa/w3WMPCJ2i7+28T/K2/8Aj8UGXnlCMZikGqWaivTADE5VDJI005n0wHY1IVLMAMbVOVfTg81aMCyyNdVOrtRIiYNI2b1zSsFGtqeWQSBkzN1KYefhZYM85laqOGl+7hlsWlRnt1VHvHZmdUpqu1RUuFs22t0jSrUcyLYJqVMQw3arehurGJjbAj7YJwxg2kx2CZ++qMyy5YIE8zPNaW0wLbqe6ZLlQGq3Vq60XnXFWKSP3JDFAysQ4uBzl/l9CFcrQFCqQTtpfmbvVgqRNajclsilQFA8w8ojb+j2/pv/2gAIAQMCBj8AMbfJtiYPl2xj9Db9AVApVxCBZZsWliv6rCU1OXLYdTLC2yWqbZj2oFBJxIM+jBC4nh8k/Jt8kn04ky6MBFUAXLYbp1N04AH4Lcv1fjgLQu1c0s+mEC4Tqm32VQh+wezB++Dc+1U95vUWPEiU5KzAessF2BVqpSYfRsk7Ftqx7MXRgpYVYnJV296OZOa4HDq0wioGJWY2cUK7qy4bPVjCEUEHaWlxNDXBgWs7ekMsH+p7v0CJRgKctHZ8txlkCww4m6MaiAuZql1cHlIngRKUUeeqrySgmMYw8kv7SYGalZZBpyJAXAATKoDm6TRNpthPowbZUAebLT2kggiJyn5SDANLANsMoAuKD9iDT28sVffC4yJPmgmnEiRw80W0tvQ1qeo5l4aWiTsHnlJC6Vp1ZdUAl54UqIItuFfUpOaCWbN5kWqS+lVm8ov22JqFRsoKs3FU3y+pFJkst05IYWTUFWogbu7TV14qbLRhBFwEGeGNXrQRgoBksszRW0oCjD74Kg+Y4to/dhnCFb1sGtN1t2mGkrKKiZE5VXo+UUiurWeFpelBvFmuIGpqSpv8xYLpvzSR3uHrUwyeIsq7sJLIPabtKuZ4UDLsUcUTBmp3onLzgelGybCaiWrNGVKSBqB8zRNQZEAmfvQy3QJalubvUbpwSjBpcJq8gZLtyVwYU5tm868MFmcCyfPcB5lyrNpSFuIxVFACjTR1IBd+W6LTTuv6HsQt0SwaTDdp6sJ4e2Ry2GyXswTc0j2t1Vg2dlIJb4aujEgDjAYmn796Js3LP26f3YJQoxOop5JNlkqoGX6lb9+AgvyGJm2mMillmRN+jAXZhVUDw7nShrdtiq7AFammn3oWs13AKazt6sZdCTo+PtwLwDF2ni5VeZxUI0SRS7ACpV3KtObTVFNyzcM8BSre1CWQA1aLck2drfErdVoqVGNE8bWntLFXKuy/pXPhi4olKli5/l/swVWoMdrGqns5flRJBkxpE92O7aUxsXe61dUFbqVdNcjejAe2wZfsgfYQo6zQ4k7m6RTbLZV3np4afw4kGElWSZd1v3YFXnGM4YTUVDOAuZ16VNLxSqylpwkvoroij82nMnLlSblf0v4dfrwyAfMWk9WAS4m3mUaO3xdGMgL9Ld9KJTqcjOf13YoSyWLH6+X6MM5IVJTY8X7sB0ErCkyq1XDTTkit7bUylOUFzMCeE8tdK8xsrcGeJK86wHSerjid0DKKmMq0VeL9nXHKsLQzAGs6qG4U3WifnhJmYLgNL3oW1aWqkBXPC3aiQgkkhrk1RR6NXZhXuCkbWSe9u+jHKxFpJcz+Y26nVWFmoZVwpiYlLE5tPRqhg7b0lIy0rly7sJeBK20MluEt1MuXl7u+8Sa6D96W6etTTFbuXac2bVV8PkW4zaRNRLo1LFy+RJ75qMopZHaUjNQtPrNCUl1oE1Mqc3Zim8wV1Grj+GFedVqZaf8AFfT6MF/DzVxuE+zVBD4U5SD0YYJI4czD14VLbbGoKzysrcUcpAFFAfJl3mWOU6gkLUHHvRtMvqhbKzFPaSncaFGpjgqj3oAMqBjT8UEBJMfPV7sG8yV27cpT019LjhmWRlhaTT+tEWr86mKgN/VTI8G4dTZuHVDcoCuVPa6sW5imTA4xfYY0qltT67Qr7CB5DI5TNhD3CcEp9fhilwVI+uA92+l1zptfL9Vs8KLIRbrHLbGmnVXkhL1/xDOZtkWnuqm0wbfNL2nasKd2n4ok4IlgG80onsnm60KTfW3bs5mVqKny/LRaq8uuL7WnKKDXTJd56N5Y+af7l+GJcxtv1fswDc04zpFPV0wQoDK0gi6K6N3o0xUqjOxV6hVWtK01QURaXDBVLH5tWZvQjuXrkQrgiiirT2YmDIio7c1NvU8C4Lrd4CAWPMyrq11QkvFBhUqFaVy19ZM8Kb91mVLlIUd1bWlGeqm1TmyxS2NwOtyo6mWvl1RcaVLPtU70rmvtRlHkMVhh90KpnUPOdK/tPHOuZQJmS5t2lVgUbbpm0sqJJqk1aaYN1GHeo9uljpu06erFhGwZQ8x1nhQ5R1VkNo2xm/mNxw9tX5jMWYFRLWnL96AwMmoFufVip5sT9cfVGyCJRsjCMYxEYj+7yYRjGwR5vJs/Tf/aAAgBAQEGPwA9NdD8mv8A9Ovk6NbOjW3ybPIdDy0/Ir+RX8vb5NmqeSmj5dvRqo1066a6I1XVI1Ln6hXW7jufrodDGK0mJttPTXQvhKgkAEkefRpjs1POu3RZ4HUKKkkU8tfya+Xe8/R/PoeQ2nRt6P69EUqxNAo2munneAxRohchzaxoLqLHx3evpXmjaSEbXjU2ltna6uscYeOkZyeORiWcBQr92zNpsavdGNpCtB0gouvF73JEMrqm3hAU8Oi2PE8zDjYDoJ7TnXhpymESxSRmUt5isbtb9pdZTzSMUZCyRk7qi4W2r6uszCypawzmWOMvQBWF3L0dtDrbtHn08mBI8TR0DpKAQSey66aF9jIxU/nGqH8rp8m3TLire0a3stQKitvn0+d4vITFHQ8iDaak228xv7P8TWJk+GRfLLjyvE8fWVmHNVmfi3rLr9Y8U5L5GYrzsWJYsKqu1m/DaPU2O1O6dk2+ibdYjeJTPCsYPLVBUtUJd1JOHTL4dHLzhGSZZCaFardxN2rfh68YQml+VIpI8wIpr5Pwxjj4UO4hj2O5HxGfj3tYVx3iyEltpry31PU1PJ2j2l1kHYTzZPzUubVPp8+vq+jXh2MQA3iLySv9NoXuvtbmslFGxmEi+2A/69+o/EMuFcjJpaJCbWqXMStenFZrkQAPLQsFqASF4rLuJtFJVMcgJBRgQQfSVtdGzXRqmqj+nQ1t1nZEbWzOEhiI8xa6reyq6jrtq4r/ABjoY0ZY85gLQdhbgj/W1iY6mkOKi45Hm31/6WpSBRZgsinzbRa36a6wQPMH/wB0enJ+4bb7UevGm6O/mIPs6FNgA6PPrBWtDVKfw21OR90P1tTn6ZHP6R1t1HAnFKwRf5fPqF4vdYJjiWnmCG6T+5qDIHRJHbX60P8Adk1jQxqXeQoFVRtJLltY2RNGqiORWcXrcBXe3RrlkCkSLaQNu8Os3W0PJs10dAp/T5aVNOmmoR01av8AiM2o3PBDWRv5Bu/p6mnxc7HmyJHaRYg1G9FV7VusLMdCrnu5AekFhzLfZsbWECK7sn/x6lb8Ej9JNeMMejnz/q6FBsp06wwfMVr9jU5+iMAn+XUlB13pT1jraNp/3alzZBuYcbSV9Ig0/Qu0zMe8clmP1ne/W1iZVKmOgc/RUctv8RdQvDuylFSNqVoWPF9jUEjMxYuLmLEsa8VzdbUw84VP1Rqh0fIfp8/8+qeToqdQodm3Z9o6zMrod15aH8+iRcpG0MDQgjs6jxPE8pfmwFLND3xqjbrHliy+RPeevpQMeUvEGEblggBa3pVb7+HTfLJGHc70rKWenY4rVXR5cwS4lmCIgqT1m3NfMA2yVMjSmiqpG8z3cCaKRZjZQaO9kUsRZWzeuVVuZuDRigkMQrUgAdPtDRllIMh6WoB+ro6mxIllhaahZ2o9babu7bueSeBlItuKXAioHerT2tYy/Wn+5tYxp0N/UdTH6kFfo3V0B5tV8jefbT+nQ2bPJs8+ocTJkEcw3uXXe87aOHEgMZ856a6NRX6NbOkaoKf7tdA2jQrsFdp1no6yUkkBxwppGceI73Db1X5slnvO70uDzGjEplmkETFWksVeTj8zj7vSLQkRqFBc3M1Os79Z9bB0aqfN5tUPTraOjVsUps7Dby0/M2hjSRcpkIMfLG7s6tvV1CwUkKasQNg2Hi1NUVG7+quujXRrZonoNf69DVdV8+t4nVB5ToU0+XlMI8eBb5WP0Dq+k7tuJrIXJwzjpFOoV4rnUJIJVKzXbqPylf8AaSfD1G2FnCUROk0MkUdwBXiWSOAX3cHM/aammzo0xke0Y2KACQB7yd347n6iP/D0dlBrZr82ujo0TTbqlNvn1fC5Rh5x/a1zZABIQAxFRUjZr6/LT6/LTW3W3y7Rro6NReFxn6J8j8/wI/ZW6XTR46cySchZICgkSXbWNZIm3X3/AHesfxTPK4k0MZWLBxtxQJOL5prnv/Y9vX16p0/0nTHNyo4iu3l3BpD6sMd0mrfCsZUjXpmyBc59SBGWOP7cmjIicnKgoMiCtQLuCWNjxI9vsa/r1XXRs0AB0a2+To1s/Ir5fqOtmzUmY6cwqQqJ5izbq3t1Y+3p5suUCbJNXZUY+a1bViDcK6GR4gznLRS+HE0ZoAQyLkzcXL4H5UWoopckTzTNQRwEPaK2tJO/wkX+JprDUrxqdjLXtaw1xp3iwpg6SiJrLpQbrZWXe93qLHkm5ccrgM56QOu9vXZV14jEpllkAWOOaVb7ej/M3xJy8Xnye6Tffk+995qESZBnw5EtnKqQzI4rR4d7vIJN/SZONIs0EgqkiGoOqjp1lSvsgxpFgWQbeZKRvxRL1rLrdPjKe9iAaT6g3Dvap062+Smh5bTEZCBUtI/LBPo0DakkiDxqiGUx7JAUU2ySQTIe8WG5OdG3e6QCVBM1WRbhVgwXltvHduts/eaMCwKko6UklQMDS73fW3dGB05U4pVCwatRdu29Vl00M0ayxOKOjiqkelpfEvDWk+RdrTtIaBj1Xeu/G/w3/d6TMaSR2JUyktQvaKR3einY1Dlqtr2WzD6WB3X/ABGt1FkSTRS3KrRvCCp5bAG1+bxaOEYB8yjiVHDUFRxbm9xI2osaZaHIRzF9Dmx2j5bdtn4fxNT58nMuueaEvOvSnw5cdFvjxoUXrz94kWlGPJz41jS+apa56XSvcx6zPpb2YYMr25UQ2qUPxbfvItTyeHSCVMrFVgjyEBXJZfmMZN5WblJ6GosmBGjEL3i7YilgIm7hmZ+Z6dmufkqYQ4MmQxcM88rBUj5nFy48aJdyK/WzVD5BTzmldAAVOrgoQt7u823erpIpIyrSvZHUUBINrWt6OnNkcqR1pK5DGQjjkW8PFi4avf3lkks2knbMkhWdm+XjgjVObabG5OOi835f4d80kskvw9RTY2OJLmP+WcMgaoPMu3YYoO76/M3NR89pcd8Y8yAM8c6VWslkeTCE5qKsd1kn/wAmp0hilysmGO2BYRQRkNuzNabu7k93/tHqPnDvig5gBpv0395eG5tHxfKyBkYUUpOR4YskkiNFIWWRX53dd2r/AIm/oZfhnhEuApqTE+RE4KnejaNC3Nik7cOpMdQxyIa3RHY4KHeDX28DaCLBHDGqhUVnCqAot4b2fd0xyc2AE9VXJA9HcSzUGDI4LQFjeASTU3WafNmWabHUKWnZTZW1Yod/gZ7LI7NAIADQFtK2XkQ4OKTteVwJD+yguv8A4vLTXKex8HDiKxynvGjFOJJN579DJMC5UcS2iNnYIJAf+4TY1rfu9TNDEYJYCt8Za6qvWx1aidn8glbQ5Iqq9BIO++pXZ448pyOWZAzEr6Mce9bpZzMqzX2ijFVKcSrJHw7t2jDkw1kKhEHM7syXFJGX3jY+7wf4mpJsTHdhAiFsQkSO/LDpHEOX3rd49/eJoYhgJy3CQgyXCKKJRbwoV5nOsmyOTwazktovLjiaSgWqPPF8zFag4Hh3NSPkFsdRIYrRQKFA5ntc3gh1jz4kTiQzqJYTWsiyI0LWPGW7V8P4nL1sqRTpOwn+fXyHiqc2WBlYBoeaqMwDoyt2tZEHg2JIsiqbsuShZF4easKXKvF7ySTU2cr1e1lZ32kl+JtCbGhblOSBk5DWRjzVUcT/ALmJ9c3xmd/EJjSsaFooh9W63Of7cX7PTQeEYGLk5yVAWFEtRh9/k0Z/scyTSZHikzTyKTYg3YowepFEu57XG+hjQjvn2xp0Xg8Fl27c2nw8iN6K/DS11r1d7TYuVesWYKFnUWAj723tr19KkarWAVjO6Byz9426v9/UMSGyPKLQso2Cjrcv+MkehTX0+R8wzETLsOOpN9RT3Ujjhtay901F8vdixW3MqtVqn72e1erpYpDXHVStq8RJ3uY8jcTNJv65l5DkWyqd5ixPo9rTrBM8bqu8VJFbjbZIy72/dqDAyJB/qEFvKaQkhqF4vmJpKc3fx3kT19SvJiPBiY0bI1I2FxVlkaVmZFijibk/ee8+81ixytE8lGVDG14W235ZpvSW7q/vNMvyEk5ios0kBUcuThttn5aXrb1JdzUfOULMwHMUGoDU3tSEvkZ8rMQ+DhwuZmkXu2TnPy15KWfC0MVMdP8A17w135s8V/zORM4900jXWRxxrwRc7cl+FpstoolKUZ8zMYMajrVl7qNv2KJop4ZG3iEnQH93EPbfvH9iLRiyMto4HJHy8HdIR2Gt7yX97JpYpFsLKHAPTaeH1brdLJlSM0rgNSM2qtd63e493UAxRY6wtywop7nvd30rG1Flzxhp6FXYbDcvFY3p+80HLibGTeQoVLNbvct+z3nvPQ1Bj58VxVLBKQKgjrI/EmsfJBSWXDYGOZVC8y1uZE0lnW1j5qAomTGsoU9IuF1vs+V80xquFC9CCSSdv/Eug6IY2Rd2S42mnEr6HibRGeEpa6kFlievHvC1o5Op91p51hSOWNVMToAp3j1bdOJHDkHeJ6TUfXqZmYlo7RW6lymqcr2dcqF5I0YNHLGzFo5Ad1t301+xoNFiyY5VgqTNIJQ9LmfmrYlr71nddT4esWD/ANVhlMeK0skziixM0pv5eTzT8u/LfmWd5qJfEwoylAEixOZBUdZpWSLe08mQ0OHJPdK6xrWWQ13pGWJeZJvdd9GPwPH+WjBocnIAaQj8KHbGnt83Sv4jlSZEwN10rEhQeqi8K/u9EoSCtS1egAaXIj3GBuBrtqp0uRmEiNnHNPSbRS61fU1XDxVWGuwysSx/h2KmsTMmBgGPfzbd7jUpudZ9ZWLhErj5zrKRsBUCvOW1T8Rt39noAGi12nz01FkYuRiyxTm1JFmNB5t/c7W5pT4pmSSSk3OkFFQHsrJIrSNqHFgFsUKLHGK1IVRavk2nTeFGKmS7M0T12Ek8L9rd0ZY6cvpMYrT2br9S5PhxbGYnkuqCiyvTmSJy+GPlwrfkSx/h/eaSBjJg5se21lMkDmlvDErcnUT52P8ANwxsTKkYDoyC5Oanw5Ykfe1J/pYfIw53vxyitsDb/Jaouuhu+xpJJ5UwYlr71rn81/LhTjt9bV8kRz3Ta02Ye7BHWTH93/E1yIpTnSJuiDFASJf3u7Fb+z5ukjx8qDwnFeQx2hA5QMDy3meXiubcjs5Xeakxoclvn/DaK2SBRXur/FhvTjT91r/Wf/YIDLLcyYOEgvQSUNkuZJXlWbLuV/09YxzIoeZlZKTZcjmksMIG8iLw3TXu0ka/hfuxj4MKQI8CVjjAChi0nZ63L0FWhArd9IGmAIdzsWprre2KNprs2aVekVq35hqXk7KbEp5idY2RkKr42bGJIZo2vjJI93evxY+umglS2FOaZGOOgj7xbvjJqJ8iRrySqtJarMo4GZWfs6FzmNSaB2G4f3iXpqoNa+RpIkVQGAExYEVLAbrXXJvaDugmiA3la2QgexvWN29LzsCZRzjJLNFaEIcR7nem69uT/D0ny3MiyQ9xx3UqsgpbLHzY23N3XJS0pHWeaiFL6AvZHyjHdG13qaWa4pFA4UyChZA47qbe6q3cvX+p4cYzWR1JaNeAoHQ87G3ZLJFd+Djj0Eys2SaM9VCEhX//ADJb/i6M2XGxjNqhkILBnq0O51rrNfLeICWFcwOBEjkMuQtY2WW3suk9mnmjjkXJyLlWaRisKoDa0UfFdvL8VOY76YJSo2hTQ3L94naW7yNnz5YgxSqKI1BeQ27H4rUi/wATU8UIa2GdsdCw2uwayxV6zW8elgzsdcgulpEB5ciknc396OW39npPB5Rm+H5EwjKNPyWUhkDMzsrJy9/mR8Ump86k8hicpdkOEjrGBJNzUx+CJeZF/wCVzJfhx6fFzMPFVjA0mHLGXhMlbuSkDX8qa6RuPL3/AJf4vudZeJkumZ4ch5ef4eCHZLiY/msS9eVzoZPectuX/wAyNc3wGRPFMGXbE6EJIB2ZIZbd9etoeIeMeHyDCjdedRlU214W5bPJEr8HO5epIPDML5XIShmhe5mIB4lnZn5kd3/T8mw/yamkkZ+VjsGnEijahO4ib3HeluqYkUfJUbIpBdWnalSy1v1NLn5uY0DuWWHDxyiRwgEpvSzXNM27dfqTFwsRcjKjNjSmreb3l73W833m7r5l6rLHW0qAFWv8mnhC/MK8axosdCwVCHXu0K3vy9zf39LkYMb4xi3SblQsOzNFJI3A93vNQLnLDBHA1XeOoLnsqu/H9jWIY9uSuSuUwFRQR0SNPYut/iak8QE8kU0sTxmWZwd599pES27n3djUEGPOYoYyXjkKGR1kHvo4Vpuq7b3Do3BwxhJYzEM7byWtubqa26knma1UFa9JqeFY168r/D1N4zljodlx4vMore/rcW+/xJNEsdkiqwps8397SZ3ibP4jSMxScyRryhUotsqm9bNZXOhYYuWqXlY1JjmWPkSSrjO9skGQm5NDzuZL7zm8zWLheHSc1sM83nBQqC4RyY8Ma3S8xolVPmPxP3mknyiZRnEpmSKFAMZSx1dVCx8C9jj/ABdDHxlOVHO9r4g2XtwK8fYl/wCZpozDKJBVZsV1XmL5mSWF2VtcqBflAxLFOUUFT1m5a2aEkTB0baGU1Gh5tSQRi3IeTvFJJ3Qblbe4b/u9YceKt+YsAmEKjY4k76RV/Eiu5mmeKPKxohusaMg26PPSRpXoe8JrvfEam/r5tcNnRirVZrCAeFrVZXW7SlHlxZJGu5Veft2+8htvW+7sPpcHKPJy4rUiljUyuGkrbLDzR/2/D3N8nM+6hm048XlWSeMA8++8MDXcx06vpx8vX+o5jvZLRseANaqKp7vh3nl+J93piMubvH3naQljSqSb8lz9VH9vXJwZ3Dg83InJuEYY2vbJuO0nofF0yQM8s0pDT5EprI5HRXsovUTQAFWbYBoyR1OHBMYoSfjTfGmi7SR+7T1/xNJgtJdPGKSJEAbWO89zs1l3t6hy8Ry6NHaysKFTc3F6Wir7TTz6gyWiSZFZJDFIKq1h4H9FtZnjkuCix48IdsJCSrlVNnNZeX3e7zp/w4tOxe0HaVjIijC/s47I1RdB0G4xuJU1HrXaVBlzC0HeDGoHr+8b7Wo4nyMnNZyAIVkkuevwxZe32dZCHAysSQRUyHnZ2QG65PfrGyyN5JByw8rE7vmG3UuO1GGAkePHOdpaZQ7yxLJ93A0mrElZZma4R7amgH6C8ehzIVnyQv8Alyd83LW1bqcHHpszKLNL4jKkTlthpEzy7vq8v0NALRVHQtKagzMOokBLhT0GnFLa1lqN62vF5XUs6SpJiqACHeNTeq2lr15T8qL/APZouVXlQNyyztZtAutZJNfLQRpHjij5EjAnljoWVuFudb7iL4vxO50MbHq1TdJK1L5HPxJNE/RoYeICuRm3IsgGyKFafMTufRR7IvxpNDDw15WJ4cPloF6KFD30uztydfSzZluJCycyNnZQ7g8FsdytHd25tDDXn4uWd6FZjHLDNXhWPJx7UjZ/h+80uDgRIsEIsfOmUkMQqtNM0iXd9I7d1j/B/iyaJx8xuiodoqIT6Nssjoram5BjkWeJoHZWNSjdZeDfX0tJEkbKfOTwj2uHQjkN7oDRhsBqasvpLoSMAoSSpJ60VLpb/V3bNLLiM0Mik8p1JDgGq8Sb/DoSjIyQpIAEner9icO+ozmYkUw87qTEx9hr1u0WNaxkuqClWKG/ia21dR4jxqsolWPYaJsN3PvThk3n51ml5kWxLkgZiFqBvXLdvcNt+ps/KmVnZXWCMVpRbWb0V3uxx6JTHOTHIiyiN2akZcd4i94i27uqY+G0rtUEwSuaetzBLC38bRgiSGOSlZAWWTlrXjyJlXlx+oneaTFOQk8KDcTl0IJq24sXe2Mze9yOXqR8zwqyVgHMrxiQkD4kkaXtH+10BicvlDzRUCgn6l8m3WZlwqseROogicABi8npegnMl1jy5gugEqGWu3dDAvs627qTJ57qrsbCpNpH8mhi5qq8WYlrKKXb1ts8afDm+J+L+00MXGgaS8/5RI+Hk/Dkx391uLvSyfx9SuIVeZ2LmKFlana87eu/K5mgaKtfOSf7arrvEvU+bor/AErqrwlQooL2oAPVv0IpHaOD7iHjcem3VRtd1EuKhHnqz+2/FotWgUVaRj0DtXdXQiwxSNWoZ2FantKh6upJQ9TcTsJrt6moc6WqtksGMSigAPYu9HQMc4hzFjvXFoXAiIuR5JmO7frvFSVUCgvw0A4d1d/19LghFeRCA+Qq3yVBa2CB0t7rQSV/l8eJQz44aslO1PJwQ8z/AGj03eCDGQ3BabFB3b22Xu7/AA+Z3snw+XoUjWXOkWsUUm/yVP8A5OX28l/gY/u4tFFHzExF8kzLRj67n9BNVhieOXtqwRj6O8e8X9DSweIKIZDRY5uhHJ6rfdSf4fkwMAEhEjaZh5iXblr9lYtTeJzLQSusOMT5zxTOPs8v+JoLXdFDT69RqJVjkULdIekBBse3rvampo4jSR2Vb1FAVG86Ls3L5GikkT0NK5ka+twetGr1bW4tXGgd1HNtFFL9d7OBeZxv6ehHSscgJC/mGjKFFrfEKhiPX7Oqq5t81vRt9Td0hjIRQQFQGpJ7PY0ccrcjJvKeC4nr+zpMaPHjmnBUNuhQK/rtpg9SAzFqjXhuHjKXjxkV8m0VoFAVrfW3tTzZcdcudigc1G5IO6jX8OHHvbdb/wAj8PQV5XWOSosuqzDrbteH9roNL3FRQLHR8hx6PUgVvT/xNDnqceBjfBhxmrnzcxruvZ/5GR+4j185BhvPJFtgxkUyLGWH/d5Cre278Pmd5J8TTSyuXdmud2O8WPF6WqFGKHgcbK09LrW6VcmMvGRSh89fzb66EULDIhmS6K/aaGqcuZesytq7PJflOY4JG4mQAcTdfltu8zWAcdDSWCxpDwrY7M1zfvNeH4YkeWJVZmZ+2Aibq8Mcap7qJNdH8ujNilYcqeRjzWG21TZxfb0WnU5uI1IQs8jM7UN08kMl68t934emZWaxNkQfbs9K3i1VzejGjealeF19HUOQo2oTcPqpw/Z0GiFQ+2nTX9VtEpHaetQ0/ta3AFr0tWpp63V0YMYh5z0kbQCRxN6XoaMzkmS8EsdpJJ62mEfnJ2npNDxtrHxsIWTZDBLgNpLG3f8ARubUeFjk5cmOoUVJKqaC9/u4t7qaYYwF7GnNClqAfdIiszapBGIJ5K1y8gl5mr9zix83keu/e6Ls9+TKS0s0lWYk+jd/b1bGKVNWY9LHtNqWWK2KdaFshYUlYHqRd4rbz/oaiXxZJJ8qjGPJd2KlV3rOS3covV3E0JPlo8jHJKcxAlEPD3kfCu8uvnsuVsLGkNYgq1d17S328uP07O81HDGCIIFEcSDazH++/G+hl+IMWklryMaM7SB1d7giXrzalyII4lxMU1ERdY1UkcId9925fX4NFvFM2ObFjavLxw5d0HpOI0x939rqU4eXkrgxqxTGdTIQvW5Uiy43Bx95ztY0HhrPysTZIZECVUDqWNIveP8As9ZUgIvx4qsR5nb3aetqGZgLpVo3m20N36WnjU3Mj0PRxpxI3rrqR4WMhG35cje6d7itZLdHLaA2yUVIWbaSON7ku7WlmlQi9GZUXYgvqsaenu97pXdSRXbXYDpVUEG4bCaiupK0uLGpHm26wzEKFWuq+0ACt1yKVu1zecXIpVGVQh/dqNLGMh1W2iolI1ApwLybNJGwBypQHypOks5HDd2I+BPLkfKyhMGSWxReCJGUb78VtvM1HEeMFUSX6CS3efp6nxokjkxpkWSdpTUEt3fBa/Ma+OV9FnIVVFzMegADQyZlLu4YYWL0UX76b1m+37vTZGW5mlbediaUUdVeqqah+SGORKBzpsYLCCybjxK0VzZFkl6c3f5miYr4bCxe1yQQBdv8O8unaZyIoQRKB1mNRZHb1XXj1DgwxLCkuxa9O0bnDw6dIq8mMgzBF3AzGzvX9Lqai5YAdRYirsozDjVLm6u7p5ZkeBGcROXFVZgLrXTi9vQLYqsRsBLVX9JGbQabGE0/mvchVHZWNeJF0nzDhQahVXYoHo9nSlCCLwOkE7fzaFGqyOKA7KCunxvE4myBcEgA3gHdtx5Yfj8dv4f3WszMykWJMUCKipy0dnIjj+XAVY+Uqxr/ABNLjWNFjwNWW+l5cdlVu3dY3hmMgWMTGWdxTZFFut9u5Ivb8o+Uo0akmVnqFdVHu4mj323/AN3+JrJzJxHzCl2KISLQy+7Szj7y2zXN8YZsTGuUjHAHNkA7R/8AGX/F/Z65OJHy0oBtLMaLw78jO+7oCXaGIrGDS9jXlQ+pu8yb8PQyPFQVyctRMqNxBG93cnw93gj0XWlW6Qfo9LTYaZMi4ojlfJjRiEMcMbIFZF6vBFqbGhiPzMZVpCWopRrreVcfSj08BVlQ0Y1FGDLxrrGaNatdzNp2UFbl9HUIna1ZXyMhgdoLILU4exw6SLBiUTNTIyZuSriMOvcw2Wuvue9+87zUkORPD4i5GyFT8vMGHAzcyOLdXi9PTY2SjJIuxkkBBHsnVRtGyjDoGjzYxLD526f+LTSxG2m0xnQYCrFhUno6dZGVn4yQzc4mJ5FHMVFVUZr24EZr9Pi4bGUQd9kOAQlke/aj/E31+HrKyIr3WTeitB3mpup2t+TSqq/5iVVbJlO1mfptu7Ed3d+SdkqXEbWha1Jpuqtva1fk4kmGkgEZrKrooC7sccUXBfJpknlDyARqFUkNc9CjQvu95HJ2NRwzyK04WglqKS27L19Ptp5J/GskB8LAlbGwI32h5l35J7eHu193/wDy1nskvJhx2KGQrdvJ3SxpvLxWX6HKKzoBvFd1tn4bXfr6MgdYo5mOPlsy3Dku68/dG8vB8Pf1kpiZKTxz4ymLlMGVrDvO9puWSK7c/eaKt0VO+woCK2cOjLTlq1YlDUrey2fpabEcFXiesMnZDbWjZesklmp5MhDPHHIi5EKU5kaqLInXqyR2awsvGS/I8QNMWXosC0Mshp3l8d3u/vNQym+VpSqQQyFWl2i7cK28tH+50I5VoTst8x0mJ4jgxjKPBOpZVcdVZOW62T/8z9pppfC8k4znasMovSv7Ve9X2+boHMxWEKsoMsW/EwHWvXgZvxETV8bE4qG1bgVDODazsj2tarbqX6nxUYrFuKxHQRS51dvu07Gl8QkAYRkpjxEbFI6Zm7UnY7HkiiSdYsmZxatRdaAxZtvAvp6K/Nc6B6hiCCD6N6C7SfNzSSKhqgu2A/zaBUK1h2iQXBqjr1/scvQKwwJTatiDZ/E5unw5AWzRE8cOQDsuIZYXk2Ky8u5NY/hvh8DEwRBEdqBbh7yWW3tyXSfiad40q22SRugsTvSN6zaWRDUEVB/Ppp4FWLLWpuAoJPX9L09QKwCl35Ut9oIBNri+QhI9Sjwrw58/HgLI8u4ouU8UPP8AfL93y9c9/DJIp7gQqsgIK9dbWt9jSyZ6HGyFFsoI3lY0W903dDxh2ujxykdBtWcMTdDf1V5SSN3nX14bDgU+RauTtYBkZhdPjJCG3ZO6Tn6xIGJLxypIhJ6Qdx9ZWMm1YJnRT07Ad39HSWmpjNba0DL0yo2opKkg1Cs3SVB7v9DVpFQekfSNAYS86IkmiMLxV2uVkr2+vohysN7F5ZpWCoNva62seIjaFNW2i6pPe728vN49F3YKo6SxoP6dZjuz5SGViJyQL128vfYrwroRYWMZ8h1q8mwhWP4dd63SRZ2E0bGg5gqqntvw/qakKQSxWnrg0Yejs1sJ2GhFNRZE5Tkt0Rq1XLEcxVK9Tu+81WEcp5dgFCykj/8AHTyt0nu7K1N5HBoR12x7m39HRANGPQTs1nTS4y5ASJbomBIk5hs53U+Xf3cicvveW+uVJix4wpVrAOuSFkv4vt6WTAzJIyrm2SORhunfW5K73X0kGTKnMCFZMgm0FVF/Ml/ZNqKCAGPDiRe7rVWfhaf1n1hOWFXvQj62RgmsKh227/0UDak/9gjlMq5Epkyo2ABj5rdyE7fFY+o/Go2IYZLY0y0qtCiyRS+h101EzDdXdB202bu7Xq6pSv0HRyElWBJSb0B3lI4rlW3s6xsmJAMRXWUSzKVSyNxd5rZZptFmlTYCbQwqaaLSCqA1ji8w0QUoP5do0QRt6dut5a16fo0SdlPN06C7puIH85Crox4mSFyZE7obEjcgb8Lenu6IZSksFwMZPnG47N7Xw9GfKe8uFKh+m0Lu+qzLpqChNDQ/VpEC3c9rHJHRGovn/ie5/i6yIcWRmZow8lwUA5EgMly2i7dv9ROboJISZIhyxWh2C67h/E18rkdAHENmwHiX1tQMqnkvawF2xkZev2rm1JJj4bzYrsWV4ReApO6j8v3dupPmoC7cotjToC5idCH5iwj3u6tmkRTQRARkleWQS29uy3SNut2dZXhwYRnIS1XIqFIIdN31l1J4V4gVzkyJRNKKFVqttipt5m7ZoAbKDYNU+jWRJJGRErbxKAdBA35OHSqBugBVHmAHVXs26G3o6BotUD6+jW9IvR9IP/Fo7WNPoH963SwwwyPI5oqgAk6pMRGx4RUOSezuHSzI1zLcCrA2Nstu7truvoNjBkdWutBoFpw95XTBkbImnastNrPU3cq2jbujyMWRFO2rCn69q6Ks9roxNDs2px3erosE5QfCd1oQfeybu96i6kzoIVdcxDHLaxDq6o1Gt+IlqevpUaBRJGlLxSjGl1167rLqJGQgEDbSg9l29LUeMACIiqiUdNlLrP0tQqkpEMkzNE8lacXL4/vIU37NeI59xmE4fkxTuigiR+pzBFZNaPec6OTTZp5bSJOYg0xBPQ282QnvW7crvqyXDVW7Vxoa62Y8Y/OSdbI4h9VD/f1vRxMDTzN/f0Iyzll3vl5bgVFxPd73Jb9fX5unSxqQJXraD9A1jwY6CNFhuJHSSW4nbrcOoDkhQ06lwi7SoFOPq3b3V1RunSl8VZDGKVXdP2WNrtrbh8rGBNeXQsK+rxbuo4XkfJRiqIy7GjBpd3Tbu6v7PTEA2k7K9NBup+jppI41kV1o4PFTp3H6v9vQVFaAChtOxjXtv1E9nRyXdRlsKK0TWtXsy0Nr3a8HGPRkzMOTBNOESoZLlbbuv7uxNJHmq6dFx2qVYC26N03lfSJBbn4wB71m70Am9fe92+/Z8T4fu9CDxPG+XW5WSW4MSxZkk5k9qKsKJv2alhjkeeXIRCixAFkDLu8W7fdvyI/eaMYdxNkyNHMo4bEWNm7utrPzXePQh8PjkycuUCKMFN3aerHvXXLoYTtflxXDJKcCkgSWrUb2vBuSgVDDdRQQNqx+1ro1wnQoD06JDSkAkypLH0CtzSQzcVurjWSR9oUbPabQndt9yKUPDt3fV1FcL4TjJcvnG/LvJrCjyATGsLNYNlaFN1vR1J4f4niDlRMywSRL0UNq2Iu/FJ6mnDzjGeQF8bHloZSgPFMq22exp8fJWyRKVoagg8Lq3Z0JWRrDUCShtPt8OiKHRNNUpsb6dcI/MNI0QEbxsGVkqu8BS7p63X7enJlZXkYu7rRQxPaiXu7vV06R5AnQ8IlSpT1GV/1tLFIbnYhFRFJYknd7W9dqbw2aSLGkhVZZT7xqsA252nW5L9/UWLnm6OG9poyT0JXcZv2vvNYrwWwpKUZI1AUWlGgdFt9TWb4vFOJiJSZolFbFARfN14+OX0NeCxk1pjih9mLQ+g6/Pqp0ymQlTsK12EE6uVzG52MekEDQZCZEtuLU2Ak+1qLMmkTC8QghAmMtBu0ubpt7q7fSRNYkFd840jU+oFBqWRAV72S2p+h2GsTJxYXk5QAJTaQ1w9r29MhN0GCgWSnxGLHc/Zpp4JcWGTGQsiooKbgNoXrpw+hrGO3/AE/LVpkjGwgqFk5Lfh72s2bJb5fw3DmkEjDZdRm5ePF6Vus/xZWa2B+XBE1Kipj35WXi3ZNZU0khCYcd9q9LMQ7Kt3VTc0Cen6NY+NJ4ec2dyA80gU77HhRTfuJpYIIkEccPMMYG6soHY9W19QXdJyia+0x14x4lMtY8WKIE/RzBEv8AY14z4nELY8jFURsNg5krWS09pY5P3mvAPGFAHMYRyfTVlvUey6S68Zz5IyPDwHWQPsWSSipCkY6+83L14fj4++cTHVJGHDcVS5U7VlutpoPo0fo0NFvpP823Qrqgb/76RlYLQUao+uupfEFkvJiMZnyCXNWtPM4rnfc3E00xFoLkL9J28Te1qKLFn5iRRlZQjErdX7DtrLU0vMSlR9IDG79ZdA5ilXe6iqp2UPxFbgZteBptufFkYD6hHB/e1FPGVbw5q8tUGxZGJeR36b2m+9/2k8QP05Cj+nH14w34K/qza/kGrpsR8jLvJ5wtqq0tVYmY3LrFyMNSkeVjySFCS29um/fLNvX6xw3T8yw/pfXjLsR/nMjHiX6e7jjkOosckmYTLjyE9JWMc5H9peXrFwuRzWxpjLVjQBQS6BOJr7n1XJk7sHchTdjH8nWb03100PmpoU82hspquiD0V6PJsNNUZq6CyLcAajQSLcCDYtNmqef6hpM/HlMckKlVUDdN3Hze2rdjX+p53h0j+ILvPCjgY0rUCrJLdvrb2P4nM03i3ibBRHA6Rqo2Ku7Zj48esjwnPAOFmO5hEh2KXJbkt6/U/F14j/6582FR5r8bJNAHIs3Nu7Jy5I/33w9eJjNyYmM0QsCkg7VkVRY33jcGlqARUbPp0HuHhORjrRkAuVx6K7vPb/H1j5mOtsWGvKhic7WQixzLb8R/8PQycHw1I8xmDSyOFrT6nUXb/b0YcmQOjS847ACHI5fm6lmv9+qD+TVPN59Upqmqa6NU850KflVPkO38+jbro1t2nVCCD9J0QNlNVJ0R5h59cWtu3+rQBH0bdE7dbBr6TrboU0Nnl2flU1XVDquqdFNfT5NmzVOg6qOnVddGtg10a6NA66v9evN+X5vJ5teby+bQ15tHo15tebR6NebXm15vJ//Z