/ Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Любовь прекрасной дамы

Приют Любви

Тереза Майклс

Судьба вновь свела их в переполненном беженцами и ранеными в Ричмонде, последнем оплоте мятежных южан. Едва полковник Колтер Сэкстон увидел Элизабет, его охватила и радость от встречи с нею, и гнев оттого, что она предала их любовь, выйдя замуж за другого. Беспокоясь о ней, полковник бросился следом и... То, что он узнал, перевернуло его душу и его судьбу. Превратности Гражданской войны Севера и Юга, любовь и коварство – вот темы этого увлекательного романа американской писательницы.

Тереза Майклс

Приют любви

Глава первая

Ричмонд , Виргиния Ноябрь 1862

– Элизабет! – потрясенно прошептал полковник Колтер Вейд Сэкстон. Не поверив своим глазам, он резко осадил гнедую лошадь и спешился. Два груженных припасами фургона прогрохотали мимо, и, наконец, он снова увидел изящную женскую фигуру. Неужели это она?.. Не обращая внимания на предупреждения сопровождавших его офицеров – они уже опаздывали на встречу в штаб, – Колтер, движимый непреодолимым порывом, ринулся между экипажами и фургонами, запрудившими улицу, к дому, в котором скрылась женщина, и быстро поднялся по ступеням. Оказавшись в приемной секретаря Казначейства конфедератов Кристофера Мэммингера, он сразу попал в невероятную толчею. Используя свою недюжинную силу и проявляя чудеса ловкости, Колтер стал прокладывать себе путь сквозь толпу, рассеянно принося извинения дамам, чьи пышные юбки он задевал на своем пути. Подчиняясь движению толпы, он внезапно остановился и стал искать глазами заинтриговавшую его женщину. Заметив светло-серую накидку и лиловую юбку, Колтер выкрикнул ее имя, совершенно не заботясь о том, что привлекает к себе внимание. Когда же она обернулась, он с трудом сдержал потрясение. Бледная, с ввалившимися глазами, она посмотрела на него с недоверием, но губы беззвучно прошептали его имя.

Сжатая людьми, Элизабет не имела возможности скрыться. Она застыла, как будто время остановилось, безмолвно глядя на Колтера, с почти звериной ловкостью пробиравшегося к ней.

Полковник увлек ее в небольшое свободное пространство у дальней стены.

– Господи, Элизабет, сколько прошло времени! – Круша обруч кринолина, Колтер сжал ее в объятиях и заглушил крик поцелуем. Он ни о чем не мог думать, уже Бог знает сколько времени, он спал по три часа в день, нервы были на взводе. Комната, удивленные возгласы, война – все исчезло в ту же секунду, как он увидел Элизабет. Колтер прижимал ее к себе так, будто хотел вложить в один поцелуй все годами копившиеся чувства, но ее губы остались безвольными, и он смягчил свой поцелуй.

Элизабет не могла сопротивляться. Колтер здесь, живой, обнимает и целует ее, будто все еще имеет на это право! Мало того, врожденная честность говорила ей, что она доведена почти до безумия его поцелуем, тонет в воспоминаниях о том времени, когда познала страсть. Ощущение его близости, вернувшееся воспоминание о только ему свойственном, так хорошо знакомом мужском запахе делало желание почти нестерпимым.

Они любили друг друга, но это было давно. Колтер больше не имел права на ее страсть, а она не могла себе ее позволить.

Настойчивое, плавное движение его языка, едва касавшегося края ее губ, заставило Элизабет отпрянуть. Она отчаянно попыталась возмутиться этим грубым нарушением приличий, но не нашла в себе сил. Еще на несколько секунд она отдалась чувству невероятного успокоения от его близости, прижимаясь щекой к мягкой шерсти форменного сюртука, слушая бешеный стук сердца, бившегося в унисон с ее собственным. Колтер – мечта и одновременно кошмар из прошлого.

Прижавшись губами к ее виску, ощущая стремительное биение пульса, он со щемящей отчетливостью представил, как бьется жилка у нее на шее. Нежный запах цветущего персика проникал в его ноздри. Это был ее запах. Запах, преследовавший его по ночам.

– Я не буду извиняться, Элизабет. Откинув голову назад, она посмотрела на него с испугом.

– Ты должен...

– Конечно, это непростительно с моей стороны. – Горькая улыбка тронула его губы, а в глазах мелькнула ярость. Он отступил, освобождая ее. – Наш замечательный кодекс чести требует, чтобы я извинился за допущенную вольность в отношении замужней женщины.

– А разве ваша жена не стала бы возражать?

– Жена?.. Одной попытки познать прелести семейной жизни было достаточно, чтобы излечить меня от этого желания.

Он не имеет никакого права срывать на ней свою злость. Элизабет прикусила губу, не понимая, что кроется за этими горькими словами, но спрашивать не стала. Опустив глаза на шнурок своего ридикюля, она молила Бога, чтобы здесь не оказалось никого из знакомых. Зная, к чему это может привести, она сделала попытку вырваться. Колтер быстро поднял руку и уперся в стену, используя свое тело как ширму и одновременно не давая ей уйти. Он был уверен, что она не посмеет устроить скандал. Элизабет внимательно посмотрела на него. Он был опасен, но в душе оставался южанином, то есть джентльменом. Однако его слова развеяли надежду на то, что ей удастся ускользнуть.

– Нет! Ты не убежишь от меня. Неужели ты не уделишь несколько минут разговору со старым другом?

Элизабет съежилась от безжалостного тона.

Он ждал годы, чтобы все ей высказать, но теперь, видя мольбу в ее глазах, не ощутил почти никакого удовлетворения. Ее лицо побледнело настолько, что он испугался, как бы она не упала в обморок.

– Пожалуйста, мистер Сэкстон, позвольте мне уйти. Нам не о чем говорить.

Элизабет физически ощущала исходившее от него напряжение. Она не хотела вспоминать вкуса его гладко выбритых щек или как его аккуратно подстриженные бачки щекотали ей кожу. Она не хотела замечать, каким измученным он выглядит. Она не могла себе позволить даже тени сочувствия, у нее были слишком веские причины, чтобы побыстрее расстаться с ним.

Немедленно, пока она еще может сопротивляться его воле.

– Что ты делаешь в Ричмонде, Элизабет? Неужели Джеймс устроился на какую-нибудь штабную работу, чтобы пересидеть войну? Он тоже здесь?

– Будьте милосердны, – прошептала она. – Разве вы ничего не знаете? – Его недоумевающий, удивленный взгляд ответил ей без слов. – Он без вести пропал в бою у Шайло.

– «Осиное Гнездо»? С Джонстоном?

– Да.

– Но ведь это было больше семи месяцев назад!

– Вы тоже участвовали?

– Нет. Но я знаю, что мы потеряли в этом бою больше трети наших людей вместе с надеждой на быстрое и бескровное окончание войны. Неужели за все это время ты не получила ни одной весточки от Джеймса?

Она закрыла глаза и медленно помотала головой, пытаясь взять себя в руки.

– Ты абсолютно уверена, Элизабет? Возможно, произошла ошибка, ведь так много людей со схожими именами. Когда мы впервые услышали, что Джонстон погиб, никому и в голову не пришло, что речь идет об Альберте Джонстоне, а не о генерале Джозефе Джонстоне.

Элизабет открыла глаза и взглянула на него.

– Фамилия Уоринг не числится в списке убитых, раненых или взятых в плен федеральными войсками.

Она надеялась, что Колтер Сэкстон примет слезы на ее глазах за скорбь о муже. Он не должен узнать, какую боль причинило ей предательство – сначала его, а потом мужа. Она никогда не признается, что ее брак был чудовищной ошибкой, а теперь статус жены пропавшего без вести отдал ее полностью во власть злобной свекрови. При одной мысли об этом Элизабет начало мутить от отвращения. Встреча с Колтером все осложняет, ей это совершенно не нужно. Он часть ее прошлого, и лучше, чтобы он там и остался. Элизабет машинально приложила пальцы к губам – она все еще чувствовала томительный жар его губ, а язык ощущал их вкус.

– Не надо...

Мучительный шепот почти раздавил ее. Их взгляды скрестились, и стоило неимоверного труда сохранить самообладание.

Он почувствовал ее стремление вырваться, но не сдвинулся с места. Слишком много ночей он ждал этой встречи, слишком много горечи в нем накопилось. Колтер недоумевал, почему она так напугана. Это было совсем не похоже на Элизабет, которую он знал. Невероятным усилием воли он подавил поднявшиеся в нем чувства и улыбнулся.

– Я не обижу тебя, Элизабет. Неужели так трудно сказать, почему ты здесь? Уверяю тебя, у секретаря нет никакой информации о Джеймсе.

Его мягкий увещевательный тон немного успокоил ее. Колтер умел быть таким обворожительным, что ему трудно было отказать. Элизабет вздохнула, напряжение понемногу отпускало ее. Господи, думала она, только бы не оказалось, что полк Колтера расквартирован где-то неподалеку от Ричмонда или в самом городе. Ей не пережить еще одной встречи.

– Я ищу работу.

– Не понимаю.

– С тех пор как конгресс Конфедерации выпустил указ о новом призыве, женщинам разрешено замещать освободившиеся вакансии в государственных учреждениях.

– Но зачем это тебе? Неужели ты нуждаешься? – Колтер не смог удержаться, чтобы не поддразнить ее: – Как всегда, бунтуешь, маленький лисенок?

Озорная улыбка тронула его губы, и женщину опять смутили потаенные желания. Несмотря на его предательство, искушение открыться ему было велико. Она видела, как постепенно его зеленые глаза темнеют и в них появляются яркие искорки.

– Ты ведь не забыла, когда я впервые назвал тебя так? – пробормотал Колтер.

Теплая волна воспоминаний нахлынула на нее. С трудом, одно за другим, она подавила их в себе.

– Прекрати. Не называй меня так. Все мои детские причуды остались в прошлом.

– Детские причуды? – повторил он с насмешкой. – Так вот чем я был для тебя? – Он наклонился ближе, прижав ее к стене. – Скажите мне, миссис Уоринг, все ли призраки из прошлого вы встречаете в штыки?

Элизабет напрасно искала снисхождения в его таких знакомых чертах. Набравшись храбрости, она подняла подбородок.

– Уверена, у вас, как и у меня, есть более важные дела.

– Ничто, – пробормотал он сквозь стиснутые зубы, – не сможет заставить меня покинуть вас.

В этот момент открылась дверь, и толпа рванулась к вышедшему со списком чиновнику. Колтер кинул свирепый взгляд на пару, так напиравшую сзади, что он почти вдавил Элизабет в стену. И в то же время он не мог отрицать, что рад любой возможности быть к ней поближе, и черт с ними, с этими проклятыми приличиями.

Когда Колтер, наконец, отодвинулся, Элизабет осталась стоять с опущенной головой. Она выглядела удивительно хрупкой. Узкокостная, тоненькая как тростинка, голова едва доходит ему до подбородка, что, впрочем, никогда не мешало ему целовать ее. С большим трудом он потушил огонь разгоревшегося в нем горячего желания и перевел взгляд на маленький дымчато-серый капор, съехавший на макушку и открывший волосы, разделенные прямым пробором. Их оттенок напомнил ему теплый цвет смеси мускатного ореха с корицей, и он с трудом сдержался, чтобы не погладить их.

Элизабет подняла глаза и тут же опустила. Колтер вспомнил, как покрывал легкими поцелуями уголки ее век и длинные, прямые, с чуть более светлыми концами ресницы. В данный момент, к его огорчению, Элизабет умело пользовалась ими, чтобы их взгляды не встретились.

– Вы все сказали, мистер Сэкстон? На нас уже обращают внимание.

– Нет. У меня есть вопросы, требующие ответов, и я не позволю себя провести!

Элизабет опять замкнулась, и у Колтера перехватило дыхание. Ему хотелось встряхнуть ее, он мечтал повернуть время вспять. Четыре года, если быть точным. Он должен был жениться на ней тогда, а не поддаваться так дьявольски некстати возникшему желанию дать ей время подрасти. Ему тогда казалось: ей слишком рано выходить замуж в семнадцать лет. Но не слишком рано, чтобы заниматься любовью, ворчливо напомнил ему внутренний голос. Он сжал кулаки. Его лучшего друга Джеймса Уоринга не остановили подобные благородные чувства. Через пару месяцев после того, как Колтер уехал в Англию по семейным делам, Джеймс написал ему, что Элизабет дала согласие обручиться с ним.

Это стало незаживающей, кровоточащей раной. Колтер был уверен, что она любила его. Она доказала это в их последний вечер, забыв все свои принципы ради любви к нему...

Элизабет почувствовала изменение в его настроении. Почему она не может вырваться и убежать? У него нет права остановить ее. Хотя ясно, что он все равно сделает это. Элизабет робко дотронулась до его руки.

– Колтер, не надо ворошить прошлое.

Полковник взглянул так холодно, что мурашки побежали у нее по спине. Взяв Элизабет за руку, он покачал головой.

– Здесь не место для разговора, а мне необходимо...

– Нет! Все кончено, – прервала Элизабет. Тяжелый взгляд Колтера сердил ее. – Вы считаете, что я не сполна расплатилась? Вы оставили меня четыре года назад. Что вы хотите от меня теперь?

Ему было нестерпимо слушать это.

– Пойдем со мной.

Элизабет судорожно сглотнула. Откровенность была ее единственным оружием.

– Я не могу уйти. Я же объяснила вам, что хочу получить работу. Пожалуйста, Колтер, – добавила она просительно. – Мне было очень трудно добраться до Ричмонда. Мистер Мэммингер не ответил ни на одно мое письмо. – Она обвела взглядом комнату. – Вы же сами видите, как много тут народу.

Колтер огляделся.

– Все эти женщины тоже хотят получить работу?

– Жизнь в Ричмонде дорога, а судя по их платьям, все они вдовы. Жалованье – шестьдесят долларов в месяц, но мне сказали, что на каждую вакансию претендуют около ста женщин. Так что, сами понимаете, я должна остаться.

– Хозяйка плантаций Уорингов собирается жить на эти жалкие гроши? Да твой капор стоит, должно быть, больше.

– Перестаньте смеяться надо мной! Я никогда не была хозяйкой плантаций. Мать Джеймса не допустила бы этого.

– Если ты не можешь уйти со мной только из-за Мэммингера, то успокойся, я устрою для тебя личную аудиенцию. – С этими словами Колтер крепко взял ее под руку, чтобы она не могла вырваться.

Спорить было бесполезно. Он твердо вознамерился увести ее и ничего не хотел слушать. Видя, как женщины с восхищением провожают его взглядами, Элизабет почувствовала укол ревности. У Колтера была внушительная фигура, а репутация храбреца и мужественное, хорошо вылепленное лицо привлекали к нему внимание женщин, где бы он ни появлялся.

На улице их встретил пронизывающий зимний ветер. Элизабет поежилась: на ней была тоненькая шерстяная накидка. Колтер заметил это, сделал, было движение к ней, но тут же тихонько выругался, увидев ухмылки ожидающих его офицеров. Пожалуй, нельзя вести Элизабет к себе в гостиницу. Где же в этом переполненном городе найти приличное и в то же время уединенное место?

– Они ведь вас ждут, не так ли? – спросила она, краснея под откровенно восхищенными взглядами молодых мужчин.

– Где ты остановилась? – быстро прервал ее Колтер, глядя, как спешиваются его друзья. Прежде чем офицеры поднялись по ступеням, Колтер свел Элизабет вниз. Он должен был сообразить, что они ждут и, увидев Элизабет, захотят познакомиться.

– Я снимаю комнаты за городом, – пробормотала она, страшась мысли о встрече с этими мужчинами. Они казались моложе Колтера на несколько лет, и, когда приблизились, стал заметен такой характерный теперь для молодых южан лихорадочный блеск в глазах. Элизабет спокойно стояла рядом с Колтером, уверенная, что он обеспечит ей защиту. Первым подошел младший из офицеров, лихо снял шляпу и усмехнулся, глянув на Колтера.

– Вы прощены за то, что заставили нас ждать.

– Миссис Уоринг, позвольте представить вам майора Брайса Кэролла и не принимайте его очарованье за мягкость. Брайс самый меткий стрелок из всех, кого я знаю.

Элизабет заставила себя улыбнуться, но тут же отвела глаза под столь искушенным взглядом майора.

– Какая жалость, что она замужем, Колтер. Тем не менее, мне очень приятно...

Предупреждение, прозвучавшее в ответе Колтера, остановило его:

– Миссис Уоринг и ее муж – мои старые друзья. Она только что сообщила мне, что Джеймс пропал без вести под Шайло.

Поведение Брайса моментально изменилось. Выслушивая его искренние соболезнования, Элизабет вся съежилась, чувствуя какую-то фальшь. Тем временем Колтер представил ее подполковнику Андре Лорану, который поцеловал ей руку, прежде чем она успела возразить, при этом мягкое выражение его глаз таило столь недвусмысленное предложение, что она окончательно смутилась. Последним был капитан Хьюго Морган. Она обратила внимание на то особое тепло, с каким Колтер представил его, и на улыбку молодого капитана.

Брайс отозвал Колтера в сторону. Элизабет, пробормотав извинения, попыталась исчезнуть, но полковник приковал ее взглядом к месту.

– Я не задержусь.

– Уолкер будет взбешен, если мы опоздаем. Она, конечно, очаровательна, и я прекрасно понимаю твое нежелание идти в штаб, когда такая молодая прелестная вдовушка нуждается в утешении, но ей придется подождать.

– Ты неправильно понял меня, Брайс. – Колтер понизил голос, чтобы Элизабет не смогла услышать его. – Ее муж числится пропавшим без вести, а не погибшим. Я всегда относился к миссис Уоринг с искренним уважением, надеюсь, и ты последуешь моему примеру. – Положив руку на плечо юноши, Колтер усмехнулся: – Но вы можете подарить мне несколько минут, не правда ли? Мне действительно очень нужно поговорить с ней. Кажется, у нее серьезные неприятности, и я могу помочь...

– Ни слова больше. – Брайс надел шляпу, сдвинул ее на лоб. – Хьюго! Похоже, полковнику придется пришвартоваться. Останьтесь при нем, а мы с Андре принесем за него извинения министру.

Почтительно попрощавшись с Элизабет, они отбыли. Колтер снова взял ее под руку и повел за угол здания. Там тоже было людно, но пришлось с этим смириться. От любопытных взглядов прохожих он загородил ее своим телом.

– Нам надо поговорить. Во-первых, объясни, почему ты снимаешь комнаты за городом? Что случилось с домом Уорингов? А главное – почему ты одна, где семья Джеймса? Бои идут далеко от Питерсберга.

– Мать Джеймса решила продать всю собственность в Ричмонде. – Элизабет безумно хотелось ускользнуть, раствориться в суете улицы, она знала, что Колтер не закончит допроса, пока не узнает всего. Наклонив голову, молодая женщина пыталась скрыть от него всю бесконечную усталость этих последних месяцев. Нужно же было Колтеру именно сегодня приехать в Ричмонд! Он никогда не смирится с мыслью, что не имеет права задавать ей вопросы. Почему же она не может ему солгать?

Колтер прислонился плечом к стене, вслушиваясь в монотонный скрип груженных лесом фургонов. Ему казалось, что он проявляет слишком много терпения. Было все труднее сдерживаться, ведь ему так нужны были ответы, а она не хотела отвечать. Сняв перчатку, он провел пальцем по щеке Элизабет и приподнял ее лицо за подбородок.

– Скажи, что с тобой случилось? Никаких уверток, Элизабет. Я должен знать, чем могу помочь тебе.

– Если ты говоришь искренне, то оставь меня в покое.

– Ты просишь невозможного.

Нежность его прикосновения говорила слишком о многом. Элизабет могла сопротивляться его высокомерию, его злости, насмешкам, но не этому. Она с трудом остановила навернувшиеся слезы, и все-таки одна скатилась Колтеру на палец. Он поднес маленькую капельку к губам, кончиком языка слизнул ее. Зрачки у него сузились, и он пристально посмотрел ей прямо в глаза. Элизабет почувствовала, как внутри у нее все потеплело.

– Они не сладкие, любовь моя. Слезы из таких печальных глаз и не могут быть сладкими. Ты помнишь, как я упрям?

– Да. Помню.

–Так ты расскажешь мне то, что я хочу знать?

Элизабет сосредоточенно разглядывала золотую тесьму у него на рукаве, только бы не глядеть ему в глаза.

– Поверь, тут нечего и рассказывать. Мне пришлось испытать не больше, чем большинству женщин Юга.

– Не корми меня общими фразами! – вспылил Колтер и тут же напомнил себе, что она чужая жена и у него нет на нее никаких прав.

Молодая женщина внимательно вглядывалась в его глаза, прямой тонкий нос, изгиб губ, даривших ей когда-то радость. Потом ее взгляд задержался на косом шраме, изуродовавшем лицо. Почувствовав это, Колтер дотронулся до щеки:

– Небрежность во время боя на саблях. Я был бы счастлив отделаться только этим.

– У тебя много ран? – Мысль о том, что Колтер изувечен... Нет, о чем она думает? Это не должно ее волновать.

– Все легкие. Но ты уходишь от ответа. Мне снова повторить?

– Нет! – Ее голос был резок. Колтер всегда хотел получить то, чего ему надо, и немедленно. Ее охватило негодование. Теперь она взрослая женщина, а не девочка, с которой он когда-то поигрался, а потом бросил. И она вполне довольна своей независимостью, каким бы путем это ей ни досталось.

– Матери Джеймса наплевать на мое поведение. Ее представления о том, как должна вести себя вдова конфедерата, отличаются от моих. Элма полагает, что мне следует часами молиться и не отвечать даже на визиты соболезнования. Она пыталась запереть меня в комнате, так как считала, что ее сын заслужил это. А когда я попробовала...

– Она выгнала тебя?

– Тебя это не удивляет? Ну, конечно, я совершенно забыла, как хорошо ты знал Уорингов. К тому же Элма настроила всю семью против меня.

– Элизабет, ты действительно так любила Джеймса...

– Никогда не спрашивай меня об этом! У тебя нет такого права.

Гордо вздернутый подбородок, искры ярости в глазах и кровь, прилившая к щекам, остановили Колтера от выяснения этого вопроса. Он уступил ей схватку.

– Я не могу горевать о Джеймсе, потому что не верю, что он мертв. И если кто-то и виноват в том, что я ушла из семьи, то только я сама.

Постоянные скандалы и то, что они пытались сделать с Николь, вынудили меня.

– Николь? Кто это?

Элизабет страшно побледнела, с трудом сдержав рвущийся крик, ее руки судорожно сжимали края накидки.

– Я должна была помнить, на какую жестокость вы способны. – Она отвернулась, подавленная взрывом собственной ярости.

– Что на тебя нашло? Перестань шарахаться от меня, точно от преступника.

– Как ты смеешь делать вид, что ничего не знаешь? Как ты смеешь?! Джеймс во всех подробностях рассказал мне о вашей последней встрече.

Колтер медленно оторвался от стены и шагнул к Элизабет, обескураженный яростным взглядом.

– Колтер!

Все еще потрясенный обвинениями Элизабет, он обернулся на голос Хьюго.

– Брайс послал разыскать тебя. Уолкер требует твоего присутствия.

Полковник смотрел на него, раздираемый на части противоречивыми чувствами.

– Еще минуту. – Он повернулся к Элизабет: – Где ты остановилась? Я должен идти. Хьюго проводит тебя, и мы договорим позже.

– В этом нет необходимости. Мне ничего от тебя не нужно. Я не хочу тебя больше видеть.

– Но я должен понять, почему ты накинулась на меня ни с того ни с сего.

– Ни с того ни с сего? Вы должны услышать мое признание? Это преисполнит вас гордостью? Вы что, не поверили Джеймсу, когда он рассказал вам о Николь?

– Я не видел Джеймса четыре года. С того самого дня, как отбыл в Лондон. – В голосе Колтера звучал гнев. – Если твой муж сказал что-то другое, то он лгал. А теперь – кто же, черт возьми, такая Николь?

– Это наша дочь, Колтер.

Глава вторая

– Полковник, – опять позвал Хьюго, оттесняя нескольких человек, остановившихся, чтобы поглазеть на кричащую пару.

– Господи! – простонал Колтер, с трудом соображая. Ребенок? У него помутилось в глазах, и пришлось схватиться за стену, чтобы не потерять равновесие. Было трудно дышать. К счастью, в этот момент подскочил Хьюго и подставил ему плечо. Колтер протер глаза, чтобы смахнуть с них пелену. Она лжет! Отстранив Хьюго, он огляделся, но увидел только край юбки, исчезающей за углом. – Элизабет! Будь ты проклята! Вернись!

Хьюго схватил его за руку.

– Я сам догоню ее. Тебя срочно ждут в совете.

Колтер даже не пытался скрыть свою растерянность.

– Найди ее! Не знаю, как ты это сделаешь, но только найди!

Лерой Уолкер, военный советник Конфедерации, уже начинал лысеть, и в его волосах и бороде поблескивала седина. Когда полковник вошел в комнату, Уолкер многозначительно посмотрел на каминные часы, кивнул, выслушав извинения, и погрузился в бумаги.

Встав рядом с Брайсом, Колтер попытался на время забыть Элизабет и сосредоточиться на происходящем. Брайс шепотом ввел его в курс дела.

Два месяца назад, в сентябре, Линкольн объявил об освобождении рабов с 1 января 1863 года. И теперь советник проинформировал их о различных откликах, как сторонников, так и противников Линкольна, проявивших недюжинный здравый смысл и осудивших эту затею.

Уолкер откашлялся и, наконец, кончил перебирать бумаги.

– Итак, вы готовы, полковник Сэкстон? Раздосадованный насмешливой ухмылкой Андре, Колтер взял у него свой планшет и разложил на столе перед Уолкером две небольшие, но подробные карты.

– Сэр, прежде чем объяснить намерения генерала Ли, я хотел бы проинформировать вас, что слухи подтвердились: из-за того что Макклеллан бесконечно откладывал переправу через Потомак, Линкольн отстранил его и назначил командовать армией Эмбруаза Бернсайда.

– Так, значит, Бернсайд? Я не ставлю под сомнение вашу информацию, Сэкстон. Я хорошо знаю, что она абсолютно надежна. Но вы ведь в курсе, что Бернсайд уже дважды отказывался от этой должности.

– Совершенно верно, сэр. Но информация подтвердилась.

– Это должно позабавить президента Дэвиса. Линкольн всегда высоко ценил Макклеллана. Мне говорили, что белокурый генерал ослушался его не единожды... Но я отклонился. Итак, что мы знаем о его преемнике?

Колтер кивнул Брайсу Кэроллу и отступил в сторону, давая тому возможность доложить требуемые сведения.

– Бернсайд успешно руководил экспедицией по захвату острова Роанок в январе этого года. Макклеллан назначил его командовать одним из флангов своей армии у Южной горы и Шарпсберга. Со всем почтением, сэр, но мы не потерпели там сокрушительного поражения только благодаря его нерешительности.

– Да, – согласился Уолкер. – Генерал Ли упоминал об этом в своем рапорте президенту.

Брайс вернулся на место, а Колтер пропустил вперед Андре Лорана.

– Безусловно, – вступил Андре, – Бернсайд не готов командовать такой большой армией. Макклеллан несколько дней вводил его в курс дела, но есть подозрение, что Бернсайд не согласен с его планом держать наши армии разделенными. Дальше продолжит полковник Сэкстон.

– Макклеллан, сэр, намеревался помешать соединению армий генерала Лонгстрита и Джексона в долине Шенандоа. Все шансы были в его руках, так как нашим армиям для соединения требовалось два дня быстрого марша. – Указывая на одну из карт, Колтер продолжил: – Судя по донесениям, Бернсайд движется северным берегом Раппаханнока в сторону Фредериксберга. Он разделил свою армию на три дивизии: под командованием Хукера, Самнера и Франклина.

– Да, я прочел это донесение. Один из ваших людей, не так ли?

– Да, сэр.

– Прекрасная работа, Сэкстон.

– Спасибо, сэр. – Полковник с трудом пытался скрыть нетерпение. Он хотел быстрее закончить и освободиться. – Ли считает, что атаковать их сейчас было бы ошибкой. Он защитит столицу, перекрыв путь противнику. Часть его войск стоит на холмах к югу и западу от Фредериксберга, в городе прекрасные земляные укрепления и сильная артиллерия.

Глубоко задумавшись, Уолкер изучал карту.

– Это ведь маленький городок, не правда ли? Помнится, в долине каждый день такой туман, что домов не видно.

– Да, сэр. Он подымается от реки до холмов, – ответил Колтер. – Берега, сэр, по большей части открытые, но есть и леса. – Он показал на карте.

– Тут придется строить оборону почти в пять миль, – заметил министр.

– Действительно, – улыбнулся, глянув на него, Колтер. – Однако у меня есть веские причины предполагать, что северяне столкнутся со значительными трудностями как раз в этом месте. Понтоны перевернутся, и переправа будет сорвана.

Советник ухмыльнулся, теребя бороду.

– Понятно. Так вы говорите, веские причины?

– Да, сэр. И передайте президенту Дэвису: генерал Ли считает, что не сможет удержать Берн-сайда от переправы. Северяне сосредоточили на левом берегу более тысячи ружей.

– Конечно, я целиком полагаюсь на мнение генерала Ли, как, безусловно, сделает и президент.

– Изучение местности говорит, что Бернсайд разобьет лагерь у ручья Аквиа. Я получу подтверждение этому в течение трех-пяти дней.

– Передайте генералу Ли, что президент больше не хочет видеть этих мерзавцев у ворот Ричмонда.

– Непременно, сэр.

– Если это все, Сэкстон, совещание окончено.

Полковник кивнул, свернул карты и, сложив их в кожаную папку, передал ее Уолкеру.

– Мое почтение президенту, сэр.

– Можете не сомневаться, Сэкстон, я все передам президенту. Он будет доволен вашим докладом. А сейчас, когда официальная часть окончена, хочу напомнить вам, что я хорошо знал вашего отца. И на правах старого друга семьи позволю себе спросить: почему вы так плохо выглядите?

– Ничто, кроме отпуска на несколько дней, не поможет мне.

– Вы больны?

– Нет, сэр. Просто я должен немедленно заняться одним личным делом...

– Три дня. Уверен, что возражений не будет. Где вы остановитесь, на случай, если президент захочет поговорить с вами?

– В гостинице...

– Хорошо. Думаю, ваши молодые подчиненные тоже обрадуются отпуску.

Колтер улыбнулся почтительно ожидавшим в стороне Брайсу и Андре, потом повернулся к Уолкеру и сказал:

– Если бы это можно было устроить, сэр. Они почти две недели были со мной за линией фронта.

– Завидую вашей молодости и выносливости, господа. Ну что ж, если у вас больше ничего ко мне нет...

– Раз уж вы спросили, – быстро вставил Колтер. – Капитан Морган хотел бы получить пропуск для своей жены, чтобы она могла вернуться из Нью-Йорка.

– Янки?

– Они женаты уже пять лет, сэр. Около года назад они потеряли ребенка, и она поехала к родителям.

– Скверно, – произнес советник, беря портфель.

– Конечно, сэр, – согласился Колтер. – Это был их первенец.

– Я не об этом. Не хочу показаться черствым, но плохо, когда политические пристрастия в семье разделяются.

– Ручаюсь, господин советник, никто не может поставить под сомнение лояльность Хьюго Моргана. Ни один человек!

– Не будьте столь порывисты, полковник. Мы нуждаемся в вас. – Уолкер улыбнулся, смягчая свой выговор. – Надеюсь, ваши люди ценят то, как вы защищаете их репутации. Молю Бога, чтобы им не пришлось когда-нибудь встать на вашу защиту. Пойдемте, мой секретарь оформит нужные бумаги для воссоединения вашего юного капитана с женой.

Полковник вышел вслед за Уолкером в приемную и с трудом скрыл свое разочарование от того, что не увидел там Хьюго с новостями об Элизабет.

Легкость, с которой он получил пропуск для Дженни Морган, даже немного разочаровала Колтера. Он прочел: «Беспрепятственно пропустить подателя сего с государственным транспортом». Внизу стояла подпись военного советника.

– Вам понадобятся и военные пропуска, но, думаю, вы их раздобудете, Сэкстон.

– Да, сэр. – Колтер надежно спрятал бумагу и распрощался с Уолкером.

На улице пронзительный ветер сменился не менее холодным дождем. Колтер тихо выругался, не обращая внимания на веселый треп Брайса и Андре о том, куда направиться в первую очередь. Они были искренне удивлены его решением сидеть в гостинице и ждать Хьюго.

– Виски и женщины, Колтер, – заявил Брайс ворчливым тоном, удерживая за узду лошадь полковника. – На три дня мы можем забыть эту проклятую войну, если нам повезет.

– Я рад за вас, наслаждайтесь жизнью.

– Что на вас нашло? Неужели вы снова слушали этого пуританина Джексона?

– Генерала Джексона, Брайс. Нет, я не слушал его.

– Оставьте, Брайс, – сказал Андре. – У Колтера свои планы. Будучи истинным джентльменом, он не собирается ни с кем делиться. Верно ведь? – спросил он, поднимая на полковника глаза.

– Если бы мы не были друзьями, Андре, я бы вызвал вас за эти намеки.

– Но вы не сделаете этого, друг мой, ибо я прав.

Брайс шутливо загородил собою Андре:

– Вы, конечно, можете требовать сатисфакции, Колтер, но...

Полковник видел, что в глазах Андре блеснул вызов. Вспыльчивость была у него в крови, и он готов был драться из-за любого неосторожного слова или косого взгляда. Когда-то и Колтер был таким же. Он устало покачал головой. Дуэли были любимым времяпрепровождением южан. Не только молодые аристократы, такие, как Андре и Брайс, но даже белые бедняки хватались за пистолет или нож по любому поводу или без такового.

– Поберегите свой пыл для настоящих сражений, обещаю, что скоро предоставлю вам такую возможность. – С этими словами Колтер вывел лошадь на улицу, под мелкий холодный дождь.

– Не припомню, чтобы Колтер упустил случай выпить или пойти с нами в бордель, а теперь он праведнее священника, – пробормотал Брайс, вскакивая на лошадь.

Андре все еще мрачно глядел в спину удаляющемуся полковнику.

– Похоже, прелестная вдовушка заронила в его голову не слишком праведные мысли. Видно, другой женщине уже не отвлечь его. Боюсь, она принесет ему несчастье. – Неожиданно его настроение изменилось. – Друг мой, а нам с вами предстоит угадать самые сокровенные желания ричмондских красоток.

Брайса не слишком обеспокоило воинственное настроение Андре и неожиданная вспышка гнева Колтера. Он вспомнил свое первое впечатление от Элизабет Уоринг, стоящей на ступенях рядом с полковником. Такая невинная и такая соблазнительная! Он не мог осудить друга. Он вообще не мог осудить человека за его желания. Слишком мало у них теперь осталось радостей. Внезапно Брайс почувствовал отчаянье. Мир, который они знали и любили, распадался на части. Он последний раз взглянул в ту сторону, где исчез Колтер, с надеждой, что Андре все-таки ошибается: Колтеру нужен кто-то, о ком бы он мог заботиться, а не новые неприятности...

Освободившись от дел, полковник позволил себе снова думать об Элизабет. Он не хотел сосредоточиваться на ничем не обоснованной грубости Андре. Что-то, по-видимому, беспокоило его друга, иначе он никогда не позволил бы себе подобной выходки. Это надо будет обдумать позже, решил Колтер. Опасно полагаться на человека, не зная, что тот может выкинуть в следующий момент.

Пустив лошадь шагом, так как на улице было много народу, Колтер с трудом преодолевал усталость. Ему необходимо было поспать, хотя бы несколько часов, чтобы стряхнуть напряжение, накопившееся за недели, проведенные во вражеском тылу. Подъехав к перекрестку, он вспомнил, что здесь когда-то располагался его любимый седельный магазин, а дальше стояли отель и Ричмондский театр. Пепелище – вот все, что осталось от этих зданий после январского пожара. Закрыв глаза, он ждал, пока мимо проедут фургоны с беженцами, только бы не видеть их измученных лиц. Он не мог припомнить, чтобы в городе было столько народу. Пришлось сдержать коня, пропуская санитарный фургон, направлявшийся к складам вниз по Восьмой улице. После летних боев на самых подступах к городу целый поток раненых и их семей устремился сюда, и постепенно даже частные дома превратились в госпитали.

Колтер направил свою лошадь в небольшую конюшню около гостиницы. Он уже собирался спешиться, когда услышал голос Хьюго.

– Ты нашел ее! – воскликнул Колтер, зная, что в противном случае тот бы не вернулся. Хьюго подъехал к нему, но спешиваться не стал.

– Только что прибыли?

Колтер кивнул, и Хьюго, чувствуя его нетерпение, сразу назвал адрес. Утерев мокрое от дождя лицо, он подъехал ближе.

– Дом принадлежит Эмили Перкинс, вдове. Ее слуга был не слишком разговорчив. Насколько я понял, там никто больше не живет. Миссис Уоринг приехала с неделю назад. – Хьюго замолчал и оглянулся. Он не был уверен, стоит ли продолжать, ведь Колтер поймет, что он слышал почти весь его разговор с прелестной Элизабет.

– Хьюго! – Заметив нерешительность в глазах молодого капитана, Колтер понял, почему тот замолчал. – Все в порядке. Ты, конечно, слышал наш разговор. И мне как-то спокойней оттого, что ты знаешь об Элизабет. Так что...

– Я буду хранить вашу тайну и что-нибудь придумаю на случай, если Брайсу или Андре придет в голову выспрашивать.

– В этом нет необходимости. Они уже сделали свои выводы. – Колтера буквально жег вопрос, вертевшийся у него на языке: – Есть ли с ней ребенок?

– Нет. Мне очень жаль, Колтер. Послушайте, что мы как дураки стоим под дождем? Я не отказался бы от глотка горячего бренди, чтобы выгнать из себя этот проклятый холод.

– Давай, Хьюго. – сказал Колтер, сдерживая лошадь. – Да, чуть было не забыл. – Он вынул пропуск и передал его. – У тебя есть трехдневный отпуск. Не теряй времени и отправляйся получать военные пропуска.

– Я так скучал по Дженни! – воскликнул капитан с подкупающей искренностью. – Не знаю, как и благодарить вас...

– Не надо благодарить. Я сам в долгу перед тобой за то, что ты сделал для меня сегодня.

Хьюго с чувством пожал ему руку.

– Вы сейчас к ней?

– Я должен, – ответил Колтер так же искренне.

Усевшись на край обитого шелком дивана, Элизабет неторопливо потягивала подогретое для нее вино. В маленькой гостиной, отданной в ее полное распоряжение, горел огонь. Она дрожала, несмотря на то что, вернувшись из Ричмонда, переоделась в теплый фланелевый капот. Жаль, что гордость не позволила ей воспользоваться предложенной Эмили коляской. Неожиданно начавшийся дождь испортил ей не только лучшие ботинки, но и настроение. С другой стороны, именно дождь помог ей сбежать от Колтера.

Молодая женщина потерла ноющие виски. Колтер... Что же с ним делать? Какая непростительная глупость, что она сказала ему правду о Николь! Неужели забыла о невероятном упорстве, с каким он добивается своей цели? Сегодняшняя встреча не оставляет надежды, что он изменился.

Ее охватила паника: она упустила шанс поговорить с мистером Мэммингером о работе, и у нее нет денег уехать из города.

А даже если бы и были, куда она может убежать?

Элизабет пристально вгляделась в рубиновую жидкость в бокале и быстро осушила его, моля Бога дать ей силы. Она сможет защитить свою дочь, несмотря на угрозы и притязания Элмы Уоринг, и найдет достойный выход.

Начать надо с того, что выкинуть Колтера из головы. С какой стати он будет беспокоиться о ней? Четыре года он совсем не интересовался ее судьбой. А она, едва увидев его, лишилась покоя. Это извинительно, ведь Колтер когда-то был неотъемлемой частью ее жизни, но надо найти в себе силы, надо справиться с собой.

Ей не с кем было посоветоваться, не на кого опереться. Даже Джеймс, такой слабый и целиком, зависящий от матери, исчез.

Сгустившиеся сумерки соответствовали ее настроению. Элизабет начала заплетать свои длинные волосы, не замечая, что они еще мокрые. Закончив, поднялась и начала беспокойно ходить по выцветшему брюссельскому ковру. Время от времени подходила к окну и смотрела, как сбегают по стеклу капли. У нее не осталось слез. Она выплакала их все, пока убегала от Колтера.

– Почему? – шептала она. – Почему он оставил меня? – Надо было спросить его об этом самой, но она слишком сильно была потрясена встречей.

Элизабет так погрузилась в собственные мысли, что не сразу услышала голос Рут – кухарки, а теперь, когда рабы сбежали, и горничной. Молодая женщина подошла к двери и улыбнулась, слыша смех дочери.

– А вот и мама, – проговорила Рут, спуская с рук маленькую девочку, извивавшуюся всем телом.

Опустившись на колени, Элизабет обняла дочку. Светлые, как мед, колечки обрамляли личико, которое уже начало терять младенческую пухлость и обещало стать красивым. Погрузившись в сладкий детский аромат, Элизабет поклялась себе, что никто и никогда не отнимет у нее Николь.

– Мама, я хорошо себя вела, и Рут дала мне медовый пирог.

– Надеюсь, что хорошо, моя драгоценная. – Глядя поверх головы малышки, Элизабет заметила неодобрение в глазах Рут.

– Не мажьте маслом хлеб, который уже намазан, мисс Бетс.

– Не буду, Рут, – улыбнулась ей Элизабет, восхищенно глядя на ее высокую стройную фигуру и гладкое, как отполированное эбеновое дерево, лицо, по которому нельзя было определить возраст. Она поднялась, держа маленькую ручку Николь в своей. – Еще раз спасибо, Рут. Я знаю, как нелегко тебе приходится: вести дом, да еще ребенок...

– Не волнуйтесь. У мисс Эмили разболелись кости из-за дождей, и потому у меня совсем мало дел. Мне малышка не в тягость. Она ведет себя как настоящая леди. А скоро мистер Джош сделает для нее качели в саду.

– Вы балуете ее.

– Мне это нравится. Ее маму тоже не помешало бы немного побаловать.

– Для меня главное, что мы тут в безопасности. – Элизабет отвела глаза под пристальным взглядом служанки, видевшей, как она час назад, растрепанная, с трудом переводя дыхание, вбежала в дом.

– Надо бы зажечь лампы, – сказала Рут, входя в гостиную. – Не хочется сидеть в темноте.

– Мама, я не люблю темноты.

– Знаю, солнышко. Жаль, что я не подумала об этом сама.

Рут зажгла обе лампы, поправила стеклянные колпаки и задула спичку. Затем подложила полено в камин и взяла пустой бокал.

– Ну вот, теперь вам будет хорошо и уютно. Скоро подам ужин.

– Мисс Эмили присоединится к нам?

– Пока не знаю. Я собиралась навестить ее после того, как приведу вам маленькую мисс.

– Передайте мистеру Джошу, что я очень благодарна ему, – пробормотала Элизабет, устраиваясь с дочерью у камина. Она поцеловала волосы Николь, отгоняя от себя тяжелые мысли и благодаря Бога за это убежище – пожалуй, единственное место, где ее никогда не будет искать Элма Уоринг. А мистер Джош будет защищать их до последней капли крови, если понадобится.

Джошу было лет шестьдесят, о чем свидетельствовала шапка седых кудрей, но спина осталась на удивление прямая, и двигался он с легкостью, точно молодой. И он, и Рут обожали свою хозяйку, а теперь включили в круг своих привязанностей и Элизабет с дочкой.

Отдаленный звук грома прервал течение мыслей Элизабет. Несмотря на огонь, в комнате было прохладно, и она теснее прижалась к дочке. Николь казалась довольной и спокойной, как обычно после сна. Элизабет вздохнула от удовольствия, что ее ребенок с ней. Это была роскошь, которую она теперь не считала само собой разумеющейся.

– Мама, мистер Джош подарит мне красивую куклу.

– Он сам сказал тебе об этом, Николь? Если так, то ты можешь быть уверена, подарит.

– О да, – ответила девочка, кивая головой. – Он обещал.

Вороша волосы Николь, Элизабет спросила:

– Тебе нравится здесь?

– Очень! Мисс Эмили сказала, что я хорошая девочка. Она не кричит на меня. Я не хочу возвращаться в...

– Успокойся, родная. Мы никогда туда не вернемся. Мама обещает тебе это. Никогда!

Элизабет слишком крепко обняла дочку, и та стала вырываться. Она отпустила Николь, пожалев, что не может так же легко избавиться от своего напряжения. А Николь уже просила рассказать ей что-нибудь. Элизабет подчинилась, и вскоре девочка счастливо смеялась, слушая свою любимую сказку.

Прошел час, час без страха и тревог. Элизабет ползала на четвереньках, смеясь и рыча под притворные крики ужаса дочки. Внезапно ей показалось, что у входной двери слышны голоса, но трудно было разобрать, кто это. Через секунду в комнату вошла Руг, так неестественно теребя фартук, что Элизабет немедленно поднялась, вся сжавшись от страха.

– Там пришел джентльмен, который и слушать не хочет, что вы не принимаете. Мистер Джош видел, как он скакал по дороге.

– Кто это, Рут? – У Элизабет настолько пересохло горло, что она с трудом выговаривала слова.

Глава третья

– У него такая представительная внешность...

– Это Колтер? Полковник Колтер Сэкстон? – Не дожидаясь ответа, Элизабет подхватила Николь и начала шепотом уговаривать ее: – Солнышко, будь ангелом, послушай маму, пойди с Рут.

– Нет! Хочу здесь.

Элизабет закрыла глаза, моля Бога о терпении. Когда она открыла их, то увидела надутые губы и упрямое лицо Николь.

– Рут, забери ее, пожалуйста, и постарайся, чтобы девочка не попалась ему на глаза. Мне бы не хотелось расстраивать мисс Эмили. Николь, прошу тебя, не огорчай маму. – Опустив глаза под проницательным взглядом Руг, Элизабет передала ей дочку. – Полковник...

– Я не слепая, видела мундир.

– Пусть мистер Джош впустит его через несколько минут.

– Мама...

– Смотри, детка, Руг уходит!

Элизабет кинулась в спальню, закрыла дверь и постаралась взять себя в руки. Размышлять над причиной его прихода времени не было. Бросив капот на спинку кровати, она вынула из комода, где был аккуратно сложен скудный запас ее белья, нарядный лиф и пышные панталоны с оборками. Искренне желая как можно быстрее избавиться от Колтера, Элизабет надела не совсем просохшую нижнюю юбку с обручем для кринолина и торопливо затянула шнуровку. Изрядное количество пуговиц вынудило ее совсем не по-женски выругаться. Затем она закрутила косу, больно уколовшись шпилькой, и накинула на пучок сетку. Она так спешила, что не обратила никакого внимания на то, как соблазнительно выглядит ее обтянутая тканью грудь.

За дверью послышались голоса мистера Джоша и Колтера. Надевать чулки не было времени. Сунув ноги в атласные туфельки и глубоко вздохнув, она вдруг поняла, что у нее нет сил подойти к двери.

Чего ты боишься? – спросила она себя. Колтер не причинит вреда ни тебе, ни Николь, и ты это знаешь.

Дышать стало легче. Если уж она смогла вынести Элму Уоринг и даже сбежать от нее, забрав дочку, то с Колтером как-нибудь справится. Собравшись с духом, Элизабет приоткрыла дверь.

Колтер стоял спиной к ней, облокотившись о каминную доску. Можно было подумать, что он внимательно разглядывает пламя. Рядом с ним возле серебряного подсвечника стоял наполовину пустой бокал бренди. Его темные, доходящие почти до воротника волосы были мокры и казались совсем черными. Мундир сидел на нем как влитой, а серые шерстяные бриджи и сапоги до колен обрисовывали линии мускулистых бедер и ног. Усилием воли Элизабет подавила приступ страсти.

Судя по грязи на одежде, Колтер долго был в седле. Но как он ухитрился найти ее?

– Ты закончила изучать меня, Элизабет? – спросил полковник, поворачиваясь.

Она молча распахнула дверь и вошла в комнату.

– Зачем вы пришли? Колтер горько усмехнулся:

– Какой высокомерный тон, совсем как у суровой миссис Уоринг. – И уточнил с поклоном: – Старшей.

– Помнится, когда-то вы были джентльменом.

– Можете больше на это не рассчитывать.

– Действительно, это было бы глупо с моей стороны. Но, Бога ради, скажите, зачем вы здесь? Уверяю вас, мы не прячем янки. У нас не осталось лошадей для нужд армии, нет и запасов провианта.

Колтер, прищурившись, смотрел на нее.

– И вы еще спрашиваете, почему я пришел? Вы сбежали от меня, как трусиха, Элизабет. Я хочу увидеть ребенка.

– Думаю, в этом нет необходимости. Она и так перенервничала из-за нашего переезда сюда.

Мне очень жаль, что вам пришлось понапрасну ехать в такую ужасную погоду...

– Элизабет, – прервал он ее тихо, слишком тихо. – Вы не избавитесь от меня. Если она моя дочь, у меня есть право увидеть ее.

– Никогда больше не произносите этого. Никогда, слышите вы меня? Она не может быть признана вашей.

– Тогда какого дьявола было говорить о ней? – спросил он, с трудом скрывая гнев. – Что вы задумали? Нет, вы, конечно, слишком честны, чтобы испытывать на мне сей старый трюк. – Колтер потер затылок, устав от препирательств. – Мадам, я знаю, женщины часто выбирают окольный путь, чтобы достичь цели, но вам следует поостеречься. У меня нет ни времени, ни терпения для подобных игр.

– Мне от вас ничего не надо, – сказала она надменно.

– Понятно. Как истинная женщина, вы просто передумали.

– Не смейте разговаривать со мной таким тоном, Колтер! – Вспыхнув, она шагнула к нему, но внезапно остановилась.

Колтер откровенно разглядывал ее. Скользнул взглядом по тонкой талии, по соблазнительно обтянутой груди и, наконец, остановился на губах.

– Я вижу, вы во всеоружии. – И добавил в ответ на ее удивленный взгляд: – На вас траур.

– Полагаю, полковник, вам следовало бы захватить саблю, чтобы расправиться со мной.

Колтера эта реплика рассердила и одновременно напомнила ему ту Элизабет, которую он знал когда-то.

– Я пришел сюда не для того, чтобы воевать с тобой. Признаю, что не сразу поверил тебе. Но, подумав, понял, что это вполне может быть мой ребенок.

– Вы слишком великодушны, сэр, – прошипела Элизабет ядовито. – Прошу вас, сядьте. Сейчас я распоряжусь принести что-нибудь, раз бренди вам не по вкусу.

– О нет, мадам! – Стремительно шагнув к ней, полковник взял ее за руку и нежно привлек с себе. – Разыгрывай светскую даму с другими, маленький лисенок, но не со мной.

– Мерзавец!

– Я никогда этого и не отрицал.

Сжав губы, Элизабет строго посмотрела на него.

– Отпусти меня, Колтер. Я требую, чтобы ты ушел.

– А я хочу видеть девочку. Предупреждаю вас, мадам, что меня не остановить.

Элизабет больше не могла сдержать клокотавшую в ней ярость.

– У вас нет права что-либо требовать. Не я соблазнила вас, Колтер, а потом бросила. Разве это я завела новую интрижку, как только приехала в Англию?!

– В чем, черт возьми, вы меня обвиняете? Я даже и не думал ни о каких интрижках. Кто вам наговорил этот вздор? У меня не было никакой женщины в Англии.

– Джеймс сказал...

– Джеймс! Гореть его душе в аду! Что он наговорил тебе?

– Ваша кузина... Он сказал, вы собираетесь жениться на дальней родственнице. Что свадьба состоится немедленно, и что вы привезете свою невесту...

– Он солгал, Элизабет. Джеймс лгал тебе! – Внезапно Колтер понял все. – И мне тоже, – добавил он, бессильно уронив руки.

Оставшись без его поддержки, Элизабет пошатнулась.

– Лгал? – потерянно повторила она.

– Да. Он лгал, когда говорил, что я собираюсь жениться. Так же как и то, что сообщил мне о рождении Николь. – Колтер хотел дотронуться до ее щеки, но Элизабет отпрянула.

– Расскажи мне, что же было на самом деле, – прошептала она.

– Через два или три месяца после того, как я уехал в Англию, пришло письмо от Джеймса. Он сообщал, что ты согласилась стать его женой и больше не хочешь меня видеть.

– И ты, – вскричала Элизабет, – поверил ему и даже не подумал написать мне? Как ты мог поверить ему после того, что было между нами? Как ты мог...

– Но подумай – мы с Джеймсом были лучшими друзьями. Разве я мог сомневаться в его словах?

Элизабет тихо застонала, обхватив себя руками, будто хотела удержать рвущиеся наружу чувства.

– И вы никогда не встречались потом? Он никогда... Ты поклянешься мне, что он не говорил тебе о нашей дочери?

– Ты сразу обвинила меня во всех смертных грехах, а теперь еще и ставишь под сомнение мою честь.

– Мне нет дела до вашей чести, Колтер. Так вы поклянетесь?

Ее просьба была так настойчива, что он не смог отказаться.

– Клянусь. Джеймс ничего не говорил мне о ней. Он вообще не говорил, что ты родила ребенка.

– Кругом ложь, – с трудом прошептала Элизабет.

Колтеру стало безумно жаль четырех пропавших лет, гнев его прошел. Глаза их встретились, и он понял, что она сдалась.

– Но это еще не все.

– Нет. Я не могу, я не хочу ничего слышать...

– Джеймс знал, что я люблю тебя. Он знал, что я собираюсь просить твоей руки по возвращении из Англии.

Элизабет еще не могла осознать меру предательства мужа.

– Вы никогда даже не намекали мне на подобное. Теперь, впрочем, это уже не имеет значения. Говорят, дорога в ад вымощена благими намерениями.

Но Колтер не собирался отступать. Главное, что он нашел ее. Теперь, что бы она ни делала или ни говорила, они не расстанутся.

– Я хочу увидеть свою дочь.

– О чем ты просишь, Колтер?! Нам обоим нужно время, чтобы все обдумать. Я напишу тебе о своем решении.

– Не ты одна пострадала от этой лжи. – Он провел рукой по волосам, заставляя себя быть терпеливым.

Элизабет отвернулась, но через секунду снова посмотрела ему в лицо.

– Николь очень впечатлительный ребенок, к тому же она лишена привычной для нее обстановки. Я не могу допустить этой встречи.

Колтер стремительно схватил ее за руки и прижал к себе.

– Я не уйду, не увидев свою дочь. Вглядываясь в упрямое выражение его лица, Элизабет все же нашла в себе мужество отрицательно помотать головой.

– Послушай, – продолжал он, тряся ее. – У тебя нет ко мне жалости. Ты и так перевернула мою жизнь сегодня. И я...

– Ну, как же ты не понимаешь, что твои желания не имеют совершенно никакого значения? – взмолилась она, пытаясь высвободиться.

– Значит, ты настолько ненавидишь меня, Элизабет, значит, считаешь, что я причиню боль невинному ребенку?!

– Ты забываешь, Колтер, что когда-то я тоже была невинна.

– Мадам, – холодно произнес он, отпуская ее с таким видом, будто не мог больше вынести прикосновения к ней, – теперь уже вы размахиваете саблей.

Элизабет чуть было не попросила у него прощения, но остановила себя: пусть лучше злится, только бы не уступить его требованиям. Она отвернулась, не собираясь звать Николь. Но все решилось само собой.

– Мама! Мама! – закричала Николь, вбегая в холл. – Мистер Джош сделал куколку! Посмотри, на ней настоящий корсет и панталончики. – Добежав до двери в гостиную, девочка замерла. Прижав к груди куклу, она уставилась на Колтера. – Ой, какой большой!

Элизабет с трудом сдержала улыбку. Она повернулась, чтобы посмотреть на Колтера, а тот буквально остолбенел. Элизабет попыталась увидеть дочь его глазами: разметавшиеся волосы, развязавшийся сиреневый поясок, пятнышко грязи на белом чулке, округлившиеся от страха глаза. Как мать она готова была наброситься на Колтера за то, что он испугал малышку, но у того был не менее испуганный и молящий взгляд. И она поспешила к девочке, опустилась рядом с ней на колени.

– Солнышко, я понимаю, он кажется тебе очень большим, но бояться совершенно нечего. Полковник...

– Он не заберет меня? – прошептала Николь, обхватив мать руками за шею и крепко прижавшись к ней.

– Нет, ангел мой. Не заберет. – Элизабет высвободилась из объятий дочери и посмотрела на нее. – Я ведь уже обещала тебе, что никто тебя никогда не заберет у меня. Полковник Сэкстон – мой старый друг. И я хотела бы познакомить вас.

Николь исподлобья смотрела на полковника.

– Может, лучше в следующий раз? – Девочка кивнула, и Элизабет посмотрела на Колтера. Она предупредила готовые сорваться у него вопросы, слегка покачав головой.

Колтеру нестерпимо хотелось схватить их обеих в объятия, защитить, обещать им все, чего даже не имел права обещать. Но подымалась и глухая ярость на то, что его ребенок боится его. То, что все вопросы оставались без ответов, еще больше усиливало напряжение. Беспомощно стоять и наблюдать, как Элизабет гладит Николь по спинке, целует в лобик и что-то шепчет, было, настоящей пыткой.

Наконец Элизабет поднялась, и Николь спрятала личико в ее юбке. Поглаживая кудри малышки, она пыталась представить, как поведет себя Колтер.

Полковник присел, чтобы его рост больше не смущал Николь, и Элизабет ободряюще улыбнулась ему.

– Посмотри, солнышко, он уже не такой огромный, – попыталась она убедить девочку.

Николь застенчиво выглянула из-за юбки матери, слегка выпятив нижнюю губу. Он неотрывно глядел на нее и в смятении видел глаза того же зеленого цвета, что и его собственные! В остальном девочка была маленькой копией матери. У нее были такие же тонкие черты лица, волосы посветлее, но тоже густые и блестящие. Постепенно буря чувств улеглась и превратилась в совершенно новое для Колтера состояние, так переполнившее его, что слезы выступили на глазах. Это крошечное существо было частью его самого. Девочка мгновенно завоевала его сердце, и он поклялся отдать ей все на свете.

Колтер изнемогал от желания дотронуться до дочери. Он протянул к ней слегка дрожащую руку.

– Я никогда раньше не встречал принцесс, – прошептал он.

– Я вовсе не принцесса.

– Для меня ты принцесса. По крайней мере, ты такая же красивая.

Николь с сомнением покачала головой.

– Мама красивая, а не я.

Колтер убрал протянутую руку и потер подбородок. Николь все еще относилась к нему с подозрением, а он не мог сообразить, как же завоевать ее доверие.

– Это правда, – согласился он, как бы серьезно обдумав ее слова, – твоя мама красивая. Но только маленькая девочка, совершенно особенная девочка, может быть принцессой.

– Особенная?

– Совершенно особенная.

– Настоящей принцессой?

– Ты всегда будешь для меня настоящей принцессой, – ответил он и ласково улыбнулся.

Колтер, целиком поглощенный дочерью, не видел, что Элизабет смахнула с ресниц слезы. Она знала, что он может быть ласковым и нежным, но никогда не видела его таким. Если бы она и не любила его, то полюбила бы сейчас, подумала молодая женщина, стараясь запомнить на всю жизнь этот момент. Его терпение и нежность разрушали барьеры, которыми она пыталась оградить себя. Разочарование, постигшее Колтера оттого, что Николь не захотела улыбнуться ему в ответ, ранило ее почти так же сильно, как и его. Она не собиралась вмешиваться, но Колтер заслужил, чтобы девочка ответила ему хоть что-то. Элизабет повернула дочь лицом к себе.

– Думаю, настоящая принцесса должна сделать реверанс в ответ на комплименты джентльмена.

Николь поколебалась, но все же вышла из-за материнской юбки. Она присела в реверансе на слегка дрожащих ножках. Подняв голову, девочка внимательно посмотрела на Колтера, потом снова уставилась в пол, слегка покачиваясь взад и вперед.

– У настоящей принцессы есть дворец.

– Да, конечно, есть. И я...

– Колтер, – прервала Элизабет, боясь, что он пообещает дочери дворец.

Полковник беспомощно взглянул на нее. Он ничего не знал про детей и еще меньше – про собственную дочь. Но когда он снова посмотрел на Николь, оказалось, что она ждет ответа.

– Я... я найду для тебя дворец, – пообещал он, запинаясь. Разочарование на ее лице подсказало ему, что он не оправдал ожиданий. Совершенно новое для него чувство нежности переполняло его. Возглас Элизабет и невероятное усилие помогли ему удержаться от невыполнимых обещаний. Но тут он взглянул на куклу Николь, и его осенило. – Я найду дворец, который как раз подойдет для твоей куклы. И тогда, – легко добавил он, – вы обе станете принцессами.

Николь взглянула на мать, спрашивая одобрения. Элизабет кивнула. Тогда девочка повернулась и сделала несколько шагов к Колтеру. Он затаил дыхание, ожидая, как же она примет его обещание. Ему даже в голову не пришло, что со стороны он выглядит нелепо.

Николь робко протянула ему руку.

– Мы с куклой очень тронуты и согласны стать вашими принцессами.

Колтер взял ее маленькую ручку и нежно поднес к губам. Он закрыл глаза, молясь про себя, чтобы Бог сделал его достойным этого ребенка, и переживая первое ощущение от прикосновения к дочери. А когда вновь посмотрел на нее, оказалось, что девочка совершенно не заметила его невероятного напряжения.

– Ты оказываешь мне честь, моя дорогая.

Элизабет чувствовала, что сердце ее разрывается, но, не желая волновать малышку, весело улыбнулась и ей, и Колтеру. Николь захихикала. Ни одна награда по службе не радовала его так, как эта. Колтер был абсолютно покорен маленькой кокеткой.

– Когда? – спросила девочка.

– Завтра, – ответил он, намереваясь, если понадобится, перевернуть весь Ричмонд, но найти для нее замок.

– Николь, – вступила Элизабет, понимая, что дочь может выпросить у него все что угодно, – покажи Рут свою новую куклу.

– В этом нет необходимости, мисс Бете, – проговорила служанка, она стояла в дверях, оглядывая всех троих. – Я пришла сказать, что мисс Эмили сейчас присоединится к вам. – И посмотрела на Колтера с нескрываемым презрением.

– А ты не могла бы отговорить ее? – заволновалась Элизабет.

– Мисс Эмили упряма, как янки. Она хочет видеть его.

Элизабет поспешила мимо Рут в холл. Мягкие шаги Джоша и стук палки Эмили свидетельствовали о том, что она опоздала. Для Колтера уже не было пути к отступлению. Сцепив руки, молодая женщина вернулась в комнату, не обращая внимания на растерянный взгляд полковника. Он поднялся и повернулся к двери. Сначала показалась эбеновая трость с серебряной инкрустацией. В этой трости было что-то очень знакомое, он где-то видел ее раньше. Трость отчетливо выделялась на фоне мягкой розовой ткани. И вот, шелестя юбками, в комнату медленно вошла Эмили, опираясь на руку мистера Джоша.

Николь подбежала к ней.

– Мисс Эмили, он обещал мне замок! Ведь я принцесса!

– Не сейчас, Николь. – Элизабет схватила дочь за руку и отвела в сторону. Услышав, как Колтер с шумом выдохнул воздух, она повернулась к нему.

– Боже мой, Элизабет, ты знаешь, кто эта женщина?

– Конечно, Колтер, – вызывающе ответила она.

– Это же Лили...

– Нет, – резко ответила Элизабет, забыв даже, что рядом с ней дочка. – Ее зовут Эмили, и я прекрасно знаю, что она была любовницей моего отца.

Глава четвертая

Колтер, как солдат, гордился тем, что может совладать с любой неожиданностью в бою, с людьми, находящимися под его командой, и коварными уловками врага. Но это... Он не понимал, как должен вести себя в данном случае. Он открыл рот, уже готовый потребовать новых объяснений, но выражение лица Элизабет остановило его, и он промолчал.

Рут взяла малышку за руку и кивком дала понять мужу, что им надо уйти. На этот раз Николь тихо подчинилась.

– Прошу вас, садитесь, полковник, – сказала Эмили, медленно подходя к камину.

Элизабет подвинула высокое кресло, зная, как мучительно для Эмили сидеть на низкой мебели, и загородила ее от глаз Колтера, чтобы она могла удобно устроиться. Потом села рядом на диван.

Изящным жестом Элизабет пригласила Колтера сесть рядом с собой.

– Я постою, если вы не возражаете.

– У тебя нет повода для раздражения... – заметила Элизабет.

– Не забывайте, дорогая, что ваш полковник перенес сегодня слишком много потрясений, – вмешалась Эмили.

– У меня день тоже был не из легких, к тому же он вовсе не «мой полковник».

– Оставим это. Я уверена, он имеет право на объяснения.

Элизабет посмотрела на Колтера, затем отвернулась и уставилась на огонь.

– Не думаю, что у него есть право на какие-либо объяснения, кроме тех, которые я сама захочу дать.

– На самом деле вы так не думаете, Элизабет.

Молодая женщина глянула на пожилую, лишний раз, подивившись ее проницательности. Однако все ее существо противилось тому, чтобы пересказывать мерзкие подробности, приведшие ее сюда.

Колтер стоял перед ними, заложив руки за спину. Весь его вид говорил о решимости получить ответы на свои вопросы.

– Если вы соблаговолите помнить, что я не солдат, то я расскажу вам, как оказалась здесь.

Боясь сказать что-то не то, Колтер лишь кивнул.

– Я в общих чертах уже коснулась того, почему мне пришлось покинуть Уорингов и...

– Слишком в общих.

– Позвольте мне говорить так, как я считаю нужным. – Сжав руки, Элизабет взглянула в его упрямое лицо. Моля Бога, чтобы у Колтера хватило терпения не перебивать, она продолжила: – Вы должны просто поверить мне на слово, что ситуация стала безвыходной. Элме удалось изолировать меня от тех немногих друзей, что у меня были. Не имея близких, которые могли бы меня защитить, я оказалась целиком в ее власти. – Элизабет не могла больше говорить. Она прикрыла глаза, как бы гоня от себя воспоминания об унижениях и отчаянии тех дней. И ночей. Бесконечных ночей, полных страха, что она просто не доживет до утра.

Решимость Колтера получить объяснения, почему его дочь живет в доме любовницы своего деда, неожиданно сменилась острой жалостью к Элизабет. Опустившись перед ней на колени, он взял ее руки в свои. Они были такими холодными, что он, к собственному удивлению, в тревоге повернулся за помощью к старой женщине.

Эмили внимательно посмотрела ему в лицо, угадывая острое желание защитить Элизабет, и в то же время видя еще не погасшую враждебность. И потому решилась продолжить рассказ сама:

– После смерти отца Элизабет я узнавала о ее жизни от близких знакомых. Когда Джеймс пропал без вести, до меня дошли слухи о том положении, в котором она оказалась. После долгих колебаний мне удалось переправить ей письмо, в котором я предлагала любую возможную помощь.

– И она приняла ее? – Колтер тут же осознал недопустимую грубость своего тона, но было уже поздно – Элизабет вырвала у него руки.

– Без помощи Эмили меня бы заперли, отняли дочь, а может, и убили.

Вероятно, при других обстоятельствах полковник повел бы себя иначе, но он так долго не спал, так неожиданно нашел женщину, которую любил и считал потерянной для себя навеки, да еще выяснил, что у него есть дочь и что живут они у женщины, чья репутация в лучшем случае сомнительна... Все это было слишком даже для него.

– Скажи мне, Элизабет, ты знала об отношениях твоего отца и мисс Эмили?

Упорно глядя в огонь, Элизабет начала рассказывать:

– Моя мать была холодной, бесчувственной эгоисткой. Для нее это был брак по расчету. Как только я родилась, она сразу же выставила отца из своей постели и жизни. Она никогда не пыталась стать матерью для своих пасынков. Через несколько месяцев после моего появления на свет она уехала в Англию и вернулась через три года, в день моего рождения. Впрочем, она и не помнила, какой это день. – Гордо вскинув голову, Элизабет продолжила: – Эмили дала моему отцу любовь, тепло и дружбу. Они не скрывали своих отношений, и у меня нет причин осуждать их за это, Колтер. В конце концов, – она, наконец, посмотрела ему в глаза, – кто я такая, чтобы бросить в них камень? Я отдалась тебе, не будучи помолвленной. У меня даже не хватило ума получить от тебя обещание жениться.

Колтер навис над ней, едва сдерживая ярость от ее саркастического тона.

– А вы, миссис Уоринг, даже не потрудились сообщить мне о предстоящем отцовстве! Сочли, что разумнее обратиться к моему другу! Вы просите меня не осуждать Эмили и вашего отца, а меня уже осудили.

– Вы тоже осудили меня! – выкрикнула она с таким видом, что он не посмел ей возразить.

Эмили наблюдала за ними, вслушиваясь в их слова и в их молчание. Несколько раз она хотела вмешаться, но сдерживалась, понимая, что обоим надо выплеснуть горечь и боль прошедших четырех лет. Однако теперь Элизабет нуждалась в передышке, чтобы взять себя в руки, поэтому Эмили решила отвлечь Колтера:

– Я понимаю, почему такого джентльмена, как вы, полковник, шокирует, что они живут у меня. Но уверяю вас, здесь почти никто не знает о моем прошлом. Ни малейшая тень не коснется Элизабет и ее ребенка.

– И моего ребенка, мадам, – ответил он резко. – Я возмущен вашим тоном. Но, несмотря на то, что Элизабет это отрицает, я уважаю честность и отвечу вам тем же. Я очень недоволен и обеспокоен тем, что они находятся здесь... – Колтер пристально поглядел на Эмили. Смущенный ее прямым, спокойным взглядом, он пробормотал извинения за свою резкость и, тяжело вздохнув, стал теребить волосы, как бы пытаясь привести в порядок мысли. – Может быть, кто-нибудь из вас все-таки объяснит мне, почему вы так боитесь Элмы Уоринг?

Эмили повернулась к Элизабет:

– Надо ему сказать.

– Но риск...

– Риск? Какой риск? – спросил Колтер. – Прекратите говорить так, будто меня здесь нет!

– Извольте, полковник. Однако не забывайте, что вы у меня в гостях, а я не выношу крика.

– И перестань метаться, как зверь в клетке, – добавила Элизабет. – Ты будешь обращаться с Эмили уважительно или уйдешь. Она дала нам приют, когда нам некуда было деваться. Ее дом и ее сердце открыты для нас с Николь, и я очень ей благодарна. Я не допущу, чтобы ты относился к ней иначе.

Колтер кивнул, стараясь не обнаружить радость, ведь из ее слов следовало, что он может сюда вернуться. На большее он сейчас и не рассчитывал.

– Ты расскажешь мне об Элме?

Элизабет опустила голову, ее руки бессознательно мяли ткань юбки.

– Свекровь поклялась, что отнимет у меня Николь.

– Ты немедленно напишешь ей и сообщишь, что Николь моя дочь и у нее нет на девочку никаких прав. Если она пожелает, я возмещу ей все, что она истратила на вас.

– Не могу, – мягко ответила Элизабет. Эмили приподняла трость, предупреждая протест Колтера.

– Вы уверяете, что уважаете честность, полковник. Короче говоря, вы хотите, чтобы ваш ребенок был признан незаконнорожденным? Без имени и прав?

– Нет. Я...

– Вы ничего не сможете сделать, пока вопрос с Джеймсом не прояснится, – объяснила Эмили, видя, в каком возбужденном состоянии находится Колтер. – Подумайте, полковник. – Повернувшись к Элизабет, она добавила: – Пожалуйста, скажи Рут, что полковник будет ужинать с нами. Думаю, нам всем надо отдохнуть. Вы не поможете мне, полковник?

Колтер подал старой женщине руку и помог подняться, одновременно наблюдая, как Элизабет выходит из комнаты.

– Вы все еще любите ее, не правда ли? Колтер не ответил. Если Эмили и была разочарована этим, то не подала виду.

Во время обеда Элизабет все время ощущала сердитое напряжение, исходящее от Колтера. Она понимала, что это только краткое перемирие. Как только они отужинают, и Николь ляжет спать, он опять начнет свой допрос. Уж хоть бы этот день скорее прошел!

Колтер действительно был далек от благодушия. У него внутри все бурлило, и он с трудом сдерживался, подчиняясь молчаливому уговору о перемирии. Ужин был скромным. Подали бекон, едва приправленный зеленью, и рыбу, а простой, грубого помола хлеб исчез со стола задолго до окончания трапезы. Полковник не сразу сообразил, что смотрит на последний кусок, пока Эмили не предложила его. Колтер отказался, поняв, как скудны их запасы, и внимательно оглядел комнату, в которой по-настоящему освещен был только стол. Темные стены, как и полки буфета, были совершенно пусты. Ни одна серебряная вещица не украшала тщательно отполированное дерево. Сначала Колтер решил, что Эмили спрятала все ценности, так как времена были смутные. Но когда Рут поставила перед Николь тарелку с маленьким кексом, а потом подошла к нему и поставила перед ним такую же, Колтеру стало ясно, что ей нечего предложить Эмили и Элизабет. Он вспомнил, как восхитилась Элизабет коробкой конфет, которую он принес ей, и как долго пришлось уговаривать ее попробовать их.

Николь, казалось, унаследовала материнскую любовь к сладкому. Было смешно наблюдать, как она моментально покончила с кексом, а потом стала подбирать пальцем и отправлять в рот крошки. Он подмигнул малышке, и она подарила ему в ответ шаловливую улыбку. Радость, охватившая Колтера, не оставила места для других чувств, и он поклялся себе: никто и ничто, даже война, не омрачит эту драгоценную жизнь.

– Допивай молоко, Николь, – мягко сказала Элизабет.

– А когда допьешь, тебя ждет вот этот кекс, – добавил Колтер, показывая на свою тарелку и надеясь получить от нее еще одну улыбку.

– Она уже съела. Этого вполне достаточно.

– Но мы только что стали друзьями, – возразил он, – ты могла бы сделать исключение из правил, Элизабет. В конце концов, она же принцесса и...

– И ты не будешь вмешиваться в то, как я воспитываю свою...

– Элизабет, – перебила Эмили. – Я уверена, что полковник хотел сделать как лучше. Может быть, половинка кекса удовлетворит всех? Как ты считаешь?

Элизабет недовольно кивнула. К своему удивлению, она поняла, что этот маленький инцидент придал ей силы и мужества. Какие намерения у Колтера и можно ли ему верить? Когда-то он ее бросил. Теперь все как будто говорило о том, что он просит довериться ему. Но, взглянув на него из-под опущенных ресниц, она вынуждена была поправиться: Колтер ни о чем не просит, он просто занял место среди них, как будто это его естественное право.

Запрещая себе сосредоточиваться на таких мыслях, она увела Николь готовиться ко сну.

Следующий час Колтер провел в обществе Эмили. Он сразу понял, что с ней не нужны околичности, она и так охотно отвечала на его вопросы.

– Чтобы помочь Элизабет сбежать от Элмы, я продала все свои ценности, кроме трости Тимоти. Полагаю, вы узнали ее, – ответила она на вопрос об их финансовом положении. – Элизабет придется найти работу, ведь ей удалось захватить с собой только кое-какую одежду.

Настроение Колтера постепенно менялось, откровенность Эмили смягчила его.

– И вас совсем не волнует то, что вы остались без средств?

– Я любила Тимоти Хэммонда так сильно, что распростилась с надеждой быть признанной в обществе. Эту любовь я перенесла на его дочь и внучку. Бог не дал нам собственных детей. Возможно, – проговорила она с легким вздохом, – к лучшему. Если бы я не отдала все, что имела, для спасения Элизабет и малышки, мне никогда не было бы покоя.

– Боюсь, Элизабет не примет от меня помощи.

Эмили внимательно посмотрела на Колтера, стоявшего возле камина. Он был молод, решителен и нетерпелив, но вокруг глаз лежали тени усталости, и Эмили подумала, что он, скорее всего, уже научился обуздывать свою властность и обдумывает ситуацию, прежде чем принять решение.

– Нет, она не облегчит вам эту задачу.

– Я так и думал.

– И это вас сердит. Однако, полковник, этот дом пока еще мой. Если вы усмирите желание командовать, то сможете навещать нас, когда вам будет удобно. А если вы соблаговолите пополнить наши запасы провизии, моя гордость протестовать не будет. Я только прошу вас уважать принципы воспитания Элизабет и не баловать ребенка.

– Мудрый совет, мадам. – Хотя в его тоне все еще сквозили саркастические нотки, улыбка была искренней. – Должен ли я понимать, что найду в вас друга?

– Полковник!

– Как вы сами предложили, мадам, будем взаимно откровенны. Позволите ли вы мне облегчить вашу ношу любыми способами, не ущемляя гордости Элизабет?

Эмили с улыбкой кивнула.

– Не переступая границ дозволенного.

– Разве существуют таковые, если речь идет о твоем ребенке? – Колтер замолчал, чтобы не добавить: и женщине, которую любишь. Ему нужно было выговориться, в нем опять поднималась горечь. – Сначала вы предлагаете мне помощь, мадам, а потом связываете руки.

– Только Элизабет может развязать их. Через несколько минут она спустится сюда вместе с Николь. А я, полковник, если вы еще раз любезно поможете мне, вас покину.

Когда они дошли до лестницы, к ним присоединилась Рут, чтобы осветить путь. Эмили пожелала ему спокойной ночи, и тут появилась Элизабет с дочерью на руках. Неровный свет лампы причудливо окрашивал их лица, Николь хихикала, и Колтер вдруг страстно позавидовал Элизабет, которая что-то шептала ей на ухо, и безумно захотел обнять их обеих. Николь поцеловала Эмили, а потом Элизабет повернулась к нему, и малышка сказала:

– Мама разрешила поцеловать тебя.

Когда он подставил щеку, сладкое, душистое детское тепло окутало его. Прикосновение губ было мимолетным, но вдруг крошечные пальчики коснулись шрама на его лице:

– Это очень болит?

Стараясь продлить ее прикосновение, Колтер прошептал:

– Больше нет.

– Когда мама поцелует, все проходит. Хочешь, она поцелует?

– Николь! Думаю, что полковник...

–...был бы весьма признателен, – закончил Колтер с довольной улыбкой.

Элизабет слегка коснулась губами его щеки, получив одобрение дочери. К ее удивлению, Николь еще дважды легонько поцеловала шрам, как будто хотела гарантировать исцеление.

– Желаю вам всего доброго, полковник, – сказала молодая женщина и отвернулась.

– Можно я донесу ее вместо тебя? – Колтер глядел на девочку, как будто ждал ее разрешения, а вовсе не матери.

– Мы сначала молимся.

– Тем более я должен присоединиться к вам, сегодня мне есть, за что благодарить Бога. – Он протянул руки дочери, не желая больше ждать.

Поколебавшись, Николь согласилась. В глазах Элизабет сверкнул гнев. Желание Колтера войти в их жизнь возмущало ее, но она не хотела устраивать сцену при дочери. Повернувшись, она пошла вперед.

– Спи спокойно, моя дорогая, – прошептала Элизабет, прикручивая фитиль в лампе.

Колтер задержался еще немного возле уснувшей дочери, а когда они спустились вниз, Элизабет обернулась к нему.

– Я провожу тебя.

– Не спеши, я еще не готов уйти. – Он взял у нее лампу и прошел в боковую гостиную. Из-за дождя в комнате было прохладно. Колтер поставил лампу на стол около диванчика и ждал, когда Элизабет сядет. – Прежде всего скажи мне, почему Николь боится темноты?

– Элма не разрешала оставлять даже ночника. Она считала, что это закаляет волю.

Бесстрастность ее голоса подсказала Колтеру, что Элизабет совершенно выдохлась. Он сел рядом и пожал ей руку.

– Я сделаю все, чтобы защитить вас. Элма не получит моей дочери, какое бы имя она ни носила. Если ты позволишь мне, – прошептал он, целуя ей руку, – я сделаю и больше того.

– Ты станешь использовать Николь в качестве орудия?

– Никогда! – возразил он, привлекая ее к себе. Элизабет напряглась, и он добавил: – Позволь мне только обнять тебя. Потом я уйду.

Она со вздохом опустила голову ему на плечо. Колтер закрыл глаза, ощущая, насколько естественно и правильно то, что они вместе. Элизабет тоже закрыла глаза, гоня от себя все тревоги дня. Тепло и сила Колтера словно вливались в ее тело, даря уверенность и покой.

– У меня трехдневный отпуск, – прошептал он ей на ухо и немного отстранился, чтобы она облокотилась о спинку дивана. – Я хочу провести его с тобой и Николь.

– Ты спрашиваешь меня или просто сообщаешь? – пробормотала Элизабет, не открывая глаз.

Пламя бросало красноватые отсветы на ее лицо, и Колтер, не удержавшись, поцеловал ее в бровь.

– Не надо...

Он просунул руку ей под спину, дотронулся губами до щеки, потом до подбородка.

– Отдохни, Элизабет. Мне ничего от тебя не нужно.

Шепот и легкие поцелуи постепенно усыпили женщину. Убедившись, что она спит, Колтер взял ее на руки и отнес в спальню. Осторожно, чтобы не разбудить, уложил на кровать и накрыл одеялом.

Потом вернулся в гостиную, задул лампу и уставился на мигавший в камине огонь. Он обещал Элизабет, что уйдет. Однако за окнами бушевал ветер и хлестал дождь. Медленно, как бы не решаясь, Колтер снял мундир и начал расстегивать сорочку.

В дверях появилась Рут.

– Джош поставил вашу лошадь в конюшню и задал ей корм.

Колтер кивнул, как будто это само собой разумелось. Он спустил с плеч подтяжки и снял рубашку. Рут подошла и протянула руку:

– Дайте мне.

– Тебе не по душе, что я остаюсь?

– Не мое дело судить, – ответила служанка, принимая сорочку.

– В этом доме слишком много женщин, и у каждой есть что сказать.

– Но вы ведь не слушаете! – выпалила она, удаляясь.

– Все зависит от того, чем человек слушает: головой или сердцем, – пробормотал Колтер себе под нос и сел, чтобы снять сапоги. Стянуть их без помощи специального приспособления оказалось нелегким делом. Придвигая сапоги поближе к огню, Колтер заметил на каминной полке свой бокал с бренди. Он допил его и выставил бокал на столик за дверью. Плотно закрыв створки, полковник направился в спальню Элизабет.

Глава пятая

За ночь дождь утих, а на рассвете подул свежий ветер и разогнал облака. Дом стоял на пригорке, и Колтер, лежавший рядом с Элизабет, видел в окно убранное поле и лес. Он глубоко вздохнул, понимая, что эти несколько часов мирного сна – все, что отпущено ему в ближайшие месяцы. Элизабет спала неспокойно, что-то бормоча во сне, пока не устроилась у него на плече, положив руку ему на грудь. Полный страсти, обжигаемый касаниями ее груди, он замер, оберегая сон возлюбленной. Его жаждущий взгляд медленно обвел ее лицо, во рту вдруг пересохло, и потребовалась вся его воля, чтобы не припасть к ее приоткрывшимся во сне губам. Взошло солнце, и его лучи высветили медь разметавшихся волос и трогательную морщинку на отлежанной щеке. Колтер мучительно пытался сдерживать себя, но каждое разделенное с нею мгновение лишь разжигало в нем огонь.

Как в первый раз...

Колтер тогда опоздал к началу вечеринки в соседском доме и, с удовольствием рассматривая танцующие пары, не сразу заметил ее. Но когда их глаза встретились, он попросил хозяйку представить его. Увидев робкую улыбку Элизабет, он влюбился раз и навсегда. Его память бережно сохранила даже тихие звуки вальса, звучавшего только для них двоих. Они немного потанцевали, а потом ушли в сад. Он поцеловал Элизабет, и его сразу же охватило столь жгучее желание, что он с трудом оторвался от ее губ. Колтер готов был на любое безумство ради нее. И Элизабет, такая юная Элизабет, отвечала ему взаимностью.

Ее губы были мягкими, пьянящими и жадными, а грудь подымалась в такт возбужденному дыханию. Страсть боролась в ней с робостью, и она чуть дрожала в его объятиях, неотразимо наивная и соблазнительная...

Ему хотелось внушить ей, чтобы она подчинилась собственному порыву, силой которого была напугана, впрочем, не слишком. Он до сих пор не понимал, как ему удалось тогда очнуться и взять себя в руки. На целый долгий год.

Они виделись часто и были благоразумны. Но с каждым разом было все нестерпимее отпускать ее...

– Колтер! – Голос Элизабет вернул его в настоящее.

– Ты хочешь спросить, что я здесь делаю?

– Что ты здесь делаешь? – прошептала она, закрывая глаза, чтобы продлить очарование сна. Ее пальцы слегка двигались, словно в забытьи теребя завитки на его груди. Колтер застонал от наслаждения, и она тут же отдернула руку, как будто обожглась. Прежде чем он успел остановить ее, она отодвинулась и села, поправляя растрепавшуюся косу. – Что ты здесь делаешь?

Погладив Элизабет по голове, Колтер мягко притянул ее к себе, предлагая вновь лечь рядом. Но от его прикосновения ее спина напряглась и выпрямилась.

– Ну, погляди же на меня. Я просто спал рядом с тобой. Первый мирный сон за многие месяцы.

– Ты с ума сошел! Николь может...

– Она не придет. – Потянув сзади за ночную сорочку, Колтер опрокинул Элизабет навзничь. Улучил мгновение, перекинул через нее руку, и она оказалась в ловушке, а мягкая перина глубоко прогнулась под их телами. – Элизабет... – шептал он, покрывая быстрыми и нежными поцелуями ее шею, вливая в нее огонь переполнявшей его страсти. Он сгорал от слитых воедино желаний ласкать и защищать эту женщину, распоряжаться и обладать ею. Из разгоряченного сном тела Элизабет понемногу уходила напряженность, и Колтер почувствовал, что хочет, как Фауст, остановить мгновенье. Его неотрывный взгляд жадно впитывал ждущие поцелуя сочные губы, а отвергающие его глаза он закрывал долгими поцелуями.

Сердце Элизабет разрывалось. Ей казалось, что, оставаясь в его объятиях, желая его, она предает что-то чрезвычайно важное. Когда-то она уже поддалась его страсти, отвергнув страх и доводы благоразумия. Плата за это оказалась слишком высокой.

Молодая женщина содрогнулась от внезапного прозрения, охваченная паникой. Ноги запутались в одеяле, а Колтер...

Элизабет открыла глаза, встретилась с ним взглядом – и больше не могла уже ни о чем думать. Она обняла Колтера за плечи, погладила затылок, провела пальцами по волосам. Колтер прижал ее к своему горячему телу, и, отдавшись его быстрым мягким поцелуям и ласкам, она больше не сопротивлялась.

Когда его язык дотронулся до уголков ее рта, Элизабет не смогла сдержать вскрик возбуждения. Страсть захватила ее, она прижалась к нему всем телом, а губы ее раскрылись для поцелуя. Он победил, и она была счастлива этим. Из его груди вырвался удовлетворенный горловой звук – это была благодарность любовнице, которую он когда-то научил всему. Для себя. Только для себя.

Колтер стал целовать ее щеки, нос, уши. Он просунул под нее руки, чтобы крепче прижать ее бедра к себе. Он целовал и ласкал ее все откровеннее, пытаясь возбудить еще больше.

Вскоре она уже сама искала его губы, и он впился в ее рот со страстью, не оставляющей сомнений в том, что она принадлежит ему целиком и полностью.

Колтер повернулся на бок, освобождая руку, и хотел, было скользнуть под кружева, закрывающие грудь. Элизабет застонала, мотая головой.

Оторвавшись от ее губ, он посмотрел на нее блестящими от желания глазами, и его рука мягко и благоговейно легла ей на грудь.

– Ты сама кормила Николь? – прошептал он срывающимся голосом. Она чуть заметно кивнула. Он ласкал ее, двигая шелковую материю взад и вперед по гладкой коже, пока не почувствовал, как возбудился сосок под его пальцами.

Внезапно Элизабет вскрикнула, оттолкнула его руку и вскочила.

– Тебе больно? Вот черт! Скажи, что я сделал не так? – Он не мог понять, что с ней произошло. – Ты хотела меня, ты не можешь этого отрицать. Неужели я сделал тебе больно?

Тяжело дыша, она пыталась взять себя в руки. С невероятным усилием Колтер смягчил свой голос:

– Я имею право знать, что случилось. Я оскорбил тебя, спросив, кормила ли ты Николь?

– Нет. Но... – Как могла она объяснить ему?

– Сядь. Ты трясешься, точно осенний лист на ветру. Тебе придется ответить мне, или ты не уйдешь отсюда.

Она села, но не потому, что он приказал ей, просто ноги отказывались держать ее. Колтер встал перед ней, спиной к окну, так, что лицо оставалось в тени.

– Объясни мне. Я все равно уже никуда не исчезну из твоей жизни. Постепенно каждый призрак, каждая ложь – все, что сейчас отталкивает тебя от меня, – рассеются.

– Ты мужчина, Колтер. Я не смогу тебе объяснить.

– Попытайся. – Он встал перед ней на колени, взяв ее руки в свои. – Я не хочу ничего требовать. Просто хочу разделить с тобой твои тревоги... – Он замолчал, пораженный болью в ее глазах. – Элизабет, у меня украли четыре года жизни моей дочери. Но что еще страшнее, у меня украли женщину, которую я люблю. Неужели ты будешь продолжать отталкивать меня?

– Колтер! – зарыдала она, прижавшись к нему.

– Что, черт возьми, они сделали с тобой?

– Обними меня. Мне так нужно, чтобы ты просто обнимал меня. Я расскажу, обещаю, – торопливо добавила она. – Только дай мне время.

Прижав ее к себе, Колтер закрыл глаза. Она просила у него времени. Но именно этого он и не мог ей обещать. Он покачивал ее на руках, глубоко задумавшись, и внезапно его мысли прервал шепот:

– Джеймс возражал Элме. Он настоял, чтобы Николь оставили со мной. Я хотела кормить сама, даже если это и не принято. Почти три недели малышка была со мной, пока Элма не нашла предлога услать куда-то Джеймса. Как только он уехал, она отобрала у меня Николь и отдала кормилице. Когда Джеймс вернулся, было уже слишком поздно.

Колтер пытался проникнуться ее болью, отчаяньем и унижением, старался успокоить и ободрить ее лаской. В каком-то смысле она была права – он не мог до конца понять ее переживаний. Но инстинкт подсказывал ему, что за этим кроется что-то очень важное. Успокоенный ее обещанием, он ждал дальнейших объяснений. Одновременно в нем поднималась ревность к Джеймсу, который был рядом с его дочкой и Элизабет... Как будто прочтя его мысли, Элизабет продолжила:

– Боль сводила меня с ума. Мне был необходим мой ребенок!

– Да, любимая. Да, конечно.

– А Элма не разрешала мне даже видеть Николь. Я не могла найти себе места, и не от кого было ждать помощи. Элма только насмехалась надо мной, а Джеймс говорил, что я его огорчаю, и старался поменьше бывать дома.

Колтер гладил ее по голове, прижимал к себе и целовал волосы.

– А тебя рядом не было.

Это был еле слышный шепот. Это была самая глубокая рана.

И он выдавил из себя единственное, что мог сказать в свою защиту:

– Я не знал.

Гнев превратился в ярость – не жгущую, клокочущую ярость, которая требует немедленной мести, а холодную, смертельную ярость. И он поклялся себе, что заставит Уорингов сторицею расплатиться за те страдания, которые они причинили Элизабет.

Пока она тихо плакала, он прижимал ее к себе, но, как только рыдания стали понемногу утихать, ощутил необходимость услышать все до конца. Он ненавидел себя за то, что должен пользоваться ее слабостью, но понимал: едва Элизабет успокоится и возьмет себя в руки, она опять попытается возвести между ними стену.

– Почему Элма так ненавидела тебя? Элизабет погладила его колючую щеку и смахнула последнюю слезинку. Она отводила глаза, и он почувствовал, что ей больше не хочется рассказывать.

– Тогда объясни мне, почему ты обратилась к Джеймсу, когда поняла, что ждешь ребенка?

– Через несколько недель после твоего отъезда в Англию умер Роберт. Когда Элма и Джеймс навестили меня, чтобы выразить соболезнования, меня мучила тошнота, и Элма все поняла.

Элизабет беспокойно встала. Колтер отпустил ее, понимая, что она уже отдалилась от него. Ему необходимо было услышать всю историю, поэтому он не стал спорить.

– Сначала, – продолжила она безжизненным голосом, – я не хотела ей доверять, но она являлась каждый день и была добра ко мне. Время шло, а рядом, кроме нее, никого, с кем я могла бы поделиться. Элма не осуждала меня, но просила подумать о будущем. Когда и второй мой сводный брат, Томас, пропал без вести во время шторма, у меня не осталось родных. Вот тогда-то Джеймс и рассказал мне о твоем письме. Я не знаю, почему он солгал. Он предложил мне и моему ребенку свое имя и дом.

– Я слышал, что оба твои брата умерли, а их суда проданы. Но я был уверен: ты не хочешь, чтобы я писал тебе...

– Не я! Этого не хотел Джеймс! – Она вспыхнула и отвернулась. – Николь будет беспокоиться...

Было бессмысленно продолжать. Колтер поднялся.

– Элизабет, мне нужно съездить в город, но я скоро вернусь.

– Дай мне время.

– Не могу. Идет война, как бы я ни старался забыть об этом. Мне дали отпуск на три дня, и я хочу провести их с тобой и дочерью. Прежде чем ты решишь сказать мне «нет», знай, что Эмили любезно предложила мне гостеприимство своего дома.

– Но не моей спальни!

– Да, – согласился он, усмехнувшись. – Только у одной тебя есть на это право. Но я хочу тебя, и, что бы ты ни говорила, ты тоже хочешь меня.

– Я жена Джеймса, – напомнила она мучительным шепотом.

– После своего предательства Джеймс – мертвец.

Четыре мула были нагружены провизией и посланы мисс Эмили. Им хватит этих запасов не на одну неделю, с удовлетворением подумал Колтер. Он договорился с несколькими торговцами, что они будут поставлять им продукты и свежее мясо по первому требованию, а все счета посылать ему. В тот же день на имя Николь были положены деньги в банк. Он не мог объявить ее своей дочерью, и, как это ни было ему отвратительно, пришлось сослаться на близкую дружбу с Джеймсом.

Но больше всего ему хотелось найти для дочери замок. В городе можно было купить все что угодно, люди распродавали свое имущество, но ничего даже отдаленно похожего на замок он обнаружить не смог. Время работало против него, и он начал жалеть о своем опрометчивом обещании.

Помощь пришла совершенно неожиданно.

Колтер зашел в гостиницу переодеться, боясь найти там сообщение, что его отзывают из отпуска. Опасения оказались напрасны, но его ждал Андре. Тому было достаточно одного взгляда на небритое лицо Колтера, чтобы понять: тот не ночевал в гостинице.

– Вы, должно быть, растеряли за войну все свое искусство, друг мой, если потребовалась целая ночь, чтобы утешить прелестную Элизабет.

– Вы играете со смертью!

– Даже больше, чем вы думаете.

Колтер не сразу понял, что Андре не шутит. Молча, проклиная возможную отсрочку возвращения к Элизабет, он перестал точить бритву и повернулся к приятелю.

– Если вы кого-нибудь убили, я помогу вам выбраться из города, пока никто не узнал.

Андре откупорил бутылку «бурбона», налил себе и выпил.

– Я обдумаю ваше предложение, но дело в другом.

– Не злоупотребляйте моим ликером. Налейте и мне и объясните наконец, что случилось.

Андре передал ему бокал.

– Сколько денег вы можете мне одолжить? Перед тем как ответить, Колтер, подумайте о том, что все мое состояние пропало. А моя жизнь, как и ваша, висит на волоске. Короче говоря, шанс, что я смогу вернуть долг, невелик.

– Сколько вы потеряли?

Андре пристально глядел на янтарную жидкость в бокале.

– Я никому не признался бы в этом, кроме вас. Какова цена моего сердца?

– Женщина? Неужели вы попались...

– Как вы с Элизабет.

Колтер встретил понимающий взгляд друга, на какой-то момент их чувства обнажились, потом Андре отвел глаза.

– Выпишите чек, и я поставлю подпись. Деньги вы сможете получить немедленно.

– Вы даже не хотите задать мне вопрос? Колтер повернулся к зеркалу для бритья.

– Вы расскажете мне то, что сочтете нужным. Если вы не расскажете ничего, я соглашусь и с этим.

– Мне необходимо две тысячи золотом и час вашего времени, – проговорил Андре, нарочито растягивая слова. Только легкий звон дрожащего в руке бокала выдавал его волнение.

В банке им пришлось немного задержаться. Так как просьба Колтера выдать всю сумму золотом встретила вежливые извинения, ему пришлось, использовав свой чин, намекнуть, что это дело государственной важности, упомянуть несколько известных имен и потребовать величайшей секретности.

– Ну, что теперь? – спросил он, когда они с Андре вышли из банка.

– Вы сильно рискуете из-за меня. А теперь мы пойдем... – Андре взглянул на приятеля и неожиданно закончил: – Она квартеронка.

Колтер сделал вид, что не заметил, как изменился при этом голос Андре.

– Должно быть, она прелестна, – только и ответил он.

– В моем городе каждый год устраивается бал, на который съезжаются мужчины со всего Юга, и там выставляются на обозрение девушки, предназначенные в содержанки. Это самые прелестные женщины, каких только можно найти среди цветных.

– Могу себе представить, сколько стоит такая содержанка.

– И не спрашивайте, друг мой. Пойдемте, нам надо свернуть, – сказал Андре, уводя Колтера из центра города. – Тут совсем недалеко. Покупатель должен доказать, что может предоставить достойное содержание, дом в приличном районе, слуг, коляску, лошадей и прочее. Все это тщательно оговаривается, прежде чем девушка поступает в его владение. Такая связь частенько длится очень долго и приятна обоим. Иногда, – добавил он натянуто, – появляются дети.

Переходя улицу, Колтеру пришлось ускорить шаг, чтобы догнать друга. Он внимательно посмотрел на его красивое лицо. Колтеру всегда казалось, что своими красками тот обязан какому-нибудь мавританскому предку. На короткий миг ему почудилось, что Андре пытается рассказать ему нечто большее, но, прогнав эту предательскую мысль, пока она не развилась, он спросил:

– А что бывает, если двое мужчин претендуют на одну и ту же девушку?

– Ее получает тот, кто может заплатить больше.

– Так именно это с вами и случилось? Вам обоим понравилась одна женщина?

– Нет. Брайс нашел себе вдовушку почти сразу, а немного погодя и я приглядел себе компанию по вкусу. Мои выигрыши были скромными, но за соседним столиком игра шла по-крупному. Вспыхнула ссора, от кого-то требовали немедленно расплатиться. Человек вдвое старше вас, Колтер, клялся, что он только что приехал и еще не открыл счет в банке, но у него есть кое-что получше денег в уплату долга. Через минуту старик вернулся с самой красивой женщиной, какую я когда-либо видел. Она была... – его голос сорвался, – чурбан и тот заметил бы, что она дрожит от страха.

Друзьям пришлось остановиться, пропуская фургон, потом пересечь еще одну улицу со скромными домами. Колтер не мог сообразить, куда они идут. Он молчал, давая Андре время собраться с мыслями.

– Они все были пьяны, но не так, как бываете вы или я. Уверен, среди них не было ни одного джентльмена. Но я отвлекся. Игра кончилась, и было предложено устроить аукцион. Вы, наверное, уже видели подобное прежде.

– Несколько раз, когда играли шулера. Я помню пару, работавшую в маленьких городках вполне успешно, пока их не поймали. Когда шулер не мог получить долг, он объявлял, что деньги ему нужны срочно. Тогда устраивался импровизированный аукцион. Игрок получал свои деньги и исчезал. К утру убегали и проданные рабы.

– Вы когда-нибудь покупали на подобном аукционе?

Колтер опять уловил странные нотки в голосе Андре и решил проигнорировать вопрос.

– Так что же случилось прошлой ночью?

– Они захотели получше разглядеть, что им предлагают.

– И вас это покоробило?

– И вы бы тоже не стерпели. Это были не люди, а животные.

– Позвольте мне догадаться, что было дальше, – сказал Колтер. – Вы решили предложить то, что отвлечет их внимание: вступили в игру и удвоили ставки, чтобы никто не смог отказаться. И выиграли.

– С каких пор вы меня так хорошо знаете?

– С тех пор, как мы вместе рисковали жизнью.

Андре остановился в двух шагах от поворота.

– Это здесь.

Они подошли к дому, и полковник заметил легкое движение кружевной занавески на втором этаже. Андре взялся за давно не чищенный медный молоток, но дверь открылась до того, как он успел им воспользоваться. Они вошли в плохо освещенный холл, и Колтер стал рассматривать человека, закрывавшего за ними дверь. Не обращая никакого внимания на полковника, человек вперился в Андре:

– Вы принесли деньги? Золотом?

– Где она?

– Сначала деньги.

Колтер обернулся на бой часов, стоявших в соседней комнате. Вся мебель в гостиной была покрыта чехлами, кроме большого кресла подле камина. На каминной полке стояли великолепные часы – миниатюрная копия замка. Часы пробили еще раз, и два герольда выскочили из ворот замка. Раздалась незамысловатая мелодия, и они стали маршировать в такт. Колтер подошел ближе, слушая музыку и восхищаясь фарфоровой гирляндой из роз, увившей центральный балкон замка. Мелодия все звучала, и вот на балконе появилась изящная фарфоровая дама в золотом платье, она медленно подняла ручку и помахала, как будто приветствуя кого-то внизу. Музыка прекратилась, и фигурки исчезли. Колтер даже не заметил, что держит часы в руках, пока не услышал за спиной голос хозяина:

– Когда-то они вызывали восторг у моего ребенка.

Полковник обернулся. Старик сутулился, и рука, протянутая за часами, слегка тряслась. Однако Колтер не отдавал часы.

– Сколько они стоят?

– Я их не продам.

– Они доставят радость другому ребенку. Маленькой девочке.

– Вашей?

Колтер обернулся к Андре, стоявшему в полутемном дверном проеме – все окна в комнате были плотно завешены бархатными занавесями. Он чувствовал, что только полная откровенность может снять напряжение и поставить все на свои места. И кивнул, глядя на приятеля:

– Да. Моей.

Андре что-то быстро заговорил на своем родном языке; а старик отрицательно качал головой.

Колтеру показалось, что старик сгорбился еще больше, хотя Андре употреблял все свое красноречие.

– Андре, скажи ему, что я заплачу ту сумму, какую он назовет. Только не торгуйся. Мне очень нужны эти часы.

Неожиданно старик обернулся к Колтеру:

– Я желаю вашему ребенку жить и радоваться этому подарку.

– Как мне благодарить вас! Подождите, ведь я даже не знаю вашего имени.

Старик приподнял руку, прекращая разговор. Колтер подчинился из уважения к его потерям. Когда хозяин удалился, он поставил часы на кресло и аккуратно завернул в ситцевый чехол. Прижав к груди свое сокровище, полковник подошел к приятелю и услышал на лестнице тихое шуршание шелка.

Андре говорил правду – женщина была прекрасна. Она двигалась с удивительной грацией, глаза у нее были как у лани, нежная кожа цвета меди, а волосы – сплошной поток блестящих черных колец. Когда она приблизилась, Андре поднес ее руку к губам.

– Как и обещал, Наоми, я пришел за тобой. Ее улыбка была такой же робкой и счастливой, как когда-то у Элизабет.

– Ну, вот мы все и уладили. До свидания, мне надо поторопиться.

– Желаю вам хорошо провести время, друг мой. Я-то уж точно проведу его прекрасно, – ответил Андре.

Колтер открыл дверь и услышал последнее напутствие старика:

– Берегите свое сокровище. Оно бесценно.

Глава шестая

Огонь трещал и шипел, охватывая сырые поленья и посылая пучки искр в трубу. Золотистый свет лампы, стоявшей рядом с высоким креслом, в котором полковник читал газету, отбрасывал теплые тени на его лицо. За плотными занавесями таились ночь и многочисленные опасности, пугавшие Элизабет, как, впрочем, и присутствие Колтера.

Когда он вернулся сегодня днем, она попыталась возражать, но он не обратил на это никакого внимания. С тех пор они почти не разговаривали, зато Колтер преуспел в установлении, хороших отношений со всеми остальными обитателями дома. Рут встретила его строгой миной, однако не смогла скрыть удовольствия, когда полковник наполнил всевозможными продуктами и лакомствами полки кладовой. Мистер Джош держался дольше и лишь мимоходом похвалил четырех мулов, которых Колтер отдал в его полное распоряжение. Но Элизабет видела его улыбку, когда он распрягал и устраивал их в конюшне. Расположение Эмили было окончательно завоевано томиком стихов, окованным в серебро флаконом розовой воды и мягчайшей бледно-розовой кашемировой шалью.

Элизабет выбранила себя за недобрые мысли. Но дело было не в подарках, просто она не могла избавиться от ощущения, что им грозит беда, если станет известно о покровительстве полковника. Она была уверена, что Элма не успокоится, пока не вернет себе внучку, и решила сказать об этом Колтеру.

Но разговор не получался, тем более что в ушах у нее стоял счастливый смех Николь. Как можно было сердиться и негодовать на человека, принесшего такую радость ее ребенку?

Опустив голову, Элизабет позволила себе улыбнуться, вспоминая торжественное объявление Колтера, что сегодня вечером они получат подарки. Всем не терпелось узнать, что же их ждет. Николь так просто сгорала от нетерпения и не отходила от Колтера. Она не могла спокойно усидеть за ужином, вертелась, не ела и все время спрашивала:

– Когда это принесут?

«Это» прибыло вместе с перевязанной лентой коробкой конфет, которую Рут поставила перед Элизабет, и той ничего не оставалось, как только принять подарок и угостить всех сидевших за столом. Николь по просьбе Колтера закрыла глаза, а мистер Джош поставил перед ней часы. И тут заиграла музыка.

Восторженный крик дочери, смех, восхищение при виде появившихся герольдов и машущей ручкой дамы... Элизабет еще раз остро почувствовала свое сиротство. Элма лишила их не только дорогих подарков, а даже простых семейных радостей.

Колтер поднял голову и посмотрел на ее светлые волосы, в которых мелькали золото и бронза, на изящный изгиб хрупкой шеи. Желание любить наполнило его, кровь закипела в жилах. Он безумно жаждал ее, но горький опыт сегодняшнего утра говорил о том, что Элизабет боится и не доверяет ему.

Глядя на дочь, полковник узнавал в ней ту, прежнюю Элизабет. Разделяя радость со своим ребенком, он исподтишка разглядывал возлюбленную. Куда исчезла прелестная девочка, очарованная жизнью и полная радости и смеха? Только слепой не заметил бы, какие усталые, даже измученные у нее глаза. Она была вправе рассердиться на него сегодня утром.

Когда Николь, наконец, уложили, Элизабет вернулась в гостиную. Немого погодя простилась и Эмили. Она пожелала им спокойной ночи и напомнила, что Рут постелила полковнику наверху. Взгляд, брошенный на них, казалось, призывал к терпению.

Они долго сидели в полном молчании. Колтер ждал.

Однако время было его врагом, и он больше не мог тянуть. Полковник поднялся, подложил два последних полена в камин и повернулся к Элизабет:

– Я договорился о твоей встрече с Мэммингером на завтра.

– Спасибо.

– И это все? Никаких вопросов, только эта фальшивая смиренность?

Бешенство, прозвучавшее в его голосе, вынудило Элизабет поднять голову.

– Чего ты хочешь, Колтер? Ты ждешь, чтобы я спросила, в каком качестве ты представил меня? Или чтобы я сказала, будто гордость не позволяет мне принять твою помощь? Поживи-ка с мыслью, что каждой крошкой хлеба ты и твой ребенок обязаны другому, тогда и посмей сказать, что я фальшива.

– Ты кричишь на меня, Элизабет, – прорычал он.

– Да, да, кричу!

– И ты совсем измяла этот несчастный лоскуток, – сказал он, наклоняясь, чтобы взять у нее из рук шитье. Спрятав улыбку, вызванную растерянным выражением ее лица, Колтер положил шитье на стол рядом с диваном. – И ты еще не закончила, – заявил он, усаживаясь напротив нее.

– Не понимаю, на что ты намекаешь.

– Никаких намеков, мадам, – твердо возразил он. – Ты не доверяешь мне и боишься меня. Я намерен узнать почему. Когда мое любопытство будет удовлетворено, ты объяснишь мне, что так рассердило тебя сегодня утром...

– Хватит! Я не служу в твоем полку. У тебя нет права допрашивать меня. И требовать, и...

Вскочив с дивана, она хотела убежать и закрыться у себя в комнате, однако Колтер остановил ее, схватив за руку. Их напряженные, враждебные взгляды встретились.

– Перестань убегать.

– Я не тебя боюсь! Я боюсь, что ты привлечешь к нам внимание. Ты слышал, Эмили говорила, что это опасно. Опасно для Николь. Элма не успокоится, пока не разыщет нас и не отнимет у меня дочь. – Закрыв глаза, Элизабет опустила голову, чувствуя, что его хватка ослабела. – Отец Джеймса оставил все состояние в пользу будущих внуков. Без Николь...

– Но она не...

– Это не имеет значения. Девочка признана дочерью Джеймса. Без нее Элма не получит наследства, все отойдет братьям мужа. Она никогда не допустит этого, – промолвила Элизабет, вся дрожа.

Колтер отпустил ее, но только для того, чтобы обнять и притянуть к себе. Прижав губы к ее виску, он пробормотал:

– А твое доверие? Как мне восстановить его?

– Не знаю, – честно ответила она.

– Обнимать тебя – все равно, что обнимать летнее солнце. В тебе столько жара, что можно растопить даже лед одиночества.

Его страсть обволакивала, не давала дышать, заставляла сердце биться сильнее.

– Подумай, что ты говоришь. Эти мгновения – все они краденые.

– И я намерен украсть еще.

Его охрипший от напряжения, ласкающий голос всколыхнул в ней воспоминания о прежних временах, а руки, гладящие ее спину, побуждали довериться ему. Мужской запах дразнил, безумно хотелось, чтобы он поцеловал ее; и она все с большим трудом сдерживала себя.

– Пока я не узнаю, что случилось с Джеймсом...

– Джеймса здесь нет. А есть я. – Его губы покрывали поцелуями ее ухо. – Джеймс не любит тебя. А я люблю. – Он слегка прикусил край уха, и она больше не могла сдержать возбуждение. – И ты, – выдохнул он, приподняв ее подбородок и глядя прямо в глаза, – ты любишь меня, а не Джеймса.

– Все не так, как ты думаешь. Я... – Но в этот миг жаркий поцелуй заставил ее замолчать.

Этот искушающий рот, это страстное, горячее и дикое наслаждение – как же хорошо она его помнила! Элизабет целиком отдалась поцелую и больше не сопротивлялась объятиям. Ей хотелось, чтобы Колтер почувствовал тот же огонь желания, какой разжег в ней.

Они поменялись ролями: теперь уже она страстно целовала его. И Колтер охотно подчинился. Элизабет обняла его за плечи, а он крепко прижал ее к себе. Его руки, продолжая гладить ее, нежно дотрагивались до упругой груди, пока она не прильнула к нему, задыхаясь и дрожа. Наконец Колтер оторвался от ее рта.

– Какой жадный маленький лисенок, – прошептал он, вспомнив другое чувствительное место на ее шее. Элизабет была так возбуждена его дразнящими поцелуями, что вскрикнула, требуя продолжения. – Тебе нравится, да? – шепнул Колтер, осторожно снимая сетку с ее волос и вытаскивая шпильки. – Скажи! – потребовал он низким от страсти голосом.

– Да...

– И я хочу еще. Скажи, скажи, мой лисенок!

– И я хочу...

–...еще! – закончил он и снова овладел ее ртом.

Его пальцы перебирали распущенные волосы Элизабет, другой рукой он прижимал ее к себе. Быстрый язык ласкал рот легкими, дразнящими движениями. С трудом дыша, он на секунду оторвался от нее и прошептал:

– Сладкая, какая ты сладкая! От тебя закипает кровь. – И страстно приник к ее шее.

– Не надо, останутся отметины, – тихо запротестовала Элизабет.

– Пусть!

В его голосе слышалось что-то первобытное, звериное, однако женщина не испугалась, потому что сама была как в бреду. Она жадно впилась в его губы, руки скользили по густым волосам. Прижавшись к сильному, крепкому телу, Элизабет забыла все свои опасения. Колтер научил ее когда-то наслаждаться любовью и понимать, что разделенная страсть – это редкий подарок.

Не отпуская ее, полковник сделал шаг по направлению к креслу. Раздразненная его ласками, Элизабет последовала за ним. Он сел, посадив ее к себе на колени. Элизабет открыла глаза и всмотрелась в заострившиеся черты и пылающие от страсти щеки возлюбленного. Дотронулась до его губ, и он стал плавно кружить языком по тыльной стороне ее ладони, а потом медленно затягивать в пылающее жерло своего рта. Элизабет склонилась к нему.

Когда Колтер отпустил ее ладонь, она поднесла ее к губам, глядя на него потемневшими от нестерпимого желания глазами.

Его зрачки тоже расширились, веки отяжелели, и он опустил глаза, проследив за ее взглядом. Темно-серые обтягивающие брюки не могли скрыть его возбуждения, и Колтер, поняв это, притянул ее ближе к себе.

Но не успел снова поцеловать ее, как она неожиданно отвернула голову: в тишине уснувшего дома вдруг явственно раздался бой часов. Элизабет напряглась. Это били часы, которые Колтер подарил Николь. Ее дочь! Она сошла с ума – занимается с ним любовью рядом со спящим ребенком!

Ей показалось, будто ее окатили холодной водой. В памяти всплыл резкий обвиняющий голос Элмы: «Шлюха! Подстилка Колтера! Ты недостойна быть матерью этого ребенка!»

– Любимая, что случилось? – спросил он мягко.

Элизабет не ответила. Она прижала руку к своим распухшим от поцелуев губам. Колтер почувствовал, как она напряглась, и крепко обнял ее за талию, удерживая на месте. Несколько минут Элизабет молча пыталась высвободиться, а он так же молча отказывался ее отпустить.

– Пусти, Колтер. Я замужем. Пусти меня.

– Ничего не могу понять. Элизабет, ради Бога...

– Я не хочу из-за тебя опять забыть обо всем! – закричала она, ударяя его по плечу.

– Да что с тобой такое? – процедил он сквозь стиснутые зубы, отчаянно пытаясь взять себя в руки и понять, почему она вырывается. – Прекрати, – потребовал он, наконец, – пока ты не сделала себе больно.

– Тогда отпусти меня. – Тонкие пальцы сжали его запястье.

Боясь причинить ей боль, Колтер отпустил. Элизабет вскочила и попятилась от него. Волосы разметались по плечам, глаза широко раскрыты, грудь вздымается, но уже не от страсти, а, как ему показалось, от страха. Было понятно, что, если он сделает хоть одно движение, она поведет себя как обезумевшее животное, преследуемое хищником. Ему было трудно справиться с дыханием, тело ломило от желания, и он отчаянно пытался собраться с мыслями.

Элизабет наблюдала за ним, как дичь наблюдает за охотником, дрожа под его сверлящим тяжелым взглядом. Его лицо пылало от гнева, губы сжались. Напряженные мускулы выступили под сорочкой, когда он поднялся с кресла.

Казалось, сердце сейчас выскочит у нее из груди. Она попыталась что-то сказать, но горло свело судорогой, во рту пересохло. Элизабет, словно окаменев, стояла и ждала, когда он подойдет.

Зная, что у нее всего несколько секунд на то, чтобы начать говорить, прежде чем он подступит к ней со своими требованиями, женщина несколько раз судорожно сглотнула, пытаясь потушить бушевавший в ней огонь, и отступила к двери.

– Все кончено, – предупредила она дрожащим голосом, пытаясь сообразить, чем бы отвлечь его. Элизабет не могла повторить ему обвинений Элмы, не могла объяснить, сколько раз за все эти годы проклинала свою любовь к нему, какую чувствовала вину и какой позор!

Колтер подошел совсем близко, но не делал попыток дотронуться до нее. Он боролся с самим собой и одновременно пытался понять причину ее такого странного поведения.

Блуждающий взгляд молодой женщины остановился на открытой коробке конфет.

– Ты считаешь, я должна расплатиться за твои щедрые подарки?

– Чертова дрянь, – прошипел он тихо. – Коли вы так ставите вопрос, мадам, то вы меня жестоко обманули. Эти проклятые часы стоили мне две тысячи долларов золотом.

– Колтер! Я не хотела...

Полковник яростно поглядел ей в глаза.

– Ты не хотела?!

Элизабет похолодела от его взгляда. Он стоял, расставив ноги, в вызывающей позе.

У нее закружилась голова. Боже, что же она наделала?

– Посмотри на меня! Не трусь, – приказал он тоном, всегда нагонявшим страх на его подчиненных. – Найди мне девку, услуги которой стоили бы таких денег. Найди ее, будь ты проклята! – прорычал Колтер, чувствуя, что теряет над собой контроль.

Увидев, как сжимаются у него кулаки, Элизабет испугалась.

– Колтер, остановись. Пожалуйста, не надо. – Она подняла руку, как бы защищаясь.

Заметив ее движение, он так сильно сжал губы, что они побелели.

– Думаешь, я смогу ударить тебя?

– Нет. Нет, только не ты. – Ее рука безжизненно упала.

– Ну, – спросил он с сарказмом, – ничего больше не хочешь сказать? Ты действительно считаешь, – безжалостно наступал он, – что мои сегодняшние расходы оплачены?

– Колтер, я... нет, – еле слышно прошептала она и, собрав все свое мужество, произнесла то, что, ей казалось, он хотел услышать: – Даже если бы я была твоей все время, пока ты здесь, и то не смогла бы расплатиться за твою щедрость.

В глазах у нее стояли слезы, но он был слишком разгневан, чтобы испытывать жалость или понять, что это ложь. Его гордости был нанесен слишком большой урон, и она требовала удовлетворения.

– Поди сюда, Элизабет. – В голосе полковника звучала скрытая угроза.

Глава седьмая

Видя, что Элизабет не шевельнулась, Колтер добавил:

– Ну не можешь же ты всерьез думать, что я хотел купить тебя? Все оттого, что ты не доверяешь мне, ведь так? – В его голосе все еще слышалась угроза, но была и обида.

Загородив выход в прихожую, он сделал по направлению к ней несколько шагов, и, к его удивлению, Элизабет пошла к нему навстречу.

– Мне больше некуда бежать, – сказала она мягко.

Гнев прошел. Гордость заставила его приподнять недоверчиво бровь, и медленно, так же медленно, как ее рука поднялась и дотронулась до его щеки, исчезло желание сделать ей больно.

– Я устроила тебе веселую ночку, – сказала она, склонив голову, рука скользнула ему на грудь. – Сколько в тебе силы, Колтер! Как я завидую твоему мужеству!

– Элизабет...

– Ты хочешь от меня слишком многого, – продолжала она безжизненным голосом. – От меня такой, какая я есть, а не от той девочки, которой я была когда-то. – Подняв голову и внимательно посмотрев на него, она продолжала: – Прими то немногое, что я могу дать, и, пожалуйста, не проси о большем. Если так будет продолжаться дальше, ты возненавидишь меня. Я очень изменилась. Ты хочешь обо всем знать, но я никогда не смогу рассказать об этом ни тебе, ни кому-либо другому. И сейчас дело вовсе не во мне, а в Николь. Ты не можешь подвергать ее риску.

– В таком случае позволь мне помочь. Я сделал себе приличное состояние, занимаясь делами отца в Европе. Надо нанять хорошего адвоката, который оспорит притязания Элмы. Можно выяснить, что случилось с Джеймсом. Я могу, если ты только позволишь, защитить вас.

Элизабет отвернулась от него.

– Колтер, даже если я соглашусь, все это потребует времени. А если со мной что-нибудь случится?

– Не понимаю. Что может случиться? – Он попытался притянуть ее к себе, но она отступила.

– Если Элма найдет нас и заберет Николь, мне придется последовать за ними. Свекровь грозилась убить меня. Джеймс пропал, ты на войне...

– Итак, что бы я ни предпринял, любое движение...

– Малейший слух может привести ее сюда. Если тебя хоть сколько-нибудь заботит судьба девочки, не привлекай к нам внимания, не подвергай нас риску.

Он видел, что она еле держится на ногах, но не подошел. Элизабет сделала несколько шагов в направлении своей комнаты.

– Элизабет, подожди.

– Спокойной ночи, Колтер.

Все было кончено. Ее слова звучали как «прощай». Звук ключа, поворачиваемого в двери, оставил его совершенно опустошенным, подавленным потерей, которую невозможно было восполнить.

Элизабет завершила свой утренний туалет задолго до того, как встало солнце. Она с трудом заставила себя съесть бисквит и выпить чаю, ожидая пробуждения Колтера. Чтобы не оставаться одной, она пошла на кухню к Рут, чье молчаливое присутствие успокаивало. Кирпичная кухня была пристроена к двухэтажному фермерскому дому, и одну из стен целиком занимал массивный очаг. Усадьбе было лет сто, не меньше.

– Мисс Бете, не желаете ли еще бисквит?

– Одного было вполне достаточно. Давай я отнесу завтрак Эмили.

Рут покачала головой, ставя фарфоровый чайник на покрытый льняной салфеткой поднос. Когда служанка ушла, молодая женщина оглядела комнату, когда-то служившую семье фермера не только кухней, но и столовой. Тут все еще стояли грубый деревянный стол на козлах и скамейки, но было добавлено несколько стульев, на один из которых Элизабет и уселась. У стены ютились чаны для засолки мяса и деревянный ларь для хранения продуктов, не использовавшийся по назначению с тех пор, как построили кладовую. Был здесь и пресс для изготовления сыра, а в углу приткнулась прялка со сломанной ножкой.

Внимание Элизабет привлекла массивная потолочная балка, на которой висели гирлянды лука и пучки трав, и она попыталась представить, как выглядело это помещение в старину. Было забавно думать о людях, которые жили тут прежде.

Ее отвлек мистер Джош, и она стала наблюдать, как он складывает растопку в деревянный ящик.

– День обещает быть хорошим, мисс Бетс. Мулы уже запряжены, как распорядился полковник. – Он взял ковш, висевший над бочкой со свежей водой, выпил и, закрыв бочку, повесил ковш на место. Оглядев корзинку с бисквитами, стоящую на столе, спросил: – Вы позавтракали?

Трудно было не улыбнуться, наблюдая, как старый слуга исполняет роль мажордома.

– У моей Рут никогда не подгорает тесто.

– Вам ведь нравится полковник, правда, мистер Джош?

– Ну, он хорошо обращается со своей лошадью, это уж точно. На ней ни единой отметины. Можно многое понять в человеке, видя, как он обращается с лошадью.

Элизабет рассмеялась. Поддавшись неожиданному порыву, она подбежала и обняла его.

– Ты как раз тот человек, который мне нужен сегодня утром. Признаюсь, меня пугает предстоящий визит к советнику Мэммингеру. А твое соображение, что если полковник хорошо обращается со своей лошадью, то и человек может на это рассчитывать, мне кажется весьма здравым.

– Я не говорил так, мисс Бете. Просто сказал, что и по этому признаку можно судить о человеке. – Джош взглянул мимо нее и улыбнулся. – Доброе утро, полковник.

Элизабет обернулась. Колтер стоял в дверях, опершись о притолоку. Молодая женщина попыталась угадать его настроение и была разочарована его сухим поклоном.

– Рут испекла бисквиты, и есть чай.

Полковник молчал. У Элизабет создалось впечатление, что он не знает, как его встретят. Наконец он уселся за стол, и она сняла с полки чашку и блюдце. Подав чай, Элизабет остановилась позади него, не в силах оторвать глаз от его горчичного жилета, подчеркивавшего ширину плеч.

– Ты присоединишься ко мне?

Элизабет оглянулась на Джоша, думая, что приглашение относится к нему. Но старого слуги уже не было в кухне. И ей пришлось согласиться, чтобы вновь не осложнять отношений. Пока она наливала себе чай, Колтер успел разломить уже второй бисквит, распространивший по кухне запах меда. Элизабет не смогла сдержать улыбку, глядя на его довольное лицо, и он ответил ей мальчишеской усмешкой.

– Божественно! Шеф-повар лучшей гостиницы недостоин держать свечу, когда готовит наша Рут, – сказал он, протягивая руку за третьим бисквитом. – Она попросила тебя написать список необходимых продуктов? Я обещал захватить их на обратном пути.

Водя пальцем по краю чашки, Элизабет медлила с ответом. Доверие. Колтер хотел, чтобы она доверяла ему. Но если она будет честной, то может подставить под удар других.

– Не заставляй меня думать, что я начал день, совершив какой-то непростительный грех.

Слова были резкими, тон – обиженным. Посмотрев на него, Элизабет приняла решение:

– Рут не нужна помощь, чтобы написать список. Она умеет писать и читать.

– Что?!

– Говори тише, Колтер. Ты хотел, чтобы я доверяла тебе. Знаю, рабов запрещено учить, но Рут и мистер Джош свободны. Они с детства воспитывались в семье Эмили как домашние слуги. Когда ее родители умерли, она предложила им жить с ней и отдала им их бумаги. И ты не должен ставить под сомнение ее право на это, – прошептала она, наклонившись к нему и погрозив пальцем.

Колтер поцеловал грозивший палец, испачкав его медом. Но только он потянулся слизнуть мед, Элизабет отдернула руку и с невинным видом облизала палец сама.

Не желая провоцировать ни себя, ни ее, полковник доел очередной бисквит, выпил чай и, тщательно обдумывая ответ, вытер салфеткой рот и руки. Закончив и откинувшись на стуле, он заметил, как напряженно наблюдает за ним молодая женщина, и скрестил руки на груди; они были такими загорелыми, что почти сливались с жилетом.

– Элизабет, все, что ты сейчас рассказала мне, очень серьезно. Ты отдаешь себе отчет в том, что...

– Я знаю это, Колтер.

– Ты доверилась мне, и я не обману твоего доверия. Но если кто-нибудь еще узнает об этом? Понятно, ты давно живешь в изоляции и не знаешь новостей. Но учить рабов...

– Я уже сказала, они не рабы.

– Для всего окружающего мира они рабы. Учить их читать и писать незаконно. Эмили будет сурово наказана, а заодно это может коснуться и тебя.

– Ты веришь в рабство? Он прямо взглянул на нее.

– Я воюю, потому что верю в право штатов на независимость. Рабство отомрет само собой, чем бы ни кончилась война. Развитие северных городов, железных дорог, фабрик – все работает против нашего образа жизни. Из-за того, что у нас в основном плантации, мы зависим от Севера. Наша политическая, экономическая и общественная жизнь подчиняется кучке правителей, которые владеют огромным количеством рабов, но так долго продолжаться не может.

– Ты никогда не высказывал эти мысли раньше.

– А ты никогда не спрашивала... Но теперь, как бы мне ни хотелось продолжить, мы должны отправиться на аудиенцию к Мэммингеру.

Элизабет побежала надеть капор. Этот короткий разговор позволил ей лучше понять возлюбленного. Она была права, доверившись ему. Надо рассказать обо всем Эмили.

Когда она подошла к ждавшему ее Колтеру, у нее было легко на сердце.

– Прошу прощения за эту повозку. Я не успел найти коляску с лошадью. Но сегодня непременно сделаю это. – Он подсадил ее и сел рядом.

– Колтер, я буду чувствовать себя лучше, если ты не станешь покупать лошадь. Ее обязательно украдут.

– Но тебе нужна коляска, чтобы добираться до города.

– Нет. Я буду ходить пешком. Чем меньше...

– Внимания. Да, я понимаю.

Упрямые мулы отвлекли его, и Элизабет была рада возможности немного помолчать. Она очень надеялась, что он пойдет на аудиенцию вместе с ней, ведь ей предстояло лгать, и его присутствие могло оказаться полезным.

Как будто прочтя ее мысли, Колтер спросил, что она собирается говорить Мэммингеру.

– Ты сказал ему мое имя?

– Нет. Я просто попросил его принять одну из наших южных леди из Виргинии, осиротевшую из-за войны. Я упомянул, что тебе нужна работа, что твой характер безупречен, а почерк выше всяких похвал.

– Но, Колтер, ты же никогда не видел, как я пишу.

– Не имеет значения. – Он взглянул на нее с улыбкой. – Мэммингеру достаточно будет посмотреть на тебя, и он поймет, что я прав. – Эти слова рассмешили Элизабет, и, хотя смех был тихим и мимолетным, его было приятно слышать.

Чуть позже Колтер добавил:

– Кажется, я забыл упомянуть, что у него будет рекомендательное письмо от военного министра.

– Не понимаю. Как министр мог написать рекомендательное письмо, даже не зная моего имени?

– Перестань хмуриться, я вовсе не скомпрометировал тебя. Это персональное одолжение мне, а в письме говорится лишь то, что ему известен податель сего. – Объехав глубокую колею, Колтер продолжил: – Я был удивлен, узнав, какое количество женщин приходит к министру, прося похлопотать за них, и ни одна не стесняется упоминать о своих связях в политических кругах. Я считаю, сделать для тебя то же самое – мой долг.

Пожав ему руку, Элизабет пробормотала слова благодарности, пытаясь унять подступающую от страха тошноту.

На переполненных улицах Колтер управлял повозкой спокойно и умело. Они остановились подле сверкающего на солнце белого каменного здания.

– Теперь канцелярия здесь, – объяснил Колтер, закрепив тормоз. – Мэммингер ждет нас. – Он спрыгнул и, обойдя повозку, помог Элизабет сойти. Почувствовав, что она дрожит, понял, как сильно она нервничает, и предложил: – Можно избежать этой встречи, если ты примешь мою помощь. Тогда тебе не придется работать.

Элизабет посмотрела на простую золотую булавку в его галстуке, кремовый оттенок которого удачно сочетался с мягкой льняной сорочкой.

Она не сомневалась, что он легко все устроил бы, однако не могла принять его помощь.

– Я не думала, что ты пойдешь со мной.

– Никому не удастся отнять у меня ни одной минуты, которую я могу провести с тобой. Неужели ты сомневалась? Но ты так и не ответила на мое предложение.

– Согласись с моим выбором, Колтер. Только так я смогу быть спокойна.

Ее благодарная улыбка смягчила отказ, но он хотел большего, намного большего. Пришлось утешить себя мыслью, что согласие на его компанию и то хорошо. Предложив своей даме руку, полковник ввел ее в бывший женский пансион Лефебра.

У Кристофера Мэммингера были острые, глубоко посаженные глаза, густые волосы, а характер такой же твердый, как его высокий, туго накрахмаленный воротник. Он был любезен, несмотря на то, что они оторвали его от дел. У Элизабет создалось впечатление, что, если бы с ней не было Колтера, визит оказался бы очень краток. Как и договорились, полковник представил ее под девичьим именем – Хэммонд – и добавил, что она из округа Короля Георга, что чрезвычайно удивило ее. Как он мог догадаться, что свои прошения она подписывала именно так? Она решила спросить об этом позже.

Сидя в непринужденной позе, Колтер ожидал, пока советник кончит читать рекомендательное письмо.

– Если вам понадобится что-то еще, – произнес он любезно, – я уверен, что Рэндольф, Седдон или Летчер будут счастливы присоединить свои голоса. Конечно, мисс Хэммонд слишком скромна, чтобы обращаться к первой леди, но думаю, Верайна Дэвис, если будет нужно, лично поддержит ее просьбу.

– В этом нет никакой необходимости. Совершенно никакой, – ответил Мэммингер, откладывая письмо. – Если вы будете настолько любезны, мисс Хэммонд, и покажете мне образец вашего почерка, я уверен, мы подыщем для вас место секретаря. Вам придется проверять или пронумеровывать до трех тысяч документов за день. Рабочий день с девяти до трех, пять дней в неделю. За каждый испорченный документ у вас будут вычитать десять центов. Для начала ваш месячный оклад – шестьдесят пять долларов, а за каждый пропущенный день, если не будет представлено заключение врача, вычитается по три доллара. Вот, пожалуй, и все. У вас есть какие-нибудь вопросы?

Элизабет помотала головой и написала свое имя на листке бумаги. Мэммингер взял образец и, не говоря ни слова, поднялся.

– Если хотите, я сей же час покажу ваше рабочее место.

– Да, конечно. Это очень любезно с вашей стороны.

– Советник более чем счастлив сделать это, Элизабет, – заявил Колтер, переглянувшись с Мэммингером поверх ее головы, и они проследовали на второй этаж. Рабочий кабинет показался ей светлым и уютным. За длинными столами сидели женщины. Элизабет надеялась, что ей удастся поговорить с кем-нибудь из них, но Мэммингер многозначительно взглянул на часы, и они вышли.

– Когда вы хотите приступить к работе, мисс Хэммонд?

– Э-э... Завтра.

– Это слишком скоро, – возразил Колтер. – Надо еще решить, как вы будете добираться сюда.

– Мисс может получить комнату в доме Бэллардов. Многие молодые леди живут там. Мы обеспечиваем их охрану по дороге домой и на работу.

– Тетя Элизабет стара и хочет, чтобы они жили вместе в ее загородном доме. Уверен, никаких проблем не возникнет.

Элизабет, рассердившись, хотела вмешаться, но его предупреждающий взгляд остановил ее. Она с трудом дождалась конца аудиенции.

– Зачем ты так? Зачем было делать вид, что меня нет рядом? Я могу сама говорить за себя.

– Я прекрасно это знаю, – ответил он, беря ее под руку и ведя к повозке. – Ну вот, с этим покончено. А говорил я за тебя, – продолжил он, обходя повозку и забираясь на козлы, – только для того, чтобы Мэммингер был уверен: за тебя есть, кому постоять.

– А жонглирование именами? Я знаю, Летчер – член правительства, но остальные... да еще сказать ему, что миссис Дэвис лично поручится за меня! Это просто мошенничество, соучастницей которого ты сделал и меня.

– Ты закончила? Седдон и Рэндольф – военные советники и мои друзья. А если бы потребовалось поручительство первой леди, я бы достал и его. Сдается мне, что бы я ни делал для тебя, ты все встречаешь в штыки.

– Колтер, я не хочу быть неблагодарной. По правде, говоря, я боялась, что он откажет. Но, очевидно, правду говорят, что связи помогают везде. Теперь придется доказать мистеру Мэммингеру, что он не ошибся, нанимая меня.

– Чувства, достойные восхищения, мисс Хэммонд.

Это было сказано серьезным тоном, но с такой ухмылкой, которая делалась тем шире, чем строже пыталась казаться Элизабет. Наконец она не выдержала и расхохоталась. Однако минуту спустя опять подступила с расспросами:

– А как ты узнал, что я упоминала в прошении, откуда я родом?

Занятый управлением мулами на запруженной улице, полковник ответил не сразу и, не глядя ей в лицо:

– Ты поверишь мне, если я скажу, что не смог заснуть прошлой ночью и отправился в город, залез в кабинет Мэммингера и посмотрел твое прошение?

– Боже мой! Скажи, ведь ты не делал этого?! – Вопрос остался без ответа, и Элизабет впервые задумалась о его военной деятельности. – Так вот что ты делаешь, Колтер? Крадешь секреты янки?

– Тебя это волнует?

– Да.

– Заверяю тебя, я не влезал в кабинет к Мэммингеру. Ты ведь родилась в округе Короля Георга и переехала, когда тебе не было года?

– Неужели ты помнишь об этом?

– О тебе я все помню, Элизабет. Все. Как и то, что у тебя никогда не было склонности к вранью. Я просто догадался, что ты будешь, насколько это возможно, писать правду.

– Понятно. – Элизабет в раздумье поглядела на его чеканный профиль. Она одновременно была и польщена и раздосадована тем, что он помнит даже такие несущественные детали. – У тебя хорошо получается то, чем ты занимаешься?

Его глаза потемнели от воспоминаний. Но сейчас было не время делиться ими, да и вряд ли он когда-нибудь сможет. У нее достаточно своих кошмаров, мучающих ее по ночам, незачем добавлять еще.

Колтер молчал, и Элизабет поняла почему. Он рискует жизнью каждый день, так же как и любой солдат на войне. Тем более время, украденное у войны, для него бесценно. А она так занята своими проблемами, да и сейчас не может по-настоящему от них отвлечься и представить, что ждет его после отпуска... И она решила сделать все, что в ее силах, лишь бы у него остались приятные воспоминания о кратком времени, проведенном с нею.

Колтер думал почти о том же. Вчерашний вечер поверг его в гнев и отчаяние, но сегодня утром новые надежды залечили его раны. Если Господь Бог, генерал Ли, янки и собственная удача оставят ему жизнь, он всегда будет вспоминать это время как драгоценный подарок судьбы. И уж конечно, постарается излечить возлюбленную от кошмаров.

Погрузившись в собственные мысли, ни один из них не заметил человека, внимательно наблюдавшего за ними.

Глава восьмая

В тот же день под вечер Элизабет собирала в зарослях гикори за домом опавшие орехи. Из открытых дверей кухни слышался голос Николь, прерываемый смехом Колтера и замечаниями Рут.

Близость, возникшая между ними этим утром, и радовала, и угнетала молодую женщину. Решение доверить ему секрет Джоша и Рут стало поворотным пунктом в их отношениях. Теперь она хотела проверить себя, оставив его наедине с ребенком. Их ребенком... Она задумалась: готова ли она называть Николь их ребенком? Из кухни раздался очередной радостный взвизг девочки. Да, решительно ответила себе Элизабет, Николь их ребенок.

– Мама! Мама, иди поиграй с нами!

Элизабет подняла голову и увидела выскочившую из дверей малышку. Следом появился Колтер и помахал ей. Волосы у него растрепались, рубашка и бриджи были забрызганы водой.

– Иди к нам, – позвал он, громко зарычал и исчез вслед за дочерью.

Элизабет уныло посмотрела на полупустую корзину, но все же не удержалась и оставила работу. Добежав до домика, она застыла в дверях.

В кухне было влажно, воздух наполнен запахом специй и паром, идущим из большого котелка, подвешенного на крюк над огнем. Рут, приказав Николь держаться подальше, мешала содержимое котелка. Вода проливалась на раскаленные угли, шипела и подымалась вверх облаками пара. Пот струился по лицу служанки. Утеревшись, она добавила в варево немного соли.

– Вот тебе! – раздался голос девочки. Элизабет не знала, то ли засмеяться, то ли закричать. В ручке Николь был зажат огромный краб, и она, ничуть не боясь, грозила отцу ужасными клешнями. Колтер оборонялся от нее двумя крабами.

– Господи, полковник, если вы сейчас же не прекратите баловаться с ребенком, нам нечем будет ужинать, – подмигнув Элизабет, заворчала служанка.

Колтер вытянулся во фрунт и щелкнул каблуками, отведя клешни краба в сторону, чтобы они не представляли опасности для дочери.

– Вы слышали мой приказ? В бой! – Он начал маршировать, а Николь подражала ему. Пройдя маршем вокруг стола, они с криками кинулись к Элизабет.

Та подхватила юбки и выбежала, притворно крича от ужаса. Отец и дочь стали гоняться за ней по лужайке. Николь, конечно же, не могла соперничать со взрослыми, и Элизабет пришлось немного замедлить бег. Но вовсе не дочь, а Колтер догнал ее.

– Попалась! – зарычал он с напускной свирепостью. – Теперь, моя красавица, плати выкуп. – Их лица были так близко друг от друга, что он не мог удержаться и поцеловал возлюбленную. Ее губы были для него словно зажженная спичка для растопки. Мгновенный взрыв страсти превратил шутливый поцелуй в источник взаимного желания. Их языки касались друг друга, разжигая огонь. Она прикусила зубами его нижнюю губу, смягчая боль языком.

– Мама, я тоже хочу!

Элизабет очнулась. Николь стояла рядом, теребя ее юбку, в другой руке она все еще держала краба. Колтер быстро взял себя в руки, нагнулся и стал нежно целовать раскрасневшиеся щечки дочери, все еще тяжело дыша от неутоленного желания. Но, вглядываясь в лицо своего ребенка, он постепенно обретал мир и успокоение.

– Кто не будет помогать доставать крабов, ужина не получит, – прокричала Рут из кухни.

Элизабет подхватила дочь и побежала наперегонки с Колтером к кухне. Смеющиеся и запыхавшиеся, они явились как раз в тот момент, когда старая служанка вытаскивала огромный холщовый мешок с крабами. Полковник поспешил помочь ей, и, руководимые умелыми руками Рут, крабы встретили свою судьбу. Николь заметила двух, которые, зацепившись за край, пытались уползти. С сияющими глазами, притворно крича от ужаса, девочка наблюдала, как Колтер умело схватил их и отправил в котел.

Воздух был пронзительно свеж, звезды походили на рассыпанные по бархату сверкающие бриллианты. Элизабет пристально вглядывалась в спящий дом, освещаемый мягким светом ламп в верхних комнатах и боковой гостиной. Закутанная в теплую шаль Эмили, она тихо шла рядом с Колтером. Вокруг был такой покой, что, казалось, ничто не может его нарушить.

– Тебе не холодно? – спросил он, обнимая ее за плечи. – Я хочу поблагодарить тебя, – точно боясь нарушить тишину окружающей их ночи, вполголоса сказал он, – за то, что ты позволила мне сегодня побыть наедине с дочерью.

– Если кого и надо благодарить, так это тебя, Колтер. Николь смеялась сегодня столько, сколько и положено маленькой девочке.

Обняв возлюбленную за плечи и прижав к себе, полковник старался идти медленнее, чтобы попасть в такт ее шагам.

– Я знаю, она моя дочь, но, даже если бы это было и не так, мне кажется, я все равно полюбил бы ее. Когда я уеду, то буду вспоминать это время как подарок судьбы. Хочется верить, что Богу отрадно смотреть вниз и видеть свет в доме, свет, в центре которого наша дочь. И я молюсь, чтобы он защитил этот приют любви.

Элизабет замедлила шаг. В его голосе была тоска, напомнившая ей, что война ждет, война скоро заберет его. Ей хотелось внимательней вглядеться в любимое лицо, но в слабом лунном свете она едва различала его черты.

– Когда ты должен ехать? – с трудом выговорила молодая женщина, боясь разрыдаться, тронутая до глубины души его простыми словами.

– Завтра вечером. – Его рука соскользнула с ее плеча, и он прошел вперед, пока не остановился около толстого дуба. Прислонившись к дереву, Колтер поднял голову, чувствуя, что она наблюдает за ним. Сколько одиноких ночей он вот так же смотрел в небо, не зная, увидит ли утро! Но теперь жизнь значила для него гораздо больше. Посмотрев на Элизабет, он протянул к ней руку: – Поди ко мне.

Слова были теми же, что с мягкой угрозой звучали прошлой ночью, но не отсутствие угрозы заставило ее подойти, просто ей самой страстно этого хотелось.

– Надо увести тебя в дом, в тепло, – предложил он, согрев дыханием кончики ее пальцев, потом дотронулся до щеки.

– Я могу согреться здесь, – прошептала Элизабет, распахнула полы длинной шинели и прижалась к нему. Ей не хотелось объяснять, что дело не в холодной погоде, а в том, что внутри ее гнездится темный холод страха. Прильнув щекой к его груди, уткнувшись носом в рубашку, она упивалась запахом мужского тела. Какая сила и надежность! Прошлой ночью она сказала, что завидует этим качествам. Теперь верилось, что и ей когда-нибудь суждено обрести их.

– Это опасно, – предупредил он. Близость любимого тела возбуждала каждый нерв, но у него еще оставались силы сопротивляться.

Молодая женщина молча кивнула, чтобы голос не выдал, до какой степени она возбуждена. Пламя, родившееся от краткого поцелуя сегодня вечером, все еще бушевало в ней, а напрягшееся тело Колтера красноречиво говорило само за себя. Элизабет устала бояться, устала быть осторожной, устала быть одна. Наблюдая сегодня Колтера с дочерью, деля их беспечную радость, она поняла, от какого счастья так настойчиво отказывается. Эмили любила ее отца, не ставя никаких условий, и скорбела о его утрате так, как скорбит только любящая и очень любимая женщина. Когда-то казалось, что Колтер любит ее так же. Неужели она утратила уверенность навсегда? Элизабет не знала. Она не могла даже сказать, что ждет ее завтра. Как можно требовать обещаний у другого, если сама не можешь обещать что-либо в ответ?

Дотронувшись пальцем до его губ, она вдруг почувствовала, как меняется их изгиб, и поняла, что он улыбается. Безумие! Форменное безумие – снова дать разгореться страсти. Сознание, что от малейшего ее движения сердце возлюбленного бьется быстрее, и пугало и восхищало одновременно.

– Будь осторожна, маленький лисенок, такие игры рискованны, – предупредил он, как бы подтрунивая над самим собой. И только распалял ее, потому что, пока слова предостерегали, губы пытались удержать ее пальцы.

– Дразня тебя, я дразню и себя, – прошептала она.

– Когда в первый раз я тебя обнимал, – тихо начал Колтер, как будто боясь нарушить интимность момента, – ты тоже гладила мои губы и удивлялась, почему мои поцелуи доставляют тебе больше удовольствия, чем поцелуи других. Ты доводила меня до исступления и одновременно злила своей соблазнительной невинностью. Была весна, и мы стояли под кизиловым деревом, помнишь? На тебе было атласное платье с кружевной шалью, а твоя кожа была гладкой и горячей под моими губами. Как бренди, которым я злоупотребил в тот вечер.

– Ты ревновал меня, потому что я не стала танцевать с тобой вальс. Но, – чопорно продолжала Элизабет, – у тебя не было никакого права считать, что я должна танцевать именно с тобой.

– Верно. Но я ревновал тебя ко всем. Мне хотелось объявить, что ты принадлежишь только мне. Сейчас не весна, но я все еще хочу этого. – Его руки скользнули под ее накидку. Молодая женщина напряглась, и полковник поспешил успокоить ее: – Из-за преклонного возраста у меня мерзнут руки. Позволь согреть их. Кровь в моих жилах бежит не так быстро, как в твоих.

– Колтер, ты...

–...немного слукавил.

Общие воспоминания заворожили Элизабет. Колтер улыбнулся, прижавшись подбородком к ее макушке.

– А во второй раз... Постой, где же мы были? В саду. Помнится, стоял дурманящий запах роз и светила луна. Сначала ты негодовала, что я вытащил тебя из дому и...

– Ты смеялся, поймав меня в объятия.

– Вот так, – закончил Колтер, крепко обняв ее, отчего у обоих захватило дыхание. – Вот так, – повторил он сорвавшимся от избытка чувств голосом. – Да, любимая, о Господи, да!

В его голосе были страсть и отчаянье. Элизабет подняла голову, напрасно пытаясь разглядеть выражение его глаз. Ее губы набухли от лихорадочного ожидания поцелуя. Так нельзя! – стыдила она себя. Я превратилась в вора, который хочет украсть все, что может.

Их губы пылали. Опасность приближалась. Стало совершенно ясно: так будет всегда, едва Колтер дотронется до нее и поцелует. Он коснулся языком уголков ее губ, и они жадно раскрылись навстречу поцелую. Уже нельзя было различить, кого из них бьет дрожь, так тесно прижимались они друг к другу. Элизабет полностью отдалась ласкам, с упоением отвечая на них. Прохладный ночной ветерок мог бы хоть немного охладить их пыл, но ничто уже не имело значения, кроме напряженных, жарких тел. Весь мир перестал существовать, осталась только страсть.

Молодая женщина чувствовала, как набухает и болит грудь, и невольно изогнулась.

– Скажи, любовь моя, – прошептал он, покрывая поцелуями ее шею, – скажи, где тебе больно, и я вылечу тебя.

– Ты знаешь. Ты всегда знаешь.

Колтер дотронулся до выреза на ее груди. Он чувствовал, как дрожит ее тело; ноги стиснули его бедро так сильно, что он застонал от непреодолимого желания. Захватив ладонью полную грудь, его палец безошибочно обнаружил набухший сосок и стал ласкать это наиболее чувствительное место. Со стоном, в котором слышался призыв, Элизабет прижала его руку своею ладонью.

Движение ее губ приводило его в неистовство. Колтер не мог больше медлить, ему было необходимо соединиться с ее телом, любить ее, только это могло восстановить его жизненные силы.

Он страстно хотел вновь обладать тем, что принадлежало ему по праву. И был уверен, что и она хочет того же.

Снова и снова шепча его имя, Элизабет покрывала частыми поцелуями лицо возлюбленного. Так было с самого первого раза – взрыв страсти, бушующий пожар, требующий удовлетворения.

Но тогда она еще не знала, что ее ждет впереди. Невинная, она просила все больших удовольствий, была послушной и жаждущей ученицей в его умелых руках. В одну прекрасную, безумную ночь пришло сознание, что чувство только увеличивает наслаждение, которое они дарят друг другу.

Бесконечно хотелось испытать это вновь. Желание становилось сильнее от знания и ожидания того, что должно произойти.

– Колтер... Я твоя! – Она замолчала, внезапно осознав, как раздражает надетая на них одежда. Их тела плавно покачивались, это был обольстительный танец, в котором чувствовалась нарастающая ярость неутоленного желания.

Он снова с жадностью впился в ее рот. Страсть сводила с ума. Ее прерывистый стон привел Колтера в неистовство.

Неожиданно его поцелуи стали нежнее. Он провел языком по ее губам, потерся о щеку и захватил ртом мочку уха. Медленно лаская языком ее маленькое ушко, прошептал:

– Я так хочу тебя, что это разрывает меня на части. – Его губы блуждали по ее шее, жар и запах возбужденной кожи заставлял кровь пульсировать еще сильнее. – И я доставлю тебе наслаждение, маленький лисенок, – обещал он голосом, опаленным страстью.

Полковник потянул возлюбленную за собой вниз, на землю, и под ними зашуршал толстый ковер из листьев. Он неистово и жадно ласкал ее бедра, живот. Его руки так торопились, что никак не могли расстегнуть кнопки корсажа, чтобы добраться губами до шелковистой кожи. Элизабет судорожно распахнула его рубашку. Она почувствовала жар его груди и бешено колотящееся сердце. Невозможно жить без воды и воздуха, без дочери, но Колтер... его желание стало ее желанием.

Прошли годы с тех пор, как они были вместе. Джеймс украл их у нее благодаря лжи. Так давно...

– Будь нежным, пожалуйста, любимый, – выдохнула молодая женщина, прежде чем он закрыл ей рот поцелуем. Колтер накинулся на нее с неистовой жадностью, почти жестокостью, казалось, он обезумел.

Наконец, услышав ее мольбы, прошептал ошеломленно:

– Господи Боже мой, Элизабет. – И, с трудом совладав с собой, немного отстранился, не в силах смотреть на нее. – Я никогда не терял над собой контроль настолько, никогда. Я почти овладел тобой прямо тут, на земле, как простой лагерной шлюхой... – Его хриплый потрясенный голос был еле слышен. Отодвинувшись, он прикрыл рукой глаза. – Надо вернуться в дом. – Надеясь, что прохладный воздух быстро остудит ему кровь, Колтер глубоко вздохнул. Бессильная ярость на свою несдержанность душила его.

Наконец она нашла в себе силы заговорить.

– Ты знал? Ты знал, как Элма обзывала меня? – Элизабет с трудом поднялась на ноги, не обращая внимания на то, что у нее расстегнут корсаж, пытаясь сдержать рвущийся наружу крик. Она не заплакала, просто медленно отвернулась, сгорая от стыда.

Имя Элмы и то, что за этим последовало, подействовало на него как ушат холодной воды.

– Ничего я не знал! Как я мог знать то, что ты не рассказывала мне?

Элизабет показалось, что она слышит осуждение в его тоне, и ее мутило от нестерпимого стыда.

– Элма права. – Рванувшись прочь, она уже не слышала, как он просил остаться. Элма права! Ей действительно все равно, где заниматься любовью, настолько велико и мучительно ее желание. Не слыша, что Колтер снова и снова зовет ее, она бежала прочь, убегая не от него, а от себя.

Полковник растерянно наблюдал, как молодая женщина исчезает среди деревьев. Голова все еще боролась с телом. Чувства объявили бунт.

Но выбора не было. С того момента, как он снова встретил Элизабет, выбора не осталось. Он побежал искать ее.

Глава девятая

Споткнувшись, Элизабет упала, ее била дрожь. Она не отзывалась на голос Колтера и хотела только одного – сжаться и стать невидимой. Несколько минут спустя он поднял ее и, не говоря ни слова, отнес в дом.

Подвинув ногой скамейку к огню, полковник бережно усадил ее, сходил за дровами и подложил в камин поленья. Элизабет сидела молча и безучастно. Колтер опять ушел, вернулся с бутылкой бренди, налил ей и себе.

– Выпей, а потом поговорим, – сказал он, выпил сам и, наполнив еще раз свой бокал, сел рядом с ней.

Медленно потягивая бренди, Элизабет смотрела, как огонь лижет поленья. Ее взгляд упал на возлюбленного, тот сидел, упершись локтями в колени и зажав в руке бокал, пламя отбрасывало танцующие тени на его лицо.

Страсть еще не угасла в ней.

Колтер заметил, как дрожат ее руки, поставил бокал, снял мундир и накинул ей на плечи. Он хотел, было обнять ее, но не рискнул. Взяв бокал, полковник сел и уставился в огонь.

Но надо было как-то начать разговор, ему становилось все очевиднее, что, если дать ей время прийти в себя, она снова воздвигнет между ними стену. Колтер попытался ободрить себя мыслью, что он бывалый солдат, а значит, должен найти слабое место в обороне противника.

– Прости меня, – начал он мягко, – за мои слова и тон. Я рассвирепел, потому что потерял контроль над собой, ты тут вовсе ни при чем.

– К чему все это? Ты получил, что хотел, Колтер. Но если у тебя сохранилась хоть капля жалости, не будем об этом.

– Неужели ты считаешь, что единственное, чего я хотел, – это назвать тебя шлюхой?! Его рука так сжала бокал, что побелели косточки. – Неужели, Элизабет? – повторил он, стараясь не смотреть на нее. Ему все с большим трудом удавалось сдерживаться. – Вы просите меня о жалости, мадам. Если она есть у вас самой, ответьте мне. – Он старался заставить себя дышать спокойно. Он очень старался. Очень. – Проклятье! Я не тебя назвал шлюхой!

Звон стекла сопровождал его крик. От пролитого бренди пламя вспыхнуло прямо им в лицо. Потрясенная этим взрывом, Элизабет тоже уронила бокал.

– Какого черта ты не убегаешь от меня теперь?

– Я не могу, Колтер, – прошептала она, зная, что ноги не удержат ее. – Я уже призналась тебе, что мне больше некуда бежать.

Ее отчаянье и беззащитность потушили в нем ярость. Он был потрясен, как быстро она обезоружила его. Посмотрев ей в глаза, Колтер прочел в них боль и покорность.

– Что я сделал с тобой? – спросил он, обращаясь к самому себе, и дотронулся до ее щеки дрожащей рукой. – Нежная. Такая нежная и слабая. Я хотел защитить тебя от всех бед и опасностей. А получается, что тебе нужна защита от меня. – Голос у него был совсем измученный. В глазах застыла боль. Элизабет нестерпимо хотелось заснуть и ничего не чувствовать, отказать ему в утешении, которого он просил. Но ее рука поднялась не для того, чтобы оттолкнуть, а для того, чтобы прижать его теплую руку к своей щеке.

– Я не допущу, чтобы ты уехал, не помирившись со мной. У меня нет прав на твою защиту, но я приму ее ради Николь. – Она увидела, как посуровел его взгляд, почувствовала, как напряглась рука. – Ты должен выслушать и принять то, что я скажу. Я не буду запрещать тебе видеть ее столько, сколько ты сможешь. Не буду возражать против твоей помощи Эмили. Я одна виновата в том, что случилось сегодня ночью. Я, а не ты, Колтер. Я забыла, что все еще жена Джеймса...

– Нет!

– Колтер. – Только на секунду позволила она глазам выдать свои истинные чувства. – Пока я не узнаю, что его нет в живых, я его жена. А ты не можешь распоряжаться собой, пока не кончится война.

– Твои условия тяжелы, Элизабет.

– Но ты примешь их? – взмолилась она, понимая, что если он откажется... Неужели она не увидит его больше? Глядя на него с нежной настойчивостью, молодая женщина поднесла его руку к губам и поцеловала ладонь.

– Я узнаю, что случилось с Джеймсом, – проговорил Колтер сорвавшимся голосом.

– А я буду молиться, чтобы тебе это удалось.

Больше между ними не было сказано ни слова. Но Колтер никогда не примирялся с поражением. Не собирался и сейчас.

Элизабет, как ребенок, хотела бы остановить время, оплакивая каждую минуту, приближавшую отъезд возлюбленного. И с вором, который крадет ради удовольствия, она сравнила себя не зря: под ее подушкой теперь была спрятана рубашка Колтера. Хотя это было совершенно бессмысленно, ведь, заручившись ее словом, что он может вернуться, Колтер оставил все вещи, которые привез с собой.

Джош подвел лошадь к парадной двери, где уже собрались все обитатели дома.

– За лошадкой-то приглядывайте, господин полковник, – сказал старый слуга проникновенно и отдал Колтеру поводья.

Рут протянула завязанную узелком салфетку.

– Тут ветчина и пирожки, они помогут вам продержаться до тех пор, пока я снова не накормлю вас.

– Не гаси огня, Рут, и готовь побольше еды на ужин, я скоро вернусь, – пообещал Колтер, укладывая узелок в седельную сумку.

– Я буду молиться за вас, Колтер, – сказала Эмили, когда тот повернулся к ней. Старая женщина покраснела, как девушка, когда он поцеловал ее в щеку и прошептал что-то на ухо.

– Солдат не может уйти на войну, пока принцесса не подарит ему что-нибудь на память.

Колтер ожидал, что дочь обнимет его, но получил больше. Поцелуи. Много поцелуев. Он очень старался не обнимать ее хрупкое тельце слишком крепко. Полковник благословлял и проклинал войну, которая сначала помогла ему обрести дочь, а теперь заставляла покинуть ее.

– Николь, – прошептал он, – уж ты позаботься за меня обо всех. О себе в особенности.

Малышка торжественно кивнула.

– А мне ты обещал...

– О своем обещании я не забуду. – Полковник с трудом заставил себя отпустить ее.

Увидев недоумение на лице Элизабет, он объяснил:

– Я обещал каждый день в пять вечера смотреть на часы и думать, что Николь в это время слушает куранты своего замка и молится обо мне.

– И я вместе с ней. Мы все будем молиться о твоей безопасности. – Элизабет оглянулась на Эмили и Рут, как бы прося их увести Николь в дом. А когда они остались одни, растерялась, не зная, что сказать. Просить, чтобы он был осмотрителен, тепло одевался и избегал опасностей, казалось нелепым, но только это и приходило ей в голову. На глазах у нее выступили слезы.

Колтер приблизился, приподнял ее лицо за подбородок и губами осушил слезы.

– Ты – единственное, что у меня есть. Я люблю тебя, Элизабет, и может быть... – У него дрогнул голос, и он с трудом закончил: – Может быть, мне больше ничего и не нужно знать. – Его губы на миг нежно коснулись ее губ.

Элизабет закрыла глаза. Услышав скрип кожи, поняла, что Колтер уже в седле, а когда он отъехал, прошептала:

– Вернись ко мне. Я так люблю тебя.

Молодая женщина думала, что еще не скоро услышит о Колтере, но, когда они сели ужинать, прибыл человек с письмом от него.

Наверху четким мужским почерком было написано ее имя. Она смотрела на бумагу, не вникая в ее содержание и радуясь мысли, что возлюбленный думал о ней. Затем начала читать и тут же устыдила себя за надежду, что это любовное послание.

Я прошу тебя , Элизабет , познакомиться с миссис Хьюго Морган , которая сегодня прибывает в Ричмонд. Ее мужа , как ты знаешь , я уважаю и считаю своим другом. О ее местопребывании , скорее всего , можно будет узнать в канцелярии Казначейства. Она совершенно одинока в нашем городе. Я буду весьма признателен , если ты примешь в ней участие.

Колтер Вейд Сэкстон

Полковник армии Конфедерации

В недоумении прижимая лист бумаги к груди, Элизабет подумала, что, каково бы ни было содержание, она будет бережно хранить его первое письмо.

Эмили, обеспокоенная долгим молчанием, попросила поделиться с ней новостями. Элизабет прочла ей все, что написал Колтер, и объяснила причину своего страха.

– Не подумай, Элизабет, что я слишком легко отношусь к твоим опасениям, но Колтер никогда бы не стал подвергать тебя и Николь риску. Может быть, я глупая старуха... – продолжила Эмили нерешительно.

– Нет, только не глупая.

– Так вот, мне кажется, он, таким образом, просит тебя о доверии. Время, которое полковник провел здесь, уже каким-то образом определило вашу дальнейшую судьбу. – Эмили легонько сжала пальцы молодой женщины, одновременно ободряя ее и прося помолчать. – Это трудный путь и нелегкий выбор. Но ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку. Да и что может случиться, если ты сделаешь так, как он просит, и познакомишься с этой женщиной? Ты ведь можешь ничего не рассказывать ей.

– Ты права. – Освободив руку, Элизабет сложила письмо и разгладила его на коленях. – Но мы знакомы с Хьюго Морганом, и он знает, что я замужем. Если это...

– Неужели ты допускаешь, что Колтер вынуждает тебя лгать?

– Не знаю. Но если она спросит, а потом кто-нибудь узнает от нее, кто я такая... Раньше я была уверена, что Элма не сможет найти нас тут, но теперь... Не могу объяснить, отчего эти дурные предчувствия.

– Будь внимательной, – сказала старая женщина спокойно, понимая, что, если позволить Элизабет сосредоточиться на страхах, у той просто не выдержат нервы. – Завтра ты придешь на работу. Может, этой дамы там не будет! А если все время волноваться, только измучаешься, но не поможешь ни себе, ни ребенку. И хватит об этом, я иду спать. Советую тебе последовать моему примеру.

Элизабет согласно кивнула, хотя тревога не улеглась.

– Полковник приказал мне доставить вас, – настаивал мистер Джош, несмотря на то что Элизабет категорически отказывалась, чтобы ее везли в город.

– Полковник далеко, а я тут. И хочу идти пешком.

– Ну-ну, мисс Элизабет, полковник сказал: без всяких разговоров возьмешь ее за руку и поведешь, как упрямого мула, которого надо просто почесать за ухом.

Молодая женщина сверкнула глазами.

– Вы со своим полковником сами куда больше смахиваете на мулов. – Использовав этот аргумент, она покорно взобралась на деревянное сиденье.

Утро было прохладное и ясное; пока они ехали, солнце согрело воздух. Элизабет нервничала, вспоминая все предупреждения советника Мэммингера, и это отвлекло ее от других мыслей.

Въехав в город, она начала рассматривать красивые кирпичные дома, большинство из которых были построены в стиле классицизма. Двухэтажные, со службами на заднем дворе, в окружении ухоженных садов. Ей казалось, что она различает запах роз, увивших стены. Жасмин, азалии и множество других цветов создавали дивное сочетание цвета и аромата, и невозможно было поверить, что где-то рядом идет война. Но чем ближе они подъезжали к Казначейству, тем чаще встречались то раненые мужчины, то женщины и дети с потерянными лицами, напоминавшие о войне.

Наконец старый слуга остановил повозку, и Элизабет поправила капор. Один из двух солдат, охранявших вход, подскочил, чтобы помочь ей сойти. Она хотела было сказать Джошу, что вернется домой пешком, но не стала, не желая возобновлять спор.

– В три часа, Джош.

– Буду ждать.

Войдя в вестибюль, Элизабет растерялась: здесь было полно женщин, стоял гул голосов, невообразимая сутолока. Наконец на нее обратила внимание полная пожилая дама – судя по платью, вдова – и спросила, чего она хочет. Когда Элизабет объяснила, та предложила ей следовать за собой и назвалась миссис Марстенд. Поднимаясь по ступеням, она объясняла, что здесь служат симпатичные женщины, работа особых усилий не требует, а атмосфера непринужденная.

Вскоре Элизабет уже устроилась на своем рабочем месте возле окна, откуда открывался вид на город, и познакомилась с двумя женщинами, которые должны были ввести ее в курс дела.

Миссис Томас Гэлоуэй была худенькая и бледная, трагическое выражение ее лица подчеркивала седая прядь в темных волосах. Она носила очки, и ее мягкий мелодичный выговор уроженки юга Виргинии напомнил Элизабет о доме. Миссис Кандейс Сойер обладала живыми голубыми глазами и ямочками на щеках. Эти обаятельные ямочки появлялись всякий раз, когда она улыбалась, что случалось часто, и потому сразу чувствовалось: характер у нее легкомысленный. Задавая вопрос, она тут же отвлекалась и перескакивала на другой предмет.

Как и обещала миссис Марстенд, работа оказалась несложной. Получив ручку, чернильницу и кипу документов, Элизабет должна была пронумеровать их. Некоторые занимались только тем, что собирали со всей огромной комнаты пронумерованные документы и разносили по кабинетам, где бумаги подписывались и датировались, а взамен появлялись все новые и новые. Элизабет получила итоговый лист, на котором указывался номер, с которого она должна начать, и в ее обязанность входило проставить там в конце дня номер, с которого нужно будет начать завтра. Работа оказалась нетрудная, но скучная. Через какое-то время она поймала себя на том, что прислушивается к болтовне соседок. Обсуждали, с той или иной степенью ажитации, повышение цен на муку. На прошлой неделе цена была шестнадцать долларов за баррель, на этой – уже сорок. Она узнала также, что туфли и сапоги, если их удается достать, стоят до пятидесяти долларов за пару. Цена на такой необходимый продукт, как соль, все время скачет. То она стоит семьдесят пять центов за фунт, а то городской совет предлагает ее жителям по пять центов. Сетовали, что рубашка стоит двенадцать долларов и что негры теперь одеты лучше, чем белые.

Миссис Гэлоуэй рассуждала в своей спокойной манере о бессовестных спекулянтах, интендантах и квартирмейстерах.

И так далее, и так далее...

В три часа объявили конец рабочего дня. Простившись с миссис Гэлоуэй, которая любезно предложила называть ее просто Тильдой, Элизабет сняла накидку и капор с отведенного ей крючка и покинула здание. Мистер Джош ждал ее на улице, запруженной колясками и повозками.

Успокоенная сообщением о том, что Николь вела себя хорошо, Элизабет стала думать о Колтере.

За ужином разговор вертелся вокруг ее первого рабочего дня. Николь, к огорчению матери, казалась ко всему равнодушной и все спрашивала, скоро ли вернется Колтер.

Чувствуя, что это неспроста, Элизабет, уложив дочь, присела на кровать и погладила девочку по головке.

– Что-нибудь случилось сегодня, моя драгоценная?

– Мы с Рут собирали орехи, а мистер Джош нашел для меня дерево.

– Дерево?

– Для качелей.

– Похоже, Николь, тебя это не слишком радует. А ведь тебе очень этого хотелось.

Через несколько минут Элизабет решила, что девочка заснула, и наклонилась, чтобы последний раз поцеловать ее в лобик. Но та еще не спала. Пытаясь понять, в чем дело, мать спросила:

– Ты сделала что-то не так и мистер Джош или Рут накричали на тебя?

– Нет, мама, нет. Ничего плохого я не делала. Ничего.

Она просунула ручонку под руку матери, которая все никак не могла понять, что же случилось. Николь не казалась испуганной, не вздрагивала, как в первые ночи, но все-таки что-то ее тревожило...

– Солнышко, ты же знаешь, что можешь все мне рассказать, даже если и провинилась. Говорить правду всегда лучше, чем бояться наказания. Ты же знаешь это. Пожалуйста, сладкая моя, расскажи, что тебя тревожит.

– Я видела чужого человека...

– О Господи!

– Я не сделала ничего дурного.

– Нет, конечно, нет, Николь. – Заставляя себя держаться спокойно, Элизабет погладила ребенка по голове. – Ты рассказала об этом мистеру Джошу? – Девочка помотала головой. – Почему? Он никому не позволит обидеть тебя. А Рут или Эмили знают? – Она тут же сообразила, что задает глупый вопрос, ведь они рассказали бы ей. Стараясь сдержать панику и не испугать дочь, Элизабет обняла ее. – Этот человек говорил с тобой?

– Нет. Он просто смотрел.

– Мистер Джош видел его?

Николь опять помотала головой, крепко прижимаясь к материнской руке.

– Он бы сказал, что мне опять почудилось.

– Почудилось? Почудилось, что ты кого-то видишь? Да, – ответила она сама, прежде чем девочка успела что-то сказать, – конечно, он так бы и подумал. Хорошо, родная, не беспокойся об этом больше. Мама все объяснит мистеру Джошу и Рут. Они сделают так, чтобы этот человек больше не появлялся. Ты же знаешь, они любят тебя и никому не дадут в обиду.

Посидев с дочкой еще немного, Элизабет поговорила со слугами, но не стала тревожить Эмили. Они пообещали не спускать с Николь глаз, а Джош добавил, что проверит, не скрывается ли где-нибудь рядом дезертир.

Элизабет пришлось удовлетвориться их заверениями, но, лежа в кровати и прижимая к щеке рубашку Колтера, она решила, что придется подумать о дополнительных мерах безопасности.

Благодаря щедрости полковника их кладовые были заполнены, и потому Элизабет решила, что купит на свое жалованье револьвер.

У Джоша было охотничье ружье, но ей хотелось револьвер.

Никогда раньше она не держала в руках оружия, а теперь научится. Элме не удастся забрать у нее дочь. Элизабет была уверена, что свекровь каким-то образом узнала, где они скрываются.

Поднялся ветер, в его завываниях было что-то трагическое. Молодая женщина наконец забылась беспокойным сном, преследуемая кошмарами прошлого.

Человек, наблюдавший за домом, потуже завернулся в шерстяное одеяло и прислонился к дереву, надеясь, что под утро не пойдет снег. Он ждал, стараясь не уснуть, как ему было приказано.

А неподалеку еще один невидимый человек наблюдал за ним.

Глава десятая

Следующие два дня никто не видел загадочного незнакомца. Но Элизабет тревожило предчувствие опасности, и она мучила своими страхами Джоша и Рут.

Работа постепенно превратилась в рутину. Так как она не вступала в разговоры о жизни, то за первую неделю пронумеровала столько бумаг, что стала настоящей «казначейской девушкой», как называли себя работавшие там.

В понедельник она познакомилась с миссис Дженни Хьюго Морган, которая попросила, чтобы их рабочие места были рядом.

Элизабет заметила возмущенную реакцию сотрудниц на появление Дженни, но тут же поняла, что резкий выговор выдает в этой молодой женщине с фиалковыми глазами и густыми каштановыми волосами уроженку Севера.

За возмущенным шепотом последовало демонстративно громкое отодвигание стульев, и женщины, одна за другой, отправились выражать протест начальству.

Элизабет растерялась. Она не могла не считаться с просьбой возлюбленного, да и муж этой женщины произвел на нее впечатление самого милого из молодых офицеров Колтера. К тому же, убеждала она себя, Дженни Морган не виновата, что родилась на Севере.

К ним подошла миссис Марстенд.

– Боюсь, Элизабет, они не сразу свыкнутся с тем, что миссис Морган работает у нас. Надеюсь, я могу рассчитывать на вас...

– Да, – быстро прервала ее смущенная Дженни.

Ободряюще потрепав ее по плечу, миссис Марстенд отошла.

– Я просила Хьюго найти мне место, где я могла бы работать одна. У меня хороший почерк, я часто помогала отцу вести дела. А Хьюго настаивал, что мне будет легче на людях. Только мужчина может быть так глуп.

– Уверена, все образуется, как только они узнают вас получше, миссис...

– Пожалуйста, зовите меня Дженни. И можно мне называть вас по имени?

К концу дня Элизабет решила, что под напористостью Дженни Морган прячет чувствительную натуру. Сострадание перевесило недоверие, когда Дженни, готовая зарыдать, призналась, что испортила несколько документов и будет оштрафована в свой первый рабочий день, а может, даже и уволена. Отложив бумаги, Элизабет аккуратно исправила ее цифры, что отвлекло и сбило ее саму. Мысль, что Дженни отняла работу у какой-то южанки, исчезла, как только та призналась, что недавно потеряла ребенка и долго болела. Элизабет поняла, какой одинокой она чувствует себя без мужа, как нуждается в участии. Работать ей было необходимо, так как семья была вся в долгах, и Хьюго не мог в одиночку их содержать.

Потрясенная ее откровенностью, Элизабет надеялась, что Дженни не рассчитывает на такую же с ее стороны. Напротив, настроение у той вдруг улучшилось, и Элизабет смогла наконец заговорить о войне и о том, что происходит в Ричмонде, задавая вопросы на интересующую ее тему. Но ее ждало разочарование – Дженни понятия не имела, где сейчас Колтер и Хьюго.

Вечером Элизабет призналась Эмили, что некоторые из ее опасений были напрасны.

– Дженни сказала, что полностью понять ее я не могу, так как не замужем.

– Вот видишь, Элизабет, я же тебе говорила. И для тебя самой будет лучше, если ты сможешь общаться с женщиной твоего возраста.

– Посмотрим. – Но она понимала, что примет эту дружбу, так как Дженни несколько раз принималась сплетничать о Колтере, а ей безумно хотелось узнать о нем все, что можно.

Через несколько дней Элизабет утвердилась в решении подружиться с Дженни. Ее сердило, что женщины продолжают избегать северянку, хотя она и понимала почему.

Жена Хьюго в благодарность за поддержку рассказывала ей о своих встречах с Колтером, неизменно воздавая ему должное. Она также рассказала, что Колтер не обращает внимания на женщин, хотя попыток с их стороны добиться этого было предостаточно.

Ошибки Дженни в работе над документами продолжались и вызвали один инцидент, который никак не шел у Элизабет из головы.

– Уверяю вас, миссис Марстенд, – возмущалась Дженни срывающимся от обиды голосом, – мне подменили цифры.

– Но это невозможно. Этого никогда, слышите, никогда не случалось раньше.

– Миссис Марстенд, – прервала ее Элизабет, – вы не допускаете даже мысли, что такое могло произойти сейчас?

– Ну... ну, не знаю, – пробормотала женщина, потрясенная этим подозрением. Быстро взяв себя в руки, она продолжала: – Миссис Морган, мы все понимаем, что ваше сочувствие может распространяться на обе стороны, чего никак нельзя сказать о других работающих тут. Необходимо прилагать все усилия, чтобы эти документы Казначейства не попадали во вражеские руки. Если я поверю вашим словам, что кто-то уменьшил цифры, а значит, эти документы пропали, то я должна буду признать, что какая-то другая женщина здесь не заслуживает доверия.

Тем не менее, я постараюсь разобраться во всем и не допустить ничего подобного впредь.

– Да, мэм, – согласилась Дженни смиренно, а начальница ушла раздраженной.

Элизабет могла поклясться, что в глазах жены Хьюго Моргана промелькнуло торжество, прежде чем та опустила ресницы. После этого случая у Элизабет зародились подозрения. Что могла замышлять Дженни, украв несколько документов? Но к сегодняшнему дню набралось уже двадцать таких, где ошибки нельзя было исправить. Двадцать? Элизабет нахмурилась. С какого же времени она начала запоминать число подобных документов? А тем, которые она помогла Дженни исправить, она и вовсе потеряла счет. Да и с какой стати вести учет документов, которые предположительно перенумерованы?

Предположительно? А ведь и правда, она своими глазами не видела этих листков.

Потрясенная, Элизабет отказывалась верить в это. Скорее всего, Дженни просто боялась, что у нее вычтут штраф или вообще выгонят с работы.

Она решила наблюдать и обо всем рассказать Эмили. К тому времени, как за ней приехал Джош, напряжение перешло в сильную головную боль.

На полпути домой хлынул ледяной дождь. Дрожа от холода, Элизабет забыла о Дженни и о своем намерении посоветоваться с Эмили. Да если бы и помнила, у нее все бы вылетело из головы при виде Колтера.

В первое мгновенье они молча обменялись взглядами. Колтер помогал Джошу ставить в стойло мулов, а Рут суетилась вокруг Элизабет, которая совсем обессилела. Казалось, холод пронизал ее до костей, даже губами трудно было пошевелить.

Горячий кофе с большой долей бренди согрел ее, а когда Колтер отослал Рут позаботиться о муже и обнял ее, зимний вечер превратился в лето.

Слегка касаясь ее горячих губ и лаская их языком, он прошептал:

– У твоих губ божественный вкус.

Волны удовольствия затопили ее, постепенно уступая место почти болезненному желанию.

– Мне так не хватало тебя... так не хватало, – бормотала она, покрывая поцелуями его подбородок, пока их губы опять не встретились.

Элизабет стояла босиком на ковре, спиной к огню в маленькой гостиной. Колтер обхватил ее и приподнял, крепко прижав к себе. Опять и опять их губы встречались и разделялись, они пытались что-то сказать друг другу между жаркими поцелуями, но слова становились все более отрывочными.

– Когда ты приехал?

– Около часа назад.

– Надолго? – с трудом выговорила она.

Ее огромные глаза молили так же красноречиво, как и тихий, чуть дрожащий голос. Колтер откинул с ее лица выбившуюся прядь. Он хотел солгать, но не смог.

– На несколько часов. Да и те я украл.

Она в страхе подняла голову, пытаясь посмотреть ему в глаза.

– У тебя могут быть неприятности из-за этого?

– Нет, Господи, нет. Пожалуйста, любимая, не думай об этом.

Его поцелуи разжигали в ней такой огонь желания, что она не могла думать ни о чем.

Собрав все свои силы, Элизабет отстранилась.

– Колтер, подумай. Ты не можешь рисковать...

– Могу. И буду. Ты нужна мне, Элизабет. Мне необходимо твое тепло и любовь, а войной я сыт по горло.

Она не возражала, всем своим существом понимая его. Нужно было дать ему то, о чем он просил. Свое тепло. Свою нерастраченную любовь. Свои губы.

И он взял все, что мог, воспользовавшись этими минутами, чтобы отогнать темную тоску, подымавшуюся в душе.

У нее защемило сердце. Нахлынувшая страсть вела их к опасной грани, переходить которую нельзя. Она чувствовала, что и Колтер понимает это. Его поцелуи превратились в нежные, едва ощутимые прикосновения, будто он хотел и никак не мог оторваться от ее трепещущих губ. Она слышала, как постепенно его дыхание становится глубже, спокойнее, и это помогало ей унять биение собственного сердца, ослабить напряжение.

Колтер прижал ее голову к груди, другой рукой вытаскивая шпильки из волос, пока они тяжелой волной не упали на плечи. Элизабет склонила голову набок, чтобы увидеть его лицо. Она не могла отвести взгляда от чувственной линии его рта, от глаз, любовавшихся ею. Чуть виноватая улыбка пробежала по его губам. Он не произнес ни слова, но молодая женщина поняла, что он молча обещает не требовать от нее большего.

Бессознательно его дразня, ее пальцы пробежали по лицу и уху возлюбленного. Он захватил их, нежно поцеловал и положил ее руку к себе на грудь.

– Своим прикосновением, любимая, ты искушаешь меня. Я не святой, Элизабет, никогда не выдавал себя за такового, но мысль, что ты ждешь здесь, превращает для меня этот дом в приют любви.

Она подняла ресницы, глаза сверкнули от навернувшихся слез. Еще несколько мгновений она находилась в сладкой власти сказанных им слов; ей необходимо было вникнуть в их упоительный смысл. Колтер дарил и муку и наслаждение одновременно. Муку, потому что она любила этого человека, но не могла выйти за него замуж, и наслаждение от вновь пробудившейся взаимной страсти.

Элизабет понимала, что ради собственной безопасности надо быть как можно дальше от него. Но ее воля ослабла, она не хотела оставлять тепло и надежность его объятий.

Колтер всматривался в обращенное к нему красивое лицо, понимая, какая в ней происходит борьба. Хоть он и поклялся быть терпеливым, но желание убедить ее, что борьба со страстью не всегда доблесть, было сильнее. Его опять затопило желание прямо сейчас овладеть ею. Как будто прочтя его мысли, Элизабет собрала все свои силы и оторвалась от него.

– Ты уже ел? – спросила она, делая шаг к двери. Ей вдруг пришло в голову, что никто, даже Николь, не потревожил их.

– Насколько же были жалки мои попытки очаровать тебя, если ты вспомнила о еде!

– О нет, не думай так, – сказала она, пытаясь взять такой же легкий и дразнящий тон, как и у него. – Я совершенно очарована. Если вы сделаете еще одну попытку, полковник, я просто упаду к вашим ногам.

– Эта идея, – произнес он, нарочито растягивая слова, – кажется мне соблазнительной. – И бросил на нее взгляд, который пронзил ее от завитков волос до пальцев босых ног.

Глупая болтовня внезапно оборвалась. Жгучий взгляд Колтера приковал ее к месту. Блуждающая улыбка, легкая дрожь сдерживаемого дыхания – все говорило, что и она готова сдаться.

– Колтер, умоляю тебя, не надо, – отчаянно взмолилась молодая женщина.

– Если ты наденешь сухую обувь, мы сможем присоединиться к остальным, – промолвил он, отворачиваясь.

Элизабет заспешила, ради своего и его спокойствия. Когда они уже собирались выйти из гостиной, Колтер остановился.

– Я все хотел спросить, почему ты спишь внизу, отдельно от остальных?

– Я тут одна.

– Ты что, планировала какие-нибудь развлечения, которые могут нарушить их сон?

Металлические нотки в его голосе заставили ее обернуться.

– У меня иногда бывают кошмары, и я бужу Николь.

– Кошмары? – повторил он мягко, слишком мягко, взял руку возлюбленной и поднес к губам. – Когда-нибудь, Элизабет, ты должна собраться с духом и рассказать мне о них. – Он провел пальцем у нее под глазами. – И когда этот день настанет, маленький лисенок, единственное, отчего у тебя будут синяки под глазами, – это слишком бурные ночи любви.

Его нежность утешила и успокоила ее. Она не призналась, что мечты о нем, принеся мир в ее душу, почти вытеснили кошмары, пока Николь не рассказала о наблюдавшем за ней человеке. Она вспомнила, что должна рассказать о нем Колтеру, но как-то не хотелось говорить об этом сейчас.

Несколько часов пролетели быстро. Николь вела себя как расшалившийся щенок, вертясь на коленях у Колтера и требуя, чтобы он свистел в деревянную свистульку, которую привез ей. Держа раскрашенную цветочками самодельную свистульку, он объяснил, что их мастерят солдаты, чтобы скоротать время. Отказавшись, при поддержке полковника, вовремя ложиться спать, Николь уцепилась своими маленькими ручками за его шею, а голову положила на его широкое плечо. В этом положении и уснула.

Элизабет на секунду почувствовала ревность. Было стыдно признаться, но ей хотелось занять место дочери. Вскоре Рут забрала ребенка и отнесла в кровать, и Колтер поднялся. Пришло время прощаться.

– Еще одно, перед тем как я уйду. Джош рассказал мне о случае с Николь. Признаюсь, здесь моя вина, я скрыл, что оставил при вас своего человека. Я не смогу спать спокойно, если не буду знать, что кто-то охраняет вас.

Элизабет и рассердилась бы, да не смогла. Конечно, он хотел как лучше! Эмили ушла, пожелав полковнику счастливого пути, Джош пошел седлать лошадь, и они опять остались одни. Она разглаживала смявшийся воротник шинели, безумно желая дотронуться до возлюбленного в эту последнюю минуту расставания.

– Джош уже устроил для Доби место на сеновале, чтобы он, не попадаясь вам на глаза, мог охранять дом. Позволь ему остаться, Элизабет, мне будет так спокойнее.

– Как тебе угодно, – ответила она, понимая, что в эту минуту готова обещать ему все на свете.

– А ты, маленький лисенок, – пробормотал он, слегка потрепав ее волосы, – береги себя и нашего ребенка. – Он натянул перчатки, взял у нее из рук шляпу и, нагнувшись, крепко поцеловал.

Полный отчаяния и сомнений Хьюго Морган тоже возвращался в Ричмонд, направляясь к условленному месту встречи. Дженни так и не появилась в гостинице. Никто не знал, где она. Те несколько часов, которые выкроил для них Колтер, ему пришлось потратить на бесполезные поиски.

К тому времени, как он подъехал к месту встречи, там уже были Брайс, Андре и Колтер. У Хьюго осталась последняя надежда: вот сейчас полковник скажет, что Дженни была в гостях у Элизабет. Когда же тот не упомянул об этом, Хьюго почувствовал, что все рухнуло.

Глава одиннадцатая

После короткого визита Колтера наступили тяжелые дни, казалось, что мир стремительно движется к катастрофе.

Угроза янки, обстреливавших Фредериксберг, пригнала в Ричмонд поезда, заполненные женщинами и детьми. Прошлой весной враг подошел почти к самым воротам города. Тогда генералу Ли удалось отбросить неприятеля и в свою очередь самому продвинуться в Мэриленд. Как бы лояльна Элизабет ни была, она все же недоумевала, почему, только когда янки, предводительствуемые Бернсайдом, дошли до самого сердца Виргинии, генерал Ли наконец решился дать сражение. Надежды женщин, с которыми она работала, на то, что выпадет снег, и войска получат передышку до весны, не оправдались.

Беженцы заполняли Ричмонд, и, глядя на них, Элизабет думала: что сильнее гонит их из дому – сам неприятель или страх перед ним? Она стыдилась этих жестоких мыслей, хотя и знала, что так думает не она одна. Многие женщины выражали опасения, что в городе начнется эпидемия оспы. Тильда Гэлоуэй даже клялась, будто бы некие доктора с Севера собираются заразить здоровых детей, сделать вакцину из струпьев и прививать ее взрослым.

И так весь рабочий день обсуждались разные слухи, способные выбить из колеи кого угодно, тем более ее, и без того охваченную тревогой.

Генерал Ли был уверен, что янки попытаются перерезать железную дорогу, оставив Ричмонд без единственной возможности пополнять запасы продовольствия.

Ежедневно женщины шептались о том, что кто-то закупает корабли для прорыва блокады. Если подобные новости уже не могли потрясти впечатлительных южанок, то слух о том, что президент Дэвис будто бы намерен продавать северянам хлопок за соль, совершенно выбил всех из колеи.

Об этом поведала Дженни, клянясь, что вычитала новости из весьма солидной газеты. Север, говорила она, будет рад-радешенек торговать одеждой, мясом, обувью, одеялами и всем, что так нужно южанам, в обмен на хлопок. Ведь без хлопка их фабрики стоят. Они согласны торговать чем угодно, кроме ружей и боеприпасов.

– Но, – добавила она, обведя хитрым взглядом комнату, – думаю, что кое-кто сумеет обойти и эти ограничения. Заметив, что Элизабет не хочет поддерживать провокационный разговор, Дженни продолжила: – Дэвис...

– Президент Дэвис, – поправила Элизабет не без раздражения.

– Да, конечно, президент Дэвис надеется получить от пятнадцати до двадцати мешков соли за один тюк хлопка, хотя на самом деле в лучшем случае получит десять. Посредники положат разницу себе в карман.

– И вы узнали все это из газеты?

– О, вы забываете, я живу в гостинице, где полно военных.

– Скорее, спекулянтов, наживающихся на войне.

– Так всегда было, Элизабет. Что-то, я смотрю, в последнее время вы в дурном настроении.

– Мне отвратительна сама мысль об этих стервятниках, равнодушных к голодающим женщинам и детям.

– Но, благодарение Богу, вы не из их числа, – выпалила Дженни и уткнулась в работу.

Элизабет прикусила язык. Последнее время она чувствовала себя неуютно с Дженни. Это началось, вспомнила она, на следующий день после визита Колтера.

Она пришла на работу, наполненная радостью от своего секрета, жалея, что не может поделиться им с другими. Когда Дженни вскользь упомянула, что провела прелестный вечер в гостях у другой солдатской жены, работающей в департаменте квартирмейстера, и из-за этого пропустила свидание с мужем, Элизабет была потрясена. Она, безусловно, не ожидала, что та будет ломать руки или рыдать, так как уже поняла, что Дженни не склонна к таким проявлениям эмоций, но отсутствие хотя бы простого огорчения безмерно ее удивило. Она, конечно, была не вправе судить об отношениях мужа и жены, но все же тут что-то было не так.

Теперь Дженни почти не ошибалась в нумерации, и миссис Марстенд сказала, что им обеим придется заменить двух возвращающихся домой женщин, ответственных за подписи документов. Такое выражение доверия приободрило Элизабет.

Теперь, когда часовой, приставленный Колтером к дому Эмили, бдительно охранял их, Элизабет стала чувствовать себя спокойнее и увереннее.

Ей также льстило, что она стала специалистом по нумерации. За день она успевала пронумеровать такое множество бумаг, что у нее начало сводить судорогой руки. Но от этой беды ее избавила миссис Марстенд, которая ради приработка изготовляла мазь, снимавшую боль в руках. Рут не позволила Элизабет пользоваться снадобьем, пока не узнала, из чего оно изготовлено, и вдова была настолько любезна, что сообщила рецепт. Кипятились кора дуба и яблони до полного размягчения, затем добавлялся гусиный жир или масло, затем все перемешивалось и остужалось. Эмили тоже испробовала мазь, и это принесло старой женщине облегчение.

Завтра она получит свою первую зарплату. Так как теперь отпала нужда в покупке револьвера, Элизабет планировала купить чего-нибудь вкусного к праздничному столу в День Благодарения. Ей есть за что благодарить Господа в этом году, думала она, и эта мысль долго не давала ей уснуть.

Но она не знала, что ее ждет еще одна радость – ночью, за час до рассвета, снова появился Колтер.

Только Доби заметил, как полковник пробрался в дом. Но в отличие от вора Колтер не скрывал следов своего пребывания: в кухне остались его сапоги и оружие, шляпа и перчатки – в столовой, шинель брошена на кресло в маленькой гостиной, где он даже зажег свечу. Чтобы немного согреться, отпил два больших глотка бренди прямо из графина, пошевелил угли, подложил растопку и, когда она занялась, сунул в камин полено. Дверь спальни была открыта, и Колтер вошел, поставив подсвечник в форме цветка на комод. Слабый огонек свечи осветил комнату и спящую Элизабет.

Она лежала на спине, подложив руку под голову. Ее волосы, мерцающие от неровного света, разметались по обшитой кружевами подушке, обрамляя тонкие черты. На порозовевших от сна щеках лежали тени ресниц; темные круги под глазами, встревожившие его две недели назад, исчезли. Его взгляд надолго остановился на приоткрытых губах.

Стеганое одеяло было немного откинуто, и свет падал на мерно дышащую грудь. Обнаженная шея казалась такой нежной...

Колтер замер. На губах появилась самоуверенная мужская улыбка: Элизабет спала в его пропавшей сорочке.

На него нахлынули воспоминания – ее веселый смех, удивительная свежесть кожи, сладкий горячий вкус губ. От напряжения даже свело мускулы.

Колтер расстегнул мундир. Он мог бы разбудить в ней страсть, но этой ночью, чтобы отогнать призрак смерти, ему нужен был ее смех. Сбросив мундир, полковник вернулся в гостиную и поднял свой ранец. Вынул оттуда несколько вещей и оставил их в гостиной, а ранец с яблоками принес в спальню. Яблоки были взяты в амбаре у янки, где ему пришлось прятаться. Глядя на Элизабет, Колтер достал одно из них и, рассеянно потерев о штаны, надкусил сочную мякоть. Он наклонился над спящей Элизабет, и капелька с его усов упала ей на губы. Борясь с искушением поцеловать ее, Колтер наблюдал, как она слизывает сок вялым от сна языком. Она повернула голову, губы раскрылись, как будто прося еще. Колтер не мог не отозваться и склонился над ней.

Прикосновение было совсем легким, но он был вознагражден за свою сдержанность, наблюдая, как она, потревоженная запахом яблока, что-то забормотала.

Полковник тихо встал на колени рядом с кроватью, в одной руке держа надкушенное яблоко, а другой, отводя растрепавшиеся локоны с ее лба. Молодая женщина нахмурилась и попыталась отвернуться, но его губы заставили ее опять повернуться лицом к нему.

Элизабет снился сон. Это не могло не быть сном. Но никогда еще сновидение не было таким реальным. Она чувствовала вкус яблока у себя на губах, к сладкому вкусу примешивался вкус бренди, она пошевелила рукой и коснулась губ.

Колтер очень нежно подул ей на кончики пальцев.

Ресницы Элизабет задрожали.

– Яблоки, – пробормотала она, сдвинув брови, и слегка пошевелилась, снова принюхиваясь. Ее ноздри затрепетали, слабая улыбка появилась в уголках рта. Да, яблоки. Яблоки и бренди и... Ее глаза открылись. – Колтер?

– Такой тихий маленький лисенок, – прошептал он, гладя ее по щеке и покрывая поцелуями сонное лицо.

Дрожь пробежала по телу женщины. Сон был так хорош, так реален, просто невозможно было расстаться с ним.

– Нет, – простонала она, отмахнувшись, как будто пыталась прогнать наваждение, мешавшее грезам.

– Скажи «да», любимая, – прошептал Колтер, целуя ее в губы. Он взял ее руки, соединив тонкие пальцы со своими, и по тому, как напряглось тело женщины, почувствовал, что настало пробуждение. Вздрогнув, она потянулась к нему, отвечая на поцелуй.

Когда он поднял голову, ее глаза молча просили о продолжении. Тонкое полотно ночной сорочки не могло скрыть напрягшуюся грудь, пьяняще набухшие соски. Колтер слегка дотронулся до одного из них и почувствовал, как призывно задрожало ее тело в ответ.

– Такая голодная? – спросил он и повторил движение. Легкий вскрик и прервавшееся на миг дыхание были лучшим ответом на его вопрос.

– Колтер! – Элизабет пристально поглядела ему в глаза – глаза темно-зеленого цвета, как глубокая лесная лощина, в которую проник солнечный луч желания.

Вкус ее губ смешивался со сладким вкусом яблока, и он с трудом оторвался от них.

– Что ты хочешь, любимая, мои руки или мои губы?

Элизабет еще не совсем проснулась и потому не ответила. Она придвинулась к нему, молча касаясь его грудью. Колтер нежно ласкал ее сквозь тонкую ткань, не решаясь на более сильные проявления чувств. Обняв его за плечи, Элизабет наслаждалась мощью и жаром, идущим от него.

– Я пришел, – проговорил он, касаясь губами ее щеки, – украсть капельку твоего смеха. Но, как всякий хороший вор, я возьму все, что смогу. – Его губы переместились к изящному ушку и прихватили теплую бархатистую мочку. Ее стон и дрожь возбуждения отдались глубоко внутри его.

Элизабет закрыла глаза, молча гладя широкие плечи возлюбленного. Его руки, губы, язык разожгли в ней такой нестерпимый огонь страсти, что она стала бессознательно освобождаться от сковывающей ее ткани. Колтер нежно ласкал ее грудь. Его губы были так близко, что он чувствовал напрягшийся сосок.

– Как я соскучилась по твоим рукам, твоим губам! – Элизабет была готова на все, лишь бы он утолил разбушевавшееся мучительное желание.

Его ласки становились все жарче, все интимнее.

– Скажи мне, любимая, что ты хочешь...

– Колтер! Колтер! – Слова и жесты звали его в кровать.

Но он не воспользовался этим сразу.

– Любовь моя, – прошептал он, – ты вся горишь. Я хочу тебя, маленький лисенок. Но если ты снова откажешь мне, скажи об этом сейчас. – Его глаза впились в нее. Он понимал, что это форменное безумие – предоставлять ей право выбора.

– Колтер, я...

– Только одно слово, любимая, это все, что ты должна сказать.

– Почему? Почему мы...

– Это совсем не те слова.

Встретившись с пристальным взглядом возлюбленного, молодая женщина поняла, что попала в безвыходное положение.

– Зачем ты упрямишься? – с отчаянием, мысленно проклиная себя, спросил Колтер. – Я так хочу тебя, что кажется, желание съедает меня всего. Но я не возьму тебя, чтобы не ты считала потом, что я тебя соблазнил. Я сказал, что пришел украсть капельку твоего смеха, но страсть просыпается, едва мы дотрагиваемся друг до друга.

Она закрыла глаза, а он продолжал говорить с уже просыпающимся гневом:

– Посмотри на меня, Элизабет. Я не позволю тебе больше делать вид, что это не так. – Она молчала, и полковник добавил с сарказмом: – Если ты не хочешь посмотреть на меня, тогда посмотри на себя. Погляди, сможет ли твое тело солгать тебе. Мое не может.

Резким движением он схватил ее руку и притянул к себе. Держа тонкое запястье, он разжал сжатые в кулак пальцы и заставил ее дотронуться до своей возбужденной, до предела напряженной плоти.

– Хватит лжи, – шептал он, – ты тоже мучаешься от желания, ведь так? Разве я не прав? – повторил он, требуя ответа.

– Да. Будь ты проклят, да!

– Я мучительно хочу тебя. – В его голосе была соблазнительная томность, которая должна была бы насторожить ее. Но Элизабет была именно в том состоянии, в котором он заставил ее признаться, – мучительно возбуждена. После того как ее рука неожиданно коснулась горячей мужской плоти, она уже не могла унять крупную дрожь.

Не в силах больше выносить ее прикосновение, Колтер отпустил ее руку и почувствовал, что напряжение почему-то спадает.

– Я больше не дотронусь до тебя, пока ты сама не попросишь.

Элизабет смотрела, как возлюбленный встает, готовая накинуться на него за то, что он сначала распалил ее страсть, а потом заставил признаться в этом вслух. Но, вглядываясь в его лицо, она увидела, как напряжение изменило знакомые черты, какое измученное и усталое у него лицо, и смолчала.

Колтер отвернулся, и она поняла, что не может отпустить его, не помирившись.

– Не уходи. Я не могу вслух произнести то, что ты хочешь услышать. Но, пожалуйста, не надо сердиться. Я ничего не могу поделать со своими чувствами, так же как и ты. – Молодая женщина встала и накинула капот.

Колтер пнул ногой рюкзак, и оттуда выкатилось несколько красных яблок.

– Я хотел, чтобы это был сюрприз для тебя и Николь. На День Благодарения.

Сквозь кружевные занавески начинал пробиваться рассвет.

– Милый, отдохни здесь. Я уйду. У тебя так мало времени...

– Нет, останься со мной. – Мрачные глаза впились в нее. – Я сделал ошибку, загнав тебя в угол, маленький лисенок. Черт побери эту проклятую войну. Она делает человека бездушным.

– Расскажи мне. Поговори со мной, Колтер.

В голосе и взгляде Элизабет была мольба, которая его тронула. Но разве можно рассказать, что происходит с душой человека, когда необходимо убивать, защищая свою жизнь?

Элизабет протянула руку, он продел свои пальцы между ее и, взглянув в окно, сказал:

– Час, не больше. Я должен быть в Ричмонде к восьми.

Молодая женщина не стала спрашивать, зачем ему надо там быть, зная, что не получит ответа. Кивнув, она быстро взбила подушки и расправила простыни.

– Отдохни. Я никому не позволю тревожить тебя. А если тебе захочется поговорить, я буду рядом.

Он последовал ее совету и растянулся на кровати, закрыв глаза. Немного помедлив, она легла рядом с ним. Почувствовав, что его тело расслабилось, она взяла его руку.

– Ты приносишь покой в это страшное время, любимая, – прошептал Колтер еле слышно. – А я... я прихожу к тебе, преследуемый кошмарами.

– Тогда расскажи, какие кошмары преследуют тебя, и мы постараемся вместе прогнать призраки, – ответила женщина, гладя его руку и радуясь, что напряжение постепенно уходит.

– Какой хитрый маленький лисенок, – пробормотал он усталым голосом. – Ты хочешь узнать мои секреты и не открыть своих. – Почувствовав, что она повернулась к нему, он откинул руку, чтобы она положила голову ему на плечо, и, рассеянно гладя ее руку, продолжал: – Раньше говорить о войне было легко. Кузены пересказывали истории своих отцов о том, как те сражались с Веллингтоном. Но это не имело ничего общего с реальными ужасами бойни. – Рука стала двигаться медленнее, ему все труднее было бороться со сном.

– Колтер... – позвала она, думая, что он уснул.

– Я вернулся, чтобы служить родине, но я хочу заставить замолчать высоколобых идеалистов, утверждающих, что защищать безнадежную позицию прекрасно и благородно. Они никогда не вступали в бой с превосходящими силами противника. Меня тошнит от мысли о людях, которые за собственные идеалы заставляют расплачиваться других.

Колтер бессознательно сжал ей руку, погрузившись мыслями в страшные воспоминания, и ей оставалось только догадываться, что мучает его.

– Никто не знает точно, сколько человек уже дезертировали. Закон о воинской повинности позволяет богатым уклоняться от призыва, обрекая на смерть лишь бедняков. Дезертиров расстреливают, и никому нет до этого дела. О Господи, – процедил полковник сквозь стиснутые зубы. – Как можем мы убивать своих за то, что они бегут с войны, в которой не могут победить? Как можно мириться со своей совестью, если ты вылавливаешь людей, которые днем прячутся в лесу, а ночью работают на фермах, чтобы их семьи не умерли с голоду?

Неужели он говорит о себе? Но сомнения тут же покинули ее: Колтер никогда не смог бы выдать такого человека. Подняв голову, она прислушалась к его дыханию и отвела волосы с его лба.

– Спи, любимый, – прошептала она, страстно желая утешить и успокоить его, как могла бы утешить свою малышку.

– Янки грозят вытоптать каждый метр нашей земли, и у нас чертовски мало шансов остановить их.

Рука ее замерла, столько муки было в его слабом голосе.

– Я хочу, мне просто необходимо верить, что, несмотря на все беды, у нас остается надежда. Но генерал Ли, да и большинство из нас знают, что шансов нет. И пока все это, так или иначе, не закончится, мы будем вынуждены смотреть, как умирают...

Его голос замер, и сквозь набежавшие на глаза слезы она увидела, что он, наконец, уснул. Элизабет охватило жгучее желание уберечь и защитить человека, которого она любит.

Она никак не могла отвлечься от его последних слов: смотреть, как умирают...

Но не ты, мой любимый, только не ты! – молилась про себя молодая женщина, с горечью сознавая, что он не смог и, наверно, никогда не сможет до конца поведать о кошмарах, преследующих его. Так же как и она, никогда до конца не сможет раскрыть секреты своего прошлого, в котором уже ничего нельзя исправить.

Положив голову ему на грудь, она ощутила тепло его тела. Пальцы снова и снова гладили обнаженный торс, наслаждаясь каждым мускулом, а в голове все вертелись его последние слова.

Смотреть, как умирают. С острым чувством вины Элизабет спросила себя, не такая ли участь постигла и Джеймса. Если бы только знать... если б только...

Наконец сон пришел и к ней. Когда Николь прибежала будить ее, Колтера уже не было, а на кровати лежали яблоки.

Глава двенадцатая

Праздник Благодарения прошел тихо, все ждали, чтобы скорее наступила зима и сделала невозможным передвижение армий. В первый день декабря задул холодный ветер, и появилась надежда, что молитвы услышаны.

Однако несколько дней спустя ночи опять стали теплее, и Фредериксберг оказался под вражеским огнем. Янки переправились через реку. В душах людей поселился страх, город наполнился слухами: одни говорили, что сражение выиграно, другие – что проиграно, кто-то праздновал победу, кто-то оплакивал поражение.

Колтер больше не появлялся. Иногда по утрам они находили посылки: деревянный волчок со шнурком – для Николь, томик стихотворений Теннисона в кожаном переплете – для Эмили. Она так проникновенно прочитала «Никто не умрет», что их сердца наполнились надеждой.

Элизабет с радостью замечала улыбку Рут, находившей то пакетик корицы, то отрез ситца. В другой раз появился настоящий кофе, и даже подарок для Джоша – искусно сделанный нож. В одно прекрасное утро Элизабет получила коричневый бархатный бант для волос и так необходимые ей черные лайковые перчатки с вышитыми шелком коричневыми и желтыми цветами.

Конечно, ее радовало, что он помнит и заботится о них, но как же ей хотелось просто увидеть его! Да и страх за жизнь любимого становился тем сильнее, чем теплее становилась погода.

Придя на работу в понедельник утром, Элизабет узнала, что в бою погибли генерал Кобб и бесчисленное множество солдат. Генерал Худ тяжело ранен, но янки отброшены.

В городе появились раненые, и женщин попросили оказать помощь в госпитале. Элизабет хотела вызваться, но Эмили категорически возражала.

– А если тебя узнают? Неужели ты готова так рисковать?

Понимая, что она права, Элизабет выдумала какую-то причину и отказалась, но у нее осталось ощущение, что она потеряла уважение работавших вместе с нею женщин.

Пришло известие от генерала Ли, что Бернсайд отброшен в горы за Раппаханнок. Наступившая, наконец, зима принесла желанную передышку.

Элизабет с нетерпением ждала, что теперь Колтер вернется. Ее чувства по отношению к Дженни начали граничить с недоверием. Уже дважды жена Хьюго сообщала новости, которые она явно не могла почерпнуть из газет или разговоров офицеров-южан. Но интуиция подсказывала ей, что нельзя выдавать своих подозрений.

Все разговоры вертелись вокруг выборов в конгресс, которые прошли в октябре и ноябре; представительство демократов увеличилось с сорока четырех депутатов до семидесяти пяти, но республиканское большинство все равно сохранилось за счет Новой Англии и запада Миссисипи. Через несколько дней после сражения под Фредериксбергом Дженни упомянула, что сенатор Самнер на заседании республиканской партии в конгрессе предложил создать комитет из семи радикалов, которые потребуют у президента Линкольна отставки государственного секретаря Вильяма Севарда, близкого друга Макклеллана.

Если бы Дженни повторяла только слухи, это не насторожило бы Элизабет. Но та продолжала со знанием дела обсуждать соперничество между Севардом и Салмоном Чейзом, министром финансов. Когда Дженни заявила о намерениях Чейза баллотироваться на пост президента и вскользь упомянула, что сенатор Браунинг, близкий друг президента Линкольна, предложил ему возглавить кабинет радикалов, Элизабет не смогла сдержаться.

– Вы хорошо знаете этих людей? Дружите семьями? – спросила Элизабет, внимательно наблюдая за соседкой. Улыбка Дженни была холодной, так же как и взгляд, брошенный в ответ.

– Нет. Я просто повторяю сплетни.

– Служба безопасности, должно быть, очень плохо работает в правительстве янки, раз позволяет распространение таких слухов. Мне всегда казалось, что в каждой сплетне есть доля правды.

Метнув на нее быстрый взгляд, Дженни пробормотала:

– Возможно, вы и правы.

Это был первый случай. Второй – бессовестная ложь личного плана. Элизабет знала, что Линкольн, используя президентские полномочия и не дожидаясь одобрения конгресса, объявил блокаду и приостановил действие закона о суде в Мэриленде. Во время краткого перерыва миссис Гэлоуэй, как это часто бывало, читала вслух. Заметка о таком нарушении гражданских прав вызвала бурю негодования. Судья, осмелившийся оспорить незаконные действия правительства, был атакован солдатами прямо во время заседания суда, избит и посажен в тюрьму. Это известие возмутило всех женщин.

– Боже, помоги нам, если янки возьмут Ричмонд! – воскликнула одна из них.

– Ждать милосердия от Линкольна, этого рвущегося к власти разжигателя войны, не приходится, – подхватила другая.

– Глупости, – тихо заметила Дженни. – Таким образом он сможет арестовать и посадить в тюрьму тех, кто симпатизирует южанам.

– Дженни! Неужели вы поддерживаете его действия?! – Элизабет была просто вне себя.

– Вы неправильно меня поняли. Это же война. Каждая сторона по-своему права. Глупо осуждать то, что мы не в силах изменить.

Элизабет уронила промокашку как раз в тот момент, когда Дженни нагнулась, чтобы поднять свой ридикюль. Их руки столкнулись, и содержимое сумочки Дженни выпало на пол. Пока она наклонялась, чтобы собрать вещи, Элизабет увидела кусок записки, написанной размашистым мужским почерком и датированной прошлым воскресеньем: «Моя дорогая Дженни, встречай меня...»

Ей так хотелось узнать хоть что-нибудь о Колтере, что она спросила, не подумав:

– Вы получили известие от Хьюго?

– Нет, – быстро проговорила Дженни, засовывая записку в сумку. – У меня нет от него известий уже несколько недель.

Совершенно ошарашенная Элизабет уставилась в спину уходящей Дженни. Записка, без сомнения, была от мужчины. Несмотря на то, что голова у нее плохо работала от постоянного недосыпа, она не могла не верить собственным глазам. Какие причины побудили Дженни солгать? Может быть, женщины, всегда подозревавшие ее, были правы? Повод ли это, чтобы сомневаться в лояльности жены Хьюго? От подобных мыслей стало неуютно. Она не могла обвинять без доказательств, но не потому, что хотела защитить Дженни, она хотела оградить от неприятностей Колтера, по протекции которого ту взяли на работу.

Джош по дороге домой рассказал, что Николь сегодня просто не находила себе места, и сравнил ее с горошиной, прыгающей на раскаленной сковородке. Из-за постоянных изменений погоды девочка слегка простудилась, но теперь, когда ей явно стало лучше, ради спокойствия всех домочадцев необходимо вывести ее погулять.

Стало уже традицией, что Доби помогал распрягать мулов, когда они возвращались домой. Он коротко кивнул в ответ на приветствие и тут же отправился на сеновал, где, как знала Элизабет, собирался проспать до ужина. Он отклонял все попытки вытащить его оттуда, хотя она не могла не беспокоиться о человеке, который спит днем, а ночью сторожит их.

– Не беспокойтесь о нем, мисс Элизабет, – посоветовал Джош, видя, что она все еще вглядывается в темноту сарая, где скрылся Доби.

– Ничего не могу с собой поделать, он вызывает у меня любопытство. Интересно, где полковник нашел его.

– Он не рассказывает, а я не спрашиваю. Николь налетела на нее прямо в дверях:

– Мама! Мама, ты поиграешь со мной?

– Тише, – одернула ее Рут, – дай матери перевести дыхание. Вертишься весь день, точно тебя муравьи кусают.

Элизабет попыталась представить, что творилось в доме днем. Было видно, у Рут вот-вот лопнет терпение.

– Николь, дай мне переодеться, и мы пойдем погуляем.

– Не хочу ждать!

Она внимательно посмотрела на дочь. Рот Николь был упрямо сжат, в глазах почти вызов. Элизабет укорила себя за то, что проводит с девочкой мало времени и у той портится характер.

– Я потороплюсь, солнышко. У нас еще целых два часа. Пока не стемнеет, мы с тобой успеем нагуляться вдоволь.

– Ой, мамочка, ты самая лучшая на свете! Элизабет с трудом удержалась на ногах, когда Николь бросилась ей в объятия. На секунду она встретилась глазами с Рут, в которых прочла то же, что чувствовала и сама, – бессилие. Из-за угроз Элмы девочка была лишена возможности играть с другими детьми, и вынуждена прятаться.

Какое-то время они поиграли во дворе в салки, поддразниваемые Джошем, пилившим дрова. День был довольно теплым, и к ним присоединилась Эмили, которой вынесли кресло. Рут тихонько напевала на кухне, и Элизабет чувствовала, как улучшается ее настроение с каждым новым взрывом смеха Николь.

Когда девочка стала просить погулять с ней в лесу, Элизабет, сама не зная почему, засомневалась. Оглянувшись и увидев, что Джош тут, совсем рядом, достает воду из колодца, молодая женщина отмахнулась от своих страхов, решив, что бояться глупо.

Крикнув ему, что немного пройдутся по лесу, они побежали вниз по холму, держась за руки, и вскоре дом скрылся из виду. Элизабет улыбалась, глядя, как сверкают глаза у дочери, как раскраснелись у нее щеки, как радостно она прыгает.

– Поймай меня, мама, поймай! – закричала Николь, как только мать выпустила ее руку.

– Солнышко, дай мне немного передохнуть, а потом уж я погоняюсь за тобой. – Элизабет присела, обхватив руками, колени и не замечая, что уже наступают сумерки.

Николь неожиданно притихла и тоже поглядела вверх. Две белые-белые птицы с огромными крыльями пролетали над ними. Они были удивительно красивы в своем плавном, грациозном полете. Слышался тихий свистящий звук – то ли от взмахов крыльев, то ли это был голос лебедей.

– Они улетают! – закричала девочка и побежала, чтобы не потерять птиц из виду.

– Подожди, Николь! – Элизабет попыталась встать, но наступила каблуком на юбку. Она с досадой рванула ее и обернулась, чтобы увидеть дочь. Та уже скрылась среди высоких сосен и все равно не смогла бы увидеть лебедей.

Подходя к лесу, Элизабет уловила дивный аромат лаврового дерева и пообещала себе, что сорвет немного плодов на обратном пути для ароматизации свечей.

– Николь! – закричала она, оглядываясь по сторонам. Низкие раскидистые дубы перемежались с соснами и кустарником. Земля была покрыта мягким ковром из сосновых иголок. Неожиданно она почувствовала, какая вокруг тишина. – Солнышко, ответь маме! Так не играют! – Элизабет остановилась в надежде увидеть бледно-голубое платье Николь или услышать ее хихиканье – верный знак того, что она спряталась и ждет, чтобы ее нашли.

В лесу было абсолютно тихо. Страх пронзил ее до костей.

Сделав несколько шагов, она позвала дочь громче, требовательнее, но, сколько ни вслушивалась, ничто не нарушало тишину. Она пошатнулась, ноги дрожали, неведомый доселе ужас охватил ее. Элизабет снова и снова звала дочь, продираясь сквозь кустарник.

Наверно, она упала и не может ответить, думала Элизабет, пытаясь унять панику. Казалось, сердце то останавливается, то снова начинает отчаянно биться. Ей стало трудно дышать.

– Малышка моя, где ты? Выходи, мама не будет сердиться. Пожалуйста, отзовись. Скажи мне, где ты. Отзовись! – кричала она в ужасе.

Возле дома Джош замер с поднятым топором, вслушиваясь в крики Элизабет. Он сообразил – что-то случилось. Трясущимися от ужаса руками старый слуга отбросил топор и кинулся звать Доби.

Тот выскочил из сарая с ружьем в одной руке и пистолетом в другой, тряся головой, чтобы окончательно проснуться. В его белокурых волосах запутались соломинки, узкие глаза впились в Джоша.

– Где?

– В лесу за холмом, – ответил тот, наклоняясь, чтобы поднять топор и бежать следом. Его совсем не удивило, что Доби не задает больше вопросов, прекрасно понимая, что его разбудили только из-за крайней необходимости. От ощущения собственной вины кожа на лице у старого слуги посерела. Он не должен был отпускать их одних.

Испуганные крики Элизабет слышались все яснее. Доби жестом велел Джошу бежать по краю леса. Мельком взглянув на уже совсем темнеющее небо, он вслушался в женские крики, которые, казалось, неслись отовсюду. Менее опытный человек не смог бы определить, где их источник.

Элизабет чувствовала, что ноги у нее подгибаются. Она схватилась за деревце, чтобы не упасть, судорожно ловя ртом воздух. Слезы застилали глаза, пришлось утереть их оторвавшимся куском рукава. У нее так пересохло в горле, что она не могла больше кричать.

Оттолкнувшись от деревца и оглянувшись вокруг, молодая женщина поняла, что, мечась в ужасе по лесу, заблудилась. Темнота опускалась стремительно, как огромное стеганое одеяло, грозя задушить ее.

– Николь, – дрожащим голосом позвала она, пытаясь проникнуть взглядом в сгустившиеся тени.

Слабый звук заставил ее встрепенуться. Показалось, что она слышит приглушенный крик, но ничего толком нельзя было разобрать. Слезы полились по ее лицу. Кошмары прошлого возвратились.

– Нет! Это не может повториться! – закричала она.

С суровой ясностью, победившей панику и ужас, Элизабет поняла, что Элма нашла их. Элма, чье безумие чуть не свело с ума и ее.

Сзади затрещали кусты, но Элизабет уже бросилась бежать туда, где, как ей показалось, она слышала приглушенный вскрик и среди деревьев мелькнула светлая одежда.

Сильная мужская рука остановила ее, обхватив за талию и приподняв над землей, другая заглушила рвущийся крик.

Глава тринадцатая

На какой-то момент Элизабет почти потеряла сознание, но поднявшаяся ярость придала ей сил. Она попыталась оторвать от себя державшие ее руки. Гнев бушевал в ней. Женщина с силой ударила ногой и услышала стон боли, но все ее попытки освободиться не принесли успеха.

– Успокойтесь, успокойтесь!

Слова слышались как бы откуда-то издалека. В глазах у нее плясали черные точки. Она не могла дышать. Рука, державшая ее, немного ослабла. Она почувствовала под ногами твердую землю и снова услышала грубый, требовательный мужской голос:

– Успокойтесь же вы, наконец!

Элизабет опять начала бороться. Она должна освободиться! Должна спасти Николь!

– Да стойте же смирно.

– Доби, – беззвучно произнесла она.

Доби покачал головой, прося вести себя тихо, и она подчинилась, ничего не чувствуя, кроме простой благодарности, что он рядом.

Мужчина отпустил ее и подхватил оружие. Прежде чем он успел скрыться из виду, она поспешила следом. Доби ни разу не оглянулся, не произнес ни слова, но Элизабет знала: он не хочет, чтобы она бежала за ним.

В голове у нее немного прояснилось, и она услышала треск веток – это убегал похититель. Она молилась, чтобы он не упал в темноте и не поранил ребенка. Немыслимо было понять, как Доби ухитряется найти верный путь в кромешной тьме.

Легкий звук заставил Элизабет посмотреть влево, и ей пришлось прикусить губу, чтобы не закричать. Она могла поклясться, что кто-то бежал параллельно с ними, продираясь сквозь кустарник. Доби внезапно остановился, замерла и женщина.

– Мам...

Крик Николь был заглушён так быстро, что в первый момент появились сомнения – не почудилось ли. Не отдавая себе отчета, что делает, Элизабет кинулась на звук, но Доби успел схватить ее за руку.

– Ему не уйти. Позвольте мне сделать мою работу.

Спазм сдавил ей горло, она не могла говорить, но не хотела, и отставать от него.

– Где-то здесь Джош, – прошептал еле слышно Доби.

Элизабет понимала, что только мешает им, но какой-то инстинкт, какие-то поднявшиеся из самой глубины эмоции двигали ею, и, когда Доби бесшумно кинулся в самую чащу кустов, она последовала за ним.

У Доби мушкет, Джош наверняка тоже вооружен. А похититель? Есть ли у него оружие? И если есть, не убьет ли он ребенка, пытаясь спастись? А может, он постарается убить мужчин, пытающихся освободить ее дочь?

Страхи поднялись с новой силой, когда одновременно прозвучали крик и выстрел.

– Отпусти ребенка, – приказал Доби.

Рев ярости. Крик ребенка. Сердце Элизабет замерло. Ничего, не соображая, она кинулась вперед и остановилась только тогда, когда ясно увидела перед собой тень мужчины. Она так и не поняла, действительно ли увидела девочку или воображение нарисовало перекошенное от ужаса лицо Николь, но это заставило ее действовать. В слепой ярости она вцепилась в спину похитителя, пытаясь оцарапать и ударить как можно больнее, чтобы вырвать у него из рук своего ребенка. Внезапно развернувшись, он так сильно ударил ее кулаком, что она со стоном упала на колени.

Лес наполнился криками. Доби требовал отпустить ребенка, Джош выкрикивал угрозы. Николь рыдала. Элизабет слышала их голоса как сквозь пелену. Напрасно она пыталась подняться – темная вуаль беспамятства накрыла ее.

– Она тебе нужна? Держи!

Доби пришлось бросить оружие, чтобы подхватить летящую к нему девочку. Тьма стояла кромешная, он окликнул Джоша. Этого времени оказалось достаточно для похитителя. Он рывком поднял Элизабет и потащил за собой.

Ей было все равно. Николь спасена – это единственное, что имело значение. У нее уже не осталось сил бороться, она была так измучена, что даже не чувствовала боли. Время утратило свое значение. Как сквозь сон она слышала звуки погони, но не могла предупредить Доби криком.

Внезапно Элизабет почувствовала, что свободна. Доби боролся со злодеем, с трудом увертываясь от блестевшего в темноте кривого ножа.

– Я убью тебя за то, что ты посмел тронуть их! – послышался голос Доби.

В ответ раздался хрип, короткий смешок и ответные угрозы.

Невозможно было понять, кто вскрикнул в следующий момент, но один из них упал на колени, а другой навис над ним.

Рубашка Доби намокла от крови, но, когда противник налетел на него, он поднял свои мощные руки, чтобы схватить нападавшего, и одновременно сильно ударил его коленом. С отвратительным сухим звуком хрустнула кость. Нож упал на землю, рука похитителя бессильно повисла.

– Элизабет, уходите отсюда, – приказал Доби. Она с трудом могла что-либо разглядеть, но его холодный, бесцветный голос испугал ее.

– Что ты с ним сделаешь? – решилась она спросить, едва совладав с голосом.

– Уйдите.

– Где Николь?

– С Джошем. В безопасности.

Молодая женщина поняла, что Доби собирается убить похитителя. До этой минуты она думала только об одном – освободить Николь, сейчас же почувствовала острое желание отомстить. На какую-то долю секунды ненависть и ярость побудили ее пожелать, чтобы этот человек заплатил страшную цену за то, что он посмел сделать. Но с каждым вздохом, с каждым движением ее истерзанного тела сознание возвращалось к ней.

– Не пачкай себя его кровью, Доби, – прошептала она, приближаясь. Потом повернулась взглянуть на человека, которого наняла Элма. Нельзя было разглядеть лица, но ей и не хотелось видеть его, чтобы потом оно не мучило ее в кошмарах. Она увидела только, что мужчина прижимает сломанную руку к груди. – Передай миссис Уоринг, что она никогда не получит моего ребенка. Скажи ей, что она умрет, если еще раз попытается похитить Николь.

Он не ответил. Элизабет и не ждала ответа. Доби требовал, чтобы она ушла, и, когда женщина выпрямилась, слегка подтолкнул ее. Но она вцепилась ему в руку.

Воспользовавшись моментом, похититель тут же исчез. Доби оттолкнул ее и кинулся следом.

Элизабет старалась не думать о том, что случится, когда он настигнет злодея. У нее не было сомнений, что Доби постарается убить его. Медленно переставляя ноги, она побрела к дому, с трудом разбирая дорогу в свете поднимающейся луны.

Услышав сзади шаги, она даже не вздрогнула.

– Доби, я не могу идти.

Он не ответил, но когда она оперлась на его руку, то почувствовала, как в нем клокочет ярость.

– Ему удалось убежать? Я почти рада, что так вышло. Элма никогда не заплатила бы вперед. Он все расскажет, и она будет знать, что пытаться отнять у меня дочь бесполезно.

– Вы успокоились, – буркнул Доби, и спрашивая, и утверждая одновременно.

– Нет, – тихо ответила Элизабет, сознавая, каких усилий ей стоит держать себя в руках. Как ей нужен сейчас Колтер, его утешение, его сила! Мысль о нем побудила ее добавить: – Если вы беспокоитесь, что скажет полковник, я уверена, он не будет винить вас. Главное, что Николь в безопасности. – Элизабет ускорила шаг, как бы желая убедиться в этом.

– Не вмешивайтесь в мои отношения с полковником, – предупредил Доби.

Они взобрались на холм, и впереди показался двор, ярко освещенный факелами.

Колтер вначале не увидел их. Огни встревожили его, и он так резко натянул поводья, что лошадь поднялась на дыбы.

– Джош! Джош, что, черт возьми, происходит? – закричал он, успокаивая лошадь. – Доби! Проклятье! Куда все подевались?

– Полковник! – выкрикнула Рут из верхнего окна.

– Колтер! – позвала Элизабет и, собрав последние силы, побежала к нему.

Он резко развернул лошадь и поскакал ей навстречу. Нагнувшись, одной рукой подхватил ее и посадил в седло. Вся трясясь, Элизабет прижалась к нему, снова и снова повторяя его имя. Успокаивающий тон хозяина привел в норму лошадь, и Элизабет тоже притихла. Они шагом въехали во двор, и Колтер быстро спешился.

Элизабет никак не могла унять слез. Прижавшись к Колтеру, она бессвязно бормотала, вновь переживая ужас происшедшего. Взяв ее на руки и слегка укачивая, он пристально посмотрел на оружие в руках Доби. Они молча переглянулись. Слегка тряхнув головой, тот произнес те единственные слова, которых ждал Колтер. Его дочь и женщина не пострадали, а человек, напавший на них, сбежал.

– Полковник, – заключил Доби, прямо глядя в глаза Колтеру, – я прошу уволить меня.

– Не будем сейчас об этом. Неужели ты не видишь...

– Я не смог выполнить вашего приказания. Сейчас для этого такое же подходящее время, как и любое другое.

Уже немного успокоившись, Элизабет вмешалась в разговор:

– Это неправда, Колтер. Доби сделал все, что мог. Если бы не он... – Ее голос сорвался, и она снова задрожала. – Я... не хочу никого другого.

– Мэм, вы сейчас плохо соображаете...

– Покончим с этим, – прервал Колтер. – Может, Элизабет и потрясена, но она знает, чего хочет.

Доби повернулся, чтобы уйти, но Колтер окликнул его:

– Благодарю тебя. Они мне дороже собственной жизни, и я в долгу перед тобой.

Доби кивнул, распрямив плечи, но полковник уже подхватил возлюбленную и понес в дом.

Прижавшись головой к его плечу, Элизабет на минуту забылась, но, как только он уложил ее на диван, попросила отвести ее к Николь.

– Подожди немного, любовь моя. Ты испугаешь ее сейчас своим видом. – За спокойным тоном Колтера пряталось волнение. Элизабет согласилась, и полковник внимательно оглядел ее порванную одежду, царапины и синяки, растрепанные волосы, в которых запутались сосновые иголки, красное пятнышко на прикушенной нижней губе. Он слизнул эту капельку крови, жалея, что не может так же легко избавить Элизабет от очередной травмы.

Колтер понимал, что настоящая реакция на пережитый кошмар еще впереди, и в ужасе ожидал ее. Он бы не вынес ее справедливых упреков в том, что обещал и не смог обеспечить их безопасность.

Тяжело опираясь на палку, по лестнице спустилась Эмили и остановилась около них. Глаза у Элизабет были закрыты, и потому вопрос был обращен к Колтеру:

– Она ранена?

– Не думаю, – ответил он, отметив, как дрожат руки и голос старой женщины, выдавая ее состояние. – А как Николь?

– Рут купает ее. Она зовет мать. – Но тут Эмили заметила, в каком виде Элизабет. – Сейчас я согрею воды и принесу чистую одежду. Мы вместе...

– Не надо. Я сам позабочусь о ней. – Его взгляд и тон – все выдавало, как он мучается чувством вины.

– Колтер, не вините себя за то, что случилось. Боюсь, мы все вели себя беспечно, мы недооценили Элму. Мне даже в голову не приходило, что она найдет их у меня.

– Эмили, – тихо проговорил полковник, – вы считаете, что я не виноват, но зачем вы обвиняете себя?

– Я считаю, что зря мы поддались на уговоры Николь. Ей так хотелось погулять! Она из-за простуды засиделась дома, и от нее никому не было покоя. Я чувствую себя виноватой и знаю, то же самое чувствуют и Рут, и Джош...

Услыхав такие речи, Элизабет собралась с силами и открыла глаза.

– Ни к чему, чтобы кто-нибудь из нас винил себя. План Элмы не удался, и только это имеет значение. А где Джош? Он не ранен, нет?

– Кроме ущемленного самолюбия – оказалось, что он уже не так быстр, как ему хотелось бы, – с ним все в порядке. – Старая женщина погладила Элизабет по руке. – Так я согрею воды, чтобы ты могла привести себя в порядок и поскорее пойти к дочери.

– Она не... – одновременно спросили Элизабет и Колтер.

– Девочка не пострадала, отделалась небольшими царапинами. Дорогие мои, я не могу вам рассказать то, чего не могу увидеть. Только время даст ответы на все вопросы.

Колтер испугался, что Элизабет запаникует от этих слов. Но она лишь кивнула и опять опустила голову ему на плечо. Он пронес ее мимо Эмили в спальню и положил на кровать. Раздевая возлюбленную, он старался делать это как можно нежнее, надеясь успокоить, но ее молчание не обмануло его. Он чувствовал, что Элизабет вновь и вновь переживает каждый момент недавнего кошмара.

Завернув ее в одеяло, он принес из гостиной два бокала бренди. Элизабет отпрянула, когда жидкость обожгла ей губы, и он не стал уговаривать ее выпить еще, а сам даже не притронулся к бокалу. Вскоре Джош принес горячую воду, а Эмили – чистую одежду. Когда они попытались заговорить с Элизабет, полковник прервал их и выпроводил из комнаты.

Молодая женщина сидела, глядя вдаль невидящими глазами. Она не издала ни звука, пока Колтер мыл ей лицо, а затем слегка спустил одеяло, обнажив плечи. Повернувшись, чтобы снова намочить губку, он увидел себя в зеркале и постарался стереть с лица выражение боли и гнева. Ее нежную кожу покрывали начинающие темнеть царапины, и, прежде чем обмыть их, он попытался поцелуями смягчить боль.

Снова и снова Колтер прикасался губами к ее коже, стараясь унять гнев при виде каждой царапины, каждого шрама, не произнося ни единого слова, пока не опустился на колени, вытирая ей ноги. Прислонившись лицом к ноге Элизабет, он пытался найти нужные слова, но спазмы сжали ему горло, голова отказывалась думать.

Элизабет нагнулась, откинула волосы с его лица. Тихая нежность Колтера растопила ей сердце. Она поняла, что, даже если бы он никогда и не попросил нарушить клятву, данную ею перед Богом и людьми другому мужчине, она сама сделала бы это. Она так решила. Любовь Колтера – дар небес, и его невозможно больше отвергать. Он ее жизнь. Внимательно всматриваясь в него, она почувствовала, что возлюбленный снова и снова обвиняет себя в случившемся. Мысль о том, что он позволил ей увидеть себя в таком состоянии, придала ей силы.

Полковник молча помог ей надеть ночную сорочку и капот. Обоим без слов стало ясно, что они готовы ждать. Сейчас они нужны своему ребенку, позже будет время и для слов, и для любви.

Колтер снова взял ее на руки и, когда она запротестовала, шепнул:

– Мне нужно держать тебя. Не отказывай мне в этом.

И она безмолвно ответила: я не могу отказать тебе ни в чем, любимый, ни в чем.

Три лампы освещали комнату Николь. Рут поднялась со своего места подле кровати и тихо вышла, а Колтер уложил Элизабет рядом с дочерью и сел с другой стороны. Молодая женщина взяла его за руку и поднесла к губам. Ее легкий поцелуй и взгляд просили о поддержке.

– Мы пришли узнать, что с тобой все в порядке, доченька.

– Ты убил его? – широко раскрыв глаза, спросила Николь слегка дрожащими губами. Ее маленькая ручка вылезла из-под одеяла и дотронулась до Колтера.

Сжав руку Элизабет, чтобы не выдать охватившую его дрожь, Колтер подвинулся ближе к дочери. Ему пришлось несколько раз судорожно сглотнуть, прежде чем он смог говорить. Чувства так переполняли его, что он боялся сорваться. Она его принцесса, а он ее верный рыцарь и должен защищать ее от драконов. Ему так хотелось сказать, что он убил чудовище, которое, наверное, будет еще долго являться ей в кошмарах!..

– Николь, я приехал слишком поздно и не догнал его, – ответил он наконец. – Но я хотел бы убить его за ту боль, что он причинил тебе и твоей маме.

– Он ужасно плохой. А мистер Джош и Доби испугались. Мама ударила его, и тогда Доби взбесился.

– Ты права, он отвратителен, и у Доби был повод для бешенства. Мама очень храбрая. Все очень любят тебя, принцесса, и Рут, и мисс Эмили. Но ты должна помнить, что никто не любит тебя так сильно, как мама и я. А когда ты любишь кого-нибудь, ты хочешь, чтобы он был в безопасности и никто не мог обидеть его, – проговорил полковник срывающимся голосом. Он поцеловал дочь в висок, вдыхая сладкий детский аромат и чувствуя, как уходит напряжение, сжимавшее его сердце. Губы Николь коснулись его щеки, и у него стало жечь в глазах.

– У меня нет папы, а мне хочется его любить. Можно я буду любить тебя?

Колтер закрыл глаза, скрывая навернувшиеся слезы.

– Как пожелаешь, – ухитрился выговорить он, несмотря на спазм, сжавший горло.

– Не огорчайся так, господин полковник. Я сама во всем виновата. Я побежала за красивыми лебедями и не вернулась, когда мама звала меня. Я не знала, что в лесу спрятался плохой человек. Он не давал мне кричать. Но я по-настоящему била его ногами. Как учил меня Доби.

– Солнышко, когда же Доби учил тебя этому? – спросила Элизабет, с трудом подбирая слова.

– Мы боролись понарошку. Доби сказал, что это самая хорошая игра.

– Ох, как я благодарна Доби! – заметила Элизабет.

– Нам обоим есть за что его благодарить, – поддержал Колтер, снова поворачиваясь к дочери. – Ты очень храбрая принцесса, и мама гордится тобой.

Николь вылезла из-под одеяла и взяла их руки в свои.

– Мама, Рут напоила меня чаем, – проговорила она, внезапно зевнув. Ее ресницы взмахнули раз, другой и замерли.

– Спи, моя ненаглядная. Спи сладко, и пусть тебе приснится хороший сон.

Чтобы сдержать рыдание, Элизабет прикусила припухшую губу и услышала, как Колтер повторяет ее слова.

– Ты даже не можешь представить, как я благодарен тебе за то, что ты подарила мне этого прелестного храброго ребенка.

– Нет, Колтер, это я получила Николь в подарок, чтобы она напоминала мне о твоей любви.

Они смотрели на дочь, пока не убедились, что та крепко уснула. Тогда полковник снова взял возлюбленную на руки и отнес в гостиную.

В камине горел слабый огонь, добавляя тепла и без того теплой ночи. Колтер расстегнул мундир, сообразив, что он делает это первый раз за три дня.

– Милый, Рут принесла тебе поесть, – сказала Элизабет, указывая на покрытый льняной салфеткой поднос.

– Тебе надо лечь.

– О, я сейчас лягу, – сказала женщина, скрывая легкую улыбку и подавая ему тарелки с холодной ветчиной, бисквитами и зимними грушами. – Хочешь стакан сидра?

Растерявшись, полковник ничего не ответил.

– Колтер, что случилось? – спросила она, заметив странное выражение его лица.

– Я могу задать тебе этот же вопрос, – ответил он, подходя к ней.

– Ты ведь голоден, правда? – (Он покачал головой.) – Зачем ты скрываешь, ведь у тебя не было времени отдохнуть и возможности помыться. Я не удивлюсь, если в ванну уже налита горячая вода, а на кровать постелены свежие простыни, и все это специально для тебя.

– Пожалуй, меня это тоже не удивит.

– Вот и хорошо. Тогда не трать время на пустые разговоры. – Она отвернулась, чтобы скрыть волнение. – Не стесняйся, мне приятно немного поухаживать за тобой. В благодарность за...

– Прекрати, – проговорил Колтер шутливо, – сделай одолжение, маленький лисенок. Я никогда не поверю этому.

Она поглядела на него с улыбкой, и Колтер заглянул в спальню. Пар подымался от воды в фарфоровой ванне, его бритва и точильный ремень были аккуратно разложены на салфетке, а чистая одежда развешана на стуле.

– Когда ты ухитрилась распорядиться?

– Это не я. Тут все очень любят тебя, Колтер. И каждый пытается выказать это на свой лад. – Элизабет опустила ресницы под его пристальным взглядом.

– Только и всего? – спросил он чуть слышно. – Да.

Потерев небритую щеку, полковник усмехнулся.

– Значит, от меня пахнет, как от моего коня...

– Нет, – прервала она, прямо глядя на него, – не в этом дело. Я ведь не морщу нос.

Глава четырнадцатая

Колтер не торопился. Кончив бриться, он начал обдумывать новости, которые принес для Элизабет. Как рассказать ей то, что он узнал о Джеймсе?

Скинув форму, он рассеянно вымылся, все еще пытаясь привести в порядок чувства. Босиком подошел к кровати, тщательно собрал на одеяле остатки коры и сосновых иголок, выпавших из волос Элизабет, бросил в ванну, взял с комода щетку для волос и пошел в гостиную.

Элизабет сидела на ковре возле камина, глядя в огонь. Колтер остановился, любуясь ее профилем, чтобы эти новые ощущения вытеснили образ растрепанной, испуганной женщины. Выражение ее лица было так безоблачно, что ему не хотелось обнаруживать свое присутствие.

Но она обернулась, робкая улыбка промелькнула у нее на губах.

– Поди, сядь рядом со мной, – предложила она. – Я принесла сюда твой ужин. – Молодая женщина старательно отводила взгляд от его обнаженной груди. – Ты, наверное, голоден.

Элизабет почувствовала, что уши у нее пылают. Комната казалась такой уютной и спокойной, пока он не вошел, а теперь все наполнилось напряженным ожиданием, от которого она сжалась.

Стараясь вести себя так, чтобы вернуть ей непринужденность, Колтер уселся на пол, прислонившись спиной к диванчику и вытянув ноги. Он наблюдал, как она грациозным движением поднялась, поставила тарелку ему на колени и села рядом с ним у самого огня.

– А ты ела что-нибудь, Элизабет?

Она повернулась к нему так резко, что чуть не потеряла равновесие.

– Нет.

– Я так и знал. Но разве я справлюсь со всем этим один? Тебе придется помочь мне. – Колтер ласково улыбнулся. – Пододвигайся, и поужинаем вместе.

Элизабет пристально посмотрела в темно-зеленые глаза, отражающие отблески пламени. В них невозможно было прочесть ни его мыслей, ни намерений. Его улыбка казалась спокойной, и трудно было не ответить на нее, так же как и на просьбу разделить с ним трапезу. Ее снова начала мучить совесть, и она не знала, как поступит, если он попросит о большем. Устраиваясь рядом с ним, она заметила свою щетку для волос.

– Зачем ты принес ее?

– Потому что у тебя не было времени привести в порядок волосы. Ведь ты подаришь мне это удовольствие, правда?

Она взяла у него из рук кусочек ветчины, а потом половинку груши.

– Если тебе хочется поговорить со мной, Элизабет, я весь внимание. – Сказав это, он почувствовал небольшой укол совести.

– Интересно, предлагаешь ли ты это солдатам перед боем? Я имею в виду – выслушать их. Не знаю, Колтер, – быстро продолжила она, – хочу ли я говорить сейчас. Я чувствую себя виноватой, загнанной в угол и ума не приложу, что делать теперь, когда Элма нашла нас.

– Можешь быть уверена, любимая, тебе не придется решать эту проблему одной. – Ему пришла хорошая мысль, но он не был готов обсуждать ее. Да и Элизабет, похоже, еще не была готова ее выслушать. Следовало постепенно готовить почву. – Меня беспокоит, что вы здесь слишком изолированы от людей. Доби, конечно, отличный защитник, но я не могу приставить к вам еще одного человека...

– Как тебе удалось заставить его жить тут?

– А вот это, Элизабет, – произнес он, слегка стукнув ее по носу, – я не могу сказать. Но я не лишил конфедератов его ценных услуг. – Он отвернулся, зная, что за этой ложью кроется горькая правда. Доби был действительно прекрасным солдатом, но Конфедерация только напрасно растрачивала его таланты, бесконечно наказывая за несоблюдение субординации. Он не хотел ничего объяснять, чтобы не напугать ее. Женщина молчала, и Колтер решил: значит, тема исчерпана. – Так вот, я говорил, что беспокоюсь. Если бы рядом были хотя бы соседи или ты жила в городе, Элма, скорее всего, не пыталась бы похитить Николь. Это надо обдумать. – Почувствовав, что она вздрогнула, полковник пожалел, что затронул эту тему, хотя именно ее страх и должен был помочь обеспечить им безопасность.

Колтер попытался уговорить ее еще поесть, но она отказалась, и он отодвинул тарелку. Ему не давало покоя известие, которое он принес ей. Может, эта новость придаст Элизабет немного уверенности.

– Любимая, помнишь, я обещал тебе узнать о судьбе Джеймса?

– Нет! Только не сейчас. – Элизабет задрожала. Одно упоминание имени мужа звучало как укор.

Колтер вздохнул, решив оставить эту тему. Вероятно, он выбрал неудачное время. Да к тому же нельзя сказать наверняка, что Джеймс мертв. Он поцеловал ее волосы, решив пока забыть об этом.

Молодая женщина закрыла глаза и прислонилась спиной к плечу возлюбленного, наслаждаясь теплом его тела. Но как только она закрыла глаза, то вновь увидела черноту леса и огромные деревья, скрывшие от нее Николь. Подавшись вперед, Элизабет стала неотрывно смотреть в огонь, как будто пламя могло испепелить страшные воспоминания.

Колтер нежно привлек ее к себе. Мягкий шерстяной капот дразнил кожу. Он начал что-то тихо приговаривать, стараясь успокоить ее. Минуты проходили, напряжение постепенно покидало ее тело, дыхание стало ровным. Прижавшись щекой к волосам возлюбленной, Колтер почувствовал укол сосновой иголки. Засунув руку под ее спутанные волосы, он начал упругими движениями гладить ей шею и затылок. Наградой ему послужили тихие стоны удовольствия.

Элизабет прижалась к нему. Ее рука инстинктивно коснулась возбужденной мужской плоти, которую не могли скрыть облегающие бриджи. Она знала, что он хочет ее и ничего не может поделать со своим телом, и вновь ощутила благодарность за то, что он не торопит ее, не готовую еще принять решение.

Колтер наблюдал, как постепенно на щеках любимой увеличиваются тени от ресниц, потом нежно поцеловал ее волосы и, видя, что она не шевельнулась, потянулся за щеткой.

– Не уходи, – прошептала она, чувствуя, что невероятная истома овладела всем телом.

– Тихо, лисенок. Просто получай удовольствие. – Он начал медленно расчесывать ей волосы, распутывая их и прося прощения, когда делал больно. Время перестало существовать, близость Элизабет дарила его душе и телу покой и мир, в которых они так нуждались. Под его ласковыми движениями волосы становились все шелковистей, ответные ласки – все нежнее.

Отложив щетку, он начал разбирать кудри рукой, наблюдая, как локоны закручиваются вокруг пальцев, дразня его. Ее томный голос, вновь и вновь повторяющий его имя, будоражил кровь.

Пламя соблазна высвечивало золотом ее волосы, но было что-то удивительно невинное в волшебном водопаде локонов на обнажившихся плечах.

Элизабет повернулась к нему и пристальным взглядом, словно впитала черты склоненного к ней лица. Губы Колтера слегка приоткрылись, тонкие ноздри затрепетали. Не отрывая взгляда, она коснулась пальцами его волос, возвращая ласку. Его губы прижались нежно и требовательно, туман желания поглотил ее. На удивление простая и спасительная мысль помогла Элизабет. Колтер всегда был ее мужчиной, единственным, кого она способна любить, единственным, кто способен защитить ее. Довольно мучить себя, со страхом заглядывая в будущее!

– Я так хочу тебя, любимая, хочу всю твою нежность, твою страсть, все, что принадлежит мне, – произнес он внезапно охрипшим, напряженным голосом. – И если ты опять собираешься отказать в этом и мне, и себе, лучше остановиться сейчас.

Элизабет откинула волосы с лица и взглянула на него.

– Отказаться от любви к тебе – значит отказаться от жизни и надежды. Я никогда не сделаю это вновь. – Ее тело дрожало, но в голосе чувствовалась решимость, и она наклонилась над ним, предлагая свои губы.

Колтер с невероятной остротой ощутил сладостный соблазн любимых губ, ее стремительно нарастающую страсть, доверчиво открывшую и ее душу, и ее тело. Все отступило и развеялось, осталось лишь желание целовать каждую клеточку ее тела, ласкать и нежить его.

Губы Элизабет отправились в долгое путешествие по его шее и не могли оторваться. Язык дразняще скользнул по изгибам ключицы, вызвав стон наслаждения, пальцы ласкали и гладили грудь возлюбленного. Она почувствовала, как ее грудь набухает и болезненно томится в ожидании ответных ласк.

Резкость ее движений встревожила Колтера.

– Я что-нибудь не так делаю, любимая? – прошептал он, умело расстегнув капот и отбросив его в сторону.

Элизабет, с пылающими щеками и призывно полуоткрытым ртом, чуть приподнялась – упругие груди манили, просвечивая сквозь тонкую ткань. Это было последней преградой для его жаждущих губ.

– Ты хочешь, лисенок? Не стесняйся меня. Я сделаю все, как ты захочешь. – Он потерся щекой о ее затвердевший сосок. Дыхание женщины участилось, по телу пробежала дрожь.

– Бери меня, Колтер. Я твоя.

– О да, – прошептал он в ответ, читая ее желание по затуманенным глазам, по вкусу губ, по импульсивным движениям тела.

Его руки легли ей на бедра, и Элизабет инстинктивно изогнулась, чтобы теснее прильнуть к нему.

Она что-то невнятно повторяла, как губка, впитывая ласки, наслаждаясь ощущением силы его широких плеч, жаром кожи. Ее локоны разметались по его груди, плечам, рукам, как бы связав, их друг с другом.

Тряхнув головой и откинув волосы, она скользнула рукой вниз, возбуждаясь от его дрожи, вызванной ее легкими прикосновениями.

– Тогда, в первый раз, милый, меня испугала твоя мощь. Но ты был всегда так нежен со мной...

– Ты хочешь, чтобы я был нежен? Тебе нужна моя нежность? – спросил он, сомневаясь, что сумеет быть нежным, ибо желание душило его.

Они слились в страстном поцелуе, и в этот момент ее ноготки слегка вонзились в возбужденную мужскую плоть, исторгнув из его груди приглушенный стон, почти рычание. Оторвав губы, она прошептала:

– Нет, я не хочу нежности. Будь властным, безжалостным и сильным, как тогда...

Ее слова отозвались в нем лихорадочной дрожью. Теряя контроль над собой, он твердил себе о ее ушибах и ссадинах, чтобы сдержать порыв. Она же, почувствовав последний порог его сдержанности и понуждая преодолеть его, теснее прижалась к нему.

– Колтер, мне нужна твоя любовь. – Прильнув к его груди и прикусив сосок, она нежно провела языком вокруг него. – Я хочу тебя, – прошептала она чуть слышно. Ее голос и взгляд обещали и призывали одновременно.

Колтер впился в нее губами со страстью дикаря. Лаская одной рукой спину, другой поднял тонкую ночную сорочку, обнажив бедра, живот, грудь.

Его язык тотчас покинул сладкие глубины ее рта и нашел еще более соблазнительный объект. Колтер и не пытался более сдерживать себя, столь божественно прекрасным представилось ему ее обнаженное тело, причудливо освещаемое мерцающими в камине углями.

– О, дивный ангел, в рай меня влекущий... Прекрасный ангел, – проговорил Колтер, склоняя голову и лобзая обожаемую грудь.

– А ты низвергнутый ангел, если уж на то пошло, – успела ответить Элизабет, и блаженство унесло ее. Когда его нетерпеливые губы приникли к округлости ее груди и язык встретил упругую ягоду соска, она тихо вскрикнула, почувствовав спазм внизу живота, и полностью отдалась страсти. Ярость тщетно подавляемого ею желания вырвалась с такой неистовой силой, что у Колтера перехватило дыхание. Он порывисто освобождался от одежды, не прекращая прикасаться грудью то к ее бедрам, то к уже приподнявшимся коленям. Не встречая препятствий, его губы добрались до атласной кожи бедер, щека прижалась к мягким завиткам, скрывавшим еще более сладкие и горячие тайны.

Элизабет плыла в волнах блаженства. Она жаждала его, торопила, ей казалось, не будет конца этим изнуряющим ласкам.

Его язык, на мгновение, задержавшись в округлой ямочке пупка, кружил по бархатной коже живота, словно исполняя ритуальный танец. Ожидание наслаждения становилось нестерпимым.

– Ну же! – с удивлением услышала Элизабет свой требовательный голос и с восторгом ощутила мгновенное исполнение приказа – его пальцы первым, еще робким прикосновением прошлись по эластичной и влажной женской сердцевине, отданной ему в полное владение. Она успела заметить, каким прерывистым стало дыхание Колтера, но тут его пальцы, все более уверенные, проникли глубже, и у нее самой перехватило дыхание. В тех дивных сферах, куда улетала Элизабет, казалось, не было воздуха.

Колтер невероятным усилием заставил себя остановиться. Он подул на локоны, разметавшиеся по лицу женщины, и медленно, нежно поцеловал ее в губы.

– Открой глаза, любимая, – мягко потребовал он, прижимаясь к ее блестящему, влажному от страсти телу. – Ты должна видеть, как снова и навсегда становишься моей.

Ее глаза раскрылись, ноги раздвинулись шире, впуская его.

– Да, – прошептала она, приникая к его губам.

Колтер вдруг замер. Ее тело, застывшее в напряженном ожидании, дрогнуло, впуская его, и почти сразу он ощутил ответную сжимающую пульсацию.

Элизабет чувствовала его всего. Охватившее ее наслаждение, волнообразно нарастающее в ритме мощных движений возлюбленного, стало невыносимым. Но Колтер, ее Колтер, ее сильный Колтер все раскачивал и раскачивал этот волшебный корабль. Наконец она вскрикнула, пронзенная судорогой экстаза... На мгновение раньше, чем он успел с восторгом присоединиться к ней.

Колтер, приподнявшись на одной руке, посмотрел на свою возлюбленную. Глаза у нее были закрыты, волосы разметались по ковру, поблескивая в умирающем свете камина. Было что-то невероятно сексуальное в тонком профиле, сочная полнота губ манила и искушала. Ее жаркий шепот заставил его подчиниться и приникнуть губами к зовущему рту. Ее желание еще не было насыщено, страсть разгоралась снова.

Колтер прижал ее к себе.

– Любимая, я снова хочу тебя.

– Да, – прошептала она, желая этого так же сильно.

Он поднял ее на руки и отнес в спальню.

– Ты понимаешь, Элизабет, что теперь для нас уже нет пути назад?

– Я не хочу назад, Колтер. В моем прошлом нет ни любви, ни жизни. – Она поцеловала его, вложив в поцелуй все свои чувства. – Только с тобой, – добавила она, слегка касаясь его губ, – может быть жизнь и любовь.

– Докажи мне это, – потребовал он низким от нарастающей страсти голосом, – докажи!

Глава пятнадцатая

Наступило утро, хотя Элизабет мечтала, чтобы оно никогда не пришло. Солнечный свет начал пробиваться сквозь кружевные занавески, образуя причудливый рисунок на спине Колтера. Мужественность его черт сменилась спокойствием и умиротворенностью, и он стал казаться моложе своих двадцати восьми лет.

Слезы заволокли ей глаза. Она так любит его! Эта ночь унесла все сомнения.

Назад пути нет. Она обещала себе и ему. Радость любить и быть любимой наполняла ее. И хотя Элизабет старалась лежать тихо, чтобы не разбудить его, казалось, ее мысли передались ему, и он открыл глаза.

Колтер поцеловал Элизабет, слыша в ответ сонное «доброе утро» и чувствуя, как все ее тело потянулось к нему. Незнакомая доселе отрада наполнила его. Она дарила ему небывалое наслаждение, а желание становилось все жарче с каждым разом.

– Никогда не слышал, чтобы маленькие лисята мурлыкали, – прошептал он, целуя ей руку. – И никогда не думал, что ночь любви с тобой принесет мне не только райское умиротворение, но и ощущение полноты жизни.

– Ох, Колтер, я так люблю тебя!

Он потерся носом о ее губы; она притянула его ближе, ее язык дразняще коснулся уголка его губ. Страсть начала разгораться с новой силой.

– Ты никогда не любил меня утром, Колтер. – В ее потемневших глазах было приглашение.

– Но буду, – обещал он, лаская сосок, уже напрягшийся от желания. – Такой бархатный и такой твердый, – проговорил он, неторопливо водя по нему большим пальцем. – Неужели ты можешь быть еще слаще, чем вчера ночью, когда стала частью меня и выкрикивала мое имя?!

С простотой желанного любовника он приник к ее губам, язык властно раздвинул зубы, чтобы выпить пьянящий аромат ее дыхания, тихие удовлетворенные стоны.

Оторвавшись от губ, Колтер посмотрел на женщину, которая дарила ему такое наслаждение.

– Я люблю тебя, Элизабет. – Его рука снова нашла ее грудь. – Какая ты мягкая и нежная, точно бархат. Но есть еще одно место, где ты так нежна, любимая, – прошептал он вкрадчиво. Его пальцы скользнули по ее животу к бедрам.

Он стал ласкать ее, застонав от удовольствия, почувствовав, как она раскрывается ему.

– Любимая, скажи мне, если я сделаю тебе больно.

– Ты не можешь сделать мне больно, Колтер. Ты дотрагиваешься до меня так... – Ее голос сорвался, дрожь пробежала по телу, она приникла к нему. – Одно только ожидание того, что ты станешь частью меня...

Она не могла больше говорить. Руки ласкали его все смелее, пока, наконец, не добрались до напряженной до предела мужской плоти. Элизабет посмотрела на него с улыбкой, обещавшей наслаждение.

– Стань частью меня, Колтер! Поди ко мне, любимый мой. – Ее колени призывно распахнулись, зовя его. Она чувствовала, как пульсирует кровь под ее ласкающей рукой, как бешено бьется сердце, как все его тело пронзает дрожь, которую он уже не может сдержать. – В отличие от меня, Колтер, – прошептала она дразнящим томным голосом, гордая сознанием, что дарит ему наслаждение, – ты далеко не мягок. – Порыв страсти заставил ее приникнуть к нему губами, даря самые интимные ласки его телу.

У Колтера перехватило дух. От нестерпимого желания он вскрикнул, потянулся к ней, но она отклонила настойчивое требование, намереваясь подарить ему как можно больше наслаждения.

Кровь стучала у него в висках, напряжение становилось невыносимым. Он услышал, как зовет ее, раздираемый страстным желанием.

Неистовый призыв заставил ее обнять Колтера, и он поднял ее над своим телом. Все потаенные древние инстинкты проснулись в ней, когда она увидела его раскрасневшиеся щеки и сжатые губы, почувствовала, как до предела напряглось тело.

С возрастающим ответным восторгом она впервые наблюдала его оргазм. И в ту же секунду безумная, все отметающая волна наслаждения унесла и ее. Все завертелось в бешеном вихре, и она без сил рухнула к нему на грудь...

Откинув волосы, Колтер гладил ее лицо.

– Если я умру сегодня, – проговорил он срывающимся, хриплым голосом, – и мне предложат рай, я не смогу найти там большую радость, чем любовь к тебе.

Элизабет побледнела. Ее глаза мгновенно наполнились слезами. Ум отказывался воспринимать упоминание о смерти, но, смахнув слезы и вглядевшись в его серьезные глаза, она поняла, что ожидание смерти стало частью его жизни.

– Я испугал тебя, любимая.

– Да, – ответила она без колебания, целуя его.

– Я люблю тебя, люблю тебя, – повторял Колтер, обнимая и прижимая ее к себе. Он знал, что теперь может поделиться с ней своими мыслями. – Не страх перед смертью пугает, меня, а ложь, которую я вынужден повторять, глядя в глаза измученных войной людей, чтобы поднять их мужество и восстановить веру в себя. Я должен не замечать мольбу в глазах мальчика, который никогда раньше не покидал дома и тоскует по своей семье, мечтает, что я дам ему отпуск. Тоска и страх – постоянные спутники солдат, и я не знаю, как бороться с этим.

Элизабет взяла его руку, потерлась о нее щекой и поцеловала ладонь. Она понимала, что такое страх, но у нее не хватало мужества разделить с ним его кошмары.

– Расскажи мне, – прошептала она, понимая, что это далеко не все.

Колтер приподнял ее лицо за подбородок.

– Я рискую жизнями, жизнями других людей, мне трудно быть в ладу с самим собой, когда они умирают. – Он видел понимание в ее глазах и был благодарен за то, что в них нет жалости.

– Колтер, эти чувства не делают тебя слабее, они делают тебя сильнее. – Элизабет не могла сдержать слез, ужаснувшись страшному опыту, который принесла ему война, и понимая: то, что он доверил ей свои сокровенные мысли, связало их еще сильнее.

– Вот почему мне так нужна твоя любовь, – проговорил он, выпив слезы с ее щек. – Мне нужно знать, что ты ждешь меня, что ты в безопасности и подаришь мне несколько часов мира и любви...

Он дал ей выплакаться за них обоих. То, что он разделил с ней сжигающие его мысли, которыми никогда ни с кем не делился, каким-то странным образом успокоило его. Ее любовь, ее сострадание будут теперь талисманом, охраняющим его от страшных кошмаров и страхов, которые мучают его по ночам. Воспоминание о времени, проведенном с Элизабет, станет согревать и охранять его.

Она постепенно успокоилась, но он еще долго не выпускал ее из своих объятий, пока звуки пробудившегося дома не проникли в комнату. Вскоре он услышал, как Рут уговаривает Николь не будить маму. Раздираемый противоречивыми желаниями: побыть несколько лишних минут с Элизабет и увидеть дочь, – Колтер, наконец, поднялся.

Элизабет взглянула на него сонными, еще влажными от недавних слез глазами.

– Лежи, любимая, отдыхай. Я сам займусь Николь, – сказал он, направляясь в гостиную забрать одежду.

Она хотела остановить его, но слова замерли у нее на губах. Николь и Колтер нуждаются друг в друге и должны хоть немного побыть вдвоем.

Со вздохом она прилегла на подушку, еще хранившую отпечаток его головы, и тихо улыбнулась, вдыхая слабый мужской запах. Война, Элма, пропавший без вести муж – все отступило. Она спала, слыша сквозь сон светлый, веселый смех Николь и Колтера.

Был уже почти полдень, когда поцелуи вырвали Элизабет из сна. Она сонно улыбнулась, открыла глаза и остолбенела: ее щеки были зажаты между двумя парами губ. Одни были мягкие и липкие от джема, другие окружены щетиной. Желая поддразнить их, она закрыла глаза и вжалась в подушку. Послышался шепот Николь:

– Наша леди не хочет просыпаться. Колтер начал потихоньку щекотать Элизабет, и она, не выдержав, взвизгнула и прыснула от смеха.

И вдруг сообразила, что, пока спала, Колтер вернулся и ухитрился надеть на нее сорочку.

– Спасибо, – прошептала она с улыбкой.

– Мадам, это доставило мне удовольствие. – Его улыбка была откровенно чувственной, глаза вызывающе поблескивали. Молодая женщина отвела глаза, переключив внимание на дочь. – Трусиха, – прошептал он ей прямо в ухо и засмеялся.

Николь начала прыгать на кровати, волосы ее были растрепаны, щека и платье вымазаны мукой – все старания Рут, чтобы девочка была аккуратной, пошли насмарку.

– Мы играли, мама! Мы играли в самые лучшие игры. Иди поиграй с нами! – требовала она, дергая мать за руку.

Лицо Колтера наклонилось над Элизабет.

– Да-да, мама, поиграй с нами в лучшие из игр, – поддразнил он с многозначительной гримасой. Комизм ситуации усиливала полоска муки, пересекающая его бровь. Неожиданно он схватил Элизабет за руки и упал на колени. – Что мне делать с нашей пленницей, принцесса?

– Колтер, прекрати!

– Как быть, чтобы она не выдала нашего секрета? – спросил он девочку, пытаясь удержать извивающуюся Элизабет. – Решай быстрее, а то она вырвется.

– Какого секрета?

– Мы прячемся, – объяснила Николь, сосредоточенно глядя на мать. Потом обернулась к Колтеру: – Мы не будем грубыми.

– Никакой грубости, – повторил он, сильнее обнимая свою пленницу.

– Я придумала! Накормим ее джемом, чтобы она стала липкой! – закричала девочка, хлопая в ладоши и радостно смеясь.

– Несите горшочек джема, моя леди. – И, повернувшись к Элизабет, прорычал угрожающе: – Приготовьтесь, мадам, встретить свою судьбу.

Элизабет с трудом удерживалась от смеха, стараясь изобразить испуг.

Но Колтер не был удовлетворен.

– А теперь мы хотели бы увидеть правильную реакцию на известие о страшной участи, ожидающей вас.

Его тон подсказал ей, что надо закричать от ужаса.

– Мы напугали ее! Мы напугали ее! – завопила Николь, спрыгивая с кровати и выбегая из комнаты.

Элизабет обняла возлюбленного за плечи.

– Я за многое благодарна тебе, но больше всего за то, что ты заставил ее смеяться и забыть о вчерашнем.

Колтер на минуту посерьезнел.

– Она ничего не забыла. Мы утром говорили с ней. Но дети излечиваются от страха быстрее взрослых. – Он поднялся, держа Элизабет на руках. – А теперь, чтобы доставить удовольствие моей принцессе, я должен отнести тебя к ней. – Но его интонация не имела ничего общего с детскими играми. Неся ее в гостиную, он никак не мог оторвать глаз от белой кожи бедра, выглядывавшего из распахнувшегося капота, и припухших от поцелуев губ.

Горшочек с джемом уже ждал. Николь сжимала его в своих пухленьких ручках.

Колтер усадил Элизабет на канапе, с улыбкой поглядев на ее раскрасневшиеся щеки, и отошел в сторону. Затем, не слишком правдоподобно, попытался изобразить барабанный бой. Как только звуки затихли, Николь вышла вперед.

Элизабет переводила взгляд с одного на другого.

– Послушай, не собираешься же ты позволить ей...

– Принцесса, – проговорил он, встав за спиной Элизабет, – пленница в вашей власти.

Николь изо всех сил старалась выглядеть серьезной. Она крепко сжимала губы. Горшочек с джемом трясся в ее руках. Она сдавленно хихикнула, потом еще раз.

– Сначала ты, – сказала она Колтеру. Элизабет завизжала.

Колтер поднес тарелку с уродливыми, обгорелыми бисквитами прямо к ее носу. Николь толкнула горшочек ей в руки.

– Ешь! – хором приказали они.

Бисквиты, джем, тарелка – все полетело кувырком. Колтер сделал попытку спасти джем, но только испачкал руки. Когда он попытался поднять горшочек, джем пролился на капот Элизабет и плечо Николь. Под взрыв смеха рассыпались и бисквиты, а когда их собрали, Элизабет, наконец, смогла оценить их кулинарные усилия. Она слышала, как Рут угрожала им метлой, пытаясь прогнать из кухни, как Эмили выставила их из гостиной, когда они пытались угостить ее, и даже Джош прогнал их из конюшни, поскольку запах жженых бисквитов произвел чудовищное впечатление на мулов.

Шутки и взрывы смеха продолжались почти до вечера, пока счастливая и усталая Николь не задремала.

Колтер вышел на крыльцо и присел на деревянные перила. Вскоре к нему присоединилась Элизабет. Он обнял ее за талию и прижал к себе.

– Ты счастлива? – спросил он, целуя ее волосы.

– Очень, – искренне ответила молодая женщина. Не хотелось ни о чем думать, но его пристальный взгляд возвращал к реальности. – Я чувствую неловкость, что не пошла сегодня на работу, и мне очень стыдно: ведь я до сих пор не спросила, сколько ты сможешь побыть с нами.

– Я тут кое о чем подумал, пока ты укладывала Николь, – проговорил он, избегая прямого ответа. – Ты должна понять: после вчерашнего нападения вы не можете оставаться тут.

– Но, Колтер...

– Подожди. Выслушай меня, любимая. Я хочу забрать тебя в Ричмонд. Знаю, это рискованно, и все же оставаться здесь, в совершенной изоляции, еще опаснее.

– Эмили никогда не оставит свой дом, а я не могу оставить ее одну.

– Я понимаю и даже преклоняюсь перед твоей преданностью Эмили, но все-таки очень прошу серьезно подумать над моим предложением.

Элизабет повернула голову, чтобы вглядеться в его лицо.

– Это предложение или приказ, Колтер? – Она увидела, как напряглась его шея, и, когда он не ответил, повторила свой вопрос.

– Если я потребую этого, ты скажешь, что я не имею права приказывать тебе. Если я скажу, что это совет, в котором много здравого смысла, ты согласишься подумать, но не последуешь ему. Ты ставишь меня в чертовски трудное положение. – Он крепче обнял ее и заглянул в нахмуренное лицо. – Я смогу защитить вас с Николь в Ричмонде. И, – добавил он, пытаясь улыбнуться, – смогу проводить с вами больше времени.

– При этом дополнении, полковник, ваше предложение становится намного привлекательнее. – Элизабет слегка обиделась, что он отводит ей роль постельной грелки.

– Не изображай из себя светскую даму, Элизабет. – И, неожиданно сверкнув глазами, добавил: – Пожалуйста, не переиначивай мои слова.

– Ты подумал...

– Я люблю тебя. Никогда не думай, что я испытываю что-нибудь, кроме уважения и любви.

– Колтер, не сердись, – прошептала Элизабет, погладив его по щеке.

– Я так хотел бы дать тебе... впрочем, это не имеет значения. У меня все равно нет времени. Надо не позже чем через час отправляться в Ричмонд. – И он продолжил нетерпеливо: – Необходимо на что-то решиться. Если ты согласишься ехать, мы должны собраться. Если ты откажешься... – Он остановился, чтобы не сказать лишнего, поняв, что она почувствовала угрозу в его голосе. На этот раз, когда она попыталась отстраниться, он отпустил ее.

Вся ее поза говорила о том, что она готова к обороне: руки скрещены на груди, голова поднята, спина напряжена. В Колтере мгновенно вспыхнул гнев: неужели она станет защищаться от него?

Элизабет отвернулась, жалея, что не может поделиться с ним своими мыслями. Скорей всего, они потрясли бы его. Не было сомнения в искренности его предложения, но она просто не находила в себе сил расстаться со своей независимостью. Переехать в Ричмонд означало полностью попасть в зависимость от него. Он, безусловно, только приветствовал бы это. Его мотивы были понятны. Он, конечно, сделает все, чтобы защитить их, но она сомневалась, что он отдает себе отчет в том, какие это породит сплетни. И она с ужасом вспомнила о том, что является замужней дамой. От мысли, что Джеймс может вернуться в ее жизнь, Элизабет вздрогнула. Она собиралась обсудить это с Колтером, но его объявление, что надо уезжать через час, выбило ее из колеи. На разговоры уже не осталось времени.

Колтер не выдержал. Он шагнул к ней и обнял за плечи.

– Что бы ни тревожило тебя, Элизабет, расскажи мне.

– Ты требуешь слишком быстрых решений.

– Меня торопит война, ты, кажется, забыла о ней.

Его резкий тон заставил женщину обернуться.

– Если я и забываю, это только твоя вина, полковник. Ты делаешь все, чтобы я забыла обо всем на свете.

– Почему мы все время спорим? – спросил он, прижимая ее к себе. Его мягкий голос обезоружил ее, и она расслабилась.

– И сама не знаю. Я не хочу, чтобы ты уезжал рассерженным, но ты должен понять: мне нужно время.

– Элизабет, я могу сказать на это только одно: именно времени у меня и нет.

Сомнение затуманило ее взгляд.

– Если я уеду, Рут и Джош останутся с Эмили. Но мне хотелось бы продолжать работать. Нужно найти место, где жить, и кого-то надежного, чтобы присматривать за Николь.

– У меня все это есть, – заявил он.

– Все есть? – спросила она, бессознательно насторожившись. Когда он кивнул, она возмутилась. – Так ты решил все заранее, даже не поговорив со мной?

– Не спеши сердиться, любимая. Мои действия вполне объяснимы...

– Надеюсь.

Видя, что она не смягчается, Колтер вздохнул и начал объяснять:

– Выслушай же меня. Я хотел, чтобы ты переехала, еще не зная о попытке похитить Николь. Дело в том, что это касается и Андре, не только меня.

– Андре? Почему? Он что, тоже где-то прячет любовницу и ребенка?

– Этот ваш злой язык, мадам... В следующий раз я... Нет! Нет, – повторил он, отпуская ее. – Давай сейчас же прекратим. Мой друг влюбился в прелестную женщину. Она, как и ты, дорогая, чрезвычайно печется о своей независимости. Если вы будете жить вместе, это убьет сразу трех зайцев: во-первых, ты сможешь ходить на работу, во-вторых, она станет присматривать за Николь, в-третьих, Доби будет легче охранять вас всех.

Колтер воздержался от упоминания того, что Доби будет также присматривать и за женой Хьюго, Дженни. Он не хотел излишне волновать Элизабет.

– Ты все-таки сомневаешься? Ну что я должен еще сказать? Наоми молода, но она серьезная девушка. Она снимает несколько комнат в частном доме. Район спокойный, дом приятный, но...

– Ох, Колтер, хватит. У тебя такой тон, как будто ты приобретаешь...

– Предлагаю, – поправил он.

– Предлагаешь что, конкретно?

– Не говорил ли я тебе, – прошептал он, притянув ее ближе и поцеловав в кончик носа, – что я обожаю, когда ты становишься такой строгой и чопорной?

– А не говорила ли я, как ваши прелестные хитрости действуют на меня, полковник?

– Ты согласна?

– На что?

– На все, любимая, на все.

Глава шестнадцатая

Элизабет согласилась. Она не могла допустить, чтобы Колтер отвлекался от своих военных обязанностей и постоянно беспокоился о них с Николь.

Придя к этому простому решению, она занялась сборами.

– Надо бы предупредить эту молодую женщину...

– Наоми, – подсказал Колтер, вынося и укладывая в повозку вещи Николь.

– Да-да, Наоми. Надо сказать ей, что мы приезжаем.

– Я уже сделал это, любимая. Доби отправился... – И он внезапно умолк, не желая говорить, когда отправил Доби в Ричмонд.

– Колтер!

Он сделал вид, что не понимает ее тона.

– Ты ведь сказала «да», любимая. Теперь уже поздно менять планы.

Действительно, было уже поздно что-либо менять, и Элизабет понимала это. Он сообщил о переезде и Николь, едва она проснулась, и ее радостное возбуждение сопровождало лихорадочные сборы.

Эмили сразу все поняла и даже сказала, что Колтер прав.

Элизабет могла поклясться, что старая женщина знала, что творилось в осажденном со всех сторон врагами Ричмонде, ведь янки стояли в девяти милях от его ворот. Но она улыбалась, провожая их. Последовали многочисленные объятия, поцелуи и обещание, что они приедут на Рождество. Элизабет не смотрела на Колтера, когда Эмили заговорила о наступающих праздниках, она и так, без всяких вопросов, знала, что ему не удастся встретить с ними Рождество.

Наконец Джош взмолился: он не сможет вернуться засветло, если они сейчас же не тронутся. Элизабет втиснулась на деревянное сиденье рядом с Колтером, а Николь уселась к нему на колени. Молодая женщина была благодарна возлюбленному за то, что он всю дорогу занимал ребенка, потому что на нее вдруг снова напали сомнения, правильно ли она поступила.

Утешая себя последними словами Эмили, что они могут вернуться, когда захотят, Элизабет попыталась отмахнуться от мрачных мыслей: Колтер дал Джошу адрес, и она была приятно удивлена, когда они повернули на улицу Франклина и поехали вниз по узкой аллее. За высокой оградой Элизабет разглядела сад и двухэтажный кирпичный дом.

– У Николь будет, где играть, – заметил Колтер, передавая девочку на руки ждущему внизу Джошу. Он спрыгнул вниз и, подхватив Элизабет, снял ее с повозки. – А ты сможешь следить за ней, так как твои комнаты на первом этаже.

Элизабет нервно кивнула, поправляя капор Николь, а потом свой собственный. Джош уже открыл ворота, и она заглянула в сад, где росли два великолепных сикомора и магнолия.

Колтер предложил ей руку, за другую ухватилась Николь.

– Ты не пожалеешь, я обещаю.

Сопровождаемые Джошем, несущим маленький чемодан, они прошли через хорошо ухоженный сад. На стук дверь открылась, и Доби отступил, пропуская всех внутрь.

Высокие, дающие прохладу оштукатуренные стены, украшенные резьбой двери красного дерева и в центре широкая лестница – вот все, что успела увидеть Элизабет, и тут Колтер привлек ее внимание к приближающейся молодой особе:

– Элизабет, разреши представить тебе Наоми.

– И меня, – проговорила Николь, с детским любопытством разглядывая девушку.

– И тебя, принцесса, – сказал Колтер, с нескрываемой гордостью любуясь своим ребенком. – Это мисс Николь... – И отвернулся, внезапно покраснев.

Элизабет тоже была в некотором замешательстве, не зная, как обращаться к изящной, красивой женщине, спокойно наблюдавшей за ними. Свободная она или рабыня? Николь, со свойственной ей непосредственностью, взяла решение на себя.

– Вы будете со мной играть? Вы можете испечь медовый пирог лучше, чем Рут? Спусти меня на пол, – потребовала она у Колтера.

– Да, я буду играть с тобой, но я не умею печь медовые пироги. Может быть, тебе понравится, как я делаю крем-брюле, – проговорила она грудным голосом.

– А что это?

– Сладкий крем, похожий на заварной. Это мое любимое лакомство.

– Я хочу посмотреть свою комнату.

– Николь, надо просить, а не требовать, – одернула ее Элизабет.

– Извини, мама. Можно посмотреть?

– Вы позволите, мадам? – спросила Наоми.

Ни в голосе, ни в манерах молодой женщины не было ни капли подобострастия. Элизабет кивнула, все еще не решив, как держать себя с квартеронкой.

– Пока Наоми показывает Николь комнату, пойдем в гостиную.

Колтер увлек ее за собой, прежде чем она успела что-либо возразить. Комната была узкая, но удачно расставленная темная мебель красного дерева делала ее уютной. На каминной полке стояли позолоченные часы с двумя позолоченными подсвечниками. Каминное зеркало, тоже вставленное в позолоченную раму, отражало Элизабет. Ее скромное дорожное платье испачкалось и не шло ни в какое сравнение с безусловно дорогим платьем Наоми, изящно и просто украшенным бледно-голубой лентой по вырезу, рукавам и кокетке, что оттеняло ее бронзовую кожу.

– Она тебе не понравилась, – сказал Колтер, подходя к возлюбленной.

– Глупости! Я ее совсем не знаю.

– Но ты оценила ее, и что-то тебя не устраивает. Это потому, что она цветная?

Элизабет ответила, не поворачиваясь:

– Она очень мила.

– Андре тоже так считает. А теперь прекрати юлить и скажи, в чем дело. Я хотел бы остаться с вами, но я должен...

– Извини, Колтер. Ты так мало рассказал мне о ней. – Элизабет повернулась к нему. – Я глупо себя веду, а тебе надо уходить. – Она сделала движение навстречу ему, и Колтер тут же заключил ее в объятия. Тихо вскрикнув, Элизабет прижалась к нему.

На какой-то короткий миг Колтер готов был пообещать ей все на свете, но смолчал, наслаждаясь ощущением ее близости. Когда желание, вызванное объятиями и поцелуями, стало невыносимым, он отпустил ее.

– Очень постараюсь вернуться вечером, но не могу обещать. Наоми покажет тебе все, что нужно.

– Я люблю тебя. Иди, и да хранит тебя Бог. Колтер хотел сказать еще многое, но в дверях появился Джош.

– Все вещи выгружены, мисс Элизабет. Пожалуй, мне пора возвращаться. Полковник, вас надо подвезти?

– Нет, Джош, но, пока ты не уехал, я хотел бы...

Остального Элизабет не слышала. Колтер вышел с Джошем в прихожую, туда же выбежала и Николь. На этот раз обошлось без слез.

Полковник не возвратился. Огорченная, Элизабет сделала все, чтобы лучше познакомиться с Наоми. Николь была от нее в восторге – правда, ребенка легко завоевать, уделив ему немного внимания. Даже при желании Элизабет не могла бы придраться к Наоми, настолько та была ласкова и терпелива с ее дочерью.

Когда, наконец, Николь улеглась, поставив свои обожаемые часы-замок в центре комода, Элизабет предложила приготовить чай. Наоми мягко настояла, что сама соберет поднос и принесет в гостиную.

Окна были украшены пышными кружевными занавесями, оборки которых доходили до пола. Брюссельский ковер со спокойным серо-зелено-голубым цветочным узором создавал уют. Угловой буфет был прост, но хорошо отполирован. Элизабет была приятно удивлена, что в комнате стоит пианино. Она любила играть и хотела бы учить музыке Николь. По бокам камина стояли диванчики, обитые зеленым шелком, и стулья черного дерева, обитые гобеленом. Несколько столиков с мраморными столешницами завершали убранство комнаты.

Молодая женщина не сознавала, что улыбается, пока вошедшая в гостиную Наоми не заметила:

– Вам нравится здесь?

– Да, очаровательная гостиная. – Элизабет наблюдала за девушкой, пораженная грацией, с которой та двигалась.

Чайный сервиз был из очень дорогого фарфора, синий с позолотой, а Наоми держала изящную чашку так, как будто всю жизнь ела из драгоценной посуды. Элизабет призналась себе, что сгорает от любопытства, но хорошие манеры не позволяли задать прямой вопрос. Девушка как будто прочла ее мысли.

– Мой отец – белый и когда-то был богат. Всю жизнь меня окружало богатство, все самое лучшее, что могло купить его золото. Включая мою мать. Она была его любовницей и умерла, когда я была еще девочкой. – С печальной улыбкой Наоми поставила чашку на стол.

– Пожалуйста, не надо рассказывать, если это вас...

– Но ведь вы хотели знать, разве нет? – спросила квартеронка грудным голосом. Во взгляде, устремленном на Элизабет, не было никакого осуждения. Грациозно передернув плечами, она продолжила: – Для меня это не имеет значения, но вам важно знать мою историю. Мой отец потерял состояние, и мы решили обосноваться здесь. А когда его проигрыши превысили возможность расплатиться, он решил использовать меня. Андре случайно присутствовал при этом и не позволил случиться непоправимому. Он снял для меня эти комнаты и взял на полное содержание...

– Наоми, пожалуйста, остановитесь. У меня нет никакого права на вашу откровенность. —

На какой-то момент Элизабет запнулась, но врожденная честность победила. – В некотором смысле мы с вами в одинаковом положении.

– Мы обе любимы очень добрыми джентльменами, – закончила за нее девушка и облегченно засмеялась.

Они проговорили далеко за полночь, обсудив и практические вопросы, связанные с работой Элизабет, и свои опасения по поводу результатов войны. К тому времени, как они собрались ложиться, Элизабет была почти счастлива, что Колтер перевез ее сюда, даже, несмотря на то, что было немного одиноко без Эмили, Рут и Джоша.

Так как обе они нуждались в дружеском участии и совершенно не спорили по поводу распределения домашних обязанностей, их жизнь быстро вошла в нормальное русло. Только Доби оставался таким же нелюдимым, как прежде, отказывался есть с ними за одним столом, но Элизабет научилась ценить его постоянное присутствие, так как приближающееся Рождество привлекало в город все новые толпы людей.

Прошел слух, что секретарь Мэммингер собирается перевести часть своей канцелярии из Ричмонда. Эта новость взволновала всех и вызвала целую бурю пересудов. Некоторые официальные лица утверждали, что возможность оформления и подписи документов в одном месте уменьшает шанс подлога и кражи. Элизабет все это чрезвычайно беспокоило. Нельзя было потерять работу, но мысль о том, чтобы переехать и не видеть больше Колтера, была мучительна.

Им удалось заработать немного денег шитьем – это устроила миссис Гэлоуэй. Они получали доллар за каждую рубашку и четыре – за шинель. На шитье уходило все свободное время, но выбора не было, так как цены на продукты все время росли. Когда выяснилось, что принято решение оставить канцелярию в Ричмонде, многие вздохнули с облегчением.

Эмили прислала Джоша с приглашением погостить у нее на Рождество. Элизабет долго уговаривала Наоми поехать с ней, но та отказалась.

– Если приедет Андре, мне хотелось бы встретить его тут.

– Но мы можем оставить ему записку, – предложила Элизабет. – Колтер, вероятно, заедет сначала туда, если ему удастся вырваться.

– Значит, вам надо забирать свою прелестную маленькую девочку и ждать там.

Поддавшись неожиданному порыву, Элизабет пригласила и Дженни, которая, в отличие от Наоми, не упоминала о возможности приезда Хьюго. Но та отказалась покинуть город, чтобы не пропустить вечеринок, на которые была приглашена.

Наоми и Николь украсили гостиную сосновыми ветками, собирать которые их возил Доби. Ярко-красные гирлянды из лент создавали праздничную атмосферу. В угол поставили небольшое рождественское дерево, украсив его остатками цветной пряжи. Наоми, прекрасно умевшая шить, сделала из шнуров цветы, а Доби удивил всех, смастерив из позолоченного багета звезду. Не хватало только свечей, но они были так дороги, что Элизабет отказалась от мысли купить их, к тому же она много заплатила за пару кружевных носовых платков в подарок Наоми. Для Доби сшили новую рубашку. Все подарки были вручены вечером в канун Рождества, когда Элизабет вернулась с работы.

Николь была в невероятном возбуждении от предстоящей поездки, и все время хихикала и шушукалась о чем-то с Наоми. К тому времени, как появился Джош, девочка держала в руках закрытую корзиночку, с которой не хотела расстаться ни на минуту. Доби уже сидел в седле, и потому они распрощались с Наоми, пожелав ей счастливого Рождества.

Было прохладно, и Элизабет завернула ножки Николь пледом. Устроив дочку, она стала расспрашивать Джоша об Эмили и Рут. У них пока все было хорошо, но ее расстроило сообщение о том, что боевые действия постепенно приближаются к их дому.

– Пришлось спрятать запасы, мисс Элизабет. Трудно сказать, когда они заявятся и начнут грабить. Человек пастора проходил мимо и оставался ужинать. Рассказывал, они тащат все, что можно, – лошадей, мулов, свиней...

– Может, мисс Эмили стоит переехать к нам в Ричмонд? Конечно, будет тесновато, но как-нибудь устроимся. Вам всем будет тут безопаснее.

– Попытайтесь уговорить ее, но сомневаюсь, что она согласится.

К тому времени, как они добрались, Николь уже крепко спала. Было почти темно, из кухни выбежала Рут, смеясь и плача от радости. Пока вносили вещи, ночной воздух наполнился ароматом жареного мяса, вырывавшимся из открытой двери кухни.

Узнав, что мисс Эмили в передней гостиной, Николь побежала к ней. Элизабет стала распаковывать свои небольшие подарки к праздничному столу.

– Целая сахарная голова! – улыбаясь, проговорила Рут и забрала обернутый салфеткой конус. Служанка так округляла глаза и причмокивала, что Элизабет рассмеялась.

– А вот еще рис, белый картофель и бекон. – Элизабет показала глазами на корзину, которую только что внес Джош. – Понимаешь, Рут, мне не хотелось тебя обижать, но тут еще два пирога, которые испекла нам в подарок девушка, ухаживающая за Николь.

Рут посмотрела на пироги и, что-то бормоча себе под нос, унесла в кладовую. На дне корзины оставалась еще кукла для Николь, но Элизабет собиралась вынуть ее потом, когда девочка уснет. Повесив накидку и капор на крюк около двери, молодая женщина пригладила волосы и пошла здороваться с Эмили.

После ужина, когда подарки были разложены под елкой, Элизабет устроилась на ковре возле кресла Эмили. Немного раньше, чтобы порадовать Николь, они зажгли десять свечей, которые ухитрилась изготовить Рут. В их свете засверкали на елке оловянная звезда и шелковые банты, срезанные со старого платья Эмили.

– Николь должны понравиться новые ботинки.

– Надеюсь, Эмили. Они стоили так дорого, а девочка так быстро растет. Интересно, что будет с нами в это время через год? Не знаю, сколько еще мы с Наоми продержимся благодаря дополнительным заработкам шитьем. Да еще этот слух, о котором я тебе рассказывала, что канцелярию переведут из Ричмонда. – Положив голову на колени старой женщины, Элизабет вздохнула.

– Думаешь о Колтере, правда?

– Ночи такие длинные... Да, должна признаться, когда я не занята работой, то думаю о нем слишком много. Сегодня вечер кажется таким мирным, но для очень многих это совсем не так.

– Когда ты была маленькой девочкой, в рождественскую ночь отец выносил тебя перед сном на улицу и показывал самую яркую звезду.

Эмили всколыхнула давно забытые детские воспоминания, и у Элизабет потеплело на душе. Она нежно пожала старческую руку.

– Спасибо тебе за этот подарок. Меня совсем не удивляет, что он рассказывал тебе об этом.

– В твоем голосе звучит вопрос, – мягко заметила Эмили и потрепала молодую женщину по волосам. – Мне нелегко было смириться с тем, что я его потеряла. Каждая женщина оплакивает любовь по-своему. Но ты сильная, Элизабет. Ты сможешь перенести разлуку, и, когда война закончится, я надеюсь, вы найдете способ быть вместе. Он так любит тебя!

Когда Эмили ушла отдыхать, Элизабет тоже задремала, и в голове у нее как музыка звучали слова: когда война закончится...

И почти тут же наступил рассвет и раздался жаркий шепот Николь. Дочка торопила ее проснуться, а Рут стояла с подносом пирожков и чашками горячего сидра около рождественской елки. Вскоре к ним присоединилась и Эмили.

Они сложили руки для молитвы, и Николь присмирела под суровым взглядом Доби. Вторя сильному голосу Рут, они пели гимны, пока слова мира не проникли в душу каждого из них.

Первая с радостными криками развернула свои подарки Николь. На свет появились новые ботиночки и фарфоровая кукла в розовом парчовом платье. Эмили, усаженная около камина, прослезилась от радости и печали одновременно, получив музыкальную шкатулку, наигрывающую мелодию вальса, которую она часто напевала. Николь пустилась в пляс, и, ко всеобщему изумлению, Доби в веселом расположении духа присоединился к ней. Элизабет вручила Джошу новую шерстяную куртку, а Рут получила давно желанную Библию в кожаном переплете. Когда Николь преподнесла Доби новые шерстяные носки, он заметил, что уже получил в подарок рубашку, но девочка объяснила, что помогала матери считать петли при вязании.

Джош сделал для Николь деревянный стульчик, на спинке которого были вырезаны ее имя и маленькая птичка, а Рут сшила девочке прелестное рождественское платье с бантиками.

Наконец Николь заставила всех усесться и после этого преподнесла свой подарок матери. Открыв корзинку, где он был спрятан, Элизабет обнаружила первую вышивку дочери. В центре не слишком ровно голубыми нитками было вышито слово «мама», а по бокам девочка честно попыталась изобразить красные сердца.

– Это мне Наоми помогала, – призналась Николь, стоя перед матерью. Она с нетерпением ждала ее реакции и расцвела, когда та заверила, что вышивка прелестна и что это лучший из подарков.

После того как все присутствующие подтвердили это, Эмили объявила, что есть еще для всех подарки от Колтера, и Рут внесла маленькие коробочки. Эмили получила камею. Для Николь был медальон на красной бархотке, удивительно подходящий к новому платью, а Рут и Джош получили, первый раз в своей жизни, по золотой монете. Для Элизабет были серьги из розового жемчуга, похожего на капли, и записка:

Вспоминай , что я шепчу «люблю тебя» , каждый раз , как будешь надевать их. Я обожаю твои маленькие ушки и надеюсь , что в один прекрасный день смогу надеть тебе на палец и кольцо...

Колтер

Да, любимый, в один прекрасный день, когда война окончится, мысленно пообещала она, не позволяя теням прошлого омрачать радость сегодняшнего дня.

На праздничный ужин подали индейку и ветчину, запеченную в тесте, бисквиты, сладкий картофель в соусе, рис, приправленный травами, а на десерт – пироги, испеченные Наоми, и заварной крем с изюмом. Время промчалось незаметно, и наступил час укладывать вещи и возвращаться в Ричмонд. Надежды, что Колтер сможет присоединиться к ним, уже не осталось. Забирая подарки из своей комнаты, Элизабет бросила прощальный взгляд на постель, где он любил ее, и в который раз мысленно пожелала ему мира, где бы он сейчас ни был.

В домах, мимо которых они проезжали, зажигались свечи. Иногда долетали веселые звуки пения или игры на пианино и скрипках. Но дом, который Элизабет теперь называла своим, был погружен в темноту.

Сначала молодая женщина подумала, что Наоми просто рано легла. Но пока Доби вносил их вещи, у Элизабет появилось чувство, что в доме никого нет. Комната Наоми была пуста, на кровати явно не спали, а у себя она обнаружила записку:

Мне сообщили , что Андре ранен. Я уехала ухаживать за ним.

– Доби! Доби! – закричала Элизабет, кинувшись к нему через холл. – Наоми уехала. – Она стала, было показывать ему записку, но тут сообразила, что он не умеет читать. Не обращая внимания на его смущение, Элизабет пересказала содержание письма. – Она не должна путешествовать одна. Если б только знать, куда она отправилась! Ты должен найти ее.

– Я не могу оставить вас и...

– Доби! – разъяренный голос Элизабет будто пронзил его. – Наоми красива, молода, и она – цветная. Любой белый мужчина сможет обидеть ее. – Элизабет попыталась сосредоточиться и понять, что же надо делать. – Ну почему она не поехала с нами? Мы бы помогли ей.

– Нет никакого смысла так изводить себя. Если пообещаете оставаться дома, я попробую разузнать что-нибудь.

– Гостиница, Доби. Сходи в гостиницу. Там полно офицеров. Возможно, они знают, что случилось. И поспеши. Я... – Элизабет не смогла выразить свой страх словами, а Доби, к счастью, не стал дожидаться.

Глава семнадцатая

Доби возвратился утром, совершенно измученный. На вопросы Элизабет он только помотал головой.

– Ничего. Никто не видел ее, и не удалось выяснить, кто сообщил ей о ранении Андре.

Элизабет принесла ему кофе и то, что осталось от упакованных Рут угощений.

– Ты оставайся дома, а мне нужно идти. Дело не только в том, что я не хочу потерять работу, – в канцелярии можно узнать какие-нибудь новости. Ты присмотришь за Николь? – Элизабет решила, что надо сделать, но пока не готова была поделиться с ним. – Возможно, я вернусь сегодня попозже. Мне надо увидеться с одним человеком: он может пролить свет на то, что случилось с Наоми.

Придя на службу и извинившись за опоздание, она узнала, что эпидемия оспы разрастается. К ее глубокому разочарованию, Дженни так и не появилась.

Элизабет поболтала с женщинами, которые смогли на праздники увидеть родных, и посочувствовала тем, кто не имел такой возможности. Когда миссис Марстенд пришла собирать готовые документы, молодая женщина не обратила внимания на то, что она их заново пересчитывает. Но когда это случилось во второй раз, она спросила, в чем дело.

– В канун Рождества обнаружилось, что пропало около ста документов. Все торопились вернуться к семьям, и для окончательного подсчета оставалось только несколько женщин.

– Неужели вы думаете...

– У меня есть инструкции, Элизабет. Все попали под подозрение. Украденные документы могут быть использованы для подлога, что сильно осложнит работу Казначейства. Кто знает, может, кому-то просто нужны были деньги перед праздниками.

Элизабет заметила, что начальница бросила взгляд на пустующее место Дженни. Это окончательно утвердило ее в решении зайти в гостиницу, где жила жена Хьюго. В конце концов, та могла заболеть. Но она сама понимала, что просто ищет предлог, чтобы пойти туда.

Улицы были полны народа, со всех сторон раздавались гневные голоса мужчин и женщин, проклинающих Линкольна, выпустившего прокламацию об освобождении рабов. Быстро распространялось известие, что в захваченном янки Норфолке будет устроен праздник в честь негров. Слышались голоса, что ответ президента Дэвиса не замедлит: повесить каждого захваченного офицера-янки так же высоко, как Джона Брауна, и объявить, что в следующем сражении пленных брать не будут. Люди спорили, примут ли Англия и Франция сторону Юга, обсуждался слух, что Север готов подписать мирный договор. Некоторые опровергали эту новость, заявляя, что армии северян все еще в Виргинии рядом с Саффолком, откуда они собирались идти к Питерсбергу, но повернули, не поверив шпиону, утверждавшему, что город можно легко взять. Одни говорили о грандиозной победе, одержанной генералом Брэггом в Теннесси, другие заявляли, что это, как всегда, ни к чему не приведет.

Элизабет гадала, где же сейчас Колтер.

Она совсем замерзла, пока добралась до гостиницы, – давал о себе знать колючий зимний холод. В холле было тепло и людно. Ей пришлось подождать своей очереди, прежде чем она смогла обратиться к совершенно измученному портье.

– Не могли бы вы мне сказать, миссис Хьюго Морган в своей комнате? – Она плотнее прижала к себе сумочку, глядя, как он осматривает аккуратно пронумерованные колонки ящичков.

– Сожалею, мэм, ключ от номера здесь.

– Могу я подождать...

– Как вам угодно, – довольно грубо оборвал он и повернулся к следующему в очереди. – Чем могу вам помочь, сэр?

Элизабет снова хотела привлечь к себе его внимание, но передумала. Она нашла для себя место в дальнем углу холла, откуда было удобно наблюдать за всеми входящими и выходящими из гостиницы, и прислушалась к разговорам вокруг, которые во многом повторяли услышанное ею на улице. Когда стало смеркаться, она поняла, что не может больше ждать. Необходимо было попасть домой, пока не стемнело окончательно.

Молодая женщина опять подошла к портье и попросила бумагу и перо, намереваясь оставить Дженни записку. Испортив несколько листков, она выбросила бумагу и вышла.

Домой она пришла совершенно подавленная, но Доби сказал, что собирается пойти на вокзал, поспрашивать, и у нее опять появилась надежда.

Николь добавила имя Наоми к тем, о ком ежевечерне молилась. Элизабет, не без труда уложив ее спать, сама никак не могла успокоиться и все ходила по комнате, вспоминая слова миссис Марстенд. Она была уверена, что это дело рук Дженни, и ужасалась. Опять и опять приходило в голову, как дружны Колтер и Хьюго и чем может обернуться воровство документов.

Много раз Элизабет хотелось повернуть время вспять; теперь она горько жалела, что не рассказала Колтеру о своих подозрениях в отношении Дженни.

Так ничего и не узнавший, Доби вернулся уже далеко за полночь.

На следующий день место Дженни опять осталось пустым, не было и еще одной женщины. Элизабет сказали, что ее сын был ранен в драке между солдатами и так называемыми «пуленепроницаемыми». Он был одним из многих юношей, наполнявших Ричмонд, которых влияние родителей или что-то еще избавило от службы в действующей армии и которых за это презирали.

С приходом зимы, покрывшей снегом холмы Виргинии, пришла новая беда – солдаты замерзали без теплой одежды.

Пока она работала, подвергаемая несколько раз проверке миссис Марстенд, постоянное беспокойство о Наоми сменилось страхом за Колтера. Она все время дотрагивалась до своих серег, пытаясь утешить себя мыслью, что он где-нибудь в безопасности и тепле, уверенный, что она постоянно о нем думает.

Прежде чем уйти, Элизабет спросила миссис Марстенд, нет ли какого-нибудь известия от Дженни.

– Нет. Мне кажется, она упоминала, что собирается на праздники навестить семью друзей, но не припоминаю, говорила ли она, где это.

Ничуть не успокоившись, Элизабет снова пошла в гостиницу. Когда ей сообщили, что никто миссис Морган не видел, она уговорила портье пойти с ней в комнату Дженни. Вдруг та заболела и нуждается в помощи?

Служащий поворчал, но все-таки пошел, долго стучался в дверь, а когда попытался уйти, так и не сделав попытки заглянуть в комнату, Элизабет выхватила у него ключ.

– Мэм, я не могу позволить...

– Если миссис Морган больна и в постели, ваше присутствие будет более чем неуместно, а мое – более чем кстати.

Комната была маленькой и темной. Молодая женщина мельком взглянула на незастеленную кровать. Она открыла гардероб и была удивлена, что все вещи Дженни на месте. Одного взгляда в ящики бюро было достаточно, чтобы понять, что все лежит на своих местах. Дженни не покинула город, как предполагала Элизабет.

Нетерпение портье не дало ей возможности, как следует все осмотреть, она неохотно отдала ключ и вышла из номера.

Вечером Доби опять вернулся после полуночи и опять ни с чем.

В новогодний вечер они вместе отправились навестить Эмили. Элизабет рассказала ей о случившемся и поделилась подозрениями насчет Дженни.

– Я понимаю твое желание уберечь Колтера и Хьюго, – сказала Эмили, когда та закончила, – но в данном случае следует подумать и о твоих отношениях с ней. Ты, конечно, ни в чем не виновата, но поверит ли этому миссис Марстенд?

– Почему же нет? Я никогда не давала повода думать... – Элизабет замолчала, вспоминая первую неделю работы вместе с Дженни. Сколько раз она исправляла ошибки, сделанные той? Была ли она уверена, что та выбрасывает испорченные документы? Если они вообще были испорчены.

– Вот видишь, моя дорогая, похоже, ты согласна со мной.

– Эмили, что же мне делать?

– Может быть, лучше сейчас ничего не предпринимать и подождать. Когда миссис Морган вернется – а, судя по ее комнате в гостинице, она должна вернуться, – нужно прямо обвинить ее. Моя дорогая, ты сама должна во всем разобраться. Возможно, тогда ты сообразишь, что надо делать.

Элизабет согласилась, что на данный момент это единственно верное решение.

Казалось, первые дни января никогда не пройдут. Погода была ужасной – дождь сменялся снегом, и Николь, вынужденная сидеть дома, вывела из терпения даже Доби. Элизабет очень скучала по Наоми, тосковала по Колтеру и встречала каждый день с чувством, что больше не выдержит.

Генерал Ли вошел в город, и янки под предводительством Бернсайда начали шевелиться в лагере на другом берегу реки.

Элизабет не слишком верила слухам о ссоре генералов Конфедерации Лонгстрита и Джексона. Но слух о том, что янки пытаются перейти реку, испугал ее. Она почувствовала невероятное облегчение, узнав, что обоз и пушки северян завязли в грязи.

От Колтера не было никаких известий. Не возвращалась и Дженни.

Без Наоми дом казался пустым и неуютным. Но, словно этого мало, Элизабет пришлось пережить еще один удар. Доби получил приказ вернуться в действующую армию.

– Я сам виноват. Все эти расспросы о Наоми привлекли ко мне внимание. Мне приказано отправиться на строительство дополнительных оборонительных укреплений вокруг города.

Элизабет молча кивнула и выслушала его краткое объяснение, каким образом Колтер избавил его от службы. И хотя он крайне сожалеет о том, что придется оставить ее до приезда полковника, который мог бы все устроить, как солдат он должен подчиняться приказу.

– Когда тебе надо явиться, Доби?

– Завтра. Но, если нужно, я не уйду, пока вы не вернетесь с работы.

– А это не будет грозить тебе неприятностями?

– Нет, мэм. У вас будет время предупредить на службе. И, может, завтра мы что-нибудь услышим о Наоми.

Элизабет давно уже потеряла на это надежду. – Ты не должен волноваться за нас. Я вернусь к Эмили.

– Не знаю, ведь полковник...

– Доби, – прервала она, – ты сам говорил, полковника здесь нет. Я не могу содержать себя и ребенка, если не стану работать. Все будет в порядке. Я уверена.

Этой ночью Элизабет упаковала вещи. Доби обещал дать знать Джошу, чтобы тот приехал за ними. Ей осталось сделать немногое. Она села писать записку Колтеру. Но, как только начала писать, чувства захлестнули ее, и она опомнилась, исписав несколько страниц. Когда она закончила письмо, руки у нее тряслись, пальцы онемели, так сжимала она стальное перо. Не перечитывая, молодая женщина разорвала листочки и начала писать заново, на этот раз стараясь быть краткой.

Мой дорогой Колтер , ранен ли Андре – неизвестно , но Наоми уехала куда-то , чтобы ухаживать за ним. Больше я о ней ничего не знаю. Мне пришлось вернуться к Эмили , так как Доби призвали в армию. Мы по тебе очень скучаем.

Страстно хотелось написать еще. Но в конце Элизабет просто поставила свое имя. Переписав письмо на чистые листки, один она оставила на камине в гостиной, а другой положила в ридикюль, чтобы отнести в гостиничный номер Кол-тера. Утро наступило слишком быстро, но она еще успела насладиться радостью Николь по поводу грядущего возвращения к мисс Эмили.

Перед началом рабочего дня Элизабет заручилась разрешением уйти пораньше, радуясь тому, что миссис Марстенд слишком озабочена и не стала расспрашивать ее, хотя и не забыла напомнить, что будет вынуждена лишить ее оплаты за пропущенное время.

Элизабет работала быстро и сосредоточенно, только изредка поглядывая на стрелки часов. Теперь, когда она приняла решение, ей хотелось поскорее осуществить его.

Когда она вышла, холодный ветер сразу проник под ее накидку. На улицах слышалась брань, и, пропуская на перекрестке телегу с досками, она увидела яркие черные слова: «Свободу Рабам!» Радом было нацарапано: «Никогда!»

Элизабет поежилась, но скорее от охвативших ее чувств, чем от холода. У ее семьи не было рабов. После смерти отца сводные братья унаследовали три грузовых судна. Одно из них пропало без вести в море, второе, как она считала, было конфисковано правительством, судьба третьего была ей неизвестна.

Снова дрожь пробежала по телу – видимо, Элма позаботилась о судьбе третьего корабля так же, как и об их доме, – распорядилась продать. Охваченная горем, вынужденная принимать решения немедленно, она согласилась выйти замуж за Джеймса и ни о чем не спрашивала свекровь.

Элизабет обошла вокруг площади Капитолия, где джентльмены собирались группами, обсуждая последние новости. Мука продавалась теперь почти по семьдесят долларов. Кое-кто громко протестовал против такой немыслимо высокой цены, другая группа обсуждала возможности хорошо заработать на блокаде или на спекуляциях с табаком.

Элизабет слышала все, но старалась не сосредоточиваться на новостях. Яростный спор возник по поводу желания президента Дэвиса получить такие же полномочия, как и у Линкольна.

Он хотел, чтобы суды гарантировали ему право приостанавливать исполнение Habeas Corpus – закона о неприкосновенности личности. Однако даже ей было ясно, что, если мужчины, которые кричат о правах штатов, станут делать все, что хотят, президент никогда не получит власти, способной укрепить государство.

Среди всех этих взволнованных мужчин странно было видеть гуляющих женщин и маленьких детей с няньками.

Элизабет избегала улиц, на которых были вывешены белые флаги, предупреждающие о чуме. Добравшись, наконец, до гостиницы, она расправила плечи, высоко подняла голову и вошла внутрь. Слава Богу, холл был пуст, и никто не провожал ее любопытными взглядами, как в прошлый раз. За стойкой был уже другой портье. Когда она обратилась к нему, он читал газету.

– Мне бы хотелось оставить письмо для полковника Сэкстона.

Служащий протянул руку, не поднимая глаз.

– Нет, я не хочу оставлять его здесь. Мне нужен номер его комнаты, – объяснила Элизабет.

– Вам и всем остальным сообщаю, – пробормотал портье досадливо, – третий этаж, левый коридор, угловая комната.

Элизабет удивилась его замечанию. Кто еще спрашивал Колтера? Она не решилась уточнять, но почему-то подумала о Дженни.

– Ключ миссис Хьюго Морган на месте?

Он с раздражением закрыл газету, заложив пальцем страницу, и оглядел ряды ящиков.

– Нет.

– Благодарю вас. – Тон Элизабет был резким и ядовитым, но вряд ли он услышал, так как опять погрузился в чтение.

Кроме горничной, на третьем этаже она никого не встретила. Элизабет видела, что женщина остановилась и наблюдает, куда она идет, но отогнала от себя мысль, что о ней подумает прислуга. Она-то знала, что это отнюдь не любовное свидание. Элизабет вынула из ридикюля письмо, намереваясь подсунуть под дверь, и в этот момент из комнаты послышался звук задвигаемого ящика.

Молодая женщина замерла, обернулась назад, но горничная уже ушла. На какую-то долю секунды у нее перехватило дыхание, потом бешено заколотилось сердце.

Неужели Колтер вернулся?

Элизабет отмахнулась от внутреннего голоса, предупреждавшего об опасности. Вместо того чтобы позвать Колтера или постучать, она схватила ручку и повернула. Послышался быстрый шорох, и она поняла, что, кто бы ни был внутри, это не Колтер. Все звуки замерли.

Кражи были весьма распространены в городе, а полковник отсутствовал неделями. Молодая женщина набралась храбрости и приоткрыла дверь.

Тяжелые шторы были задернуты, в комнате царила темнота. Пахло недавно потушенной свечой. Элизабет сделала шаг и остановилась, стараясь привыкнуть к темноте. Заднюю стену занимала большая кровать без балдахина. Справа ее внимание привлекли контуры большого гардероба. Дверцы были закрыты, но Элизабет подозрительно осмотрела его, зная, что там можно отлично спрятаться, это было любимое место Николь во время игры в прятки.

Элизабет медленно открывала дверь, пока та не ударилась о стену, и облегченно вздохнула, поняв, что за ней никто не прячется. Сделала несколько шагов в комнату и огляделась, приметив бюро и письменный стол в простенке между окнами. Один из ящиков был закрыт неплотно.

Отбросив опасения, она подошла к столу и выдвинула ящик. Кто-то в нем рылся. Все бумаги лежали в таком беспорядке, который Колтер, как, впрочем, и она, никогда не оставил бы. Даже наверху валялись письма, часть из которых была распечатана.

Страх уступил место гневу. Как могли кому-то чужому отдать почту Колтера?

Мысль о том, что и ее послание, если бы она его не порвала и не написала записку, прочел бы кто-то другой, вызвала у нее тошноту. Трясущимися пальцами она схватилась за занавеску над столом и, дернув, раздвинула ее. Тусклый свет наполнил комнату.

Мягкий щелчок замка за ее спиной раздался так внезапно, что она вздрогнула.

Глава восемнадцатая

– Дженни! – Элизабет ухватилась за край стола, чтобы не упасть. – Что вы здесь делаете?

– Я могла бы задать вам тот же вопрос, – ответила та абсолютно спокойным голосом, облокотившись о дверь и наблюдая.

Элизабет молчала, не в силах объяснить причину, по которой появилась здесь. Ее совершенно сбил с толку спокойный тон жены Хьюго.

– Не вижу причин, по которым я должна вам что-либо объяснять. – Пытаясь вести себя так же спокойно, Элизабет подошла к другому окну и отодвинула тяжелые занавеси, впуская в комнату свет. Потом повернулась лицом к Дженни и указала на стол. – Почему вы обыскивали его?

Та холодно улыбнулась.

– Как и вы, Элизабет, я не хочу ничего объяснять. Но не забывайте, полковник – командир моего мужа.

– Я устала от вашей лжи. Если вы хотите одурачить меня, откажитесь от этой затеи. У вас нет права обыскивать чужую комнату и даже просто находиться тут. И если вы думаете, что я ничего не расскажу полковнику Сэкстону, когда он вернется, то вы глубоко ошибаетесь.

– Вы только посмотрите, как расхрабрилась маленькая мышка!

Элизабет судорожно сжала пальцы, чтобы не поддаться порыву и не дать Дженни пощечину.

– Вам придется объяснить свое поведение в Военном департаменте.

– Не валяйте дурака! – Небрежно пожав плечами, миссис Морган отошла от двери. – И оставьте пустые угрозы. Если меня начнут допрашивать, будьте уверены, я расскажу и о вашей роли.

– Моей роли? – Элизабет чуть не поперхнулась словами, но тут же вспомнила предупреждения Эмили. – Боже мой, так это правда! Вы шпионка!

Та не подтвердила, но и не опровергла ее слова, спокойно расхаживая по комнате.

– Где вы были все эти дни?

– Не имеет значения. – Подойдя к столу, Дженни стала разбирать письма, пока не нашла то, которое искала. Сложив его, она повернулась к Элизабет.

– Как вам удалось получить почту Колтера? – спросила та, не на шутку рассердившись.

– Колтера? – Дженни подняла бровь. – Поди ж ты, мы, оказывается, на дружеской ноге с полковником.

– Прекратите. Вы оскорбляете меня. Ваши попытки сбить меня с толку не пройдут. А теперь скажите, как вам все-таки удалось получить его почту.

– Вам кто-нибудь уже говорил, что вам не идет хмуриться, это вас старит, моя дорогая. – Дженни усмехнулась, но, когда Элизабет сделала шаг в ее сторону, быстро добавила: – Хорошо, хорошо. Я просто немного пококетничала с портье, а когда он наклонился, чтобы поднять упавший пакет, я стащила почту полковника из ящика. – Издевательски глядя на Элизабет, она добавила: – Мужчин так легко обвести вокруг пальца, надо только знать как.

– Уверена, вы в совершенстве владеете этим искусством. Мне же никогда не доставляло удовольствия манипулировать кем-либо. Думаю, весь этот разговор ни к чему. Вы и не собираетесь объяснять, почему вы здесь. Мне придется самой сделать выводы и действовать соответственно.

Элизабет пошла было к двери, но снова обернулась.

– Для вашего же блага: избавьтесь от бумаг, которые украли. Миссис Марстенд и так уже подозревает вас.

– Вы предупреждаете врага, Элизабет? Как это мило с вашей стороны. Но, видите ли, мне начинает надоедать вся эта южная галантность и храбрость, а также желание работать за гроши. Не забивайте вашу прелестную головку мыслями обо мне.

– Меня совершенно не беспокоите вы, Дженни. Я думаю о вашем муже, который рискует жизнью, в то время как вы предаете все, за что он сражается.

Элизабет ожидала, что женщина выкажет хоть какие-то признаки раскаяния, но та изучающе глядела на нее, постукивая письмами по ладони.

– Прежде чем вы уйдете, вам следовало бы прочесть это, миссис Уоринг.

Элизабет побледнела. Совершенно потерявшись при упоминании своего имени, она взяла письмо и, ничего не видя от волнения, повернулась к двери.

– Нет, не уходите. Прочтите его здесь.

– Почему?

– Так надо.

Молодая женщина машинально распечатала письмо. На секунду ей показалось, что в глазах Дженни мелькнуло сострадание, но, увидев холодную усмешку, она поняла, что ошиблась. Элизабет начала читать.

Декабрь , 12 , 1862

Полковнику Колтеру В. Сэкстону

Ричмонд , Виргиния

Пожалуйста , примите мои извинения за задержку ответа на Ваш запрос о судьбе Джеймса Уоринга. Я только на этой неделе вернулся на службу после ранения и разобрал почту , лежавшую у секретаря.

Учитывая количество наших потерь в битве при Шайло , Ваша просьба могла оказаться невыполнимой. Слишком много солдат было убито , но обстоятельства , связанные с Джеймсом Уорингом , совершенно иные.

В ночь на 5 апреля во время долгой перестрелки между нашими войсками под предводительством генерала Альберта Джонстона и силами северян , руководимых Грантом , Джеймс Уоринг проявил себя наихудшим из возможного образом – он оказался трусом. Я стал свидетелем того , как он был застрелен своими же собственными солдатами при попытке дезертировать и похоронен в общей могиле.

Мне очень тяжело сообщать это Вам , так как Вы пишете , что близко знали этого человека. Также хочу сообщить Вам , что я лично написал семье Уоринга , извещая о его смерти и спрашивая , будут ли какие-нибудь указания. Ответа я не получил.

Может , Вам будет интересно узнать , что ходили слухи , будто он оставил вдову и ребенка , но не в моих силах проверить это.

С глубоким уважением

Ваш покорный слуга

Лейтенант Дж. Боугард.

– И это правда, не так ли? – спросила Дженни.

Элизабет продолжала смотреть на письмо, не отдавая себе отчета в том, что слезы льются у нее по лицу. Джеймс, бедный Джеймс, всю жизнь проведший под каблуком у своей матери и даже посмертно названный трусом!

– Вы не знали, что ваш муж мертв? Элизабет покачала головой, осознав наконец, что плачет. Она нащупала в сумочке носовой платок и отвернулась, чтобы немного прийти в себя.

– Что вы собираетесь делать?

– Что делать? – повторила она, глядя на Дженни. Она не в силах была собраться с мыслями. На нее нашло странное оцепенение, будто ее заморозили.

Дженни подошла к гардеробу и открыла дверцу. С верхней полки она достала бутылку и стаканы.

– Не знаю, как вам, а мне нужно сделать хоть глоток. – Она налила и протянула стакан Элизабет. – Выпейте. Вы бледнее смерти.

Трясущейся рукой молодая женщина взяла стакан. Она чувствовала себя совершенно опустошенной. После первого глотка силы начали возвращаться, и, как внезапное озарение, перед ней предстало лицо убитой горем Элмы. Горе было искренним, но все остальное – ложью, ложью, опутавшей ее как паутиной. Все это время Элма знала, что Джеймс мертв.

Элизабет закрыла глаза, не в силах выносить собственные мысли, борясь с воспоминаниями, возвращавшимися против ее воли, чтобы мучить ее.

– Нет! Нет! – закричала она, расплескав вино.

– Прекратите, – приказала Дженни, подбежав и ударив ее по лицу. – Вы что, хотите, чтобы явился какой-нибудь офицерик, расквартированный здесь?

– Вы не понимаете, – бормотала Элизабет, теряя над собой контроль. – Вы не знаете, что она сделала со мной.

– И знать не хочу.

– Она почти уничтожила меня. Она пыталась отнять моего ребенка.

– Ребенка? – переспросила Дженни. Она решительно взяла из рук Элизабет стакан и допила.

Обжигающая жидкость несколько смягчила ее собственную боль. Она знала, что такое потерять ребенка. Дженни тряхнула головой – она не могла позволить себе думать о прошлом. Оглядев комнату, она пожала плечами и поставила стакан на стол. Завтра ей надо покинуть Ричмонд. Подойдя к двери, она повернулась к Элизабет.

– Пойдемте, здесь больше нельзя оставаться. Но ей пришлось вернуться и взять Элизабет за руку, так как было ясно, что та не в силах двинуться с места. Приоткрыв дверь, Дженни выглянула в холл.

Однако Элизабет тянула ее назад.

– Скажите, вы нашли это письмо в столе у Колтера или в пакете с почтой, который украли?

– Я не крала его почты. Кража – это когда что-то берут и не возвращают. Я просто позаимствовала ее на короткое время. Письмо было в пакете, – выпалила она, сама не понимая, зачем утруждает себя ответом. Голоса, раздавшиеся со стороны лестницы, встревожили ее. – Пойдемте в мою комнату. Нельзя оставаться тут.

– Нет. Мне надо увидеть Элму. Она пыталась похитить Николь, и она не остановится, пока не получит ее. Но теперь у нее нет никаких прав. Я получила доказательство этому.

– Хорошо, но вы не можете в темноте болтаться по Ричмонду одна. – Почти силой Дженни увлекла Элизабет в коридор и открыла дверь своей комнаты.

– Не Ричмонд! Мне нужен Питерсберг. Мне необходимо поехать в Питерсберг.

– Там армия северян. Господи, будьте вы прокляты, да войдите же внутрь! Ума не приложу, зачем я пытаюсь помочь вам.

Элизабет машинально вошла в комнату.

– Отдайте им повозку и мулов, Джош, – приказала Эмили.

– Но мисс Элизабет ждет...

– Вы слышали, как капитан Хеллек объяснял, что у них раненые, им нужна повозка. – Старая женщина поглядела на патруль армии конфедератов. Четыре солдата сидели на лошадях, держа перед собой перевязанных товарищей.

– Если бы вы смогли поделиться с нами одеялами, мы были бы очень благодарны.

Вздрогнув под своей легкой шалью, Эмили обратилась к Рут:

– Ты слышала капитана? Найди все, что мы можем дать. – Она понимала, что его вежливость – простая формальность и он может взять все, что нужно ему и его солдатам.

Бормоча что-то, Джош зашагал к сараю, а Рут, ворча, скрылась в доме.

– Не найдется ли у вас чего-нибудь, чтобы согреть внутренности моих людей, мэм?

– Ликер подойдет, капитан?

– Это было бы прекрасно, – ответил он, жадно вдыхая запах, доносившийся из кухни.

Отдать бутылку «бурбона», привезенную Колтером, легко, а вот котелок рагу – его хватило бы на три дня! Этим людям все равно на один зубок! Но когда она повернулась, чтобы приказать Рут принести ликер, то подумала о Колтере, который тоже, может статься, остановился у какой-нибудь фермы голодный и просит хоть немного еды.

– Вы и ваши люди можете разделить с нами нашу скромную трапезу.

Солдаты отказались входить в дом, и Рут, все еще недовольно ворча, вынесла миски с едой на улицу. Джош вышел за ней и разлил по чашкам их последний настоящий кофе. Но когда еда в один миг исчезла, Рут и Джош тоже вспомнили о Колтере и уже с улыбкой принимали слова благодарности.

– Приложу все усилия, чтобы вам вернули вашу повозку и мулов, – сказал капитан, когда они двинулись, удобно уложив раненых.

Эмили сильно сомневалась, что увидит их когда-нибудь еще. Не было смысла говорить о том, что это собственность полковника. Как только повозка и мулы достигнут Ричмонда, обязательно найдется кто-то еще, нуждающийся в них, и никто не поинтересуется, кому они принадлежали раньше.

– Спасибо, капитан. И, если я могу попросить вас об ответной услуге, не могли бы вы передать записку моей племяннице? Она живет на улице Франклина и собиралась навестить меня.

– Буду счастлив, мэм.

Эмили написала короткую записку и пожелала им доброго пути. Сопровождаемая Джошем и Рут, она вошла на кухню, опустила цепочку и встретилась с укоризненными взглядами слуг.

– Ладно, вы же оба прекрасно знаете, что у меня не было выбора. Я отдала повозку, мулов и еду, зато они не взяли ничего сами.

– А ведь мисс Элизабет ждет меня, – напомнил Джош.

– Знаю. Можно только надеяться, что капитан сдержит свое слово и передаст записку. Мне не хочется просить об этом, но завтра, мистер Джош, вам придется пойти в город пешком. Надо было попросить их взять вас с собой.

– Очень рад, что вы не сделали этого. Мне бы не хотелось ехать с ними.

– Он не любит путешествовать в темноте, мисс Эмили, – заявила Рут.

– Ну что ж, значит, так и договорились, – быстро ответила старая женщина. – Завтра ты отправишься с первыми лучами солнца. Надеюсь, Элизабет сообразят, что надо дождаться тебя.

– Мисс Бетс не ребенок. Она не будет валять дурака и подвергать дочь опасности, – проговорила Рут, выскребая остатки рагу из котелка и раскладывая их на три тарелки.

– Ты права. У нее хватит здравого смысла.

Однако в данный момент как раз этого и не хватало Элизабет. Все ее существо было охвачено желанием сбросить иго Элмы Уоринг. Ни о чем другом она не могла думать по дороге домой. Молодая женщина с трудом держала себя в руках и чуть не сорвалась, когда, войдя в дом, увидела возле дверей собранный рюкзак Доби и не обнаружила никаких следов Джоша.

Николь кинулась к ней, сообщая то, что она сама уже поняла: Доби должен уходить, а Джош не приехал. К ее удивлению, Доби спросил, где она была.

– Работала, – выпалила Элизабет, не глядя ему в глаза и не зная, зачем лжет. – Не хватает людей.

– Ума не приложу, что могло случиться с Джошем. Уверен, он получил мое послание.

– Как ты можешь знать? – спросила Элизабет, стараясь успокоиться.

– Знакомый капрал направлялся как раз в ту сторону, он обещал зайти к мисс Эмили и должен был там быть уже три или четыре часа назад.

– Может, захромал мул или отлетело колесо. Не волнуйся, Доби.

– Ничего не могу поделать, но дольше мне оставаться нельзя.

Она протянула руку и быстро обняла его за шею. Потом, отпустив, пожелала счастливого пути и велела беречь себя.

– Постараюсь заглянуть к вам и посмотреть, как идут дела.

– Мы будем скучать без тебя, – сказала она, прижав к себе дочь и зная, что их уже здесь не будет, когда он придет навестить их.

Доби опустился перед Николь на колени.

– Ты не забудешь, чему я научил тебя?

– Нет, – проговорила девочка, мотая головой, губы у нее дрожали.

Он нежно взял ребенка за подбородок.

– Ты по-настоящему храбрая девочка. А мне нужна твоя улыбка, я хочу взять ее с собой в дорогу.

Николь попыталась улыбнуться, но не смогла. Она тоже нежно обняла Доби за шею своими маленькими ручками, крепко прижавшись к нему, пока он не развел ее рук и не встал.

– Скажите полковнику...

– Я все объясню, – прервала Элизабет, желая, чтобы он побыстрее ушел. – Не беспокойся о нас.

Доби подхватил рюкзак и, коротко кивнув, вышел.

– Мама, теперь мы остались одни. Элизабет невидящими глазами посмотрела на ребенка. Она знала, как необходимо поступить, чтобы обеспечить покой и будущее для дочери, для себя и Колтера. Но она совсем не рассчитывала на то, что придется взять с собой Николь.

– Ты ужинала?

– Да, мама, мы с Доби ели вместе.

– Хорошо. Сейчас иди спать, а завтра рано утром мы отправимся в путешествие.

– К мисс Эмили?

– Нет, родная. Мы поедем на поезде. Нам надо увидеть... – Элизабет замолчала и покачала головой. – Это не имеет значения. Но мне очень нужно, чтобы ты была послушной девочкой.

– На поезде? Я никогда не ездила на поезде!

Элизабет, уложив девочку, стала с нетерпением ожидать Дженни, которая обещала принести надежные пропуска для нее и Николь, чтобы в случае необходимости они могли миновать посты янки.

На секунду у нее мелькнула мысль, что Дженни либо эксперт по подделке документов, либо в Ричмонде обосновалось такое количество шпионов янки, что трудно себе и представить.

Стоя в холле в ожидании жены Хьюго, она вдруг осознала, какой опасности подвергает себя и дочь. Но внутренний голос соблазнял ее, обещая избавление от страхов.

Свободно, не стыдясь, любить Колтера, позволить ему официально признать Николь своей дочерью и, наконец, освободиться от чувства вины перед Джеймсом, который был просто пешкой в руках Элмы.

Дженни отказалась войти в дом. Их разговор был краток. Элизабет взяла документы, и, прежде чем успела поблагодарить и спросить, что та собирается делать дальше, женщина ушла.

Слишком возбужденная, чтобы заснуть, она начала собираться и упаковала корзинку с едой, чтобы хватило на день. Оставаться дольше, чем понадобится на разговор с Элмой, она не собиралась. При первых лучах солнца Элизабет подняла сонного ребенка, и они покинули дом.

В это же самое время Джош по настоянию Эмили укутывался в стеганое одеяло поверх шерстяной куртки, готовясь к длинному пути в Ричмонд за Элизабет и Николь.

Глава девятнадцатая

На северной окраине Ричмонда совершенно измученный Колтер остановил свою не менее измученную лошадь около ручья, чтобы напиться. Пока она пила, полковник наполнил водой жестяную фляжку и предложил сначала Наоми, а потом Андре. Сам он пить не стал, а, оглянувшись, удостоверился, что приятель устроен удобно.

В ранении Андре Колтер винил себя: они несколько дней подряд совершенно не спали, это-то их и подвело. Полковник с трудом мог вспомнить день, когда расстался с Элизабет. Он собирался вернуться после того, как отметится в штабе. Но уже дожидавшийся его приказ не оставил никакого выхода. К тому времени, как он добрался до штаб-квартиры Лонгстрита на левом крыле армии генерала Ли, Брайс и Андре были уже там.

Вся информация, собранная ими почти шесть недель назад, подтвердилась. Брайс ознакомил его с позициями снайперов, которые располагались в подвалах, за каменными стенами – везде, где только можно было укрыться на южном берегу, чтобы вести огонь по неприятелю, пытающемуся навести мосты через реку. Как и предсказывал генерал Ли, долго сдерживать противника они не смогли, но все-таки мосты были окончательно наведены только к вечеру. Бернсайд сразу же начал обстреливать Фредериксберг, но к тому времени снайперы передислоцировались и дополнительные переправы были уничтожены прицельным огнем.

Все новые и новые волны янки, как рассказывал Брайс, выкатывались на берег и попадали под огонь, пока земля не оказалась усеяна их телами. Итог боя был таков: на каждого убитого в армии конфедератов приходилось вдвое больше янки. Срочно требовалась информация о том, что янки собираются предпринять дальше. Друзья переоделись в форму северян и отправились на другой берег добывать нужные сведения. Было объявлено перемирие, чтобы дать возможность похоронить убитых. Ночь была очень холодной и удивительно светлой. Все были в невероятном возбуждении. Андре пересказал Брайсу и Колтеру то, что услышал из разговоров солдат-конфедератов. Одни уверяли, что звезды высыпали специально, чтобы украсить им празднование победы, другие клялись, что это не к добру. Брайс засмеялся, но Колтера это не развеселило. Стоны умирающих солдат, казалось ему, раздаются отовсюду. Бессмысленность этих жертв угнетала и подавляла.

Вспомнились слова генерала Ли, когда тому докладывали о своих и вражеских потерях.

– Может, и к лучшему, что война так ужасна, иначе мы могли бы войти во вкус.

Переодевшись, они тихо пробрались на улицы Фредериксберга, прислушиваясь к разговорам собиравшихся группами людей, совершенно не обращавших внимания на трех солдат-янки.

– Непрерывный треск ружей дезорганизовал наши войска.

– Тринадцатый Нью-Гэмпширский полк показал этим мятежникам, как надо воевать. Мы захватили железную дорогу вплоть до болот...

– Да, – прервали его, – и проклятые мятежники открыли огонь, как только мы вышли из оврага, да такой, что чувствовался запах пороха, вот и пришлось отступить.

– Скажи спасибо, что остался жив, – пробормотал Брайс себе под нос, отойдя на безопасное расстояние.

Колтер повел их в центр города. Большинство домов, выходивших на улицу, были полны раненых, так как почти все жители бежали вслед за армией конфедератов.

Из одного дома вышло несколько офицеров, и Колтер с товарищами укрылись в аллее.

– Хорошо бы захватить одного из них, – тихо проговорил полковник.

– Какого звания вы предпочитаете, друг мой?

– Перестаньте шутить, Андре.

– Я вовсе не шучу. Брайс, оставайтесь с полковником, – прошептал он и бесшумно растворился в аллее.

– Идите за ним, – приказал Колтер Брайсу, сожалея, что с ними нет Хьюго, которого послали к генералу Брэггу в Кентукки. Андре был горяч, и спокойный, уравновешенный Хьюго прекрасно дополнял его, а иногда и удерживал от опрометчивых поступков.

Колтер разглядел звания офицеров, проходивших по аллее, где он прятался, и решил, что капитан артиллерийского полка вполне подошел бы им.

Когда они проходили, он так вжался в стену, что тень здания закрыла его. Полковник и раньше с успехом разыгрывал сцену с посыльным и рассчитывал, что этот способ не подведет его и теперь. Колтер начал считать, давая возможность офицерам отойти на достаточное расстояние. Выждав нужное время, он надвинул пониже на лицо козырек, вынул нож и вышел на аллею.

С противоположной стороны появился Андре, изображая пьяного, и врезался в группу северян. Послышались довольно добродушные проклятия, и тут появился Брайс, чтобы помочь своему пьяному другу, который запел слезливую песенку и ухитрился немного оттеснить выбранного Колтером офицера от общей группы. Для успеха им нужно было всего несколько секунд замешательства.

Колтер так и не понял, что их выдало.

Кто-то закричал:

– Мятежники!

Раздались выстрелы. Брайс швырнул капитана на Колтера, крикнув, чтобы тот бежал, а они постараются задержать остальных.

Приставив нож к горлу артиллериста, Колтер стукнул его коленом в спину, заставляя двигаться. Невероятных усилий стоило не оглядываться назад. Ему пришлось несколько раз повторить себе, что задание важнее дружбы. Продвигаясь к пикету на понтонном мосту рядом с городом, он услышал выстрелы.

Удача сопровождала полковника. Он доставил пленного по назначению, но не задержался, даже чтобы выслушать благодарность от Лонгстрита и Ли, выяснивших, что у капитана была диспозиция завтрашнего боя. Переодевшись в другую форму, Колтер отправился обратно – за Брайсом и Андре.

Большую часть ночи он провел в городе, выслушивая разные варианты истории побега южан. Им удалось сбежать, но как – было совершенно непонятно. Все искали их, и даже Колтера мобилизовали в группу, которая дом за домом прочесывала город в поисках мятежников. Уже начало светать, когда полковник решил, наконец, возвращаться: риск попасть в плен стал слишком велик. Выбрав другую дорогу, он наткнулся на вырытый в снегу блиндаж. Если бы его слух не был натренирован улавливать малейшие шорохи, он бы не нашел Брайса и Андре.

Они почти до смерти замерзли после попытки переплыть реку. Андре был серьезно ранен – саблей в бедро и пулей в плечо. И Брайс, у которого ранение было легкое, ослаб, дотащив товарища до этого ледяного укрытия.

Колтер старался не вспоминать о том, что было после того, как он нашел друзей. Весь день они прятались в ледяной пещере, пока не появилась похоронная команда янки, собиравшая замерзшие тела убитых. Смешавшись с ними, три друга смогли благополучно уйти.

На следующий день у Андре начался жар, он звал Наоми, и Колтер, заручившись разрешением генерала Лонгстрита, послал Брайса привезти ее, благо его ранение было легким. Колтер завидовал возможности друга съездить в Ричмонд, но у него был приказ отвезти бумаги генералу Брэггу в Кентукки.

И вот теперь, наконец, появилась возможность доставить Андре домой, и увидеться с Элизабет и дочерью. Потерев щетину на щеках и подбородке, он улыбнулся, размышляя о том, как встретит его возлюбленная и носит ли она его рождественский подарок.

В это самое время Элизабет, сидя в попутной повозке, глядела на острый шпиль церкви, выделявшийся на фоне прозрачного неба, и молилась о безопасности Колтера.

Наконец возчик свернул к реке, и она, вздохнув, стала ждать, когда же появится железнодорожная станция. Рядом загромыхала телега, везущая бочки с водой, возницы обменялись приветствиями. Она вздрогнула, услышав, что воду везут на склад мистера Либби, где содержатся пленные янки. Другие пленные северяне находились на острове Бель, вниз по реке.

Если судьба будет так жестока и Колтер попадет в плен, о Боже, сделай так, чтобы его содержали в более человеческих условиях, не в таких, какие выпали пленным северянам.

– Страшное зрелище, не правда ли, мэм? – сказал возница, когда они проезжали склад.

– Да-да, конечно, – ответила она, закрывая Николь глаза.

– Говорят, будто им не разрешают подходить к окнам. Часовым приказано стрелять при первой же попытке. Один парень на дороге хвастался, что получил месячный отпуск за такой подвиг.

Элизабет не ответила. Она и сама слышала подобные истории. Ей хотелось, чтобы этот разговор прекратился, но она не знала, как заставить его замолчать. Она вовсе не хотела обсуждать известную всем жестокость генерала Нортропа, который приказал капитану, отвечавшему за довольствие пленных, просто утопить их в реке Ям.

Элизабет отвернулась, чтобы не видеть, как бедняки Ричмонда роются в помойных ящиках, а охрана стоит поодаль и наблюдает. Она считала себя лояльной южанкой, но это зрелище возбуждало негодование.

– Глядеть тошно, не правда ли? А ведь склады полны мукой, и никто не может ее получить, мэм. Не доведет это до добра, помяните мое слово.

Элизабет пробормотала что-то невнятное, не особенно вслушиваясь. Николь совершенно извертелась, и молодая женщина начала всерьез страшиться предстоящей поездки в поезде. Она мысленно умоляла еле бредущую лошадь идти быстрее.

Наконец добрались до станции, и Элизабет, поблагодарив возницу, что подвез их, поспешила купить билет, напуганная огромной толпой. Несчетное количество солдат слонялось вокруг, многие были ранены, их сопровождали другие солдаты или родственники.

Николь, широко раскрыв глаза, начала задавать вопросы, от которых Элизабет покрывалась краской стыда.

– Где его нога, мама? – спросила девочка, когда какой-то солдат проковылял мимо на костылях.

– Да-да, Джонни, – кто-то добродушно поддразнил калеку, – скажи-ка нам, куда ты дел ногу?

В ужасе Элизабет смотрела, как инвалид остановился и начал с трудом поворачиваться в их сторону. Она безотчетно прижала дочку к себе, как бы пытаясь защитить ее.

– Не бойтесь, мэм. А вам, маленькая леди, скажу: я потерял ногу в бою с янки.

– Зачем ему три ноги, это же глупо, – ответила Николь, улыбнувшись.

Ее слова были встречены громовым смехом мужчин и женщин, несколько солдат затянули «Диксиленд», и тут же кто-то подыграл им на губной гармошке. Элизабет всегда казалось странным, что песня, написанная северянином, стала гимном южан.

Выбросив особенно большое на холоде облако пара, подошел состав Ричмонд – Питерсберг. Солдаты помогли им взобраться на ступеньки, спущенные кондуктором, и найти свои места.

Возбужденная своей первой поездкой в поезде, Николь не могла усидеть на месте. Молодая женщина безуспешно пыталась успокоить ее, пока две мрачного вида матроны не уселись напротив них.

Совершенно изведясь, Элизабет достала небольшой кусочек хлеба и салфетку и дала дочери, надеясь, что, поев, та задремлет. От смрада и тесноты ее мутило. Люди сновали туда-сюда по проходу, пили, плевали на пол. Офицеры старались ничего не замечать.

Как только поезд набрал скорость, Элизабет закрыла глаза, так как всегда плохо переносила путешествие по железной дороге. Казалось, поезд несется через леса и поля, где больше нет никакой жизни.

Чем ближе подъезжали к Питерсбергу, тем больше Элизабет нервничала. Правильно ли она делает? Что, если Элмы нет в «Двух соснах»? И успокаивала себя тем, что свекровь должна быть дома. До последнего вздоха Элма Уоринг останется в своем доме. Она будет там, как всегда. Она ждет.

За двадцать две мили от них, в Ричмонде, Колтер мысленно произнес почти те же слова. Элизабет ждет его. Однако через минуту, подъехав к дому, понял, что ее там нет. В комнатах стояла непривычная тишина, и, уложив Андре, полковник начал обыскивать дом, пока не нашел записку.

Он сразу успокоился, успокоил и Наоми: – Элизабет была вынуждена вернуться к Эмили. Как только я вас устрою, поеду повидать ее.

– Отдохните сначала, – попросила Наоми. – Оставайтесь здесь с Андре, а я принесу из гостиницы его вещи.

В зеркале Колтер увидел свое отражение. Он выглядел как после попойки. И благоухал соответственно. Уныло усмехнувшись, он кивнул.

– Хорошо, идите, Наоми.

Как только она ушла, он затопил печи во всех комнатах, так как в доме было холодно. Удостоверившись, что Андре отдыхает, пересек двор, вошел на кухню и затопил и там. Принеся воды, наполнил котелок и стал ходить из угла в угол, ожидая, когда вода согреется. Не находя себе места, снова отправился в дом, чтобы проведать Андре. Вернувшись, увидел, что вода еще холодная, и стал размышлять, как это женщины ухитряются все успевать, если приходится ждать так долго. Надо просто добавить дров в огонь, решил он.

Когда Колтер в третий раз шел на кухню, он увидел, как Джош открывает ворота, и окрикнул его, напугав старого слугу.

– Это вы, полковник? – спросил Джош неуверенно.

Колтер пошел ему навстречу.

– Что ты здесь делаешь? Я только что приехал и нашел записку Элизабет, где она говорит, что возвращается к мисс Эмили.

– Она так написала? – Старик озадаченно посмотрел на него.

– А ты приехал за ней? – Колтер уже начал беспокоиться всерьез.

– Да. Конечно. Понимаете, капитан забрал...

– Какой капитан?

– Капитан... как же его... Хеллек. Вот как его звали. Он появился как раз в тот момент, когда я собирался ехать за мисс Элизабет. Ему нужен был фургон для раненых. Ну и мисс Эмили сказала: отдай ему фургон и мулов.

– Тогда где же Элизабет?

– Если ее нет здесь, полковник, не знаю, что и думать.

Колтер растерянно провел рукой по волосам. Он чуть было не сорвал свой гнев на слуге, но вовремя сдержался. Старик дрожал от холода, было ясно, что он прошел весь путь пешком.

– Пойдем на кухню, Джош. Там тепло и найдется что-нибудь для согрева.

– Но мисс Элизабет...

– Поговорим в тепле.

Колтер абсолютно не мог понять, куда делась Элизабет. Она никогда бы не решилась идти с ребенком так далеко пешком. Доби призвали, значит, ей больше не с кем было оставить дочь, а на работу взять девочку с собой она не могла.

– Джош, в доме лейтенант Лоран. Он ранен, и кто-нибудь должен дежурить около него, пока не придет... – Как же ему, черт возьми, назвать Наоми? Любовницей? Женой? – Скоро придет женщина, которая будет ухаживать за ним, но я не могу ждать. Я должен искать Элизабет.

Колтер даже не пытался оседлать измученную лошадь. Он отправился пешком, всем своим существом ощущая, что его вид вызывает повышенное внимание прохожих. Если Элизабет на работе, в таком виде неудобно заходить туда и спрашивать ее.

Колтер отправился в гостиницу. Беспокойство сменилось страхом, когда он нашел дубликат записки Элизабет. Его внимание привлек беспорядок на столе, и сначала он подумал, что приманка, оставленная им, наконец, сработала. Он обратил бы внимание на стаканы и графин, но стук в дверь отвлек его. Колтер взял горячую воду, которую заказал горничной, и начал расстегивать китель. Но тут его взгляд упал на стаканы.

Несмотря на необходимость торопиться, полковник сел за стол и начал перебирать раскиданные бумаги, рассматривая даты. В основном это оказались деловые письма, которые должны были ожидать его у портье. Не было никакого смысла кому-то приносить их сюда и читать, даже не пытаясь скрыть это. Если только не нарочно...

Странное предположение промелькнуло у него в голове: может, Элизабет вошла в его комнату как раз в тот момент, когда там кто-то был? А если так, что же с ней случилось?

Стараясь унять волнение, Колтер заставил себя сосредоточиться и все как следует обдумать. Перед глазами встала другая картина: Элизабет входит в комнату, чтобы оставить записку... Нет, остановил он себя, Элизабет никогда бы не стала читать его писем. Она никогда бы не сделала этого.

Схватив шляпу, Колтер побежал к двери, вдруг совершенно ясно поняв, кто был в его комнате. Вся армия северян ей не поможет, если с Элизабет что-то случилось, поклялся он.

Поезд приближался к станции, и Элизабет молила Бога, чтобы ее никто не узнал. Затем разбудила Николь и стала ждать, пока выйдут солдаты и обе матроны, чтобы, наконец, вынести дочь на перрон.

Коляски и фургоны, ожидающие пассажиров, быстро заполнились багажом, остались места только в общественном экипаже, который мог доставить их от Покахонтаса к началу Иерусалимской дороги. «Две сосны» были в пятнадцати милях южнее Питерсберга. Перспектива идти пешком весь оставшийся путь снова вызвала мысль об опрометчивости этого путешествия.

Пошел снег. Она приободрила Николь, пообещав, что скоро они будут в тепле. Необходимо было найти какой-нибудь транспорт, который мог бы довезти их прямо до усадьбы.

В конце концов, она решила обратиться к пожилой негритянской паре на деревенской повозке. Они ни о чем не спросили ее, за что она была благодарна, но явно удивились просьбе высадить их около усадьбы «Две сосны». Их рассказы о бандах северян, грабивших всех подряд, напугали молодую женщину, хотя больше всего она боялась снова увидеть этот ужасный дом и воскресить страшные воспоминания, связанные с ним.

Нужно было набраться мужества и встретиться лицом к лицу с женщиной, которая в ее глазах олицетворяла зло.

Глава двадцатая

Колтер кинулся вниз по коридору к комнате Дженни и, даже не удосужившись постучать, выбил ногой дверь. Поначалу он решил, что опоздал, и она исчезла. Стол был чист, дверцы пустого гардероба распахнуты. Только войдя в комнату, он обнаружил за дверью ее чемодан. У него отлегло от сердца.

Полковник уже ничего не мог поделать со сломанной дверью, так что пришлось просто аккуратно прикрыть ее и ждать Дженни, надеясь, что она – ради ее же блага! – не слишком задержится.

Прошел час, и, наконец, он услышал ее голос в холле. К этому времени терпение у него как раз иссякло.

Очень внимательная к деталям, Дженни сразу же заметила треснувшую дверь и, быстро обернувшись, позвала портье:

– Пожалуйста, подождите меня здесь, я не задержусь.

Тот кивнул, и женщина, глубоко вздохнув, вошла в комнату и закрыла за собой дверь.

– Не ожидала увидеть вас у себя, полковник.

– Никаких игр, Дженни. – Он не мог не восхититься ее спокойствием и собранностью, а внимательно приглядевшись, понял, что она совсем не удивлена, найдя его тут.

– Игр, полковник? Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду.

Колтер позволил себе усмехнуться.

– Моя дорогая, не тратьте на меня свое обаяние. Я не Хьюго.

– Конечно. Но вы его ближайший друг. Он как-то раз упоминал, что вы цените свою честь превыше всего на свете. Мне всегда было любопытно, так ли это на самом деле.

Колтер пристально посмотрел на нее. Ему даже показалось, что он видит, как быстро движутся мысли в ее красивой головке. Каждое свое слово она просчитывает.

– Где Элизабет? Я знаю, она была здесь, в гостинице.

Женщина прищурилась.

– А почему вы считаете, что я должна знать? Возможно, она приходила навестить какого-нибудь джентльмена.

Гнев захлестнул его, и он едва сдержался, чтобы не подойти и не тряхнуть ее, как следует.

– Я предупреждал: никаких игр, мадам. Я знаю, она была здесь, и вовсе не для того, чтобы навестить кого-то. Она оставила записку у меня в комнате. Думаю, она вспугнула человека, рыскавшего в моих бумагах.

– Вы обвиняете меня, полковник? – спросила она сладким голосом.

– Нет, Дженни. Я не обвиняю вас. Я рассказываю вам, что было на самом деле. Не правда ли, совершенно не к чему продолжать? Это факт, а не обвинение. Как неоспоримый факт и то, что вы постоянно снабжали информацией...

– Вы заходите слишком далеко. Предлагаю вам хорошенько подумать, прежде чем продолжать. Муж вызовет вас на дуэль, если я расскажу ему, на что вы осмелились. Ворваться в мою комнату и делать такие заявления...

– Неужели вы думаете, что ваши угрозы остановят меня? – Колтер шагнул к ней, с удовлетворением отметив, что она вздрогнула. – Я хочу знать, где Элизабет. Если с ней что-нибудь случится, я заставлю вас заплатить за это. Вас и вашего любовника – янки.

Она побледнела и прижалась к двери. Колтер улыбнулся.

– Думаю, вы простите, что я веду себя не как джентльмен, я просто не могу терять время. Вы скажете мне все.

– А взамен?

– Торгуетесь, как проститутка, Дженни? Она вскинула голову, подбородок вызывающе вздернулся, глаза горели.

– Что вы обо мне знаете? Меня заставили выйти замуж за человека, которого я не любила. Он даже ни разу не навестил меня после того, как я потеряла ребенка. Какое вы имеете право судить меня?

– Хьюго не мог приехать к вам. Была объявлена война, и его призвали в армию. Он писал вам. Мне нет дела, почему вы стали предательницей. Понимаете? – спросил он, подходя все ближе и ближе, пока между ними не осталось и нескольких сантиметров. – Я прекрасно знал, чем вы занимались все это время, и позаботился, чтобы вас снабжали фальшивыми данными. Вместо того чтобы служить янки, вы работали на нас, Дженни.

– Значит, вам все известно. – Собрав остатки храбрости, Дженни пожала плечами.

– Кроме того, где находится Элизабет. Лишь догадываюсь, что вы как-то связаны с ее исчезновением.

– Я не скажу ни слова, если вы не заключите со мной договор.

Колтер посмотрел так откровенно оценивающе, что женщина покраснела, но взгляда не отвела.

– Так мы можем заключить договор, полковник?

– Назовите ваши условия, – произнес он, холодно улыбнувшись, – но помните, я не Хьюго, так что не рассчитывайте на мою бескорыстность.

– Достаньте мне пропуск в Вашингтон. Это все, чего я хочу. Нет, подождите. – Она оглядела комнату, избегая его взгляда. – Вы должны что-нибудь придумать для моего мужа, чтобы он никогда больше не искал меня.

– Вы многого хотите. Где Элизабет?

– Так вы согласны?

– Мне доставит удовольствие избавить своего друга от вас.

Дженни вздрогнула от его ледяного тона и лишенного каких-либо чувств взгляда. Она попыталась вырваться, но он схватил ее за руку.

– В вашей почте было письмо о судьбе Джеймса Уоринга. Элизабет прочла его. Она отправилась в Питерсберг, чтобы объясниться со свекровью.

– Господи, Боже мой! – Колтер закрыл глаза. Что бы он ни думал, чего бы ни ожидал, но такое даже не приходило ему в голову. – Когда? – требовательно спросил он, пригвоздив Дженни взглядом.

– Она должна была отправиться с первыми лучами солнца. А теперь моя очередь.

Полковник отвернулся и отошел от двери. Он физически не мог больше находиться с ней рядом. Что сказать Моргану? Хьюго любил жену, любил так же сильно, как он – Элизабет. Запустив руку в волосы, Колтер остановился около стола.

– У вас есть перо и чернила?

– В верхнем ящике, – ответила она, все еще боясь отойти от двери. Полковник быстро написал несколько строчек и, повернувшись к ней, сложил листок.

– Отнесите это в штаб – и получите пропуск. Они знают мою подпись, у вас не возникнет никаких затруднений.

– А Хьюго? – спросила она, взяв бумагу и развернув, чтобы прочитать.

– Вы мне не доверяете?

– Нет, полковник, ведь я рискую жизнью. И, оказывается, совершенно напрасно, как вы только что любезно объяснили мне. Но все-таки кое-что, уверена, я смогла сделать, о чем вы не догадываетесь.

– Хотите похвастаться?

– Разумеется. Я украла множество бумаг из Казначейства. Должна сказать, мои способности подделывать документы оказались очень хороши.

– Зачем вы рассказываете мне это? – спросил он с явным раздражением.

– Хочу быть уверена, что вы не передумаете. Видите ли, Элизабет помогала мне.

– Мерзавка! – Колтер бросился было к ней, но вовремя остановился.

– Осторожнее, полковник. Я просто хочу предупредить вас, что любые разоблачения запятнают и Элизабет. – Дженни сложила бумагу и улыбнулась. – Вы поедете за ней, не правда ли?

– Как только избавлюсь от вас, – холодно заявил он.

В ответ она издевательски рассмеялась.

– Сделайте так, чтобы Хьюго не искал меня, полковник. Мой любовник очень ревнив. Думаю, ему доставит удовольствие убить Хьюго.

– Убирайтесь прочь! – процедил Колтер сквозь зубы и двинулся к выходу.

Подхватив юбки, Дженни посторонилась. Но когда Колтер открыл дверь, добавила:

– Между прочим, в окрестностях Питерсберга разгуливают банды янки. Советую вам поторопиться.

Колтер ничего не ответил. Он даже не хлопнул дверью. По крайней мере, ему легко будет теперь солгать о смерти Дженни. Хьюго заслуживает лучшей участи.

Женщина наблюдала, как его прямая фигура исчезла за поворотом. Ее прием сработал, но оставил горький привкус. Южная галантность Колтера заставит его выполнить договор. Он найдет способ сказать Хьюго, что она мертва, и она будет наконец свободна.

Телега давно съехала с основной дороги, и Элизабет поняла, что они подъезжают к повороту на усадьбу. Среди деревьев показались первые хижины. И когда они свернули на тропинку между соснами и орешником, Элизабет съежилась от страха: через минуту они с Николь будут на месте.

Все случилось слишком быстро. Она поблагодарила стариков за то, что подвезли, выслушала наставления быть осторожной и не попадаться разъездам янки и, взяв Николь на руки, пошла к дому.

День стоял облачный, вокруг было пустынно и тихо. Молодая женщина внимательно огляделась по сторонам. Казалось, ветви деревьев над головой шепчут о какой-то невидимой опасности. Элизабет вздрогнула и сильнее прижала к себе дочь. Она споткнулась, Николь вскрикнула, и ей пришлось шепотом успокаивать девочку.

Дорожка повернула, и Элизабет остановилась, чтобы поудобнее взять ребенка. Воздух потеплел, чувствовался запах тающего снега. Лес, где она столько раз находила убежище, больше не был безопасен – Элизабет мерещилась притаившаяся в нем невидимая угроза. Собрав всю свою силу воли, она пошла дальше.

Из-за купы высоких сосен выглянул дом, и женщина снова остановилась. Дом был деревянный, с высокими колоннами и балконами. Она нахмурилась, не заметив никаких признаков жизни. Службы располагались тут же, на небольшом возвышении возле ручья. За домом стояли коптильня, кухня и хижины прислуги. Но все казалось пустым.

– Мама, я есть хочу.

– Да, родная, знаю. Обещаю, скоро ты согреешься и поешь. – Но хотя она и обещала это ребенку, в душе у нее зародилось сомнение, дома ли свекровь. Элизабет пошла вперед, заметив наполовину сорванные с петель скрипящие двери и другие следы разорения. Изгороди, когда-то аккуратно побеленные, или были совсем сломаны, или в них зияли дыры. Обойдя дом, она увидела, что краска на нем облупилась, а кусты и вьющиеся растения, некогда украшавшие веранду, поломаны.

Элизабет никак не могла решиться войти, страшась уже не Элмы, а того, что увидит внутри. Она спустила Николь на землю и крепко взяла за руку, уронив корзинку, которую несла.

Николь не издала ни звука, и когда Элизабет посмотрела на дочь, то поняла, что все выдержит ради нее.

Они поднялись по широким ступеням, и подошли к двери. Элизабет постучала, подождала и стала стучать снова.

– Мама, там никого нет. Я хочу домой. Молодая женщина не ответила, схватилась за дверную ручку, и, к ее удивлению, дверь открылась. Задрожав от нахлынувших воспоминаний, она приоткрыла дверь шире, и они вошли внутрь.

Высокий просторный вестибюль, украшенный пилястрами и резьбой, остался точно таким же, каким она его помнила. Вид широких ступеней, ведущих наверх, к комнате, где она была пленницей, вызвал у нее новый приступ дрожи.

– Элма! – позвала она.

Ответа не последовало. Двери в гостиную были закрыты, и Элизабет, помедлив, открыла их. В гостиной тоже ничего не изменилось с тех пор, как она видела ее в последний раз: мраморный камин, украшенный статуэтками, английские обои, дорогие тканые занавеси на окнах, мебель с искусной резьбой. В ящике были дрова, и она поспешила развести огонь.

Как только пламя разгорелось, Элизабет усадила Николь в кресло, накрыла стеганым одеялом и пододвинула поближе к камину. Заставив себя улыбнуться, она подкинула еще дров и начала говорить, стараясь рассеять мрачную тишину:

– Будь хорошей девочкой, ради мамы, и посиди тут, пока я поищу чего-нибудь поесть. Мы поужинаем тут, в тепле.

– Это плохой дом, мама.

– Нет, это не плохой дом, Николь. Мама не будет...

– Я помню. Ты плакала.

Элизабет не смогла посмотреть в лицо дочери. Странная мысль пришла ей в голову: может, Элма действительно права и она сумасшедшая? То, зачем они приехали сюда, больше не имело никакого значения.

– Мама...

– Нет. Нет, Николь. Я покажу тебе, это не плохой дом. Тут нет никого, кто мог бы обидеть нас. Больше нет. Посиди и подожди маму.

Элизабет обыскала все комнаты на первом этаже. Все было на своих местах, но казалось, что тут никто уже давно не живет. Остановившись в вестибюле, она снова посмотрела на лестницу. Ничто, никакая сила в мире не заставила бы ее подняться по ней. Отмахнувшись от наваждения, она твердым шагом направилась в заднюю половину дома, а потом через двор – на кухню.

Тлеющие угли в огромном очаге свидетельствовали о том, что в доме все же кто-то живет. На столе виднелись крошки хлеба, но полки в кладовой были совершенно пусты.

Элизабет несколько раз позвала Элму, однако никто не ответил. Поставив на огонь котелок с водой, женщина обошла кухню с намерением заглянуть в подвал. Ей понадобились все ее силы, чтобы открыть толстую деревянную дверь. Там было так темно, что волосы у нее на голове зашевелились от страха, и она решила вернуться на кухню и взять свечу. Только мысль о том, что Николь голодна, заставила ее все-таки шагнуть в черноту.

В подвале стоял невыносимый запах тления. Она приподняла юбку, чтобы заткнуть нос и рот, стараясь дышать как можно глубже. Повернувшись к полкам, прибитым к грязной стене, Элизабет начала шарить по ним рукой.

Ближайшие полки оказались пусты, и женщина, осторожно ступая, спустилась ниже. Она чуть не вскрикнула, коснувшись края холщового мешка, и тут же сообразила, что в нем или сушеная фасоль, или рис. Для того чтобы поднять его, ей понадобились обе руки, и пришлось опустить юбку. Подхватив мешок, свободной рукой она опять начала шарить по полкам, не обращая внимания на паутину.

Мерзкий запах усилился. Ей стало дурно, и, заметавшись, она споткнулась обо что-то и упала. Пытаясь схватиться за полки, Элизабет сильно занозила руку и тут же поняла, что ударилась спиной вовсе не о земляной пол, а обо что-то большое и твердое.

На какую-то долю секунды Элизабет от страха точно окаменела, горло перехватило, но потом она подняла голову, стараясь выровнять дыхание. Наконец рука нащупала то, что было под нею.

Ледяная костистая рука встретилась с ее дрожащими пальцами. Труп! Она споткнулась о труп!

Ноги отказывались держать ее, и Элизабет пришлось ползти. Каждое движение вон из этой чудовищной могилы загоняло занозы все глубже в ладони, но боли она не чувствовала, стараясь уползти как можно дальше от трупа.

Несмотря на свое состояние, Элизабет все-таки ухитрилась найти ступени и выползти наружу. Поднявшись, она упала на землю, мерзкий запах все еще преследовал ее.

Неимоверным усилием воли Элизабет заставила себя не думать о трупе в подвале. Надо было возвращаться к Николь.

Дочь права, это плохой дом. Она, видно, сошла с ума, раз решилась вернуться сюда.

Сглотнув снова поднявшуюся желчь и глубоко вздохнув, женщина побежала к дому и рывком распахнула дверь. Глубоко впившиеся занозы вызвали жгучую боль, ладони начали кровоточить.

– Николь! Николь! – закричала Элизабет, стараясь отогнать дурное предчувствие.

Казалось, вестибюль стал намного длиннее, и ей потребуются минуты... часы... чтобы добраться до оставленного ребенка. Или это ноги отказываются идти?

Элизабет внезапно остановилась. Двери в гостиную были открыты.

– Николь, – прошептала она. Ответом было молчание. – Господи Боже мой! Нет! Николь! Где ты?

Женщина медленно повернулась к лестнице, стараясь проглотить комок, подступивший к горлу. Во рту пересохло. Она заколебалась, страшась необходимости подняться. Только мысль, что Николь, может быть, уже там, испуганная, растерянная, заставила ее набраться храбрости и побороть ужасные воспоминания, связанные с верхними комнатами.

– Мама сейчас придет, – бормотала она, успокаивая саму себя.

– Она не услышит.

– Элма! – Элизабет с трудом выговорила это имя. Страх, почти парализовавший ее, мгновенно улетучился. Она знала, что Элма не причинит внучке вреда. Странное спокойствие опустилось на нее, и она повернулась лицом к свекрови.

Элизабет показалась, что она видит Элму, как в первый раз, сквозь какую-то дымку. Пожилая женщина держалась по-королевски. Высокий рост, изящная фигура, пропорциональные черты – все говорило о величии, хотя ее и нельзя было назвать по-настоящему красивой. Белоснежная кожа, всегда защищенная от солнца, не выдавала ее возраста, как и забранные в пучок белокурые волосы.

Лед. Холод. Снег. Совсем как брильянтовые серьги, поблескивающие каждый раз, как Элма качает головой, глядя на вас своими бледно-голубыми, почти бесцветными глазами.

– Я давно поджидаю тебя. Иди за мной.

Элизабет глядела, как свекровь направляется в гостиную. Это был приказ, и она машинально едва не подчинилась ему.

Но именно за этим ты и пришла сюда – объясниться с ней, напомнила себе молодая женщина. А Николь в безопасности.

Однако Элизабет все не решалась сдвинуться с места. Поглядев на свои руки, она медленно повернула ладони вверх и, увидев красную, ободранную кожу, содрогнулась.

Трусиха. Трусиха. Сколько раз она говорила это себе. Вот что держало ее в плену не хуже замка.

Нет, она не трусиха, но надо быть дурой, чтобы недооценивать Элму. Эта женщина сущий дьявол.

В конце концов, Элизабет вошла в гостиную и обвела ее глазами.

– Где Николь?

– Отдыхает. Я положила ее в твоей прежней комнате. Садись поближе к огню.

Молодая женщина проигнорировала предложение, обдумывая ситуацию. Николь была наверху и, по-видимому, заперта. Однако Элизабет не собиралась играть уготованную ей роль жертвы.

– Скажи, Элма, неужели тебе действительно так нравится играть в эту игру? Я знаю про Джеймса все. Знаю, как он умер. Его застрелили собственные солдаты при попытке бежать с поля боя. – Элизабет остановилась. Каждое сказанное слово придавало ей силы и уверенности. Ее твердый голос, казалось, стегал старую женщину. – С самого первого дня вы обманули всех: меня, Джеймса, Колтера и мою дочь. Как вы можете жить с таким грузом? Действительно ли скорбите о своем сыне? Или это тоже ложь?

– Джеймс не стоит моих слез.

– Господи, бесчувственная ведьма! Он любил вас. Джеймс делал все, чтобы угодить вам. – Элизабет подошла ближе, всматриваясь в Элму, надеясь увидеть хотя бы малейший признак раскаяния. Но его не было. – Неужели вы всерьез думали, что я позволю вырастить мою дочь похожей на вас? Да я лучше умру.

– Ну что ж, так и сделай. – Элма вынула руку из складок юбки и подняла пистолет. – Думаю, тебе надо отдохнуть, дорогая. Вы проделали долгое путешествие.

– Элма, чье тело в подвале?

– Тебя это не касается.

– Чье тело в подвале? – повторила Элизабет, повышая голос и с трудом держа себя в руках.

Старая женщина грациозно поднялась, все еще держа пистолет, и начала приближаться. Элизабет попятилась.

– Где все слуги, Элма?

– Убежали с командой янки, которая проходила мимо и обещала им свободу. Разве они знают, что свобода требует ответственности?

– Да-да, вы правы. – Дойдя до двери, Элизабет хотела было убежать, но Элма ускорила шаг и оказалась рядом с ней.

– Будешь ты послушной или нет?

– Да-да, буду.

– Хорошо. Мне приятно это слышать. Элизабет не могла отвести глаз от пистолета.

Оценивающе глядя на свекровь, она судорожно соображала, насколько та сильна и есть ли шанс отобрать оружие.

Как будто прочтя ее мысли, Элма взвела курок.

– Иди наверх, Элизабет. Я уже пользовалась этим, и оказалось, что неплохо стреляю. В три выстрела я покончила с Биллингом.

– С Биллингом? – переспросила Элизабет, ненавидя собственный голос. Ее каблук коснулся нижней ступеньки, и, не поворачиваясь, она подхватила юбку и начала, пятясь подыматься по лестнице. На какой-то момент показалось, что Элма забыла про нее, такой невидящий у нее был взгляд. Но тут же, тряхнув головой, она снова посмотрела на Элизабет.

– Биллинг – тот человек, которого я наняла, чтобы привезти домой Николь.

– Вы... вы убили его? – Элизабет поняла, что Элма безумна. Не просто одержима идеей получить все, что она считает своим, а безумна по-настоящему.

– Он подвел меня, дорогая. Я не могу терпеть предательства ни от кого. Даже хорошо, что Джеймс умер. Он тоже предал меня.

– Джеймс любил вас, Элма. Помните, как он привозил вам подарки, возвращаясь из путешествий? Ведь вам нравились его подарки.

– А ты ревновала.

Неподдельная ненависть, промелькнувшая в ее тоне, ужаснула Элизабет. Как удержать Элму? Как освободить себя и Николь?

– В чем же это Джеймс предал вас? – спросила она, надеясь сбить ее с толку.

– Этот идиот ухитрился заразиться свинкой. Он выздоровел, но утратил единственную способность, которой обладал. Джеймс не мог иметь детей. Но потом мы нашли тебя – слабую, несчастную, безмозглую дурочку. Ты была готова поверить, что Колтер бросил тебя. Но даже тогда мне пришлось уговаривать своего сынка жениться на тебе. Этого идиота, видите ли, мучила совесть. Невзирая на то, что лежало на весах, он осмеливался говорить мне о своей дружбе с Колтером. Джеймс готов был смотреть, как меня выбрасывают из моего собственного дома! Я рада, что он умер, слышишь меня? Я рада, что мне не придется избав