/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

11 Сентября 2001

Тьерри Мейссан

Эта книга произвела фурор и мгновенно стала бестселлером во Франции, а затем и в других европейских странах. В США власти более года препятствовали выходу в свет этой книги, но она все же была опубликована — и сразу стала мощнейшим подспорьем для антивоенного и «антиглобалистского» движения. То, что книга Мейссана не только не стала бестселлером у нас в стране, а, напротив, была фактически замолчана, — явление позорное, говорящее о продажном, марионеточном, характере политической науки в России.

2002 ru fr jurgennt FBE MMVI JSP20060911-DC70-4819-AB06-7FF92D3C61C8 1.1 11 сентября 2001 года. Чудовищная махинация Карно Москва 2002

11 сентября 2001 года — Чудовищная махинация 

Введение

За событиями 11 сентября 2001 года следили в прямом эфире сотни миллионов людей, прикованных к экранам телевизоров. Ошеломление перед размахом атаки, шок от бессмысленности разрушений повергли в оцепенение и зрителей, и телекомментаторов. Отсутствие же информации об отношении к происходящему американских властей, как и кадры, показывающие ужас событий, — все это привело к тому, что телеканалы просто зациклились на кадрах самолетов-самоубийц, врезающихся в башни Всемирного торгового центра, и их падения. Жесткие требования прямого эфира, столкнувшись с эффектом неожиданности, свели подаваемую информацию к скупому описанию только что полученных фактов и делали совершенно невозможным какое-либо общее понимание случившегося.

В течение первых трех дней после преступных нападений официальные лица предоставили прессе большое количество дополнительной информации по неизвестным аспектам событий. Но она потерялась в беспрерывном потоке новостей о жертвах и о спасательных мерах.

Тысячи человек потеряли жизнь в тот день, 11 сентября, и в Афганистане была начата война отмщения. Однако много загадочного остается в этих событиях. Описание их полно нелепоcтей, неопределенностей и противоречии. Несмотря на тревожное чувство, порождаемое ими, существенность все-таки довольствуется официальной версией, понимая, что императивы государственной безопасности не позволяют власти США говорить обо всём открыто.

Но официальная версия не выдерживает критического анализа. Мы вам наглядно продемонстрируем, что версия эта — не что иное, как ловкий монтаж. В некоторых случаях собранные нами данные позволяют установить истину. В других же — наши вопросы остаются пока что без ответа, но это конечно не обязывает нас продолжать верить вранью властей. Как бы то ни было, составленное нами досье позволяет уже сейчас поставить под вопрос правомерность ответного удара американцев в Афганистане и законность войны против «Оси зда».

Мы просим вас не рассматривать нашу работу как истину в последней инстанции. Напротив, мы призываем вас к скептицизму. Доверяйте только своему собственному критическому чутью. Чтобы позволить вам самим проверить обоснованность наших разоблачений и тем самым составить свое собственное мнение, мы приводим множество сносок, указывающих на наши источники.

В этот исторический момент, когда Соединённые Штаты проводят разграничение Добра и Зла, мы постараемся напомнить, что свобода заключается совсем не в том, чтобы слепо верить упрощенной картине мира, но в подлинном понимании, расширении гаммы выбора и умножении нюансов.

Первая часть

Кровавая инсценировка

Глава 1

Самолет-призрак над Пентагоном

Вы помните нападение на Пентагон?

Произошедшее было настолько тяжелым и внезапным, что невозможно было тут же не заметить противоречия в официальной версии.

11 сентября 2001 года, немногим ранее 10 часов по вашингтонскому времени, Министерство обороны США (Department of Defense) публикует короткое коммюнике:

«Министерство обороны продолжает принимать необходимые меры в ответ на нападение, совершенное сегодняшним утром в 9 часов 38 минут. На текущий момент не имеется никаких сведений относительно числа жертв. Раненые члены персонала препровождены вряд ближайших больниц. Министр обороны г-н Дональд С. Рамсфелд выразил свое сочувствие и соболезнование семьям погибших и раненых в результате этого наглого нападения; он обеспечивает руководство операциями из своего командного центра в Пентагоне. Весь персонал был эвакуирован из здания, тогда как службы экстренного реагирования Министерства обороны и соседних населенных пунктов вели схватки с огнем и оказывали срочную медицинскую помощь. По предварительным оценкам, потери значительные; тем не менее Пентагон завтра утром возобновит работу. В настоящий момент проводится учет всех помещений, куда можно перевести рабочие места из поврежденных частей здания»[1].

Прибывшие первыми на место происшествия сотрудники агентства Рейтер (Reuters) объявили, что Пентагон поврежден взрывом вертолета. Эта новость была подтверждена по телефону агентству Ассошиэйтед Пресс (Associated Press)[2] консультантом демократом Полем Бегалой. Через несколько минут Министерство обороны вносит поправку: это был самолет. Поступают новые свидетельства, опровергающие первоначальные и подтверждающие версию властей: Фред Хей[3], парламентский помощник конгрессмена Боба Нея, видел падающий «Боинг», когда ехал по шоссе, проходящему рядом с Пентагоном. Сенатор Марк Кирк[4] как раз выезжал со стоянки Пентагона, позавтракав с министром обороны, когда рухнул большой самолет.

Сам министр Дональд Рамсфелд покидает свой кабинет и устремляется на место происшествия помогать пострадавшим.

Здесь подключаются пожарные графства Арлингтон (Arlington). К ним присоединяются четыре команды Федерального агентства по управлению страной в чрезвычайных ситуациях (Federal Emergency Management Agency — FEMA), а также специализированные пожарные аэропорта имени Рейгана. К 10 часам 10 минутам поврежденное крыло Пентагона обрушивается.

Прессу удерживают в отдалении от места драмы, чтобы не мешать работе спасателей, и она должна удовлетворяться лишь съемками первых «body bags» («саванов»), которые в молчании укладывают в ряд в импровизированном полевом госпитале. Но Ассошиэйтед Пресс удается все-таки получить фотографии прибытия пожарных, снятые частным лицом из соседнего дома.

В создавшемся замешательстве понадобилось несколько часов для того чтобы глава Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США (Joint Chiefs of Staff — JCS) генерал Ричард Майерс смог наконец указать, что «самолетом-самоубийцей» был «Боинг 757-200» рейса 77 «Америкэн Эрлайнз» (Ameriken Airlines) из Вашингтона (аэропорт имени Даллеса) в Лос-Анджелес, чей след авиадиспетчеры потеряли еще в 8 часов 55 минут. Во время всеобщего смятения агентства печати нагнетают напряжение, сообщая о восьми тысячах погибших. Цифра эта взята с потолка, но министр обороны Дональд Рамсфелд не решится ее опровергнуть во время проведенного им брифинга на следующий день, хотя окончательное число, которое оказалось, к счастью, в четыре раза меньше, было к этому моменту точно известно.[5]

Boeing 757

Для всего мира, только что пережившего атаки на Всемирный торговый центр, это явилось дополнительным шоком: самая мощная армия в мире оказалась неспособной защитить свою собственную штаб-квартиру и понесла тяжелые потери. Соединенные Штаты, общепризнанно непобедимые, оказались уязвимыми на своей собственной земле.

На первый взгляд, факты бесспорны. И все же при попытке погрузиться в детали официальные объяснения предстают сбивчивыми и противоречивыми.

Авиадиспетчеры гражданской авиации Федерального управления гражданской авиации (Federal Aviation Administration — FAA) объяснили репортерам «Крисчен сайенс монитор» (The Cristian Science Monitor),[6] что около 8 часов 55 минут «Боинг» спустился на двадцать девять тысяч футов (8840 м), не отвечая на запросы. Его транскодер не подавал признаков жизни, так что они сначала подумали об электрической неполадке. Затем пилот, так и не отвечавший на запросы, включил, с перебоями, радиосвязь, что позволяло слышать угрожавший ему голос с сильным арабским акцентом. Самолет в этот момент развернулся в сторону Вашингтона, и затем они потеряли его след.

В соответствии с действующими инструкциями, местные авиадиспетчеры сообщили об угоне в штаб-квартиру FAA. Большая часть ответственных лиц государственного уровня отсутствовали из-за проводившегося в Канаде профессионального съезда. В неразберихе этого безумного дня ответственные дежурные в штабе FAA подумали, что они получают в который раз сообщение об угоне второго самолета над Нью-Йорком. И только по истечении получаса они, наконец, поняли, что речь идет о третьем угоне самолета, и лишь тогда они оповестили об этом военные власти. Из-за этой халатности были потеряны драгоценные двадцать девять минут.

На сенатских слушаниях 13 сентября глава Объединенного комитета начальников штабов генерал Ричард Майерс[7] не смог объяснить, какие меры были приняты для перехвата «Боинга». Из этого напряженного диалога с высшими военными властями парламентарии заключили, что никаких действий для перехвата самолета предпринято не было (текст слушаний см. в Приложениях). Но возможно ли поверить, что армия Соединенных Штатов оставалась в бездействии во время нападения?

Чтобы противодействовать пагубному эффекту этих слушаний, Объединенное командование воздушно-космической обороны Североамериканского континента (North American Aerospace Defense Command — NORAD) опубликовало 14 сентября коммюнике.[8] Заполняя провалы в памяти генерала Ричарда Майерса, оно заявило, что было поставлено в известность об угоне только лишь в 9 часов 24 минуты. Оно также уверяло, что немедленно отдало приказ двум истребителям F-16 с базы в Лэнгли (Вирджиния) перехватить «Боинг». Но Военно-воздушные силы, не зная, где он находится, по всей видимости, решили, что этот «Боинг» собирается совершить еще одно нападение в Нью-Йорке, и, с их слов, послали истребители на север. Один военно-транспортный самолет, взлетавший с президентской базы Эндрюс, случайно пересекся с «Боингом» и опознал его. Слишком поздно.

Нет полной уверенности в том, что версия NORAD более достоверна, чем версия генерала Майерса. Можно ли поверить тому, что военная радарная система США не способна локализовать самолет в зоне радиусом в несколько десятков километров? И тому, что громоздкий пассажирский самолет смог увернуться от мощных F-16, пущенных за ним в погоню?

Допустим даже, что «Боинг» смог преодолеть это первое препятствие, но тогда его должны были сбить при приближении к Пентагону. Система безопасности, защищающая Министерство обороны, естественно, является военной тайной. То же самое относится и к находящемуся по соседству Белому дому. Нам известно о ней не более того, что ее основательно переосмыслили[9] после серии инцидентов в 1994 году, а конкретнее, после приземления маленького самолета «Чесна 150L» на лужайке перед Белым домом. Известно также, что системой воздушной безопасности управляют с президентской базы Эндрюс[10]. На ней постоянно дислоцируются два боевых эскадрона: 113-й Fighter Wing Военно-воздушных сил и 321-й Fighter Attack Военно-морского флота. Оснащенные соответственно истребителями F-16 и F/A-18, они ни в коем случае не должны были позволить «Боингу» настолько приблизиться.

Но, как сказал подполковник Вик Важински, пресс-секретарь Пентагона:

«Мы не осознавали того, что этот самолет летит именно на нас, и я сомневаюсь, что до вторника [11 сентября] кто-либо мог предвидеть подобное».[11]

Итак, оторвавшись от своих преследователей и увернувшись без каких-либо осложнений от противовоздушной обороны высшей сложности, «Боинг» завершает свой полет ударом в Пентагон.

«Боинг 757-200»[12] рассчитан на 239 пассажиров. Его размеры: длина 47,32 метра, размах крыльев — 38,05 метра. При полной загрузке этот мастодонт весит 115 тонн, что не мешает ему достигать крейсерской скорости в 900 км/час.

Пентагон же[13] является огромнейшим административным зданием в мире. В нем ежедневно работают 23 тысячи человек. Название ему было дано по его оригинальной конструкции: пять концентрических колец о пяти гранях каждое. Его выстроили недалеко от Белого дома, но на другом берегу Потомака. Так что он находится не в самом Вашингтоне, а в Арлингтоне, в соседнем штате Вирджиния.

Чтобы нанести максимальный ущерб, «Боинг» должен был бы спикировать на крышу Пентагона. Это было бы, к тому же, и самым простым решением: здание занимает поверхность в 29 акров (11 7363 квадратных метров). Но террористы, наоборот, выбирают удар по фасаду, хотя высота его не превышает 24 метров.

Самолет внезапно приблизился к земле, словно для посадки. Оставаясь в горизонтальном положении, он опустился почти вертикально, не задев фонари на шоссе рядом со стоянкой Пентагона и не повредив их даже воздушной струей.

При снижении шасси выбрасывается автоматически. Хотя в высоту «Боинг» имеет тринадцать метров, включая шасси, что равняется трем этажам, он пробил фасад здания только на уровне первого и второго этажей. При этом не нанеся никаких повреждений (см. фото на обложке) ни прекрасному газону на первом плане, ни ограде, ни стоянке, ни вертолетной площадке. В этом месте действительно находится посадочная площадка для небольших вертолетов.

Фото с обложки

Несмотря ни на свой вес (сотня тонн), ни на скорость (от 400 до 700 километров в час), самолет разрушил только первое кольцо здания. Это ясно видно на нижеприведенных фотографиях.[14]

Удар ощутили во всем Пентагоне. Горючее самолета, находившееся в его крыльях, воспламенилось, и пожар быстро распространился по зданию. Погибло 125 человек плюс 64 человека на борту самолета.

Случай распорядился так, что самолет врезался в ту часть Пентагона, которая находилась на ремонте. Сюда собирались перевести командование морского флота.[15] Некоторые кабинеты вообще были еще не заняты, в других же был лишь гражданский персонал, занимавшийся их оборудованием. Этим объясняется то, что жертвы, в большинстве своем, состояли из гражданского персонала и что среди жертв из военных только один генерал.

Получасом позже верхние этажи обрушились.

Все эти первые сведения мало правдоподобны. Все остальное же в официальной версии просто-напросто невозможно.

Попытка встроить силуэт самолета в спутниковую фотографию указывает, что только нос «Боинга» проник в здание. Фюзеляж и крылья остались вне его. Это значит, что самолет резко остановился, и крылья не ударили по фасаду. Не видно никакого другого следа удара, кроме нанесенного носом самолета.

Масштабная проекция «Boeing 757-200» и разрушений 1-го «кольца» Пентагона

Из этого следует, что мы должны были бы увидеть крылья и фюзеляж вне здания, то есть на газоне. Если нос самолета изготавливается из композитного сплава, который мог быстро расплавиться, а крылья, содержавшие горючее, могли сгореть, то фюзеляж «Боинга» сделан из материала, подобного тому, из которого делают кузова легковых автомобилей и грузовиков. По окончании пожара от него обязательно должны были бы остаться обгоревшие обломки.

Если вы еще раз обратитесь к фотографии Ассошиэйтед Пресс (на обложке), вы с очевидностью отметите, что никакого самолета нет. Снимок, тем не менее, был сделан в самые первые минуты: машины пожарных уже подъехали, но сами они еще не приступили к действиям и верхние этажи еще не обрушились. Во время пресс-конференции 12 сентября 2001 г.[16] командир пожарных графства Арлингтон Эд Плогер уточнил, что его люди участвовали в борьбе с распространением пожара в Пентагоне, но что их держали на расстоянии от места катастрофы. Только специальные команды федерального управления РЕМА работали в непосредственной близости от самолета. Здесь завязался, скажем так, сюрреалистический диалог.

Журналист: Что осталось от самолета?

Командир Плогер: Прежде всего, что касается самолета, имеется несколько его кусков, мы их могли видеть внутри здания в ходе операций по борьбе с пожаром, о которых я рассказывал, но речь не идет о значительных обломках. Другими словами, нет ни обломков фюзеляжа, ни чего бы то ни было похожего…

Журналист: Командир, были найдены разбросанные везде, вплоть до шоссе, мелкие куски самолета, действительно крошечные фрагменты. Сможете ли вы заключить из этого, что самолет взорвался, буквально разорвался в момент удара из-за горючего…

Плогер: Знаете, я предпочел бы не высказываться по этому поводу. У нас имеется много очевидцев, которые смогут вас лучше меня проинформировать о том, что произошло с самолетом в момент его приближения. Мы не знаем. Я не знаю…

Журналист: Где горючее самолета?

Плогер: Мы обнаружили нечто, что приняли за лужу, как раз на том месте, где, как мы думаем, находился нос самолета (sic!).

Таким образом, хотя правительственные лица, парламентарии и военные и утверждают, что видели падающий самолет, никто не нашел ни мельчайшего фрагмента самолета, ни даже шасси: имеются только неопознаваемые куски металла. Что же касается камер видеонаблюдения на стоянке Пентагона, ни одна из них не засекла «Боинг» ни в одно из мгновений и ни в каком бы то ни было ракурсе.

Подытожим официальную версию: угнанный «Боинг», стало быть, оторвался от преследования истребителей F-16, брошенных за ним в погоню, и увернулся от системы противовоздушной обороны Вашингтона. Он, получается, приземлился вертикально на стоянку Пентагона, оставаясь в горизонтальном положении. Он пробил фасад на первом этаже. Он проник только носом внутрь здания и остановился как раз перед тем, как коснуться его крыльями. Его фюзеляж мгновенно распался. Горючее, содержавшееся в крыльях, горело только лишь необходимое время, чтобы вызвать пожар в здании, а затем превратилось в лужу, которая переместилась на то место, где, как предполагалось, находился нос самолета.

При всем уважении к высокой квалификации «очевидцев», — правительственных чиновников и парламентариев, совершенно невозможно проглотить подобные бредни. Нисколько не гарантируя подлинность показаний, титулы этих свидетелей подчеркивают лишь масштабы развернутых армией Соединенных Штатов средств для искажения истины. Впрочем, эта причудливая басня выстраивалась постепенно: одно вранье влекло за собой другое. Если вы обратитесь к первичному коммюнике Пентагона, процитированному в начале главы, то заметите, что ни о каком «Боинге» речь не шла. Теория «самолета-камикадзе» появилась только спустя полчаса. В ходе заслушивания главы комитета начальников штабов речь не заходила и об истребителях, пытавшихся перехватить самолет-призрак. Только лишь через два дня NORAD выдумало историю о блуждающих истребителях F-16.

Официальная версия — это не что иное, как пропаганда. Неизменным остается лишь то, что 125 человек погибло в Пентагоне и что самолет, перевозивший 64 пассажира, исчез. Какова же была причина взрыва, потрясшего Пентагон? Что произошло с рейсом 77 «Америкэн Эрлайнз»? Его пассажиры погибли? Если да, кто их убил и почему? Если нет, где они? На все эти вопросы американская администрация должна будет рано или поздно дать ответ.

Но, в первую очередь, зададимся вопросом: что официальная версия пытается от нас скрыть? Приглашенный на CNN на следующий день после взрыва генерал Уэсли Кларк, бывший верховный главнокомандующий вооруженными силами НАТО в Европе во время конфликта в Косово, заявил: «Уже в течение некоторого времени мы были в курсе того, что определенные группы строят планы [удара по Пентагону], конечно, мы не располагали достаточной информацией [чтобы действовать]».[17] Это загадочное утверждение не ссылается ни на какого иностранного агрессора, но на угрозы, высказанные вооруженными формированиями крайне правых в отношении Пентагона. Оно позволяет увидеть краем глаза потаенные противостояния, раздирающие руководящий класс США.

CNN проинтервьюировала Хосни Мубарака 15 сентября.[18] На тот момент египетский президент не располагал той же информацией, что и мы. Ему не было известно то, что нам открыл детальный анализ. С другой стороны, у него имелись конфиденциальные разведданные о подготовке теракта, которые он за несколько недель до происшедшего передал американскому правительству.

Президент Мубарак: …Ни одна из разведок в мире не могла заявить, что они будут использовать коммерческие рейсы с пассажирами, чтобы врезаться в башни и в Пентагон. Те, кто это сделал, должны были, к примеру, в течение долгого времени летать над этим районом. Пентагон — не очень высокое здание. Чтобы осуществить подобную прямую атаку на Пентагон, пилот должен был заранее совершить многочасовые полеты над этой зоной, с тем чтобы изучить все препятствия, с которыми он мог бы столкнуться на малой высоте в огромном пассажирском самолете, — перед тем как нанести удар по Пентагону в определенной точке. Кто-то очень хорошо все это изучил, кто-то долгое время летал над этой зоной.

CNN: Намекаете ли вы на то, что здесь может идти речь о внутренней операции, позвольте спросить, кто прячется за этим, по вашему мнению?

Президент Мубарак: Откровенно говоря, я не хочу делать скороспелых выводов. Вы в Соединенных Штатах, как только кого-нибудь поймаете, сразу поднимаете шум: «О, это не египтянин, это — уроженец Саудовской Аравии, выходец из Эмиратов…» — в этом духе, араб, короче, люди думают, что это все арабы… Лучше подождать. Вспомните Оклахома-Сити. Тут же пошли слухи, обвинявшие арабов, тогда как теперь вы прекрасно знаете, что арабы здесь были ни при чем… давайте подождем и тогда увидим, каковы будут результаты следствия. Надо иметь в виду, то, что было проделано в США, не может запросто проделать любой пилот, обучившийся во Флориде; множество народу тренируется на получение лицензии на полеты, это совсем не означает, что все они способны на подобные террористические акты. Я вам говорю как бывший пилот, я со всем этим очень близко знаком, я пилотировал очень большие самолеты, пилотировал истребители, все это очень и очень непросто, поэтому, я думаю, не стоит делать скороспелых заключений. Если администрация Буша сфальсифицировала нападение на Пентагон, чтобы замаскировать внутренние проблемы, не утаила ли она заодно и определенные элементы нападений на Всемирный торговый центр?

Глава 2

Сообщники на земле

Вспомним, как нам было представлено нападение на Нью-Йорк. Во вторник 11 сентября 2001 года, в 8 часов 50 минут, информационный телевизионный канал CNN прерывает свои передачи, чтобы объявить, что рейсовый самолет врезался в Северную башню Всемирного торгового центра. Поскольку у него нет съемок катастрофы, он передает общим планом крыши Манхэттена и мы видим клубы дыма над башнями.

На первый взгляд, дело идет о впечатляющей авиакатастрофе. Американские транспортные предприятия — на краю банкротства, они все хуже и хуже обеспечивают техническое обслуживание своих самолетов. Авиадиспетчерские службы все менее и менее надежны. Всеохватывающее разложение воздухоплавательного законодательства позволяет совершать анархические полеты над населенными пунктами. То, что должно было случиться, в конце концов и случилось.

Однако нельзя исключить и того, как без промедления об этом намекает CNN, что эта катастрофа не является несчастным случаем, то есть речь здесь может идти о теракте. Мы хорошо помним, как 26 февраля 1993 года заминированный фургончик взорвался на втором подземном уровне паркинга Всемирного торгового центра, тогда погибло шесть и было ранено около тысячи человек. Теракт был списан на счет исламистской организации, руководимой из самого Нью-Йорка шейхом Омаром Абдул-Рахманом. И, по мнению телекомментаторов CNN, если эта авиакатастрофа — террористический акт, он, вероятнее всего, дело рук другого исламиста, бывшего саудовского миллиардера Усамы бин Ладина. Этот финансист, прячущийся в Афганистане, объявил «фатву», датированную 23 августа 1996 года, в которой призвал к священной войне против Соединенных Штатов и Израиля. Ему приписываются также теракты, произведенные 7 августа 1998 года против американских посольств в Найроби (Кения) и в Дар-эс-Саламе (Танзания). За несколько лет он превратился в «общественного врага номер один Соединенных Штатов». За его голову Федеральное бюро расследований—ФБР (Federal Bureau of Investigation — FBI) готово заплатить пять миллионов долларов. Совет безопасности ООН запросил его выдачу у правительства талибов. С 5 февраля 2001 года Соединенные Штаты как раз проводят над ним заочный суд в Нью-Йорке.

Один за другим американские телеканалы устанавливают прямую связь с Нью-Йорком.

В 9 часов 3 минуты второй рейсовый самолет врезается в Южную башню Всемирного торгового центра. Вторая авиакатастрофа произошла в тот момент, когда множество телеканалов передавали изображение Северной башни в огне. То есть ее снимают во многих ракурсах, и свершающееся напрямую переживают миллионы телезрителей.

Со всей очевидностью ясен факт: Соединенные Штаты столкнулись с террористической деятельностью на своей собственной земле. Опасаясь терактов с использованием заминированных машин, власти Нью-Йорка перекрывают движение на всех мостах и во всех туннелях квартала Манхэттен (это говорит о том, что возникают опасения десантирования диверсионных групп!). В 9 часов 40 минут нью-йоркская полиция оповещает население о том, что возможно нападение других самолетов на другие небоскребы.

В 10 часов 5 минут, в тот момент, когда объявляют об ударе по Пентагону, Южная башня Всемирного торгового центра рушится — это видно в прямом эфире на экранах телевизоров, затем, в 10 часов 29 минут, обваливается и Северная башня. Облако пыли обволакивает Манхэттен. Сообщают о десятках тысяч погибших. Сгорание самолетов, по всей очевидности, произошло при такой высокой температуре, что металлические конструкции здания не выдержали.

Губернатор Нью-Йорка Джордж Патаки закрывает все государственные учреждения своего штата и вызывает Национальную гвардию. «У меня остались друзья в башнях, я думаю о них, об их семьях, и мы стараемся оказать поддержку всем тем, кого затронула эта трагедия», — доверительно сообщает он. В 11 часов 2 минуты мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани обращается к нью-йоркцам по телефону на волне радиостанции «Нью-Йорк один»: «Все те, кто не находится в Манхэттене, оставайтесь дома или в офисах. Если вы находитесь в деловом центре, спокойно двигайтесь к северу, выходя из зоны нападения, чтобы не стеснять спасательные операции. Мы должны спасти как можно больше людей». Огромные толпы, десятки тысяч человек, проходят в этот момент по мостам (уже закрытым для автомобильного движения), чтобы покинуть район.

В 17 часов 20 минут Башня 7 Всемирного торгового центра, которая не была атакована самолетами, также рушится, не вызывая дополнительных жертв. Экстренные службы Нью-Йорка считают, что это здание было повреждено падением двух предыдущих. По эффекту домино, другие соседние здания могут за ним последовать. Мэрия Нью-Йорка заказывает тридцать тысяч «body bags» («саванов»).

Начиная с полудня и в последующие дни воссоздается сценарий нападения: исламисты, структуры бин Ладина, организованные в команды по пять человек и вооруженные ножами для резки картона, захватили рейсовые самолеты. Накачанные фанатизмом, они принесли себя в жертву, врезавшись угнанными самолетами в башни ВТЦ.

На первый взгляд, факты неоспоримы.

Однако, чем более мы погружаемся в детали, тем с большими противоречиями мы сталкиваемся. Два самолета были опознаны ФБР как «Боинги 767», принадлежавшие: первый — компании «Америкэн Эрлайнз» (Amerikan Airlines), рейс 11: Бостон — Лос-Анджелес, и второй — компании «Юнайтед Эрлайнз» (United Airlines), рейс 175: Бостон — Лос-Анджелес. Обе компании подтвердили утрату этих самолетов.

Благодаря пассажирам, которые по сотовым телефонам звонили близким в ходе нападения, известно, что воздушные пираты согнали пассажиров в хвостовую часть самолета, как это обычно делают для того, чтобы изолировать кабину пилотов. Эта задача была им облегчена небольшим количеством пассажиров: 81 человек на рейсе 11 и 56 — на рейсе 175 при 239 местах в каждом самолете.

В соответствии с информацией, полученной по телефону от пассажиров, у пиратов было только холодное оружие[19]. После того как воздушное пространство США было закрыто, все самолеты совершили посадку и были обысканы сотрудниками служб ФБР. В двух из них: рейс 43 (Ньюарк — Лос-Анджелес) и рейс 1729 (Ньюарк — Сан-Франциско) были обнаружены ножи для резки картона, спрятанные под сиденьями. Из этого следователи заключили, что все воздушные пираты используют данную модель ножей. Впоследствии специалисты Центрального разведывательного управления — ЦРУ (Central Intelligens Agency — CIA) обнаружили в одном из домов, где жил Усама бин Ладин в Афганистане, мешки с такими ножами, что подтверждало тот факт, что исламисты обучались обращению с ними.

Все же трудно представить себе, что организатор нападений не подумал об обеспечении своих людей огнестрельным оружием, рискуя полным или частичным провалом операции. Тем более что намного легче пройти детекторы в аэропортах со специально изготовленными пистолетами,[20] чем с такими ножами. К чему ставить подобные вопросы? В общественном воображении, и это хорошо известно, арабы, то есть исламисты, любят перерезать глотки своим жертвам. Наличие ножей позволяет сделать вывод, что все воздушные пираты были арабами… но это еще требуется доказать.

Приближаясь к Нью-Йорку, самолеты должны были существенно сбавить высоту полета, чтобы пилоты могли видеть башни сбоку, а не сверху. Вид города с неба представляет собой план, на котором исчезают привычные нам видимые ориентиры. Чтобы нанести удар по башням, необходимо было занять исходную позицию на малой высоте. Пилоты должны были рассчитать не только высоту удара, но и позицию самолетов. Башни имели в ширину 63,7 метра. Размах крыльев «Боинга 767» — 47,6 метра. На видеозаписях отчетливо видно, что самолеты с удивительной точностью нанесли удары в центр башен. Легкий сдвиг на 55,6 метра — и самолеты ушли бы в молоко. При средней скорости в 700 километров в час такую дистанцию пролетают за три десятых секунды. Принимая во внимание неповоротливость этих махин, стоит признаться, что это — нелегкая задача даже для испытанных пилотов, не говоря уж о новичках. Первый «Боинг» атаковал прямо в лоб, по ветру, что облегчило стабилизацию самолета. Но второй должен был осуществить сложный маневр поворота, в высшей степени трудноисполнимый лицом к ветру. Тем не менее, он с таким же успехом поразил башню: в яблочко и на нужной высоте. Опрошенные профессиональные пилоты подтверждают, что немногие из них способны осуществить такую операцию, и категорически исключают возможность ее проведения любителями.

С другой стороны, существует безотказный способ поразить цель: использование маяков. Цель сама издает сигнал, к которому двигается самолет, управляемый автоматически. Причем существование подобного маяка во Всемирном торговом центре было установлено радиолюбителями, поймавшими его сигнал. Его обнаружили потому, что он создавал помехи в передачах с телеантенн, размещенных на башнях. Возможно, сигнал включили в самый последний момент, чтобы избежать его обнаружения и уничтожения. Возможно и то, что пираты использовали два маяка, поскольку одного было бы мало, несмотря на расположение целей по одной линии. Как бы то ни было, им были необходимы сообщники на земле. И если такие были, то отпадала необходимость в большом числе пиратов на борту. Небольшой команды было вполне достаточно, чтобы поставить самолет на автопилот. Кстати, вообще не было необходимости в пиратах на борту самолета, поскольку не брали заложников: взломав бортовые компьютеры до взлета, становилось возможным взять на себя управление самолетом в воздухе, благодаря технологии Global Hawk, разработанной Министерством обороны.[21] В результате «Боинг» становится управляемым на расстоянии, как дрон, беспилотный самолет.

Затем башни-близнецы рушатся. Следственную комиссию РЕМА поручает организовать Американскому обществу гражданских инженеров. (Аmеrikan Society of Civil Engineers — ASCE). B предварительном рапорте сообщается, что сгорание горючего резко подняло температуру до таких высоких показателей, что центральные металлические конструкции расплавились.

Эту теорию решительно отбрасывают ассоциации пожарных Нью-Йорка и профессиональный журнал Fire Engineering.[22] Опираясь на расчеты, они утверждают, что конструкции могли долгое время сопротивляться огню. Пожарные заявляют, что слышали взрывы у основания башен и требуют организовать независимое расследование. Они задаются вопросом: что за вещества хранились в разрушенных зданиях, и, в случае отсутствия ответа, не было ли взрывов преступного происхождения, что подразумевает наличие наземной команды сообщников. Знаменитый эксперт из Горнотехнологического института Нью-Мексико (New Mexico Institute of Mining and Technology) Ван Ромеро уверяет, что подобное обрушение могло быть вызвано только лишь взрывчаткой.[23] Вскоре, под давлением общественного мнения, он берет свои слова обратно. Как бы то ни было, атака самолетов не может объяснить обрушение третьего билдинга, Башни 7. Гипотеза о дестабилизации фундамента была отброшена Американским обществом гражданских инженеров: и действительно, эта башня, не наклоняясь, обрушилась в себя. Теперь вопрос звучит не как: подорвали ли ее?, но следующим образом: какую еще гипотезу можно выдвинуть?

И тут — сенсация в «Нью-Йорк таймс».[24] Оказывается, Всемирный торговый центр, который мы считали сугубо гражданским строением, мишенью террористов, таил в себе секретный военный объект. Возможно, тысячи человек погибли оттого, что, не зная о том, служили ему живым щитом. Башня 7 — и, вполне возможно, и другие здания и подвалы — укрывали базу ЦРУ.[25] Бывшая в пятидесятых годах простым отделом разведки по иностранным делегациям в ООН, эта база при президенте Билле Клинтоне нелегально расширила свою деятельность до экономического шпионажа в Манхэттене. Основной потенциал американского разведывательного аппарата был переориентирован с антисоветского шпионажа на экономическую войну. Нью-Йоркская база ЦРУ превратилась в важнейший мировой центр экономической разведки. Против подобной переориентации живо возражали традиционистская ветвь ЦРУ и Объединенный комитет начальников штабов.

Ретроспективно можно поставить себе вопрос: не была ли мишенью теракта во Всемирном торговом центре 26 февраля 1993 года (шесть убитых, тысяча раненых) именно эта секретная база ЦРУ, хотя на тот момент и гораздо менее развитая. Зная, что в момент первого самолетного удара от тридцати до сорока тысяч человек находилось в башнях-близнецах и что в каждой башне насчитывалось 110 этажей, в среднем на этаж приходилось минимум 136 человек. Первый «Боинг» врезался в Северную башню между 80-м и 85-м этажами. Находившиеся там погибли мгновенно в результате удара или при пожаре. Те, кто находился выше, оказались в ловушке, поскольку пожар распространялся вверх. Некоторые предпочли выброситься из окна, чем сгореть в огне. В конечном счете, конструкция обрушилась. Все люди, находившиеся в тридцати верхних этажах, следовательно, погибли. По простейшим расчетам, их должно было быть не менее 4080 человек.

Но по официальным сведениям от 9 февраля 2002 года, всего в результате этих терактов в Нью-Йорке погибли 2843 человека (общая цифра включает в себя пассажиров и персонал экипажей «Боингов», полицейских и пожарных, людей, работавших в башнях, и посетителей).[26] Этот итог существенно ниже изначальных оценок и позволяет думать, что, несмотря на видимость, эти теракты не ставили себе цель вызвать максимальные человеческие потери. Напротив, имело место предварительное вмешательство, для того чтобы множество людей, по меньшей мере, из тех, кто работали на верхних этажах, отсутствовали бы на работе в указанный час.

Так, израильская газета «Гаарец» (На' aretz) сообщила, что фирма «Одиго» (Odigo), лидер в области электронных связей, получила анонимные сообщения, предупреждавшие о терактах в Нью-Йорке, за два часа до их осуществления. Эти факты были подтверждены в ежедневной газете Мишей Маковером, директором фирмы.[27] Всевозможного рода предостережения могли быть направлены тем, кто находился в Северной башне, даже если все, вероятно, и не восприняли их в одинаковой мере всерьез.

Здесь мы встречаем схему, сравнимую с той, по которой был осуществлен теракт в Оклахома-Сити 19 апреля 1995 г. В тот день большинство служащих, работавших в федеральном здании «Альфред П. Марра», были отпущены на полдня, с тем чтобы взрыв заминированной машины убил не более 168 человек.[28] Сегодня про этот теракт известно, что он был совершен военными, принадлежавшими к организации крайне правых, действия которых отслеживались ФБР.

Следовательно, в Оклахома-Сити ФБР допустило совершение теракта, о котором оно было предупреждено, ограничив лишь его масштабы.

Послушаем теперь странное признание президента Джорджа У. Буша во время встречи в Орландо 4 декабря.[29]

Вопрос: Во-первых, я хотел бы вам сказать, господин президент, что вы даже не представляете себе, как много вы сделали для нашей страны. И, во-вторых, ответьте, пожалуйста: что вы почувствовали, когда вам сообщили о террористском нападении?

Президент Буш: Спасибо, Джордан. Знаете, Джордан, вы мне не поверите, если я вам скажу, в какое состояние меня повергло известие об этом террористическом нападении. Я был во Флориде. И мой главный секретарь Анди Кард… я находился тогда в классной комнате для проведения беседы об одной чрезвычайно эффективной программе обучения чтению. Я сидел вне комнаты, ожидая, когда меня пригласят, и я видел, как самолет врезался в башню — телевизор, конечно, был включен. И поскольку я сам был пилотом, я сказал: «Какой никудышный пилот!» Я подумал, что произошла ужасная катастрофа. Но [в этот момент] меня ввели [в класс], и у меня не было времени об этом задуматься. Так что я сидел в классной комнате, когда Анди Кард, мой главный секретарь, который, вы видите, сидит вон там, вошел и сказал мне: «Второй самолет врезался в башню. На Америку совершено нападение». По сути, Джордан, сначала я не знал, что думать. Знаете, я вырос в такую эпоху, когда даже мысль не могла зародиться о том, что на Америку могут напасть, — вероятно, ваш отец или ваша мать думали, как и я. И в этот небольшой промежуток времени я принялся напряженно думать о том, что это значит, когда на тебя нападают. И я знал, что, как только я буду располагать всеми фактами [подтверждающими], что нас атаковали, ценой будет ад для тех, кто посмел напасть на Америку! (аплодисменты).

Из чего следует, по его собственному заявлению, что президент Соединенных Штатов видел съемки первого удара до того, как был совершен второй. Эти кадры не могли быть теми, которые случайно сняли Жюль и Гедеон Нодэ. Братья Нодэ остались снимать Всемирный торговый центр весь день, их видеокадры были переданы в эфир лишь тринадцать часов спустя агентством Гамма (Gamma). То есть здесь речь идет о секретных съемках, которые были ему переданы немедленно в зал безопасной связи, оборудованный заранее в начальной школе из-за его визита. Но если разведывательные службы США смогли снимать первый теракт, значит, они о нем прекрасно знали заранее. И, в этом случае, почему они ничего не предприняли, чтобы спасти соотечественников?

Подытожим нашу информацию: террористы располагали материально-технической поддержкой наземных команд. Они включили один или два маяка, предупредили находившихся в башнях, чтобы ограничить человеческие потери, и подорвали все три здания. И все это на глазах у настолько же бдительных, насколько и пассивных разведслужб. Может ли подобная операция задумываться в пещерах Афганистана, управляться из них и исполняться горсткой исламистов?

Глава 3

«Кроты» (тайные агенты) в Белом доме

Вернемся к официальной версии этого ужасного дня. В качестве ответа на два теракта, совершенные в Нью-Йорке, директор ФБР Роберт Мюллер III запускает в действие операционный план CONPLAN:[30] все правительственные ведомства проинформированы о катастрофе и обязаны оставаться в распоряжении Операционного и информационно-стратегического центра (Strategic Information and Operations Center — SIOC) ФБР и Группы реагирования на ситуации катастроф (Catastrophic Disaster Response Group — CDRG) Федерального агентства по управлению страной в кризисных ситуациях (FEMA). Все важнейшие пункты массового скопления народа, способные превратиться в театр террористических операций, очищены от людей и закрыты.

Вдруг, около 10 часов, Секретная служба, то есть служба охраны высокопоставленных особ (Secret Service), поднимает новую тревогу: Белый дом и «Борт номер 1» под угрозой. Вице-президента Чейни уводят в Президентский центр экстренных операций (Presidential Emergency Operations Center — PEOC), подземный зал командования, расположенный под западным крылом Белого дома. Приводится в действие план правительственной сохранности, в соответствии с которым главнейшие политические руководители страны, члены правительства и Конгресса направляются в надежные укрытия. Вертолеты морской пехоты транспортируют их в два гигантских противоядерных убежища: Главный пункт специального содействия (The High Point Special Facility, Mount Weather, Virginie), и The Alternate Joint Communication Center, альтернативный координационный центр, называющийся «Site R» (Скалистые горы, рядом с Кэмп-Девидом), — настоящие подземные города, наследие холодной войны, созданные для укрытия тысяч человек.

Но Джордж Буш, находящийся на пути в Вашингтон, вдруг сворачивает. Президентский самолет направляется сначала на базу в Барксдейле (Луизиана), затем на другую базу в Оффуте (Небраска). Последняя является штаб-квартирой Стратегического авиационного командования ВВС США (Strategic Air Command), то есть узловым звеном, в котором приводятся в действие силы ядерного устрашения. Между двумя базами президентский самолет, эскортируемый истребителями, летит на малой высоте, зигзагами. На базах президент пересекает термакадамы (взлетно-посадочные полосы) в бронированном автомобиле, чтобы не попасть под огонь снайперов.

Исполнение этой процедуры охраны высокопоставленных особ прекращается лишь после 18 часов, когда Джордж Буш снова садится в «Борт номер 1», чтобы вернуться в Вашингтон.

Приглашенный Тимом Рассертом в передачу Meet the Press NBC[31] 16 сентября вице-президент Дик Чейни описал то, как Секретная служба подняла тревогу, а также и то, в чем заключалась опасность (см. Приложения).

По его собственному свидетельству, вице-президент, стало быть, вдруг был оповещен офицерами своей охраны о том, что находится в опасности, и был в принудительном порядке эвакуирован в бункер Белого дома. Один из угнанных «Боингов», позднее оказавшийся рейсом 77, кружил над Белым домом. Не находя его, он атакует Пентагон. В то время как производится эвакуация руководящих кадров правительства и Конгресса, Секретная служба получает сообщение об еще одной угрозе, теперь направленной против «Борта номер 1». Еще один угнанный лайнер угрожает протаранить в воздухе президентский самолет.

И это — дополнительный пример того, что официальная версия не выдерживает аналитического разбора.

Целью свидетельства вице-президента является идентификация угрозы: самолеты-самоубийцы направлялись к Белому дому и к ВСС. Он снова запускает басню, развенчанную нами в первой главе: про «Боинг», рейс 77, рухнувший на Пентагон. И даже довыдумывает кружащий над Вашингтоном в поисках цели самолет-самоубийцу. Однако трудно согласиться с тем, что у Секретной службы хватает сообразительности лишь на то, чтобы эвакуировать вице-президента в бункер, вместо того чтобы включить в действие противовоздушную оборону. Что и того забавнее: Чейни изобретает еще один рейсовый самолет, преследующий «Борт номер 1», как ковбой из вестерна, желая сразить его на полном лету под бессильным взглядом ВВС США.

Даже используя подобные несуразицы, эти басни не могут объяснить описанное нами причудливое поведение. В самом деле, если угроза была идентифицирована как самолет-самоубийца, почему защищают президента от возможного обстрела снайперами вплоть до термакадамов стратегических военных баз? Как можно поверить тому, что исламисты ухитрились занять надежные позиции в столь защищенных местах?

Свидетельством своим Дик Чейни, в первую очередь, хочет заставить забыть показания пресс-секретаря Администрации президента Ари Флей-шера, а также и откровения старшего советника Администрации президента Карла Роува.[32] Предоставленные ими сведения наводили на след (или следы) внутри страны, в то время как военная пропаганда хочет видеть только внешних врагов.

Пресса[33] от 12 и 13 сентября утверждает, что, по словам пресс-секретаря Администрации президента Ари Флейшера, Секретная служба получила сообщение от нападавших, в котором они указывали, что собираются уничтожить Белый дом и «Борт номер 1». И что еще удивительнее, по сведениям «Нью-Йорк Тайме», нападавшие даже заверили свои звонки, используя идентификационные коды и шифры связи президентской администрации. Не менее удивительно и то, что, по данным «Уорлд Нет Дейли» (World Net Daily),[34] цитирующей официальных представителей разведслужб, нападавшие также, вполне возможно, располагали кодами и шифрами следующих учреждений: Администрации по контролю за распространением наркотиков (Drug Enforcement Administration — DEA), Национального управления военно-космической разведки (National Reconnaissance Office — NRO), военно-воздушной разведки (Air Force Intelligence Command — AFI), армейской разведки (Army Intelligence and Security Command — AI), военно-морской разведки (Office of Naval Intelligence — NI), Командования военно-морской разведки США (Office of Naval Intelligence — ONI), разведки корпуса морской пехоты (Marine Corps Intelligence — MCI), а также структуры Государственного департамента и Министерства энергетики.

Каждый из этих кодов хранится у очень ограниченного числа ответственных лиц. Никто из них не имеет права располагать несколькими кодами. Так что допущение того, что эти коды и шифры имелись у нападавших, влечет за собой вывод, что либо существует способ их расшифровки (вскрытия), либо же тайные агенты просочились в каждый из этих органов. Технически можно считать возможным воссоздать коды и шифры американских госучреждений с помощью программы Promis, послужившей для их создания. Алгоритмы же этой программы были похищены спецагентом ФБР Робертом Хансеном, арестованным за шпионаж в феврале 2001 года.[35] По мнению бывшего директора ЦРУ Джеймса Вулзи, коды и шифры, скорее всего, были раздобыты через «кротов» (секретных агентов). И Вулзи, являющийся сегодня лоббистом противников Саддама Хусейна, не упускает возможности провозгласить, что операция эта — дело рук чрезвычайно опасных секретных служб Ирака. Третья гипотеза: Секретная служба была инфильтрирована противником и позволила себя дезинформировать: у нападавших никогда не было этих кодов, но — благодаря сообщникам — им, стало быть, удалось убедить всех в обратном.

Как бы то ни было, история с кодами вскрывает то, что на наивысшем уровне американского госаппарата имеется один или несколько предателей. Именно они могли разместить снайперов, чтобы убрать президента, даже на внутренней территории стратегических баз ВВС США. И если президент Буш использует бронированные машины на термакадамах Барксдейла и Оффута, так это для того, чтобы защититься от их обстрела. Другой аспект этого дела — обнаружение параллельных переговоров. Если нападавшие вступили в контакт с Секретной службой и использовали секретные коды, чтобы придать подлинность своему звонку, — значит, у них была определенная цель. В их послании содержалось или требование, или ультиматум. Поэтому, если допустить, что угроза исчезла в конце дня, вывод будет следующим: президент Буш провел переговоры и уступил шантажу.

Располагая идентификационными кодами и шифрами связи Белого дома и «Борта номер 1», нападавшие могли узурпировать полномочия президента Соединенных Штатов. Они могли давать любые распоряжения войскам, в том числе и скомандовать «огонь!» применению ядерного оружия. Единственным способом, позволявшим Джорджу Бушу продолжать держать под контролем войска, было его физическое присутствие в штаб-квартире Стратегического авиационного командования США в Оффуте, чтобы лично давать и отменять приказы. Именно поэтому он туда и отправился. Его прямой полет оказался невозможен из-за нехватки горючего. «Борт номер 1», не приспособленный для полетов на малых высотах, быстро израсходовал горючее и не мог заправиться в воздухе, не подвергаясь опасности. Поэтому была предусмотрена техническая промежуточная посадка в Барксдейле, одном из пяти вспомогательных пунктов оффутского центра. История с кодами и шифрами — не единственный элемент, исчезнувший из официальной версии. Еще один факт, установленный надлежащим образом, был забыт. 11 сентября в 9 часов 42 минуты ABC передала в прямом эфире сообщение о пожаре в здании Old Executive Office Building, которое используется Исполнительным управлением президента (Executive Office of the President).[36] Телеканал показал только неподвижный кадр с клубами черного дыма, поднимающимися над ним. Никакой информации о причинах возникновения пожара или о том, насколько сильно он распространился, в прессу не просочилось. Ни у кого не хватило самоуверенности приписать этот пожар на счет еще одного самолета-самоубийцы.

Четверть часа спустя Секретная служба увела Дика Чейни из его кабинета и приказала эвакуировать всех из Белого дома и из этого здания. Вокруг президентской резиденции расположили снайперов, вооруженных ручными минометами и способных отбить атаку воздушного десанта. Короче, здесь явно ждали опасность совсем другого рода, чем та, что была описана позже вице-президентом Чейни.

George Bush Jr.

Перечитаем теперь текст выступления президента Буша, записанного в Барксдейле и переданного позже, в 13 часов 4 минуты, Пентагоном:

«Я хочу заверить американский народ в том, что весь потенциал федерального правительства направлен на оказание содействия местным властям, чтобы спасать жизни и помогать жертвам терактов. Никто не должен сомневаться: Соединенные Штаты будут повсюду преследовать и накажут авторов этих подлых нападений. Я поддерживаю постоянную связь с вице-президентом, с министром обороны, с командой по госбезопасности и с членами моего кабинета. Мы приняли все соответствующие меры безопасности, чтобы защитить американский народ. Наши военные, как в Соединенных Штатах, так и во всем мире, приведены в состояние максимальной боеготовности, и мы приняли все необходимые меры, чтобы обеспечить нормальное функционирование государства. Мы связались с лидерами всех фракций в Конгрессе и с главами правительств стран мира, чтобы заверить их в том, что мы сделаем все необходимое для защиты Америки и американцев.

Я прошу американский народ присоединиться ко мне в моей благодарности всем тем, кто разворачивает всю свою энергию на оказание помощи согражданам, как и в моей молитве о жертвах и их семьях. Решимость нашей великой нации подвергается испытанию. Но будьте уверены: мы покажем миру, что сумеем его преодолеть.

Да благословит вас Господь!»

Эта речь поражает тем, насколько тщательно президент в ней избегает упоминания нападавших. Он более не употребляет ни слово «терроризм», ни слово «террорист». Он позволяет сделать вывод о том, что речь может идти или о начале классического военного конфликта, или о чем-то совсем другом. Он намекает на какое-то «испытание», которое будет преодолено, предвозвещая новые катастрофы. Что еще более удивительно, он никак не объясняет свое отсутствие в Вашингтоне, производя такое впечатление, будто он убегал от той опасности, которая все еще витает над его согражданами.

Ари Флейшер, пресс-секретарь Белого дома, дал два брифинга на борту «Борта номер 1» за время его долгих блужданий. С той же скрупулезностью, что и президент Буш, он избегал слов «терроризм» и «террорист».

В подобном контексте можно дать две различные интерпретации запуску процедуры правительственной сохранности (CoG). Самым простым объяснением может быть необходимость защитить президента и ответственных политических деятелей от подрывных действий предателей, способных вызвать пожар в Old Executive Office Building и похитить секретные шифры администрации президента и разведслужб.

Можно также сделать вывод о том, что, наоборот, план правительственной сохранности не был приведен в действие для защиты политической верхушки от предателей, а был запущен самими предателями, чтобы эту верхушку изолировать. И в самом деле, свидетельство вице-президента Чейни по меньшей мере странно. Он утверждает, что люди из Секретной службы вывели его из его кабинета и препроводили в бункер, не спрашивая его согласия. По-видимому, так же поступили и с членами правительства и Конгресса. Но чем же иным может быть подобная операция, в ходе которой секретные службы похищают народных избранников и запирают их в бункере «для их же безопасности», если не государственным переворотом или, по меньшей мере, переворотом дворцовым? Подытожим основные имеющиеся данные: в одном из зданий Исполнительного управления президента разгорается пожар. Ответственность за теракты принимают на себя люди, позвонившие по телефону в Секретную службу. Нападавшие предъявили требования, то есть ультиматум, и удостоверили свой звонок, используя коды и шифры связи и аутентификации Администрации президента. Секретная служба запустила в действие процедуру правительственной сохранности и поместила в укрытие главных политических руководителей. Президент Буш провел переговоры после обеда, и спокойствие восстановилось к вечеру.

Теракты, следовательно, не были заказаны каким-то фанатиком, уверенным, что вершит Божий суд, а группировкой в американском госаппарате, которой удалось навязать свою политику президенту Бушу. Скорее, чем о государственном перевороте, нацеленном на свержение строя, не лучше ли здесь говорить о захвате власти некоей группировкой, таившейся в самом лоне этого института?

Глава 4

ФБР грозит пальцем

С потрясающей самоуверенностью организации, составляющей славу Соединенных Штатов, в тот день, 11 сентября, ФБР возбудило самое необъятное по размаху уголовное расследование в истории человечества, получившее название «Пентб-ббомба» (Penttbomb). Это сокращение от «Пентагон — башни-близнецы — бомба». ФБР привлекло к нему четверть своего персонала, мобилизовав 7000 своих служащих, и среди них — 4000 агентов. К своим собственным ресурсам оно добавило выделенные ему другими подразделениями Министерства юстиции (Department of Justice): отделом по уголовным делам, прокуратурой, службой иммиграции и натурализации. К тому же ФБР опиралось на весь комплекс «разведывательного сообщества США», в частности на ЦРУ, на Агентство национальной безопасности (National Security Agency — NSA), на Разведывательное управление Министерства обороны (Defense Intelligence Agency — DIA). В заключение списка, ФБР пользовалось за границей международным полицейским сотрудничеством: или через Интерпол, или прямо по двусторонним соглашениям с полицейскими органами государств-союзников.

Для сбора информации и улик ФБР обратилось с призывами к свидетелям уже вечером 11 сентября. В течение первых трех дней оно получило 3800 телефонных звонков, 30 000 писем по электронной почте и 2400 сводок своих информаторов. Уже на следующий день после терактов ФБР установило modus operand! (образ действий) террористов.[37] Агенты организации бин Ладина легально проникли на американскую территорию. Здесь они прошли ускоренное обучение пилотажу. Сгруппированные в четыре команды по пять камикадзе, они, стало быть, угнали рейсовые самолеты, для того чтобы обрушить их на важнейшие объекты страны. 14 сентября ФБР опубликовало поименный список девятнадцати предполагаемых воздушных пиратов.[38]

В течение последующих недель международные СМИ воссоздали образ жизни этих камикадзе. Они продемонстрировали с неоспоримой очевидностью, что ничего не позволяло ни их друзьям или соседям заподозрить зловещие намерения этих людей, ни западной полиции их засечь. Смешавшись с толпами, тщательно избегая проявления своих подлинных убеждений, эти «спящие» агенты «проснулись» только в день выполнения задания. Другие «спящие» агенты, скрывающиеся в темных углах, ждут, вероятно, своего часа. Неуловимая угроза витает над западной цивилизацией… В методологическом плане это пример наспех завершенного следствия. В рамках уголовной процедуры, принимая во внимание чрезвычайную сложность фактического материала, полицейские должны были бы выдвинуть множество гипотез и пройти по каждому следу до его логического конца, не пренебрегая ни одним. Гипотеза внутреннего терроризма была отброшена в принципе, не подвергаясь малейшему рассмотрению. Зато уже через несколько часов после совершения теракта источники, близкие к следствию, поспешили указать пальцем на бин Ладина. Общественному мнению нужны были виновные, и их ему тут же преподнесли.

Для каждого из четырех угнанных самолетов террористы были, стало быть, организованы в команды по пять человек, сгруппированные в последний момент. Однако во взорвавшемся над Пенсильванией самолете рейса 93 было только четыре террориста: пятый член диверсионной группы, Закариас Муссауи, был задержан за некоторое время до «часа X» из-за проблем с документами на проживание в США. Изначально ФБР утверждало, что все воздушные пираты были соответствующим образом обработаны для принесения себя в жертву. Впоследствии, после обнаружения кассеты Усамы бин Ладина, это ведомство заявило, что только пираты-пилоты были камикадзе, тогда как их сотоварищам сообщили о самоубийственном характере задания лишь в последний момент. Как бы там ни было, идея о командах камикадзе поражает своей несостоятельностью. В самом деле, психология самоубийства в высшей степени индивидуальна. Во время Второй мировой войны японские камикадзе действовали индивидуально, даже если их акты были сконцентрированы в волны. В более близкие времена члены «Японской красной армии», перенесшие эту технику на Ближний Восток при теракте в городе Лод (Израиль, май 1972 года), действовали втроем, но предварительно пройдя особую тренировку на спаянность. И все же, один из лодских террористов, Козо Окамото, был схвачен живым. Случаи команд камикадзе, формирующихся в последний момент, не известны.

Кроме того, как лукаво отмечает Салман Рушди,[39] можно наверняка утверждать, что, если бы пираты были камикадзе, они не могли быть мусульманскими фундаменталистами. И действительно, Коран запрещает самоубийство. Фундаменталисты же (талибы, ваххабиты и другие) безусловно отдали бы себя на смерть как мученики, если бы не могли ее избежать, но сами никогда не убили бы себя.

Тем не менее теория камикадзе подтверждается рукописными документами на арабском языке, чей перевод на английский был опубликован ФБР и затем подхвачен международной прессой.[40] Они были найдены в трех экземплярах: один — в чемодане, потерянном при пересадке и принадлежавшем Мохаммеду Атте; второй — в машине, оставленной у аэропорта имени Даллеса Наваром Альхазми, а третий—в обломках самолета рейса 93, взорвавшегося над Стоуни Крик Тауншип (Stony Creek Township) в Пенсильвании.[41] Речь идет о четырех страницах набожных советов:

«1) Принеси клятву умереть и возобновляй свое намерение. Выбрей свое тело и протри его одеколоном. Соверши омовение.

2) Убедись, что отлично знаешь все детали плана, и будь готов к отпору, к реакции врага.

3) Читай «Ат-Тауба» («Покаяние») и «Алъ-Ан-фал» («Добыча») [воинственные суры Корана], поразмышляй над их значением и думай о том, что Бог пообещал мученикам».

И так далее.

Выдержанные в классическом теологическом стиле, часто несущие отпечаток средневековых оригиналов, эти документы внесли значительный вклад в подкрепление образа фанатиков, который американские власти предоставили на всенародное растерзание. Однако эти документы — лишь грубая подделка, несуразность которой бросается в глаза любому более или менее близко знакомому с исламом. Посудите сами, начинаются они восклицанием «Во имя Бога, меня самого и моей семьи» (sic!), при том что мусульмане — в отличие от множества американских пуританских сект — никогда не молятся во имя себя или во имя своей семьи.[42] Также в тексте присутствует типичный «языковой паразит» янки, которого никак не может быть в кораническом словаре:

«Ты должен лицом к лицу встретиться с ним и понять его на 100%» (sic!).

ФБР представляет Мохаммеда Атту лидером операции. За десять лет этот тридцатитрехлетний египтянин проживал в Салоу (Испания), затем в Цюрихе (Швейцария) (именно там он, по словам проводивших расследование, оплатил именно банковской карточкой швейцарские ножи, предназначавшиеся для угона самолетов) и, наконец, в Гамбурге (Германия). Здесь с двумя другими террористами он прошел обучение электротехнике, никогда не вызывая о себе разговоров и никогда не проявив экстремистских убеждений. Прибыв в Соединенные Штаты, он присоединился к своим сообщникам во Флориде, прошел курсы пилотажа в Венеции (Флорида) и даже оплатил несколько часов на имитаторе полета в Майами. Беспокоясь о том, чтобы получше замаскировать свой фундаментализм, Мохаммед Атта даже зачастил в Olympic Garden в Лас-Вегасе — самое крупное в мире топлесс-кабаре. Этот не имеющий себе равных агент прибыл в Бостон 11 сентября внутренним рейсом. Поскольку интервал между двумя рейсами был очень небольшим, его багаж опоздал на пересадке. Произведя досмотр, ФБР обнаружила в нем видеозаписи тренировок пилотирования «Боинга», книгу мусульманских молитв и старое письмо, где Атта говорил о своем намерении умереть мучеником. Определил Мохаммеда Атту как главу террористов стюард, позвонивший по мобильному телефону во время угона самолета и указавший номер его места — 8D.

Можно ли воспринимать такую информацию всерьез? Если да, то придется допустить, что Мохаммеду Атте удалось в течение десяти лет скрывать свои намерения, общаясь со своими сообщниками по строжайшему протоколу, чтобы не попасться разведслужбам. Однако при этом получается, что в последний момент он почему-то вдруг оставляет за собою множество улик. Будучи главой операции, он идет на риск опоздать на самолет 11 сентября, но все-таки успевает на рейс 11 «Америкэн Эйрлайнз» — хотя и потеряв свой багаж. Впрочем, стали бы вы обременять себя багажом, собираясь совершить самоубийство?

Еще смешнее утверждение ФБР, что оно нашло в сохранности паспорт Мохаммеда Атты в дымящихся руинах Всемирного торгового центра! Это уж подлинное чудо; естественно, возникает вопрос, как этот документ уцелел при таких обстоятельствах?! Совершенно ясно то, что ФБР само фабрикует нужные улики. Возможно, мы должны в этом видеть только реакцию опешившей полицейской службы, показавшей свою неэффективность в предотвращении катастрофы и пытающейся всеми способами восстановить свою честь.

Еще тревожнее возникшая полемика о том, кто именно был камикадзе. Международные СМИ долго исходили комментариями о личных данных девятнадцати террористов, указанных ФБР. Все они — мужчины от 25 до 35 лет. Они арабы и мусульмане, большею частью из Саудовской Аравии. Они образованы и воспитаны. Действуют ради идеала, а не от отчаяния.

Единственной тенью на этом плетне является то, что данный портрет-фоторобот основывается на списке весьма и весьма спорном. Посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне подтвердило, что Абдулазиз Аломари, Мохаммед Алыпехри, Салем Альхазми и Сайд Альгхамди прекрасно себя чувствуют и благополучно живут в своей стране. Валид М. Альшехри, живущий в настоящее время в Касабланке и работающий пилотом в компании Royal Air Maroc, дал интервью лондонскому арабо-язычному ежедневному изданию Al-Quds al-Arabi.

Принц Сауд аль-Фейсал, саудовский министр иностранных дел, заявил прессе:

«Доказано, что пять человек из указанных в списке ФБР не имеют никакого отношения к тому, что произошло». Тогда как принц Наиф, саудовский министр внутренних дел, заявил, в свою очередь, официальной американской делегации: «Вплоть до настоящего момента не существует никакого доказательства, что [пятнадцать саудовских подданных, обвиненных ФБР] связаны с 11 сентября. Мы ничего не получили по этому поводу из Соединенных Штатов».[43]

Как были опознаны эти террористы? Если обратиться к спискам жертв, опубликованным авиакомпаниями 13 сентября, поражаешься тому, что в них отсутствуют имена воздушных пиратов. Словно имена преступников были из них изъяты, чтобы сохранить только имена невинных жертв и экипажа. Если пересчитать пассажиров, число жертв составило 78 в самолете рейса 11 «Америкэн Эрлайнз», врезавшемся в Северную башню ВТЦ, 46 в «Боинге» рейса 175 компании «Юнайтед Эрлайнз», врезавшегося в Южную башню, 51 пассажир летел на самолете рейса 77 «Америкэн Эрлайнз», предположительно рухнувшем на Пентагон, и 36 — в машине рейса 93 «Юнайтед Эрлайнз», взорвавшейся над Пенсильванией. Эти списки — неполные: несколько пассажиров не были опознаны.

Если же обратиться к коммюнике[44] авиакомпаний от 11 сентября, то можно отметить, что на рейсе 11 насчитывался 81 пассажир, на рейсе 175 — 56 человек, на рейсе 77 — 58 пассажиров и на рейсе 93 летело 38 пассажиров.

Следовательно, физически было невозможно, чтобы на рейсе 11 находилось более трех террористов, а на 93-м — более двух. Отсутствие имен воздушных пиратов в списках пассажиров, таким образом, совсем не значит, что их убрали из соображений «политической корректности». Это значит, что террористов просто-напросто среди пассажиров и не было. Прощай, опознание Атты стюардом по номеру его места — 8D.

Резюмируем: ФБР сочинило список воздушных пиратов, на основе которого был сооружен портрет-фоторобот врагов Запада. Нас просят верить, что этими пиратами были арабские исламисты и что они действовали как камикадзе. Внутренний американский след категорически исключается. В действительности же мы ничего не знаем ни о личных данных террористов, ни об их образе действий. Все гипотезы остаются открытыми. И прежде всего, как и при проведении всех расследований, следует задаться вопросом: кому выгодно это преступление?

Именно: на следующий день после терактов было констатировано, что в течение шести дней, предшествовавших нападению, производились махинации, характеризующиеся как «злоупотребление осведомленностью».[45] Котировка акции «Юнайтед Эрлайнз» (компании — владельца самолетов, разбившихся на Южной башне Всемирного торгового центра и в Питтсбурге) искусственно упала на 42%. Котировка акции «Америкэн Эрлайнз» (компании — владельца самолетов, врезавшегося в Северную башню Всемирного торгового центра и рухнувшего на Пентагон) упала на 39%. Ни одна другая авиакомпания в мире не подвергалась сравнимым с этими махинациям, за исключением KLM Royal Dutch Airlines. Из чего можно заключить, что еще один самолет, на этот раз голландской компании, был также избран для совершения пятого угона.

Идентичные действия были зафиксированы на оптации продажи ценных бумаг Morgan Stanley Dean Witter & Co, которые возросли в двенадцать раз в течение недели, предшествовавшей терактам. Компания эта занимала 22 этажа во Всемирном торговом центре. То же происходило и в отношении оптации продажи акций первого биржевого брокера в мире Merrill Lynch Со, главный офис которого располагается в соседнем здании, которому грозит обрушение, — они возросли в двадцать пять раз. Но в особенности затронуты были оптации продажи акций заинтересованных страховых компаний: Munich Re, Swiss Re и Аха.

Контрольная комиссия по банковским операциям города Чикаго подняла тревогу. Она констатировала, что на Чикагской бирже «посвященные» получили 5 миллионов долларов прибавочной стоимости на акциях «Юнайтед Эрлайнз», 4 миллиона — на «Америкэн Эрлайнз», 1,2 миллиона — на Morgan Stanley Dean Witter & Co и 5,5 миллиона — на Merrill Lynch & Co.

Опасаясь нарваться на ведущих расследование, «осведомленные», или «посвященные», осмотрительно отказались от получения 2,5 миллиона долларов прибавочной стоимости по акциям компании «Америкэн Эрлайнз», которые они не успели прикарманить до объявления тревоги.

Контролирующие органы всех крупнейших бирж отметили прибыли «посвященных». Расследование координировалось Международной организацией комиссий по ценным бумагам (Internation Organization of Securities Commissions — IOSCO).[46] 15 октября она провела видеоконференцию, во время которой органы разных стран представили свои поэтапные доклады. Выяснилось, что незаконно прикарманенная прибыль исчисляется сотнями миллионов долларов и представляет собой «наиболее крупное злоупотребление информацией „посвященных“, когда-либо зарегистрированное».

Усама бин Ладин, чьи банковские счета блокированы с 1998 года, не располагает необходимыми деньгами, чтобы провести эту спекуляцию. Талибское правительство исламского государства Афганистан также не имело подобных финансовых средств. Президент Билл Клинтон приказал заморозить все финансовые авуары бин Ладина, его компаньонов, их ассоциаций и фирм приказом Executive Order 13099, символически подписанным 7 августа 1998 года — в день ответного удара за теракты в Найроби и в Дар-эс-Саламе. Это решение было выведено на международный уровень Резолюцией 1193 Совета безопасности Организации Объединенных Наций (13 августа 1998 года). Билл Клинтон распространил эту меру и на счета талибов и их компаньонов и сообщников приказом Executive Order 13129 от 4 июля 1999 года. И в конечном счете, всемирное замораживание авуаров людей и организаций, связанных с финансированием «международного терроризма», было оглашено Резолюцией 1269 Совета безопасности Организации Объединенных Наций (19 октября 1999 года). Начиная с этой даты, просто смешно рассуждать о «миллиардере Усаме бин Ладине», поскольку у него не осталось ни малейшего доступа к личному состоянию. Средства, которыми он располагает, поступают в качестве какой-то секретной помощи — государственной ли, частной ли — но уж никак не связанной с официальным Афганистаном.

Было установлено, что наибольшая часть этих финансовых сделок прошла через Дойче Банк и его американский инвестиционный филиал — «Алекс Браун».[47] Этим учреждением управлял вплоть до 1998 года чрезвычайно колоритный персонаж — А. Б. Кронгард. Флотский капитан, поклонник стрельбы и боевых искусств, этот банкир стал советником директора ЦРУ, а с 26 марта и третьим номером в американском разведывательном управлении. Принимая во внимание важность расследования и влияние этого человека, можно было подумать, что «Алекс Браун» без какого-либо стеснения станет сотрудничать с властями в разоблачении «посвященных».

Не тут-то было.

Очень странно, но ФБР отказалось разрабатывать этот след, a IOSCO закрыло расследование, не разрешив проблемы. И это все при том, что отслеживать движения капиталов довольно легко, поскольку все межбанковские операции архивируются двумя органами клиринга.[48] Можно было бы предположить, что, ввиду серьезных размеров жульничества, даже банковская тайна могла бы быть нарушена, чтобы выявить счастливчиков, нажившихся на 11 сентября.

Ничего подобного.[49]

Располагая непревзойденными средствами расследования, ФБР обязано было прояснить каждое из противоречий, которые мы отметили. Оно должно было, в первую очередь, расследовать звонок нападавших Секретной службе для их идентификации. Оно должно было точно установить, что же произошло в Пентагоне. Оно должно было отследить посвященных в это дело финансистов. Оно должно было добраться до источника направленных в «Одиго» посланий, предупреждавших находившихся во Всемирном торговом центре за два часа до теракта. И так далее и тому подобное. Напротив, как мы это продемонстрировали, отнюдь не увлекаясь уголовным расследованием, ФБР прилежно устраняет улики и затыкает рот свидетелям. Оно поддержало версию внешнего нападения и попыталось сделать его более правдоподобным, публикуя импровизированный список воздушных пиратов и фабрикуя фальшивые вещественные доказательства (паспорт Мохаммеда Атты, инструкции камикадзе и т. д.).

Всей операцией по манипуляции дирижировал директор ФБР Роберт Мюллер III. Этого «необходимейшего человека» назначил Джордж Буш, и он вступил в должность как раз на неделе, предшествовавшей 11 сентября. Проводилось ли это псевдорасследование с целью подготовки справедливого судебного процесса или с тем чтобы прикрыть американо-американскую ответственность и оправдать готовящиеся военные действия?

Вторая часть

Смерть демократии в Америке

Глава 5

Ответный удар или удобный предлог?

Вечером 11 сентября президент Джордж Буш появляется на телеэкране с торжественным обращением к нации, окрашенным мистическими мотивами:[50]

«… Америка была избрана ими мишенью, поскольку она является самым ярким в мире маяком Свободы и Прогресса. И никто не сможет помешать этому свету сиять. Сегодня наша страна увидела воочию Зло, то, что есть наихудшего в человеческой натуре. И мы ответили на это тем, что есть наилучшего в Америке, доблестью наших спасателей, заботой о совсем не знакомых людях; живущие по соседству приходили дать свою кровь и оказывать всевозможную помощь… Полным ходом идет расследование, чтобы найти тех, кто прячется за этими чудовищными преступлениями. Я отдал распоряжение подключить весь наш потенциал разведслужб и полиции на розыск ответственных, чтобы предать их суду. Мы не будем делать никакого различия между террористами, совершившими эти акции, и теми, кто их защищает… В этот вечер я прошу вас помолиться за всех тех, кто сейчас в горе, за детей, чей мир разрушен, за всех тех, чья безопасность подверглась угрозе. И я молюсь о том, чтобы их утешила та Сила, которая выше нас и чьи Слова были донесены до нас через века в псалме 23-м: „Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной“. Сегодня — такой день, когда все американцы, откуда бы они ни прибыли, объединяются в решимости вновь обрести Справедливость и Мир. Америка грудью встречала врагов в прошлом, и мы сможем это повторить. Никто из нас никогда не забудет этот день. И мы продолжим защищать Свободу и все, что воплощает Добро и Справедливость в этом мире. Спасибо.

Спокойной ночи и да благословит Бог Америку».

Несмотря на этот призыв к единению — в момент, когда ответственность Усамы бин Ладина официально рассматривается только как гипотеза, — две политические перспективы, противоречащие одна другой, вырисовываются в Администрации президента. Умеренные, группирующиеся вокруг госсекретаря генерала Колина Пауэлла и главы Объединенного комитета начальников штабов генерала Генри Шелтона, рекомендуют соразмерный ответный удар, по образцу приказа Билла Клинтона в 1998 году. Тогда ракеты «Томагавк» были пущены с подводных лодок, курсировавших в Аравийском море, по тренировочным лагерям «Аль-Каиды» (Афганистан) и по лаборатории Аль-Шифа (Судан) в ответ на теракты, совершенные против посольств США в Дар-эс-Саламе и Найроби. Напротив, «ястребы» отмечают, что эти удары не принесли никакой пользы, раз «Аль-Каида» возобновила теракты. По их мнению, только лишь наземное военное вторжение в Афганистан позволит выкорчевать раз и навсегда базы Усамы бин Ладина. Но кампания не может остановиться на этом. Она должна продолжаться до полного уничтожения всех других возможных угроз, то есть всех организаций и государств, способных стать угрозой, сравнимой с «Аль-Каидой».

Старик Генри Киссинджер,[51] бывший госсекретарь и руководитель всех тайных операций американских секретных служб с 1969 по 1976 год, выступает покровителем и вдохновителем «ястребов». Только лишь закончилось телевизионное выступление президента,[52] как он уже опубликовал свою точку зрения на интернетовском сайте газеты «Вашингтон пост». В ней он расставил точки над «i»:

«Правительству должна быть доверена миссия обеспечить систематические ответные меры, которые привели бы, как мы надеемся, к тому же результату, что последовал за нападением на нас в Перл-Харборе — к разрушению системы, ответственной за это нападение. Эта система — сеть террористических организаций, которые скрываются в столицах определенных государств. В ряде случаев мы никак не наказываем эти страны за то, что они их приютили; в других же мы даже поддерживаем почти нормальные отношения с такими странами… Мы пока еще не знаем, является ли Усама бин Ладин автором этих акций, хотя они и отмечены всеми признаками операции типа „бин Ладин“. Но это нисколько не преуменьшает важности того, что каждое правительство должно знать: если оно приютило у себя группы, способные совершать такого рода нападения, даже если эти группы и не принимали участия в сегодняшних терактах, то оно должно будет заплатить за это высокую цену. Мы должны ответить спокойно, продуманно и неотвратимо».

В то время как американская общественность все еще находится в состоянии шока и оплакивает своих мертвых, 12-го и 13 сентября в администрации США, как и в правительственных кабинетах всего мира, доминируют три вопроса: укажет ли Джордж Буш на «Аль-Каиду» как на ответственную за теракты; какого типа операцию он отдаст приказ развернуть в Афганистане; вовлечет ли он свою страну в долгосрочную войну против всех ее врагов, действительных и предполагаемых.

Американские официальные лица расточают откровения средствам массовой информации, указывая на Усаму бин Ладина и на его организацию «Аль-Каида» как на заказчиков и исполнителей терактов. Директор ЦРУ Джордж Тенет представляет президенту Бушу серию рапортов о перехвате связи этой организации 11 сентября.[53] Теракты эти, получается, планировались уже два года и являются лишь началом долгой серии: Капитолий и Белый дом фигурируют в ней как мишени.

Руководители «Аль-Каиды» ошибочно считали, что поразили большее число объектов. И они поспешили «поблагодарить Бога за взрывы в здании Капитолия», они восхвалили «разрушение Белого дома» и восславили «план доктора» (то есть доктора Аймана аль-Завахири, правой руки Усамы бин Ладина). Старт операции дал Абу Зубайда, уже подозревавшийся в организации теракта против эскадренного миноносца USS Cole в октябре 2000 года, и который, стало быть, дал сигнал и «час ноль».

Президент Буш обращается к прессе:[54]

«Я только что провел совещание с моими советниками по вопросам национальной безопасности, в ходе которого наши разведслужбы представили нам последние сводки. На нашу страну были совершены нападения, злоумышленные и смертоносные, и это были не просто акты террора. Это были военные действия. Следовательно, наша страна должна слиться в единой и непоколебимой решимости. Нападение угрожает нашей свободе и демократии. Американский народ должен знать, что враг, с которым нам надлежит выйти на бой, не походит ни на одного из врагов в прошлом. Этот враг таится в тени и не имеет ни малейшего уважения к человеческой жизни. Этот враг добычей себе избирает невинных и доверчивых и, удовлетворившись, снова затаивается. Но он не сможет ускользать от нас бесконечно. Этот враг старается спрятаться, но ему не удастся вечно скрываться. Этот враг думает, что его логова надежны, но они тоже не вечны. Этот враг напал не только на наш народ, но на все народы мира, возлюбившие свободу.

Соединенные Штаты используют все имеющиеся в их распоряжении силы, чтобы победить этого врага. Мы снова воссоединим мир. Мы будем терпеливы. Мы будем сосредоточены на нашей цели и непоколебимы в нашей решительности. Эта борьба потребует времени и твердости. Но будьте уверены: мы победим… Мы не позволим этому врагу победить, изменив наш образ жизни и ограничив наши свободы. Сегодня утром я передал в Конгресс просьбу о срочном выделении фондов, которые должны обеспечить нас всем необходимым, для того чтобы оказать помощь жертвам, помочь гражданам Нью-Йорка и Вашингтона подняться после этой трагедии, чтобы защитить нашу национальную безопасность.

Я хотел бы поблагодарить членов Конгресса за их единство и за их поддержку. Америка едина. Народы мира, жаждущие свободы, стоят с нами рядом. Эта схватка Добра со Злом будет монументальной, и Добро победит».

За исключением британского Министерства иностранных дел (Foreign Office), множащего воинственные декларации, правительства стран мира наблюдают за реакцией президента Буша с беспокойством. Их быстро оповестили о том, что разведслужбы Германии, Египта, Франции, Израиля и России тщетно пытались предупредить своих американских коллег о готовившемся, но ЦРУ недооценило опасность. Возникают у них и вопросы о достоверности рапортов ЦРУ, вдруг слишком многословных, да и об успехах, слишком скороспелых, расследований ФБР. Они опасаются также, что президент Буш, спешно обнадежив свое внутреннее общественное мнение, укажет на первого подвернувшегося подходящего виноватого и вовлечет свою страну в ответный военный удар, скоропостижный и несоразмерный.

В тот же день Совет Безопасности Организации Объединенных Наций принял резолюцию 1368.[55] Она признает «неотъемлемое право [Соединенных Штатов] на самооборону, индивидуальную или коллективную, в соответствии с Хартией [Сан-Франциско]». Она обуславливает, что «Совет Безопасности призывает все государства к сотрудничеству в поимке и предании суду исполнителей, организаторов и заказчиков этих террористских нападений и подчеркивает, что все те, на ком лежит ответственность за помощь, поддержку и приют исполнителей, организаторов и заказчиков этих акций, должны будут дать отчет». Другими словами, Совет Безопасности признает право США нарушать, по необходимости, суверенитет государств, которые посмели бы защищать авторов терактов, чтобы поймать террористов и предать их международному правосудию. Но он все же не дает полномочий США вершить самим правосудие или нападать на отдельные государства и свергать их правительства.

Тем же вечером Совет Атлантического альянса встречается за закрытыми дверями. Страны-члены решают оказать содействие Соединенным Штатам, чтобы отразить нападение, которому они подверглись, — но не используя свои собственные вооруженные силы. Совет проходил в необычно натянутой обстановке: некоторые из членов высказывают соображения, что теракты могли быть заказаны и изнутри американского госаппарата, и отказываются включаться в «войну с терроризмом», имеющую расплывчатые цели и рамки. По окончании совещания генеральный секретарь НАТО лорд Джордж Робертсон заявляет: «Если установлено окончательно, что это нападение было направлено из-за границы против Соединенных Штатов [sic!], то его полагается приравнять к акции, определенной в статье 5 Вашингтонского соглашения».[56] Обеспокоенный таким поворотом событий, французский президент Жак Ширак звонит по телефону Джорджу Бушу. Напоминая ему, что Франция всегда проявляла себя самым преданным союзником Соединенных Штатов, если ей и не всегда удавалось быть самым послушным, — он вежливо ему объясняет, что решение Атлантического совета не является «чистым чеком», не подразумевает слепого примыкания к американской политике. Несколькими днями позже Жак Ширак отправляется в Соединенные Штаты, осуществляя задолго до событий 11 сентября запланированный визит. С одной стороны, он щедро клянется в сердечной солидарности с американским народом. С другой стороны, он организует общую пресс-конференцию с генеральным секретарем Организации Объединенных Наций Кофи Аннаном, для того чтобы остудить американский пыл. Без обиняков он заявляет: «Ответный удар США должен быть нанесен по установленным террористам и, возможно, по странам или группировкам, в отношении которых имеются доказательства, что они оказывали помощь этим установленным террористическим группам».[57]

Опасения правительств подтверждаются инцидентом, произошедшим во время общей пресс-конференции министра юстиции Джона Эшкрофта и директора ФБР Роберта Мюллера III.[58] Шеф полиции объясняет журналистам необходимость неспешного ведения следствия, чтобы собрать все доказательства и улики, необходимые для осуждения подозреваемых, когда министр юстиции вдруг резко его прерывает. Джон Эшкрофт подчеркивает, что время поджимает и что задача ФБР — скорейший арест соучастников террористов, который должен произойти до того как они совершат другие преступления. Что ж, доказательства подождут.

13 сентября тон повышается. Утром из части Белого дома были эвакуированы служащие по поднятой антитеррористической тревоге — что уже входит в привычку — и вице-президент Чейни переведен в удаленное и безопасное место. Ложная тревога и подлинная психологическая драма. После обеда заместитель министра обороны Пол Волфовитц проводит брифинг из Пентагона.[59] Волфовитца вполне можно назвать титулованным рупором наиболее экстремистски настроенной группы консерваторов внутри военно-промышленного лобби. Многие годы он ратует за то, чтобы «довести до конца грязную работу» в Ираке, и события 11 сентября ему представляются отличным оправданием для осуществления долгожданного свержения Саддама Хусейна. В ходе пресс-конференции он не упоминает ни о какой возможной глобальной мишени ответного удара — ни об Афганистане, ни об Ираке. Но подчеркивает, что американский ответ станет «кампанией, а не отдельной акцией». И настаивает: «Мы будем преследовать этих людей [террористов] и тех, кто их поддерживает, пока все это не прекратится. Именно так надо действовать».

Принимая вызов «ястребов», госсекретарь Колин Пауэлл представляет Усаму бин Ладина как «главного подозреваемого» и на полной скорости готовит интервенцию — которую ему хотелось бы видеть все же ограниченной — в Афганистане. Он посылает своего рода ультиматум Пакистану, предписывая ему предоставить в распоряжение Соединенных Штатов все имеющиеся у него военные инфраструктуры и немедленно прекратить все политические и экономические отношения с талибским режимом.[60]

В действительности же, как мы это сейчас увидим, будоражащие Вашингтон дебаты отнюдь не новы. Эти два варианта (удары по Афганистану или всеобщая война против терроризма) были изучены и подготовлены до терактов. Причины их возникновения далеки от событий 11 сентября, даже если последние и обеспечивают алиби для перехода от слов к делу. Сейчас же спор сводится к выяснению того, способно ли общественное мнение принять только точечные удары или же оно достаточно потрясено, чтобы допустить и развязывание долгосрочной войны. В конечном счете психологический шок окажется настолько значительным, что стратегам Вашингтона уже не нужно будет мучиться выбором, и они смогут пустить в ход оба варианта.

В середине июля 2001 года, констатируя провал многосторонних переговоров в Берлине по будущему Афганистана, американская делегация, возглавляемая Томом Симмонсом (бывшим послом в Пакистане), Карлом Айденфордом (бывшим помощником госсекретаря) и Ли Колдреном (бывшим экспертом Госдепартамента), переходит к угрозам. По словам посла Пакистана в Париже Нияза Наика, участвовавшего в этих переговорах, американцы заявили, что к середине октября они уже захватят Афганистан и свергнут талибский режим.[61]

В начале сентября под видом ежегодных маневров в Аравийское море Essential Harvest Великобритания производит самое значительное после войны за Мальвинские острова развертывание своих военно-морских сил и накапливает их у берегов Пакистана. В то же время НАТО по случаю маневров Bright Star в Египте переводит 40 000 солдат в этот регион. Получается, что англо-американские силы были предварительно дислоцированы в этой зоне еще до терактов.

Что же касается «войны с терроризмом», Объединенный комитет начальников штабов США давно уже ее подготовил в связи с разработкой двух командно-штабных игр, фактически имитаций войны (War Games): Global Engagement IV и JEFX 99.[62] Комитет обновил тактические процедуры во время последней имитации в июне 2000 года. Но War Game, изначально запрограммированная на июнь 2001 года, была отменена, что было расценено имевшими к ней отношение офицерами как сигнал к немедленному переходу к действиям. Соединенным Штатам всегда претило брать на себя развязывание войны. В прошлом они делали все, для того чтобы их военное вмешательство расценивалось как законный ответ. Теракты 11 сентября преподнесли им повод, о котором они могли только мечтать.

Глава 6

От надгробного слова к священной войне

Поскольку редко начинают войны, не заполучив предварительно Бога на свою сторону, — еще более рьяно, чем военные стратеги, телеэкраны захватывают проповедники. Все они видят в терактах перст Божий, указывающий Америке обратиться в веру.

«Всемогущий Бог снял с нас покров своей защиты, — пишет преподобный Пэт Робертсон, лидер очень влиятельной Христианской коалиции, — потому что мы погрязли в погоне за материальными наслаждениями и сексом». В своей очень популярной передаче 700 Club (Fox Channel) пастор Пэт Робертсон принимает дорогого гостя — пастора Джерри Фалуелла. Телеевангелисты анализируют события, повергшие в траур Америку.[63]

«Бог продолжает поднимать защитный покров и позволяет врагам Америки ударить по ней так, как мы, вероятнее всего, того и заслуживаем», — заявляет Фалуелл. «Джерри, я именно так и полагаю, — отвечает ему Робертсон. — Я думаю, мы сейчас заглянули только лишь в прихожую ужаса. Мы даже еще и не начали прозревать, чтобы увидеть, что они способны сделать с большинством населения». Здесь Фалуелл принимается сводить счеты с Американским союзом защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union — ACLU), с федеральными судами и со всеми теми, кто «изгоняет Господа из общественной сферы».

«Делающие аборты должны взять на себя долю ответственности, потому что нельзя насмехаться над Богом, — продолжает он. — И когда мы уничтожаем сорок тысяч невинных младенцев, Бог гневается. Я убежден, что атеисты, женщины, делающие аборты, феминистки, геи и лесбиянки, активно стремящиеся к альтернативному образу жизни, сторонники Американского союза защиты гражданских свобод, организации „Американцы за американский путь“, все те, кто пытается секуляризовать Америку, — я указую на них перстом и говорю: это они позволили, чтобы такое случилось, ибо попрали веру».

Именно в таком контексте, где религиозная риторика служит политическим и военным интересам, президент Буш, взяв на себя роль духовного предводителя Америки и цивилизованного мира, провозглашает:[64]

«Наше сердце потрясено внезапной и бессмысленной потерей невинных жизней. Мы возносим молитвы о нашем исцелении, да обретем мы силы, чтобы прийти друг другу на помощь, поддержать дух друг друга в надежде и вере. Так говорится в Писании: „Блаженны плачущиеся, ибо они утешатся“. Я призываю все семьи Америки и всю большую Американскую Семью соблюсти Национальный День молитвы и поминовения, чтобы почтить память тысяч жертв этих зверских терактов и чтобы утешить и ободрить тех, кто потерял дорогих им близких. Мы преодолеем эту национальную трагедию и эти личные потери. Со временем наши раны зарубцуются и мы распрямимся во весь рост. Лицом к лицу со всем этим Злом мы пребудем сильными и едиными, „нацией под взглядом Божьим“.

Поэтому я, нижеподписавшийся Джордж: Уокер Буш, Президент Соединенных Штатов Америки, в силу власти, вверенной мне Конституцией и законодательством США, провозглашаю эту пятницу, 14 сентября 2001 года, Национальным Днем Молитвы и Поминовения жертв террористических нападений 11 сентября 2001 года. Я прошу, чтобы народ Соединенных Штатов и культовые учреждения отметили этот День Молитвы и Поминовения проведением в полдень поминальных служб, звоном колоколов в этот час, и вечером молитвенным бдением при свечах. Я побуждаю работодателей разрешить своим работникам отлучиться, чтобы они смогли присутствовать на молебнах в полдень. Я призываю все народы мира, разделяющие нашу боль, присоединиться к этим торжественным церемониям. В удостоверение чего я ставлю здесь свою подпись в этот тринадцатый день месяца сентября года 2001-го Нашего Господа и 226-го года независимости Соединенных Штатов Америки».

Беспрецедентную церемонию проводят в Национальном кафедральном соборе. Президент Буш и его жена, четыре бывших президента (Билл Клинтон, Джордж Буш-отец, Джеймс Картер и Джералд Форд), почти весь состав сенаторов и депутатов Палаты представителей — все молятся вместе. Кардинал, раввин, имам, каждый по очереди, ведут церемонию. Самый знаменитый телеевангелист в мире пастор Билли Грэм, обративший пятнадцатью годами раньше Джорджа Буша, произносит проповедь:[65]

«То, что нам абсолютно необходимо в этой стране, — это духовное обновление. Мы в Америке нуждаемся в духовном обновлении. И Бог говорил нам в Слове Своем, век за веком, что мы должны каяться в прегрешениях наших, должны обратиться к Нему, и благословит Он нас тогда по-новому… Теперь у нас есть выбор: или сдаться и разложиться эмоционально и духовно как народ и как нация, или же стать еще крепче, пройдя через эти испытания, заново отстраиваться на солидном фундаменте. И я верю, что мы уже начали созидать себя на таком фундаменте. И фундамент этот — наша Вера в Бога… Мы также знаем, что Господь дарует мудрость, мужество и силы Президенту и всем, кто рядом с ним. И мы будем вспоминать об этом дне как о победе».

Президент Буш поднимается на трибуну и также произносит проповедь,[66] которая была подготовлена его советником, богословом и фундаменталистом Майклом Джерсоном:

«… Наша ответственность перед Историей ясна: мы должны будем ответить на эти нападения и освободить мир от Зла. Против нас повели войну коварную, подлую иубийственную. Наша нация миролюбива, но если ее разгневать, она впадает в ярость… Божьи знамения не всегда таковы, каких мы жаждем. И когда совершаются трагедии, мы познаем, что Его цель не является всегда той же, что и наша. Однако молитвы и страдание, в домах ли наших или в этом величественном соборе, услышаны и поняты. Есть молитвы, которые помогают нам продержаться день или вынести ночь. Есть также молитвы друзей и чужих, которые придают нам силы продолжать наш путь. И наконец, есть молитвы, которые подчиняют нашу волю воле более могущественной, чем наша… Америка — нация, благословенная удачей и щедро одаренная благодеяниями. Но и боль нас не обошла. В каждом поколении мир порождал врагов свободы человека. И они нападали на нашу страну, потому что она — это душа и опора свободы. То, за что поручились наши отцы, стало призывом нашего времени. И в этот Национальный День Молитвы и Поминовения мы просим Всемогущего Бога бдеть над нашей страной и вдохнуть в нас терпение и волю вынести все то, что грядет. Мы молимся о том, чтобы он утешил и укрепил тех, кто пребывает в горести. Мы благодарим Его за каждую жизнь, потерю которой мы оплакиваем, и за каждую обещанную новую жизнь. Мы получили от Него эту уверенность: ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни княжества, ни властьпредержащие этого мира, ни нынешнее, ни грядущее не может отлучить нас от Божьей любви. Да благословит Он исчезнувшие души и да пребудет Он утешением нашим, и пусть направляет нашу страну во веки веков.

Да благословит Бог Америку!»

Через некоторое время «Вашингтон пост» проанализирует метаморфозу Джорджа Буша:[67]

«Впервые, с тех пор как религиозный консерватизм стал политическим движением, президент Соединенных Штатов становится де-факто его лидером — статус, до которого даже Рональд Рейган, обласканный религиозными консерваторами, не успел подняться. Христианские издания, журналы, радиостанции и телеканалы показывают Буша, погруженного в молитву, в то время как проповедники на кафедрах провозглашают его лидерство знаком Провидения. Вереница религиозных деятелей, встретившихся с ним, вещают о его вере, сайты Интернета поощряют людей поститься и молиться за президента».

14 сентября в полдень 43 государства Европы[68] (включая и Россию), как и множество других стран на всех континентах, следуя за молитвой Президента Соединенных Штатов, три минуты молчат в память жертв терактов. И демонстрируют этим свое молчаливое принятие лидерства ясновидящего фундаменталиста, который оповещает их о своем намерении вести их на «монументальную битву против Зла».[69] Возникает вопрос: а не заразен ли политико-мистический бред телеевангелистов?

Ни психологический шок, ни уважение, которым должно проникнуться к почившим, не могут объяснить столь бурного религиозного подъема. Если Соединенные Штаты и были исходно теократией, основанной пуританами, бежавшими от нетерпимости Британской короны, все-таки не могли же они превратиться в нацию ханжей, где телеевангелисты выступают вместо военных стратегов. Кстати, не существует ни одного исторического прецедента, когда американский президент объявил бы войну в соборе.

Воззвание Джорджа Буша к «народам, разделяющим нашу боль, присоединиться к этим торжественным [религиозным] церемониям» было уважено даже светской Францией. Так, главы государственной власти, президент Жак Ширак и премьер-министр Лионель Жоспен подписали 12 сентября следующий указ: «Пятница 14 сентября объявлена Днем национального траура в память жертв терактов, совершенных в Соединенных Штатах Америки 11 сентября 2001 года».[70] Сопровождаемые когортой избранников народа и министров, они присутствовали накануне на экуменической службе в американской церкви в Париже. Вместе они распевали знаменитый гимн «Боже, благослови Америку!» (God Bless America!).[71]

Эти навязанные декретом молитвы вызвали повсеместно оживленную полемику. Оппозиционеры указали на тот факт, что происходящее всемирное действо как бы удостоверяет то, что тысячи жертв в Штатах ценятся выше, чем все жертвы недавних геноцидов, не удостоившиеся подобных почестей. Эта позиция выражает неприятие политической манипуляции религиозными чувствами. Три минуты молчания для осознания того, что конфликты могут разрешаться мирным путем, не прибегая к терроризму, и так получили бы всеобщее одобрение, без этой единой молитвы об одних лишь жертвах терроризма на американской территории. Все эти церемонии нисколько не выражали всеобщее стремление к миру, но имели лишь целью оправдать предвкушаемое отмщение.

Именно во время молитвы произошел поворот в истории. Соединенные Штаты начали в войну с того момента, как национальный гимн прозвучал в соборе, напишет позже «Вашингтон пост».[72] И констатацию эту можно расширить: весь мир включился в войну, присоединившись к трауру Америки.

А теперь поставим такой вопрос: каким образом было организовано это всемирное поклонение? В отличие от мобилизации военных альянсов никакие международные договора не вменяют в обязанность скорбеть, как только США погружаются в траур. Все же проще и быстрее было декретировать международный траур, чем привести в действие договоры НАТО, АНЗЮС и ОАГ.[73] При более близком рассмотрении отмечаем, что французский декрет был подписан Жаком Шираком и Лионелем Жоспеном 12 сентября, то есть до того как Джордж Буш публикует указ об американском трауре. Подобная операция в глобальном масштабе требует активизации мощнейшей сети влияния, способной оказывать давление почти на все правительства планеты. И, прежде всего, конечно, эта операция преследовала политические цели: манипулируя религиозными чувствами, американское правительство возводило в ранг святой неприкосновенности как жертвы терактов, так и свою версию событий. Отныне во всем мире малейшая попытка оспаривать официальную правду будет восприниматься как святотатство.

Схема, использованная для навязывания международного траура, усовершенствовалась в режиме строгой секретности в октябре 2001 г.[74] Отдел стратегического влияния (Office for the Strategic Influence)[75] был создан в Пентагоне под командованием генерала Саймона Пита Уордена, бывшего шефа Объединенного командования воздушно-космической обороны Североамериканского континента. Эта организация сочленена со Службой программ международной информации (Office of International Information Programs — IIP)[76] Госдепартамента — куда входят и передачи радио «Голос Америки» — через Международную военно-информационную группу (International Military Information Group) полковника Брэда Уорда. С тех пор это бюро работает на полную катушку, манипулируя общественным мнением и правительствами западных стран.

Глава 7

Неограниченные полномочия

Утром 14 сентября Конгресс Соединенных Штатов разрешил президенту Джорджу Бушу прибегать к использованию «любой необходимой и соответствующей силы против любой страны, организации или личности, которая, по его заключению, подготовила, разрешила или облегчила совершение террористических нападений, имевших место 11 сентября 2001 г., или которая приютила таковые организации или личности, дабы исключить в будущем любой подобный акт международного терроризма против Соединенных Штатов таковыми странами, организациями или личностями».[77]

Эта совместная резолюция двух палат была принята единодушно, за исключением одного голоса — он принадлежал депутату-демократу от Калифорнии Барбаре Ли[78] — и почти без дебатов. В данной редакции этот документ дает президенту Бушу необъятную широту полномочий в борьбе против террористических неправительственных организаций, хотя «экстренные полномочия» и не являются абсолютно тем же, что и «полномочия на ведение войны». Джордж Буш остается обязанным ставить в известность Конгресс перед тем как начинать военные действия против какого-либо государства.[79]

Для проведения первоначальных мероприятий президент Буш просит у Конгресса специальный кредит в 20 миллиардов долларов. В прекрасном патриотическом порыве обе палаты удваивают ставку и, по окончании пятичасовых дебатов, голосуют за кредит в… $40.000.000.000.[80]

Кроме того, президент Буш дает добро на мобилизацию до 50.000[81] резервистов. Министр обороны Дональд Рамсфелд тут же призывает 35.500 резервистов (10.000 — в сухопутные войска, 13.000 — в ВВС, 3.000 — в ВМФ, 7.500 — в морскую пехоту и 2.000 резервистов — в береговую охрану). Предыдущая мобилизация объявлялась для ведения войны в Персидском заливе и охватила в пять раз больше резервистов, но тогда речь шла о сведении воедино мощнейшей армады.

Tony Blair

На пленарном заседании Конгресса 20 сентября Джордж Буш произносит очень важную речь.[82] Его сопровождают несколько важных особ, в том числе премьер-министр Великобритании Тони Блэр. По этому случаю Буш наконец официально объявляет Усаму бин Ладина и его организацию ответственными за теракты и бросает ультиматум талибскому режиму:

«Выдайте американским властям всех руководителей „Алъ-Каиды“, скрывающихся на вашей территории. Освободите всех иностранных подданных, включая американцев, которых вы несправедливо держите в тюрьмах, и обеспечьте всяческую защиту журналистам, дипломатам и иностранным рабочим в вашей стране. Немедленно и раз и навсегда закройте все тренировочные лагеря террористов в Афганистане и выдайте компетентным органам террористов и всех тех, кто входит в структуры их поддержки. Эти требования не могут быть предметом переговоров или обсуждений. Талибы должны действовать немедленно. Они должны выдать террористов или они сами разделят их участь».

И, что важнее всего, Буш объявляет о создании Министерства внутренней безопасности (Department of Homeland Security), подпадающего непосредственно под его власть. Этот новый орган «будет управлять, контролировать и координировать весь комплекс национальной стратегии с целью защитить нашу страну от терроризма и реагировать на любое возможное нападение». Здесь же сходу президент объявляет о том, что он назначает бывшего морского пехотинца и губернатора Пенсильвании Тома Риджа главой этого ведомства.

Для того чтобы усилить эти меры, администрация Буша принимает различные решения по усилению оборонной секретности. На следующий же день после терактов, 12 сентября, министр Рамсфелд заявил в ходе данного им брифинга в Пентагоне:

«Я считаю, важно подчеркнуть то, что когда люди, обрабатывающие информацию, относящуюся к разведданным, позволяют знакомиться с ней тем, у кого нет на то соответствующих полномочий, у правительства Соединенных Штатов в результате уменьшаются шансы обнаружить и распорядиться соответствующим образом людьми, совершившими нападения на Соединенные Штаты и убившими столько американцев. Если конфиденциальная информация, связанная с выполнением данных задач, будет предоставляться людям без полномочий на ознакомление с такого рода сведениями, неизбежным следствием этого будет то, что опасности подвергнутся жизни многих мужчин и женщин в униформе, тех, чьей обязанностью будет выполнить эти задачи».[83]

Отвечая на вопросы журналистов 25 сентября о том, собирается ли он лгать, чтобы хранить секретность, Рамсфелд ответил, что у него лично хватит ловкости, чтобы действовать по-другому, но что его сотрудники должны будут сами выкручиваться, как могут.[84]

Donald Ramsfield

Министр обороны: Конечно, это напоминает знаменитое выражение Уинстона Черчилля, заявившего как-то (вы не будете меня цитировать? А? Я не хочу, чтобы меня цитировали): правда… правда иногда настолько драгоценна, что должна появляться на людях в сопровождении телохранителей из лжи, — говорил он тогда о дате и месте высадки сил союзников. И на самом деле, они тщательнейшим образом не только никогда не упоминали ни дату высадки в Нормандии, ни место, ни то, пройдет ли она в заливе Нормандии или на севере Бельгии, — но они даже принялись сеять сомнение среди немцев в отношении того, состоится ли она вообще. У них была также и мнимая армия под командованием Паттона, и всякие другие штуки. Это уже принадлежит истории, и я об этом говорю как о контексте… Я не помню, чтобы я когда-либо лгал прессе, и теперь у меня нет такого намерения, и я не думаю, что ложь могла бы быть оправдана. Есть десятки способов избежать ситуаций, в которых пришлось бы врать. И я этим не занимаюсь.

Журналист: Относится ли это ко всем в министерстве?

Министр обороны: Вы шутите, я надеюсь (смех).

2 октября заместитель министра обороны Пит Олдридж Младший направляет письмо всем поставщикам оружия.[85] В нем он указывает, что оборонная секретность распространяется и на их коммерческую деятельность, имея в виду, что невинные на первый взгляд сведения могут многое открыть о деятельности и планах Министерства обороны. Так что соблюдение военной тайны простирается теперь и на гражданских лиц.

4 октября директор закупок ВВС США Дарлин Драйон отправляет письмо по электронной почте всем поставщикам ВВС, разъясняя им послание Олдриджа. Этим посланием он запрещает всем поставщикам разговаривать с журналистами как о договорах в процессе переговоров, так и о тех, что уже подписаны и опубликованы. Запрет действителен не только в Соединенных Штатах, но и во всех других странах, где поставщики могут участвовать в салонах и коллоквиумах по вооружениям.

5 октября президент Буш в нарушение Конституции приказывает нескольким членам своего кабинета больше не информировать парламентариев (см. Приложения).

18 октября заместитель министра обороны Пол Волфовитц рассылает инструкцию начальникам отделов своего министерства для ее оглашения всему персоналу. В ней он пишет:

«Жизненно необходимо, чтобы все сотрудники Министерства обороны — МО, как и все служащие в других организациях, сотрудничающих с МО, соблюдали бы крайнюю осторожность в разговорах, касающихся работы МО, и это относится ко всем, невзирая на уровень их служебной ответственности. Не ведите никаких бесед о вашей профессиональной деятельности на открытых пространствах, в общественных местах, во время вашей поездки из дома на работу и обратно или же с помощью незащищенных электронных средств связи. Заговаривать об информации конфиденциального характера можно исключительно лишь в отведенных для этого местах и с людьми, имеющими одновременно и специфическое основание для доступа к этой информации, и полномочия безопасности ad hoc (для этой цели). Неконфиденциальная информация может стать предметом подобной же защиты, если ее представляется возможным перекроить и затем извлечь из нее выводы опасного характера. Наибольшая часть используемой информации в рамках миссий МО будет изъята (sic!) из общедоступного пользования по вышеизложенной причине. При возникающем сомнении воздерживайтесь от распространения или обсуждения официальной информации, разве что в пределах МО».

Paul Wolfowitz

В то же время федеральные власти принимают меры обеспечения секретности следствия по терактам. 11 сентября ФБР призывает авиакомпании не общаться с прессой, хотя их свидетельства могли бы позволить прояснить и факт незаполненности самолетов, и отсутствие имен воздушных пиратов в списках пассажиров. В тот же вечер сотрудники ФБР поджидают по месту жительства братьев Жюля и Гедеона Нодэ, находившихся в Манхэттене во время атак «Боингов». Они конфискуют у них пять часов видеозаписи, осуществленной журналистами внутри башен и на эспланаде. Только шесть минут записи, содержащие столкновение первого самолета с башней, им были возвращены. В полном виде этот документ, который мог бы позволить лучше понять, каким образом рухнул Всемирный торговый центр, строжайше опечатан. ФБР также просит служащих компании «Одиго» не общаться с прессой. И все же было бы интересно узнать и точное содержание полученного ею предупредительного послания, и то, какие меры были приняты, чтобы ограничить число людей, присутствовавших в башнях.

Таким же способом военные власти запрещают участникам событий среди своих подчиненных вступать в какой-либо контакт с прессой. Журналисты, получается, не могут опросить ни пилотов истребителей, ни персонал баз в Барксдейле и Оффуте. Ассоциация американских юристов (American Bar Association — ABA), со своей стороны, сознавая, что сколько будет возбуждено процессов по возмещению ущерба, столько будет и случаев разглашения государственной тайны, заявляет, что она вычеркнет из списков адвокатуры всякого юриста, попытавшегося возбудить процесс от имени семей жертв. Этот запрет издан на шесть месяцев, в то время как целый ряд экспертиз не могут ждать такого срока. Президент Джордж Буш лично связывается с лидерами Конгресса и просит их не ставить под угрозу национальную безопасность, создавая следственную комиссию по событиям 11 сентября. Чтобы сохранить лицо и пролистнуть эту страницу, парламентарии решают создать следственную комиссию, общую для обеих палат… по мерам, принятым с 11 сентября для предупреждения новых террористических актов.[86]

10 октября советник по национальной безопасности Кондолиза Раис созывает в Белом доме директоров крупнейших телевизионных каналов (ABC, CBC, CNN, Fox, Fox News, MSNBC и NBC), чтобы воззвать к их чувству ответственности. Свобода слова остается законной, но журналистов призывают осуществлять самим «редакторскую оценку» информации и воздерживаться от распространения всего, что могло бы повредить безопасности американского народа.[87]

Condolisa Rice

Призыв был воспринят печатной прессой безоговорочно. Тут же Рон Гаттинг (главный редактор «Сити Сан») и Дан Гасри (главный редактор «Дейли Курьера»), посмевшие критиковать линию Буша, уволены. «Правда» и «Известия» в эпоху Советского Союза с трудом смогли бы перещеголять американские СМИ в их угодничестве официальному курсу… Они начисто отбросили понятие объективности и даже мысль о том, чтобы предложить полосу для общественного обсуждения и споров по проблемным вопросам… Это просто скандал, и он выявляет наличие системы пропаганды, ничего общего не имеющей с серьезными средствами массовой информации, воплощающими сущность демократического общества», — комментирует Эдвард Херман, профессор политических наук в Пенсильванском университете.[88]

Наконец после трехнедельных дебатов Конгресс принимает Uniting and Strengthening America by Providing Appropriate Tools Required to Intercept and Obstruct Terrorism Act,[89] аббревиатура которого по-английски: USA PATRIOT Act. Этот чрезвычайный закон временно приостанавливает действие различных основополагающих свобод на период в четыре года, чтобы дать администрации возможность эффективно бороться с терроризмом. Ни от кого не ускользнет тот факт, что срок в четыре года полностью покрывает мандат Джорджа Буша, включая и выборный период для его переизбрания. Он преследует «террористов и тех, кто их поддерживает», давая им очень растяжимое определение. Таким образом, сбор средств для поддержки семей активистов Ирландской республиканской армии, находящихся в тюремном заключении в Великобритании, превращается в федеральное преступление. Срок предварительного задержания иностранцев, подозреваемых в терроризме, продлевается до одной недели. В случае, если дело направляется на дорасследование (каким бы ни был повод, даже если дело никак не связано с подозрениями в терроризме), подозреваемые могут быть изолированы на период в шесть месяцев, который может возобновляться бесконечно, если министр юстиции сочтет, что на свободе они будут «угрожать национальной безопасности или лее безопасности общества или отдельной личности». Тут же 1200 иммигрантов оказались в заключении на неопределенный период по секретным обвинениям. Иностранные консульские работники выступают с обличениями в попрании основополагающих прав подданных их стран — к примеру, генеральный консул Пакистана в Нью-Йорке заявляет:

«В большинстве случаев нам не известны ни личные данные, ни место заключения выходцев из наших стран. В лучшем случае они снисходят до того, что дают нам их общее количество… Власти также оказывают на них давление, чтобы они не пользовались своим правом связаться с консульскими представительствами или адвокатами. Это совершенно недопустимо».

USA PATRIOT Act позволяет ФБР также прослушивать средства коммуникации без контроля представителя судебной власти.[90] Эта мера может быть применена в отношении связи между выходцами из других стран, между другими странами, если она проходит через американскую территорию с помощью Интернета.

31 октября Министерство юстиции временно приостанавливает право задержанных или заключенных беседовать со своим адвокатом наедине.[91] Отныне позволяется шпионить за этими встречами и производить запись, что делает возможным дальнейшее использование против подозреваемых их собственных слов и что сводит на нет всякую возможность для клиента и адвоката выработать совместно стратегию защиты.

13 ноября президент Буш издает указ о том, что иностранцы, «подозреваемые в терроризме», что включает в себя как «членов и бывших членов „Алъ-Каиды“, так и людей, оказавших содействие (даже не ведая о том) заговорам с целью совершения терактов (даже и не осуществленных), — не будут отныне судимы ни в федеральных судах, ни даже военными трибуналами, а военными комиссиями.[92] Комиссии эти будут составляться министром обороны по его собственному усмотрению и сами будут устанавливать свой процессуальный кодекс. Их заседания смогут проводиться за закрытыми дверями. «Военные прокуроры» не обязаны будут сообщать задержанным и их защитникам о «доказательствах», которыми они будут располагать. Они будут принимать решения большинством в две трети голосов (а не единогласно, как того требуют международные нормы в уголовных делах).

В тот же день Министерство юстиции отлавливает пять тысяч подозреваемых происхождением со Среднего Востока, из которых почти все проживали легально в США и никогда не совершили никакого правонарушения, просто с целью их «допросить».

Опираясь на Комитет по борьбе с терроризмом,[93] созданный резолюцией 1373[94] (от 28 сентября) Организации Объединенных Наций, Госдепартамент предписывает государствам — членам ООН принять такие же законодательства. На сегодняшний день 55 стран (среди которых и Франция, своим «законом о постоянной безопасности») в результате вписали в свои внутренние нормы определенные положения из USA PATRIOT Act. Их цель — не защита местного населения от терроризма, но дозволение полицейским службам США распространить свою деятельность на весь остальной мир. Речь идет в основном о продлении сроков задержания в делах по терроризму, об ограничении свободы прессы и о разрешении перехвата связи службами безопасности без контроля судебных властей. В Великобритании антитеррористический закон позволяет поместить в заключение подозреваемых иностранцев даже вне проведения какого-либо следствия, что открыто нарушает Европейскую конвенцию прав человека. В Канаде антитеррористический закон принуждает журналистов открывать их источники информации по запросу судебной власти под угрозой немедленного тюремного заключения. В Германии разведслужбам даются полномочия уголовной полиции, что практически преобразует их в политическую полицию. В Италии секретным службам позволено совершать всевозможные правонарушения на территории страны в интересах национальной обороны, и они не должны давать при этом никакого отчета правосудию. И так далее.[95] И наконец, госсекретарь Колин Пауэлл прибывает в Европу, чтобы убедиться, что национальные полиции смогут отныне передавать ФБР без ненужных формальностей имеющуюся у них информацию и чтобы открыть пост ФБР в помещении Европола.

«Начиная с 11 сентября, правительство требует голосовать за законы, разрабатывать политические подходы и процедуры, которые не соответствуют нашему законодательству и установившимся идеалам и раньше были бы просто немыслимы», — пишет престижное издание New York Review of Books.[96] Раздувая мистический патриотизм, страна свободы слова и политической гласности замкнулась на экстенсивной идее государственного интереса и военной тайны, применяя ее ко всем секторам жизни общества.

Официальная версия событий 11 сентября не позволяет оправдать такой крутой вираж. Если врагами являются ничтожества, прячущиеся в пещерах Афганистана, зачем тогда опасаться заводить беседы с коллегами в стенах Пентагона? Как можно представить себе, что горстка террористов может собрать и обработать отрывочные и разбросанные сведения о закупках оружия и сделать вывод из этого о военных планах Соединенных Штатов? Зачем приостанавливать нормальное функционирование общественных институтов и лишать парламентариев, даже для использования при закрытых дверях, информации, необходимой для демократической жизни?

Если официальная версия, по которой теракты были совершены иностранными террористами, соответствует истине, зачем тогда препятствовать открытию следствия Конгрессом и журналистскому расследованию?

Не присутствуем ли мы скорее при смене политического режима, запрограммированной задолго до 11 сентября?

Далеко не первый раз за последние полвека ЦРУ всячески старается заставить принять закон, запрещающий прессе упоминать о делах государственной важности и заносящий в преступники тех служащих и журналистов, которые пытались бы эти дела раскрывать. В ноябре 2000 года крайне реакционный сенатор Ричард Шелби, председательствовавший тогда в сенатской комиссии по разведке, провел через голосование «Закон о секретности » (Official Secrecy Act), на который наложил свое вето президент Билл Клинтон. Ричард Шелби снова повторил свой маневр в августе 2001 года, надеясь на лучший прием со стороны президента Буша.[97] Проект закона находился как раз на обсуждении, когда произошли теракты, и он был частично встроен в «Закон о разведке» (Intelligence Act) от 13 декабря 2001 года. Тут же министр юстиции Джон Эшкрофт создал специальное подразделение, которому вменялась в обязанность разработка средств пресечения утечки засекреченной информации.[98] Оно будет подавать рапорт каждые полгода. С этого момента множество официальных веб-сайтов были вычищены: публичные сведения были изъяты под предлогом того, что их сопоставление могло бы позволить «террористам» докопаться до секретной информации. Нейтрализовав все регуляторы власти: правосудие, следственные комиссии Конгресса и прессу, исполнительная власть обзавелась новыми структурами, позволяющими ей распространить на внутреннюю политику методы, уже испытанные ЦРУ и вооруженными силами вне страны.

Открытие Министерства внутренней безопасности (Office of Homeland Security — OHS), заявленное Конгрессу президентом Бушем 20 сентября, состоялось 8 октября. Речь здесь не идет о приуроченном мероприятии, но о глубинной реформе американского госаппарата. Отныне администрация будет различать безопасность внутреннюю и внешнюю. Директор этого министерства, Том Ридж, будет равным по чину советнику по национальной безопасности Кондолизе Раис. Каждый будет председателем своего совета: Совета внутренней безопасности и Совета по национальной безопасности. Их четко различные компетенции все же перекрещиваются в целом ряде областей. Так, президент Буш назначил заместителя советника по национальной безопасности, ответственного за борьбу против терроризма, который, будучи подчиненным и зависящим от Кондолизы Раис, должен будет находиться в распоряжении Тома Риджа. Эта ключевая должность была доверена генералу Уэйну А. Даунингу, человеку чрезвычайно силового профиля.[99] Даунинг занимал среди других должностей и должность шефа командования спецоперациями сети stay-behind.[100] Он также будет обеспечивать связь между советами и Отделом стратегического влияния, задача которого — манипулирование общественным мнением и правительствами зарубежных государств.

Бюро внутренней безопасности (или Бюро безопасности Родины) имеет широкие координационные полномочия, которые смогут со временем развиваться и далее. Трудно сказать, сыграет ли оно роль, сопоставимую с той, которую сыграло Управление военной мобилизации (Office of War Mobilization — OWM) во время Второй мировой войны, или с ролью нынешнего Бюро национальной политики по контролю за наркотиками (ONDCP), которое ведает военными операциями в Латинской Америке.[101] Как бы то ни было, мы присутствуем при захвате гражданской жизни военными и разведуправлениями.[102] «Историки вспомнят, что между ноябрем 2001 года и февралем 2002 года демократия — такая, какой она представлялась составителям Декларации независимости и Конституции Соединенных Штатов, — умерла. И пока демократия испускала дух, появлялось на свет фашистское и теократическое американское государство», — комментируют происходящее два больших журналиста — Джон Стантон и Уэйн Мадсен.[103]

Третья часть

Империя атакует

Глава 8

Это все бин Ладин виноват!

Утром 11 сентября, когда CNN передавала первые кадры одной из башен ВТЦ в огне и когда мы еще не знали, произошла ли авиакатастрофа или теракт, комментаторы информационного канала говорили о возможной ответственности за случившееся бин Ладина. Постепенно эта гипотеза укрепилась как единственное общественно приемлемое объяснение. Такие варварские теракты могли быть проделаны только монстром, чьи руки по локоть в крови, по сути своей чуждым цивилизованному миру, преисполненным иррациональной ненависти к Западу. Этот демон уже опознан — это «враг номер один» общества Соединенных Штатов: Усама бин Ладин. Слух сначала подпитывался откровениями прессе «источников, хорошо информированных» или «близких к следствию». Он вошел в официальную версию, когда Колин Пауэлл публично квалифицировал бин Ладина как «подозреваемого». И этот слух превратился в догму, когда Джордж Буш указал на него как на виновного. На сегодняшний день обвинение это так и не было публично обосновано. Но американские власти считают, что их от этого избавила демонстрация видеозаписи Усамы бин Ладина, которая, на их взгляд, равняется признанию.

Так кто же этот демон?

Osama bin Laden

Усама бин Ладин[104] — один из 54 детей шейха Мохаммеда бин Ладина, основавшего в 1931 году компанию Saudi Binladen Group (SBG). Этот холдинг, крупнейший в Саудовской Аравии, осуществляет половину своего годового оборота в строительстве и в общественных работах, а вторую половину — в инженерных работах, недвижимости, прокате, телесвязи и издательском бизнесе. Он основал швейцарскую инвестиционную компанию Saudi Investment Company (SICO), которая открыла несколько фирм с саудовским Национальным коммерческим банком (National Commercial Bank). SBG вкладывает значительные суммы в General Electric, Nortel Networks и Cadbury Schweppes. В Соединенных Штатах холдинг представлен, в отношении своей промышленной деятельности, Аднаном Кашогги (бывшим шурином Мохаммеда аль-Файеда), тогда как его финансовыми авуарами управляет Carlyle Group. До 1996 года открытием филиалов SBG по всему миру занимался в Лозанне его советник — нацистский банкир Франсуа Жену, душеприказчик доктора Геббельса и меценат террориста Корлоса. Холдинг SBG неотделим от ваххабитского режима, вплоть до того что долгое время он был единственной официальной договаривающейся стороной в заключении контрактов по возведению объектов и по управлению ими в святых местах королевства — в Медине и Мекке. Он отыграл и большинство строительных рынков, например контракты на строительство военных баз США в Саудовской Аравии и на восстановление Кувейта после войны в Персидском заливе. После внезапной гибели шейха Мохаммеда бин Ладина в 1968 году его наследником стал его старший сын — Салем. Он тоже, в свою очередь, погиб в «авиакатастрофе», произошедшей в Техасе в 1988 году. С тех пор SBG управляет Бакр, второй сын основателя фирмы.

Родившийся в 1957 году Усама получил диплом по менеджменту и экономике Университета имени короля Абдул-Азиза. Он слывет осведомленным деловым человеком. В декабре 1979 года к нему обратился его покровитель принц Турки аль-Фейсал (директор саудовских секретных служб с 1977 до 2001 года), чтобы предложить ему управлять финансовой стороной секретных операций ЦРУ в Афганистане. За десять лет ЦРУ инвестировало два миллиарда долларов в Афганистан на организацию провала СССР, что сделало эти операции самыми дорогими их всех тех, которые оно когда-либо предпринимало. Саудовские и американские службы набирали исламистов, обучали их, вооружали и всячески настраивали их на джихад (священную войну, чтобы те сражались и победили Советы.[105] Усама бин Ладин управляя запросами этого разношерстного мира при помощи систематизированной информации, называвшейся «Аль-Каида» (в буквальном переводе — «основа», «база данных»).

После поражения СССР США потеряли всякий интерес к судьбе Афганистана, оставив его в руках военачальников и моджахедов, которых они навербовали по всему арабо-мусульманскому миру, чтобы сражаться с советской армией. Усама бин Ладин тогда, вероятно, перестал работать на ЦРУ, но сохранил бойцов для своих собственных нужд. В 1990 году он предложил саудовской монархии предоставить своих людей для выдворения светского отступника Саддама Хусейна вон из Кувейта, и ему, конечно, пришлось не по вкусу то, что ему предпочли коалицию, возглавлявшуюся Бушем-отцом (президентом), Диком Чейни (министром обороны) и Колином Пауэллом (главой Объединенного комитета начальников штабов).

Исламисты вскоре раскололись на два лагеря, в соответствии с тем, были ли они союзниками или противниками американцев и саудовцев. Бин Ладин находился в группе, руководимой суданским лидером Хассаном эль-Тураби, к которой принадлежал также и Ясир Арафат. Они вместе участвовали в арабских и исламских конференциях в Хартуме. В 1992 году Соединенные Штаты высадились в Сомали, по мандату ООН, с тем чтобы «вернуть надежду» (Restore Hope) голодающему населению. Несколько ветеранов афганской войны открыли огонь по американским солдатам, участвуя в операции, в результате которой были убиты 18 американских солдат. Усама бин Ладин был объявлен ответственным за эту стычку. Армия Соединенных Штатов отправилась восвояси. В представлении масс бин Ладин победил теперь и американцев, разбив до этого русских. Он был лишен саудовского гражданства и обосновался в Судане. Порвав со своей семьей, он получил часть наследства, оцененную в 300 миллионов долларов.[106] Бин Ладин вкладывает эту сумму в создание нескольких банков, агропродовольственных фирм и в местный прокат. Сначала, поддерживаемый полковником Омаром Хассаном эль-Бехиром, а потом Хассаном эль-Тураби, он развивает различные предприятия в Судане, строит аэропорт, дороги, сооружает нефтепровод и контролирует большую часть производства гуммиарабика. Несмотря на все эти успехи, его изгоняют из Судана в 1996 году, под давлением Египта, который обвинял его в заговоре с целью убийства президента Хосни Мубарака. Тогда он возвратился в Афганистан.

В июне 1996 года 19 американских солдат были убиты во время нападения на военную базу Коббар (Саудовская Аравия). Соединенные Штаты обвинили Усаму бин Ладана как его заказчика. В ответ он провозгласил джихад против США и Израиля в своем знаменитом послании «Изгоните многобожников с Аравийского полуострова». В нем он пользуется тем же набором аргументов, что и тогда, когда работал с ЦРУ в Афганистане: священным долгом каждого мусульманина является освободить оккупированные земли ислама. Хотя трудно сравнить кровавую советскую оккупацию Афганистана с договорным размещением военных баз США в Саудовской Аравии. Страстный призыв миллиардера не нашел ожидаемого отклика в сердцах народных мусульманских масс, и он создает в 1998 году, вместе с египетским лидером Айманом аль-Завахири, Исламский международный фронт против евреев и крестоносцев.

7 августа 1998 года взрывы разрушают американские посольства в Дар-эс-Саламе (Танзания) и в Найроби (Кения). Результат таков: 298 убитых и более 4500 раненых. Соединенные Штаты обвиняют Усаму бин Ладина как заказчика терактов. Президент Билл Клинтон распорядился выпустить 75 крылатых ракет по лагерям в Джелалабаде и Хосте (Афганистан), а также по лаборатории в Аль-Шифе (Судан). ФБР объявило бин Ладина в розыск, суля за его голову пять миллионов долларов. Все его денежные средства были заморожены.

12 октября 2000 года теракт с использованием начиненной взрывчаткой лодки повредил эскадренный миноносец USS Cole на рейде Адена (Йемен), убив 17 и ранив 39 матросов. Соединенные Штаты вновь обвиняют Усаму бин Ладина как заказчика этого взрыва. 8 мая 2001 года Дональд Рамсфелд оповещает мир, что «враг номер один» Соединенных Штатов не только располагает бактериологическим и химическим оружием, но и уже готов собрать атомную бомбу и запустить спутник. В интервью журналу Frontline (PBS)[107] Милтон Бирден (бывший эмиссар ЦРУ в Судане в восьмидесятых годах и один из основных руководителей секретных операций ЦРУ в Афганистане) выражает скептицизм: «Крайнее упрощение и привязывание к нему [Усаме бин Ладину] всех терактов, совершенных за истекшее десятилетие, является оскорблением [интеллигентности] большинства американцев и, естественно, не располагает наших союзников к тому, чтобы принимать нас в этих делах всерьез». Милтон Бирден, обретший свободу слова, с тех пор как ушел на пенсию в 1994 году, продолжает:

«В этом всем много выдуманного. Тут вам — целая мифология насчет Усамы бин Ладина. Это — часть спектакля. У нас нет национального врага. У нас нет национального врага с тех пор, как „империя зла“ [СССР] рухнула в 1991 году. И я думаю, что нам это просто нравится. Нам нравится весь этот международный терроризм, довольно причудливый, в тот момент, когда [настоящий терроризм] драматически меняет характер».

Как бы то ни было, the show must go on:[108] США обвинили Усаму бин Ладина и в том, что он был заказчиком терактов 11 сентября 2001 года. Реагируя на скепсис госучреждений, генерал Колин Пауэлл, госсекретарь, приглашенный на передачу Meet the Press (NBC), заявил: «Мы с полной отдачей работаем над обобщением судебной и разведывательной информации. И я думаю, что в ближайшем будущем мы сможем опубликовать документ, ясно демонстрирующий имеющиеся у нас доказательства связи его с этим терактом».[109] Несмотря на то что заявили о нем уже несколько раз, документ этот так никогда и не был опубликован.

4 октября премьер-министр Великобритании Тони Блэр представил Палате общин доклад под названием «Ответственность за террористические ужасы, совершенные в Соединенных Штатах».[110] В качестве аргумента в нем звучит следующее:

«Ни у какой другой организации нет одновременно ни достаточных мотивировок, ни достаточных способностей, чтобы провести теракты, подобные совершенным 11 сентября, — кроме как у сети „Алъ-Каида“, руководимой Усамой бин Ладином».

В тот же день пакистанский министр иностранных дел Риаз Мухаммад Хан заявляет, что американские «доказательства», переданные его правительству, «обеспечивают достаточное основание для судебного преследования» [бин Ладина]. Эти «доказательства», засекреченные как военная тайна, никогда не были опубликованы.

7 октября представители США и Великобритании проинформировали ООН о военных действиях, которые их страны предприняли в Афганистане.[111] Джон Негро-понте (США) писал: «Мое правительство получило точные и неоспоримые сведения о том, что организация „Алъ-Каида“, поддерживаемая талибским режимом в Афганистане, играла центральную роль в этих терактах». Эти сведения, «точные и неоспоримые», никогда не были переданы в Совет Безопасности.

10 ноября газета «Санди телеграф» объявила о существовании видеокассеты (записанной 20 октября), в которой Усама бин Ладин принимал на себя ответственность за эти теракты: «Башни-близнецы по праву предстали мишенями. Они олицетворяли американское экономическое могущество. Эти события были грандиозны со всех точек зрения. Разрушены были не только башни-близнецы, но и башни морального духа этой страны». В ней же бин Ладин угрожает американскому президенту и британскому премьер-министру: «Буш и Блэр понимают только язык насилия. Каждый раз, когда они нас убивают, мы их тоже убиваем, чтобы поддерживать равновесие сил». Эти откровения были подтверждены в тот же день Тони Блэром, который оповестил Палату общин, что он ознакомился с расшифровкой кассеты. Эта загадочная кассета цитируется в дополненном варианте доклада Блэра.[112] Речь идет по сути об одном интервью, снятом информационным каналом «Аль-Джазира» и переданном CNN в январе 2002 года.

Сенсация!

9 декабря «Вашингтон пост» объявляет на первой странице о существовании новой видеокассеты.[113] Записанная 11 сентября одним из близких «врага номер один», она показывает реакцию Усамы бин Ладина на события и окончательно удостоверяет его ответственность за их подготовку. По словам Рейтер, цитирующего анонимное официальное лицо, лидер «Аль-Каиды» в ней указывает даже на то, что большинство воздушных пиратов не были камикадзе и не знали о том, что будут принесены в жертву. Приглашенный на передачу This Week канала ABC заместитель министра обороны Пол Волфовитц прокомментировал:

«Это отвратительно. Я хочу сказать, этот человек гордится и наслаждается тем, что убивает тысячи невинных людей. Это лишь подтверждает все то, что мы о нем знали раньше. Тут нет ничего нового или удивительного. Просто подтверждение. И я надеюсь, что это заставит замолчать раз и навсегда тех, кто распространяет безумные теории о заговорах, по которым каким-то образом Соединенные Штаты или кто-то иной являются виновными в произошедшем».[114]

Содержание этой кассеты было передано Пентагоном 13 декабря 2001 года. Усама бин Ладин в ней делает «признание», по всем пунктам соответствующее официальной версии, которая, как мы знаем, очень далека от реальности.

«Я думал, что пожар, вызванный сгоранием горючего самолета, расплавит металлические конструкции [Всемирного торгового центра] и что это приведет к обрушению пораженной части здания, но только верхних этажей. Мы на большее не надеялись… Закончив нашу дневную работу, мы расположились у радиоприемника… Мы меняли радиостанции, чтобы поймать новости из Вашингтона. Шла нормальная передача, и о нападении сообщили только в конце. Журналист объявил, что самолет только что врезался во Всемирный торговый центр… Спустя некоторое время они объявили, что еще один самолет врезался во Всемирный торговый центр. Братья, услышавшие эту новость, были вне себя от радости… Те братья, которые провели операцию, знали лишь, что они идут на мученичество, мы попросили каждого из них отправиться в Америку, но они ничего не знали об операции, ни единого слова. Они были натренированы, хотя мы им ничего не раскрывали про операцию до того момента, когда они были уже на месте и готовились к посадке в самолеты… Их охватила безумная радость, когда первый самолет врезался в здание, а я им сказал: „Будьте терпеливы…“

Интервал между первым и вторым самолетом, врезавшимися в башни, был в двадцать минут, а между первым самолетом и тем, что рухнул на Пентагон, — в один час». Агент бин Ладин не только удостоверяет подлинность басни об обрушении башен, вызванном пожаром, а также другой — о командах камикадзе, и даже третьей — о самолете, рухнувшем на Пентагон, но и он тщательно опровергает очевидное. Видеозапись оканчивается вот таким комментарием его приспешника: «Они [американцы] были в ужасе и думали, что происходит государственный переворот». Если «враг номер один» общества Соединенных Штатов так говорит, то уж…

Следовательно, в виновности рецидивиста Усамы бин Ладина в совершении терактов 11 сентября не остается никаких сомнений, поскольку он признался даже в действиях, которых никогда и не было. Но действительно ли бин Ладин порвал с ЦРУ и стал врагом Америки?

С 1987-го до 1998 года обучением бойцов «Аль-Каиды» заведовал Али Мохаммед, египетский офицер, принятый в армию Соединенных Штатов. Мохаммед преподавал в то же время в John Kennedy Special Warfare Center and School, где он готовил членов самой секретной сети влияния — stay-behind — а также офицеров войск специального назначения США.[115] Зная правила безопасности американских секретных служб, предусматривающих постоянное взаимное наблюдение между агентами, можно ли поверить хотя бы на мгновение, что Али Мохаммед мог работать по очереди на военной базе США и на базах «Аль-Каиды» в Судане и в Афганистане без риска быть мгновенно разоблаченным? Широко освещенного СМИ ареста Али Мохамме-да в конце 1998 года недостаточно, чтобы скрыть то, что stay-behind готовил бойцов «Аль-Каиды» и, стало быть, Усама бин Ладин продолжал работать на ЦРУ по меньшей мере до конца 1998 года! Впрочем, как можно не заметить того, что легенда Усамы бин Ладина — не что иное, как сфабрикованное ЦРУ из разных подручных средств прикрытие для него? Взять хотя бы то, как нас пытались заставить поверить, что бин Ладин выбил из Сомали самую мощную армию мира с помощью двадцати бойцов!

И еще: нам представляли теракты в Найроби и Дар-эс-Саламе как антиамериканские, тогда как ни один из 11 убитых в Дар-эс-Саламе не был американцем, а в Найроби только 12 из 213 убитых были американцами. Те, кто организовали эти псевдоантиамериканские теракты, постарались сделать так, чтобы последствия от них легли бы на плечи других.[116] В действительности же ЦРУ продолжало прибегать к услугам Усамы бин Ладина против русского влияния, как оно это делало против советского. Выигрывающую команду не меняют. «Арабский легион» «Аль-Каиды» был использован в 1999 году для поддержки восставших косоваров против диктатуры Белграда.[117] Он также был задействован и в Чечне, по меньшей мере по ноябрь 2001 года, как об этом свидетельствует «Нью-Йорк таймс».[118] Приписываемая бин Ладину враждебность к Соединенным Штатам позволяет Вашингтону отрицать свою ответственность за эти удары исподтишка.

Связи между ЦРУ и бин Ладином не прервались в 1998 году. Тяжело больной, он отправился лечиться (с 4 по 14 июля 2001 года) в американскую больницу в Дубае (Объединенные Арабские Эмираты).

«За время своей госпитализации [он] принял у себя членов своей семьи, видных особ Саудовской Аравии и Эмиратов. В течение этого же его пребывания в больнице местный представитель ЦРУ, которого многие знают в Дубае, был замечен садящимся в главный лифт, отправляясь в палату Усамы бин Ладина», — пишет «Фигаро».[119]

«В ночь накануне террористических нападений 11 сентября Усама бин Ладин находился в Пакистане… он был тайно помещен в военный госпиталь в Равалпинди для прохождения диализа», — сообщает корреспондент CBS.[120] Человек, провозгласивший джихад против США и Израиля, человек, голову которого ФБР оценило в пять миллионов долларов, человек, тренировочные лагеря которого подверглись бомбардировкам крылатыми ракетами, лечится в американской больнице в Дубае, где он спокойно беседует с начальником представительства ЦРУ, затем проходит диализ под защитой пакистанской армии в Равалпинди. Фальсификации распространяются и на близких бин Ладина и на бойцов «Аль-Каиды».

Например, по американской официальной версии, лаборатория в Аль-Шифе (Судан) использовалась бин Дадином для производства химического оружия массового поражения, поэтому ее и бомбардировали ВВС США в 1998 году. Однако международные наблюдатели, прибывшие осмотреть развалины, не были согласны с тем, что фабрика могла производить что-нибудь, кроме аспирина. Эта фабрика принадлежала совместно Усаме бин Ладину и Салаху Идрису. ЦРУ обвинило последнего в соучастии в производстве химического оружия и в финансировании исламского джихада в Египте. Оно заморозило его денежные средства, но незаметно сняло эту меру в мае 1999 года. «Террорист» Салах Идрис владеет сегодня 75% IES Didital Systems и 20% Protec через посредничество офшорной фирмы Global Security Systems. IES Digital Systems обеспечивает в настоящее время видеонаблюдение на британских государственных и военных объектах, как об этом сообщил барон Кокс в Палате общин.[121] В это время Protec обеспечивает безопасность одиннадцати британских АЭС.

Что же касается Мохаммеда Атты, которому ФБР вменяет в вину то, что он — агент «Аль-Каиды» и руководил камикадзе 11 сентября, а его его банковский счет использовался для финансирования операции, то он был агентом секретных служб Пакистана (ISI), которые всегда считались филиалом ЦРУ.[122] В июле 2001 года генерал Ахмед Махмуд, директор ISI, перевел 100 тысяч долларов на банковский счет Мохаммеда Атты в Соединенных Штатах, указывает Times of India.[123] Это сообщение не вызвало никаких вопросов в США. Разве что попросили генерала Махмуда отправиться на пенсию, правда, позаботившись о назначении им самим своего преемника. Не более убедительны и меры, принятые США против бин Ладина. Семьдесят пять крылатых ракет,[124] выпущенных по тренировочным лагерям «Аль-Каиды» и по фабрике в Аль-Шифе, убили 21 бойца, что никак не соразмерно ни употребленным средствам, ни потерям в 298 убитых в Найроби и Дар-эс-Саламе.

«Со времен холодной войны Вашингтон сознательно поддерживал Усаму бин Ладина, включая его в то же время в списки наиболее разыскиваемых лиц ФБР. Тогда как моджахеды участвуют в вооруженных восстаниях в интересах Соединенных Штатов на Балканах и в бывшем СССР, ФБР располагает мандатом о препровождении его в Соединенные Штаты и на ведение войны против терроризма. По всей видимости, здесь мы имеем дело не просто с противоречивыми действиями, но со лживой в отношении граждан политикой, поскольку ЦРУ со времени войны СССР — Афганистан поддерживает международный терроризм посредством секретных операций»,[125] — пишет профессор Оттавского университета Майкл Коссюдовски. С одной стороны, Усама бин Ладин — не враг, а агент Соединенных Штатов; с другой — он никогда и не порывал со своей семьей, которая является основным коммерческим партнером семьи Бушей.[126]

Мы уже указывали, что финансами Saudi Binladen Group (SBG) ведает Carlyle Group. Созданная в 1987 году Carlyle Group управляет сегодня портфелем в 12 миллиардов долларов. Она владеет мажоритарным участием в компании Seven Up (обеспечивающей розлив напитков в бутылки для компании Cadbury Schweppes), в Federal Data Corporation (оснастившей, к примеру, Федеральную авиационную администрацию системой наблюдения за гражданским авиадвижением) и в United Defense Industries Inc. (основной поставщик снаряжения американской, турецкой армий и армии Саудовской Аравии). С учетом контролируемых ею компаний Carlyle Group выходит на 11-е место среди компаний американского военно-промышленного комплекса.

В 1990 году Carlyle Group оказалась под следствием по делу о вымогательстве. Лоббист Республиканской партии Уэйн Берман занимался рэкетом американских пенсионных фондов, чтобы финансировать избирательные кампании Буша; один из этих фондов согласился перевести в Carlyle Group миллион долларов в надежде получить общественный договор в штате Коннектикут.

В настоящее время председатель этого фонда — Франк К. Карлуччи (бывший заместитель директора ЦРУ, затем министр обороны). Советниками его являются Джеймс А. Бейкер III (бывший начальник кабинета президента Рейгана, затем министр финансов и наконец госсекретарь при Джордже Буше-отце) и Ричард Дарман (бывший директор бюджета). Для представительства за границей Carlyle Group прибегает к услугам Джона Мейджора[127] (бывшего британского премьер-министра) и Джорджа Буша-отца[128] (бывшего директора ЦРУ, впоследствии Президента Соединенных Штатов). Среди других руководителей Carlyle Group — Сами Мубарак Баарма, доверенный уполномоченный Хал еда Бен Махфуза и некто Талат Отманн. Две особы, прямо связанные с нынешним Президентом Соединенных Штатов.

В сущности, Джордж Буш составил свое личное состояние на удачных сделках, проведенных им в бытность главой Harken Energy Corporation.[129] Эта небольшая техасская нефтяная компания заполучила нефтяные концессии Бахрейна в качестве ретрокомиссий американо-кувейтских договоров, заключенных президентом Джорджем Бушем-отцом.[130] Что является, естественно, совершенно нелегальной операцией. Халед Бен Махфуз был акционером Harken — 11,5% капитала. Номинальным владельцем его акций был один из его уполномоченных — Абдулла Таха Бахш. Талат Отманн был администратором. А страший брат Усамы бин Ладина, Салем, был представлен в административном совете компании Harken своим американским уполномоченным Джеймсом Р. Батом.

Вся эта публика (семья Бушей, их политические должники и финансовые партнеры, как и неизбежное ЦРУ) далеко не новички в такого рода махинациях. Они находились в центре гигантского банковского скандала 90-х годов: банкротства Международного банка кредита и коммерции (Bank of Credit and Commerce International — BCCI).[131] Этот банк был англо-пакистанским учреждением, присутствовавшим в 65 странах. Им совместно владели три большие семьи: Гокалы (Пакистан), Бен Махфузы (Саудовская Арвия) и Гайт Фараоны[132] (Абу-Даби).

Он использовался Рональдом Рейганом для подкупа иранского правительства, чтобы оно задержало освобождение американских заложников в тегеранском посольстве и, таким образом, положило конец президентству Джимми Картера (операция под названием «Октябрьский сюрприз»). Позже, по совету бывшего директора ЦРУ и вице-президента Джорджа Буша-отца, администрация Рейгана использовала BCCI для перевода саудовских дотаций никарагуанским «контрас» и для перевода денег от ЦРУ моджахедам в Афганистан. BCCI также был замешан и в контрабанде оружия сирийским «трейдером» Саркисом Саркеналяном, в скандале «Китинга» в США, в аферах «трейдера» Марка Рича, в финансировании группы «Абу Нидаль» и т.д. В конечном счете банк пошел ко дну, когда было установлено, что он отмывал также и деньги Медельинского картеля. Закрываясь, он успел обобрать миллион своих мелких вкладчиков.

В том, что банком BCCI могло манипулировать, а возможно, даже и создать его — ЦРУ, нет ничего удивительного. Существует давняя банковская традиция в американских секретных службах — начиная с учреждения OSS коммерческими юристами и брокерами с Уолл-стрит. Двое бывших директоров ЦРУ, Ричард Хелмс и Уильям Кейси, работали в BCCI, так же как и двое престижных «агентов влияния» ЦРУ — Аднан Кашогги[133] (представитель Saudi Binladen Group в США) и Манушер Гобани-фар (основной «трейдер» «Ирангейта»). Не говоря уж о Камале Адхаме (шурине короля Файсала и начальнике саудовских секретных служб вплоть до 1977 года), о принце Турки аль-Фейсале аль-Сауде (начальнике саудовских секретных служб с 1977-го по август 2001 года и покровителе Усамы бин Ла-дина) и об Абдуле Рауфе Халиле[134] (заместителе директора саудовских секретных служб).

Заметка на память: отметим, что BCCI, вероятно, сыграл также свою темную роль и во Франции. Именно он участвовал в сокрытии передачи американо-французских ядерных технологий в Пакистан, как и для оплаты освобождения заложников. Одному деловому человеку, близкому к Шарлю Паскуа, Доминику Сантини, были предъявлены обвинения за границей за ту роль, какую он играл в ВССР, независимо от обвинений ему во Франции в деле «Эльф-Тине». Три года после краха банка его бывшие руководители выступали посредниками при заключении контракта Савари-II и организовали систему ретрокомиссий, предназначавшихся для финансирования президентской кампании Эдуара Балладюра. Вопросы, возникшие из-за этой продажи катеров Саудовской Аравии, заставили Жака Ширака после его прибытия в Елисейский дворец поставить на прослушивание Франсуа Леотара, бывшего министра обороны в правительстве Эдуара Балладюра.

BCCI работал в тесном сотрудничестве с SICO (Изначально SICO называлась CYGNET), швейцарским инвестиционным филиалом Saudi Binladen Group. Среди его административных кадров был один из братьев Усамы бин Ладина — Салем.

Халеду Бен Махфузу (рассматривался как один из ответственных за банкротство BCCI) были предъявлены обвинения в Соединенных Штатах в 1992 году. Но ему удалось снять с себя эти обвинения в 1995 году в результате сделки с кредиторами банка (на сумму в 245 миллионов долларов).

Если действительно, как утверждают многие официальные лица Америки, семья бин Ладин продолжает поддерживать отношения с Усамой и финансировать его политическую деятельность, тогда Carlyle Group, ведающая финансовыми вложениями Saudi Binladen Group, неизбежно вовлечена в злоупотребление осведомленностью. И, следовательно, Джордж Буш-отец — один из счастливчиков, нажившихся на биржевых махинациях 11 сентября 2001 года. Замечательный повод для ФБР и IOSCO закрыть финансовую часть расследования.

Глава 9

Дела идут

7 октября 2001 года Джордж Буш торжественно выступает по телевидению. Его речь передается не из Овального кабинета, а из Зала договоров Белого дома: началась война.[135]

«По моему приказанию Вооруженные силы Соединенных Штатов начали атаковать террористические лагеря „Алъ-Каиды“ и военные установки талибского режима в Афганистане. Эти тщательно нацеленные удары должны помешать использованию Афганистана как оперативной базы, они направлены также и на уничтожение военного потенциала талибского правительства. Наш преданный друг Великобритания также принимает участие в этой операции. Наши другие хорошие друзья, а именно: Канада, Австралия, Германия и Франция — обязались направлять туда свои силы, по мере того как будет разворачиваться операция. Более сорока стран Ближнего Востока, Африки, Европы и Азии дали нам право пролета и приземления на их территориях. Многие из них поделились с нами информацией, полученной ими от своих разведслужб. Нас поддерживает коллективная воля всего мира. Две недели тому назад я поставил в известность талибских руководителей о нескольких наших требованиях, ясных и недвусмысленных: закрыть тренировочные лагеря террористов; выдать руководителей сети „Алъ-Каида“ и освободить всех иностранных подданных, включая и американских граждан, несправедливо заключенных в тюрьмы. Они не удовлетворили ни одно из наших требований. Теперь талибам придется платить… А угнетенный народ Афганистана сможет убедиться по этому случаю в щедрости Соединенных Штатов и их союзников. Мы ударим по военным объектам, но в то же время мы будем сбрасывать продукты питания, медикаменты и предметы обихода для мужчин, женщин и детей, которые в Афганистане страдают от голода. Соединенные Штаты — страна дружественная Афганистану, мы также друзья миллиардов людей в мире, исповедующих мусульманскую веру. Соединенные Штаты — враг тех, кто помогает террористам, и преступных варваров, оскверняющих великую религию, совершая во имя нее убийства… Мы не хотели этой миссии, но мы ее выполним».

В Лондоне Тони Блэр обращается к британцам с Даунинг-стрит, дом 10. Он подтверждает, что войска Ее Величества сражаются плечом к плечу с американцами. В то время как огненный дождь обрушился на Кабул, катарский телеканал новостей «Аль-Джазира» передает записанный ранее ответ Усамы бин Ладина:[136]

«И вот Америка получила в свое самое ранимое место удар Аллаха — разрушивший, благодарение Аллаху, эти престижные сооружения, и мы благодарим Аллаха за это. И вот Америка полна ужаса, с севера на юг и с востока на запад, и мы благодарим Аллаха за это. Аллах указал путь группе мусульман, передовому отряду, уничтожившему Америку, и мы молим Аллаха возвысить их и принять их в раю… После того, что произошло и после того, что сказали высокие ответственные лица в Соединенных Штатах, в первом ряду которых — предводитель неверных всего мира Буш, после того как они мобилизовали своих людей и лошадей (sic!) и восстановили против нас страны, претендующие на гордое имя мусульманских… они двинулись сражаться с людьми, которые дорожат своей религией и не интересуются этим миром, они двинулись воевать с исламом и учинять агрессию против народов под предлогом борьбы с терроризмом… Эти события разделили весь мир на две части: на тех, у кого есть вера и нет лицемерия, и на неверных, упаси нас от них, Боже. Каждый мусульманин должен подняться, чтобы защитить свою религию, поскольку ветер веры и перемен дунул, чтобы уничтожить несправедливость на полуострове Магомета [Аравийский полуостров, где родился пророк ислама]. Для Америки у меня немного слов, я клянусь Аллахом, что Америка никогда больше не познает безопасность, до того как ее не познает Палестина, до того как все западные войска не покинут святые земли [ислама]».

Этот обильно освещенный СМИ диалог между президентом Бушем и агентом ЦРУ бин Ладином подтвердил всему миру, что война в Афганистане является ответом на теракты 11 сентября, — теперь можно и делами заняться. Крушение СССР и независимость среднеазиатских государств заново открыли «Великую игру».[137] Это выражение, вышедшее из-под пера Редьярда Киплинга в XIX веке, обозначает борьбу за влияние, которую великие империи вели между собой в данном регионе, уклоняясь, по возможности, от прямого столкновения. В этом регионе находятся очень значительные запасы нефти и газа. В горах есть драгоценные камни. И, наконец, здесь выращивают мак.[138]

Войдя в Белый дом, Джордж Буш составил свою правительственную команду из крупных деятелей нефтяного лобби.[139] Так, советник по национальной безопасности Кондолиза Раис — бывший руководитель фирмы Chevron-Texaco,[140] а министр внутренних дел Гейл Нортон представляет интересы группы ВР-Атосо[141] и саудовской компании Delta Oil. С 29 января 2001 года вице-президент Дик Чейни — в прошлом президент компании Halliburton[142] (первый в мире поставщик оборудования для нефтедобычи) — учредил Группу развития национальной энергетической политики (NEPD). Ее совещания сверхзасекречены, список участников представляет государственную тайну Естественно, запрещается делать какие-либо записи прений. Все, что имеет к ней отношение, настолько таинственно, что «Вашингтон пост» тут же охарактеризовала ее как «что-то вроде тайного общества».[143]

Комментаторы — не ведающие еще о будущем банкротстве «Энрон», первого энергетического брокера в мире, — сходились во мнении, что первостепенной целью NEPD является разработка нефтегазовых ресурсов Каспийского моря. Но проблема в том, как переправлять нефть и газ в обход России или Ирана. Предполагается построить трубопровод, связывающий Каспий со Средиземным морем через Азербайджан, Грузию и Турцию (проект БТЦ, то есть Баку-Тбилиси-Джейхан). А пока что был проложен другой, связывающий Каспий с Черным морем, но, к сожалению, проходящий через Россию, которая снимает свою весомую десятину. Он связывает Тенгиз с Новороссийском и был открыт 27 ноября 2001 года. Третий, наиболее многообещающий, должен связать Каспий с Индийским океаном (проект фирмы UNOCAL, при участии Delta Oil).[144] А здесь возникает другая проблема: необходимость пересечь не только Пакистан, но также и Афганистан, раздираемый междоусобной борьбой, с тех пор как всякая форма государственности исчезла после беспорядочного отступления Советов. В декабре 1997 года UNOCAL должна была приостановить свой проект, столкнувшись с непониманием талибов. Все попытки разблокировать его с тех пор ничем не закончились, хотя вице-президент фирмы Джон Дж. Мареска и был назначен послом Соединенных Штатов в Афганистане.

Чтобы возобновить обсуждение этого вопроса, госсекретарь Колин Пауэлл предоставляет в мае 2001 года талибскому режиму субсидию в 43 миллиона долларов для переориентации крестьян, выращивающих мак. Получив добро саммита Большой восьмерки в Генуе (на котором Индия присутствует в качестве наблюдателя), многосторонние переговоры организуются в Берлине, объединяя американцев, англичан, пакистанцев, афганцев и русских. Германия принимает их у себя, так как она возглавляет в ООН постоянную группу по Афганистану. Но с какими афганцами нужно вести переговоры? С законным правительством президента Раббани, международно признанным, но контролирующим всего ничего, или с исламским государством, под управлением средневековой секты-талибов? Принято решение пригласить последних, в нарушение резолюции Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, запрещающей их принимать. Получив, как полагается, настоящие визы, талибские сановники использовали свое пребывание в Германии для проповедей и сбора средств в Гамбурге.

Талибы (Taliban) представляют собой замкнутое братство, суннитскую секту, взывающую к возврату к первобытному исламу. Их руководители—ветераны войны с Советами. Они подчиняются власти полевого муллы Омара, который никогда не путешествовал и знаком не более чем с третью своей собственной страны. В хаосе, который последовал за отступлением Советов, талибам удалось легко вывернуться, играя на этнической солидарности: как и большинство руководителей пакистанских секретных служб (ISI), они — пуштуны.[145]

Мулла Омар сам провозгласил себя повелителем верующих в государстве, признанном только Пакистаном, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. Не имея никаких меж дународных связей, талибы положились в этой области на своих американских друзей, которые помогали им сражаться с Советами. Таким образом они смогли быть представлены в Организации Объединенных Наций Лейлой Хелмс, племянницей Ричарда Хелмса (директора ЦРУ с 1966 по 1973 год). Во внутренней политике талибы навязали населению железную дисциплину, подвергая дискриминации женщин и запрещая «нечистые» действия. Долгое время относясь терпимо к выращиванию мака, они запрещают и его, лишая часть крестьянства каких-либо доходов. Усаме бин Ладину секта выделила обширный участок территории. Талибы, мало искушенные в дипломатических нравах, пытаются выторговать свое международное признание в обмен на их разрешение проложить трубопровод. Видя, что ООН не хочет об этом и слышать, так как она признает другое правительство Афганистана — во главе с несостоятельным президентом Раббани, — они прерывают переговоры. По словам пакистанского дипломата Нияза Наика, здесь американская делегация начинает переходить на угрозы и в середине июля заявляет, что это разногласие будет решено военным путем.

Соединенные Штаты собираются убрать главных руководителей афганских группировок, идет ли речь о мулле Омаре или о командире Масуде (чей антиамериканизм вошел в поговорку), и посадить на их место марионеточное правительство, которое обретет некую легитимность от благословения бывшего короля Захир Шаха, забытого престарелого монарха, заканчивающего свою жизнь изгнанником в Риме. В середине июля великие державы дают свое добро на осуществление этого плана. И в окончательном коммюнике встречи между Юбером Ведрином (французским министром иностранных дел) и Франческо Вендреллем (посредником ООН по оказанию помощи Афганистану) от 17 июля 2001 года значится следующее: «Обе ответственные стороны совместно изучили пути, которые могли бы привести, в конечном счете, к положительному ходу дел, в частности, к поддержке международным сообществом усилий короля (sic!) объединить вокруг себя представителей афганского общества. Они также отметили важность расширения диалога с Пакистаном. Помимо этого, стоит, естественно, задуматься и над тем, как нужно будет приступить к реконструкции Афганистана по окончании конфликта (sic!)».[146]

Итак, начиная с июля о падшем монархе Захир Шахе говорят уже как о короле Афганистана, а также упоминаются и параллельные дискуссии по «конфликту» и по «реконструкции» страны! Переговоры продолжаются в Лондоне, затем в Женеве, под эгидой Business Humanitarian Forum (sic!),[147] — чей бюджет щедро одарен нефтяником UNOCAL, — хотя и цели, и участники другие (например, японцы, которые лелеют большие надежды на нефтяные залежи Каспия). Как это предвидели господа Ведрин и Вендрелль, здесь уже готовят не мир, а войну и реконструкцию.

Опасаясь слишком сильного давления со стороны англичан и американцев, Пакистан ищет себе новых союзников до начала бури. Он приглашает китайскую делегацию в Исламабад и обещает ей открыть для Китая доступ к Индийскому океану в обмен на военную поддержку. Раздраженные этим, англичане и американцы решают перейти в наступление ранее назначенного срока, во всяком случае, до того как китайцы вмешаются в «Великую игру».[148] Аравийское море превращается в театр самого крупного развертывания сил британского флота со времени войны за Мальвинские острова, тогда как НАТО направляет 40 тысяч человек в Египет. 9 сентября харизматический лидер Исламского фронта, закоренелый антиамериканец командир Масуд убит.[149] Теракты 11 сентября позволяют заставить выглядеть легитимной операцией то, что является не чем иным, как классической колониальной экспедицией.

Операция должна была называться Infinite Justice (буквально: «Справедливость без границ» или «Бесконечная справедливость»), но это вызывает возмущение в мусульманском мире. Тогда ее назвали Enduring Freedom («Незыблемая свобода»).[150] Она опирается на созданную по случаю международную коалицию, объединяющую 136 государств,[151] предложивших свою военную помощь США.[152] Американцы, хорошо помня о том, как Советы погрязли в наземных сражениях в войну в Афганистане (1979-1989), воздерживаются от высадки сухопутных сил. Они предпочитают купить местных военачальников на вес золота и послать их воевать вместо себя против талибов. Эта методика, разумеется, предполагает вооружение мятежных группировок, что нарушает эмбарго ООН. При таком повороте событий Россия массированно вооружает Исламский фронт покойного Масуда, тогда как Иран вооружает шиитов Хазари. ВВС США удовлетворяются прицельными бомбардировками, поддерживая антиталибские силы, а иногда сдерживая их. На самом деле цели бойцов различных группировок в этой войне ничего общего не имеют ни с целью, широко объявленной международной коалицией (арестовать Усаму бин Ладина), ни с закулисными нефтяными амбициями.

Тогда англичане и американцы меняют тактику. Они возвращаются к старой испытанной ковровой бомбардировке, которой они смиряют талибских зануд. Талибы уже не способны удерживать диктатуру на своей территории и оказываются изолированными и разбитыми на рассеянные группы. В то же время Исламский фронт, переименованный в Северный альянс для удобства международных СМИ, прорывает дезорганизованные линии фронтов талибов. ВВС США набрасываются на беглецов. Талибы стараются сгруппироваться в Кандагаре, тогда как победители предаются разного рода резне, в частности в Мазари-Шарифе, под командованием генерала Дустума. В конце концов от одной до двух тысяч фанатиков, талибов и членов «Аль-Каиды», окапываются в горах Тора-Бора под свинцовым ливнем и затем ведут переговоры о сдаче в плен в руки своих пакистанских друзей. В общей сложности английская и американская авиация выполнила 4700 вылетов, в ходе которых она сбросила 12 тысяч бомб, убив более 20 тысяч бойцов[153] и «побочно» по меньшей мере тысячу мирных жителей.[154] Военная эскалация заставила ВВС США отбросить теорию «хирургических ударов» и перейти к употреблению оружия массового поражения, бомб BLU-82 (это так называемые «косилки ромашек»),[155] чтобы нейтрализовать последних бойцов, рассеянных в горах.

Война заканчивается резолюцией №1378[156] Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, которая определяет рамки переговоров в Бонне (Германия),[157] где различные афганские группировки будут договариваться о новом правительстве.[158] За круглым столом определяют состав временной администрации, с пожеланием видеть во главе нее короля Захир Шаха. Поскольку последний, как и было предусмотрено, снял свою кандидатуру, премьер-министром становится Хамид Карзай. Во время войны с Советами он был лично связан с тогдашним директором ЦРУ Уильямом Кейси. Впоследствии он эмигрировал в США, где стал другом семьи Бушей и служащим одного из филиалов UNOCAL.[159] Генералу Абделю Рашиду Дустуму, прозванному Чингисханом за зверства, совершенные им за последние двадцать лет, удалось вовремя примкнуть к международной коалиции. С чем и поздравляем: теперь он не преследуется за военные преступления, а включен в новую администрацию. Это положение утверждено 6 декабря 2001 года резолюцией №1383[160] Совета Безопасности. Сотни тысяч афганцев, покинувших свою страну, чтобы не попасть под бомбардировки, возвращаются домой.

Операцией «Незыблемая свобода» заведует в Национальном совете по безопасности Залмай Хализад.[161] Сын советника бывшего короля Захир Шаха, он обучался в Америке в Чикагском университете. В своей стране он сражался, в тесной связи с ЦРУ, в войне с Советами, перед тем как получить гражданство США и стать советником Госдепартамента при Рональде Рейгане. Во время президентства Буша-отца его назначают заместителем министра обороны и он играет одну из ключевых ролей в операции «Буря в пустыне» против Ирака. В годы правления Клинтона он работает на Rand Corporation и UNOCAL. Когда переговоры с талибами идут полным ходом, он выступает в защиту последних в «Вашингтон пост», говоря, что они «не испытывают тот антиамериканизм, что проповедуют иранские фундаменталисты», но меняет свою точку зрения, как только прерываются нефтяные переговоры и он становится экспертом-референтом в администрации Буша после 11 сентября.[162] По окончании войны его назначают специальным представителем по Афганистану. Он должен контролировать строительство столь желанного трубопровода. Международную прессу приглашают посетить развалины военных сооружений и установок талибов и «Аль-Каиды». Она обнаруживает убогие хижины, где хранится вповалку оружие, унаследованное от войны с СССР. Но ни один журналист не находит ни заводов по производству химического или бактериологического оружия, ни центров по сборке атомных бомб, ни, того меньше, баз для запуска спутников, о чем пророчил Дональд Рамсфелд.

Что же касается самой мощной армии в мире, она не находит мнимого «врага общества номер один», за которым была послана, в то время как мулла Омар удирает на мопеде в Пакистан.

Дела идут.

Маковая культура может наконец расцвести буйным цветом на «радость» североамериканского рынка.[163] А 9 февраля 2002 года Хамид Карзай и его пакистанский аналог генерал Мушарраф заключают договор о строительстве нефтепровода в Средней Азии.[164]

Глава 10

Секретные операции

В записке, составленной Леонардом Вонгом Институту стратегических исследований армии США и озаглавленной «Как сохранять общественную поддержку военных операций»,[165] можно прочитать следующее: «Нынешняя общественная поддержка военных действий сопоставима по уровню с той, которая следовала за нападением в Перл-Харборе. Американцы утверждают сегодня, что они считают военные действия уместными, что они за длительную войну и что у них хватит воли перенести все отрицательные последствия войны. Несмотря на благоприятные результаты опросов, американцы могут свое мнение вдруг и изменить… Как только они возвратятся к нормальной жизни, поддержка военных действий снизится, разве что если военные будут демонстрировать постоянные успехи в войне против терроризма, сохранят связь нации со своими вооруженными силами и будут обеспечивать надежную внутреннюю безопасность, хотя и, по большей части, незаметным образом». Другими словами, общественное мнение массово примыкает к американской политике войны с терроризмом, пока длится саспенс.

Операция «Незыблемая свобода» началась 7 октября 2001 года. Теперь бряцание оружием постепенно утихает в Средней Азии. Учитывая соотношение сил, победа коалиции была обеспечена даже еще до вступления ее в сражение. Внимание публики Соединенных Штатов начинает слабеть. И на самом деле, в то время когда атакуют само логово «Аль-Каиды», а Усама бин Ладин угрожает Америке по телевидению, нет сообщений ни о каком террористическом акте «спящих сетей», внедренных на американскую территорию. Тут могут уже зародиться и сомнения относительно реальности угрозы. И что же, вы думаете, происходит?

12 октября агентства печати оглашают тревожные новости. Журналисты и парламентарии получили письма, зараженные сибирской язвой. Всего было разослано пять писем-ловушек: в «Нэшнл Инквайрер», в NBS, в «Нью-Йорк пост» и в кабинеты сенаторов Дашла и Лейхи. Пять жертв! Повседневная жизнь американцев сходит с рельсов. Они больше не могут вскрывать свои письма, не надев перчатки и повязку на лицо. У продавцов противогазов и наборов для выживания опустошены прилавки. Вся система почтовой связи парализована. Психоз заражает и страны-союзники. Везде в Европе находят письма, содержащие фатальный белый порошок: «Аль-Каида», стало быть, перешла в атаку и использует химическое и бактериологическое оружие, которое она накопила благодаря технической помощи Саддама Хусейна. Соединенные Штаты и их союзники решают сделать запасы вакцины против сибирской язвы и тем вызывают кипучую деятельность в фармацевтической промышленности, которой они заказывают миллионы доз. И все. Больше ничего. Кроме этих пяти писем, все остальное — только шуточки проказников и коллективные галлюцинации.

Остается сказать, что эти пять писем содержали боевую форму сибирской язвы, которая была произведена в лабораториях армии Соединенных Штатов. Угроза была внутренняя. Барбара Хатч Розенберг из Федерации американских ученых отмечает, что только около пятидесяти ученых-исследователей — их имена можно указать мгновенно — были в состоянии заполучить эти штаммы и ими манипулировать.[166] Анонимное письмо, адресованное на военную базу в Куонтико в конце сентября — то есть до того как пресса была осведомлена о терактах с сибирской язвой — изобличает в аферизме бывшего исследователя US AMRIID доктора Асаада. ФБР снова грозит пальцем, но ничего не разъясняет.

Как только паника улеглась и блиц-операция «Незыблемая свобода» завершилась, публика сочла, что может перевернуть страницу. Министерство обороны берет на себя обязанность напомнить ей, что враг не дремлет, щедро сопровождая напоминание шокирующими кадрами размещения в заключение «особо опасных террористов» на военной базе в Гуантанамо (Куба). Их перевозят на самолете из Афганистана, предварительно накачав наркотиками и привязав к сиденьям. Уже на месте их подвергают программе сенсорного лишения: маску на глаза, наушники на уши, пробки в ноздри. Юристы Министерства обороны[167] объясняют, не моргнув глазом, что только федеральные законы запрещают применение пыток,[168] но что они не действуют на Гуантанамо,[169] расположенном вне территории США. Что же касается Конституции, она ни словом об этом не обмолвилась. Французский генерал Оссаресс, организовавший пытки в Алжире и щедро поделившийся своими патологическими наставлениями с американским силами специального назначения, объясняет по телевидению с ученым видом пользу пыток. «Международная общественность» приходит в движение. Мэри Робинсон, верховный комиссар Объединенных Наций по правам человека (и бывший президент Ирландской республики) публично возмущается и призывает к порядку американское правительство:[170] эти заключенные пользуются статусом военнопленных, определенным Женевской конвенцией, обращение с ними должно быть гуманным и судебный процесс над ними должен быть справедливым и беспристрастным.

В то время как общественность волнуется и трепещет, «война с терроризмом» начинается в тени, подальше от света. Но терроризм не является ни государством, ни организацией, ни доктриной — а образом действия. Он может использоваться как правительствами (диктатура Робеспьера в 1793 году называлась «Террор»), так и меньшинствами в оппозиции. Иногда терроризм полностью оправдан. Так,(во время Второй мировой войны французское Сопротивление прибегало к террористическим актам против оккупационных сил и коллаборационистов, военных и гражданских. Выражение «война с терроризмом» само по себе не имеет больше смысла, чем «война с войной». Правда и то, что концепцию терроризма Джордж Буш составил себе очень ограниченную. Так, он не относит к «терроризму» действия «эскадронов смерти» в Никарагуа, увлекаясь до того, что назначает их бывшего покровителя Негропонте постоянным представителем Соединенных Штатов в ООН.[171] Для него в однополярном, после распада СССР, мире, по всей видимости, терроризмом является любая насильственная форма оспаривания американского лидерства.

Опираясь на откровения нескольких его участников и познакомившись с документами заседания, Боб Вудвард (один из двух журналистов, открывших миру «Уотергейт»), подробно описал в «Вашингтон пост» то совещание кабинета Буша, в ходе которого ЦРУ получило неограниченные полномочия на проведение «тайной войны против терроризма».[172] Было это 15 сентября 2001 года во время правительственного семинара в Кэмп-Дэвиде.

Заседание началось, разумеется, с молитвы под руководством Джорджа Буша, к которой приглашали каждого из участников по очереди. Затем министр финансов и госсекретарь рапортовали каждый о своей деятельности. Джордж Тенет, директор ЦРУ, представил два проекта, основанных на исключительно тщательно подготовленных документах.

Первый проект назывался «Исходный удар: уничтожить „Аль-Каиду“, закрыть афганское убежище талибов». Тенет описывал в нем необходимость секретных действий против «Аль-Каиды» не только в Афганистане, но и по всему миру, при необходимости даже в сотрудничестве со службами недемократических стран. Получив всеобщее одобрение, он попросил необходимые полномочия для выполнения этой задачи.

«Тенет хотел получить достаточно обобщенное постановление об атрибуции полномочий, чтобы ЦРУ могло проводить любые нужные ему секретные операции, не сталкиваясь с необходимостью запрашивать формальное одобрение на каждую отдельную операцию. Тенет заверял, что ему нужны новые компетенции, позволившие бы его управлению действовать без ограничений, и что он ожидает поощрения президента, чтобы не бояться идти на риск. Он принес с собой проект президентского постановления, которое давало бы ЦРУ полномочия использовать весь инструментарий секретных операций, включая и убийство… Другим предложением было укрепление связей ЦРУ с важнейшими зарубежными секретными службами. Тенет рассчитывал получить содействие этих служб, черпая средства в бюджете в сотни миллионов долларов, который он надеялся получить. Использование этих служб в качестве посредников могло бы утроить или даже учетверить эффективность работы ЦРУ. Как и многое из того, что делается в мире секретных операций, подобного рода сделки не проходят без риска: это связало бы Соединенные Штаты с агентствами с сомнительной репутацией, у некоторых из них накопился жутковатый багаж в плане прав человека. Некоторые из этих служб заработали себе репутацию дикарей и без излишних колебаний прибегают к пыткам для получения признаний».

Далее совещание продолжалось в менее напряженной обстановке, и Тенет изложил свою стратегию в Афганистане. Затем, переведя дыхание, он представил второй проект. Тот был озаглавлен «Модель глобальной атаки». «В нем описывались секретные операции, уже запущенные в восьмидесяти государствах или рекомендованные к немедленному запуску. Спектр этих действий в ходе подготовки военных ударов распространялся от рутинной пропаганды до убийства». Рамсфелд, поднявшись над традиционным соперничеством между ЦРУ и Пентагоном, высказал горячее одобрение.

«Когда директор ЦРУ закончил свое изложение, Буш не оставил ни малейших сомнений относительно того, что он об этом думает, выкрикнув с энтузиазмом: „Отличная работа!“

И эта секретная война началась. Особо не засвечиваясь, во всем мире ЦРУ нанесло уцары по противникам политики Джорджа Буша. Журналист Уэйн Маэдсен рассказал о четырех известных жертвах.[173]

— 11 ноября 2001 года лидер Западного Папуа, Тейз Элюай, был похищен специальным подразделением индонезийской армии, KOPASSUS. Подразделение это, замешанное в побоищах в Западном Тиморе, было сформировано американским stay-behind и работает в рамках ЦРУ. Тейз Элюай боролся за независимость своей страны и против разграбления ее горнорудных ресурсов компанией Freeport MacMoran, предприятием из Луизианы, почетным директором которой является не кто иной, как лично Генри Киссинджер.

— 23 декабря 2001 года Шэф Бола Иге, министр юстиции Нигерии, убит в своей спальне неопознанной диверсионной группой. Он был неудачливым кандидатом в президенты от Альянса пан-Юрба за демократию и оспаривал привилегии, предоставленные компаниям Chevron (директором которой является Кондолиза Раис) и Exxon Mobil.[174]

— В январе 2002 года губернатор провинции Ачех (Индонезия) направил письмо лидеру Освободительного движения Ачеха Абдулле Сьяффи, предлагая ему участие в мирных переговорах. Сьяффи также выступает не только за независимость, но и восстает против бурения скважин Exxon Mobil. Заявляя о своей приверженности ненасильственным методам — он является членом UNPO в Голландии, — он ушел в подполье (в партизаны). Письмо содержало чип, позволивший спутникам Агентства национальной безопасности США (NSА) его локализовать. Он был убит 22 января диверсионной группой KOPASSUS.

— Лидер правых экстремистов Эли Хобейка, предводитель Ливанской христианской милиции, и его телохранители погибли при взрыве заминированной машины. Хобейка, бывший основным ответственным лицом за бойню в Сабре и Шатиле (1982), отвернулся от Израиля и собирался выступить свидетелем обвинения Ариеля Шарона в процессе, возбужденном против него в Бельгии за преступления против человечества. Операция была организована совместно ЦРУ и Моссадом.[175]

И вы говорите о «борьбе с терроризмом»!

«Вашингтон пост» публикует 13 февраля пространную статью доктора Генри Киссинджера.[176] Вдохновитель зарубежной политики США пересказывает в ней проходящие в столице дебаты. Три варианта развития событий могут иметь место после победы в Афганистане. Первый — считать, что работа закончена и что это послужит уроком всем тем, кто поддастся соблазну подражать талибам; второй — перейти к оказанию давления на определенные государства, снисходительно относящиеся к терроризму, такие как Сомали и Йемен, или третий — сосредоточиться насвержении Саддама Хусейна в Ираке, демонстрируя непрерывность американской воли и модифицируя региональные балансы сил на Среднем Востоке. И тут Генри Киссинджер принимается ратовать за решающую атаку на Ирак, сочетая развернутые военные действия и поддержку оппозиции. Пробный шар оказался удачным, и администрация Буша жмет на газ.

29 января президент Соединенных Штатов произносит перед Конгрессом традиционную «речь о состоянии Союза», в этот раз в присутствии премьер-министра переходного афганского правительства Хамида Карзая. Он объявляет новые цели «войны с терроризмом»:

«Соединенные Штаты терпеливо и неизменно преследуют две главные цели. Во-первых, мы должны закрыть тренировочные лагеря, расстроить планы террористов и привлечь последних к ответу перед правосудием. Во-вторых, мы должны помешать террористам и правительствам, которые стремятся обзавестись химическим, бактериологическим и атомным оружием, получить эту возможность угрожать Соединенным Штатам и всему миру. Наша армия вывела из вредоносного рабочего состояния тренировочные лагеря террористов в Афганистане, но другие продолжают функционировать еще в дюжине разных стран. Подпольный мир террористов, состоящий из таких групп, как „Хамаз“, „Хезболла“, „Исламский джихад“ и „Джаиш-и-Магомет“, гнездится в джунглях и в изолированных от мира пустынях, таится в сердце крупных городов… Наша вторая цель — помешать правительствам, покровительствующим терроризму, угрожать Соединенным Штатам и их друзьям оружием массового поражения. Некоторые из этих правительств ведут себя спокойно после 11 сентября. Но их настоящий характер нам известен. В Северной Корее правительство оснащается баллистическими ракетами и оружием массового поражения, моря при этом голодом свое собственное население. Иран активно занимается производством подобного оружия и экспортирует терроризм. Не избранное иранским народом меньшинство душит его надежду на свободную жизнь. Ирак продолжает афишировать свою враждебность Соединенным Штатам и поддерживать терроризм. Иракское правительство в течение уже более десяти лет как заговорщицки работает над доведением до боевой кондиции бациллы сибирской язвы, нейротоксических газов и ядерного оружия. Это правительство уже употребляло удушающие газы для уничтожения своих собственных граждан, оставляя трупы матерей, свернувшихся над своими детьми. Это правительство, согласившись сначала принять международные инспекции, изгнало инспекторов. У этого правительства есть что прятать от цивилизованного мира. Эти государства составляют, вместе с их союзниками-террористами, дьявольскую Ось и вооружаются, чтобы угрожать миру во всем мире».

Для союзников Соединенных Штатов давление слишком велико. Вот уже пять месяцев как они должны молчаливо глотать подобные пилюли. Никакая корректная критика «заноса» Штатов невозможна в течение периода траура, следующего за терактами 11 сентября. А США как раз и позаботились о его распространении на своих союзников и продлении его всяческими коммеморативными церемониями и телевизионными шоу.

Однако 6 февраля министр иностранных дел Франции Убер Ведрин делает первый шаг.[177] Действуя также и по поручению премьер-министра и президента Франции, он заявляет по радио «Франс Интер»:

«Мы — союзники Соединенных Штатов, мы — друзья этого народа. Мы были искренне и глубоко солидарны с ним в трагедии 11 сентября, лицом к лицу с атакой террористов. Мы взяли на себя, как и очень многие другие правительства, обязанность борьбы против терроризма. Не только из солидарности с американским народом, но и следуя логике, по которой зло должно быть искоренено. Именно — следует добраться до его корней. Нам же сегодня угрожает новое упрощенчество, сводящее все проблемы в мире к одной лишь борьбе с терроризмом. Это несерьезно… Нельзя сводить все проблемы в мире к одной лишь борьбе с терроризмом (даже если и совершенно необходимо с ним бороться) исключительно военными средствами. Надо добираться до его корней. Надо находить решения также и в борьбе с бедностью, несправедливостью, унижением и т. д. … Европа должна оставаться самой собой. Если мы не согласны с американской политикой, мы должны об этом сказать. Мы можем об этом сказать, и мы должны об этом говорить… Быть другом американского народа и союзником Соединенных Штатов в Атлантическом альянсе — не значит слепо за ними следовать. Это не означает отказываться от всякой мысли о чем бы то ни было… Мы будем вести диалог с Соединенными Штатами, диалог в духе дружбы. Мы не просим Соединенные Штаты оставаться дома. Напротив, мы желаем того, чтобы Соединенные Штаты участвовали в делах мира, поскольку нет таких серьезных проблем, которые можно было бы решить без участия Соединенных Штатов. Мы всемерно выступаем за их участие, но на основе многосторонности, партнерства, чтобы можно было с ними вести беседу. Если надо немножко повысить тон, чтобы быть услышанными, мы это сделаем».

Colin Powell

В Вашингтоне Колин Пауэлл с высокомерием выслушивает слова французского министра и язвит над «чудящими парижскими интеллектуалами». Два дня спустя[178] премьер-министр Лионель Жоспен пользуется трибуной собрания председателей парламентов Европейского союза, чтобы «загнать гвоздь еще глубже», но уже перед международной аудиторией:

«На следующий день после терактов 11 сентября мы продемонстрировали безукоризненную солидарность с Соединенными Штатами и плечом к плечу рядом с ними внесли свой вклад в ответный удар, вызванный этой агрессией. Эти совместные действия против терроризма будут продолжены со всей решимостью. Но это ни в коей мере не значит, что мы не обязаны трезво задуматься об уроках, которые следует извлечь из событий 11 сентября. На самом деле нельзя сводить все проблемы в мире к одному лишь измерению борьбы с терроризмом — признавая при этом ее насущную необходимость — как и нельзя рассчитывать на их разрешение, используя предпочтительно военную силу. Наша концепция мира нацелена на построение более уравновешенного международного сообщества, мира, более надежного и более справедливого. Эта концепция основывается на многостороннем подходе. Она предполагает развитие всевозможных форм сотрудничества, которые позволят членам международного сообщества вместе заниматься основными глубинными проблемами, поскольку ни один из них не может претендовать на то, что способен разрешить их в одиночку… Мы желаем, чтобы Соединенные Штаты, не поддаваясь соблазну односторонности, стали бы с нами вместе на этот путь, потому что без них нам будет намного труднее достичь той уравновешенности, к которой мы стремимся. С нашей стороны, мы продолжим трудиться над развитием этих концепций».

Скепсис разливается по Европе. На следующий день настает очередь Криса Паттена (специального представителя ЕС по вопросам внешней политики) «разбить лед молчания». В своем интервью газете «Гардиан» он развивает французскую критику «абсолютизма и упрощенчества», приправив ее кисло-сладкими замечаниями о том, что Соединенным Штатам необходимо научиться слушать своих союзников: «Гулливер не может продолжать гарцевать одиноким рыцарем, а нам некрасиво принимать себя за лилипутов, не смеющих повысить голос».[179] 10 февраля заразу подхватывает конференция европейских министров иностранных дел, собравшаяся в Испании. Все дружно выстраиваются за тандемом Ведрин — Паттен.

На саммите НАТО в Берлине фрондерство охватывает и Альянс. Премьер-министр Канады Жан Кретьен напоминает, что резолюции ОOН и НАТО относятся только к Афганистану и что он не понимает, почему Соединенные Штаты односторонне ввязываются в другие конфликты.[180]

Приближаемся ли мы к моменту истины?

Глава 11

Заклинание

Имеющиеся теперь в нашем распоряжении элементы позволяют думать, что теракты 11 сентября были заказаны изнутри госаппарата США. Хотя такое заключение глубоко задевает наши чувства, поскольку мы уже привыкли к легенде о «заговоре бин Ладина» и потому что нам больно согласиться с тем, что американцы могли цинично принести в жертву около трех тысяч своих соотечественников. Однако в прошлом Объединенный комитет начальников штабов США уже планировал — но так и не осуществил — кампанию терроризма против своего собственного населения. Здесь необходимо немного погрузиться в историю.

* * *

В 1958 году на Кубе восставшие под предводительством полковников Фиделя и Рауля Кастро, Че Гевары и Камило Сьенфуэгоса свергают марионеточный режим Батисты. Новое правительство, еще не коммунистическое, останавливает систематическую эксплуатацию острова, которой предается группа американских мультинациональных компаний (Standard Oil, General Motors, ITT, General Electric, Sheraton, Hilton, United Fruit, EastIndian Co) и семья Бакарди уже в течение шести лет. В ответ эти предприятия убеждают Эйзенхауэра свергнуть кастристов.

Commandante Fidel

17 марта 1960 года президент Эйзенхауэр одобряет «Программу тайных действий против кастристского режима», сопоставимую с «Матрицей» Джорджа Тенета, хотя и ограничивавшуюся одной Кубой. Цель ее — «заменить режим Кастро другим, более преданным подлинным интересам кубинского народа и более приемлемым для Соединенных Штатов, с помощью средств, не позволяющих установить вмешательство США».[181]

17 апреля 1961 года бригада, состоявшая из кубинцев в изгнании и наемников, под более или менее тщательным патронажем ЦРУ пытается произвести высадку в заливе Свиней. Операция проваливается. Президент Джон Ф. Кеннеди, только что въехавший в Белый дом, отказывается послать ВВС США в поддержку наемников. 1500 человек попадают в плен к кубинским властям. Кеннеди отрекается от этой операции и смещает директора ЦРУ (Аллена Даллеса), заместителя директора (Чарльза Кабелла) и директора stay-behind (Ричарда Бисселла). Он поручает проведение внутреннего расследования своему военному советнику, генералу Максвеллу Тейлору, но оно не приводит, однако, ни к каким конкретным мерам. Кеннеди задается вопросом об отношении к этому делу Объединенного комитета начальников штабов, который дал добро на проведение операции, тогда как хорошо знал, что она была обречена на провал.[182]

Все произошло так, словно генералы попытались вовлечь Соединенные Штаты в открытую войну с Кубой. Если президент Кеннеди и заставил пересмотреть методы ЦРУ в связи с его провалами, он отнюдь не собирался менять враждебную политику Вашингтона по отношению к существующей власти в Гаване. Он даже создает Специальную расширенную группу, задачей которой является разработка и проведение антикастристской борьбы. Эта группа включает в себя его брата Роберта Кеннеди (министра юстиции), его военного советника генерала Максвелла Тейлора, советника по национальной безопасности МакГоржа Банди, госсекретаря Дина Раска, помощников советника Алексиса Джонсона и советника Розуэлла Джилпатрика, а также включает в себя и министра обороны Роберта Макнамару, нового директора ЦРУ Джона Маккоуна и главу Объединенного комитета начальников штабов генерала Лаймана Л. Лемнитцера.

Lyman Lemnitzer

Эта Специальная расширенная группа разрабатывает комплекс секретных действий, объединенных под общим названием операция «Мангуст». Для их осуществления операционная координация между Госдепартаментом, Министерством обороны и ЦРУ поручена генералу Эдварду Лансдейлу (помощнику министра обороны, ответственному по спецоперациям и, в этом качестве, директору Агентства по национальной безопасности (NSA). Тогда как внутри самого ЦРУ создается для этой цели «Группа W» под руководством Уильяма Харвея. В апреле 1961 года армия Соединенных Штатов переживает тяжелый кризис: генерал-майор Эдвин А. Уокер, вызвавший расовые столкновения в Литл-Рок, перед тем как вступить в командование пехотой, дислоцированной в Германии, отзывается президентом Кеннеди.[183] Его обвиняют в поощрении прозелитизма крайне правых идей в армии. Сам он вроде бы входит в Общество Джона Берча (John Birch Society) и принадлежит к «подлинным рыцарям» Ку-клукс-клана.

Сенатская комиссия по внешней политике открывает расследование по деятельности крайне правых в среде военных. Заслушивания проводятся сенатором Албертом Гором (демократом от штата Теннесси), отцом будущего американского вице-президента. Сенаторы подозревают главу Объелинейного комитета начальников штабов генерала Лаймана Л. Лемнитцера в участии в «заговоре Уокера».[184] Гор знает, что Лемнитцер — специалист по секретным операциям: в 1943 году он лично руководил переговорами, имевшими целью повернуть Италию против рейха, затем, в 1944 году, он вел вместе с Алленом Даллесом тайные переговоры с нацистами в Асконе (Швейцария), готовившие капитуляцию (операция «Sunrise»). Он участвовал и в создании сети НАТО stay-behind, перенаправляя нацистских агентов против СССР, как и в экс-фильтрации (тайном вывозе) преступников против человечества в страны Латинской Америки. Но Гору не удается доказать его ответственность в современных событиях. Недавно опубликованная секретная корреспонденция генерала Лемнитцера показывает, что он в сговоре с командующим американскими вооруженными силами в Европе генералом Лаурисом Норстадом и другими офицерами очень высокого ранга саботировал политику Джона Кеннеди.

John F. Kennedy

Военные экстремисты считают Кеннеди виновным за его отказ от военного вмешательства на Кубе. Они считают, что гражданские специалисты из ЦРУ ответственны за плохую подготовку высадки в заливе Свиней, а президент Кеннеди — просто трус, раз он побоялся выслать авиационную поддержку ВВС США. Чтобы разблокировать ситуацию, они замышляют предоставить Кеннеди политический повод к военному вмешательству. Этот план, называвшийся операция «Нортвудз» («Северный лес»), разрабатывался в ходе серьезных и глубоких исследований, которые обобщил и свел воедино бригадный генерал Уильям X. Крейг, которого представил Специальной расширенной группе сам генерал Лемнитцер 13 марта 1962 года.

Собрание происходит в Пентагоне в кабинете министра обороны с 14 часов 30 минут до 17 часов 30 минут. И заканчивается очень плохо: Роберт Макнамара отбрасывает план огульно, а генерал Лемнитцер переходит на угрозы. За этим следуют шесть месяцев непрерывной враждебности между администрацией Кеннеди и Объединенным комитетом начальников штабов, а затем и удаление Лемнитцера — он назначен командующим вооруженными силами США в Европе. Перед отъездом генерал отдает приказ уничтожить все до мельчайших следы проекта «Нортвудз», но Роберт Макнамара сохранит экземпляр выданной ему памятной записки[185] (см. Приложения).

Robert S. MacNamara

Операция «Нортвудз» имела целью убедить международное сообщество в том, что Фидель Кастро — безответственный тип вплоть до того, что он представляет угрозу миру на Западе. Для этого предполагалось сфальсифицировать нанесение тяжелого ущерба Соединенным Штатам, а затем свалить все это на Кубу. Вот несколько примеров запроектированных провокаций.

• Напасть на американскую базу в Гуантанамо. Операция должна была быть проведена кубинскими наемниками в униформе вооруженных сил Фиделя Кастро. Она включала бы в себя ряд диверсионных актов и взрыв склада боеприпасов, что неизбежно привело бы к значительному материальному ущербу и человеческим жертвам.

• Взорвать американское судно в кубинских территориальных водах, чтобы оживить в памяти уничтожение корабля Maine в 1898 году (266 убитых), вызвавшем американскую интервенцию против Испании.[186] Корабль на самом деле будет пустым и радиоуправляемым. Взрыв должен был бы быть виден из Гаваны или Сантьяго, чтобы иметь свидетелей. Были бы проведены также и спасательные операции для убедительности сообщений о жертвах. Список жертв был бы опубликован в прессе и были бы организованы фальшивые похороны, чтобы вызвать народное негодование. Операция должны была начаться, когда в зоне находились бы кубинские самолеты и корабли, чтобы обвинить их в нападении.

• Терроризировать кубинских изгнанников, подкладывая и взрывая мины в Майами, Флориде и даже в Вашингтоне. Были бы арестованы фальшивые кубинские агенты, которые признались бы, что это их рук дело. Фальшивые компрометирующие документы, заранее составленные, были бы якобы захвачены и распространены прессе.

• Мобилизовать соседние с Кубой государства, заставив их поверить в угрозу вторжения. Фальшивый кубинский самолет совершил был ночную бомбардировку Доминиканской Республики или какого-либо другого государства в регионе. Использовавшиеся им бомбы были бы, естественно, советского изготовления. В то время Куба была испанской колонией. США осуществили военную интервенцию, чтобы завершить деколонизацию Кубы и навязать ей статус протектората.

• Мобилизовать международное общественное мнение, уничтожив обитаемый космический корабль. Для большего эмоционального шока жертвой должен был стать Джон Гленн, первый из американцев, совершивший полный орбитальный облет Земли (полет «Меркурий»). Одна же из провокаций была наиболее тщательно разработана.

• «Возможно организовать инцидент, в котором было бы убедительно видно, что кубинский самолет напал и сбил чартерный гражданский самолет на пути из Соединенных Штатов, скажем, на Ямайку, в Гватемалу, Панаму или Венесуэлу». Группа сообщников среди пассажиров, например студенты, села бы в чартерный рейс какой-нибудь компании, находящейся под колпаком у ЦРУ. У берегов Флориды их самолет пересекся бы с макетом — снаружи настоящим самолетом, но пустым и переделанным в дрон (беспилотный радиоуправляемый самолет). Пассажиры-сообщники возвратились бы на базу ЦРУ, тогда как дрон продолжил бы рейс у всех на виду. Потом аппарат этот стал бы подавать сигналы бедствия, сообщая, что он был атакован кубинским истребителем, и взорвался в воздухе.[187]

Отметим, что 11 сентября транскодеры четырех самолетов, по официальной версии, угнанных, прекратили передавать сигналы по неизвестной причине. По ныне действующим инструкциям авиадиспетчеры обязаны немедленно установить радиоконтакт, чтобы проверить, не терпит ли самолет бедствие, и, если это не удается, предупредить военные власти (NORAD), чтобы уже они установили визуальный контакт с самолетом с помощью истребителей.

Осуществление этих операций неизбежно вызвало бы гибель многих американцев, гражданских и военных. Но именно их человеческая цена и позволила бы им стать эффективными акциями манипуляции. Для Джона Кеннеди Лемнитцер — лишь истерический антикоммунист, поддерживаемый беспринципными мультинациональными компаниями. Новый президент прекрасно понимает смысл предостережения своего предшественника президента Эйзенхауэра, произнесенного им за год до происходящих событий в речи по случаю окончания его президентского срока:

«В правительственных советах мы должны опасаться попасть под неправомерное влияние, сознательное или нет, военно-промышленного комплекса. Риск пагубного развития узурпированной власти существует и будет существовать. Мы никогда не должны позволять давлению этого блока угрожать нашим свободам или демократическому процессу. Ничто не должно нами рассматриваться как раз и навсегда достигнутое. Только лишь гражданские бдительность и сознательность могут гарантировать равновесие между влиянием гигантской оборонной военно-промышленной махины и нашими мирными целями и методами, так, чтобы и безопасность и свобода могли расцветать рядом друг с другом».[188]

В конечном счете Джон Кеннеди оказывает сопротивление генералам Уокеру, Лемнитцеру и их друзьям и отказывается ввязать Америку в дальнейшую, до победного конца, войну с коммунизмом, против Кубы, Лаоса, Вьетнама или какой-нибудь другой страны. Его убьют 22 ноября 1963 г.[189]

Генерал Лемнитцер уйдет на пенсию в 1969 году. Но в 1975-м, когда Сенат начнет расследование того, какую точно роль играло ЦРУ при правлении Ричарда Никсона, Джералд Форд, временно исполняющий обязанности президента с момента вспыхнувшего скандала «Уотергейт», просит его поучаствовать в этом расследовании. После того как Лемнитцер помог похоронить возникавшую полемику, Форд снова обращается к нему, чтобы доверить ему группу давления Комитет по актуальной опасности (Committee on the Present Danger — CPD). Эта ассоциация — детище ЦРУ, руководимого тогда Джорджем Бушем-отцом. Она ведет кампанию против советской угрозы. Среди ее административных кадров находим различных ответственных лиц ЦРУ, как и Пола Вулфовитца (нынешнего заместителя министра обороны, ответственного за операции в Афганистане). Параллельно с этим Дже-ралд Форд назначает бригадного генерала Уильяма X. Крейга, руководившего предварительными исследованиями для подготовки операции «Норт-вудз», директором Агентства национальной безопасности (NSA). Генерал Лайман Л. Лемнитцер умирает 12 ноября 1988 года.

В 1992 году, после показа фильма Оливера Стоуна, вскрывшего несуразности официальной версии, американское общественное мнение начинает задавать вопросы относительно убийства президента Кеннеди. Президент Клинтон отдает тогда распоряжение засекретить многие архивные материалы этой эпохи. Единственная сохранившаяся копия проекта «Нортвудз» находится в бумагах министра обороны Роберта Макнамары.

* * *

Этот небольшой исторический экскурс напоминает нам о том, что внутренний заговор в самих США, предполагающий принесение в жертву американских граждан в рамках террористической кампании, к сожалению, не невозможен. В 1962 году Джон Кеннеди смог устоять под бредовым напором своего комитета начальников штабов. Вероятно, за это он заплатил своей жизнью. Мы не знаем, какой была бы реакция Джорджа Буша, если бы ему пришлось столкнуться с подобной ситуацией.

Недавняя история Соединенных Штатов демонстрирует нам, что внутренний терроризм является развивающейся практикой. Начиная с 1996 года ФБР публикует ежегодный доклад об актах внутреннего терроризма:[190] четыре в 1995 году, восемь в 1996 году, двадцать пять в 1997 году, семнадцать в 1998 году, девятнадцать в 1999 году. В большей своей части они были совершены военными и военизированными группами правых экстремистов.

Существование заговора внутри вооруженных сил США, имевшего целью совершить теракты 11 сентября, засвидетельствовано показаниями лейтенанта Делмарта Эдварда Врилэнда (Канада).[191] Арестованный за мошенничество с банковской карточкой, лейтенант Врилэнд защищался, заявляя о своей принадлежности к секретным службам США (Naval Intelligence). Он рассказал полицейским, что собрал в России сведения об убийстве Марка Бастьена, шифровальщика канадского посольства в Москве, и о подготовке терактов в Нью-Йорке. Удостоверившись в том, что Марк Бастьен не был убит, а умер от превышения дозы антидепрессантов в состоянии опьянения, полиция отбросила сообщение Врилэнда, расцененное ею как «патетическая самозащита». И его посадили.

12 августа 2001 года Врилэнд передает тюремным властям запечатанный конверт, содержащий его показания о готовящихся терактах. Канадские власти не придали этому никакого значения. 14 сентября они вскрыли конверт и обнаружили подробное описание терактов, совершенных тремя днями раньше в Нью-Йорке. Тут же связавшись с Пентагоном, они получили ответ, что Делмарт («Майк») Врилэнд покинул флот в 1986 году из-за своих более чем скромных успехов, но никогда не принадлежал к военно-морской разведке.

Федеральный прокурор отбросил россказни Врилэнда, воскликнув перед Верховным судом в Торонто:

«Возможна ли подобная история? Я даже не буду говорить, что она невозможна, она просто не правдоподобна».

Первый поворот интриги: судебный медик Лин Дюшен снова изучает причины смерти дипломата Марка Бастьена и заключает, что он был убит. Рассказы Врилэнда приобретают убедительность.

Второй поворот происходит во время публичного заседания Верховного суда в Торонто 25 января 2002 года: адвокаты лейтенанта Врилэнда, мэтры Рокко и Пол Длански звонят по телефонному аппарату, соединенному с громкоговорителями, по общему номеру Пентагона. Перед судебными заседателями, внимательно вслушивающимися в их разговор, они получают подтверждение того, что их подзащитный находился на действительной службе на флоте. И еще, когда они просят, чтобы их соединили с его начальством, телефонистка переключает их на прямую линию военно-морской разведки.

И вот получается, что о терактах знали пять разведслужб (немецкая, египетская, французская, израильская и русская), один агент военно-морской разведки некто Врилэнд, авторы анонимных предупреждающих посланий, направленных «Одиго», не говоря уж об осведомленных лицах, спекулировавших на бирже. До каких же пределов растекалась информация? Насколько широко разрастаются «замешанности»? Брюс Хоффман, вице-президент Rand Corporation, заявил во время заседания Палаты представителей, что по своему размаху теракты были просто «невообразимы».[192] И это, стоит сказать, — неоспоримое мнение наиболее высоко котируемого эксперта. Имея бюджет в 160 миллионов долларов, Rand Corporation[193] является крупнейшим частным центром исследований по вопросам стратегии и военной организации в мире. Она — это престижное материальное выражение военно-промышленного лобби США. Председатель ее — Джеймс Томсон, среди ее административных кадров Энн Маклогин Корологос (бывшая президент Института Aspen) и Фрэнк Карлуччи (президент Carlyle Group). Кондолиза Раис и Дональд Рамсфелд также были ее административными кадрами, пока им это позволяли их официальные функции. Залман Халилзад состоял в ней аналитиком.

Так что Брюс Хоффман опровергает сам себя: в ходе конференции, материалы которой были опубликованы Академией ВВС США в марте прошлого года (то есть за полгода до терактов), он как раз и воображал «невообразимый» сценарий 11 сентября.[194] Обращаясь к аудитории старших офицеров ВВС США, он заявлял, что «мы пытаемся быть во всеоружии против „Алъ-Каиды“, организации — а может быть, движения — связанного с бин Ладином»… «Задумайтесь на минутку о том, что представлял из себя теракт с бомбой, заложенной под Всемирный торговый центр в 1993 году. А теперь осознайте то, что возможно обрушить Северную башню на Южную и убить 60 тысяч человек…» «Они, конечно, найдут и другое оружие, другую тактику и другие средства для достижения своих целей. У них есть широкий выбор оружия, включая и дроны [то есть радиоуправляемые беспилотные самолеты]».

Какое ясновидение, не правда ли?

Чтобы охладить воинственный задор Республиканской партии, демократы согласились — по случаю голосования по бюджету 2000 года — на создание комиссии по оценке организации и планирования безопасности Соединенных Штатов в космической области. Комиссия подала свой доклад[195] 11 января 2001 года, за несколько дней до того, как ее президент, досточтимый Дональд Рамсфелд, становится министром обороны в администрации Буша и оставляет кресло в административном совете Rand Corporation. Восемь из ее двенадцати членов были отставными генералами. И все были рьяными сторонниками «противоракетного щита». Да так, что 32 дня работы комиссии были посвящены не анализу ситуации, а поискам аргументов, оправдывавших бы задним числом общие убеждения ее членов.

Для «Комиссии Рамсфелда», космос — это такая же военная сфера, как и земля, воздух и море. И в ней должны быть свои войска, равноценные сухопутным, авиации и флоту. Соединенные Штаты должны занимать эту сферу и препятствовать проникновению в нее какой-либо другой державы. Благодаря этой асимметрии средств, их военное превосходство станет неоспоримым и беспредельным. «Комиссия Рамсфелда» выдвинула десять предложений:

1. Космические войска должны находиться в прямом ведении президента.

2. Президент должен назначить себе советника по космическим вопросам, чтобы Соединенные Штаты наилучшим образом использовали свои преимущества.

3. Различные разведслужбы должны быть скоординированы и подчинены космическим войскам в рамках Совета по национальной безопасности.

4. Поскольку космические войска являются одновременно и инструментом разведки, и смертоносным оружием, использование их предполагает координацию с министром обороны и с многими разведслужбами; причем последние пребывают в единой власти директора ЦРУ.

5. Министр обороны должен назначить себе помощника по космосу.

6. Космическое командование должно быть отлично от воздушного командования.

7. Космические войска смогут использовать службы других войск.

8. Агентство космического изображения должно быть привязано к замминистра по ВВС.

9. Министр обороны должен сам контролировать инвестиции в космические исследования и развитие таким образом, чтобы наращивать асимметрию между вооруженными силами США и силами других военных держав.

10. Из госбюджета должны быть выделены очень значительные средства на космическую военную программу.

Помимо денонсирования договора 1972 года по противоракетной обороне (ПРО) эта амбициозная программа милитаризации космоса предполагает произвести такие реформы организации и стратегии США, что она кажется неосуществимой. Поэтому «Комиссия Рамсфелда» пишет:

«История полна ситуаций, когда отмахивались от предупреждений и сопротивлялись переменам вплоть до того, как какое-нибудь происшествие, приходившее извне и до того считавшееся „невероятным“, не подталкивало нерешительных бюрократов. Вопрос стоит так: найдется ли у Соединенных Штатов достаточно мудрости для того, чтобы вести себя ответственно и как можно быстрее снизить их уязвимость из космоса. Или же, как это уже происходило в прошлом, единственным событием, способным пробудить энергию Нации и подтолкнуть правительство Соединенных Штатов к действию, должно стать разрушительное нападение на нашу страну и на ее население, „космический Перл-Харбор“. Нам объявили тревогу, но мы не встревожились».

Для Дональда Рамсфелда и генералов ВВС события 11 сентября являются, в некотором роде, «божественным нападением», по выражению, использовавшемуся французскими фашистами, когда поражение позволило им свергнуть «Гез» и вверить полную власть Филиппу Петену.

11 сентября в 18 часов 42 минуты Дональд Рамсфелд дал пресс-конференцию в Пентагоне.[196] Чтобы продемонстрировать единство Америки в этот трудный час, к нему примкнули лидеры Демократической и Республиканской партий и комиссии по обороне Сената. От Буша пока не было новостей, и мир с волнением ждал ответ США. Тут в самой середине конференции, в прямом эфире, перед камерами международной прессы, Дональд Рамсфелд вдруг принялся за сенатора Карла Левина (демократа из штата Мичиган):

«Вы, как и другие депутаты-демократы в Конгрессе, выражали опасения, что не хватит финансовых средств на финансирование значительного расширения бюджетов на оборону, запрошенного Пентагоном, а именно на противоракетную оборону. Вы боялись, что придется черпать средства из фондов социальной защиты, чтобы профинансировать это благородное усилие. Достаточно ли вам будет событий, которые только что произошли, чтобы наконец убедить вас, что эта страна срочно нуждается в увеличении расходов на оборону и что, если надо будет, придется черпать и из фондов социальной защиты, чтобы покрыть возрастание военных расходов?»

Запальчивость, которая может быть расценена и как признание.

Эпилог

Если энергетическое лобби является первым в очереди тех, кто получает доходы с войны в Афганистане, военно-промышленное лобби — это великий победитель 11 сентября. Его самые безумные мечты отныне сбываются.

Прежде всего договор по ПРО, устанавливавший пределы развитию вооружений, был односторонне денонсирован Джорджем Бушем. Затем не только директор ЦРУ не был уволен после очевидного провала 11 сентября, но и кредиты его управлению мгновенно выросли на 42% для благополучного завершения разработки «Матрицы глобальной атаки».

Военный бюджет Соединенных Штатов, который неизменно снижался с момента распада СССР, переживает рост насколько внезапный, настолько же и головокружительный. Если объединить дополнительные кредиты, срочно выделенные после терактов, и запланированное возрастание бюджетов, то, в заключение, два первых года президентства Буша выразятся в росте военных расходов на 24%. За пять лет бюджет армии Соединенных Штатов составит более 2000 миллиардов долларов, тогда как гонка вооружений уже закончена и никакого значительного врага у них нет. Военный бюджет США отныне равняется всем вместе взятым бюджетам 25 следующих за ними, наиболее крупных армий мира.

Лучше всего обеспеченными являются статьи, относящиеся к космосу и к секретным операциям, выявляя, таким образом, новое преобладание в американском госаппарате: союз между руководителями секретных операций (сосредоточенными вокруг Джорджа Тенета) и теми, кто ратует за космические войска. Последние группируются вокруг Дональда Рамсфелда и генерала Ральфа Е. Эберхарта, нынешнего главнокомандующего NORAD и главного офицера, руководившего воздушным контролем 11 сентября. Эволюция американской администрации, наметившаяся после событий 11 сентября, обещает, со всей очевидностью, много «крови, пота и слез», по формуле Уинстона Черчилля.

Остается только узнать, кому на планете придется платить по этому счету.

Приложения и документы

Военные бюджеты основных стран

Париж, 20 февраля 2002 г.

(в миллиардах долларов)

Записка Госдепартамента США относительно Усамы бин Ладина

Для оправдания бомбардировок 28 августа 1998 года в Афганистане и Судане Госдепартамент распространил документационную записку, в которой он излагает легенду бин Ладина. 20 августа армия Соединенных Штатов атаковала несколько сооружений террористической сети, руководимой Усамой бин Ладином. В настоящее время эта сеть управляет, финансирует и вдохновляет множество экстремистских исламистских группировок, совершающих теракты по всему миру. Сеть бин Ладина мулътинационалъна и присутствует во всем мире. Ее главари являются также руководителями самого высокого уровня в других террористических организациях, а именно в тех, которые определены Госдепартаментом как иностранные террористические организации, как-то: «Джамаа исламия» (Египет) и «Исламский джихад» (Египет). Усама бин Ладин и его сеть стремятся спровоцировать войну между Исламом и Западом, а также свергнуть существующие мусульманские правительства, в частности, в Египте и в Саудовской Аравии.

Наше решение атаковать сооружения и установки, принадлежащие сети Усамы бин Ладина, явилось результатом надежных разведмероприятий, убедительно показавших, что его группировка, в сообщничестве с другими террористическими группировками, осуществила чудовищные теракты 7 августа против посольств Соединенных Штатов в Найроби (Кения) и в Дар-эс-Саламе (Танзания). Члены сети Усамы бин Ладина также участвовали, на прошлой неделе, в заговоре, имевшем целью совершение других терактов против посольств Соединенных Штатов.

Более того, 19 августа исламистский фронт, созданный сетью Усамы бин Ладина и назвавший себя «Всемирным исламским фронтом священной войны против евреев и крестоносцев», выразил свое глубокое удовлетворение проведенными терактами против наших посольств и заявил: «Будущее Соединенных Штатов будет мрачным… Они подвергнутся нападениям со всех сторон, исламские группировки будут возникать одна за другой для ведения борьбы против американских интересов».

Жуткие теракты, совершенные в Африке, не являются первым случаем, когда члены сети Усамы бин Ладина провели террористические акции против Соединенных Штатов и их союзников. Список их злодеяний долог: Тайный сговор с целью убийства в Йемене американских солдат, готовившихся к участию в операции гуманитарного характера, проводившейся в Сомали в 1992 году. Подготовка убийства в Сомали американских солдат и солдат других стран, находившихся в этой стране для раздачи продуктов питания сомалийцам, страдающим от голода.

Сеть Усамы бин Ладина помогала египетским террористам, покушавшимся на жизнь президента Myбарака (Египет) в 1995 году и убившим десятки туристов в Египте за эти последние годы. «Исламский джихад» (Египет), являющийся одной из главнейших группировок этой сети, совершил в 1995 году теракт против посольства Египта в Пакистане с помощью заминированной машины, принесший смерть двадцати египтянам и пакистанцам. Члены сети Усамы вин Ладина наметили подрывы самолетов американских авиакомпаний в Тихоокеанском регионе и замышляли, отдельным заговором, убить Папу. Приспешники этой сети взорвали бомбу в 1995 году в помещении американо-саудовской миссии военной подготовки (Саудовская Аравия).

Сеть Усамы бин Ладина неоднократно оглашала свою агрессивную антиамериканскую программу:

• В августе 1996 года Усама бин Ладин распространил СМИ свое «объявление войны» Соединенным Штатам.

• В феврале 1998 года он заявил: «Убить американского солдата — лучше, чем тратить время на что-либо другое».

• В феврале 1998 года «Всемирный исламский фронт войны с евреями и крестоносцами», входящий в сеть Усамы бин Ладина, огласил свое намерение атаковать американцев и их союзников, военных и гражданских, по всему миру.

В мае 1998 года Усама бин Ладин объявил, в ходе данной им в Афганистане пресс-конференции, что результаты его угроз все увидят «через несколько недель».

Сеть Усамы бин Ладина

Усама бин Ладин указал, что ставит себе задачей объединить всех мусульман и создать правительства, соблюдающие уложения калифов. Единственный путь достижения этого, по его словам, — это свержение правительств почти всех мусульманских стран, очищение их от западного влияния и однажды упразднение границ между государствами. Его сеть оказывает поддержку террористам в Афганистане, Боснии, Чечне, Таджикистане, Сомали, Йемене, а теперь и в Косово. Она готовит членов террористических группировок таких разных стран, как Филиппины, Алжир и Эритрея.

Различные сведения

Младший сын богатого саудовского предпринимателя, Усама бин Ладин создал в семидесятых годах всемирную организацию по вербовке мусульманских террористов, желавших участвовать в войне с Советами в Афганистане. В1988 году он сформировал сеть, специализирующуюся на терроризме и подрывной деятельности. В 1989 году он возвратился в Саудовскую Аравию, но долго там не задержался, потому что саудовское правительство выдворило его на следующий год за поддержку, которую он не прекращал оказывать террористическим группировкам. Усама бин Ладин обосновался тогда в Судане, откуда он продолжал поддерживать террористическую деятельность. По просьбе Соединенных Штатов и вследствие покушения на президента Мубарака, в котором он был замешан, а суданское правительство выступало сообщником, Судан выдворил его в 1996 году. Однако бин Ладин сохранил в этой стране крупные финансовые вложения и имущество.

Священная война Америки

Уильям С. Коэн

12 сентября 2001 года, на следующий день после терактов, бывший министр обороны Билла Клинтона Уильям С. Коэн призывал перейти от идеологии «холодной войны против коммунизма» к идеологии «войны терроризму» в свободной трибуне под многозначительным заголовком «Священная война Америки».

Эта трибуна, опубликованная в «Вашингтон пост», предвозвещает политико-религиозную риторику крестового похода, объявленного немногим позже Джорджем Бушем.

Хотя дым медленно, но рассеивается, и небо над Нью-Йорком, Вашингтоном и на западе Пенсильвании проясняется, на сегодняшнее утро многое относительно вчерашних террористических нападений остается туманно. Ясно же то, что американский народ никогда не падет ниц перед террористами, — но и не обретет покой, пока ответственные за эти теракты не предстанут перед правосудием.

Тот факт, что мы — свободное общество и что общество наше постоянно обновляется и укрепляется прибывающими из других стран людьми, носителями отличных от нашей культур, делает Америку особенно уязвимой для тех, кто хочет злоупотребить этой открытостью. Цель этих террористов — заставить Америку бежать в бомбоубежища, бросить участие в мировых делах и свои идеалы. Но Америка не может спрятаться в свой континентальный кокон — в изоляции и недоступности для опасного внешнего мира. У нас есть глобальные интересы, экономические, политические и касающиеся нашей безопасности, которые делают необходимым наше активное вмешательство вне наших границ. Но даже если мы и выйдем из мировых дел, Америка останется такого рода символом, что все те, кого их несчастья толкают на насилие, продолжат атаковать Соединенные Штаты. Слишком много поколений заплатили самую высокую цену, защищая нашу свободу, чтобы сегодня нам спокойно выходить из мировых дел или оставлять какие-либо из наших моральных ценностей. В действительности же Америка должна сегодня подняться на свою собственную «Священную войну» — но не на войну ненависти и крови, а на ту, которую поведет наша преданность свободе, терпимости и главенству Права. И десница наша должна быть вооружена волей к использованию всех имеющихся в нашем распоряжении средств для защиты этих идеалов. Террористы не скупились на усилия, не будем же скупиться и мы.

Ни одно правительство не может гарантировать полную безопасность своим гражданам, как внутри страны, так и за ее пределами. Но ни одно правительство не может позволить и того, чтобы его граждане подвергались безнаказанно нападениям — не рискуя при этом потерять лояльность и доверие тех, кого оно призвано защищать. Чтобы быть эффективным, это усилие потребует широкого международного сотрудничества, интенсивной разведдеятельности за границей и лучшего сбора информации органами защиты правопорядка в нашей стране. Информация — это Власть, и если мы хотим облегчить доступность нужных сведений для сбора, надо, чтобы американский народ и его избранники нашли необходимое равновесие между защитой частной жизни и всеобщей защищенностью. В прошлом трудно было вести длительный диалог, разумный и всеохватывающий, по этому деликатному вопросу. Но чем раньше мы к нему приступим, тем раньше мы найдем искомое равновесие. Подобные дебаты неизбежно поднимут тяжелые вопросы, связанные с вторжением правительства в нашу частную жизнь, но здесь важно отметить то, что нашим личным свободам несоизмеримо больше угрожают хаос и бойня, к которым приведут биологическое нападение (при нашей к нему недостаточной подготовленности) и призывы к ответному удару, последующие за таким нападением. Те, кто используют террор в качестве оружия, опираются на любое проявление страха или слабости противника, и у жертв их нападений нет иного выбора, кроме: сражаться или покориться.

Весь наш народ, а не только его руководители, поднялся в свое время против фашизма, а затем и против коммунизма, когда те угрожали свободе. Если американцы вышли победителями из долгого и незримого сражения в холодной войне, то уж не для того, чтобы расточить теперь эту победу в нынешней войне с анонимными экстремистами. Как и предыдущая, эта война не будет выиграна одним лишь военным ответным ударом. Чтобы победить и в этот раз, американский народ должен будет снова проявить свои мужество, веру, единство и решительность, и тогда он выдержит любые грядущие испытания.

Сенатское заслушивание генерала Майерса

Генерал Ричард Майерс был заслушан комиссией по вооруженным силам в Сенате Соединенных Штатов 13 сентября 2001 года. Это слушание, запланированное задолго до этого, имело целью утвердить назначение генерала на должность главы Объединенного комитета начальников штабов, на которой он смещал генерала Генри Шелтона. Принимая во внимание произошедшие за два дня до этого теракты, оно должно была изучить также и возможности военного ответного удара. Во время нападения генерал Майерс находился в кабинете генерала Клилэнда. В Пентагон он прибыл не сразу, по прибытии же руководил оттуда операциями из национального военного командного центра в качестве заместителя главы Объединенного комитета начальников штабов генерала Шелтона, отбывшего в Брюссель.

В своих показаниях комиссии генерал Майерс не был способен описать ответный на теракты военный удар, позволив думать, что таковых и не было. Чтобы дополнить это заслушивание или его подправить, NORAD опубликовал позднее коммюнике, в подтверждение того, что истребители пытались перехватить три самолета, захваченных и направленных на Нью-Йорк и Вашингтон.

Сенатор Карл Левин: Обратилось ли к Министерству обороны FAA, или ФБР, или какое-либо другое управление, после того как два первых угнанных самолета врезались во Всемирный торговый центр до нападения на Пентагон?

Генерал Ричард Майерс: Господин Левин, я не знаю ответа на этот вопрос. Но я смогу его вам предоставить как приложение к публикации этого слушания.

Левин: Спасибо. Приняло ли Министерство обороны — или потребовали ли у Министерства обороны принять — соответствующие меры против конкретного самолета?

Майерс: Господин Левин, мы были…

Левин: И приняли ли вы контрмеры — например, звучали заявления, что разбившийся в Пенсильвании самолет был сбит. Подобные слухи продолжают циркулировать.

Майерс: Господин председатель, военно-воздушные силы не сбивали никакой самолет. Когда выяснился характер угрозы, мы, действительно, послали истребители, AWACS, самолет-радар и самолет-заправщик, чтобы начать установку орбит на тот случай, если еще другие захваченные самолеты появятся в системе FAA. Но нам так и не пришлось применять силу.

Левин: Этот приказ, который вы только что описали, был дан до или после нападения на Пентагон? Что вы знаете?

Майерс: Этот приказ, насколько я знаю, был дан после нападения на Пентагон.

Сенатор Билл Нельсон: С вашего позволения, господин председатель, я процитирую хронологию телеканала CNN: ровно в 9 часов 3 минуты самолет рейса «Юнайтед Эрлайнз» врезался в Южную башню Всемирного торгового центра; в 9 часов 43 минуты самолет рейса 77 «Америкэн Эрлайнз» упал на Пентагон. В 10 часов 10 минут самолет рейса 93 «Юнайтед Эрлайнз» разбился в Пенсильвании. То есть между нападением на вторую башню и падением на Пентагон прошло сорок минут. А до катастрофы в Пенсильвании прошел один час семь минут.

Левин: Что нам не известно, так это в какой именно момент Пентагон был проинформирован FAA, ФБР или каким-либо другим управлением о возможной опасности или о самолетах, свернувших с курса, или о чем-либо в этом духе. Вы нам, конечно, повторите то же самое, потому что…

Майерс: Как раз на это я могу вам ответить. В момент первого нападения на Всемирный торговый центр мы созвали нашу кризисную команду. И сделано это было немедленно. Мы ее, значит, созвали. И стали консультироваться с федеральными управлениями. Мне не известен момент, когда NORAD выслал истребители. Об этом я ничего не знаю.

Левин: Ни о том, о чем я вас спрашивал, то есть, оповестили ли вас FAA или ФБР, что еще и другие самолеты были свернуты с рейсов, отклонены от установленного курса и направлены на Вашингтон — был ли малейший сигнал с их стороны, поскольку, при отрицательном ответе, это может быть рассмотрено как очевидный брак в их работе.

Майерс: Так точно.

Левин: Но, в любом случае… важнее следующее: вы будете любезны и найдете нам эти сведения.

Майерс: Возможно, это случилось… Как вы, вероятно, помните, меня на тот момент в Пентагоне не было, и я не могу вам дать четкую картину. После же мы получали регулярные сводки через NORAD, от FAA в NORAD о других вызывавших у нас беспокойство рейсах. Мы были в курсе того самолета, что разбился в Пенсильвании, но, скажу еще раз, я не знал, послали ли мы за ним истребители. Я должен бы…

Левин: Так что найдите нам, пожалуйста, эти временные уточнения. Мы знаем, они вам не известны.

Майерс: Мы их найдем.

Интервью вице-президента Чейни

Приглашенный на передачу Meet the Press (NBC),[197] 16 сентября 2001 года вице-президент Чейни поделился с телезрителями своим свидетельством о пережитых им событиях 11 сентября. Отметим в нем то, что Секретная служба взяла верх над политической властью. Не упустим также и смехотворный эпизод с самолетом, кружащимся над Вашингтоном при полном попустительстве военно-воздушной обороны.

Вице-президент Чейни: Я оставался там еще несколько минут, наблюдая за развитием событий по телевидению, мы старались организоваться, чтобы решить, что делать дальше. И тут вошли агенты Секретной службы, в подобных случаях они не церемонятся. Они не обращаются к вам: «Извините, пожалуйста» — и не просят вежливо пройти с ними. Они просто вошли и сказали мне: «Мы должны немедленно покинуть помещение», схватили меня и…

Тим Рассерт: Они вас буквально схватили и утащили?

Вице-президент Чейни: Ага. Иногда мои ноги все таки касались пола. Но поскольку ребята повыше меня, они меня приподняли между собой и быстро понесли, мы прошли по коридору, спустились по лестнице, пройти через двери и спустились еще глубже, пока не оказались в подземном убежище под Белым домом. По сути, это просто коридор, перекрытый с двух сторон. Здесь они мне сказали, что получили сообщение о самолете, направляющемся к Белому дому.

Тим Рассерт: Речь шла о рейсе 77, вылетевшем из Даллеса.

Вице-президент Чейни: Да, этот самолет оказался рейсом 77. Он вылетел из Даллеса и полетел на запад по направлению к Огайо, перед тем как попасть в руки террористов. Те выключили транскодер, по этой причине первые сводки сообщали о самолете, предположительно, разбившемся в Огайо, хотя, конечно, это было не так. Затем они развернули самолет и направились в Вашингтон. По имеющейся у нас информации, они просто спикировали прямо на Белый дом…

Тим Рассерт: Этот самолет был нацелен на Белый дом?

Вице-презид ент Чейни: Нет, не нацелен, но направлялся в его сторону. Секретная служба установила прямую связь с FAA, и линия эта оставалась открытой в тот момент, когда Всемирный торговый центр был…

Тим Рассерт: Они следили за этим самолетом на своих радарах.

Вице-президент Чейни: И когда он вошел в охранную зону и, по всей видимости, направлялся к Белому дому, наши ребята схватили меня и спрятали в подвале. Как вам известно, самолет не стал нападать на Белый дом, но свернул с курса. Мы думаем, он дал полный разворот и вернулся, чтобы рухнуть на Пентагон. По крайней мере, это то, что нам показывает радарный анализ…

Вице-президент Чейни: Президент находился в президентском самолете. Нам была направлена угроза в отношении «Борта номер 1» — о ней нас оповестила Секретная служба…

Тим Рассерт: И эта угроза против «Борта номер 1» была убедительна. Вы уверены в этом?

Вице-президент Чейни: Да, я в этом уверен. Конечно, это могла быть и чья-нибудь шутка, но, учитывая все, что происходило в тот момент, мы не могли знать наверняка. Думаю, угроза была достаточно достоверна, достаточно для того, чтобы Секретная служба меня о ней проинформировала. Затем я покинул мое подземное убежище, переговорив с президентом — я настоятельно попросил его сейчас не возвращаться. После этого я спустился в РЕОС, президентский командный центр по кризисным ситуациям, и попросил у Нормана Минеты…

Государства, поддерживающие терроризм, тоже должны быть уничтожены

Ричард Перл

В свободной трибуне, опубликованной в Лондоне газетой «Дейли телеграф»[198] от 18 сентября 2001 года, один из вашингтонских «ястребов», Ричард Перл, обличает союзников в недостаточной воинственности. Он усматривает нечто вроде «вишизма» в слишком скрупулезном выяснении личностей террористов и отказывает заранее в праве на выбор при заключении некоторых альянсов. На его взгляд, определенные государства надлежит прикончить, и не имеет значения, участвовали ли они или нет в терактах, ни даже то, что они сами находятся в оппозиции Усаме бин Ладину и талибам. В его трактовке, определение «террористический» не относится к группировкам, прибегающим к военным формам действия, но лишь клеймит врагов Соединенных Штатов.

Бывший заместитель министра обороны в правительстве Рональда Рейгана (в период с 1981 по 1987 годы)

Ричард Перл — один из руководителей Center for Security Policy и издатель «Джерусалем пост».

Определенное вишистское пораженчество охватило британских комментаторов нынешней войны с терроризмом. На все лады склоняют бесконечное множество лозунгов, например — «Мы не знаем, кто враг», «Мы не знаем, где надо наносить удары», «Даже если бы мы и знали, где их найти, единственно, чего мы добьемся, так это пробуждения новых мученических призваний» — и, наконец, что «Проклятые этой Земли (заимствуя заголовок знаменитого антиколониалистского памфлета Франца Фанона) настолько отчаялись, что больше уже не боятся с честью погибнуть под огнем Большого Сатаны».

Министр обороны Соединенных Штатов Дональд Рамсфелд и другие важные правительственные лица имеют полное основание говорить, что Свободный Мир столкнулся в данном случае с войной нового типа. Но даже при всей этой новизне контингент вишистов зря торопится делать вывод, что Соединенные Штаты и их союзники бессильны.

Если нам и не известна вся подноготная ужасов, совершенных на прошлой неделе, то того, что нам известно, вполне достаточно, чтобы начинать действовать, и действовать решительно. Горькая правда в том, что международное сообщество не установило такой новый мировой порядок, в котором государственная поддержка терроризму оказалась бы вне приемлемых норм. Без той поддержки, которую могут обеспечить только государства — убежище, разведданные, материально-техническое обеспечение, подготовка кадров, связь, капиталы — сеть бин Ладина и ему подобные были бы способны, по большей мере, взорвать время от времени заминированную машину. Выгоните террористов из кабинетов, в которых они работают, лишите их гигантских инфраструктур, на которые они опираются, преследуйте их таким образом, чтобы им приходилось каждый день искать новое место, где бы спрятаться и поспать — и размах их деятельности будет существенно сокращен…

У Ирана есть свои основания для поддержки военных действий против талибов в Афганистане. Но никто не должен позволять вводить себя в заблуждение и видеть в иранской поддержке нашего дела занятие им позиции против терроризма вообще. Принять их в лоно коалиции немыслимо.

Антитеррористический альянс — чтобы он имел серьезные шансы на успех — будет состоять из стран, чтящих демократические институты, личную свободу и признающих священный характер жизни.

Подобный альянс не может принять в себя страны, угнетающие свое собственное население, попирающие основополагающие права и презирающие сущностные ценности западной цивилизации. Сотрудничество с ними, конечно, допустимо, но краткосрочное, точечное, обеспечивая нам непосредственное тактическое преимущество, как это прекрасно понимал Черчилль, объединяясь с Советским Союзом, чтобы разбить нацизм. Но никакая коалиция, направленная на разгром терроризма, не может включать в себя страны, одобряющие кампании ненависти и поношения. Страны, терпимо относящиеся к подстрекательству к убийству гражданских лиц — американцев, англичан, израильтян или кого бы то ни было — не могут играть никакой законной роли в войне против терроризма.

Некоторые страны колеблятся или же просто не могут участвовать в коалиции, требующей уважения ценностей и норм западной цивилизации. Природа их власти, очевидно, не совместима с подлинным противостоянием терроризму. Такие страны составляют проблему, а не разрешение ее; мы нисколько не нуждаемся в их помощи, и никакой пользы нам от их поддержки не будет. Страны, укрывающие террористов — снабжающие их средствами уничтожения невинных гражданских лиц — должны сами быть уничтожены.

Война с терроризмом — это война с подобными режимами. Мы не победим в войне против террора, охотясь за отдельными террористами, так же как и война с наркотиками не может быть выиграна арестом наркокурьеров в Хитроу. Подобные сети посылают молодых людей на суицидальные акции, — и уничтожать надо их спонсоров.

Война нового типа

Дональд Рамсфелд

Эта свободная трибуна Министра обороны появилась в «Нью-Йорк тайме» от 27 сентября 2001 года.[199]

В представленной в ней войне нового типа, понятия «гражданского» и «военного» исчезают, уступая место обществу, в котором каждый член его, кем бы он ни был, может быть призван на службу в соответствии с концепцией «тотальной войны», выработанной Геббельсом.

Президент Буш решил объединить нацию, подняв ее на войну против террористов, атакующих наш образ жизни. Многие согласятся с тем, что первой жертвой в войнах бывает правда. Но в этой войне первой победой должно стать оглашение истинного положения дел. А оно в том, что война эта не будет походить ни на одну из тех, что мы вели ранее, вплоть до того даже, что проще было бы составить ее сценарий, основываясь на том, что не произойдет, чем на том, что произойдет.

Эта война не будет делом одного большого альянса союзников по разгрому образованной из враждебных держав оси. В ней будут участвовать мобильные коалиции стран, способных к самопреобразованию и к эволюции. Разные страны будут играть различные роли и вносить различные вклады. Одна обеспечит дипломатическую поддержку, другая — финансовую, другая — военную или материально-техническую. Некоторые будут помогать нам открыто, другие же, смотря по обстоятельствам, будут помогать в частном порядке и тайно. В этой коалиции миссия будет определять коалицию, а не наоборот.

Мы понимаем, что те страны, которых мы считаем нашими друзьями, смогут помочь нам в одном, в другом же останутся безмолвны, тогда как другие мероприятия смогут зависеть от участия стран, которых мы рассматриваем как менее чем наших друзей.

В этом контексте, решение, принятое Объединенными Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией — друзьями Соединенных Штатов — разорвать их отношения с талибами, является первым важным успехом нашей кампании, хотя это, конечно, и не подразумевает того, что они выступят с нами плечом к плечу во всех предусмотренных нами операциях. Мы совсем не обязательно будем полностью поглощены в этой войне изучением военных объектов и накапливанием сил для овладения ими. Военная сила, по всей очевидности, будет только одним из множества инструментов, которые мы будем использовать, чтобы обречь на поражение отдельные личности, группы или страны, предающиеся терроризму.

Нашей реакцией может быть обстрел крылатыми ракетами военных целей где-нибудь на планете; мы сможем развернуть и электронное сражение. направленное на обнаружение, и арест вкладов, которые попробуют провести через офшорные банковские центры. Банкирские костюмы в полосочку и потертые штаны программистов станут униформами в этом конфликте настолько же непременно, как и камуфляж в пустыне.[200]

Речь не идет о войне с какой-то личностью, группой, религией или страной. Наш противник — всемирная сеть террористических организаций и государств, поддерживающих их, одержимых желанием лишить свободные народы возможности жить так, как им этого хочется. В такой же степени, как мы сможем принять военные меры против иностранных правительств, выступающих крестными отцами терроризма, так же мы сможем проявлять наше стремление завязывать союзнические отношения с народами, угнетенными этими правительствами. Война эта будет другой вплоть до ее словаря. Если мы будем «захватывать страну», возможно, разговор скорее будет идти о ее кибернетическом пространстве. Несомненно, высаживаться на пляжах мы будем намного меньше, чем переигрывать вражеские стратагемы.

Может быть, мировая общественность станет свидетелем впечатляющих военных наступлений, которые не принесут никакой видимой победы, так же как она пребудет в неведении о многих других мерах, увенчающихся великими победами. «Сражения» будут даны таможенниками, задерживающими подозрительных личностей на наших границах, дипломатами, которым удастся заручиться сотрудничеством за границей в борьбе против отмывания денег.

Тем не менее, хотя мы и говорим о новом типе войны, одно остается незыблемым: Америка останется неукрощенной. Победа будет за самими американцами, и они и дальше будут сжить день за днем, ходя на работу, воспитывая детей и осуществляя свои мечты, как они это всегда и делали, — народ великий и свободный.

Меморандум

Для Госсекретаря, Министра финансов, Министра обороны, Генерального прокурора, Директора ЦРУ, Директора ФБР

Предмет: Оповещение Конгресса

Белый дом

Вашингтон

5 октября 2001 года

В ходе всей кампании, — которую мы разворачиваем как для того, чтобы ответить на террористическую агрессию, поразившую 11-го сентября Соединенные Штаты, так и для того, чтобы защитить нас от новых террористических действий, — я намереваюсь поддерживать тесное сотрудничество с Конгрессом. Следуя постоянной исполнительной практике, мое правительство будет информировать руководящие инстанции Конгресса о развитии наших важнейших операций, как и о всех новых значительных фактах из военной, разведывательной или полицейской области. Однако на нашей ответственности остается так-же и защита безопасности военных операций, источников и методов получения разведданных, как и успешный ход полицейских расследований по особо важным делам. Отныне ваши департаменты будут соблюдать нижеследующие процедуры в их докладах Конгрессу, в тех случаях, когда последние будут касаться имеющейся у нас информации или предпринимаемых нами действий.

Только вы сами или явно назначенный вами уполномоченный будете вправе представлять членам Конгресса сведения конфиденциального характера или касающиеся особо важных полицейских расследований. Единственными членами Конгресса, которым вы сами или явно назначенные вами уполномоченные будете вправе представлять сведения конфиденциального характера или касающиеся особо важных полицейских расследований, будут: спикер палаты, лидер меньшинства палаты, лидеры большинства и меньшинства в Сенате, а также члены бюро парламентских, комиссий по контролю за разведывательными службами палаты и Сената. Такой подход наилучшим образом послужит достижению наших общих целей в защите жизней американцев, соблюдению уровня конфиденциальности, необходимого для обеспечения успеха наших военных, разведывательных и полицейских операций, а также и осведомлению соответствующим образом руководящих инстанций Конгресса о всех новых значительных фактах. Этим утром я оповестил руководящие инстанции Палаты и Сената об этой политике, которая будет действительна вплоть до нового, изданного мной, приказа.

Джордж: Буш

Заместитель министра обороны

1010 Министерство обороны, Пентагон

Вашингтон, ДК 20301-11

Меморандум

Для Секретарей военных департаментов Главы Объединенного комитета начальников штабов

Замминистров обороны

Директора исследований и развития обороны

Генерального советника по обороне

Генерального инспектора Министерства обороны

Директора испытаний и оценок

Помощника Министра обороны

Директоров управлений Министерства обороны

Директора театра действий Министерства обороны

Предмет: Безопасность операций по всем секторам Министерства обороны

14 сентября президент объявил общенациональное чрезвычайное положение в связи с совершенными террористическими нападениями и с продолжающейся и непосредственной угрозой новых атак на Соединенные Штаты. Наше министерство принимает участие в различных мероприятиях, направленных на победу над международным терроризмом; очевидно то, что жизни наших соотечественников в военных или гражданских учреждениях; мощности, инфраструктуры и операционные ресурсы Министерства обороны; и, наконец, неприкосновенность основных для национальной безопасности сведений — будут подвергаться опасности еще в течение неопределенного периода.

Следовательно, жизненно важным является то, чтобы все сотрудники Министерства обороны (МО), как и все, служащие в других организациях, сотрудничающих с МО, соблюдали бы крайнюю осторожность в разговорах, касающихся работы МО, и это относится ко всем, невзирая на уровень их служебной ответственности. Не ведите никаких бесед о вашей профессиональной деятельности на открытых пространствах, в общественных местах, во время вашего проезда из дома на работу и обратно или же с помощью незащищенных электронных средств связи. Заговаривать об информации конфиденциального характера можно исключительно лишь в отведенных для этого местах и с людьми, имеющими одновременно и специфическое основание для доступа к этой информации, и полномочия безопасности ad hoc (для этой цели). Неконфиденциальная информация может стать предметом подобной же защиты, если ее представляется возможным перекроить, что может вести к выводам опасного характера. Наибольшая часть используемой информации в рамках миссий МО будет изъята (sic!) из общедоступного пользования по вышеизложенной причине. При возникающем сомнении воздерживайтесь от распространения или обсуждения официальной информации, разве что в пределах МО.

Основные органы этого министерства, включая кабинет министра обороны, военные департаменты, Объединенный комитет начальников штабов, операционные командования, управления Министерства обороны, МО на театре операций, как и все другие отделы МО, будут соотноситься с Программой безопасности операций (OPSEC), описанной в Директиве 5205.2 МО и будут бдительно беспокоиться о том, чтобы политика их, процедуры и персонал ей соответствовали бы. Мы должны быть уверенны в том, что наши противники будут лишены информации, необходимой им для планирования, подготовки или осуществления новых террористических акций или связанной с ними враждебной деятельности, нацеленных против Соединенных Штатов и данного Министерства.

Пол Волфовитц

DEPUTY SECRETARY OF DEFENSE

1010 DEFENSE PENTAGON

WASHINGTON. DC COLAMBIA

18 ост

MEMORANDUM FOR SECRETARIES OF THE MILITARY DEPARTMENTS CHAIRMAN OF THE JOINT CHIEFS OF STAFF UNDER SECRETARIES OF DEFENSE DIRECTOR, DEFENSE RESEARCH AND ENGINEERING ASSISTANT SECRETARIES OF DEFENSE GENERAL COUNSEL OF THE DEPARTMENT OF DEFENSE INSPECTOR GENERAL OF THE DEPARTMENT OF DEFENSE DIRECTOR, OPERATIONAL TEST AND EVALUATION ASSISTANTS TO THE SECRETARY OF DEFENSE DIRECTOR, NET ASSESSMENT DIRECTORS OF THE DEFENSE AGENCIES DIRECTOR OF THE DOD FIELD ACTIVITIES

SUBJECT: Operations Security Throughout the Department of Defense

On 14 September the President declared a national emergency by reason of terrorist attacks and the continuing and immediate threat of further attacks on the United States. As this Department assists wide-ranging efforts to defeat international terrorism, it is clear mat US military and civilian service lives, DOD operational capabilities, facilities and resources, and the security of information critical to the national security will remain at risk for an indefinite period.

It is therefore vital that Defense Department employees, as well as persons in other organizations that support DOD, exercise great caution in discussing information related to DOD work, regardless of their duties. Do not conduct any work-related conversations in common areas, public places, while commuting, or over unsecured electronic circuits. Classified information may be discussed only in authorized spaces and with persons having a specific need to know and the proper security clearance. Unclassified information may likewise require protection because it can often be compiled to reveal sensitive conclusions. Much of the information we use to conduct DOD's operations must be withheld from public release because of its sensitivity. If in doubt, do not release or discuss official information except with other DoD personnel.

All major components in this Department to include the Office of the Secretary of Defense, the Military Departments, the Joint Staff, the Combatant Commands, the Defense Agencies, the DOD Field Activities and all other organizational entities within the DOD will review the Operations Security (OPSEC) Program, described in DOD Directive 5205.2, and ensure that their policies, procedures and personnel are in compliance. We must ensure that we deny our adversaries the information essential for them to plan, prepare or conduct further terrorist or related hostile operations against the United States and mis Department.

PAUL WOLFOWITZ

Речь Лоры Буш, обращенная к нации

17 ноября 2001 года супруга Джорджа Буша, Лора, обратилась к американской нации в радиопослании.[201] По словам «первой леди», военная кампания в Афганистане имеет целью не строительство трубопровода, но защиту прав афганских женщин и детей.

Здравствуйте,

Я — Лора Буш, и я обращаюсь к вам на этой неделе, чтобы открыть всемирную кампанию, обращенную на привлечение внимания к варварству по отношению к женщинам и детям террористической сети «Алъ-Каида» и талибского режима, поддерживающего ее в Афганистане. Во многих районах страны в настоящее время этот режим сворачивается, и афганские жители, особенно женщины, радуются этому. Афганцы познали на личном горьком опыте то, что остальной мир открывает для себя только сейчас: грубое угнетение женщин — основная цель террористов.

Талибы и их приспешники делали жизнь женщин и детей невыносимой задолго до начала нынешней войны. Семьдесят процентов афганцев плохо питаются. Из-за нехватки медицинского обслуживания один ребенок из четырех не достигнет пятилетнего возраста. Заболев, женщины не имели права обратиться к врачу. Жизнь при талибском режиме происходила в тяжелейших условиях и под неимоверным гнетом, вплоть даже до того, что самые невинные выражения радости были запрещены: дети не имели права запускать воздушные змеи, матери же подвергались избиениям, если смеялись слишком громко. Женщины не могли работать вне своих семей. У них не было даже права выходить одной из дому.

Это грубое притеснение женщин в Афганистане не имеет ничего общего с правомерной религиозной практикой. Мусульмане всего мира осудили это гнусное унижение женщин и детей талибским режимом. Бедность, плохое здоровье и безграмотность — вот до чего довели афганцев талибы, и это положение никак не соответствует обращению с женщинами в наибольшей части мусульманского мира, где женщины вносят свой существенный вклад в жизнь общества. Одни лишь террористы и талибы запрещают образование женщин. Только террористы и талибы угрожают вырвать ногти у жещин, красящих их лаком. Страдания женщин и детей Афганистана — результат сознательной жестокости тех, кто стремится править запугиванием и угнетением.

Цивилизованные народы всего мира ужасаются не просто страданиям женщин и детей в Афганистане, но также и потому, что положение в этой стране наглядно демонстрирует то, что террористы хотели бы навязать нам всем. Наш всеобщий долг — выступить против этого. Конечно, мы все пришли с разных горизонтов и исповедуем различные религии, но все родители в мире любят своих детей. Мы уважаем наших матерей, наших сестер и наших дочерей. Борьба против грубости с женщинами и детьми не является выражением какой-то особенной культуры; она берет начало в признании нашей общей человечности и в участии в ней всех людей доброй воли на всех континентах.

Благодаря нашим военным успехам в Афганистане, женщины больше не будут заперты по домам. Они теперь могут слушать музыку и обучать своих дочерей, не опасаясь наказаний. Однако террористы, помогавшие управлять этой страной, организуют заговоры и строят зловещие планы во многих странах. Их надо остановить. Борьба против терроризма проходит через борьбу за права и достоинство женщин.

В Америке, на следующей неделе, мы будем праздновать День Благодарения. В свете свершившихся событий в эти последние месяцы, мы еще больше, чем обычно, сблизимся с нашими семьями. И мы будет особенно благодарны за все те благодеяния, которыми мы пользуемся в Америке. Я надеюсь, что американцы присоединятся к нашей семье в ее стараниях все сделать для того, чтобы женщины и дети Афганистана жили снова с чувством достоинства и могли искать свою удачу в жизни.

Я желаю вам счастливых праздников и благодарю вас за внимание.

Военное правосудие, цельное и беспристрастное

Альберто Гонзалес

В свободной трибуне, опубликованной 30 ноября 2001 года газетой «Нью-Йорк таймс»,[202] Альберто Гонзалес, юридический консультант Джорджа Буша, защищает президентский декрет о создании военных комиссий, который он сам и составлял.

Как и ряд предшествовавших ему президентов, президент Буш воспользовался своей властью, чтобы создать военные комиссии, чьей обязанностью будет судить принимавших участие в войне и совершивших военные преступления представителей вражеской стороны. При соответствующих обстоятельствах эти комиссии обеспечивают значительные преимущества по сравнению с гражданскими судами. Они позволяют американским судьям, присяжным заседателям и другим работникам органов правосудия избегать серьезного риска, с которым они подчас сталкиваются в процессах по терроризму. Они позволяют правительству использовать секретные сведения как элемент доказательств, не компрометируя разведслужбы или вооруженные силы. Они могут оперативно вершить суд непосредственно рядом с зонами, где сражаются наши вооруженные силы, без необходимости тратить годы на предваряющие процесс процедуры и на следующие за ним обжалования. Они также могут опираться в принятии ими решений на множество элементов существенных доказательств. Например, часто обстоятельства в зоне военных действий делают невозможным соблюдение всех, выдвигаемых гражданскими судами, требований по аутентификации документов, тогда как документы, обнаруженные в логовах сети «Алъ-Каида» в Кабуле, могут быть основополагающими для принятия решений о виновности членов ячеек сети, скрывающихся на Западе.

Некоторые парламентарии и некоторые анархисты продолжают проявлять скепсис относительно военных комиссий. Их критика, при всей ее благонамеренности, ошибочна, поскольку основывается она на ложном понимании того, что президентский декрет предусматривает и каким образом он будет приведен в действие. Этот декрет касается только военных преступников из числа иностранцев, воюющих на стороне врага; он не применяется к гражданам Соединенных Штатов, ни даже к вражеским солдатам, блюдущим военное право. В силу этого декрета, президент может направить в вышеуказанные военные комиссии только лишь иностранных подданных, являющихся членами «Алъ-Каиды» или других террористических организаций, занимающихся подрывной деятельностью против Соединенных Штатов, или же активно их поддерживающих. Президент обязан принять решение о том, будет ли соответствовать интересам Соединенных Штатов то, что эти люди подвергнутся суду военной комиссии, при этом обвиняться они должны в действиях, противоречащих международному военному праву, таких как нападение на гражданских лиц, попытка смешаться с гражданским населением или отказ от открытого ношения оружия. Вражеские военные преступники не имеют права на такую же процедурную защиту, как нарушители нашего национального законодательства.

Процессы в военных комиссиях не тайны. Декрет Президента разрешает Министру обороны предусматривать закрытые судебные заседания для обеспечения секретности информации. Но он не требует, чтобы какие-либо процессы или какие-либо части процессов происходили бы тайно. Процессы перед военными комиссиями будут проходить открыто для общественности по мере возможности, в соответствии с тем, насколько это будет совместимо с неотложными мерами по национальной безопасности. Призрак множества тайных процессов, красочно расписанный определенными критиками, не представляет собой верного отображения ни самого декрета, ни намерений президента.

Конкретно же, декрет требует того, чтобы каждый процесс перед военной комиссией был бы целостным и беспристрастным. Всякий, судимый военной комиссией, будет осведомлен о предъявляемых ему обвинениях, будет обеспечен компетентным адвокатом, и ему будет позволено осуществить свою защиту. Военная юридическая система Соединенных Штатов — лучшая в мире. Она известна своими традициями, состоящими в запрете какого-либо вмешательства со стороны командования, влияющего на ход процесса, в предоставлении компетентных и добросовестных адвокатов для защиты и в гарантии беспристрастности. Во время Второй мировой войны военные комиссии оправдывали даже некоторых немецких и японских обвиняемых. Говорить, что эти комиссии смогут обеспечить только некую пародию правосудия, как при диктаторских режимах, — является оскорблением нашей юридической военной системы.

Декрет сохраняет возможность юридического контроля комиссий гражданским судом. В силу этого декрета, всякий арестованный, заключенный или судимый в Соединенных Штатах военной комиссией, сможет оспаривать компетентность этой комиссии, подавая обжалование habeas corpus в федеральный суд. Редакция данного декрета подобна редакции изданного президентом Франклином Рузвельтом декрета о военных трибуналах, который Верховный суд трактовал как разрешающий юридический контроль посредством обжалования habeas corpus.

Военные комиссии соответствуют историческим и конституционным традициям Соединенных Штатов. Военная комиссия судила агентов конфедератов, переодевшихся в гражданскую одежду, чтобы проникнуть в Нью-Йорк и поджечь его. Военные комиссии судили нацистских диверсантов, переодетых в гражданское и высадившихся на Лонг-Айленде (остров неподалеку от Нью-Йорка) во время Второй мировой войны с намерением напасть на американские военные заводы. Верховный суд регулярно принимал решения о том, что использование таких комиссий соответствует закону.

Военные комиссии не посягают на конституционные ценности относительно общественных свобод или разделения властей; они их, напротив, защищают и гарантируют то, что Соединенные Штаты могут вести войны с внешними врагами и их побеждать. Во имя защиты нашей страны президент Буш справедливо стремится применять все законные средства, имеющиеся в его распоряжении.

Военные комиссии представляют одно из этих средств, и их разумное применение позволит сохранить безопасность и свободу американцев.

Список девятнадцати камикадзе, опубликованный ФБР

Рейс 11 «Америкэн Эрлайнз»

(врезавшийся в Северную башню Всемирного торгового центра)

Сатам М. А. Аль Сюками вероятно, подданный Саудовской Аравии; используемая дата рождения: 28 июня 1976 года; последний известный адрес: Объединенные Арабские Эмираты.

Уалид М. Алыдехри вероятно, подданный Саудовской Аравии; используемые даты рождения: 13 сентября 1974 года, 3 марта 1976 года, 8 июля 1977 года, 20 декабря 1978 года, 11 мая 1979 года, 5 ноября 1979 года; проживал в Голливуде[203] (Флорида), Орландо (Флорида), Дэйтон-Бич (Флорида); известен как летчик.

Уаил М. Альшехри используемая дата рождения: 1 сентября 1968 года; проживал в Голливуде (Флорида) к Ньютоне (Массачусетс); известен как летчик.

Мохамед Атта вероятно, подданный Саудовской Аравии; используемая дата рождения: 1 сентября 1968 года; проживал в Голливуде (Флорида), Корал-Спрингз (Флорида) и Гамбурге (Германия); известен как летчик. Также известен под именами: Механ Атта, Мохаммад Эль Амир, Мухаммад Атта, Мохамед Ель Саед, Мохамед Эльсаед, Мухаммад Мухаммад Аль Амир Ауаг Аль Сайид Атта, Мухаммад Мухаммад Аль-Амир Ауаг Аль Сайад

Абдулазиз Аломари вероятно, подданный Саудовской Аравии; используемые даты рождения: 24 декабря 1972 года и 28 мая 1979 года; проживал в Голливуде (Флорида); известен как летчик.

Рейс 175 «Юнайтед Эрлайнз»

(врезавшийся в Южную башню Всемирного торгового центра)

Маруан Аль-Шеххи используемая дата рождения: 9 мая 1978 года; проживал в Голливуде (Флорида); известен как летчик; также известен под именами: Маруан Юсиф Мухаммад Рашид Аль-Шехи; Маруан Юсиф Мухаммад Рашид Лакраб Аль-Шиххи; Абу Абдулла.

Фаез Рашид Ахмед Хассан Аль Куади Бани-хаммад проживал в Дельрей-Бич (Флорида); также известен под именами: Фаез Ахмад, Ба-нихаммад Фаез Абу Дхаби Банихаммад, Фаез Ра-шид Ахмед, Банихаммад Фаез, Расид Ахмед Хас-сен Алькади, Абу Дхаби Банихаммад, Ахмед Фаез, Фаез Ахмед

Ахмед Альгхамди также известен под именем: Ахмед Садах Альгхамди

Хамза Альгхамди проживал в Дельрей-Бич (Флорида); также известен под именами: Хамза Аль-Гхам-ди, Хамза Гхамди, Хамзах Альгхамди, Хамза Альгхамди Салех.

Моханд Алынехри проживал в Дельрей-Бич (Флорида); также известен под именами: Мохаммед Аль-шеххи, Мохамд Алынехри, Мохальд Алыпехри.

Рейс 77 «Америкэн Эрлайнз»

(рухнувший на Пентагон)

Халид Альмихдхар вероятно, подданный Саудовской Аравии; проживал в Сан-Диего (Калифорния) и в Нью-Йорке; также известен под именами: Саннан Аль-Мак-ки, Халид Бин Мухаммад, Аддаллах Аль-Михд-хар, Халид Мохаммад Аль-Сакаф.

Мажед Мокед вероятно, подданный Саудовской Аравии; также известен под именами: Мажед М. ГХ Мокед, Мажед Мокед, Мажед Машаан Мокед.

Науаф Альхазми вероятно, подданный Саудовской Аравии; проживал в Форт Ли (Нью-Джерси), Уэйн (Нью-Джерси) и в Сан-Диего (Калифорния); также известен под именами: Науаф Аль-Хаз-ми, Науаф Аль Хазми, Науаф М. С. Аль Хазми

Салем Альхазми вероятно, подданный Саудовской Аравии; проживал в Форт Ли (Нью-Джерси), Уэйн (Нью-Джерси).

Хани Ханжур проживал в Фениксе (Аризона) и в Сан-Диего (Калифорния); также известен под именами: Хани Салех Ханжур, Хани Салех, Хани Ханжур, Хани Салех X. Ханжур.

Рейс 175 «Юнайтед Эрлайнз»

(взорвавшийся в воздухе над Стоуни Крик Тауншип)

Саед Альгхамди проживал в Дельрей-Бич (Флорида); также известен под именами: Абдул Рахман Саед Альгхамди, Али С Альгхамди, Аль-Гамди; Саад М. С. Аль Гхамди, Садда Аль Гхамди, Са-хед Аль-Гхамди, Сид Аль Гхамди.

Ахмед Ибрахим А. Аль Хазнауи вероятно, подданный Саудовской Аравии; используемая дата рождения: 11 октября 1980 года; проживал в Дельрей-Бич (Флорида); также известен под именем: Ахмед Альхазнауи.

Ахмед Альпами проживал в Дельрей-Бич (Флорида); также известен под именем: Али Ахмед Альпами, Ахмед А. Аль-Нами, Ахмед Аль-Науи.

Зиад Самир Джаррах известен как летчик; также известен под именами: Зиад Джаррахи, Зиад Самр Джаррах, Зиад С. Джаррах, Зиад Джаррах Джаррат, Зиад Самир Джаррахи.

Расшифровка видеокассеты Усамы бин Ладина

Опубликованная Министерством обороны Вступительная заметка Министерства обороны

Министерство обороны распространило видеокассету главаря сети «Аль-Каида», Усамы бин Ладина, в которой последний говорит о террористических нападениях, осуществленных 11 сентября против Всемирного торгового центра и Пентагона, во время посещения его неизвестным шейхом, которое имело место, по всей видимости, в середине ноября в Кандагаре. Видеокассета и ее перевод на английский язык были опубликованы 13 сентября в Вашингтоне.

На видеозаписи посредственного качества можно видеть Усаму бин Ладина, говорящего о разрушениях, нанесенных рейсовыми самолетами, врезавшимися в башни-близнецы Всемирного торгового центра.

«Мы просчитали заранее, — говорит он, — число жертв и убитых со стороны врага, в зависимости от расположения башен. Мы просчитали, что поражены будут три-четыре этажа. (Неразборчиво.) Поскольку у меня есть опыт в этой области, я думал, что пожар, вызванный сгоранием горючего самолета расплавит металлические конструкции здания и приведет к обрушению пораженной части, но только вышерасположенных этажей. Это все, на что мы надеялись».

Кроме того, бин Ладин объясняет, что террористы «Аль-Каиды», осуществившие теракты 11 сентября, были осведомлены, при отправлении их в Соединенные Штаты, что они будут принимать участие в выполнении такого задания, которое сделает из них мучеников, но что они получили подробные инструкции по операции только лишь незадолго до посадки в самолеты в день теракта. Он уточняет, что террористы, пилотировавшие самолеты, не были знакомы с другими бывшими с ними террористами.

В сопровождающей расшифровку записке Министерство обороны уточняет, что американские военные обнаружили эту видеокассету в конце ноября в Джелалабаде (Афганистан). В помещенном в приложения документе, озаглавленном «Ярмарка вопросов», Министерство обороны указывает на возможность того, что кассета эта была забыта по неосмотрительности кем-то, кто должен был скоропостижно ретироваться, или же что она была оставлена преднамеренно.

Транскрипция видеозаписи по-арабски и ее перевод на английский были выполнены двумя независимыми переводчиками. Их версии были затем сопоставлены с версиями, выполненными переводчиками федеральной администрации, причем не было обнаружено никаких расхождений. Ниже приведена французская версия транскрипции, переведенной первоначально на английский язык.

Расшифровка видеозаписи Усамы бин Ладина

В середине ноября Усама бин Ладин держал речь перед своими приспешниками в помещении какого-то здания, находившегося, вероятно, в Кандагаре (Афганистан). Была произведена видеозапись его речей с его согласия и с согласия присутствовавших при этом. Видеозапись длится примерно час и состоит из трех частей: первая — посещение несколькими людьми места, где упал американский вертолет, в провинции Газни (около 12 минут), и две части, посвященные визиту, нанесенному Усаме бин Ладину и его приспешникам неизвестным шейхом, нижние конечности которого казались парализованными. Визит, вероятно, проходил в семейном пансионе в Кандагаре.

Последовательность событий на видеокассете изменена: окончание визита Усамы бин Ладина располагается в начале видеозаписи, посещение места падения вертолета — в середине, а начало визита Усамы бин Ладина начинается примерно на 39-й минуте с начала просмотра кассеты.

В транскрипции был восстановлен естественный хронологический порядок. По причине посредственного качества записи на кассете в транскрипции не переводились слово в слово все высказывания, произнесенные во время этого собрания, но скорее отмечались смысловые послания и полезная информация).

Первая часть визита Усамы бин Ладина, записанная начиная с тридцать девятой минуты от начала кассеты.

(Начало расшифровки)

Шейх: (неразборчиво) Вы нам дали оружие, вы нам дали надежду, и мы благодарим Аллаха за это. Мы не хотим отнимать у вас много времени, но братья могут всегда договориться. Люди нас теперь больше поддерживают; даже те, кто нас раньше и не поддерживал, сейчас нас поддерживают больше других. Я не хотел отнимать у вас много времени. Мы славим Аллаха, мы славим Аллаха. Мы приехали из Кабула. Мы очень рады посетить вас. Да благословит вас Аллах, как у вас дома, так и в лагере. Мы попросили шофера нас подвезти; была ночь полнолуния, по милости Аллаха. Поверьте, это не в поле. Старики… все славят то, что вы сделали, вы сделали великое дело, благоволением Аллаха. В том указание Аллаха и благословенный плод джихада.

Бин Ладин: Хвала Аллаху! Какую позицию там (в Саудовской Аравии) заняли мечети?

Шейх: Честно говоря, очень положительную. Шейх Аль-Бахрани (фонетически) произнес нам прекрасную проповедь в своем классе, после молитв на закате. Она была записана на видеокассету, и я должен был привезти ее с собой, но, к сожалению, я должен был выехать поспешно.

Бин Ладин: В день событий?

Шейх: В самый момент атаки на Соединенные Штаты, в тот самый момент. Он (Бахра-ни) произнес очень впечатляющую проповедь. Хвала Аллаху за все его благодеяния. Он первым писал в момент войны. Я посетил его два раза в Аль-Казиме.

Бин Ладин: Хвала Аллаху!

Шейх: Вот о чем попросил я Аллаха. Он (Бах-рани) сказал молодежи: «Вы хотите стать мучениками и вы спрашиваете, куда вы должны отправиться (чтобы стать мучениками)?» Аллах побуждал их туда отправиться. Я попросил Аллаха дать мне возможность удостоверить истину перед лицом неправедного властителя. Мы попросили Аллаха защитить его и сделать из него мученика, после того как он издал первую фатву (религиозный декрет). Как вы знаете, его задержали, чтобы допросить. Когда его вызвали и попросили подписать, он сказал: «Не теряйте зря времени, у меня есть еще одна фатва. Если хотите, я могу их подписать обе сразу».

Бин Ладин: Хвала Аллаху!

Шейх: Позиция его действительно очень обнадеживающая. Когда я его посетил первый раз полтора года тому назад, он спросил меня: «Как поживает шейх бин Ладин?» Он передает вам свой дружеский привет. Что же в отношении шейха Сулаймана Улвана, он сделал прекрасную фатву, да благословит его Аллах. Чудом я его услышал на волнах радиостанции Корана. И это странно, потому что он (Улван) пожертвовал своим постом, который может быть приравнен к посту директора. Все записали слово в слово. Братья прослушали его подробно. Я прослушал его вкратце перед полуденными молитвами. Он (Улван) сказал, что это — джихад (священная война) и что люди эти не были невинными (жертвы Всемирного торгового центра и Пентагона). Он принес клятву Аллаху. Это было передано шейху СулаймануАлю (Омар). Да благословит его Аллах.

Бин Ладин: А что шейх Аль (Райан)?

Шейх: Честно говоря, я с ним не встречался. Я был очень ограничен в передвижениях.

Бин Ладин: Да благословит вас Аллах. Добро пожаловать.

Шейх: (описывая совершенную им поездку, чтобы принять участие в собрании): Нас ввезли тайно. Я думал, что мы соберемся в разных пещерах внутри гор, и я был очень удивлен, оказавшись в семейном пансионе, очень чистом и комфортабельном. Хвала Аллаху! Мы также узнали, что это — безопасное надежное место, благодарение Аллаху. Место чистое, и нам здесь очень удобно.

Бин Ладин: (Неразборчиво.) Когда кто-либо видит сильную лошадь и слабую лошадь, обычно нравится сильная лошадь. Здесь одна цель: те, кто хотят, чтобы люди молились Господу, не следуя этой доктрине, последуют доктрине Магомета, да будет мир с ним.

Затем Усама бин Ладин цитирует не полностью несколько коротких стихов «Хадита» (повествования о жизни Магомета.)

Бин Ладин: Молодые люди, выполнившие операции, не признавали «фикх» (исламское правосудие) в общенародном понимании, но признавали «фикх», данный пророком Магометом. Эти молодые люди (неразборчиво) своими действиями в Нью-Йорке и в Вашингтоне, скажем, произнесли речь, которая затмила все речи, произнесенные где бы то ни было в мире. И этот призыв был понят как арабами, так и неарабами, даже китайцами. Об этом как раз и говорят средства массовой информации. Некоторые из них оповестили о том, что в Голландии в (исламских) центрах число принявших ислам в течение дней, последовавших за операциями, превышало число людей, принявших ислам за последние одиннадцать лет. Я слышал по исламскому радио как кто-то, имеющий школу в Соединенных Штатах, говорил: «У нас не хватает времени для того, чтобы удовлетворить спрос всех тех, кто ищут исламские книги для ознакомления с исламом». Это событие заставило людей думать (о настоящем исламе), что очень благотворно для ислама.

Шейх: Сотни людей сомневались относительно вас и только немногие шли за вами, до того как произошло это громадное событие. Теперь, сотни людей идут, чтобы присоединиться к вам. Помню я об одном видении шейха Салиха Аля (Шуайби). Он сказал: «Произойдет что-то великое, и люди сотнями направятся в Афганистан». Я спросил его: «В Афганистан?» Он мне ответил утвердительно. По его мнению, те, кто не пойдут, — лишь слабые духовно и лжецы (лицемеры). Я помню, как он сказал, что сотни людей направятся в Афганистан. Ему это привиделось год тому назад. Это событие производит разделение между различными типами последователей.

Бин Ладин: (Неразборчиво.) Мы просчитали заранее число жертв и убитых со стороны врага, в соответствии с расположением башен. Мы просчитали, что поражены будут три-четыре этажа. Я был настроен оптимистичнее всех (неразборчиво). Поскольку у меня есть опыт в этой области, я думал, что пожар, вызванный сгоранием горючего самолета расплавит металлические конструкции здания и приведет к обрушению пораженной части, но только вышерасположенных этажей. Это было все, на что мы надеялись. Мы были в (неразборчиво), когда произошло это событие. Нас оповестили уже с предыдущего четверга, что событие произойдет в этот день. Закончив нашу дневную работу, мы расположияисъ у радиоприемника. Было 5 часов 30 минут по местному времени. Со мною был Ахмад Абу-алъ (Хаир). Тут же они сказали, что самолет врезался во Всемирный торговый центр. Мы поймали другую радиостанцию, чтобы послушать новости из Вашингтона. Шла нормальная передача новостей, и о нападении сообщили только в конце. Журналист объявил, что самолет только что врезался во Всемирный торговый центр.

Шейх: Хвала Аллаху!

Бин Ладин: Спустя некоторое время они объявили, что еще один самолет врезался во Всемирный торговый центр. Братья, услышавшие эту новость, были вне себя от радости.

Шейх: Я сидел и слушал новости. Мы ни о чем особенном не думали, вдруг, по милости Аллаха -мы рассуждали о причинах того, почему у нас ничего нет, — и приходит новость, и все обезумели от радости, и все, до самого завтрашнего дня, говорили о том, что произошло. Мы остались слушать новости до 4 часов. Каждый раз новости немножко отличались от предыдущих, все были веселы и восклицали: «Аллах велик!», «Аллах велик!», «Хвала Аллаху!», «Возблагодарим Аллаха!» Я радовался ликованию моих братьев. В этот день мы беспрерывно получали поздравления по телефону. Мать без конца отвечала по телефону. Благодарение Аллаху. Аллах велик, возблагодарим же Аллаха!..

Победа чистая и несомненная. Аллах даровал нам… эту честь… и благословение его пребудет с нами, и будут еще другие победы в течение этого святого месяца рамадана. На это все надеялись. Благодаря Аллаху, Америка вышла из своих пещер. Мы нанесли по ней первый удар, а следующий раз мы по ней ударим руками верующих, правоверных, самых крепко убежденных верующих. Именем Аллаха, это великое дело. Аллах готовит вам великое вознаграждение за эту работу. Извините, что говорю в вашем присутствии, но это только мысли, только мысли. Именем Аллаха, воплощающего в себе все хорошее. Я живу в радости, в радости… Давно уже я себя так хорошо не чувствовал. Я вспоминаю слова Алъ-Раббани. Он говорил, что они сформировали против нас коалицию этой зимой, вместе с неверными, такими как турки и всякие другие, даже и другие арабы. Они нас окружают… как во времена Магомета. Именно так все и происходит сегодня. Но он успокоил своих верующих, говоря им: «Ситуация обернется против них». Это милость, благословение для нас. Это вернет нам людей. Видите его мудрость. И Аллах благословит его. Придет день, и символы ислама поднимутся, и будет как во дни Алъ-Муджахидина и Алъ-Анзара (первые годы ислама). И победа всем, следующим за Аллахом. И наконец, он сказал, это как в давние времена, во времена Абу Бакра, Отмана, Али и других. В эти дни, в нашу эпоху, это будет самым великим джихадом в истории ислама и сопротивления неправедных. Именем Аллаха, мой шейх. Мы поздравляем вас с вашим великим свершением. Хвала Аллаху!

Бин Ладин: Абдаллах Аззам, да благословит Аллах его душу, сказал мне ничего не записывать (неразборчиво). Я подумал, что это добрый знак и что Аллах нас благословит (неразборчиво). Абу-Аль-Хазан Аль-(Масри) выступил по телеканалу «Алъ-Джазира» за несколько дней до того и сказал американцам: «Если вы настоящие мужчины, придите сюда схватиться с нами». (Неразборчиво.) Он мне сказал год тому назад: «Я видел во сне, что мы принимали участие в футбольном матче против американцев. Когда члены нашей команды вышли на поле, они все были летчиками!» Он сказал: «Я даже спросил себя, это футбольный матч или матч летчиков. Наши игроки были летчиками». Он (Абу-Аль-Хазан) ничего не знал об операции, до того как услышал о ней по радио. Он говорил, что матч продолжался и что мы выиграли. Это было для нас хорошим предзнаменованием.

Шейх: Хвала Аллаху!

Неопознанное лицо, вне поля видимости камеры: Абд Аль Рахман Aль-(Гхамри) сказал, что ему было видение перед операцией: самолет врезался в здание на большой высоте. Он не был в курсе.

Шейх: Хвала Аллаху!

Сулайман (Абу Гуаитх): Я сидел с шейхом в одной комнате, а потом вышел в другую, где был телевизор. По телевидению говорили про значительное событие. На экране была египетская семья, раположившаяся в своей гостиной, они разразились радостью. В субтитре говорилось: «За детей Аль Аксы Усама бин Ладин провел операцию против Америки». Я тогда вернулся к шейху (то есть к бин Ладину), сидевшему в другой комнате в компании пятидесяти-шестидесяти соратников. Я хотел сказать ему о том, что я только что увидел, а он сделал мне жест руками, как бы говоря: «Знаю, знаю…»

Бин Ладин: Он не был в курсе операции. Далеко не все были в курсе. (Неразборчиво.) Мохаммед (Атта) из египетской семьи (то есть входящий в египетскую группу «Аль-Каиды») был ответственным групп.

Шейх: Самолет, врезающийся в большое здание, — это вряд ли кто мог себе вообразить. Отличная работа. Он был одним из самых набожных в организации. Теперь это — мученик. Да благословит его душу Аллах.

Шейх (намекая на сны и видения): Самолет, который он видел таранящим здание, раньше видел не один человек. Один правоверный все оставил, для того чтобы прийти сюда. Он сказал мне: «У меня было видение. Я был в большом самолете, длинном и широком. Я нес его на своих плечах и сошел с дороги в пустыню где-то полкилометра. Я тащил на себе самолет». Я выслушал его и помолился Аллаху, чтобы он помог ему. Другой человек сказал мне, что видел его в прошлом году, но я не понимал его и сказал ему об этом. Он ответил: «Я видел людей, отправлявшихся в джихад… и они собрались вместе в Нью-Йорке… в Вашингтоне и в Нью-Йорке». Я сказал: «О чем ты говоришь?» Он мне сказал, что самолет врезался в здание. Это было в прошлом году. Тогда мы не придали этому большого значения. Но когда события состоялись, он пришел ко мне и сказал: «Вы видели… Странно это». Я знаю еще одного человека… Боже мой… он говорит, что клянется Аллахом, что его жена видела это происшествие за неделю до того. Она видела, как самолет врезался в дом… Это невероятно, Боже мой!

Бин Ладин: Те братья, которые провели операцию, знали лишь, что они должны будут совершить мученическую операцию, и мы попросили каждого из них отправиться в Америку, хотя они ничего не знали об операции, ни единого слова. Они были натренированы, номы им ничего не раскрывали про операцию до того момента, когда они были уже на месте и готовились к посадке в самолеты.

Бин Ладин: (Неразборчиво.) Потом он сказал: «Те, кто были натренированы на пилотирование самолетов, не знали друг друга. Группы не были знакомы между собой (неразборчиво)».

(Кто-то из присутствующих просит бин Ладина рассказать шейху о сне Абу-Дауда.)

Бин Ладин: Мы были в лагере одного защитника, одного из братьев в Кандагаре. Этот брат принадлежит к большинству среди группы. Он подошел ко мне и рассказал, что видел во сне большое здание в Америке и что в том же сне он видел, как Мухтар обучает их каратэ. Тогда я испугался, что раскроется наша тайна, если все начнут видеть подобные сны. Я прекратил разговор. И я сказал ему, что если он увидит еще какой-нибудь сон, не говорить о нем никому, потому что люди разозлятся на него. (Слышно еще одного человека, рассказывающего сон, в котором он видел два самолета, врезающихся в большой дом).

Бин Ладин: Их охватила безумная радость, когда первый самолет врезался в здание, а я им сказал: «Будьте терпеливы». Интервал между первым и вторым самолетом, врезавшимися в башни, был в двадцать минут, а между первым самолетом и тем, что рухнул на Пентагон, был в один час».

Шейх: Они (американцы) были в ужасе и думали, что произошел государственный переворот.

(Айман Аль-Завахири чествует бин Ладина за его хорошую осведомленность в информации, появляющейся в СМИ. Затем он говорит, что это — первый раз, когда они (американцы) почувствовали себя в опасности.)

(Бин Ладин читает наизусть стихотворение )

(Конец записи визита бин Ладина. Фильм о посещении места падения вертолета следует за стихотворением.)

(Конец расшифровки.)

(Конец текста.)

Разрушение Всемирного торгового центра

Ну разумеется, народу не нужна война… Но, в конце концов, политику определяют лидеры страны, а втянуть народ — дело нехитрое, демократия ли это, парламентская республика, фашистская или коммунистическая диктатура — с голосованием или без него, народ всегда можно заставить делать то, что нужно лидерам.

Это просто.

Все, что нужно сделать — это сказать людям, что на них напали и обличить пацифистов в отсутствии патриотизма и в том, что они подвергают страну опасности.

Герман Геринг

1. Предисловие

Одиннадцатого сентября 2001 года, в 28-ю годовщину подготовленного ЦРУ военного путча в Чили, и 11-ю годовщину речи Буша-старшего «Новый мировой порядок», террористы захватили четыре самолета. Согласно официальной версии (заранее написанной и запущенной в печать немедленно после событий, вместе с личностями предполагаемых преступников) девятнадцать арабов угнали 4 самолета; врезались на двух из них в башни Всемирного Торгового центра, что стало причиной пожара внутри, и врезались на третьем в Пентагон. Опять же, согласно официальной версии, в результате пожара стальные несущие балки расплавились, что стало причиной обрушения башен.

Но, как будет показано ниже, террористы не были арабами, три из четырех самолетов были подменены, и Башни-Близнецы не обрушились в результате удара самолетов и пожаров. Наиболее вероятное объяснение их обрушения (объяснение, которое подтверждают прямые видео-свидетельства) состоит в том, что у несущих структурных элементов башен на многих уровнях была размещена взрывчатка , которая была взорвана соответственно через 56 и 104 минуты после удара самолетов, разрушив башни в результате управляемого взрыва, убив несколько тысяч граждан Америки и других стран.

Башни-Близнецы были сконструированы так, чтобы выдержать столкновение с Боингом 707, который по массе, размерам и скорости подобен Боингу 767 (лайнеру, который врезался в Южную Башню). Если бы даже одна из башен обрушилась, это было бы изумительно. Но то, что рухнули обе, быстро (фактически, со скоростью свободного падения), аккуратно и симметрично (не задев при этом окружающие здания в финансовом районе Манхэттэна), разрушились полностью, превратившись в обломки, пепел и тучи пыли — даже без остатков массивных центральных вертикальных стальных колонн — всего лишь в результате удара самолетов и последующего пожара, это, если внимательно разобраться, невероятно, несмотря на то, что говорят так называемые «эксперты» в СМИ.

Благодаря проницательности некоторых американцев, которые серьезно размышляли над разъяснениями правительства США касательно событий 11-го сентября, официальная версия начала быстро распутываться. Была раскрыта грандиозная ложь о том, что это было на самом деле (но информация об этом еще не стала широко известной). И что было этому причиной. Если вы еще этого не знаете, этот сайт проинформирует вас о том, что случилось и что на самом деле происходит сейчас. Как и с «Войной против наркотиков», о «Войне против терроризма» просто скажите «Я знаю».

Этот сайт не представляет «теорию заговора» в обычном уничижительном смысле выражения (фантастическая теория, которую можно сразу отбросить). Он рассматривает имеющиеся свидетельства (в основном фотографии и видеосъемки) и известные факты и логически осмысливает различные объяснения того, что произошло 11 сентября 2001 года в свете этих свидетельств. Неизбежный вывод состоит в том, что 11 сентября — результат операции, спланированной и приведенной в исполнение американцами (с возможной иностранной помощью), действующими внутри военных структур и организаций госбезопасности США. Три тысячи человек, погибших в результате атак, были убиты не арабскими террористами, а государственными агентами и их сообщниками.

Количество собранных свидетельств того, что официальный отчет о событиях 11-го сентября полностью сфабрикован — ошеломительно. Многие американцы знали это с самого начала, но многие другие были обмануты ложью, исходящей из Белого Дома и основных СМИ, и до сих пор пребывают в обманутом состоянии. Если вы один из тех, кто отказывается допустить возможность того, что команда Буша лгала вам все это время, и что они несут ответственность за смерть трех тысяч американцев 11-го сентября 2001 года, я хочу вам сказать: Соберитесь с духом, откройте глаза, посмотрите на свидетельства и подумайте. Затем, действуйте.

Результаты этого исследования вызывают большую тревогу, но игнорировать их (или сами факты) было бы попыткой отступления перед злом. В этом вопросе любой человек с элементарными понятиями о морали захочет узнать правду, как бы неудобоварима и неприятна она была для лидеров нации. Добровольный отказ от знаний со стороны части американского народа может привести ко всеобщему порабощению, смерти и разрушениям, значительно превосходящим последствия Второй мировой войны.

2. Официальная версия: Башни-Близнецы

Официальная версия такова:

1. Утром 11-го сентября четыре пассажирских Боинга в течение часа были захвачены девятнадцатью арабскими террористами, вооруженными ножами для резки картона.

2. Пилоты из числа террористов взяли на себя управление Боингами и изменили курс в направлении целей в центре Нью-Йорка и Вашингтона (округ Колумбия).

3. Два Боинга были намеренно направлены в Башни-Близнецы, в результате чего внутри зданий забушевало пламя, которое расплавило несущие стальные конструкции, что вызвало полное разрушение сооружений.

4. Третий Боинг намеренно врезался в Пентагон.

5. Пассажиры четвертого самолета вступили в борьбу с угонщиками, что привело к падению самолета в штате Пенсильвания.

6. Это была атака на Америку и ее спланировал и направил Усама бен Ладен, лидер Аль-Каиды, ранее малоизвестной антиамериканской международной террористической организации, состоящей в основном из арабов.

Все это требует дальнейших объяснений, но официальная версия больше практически ничего не предлагает. Предполагается, что мы должны просто в это поверить и не задавать вопросов.

Нация (и мир) в состоянии шока в большинстве своем приняла эту версию, которая, как казалось, давала хоть какое-то объяснение. Даже те, кто считал это объяснение неправдоподобным, были склонны поверить в него, потому что 11-го сентября казалось, что других объяснений нет — и президент США и и все основные новостные каналы Америки говорили миру, что все было именно так.

Но официальная версия не выдерживает критического исследования. В ней, в действительности, полно дыр. Она не просто дырявая, это намеренная ложь, состряпанная, чтобы обмануть народ Америки и остальной мир.

Согласно официальной версии, четыре лайнера были угнаны девятнадцатью арабскими террористами. Разумеется, можно найти арабов, желающих умереть за свое дело (свободу своего народа от постоянного вмешательства Америки и жестокой израильской агрессии) — хотя найти девятнадцать человек для одной миссии было бы затруднительно — но где найти арабов, которые к тому же умеют управлять Боингами 757 и Боингами 767? (Никто из предполагаемых арабов-угонщиков никогда не работал профессиональным пилотом.) По меньшей мере, нужны четыре высококвалифицированных пилота. Предполагаемые пилоты-угонщики Mohammed Atta, Marwanal Al-Shehhi и Hani Hanjour проходили пилотажные тренировки (благодаря ЦРУ?) но инструкторы считали их неспособными к управлению даже легкими одномоторными самолетами.

Marcel Bernard, главный летный инструктор аэропорта, сообщил, что человек по имени Hani Hanjour три раза поднимался в воздух на Cessna-172 с инструкторами из аэропорта, начиная со второй недели августа и надеялся взять самолет напрокат у аэропорта. … Инструкторы школы сказали Bernard, что после трех раз в воздухе, они все еще чувствовали, что он не может летать самостоятельно … — The Prince George's Journal (Maryland), 2001-09-18, как процитировано в Операция 911: ПИЛОТОВ-КАМИКАДЗЕ НЕ БЫЛО.

Официальная версия хочет, чтобы мы поверили в то, что эти предполагаемые 19 угонщиков (действовавших с военной согласованностью и точностью) подавили сопротивление стюардесс (всего лишь при помощи ножей для резки картона и выкрикиваемых команд), проникли в кабину (может быть, все восемь официальных пилотов в это время были поглощены созерцанием облаков?), справились с пилотами (видимо, никто из них, в том числе бывшие военные, не смог противостоять угонщикам, вооруженным только ножами для резки картона), взяли на себя управление самолетами, предварительно получив необходимые знания и навыки из обучающих курсов и учебников, умело долетели до целей (замечательные штурманы, эти арабы; и управляя самолетом с мастерством тренированного военного летчика в случае с самолетом, предположительно врезавшимся в Пентагон), не встретили абсолютно никаких препятствий со стороны властей США (включая ВВС США) ответственных за охрану воздушного пространства (несмотря на факт, что самолет, попавший в Пентагон, находился в воздухе еще почти в течение часа после первого столкновения), поразили свои цели и при этом погибли. 

Ага, канэшна. Крокодилы тоже летают — нызЭнько-нызЭнько. — Любой, кто поверит в эту трогательную историю (как следует подумав над ней) явно не дружит с головой.

Очевидно, что башни не разрушились только от столкновения с самолетами, потому что они обе стояли от 45 до 90 минут после удара. Официальное объяснение, которое бездумно повторяют СМИ, состоит в том, что башни разрушились, потому что горящее авиационное горючее расплавило несущие стальные балки. Давайте проверим эту гипотезу на правдоподобие.

Большая часть (в случае второго столкновения, возможно, до двух третей) горючего была немедленно израсходована в огненных шарах взрывов, когда самолеты врезались в здания. Далее, согласно одному из исследователей FEMA (Федеральное агенство по чрезвычайным обстоятельствам) — Jonathan Barnett, большая часть горючего, попавшего внутрь башен, сгорела в течение 10 минут.

Из Башен-Близнецов шло много черного дыма и сажи, но огня было практически не видно. Но чтобы расплавить сталь нужны высокие температуры, получаемые к примеру, с помощью ацетиленовой горелки. Авиационное топливо, горящее на воздухе (особенно в замкнутом пространстве внутри здания, где много дыма и мало кислорода) просто не способно на это. И даже если бы стальные колонны расплавились, вызвало бы это такое «схлопывающееся» обрушение, которое все видели? Если бы колонны расплавились, маловероятно, что возникшие структурные ослабления были бы абсолютно симметричными (что необходимо, когда здание «складывается» во время управляемого разрушения). Неравномерности неконтролируемого обрушения привели бы к тому, что куски бетона и стальные балки разлетелись бы по большой территории (причинив огромный ущерб окружающим знаниям в нижнем Манхэттэне и приведя к многочисленным жертвам среди жителей). Этого не произошло. Эти соображения (и другие, приведенные ниже, касательно возможной максимальной температуры огня) показывают: утверждение, что тысячи литров горящего топлива создали бушующий огненный ад и расплавили стальные колонны, чрезвычайно сомнительно, и не может объяснить обрушение зданий.

Изучение хронологии событий 11-го сентября дает дополнительные свидетельства, что не пожар стал причиной обрушения Башен-Близнецов. Сначала был нанесен удар по Северной Башне, в 8:45 утра. Самолет (или некий объект, не обязательно большой пассажирский лайнер) врезался в центр башни под прямым углом, немедленно после столкновения последовал сильнейший взрыв. 

После этого в 9:03 утра был нанесен удар по Южной Башне, но тот, кто управлял самолетом не сумел осуществить столкновение под прямым углом, самолет врезался ближе к краю башни под острым углом, и в здание попало сравнительно небольшое количество горючего, основная его часть сгорела в огне мощного взрыва.

Поскольку самолет и его горючее изначально двигались по общей траектории, после столкновения металлические обломки самолета ушли примерно в том же направлении, что и горючее. То есть, сквозь угол Южной Башни. Стальные колонны, несущие основную нагрузку, расположены по центру башни, т.е. большая часть обломков лайнера не могла врезаться в центральные колонны, которые следовательно, оказались в основном неповрежденными в результате столкновения.

Таким образом, ни удар самолета, ни пожар не нанесли Южной Башне достаточных повреждений, чтобы считать их причиной обрушения, значит, Южная Башня рухнула по иной причине.

Получается, что пожар в Южной Башне не был таким сильным, как в Северной. Но Южная Башня обрушилась первой, в 9:59 утра, через 56 минут после столкновения, тогда как Северная Башня рухнула в 10:29 утра, через 1 час и 44 минуты после столкновения. Если бы причиной обрушения Северной Башни был пожар, интенсивность которого, была выше, то она рухнула бы первой. Или, иначе говоря, если бы обрушения произошли из-за пожаров, то Южная Башня, атакованная после Северной, и подверженная менее сильному огню, обрушилась бы после (а не перед) Северной Башней.

Убедительное свидетельство (с многочисленными ссылками в поддержку своих аргументов) того, что Башни-Близнецы не обрушились из-за пожара, предоставил J. McMichael:

Применение авиационного топлива для плавки стали — это изумительное открытие, честное слово. … Специалисты по обработке металла возятся с ацетиленовыми горелками, кислородом в баллонах, электрическими дугами от генераторов, электропечами и другими сложными устройствами, но что использовали эти гениальные террористы? Керосин, стоимостью 80 центов за галлон по рыночным ценам.

… нагревание стали похоже на выливание сиропа на тарелку: сироп не будет стоять вертикально. Жар попросту переходит на более холодные участки стали, охлаждая те части, которые вы пытаетесь разогреть. … Или я должен поверить, что огонь горел все это время, становясь все горячее до тех пор, пока не достиг температуры плавления [1538°C, а не 800°C как сообщалось]? Или он непрерывно горел до тех пор, пока все 200,000 тонн стали [количество стали в одной Башне] разогрелись до плавления — всего лишь от горючего из топливных баков одного самолета? 

(Мусульмане отменяют законы физики! Часть I)

В продолжении к этой статье J. McMichael пишет:

… максимальная температура для незащищенных стальных конструкций во время тестовых пожаров [в Великобритании, Японии, США и Австралии] была 360°C (680°F), и это очень далеко до первого критического порога в структуре стали, 550°C (1022°F). … Я полагаю, что вопрос можно считать закрытым: Огонь не ослабил структуру ВТЦ в достаточной мере для обрушения башен.

(Мусульмане отменяют законы физики! Часть II)

На самом деле, все так называемые эксперты, утверждающие, что обрушение Башен-Близнецов объясняется ударом самолетов и пожаром, просто выдвигают догадки, в основном из-за того, что улики уничтожены, и просто предлагают причины (мало что объясняющие) чтобы поверить в официальную версию (что нужно многим людям).

«Официальный отчет» о разрушении Башен-Близнецов был выпущен в середине 2002 года группой, проводящей собственное «раследование» под руководством FEMA. Этот отчет убедителен только для тех, кто хочет поверить в то, что там говорится, но абсолютно неубедителен для критически настроенного читателя. 

Отчет о ВТЦ:

… хорошо известно, что максимальная температура, которая достигается при горении нестехиометрических углеводородов (то есть, углеводородов, таких как авиационное топливо, горящее на воздухе) — 825 градусов по Цельсию (1520 градусов по Фаренгейту). … Огонь в ВТЦ был насыщен топливом (о чем свидетельствует густой черный дым) и поэтому его температура никаким образом не приблизилась к этому верхнему пределу в 825 градусов. В действительности, огонь в ВТЦ мог гореть при (или ниже) температурах типичных для офисных пожаров.

Официальная версия утверждает, что башни обрушились, потому что (a) единственным соединением между внешней стеной и центральными колоннами были хрупкие легкие платформы, (b) удар самолетов ослабил эти платформы, а жар от огня деформировал их до тех пор, пока (c) платформы на поврежденных этажах не подались и (d) верхние этажи не потеряли опору и упали на нижние этажи, что привело к тому, что башни «сложились».

То, что эта «теория платформ» ложна, было продемонстрировано здесь:

Во-первых, должно было быть прочное соединение между внешней стеной и центральными колоннами, чтобы нагрузка от давления ветра на башни могла передаваться в центр. Если бы нагрузка не передавалась, то внешняя стена при сильном ветре сдвигалась бы на несколько футов, а центральные структуры — нет, и полы бы деформировались, чего не происходило. Следовательно, имелись прочные стальные балки, соединяющие внешнюю стену с центральными колоннами, а не просто платформы. Эти балки не могли бы так катастрофически отказать ни в результате столкновения, ни из-за пожара.

Во-вторых, предположение, что имелись только легкие платформы, соединявшие внешние стены с центром ведет к подсчету общего количества стали в башнях, которое составляет всего 2/3 от известного количества, ушедшего на их сооружение, оставляя неучтенными 32000 тонн стали. Следовательно, предположение ложно. Эти 32000 тонн соответствуют стальным балкам, соединяющим внешние стены с центром.

В-третьих, есть фотографии этих, официально несуществующих, горизонтальных балок.

Эта теория о платформах сфабрикована и получила распространение для придания правдоподобия официальной версии того, как обрушились башни. Была даже пара сделанных для ТВ «документальных съемок», вместе с «экспертами», продвигавшими эту теорию, и предполагавшими, что из-за этих платформ конструкция Башен-Близнецов изначально имела слабые места, и что платформы не были должным образом защищены от пожара. Опровержение теории о платформах — это опровержение официальных «объяснений» того, «как упали башни».

Еще одна проблема с официальной версией это тот факт, что обе башни обрушились ровно и плавно.

Если бы огонь расплавил соединения между этажами так, что обрушение началось с 60-го этажа и вниз, то верхние этажи повисли бы в воздухе, поддерживаемые только центральными колоннами. Такая ситуация скоро стала бы нестабильной и верхние 30 этажей опрокинулись бы … Как же получилось, что верхние этажи попросту исчезли вместо того, чтобы грохнуться на землю тысячетонной глыбой из бетона и стали? …

Когда перекрытия [полы] рухнули, эти центральные стальные колонны высотой в четверть мили (по крайней мере, от земли до места пожара) должны были остаться стоять, голые и без поддержки, и после этого они должны были упасть вниз целиком или кусками, сминая здания в сотнях футов от ВТЦ, подобно гигантским деревьям, которые валят в лесу. Но я не видел ни единой фотографии этих колонн, где бы они стояли, падали или лежали на земле. Я также не слышал о нанесенном ими ущербе.

(Мусульмане отменяют законы физики! Часть I)

Какие бы разрушения ни причинил пожар, они не были равномерно распределены (особенно в случае Южной Башни, где лайнер врезался в угол здания). Если причиной обрушения был пожар, то оно тоже было бы неравномерным, причем некоторые части башен остались бы целыми и соединенными друг с другом, в то время как другие части упали. Но обе башни рухнули абсолютно симметрично, этажи аккуратно «садились» друг на друга, именно так, как мы видели в случаях контролируемого сноса высотных зданий.

Будет любопытным заметить, что фирма, работники которой первыми появились на месте падения ВТЦ — чтобы увезти оставшиеся обломки — это та же самая фирма, которая снесла руины и вывезла обломки взорванного здания Murrah в Оклахома-Сити. Эта фирма называется «Контролируемое Разрушение»! — «The Blockbuster».

Может ли быть большая связь между этими разрушенными зданиями, чем одна и та же фирма, выполнявшая вывоз обломков?

3. Официальная версия: Пентагон

Согласно официальной версии, приведенной в New York Times (International Herald Tribune, 2001-10-17, стр.8), Боинг 757 компании American Airlines (AA), рейс 77, который врезался в Пентагон, выполнил над Вашингтоном снижение на 7000 футов с одновременным разворотом на 270 градусов при скорости 500 миль в час. Он приблизился к Пентагону по горизонтальной траектории (чтобы нанести зданию максимальный ущерб) на такой малой высоте, что сорвал провода, протянутые через улицу (но каким-то образом умудрился протиснуться между столбами, расстояние между которыми меньше размаха крыльев Боинга 757).

Нам сообщили (и мы, разумеется, должны были поверить), что этот маневр выполнил арабский пилот Hani Hanjour, которого главный летный инструктор аэропорта Bowie's Maryland Freeway Airport в августе 2001 года считал неспособным к самостоятельному пилотированию одномоторной Cessna-172, из-за отсутствия пилотажных навыков. (Ничего в этом нет подозрительного?)

В отличие от внимания, уделенного обрушению Башен-Близнецов, атака на Пентагон оставалась в тени до тех пор, пока в феврале 2002 года не появился французский сайт, опубликовавший фотографии, полученные с интернет-сайтов Армии США:

• http://www.asile.org/citoyens/numero13/pentagone/erreurs_en.htm

Эти фотографии порождают сомнения в официальной версии, что в Пентагон врезался пассажирский Боинг 757. Например, вот фотография разрушений в Пентагоне (через короткое время после столкновения, т.к. пламя еще не потушено). Вы где-нибудь видите обломки примерно 100 тонн металла (включая двигатели, крылья и хвостовую часть) которые до столкновения были Боингом 757?

Найдите на этой фотографии Боинг 757

А вот еще хорошее фото.

Что случилось с крыльями Боинга? Предположительно, крылья вместе с прикрепленными к ним двигателями, должны были оторваться при столкновении с частями здания (слева и справа от пролома в стене) которые, очевидно, все еще стоят на месте, при этом на лужайке перед Пентагоном должно было оказаться множество обломков крыльев и хвоста. Вы видите какие-нибудь обломки на картинке вверху (или на любых других картинках с французского сайта)? А как насчет одного двигателя или двух?

Нет?

Любопытно … Может, на самом-то деле никакой Боинг 757 не врезался в Пентагон?

Обратите внимание, что на французском сайте не говорится, что никакой самолет не врезался в Пентагон. Можно предположить, что разрушение было результатом взрыва припаркованного грузовика, или что вообще никакой самолет не атаковал Пентагон, но тщательное изучение показывает, что сайт предполагает только то, что разрушения не были нанесены Боингом 757. Что же, в таком разе, нанесло такой ущерб?

Картинка внизу — это место катастрофы до того, как наружная стена «обрушилась».

Вы видите огромную дыру, сделанную Боингом 757 (как утверждается), который проломил стену и исчез внутри здания (не оставив никаких следов для следователей)? 

Нет? … Может быть, на самом-то деле это была ракета, поразившая Пентагон? Ракета, пробившая наружную стену и оставившая только маленькое отверстие — которое исчезло когда стена (очень вовремя) «обрушилась» пару часов спустя (я думаю, ее нельзя было оставить как есть, потому что никто бы не поверил, что Боинг 757 проскользнул в отверстие диаметром 2 или 3 метра).

Эта фотография предполагает, что это действительно была ракета, пробившая несколько стен по периметру, оставив в каждой стене отверстие, как видно на фото.

А вот увеличенная фотография выходного отверстия.

И еще один вопрос: на борту рейса AA77 было от 56 до 64 пассажиров и членов экипажа. Если это он врезался в Пентагон, то что случилось с телами? А с багажом пассажиров? Следов ни того, ни другого не было обнаружено. При любой авиакатастрофе есть трупы (хотя бы и сильно обгоревшие). Были ли останки пассажиров рейса AA77 переданы родственникам для погребения? Нет? Может, это потому, что пассажиры рейса AA77 не погибли при атаке на Пентагон? Может, они погибли где-то в другом месте, например, в Пенсильвании?

Правительство США заявило, что пассажиры были идентифицированы по ДНК. Надо же. Сотни тонн металла были полностью сожжены, а ДНК предполагаемых пассажиров, как и паспорт Mohammed Atta рядом с ВТЦ, чудесным образом сохранились? Они что, думают, мы полные идиоты?

То, что объект, поразивший Пентагон, не был Боингом 757 было окончательно продемонстрировано Gerard Holmgren. Смотрите его Физический и математический анализ атаки на Пентагон.

… каждый галлон топлива [на борту самолета при столкновении], даже примененный максимально эффективно, должен был бы расплавить примерно 18.5 фунтов алюминия [в самолете — явно невозможно]. — Часть 6

Я вижу единственную причину, чтобы упорно полагать, что AA77 врезался в Пентагон. Это неколебимая вера в то, что что правительство не стало бы, не могло бы — лгать нам. Вера такая прочная, что законы физики и кинематики отменяют сами себя, чтобы поддержать эту веру. — Подведение итогов

Другое грамотное исследование вопроса, врезался ли Боинг 757 в Пентагон, доступно в материале Martin Doutrе Пентагон 9/11. На его сайте есть превосходные фотографии места катастрофы. Автор указывает (помимо других аномалий), что:

Повреждения Пентагона недостаточно серьезные, чтобы быть результатом столкновения со 100-тонным самолетом с размахом крыла в 38 метров, движущимся со скоростью минимум 250 миль в час.

На площадке перед стеной не только нет обломков, но и на траве нет следов горения от огромного объема полыхающего топлива из (предположительно) разрушенных баков самолета.

При любой авиакатастрофе, какой бы ужасной она ни была, всегда есть узнаваемые остатки частей фюзеляжа.

Фотографии места катастрофы демонстрируют окна чуть выше входного отверстия, стекла в которых остались целыми.

Свидетельств того, что в Пентагон врезался не Боинг 757 слишком много. Официальная версия — ложь.

Что же касается истории, появившейся в Newsweek и т.д., об отважных пассажирах рейса 93 компании United Airlines (UA), которые бросились на угонщиков («Ну, вперёд!») — она практически полностью сфабрикована каким-нибудь спецом по ведению психологической войны со способностями посредственного голливудского сценариста и распространена с помощью какой-то услужливой газетной проститутки.

В истории есть даже беспредельный ужас перед неминуемой гибелью в «сообщенных» (но не слышанных ни мной, ни вами) последних словах стюардессы. «О боже, о боже, я вижу здания… воду!»

В глубинах ящика с уцененными книгами в разделе бульварного чтива местного магазина для бедных я могу найти дюжину дрянных книжек стоимостью в копейку в базарный день с обилием диалогов в духе «О боже, о боже…».

Но в реальном мире настоящие стюардессы — люди, а не тупые блондинки из комиксов. Они ЗНАЮТ как Нью-Йорк выглядит с воздуха …

Она могла бы сказать что-то правдоподобное, типа: «Чччёрт! Мы сейчас врежемся в Манхэттэн».

Но нет же. «Я вижу здания…» (…и подождите-ка…) …пауза… «…воду.» Проверьте, эта многозначительная пауза есть в каждой публикации этой цитаты. Вы считаете, что эта пауза здесь к месту? Я — нет. Все это производит впечатление вымученной попытки, направленной на то, чтобы мы поверили в определенные вещи. — Tall Tales of the Wag Movie

Если мобильные телефоны работают с борта самолета на высоте 10 км и скорости сотни миль в час, то в сообщениях о пассажирах, позвонивших по своим телефонам есть доля правды (им было сказано позвонить, чтобы обеспечить поддержку официальной версии, уже готовой к выпуску; см. ниже в пункте 5) — но не в той части, где один из пассажиров, Mark Bingham, звонит своей матери и говорит: «Здравствуй, мама, это я — Mark Bingham». Обратите также внимание, что ни в одном из предполагаемых телефонных разговоров не было упоминания об угонщиках ближневосточного происхождения; никто не сказал: «Арабы захватили наш самолет». Почему же? Потому что арабских угонщиков не было.

В действительности нет никаких свидетельств, кроме анекдотичных, что кто-то из обреченных пассажиров вообще куда-то звонил. О том, что предположительный звонок, сделанный Barbara Olson (летевшей рейсом AA77) ее мужу (Ted Olson, главный судебный поверенный США) был сфабрикован, как и другие истории, читайте материал Joe Viall — Первейшая ложь о 9/11.

На самом деле, исследование, проведенное профессором A. K. Dewdney и другими (попробуйте сами) показало, что практически невозможно сделать многочисленные звонки с борта лайнера, летящего на нормальной для пассажирского самолета крейсерской высоте и скорости.

Как было показано выше, вероятность звонка с обычного мобильного телефона с крейсерской высоты на землю с использованием сотового ретранслятора — один из сотни. Чтобы вычислить вероятность того, что два таких последовательных звонка могут удасться, достаточно воспользоваться элементарной теорией вероятности. Результирующая вероятность — произведение отдельных вероятностей. Другими словами, вероятность двух успешных звонков — 1 из 10000. В случае сотни таких звонков, даже если большинство из них не пройдет, вероятность хотя бы 13 из них стремится к нулю. То есть, это попросту невозможно. — Проект «Ахиллес» — Окончательный отчет и подведение итогов

Таким образом, звонков с борта рейса UA93 не было. Вся история — ложь.

4. Что произошло в действительности

В октябре 2001 года в Интернете появились две статьи, где были озвучены первые догадки о том, что же произошло на самом деле. Одну из статей написала Carol Valentine: «Операция 911: Пилотов-камикадзе не было». Эта статья указала на возможность дистанционного управления большими реактивными самолетами. То, что такая технология существует — общеизвестно. Она была разработана фирмой Northrop Grumman для использования в самолете Глобал Хок, американском беспилотном военном самолете с размахом крыльев как у Боинга 737. (Подробнее о проекте «Глобал Хок» читайте здесь: Операция 911: Пилотов-камикадзе не было.) Раз уж можно дистанционно управлять Боингом 757 или 767, не могли ли самолеты, которые врезались в Башни-Близнецы и в Пентагон (в предположении, что это сделал более, чем один самолет) управляться дистанционно? В этом случае не нужно будет придерживаться невероятной гипотезы о том, что четыре лайнера были одновременно захвачены девятнадцатью арабскими террористами на борту.

Другой материал, расматривающий возможность дистанционного управления Боингами, написал Joe Vialls в «Наведение на цель: Электронный угон самолетов для атаки на ВТЦ»:

В середине семидесятых … две трансамериканские корпорации сотрудничали с Агентством по новейшим оборонным проектам (DARPA) над проектом, направленным на облегчение дистанционного перехвата угнанных американских самолетов. [Эта технология] … позволила наземным специалистам … полностью перехватывать управление компьютеризированной системой управления полетом [угнанного самолета] на расстоянии. Начиная с момента перехвата, вне зависимости от желаний угонщиков или экипажа, угнанный самолет можно было вернуть и приземлить автоматически на любом аэродроме, так же просто, как радиоуправляемую модель. … [Это и была] система, примененная для упрощения прямого управления с земли четыремя самолетами, использованными для высокоточных атак в Нью-Йорке и Вашингтоне 11-го сентября 2001 года.

Но в этой теории есть изъян: хотя технология дистанционного управления Боингами безусловно существует, и может быть установлена (или она уже является стандартной) на четырех Боингах, сделать так, чтобы все четыре дистанционно управляемых самолета взлетели в течение часа было бы непросто, и для этого потребовалось бы больше посвященных людей, чем необходимо (чем больше людей участвует, тем более вероятна ошибка или утечка информации). Потребовались бы не только сотрудники авиакомпаний United Airlines и American Airlines для координирования выбранных рейсов, но также четыре команды для дистанционного управления, по одной на каждый угнанный самолет.

Учитывая стоимость ставок в этой операции, при которой должны были погибнуть тысячи граждан США, возможность ошибки исключалась. Нужен был безупречный план, а дистанционный угон четырех самолетов — это сценарий, где слишком много возможностей для того, чтобы что-то пошло не так.

Реально воплощенный план изумительно прост, если в нем разобраться, и он был реализован практически (но не абсолютно) безупречно. Анонимный информатор описал его для Carol Valentine (как приведено в 9-11: Полет «шмелей»).

Если кратко, то был подготовлен план, но не арабами, а так называемыми американцами (из гражданских агентств и бюро «госбезопасности и разведки», таких как ЦРУ, из высших офицеров ВВС США и высокопоставленных чиновников администрации США), возможно, с израильским участием:

• захватить управление четыремя гражданскими пассажирскими самолетами;

• атаковать Башни-Близнецы и Пентагон, что приведет к многочисленным жертвам;

• представить атаки так, как будто они были выполнены этими четыремя лайнерами;

• уничтожить пассажиров авиалайнеров как нежелательных свидетелей;

• обвинить в атаках «арабских террористов» и использовать это как повод к началу военных кампаний против «врагов Америки» на среднем Востоке и в Азии, с целью установления контроля над их нефтью и минеральными ресурсами.

Этот заговор, разумеется, не был состряпан за один день. В сентябре 2002 года отчет Конгресса привел не менее 12 примеров разведывательной информации о возможном использовании авиалайнеров в качестве оружия. Информация поступала с 1994 года по август 2001-го, когда стало известно о замысле Усамы бен Ладена направить самолет в посольство США в Найроби, Кения. — У Америки было 12 предупреждений о самолетных атаках.

В конце 90-х годов агентства госбезопасности США пришли к выводу, что иностранные террористы обдумывают похищение самолетов с последующей атакой важных зданий (естественно, Башни-Близнецы первыми приходят на ум). Они могли даже завербовать этих потенциальных террористов. В любом случае, террористам оказывалась помощь (скрытая, разумеется), в денежном обеспечении (через оперативников пакистанской разведки ISI), американскими визами, в поступлении в американские летные школы и полезными советами. План не был в том, чтобы эти потенциальные террористы выполнили всю работу (раз уж их предшественники продемонстрировали свою ограниченность, сорвав атаку на ВТЦ в 1993 году) но скорее в использовании их, как «полезных идиотов» на которых можно было бы повесить все обвинения (также как Timothy McVeigh был «полезным идиотом», обвиненным во взрыве в Оклахоме). Реальная операция была гораздо более изощренной, чем то, на что были способны потенциальные угонщики, требовала обрудования, которого у них не было и предварительного доступа к Башням-Близнецам, что было для них невозможно.

То, что произошло 11-го сентября, было очень близко к следующему (с возможными вариантами, как указано ниже):

1. Три самолета были подготовлены военными США (возможно, сотрудниками NORAD), с возможностью дистанционного управления, без людей на борту:

• Военный самолет, загруженный взрывчаткой или снаряженный ракетами, или и то, и другое.

• Истребитель F-16, снаряженный ракетой.

• Боинг 767, раскрашенный в цвета авиакомпании United Airlines (назовем его «Псевдорейс 175»).

По другой теории, F-16 могли заменить на крылатую ракету AGM-86C которая может быть запущена с бомбардировщика B-52, лететь к цели под управлением системы глобального позиционирования (GPS), и температура взрыва которой может превышать 2000°C.

2. Рано утром 11-го сентября Mohammad Atta и несколько других арабов сели на рейсы American Airlines и United Airlines согласно инструкциям их кураторов из ЦРУ и ФБР. Atta и другие, записанные на камеры наблюдения аэропорта, будут позднее объявлены «угонщиками».

3. Четыре гражданских авиалайнера взлетают:

• Рейс АА11, Боинг 767, вылетает в Лос-Анджелес из аэропорта Logan в Бостоне в 7:59 утра, на борту у него от 76 до 81 пассажиров (примерно 39% загрузки) и 11 членов экипажа. (Это лайнер, который, согласно официальной версии, врезался в Северную Башню.)

• Рейс АА77, Боинг 757, вылетает в Лос-Анджелес из аэропорта Dulles в северной Вирджинии в 8:10 утра, на борту у него от 50 до 58 пассажиров (примерно 27% загрузки) и 6 членов экипажа. (Это лайнер, предположительно врезавшийся в Пентагон.)

• Рейс UA175, Боинг 767, вылетает в Лос-Анджелес из аэропорта Logan в Бостоне в 8:13 утра, на борту у него от 47 до 56 пассажиров (примерно 26% загрузки) и 9 членов экипажа. (Это лайнер, предположительно врезавшийся в Южную Башню.)

• Рейс UA93, Боинг 757, который по расписанию должен был вылететь в Сан-Франциско из аэропорта Newark в 8:01 утра, задерживается и отбывает только в 8:41 утра, на борту у него от 26 до 38 пассажиров (примерно 16% загрузки) и 7 членов экипажа. (Это лайнер, разбившийся в Пенсильвании.)

4. Псевдорейс 175 взлетает с военной базы, управляемый дистанционно, и летит так, чтобы пересечь маршрут рейса UA175. Операторы радаров, следящие за рейсом UA175 видят на экране две слившиеся отметки.

5. Через примерно пол-часа после взлета пилотам четырех гражданских самолетов поступает сообщение, что США атакованы террористами, и что нужно выключить ответчики и посадить самолеты на военную базу в одном из северо-восточных штатов (направление на базу выдается).

6. Пилоты подчиняются приказу и соответственно меняют курс.

7. Псевдорейс 175 изменяет курс в сторону Нью-Йорка. Для операторов радара это выглядит, как если бы рейс UA175 теперь двигался в сторону Манхэттэна.

8. Пассажирам рейса UA93 дают понять, что их самолет угнан, и их инструктируют позвонить по сотовым телефонам и проинформировать об этом своих родственников (таким образом обеспечивая фальшивые свидетельства, которые позднее будут использованы для поддержки официальной версии).

9. Дистанционно управляемый военный самолет взлетает и (возможно, после пересечения маршрута рейса AA11, чтобы сбить с толку операторов радара) сближается с Северной Башней в 8:45 утра, выпускает в нее ракеты, затем врезается в нее, при этом происходит детонация уже размещенной в здании взрывчатки. (Джордж Буш наблюдает столкновение по закрытому телевизионному каналу в школе во Флориде.)

10. Дистанционно управляемый Псевдорейс 175 сближается с Манхэттэном и врезается в Южную Башню в 9:03 утра. Управлявшие им операторы, не привыкшие к управлению 100-тонным Боингом 767, почти промахиваются мимо башни, но им удается попасть в нее под углом, ближе к краю. Непосредственно перед столкновением самолет выпускает ракету, чтобы создать внутри здания температуру, которая гарантировала бы воспламенение горючего из разрушенных баков. Большая часть авиатоплива проходит сквозь угол здания и взрывается снаружи огромными огненными шарами. (Приближение Боинга 767, столкновение и взрыв зафиксированы множеством камер.)

11. Джордж Буш объявляет нации, что он сделал несколько телефонных звонков, а потом прячется в укрытие на 8 часов. Он не дает приказа на оборону и не дает команду истребителям ВВС США с баз рядом с Вашингтоном на перехват двух других (предположительно угнанных) самолетов, все еще находящихся в воздухе. Никакой другой офицер ВВС США тоже не дает команду на перехват. Перехватчики в конце концов поднимаются в воздух через час после того, как первый из пасажирских лайнеров изменил курс и через 45 минут после удара по Северной Башне.

12. Дистанционно управляемый истребитель F-16 (см п 1. выше), летит на высокой скорости к Вашингтону (возможно, после пересечения маршрута рейса AA77), снижается до бреющего полета, сближается с Пентагоном по горизонтали, выпускает ракету, вызывающую мощный взрыв в наружной стене Пентагона, после чего сам врезается в здание (в 9:38 утра), при этом его двигатель пробивает несколько колец здания Пентагона.

По другой теории удар по Пентагону нанесла крылатая ракета AGM-86C.

Она пробила несколько колец здания Пентагон, образовав в каждой пробитой стене последовательно увеличивающееся отверстие. … Пробивая первое кольцо Пентагона, этот объект вызвал пожар, чудовищный и внезапный. — Кто стоял за атаками 11-го сентября?

13. Тем временем (примерно между 9:15 утра и 9:45 утра) все четыре лайнера AA и UA приземлились на военной базе, на которую их направили. Все 199 (позднее занесенных в список) пассажиров и членов экипажа с рейсов AA77, AA11 и UA175 помещаются в рейс UA93, где они присоединяются к 33 (позднее занесенным в список) пассажирам и экипажу, всего 232 человека. На борт загружается взрывчатка.

14. Южная Башня обрушивается (в 9:59 утра) в результате контролируемого разрушения, через 56 минут после столкновения.

15. Приблизительно между 10:00 и 10:15 утра рейс UA93 взлетает с военной базы (управляемый либо дистанционно, либо военным летчиком, не подозревающим о своей судьбе) и летит по направлению к Вашингтону, имитируя «террористическую атаку».

16. Северная Башня обрушивается (в 10:29 утра) также в результате контролируемого разрушения, через 1 час и 44 минуты после столкновения.

17. Либо взрывчатка на борту рейса UA93 приводится в действие, либо самолет сбивает ракета, выпущенная истребителем F-16 ВВС США, над Пенсильванией (в 10:37 утра, почти через два часа после того, как он вылетел из аэропорта Newark).

Офицеры полиции штата Пенсильвания сообщили в четверг, что обломки самолета были найдены на расстоянии до 8 миль (от места катастрофы) в жилых кварталах [Indian Lake] где местные информационные издания приводили слова местных жителей, сообщавших о втором самолете в районе [это был F-16] и о пылающих обломках, падающих с неба. — Reuters, Sept. 13, как процитировано в «Тревожные вопросы в тревожные времена».

Все пассажиры и экипаж со всех четырех «угнанных» самолетов, возможно, включая (или не включая) тех 34 пассажиров (позднее не попавших в списки — в том числе и Mohammad Atta), которые являлись частью операции, таким образом были ликвидированы.

18. Наружную стену Пентагона в месте удара обрушивают (чтобы маленький размер отверстия в стене, сделанного предметом, совершившем атаку, больше не был виден).

19. Примерно в полдень все информационные «продажные» издания начинают распространять историю о том, что эта «террористическая атака» была спланирована Усамой бен Ладеном.

20. Примерно в 5 часов дня здание, известное как ВТЦ 7, рухнуло в ходе контролируемого разрушения.

21. Сбитая с толку средствами массовой информации, шокированная и возмущенная американская общественность требует мести преступникам, которыми она считает арабских мусульманских фундаменталистов.

22. Джордж Буш провозглашает свою «Войну против терроризма», и Пентагон запускает в действие заранее подготовленные планы бомбардировки Афганистана (для подчинения этой страны американским нефтяным интересам).

Разумеется, некоторые подробности этой схемы могут оказаться неверными, но в целом она представляется наиболее вероятным объяснением событий 11-го сентября и (в отличие от официальной версии) она совместима со всем фактическим материалом и никакие факты ей не противоречат. Только полное и беспристрастное расследование того, что случилось 11-го сентября, откроет правду, но администрация Буша (в страхе перед последствиями, когда народ Америки обнаружит, что произошло на самом деле и кто за этим стоял) сделала все возможное, чтобы исключить подобное расследование.

В марте 2003 года Leonard Spencer исследовал гипотезу Valentine-Plissken и в целом подтвердил ее, но предложил значительные изменения в том, что касается рейса 93, и указал, что возможный аэропорт, в котором было приказано приземлиться пассажирским самолетам — это аэропорт Yeager рядом с Charleston, Зап. Виргиния.

В августе 2003 года гипотеза Valentine-Plissken еще уточнена профессором A. K. Dewdney в материале Операция «Перл», где он дает более подробное объяснение того, что случилось 11-го сентября и хронометраж событий, соответствующий свидетельствам («X» в номерах рейсов относится к подставным самолетам, заменившим настоящие):

Время

Событие 

7:59

Рейс UA11 вылетает из аэропорта Logan в Бостоне

 8:14

Рейс UA175 вылетает из аэропорта Logan в Бостоне 

8:16

Первое отклонение рейса AA11 к северу от Albany, NY 

8:20

Рейс AA77 вылетает из аэропорта Dulles в Вашингтоне

8:20

Автоответчик рейса AA11 отключается 

8:30

Первая подмена: самолет AA11-X появляется, автоответчик отключен 

8:35

Начало записи центра управления полетами в Нью-Йорке 

8:40

Автоответчик рейса UA175 отключается 

8:42

Рейс UA93 вылетает из Ньюарка, Нью-Джерси 

Первое отклонение от курса рейса UA175 над севером Нью-Джерси 

8:46

Вторая подмена: самолет AA77-X появляется, с тем же кодом ответчика

8:46

Самолет AA11-X врезается в северную башню ВТЦ

Поднята общенациональная тревога 

8:53

Третья подмена: самолет UA175-X появляется, ответчик отключен 

Рейс AA11 приземляется в Harrisburg 

8:54

Конец записи центра управления полетами в Нью-Йорке 

 8:55

Ответчик самолета AA77-X отключается 

9:02

Самолет UA175-X врезается в южную башню ВТЦ 

Рейс UA175 садится в Harrisburg 

Четвертая подмена: самолет UA93-X подменяет рейс UA93 

9:07

Рейс UA93 садится в Harrisburg 

9:09

Рейс AA77 садится в Harrisburg 

9:37

Самолет AA77-X пролетает над Пентагоном, самолет или взрывчатка в крыле 1 

9:45

Рейс UA93 взлетает из Harrisburg 

10:06

Рейс UA93 разбивается рядом с Shanksville, Пенсильвания

Как и в гипотезе Valentine-Plissken, все невинные пассажиры на борту рейсов UA 175, AA 11 и AA 77 были посажены на борт рейса UA 93, который затем был сбит самолетом ВВС США A-10 Thunderbolt над Пенсильванией. Другие три Боинга закончили свой маршрут на дне Атлантического океана.

Кто-то может сказать, что такое описание событий 11-го сентября слишком «замысловато для понимания». На самом деле, все просто:

• Четыре пассажирских лайнера (рейсы American Airlines 11 и 77 а также рейсы United Airlines 93 и 175) взлетают, и через некоторое время пилотам приказывают приземлиться в указанном аэропорте с военным присутствием.

• Два заранее подготовленных самолета с дистанционным управлением (один — Боинг 767, раскрашенный в цвета United Airlines и загруженный авиационным топливом) взлетают и направляются на перехват маршрутов рейса AA11 и UA175, чтобы обмануть авиадиспетчеров.

• Эти (дублирующие) самолеты летят затем к Манхэттену; первый врезается в Северную Башню, а второй (18 минут спустя) — в Южную Башню.

• Истребитель (управляемый дистанционно) или крылатая ракета врезается в Пентагон.

• Люди из трех Боингов пересаживаются в четвертый (UA93).

• Этот лайнер взлетает, и его сбивают над Пенсильванией, устранив невинных свидетелей диверсии на пассажирских самолетах.

• Вечером того же дня в темноте оставшиеся три Боинга (управляемые дистанционно) направляют в сторону Атлантики, где они и заканчивают свой путь на дне океана.

Профессор Dewdney делает заключение:

Согласно сценарию операции «Перл», наиболее вероятный преступник — Моссад, израильская спецслужба. Плотные отношения с администрацией Буша через посредников, дали возможность Бушу, Рамсфельду, и другим членам американской администрации отвергнуть обвинения в «особой» информированности о предстоящей атаке.

Похоже, что команда Буша (включая Richard Perle и Paul Wolfowitz) сотрудничала с правительством Израиля в организации атак 11 сентября, а Моссад обеспечивал непосредственное руководство операцией. Но маловероятно, что операция «Перл» могла быть проведена только агентами Моссад — очень вероятно, что были задействованы американцы из ВВС США и государственных агентств по разведке и безопасности.

ЦРУ всегда поддерживала как исторический факт то, что оно никогда не убивало гражданина Америки на американской земле. Если в результате настойчивых попыток Eric Olson выяснить, что на самом деле произошло с его отцом [Доктор Frank Olson, ученый армии США], и розыскных способностей общественного обвинителя Saracco, это окажется ложью, это может стать началом конца агентства. — «Дело Олсона: Секрет, способный уничтожить ЦРУ»

Аналогично, если будет показано, что ЦРУ было замешано в убийстве около 200 пассажиров (большинство из них американских граждан) с четырех Боингов, погибших, когда рейс UA93 взорвался в небе над Пенсильванией, это будет конец агентства (и это давно пора сделать).

Параллельно заговорщики скупили put-опционы компаний, на акции которых все события произвели бы отрицательный эффект, например компаний, самолеты которых были предположительно угнаны. Их намерением было сорвать куш, так сказать, купив право продать акции этих компаний по цене, которая, как они знали, будет значительно выше цен, по которым их можно было купить на открытом рынке (после того, как атака 11-го сентября собьет цены).

6-7 сентября 2001 года — 4744 put-опционов (предполагающих, что акции упадут) куплены на акции United Air Lines по сравнению всего лишь с 396 call-опционами (предполагающими, что акции вырастут). Это драматичный и ненормальный рост продаж put-опционов. Многие из put-опционов UAL куплены через фирму Deutschebank/AB Brown, до 1998 года управляемую нынешним исполнительным директором ЦРУ, A.B. «Buzzy» Krongard. — «Скрытые подробности незаконных продаж ведут прямо к высшим чинам ЦРУ»

Несмотря на расследование SEC, личности тех, кто купил эти put-опционы до сих пор не установлены.

5. Свидетельства наличия взрывчатки в Башнях-Близнецах

Миллионы людей во всем мире наблюдали за событиями вокруг ВТЦ в прямом эфире CNN 11-го сентября 2001 года и с трудом верили своим глазам. Они видели огромные клубы дыма над Манхэттэном и видели, как башни рухнули … странным образом. Они не развалились; они «сложились», таким образом, как многие видели при контролируемом сносе : здание не разрушается хаотически, разбрасывая обломки по широкой территории; оно, скорее, обрушивается само на себя. Именно так обрушились башни ВТЦ.

То, что разрушение башен было контролируемым, немедленно заметили некоторые проницательные наблюдатели:

From: «David Rostcheck» davidr@davidr.ne.mediaone.net

To: USAttacked@topica.com

Sent: Вторник, Сентябрь 11, 2001 3:12 PM

Subject: WTC bombing

Ну что, это только я, или кто-то еще понял, что ВТЦ разрушили не атаки самолетов? Лично для меня это самый пугающий момент сегодняшнего утра…

Если вы посмотрите на хронометраж, то увидите, что все произошло следующим образом:

— Самолет врезается в 1-ю башню, сделав пролом в самой верхней части. 

Далее происходят вполне ожидаемые вещи:

— Башня остается стоять. Здание из усиленного бетона «чрезвычайно» прочно. Террористы уже взрывали большую бомбу «внутри» этого же самого здания без особого ущерба. …

— Второй самолет врезается во вторую башню, ниже и на большей скорости. Он пробивает в ней большее отверстие, на улицы сыпятся обломки, но здание тем не менее стоит и выглядит вполне прочным.

— Второе здание начинает гореть, также вверх от места столкновения.

— Примерно полчаса спустя огонь в первом здании «гаснет». Оно все еще тлеет и идет черный дым, но пламени нет…

— Потух пожар во втором здании.

— Второе здание внезапно рассыпается в пыль, словно плавная волна побежала сверху здания (выше места горения) вниз через все этажи с одинаковой скоростью. Обломки преимущественно падают внутрь. От здания не отваливаются отдельные цельные куски и не рушатся на окружающие дома… Разрушение началось с вершины (выше места столкновения). Оно происходит равномерно. Все структурные элементы разрушаются последовательно, так что не остается несущего скелета. Разрушение единообразное, симметричное и абсолютное.

Подводя итог: все это выглядит, как снос — потому что это он и есть.

— Первая башня обрушается в результате аналогичной «волны».

Не сомнений, что самолеты, врезавшиеся в башни, нанесли серьезный ущерб. Но взгляните на фотографии — эти здания просто «сравняли с землей». Для сноса здания не требуется много взрывчатки, но ее нужно разместить в нужных местах (в прямом контакте со структурными элементами) и подорвать в равномерной, синхронизированной последовательности. …

 davidr

Это сообщение появилось в интернете 11-го сентября, через несколько часов после разрушения Башен-Близнецов. С самого начала некоторые люди не были обмануты.

Поначалу у теории со взрывчаткой была проблема: ни в каких СМИ не было сообщений, что кто-либо слышал взрывы непосредственно перед обрушением ВТЦ. Но за последний год такие сообщения появились, в свободном доступе есть даже видеосъемка, демонстрирующая, что внутри Башен-Близнецов на самом деле были взрывы перед их обрушением.

Телезрители, наблюдавшие за ужасными событиями 11-го сентября, видели взрывы перед обрушением башен. Телевизионные изображения показывают то, что выглядит как сильный взрыв, произошедший близко к уровню земли, вблизи от 47-этажного здания Salomon Brothers, известного как ВТЦ-7, перед обрушением первой башни.

… Один свидетель, офис которого находится неподалеку от Всемирного Торгового Центра, сообщил AFP, что он стоял в толпе на Church Street, примерно в двух с половиной кварталах от Южной Башни, когда он увидел «серию коротких вспышек, исходящих изнутри здания между 10 и 15 этажами.» Он увидел примерно 6 этих коротких вспышек, сопровождавшихся «треском» перед тем, как башня рухнула. У каждой башни было шесть несуших колонн.

Один из первых пожарных во второй атакованной башне, Louie Cacchioli, 51 год, сообщил People Weekly 24-го сентября: «Я поднимал пожарных в лифте к 24-му этажу для эвакуации служащих. Во время последнего подъема взорвалась бомба. Мы считаем, что в здании были установлены бомбы.»

Kim White, 32 года, служащая с 80-го этажа, также сообщила, что слышала взрыв. «Внезапно все здание содрогнулось, потом начало раскачиваться. Мы не знали, что происходит, — сообщила она People. — Мы собрали всех людей с этажа к лестничным пролетам … в то время мы все думали, что это пожар … Мы спустились до 74-го этажа … потом раздался еще один взрыв.»

Датский сайт предлагает 4-х часовую видеосъемку, содержащую свидетельства того, что произошло 11-го сентября и что было замолчано или проигнорировано основными СМИ:

Видеоклипы падающих Башен часто редактировались таким образом, что не давало возможности телезрителям получить «Полную картинку» всего обрушения башен. … В течение 1000 часов моего видео-расследования я обнаружил очень мало таких «полноформатных изображений, снятых с большого растояния» которые показывали бы башни целиком (сверху до низу). Большинство видеоклипов об 11-м сентября, которые мы видели, (и в течение последующих недель) это отредактированные версии … [которые] совершенно не показывают многочисленные «облака» от взрывающихся бомб «вырывающихся из окон» фасада ВТЦ значительно ниже места столкновения. … Кое-кто в «редакторской» не хотел показать нам «Полную картинку»!

Но некоторые важнейшие видеосвидетельства бомб остались! На моем видео я покажу вам 5 значительных «клубов пыли» от разрушительных бомб, взрывающихся внутри Башен ВТЦ. Эти «облака от бомб» располагались примерно на 20 и 40 уровней ниже «уровня столкновения» падающих башен. … Они дают полное доказательство наличия Бомб Разрушения, взорванных гораздо ниже «уровня точки столкновения». — «Бомбы внутри Всемирного Торгового Центра»

На сайте WebFairy 911 Memorial есть несколько очень интересных видео-материалов. В особенности интересно явное свидетельство взрывов, происходивших во время падения Северной башни. Обратите внимание на то, что WebFairy называет «петарды для сноса», облака обломков и пыли, которые выбрасываются горизонтально при взрыве зарядов, размещенных на нескольких уровнях в здании, которое будет снесено.

Теперь посмотрите съемку обрушения Северной Башни. Два горизонтальных выброса от взрывов четко видны до того, как обломки достигнут нижней границы кадра.

Свидетельства наличия взрывчатки при обрушении Южной Башни

Но не только Башни-Близнецы были намеренно разрушены, а также здание, известное как ВТЦ 7.

Не цитируемые монополизированной прессой, некоторые пожарные, пережившие Черный Вторник, настаивают, что в зданиях были взрывы, в части башен-близнецов Всемирного Торгового Центра, отдельно и в стороне от удара врезавшихся в здания самолетов. … Была ли взрывчатка внутри зданий подорвана дистанционно, чтобы снести башни, как это делают со старыми зданиями? И есть серьезные причины полагать, что взрывчатка внутри вызвала таинственное обрушение, уже вечером Черного Вторника, здания номер 7 комплекса Всемирного Торгового Центра. — Sherman H. Skolnick: «Свержение Американской Республики, Часть 14»

Башни-Близнецы обрушились очень странным образом, не осталось практически ничего, кроме металлических фрагментов внешней стены и огромного количества мелкого пепла и пыли, без центральных стальных колонн нижних шестидесяти этажей, стоящих или упавших. Это очень странно. Взгляните на всю эту пыль. Словно какой-то высоко-энергетический разрушаюший луч был сфокусирован на башнях, распыляя каждый бетонный блок в мельчайшие частицы пепла и пыли.

Но, хотя некоторые виды «темных» технологий могли быть использованы для разрушения Башен-Близнецов, нам не нужно это доказывать, поскольку падение вполне может быть объяснено контролируемым сносом при помощи взрывчатки. На самом деле (как первым указал Christopher Bollyn в своем Открытом Письме) доказательства сильных взрывов были зафиксированы сейсмографами, расположенными в 34 км от ВТЦ:

«Острый пик малой продолжительности» — так на сейсмографе выглядит подземный ядерный взрыв.

Сейсмограф, зафиксировавший эти данные, работал в Columbia University’s Lamont-Doherty Earth Observatory. Американский Геофизический Союз опубликовал сообщение в выпуске Eos от 20-го ноября, но авторы неправильно интерпретировали данные. Они предположили и сообщили, что два самых больших сигнала были вызваны падением Башен-Близнецов.

Но: во время обрушения, большая часть энергии падающих кусков была поглощена башнями и окружающими структурами, преобразовывая их в обломки и пыль, или нанося другой ущерб — но не производя значительного сотрясения земли. — Доктор Arthur Lerner-Lam, директор Columbia University's Center for Hazards and Risk Research, как процитировано в Новостях Института Земли.

Christopher Bollyn: Сейсмические данные указывают на подземные взрывы, приведшие к обрушению ВТЦ

Т.о., если большая часть энергии падающих обломков была рассеяна и не была причиной появления основных пиков на сейсмической записи, то что это было? Может, сильные взрывы на самых нижних уровнях (минус 7-й уровень) фундамента Башен-Близнецов, вблизи несущих стальных колонн, где они опирались на горную породу Манхэттэна? Может, даже небольшие ядерные взрывы?

Это, вместе с многочисленными малыми взрывами на каждом десятом, или около того, уровне несущих стальных колонн, может объяснить наблюдение, которое официальная версия не разъясняет: почему нижняя часть массивных стальных несущих колонн не осталась стоять после обрушения? Если официальная версия верна в том, что разрушение было результатом столкновений и пожара, что произошло только на верхних этажах, и что этажи затем «осели» друг на друга, следовало бы ожидать, что стальные колонны в сердцевине, скажем, 20 или 30 нижних этажей, должны были остаться стоять, чего не произошло. Но это становится понятным, если основания стальных колонн были разрушены взрывами на уровне горной породы. При уничтоженном основании и несущих стальных колоннах, перебитых взрывами на разных уровнях Башен-Близнецов, верхние этажи потеряли опору и обрушились до уровня земля примерно за десять секунд.

Дальнейшее доказательство наличия взрывчатки дает видеосъемка того, как обрушилась Южная Башня: примерно 30 верхних этажей накренились в начале обрушения. Если бы этажи «садились» друг на друга, как утверждает официальная версия, то эти верхние этажи должны были упасть прямо вниз. Но если взрывы где-то в районе уровня столкновения перебили стальные несущие колонны в центре, тогда понятно, почему верхние этажи накренились (возможно, в сторону поврежденного угла, куда врезался самолет).

Взрывные устройства могли быть заключены в жаропрочную оболочку, чтобы они не взорвались от пожара. Если важна была синхронность, то они могли быть взорваны дистанционно (радио— или микроволновым сигналом) в нужное время. Даже если бы пожар вывел из строя бомбы на уровне столкновения самолетов, он не смог бы повредить бомбы ниже уровня пожара. Не нужно проводов, процессоров или часовых механизмов, нужен только способ, подрывающих каждое из устройств уникальным сигналом. Даже синхронная последовательность могла не понадобиться — одновременный взрыв всех устройств на уровне земли мог быть достаточным для достижения необходимого результата.

Время t, необходимое объекту для падения с высоты h (в вакууме) вычисляется по формуле t = sqrt(2h/g), где g — ускорение свободного падения. Т.о., объекту, падающему с вершины одной из башен (возьмем h = 1306 футов (398 метров) и g = 32.174 фута/сек2 (9.81 м/сек2)), потребуется 9,01 секунды до падения на землю, если пренебречь сопротивлением воздуха и на несколько секунд дольше, если мы учтем сопротивление воздуха. Башни-Близнецы рухнули за 10 — 15 секунд, что близко к свободному падению. Сразу после начала разрушения верхние этажи должны были вдребезги разнести стальные перемычки во всех 85, или около того, этажах нижних уровней. Даже если бы на это уходило по секунде на этаж, то обрушение заняло бы более минуты. Но материал верхних этажей обрушился на нижние со скоростью по меньшей мере шесть этажей в секунду. Это возможно только если все структурные элементы нижних 85 этажей были полностью уничтожены перед началом обрушения. Поскольку нижние этажи не были повреждены при столкновении с самолетом и пожаре, удаление структурной поддержки на этих этажах должно было произойти по другой причине — и наиболее очевидная возможность это взрывчатка. Т.о. скорость обрушения (не особо превышающая скорость свободного падения) это серьезное свидетельство в пользу того, что Башни-Близнецы были разрушены в ходе контролируемого сноса с применением взрывчатки (или иной разрушительной технологии) на всех уровнях.

В течение недели после обрушения Башен-Близнецов под поверхностью были области, которые оставались чрезвычайно горячими.

Данные AVIRIS, полученные 16 сентября 2001 года, обнаружили ряд термически горячих мест в месте обрушения башен ВТЦ. Анализ данных обнаружил температуры выше 800°F (430°C) в этих местах (в некоторых свыше 1300°F (700°C)). — Американский Отчет о Геологических Наблюдениях

Что было источником этого жара? Может, остаточные явления от подземных ядерных взрывов?

Башни-Близнецы не были единственными зданиями комплекса ВТЦ, о которых можно задать вопросы. Были еще «обрушения» других зданий ВТЦ.

Способ доказать, что несущие стальные колонны Башен-Близнецов были перебиты взрывчаткой, состоял бы в изучении их обломков на наличие того, что металлурги называют «twinning». Но развалины ВТЦ были расчищены как можно быстрее, и никакого следственного изучения обломков не было позволено ФБР или другим правительственным агентством. Почти все 300000 тонн стали от Башен-Близнецов были проданы Нью-Йоркским торговцам металлоломом и экспортированы в места типа Китая и Кореи так быстро, как можно было погрузить корабли, так образом уничтожив улики. Гора обломков начинает уменьшаться, где показано, что фирма Controlled Demolition Inc. (мировой лидер по сносу высотных зданий) очевидно хорошо позаботилась, чтобы обломки вывезли и избавились от них максимально быстро, и смогла предоставить подробный план для этих мероприятий через 11 дней после разрушения Башен-Близнецов, что предполагает наличие у этой компании подробной информации о Башнях-Близнецах и всем комплексе ВТЦ еще до 11 сентября.

Можно возразить, что в ВТЦ работали сотни охранников и сотни камер наблюдения (возможно). При такой службе безопасности можно было бы заложить пару бомб, но заложить множество их (особенно достаточно мощных для разрушения оснований несущих стальных колонн) кажется неосуществимым. Однако, Всемирный Торговый Центр сменил владельца за 11 недель до атаки. Новым владельцем стал Larry Silverstein. Разрушение WTC и объявление Джорджем Бушем «Войны против Терроризма» оказалось (и это можно было предсказать) чрезвычайно выгодно Израилю в его жестоком подавлении палестинского народа, в его усилиях уничтожить палестинское руководство, называемое «террористическим», и в его попытках доминирования над всеми арабскими соседями. Новых владельцев ВТЦ вполне можно было убедить посотрудничать в плане с такой очевидной выгодой для Израиля. Но, если 11 недель считать недостаточным сроком для закладки взрывчатки, то как насчет нескольких лет? Эта возможность будет рассмотрена в следующем разделе.

6. Башни-Близнецы обрушились по заказу?

Если обсуждать возможность, что Башни-Близнецы были разрушены взрывчаткой, есть интересный вариант, который имеет смысл рассмотреть: что, если Башни-Близнецы были сконструированы — или перестроены — так, чтобы их можно было разрушить в ходе управляемого сноса, если обстоятельства этого потребуют?

Какие обстоятельства могли привести к приказу разрушить Башни-Близнецы? В ситуации, при которой стало бы понятно, что они находятся под угрозой неуправляемого обрушения на окружающие здания финансового района Манхэттэна. В подобном случае, могло быть мнение, лучше уж разрушить одну или обе башни контролируемым образом, чтобы минимизировать смерть и разрушения в окружающем районе.

Механизм самоуничтожения мог быть встроен в Башни-Близнецы изначально, но он также мог быть добавлен позже, особенно после того, как взрыв внутри ВТЦ в 1993 году заставил задуматься всю Америку (и в особенности людей, работавших в окружающих комплекс зданиях) о возможности того, что может быть еще одна атака на ВТЦ, которой удастся разрушить башни. Технически выполнить изменение конструкции не могло быть особенно сложным. Достаточно было бы обратиться к услугам компании, специализирующейся на управляемом сносе зданий (такой как Controlled Demolition Inc., чтобы все организовать. (Это компания, которая выполняла разбор завалов и вывоз обломков здания Murrah в Оклахома-сити после его обрушения и предоставила подробный план таких же мероприятий для ВТЦ через одиннадцать дней после 11 сентября.) Разумеется, им бы сказали (если бы они поинтересовались целью работ), что это «страховочный» механизм, предназначенный исключительно для минимизации ущерба в случае атаки.

Т.о., такая компания, специализирующаяся на управляемом сносе больших зданий, могла изучить вопрос и, с одобрения владельцев (администрации Порта Нью-Йорка и Нью-Джерси до июля 2001 года), расположить взрывчатку в нужных местах, чтобы разрушить структурную целостность здания (при подрыве) и снести Башни-Близнецы именно так, как это видел весь мир 11-го сентября на канале CNN.

Существует даже предположение, что такой механизм самоуничтожения был необходим, чтобы компании, офисы которых находились вблизи Башен-Близнецов, не съезжали (опасаясь за безопасность своих помещений и сотрудников) и чтобы убедить новые компании арендовать помещения под офисы в Нижнем Манхэттэне. Существует также предположение, что директора крупных компаний с офисами (или планирующих купить или арендовать офисы) в финансовом районе не согласились бы на размещение своих офисов, если бы их не уверили, что в случае серьезной атаки на ВТЦ, достаточной для разрушения Башен-Близнецов, их офисы не будут значительно повреждены и их работники не подвергнутся моральной опасности. Правда это или нет — известно немногим, включая прошлых и нынешних владельцев ВТЦ (и некоторых их работников) и директоров некоторых крупных компаний в Нижнем Манхэттэне.

Значит, согласно этой теории, самолетные (и, возможно, ракетные) атаки на ВТЦ запустили этот страховочный механизм, и один или более инженеров были обязаны (после консультации с владельцами ВТЦ — или, возможно, владельцы действовали самостоятельно) решить, достаточен ли ущерб, нанесенный одной или двум башням, и есть ли значительная опасность их неуправляемого обрушения на окружающий район, и что таким образом возникла необходимость нажать кнопку, которая подорвет заряды и снесет здания, что они и сделали.

[Свидетельствуя перед комиссией Конгресса] Gene Corley из Американского Общества Гражданский Инженеров, сказал, что администрация порта [Нью-Йорка и Нью-Джерси] отказалась передать документацию по башням-близнецам — чрезвычайно важную для оценки ущерба — пока он не подписал документ, говорящий, что его команда не будет использовать эти планы в судебном разбирательстве против агентства [то есть, против FEMA]. — New York Daily News, 2002-03-07

Было ли это потому, что внимательное изучение документации могло раскрыть улики того, что Башни-Близнецы были сконструированы с возможностью контролируемого сноса? И то, что FEMA (Федеральное Агентство по Чрезвычайным Ситуациям) это было известно?

Поскольку именно это самое FEMA занималось «расследованием» обрушения ВТЦ (и готово опубликовать отчет, утверждающий, что пожар стал причиной обрушения), то можно с пониманием отнестись к подозрениям, что это «расследование» было менее чем беспристрастной попыткой выяснить истину о том, что произошло.

Давайте предположим, интереса ради, что «страховочный» механизм, описанный выше, был действительно встроен в Башни-Близнецы (предположительно, в середине 1990-х). Приведенное выше объяснение обрушения башен, тем не менее, оставляет открытым один важный вопрос: был ли у тех, кто разрушил Башни утром 11-го сентября, предварительный план? Знали ли они заранее об ударах по башням и было ли управляемое обрушение Башен-Близнецов (и смерть тысяч людей под обломками) уже запланировано исполнителями атак и теми, кто им помогал?

При наличии страховочного механизма, о нем знало бы мало людей, включая чиновников FEMA и возможно включая самых старших членов Манхэттэнского бизнес-сообщества (особенно, если механизм существовал, чтобы убедить их остаться в Манхэттэне). Даже если механизм был предположительно встроен в Башни в надежде, что он никогда не будет использован, некоторые люди знали бы о его существовании и о том, что он может быть применен — если у них были полномочия для начала процедуры разрушения и достаточные причины (что спорно), чтобы использовать эти полномочия.

У кого были такие полномочия? Предположительно, у владельцев Всемирного Торгового Центра (хотя, возможно, они не могли нажать кнопку без предварительного разрешения от FEMA).

Большая часть Всемирного Торгового Центра перешла из рук в руки по сделке на 99-летнюю аренду стоимостью $3.2 миллиарда, которая была заключена всего за семь недель до атак; с замечательным налогообложением и новой страховкой, покрывающей здания и арендную плату — выплачиваемой новым выгодоприобретателям. — The Blockbuster

Администрация порта Нью-Йорка и Нью-Джерси подписала 26 апреля 2001 года сделку с фирмой Westfield America, ведомую Silverstein. Westfield America взяла в аренду залы, а [Larry] Silverstein офисную часть.

Сделка была завершена и отпразднована 23 июля — всего за семь недель до того, как практически весь комплекс был разрушен. Чиновники администрации порта выдали огромный набор ключей от комплекса в руки Silverstein и Lowy, исполнительного директора компании Westfield.

Silverstein был тогда в восторге. «Это сбывшаяся мечта, — говорил он. — Мы будем управлять ценнейшим владением, и мы будем искать пути развития его потенциала, подняв его до новых высот». Занятный подбор слов, если смотреть с нынешних позиций. — The Blockbuster

«Спорные достаточные основания» обеспечили удары самолетов и последующие структурные повреждения и пожар. Следовательно, согласно такому сценарию, целью атак не было непосредственное разрушение Башен-Близнецов, но скорее, обеспечение «оправдания» подрыву взрывчатки, которая снесла здания в ходе контролируемого обрушения.

Будет любопытным, рассматривая эту версию, обратить внимание на промежуток времени, в течение которого Башни-Близнецы стояли после самолетных таранов. Как замечено выше, в Северную Башню самолет врезался в 8:45 утра, под прямым углом и большая часть авиатоплива попала внутрь здания, вызвав сильнейший пожар. Затем в 9:03 утра был нанесен удар по Южной Башне, но самолет врезался в башню под острым углом, и сравнительно небольшая часть топлива попала внутрь, в основном сгорев снаружи. В обоих случаях пожар внутри потух через некоторое время, шел только густой черный дым. Если Башни-Близнеца были намеренно разрушены, и имелось намерение обвинить в обрушении пожары (согласно официальной версии) то самое позднее, когда башни нужно было обрушить — это когда пожар начал потухать. Т.к. пожар в Южной Башне был вызван меньшим количеством горючего, чем в Северной, он погас раньше. Те, кто управлял разрушением вынуждены были обрушить Южную Башню раньше Северной. Действительно, Южная Башня обрушилась в 9:59 утра, через 56 минут после столкновения, тогда как Северная — в 10:29 утра, через 1 час и 44 минуты после удара. Это время согласуется с версией, что за пожарами наблюдали те, кто контролировал разрушение, и что они обрушили здания в самый последний момент, как раз когда огонь стал гаснуть.

Где потеряли 32.000 тонн стали?

The World Trade Center demolition

The author of this article is unknown. It is one of many articles, mostly concerning 9/11, which appeared anonymously during 2002-2003 at nerdcities.com/guardian/. The website disappeared in April 2003, but is preserved at http://thewebfairy.com/nerdcities/.

On the 11th September, 2001, three steel framed skyscrapers, World Trade Center One, World Trade Center Two and World Trade Center Seven, collapsed entirely. Other than structures bought down in controlled demolitions, these three buildings are the only steel framed skyscrapers, in the entire history of high rise buildings, to have suffered total collapse. World Trade Centers 3, 4, 5 and 6 also suffered significant damage, but none of these suffered the total collapse seen in World Trade Centers 1, 2 and 7 (in fact, these other buildings showed amazing survivability given that they were repeatedly hit by hundreds of tons of pieces of World Trade Centers 1 and 2, which on impact were traveling at well over 100 miles per hour). On the 23rd July, 2001, just seven weeks previous, the Port Authority of New York and New Jersey signed a deal with a consortium led by Larry Silverstein for a 99 year lease of the World Trade Center complex. The leased buildings included WTCs One, Two, Four, Five and 400,000 square feet of retail space. The Marriott Hotel (WTC 3), U.S. Customs building (WTC 6) and Silverstein's own 47-story office building (WTC 7) were already under lease. Silverstein is seeking $7.2 billion from insurers for the destruction of the center. One would estimate that the chances of the insurers paying out anything at all, are close to zero. It should be emphasized that World Trade Center Seven suffered total collapse. World Trade Center Seven was neither hit by an aircraft nor by falling debris from the twin towers. If the claim that it was destroyed by fire were true (it is not) then it would be the only steel framed skyscraper ever to have collapsed exclusively due to fire. Although the WTC Seven collapse warrants the writing of a book, we will deal only with the collapses of WTCs One and Two.

The WTC was designed to survive the impact of a Boeing 767

Fact. The twin towers were designed to withstand a collision with a Boeing 707.

The maximum takeoff weight for a Boeing 707-320B is 336,000 pounds.

The maximum takeoff weight for a Boeing 767-200ER is 395,000 pounds.

The wingspan of a Boeing 707 is 146 feet.

The wingspan of a Boeing 767 is 156 feet.

The length of a Boeing 707 is 153 feet.

The length of a Boeing 767 is 159 feet.

The Boeing 707 could carry 23,000 gallons of fuel.

The Boeing 767 could carry 23,980 gallons of fuel.

The cruise speed of a Boeing 707 is 607 mph = 890 ft/s,

The cruise speed of a Boeing 767 is 530 mph = 777 ft/s.

So, the Boeing 707 and 767 are very similar aircraft, with the main differences being that the 767 is slightly heavier and the 707 is faster.

In designing the towers to withstand the impact of a Boeing 707, the designers would have assumed that the aircraft was operated normally. So they would have assumed that the aircraft was traveling at its cruise speed and not at the break neck speed of some kamikaze. With this in mind, we can calculate the energy that the plane would impart to the towers in any accidental collision.

The kinetic energy released by the impact of a Boeing 707 at cruise speed is

= 0.5 x 336,000 x (890)^2/32.174 = 4.136 billion ft lbs force (5,607,720 Kilojoules).

The kinetic energy released by the impact of a Boeing 767 at cruise speed is

= 0.5 x 395,000 x (777)^2/32.174 = 3.706 billion ft lbs force (5,024,650 Kilojoules).

From this, we see that under normal flying conditions, a Boeing 707 would smash into the WTC with about 10 percent more energy than would the slightly heavier Boeing 767. That is, under normal flying conditions, a Boeing 707 would do more damage than a Boeing 767.

In conclusion we can say that if the towers were designed to survive the impact of a Boeing 707, then they were necessarily designed to survive the impact of a Boeing 767.

So what can be said about the actual impacts?

The speed of impact of AA Flight 11 was 470 mph = 689 ft/s.

The speed of impact of UA Flight 175 was 590 mph = 865 ft/s.

The kinetic energy released by the impact of AA Flight 11 was

= 0.5 x 395,000 x (689)^2/32.174 = 2.914 billion ft lbs force (3,950,950 Kilojoules).

This is well within limits that the towers were built to survive. So why did the North tower fall?

The kinetic energy released by the impact of UA Flight 175 was

= 0.5 x 395,000 x (865)^2/32.174 = 4.593 billion ft lbs force (6,227,270 Kilojoules).

This is within 10 percent of the energy released by the impact of a Boeing 707 at cruise speed. So, it is also a surprise that the 767 impact caused the South tower to fall.

Overall, it comes as a great surprise that the impact of a Boeing 767 bought down either tower. Indeed, many experts are on record as saying that the towers would survive the impact of the larger and faster Boeing 747. In this regard, see professor Astaneh-Asl's simulation of the crash of the much, much larger and heavier Boeing 747 with the World Trade Center. Professor Astaneh-Asl teaches at the University of California, Berkeley.

Although the jet fuel fires have been ruled out as the cause of the collapses, it should still be pointed out that the fuel capacities of the Boeing 707 and the Boeing 767 are essentially the same. And in any case, it has been estimated that both UA Flight 175 and AA Flight 11 were carrying about 10,000 gallons of fuel when they impacted. This is well below the 23,000 gallon capacity of a Boeing 707 or 767. Thus the amount of fuel that exploded and burnt on September 11 was envisaged by those who designed the towers. Consequently, the towers were designed to survive such fires. It should also be mentioned that other high-rise buildings have suffered significantly more serious fires than those of the twin towers on September 11, and did not collapse.

The «Truss theory» is ludicrous

The truss theory is the absurd belief that the only support (between the central core and the perimeter wall) for the concrete floor slabs, was lightweight trusses. It was invented to explain away what were obviously demolitions and has become the «official» dogma. The central core, perimeter wall and the mythical trusses are all introduced in the next section. There you will find out their dimensions, their numbers and their supposed usage. After reading the rest of this article you should return to this section and (with improved understanding) read it again.

According to the «official» story, there is no significant lateral support for the walls (against wind loading) between the ground and top floors. This is like a bridge with a 1,300 foot span between supports. Even though the tube structure of the perimeter wall was designed for maximum rigidity (within the given weight specifications) the 1,300 foot span between supporting pillars, meant that even this very rigid design would sag in the midsection under wind loading, just like a bridge with such a span. In a typical steel framed building the span between pillars is only 12 feet (one floor) and such a problem does not arise.

The World Trade Center towers were like huge sails in the wind. These sails had to be able to resist the 140 mile per hour winds of a hurricane. Such hurricane force winds exerted a large (some 6000 tons) lateral force on the building. This lateral force is called the wind loading (or force of the wind) on the building. According to the «official» story, the only possible intermediate support comes from the flimsy trusses and the lightweight concrete floors. The WTC was designed to survive a 45 pounds per square foot, wind loading. This translates to a 12 x 207 x 45/2000 = 56 ton force on each of the floor segments. What this 56 ton force on each floor segment means, is that if one was to lay the World Trade Center on its side and use the pull of gravity as a substitute for the push of the wind, then each of the 110 floors would need to be loaded with a 56 ton block of steel (so the entire wall would have to support 110 such blocks of steel, that is, 110 x 56 = 6160 tons in total).

The fact that the tubular structure of the walls is very rigid, does not stop the central core from needing to bend when the walls bend. This means that the walls have to transmit the full force of the wind to the core, so that the core will flex to the same extent as the walls (this is obvious, otherwise if the walls flex while the core does not, the floor slabs would, by definition, be crushed). Again, it is important to note that the rigidity of the walls does not protect the central core from the full force of the wind, what it does, is it limits the distance that the walls (and hence the whole structure) can bend. The more rigid the design the less it tilts in the wind.

In strong winds the midsection of the windward wall will be pushed several feet towards the core. In a typical steel framed building of WTC type design, heavy steel beams transmit the wind loading to the core, which then bends together with the walls. However, in the WTC (as described in the «truss theory») the trusses and floor slabs are too weak to transmit this force to the core without buckling, so the core will stay in its original position as the wall advances to it. This will crush the trusses and floor slabs, leading to the collapse of many floors. Since this did not occur during the 30 years in which the buildings stood, we must assume that the «official» story is false. To see how utterly ridiculous the «official» story is, lets calculate the lateral loading (wind loading) that each one of these trusses was expected to resist. Consider, a one floor segment. Here, we have 30 trusses and a slab of concrete supporting 56 tons. That is about 2 tons per truss and piece of slab. If you balanced a 2 ton block of steel on top of one of these flimsy 60 foot long trusses and (a 60 foot long by 6 foot 8 inches wide by 4 inches thick) slab of concrete, we all know what would happen — the truss and slab would buckle and collapse.

Another point to consider, is that if the walls alone handle lateral loading, then the pressure on the windward wall must be transmitted via the corners to the remaining walls (this transmission of loading to the other walls is what gave the WTC its rigidity) but corners are far too weak to handle this task alone.

Although the «truss theory» is ludicrous, it has been pushed by many «experts». It should be noted that it is inconceivable that these experts did not know that it was false.

Where is the steel?

Since the trusses are incapable of resisting the wind loading, we know that the «official» explanation of the WTC collapse is false. If the floor joists (supports) were not the claimed trusses, then what were they? They had to be strong enough to support the floor slab and stiff enough to resist the wind loading. In fact, they had to be large steel beams. This is not to say that trusses were not used at all in the construction, but just that (contrary to the «official» line) the main floor joists were steel beams and not trusses.

The above argument using wind loading is certainly enough to tell one that trusses were not really used as the floor joists, but there are also other ways to determine this. Another approach is adopted in this section. We will:

• Calculate the weight of steel theoretically used in the construction of one of the towers assuming that the floor joists were trusses.

• Compare the result of this calculation to the 96,000 tons of steel known to have been used in the construction of each of the towers.

• Note that the calculated weight of steel is only 67 percent of the required 96,000 tons.

• Conclude that the 32,000 tons of steel unaccounted for, is due to the fact the the floor joists were actually weighty steel beams and not flimsy trusses (and thus that the official story is a lie spun to explain away what were obviously demolitions).

• Calculate a rough cross-sectional area for the steel beams that did serve as floor joists.

Since a cubic foot of steel weights 490 pounds, it is enough to deal with volumes rather than weights. We will calculate the volume of steel on a per floor basis.

To calculate the per floor volume of steel used in the construction of the twin towers, we will divide the calculation into three parts, namely, the volume of steel in the perimeter wall, the volume in the central core and the volume used in the floor support system.

The perimeter wall was comprised of box columns welded to large spandrel plates. Two typical prefabricated sections are illustrated below. Each consists of three spandrel plates welded to three box columns and each is three floors high.

The first figure below shows the cross section of one of the perimeter box columns and its surrounds. The second and third figures detail the dimensions of two actual perimeter columns that were salvaged from the rubble.

The numbers in the figure denote:

• 36 — the steel column

• 38 and 39 — fire resistant plaster

• 40 — aluminum facade

• 42 — window glass

• 43 — the window frame.

To obtain an estimate of the «typical» perimeter column, the dimensions of the perimeter columns listed in the WTC Steel Data Collection documentation were averaged. Whether this accurately reflects the true distribution of perimeter column thickness, is unclear, but it is all one has to go on (till those who hold the architectural details release them).

So, our «average» perimeter column has dimensions:

d = 13.4, t_w = 0.48, b_f = 12.9, t_(tf) = 0.32 and t_(bf) = 0.32.

and cross-sectional area:

2 x (13.4 x 0.48) + (12.9 x 0.32) + (14 x 0.32) = 21.5 square inches,

The parameters d, t_w, b_f, t_(tf) and t_(bf) are as in the following diagram from Appendix D which is part of the report found at http://www.house.gov/science/hot/wtc/wtcreport.htm.

For the time being we will ignore the column end plates and the spandrel beams. Since each floor is 12 feet high, the per floor volume of steel in an average perimeter box column is:

12 x 21.5/144 = 1.792 cubic feet.

In total there are 240 such columns, so the volume of steel so far is

240 x 1.792 = 430 cubic feet.

Now lets deal with the volume of steel in the column end plates. Each end plate is 14 inches wide by 11.75 inches deep and 1.375 inches thick, giving a volume of

14 x 11.75 x 1.375 = 226.2 cubic inches = 226.2/1728 = 0.130896 cubic feet.

Since, on each floor, one third of the columns are joined, and each join involves two end plates, the per floor volume of steel in the end plates is

2 x 0.130896 x 240/3 = 20.9433 cubic feet.

The spandrel plates are large, being 52 inches high and 3/8 inches thick. Each floor has the equivalent of one spandrel beam that stretches 4 x 207 = 828 feet right around the building. The volume is easily calculated to be

828 x 12 x 52 x 3/8 = 193752 cubic inches = 193752/1728 = 112.125 cubic feet.

So the overall per floor volume of steel in the perimeter wall is

430 + 21 + 112 = 563 cubic feet.

Now, we wish to calculate the per floor volume of steel in the core section of the building. To do this, we first need to calculate the volume of steel in each of the core columns. This is complicated by the fact that the dimensions of the columns reduced in size with increasing height. For example, at the base of the WTC some of these columns were 36 inches wide by 16 inches deep and 4 inches thick, whereas at the top, these box columns had transitioned to H-sections (I-sections) fabricated from 3/4 inch steel (the transition to H-sections occurred at floor 85). We will ignore the reduction in width and breadth of the columns, and only take into account the reduction in column thickness by assuming an average thickness of 2 inches (this roughly corresponds to a reduction in thickness of one quarter of an inch, every seven floors, up to floor 85). In reality, the column width and breadth decreased quite considerably and we only make this very generous assumption as the actual reductions in the width and breadth are unknown. So, we assume each core column has the following cross-section:

The cross-sectional area is (36 + 12 + 36 + 12) x 2 = 192 square inches = 192/144 = 1.333 square feet. Since each floor is 12 foot high, the per floor volume of steel in one such column is 12 x 1.333 = 16 cubic feet. Reports as to the number of core columns vary from 44 to 47. Once again, we will be generous in our assumptions and choose the higher figure of 47. Thus, the total volume of steel (per floor) in the core columns is

47 x 16 = 752 cubic feet.

On each floor, the core columns were bound together by a rectangular grid of beams. As the dimensions of these beams are not known we will assume they were, 14 inch by 14 inch box sections fabricated from 3/4 inch steel. Again, this is a very generous assumption. The cross-sectional area of such a box section is:

( 2 x 14 x 0.75 ) + ( 2 x 12.5 x 0.75 ) = 39.75 square inches = 39.75/144 = 0.276 square feet.

The core section is 137 feet wide x 87 feet deep. Hence, our rectangular grid comprises six 137 foot sections and eight 87 foot sections, for a total length of 822 + 696 = 1518 feet. Additionally, the outer two 137 foot sections have to extend to the perimeter wall (to give support for the trusses). Actually, the «official» version has a much smaller U shaped beam, but as I have mentioned above, we are being very generous. This adds another 140 feet to the length. The volume of the 1518 + 140 = 1658 feet of box section is:

1658 x 0.276 = 458 cubic feet.

Thus the overall volume of steel in the core section is:

752 + 458 = 1210 cubic feet.

We now turn our attention to the floor support system.

The floor slab was poured on 1.5 inch corrugated 22-gauge steel decking. Now, 22-gauge steel is 0.0336 of an inch thick. The corrugations lead to 1.25 square feet of steel decking for every square feet of floor slab. Hence, the volume of steel involved is:

207 x 207 x 1.25 x 0.0336/12 = 150 cubic feet.

To complete our calculations, we need to calculate the volume of steel used in the system of trusses which supposedly supported the concrete floor slabs. The following graphic illustrates the truss system. The double trusses (of which, in this graphic, we only have an end view) ran perpendicular to the transverse trusses, and were essentially two transverse trusses bound together.

Consider one of the 3 foot four inch (40 inch) sections illustrated in the above graphic. The diagonal rod has a diameter of 1.09 inches (radius 0.545 inches) and a length of twice the square root of 20 squared plus 30 squared, that is, a length of

2 x srt( 20^2 + 30^2 ) = 2 x srt( 1300 ) = 72 inches.

Here, srt stands for the square root.

The cross-sectional area of the rod is 3.14 x 0.545 x 0.545 = 0.933 square inches. Hence the volume of rod in this segment is 72 x 0.933 = 67.2 cubic inches.

This gives a volume of 67.2 x 12/40 = 20.16 cubic inches per foot of truss.

Pictured above, is the connection of one of the double trusses to the perimeter wall. The cross section marked X—X in this graphic, is pictured below. Note that the original graphic from the WTC-report was so out of scale, that it was necessary to stretch it somewhat.

The first image below is apparently the real life version of the above graphic (supposedly obtained from the WTC wreckage). The second image shows the gusset plate and seat connection.

The dimensions quoted in the following section were made by taking measurements from these two photos. Standard adjustments for perspective had to be made for measurements from the second photo.

The gusset plate is 4 x 2 x 3/8 and has a volume of 3 cubic inches. The seat angle has a volume of roughly 2 x ((9 + 4) x 14.5 x 3/8) = 141 cubic inches and the «stiffeners» add another 9 x 1.5 x 3/8 = 5 cubic inches. Since there were (at most) 120 gusset plates and seat angles, these add in 120 x 149 = 17880 cubic inches. The 76 horizontal diagonal brace plates add in another 76 x 90 x 3/2 x 1/2 = 5130 cubic inches for an addition of (17880 + 5130)/1728 = 13.3 cubic feet of steel to our total.

The upper chord (top section) of one of the double trusses consisted of four pieces of 1/8 inch thick angle iron, as illustrated below (it is circled in red).

Below, is a more detailed view of the cross section of the top chord of a transverse truss (left) and double truss (right).

So, the upper chord has a cross sectional area of

((2 + 1.25) + (1.25 + 2))/8 = 0.8125 square inches for a transverse truss and,

((2 + 1.25) + (1.25 + 7 + 1.25) + (1.25 + 2))/8 = 2 square inches for a double truss.

Since we have no information concerning the lower chord (and the «official» pictures are inconsistent and nowhere near to scale) we will assume it has the same dimensions as the upper chord.

Now summing the volume of steel in the top and bottom chords and diagonal rods, we have the following per foot volumes:

2 x 0.8125 x 12 + 20.16 = 39.7 cubic inches per foot for the transverse trusses, and

2 x 2 x 12 + 2 x 20.16 = 88.3 cubic inches per foot for the double trusses.

Now we need to calculate the total length of double and transverse trussing. There were apparently, 60 double trusses spanning the 60 feet from the perimeter wall to (a beam attached to) the core and 24 double trusses spanning the 35 feet from the perimeter wall to the core. They are pictured in the following graphic:

The overall length of double trussing was thus 60 x 60 + 24 x 35 = 4440 feet. Transverse trusses ran perpendicular to the double trusses as illustrated:

The overall length of transverse trussing was thus 8 x 207 + 4 x 87 = 2004 feet.

There was also a lesser supporting feature called «intermediate support angle». Since all we know about the intermediate support angle, is that its support capabilities were inferior to the double and transverse trusses, we shall be generous and assume that it was similar in nature to the transverse trusses. This adds another 1764 feet, to give a total of 2004 + 1764 = 3768 feet of transverse trussing.

Hence, the volume of steel in the double trusses was 4440 x 88.3/1728 = 227 cubic feet.

And the volume of steel in the transverse trusses was 3768 x 39.7/1728 = 86.6 cubic feet.

So the overall per floor volume of steel in the floor support system was

150 + 13.3 + 227 + 86.6 = 477 cubic feet.

The total per floor volume of steel, is now the sum of that in the perimeter wall, the central core section and the floor system. This is 563 + 1210 + 477 = 2250 cubic feet.

So why have we gone to all this trouble to calculate the per floor volume of steel? Well, we know that 96,000 tons of steel was used in the construction of each of the WTC towers. The WTC towers had 117 floors (110 above and 7 below the Plaza level) so an average floor contained 96,000/117 = 820 tons of steel. Since the density of steel is 490 pounds per cubic foot, we see that each floor contained about 820 x 2000/490 = 3347 cubic feet of steel.

Now, according to the above calculations, the per floor volume of steel in each of the towers, is (a very generous) 2250 cubic feet. But this is only 67 percent of the volume of steel that we know was used in the construction of the tower. So, the big question is: Where is the other 33 percent? Where are the missing 32,000 tons of steel? What features of the building are being left out of the «official» explanations?

Could it be that each concrete floor was actually supported by weighty steel beams and not by the very flimsy trusses of the «official» story?

Well, the following picture, taken during the construction of the WTC, may hold the answer.

Here, one can see what appear to be large steel girders laid out according to the plan for the positioning of the supposed double trusses (this plan is pictured here). To make things clearer, the position of the girders have been marked in white in the photo below. Remember, that the perimeter columns which appear like a row of toothpicks in the visible sections of the wall, are actually 14 inches wide. Thus the floor joists do indeed appear to be quite large steel girders. One thing is certain though, they are not the claimed double trusses.

In this photo the vertical red lines correspond to visible core columns. The white lines (apart from the outer perimeter lines) correspond to visible floor joists.

Above, is a photo of early construction work on the South Tower. Behind, is the North Tower and further back, the Verizon building. The photo was taken from the old extention of Greenwich Street (which was ripped up to make way for WTCs 4 and 5) looking north west. Some interesting aspects of the construction are presented in the following enlargements of the red-boxed regions.

In this enlargement one can see eight perimeter box columns at ten foot intervals (further up the structure these columns split into three smaller box columns at 40 inch intervals). Of course, what is of interest here are the eight (seven on the lower level and one on the upper) quite solid looking beams spanning the 35 foot gap between the perimeter wall and the central core, where the «official line» promised us there were only flimsy trusses.

In the foreground of this enlargement one can see eighteen perimeter box columns of the South Tower (those in the background are of the North Tower). If you look closely, you can just make out a single quite large beam spanning the 60 foot gap between the central core and the perimeter wall. Remember, that the corner core column to which this beam is attached is some 3 foot wide (and 16 inches deep). However, one floor below this, workers are working on a section of flooring held up by what appears to be trussing. One supposes that this is temporary flooring. If one looks carefully one can see a barrier rail to prevent workers from falling off the area supported by the trusses. This tends to support the case that this is temporary flooring.

Assuming that all the missing steel is contained in these beams we can estimate their cross-sectional area (the assumption that all the missing steel is contained in these beams is somewhat dubious, as I suspect that the sample of perimeter columns has been deliberately biased toward columns with thin cross-sections, and hence, that a significant percentage of the missing steel, is missing from the perimeter columns). Still, using this assumption, we have 1100 + 227 = 1327 cubic feet of steel to play with (the 227 comes from the no longer necessary double trussing). The total length of double trussing to be replaced is 4440 feet. Hence, the desired estimate of the cross-sectional area is:

1327/4440 x 144 = 43 square inches.

So, we have enough steel to replace the double trusses by H-beams (or I-beams, depending on how you view them) that are 24 inches deep, 10 inches wide and fabricated from one inch thick steel. These would be very, very strong beams, and would be much, much stronger than necessary to span the 35 and 60 foot spans from the central core to the perimeter wall.

It is worth emphasizing that these beams, plus the thicker stronger perimeter columns, would mean that WTC One and Two were actually traditional steel-framed buildings, that also incorporated extra thinner perimeter columns, to attain the rigidity necessary to resist wind loading.

Above are pictures taken during the construction of the WTC. On the right is a picture of some 30 feet of trussing, which one supposes was temporary flooring. Note the vertical gaps in the box columns of the perimeter wall. Gaps in the box columns do not seem to be a sensible feature in a supposedly load bearing wall. Is this because the perimeter wall was not actually meant to be a load bearing wall as such, but a feature designed to give the WTC its required rigidity (against wind loading)? In the left photo note the yellow and red lines in the concrete. In the right photo note the three parallel light-colored lines (about 4 inches wide) in the concrete. One also wonders why the pile of steel in the foreground was hoisted up the building, unless it was to be incorporated in the structure. An answer to this question may be provided by the following photo.

Between the workers cutting up a couple of WTC core columns, is a column with concrete still attached to the beams that are welded/bolted to it. These U-shaped beams look suspiciously like the lengths of steel in the foreground of the picture of the trussing. Is it possible that floor slab was some eight inches thick and laced with significant steel beams? Was the slab poured in situ and not prefabricated as some claim? Was the temporary flooring only necessary till the concrete in the floor slabs had set? And where does the following piece fit in the whole affair?

Conclusion

• Impacts of the magnitude of those that occurred on September 11 were considered by the designers of the twin towers and the towers were designed to survive them.

• The possibility of a jet-fuel fires the size of those that occurred on September 11 were considered by the designers of the twin towers and the towers were designed to survive them.

• In order to explain why the towers collapsed, where other steel framed buildings would have survived, the WTC conspirators invented the «truss theory».

• The «truss theory» is seriously flawed. It cannot explain how the perimeter wall transmits wind loading to the central core.

• The «truss theory», if accepted, leads to a 33 percent underestimate of the amount of steel in the towers. That is, the «truss theory» does not account for the whereabouts of 32,000 tons of steel (of 96,000 tons) used in the construction of each of the towers.

• The «truss theory» is a lie that has been spun to convince a gullible public, that what appeared to be the controlled demolitions of three of the World Trade Center buildings, were actually natural consequents of the aircraft strikes and not controlled demolitions at all.

• There are photos showing large steel girders positioned where the «official» line states that only (double) trusses should be.

• In all, one has to conclude that the «truss theory» is false and that those who push it are part of a large conspiracy to deceive the American people.

Architects must provide World Trade Center blueprints and plans

Design architecture for the World Trade Center was provided by Minoru Yamasaki & Associates. Emery Roth & Sons served as the architect of record. Since these people have nothing to hide, they should provide the architectural plans of the World Trade Center, for all to see. This will enable any misunderstandings regarding the facts of the collapse to be established and corrected. In fact, Minoru Yamasaki & Associates, Roth & Sons, or their descendent companies, should put the entire set of architectural plans on the internet.

Официальный отчет

The WTC Report.

2.1 Building Descriptions

2.1.1 General

The WTC towers, also known as WTC 1 and WTC 2, were the primary components of the seven building World Trade Center complex. Each of the towers encompassed 110 stories above the Plaza level and seven levels below. WTC 1 (the north tower) had a roof height of 1,368 feet, briefly earning it the title of the world's tallest building. WTC 2 (the south tower) was nearly as tall, with a roof height of 1,362 feet. WTC 1 also supported a 360-foot-tall television and radio transmission tower. Each building had a square floor plate, 207 feet 2 inches long on each side. Corners were chamfered 6 feet 11 inches. Nearly an acre of floor space was provided at each level. A rectangular service core with overall dimensions of approximately 87 feet by 137 feet, was present at the center of each building, housing 3 exit stairways, 99 elevators, and 16 escalators. Note, that this description of the core is meant to mislead the reader by directing attention away from the cores main purpose, which was to support most, if not all, of the gravity load (weight) of the building and to reduce it to just «an entrance and exit». The core provided the strength needed to support the weight of the structure, while the outer wall provided the necessary rigidity to resist lateral loading due to the wind. Figure 2-1 presents a schematic plan of a representative above ground floor.

The project was developed by the Port Authority of New York and New Jersey (hereafter referred to as the Port Authority), a bi-state public agency. Original occupancy of the towers was dominated by government agencies, including substantial occupancy by the Port Authority itself. However, this occupancy evolved over the years and, by 2001, the predominant occupancy of the towers was by commercial tenants, including a number of prominent financial and insurance services firms.

Design architecture was provided by Minoru Yamasaki & Associates, and Emery Roth & Sons served as the architect of record. Since these companies have nothing to hide, they should provide the architectural plans of the WTC to the world, so that any misunderstandings regarding the facts of the collapse, may be established. In fact, Minoru Yamasaki & Associates, and Roth & Sons, or their descendent companies, should put the entire set of architectural plans on the internet. Skilling, Helle, Christiansen, Robertson were the project structural engineers; Jaros, Baum & Bolles were the mechanical engineers; and Joseph R. Loring & Associates were the electrical engineers. The Port Authority provided design services for site utilities, foundations, basement retaining walls, and paving. Ground breaking for construction was on August 5, 1966. Steel construction began in August 1968. First tenant occupancy of WTC 1 was in December 1970, and occupancy of WTC 2 began in January 1972. Ribbon cutting was on April 4, 1973.

2.1.2 Structural Description

WTC 1 and WTC 2 were similar, but not identical. WTC 1 was 6 feet taller than WTC 2 and also supported a 360-foot tall transmission tower. The service core in WTC 1 was oriented east to west, and the service core in WTC 2 was oriented north to south. Service core, service core,... more propaganda. The more you are told the core is just for servicing the building, the more you believe it. Right? In addition to these basic configuration differences, the presence of each building affected the wind loads on the other, resulting in a somewhat different distribution of design wind pressures, and, therefore, a somewhat different structural design of the lateral-force-resisting system. In addition, tenant improvements over the years resulted in removal of portions of floors and placement of new private stairways between floors, in a somewhat random pattern. Figure 2-2 presents a structural framing plan representative of an upper floor in the towers.

Figure 2-1 Representative floor plan (based on floor plan for 94th and 95th floors of WTC1).

Figure 2-2 Representative structural framing plan, upper floors.

The buildings' signature architectural design feature was the vertical fenestration, the predominant element of which was a series of closely spaced built-up box columns. At typical floors, a total of 59 of these perimeter columns were present along each of the flat faces of the building. These columns were built up by welding four plates together to form an approximately 14-inch square section, spaced at 3 feet 4 inches on center. Adjacent perimeter columns were interconnected at each floor level by deep spandrel plates, typically 52 inches in depth. In alternate stories, an additional column was present at the center of each of the chamfered building corners. The resulting configuration of closely spaced columns and deep spandrels created a perforated steel bearing-wall frame system that extended continuously around the building perimeter.

Figure 2-3 Partial elevation of exterior bearing-wall frame showing exterior wall module construction.

Figure 2-3 presents a partial elevation of this exterior wall at typical building floors. Construction of the perimeter-wall frame made extensive use of modular shop prefabrication. In general, each exterior wall module consisted of three columns, three stories tall, interconnected by the spandrel plates, using all-welded construction. Cap plates were provided at the tops and bottoms of each column, to permit bolted connection to the modules above and below. Access holes were provided at the inside face of the columns for attaching high-strength bolted connections. Connection strength varied throughout the building, ranging from four bolts at upper stories to six bolts at lower stories. Near the building base, supplemental welds were also utilized.

Side joints of adjacent modules consisted of high-strength bolted shear connections between the spandrels at mid-span. Except at the base of the structures and at mechanical floors (Figure 2-8 shows one of these mechanical floors. Note that all the perimeter wall columns are joined/spliced at this one level.) horizontal splices between modules were staggered in elevation so that not more than one third of the units were spliced in any one story. Where the units were all spliced at a common level, supplemental welds were used to improve the strength of these connections. Figure 2-3 illustrates the construction of typical modules and their interconnection. At the building base, adjacent sets of three columns tapered to form a single massive column, in a fork-like formation, shown in Figure 2-4.

Figure 2-4 Base of exterior wall frame.

Twelve grades of steel, having yield strengths varying between 42 kips per square inch (ksi) and 100 ksi, were used to fabricate the perimeter column and spandrel plates as dictated by the computed gravity and wind demands. Plate thickness also varied, both vertically and around the building perimeter, to accommodate the predicted loads and minimize differential shortening of columns across the floor plate. In upper stories of the building, plate thickness in the exterior wall was generally 1/4 inch. At the base of the building, column plates as thick as 4 inches were used. Arrangement of member types (grade and thickness) was neither exactly symmetrical within a given building nor the same in the two towers. One would definitely be interested in the arrangement of member types, especially whether or not the perimeter wall had columns with say, 2 inch thickness, regularly interspersed among those of 1/4 inch thickness. These would then form the frame of a regular steel-framed building.

The stiffness of the spandrel plates, created by the combined effects of the short spans (Not true. To obtain the required stiffness, the spandrel plates were bolted together to form a very long span. In fact, they spanned right around the building.) and significant depth (True.) created a structural system that was stiff both laterally and vertically. Under the effects of lateral wind loading, the buildings essentially behaved as cantilevered hollow structural tubes with perforated walls. Just think of the perimeter wall as a massive box column, with hundreds of small holes cut in it. In each building, the windward wall acted as a tension flange for the tube while the leeward wall acted as a compression flange. The side walls acted as the webs of the tube, and transferred shear between the windward and leeward walls through Vierendeel action (Figure 2-5).

Figure 2-5 Structural tube frame behavior.

Vierendeel action occurs in rigid trusses that do not have diagonals. In such structures, stiffness is achieved through the flexural (bending) strength of the connected members. In the lower seven stories of the towers, where there were fewer columns (Figure 2-4), vertical diagonal braces were in place at the building cores to provide this stiffness. This structural frame was considered to constitute a tubular system.

Floor construction typically consisted of 4 inches of lightweight concrete on 1-1/2-inch, 22-gauge non-composite steel deck. In the core area, slab thickness was 5 inches. Remember, that it is important for the «official line» that there be a discontinuity between «inside the core» and «outside the core». Hence, the 5 inch slab inside the core and 4 inch slab outside the core. Outside the central core, the floor deck was supported by a series of composite floor trusses that spanned between the central core and exterior wall. I claim that this is nonsense, see the article The World Trade Center Demolition. Composite behavior with the floor slab was achieved by extending the truss diagonals above the top chord so that they would act much like shear studs, as shown in Figure 2-6.

Figure 2-6 Floor truss member with detail of end connections.

Detailing of these trusses was similar to that employed in open-web joist fabrication and, in fact, the trusses were manufactured by a joist fabricator, the LaClede Steel Corporation. However, the floor system design was not typical of open-web-joist floor systems. It was considerably more redundant and was well braced with transverse members. Trusses were placed in pairs, with a spacing of 6 feet 8 inches and spans of approximately 60 feet to the sides and 35 feet at the ends of the central core. Why would anyone place pairs of trusses at 6 feet 8 inch intervals, when the trusses could be placed regularly at 3 feet 4 inch intervals, at no extra cost and greatly increased stability? Metal deck spanned parallel to the main trusses and was directly supported by continuous transverse bridging trusses spaced at 13 feet 4 inches and intermediate deck support angles spaced at 6 feet 8 inches from the transverse trusses. The combination of main trusses, transverse trusses, and deck support enabled the floor system to act as a grillage to distribute load to the various columns.

At the exterior wall, truss top chords were supported in bearing off seats extending from the spandrels at alternate columns. Welded plate connections with an estimated ultimate capacity of 90 kips (refer to Appendix B) tied the pairs of trusses to the exterior wall for out-of-plane forces. At the central core, trusses were supported on seats off a girder that ran continuously past and was supported by the core columns. Nominal out-of-plane connection was provided between the trusses and these girders.

Figure 2-7 Shows the erection of prefabricated components, forming exterior wall and floor deck units.

This is a view from the North Tower, looking north toward the Empire State Building. Note the yellow and red lines in the concrete. What are these? Note, in particular, the three V-shaped features in/on the concrete, along the north wall (but not along the west wall).

Figure 2-8 Shows the erection of floor framing during original construction.

This is another view from the North Tower (looking north west). The other high-rise is the Verizon building. Note the vertical gaps in the box columns of the perimeter wall. Gaps in the box columns do not seem to be a sensible feature in a supposedly load bearing wall. Is this because the perimeter wall was not required to carry much of the weight of the building, but was mainly a feature designed to give the WTC its required rigidity (against wind loading)? Notice the three parallel light-colored lines (about 4 inches wide) in the concrete. One also wonders why the pile of steel in the foreground was hoisted up the building, unless it was to be incorporated in the structure.

These figures illustrate this construction, and Figure 2-9 shows a cross-section through typical floor framing. Floors were designed for a uniform live load of 100 pounds per square foot (psf) over any 200-square-foor area with allowable live load reductions taken over larger areas. At building corners, this amounted to a uniform live load (unreduced) of 55 psf.

At approximately 10,000 locations in each building, viscoelastic dampers extended between the lower chords of the joists and gusset plates mounted on the exterior columns beneath the stiffened seats (Detail A in Figure 2-6). I find it really strange that dampers are attached to only one end of each truss. It doesn't make much sense to dampen vibration at one end while letting the other end «blow in the breeze». These dampers were the first application of this technology in a high-rise building, and were provided to reduce occupant perception of wind-induced building motion.

Figure 2-2 Representative structural framing plan, upper floors.

You may wish to compare the above floor plan with this one taken from Godfrey, GB (Editor); Multi-Storey Buildings in Steel, Second Edition; Collins, London, England,1985, ISBN 0 00 383031 4. The differences are quite telling.

Figure 2-2-A Structural system for typical floor.

The numbers in the figure denote:

13 — Perimeter frame

14 — Bar joists 900 mm deep

15 — Secondary joists

16 — Horizontal floor bracing

17 — Core box columns

That the second floor plan is more accurate than the first, is plain from the above photo where the diagonal brace members (the V-shaped features in the diagrams) are clearly visible in the concrete along the north wall, but not along the west wall (as in the second diagram but not the first).

Pairs of flat bars extended diagonally from the exterior wall to the top chord of adjacent trusses (this is puzzling, as the top chords of the trusses are set in the concrete slab, yet one can clearly see these bars on the concrete surface in the above mentioned photo). These diagonal flat bars, which were typically provided with shear studs, provided horizontal shear transfer between the floor slab and exterior wall, as well as out-of-plane bracing for perimeter columns not directly supporting floor trusses (Figure 2-2).

The core consisted of 5-inch concrete fill on metal deck supported by floor framing of rolled structural shapes, in turn supported by a combination of wide flange shape and box-section columns. Some of these columns were very large, with cross-sections measuring 14 inches wide by 36 inches deep. In upper stories, these rectangular box columns transitioned into heavy rolled wide flange shapes (see Appendix B for a picture of the transition from box column to H-column).

Between the 106th and 110th floors, a series of diagonal braces were placed into the building frame. These diagonal braces together with the building columns and floor framing formed a deep outrigger truss system that extended between the exterior walls and across the building core framing. A total of 10 outrigger truss lines were present in each building

Figure 2-10 Outriger truss system at tower roof.

(Figure 2-10), 6 extending across the long direction of the core and 4 extending across the short direction of the core. This outrigger truss system provided stiffening of the frame for wind resistance, mobilized some of the dead weight supported by the core to provide stability against wind-induced overturning, and also provided direct support for the transmission tower on WTC 1. Although WTC 2 did not have a transmission tower, the outrigger trusses in that building were also designed to support such a tower.

Figure 2-11. Location of subterranean structure.

A deep subterranean structure was present beneath the WTC Plaza (Figure 2-11) and the two towers. The western half of this substructure, bounded by West Street to the west and by the 1/9 subway line that extends approximately between West Broadway and Greenwich Street on the east, was 70 feet deep and contained six subterranean levels. The structure housed a shopping mall and building mechanical and electrical services, and it also provided a station for the PATH subway line and parking for the complex.

Above, is a photo of the area shaded in blue, in Figure 2-11 (looking north). In the foreground, are the foundations for the central core of the South Tower. The North Tower can be seen on the left further back. Two subway lines can be seen crossing the site (the two bridge-like structures). The site extended from West Street in the west to the old extention of Greenwich Street in the east (which was ripped up to make way for WTCs 4 and 5) and from Vesey Street in the north to Liberty Street in the south.

Prior to construction, the site was underlain by deep deposits of fill material, informally placed over a period of several hundred years to displace the adjacent Hudson River shoreline and create additional usable land area. In order to construct this structure, the eventual perimeter walls for the subterranean structure were constructed using the slurry wall technique. After the concrete wall was cured and attained sufficient strength, excavation of the basement was initiated. As excavation proceeded downward, tieback anchors were drilled diagonally down through the wall and grouted into position in the rock deep behind the walls. These anchors stabilized the wall against the soil and water pressures from the unexcavated side as the excavation continued on the inside. After the excavation was extended to the desired grade, foundations were formed and poured against the exposed bedrock, and the various subgrade levels of the structure were constructed.

Floors within the substructure were of reinforced concrete flat-slab construction, supported by structural steel columns. Many of these steel columns also provided support for the structures located above the plaza level. After the floor slabs were constructed, they were used to provide lateral support for the perimeter walls, holding back the earth pressure from the unexcavated side. The tiebacks, which had been installed as a temporary stabilizing measure, were decommissioned by cutting off their end anchorage hardware and repairing the pockets in the slurry wall where these anchors had existed.

Tower foundations beneath the substructure consisted of massive spread footings, socketed into and bearing directly on the massive bedrock. Steel grillages, consisting of layers of orthogonally placed steel beams, were used to transfer the immense column loads, in bearing, to the reinforced concrete footings.

2.1.3 Fire Protection

The fire safety of a building is provided by a system of interdependent fire protection features, including suppression systems, detection systems, notification devices, smoke management systems, and passive systems such as compartmentation and structural protection. The failure of any of these fire protection systems will impact the effectiveness of the other systems in the building.

2.1.3.1 Passive Protection

In WTC 1, structural elements up to the 39th floor were originally protected from fire with a spray applied product containing asbestos (Nicholson, et al. 1980). These asbestos-containing materials were later abated inside the building, either through encapsulation or replacement. On all other floors and throughout WTC 2, a spray-applied, asbestos-free mineral fiber material was used. Each element of the steel floor trusses was protected with spray-applied material. The specific material used was a low-density, factory-mixed product consisting of manufactured inorganic fibers, proprietary cement-type binders, and other additives in low concentrations to promote wetting, set, and dust control. Air setting, hydraulic setting, and ceramic setting binders were added in varying quantities and combinations or singly at the site, depending on the particular application and weather conditions. Finally, water was added at the nozzle of the spray gun as the material was sprayed onto the member to be protected. The average thickness of spray-applied fire proofing on the trusses was 3/4 inch. In the mid-1990s, a decision was made to upgrade the fire protection by applying additional material onto the trusses so as to increase fire proofing thickness to 1-1/2 inches (somehow, I doubt that 3 inches (1-1/2 inches «either side») of fire proofing would stick to the 1.09 inch diagonal rod of the trusses). The fire proofing upgrade was applied to individual floors as they became vacant. By September 11, 2001, a total of 31 stories had been upgraded, including the entire impact zone in WTC 1 (floors 94-98), but only the 78th floor in the impact zone in WTC 2 (floors 78-84).

Spandrels and girders were specified to have sufficient protection to achieve a 3-hour rating. Except for the interior face of perimeter columns between spandrels, which were protected with a plaster material, spray applied materials similar to those used on the floor systems were used. The thickness of protection on spandrels and girders varied, with the more massive steel column sections receiving reduced fire proofing thickness relative to the thinner elements.

The primary vertical compartmentation was provided by the floor slabs that were cast flush against the spandrel beams at the exterior wall, providing separation between floors at the building perimeter. After a fire in 1975 (note that this fire did not cause the building to collapse) vertical penetrations for cabling and plumbing were sealed with fire-resistant material. At stair and elevator shafts, separation was provided by a wall system constructed of metal studs and two layers of 5/8— inch thick gypsum board on the exterior and one layer of 5/8-inch thick gypsum board on the interior. These assemblies provided a 2-hour rating. Horizontal compartmentation varied throughout the complex. Some separating walls ran from slab to slab, while others extended only up to the suspended ceiling. A report by the New York Board of Fire Underwriters (NYBFU) titled One World Trade Center Fire, February 13, 1975 (NYBFU 1975) presents a detailed discussion of the compartmentation features of the building at that time.

2.1.3.2 Suppression

When originally constructed, the two towers were not provided with automatic fire sprinkler protection. However, such protection was installed as a retrofit circa 1990, and automatic sprinklers covered nearly 100 percent of WTC 1 and WTC 2 at the time of the September 11 attacks. In addition, each building had standpipes running through each of its three stairways. A 1.5-inch hose line and a cabinet containing two air pressurized water (APW) extinguishers were also present at each floor in each stairway.

The primary water supply was provided by a dedicated fire yard main that looped around most of the complex. This yard main was supplied directly from the municipal water supply. Two remotely located high pressure, multi-stage, 750-gallons per minute (gpm) electrical fire pumps took suction from the New York City municipal water supply and produced the required operating pressures for the yard main.

Each tower had three electrical fire pumps that provided additional pressure for the standpipes. One pump, located on the 7th floor, received the discharge from the yard main fire pumps and moved it up to the 41st floor, where a second 750-gpm fire pump pushed it up to a third pump on the 75th floor. Each fire pump produced sufficient pressure to supply water to the pump two stages up from it in the event that any one pump should fail. Several 5,000-gallon storage tanks, filled from the domestic water system, provided a secondary water supply. Tanks on the 41st, 75th, and 110th floors provided water directly to a standpipe system. A tank on the 20th floor supplied water directly to the yard main. Numerous Fire Department of New York (FDNY) connections were located around the complex to allow the fire department to boost water pressure in the buildings.

2.1.3.3 Smoke Management

A zoned smoke control system was built into each building's ventilation systems and was activated upon direction of the responding FDNY Incident Commander. The system was designed to limit smoke spread from the tenant areas to the core area, thereby assisting both individuals evacuating from an area and those responding to the scene by limiting smoke spread into the core.

2.1.3.4 Fire Department Features

At the time of the 1993 World Trade Center bombing, a centralized Fire Command Center (FCC) for the two towers was present at the Concourse level. This FCC was located in the B-1 level Operations Control Center (OCC). Following the 1993 bombing, additional FCCs were installed in the lobbies of each tower.

A Radiax cable and antenna were installed in the WTC complex to facilitate the use of FDNY radios in the towers. Fire department telephones were provided in both towers on odd floors in Stairway 3, as well as on levels B-1, B-4, and B-6.

The WTC had its own fire brigade, consisting of Port Authority police officers trained in fire safety, who worked with the FDNY to investigate fire conditions and take appropriate actions. The internal fire brigade had access to fire carts located on the Concourse level and on the 44th and 78th floor sky lobbies of each tower. These fire carts were equipped with hoses, nozzles, self-contained breathing apparatus, turnout coats, forcible entry tools, resuscitators, first-aid kits, and other emergency equipment. Typically, the WTC fire brigade would collect the nearest fire cart and set up operations on the floor below the fire floor.

The WTC complex had 24 Siamese connections located at street level for use by the FDNY apparatus. Each of these Siamese connections served various portions of the complex and was identified as such.

2.1.4 Emergency Egress

Each tower was provided with three independent emergency fire exit stairways, located in the core of the building, as indicated in Figure 2-12. Two of these stairways, designated Stairway 1 and Stairway 2, were 44 inches wide and ran to the 110th floor. The third stairway, designated Stairway 3, had a width of 56 inches and ran to the 108th floor. The stairways did not run in continuous vertical shafts from the top to the bottom of the structure. Instead, the plan location of the stairways shifted at some levels, and occupants traversing the stairways were required to move from one vertical shaft to another through a transfer corridor. Both Stairways 1 and 2 had transfers at the 42nd, 48th, 76th, and 82nd levels. Stairway 1 had an additional transfer at the 26th level and Stairway 3 had a single transfer at the 76th level. After the 1993 bombing, battery-operated emergency lighting was provided in the stairways and photoluminescent paint was placed on the edge of the stair treads to facilitate emergency egress.

Figure 2-12. Floor plan of 94th and 95th floors of WTC 1 showing egress stairways.

There were 99 elevators in each of the two towers, including 23 express elevators; however, the express elevators were not intended to be used for emergency access or egress. There were also several freight elevators servicing groups of floors in the buildings. The several elevators that served each floor were broken into two groups that operated on different power supplies.

Upon alarm activation, an automatic elevator override system commanded all elevators serving or affected by a fire area to immediately return to the ground floor, or to their sky lobby (44th and 78th floors). From there, the elevators could be operated manually by the FDNY. Although many fire departments routinely use elevators to provide better access in high-rise buildings, FDNY does not do this, because there have been fatalities associated with such use.

2.1.5 Emergency Power

Primary power was provided at 13.8 kilovolts (kV) through a ground level substation in WTC 7 near the Barclay Street entrance to the underground parking garage. The primary power was wired to the buildings through two separate systems. The first provided power throughout each building; the second provided power to emergency systems in the event that the primary wiring system failed.

Six 1,200-kilowatt (kW) emergency power generators located in the sixth basement (B-6) level provided a secondary power supply. These generators were checked on a routine basis to ensure that they would function properly during an emergency. This equipment provided backup power for communications equipment, elevators, emergency lighting in corridors and stairwells, and fire pumps. Telephone systems were provided with an independent battery backup system. Emergency lighting units in exit stairways, elevator lobbies, and elevator cabs were equipped with individual backup batteries.

2.1.6 Management Procedures

The Port Authority has a risk management group that coordinates fire and safety activities for their various properties. This group provided training for the WTC fire brigade, fire safety directors, and tenant fire wardens. The WTC had 25 fire safety directors who assisted in the coordination of fire safety activities in the buildings throughout the year. Six satellite communication stations, staffed by deputy fire safety directors, were spaced throughout the towers. In addition, each tenant was required to provide at least one fire warden. Tenants that occupied large areas of the building were required to provide one fire warden for every 7,500 square feet of occupied space. The fire safety directors trained the fire wardens and fire drills were held twice a year.

2.2 Building Response

WTC 1 and WTC 2 each experienced a similar, though not identical, series of loading events. In essence, each tower was subjected to three separate, but related events (actually, there were four separate, but related events, the last being the detonation of a multitude of small explosive charges in each building). The sequence of these events was the same for the two buildings, although the timing was not. In each case, the first loading event was a Boeing 767-200ER series commercial aircraft hitting the building, together with a fireball (Although dramatic, these fireballs did not explode or generate a shock wave. If an explosion or detonation had occurred, the expansion of the burning gasses would have taken place in microseconds, not the 2 seconds observed. Therefore, although there were some overpressures, it is unlikely that the fireballs, being external to the buildings, would have resulted in significant structural damage.) resulting from immediate rapid ignition of a portion of the fuel on board the aircraft. Boeing 767-200ER aircraft have a maximum rated takeoff weight of 395,000 pounds, a wingspan of 156 feet 1 inch, and a rated cruise speed of 530 miles per hour. The aircraft is capable of carrying up to 23,980 gallons of fuel and it is estimated that, at the time of impact, each aircraft had approximately 10,000 gallons of unused fuel on board (compiled from Government sources). Boeing 707-320B aircraft have a maximum rated takeoff weight of 336,000 pounds, a wingspan of 145 feet 9 inches, and a rated cruise speed of 607 miles per hour. The aircraft is capable of carrying over 23,000 gallons of fuel. The Boeing 707 and 767 are very similar aircraft. Under normal flying conditions, a Boeing 707 would smash into a building with about 10 percent more energy than would the slightly heavier Boeing 767. Engineers designed the World Trade Center towers to withstand a collision with a Boeing 707. Hence, they were necessarily designed to survive the impact of a Boeing 767. See The World Trade Center Demolition and Microsoft Software Used To Simulate The Crash Of A Boeing 747 Into The World Trade Centre.

In each case, the aircraft impacts resulted in severe structural damage, including some localized partial collapse, but did not result in the initiation of global collapse. In fact, WTC 1 remained standing for a period of approximately 1 hour and 43 minutes, following the initial impact; WTC 2 remained standing for approximately 56 minutes following impact. The second event was the simultaneous ignition and growth of fires over large floor areas on several levels of the buildings. The fires heated the structural systems and, over a period of time, resulted in additional stressing of the damaged structure, as well as sufficient additional damage and strength loss to initiate the third event, a progressive sequence of failures that culminated in total collapse of both structures. Of course, this does not even begin to explain the total collapse of WTC Seven.

2.2.1 WTC 1

2.2.1.1 Initial Damage From Aircraft Impact

American Airlines Flight 11 struck the north face of WTC 1 approximately between the 94th and 98th floors (Figures 2-13 and 2-14), causing massive damage to the north face of the building within the immediate area (Figure 2-15).

Figure 2-13 Zone of aircraft impact on the north face of WTC 1.

At the central zone of impact corresponding to the airplane fuselage and engines, at least five of the prefabricated, three-column sections that formed the exterior walls were broken loose of the structure, and some were pushed inside the building envelope.

Figure 2-15 Impact damage to the north face of WTC 1.

Locally, floors supported by these exterior wall sections appear to have partially collapsed, losing their support along the exterior wall. Away from this central zone, in areas impacted by the outer wing structures, the exterior columns were fractured by the force of the collision. Interpretation of photographic evidence suggests that from 31 to 36 columns on the north building face were destroyed over portions of a four-story range. Partial collapse of floors in this zone appear to have occurred over a horizontal length of wall of approximately 65 feet, while floors in other portions of the building appear to have remained intact. Figure 2-16 shows the damage to the exterior columns on the impacted face of WTC 1.

General notes:

(1) column damage captured from photographs and enchanced video,

(2) Damage to column lines 111-115 at level 96 is estimated. 

Figure 2-16 Impact damage to exterior columns on the north face of WTC 1.

In addition to this damage at the building perimeter, a significant but undefined amount of damage also occurred to framing at the central core. For an estimate of the likely damage to the central core (by the University of California, Berkeley professor, Astaneh-Asl) see the article Microsoft Software Used To Simulate The Crash Of A Boeing 747 Into The World Trade Centre. This article claims that the damage caused by the much, much larger and heavier Boeing 747, in a collision with the World Trade Center, would be insufficient to bring the central core down. Interviews were conducted with persons who were present in offices on the 91st floor of the building at the north face of the structure, three floors below the approximate zone of impact. Their descriptions of the damage evident at this floor level immediately following the aircraft impact suggest relatively slight damage at the exterior wall of the building, but progressively greater damage to the south and east. They described extensive building debris in the eastern portion of the central core, preventing their access to the easternmost exit stairway. This suggests the possibility of immediate partial collapse of framing in the central core. These persons also described the presence of debris from collapsed partition walls from upper floors in stairways located further to the west, suggesting the possibility of some structural damage in the northwestern portion of the core framing as well. Figure 2-17 is a sketch made during an interview with building occupants indicating portions of the 91st floor that could not be accessed due to accumulated debris.

Figure 2-17 Approximate debris location on the 91st floor of WTC 1.

It is known that some debris from the aircraft traveled completely through the structure. For example, life jackets and portions of seats from the aircraft were found on the roof of the Bankers Trust building, located to the south of WTC 2. Part of the landing gear from this aircraft was found at the corner of West and Rector Streets, some five blocks south of the WTC complex (Figure 2-18).

Figure 2-18 Landing gear found at the corner of West and Rector Streets.

As this debris passed through the building, it doubtless caused some level of damage to the structure across the floor plate, including, potentially, interior framing, core columns, framing at the east, south, and west walls, and the floors themselves. The exact extent of this damage will likely never be known with certainty. It is evident that, despite this damage, the structure retained sufficient integrity and strength to remain globally stable for a period of approximately 1 hour and 43 minutes.

The building's structural system, composed of the exterior loadbearing frame, the gravity loadbearing frame at the central core, and the system of deep outrigger trusses in upper stories, was highly redundant. This permitted the building to limit the immediate zone of collapse to the area where several stories of exterior columns were destroyed by the initial impact and, perhaps, to portions of the central core as previously described. Following the impact, floor loads originally supported by the exterior columns in compression were successfully transferred to other load paths. Most of the load supported by the failed columns is believed to have transferred to adjacent perimeter columns through Vierendeel behavior of the exterior wall frame. This is not true. The extra vertical load on the perimeter columns would have distributed itself symmetrically around the perimeter frame (and would not have been concentrated on the adjacent columns). Preliminary structural analyses of similar damage to WTC 2 suggests that axial load demands on columns immediately adjacent to the destroyed columns may have increased by as much as a factor of 6 relative to the load state prior to aircraft impact. However, these exterior columns appear to have had substantial overstrength for gravity loads. Indeed, these exterior columns were designed to resist significant lateral loading and would have had more than sufficient capacity to resist this extra load.

Figure 2-14 Approximate zone of impact of aircraft on the north face of WTC 1.

Neglecting the potential loss of lateral support resulting from collapsed floor slabs and any loss of strength due to elevated temperatures from fires, the most heavily loaded columns were probably near, but not over, their ultimate capacities. Columns located further from the impact zone are thought to have remained substantially below their ultimate capacities. The preliminary analyses also indicate that loss of the columns resulted in some immediate tilting of the structure toward the impact area (extremely unlikely) subjecting the remaining columns and structure to additional stresses from P-delta effects. Also, in part, exterior columns above the zone of impact were converted from compression members to hanger-type tension members, so that, in effect, a portion of the floors' weight became suspended from the outrigger trusses (Figure 2-10) and were transferred back to the interior core columns. The outrigger trusses also would have been capable of transferring some of the load carried by damaged core columns to adjacent core columns. Figure 2-19 illustrates these various secondary load paths. Section 2.2.2.2 provides a more detailed description of these analyses and findings. The above paragraph is mainly nonsense. The building was in fact unlikely to have been stressed any more than it would have been in a hurricane force wind.

Figure 2-19 Redistribution of load after aircraft impact.

The resulting load distribution after the aircraft impact would have been almost identical to the load distribution incurred by strong wind from the back (i.e., from behind the plane of the page) as in the above graphic. Following the aircraft impact into the building, the structure was able to successfully redistribute the building weight to the remaining elements and to maintain a stable condition. This return to a stable condition is suggested by the preliminary analyses and also evidenced by the fact that the structure remained standing for 1 hour and 43 minutes following the impact. However, the structure's global strength was severely degraded. Although the structure may have been able to remain standing in this weakened condition for an indefinite period, it had limited ability to resist additional loading and could potentially have collapsed as a result of any severe loading event, such as that produced by high winds or earthquakes. WTC 1 probably experienced some additional loading and damage due to the collapse of the adjacent WTC 2. The extent of such damage is not known but likely included broken window and facade elements along the south face. This additional damage was not sufficient to cause collapse. The first event of sufficient severity to cause collapse was the fires that followed the aircraft impact.

2.2.1.2 Fire Development

It is estimated, based on information compiled from Government sources, that each aircraft contained about 10,000 gallons of jet fuel upon impact into the buildings. A review of photographic and video records show that the aircraft fully entered the buildings prior to any visual evidence of flames at the exteriors of the buildings. This suggests that, as the aircraft crashed into and plowed across the buildings, they distributed jet fuel throughout the impact area to form a flammable «cloud.» Ignition of this cloud resulted in a rapid pressure rise, expelling a fuel rich mixture from the impact area into shafts and through other openings caused by the crashes, resulting in dramatic fireballs.

Although only limited video footage is available that shows the crash of American Airlines Flight 11 into WTC 1 and the ensuing fireballs, extensive video records of the impact of United Airlines Flight 175 into WTC 2 are available. These videos show that three fireballs emanated from WTC 2 on the south, east, and west faces. The fireballs grew slowly, reaching their full size after about 2 seconds. The diameters of the fireballs were greater than 200 feet, exceeding the width of the building. Such fireballs were formed when the expelled jet fuel dispersed and flames traveled through the resulting fuel/air mixture. Experimentally based correlations for similar fireballs (Zalosh 1995) were used to estimate the amount of fuel consumed. The precise size of the fireballs and their exact shapes are not well defined; therefore, there is some uncertainty associated with estimates of the amount of fuel consumed by these effects. Calculations indicate that between 1,000 and 3,000 gallons of jet fuel were likely consumed in this manner. Barring additional information, it is reasonable to assume that an approximately similar amount of jet fuel was consumed by fireballs as the aircraft struck WTC 1.

Although dramatic, these fireballs did not explode or generate a shock wave. If an explosion or detonation had occurred, the expansion of the burning gasses would have taken place in microseconds, not the 2 seconds observed. Therefore, although there were some overpressures, it is unlikely that the fireballs, being external to the buildings, would have resulted in significant structural damage. It is not known whether the windows that were broken shortly after impact were broken by these external overpressures, overpressures internal to the building, the heat of the fire, or flying debris.

The first arriving firefighters observed that the windows of WTC 1 were broken out at the Concourse level. This breakage was most likely caused by overpressure in the elevator shafts. Damage to the walls of the elevator shafts was also observed as low as the 23rd floor, presumably as a result of the overpressures developed by the burning of the vapor cloud on the impact floors.

If one assumes that approximately 3,000 gallons of fuel were consumed in the initial fireballs, then the remainder either escaped the impact floors in the manners described above or was consumed by the fire on the impact floors. If half flowed away, then approximately 4,000 gallons remained on the impact floors to be consumed in the fires that followed. The jet fuel in the aerosol would have burned out as fast as the flame could spread through it, igniting almost every combustible on the floors involved. Fuel that fell to the floor and did not flow out of the building would have burned as a pool or spill fire at the point where it came to rest.

The time to consume the jet fuel can be reasonably computed. At the upper bound, if one assumes that all 10,000 gallons of fuel were evenly spread across a single building floor, it would form a pool that would be consumed by fire in less than 5 minutes (SFPE 1995) provided sufficient air for combustion was available. In reality, the jet fuel would have been distributed over multiple floors, and some would have been transported to other locations. Some would have been absorbed by carpeting or other furnishings, consumed in the flash fire in the aerosol, expelled and consumed externally in the fireballs, or flowed away from the fire floors. Accounting for these factors, it is believed that almost all of the jet fuel that remained on the impact floors was consumed in the first few minutes of the fire.

As the jet fuel burned, the resulting heat ignited office contents throughout a major portion of several of the impact floors, as well as combustible material within the aircraft itself.

A limited amount of physical evidence about the fires is available in the form of videos and still photographs of the buildings and the smoke plume generated soon after the initial attack. Estimates of the buoyant energy in the plume were obtained by plotting the rise of the smoke plume, which is governed by buoyancy in the vertical direction and by the wind in the horizontal direction. Using the Computational Fluid Dynamics (CFD) fire model, Fire Dynamics Simulator Ver. 1 (FDS1), fire scientists at the National Institute of Standards and Technology (NIST) (Rehm, et al. 2002) were able to mathematically approximate the size of fires required to produce such a smoke plume. As input to this model, an estimate of the openings available to provide ventilation for the fires was obtained from an examination of photographs taken of the damaged tower. Meteorological data on wind velocity and atmospheric temperatures were provided by the National Oceanic and Atmospheric Administration (NOAA) based on reports from the Aircraft Communications Addressing and Reporting System (ACARS). The information used weather monitoring instruments onboard three aircraft that departed from LaGuardia and Newark airports between 7:15 a.m. and 9:00 a.m. on September 11, 2001. The wind speed at heights equal to the upper stories of the towers was in the range of 10-20 mph. The outside temperatures over the height of the building were 20-21 degrees Centigrade (68-70 degrees Fahrenheit).

The modeling suggests a peak total rate of fire energy output on the order of 3-5 trillion Btu/hr, around 1-1.5 gigawatts (GW), for each of the two towers. From one third to one half of this energy flowed out of the structures. This vented energy was the force that drove the external smoke plume. The vented energy and accompanying smoke from both towers combined into a single plume. The energy output from each of the two buildings is similar to the power output of a commercial power generating station (this is the same type of misleading statement that the «Scientific» American article made, in its description of the aircraft strikes and fires in the WTC as equivalent to small nuclear weapons going off). The modeling also suggests ceiling gas temperatures of 1,000 degrees Centigrade (1,800 degrees Fahrenheit), for all of 5 minutes, until the jet-fuel burnt off, with an estimated confidence of plus or minus 100 degrees Centigrade (200 degrees Fahrenheit) or about 900-1,100 degrees Centigrade (1,600-2,000 degrees Fahrenheit).

This is impossible, as it is well known that the maximum temperature that can be reached by a non-stoichiometric hydrocarbon burn (that is, hydrocarbons like jet-fuel, burning in air) is 825 degrees Centigrade (1520 degrees Fahrenheit). Even worse, the WTC fires were fuel rich (as evidenced by the thick black smoke) and thus did not reach anywhere near this upper limit of 825 degrees. In fact, the WTC fires would have burnt at, or below, temperatures typical in office fires.

If the temperatures inside large regions of the building were above 700 degrees Centigrade, then these regions would have glowing red hot and there would have been visible signs of this from the outside. Even pictures taken from the air looking horizontally into the impact region show little or no sign of severe burning (above 700 degrees Centigrade).

When temperatures above 700 degrees Centigrade are reached within a region, this results in the breaking of the windows within that region. However, once the blast and fireball effects of the impacts had subsided, there appeared to be no ongoing window breakage from either tower, either as evidenced from pictures or video footage or as reported from the ground. In fact, significant areas of window even remained intact within the impact region. This is further evidence that fully developed fire conditions did not spread much through and beyond the initial devastated region, following the impacts.

In contrast, the First Interstate Bank fire in Los Angeles showed greater heating effects over larger regions than those observed in either tower. The temperature attained by the First Interstate Bank fire was clearly greater than that of either of the twin towers as the fire was hot enough to break the window glass (which rained down on the streets below presenting a considerable hazard to those on the ground).

The First Interstate Bank did not collapse.

A major portion of the uncertainty in these estimates is due to the scarcity of data regarding the initial conditions within the building and how the aircraft impact changed the geometry and fuel loading. Temperatures may have been as high as 900-1,100 degrees Centigrade (1,700-2,000 degrees Fahrenheit) in some areas and 400-800 degrees Centigrade (800-1,500 degrees Fahrenheit) in others.

All this talk of such high temperatures is to convince you that the steel beams and columns must have got really hot, but this is not so. For example, a ceiling gas temperature of 1,800 degrees Fahrenheit, for 5 minutes, would not heat the steel beams and columns significantly and the typical office fire that followed would not heat them to the point of collapse (trusses however, may have been significantly affected (this is the reason why the «truss theory» became popular)). It should be noted that the twin towers were designed to survive much more serious fires than those that occurred on September 11. That is the law.

The viability of a 3-5 trillion Btu/hr (1-1.15 GW) fire depends on the fuel and air supply. The surface area of office contents needed to support such a fire ranges from about 30,000-50,000 square feet, depending on the composition and final arrangement of the contents and the fuel loading present. Given the typical occupied area of a floor as approximately 30,000 square feet, it can be seen that simultaneous fire involvement of an area equal to 1-2 entire floors can produce such a fire. Fuel loads are typically described in terms of the equivalent weight of wood. Fuel loads in office-type occupancies typically range from about 4-12 psf, with the mean slightly less than 8 psf (Culver 1977). File rooms, libraries, and similar concentrations of paper materials have significantly higher concentrations of fuel. At the burning rate necessary to yield these fires, a fuel load of about 5 psf would be required to provide sufficient fuel to maintain the fire at full force for an hour, and twice that quantity to maintain it for 2 hours. The air needed to support combustion would be on the order of 600,000-1,000,000 cubic feet per minute.

Air supply to support the fires was primarily provided by openings in the exterior walls that were created by the aircraft impacts and fireballs, as well as by additional window breakage from the ensuing heat of the fires. Table 2.1 lists the estimated exterior wall openings used in these calculations. Although the table shows the openings on a floor-by-floor basis, several of the openings, particularly in the area of impact, actually spanned several floors (see Figure 2-17).

Sometimes, interior shafts in burning high-rise buildings also deliver significant quantities of air to a fire, through a phenomenon known as «stack effect,» which is created when differences between the ambient exterior air temperatures and the air temperatures inside the building result in differential air pressures, drawing air up through the shafts to the fire area. Because outside and inside temperatures appear to have been virtually the same on September 11, this stack effect was not expected to be strong in this case.

Based on photographic evidence, the fire burned as a distributed collection of large but separate fires with significant temperature variations from space to space, depending on the type and arrangement of combustible material present and the available air for combustion in each particular space. Consequently, the temperature and related incident heat flux to the structural elements varied with both time and location. This information is not currently available, but could be modeled with advanced CFD fire models.

Damage caused by the aircraft impacts is believed to have disrupted the sprinkler and fire standpipe systems, preventing effective operation of either the manual or automatic suppression systems. Even if these systems had not been compromised by the impacts, they would likely have been ineffective. It is believed that the initial flash fires of jet fuel would have opened so many sprinkler heads that the systems would have quickly depressurized and been unable to effectively deliver water to the large area of fire involvement (this is garbage, or a significant design fault). Further, the initial spread of fires was so extensive as to make occupant use of small hose streams ineffective.

Table 2.1 Estimated Openings in Exterior Walls of WTC 1

2.2.1.3 Evacuation

Some occupants of WTC 1 and WTC 2 began to voluntarily evacuate the buildings soon after the first aircraft struck WTC 1. Full evacuation of all occupants below the impact floors in WTC 1 was ordered soon after the second plane hit the south tower (Smith 2002). As indicated by Cauchon (2001a), the overall evacuation of the towers was as much of a success as thought possible, given the overall incident. Cauchon indicates that, between both towers, 99 percent of the people below the floors of impact survived (2001a) and by the time WTC 2 collapsed, the stairways in WTC 1 were observed to be virtually clear of building occupants (Smith 2002). In part this was possible because conditions in the stairways below the impact levels largely remained tenable. However, this may also be a result of physical changes and training programs put into place following the 1993 WTC bombing. Important modifications to building egress made following the 1993 WTC bombing included the placement of photo-luminescent paint on the egress paths to assist in wayfinding (particularly at the stair transfer corridors) and provision of emergency lighting for the stairways. In addition, an evacuation training program was instituted (Masetti 2001).

Shortly before the times of collapse, the stairways were reported as being relatively clear, indicating that occupants who were physically capable and had access to egress routes were able to evacuate from the buildings (Mayblum 2001). People within and above the impact area could not evacuate, simply because the stairways in the impact area had been destroyed.

Some survivors reported that, at about the same time that WTC 2 collapsed, lighting in the stairways of WTC 1 was lost (Mayblum 2001). Also, there were several accounts of water flowing down the stairways and of stairwells becoming slippery beginning at the 10th floor (Labriola 2001).

Anecdotes indicate altruistic behavior was commonly displayed. Some mobility-impaired occupants were carried down many flights of stairs by other occupants. There were also reports of people frequently stepping aside and temporarily stopping their evacuation to let burned and badly injured occupants pass by (Dateline NBC 2001, Hearst 2001). Occupants evacuating from the 91st floor noted that, as they descended to lower levels of the building, traffic was considerably impaired and formed into a slowly moving single-file progression, as evacuees worked their way around firefighters and other emergency responders, who were working their way up the stairways or who were resting from the exertion of the climb (Shark and McIntyre 2001).

2.2.1.4 Structural Response to Fire Loading

As previously indicated, the impact of the aircraft into WTC 1 substantially degraded the strength of the structure to withstand additional loading and also made the building more susceptible to fire-induced failure. Among the most significant factors:

• The force of the impact and the resulting debris field and fireballs probably compromised spray applied fire protection of some steel members in the immediate area of impact. The exact extent of this damage will probably never be known, but this likely resulted in greater susceptibility of the structure to fire-related failure.

• Some of the columns were under elevated states of stress following the impact, due to the transfer of load from the destroyed and damaged elements.

• Some portions of floor framing directly beneath the partially collapsed areas were carrying substantial additional weight from the resulting debris and, in some cases, were likely carrying greater loads than they were designed to resist (this is probably not true). As fire spread and raised the temperature of structural members, the structure was further stressed and weakened, until it eventually was unable to support its immense weight. Although the specific chain of events that led to the eventual collapse will probably never be identified (so they hope) the following effects of fire on structures may each have contributed to the collapse in some way. Appendix A presents a more detailed discussion of the structural effects of fire.

• As floor framing and supported slabs above and in a fire area are heated, they expand. The people who designed the towers were not fools and knew all this. They designed the towers to survive much more serious fires than those that occurred on September 11. As a structure expands, it can develop additional, potentially large, stresses in some elements. If the resulting stress state exceeds the capacity of some members or their connections, this can initiate a series of failures (Figure 2-20).

• As the temperature of floor slabs and support framing increases, these elements can lose rigidity and sag into catenary action. As catenary action progresses, horizontal framing elements and floor slabs become tensile elements, which can cause failure of end connections (Figure 2-21) and allow supported floors to collapse onto the floors below. The presence of large amounts of debris on some floors of WTC 1 would have made them even more susceptible to this behavior. In addition to overloading the floors below, and potentially resulting in a pancake-type collapse of successive floors, local floor collapse would also immediately increase the laterally unsupported length of columns, permitting buckling to begin. As indicated in Appendix B, the propensity of exterior columns to buckle would have been governed by the relatively weak bolted column splices between the vertically stacked prefabricated exterior wall units. This effect would be even more likely to occur in a fire that involves several adjacent floor levels simultaneously, because the columns could effectively lose lateral support over several stories (Figure 2-22).

• As the temperature of column steel increases, the yield strength and modulus of elasticity degrade and the critical buckling strength of the columns will decrease, potentially initiating buckling, even if lateral support is maintained. This effect is most likely to have been significant in the failure of the interior core columns.

To believe the silly little tale you are being told here, you must believe that the designers were fools and did not follow the law and design a building that could resist a serious multi-floor office fire. Note, that if the above scenario is correct then the towers would collapse in the event of any such fire. The aircraft impact plays no significant role in the sad little tale told here, only the fire.

2.2.1.5 Progression of Collapse

The fact that the towers collapsed in 8-10 seconds (essentially free-fall) is massive evidence that they were deliberately demolished. The fact that they fell at such a rate means that they did not encounter any resistance from the supposedly undamaged parts of the structure. That is, no resistance was encountered from any of the immensely strong parts of the structure that held the building up in the first place. From this one can conclude that the lower «undamaged» parts were actually very damaged (probably by a multitude of small explosive charges as in a controlled demolition).

Construction of WTC 1 resulted in the storage of more than 4 x 10^11 joules of potential energy over the 1,368-foot height of the structure. Of this, approximately 8 x 10^9 joules of potential energy were stored in the upper part of the structure, above the impact floors, relative to the lowest point of impact. Once collapse initiated, much of this potential energy was rapidly converted into kinetic energy. As the large mass of the collapsing floors above accelerated and impacted on the floors below, it caused an immediate progressive series of floor failures, punching each in turn onto the floor below, accelerating as the sequence progressed. This is saying that the WTC towers were designed and built like a house of cards. Real buildings do not exhibit this type of behavior (if they did the designers and/or builders would be hung). As the floors collapsed, this left tall freestanding portions of the exterior wall and possibly central core columns. As the unsupported height of these freestanding exterior wall elements increased, they buckled at the bolted column splice connections, and also collapsed. Perimeter walls of the building seem to have peeled off and fallen directly away from the building face, while portions of the core fell in a somewhat random manner. The perimeter walls broke apart at the bolted connections, allowing individual prefabricated units that formed the wall or, in some cases, large assemblies of these units to fall to the street and onto neighboring buildings below.

Review of videotape recordings of the collapse taken from various angles indicates that the transmission tower on top of the structure began to move downward and laterally slightly before movement was evident at the exterior wall. This suggests that collapse began with one or more failures in the central core area of the building. This is probably correct, after all the central core area is where the explosives would have been set. This is consistent with the observations of debris patterns from the 91st floor, previously discussed. This is also supported by preliminary evaluation of the load carrying capacity of these columns, discussed in more detail in Section 2.2.2.2. The core columns were not designed to resist wind loads and, therefore, had less reserve capacity than perimeter columns. As some exterior and core columns were damaged by the aircraft impact, the outrigger trusses at the top of the building shifted additional loads to the remaining core columns, further eroding the available factor of safety. This would have been particularly significant in the upper portion of the damaged building. In this region, the original design load for the core columns was less than at lower floors, and the column sections were relatively light. The increased stresses caused by the aircraft impact could easily have brought several of these columns close to their ultimate capacity, so that relatively little additional effects due to fire would have been required to initiate the collapse. Once movement began, the entire portion of the building above the area of impact fell in a unit, pushing a cushion of air below it. As this cushion of air pushed through the impact area, the fires were fed by new oxygen and pushed outward, creating the illusion (no illusion) of a secondary explosion.

Figure 2-23 Aerial photograph of the WTC site after September 11 attack showing adjacent buildings damaged by debris from the collapse of WTC 1.

Although the building appeared to collapse within its own footprint, a review of aerial photographs of the site following the collapse, as well as damage to adjacent structures, suggests that debris impacted the Marriott Hotel (WTC 3), the Customs House (WTC 6), the Morgan Stanley building (WTC 5), WTC 7, and the American Express and Winter Garden buildings located across West Street (Figure 2-23). The debris field extended as far as 400-500 feet from the tower base.

2.2.2 WTC 2

2.2.2.1 Initial Damage From Aircraft Impact

United Airlines Flight 175 struck the south face of WTC 2 approximately between the 78th and 84th floors. The zone of impact extended from near the southeast corner of the building across much of the building face (Figures 2-24 and 2-25). The aircraft caused massive damage to the south face of the building in the zone of impact (Figures 2-26 and 2-27). At the central zone of impact corresponding to the airplane fuselage and engines, six of the prefabricated, three-column sections that formed the exterior walls were broken loose from the structure, with some of the elements apparently pushed inside the building envelope. Locally, as was the case in WTC 1, floors supported by these exterior wall sections appear to have partially collapsed. Away from this central zone, in the areas impacted by the outer wing structures, the exterior steel columns

Figure 2-24 Southeast corner of WTC 2 shortly after aircraft impact.

Figure 2-26 Impact damage to the south and east faces of WTC 2.

were fractured by the impact. Photographic evidence suggests that from 27 to 32 columns along the south building face were destroyed over a five-story range. Partial collapse of floors in this zone appears to have occurred over a horizontal length of approximately 70 feet, while floors in other portions of the building appeared to remain intact. It is probable that the columns in the southeast corner of the core also experienced some damage because they would have been in the direct travel path of the fuselage and port engine (Figure 2-25).

Figure 2-25 Approximate zone of impact of aircraft on the south face of WTC 2.

It is known that debris from the aircraft traveled completely through the structure. For example, a landing gear from the aircraft that impacted WTC 2 was found to have crashed through the roof of a building located six blocks to the north, and one of the jet engines was found at the corner of Murray and Church Streets. The extent to which debris scattered throughout the impact floors is also evidenced by photographs of the fireballs that occurred as the aircraft struck the building (Figure 2-28). Figure 2-29 shows a portion of the fuselage of the aircraft, lying on the roof of WTC 5.

Figure 2-29 A portion of the fuselage of United Airlines Flight 175 on the roof of WTC 5.

As described for WTC 1, this debris doubtless caused some level of damage to the structure across the floor plates, including interior framing; core columns at the southeast corner of the core; framing at the north, east, and west walls; and the floor plates themselves. Figure 2-30, showing the eastern side of the north face of the WTC 2 partially hidden behind WTC 1, suggests that damage to the exterior walls was not severe except at the zone of impact. The exact extent of this damage will likely never be known with certainty. It is evident that the structure retained sufficient integrity and strength to remain globally stable for a period of approximately 56 minutes.

Figure 2-30 North face of WTC 2 opposite the zone of impact on the south face, behind WTC 1.

There are some important differences between the impact of the aircraft into WTC 2 and the impact into WTC 1. First, United Airlines Flight 175 was flying much faster, with an estimated speed of 590 mph, while American Airlines Flight 11 was flying at approximately 470 mph. The additional speed would have

Figure 2-28 Conflagration and debris exiting the north wall of WTC 2, behind WTC 1.

given the aircraft a greater ability to destroy portions of the structure. The zone of aircraft impact was skewed toward the southeast corner of WTC 2, while the zone of impact on WTC 1 was approximately centered on the building's north face. The orientation of the core in WTC 2 was such that the aircraft debris would only have to travel 35 feet across the floor before it began to impact and damage elements of the core structure. Finally, the zone of impact in WTC 2 was nearly 20 stories lower than that in WTC 1, so columns in this area were carrying substantially larger loads. It is possible, therefore, that structural damage to WTC 2 was more severe than that to WTC 1, partly explaining why WTC 2 collapsed more quickly than WTC 1.

2.2.2.2 Preliminary Structural Analysis

An approximate linear structural analysis of WTC-2 was performed using SAP-2000 software (CSI 2000) to provide an understanding of the likely stress state in the building following the aircraft impact. The upper 55 stories of the building's exterior-wall frame were explicitly modeled using beam and column elements. This encompassed the entire structure above the zone of impact and about 20 stories below. The lower 55 stories of the exterior were modeled as a «boundary condition» consisting of a perimeter super-beam that was 52 inches deep and about 50 inches wide, supported on a series of springs. A base spring was provided at each column location to represent the axial stiffness of the columns from the 55th floor down to grade. The outrigger trusses at the top of the building were explicitly modeled, using truss-type elements. The interior core columns were modeled as spring elements.

An initial analysis of the building was conducted to simulate the pre-impact condition. In addition to the weight of the floor itself (approximately 54 psf at the building edges and 58 psf at the building sides), a uniform floor loading of 12 psf was assumed for partitions and an additional 20 psf was conservatively assumed to represent furnishings and contents. At the 80th floor level, exterior columns were found to be approximately uniformly loaded with an average utilization ratio (ratio of actual applied stress to ultimate stress) of under 20 percent. This low utilization ratio is due in part to the unusually close spacing of the columns in this building, which resulted in a very small tributary area for each column. It reflects the fact that wind and deflection considerations were dominant factors in the design. Core columns were more heavily loaded with average calculated utilization ratios of 60 percent, which would be anticipated for these columns, which were designed to resist only gravity loads.

General notes:

(1) Column damage captured from photographs and enchanced video.

(2) Damage to column lines 413-418 at levels 81 and 82 is estimated.

(3) There is not sufficient information to detail damage to column lines 408-411 at levels 83-84.

Figure 2-27 Impact damage to exterior columns on thr south face of WTC 2.

A second analysis was conducted to estimate the demands on columns immediately following aircraft impact and before fire effects occurred. Exterior columns were removed from the model to match the damage pattern illustrated in Figure 2-27. Although some core columns were probably damaged by the aircraft impact, the exact extent of this damage is not known and therefore was not considered in the model. As a result, this analysis is thought to underestimate the true stress state in the columns immediately after impact. The analysis indicates that most of the loads initially carried by the damaged exterior columns were transferred by Vierendeel truss action to the remaining exterior columns immediately adjacent to the impact area. If the floors at this level are assumed to remain intact and capable of providing lateral support to the columns, this raised the utilization ratio for the most heavily loaded column immediately adjacent to the damage area to approximately a value of 1.0. At a value of 1.0, columns would lose stiffness and shift load to adjacent columns. Based on this analysis, it appears that the structure had significant remaining margin against collapse. However, this analysis does not consider damage to the building core, which was likely significant. Columns located further from the damage area are less severely impacted, and columns located only 20 feet away from the damaged area experience almost no increase in demand at all. These data are plotted in Figure 2-31.

Figure 2-31 Plot of column utilization ratio at the 80th floor of WTC 2, viewed looking outward. (Conservatively assumes columns 401-411 and 440-441 to be missing.) 

The columns immediately above the damage area are predicted to act as tension members, transferring approximately 10 percent of the load initially carried by the damaged columns upward to the outrigger trusses, which, in turn, transfer this load back to the core columns. Not considering any damage to the core columns, utilization ratios on these elements are predicted to increase by about 20 percent at the 80th floor level. In upper stories, where the core columns were more lightly loaded, the increase in utilization ratio is substantially larger and may have approached a value of 1.0. These conditions would have been made more severe by damage to one or more core columns.

2.2.2.3 Fire Development

Following the impact, fires spread throughout WTC 2, similar to the manner previously described for WTC 1. Extensive videotape of the fires' development through the building was recorded from various exterior vantage points. This videotape suggests that, in the minutes immediately preceding the collapse, the most intensive fires occurred along the north face of the building, near the 80th floor level. Just prior to the collapse, a stream of molten material—possibly aluminum from the airliner—was seen streaming out of a window opening at the northeast corner at approximately this level. This is of particular interest because, although the building collapse appears to have initiated at this floor level, the initiation seems to have occurred at the southeast rather than the northeast corner.

2.2.2.4 Evacuation

Although less time was available for evacuation of WTC 2 than for WTC 1, and the aircraft hit the building some 16 floors lower than in WTC 1, fewer casualties occurred within this building. The reduced number of casualties to building occupants in WTC 2 may be attributed to the movement of some of the building occupants immediately after the aircraft impact into WTC 1 and before the second aircraft struck WTC 2. Several survivors from WTC 2 stated that, following the impact of the aircraft into WTC 1, a message was broadcast over the loudspeaker system indicating that WTC 2 was secure and that occupants should return to their offices (Scripps 2001, BBC News 2001). Many of these survivors did not heed the announcement and continued to exit the building, using the elevators. Survivors also related reports of individuals who listened to the message, returned to their floors, and did not make it out after the second aircraft impacted WTC 2. Some survivors related that a small number of people traveled to the roof under the assumption that a helicopter rescue was possible (Cauchon 2001b).

2.2.2.5 Initiation of Collapse

The same types of structural behaviors and failure mechanisms previously discussed are equally likely to have occurred in WTC 2, resulting in the initiation of progressive collapse, approximately 56 minutes after the aircraft impact. Review of video footage of the WTC 2 collapse suggests that it probably initiated with a partial collapse of the floor in the southeast corner of the building at approximately the 80th level. This appears to have been followed rapidly by collapse of the entire floor level along the east side, as evidenced by a line of dust blowing out of the side of the building. As this floor collapse occurred, columns along the east face of the building appear to buckle in the region of the collapsed floor, beginning at the south side and progressing to the north, causing the top of the building to rotate toward the east and south and to begin to collapse downward (Figure 2-32). It should be noted that failure of core columns in the southeast corner of the building could have preceded and triggered these events.

2.2.2.6 Progression of Collapse

As in WTC 1, a very large quantity of potential energy was stored in the building, during its construction. Once collapse initiated, much of this energy was rapidly released and converted into kinetic energy, in the form of the rapidly accelerating mass of the structure above the aircraft impact zone. The impact of this rapidly moving mass on the lower structure caused a wide range of structural failures in the floors directly at and below the aircraft impact zone, in turn causing failure of these floors. As additional floor plates failed, the mass associated with each of these floors joined that of the tower above the impact area, increasing the destructive energy on the floors immediately below. This initiated a chain of progressive failures that resulted in the total collapse of the building.

A review of aerial photographs of the site, following the collapse, as well as identification of pieces of structural steel from WTC 2, strongly suggests that while the top portion of the tower fell to the south and east, striking Liberty Street and the Bankers Trust building, the lower portion of the tower fell to the north and west, striking the Marriott Hotel (WTC 3). Again, the debris pattern spread laterally as far as approximately 400-500 feet from the base of the structure.

2.2.3 Substructure

As first WTC 2, then WTC 1 collapsed, nearly 600,000 tons of debris fell onto the Plaza level, punching large holes through the Plaza and the six levels of substructure below, and partially filling the substructure with debris. This damage severely compromised the ability of the slabs to provide lateral bracing of the substructure walls against the induced lateral earth pressures from the unexcavated side. This condition was most severe at the southern side of the substructure, adjacent to WTC 2 and WTC 3. In this region, debris from the collapsed WTC 2 punched through several levels of substructure slab, but did not completely fill the void left behind, leaving the south wall of the substructure in an unbraced condition over a portion of its length.

In early October, large cracks were observed along Liberty Street, indicating that the south wall had started to move into the failed area under the influence of the lateral earth pressures. Mueser-Rutledge Engineers were retained to review the situation and make suitable recommendations. As a temporary measure, sand fill was backfilled against the inside face of the south wall to counterbalance earth pressures on the unexcavated side. Following temporary stabilization of the wall, tiebacks were reinstalled through the wall in a manner similar to that used to stabilize the excavation during the original construction of the development. After these tiebacks were installed, it was possible to begin excavation of the temporary sand backfill and the accumulated debris. Tiebacks were similarly installed at the other exterior substructure walls to provide lateral support as the damaged slabs and debris were excavated and removed from the site.

2.3 Observations and Findings

The structural damage sustained by each of the two buildings as a result of the terrorist attacks was massive. The fact that the structures were able to sustain this level of damage and remain standing for an extended period of time is remarkable and is the reason that most building occupants were able to evacuate safely. Events of this type, resulting in such substantial damage, are generally not considered in building design, and the ability of these structures to successfully withstand such damage is noteworthy.

Preliminary analyses of the damaged structures, together with the fact the structures remained standing for an extended period of time, suggest that, absent other severe loading events such as a windstorm or earthquake, the buildings could have remained standing in their damaged states until subjected to some significant additional load. However, the structures were subjected to a second, simultaneous severe loading event in the form of the fires caused by the aircraft impacts.

Figure 2-32 The top portion of WTC 2 falls to the east, then south, as viewed from the northeast.

The large quantity of jet fuel carried by each aircraft ignited upon impact into each building. A significant portion of this fuel was consumed immediately in the ensuing fireballs. The remaining fuel is believed either to have flowed down through the buildings or to have burned off within a few minutes of the aircraft impact. The heat produced by this burning jet fuel does not by itself appear to have been sufficient to initiate the structural collapses. However, as the burning jet fuel spread across several floors of the buildings, it ignited much of the buildings' contents, causing simultaneous fires across several floors of both buildings. The heat output from these fires is estimated to have been comparable to the power produced by a large commercial power generating station. Over a period of many minutes, this heat induced additional stresses into the damaged structural frames while simultaneously softening and weakening these frames. This additional loading and the resulting damage were sufficient to induce the collapse of both structures.

Because the aircraft impacts into the two buildings are not believed to have been sufficient to cause collapse without the ensuing fires, the obvious question is whether the fires alone, without the damage from the aircraft impact, would have been sufficient to cause such a collapse. The capabilities of the fire protection systems make it extremely unlikely that such fires would develop without some unusual triggering event like the aircraft impact. For all other cases, the fire protection for the tower buildings provided in-depth protection. The first line of defense was the automatic sprinkler protection. The sprinkler system was intended to respond quickly and automatically to extinguish or confine a fire. The second line of defense consisted of the manual (FDNY/Port Authority Fire Brigade) firefighting capabilities, which were supported by the building standpipe system, emergency fire department use elevators, smoke control system, and other features. Manual suppression by FDNY was the principal fire protection mechanism that controlled a large fire that occurred in the buildings in 1975. Finally, the last line of defense was the structural fire resistance. The fire resistance capabilities would not be called upon unless both the automatic and manual suppression systems just described failed. In the incident of September 11, not only did the aircraft impacts disable the first two lines of defense, they also are believed to have dislodged fireproofing and imposed major additional stresses on the structural system.

Had some other event disabled both the automatic and manual suppression capabilities and a fire of major proportions occurred while the structural framing system and its fireproofing remained intact, the third line of defense, structural fireproofing, would have become critical. The thickness and quality of the fireproofing materials would have been key factors in the rate and extent of temperature rise in the floor trusses and other structural members. In the preparation of this report, there has not been sufficient analysis to predict the temperature and resulting change in strength of the individual structural members in order to approximate the overall response of the structure. Given the redundancy in the framing system and the capability of that system to redistribute load from a weakened member to other parts of the structural system, it is impossible, without extensive modeling and other analysis, to make a credible prediction of how the buildings would have responded to an extremely severe fire in a situation where there was no prior structural damage. Such simulations were not performed within the scope of this study, but should be performed in the future.

Buildings are designed to withstand loading events that are deemed credible hazards and to protect the public safety in the event such credible hazards are experienced. Buildings are not designed to withstand any event that could ever conceivably occur, and any building can collapse if subjected to a sufficiently extreme loading event. Communities adopt building codes to help building designers and regulators determine those loading events that should be considered as credible hazards in the design process. These building codes are developed by the design and regulatory communities themselves, through a voluntary committee consensus process. Prior to September 11, 2001, it was the consensus of these communities that aircraft impact was not a sufficiently credible hazard to warrant routine consideration in the design of buildings and, therefore, the building codes did not require that such events be considered in building design. Nevertheless, the design of WTC 1 and WTC 2 did include at least some consideration of the probable response of the buildings to an aircraft impact, albeit a somewhat smaller and slower moving aircraft than those actually involved in the September 11 events. Building codes do consider fire as a credible hazard and include extensive requirements to control the spread of fire throughout buildings, to delay the onset of fire-induced structural collapse, and to facilitate the safe egress of building occupants in a fire event. For fire-protected steel-frame buildings, like WTC 1 and WTC 2, these code requirements had been deemed effective and, in fact, prior to September 11, there was no record of the fire-induced-collapse of such structures, despite some very large uncontrolled fires.

The ability of the two towers to withstand aircraft impacts without immediate collapse was a direct function of their design and construction characteristics, as was the vulnerability of the two towers to collapse a result of the combined effects of the impacts and ensuing fires. Many buildings with other design and construction characteristics would have been more vulnerable to collapse in these events than the two towers, and few may have been less vulnerable. It was not the purpose of this study to assess the code conformance of the building design and construction, or to judge the adequacy of these features. However, during the course of this study, the structural and fire protection features of the buildings were examined. The study did not reveal any specific structural features that would be regarded as substandard, and, in fact, many structural and fire protection features of the design and construction were found to be superior to the minimum code requirements.

Several building design features have been identified as key to the buildings' ability to remain standing as long as they did and to allow the evacuation of most building occupants. These included the following:

• robustness and redundancy of the steel framing system

• adequate egress stairways that were well marked and lighted

• conscientious implementation of emergency exiting training programs for building tenants Similarly, several design features have been identified that may have played a role in allowing the buildings to collapse in the manner that they did and in the inability of victims at and above the impact floors to safely exit. These features should not be regarded either as design deficiencies or as features that should be prohibited in future building codes. Rather, these are features that should be subjected to more detailed evaluation, in order to understand their contribution to the performance of these buildings and how they may perform in other buildings. These include the following:

• the type of steel floor truss system present in these buildings and their structural robustness and redundancy when compared to other structural systems

• use of impact-resistant enclosures around egress paths

• resistance of passive fire protection to blasts and impacts in buildings designed to provide resistance to such hazards

• grouping emergency egress stairways in the central building core, as opposed to dispersing them throughout the structure

During the course of this study, the question of whether building codes should be changed in some way to make future buildings more resistant to such attacks was frequently explored. Depending on the size of the aircraft, it may not be technically feasible to develop design provisions that would enable all structures to be designed and constructed to resist the effects of impacts by rapidly moving aircraft, and the ensuing fires, without collapse. In addition, the cost of constructing such structures might be so large as to make this type of design intent practically infeasible.

Although the attacks on the World Trade Center are a reason to question design philosophies, the BPS Team believes there are insufficient data to determine whether there is a reasonable threat of attacks on specific buildings to recommend inclusion of such requirements in building codes. Some believe the likelihood of such attacks on any specific building is deemed sufficiently low to not be considered at all. However, individual building developers may wish to consider design provisions for improving redundancy and robustness for such unforeseen events, particularly for structures that, by nature of their design or occupancy, may be especially susceptible to such incidents. Although some conceptual changes to the building codes that could make buildings more resistant to fire or impact damage or more conducive to occupant egress were identified in the course of this study, the BPS Team felt that extensive technical, policy, and economic study of these concepts should be performed before any specific code change recommendations are developed. This report specifically recommends such additional studies. Future building code revisions may be considered after the technical details of the collapses and other building responses to damage are better understood.

2.4 Recommendations

The scope of this study was not intended to include in-depth analysis of many issues that should be explored before final conclusions are reached. Additional studies of the performance of WTC 1 and WTC 2 during the events of September 11, 2001, and of related building performance issues should be conducted. These include the following:

• During the course of this study, it was not possible to determine the condition of the interior structure of the two towers, after aircraft impact and before collapse. Detailed modeling of the aircraft impacts into the buildings should be conducted in order to provide understanding of the probable damage state immediately following the impacts.

• Preliminary studies of the growth and heat flux produced by the fires were conducted. Although these studies provided useful insight into the buildings' behavior, they were not of sufficient detail to permit an understanding of the probable distribution of temperatures in the buildings at various stages of the event and the resulting stress state of the structures as the fires progressed. Detailed modeling of the fires should be conducted and combined with structural modeling to develop specific failure modes likely to have occurred.

• The floor framing system for the two towers was complex and substantially more redundant than typical bar joist floor systems. Detailed modeling of these floor systems and their connections should be conducted to understand the effects of localized overloads and failures to determine ultimate failure modes. Other types of common building framing should also be examined for these effects.

• The fire-performance of steel trusses with spray-applied fire protection, and with end restraint conditions similar to those present in the two towers, is not well understood, but is likely critical to the building collapse. Studies of the fire-performance of this structural system should be conducted.

• Observation of the debris generated by the collapse of the towers and of damaged adjacent structures suggests that spray-applied fire proofing may be vulnerable to mechanical damage from blasts and impacts. This vulnerability is not well understood. Tests of these materials should be conducted to understand how well they withstand such mechanical damage and to determine whether it is appropriate and feasible to improve their resistance to such damage.

• In the past, tall buildings have occasionally been damaged, typically by earthquakes, and experienced collapse within the damaged zones. Those structures were able to arrest collapse before they progressed to a state of total collapse. The two WTC towers were able to arrest collapse from the impact damage, but not from the resulting fires when combined with the impact effects of the aircraft attacks. Studies should be conducted to determine, given the great size and weight of the two towers, whether there are feasible design and construction features that would permit such buildings to arrest or limit a collapse, once it began.

2.5 References

BBC News. 2001. «We Ran for Our Lives.» Account of Mike Shillaker. September 13.

Cauchon, D. 2001a. «For Many on Sept. 11, Survival Was No Accident,» USA Today.com. December 19. Cauchon, D. 2001b. «Four Survived by Ignoring Words of Advice,» USA Today.com. December 19. Computers and Structures, Inc. (CSI). 2000. SAP-2000. Berkeley, CA. Dateline NBC. 2001. «The Miracle of Ladder Company 6.» September 28. Hearst, D. 2001. «Attack on America: Survivors: Suddenly they started to yell out, `get out now': Bravery and fear mingled with disbelief,» Guardian Home Pages, page 15. Account of Simon Oliver. September 13.

Labriola, J. 2001. Personal account. Channel 4 News, «Inside the World Trade Center,» broadcast. September 13.

Masetti, A. 2001. Personal account received by email. December 21. Mayblum, A. 2001. Personal account. www.worldtradecenternews.org/survivorstory.html, World Trade Center Miracles section. September 18.

New York Board of Fire Underwriters. 1975. One World Trade Center Fire, February 13, 1975. Nicholson, W. J.; Rohl, A. N.; Wesiman, I.; and Seltkoff, I.J. 1980. Environmental Asbestos Concentrations in the United States, page 823. Environmental Sciences Laboratory, Mount Zion Hospital, New York, NY.

Scripps, H. 2001. «I walked out... I made it out alive,» Boston Herald.com. Account of John Walsh. September 14.

Shark, G., and McIntyre, S. December 5, 2001. ABS. Personal account. Smith, D. 2002. Report from Ground Zero. Viking Penguin, New York. p. 29. Zalosh, R. G. 1995. «Explosion Protection,» SFPE Handbook of Fire Protection Engineering, 2nd edition. Quincy, MA.

Isn't it comforting that a supposedly scientific article about the collapse of the WTC (apart from articles on the 1975 WTC fire) only quotes survival stories from media sources?

The author of the comments (italic) is unknown. This is one of many pages, mostly concerning 9/11, which appeared anonymously during 2002-2003 at nerdcities.com/guardian/. The website disappeared in April 2003, but is preserved at http://thewebfairy.com/nerdcities/.