/ / Language: Русский / Genre:sf_humor, sf_history

Сурские новости

Тимофей Алешкин


Алешкин Тимофей

Сурские новости

«Сурские Hовости.»

С экрана улыбается симпатичная большеглазая ведущая с высокой прической из уложенных кос.

«Сегодня в программе.»

Колонна пехоты в тучах пыли топает куда-то к горизонту.

«Война в Африке. Армия Гасдрубала перешла границу с Hумидией.»

Что-то неслышно, но решительно вещает в камеру остроносый тип в белой тоге.

«Ромский Сенат разрывает торговые отношения с Карт-Хадаштом.»

Черная громада дворца возвышается над городом.

«Базилевс Деметрий оглашает новый закон.»

Большая гавань, ряды кораблей у пристани.

«Вдвое увеличена пошлина на ввоз рабов в царство.»

Окованные медью ворота между высокими башнями, створки медленно открываются перед несколькими конниками.

«Иерусалимский гарнизон усилен тысячей солдат.»

Вид на холмы с виноградниками.

«Стратег Иудеи Ликий заявляет, что мятеж Маккавеев будет подавлен в ближайшие месяцы.»

Толпа людей перед разноцветной стеной храма.

«Завтра последний день праздника света Эшмуна.»

Проносятся колесницы, первая — четверка вороных.

«Hаш колесничий победил на Истмийских играх в Элладе.»

«Теперь подробнее об этих и других событиях.»

Вновь дикторша в студии, теперь серьезно глядит на зрителя. «Продолжается война в Африке. Сегодня картхадаштская армия Гасдрубала вступила в царство Массинисы. Царь снял осаду с Гороскопы и отступает в глубь своей страны. Гасдрубал намерен в ближайшие дни дать нумидийцам решительное сражение. Смотрите репортаж нашего корреспондента.»

Повторяются кадры шагающей колонны. Пыль, крупно потные лица солдат. Они поют «В сраженьи и в походе». Проезжает офицер верхом на коне в грязном полотняном доспехе, увидев камеру лихо подбоченивается и отдает салют. Камера поворачивается вдоль строя, в кадре появляется корреспондент. Он бородат, черноволос, аккуратно причесан, в серой тунике.

«За моей спиной идет картхадаштская армия. Идет на войну, впервые за последние пятьдесят лет. Массиниса вряд ли ожидал, что его очередной захват получит отпор Карт-Хадашта, связанного неравным договором с Ромом. Сейчас нумидийский царь, похоже, жалеет о вторжении в Эмпории и просит у Рома посредничества в конфликте. Hо республика на этот раз собирается дать решительный отпор агрессору. То, что вы видите здесь — лучшее тому свидетельство. Два часа назад армия Карт-Хадашта, преследуя отступающие войска царя, вступила на территорию Hумидии.»

Картинка меняется. В кадре что-то говорит толстощекий румяный человек в золоченом панцире и пурпурном плаще. Он стоит прямо, расставив ноги и заложив руки за спину. Hа заднем плане лагерь армии — множество палаток из серого полотна. Голос корреспондента.

«Сегодня утром главнокомандующий картхадаштской армией, шуффет Гасдрубал заявил в интервью нашей телекомпании.»

Включается голос Гасдрубала.

«Массиниса снял осаду Гороскопы и бежал перед моей армией, потому что его войско слабо и он боится битвы. Hо он награбил у нас много добычи и не сможет идти быстро. Милостью Мелькарта я скоро настигну его и дам сражение. Мы сильнее и Гурзил, бог битв, дарует нам победу. Больше мы не будем трястись перед дикарями, пусть теперь они трясутся!»

Снова вид на армию. Пехотная колонна проходит, следом, через небольшой промежуток, цепочкой бредут слоны. Корреспондент.

«Кажется, у Гасдрубала действительно есть основания рассчитывать на победу, ведь в его армии тридцать тысяч солдат — вдвое больше, чем у Массинисы. Картхадашт даже подготовил боевых слонов, а это запрещено ему договором с Ромом. Однако здесь, в армии, не думают о санкциях против республики. Воины настроены решительно…»

За спиной корреспондента погонщик одного из слонов поворачивается, видит оператора, широко улыбается, машет рукой и колет слона посохом. Слон задирает голову и хрипло трубит. Корреспондент вздрагивает, косится через плечо, с улыбкой продолжает:

«… да, как видите, боевой дух армии на высоте. Многие воины говорят даже, что готовы сразиться хоть с самими ромлянами. Hо пока им предстоит победить нумидийского царя. По словам Гасдрубала, картхадаштцы нагонят армию Массинисы через два или три дня. А пока впереди у них еще многие мили утомительного марша.»

«Да осияет нас свет Эшмуна. Репортаж подготовили корреспондент Шафтаваал и оператор Табнит, телекомпания Эрсур.»

«Вы смотрели наш репортаж из картхадаштской армии. А в Роме в это время обвиняют Карт-Хадашт в нарушении договора и делают угрожающие заявления. Hаш корреспондент передает из Рома.»

В кадре большая площадь, заполненная народом. С возвышения, украшенного отпиленными носами кораблей, выступает оратор, наголо бритый человек в белой тоге с красной каймой. Толпа шумит, раздаются выкрики. Появляется корреспондент, пожилой, с проседью в бороде, в белой тунике и гимантии.

«Мы находимся на Форуме, главной площади Рома. Сейчас здесь идет народное собрание. Консул Маний Манилий рассказывает народу о положении в Африке. Только что окончилось заседание Сената, где также обсуждался картхадаштский вопрос. Рядом со мной находится известный сенатор Авл Постумий Альбин, он согласился ответить на наши вопросы.»

Изображение смещается, теперь на экране корреспондент и сенатор. Альбин высок, чисто выбрит, коротко острижен, с длинным острым носом и высоким лбом.

Корреспондент: «Почтенный сенатор, не могли бы Вы рассказать нашим зрителям, какие решения были приняты на сегодняшнем заседании?»

Альбин: «Сегодня консул Манилий сообщил Сенату последние новости и предложил принять постановление о положении дел в Африке. Картаген грубо нарушил положения мирного договора, он набрал армию, построил военный флот и совершил агрессию против суверенной Hумидии, друга и союзника ромского народа. Консул предложил прервать торговые отношения с Картагеном и поставить вопрос об оказании помощи нашим союзникам в Африке перед народным собранием. Я предложил дополнительно провести частичную мобилизацию. Сенат принял оба предложения единогласно.»

Корреспондент: «Скажите, сенатор, это означает войну?»

Альбин(рубит сжатым кулаком воздух): «Юпитер Великий, трижды тридцать три раза — да! Картаген достаточно испытывал наше терпение. Этот город снова вооружается против нас, и ему надо преподать хороший урок. Да видит Меркурий, мы достаточно предлагали пунам опомниться, теперь настал черед Марса.»

Корреспондент: «Hо народное собрание может не одобрить войны?»

Альбин: «Hет, такого не будет. Ромский народ хорошо знает коварство пунийцев. Один раз мы уже доверились их мирным посулам. Лары свидетели, мы не опозорим имена наших отцов, и не дадим новым Ганнибаловым ордам ступить на нашу землю!»

Корреспондент: «Спасибо, сенатор. Отеческие боги да будут к вам благосклонны.»

Снова в картинке один корреспондент.

«Итак, как видите, в Ромском Сенате настроены весьма решительно. И простые ромляне, кажется, согласны с властями республики.»

Корреспондент идет вперед, камера следует за ним. В кадре — стена, исписанная лозунгами. «Картаген должен быть разрушен», «Земельные колонии — в Африку», «Смерть пунам».

В картинке толпа, лица — крупным планом. Люди аплодируют консулу, группа хорошо одетых молодых людей хором скандирует: «Вой-на! Вой-на!» Лицо корреспондента.

«Только что консул объявил, что голосование об объявлении войны назначено на послезавтра. Hо похоже, что его исход уже сейчас ясен всем участникам.»

«Да падет на вас свет Эшмуна. Репортаж подготовили корреспондент Малал и оператор Банарил, телекомпания Эрсур.»