/ / Language: Русский / Genre:psy_theraphy / Series: Библиотека Института практической психологии и психоанализа

Психологический практикум для начинающих

Татьяна Барлас

Эта книга – практикум, она содержит, прежде всего, описание заданий, которые позволяют получить представление об основных методах психологии, некоторых направлениях прикладных психологических исследований, особенностях мотивационно-личностной сферы человека. Каждому заданию предшествует сводка теоретических сведений, необходимых для его выполнения; рассматриваются характерные трудности и способы их преодоления, приводятся многочисленные примеры из практики выполнения заданий.

В отдельный раздел собраны задания, которые позволяют применить понятия и категории психологической науки к анализу художественных текстов, рекламы и др.


Литагент «Когито-Центр»881f530e-013a-102c-99a2-0288a49f2f10 Психологический практикум для начинающих Когито-Центр Москва 2014 978-5-89353-430-6

Т. В. Барлас

Психологический практикум для начинающих

* * *

Рекомендовано Ученым советом Института практической психологии и психоанализа в качестве учебного пособия по направлению подготовки (специальности) «Психология»

Редактор серии К. В. Ягнюк

© Когито-Центр, 2014 ISBN 978-5-89353-430-6

От автора

Слова «психология» и «психолог» мало кого оставляют равнодушным. Общество и его отдельные представители ждут от психологии решения разнообразнейших проблем, причем слишком часто их ожидания оказываются обманутыми, поэтому «психолог» порой произносится с суеверным почтением, будто «чародей» или «всезнающий волшебник», а нередко, наоборот, с разочарованием и пренебрежением.

Можно привести немало соображений о причинах столь пристрастного и неоднозначного отношения к психологии, но сейчас мы коснемся лишь одной из них. Дело в том, что само слово «психология» может относиться к совершенно разным понятиям и сферам деятельности человека. Разные значения этого слова многие путают и подменяют одно другим.

Есть психология как наука; подобно всякой науке, она занимается выявлением закономерностей, формулировкой и проверкой гипотез, обобщением полученных данных и т. п.

Вместе с тем есть психология практическая, то есть приемы и способы оказания психологической помощи людям, составная часть профессиональной деятельности. Знания и навыки практической психологии могут быть основными для работы, если это работа практического психолога, а могут использоваться в других профессиях – педагога, социального работника, врача, менеджера по продажам, пиарщика и др.

Как соотносятся между собой научная и практическая психология? Примерно так же, как биология и медицина или физика и техника. Наука является теоретической основой практики, немыслимой без нее, однако между ними не так уж много общего. Никто не будет требовать от ученого-биолога, чтобы он лечил людей, а от физика, чтобы он проектировал сложные механизмы.

С психологией, к сожалению, все гораздо запутанней. Профессиональная подготовка психологов все еще сводится преимущественно к изучению премудростей психологической науки, а обществом востребованы, прежде всего, практики; от выпускников многочисленных факультетов психологии ждут практических знаний и навыков, которыми они, увы, как правило не обладают. С другой стороны, если психологи-практики, не получившие «правильного» психологического образования, углубляются в психологическую науку в поисках ответов на свои вопросы, чаще всего они эти ответы не находят (хотя это не значит, что их там действительно нет!).

Есть еще и иная психология – житейская, «специалистом» в которой является каждый из нас, но о ней немного позже.

Эта книга ориентирована, в первую очередь, на тех, кто интересуется практической психологией, будь то студенты – психологи и изучающие психологию – или просто те, кто увлечен психологией, поэтому основное ее содержание – практические задания, а книга предназначена не столько для чтения, сколько для их выполнения. Однако автор – «классический» психолог, уважающий психологическую науку, и потому каждое задание предваряется теоретическим введением, без изучения которого его выполнение малополезно, если вообще осуществимо. Задача книги – показать читателю возможности научной психологии для понимания и объяснения практических и житейских психологических феноменов, провести связи от научной психологии к житейской и практической.

Для работы с книгой не нужны никакие специальные знания, но очень желателен интерес к живому контакту с человеком, который всегда гораздо сложнее любых научных теорий. Необходима готовность вкладывать силы, время, мысли, потому что, когда мы сталкиваемся с необходимостью понять не абстрактного испытуемого, а конкретного Васю или Машу, то очень быстро осознаем, что правильных и неправильных ответов нет и не может быть, а самое лучшее книжное руководство – всего лишь подсказка для собственных размышлений. Важно не бояться совершать ошибки и при этом помнить, что человек – не «подопытный кролик», наши ошибки могут дорого ему обойтись.

В основе данного издания – книга «Психологический практикум для „чайников“» (Барлас, 2001), в которой был обобщен опыт работы со студентами второго высшего образования – взрослых людей, избравших психологию своей профессией и обладающих немалым житейским психологическим опытом. За прошедшие с тех пор годы с заданиями работал более широкий круг учащихся: студенты первого высшего образования – будущие психологи и педагоги-психологи, студенты «непсихологических» специальностей, школьники. Для них было придумано много новых заданий, а опыт работы со старыми значительно возрос. Теперь назрела необходимость нового издания.

При подготовке нового варианта практикума количество и тематика заданий существенно расширились, а к большинству старых заданий на основе опыта работы с ними были добавлены рекомендации и новые примеры. Несколько заданий, оказавшихся слишком трудоемкими или не очень интересными для выполнения, было исключено.

Кроме того, книга получила новую структуру; она состоит из четырех глав, каждая из которых – новая ступенька в освоении опыта практической психологии. Первая глава знакомит читателя с «классическими» методами психологии – эксперимент, беседа, наблюдение и др. Большинство заданий этого раздела сравнительно несложные, они доступны всем желающим, а выполнять их, надеюсь, интересно.

Вторая глава дает возможность использовать знакомые по первой главе методы в разнообразных сферах практической психологии: в работе с детьми, отборе персонала, изучении психологии городской среды, особенностей принятия решений в обыденной жизни и др. Задания в целом сложнее, чем в первой главе, они требуют более серьезного отношения, а некоторые – еще и «житейского багажа», который может помочь строить взаимодействие в непростых ситуациях.

Третья глава посвящена углубленному исследованию самых тонких и деликатных структур психики – мотивационно-личностной сферы. Выполнение заданий предполагает высокую включенность испытуемого, у них возможны выраженные эмоциональные реакции. От тех, кто работает с испытуемым и потом анализирует результаты, потребуются чуткость, следование этическим стандартам, умение соотносить интуитивное житейское понимание человека с результатами выполнения им психологических методик.

Большинство заданий первых трех глав представляют собой модификации широко известных методик, чье авторство не всегда возможно определить. Модификации, а также принципы анализа и интерпретации создавались, как правило, на основе многолетнего опыта выполнения заданий студентами и являются авторскими разработками.

Четвертая глава отличается от первых трех; ее задача – освоение научной психологии на материале житейской психологической мудрости, воплощенной в художественной литературе, песнях, рекламе и других реалиях нашей жизни. При выполнении заданий потребуется умение размышлять, сопоставлять, а также фантазия и… чувство юмора.

В заключение хочется поблагодарить учащихся, без трудов которых эта книга не могла бы появиться: студентов Института практической психологии и психоанализа (второе высшее образование, специальность «психологическое консультирование»), студентов Московского государственного лингвистического университета (первое высшее образование, специальности «психология», «педагогика и психология», «психолого-педагогическое образование», «туризм»), старшеклассников лицея № 1555 Москвы. Благодаря их вопросам, ошибкам, недоумениям, соображениям, благодаря отчетам, фрагменты которых составили основную часть примеров, и родилась эта книга. Спасибо!

Общее руководство к выполнению заданий

Основные этапы выполнения задания

Задания, входящие в книгу, довольно разнородны, однако последовательность и план выполнения являются общими для большинства из них (хотя далеко не для всех). Поэтому перечислим его основные этапы.

1. Формулировка цели и гипотезы. Цель – это то, что определит всю дальнейшую работу; формулируя цель, вы решаете, что именно вы хотите узнать, выполняя задание, какой результат вы рассчитываете получить. Для заданий, приведенных в книге, можно выделить несколько вариантов целей:

– Исследовательская цель, то есть выявление или проверка психологических закономерностей. Конечно, вряд ли вам удастся открыть что-то новое или даже провести проверку всем известного факта в соответствии со строгими канонами психологической науки, но собственные небольшие открытия вы можете сделать. Исследовательская цель формулируется примерно следующим образом: «Выявление взаимосвязи между….», «Выявление особенностей влияния… на…», «Анализ изменения… в зависимости от…», «Сопоставление эффективности…».

– Диагностическая цель, то есть выявление индивидуально-психологических особенностей испытуемого. В этом случае, цель примерно так и формулируется: «Анализ (изучение, выявление) особенностей… (название психического процесса, свойства, состояния, который вы изучаете) испытуемого».

– Обучающая (развивающая, формирующая цель), или тренинг, развитие каких-то психологических свойств, особенностей испытуемого. Соответственно формулируется и цель.

Обратите внимание, что в каждом задании, как правило, формулируется только одна цель.

Гипотеза характеризует тот результат, который вы предполагаете, ожидаете получить. Даже если у вас нет предположений, гипотезу обычно стоит сформулировать; если она не подтвердится, ничего удивительного в этом нет: гипотезы часто не подтверждаются.

2. Подготовка. Прежде всего, внимательно прочитайте соответствующий раздел книги (как теоретическую часть, так и текст самого задания) и убедитесь, что вам понятно, что и как вы должны делать. Подготовьте необходимые материалы, удобные принадлежности для записи, тексты тестов и методик, технику для аудио– или видеозаписи и др. Тексты, с которыми будет работать испытуемый, необходимо скопировать из книги, чтобы в процессе работы перед испытуемым не было ничего лишнего.

Этот этап включает также выбор испытуемого, договоренность о месте и времени проведения исследования (об этом подробнее будет сказано ниже).

3. Выполнение задания подробно описано для каждого задания.

4. Обработка результатов – расшифровка аудиозаписи, приведение в порядок записей, которые делались непосредственно во время выполнения задания, подсчеты или иные действия в соответствии с руководством к заданию.

5. Анализ и обсуждение результатов– самая творческая часть работы; это то, чему практически невозможно научить, но можно научиться на собственном опыте, причем этот процесс длится столько, сколько работает психолог. Что можно посоветовать начинающему, помимо тех указаний, которые приведены в каждом разделе и тех вопросов, опираясь на которые вы будете проводить анализ?

Во-первых, не надо бояться того, что у вас все получилось совсем не так, как написано в книжке или учебнике. Скорее, наоборот, будет удивительно, если все будет «как положено»: такого почти никогда не случается. Тем и интересна психология, что поведение человека гораздо более разнообразно, чем, скажем, химическая реакция или движение физических тел, и зависит от огромного количества факторов, большинство из которых вам просто неизвестны. Однако вы можете думать, сопоставлять факты, задавать себе вопросы, выдвигать гипотезы, искать источники их проверки, подтверждать и опровергать.

Во-вторых, источником информации, а значит, и основой для формулировок гипотез и выводов, является практически все, что происходит в течение исследования (поэтому важно собрать и зафиксировать эту информацию как можно более полно): вопросы и реплики, которые, казалось бы, не относятся к заданию, особенности одежды, грамматические ошибки, почерк, рисунки на полях и многое другое. Все это стоит замечать и по возможности анализировать и использовать. Вместе с тем основой для анализа все-таки должно стать само задание и то, что связано с его целью.

Помните о необходимости обосновывать свои предположения. Единичный факт, как правило, еще не основание для вывода, а только для гипотезы, которая нуждается в проверке. Как можно постараться ее проверить? Поискать подтверждение среди имеющегося материала и дополнительной информации (например, из имеющихся сведений о жизни испытуемого). Задать вопросы испытуемому. Провести дополнительное исследование. Наконец, если ничего из перечисленного не удается, а гипотеза представляется вам важной и правдоподобной, она так и остается гипотезой и в таком виде выносится в заключение, то есть высказывается как нечто возможное или вероятное.

Старайтесь избегать предвзятости, как бы трудно это ни было. Очень легко оказаться в плену стереотипов, сложившихся на основе житейского опыта, мнений, представлений. Однако преимущество психологического исследования и состоит в том, что оно демонстрирует новые и подчас неожиданные стороны, казалось бы, хорошо нам знакомых людей и явлений.

6. Формулировка выводов. Выводы, как правило, соответствуют цели задания и гипотезе; в них кратко формулируется основные полученные результаты. Вместе с тем, если в ходе работы были получены интересные данные, которые не предусматривались целями исследования (например, при исследовании памяти получена информация о каких-то значимых особенностях мотивации или межличностных отношений), то эту информацию также следует вынести в выводы.

Как правило, выводы логично вытекают из обсуждения, но в отличие от него коротки (обычно каждый вывод – одна фраза), не содержат обоснования и аргументации. Формулировки в выводах должны быть по возможности четкими.

Количество выводов обычно невелико: один – два, возможно, три, но вряд ли больше.

7. Рефлексия полученного опыта. Обучение практической психологии предполагает не только освоение теоретических знаний методик и техник, но и самоизменение, личностный рост психолога (как известно, «основной инструмент работы психолога – он сам»).

Психологию нельзя освоить, тренируясь на крысах или муляжах. Обучение психологии – это контакт с человеком, который всегда, даже при работе, казалось бы, с самым простым заданием, непредсказуем. В ходе выполнения многих заданий вам придется выступать в новой для себя роли психолога (пусть и начинающего), сталкиваться с непривычными ситуациями, возможно, с достаточно сильными, в том числе негативными переживаниями испытуемых. Этот опыт желательно осознать и осмыслить.

Сказанное объясняет, почему рефлексия является важным этапом работы над заданием. Вот примерный список вопросов, на которые желательно ответить:

– Что показалось трудным при выполнении задания?

– Какие мысли и чувства вы испытывали при выполнении задания?

– Понравилось ли вам выполнять задание? Почему?

– Показалось ли задание полезным? Почему?

– Что бы вы изменили в своих действиях при повторном выполнении задания?

8. Оформление отчета. Этот этап является обязательным для учащихся. Остальным можно порекомендовать выполнить письменно хотя бы часть работы по составлению отчета. Изложение мыслей на бумаге стимулирует мышление, позволяет четко выразить и оформить свои идеи, а часто наиболее интересные из них рождаются именно в процессе написания текста. Кроме того, написание заключений – один из существенных элементов работы практического психолога, который требует тренинга.

Оформление отчета должно соответствовать требованиям преподавателя, но примерная структура его следующая:

– Название работы.

– Краткие теоретически сведения по теме. Эта часть может быть краткой или отсутствовать совсем, если теоретическая подготовка к заданию сводится к изучению пособия. Если же автор самостоятельно изучил литературу по теме, то важная для выполнения работы информация излагается в этом разделе.

– Цель работы.

– Гипотеза.

– Испытуемый (испытуемые, наблюдаемые). Для задания, выполняемого на одном или двух-трех испытуемых, обязательно сообщаются имя (можно вымышленное или ник) или инициалы, пол, возраст, род деятельности (для студента с указанием курса и будущей специальности). Другие сведения (например, семейное положение, увлечения, успеваемость в школе, левшество) приводятся или не приводятся в зависимости от содержания задания и того, насколько они существенны при анализе и обсуждении результатов. При характеристике группы испытуемых приводится общее количество испытуемых, их состав по полу и возрасту; если группа однородна (например, студенты одного института), то указывается объединяющий их признак.

– Материал и методика. Если она стандартна (то есть дается преподавателем и одинакова для всех), то можно ограничиться названием или кратким описанием в одной – двух фразах (например, «были заполнены опросники X и Y; испытуемый выполнил методику Z»). Любые варианты выполнения, изменения и дополнения методики описываются с максимально возможной полнотой.

– Результаты. Приводятся протоколы, оригиналы опросников, заполненных испытуемым, расшифровки диктофонных записей и т. п. (если протоколы длинные и малоинформативные или небрежно написаны, их можно вынести в приложение). Также в этом разделе приводится описание поведения испытуемого и взаимодействия с ним.

– Обработка. Обработка в соответствии с планом задания, количественные результаты.

– Анализ и обсуждение.

– Вывод (выводы).

– Описание завершающей беседы с испытуемым (если она проводилась).

– Рефлексия полученного опыта.

– Приложение: бланки и протоколы, если они не были полностью приведены в разделе «Результаты». Представление оригинальных материалов является обязательным.

Рекомендации по работе с испытуемым

Как уже говорилось, большинство заданий предусматривает работу с испытуемыми, то есть, с людьми, которые по вашей просьбе соглашаются быть «подопытными кроликами» и выполнять предлагаемые им задания. Такие задания – простые, но настоящие и совершенно серьезные варианты психологической практики. В данном разделе рассказывается о том, как лучше организовать взаимодействие с испытуемым на разных этапах выполнения задания.

Прежде всего, для тех, кто работает с испытуемыми, является обязательным подчинение этическим нормам, которые регламентируют работу психолога; этические нормы обеспечивают соблюдение прав личности и ненанесение вреда тому, с кем вы работаете. Одна из них – добровольность работы с психологом. Поэтому первая непростая задача, которая встанет перед вами на подготовительном этапе – выбор испытуемого и получение его согласия на работу с вами.

В каждом задании оговорены конкретные требования к испытуемым, исходя их которых он выбирается. Как правило, интереснее работать с теми, кого вы сравнительно неплохо знаете, чтобы сопоставить полученные результаты со своими житейскими впечатлениями; такое сопоставление может оказаться достаточно полезным и информативным. Однако следует придерживаться и определенных ограничений: в заданиях третьей главы не допускается использование в качестве испытуемых близких родственников и членов семьи. Эти задания затрагивают личность и межличностные отношения, они требуют достаточной откровенности, которая не всегда возможна, если в жизни вы находитесь с испытуемым в тесных или даже не очень простых отношениях. Личные отношения накладываются на ситуацию взаимодействия в необычных для вас условиях и могут исказить ее до неузнаваемости. Кроме того, сложившиеся представления о близком человеке помешают вам объективно анализировать полученные результаты и сделать выводы.

В предварительной беседе вам необходимо получить согласия участие в исследовании, объяснить цели работы, создать мотивацию для нее. Конкретные формы этой беседы зависят от испытуемого и от ваших отношений с ним. Это может быть телефонный разговор, или общение в чате, или несколько фраз непосредственно перед началом работы. Маленькому ребенку можно просто предложить «Давай поиграем» или «Давай решим интересные задачки», взрослым надо объяснить, зачем они должны выполнять предложенные им задания и объяснить так, чтобы у них возникло желание искренне и добросовестно сделать все, что от них требуется.

Наилучший вариант объяснения – это просьба о помощи в обучении психологии; обычно такая просьба встречается с пониманием, тем более, что многие интересуются психологией и самопознанием и с удовольствием станут «участвовать в психологических опытах», «делать тесты» и т. п. Как правило, следует сказать что-то типа «результаты помогут вам лучше узнать и понять себя, решить какие-то личные проблемы, улучшить, например, память» (в зависимости от выполняемого задания), но чем меньше у вас опыта, тем осторожнее следует быть в формулировках, ведь обещание должно быть выполнено.

Этика психологического исследования требует, чтобы все полученные результаты представляли собой тайну, то есть не были доступны никому, кроме вас; об этом испытуемого следует предупредить, если задание учебное, то следует сказать, что работу будет проверять преподаватель, но имя и фамилия испытуемого останутся для него неизвестными. Исключение делается для родителей, которые могут получить информацию о своих детях – дошкольниках и младших школьниках. При работе с подростками информировать родителей желательно с их согласия.

Если на этапе предварительной беседы вы столкнулись с сомнениями, волнением, выраженным напряжением, лучше не настаивать и найти другого испытуемого.

Выбирая место и время для выполнения заданий, учтите, что желательно работать в отдельном помещении, где нет посторонних; исключение можно сделать для родителей тех маленьких детей, которые испытывают беспокойство, оставаясь наедине с малознакомым человеком. Испытуемый не должен никуда торопиться. Желательно (а для некоторых заданий обязательно), чтобы ни его, ни психолога не отвлекали телефонные звонки и домашние дела. Возможно выполнение заданий в общественных местах (кафе, вузовские аудитории) при условии тишины и отсутствия помех со стороны посторонних лиц.

Невзирая на широкое распространение современных средств коммуникации, все задания предусматривают ваш личный контакт с испытуемым. Исключения оговорены в тексте заданий.

На этапе выполнения задания самое важное – создание спокойной, доброжелательной атмосферы проведения исследования. Не нужно стараться быть похожим на оракула или экзаменатора. Тревожным испытуемым следует напомнить, что в выполняемых заданиях не бывает правильных и неправильных ответов, что никто не собирается оценивать испытуемого (или его память, личность, семейные отношения и пр.) как плохого или хорошего, правильного или неправильного, ставить диагнозы и пр. Вместе с тем желательно сохранить некую дистанцию с испытуемым и создать атмосферу серьезного отношения к происходящему, что может иногда представлять трудности, особенно, если испытуемый – ваш хороший знакомый.

Инструкцию для испытуемого (если она не дается в письменном виде) желательно подготовить заранее и заучить наизусть. После объяснения инструкции и перед началом выполнения задания следует спросить, есть ли у испытуемого вопросы и ответить на них. Однако ответы на вопросы не должны раскрывать сути задания в большей степени, чем это предусмотрено инструкцией. Если подобные вопросы задаются, следует еще раз повторить соответствующее место из инструкции или сказать что-нибудь вроде: «Вы начните делать, тогда станет ясно».

На вопросы, возникшие в ходе выполнения задания, следует отвечать, если они касаются непонимания каких-то частей инструкции (их надо повторить или объяснить своими словами) или смысла отдельных слов и выражений. При возникновении вопросов о том, как испытуемый должен поступать или как отвечать на вопрос, следует избегать прямых ответов, напоминая испытуемому, что верно так, как ему кажется, что надо ответить первое, что приходит в голову и пр., не вступая при этом в длительные дискуссии. Тревожного испытуемого можно ободрить, сказав, что он все делает хорошо и правильно, что все идет нормально и т. п.

Желательно параллельно с работой с испытуемым вести за ним наблюдение, запоминая и, если возможно, записывая его вопросы и реплики, особенности позы, жестикуляции, мимики, интонации, вегетативных реакций (покраснение, побледнение, изменение ритма дыхания и пр.), а также все, что покажется вам существенным. Если ведение записей нервирует испытуемого или если вы просто не успеваете их вести, то следует записать все, что вы запомнили, как только будет такая возможность.

При завершении работы следует поблагодарить испытуемого, сказать, что он все сделал хорошо, и договориться о том, когда можно будет узнать результаты (если такая встреча планируется).

Есть еще один очень важный этап работы, который, правда, не всегда проводится. Это завершающая беседа с испытуемым, которая происходит либо сразу после окончания работы с ним, либо через какое-то время, необходимое для обработки и анализа результатов. Она представляет собой изложение результатов проделанной работы и должна удовлетворять некоторым основным требованиям.

Полнота и развернутость предоставляемой информации зависят от заинтересованности в ней испытуемого. Для того, чей интерес «к тому, что получилось» отсутствует или чисто формален, стоит ограничиться одной-двумя фразами. Другому будет необходима длительная беседа. Часто можно определить, что и в каком количестве стоит говорить, только в процессе самой беседы, ориентируясь по реакции испытуемого на то, что ему говорится, и по его вопросам.

Очень важно, чтобы представленная информация не наносила психологической травмы испытуемому или иным образом не причиняла ему вреда. Этим этическим принципом следует руководствоваться в первую очередь, определяя содержание беседы. Особенно трудно, но необходимо соблюдать его начинающим, которым следует постоянно помнить о правиле «в сомнении воздержись».

Исходя из принципа ненанесения вреда, беседу следует начинать с позитивных результатов, а о том, что может быть воспринято негативно, стоит сначала сказать совсем немного и оценить реакцию испытуемого. Если то, что говорится, сразу же решительно отвергается, не стоит настаивать на сказанном: испытуемый, скорее всего, не готов к его восприятию (или вы просто ошибаетесь). Также не следует подробно останавливаться на проблемах и трудностях, если первая информация о них вызывает выраженную эмоциональную реакцию, высказывания о собственных недостатках (по типу «Конечно, я ни на что не гожусь») или самообвинения. В беседе следует по возможности избегать оценочных высказываний (описания испытуемого и его качеств как хороших – плохих, положительных – отрицательных и т. п.) и помнить, что почти все особенности психики имеют как негативный, так и позитивный аспект. Так, можно сказать испытуемому: «Вы очень тонкий и чувствительный человек», а можно: «Вы слишком нервозны и беспокойны». Желательно также, чтобы вы не просто констатировали проблемы и трудности, но предлагали какой-то вариант их преодоления.

Беседа должна вестись на понятном для испытуемого языке, то есть учитывать его интеллектуальный уровень и не содержать непонятных терминов. Также необходимо учитывать особенности восприятия устной речи, тем более восприятия такого пристрастного слушателя, каким является испытуемый. Помните, что испытуемый услышит в первую очередь то, что он ждет, и то, что он хочет услышать, а противоречащая его ожиданиям информация может быть искажена или быстро забыта. Особенно осторожным следует быть с гипотезами и предположениями, которые с легкостью могут быть восприняты как приговор или окончательный диагноз. Поэтому часто целесообразно вообще не говорить о них испытуемому, а если говорить, то специально подчеркнуть, что это не более чем один из возможных вариантов.

Завершающая беседа – в определенном смысле самая важная часть работы. Ведь именно она посвящена реализации главной цели практической психологии – помощи конкретному человеку. Уже процедура ответов на многочисленные вопросы о самом себе часто приводит к тому, что человек начинает более пристально и внимательно глядеть на себя, задумываться о своих проблемах («Как жаль, что в жизни никто не задает таких вопросов» – сказал один из испытуемых, закончив работу). Мысли и чувства, которые возникают у испытуемого в процессе выполнения задания и в ходе завершающей беседы, могут оказаться для него совершенно неожиданными. Поэтому даже при выполнении сравнительно простых заданий, включенных в книгу, можно столкнуться с сильными эмоциональными реакциями, переживанием травм прошлого, серьезными жизненными проблемами, обсуждение которых не предполагалось, и пр.

Если такое случится, то ваша задача – обратить происходящее на пользу испытуемому (даже в ущерб качеству выполнения задания!) или, по крайней мере, свести к минимуму отрицательные последствия. Если вы с этой задачей справитесь, то обсуждение результатов может послужить отправной точкой для беседы о чем-то важном для испытуемого, далеко выходящем за рамки выполнения задания. Об этом свидетельствует следующий фрагмент из отчета (выполнен по заданию «Методика неоконченных предложений»).

После того как испытуемому были сообщены результаты, он глубоко задумался. Его глаза были опущены, я чувствовала его обиду, досаду, что он очень сердится на меня. Мне показалось, что я причинила ему боль, хотя в своих объяснениях результатов я обходила все острые углы. Через некоторое время его лицо просветлело, он подтвердил все сделанные мною выводы. Наша беседа продолжалась около двух часов, а в конце он поблагодарил меня и сказал, что я могу на него рассчитывать, если мне в следующий раз понадобится испытуемый.

Рекомендации для преподавателя

Если задания используются в рамках учебного процесса, то перед преподавателем, который их проводит, стоят две не вполне обычные для педагога и тесно связанные задачи – контроль этичности в процессе проведения занятий и выполнения заданий студентами; ненанесение ущерба как самим студентам в ходе занятий, так и их испытуемым. Предлагаемые варианты достижения этих целей не являются единственно возможными, это личные наработки автора.

Автор исходит из того, что в рамках учебного процесса отношения строятся, исходя из социальных ролей преподавателя и студента (а не, к примеру, психотерапевта и клиента или ведущего тренинга и его участника). Преподаватель не имеет права требовать от учащихся раскрытия личной информации, а если она предоставляется добровольно, то обсуждать ее с другими учащимися; преподаватель в рамках учебного курса не обсуждает личные проблемы студента, не дает советов и рекомендаций (хотя он может сделать это по просьбе студента во внеучебное время).

В ходе занятий учащиеся выполняют в качестве испытуемых все задания, которые технически возможно выполнить в аудитории. Однако содержание этих ответов является личной тайной учащихся, преподаватель знакомится с ними только по инициативе студентов. Учащимся рекомендуется в ходе выполнения задания не показывать листки со своими записями соседям по парте, и если есть возможность, разместиться в аудитории свободно.

Хотя преподаватель рекомендует выполнить этап «Рефлексия полученного опыта», в котором могут быть затронуты личные переживания учащегося, его оформление в виде текста, который сдается преподавателю после каждого задания, не является обязательным и выполняется по желанию.

Готовя материалы для обсуждения на занятиях (такое обсуждение – важная, эффективная и интересная составляющая часть обучения), следует оценить, насколько они являются приемлемыми с позиции этики; стоит исключить факты, позволяющие идентифицировать испытуемого, а также (для малоподготовленных учащихся) обсуждение интимных и деликатных моментов. При этом учащийся имеет право снять с обсуждения любую свою работу (лучше заранее просить указать это в самой работе).

Часто учащиеся испытывают тревогу при необходимости дать обратную связь испытуемому (а многие испытуемые очень хотят такую обратную связь получить). Студенты должны иметь возможность получить консультацию преподавателя перед беседой с испытуемым, следует предусмотреть в сетке занятий время для таких консультаций.

Иногда в ходе выполнения заданий учащиеся сталкиваются с реальными психологическими проблемами своих испытуемых, с которыми, очевидно, не могут справиться своими силами. Желательно, чтобы преподаватель на этот случай располагал координатами психологических консультаций, кризисных центров, телефонов доверия и других мест, где можно получить квалифицированную психологическую помощь.

Несколько заданий предусматривают скрытое наблюдение или естественный эксперимент – взаимодействие с людьми, которые не подозревают, что участвуют в «подстроенной» ситуации. Перед выполнением этих заданий преподавателю следует подчеркнуть необходимость не вторгаться в личное пространство незнакомых людей и не ставить их в неловкое положение. В задании, где учащиеся сами придумывают ситуацию взаимодействия, желательно оговорить необходимость предварительно ознакомить преподавателя с придуманным планом и получить его разрешение на его реализацию.

Глава 1. Методы психологического исследования

Эксперимент

Эксперимент – главный метод научной психологии, он настолько важен, что студенты-психологи нередко называют любое психологическое исследование экспериментом, что не вполне верно. В отличие от других методов психологии, эксперимент подразумевает управление исследуемой ситуацией со стороны психолога, целенаправленное изменение различных ее характеристик. Эксперимент позволяет изучить и доказать причинно-следственные зависимости, как правило, он предусматривает проведение исследования в идентичных условиях на большом количестве испытуемых, нередко и многократное повторение опытов с каждым испытуемым. Без этого невозможно подтвердить достоверность полученных результатов средствами математической статистики.

Чтобы подробнее разобраться в сказанном, приведем пример одного из психологических экспериментов, проведенных энтузиастом-студентом. Проверялась гипотеза о том, что пол и поведение человека, нуждающегося в помощи, влияют на количество предложений о помощи.

В эксперименте участвовало 4 помощника экспериментатора – владельцы автомобилей производства Волжского автозавода, два мужчины и две женщины. В субботний день в одно и то же время (в 14 часов) они встали на обочину одной из оживленных московских магистралей (Ленинградское, Дмитровское, Рязанское, Волгоградское шоссе), включили аварийную сигнализацию и подняли капот. Двое из них (мужчина и женщина) смотрели под капот, двое (тоже мужчина и женщина) голосовали проезжающим машинам.

Эксперимент продолжался в течение двух часов, подсчитывалось количество остановившихся. Тех, кто останавливался, благодарили и говорили, что помощь будет с минуты на минуту.

За два часа рядом с мужчиной, который не голосовал, не остановился никто, рядом с девушкой остановилось 9 человек. Рядом с голосовавшей девушкой остановилось 24 автомобиля, с мужчиной – 17.

С экспериментом тесно связано понятие «переменная» – так называется любое условие экспериментальной ситуации, которое может изменяться.

Независимая переменная – та, которую целенаправленно изменяет экспериментатор. В нашем примере две независимых переменных: пол нуждающегося в помощи (мужской и женский) и его поведение (смотрит под капот или голосует).

Зависимая переменная – та, которая изменяется под влиянием независимой переменной; именно ее изменение отслеживается в эксперименте. В нашем случае это намерение оказать помощь, которое оценивалось по количеству остановившихся автомобилей.

Промежуточная переменная – может повлиять на соотношение зависимой и независимой переменной; она не может жестко контролироваться экспериментатором, однако ее роль в эксперименте должна обязательно учитываться, потому что она может изменить поведение испытуемого и результаты эксперимента. К примеру, помощники экспериментатора были по-разному одеты и имели разную внешность; возможно, одна из девушек выглядела более привлекательно, чем вторая, и поэтому ей чаще хотели оказать помощь.

Контролируемые переменные – те, которые не должны меняться в ходе эксперимента; экспериментатор должен обеспечивать их постоянство. К примеру, в нашем случае, контролируется время эксперимента и марка автомобиля (одинаковые для всех), выбраны трассы с примерно одинаковым трафиком. Кроме того, для чистоты эксперимента необходимо, чтобы помощники экспериментатора соблюдали постоянство поведения в течение двух часов (одинаково голосовали и пр.).

В зависимости от условий проведения эксперимента можно выделить два его вида. Выше описан естественный эксперимент; он проводится в реальных условиях, и его участники, как правило, не подозревают, что являются «испытуемыми» в психологическом исследовании. Однако целенаправленное вмешательство исследователя в ситуацию, соблюдение постоянства контролируемых переменных, четкая фиксация результата – все это атрибуты именно эксперимента. Правда, трудности учета промежуточных переменных и поддержания постоянства контролируемых переменных приводят к тому, что естественный эксперимент нечасто используется в психологических исследованиях.

Лабораторный эксперимент в отличие от естественного проводится в специально организованных условиях, отличающихся от реальных; экспериментальную среду легче «очистить» от промежуточных переменных и поддерживать постоянство контролируемых. Испытуемые знают, что они являются объектами исследования; их действия определяются инструкциями; обычно (но необязательно) используются технические средства и специальная аппаратура. Лабораторный эксперимент позволяет эффективно контролировать переменные, повторять исследование необходимое количество раз, однако его результаты не всегда просто применить к реальным жизненным ситуациям (сложнее, чем результат естественного эксперимента).

В практическом задании вам предстоит экспериментально проверить наличие или отсутствие феномена телепатии. Наличие такого задания не означает веру автора в телепатию или то, что концепция телепатии является научно обоснованной. Скорее мы задаемся вопросом: что мы можем сказать с позиции научной психологии об экстрасенсорных явлениях, если допустить их существование в качестве гипотезы.

Итак, телепатия – это одна из парапсихологических (то есть выходящих за рамки изучения традиционной психологией) способностей, которая выражается в передаче информации от человека к человеку, минуя традиционные системы восприятия (угадывание, на какую карточку смотрит другой человек, «чтение» мыслей, «видения», связанные с близкими людьми, особенно, если с ними случилась беда и пр.).

От чего зависит наличие и выраженность экстрасенсорных способностей (если они, конечно, существуют)? Во-первых, лучшие результаты, как правило, показывают те, кто верит в парапсихологические феномены или, по крайней мере, допускают возможность их существования.

Также очевидна связь экстрасенсорных явлений и измененных состояний сознания. Так, около половины случаев «спонтанных» проявлений экстрасенсорики (видения близких людей, предвидение будущего и пр.) происходят во сне или в момент засыпания. В лабораторных исследованиях экстрасенсорных явлений лучшие результаты показывали испытуемые, находившиеся в состоянии релаксации. Упражнения на релаксацию, медитацию и пр. можно рекомендовать тем, кто хочет развить свои экстрасенсорные способности.

Доказательству наличия телепатии и ее влияния на содержание сновидений был посвящен корректно спланированный лабораторный эксперимент, который мы опишем подробно (см.: Криппнер, Диллард, 2001).

Испытуемый спит, и когда энцефалограмма, отражающая работу его мозга, показывает, что у него началась фаза быстрого сна, в которой возникают сновидения, в эксперимент вступает другой человек, отправитель информации. В соседней комнате он вскрывает конверт с репродукцией, случайно выбранной из набора, и пытается телепатически передать спящему испытуемому содержание картины, которую он разглядывает.

Когда энцефалограмма показывает, что фаза быстрого сна закончилась, испытуемого будят и записывают содержание его сновидения. После этого в эксперимент вступает следующий участник – эксперт. В его распоряжении запись сновидения и полный набор репродукций; он не знает, какую из них видел отправитель, и пытается угадать это по содержанию сновидения. Результаты угадывания оказывались существенно выше случайного, если отправитель видел эмоционально насыщенные картины. Авторы исследования сделали вывод о том, что «эмоция является топливом паранормальной коммуникации».

Вот, к примеру, запись сновидения, сделанная в результате попытки «телепатически передать» впечатления от картины Сальвадора Дали «Тайная вечеря».

Было море. Оно было необыкновенно красиво. Рыбацкая лодка, довольно маленькая. Картина, висящая в ресторане: большая картина, впечатляющая, на ней изображено человек 12, которые тянут рыбацкую лодку к берегу… рождественский каталог… врач, он должен стать врачом, исцелитель, сидящий рядом с ребенком… что-то вроде кухни, ресторан, приправы и пряности, разная еда.

Еще одна четкая закономерность – связь парапсихологических феноменов с работой правого полушария головного мозга. Так, было показано, что стимуляция правого полушария в большей степени улучшает результаты опытов на экстрасенсорное восприятие, чем стимуляция левого. В процессе обучения парапсихологическим способностям у обучающихся изменялись показатели межполушарной асимметрии: увеличивалась роль правого полушария в их психической жизни.

Способности к воображению и творчеству, связанные с правым полушарием мозга, по-видимому, также имеют отношение к экстрасенсорике. Существует общепринятое (хотя и не доказанное) мнение, что творчески одаренные люди обладают хорошим экстрасенсорным потенциалом. Упражнения на стимуляцию воображения и творческого мышления могут быть полезны для стимуляции экстрасенсорных способностей.

Особенно интересные феномены были обнаружены в психике людей, у которых наряду с различными формами левшества имели место разнообразные опухоли и поражения мозга. У таких больных были неоднократно показаны «неведомые правшам формы взаимодействия с материальным миром». В отличие от огромного количества данных о телепатии, не заслуживающих особого доверия, эти феномены (по крайней мере, частично) были задокументированы учеными – исследователями мозга. Вот несколько отрывков из их работ.

Больная К-я, 25 лет, во время одного из осмотров сказала врачу: «Какие красивые туфли на ногах у женщины». На вопрос врача, где она видит эти туфли, сказала: «Там, наверху, на втором этаже». Там действительно на ногах у врача были туфли, цвет, форму которых описала больная.

У больной имели место грубые нарушения распознавания изображений, лиц, букв, однако восприятие улучшалось, если больная обводила их пальцами левой руки. Например, не смогла назвать детали картины Перова «Проводы покойника», пока видела лишь зрением эту картину; левой рукой быстро определяла гроб, сани, собаку, человека на санях (Доброхотова, Брагина, 1994).

Для того чтобы убедиться в наличии или отсутствии телепатии, необходимо спланировать и провести корректный эксперимент, который должен удовлетворять нескольким условиям. Должны быть исключены подсказки по обычным каналам восприятия, например, мельчайшие различия в интонациях голоса отправителя или длительности пауз между выпадением монетки и сообщением о том, что «телепатический сигнал» отправлен. Выбор объектов должен быть совершенно случайным, к примеру, выпадение орла или решки или карты из хорошо перетасованной колоды. Результаты должны быть зафиксированы точно и непредвзято.

Наконец, необходимо иметь возможность сравнивать полученные результаты с неким неизменным показателем. Таким показателем может служить математическая вероятность. Если некое событие происходит случайно, то можно вычислить его вероятность. И если подобное событие происходит чаще, чем ему положено быть, согласно вероятности, то, значит, оно не случайно. Существует правило, принятое как психологами, так и парапсихологами: если вероятность какого-то события (определяемая по законам математической статистики) составляет 1 к 20 (5 %) или еще меньше, а оно произошло, то следует сделать заключение: здесь может иметь место некое явление, отличное от случайного; в данном случае феномен экстрасенсорного восприятия.

Например, если 20 раз подряд угадывать результат бросания монеты, при котором возможно всего лишь два исхода (орел или решка), то при случайном угадывании вероятность правильного ответа составит 1/2 и в среднем будет получено 10 правильных ответов. Можно случайно угадать и 11, и 12 результатов, но чем больше результатов будет угадано, тем меньше вероятность того, что это случайность. Какое количество правильных ответов должно быть получено, чтобы мы могли исключить случайное угадывание? По таблице, приведенной в конце задания, можно определить: для того, чтобы предположить наличие экстрасенсорного восприятия даже на слабом уровне (вероятность случайного угадывания менее 0,05), нужно угадать не менее 15 результатов. Для средней выраженности феноменов (вероятность случайного угадывания менее 0,01) необходимо угадать 17 результатов, а для высокой (вероятность менее 0,001) – 18 или более.

Задание 1. Экспериментальное исследование телепатии

Испытуемые. В выполнении задания участвуют два человека: отправитель (он же ведет протокол) и реципиент. Специальных требований к испытуемым нет, реципиентом могут быть дети от 6–7 лет, но есть условия, которые повышают вероятность получения результата, отличающегося от случайного:

– испытуемые являются близкими родственниками или хорошими друзьями;

– реципиент или оба испытуемых верят в телепатию или даже допускают наличие телепатических способностей у себя;

– реципиент или оба участника знакомы с практиками медитации или эзотерическми практиками.

Процедура. Отправитель и реципиент садятся спиной друг к другу. Отправитель бросает монетку, смотрит, выпал орел или решка, и пытается телепатически передать эту информацию реципиенту, после чего подает заранее оговоренный сигнал (например, говорит «готов», звенит в колокольчик или дает сигнал звонком мобильного телефона; желательно исключение голосового сигнала). Испытуемый пытается угадать, что выпало, и дает свой ответ. Эта процедура повторяется от 20 до 50 раз в зависимости от договоренности и степени усталости реципиента. Результаты заносятся в таблицу с графами «номер пробы», «выпало», «ответ испытуемого». Затем подсчитывается количество правильных ответов, сопоставляется с таблицей и делается вывод о наличии или отсутствии превышения результата над вероятностью случайного угадывания. Допускается вести подсчет угадываний после каждых 10 ответов и знакомить с ним испытуемого.

Возможны модификации эксперимента по выбору участников, использование различных техник, которые могут увеличить вероятность телепатии, при условии, что они не допускают передачи информации по обычным каналам. Подобные модификации должны быть описаны в разделе «Методика» отчета.

Примеры реальных модификаций из практики выполнения задания:

– реципиент (семилетний ребенок) сидит под столом;

– предварительно реципиент (увлекается медитацией и йогой) медитировала для настройки чакр и в руке держала монетку, которую потом будет подбрасывать отправитель, – налаживая связь с ней;

– отправитель и реципиент сидели спиной друг к другу, они оба могли видеть шкаф, на который отправитель проецировал мысленный образ парящего орла или решетки.

Обработка. Подсчитывается количество правильных угадываний, результат сравнивается с таблицей и делается вывод о наличии или отсутствии превышения результата над вероятностью случайного угадывания.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Что в эксперименте является зависимой и независимой переменной?

2. Какие переменные необходимо контролировать в ходе эксперимента?

3. Какие промежуточные переменные могли повлиять на результат эксперимента?

4. Если в эксперименте достигнуто превышение результата над вероятностью случайного угадывания, то как это можно объяснить? Считаете ли вы, что имел место феномен телепатии? Какие альтернативные объяснения возможны?

Примеры и рекомендации. Если в задании получен результат, превышающий вероятность случайного угадывания (а такое бывает нередко), стоит подумать об объяснениях, альтернативных наличию телепатии. Следует учесть, что информация от отправителя к реципиенту поступает не только по экстрасенсорным каналам, но и через слух и другие органы чувств (даже если передача зрительной информации исключается путем рассаживания участников спиной друг к другу); причем она может передаваться и приниматься на неосознаваемом уровне. Так, отправитель в зависимости от того, выпал орел или решка, может произносить заданное слово с разной интонацией, по-разному вздыхать, делать паузы различной длины и пр. Некоторые испытуемые могут оказаться очень чувствительны к подобным невербальным сигналам, что, безусловно, свидетельствует об их выдающихся способностях, которые, однако, отнюдь не являются экстрасенсорными.

Некоторые начинающие исследователи вдохновляются длинными сериями угадываний (например, 5–6 угадываний подряд) и считают их свидетельствами наличия телепатии, а когда угадывания прекращаются, объясняют это тем, что реципиент устал, «перестал чувствовать» (часто это соответствует отчетам реципиента). Тем не менее подобные серии угадываний вполне возможны с позиции математической вероятности, и оценку следует давать только по всей серии ответов реципиента целиком.

Приложение (Айзенк, 2005)

Минимальное число правильных угадываний, необходимое для вывода о наличии телепатии при вероятности случайного угадывания 1/2

Наблюдение

Наблюдение – популярный инструмент практического психолога. В научной психологии наблюдение – сравнительно редкий гость, несмотря на свое главное достоинство – естественность и отсутствие трудностей, связанных с переносом полученных данных из лаборатории в реальные жизненные условия. Редкость применения метода наблюдения в исследованиях связана, прежде всего, со сложностью организации корректного с позиции науки наблюдения, о которых пойдет речь ниже.

Основная особенность наблюдения, отличающая его от других методов психологии – невмешательство психолога в изучаемые процессы для сохранения их естественности. Это обусловливает первую трудность наблюдения – значительные затраты времени, если поведение, которое необходимо наблюдать, не слишком часто встречается. Но главная проблема наблюдения – его субъективность. Основной «инструмент» наблюдателя – его глаза и уши (если к ним добавить аудио– и видеозапись, это облегчает наблюдение, но не меняет его суть), а человек всегда субъективен, даже если у него есть диплом психолога. Прилагаются немалые усилия для того, чтобы сделать наблюдение как можно более объективным: разрабатываются формализованные схемы наблюдения, проводится обучение наблюдателей для того, чтобы добиться единообразия оценок и др. Научное наблюдения (в отличие от житейского) должно отвечать следующим требованиям: целенаправленность, систематичность, планомерность, регистрация результатов, оперирование системой терминов, способствующих четкому обозначению наблюдаемого материала; все эти особенности способствуют увеличению объективности наблюдения как метода.

Существует несколько оснований классификации наблюдения.

1. В зависимости от степени вовлеченности исследователя в изучаемую среду:

– включенное (наблюдатель лично участвует в наблюдаемой деятельности, другие люди считают его участником событий); стороннее (без непосредственного участия наблюдателя);

Стороннее наблюдение более объективно, но не всегда возможно.

2. По характеру взаимодействия с объектом:

– скрытое (люди не знают, что являются объектами наблюдения); открытое.

Скрытое наблюдение связано с проблемами этического плана и не всегда возможно; с другой стороны, открытое наблюдение меняет поведение людей и частично лишает наблюдаемые процессы естественности (впрочем, как участник нескольких тренингов, где велось открытое наблюдение, могу сказать, что о наблюдателях забываешь очень быстро). Кроме того, как правило, открытое наблюдение требует согласия наблюдаемых на его проведение.

3. По времени исследования:

– однократное;

– периодическое (осуществляется в течение определенного промежутка времени);

– лонгитюдное (осуществляемое в течение длительного времени, обычно несколько лет).

4. По характеру восприятия:

– сплошное (исследователь обращает внимание на все доступные для наблюдения особенности поведения);

– выборочное (исследователя интересуют определенные параметры поведения или типы поведенческих реакций).

5. По характеру регистрации данных:

– констатирующее (исследователь фиксирует наличие или особенности поведения – определенные звуки, позы, жесты и пр.);

– оценивающее (особенности поведения оцениваются с помощью рейтинговых шкал), например, оценить внимательность ученика на уроке по шкале от 1 до 5; критерии оценки, как правило, разрабатываются заранее, наблюдатели обучаются оценке в соответствии с ними).

6. По степени стандартизированности процедуры:

– свободное, или нестандартизированное (нет четких правил и ограничений по тому, на что обращать внимание, как фиксировать результаты);

– структурированное, или стандартизированное (поведение фиксируется строго в соответствии с заранее разработанной программой, имеется четкая схема регистрации данных);

– полустандартизированное (промежуточный вариант между свободным и стандартизированным).

В практическом задании предлагается оценить информативность наблюдения, в частности, на основе характеристик невербального взаимодействия оценить особенности взаимоотношений в паре. Принято выделять следующие основные компоненты невербальной коммуникации:

– прикосновения (такесика); – контакт глаз;

– поза (выразительное положение тела); – жесты (движения рук); – мимика (выражение лица);

– особенности голоса и интонации (экстралингвистика); – взаимное расположение субъектов общения в пространстве (проксемика).

Наиболее информативной и хорошо изученной является мимика, особенно положение и движение губ и бровей.

Принято различать спонтанную (непроизвольную) экспрессию и произвольную, сознательно контролируемую, которая в большей степени соответствует принятым нормам выражения эмоций и выполняет коммуникативную функцию – доносит до партнера по общению информацию об эмоциональном состоянии.

Задание 2а. Невербальные проявления симпатии[1]

Объекты наблюдения. В качестве объекта для наблюдения следует выбрать две пары: одна с высокой степенью симпатии (друзья, близкие, влюбленные) и одна с низкой (малознакомые люди, деловые контакты, ссора и т. п.). Выбор пары и ее предварительная оценка как пары с высокой или низкой симпатией проводится на основе краткого предварительного наблюдения. Желательно, чтобы пары были как можно больше похожи друг на друга по полу и возрасту, например, однополые ровесники (примерно), разнополые ровесники, пара, где один партнер существенно старше другого и пр., а также, чтобы они наблюдались примерно в одинаковой ситуации (коммуникацию в транспорте и в ночном клубе сравнивать трудно). Возможные места для наблюдений: транспорт, кафе и ресторанные дворики, аудитории и другие помещения учебного заведения. Но допустимы и другие варианты, к примеру, ночной клуб, вечеринка в большой компании, занятие по бальным танцам, киносеанс.

Процедура. Проводится наблюдение за двумя парами по плану (см. подробнее следующий раздел); минимальное время наблюдения – 2–3 минуты, максимальное не ограничено.

Внимание! Помните об этике исследования. Выберите ситуацию, в которой наблюдение будет естественным и неназойливым. Оно не должно превращаться во вмешательство в личную жизнь незнакомых людей. Если вы столкнетесь с тем, что ваше наблюдение замечено, то улыбнитесь и завершите его (если материала недостаточно, выберите другой объект).

Записи о наблюдении (черновик отчетов) ведутся либо непосредственно во время наблюдения (если это можно проделать, не привлекая внимания окружающих) или сразу же после его окончания.

Оформление отчета о наблюдении. По результатам наблюдения каждой из двух пар составляется два отчета.

1. Свободный отчет описывает общую ситуацию взаимодействия. Он включает: описание наблюдаемых (пол, примерный возраст, особенности внешнего вида, показавшиеся существенными), ситуацию, в которой велось наблюдение, примерную продолжительность наблюдения, происходившие за период наблюдения события и изменения, другие особенности взаимодействия. Отчет не должен содержать интерпретаций поведения (например, «девушке определенно нравился молодой человек») и личного отношения учащегося к происходящему. В разделе «Анализ и обсуждение» следует привести собственные интерпретации и гипотезы относительно отношений между наблюдаемыми, их переживаний, содержания разговора и пр.

2. Полустандартизированный отчет включает наблюдение в соответствии с заранее (до начала наблюдения) подготовленной схемой, которая составляется студентом самостоятельно на основе нижеприведенного перечня фиксируемых признаков поведения. Перечень может быть дополнен как до начала наблюдения, так и по его результатам. Некоторые разделы заполняются раздельно для двух участников взаимодействия. При оформлении задания результаты полустандартизированного наблюдения по двум парам желательно свести в единую таблицу.

Основные фиксируемые признаки поведения (при отсутствии информации часть признаков может быть пропущена)

1. Визуальный контакт: примерная продолжительность, частота смены взгляда, наличие и частота ситуаций, когда один из партнеров «ищет» взгляда другого.

2. Прикосновения: наличие-отсутствие, характер, частота.

3. Поза: стоя, сидя, корпус расслаблен, напряжен, согнут и пр.

4. Ориентация тела (к партнеру, от партнера, в сторону), ее смена в процессе наблюдения.

5. Положение головы: наклонена вперед, к объекту, вбок, опущена, облокачивается на руки, прямое положение, втянута в плечи и пр.

6. Мимика, выражение лица. В зависимости от особенностей наблюдения фиксируется преобладающая эмоция (например, гнев, страх, радость, грусть, отвращение, удивление, презрение, интерес, внимание, сосредоточенность, досада, разочарование, спокойствие, озабоченность, смущение, безразличие) и/или отдельные особенности мимики:

– брови: положение горизонтальное, сдвинуты, приподняты, симметричны или нет и пр.;

– складки на лбу: отсутствуют, вертикальные, горизонтальные и пр.;

– нос: наморщен, раздувание ноздрей;

– глаза: обычного размера, сужены, расширены, веки опущены или нет, глаза закрыты или прикрыты, зрачок расширен, сужен и пр.;

– взгляд: прямой, «бегающий», уклоняющийся, сверху вниз, снизу вверх, направлен в глаза, на лицо, на тело собеседника, продолжительность взгляда;

– рот: открыт, широко открыт, углы приподняты или опущены, растянут, плотно сомкнут, облизывание губ и пр.

7. Положение рук: скрещены на груди, прижаты к груди, в карманах, опущены вдоль тела, заложены за спину, опираются на что-то, сжаты в кулаки.

8. Жесты: взмах руки, руки прикасаются к различным частям лица или потирают их, руки закрывают часть лица и др.

9. Примерное расстояние между общающимися.

10. Словесное взаимодействие: количество реплик, их соотношение у участников разговора, громкость, темп речи, особенности интонации, внесловесные звуки (смех, возгласы, покашливание и пр.).

При длительном наблюдении, когда поза, мимика и др. многократно меняются, таблицу можно заполнять для относительно небольшого фрагмента общения.

Пример фрагмента таблицы

Вопросы для анализа и обсуждения

1. К какому виду наблюдений, согласно предложенным классификациям, относится проведенное наблюдение?

2. Предположите, какие отношения связывают участников взаимодействия? Что происходило между ними, пока велось наблюдение? Обоснуйте свои предположения.

3. Какой вариант отчета о результатах наблюдения показался вам более точным, более информативным? Почему?

4. Какие особенности невербальной коммуникации характерны для людей, испытывающих и не испытывающих симпатию друг к другу?

5. Какие факторы, помимо уровня симпатии, могли повлиять на особенности невербальной коммуникации наблюдаемых?

Примеры и рекомендации. Характерными трудностями при выполнении задания являются:

– художественный стиль изложения. К примеру: «Лицо его было спокойным, только иногда он хмурил брови»;

– избыточно детализированное описание внешности наблюдаемых; как правило, цвет волос, глаз, фасоны и цвет одежды можно не описывать; это стоит сделать, если соответствующие детали помогают в оценке особенностей наблюдаемых (к примеру, волосы зеленого цвета, «косуха», бандана с символикой, неряшливая одежда и др.);

– субъективность описания, избыточная оценочность; безоценочности достичь очень трудно, потому что часто не хватает слов или наблюдательности для того, чтобы заменить «взгляды веселые, лукавые» из приведенного выше примера на развернутое описание; тем не менее к этому стоит стремиться;

– проекция житейского опыта учащегося; например: «Юноша и девушка сидели в кафе, на столике стоял большой букет. Наверное, у девушки был день рождения».

Стоит учитывать, что наблюдая небольшой по времени фрагмент невербального взаимодействия, можно оценивать отношения между его участниками только предположительно. На особенности невербальной коммуникации, помимо уровня симпатии, будет влиять целый ряд факторов: ситуация взаимодействия (к примеру, ссора между влюбленными), степень их утомления, индивидуальные нормы поведения в общественных местах и многое другое.

Также следует учитывать, что уровень симпатии между партнерами может существенно различаться: к примеру, один из них испытывает выраженный интерес или влюбленность, другой – скорее равнодушен.

Задание 2б. Невербальные характеристики эффективного и проблемного общения взрослых и детей

Процедура наблюдения в данном задании в целом повторяет задание 2а, поэтому мы остановимся лишь на различиях.

Объекты наблюдения. В качестве объекта для наблюдения следует выбрать две пары родителей (можно бабушек или других взрослых, которые предположительно являются близкими родственниками ребенка) с детьми (на вид до 14 лет): одна пара – общение которой вы можете охарактеризовать как эффективное и другая – с «проблемным» общением (равнодушие, ссора, агрессия, непослушание ребенка и пр.).

Возможные места для наблюдений: транспорт, кафе и ресторанные дворики, детские площадки во дворах и пр. Возможны и другие варианты, к примеру, магазин, очередь в детской поликлинике, лестничная площадка в жилом доме и др.

Процедура наблюдения, оформление отчета и рекомендации совпадают с заданием 2а.

В качестве примера приведем протокол свободного отчета, не лишенный недостатков, но в целом удачный и информативный.

Женщина на вид лет 30 и ее дочь лет 4–5. Наблюдение происходит на детской площадке. Время наблюдения 30 минут.

Девочка находится в постоянном тактильном контакте с мамой: держит ее за руку, обнимает за ногу, на скамейке садится рядом, прижимается к ней. На протяжении всего наблюдения постоянно требует внимания. Реплики: «Мам, смотри. Мам, давай вместе. Мам, помоги мне залезть». (Частота реплик: 9 за 5 минут фиксации, 5 за минуту фиксации.) С другими детьми на площадке не контактирует, на попытки установления контакта со стороны других детей отворачивается, опуская глаза вниз, или отходит. Малоподвижна, практически все время стоит на месте, оттягивает рукава куртки, пряча в них руки, грызет «собачку» от молнии на воротнике.

Подойдя к горке, девочка зовет маму, чтобы та поднялась с ней на горку. Мама находится в 5–7 метрах от ребенка, разговаривает с подругой. Прервав разговор, спокойно объясняет: «Вон другие дети катаются, и ты давай сама». Отворачивается от дочери и продолжает общение с подругой. Девочка повторяет просьбу заунывным протяжным голосом, смотрит, не отрывая взгляда, в сторону матери, тело повернуто в ту же сторону. Мать не реагирует, продолжает разговор. Девочка притоптывает ногами, повышает голос. После многократных повторений подходит к матери и, теребя ее за куртку, начинает «показательно» громко, захлебываясь, рыдать на всю детскую площадку, скривив рот и сморщив лицо. Мать резко разворачивается, хватает ребенка за руку, с недовольными, но негромкими репликами «Ну что это за ребенок! Пообщаться не дает» отводит дочь в сторону, присаживается перед ней на корточки. Девочка мгновенно успокаивается, между ними завязывается разговор.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. К какому виду, согласно предложенным классификациям, относится проведенное наблюдение?

2. Предположите, какие отношения связывают участников взаимодействия? Что происходило между ними, пока велось наблюдение? Обоснуйте свои предположения.

3. Какой вариант отчета о результатах наблюдения показался вам наиболее точным и информативным? Почему?

4. Какие особенности невербальной коммуникации более характерны для эффективного и проблемного общения между взрослыми и детьми?

5. Какие факторы, помимо уровня симпатии, могли повлиять на особенности невербальной коммуникации наблюдаемых?

6. Какие рекомендации по оптимизации общения вы могли бы дать взрослым в ситуации проблемного общения?

Беседа (устный опрос, интервью)

Беседа предполагает получение информации в ходе устного непосредственного общения; она предусматривает регистрацию и анализ ответов на вопросы, а также изучение особенностей невербального поведения опрашиваемых (респондентов).

Беседа может проводиться с исследовательской целью (получение материала для последующего исследования), с диагностической целью (выявление индивидуальных характеристик респондента); она является важнейшим составной частью психологического консультирования и других видов психологической помощи.

По степени формализации можно выделить следующие виды беседы:

1. Свободная беседа. Возможно самостоятельное изменение порядка, направленности и структуры вопросов. Свободная беседа позволяет максимально учитывать индивидуальные особенности собеседника, гибко менять тактику в зависимости от полученной информации. Ее главный недостаток, важный, прежде всего, для исследовательской беседы – трудность сопоставления и обобщения результатов различных интервью.

2. Стандартизированное интервью. Проведение опроса по четко разработанной схеме, в которой не допускаются изменения порядка вопросов, их формулировок, введения новых вопросов. Такое интервью ограничивает возможности полного выражения респондентами мнений, а также придает формальный характер процедуре проведения интервью, затрудняет установление контакта.

3. Полустандартизированное интервью более гибкое по сравнению со стандартизированным; в нем используется два вида вопросов: обязательные и уточняющие, которые задаются или не задаются в зависимости от ответов на основные вопросы.

В практическом задании предлагается использовать метод беседы для определения типа ведущей репрезентативной беседы респондента (концепция репрезентативных систем разработана в нейролингвистическом программировании – НЛП). Для того чтобы понять, что стоит за словосочетанием «репрезентативная система», прочитайте отрывки из беседы с девятилетней девочкой Ксенией. Постарайтесь как можно ярче представить себе ее мир. Какой он?

– Ксения, расскажи, пожалуйста, о чем хочешь.

– Я не знаю… Ладно… Расскажу, как мы с дедушкой в лес ходили. Мы зашли в лес и пошли по тропинке. Колючие, высохшие от солнца ветки хлестали нас по лицу. Потом появились черные тучи, пошел дождь. Я почувствовала, как на меня падают капли. Началась гроза. Было страшно.

– Ты боялась ярких молний или грома?

– Нет, а чего грома бояться?

– А почему страшно?

– Просто страшно и все. А еще могло что-нибудь на меня упасть: ветка или даже дерево. Все вокруг развезло. Такая неприятная грязюка вокруг. Мы шли по упавшим деревьям, поросшим мхом и древесными грибами. Вокруг нас прыгали зеленые лягушки. Лягушкам хорошо – им нравится мокрятина и совсем им не страшно…

– Ксеня, расскажи, как ты в гости ходила.

– Я опишу их квартиру: темная, душная, непроветриваемая и большой кот у них живет – им пахнет…

– Ты наряжаться любишь?

– Терпеть не могу. Замучили бедного ребенка. Вчера куртку покупали. Напялили на меня одну: «Посмотри, какой фасон модный! Посмотри, как идет!». А у этой куртки рукава как манжеты.

– Какие манжеты?

– От аппарата, которым давление меряют.

– Купили куртку?

– Эту нет, купили другую, очень мягкую.

Мир Ксении – это мир колючих веток и мокрых капель, душных комнат, тесных или мягких курток. Ксения – кинестетик, то есть для ее сознания наибольшее значение имеют ощущения тела, движения, прикосновения, а также запахи и вкусы.

А теперь мир одиннадцатилетнего Саши.

– Расскажи, пожалуйста, как ты любишь проводить свое свободное время.

– Я иногда с друзьями, а иногда с собакой люблю ходить гулять в лес. Могу бродить часами, слушая звуки природы: то шелест листьев на деревьях, то щебетание птиц. В лесу есть небольшая журчащая речка. Там, где я гуляю, почти не бывает людей, поэтому чувствуешь такое удовольствие даже от тишины леса. А вообще я испытываю большую радость от общения с друзьями. Мы обмениваемся записями, бывает, что ходим на концерты. Мне очень нравятся группы «Машина времени», «Блэк Саббэт», «Ария». Когда я слушаю такую музыку, меня охватывает чувство необыкновенной радости, внутреннего подъема.

– Какой твой любимый урок?

– Люблю историю и иностранный язык. Из истории узнаешь, как люди жили раньше. Иностранный – для умения общаться с людьми на другом языке.

У мальчика неплохо развита кинестетическая система: постоянным рефреном в его рассказе идет «чувствую», «охватывает чувство». И все же он в первую очередь – аудиал, то есть опирается в постижении мира на слуховую информацию. Его мир – это мир звуков природы и любимых рок-групп, радости общения (разговора) с друзьями. Его любимые предметы дают возможность общаться (на другом языке) или узнавать интересные истории (как люди жили раньше).

И наконец, мир 19-летнего Сергея (студент, учится по технической специальности, играет в музыкальной группе на бас-гитаре):

– Можешь описать какое-нибудь воспоминание? Любое, первое, что придет в голову.

– Я шел по заснеженной улице Москвы, особо никуда не собираясь. Можно даже сказать, что я гулял, но этот термин не совсем подходит. Я скорее обгуливал, созерцал все происходящее вокруг меня с нескрываемым интересом ребенка. Благодаря моему зрению физическому и виденью мира внутреннему, я могу видеть обычные вещи иначе. Я прогуливался, наблюдая, как вокруг меня движутся дома, деревья, машины. Дойдя до особенно красивой картины, я остановился. Это было маленькое дерево Московского дворика, обильно припорошенное снегом. Фонарь помог мне разглядеть невидимые при свете солнца переливы. Я смотрел и не мог насмотреться на картину жизни. Я простоял под этим фонарем примерно час, а может быть, и два. Я созерцал, а природа с неприкрытым любопытством созерцала меня. Мы поняли друг друга.

– Что чаще всего влияет на тебя во время спора?

– Пожалуй, на мое подсознание больше всего влияет тон голоса оппонента. На сознание – логика приводимых аргументов. Еще для меня важно, насколько ясно и четко я могу видеть и понимать истинную точку зрения другого человека, но аргументы, пожалуй, важнее.

Несмотря на явные отсылки к кинестетической и аудиальной системе, несмотря на увлечение музыкой, Сергей – ярко выраженный визуал, предпочитающий переводить мир на «язык» зрительных образов.

Таким образом, согласно представлениям нейролингвистического программирования, у разных людей отмечается различное соотношение трех репрезентативных систем, то есть образов, относящихся к зрительной, слуховой или кинестетической (осязание и мышечное чувство, а также обоняние и вкус) системам. По типу ведущей репрезентативной системы можно отнести человека к визуалам, аудиалам или кинестетикам. Преобладание того или иного вида репрезентативной системы может быть выражено очень ярко, а может и достаточно слабо. Первое в большей степени характерно для маленьких детей, у которых сначала развивается лишь одна из репрезентативных систем (чаще кинестетическая), а лишь потом вторая и третья.

Что определяет в жизни человека его ведущая репрезентативная система? Во-первых, то, какая информация из окружающего мира усваивается легче и быстрее всего, на какие ее стороны прежде всего будет обращено внимание. Скажем, ребенок видит в магазине новую интересную игрушку. Визуал постарается рассмотреть ее как следует. Аудиал будет расспрашивать, что это такое, для чего нужна игрушка и как с ней играть. Кинестетику же надо подержать в руках и потрогать игрушку. Скорее всего, эти трое и предпочтут разное: визуал – яркую и красивую игрушку, кинестетик – мягкую или приятную на ощупь. Что касается аудиала, то если звучащей или говорящей игрушки в магазине не будет, то он, возможно, предпочтет персонажа сказки или мультфильма – того, с кем связана какая-нибудь интересная история.

Второе различие, связанное с ведущей репрезентативной системой, – предпочитаемая форма хранения информации в памяти и легкость извлечения из памяти разных видов информации. Скажем, думая о любимом человеке, один вспомнит прежде всего его лицо, другой – голос, а третий – мягкость рук или запах.

Третий важный аспект репрезентативных систем – легкость оперирования с разными типами информации в процессе мыслительной деятельности. Рассмотрим для примера процесс выбора правильной дороги в незнакомой местности. Визуал постарается запастись картой или воспользоваться навигатором. Если же ни того, ни другого нет, он попытается как можно лучше представить себе местность и выбрать дорогу, исходя из ее зрительного образа. Аудиал будет расспрашивать прохожих. Кинестетик, скорее всего, будет искать правильный путь, двигаясь в разных направлениях, пока не поймет, что на правильном пути.

Наконец, репрезентативные системы во многом определяют, в какие образы переводятся эмоции и чувства, переживания и внутренние состояния, а также то, на каком «языке» мы пытаемся поведать о них другим. Так, об одном и том же состоянии три человека с различными ведущими системами скажут совершенно по-разному. Визуал: «Когда я смотрю в свое будущее, оно кажется мне неясным». Аудиал: «Я не могу ничего сказать о своем будущем». Кинестетик: «Я не могу почувствовать, что должно произойти».

Специалисты НЛП определяют ведущую репрезентативную систему по движениям глаз, что требует специального обучения. Менее точно, но все же возможно определить ведущую репрезентативную систему по особенностям речи и поведения.

Задание 3. Определение ведущей репрезентативной системы в беседе[2]

Испытуемый (респондент). Ребенок от 6 лет или взрослый.

Процедура. Проводится свободная беседа, желательно записать ее на диктофон, если это невозможно, необходимо как можно точнее записывать все реплики респондента. Респондент не должен заранее знать о цели беседы; перед началом беседы его следует предупредить, что он может не отвечать на те вопросы, на которые не захочет (такое предупреждение обычно снижает тревогу). Количество и формулировки вопросов вы определяете сами; беседа длится до того момента, когда вы сочтете, что у вас достаточно данных для определения типа репрезентативной системы (или пока не иссякнет терпение у вас либо у вашего респондента)

Примерный круг вопросов, которые затрагиваются в беседе:

– любимые занятия, хобби (детей и студентов также можно спросить о любимых предметах в школе или в вузе и почему они любимые);

– как предпочитает отдыхать, проводить свободное время (для детей – что предпочитает делать на переменах);

– как предпочитают получать информацию (для детей и студентов – способы усвоения нового материала);

– как ориентируется в незнакомом месте;

– описать какой-нибудь запомнившийся эпизод из прошлого;

– назвать любимый предмет (для детей – любимую игрушку); почему они любимые; попросить его описать;

– чем руководствуется при выборе мобильного телефона (смартфона и пр.);

– как предпочитает проводить время в Интернете;

– предпочитаемые формы связи с людьми (телефон, sms-сообщения, связь в чате, связь по скайпу, по аудио– или видеоканалу, другие способы);

– что больше всего ценит в одежде;

– кем респондент себя считает: аудиалом, визуалом или кинестетиком (если этот вопрос задается, то последним, после того, как респонденту объяснили цель беседы).

Обработка и определение ведущей репрезентативной системы

Для того чтобы определить ведущую репрезентативную систему, необходимо учитывать два вида данных:

– содержательный анализ ответов на вопросы, из которого становится ясно, на какую информацию испытуемый предпочитает опираться в различных ситуациях;

– анализ используемых испытуемым слов, соотносящихся с различными видами восприятия (ниже приведены примеры таких слов).

Визуальная система. Картина, точка зрения, перспектива, видение.

Видеть, замечать, освещать, иллюстрировать, прояснять, наблюдать, смотреть, показывать.

Четкий, блестящий, ясный, цветной, размытый, светящийся, изолированный, удаленный.

Я вижу, о чем вы говорите. Видеть в розовом свете. Пролить свет. Быть на виду. Показать в истинном свете. На первый взгляд.

Аудиальная система. Тон, слово, крик, интонация, симфония, речь, шепот, голос, болтовня, монолог, диалог, музыка, ритм, мелодия, эхо, песня.

Слушать, усиливать, гармонировать, говорить, рычать, молчать, звать, напевать, объявлять, спрашивать, выражать, обсуждать, излагать, кричать, звонить.

Говорящий, шумный, молчаливый, глухой, немой, болтливый, мелодичный, неслыханный.

Иными словами. Задавать тон.

Кинестетическая система. Тяжесть, чувство, напряжение, нагрузка, вес, давление, удар, контакт.

Касаться, трогать, ощупывать, стучать, смягчать, сжимать, держать, ощущать, стабилизировать, шевелиться.

Чувствительный, ощутимый, крепкий, парализованный, холодный, душевный, раздраженный, ледяной, твердый, вялый.

Чувствовать проблему. Камень с души свалился. Развязывать узел. Вбивать клин. Наложить лапу. Крепко держаться.

В расшифровке аудиозаписи или в записи беседы слова, относящиеся к трем репрезентативным системам, выделяются разными способами (подчеркивание, цвет и пр.), затем подсчитывается и сравнивается их количество. Далее на основе подсчета и содержательного анализа определяется соотношение трех видов репрезентативных систем и обосновывается принадлежность испытуемого к одному из трех типов (аудиал, визуал, кинестетик). Можно дополнительно привлекать известную вам информацию о респонденте, выходящую за рамки беседы. Если не выявлено очевидное преобладание какого-то одного вида, то тип не выделяется, но описывается соотношение всех трех видов систем (например: «У респондента примерно в равной степени развиты аудиальная и кинестетическая системы, в меньшей степени – визуальная»).

Вопросы для анализа и обсуждения

1 Каково соотношение трех видов репрезентативных систем у респондента? Можно ли его отнести к представителям одного из трех типов репрезентативных систем? Обоснуйте свою позицию.

2. Если вы считаете необходимым, дайте рекомендации по совершенствованию способов обучения, общения, других сфер жизни на основе данных об особенностях репрезентативных систем респондента.

Примеры и рекомендации. Труднее всего, как правило, определить аудиала. Следует учитывать характерную для него особенность: ответ на любой вопрос он может свести к рассказыванию истории, припоминанию подходящих случаев из жизни. Часто именно этот признак помогает определить аудиала.

Как правило, определить тип репрезентативной системы сложнее, чем в приведенных примерах. Во-первых, многие спонтанно не используют в речи характерных слов и выражений, которые связаны с особенностями восприятия; иногда их выделяют в особый тип – дигитал, то есть тот, у которого восприятие информации опирается на знаки, логику и абстракцию. Вот пример характерного диалога с дигиталом:

– Расскажите о вашем последнем отдыхе.

– Я ездила в Египет, жила в очень хорошем отеле (расспрашивающий, который делает уже не первую попытку вывести респондентку на описание чего-нибудь, радуется: теперь-то точно будут использоваться «нужные слова»).

– Расскажите подробнее про отель, чем он был хорош.

– Это был четырехзвездочный отель.

Подобных респондентов необходимо «разговорить», причем нередко на это уходит немало времени, однако и у них, как правило, удается выделить преобладающий тип восприятия.

Другая сложность – хороший уровень развития всех репрезентативных систем и наличие в рассказе отсылок к каждой из них. Вот пример характерного диалога, в котором попытки проверить многократно возникающие гипотезы оказываются неудачными.

Респондент: Валерия, 13 лет, ученица 7-го класса.

– Валер, чем ты любишь заниматься?

– Кушать. А еще танцевать, играть в компьютер, слушать музыку, петь, в теннис играть, делать уроки (аудиал? кинестетик?).

– А что больше всего нравится?

– Танцевать (кинестетик?).

– А что больше всего нравится в том, что ты танцуешь?

– Как посмотрю на себя в зеркало, сразу пойму, что я чемпионка! (визуал?)

– Что главное в танце?

– Веселиться!

– А что ты делаешь на переменах в школе?

– Я хожу по школе с друзьями, я кушаю, сижу на диванчике. Мы бегаем, прыгаем, скачем, поем. Я всегда пою на переменах (аудиал или кинестетик?)

– Что ты делаешь, чтобы запомнить новый материал? Какие-нибудь сложные слова, например.

– Я запоминаю слово на листочке, а когда надо его сказать, то вспоминаю этот листочек (визуал?).

– Расскажи о каком-нибудь хорошем моменте, который был летом.

– Турция! Мы ездили в Турцию. Было очень весело. Я нашла себе новых друзей.

– И что вы делали?

– Мы все рушили. Мы вытаскивали фонари из бассейна, утапливали горшки в море, мы забирали у барменов лед из стойки, кидались им, мы хулиганили. Еще мы любили покушать в бассейне, а еще я очень любила себе делать микс – коктейль в пепельнице (все-таки кинестетик).

Не стоит пытаться определить тип «любой ценой»: если у респондента нет явного преобладания одного из видов репрезентативных систем, то именно это следует указать в выводах.

Контент-анализ

Контент-анализ не относят к «классическим» методам психологии, однако именно он позволяет использовать для психологических исследований самый разнообразный текстовый (и не только текстовый) материал, изначально для исследований совершенно не предназначавшийся.

Еще несколько десятилетий назад контент-анализ применяли преимущественно социологи для анализа СМИ и других публикаций. Психологи использовали контент-анализ для изучения дневников и психотерапевтических сессий; ответов на опросники. Доступ к материалам, содержащим информацию личного плана, был затруднителен и связан с этическими проблемами.

С широким распространением Интернета огромное количество информации, интересной именно для психологов, оказалось добровольно выложенной в открытый доступ. Поэтому возрастает ценность контент-анализа как эффективного инструмента для изучения разнообразного материала повседневной жизни.

Контент-анализ – это метод выявления и оценки характеристик информации, содержащихся в текстах и речевых сообщениях. Фактически мы уже познакомились с контент-анализом в задании, посвященном репрезентативным системам, в процессе подсчета слов и выражений, связанных с тремя системами.

Процедура контент-анализа включает несколько этапов:

1. Выделение категорий анализа, или смысловых единиц, то есть содержательных категорий, которые нас интересуют в соответствии с целью контент-анализа. В нашем случае тремя выделяемыми категориями служат слова и выражения, соответствующие трем репрезентативным системам: визуальной, аудиальной и кинестетической.

2. Выделение единиц анализа, или индикаторов – частей текста, характеризующих принадлежность к определенной категории.

До начала данного этапа создается инструкция, где подробно описано, какие слова и выражения учитываются в качестве индикаторов каждой категории анализа. В реальных исследованиях такая инструкция гораздо подробнее и сложнее, более формализована, чем список слов, связанных с тремя репрезентативными системами, который приведен в предыдущем задании. Далее на основе инструкции соответствующие единицы выделяются в анализируемом тексте.

3. Подсчет и иная математическая обработка данных. В нашем примере подсчитывается и сравнивается число элементов трех репрезентативных систем.

В практическом задании вам предстоит выполнить две простые процедуры контент-анализа с целью определения факторов, на которые опираются люди при распознавании эмоций.

Идея универсальности выражения эмоций у разных людей и в разных культурах восходит еще к Дарвину. Многочисленные исследования в целом подтверждают представление о том, что люди способны переживать, выражать и воспринимать один и тот же основной ряд эмоций. К этому ряду относятся следующие эмоции: гнев, страх, радость, грусть, отвращение, удивление, презрение. К другим эмоциям и эмоциональным состояниям, которые человек относительно часто выражает и способен узнавать, относятся интерес (внимание), сосредоточенность, досада (разочарование), спокойствие, озабоченность, смущение, безразличие и другие.

В литературе выделяются основные опорные элементы и признаки, которые следует анализировать при оценке эмоционального состояния.

Наиболее простая схема выражения лица человека, находящегося в различных эмоциональных состояниях, основана на различных направлениях линий, соответствующих глазам, носу и рту. Горизонтальное направление этих линий сообщает лицу спокойное выражение, отклонение линий наружными концами вверх – веселое, наружными концами вниз – грустное.

Следует отметить, что как и эмоциональная экспрессия, идентификация эмоций – целостный процесс, не относящийся полностью к сфере сознания. Совершенствованию этого процесса в большей степени, чем заучивание готовых схем «языка жестов», якобы позволяющих «читать человека, словно книгу», способствует житейский опыт, а также специальные упражнения, в частности данное задание.

Распространенным средством для изучения распознавания эмоций служат создаваемые психологами стандартные наборы фотографий или рисунков для распознавания эмоций. Однако в нашем задании мы предлагаем преподавателю самостоятельно создать собственный набор фотографий.

Задание 4. Распознавание эмоций

Испытуемые. Задание выполняется в группе учащихся размером от 10 до 25 человек.

Материал. Материалом для выполнения задания являются фотографии людей в различных эмоциональных состояниях. Количество фотографий – не меньше, чем численность группы учащихся, а для небольшой группы (10–12 человек) – вдвое больше группы учащихся.

Рекомендации преподавателю по отбору материала. Опыт автора по созданию коллекции фотографий для выполнения данного задания позволил сформулировать следующие принципы отбора:

– Отбираются фотографии, сделанные профессиональными фотографами, непостановочные.

– Лучшее место для поиска фотографий – общественно-политические журналы (в коллекции автора внеконкурсное первое место занимают фото из журнала «Коммерсант. Власть»). Наша действительность дает основу для проявления эмоций самого разнообразного плана. При этом исключаются фотографии «узнаваемых» персон, а также актеров, которые часто лицедействуют даже вне съемочной площадки.

– Из отобранных фотографий по возможности должны быть вырезаны фрагменты, позволяющие идентифицировать ситуацию, контекст, в котором сделано фото (трибуны для фотографии болельщика, больной или раненый ребенок рядом с матерью и пр.). К примеру, фотография, сделанная во время событий в Беслане в сентябре 2004 года (рисунок 1), предъявляется в варианте, представленном на рисунке 2.

– Желательно изучить подпись к фотографии или текст статьи, чтобы уяснить контекст и ситуацию съемки; эти подробности сообщаются учащимся в конце занятия.

Процедура. Перед началом занятия каждый испытуемый готовит таблицу из трех колонок, а также небольшие листки бумаги в количестве, равном числу фотографий.

Рис. 1

Рис. 2

В ходе занятия пронумерованные фотографии раздаются испытуемым. Для каждой фотографии испытуемый записывает в первую колонку таблицы номер фотографии, во вторую – название эмоции или эмоционального состояния, которое, по его мнению, испытывает изображенный на фотографии человек. В третьей колонке записывается один-два наиболее информативных признака, которые помогли идентифицировать эмоцию (к примеру, рука, сжатая в кулак, нахмуренные брови, расслабленная поза и пр.). Затем испытуемый копирует запись во второй колонке на листке бумаги, которую прикладывает к фотографии; технически это проще всего сделать, если фотографии находятся в файлах (листок вкладывается в файл, так, чтобы запись нельзя было прочитать). После этого он передает фотографию следующему испытуемому, получает от другого испытуемого новую фотографию и приступает к работе с ней. Процедура продолжается до тех пор, пока каждый учащийся не поработает с каждой фотографией. Для небольшой группы она затем повторяется со вторым набором фотографий.

При наличии технической возможности фотографии предъявляются всей группе одновременно с помощью проектора, вся остальная процедура идентична.

В конце занятия каждый учащийся получает от других листки с ответами об одной из фотографий. Преподаватель рассказывает о ситуациях, в которых были сделаны фото.

Обработка и анализ. Проводится два вида контент-анализа; категории анализа выделяются учащимися самостоятельно

1. Контент-анализ обозначения эмоции (эмоционального состояния), сделанного всеми учащимися в группе. Для этого близкие по смыслу названия объединяются в одну категорию, название которой дает учащийся. Например, для приведенной на рисунке 3 фотографии в группу «размышление – сосредоточенность» объединены следующие ответы: наблюдение; раздумья; задумчивость; сосредоточенность; размышления. С учетом повторения ответы, отнесенные к этой категории, дали 7 испытуемых из 16 в группе. С учетом последующей информации (на рисунке 3 представлена фотография учительницы в процессе написания теста ЕГЭ по предмету, который она преподает) становится понятно, что эмоциональное состояние этими испытуемыми определено достаточно точно.

Рис. 3

2. Контент-анализ информативных признаков, по которым идентифицируется эмоция (по таблице), например, рот, глаза (взгляд), поза, жесты и пр.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Какие особенности невербального поведения являются наиболее информативными для распознавания эмоций по фотографии (на основе контент-анализа таблицы)?

2. Какие особенности невербального поведения человека на фото повлияли на то, какая эмоция была ему приписана? Повлияли ли на распознавание эмоции другие особенности фотографии (одежда, предметы интерьера и др.)? Какие? Что могло повлиять на сходство ответов (или на их разнообразие)? Как вы считаете (с учетом последующей информации), какие ответы были наиболее точными (на основе контент-анализа ответов по фотографии, для которой имеются данные группы)?

3. Какие факторы влияют на легкость или трудность идентификации эмоций (на основе всей работы)?

Психологическое тестирование. Личностные опросники

Под словом «тест» психологи понимают не совсем то, что широкая публика, которая любит развлекаться «тестами» по типу «Определите ваш тип: круг, квадрат или треугольник» или «Кто вы среди гномов из фильма „Хоббит“». Точнее, бо́льшая часть того, что все привыкли называть тестами, таковыми не является.

Психологи понимают под тестом относительно краткое стандартизированное испытание, позволяющее дать количественную и качественную оценку психологических особенностей человека. Созданием тестов занимается специальный раздел психологии – психодиагностика. Кажущаяся простота теста и работы с ним (ответил на вопросы – подсчитал баллы – узнал все о человеке) на самом деле – результат огромной работы. Такая работа включает не только отбор вопросов, но и доказательство валидности теста (то есть того, что тест действительно измеряет требуемые психологические характеристики), надежности (то есть стабильности результатов во времени), а также получение стандартов выполнения теста достаточно большими группами испытуемых, с которыми потом можно будет сопоставлять результаты конкретного человека.

Применение теста предполагает строгое соблюдение стандарта процедуры проведения тестирования и обработки его результатов. Этот стандарт задается разработчиком теста, а задача пользователя – строго его соблюдать. Так, нельзя добавлять или выбрасывать вопрос из готового теста, нельзя менять порядок вопросов, нельзя давать дополнительные объяснения (если только такая возможность не оговорена специально). Только при условии соблюдения стандарта можно «воспользоваться плодами труда» разработчика, т. е. оценить испытуемого с помощью тестовых норм и дать содержательную характеристику его психологических особенностей. В противном случае тест окажется бесполезен или даже вреден.

Для тестирования особенностей личности предназначена специальная разновидность психологических тестов – личностные опросники. Заполняя их, испытуемые отвечают на довольно большое количество (от нескольких десятков до нескольких сотен) вопросов о себе и своей жизни; для этого они выбирают один из нескольких вариантов ответа (соглашаются или не соглашаются с утверждениями). Отличительная черта личностных опросников – их объективность; они дают информацию о психологических особенностях испытуемого, которая не зависит от его представления о самом себе и может существенно от этого представления отличаться; более того, личностные опросники способны дать информацию об особенностях испытуемого, которые он сам не осознает.

При работе с личностными опросниками необходимо понимать: для оценки испытуемого важно не только и не столько соответствие ответов испытуемого фактам реальной жизни, сколько его мнение. Например, практически невозможно «правильно» ответить на вопрос: «Часто ли у вас портится настроение?», потому что для этого необходимо иметь какой-то объективный критерий того, что такое «частая порча настроения», и соотнести с ним свое состояние. Однако подобный объективный ответ и не нужен исследователю; для него существенна именно точка зрения испытуемого (он сам считает или не считает, что у него часто портится настроение), которая соотносится с определенными личностными особенностями. Необходимо только помнить, что выводы никогда не делаются на основании единичного ответа, а достаточно большого их количества, как правило, несколько десятков.

Хотя в личностных опросниках ответы испытуемого далеко не всегда понимаются «буквально», именно они – единственный источник информации об испытуемом, и для получения результата необходимо, чтобы он был искренним и честным. Большинство личностных опросников имеют специальные шкалы, защищающие тесты от различного рода намеренных и ненамеренных искажений. Конечно, если испытуемый не давал о себе правдивую информацию, скорее всего, о нем удастся узнать немного, но шкала искренности четко покажет, что данные теста непригодны для объективной оценки испытуемого.

Таким образом, при интерпретации личностных опросников существенно не прямое содержание ответов, а связь определенного ответа с особенностями личности испытуемого. Откуда же известно о существовании такой связи? Установить и доказать такую связь – задача создателя (разработчика) теста, причем очень нелегкая: разработка психологических тестов – одно из самых сложных и математизированных направлений современной психологии.

Немного найдется психологических идей, которые имели бы такое огромное количество ревностных сторонников и яростных противников (причем не только среди психологов), как идея тестирования. Противники тестирования указывают, что практически каждый в одних ситуациях думает, чувствует, поступает, к примеру, как экстраверт, а в других как интроверт. Тогда в чем же смысл выделения и измерения устойчивых личностных характеристик?

Также отмечается, что тесты способны определить уровень отклонения испытуемого от среднего результата, но не дают ответа ни о причинах этих отклонений, ни о возможностях их компенсации. Так, высокий уровень тревоги может быть связан с особенностями личности испытуемого, а может определяться ситуацией, которая по какой-либо причине провоцирует тревогу. Низкие результаты в тесте интеллекта могут определяться умственной отсталостью или педагогической запущенностью, а в некоторых случаях – высокой тревожностью, которая снижает эффективность мышления в стрессовой ситуации, или нестандартным, оригинальным мышлением.

Сторонники тестирования указывают на ценность информации, которую дают тесты, для решения огромного количества практических задач – от профессионального отбора до оценки эффективности психотерапии – и на точность долговременных прогнозов, сделанных с помощью тестов. Многочисленные же претензии противников тестирования они относят за счет неуместного и неквалифицированного применения тестов, нарушений этики тестирования; все это – увы! – встречаются гораздо чаще, чем хотелось бы. Возможно, в позициях сторонников и противников тестирования гораздо меньше противоречий, чем это кажется им самим.

В практическом задании предлагается протестировать испытуемого и определить выраженность у него двух фундаментальных личностных черт – экстраверсии и нейротизма. Прежде, чем дать их описание, необходимо разобраться с самим понятием «черта».

Психологическая черта характеризует устойчивую предрасположенность человека к поведению определенного вида. Знание выраженности тех или иных черт человека помогает правильно понять и предсказать поведение, если речь идет о рассмотрении достаточно широкого круга ситуаций в течение длительного времени (например, склонность или несклонность человека к возникновению тревоги в разнообразных ситуациях).

Каково же минимальное количество черт, в рамках которого можно описать человека? В поисках ответа на этот вопрос английский ученый Ганс Айзенк проанализировал огромное количество эмпирических данных и, основываясь на них, выделил две фундаментальные черты психики; они получили название экстраверсия – интроверсия и нейротизм – эмоциональная стабильность.

Под экстра– или интроверсией понимается преимущественная ориентация индивида на внешний мир (физический и социальный) либо на внутренний мир своих чувств и переживаний; эта ориентация в значительной степени определяет психологические и поведенческие различия между экстра– и интровертами.

Экстравертам как правило свойственны общительность, легкость вступления в контакт, их круг общения широк, но не очень глубок: имея много знакомых, приятелей и тех, кто к ним хорошо относится, экстраверты могут не иметь настоящих друзей. Такие люди привлекают других своим обаянием, активностью, живостью, но они не склонны вдаваться в тонкости и нюансы взаимоотношений, анализировать мысли и чувства – ни свои, ни партнеров по общению. Экстраверты эмоциональны, они живо откликаются на происходящее, их эмоции легко «прочитать» по голосу, мимике, жестикуляции. Экстраверты недостаточно хорошо умеют контролировать свои эмоции, могут быть несдержанны и импульсивны, действовать под влиянием момента, необдуманно. В стрессовой ситуации экстраверт вспылит, а возможно, будет агрессивен. Экстраверты любят новое, более того, они испытывают постоянную потребность в новых впечатлениях, поэтому они инициативны, с охотой берутся за новые дела (и далеко не всегда их завершают), легко адаптируются к изменениям. Экстраверты легко принимают решения, любят рисковать, причем далеко не всегда их рискованные поступки оправданны.

Интроверты в противоположность экстравертам замкнуты и имеют достаточно ограниченный круг контактов; при необходимости общаться с новыми людьми или в большой компании часто испытывают трудности, смущаются и тревожатся. Зато интроверт – преданный друг, ценящий глубокие и прочные взаимоотношения; его друг или близкий человек – скорее всего, тоже интроверт. Как правило, интроверты серьезны, склонны к занятиям, требующим сосредоточенности и длительных усилий, возможно, даже однообразных и монотонных (то, что ужасно для экстраверта). Их интересуют абстрактные дисциплины – наука, философия, но самое интересное для интроверта – это он сам. Интроверт склонен к самоанализу, к длительному обдумыванию своего поведения и переживаний, часто задним числом, что в сложных ситуациях легко переходит в самокопание и самобичевание. Стороннему наблюдателю интроверт может показаться сухим и малоэмоциональным, но это не совсем так. Интроверты сдержанны в проявлении эмоций и не делают свои переживания достоянием партнеров по общению, поэтому их переживания иногда нелегко понять, однако они могут быть не менее интенсивными, чем у экстравертов.

Выраженные экстраверты, как и выраженные интроверты, – редкость. Большинство людей в своем поведении сочетают черты экстраверсии или интроверсии, в зависимости от ситуации проявляя те или другие. При этом черты экстра– или интроверсии могут преобладать (потенциальные экстраверты и интроверты) или быть выраженными практически одинаково (амбиверты).

Вторая основная черта личности по Айзенкку – нейротизм – эмоциональная стабильность – характеризует эмоциональную устойчивость человека. Лица с высоким нейротизмом склонны к частой смене настроения и выраженной реакции на стресс. Даже мелкая проблема или неудача может вызвать сильную эмоциональную реакцию или дезорганизовать поведение. Таким людям свойственны повышенная эмоциональная чувствительность, впечатлительность, тревожность, низкая самооценка, неуверенность в себе. В стрессовых ситуациях легко возникает беспокойство, раздражительность, чувство вины и другие симптомы эмоционального неблагополучия. Человек с высоким нейротизмом – это совершенно необязательно невротик, но в неблагоприятной ситуации невроз или другие нарушения (психические или соматические) у него развиваются чаще, чем у эмоционально стабильных людей.

Эмоционально стабильные люди не склонны к беспокойству, сохраняют спокойствие и способность эффективно действовать в стрессовых ситуациях, не боятся проблем и трудностей, а стремятся их преодолевать.

Большинство людей находятся не на краях континуума нейротизм – эмоциональная стабильность, а занимают промежуточное положение, тяготея к тому или иному полюсу.

Задание 5. Тестирование с помощью личностного опросника Айзенка

Испытуемый. От 16 лет.

Процедура. Испытуемый письменно заполняет опросник, текст которого приведен в приложении.

При возникновении вопросов или сомнений в процессе заполнения опросника следует избегать содержательного обсуждения вопросов теста и указать, что испытуемый должен отвечать так, как ему кажется, так, как бывает чаще (бывает в последнее время), первое, что ему придет в голову, что в тесте нет правильных и неправильных ответов, и пр.

Обработка и анализ. С помощью ключа, приведенного в приложении, подсчитываются показатели Искренности, Экстраверсии, Нейротизма. После этого на основе полученных результатов с учетом имеющейся информации об испытуемом составляется описание его психологических особенностей.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Соответствуют ли результаты теста вашим представлениям об испытуемом, сложившимся в процессе вашего общения с ним? Какими примерами из жизни вы можете подтвердить или опровергнуть характеристику, полученную на основе теста? В чем, по вашему мнению, причины несоответствия, если оно имеется?

2. Ознакомьте испытуемого со своим описанием. Считает ли он его правильным и точным? Удовлетворен ли он им? Если нет, то в чем, по вашему мнению, причины расхождений?

Примеры и рекомендации. Интерпретация психологического теста (то есть перевод количественных показателей в описание реального человека) – это искусство, требующее развитой интуиции. Начинающие интерпретаторы обычно переписывают дословно фрагменты интерпретаций или руководств к тесту, соответствующие показателям испытуемого. Наверное, эту тактику действительно стоит взять за основу, но имеет смысл, пользуясь ею, вносить некоторые дополнения.

Во-первых, как правило, интерпретацию лучше начинать не с той черты, которая стоит в руководстве первой, а с той, которая выражена у испытуемого в наибольшей степени, больше всего отличается от среднего уровня. Например, если испытуемый потенциальный экстраверт, а показатель по нейротизму соответствует сверхнейротизму, то начинать следует именно с описания нейротизма.

Во-вторых, описания, имеющиеся в руководстве, сравнительно неплохо соответствуют ситуациям, когда черта ярко выражена (и то не всегда, потому что человек сложнее даже самого лучшего теста) и гораздо хуже для промежуточных или неярко выраженных случаев, которые бывают намного чаще. Так, характеристика экстраверта гораздо лучше соответствует сверхэкстраверту, чем потенциальному экстраверту, описывая которого некоторые свойства можно просто пропустить, к некоторым добавить «возможно», «вероятно» или «иногда», «в некоторых ситуациях» и пр. Также следует, особенно при описании неярко выраженных особенностей, избегать наиболее категоричных формулировок, к примеру, не нужно при умеренном нейротизме писать, что испытуемый – «чрезвычайно нервозный и неустойчивый тип» (реальная цитата из одного руководства), хотя, возможно, не стоит прибегать к подобным формулировкам даже при ярко выраженном нейротизме.

Наконец, описывая каждую отдельную черту, следует учитывать выраженность у испытуемого и других черт. Так, экстраверт с высокими показателями нейротизма, скорее всего, будет несдержан, раздражителен, вспыльчив и пр., а интраверт – склонен к самокопанию, чувству вины, длительным переживаниям после неудачи.

Помните, что вы описываете человека, поэтому как можно реже используйте (а еще лучше совсем не используйте) формулировки типа «таким людям свойственны…», «люди такого типа обладают следующими особенностями…». Читателя описания интересуют особенности не типа, а конкретного испытуемого. Если вам кажется, что какая-то особенность, указанная в руководстве, не имеет отношения к вашему испытуемому, вычеркните ее из описания.

Деликатный вопрос – несовпадение мнения испытуемого о себе с результатами теста. Оно может объясняться двумя главными причинами. Первая – недостаточно квалифицированная интерпретация (вполне возможна у начинающего); вторая – несоответствие представления испытуемого о себе его реальным психологическим особенностям (к примеру, человек может считать себя спокойным и сдержанным, а в тесте выявится повышенный нейротизм). В подобной ситуации «вина» за несоответствие часто возлагается на тест и психологию в целом, к чему следует быть готовым. В любом случае желательно не настаивать на интерпретации категорично, а просто предложить ее испытуемому и выслушать комментарий.

Приложение. Тест-опросник Г. Айзенка

Адаптирован А. Г. Шмелевым (Шмелев, Похилько, 1985)

1. Часто ли вы испытываете тягу к новым впечатлениям, чтобы отвлечься, испытать сильное ощущение?

2. Часто ли вы чувствуете, что нуждаетесь в друзьях, которые могут вас понять, одобрить, выразить сочувствие?

3. Считаете ли вы себя беззаботным человеком?

4. Очень ли трудно вам отказываться от своих намерений?

5. Обдумываете ли вы свои дела не спеша и предпочитаете ли подождать, прежде чем действовать?

6. Всегда ли вы сдерживаете свои обещания, даже если это вам невыгодно?

7. Часто ли у вас бывают спады и подъемы настроения?

8. Быстро ли вы обычно действуете и говорите и не растрачиваете ли много времени на обдумывание?

9. Возникало ли у вас когда-нибудь чувство, что вы несчастны, хотя никакой серьезной причины для этого не было?

10. Верно ли, что на спор вы способны решиться на все?

11. Смущаетесь ли вы, когда хотите познакомиться с человеком противоположного пола, который вам симпатичен?

12. Бывает ли, что, разозлившись, вы выходите из себя?

13. Часто ли вы действуете необдуманно, под влиянием момента?

14. Часто ли вас беспокоит мысль о том, что вам не следовало бы чего-нибудь делать или говорить?

15. Предпочитаете ли вы чтение книг встрече с людьми?

16. Верно ли, что вас легко задеть?

17. Любите ли вы часто бывать в компании?

18. Бывают ли у вас иногда такие мысли, которыми вам не хотелось бы делиться с другими людьми?

19. Верно ли, что иногда вы настолько полны энергии, что все «горит» в руках, а иногда чувствуете сильную вялость?

20. Стараетесь ли вы ограничить круг своих знакомств небольшим числом самых близких людей?

21. Много ли вы мечтаете?

22. Когда на вас кричат, отвечаете ли вы тем же?

23. Часто ли вас терзает чувство вины?

24. Все ли ваши привычки хороши и желательны?

25. Способны ли вы дать волю своим чувствам и вовсю повеселиться в шумной компании?

26. Можно ли сказать, что нервы у вас часто напряжены до предела?

27. Считают ли вас человеком живым и веселым?

28. После того, как дело сделано, часто ли вы возвращаетесь к нему мысленно и думаете, что могли бы сделать лучше?

29. Верно ли, что вы обычно молчаливы и сдержанны, когда находитесь среди людей?

30. Бывает ли, что вы передаете слухи?

31. Бывает ли, что вам не спится от того, что разные мысли приходят вам в голову?

32. Верно ли, что вам часто приятнее и легче прочесть о том, что вас интересует в книге, хотя можно быстрее и проще узнать об этом у людей?

33. Бывает ли у вас сильное сердцебиение?

34. Нравится ли вам работа, которая требует пристального внимания?

35. Бывают ли у вас приступы дрожи?

36. Верно ли, что вы всегда говорите о знакомых людях только хорошее даже тогда, когда уверены, что они об этом не узнают?

37. Верно ли, что вам неприятно бывать в компании, где постоянно подшучивают друг над другом?

38. Верно ли, что вы раздражительны?

39. Нравится ли вам работа, которая требует быстроты действия?

40. Верно ли, что вам нередко не дают покоя мысли о разных неприятностях и ужасах, которые могли бы произойти, хотя все кончилось благополучно?

41. Верно ли, что вы неторопливы в движениях?

42. Вы когда-нибудь опаздывали на свидание или на работу?

43. Часто ли вам снятся кошмары?

44. Верно ли, что вы такой любитель поговорить, что никогда не упустите удобного случая побеседовать с незнакомым человеком?

45. Беспокоят ли вас какие-нибудь боли?

46. Огорчились бы вы, если бы долго не могли видеться со своими друзьями?

47. Можете ли вы назвать себя нервным человеком?

48. Есть ли среди ваших знакомых такие, которые вам явно не нравятся?

49. Легко ли вас задевает критика ваших недостатков или работы?

50. Могли бы вы сказать, что вы уверенный в себе человек?

51. Трудно ли получать настоящее удовольствие от мероприятий, в которых много участников?

52. Беспокоит ли вас чувство, что вы чем-то хуже других?

53. Сумели бы вы внести оживление в скучную компанию?

54. Бывает ли, что вы говорите о вещах, в которых совсем не разбираетесь?

55. Беспокоитесь ли вы о своем здоровье?

56. Любите ли вы подшучивать над другими?

57. Страдаете ли вы бессонницей?

Ключ

По каждому из трех показателей «Искренность», «Экстраверсия» и «Нейротизм» начисляется по 1 баллу за каждый ответ, совпадающий с ключом.

Искренность: ответы «да» на вопросы 6,24,36; ответы «нет» на вопросы 12, 18, 30, 42, 48, 54.

Экстраверсия: ответы «нет» на вопросы 5, 15, 20, 29, 32, 34, 37, 41, 51; ответы «да» на вопросы 1, 3, 8, 10, 13, 17, 22, 25, 27, 39, 44, 46, 49, 53, 56.

Нейротизм: ответы «да» на вопросы 2, 4, 7, 9, 11, 14, 16, 19, 21, 23, 26, 28, 31, 33, 35, 38, 40, 43, 45, 47, 50, 52, 55, 57.

Значения шкал

1. Шкала «Искренность»

0–3 – откровенный (результат испытуемого пригоден для интерпретации);

4–6 – ситуативный (испытуемый не был до конца искренен; результаты можно интерпретировать с осторожностью, учитывая, что испытуемый, заполняя тест, скорее всего, хотел выглядеть лучше, нежели на самом деле);

7–9 – лживый (результат не достоверен, тест непригоден для дальнейшей работы). В данном случае речь не идет о лживости как особенности личности, а лишь о том, что при ответах на вопросы теста испытуемый по какой-то причине не был правдив.

2. Шкала «Экстраверсия»

0–2 – сверхинтроверт;

3–6 – интроверт;

7–10 – потенциальный интроверт;

11–14 – амбиверт;

15–18 – потенциальный экстраверт;

19–22 – экстраверт;

23–24 – сверхэкстраверт.

3. Шкала «Нейротизм»

0–2 – сверхстабилен эмоционально;

3–6 – стабилен;

7–10 – потенциально стабилен;

11–14 – нормостеник;

15–18 – потенциальный нейротизм;

19–22 – нейротизм;

23–23 – сверхнейротизм.

Функциональные пробы

Функциональные пробы (Экспериментальная психология, 2002) как метод психологии не очень хорошо известны неспециалистам, а скорее ассоциируются с медициной и физиологией, и это неслучайно. Само понятие было введено в патопсихологию в те времена, когда необходимость изучения индивидуальных особенностей психики больного была очевидной и насущной, но применение тестов как общепризнанного инструмента было под запретом. В психологии господствовал экспериментальный метод, а слово «тест» было почти ругательством. Вот тогда и возникла идея применить инструменты психологического эксперимента к анализу индивидуальной психики. Получившийся метод был назван функциональными пробами по аналогии с медициной: медики проверяют, к примеру, работу сердца в условиях нагрузок, а психологи – «работу психики»; роль нагрузок на определенные психические процессы выполняют экспериментальные задания. Как правило, работа по методу функциональных проб предусматривает выполнение комплекса из нескольких сравнительно кратких заданий.

«Естественный» характер функциональных проб связан с тем, что в нем реализуется идея рассмотрения экспериментальной ситуации как «пласта жизни», где наблюдение за испытуемым и показатели выполнения задания дают экспериментатору представление о целостной саморегуляции поведения испытуемого: как он приступает к заданию, как воспринимает инструкцию, как реагирует на замечания психолога и пр. – эти данные необходимо сопоставлять с результатами, полученными в собственно экспериментальных методиках. Функциональная проба – это как бы модель тех психических процессов, которые происходят в повседневной жизни, но в заданной психологом ситуации интересующие нас аспекты психики проявляются четко и за относительно короткое время; именно поэтому сравнительно краткое психологическое исследование может быть более информативно, чем длительное знакомство с человеком или разговоры с ним.

Можно выделить следующие особенности функциональных проб как метода:

– сочетание качественного и количественного анализа;

– сочетание выполнения заданий с беседой и наблюдением;

– важность взаимодействия испытуемого и экспериментатора в ходе проведения проб;

– разносторонняя оценка базисного психического процесса (например, в выполняемом задании таким процессом является память);

– учет не только результатов выполнения заданий, но и характера ошибок, приемов выполнения, содержания высказываний – иными словами, вдумчивый качественный анализ работы испытуемого;

– комплексный подход к исследованию испытуемого, анализ не только базисного психического процесса, но и человека в реальной деятельности, включая особенности мотивационно-личностной сферы испытуемого, его отношения к заданиям, к ситуации взаимодействия и пр.;

– возможность получения важных данных, касающихся особенностей испытуемого, изучение которых не предполагалось (например, данных об особенностях мотивации и семейных отношений при оценке памяти);

– гибкость процедуры, возможность ее видоизменения и введения дополнительных методик для проверки гипотез, возникающих в ходе исследования; данные различных методик должны взаимно подтверждать, взаимодополнять друг друга, чтобы свидетельствовать о неслучайном характере выявленных характеристик; анализ результатов не является отдельным этапом исследования, но фактически включен в ситуацию общения с испытуемым и используется им для управления ситуацией исследования;

– эффективность метода зависит от опыта и интуиции психолога, его способности наладить эффективное взаимодействие с испытуемым.

Метод функциональных проб разрабатывался и развивался преимущественно в патопсихологических исследованиях, однако он продуктивен и для анализа психики здорового человека. В данном разделе предлагается использовать его для анализа памяти, а третья глава книги практически целиком посвящена анализу мотивационно-личностной сферы на основе функциональных проб.

Как уже указывалось, функциональные пробы предполагают разностороннюю оценку базисного психического процесса, поэтому нам никак не обойтись без теоретической сводки материалов по проблемам памяти.

По количеству выделяемых видов и способов классификации память обгоняет все другие познавательные процессы. Память, которая на житейском уровне представляется единым целостным процессом, на уровне психологического анализа – совокупность многочисленных и отличающихся друг от друга психических процессов.

Из многообразия видов памяти мы рассмотрим лишь те, которые имеют отношение к выполняемому заданию. Прежде всего, речь пойдет о выделении памяти непосредственной и опосредованной.

Непосредственная (натуральная) память, при которой материал запоминается «как бы сам собой», без всяких усилий – это такой аспект памяти, психологическая структура которого практически недоступна для осознания и для изменения. В своей наиболее развитой форме, которая носит название «эйдетическая память», непосредственна память достигает почти такой же полноты и четкости, как и восприятие. Такая «натуральная» память лучше всего развита у детей-дошкольников, которые удивляют взрослых богатством и легкостью запечатления всего, что их окружает. У большинства людей способности натуральной памяти слабеют к 9–10 годам и сохраняются лишь в остаточной форме.

Альтернативной формой памяти является память словесно-логическая, т. е. запоминание с использованием слов, символов и знаков. В отличие от непосредственной памяти, запоминание на основе словесно-логической памяти, как правило, является целенаправленным, развернутым во времени и иногда очень трудным процессом. Самый очевидный (но далеко не самый эффективный) вариант – простое повторение. Более эффективные формы запоминания словесной информации связаны с разнообразными способами использования слов и знаков в качестве средств для организации и структурирования запоминаемого материала, поэтому словесно-логическая память является памятью опосредованной.

Проблема средств запоминания и опосредования психики в целом – ключевая в работах советского психолога Л. С. Выготского и работавших под его руководством будущих корифеев отечественной психологии А. Н. Леонтьева и А. Р. Лурии. Они установили, что развитие опосредованной памяти, способности человека организовывать материал оптимально с точки зрения легкости его запоминания – сложный и длительный процесс, который начинается при переходе от дошкольного к школьному возрасту. На первых его этапах ребенок обучается использовать для запоминания внешние средства и опоры и лишь постепенно овладевает способностью эффективно пользоваться словами и символами в качестве внутренних средств запоминания. Динамика этого процесса была прослежена в А. Н. Леонтьевым, создавшим так называемую методику двойной стимуляции (Леонтьев, 1981).

Леонтьев давал испытуемым список слов для запоминания, а также набор картинок наподобие детского лото. Для каждого запоминаемого слова предлагалось выбрать картинку, которая будет напоминать это слово (например, «поле» – картинка «корова», «урок» – «тетрадь» и т. п.). При припоминании предлагалось использовать выбранные картинки, его результат сравнивался с результатом припоминания при «обычном» запоминании.

Оказалось, что эффективность использования картинок-средств зависит от возраста испытуемых. У дошкольников результаты при двух вариантах запоминания (с картинками и без них) были почти одинаковы: их способность к опосредованию была очень низкой и они еще не могли использовать картинки как средства для улучшения запоминания. Зато у младших школьников применение картинок – внешних средств – приводило к существенному улучшению результатов. У взрослых различия были не столь выраженными, как у младших школьников. Это объясняется тем, что взрослые уже имеют развитые внутренние средства запоминания, которые они достаточно эффективно используют, и помощь внешних средств оказывается не очень существенной.

Эффективность работы памяти взрослых – это, прежде всего, эффективность организации работы словесно-логической памяти, предела совершенствованию здесь нет. Так, для улучшения запоминания можно использовать логическую организацию запоминаемого материала, установление в запоминаемом материале смысловых связей или связей с уже известным (например, телефонных номеров со знакомыми числами или «круглыми», легко запоминаемыми номерами), выделение ключевых моментов в запоминаемом материале (тем самым создаются внутренние средства – опоры для запоминания), создание эффективных внешних средств, если таковые можно использовать (план, конспект, шпаргалка). Качественная работа по созданию хороших внешних средств для запоминания – это обычно работа по осмыслению и структурированию материала, которая приводит к тому, что он хорошо запоминается и воспроизводится без участия внешних опор.

На принципах, сходных с упомянутыми, основаны многие мнемотехники, то есть известные приемы для улучшения запоминания. Это и связь запоминаемых слов в целостный рассказ, и «замена» малосвязанного материала на осмысленный («каждый охотник желает знать…»), и многое другое.

Таким образом, развитие памяти – это совершенствование работы словесно-логической памяти. Возможности непосредственной, образной памяти остаются незадействованными; а эти возможности чрезвычайно велики у каждого. Существуют мнемотехники, эффективно эти возможности использующие.

Говоря о механизмах работы памяти, нельзя не упомянуть мотивацию запоминания. Память – очень гибкая система, которую нельзя «заставить» работать, но которая прекрасно действует для того, что действительно нужно человеку. Так, дети-дошкольники оказались практически неспособны запомнить список слов, но демонстрировали прекрасную память, если этот же список являлся набором продуктов, которые надо было купить в игре «в магазин». В качестве аналогичного житейского примера можно привести детей и подростков, которые испытывают огромные трудности с заучиванием стихов в школе (и ведь стараются!), но без всяких проблем запоминают длинные тексты песен своих кумиров.

Задание 6. Стратегии запоминания[3]

Испытуемый: Взрослый или ребенок от 7 лет. Для детей и лиц старшего возраста с трудностями запоминания список запоминаемых слов уменьшается до 10–15.

Процедура. Испытуемый последовательно выполняет 4 или 5 заданий; помимо экспериментальных заданий, на разных этапах работы проводится беседа с испытуемым и свободное (неструктурированное) наблюдение.

Предварительная беседа Примерный круг вопросов:

– Как испытуемый оценивает свою память (хорошая, плохая и пр.)?

– Какие стратегии и приемы запоминания использует испытуемый?

Предварительная беседа носит также мотивационный характер: объяснение испытуемому, что предстоит изучить индивидуальные особенности его памяти и познакомить со способами увеличения эффективности запоминания.

1. Фоновое запоминание

Инструкция: «Сейчас я буду читать вам слова, а вам необходимо их как можно лучше запомнить и потом мне назвать». Слова зачитываются с интервалом 10 с; этот же интервал сохраняется и для последующих заданий. Сразу же после окончания чтения списка дается команда воспроизводить слова.

Материал для анализа:

– Эффективность запоминания (сколько слов удалось воспроизвести).

– Стратегии и приемы запоминания (по данным беседы с испытуемым).

2а. Опосредованное запоминание – методика двойной стимуляции по А. Н. Леонтьеву (для детей)

Для выполнения задания необходимо подготовить карточки с картинками по типу детского лото; их должно быть примерно вдвое больше, чем запоминаемых слов. Среди карточек не должно быть изображений предметов, точно соответствующих словам списка.

Инструкция: «Сейчас я буду читать слова, а ты должен будешь для каждого слова выбрать картинку, которая будет как-то напоминать это слово, а потом поможет его вспомнить. Выбранные картинки откладывай».

По окончании чтения списка испытуемый воспроизводит слова, глядя на отобранные картинки.

2б. Опосредованное запоминание – модифицированная методика пиктограммы А. Р. Лурии (для подростков от 10–12 лет и взрослых)

Инструкция: «Сейчас я буду читать вам слова, а вы должны будете для каждого слова нарисовать небольшую картинку, которая поможет вам запомнить это слово. Качество рисунка значения не имеет, важно только, чтобы он вам помог. Нельзя писать буквы, цифры и символы, типа нот или математических знаков. Потом вы должны будете вспомнить слова, не пользуясь своими картинками».

По окончании чтения слов картинка отбирается и испытуемого просят вспомнить слова из списка. После того, как испытуемый больше не может вспомнить ни одного слова, ему возвращается картинка и дается возможность вспомнить дополнительные слова с использованием нарисованных пиктограмм.

После завершения задания следует для нескольких картинок спросить у испытуемого, в чем заключается связь между словом и картинкой.

Материал для анализа:

– Характер опосредования: адекватность связей между словом и картинкой, наличие-отсутствие индивидуальных ассоциаций и личностных переживаний в пиктограммах.

– Эффективность опосредования: влияние на эффективность запоминания.

– Сравнительная эффективность внешнего средства (картинки-пиктограммы) на этапах запоминания и воспроизведения: количество дополнительно воспроизведенных слов после возможности использовать свои пиктограммы (только для варианта 2б).

– Особенности ошибок (неправильно воспроизведенные слова), с чем они могут быть связаны: недостаточная эффективность опосредования (неточно подобран опосредующий образ), замена слова из списка синонимом, другие возможные причины.

– Личностные особенности, отразившиеся на выполнении задания: особенности личностно значимых пиктограмм, характер ошибок, комментарии испытуемого.

3. Запоминание с использованием мысленных образов

Примерная инструкция: «Сейчас я попрошу вас не просто запоминать слова, но как можно ярче представлять себе каждое из них и связывать образы этих слов в последовательность, как будто вы придумываете кинофильм. Ваши образы могут быть причудливыми, а кинофильм сказочным. Вы можете сами стать участником кинофильма. Все это помогает запомнить слова. Например, даны слова: книга, цыпленок, занавеска, картон, сирень, гном, свисток, сквозняк, комната. Вот что можно представить.

Я открываю КНИГУ, а она, оказывается, волшебная, и из нее выскакивает маленький желтый ЦЫПЛЕНОК. Я бегу за ним, а он прячется за ЗАНАВЕСКОЙ. Я хочу ее отодвинуть, дотрагиваюсь рукой и чувствую, что она твердая, да это же КАРТОН, занавеска картонная! А вместо цыпленка на подоконнике СИРЕНЬ. Как хорошо пахнет! Я наклоняюсь, чтобы лучше понюхать, и вижу, что среди веток сидит крошечный ГНОМ. Он подмигивает мне, достает из кармана СВИСТОК и пронзительно свистит. От этого свистка поднимается СКВОЗНЯК. Я невольно зажмуриваюсь, а когда открываю глаза, никого уже нет: я стою в пустой КОМНАТЕ».

Затем дается несколько слов, для которой испытуемый старается создать последовательность образов. После этого предъявляется основной список для запоминания.

Примерная инструкция для воспроизведения: «А теперь просмотрите фильм еще раз, стараясь представить его так ясно, как будто все происходит на самом деле (можно закрыть глаза) и назовите слова».

По окончании воспроизведения списка испытуемого просят рассказать кинофильм. Если при этом воспроизводятся дополнительные слова из списка, их учитывают отдельно.

Материал для анализа:

– Эффективность данного способа запоминания.

– Соблюдения порядка воспроизведения слов.

– Особенности опосредование: предпочтение создания ярких образов (использование ресурсов образной памяти) или связи слов в целостный рассказ без формирования ярких образов (использование словесно-логической и ассоциативной памяти).

– Личностные особенности, отразившиеся в особенностях созданного рассказа и/или в характере ошибок).

3а. Дополнительное задание по выбору учащегося (необязательно)

В качестве дополнительного задания может быть выбрано запоминание по классическому варианту методики пиктограммы (первое воспроизведение с опорой на картинки), задание с дополнительной инструкцией, меняющей мотивацию испытуемого, запоминание более короткого или более длинного списка слов, запоминание слов, более эмоционально насыщенных, длинных, редко встречающихся в русском языке и др. (любые варианты). Необходимо обосновать цель включения дополнительной методики (например, изучить влияние длины списка слов на эффективность запоминания). Дополнительное задание может быть дано испытуемому на любом этапе работы с ним; предложенный для него в данной методической разработке список слов не является обязательным.

4. Повторение задания 1 (без дополнительных инструкций) Материал для анализа:

– Сравнительная эффективность первого и четвертого задания, влияние различных факторов: утомление, мотивация, использование новых стратегий и др.

5. Завершающая беседа: примерный круг вопросов

– Стратегии запоминания, используемые испытуемым на разных этапах исследования, как испытуемый оценивает их эффективность?

– Собирается ли испытуемый использовать в жизни новые приемы запоминания, с которыми он ознакомился, почему?

– Желательно, чтобы студент предложил испытуемому способы улучшения его памяти в его жизни.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Насколько эффективны предложенные испытуемому методики запоминания? Почему?

2. Какие виды памяти использовались испытуемым в различных заданиях? Какие из них оказались более эффективными? Почему?

3. Какие особенности личности и мотивации испытуемого проявились при выполнении задания?

4. Предложите способы увеличения эффективности работы памяти испытуемого.

5. Как вы думаете, будет ли испытуемый в жизни использовать те стратегии запоминания, с которыми он познакомился? Почему?

Примеры и рекомендации. Некоторые испытуемые показывают стабильно высокие результаты во всех четырех заданиях (17–20), различия столь невелики, что их не имеет смысла анализировать или интерпретировать (так называемый потолковый эффект). Скорее всего, у них имеются самостоятельно выработанные эффективные стратегии запоминания и они не нуждаются в стратегиях, предлагаемых в задании.

В некоторых случаях полученные результаты интересно интерпретировать не только с точки зрения особенностей памяти, но и как характеризующие личностные особенности испытуемого или его жизненной ситуации (проективный характер выполнения заданий, о котором более подробно будет рассказано в главе 3). Это может проявиться в том, как устанавливаются (и потом объясняются) связи между запоминаемым словом и картинкой; в особенностях ошибок: в том, какие слова забываются (если их немного) и какие слова, отсутствующие в списке, воспроизводятся ошибочно. Так, весьма показательной является ошибка испытуемого, который при воспроизведении слов из методики «Пиктограмма» вместо слова из списка «совет» воспроизвел «болтовня». Особенно ярко проективный характер заданий может проявиться при составлении рассказа. Приведем полностью соответствующий пример.

От испытуемого недавно ушла жена.

ЧЕЛОВЕК (выделены воспроизводимые слова) задал себе ВОПРОС: какой ДОРОГОЙ ему лучше поехать? В какую СТРАНУ? Внутренний ГОЛОС ему подсказал купить ГАЗЕТУ. Он пошел и наткнулся на КАМЕНЬ. И он вспомнил СЛУЧАЙ, как ему изменила ЖЕНА (ошибочное воспроизведение). За это он ударил ее ДОСКОЙ, после чего пришлось вызвать ДОКТОРА. Доктор со ЗНАНИЕМ дела оказал ей помощь. Внутри человека горел ОГОНЬ ревности. Он поймал любовника, ударил его о ВОРОТА и сломал ему ПАЛЕЦ. На крик выскочил СОСЕД, который посоветовал этому человеку уплыть на первом же КОРАБЛЕ.

В завершение раздела приведем с некоторыми сокращениями пример работы с испытуемой, который, несмотря на некоторые недоработки, хорошо иллюстрирует возможности функциональных проб как метода.

Испытуемая – Настя, ученица 11-го класса, является младшей сестрой студентки, выполнявшей задание.

1. Фоновое запоминание. Результат – воспроизведено 8 слов.

На вопрос о приемах запоминания испытуемая ответила, что некоторые слова (земля и месяц) объединяла по смыслу).

1а. Создание дополнительной мотивации.

Я заметила, что при выполнении первого задания испытуемая была крайне несерьезна – отвлекалась, смеялась, не старалась запоминать. Я решила мотивировать испытуемую на запоминание и пообещала ей один рубль за каждое воспроизведенное слово. Результат – 14 слов.

2. Пиктограмма. Результат без опоры на картинки при воспроизведении – 12 слов, с помощью рисунков – 20 слов (100 %).

Все рисунки довольно понятны, комментарии необходимы к трем. Рисунок к слову «правда» схематически изображает дно. «Правда на дне» объяснила Настя. Выяснилось, что пьесу Горького «На дне» она сейчас проходит в школе.

Слово «воздух» вызвал такую ассоциацию.

Летом мы ездили в Петербург на электричках, это было опасным и захватывающим приключением, и одним из самых запомнившихся моментов были отчаяние и страх во время 12-километрового перехода пешком по шпалам где-то в районе Валдая. Солнце пекло невыносимо, и над рельсами воздух слоился от жары. Это и попыталась изобразить Настя.

Слово «совет» изображает педсовет учителей – больная тема для Насти: она учится очень плохо, на педсоветы ее вызывают регулярно.

Наконец, слово «пример» Настя не успела никак зарисовать, просто почиркала ручкой по бумаге и долго этому радовалась. Слово она вспомнила одним из первых, что можно объяснить ролью эмоций в запоминании.

3. Использование мысленных образов с составлением рассказа.

Результат – 18 слов, воспроизведенных в правильном порядке. Можно сделать вывод, что составление рассказа явилось самым эффективным способом запоминания из предложенных, а также предположить, что слова, вплетенные в рассказ, запоминаются тем лучше, чем больше их роль в логике и сюжете рассказа и чем ярче связанные с ними ассоциации (пропущенные слова «характер» и «номер» не играли важной роли в сюжете рассказа). Далее – текст рассказа:

Шел по дороге ЧЕЛОВЕК. И увидел второго человека. И задал ему ВОПРОС. У того был приятный ГОЛОС. А вопрос был про СТРАНУ. Нашу страну. Ну, второй человек был дураком и не знал ответа, поэтому открыл ГАЗЕТУ. Ничего там не нашел. Вот такой вот СЛУЧАЙ! Вот такой вот НОМЕР! Первый человек взял КАМЕНЬ и ударил того по башке. У того был сильный ХАРАКТЕР, поэтому он взял доску и ударил первого. Их отвезли к ДОКТОРУ в больницу. У доктора было мало ЗНАНИЙ, поэтому он просто сжег их в крематории. Ну, в ОГНЕ. И им открылись ворота в рай. Там бог погрозил им ПАЛЬЧИКОМ. Они стали СОСЕДЯМИ. Вот такая ИСТОРИЯ. А КОРАБЛЬ я просто так запомнила.

Из особенностей испытуемой стоит отметить склонность к мизантропии, агрессивность в составлении сюжета и презрительность в суждении о людях.

3а. Запоминание классифицированных слов. Задание проведено с целью проверить роль классификации в запоминании. Я составила список слов, относящихся к трем классам: реки, посуда, цветы.

Результат – 15 слов. Испытуемая объяснила, что сначала пыталась опять составить рассказ, но, когда поняла, что слова можно классифицировать, стала запоминать без использования мнемотехнических приемов. Поскольку был получен результат лучше, чем в других пробах (не считая составления рассказа), можно предположить, что классификация запоминаемых слов является эффективным приемом запоминания.

4. Заключительное запоминание. При его выполнении я разрешила испытуемой пользоваться любым из уже опробованных способов, дала ей ручку и бумагу на случай, если она выберет пиктограмму. Ее она и выбрала, но какие-то слова зарисовывала, а какие-то по лености запоминала просто так.

Результат – 9 слов. Два слова Настя не смогла вспомнить и с помощью картинки. Такой невысокий результат можно объяснить усталостью, а также использованием одновременно разных приемов запоминания, что сбило испытуемую с толку.

5. Общее припоминание. В самом конце я дала испытуемой пять минут на отдых, потом напомнила ей все пробы, какие мы прошли, спросила, какая показалась ей наиболее эффективной (она назвала составление рассказа) и попросила вспомнить все слова, которые назывались. Таких слов было 129 (включая 9 тренировочных слов для задания 3).

Результат: 81 слово. При этом было воспроизведено:

1 слово из задания 1 (фоновое запоминание)

6 слов из задания 1а (дополнительная мотивация)

15 слов из задания 2 (пиктограмма)

14 слов из задания 3 (рассказ)

18 слов из задания 3а (классифицированные слова)

15 слов из задания 4 (заключительное)

Следует отметить различия в действенности разных техник запоминания на короткий и более длительный срок с преимуществом тех заданий, в которых устанавливались содержательные связи: слов, объединяемых в классы (задание 3а) или в рассказ (задание 3), слов с картинками (задание 2 и 4).

Приложение. Списки слов

Глава 2. Практическая психология обыденной жизни

Мир глазами дошкольника

Каждый помнит себя в детстве, однако многие особенности того, как ребенок-дошкольник воспринимает и понимает окружающий мир, ускользают из памяти и кажутся удивительными для взрослых: нам трудно и непривычно выйти за рамки «правильного» и, казалось бы, единственно возможного понимания реальности. Оказалось, однако, что мир дошкольника построен по совершенно иным принципам, многие из которых открыл в начале нашего века швейцарский ученый Пиаже. Вот некоторые из его опытов, их может повторить каждый.

Перед ребенком ставят два стакана с водой, один низкий и широкий, другой – высокий и тонкий. В первом из них вода. Взрослый или сам ребенок переливает воду во второй стакан. Хотя все происходит на глазах ребенка, если ему 3–6 лет, он, как правило, считает, что воды стало больше.

Перед ребенком выкладывают два ряда мелких предметов (пуговицы, детали конструктора, конфеты, кусочки шоколадок и пр.) и спрашивают, в каком ряду их больше.

О О О О О

О О О О О

После правильного ответа «Одинаково» предметы в нижнем ряду раздвигают.

О О О О О

О О О О О

Теперь ребенок считает, что в нижнем ряду предметов стало больше.

В зависимости от возраста и индивидуальных особенностей ребенка можно наблюдать разные формы проявления описанных феноменов. Если у младших опыт может вызвать восторг («Смотри, они (фигурки) на весь стол!»), то у детей постарше – недоумение («Я же сам воду переливал»), попытки объяснения («Это что – фокус какой-то?»), ухудшение настроения, сомнения и даже попытки «исправить ситуацию», например, украдкой съесть конфету в верхнем ряду, чтобы их уже точно было меньше. Некоторые дети дают правильный ответ во втором опыте при небольшом количестве сравниваемых предметов (5–6), но начинают сомневаться и ошибаться, если их становится 10–12.

Жан Пиаже объяснял полученные результаты, говоря о таких свойствах психики дошкольников, как центрация и неумение сосредоточиться на изменениях. Центрация – неумение воспринимать предметы или явления в целом; для детей существует только одна их сторона, например, высота воды в стакане или длина ряда пуговиц. Неумение сосредоточиться на изменениях – неспособность уследить за тем, как объект меняется и переходит в другое состояние. Ребенок фиксирует в памяти устойчивые состояния – начальное и конечное, но от него ускользает процесс преобразования, поэтому он видит лишь конечный результат, например, два ряда пуговиц, один из которых длиннее другого. С указанными свойствами связаны и некоторые особенности поведения детей в жизни, например, желание пить любимый сок из высокого стакана (его будет больше) или разрезать вкусное печенье на маленькие кусочки (его тоже станет больше, потому что больше кусочков).

Другие свойства детской психики отчетливо выявляются при разговоре на некоторые абстрактные темы. Приведем несколько подобных диалогов (выделенные реплики в наибольшей степени отражают суть феноменов). Вот фрагменты из разговора Пиаже с девятилетней Фрэн; время действия – 1920-е годы (см.: Субботский, 1991).

– Фрэн, солнце движется?

– Да.

– Почему?

– Потому, что оно хочет сильно сиять.

– Зачем?

– Потому что иногда бывают леди и джентльмены, которые гуляют, и им приятно, когда хорошая погода.

– Солнце видит их?

– Да.

– А когда мы идем, что оно делает?

– Иногда оно смотрит на нас, иногда идет за нами.

Удивительно, как мало изменились дети за прошедшее столетие. Правда, возрастные границы открытых Пиаже феноменов несколько изменились. Вот разговор с пятилетней Рикой.

– Рика, почему солнце светит?

– Чтобы было светло.

– А зачем нужен свет?

– Чтобы мы гуляли, чтобы можно было книжки читать, чтобы было тепло и мы никогда не болели.

– А солнце живое?

– Да. Оно нас видит, оно нам рассказывает сказки, как оно поживает. А еще оно нас защищает от Снежной королевы.

– Рика, почему едет машина?

– Чтобы отвезти папу на работу, меня в детский садик.

– А еще для чего?

– Чтобы поехать в лес и погулять с нами.

– Когда машина стоит на стоянке, что она делает?

– Она отдыхает от дел, спит, чтобы потом у нее были силы отвезти меня в Макдональдс.

В ответах детей проявляется анимизм – наделение неживой природы свойствами живого и разумного (машина отдыхает, набирается сил, солнце видит, ходит, рассказывает сказки и пр.). Источник анимизма Ж. Пиаже видит в том, что ребенок еще не научился выделять себя из окружающего мира и не знает в точности, что принадлежит ему (психическое, субъективное), а что – окружающему миру, объективному и материальному, поэтому он не только наделяет неживое мыслями, чувствами, желаниями, но и психические явления (например, собственные сны) – свойствами объективного мира. Вот диалог с Севой (7 лет 10 месяцев):

– Кто-нибудь может увидеть твои сны?

– Мои сны никто не может увидеть, потому что у другого человека есть свои сны. Мама может. Только в животе. Я видел мамины сны, когда был у нее в животе, потому что через пупок.

Ответы Севы требуют небольшого комментария. Мальчик находится в том возрасте, когда феномены, обнаруженные Пиаже, или исчезают, или находятся на грани исчезновения. Он уверен, что «солнце о нас не думает, потому что оно – неживая природа». Ситуация же со снами достаточно сложная: могут видеть чужие сны только мама и ребенок и только тогда, когда ребенок у мамы в животе. Но ведь все-таки могут!

Описанные феномены проявляются не только в отвлеченных беседах, но и в реальной жизни, служа основой для детских страхов. Ребенок, не имеющий четких границ между живым и неживым, возможным и невозможным, сказкой и реальностью, может бояться каких-то предметов или сказочных персонажей. Более того, не имея границ между субъективным и объективным, между мыслью и действием, он может бояться даже того, что придумал сам. Даже в более старшем возрасте дети не всегда умеют четко провести грань между фантазией и реальностью и могут прослыть лжецами среди взрослых или сверстников.

Еще одна особенность детского мышления проявилась в беседе с Рикой, когда она рассуждает о том, почему ездит машина (чтобы возить ее в детский садик, в лес и пр.). Вот еще один характерный фрагмент диалога.

– Почему наступает зима?

– Потому что очень хочется кататься на горке (Владик, 5 с половиной лет).

В этих примерах проявляется такое свойство детского мышления, как эгоцентризм – восприятие предметов и явлений лишь «через себя», неспособность встать на чужую точку зрения. С возрастом постепенно формируется более объективная оценка. В качестве «остаточных явлений» эгоцентризма у некоторых детей может быть выражен своеобразный «переворот причины и следствия», например, «солнце светит, чтобы было светло», «велосипед едет, чтобы не устать человеку» и т. п.

Зная о том, что дошкольникам в той или иной степени присущ эгоцентризм, можно объяснить и предотвратить некоторые серьезные проблемы. Часто дети считают себя причиной того, что происходит вокруг них, даже если на самом деле это не имеет к ним непосредственного отношения, например, обвиняют себя в ссорах или разводе родителей, в болезнях близких родственников. Понимание подобных явлений и вовремя сделанное объяснение могут очень помочь детям.

Феномены Пиаже исчезают у современных детей постепенно к 6–8 годам по мере того, как увеличивается жизненный опыт маленького человека, он узнает больше об окружающем мире и приобщается к школьному образованию. Теперь ему уже не надо сравнивать ряды предметов «на глазок», он может просто их пересчитать. (Правда, сохраняются отдельные «рецидивы» вроде веры в Деда Мороза порой и у 10–12-летних.) И все же мир детства не уходит из жизни безвозвратно. По его законам во многом построены сказки и мифы, сны и фантазии, на них основана вера в экстрасенсов и астрологию, миром детства пронизаны многие сферы взрослой жизни.

Задание 1. Феномены Пиаже

Испытуемый. Ребенок 3–8 лет. В зависимости от возраста и индивидуальных особенностей ребенка феномены могут быть выражены ярко, частично или отсутствовать.

Процедура. С ребенком проводятся следующие задания:

1) переливание воды из широкого сосуда в узкий;

2) сравнение двух рядов из одинакового количества предметов;

3) беседа на тему «Почему дует ветер» (светит солнце, наступает зима, звезды не падают и пр.);

4) беседа на тему «Почему едет велосипед» (автомобиль, работает стиральная машина, горит лампочка и пр.);

5) беседа на тему «Откуда берутся сны и кто может их увидеть» (откуда берутся мысли и пр.).

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Какие феномены Пиаже обнаружены у ребенка? Какие выражены частично (в чем именно)? Какие отсутствуют? Почему?

2. Какими возрастными и индивидуальными особенностями психики ребенка можно объяснить его ответы?

3. Отличается ли подход ребенка к далеким от него предметам (солнце, звезды) и к тем, с которыми он постоянно сталкивается (машина, велосипед)? Если да, то почему?

4. Что вы можете сказать о внутреннем мире вашего испытуемого?

Примеры и рекомендации. Иногда тому, кто выполняет задание, очень хочется получить свидетельства наличия феноменов, и они задают чрезмерное количество наводящих вопросов: «А солнце (или другой объект) живое? А оно нас видит? А оно умеет видеть, слышать, думать, грустить и пр.?». Когда наконец нужный ответ получен, есть вероятность, что он просто «внушен» взрослым или угадан в расчете заслужить одобрение. Желательно соблюсти чувство меры.

У некоторых детей (достаточно редко) задание может вызвать дискомфорт и отрицательные эмоции. Постарайтесь после задания снять это состояние: сделать небольшой подарок или поиграть в любимую игру (то же самое стоит сделать и при позитивном отношении ребенка к заданию).

Формирование впечатлений о человеке

Чем определяется впечатление человека об окружающих? Насколько правильны наши представления о других? Почему мы так часто ошибаемся в людях? На эти и подобные вопросы отвечает направление социальной психологии, которое занимается проблемами так называемой социальной перцепции, или восприятия человека человеком.

Излюбленная тема специалистов по социальной перцепции – факторы, влияющие на первое впечатление о человеке. Эти факторы широко известны, перечислены в многочисленных учебниках и популярных изданиях, поэтому мы укажем лишь некоторые из них. Большинство из них действует на неосознанном уровне или осознается лишь частично:

– эффект внешней привлекательность – лучшее отношение и наделение позитивными качествами более красивых людей (неосознанное представление «красивый – значит хороший»);

– стереотипизация – приписывание человеку черт, характерных для определенных социальных групп (студент – значит умный, итальянец – экспансивный и пр.). Существуют также слабоосознаваемые стереотипы внешности (тонкие губы – злость);

– эффект ореола – сложившееся общее впечатление (негативное или позитивное) распространяется на оценку тех качеств человека, информация о которых отсутствует (к примеру, вежливому, хорошо одетому человеку приписывается ум и доброта);

– эффект первичности – первая информация о человеке является наиболее важной;

– эффект роли – поведение, определяемое социальной ролью, объясняется личностными особенностями (начальник – жесткий и решительный);

– эффект проекции – преувеличение сходства между собой и другими людьми, приписывание другим собственных качеств.

Существенно, что все эти эффекты действуют не только на оценку внутренних качеств человека, но и на восприятие его внешности и даже роста. Так, широко известен эксперимент по описанию внешности по фотографии двух групп, одной из которых сообщили, что перед ними преступник, другой – общественный деятель, известный своими добрыми делами. Вот еще один характерный эксперимент:

Нескольким студенческим группам было предложено оценить рост человека, который одним был представлен как студент, другим – аспирант, третьим – преподаватель, четвертым – профессор. С каждым служебным повышением этот человек по оценке студентов «подрастал» на несколько сантиметров. Оценка роста его спутника, всюду представленного одинаково, не менялась.

Из краткого перечня эффектов и закономерностей становится понятно, что возникающее при первом впечатлении представление о человеке нераздельно связано с его оценкой, отношением к нему, так что их почти невозможно отделить друг от друга даже в психологических экспериментах. Казалось бы, что с увеличением продолжительности знакомства и контактов наше представление должно совершенствоваться, становиться более точным и объективным. Однако данные психологов показывают, что это, мягко говоря, не совсем так. Скорее, чем больше мы контактируем с человеком, тем более пристрастно к нему относимся, тем больше наше отношение влияет на его восприятие, искажая его.

Большинство эффектов, выявленных для краткого знакомства, действует и при более длительном. Так, эффект роли действует на уровне не только социальных ролей, но и внутригрупповых, определяя восприятие общепризнанного «ботаника» или «шута». Однако больше, чем эффект первичности, для длительных контактов значим эффект новизны – новая информация о поведении знакомого человека оказывается наиболее важной и значимой. Сложившийся образ приходится перестраивать.

При длительном знакомстве важную роль играет не столько стереотипизация на основе формальных признаков (возраст, профессия, национальность и пр.), сколько сложившийся на основе опыта контактов устойчивый, «стереотипный» образ конкретного человека, который, как и обычный стереотип, содержит упрощенную и сокращенную информацию. Как и стереотип, такой образ достаточно устойчив, более того, информация, соответствующая стереотипному образу, способствует его упрочению, а противоречащая – игнорируется или интерпретируется, чтобы не вступать с образом в противоречие. Об этом с юмором писал Ф. Искандер, герой автобиографического рассказа которого оказался неожиданно в образе отъявленного лентяя.

Если я на контрольной по математике сидел, никому не мешая, спокойно дожидаясь, покамест мой товарищ решит задачу, то все приписывали это моей лени, а не тупости. Когда же я по русскому письменному писал прямо из головы, не пользуясь учебниками и шпаргалками, это тем более служило доказательством моей неисправимой лени… Развитие образа привело к тому, что я вынужден был перестать делать домашние уроки… Вскоре выяснилось, что никаких фокусов я не собираюсь выкидывать, что я, напротив, очень послушный и добросовестный лентяй. Более того, будучи лентяем, я вполне прилично учился….

Так, доигрывая навязанный мне образ Отъявленного Лентяя, я пришел к золотой медали.

При длительном знакомстве в основе восприятия другого человека лежит опыт взаимодействия с ним, и здесь сказываются свои эффекты. Так, психологам хорошо известно, что опыт совместной деятельности способствует наделению образа позитивными чертами, а соперничества – негативными. Также известен эффект внутригрупповой пристрастности – наделение позитивными свойствами и качествами членов группы, которая рассматривается как «своя».

Менее очевидный на житейском уровне, но подтвержденный психологами эффект – влияние добра и зла, которое один человек причиняет другому. Тех, кому мы сделали хорошее (пусть даже случайно), мы оцениваем выше, а тех, кому причинили зло или вред, наделяем недостатками.

Таким образом, наши впечатления от тех, кого мы знаем, – запутанный микст из характеристик, доступных для наблюдения (внешность, поведение), оценок внутренних свойств и качеств и нашего отношения к ним. Отделить одно от другого и третьего – нелегкая задача, и именно ее предлагается решить в задании практикума. Помимо этого, задание выполняет еще одну важную задачу – возможность увеличения точности межличностного восприятия. Исследования показали, что эффективный способ для этого – получение обратной связи, то есть представления о том, как воспринимают человека те, кто его знает и регулярно с ним общается. Возможность получения обратной связи также предлагается в задании.

Задание 2. «Поведенческий портрет»[4]

Это задание выполняется не в соответствии с общим планом; оно проводится в учебной группе в два этапа, организуется преподавателем. Задание может выполняться в группе знакомых между собой людей, в этом случае группа выбирает ведущего, который выполняет те же функции, что преподаватель.

Этап 1. Учащиеся пишут «сочинение» – описание студента, обучающегося в одной группе (классе) с ними. Фамилия описываемого заранее не известна, она выбирается в случайном порядке преподавателем и сообщается каждому учащемуся индивидуально в начале занятия.

Сочинение пишется в свободной форме и затрагивает следующие особенности:

– пантомимика: осанка, особенности походки, жестикуляция, общая скованность или, наоборот, свобода движений, характерные индивидуальные позы;

– мимика: характерное выражение лица, сдержанность или выразительность мимики, ее особенности в различных ситуациях;

– речевое поведение: молчаливость, разговорчивость, многословие, лаконизм, стилистические особенности, интонационное разнообразие, паузы, темп речи;

– характерные вербальные штампы; примеры высказываний, характеризующих индивидуально-психологические особенности;

– эмоциональное состояние: преобладающий фон настроения, характерные эмоции и способы их выражения;

– особенности общения: частота и интенсивность контактов, инициативность в контактах, особенности речевого поведения, мимики и пантомимики при разных типах общения (деловой, личностный и др.);

– особенности реакции на стресс и напряжение: работоспособность, возможность работать в неблагоприятных условиях, реакции на стресс, неудачи, состояние перед и на экзаменах (контрольных работах, зачетах).

Желательно, чтобы «поведенческий портрет» включал краткие описания поведения в ситуациях, которые значимы для понимания описываемого человека и подтверждают описание. Также желательно воздержаться от попыток «проникнуть во внутренний мир описываемого», так как подобное проникновение не входит в задачи описания.

Описание составляется с расчетом на то, что оно будет прочитано только преподавателем. После завершения работы учащийся специально отмечает те фрагменты текста, с которыми он не хочет знакомить других учащихся.

Этап 2. При подготовке ко второму этапу выполнения задания преподаватель отмечает в тексте описаний фрагменты, с которыми он считает нецелесообразным знакомить группу – негативные оценочные высказывания, сведения из личной жизни описываемого и пр. (например, «речь может приобрести агрессивную окраску»; «иногда устраивает эксперименты – не спит ночами»), – и добавляет их к фрагментам, которые отмечены учащимися.

Также отмечаются те фрагменты, которые, по мнению преподавателя, позволяют слишком легко узнать описываемого: характерные фразы, специфические привычки, индивидуальные детали одежды и прически и т. п. (например, «всегда на каблуках и накрашена», «носит линзы и характерно моргает по два – три раза»).

На занятии преподаватель зачитывает описания (без отмеченных фрагментов) и предлагает учащимся, когда они узнают того, кто описан, поднять руку и назвать его. Если угадывание неверное, то чтение продолжается; если человек не угадан после зачтения всего описания, то добавляются пропущенные фрагменты, облегчающие узнавание (после угадывания описание тоже желательно зачитать полностью). Как правило, допускается не более 3–4 угадываний на каждое описание.

После выполнения задания описания могут быть возвращены авторам, с правом показывать или не показывать тем, кого они описывали.

Примеры и рекомендации. Предлагаемое задание при кажущейся простоте и игровой форме достаточно сложное. Основные трудности связаны с необходимостью давать описание поведения, а не психологических качеств и свойств характера, абстрагироваться от личного отношения к описываемому человеку и не давать оценок. Вот примеры очень образных и интересных описаний, выходящих за рамки «поведенческого портрета».

Всегда прямая осанка выдает в ней определенную гордость, как бы говорит: «Я маленькая и гордая птичка».

Д. – самый свободный в нашей группе человек, и именно своим «свободным духом» она мне симпатична.

Отличается очень быстрой походкой, догнать ее невозможно. Это иногда раздражает, так как по сравнению с суперскоростью походки этой девушки все остальные кажутся тормозами.

Когда удается «отстроиться» и от оценок, и от психологизации, то оказывается, что доступный словарь поведенческого описания человека не очень богат и сделать индивидуальный «портрет» непохожим на другой сложно: у большинства сверстников движения оказываются свободными, мимика оживленной, а перед экзаменами почти все волнуются.

Тем не менее подавляющее большинство описаний угадываются, причем часто достаточно быстро. В качестве примера приведем фрагменты из довольно удачного «портрета».

За столом сидит, широко расставив локти, упираясь грудью в край стола и низко склоняется над тетрадью. Или отстраняется от парты – тогда упирается локтями в живот, пальцами трогает подбородок…

В стрессовых ситуациях ее движения становятся очень резкими порывистыми. Она всем видом показывает, что мобилизовала все свои силы, что она готова. Держит себя за локти, прикрыв живот. Ходит взад-вперед. Говорит еще более отрывисто, пытаясь изобразить беспечность и расслабленность.

Перед преподавателем, готовящим вторую часть занятия, стоит нелегкая задача – донести до учащихся максимум информации из описаний, не задев при этом ничье самолюбие и не уронив самооценку публичным оглашением нелицеприятной информации. Желательно получить обратную связь от учащихся, чтобы убедиться в отсутствии негативных последствий выполнения задания.

Эвристики принятия решений в обыденной жизни

В 2002 году произошло событие, которое было оценено психологической общественностью меньше, чем оно того заслуживало: впервые в истории Нобелевских премий она была присуждена психологу. Нобелевскую премию по экономике получил американо-израильский психолог Дэниел Канеман «за применение психологической методики в экономической науке, в особенности – при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределенности». В своих экспериментах Д. Канеман со своим соавтором А. Тверски (Канеман, Словик, Тверски, 2005; Канеман, Тверски, 2000) разнообразно и последовательно опровергали экономический постулат (и не всегда осознаваемое житейское убеждение) о том, что в основе поведения людей лежат рациональные суждения и рациональные поступки.

Давайте рассмотрим некоторые закономерности, выявленные Канеманом и Тверски на примере задач из их экспериментов и их аналогов, придуманных российскими студентами (в задачах используются русские имена и отечественные реалии).

1. Эвристика репрезентативности – способ судить об объекте, сравнивая его с неким типичным представителем и пренебрегая другой важной информацией, потому что соответствие стереотипу более важно для принятия решения, чем оценка вероятности.

Про X известно: Он интересуется политикой, любит участвовать в дискуссиях и жаждет появляться на публике. Кто он скорее всего – продавец или член парламента?

Большинство испытуемых, решавших эту задачу, отвечали, что X – член парламента, потому что его образ соответствовал стереотипу политика. При этом очевидно игнорировался тот факт, что продавцов в тысячи раз больше, чем членов парламента, и поэтому носителей указанных не таких уж редких качеств среди них, очевидно, будет больше.

Закономерность сохраняется, даже если вероятность задается в явном виде.

В институте одновременно проходят две конференции, в которых участвуют 100 человек: 20 обсуждают вопросы создания искусственного интеллекта, а 80 – русской пейзажной живописи. Вы сами в конференциях не участвуете. Стоя в курилке, вы познакомились с участником одной из конференций. Он вам рассказал, что с детства задумывался о том, какая связь между языком, мышлением и культурой. Также он сказал, что одним из ярчайших моментов в его жизни был день, когда ему подарили его первый компьютер.

Какова вероятность того, что незнакомец участвует в конференции по искусственному интеллекту?

Большинство испытуемых оценивает эту вероятность выше 50 %, потому что описание соответствует стереотипу человека, занимающегося проблемами искусственного интеллекта, игнорируя тот факт, что априорная вероятность встретить такого человека – всего 20 %.

Еще одна задача на эту же закономерность:

Линде 31 год. В студенческие годы она интересовалась вопросами дискриминации и другими социальными проблемами, участвовала в демонстрациях против ядерного оружия. Оцените, что более вероятно. Линда – а) кассир в банке и б) Линда – кассир в банке и активистка феминистского движения.

Все испытуемые, принимавшие участие в этом эксперименте Канемана и Тверски, изучали теорию вероятностей в колледже. Они прекрасно знали, что сочетание двух событий не может быть более вероятным, чем каждое из событий в отдельности. Тем не менее подавляющее большинство испытуемых выбрали вариант «б» – просто потому, что Линда соответствует стереотипу феминистки.

2. Дополнение к эвристике репрезентативности – наличие нерелевантной информации приводит к пренебрежению известными вероятностями.

В городе N у 25 % есть собака, а у 75 % – нет. Эдуард живет в этом городе. Он часто ходит в продуктовый магазин напротив своего дома, потому что жена не выносит запаха свежей рыбы. Работает он в автомастерской и четыре раза в день меняет колеса на чужих машинах. Он ежедневно говорит своему сыну, чтобы тот лучше учил математику, чтобы стать экономистом и не повторить жизнь отца. Какова вероятность того, что у Эдуарда есть собака?

Если из задачи убрать все данные об Эдуарде (которые не дают никакой информации относительно собаки), то большинство дает правильный ответ – 25 %. Однако к приведенной выше формулировке испытуемые предлагают самые разнообразные ответы и еще более разнообразно их объясняют. Приведем пример такого объяснения (оценка «процентов 70, что собака есть»), где, по-видимому, имела место проекция личного опыта.

У меня сложилось впечатление, что жизнь у него в общем не комильфо, ибо его стервозная жена посылает его в магазин напротив, хотя наверняка есть и поближе, хотя при чем тут рыба, я вообще не понимаю. Зарплата у него, видимо, небольшая, вот они пилит своего единственного сына – опору и надежду семьи, а сын пошлет все к 11-му классу и уйдет в армию. Так это все создает картину не самой счастливой семьи, и отдушину он находит в доброй и всегда ждущей и любящей его собаке.

3. Формулировка альтернатив важнее, чем объективная информация.

4. Значимость потери больше, чем значимость приобретения; радость выигрыша гораздо меньше горечи проигрыша.

Последняя закономерность имеет, правда, исключения: у людей из беднейших слоев может произойти инверсия, и риск выиграть много и сразу преобладает над риском потерять. Тем более, что терять им особо и нечего. Поэтому богатые покупают страховой полис, а бедные – лотерейные билеты и участвуют в финансовых пирамидах.

Обе эти закономерности иллюстрирует следующая задача Канемана и Тверски.

Представьте, что вы президент и у вас в стране эпидемия неизвестной болезни, от которой могут умереть 600 человек. Ученые подготовили две альтернативные программы борьбы с эпидемией. Если принять программу А, будут спасены 200 жизней. Если принять программу В, существует один шанс из трех, что все 600 человек будут спасены, и два шанса из трех, что спасти не удастся никого.

Большинство испытуемых (72 %) в эксперименте Канемана и Тверски выбрали программу А. Они подумали: «Программа А гарантирует спасение 200 человек, а программа В играет жизнями людей, словно фишками в азартной игре, причем шансы на спасение всех невелики: всего один к трем».

В другой группе испытуемым тоже предложим поиграть в президента. Для них задача формулируется следующим образом. Если принять программу А, умрут 400 человек. Если принять программу В, существует один шанс из трех, что не умрет никто, и два шанса из трех, что умрут все. На этот раз 78 % испытуемых выбрали программу В. Они рассуждали так: «Не могу же я хладнокровно обречь на смерть 400 человек. Надо дать людям шанс».

Вот аналогичная задача, придуманная российским студентом.

Представьте себе, что у вас обнаружилось серьезное тропическое заболевание. Вы должны решить: 1) принимать медицинский препарат; он практически безопасен, но не очень эффективен;2) сделать операцию; она очень эффективна, но существует вероятность 30 %, что после нее, спустя шесть месяцев вы умрете. Какое решение вы примете?

Для второй группы менялось только окончание второго варианта: «70 % людей после нее спустя 6 месяцев выжили». В первом варианте операцию выбрали 42 % испытуемых, во втором – 92 %.

5. Эвристика доступности. Мы считаем более вероятными те события, которые легче извлекаются из памяти. Обычно такими являются события, вызвавшие у нас сильные эмоции. Так, несмотря на то что вероятность погибнуть в автокатастрофе в 26 раз выше, чем вероятность крушения самолета, об авиакатастрофах сообщают в новостях, сопровождая сообщение впечатляющими кадрами. Поэтому большинство людей уверены, что авиаперелеты опаснее езды на автомобиле. Число страдающих аэрофобией огромно, боязнь езды в автомобиле крайне редка.

С этой же эвристикой связаны некоторые любопытные ошибки.

В 1974 году, когда новости начинались с сообщений о гражданской войне в Камбодже, Канеман и Тверски задавали испытуемым вопрос: в какой стране живет больше людей: в Камбодже или в Танзании? Респонденты, как правило, отвечали, что население Камбоджи больше, хотя на самом деле население Танзании втрое больше, чем население Камбоджи. Можно проверить эту закономерность, спросив у россиян, где проживает больше жителей – в России или в Нигерии, во Франции или в Эфиопии.

Данные, полученные психологами, свидетельствуют о том, что поведение человека далеко от рационального, не только когда речь идет о деньгах и инвестициях, но и в самых разнообразных ситуациях обыденной жизни. Даже знание этого факта далеко не всегда спасает от ошибок в значимых жизненных ситуациях.

Задание 3. Решение задач на эвристики

Испытуемые. Необходимо выполнить задание не менее чем на 10 испытуемых. Испытуемый должен хорошо понимать, что такое вероятность. При выполнении задания допускается использование современных средств связи с испытуемыми: чаты, социальные сети, скайп, электронная почта и др.

Материал и процедура. Необходимо составить задачу, аналогичную задачам из данного раздела, на материале, близком испытуемым. Для того чтобы правильно ее составить, необходимо ответить на следующие вопросы:

– Проверке какой именно из закономерностей посвящена задача?

– Какой правильный (с позиции логики и теории вероятности) ответ в задаче?

– Какой ответ могут дать испытуемые в соответствии с закономерностями, выявленными Канеманом и Тверски?

Необходимо, чтобы правильный ответ отличался от ответа в соответствии с закономерностью. К примеру, в приведенной выше задаче про институт, в котором проводятся две конференции, правильный ответ – 20 % (или близкий к нему), но в соответствии с эвристикой репрезентативности можно ожидать ответ, близкий к 100 %. Но если бы в условии было 80 специалистов по искусственному интеллекту и 20 – по живописи, то в обоих случаях ответы были бы близки к 80 % и задача бы «не работала».

Если сравнивается решение двух задач с разными формулировками, то необходимо разные задачи давать разным испытуемым (две группы не менее чем по 5 человек).

После того, как дан ответ, испытуемых просят кратко обосновать его.

Обработка и анализ. Подсчитывается число правильных (в соответствии с теорией вероятности) ответов; число ответов в соответствии с закономерностями Канемана и Тверски; число ответов, которые нельзя однозначно отнести к той или иной категории.

При наличии достаточного материала анализируются обоснования ответов, выделяются типичные ответы.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Подтвердились ли закономерности, выявленные Канеманом и Тверски? Если не подтвердились или подтвердились лишь частично, то почему?

2. Какие характерные особенности решения задач можно выявить на основе анализа обоснований ответов?

3. Какие ситуации, известные из СМИ или личного опыта, можно объяснить действием описанных эвристик принятия решений?

Примеры и рекомендации. При желании задание можно усложнить, набрать больше испытуемых и сравнить ответы, например, мужчин и женщин, представителей разных возрастных и профессиональных групп, тех, кто изучал и не изучал статистику. Можно также предложить испытуемым несколько задач на разные закономерности и выявить, в каких чаще встречаются правильные и неправильные ответы. Можно сравнить решение задач, где предлагается выбор разной степени важности (например, спасение жизней и спасение редких книг из библиотеки).

Самая трудная часть задания – анализ ответов, которые не укладываются строго в один или другой вариант, а являются скорее промежуточными. В качестве примера, приведем задачу и разные варианты ответов.

В группе 70 % москвичей и 30 % питерцев. Павел один из них. У него было три места работы, в метро он чаще всего читает, по телевизору чаще смотрит футбол или новости. Сожалеет о том, что в свое время больше внимания уделял учебе, чем спорту. Какова вероятность того, что Павел – житель Петербурга?

С позиции теории вероятности, верный ответ – 30 %, на основе действия закономерности «наличие нерелевантной информации приводит к пренебрежению известными вероятностями» следует ожидать ответ 50 % (в задаче нет информации, намекающей на проживание в том или ином городе). В действительности ответы 23 человек распределились следующим образом:

20 % – 1 человек.

30 % (верный ответ) – 7 человек.

50 % (ответ в соответствии с закономерностью) – 4 человека.

75 % – 1 человек.

80 % – 2 человека.

100 % – 2 человека.

Не знаю – 2 человека.

Решения не существует – 4 человека.

Ответы можно разделить на 4 группы: верные (7 человек), в соответствии с закономерностью (4 человека), отказ от ответа (6 человек), прочие ответы (6 человек). Можно предположить, что представители последней группы либо не поняли задания, либо дали первый пришедший в голову ответ, либо у них был индивидуальный способ обоснования, подобный приведенному выше размышлению в задаче про Эдуарда.

В ходе выполнения задания можно столкнуться с замешательством, отказом от решения, с ожиданием подвоха, утверждениями «не умею решать задачи по психологии», с возражениями против правильного ответа (после того, как его объяснят) и другими реакциями, выходящими за рамки инструкции. Желательно все же получить четкий ответ (допускаются ответы «не знаю» или «решения не существует»).

Человек и мегаполис

Урбанистика – одно из самых модных и интенсивно развивающихся направлений междисциплинарных исследований. Проблемами городов интересуются архитекторы и дизайнеры, социологи, специалисты по транспорту, географы и философы. Психология пока занимает в ряду исследований городов довольно скромное место, что явно несправедливо: психологическая проблематика городской жизни не менее, а возможно, и более значима, чем другие составляющие междисциплинарных исследований.

Основные закономерности психологии города мы рассмотрим, используя классическую статью Стэнли Милгрэма «Опыт городской жизни: психологическое исследование» (Милгрэм, 2000), а примеры будем приводить из российских реалий, а также из студенческих эссе и мини-исследований.

Основными факторами, определяющими психологические особенности жизни в мегаполисе, являются большое число людей, высокая плотность и неоднородность населения. Психологической реакцией на эти особенности становится перегрузка – неспособность справляться со всем объемом поступающей извне информации. Городской житель вырабатывает стратегии адаптации к перегрузкам, которые определяют его поведение в широком диапазоне ситуаций.

Милгрэм выделил следующие психологическое особенности поведения в мегаполисе:

1. Ролевое поведение: тенденция жителей больших городов взаимодействовать друг с другом в узких функциональных рамках («покупатель», «продавец», «клиент», «агент» и пр.), не выходя за рамки поведения и отношений, предписанных ролью; даже в этих узких рамках время взаимодействия и объем внимания, уделяемого каждому контакту, уменьшается; предпочтение отдается поверхностным формам контакта между людьми. Даже улыбки, приветствия «здравствуйте» и реплики «спасибо» от работников сервиса и продавцов супермаркетов – не более чем шаблоны, заученные на тренингах.

2. Эволюция норм поведения в сторону невмешательства в чужую жизнь, обезличенности и отчужденности контактов. Подобные нормы формируются в ответ на отдельные перегрузки, часто переживаемые человеком, но сохраняются и превращаются в привычные способы реагирования. Итогом становится ограниченность моральной и социальной вовлеченности в жизнь других людей: отказ проявить участие к нуждам другого человека, отказ в просьбе о помощи.

В квартире, расположенной на втором этаже нашего дома, случился пожар. Возле горящих окон собралась довольно большая толпа, которая стояла больше получаса (!): люди обсуждали, как и когда появился первый дым, когда появилось пламя, когда послышались крики, но никто (!) не предпринял попыток залезть на балкон, выбить окно, помочь задыхающимся людям (благополучный район Москвы).

Оборотной стороной невмешательства становится уважение к праву других людей на эмоциональное и социальное уединение, терпимость к проявлениям индивидуальности, поведению, одежде и пр., отличающимся от общепринятых норм.

3. Психологическая уязвимость, чувство незащищенности. Следствием является то, что для жителей больших городов по сравнению с маленькими при контактах с незнакомыми и малознакомыми людьми характерно меньшее дружелюбие и большая подозрительность.

В подъезде испортилась кнопка открывания двери. У дверей оказалось трое жителей, которым некому было открыть. Они стали набирать на домофоне номер квартир подряд. Одна из жительниц представлялась тем, кто снимал трубку домофона, называла номер квартиры, объясняла, что произошло. Дверь открыли лишь с 7-й попытки.

4. Изменения когнитивных процессов: пренебрежение к информации, которая не является первоочередной, приводят к неспособности запоминать лица подавляющего большинства людей, которых житель мегаполиса видит в течение дня, и к неузнаванию людей, контакты с которыми регулярны (соседи по дому, продавцы в ближайшем магазине).

Нам не хватает времени и энергии даже на себя и своих близких, не говоря уже о незнакомых людях. В результате вырабатывается «тоннельное зрение» на проблемы других людей, они просто остаются «за кадром», мы не осознаем их или успешно вытесняем, нам не до того.

5. Обострение конкурентной борьбы за дефицитные технические средства и услуги: толкучка в метро, пробки, очереди и пр.

Москва – один из худших городов в мире по транспортной ситуации. Пробки невероятно повышают уровень каждодневного стресса для большинства людей. Затраты лишних часов каждый день увеличивают хроническую усталость.

6. Анонимность большинства контактов, которая освобождает от выполнения социальных норм, способствует формированию чувства отчуждения и оторванности от людей.

Жильцы дома знакомы мало, в основном знают в лицо соседей по подъезду, выдерживают дистанцию при контакте в лифтах. Все вежливы, но отстраненны. Исключения – «собачники» и мамы с колясками.

Вместе с тем «законы» российского мегаполиса выходят за рамки выделенных Милгрэмом, а иногда и противоречат им. Прежде всего, это касается специфики среды, которая складывается внутри микрорайонов. Эта среда сильно различается в разных частях города, для застройки разного качества, но практически всегда она воспринимается не так, как среда мегаполиса: в ней в меньшей степени действуют выделенные Милгрэмом закономерности. Вот несколько примеров из московской жизни.

Район типовой застройки 1970-х годов. Материальное положение жителей среднее и ниже среднего, много пьющих. На улицах немноголюдно, мало чужих. Жители подъездов знают друг друга в лицо и настороженно относятся к посторонним. Новому милиционеру, приходившему знакомиться с населением, пришлось предъявлять удостоверение в каждый глазок. Со «своими» в общении сохраняется вежливость, принято здороваться с соседями, даже с незнакомыми.

Продавцы знают покупателей в лицо, могут отпустить товар, если не хватает денег.

Жители вмешиваются в конфликты. Шумным компаниям подростков делают замечание. Драка, громкий разговор незнакомцев на нерусском языке, шумная компания – за всем этим следует вызов милиции или вмешательство. Зато пьяных поднимают и провожают, даже незнакомых (раз упал здесь, значит, скорее всего, он местный).

При этом в микрорайоне сложно с анонимностью: сохранились старушки у подъезда, сосед снизу прибегает, услышав непривычные звуки.

Наш район (Жулебино, отдаленный район Москвы) предоставляет большие возможности для отдыха, релаксации, общения с друзьями, но мало кому из его жителей удается не выходить за его пределы и не сталкиваться с более агрессивными реалиями большого города. Позитивные аспекты нивелируются той напряженностью, которую приносят с собой жители нашего района из «большой» Москвы, возвращаясь с работы.

Большинство жителей склонны поддерживать достаточно поверхностные отношения даже с теми немногими жителями, с которыми знакомы. Исключение составляют небольшие группы молодых мам. Показателен так же факт полного отказа от общения с соседями и старшими по подъезду по любым вопросам: люди просто отказываются отвечать на звонки по домофону, открывать дверь, сообщать номер своего мобильного телефона.

Создается ощущение, что, приезжая в наш спокойный район из «большой» Москвы, люди спешат насытиться возможностью никуда не спешить и ни за что не отвечать.

По данной теме предлагается три варианта задания, посвященных проверке различных закономерностей жизни мегаполиса. Одно из них основано на методе наблюдения, два других – естественный эксперимент, предусматривающий создание неоднозначной ситуации, в «эпицентре» которой находится исследователь. Полученный при этом опыт и его осмысление – важнейший аспект выполнения задания[5].

Задание 4а. Просьбы о подаянии

Процедура. Задание предполагает наблюдение за нищими и теми, кто дает им деньги: не менее двух нищих и по возможности не менее двух дающих на каждого нищего. Предметом наблюдения и последующего описания являются:

– ситуация и среда: где находится проситель (улица, транспорт, магазин и пр.), общее описание поведения просителя (стоит, ходит, пытается ли вступить в контакт и пр.);

– внешность просителя: пол, примерный возраст, одежда, особые характеристики (грязь, раны, отсутствие конечностей и пр.), мимика и жестикуляция, надписи;

– примерная продолжительность наблюдения и основные действия просителя в период наблюдения;

– устные реплики и тексты с просьбами о подаянии;

– особенности взаимодействия с дающими деньги и другими людьми (расстояние до другого человека, движения, жесты и мимика и пр.);

– описание дающих: пол, примерный возраст, особенности одежды, мимики и жестикуляции, реплики (если были), примерная сумма отданных денег;

– если есть возможность, описание тех, кто не дал денег (например, остановился и задержался или что-то сказал, но денег не дал, тех, к кому обращались, но не получили денег и пр.).

Представление результатов. При подготовке к заданию и в ходе его оформления учащийся может самостоятельно составить схему полустандартизированного наблюдения на основе приведенного выше плана или описать результаты в форме нестандартизированного отчета.

Вопросы для анализа и обсуждения

Для ответов можно использовать не только результаты выполнения задания, но и житейский опыт.

1. Предположите, какой тип внешности и поведения просителя способствует получению подаяния? Какой не способствует? Как вы думаете, почему?

2. Предположите, какие особенности людей способствуют тому, что они дают деньги нищим? Как вы думаете, почему?

3. Предположите, какими мотивами руководствуются те, кто дает деньги. Как эти мотивы зависят от особенностей просящего какие атрибуты просящего воздействуют на данный мотив?

4. Существует ли соответствие между «типажом» просителя, и типом дающего деньги (например, нищий с ребенком и женщины, у которых есть дети, ветеран военных действий и нищий-инвалид, выдающий себя за их участника)? На каких механизмах воздействия основаны такие соответствия?

5. Предложите вариант «типологии нищих» и эффективные стратегии поведения для каждого типа.

Примеры и рекомендации. К этому заданию относятся те же замечания по процедуре и этике исследования, что и к заданию по теме Наблюдение. Желательно прекратить наблюдение, если вас заметили, во избежание неприятностей.

Задание может быть выполнено как на материале «типичных» нищих, так и наблюдения за «мастерами своего дела», чьи стратегии оригинальны и эффективны, как, в этом примере.

Аккуратный мужчина, чья одежда напоминает ковбойскую, прохаживается в многолюдном подземном переходе в центре. У него приветливое выражение лица и хитрые глаза.

Подходя к группе молодых людей, ищет контакта глазами, улыбается, иронично приветствует их, снимая шляпу: «Хороший день, господа!», затем обращается к одному из группы: «Извините, не поможете настоящему ковбою выпить настоящего виски, не одолжите несколько монет?». Трое молодых людей дают деньги со словами: «Конечно, о чем разговор».

Затем подходит к двум девушкам. Как только они обращают на него внимание, улыбается, снимает шляпу: «Не найдется ли у прекрасных благородных леди несколько монет для старого ковбоя, уставшего на длинной дороге жизни?». Девушки молчат, похоже, что от неожиданности. «Несколько монет помогут ему насладиться хорошим виски, вспоминая минувшие дни». Одна из девушек роется в кошельке, не находит подходящей купюры, смотрит на подругу, пока та ищет деньги, «ковбой» надевает шляпу и уходит, улыбаясь, со словами: «Не беспокойтесь, леди». Девушка получает купюру от подруги, догоняет «ковбоя», дает ему деньги и уходит с улыбкой. Тот благодарит ее, сняв шляпу.

Задание 4б. Прохладный социальный климат

Процедура. Выберите два однотипных учреждения (или одно и то же учреждение, в которое вы придете дважды в разное время), предполагающее высокий социальный статус и/или материальное положение посетителя: отделение банка (кроме Сбербанка), дорогой супермаркет, салон по продаже автомобилей, туристическая фирма и пр. Возможно совместное выполнение задания парой (два члена пары могут имитировать как примерно одинаковый статус, так и различный). Необходимо совершать обычные для учреждения действия (выбор товара в магазине, консультация по банковским вопросам и др.), имитируя низкий и высокий статус посетителя. Высокий и низкий статус достигается различиями в одежде, макияже и прическе, наличием/отсутствием дорогих аксессуаров.

Представление результатов и анализ. При оформлении задания опишите кратко место и ситуацию взаимодействия, средства имитации высокого и низкого социального статуса, поведение ваше и персонала, с которым вы взаимодействовали.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. В чем заключалось сходство и различие в поведении персонала в двух ситуациях: активность во взаимодействии, невербальная коммуникация (дистанция, визуальный контакт, поза, жесты, мимика), особенности диалога?

2. Повлияло ли различие в статусе на поведение персонала? Если нет, то почему? Какие факторы, помимо восприятия социального статуса клиента, могут влиять на поведение персонала в сравниваемых ситуациях?

3. Можно ли поведение персонала в одной или обеих ситуациях охарактеризовать как «прохладный социальный климат»? Каковы признаки «теплого» и «прохладного» социального климата?

4. Какие мысли и чувства вы испытывали при выполнении задания? Как они различались в двух сравниваемых ситуациях? Оцените значимость данного опыта для самопознания.

Примеры и рекомендации. При выполнении задания нужно уделить особое внимание этике поведения и предупреждению возможных неприятностей. В связи с этим желательно обратить внимание на следующие моменты:

– Имитируя низкий социальный статус, вы не должны быть неряшливо одетым, грязным, странно выглядящим и т. п. Одежда и аксессуары должны быть аккуратными, соответствовать принятому дресс-коду и не привлекать излишнего внимания.

– Необходимо по возможности не создавать у персонала ложных ожиданий (например, что вы вот-вот сделаете дорогостоящую покупку).

– Нежелательно проявлять чрезмерную активность: перебирать большое количество товаров, что-то ронять или передвигать, излишне громко разговаривать, предъявлять претензии и пр. Ваше поведение должно укладываться в рамки поведения обычного клиента данного заведения.

При подготовке к заданию многие участники проявляют недюжинную креативность. Вот несколько использовавшихся ими вариантов:

– Попросить знакомого – владельца престижного автомобиля – подвезти к магазину, припарковать машину так, чтобы было видно из окон и «сыграть роль» персонального водителя, который привез «хозяина» в магазин.

– Попросить помощника посидеть в машине с запасной одеждой. Зайти в магазин в простой ветровке, уйти, поменять ее на дорогой кожаный пиджак, надеть темные очки и вернуться в магазин (продавцы не заметили, что это был тот же человек, что и несколько минут назад).

– Держать в руке брелок с ключами от престижного автомобиля.

Стоит отметить, что в большинстве случаев поведение персонала соответствует ожидаемому: внимание к посетителю с высоким статусом, пренебрежение, доходящее до хамства, – при низком. Вот яркий пример взаимодействия в дорогом бутике мужской одежды.

Как в сказке, возник продавец: белозубая улыбка, голливудский загар, идеально сидящий костюм, тонкий, ароматный запах парфюма. Мгновенно отсканировав мой внешний вид с головы до пят, он сменил выражение лица с гостеприимства на протокольное и сухо поинтересовался, что мне нужно. Я объяснила, что нужна консультация – хочу купить светлый свитер. Лицо продавца просияло, он сказал, что свитерами магазин не торгует и посоветовал отправиться на рынок.

Однако возможны самые разные варианты поведения; вот пример ситуации, когда статус клиента в глазах продавца определялся отнюдь не его внешним видом.

Молодой человек (старые потрепанные башмаки, облезлый свитер и потрепанная сумка) вместе с девушкой (самая дорогая одежда и сумочка) вместе ходят по магазинам. В основном вниманием пользуется девушка, ее спутника обслуживают медленно и с неохотой. Однако в магазине, где продается оборудование для ювелирных работ (молодой человек по одному из образований ювелир), ситуация была иной. Девушка задавала вопросы, выдававшие ее некомпетентность и получала снисходительные, скупые, неохотные ответы. При беседе с молодым человеком «продавцы оживились, через 40 минут общения рассказали ювелирные новости, сказали, что у них ничего брать не надо и дали телефоны тех, кто изготовит на заказ и дешевле».

Задание 4 в. Социальная среда и нормативное поведение

Процедура. Выберите неявную социальную норму, касающуюся обычного повседневного поведения. Выберите способ нарушения или отклонения от этой нормы. Нормы могут касаться, в частности:

– одежды и внешности – необычная, привлекающая внимание одежда (прическа), стиль одежды (прически), не соответствующий общепринятому в данной ситуации или вашему обычному стилю;

– стиля межличностного общения – расстояние между собеседниками, направление взгляда, частота визуального контакта, громкость или интонации речи и пр.;

– содержание общения: обращение к незнакомцам, пение в общественном месте, подробный рассказ в ответ на формальные вопросы и пр.

Ваша задача – держаться указанного стиля поведения в течение относительного длительного времени или повторять его неоднократно: на ваше поведение должно прореагировать достаточное количество людей.

ВНИМАНИЕ! Вы не должны нарушать моральных норм (например, лгать, вынуждать людей к каким-либо действиям) и не должны совершать поступков, которые могут причинить вред вашим собеседникам. Нежелательно вторгаться в личное пространство незнакомых или малознакомых людей. Помните об этике психологического исследования.

Если задание выполняется в рамках учебного процесса, преподавателю рекомендуется разрешить выполнение задания только после того, как он ознакомится с идеей и планом.

Можно выполнять задание вдвоем или иметь «группу поддержки». Во время выполнения задания по возможности отслеживайте и запоминайте (если есть возможность, фиксируйте) реакцию окружающих.

Представление результатов и анализ. Описание ваших действий и реакции людей на вас можно излагать в свободной форме, а можно составить таблицу. Приведем пример таблицы, заполненной студентом.

Во время выполнения задания (летом) молодая женщина пела песню: «Ой мороз, мороз…».

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Какая (примерно) часть людей из тех, кто потенциально может заметить нарушение социальных норм (например, среди прохожих на улице), реагирует на них в той или иной форме?

2. Выделите основные варианты реакции на нарушение социальных норм. Предположите, от каких факторов они зависят (пол, возраст, характер знакомства с вами, социальный статус и пр.). От чего может зависеть наличие или отсутствие реакции?

3. Как вы охарактеризуете отношение людей в целом к нарушению – как толерантное, нетерпимое, как любопытство, еще как-то? Как вы считаете, почему оно было именно таким?

4. Какие мысли и чувства вы испытывали при нарушении социальной нормы? В ответ на реакцию других людей? Как ваша реакция зависела от пола, возраста, степени знакомства с вами ваших партнеров по общению и других факторов?

5. Оцените значение опыта, полученного в процессе выполнения задания – полезный, интересный, неприятный и т. д. Объясните свою оценку.

Примеры и рекомендации. Данное задание предоставляет большие возможности для придумывания интересных вариантов нарушения норм и одновременно предъявляет высокие требования к соблюдению этики по отношению к невольным участникам вашего эксперимента. К удачным выдумкам можно отнести следующие варианты:

– Две девушки поздней осенью ездили в метро в летних майках, джинсах и босоножках (верхняя одежде лежала в сумке).

– Под видом рекламы раздавались пустые белые листки.

– Две девушки два дня подряд раздавали леденцы всем желающим, в первый день их вид был обычным, во второй они надели противогазы.

В последнее время часто стало встречаться объяснение ситуации окружающими как флешмоб или рекламная акция. Вместе с тем можно столкнуться с вопросами, негативной реакцией охраны учреждений или полиции. Если они не удовлетворяются объяснением, что проводится эксперимент по психологии, то лучше прекратить эксперимент или, если это возможно, сменить дислокацию. Участники эксперимента могут столкнуться с разнообразной гаммой собственных чувств, осмысление которых является важной составной частью задания. Вот отчет студентки второго высшего образования, которая надела футболку откровенного вида: рисунок на ней создавал впечатление, что футболка порвана и видна грудь. В таком виде женщина совершила свой обычный утренний маршрут.

Было страшно и куражно: страшно встретить знакомых, чтобы меня не узнавали, я надела темные очки; испугалась продавца-кавказца. Было неловко перед знакомой продавщицей, несколько дней после я ничего не покупала в этой палатке, а потом пошла туда с сыном и накупила ему сладостей (как будто хотела показать, что хорошая мать). С мамой было смешно и весело: я знала, что ей потом можно будет все объяснить. При общении с соседкой испытывала легкое превосходство и ощущение крутости.

Я увидела спектр эмоций, вызванных групповым давлением. Эти эмоции сильные и больше определяют поведение, чем думалось заранее. Больше всего была поражена собственными реакциями, о них больше всего думала, и именно этот ракурс работы принес наибольшую пользу.

Психологические предпосылки профессиональной успешности

Собеседования при приеме на работу окутаны ореолом легенд, сплетен недовольных, рассказами об идиотских вопросах, жалобами на слишком много о себе возомнивших менеджерах по персоналу, рекламой тренингов «Как правильно пройти собеседование» и т. д. На самом деле все отнюдь не загадочно.

Основная задача собеседования – оценить наличие у соискателя рабочего места компетенций, необходимых для выполнения возлагаемых на него обязанностей. Единого представления о том, что такое компетенция, до сих пор нет (Delamare le Deist, Winterton, 2005), приведем один из многочисленных вариантов. Компетенция – сочетание навыков, знаний, отношения человека к работе и его поведенческих особенностей, которые отличают высокие достижения от средних: то, что определяет достижения человека, и то, чем он обладает. Разнообразные классификации компетенций, как правило, выделяют два их основных класса. К первому относятся профессиональные знания и умения, ко второму – знания и умения, основанные на особенностях личности и стилей поведения. Мы будем называть их соответственно техническими компетенциями (примеры: работа на компьютере, знание бухгалтерской отчетности и т. п.) и психологическими компетенциями.

Приведем набор психологических компетенций, которые специалисты по отбору персонала считают необходимыми для успешной работы на руководящих должностях.

1. Гибкость и способность приспосабливаться к изменениям (готовность к изменениям привычных методов работы, подходов, способность и желание пробовать новые методы, спокойное реагирование на нарушения заведенного порядка).

2. Навыки установления отношений с другими людьми: навыки слушания, разрешения конфликтов, способность устанавливать отношения сотрудничества.

3. Способность обучать других (умение обучать и оказывать поддержку).

4. Навыки устной коммуникации: умение установить контакт, давать устные инструкции, структурировать материал, навыки презентации.

5. Делегирование полномочий (передача другим части ответственности, помощь им в том, чтобы принять эту ответственность, и в принятии решений).

6. Навыки вовлечения других (вовлечение других людей в рабочий процесс через стимулирование активного участия и внесение собственного вклада в конечный результат).

7. Сознательность (добросовестность, ответственность, усердное выполнение обязанностей).

8. Ориентация на командную работу (активное участие в работе по достижению групповых целей)

9. Готовность к обучению (переобучению, развитию).

10. Творческое мышление (воображение и широта охвата).

11. Навыки письменной коммуникации (умение составлять четкие и ясные деловые бумаги).

Как уже говорилось, основным средством оценки компетенций при приеме на работу является собеседование. Технические компетенции оценивает как правило будущее руководство, а психологические – служба персонала, которая проводит структурированное интервью.

Перед составителем вопросов для интервью встают разнообразные проблемы и трудности. Главная из них – необходимость учитывать стремление испытуемого произвести благоприятное впечатление на интервьюера и поэтому давать социально желательные ответы. Также стоит учитывать знание того, как следует себя вести на собеседовании и как «правильно» отвечать на типичные вопросы: все это известно из разнообразных советов в интернете и тренингов, поэтому интервью должно содержать как можно меньше подобных стандартных вопросов, а также вопросов, из формулировки которых очевидно, какой вариант является «правильным».

Одним из вариантов преодоления трудностей может стать формулировка вопросов не о качествах и особенностях респондента, а о ситуациях из его опыта, в которых он мог проявить или не проявить эти качества. Иногда целесообразны вопросы (мини-задания), отвечая на которые, респондент имеет возможность проявить (или не проявить) интересующие интервьюера качества.

Приведем примеры вопросов для оценки некоторых компетенций.

Качество: сознательность – добросовестное, ответственное, усердное выполнение рабочих обязанностей.

Интервьюер оценивает:

Использует ли кандидат периоды затишья, чтобы отдохнуть от работы или чтобы подготовиться к тому, что впереди будет много напряженной работы?

Анализирует ли кандидат прошлые ошибки и учится ли он на них?

Вопросы

1. В каждой работе бывают напряженные периоды, а бывают спокойные. Вспомните самый последний период затишья и расскажите, что вы делали.

– Работали ли вы более расслабленно, медленно или с обычной скоростью?

– Какие выгоды вы смогли извлечь из этого периода (если смогли)?

2. Вспомните ситуацию, когда вы обнаружили ошибку, которая, если бы осталась незамеченной, привела бы к серьезным последствиям.

– Как вы обнаружили ошибку?

– Это была ваша ошибка или другого человека?

– Вы исправили ошибку сами или отдали ее на рассмотрение руководителю?

– Изменило ли это методы вашей работы и работы ваших коллег?

3. Предположим, приближаются сроки сдачи работы, а чтобы сдать ее вовремя, нужно отложить прочие дела в сторону.

– Как вы будете действовать?

– Есть ли у вас еще альтернативы?

– Что бы вы сказали своему руководителю?

– Какие шаги вы могли бы предпринять, чтобы ситуация не повторялась в будущем?

Задание 5. Анализ профессиональных компетенций

Порядок выполнения. Задание выполняется в несколько этапов на материале одной из массовых профессий, пользующейся спросом на рынке труда. Для успешного выполнения задания желательно, чтобы вы имели представление об этой профессии по личному опыту или по рассказам друзей (родственников)

Этап 1. Анализ требований к работникам на современном рынке труда. Материал. Объявления о вакансиях в газетах или на Интернет-сайтах, содержащих вакансии. Необходимо анализировать подряд все объявления для определенной профессии, пока не наберется не менее 10 объявлений, содержащих требования к психологическим характеристикам претендента на вакансию (психологические компетенции).

Обработка и анализ. Проводится контент-анализ объявлений по самостоятельно составленной схеме, включающей следующие группы требований:

– анкетные данные (требования к полу, возрасту, образованию, опыту работы, гражданству); – профессиональные компетенции; – психологические компетенции; – прочее (внешние данные, особые требования).

Результатом первого этапа является обобщенная таблица данных контент-анализа. Тексты объявлений следует привести в приложении.

Этап 2. Формирование списка компетенций. По результатам контент-анализа с учетом представлений студента о профессии и знания профессиональной лексики формируется список «психологических» компетенций, необходимых для успешной работы по данной профессии. Список должен включать название компетенции и ее краткое описание (аналогичное приведенным во введении к данному заданию). Рекомендуется выделить 3–4 ключевые компетенции.

Например, вот некоторые из компетенций менеджера по персоналу, выделенные на основе анализа объявлений:

Инициативность: способность быстро включиться в любое дело, способность к генерации новых интересных идей по развитию организации, разработке новых методов оценки и аттестации кандидатов. Организованность: пунктуальность, ответственность, внимательность, собранность, способность организовывать свое время, план работы, выполнение рабочих обязанностей в срок. Оптимистичность: позитивный настрой, хорошее настроение во время рабочего процесса, уверенность в своих силах, в росте организации.

Результатом второго этапа является список компетенций по профессии и их описание.

Этап 3. Формулировка вопросов для собеседования. Формулируются вопросы для оценки каждой компетенции, выделенной на втором этапе, которые можно задать претенденту на должность; вопросы составляются по образцу, приведенному во введении к заданию – по 2–3 вопроса на компетенцию.

Для каждого вопроса следует указать, какого рода информацию планируется получить от респондента, какие ответы ожидаются и примерные критерии оценки ответов.

Например: При оценке компетенции «коммуникабельность» кандидата на должность (менеджера по персоналу) выясняется открытость, готовность к вступлению в контакт с разными типами людей, способность находить с ними общий язык. Пример вопроса.

Для работы в вашей организации рекомендован человек, который, как вам сказали, отличный технический специалист, но производит неблагоприятное впечатление при личных контактах, из-за чего ему сложно найти работу. Пригласите ли вы такого человека на собеседование? Если да, то как построите интервью с ним?

Вот еще вариант задания на коммуникабельность:

Опишите свою последнюю поездку в поезде.

Отвечая, претендент продемонстрирует свои коммуникативные навыки, способность строить рассказ и удерживать внимание собеседника. Кроме того, ответ на вопрос даст возможность оценить его поведение в обществе незнакомых людей.

Помимо вопросов, можно предлагать мини-задания, например, для оценки специалиста по рекламе попросить придумать вариант рекламы любого из предметов, находящихся в помещении, где проходит собеседование.

Примеры и рекомендации. Наиболее трудным является третий этап выполнения задания. При составлении вопросов желательно избегать двух крайностей: с одной стороны, вопросов, связанных с очевидным социально желательным ответом или подразумевающих наличие очевидного «правильного» ответа: с другой – настолько «заковыристых» вопросов, что извлечение из ответов информации для оценки компетенции оказывается затруднительным. Желательно также избегать излишне общих, неопределенных вопросов, за исключением случаев, когда желательно оценить именно особенности поведения в ситуации неопределенности и дефицита информации.

Помните также об этике беседы, о нежелательности вопросов, связанных с деталями личной жизни кандидата, ставящих его в неприятное положение, уничижительных характеристик и пр. Подобные методы в последнее время получили распространение для оценки поведения кандидата в стрессовых условиях (так называемые «стресс-интервью»), однако они вызывают нарекания как неэтичные; кроме того, организация при проведении подобных интервью теряет потенциально хороших сотрудников, прервавших интервью и отказавшихся от работы в организации.

Приведем примеры некоторых не самых удачных вопросов, придуманных учащимися при выполнении задания.

Играет ли для вас роль коллектив, в котором вы будете работать?

Как вы относитесь к окружающим вас людям?

Любите ли вы живопись? Хорошо ли рисуете (для менеджера по рекламе)?

Часто ли вы опаздываете на встречу с другом? Прием к врачу?

Что вы думаете по поводу медосмотра?

Хотите ли вы повысить свой профессиональный уровень?

Если бы вам предложили пойти на курсы иностранного языка, вы бы согласились (для менеджера по страхованию)?

Как вы думаете, кто из ваших знакомых охарактеризовал бы вас как ответственного человека? Не могли бы вы дать мне их телефоны?

Глава 3. Психологическое исследование личности и мотивации

Я-концепция: понятие и развитие

Загадку человеческого Я веками пытаются разгадать ученые и философы, писатели и священнослужители. Но вопросы все равно остаются. Предлагают свои варианты и психологи, так или иначе связывая их с понятием «личность».

Определений личности, наверное, не меньше, чем ученых, внесших серьезный вклад в ее понимание. Не претендуя на серьезное теоретическое осмысление, мы покажем, как можно с помощью достаточно простых методов исследовать те свойства, особенности и характеристики человека, которые соотносятся с такой очевидной и одновременно неуловимой структурой, как личность. Начнем с понятия Я-концепции.

Я-концепция – это система относительно устойчивых представлений о себе, на основе которой строится отношение к себе и взаимодействие с окружающими. Я-концепция включает два тесно связанных аспекта. Первый из них – Я-образ – набор качеств и характеристик, которые составляют представление человека о себе. Я-образ часто включает несколько вариантов частных Я-образов, например, Я реальное (какой я есть на самом деле), Я идеальное (каким бы я хотел быть), Я зеркальное (каким меня представляют другие люди), и др., причем каждому из вариантов, в свою очередь, могут соответствовать несколько Я-образов, например, Я реальное может обладать совершенно разными качествами в ситуациях Я наедине с собой, Я с любимым человеком, Я в компании друзей и т. д. Противоречия между различными аспектами и вариантами Я-образа могут определять формирование второй составляющей Я-концепции – самооценки.

Самооценка – отношение к самому себе в целом и к своим отдельным качествам. Среди источников формирования самооценки – сравнение себя с другими, оценки других людей, сопоставления различных вариантов Я-образа (наибольшее значение имеет сравнение Я-реального и Я-идеального), а также субъективная значимость различных аспектов Я-образа; например, для одного какой-либо дефект внешности – источник снижения самооценки, у другого же, если он не придает большого значения внешности, аналогичный дефект на самооценку не влияет.

Основные характеристики самооценки:

1. Уровень. Можно говорить о высокой, нормальной и низкой самооценке.

2. Устойчивость самооценки отражает ее колебания во времени.

3. Реалистичность (адекватность) самооценки. Термин «адекватность» используется достаточно часто, но в некоторых случаях его использование нежелательно, так как он предполагает выраженный оценочный компонент, который иногда оказывается неуместным.

Перечислим некоторые функции Я-концепции.

Я-концепция определяет интерпретацию (объяснение) событий, происходящих с человеком. Например, если мужчина уступает даме место в общественном транспорте, то это может быть проинтерпретировано следующим образом: «Он хочет со мной познакомиться» (Я-концепция содержит представление «Я неотразима и привлекаю внимание мужчин»), «Меня уже принимают за старуху, раз уступают место» («Я старею») или просто «Какой воспитанный человек».

Я-концепция определяет ожидания человека по отношению к другим людям. В нашем примере дама может ожидать либо не ожидать от мужчины признаков внимания.

Я-концепция определяет поведение человека. Так, в нашем примере дама станет либо проявлять интерес к мужчине, либо смущаться и отказываться сесть (желая тем самым подчеркнуть, что она еще не относится к пожилому возрасту), либо спокойно поблагодарить и сесть. Поведение, в свою очередь, влияет на ожидания других, на их поведение и на самые разные аспекты взаимодействия между людьми.

Наконец, одна из задач Я-концепции – поддержание устойчивости и внутренней согласованности представлений человека о себе, которые необходимы для сохранения психического благополучия. Эта задача настолько важна, что если что-то в поведении человека или окружающих его людей противоречит Я-концепции, то информация об этом искажается или отвергается. Я-концепция «сопротивляется» изменениям, часто вопреки логике и здравому смыслу. Если же изменения все же происходят и они достаточно серьезны, то этот процесс обычно сопровождается отрицательными переживаниями и другими серьезными проблемами, поэтому столь драматически переживается кризис переходного возраста, когда Я-концепция формируется и многократно претерпевает радикальные изменения.

Перечислим основные составляющие Я-образа; примеры взяты в основном из самоописаний школьников старшего подросткового и раннего юношеского возраста.

Формальные, ролевые характеристики, родственные отношения – «человек»; «ученица»; «дочь»; «сестра» и пр. Однако некоторые подростки пытаются более глобально определить свое место в мире – «один из жителей планеты Земля»; «капля в океане человечества».

Как правило, такими характеристиками самоописание начинается; если оно наполовину и более состоит из формальных характеристик, скорее всего, испытуемый «закрылся», не был достаточно откровенен.

Внешность: «не очень красивая»; «мне очень идет улыбка, она делает лицо более женственным».

Характеристики внешности не занимают большого места в самоописаниях, а нередко совсем отсутствуют.

Описание своих качеств, черт характера и особенностей внутреннего мира: «человек с неуравновешенным характером»; «обладаю большим количеством способностей, но все – в небольших размерах»; «доверчивая»; «замкнутая»; «ленивая» и пр.

Такого рода характеристики встречаются в подавляющем большинстве самоописаний, авторы которых были достаточно откровенны; их высокая выраженность в самоописании (до половины и более) более характерна для подростков, переживающих «Открытие Я» как часть кризиса переходного возраста, а также для женщин по сравнению с мужчинами.

Особенности взаимоотношений с людьми: «я могу всем сказать, кто я, кого люблю, кого терпеть не могу, от чего страдаю; мне не мешает, если они будут это знать»; «у меня очень мало друзей, очень много хороших знакомых и мало врагов», «я люблю маму, Юлю Б. и более никого».

Особенности поведения: «иногда намеренно пытаюсь причинить зло»; «я стараюсь быть интеллигентным человеком с хорошими манерами».

Интересы, вкусы, увлечения: «люблю ходить в театр»; «люблю днем спать»; «фанат компьютерных игр»; «люблю время, начиная со средневековья и кончая XIX веком»; «не люблю манную кашу».

Это одна из часто встречающихся категорий; она, как правило, особенно выражена (до половины ответов) у тех, кто не стремится быть откровенным.

Взгляды и убеждения: «я терпеть не могу обывательской пошлости и более конкретно: 1) очередей; 2) транспорта; 3) дней рождения; 4) бабушек на скамейке и др., и пр., и т. д.»; «я считаю, что женщины ничем не отличаются от мужчин (в плане психики)».

Утверждения этой категории несколько чаще встречаются у мужчин.

Планы и желания: «скоро закончу школу», «хочу, чтобы N наконец позвонил».

Эта категория обычно представлена в самоописаниях молодых людей; отсутствие утверждений этой категории может указывать на тревогу или негативные ожидания, связанные с будущим.

«Ситуативные» ответы: «я не знаю, что писать», «я чувствую себя неуютно».

Такие ответы в самоописаниях, как правило, свидетельствуют о тревоге, связанной с самой задачей описать себя, а если их большинство – о нежелании быть откровенным и давать о себе информацию.

«Абстрактные» ответы: «я ветер», «я сущность».

Подобные ответы могут свидетельствовать о стремлении продемонстрировать свою оригинальность и нестандартность; иногда (если таких ответов большинство) – о нежелании раскрываться.

Как уже отмечалось, формирование Я-образа связано с кризисом переходного возраста. Я-образ обогащается содержательно, «психологизируется» (в нем начинают преобладать особенности внутреннего мира, поведения и отношений с людьми). Другая особенность, характерная для этого возрастного периода – снижение самооценки, отрицательное отношение к своим качествам, причем именно к тем, которые кажутся подросткам наиболее важными. В частности, в самоописаниях отрицательные характеристики, как правило, преобладают над положительными и нередко стоят на первых, самых важных позициях.

Можно назвать несколько причин этого весьма болезненного явления. Одна из них – то, что у подростка еще не сформировались четкие внутренние критерии самооценок. Оценивая себя, подросток во многом опирается на мнение друзей, родителей, учителей, поэтому любое критическое высказывание (даже сделанное с лучшими намерениями) или двойка в школе может обрушить самооценку. Если же подобная критика постоянна, то формирование позитивной Я-концепции может оказаться для подростка непосильной задачей.

Еще одна причина снижения самооценки в этом возрасте – выраженная противоречивость Я-концепции: Я-образ содержит противоположные и даже взаимоисключающие качества – «добрая» и «люблю мучить людей»; «хороший человек» и «ленивый», «самоуверенный», «безвольный» (в самоописании одного и того же подростка). Часто противоположность четко осознается и подчеркивается: «не люблю беспорядка, но и наводить и поддерживать порядок не могу, когда дома родители и близкие»; «кошка-собака».

Наконец, для кризиса переходного возраста характерна низкая устойчивость Я-концепции. Я-образ и самооценка могут радикально поменяться после разговора или даже единственной реплики значимого другого, после единичного успеха или неудачи и пр.

Для того чтобы проиллюстрировать трудности кризисного периода и их отражение в Я-концепции, приведем самоописание 12-летней Лены (самоописание – краткое сочинение о себе или ответы на вопрос «Кто я?» – один из основных путей изучения Я-концепции). Стоит сказать, что Лена – обычная девочка, она живет в благополучной семье, хорошо учится и не вызывает беспокойства у родителей или учителей.

Я личность

Я не отличаюсь особым умом

Я очень люблю детей

Мне не очень хорошо

Я не умею рисовать

Мне 12 лет

Я хочу громко закричать «нет»

Я учусь в музыкальной школе

Мне часто хочется умереть

Я не вредная

Я люблю свою маму

Я люблю слушать Земфиру и Тату

Я некрасивая

Я великий тормоз

Я дура

Я ленивая

Я очень редко вру

Я хочу помочь всем

Я люблю смотреть в окно, когда на улице идет дождь

Этот нелегкий период, согласно теории, заканчивается к 14–16 годам, но на практике его очевидные признаки или «отголоски» проявляются еще не один год. По завершении кризиса Я-концепция обретает относительную устойчивость, целостность и последовательность. Также для этого периода характерно не только некоторое сглаживание противоречий Я-концепции, но и их интеграция: противоречивые качества начинают выступать не как нечто взаимоисключающее, но скорее как разные стороны сложного, но целостного Я-образа: «не очень злой, но и не достаточно добрый человек»; «человек со свойственными ему положительными и отрицательными качествами». Эти изменения, как правило, приводят к повышению самооценки: при признании отдельных недостатков чаще возникает чувство «принятия себя», общее позитивное отношение к себе, крайне необходимое для психического благополучия человека.

Повышение самооценок связано и с изменениями их критериев. С появлением относительно устойчивой Я-концепции возникают собственные критерии значимости. В рамках появившейся шкалы ценностей, например, двойка по предмету, который считается ненужным или неважным, никак не влияет на самооценку. То же самое можно сказать о низкой оценке другими тех своих качеств, которые не представляются важными в рамках сложившейся Я-концепции. К примеру, иронические замечания сверстников на тему отсутствия модной одежды для одного могут стать настоящей жизненной трагедией, а другой отнесется к ним равнодушно, потому что для первого соответствие стандартам моды – один из важнейших аспектов Я-концепции, а для другого качество одежды с Я-концепцией не связано вообще.

Задание 1. Самоописание (методика «Кто я»)[6]

Испытуемый. Возраст – от 7–8 лет; результаты выполнения методики тех, кто еще не достиг возраста подросткового кризиса, существенно отличаются от описанных выше, однако их можно анализировать по той же схеме.

Инструкция испытуемому. Напишите сверху листа бумаги «Кто я?». Напишите ответы на этот вопрос, описывая свои особенности, качества, свойства и т. п. Каждый ответ должен начинаться со слов «я» («мне», «меня» и пр.).

Если испытуемый не задает вопросов о том, сколько именно ответов он должен дать, лучше не уточнять количество ответов. Однако для последующего анализа оптимальное количество 10–20 (можно это сказать при настойчивых вопросах испытуемого).

Обработка и анализ. Основные этапы обработки можно предложить выполнить самому испытуемому, при этом следует учесть, что его варианты могут отличаться от тех, которые кажутся логичными, к примеру, «ленивый» может быть отнесено к позитивным характеристикам.

1. Отнесите каждый ответ к одной из следующих категорий по содержанию (можно относить один ответ к двум категориям одновременно):

– формальные и ролевые характеристики;

– внешность;

– особенности характера, внутреннего мира;

– особенности поведения;

– особенности отношений с окружающими;

– интересы, вкусы, увлечения;

– взгляды и убеждения; – планы и желания;

– «ситуативные» ответы;

– «абстрактные» ответы;

– прочее (если это возможно, можно выделить дополнительную группу).

Обратите внимание на то, какие ответы идут в начале списка; чаще всего это либо формальные характеристики, либо наиболее важные для человека качества. Иногда большое значение имеет последний ответ, самый «открытый», или итоговый, обобщающий, или, наоборот, противоречащий другим ответам.

Оцените относительную представленность различных содержательных аспектов Я-концепции.

2. Отнесите каждый ответ к одной из следующих категорий:

– позитивная характеристика (пример: «Я обаятельный»); – негативная характеристика («Я мелкий пакостник»);

– нейтральная характеристика («Я люблю компанию»);

– противоречивая характеристика («неплохой товарищ, но помнящий зло»). Оцените особенности самооценки (высокая, низкая) и противоречивость Я-концепции.

3. Существуют ли противоречия между отдельными ответами? (Пример: в самоописании 35-летней домохозяйки подряд идут ответы «Мне очень хорошо дома» и «Я хочу учиться» – в данном контексте это скорее всего желание выйти за пределы дома и домашних дел). Можно ли считать Я-концепцию противоречивой?

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Оцените относительную представленность различных содержательных аспектов Я-концепции.

2. Можно ли назвать самооценку испытуемого высокой? Низкой? Почему?

3. Можно ли назвать Я-концепцию испытуемого противоречивой? Почему?

4. Как вы считаете, отнесся ли испытуемый к заданию серьезно? Был ли он откровенен?

5. Имеются ли в Я-концепции испытуемого свидетельства переживания кризиса переходного возраста (вопрос для испытуемых от 10 до 20 лет)?

5. Какую информацию о внутреннем мире испытуемого вы получили по результатам выполнения методики?

Примеры и рекомендации. Трудность выполнения заданий данного раздела заключается в отсутствии строгих формальных правил и критериев анализа. Все подсчеты, которые вы проделаете – не более чем подспорье для собственных размышлений. Поэтому, к примеру, если количество позитивных высказываний превысит количество негативных, это не значит, что самооценка испытуемого высокая, это лишь одно из свидетельств в пользу высокой самооценки.

Поэтому основа для анализа и ответа на вопросы – ваш опыт и интуиция житейского и практического психолога.

При анализе ответов следует учитывать отношение испытуемого к заданию, его состояние и настроение. Те, кто не хочет быть откровенными, дают формальные, «закрытые» ответы, которые, как правило, малоинформативны.

Другие подходят к заданию, казалось бы, несерьезно, дают ответы, которые можно принять за шуточные, легкомысленные. Как правило, за шуточным настроем скрывают тревогу, а ответы дают о человеке более важную информацию, чем ему кажется.

Мы уделили основное внимание особенностям Я-концепции подростков и юношей, однако методика дает ценную информацию и для анализа ответов других возрастных групп, которые проводятся по той же схеме.

Самооценка

Тему самооценки как составляющей Я-концепции, мы уже затронули в предыдущем разделе; теперь рассмотрим эту важнейшую структуру более подробно.

В процессе изучения самооценки психологи часто просят испытуемых изобразить ее наглядно – в виде точки на вертикальной линии – или оценить ее в процентах от некоего абсолютного максимума. Поэтому «высота» самооценки приобретает наглядную форму.

Несмотря на важность самооценки для психологического благополучия (а может быть, наоборот, благодаря ей), она подвержена некоторым выраженным искажениям. Большинство людей оценивает себя не как среднего человека, а несколько выше (это, конечно, не касается любого из качеств, которое оценивается, а скорее в целом). Причем, чем труднее объективно оценить характеристику, тем больше выражено это искажение (к примеру, характеристика «способности» будет искажаться больше, чем «успеваемость»). А значимость характеристик, самооценка которых у человека не может быть высокой (к примеру, успешности карьеры у домохозяйки), как правило, занижается (не в карьере счастье, для женщины главное – семья). Подобные феномены получили у психологов специальное название «предрасположение в пользу своего Я».

Если рассматривать графическое отображение самооценки в виде точки на вертикальном отрезке и разделить условно этот отрезок на 4 примерно равные части, то зоной нормальной самооценки будет вторая четверть сверху. Верхняя четверть будет соответствовать повышенной самооценке, третья – пониженной и самая нижняя четверть – выраженно низкой самооценке.

При рассмотрении самооценки по отдельным качествам можно рассматривать эти качества как индивидуальные или личностные конструкты, отражающие представление человеке о себе и о мире. Как правило, индивидуальные конструкты имеют форму двухполюсных шкал. Иногда встречаются трехполюсные шкалы, где третий полюс – середина шкалы, где находится отметка идеальной самооценки (если испытуемый считает, что идеал – это золотая середина).

Полюса – это ценности, то, что человек декларирует как желательное или нежелательное состояние. Сверху находятся положительные ценности (то, к чему человек стремится), внизу – отрицательные – то, чего человек старается избежать. Ценности-полюса, как правило, заданы так, что допускают разнообразную субъективную интерпретацию со стороны испытуемого. Конкретным индивидуальным содержанием каждый наполняет шкалу сам, и если мы просим человека объяснить, что для него значит та или иная ценность (к примеру, здоровье или характер), то, отвечая на вопрос, он знакомит нас с этим индивидуальным содержанием.

Одна из классических методик изучения самооценки была разработана ученицей Курта Левина Тамарой Дембо и впоследствии модифицирована для работы с психически больными С. Я. Рубинштейн (Рубинштейн, 2010). В основу задания положена дальнейшая ее модификация, выполненная П. В. Яньшиным (Яньшин, 2004).

Задание 2. Самооценка по Дембо – Рубинштейн

Испытуемый. От 10 лет (необходимо хорошее понимание инструкции).

Процедура. Выполнение задания сочетается с полуструктурированной беседой, ход которой не задан заранее, а меняется в зависимости от предшествующего обсуждения. Желательна запись на диктофон.

Примерная инструкция. Рисуется шкала (желательно на листе бумаги в клетку), на которой отмечаются два полюса и середина. Шкала называется «Здоровье», говорится примерно следующее.

«Представим себе такую условность: на верхнем полюсе находится самый здоровый человек в мире (обязательно использовать „человек“, а не „люди“ – единственное число), внизу – самый больной, а между ними – все остальные, в том числе и мы с вами». Далее следует просьба к испытуемому поставить крестик в том месте шкалы, где он сейчас находится, как он сам это понимает или чувствует (крестик соответствует актуальной самооценке). Затем предлагается кружком или иным способом отметить то место, где испытуемый «мечтал бы (хотел бы) оказаться» (соответствует идеальной самооценке). Дальнейшая беседа направлена на выявление субъективного содержания полюсов шкал. Это можно сделать, задав вопрос о человеке, помещенном на полюс: как можно охарактеризовать его. Например: «Что делает человека на верхнем (нижнем) полюсе самым здоровым (больным)?», «Что для вас самый здоровый (самый больной) человек?».

После завершения работы с первой шкалой рисуется следующая (или, если шкалы нарисованы заранее, проводится работа с ней), пока не будут сделаны отметки на всех выбранных шкалах.

Всего испытуемый дает оценку по 7–10 шкалам, из них:

– 4 «классических» шкалы, введенных С. Я. Рубинштейн: здоровье, ум, характер, счастье;

– не менее одной шкалы предложены вами в процессе беседы с испытуемым (можно наметить эти шкалы заранее, но, скорее всего, окончательный выбор будет сделан в ходе беседы).

Среди шкал, пользующихся популярностью, можно отметить такие, как «красота», «материальная обеспеченность», «успешность», «общительность», «любовь» («насколько меня любят»).

– не менее одной шкалы предложены самим испытуемым (в ответ на просьбу придумать шкалу, которая является для него важной и значимой или отражает его проблему и пр.).

Желательно, чтобы все шкалы располагались рядом друг с другом на листе бумаги (для удобства последующего анализа). Обязательно подписывайте названия шкал и кто задал дополнительные шкалы.

Общие принципы интерпретации

Перед началом работы с графиками соедините в две ломаные линии все отметки актуальной и идеальной самооценки.

Основные типы актуальной самооценки:

1. Нормальная самооценка: актуальная самооценка колеблется в пределах трех верхних четвертей, большинство показателей актуальной самооценки находится во второй четверти (зоне нормальной самооценки), отсутствуют ярко выраженные пики и провалы.

2. Устойчиво повышенная самооценка: актуальная самооценка в основном колеблется в пределах верхнего интервала – полутора интервалов (из четырех), и не опускается ниже середины. Если самооценка не выходит за пределы верхнего интервала, можно предполагать недостаточно реалистичную самооценку. Такой профиль может свидетельствовать не только о повышенной самооценке, но и о хорошем настроении испытуемого, его не очень серьезном отношении к заданию.

3. Равномерно сниженная самооценка: большинство актуальных оценок ниже средней отметки. Подобный профиль может также свидетельствовать о чрезмерной критичности, повышенной требовательности к себе либо о сниженном настроении.

Следует отметить, что если большое количество ответов (около половины и более) совпадает с точкой середины шкалы, это не интерпретируется как сниженная самооценка, но скорее свидетельствует о «закрытости» испытуемого, формальном отношении к выполнению методики.

4. Неравномерное повышение и снижение самооценки: относительно устойчивая самооценка, на фоне которой заметен «провал», а по другой шкале – подъем, пик (иногда бывает только провал, или только пик). Провал – как правило, признак проблемы или неблагополучия. Пик по другой шкале – компенсация – то, чем человек пытается скомпенсировать неблагополучие (например, провал по шкале «материальная обеспеченность» и пик по шкале «красота» – я бедная, зато красивая). Шкалы, заданные самим испытуемым чаще, чем «классические» шкалы, относятся к категориям пиков или «провалов». Как правило, они отражают значимые ценности и/или проблемы испытуемого.

5. Выраженно неравномерная самооценка: колеблется в пределах трех или четырех интервалов. Подобный профиль свидетельствует о выраженной зависимости самооценки от жизненного «контекста» (который различается, например, для проблем здоровья и ума). Также он может отмечаться в случае, если самооценка снижается (чаще) или повышается непосредственно в ходе выполнения методики.

Основные закономерности идеальной самооценки

«Нормальное» положение отметки идеальной самооценки – несколько ниже верхнего полюса шкалы. Совпадение отметки с полюсом в руководствах рассматривается как «признак незрелости в отношении к ценностям, возможно, незрелости личности, отсутствия четкого осознания своих возможностей и ограничений». Однако такой вариант встречается достаточно часто, в том числе при обследовании людей, которые не проявляют признаков незрелости. Возможно, что такой показатель идеальной самооценки (на верхнем полюсе) может являться признаком недостаточно вдумчивого отношения к заданию или иного (не в соответствии с замыслом авторов методики) понимания того, что есть идеальная самооценка.

Отдельно следует сказать о положении отметки идеальной самооценки точно на середине шкалы. Это, скорее всего, признак сложности для испытуемого оцениваемого конструкта (ценности): крайности чем-то его не удовлетворяют, а идеалом является «золотая середина». К примеру, если «хороший характер» для испытуемого – это добрый, отзывчивый, со всеми ладящий человек, то изнанкой «стопроцентно хорошего характера» окажется уступчивость, неумение защитить свои интересы, поэтому отметка идеального характера окажется ближе к середине шкалы (и, возможно, ниже, чем отметка актуального характера).

Соотношение актуальной и идеальной самооценки – показатель удовлетворенности собой: чем меньше расстояние, тем выше удовлетворенность. Однако здесь возможны искажения, связанные с необходимостью поддержания самооценки. Еще У. Джемс, выводя формулу самооценки (отношения успеха к притязаниям), фактически обосновал два варианта повышения самооценки: завышение успехов и занижения притязаний. Поэтому возможны два вида «защитного» соотношения профилей реальной и идеальной самооценки:

– «Защита от депрессии» – примерно параллельные линии актуальной и идеальной самооценки при пониженной актуальной самооценке. Это занижение притязаний по типу «нет, но мне большего и не надо».

– Компенсаторное повышение самооценки – примерно параллельные линии реальной и идеальной самооценки при повышенной актуальной самооценке. Возможно, за подобным демонстративно благополучным профилем скрывается неосознанная тревога, боязнь «уронить» самооценку.

Анализ содержания беседы. В первую очередь следует обращать внимание:

– на непохожие на общепринятые описания ценностей («Здоровый человек – когда все хорошо: личная жизнь, физическое здоровье, когда нет серьезных проблем, когда человек ведет себя открыто и не надевает маску»);

– на повторяющуюся тему в нескольких описаниях; приведем пример, где отмечается повторяющаяся тема зависимости-независимости:

«Человек с хорошим характером – уживчивый, тихий, помогает всем»; «Сильный человек (шкала, предложенная испытуемым) – это который никого ни о чем не просит, сам все делает и во всем разбирается»; «Смелый (предложено экспериментатором) – тот, кто ничего не боится, кому не нужен никто, потому что он может быть в одиночестве, ни от кого не зависеть».

– на качества, которым соответствуют пики и провалы на графике.

Следует учитывать, что в описаниях ценностей может содержаться достаточно важная информация об испытуемом, выходящая за рамки ответов на вопросы, а также указания на значимые для него проблемы и конфликты; развернутый пример будет приведен ниже.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Дайте содержательную характеристику самооценки испытуемого в соответствии с приведенным планом интерпретации.

2. Можно ли отнести самооценку к какому-либо из перечисленных типов?

3. Какие внутренние проблемы и конфликты, а также значимые ценности испытуемого выявились в результате исследования? Нуждаются ли они в коррекции? Можете ли вы предложить способы коррекции?

Примеры и рекомендации. Успешность выполнения задания во многом определяется верно найденным тоном беседы. Приведем с небольшими сокращениями текст беседы, который выявил значимую для испытуемого проблему (см. рисунок 4). Испытуемый – студент, 17 лет.

Рис. 4

– Первая шкала – здоровье.

– Примерно 95 %

– А какое здоровье ты хотел бы?

– А зачем мне больше? Больше это уже ненормально.

– Хорошо. А что для тебя значит «самый больной человек и самый здоровый»?

– Ну, боль физическая, душевная… Здоровый человек – когда все хорошо: личная жизнь, физическое здоровье, когда нет серьезных проблем, когда человек ведет себя открыто и не надевает маску, а больной – наоборот….

– Хорошо, теперь красота.

– Я себя ненавижу… А так красивый: душа, внешность, для меня важно все. Но внешность часто имеет решающее значение. Значит, так: 40 % – это я сейчас (пунктир на рисунке), а 85 % – хотел бы. Хотя нет, все-таки 55 % и 85 %.

– ОК, а теперь сам предложи две шкалы и оцени свое настоящее состояние и идеальное так же, как до этого пять шкал.

– Ммм… дай подумать… шкала любви, в смысле, насколько меня любят. Наверное, 25 % на 90 %.

– А теперь определения «самый любимый», «самый нелюбимый».

– Здесь нет границ, четких для меня, можно и любить, и ненавидеть одновременно, а мало так – 25 %, это просто с девушкой одной не получилось.

– Так, спасибо за откровенность, предлагай следующую шкалу.

– Решительность. 50 % на 95 %. Решительный человек – это такой, который может решиться на что-либо, например, подойти к девушке, высказать свое мнение… о, это единственное, что я как раз могу (смех).

– Молодец. Еще раз спасибо, ты мне очень помог.

Сознательное и неосознаваемое в мотивации. Проекция

Что заставляет человека поступать так, а не иначе? Почему часто мы ведем себя глупо, нерационально, себе во вред? Почему наши действия с лучшими намерения могут порой привести к плачевному результату, совсем не к тому, на который мы рассчитывали?

Подобные вопросы – самые интересные для житейских психологов. У психологов профессиональных есть свои варианты ответов, и связаны они с тематикой мотивов, а также сознательного и неосознаваемого в психике. Мы будем использовать термин «неосознаваемое», а не «бессознательное», потому что он в меньшей степени связан с психоанализом и идеями Зигмунда Фрейда. Из его теорий мы заимствуем, прежде всего, то, что прочно вошло в психологию и признано практически всеми психологами независимо от их теоретической ориентации и отношения к Фрейду.

Итак, под неосознаваемым мы будем понимать все сферы нашей психической жизни, которые находятся вне поля сознания. Необходимо сказать, что разные области неосознаваемого в различной степени доступны для того, чтобы становиться содержанием сознания. Но нас будет интересовать, прежде всего, то, что связано с соотношением сознательных и неосознаваемых мотивов.

Под мотивом мы будем понимать внутреннее состояние, которое побуждает человека к деятельности, направляет, поддерживает и обеспечивает эту деятельность энергией. Если выражаться житейским языком, то мотив – это то, что заставляет нас действовать. Совокупность мотивов составляет мотивацию конкретного человека или его поступка.

Далеко не все мотивы, определяющие наше поведение, являются сознательными. Скажем, что заставляет человека накричать на свою жену после тяжелого рабочего дня? Действительно ли причиной скандала служит обед, показавшийся невкусным, или беспорядок в квартире? Стороннему наблюдателю, скорее всего, будет очевидно, что все это – не более чем повод, оправдание, или, как говорят психологи, мотивировка. А реальной причиной, скорее всего, послужил нагоняй, полученный от начальника или огорчение от какой-то служебной неудачи. Или просто усталость и раздражение, накопившееся от того, что в рабочем помещении было душно.

Однако попробуйте в пылу скандала намекнуть «скандалисту» на истинную подоплеку его раздражения. Скорее всего, вы столкнетесь с возмущением, которое лишь усилит гнев. Сознательная мотивировка (в нашем примере: «жена виновата») представляется гораздо более убедительной. Как и другие сферы бессознательного, мотивы поведения осознаются в различной степени – от хорошо осознаваемых до полностью бессознательных, вскрыть которые если и возможно, то лишь в результате длительной психотерапии. Бывают и промежуточные случаи – мотивы, которые не осознаются, но потенциально доступны для осознания. Скажем, остыв от ссоры, начавшейся по ничтожному поводу, любящий муж самостоятельно может осознать ее истинную подоплеку и извиниться перед женой. Иногда подобное осознание может появиться лишь в результате достаточно серьезной внутренней работы и самоанализа. Так, преуспевающий бизнесмен, «потопивший» немало конкурентов, вряд ли признается даже самому себе, что им движет не очевидное сознательное желание успешно вести свои дела, а стремление добиться превосходства, победив и уничтожив соперника. И почти невероятно, чтобы он без длительной работы с психотерапевтом признал, что в основе подобной мотивации – сохранившиеся с детства агрессивная зависть к собственному отцу и стремление одержать верх именно над ним.

Среди разнообразных подходов к изучению неосознаваемого один из самых действенных – изучение так называемой проекции. Дело в том, что внутренний мир, в том числе неосознаваемые мотивы, так или иначе «проецируется» на слова, решения, на то, как мы понимаем и объясняем поступки других. Не зря, к примеру, говорят, что подарок часто лучше подходит для дарителя, а не для того, кто его получает (потому что как бы он ни старался, при выборе подарка он проецирует свои желания и представления о том, что хотелось бы получить).

Мы уже не раз сталкивались с проекцией в предшествующих разделах: там, где испытуемый создает тексты или рисунки, а не выбирает вариант ответа из нескольких, элемент проекции присутствует достаточно часто. Вспомните рассказ испытуемого, от которого ушла жена, про «огонь ревности» и его последствия (задание «Стратегии запоминания») или беседу с молодым человеком, в которой характеристика самых разных качеств сводилась к тематике взаимоотношений с девушками (задание «Самооценка по Дембо – Рубинштейн»). Существует целый класс методов психологии, основанный на использовании механизма проекции – так называемые проективные методы. Основная их особенность – неопределенность и эмоциональная значимость предлагаемого материала. Работая с неопределенным материалом, человек как бы проецирует свои мотивы и проблемы, конфликты и значимые ситуации, в том числе плохо осознаваемые или бессознательные. В предлагаемом задании используется один из самых простых проективных методов, который не позволяет проникнуть в глубины неосознаваемого. Но и он часто дает возможность узнать о человеке достаточно много, в том числе и неожиданного для него самого.

Задание 3. Проективная методика неоконченных предложений[7]

Внимание! Если вы хотите сами выполнить эти задание, желательно, чтобы вы до этого не читали дальнейший текст. По возможности попросите кого-нибудь прочитать его и помочь вам, а потом читайте дальше.

Испытуемый. От 14 лет. Необходимо учитывать, что задание может (хотя и маловероятно) вызвать сильную эмоциональную реакцию, поэтому нежелательно привлекать в качестве испытуемого человека, с которым вам некомфортно общаться либо взаимодействие с которым в «нештатной» ситуации вызовет существенные трудности.

Материал и процедура. Необходимо зачитать испытуемому начала предложений и и попросить закончить их так, как ему придет в голову, быстро, не задумываясь. Ответы записываются или делается аудиозапись. Желательно, чтобы испытуемый отвечал устно, но если это вызывает выраженное беспокойство, то можно предложить ему записывать ответы (результаты при этом обычно менее содержательны). Если перед ответом делаются большие паузы, следует напомнить о необходимости отвечать, не задумываясь.

При записи или расшифровке диктофона фиксируются паузы и посторонние реплики.

Список неоконченных предложений:

1. Моя специальность (или: Моя учеба)…

2. Моя семья…

3. Боюсь…

4. Деньги…

5. Моя мечта…

6. Работа…

7. Мои сны…

8. Бороться…

9. Больше всего я люблю…

10. Дома…

11. Моя голова…

12. Дети…

13. Меня беспокоит…

14. Смерть…

15. Мой вид…

16. Друзья…

17. Если бы я мог…

18. Мои планы…

19. Скрываю…

20. Когда мыслю…

Список можно дополнить началами предложений по темам, которые могут быть значимыми для конкретного человека (желательно не более пяти). Стоит это сделать, если ответы испытуемого малоинформативны.

После завершения методики можно попросить испытуемого объяснить или прокомментировать некоторые ответы.

Общие принципы интерпретации. Основная задача интерпретации – выявление тем, проблем и конфликтов, значимых для испытуемого. Не существует жесткой схемы, «работающей» в любых ситуациях; возможны лишь общие подходы.

«Открытые» ответы. Некоторые ответы не нуждаются в анализе или комментарии. Что можно добавить к ответу «Моя специальность… дрянная» или «Работа… осточертела» (женщина, 51 год, инженер)? Однако подобные ответы могут быть совершенно неожиданными для того, кто их дает, например, «Дети… изверги» (домохозяйка, добропорядочная мать), их не следует интерпретировать как выражение осознанной жизненной позиции.

Значимые темы. Показателем значимости какой-либо темы (скорее всего, осознаваемой хотя бы частично) является ее упоминание в нескольких ответах, особенно, если начала предложений с этой темой содержательно не связаны. Так, весьма красноречив и в комментариях не нуждается комплекс ответов 31-летнего мужчины (высшее образование, работает мастером на строительстве): «Деньги… работа»; «Работа… деньги»; «Меня беспокоит… зарплата».

Конфликт. По противоречивости ответов можно предположить конфликт, возможно, недостаточно осознаваемый. Пример: «Моя голова… красивая», «Скрываю… седину» (женщина, 42 года). Иногда можно выделить две темы, противоречие между которыми также указывает на конфликт. Так, в ответах 33-летнего мужчины, сотрудника иностранной компании, можно условно выделить две тесно взаимосвязанные темы. Первую из них можно назвать «Зависимость; невозможность перемен»: «Моя специальность… какая моя специальность… хочется перемен»; «Боюсь… ситуации, в которой от меня ничего не зависит»; «Работа… работа, в которой хочется, чтобы от меня зависело многое»; «Бороться… нет, не хочется мне бороться»; «Мои планы… нет у меня никаких планов». Вторая условная тема – «Мечты»: «Мечта… дом, лужайка, бассейн, а с другой стороны, хочется на другую планету»; «Сны… в снах я прыгаю и долго лечу»; «Меня беспокоит… моя голова, отсутствие дома с лужайкой и другой планеты»; «Если бы я мог… прыгал бы, летал и плавал». Сущность конфликта, вероятно, осознаваемого испытуемым, но неразрешимого для него, четко прослеживается в ответах.

Плохо осознаваемые темы или проблемы. Показателем значимости темы или проблемы, которая, скорее всего, плохо осознается или совсем не осознается, являются длительные паузы, отказы от ответов или ответы типа «Нет», «Не знаю». Если после паузы и колебаний ответ все же дается, часто он содержит «штамп»: известное изречение, поговорку или цитату; например, «Бороться… и искать, найти и не сдаваться» или «Мыслю… следовательно, существую».

Защиты. Показателем того, что человек успешно защищается от вторжения в свой внутренний мир, служит краткость ответов, большое количество штампов, а также общих малоинформативных и, как правило, социально одобряемых ответов: «Скрываю… иногда что-нибудь»; «Друзья… хорошие»; «Мой вид… опрятный». Такие результаты достаточно трудно анализировать, но чаще всего и они содержат важную информацию.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. Какие значимые темы, проблемы, конфликты испытуемого выявились при проведении методики?

2. Что можно сказать об испытуемом и его жизни по результатам методики?

Примеры и рекомендации. Методика неоконченных предложений по сравнению с другими проективными методами достаточно проста по замыслу и открыта; идея проекции почти не замаскирована, поэтому, скорее всего, вам удается получить информацию, которая является новой в большей степени для вас, чем для вашего испытуемого. Однако достаточно редко, но бывают ситуации, когда в ходе проведения методики человек подступает к осознанию болезненной и плохо осознанной проблемы. В этом случае возможны сильные эмоциональные реакции, часто неожиданные для вас обоих. Так, женщина за 40 лет, считающая свою семейную жизнь вполне благополучной, дала следующие ответы на дополнительные начала предложений: «Мужчина… любовник, секс, деньги, путешествия», «Муж… (имя мужа), друг, всегда поддерживает, советует». Совершенно неожиданно для испытуемой методика неоконченных предложений недвусмысленно продемонстрировала неудовлетворенность супружескими (сексуальными) взаимоотношениями. Причем демонстрация оказалась настолько очевидной, что женщина осознала эту проблему без дополнительных комментариев или вопросов.

Другая «опасность» состоит в том, что человек даст о себе больше информации, чем он хотел бы. По ответам можно догадаться о каких-то чувствах или событиях, которые он стремится скрыть. Так, мужчина, с легкостью заканчивающий все предложения, в конце списка два раза подряд отказывается заканчивать фразы: «Мои планы…» и «Скрываю…», а на дополнительное начало предложения «Женщина…» дает ответ «Секс». Вероятность внебрачной связи (реальной или планируемой) достаточно высока.

В отдельных случаях (редко) выполнение задания вызывает сильные эмоции, иногда желание выговориться, слезы, признания и др. Следует с большой осторожностью подходить к обсуждению результатов с испытуемым: оно может спровоцировать подобные реакции. Вместе с тем само выполнение методики без последующей интерпретации достаточно информативно для испытуемого, как это показано на примере, приведенном выше.

В случае выраженных эмоциональных реакций желательно провести дополнительное время с испытуемым, подстроившись к его желаниям – поговорить, выслушать, попить чай, заняться чем-нибудь приятным и пр.

Жизненный путь и кризисы

На протяжении жизненного пути нас всех ждет немало переломных моментов, меняющих ход событий и дальнейшую жизнь. Их называют «уроками жизни» (термин введен Б. М. Тепловым[8]). Подобным уроком может стать очевидное для других изменение – поступление на учебу или новую работу, свадьба, рождение детей. Но уроки могут остаться скрытыми для посторонних – важный разговор, встреча, изменившая жизнь, безответная влюбленность, раздумья в бессонную ночь. Серьезными уроками становятся потери: смерть близких, тяжелая болезнь, а также война, дефолт и другие общественные катаклизмы.

Существуют периоды в жизни каждого человека, когда уроки жизни многочисленны и приводят к существенным изменениям. Тогда обычно говорят о кризисе. Кризисы на жизненном пути человека, по мнению психологов, – необходимый этап развития каждого, а то, как они проходят и разрешаются, во многом определяет последующие этапы жизни.

Личность обладает внутренней (и часто скрытой от человека) тенденцией к изменению, которая на определенном этапе приводит к необходимости внешних изменений. «Кое в чем мы похожи на ракообразных, – пишет американская журналистка Гейл Шихи (1999). – Рак развивается, сбрасывая защитные панцири. Он освобождается от панциря, который начинает ему мешать, и становится ранимым и чувствительным, пока не нарастет новый панцирь. У человека переход на новую ступень развития заставляет его разрушать устойчивую структуру, в рамках которой он чувствует себя защищенным. Вступая в переходный период/кризис, он становится ранимым и чувствительным».

Сколько кризисов переживает человек на протяжении жизни? Наиболее известная теория, отвечающая на этот вопрос, создана американским психологом Эриком Эриксоном. Она описывает восемь стадий жизненного цикла (из них три приходятся на время «взрослой» жизни – после 18 лет) и восемь возрастных кризисов, успешное или неуспешное разрешение которых определяет возможности последующего развития. Г. Шихи говорит о кризисах «отрыва от родительских корней», «исканий в двадцать лет», «осознания своих тридцати», «десятилетия подведения итогов» (кризис середины жизни) и, наконец, об «обновлении» (около 50 лет).

Надо сказать, что одни кризисы (такие, как кризис трех лет или кризис переходного возраста) присутствуют (под разными названиями) в подавляющем большинстве классификаций, по поводу других авторы классификаций расходятся. Последнее замечание относится, прежде всего, к кризисам, которые переживаются по завершении взросления.

Учитывая разнообразие вариантов, некоторые исследователи задаются вопросом: что, собственно, отражают кризисы – общечеловеческие закономерности развития или особенности жизненного пути конкретной социальной группы в конкретном обществе (например, американского и западноевропейского среднего класса, среди которого живут авторы большинства классификаций). А может быть, развитие каждого (во всяком случае в периоды взрослой жизни) настолько уникально, что его невозможно свести к неким единым для всех кризисам и периодам?

Признаки кризиса разнообразны и, как правило, заметны окружающим. Это разнообразные проявления дискомфорта – беспокойство (причины которого часто непонятны), неудовлетворенность, депрессия, раздражительность, нервные срывы и пр. Это могут быть изменения состояния здоровья и соматические заболевания. Учащаются или обостряются конфликты с близкими. Меняются привычные стереотипы поведения – интересы, привычки, круг знакомств, формы проведения досуга. Наконец, кризисам сопутствуют серьезные жизненные изменения – развод или вступление в новые связи, смена работы, учебы, профессии, переезды – часто непродуманные или непонятные для окружающих.

Хотя, как правило, основные движущие силы кризиса содержатся во внутреннем мире человека, очень важный аспект кризиса – сопутствующие ему жизненные события и изменения. В некоторых случаях внешние события могут являться основной причиной кризиса, например, смерть близкого человека, потеря работы, война или общественные изменения могут полностью изменить практически все, что составляло привычную жизнь, и привести к необходимости преодолевать утрату и заново искать свое место в мире. События могут стать толчком, своего рода «спусковым крючком» назревшего кризиса, например, смерть сверстника может стать толчком к так называемому «кризису середины жизни», заставляя вплотную соприкоснуться с конечностью своего существования и под этим углом зрения заново переоценить достижения, цели, жизненные планы. Иногда событие служит хорошим объяснением кризисного состояния для тех, кто не хочет искать его внутренние причины: «Все из-за переезда» или «из-за моей болезни», или…

Значимые события не только предшествуют кризису, но и являются его «симптомами», а также признаками его разрешения.

Многие пытаются игнорировать кризис и продолжать жить по-старому, как будто ничего не происходит. Однако такой вариант, скорее всего, окажется тормозом для развития и личностного роста. Как правило, внутренние изменения требуют своего внешнего выражения. Поэтому жизненные изменения предсказуемы и желательны. Они означают развитие.

Будущее человека не предопределено. Но оно связано с прошлым тысячами неразрывных нитей, и для того, чтобы успешнее строить «завтра», надо лучше понять и принять свое «вчера».

Задание 4. Психологическое время[9]

Испытуемый. От 16 лет.

Процедура. Задание выполняется в несколько этапов.

На первом этапе испытуемому предлагается записать самые важные события прошедшей и будущей жизни. Количество событий не ограничивается, но оптимальное их число для последующего анализа – 10–20 (если испытуемый не спрашивает, лучше не сообщать ему о том, сколько событий следует указывать). Рядом с каждым событием ставится дата (или дата начала и конца, если событие длилось определенный промежуток времени). События необходимо указывать в хронологическом порядке – от самого раннего до самого отдаленного события будущего.

Под событием понимается любая важная перемена, она может не быть существенной для окружающих или даже совсем оказаться незаметной для них (например, «узнала о неизбежности смерти»). При выполнении задания можно не раскрывать суть события, но обозначить его условно (например, «вечеринка у Васи», не объясняя сути происшедшего на вечеринке) или просто проставить дату.

У некоторых вызывает затруднение необходимость указывать события будущего. В таком случае стоит подчеркнуть, что можно придумать все, что угодно, что не следует относиться к прогнозу слишком серьезно и пр. Если после этого все равно эта часть задания кажется невыполнимой, следует ограничиться анализом прошлого.

На втором этапе испытуемому предлагается оценить события в зависимости от того, насколько они оказались радостными или грустными: проставляются оценки от –5 до +5.

На третьем этапе анализируется взаимосвязь событий. Для этого следует взять последнее по времени событие прошлого и указать несколько событий из списка (не более трех), которые послужили причиной этого события (например, событие 15 произошло потому, что произошли события 3, 7 и 14). Учитывается не только формальная, но и субъективная связь событий для испытуемого. Так, событие «первая влюбленность» может стать причиной события «вступление в брак», хотя они связаны с разными людьми. Испытуемому предлагается проделать такую работу для всех событий от предпоследнего до второго (для некоторых событий связь с другими событиями из списка может не быть найдена), а затем для событий будущего (причиной событий будущего могут быть как события прошлого, так и события будущего, ему предшествующие). Связи отмечаются стрелками на списке событий или на отдельном графике, где проставляются номера, соответствующие порядковым номерам событий.

На последнем этапе, который выполняется совместно с испытуемым или без него, каждое событие следует отнести к одному или сразу к нескольким типам:

– собственные рождение и смерть;

– личностно-психологические события – изменения во внутреннем мире («крах иллюзий», «достижение внутренней независимости»);

– межличностные отношения – любовь, дружба, общение («новый друг», «первое детское увлечение»);

– семейные отношения – изменения семейного положения, взаимоотношения с членами семьи, события, происходящие с членами семьи («ссора с родителями», «свадьба», «ребенок пошел в школу»); если в этой группе много событий, их можно разделить на подгруппы, например, события связанные, с родителями, супругом, детьми и пр.;

– работа и учеба («поступление в институт», «повышение по службе»);

– творчество и личные достижения («первое место на конкурсе», «написание романа»);

– досуг, отдых, увлечения («поездка за границу», «впервые попал на рок-концерт»);

– здоровье («болезнь», «операция»);

– общественные изменения («война», «финансовый кризис»);

– материально-бытовые изменения («покупка машины», «переезд на новую квартиру»);

– прочее (можно предложить свою классификацию).

Общие принципы интерпретации. Следует учесть, что при выполнении методики, как правило, отмечаются выраженные искажения «объективной картины» жизненного пути, что, по-видимому, связано со значимостью и потенциальной болезненностью затрагиваемых при выполнении задания проблем и действием психологических защит. Следует знать типичные особенности выполнения методики: соответствие результатов испытуемого этим особенностям является нормальным и не несет важной информации о нем; наоборот, выраженные отклонения от них характеризуют индивидуальные особенности человека и служат основой для анализа.

– Количество событий прошлого больше, чем количество событий будущего. Обратное может свидетельствовать о незрелости, инфантильности человека.

– Количество радостных событий превышает количество грустных; особенно это характерно для событий будущего (как правило, в будущем нет событий с отрицательными оценками).

Отклонения от этой закономерности возможны двоякого плана. Первое – преобладание негативных оценок в целом или за какой-то жизненный период. Это может быть свидетельством психологических проблем, неудовлетворенности своей жизнью, возможно, депрессии на момент обследования (преобладание негативных оценок в целом, особенно значимо их наличие в будущем), а также травматического характера воспоминаний, связанных с определенным жизненным периодом.

Наличие только положительных оценок, преимущественно +5, при отсутствии очевидно негативных событий (смерть, развод, болезнь и пр.) или при нулевой, а также слабопозитивной оценке таких событий. Подобный вариант свидетельствует о защитном характере выполнения методики, нежелании (чаще неосознанном) обращаться к негативной стороне своего прошлого.

– События будущего меньше, чем события прошлого, «привязаны» к конкретным датам, а иногда даты отсутствуют совсем.

– Количество указанных событий за единицу времени (например, за год) как в прошлом, так и в будущем возрастает при приближении к настоящему (моменту проведения методики). Большое количество событий в достаточно отдаленный момент прошлого – возможный признак кризиса.

При анализе следует обращать внимание на явные пропуски в последовательности событий. Так, если испытуемый сравнительно четко обозначает основные «вехи» своей жизни, но пропускается рождение одного из детей, это может (но необязательно!) свидетельствовать о проблемах во взаимоотношениях именно с ним. Другой вариант: обозначается окончание школы и поступление на работу, но пропущено все, что относится к обучению в институте. Возможно, что с учебой в институте связаны какие-то проблемы, о которых неприятно вспоминать.

Вопросы для анализа и обсуждения

1. К каким сферам жизни относятся наиболее значимые изменения? Менялись ли они на протяжении жизни?

2. Отмечаются ли у испытуемого характерные особенности выполнения задания? Если нет, то каковы могут быть причины отличий?

3. Каковы наиболее значимые, «ключевые» события (учитывается их оценка и количество связей)?

4. Можно ли какие-то периоды прошлого считать кризисными (учитывается оценка событий, сравнительно большое количество событий в небольшой промежуток времени)? Если да, то в чем их суть? В чем суть изменений, происшедших в результате кризиса?

5. От кого и от чего зависит, оправдается ли прогноз будущего, сделанный при выполнении задания?

Примеры и рекомендации. Прежде всего, стоит отметить, что задание вызывает у многих испытуемых негативные эмоции, нежелание выполнять его, выраженные трудности. В частности, может отмечаться «защитный» способ выполнения задания, при котором перечисляются лишь формальные, хорошо известные окружающим событий. Вот пример подобного перечня событий прошлого (студент, 19 лет, всего 5 событий):

1. Рождение

2. Первый раз в первый класс

3. Учеба в училище

4. Поступление в университет

5. Поездка за границу

Примечательно последующее развитие ситуации с этим испытуемым, характеризующее трудности при выполнении задания. Цитирую отчет студентки:

Прочитав ответы, я поняла, что испытуемый не хочет быть со мной откровенным. Я подумала, что если испытуемый не хочет давать о себе информацию, его заставлять нельзя. Поэтому я решила, что мне придется искать другого испытуемого. О своих мыслях я сказала испытуемому.

После этого разговора он решил уйти в другую комнату (!) и выполнить задание еще раз, «серьезнее»… После выполнения задания он сказал, что «так его даже в институте не парили» и что «эти тесты» можно включить в список важных событий жизни.

Если выполняется комплекс методик, то желательно давать это задание ближе к концу, после того как налажен доверительный контакт с испытуемым.

В качестве примера некоторых характерных особенностей выполнения приведем несколько событий и их оценок из названных Галиной, 24 лет:

События:

1. Развод родителей 0

2. Новое замужество мамы +5

3. Поступление в институт +5 (отец маминого мужа работал преподавателем в этом институте – комментарий испытуемой)

4. Работа у папы на фирме +5

5. Заняла на фирме ответственную должность +5

6. Хочу окончить профессиональные курсы +5

7. В будущем не хочу никаких разводов +5

Галина всем событиям своей жизни дала оценку +5, за исключением единственного – развод родителей, но и он не получил отрицательной оценки. Попытка испытуемой представить свою жизнь в «оптимистичном» ключе при наличии выраженной травмы развода, значимой для всей последующей жизни испытуемой, включая будущее, очевидно, носит защитный характер.

Галина проводит связь между основными профессиональными достижениями и событиями в семье: замужество мамы и поступление в институт (поступила в институт, потому что там работал отец отчима). Также отметим то, что она не просто начала работать, но «на фирме у папы». Эта особенность может объясняться разными причинами (например, заниженной самооценкой: основной причиной личных достижения является деятельность родственников; значимостью родительской семьи для всех сфер жизни Галины), которые можно попытаться выявить в последующей беседе.

При высокой мотивации испытуемого и его включенности в совместную работу, методика помогает целостно представить историю жизни человека, важные изменения его судьбы, надежды на будущее. Иногда при этом выявляются проблемы и ситуации, которые целесообразно обсуждать в формате психологического консультирования или иных форм психологической помощи (на случай подобных ситуаций желательно иметь возможность рекомендовать психолога, к которому можно обратиться).

* – комментарий Сергея: «Я перестал надеяться на государство и помощь отца и взял судьбу в свои руки».

Сергей, 32 года, сотрудник финансовой компании, в прошлом военнослужащий, женат, имеет сына, в ближайшем будущем собирается создавать собственной дело. Выполняя методику, выделил 22 события прошлого, из них 16 позитивных и 6 негативных, и 6 – будущего, все позитивные. Далее представлены некоторые из них.

В данном случае очевидна значимость и выраженность негативной окраски событий, связанных с родительской семьей. В частности, из шести негативных событий четыре связаны с отношениями в родительской семье, а три негативных события являются первыми в хронологическом списке, что свидетельствует об общей негативной окраске детских воспоминаний, которые контрастируют с позитивной оценкой событий последующей жизни (из трех оставшихся негативных событий два связаны с отношениями в родительской семье, а третье – увольнение с работы). Во взрослой жизни проблемы во взаимоотношениях с родителями остро переживаются: оценки –5, причем рождение сына оказывается таким же значимым, как реакция родителей на него. Следует отметить важность проблем, связанных с рождением младшей сестры (событие оценивается в –5, и именно с ним связывается непризнание родителями внука 20 лет спустя).

Следует учесть, что неразрешенный конфликт, связанный с отношениями в родительской семье, может повлиять негативно на будущее Сергея и сказаться на его карьерном росте, что было частично осознано им в ходе последующего обсуждения.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что выполнение задания дает испытуемому возможность осмыслить свое прошлое и уяснить ориентиры на будущее. Иногда логика беседы с испытуемым не соответствует указанным выше этапам работы с заданием; в таком случае имеет смысл от них отклониться, самостоятельно определяя вариант развития беседы.

Обсуждение результатов может отказаться непростым как для испытуемого, так и для учащегося, который с ним работает.

Испытуемая внимательно выслушала мои предположения, ловя каждое слово: она очень близко придвинулась, сжавшись в комок. На глазах у нее навернулись слезы, но она дослушала до конца… Потом мы стали беседовать на отвлеченные темы, затем снова вернулись к разговору… Мы поговорили о будущем, о мудрости устроения мира (мне хотелось укрепить в ней веру в себя, уравновесить тяжелые мысли позитивным настроем на будущее). Перед моим уходом Н пожаловалась на то, что у нее разболелась голова и сердце. И я почувствовала, что вмешалась во что-то очень важное, но не знаю, какие плоды это вмешательство может принести.

Совладание. Совладающее поведение

Формы поведения, направленные на преодоление конфликта, разрешение стрессовой или кризисной ситуации получили название «совладающее поведение» (встречаются также термины «совладание» и малоудачная калька с английского «копинг-поведение» или «копинг-реакция»). Как правило, выделяют два или три основных вида совладающего поведения.

Проблемно-ориентированное совладание направлено на рациональное разрешение конфликта или кризиса с помощью конкретных действий. Оно включает такие формы совладающего поведения, как поиск информации, поэтапное решение проблемы, обращение за помощью и т. п. Эмоционально-ориентированное совладание направлено на адаптацию к неразрешимому или неразрешенному конфликту, а также к психологическим проблемам, возникающим в процессе проблемно-ориентированного разрешения конфликта.

Совладающее поведение может оказаться как эффективным, так и неэффективным для разрешения конфликта и/или достижения психического благополучия. Не существует универсально эффективных форм совладания. Например, попытка отложить решение проблемы «в долгий ящик» и постараться на время забыть о ней в одних случаях лишь усугубит трудности, в других позволит впоследствии посмотреть на проблему более спокойно, что поможет успешно ее решить. Снятие напряжения с помощью успокоительных средств (лекарств или даже алкоголя) может быть совершенно необходимым в одних случаях и вредным в других. Далее мы рассмотрим некоторые механизмы эмоционально-ориентированного совладания, которые показали свою эффективность в широком круге ситуаций. Более полный обзор форм совладающего поведения содержится в практическом задании.

Одна из важнейших задач эмоционально-ориентированного совладания – найти социально приемлемый способ выражения негативных чувств и эмоций, связанных с конфликтом. В зависимости от ситуации это могут быть слезы, крик, «облегчение души» в откровенном разговоре, записи в блогах, интернет-чаты и многое другое. Выражение чувств часто является самым адекватным ситуации способом совладания, хотя это далеко не всегда понимают те, кто находятся рядом: они опасаются чрезмерно сильных проявлений чувств или считают их неуместными. На этом стоит остановиться подробнее.

Согласно общепринятым нормам поведения, плачущего и страдающего принято утешать, отвлекать, а иногда осуждать за чрезмерную чувствительность и несдержанность. Достаточно вспомнить расхожие фразы, которые приходится слышать тем, кто слишком интенсивно, по мнению других, выражает свои чувства: «Радуется как ребенок» (тем самым подразумевается, что даже такое позитивное чувство, как радость, не всегда уместно для взрослого), «Не переживай так сильно», «Не стоит огорчаться из-за пустяков», «Не плачь, ты же мужчина», «Не бойся, ничего страшного» и многое другое. Подобные реплики относятся к чувствам и эмоциям, которые до определенной степени считаются уместными: радость, огорчение, страх. Еще более решительно осуждаются чувства, неприемлемые для общества: гнев, агрессия, ненависть, неприязнь, особенно к близким людям.

Подобная практика поведения и воспитания (которая, безусловно, имеет свои основания, но мы их рассматривать не будем) приводит к тому, что мы с детства привыкаем: есть чувства «правильные» и «неправильные». Неправильных чувств быть не должно, они не имеют права на существование и уж тем более на выражение. Но «неправильные» чувства не исчезают, они уходят в бессознательное, являясь источником неврозов и других психологических проблем.

Сильным чувствам надо так или иначе дать проявиться: каждый человек имеет право бояться, гневаться и ненавидеть. Однако проявление чувств не должны причинять никому вреда. Можно испытывать гнев, но нельзя причинять боль, физическую или моральную, тому, кто является причиной гнева. Можно страдать по поводу, который кажется окружающим мелким или недостойным, но необходимо помнить, что неуместные проявления страдания могут испортить вашу репутацию или осложнить кому-то жизнь.

Наибольшие трудности существуют с выражением гнева и агрессии. Здесь может помочь разрядка – перенос негативных эмоций на предметы, которые можно сломать, разбить или испортить. Такие действия, как правило, осуждаются окружающими, однако если осуждения можно избежать (остаться одному или в обществе понимающего человека), а материальный ущерб невелик, то подобный способ «справиться с чувствами» иногда целесообразен.

Разрядкой в широком смысле слова являются любые интенсивные физические нагрузки (занятия спортом, дальние прогулки, пробежки, тяжелая домашняя работа), в которых находит выход энергия, связанная с отрицательными эмоциями. Спортивные единоборства важны как социально одобряемая возможность выразить агрессию.

Замещающая деятельность сродни психоаналитическому понятию сублимации, только несколько шире; в ней могут найти выход стремления, непосредственная реализация которых невозможна. Так, те, кто лишен семейного тепла, часто заводят домашних животных для реализации потребности в любви, те, кто не смог состояться профессионально, «уходят» в различные хобби или общественную деятельность и пр.

Фантазия (преодоление вне реальности) позволяет достичь желаемого хотя бы в воображении, и возникающие при этом положительные эмоции дают силы для существования в трудных жизненных ситуациях.

Эффективность творчества как механизма совладания основана на действии нескольких или даже всех вышеперечисленных форм преодоления. Оно позволяет выразить чувства (например, на бумаге или в актерской игре), служит социально одобряемым вариантом замещающей деятельности, дает разрядку и позволяет воплотить фантазии в созданном произведении.

Сдерживание – сознательное или полуосознанное избегание неприятных мыслей, дел или проблем. Часто сочетается с отвлечением на другие занятия и мысли.

Отстранение – восприятие ситуации без эмоциональной реакции (эмоции как бы «выключены») или с ощущением нереальности происходящего (все происходит «как бы не на самом деле» или «как бы не со мной»).

Юмор – переосмысление проблемы с подчеркиванием ее смешных или забавных сторон.

Наконец, один из наиболее важных механизмов совладания – переоценка ценностей и самоизменение. Ситуация преодоления конфликта и кризиса оценивается как источник личностного роста, приобретения ценного жизненного опыта и изменения к лучшему. В результате преодоления сложной жизненной ситуации Я-концепция изменяется в сторону представления о себе как о более сильном, уверенном и зрелом человеке. Кризис может стать основой для изменения системы ценностей, приобщения к новым философским или религиозным воззрениям. Любой, даже тяжелый, неудачный или трагический опыт будет иметь положительный аспект, если послужит основой для позитивного самоизменения.

Задание 5. Опросник преодолевающего поведения

Внимание! Предлагаемый опросник не является тестом и предназначен не для диагностики, а для совместного обсуждения с испытуемым и анализа эффективности совладающего поведения[10].

Испытуемый. От 16 лет.

Процедура. Испытуемому предлагается выбрать значимую ситуацию, событие в его жизни, которую он хорошо помнит. Он может описать ситуацию, просто назвать ее или совсем не давать информации о ней (по соглашению с тем, кто проводит исследование). Можно выбирать как радостные, желательные, так и неприятные, тяжелые ситуации. Вы можете сами предложить испытуемому событие для оценки на основе имеющейся у вас информации или выбрать из событий, названных при выполнении методики «Психологическое время» (если она выполнялась).

Далее испытуемому предлагается выбрать из приведенного ниже списка утверждения, которые соответствовали его мыслям, чувствам или поведению в выбранной ситуации, и выписать номера этих утверждений (или отметить их в списке).

В ситуации, которую вы вспоминаете, вы:

1. Получили профессиональную помощь.

2. Не выражали свои чувства.

3. Мечтали о лучших временах.

4. Выросли как личность.

5. Получили толчок для творчества.

6. Упорно стояли на своем.

7. Пытались отдохнуть.

8. Старались забыться.

9. Шутили по поводу ситуации.

10. Больше спали.

11. Отказывались верить.

12. Обвинили себя.

13. Во всем винили других.

14. Надеялись на чудо.

15. «Сорвали чувства» на другом человеке.

16. Чувствовали, что должны просто подождать.

17. Положились на судьбу.

18. Старались больше узнать о ситуации.

19. Постарались найти что-то хорошее в ситуации.

20. Сосредоточились на хорошем.

21. Разговаривали с кем-то другим, прося помощи.

22. Дали выход чувствам.

23. Фантазировали, что будет, когда все это кончится.

24. Вышли из этого лучше, чем были раньше.

25. Изменились.

26. Продолжали еще более усердные попытки.

27. Слишком много ели, пили или использовали лекарства.

28. Не позволяли себе столкнуться с проблемой вплотную.

29. Относились к ситуации несерьезно.

30. Были озабочены сохранением сил и энергии.

31. Изменили точку зрения.

32. Критиковали себя.

33. Пытались не быть опрометчивым.

34. Желали бы изменить прошлое.

35. Стали раздражительным.

36. Выжидали, что будет.

37. Успокаивали себя тем, что у других дела не лучше.

38. Составили и выполняли план.

39. Сказали себе, что будет лучше.

40. Просили совета.

41. Говорили о своих чувствах.

42. Думали о нереальном.

43. Нашли новую веру.

44. Научились чему-то новому.

45. Сохранили тот же образ действий.

46. Использовали способы самоуспокоения.

47. Старались изгнать ситуацию из мыслей.

48. Видели смешную сторону.

49. Откладывали и медлили.

50. Отказывались считать проблемой.

51. Приняли основную тяжесть на себя.

52. Пытались приспосабливаться к существующему положению дел.

53. Желали, чтобы ситуация исчезла.

54. Что-то разбили, разрушили.

55. Ничего нельзя было сделать.

56. Приняли как неизбежное.

57. Анализировали ситуацию.

58. Искали поддержки.

59. Контролировали чувства.

60. Пересмотрели свои ценности.

61. Появилось новое понимание себя.

62. Действовали так, будто ничего не произошло.

63. Обратились к другой деятельности.

64. Концентрировались на следующем этапе ситуации.

65. Не давали другим узнать, в чем суть дела.

66. Отнеслись так, будто это случилось не с вами, а с кем-то другим.

67. Чувствовали себя виноватым.

68. Пересмотрели поспешно принятые решения.

69. Желали, чтобы все скорее окончилось.

70. Предприняли прямые действия, связанные с ситуацией.

71. Уверовали в высшую силу.

72. Непосредственно выражали чувства.

73. Проводили время в мечтах.

74. У вас не было эмоциональной реакции.

75. Думали о другом.

76. Осуществляли действия поэтапно.

77. Отдалились от других.

78. Думали и не принимали решения.

79. Сравнивали свои заботы с чужими.

80. Искали удовлетворения где-то еще.

81. Избегали поиска причин.

82. Выискивали, кого обвинить.

Обработка. По ключу каждое из отмеченных утверждений отнести к одному из видов преодолевающего поведения:

1. Разрядка: 15, 35, 54

2. Рациональные действия: 18, 38, 57, 64, 70, 76

3. Поиск помощи: 1, 21, 40, 58

4. Настойчивость: 6, 26, 45

5. Отстранение: 62, 66, 74

6. Фатализм: 17, 36, 52, 55, 56

7. Выражение чувств: 22, 41, 72

8. Позитивное мышление: 19, 20, 37, 39, 79

9. Отвлечение: 63, 75, 80

10. Преодоление вне реальности: 3, 14, 23, 34, 42, 53, 69, 71, 73

11. Отрицание: 11, 31, 50

12. Самообвинение: 12, 32, 51, 67

13. Успокоение: 7, 10, 27, 30, 46

14. Контроль эмоций: 2, 59

15. Нерешительность: 16, 33, 49, 68, 78

16. Самоизменение: 4, 5, 24, 25, 43, 44, 60, 61

17. Социальная изоляция: 65, 77

18. Сдерживание: 8, 28, 47, 81

19. Юмор: 9, 29, 48

20. Оценка вины: 13, 82

После обработки по ключу испытуемый знакомится с результатами; для последующего обсуждения, если это необходимо, ему сообщаются сведения о совладании и его механизмах из теоретической части данного раздела и других источников.

Вопросы для анализа и обсуждения с испытуемым

1. Как вы считаете, ситуация относилась к таким, которые можно изменить, или к тем, что изменить нельзя?

2. Какие из использованных видов совладания можно отнести к проблемно-ориентированным, а какие – к эмоционально-ориентированным? Каково соотношение проблемно-ориентированного и эмоционально-ориентированного совладания? Стоило ли какой-то из этих двух основных видов совладания использовать больше? Меньше?

3. Каких способов совладания из перечисленных в опроснике желательно было избежать в каждой из ситуаций?

4. Какие способы совладания не были использовали, но их стоило использовать,?

5. Имела ли ситуация нежелательные последствия (эмоциональные проблемы, нарушение здоровья, нарушенные отношения, материальные и иные потери и пр.)? Если да, то можно ли было их избежать или уменьшить?

6. Оцените в целом эффективность совладания.

Примеры и рекомендации. Один из наиболее существенных аспектов анализа – соотношение эмоционально-ориентированного и проблемно-ориентированного совладания. Первое из них наиболее уместно и естественно в ситуации, в которой уже ничего нельзя изменить; поэтому проблемно-ориентированное совладание, если и отмечается, то скорее как вариант решения сопутствующих проблем (например, финансовых, бытовых и прочих трудностей, возникающих после смерти члена семьи). В ситуациях, где возможны и желательны изменения, проблемно-ориентированное совладание, как правило, уместно или целесообразно. Эмоционально-ориентированное совладание в этих случаях помогает справляться с эмоциональными проблемами, возникающими при попытках разрешения ситуации. Однако если у испытуемого в подобной ситуации отмечается в основном эмоционально-ориентированное совладание, это дает основание задуматься об эффективности применявшихся стратегий совладания.

Как уже отмечалось, основная цель работы с опросником преодолевающего поведения – осмысление личного опыта, анализ эффективности стратегий совладания, поэтому результаты проделанной работы должны быть понятны и осмыслены прежде всего самим испытуемому.

Результат эффективной работы может быть двоякий. Рациональный анализ стратегий и способов совладания может помочь выявить дополнительные неиспользованные возможности и скорректировать свое поведение в будущем. Но не исключено, что фокус работы сместится в сторону эмоционального переживания ситуации из прошлого, выражения чувств, связанных с ней, и само выполнение задания окажется частью процесса совладания. К этому надо быть готовым.

Комплексное исследование мотивационно-личностной сферы (рекомендации)

Задания данного раздела наиболее информативны при их применении не по одному, а в комплексе. Конкретный набор заданий и их последовательность определяется в каждом отдельном случае, исходя из поставленных задач, информации об испытуемом, имеющегося для обследования времени и других обстоятельств; набор может быть скорректирован непосредственно во время работы с испытуемым.

Помимо заданий данного раздела, можно использовать задания из главы 1, прежде всего, личностный тест Айзенка. Задания из разделов «Беседа» и «Функциональные пробы» можно дать в качестве вводных, в основном для установления контакта с испытуемым и снятия напряжения.

Следует иметь в виду, что вовлеченность испытуемого в работу и его откровенность, как правило, возрастает в процессе работы, а степень воздействия комплекса методик сильнее, чем отдельных методик. Поэтому методики, которые могут вызвать сильную эмоциональную реакцию, такие, как Психологическое время и Методика неоконченных предложений, лучше выполнять ближе к концу работы. Вместе с тем любая методика комплекса может сильно задеть испытуемого, он может раскрыться с неожиданной стороны, и это случается чаще, чем при изолированном применении отдельной методики.

При комплексном исследовании пишется интегрированное заключение по нескольким методикам, включающее основные данные по каждой из них. При этом необходимо соотносить между собой результаты нескольких методик. Можно выделить несколько вариантов соотношения.

– Разные методики дают разную информацию о человеке, в этом случае они описываются независимо друг от друга.

– Информация из одной методики подтверждается другой методикой. К примеру, ответ «Я любимый» в методике «Кто Я» и максимально возможная самооценка по шкале «насколько меня любят». Подобные совпадения увеличивают достоверность полученных результатов.

– Имеются противоречия между данными разных методик. Возможны по меньшей мере два объяснения. Противоречие может объясняться различной степенью откровенности при выполнении разных методик (как правило, откровенность повышается по мере выполнения комплекса). К примеру, молодой человек в самоописании одной из первых характеристик приводит «Я сильный», затем в методике самооценки дает оценки ниже середины по шкалам «Свобода», «Целеустремленность», «Стойкость». Можно предположить (с учетом других результатов), что «Я сильный» – скорее декларация желаемого; в следующей методике испытуемый концентрируется на качествах, так или иначе связанных с силой, которых ему не хватает.

С другой стороны, противоречия могут объясняться значимым для испытуемого конфликтом; в этом случае их анализ и интерпретация, а также совместное обсуждение с испытуемым часто бывают достаточно продуктивны.

К примеру, испытуемый, 18-летний молодой человек, студент, в методике неоконченных предложений дает ответы «Моя учеба… трудна», «Моя голова… пуста и глупа», а в методике Самооценки ставит оценку по характеристике «Ум» в верхней четверти. Для интерпретации противоречия можно использовать описание характеристики «Ум»: «Умный человек – это тот, кто хорошо учится», а также характеристику из методики «Кто Я»: «Я умный в учебе и дурак в понимании общественных отношений». Иными словами, имеет место противоречие между двумя пониманиями «Ума», причем в методике самооценки испытуемый сузил его лишь до успехов в учебе (возможно, желая оценить себя высоко). Отметим также, что судя по методике неоконченных предложений, успехи в учебе даются испытуемому нелегко.

Комплексное исследование дает возможность раскрыть внутренний мир испытуемого достаточно глубоко и разносторонне. Однако предостережение, касающееся недопустимости выбора в качестве испытуемого близких людей, для комплексного исследования является еще более значимым, чем для отдельных методик. Приведем завершающие фразы работы студентки, выбравшей в качестве испытуемой свою лучшую подругу.

С тех пор как Е. выполнила эти методики, она по непонятным мне причинам (а кажется вообще без причин) обиделась на меня и очень отдалилась. И я вот уже в течение двух недель не могу установить с ней контакт, вернуться к привычным отношениям. Я думаю, что после этих методик Е. осознала больные для нее вещи, и самое ужасное для нее – «рассказала» их мне. (Известно, что потом отношения между подругами восстановились.)

Вопросы и задания для обобщающего заключения

1. Какие результаты двух методик согласуются друг с другом? Подтверждают друг друга? Противоречат друг другу? Чем вы можете объяснить противоречия?

2. Дайте содержательную характеристику особенностей Я-концепции и самооценки испытуемого.

3. Каковы основные проблемы и конфликты в жизни испытуемого? В какой степени они осознанны?

4. Какова роль прошлого опыта в Я-концепции, актуальных проблемах и других особенностях испытуемого?

5. Дайте рекомендации по коррекции мотивационно-личностной сферы (если они необходимы).

6. Если вы знакомите испытуемого с результатами анализа методики, опишите его реакцию и примерное содержание состоявшейся при обсуждении беседы.

Глава 4. Психология в непсихологическах текстах

О научной и житейской психологии

Слову «психология» ровно 500 лет (в 2014 году даже отмечается юбилей). Однако интерес людей к тем проблемам, которые много позже будут названы красивым словом с греческими корнями «психология», гораздо старше. Загадки природы человека, того смутного и неуловимого, что еще в античности получило название «душа», не могли не волновать философов, поэтому в недрах философии психология просуществовала пару тысяч лет или немного больше (начиная с философов античности), и именно философы стали создателями первых психологических теорий.

Однако наука «психология» сравнительно молода: ей еще нет 150 лет, а датой «рождения» считается 1879 год. Именно тогда была создана первая в истории лаборатория экспериментальной психологии (организовал ее в городе Лейпциге Вильгельм Вундт). Иными словами, психология стала наукой, лишь когда возник психологический эксперимент.

Те, кто знает психологию по популярным книгам или трудам Фрейда и Юнга, вряд ли представляют, насколько современная психологическая наука насквозь пронизана экспериментальным знанием («экспериментальным» – в широком смысле, включающем, помимо собственно эксперимента, и тестирование, и структурированное наблюдение, и другие методы эмпирических исследований). Ученые формулируют и проверяют гипотезы, доказывают достоверность полученных результатов, а затем обобщают их и излагают в публикациях, чтобы ими воспользовались другие ученые, популяризаторы и практики. Научное психологическое исследование очень трудоемко, оно невозможно без использования математической статистики и десятков и сотен (а часто и тысяч) повторений одних и тех же опытов. Будни ученого-психолога – это поиск испытуемых и борьба за чистоту экспериментальных результатов. Именно на основе этих результатов создаются теории, которые часто известны широкой публике гораздо больше.

Есть еще одна психология, на несколько тысяч лет старше научной, в которой каждый из нас – специалист (иногда более компетентный, чем кандидат или даже доктор психологических наук). Житейская психология часто отвечает на те же вопросы, что и психология научная, правда, без дорогостоящих исследований, лишь на основе осмысления жизненного опыта – своего или чужого. Гениальными житейскими психологами были многие великие писатели. Замечательные житейские психологи живут и среди нас, помогая своим талантом тем, кто рядом, а иногда и используя его во вред другим. Это могут быть учителя, врачи, священники или просто те, к кому ходят за советом, а иногда – аферисты или властолюбцы.

Как соотносятся научная и житейская психология? Иногда они совпадают в своих выводах, иногда – нет. К примеру, многочисленные исследования не смогли подтвердить расхожее мнение о том, что женщины глупее мужчин (точнее, на языке научной психологии – имеют более низкий интеллект). Впрочем, сопоставлять две психологии не очень-то просто: различаются не только методы, но и терминология, и даже под одним и тем же словом (к примеру, «личность», «характер», «стресс» и т. д.) ученый-психолог может подразумевать совсем не то, что не обремененные знаниями научной психологии люди.

В заданиях этой главы вам предлагаются разные варианты установления взаимосвязей между научной и житейской психологией. Они направлены не только на лучшее понимание сходства и различий двух психологий, но и на совершенствование в житейской психологии с помощью научных знаний. Материалом служит житейская мудрость, зафиксированная в песнях, пословицах, рекламе, прежде всего, – в литературе.

Детальное изложение психических процессов – это, по словам Фрейда, то изложение, которое мы обычно находим у романистов. Мало кто из писателей имеет систематические познания в психологии, что не мешает им отображать психологические феномены с такой точностью, что они порой могут служить прекрасными иллюстрациями к учебникам психологии. Соотнесение художественных текстов с понятиями и концепциями психологии – полезное упражнение для тех, кто стремится использовать эти понятия и концепции для анализа жизненных ситуаций.

Задания данного раздела выполняются и оформляются не в соответствии с общим планом, который приводится в начале книги, однако частично он может быть использован. Следует помнить, что задания могут не иметь единственного правильного ответа, ведь сложные жизненные ситуации не всегда можно однозначно свести даже к самой лучшей концепции.

Задание 1а. Психологические закономерности в песнях

В этом задании вам предлагается придумать и описать план воображаемого научного психологического исследования для проверки житейской психологической закономерности, сформулированной в строчках из песни. Само исследование может быть технически и организационно сколь угодно сложным, его реализация не предполагается (хотя не исключается). При этом оно должно быть принципиально возможным, то есть не рассчитанным на неизвестные науке возможности человека или приборов (например, чтение мыслей), и не нарушать этики психологического исследования.

План выполнения задания (примерно совпадает с планом оформления отчета). В качестве примера мы будем пользоваться данными цикла исследований, проведенных американскими психологами (Пеннебэйкер и др., 2000).

1. Выбор исходного материала, то есть песни, в строчках которой содержится житейская психологическая закономерность. В нашем примере была взята строчка из песни в стиле «кантри» авторства Mickey Gilley, которая звучит так: Все девушки становятся симпатичнее перед закрытием (бара) (Don’t the girls all get prettier at closing time). Этот феномен объясняется следующим образом: «Разве не смешно, разве не страшно, как мужчина изменяет свое мнение, когда он начинает представлять себе эту ночь в одиночестве».

При оформлении работы приводятся строчки из песни, содержащие психологическую закономерность, а также имеющиеся сведения об авторах (исполнителях) песни. Полный текст песни приводится в приложении. Если песня исполняется на иностранном языке, то приводится и оригинальный текст, и перевод.

2. Формулировка теоретической гипотезы: житейская психологическая закономерность, выраженная в строчке песни, излагается научным языком в терминах психологической закономерности.

Пример: индивиды противоположного пола кажутся более привлекательными по мере сокращения времени, которое остается для принятия решения о том, вступать ли с ними во взаимодействие.

3. Теоретический обзор. Далеко не ко всякой гипотезе, сформулированной на основе текста песни, можно подобрать научное психологическое обоснование; однако если вам известны соответствующие данные или вы знаете, где их найти, то стоит это сделать и изложить в соответствующем разделе отчета.

Пример. Выдвинутая гипотеза находится в русле исследований по принятию решений. В них испытуемые оценивали привлекательность двух альтернатив сразу после того, как узнавали, сколько времени у них оставалось до принятия решения. Хотя исследовалось прежде всего соотношение привлекательности двух альтернатив, также были получены данные о то, что привлекательность обоих вариантов возрастала, если до принятия решения оставалось 3 минуты, а не 15.

4. Формулировка эмпирической гипотезы. В эмпирической гипотезе используемые характеристики должно быть такими, чтобы их можно было измерить или оценить; также по формулировке гипотезы должно быть примерно понятно, как именно она будет доказываться. Как правило, в психологическом исследовании используется один из следующих вариантов доказательства:

а) доказательство различий по измеряемой характеристике между сравниваемыми группами;

б) доказательство различий по измеряемой характеристике в одной и той же группе в разных условиях;

в) доказательства взаимосвязи между двумя характеристиками.

Доказательство различий или взаимосвязи проводится с использованием методов математической статистики, разбор которых не входит в наши цели и не предусмотрен заданием.

Пример. Оценка привлекательности индивида противоположного пола выше в ситуации, когда остается немного времени до принятия решения (перед закрытием бара) по сравнению с ситуацией, когда до принятия решения (до закрытия бара) еще есть время.

5. Методика. Необходимо предложить и подробно описать методику исследования для проверки гипотезы примерно по следующему плану:

а) испытуемые – их характеристики (пол, возраст, другие особенности), количество групп испытуемых, количество испытуемых в группе (для проведения корректного исследования, как правило, необходимо, чтобы каждая группа насчитывала не менее 30 человек);

б) используемый метод: эксперимент, наблюдение, опрос и пр.;

в) процедура:

– для эксперимента: подробно описать план эксперимента, инструкции испытуемым и пр.;

– для тестирования: какие тесты будут предъявляться;

– для опроса: примеры вопросов или опросник полностью, условия проведения опроса.

Из описания процедуры должно быть понятно, как именно будет проводиться воображаемое исследование.

Пример: Исследование проводилось методом опроса в трех питейных заведениях, находящихся в пешей доступности от университетского кампуса. Опрос проводился среди тех, кто не был пьян и не сидел вместе с лицом противоположного пола

Всего было опрошено 52 мужчины и 51 женщина.

Экспериментаторы заходили в бары трижды: в 21 час, в 22:30 и в полночь (бары закрывались в 0:30). Они задавали вопрос: «Какую оценку вы бы поставили присутствующим здесь представителям противоположного пола по шкале от 1 до 10?». (Любопытно, что методика была фактически предложена в песне, где были строки: «Если бы я ставил им оценки от 1 до 10, то искал бы „девятку“, но подошла бы и „восьмерка“».) Аналогичный вопрос задавался относительно представителя своего пола.

6. Результаты и обработка. Указать, какие показатели будут измеряться, какие методы математической обработки будут использоваться (если учащийся владеет методами мат. статистики); какие результаты будут свидетельствовать о подтверждении или неподтверждении гипотезы.

Пример. Статистическая обработка (дисперсионный анализ) показала, что оценки противоположного пола значимо возрастали, оценки своего пола не менялись. Гипотеза подтвердилась. Иными словами, чем меньше времени остается для принятия решения о том, чтобы уйти из бара вместе с девушкой (юношей для женщин) или в одиночестве, тем более привлекательными выглядят альтернативы: девушки (юноши), которых еще можно выбрать.

7. Как вы думаете, подтвердится или нет гипотеза? Почему?

8. Какие проблемы и трудности могут возникнуть при проведении исследования? Как их можно преодолеть?

Пример. В проведенном исследовании возможно альтернативное объяснение результатов: чем дольше сидят посетители в баре, тем больше они пьют, и различия в привлекательности девушек определяются количеством выпитого алкоголя, а не временем закрытия. Для того чтобы проверить альтернативную гипотезу, было проведено дополнительное исследование, в котором оценивалось количество выпитого алкоголя и его связь с оценками. Такой связи установлено не было.

Примеры и рекомендации. Рассмотрим наиболее характерные ошибки, которые встречаются при выполнении задания.

1. Гипотеза не соответствует содержанию песни.

Пример.

В моей душе покоя нет,
Весь день я жду кого-то

(текст Р. Бернса в пер. С. Маршака. Песня из кинофильма «Служебный роман»).

Гипотеза: Состояние ожидания вызывает стресс.

Хотя по формальным признакам можно сформулировать подобную гипотезу на основе процитированных строчек, она плохо соответствует духу песни.

2. Нельзя сформулировать эмпирическую гипотезу, потому что непонятно, как оценить ключевые характеристики и (или) доказывать гипотезу.

Пример.

Нам с тобою не позабыть первый звонок

(Группа «Челси». Последний звонок).

Гипотеза: Первый школьный день запоминается надолго.

Эту гипотезу (хотя с позиции житейской психологии, она, безусловно, верна) невозможно проверить, потому что неясно, как измерить или оценить понятие «надолго»

3. В качестве средства проверки гипотезы предлагается опрос о согласии или несогласии с ней. Однако согласие с каким-либо мнением не означает его справедливость.

Пример.

Приходит время,
Люди головы теряют,
И это время называется весна

(С. Никитин. «Весеннее танго»).

Гипотеза: Весной чаще, чем в другие времена года, совершаются поступки, о которых можно сказать «потерял голову».

Для проверки гипотезы предлагается задавать вопрос: «Согласны ли вы с тем, что весной люди чаще „теряют голову“, чем летом, осенью или зимой?». Однако результат такого опроса будет свидетельствовать о наличии или отсутствии (менее вероятно) стереотипного мнения, зафиксированного в строках песни, а не о том, верна или нет гипотеза.

4. Подтверждением гипотезы предлагается считать поведение в соответствии с ней у 51 % (варианты – 75 %, 90 %, большинства) испытуемых.

Пример.

Вместе весело шагать по просторам

(М. Матусовский. «Вместе весело шагать»).

Гипотеза: При совместном передвижении по местности настроение улучшается.

При планировании исследования предлагается сравнивать настроение (по данным опроса) после выполнения заданий, связанных с передвижениями, в одиночку и в группе. Гипотезу предлагается считать подтвержденной, если настроение после передвижения в группе будет лучше у большинства испытуемых.

Следует помнить, что подтверждением гипотезы являются статистически достоверные различия между группами, а не соответствие результата гипотезе у какого-то процента испытуемых.

5. Предлагается корректный, но неэтичный план исследования.

Пример.

Парней так много холостых,
А я люблю женатого

(Н. Доризо. «Огней так много золотых»).

Гипотеза: Девушки склонны влюбляться в женатых молодых людей.

Для проверки гипотезы предлагается молодым людям – помощникам экспериментатора – начинать ухаживать за девушками, назначать им свидание, представляясь части девушек холостым, а части – женатым. Во время свидания в кафе предлагается вести видеозапись скрытой камерой и потом давать ее экспертам для оценки признаков влюбленности.

Предлагаемый план, корректный с позиции организации и планирования исследования, предполагает не меньше двух нарушений этики психологического исследования – обман и видеосъемка без разрешения.

6. Предлагается сложный и трудоемкий план исследования, хотя можно обойтись более простым.

Пример.

Что они ни делают,
Не идут дела:
Видно в понедельник
Их мама родила

(Л. Дербенев. Песня из кинофильма «Бриллиантовая рука»).

Гипотеза: Лица, родившиеся в понедельник, менее успешны.

Для проверки гипотезы предлагается организовать исследование лиц, родившихся в разные дни недели, продолжительностью несколько десятилетий, с разносторонней оценкой их успехов.

Последний пример относится к группе гипотез, которые можно назвать «абсурдными»: вероятность того, что они подтвердятся, мала. Тем не менее планирование исследований для проверки таких гипотез соответствует сути предлагаемого задания и часто бывает более интересным и нетривиальным, чем замысел исследования по проверке очевидных житейских истин. Из лучших «абсурдных» гипотез можно упомянуть сформулированную на основе строк:

Просто я живу на улице Ленина,
И меня зарубает время от времени

(«Улица Ленина», группа «Ноль»).

Гипотеза была следующая: лица, проживающие на улицах (проспектах), носящих имя Ленина, более склонны к депрессиям, чем те, кто проживает на улицах с другими названиями.

В качестве упражнения предлагается спланировать корректные исследования по строкам, приведенным в примерах.

Задание 1б. Психологические закономерности в пословицах и поговорках

Общий план выполнения задания такой же, как для песен.

Упражнение: Спланируйте исследования для следующих пословиц:

Муж и жена – одна сатана;

От плохой жены состаришься, от хорошей – помолодеешь;

Без работы день годом кажется;

Ошибки растут как грибы после дождя, когда их прощают;

Была бы спина – найдется вина;

К чему душа лежит, к тому и руки приложатся.

Задание 1 в. Психологические закономерности в изречениях великих людей

Общий план выполнения задания такой же, как для песен.

Упражнение: Спланируйте исследования для следующих изречений:

Послушайте – и вы забудете, посмотрите – и вы запомните, сделайте – и вы поймете (Конфуций);

Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой разум (Ф. де Ларошфуко);

Как только вы вообразите, что не в состоянии выполнить определенное дело, с этого момента его осуществление делается для вас невозможным (Б. Спиноза);

Все, что меня не убивает, делает меня сильнее (Ф. Ницше);

Климат отношений зависит и от погодных условий характера (Леонид Сухоруков);

Комплимент повышает производительность женщины вдвое (Ф. Саган).

Психологические механизмы воздействия на потребителя

Каждый из нас – потребитель и потому объект воздействия. Многомиллиардные вложения в рекламу и пиар имеют единственную цель: заставить нас отдать деньги за тот или иной товар. Как ни стараемся мы отойти от экрана телевизора во время рекламных вставок или не обращать внимания на назойливые баннеры в Интернете, факты неумолимы: если деньги продолжают вкладывать, значит, они работают. И работают они благодаря действию разнообразных психологических механизмов. Попробуем хотя бы частично разобраться, как именно.

Многообразие психологических средств воздействия можно условно свести к двум формам: прямое и косвенное. Прямое воздействие адресовано к сознанию потребителя и использует в основном рациональные аргументы. Так, к прямым воздействиям можно отнести информацию о технических характеристиках различных приборов, наборе услуг, предоставляемых той или иной фирмой. Информация о ценах тоже является средством прямого воздействия, однако очень часто она содержит и важные элементы воздействия косвенного, о которых пойдет речь ниже. Прямое воздействие эффективно для заинтересованной аудитории или для потребителей, которые готовы потратить время и силы на анализ представленных ему соображений. В частности, использование прямых средств будет уместным для воздействия на того, кто уже решил совершить покупку и рассматривает преимущества и недостатки различных вариантов.

Косвенное воздействие используется для незаинтересованной аудитории или для потребителей, не склонных обращать особое внимание на представленную ему информацию и аргументы. Их решение (например, какую шоколадку купить) часто определяется случайными факторами, либо они вообще не собираются пока ничего покупать или делать то, что им предлагают. Технологии косвенного воздействия богаты и разнообразны. Большинство из них сводятся к различным приемам манипулирования и бессознательного воздействия.

Приемы манипулирования особенно эффективны при личном контакте с потенциальным покупателем (хотя успешно используются и в других случаях). Вот лишь пара популярных манипуляций, используемых для их обработки.

Манипуляция упущенной возможностью основана на том, что ценность предлагаемого увеличивается, если оно может оказаться недоступным. Это и создание искусственного дефицита, и скидки, которые действуют «только сегодня», и многое другое. Манипуляция исключительностью основана на стремлении к повышению самооценки через совершение покупки. Реализуется через упоминание об «эксклюзивности товара», обозначениях типа VIP, премиум-класс и др.

Мы не будем продолжать примеры манипуляций, используемых в торговле, читатель легко может привести их сам, припомнив личный опыт. Обратимся к другой технологии воздействия, с которой мы сталкиваемся столь же часто (если не чаще), но приемы которой не столь очевидны. Речь идет о технологиях бессознательного воздействия, которые мы разберем на материале телевизионной (преимущественно) рекламы, а примеры заимствуем из книги из книги В. Пелевина «Generation „П“». (Мы намеренно воздерживаемся от развернутых примеров на материале современной рекламы, потому что они быстро меняются и обычно еще быстрее забываются.)

Следует сказать, что в рекламе используются и приемы прямого воздействия (например, рассказ о том, чем рекламируемый стиральный порошок лучше других) и манипуляции (например, «Скидки – только до конца месяца»), но они довольно редко являются для рекламы главным. Телевизионная реклама строится по законам «языка бессознательного» и задумывается так, чтобы быть понятной и интересной именно для этого языка, у которого свои законы и правила (подробнее об этом пойдет речь в разделе о «языке сновидений»). Так, если для сознания очевидно, что жевательная резинка или шоколадка никогда не смогут привести к успеху у девушек или победе в спортивном состязании, то для бессознательного такой сюжет может показаться вполне реальным. И тогда талантливо снятая сцена поедания молодым человеком шоколадки и затем появления обворожительной девушки рядом с ним, да еще подкрепленная рекламным слоганом, зафиксирует бессознательную связь между шоколадкой и успехом у девушек. Покупая шоколадку, потребитель тем самым будет бессознательно повышать свои шансы на успех у девушек. Таким образом, один из главных приемов воздействия рекламы – создание ассоциации между товаром и значимой ценностью или между товаром и чем-то приятным.

Приведем примеры ценностей, которые чаще всего «эксплуатируются» в рекламе.

1. Успех у противоположного пола; в рекламных роликах данного типа привлекательная особа часто является «наградой» за использование рекламируемого средства (например, шампуня), а иногда ассоциация создается напрямую, без какой-либо логической связи, например, когда в рекламе кофе проводится аналогия между обнаженным женским телом и формой банки для кофе.

2. Престиж и статус. Возможны, как минимум, два способа установления связи между рекламируемым товаром и чем-то, олицетворяющим высокий статус. Первый из них – использование в рекламе знаменитостей. Покупая жевательную резинку, которую использует поп-звезда, мы тем самым неосознанно приобщаем себя к ее миру, повышая собственный престиж. Второй способ – использование в рекламе (даже относительно дешевых вещей) атрибутов богатства и престижа – роскошных интерьеров, дорогой одежды и т. п.

3. Семейное благополучие, счастье близких, особенно детей. Значимость этой ценности определяет то, что дети часто участвуют в рекламе товаров, ориентированных на взрослых. Счастливые детские лица – лучшая «награда» за использование стирального порошка.

4. Привлекательная внешность, мужественность / женственность.

5. Успешная карьера.

6. Веселье, радость, развлечения.

7. Успех у знакомых и сверстников.

8. Удача, везение.

9. Психологический и физический комфорт, удовольствие.

10. Избавление от боли, отрицательных эмоций, неприятностей.

Этот прием используется в рекламе лекарств и косметических средств, встречается и в других случаях, например, глоток напитка избавляет от скуки, плохого настроения и житейских неприятностей. Однако применяется прием далеко не так часто, как можно было бы ожидать. «Логика бессознательного» такова, что ассоциация возникает с самым ярким и впечатляющим элементом рекламы, и если таковым являются выразительно показанные страдания, то рекламируемый товар будет ассоциироваться именно с ними, а не с избавлением от них. Поэтому, к примеру, в рекламе средств для улучшения пищеварения человек, хватающийся за живот, будет показан мельком или совсем не показан, но зато во всех подробностях будет изображена сцена радостного поедания множества вкусных блюд.

11. Национальные традиции, связь с историей.

Как ныне сбирается Вещий Олег… то есть, за вещами в Царьград. Первый барахольщик. Возможен клип для чартерных рейсов и шоп-туров в Стамбул.

Тесно связан с этим вариантом прием, при котором для создания позитивных ассоциаций используются сюжеты хорошо знакомых фильмов, стихотворений и песен:

У наших ушки на макушке!
Дисконт на гаражи-ракушки!
Я в весеннем лесу
Пил березовый «Спрайт».

Другая часто используемая в телерекламе технология – это различные техники и приемы наведения транса. Конечно, настоящее изменение состояния сознания у телезрителя вряд ли можно вызвать, однако некоторый сдвиг баланса сознания и бессознательного в сторону бессознательного возможен, и в подобном состоянии реклама будет содержать элементы внушения, противостоять которому труднее. Что же это за приемы?

1. Перегрузка сознания, достигаемая очень быстрой сменой кадров, их мельтешением, в котором трудно разобраться. Смысл подобной рекламы становится понятен далеко не с первого просмотра, но для внушающего воздействия это и не нужно.

2. Показ в рекламе людей, чье поведение по внешним признакам напоминает трансовое: человек замирает, он не может произнести ни слова, зрачки расширяются, рот приоткрыт и т. п.

3. Использование фраз и сюжетов, которые трудно объяснить рационально, а также разнообразных парадоксов. Пока сознание занято тем, что пытается разгадать смысл того, что нам показывают (на самом деле совсем не обязательно, чтобы такой смысл существовал вообще), бессознательное оказывается открытым для внушающего воздействия.

Дамы и господа! За этими стенами вас никогда не коснется когнитивный диссонанс! Поэтому вам совершенно незачем знать, что это такое (реклама недвижимости).

4. Напряженный сюжет с нарастанием напряжения к финалу и непредсказуемостью развязки.

Лавка в скверике. На ней сидит молодой человек с суровым и волевым лицом. Через дорогу от скверика припаркованный «Мерседес-600» и два джипа. Молодой человек смотрит на часы. Смена кадра. Из особняка выходят несколько человек в строгих темных костюмах и темных очках – это служба безопасности… Выходит маленький толстячок с порочным лицом, пугливо оглядывается и сбегает по ступеням к машине… «Мерседес» трогается с места, и тут же один за другим раздаются три мощных взрыва… Молодой человек на лавке вынимает из сумки термос и красную чашку с золотой полоской. Налив кофе в чашку, он отхлебывает из нее и закрывает глаза от наслаждения. Голос за кадром: «Братан развел его втемную. Но слил не его, а всех остальных. Нескафе голд. Реальный взрыв вкуса».

В этом примере, а также в некоторых других (вещий Олег) используется и такой эффективный прием, как расчет на многозначность слов и выражений. Слова «развел», «слил» относятся и к криминальному жаргону, и к приготовлению кофе, а «взрыв» в прямом значении – с сюжетом ролика, а в переносном – с рекламируемым напитком.

Одно из житейских убеждений, которое разделяет почти каждый: человек рационален в принятии своих решений. Те, кто понял, что это убеждение весьма далеко от истины, добились и продолжают добиваться успехов в опустошении наших кошельков.

Задание 2. Анализ рекламного ролика

Проанализируйте несколько телевизионных рекламных роликов по плану.

1. Используются ли приемы прямого воздействия – информация и рациональные доводы в пользу покупки товара? Какие именно?

2. Используются ли приемы манипулирования? В чем их смысл?

3. Используется ли ассоциация рекламируемого товара с ценностью (перечисленной в тексте или иной) или с несколькими ценностями? С какими именно? Являются ли эти ценности значимыми для тех социальных и возрастных групп, которые являются потенциальными потребителями товара (например, сцена шумной дискотеки подойдет лишь для молодежи)?

4. Используются ли приемы стимуляции трансового состояния? Какие именно?

5. Используются ли каламбуры, многозначность слов и выражений и т. п.?

6. Какие другие приемы воздействия можно выделить?

7. Для каждого из использованных приемов проанализируйте, какими средствами он реализуется:

– общее развитие сюжета; например, показывается, как новое моющее средство решает бытовые, семейные или иные проблемы;

– изобразительный ряд; например, ощущение покоя и удовлетворенности достигается с помощью показа красивых пейзажей;

– отдельные показанные детали; например, по ходу развития сюжета появляется дорогой автомобиль, ассоциирующийся с богатством и престижем;

– речевая информация: диалоги, закадровый текст;

– невербальная звуковая информация: музыка, другие звуки;

– приемы монтажа: быстрота смены кадров, переход от сцены к сцене и пр.;

– фирменный рекламный слоган (в зрительной или звуковой форме): «Изменим жизнь к лучшему», «Жевательная резинка защищает ваши зубы с утра до вечера» и т. п.;

– другие средства (например, символика цветовой гаммы).

8. Как вы считаете, эффективна ли эта реклама? Почему?

Рекомендации. Большинство рекламных роликов на ТВ используют небольшое количество механизмов, прежде всего, ассоциацию со значимыми ценностями. Творческое выполнение задания предполагает поиск ролика, который использует более сложные механизмы (трансовые состояния, многозначность) или нетривиальные значимые ценности. Найти такой ролик не всегда просто; в качестве упражнения для поиска стоит попытаться определить механизмы воздействия для каждого ролика в рекламном блоке ТВ.

Упражнения: Проанализируйте по приведенному плану сценарии рекламных роликов, созданные В. Пелевиным.

– А вы не боитесь, что все может кончиться? – спросил Татарский [клиента – заказчика рекламы]. – Ведь время сами знаете какое. Вдруг все рухнет?…

– Боюсь, ответил он… А кто не боится-то. Странные у вас какие-то вопросы…

– Теперь я знаю, чего он хочет, – [сказал Татарский и написал сценарий ролика, который был принят клиентом «на ура»]. Росла и рушилась Вавилонская башня, разливался Нил, горел Рим, скакали куда-то бешеные гунны – а на заднем плане вращалась стрелка огромных прозрачных часов… Даже земля погружалась в конце концов в свинцовый океан; над его ревущей поверхностью оставалась одинокая скала. Камера наезжала на скалу, и становился виден выбитый в камне пирожок с буквами «ЛКК», под которым был девиз…

СПОКОЙНЫЙ СРЕДИ БУРЬ.

ЛЕФОРТОВСКИЙ КОНДИТЕРСКИЙ КОМБИНАТ.

Изящный, чуть женственный Гамлет (общая стилистика – unisex), в черном трико и голубой курточке, надетой на голое тело, медленно бредет по кладбищу. Возле одной из могил он останавливается, нагибается и поднимает из травы череп розового цвета. Крупный план – Гамлет, слегка нахмурив брови, вглядывается в череп. Вид сзади – крупный план упругих ягодиц с буквами СК. Другой план – череп, рука, буквы СК на синей курточке. Следующий кадр – Гамлет подкидывает череп и бьет по нему пяткой. Череп взлетает высоко вверх, потом по дуге несется вниз и, словно в баскетбольное кольцо, проскакивает точно в бронзовый венок, который держит над одной из могил мраморный ангел. Слоган: JUST BE. CALVIN KLEIN

Мотивационный конфликт и психологические защиты

В предыдущей главе мы затронули тему мотивов как основных движущих сил поведения человека. Убедились, что мотивы поведения осознаются в различной степени – от хорошо осознаваемых до полностью бессознательных. Узнали, что если поведение определяется неосознаваемым мотивом, то оно имеет сознательную мотивировку, которая представляется человеку реальным мотивом, но, как правило, имеет с ним мало общего.

Следует сказать, что в большинстве случаев поведение человека определяется несколькими одновременно действующими мотивами. Например, мотивами трудовой и профессиональной деятельности, как правило, является и стремление получить материальное вознаграждение за свой труд, и желание добиться успеха и доказать свою компетентность, и интерес к содержательной стороне работы, и многое другое. При этом мотивы различаются по своей силе и значимости для человека. Например, среди людей, выполняющих одну и ту же работу, для одного главным в работе будет заработок, для другого – карьера, а для третьего – приятная атмосфера и возможность общения в коллективе.

Удовлетворение разных мотивов требует разных, порой противоположных или взаимоисключающих способов поведения. В таком случае возникает мотивационный (внутренний) конфликт. К примеру, у работающей женщины мотив честолюбия и стремления добиться успехов в своей профессии требует отдавать работе как можно больше времени и сил, тем самым вступая в противоречие с мотивом любви к своим детям, для реализации которого необходимо уделять как можно больше времени заботе о них.

Переживание мотивационного конфликта сопровождается различными проявлениями психологического неблагополучия – отрицательными эмоциями, тревогой, напряженностью и пр. Чем более значимы мотивы, участвующие в конфликте, тем больше выражены подобные явления, которые, кстати, являются неиссякаемым источником для художественной литературы и кино – от классики до мыльных опер.

Конфликт так же, как и мотивы, участвующие в нем, может осознаваться или не осознаваться. Более того, чем более важные мотивы он затрагивает, тем больше вероятность того, что сам конфликт будет находиться вне сознания. В случае, если конфликт осознается, он рано или поздно разрешается – осуществляется сознательный выбор в пользу одного из мотивов; так, продолжая наш пример, женщина может пожертвовать карьерой ради выполнения родительского долга, бросив работу или перейдя на другую – малоинтересную, но совместимую с воспитанием детей.

Неосознаваемый конфликт тоже, как правило, разрешается, однако и сущность самого конфликта, и корни эмоционального напряжения, ему сопутствующего, и причины сделанного выбора, а часто и сама суть выбора также остаются вне сознания. Так, тот, кого один раз бросил значимый для него человек, может спрятать глубоко в бессознательное страх перед повторением потери, и каждая следующая попытка вступления в новые отношения будет завершаться разрывом. Обстоятельства разрыва могут быть самыми разными, но истинная их причина – конфликт между желанием любви и близости, которому противостоит боязнь новой потери, – останется неизвестной. Между тем именно разрешение конфликта в пользу неосознаваемого страха будет заставлять такого человека разрывать отношения еще до того, как они станут достаточно значимыми для него.

Как правило, чем более значимы затронутые конфликтом мотивы, тем чаще они выходят за рамки сознания. Один из самых трудных и для осознания, и для разрешения – конфликт, связанный с противоречивыми чувствами, испытываемыми к значимому человеку: любовь и ненависть, любовь и презрение, преданность и зависть.

Подобные противоречия нередки у маленьких детей. Любовь к родителям может быть такой же сильной, как и обида: например, на то, что они уходят, оставляя тебя одного или в детском саду, на то, что родительскую любовь и внимание приходится делить с братом или сестрой. В клубке подобных противоречий немудрено запутаться и взрослому. Впрочем, последствия этого неразрешимого и, как правило, бессознательного конфликта могут проявляться через годы и десятилетия.

У матери любовь к ребенку может также вступать в конфликт с негативными чувствами, основанными на том, что родился не мальчик, а девочка (или наоборот), что маленький ребенок на долгие месяцы и годы лишил сна и отдыха и т. д.

Также почти всегда значим конфликт, затрагивающий Я-концепцию, систему убеждений и ценностей человека. Я-концепция, представление о себе и мире – одна из самых больших наших ценностей, и конфликты, с ней связанные, очень серьезны и часто бессознательны. Например, так трудно признаться себе в собственных отрицательных качествах. Как правило, недостатки мы гораздо лучше находим у других и недоумеваем: как же можно самому не замечать! Оказывается можно, лишь бы не поставить под угрозу Я-концепцию.

Многие сознательные конфликты имеют сравнительно простой вариант (варианты) решения; как правило, это предпочтение одного из двух мотивов, участвующих в конфликте: например, невзирая на страх перед зубным врачом, идем лечить зубы. Однако некоторые конфликты, например, угроза Я-концепции, не могут быть разрешены с помощью каких-либо действий. Поэтому они «решаются» на психологическом уровне с использованием специальных механизмов, работающих бессознательно и получивших название психологические защиты. Психологические защиты выполняют очень важную функцию: они препятствуют осознанию нереализованных мотивов, неразрешимых или трудноразрешимых конфликтов, защищая человека от мучительных и часто бесплодных переживаний, с ними связанных. Эту функцию психологические защиты выполняют через искажение: для того, чтобы ослабить эмоциональное напряжение, к которому привело бы полное и правильное осознание ситуации, искажается или исключается из сознания либо сама ситуация, либо эмоциональная реакция на нее. Действие психологических защит практически всегда находится вне сознания и лишь иногда может быть осознано впоследствии с помощью самоанализа.

Рассмотрим возможное действие психологических защит на примере совершения поступка, несовместимого с моральными нормами и с Я-концепцией (представление о себе как человеке, соблюдающем моральные нормы), например, предательство друга. Скорее всего, подобному поступку будет найдено оправдание, которое исказит объективную ситуацию (по типу: «Это единственный возможный выход», «Так будет лучше для него самого»), а возможно, и переложит ответственность на пострадавшего («Он сам виноват»). Другой вариант – искажение реакции на поступок, например, совершивший предательство может ввязаться в пьяную драку и кого-то избить или устроить скандал в семье по надуманному поводу, никак не связывая эти действия со своим поступком. Эмоциональная реакция может трансформироваться в болезнь, например, инфаркт или гипертонический криз. Наконец, в будущем сама ситуация предательства может быть полностью забыта.

Мы рассмотрим некоторые виды психологических защит; следует отметить, что это лишь наиболее простые и часто встречающиеся в жизни обычных психически здоровых людей защиты; всего исследователи насчитывают не один десяток психологических защит. Мы убедимся, что разные виды защит по-разному трансформируют поведение, в основе которого может лежать один и тот же конфликт. Для примера мы используем конфликт, весьма актуальный для многих, особенно в юношеском возрасте, – влюбленность, которая сталкивается с боязнью быть отвергнутым.

Вытеснение — исключение из сознания неприемлемых мыслей, чувств, желаний или аспектов действительности. В нашем примере влюбленный юноша может не замечать, что интересующая его девушка оказывает знаки внимания другому, а возможно, и посмеивается над его робкими ухаживаниями.

Вытеснение может «работать» на уровне восприятия (нежелательную информацию не видят, не слышат и т. п.) или на уровне памяти (забывается нежелательная информация, а также планы и намерения, которые не хочется выполнять, и пр.). Вытесняться может оценка и интерпретация воспринимаемой информации, что случается достаточно часто, если подобная информация содержит угрозу Я-концепции и особенно здоровью или жизни. К примеру, так легко обмануть тяжелобольного человека относительно серьезности его болезни или не замечать, что выглядишь смешным в глазах окружающих. Наконец, вытеснению могут подвергаться неприемлемые мысли и чувства, например, сексуальность, направленная на родственников, или ненависть и агрессия к тем, кого мы любим.

Рационализация – использование приемлемых оправданий для поступков, вызванных неосознаваемыми причинами и мотивами. В нашем примере юноша, не решающийся признаться себе в собственном чувстве, может найти массу способов общаться с интересующей его девушкой: например, у него вдруг появится интерес к тому же хобби, что у нее, причем он сам будет вполне искренен, утверждая, что интересуется именно хобби, а не девушкой.

Можно выделить различные варианты рационализации.

1. Дискредитация цели: хрестоматийный пример из басни про лисицу, которая, не сумев достать «кисти [винограда] сочные, как яхонты», приходит к выводу:

Ну что ж, на взгляд-то он хорош,
Да зелен – ягодки нет зрелой.

2. Дискредитация жертвы: крайний вариант – тоже из басни:

«Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

3. Преувеличение роли обстоятельств: «У меня не было другого выхода».

4. Утверждение вреда во благо: «Это послужит уроком».

5. Переоценка имеющегося: крайний вариант в сказке про жену, которая находила массу достоинств во всем, что добыл муж: от коровы до мешка гнилых яблок.

Рационализация – очень «полезная» защита, если надо оправдать неблаговидный поступок или придумать для самого себя объяснение, почему никак невозможно выполнить какое-то неприятное дело. Следует отметить, что приводимые оправдания, как правило, действительно имеют отношение к поступкам, но далеко не так значимы, как это кажется тому, кто прибегает к рационализаци: например, такие обстоятельства, как плохой билет и скверное самочувствие после бессонной ночи, могут повлиять на провал на экзамене, но вряд ли станут главной его причиной.

Вымещение — проявление негативных чувств, направленных не на того, кто их вызвал, а на другой, как правило, более безобидный объект (человека, животное, предмет, иногда на самого себя). Так, юноша, запутавшийся в своих чувствах, может нагрубить родителям, поругаться с приятелем, дернуть за хвост кошку или разбить какую-нибудь вещь; при этом реальная причина его расстройства – безответная любовь – не будет осознаваться. Вообще различного рода агрессивные и антисоциальные поступки, «беспричинные» ссоры и конфликты, порча предметов, самоповреждения часто имеют в своей основе механизм вымещения.

Проекция — бессознательное отвержение собственных рационально неприемлемых мыслей, качеств, желаний и приписывание их другим. В нашем примере юноше, который не в состоянии выразить свои чувства, может казаться, что все вокруг влюблены в ту же девушку, что и он, и стараются завоевать ее внимание, опередив его. В поведении своих сверстников он будет находить все новые и новые доказательства того, что это так.

Чаще всего с помощью механизма проекции другим людям приписываются собственные недостатки, такие, как зависть, подозрительность, находятся «виновники» собственных бед и неудач. Проекция лежит в основе такого чувства, как ревность, а также большого количества конфликтов, основанных на том, что окружающие воспринимаются как враждебные, несправедливые, настроенные против и пр. Любопытное проявление проекции выявилось при социологическом опросе студентов о недостатках учебного процесса: выяснилось, что больше всего на отсутствие дисциплины жаловались прогульщики, а на недостаточную квалификацию преподавателей – двоечники. И, видимо, неслучайно, если народ и страна переживают трудное время, то сразу же появляется множество «виновников» всех ее бед, будь то коммунисты, демократы или лица кавказской национальности.

Существуют частные варианты проекции. Так, рационалистическая проекция представляет собой осознание своих неприемлемых качеств и приписывание их другим по принципу «все такие», «все так поступают» (например, студенты-прогульщики жалуются на всеобщее отсутствие дисциплины). Комплиментарная проекция – осознание своих недостатков и интерпретация их как достоинств (например, склочничество и повышенная конфликтность могут интерпретироваться как принципиальность и борьба за справедливость).

Реактивное образование – развитие и преувеличение чувства, противоположного тому, которое вызвало конфликт или является неприемлемым. Так, юноша, который влюблен, но не хочет себе в этом признаться, может считать интересующую его девушку несносной, говорить, что он ее терпеть не может и находить у нее массу недостатков. Школьники младших классов в аналогичных случаях дергают девочек за волосы и устраивают им мелкие пакости.

Наиболее часто встречающиеся пары противоположных чувств – это ненависть и любовь, зависть и восхищение, сексуальное влечение и пуританская асексуальность. Подобный список можно многократно дополнять…

Соматизация – разрешение или трансформация конфликта через заболевание или травму. Так, в нашем примере, юноша, страшащийся решительного объяснения, может заболеть накануне его и клясть болезнь за то, что она ему помешала. Это простейший вариант соматизации, к которому можно отнести и так называемые «школьные простуды» перед контрольными или экзаменами. В более серьезных случаях неразрешенный конфликт может завершиться приступом серьезного заболевания, например инфарктом или почечной коликой. Наконец, длительный конфликт может привести к развитию хронической болезни, например язвы или бронхиальной астмы.

Завершая беглый разговор о психологической защите как ключевом понятии теоретической и практической психологии, стоит еще раз задуматься над ее сущностью. Психологические защиты, часто лишая нас возможности правильно воспринимать и понимать окружающий мир, создавая основу для неврозов и заболеваний, тем не менее спасают нас от мучительной неразрешимости конфликта. Вопрос о том, являются ли они благом или злом, не имеет единственного правильного ответа.

Задание 3. Анализ психологических защит по текстам

Подберите отрывки из художественной литературы, мемуаров, документальной прозы, в которых имеет место внутренний конфликт и действие психологических защит. Проанализируйте их по следующей схеме:

– сущность конфликта, испытываемого персонажем; противоречие, приводящее к конфликту;

– тип конфликта;

– вид психологической защиты;

– как психологическая защита трансформирует конфликт или способствует его разрешению.

Рекомендации. Обратите внимание на то, что в приведенных отрывках может отмечаться не один, а два и более конфликтов или действие нескольких видов психологических защит; конфликт может отмечаться у одного или у нескольких персонажей.

Старайтесь подобрать сравнительно короткий отрывок, который будет понятен даже тому, кто не читал произведение, из которого он взят. При необходимости добавьте краткую информацию, как это сделано в примерах ниже.

Анализируя и особенно самостоятельно подбирая отрывки, не забывайте об основном признаке психологических защит – их неосознаваемом характере. Выбор, связанный с сознательным разрешением конфликта, а также проявления лжи, фальши, умалчивания, неискренности – все это часто может на внешнем, поведенческом уровне напоминать действие психологических защит. Однако психологическая подоплека в этих ситуациях совершенно различна, как правило, по текстам их достаточно легко отличить друг от друга.

Упражнения. Проанализируйте отрывки по приведенной выше схеме (отрывки расположены по хронологии их написания).

И. Крылов. «Мартышка и очки»

Мартышка к старости слаба глазами стала;
А у людей она слыхала,
Что это зло еще не так большой руки:
Лишь стоит завести Очки.
Очков с полдюжины себе она достала;
Вертит Очками так и сяк:
То к темю их прижмет, то их на хвост нанижет,
То их понюхает, то их полижет;
Очки не действуют никак.
«Тьфу пропасть! – говорит она. – И тот дурак,
Кто слушает людских всех врак:
Всё про Очки лишь мне налгали;
А проку на-волос нет в них».
Мартышка тут с досады и с печали
О камень так хватила их,
Что только брызги засверкали.

М. Ю. Лермонтов. «Герой нашего времени»

(Печорин пытается догнать Веру, чтобы попрощаться с ней, и убеждается в том, что не успевает.)

И долго я лежал неподвижно и плакал горько, не стараясь удержать слез и рыданий; я думал, грудь моя разорвется; вся моя твердость, все мое хладнокровие исчезли как дым. Душа обессилела, рассудок замолк, и если б в эту минуту кто-то меня увидел, он бы с презрением отвернулся.

Когда ночная роса и горный ветер освежили мою горячую голову и мысли пришли в обычный порядок, то я понял, что гнаться за погибшим счастьем бесполезно и безрассудно. Чего мне еще надобно? – ее видеть? – зачем? Не все ли кончено между нами? Один горький прощальный поцелуй не обогатит моих воспоминаний, а после него нам только труднее будет расставаться.

Мне, однако, приятно, что я могу плакать. Впрочем, может быть, этому причиной расстроенные нервы, ночь, проведенная без сна, две минуты против дула пистолета и пустой желудок.

Л. Н. Толстой. «Война и мир»

(Сцена знакомства Анатоля Курагина и княжны Марьи.)

Княжна Марья видела всех, и подробно всех видела. Она видела лицо князя Василия, на мгновение серьезно остановившееся при виде княжны и тотчас же улыбнувшееся, и лицо маленькой княгини, читавшей с любопытством на лицах гостей впечатление, которое произведет на них Мари. Она видела и m-lle Bourienne с ее лентой и красивым лицом и оживленным, как никогда, взглядом, устремленным на НЕГО. Но она не могла видеть ЕГО, она видела только что-то большое, яркое, прекрасное, подвинувшееся к ней, когда она вошла в комнату. Сначала в ней подошел князь Василий… Потом к ней подошел Анатоль. Она все еще не видела его.

М. Митчелл. «Унесенные ветром»

(Старая няня рассказывает о том, что произошло с родителями после гибели их любимой дочери, упавшей с пони.)

<Отец> схватил ружье, побежал и пристрелил этого бедного пони, а я, клянусь богом, думала: он пристрелит и себя. Я совсем было растерялась: мисс Скарлетт <мать> лежит в обмороке, все соседи по дому бегают… А когда мисс Скарлетт пришла в себя, я подумала: слава тебе господи, теперь они хоть утешат друг дружку. Да только как она пришла в себя, кинулась в комнату, где он сидел и говорит: «Отдайте мне моего ребенка, вы убили ее»… Мисс Скарлетт обозвала его убивцем – зачем он позволил деточке прыгать так высоко. А он сказал, что мисс Скарлетт плевать было на Бонни <погибшую дочь> и на всех своих детей ей наплевать.

С. Моэм. «Луна и грош»

(Диалог супругов, Дирка и Бланш Стрев.)

– Милочка моя, я хочу кое о чем попросить тебя… Стрикленд очень болен. Возможно, при смерти. Он живет один на грязном чердаке, где некому даже присмотреть за ним. Позволь мне перевезти его к нам.

Она быстро вырвала руки из его рук, я никогда еще не видел у нее такого стремительного движения; бледное лицо ее вспыхнуло:

– Ах, нет!..

– Но он умрет.

– Пусть… Я его ненавижу… Я никогда не впущу его в свой дом! Никогда!

– Я тебя не узнаю. Ты всегда так добра и великодушна.

– Ради бога оставь меня в покое. Ты меня с ума сведешь!

Слезы наконец хлынули из ее глаз. Она упала на кресло и закрыла лицо руками. Плечи ее судорожно вздрагивали…

……… В передней раздался надтреснутый звон колокольчика. Я открыл дверь. Передо мной стоял Стрев… Лицо его, обычно такое розовое, пошло багровыми пятнами. Руки тряслись.

– Что с тобой? – спросил я.

– От меня ушла жена… Она влюбилась в Стрикленда. 

М. М. Зощенко. «Перед восходом солнца»

Федя – студент-математик. Милый юноша. Немного застенчивый. Он здесь на Кавказе – на практике… Ему не везет. Вот уже все студенты обзавелись «симпатиями», а у него нет никого.

Это случилось под конец лета. Федя влюбился. Он давал ей урок по физике. И она, видимо, увлеклась им. Мы стали встречать их на скамейках парка.

Неожиданно пришла беда – Федя заболел. Он заболел экземой. Для Феди это было несчастье в высшей степени. Он и без этого был застенчив, но теперь лишаи совершенно обескуражили его. Он перестал встречаться со своей ученицей. Ему было совестно, что она увидит его ужасные багровые пятна…

Врачи стали лечить Федю. Но болезнь усиливалась. Федя почти перестал выходить из дому. Он плакал, говоря, что только при его невезении могло так получиться. Ведь это случилось на другой день после того, как ученица призналась ему в своем чувстве.

В конце августа я возвращался с Федей в Петербург. Уже на другой день пути Феде стало лучше… К концу пути лицо у Феди стало почти чистым.

Федя не расставался с зеркальцем. С восторгом он убеждался, что болезнь покидает его. С печальной улыбкой говорил, как ему не повезло. На что ему здоровье, если теперь нет той, кого он полюбил.

Ж.-П. Сартр. «Фрейд»

(В фрагменте из сценария действие происходит во время обеда у коллеги Фрейда Брейера. В диалоге участвуют Марта – жена Фрейда и Матильда – жена Брейера. Речь идет о предстоящем визите Фрейда к пациентке Брейера.)

Матильда. Но бойтесь, Марта, эта женщина опасна! Она – настоящая обольстительница.

Марта (спокойно). Я не боюсь ничего…

Фрейд. А вот Брейер – муж, за которым надо присматривать. Будь я на вашем месте, Матильда, я бы посадила его под замок. Он слишком импозантен и красив, чтобы не похищать сердца своих пациенток.

Все смеются, Матильда – громче всех. Марта вскрикивает.

Марта. Что с вами?

Она указывает на левую руку Матильды, из которой струится кровь: глубокие порезы на трех пальцах.

Матильда (смеясь, смотрит на Фрейда и Брейера). Со мной? Ничего. (Переводит глаза на скатерть и испускает слабый крик, похожий на вздох. Говорит с трудом, совсем изменившимся голосом.) Какая глупость! Взяла за лезвие нож.

А. Б. Раскин. «Как папа был маленький»

(Герой рассказывает о своем детстве дочери. Маленького мальчика – себя в детстве – он называет папой, а своих родителей – дедушкой и бабушкой (так, как знает их его дочь). Он описывает свою жизнь вскоре после рождения младшего брата.)

Когда папа был маленьким, он все время обижался. Он обижался на бабушку, потому что хотел ей что-то рассказать, а она была занята и не могла его слушать. Он обижался на дедушку, потому что дедушка хотел ему что-то рассказать, а он сам был занят и не мог его слушать. Когда родители уходили в гости или в театр, маленький папа обижался и плакал. Он требовал, чтобы родители сидели дома. Зато когда он сам хотел пойти в цирк, маленький папа плакал еще громче. Он обижался, что его заставляют сидеть дома. Едва он открывал утром глаза, как обижался на солнышко за то, что оно его разбудило. Потом он обижался на всех до вечера, а когда засыпал, то во сне тоже надувал губы и на кого-то сердился.

А. И. Солженицын. «Раковый корпус»

Раковый корпус носил и номер тринадцать…

– Но ведь у меня – не рак, доктор? – с надеждой спрашивал Павел Николаевич, слегка потрагивая свою злую опухоль, растущую почти по дням.

– Да нет же, нет, конечно, – в десятый раз успокоила его доктор… <В палате> стоял коренастый широкоплечий больной… Тот пропустил Павла Николаевича и повернулся вослед.

– Слышь, браток, у тебя рак – чего?

<Павел Николаевич> поднял глаза и сказал с достоинством:

– Ни чего. У меня вообще не рак.

– Ну и дурак. Если бы не рак – разве сюда б положили?

Ю. В. Трифонов. «Обмен»

В июле мать Дмитриева тяжело заболела. В сентябре сделали операцию, худшее подтвердилось, но мать, считавшая, что у нее язвенная болезнь, почувствовала улучшение и в октябре ее отправили домой, твердо уверенную, что дело идет на поправку. Вот именно тогда жена Дмитриева затеяла обмен – решила срочно съезжаться со свекровью.

…Разговоры о том, чтобы соединиться с матерью, Дмитриев начинал и сам. Но то было давно, во времена, когда отношения жены с матерью еще не отчеканились в формы такой окостеневшей и прочной вражды, как теперь.

<Лена, жена Дмитриева, впервые заводит разговор об обмене.>

– Витя, я понимаю, прости меня. Это нужно всем нам, и в первую очередь твоей маме. Я же тебя понимаю и жалею, как никто. Я же забочусь не о себе, правда же.

– Как ты можешь говорить об этом сейчас? Как у тебя язык поворачивается? Ей-богу, в тебе есть какой-то душевный дефект. Какая-то недоразвитость чувств. На твоем бы месте я никогда первый…

<На следующее утро> Дмитриев с робостью подумал, что, может быть, все и обойдется. Они обменяются, получат хорошую отдельную квартиру, будут жить вместе. И чем скорее, тем лучше. Для самочувствия матери. Свершится ее мечта. Это и есть психотерапия, лечение души. Нет, Лена бывает иногда очень мудра, интуитивно, по-женски – ее вдруг осеняет. Ведь тут, возможно, единственное и гениальное средство, которое спасет жизнь.

А. Н. Рыбаков. «Страх»

(1937 год. Нина приходит к своей бывшей однокласснице, Лене, у которой арестовали отца и семью должны на следующий день выселить из квартиры.)

– Неужели не могли вам дать хотя бы пару дней на сборы?

– Наивная душа, – сказала Лена, – неужели не понимаешь, кому-то не терпится въехать в нашу квартиру. Серебрякова арестовали, еще суда не было, а Вышинский <генеральный прокурор> уже перебрался на его дачу. Каково, а? Лицо нашего правосудия?

Нина залилась краской.

– Зачем ты собираешь всякие сплетни!? Я не узнаю тебя!

Лена взглянула на нее.

– Сплетни, конечно, сплетни, одни сплетни кругом, а в остальном все в порядке.

– Где Владлен <брат Лены?> – спросила Нина.

– У своих друзей. Договаривается, завтра они нам помогут переехать.

Нина чуть не заплакала: одиннадцатилетние дети – вот и вся помощь. И потому ее слова звучали искренне, когда она стала говорить: перегружена работой, не отпустят, а то бы обязательно помогла.

– Я все понимаю, – сказала Лена, – спасибо, что пришла…

Нина всегда боготворила Ивана Григорьевича <отца Лены>: человек из народа, истинный коммунист. Представить себе Ивана Григорьевича, отдающего команду подмешать толченое стекло в пищу детям или бросить яд в колодцы, все-таки невозможно. Но, с другой стороны, он почти десять лет прожил за границей, мог выполнять какие-то задания. И если она прочитает в газете его признания в измене родине и шпионаже, что она скажет?

Игры и манипуляции в общении

В этом разделе мы постараемся разобраться в структуре общения, используя понятие игры, предложенное Эриком Берном (2010). Анализ игр, как и психологических защит – это еще одна возможность понять бессознательные мотивы и движущие силы поведения людей. Начнем мы с простого житейского примера.

Супруги собираются в гости (в театр, ресторан, на прогулку и пр.). В разгар сборов один из них (например, жена) заводит малоприятный для обоих разговор (например, о необходимых покупках, явно превышающих возможности семейного бюджета). Слово за слово разгорается ссора, и в какой-то момент муж произносит: «Я не пойду в гости, иди одна». Супруга отвечает: «Никуда я не пойду», хлопает дверью и оба они, обидевшись друг на друга, проводят вечер в своих комнатах (или каждый уходит куда-то в одиночестве).

Если бы мы спросили супругов, что было целью их поведения, скорее всего, они единодушно ответили бы: совместный поход в гости. Да и действия супругов (сборы, одевание, поторапливание друг друга), казалось бы, заявленной мотивировке соответствовали. Однако цель почему-то не была достигнута, а итогом общения стала ссора, обида и более или менее длительная размолвка. Можно предположить, что срыв совместного похода и провокация размолвки были той самой бессознательной целью, которая определяла поведение супругов. Это относится к обеим супругам: и зачинщика разговора и того, кто «подыграл» ему, втянувшись в очевидно неуместный спор.

Слово «подыграл» использовано неслучайно. Перед нами игра, которая у Берна имеет свое название – Скандал.

Разберем на этом примере структуру игры. Начинаются она с уловки (приманки). Уловкой служат слова или действия «игрока», который начинает игру. Уловка всегда игнорирует или искажает некий важный аспект ситуации, например, то, что сборы в гости – неподходящее время для обсуждения дорогостоящих покупок.

Уловка может сработать, если попадет в уязвимое место второго «игрока». Таким местом становится черта характера или мысли, или чувства, которые соответствуют уловке: уловка подходит к ним, как ключ к замку. В данном случае таким уязвимым местом может стать озабоченность денежными проблемами и готовность начать их обсуждать в любой момент.

Если уловка не попала в уязвимое место, игра не начинается. Если же она начинается, то происходит обмен взаимодействиями (обсуждение денежных трат на все более повышенных тонах), которое завершается ошеломлением и развязкой: «Я не пойду в гости; иди одна».

Как и всякая игра, игра, по Берну, невозможна без выигрыша. Выигрыш получают оба участника, но он редко имеет практическую ценность; более того, с практической точки зрения, игра часто приносит неприятности, например, испорченное настроение и несостоявшийся поход в гости. Основной выигрыш в играх – психологический – реализация неосознаваемых мотивов или избегание нежелательных ситуаций. Так, скандал позволяет супругам избежать совместного похода в гости и необходимости целый вечер общаться друг с другом, что для них по какой-то причине нежелательно. Возможен и экзистенциальный выигрыш – утверждение в некой жизненной позиции («Мой муж – невыносимый человек; с ним невозможно по-человечески провести время, даже в гости не сходишь») и некоторые другие.

Стоит подчеркнуть, что сознательные цели участников игры могут быть противоположны тем неосознаваемым (скрытым) мотивам, которые они реализуют в игре. Так, если бы кто-то сказал супругам, собирающимся в гости, что они стремятся поссориться и остаться дома, то они, скорее всего, очень удивились и обиделись. Неосознаваемые мотивы, реализуемые в игре, обычно находятся в конфликте с сознательными (как правило, психологически приемлемыми и одобряемыми обществом); их трудно или невозможно реализовать иным, нежели игра, способом. Собственно, в реализации таких мотивов и заключается психологический смысл игр, которые часто создают «игрокам» серьезные проблемы и приносят боль.

Какие же мотивы могут реализовываться в играх? Это могут быть разнообразные мотивы, связанные с поддержанием самооценки и защитой Я-концепции: игнорирование собственных недостатков и слабостей, освобождение от чувства вины (при этом собственная вина может «возлагаться» на других по механизму проекции). Другой вариант – возможность выразить отрицательные чувства (гнев, ярость, агрессию) и причинить боль (как правило, по отношению к тем, кого мы любим). Часто игры позволяют избегать нежелательной ситуации: душевной или физической близости (как в нашем примере), принятия ответственности за свои поступки, пугающих жизненных изменений и многого другого.

Экзистенциальный выигрыш помогает утвердиться в той жизненной позиции, которая выгодна для «игрока», и реализовывать важные для него мотивы в будущем. Его легко представить в виде некоего обобщенного вывода: «Никому нельзя доверять», «Все люди неблагодарны», «Мне всю жизнь не везет», «Я всегда прав», «Я ни в чем не виноват», «Я беспомощен» и пр.

Игры могут быть краткими (подобно описанной игре «Скандал»), а могут длиться годы и десятилетия. Так, некоторые избавляют себя от переживаний по поводу причин своих неудач, используя игру «Все из-за тебя». Особенно хорошо она удается женщинам, которые внушают своим детям, друзьям, знакомым (в первую очередь, конечно, самим себе), что они «пожертвовали всем ради ребенка». Список «жертв» может включать образование, карьеру, несложившуюся личную жизнь и многое другое. Выигрыш здесь даже не один, а сразу несколько: избавление от тягостных размышлений о причинах неудач, представление о собственном героизме и самопожертвовании, которое повышает самооценку, сочувствие и одобрение окружающих, формирование у подрастающего чада комплекса вины, который можно безнаказанно эксплуатировать.

Таким образом, главная особенность игр – наличие бессознательных мотивов и получение «выигрыша» (как правило, психологического или экзистенциального) обоими участниками. Результат игры позволяет удовлетворить бессознательный мотив, который лежат в ее основе. Существует, однако, вариант игр, который не обладает этими особенностями. Мы будем называть его манипуляцией.

Приведем пример простейшей манипуляции, часто используемый (с некоторыми вариациями) в торговле.

Продавец. Вот наша лучшая модель, но она, конечно, очень дорогая.

(тяжелый вздох).

Покупатель. Я ее беру.

Для того чтобы разобраться в сути происшедшего, следует представить мысленный «диалог» тех же персонажей:

Продавец. Вы зря строите из себя богатого. Я-то прекрасно вижу, что эта модель вам не по карману.

Покупатель. Я вам покажу, наглец, что ничуть не хуже других покупателей.

Манипуляция продавца сработала: покупатель приобрел более дорогую вещь, чем хотел, о чем, скорее всего, будет потом жалеть.

Структура манипуляций включает уловку (слова продавца, в которых игнорируется то, что неприлично постороннему оценивать материальное положение другого человека), уязвимое место (сожаление покупателя о том, что не можешь себе позволить дорогие покупки, доступные для других), ошеломление и развязку («Я куплю эту модель»).

Несмотря на общую структуру, игры и манипуляции имеют существенные различия, хотя между ними нет четкой границы и иногда ситуацию можно интерпретировать и как игру, и как манипуляцию. Прежде всего, в манипуляции существуют полярные роли: активный манипулятор и пассивная, страдающая жертва. В игре все сложнее: она не состоится, если каждый ее участник не будет активно включаться в игру, получая собственный (хотя далеко не всегда очевидный) выигрыш.

Другое различие – осознанность поступков действующих лиц. Манипулятор ставит свою ловушку сознательно; сознательные же цели участников игры могут быть противоположны тем неосознаваемым (скрытым) мотивам, которые они реализуют в игре.

Выигрыш при манипуляциях очевиден и носит практический характер, это могут быть деньги, любые материальные ценности, хорошие отметки, помощь, освобождение от неприятных обязанностей и многое другое. В манипуляциях выигрыш получает один из участников, другой остается проигравшим. В отличие от манипуляций, в игре выигрыш получают оба участника, но он, как правило, является не практическим (хотя возможен и практический выигрыш), а психологическим.

Одна и та же ситуация может по психологическому смыслу быть и игрой, и манипуляцией. Так, рассмотренная игра «Скандал» может быть и манипуляцией, если в ссоре заинтересован лишь один из супругов, например, муж, который хочет провести вечер не с женой, а с другой женщиной. В таком случае он целенаправленно провоцирует скандал, добиваясь реплики жены «Никуда я не пойду». Дождавшись ее, он хлопает дверью и проводит вечер с другой женщиной, а состоявшаяся ссора избавляет его от последующих расспросов, где и с кем он был; если они все же последуют, он может нагрубить и не дать прямого ответа. В подобной ситуации все выигрыши – и практический, и психологический – получает только муж.

Последнее из рассматриваемых различий между играми и манипуляциями – по их продолжительности. Манипуляции имеют продолжительность от нескольких минут до (достаточно редко) нескольких месяцев. Игры же могут длиться от нескольких минут до десятилетий, охватывая большую часть жизни человека. Длительные игры включают много отдельных игровых «циклов», каждый из которых соответствует описанной структуре; некоторые «циклы» могут фактически являться манипуляциями со стороны одного из «игроков».

Таким образом, ситуации взаимодействия в рамках предложенной схемы можно свести к следующим вариантам.

1. Простая успешная манипуляция, завершающаяся выигрышем одного участника и проигрышем другого.

2. Простая неудачная манипуляция – уловка не соответствует уязвимому месту, выигрыш не достигается.

3. Обмен как успешными, так и неудачными манипуляциями, в котором манипуляции используют оба участника, каждый из них стремится добиться выигрыша.

4. Единичная игра, в которой выражен один «цикл» «уловка – уязвимое место – развязка – выигрыш».

5. Повторяющаяся игра, в которой можно выделить несколько циклов.

И игры, и манипуляции стары как мир. Возможность распознать манипуляции помогает нам не стать их жертвой, вовремя выявить обман, фальшь, лицемерие. Анализ игр (как и сами игры), как правило, не приносит практического выигрыша. Однако он дает нам возможность разобраться в мотивах участников игры, неизвестных им самим. Для этого нужно, по сути, сделать три шага.

1. Определить, что ситуация взаимодействия представляет собой игру (манипуляцию). Предположить это можно тогда, когда результат взаимодействия противоречит кажущимся очевидными целям участников этого взаимодействия (например, вместо похода в гости супруги сидят дома и обижаются друг на друга; покупатель вместо нужной ему сравнительно дешевой вещи приобрел дорогую).

2. Определить выигрыши участников (практические, психологические или экзистенциальные) и ситуацию как игру или как манипуляцию. Если вы считаете, что выигрыш получает только один из участников взаимодействия, и он носит преимущественно практический характер, то, скорее всего, вы имеете дело с манипуляцией (однако помните, что, возможно, вы имеете дело с игрой, где, казалось бы, «проигравшая» сторона все же получает психологический выигрыш). Если практический выигрыш отсутствует, то это с большой вероятностью игра.

3. Определить мотивы, лежащие в основе действий участников игры: они соответствуют скрытым бессознательным целям участников и определяют результат (исход) игры. Очень часто эти мотивы отвергаются на сознательном уровне, потому что не приносят ничего, кроме боли, обиды, разочарования, унижения. Анализируя игры (даже не собственные, а чужие), вы, скорее всего, столкнетесь с недоумением и внутренним протестом. Тем не менее подобный анализ, безусловно, имеет смысл.

Задание 4. Анализ игр и манипуляций в текстах

Подберите отрывок из художественной или документальной литературы, который представляет собой манипуляцию, игру или обмен манипуляциями. Проанализируйте его по следующему плану:

– отнесите приведенный фрагмент к одному из типов игр или манипуляций, приведенных выше;

– выделите отдельные циклы игры или отдельные манипуляции (в случае обмена манипуляциями);

– определите уловку, уязвимое место, развязку (в том числе в отдельных циклах игры или в отдельных манипуляциях);

– в чем заключается выигрыш: практический, психологический, экзистенциальный?

– определите цели и мотивы участников взаимодействия; относятся ли мотивы к сознательным или бессознательным?

– на основе проведенного анализа обоснуйте свое мнение о том, является ли приведенный отрывок игрой или манипуляцией.

Упражнения. Проанализируйте отрывки по приведенной выше схеме.

Ш. Перро. Синяя борода

Через месяц после свадьбы Синяя Борода сказал своей жене, что он должен надолго уехать по очень важному делу…

– Вот, – сказал он, ключи от двух больших кладовых… Вот ключ, которым можно отпереть все комнаты. Вот, наконец, еще один маленький ключик. Он отпирает комнату, которая находится внизу, в самом конце темного коридора. Открывай все, ходи повсюду, но строго-настрого запрещаю тебе входить в эту маленькую комнатку. Если же ты не послушаешься меня и отопрешь ее, тебя ждет самое страшное наказание!..

Любопытство ее было так сильно, что она, наконец, не выдержала… Она взяла ключ и, дрожа всем телом, отперла комнату… Она увидела на полу лужу крови и несколько мертвых женщин. Это были прежние жены Синей Бороды, которых он убил одну за другой… В тот же вечер неожиданно вернулся Синяя Борода… Наутро Синяя Борода потребовал у жены ключи…

– Почему на ключе кровь? – спросил Синяя Борода.

– Не знаю, отвечала бедная женщина и побелела, как снег.

– Ты не знаешь? – закричал Синяя Борода. – Ну, так я знаю! Ты заходила в запретную комнату. Хорошо же! Ты войдешь туда еще раз и останешься там навсегда, вместе с теми женщинами, которых ты там видела.

Дополнительный вопрос: Какие еще произведения, где используется та же игра/манипуляция, вы можете вспомнить? В чем причина популярности сюжета?

Ф. С. Фитцджеральд. «Волосы Вероники»

(Вероника гостит у своей кузины Марджори, которой порядком надоела.)

– Раз я тебе в тягость, мне, пожалуй, лучше вернуться в О-Клэр. – У Вероники запрыгала нижняя губа, она продолжала срывающимся голосом:

– Я старалась всем угодить, но сначала мной пренебрегали, а потом оскорбили… Разумеется, я обиделась, когда на прошлой неделе ты пыталась намекнуть, что платье мне не к лицу… Ну и как, по-твоему, приятно такое слышать?

– А я вовсе и не старалась быть приятной. – И, чуть помолчав, добавила:

– Когда ты хочешь уехать?

У Вероники перехватило дыхание.

– Ой, – еле слышно вырвалось у нее.

Марджори изумленно подняла глаза.

– Ты же сказала, что уезжаешь.

– Да, но…

– Значит, ты брала меня на пушку…

Вероника разразилась слезами, подтвердив тем самым свою вину. Глаза Марджори поскучнели.

– Ты мне сестра, – всхлипывала Вероника. – Я у тебя гощу-у-у. Я у тебя должна пробыть месяц, а если я уеду сейчас домой, мама удивится и спросит…

– Я отдам тебе мои карманные деньги за месяц, – сказала Марджори холодно, и ты сможешь провести эту неделю где тебе заблагорассудится. Тут поблизости есть вполне приличный отель…

Вероника захлебнулась слезами и выскочила из комнаты.

Л. К. Чуковская. Записки об Анне Ахматовой[11]

(Л. К. Чуковская – дочь К. И. Чуковского, писатель и редактор. Цитированные фрагменты из ее записок охватывают конец 1930–1960-е годы; в этот период автора записок и А. А. Ахматову объединяло то, что у них были репрессированы близкие родственники, у Чуковской – муж, у Ахматовой – сын, их судьба была неизвестна).

Вчера вечером, поздно уже, когда я собиралась ложиться спать, вдруг телефонный звонок: В. Г. Расстроенным голосом, торопясь, произнес:

– Анна Андреевна очень просит вас придти. Это очень, очень надо. Вы можете? Вы придете? Ну, слава Богу.

Я отправилась. Было уже около одиннадцати. Дождь…

Вчера вечером, когда у меня сидели Шура и Туся, позвонил В. Г. и сказал, что Анна Андреевна просит разрешения зайти и показать корректуру… Мне это было не особенно удобно (мы работали), но я, разумеется, сказала «жду».

Она появилась очень поздно, в двенадцатом часу…

Она у меня… уходит, я собираюсь ее провожать. Анна Андреевна, уже в платке и шубе, стоит в передней, а я, тоже одетая, мечусь по комнате: пропал ключ… Я в десятый раз обшариваю карманы пальто, сумку, муфту, задыхаюсь от спешки… А для спешки-то моей собственно нет никакой причины… – всего лишь причина одна: Ахматова негодующей Федрой стоит в передней: вся – гнев, вся – нетерпение. Я приношу из комнаты стул, прошу Анну Андреевну сесть… Анна Андреевна стоит у двери, поднимая голову все выше, презирая стул и меня. От сознания собственной преступности я теряю соображение и память. (А ключ-то, оказалось, мирно покоился в кармане халата.)

1942 год. Внезапно наступила пора… когда Анна Андреевна весьма демонстративно, наедине со мною и при людях, начала высказывать мне свое неудовольствие, свою неприязнь. Что бы я ни сделала и ни сказала – все оказывалось неверно, неуместно, некстати. Я решила реже бывать у нее. Анна Андреевна, как обычно, прислала за мной гонца. Я тотчас пришла. Она при мне переоделась и ушла в гости.

Насколько я понимаю сейчас, Анна Андреевна не хотела со мной поссориться окончательно; она желала вызвать с моей стороны вопрос: «За что вы на меня рассердились?». Тогда она объяснила бы мне мою вину, я извинилась бы, и она бы великодушно простила… Но к великому моему огорчению,… никакой вины перед Анной Андреевной я найти не могла… И вот это отсутствие вины и чистота совести терзали меня более, чем терзала бы любая вина. Я кровно была заинтересована в том, чтобы виноватой оказалась не она, а я: ведь вера в ее безусловное благородство была лучшим моим достоянием.

1952 год. Оказывается, я всегда жила в сознании, что мы непременно увидимся снова. Что бы ни случилось – жить в стране, где живет и творит Анна Ахматова, и не видеть и не слышать ее – какая нелепость!.. Написала письмо…

– Приходите, пожалуйста, скорее, – сказала Анна Андреевна нетерпеливым голосом. – Я жду вас через двадцать минут.

На днях А. А., узнав, что в субботу я собираюсь вечером к Маршаку, попросила заехать за ней к семи часам, захватить ее, а потом, в девять, доставить в гости. Ехала я к Маршаку помогать ему, а в присутствии гостьи мы работать не стали бы. Однако я, по своей стародавней привычке всегда и во всем ее слушаться, не поперечила, а согласилась. Заказала машину… Хлынул бурный дождь… Жду, жду – нет машины… Я еле-еле выкричала, вымолила машину к девяти… Я застала Анну Андреевну молчаливо негодующей. Я была

виновата в ливне, в опаздывании, она встретила меня как провинившуюся школьницу. О ее визите к Маршаку уже и речи не могло быть… «Из-за вас я и так опоздала»… Теперь надо найти подъезд и квартиру. Анна Андреевна молчит (хотя, быть может, и знает), мы с шофером бегаем по колено в воде ищем подъезд… Я на нее сердиться не умею, да и пустяки это все…

Г. Б. Остер. «Папамамалогия»

Папамамалогия – наука о взрослых…

Почти всегда, обращаясь к ребенку, взрослый начинает свою речь со слова «нельзя». Нельзя того, нельзя этого, нельзя еще, нельзя уже, нельзя до, нельзя после, нельзя никогда…

Некоторые ученые считают, что бесконечные «нельзя» взрослые выдают инстинктивно, не задумываясь, как ответную реакцию на раздражение, которое вызывают у них дети…

Ученые давно уже поняли, что взрослые вообще не способны делать правильные выводы из того, что видят перед собой… Попробуйте промолчать, не ответить взрослым на два, три, четыре, пять, вопросов – они тут же скажут, что вы немой.

Очень часто только потому, что вы не спешите к ним по первому, второму и третьему зову, взрослые делают неправильный вывод, будто вы оглохли или вообще всегда росли без ушей. Им даже не приходит в голову, что вы просто решили пока к ним не ходить…

Сохранились даже отдельные племена взрослых, верящих в магическую силу словесных заклинаний. Какой-нибудь простодушный дикарь ставит нашалившего ребенка перед собой и долго говорит ему разные слова про хорошее воспитание. Легковерное великовозрастное дитя природы надеется, что его ребенок после такой, с позволения сказать, процедуры будет вести себя лучше. С какой стати? Наука все это, естественно, не подтверждает…

Взрослые кричат по самым разным причинам. Или совсем без причин. Ученые считают, что после нескольких лет жизни под одной крышей с детьми почти у всех взрослых появляется непреодолимое желание отчаянно кричать по нескольку раз в день…

Успокоить кричащего взрослого довольно трудно. Его можно только отвлечь. Например, если вы хотите, чтобы взрослый скорей перестал кричать на вас за то, что вы вот уже второй час отказываетесь выключить телевизор и лечь спать, сделайте ему перед сном несколько чистосердечных признаний. Взрослый тут же забудет о своем желании уложить вас в постель и начнет кричать по совершенно другому поводу…

И наберитесь терпения. Рано или поздно взрослый сам замолчит и отстанет. Покричит, покричит и перестанет.

А. Экслер. «Ария князя Игоря, или наши в Турции»

(Описана торговля на турецком курорте; Коля и Эдик – турецкие продавцы; сцена сильно сокращена.)

…Тут Игорь впервые после возвращения соизволил обратить внимание на Колю с Эдиком, которые стояли рядом со столиком, держа на руках выбранные Ирой и Сергеем дубленки. Посмотрел он на них долгим, очень долгим взглядом, который не предвещал ничего хорошего ни Коле, ни Эдику, ни дубленкам, ни даже всему магазину. Коля осекся.

– Вы… это… друзья… – тягуче сказал Игорь, по-барски помахивая в воздухе кистью руки. – Тащите-ка все эти шкуры назад. Мы все равно ничего покупать не будем… Я по твоему и Колиному лицу вижу, что каждая дубленка уходит дороже раза в четыре—пять…

– Ты не думай, мы тебе нормальные цены дадим. Нам с тобой вообще приятно работать. Ты же не лох какой-нибудь. Что тебя разводить? Мы даже с убытком себе продадим.

– Хорошо, – решительно сказал Игорь и снова сел на диван. – Ир, что вы там выбрали?

Ира показала дубленку, которая больше всего понравилась ей, и модель, которую Сергей выбрал для Игоря.

– Сколько? – спросил Игорь, и в голосе его зазвенел металл.

– Ладно, – сказал Коля. – Мы обещали, что с вами будет совсем другой разговор – значит, будет совсем другой разговор. Ваши друзья выбрали самые престижные и дорогие модели – оно и понятно, состоятельные люди обладают хорошим вкусом, – которые мы обычно продаем где-то по девятьсот долларов каждая.

На лице Игоря не дрогнул ни один мускул.

– Но мы понимаем, – продолжил Коля, – что с вами долго торговаться смысла нет, поэтому даем самую крайнюю цену со всеми возможными…

– …Скидками, так что окончательная цена, которую мы даем исключительно из добрых и дружеских чувств к вам, составляет… тысячу двести долларов за обе дубленки, – и Николай замер, всем своим видом показывая, что ожидает бурных аплодисментов.

Но на лице Игоря по-прежнему не дрогнул ни один мускул. Он медленно достал из пачки сигарету, прикурил, глубоко затянулся, а затем сказал, выпуская дым вместе со словами:

– Видите ли, Эдуард. В Москве эти дубленки продаются по триста долларов за штуку… Так что я могу купить обе за шестьсот, – продолжил Игорь. – Здесь, врать не буду, модели чуть-чуть поприличнее, но мне их еще и в Москву тащить. Шестьсот за обе, и это последняя цена.

Коля с Эдиком онемели.

– Шестьсот за обе? – наконец еле выговорил Коля. – Да это же просто беспредел! Мы и так сделали максимальную скидку! Эдик, – обратился он к другу, – над нами здесь издеваются. Мне жаль потраченного времени, но нам лучше уйти…

….На горизонте снова показались Эдик с Колей, несущие дубленки обратно.

– Восемьсот пятьдесят – и ни центом меньше! – закричал Коля и стал быстро-быстро упаковывать дубленки в модные пакеты.

Эдик достал портативный кассовый аппарат и начал на нем пробивать чеки. Сергей с Ирой заволновались, но Игорь сохранял полное спокойствие.

– Вот чеки, – сказал Эдик и протянул Игорю две бумажки.

– Шестьсот пятьдесят, – сказал Игорь лениво.

– Но уже пробиты чеки и товар упакован, – настаивал Эдик.

– Друг мой, – мягко сказал Игорь, – я понимаю, что подобные бронебойные действия вы приберегаете для самых упертых клиентов, но на меня даже это не подействует. Шестьсот пятьдесят – и закончим этот утомительный разговор. Мне пора в другой отдел.

Сергей с Ирой ожидали взрыва негодования, но Эдик только внимательно смотрел на Игоря немигающим взглядом. Игорь спокойно курил, игнорируя любые взгляды, включая немигающие. Наконец Эдик поднял вверх обе ладони и сказал:

– Что ж, ценю. Тогда давай сделаем так. Раз мы имеем дело с настолько серьезным клиентом, я сейчас предложу то, что никогда и никакому клиенту не предлагал. Я предлагаю тебе самому назвать окончательную цену, и мы с ней спорить не будем, – торжественно сказал Эдик. – Просто отдадим тебе дубленки по этой цене. Но ты должен оценить наше благородство и назвать сумму, которая хотя бы покроет себестоимость. Черт с ними, с нашими процентами. Понятно, что мы и так ничего не заработаем. Но подобные клиенты попадаются редко, поэтому в нас говорит чисто спортивный интерес. Итак, ты называешь цену, платишь и забираешь покупки. Говори! – после этих слов Эдик изобразил напряженное внимание.

Коля позади него скорбно покачал головой и воздел руки вверх. Ребята застыли, понимая, что Игорь загнан в угол. Но тот не проявил никаких признаков беспокойства, а только еще раз затянулся и спокойно то ли сказал, то ли спросил:

– По себестоимости, говоришь? Хорошо. Тогда четыреста долларов за обе.

………

– Да побойся бога! – не выдержав, заорал Эдик. – Мы и так на тебя половину рабочего дня угробили! Семьсот! Или, клянусь мамой, я уношу отсюда эти чертовы дубленки к чертовой бабушке!

– Хорошо, – быстро сказал Игорь. – Семьсот, но еще запасные пуговицы и Сереге дубленку за триста пятьдесят.

– Договорились, – сказал Коля. – Но пуговицы от другой дубленки и Сереге за четыреста.

– Черт с вами, – сказал Игорь.

И все в изнеможении повалились на диваны.

Язык сновидений

По словам Фрейда, сновидения – царский путь к бессознательному. Точнее, сновидения представляют собой сложное взаимодействие сознания и бессознательного, причем именно в сновидениях бессознательная сторона психики проявляется ярче, чем в других психологических процессах повседневной жизни. Возможно, именно по этой причине сновидения – предмет пристального интереса психологов, психотерапевтов, составителей сонников и толкователей.

Дело в том, что бессознательное обладает более полной, нежели сознание, информацией о мире и человеке и по-иному подходит к их пониманию и постижению, часто точнее и вернее, нежели сознание; поэтому, получив доступ к бессознательному (в частности, через работу со сновидениями), можно обрести новые ресурсы понимания самого себя и взаимодействия с окружающим миром.

Для того чтобы разобраться, о чем может поведать нам сновидение, необходимо иметь представление о его «языке», который имеет мало общего с привычным нам языком, состоящим из слов. Язык сновидений, в основе которого лежит «язык» бессознательного, имеет свои законы построения и «грамматику». Он основан на особой логике, где причина не всегда предшествует следствию, а утверждение может быть истинным и ложным одновременно. Его основой вместо слов служат образы. Мир сновидений во многом сродни миру сказок и фантазий, где нет предела возможному.

Закономерности сочетания образов сновидений и их соотношения с образами реального мира, собственно, и составляют «правила» языка сновидений. Хотя и существуют универсальные, общечеловеческие правила, в своих деталях и тонкостях язык сновидений у каждого неповторим; поэтому чужие толкования сновидений могут навести на правильный путь их понимания, но никогда не будут истиной «в последней инстанции». «Перевести» язык сновидений в понятные для бодрствующего сознания слова можно лишь после продолжительной работы по его изучению. Мы приведем самые общие закономерности того языка, с помощью которого (по выражению Э. Фромма) внутренние переживания, чувства и мысли приобретают форму образов и событий внешнего мира[12].

Сгущение – два или несколько образов (чувств) объединяются так, что возникает единый образ (чувство), обладающий свойствами всех объединяемых образов (чувств). Условием сгущения является наличие эмоционально значимого общего элемента в объединяемых образах. Так, в едином образе сновидения могут слиться образы отца сновидящего, его начальника по работе и сказочного короля (имя одного, внешность другого, характерные выражения третьего); все эти три фигуры объединяет тема власти и авторитета.

Общность элементов образов, являющихся основой для сгущения, не исключает противоположности других элементов; поэтому могут возникать образы – результаты сгущения, которые удивляют и даже шокируют. Так, сновидцу-мужчине может присниться, что он – женщина. Вероятно, сновидение имеет отношение к каким-то феминным (женственным) аспектам его характера или внешности.

Смещение – замена в сновидении одного реального образа другим, причем заменяемый и заменяющий элемент связаны друг с другом в личном опыте сновидящего. Такая связь может быть просто общим именем (или еще чем-то общим) или основываться на каких-то событиях, как в следующем примере.

Молодому человеку приснился сон, в котором он ехал на велосипеде по улице, за ним погналась коричневая такса и схватила его за пятку. Этот человек искал возможности познакомиться с девушкой, которую видел на улице во время велосипедных прогулок; девушка всегда появлялась в сопровождении таксы. В сновидении произошло смещение, и девушку подменила такса.

При смещении, как правило, заменяемый элемент является более значимым для сновидящего, чем заменяющий, как в приведенном примере (девушка, безусловно, более значима, чем такса).

Символы сновидений, как и в случае смещения, являются заменой каких-то эмоционально значимых объектов, чувств или переживаний, причем существует связь между символом и тем, что он символизирует. Однако в отличие от смещения эта связь не основана на личном опыте конкретного человека, а является универсальной, общечеловеческой. Поэтому те же символы, что и в сновидениях, встречаются в мифах и преданиях, реже в авторском художественном творчестве, причем для того, чтобы уловить их суть, то душевное состояние, которому они соответствуют, совершенно необязательно знать их толкование.

Разные психологические и психотерапевтические направления, сонники и системы предлагают свои варианты толкования одних и тех же символов, часто противоположных друг другу. Например, фрейдовская символика очень сильно насыщена сексуальностью (так, символами сексуальных переживаний, по мнению Фрейда, являются танцы, верховая езда, подъемы на любого рода возвышения, а также переживания, связанные с насилием, например, быть задавленным). Поэтому в качестве примера приведем сновидение, где символы достаточно просты и их толкование подтверждается последующей интерпретацией.

Женщине снится, что она въезжает на холм в полицейской машине. На вершине холма – потолок. Внезапно автомобиль превращается в космический корабль, который проломил потолок и вырвался в открытое пространство. Полицейская машина в данном случае стала символом строгой регламентации жизни, а потолок – тех ограничений в жизни, которые явились следствием этой регламентации.

К использованию символики стоит относиться, как и к любым толкованиям «с позиции постороннего», то есть как к гипотезам и идеям для индивидуального толкования, не более. Так, если вам снится вырывание зуба перед походом к зубному врачу, то толкование сна как страха кастрации (по Фрейду) совсем не обязательно будет самым точным.

Визуализация слов и выражений, то есть их трансформация в зрительные образы.

Александру Македонскому во время его войны с персами и осады Тира пригрезился сатир – полубог в греческой мифологии. Предсказатель Аристандр разделил греческое слово «сатирос» на «са» и «тирос», что по-гречески означало «Твой Тир». Такое толкование побудило Александра более рьяно взяться за осаду и победить. Современные толкователи, скорее всего, согласились бы с Аристандром, но интерпретировали бы сон не как прогноз на будущее, а как реализацию желания Александра.

Визуализация метафор, то есть воплощение в образах их буквального смысла. Так, если во сне некто идет по топкому болоту, то это может означать, сто он «увяз» в какой-то проблеме; ботинки на высокой платформе могут означать «высокомерие»; персонаж сна, превращающийся в зайца, может быть «труслив как заяц» и пр.

В более широком понимании метафоры близки к символам и или действию механизма смещения (если основаны на личном опыте сновидящего): конкретные образы заменяют отвлеченные идеи. Вот сон, приснившийся в ходе психотерапии.

Совершено преступление. Я иду по улице, и, хотя я уверен, что никакого преступления не совершал, знаю, что если бы меня обвинили в убийстве, я не смог бы себя защитить. Я ускоряю шаг и направляюсь к реке. Вдруг, подойдя к реке, я вижу гору, а на горе – красивый город. С горы льется свет, я вижу, как там на улицах танцуют люди, и мне кажется, что стоит мне переправиться через реку, все будет в порядке.

«Преступление» сновидящего отражает его разнообразные поступки, по поводу которых он долгие годы испытывал сильное чувство вины. Однако в результате психотерапии пациент во сне уже знает, что не совершал преступления, хотя все еще боится расплаты. Река – древний символ, обозначающий принятие важного решения, начало новой формы существования. Прекрасный город соответствует свободе и лучшей жизни, которая возможна, если удастся переплыть реку.

Трансформация логических соотношений в соотношение образов. Для того чтобы разобраться в этом свойстве сновидений, вернемся к сну женщины, въезжавшей на холм в полицейской машине. Если попытаться выразить суть этого сна на привычном для нас языке, получилось бы примерно следующее. Она установила для себя в жизни ограничения, но могла бы их преодолеть, если бы сменила средства передвижения – перестала бы подчинять свою жизнь жесткой регламентации. Однако в языке сновидений не существует ни придаточных предложений, ни сослагательного наклонения, поэтому та же самая идея передается через развитие и смену образов.

Пространственно-временные соотношения, невозможные в реальности.

Отто фон Бисмарку приснился следующий сон.

Я ехал на лошади по узкой горной тропинке. Мой путь становился все уже и уже, так что лошадь заупрямилась и отказалась идти дальше. И тогда хлыстом, который был в моей левой руке, я ударил гладь скалы и воззвал к богу. Хлыст БЕСКОНЕЧНО ВЫТЯНУЛСЯ В ДЛИНУ, скальные стены рухнули, и открылась широкая дорога с видом на холмы и леса.

А это сон немолодой женщины.

Осталось два дня до выпускных экзаменов. Мне нужно отыскать свой класс и своих одноклассников, иначе я получу двойку в аттестат. Я иду в учительскую, чтобы узнать расписание и номер комнаты, но учительская закрыта. В этот момент до меня доходит, что это всего лишь сон, и мне становится весело. Я думаю: «НУ И ПУСТЬ СТАВЯТ ДВОЙКУ, Я ВЕДЬ УЖЕ ДОКТОР НАУК, и мне не надо больше беспокоиться об отметках».

Трансформация причинности основана на исчезновении во сне привычных временных рамок; ведь причинность базируется на том, что одно событие (причина) предшествует во времени другому (следствию). В противном случае получение степени доктора наук (событие из жизни взрослого человека) может оказаться причиной того, что можно не бояться двоек в школе.

Последнее свойство сновидений, о котором пойдет речь, в каком-то смысле – самое важное; из него следуют все остальные, рассмотренные выше. Используя их, можно создать логичную и осмысленную интерпретацию сновидения на привычном нам языке. Однако, как правило, возможны не одна, а несколько таких интерпретаций. Например, можно соотнести сновидение с событиями прошедшего дня и с повседневными проблемами, а можно – с опытом детства сновидящего, можно давать интерпретацию, отталкиваясь от универсальных значений символов и метафор, есть и другие варианты. Волшебство сновидения заключается в том, что, скорее всего, все эти интерпретации будут верны. Многозначность сновидения, его наполненность разными, порой взаимоисключающими смыслами и создает ту неуловимую притягательность, которая остается недоступной для бодрствующего разума.

Если вы хотите сделать первые шаги на пути толкования сновидений, то, прежде всего, необходимо связать все возможные элементы сновидения с событиями, мыслями, чувствами, образами из жизни сновидящего: относятся ли они к недавним событиям, воспоминаниям детства или фрагментам из прочитанных книг и увиденных фильмов. Для этого нужно мысленно представить себе фрагмент или образ сновидения и задать себе вопрос: на что он похож? что он мне напоминает? на какие мысли наводит? Если ответов будет не один, а несколько – это даже лучше.

О чем же может поведать человеку сновидение, какие тайны бессознательного можно раскрыть, зная его «язык»?

Сновидения могут стать источником творческих открытий и настоящих научных достижений. Немало выдающихся открытий и изобретений (периодическая система Менделеева, формула бензола, швейная машинка) так или иначе связаны с озарением во время сна. Однако возможно не менее важны «открытия», связанные с индивидуальным сном.

Сновидение может предупредить о болезни, первые признаки которой еще не доходят до сознания, но уже доступны бессознательному. Российский исследователь Касаткин проанализировал около 8000 сновидений больных различными болезнями и установил, что в сновидениях сигналы о болезни появляются раньше, чем в бодрствующем состоянии (от двух месяцев до года). Опытный специалист может даже поставить диагноз еще не проявившегося заболевания по содержанию сновидения.

Но «вещие» сны могут быть связаны не только с болезнями. Бессознательное осмысление малозаметных и малозначимых для сознания фактов может привести к тому, что во сне будет фигурировать событие, которое потом состоится наяву, причем данные для предсказания будут совершенно непостижимы на сознательном уровне. Однако совершенно ничего сверхъестественного в подобных сновидениях нет.

Серьезные изменения во внутренней жизни, в поведении человека часто сначала отражаются во сне и лишь потом происходят наяву. Особенно достоверно это можно утверждать, если изменился финал повторяющегося сна. Дело в том, что повторяющиеся сны часто свидетельствуют о конфликтах или проблемах, которые не могут быть разрешены в течение длительного времени. Изменение финала такого сна – залог скорых изменений в жизни.

Часто сновидения могут помочь принять правильное решение, как, например, в следующем случае, о котором пишет психотерапевт Дж. Рейнуотер.

Я сильно простыла, но должна была отправляться в деловую поездку. Укладываясь вечером спать, «запрограммировала» себя на сон, который подсказал бы, как поступить <Подобная техника существует, и ее можно освоить после некоторой тренировки. – Т. Б. >. Ночью, проснувшись, сначала ничего не могла вспомнить, потом всплыло, что я нахожусь среди каких-то людей и говорю по-немецки. Я сердито сказала себе: «Ты же знаешь, что не говоришь по-немецки. Ну вот попробуй воспроизведи хоть одну фразу из этого разговора». Мне пришло в голову одно-единственное слово. Я знала, что слышала его, но не могла вспомнить, что оно означает. Я решила посмотреть его в словаре, но вспомнила ситуацию, когда его слышала и поняла, что по-немецки оно означает «остаться». Я все отменила и слава богу, потому что следующие несколько дней была так больна, что не могла даже двигаться.

И все же, наверное, главное, в чем нам могут помочь сновидения, – это лучше понять самого себя, свои мотивы, отношения с людьми. Об этом красноречиво свидетельствует рассказ молодой девушки, влюбленной и уверенной в серьезности чувств, которые испытывает к ней ее молодой человек.

Меня пригласили в дом, где находилось много девушек, простеньких, но милых. Все они когда-то были любовницами Роба. Трое были беременны. Ужасно, что у него было столько любовниц, и он оставил их в таком положении. Им всем нужно было убедиться, что у них есть особая «отметка». Все они вытянули руку, и я видела на одном или двух пальцах каждой царапины. Я сказала, что у меня таких нет, и тогда одна из девушек взяла мою руку и стала пристально смотреть. Царапины – очень маленькие и еле заметные – были и у меня.

Не нужно быть толкователем снов или предсказателем будущего, чтобы предвидеть печальную перспективу взаимоотношений девушки с ее любимым.

Какое значение могут иметь сны-кошмары? Чаще всего они связаны с одной из двух проблем. Первая – страшное или травматическое событие, повторение которого во сне (возможно, в символической форме или с использованием смещения) – это попытка бессознательного справиться с травмой, пережив ее еще раз во сне. Другой вариант – кошмар является удовлетворением бессознательных мотивов, воспринимаемых сознанием как ужасные. Например, если в сновидении происходит несчастье с близким человеком, то оно отражает отрицательные чувства к этому человеку, вполне возможные для бессознательного, но неприемлемые для сознания.

К загадке сновидений не так-то легко подобрать ключи. Но если вы рискнете пойти по этому пути, то пусть вас направляет то чувство, с которым вы проснулись после увиденного: страх или радость, грусть или гнев. Это чувство может оказаться лучшей подсказкой к разгадке смысла сновидения. А для тренировки и лучшего постижения языка сновидений предлагаются задания практикума.

Задание 5. Анализ сновидений в литературе

Подберите описания снов из художественной или документальной литературы. Разберите их по плану:

– Выделите свойства языка сновидений.

– Как сновидение связано с предшествующими событиями произведения и с последующим развитием сюжета?

– Как сновидение помогает понять характер, мысли и чувства персонажа?

– Попробуйте дать толкование (толкования) сновидения.

– Могло ли такое сновидение присниться на самом деле? Почему?

Рекомендации. В художественной литературе очень много разнообразных сновидений, но часто они представляют собой скорее литературный прием, нежели то, что может присниться на самом деле или хотя бы сохраняет отдельные свойства языка сновидений. Для анализа стоит выбирать именно такие случаи. Любопытно, что вымышленные сновидения часто используют закономерности языка сновидений, сформулированные гораздо позднее, чем создавались эти произведения. Их интерпретация в соответствии с психологическими принципами анализа сновидений помогает находить новые смыслы в многозначной реальности художественного текста.

Упражнения. Проанализируйте тексты сновидений по приведенному выше плану.

Нет смысла приводить тексты сновидений из классической литературы, которые читатель легко найдет сам. Мы ограничимся списком сновидений, которые, на наш взгляд, достаточно интересны для анализа.

А. Пушкин. Евгений Онегин, сон Татьяны (глава V);

А. Пушкин. Капитанская дочка, сон Гринева (Глава II. Вожатый);

Ф. Достоевский. Преступление и наказание. Сон Раскольникова (часть третья, глава VI);

Ф. Достоевский. Идиот. Сны Ипполита (часть вторая, главы V и VI);

Н. Лесков. Леди Макбет Мценского уезда. Сон Катерины Львовны (глава 6);

Ф. Кафка. Сон;

М. Кундера. Невыносимая легкость бытия. Сон Терезы (часть 2);

Ю. Левитанский. Сон об уходящем поезде;

В. Пелевин. Девятый сон Веры Павловны.

Дополнительно приведем фрагменты из одного очень известного текста и два несколько менее известных.

Л. Кэррол. «Алиса в Зазеркалье»

– Если я поднимусь на тот холмик, я увижу сразу весь сад, – подумала Алиса. – А вот и тропинка, она ведет прямо наверх… Нет, совсем не прямо… Но куда бы она ни шла, где бы ни сворачивала, всякий раз, хоть убей, она выходила снова к дому… Она снова пошла по тропинке, дав себе слово никуда не сворачивать, пока не доберется до холма. Сначала все было хорошо, как вдруг тропика изогнулась, вздыбилась – и в тот же миг Алиса оказалась прямо на пороге дома… А холм был совсем рядом – ну прямо рукой подать…

– Пойду-ка я к ней <Черной Королеве> навстречу, – сказала Алиса.

– Навстречу? – переспросила Роза. – Так ты ее никогда не встретишь! Я бы тебе посоветовала идти в обратную сторону!

– Какая чепуха! – подумала Алиса.

Она… направилась прямо к Королеве. К своему удивлению, она тут же потеряла ее из виду и снова оказалась у порога дома.

В сердцах она отступила назад, огляделась по сторонам в поисках Королевы, которую наконец увидала вдали, и подумала: не пойти ли на этот раз в противоположном направлении?..

Не прошло и минуты, как она столкнулась с Королевой у подножья холма, куда раньше никак не могла подойти.

……… Тут почему-то Алиса и Королева бросились бежать… Королева все время только кричала:

– Быстрее! Быстрее!

– Далеко еще? – с трудом вымолвила, наконец, Алиса.

– Не еще, а уже! – ответила Королева. – Мы пробежали мимо десять минут назад! Быстрее!..

Алиса в изумлении огляделась.

– Что это? – спросила она. – Мы так и остались под этим деревом! Неужели мы не стронулись с места ни на шаг?..

– Здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее.

………

– …Какие у вас насекомые?

– Ну, вот, к примеру, есть у нас Бабочка…

– Взгляни-ка на тот куст! Там на ветке сидит… Баобабочка! Она вся деревянная, а усики у нее зеленые и нежные, как молодые побеги!

– А что она ест? – Спросила Алиса с любопытством.

– Стружки и опилки… Вон на той ветке сидит Стрекозел. Бородатый, рогатый, и то и дело лезет бодаться!

……… Алиса робко промолвила:

– Я уже отчаялась…

Но королева не дала ей договорить.

– Отчаялась? – повторила она. – Разве ты пьешь чай, а не молоко?..

Детям пить чай совсем не надо! Другое дело – взрослые… Я вот сейчас, к примеру, битых два часа отчаивалась… С вареньем и сладкими булочками.

………

– Просто ты не привыкла жить в обратную сторону, добродушно объяснила Королева… Одно хорошо, помнишь при этом и прошлое и будущее.

– А вы что помните лучше всего?

– То, что случится через две недели, – небрежно сказала Королева, вынимая из кармана пластырь и заклеивая им палец. – Возьмем, к примеру, Королевского Гонца. Он сейчас в тюрьме, отбывает наказание, а суд начнется только в будущую среду. Ну, а про преступление он еще не думал!..

– А-а-а-а! – кричала Королева. – Кровь из пальца! Хлещет кровь!

– Что случилось? – спросила Алиса… – Вы укололи палец?

– Еще не уколола, – сказала Королева, – но сейчас уколю!.. Сейчас буду закалывать шаль и уколю. Брошка отколется сию минуту! А-а-а-а!

Тут брошка действительно откололась – Королева быстро, не глядя, схватила ее и попыталась приколоть обратно… Острие соскользнуло, и Королева уколола себе палец.

– Вот почему из пальца шла кровь, – сказала она с улыбкой Алисе. – Теперь ты понимаешь, как здесь все происходит.

– Но почему же вы не кричите? – спросила Алиса, снова готовясь зажать уши.

– Я уже откричалась, отвечала Королева. – К чему начинать все сначала?

………

– Будьте так добры… проговорила, задыхаясь, Алиса. – Давайте сядем на минутку… чтоб отдышаться немного.

– Сядем на Минутку? – повторил Король. – И это ты называешь добротой? К тому же Минутку надо сначала поймать. А мне это не под силу! Она пролетает быстро, как Брандашмыг! За ней не угонишься!

Анна Франк. «Дневник»

Мне до того захотелось с кем-нибудь поговорить, что я, сама не зная почему, выбрала для этой цели Петера… Всякий раз, когда я заглядывала в его синие глаза, видела его милую улыбку, мне становилось удивительно хорошо. Мне казалось, что я читаю в его душе… Но вечер прошел, и ничего так и не случилось. Вечером, в постели, когда я все это вспоминала, мне стало неприятно, и я подумала, что, пожалуй, мне не так уж и нужен Петер…

Сегодня утром я проснулась очень рано – и тут же совершенно отчетливо вспомнила свой сон. Я сидела за столом, а напротив меня сидел другой Петер – Петер Вессель <Анна была влюблена в него несколько лет назад>. Мы вместе рассматривали книгу с картинками. Наши взгляды встретились, и я долго-долго смотрела в его милые карие глаза. Потом Петер сказал еле слышно: «Если бы я знал, я давно пришел бы к тебе!». Вдруг я почувствовала, что Петер мягко и нежно коснулся щекой моей щеки, и мне стало так хорошо, так чудесно!

Проснувшись, я все еще чувствовала его прикосновение, и мне казалось, что его милые карие глаза заглянули мне в сердце и увидели там, как сильно я его любила и сейчас еще люблю. У меня слезы выступили, и стало грустно от того, что он далеко, и в то же время радостно, потому что я особенно остро почувствовала, что люблю Петера всей душой.

Дополнительный вопрос для тех, кто не читал дневник Анны Франк. Предположите на основании анализа сна, как сложатся отношения Анны с Петером.

М. Ибрагимбеков. «Пусть он останется с нами»

(Герой повести, подросток, живет с отцом и бабушкой; его мать давно умерла. Отец совсем не уделяет ему времени и внимания, но мальчик постоянно оправдывает его, объясняя это занятостью отца – тот большой начальник. Однако ему особенно одиноко в день, когда отец не пошел с ним в цирк, хотя обещал. После цирка он идет домой с подругой.)

…Вдруг Ленка спросила у меня, вспоминаю ли я свою маму…

Я сказал Ленке все как есть, что маму я вспоминаю не очень часто, потому что я ее почти не помню – когда она умерла, мне было всего четыре года.

Я помню только, что она была очень красивая и добрая. И еще сказал, что я вижу ее иногда во сне, но наутро никак не могу вспомнить ее лицо… И еще я помню запах ее духов, от нее и во сне пахнет этими духами… И еще я хотел рассказать Ленке, что я помню, как мама меня купала в ванне с розовой водой… и потом, завернув в полотенце, отнесла прямо в кровать.

Я не успел это Ленке рассказать, потому что она вдруг взяла меня под руку и дальше пошла со мной рядом молча и под руку… Меня еще ни одна девочка не брала под руку… мы так шли до самого нашего дома!

(Ночью он видит сон.)

Сперва все было как наяву: я увидел цирк и львов, эту ложу, в которой мы сидели с Ленкой, да и саму Ленку увидел… А потом я вдруг увидел, вернее, не увидел, а почувствовал, что я лежу в кровати в своей комнате, а на душе у меня очень радостно и приятно. Я только стал думать, отчего это мне так радостно, как увидел маму. Она склонилась надо мной и долго-долго смотрела на меня. Я удивился, что, несмотря на темноту в комнате, я очень хорошо вижу ее лицо. Это я во сне удивился. Я даже маму во сне хотел спросить об этом, но не успел, она наклонилась совсем низко, так что я почувствовал запах духов, и несколько раз поцеловала меня теплыми губами.

– Мальчик мой, сказала мама. – Спокойной ночи, сегодня ты стал у меня на год старше. – …И тут я все вспомнил. Ведь сегодня день моего рождения – мне исполнилось четыре года…

А потом я услышал голос мамы: «Да он совсем уже спит», – и ее смех. А потом ни с того ни с сего я увидел, что мама меня завернула в полотенце и несет из ванной вверх по лестнице в спальню, а я смеюсь оттого, что мне щекотно. И опять я увидел ее лицо над собой, и она спросила у меня:

– Ты меня часто вспоминаешь? – но на этот раз мне показалось, что она очень похожа на Ленку, и тут я увидел, что это не мама, а Ленка. Потом я вдруг увидел папу. У него было очень худое, никогда я его раньше таким не видел, озабоченное лицо!

Мне сперва показалось, что он смотрит на меня, а потом я увидел, что хоть он и смотрит в мою сторону, но меня не видит, и лицо у него очень сердитое. Он все продолжал смотреть, и я почувствовал, что он теперь уже смотрит на меня, но лицо у него не просто сердитое, а злое и страшное. Мне показалось, что он меня сейчас ударит, я вскрикнул и побежал… И сразу же проснулся…

Я вспомнил свой сон… много в нем было удивительного: и то, что у мамы вдруг оказалось лицо Ленки, и то, что папа хотел меня ударить. А ведь он меня ни разу еще не то что не ударил, а даже не кричал на меня никогда… И в этот момент я понял одну вещь… Это же любому дураку ясно!.. Я сел завтракать и… прямо так и спросил: – Бабушка, у меня родной отец или приемный?

Дополнительный вопрос: Почему, увидев сон, герой рассказа решил, что его отец – неродной? При ответе можно использовать понятия Я-концепции и психологической защиты.

Литература

Айзенк Г. Психология паранормального. М.: Эксмо, 2005.

Барлас Т. Психологический практикум для «чайников». Введение в профессиональную психологию. М.: Независимая фирма «Класс», 2001.

Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М.: Эксмо, 2010.

Головаха Е. И., Кроник А. А. Психологическое время личности. Киев: Наукова думка, 1984.

Горянина В. А. Психология общения. М.: Академия, 2008.

Доброхотова Т. А., Брагина Н. Н. Левши. М.: Книга лтд, 1994.

Канеман Д., Тверски А. О психологии прогнозирования // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000.

Канеман Д., Словик П., Тверски А. Принятие решений в неопределенности: Правила и предубеждения. Харьков: Гуманитарный центр, 2005.

Криппнер С., Диллард Дж. Сновидения и творческий подход к решению проблем. М.: Изд-во Трансперсонального Института, 2001.

Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. 4-е изд. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981.

Милгрэм С. Опыт городской жизни: психологическое исследование // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000.

Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000.

Пеннебэйкер Д. У., Дайер М. Э., Колкинс Р. С., Литовиц Д. Л., Экерман Ф. Л., Андерсон Д. Б., Макгроу К. М. Становятся ли девушки симпатичнее перед закрытием: музыка в стиле «кантри» и «вестерн» в приложении к психологии // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000.

Рейнуотер Дж. Это в ваших силах. Как стать собственным психотерапевтом. М., Прогресс, 1992.

Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии и опыт применения их в клинике. В 2 т. М.: Изд-во Института психотерапии, 2010.

Румянцева Т. В. Психологическое консультирование: диагностика отношений в паре. СПб.: 2006.

Субботский Е. В. Ребенок открывает мир: книга для воспитателя детского сада. М.: Просвещение, 1991.

Теплов Б. М. Заметки психолога при чтении художественной литературы // Вопросы психологии. 1971. № 6.

Фрейд З. Лекции по введению в психоанализ. М.: Академический проект, 2009.

Фромм Э. Забытый язык. М.: АСТ – Астрель, 2010.

Шихи Г. Возрастные кризисы. СПб.: Ювента, 1999.

Шмелев А. Г., Похилько В. И. Анализ пунктов при конструировании и применении тест-опросников: ручные и компьютерные алгоритмы // Вопросы психологии. 1985. № 4. 126–134.

Экспериментальная психология. Практикум / Под ред. С. Д. Смирнова, Т. Г. Корниловой. М.: Аспект-Пресс, 2002.

Яньшин П. В. Практикум по клинической психологии. Методы исследования личности. СПб., 2004.

Delamare le Deist F., Winterton J. What is Competence? // Human Resource Development International. 2005. V. 8. № 1. Р. 27–46. Рус. пер.: URL: http://hr-portal.ru/article/chto-takoe-kompetencii (дата обращения: 15.05.2014).

Folkman S., Lazarus R. Gruen R., Delongis A. Appraisal, coping, health and status, and psychological symptoms // Journal of Personality and Social Psychology. 1986. V. 50. Р. 571–579.