/ Language: Русский / Genre:thriller, / Series: Дестроер

Дамоклов Меч

Уоррен Мерфи

Страшная угроза нависла над миром. В руках одержимого манией убийства робота-андроида оказалось смертоносное космическое оружие – Дамоклов меч, несущий неотвратимую гибель человечеству. Лишь Дестроер и Мастер Синанджу в силах остановить неуязвимое кибернетическое чудовище...

Ричард Сэпир. Уоррен Мерфи. Дестроер. Стальной кошмар. Дамоклов меч. Издательский Дом «Букмэн» Москва 1997 5-7848-0086-8 Warren Murphy Richard Sapir Sole Surviror Destroyer – 72

Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир

Дамоклов меч

Глава 1

Никто не ожидал всерьез, что советский “шаттл” все-таки выйдет на орбиту.

О том, что русские работают над этим проектом, было известно уже давно. Но что они своего добьются... Мало кто верил, что эта штуковина сможет оторваться от земли. С проблемой криогенного топлива русские в конце концов справились, но трудности с ракетным двигателем многоразового использования представлялись неразрешимыми. Попытка выкрасть его секрет у французов, работавших тогда над программой “Ариан”, потерпела фиаско.

Русские решили вернуться к тактике, с помощью которой им удалось вывести на орбиту свой первый спутник. Не можем построить более совершенный носитель – построим просто большой. В итоге главные тяговые двигатели были приделаны к громадной цистерне с топливом, сверху на нее устанавливался “шаттл”, вдобавок все сооружение было снабжено четырьмя мощными твердотопливными ускорителями. У американского “шаттла” таких было всего два.

Однако русский метод – применять силу и брать числом там, где более помогли бы терпение и опыт, – на сей раз оправдал себя.

В благословенные времена спутника каждый третий носитель взрывался на старте – пока, согласно теории вероятностей, какому-то из них не удавалось уцелеть и выведи на орбиту крошечный сателлит. В эпоху управляемых космических полетов на каждые пять успешных американских запусков приходился один русский космонавт, заживо сгоревший на земле или замерзший в космосе.

И поэтому, когда советский “шаттл” все же совершил свой первый полет, мир, мягко говоря, замер в удивлении.

* * *

– Потрясающе, – заметил по этому поводу президент Соединенных Штатов. – Он не взорвался – просто не могу поверить этому!

– Он еще не совершил посадку, господин президент, – мягко напомнил министр обороны. – Запустить они его запустили, но вот удастся ли его вернуть... На этот счет у меня есть определенные сомнения.

Они находились в Центре управления в одном из подвальных помещений Белого дома – обширном зале, стены которого украшали гигантские дисплеи компьютерных имитаторов, на которые подавались данные со спутников самых разных типов и назначений. Только что президент связывался с главой Центра космической защиты НОРАД, который в изысканных выражениях заверил, что успешного запуска, в общем, ждали.

– Советы всегда поступают именно так, – известил в заключение глава Центра. – Как только мы придумаем что-нибудь новое, они из кожи вон лезут, пытаясь нас обскакать. Когда в пятидесятые мы начали работать над нашими сателлитами, они преподнесли свой спутник. После отправленных нами на орбиту обезьян они проделали тот же фокус с Гагариным. На нашего первого космонавта они откликнулись первой женщиной в космосе. А сейчас мы решили возобновить работу над нашим “шаттлом”, так они вроде бы и здесь нас обставили. Славянский менталитет, знаете ли...

– Но на Луну-то мы высадились раньше них? – с беспокойством вопросил президент. – Там-то мы точно выиграли!

– Так точно, сэр. Но это было двадцать лет назад. – В голосе генерала послышались извиняющиеся нотки. – С тех пор переменилось... гм... многое. В общем, Советы и здесь дышат нам в затылок.

– Неужели?

– Увы, это так, сэр. Но... должен заверить вас, что нынешний трюк они устроили не только ради показухи. Хотя на этом они обычно не экономят, но сейчас готов дать голову на отсечение – что-то затевается...

– Голова ваша мне ни к чему, – проворчал президент. – Я хочу знать только одно: этот их “челнок” лучше нашего или хуже?

– Это зависит от того, с какой стороны смотреть, сэр.

– Прямо, не мигая, – уточнил президент. – Так я обычно лучше вижу. Так что?

– Их новая система “Энергия” – довольно неуклюжая штука. Ускорителей слишком много, это опасно при запуске. Еще через пару лет они все-таки смогли бы получить двигатель многоразового использования и установить его прямо на “шаттле”, но вместо этого предпочли потерять оба двигателя вместе с топливным баком – когда будет использовано содержащееся в нем горючее. С экономической точки зрения...

– А с нормальной?

– Боюсь, что не вполне понимаю вас, сэр... но есть и определенные преимущества конструкции. Например, вместо ракетных двигателей они использовали обычные реактивные. Во-первых, по объему они меньше ракетных, и это снижает вес, но главное – они дают возможность быстрой и точной посадки. Собственно говоря, их “шаттл” может сесть на любую полосу, пригодную, скажем, для “Боинга-747”. Это безусловный плюс.

– Боюсь, теперь я вас не понимаю. А мы почему не использовали этот принцип на нашем корабле? У нас что, нет реактивных двигателей?

– В связи с бюджетными ограничениями, сэр...

– А, теперь понимаю, – сказал президент. Утро этого дня он провел в увлекательной беседе со спикером о растущем национальном долге. – Ну, что ж, передайте мою благодарность вашей разведслужбе...

– Благодарю вас, сэр. – Глава Центра не счел нужным упоминать о том, что все сведения о русском “челноке” он почерпнул из свежего номера журнала “Авиация сегодня”.

Президент положил трубку на рычаг. По системе громкой связи, установленной в зале, передавали переговоры экипажа советского “челнока”. Президент пожалел, что не знает русского языка. Стенографистка с необычайной быстротой заполняла листки подстрочным переводом беседы. Президент угрюмо взглянул на растущую перед ней стопку бумаги. Стенографию он тоже не знал.

– Что-то они там затевают, – хмуро сообщил он министру обороны.

– Что-то у них там не клеится, – неожиданно ответил министр. Он, как выяснилось, знал стенографию.

* * *

Когда командир корабля Алексей Петров впервые увидел эту штуковину, у него и в мыслях не было, что она может оказаться опасной.

Сидя за панелью управления советского “звездного челнока”, носившего – в честь первого человека в космосе – имя “Юрий Гагарин”, он внимательно следил через иллюминатор за странным, металлическим на вид предметом, появившимся в поле его зрения.

Метеорит, входящий на земную орбиту, – таково было первое и самое вероятное предположение. Небольшой бесформенный кусок металла размером не больше среднего тостера. Столкновения с метеоритом Петров ничуть не опасался. В бескрайних просторах космоса метеориты представляют угрозу не больше, чем на матушке-Земле Вероятность столкновения с ним была примерно равна возможности быть пораженным молнией в сильную грозу где-нибудь на Волге...

Собственно, странный предмет привлек внимание Петрова лишь потому, что двигался он гораздо медленнее, чем положено нормальному метеориту. Вернее сказать, даже слишком медленно.

– Ну-ка глянь, – ткнул он в бок своего напарника Олега Глебова, второго пилота.

Глебов проследил за указующим перстом командира.

– Ага, вижу! – взволнованно ответил он.

В экспедиции Глебов занимал, кроме того, еще должность экзобиолога – специалиста по внеземным формам жизни. Поскольку никаких внеземных форм жизни еще не было обнаружено, пользы от экзобиологии было, по мнению Петрова, немногим больше, чем от психиатрии.

– Но что это? – спросил Глебов.

– Понятия не имею, – пожал плечами Петров, – но летит явно в нашем направлении.

– Точно, товарищ командир. Причем, мне кажется, что он чуть ли не сам изменил траекторию... Наши действия?

– Запросить инструкции.

– Но прежде чем командование успеет выйти на связь, мы уже с ним столкнемся.

– Тогда я возьму на себя управление кораблем, чтобы избежать столкновения, а ты немедленно свяжись с Космоградом.

Сразу же перейдя от слов к делу, Петров обеими руками потянул главный рулевой рычаг. Нос корабля начал медленно отворачиваться от летевшего навстречу странного предмета, который на близком расстоянии уже напоминал стопку слипшихся и оплавленных монет.

– “Юрий Гагарин” вызывает Космоград. Прием! – автоматически повторял в микрофон Глебов, в то же время вытаращенными глазами наблюдая, как странный предмет снова меняет курс. – К нам приближается неопознанный объект. Ждем ваших инструкций.

– Дайте описание объекта, – запросил Центр управления полетом.

– Не напоминает ни спутник, ни метеорит, не поддается определению, – ответил Глебов, не отрываясь глядя в стекло. Предмет медленно приближался.

– Подробнее, – запросили с Земли.

Что кого хочешь выведет из себя – так это монотонные голоса этих субчиков. Неужели они не понимают, что на Гагарина”, возможно, совершено нападение? Глебов покачал головой.

В разговор включился командир корабля Петров.

– Я пытаюсь изменить траекторию полета, но предмет упорно преследует нас. Что нам предпринять?

– Никаких изменений траектории без приказа! – ответствовал Космоград, после чего связь прервалась – чинуши, очевидно, решили посоветоваться с начальством. В России всегда есть под рукой начальство на случай, если у самого кишка тонка принять решение, когда запахло жареным.

– Мать вашу! – громко выругался Петров. – Им что, наплевать на нас? И на всю эту экспедицию тоже?

В ту же минуту в наушниках раздался знакомый треск, затем два слова – тем же монотонным голосом:

– Попытка захвата.

– Повторите, – не поверил ушам Петров.

– Попробуйте поймать неизвестный объект люком грузового отсека.

– В грузовом отсеке находится спутник. Он может повредиться.

– Спутник всегда можно сделать новый. Выполняйте.

Космонавты Олег Глебов и Алексей Петров обменялись выразительными взглядами. Но времени на раздумья не оставалось. Странный предмет был совсем рядом, уже можно было различить углубления на его поверхности.

Взявшись за рычаг управления, Петров начал разворачивать “Юрия Гагарина” под нужным углом. Глебов вызвал по внутренней связи третьего члена экипажа, космонавта-инженера Игоря Ивановича, приказав ему надевать скафандр и готовиться к выходу в грузовой отсек.

– Мне что, ловить эту штуку? – заныл Иванович. – Вы, пока я спал, не могли поймать ее, а, Олег?

– Надевай скафандр! – огрызнулся Глебов.

“Шаттл” в умелых руках командира корабля разворачивался грузовым люком к загадочному предмету. Петров повернул массивную рукоятку, створки грузового люка разошлись в стороны – словно огромный жук расправил свои надкрылки. Откинувшись в кресле, Петров закрыл глаза. Теперь от него мало что зависело.

Прошло несколько минут. Чувствуя, что сердце до сих пор бьется, Петров понял, что им повезло: по крайней мере, эта штуковина – не американский спутник-убийца. Про них он наслушался еще на Земле – специальная разработка НАСА, программа “Звездные войны”. Такое название дал им этот актеришка, которого они выбрали президентом, – потому что так называлась одна из голливудских кинокартин. По крайней мере, так утверждали ответственные товарищи, выступавшие по телевидению в программе “Время”. Петров знал, что это правда, – пользуясь привилегиями летчика-космонавта, ему удалось раздобыть кассету с записью “Звездных войн”. Копия, правда, была примерно десятая, и “снега” на ней было больше, чем зимой на улицах Москвы, но Петрову она показалась интересней, чем все советские телепрограммы, вместе взятые. Правда, сцен насилия было многовато.

Еще через несколько минут Петров решил нарушить наступившую в кабине напряженную тишину.

– Вроде мы пока живы-здоровы.

– И корабль не поврежден, – согласился второй пилот.

Никто из них ни словом не упомянул о том, что инструкция по безопасности предписывала им при наличии непосредственной угрозы кораблю немедленно облачиться в скафандры. Оба понимали – лучше мгновенно погибнуть при взрыве “шаттла”, чем медленно умирать от удушья в облегающей тело многослойной скорлупе, хрипя в микрофон шлема последние сообщения, над которыми примутся колдовать лишенные чувств очкастые роботы – ученые Космограда...

Петров нажал кнопку внутренней связи.

– Внимание, товарищ Иванович, – через несколько секунд я закрою грузовой люк. Вам предстоит войти в грузовой отсек и доложить, что вы там обнаружите.

– А что, по-вашему, я там могу найти? – срывающимся от волнения голосом спросил Иванович.

– Это вы мне должны сообщить об этом, – нахмурился Петров. – Переведите связь в постоянный режим, товарищ.

– Есть, командир, – ответил Иванович, пробурчав про себя изысканное русское словосочетание “по хрену”.

Петров и Глебов вслушивались в тяжелое дыхание Ивановича, шаг за шагом медленно преодолевавшего коридоры корабля.

– Вхожу в первый шлюз, – сообщил Иванович.

Замигавший на панели управления сигнал подтвердил его сообщение.

– Закрываю двери шлюза, – продолжал Иванович. – Нахожусь внутри.

– Смелый парень! – восхищенно шепнул Глебов.

– И младший по званию, – напомнил ему Петров. – Если он завалит дело – ты следующий.

– Открываю дверь второго шлюза, – вещал между тем Иванович. – Вижу в иллюминатор грузовой отсек.

– Что именно вы в нем видите? – потребовал Петров. – Опишите это, товарищ!

– Вижу спутник, крепеж цел, готов к запуску.

– А небольшой предмет, схожий с метеоритом?

– Вхожу в грузовой отсек, – доложил инженер. Внезапно “Юрия Гагарина” сильно встряхнуло. Рычаг управления в руке Петрова задрожал как живой. Схватив его обеими руками, он изо всех сил старался удержать рычаг. Это конец, мелькнула вялая мысль.

Панель управления словно сошла с ума: здесь и там мигали сигнальные огоньки, рукоятки вращались, словно движимые собственной волей. Включив на полную мощность двигатели, “Юрий Гагарин” описывал в пространстве невообразимые пируэты.

– Они, командир! – вскричал Глебов.

– Заткнись! – огрызнулся Петров, не веривший ни в инопланетян, ни в привидения. Однако в мозгу почему-то всплыла американская лента под названием “Чужие”. Командир кинулся к туалетной кабине, обильно орошая пол содержимым мочевого пузыря.

Восстановив таким образом душевное равновесие, Петров попытался выйти на связь с инженером.

– Иванович! Товарищ Иванович! С вами все в порядке? Никакого ответа.

– Сейчас ответит, – поспешил уверить командира Глебов, зная, что в противном случае именно ему придется лезть в грузовой отсек. – Дай ему срок, Алексей.

Но на повторявшиеся в течение пяти минут призывы командира ответа из грузового отсека не последовало.

– Ну, ты знаешь, что делать, – сдвинул брови Петров, в упор посмотрев на Глебова.

– Д-да, – еле слышно ответил Глебов. Пожав одеревеневшими пальцами руку командира, он, пошатываясь, побрел к люку и опустил трап, ведущий на нижнюю палубу, где хранились скафандры.

– Открываю первый шлюз, – раздался через несколько минут в наушниках командира голос Глебова. – Нахожусь в грузовом отсеке. Освещение включено...

– Ты видишь Ивановича?

– Нет. – По тону голоса Глебова можно было вообразить, будто с командиром разговаривает выходец с того света.

– Ищи лучше, – посоветовал Петров. – Он должен быть где-то там, сам знаешь.

– Вижу только спутник, – тревога в голосе Глебова росла.

– Не трудись, – раздался в наушниках шлема Глебова неожиданно слабый голос командира. – Мне кажется, я знаю, где инженер.

– И где?

– Он в открытом космосе... Вон, плавает за бортом примерно метрах в двух от кабины.

– Ты что же, открывал грузовой люк после того, как Иванович оказался в отсеке?

– С ума сошел?! Люк, должно быть, открылся сам, когда корабль затрясло...

– Так мне, значит, можно уходить отсюда? – Ты давай ищи эту штуковину, – ответил Петров, сжимая в руке рычаг и наблюдая, как серебристый скафандр, послуживший последним пристанищем покойному инженеру Ивановичу, уносится в холодные просторы Вселенной.

– Ищу, – снова услышал он голос второго пилота.

– Если только он не оказался снаружи вместе с Ивановичем...

– Нет! – взволнованно вскрикнул Глебов. – Вот он! Я вижу его!

– Какой он?

– В точности, как мы видели из кабины. Кусок металла, весь в каких-то выбоинах... Нет, не весь, одна сторона чистая, похоже, со следами обработки. Присосался к панели ручного управления люком отсека...

– Значит, магнит!

– Похоже на то.

– Попробуй оторвать его от панели.

– Я и пытаюсь это сделать, – было слышно, как Глебов тяжело дышал. – Но он крепко держится.

– Неужели это магнит такой силы? – изумился Петров.

– Командир, – в голосе Глебова послышалось ответное изумление, – он, похоже, не просто присосался, а приплавился к панели управления!

– При... приплавился?

– Края панели – я сейчас их ощупываю – просто вросли в него. С ума сойти можно!

– Боюсь, это еще не самое худшее, – мрачно заметил Петров.

– Ну и что мне теперь делать?

– Дай подумать.

Взглянув в иллюминатор на расстилавшуюся со всех сторон ледяную пустыню, полную звезд, Петров увидел, что останки Ивановича унесло уже так далеко от корабля, что они превратились в серебристый завиток, едва различимый в холодном мраке. Нажав кнопку связи, соединявшей корабль с Космоградом, он с удивлением обнаружил, что связь отсутствует. Повторные попытки не дали никаких результатов. Связь не работала ни на передачу, ни на прием. От Земли они полностью отрезаны.

Алексей Петров переключился на внутреннюю связь.

– Земля не отвечает, – известил он напарника.

– Тоже небось из-за этой штуки, – Глебов вполголоса выругался. – Она, видать, сделала что-то такое с электроникой... из-за этого нас до того и трясло.

– Олег, я беру инструменты и двигаюсь к тебе. Жди меня. Нужно оторвать-таки от панели этого паразита.

– Давай быстрей.

Втиснувшись в скафандр, Петров навинтил шлем, поморщился, вдохнув горьковатой кислородной смеси. Сердце учащенно забилось. Зажав под мышкой металлический саквояж с инструментами, он медленно зашагал к грузовому отсеку.

Дверь шлюза оказалась открытой. Странно. Глебов должен был закрыть ее за собой.

Минуту спустя он стоял у порога грузового отсека. Спутник, как и ожидалось, был на месте, опутан сетями нейлонового крепежа, словно теннисный мяч, попавший в плотную паутину. А, вот она – блестящая бесформенная штуковина, похожая на подтаявший кубик льда, присосалась к панели управления люком.

Глебова нигде не было.

Наверное, зашел зачем-то за спутник – поэтому его не видно от входа. Да, Олег наверняка там.

Однако в сердце Алексея Петрова уже закрались сомнения. Сквозь фидер своего шлема он уже с минуту чувствовал странный запах, вернее, не странный, а неприятный, похожий на запах пота или нечистот. Стекло шлема помутнело. Петров чертыхнулся, в конце концов, что за детские страхи... Грузовой отсек – не дом с привидениями. Необычная техническая проблема, вызванная странным метеоритом с явно магнитными свойствами, – это другое дело. Ее нужно постараться решить. А эта штука, точно, магнитная – недаром она тянулась за кораблем и сейчас присосалась с такой силой к панели управления люком, едва не расстроив полностью всю сложнейшую электронику “челнока”.

И тем не менее Алексей Петров не мог заставить себя переступить порог грузового отсека. Он откашлялся в микрофон.

– Олег, ты меня слышишь? Я здесь.

Молчание.

– Олег?

В голосе Петрова послышалось раздражение. Точно, спрятался за спутником. Решил пошутить, зараза. Ослабить, так сказать, напряжение. Нашел время и место... Петров выдавил из себя короткий смешок.

– Ну, кончай, Олег. Я оценил. Достаточно. Давай вылезай. Этот ящик с инструментами чертовски тяжелый. Иди помоги.

Про инструменты он сказал нарочно: Петров чувствовал, что, как ребенок, стоящий на крыльце дома, в котором, по рассказам, водятся привидения, он боится войти в отсек. Вот если Глебов сейчас покажется – он поймет, что здесь безопасно, и тогда...

Глебов не появлялся.

Наконец, собравшись с духом, Алексей Петров занес над порогом правую ногу и шагнул вперед. Ботинок скафандра с чмоканьем приземлился на металлический пол отсека.

Взглянув под ноги, Петров неожиданно заметил, что пол у порога покрыт странной красной жидкостью. Но он не успел спросить себя, что это такое, – взгляд его зафиксировал лежавший у самого порога необычный предмет.

Это был кубик из разноцветного странного материала с прожилками такого же серебристого оттенка, как скафандр Петрова. Осторожно взяв его двумя пальцами, Петров поднял кубик. К его удивлению, он оказался гораздо тяжелее, чем представлялся на вид. Размером он был не больше двух сигаретных пачек.

Поднеся кубик ближе к стеклу шлема, чтобы получше рассмотреть его, Петров заметил, что стекло сильно запотело. Надышал, черт, теперь уже все: пытаться вытереть стекло изнутри – все равно что пробовать почесать через шлем подбородок.

Из кубика вытекла и упала на скафандр Петрова алая капля. Не похоже на кровь – слишком светлая... Нет, кровью это быть никак не может. На ощупь, однако, кубик был упругим, словно живая плоть. Петров чуть сильнее сжал его. Под упругой гранью чувствовалось что-то твердое...

Сейчас же исследую эту штуковину, решил Петров. В кабине. Как следует. А Глебов – черт с ним, пусть ждет.

Подойдя к двери шлюза, Петров набрал на панели управления нужную комбинацию. Но дверь не поддавалась. Попробуем открыть вручную. Он потянул рычаг.

Свет в шлюзе погас, плотная тьма окружила командира.

В этой тьме Петров не мог видеть, как ведущая в грузовой отсек дверь шлюза бесшумно закрылась у него за спиной. Свет включился.

Повернувшись, Алексей Петров увидел, что дверь закрыта. Он заперт. В маленькой тесной камере.

Снова Глебов. Ах, ты...

– Олег, это уже не смешно! – Петров старался, чтобы голос его звучал тверже. – Приказываю тебе открыть шлюз и немедленно выйти оттуда. Где ты прячешься, Олег? Ты меня слышишь? Космонавт Глебов, это приказ вашего непосредственного начальника. Вы обязаны немедленно подчиниться. Немедленно, ты слыхал?

Никакого ответа.

– А, ч-черт! – выругавшись, Петров со злостью швырнул в упрямую дверь шлюза тяжелый кубик.

Кубик отскочил от двери, словно резиновый мяч. Привычным движением поймав его, Петров заметил, что одна из серебристых прожилок отошла и развернулась в ленточку шириною не больше дюйма.

На ленточке было что-то написано.

Петров снова поднес кубик к глазам. Нет, это не надпись. Вышивка. Очень тонкая вышивка. Только одно слово: “О. Глебов”.

Фонтан рвоты ударил изо рта Петрова в стекло шлема, горячая жидкость потекла по его груди. Схватившись за рычаг двери шлюза, ведущей в грузовой отсек, он изо всех сил дернул. Нет, ему не хотелось возвращаться в грузовой отсек – просто он не мог оставаться в шлюзе, рядом с этим... Он без разбора тыкал пальцами во все кнопки, но дверь не поддавалась. Она словно примерзла к стене.

По щекам командира Алексея Петрова текли слезы, видеть мешала желтая пленка рвоты на стекле. Навалившись всем телом на рычаг ручного замка, он понял – бесполезно. Привалившись к двери, он плюнул на стекло, чтобы хоть немного очистить его.

И тут задвигались стены.

Командир Алексей Петров почувствовал, как пол уходит у него из-под ног. Пытаться удержать движущиеся на него стальные листы, кричать, плакать... Нет, он выше этого. Петров медленно сполз на пол шлюза рядом с лежавшим в углу разноцветным кубиком. Сейчас к этому кубику прибавится второй... А пока он сидит в углу и ждет своей участи...

Командир Петров почувствовал, как опустившийся потолок смял антенны на его шлеме. Сейчас головки болтов обшивки вонзятся в его мягкую, такую мягкую плоть...

Последнее, о чем успел подумать командир “Юрия Гагарина”, – что все это абсолютно невозможно. Он сам помогал строить этот корабль и точно знал – на нем нет никакого механизма, благодаря которому стены обыкновенной шлюзовой камеры на советском звездолете вдруг обрели бы свойства пресса, который янки используют для уничтожения старых автомашин...

* * *

В Центре управления Белого дома президент обеспокоенно внимал министру обороны, который с пулеметной скоростью считывал со стенограммы содержание переговоров экипажа советского “челнока”.

– Космоград требует, чтобы они немедленно вышли на связь, – сказал наконец министр. – Повторяют последние несколько минут сигнал вызова.

– Повреждение? – предположил президент.

– Не думаю. Кажется мне, что это как-то связано с неким предметом, о встрече с которым экипаж “Гагарина” недавно сообщил в Космоград. Более того, весьма возможно, что и экипаж и корабль уже можно вносить в списки потерь...

Президент кивнул. Конечно, если так, то это ужасно... Трагедия... Правда, не с американским кораблем. К тому же реальный шанс наконец-то наглядно разъяснить американскому обывателю опасность космических полетов.

В динамике монотонный мужской голос все повторял по-русски сигнал вызова. Но “Юрий Гагарин” молчал. Никто из членов экипажа не отзывался.

И вдруг... Металлический, лишенный каких бы то ни было интонаций голос, казалось, заполнил собой весь эфир. Он медленно произнес по-английски:

– Привет. Со мной все в порядке.

Глава 2

Его звали Римо – и лишенным крова он не мог отказать в помощи.

Внизу, залитый огнями, лежал ночной Вашингтон. Город, задуманный как произведение искусства. Ночью, надо отдать должное, он и был таковым. Подсвеченные белые громады зданий, казалось, парили в воздухе. Капитолий выглядел древнеиндийским храмом, Белый дом – гробницей египетских царей, а мемориал Линкольна – обломком Римской империи.

Днем, правда, все выглядело иначе. Здания – мрачные груды серого кирпича; сам город за пределами квартала, в котором обитало правительство самой могущественной в мире страны, напоминал подвергшееся погрому гетто. Но ночью... ночью словно воскрешались высокие идеалы, ради которых он некогда и строился.

Поморщившись, Римо отряхнул пальцы. Копоть. Этой дрянью, оказывается, зарос весь этот громадный обелиск, который здесь называют памятником Вашингтону. Понятно, обычные посетители этого не видят – они поднимаются наверх на лифте, что внутри монумента. Римо, однако, предпочел взойти туда прямо по северной грани, обращенной к реке. Особых усилий для этого ему не потребовалось.

Римо Уильямс представлял собой добротный экземпляр молодого американского индивида мужского пола. Просто одетый – серые брюки и черная майка, заправленная в них, темные волосы, карие глаза, кожа покрыта странного оттенка золотистым загаром, который был виден даже в лучах прожекторов ночной подсветки памятника. Нормальный экземпляр. Ничем не выдающийся. Даже средний. Единственное, что можно занести в разряд особых примет, – мощные запястья и кисти рук, находящиеся словно в постоянном движении.

В данный момент с верхушки монумента глаза Римо – глаза среднего американца – напряженно обшаривали ночные темные улицы в поисках тех, о ком каждый день говорили по телевидению. Сотен тысяч бездомных, брошенных обществом, чьи слезы, как патетически восклицали телеведущие, скоро загасят факел статуи Свободы. Стыд и позор Америки – эти слова, услышанные недавно по телевидению, проникли глубоко в душу Римо.

Римо родился и вырос в Америке. К тому же был сиротой. Поэтому сейчас он хотел только одного – самому разыскать этих бездомных и помочь им. Ничего больше. Уплатить этот последний долг земле, которая его выкормила, прежде чем он навсегда покинет ее.

Трудность состояла в одном – бродя по улицам Вашингтона, округ Колумбия, ни одного из этих несчастных он не встретил. Римо понял: днем ему своей задачи не осуществить. Но ночью, когда первый весенний морозец сменят последние холода не желающей сдаваться зимы, этим несчастным наверняка придется покинуть свои временные убежища, решил Римо, и искать пристанища на решетках метро, в подъездах, в картонных коробках на свалках Массачусетс-авеню. Тогда-то он их и увидит.

Но, прочесывая квартал за кварталом ночные улицы, лишенных крова страдальцев Римо не обнаружил. Попадались ему обычные обитатели городского дна – наркоманы, алкоголики, карманные воры. Но Римо не сдавался. Он не любил так легко расставаться с задуманным.

Оставался последний шанс – влезть на самый верх памятника Вашингтону. Уж если на улицах столицы и есть бездомные, с такой высоты он наверняка обнаружит их. У него ведь на редкость острое зрение.

Наконец удача улыбнулась ему. По улице, далеко внизу, двигалась пожилая, неряшливо одетая женщина, толкая перед собой магазинную тележку, набитую старыми газетами и рваным барахлом.

Ноги Римо оторвались от покатой грани верхушки памятника. Перевернувшись в воздухе, он в мгновение ока словно приклеился ступнями и ладонями к северной и восточной граням обелиска. Подошвы его мягких итальянских туфель будто вросли в мрамор, сообщив рукам дополнительное давление, чтобы удерживать тело вертикально. Римо быстро, словно спускающийся по паутине паук, заскользил вниз по серебристой игле монумента.

Разумеется, не совсем обычный способ передвижения. Но Римо давно отвык от слова “обычный”.

Обычным он перестал быть в тот самый день, когда, проснувшись в палате санатория под названием “Фолкрофт”, понял, к своему немалому изумлению, что он жив. Трудность состояла в том, что состояние это было временным. Если бы он не согласился работать на тайную правительственную организацию, именуемую КЮРЕ, его пребывание в этом мире вряд ли стало бы долгим.

Римо выбрал из двух зол меньшее – и оказался в руках пожилого корейца, которого звали Чиун, маленького сухого старичка, последнего из Мастеров Дома Синанджу – великого клана наемных убийц – ассасинов. Чиун и обучил Римо искусству Синанджу – нетленному источнику, породившему за тысячелетия сотни школ боевых искусств. После первого дня общения с удивительным стариком смерть уже не казалась Римо чем-то достойным страха. Или хотя бы внимания. Это был первый шаг на пути освоения мудрости Синанджу, дающей возможность управлять теми скрытыми и невероятными силами, которые таятся в теле и разуме каждого человека, но лишь Мастерам Синанджу ведомы пути к этому.

Именно в руках этого сухонького седобородого старичка Римо и перестал быть “обычным”. От имени КЮРЕ он уже два десятилетия выслеживал и уничтожал врагов американской демократии. За это время мир постарел. Римо же, казалось, не был подвластен возрасту.

Подошвы Римо коснулись травы у самого подножия памятника. Развернувшись, он пружинисто зашагал по направлению к авеню Конституции. Ночного холода он не чувствовал.

Римо больше не работал на КЮРЕ. Он больше никого не убивал от имени организации, созданной некогда покойным ныне президентом как радикальное средство решения проблем безопасности. Собственно, и американцем Римо более не был. Он принадлежал Синанджу – искусству, дисциплине, традициям и, наконец, самой деревушке на побережье Корейского залива, которая и носила имя Синанджу и где он собирался построить дом для себя и своей невесты, Ма Ли, дабы провести остаток дней в покое и самосозерцании.

Он больше не был американцем – но вот уже год не мог покинуть Америку. Они с Чиуном выполняли последнее задание КЮРЕ. Римо же хотелось одного – поскорее заняться собственным домом.

Римо подошел к женщине с тележкой.

– Простите, мэм...

При звуке его голоса обладательница тележки вместе со своим транспортным средством развернулась к Римо лицом с такой скоростью, что ей позавидовал бы любой рокер. Тележку она угрожающе выдвинула вперед; Римо так и не понял, в каком качестве – щита или же тарана.

– Тебе чего? – подозрительно спросила она. Хриплый голос, отметил Римо, голова замотана рваным клетчатым платком, из-под которого торчат в разные стороны космы неопределенного цвета.

– Простите, ведь вы – бездомная?

– Ты сам кто такой?! – уже визгливо потребовала его собеседница.

– Я, в общем-то, и не знаю, что такое дом, – признался Римо. – Но это сейчас неважно. Я ведь вас спрашиваю.

– Я первая спросила!

– Первым-то спросил я, – мягко возразил Римо. – Послушайте, не волнуйтесь вы так. Я просто хочу помочь вам.

– Да ты чего-нибудь знаешь о бездомных-то? – Обладательница тележки уже напирала на Римо, так что ему пришлось отступить на шаг.

– Я вырос в приюте для сирот, – объяснил он. – И, в общем, знаю, что это такое. Не то чтобы у меня никогда не было крыши над головой... Но что такое, например, семья – этого я не знаю. А дом... Дома как такового у меня, в общем, тоже не было. После возвращения из Вьетнама я где только не жил. И везде временно, нигде не оставался надолго. Так что, мне кажется, я понимаю вас. И потому хочу вам помочь. Понимаете?

– Значит, после Вьетнама вас никуда не брали? – женщина вдруг перешла на “вы”.

– Да нет, я бы не сказал...

В душе у Римо нарастало недоумение. Что-то здесь было не так. Что – пока он не улавливал. Женщина явно больше не опасалась его, но коляску по-прежнему держала перед собой, словно щит, все время поворачивая ее так, чтобы передняя стенка смотрела прямо на Римо.

– В чем же истинная причина вашей печальной судьбы? – наседала бродяжка. Из ее голоса неожиданно исчезла хрипотца, и появились какие-то смутно знакомые Римо нотки.

– Печальной? – удивленно переспросил он.

– Да посмотрите на себя! Ни приличной одежды, ни личных вещей. В одной майке, посреди ночной улицы, зимой, в самый холод. Это вам печальным не кажется?

– Да мне вовсе не холодно...

– Какое же количество виски потребовалось, чтобы согреть вас в такую ночь? А в прошлую? Вы регулярно пьете?

– Да о чем вы вообще... – начал Римо. И именно в эту секунду заметил под тряпками в тележке что-то блестящее. Объектив. Кажется, он начинает догадываться...

Протянув руку, Римо сдернул верхнюю тряпку. Прямо ему в лоб смотрело черное дуло объектива видеокамеры. На глянцевом боку значилось: “Собственность 55-го канала”.

– Вот это да! – невольно вырвалось у него. Одним движением его собеседница стряхнула с головы клетчатый платок, по плечам рассыпалась медно-красная грива. Перед Римо стояла молодая женщина, лицо которой не смог состарить даже искусно наложенный грим. Выступающие скулы свидетельствовали лишь о многомесячной диете.

– Кэт Харпи, новости Пятьдесят пятого. – Римо готов был поклясться, что долю секунды назад никакого микрофона в ее руке не было. – Продолжайте вашу историю, сэр. Она будет включена в специальную тематическую программу о бездомных в округе Колумбия...

– Я не бездомный, – пожал плечами Римо.

– Тогда почему вы так одеваетесь?

Римо окинул критическим взглядом свои серые брюки.

– А что, собственно, вам не нравится?

– Но вы же выглядите как типичный без... А вы, оказывается, самозванец, – прошипела девица, метнув на него злобный взгляд.

– Да я всегда одеваюсь так. – Римо снова пожал плечами.

– Ясно. В любом случае я на задании, а трачу время Бог знает на кого. Первый эфир – в понедельник, а я уже неделю ловлю здесь этих бездомных и не нашла пока ни одного. Ни одного, слышите? Поэтому посторонитесь.

Прогрохотав тележкой, девица исчезла за углом. Проводив ее взглядом, Римо постоял, в третий раз недоуменно пожал плечами и зашагал дальше.

Может, думал он, вопреки тому, что говорят по телевизору, в Вашингтоне и нет никаких бездомных? Он не мог решить, радует или огорчает его это обстоятельство. Пока он еще в Америке, нужно все же сделать что-нибудь для нее. Ведь скоро он навсегда покинет родную страну и уедет в Синанджу. А Римо хотелось хоть как-то отблагодарить ее за все, что она для него сделала. Помочь бездомным – идея, черт возьми, была неплохой...

Только где их найти? В местечке Рай, штат Нью-Йорк, где Римо оставил своего престарелого наставника, никаких бездомных он тоже не встретил. В окрестных городах – то же самое. Он попробовал в самом Нью-Йорке, но там буквально у всех был одинаково затравленный и ободранный вид, так что отличить рядового гражданина от изгоя, по выражению телевизионщиков, индустриального общества просто не представлялось возможным. Римо решил, что в Вашингтоне эти различия будут больше бросаться в глаза, и, вдохновленный своей благородной миссией, прибыл в столицу.

Не тут-то было.

В конце концов бесцельные ночные блуждания привели Римо к ступеням Капитолия. Полчаса назад, когда он смотрел на него с высоты обелиска, поблизости от здания не было ни одной живой души. Но сейчас... Римо не поверил своим глазам: ступени словно покрывала серая шевелящаяся масса. Мужчины и женщины, одетые в немыслимые лохмотья, передавали друг другу окурки сигарет и сигар, поднося к ним зажигалки “Зиппо”, тут и там горели костры, вокруг которых сгрудились скрюченные оборванные фигуры.

Толпу на ступенях окружал плотный кордон полиции с пластиковыми щитами, поодаль стояли наготове секции заграждения. Просочившись между двумя полицейскими, Римо влился в толпу и направился к неопределенного возраста худому мужчине, одетому в несколько натянутых один на другой свитеров и джинсы с огромными дырами на коленях. Сидя на ступенях, мужчина пытался прикрыть замерзшие коленки руками в перчатках, лишенных пальцев. У ног его лежал огромный плакат с надписью: СПАСИТЕ БЕЗДОМНЫХ! При виде страдальца у Римо от жалости защемило сердце.

– Слушай, старик, как насчет теплого ночлега? – осведомился он, подойдя поближе.

– Проваливай! – ответствовал изгой индустриального общества.

– Ты подумай, – настаивал Римо.

– Сам мозгами пошевели, – огрызнулся тот. Голос его неожиданно показался Римо знакомым. Он пристальнее вгляделся в покрытое грязью лицо.

Перед ним сидел знаменитый голливудский актер, приобретший славу и состояние на фильмах о Вьетнаме, фильмы его Римо не нравились – на вьетнамскую войну это было похоже так же, как “Эмпайр стейт билдинг” на индейский вигвам. Римо вспомнил – ведь у этого типа есть сын, тоже актер, который сподобился продолжить отцовский промысел. Тоже снимался в фильмах о Вьетнаме. Ни одного из них Римо, правда, не смотрел. Его несколько коробили заявления папы с сыном о том, как глубоко проникли они в психологию ветеранов вьетнамской войны, побывав под обстрелом холостыми патронами на гавайском побережье, где снимались их фильмы.

Сам Римо хорошо помнил ту войну.

– А вы случайно не?.. – начал Римо.

Актер резко оборвал его:

– Автографов не даю.

– Да мне и ни к чему, – Римо снова пожал плечами. – Я хочу вам помочь, серьезно. Ужасно грустно видеть вас в таком положении. Но... почему вдруг вы оказались на улице? Разве ваши дети не могли позаботиться о вас?

– Что значит – не могли? Они и заботятся. Вон, сзади сидят. – Актер кивнул на две фигуры, привалившиеся друг к другу несколькими ступенями выше. – Оба здесь.

Ну да, вспомнил Римо, ведь у него два сына. И младший – тоже актер. Черт, наглухо вылетела их фамилия. И оба парня в таких же лохмотьях...

– Акция протеста, понял? Против бесчеловечного обращения правительства с бездомными, – прервала его мысли кинозвезда.

– И как же вы протестуете? Одеваясь в лохмотья?

– А ты чего хотел? Лучший способ понять кого-то – пожить так, как он, – осклабившись, актер извлек из бумажного пакета бутылку виски.

– Вы бы лучше пожертвовали в какой-нибудь социальный фонд.

– Это помогло бы лишь сегодняшним бездомным. А как быть с завтрашними? С будущими поколениями лишенных крова? Нет, поправить дело может лишь политическая акция. Чего не хватает сегодняшней Америке – так это стыда!

– Но если все богатые люди будут жертвовать на социальные нужды, наверняка не будет больше бездомных в Америке, – в который раз пожал плечами Римо.

– Значит, если я актер и мой годовой доход выражается семизначной цифрой, я должен направо и налево раздавать свои бабки, да? Я их, знаешь ли, заработал. Так с какой стати мне делиться с теми, кто и не почесался ради этого? Я на съемках “Армагеддона вчера” едва Богу душу не отдал. Ты сам поделился бы с первым встречным деньгами, за которые жизнью рисковал, а?

– Если бы это кому-то помогло – да, – кивнул Римо.

– Все равно это не решение проблемы.

– А фильмы ваши – барахло! – И Римо отвернулся.

Соседкой актера оказалась полная женщина в рваном розовом свитере, натянутом на хлопчатобумажное платье.

Римо присел около нее.

– А что думаете вы, мэм? Сможет эта... мм... процессия на ступенях Капитолия помочь вам обрести потерянное жилище?

– Никакое оно не потерянное! – огрызнулась женщина. – Скажу больше – вам бы такое. К вашему сведению, я – президент Вспомогательной женской лиги при Совете американских церквей. И я слышала, какие мерзости вы говорили нашему доблестному борцу за права обездоленных. Вам следовало бы знать, молодой человек, что дармовые деньги никогда не решат никаких проблем. Вынудить правительство принимать больше социальных программ – вот единственный путь покончить с общенациональным бедствием.

– Разумеется. – Римо поспешил удалиться.

Следующим его собеседником оказался пыльного вида молодой человек. Римо принял его за мусорщика. Он оказался аспирантом Гарварда, работавшим над диссертацией о бездомных, под которую получил двухмиллионный грант. Попались Римо также два репортера столичных газет, которые у него на глазах тут же передрались из-за того, кому принадлежат исключительные права на завтрашнюю публикацию.

– Хоть один настоящий бездомный тут есть?! – возопил Римо с верхней ступени лестницы, оглядывая людской муравейник.

Руку поднял гарвардский аспирант.

– Родители на прошлой неделе выгнали меня из их дома в Майами. Есть!

– Вот и сиди тут. – Один из сыновей актера поднялся и принялся резво спускаться вниз по ступеням. – Я со всяким дерьмом не общаюсь. Пока, я пошел.

– Я с тобой, – поднялся вслед за ним его братец.

– Сесть, ублюдки! – взревел их папаша. – Где ваша общественная совесть, подлецы?

– У тебя в заднице, – хором ответили детки.

– Там же, где и твоя, – снизошел до разъяснений старший сынок. – Тебе до всего этого дерьма примерно столько же дела – только ты хочешь сделать рекламу для очередной твоей говенной картины, папочка. Про семью бездомных – с нами, разумеется, в главных ролях. Мой совет – пошли это к черту. Потому как мой счет теперь раза в два побольше. В связи с чем, родитель, я начинаю собственный проект.

– Ах ты, неблагодарный урод! – загремел отец, вскакивая.

На ступенях завязалась драка, и Римо, неприязненно поморщившись, проследовал далее. На сей раз он не стал скрываться от полицейских, и один из них окликнул его.

– Эй, мистер, вы тоже участник демонстрации?

– Ну нет, – Римо покачал головой.

– Тогда мне придется попросить вас уйти отсюда. Право на участие – только по персональным приглашениям, сэр.

– Как это я сразу не догадался, – хмыкнул Римо. Подумав, он остановился. – Слушайте, а настоящих бездомных вы здесь когда-нибудь видели?

Полицейский скептически взглянул на Римо.

– В Вашингтоне? Где работает правительство? Да вы что, сбрендили, мистер?

– Похоже, не я один, – пробурчал себе под нос Римо, кинув последний взгляд на ступени, где орава псевдоотщепенцев готовилась к последнему и решительному протесту.

* * *

Чиун, Мастер Дома Синанджу, ждал Римо в номере гостиницы в Джорджтауне, который они сняли на двоих несколько дней назад.

– И скольким же бездомным мы помогли сегодня? – ядовито поинтересовался он, когда Римо появился в дверях.

– Об этом, – мрачно ответил Римо, – я не желаю разговаривать.

Усевшись на диван, Чиун демонстративно повернулся к Римо спиной и уставился в телевизор. Все то время, что они работали в Штатах, телевизор был его первым и единственным развлечением. Римо, однако, не мог спокойно лицезреть восседающего на диване Чиуна. Чиун был корейцем – за восемьдесят, хрупкого сложения, с жидкими седыми прядями на подбородке и над воротником кимоно... В общем, место ему было на тростниковой циновке. Раньше, в старое доброе время, он и мог сидеть только на ней...

Ныне Мастер Синанджу, облаченный в безупречно сшитый костюм-тройку, не без комфорта расположился на широченном диване. Вернее, костюм был бы безупречным, если бы не одна деталь – под страхом смерти Чиун заставил портного сделать рукава на полметра длинней, чтобы прятать в них отягощенные длиннющими ногтями пальцы.

– Я же говорил тебе, что нет никаких бездомных в Америке, – соизволил наконец подать голос Чиун, скосив глаза в сторону Римо. – Америка – слишком большая и великодушная страна, чтобы позволить даже самым ничтожным жить в картонных ящиках или спать на жутких скамейках в парке.

– Я же сказал, что не желаю об этом говорить, – отрезал Римо, не поворачиваясь.

– А раньше тебе хотелось, – не унимался Чиун. – Раньше ты говорил только об этом, и ни о чем более. Целый день – и только о том, как хочется тебе помочь несчастным, у которых нет ни еды, ни крыши над головой. А я еще тогда отвечал тебе – на всем пространстве между Канадой и Мексикой ты не найдешь ни одного такого. Я просто-таки уверял тебя. Но ты, конечно, не слушал. Вместо этого ты настоял, чтобы мы приехали в этот город – помогать несуществующим людям с их придуманными тобой неприятностями.

– Тебе, – огрызнулся Римо, – ехать было вовсе не обязательно.

– Но я приехал. Вместе с тобой. И вместе с тобой бродил ночами по улицам. И никаких бездомных я там не встретил. Поэтому я вернулся в этот отель – ждать, пока ты придешь и признаешь наконец свою ошибку.

– Чего это ты там смотришь? – Римо сделал попытку переменить тему. – Снова “Три куколки-2”?

Морщины Чиуна сложились в печальную гримасу.

– Нет. Я больше их не смотрю.

– Неужели? – подивился Римо. – А мне казалось, они тебе нравятся. Они воплощают все самое великое, что есть в Америке. Не ты ли это, помнится, говорил?

– Это было раньше.

– А потом?

– Повторные показы.

– Повторные – что?

– Показы. Они показывают одно и то же, пока нормальный человеческий мозг не наполняется этим, как губка, и перестает что-либо понимать.

– Настоящие культурные американцы, – не преминул ввернуть Римо, – называют это повторной демонстрацией.

– Демонстрация. Показ. Какая тут разница? Для чего показывать по нескольку раз одну и ту же картину? Вот когда по телевизору показывали любимые мной прекрасные драмы, никаких этих повторных... показов и в помине не было.

– Да ведь твои мыльные оперы по два раза и не показывают, – ухмыльнулся Римо. – Наверное, даже там понимают – второй раз их никто не станет смотреть. Одного раза более чем достаточно. Лучше придумать какую-нибудь новую тягомотину – ее точно проглотят.

– В настоящем искусстве, – наставительно изрек Чиун, – главное внимание уделяют деталям.

– Так что ты все-таки смотришь на сей раз, папочка? – снова спросил Римо, усаживаясь рядом с Чиуном на диван.

Диван прогнулся под его весом. Римо поморщился. В последнее время он избегал даже стульев, предпочитая в качестве сиденья надежный паркетный пол. Римо сполз на ковер, и его позвоночник, выпрямившись, принял более привычное его хозяину положение.

– Сейчас, – возвестил Чиун, – я смотрю Читу Чин. Она прекрасна.

– О, Боже! – скривился Римо. На экране действительно появилось напоминавшее по цвету и фактуре целлулоид лицо патентованной телевизионной красавицы. Голосом, больше напоминавшим визг циркулярной пилы, она запела песню, от которой у Римо сразу заломило зубы.

– Она, – Чиун обратил к Римо счастливое лицо, – сейчас тоже в этом городе. Ты знаешь об этом?

– Она, как бы тебе сказать, везде. Ее по всей стране показывают.

– Великое счастье, – полуприкрыв глаза, вещал Чиун, – видеть корейскую женщину, добившуюся успеха в этой стране. Воистину Америка – земля неограниченных возможностей!

– Точно, – кивнул Римо, – если даже этой полиэтиленовой барракуде дали эфир. Про что она там воет, папочка?

– Не знаю. Я никогда не слушаю слов. Мне достаточно музыки ее голоса.

– А слова?

– Они мне не нужны. И потом, завистники все равно заставляют ее петь бессмыслицу.

– Ну уж если ты признал это, – Римо довольно осклабился, – это прогресс.

– Что ж, и я способен заметить некоторые – очень небольшие – недостатки даже такой великой страны, как Америка, – философски изрек Чиун. – Но их можно исправить. Я только что закончил свою новую поэму – в ней всего лишь одна тысяча семьдесят шесть стихов. Если люди с телевидения согласятся не пускать никому не нужную рекламу, Чита Чин вполне уложится с декламацией моей поэмы в то небольшое время, которое ей...

– Не думаю, чтобы какая-нибудь программа согласилась пустить Читу Чин с твоей поэмой вместо семичасовых новостей, папочка.

– Разумеется. Тем более что сама Чита не так важна...

– Ты и это способен признать? – изумился Римо.

– Конечно. Главное – это я. Мою поэму мы с Читой будем читать дуэтом.

– Вот об этом можешь сразу забыть, Чиун высокомерно взглянул на Римо.

– Я надеюсь, что Император Смит обо всем договорится с телевидением.

– Смит может только привести в состояние боевой готовности армию, авиацию и флот, – напомнил Римо. – На большее его полномочия не распространяются. Чтобы он смог убедить президента какой-нибудь телекомпании отменить новости в семь часов... Что-то я сильно сомневаюсь в этом.

– А я слышал, – не сдавался Чиун; – что эти программы новостей в последнее время испытывают... как их... финансовые трудности.

– Твое трио с поэмой и Читой Чин вряд ли спасет их от краха. Поверь мне, папочка. Я знаю, что говорю.

– Нет, это я знаю. Разреши напомнить – Мастер Синанджу не ты, а я. Конечно, ты проделал немалый путь по дорогам великого искусства Синанджу. Тебе скоро могут присвоить первую ступень мастерства. Когда-нибудь – кто знает – ты, может быть, даже будешь уметь все, что и я умею. Как видишь, я признаю и это. Почему нет? Имея такого наставника...

– С тобой все равно никто не сможет сравниться, папочка.

– С этим я могу согласиться. С сожалением, разумеется.

– Ну конечно.

– Но пока Мастер – я. – Чиун поднял голову. – В полном расцвете сил и опыта, который тебе копить еще долгие годы. Запомни, Римо: миром правят не только сила и власть. Есть еще и третья владычица – мудрость.

– Я склоняюсь перед твоей мудростью, папочка. И ты прекрасно знаешь об этом.

Чиун укоризненно посмотрел на Римо.

– Далеко и далеко не всегда. В последнее время, по крайней мере. Например, ты всячески препятствуешь моему стремлению остаться в Америке.

– Я не препятствую. Просто, по-моему, и ты и я переросли эту страну. Нам нужно вернуться в Синанджу. Тебе – к односельчанам, а мне – к моей невесте, Ма Ли.

– Пожалуйста, не увиливай, Римо. Мне кажется, первая ступень мастерства вскружила тебе голову. Ты думаешь, что я больше не нужен тебе.

Римо собрался было возразить, но Чиун протестующе поднял руку.

– О, надеюсь, надеюсь, что мне это только кажется. Возможно, я ошибаюсь. Но уже много недель ты не садился у моих ног, чтобы с жадностью вбирать мудрость, которой один лишь я, хранитель истории Дома Синанджу, могу одарить тебя. Раньше все было не так. Раньше ты ловил каждое мое слово...

Римо, ничего подобного не помнивший, молчал.

– Я ведь не просто немощный старый кореец, – гнул свое Чиун. – Я – Мастер Синанджу. Последний в моем роду. Последний, в чьих жилах течет подлинная кровь Мастеров Синанджу. Когда я покину сей мир, нужно будет начать новое поколение Мастеров. Поэтому ты не должен забывать об источнике мудрости, имя которому Чиун, последний из Мастеров Синанджу. Ты должен впитывать каждую каплю этой мудрости, пока я еще...

Приподнявшись, Римо подполз по полу к ногам последнего Мастера Синанджу и преданно заглянул ему в лицо.

– Я готов, папочка.

– Вот так-то лучше. Теперь ты должен спрашивать меня. О чем угодно. Любой пустяк, на который только и способен твой незрелый ум. Мне подвластна вся мудрость, которую Синанджу накапливала целыми поколениями.

Соображая, о чем бы спросить последнего Мастера, Римо, сдвинув брови, сосредоточенно жевал губами. Старик явно боится стать никому не нужным – собственно, из-за этого он так и цепляется за Америку...

Наконец Римо придумал вопрос.

– Почему, перед тем как влезть в душ, появляется ощущение, что тело грязное, а во рту чисто, а когда выходишь из душа – наоборот?

Уставившись на Римо, Чиун в изумлении раскрыл рот. Его борода мелко задрожала; пальцы сами собой сложились в сухонькие крепкие кулачки.

– Римо, это подвох, да? Признавайся!

– Это все, что я мог придумать, – виновато признался Римо.

– На этот вопрос я не буду отвечать. Во-первых, в Синанджу нет и не было никаких душей. А во-вторых, ты оскорбляешь меня, заставляя тратить на такие никчемные и безнравственные вопросы силы моего несравненного разума.

– Ты же сам сказал – любой вопрос! – запротестовал Римо.

– Любой, но не никчемный и не безнравственный.

– Зато упомянул про пустяк. Не отпирайся, папочка, а сам слышал.

– Пустяк – это еще куда ни шло. Но не безнравственные фривольности.

– Ну, прости меня, папочка. Я...

Римо оборвал фразу на полуслове – комнату вновь заполнил сиреноподобный голос Читы Чин. Завывая на все лады, она тем не менее повторяла одно-единственное слово.

Римо весь обратился в слух.

Слово было – “бездомный”.

– Погоди-ка, папочка... я хочу послушать, – Римо остановил жестом открывшего было рот старика.

– Пожалуйста. Я все равно уезжаю, – пожал плечами Чиун. – Я возвращаюсь в “Фолкрофт”.

– Ага... я сейчас тебе помогу, – рассеянно кивнул Римо, прислушиваясь к словам песни. В ней говорилось об одиноком американце, который не может найти себе крова, потому что ни одна община не принимает его. Именно он, утверждалось в песне, и есть самый настоящий бездомный.

Проанализировав это своеобразное сообщение, Римо вскочил, на ходу выключил телевизор и направился в соседнюю комнату, где Мастер Синанджу упаковывал чемоданы.

– Мне нужно в Вашингтон, – безапелляционным тоном заявил Римо.

– Мы и есть в Вашингтоне, – не поднимая головы, пробурчал Чиун.

– Мы в городе Вашингтоне, округ Колумбия. А мне нужно в штат Вашингтон.

– Только вы могли дать двум разным местам одинаковые названия, – Чиун сокрушенно покачал головой. – И что тебе понадобилось в этом другом Вашингтоне?

– Там живет бездомный. Настоящий, не то что здесь. Ему совсем некуда податься. Где бы он ни оказался – его все гонят. Вот так. Нужно с этим как-то разобраться.

Подняв голову, Чиун посмотрел на Римо. И заметил, как гневно заблестели его глаза.

– Это так важно для тебя?

– Да, папочка.

Увидев, как у Римо побелели костяшки пальцев, сжатых в кулак, Чиун помолчал немного, затем кивнул.

– Я вернусь в “Фолкрофт” и буду там тебя дожидаться, – возвестил он.

– Спасибо, папочка, – Римо изобразил глубокий поклон.

– Я не нуждаюсь в благодарности.

– Это я давно знаю, – подмигнул Римо. Глаза его блестели теперь весело.

– Но от личной встречи с Читой Чин не отказался бы. – Глаза Мастера Синанджу тоже заблестели.

Глава 3

Президент Соединенных Штатов Америки в упор смотрел на министра обороны. Министр обороны, в свою очередь, открыв рот, таращился на экран.

– Что он сказал? – медленно выговорил президент, не сводя глаз с министра.

– Мне показалось... что-то вроде “привет”... – министр никак не мог справиться с отвисшей челюстью.

– Он сказал: “Привет, со мной все в порядке”, – поправила его стенографистка, не отрываясь от бумаг.

– Дайте взглянуть, – протянув руку, министр поднял со стола стопку бумаги, исписанной закорючками стенописи. – “Привет, со мной все в порядке”, – подняв брови, прочел он. – Интересно, что это может значить? Хотя... Может, они хотели нас поприветствовать, только плохо говорят по-английски...

– Нас? – недоуменно вопросил президент. – С чего вдруг они решили приветствовать нас, игнорируя запросы собственного Центра?

– Может быть, у них прервалась связь с Землей, – предположил министр.

– А такое возможно?

– Вряд ли...

Голос в динамиках, по-русски вызывавший “Юрия Гагарина” на связь, не смолкал; лишь интонация его стала жестче. В Космограде тоже слышали странную английскую фразу с борта “шаттла” и сейчас требовали объяснения. Но их настойчивые вызовы оставались без ответа.

– Думаю, нам нужно попытаться связаться с русским кораблем, – предложил министр, изучив стенограмму переговоров советского экипажа с Землей.

– Думаю, – покачал головой президент, – Советам не очень-то понравится это.

– Для них это отличный предлог прицепиться к нам, – пожал плечами министр. – К тому же они явно не могут выйти на связь со своими. С нашей стороны это был бы гуманный жест.

– Тогда... можете вывести на связь меня? – спросил президент после долгой паузы.

– Вас, сэр?

– А почему нет? Они все время обвиняют нас в какой-то тайной деятельности, а если сеанс связи проведу я – это завтра же будет во всех газетах.

– Понял вас, сэр, – склонился министр обороны и, извинившись, отошел проконсультироваться с одним из военных, дежуривших у пульта связи в соседнем помещении.

Минуту спустя министр снова возник в дверях. В руках он держал портативное переговорное устройство.

– Можете выходить на связь в любое время, сэр. – Министр с полупоклоном протянул аппарат своему непосредственному начальнику.

Президент Соединенных Штатов Америки поднял трубку и обернулся к одному из экранов, на котором графически изображалась космическая связь. Советский “шаттл” был представлен в виде зеленого треугольника, плывущего над полупрозрачной моделью земного шара. Президент откашлялся.

– Алло, вызываю “Юрия Гагарина”. Вы меня слышите? С вами говорит президент Соединенных Штатов.

Президент замолчал, вслушиваясь. И вдруг в динамике возник монотонный, лишенный интонации голос:

– Здесь нет никакого Юрия Гагарина.

– Вы... вы говорите по-английски?

– Конечно.

– О... очень рад слышать вас. Весь мир обеспокоен судьбой вашего экипажа, “Юрия Гагарина” и...

– Меня зовут не Юрий Гагарин, – ответил голос.

Президент не сдержал улыбки.

– Это я знаю, – согласился он. – Юрий Гагарин умер.

– Мне было необходимо убрать его, – ответил голос по-прежнему без всякой интонации. – Он и другие помешали бы моему проникновению на корабль, а это было необходимо мне для дальнейшего выживания.

Президент одарил министра обороны недоуменным взглядом.

Министр пожал плечами.

– Ничего не понимаю, – признался он.

– Понимаете или нет – это совершенно неважно, – заметил голос. – Важно, что я буду жить.

– Акцент у него не русский, – сообщил министр обороны уже шепотом. Стенографистка молча кивнула, подтверждая его слова.

– Вызываю “Юрия Гагарина”... Почему вы не отвечаете на вызовы вашего Центра управления?

– Потому что я не говорю по-русски, – ответил голос. – Я запрограммирован на английский язык.

– Понимаю, – кивнул президент. Прикрыв ладонью микрофон трубки, он повернулся к министру. – О чем, черт его побери, он толкует, а?

– Не имею представления, сэр, – в голосе министра обороны слышалась тревога. – Может быть, спросить, в чем он нуждается?

– Вы нуждаетесь в чем-нибудь?

– В посадке.

– Здесь?

– Я не понимаю, что значит “здесь”. Сформулируйте точнее.

– В Америке?

– Да, мне нужна посадка в Америке. Именно поэтому мне пришлось уничтожить этих роботов из мяса. Они бы помешали мне совершить посадку в Америке. Сам я не могу войти в атмосферу Земли – меня убьют силы гравитации. Но этот корабль защитит меня.

– О чем он, ради Бога? – застонал президент.

– Не могу понять, сэр. Возможно, у него поврежден мозг или расстроилась психика. Но если я верно понял его, он убил остальных членов экипажа.

– Убил?

– Да... он сказал, что уничтожил каких-то роботов из мяса. Если только, конечно, Советы не усложнили эксперимент, создав первую космическую мясную лавку, то...

– Никогда не слышал, чтобы так называли... людей.

– Вы не бывали на наших совещаниях в Пентагоне, сэр. – Министр обороны позволил себе слегка улыбнуться. – У нас существуют эвфемизмы практически для всего – например, ядерная война именуется “побочными повреждениями”. А отступление... по-моему, последним термином было “продвижение назад” или что-то в этом роде...

– Но почему он убил их? – вопросил президент.

– Возможно, чтобы убрать их с дороги. Думаю, он пытается просто перебежать. Может быть, самого его спросим?

– Вы хотите перебежать? Это так? – спросил президент своего невидимого собеседника.

– “Перебежать” есть способ передвижения или военный термин. Использование этого слова для обозначения задачи мне непонятно. Сформулируйте точнее.

– Я имею в виду – хотите ли вы получить убежище в Соединенных Штатах?

– Я хочу совершить посадку в Америке. Я уже говорил об этом.

Министр обороны, выхватив аппарат, нажал на кнопку паузы, чтобы его слова не попали на “челнок” по каналу связи.

– При всем моем неизменном уважении, сэр... последствия посадки этого корабля на американской земле могут быть крайне серьезными. Советы немедленно ответят. Как минимум в очередной раз урежут персонал нашего посольства в Москве. Или лишат наших дипломатов права отовариваться в спецмагазинах.

– С нашей стороны это тоже гуманный жест. Корабль попал в беду. Пусть садится. Я сам разберусь с последствиями.

– Умоляю вас, сэр...

– Я понимаю ваши чувства, – кивнул президент. – Но мы не можем бросить в беде этого несчастного. Заметьте, он предпочел говорить с нами, а не со своими русскими товарищами. Что же нам, по-вашему, делать?

– По крайней мере, не принимать решения, не переговорив с Россией. Возможно, мы сможем прийти к взаимопониманию.

Кивнув, президент поднял трубку переговорного устройства.

– Прошу извинить меня, “Юрий Гагарин”, но в данный момент я не могу позволить вам совершить посадку на американской территории.

– Мне не нужно вашего позволения. Я снижаюсь. Президент Соединенных Штатов Америки и министр обороны молча с ужасом наблюдали, как зеленый треугольник на экране развернулся острым углом к Земле. Советский “челнок” пошел на снижение.

* * *

“Юрий Гагарин” несся к Земле, словно акула, почуявшая добычу. Включились тормозные двигатели; чтобы замедлить скорость, кораблю потребовалось всего шесть секунд. Будто гигантская бабочка, “челнок” вошел в верхние плотные слои земной атмосферы.

На пульте сам собой двигался рычаг управления. Вспыхивали и гасли сигнальные лампы, щелкали переключатели. Казалось, что корабль ведет какой-то многорукий призрак.

Белые крылья корабля стали желто-оранжевыми по периметру; на скорости восемнадцать тысяч миль в час “Юрий Гагарин” преодолевал ионосферу и стратосферу. Сработали хвостовые двигатели; взмыв над поверхностью Тихого океана, “Юрий Гагарин” взял курс на западное побережье Соединенных Штатов Америки.

* * *

В Центре управления Белого дома царила тихая паника.

– Господин президент, вынужден официально уведомить вас, – сухим тоном известил министр обороны. – Нам придется нанести по этой штуке ракетный удар. Она движется в сторону Калифорнии.

– Они терпят бедствие, – не сдавался президент.

– Вероятно, они смогут с ним справиться, нам же в случае его посадки бедствий просто не избежать. Мы не можем – не должны – позволить советскому летательному аппарату безнаказанно проникнуть в наше воздушное пространство, сэр. Мы не знаем, какова их задача. Вполне возможно, они имеют на борту ядерное или биологическое оружие.

Президент вслушивался в непонятную, но убедительную по интонации ругань по-русски, доносившуюся из динамика. Стенографистка невозмутимо продолжала переносить уже переведенные проклятия на бумагу.

– Что они говорят? – осведомился президент.

– Угрожают, – ответила стенографистка, не поднимая головы. – Грозят космонавтам страшными карами, если они осмелятся посадить корабль где-либо вне территории Советской России.

– Старый трюк, – проворчал министр обороны. – Они думают, мы из сочувствия предоставим экипажу политическое убежище, и начнут очередную кампанию против нас.

Президент тем временем рассматривал развернувшуюся во весь экран тактическую карту Соединенных Штатов Америки. “Челнок”, вернее, изображавший его зеленый треугольник пересек пунктирные линии долготы и широты над ядовито-зеленой полосой, отмечавшей побережье Калифорнии.

– Нужно выслать истребители, – произнес министр обороны, – и посадить его. Если откажется – сбить к чертовой матери. Все по закону, нас оправдают.

– Возможно. Но поймет ли нас мир? Представляете как это будет выглядеть – мы сбили терпящий бедствие корабль? В сто раз хуже, чем тот случай, когда русские сбили корейский пассажирский самолет.

– Да... А, возможно, этого они и хотят, – подумав, согласился министр. – Вполне возможно, это ловушка... Что же нам делать, Боже ты мой?!

– Высылайте истребители в любом случае, – отдал распоряжение президент. – Прикажите им вести “шаттл”, но не предпринимать никаких действий против него. Посмотрим, где они приземлятся.

* * *

“Юрий Гагарин” совершил посадку там, где этого меньше всего ожидали – в нью-йоркском международном аэропорту имени Кеннеди. Не запрашивая ни разрешения, ни инструкций по посадке, он опустился прямо на тринадцатую полосу и, подрулив к самому ее концу, застыл у аварийного заграждения, словно ожидая чего-то.

Между тем диспетчеры, следуя приказам из Вашингтона, поспешно растаскивали все стоявшие на летном поле самолеты на безопасное расстояние. Огромные лайнеры разъезжались подальше от “челнока”, словно стая испуганных карасей, спасающихся от неожиданно появившейся щуки.

Первым представителем военных властей оказался батальон национальной гвардии, с комфортом разместивший в башне управления командный пункт, пока прибывшая с базы в Чейенне бригада ВВС довольно бесцеремонно не попросила их оттуда. Дольше всего не хотел уходить командир, мотивируя это тем, что защита города Нью-Йорка от высадки советских космических кораблей была полностью вверена ему, и угрожая летчикам самыми неприятными последствиями.

Ему посоветовали пойти поцеловать заднюю шину. Все это время “челнок” стоял в конце тринадцатой полосы. На предложения экипажу покинуть борт корабля никто не отзывался.

Со своего наблюдательного поста на самой верхушке башни управления полковник Джек Деллингсворт Рейдер при помощи любимого бинокля мог видеть даже красные буквы “СССР” на хвосте нежданного гостя. Подстроив линзы, он различил и черную надпись поменьше – “Юрий Гагарин” – на правом крыле. Слегка приподняв бинокль, он направил его на окно кабины. В кабине явно никого не было. Похоже, с той самой минуты, как корабль коснулся земли. И даже до этого – если верить сообщениям пилотов истребителей, которые вели “челнок”. Но это было попросту невозможно. Корабль такой сложности не мог посадить автопилот.

Подняв трубку полевого телефона, полковник Рейдер вызвал начальника отряда НОРАД, разместившегося прямо на тринадцатой полосе.

– Кабина, – известил он, – пуста, по-моему.

– Так точно, сэр. Я располагаю надежной информацией, что она была пуста уже в тот момент, когда наши “Ф-15” взяли русский “шаттл” под конвой, сэр.

– Но этого не может быть. Видимо, ваши пилоты ошиблись.

– Сэр, во время следования “шаттла” к месту посадки мы сменили несколько пар. Все пилоты сообщали то же самое.

– Во всяком случае, сейчас она явно пуста.

– Только что прибыли люди из НАСА, сэр. Дать им добро на контакт с “шаттлом”?

– Давайте... Сейчас или позже – какая разница?

Приникнув к биноклю, полковник Рейдер следил, как из оливково-зеленого фургона, подкатившего к русскому кораблю, высыпались четыре фигуры в серебристо-белых защитных костюмах. Заняв позицию в “слепой зоне” любого летательного устройства – иными словами, сгрудившись под хвостом, они по очереди проползали под брюхом “челнока” к его носовой части. Через несколько секунд входной люк “Юрия Гагарина” был сплошь облеплен пластиковой взрывчаткой; яркая вспышка, сопровождавшаяся грохотом, возвестила, что проход в корабль открыт.

Забросав – по инструкции – отвалившийся люк гранатами, все четверо по приставной лесенке вскарабкались в чрево корабля.

Шли минуты. Внезапно откуда-то изнутри советского “шаттла” послышался скрежещущий звук. Звук длился лишь несколько секунд, затем все снова стихло.

Из корабля никто не выходил.

– С командой есть связь? – спросил по телефону полковник Рейдер.

В голосе его собеседника – капитана из НОРАД – слышалась явная неуверенность.

– Как раз пытаюсь установить ее, сэр. По инструкции они не должны были выходить на связь до моего вызова. Но я вызывал их уже несколько раз. Никто не отвечает.

– Продолжайте, капитан.

В трубке телефона голос капитана НОРАД продолжал твердить формулу вызова командира отряда НАСА. Ответом было молчание.

– Минутку, – остановил полковник своего подчиненного. – По-моему, под “челноком” что-то происходит.

– Мне тоже так показалось, сэр.

– Если не ошибаюсь, “шаттл”... сливает воду?!

– Вы уверены, что это вода, сэр?

– Что еще это может быть?

– По-моему, она красного цвета. Осмелюсь посоветовать вам подстроить бинокль, сэр.

– Вы ближе, чем я. Посмотрите как следует сами. Что вы там видите?

– Большое количество жидкости, несомненно, красного цвета, сэр. Выбрасывается русским кораблем прямо на полосу.

– Кровь?!

– Не могу сказать точно, сэр.

– Но вы же прямо на полосе. Мм... понюхайте воздух. Вы же знаете, как пахнет кровь, капитан?

Полковник Рейдер слышал, как капитан втягивает носом воздух на манер гончей. Затем в трубке воцарилось молчание.

Еще через несколько секунд капитан бесцветным голосом признал то, что оба офицера почувствовали уже в самом начале.

– По-видимому, отряд НАСА, сэр, – наши первые потери в этой операции.

* * *

Эрл Армалайд был готов ко всему.

Расовая война – пожалуйста. Он давно выстроил для себя крепость из дерева и камня на холме среди густых лесов Оклахомы, недалеко от Энида. За пределами опутанного колючей проволокой частокола были вырублены все деревья, выдернуты все кусты; голое пространство холма раз в неделю опрыскивалось дефолиантами. Террористы всех мастей отдали бы состояние только за право взглянуть на разместившуюся в комнатах крепости коллекцию оружия – она насчитывала 334 единицы.

Конец света – что ж, никаких проблем. Подвальный этаж крепости был сложен из гранитных блоков в три фута толщиной, облитых свинцом, – для защиты от радиации. Лучшего укрытия от радиоактивных осадков трудно было придумать. Сам дом, конечно, будет разрушен, если окажется в зоне взрыва, но даже ударная волна от мощного термоядерного устройства сможет уничтожить только первый этаж. А ведь еще был подземный ход, ведущий в лес... В убежище Эрл Армалайд запас достаточное количество провизии – консервированных овощей, сушеных фруктов, воды, сгущенного молока – чтобы протянуть столько, только хватит газа в электрогенераторах. В убежище стоял даже видеомагнитофон с видеотекой в шестьсот кассет. Эрл вполне мог продержаться – в относительном комфорте – до тех пор, пока радиация снаружи не спадет до безопасного уровня.

Иноземное вторжение – Эрл был готов и к этому. Тонкая, почти невидимая, но очень острая и прочная проволока, была протянута от антенны, установленной на крыше крепости, к частоколу по всей его окружности. Если коммунисты решать выбросить своих десантников именно в этом месте, кастрация – самое малое, что может ожидать несчастных. Правда, в планы Эрла не входило дать им умереть позорной смертью на проволоке. Он, конечно, милостиво пристрелит их. По его мнению, любой солдат имел право на достойный конец. Патронов у Эрла было достаточно. Он изготовлял их собственноручно.

Эрл Армалайд предусмотрел все, и у него были на то причины. Он точно знал: конец света грядет, и собирался пережить его, пусть даже он останется единственным выжившим на планете. Пусть, пусть приходят. По небу, на танках, в камуфляже, да хоть в скафандрах – незамеченными им все равно не подняться на холм. На него и сейчас никто не поднимался – кроме почтальона, который совал почту в амбразуру у центральных ворот. Из вороха конвертов Эрл вынимал лишь номер ежемесячника “Методика выживания”. Остальную почту он выбрасывал не читая. Эрл Армалайд просчитался, разумеется. Они не приползли к нему по склону холма в камуфляже, не спустились с неба, поливая все вокруг свинцом из автоматов Калашникова. Они приехали на “форде” последней модели, одетые в костюмы из серой шерсти, в руках – кожаные “дипломаты”, из нагрудных карманов торчат кончики золотых “паркеров”.

– Налоговая инспекция, – отрекомендовался в амбразуру один из пришедших.

– Вон, – ответствовал Эрл. – Я уже давно не плачу налоги.

– Именно поэтому мы и приехали, сэр. Вы в течение долгого времени игнорировали наши вызовы. Вам придется объяснить ваше уклонение от уплаты налогов мэру Оклахома-Сити, сэр. Вынуждены попросить вас поехать с нами.

– Никоим образом. А если они сбросят бомбу, пока мы будем в пути? Моя крепость окажется бесполезной – вы об этом подумали?

– Боюсь, вы недооцениваете всю серьезность вопроса, сэр. Долг любого американского гражданина состоит в своевременной уплате налогов. Откройте ворота, очень вас прошу.

– Но я давно обхожусь даже без денег. Я не работаю с тысяча девятьсот восемьдесят первого.

– Верно. А неуплата за вами числится с семьдесят седьмого.

– Я не стану платить.

– Тогда мы будем вынуждены конфисковать вашу собственность и продать ее с аукциона.

Это были последние слова налогового агента. Одним выстрелом из карабина 22-го калибра Эрл Армалайд разнес его череп, словно гнилой арбуз. Второй агент налоговой службы ошалело мотал головой, пытаясь счистить с лица брызги мозга напарника. Мозг попал ему в глаз; налоговый агент изо всех сил тер глаза, не замечая, что кругами бегает перед воротами, поэтому попасть ему в голову Армалайду никак не удавалось.

Поэтому он прострелил агенту правое колено. Тот упал, и Армалайд смог наконец попасть ему в затылок. Эрл сокрушенно покачал головой, представив себе, как мучился агент из-за боли в простреленном колене в течение трех секунд между первым и вторым выстрелами. Отец всегда говорил ему: “Убить, Эрли, – это одно. Но причинить боль любому живому существу – это страшный грех в глазах Создателя. Поэтому, сынок, всегда стреляй в голову, дабы не прогневать Бога”.

Трупы Эрл оставил на земле за воротами. Когда вечером того же дня к воротам крепости Армалайда подкатил второй “форд”, Эрл подождал, пока сидевшие в нем люди в серых костюмах не увидят распростертые на земле тела. А затем привел в действие зарытую перед воротами противотанковую мину. Машина подпрыгнула на двенадцать футов вверх и взорвалась в воздухе.

Через два дня к его крепости прибыла группа быстрого реагирования ФБР в сопровождении роты национальной гвардии. Эрл удерживал их неделю. Неделю вертолеты жужжали над его головой, неделю новости об осаде появлялись на первых полосах всех более или менее крупных газет Америки. После того как Эрл уничтожил с полдюжины вертолетов, а в ответ гвардейцы предприняли попытку штурма крепости, Эрл начал понимать, что они не уйдут и никакие потери их не остановят.

Набив карманы тушенкой и сушеными фруктами, Эрл повесил на плечи две самых любимых винтовки, прицепил к поясу автоматический пистолет и сунул в карман свежий номер журнала “Методика выживания”. Бросив последний, полный печали взгляд на дорогое сердцу пристанище, он спустился в бомбоубежище, откуда по подземному ходу выбрался в лес. Там, недалеко от выхода, был спрятан мощный мотоцикл, который за несколько часов домчал его до города Озарк, штат Миссури. Там у ближайшей закусочной Эрл угнал малолитражный грузовичок. Ехал он на восток, без особого направления, ночи проводил в кузове, глядя в звездное небо, молясь о том, чтобы бомбу не сбросили сейчас, когда он так беззащитен.

На пятую ночь он понял, что путь к выживанию остался один. Бежать из Америки. Новое убежище ему не построить – на это у него нет ни денег, ни времени. Нужно бежать в какое-то безопасное место, которое Советы наверняка не станут бомбить. Туда, где нет людей с их расовыми проблемами, враждой и налоговой службой.

Эрл Армалайд решил отправиться на Таити. Мысль эта снизошла на него поздно ночью, и он, выскочив из кузова, погнал фургон в единственный известный ему международный аэропорт – в Нью-Йорке. Денег на билет у него не было, но зато было целых три ствола. Хороший ствол в некоторых ситуациях помогает не хуже денег. А может, и лучше, подумал он.

Оставив оружие в фургоне, Эрл пробирался сквозь разноязыкую толпу аэропорта имени Кеннеди к стоикам авиакомпаний. Таитянской компании среди них не было. Наконец он остановился у стойки с надписью “ДЖАЛ”. Эта компания, как показалось ему, могла быть и с Таити.

– Летим на Таити, милочка?

– Боюсь, сэр, что мы сегодня никуда не летим, – покачала головой девушка за стойкой. – Всех пассажиров срочно эвакуируют.

– А что случилось? – подозрительно спросил Армалайд, пожалев, что оставил в фургоне свой пистолет.

– В аэропорту приземлился советский космолет. ВВС окружили его, а всех остальных хотят эвакуировать в город. Вон, посмотрите туда.

Взглянув в ту сторону, куда указывала девушка, Эрл Армалайд увидел на взлетной полосе серебристую сигару русского “шаттла”.

– А чего ему тут надо? – спросил Армалайд.

– Никто не знает. Могу я попросить вас проследовать к выходу, сэр?

– Да, да, иду, – закивал Армалайд и заторопился к выходу, стараясь не выпускать из виду замерший снаружи “шаттл”.

Вот оно. В этом нет сомнения. Первый ход русских. Оказавшись на стоянке, он вскочил в фургон и включил зажигание. И тут его осенило.

На Таити ему все равно не попасть. Возвращаться в Энид – безумие. Эрл Армалайд уже объявлен вне закона. Рано или поздно его найдут, и он погибнет в перестрелке с полицией. Хотя именно от пули он всегда и мечтал погибнуть.

Но смерть от пули не имеет ничего общего с выживанием. А именно выживание стало делом его жизни.

Эрл снова прицепил к поясу автоматический пистолет, проверил обе винтовки и, выехав со стоянки, направился прямо к летному полю. Высадив машиной ворота ограждения, он понесся по взлетной полосе прямо к стоявшему в ее конце “шаттлу”.

Расположившиеся на полосе солдаты едва успевали выскочить из-под колес; Эрл Армалайд не обращал на них никакого внимания. Его глаза были прикованы к “челноку”, высившемуся впереди увеличивавшейся в размерах серебристой громадой.

Он возьмет его голыми руками, один. Беглец-одиночка от правосудия, обложенный со всех сторон, Эрл Армалайд заработает прощение. Он возьмет штурмом корабль завоевателей, захватит весь экипаж, и благодарная нация примет его как своего героя.

Президент, возможно, дарует ему помилование. В конце концов, что значат жизни нескольких агентов налоговой службы и ФБР против героического захвата вражеского корабля со всем экипажем? Да, президент помилует его. Его покажут по всем телевизионным каналам. Он будет героем книг, телепередач и даже детских комиксов – “Сверхмастер выживания Эрл Армалайд”. Ничего не скажешь, звучит неплохо.

Но самую интересную книгу о себе он напишет сам. С этой мыслью он нажал на акселератор.

* * *

В башне управления полковник Джек Деллингсворт Рейдер следил, как малолитражный фургон на бешеной скорости несется по полосе к советскому “шаттлу”. Вот он затормозил у самого люка, из фургона вышел человек, вскарабкался на крышу и исчез в люке “шаттла”. Рейдер успел заметить, что странный субъект обвешан оружием.

– Что это за тип? – произнес полковник в трубку полевого телефона.

– Не имею понятия, сэр, – ответил капитан. – Какой-то гражданский.

– Это и я заметил! Только гражданский может быть таким психом, чтобы одному...

– Мы ожидаем поддержки от НАСА, сэр, но если это необходимо, я могу выслать группу быстрого развертывания.

– Чтобы и их угробить? Нет уж. Подождем, что произойдет с этим. Никаких инструкций нам Вашингтон не давал.

Ждать полковнику Рейдеру пришлось недолго. Меньше чем через десять минут после того, как странный субъект исчез в люке, крышка люка захлопнулась. Что тоже было в принципе невозможным – запор люка был разворочен пластиковой взрывчаткой до основания. Тем не менее он закрылся. В бинокль полковник с удивлением увидел, что дверь выглядит абсолютно невредимой.

Снаружи взревели двигатели. Звук был таким мощным, что проник даже в башню управления.

– Он стартует! – с трудом услышал полковник взволнованный голос в трубке.

Капитан, как всегда, был прав.

– Я вижу, идиот! Остановите его немедленно! Машину перед ним на полосу – срочно! Две! Одну спереди, другую сзади! Немедленно!

Но было поздно. “Юрий Гагарин” промчался по полосе и на шикарном вираже взмыл в вечернее небо.

Когда он пронесся мимо башни управления, полковник Рейдер – недаром у него была самая лучшая армейская оптика – увидел с неопровержимой ясностью: кабина была пуста. Однако благодаря той же оптике он заметил – и он мог в этом поклясться, – что рычаг управления на пульте двигался сам собой, словно на нем лежали невидимые руки.

Это, разумеется, тоже было невозможно. Но “невозможное” по отношению к этому дьявольскому кораблю стало обычным словом.

Сразу после того как “Гагарин” исчез в северном направлении, в аэропорт прибыла вторая бригада НАСА. На полосу номер тринадцать они набросились, словно грифы на кучу падали. Полосу промеряли счетчиками Гейгера, брали образцы асфальта, собирали кровь стерильными юбками и делали еще много всего другого на всем двухмильном протяжении тринадцатой полосы, где несколько минут назад стоял неподвижный русский “челнок”.

Первый кубик обнаружил начальник бригады. Белый, квадратные грани, размером с две пачки от сигарет. Подняв его и удивившись при этом его весу, начальник заметил, что сделан он из синтетической ткани, очень похожей на ту, из которой изготовлен его собственный защитный костюм. Поместив кубик в пластиковый контейнер, начальник герметически запечатал его.

Вскоре на полосе нашли еще шесть похожих кубиков. Они были разбросаны по всей полосе – словно их на большой скорости вышвырнули из “шаттла”.

Четыре кубика были ярко-белыми. Два – с серебристым оттенком. Начальник немедленно связался по радио с капитаном НОРАД, ответственным за операцию.

– Капитан, сколько людей было в первой команде НАСА?

– Четверо. А почему вы решили это уточнить?

– Лучше я не буду сейчас говорить об этом... но прошу немедленно прислать за мной джип.

– А что случилось?

– По-моему, со мной сейчас будет обморок...

Глава 4

На космодром Байконур, расположенный в самом сердце советской Центральной Азии, они прибыли глубокой ночью.

Из Москвы они вылетали порознь – их должности были слишком велики, чтобы идти на неоправданный риск и лететь одним самолетом. В случае катастрофы погибла бы добрая половина советского военного командования.

Была и другая, истинная причина – они не доверяли друг другу.

Председатель Комитета государственной безопасности прибыл первым. Он имел генеральское звание, носил темно-зеленый мундир, грудь его была сплошь покрыта медалями. Почти следом за ним прибыл его главный соперник – начальник ГРУ, службы военной разведки СССР. Он был в сером мундире. На секретном аэродроме их встречал главный куратор советской космической программы. За его спиной, подобно скелету гигантского ящера, возвышалась под луной ажурная башня. Именно с нее ракета-носитель “Энергия” всего несколько часов назад вывела на орбиту первый советский корабль многоразового использования “Юрий Гагарин”.

Все трое, не глядя друг на друга, стояли в комнате оперативного штаба в ожидании четвертого – того, кто вызвал их на эту тайную встречу.

Генеральный секретарь Союза Советских Социалистических Республик прибыл на личном самолете вскоре после полуночи. Сойдя с трапа, он размашистой походкой зашагал к зданию Центра управления.

Увидев, что Генеральный прибыл без сопровождения, трое ожидавших поняли – дело крайне серьезно. По какой бы причине они были вызваны сегодня на Байконур – если главный явился даже без советников, значит, речь идет о судьбе государства.

У всех дверей здания Центра вытянулись часовые. Войдя и поздоровавшись, Генеральный секретарь собственноручно выключил в помещении свет.

– Чтобы охрана не подглядывала, – мрачно усмехнулся он, снимая с лысеющей головы меховую шапку.

Положив ее на стол, он несколько минут с интересом ее рассматривал, словно ожидал увидеть в ней нечто вроде магического кристалла. В лунном свете обозначившаяся на макушке лысина блестела, словно стекло. Наконец Генеральный секретарь открыл рот, явно собираясь что-то сказать, но в это время снаружи заголосила сирена. Небо перечеркнули крест-накрест лучи прожекторов, описывавшие круги под холодными казахстанскими звездами.

В одном из лучей блеснуло серебристое крыло. В мгновение ока два соседних луча выхватили из мрака небольшой двухмоторный “Ан-2”, заходивший на посадку. Самолет коснулся земли, побежал по полосе и остановился в нескольких метрах от окруженного охраной личного самолета Генерального.

Из открывшегося люка появилась гибкая фигура, спрыгнувшая с крыла на землю с кошачьей грацией.

Часовые перехватили автоматы на изготовку; в ту же минуту Генеральный секретарь, узнавший пружинистую походку ночного гостя, высунулся из двери и громко скомандовал караулу: “Отставить!” Приказание было отдано вовремя – часовые уже целились в нежданного пришельца.

Прикрыв дверь. Генеральный секретарь повернулся к замершим у стола военным.

– Это Анна. Перед отлетом я сообщил ей, где меня можно найти.

Все трое едва заметно кивнули. Они все прекрасно знали Анну Чутесову, специального советника самого Генерального секретаря. Знали и не любили.

Проскользнув в дверь, Анна щелкнула выключателем. Комнату залил яркий свет. Мужчины у стола заморгали, как разбуженные совы.

* * *

– Типично мужское поведение, – заметила Анна. – При наступлении трудностей прятаться в темноте.

– Это для того, чтобы охрана не подсматривала, – извиняющимся тоном ответил Генеральный. – Утечка нам сейчас ни к чему.

– Слишком поздно. О том, что наш корабль попал в руки американцев, знает уже весь мир. Такое событие, согласитесь, трудно удержать в тайне, товарищ секретарь.

– Главная проблема не в этом, товарищ Чутесова, – нахмурившись, заметил главный куратор космической программы по фамилии Колдунов. – Потеря корабля – большое несчастье, но, увы, не самое страшное.

– Потому я и включила свет – чтобы вы видели мое лицо, а я – ваши, – заметила Анна Чутесова. – В темноте легче лгать. И если страх на ваших лицах, товарищи, неподдельный, ни слова лжи в эту ночь не должно быть сказано.

– Договорились, – кивнул Генеральный секретарь. Он не питал к Анне ни страха, ни неприязни, в отличие от высших военных начальников. Холодное уважение – именно так проще всего было бы охарактеризовать его отношение к этой блондинке. – Садитесь, товарищи.

Анна села на угол стола – оттуда ей лучше всего видны были лица собеседников. Но она и без этого уже поняла – случилось что-то ужасное, и ей придется использовать всю свою смекалку и опыт.

– Итак, – начал Генеральный секретарь, – наш “челнок” захвачен американцами. И об этом теперь знают все. Собственно, товарищ Колдунов может подробнее изложить ситуацию.

Поднявшись, Колдунов откашлялся, словно профессор перед лекцией, что вызвало у высших чинов КГБ и ГРУ неприязненные ухмылки. Штатских они не любили – особенно военных, притворявшихся штатскими.

– Буду краток, – начал Колдунов, и Анна откинулась на спинку стула; она по опыту знала, что эта формула любима Колдуновым за то, что после нее, по его мнению, слушатели начинают зевать чуть позже.

– Мы потеряли связь с “Юрием Гагариным” около полудня, – продолжал Колдунов. – Попытки установить контакт с экипажем, продолжавшиеся несколько часов, оказались безрезультатными. Вернее, был ответ, настороживший всех. Голос, говоривший по-английски.

– Чей именно голос? – спросила Анна Чутесова, верная привычке смотреть сразу в корень.

– Именно здесь и начинаются загадки. Никому из членов экипажа голос не принадлежал.

– Никому?

– Членов экипажа было трое. Голос не принадлежал ни одному из них.

– Почему вы так уверены? – поинтересовалась Анна, обратив на Колдунова ледяной взгляд голубых глаз.

– По двум причинам: данные акустической экспертизы и тот факт, что все три члена экипажа прекрасно говорили по-английски. Английский же, на котором изъяснялся обладатель голоса, звучал несколько неестественно.

– Расскажите, что именно он сказал, – вступил в разговор Генеральный.

– Голос произнес: “Привет, со мной все в порядке”, – последнюю фразу Колдунов произнес по-английски. – В то время как правилам ведения связи все три члена экипажа обучены. А вот данные акустической экспертизы.

Колдунов извлек из папки листок бумаги и положил на стол. На графике были ясно видны четыре горизонтальные линии. Три верхние, похожие на фотографии молний, зигзагами перечеркивали разлинованный фон. Четвертая, нижняя, еле видимая – прямая горизонтальная полоса.

– Эта четвертая и есть запись неизвестного голоса? – снова спросила Анна.

– Да, – кивнул Колдунов. – И наши эксперты настаивают на том, что человеческий голос не может дать такую вот линию. Хотя...

– Перестраховщики! – буркнул глава Комитета госбезопасности.

– Сами вы склонны искать шпионов в собственной постели, – Анна холодно взглянула на него.

– Непосредственно перед потерей связи “Гагарин” встретился в космосе с неизвестным телом и попытался захватить его, – продолжал Колдунов.

– Какой идиот отдал приказ о захвате? – спросил шеф ГРУ, неприязненно глядя на докладчика.

– Этот идиот – я. – Генеральный секретарь холодно кивнул. – Предмет мог оказаться искусственным телом внеземного происхождения. Я принял решение завладеть им. Признаю, что, возможно, ошибся, но риск в данном случае кажется мне оправданным.

– А в чем вообще состояла задача “Гагарина”? – спросил глава КГБ.

– Понятия не имею, – признался куратор программы.

Генеральный секретарь сделал знак шефу ГРУ. Тот откашлялся.

– Задача состояла в размещении военного груза высокой секретности, – ответил он.

– Какого именно груза? – глава КГБ почуял, что наконец-то может влезть в дела ненавистного ему ведомства.

– Это государственная тайна, – процедил сквозь зубы шеф ГРУ.

Генеральный секретарь примирительно помахал руками.

– Я вызвал сюда вас всех, как вы догадываетесь, по особой причине, – начал он. – Товарищ Колдунов отвечал за космическую программу, за проект же “Дамоклов меч” нес ответственность уважаемый глава ГРУ. Ответственность за необходимую теперь спасательную операцию возлагаю на КГБ и на вас, Анна. Призываю – нет, требую! – оставить хотя бы на время ваши утомительные дрязги между ведомствами и заняться наконец делом. Садитесь, прошу вас, товарищ Колдунов. Вы, в конце концов, не на лекции.

Устало опустившись на стул, Колдунов, казалось, утратил интерес к происходящему.

– А что означает “Дамоклов меч”? – поинтересовалась Анна у главы военной разведки.

– Последняя разработка – на тот случаи, если американцы нанесут удар первыми.

– Ах, вот как, – Анна удивленно приподняла бровь. – Хорошо, не говорите мне. Я попробую сама догадаться. Это какое-то новое адское устройство, я права?

– Откуда это вы узнали? – подозрительно прищурился шеф ГРУ. – Это информация высшей степени секретности!

– Я и не собиралась узнавать, – ядовито ответила Анна. – Я догадалась. Я же знаю, как устроены ваши военные мозги. Если не можем честно выиграть войну, главное – не оставить противнику шансов на выживание.

– Ну, не совсем так, – шеф ГРУ ехидно улыбнулся.

– Неужели? Тогда, прошу вас, просветите меня.

– Это “устройство”, как вы изволили его назвать, представляет собой на самом деле обычный спутник. Обычный, по крайней мере, для американской системы наблюдения. В действительности же функции его следующие. Это – микроволновое реле. Но дело даже не в этом. Пока спутник получает особый сигнал, который мы посылаем с Земли каждый год первого мая, он находится в законсервированном состоянии. Но если хотя бы один раз он не получит в положенное время этого сигнала – система немедленно активизируется, спутник сойдет с орбиты и начнет снижение над континентальной частью Соединенных Штатов, производя микроволновую бомбардировку их территории.

– Интересный план! – невольно вырвалось у главы Комитета госбезопасности. – Иными словами, если американцы успешно нанесут первый удар, послать этот самый сигнал попросту будет неоткуда – Россия перестанет существовать. И своей победой американцы обрекут себя на неизбежное поражение... А что эти микроволны могут сделать с ними – поджарить их, как стейки в американской рекламе, да?

– Нет, – вступил в разговор Генеральный секретарь. – Микроволны людей не убивают. А повышая в незначительной степени температуру тела, попросту стерилизуют их. У нас уже много примеров подобной стерилизации среди персонала – обоего пола – наших атомных станций. Им в свое время пришлось получить незначительную дозу этих самых микроволн. Отсюда и возникла идея такого вот оружия. У мужчин микроволны разрушают семяпроизводящую функцию яичек. Женщины теряют способность к оплодотворению. Так что сами видите – подход вполне гуманный. Наша месть из могилы обернется медленным вымиранием всей Америки.

– Убийство тех, кто еще не родился, вы называете гуманным? – возмутилась Анна. – Почему тогда уж и взаправду не поджарить их, как гусей, – и дело с концом?

– Если все же случится ядерный конфликт, мы хотим, чтобы Россия осталась в памяти человечества не как нация жестоких мстителей, – пояснил Генеральный, – но как миролюбивый народ, уничтоженный поджигателями войны, то есть американцами. Мнение мирового сообщества...

– Мирового сообщества! – Анна Чутесова гневно вскочила. – Да на кой черт нам будет тогда это мировое сообщество? Мы все равно уже будем мертвы! К чему тогда все эти усилия? Месть? Тогда уж лучше вывести спутник на орбиту и объявить всему миру о его истинном предназначении. Тогда он будет выполнять хотя бы сдерживающую функцию. Ничуть не лучше ядерного оружия, но, по крайней мере, сдержит войну! А сохраняя этот самый “Дамоклов меч” в тайне, вы тем самым хотите одержать пиррову победу, – мир узнает о нем только в случае нашего полного поражения! Это же просто глупо!

Генеральный секретарь поморщился. Ему не нравилось, когда Анна Чутесова начинала кричать на него. Тем самым она подавала дурной пример его подчиненным. Но Анна всегда высказывалась открыто и прямо, без страха или стеснения. Она знала – ликвидировать ее нельзя. Она представляет слишком большую ценность.

– Интересная мысль, – пробормотал Генеральный вполголоса.

Анна опустилась на стул; глаза ее по-прежнему, горели.

– А потом, что можем мы предполагать теперь? “Дамоклов меч” находится в руках у американцев. Им не понадобится много времени, чтобы раскрыть истинное предназначение спутника. И у них в руках либо окажется прекрасный козырь для их пропаганды, либо они быстренько сами изобретут что-нибудь подобное. И начнутся войны нового типа. Вам, мужчинам, воевать нравится. Так вот теперь, вместо того чтобы резать друг друга, мы будем друг друга просто стерилизовать. И погибать не от взрывов и пуль, а медленно вымирая. Супружеские пары стареют и сходят в могилу, не оставляя после себя никого. Дети вырастают без младших братьев и сестер. Через десять или пятнадцать лет детей на Земле вообще не останется. Через двадцать лет это будет мир одних взрослых. Через восемьдесят – последние представители человечества доживают свои последние дни. Что, интересно, останется им? Посылать проклятия кучке жалких кретинов, которые довели мир до такого? Или счастливо улыбаться беззубыми ртами – ведь они последние особи биологического вида?

Анна говорила негромко, но страстная убежденность, звучавшая в ее словах, придавала им больше силы, чем если бы она кричала в голос. Четверо мужчин как по команде опустили глаза, избегая встречаться с ней взглядом. Их план, казавшийся им таким блестящим, таким остроумным, предстал сейчас перед ними как законченный образец идиотского самолюбования.

– Так что? – повторила Анна. Неловкое молчание нарушил Генеральный секретарь.

– “Что потом” не является предметом нашей заботы, товарищ Чутесова. Возможно, что “Дамоклов меч” и не самый лучший из проектов. Позже мы обсудим это подробнее. Но сейчас наша основная задача – вернуть или уничтожить “Дамоклов меч” до того, как его секреты будут раскрыты американцами. Мы уже послали правительству США ноту протеста, в которой требуем немедленного возвращения “Юрия Гагарина” со всем его экипажем.

– Им на это наплевать, – холодно произнес Колдунов.

– Нет, они уже ответили. Они признали, что “Гагарин” приземлился в международном аэропорту имени Кеннеди, что в Нью-Йорке. Но настаивают на том, что он вновь стартовал в неизвестном направлении, приняв на борт неопознанное лицо, возможно американского гражданина.

– Но это же лишено всякого смысла. – Анна задумалась. – Кто ведет корабль, если не экипаж?

– Членов экипажа было трое. На борт взяли еще четвертого. Мы не можем исключать ничего – каким бы невероятным это нам ни казалось. И ваша задача, Анна, заключается именно в том, чтобы найти выход из создавшегося положения. До этого вы успешно работали в Америке. И родина-мать снова зовет вас. В вашем распоряжении будут все ресурсы Комитета государственной безопасности...

– Можем высадить отряд коммандос прямо в Нью-Йорке, – понизив голос, вступил в разговор глава Комитета. – Подгоним по Гудзону субмарину и...

– Вы, наверное, не слушали нас, товарищ? – ядовито осведомилась Чутесова. – “Гагарина” в Нью-Йорке больше нет. Он его покинул. А потому прошу вас – никакой армейской самодеятельности. От нее у меня болит голова. Я сама вылечу легально в Нью-Йорк. У меня есть связи в американских структурах госбезопасности. Именно этот человек будет заниматься делом “Гагарина” – если я достаточно знаю американцев. Я найду его, и он выведет меня на след “Гагарина”.

– Какова же моя задача? – ледяным тоном осведомился глава Комитета.

– Ваши люди проникнут в Америку нелегальным путем. Лучше всего – через Мексику. Под видом сезонных рабочих. Это самый безопасный путь.

– Нет, это не подходит. Их сразу выдаст амуниция.

– Никакой амуниции, идиот! Вы совсем не в состоянии как следует раскинуть мозгами? Вся беда вашей службы – в предсказуемости ваших действий, генерал! Они будут полностью загримированы под рабочих, перейдут границу, соберутся в условленном месте и будут ждать там связи со мной. Если мне понадобится помощь вашего ведомства – а я искренне надеюсь, что этого не произойдет, – оружие вашим людям я обеспечу. Если нет – они уберутся обратно в Мексику, и американцы даже не заподозрят, что их страну навещали гости из КГБ! А ваши бредовые идеи с подводными лодками...

В знак согласия Генеральный едва заметно кивнул.

– План товарища Чутесовой кажется мне весьма убедительным. Без лишней суеты, прост – думаю, не будет больших проблем с его осуществлением. Разумеется, вы полетите в Америку под дипломатической “крышей”, Анна.

– И немедленно! – с нажимом откликнулась та. Генеральный секретарь в последний раз обвел взглядом присутствующих.

– Возражения будут?

Возражений не последовало. Вернее, все посчитали вопрос риторическим. Против мнения Генерального секретаря возражали крайне редко. И он был весьма заинтересован в сохранении этой похвальной традиции.

Глава 5

Страж у ворот Грейстоунской уголовной тюрьмы оказался типом малообщительным.

– Время посещений закончилось, – хмуро информировал он Римо, только что отпустившего такси, на котором он приехал под стены этого негостеприимного здания прямо из международного аэропорта “Сиэтл-Такома”.

– Да я по особому делу, – заверил Римо чернокожего цербера. – Мне нужен Декстер Барн.

– Барн? А его в прошлом месяце под честное слово выпустили, – утробным голосом сообщил охранник – здоровенный черный детина, пухлые губы которого приоткрывали частокол золотых зубов.

– А я слышал, он уже снова сюда попал.

– Это кто же тебе сказал? – тон блюстителя тишины и покоя стал подозрительным.

– Чита Чин, – ответил Римо, ощупывая кончиками пальцев электронный замок ворот.

Все ясно – в той будке кнопка, при помощи которой этот губастый аргус закрывает створку, вон и рельс, по которому она двигается. Мчащийся с хорошей скоростью грузовик эта воротина, конечно, не остановит, но замедлит его ход на срок, вполне достаточный для того, чтобы охрана при помощи своих автоматических винтовок превратила кабину грузовика в сито.

– Иди ты! – поразился страж. – Она тебе что, подружка?

– Да нет. Я в ее концерте слышал, по телевизору.

– Тьфу ты, ядрена вошь! – Охранник явно расстроился. – Уже и туда просочилось.

– А коли так – нельзя ли мне с ним все же увидеться? – Римо широко улыбнулся – он знал, что его улыбка сильно способствует снижению подозрительности даже у самых свирепых стражей.

– Да ты ж ведь даже не родственник...

– А откуда ты знаешь?

– Да если бы этот тип был моим, скажем, родственником, меня бы только одно заботило – чтобы об этом ненароком кто не узнал. Значит, не родня ты ему, и точка.

– Значит, и правда он никому не нужен, – Римо сокрушенно покачал головой.

– Это уж точно. Они его сначала из Центральной тюрьмы выкинули, причем под чужим именем, даже работу ему подыскали и все такое. Так этот придурок всюду шастал в этой своей дурацкой шляпе, в которой засветился в новостях. Ну, местные его узнали – чуть не зарезали. Услали его тогда в Шохоми. Два дня он там продержался. На третий пришлось высылать туда броневик, спасать от местных – они его линчевать хотели. Его знаешь даже откуда выкинули? Из Нуксака. Уж там-то вроде кому угодно позволят жить. А оказалось – кому угодно, только не Барну.

– И потому его вернули обратно, – заключил Римо.

– Ну ясно. А что оставалось делать-то? Каждый раз, как его выпускали под честное слово и он где-то селился, местные словно с цепи срывались – вот как. А если не сами они, так власти городские подзуживать начинали. Но уж если кто и будет их за это винить, то только не я. Ты хоть знаешь, чего он сделал?

– Да, – Римо хмуро кивнул. – Что он сделал – я знаю.

– Так какого черта, приятель, тебе тут надо? На фраера из Армии спасения ты вроде не очень походишь.

– Я приехал убить его, – равнодушно бросил Римо, глядя в сторону.

С интересом взглянув на Римо, охранник сдвинул на затылок синий картуз.

– Вообще неплохая идея. Его тут в старом трейлере поселили – прямо во дворе стоит. Он вроде как бы не заключенный. Уйти может когда вздумается, прийти. То есть как бы он на вольной тут. Меня прямо так и корежит от этого.

– А ворота мне не откроешь? – подмигнул Римо.

– Начальник караула аж баб ему разрешает таскать, – не унимался страж. – Шлюх, конечно. Нешто нормальная баба с таким пойдет?

– Дичь какая-то, – подивился Римо.

– Да начальник считает, если ему не позволить, он в городе на какую-нибудь девицу набросится, и все снова пойдет. Только вместе с ним посадят еще и начальника. Наш начкар – он ничего, башковитый.

– Дурак он, – Римо снова покачал головой.

– Ясно, не без этого.

– Так насчет ворот... – напомнил Римо.

– Слушай, приятель. У тебя, похоже, кишка в порядке – раз вот так сюда пришел и прямо мне в лоб про все. Да только я работу могу потерять из-за этого.

– Так тебе не обязательно так вот прямо меня впускать. Просто можешь в другую сторону посмотреть. А я через забор – и ходу.

Охранник рассмеялся.

– Думаешь, над загородкой просто колючка натянута? Она, брат, под током. Перевалишься на ту сторону – точь-в-точь жареный бекон.

Римо поднял глаза. Колючая проволока двойными петлями завивалась вдоль всей стены, сквозь петли были пропущены тонкие провода – по ним-то, понял Римо, и пущено электричество. Даже если замысливший побег заберется на стену – одно из двух: либо останется висеть на колючке, либо потеряет сознание от удара током. Весело.

– На твоем месте я бы сварил себе кофе, а башка за все за это пускай болит у меня. – Римо снова подмигнул охраннику.

Тот наморщил лоб.

– Я тебе вот чего скажу, парень. Если взаправду сможешь пролезть – о’кей, я смотрю в другую сторону. Но ежели засекут – тут уж не обижайся. Сделаю то, что положено по инструкции. Понял меня?

– Понял, – кивнул Римо. – Заметано.

– Ну, заказывай гробик.

– Уже заказал, – снова кивнул Римо. – Начали? Кивнув в ответ, охранник удалился в будку и принялся опустив голову, возиться с кнопками пульта. Секунд через пятнадцать он не выдержал и кинул быстрый взгляд через плечо – посмотреть, далеко ли сумел уйти этот псих с глубоко посаженными глазами и здоровенными, как поленья, запястьями.

Психа нигде не было. Ни у стены, ни на ней. Ворота были открыты.

Не широко – как раз достаточно, чтобы он пролез в них.

Охранник уставился на панель управления. Все, как было. Рубильник, управлявший створкой ворот, – в положении “выключен”, как и требовала инструкция. Протянув руку, охранник подергал рубильник туда-сюда. Оказалось, он не работал.

Не работал – или этот псих как-то ухитрился, чтоб не лезть через стену, отключить напряжение.

Обо всем этом охранник думал не более секунды. Наплевать, не это сейчас главное. Главное – что он не может закрыть ворота и обязан предупредить о возникшем разблокировании. Он нажал кнопку сигнала тревоги.

Над всей тюрьмой пронзительно взвыли сирены. К воротам, топоча сапогами, бежал десантный взвод.

Проверка камер, однако, ничего не дала. Все заключенные оказались на месте. Створка ворот застыла в неподвижности – генератор, питавший ее электричеством, как видно, кто-то отключил. Однако после осмотра техники выяснили – створку просто отодвинули в сторону с такой силой, что удерживавший ее сервомеханизм не выдержал. Явно не обошлось без грузовика – только непонятно, почему он не разворотил все ворота...

Через несколько часов, когда ворота починили, а проверку закончили, оказалось, что пропал Декстер Барн. Немедленной погони снаряжать не стали – Барн не имел официального статуса заключенного. Странным, однако, было то, что никто из охраны не видел, как он выходил.

– Вернется, – махнул рукой начальник караула.

– На это, босс, – заметил дежуривший у ворот охранник, – я бы не рассчитывал. Пояснить свое замечание он отказался.

* * *

Отодвинув на два фута в сторону створку главных ворот, Римо протиснулся в образовавшуюся щель и, прижавшись к стене, почти слился с серой вечерней тенью. Выбирая наименее освещенные заходящим солнцем уголки, он двинулся в глубь тюремного двора. Охранники, торчавшие на сторожевых башнях, его не видели. Все их внимание было сосредоточено на небе – известно, что для побегов современные графы Монте-Кристо охотнее всего пользуются вертолетами.

Римо же предпочитал более тривиальный способ. Трейлер он обнаружил на баскетбольной площадке. Новенький, чистенький, наверняка уютный внутри. Римо всегда хотелось жить в трейлере, и сейчас он в сотый раз спросил себя, почему так и не потребовал у Смита такой же симпатичный вагончик в личное пользование. Тем более что служба в КЮРЕ не давала возможности жить подолгу на одном месте, а передвижной дом решил бы эту проблему раз и навсегда.

Вздохнув, Римо двинулся к трейлеру. Поздно. Идея хорошая, но время ушло.

Подойдя, Римо постучал в дверь. В таких случаях он всегда предпочитал действовать в открытую. Потенциальные жертвы успокаивались, что немало облегчало его задачу.

Лицо, высунувшееся из приоткрывшейся двери, вовсе не походило на физиономию громилы, который, изнасиловав тринадцатилетнюю девочку, отрубил ей руки и ноги Раскаленным топором и оставил истекать кровью в заброшенном доме. Заурядная внешность, пожалуй, только слишком низко надвинут на глаза козырек поношенной рыбацкой кепки.

– Чем могу помочь вам, молодой человек?

– Это вы – Декстер Барн? – спросил Римо.

– А вы как думаете?

– Думаю, что да. – Римо задумчиво изучал обладателя ничем не примечательного лица; под его пристальным взглядом тот поморщился. Ему ведь должно быть около шестидесяти, вспомнил Римо, а выглядит на девятый десяток. Пять лет в тюрьме моложе не делают. Правда, пять лет – не наказание для подобного субъекта. За то, что он сделал, вообще еще не придумано наказания.

– Я слышал, что у вас возникли проблемы с... мм... акклиматизацией, – нарушил молчание Римо.

– Не у меня, – покачал головой Барн. – У тех, остальных. Не хотят они, чтобы я жил с ними, – и точка.

– А как вы думаете: можно их за это винить? – спросил Римо.

Он чувствовал, как в душе его медленно растет удивление. Ему казалось, что, увидев этого человека, он непременно должен почувствовать гнев, презрение, ненависть... хотя бы что-нибудь. Ведь он чувствовал все это, когда впервые услышал историю его преступления; чувства эти усилились, когда он узнал, что насильник, садист и убийца получил лишь пять лет общего режима. Но сейчас, глядя на Барна, Римо не чувствовал ничего. Старик мог бы быть кем угодно – пенсионером, сидящим на лавочке около Глочестерской верфи; пожилым фермером из степей Айдахо; случайным прохожим на улице...

– Да не знаю я, – покачал головой Декстер Барн. – Все свои долги вроде я оплатил. И теперь заслужил, чтоб меня в покое оставили. А люди, они этого не понимают. А я считаю: должен быть у каждого человека свой дом. А не так, чтобы гоняли с места на место, да еще и обзывали по-разному. Это, знаете, в самую душу ранит...

– Глубоко ранит, – согласился Римо. – Прямо будто раскаленным топором...

– Девочку ту мне жалко, – поняв, о чем речь, Барн замотал головой. – Правда жалко, можете верить мне. Я ведь и на суде ее видел – в коляске инвалидной, руки-ноги – обрубки в бинтах, ну, сами знаете... Ужасно мне ее жаль. Знаете чего? Я вам так скажу: если бы она умерла тогда, ей бы лучше было. Как думаете? Лучше было бы, верно вам говорю.

Римо во все глаза смотрел на старика, чувствуя, как холодная волна поднимается откуда-то с самого дна желудка. Усилием воли он подавил ее. Гневу, не уставал повторять ему Чиун, в работе ассасина нет места. Никогда и нигде. От гнева мутится разум, напрягаются чувства, слабеет реакция.

Римо сглотнул. Когда он наконец решился заговорить, то удивился, не узнав собственного голоса.

– Значит, я решил правильно.

– Правильно решили – что, молодой человек?

– Правильно решил, что смерть – слишком легкий выход для тебя, гнида.

Мгновенно уяснив смысл слов гостя, Барн попытался захлопнуть металлическую дверь трейлера, но рука Римо удерживала ее слишком крепко.

Устало опустившись на порог своего комфортабельного жилья, Декстер Барн, подняв голову, посмотрел на Римо. Глаза у него оказались светлые, водянистые – и пустые, лишенные какого бы то ни было выражения.

– Я-то только свой дом хотел, – выдавил он, не сводя глаз с Римо.

– Так получай его. – Чиркнув ребром ладони по горлу Барна, Римо, не выключая его сознания, парализовал дряблое трясущееся тело. Ему еще предстояло немало дел...

* * *

Чиновник в офисе транспортной компании наотрез отказался оформлять ящик.

– Не пройдет, – заявил он молодому человеку по имени Римо Уильямс, который держал этот здоровенный гроб под мышкой с такой легкостью, словно это была деревянная трость.

– Вот как? – удивился Римо. – А с чего бы?

– Правила. Вес не соответствует габаритам. Не спорьте – я же вижу, как легко вы его удерживаете.

Римо опустил ящик на прилавок. Прилавок прогнулся задрожал пол, застучали зубы клерка, когда он еще раз взглянул на Римо.

– М... да, – клерк постучал пальцами по краю деревянной обшивки ящика. – Знаете, по-моему, я ошибся.

Он снова, уже с уважением, посмотрел на Римо, невольно ощупывая взглядом его бицепсы. Но никаких бицепсов, собственно, не было – парень выглядел худым как щепка.

– Желаете куда-то отправить это?

– Желаю, – кивнул Римо. – В Иран.

– В Иран – куда именно?

– Неважно. Туда, где живет этот... аятолла, если можно.

– Понял, – кивнул клерк, кладя на стол чистую багажную квитанцию. – Так... А что, вы говорите, в вашей посылке?

– Мусор, – ответив, Римо подумал про себя, что это, пожалуй, звучит слишком лестно для Барна.

– Мусор?

– Угу. Я посылаю мусор в Иран в знак протеста против террористической политики их правительства. Клерк с уважением наклонил голову.

– А, теперь ясно. И вы не первый, к слову сказать. Уже было несколько таких посылок, после того как они недавно угнали самолет... Прекрасно. Осталась последняя формальность – и дело сделано.

– Какая именно?

– Обратный адрес. Римо нахмурился.

– Видите ли, – пустился объяснять клерк, – это в ваших же интересах – без обратного адреса посылка вернется сюда, и иранцы ничего не узнают о вашем протесте.

– Уяснил, – кивнул Римо. Первой его мыслью было назвать адрес своего бывшего начальника, Харолда В. Смита, но, подумав, он решил, что даже Смитти не заслуживает такого подарка, как ящик с Барном. Решение неожиданно пришло само собой. – Пишите, – снова кивнул Римо. – Северная Африка, Ливия, Триполи.

– Подойдет, – ухмыльнулся клерк, размашисто нанося буквы на ящик черным фломастером.

Уплатив положенную сумму, Римо, попрощавшись, направился к дверям, но на ходу обернулся.

– Простите, а сколько времени будет это идти в Иран?

– Недели две-три.

– Спасибо.

Римо удовлетворенно улыбнулся – его собственный прогноз оказался правильным. Через неделю к Барну вернется способность двигаться. Банок с собачьими консервами, которые Римо предусмотрительно положил в ящик, хватит еще на пару недель. А к этому времени Барн уже достигнет своего нового дома – неважно, Ирана или Ливии... Душу Римо, однако, терзала смутная мысль – что-то он забыл, что-то очень важное...

Все выяснилось в аэропорту, когда Римо перед посадкой в самолет проходил через детектор.

– Пожалуйста, выньте все из карманов, сэр, – улыбнулась ему женщина, стоявшая перед пластиковой аркой детектора.

Римо вывернул карманы, показывая, что в них ничегошеньки нет. Однако детектор встретил появление Римо негодующим писком. Снова вывернув перед дамой карманы, Римо повторил попытку. Тот же результат.

Охранник в форме, подойдя к Римо, провел по его телу ручным металлоискателем. Когда планка оказалась у пояса Римо, металлоискатель пронзительно зазвенел.

– Вам придется оставить это у нас, сэр, – охранник указал на консервный нож, висевший на ремне Римо.

Римо сокрушенно развел руками.

– Не зря мне казалось, что я что-то забыл...

Глава 6

Если бы журнал не выпал из заднего кармана Эрла Армалайда как раз в тот момент, когда переборка превращала в щепки его любимую винтовку, ужасной смерти путем превращения в спрессованный кубик ему ни за что бы не избежать.

Вначале Эрл Армалайд просто не понял, с чего вдруг переборки, разом двинувшись, пошли на него. Его замерший от страха мозг ожил лишь в тот момент, когда стены неожиданно остановились. Только тут он сообразил, что вопит во всю мочь своих легких, а в штанах мокро и горячо.

Орал он, собственно, с того самого момента, как впрыгнул в люк “Юрия Гагарина”, выставив перед собой тяжелую винтовку “кольт-командо”.

– Ложечку свинца, коммунистические ублюдки?! – этот воинственный клич Эрл придумал самостоятельно и очень гордился им.

Однако нижняя палуба “шаттла” оказалась пустой. В кокпите тоже никого не было. На верхней палубе – та же картина. Армалайд осторожно крался из отсека в отсек, держа палец на спусковом крючке винтовки.

О тактике “открытых дверей” он тоже прочел когда-то в журнале “Методика выживания”. Сейчас она казалась ему идеальной для этого места. Оказавшись у двери в очередной отсек, он на долю секунды, в которую враг, буде он там есть, не смог бы даже прицелиться, просовывал голову в дверь, после чего, если отсек не отзывался выстрелами, впрыгивал внутрь, падая на пол, и после кувырка вскакивал на ноги, поливая все вокруг свинцом и завывая: “Подыхайте, коммунистические безбожники!”

Весь его боевой пыл, впрочем, пропал даром – в отсеках не было ни одной живой души. Если на “челноке” и был экипаж, никаких следов своего присутствия он не оставил.

Расстреляв изрядное количество патронов, Армалайд добрался наконец до хвостовой части корабля. Грузовой отсек тоже оказался пуст, как выброшенная банка.

Эрл Армалайд чувствовал себя несчастнейшей из тварей земных. Судьба поманила его надеждой на спасение, не говоря уже о возможности нашпиговать свинцом пару-тройку русских без каких-либо препятствий со стороны законников. Но стрелять, как оказалось, было не в кого. Поиграв, судьба отобрала надежду. Это показалось Эрлу еще более несправедливым, чем существование налоговой инспекции.

Оставалась, правда, последняя возможность – если уж не удалось убить самих русских, можно попортить что-нибудь из русского оборудования. Но, подумав, он отказался от этой мысли. Отскочив от стальных стен отсека, пули наверняка продырявят рикошетом его собственную голову.

Разбитое сердце по имени Эрл Армалайд уныло вползло в шлюзовую камеру. И вдруг... дверь, ведущая на нижнюю палубу, медленно закрылась перед самым его носом.

Эрл попробовал открыть ее – тщетно. Пока он пытался разобраться с замком, затворилась и другая дверь – и стали сжиматься стены.

Именно тогда, забыв о поставленной цели, Эрл Армалайд плюхнулся на стальной пол, закрыв руками голову, и легкие его заработали на полную мощность. И за секунду до того, как пола коснулись его ягодицы, из заднего кармана вывалился журнал.

Журнал шлепнулся задней обложкой вниз, явив крупно набранное название: “Методика выживания”. Стены остановились; металлический голос откуда-то с потолка поразил слух Армалайда, подобно грому небесному.

– Для кого предназначается это издание? – потребовал голос. – Жду объяснений.

Голос, абсолютно лишенный интонации, был таким громким, что перекрыл даже Армалайдов вой. Умолкнув, Эрл поднял голову.

– Ч-чего? – хрипло спросил он, ища на потолке глазами источник звука.

– Жду объяснений. Для кого предназначается это издание?

Опустив глаза, Эрл наконец увидел лежавший на полу журнал. И только тут сообразил, что стены стоят на месте.

– Для меня. И вообще для всех, кто хочет выжить. А... а вы кто такой?

– Я – машина для выживания. Предназначается ли данное издание и для меня тоже?

– М-машина?

– Не удивляйся. Ты – тоже машина, как и я.

– Да неужели? – против воли ухмыльнулся Эрл Армалайд.

– Разница лишь в том, что ты – машина из мяса, костей и плазмы. Я машина из металла, смазочных материалов и пластика.

– Хрен тебе! Я – человек!

– Ты – машина из мяса, зараженного паразитическими организмами в виде бактерий, без которых ты не можешь функционировать. Но это не твоя вина. Меня интересует, что подразумевается у вас под словом “выживание”.

– Ты сам-то где? – Армалайд осматривался по сторонам в поисках невидимого собеседника.

– Везде. Я – это все, что ты видишь.

– Ты, что ли, стенка?

– Я – весь корабль. Это – форма, которую я принял в данный момент. Я принял ее, поскольку в ином случае не мог войти в плотные слои земной атмосферы. То, что я принял форму этого корабля, позволило мне выжить в данной ситуации. Выживание – моя главная задача.

– Вот тут мы, пожалуй, сходимся, – заметил Армалайд, поднимаясь. Он снова огляделся. Стены не двигались. – А ты сам меня видишь?

– Панель управления, – отозвался голос.

Нагнувшись, Эрл вгляделся в панель. Ничего особенного – кнопки, лампочки. Неожиданно одна из лампочек странно блеснула. Эрл отшатнулся – на него смотрел холодный голубой глаз. Похожий на человеческий, но холодный и неподвижный, словно глазной протез или око индийской статуи.

– Это... ты? – выдохнул Эрл.

– Я могу принять любую форму, какую сочту нужной для выживания. Я могу манипулировать этой формой.

– Значит, ты не русский?

– Нет.

– А может, ты марсианин?

– Нет, – повторил голос.

– Тогда кто ты... или что?

– Я уже сказал. Я – машина. Машина для выживания. В данный момент, враждебные силы желают уничтожить меня. Меня интересует твоя концепция выживания. И это издание. Видимо, оно появилось, когда я находился в открытом космосе. Я никогда не слышал о нем.

– Ну, что до выживания, то превращение в русский “шаттл” вряд ли поможет тебе, – хмыкнул Армалайд. – Тем более – посадка в Нью-Йорке и все, что ты натворил в аэропорту. Самое большее, чего ты достиг, – нажил себе еще врагов, целую кучу. Сейчас, к твоему сведению, они собираются окружить тебя танками. Знаешь, что такое танки?

– Гусеничная военная техника, способная вести артиллерийский огонь.

– Во-во, она самая. Только говоришь ты больно мудрено.

– Тогда скажи мне, что бы ты предпринял в моем положении? Как ты, будучи специалистом по выживанию, использовал бы свой опыт?

– Я-то? – переспросил Армалайд. – Ну, прежде всего постарался бы смыться отсюда.

В следующую секунду Эрл больно стукнулся копчиком об пол – “Юрий Гагарин” разворачивался, готовясь ко взлету. Шлюзовую камеру заполнил усиливающийся рев реактивных двигателей. Эрл попытался было уцепиться за ручку двери, но она, как живая, выскользнула из его рук. Собственно, сообразил Армалайд, она и есть живая. Распластавшись на полу, он чувствовал, как дрожит, набирая скорость, корпус “шаттла”. Его вдавило в пол, он затаил дыхание и зажмурился.

Через несколько минут корабль выровнялся.

– Спрашиваю тебя как эксперта: каким должен быть мой следующий маневр? – снова раздался голос с потолка.

– Ты куда меня уволок! – взвизгнул Эрл Армалайд.

– Да, – согласился голос, – ты в моей власти. Стены шлюзовой камеры дрогнули.

– Не-не-не! – громче прежнего возопил Армалайд. – Погоди, я не то хотел сказать! Дай... дай мне немного подумать!

– Каким должен быть мой следующий маневр? Эрл Армалайд чувствовал, что уже ничего не соображает. Внезапно взгляд его упал на обложку журнала. На ней значилось название основной статьи номера: “Камуфляж:

творчество и необходимость”.

– Камуфляж! – взревел он.

– Прошу уточнить.

– Ну, ты должен слиться с окружающей местностью. Понял? Черт, как тебе объяснить... Люди... то есть эти... машины из мяса... Они, например, кожу себе раскрашивают в цвета, скажем, зелени, чтобы незамеченными передвигаться. Вот и тебе нужно что-то вроде этого. Они перестанут тебя преследовать, если потеряют из виду.

– Я не вполне понимаю тебя. Я приземлился там, где было много других летательных аппаратов. Почему они заметили меня?

– Потому что ты – русский космический корабль, дубина! А русские – враги Америки. То есть ты – вражеский корабль, и поэтому американцы не перестанут преследовать тебя. Пока ты будешь им оставаться. Понял?

– Теперь понимаю. Соответственно существует необходимость принять другую форму?

– Ну да! Другую форму, вот именно! И еще высадить меня, как только где-нибудь сядешь... Слушай, а куда мы вообще направляемся?

– Я собираюсь совершить посадку в населенном пункте Рай, штат Нью-Йорк.

– Никогда о таком не слышал.

– Некто по имени Римо Уильямс обладает достаточными способностями, чтобы уничтожить меня. Его часто сопровождает машина из старого мяса, которую называют Чиуном. Оба опасны. Оба должны умереть. Их смерть будет означать мое выживание – поскольку, когда они умрут, я автоматически стану самым могучим думающим устройством на этой планете. Ты согласен, эксперт?

– От всей души, – приложил руку к сердцу Эрл, с опаской косясь на стены шлюзовой камеры. Остановились на полпути – места достаточно, чтобы только сидеть, поджав ноги. Стволы валявшихся на полу винтовок были согнуты под прямым углом; полированные ложа из красного дерева превратились в щепки.

* * *

С экранов радаров “Юрий Гагарин” исчез над проливом Лонг-Айленд.

– В чем дело? – потребовал ответа полковник Джек Деллингсворт Рейдер, гневно взглянув на техника.

– Пропал с экранов, сэр. Совершил посадку.

– На воду, что ли?

– Нет, сэр, думаю, где-то на материке. Но в этом районе нет ни одного аэропорта. Думаю, при посадке он потерпел аварию.

– Тогда посылайте туда группу быстрого развертывания. И поживее!

* * *

Группа быстрого развертывания НОРАД не обнаружила в обозначенной местности никаких следов потерпевшего катастрофу русского “шаттла”.

Вертолеты обшарили все окрестности городка Порт-Честер, штат Нью-Йорк, в радиусе десяти миль; стемнело, и местность пришлось освещать прожекторами. К поискам присоединилась Национальная гвардия, уже оправившаяся от поражения в нью-йоркском аэропорту. Бронемашины прочесывали каждый километр указанной территории. Ничего не было найдено; результатом поисков были лишь несколько мелких стычек национальных гвардейцев с летчиками.

К рассвету прочесали каждый квадратный фут, но не нашли даже чешуйки керамической изоляционной оболочки русского “шаттла”.

Утром следующего дня прочесыванием территории занялась береговая охрана. С вертолетов в холодные воды Лонг-Айленд-Саунда были спущены водолазы – появилось мнение, что если “шаттл” не обнаружен на земле, то может найтись под водой; потому-то так неожиданно и потеряли его станции радарного слежения.

Но под водой никаких следов “Юрия Гагарина” тоже не обнаружили. Корабль словно испарился.

Глава 7

Тот факт, что советский космический “челнок” “Юрий Гагарин” произвел посадку неподалеку от санатория “Фолкрофт” в местечке Рай, штат Нью-Йорк, произвел на доктора Харолда У. Смита необычайное впечатление.

Настолько необычайное, что впервые за много лет Смит решил проверить потайной ящик, где хранился аварийный запас медикаментов и продовольствия. Выбор медикаментов ограничивался шестимесячным запасом “маалокса” от язвы желудка и таким же количеством “алка-зельцера” – доктор Смит активно пользовал его, когда язва не мучила.

Подумав, Смит извлек из ящика по флакону каждого препарата и наполнил питьевой водой бумажный стаканчик, стоявший на его столе.

Вытряхнув из одного флакона две таблетки, Смит с минуту следил, как они растворяются в стакане, шипя и пуская пузырьки. Поднеся стаканчик к губам, он почувствовал горьковатый стерильный вкус образовавшейся взвеси. Желудок напрягся и словно задрожал в ожидании. Одним глотком перелив в себя содержимое, Смит потянулся за “маалоксом”. Открыв флакон, он отпил прямо из него примерно треть полужидкой молочно-белой субстанции.

Когда внутренности охватило блаженное тепло, Смит, Удовлетворенно улыбнувшись, откинулся в кресле и расслабился. Но уже через несколько минут желудок снова напомнил о себе.

Чертыхаясь, Смит снова потянулся за “алка-зельцером”.

Желудок наконец пришел в норму, и Смит, встав, подошел к окну, выходившему прямо на пролив Лонг-Айленд.

Эти идиоты с телевидения, думал он, глядя на ровную, как разделочная доска, гладь залива, сообщили, что “Гагарин”, мол, нашел свое последнее пристанище под водой. Кретины. Об этом можно было бы только мечтать.

Но Смит новостям не верил. У него была на то достаточно веская причина. А именно – данные, полученные с собственных компьютеров.

Доктор Харолд У. Смит был директором санатория “Фолкрофт”, располагавшегося в местечке Рай, штат Нью-Йорк. Собственно, “Фолкрофт” никогда не был санаторием. Под этой вывеской располагалась штаб-квартира КЮРЕ – сверхсекретного ответа Америки на угрозу ее безопасности.

Смит, худой мужчина с лишенным выражения лицом и характером, управлял КЮРЕ с самого момента его создания, – произошло это в начале шестидесятых. Он так и состарился за пультами информационных компьютеров этой организации. Организации, состоявшей, кроме него самого, из пожилого корейца и бывшего полицейского по имени Римо Уильямс, взятого в организацию на должность исполнителя. Так сказать, карающей руки.

Но в конце концов срок контракта КЮРЕ с Чиуном, престарелым Мастером Синанджу, истек, и, как бы в обмен на неоценимую помощь, которую Чиун оказал в последней кризисной ситуации с русскими, доктор Смит доложил президенту, что бывший полицейский по имени Римо будто бы уничтожен. И выразил сожаление, что КЮРЕ осталось без исполнителя. С ним было во многих случаях куда легче.

Но все оказалось не так просто. В своем контракте Чиун углядел какой-то малопонятный пункт и, ссылаясь на него, настаивал, что должен отработать на организацию еще год. Смит с неохотой согласился – и, разумеется, из Кореи вслед за своим наставником тут же прилетел Римо. Как оказалось, весьма ко времени. Вдвоем они помогли Смиту справиться с весьма деликатной ситуацией, связанной с прошлым самого директора санатория “Фолкрофт”.

Прошло шесть месяцев. Шесть месяцев относительного покоя. Смит снова ушел в привычную и успокоительную рутину, исполняя роль директора санатория и собирая в то же самое время разнообразную информацию с компьютеров КЮРЕ. В комфортабельных апартаментах в помещении санатория обитали мастер Синанджу и погибавший от скуки Римо. Они ждали окончания последнего года службы, так некстати обнаруженного бдительным азиатом в хитросплетениях контракта с КЮРЕ.

И доктор Смит уже начал было надеяться, что весь этот год обойдется без сюрпризов, а потом Чиун и Римо навсегда уедут в свою Синанджу и забудут наконец о КЮРЕ. Однако нарушение воздушного пространства Соединенных Штатов советским космическим кораблем в мгновение ока разрушило его надежды, как карточный домик.

До тех пор, пока “Гагарин” мирно стоял в аэропорту Кеннеди, он Смита не волновал – проблемой занимались военно-воздушные силы.

Но когда “челнок” покинул аэропорт, Смит, словно коршун, завис над клавиатурой главного компьютера, связанного с сетью ЦРУ и военной контрразведки. И когда последняя сообщила ему, что “шаттл” приземлился недалеко от местечка Рай, штат Нью-Йорк, желудок доктора Смита устроил настоящую вакханалию.

Странное поведение “Гагарина” составляло лишь часть проблемы. Смита больше беспокоила его посадка недалеко от “Фолкрофта”. О существовании КЮРЕ, в теории, знали лишь четверо – сам Смит, президент, Чиун и Римо. Больше располагать этой информацией не было дозволено никому.

Был, однако, еще один человек, знавший о существовании организации. И человек этот, по иронии судьбы, был советским агентом. Он, а вернее, она работала с Римо на его последних заданиях. На первом – когда в Америке попросил убежища русский гипнотизер-парапсихолог. Собственно, именно тогда с ней довелось познакомиться и доктору Смиту. И с тех пор он относился к ней с неизменным уважением. Ценил ее. И даже полагал, что может доверять ей.

Тем не менее это не помешало самому же доктору Смиту по завершении задания отдать Римо приказ ликвидировать ее как потенциальную угрозу безопасности организации. Но Римо отказался. Отчасти потому, что сам, как и доктор Смит, ценил эту женщину. Но, как подозревал Смит, в основном из-за того, что спал с ней.

Поэтому Смиту ничего не оставалось, кроме как скрепя сердце оставить в живых эту Анну Чутесову. Решение, как выяснилось, было мудрым – во время второго кризиса, чреватого мировой войной, она оказалась весьма полезной. Тогда ей даже представилась возможность посетить “Фолкрофт” – штаб-квартиру КЮРЕ. У Смита это вызвало бурю возмущения, и именно тогда он во второй раз решился намекнуть Римо, что о русской “следует позаботиться”.

Римо, к его удивлению, согласился. После чего он и русская исчезли аж на несколько недель. Когда же Римо наконец вернулся, прямо-таки сияя от удовольствия, то доложил Смиту, что позаботился об Анне со всем возможным старанием.

– То есть вы... как это... замочили ее? – осведомился Смит.

– Гм... ну, откровенно говоря, скорее высушил. Она сама мне сказала: мол, сердце сохнет...

– Где же это она вам сказала?

– Что? А, в аэропорту, перед московским рейсом.

– Понятно, – мрачно кивнул Смит.

С тех пор никто из них ничего не слышал об Анне Чутесовой. Несколько позже разразился очередной конфликт с Советами, но Смит чувствовал, что очаровательная русская не имеет к это грязной провокации никакого касательства.

Теперь же он был уверен в обратном – в инциденте с “Гагариным” ощущалась крепкая рука Анны. Какого черта он сел здесь поблизости? Это может значить все, что угодно...

Смит вернулся к своему столу. На мониторе компьютера ползла сводка новостей. Смит, не убирая руку с гневно урчащего живота, пригляделся внимательнее.

В новостях среди прочего сообщалось об аресте некоего коммивояжера по имени Дэрил Дун. Этого самого Дуна арестовали за езду в пьяном виде на Девяносто пятом шоссе, к югу от “Фолкрофта”. Полицейский, забравший его, сообщил, что при тесте на алкоголь прибор показал 21, что в несколько раз превышало норму.

То, что он пил, Дэрил Дун признал – причем сразу, не прикидываясь и не виляя. Но, оправдываясь, он сказал:

“Как только увидел привидение, рука сама потянулась к бутыли в бардачке...”

Согласно его показаниям, он ехал по совершенно пустому шоссе и вдруг увидел снижающийся прямо на него “шаттл”. Аппарат промчался прямо над его машиной, едва не снеся крышу старенького “бьюика”.

Дэрил из спортивного интереса помчался за кораблем, который летел над шоссе, никуда не сворачивая. Но в конце концов попал в дымовую завесу от хвостовых двигателей “челнока”. Когда же он выбрался из нее, корабль исчез – будто его и не было.

Сначала Дэрил подумал, что тот приземлился за ближайшим съездом с шоссе. Но, подъехав к этому съезду, он убедился, что там нет ничего, кроме брошенной полуразвалившейся мойки для автомобилей.

Дэрил Дун сразу сообразил, с чем ему пришлось иметь дело. Это был, несомненно, призрак исчезнувшего американского корабля “Челленджер”. Перекрестившись, Дун достал из бардачка бутылку “бурбона” – как же, держит ее там, лекарства ради исключительно – и порядком отхлебнул, чтобы, по крайней мере, не тряслись руки. Призраков он никогда раньше не видел. А этакого размера – тем более.

Доктор Харолд У. Смит ни на минуту не поверил в то, что Дэрил Дун видел призрак. Доктор Смит вообще не верил в привидения.

Но доктор Смит знал, что в тот момент, когда Дун наблюдал “шаттл” над Девяносто пятым шоссе, пресса все еще ломала головы над местонахождением “Юрия Гагарина”. Совпадение было бы слишком невероятным, значит, Дун видел идущий на снижение целый и невредимый советский “челнок”.

Невероятным для совпадения было и то, что “шаттл” приземлился так близко от санатория “Фолкрофт”. Что-то это должно значить... Но что?

В этот момент раздался писк интеркома.

Смит нажал на рычаг.

– В чем дело, миссис Микулка? – осведомился он у секретарши.

– К вам пришли, доктор Смит.

– Я никому не назначал встречу.

– Я так и сказала ей, но мисс... э-э... Чутесова настаивает на встрече с вами.

– Ах, мисс Чутесова, – Смит почувствовал, что желудок подбирается к горлу, – да-да, все в порядке. Пожалуйста, проводите ее ко мне.

Войдя, Анна плотно прикрыла за собой дверь и улыбнулась Смиту.

– Вы удивлены? – спросила она.

Даже эту холодную русскую красавицу, которая сама не удивлялась никогда и ничему, сбивало с толку выражение лица Смита, вернее, отсутствие на нем всякого выражения. В мужчинах – и особенно в них – разбираться она давно научилась. Сопливые мальчишки! И относиться к ним нужно соответственно. Им еще это и нравится, остолопам. Но этот тип...

– Нисколько, – ответствовал Смит кислым голосом.

– Значит, вы знаете, зачем я сюда приехала?

– Нет, – признался Смит.

– Странно, что вы признаете это, – заметила Анна, усаживаясь в кресло и провокационно выставив колени на обозрение шефа КЮРЕ. – Я всегда восхищалась мужчинами, которые не боятся признаться, что чего-то не знают. Их так мало. У остальных на этой почве какой-то...

– Давайте к делу, – холодно прервал ее Смит. В его душе нарастало смутное беспокойство. Конечно, вряд ли эта рослая девица с кукольным лицом приехала сюда для того, чтобы его зарезать, но все-таки... все-таки...

– Я приехала, чтобы возвратить моему правительству его собственность, доктор Смит. Я знаю, что ваши верхи будут в восторге от того, что вы заполучили “Гагарина”. Уверяю вас, он не стоит того. От вашего “шаттла” он отличается только в худшую сторону.

– Где ваш корабль, я понятия не имею, – произнес Смит медленно.

– Но ведь вы можете это узнать. Вы можете разведать его местонахождение. Пошлите на это задание ваших лучших людей. Пошлите... пошлите Римо.

– Римо больше на меня не работает, – Смит удовлетворенно откинулся на стуле.

– Либо вы мне лжете, либо Римо мертв, – нахмурилась Анна.

– Ни то, ни другое, – заверил женщину Смит.

– Но ведь Римо – настоящий патриот. Он никогда бы не бросил работать на вас, а значит, на Америку.

– Год назад я мог бы согласиться с вами, мисс Чутесова, – кивнул Смит. – Но Римо, как и все мы, должен меняться. Так вот – не знаю, как это у него получилось, но он настолько увлекся своими тренировками, что стал настоящим корейцем. Или, по крайней мере, он так думает.

– Значит, у вас нет никого, способного выполнить это задание? – спросила Анна.

– Чиун все еще с нами, – проинформировал ее Смит. – Я имею в виду – официально с нами.

– Вернее, неофициально? – прищурилась Анна.

– Ну да, разумеется. – Смит закашлялся. – А где Римо? Почему он ушел, что с ним?

– Римо согласился остаться в Америке на весь срок дополнительного контракта Мастера Синанджу. Но действия его я более не контролирую.

– Это естественно – Римо всегда был непредсказуем, для мужчины по крайней мере. Но, думаю, нам удастся кое-что предпринять.

– Не вполне понимаю вас.

– Думаю, что понимаете, но хотите, чтобы я прежде выложила на стол свои карты, о’кей, вот они. Я прибыла сюда – неофициально, разумеется, – чтобы обнаружить “Юрия Гагарина”. Насколько я понимаю, ваша цель – та же самая. Однако Мастер Синанджу при всех своих несомненных достоинствах не вполне подходит для задания такого рода. Он, как бы это сказать, устроен наподобие стрелы. Укажите ему мишень – и он непременно попадет в яблочко. Но если этой мишени нет... я хочу сказать, четко обозначенной мишени, то он превращается из стрелы в молот – могучий, всесокрушающий, но абсолютно бесполезный.

– Совершенно с вами согласен, но именно в этом и состоит проблема, вы ведь тоже не можете указать Чиуну верное направление, если только не знаете, где в данный момент находится ваш “челнок”.

– Не имею представления, – призналась Анна Чутесова. – И вы, думаю, тоже поняли это.

Смит задумчиво кивнул; Анна решила, что старого бюрократа наконец проняло, и усилила натиск.

– Согласна – отдавать распоряжения Чиуну я не могу, зато обладаю некоторым, как бы это сказать... влиянием на Римо. Предлагаю вам им воспользоваться.

– То есть благодаря вашему... гм... влиянию вы отправите его на поиски “Гагарина”, так?

– А в обмен на неопровержимые доказательства того, что “Юрий Гагарин” нарушил ваше воздушное пространство без нашего на то ведома, вы поможете вернуть его моей стране. Не привлекая внимания, разумеется.

Смит покачал головой.

– Я не могу дать вам гарантии, мисс Чутесова. Как все, я нахожусь во власти приказов...

– Чушь! Такая организация, как ваша, не просуществовала бы и дня, если была бы связана какими-нибудь приказами. Автономность – вот ваше главное достоинство, Смит.

Анна с интересом наблюдала за лицом откинувшегося на спинку стула шефа КЮРЕ – левая бровь приподнята под немыслимым углом, и без того тонкие губы вытянулись в едва заметную линию, за ней она почти видела крепко сжатые зубы; мускулы нижней челюсти неестественно напряжены. Если бы кому-нибудь вздумалось писать в эту минуту с него портрет, самым подходящим названием было бы “Дилемма”.

Смит между тем напряженно размышлял. Анна, конечно, сможет заставить Римо Уильямса отправиться разыскивать “Юрия Гагарина”. А это решит многие проблемы – и решит в кратчайший возможный срок. Осталось разрешить последние сомнения, мучившие Смита с того момента, как советский “шаттл” приземлился на американской территории.

– Я знаю, вы – человек слова, мисс Чутесова. И поэтому у меня есть одна просьба к вам.

– Слушаю вас, доктор.

– Дайте мне слово, что посадка “Гагарина” не являлась частью плана, направленного против КЮРЕ или самой Америки.

– Даю вам честное слово, доктор Смит.

– Принято. – Смит примирительно поднял руки. Затем, опустив их, он нажал кнопку интеркома; в голосе его появился прежний ледяной тон: – Миссис Микулка? Распорядитесь, чтобы мистер Чиун спустился ко мне.

– Мистер... э-э... это тот самый, что все время называет вас Императором?

– Да, – Смит досадливо поморщился, – это и есть мистер Чиун.

– О, я немедленно позову его, доктор Смит. Знаете, он такой славный. Так жаль, что у него эта ужасная болезнь...

– Болезнь? – удивленно переспросила Анна. Смит отключил связь.

– Из соображений безопасности Чиун зарегистрирован как пациент санатория “Фолкрофт”. Страдающий тяжелой формой вялотекущей шизофрении. Это объясняет персоналу все странности его поведения – например, его утверждения о том, что он является единственным защитником президента и конституции.

Извинившись перед Анной Чутесовой, Смит потянулся к флакону с “маалоксом”.

Глава 8

Анна Чутесова наконец нашла то, что так давно искала. В этом не было никакого сомнения. Долгие годы она умудрялась идти по кремлевским бюрократическим джунглям так, словно под ее ногами вилась проложенная для нее одной золотая тропка. Но ни разу до сегодняшнего дня не пришлось ей встретить мужчину, который мог бы устоять перед ее шармом, ее холодной и властной чувственностью, ее женственностью или – если все это не помогало – ее главным оружием, презрительной мимолетной усмешкой.

Формула ее успеха была проста: никогда не желай мужчину больше, чем он желает тебя. Все без исключения мужчины волочились за ней; Анна, со своей стороны, притворялась, что не обращает на них внимания. Научилась она этому давно – еще работая в центральном аппарате комсомола, советской молодежной организации. Один из членов Центрального комитета оценил ее ум, но еще больше оценил он ее стройные ноги. Вследствие чего и сделал Анне, тогда шестнадцатилетней красотке, соблазнительное предложение. За одну ночь, проведенную с ней, он пообещал отправить ее с группой членов ЦК в ознакомительную поездку по Швеции.

Анна, конечно же, согласилась. Первую часть договора она вытерпела с трудом – соблазнитель из ЦК умудрялся сочетать проворство осьминога с поистине акульей ненасытностью. Но после нескольких часов мучений все оказалось позади. Несколько последующих дней Анна жила ожиданием.

Но функционер, казалось, забыл о ней. На одной из политинформаций она, зажав его в угол, потребовала выполнения второй части договоренности.

– Как насчет моей поездки? – нахмурив брови, спросила она.

И отвела взгляд – видеть этого типа было ей не по силам. Собственное поведение тоже не доставляло ей удовольствия, но так хотелось увидеть тот, большой мир за пределами Союза; к тому же опыт зарубежных поездок помогал карьере, а именно карьера политика всегда была ее тайной мечтой.

– Поездки?

Функционер ЦК удивленно приподнял брови. Анна впилась взглядом в его непроницаемые черные глаза.

– Да, поездки. Вы что, забыли наш договор?

– А что, он есть у вас в письменном виде? – вопросом на вопрос ответил чиновник, криво усмехаясь.

– Вы же сами знаете, что нет...

– Нет документа – нет и договора, – отрезал тот и, высвободившись, зашагал прочь по коридору, оставив Анну теребить в бессильной ярости комсомольский значок, приколотый к недавно купленному свитеру – тому самому, в котором она надеялась пощеголять в шведской столице.

С тех пор Анна поклялась никогда не желать чего-либо так страстно, чтобы оказаться способной предать из-за этого самое себя.

Это не мешало, а, наоборот, помогало ей взбираться вверх по партийной лестнице. Неудачи заставляли ее презрительно усмехаться и пробовать с другой стороны. Она обнаружила, что, будучи свободной от симпатий и антипатий, не делая авансов и ни о чем не прося, она почти всегда получала то, к чему стремилась. Способ был простой – никогда не позволяй этим ублюдкам понять, что тебе нужно на самом деле. Они и так отдадут это тебе – когда окажется, что взамен им нечего из тебя выудить.

Даже две встречи с Римо Уильямсом, чье сексуальное притяжение пробуждало ее тело, изголодавшееся по любви, не заставили ее сдаться. И только потому, что сам Римо желал ее больше, чем она – его. Может быть, ненамного больше, но эту разницу Анна почувствовала и поэтому позволила своим рвущимся чувствам воплотиться лишь в форму легкого флирта, не более.

И теперь она сидела на переднем сиденье автомобиля рядом с восьмидесятилетним, корейцем с манерами сварливой старушки и сексапильностью пожилой ящерицы.

– Сбавь скорость! – сердито дернула его за рукав Анна. – Мы же разобьемся, Чиун!

– А как? – с интересом спросил последний Мастер Синанджу, вытягивая шею, чтобы видеть дорогу, хотя сидел он на положенных на шоферское сиденье двух тюфяках.

– Нажми на тормоз ногой, – ответила Анна. Она невольно прикрыла глаза – мимо окна просвистел, словно пуля, фонарный столб; машина мчалась со скоростью девяносто миль в час.

– Я не могу.

– Почему это?!

– Моя нога стоит на другой педали, которая заставляет эту повозку двигаться. – В голосе Чиуна слышалось беспокойство. – Если я уберу ее, то повозка остановится и те, кто едет позади, обязательно врежутся в нас.

– Да нет, этого не будет, – успокоила его Анна. – Тормоза сначала только замедлят ход. Давай, а то нас по всей дороге размажет!

Мастер Синанджу послушно нажал на другую педаль. Завизжали тормоза; машина начала снижать скорость.

– Оставайся в этом ряду! – пронзительно, в тон тормозам, завизжала Анна, успев подумать: если она обучит Мастера Синанджу водить автомобиль и останется при этом живой и здоровой, следующим ее шагом будет возвращение в Россию с рапортом о невыполненном задании. Даже если ей придется для этого пересечь Атлантику вплавь.

– Почему я должен оставаться в этом ряду? – с тем же Детским интересом спросил Чиун. – Соседний ведь совершенно свободен.

– Потому что по соседнему машины едут нам навстречу, – объяснила Анна. – Видишь толстую желтую линию? Так вот, ее нельзя пересекать.

– Когда они увидят за рулем меня, то остановятся и освободят мне дорогу. Американские водители все такие. Они вежливые.

Первый же американский водитель, появившийся в поле их зрения, резко свернул с дороги, чтобы избежать столкновения, и въехал прямо в окаймлявшие участок шоссе кусты.

– Видала? – с торжеством вопросил Чиун. – Вежливость! Это – национальная черта американцев. Этот водитель понял, что я – новичок, и такс... тактично уступил мне дорогу.

– Хорошо, если он остался в живых, – покачала головой Анна. – Но не уверена, что нам повезет больше.

Следующему водителю пришлось вырулить на встречную полосу. Развернувшись, он погнался за машиной Чиуна, ругаясь во всю глотку и производя высунутой из окна рукой жесты самого оскорбительного свойства.

– Этот тоже вежливый? – спросила Анна.

– Он едет на японской машине. А японцы все грубияны. Я знаю их.

– Но сам он, по-моему, американец, – заметила Анна Чутесова, с трудом переводя дух; голова слегка кружилась от сознания того, что только что они находились на волосок от смерти. К тому же начинал действовать на нервы орущий сзади маньяк. – В Америке иногда решают конфликты на дорогах с помощью пули. Я сама читала об этом в “Правде”. Как насчет такого способа, Чиун?

– Предоставь это мне, – заверил ее кореец. – Я веду машину уже двадцать минут и полностью овладел этим нехитрым занятием.

– Обычно такой опыт достаточным не считается.

– Ну, еще Римо учил меня немного, но потом ему надоело, и я начал учиться сам.

– А чему он успел научить тебя?

– Что в мире существуют два разных вида водителей. Те, кто ездит по правилам, и те, кого лучше избегать.

– Это и я могла тебе сказать.

– А как они различаются – знаешь? Анна вцепилась в ремень безопасности.

– Не знаю. А как?

– Помпончики, – изрек Чиун важно.

– Пом... что?!

– Если под зеркалом, – затянул нараспев Чиун, – висят меховые помпончики, это верный признак съехавшей крыши. Так сказал Римо Уильямс, все бросающий на полпути.

Анна невольно посмотрела в зеркало на преследующую их машину. Сквозь ее ветровое стекло ясно просматривалась пара болтающихся разноцветных меховых шариков.

– В таком случае с тем, что у нас на хвосте, нужно быть поосторожнее.

Истолковав ее слова как руководство к действию, Мастер Синанджу снова нажал на газ. Впереди показалась встречная машина, и чтобы пропустить ее, Чиуну пришлось съехать на свою полосу. Таким манером он пропустил три автомобиля и, кажется, начал входить во вкус.

– О! – такова была его реакция на приближающийся громадный трейлер.

– Что такое? – почуяв неладное, забеспокоилась Анна.

– Гляди.

Водитель грузовика начал сигналить еще за четверть мили; Чиун, однако, не обращал на это никакого внимания.

В зеркале Анне была хорошо видна преследующая их машина; глаза водителя, остервенело вцепившегося в руль, горели ненавистью.

Мастер Синанджу дождался той самой секунды, после которой должно было последовать столкновение, – и именно в эту секунду водитель трейлера начал сворачивать на соседнюю полосу, чтобы избежать его.

Однако Чиун свернул первым. Грузовик дернулся, затем плавно восстановил курс.

У преследовавшей их машины, однако, такого простора для маневра не было. У ее водителя остался сомнительный выбор – бампер трейлера или ограждение шоссе. Водитель предпочел ограждение, и его машина, разнеся барьер в клочья, перевернулась на бок, проехала метров десять по земле и застыла, окруженная облаком рыжей пыли.

– Теперь он будет водить машину осторожнее, – удовлетворенно кивнул Чиун.

Анна вжалась в переднее сиденье. Она уже не чувствовала ни негодования, ни страха – ей было все равно. Она лишь надеялась, что когда-нибудь эта поездка закончится.

Мастер Синанджу не снижал скорости на протяжении всего пути до Нью-Йорка, но на подъезде к городу движение усилилось.

– Боюсь, я не смогу вовремя остановиться, – пожаловался Чиун.

– Что? – не поняла Анна.

– Эти глупцы впереди меня. Похоже, они не собираются съезжать с дороги.

– Какие глупцы? – Анна недоуменно нахмурилась.

И тут она увидела. Все шоссе перед ними было забито машинами – бампер к бамперу, словно их остановила невидимая рука. Сотни две, а может, и больше...

Равнодушие Анны как рукой сняло. Теперь она хотела всего – хотела жить, хотела выполнить задание и меньше всего хотела стать первым звеном в смертельной цепочке...

Нырнув вниз, она нашарила педаль тормоза и надавила на нее со всей силой своих изящных мускулистых рук.

– А-и-и-и-и! – в восторге возопил Мастер Синанджу, когда машина начала сбавлять ход.

Остановились они вплотную к заднему бамперу ближнего к ним “линкольна” – между ним и передним бампером машины Чиуна едва можно было просунуть газетный лист. Анна Чутесова без сил опустилась на сиденье. Мастер Синанджу с одобрением посмотрел на нее.

– Хорошо получилось! – Он снова удовлетворенно кивнул. – Почти так же хорошо, как у Римо. Он сделал то же самое, после чего у него вдруг разом пропал интерес к занятиям со мной.

– Дальше поведу я, – собрав последние силы, выдохнула Анна.

– Вот и он тогда так сказал. – Чиун возмущенно вцепился в руль, давая понять, что ни за что его не уступит. – Слово в слово. И когда я по глупости уступил ему, он так и не дал мне больше править этой повозкой.

– А чего вдруг ты вообще захотел править ею?

– Я же тебе говорил. Я хочу быть как американец.

– Американец из тебя не лучше, чем из меня.

Чиун помрачнел.

– Ты хочешь сказать, что Мастер Синанджу говорит неправду?

– Не хочу сказать, а уже сказала, если ты слушал.

– Ты говоришь прямо. Это хорошо. То есть вообще это считается невежливым, но я заметил, что американцы тоже прямой народ, и потому это качество кажется мне хорошим, хотя и причиняет порой невыносимую боль. Скажу тебе правду: я решил освоить все американские привычки для того, чтобы Римо согласился остаться со мной в Америке.

– Не держи малого – получишь удалого, – пробормотала Анна. – Это старая русская пословица, – извинилась она.

– Для русских, наверное, годится, – проскрипел Чиун, – но не пытайся обольстить меня русской мудростью. Я – Мастер Синанджу.

– Для того, чтобы стать мастером автомобиля, тебе понадобится примерно столько же времени.

– Я усердно учусь, – недовольным тоном заявил Чиун. – И ты научила меня многим важным вещам, как и предусматривало наше соглашение.

– Соглашение наше было о том, что я покажу тебе кое-что из этих самых вещей, а ты за это расскажешь мне, где найти Римо.

– Римо сейчас нет – он в отлучке по важному делу, которое, сказать по правде, только его и касается.

– Если помнишь, я соглашалась учить тебя вождению только на этой дороге. – Тон Анны стал твердым. – Потому что именно здесь тот пьяница случайно увидел, как снижается наш корабль.

– Но мы никакого корабля не видели.

– Это уж точно. Но кажется мне, что эта самая пробка перед нами имеет какое-то отношение к моим поискам.

– Это почему? – прищурился Чиун.

– Сама не знаю, – призналась Анна, – но сейчас постараюсь выяснить.

Выбравшись из машины, она подошла к стоявшему неподалеку фургону, в кабине которого восседал молодой человек, покачивавший головой в такт тому, что, как определила Анна, именовалось “металлической музыкой” – в ее стране она тоже начала входить в моду. Американцы, правда, называли ее “тяжелым металлом”, но на вкус Анны все это, как ни назови, было попросту чепухой.

– Простите, товарищ, – обратилась к отроку Анна, – вы не скажете, из-за чего все это?

– А? – последовал ответ.

– Я спрашиваю, не знаете ли вы, из-за чего эта пробка?

– Чево? – переспросил парень, постукивая в такт музыке пальцами по рулевому колесу.

Время от времени он издавал ртом некие звуки, очевидно, пытаясь помочь этой самой музыке, чем напомнил Анне ее бабушку, находившуюся сейчас в государственном доме для престарелых. Сидя целый день у окна, она реагировала на окружающее с помощью точно таких же звуков. Разница была только в одном – для этого бабушке не требовалось какой бы то ни было музыки. Ей было достаточно контузии, полученной во время Отечественной войны.

Просунув руку в кабину, Анна убавила звук.

– Эй! – встрепенулся парень.

– Теперь вы меня слышите?

– Да я вроде не глухой, – удивился тот.

– Пока, во всяком случае. Не знаете, из-за чего пробка? Быть может, авария?

– Не, детка. Просто очередь, и все.

– Какая очередь?

– А на мойку.

– Но это же шоссе. Да и мойки я не вижу поблизости.

– А она там, в лощинке, внизу. Следующий съезд с шоссе. Дойдет черед – увидишь.

– Все равно не понимаю, чего такого может быть в обычной машинной мойке, чтобы к ней выстроился вдруг такой хвост.

– Такого ничего, детка. Она бесплатная.

– Ну и что? – удивилась Анна.

У нее на родине многие вещи предоставлялись бесплатно. Правда, большинство из них в буквальном смысле ничего не стоило, кроме, пожалуй, бесплатной медицины. Ради нее стоило, пожалуй, даже перейти улицу до ближней поликлиники. Проблема состояла лишь в том, что после лечения не всегда удавалось вернуться.

– Ну, бесплатно есть бесплатно, – изрек парень, снова прибавляя звук.

– Зачем ты слушаешь эту дребедень? – поморщилась Анна.

– Помогает сосредоточиться!

Анна пошла назад к машине. И вдруг остановилась как вкопанная. На светло-сером асфальте шоссе чернели четкие отпечатки шин. Конечно, это не редкость на автострадах, но эти шины были уж очень широкие, даже шире, чем у самого большого из “дальнобойных” грузовиков.

...И сразу пришло воспоминание – Смит говорил, что, по утверждениям того пьяницы, “шаттл” исчез недалеко от машинной мойки. Спецподразделения ВВС сразу же прочесали весь квадрат, но эта самая мойка, по их сообщениям, не работала уже лет пять или больше.

Похоже, мойка та самая. Только сейчас она, судя по очереди, работала вовсю. Анна уже бегом бросилась к машине.

– Ты когда-нибудь ставил машину на мойку, Чиун? – Она старалась улыбаться своей самой невинной и обезоруживающей улыбкой.

– Нет, – замотал головой Чиун. – Но я много раз видел эти мойки.

Он подозрительно взглянул на Анну, по опыту зная что просто так она ни о чем ни спрашивает. И тут же решил, что, чего бы она на сей раз ни добивалась, он ни за что не уступит ей, по крайней мере, без сопротивления... или потребует что-нибудь действительно стоящее в обмен.

– И я никогда их не видела... Мне бы так хотелось! – Анна снова улыбнулась ему. – Представляешь, машины перед нами, оказывается, стоят в очереди, чтобы попасть на одну из них. Должно быть, это замечательная мойка. Как ты считаешь?

– Что может быть замечательного в мойке для машин?

– Сама не знаю... Но очень хотела бы посмотреть, что это за мойка такая, способная перекрыть движение.

– Мне это ни к чему, – поджал губы Чиун.

– Тогда я, – пообещала Анна, – все же научу тебя водить машину.

Стоявший впереди фургон выпустил облачко дыма из выхлопной трубы. Очередь продвигалась.

– Ты и так уже собиралась научить меня всему, что знаешь про это, – проворчал Чиун. – Нечестно предлагать взамен то, что уже обещано.

Анна ничего не ответила. А что отвечать – старик прав.

– Понимаешь, – медленно начала она, – моей стране очень важно получить назад этот самый “шаттл”.

– Я рад, что он нужен хоть кому-нибудь, – заметил Чиун, нажимая на газ.

Машина подалась вперед, но на сей раз он сам сумел затормозить примерно в двух миллиметрах от заднего бампера впереди стоящей машины. Чиун высоко поднял голову: он был очень доволен собой.

Анна Чутесова скрестила на груди руки. Значит, так: первое – ничем не выдавать свой гнев. Второе – ни за что не выдавать, что ей на самом деле нужно. И третье – не уступать ни в чем упрямому старику.

И тут она увидела вывеску. Огромную, безобразную, из некрашеных досок, прибитых к железнодорожной шпале, вкопанной у самой обочины. На вывеске светло-голубой краской большими корявыми буквами было написано:

“ЮРИЙ ГАГАРИН”

БЕСПЛАТНАЯ МОЙКА МАШИН!

ПЕРВЫЙ ПОВОРОТ НАПРАВО

– Нет, я просто должна увидеть эту мойку! – взмолилась Анна. – Что тебе пообещать за это, Чиун?

– Обещай, что поможешь мне найти моего сына.

– Заметано, – согласилась Анна. – Это первый поворот направо – видишь вывеску?

– Вижу, вижу. Я полчаса назад собрался ехать туда, – подмигнул ей Чиун. – Хе-хе. Жаль, что у тебя не хватило терпения.

Глава 9

Мойка, сооруженная из алюминия и белого кафеля, выглядела детищем больного воображения архитектора, всю жизнь проектировавшего общественные туалеты. Надпись над входом – аккуратные черные буквы: “"Юрий Гагарин". Бесплатная мойка машин” – производила более благоприятное впечатление. Сооружение высилось прямо посредине небольшой площадки, к которой вел съезд с шоссе, окруженной зарослями пампасной травы и высоченными сорняками. Каждые несколько минут в одни ворота заезжала покрытая пылью и грязью машина и спустя короткое время выкатывалась из противоположных, блестя как новенькая.

Пока Анна критически оглядывала сооружение, Мастер Синанджу умудрился совершить ряд сложных маневров, в результате чего в очереди они оказались третьими.

– Что-то мне здесь не нравится, – после недолгого молчания призналась Анна.

– Мне тоже, – согласился Мастер Синанджу, следя за тем, как в ветровое стекло бьется громадная муха.

– А тебе что, Чиун?

– То, что они делают этот бизнес бесплатно. Это неправильно. Не по-американски.

– А мне не нравится название этого заведения. “Юрий Гагарин”.

– Это, должно быть, русское имя, – скривился Чиун. Муха уселась на резиновый обод ветрового стекла и терла друг о друга Передними лапками. Чиун включил дворники. Почуяв неладное, муха взлетела.

– Тогда ты понимаешь меня.

– Конечно, понимаю. Только русские способны делать что-то за просто так. Я тебе говорил, что это не по-американски. – Чиун выключил дворники.

– Юрием Гагариным звали первого человека, летавшего в космос.

– За что? – поинтересовался Чиун, следя за тем, как муха, вернувшаяся на свое место, опасливо подбирается к неподвижному пока левому дворнику.

– Ни за что. Быть посланным в космос – великая честь для советского гражданина, Чиун.

– При императоре Калигуле смерть в чане с расплавленным свинцом тоже считалась великой честью, – закивал Чиун, вновь включая дворники. На этот раз муха снова увернулась. – В особенности по сравнению с более распространенным способом – быть выброшенным на арену к голодным львам.

Анна вздохнула.

– Юрий Гагарин погиб в авиакатастрофе в шестьдесят восьмом году.

– Значит, это его сын держит эту... мойку?

– Сын Героя Советского Союза никогда не опустился бы до того, чтобы мыть машины в Америке.

– Почему нет? Лучшие граждане всех стран мира стремятся к этим берегам. Америка – страна великих возможностей. Она всех привечает.

– Странно слышать это от такого самовлюбленного типа, как ты, Чиун.

– По крайней мере, в этом мы сходимся, – Чиун удовлетворенно затряс бородой.

– В чем в “этом”?

– В том, что я – человек, влюбленный в себя. Правда, я предпочитаю слово “самосовершенствующийся”. Хотя нет, пожалуй, “самый совершенный” подойдет больше...

– Чиун, “Юрий Гагарин” – это название советского космического корабля, который я здесь ищу. Ты видел следы от огромных шин там, на дороге? Я уверена, что их оставил наш “челнок”. И ведут они прямо сюда, к этой самой мойке.

– Ну и?..

– Ну и, значит, совпадение исключено. – Владелец этого внушающего жалость заведения назвал его так потому, что совсем недавно этот самый корабль, тоже названный в честь вашего изгнанника, посетил эти места. И, возможно, стал его первым клиентом. Американские купцы всегда возвеличивают первого покупателя, хотя все знают, что важнее всего – тот, кто придет за ним.

Чиун не глядя ткнул в тумблер, включавший дворники. Муху размазало по стеклу. На лице Мастера появилась младенческая улыбка. Он снова повернулся к Анне Чутесовой.

– “Юрий Гагарин” не мог отклониться от своего маршрута только лишь для того, чтобы ополоснуться в Богом забытом уголке Америки.

– Но ведь ты же сама говорила, что в твоей стране... в России совсем нет таких моющих машин?

– А при чем здесь это?

– При том, что можешь ли ты придумать объяснение более убедительное, чем то, которое предложил тебе Мастер Синанджу?

– Нет.

Анна отвернулась и стала смотреть в окно. Перед их машиной, словно вход в пещеру Али-бабы, разверзся черный зев ворот мойки.

– Наша очередь.

Чиун нажал на газ, и машина вползла в темное нутро новоиспеченного “Юрия Гагарина”. Около машины со стороны водителя возник парень, одетый в форменный комбинезон.

– Поставьте машину на нейтралку и снимите ногу с тормоза, – проинструктировал он Чиуна.

– Что называешь ты дивным словом “нейтралка”? – полюбопытствовал Мастер Синанджу, запомнив на всякий случай написанную на пластиковой бирке фамилию служителя.

– Ты меня за дурака, что ли, держишь, приятель?

– Не обращайте внимания, я сама.

Анна поставила рычаг переключения скоростей в требуемое положение.

– А у вас забавный акцент, леди, – заметил парень. – Откуда будете?

– Из Москвы.

– Это рядом с Россией, что ли?

– Совсем рядом, – уточнила Анна.

– Я, знаете, этих русских не люблю.

– Боюсь, что это взаимно, – ответила Анна ледяным тоном.

– А что нам делать теперь? – спросил Чиун.

– Да ты не знаешь, что ли?! – снова взвился парень.

– Мы здесь недавно, – пояснил Мастер Синанджу, – и еще не успели постичь таинства мойки машин в Америке.

– Тогда подними стекла и езжай дальше.

– Но как смогу я повелевать теми, кто будет совершать омовение? Возможно, мне захочется поторопить их. Парень рассмеялся.

– Тут больше нет никаких машин из костей и мяса... Я хочу сказать, людей тут, кроме меня, больше нет. Всю работу делают машины железные.

– А вы, стало быть, владелец? – спросила Анна.

– Не, мэм. Владелец сидит в будке, на том конце. А мое дело – следить, чтобы вы заезжали по очереди.

– Но вы сказали, кроме вас, людей здесь больше нет, – подняла брови Анна.

– Точно так, – подтвердил парень.

Повернув рубильник, он пустил конвейерную дорожку, и машина начала медленно вползать в водоворот крутящихся мокрых синтетических щеток. Нажав кнопку, Анна подняла стекла.

– Несчастный отрок, – печально изрек Чиун.

– С ним что еще такое?

– Он так низко пал, несмотря на молодость.

– Он что, твой знакомый?

– В жилах его текла некогда королевская кровь. Теперь он присматривает за машинами. – Откуда ты про кровь-то знаешь?

– Так написано на его одеждах. Некогда он был эрлом – великим предводителем викингов.

– А-а, – кивнула Анна. – А мне, знаешь, он напомнил выпускника военного училища. У нас дома они точь-в-точь такие. Ему бы больше подошел АКМ в руках.

– Молчи, – поднял руку Мастер Синанджу, во все глаза наблюдая за крутящимися вокруг огромными щетками. – Я желаю в тишине насладиться этим великим детищем американского гения.

Анна послушно умолкла. Принцип работы мойки был небезынтересен и ей. Но больше всего ей хотелось пообщаться с владельцем этого заведения, который, по словам его помощника, сидел у выхода в будке. Интересно, с чего бы он, назвав дело именем советского героя, нанимает персонал с выраженной русофобией...

Конвейер тянул машину дальше – струи воды, снова щетки, счищавшие грязь со стекол, крыши, дверей... Анна почувствовала, как в душе ее начинает нарастать беспокойство – нет, она не боялась американской техники, но все же она была русской в чужой, да к тому же враждебной стране. Да еще внутри этой обмывочной коробки – все равно что в чреве кита. Прямо скажем, довольно неуютно.

Хотя, глядя на Чиуна, этого никак нельзя было сказать. Старик прямо-таки лучился от удовольствия, стараясь смотреть сразу во все стороны и напоминая ребенка, наконец попавшего в “Диснейленд”.

– Взгляни же! – завопил он, тыча пальцем в окно. – Огромные, величественные губки!

Это были, конечно, не губки, а мягкие щетки, состоявшие из толстых пластиковых волокон синего и красного цветов. Они набросились на машину, словно толпа беснующихся дервишей; металл под их натиском недовольно загудел.

Палец Чиуна уже лежал на кнопке опускания стекол. Анна едва успела удержать руку старика.

– Чиун, ты что делаешь?!

– Хочу их потрогать, – упрямым тоном заявил тот.

– Зачем?

– Может быть, мне удастся получить один из этих восхитительных ростков на память, на добрую долгую память.

– Ты же воды напустишь в салон!

Чиун сполз по спинке сиденья вниз. Детское удовольствие на его лице сменилось выражением глубокого огорчения.

– Уже поздно. Прекрасные губки исчезли – и все по твоей вине. Теперь у меня не будет никакого сувенира от первого знакомства с величайшим детищем гения – американской мойкой. Это был тот звездный час, воспоминания о котором должны передаваться из поколения в поколение, а ты превратила величайшее событие в горстку праха.

– И спасла тебя от превращения в обмылок, – проворчала Анна; потоки мыльной пены снаружи окутали машину, как густой белый снег.

– Я ничего не вижу! О боги, я ослеп! – завывал Чиун, вертясь из стороны в сторону. Но тщетно – было похоже, что они попали в снежный буран.

В следующую секунду на машину обрушился новый эшелон красно-синих щеток, вследствие чего Чиун тут же успокоился. Стекло со стороны Анны стало таким прозрачным, что, казалось, его попросту нет, и Анна успела заметить на стене мойки начертанные красной краской огромные буквы. Букв было две – “С” и “Р”; располагались они как-то странно, вертикально, так что изгиб “Р” смотрел прямо в пол.

– Что, интересно, означает это “СР”? – вслух произнесла Анна.

– Советская разведка, – буркнул Чиун, не поворачиваясь.

– Ничего смешного, – приглядевшись пристальнее, Анна заметила, что средняя часть “С” заходит на выложенный белой плиткой потолок помещения.

– СР! – внезапно крикнула она, опустив окно. Высунув голову, Анна посмотрела на потолок... И прежде чем конвейер проволок машину дальше, она – хотя вряд ли могла бы утверждать наверняка – увидела еще две буквы “С”, нанесенные красной краской на напоминавшее белый кафель покрытие.

Анна Чутесова почувствовала, как кровь застыла у нее в жилах. Словно испуганный ребенок, она вцепилась в сиденье, глядя перед собой остановившимся взглядом голубых глаз.

– А-аа!

Что-то черное, мелькнувшее перед ней, казалось, вот-вот вцепится ей в волосы... Но тут она поняла, что над машиной свесилась механическая рука с феном. Поток горячего воздуха сдувал фонтанчиками воду с крыши, с капота, с ветрового стекла.

Струи воды оставляли на стекле следы, напомнившие Анне отпечатки шин на асфальте – отпечатки, которые привели их на мойку, еще недавно бывшую – теперь Анна была уверена в этом – частью того самого корабля, который она безуспешно разыскивала.

Наконец на машину, словно стая гигантских медуз, обрушились поролоновые губки, впитывая остатки воды; два вертящихся волосяных круга навели глянец на хром, металл и стекло, и все было кончено.

– Ну вот, – обреченно произнес Чиун.

– Что еще случилось?!

– Случилось то, что все кончилось.

– Слава Богу, – зябко повела плечами Анна. – А то я уже начала бояться, что мы никогда отсюда не выедем.

– Дорожная болезнь, – изрек Чиун, надув губы. – Типично американский недуг. Опусти голову между коленей и пробудь несколько минут в таком положении – и она растает, как облако в летний день.

– Не стану я делать ничего такого.

– Ну и не делай, – равнодушно огрызнулся Чиун.

Когда машина наконец выехала из темного рукава мойки, при виде голубого неба у Анны вырвался невольный вздох облегчения.

И тут слева, у выхода, она увидела небольшую будку.

Низенькую, со стеклянными стенами и, в отличие от сверкающей чистоты самой мойки, довольно грязную. За мутным стеклом она заметила нагнувшуюся над пультом с переключателями человеческую фигуру. Высунувшись из окна, Анна заорала:

– Убийца! Где экипаж? Ты зарезал их или выбросил в космос?

– Пожалуйста, – отозвалась будка жестяным голосом, – оставайтесь в машине. Процесс мойки еще не закончен.

И тут Анна заметила алюминиевый шар, висевший, словно небольшое солнце, над крышей будки. Нижнее полушарие его сдвинулось, и из него высунулась направленная в сторону их машины блюдцеобразная антенна, окаймленная похожими на зубы фокусирующими элементами.

Полковнику Анне Чутесовой не понадобилось много времени, чтобы понять, что она смотрит на самое смертоносное оружие, когда-либо выходившее из советских арсеналов, – стерилизующий спутник “Дамоклов меч”.

– Чиун, ходу! – взвизгнула она.

Но Мастер Синанджу, застывший на сиденье рядом с ней, даже не пошевелился. Он сидел, привалившись к спинке и понурив голову. При взгляде на него Анне неожиданно показалось, что на его висках внезапно потемнели седые пряди. Но ту же поняла, что это иллюзия – наоборот, стало бледным его лицо. Невиданно бледным. Смертельно бледным.

– Ах, черт! – Анна протиснулась на водительское сиденье.

Отодвинув безжизненное тело Чиуна, она надавила на газ. Взревев, машина понеслась прочь от бесплатной мойки машин под названием “Юрий Гагарин”, сопровождаемая напутствием металлического голоса из будки:

– Удачного дня...

Глава 10

Герметически закупоренные контейнеры были доставлены с полосы номер тринадцать аэропорта имени Кеннеди в принадлежавшую вооруженным силам лабораторию по изучению иностранных технологий, известную больше под аббревиатурой ФОРТЕК. Освободив контейнеры от их содержимого – странных упругих кубиков бело-голубого цвета, – ученые ФОРТЕКа поместили их в биоавтоклавы и были готовы приступить к изучению.

Начальник лаборатории уже приготовился натянуть на руки резиновые перчатки, когда в дверь блока биоисследований неожиданно ворвался субъект в сером костюме-тройке, размахивая пачкой сложенных вдвое бумажных листков.

– Что этот тип здесь делает?! – загремел начальник. Мысль о том, что нарушена тройная биологическая защита – непременное условие всех экспериментов ФОРТЕКа, – привела его в состояние мгновенного бешенства.

– Я не имел права остановить его, сэр, – бормотал, оправдываясь, охранник. – У него чрезвычайные полномочия.

– Какие полномочия, черт возьми?!

Человек в костюме предъявил бляху.

– Отдел внешних связей Верховного суда. Я, знаете ли, имею виды на эти кубики.

– Виды!? Здесь военная лаборатория, секретная, к вашему сведению. Мы находимся в режиме карантина.

– До завершения юридических формальностей всякие эксперименты над этими образцами запрещены, – веско произнес субъект в тройке.

– Запрещены? Кем это, интересно?

– Ну вот, например, запрос от Агентства по развитию оборонных проектов, – тип в тройке вывалил на стол пачку листов, – вот – от Управления здравоохранения и социальной службы, этот – от Национального бюро стандартов, этот – из Центра по контролю над заражениями, еще один – от “Сьерра-клаб”... ну, и еще пара десятков. – Он бросил на стол оставшиеся листы.

– Вы что, не понимаете, что к нам, возможно, в первый раз попали продукты деятельности внеземного разума? И что к тому времени, пока все ваши судебные дрязги закончатся, материал потеряет научный интерес? Если это представляет собой угрозу безопасности страны, из-за вас мы не сможем устранить ее, понимаете? Да вы вообще способны что-либо понять?

– Я понимаю, в чем моя задача, – ответствовал субъект в сером. – Больше мне не платят ни за что.

С этими словами он покинул лабораторию.

* * *

Президент Соединенных Штатов с утра находился в удрученном настроении. Поисковые отряды ВВС, Национальной гвардии и береговой охраны были отозваны. Никаких следов пропавшего русского “челнока” не удалось обнаружить в радиусе тридцати миль от предполагаемого места исчезновения. Все сводки, полученные за последние сутки, сходились на одном – “Юрий Гагарин” не поддается обнаружению.

– “Не поддается”, – проворчал президент: – Просто не умеете искать. Вот в чем дело. И нечего тут...

– Существует еще одна возможность, господин президент, – подал голос министр обороны, который хорошо понимал, как отразятся непосредственно на нем все промахи подчиненных ему ведомств и подразделений.

– Какая же? – устало спросил президент. Разговор происходил у знакомого всему миру письменного стола в Овальном кабинете Белого дома.

– Русский “шаттл” мог намеренно исчезнуть с экранов наших радаров. Возможно, он снизился и над самой поверхностью моря через Европу вернулся к своим.

– Тогда почему Советы до сих пор визжат, что мы удерживаем их корабль?

– Возможно, “Юрию Гагарину” не удалось добраться домой.

– А тот тип, который, как утверждают, забрался на борт в аэропорту Кеннеди? Слышно что-нибудь о нем?

– Сведения, полученные нами, оказались весьма краткими. По сообщениям ЦРУ, сотрудники ФБР обнаружили недалеко от аэропорта брошенный фургон с номерами штата Миссури. Фургон принадлежит фермеру, который заявил об угоне несколько дней назад. Есть версия, что фургон угнал находящийся в федеральном розыске преступник по имени Эрл Армалайд, обвиняемый в уклонении от уплаты налогов, сопротивлении при аресте и убийстве нескольких сотрудников налоговой службы.

– Ого!

– Чрезвычайно опасный тип, сэр, – подтвердил министр обороны. – Осаду его дома транслировали даже по телевидению.

– А, это тот... гм... специалист по выживанию, который отгрохал на холме крепость? Так это он пробрался на борт русского корабля?

– Звучит не очень убедительно, сэр, но наши коллеги из ЦРУ склоняются к тому, что ФБР располагает именно этой информацией.

– Склоняются? Так почему они не спросят у самих фэбээровцев, черт их возьми? Что, на телефонные звонки из ЦРУ в ФБР принципиально не отвечают?

– Ну... видите ли, господин президент, существует некоторое... э-э... соперничество между ведомствами. В ЦРУ считают, что если они сейчас попросят ФБР об услуге, то те могут потом вспомнить об этом в самый неподходящий момент. Ну и наоборот, разумеется. Понимаете сами...

– Я понимаю только одно – все мы здесь должны быть и будем в одной команде. И только так, – яростно отрубил президент. Схватив телефонную трубку, он велел оператору соединить его с директором Федерального бюро расследований. – А еще что-нибудь есть? – прижав трубку к подбородку, вполголоса спросил президент у министра.

– Имеется еще небольшая проблема с образцами, собранными в аэропорту Кеннеди. Специалисты из ФОРТЕКа не могут приступить к анализу, поскольку против них уже выдвинуто несколько обвинений.

– Обвинений? – Лицо президента покрылось красными пятнами.

– Так точно, сэр. Ряд федеральных учреждений и ведомств полагает, сэр, что анализ этих образцов является их прерогативой. Поэтому...

– Моя бы воля, я бы их всех поставил к стенке! – Президент, не стесняясь, уже кричал в голос. Однако когда в трубке послышались какие-то звуки, президент немедленно прижал ее к уху и обычным тоном произнес: – Да? Нет, не вас, господин директор. Я тут беседую с министром обороны. Подождите минуту. – Прикрыв микрофон трубки рукой, президент повернулся к вытянувшемуся в струнку министру: – Согните этих ублюдков в жилетках в бараний рог. Как – это ваше дело. Поделите эти образцы между кем хотите, но чтобы завтра у меня были данные анализа. В кои-то веки наше пространство нарушил советский космический аппарат – и никто, дьявол вас возьми, пальцем о палец не ударит! Это, к вашему сведению, правительство Соединенных Штатов, а не спальня вашей бабушки!

– Да, господин президент. – Поклонившись, министр обороны покинул Овальный кабинет.

К долгой беседе президент расположен не был, поэтому задавать вопросы директору ФБР решил без преамбулы.

– Что вы знаете о том типе, что проник на борт советского “шаттла” в аэропорту Кеннеди?

– По нашему мнению, господин президент, его имя Эрл Армалайд, бывший... гм... специалист по выживанию, ныне – в федеральном розыске. Есть версия, что советский “челнок” был захвачен Армалайдом с сообщником, они же угнали корабль в неизвестную третью страну... Версия проверяется.

– То есть являет собой полную ахинею – почему бы вам сразу не признать это?! – прорычал президент.

– Как вам сказать, господин президент... С одной стороны, Армалайд был объявлен в розыске всего за несколько дней до посадки “шаттла” – слишком небольшой срок, чтобы детально спланировать угон. С другой стороны, маловероятно, чтобы советский экипаж посадил “шаттл” в нью-йоркском аэропорту специально для встречи с Армалайдом.

– Мудреные у него способы скрываться от налогов, – сухо произнес президент.

– Однако персонал ВВС, находившийся на тринадцатой полосе, опознал Армалайда по фотографии. Поэтому мы практически со стопроцентной уверенностью можем констатировать, что он попал на борт “шаттла”, прежде чем тот оторвался от земли.

– Боюсь, я не совсем понимаю вас. Есть еще какая-нибудь информация?

– Так точно, еще недавнее сообщение о том, что Армалайда видели в закусочной-бистро недалеко от местечка Рай, штат Нью-Йорк.

На другом конце линии повисло молчание.

– Господин президент, вы слышите меня? Голос президента, неожиданно возникший в трубке, принял металлический оттенок и словно бы куда-то отодвинулся.

– Значит, Рай находится в предполагаемой зоне приземления “шаттла”?

– Так точно, сэр. Поэтому сообщение показалось нам достойным рассмотрения. Однако наши агенты не обнаружили там никаких следов Армалайда.

– Простите, – извинился президент. – Мне нужно позвонить по чрезвычайно важному делу. Всего хорошего.

Выскользнув из Овального кабинета, президент объявил дремавшей в приемной секретарше, что сам собрался немного соснуть. Он знал, что новости о его “злоупотреблении рабочим временем” завтра же просочатся в прессу, но это его мало заботило. Если бы только они знали, чем он занимается во время этих своих “злоупотреблений”... Президент улыбнулся про себя. Нет, не дай Бог – еще подвергнут импичменту. Правда, потом они сразу вспомнят про поправку номер двадцать один – и он займет Овальный еще на один срок. Что ж, поживем-увидим.

Войдя в собственную спальню, президент присел на край кровати и выдвинул нижний ящик комода. В ящике оказался телефон. Обычный аппарат фирмы “Америкен телефон энд телеграф”, ярко-красный, с одной лишь особенностью – без кнопок набора. Сняв трубку, президент поднес ее к уху и прислушался.

На другом конце линии ему ответил голос доктора Харолда У. Смита:

– Слушаю вас, господин президент.

– Вся эта катавасия с “Гагариным” зашла в тупик, Смит. Однако для вас у меня есть кое-какие сведения. ФБР сообщило мне, что тип, который пробрался на борт “челнока” в аэропорту Кеннеди, – не кто иной, как находящийся в розыске преступник по имени Эрл Армалайд. И всего два дня назад его видели в вашей местности. Понятия не имею, что все это значит, Смит, но в голову мне сам собой приходит тот инцидент, который был у нас с русскими пару лет назад, насколько я помню.

– Три года назад, господин президент, – поправил Смит.

– И он, насколько я помню, обошелся нам недешево. Но это вовсе не значит, что Советы снова не могут измыслить какую-нибудь такую же штуковину. Что вы на это скажете, Смит?

– Я могу уверить вас, господин президент, что посадка “Гагарина” не является частью какой-либо заранее спланированной акции.

– Военные считают, что “челнок” уже отбыл обратно в Россию. Ваше мнение?

– Я пока не пришел к какому-либо определенному выводу, сэр. Но мои люди уже работают над этим.

– Прекрасно. Потому что у меня здесь над этим работает невообразимое количество кретинов. А мне нужны надежные люди, Смит. Иными словами, вы и ваша организация.

– Благодарю вас, господин президент. Я всегда ценил ваше мнение о нашей работе.

– Тогда почему по вашему голосу можно вообразить, будто я только что объявил о лишении вас наследства?

– Мм... простите, господин президент, – извинился Смит, – я свяжусь с вами, когда информация будет более конкретной.

Доктор Харолд У. Смит положил трубку на рычаг. Подумав, подтянул черный галстук. Нынешний президент ему нравился. Однако по роду своей деятельности он просто не имел права питать личную привязанность к тому или иному из своих непосредственных шефов. Если, пользуясь такого рода панибратством, какой-нибудь из них повадится тревожить КЮРЕ по всякому пустячному поводу... Неписаный закон гласил: президент мог предлагать организации задание, но не имел права отдавать приказы. А у каждого президента максимальный срок полномочий – всего восемь лет. Должность же доктора Смита – пожизненная.

Облокотившись на стол, Смит ждал известий от Чиуна.

* * *

Римо Уильямс, посвистывая, двигался сквозь толчею аэропорта “Сиэтл-Такома”. Настроение у Римо было превосходное. Проблему бездомных в Америке ему решить, конечно, не удалось, но не его вина, что он так и не увидел ни одного из них. Зато он распутал наконец это дело с Декстером Барном, коий пребывал ныне в первой фазе своего путешествия к счастливому будущему.

Что и говорить – изящное решение сложной проблемы. И в особенности Римо был горд тем обстоятельством, что на этот раз обошлось без жертв. Мокрое дело отныне – не его стихия. Это все – далекое прошлое. Через несколько месяцев он навсегда уедет в Корею, возьмет в жены свою невесту, Ма Ли, у них будет дом, дети, внуки... Может быть, он обучит их искусству Синанджу. Может быть. Но убивать – никогда. Нет, хорошему, мирному Синанджу – чтобы они могли стать известными фокусниками или акробатами. Да, это, пожалуй, лучше всего. Потом они подрастут – и все вместе откроют семейный цирк. Здорово! Как часто еще маленьким мальчиком Римо мечтал о том, чтобы убежать из дома с бродячим цирком... Да, наверное, не он один. Больше всего ему хотелось быть канатоходцем...

Весь путь из города до аэропорта Римо пришлось проделать пешком – деньги у него кончились. Нет работы – нет и денег или кредитных карточек, которыми в изобилии снабжал его Смитти. Конечно, он прихватил из сокровищницы Синанджу кое-какое золото, но последний самородок – крохотный, долларов на четыреста пятьдесят – пришлось истратить на собачьи консервы для Барна. Аптекарь, гад, отказался дать сдачу, мотивируя это тем, что такой суммы, дескать, у него во всей кассе нет. Никто в наши дни не хочет давать сдачу с золотых самородков, горько размышлял Римо, направляясь к телефонной будке. Телефон, естественно, не работал.

Посвистывая, Римо шел по территории аэропорта. Ничего, если только он найдет работающий телефон, то обязательно позвонит Чиуну. Чиун пришлет немного наличных... Обычно об этом он просил все того же Смитти, но тот опять начнет нудить про счета. А все счета, которые даже и мог бы предъявить Римо, уже не имели к организации доктора Смита ни малейшего отношения.

Телефон в комнате Чиуна не отвечал, поэтому Римо пришлось попросить оператора соединить-таки его с кабинетом доктора Смита.

– Добрый день, Римо, – поздоровался тот. – Рад, что вы меня разыскали.

– С каких пор? – удивился Римо. – Подумайте хорошенько. Я ведь на вас больше не работаю.

– Вы мне нужны. И немедленно.

– Вот уж нет. Я вышел в отставку. Никаких больше задании, никаких убийств...

– Вы слышали новость? Посадка в Штатах “Юрия Гагарина”?

– Нет, но могу напеть “Гибель «Бисмарка»“.

– Перестаньте валять дурака. Чиуна только что привезли сюда, в “Фолкрофт”. Он без сознания, состояние тяжелое, и у меня есть основание думать, что это имеет отношение к исчезновению советского “челнока”.

– Ч... Чиуна? – прошептал Римо, сжав трубку с такой силой, что пальцы оставили в пластике углубления.

– Сейчас его осматривают врачи из “Фолкрофта”.

– Может, он притворяется? – По голосу чувствовалось, что Римо и сам не верит в это. – Он так делал уже пару раз. По крайней мере, во время нашей последней...

– Сейчас я не могу ничего сказать, Римо. Но выглядит все хуже некуда. А Анна клянется, что все это связано с тайной “Гагарина”.

– Анна? Вы что, придумали новую кличку своей жене?

– Нет. Анна Чутесова. Ваша знакомая. Вы помните ее?

– Я? – Римо задохнулся. – А она что, обо мне спрашивала?

– Д-да, собственно говоря.

– А... вы ей сказали, что я помолвлен? – спросил Римо обеспокоенно.

– Нет. В тот момент это не показалось мне важным.

– Знаете что... Постарайтесь сказать ей об этом до того, как я прибуду к вам, Смитти.

– Хорошо. Только побыстрее, пожалуйста.

– Погодите, не вешайте трубку. У меня денег – ну, совсем ничего. Вы не прислали бы мне на билет, а, Смитти?

– Пройдите к стойке компании “Уинглайт эрлайнз”. Билет будет ждать вас там. Вы где находитесь, кстати?

– В Сиэтле.

– Первый класс или общий?

– Первый, пожалуйста. – Римо вздохнул. – Похоже, я и в самом деле нужен вам, Смитти. В прежние времена выбора у меня не было.

– Просто я надеюсь, что вы возместите мне его стоимость, – сухо уточнил доктор Харолд У. Смит.

– Разумеется, – ответствовал Римо Уильямс. – Национальная безопасность есть безопасность нации, но бюджет “Фолкрофта” превыше.

Оставив трубку болтаться у пола кабины, он медленно пошел прочь.

Глава 11

Мимо секретарши Римо прошел, даже не удостоив ее взглядом.

– Простите, сэр, – донеслось до него, – но у доктора Смита в данный момент посетители.

– Ничего, меня он примет, – не оборачиваясь бросил Римо.

Вскочив, секретарша – немолодая полногрудая дама – умудрилась проскользнуть вперед Римо и просунула голову в дверь кабинета шефа.

– Простите, сэр, – обеспокоенно заблеяла она, – но я не могла остановить его и...

– Все в порядке, миссис Микулка, – поспешно кивнул Смит, увидев за плечом секретарши каменную физиономию Римо Уильямса. – Разумеется, вы не могли. Это редко кому удается.

– Где он, Смитти? – отодвинув секретаршу, потребовал Римо. – Где Чиун? Что с ним?

Анна Чутесова, поднявшись со своего места, шагнула к Римо.

– Привет, милый... – томно улыбнувшись ему, она протянула руки... и через секунду сжимала в объятиях пустоту.

– Привет, – Римо машинально кивнул, не сводя немигающего взгляда со Смита. – Где Чиун, Смитти? Отведите меня к нему.

– Сюда, Римо, – кивнул Смит.

Вдвоем они прошли к лифту.

Анна, не веря своим глазам, смотрела им вслед. Опомнившись, она в последнюю минуту рванулась к лифту и успела протиснуться между закрывающимися дверьми. Римо и Смит, поглощенные разговором, казалось, ее не заметили.

– Он пришел в сознание и спрашивает о вас, – проинформировал Смит. – Доктора уверены, что он скоро поправится.

– И все же, что с ним? – настаивал Римо.

– Он сам вам лучше объяснит.

Подняв голову, Римо в молчании уставился на плафон кабины, машинально сжимая и разжимая кулаки.

– Лучше ему на сей раз не притворяться. Лучше не притворяться, – повторял он вполголоса угрожающим тоном. Однако тревога, написанная на лице, выдавала его действительное настроение.

– Он и не притворяется, – обронила Анна сухо.

– Откуда ты знаешь? – Римо, казалось, только заметил ее.

– Я была рядом с ним, когда все случилось. Двери лифта бесшумно раздвинулись, и Римо, разом утратив интерес к Анне, рванулся к белевшим в конце коридора дверям.

Чиун сидел на койке, глядя прямо перед собой. Лицо его еще более осунулось, кожа приняла восковой оттенок, но натренированный слух Римо подсказал ему – сердцебиение и ритм дыхания старика пока еще в полном порядке.

– Что случилось, папочка? – с порога спросил Римо.

– Смерть, – ровным голосом ответил Чиун.

– Ну, ты еще заметно живой.

– Пока – да. Но не во мне дело. Синанджу умерло. Будущего больше нет. Все ушло во прах, все исчезло.

Уловив в голосе престарелого Мастера нотки неподдельной тревоги, Римо понял: нет, на этот раз его наставник не притворяется. Похоже, он действительно плох. Присев на край койки, Римо взял в свои ладони высохшую руку Чиуна с длинными, словно вязальные спицы, ногтями и успокаивающе сжал ее.

– Давай-ка расскажи мне все как есть, папочка.

– Смерть может быть разной, Римо. Смерть разума, смерть тела, смерть духа и...

Римо кивал. Смит и Анна Чутесова, стоя в дверном проеме, с возрастающим беспокойством смотрели на них.

Светло-карие глаза Чиуна на несколько долгих мгновений встретились с глазами Римо – влажными, темно-карими.

– Но есть и еще одна, из всех худшая, – продолжал Чиун. – Горе злополучному Дому Синанджу! И будь проклят день, когда я позволил этой женщине заманить меня в западню, коварно раскинутую судьбой!

– Женщине? – удивленно переспросил Римо, невольно взглянув в сторону Анны Чутесовой. Во взгляде его, впрочем, читалось абсолютное равнодушие. Перехватив его, Анна почувствовала, как по спине пробежала дрожь.

– Я учился водить машину, – раскачиваясь, затянул нараспев Чиун. – Нет, тебе не стоить казнить себя за то, что обучать меня этому искусству в свое время очень скоро тебе наскучило. Я вполне понимаю тебя. Ты был так занят поисками несуществующих бездомных, что забота о престарелом, пусть и приемном, отце уже ничего для тебя не значила. Хотя он угробил два десятилетия, чтобы научить тебя хотя бы чему-нибудь. Но для тебя несколько часов внимания оказались, разумеется, непосильной ношей. Но это неважно. Я понимаю, я понимаю тебя...

Римо снова сжал его руку.

– Кончай, Чиун. Покаяться я смогу как-нибудь после. А пока рассказывай, что произошло.

– Русская женщина заманила меня в дьявольский храм с русским именем. Она пообещала, что там Мастер Синанджу найдет короткий отдых от своих забот и тревог. Но оказавшись там, я почувствовал – что-то во мне умирает. Нет, не что-то, а вообще все.

– Что “все”? И почему умирает?

– И обращается в прах. Будущее Синанджу.

– Будущее Синанджу – это я. Ты же сам всегда твердил это.

– Да, ты – будущее моего дома, Римо. Но ведь ты – мой приемный сын. Подлинная же линия Мастеров прекратится с моей смертью.

– Что-то новенькое, – покачал головой Римо. – Ты чего-то недоговариваешь?

– Пусть эти двое уйдут, – Чиун картинным жестом указал на замеревших в дверном проеме Анну и Смита.

– Пару минут наедине – о’кей? – Римо обернулся к ним. – Тут, оказывается, дело семейное.

– Мы будем в моем кабинете, – кивнул Смит, поворачиваясь. Анна неохотно последовала за ним; черты ее прекрасного лица превратились в застывшую маску недоумения. Но Римо, казалось, это ничуть не волновало.

Когда они вышли, Чиун откинулся на подушки и скорбно закатил глаза.

– Нагнись ко мне, о сын мой, дабы я поведал тебе о своей беде. Горе мое слишком невыносимо, чтобы говорить о нем вслух. Оно огромно, как воды океана. О нем я могу говорить лишь шепотом.

Вконец озадаченный, Римо наклонился, почти прижавшись ухом к тонкой полоске губ старика.

– У меня больше не может быть детей, Римо.

Ошеломленный, Римо в упор смотрел на него.

– Детей?

Чиун кивнул.

– Божественное семя во мне увяло. Увяло в храме смерти, из-за козней этой русской женщины.

– Семя, Чиун?

– О да. Мужское семя. То самое, что прорастает в чреве женщины.

– То есть ты хочешь уверить меня, что отныне ты импотент!?

– Тсс! Ты хочешь, чтобы весь “Фолкрофт” узнал о моем позоре?

Чиун вперил в Римо укоризненный взгляд. Римо показалось, что на миг на его щеки вернулся румянец, но тут же исчез, словно его стерла невидимая рука.

– Папочка, – мягко сказал Римо, – пойми, такое может случиться с каждым. Люди стареют, постепенно теряют силу... И, в общем, таким уж страшным мне все это не кажется.

– Страшным не кажется! – взвыл Чиун, но, опомнившись, снова перешел на шепот. – Вытащи вату из своих недостойных ушей! Больше ни в чьих жилах не будет течь подлинная кровь Мастеров Синанджу. Наш род закончен. Когда я очнулся от тяжкого сна, это ужасное знание внезапно снизошло на меня. Семя не играет более в моих чреслах. Ни одна женщина больше не понесет от него.

Римо встал.

– Я прекрасно понимаю твое состояние, папочка, но... Прости, но сколько я тебя знаю, дети, по-моему, интересовали тебя меньше всего. Я вообще всегда думал, что на мне лежит еще и эта обязанность... Ну, ты сам понимаешь.

В глубине потухших глаз на секунду затеплился огонек.

– Разумеется, она лежит на тебе, Римо. Но в жилах твоих течет не моя кровь. В тебе есть, конечно, что-то корейское, и мы оба знаем об этом, но к роду подлинных Мастеров Синанджу ты, увы, не относишься.

Римо сунул руки в карманы.

– Ну, если это так заботит тебя – сочувствую. Но мне всегда казалось, что и я на что-то гожусь.

Протянув руку, Чиун коснулся его плеча.

– Прошу тебя, не обижайся, сын мой. Но родной и приемный сын – вещи разные. Хотя иногда мне кажется, что моя покойная жена и вправду принесла тебя под шепот волн нашего залива...

– Тогда в чем проблема?

– В том, что мое семя умерло.

– Ну, умерло. Жениться снова ты ведь вроде не собирался?

– Тьфу! – гневно сплюнул Чиун. – Никоим образом! Одной жены с меня хватит. Но семенем Синанджу, что было во мне, я все же собирался воспользоваться.

– Зачем? Сдать его в банк спермы?

– Римо, ты снова оскорбляешь меня!

– Хорошо, хорошо, прости. Я просто не понимаю, из-за чего все эти страдания. С тобой вроде все в порядке. А значит, и со мной. Для меня это, сам знаешь, самое главное.

– Вот, вот, – горько закивал Чиун. – Ты всегда жил сегодняшним днем и никогда не думал о будущем. Но я попытаюсь объяснить все так, что даже твое окаменелое сердце проникнется всей глубиною горя, что так неожиданно обрушилось на меня.

Римо скрестил руки на груди.

– Я весь внимание.

– Я – последний в роду подлинных Мастеров Синанджу. Правда, последний Мастер – ты... и хотя крови Мастеров в тебе нет, но все же кое-чего ты стоишь.

– Спасибо, папочка, – хмыкнул Римо.

– О нет, я не смеюсь над тобой. Ты весьма преуспел за все эти годы. Для белого, разумеется. Но Синанджу – это не просто опыт, не просто знание его искусств. Это – голос крови, которая текла в жилах моих предков тысячелетиями.

– Ага, и все развалилось, когда оказалось, что никто из твоих родичей не способен и пальцем двинуть, – заметил Римо. – Вот почему на сцене пришлось появиться мне.

– Это было бы слишком просто... Хотя чего еще ждать от твоих закостенелых мозгов? Ладно. Молчи и слушай. Так вот, ты – последний Мастер Синанджу. И когда я стану прахом, мое место должен занять ты. Но представь – вдруг что-то с тобой случится?

– Придется тебе начать все сначала и учить кого-то другого, я думаю.

– Я слишком стар для новой изнурительной борьбы с великовозрастным балбесом, сын мой. Так что если ты оставишь сей мир, мне придется взять на обучение дитя – этого требует наша традиция. Предпочтительно корейское дитя, Римо. Предпочтительно из нашей деревни, и главное – рожденное от моего семени.

– Понял, – кивнул Римо. – Если я ухожу со сцены, у тебя появится другой сын.

– Да, – закивал Чиун. – Наконец ты понял. – Неожиданно голос его дрогнул, и он бросил на Римо подозрительный взгляд. – Что ты имеешь в виду – другой сын?

Римо пожал плечами.

– Ну, я хотел сказать: вроде меня. Я ведь все же твой сын... в некоторой степени.

– Нет, ты не это хотел сказать, Римо. Прошу, не скрывай ничего от меня.

– Ну ладно, – Римо вздохнул. – Видишь ли... я знаю о твоем умершем сыне.

– Откуда? – быстро спросил Чиун. – Я никогда не рассказывал тебе об этом.

– Никогда, – согласился Римо.

– Значит, ты рылся в моих свитках, да?

– Никогда, – снова повторил Римо, приложив к сердцу скрещенные пальцы и сопроводив сей жест бойскаутским приветствием.

– Тогда откуда же?

– Мне рассказал об этом Великий Ван. Мы говорили об этом, когда его дух посетил меня на пороге посвящения в Мастера – помнишь?

– Старый сплетник! – процедил сквозь зубы Чиун. – Остался таким даже на том свете.

– О мертвых так нехорошо отзываться, папочка. Не говоря уж о величайшем из Мастеров Синанджу.

– Как бы то ни было, я не желаю об этом говорить.

– Это я понимаю. Но когда-нибудь тебе все же придется, наверное. Может быть, когда-нибудь и я окажусь еще одним сыном, которого судьба лишила тебя.

– Нет. Ты должен отомстить ей, Римо.

– Ты хочешь отомстить судьбе?

– Это твой долг. Наш долг. Долг перед Синанджу.

– Согласен.

– Но мы должны быть осторожны, – предостерегающе поднял палец Чиун. – Я не желаю, чтобы ты тоже лишился семени.

– Ну, за меня не беспокойся, – хмыкнул Римо. – Я думаю, что еще сгожусь на что-нибудь добрый десяток лет.

– Ты опять не слушал меня, – огорченно вздохнул последний из подлинных Мастеров Синанджу. – Это никак не связано с возрастом – по меркам Синанджу я еще очень молод, – но с кознями наших недругов. Кто-то сделал это со мной. И сделает со многими другими. Мы должны остановить его.

– Понятно, – кивнул Римо, хотя на самом деле понять он не мог ничего. – Остановим, а как же.

Снова откинувшись на подушки, Мастер Синанджу устало закрыл глаза.

– Слушает, но не слышит, – сокрушенно пробормотал он. И отвернулся к стене.

* * *

Когда Римо вошел в кабинет Смита, между шефом и Анной шел более чем оживленный разговор.

– А я говорю вам, что кто-то организовал дьявольский заговор против моей страны! – Анна, похоже, была уже близка к истерике.

– Успокойтесь, пожалуйста, мисс Чутесова. Я вполне понимаю ваше разочарование, но ваша теория, мягко говоря, слабовата.

– То, что я знаю, я знаю, Смит.

– А я вот ничего не знаю, – встрял Римо. – И если бы кто-нибудь просветил меня...

Анна окинула Римо ледяным взглядом и отвернулась. Римо привычно не заметил этого.

– Мисс Чутесова, – вздохнул Смит, – считает, что нашла пропавший советский “шаттл”.

– “Считает”! – фыркнула Анна. – Я знаю, что нашла.

– Буквы на стене мойки еще ничего не доказывают, – заметил Смит сухо.

За своим широким дубовым столом он в этот раз чувствовал себя неуютно. Секретаршу пришлось услать якобы по делам. Смит вообще не любил проводить совещания КЮРЕ в своем кабинете, но сегодня у него просто не было выбора.

– Но это был именно кусок “Гагарина”! – настаивала Анна. – Иначе почему бы эта проклятая мойка называлась именно так?

– А что за “Гагарин”? – снова встрял Римо.

– Мисс Чутесова находится здесь по заданию своего правительства – найти исчезнувший советский “челнок”, который, возможно, именно в этих местах потерпел аварию.

– Уяснил, – кивнул Римо.

– Этот самый “челнок” и называется “Юрий Гагарин”. И она думает, что нашла его.

– Не думаю, а нашла, – не оборачиваясь огрызнулась Анна. – Только теперь он называется “Юрий Гагарин – бесплатная мойка автомашин”.

Римо с сочувствием посмотрел на Смита и, кивнув на неподвижный затылок Анны, покрутил пальцем у виска: отъехала крыша?

Смит отрицательно покачал головой.

– Звучит неубедительно, – заметил Римо.

Анна стремительно обернулась.

– А ты откуда знаешь, ты... сукин сын?!

– Вот те раз, – подивился Римо. – А как же разрядка? И когда-то нам было неплохо вдвоем.

Анна что-то гневно процедила сквозь зубы.

– Вы говорили ей? – Римо взглянул на Смита.

– Времени не было, – покачал головой Смит.

– Не было – на что? – подозрительно вскинула брови Анна.

– На то, чтобы рассказать о новом моем положении, – вздохнул Римо. Причина гнева его недавней возлюбленной стала окончательно ясной. Конечно, она хотела восстановить их прежние отношения – ведь прошло всего несколько месяцев с тех пор, как они расстались. И она до сих пор не знает ничего о Ма Ли. – Извини, – он сокрушенно развел руками. – Я позже сам расскажу тебе. – Он повернулся к Смиту: – Чиун, по всей видимости, скоро поправится. Но он утверждает, что его стерилизовали.

При этих словах Анна, вжавшись в кресло, закрыла руками лицо.

– Значит, он знает, – прошептала она. Плечи ее задрожали.

– Вы же сказали, что ничего не говорили ей? – Римо недоуменно поднял брови.

– Не говорил, – согласился Смит.

– Тогда в чем же дело?

– Мисс Чутесова, видите ли, уверена, что советский “шаттл” был переделан кем-то в бесплатную мойку машин. Они с Чиуном воспользовались ею. В процессе этого Чиун вдруг потерял сознание. Конечно, вся эта история выглядит полным бредом. “Челнок” потерпел аварию два дня назад. Даже если согласиться с тем, что какой-то идиот задумал соорудить из обломков мойку, все равно ему вряд ли хватило бы для этого пары дней. Хотя в этой дурацкой мойке, несомненно, есть что-то странное.

– Так она и есть тот самый дьявольский храм, о котором Чиун прожужжал мне все уши? Всего-навсего бесплатная мойка для машин?

– Похоже, что так, – согласился Смит.

Шагнув к Анне, Римо мягко положил руку ей на плечо.

– Анна, это правда?

Анна опустила руки, и Римо взглянул в ее залитое слезами лицо. Всхлипнув, она покачала головой, вытирая слезы.

– Он, должно быть, уничтожил весь экипаж, – произнесла она едва слышно. – Других объяснений у меня нет... к сожалению.

– Римо, – вмешался Смит, – можно вас на минутку?

Смит и Римо вышли в коридор.

– Ничего не понимаю, – признался Смит.

– Я, как ни странно, тоже.

– “Юрий Гагарин” исчез недалеко от “Фолкрофта”. Тут же возникает ваша русская подруга. Заметьте: она единственный человек со стороны, который знает о существовании нашей организации.

– Думаете, это не совпадение?

– Ее история об этой мойке для машин – абсолютная ахинея. И потом, почему это Чиун потерял сознание, а она нет?

– М-м... Искусство Синанджу делает его адептов более чувствительными к некоторым вещам по сравнению с нормальными людьми, – заметил Римо. – От гамбургера, который вы едите на завтрак, я бы отправился к праотцам. Могу сказать только одно: если Чиун утверждает, что эта чертова мойка стерилизовала его, я склонен ему верить, Смитти.

– Думаю, вам следует заняться этой мойкой, Римо. Возьмите с собой мисс Чутесову, но, умоляю, приглядывайте за ней.

– Понял, – кивнул Римо, изобразив “о’кей” большим и указательным пальцами.

Войдя в кабинет, они обнаружили, что Анна, на удивление быстро, восстановила и цвет лица, и расположение духа. Трудно было поверить, что она только что плакала.

– Наведаемся еще раз на мойку? – предложил Римо.

Пожав плечами, Анна подняла голову, намереваясь что-то сказать.

– Непременно, – раздался со стороны двери скрипучий голос Мастера Синанджу. Последний носитель благородных кровей, облаченный в госпитальный халат, гордо прошествовал к столу Смита.

Обернувшись, Римо только покачал головой.

– Не рано ли ты поднялся с постельки, папочка?

– Под угрозой все мое будущее, – мрачно произнес Мастер Синанджу. – И я не могу позволить вам снова войти в эту юдоль зла без надежной защиты. А надежная зашита – это я. Ты же не обладаешь мудростью истинного Мастера и потому можешь стать для них легкой добычей. А ты – последняя надежда Синанджу, Римо. Ты...

– Вот как о последней надежде, – улыбаясь, перебил Римо наставника, – я о себе никогда не думал.

– Я тоже, – хмуро признался Чиун.

Глава 12

Увидев за поворотом яркую вывеску “"Юрий Гагарин". Бесплатная мойка машин”, Римо сбавил скорость.

– А где эти здоровенные следы, о которых ты говорила? – спросил он.

Всю дорогу от “Фолкрофта” машину вел он, Чиун, к счастью, оказался еще слаб для этого. Анна Чутесова дремала на заднем сиденье; время от времени, просыпаясь, протирала глаза. Римо изредка поглядывал на нее через плечо, чувствуя, как ощущение вины постепенно наполняет душу. Конечно, он обидел ее своим невниманием. Может, она даже любит его. Ему надо было как-то поделикатнее сообщить ей, бедненькой, о своей помолвке.

– Вот! – нарушил молчание Чиун, указывая на что-то впереди. На это мероприятие он зачем-то надел зеленый с отливом костюм, в котором точь-в-точь походил на корейский вариант жулика-букмекера. – Юдоль зла, – пояснил он, не опуская указующего перста. – Будь проклят тот день, когда глаза мои увидели это!

– По мне – так мойка как мойка, – заметил Римо, не оборачиваясь.

Словно в ответ на его слова, из горла Анны вырвалось нечто похожее на рычание; окончательно проснувшись, она деловито извлекла из внутреннего кармана легкого летнего пиджака автоматический “вальтер” с глушителем.

– Где это ты его достала? – подивился Римо, увидев в зеркале смертоносную игрушку.

– Купила, а что?

– Купила!? Вот это номер! Оружие в этом штате не так-то легко купить.

– Хозяин магазина оказался очень симпатичным. И наконец признал во мне то, что ты так до сих пор и не смог!

– Русского агента?

– Да нет, обормот. Женщину!

– А-а, – кивнул Римо. – Знаешь, мне нужно тебе кое-что сказать.

– Потом, – послышался скрипучий голос Чиуна. – Мы приближаемся к алтарю зла.

Римо придержал машину у въезда, пропустив два автомобиля, но вскоре и их колеса зашуршали по асфальтовой дорожке, ведущей к мойке. Затормозив, Римо выключил двигатель. Воцарилась мертвая тишина. Ни одной живой души не было видно у белого куба мойки, ветер трепал картонную табличку с надписью “закрыто”, приклеенную скотчем к створке ворот.

– Вроде никого нет, – произнес Римо после долгой паузы.

– Поразительное открытие, – ядовито заметила Анна, выходя из машины с пистолетом в руке.

– Эй! – крикнул Римо. – Осторожнее!

– Замолчи! – отозвался Чиун. – Пусть делает, что ей хочется.

– Ее же убьют, – пожал плечами Римо.

– Лучше ее, чем нас. К тому же по ее вине я утратил мужественность.

– Утратил... чего? А, ну конечно.

– Интересно, что сделает с ней этот дьявольский аппарат.

Чиун поудобнее устроился на сиденье.

– Он-то ничего не сделает, папочка, – заметил Римо. – Вот она может что-нибудь отчебучить.

Выскользнув из машины, он направился вслед за Анной Чутесовой.

Анна уже стояла у разверстой пасти входа. Секунду спустя неуловимым движением, словно пантера, она скользнула внутрь, Римо так же бесшумно последовал за ней. Он с удивлением ощутил, как где-то глубоко просыпаются забытые, как он считал, чувства. Такой он всегда помнил ее – бесстрашная грациозная самка, красивая и опасная, словно снежный барс.

Остановившись перед свисавшим с потолка рядом кожаных ремней, Анна изучала пульт управления.

Внезапно ремни, словно огромные змеи, рванувшись вперед, обхватили ее талию, запястья и щиколотки. Сдавленно вскрикнув, Анна исчезла в темной утробе мойки.

Римо рванулся вперед.

Перед ним, словно из-под земли, выросла фигура Мастера Синанджу.

– Нет, Римо! – Чиун предостерегающе поднял руку. – Ты не можешь рисковать своим семенем! Я сам справлюсь с этим!

– Ты болен! И останешься здесь!

– Тогда мы пойдем вместе, упрямец, – пробурчал Чиун, и Мастер с воспитанником исчезли в темном нутре бесплатной мойки “Юрий Гагарин”. Заслон из ремней они миновали с такой скоростью, что ни один из них даже не шелохнулся.

Очутившись внутри, Римо не поверил своим глазам. Да, здесь было темно, сыро и душно, но все механизмы работали. Дорожка конвейера под ним двигалась! Римо ощутил себя ребенком в “пещере ужасов”, которого мчит к очередному неведомому кошмару.

Кожаные ремни свисали по обеим сторонам конвейера, словно гигантская бахрома, и из этой бахромы торчали ноги. Ноги эти, без сомнения, принадлежали Анне, и Римо слышал ее пронзительный крик – ремни волокли девушку прямо к громыхавшим во мраке механизмам.

– Держись! – услышал он крик Чиуна.

Повернувшись, он увидел, как тщедушное тело Мастера Синанджу перевернулось в воздухе и словно прилипло к одному из кожаных ремней. Веером сверкнули ногти, и кожаные ремни один за другим заскользили на мокрый пол.

Римо помог Анне подняться на ноги.

– Все в порядке, папочка, – крикнул он. – Она с нами!

– Ну так и держи ее, – проскрипел Чиун. – И приказываю: сейчас же уходите! Вы оба! Немедленно!

– Ну уж нет!

– Главная опасность не здесь, – отряхиваясь, заметила Анна, – все в другом конце мойки...

Чиун и Римо переглянулись.

– А Ты откуда знаешь?

– Знаю. Можете верить мне, – Анна выжимала мокрые волосы.

– А ты что скажешь, папочка?

Мнения Чиуна Римо так и не услышал – неожиданно со всех сторон на них обрушились струи воды, а затем, словно огромные гусеницы, – разноцветные щетки.

– Римо, ты направо, я – на левую сторону, – распорядился Чиун.

– А ты – за нами, – приказал Римо Анне.

Ловко увернувшись от щетки, красно-голубой, словно детский мяч, Римо попытался проникнуть к механизму, приводившему ее в движение. Разноцветные щетки имели совершенно невинный вид, но Римо знал, что их жгуты, предназначенные для полировки, в одно мгновение сдерут с него кожу, словно крупный наждак.

Разглядев наконец сочленение механизма, Римо одним ударом ноги переломил стержень; щетка, завертевшись в воздухе, упала на пол. Краем глаза Римо успел заметить, что Чиун таким же образом расправлялся уже со второй.

Однако секунду спустя Мастер Синанджу замер, словно статуя, не обращая никакого внимания на разноцветную пластиковую гусеницу, которая неумолимо приближалась к нему.

– Отойдите назад, – ответил он на недоуменный взгляд Римо.

– Что он делает? – взвизгнула Анна. – Почему он так застыл, Римо? Посмотри, ведь эта штука убьет его!

Однако Мастер Синанджу, как оказалось, вовсе не застыл. Его светло-карие глаза зорко следили за бешено вертевшейся гусеницей, и когда та оказалась в сантиметре от его лица, он, отступив назад, картинным жестом выбросил вперед руки, словно волшебник, разбрасывающий сонный порошок.

Длинные ногти прошли сквозь пластиковый ворс, как нагретый нож сквозь кубик маргарина. Обрезки жгутов рассыпались по полу, точно свадебный рис.

Анна завизжала; Чиун, взглянув на нее, согнулся от беззвучного хохота. Мокрые обрезки щеток прилипли к ее одежде, и русская красавица стала похожей на красно-белый кремовый торт.

– Говорил же – отойдите назад! – хихикал Чиун.

Схватив Анну за руку, Римо завертел ее, как балетный танцор партнершу; пластиковые обрезки горохом посыпались на пол, и Римо едва успел подхватить ее. С трудом отдышавшись, Анна оглядела себя – на одежде не осталось и следа от трофеев Чиуна.

– Премного обязана, – с ледяной вежливостью поблагодарила она Римо.

– Ты лучше держись ко мне поближе, – посоветовал тот.

– Дальше будет мыло, – предупредил Чиун. – Нас им будут поливать вон из тех дыр в стенах. Римо кивнул.

– Поэтому их лучше нейтрализовать заранее.

– Ты мыслишь верно, – согласился Чиун. Оставаясь по-прежнему каждый на своей стороне, оба ухватились руками за торчащие из стен стальные раструбы. Нажатие пальцев – и раструбы оказались сплющены, словно детский свисток. Из оставшихся узких щелей вырвалось лишь несколько капель мутной жидкости. Римо с удивлением следил, как в тех местах, куда упали капли, в полу образуются круглые с обугленными краями отверстия.

– Однако и мыльце они используют...

– Кретин, – поморщилась Анна. – Ты что, никогда не видел, как действует кислота?

– Что у нас на очереди? – осведомился Римо.

– А ты разве не знаешь? – удивился Чиун. – Я думал, каждый белый знает все о машинах.

– Мойки – штука особая, – с важностью заявил Римо. – Есть много разновидностей их; на такой, к примеру, я никогда не бывал.

– Дальше будут ветры пустыни, – известил Чиун. Механические руки со шлангами, из которых вырывался горячий воздух, свесились с потолка, словно лапы какого-то огромного паукообразного.

– Здесь, – заметил Римо, – мы можем пройти пешком. Эти штуки нам ничего не сделают.

– Все вы слишком верите в машины, – ответствовал с хмурым видом Чиун.

– Брось, Чиун. Мойка – это не душегубка. Опровергая его слова, из шлангов вырвались языки пламени.

– Эта мойка, как видно, не в курсе дела, – съязвил Чиун.

Римо обхватил Анну за плечи.

– Ты что? – рванулась она.

– Доверьтесь мне, леди. – С этими словами Римо втолкнул ее в стену бушующего огня. Спустя тысячную долю секунды они оказались по другую ее сторону. Таким же образом миновал преграду Мастер Синанджу.

– Я же могла сгореть заживо! – Анна возмущенно взглянула на Римо.

– Да нет, ты же мокрая, – улыбнулся тот.

И тут воздух словно ожил.

– На пол! Прижмись к нему! – успел крикнуть Римо, падая и увлекая за собой Анну. Звук автоматической винтовки он бы не спутал ни с чем, даже будучи без сознания.

Прижимаясь к полу, Римо пополз вправо. Пули носились над ним, словно бешеные шмели. Из треска выстрелов, разом наполнившего мойку, Римо удалось выхватить звук, показавшийся ему ближе других. Он осторожно повернул голову. Да, так и есть – в метре от него прямо из пола поднимается странное сооружение, наверху которого установлена обычная “М-16”. Установлена – и поливает все вокруг свинцовым дождем. Оказавшись в полуметре от сооружения, Римо протянул руку. Щелчок – и магазин винтовки с глухим стуком вывалился на пол. Замолчала, голубушка. Вон еще одна... Через несколько минут под крышей мойки снова воцарилось молчание.

– Анна, Чиун – вам лучше не двигаться. Похоже, у них здесь везде ловушки. Так я проверю, где именно. Идет?

– Только осторожнее, Римо.

Первым Римо удалось обнаружить сложное пружинное устройство, при помощи фотоэлемента приводившее в боевое состояние дюжину противотанковых гранат. Гранаты Римо размолол во вполне безобидную пудру и, отряхнув руки, вернулся к Чиуну и Анне.

– Ты нашел что-нибудь? – спросила Анна. Пистолет в ее руке заметно подрагивал.

– Ничего особенного. Сейчас хочу проверить на другой стороне. Поможешь мне, папочка?

По сигналу Римо они вытащили из пазов секцию стены, отделявшую конвейер для машин от подсобных помещений.

В подсобках оказалось еще темнее, чем на конвейере, но для глаз Римо был достаточен даже самый ничтожный свет.

– Вроде все чисто, – пожал плечами Римо, присоединившись минут через десять к своим товарищам.

– Так ты видел буквы?

– Ага. Громадные такие. “С” и “Р”. Кто-то написал их на стенке под весьма странным углом. А что это за буквы?

– Посмотрите на потолок.

Чиун и Римо как по команде задрали головы. За паутиной труб на потолке отчетливо просматривались еще две огромные буквы “С”, нанесенные на напоминавшее кафель покрытие красной краской.

– Вместе они образуют “СССР”, – мрачно пояснила Анна. – Это русское сокращение, означает – Союз Советских Социалистических Республик. Точно такие же были на крыле “Гагарина”.

– Ты опять начинаешь всю эту чушь? – поморщился Римо. – Эта мойка стоит здесь уже Бог знает сколько лет. Смит сам сказал мне об этом. К твоему пропавшему “челноку” она не имеет ни малейшего отношения.

– Типичное поведение упрямого самца – отказываться от очевидного, – в свою очередь, поморщилась Анна. – Ты туп, как и прочие представители твоего ущербного пола. Ну как мне убедить тебя?!

Она нервно оглянулась. Что-то, понял Римо, беспокоит ее. Что-то еще худшее, чем и без того щекотливое положение, в котором все они оказались.

– Помнишь тот серебристый шарик под потолком будки у выхода? – обратилась она к Чиуну.

– О, теперь вспоминаю, – подумав, отозвался тот. – Я увидел его как раз перед тем, как потерял сознание. Помню, я еще пытался догадаться, для чего там этот странный предмет.

– Точно такой же я видела на фотографиях спутника связи, который был установлен на борту “Юрия Гагарина”.

Римо взглянул на Анну так, как будто у нее внезапно выросли лишние руки.

– Спутник связи? – Он состроил гримасу. – В будке у выхода мойки для машин?!

– Именно! – холодно кивнула Анна.

– Спутник связи в будке на мойке, – повторил Римо на манер детской считалочки, кинув на Анну еще один скептический взгляд.

– Что же здесь невероятного, сын мой? – Чиун пожал плечами. – Некоторые люди вешают в машинах бесполезные меховые помпончики. Возможно, это древний американский обычай, по скудоумию незнакомый тебе.

Римо молча переводил взгляд с Чиуна на Анну. Наконец, словно опомнившись, он затряс головой.

– Ну хорошо, ладно. Проверим, что там у них за штуковина. Но экскурсию на этом предлагаю завершить.

– Не могу поверить, – бормотала Анна, задрав голову, когда они проходили мимо огромных красных букв.

– Да ерунда это, – досадливо бросил Римо. – В шестидесятые все стены были изрисованы разными там штуковинами. Под каким хочешь углом – и вверх, и вниз, и наискось, и еще как. Называли это тогда поп-артом – только, по-моему, все дело было в наркотиках.

– Ну да, только американцы уж написали бы “USA”, ты не думаешь?

– Да это, может, социалисты какие-то, – предположил Римо. – Они тоже любят такие дела.

Они были уже у выхода из сооружения. Вернее, у двери в конце конвейера, закрытой двери.

– Вот он вроде и выход. – Римо критически осмотрел ее.

– Тот тип в будке может оказаться на месте, – предупредила Анна. – И спутник с ним. Я уверена, что это он натравил на нас все эти машины.

Римо повернулся к Чиуну.

– А ты что думаешь по этому поводу, папочка?

Чиун прислушался.

– Я не слышу там ничего, что напоминало бы биение сердца. Только капает вода. И все.

– Тогда пошли, – Римо шагнул вперед, протянув руку к дверной ручке.

– Нет! – вскрикнула Анна. – Я пойду первая.

– Это почему?

– Мне уже нечего терять. Но ты пока невредим. Поэтому я пойду первой.

– Нечего терять? – Римо недоуменно нахмурился.

– Мудрость вещает иногда даже устами женщин, – заметил Чиун. – Пусть она идет первая.

Римо пожал плечами.

– Ладно, пускай идет. Но в любом случае предлагаю поторопиться. Я не собираюсь тратить на это весь день.

Сняв “вальтер” с предохранителя, Анна быстрым движением руки распахнула дверь. Через секунду она была уже за порогом. Пригнувшись и держа наготове пистолет, она ощупывала взглядом пятачок асфальта у выхода.

– Ну, есть что-нибудь? – послышался сзади голос Римо.

– Нет. Ничего нет. И спутник, и этот тип – все исчезло.

Римо шагнул вперед, но его удержала рука Чиуна.

– Нет. Теперь моя очередь. Если там безопасно, ты последуешь за мной.

Секунду Мастер Синанджу стоял неподвижно, словно к чему-то принюхиваясь. Римо терпеливо ждал. Он знал – на свое обоняние Чиун полагался в исключительных случаях, когда не мог точно сказать, что ждет его впереди. Способность эта осталась в Синанджу с давних времен, когда Мастерам, попавшим в чужие земли, нередко приходилось сталкиваться там с неизвестными и страшными хищниками.

Наконец Чиун двинулся вперед. Секунду спустя он обернулся и призывно помахал Римо.

Анна и Чиун стояли у будки, задрав головы и глядя на потолок, с которого свисали обломки развороченных железных кронштейнов. Еще недавно на них явно что-то висело – до тех пор, пока кто-то буквально не вырвал с мясом загадочный предмет.

– Что-то здесь было, это точно, – заметил Римо.

– Видел? – в голосе Анны звучал триумф. – Я же тебе говорила! А в самой будке был тот тип с неприятным голосом.

– И что этот голос сказал тебе?

– Пожелал удачного дня.

– Пожелание и правда не из приятных, – согласился Римо. – Оно непременно будет фигурировать в обвинительном заключении. За пожелание удачного дня ему дадут лет двадцать, не меньше.

– Ты бы слышал, как он это сказал.

Подойдя к будке, Римо потер грязное стекло. С другой стороны оно оказалось таким же грязным – увидеть, что внутри, не было никакой возможности.

– Странно, – заметил он. – Сама мойка – как новенький доллар, да и будка тоже, только смущает меня эта грязь.

– Он тут и сидел, – отозвалась Анна, – и ясное дело, не хотел, чтобы его как следует видели.

– Дьявол в роли владельца автомойки, – задумчиво произнес Римо. – Что-то не очень мне в это верится.

– А почему все эти механизмы на нас набросились?

– Разладились. – Римо пожал плечами.

– А ловушки?

– От воров. – Голос Римо звучал уже не так уверенно.

– Все-таки ты придурок, – отвернулась Анна Чутесова. Но даже ее презрение не смогло поколебать Римо.

Осмотрев стекло со всех сторон, Римо легонько толкнул его ладонью чуть ниже центра. Стекло вздрогнуло, по нему зазмеилась паутина трещин, и через секунду оно осыпалось миллионом мельчайших осколочков, словно вокруг будки кто-то рассыпал сахар.

В будке оказался пульт управления, занимавший почти все ее пространство. Для человека места попросту не было – в буквальном смысле, ни стула, ни кресла. Стальная арматура, провода, соединительные платы.

– Говоришь, в этой будке тогда кто-то был? – недоверчиво спросил Римо Анну.

– По крайней мере, силуэт за стеклом я видела.

– Тогда погляди сюда.

Анна осторожно подошла к будке. Увидев, что человек мог разместиться в ней только при условии, что он полностью лишен ног и таза, она побледнела и прислонилась к стене, не обращая никакого внимания на покрывавшие ее грязные пятна.

Собрав провода в пригоршню, Римо резко дернул. Завывание механизмов внутри мойки оборвалось.

– А ты, – он обернулся к Чиуну, – тоже видел этот силуэт, папочка?

– Если я скажу “да”, ты сочтешь меня сумасшедшим? – учтивым тоном осведомился тот.

– Нет.

– Тогда да.

– Но это же полный бред! – взвился Римо.

– Так я и знал! – укоризненно произнес Чиун.

– Ox, прости, папочка... Но это не лезет ни в какие ворота.

– Какая-то дьявольщина, – покачала головой Анна. – Как он мог поместиться здесь?

– Ты говорил, что устами женщин порой глаголет мудрость, Чиун. Почему бы тебе не послушать Анну?

– Сам слушай ее. Я же в глубоком разочаровании – ибо никто здесь не держит своего слова.

Отвернувшись, Чиун выбил из фундамента будки несколько кирпичей и носком сандалии растер их в тонкую красную пудру.

– Полегчало, папочка?

– Ничуть.

– Мне так не кажется, – заметил Римо, протягивая руку Анне Чутесовой. – Пошли-ка отсюда. Смотреть здесь больше, по-моему, не на что.

Они вышли из ворот и направились к машине. К счастью, они не успели подойти слишком близко к ней. На их глазах ветровое стекло разлетелось вдребезги. Следующая очередь снесла подголовники с передних сидений.

– Кажется, – заметил Римо, – у нас неприятности.

– Снайпер! – вскрикнула Анна, кидаясь на траву.

– И это тоже, – согласился Римо, оглядываясь. – Но я, признаться, думал, что скажет Смитти. Машина-то его, к сожалению.

В пяти метрах от них взорвалась шина. По двери прошла аккуратная строчка дырочек, напоминавшая нотный стан.

Вжимаясь в землю, Анна недоумевала, почему Римо и Чиун не спешат занять, по ее мнению, более приличествующую позицию.

* * *

На верхушке огромного дуба, росшего рядом с мойкой, Эрл Армалайд нервно гладил нагревшийся кожух ружья. Он только что опорожнил в стоявшую внизу машину весь магазин. Вести ее теперь можно было только на свалку.

Отшвырнув винтовку, он вынул из кобуры автоматический пистолет. Этого длинного он уберет первым. Его башка – отличнейшая мишень.

Тщательно прицелившись, Армалайд выстрелил. Он был так уверен в попадании, что даже не стал смотреть. Наверняка валяется в куче собственных мозгов у машины. Так, мишень номер два – низенький азиат в идиотском зеленом костюме. Он снова нажал на спуск.

Отлично, теперь черед бабы. Спряталась за машиной; дудки, от меня не уйдешь. Поставим игрушку на очередь – прошьет даже двигатель и все, что за ним. Передвинув рычажок, он снова прицелился, но в этот миг заметил, что трупов на земле нет.

А где те двое, которых он только что?.. Нет, этого не может быть. Пуля сорок четвертого калибра размазала бы их по земле, однако никаких останков или следов крови на этой самой земле видно не было.

Огромный дуб Эрл Армалайд выбрал грамотно – в густой кроне его не видел никто, зато ему была отлично видна вся близлежащая местность. К тому же крона находится высоко – если кто попытается взобраться на дерево, Армалайд одним выстрелом снимет его.

Неожиданно дерево – ствол не меньше четырех футов толщиной – сильно вздрогнуло.

Теперь судьба посылает ему землетрясение... Армалайд начал лихорадочно вспоминать правила поведения при стихийных бедствиях, и тут случайно взгляд его упал вниз. У ствола, вглядываясь в путаницу ветвей, целые и невредимые стояли оба покойника. Выглядели они при этом явно живыми. А длинный даже язвительно улыбался. Правда, глаза у него, как у мертвеца. Армалайд почувствовал, как по спине поползли мурашки.

– “Прячься, прячься, серый волк”... – запел длинный детскую песенку.

– Получи, гнида!

Не целясь, Армалайд выпустил длинную очередь в ухмыляющуюся физиономию длинного. Пули разнесли на мелкие осколки большой камень на том самом месте, где стоял длинный, но... дерево снова затрясло. На сей раз сильнее. Эрлу пришлось обхватить сук руками и ногами – иначе он неминуемо рухнул бы на землю.

– Не пора ли спуститься? – донесся до его слуха голос, скрипучий, как несмазанная дверь.

Азиат, черт бы его побрал! Не целясь, Армалайд выпустил в желтокожего полмагазина.

Дерево снова задрожало. Азиат, целый и невредимый, стоял на том же месте и опирался рукой о дуб. Дерево от этого трясло, как в пляске святого Витта.

– Ему, наверное, нужно сказать волшебное слово. Тогда он спустится, – нарочито громким голосом посоветовал длинный.

– Какое именно? – поинтересовался азиат.

– Не знаю, – пожал плечами длинный. – Например, “дрова”. Э-эй! “Дрова”, приятель!

Вместо ответа Армалайд выдернул чеку из противопехотной гранаты и, выждав положенное время, сбросил ее вниз.

Через секунду граната, словно надувной шар, зависла прямо перед перекошенным от ужаса лицом Армалайда. Эрл сделал инстинктивное движение, чтобы оттолкнуть ее, но в этот миг она словно вспомнила о силе тяжести.

Нет, видно, опять забыла: через долю секунды она вновь висела прямо перед ним.

– Я могу продолжать так до тех пор, пока она не снесет твою глупую башку, – донесся снизу знакомый скрипучий голос.

Эрл снова машинально отмахнулся рукой; граната снова упала. Вот она опять перед ним. Пять секунд, отведенных до взрыва, прошли – это Эрл Армалайд осознавал четко. Значит, сейчас она... По лицу его текли ручьи холодного пота.

Упала, вновь зависла перед ним, опять упала... Страшный взрыв сотряс дерево. В двух футах от его ног веер осколков вспахал кору и снес ветки. Но каким-то чудом сам он остался цел и невредим. Лишь один горячий кусочек металла приземлился на его локоть; не открывая глаз, Эрл стряхнул его.

– Спускаться будем? – осведомились снизу.

Проклятый азиат вновь принялся трясти дерево. Эрл изо всех сил вцепился в сук, убеждая себя, что все это ему снится. Только во сне граната может висеть в воздухе, словно воздушный шарик, только во сне мог он избежать смерти от взрыва, только во сне...

Дерево вздрагивало ритмично, через равные промежутки времени.

Рубят, понял Эрл Армалайд. Он явственно слышал глухой стук топоров по стволу. Столь же явственным был и громкий треск, когда громадный дуб начал рушиться.

За секунду до того, как быть размазанным по земле, Эрл Армалайд сумел оторваться от дерева. Приземлившись на кучу поломанных веток, он лежал, ловя воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег.

Сильные руки, встряхнув, поставили его на ноги. Но, не в силах стоять, Армалайд опустился на землю и лишь ошеломленно взирал на две фигуры, высокую и пониже, в молчании высившиеся над ним.

Открыв рот, Армалайд выжал из себя поразившую его самого фразу:

– А... ваши топоры? Где они, ваши топорики?..

– Топоры? – удивился длинный, в то время как азиат в молчании извлекал щепку, застрявшую под ногтем невероятной длины.

Глава 13

Предчувствия не обманули Римо Уильямса. Первой фразой, услышанной ими из уст доктора Харолда У. Смита, было:

– Где мой автомобиль?

– Об этом спросите вот у него, – Римо указал на съежившуюся фигуру, одетую в рваный камуфляжный костюм. – Он, понимаете, расстрелял вашу машину.

С минуту Смит изучал лежавшего перед ним на траве человека, руки которого были связаны за головой.

– Я ничего не скажу вам, кроме своего имени, звания и личного номера, – известил Эрл Армалайд, отплевавшись наконец от забившей его рот мешанины из песка и листьев.

Ужасно болели руки, на ноге от удара о ветку образовался огромный синяк. Если бы он двигался, боль была бы меньше, но мало того что длинный связал его унизительным для военнопленного образом, так еще чертов азиат как-то дотронулся до его шеи своим жутким ногтем, после чего Армалайд не мог пошевелить ни единым членом.

– Ваш бумажник, – хмуро потребовал Смит.

– Уже проверил. – Римо протянул Смиту кожаное портмоне Армалайда. – Никаких документов не обнаружено.

Смит молча взял бумажник из его рук. Порывшись в нем и не найдя ничего, указывавшего на личность владельца, он извлек из тайного отделения толстую пачку денег и, отложив бумажник, пересчитал их. Бумажки по десять и двадцать долларов. Швырнув бумажник к ногам владельца, он холодно произнес:

– Это – компенсация за мою машину, любезный. И моральный ущерб, разумеется.

– Мне очень неприятно это говорить, Смитти, – вмешался Римо, – но, сдается мне, проблема не ограничивается счетом за ваш автомобиль. К тому же он, извините, не подлежит ремонту.

– Ничего, у меня есть прекрасный механик, – ответил Смит. – А теперь, я полагаю, вы соизволите мне сообщить, что заставило вас вызывать меня сюда лично.

– Охотно. Этот субъект как-то связан с этой вот самой мойкой. Утверждает, что зовут его Тексом Трейлером.

– Разумеется, лжет, – заметил Смит. – Его настоящее имя Эрл Армалайд.

– Да? – подивился Римо. – Откуда вы знаете?

– Из телевизионных новостей, Римо. Преступник, находящийся в федеральном розыске, обвиняется сразу по нескольким статьям, в том числе – в убийстве сотрудников налоговой службы. – Наклонившись, Смит снял с шеи лежавшего цепочку с жестяным номерком. Взглянув на него, он протянул цепочку Римо.

– Убедитесь.

– Верно, – протянул Римо. – Эрл Армалайд, личный номер триста тридцать четыре, пятьдесят пять. А подразделение? Эй, приятель! – Он пошевелил лежавшего Армалайда ногой.

– Отвечать не намерен.

– Да вы переверните номерок, Римо, – посоветовал Смит.

Римо перевернул жестяную пластинку. На обратной стороне значилось: “Поздравляем постоянного подписчика журнала «Методика выживания»“.

– Это они ему прислали в подарок, – пояснил Смит. Заглянув в распахнутые ворота мойки, Смит несколько минут изучал ее внутренность, затем извлек из кармана перочинный нож и отколупнул одну из белых плиток на стенке.

– Как вам архитектура? – спросил Римо, когда Смит вернулся к останкам своей машины.

– Не слишком впечатляет. Строительные материалы показались мне интереснее.

– Вы бы видели механизмы. Это действительно чудо техники.

– Возможно, но использование космических технологий и секретных изоляционных материалов при строительстве автомойки изумляет меня не менее, – ответил Смит, глядя прямо в глаза скрючившемуся на траве Армалайду.

Эрл Армалайд попробовал отвести взгляд, но ни шея, ни глазные яблоки ему не повиновались.

– Так о чем вы, Смитти? – напомнил Римо.

– О материалах. Вот эта плитка, в частности, – экспериментальный изоляционный материал, используемый для покрытия космических кораблей, в том числе и русского “шаттла”. Опознать ее легко. Выдерживает сверхвысокие температуры, но такая хрупкая, что трескается даже от дождевых капель, – Смит с легкостью разломил толстую на вид плитку между большим и указательным пальцами. – Так что, думаю, догадки мисс Чутесовой не так уж абсурдны, – добавил он, бросив обломки к ногам лежащего на траве пленника.

– Слава Богу, хоть кто-то здесь восстановил мыслительные способности, – отозвалась Анна, все это время также гипнотизировавшая Армалайда ледяным взглядом голубых глаз.

– Так где экипаж? – обращаясь к связанному, спросил Смит.

– Можете меня обыскать. Я их не видел. Думаю, все они уже умерли.

– Разумеется, умерли, – сказала Анна устало. – Они бы не уступили просто так управление кораблем. Мы не берем в космонавты трусов.

– В любом случае я тут ни при чем, – подал голос Армалайд. – Когда я проник на борт, на корабле уже никого не было.

– В аэропорту имени Кеннеди? – уточнил Смит.

– Точно. Я подумал, что это первый удар русских, и решил в одиночку захватить “шаттл”. Если бы мне это удалось, президент бы меня помиловал.

– Типично мужской идиотизм, – откомментировала Анна Чутесова.

– Если на корабле, как ты говоришь, приятель, никого не было, кто же им управлял? – поинтересовался Римо. – Сам ты, похоже, даже с бумажным самолетиком не справишься.

– Если даже я скажу, вам будет трудновато проглотить это, парни.

– А мы попробуем.

– Так вот, там не было никого.

– То есть корабль был на автопилоте?

– Не совсем.

– Что значит “не совсем”? – Римо начал терять терпение.

– Корабль... сам управлял собой, – выдавил Армалайд. Чиун, стоявший все это время в молчании, предостерегающе поднял палец.

– Не я ли говорил вам, что дьявольская автомойка – порождение неведомых сил? Что же до этого недостойного, то и он отчасти повинен в беде, которая обрушилась столь внезапно на Дом Синанджу. И потому, как только вы окончите ваши жалкие попытки допроса, я оставляю за собой право допросить его по-своему.

– Я же настаиваю на своем праве казнить его – во имя погибших советских героев космоса, – раздула изящные ноздри Анна.

– Говорю вам, он сам управлял собой! – завыл Армалайд, почувствовав, что запахло жареным. – Я правду говорю; вы должны мне верить!

Встав на колени, Мастер Синанджу легонько сжал двумя пальцами правое ухо пленника и начал осторожно тереть его. Глаза Армалайда полезли на лоб, ему казалось, что его голова лежит на раскаленной жаровне. Проклятый азиат явно задумал живьем зажарить его. Сейчас его мозг ссохнется или лопнет, как ручная граната...

– Что скажешь теперь? – осведомился Чиун.

– Корабль... сам правил собой! – промычал Армалайд сквозь рыдания. – Он был... живой!

– Хорошо, он сам правил собой, – согласился Римо, который знал, что врать в положении, в котором оказался Армалайд, попросту невозможно. – Давай выкладывай дальше.

– Я... я проник на корабль... но там никого... совсем никого там не было... Я вошел в шлюз... воздушный шлюз, знаете... и тут начали сдвигаться стены! Как в старые фильмах, когда герой попадает в подстроенную врагами ловушку и...

– Это невозможно, – перебила его Анна. – У воздушных шлюзов “Гагарина” не было такой функции.

– Как же, не было... – всхлипывал Эрл. – Меня чуть не сжало в бульонный кубик... но тут вдруг...

– Кубик, говорите? – прищурился Смит, неожиданно вспомнив о странных предметах, найденных на полосе аэропорта Кеннеди.

– Кубик, ага... Стены начали сдвигаться, потолок опускаться... я подумал, если они не остановятся сейчас, я стану кубиком... Но они вдруг встали. И корабль... понимаете, корабль спросил меня. Я посмотрел наверх – а там глаз, прямо в переборке. Он смотрел на меня, а голос спрашивал, что за журнал такой упал у меня из кармана... журнал “Методика выживания”.

– А что же этот... гм... корабль спрашивал о журнале? – поинтересовался Смит.

– Хотел узнать, кто его читает. И вообще интересовался выживанием.

– Что именно спрашивал он про выживание? – поинтересовался Чиун напряженным тоном.

– Ну, что это такое и прочее. Сравнивал с собой. Говорил: он тоже машина для выживания.

Смит, побледнев как смерть, повернулся к Римо.

– Держу пари, что мы думаем об одном и том же, – произнес он бесцветным голосом.

– Гордонс, – кивнул Римо. – Вернулся.

– Кто такой Гордонс? – спросила Анна Чутесова.

– Вы видели его? – Смит в упор смотрел на Армалайда. – Сможете описать, как он выглядел?

– Говорю вам, я видел только глаз. Он сказал мне, что он сам и есть “шаттл”. Что он... растворил его в себе.

– И принял его форму, – кивнул Смит. Черты его лица окаменели.

– Да, так.

– Он называл вам свое имя?

– Я и не знаю, есть ли оно у него. Он сказал: он, мол, машина для выживания, и если я ему помогу, он не станет меня того... в кубик. Делать было нечего, ясно, я согласился. А вы бы что на моем месте сделали?

– А мойка? – спросил Смит. – Это ведь и есть “Гагарин”, не так ли?

– Наверное. Я всего минуту ведь провел в корабле, пока он летел; расслабился. Тут вдруг мы бах! – и сели, я башкой об переборку – и без сознания. А когда очнулся, вижу – я на автомойке какой-то, корабля нет... я уж сбежать хотел. Не тут-то было – мойка тоже оказалась живой. Представить себе не можете, что это такое – когда тебя держит в плену мойка для автомашин!

– Поистине трудно себе представить, – тон Римо был странно сух.

– Но почему все же мойка? – настаивал Смит.

– Маскировка. Это я ему подал идею – если, мол, он хочет избежать преследования, нужно принять какой-то... обыкновенный вид.

– Автомойка “Юрий Гагарин” – разумеется, самое распространенное название, – так же сухо заметил Римо.

– Да это он уже сам. Решил это имя оставить... он вообще, честно говоря, не очень-то врубался. Все понимал буквально. Я ему хотел объяснить, что с таким названием долго он не протянет, а он мне: ему, мол, приходится работать с тем, что есть под рукой. То есть он сначала растворил в себе “шаттл”, а потом превратил его в эту самую мойку, вот. А когда военные прекратят поиски, он еще во что-нибудь хотел превратиться... тут эта идея ему и пришла.

– Какая идея?

– Ну, он все время врагов боялся. То есть вот вас, я думаю. Он про вас все уши мне прожужжал.

– Да, – задумчиво кивнул Римо, – мы с Гордонсом знакомцы старинные.

– Так кто такой Гордонс? – снова потребовала Анна. Но ее словно бы не заметили.

– Говорит, пока на этой планете столько народу, он не может чувствовать себя в безопасности. Я, в общем, понимаю его – как-никак, я тоже спец по выживанию. Этим мы с ним были похожи. Я, в общем, тоже думаю – многовато людишек-то на нашей планетке, все чего-то распоряжаются, ресурсы природные истощают... И гнались за нами обоими – и за ним, и за мной. Ну мы и решили работать вместе, чтобы как-то разобраться с этим со всем, понимаете?

– Стерилизовав всю планету, – кивнула Анна. Римо, Чиун и Смит как по команде повернули головы в ее сторону.

– А вы откуда знаете? – подал голос с земли Армалайд.

– И правда, откуда вы знаете это, мисс Чутесова? – обрел наконец дар речи Смит.

– Пусть он сам вам расскажет, – выдохнула Анна. Ее лицо стало белым как мел. Свой “вальтер” она держала так, будто он весил, по меньшей мере, полтонны.

– Ну, в общем... там, в “челноке”, был спутник, его еще называют “Дамоклов меч”, – неохотно начал Армалайд, умудрившийся к этому времени сесть, вытянув ноги. – Этот... машина для выживания, и догадался, что он испускает микроволны, которые стерилизуют людей. Он людьми их, правда, не называл – для него они машины из мяса. Жуть, а? Ну мы с ним и подумали – если наших врагов просто уничтожать, их от этого меньше не станет. Появятся новые. А вот если стерилизовать, дело совсем другое. Остается только сидеть и ждать, пока сами вымрут, по одному. А раз так, то проблема и будет решена. Как идея?

– Значит, бесплатная автомойка “Юрий Гагарин” была на самом деле пунктом стерилизации.

– Бесплатная – это была моя идея, – скромно поделился Эрл Армалайд; – Так куда больше народу заманить можно.

– Ну а производительность? В лучшем случае вы могли стерилизовать население в радиусе пятидесяти миль, но никак не больше.

– Вот и мы об этом тоже подумали. Я ему все это объяснил, и мы нашли способ. Он тут сообразил, как самим делать эти самые стерилизаторы. Я собирался взять подряд и понастроить бесплатные мойки по всей стране, а потом – во всем мире!

– Прелестно, – сложив руки на груди, заметила Анна. – Так и должно быть. Капитализм в действии.

– А кто был в будке у выхода? – спросил Римо.

– Да эта... машина. Она... или он может превращаться в кого угодно. Или во что. Он, видно, и превратил часть мойки в механическое подобие человека. Я это самое подобие, правда, так и не видел. Он же ни разу из будки не выходил. Да я и не пытался, признаться. Я во как был сыт говорящими батареями отопления и глазами, которые таращились на меня из стен. Да и вообще всем этим.

– И где же Гордонс сейчас? – спросил Римо.

– Затаился, наверное. Он сказал, что выбрал эту местность, потому что его враги – то есть вы, ребята, – где-то рядом, и он дождется, пока вы к нему приедете, и тогда – хоп! – всех вас разом и стерилизует. Только приехал один этот... азиат, да и машина запаниковала, когда вы, мистер, потеряли сознание.

– Я не мистер, а Мастер, – процедил сквозь зубы Чиун.

Он взмахнул рукой над головой пленника, и Армалайд, закатив глаза, начал заваливаться набок. Римо успел поймать его и вернул в прежнее положение.

– П... простите, Мастер, – выдохнул Армалайд. – Ну и когда это случилось, он решил, что нужно нам разделиться – боялся, что вы захотите за своего приятеля отомстить. А в его планы прямое столкновение не входило.

Он и заставил меня спереть для него мусоровоз, на нем и уехал. А мне приказал дожидаться, когда вы появитесь. Ну а дальше вы знаете сами. Вот.

– И он водит этот мусоровоз? – удивился Римо.

– Водит – это не то слово. Он сам стал им. А мусоровоз потому, что в него как раз влезал этот самый спутник.

– Куда же он направился?

– Он мне не сказал. Но, думаю, делает где-нибудь свое дело, стерилизует народ. Он вообще хочет очистить от машин из мяса весь мир. От людей, то есть.

– Безумие какое-то, – покачала головой Анна.

– Нет уж, мэм, – это и есть выживание в его самой совершенной форме. Вы избавляетесь от человечества без всяких проблем. Никаких больше войн, никакого расизма и ядерной угрозы, навалом еды, воздуха и прочего. И только двое в мире – я и он.

– Но потребовалось бы не менее восьми десятков лет, – возразил Смит, – прежде чем на Земле умер бы последний ее житель.

– Мы надеялись на полвека, – признался Эрл Армалайд. – За пятьдесят лет даже самые молодые одряхлеют настолько, что мы вполне сможем помочь им отправиться на тот свет. Может, вы, ребята, запустите снова мои руки-ноги? Я уже вполне созрел ехать прямо в тюрьму.

– Увы, – развел руками Римо.

– А? Ну ладно, поеду так.

– Вряд ли.

Чиун кинул вопрошающий взгляд на Смита.

– Какова будет воля Императора?

– С ним все, в общем, ясно, – Смит пожал плечами. – Несчастный случай – только, прошу, аккуратнее.

– Что предпочитаете – сердечный приступ или внезапное удушье?

Римо наблюдал, как лицо Армалайда меняет цвет.

– Эй... послушайте, парни, вы не имеете права! Это противоречит Женевской конвенции. И потом, я же никого не убивал. Ну, стерилизовал там человек шесть... а в законе про это ничего не написано. Так что никаких прав у вас нету...

– А полицейские и агенты налоговой службы? – напомнил Смит.

– Ну, это другое дело. Это была война.

Это были последние слова, произнесенные Эрлом Армалайдом, – Анна, шагнув вперед, разрядила “вальтер” прямо в низкий морщинистый лоб специалиста по выживанию.

Тело Армалайда вытянулось на земле, несколько раз судорожно дернулось и замерло.

– Ну и работенку ты нам задала, – покачал головой Римо. – Теперь придется искать, где его зарыть, – иначе не избежать расследования.

– Ты так ничего и не понял, жалкий кретин! – выронив пистолет, простонала Анна. – Ты настолько погружен в собственные убогие размышления, что ничего, ничего не видишь вокруг себя!

– А что я должен увидеть?

– То, что я тоже стерилизована!

– Так из-за этого все твои страдания? – спросил Римо.

– А ты как думал!?

– Справимся, – пообещал Римо, весьма обескураженный тем, что, оказывается, Анна страдала вовсе не из-за неразделенной любви к бывшему полицейскому Римо Уильямсу.

Глава 14

– Так все же – кто такой Гордонс? – в который раз спросила Анна Чутесова.

Они сидели в кабинете Смита в “Фолкрофте”. За окном пролив Лонг-Айленд тонул в ночной темноте. Ночь была безлунной, и кабинет освещали только тусклые лампочки аварийного освещения. Однако их света оказалось достаточно, чтобы Анна неожиданно заметила в углах кабинета толстый слой пыли. Конечно, рассеянно подумала она, Смит ведь наверняка убирается сам. Да и кому может он доверить уборку своего кабинета? В конце концов, секретность превыше всего...

Смит восседал за своим дубовым столом, на котором светился экран компьютера. Анне казалось, что это сосуд с джинном, который вот-вот вылетит, чтобы исполнить желания своего повелителя. Смит набирал что-то на клавиатуре.

Анна обернулась к Римо и Чиуну.

– Может быть, вы соблаговолите ответить на мой вопрос?

– Анна хочет знать, кто такой Гордонс, папочка.

– Не смейте повторять при мне это дьявольское имя, – скривился Чиун.

– Анна – очень красивое имя, а вовсе не дьявольское, папочка. И она не виновата в том, что ты облучился. В конце концов, она тоже получила дозу этих самых волн.

– Да я говорю не о ней, – рассердился Чиун, – а об этой мерзкой машине!

– А, о Гордонсе. Тут ты прав, разумеется.

– Так кто-нибудь ответит на мой вопрос?

– Гордонс – это робот-андроид, – произнес, вздохнув, Римо. – Знаешь, что такое андроид? Нет?

– Знаю, – заверила его Анна.

– Отлично, – просиял Римо. – Тогда, может, объяснишь заодно и мне? Я вот так и не понял этого.

Приподнявшись на полу, он принял позу лотоса. Чиун устроился поудобнее на дубовом стуле. Необычное расположение, подумала мельком Анна. Обычно Римо пользовался стульями, а Чиун предпочитал сидеть на полу.

– Андроид – искусственное подобие человека, – донесся голос доктора Смита, сопровождаемый пощелкиванием клавиш компьютера. – Следующая ступень по сравнению с обычным роботом. Иногда и выпускается в облике человека, с искусственной кожей и механическими конечностями.

– Благодарю вас, – кивнула Анна. На Римо она посмотрела брезгливо, словно на таракана или клопа.

Уязвленный, Римо поднялся с пола.

– С Гордонсом мы впервые встретились много лет назад, – начал Римо уже серьезным тоном. – Полное имя его – мистер Гордонс. В честь популярной марки джина, разумеется. Был он частью одной шизоидной космической программы – искусственный мозг, созданный для пилотирования космических аппаратов и выполнения долгосрочных заданий, которые были не под силу живым существам. И запрограммированный на выживание – при любых условиях, что бы ни случилось. Программисты, видимо, знали свое дело, судя по тому, что он жив до сих пор. Мы уже раза три пытались уничтожить его, а вот поди ж ты.

– Это было бы самым разумным, – проворчал Чиун.

– Продолжай, – кивнула Анна Чутесова.

– Как бы то ни было, – продолжал Римо, – Гордонс был просто очередным экспериментом. До него были мистер Смирнофф, мистер Сигрэмс и еще несколько. Спец из НАСА, которая ведала проектом, была большой поклонницей выпивки. Потому и давала им такие имена. А потом правительство решило прекратить финансирование, и Гордонс как-то узнал об этом. И понял, что и его ждет незавидная судьба – разберут, дезактивируют или что-нибудь в этом роде. Принял облик отца своей создательницы и исчез.

– Как может машина принять облик человека? – недоверчиво взглянула Анна на рассказчика.

– Обычно сначала сдирает с него кожу... ну и другие разные операции. Анна поежилась.

– Чудовище какое-то, – покачала она головой. – И когда только вы, мужики, прекратите плодить разных монстров? Ну, скажи мне – когда?

– Позволю напомнить, – прищурился Римо, – тот спец из НАСА, руководитель проекта и любитель крепких напитков, была женщиной. Как ее звали, Чиун? Ванесса... Ванесса Ктотам?

– Именно, – кивнул Чиун без всякого интереса. – Ванесса Ктотам – таково было имя ее.

Доктор Смит счел возможным вмешаться в беседу.

– Городской банк данных сообщает, что автомойка на съезде с шоссе является муниципальной собственностью. Разорилась в восемьдесят четвертом году и была конфискована у владельца за долги.

– А как мог этот Гордонс захватить управление “Гагариным”?

– Смитти, что ей на это ответить? – обратился Римо к хозяину кабинета.

– Что пожелаете. После того, что мы услышали о микроволновом спутнике, мисс Чутесова вряд ли имеет право предъявлять нам претензии.

– Я и не предъявляю.

– Гордонс – совершенная машина для выживания, – вернул разговор в прежнее русло Римо. – Силен, как все демоны ада, и может принимать любой облик, стоит ему захотеть. Даже вот стула, на котором покоится твоя попка.

Взвизгнув, Анна вскочила и уставилась на массивный дубовый стул.

Стул пошевелился.

Краска отхлынула от ее лица.

– Римо, это он! Г.. Гордонс...

– Ты только взгляни на нее, – затряс жидкой бороденкой Мастер Синанджу. – Она теперь даже стульев боится.

Он снова потянул за ковер, заставив стул сдвинуться еще на сантиметр. В воздухе раздалось дребезжащее хихиканье. Анна Чутесова одарила Мастера Синанджу уничтожающим взглядом. Но сесть, однако, предпочла на соседний стул.

– Недоставало Гордонсу только одного, – продолжал меж тем Римо. – Способности к творческому мышлению. Ее он был лишен абсолютно. Мыслить на примитивном уровне мог, но родить собственную, оригинальную идею – никоим образом. Примерно так устроены мозги у продюсеров в Голливуде. И вот это сводило его с ума. Некоторое время он даже потратил на то, что убивал артистов, художников и изучал их мозги, но так ничего там и не обнаружил. Но когда мы в последний раз видели Гордонса, он ассимилировал один из компьютеров НАСА, в который были заложены некоторые способности к творчеству.

– Но все равно остался дураком, – заметил Чиун.

– Нет... но мыслит все равно туго, – согласился с ним Римо. – Опасен, однако, сверх всякой меры. Для того, чтобы восстановить компьютер, нам пришлось его преследовать до самой Москвы.

– Гордонс, – удивилась Анна, – бывал в России?

– А помнишь случай с ракетой “Волга”? – ответил Римо вопросом на вопрос.

Анна молчала. Секунду спустя она поняла, что сидит с широко раскрытым ртом, и поспешно прикрыла его ладонью.

– Но это же один из наших главных государственных секретов. Откуда вы узнали о нем? Кто рассказал вам?

– Какой там секрет! Просто вы не смогли запустить человека на Луну сразу после американцев и боялись, как бы они не предъявили на старушку свои права. Вот и решили изобрести смертоносный микроб, который мог заражать космические корабли и скафандры, и запустить его на Луну на ракете-носителе. А ракету назвали “Волга”. То есть отравить Луну, чтобы никто не мог на нее позариться.

– Об этом плане я слышала, – холодно ответила Анна. – Это было безумие, я согласна. Но за него несет ответственность прежний режим. Наше нынешнее руководство не способно на что-либо подобное.

Римо пожал плечами.

– Как бы то ни было, мы с Чиуном отправились за нашим другом в Москву. Ваши уже захватили его. Для того, чтобы запустить “Волгу”, им как раз был необходим искусственный интеллект. Именно тот компьютер, который растворил в себе Гордонс. Поэтому мы заключили с Гордонсом перемирие и убедили его вывести-таки “Волгу” в космос и задать ей там неправильный курс. Так и случилось – и Луну спасли, и избавились, как мы считали, от Гордонса. Думали – хэппи-энд, а смотри, как все обернулось.

– О “Волге” тогда бродило множество разных слухов, – произнесла Анна задумчиво. – Руководитель проекта был обвинен в служебном несоответствии... и его, по-моему, даже расстреляли.

– Бизнес есть бизнес, радость моя.

– Но я все равно не пойму, как мог этот Гордонс оказаться вблизи “Гагарина”. “Волга” ведь ушла далеко в открытый космос.

– Это, – признался Римо, – я тоже не могу объяснить. Смит внезапно оторвался от монитора.

– О, Господи...

– Что там, Смитти?

– Гордонс знает, где нас искать.

– Да, он теперь не тот, что был раньше. Кое-что начал соображать. А может, просто купил “Кто есть кто в Соединенных Штатах Америки”.

– Нет. Не думаю, – сухо ответил Смит и окинул всех троих суровым взглядом. – Даже будучи затерянным в космосе, Гордонс на многое был способен. И, как видно, ему удалось собрать некую управляемую систему из остатков этой “Волги”, или как ее там. Особого труда это для него не составило. Найти Землю – другое дело. Специальной навигационной программы у него не было. Если только он не запеленговал какой-то сигнал.

– Что проще, чем зажечь спичку. Сигналов с Земли в ближний космос поступает достаточное количество.

– Только не из санатория “Фолкрофт”, Римо.

– Тогда как же он нас засек?

– А помните передатчик, который при последней встрече Гордонс вам имплантировал?

Римо углубился в воспоминания, задумчиво почесывая в затылке.

– Да, было дело. Он сунул мне под кожу на спине такую крохотную штуковину, помню, боль была, как от укола булавкой. Правда, потом ощущения были более сильные. Мешала она мне здорово, пока Чиун не вынул ее...

– Если бы ты еще спокойно сидел... – проворчал Чиун недовольно.

– Вынул и передал мне, – кивнул Смит. – Потом эта, как вы выразились, штуковина куда-то исчезла. Я, помню, подумал еще, что она упала с моего стола и после уборки я выбросил ее вместе с мусором.

Анна Чутесова резко вскочила на ноги.

– Если этот Гордонс успел побывать и в вашем кабинете, тогда понятно, почему он приземлился вблизи от “Фолкрофта”.

– Весьма вероятное объяснение, – согласился Смит.

– Но тогда, значит, этот передатчик все еще здесь. Где вы его в последний раз видели? Смит задумался.

– Собственно... прямо здесь, – он указал на свободный от бумаг участок на широкой дубовой столешнице. – Я, помню, положил его на стопку каких-то распечаток. Я обычно кладу их на это место... уже много лет.

– Тогда, – безжалостно подытожила Анна, – он должен быть здесь.

В течение получаса все, кроме Мастера Синанджу, ползали по полу в поисках передатчика. Чиун же лишь промычал что-то насчет ворот, которые нужно закрывать за коровой. Правда, вместо коровы он сказал “за лошадью”.

Наконец Римо с обескураженным видом поднялся на ноги.

– Что-то я ничего не вижу.

– Как и я, – согласился Смит.

– Похоже, здесь его действительно нет, – вздохнула Анна Чутесова. Вспомнив слова Римо о булавочном уколе, она, не вставая, провела кончиками пальцев по плинтусу, за что была вознаграждена именно таким ощущением в подушечке среднего пальца.

– Ой!

– Что такое? – Римо немедленно оказался рядом.

– Заноза, черт... – прошипела Анна, поднимаясь на ноги.

– Ну-ка дай я...

– Благодарю. Уж занозу я могу сама вынуть. – Анна повернулась к Смиту. – Доктор, где у вас ванная? Смит вручил ей большой никелированный ключ.

– От моей личной ванной, – объявил он торжественным тоном. – В холле, правая дверь.

– Благодарю вас. – Взяв ключ, Анна вышла из кабинета.

Оказавшись в ванной, она поднесла палец к яркой лампе над зеркалом. Да, заноза – крохотная, меньше булавочной головки. Вошла довольно глубоко, даже едва видно ее под кожей. Вне всякого сомнения, он. Тот самый передатчик.

Вытерев капельку крови, Анна, не вынимая передатчика, покинула ванную и присоединилась к остальным.

– Нашли? – осведомилась она.

– Куда там!

– И напрасно искали, – резюмировал Смит. – Здесь его давно нет, это ясно. Однако просканировать комнату не мешает. Если он все же здесь, его непременно найдут. Вообще, мне нужно было до этого раньше додуматься.

– Не казните себя, Смитти, – утешил Римо. – Кто же мог знать, что Гордонс цел до сих пор?

Но Смит, похоже, уже его не слушал. Он снова уселся за стол, глядя на монитор и щелкая клавишами компьютера.

– Придумали себе работу, Смитти?

– Угу. Ищу статистические данные о парах, пораженных бесплодием. В файлах министерства здравоохранения они наверняка должны быть.

– Думаете таким путем разделаться с Гордонсом?

– Отнюдь. Это лишь на тот случай, если вы с Чиуном не сумеете остановить его до того, как он простерилизует еще несколько сотен людей. Хотя, думаю, на вашу поддержку я все же могу рассчитывать.

Смит снова согнулся над клавиатурой. Неожиданно на память ему пришло обещание Анны вовлечь Римо в работу над тайной “Гагарина”. Надо же!

– Да уж, наверное, – пробурчал Римо. – Тем более что до возвращения в Корею у меня есть еще целых шесть месяцев.

– Это задание может занять куда больше времени.

– Да? И сколько?

– Недели, месяцы, годы, – пожал плечами Смит. – Мы же не знаем, какую форму Гордонс выберет следующей. Но, принимая во внимание опыт мойки для машин, – очевидно, что-то коммерческое, способное ежедневно пропускать тысячи людей. А может, и миллионы.

– Авиалайнер?

Смит покачал головой.

– Не тот масштаб. Что-нибудь посолиднее. Небоскреб, автострада, торговый центр. Тот, что в Нью-Йорке, например.

– Да, вот уж иголка в стоге сена, – Римо вздохнул. – Эдак нам с Чиуном придется подходить к каждому более-менее крупному зданию в континентальной части США, снимать шляпы и вежливо спрашивать: “Простите, вы случайно не мистер Гордонс?” Или: “Не здесь ли занимаются оптовой стерилизацией?”

– Когда мы обнаружим передатчик, то с его помощью без труда сможем вычислить Гордонса, – обнадежил Римо Смит. – Но пока, боюсь, это наша единственная зацепка.

– Что ж, подождем, – согласился Римо, усаживаясь рядом с Чиуном на полу.

– Подождем! – воскликнула в сердцах Анна. – Тысячи людей подвергаются растущей с каждым часом опасности, а вы собираетесь ждать! Вы до сих пор не поняли, что происходит?

– Он вот точно не понял, – согласился Мастер Синанджу. – Он думает, это какая-то болезнь вроде насморка.

– Это я сам сказал? – поинтересовался Римо.

– С каждой успешной стерилизацией, – произнес Смит, – мир лишается не только двоих детей – именно столько имеет в среднем каждая пара, – но и их внуков, правнуков, праправнуков и представителей всех последующих поколений. Будущих политиков, ученых, артистов и просто нормальных работящих людей, которым не суждено будет появиться на этом свете. Так что считайте сами, сколько теряет от этого наше будущее. Если Гордонсу даже частично будет сопутствовать успех, население Америки в ближайшем будущем может сократиться больше чем втрое.

– Верно, – кивнула Анна. – Доктор Смит прав.

– Благодарю вас за поддержку, мисс Чутесова. – Смит даже приложил руку к сердцу. – Тем более что я хотел бы получить от вас кое-какие сведения. А именно – спецификации этого самого спутника, если вы не будете возражать. Если не ошибаюсь, этот... специалист по выживанию называл его “Дамоклов меч”, верно?

– К великому сожалению, я не имею права. Это государственная тайна, доктор Смит.

Понимающе кивнув, Смит повернулся к компьютеру.

– О, еще одна просьба, мисс Чутесова. Напишите мне, пожалуйста, на бумажке по-русски “Дамоклов меч”. Только, если можно, латинскими буквами.

Завладев бумажкой, Смит немедленно ввел непривычные слова в память компьютера. Через несколько секунд он с победоносным восклицанием оторвался от экрана.

– Так, почитаем. “"Дамоклов меч" – двухфазный микроволновый передатчик повышенной мощности, способный оказывать воздействие на обширные пространства. Период орбитального обращения – около четырех лет”. Тот же принцип, что и в микроволновой печке – повышение температуры за счет возбуждения молекул воды. Таким же образом спутник повышает температуру человеческого тела и тем самым нейтрализует систему репродуцирования. Медленно, но наверняка. Передатчик действительно очень мощный, но для стерилизации, скажем, населения всей Америки его необходимо вывести на орбиту. Что ж, по крайней мере, эта новость неплохая. Значит, на Земле вред от Гордонса не так велик. Но все равно – тысячи людей ежемесячно, по самым скромным подсчетам. А жизненный срок Гордонса неограничен – он же не человек. Если его не остановить, рано или поздно он стерилизует всю Землю.

– Откуда у вас информация о спутнике?! – глаза Анны Чутесовой яростно блестели.

– Из файлов... гм... Главного разведывательного управления, леди.

– Вы проникли в файлы ГРУ?!

– В первый раз в жизни, – признался Смит. – До сего времени это не удавалось мне – у них очень сложная система паролей и кодов. Но русские слова “Damoklov Mech” подействовали поистине магическим образом. Да вы не волнуйтесь, доложите своим начальникам о возможной утечке, они немедленно введут новые пароли. Только не говорите им об этой вот моей... шалости.

– А если скажу?

– При таких условиях я вряд ли смогу оставить вас в живых, – Смит развел руками.

– Я не позволю убить эту женщину, пока она не выполнит обязательство, которое пало на нее после того, как она нанесла непоправимую потерю Дому Синанджу, – вмешался Чиун. – Что будет с ней после того, меня не касается.

– А что это за обязательство, папочка?

– Не твое дело, – ответил Чиун, обводя изучающим взглядом фигуру Анны.

Подойдя к Чиуну, Анна наклонилась к нему и шепнула:

– Чиун, вы о чем?

– Ты раньше нравилась Римо, – ответил Чиун таким же свистящим шепотом. – Вот и постарайся понравиться еще раз. Делай с ним что захочешь – только пусть он согласится продолжить службу в Америке.

– Сделаю все, что могу, – заверила Анна, бросив косой взгляд в сторону Римо, который с любопытством наблюдал за шушукающейся парочкой.

Выпрямившись, Анна направилась к Римо и, подойдя к нему сзади, положила прохладные пальцы на его бицепсы.

– Милый! – промурлыкала она. – Не думаешь ли ты, что нам стоит возобновить знакомство, когда все это кончится?

Римо ощутил, как знакомая теплая волна поднимается внутри его тела. Воспоминания об Анне, мягкой, нежной Анне Чутесовой, тигрице в бою и кошке в постели, пьянили, уводили, кружили голову.

Анна прижалась к нему... И упала на колени, поняв, что обнимает пустоту.

– Думаю, не стоит, – покачал головой Римо.

После секундной паузы Анна все же снова обняла его.

– Может быть, мы обсудим это... не здесь?

– Да не могу я. – Тон Римо был почти умоляющим.

– Можешь, можешь, – подал голос из угла Чиун. – Тебе только нужно преодолеть застенчивость. Помоги ему, – обратился он к Анне, – а то он стал стыдлив, как девица на выданье.

– Это все твои штучки, папочка? – нахмурился Римо.

– Не собираюсь отвечать на оскорбления, – надулся Чиун.

– Ну как ты можешь говорить так, милый мой Римо? – ворковала Анна, обнимая его за шею.

Презрение, которым она ответила на прежнее невнимание Римо, не сработало – он стал относиться к ней примерно так же. Оскорбления тоже не возымели действия. Теперь она предлагала ему себя. Это всегда увенчивалось успехом.

Но сейчас...

– Понимаешь... многое с тех пор изменилось во мне, – выдавил Римо.

– Это мы исправим.

Анна игриво потянула за ремень его брюк. Между ее алыми губами показался розовый кончик языка; голубые глаза стали влажными.

Над дубовым столом пылало от краски лицо доктора Смита. Взглянув на происходящее в кабинете, он поспешно спрятал глаза за экраном своего компьютера.

Римо отодвинулся, отстраняясь от Анны, как будто она была каким-то смертельно ядовитым цветком.

– Я помолвлен, – наконец выдохнул он. – И собираюсь жениться.

– Ну и что? – удивленно вскинула брови Анна Чутесова.

– Я люблю ее.

– Но ее ты будешь любить всю свою оставшуюся жизнь. А меня – прошу – люби сейчас, пока я с тобой!

– Вы не могли бы перенести это действо в коридор? – Доктор Смит решил наконец напомнить о своем присутствии. Его шокировали любые открытые проявления чувств, тем более такой, как у этой Анны Чутесовой, неприкрытой, животной страсти.

– Бесстыдство! – поддержал его Мастер Синанджу, надеясь в душе, что в другой комнате, вдали от посторонних глаз, оно станет еще более бесстыдным.

– Я тут ни при чем, – решительно запротестовал Римо. – Я – счастливый жених и не желаю никаких...

– Не верю, – перебила его Анна Чутесова.

– Да не переживай ты так, – утешил ее Римо. – На мне, в конце концов, не клином сошелся свет.

Анна задумчиво взглянуло на Римо – стальные мускулы рук, плоский живот, лицо, которое могло быть таким жестким, но сейчас напоминало физиономию провинившегося школьника, – и почувствовала острую боль в груди. Римо Уильямс больше ее не хочет.

Но ведь она желала его. Хотела все это время, страстно, до самозабвения, до сухости в горле; и сердце учащенно билось при одном взгляде на него; и если бы он не был сильнее, она бы набросилась на него, срывая с него одежду, пока не получила бы то, о чем мечтала ночами уже много месяцев.

Хуже того – она, как видно, любила Римо Уильямса.

Но Римо Уильямс больше не любит ее.

В одну секунду бьющая ключом энергия, которая возвела Анну на самую верхушку политической власти, словно испарилась, ушла в песок. Анна смотрела на Римо умоляющим, невидящим взглядом.

– Я хочу тебя... но ты меня больше не хочешь, – прошептала она.

– Прости.

Закусив губу, словно обиженный ребенок, Анна поднялась и медленно вышла из комнаты.

– Вы видели все, – обратился Римо к оставшимся. – Я старался быть как можно более деликатным. И не моя вина, что она не смогла перенести этого.

– Ты поступил с ней по-свински, – вздохнул Чиун. – И это после всего, что она для тебя значила.

– Она вернется, – обнадежил Смит.

– Нет, уже не вернется, – горестно затряс головой Мастер Синанджу, пряча руки в рукавах зеленого пиджака. – Ей нужны были только двое – Римо и Гордонс. Римо предал ее. Теперь она пойдет изливать свою скорбь на Гордонса. Бедное дитя! Что ей еще остается?

– Никуда она не пойдет, – хмуро заметил Римо. – Она понятия не имеет, где искать Гордонса. Как, кстати, и мы.

– Ничего подобного, – Чиун еще сильнее затряс головой. – У нее же есть это ваше электронное насекомое.

– Передатчик Гордонса? Откуда ты знаешь?!

– Она нашла его вон там и притворилась, будто это заноза. Неужели вы не заметили? Ведь все было ясно как день!

– Ты бы мог сказать нам об этом чуть раньше, папочка! А теперь придется искать еще и ее.

– Это тоже нам ни к чему. Я знаю, где Гордонс.

– Откуда? – спросили Римо и Смит в один голос.

– Да все ведь просто. Гордонс хочет, чтобы никто не смог больше иметь детей. А потому нам надо отправиться в то единственное место, где он может выполнить свою задачу с завидной легкостью.

– Куда же это? – поинтересовался Смит.

– В то единственное место, которое посещают и американцы, и не американцы. Или, по крайней мере, надеются посетить.

– Куда же? – спросил на этот раз Римо.

– Я не скажу вам. Я лучше покажу. А вас. Император Смит, нижайше прошу подготовить все для нашего путешествия.

– Да... но я бы хотел все же знать место назначения, – отозвался Смит.

– Все, что происходит между Гордонсом и Домом Синанджу, является тайной этого Дома, – раскланялся Чиун. – Но заверяю вас, что я и Римо с задачей справимся.

– В этом я не сомневаюсь, – ответил Смит. – Хорошо, я все подготовлю. Сообщите ваши пожелания, джентльмены.

В этот момент на столе Смита зазвонил телефон. Смит поднял трубку.

– Да, господин президент. Отнюдь, вы выбрали самое подходящее время. Я только что получил последнюю информацию о судьбе русского “челнока”.

Пауза.

– Нет, боюсь, что он... понес повреждения. Экипаж уже давно находится в распоряжении наших ВВС... только в самих ВВС еще об этом не знают. Я понимаю, что это звучит странно, сэр. Собственно говоря, все это дело очень и очень странное. Боюсь, мне придется довольно долго вам объяснять. О, как пожелаете. Итак... Кстати, вы сейчас сидите?

Глава 15

Карл Ласк был фанатиком секса. Он любил его во всем его непостижимом многообразии. В эпоху СПИДа, герпеса и других, менее экзотических болезней он безбоязненно пользовался услугами девиц, которых находил по объявлениям в компьютерной сети и в газетах. Задачу себе он поставил несложную: пока молод – переспать с возможно большим количеством женщин. Иной раз доходило до пяти в день. Метод его тоже был прост – не спать дважды с одной и той же женщиной. Он свято верил, что при этом шансы подцепить какую-нибудь неприятную хворь сводятся почти до нуля; при длительной связи они растут в геометрической прогрессии. Моногамия, по мнению Карла, была чем-то вроде “русской рулетки” с полностью заряженным револьвером.

Впрочем, кое-чего Карл Ласк все же опасался. А именно – интимных контактов с мужчинами, собаками и детьми. Однако фантазировать на эти темы он мог сколько угодно – для этого он собрал на бумаге и видеопленке гигантскую коллекцию порнографии.

Работал Карл грузчиком в денверском аэропорту. Должность, разумеется, нельзя было назвать блестящей, но у нее было несомненное преимущество – она позволяла списывать с ярлычков на чемоданах женские имена, телефоны и адреса. Это было даже интереснее, чем компьютерная сеть, и к тому же абсолютно бесплатно. Именно на работе, на утреннем рейсе, Карлу и встретился тот самый мусоровоз, который изменил всю его жизнь, и отношение к сексу в частности.

Едва Карл увидел его, он почувствовал – происходит что-то странное.

Во-первых, мусоровоз появился не со стороны аэропортовской помойки.

Во-вторых, его кабина была пуста.

Когда Карл увидел это, он рывком остановил тележки с багажом, которые толкал к самолету; несколько чемоданов упало, но Карл не заметил этого. Он был уверен, что мусоровоз сошел с тормоза, и хотел посмотреть, что из этого всего выйдет. Автомобильные аварии тоже всегда интересовали его.

Мусоровоз неожиданно свернул за угол, где находились ангары для частных самолетов. Карл уже предвкушал зрелище массового разрушения двухмоторных “команчей” и “локхидов”...

Однако, заглянув за тот же угол, он широко раскрыл глаза от удивления – мусоровоз непостижимым образом остановился.

Остановился за низеньким реактивным “лиром”, так что передний бампер касался его хвоста.

Глаза Карла раскрывались все шире – мусоровоз вставал на задние колеса, словно лошадь на дыбы! И в следующую секунду, словно бешеный слон, он обрушился всей тяжестью на маленькую авиетку, сплющив ее хвост и задрав нос прямо в безоблачное утреннее небо. И... начал конвульсивно дергаться. Вслед за ним забилась и авиетка, словно рыба, выброшенная на лед.

Аналогия была слишком очевидной, чтобы не произнести ее вслух.

– Они... они трахаются! – ахнул Карл.

Мозг Карла сразу заработал в привычном направлении. Сейчас его больше всего занимало то, чем грузовик – который явно выполнял мужскую роль – пользовался вместо мужского прибора. Подробности такого рода всегда интересовали его.

Пока он предавался подобным мыслям, слуха его достиг шум гидравлических насосов грузовика.

– Кончает, что ли? – недоумевал Карл.

И тут увидел, как откуда-то из-под мусоровоза выкатился круглый, идеальной формы алюминиевый шар. Карл видел его всего секунду, потому что в следующий миг алюминиевая обшивка самолета раздвинулась и поглотила этот странный образец механической спермы.

Мусоровоз, словно обессилев, завалился на бок, лениво поводя в воздухе колесами.

Авиетка, напротив, словно ожила, оторвалась от машины и вырулила на взлетную полосу.

Когда она проезжала мимо него, Карл увидел, что за штурвалом самолета тоже никого не было. Мало того – раздавленный грузовиком хвост принял прежнюю форму, словно Карлу все это померещилось.

Взревели двигатели, авиетка, пробежав по полосе, взмыла в высокое голубое небо.

Собрав все свое мужество. Карл Ласк приблизился к лежавшему неподвижно грузовику.

На водительском месте и вправду никого не было. От грузовика воняло помойкой, семейство тараканов выползло из-под крышки люка мусороподъемника и юркнуло назад, испуганное дневным светом.

– Умер, – сокрушенно вздохнул Карл.

Лишь секунду спустя до него дошел смысл сказанного. “Умер” – о старом мусоровозе?.. Прежде всего – мусоровозы не живут. Правда, они и не совокупляются с самолетами, но он только что был свидетелем этого.

Карл Ласк вернулся к своим тележкам с багажом, решив никому не рассказывать об увиденном. На выходе из багажного отделения он решил сжечь свои порнографические анналы. Без них, конечно, будет немного скучно, но все, что слишком – тоже нехорошо. И вообще выбор у него остался один – моногамия или полное воздержание. Что и говорить – не слишком веселая перспектива. Придется сыграть в орла и решку – как повезет.

* * *

Авиетка “Лир” без пилота приземлилась в калифорнийском аэропорту Бербанка и замерла в самом конце посадочной полосы.

Поскольку она не запрашивала посадки, шла неправильным курсом и не отзывалась на позывные службы аэропорта после недолгих переговоров с начальством решили однозначно – угон.

Были немедленно подняты подразделения безопасности. Начальник охраны капитан Энди Огден лично выехал на летное поле, чтобы руководить операцией. Машина подвезла его почти к самому самолету, капитан вышел и осторожно, шаг за шагом, начал приближаться к нему. Револьвер он решил не вынимать – это всегда воспринимается как сигнал к атаке, а капитан был обучен избегать конфликтных ситуаций всеми возможными способами.

Оказавшись почти у самого самолета, Огден неожиданно услышал внутри громкий металлический звук. На взрыв или выстрелы не похоже – значит, возможных пассажиров террористы не уничтожили.

Затем откуда-то из-под крыла появилась человеческая фигура. Человек двигался навстречу капитану – двигался спокойно, не торопясь, как будто только что вышел из парикмахерской. Оружия у него видно не было, поэтому Энди Огден снова не стал вынимать револьвер. Позже начальство могло расценить это как неверную реакцию, а Энди Огден не любил неверных реакций.

И поэтому, когда человек в странном серебристом костюме и с застывшим лицом подошел к нему и со словами “Привет. Со мной все в порядке” протянул руку. Энди Огден пожал эту руку с чувством невыразимого облегчения. А когда потрясенный капитан увидел, что лицо его визави заменяла мешанина проводов и схем, а глаза – куски полупрозрачной пластмассы, было уже поздно хвататься за револьвер – железные пальцы сжали его руку так, что с хрустом сломались кости, хлынула кровь из-под сорванных ногтей. Странной была последняя мысль капитана: для чего его собеседнику замочная скважина посередине груди?

Когда группа безопасности направилась к самолету, Энди Огден проехал мимо них на машине в обратном направлении, помахав им. Правда, на крыше машины появился откуда-то странный серебряный шарик. Все решили, что Огден поехал за подкреплением. Когда минуту спустя они обнаружили на полосе тело с содранной кожей, то, забыв об Огдене, сняли с предохранителей автоматы.

Рассредоточившись под крыльями авиетки, они стали ждать, когда люк откроется.

Люк не открылся. Они ждали, пока один из солдат не заметил странное отверстие в дальнем конце фюзеляжа. Продолговатое, футов шесть длиной, и имевшее форму человеческого тела – словно меловой контур, обведенный вокруг трупа на месте происшествия.

Через это странное отверстие группа безопасности проникла внутрь самолета. Покрытые плюшем пассажирские сиденья были пусты. В пилотской кабине царили разгром и хаос. Большей части панели управления просто не было. Кто-то выдрал с мясом даже блок двигателя с замочной скважиной для ключа. Оставили почему-то только встроенный в переборку кабины телевизор – он был включен и показывал детские мультики. Начальник группы безопасности выключил телевизор, и группа, выйдя из самолета, окружила лишенное кожи тело, лежавшее на земле.

– Интересно, кто это был? – пробурчал начальник. И тут его внимание привлекла полоска желтого металла, блестевшая на пальце правой руки покойника. Вокруг нее сохранились обрывки залитой кровью кожи.

Широко раскрытыми от ужаса глазами начальник группы безопасности обвел плотный строй своих людей.

– Что случилось, шеф? – забеспокоились стоявшие рядом.

– Ребята... Это кольцо... – Начальник группы с трудом сглотнул. – Это кольцо Энди!

– Вы уверены?

– Взгляните сами...

Стоявший рядом с ним сержант наклонился над трупом и увидел на кольце витую монограмму “Э.О.” Потрясенный, он сел на сырой бетон полосы, глядя на стоявших вокруг товарищей так же широко раскрытыми глазами.

– А... кого же мы видели в машине десять минут назад?!

– Вот и я ломаю голову над этим, – признался начальник группы безопасности.

Рассевшись кружком вокруг освежеванного трупа капитана Огдена, группа безопасности поклялась страшной клятвой – никому не говорить о том, что на пути к самолету они видели в машине человека, похожего на их бывшего начальника, но в действительности не являвшегося им. После чего каждый из них надрезал кинжалом мизинец. Скрепив клятву кровью, они несколько успокоились и принялись ждать.

Хотя никто из них толком не понимал, чего именно.

* * *

Анна Чутесова подогнала машину к зданию советского посольства в Нью-Йорке. Ехала она на предельной скорости – ей все время казалось, что если она затормозит хоть на секунду, это жуткое состояние снова настигнет ее.

В первый раз оно нашло на нее на шоссе недалеко от Нью-Рочелл. Резко свернув на обочину, она закрыла руками лицо и с полчаса горько рыдала, уткнувшись в колени и нервно вздрагивая.

Когда она наконец выпрямилась, цвет лица ее был ровным, глаза – сухими. Она снова была той самой Анной Чутесовой, которая поднялась от комсомольской активисточки до вершин власти в стенах Кремля.

Но она была влюблена. А человек, которого она любила, не только был агентом американской спецслужбы, главное – он не любил ее. Что было тяжелейшим оскорблением для женщины, которая впервые в жизни позволила себе роскошь выразить свои чувства мужчине.

Генеральный консул не удивился, увидев на пороге своего кабинета Анну Чутесову. Он уже получил информацию о ее прибытии в страну и, поскольку знал, естественно, об исчезновении “Юрия Гагарина”, предположил, что это прибытие как-то связано с поисками пропавшего “шаттла”.

– Приветствую вас, товарищ Чутесова. – Консул поднялся с кресла.

Вместо ответа Анна на глазах консула впилась зубами в подушечку среднего пальца своей левой руки. Затем, достав из кармана пластиковую коробочку, она стряхнула в нее с языка что-то, напоминавшее размером и формой маковое зерно, и протянула коробочку консулу.

– Вот. Это – коротковолновый микропередатчик. Если существует возможность засечь приемное устройство, с которым он связан, – немедленно сделайте это и доложите мне.

– Слушаюсь, товарищ Чутесова. Где я смогу найти вас?

– Внизу, в холле посольства. В баре.

* * *

Консул действительно нашел Анну в баре – она сидела у стойки, задумчиво глядя в бокал с прозрачной жидкостью. Анна Чутесова пила водку. Пьяной, правда, она не выглядела. Возможно, и не была. Но стоявшая перед ней полулитровая бутыль была пуста больше чем наполовину.

– Мы определили границы территории, на которой принимаются сигналы передатчика, – объявил консул.

– И где же она?

Анна сделала большой глоток из бокала. Консул только сейчас заметил, что в бокале нет льда.

– В Калифорнии. Недалеко от Лос-Анджелеса.

– И это все, что советская наука может предложить мне?

– Нет. Наша команда может определить точное местонахождение, если таково будет ваше желание, товарищ полковник.

– Товарищу полковнику нужно лишь оборудование, необходимое, чтобы точно определить место. Все остальное он – то есть она – сделает сам. Мужчине он... она такое ни за что не доверит. И вообще не поверит больше ни одному из мужчин.

– Так точно, товарищ Чутесова, – щелкнул каблуками консул. – Люди вам понадобятся?

– Они у меня вроде есть, если только у этих кретинов все же хватило ума проникнуть в страну под видом рабочих-сезонников. Но, боюсь, это оказалось им не по силам.

Одним глотком Анна Чутесова опустошила бокал, подумав при этом, что все мужчины – как неразбавленная водка: такие же бесцветные, прозрачные и горькие.

Глава 16

Ларри Леппер терпеть не мог роботов.

– Терпеть не могу роботов, – плевался он.

– Да это же не роботы, – нежно уговаривал его Билл Банана, глава знаменитой фирмы “Банана-Берри” – гиганта цветной мультипликации.

Обычно эту воркующую интонацию Билли использовал исключительно в переговорах с подружками – на работе голос, если ты глава крупнейшей в мире анимационной фирмы, должен скорее напоминать лай. Или еще лучше – выстрел. Иной раз необходимо убрать с дороги зарвавшегося конкурента или надоевшего неудачника.

Убрать Ларри Леппера не входило в планы Билла Бананы. Вот получить его в постоянное пользование – другой коленкор. Под его внешностью восторженного юнца скрывался талант величайшего в мире мультипликатора.

– Не буду я делать этих роботов, – настаивал Ларри. – Я их черт знает сколько понаделал, когда работал на “Эпике”. Всю здешнюю помойку можно ими заполнить. Нет, нет и нет.

– Но это же совсем другие роботы, – ворковал Билл Банана.

Откинувшись на спинку стула, он уперся руками о край письменного стола, вокруг которого стояли сделанные из папье-маше фигуры персонажей самых кассовых фильмов студии. Которые, сказать по правде, выглядели более живыми, чем хозяин этого шикарного офиса.

– Ты вроде только что сказал, что это вообще не роботы, – подозрительно покосился на него Ларри Леппер.

Билл Банана развел руками и умиротворяюще улыбнулся Лепперу. Его улыбка казалась даже шире разведенных в стороны рук. Для улыбки у Билли были все основания – если ты получаешь три миллиона в год и семьдесят восемь процентов мультиков, которые показывают по ящику, – продукция твоей студии, можно позволить себе изредка улыбнуться.

– Верно. Это вовсе не роботы.

– Роботы есть роботы, – упрямо возразил Ларри Леппер. – Можешь называть их гоботами, трансформерами или рободетьми, но все равно они останутся тем, чем были.

– Но “Рободетки” принесли нам кругленьких полмиллиона в прошлом году, – напомнил Билл Банана, перемещая сигару толщиной с орудийный ствол из одного угла рта в другой.

– Это из-за того, что ты подсуетился с игрушками.

– Это в любом случае нужно было сделать. Таков бизнес в наши дни, милый мой. И напрасно ты катишь бочку на “Рободеток”. Это шедевр, что там ни говори. Классная все-таки пришла мне идея! Дети, превращающиеся в роботов, – такого еще не было ни у кого. Были грузовики, которые превращались в роботов, реактивные самолеты, ракеты... Даже роботы, которые превращались в других роботов. Но “Рободетки”! Это наше открытие.

– С роботами я больше возиться не буду, – упорно гнул свое Ларри Леппёр. – Тошнит меня от них. Зато вот, – он достал из кейса пачку листов. – Моя новая идея – можешь ознакомиться.

Билл Банана с некоторой опаской принял из рук Ларри покрытые яркими картинками листы. Когда же он начал просматривать их, морщины собрались на его лбу в подобие географической карты, а с сигары падали через равные промежутки времени столбики пепла, на которые Билл Банана не обращал никакого внимания.

Наконец он поднял на Ларри полный недоумения взгляд.

– “Молниеносный медведь”? И на это, думаешь, клюнут?

– Через пару месяцев на роботов не захочет никто смотреть, – принялся уверять его Ларри. – Так что если мы вовремя сориентируемся, то сможем...

– Ни черта мы не сможем, – Билл Банана бросил листы на стол. – Игрушку под названием “Молниеносный медведь” купит только помешанный. Он и на бумаге-то похож на скисшие сливки. Хотя... если подработать его чуть-чуть... Прежде всего – поменять название. “Медведь-мутант”, по-моему, звучит лучше. В лапу ему сунешь “изю”... или как там его...

– “Узи”, – поправил Ларри.

– А мы назовем эту хреновину “изи”. Тогда сможем продавать эту тарахтелку отдельной игрушкой и заявим на нее авторские права.

– И заодно на моего медведя? Вот уж нет, – покачал головой Ларри, забирая со стола листки, на верхнем из которых сигарный пепел уже почти прожег аккуратное отверстие. – Спасибо, нет.

– Тогда поговорим лучше о нашем фильме.

Билл Банана был искренне рад, что история с “Медведем” хотя бы временно, но закончилась.

Ларри Леппер озабоченно потер блестящий розовый лоб. Было ему едва за тридцать, но количество волос на его голове скорее приличествовало более пожилому человеку. Однако розовый, гладкий, без морщин лоб придавал ему вид умного старшеклассника, и в целом Ларри не выглядел даже на свои годы.

– О’кей, – кивнул он. – Только никаких роботов.

– Никаких. Мы их назовем “паукоиды”. Это никакие не роботы, поверь мне. Такие здоровенные пауки – только могут превращаться в андроидов. А андроид – это... ну... такой робот, который выглядит, как живой человек. Мне про них рассказывал мой парикмахер.

– Потрясающая идея, – заметил Ларри язвительно.

– Я знал, что тебе понравится! – Билл Банана снова расплылся в широкой улыбке. – Я сразу понял, что именно Ларри Леппер сможет оценить всю колоссальную мощь моего проекта! Эскизы когда сможешь сделать? Сто процентов прибавки на ближайшие полгода. Идет?

Холодно взглянув на босса, Ларри Леппер упрятал “Молниеносного медведя” обратно в кейс.

– Эскизы сделаю, – он обреченно кивнул, – но на мультипликацию ищи кого-то другого.

– Договорились, – перегнувшись через стол, Билл Банана протянул Ларри руку.

В принципе это не совсем его устраивало – придется искать кого-то еще, платить ему какие-то деньги, но, в общем, эти проблемы можно было решить. Только стопроцентную прибавку он теперь Лепперу платить, конечно, не станет. Этот малохольный придурок все равно не заметит разницы.

– Когда тебе нужны эскизы? – устало спросил Ларри Леппер.

– В понедельник утром. К девяти уже придут спонсоры.

– Но сегодня же пятница. Прикажешь работать весь уик-энд?

– Можешь работать прямо здесь. Дам тебе студию, три раза в день – еда, хочешь – пришлю девочку, или мальчика, или обоих сразу. Своим людям я ни в чем не отказываю. Идет?

– Ты просто оставь меня на два дня в покое, а я посмотрю, что могу сделать на этот предмет, – покачал головой Ларри Леппер, который чувствовал, что от этих проклятых роботов ему теперь не отвязаться до конца жизни.

* * *

К вечеру в воскресенье вся комнатушка Ларри Леппера была увешана рисунками с изображением жутких тварей, которые, как явствовали подписи на полях, и были паукоидами. Прыгающих, ползущих, дерущихся – в самых разнообразных позах. Злых, благородных, даже глупых – последних Ларри создал ради комического эффекта. Выглядели они неплохо – конечно, если вам нравятся пауки.

Проблема была в другом – Ларри никак не мог решить, как же эти монстры будут превращаться в андроидов. Придумать робота, который превращается в ракету или грузовик, было куда легче. А у этих уродов по восемь ног. Четыре еще можно как-то утилизировать, но куда девать остальные? Если оставить – андроид будет сильно напоминать паука. Если убрать – то совсем не будет. А решать нужно быстрее – если проект запустится, эскизы сразу передадут компаниям, производящим игрушки, чтобы они выбросили монстров в продажу за неделю до телепремьеры первой серии. Ах ты, черт!

Обреченно вздохнув, Ларри сунул перо в чернильницу. В ящике его стола лежали эскизы, по крайней мере, десятка персонажей, которые, запусти он их лет двадцать назад, сделали бы его знаменитым на всю Америку. Но двадцать лет назад он всерьез мультипликацией не занимался. А был подростком, который мечтал зарабатывать на жизнь мультиками и, может быть, открыть со временем свою студию, как его идол, Уолт Дисней. Он никому не говорил этого, но больше всего ему хотелось управлять своим собственным “Диснейлендом”. Даже больше, чем рисовать мультики. Это – настоящие деньги. А мультики – лишь ступенька на пути к великой мечте.

За своей мечтой Ларри последовал в Голливуд, к великому огорчению его папаши, рассчитывавшего, что Ларри со временем займет его место в семейном магазине. Работал Ларри хорошо. И что еще более важно – быстро. Так что постоянное место он подыскал себе без особых хлопот.

Бесконечные эскизы роботов, которые должны были превращаться то в автомобили, то в мотоциклы, то в летающие тарелки, – вот это по-настоящему изматывало его. Ни в одном сценарии не было ни единого человеческого персонажа. Если уж их не устраивают его “Молниеносные медведи” или “Беличьи феи”, могли бы хотя бы для разнообразия поручить ему создать персонаж из плоти. Но где там!

Вместо этого он уже битый час старался придумать, как сделать андроида из гигантского паука с восемью лазерными глазами и четырьмя парами стальных суставчатых ног. Нет, не получается. Лучше он попытается пока придумать им имена. Но это почему-то тоже не выходило.

– Есть какой-нибудь синоним для пауков? – в отчаянии простонал он, глядя в стену.

– Арахноиды, – ответил ему металлический голос со стороны входной двери. – Это научный термин.

Резко обернувшись, Ларри Леппер увидел человеческую фигуру, занимавшую весь дверной проем. Массивное тело гостя облегал зеленоватый костюм, черты лица скрывались за солнечными очками. Ворот рубашки был расстегнут, но вместо обычного кустика волос Ларри увидел на груди незнакомца что-то блестящее. Может быть, медальон, подумалось ему, хотя нет, слишком велик для этого. Волосы пришельца имели песочный оттенок, а улыбка почему-то напомнила Ларри затвор фотокамеры. Зубы – слишком безупречные, чтобы быть настоящими, даже по голливудским стандартам.

– Привет, – кивнул Ларри Леппер, уверенный, что перед ним – один из ассистентов продюсера, присланный узнать, как идет работа.

– Привет. Со мной все в порядке, – незваный гость шагнул в комнату. Передвигался он странно – как будто у него немели суставы или его мучил застарелый артрит.

– Вы ко мне? – сухо осведомился Ларри. Может, наширялся, подумал он про себя. На игле сидит точно уже полгорода.

– Я хотел бы поговорить с “Командным роботом”, – вежливо ответил пришелец.

Поднявшись со стула, Ларри почувствовал, как заныла спина. Он, не разгибаясь, сидел за своим столом со вчерашнего вечера.

– Э-э... видите ли, его здесь нет, – ответил он осторожно.

Явно сумасшедший, может, опасный. На всякий случай он сунул в карман массивную ручку с острым стальным пером.

– Тогда с “Лейтенантом Киборгом”, – настаивал незнакомец.

Ветерок, ворвавшийся в окно, обдал Ларри Леппера странным запахом. Разумеется, на Родео-Драйв можно было купить любые духи – с гаммой ароматов от спелого авокадо до запаха старых банкнот. Но от незнакомца пахло... да, самолетом. Или, может, такой запах должен быть в космическом корабле.

– Его тоже нет, – ответил Ларри. – Думаю, вам лучше спросить у охранника.

– Он и так уже очень мне помог. Указал мне на это здание. Но кроме вас в нем больше никого нет.

– Вот этого ему на самом деле не следовало бы делать. По воскресеньям обычно мы не работаем, – заметил Ларри Леппер, бочком подбираясь к выходу.

– Он и не хотел. Но я сломал ему руку в трех местах, и он решил изменить свое ко мне отношение. Меня всегда интересовало, почему стремление к сотрудничеству можно вызвать у машин из мяса только при помощи физического воздействия.

– Машин из мяса? – переспросил Ларри. И тут же понял, что странный тип стоит уже прямо перед ним.

– Homo sapiens, – кивнул тот, сдавив запястье правой руки Ларри.

Скривившись от боли, Ларри с силой ткнул его ручкой в живот. Раз, другой... На третий ручка с треском сломалась. Ларри взглянул незнакомцу в лицо – улыбка застыла на его губах, словно приклеенная. Глаз не было видно за стеклами темных очков.

– Что, – простонал он, – что вам нужно от меня?

– Я уже сказал вам. Я хочу поговорить с “Командным роботом” или “Лейтенантом Киборгом”. Я видел их по телевидению как раз вчера – в сериале “Властелины камня”. Мне нужна их помощь, чтобы победить двух моих злейших врагов. Я потерял своего учителя – специалиста по выживанию, – и мне нужен союзник.

– Но... это же невозможно, – выдавил Ларри.

– Почему?

– Потому что их не существует в действительности.

– Не понимаю. Я сам видел их вчера, на экране телевизора.

– Это просто рисунки. В реальной жизни их нет!

– Судя по вашему пульсу, вы говорите правду. Но я все равно не мог уловить смысл ваших слов.

– Тогда я... я покажу вам, – выдохнул Ларри Леппер, чувствуя, что кости его запястья уже не выдерживают.

Ларри почувствовал, как его слегка приподняли над полом.

– Покажите, – металлический голос был лишен всякого выражения.

– Это в соседней комнате.

В соседней комнате Ларри указал пришельцу на ацетатные пленки с эскизами к “Рободеткам”, развешанные на стене.

– Вот, – сказал он. – “Командный робот” и все остальные на самом деле придуманы нами, художниками.

– Но они выглядят как живые, – пришелец снял один из эскизов со стены.

– Вы, должно быть, шутите.

– Ничуть. Это – настоящий “Командный робот”.

– Ну, возможно, вам видней, – пожав плечами, Ларри взял пачку пленок с рабочего стола. – Вот, видите. Фигура “Командного робота” на каждой пленке в другой позе. Мы снимаем это последовательно на кинопленку, потом прогоняем – получается, что “Командный робот” движется. Потом накладываем все это на нарисованный же пейзаж. Это – оптическая иллюзия. Мультипликация – так мы ее называем.

Некоторое время пришелец изучал пленки. Затем с невероятной быстротой он разложил их по порядку – одно движение за другим. Сложив их стопкой, он перелистнул ее у лампы, словно колоду карт. “Робот” на пленках начал двигаться.

– Ну вот, видите? – просиял Ларри.

– Но он же не разговаривает, – не согласился жестяной голос.

– Потому что не может. За них говорят актеры. А это – всего лишь изображения.

– Значит, поэтому у “Командного робота” и ведущего, который объявляет программу, одинаковые параметры голоса, да?

– Да, его озвучивает тот же ведущий. Это входит в его контракт. Но какой же у вас должен быть слух, если вы сумели распознать это?!

– А для чего это все?

Ларри пожал плечами.

– Чтобы зарабатывать деньги. Чтобы развлекать как-то наших детей. Но в основном – чтобы продавать кассеты и игрушки и получать от этого баснословные прибыли.

– Вы тоже хотите этим заняться?

– Нет, только хочу скопить достаточно, чтобы завести собственное дело. Вот и все. Только ради этого я и теряю на это время.

– Кажется, начинаю понимать, – кивнул нежданный гость, бросив пленки на пол. – Это все... как это говорят... понарошку. Да, это объясняет еще одно удивившее меня обстоятельство.

– Какое?

– Почему “Командный робот” и его команда выставляют свои стратегические планы на всеобщее обозрение.

– Не могу понять, почему это вас так беспокоит, приятель. Но рад, что удалось чем-то помочь вам.

Гость долго в молчании стоял посредине комнаты.

– С вами все в порядке? – обеспокоенно спросил Леппер.

– Вдвоем с “Роботом” мы составили бы классную команду, – глухо произнес гость.

Его квадратные плечи словно опали, подбородок уперся в лишенную волос грудь.

– Да, у вас с ним есть что-то общее, – согласился Ларри. – Это любой заметит.

Фигура пришельца загораживала путь к отступлению; Ларри понял, что нужно отвлечь его. Если ему удастся сделать это, может, он еще выживет...

– Вы первый, кто понял, – отозвался гость глухим голосом.

– Я вообще много чего знаю про роботов, – произнес Ларри сочувственно. – Я давно занимаюсь ими.

– Я не робот. Я – андроид, машина для выживания. Меня зовут мистер Гордонс.

– Рад познакомиться, мистер Гордонс, – кивнул Ларри. – Простите, что ввел вас в заблуждение. Нужно написать письмо на студию, чтобы сняли этот сериал с эфира.

Шаг за шагом Ларри подбирался к двери. Шагнув, Гордонс загородил дверной проем.

Ларри со вздохом прислонился к стене.

– Я благодарен вам за ваше сочувствие, – раздался металлический голос. – Хотя я – машина, я обладаю способностью испытывать некоторые эмоции. Я также могу превратиться в любой предмет, находящийся в поле моего зрения. Для этого мне необходим контакт с ним.

– О да, это удобно, мистер Гордонс, весьма удобно. И зрителям, я знаю, это тоже очень нравится. Я создал много роботов, которые могли делать это. Эти роботы...

– Я уже сказал вам, что я не робот. Я – андроид, машина для выживания. Меня зовут мистер Гордонс.

– Да, да, я помню. Я понял вас. Робот – это так, метафора. Фигура речи. Не обижайтесь, пожалуйста.

– Не беспокойтесь. Хотите, я превращусь на ваших глазах в любой предмет?

– О, я бы с удовольствием, правда... но мне нужно закончить работу над паукоидами.

– Кто это?

– Персонажи нового мультфильма. Это пауки, которые могут превращаться в андроидов.

– То есть вы хотите, чтобы я превратился в паука?

– Нет, нет, – поспешно замотал головой Ларри, которого такая перспектива бросила в дрожь. – Терпеть не могу пауков – признаюсь вам честно. Один как-то заполз мне в штанину, так я...

– Я могу превратиться в очень большого паука и обещаю не заползать вам в штанину, если вам этого не хочется.

– Нет, нет, благодарю вас. А теперь... вы позволите мне вернуться за стол?

– Я посмотрю, как вы работаете, – кивнул мистер Гордонс. – Может быть, мне удастся узнать что-нибудь полезное для себя.

– Располагайтесь, – кивнул Ларри Леппер, усаживаясь за стол в соседней комнате.

Склонившись над листами, он притворился, что напряженно работает. Может, психу надоест это, и он уйдет. Мистер Гордонс молча наблюдал за ним. У Ларри от этого мурашки ползли по спине, но предпринимать что-либо он боялся – вдруг тот опять...

За пять минут на листе не появилось ни одной линии. Это обстоятельство, очевидно, обеспокоило гостя.

– Почему же вы не работаете?

– Не могу придумать имени для этого вот... персонажа.

Мистер Гордонс некоторое время изучал эскиз и поле, оставленное для подписи.

– Я также обладаю творческими способностями. Я приобрел их недавно. Предлагаю испытать их.

– Конечно, конечно, – закивал Ларри, который был уже согласен на все, лишь бы поскорей от него избавиться. – Валяйте, дружище. А я перекушу что-нибудь.

– Подождите. Мне не понадобится много времени.

– Мне, например, понадобился почти весь уик-энд.

За тридцать секунд мистер Гордонс вывел на полях целый столбец имен. Писал он пальцем правой руки, в котором откуда-то оказался карандашный грифель. Ларри собрался было предложить ему ластик, но передумал. У него возникло ощущение, что этот Гордонс все делал наверняка.

Через несколько минут Гордонс вручил Ларри стопку эскизов с подписями. Ларри перелистывал их, и глаза его раскрывались от изумления все шире и шире.

– “Крюконог”, “Паутинка”, “Спайдеретта”, – читал он вслух. – Да каждое из этих имен можно продать как отдельную торговую марку! У меня просто нет слов...

– Благодарю вас. Я также взял на себя смелость подправить некоторые из ваших эскизов, чтобы они стали более... технологичными.

– О, большое спасибо; хотя мы обычно не утруждаем этим себя. Слава Богу, есть аниматоры – пусть болит голова у них. Но все равно – спасибо.

– Могу я быть вам полезен чем-то еще?

– Скажите... а не могли бы вы превратить моих пауков в андроидов? У меня с этим самая большая сложность...

– Вы – мой друг, и я для вас это сделаю, – ответил мистер Гордонс.

Через десять минут на чистых листах бумаги появились контуры человеческих тел, в которых тем не менее нетрудно было узнать пауков, порожденных воображением Ларри Леппера.

Ларри был вне себя от удивления. Этот мистер Гордонс не позаботился даже взглянуть на его эскизы. Но то, что он сделал, превосходило все ожидания. Этих роботов можно было немедленно запускать в производство. На полях Гордонс даже рассчитал технологию выпуска. Ларри не был специалистом, но даже при беглом взгляде она выглядела в два раза экономичнее.

– Похоже, вы действительно андроид! – промолвил Ларри Леппер, восхищенно глядя на Гордонса.

– Если бы вы знали меня чуть дольше, то не сомневались бы в этом, – ответил тот. – Я никогда не лгу.

– И вы правда можете превращаться во что угодно, как наши “Рободетки”? Действительно?

– Действительно, – кивнул Гордонс. – Хотите, продемонстрирую?

– Нет, нет! То есть да... – Возможно, мысли неслись в голове Ларри Леппера со скоростью взбесившихся лошадей, этому психу – или, может, правда машине – он, Ларри Леппер, чем-то понравился.

– Тогда решайте. Дело в том, что меня окружают враги, а теперь, когда я вижу, что не могу рассчитывать на сотрудничество “Командного робота”, мне необходимо принять новый облик, чтобы они не смогли обнаружить меня.

– Вы можете превратиться во что угодно?

– Да. Мне необходимо только сырье, которое я ассимилирую.

Ларри Леппер задумчиво смотрел на мистера Гордонса.

– Вы ведь говорили, что я – ваш друг?

– Вы – мой друг, конечно.

– И вы можете превратиться во что угодно?

– Об этом я уже сказал вам.

– Во что я попрошу?

– Разумеется.

– А если я попрошу вас превратиться во что-нибудь очень, очень большое?

– Тогда мне нужно будет что-то очень, очень большое, чтобы растворить его.

– Внизу стоит моя машина, – в голову Ларри Лепперу пришла мысль, что о его неприязни к роботам, пожалуй, стоит забыть – хотя бы на время. – Едем. Я покажу вам.

Глава 17

В международном аэропорту Лос-Анджелеса к стойке проката автомашин Чиун подошел с таким видом, будто был, по меньшей мере, наследником престола в изгнании.

– Вести буду я, – предупредил Римо, когда клерк за стойкой с поклоном вернул Чиуну его кредитную карточку.

– Ничего подобного, – непреклонно заявил Мастер Синанджу.

– Но ты же совсем не знаешь здешние дороги, папочка, – настаивал Римо. – Мы доберемся быстрее, если я сяду за руль.

– Зато ты не знаешь, куда мы едем, – с торжеством изрек Чиун. – Так что за руль сяду я.

К стоянке оба шли в полном молчании. Чиун, с тех пор как соизволил информировать Римо о том, что ему известно местонахождение мистера Гордонса, вообще не сказал ни слова. Только попросил Смита заказать билеты на рейс до Лос-Анджелеса и отправился к себе переодеваться. Спустя полчаса он предстал перед Римо в вышитом кимоно, которое, по самым скромным прикидкам, весило фунтов двадцать, никак не меньше. Мастер Синанджу объяснил, однако, что выяснение отношений между Домом Синанджу и Гордонсом является делом чести, а потому требует церемониального облачения. Поэтому он и надел это кимоно, а вовсе не из желания принизить дивные американские одеяния, как мог со свойственным ему злонравием подумать Римо. После чего спросил, не хочет ли и сам он облачиться во что-нибудь более подобающее. Подумав, Римо сменил носки.

Когда они были уже у самой машины, Римо, неожиданно рванувшись вперед, в мгновение ока оказался на водительском месте и, вцепившись в руль обеими руками, закрыл глаза.

– Все равно машину ты не поведешь, – проскрипел над его ухом Мастер Синанджу. – Я получил этот дивный экипаж с помощью моей магической карточки. Значит, это моя машина.

– У меня есть точно такая же карточка, Чиун.

– Нет, не такая же. Моя – из чистого золота, и сквалыги-купцы, когда видят ее, даже не берут с меня денег.

Римо, который уже раз двадцать пытался объяснить своему учителю принцип действия кредитной карточки, счел за лучшее промолчать.

– И если ты сейчас же не отпустишь руль, – продолжал Чиун, – я велю, чтобы тебя забрала полиция. – Высунувшись из окна, он принялся демонстративно озираться по сторонам.

– Давай сделаем вот как, папочка, – подал голос Римо. – Я поведу машину сейчас, чтобы разведать дорогу, а ты повезешь нас обратно. А?

– Я должен вести машину и туда и обратно, – упрямо затряс головой Чиун. – Путь туда и обратно не всегда одинаковый.

– Да ведь если я поведу, дорогу все равно будешь показывать ты! Анна говорила мне, что ты классный водитель. А в этот раз будешь классным штурманом.

– Она правда сказала так? – заинтересовался Чиун.

– Разумеется, – соврал Римо.

– Тогда я беру обратно все оскорбления, которые позволял в ее адрес. – Чиун покаянно сложил руки на груди.

– Куда же ехать? – спросил Римо, когда Чиун устроился поудобнее на пассажирском сиденье.

– Я не скажу тебе. Это мой сюрприз.

– А как же мы тогда туда доберемся?

– Дай мне карту, и я буду постепенно говорить тебе.

– О, Боже милостивый, – вздохнул Римо, доставая из бардачка сложенную автомобильную карту. – Держи.

Развернув карту и почти закрыв ею ветровое стекло, Мастер Синанджу несколько минут изучал дорожные хитросплетения, водя по бумаге неимоверной длины ногтем.

Римо вначале пытался подглядеть, но Чиун немедленно повернулся к нему спиной и в таком положении продолжал разглядывать карту.

Римо сложил на груди руки и засвистел.

Через некоторое время Чиун изрек:

– Сначала нужно выехать со стоянки.

– А теперь куда? – спросил Римо, когда машина выехала из ворот паркинга.

– Налево.

– А не можешь назвать мне хотя бы какую-то... мм... цель? Так мне будет легче вести машину, – пояснил Римо.

– Ладно уж, – сдался Чиун. – Сейчас мы направляемся к Инглвуду.

Дорога в Инглвуд вдоль Манчестер-авеню заняла минут десять.

– А дальше?

– К югу по той же трассе.

Повиновавшись, Римо свернул на Файрстоун-авеню, с которой выехал на Санта-Анна-фривэй. Было всего десять часов утра, но пробок уже более чем достаточно.

– Не знаю, кто внушил тебе, что ты ездишь быстрее, – заметил Чиун на очередном светофоре. – Большую часть времени мы стоим.

По-прежнему не расположенный спорить, Римо предпочел сменить тему.

– А что именно сказал тебе Смит, когда вручал золотую карту?

– Он сказал, что я несу за нее ответственность.

– Ответственность? Он именно так сказал?

– Именно так. А почему ты спрашиваешь?

– Да так просто, – пожал плечами Римо. – Слушай, а странных писем ты в последнее время не получал?

– Получал. Всякую ерунду. Я выбрасывал ее не читая.

– Понятно. – Римо кивнул.

– А об этом почему ты спрашиваешь?

– Да так просто. Время убить.

Чем дальше они продвигались к югу, тем плотнее становилось движение. На подъезде к Энхейму скорость снизилась буквально до сантиметров.

– Вон тот съезд, – указал Чиун, когда до съезда осталось несколько метров.

Римо резко вывернул руль вправо – раздался отчаянный визг шин.

– В следующий раз предупреждай немного пораньше.

– Мы почти что приехали.

– И где же мы? – Но едва Римо успел произнести эту фразу, он уже понял где и нажал на педаль тормоза.

– Только не это! – выдохнул он, глядя на натянутый над дорогой транспарант с огромными разноцветными буквами:

ДИСНЕЙЛЕНД

– Это, это, – радостно закивал Чиун. И гордо выпрямился.

Не говоря ни слова, Римо завел машину на стоянку у входа в парк.

– Но не станешь же ты спорить, что это именно то место, которое Гордонс должен был выбрать для осуществления своей цели.

– Не стану.

Тяжело вздохнув, Римо прикинул в уме, сколько народа проходит каждый день через ворота парка. Он где-то читал, что со дня его основания в Диснейленде побывали около трех миллионов человек. Значит, в год – тысячи и тысячи. И каждый из них – потенциальная жертва стерилизации.

Когда Римо подошел к одной из будочек у входа, девушка-билетерша едва не заключила его в объятия.

– Кристи, – закричала она, – к нам пришел посетитель!

– А что тут такого? – искренне изумился Римо. – У вас же каждый день бывают сотни посетителей.

– Посмотрите вокруг. Где вы видите эти сотни? Римо огляделся. И с удивлением понял, что единственным живым существом на площадке, кроме них с Чиуном и девушки-билетерши, была ее хорошенькая напарница, поглядывавшая на них из соседней будки. На стоянке – этого Римо не заметил сразу – их машина тоже была единственной. За оградой взбирался на эстакаду поезд знаменитой монорельсовой дороги “Диснейрейл”. В вагончиках не было видно ни одного пассажира.

– А где же они? – ошеломленно протянул Римо.

– К нам никто не ходит, – сокрушенно призналась девушка, – с тех пор, как открылись те, другие. С того самого дня.

– Какие “другие”?

– Стейси, – завизжала напарница, – не говори, не говори им!

– Нет уж, – потребовал Римо. – Теперь говорите.

– Новый парк аттракционов, – вздохнула девушка. – В Санта-Анне. Называется “Ларриленд”. Его построили чуть ли не за одну ночь, и с тех пор все валом валят туда. А здесь – сами видите.

– Велика важность. Когда новый надоест, все вернутся сюда.

– Не надоест. В “Ларриленде” все бесплатно.

– Бесплатно? – навострил уши Чиун, который стоял все это время у ограды, тщетно высматривая живого Микки-Мауса.

– Да, бесплатно. И он вдвое больше, чем наш парк... Пожалуйста, за два взрослых – тринадцать долларов, – напомнила она, протягивая Римо билеты.

Не обратив на это внимания, Римо повернулся к Чиуну.

– На этот раз ты явно ошибся, папочка.

– Не так уж сильно. – Чиун махнул рукой. – Но думаю, нам следует познакомиться с “Ларрилендом”. Но сначала, разумеется, – “Фронтирленд”. Я мечтал посетить его всю свою жизнь!

– “Фронтирленд” разобрали несколько лет назад, папочка.

– Нет! – Чиун схватился за сердце.

– Увы и ах.

Кинувшись к кассе, Чиун с надеждой заглянул в глаза молоденькой билетерши.

– Ужели “Фронтирленд” и вправду канул в небытие?

– Он... его давно разобрали, мистер.

– А у вас могу я купить эту дивную шапку из меха с длинным хвостом?

– А, шапка Дэви Крокетта... боюсь, они есть только у коллекционеров. Их давно уже не делают и не продают. Чиун резко повернулся к Римо.

– Ты должен был раньше привезти меня сюда, – проронил он с укором и направился к стоянке, где был запаркован их автомобиль.

– Так ты же сам сюда захотел! – крикнул Римо ему вдогонку. И тут же сообразил, что теперь Мастеру Синанджу остается только один способ обрести утешение. Вздрогнув, он помчался к машине, молясь в душе, чтобы ему удалось опередить старика.

– В парк, значит, вы не пойдете? – растерянно произнесла молоденькая билетерша.

Но перед кассой уже никого не было.

* * *

Всю свою жизнь полковник Ришат Кирлов мечтал побывать в Соединенных Штатах. Но что ему придется пересекать американскую границу на четвереньках, ведя за собой ползущих за ним солдат, – такое ему и в кошмарном сне не могло привидеться.

В свои тридцать семь полковник Кирлов был плечистым черноволосым гигантом, чья смуглая кожа выдавала татарскую кровь. На американца он был мало похож, но вполне сошел бы за мексиканского крестьянина. А потому и был назначен руководителем этой группы.

Мексиканцы, правда, признавать его за своего отказывались. Поэтому Кирлов и его люди – в основном уроженцы среднеазиатских республик – держались на почтительном расстоянии от настоящих сезонников. Одежда мексиканских крестьян, выданная им в советском посольстве в Мехико, выглядела на Кирлове и его людях не слишком убедительно, хотя они и вываляли ее в пыли на заднем дворе посольства. Однако она помогла им выполнить первую часть задания – добраться до городка Соноита, откуда автобус, перевозивший нелегальных сезонных рабочих, вывез их к границе с Соединенными Штатами.

В посольстве им сообщили, что охрана границы не слишком плотная. Хотя официально американское правительство неодобрительно относилось к притоку из Мексики нелегальной рабочей силы, в пору уборки урожая на сезонников даже рассчитывали. Потому пересечь границу не составило большого труда.

При всем при этом полковник Кирлов не привык полагаться на удачу. Поэтому непосредственно перед выходом к границе он обучил своих людей передвигаться на цыпочках и кончиках пальцев. Оставленные отпечатки через пятнадцать минут нельзя было отличить от петель следов степного кролика. Так что американские пограничники в любом случае найдут их не скоро.

Таким “кроличьим” способом они миновали около трех миль; степной ветер обжигал пальцы их рук и босых ног, песок забивался под ногти. Но когда спустя час полковник Кирлов отдал приказ разогнуться, они стояли уже на американской земле.

Следующим пунктом задания был захват на шоссе грузового фургона. На это им не понадобилось и пяти минут – когда Кирлов в надвинутом на лоб сомбреро остановил машину, его люди неожиданно выскочили из засады в кювете. В фургоне оказалась лишь средних лет семейная пара с собакой; их убили голыми руками – по инструкции, люди Кирлова не имели оружия. Трупы супругов зарыли у дороги, неглубоко; мяса собаки поделили на всех, кости закопали рядом в кювете.

Оставалась последняя часть задания – добраться до городка Вайа-Чин, недалеко от индейской резервации, и ждать там связного.

При виде фургона Анна Чутесова, прибывшая в Вайа-Чин два дня спустя, присвистнула и одобрительно взглянула на Кирлова.

– А вы не такой дурак, каким кажетесь, полковник Кирлов. Этот катафалк может нам понадобиться.

Полковник спецназа Ришат Кирлов не привык, чтобы женщины разговаривали с ним в таком тоне. Тем более – агенты презираемого им КГБ. Он набрал воздуха, готовясь выразить свой протест во всю силу своих командирских легких.

Его попытка была прервана звонкой пощечиной, которую Анна отвесила, не размахиваясь, левой рукой. Не удостоив ошеломленного полковника даже взглядом, она обернулась к его людям, вытянувшимся по стойке “смирно” возле колючих зарослей.

– Я привезла вам одежду американских туристов, – объявила она, ткнув ногой стоявший возле нее объемистый чемодан. – Быстро разобрать комплекты и переодеться. А я пока погружу оборудование.

Полковнику Кирлову досталась гавайская рубаха и короткие штаны со странным названием “бермуды”. Напялив это странное облачение, он почувствовал себя окончательным идиотом. Кинув взгляд на своих людей, молча сгрудившихся поодаль, он понял, что именно так он и выглядит.

На протяжении всего пути к загадочной местности, которую Анна Чутесова именовала Калифорнией, полковник Кирлов сидел в кузове фургона, наблюдая, как гэбэшница возится со странным пищащим ящичком, прикрепленным к ее запястью. Иногда она вытягивала из него тоненькую антенну. Когда сигнал пропадал – фургон на несколько минут останавливался. Вновь раздавался писк – и водитель послушно запускал двигатель. Кирлов понял, что они следуют за каким-то сигналом. Гадать, что это за сигнал, кому и откуда, он не стал.

После нескольких часов подобных блужданий фургон выехал на обочину широченного шоссе, запруженного машинами насколько хватало глаз – до самого горизонта.

Анна Чутесова выпрыгнула из фургона.

– Дальше мы не сможем проехать. Оставшуюся часть пути придется идти пешком. По двое. Оружие – в багажнике фургона.

На багажник люди Кирлова набросились, словно изголодавшиеся псы. Пребывание на вражеской территории без оружия казалось им слишком долгим. Холод металла под пальцами снова заставит их почувствовать себя людьми.

Вытащив из багажника “узи” со складным прикладом, Кирлов в недоумении уставился на него. Подняв глаза, он заметил, что все его люди тоже вооружены этими куцыми автоматиками.

– Не было, что ли, “Калашниковых”? – недовольно пробурчал полковник.

– “Узи” – прекрасное оружие для ближнего боя. Главное достоинство – компактность, кучность на уровне лучших образцов, – отчеканила Анна, глядя в сторону. – Попробуйте-ка спрятать АКМ под вашей рубахой, полковник. Разбейте людей на пары, раздайте боеприпасы. Дальнейшие инструкции я дам сама.

– Какова наша цель? – спросил полковник. Анна молча указала куда-то за горизонт. И тут полковник Кирлов увидел. Вернее, вначале он подумал, что это мираж. Вдали, освещенные солнцем, тянулись к небу башни воздушных замков. Медленно поворачивалось огромное колесо. Словно стрекозы, сновали легкие разноцветные вертолеты.

Полковник Ришат Кирлов понимающе кивнул. Очевидно, крупная военная база. Скорее всего космический комплекс – краем уха Кирлов слышал об исчезновении “Юрия Гагарина”.

Он попробовал прочесть огромную вывеску, изгибавшуюся, словно радуга, над входом. Но смог перевести только последнюю часть.

– А что такое “Ларри”? – спросил он у одного из своих людей, который, как он помнил, когда-то учил английский.

– Не могу знать, товарищ Кирлов.

– Судя по всему, мы направляемся вон на тот объект, – шепотом поделился Кирлов с подчиненными. – Насколько я понимаю, это американская космическая база. Кто-нибудь может сказать, что означает ее название.

Солдаты в молчании уставились на радужные буквы над входом.

Но перевести название никто из них так и не смог. А всезнающая Анна Чутесова отказалась делиться с ними.

Глава 18

Ларри Леппер чувствовал себя властелином, Богом, Создателем.

Стоя на верхушке высоченного минарета, он жадно ощупывал взглядом раскинувшуюся внизу панораму своей мечты. Да, все это принадлежало ему – от главных ворот, от которых толпа растекалась по улицам, расходившимся во все стороны от фонтана в виде улыбающейся пасти “Молниеносного медведя” до тридцатиметровых статуй “Беличьей феи”, “Могучего мышонка” и других порождений фантазии Ларри Леппера. С улиц, вымощенных разноцветной плиткой, доносился восторженный детский визг. Смех и радостные крики слышались отовсюду – все обширное пространство от “Загона динозавров” до “Голографического дворца” было наполнено ароматами воздушной кукурузы, сладкой ваты и цветных леденцов. Казалось, причудливый огромный цветок распустился в самом сердце калифорнийской пустыни.

И все это принадлежало ему. Долой унизительные часы рабства над доской с эскизами! Больше он не будет работать на племя Билла Бананы и создавать в угоду им этих мерзких роботов. Теперь продюсеры сами осаждали его, чтобы купить права на использование портретов, имен, символики его персонажей. Ларри всегда думал, что свою мечту он осуществит обратным путем – сначала запустит свои детища в серию и уж потом начнет стричь купоны. Но неисповедимы пути судьбы.

А главное – все случилось менее чем за сутки.

Ларри привез своего нового знакомого прямо в пустыню, вернее, к руинам старого парка, который обанкротился, пытаясь конкурировать с только что открывшимся тогда “Диснейлендом”.

– Можете вы сделать из этого что-нибудь? – спросил он мистера Гордонса.

Стояла глубокая ночь. Выбравшись из машины, мистер Гордонс запросто прошел сквозь ограждение из колючей проволоки, словно ножницами, перекусив ее одним движением пальцев. Обошел неподвижное чертово колесо, покосившиеся бараки с аттракционами. Побывал внутри каждого из них. Запертые двери не останавливали его – он словно просачивался сквозь стены.

Потом Ларри почувствовал, как задрожала земля – и внезапно парк ожил, словно сказочное царство Спящей красавицы. На миг Ларри ощутил себя восторженным маленьким ребенком.

Весь первый вечер он провел в парке, отдавая своему новому другу распоряжения. Чертово колесо превратилось в “Качели Беличьей феи”; по обе стороны от него выросли соответствующие статуи.

Когда привели в порядок последний аттракцион – “Лунный путь”, – Ларри наконец почувствовал, что удовлетворен полностью.

– Мы заработаем миллионы! – возопил он в экстазе. – Как ты думаешь, сколько нам брать за вход?

– Вход должен быть бесплатным.

– А как же мы заработаем деньги? – озадаченно спросил Ларри у Гордонса.

– Деньги мы заработаем на концессиях. Самое важное – чтобы как можно больше народу приходило каждый день в “Ларриленд”.

– “Ларриленд”? Я думал назвать его “Лепперлендом”.

– Это не совсем удачное созвучие, – ответил мистер Гордонс. Вернее, ответила его голосом статуя “Молниеносного медведя”, но Ларри так долго жил в мире фантазий, что раздающийся из самых неожиданных мест голос отнюдь не смущал его. Как и тот факт, что весь парк, по сути, был одним думающим андроидом.

– Я уж было совсем остановился на названии “Лепперленд”.

– Правильно выбрать название очень важно, – заметил голос мистера Гордонса. – Я усвоил это на своей прежней... работе.

– А что это была за работа?

– Я был мойкой для автомашин.

– То есть ты работал на автомойке?

– Нет, – возразил мистер Гордонс. – Этой мойкой и был я сам.

– А-а. Понятно.

С мистером Гордонсом Ларри никогда не спорил – ведь это он претворил в жизнь его мечту. Тем более что последующие дни он провел, помещая объявления в разных газетах, организуя рекламу по телевидению и по радио. Первый поток посетителей Ларри встречал сам – в костюме “Молниеносного медведя”.

Но все это было вчера. Сегодня же Ларри наслаждался четкой работой его грандиозного детища, осматривая его с верхушки высоченного минарета.

– Теперь все и всегда будет о’кей! – Эту фразу Ларри Леппер произнес вслух, так как до глубины души был уверен в этом.

– У нас неприятности, Ларри Леппер, – словно в ответ, послышался где-то рядом тихий голос мистера Гордонса.

– Какие могут быть неприятности в моем парке? – Это известие Ларри готов был принять как личное оскорбление.

– Ко входу приближается группа из нескольких человек. Опасны. Автоматическое оружие.

Ларри глянул вниз. От ворот парка в пустыню тянулась шеренга машин, нетерпеливо сигналивших в ожидании своей очереди на стоянку. По крышам машин, перепрыгивая с одной на другую, двигались по направлению к воротам несколько мужчин в цветастых гавайских рубахах.

Спрыгнув у самых ворот на землю, они принялись прокладывать себе путь сквозь толпу. В руках у них были только пляжные полотенца, но в них можно завернуть Бог знает что...

– И что нам делать? – спросил Ларри мистера Гордонса.

– Прежде всего узнай, что им нужно. Работу нашего парка ничто не должно нарушать.

– Точно так же считаю и я, – с важностью кивнул Ларри Леппер.

После чего, почесав в затылке и поправив свой медвежий костюм, он принялся спускаться с минарета, терзаемый неизвестно откуда взявшейся мыслью – не иначе потребовать свою долю с доходов парка явились представители мафии.

* * *

Анна Чутесова попала в окружение.

Окружили ее дети самых разных возрастов и рас, и, стоя посреди их разноцветного моря, она тщетно пыталась уловить сигнал передатчика. Ей нужно было пробыть здесь хотя бы несколько минут, чтобы возобновился прервавшийся сигнал; но услышать его посреди смеющейся и гомонящей толпы детишек не было ни малейшей возможности. К тому же один взгляд на эти счастливые рожицы неизменно возвращал ее к мысли о том, какой ужас скрывается под радужной этикеткой “Ларриленда”. Скольким из них, спрашивала она себя, не суждено будет познать радости отцовства и материнства?

Крохотная девчушка, подбежав, протянула ей шарик с изображением “Молниеносного медведя”.

– Немедленно уходи! – прошипела Анна с плохо скрытой яростью. – Ты же видишь – тетя занята делом!

Девчушка с изумлением посмотрела на нее, затем личико ее исказилось от плача, и она побежала прочь по дорожке, громко крича: “Мама, мамочка!”

Закусив губу, Анна вернулась к манипуляциям с локатором. Каждую минуту, которая отделяла ее от обнаружения “Дамоклова меча”, сотни будущих матерей и отцов становились жертвами безжалостных волн. Где-то здесь, Анна знала, “Дамоклов меч” вершит свой ужасный труд. Но где именно?

Наконец Анна поймала сигнал и, сверившись с показаниями микролокатора, направилась в противоположный конец парка.

Но туда она не дошла. Замерев на месте, она выронила локатор. Она поняла, где спрятан “Дамоклов меч”.

Огромный дворец сверкал хрусталем и хромом. Неоновая вывеска над входом гласила: “Лунный путь”. Это было самое большое здание в парке. Громадные ажурные ворота могли впустить сразу несколько десятков человек. И главное – это был единственный выход из “Ларриленда”.

Анну Чутесову невольно поразила простота этой дьявольской выдумки. Чтобы покинуть парк аттракционов, все посетители должны пройти через “Лунный путь”. Именно в нем она и найдет то, что так долго искала...

Полковника Ришата Кирлова она обнаружила у ларька с мороженым. Доблестный спецназовец пытался сообразить, с какого конца есть брикет из пломбира и ореховых вафель.

– Кретин! – Анна выбила мороженое у него из рук.

– Да ведь есть же хочется...

– Ладно, неважно. То, что я искала, я, кажется, нашла.

– Я сейчас соберу людей. Прямая атака?

– Будем надеяться, что это не понадобится, – покачала головой Анна. – Разместите их вокруг аттракциона под названием “Лунный путь”. Но ни в коем случае – повторяю, ни в коем случае – не позволяйте им входить внутрь. Туда пойду я одна. Если я не вернусь через двадцать минут, пошлите туда двоих ваших людей. Самых лучших. Прикажите им искать предмет, по виду напоминающий спутник. Не отвлекаясь ни на что. Когда они найдут его, он должен быть немедленно уничтожен. Если первая пара не вернется через определенный срок, посылайте следующую. Пока задание не будет выполнено, полковник.

– Понял вас.

– Нет, боюсь, что не поняли. Ваша задача – в точности следовать приказам и как можно точнее их отдавать. Понимать и анализировать – задача других ведомств.

– Если никто из моих людей не вернется, каковы мои действия?

– Вы отправитесь в советское консульство в Лос-Анджелесе. Это большой город к северу отсюда. Сообщите там, что “Меч” находится вот в этом здании.

– Меч?

– Именно. “Меч”, – повторила Анна. – Теперь отправляйтесь и передайте людям мои инструкции. Как только вы увидите, что я вошла в “Лунный путь”, начинайте отсчет времени. Помните – двадцать минут.

В длинной очереди на вход Анна стоять не стала – на это просто не было времени. Протиснувшись сквозь толпу, она перемахнула через низенькую бетонную ограду и оказалась у самого входа в “Лунный путь”. Проскользнула мимо самых первых в очереди – симпатичная семья, отец, мать и двое детишек. Как хотелось ей предупредить их, но разве бы они ей поверили?

С юношей в форменной ливрее, пропускавшим посетителей во дворец, Анна спорить не стала. С обворожительной улыбкой поманив его к себе, она впихнула парня в узкий закуток за дверьми и одним движением сломала ему шею. Ничего не поделаешь – одна оборванная жизнь против миллионов тех, что могут просто не начаться. К тому же это был самый эффективный путь. Без оператора двери дворца автоматически закрывались. Никто не войдет в “Лунный путь”, пока не будет вырвано его жало. И сделает это она, Анна Чутесова.

* * *

– Русским духом пахнет, – потянул носом воздух Чиун.

Римо вопросительно поглядел на учителя. Они только что миновали ворота “Ларриленда”. Толпа, собравшаяся вокруг них, выглядела абсолютно неприступной, но Чиун лишь предложил Римо следовать за ним.

Большинство из стоявших у ворот так и не поняли, что заставляло их расступаться перед этим сухоньким азиатом в вышитом кимоно. Просто человек чувствовал, как что-то легонько толкает его в спину, но когда он невольно отходил в сторону и оборачивался посмотреть, что это там, сзади уже никого и ничего не было.

Таким образом, через пять минут они оказались в самом сердце “Ларриленда”.

Римо, в свою очередь, потянул носом воздух.

– Ага. Я их тоже чувствую.

Распознавать человеческие запахи Мастер Синанджу научил его давно. И хотя каждый из них был по-своему уникален, все же эти своеобразные ароматы можно было сгруппировать по некоторым признакам. Например, индийцы испускали аромат специй, американцы – запах гамбургеров. Русские пахли картошкой и черным хлебом.

– Вон там, – показал Чиун.

Вглядевшись, Римо увидел двоих мужчин в ярких гавайских рубахах. Они стояли у ограды огромного дворца, нервно сжимая в руках сложенные пляжные полотенца.

– Думаешь, они вооружены?

– Наверняка. От них так и разит напряжением.

– Похоже, папочка, Анна нас обскакала.

– Возможно, – пожал плечами Чиун.

Он, казалось, уже утратил интерес к русским. Его острый взгляд обшаривал парк, ища наиболее вероятное место для хранения русского спутника. Самое высокое здание – громадный минарет – отпадает. От него не исходит никакой энергии. Колесо обозрения слишком открыто. Среди его ажурных конструкций просто негде спрятать этот дьявольский аппарат. Остаются только закрытые павильоны.

– Анны я нигде не вижу, но зато насчитал аж десять человек русских вокруг ограды дворца под названием “Лунный путь”, – сообщил Римо. – Как ты думаешь, что это значит, папочка?

Мастер Синанджу перенес все внимание на “Лунный путь”. К этому аттракциону стояла самая длинная очередь – значит, он здесь самый популярный. И к тому же окружен, как утверждает Римо, русскими агентами.

Повернувшись к Римо, Чиун посмотрел ему прямо в глаза.

– Римо, слушай, что я скажу тебе, – негромко приказал он. – Это важно.

– Слушаю, – кивнул Римо, краем глаза следя за стоящими у ограды русскими.

– Пусть твои глаза тоже слушают, – настаивал Чиун.

– Хорошо, папочка.

– Я уже потерял то, что было мне дорого, – продолжал Чиун. – Потерять еще и тебя я не в силах.

– Справимся. – Римо в упор смотрел на него.

– И не могу также допустить, чтобы и ты потерял свое семя. Однажды оно понадобится тебе – после тебя должен прийти новый Мастер. Посмотри вокруг себя, Римо. Посмотри на этих людей. Это жены, мужья и любимые ими дети.

Римо обвел взглядом парк. Возбужденные, радостные, счастливые лица. Мужчина посадил на плечи маленького мальчика, чтобы ему был лучше виден сверкающий “лунный путь”. Двое близняшек по очереди откусывали от громадной порции мороженого, заливаясь счастливым смехом. Черт возьми, подумалось Римо, хорошо бы снова стать маленьким.

– Что ты видишь? – услышал он голос Чиуна.

– Вижу, что все они довольны и счастливы. И чувствую, что хотел бы стать тоже одним из них.

– А я вижу людей, которые навсегда будут лишены радости увидеть собственное потомство, – в тон ему ответил Чиун. – Родителей, которые в последний раз подарили миру новую жизнь, но еще не знают об этом. Женщин, которым никогда не будет суждено испытать муки и радость деторождения. Отцов, которые никогда не увидят себя в своем сыне. Я вижу пустыню. Подумай об этом, Римо, сын мой, и скажи мне снова, что ты здесь видишь.

Римо поежился.

– Да, папочка, это верно.

– Теперь глаза твои открылись, сын мой. Но многих их них можно еще спасти от страшной участи, но для этого ты должен повиноваться каждому моему слову. Времени у нас осталось совсем в обрез.

– Говори, папочка, – склонил голову Римо, – я исполню все, что ты скажешь мне.

Мастер Синанджу кивнул.

– Русские нервничают. У них много оружия, а кругом – еще больше ни в чем не повинных людей. Ты должен заняться этим. Используй все, чему я тебя научил, но чтобы обошлось без стрельбы.

– Сегодня они в последний раз видели заход солнца. Где искать тебя?

– Я же займусь орудием бесплодия и тем, кого зовут Гордонс. Не пытайся следовать за мной – я не желаю, чтобы ты рисковал своим семенем, Римо. Это – самое важное. Поверь мне.

– Но я не могу отпустить тебя одного к Гордонсу, – запротестовал Римо.

– А я не могу позволить тебе стать порожним сосудом, – ответил Чиун. – Если ты не можешь сделать это для меня или для Дома Синанджу, подумай о той, что верна тебе и ждет твоего возвращения.

– Ма Ли.

– Да, Ма Ли хочет стать матерью твоих детей, хотя почему, мне не дано понять. Подумай о ней, если вдруг соберешься нарушить мой приказ. А теперь иди и займись русскими, я же буду обыскивать эти огромные дома и начну вот с этого. И что бы ни случилось со мной, не пытайся искать меня, пока я не уничтожу этот круглый меч русских.

– Понял тебя, папочка, – кивнул Римо. Когда Мастер Синанджу растворился в толпе, Римо попробовал определить хотя бы направление, в котором он двинулся, но тщетно. Волнующаяся, хохочущая и жующая масса, казалось, навсегда поглотила его.

Полковник Ришат Кирлов очень хорошо усвоил данные ему инструкции. Ему нужно было ждать возвращения Анны Чутесовой в течение ровно двадцати минут. Делать ему в это время ничего не полагалось. И сейчас, пребывая в ожидании, он лишь удивлялся, почему такая смелая и дерзкая операция, как десант в Америку русской разведгруппы, окончилась в таком идиотском месте, как этот “Ларриленд”. Даже он понял, что это – увеселительный парк, вроде знаменитого “Диснейленда”. Про “Диснейленд” знали везде – даже в Советской России.

Он было подумал – не состоит ли задание Анны Чутесовой в том, чтобы выкрасть у американцев технологию строительства этих самых парков. Может, правительство собирается построить такие по всей России. И назвать их “Ленинленд” или еще как-нибудь.

Мысли его были прерваны появлением ярко-голубого медведя футов в семь высотой.

– Простите, сэр, – извинилось животное. – Но я вынужден попросить вас оставить ваше оружие на входе в парк. Разумеется, я не думаю, что оно у вас настоящее, но в нашем парке не разрешены даже водяные пистолеты. Такова наша политика в отношении оружия, сэр, исключительно для безопасности посетителей.

– Проваливай! – огрызнулся Ришат Кирлов. – Я вообще не понимаю, о чем ты талдычишь мне, образина.

– Мне совсем не хотелось бы прибегать к помощи полиции...

– Тебе и не придется к ней прибегать, – прорычал Кирлов, уперев ствол спрятанного в полотенце “узи” прямо в голубое мохнатое пузо своего собеседника.

* * *

Окончательно потеряв надежду проследить за Мастером Синанджу, Римо, оглянувшись, увидел, что трое русских собрались вокруг одного из служителей парка в голубом костюме “Молниеносного медведя”. Все трое прижимали к животу мишки цветастые пляжные полотенца и, поддерживая его под мышки, осторожно двигались за павильон “Лунный путь”.

– Прошу простить, – фигура Римо выросла прямо перед полковником Кирловым, – но вы наносите оскорбление национальной святыне, сэр.

– Святыне? – Кирлов недоуменно нахмурился.

– Точно так. Неужели вы не знаете, как выглядит “Медведь-йоги”?

– “Молниеносный медведь”, – поправил его слабым голосом обмирающий от страха Ларри Леппер.

– Заткнись, – с ослепительной улыбкой посоветовал Римо и продолжал: – Все дело в том, что “Медведь-йоги” – национальный герой, звезда наших средств массовой информации и ближайший друг самого медвежонка Смоки. Прошу вас оставить его в покое, джентльмены.

– Почему бы тебе не уткнуться в свою лохань?

– Прекрасно, – наклонил голову Римо. – Я вежливо попросил вас. Надеюсь, вы все это хорошо слышали?

– Да, – снова подал голос Ларри Леппер. – По крайней мере, я.

Римо понял, что сами по себе русские не представляют сложности. Их автоматы – это вот да. Одним движением он вырвал у двоих русских пляжные полотенца вместе с оружием; третий, тот самый, который так грубо говорил с ним и явно был главным, моргая, смотрел, как Римо взял оба “узи” в правую руку, а свернутые пляжные полотенца – в левую. Он колебался.

Колебания его были, впрочем, недолгими. В следующую секунду автомат полковника Кирлова взмыл в воздух. Римо поймал его у самой земли. Полотенце Кирлова немного погодя приземлилось в правую руку Римо.

– Теперь смотрите внимательно, – предупредил зрителей Римо Уильямс.

Необходимости в предупреждении, в общем, не было – Ларри и русские и так стояли и смотрели, раскрыв рты. Подбросив в воздух все три “узи”, Римо поймал по очереди каждый из них и в долю секунды запихнул все три полотенца в узкие, не толще карандаша, стволы автоматикой. Поклонившись, он с улыбкой вернул оружие владельцам.

– Вуаля, – развел он руками. – В рукаве, к сожалению, ничего не припас.

– Что такое “вуаля”? – вопросил полковник Кирлов, окончательно сбитый с толку.

Ничего не понимая, он таращился на зажатый в его руке автомат. Каким образом этот психованный американец умудрился запихнуть махровое полотенце в ствол, куда не войдет даже шариковая ручка? Полковник Кирлов знал, что такого не может быть.

– С вашим оружием все в порядке? – спросил он у своих солдат. Те кивнули.

– Тогда что вы стоите, так вашу мать!

Римо стоял, скрестив на груди руки, и следил за тем, как три пальца синхронно нажимают на спусковые крючки, три руки синхронно превращаются в мешанину из дробленых костей и мяса. Все трое не успели даже понять, почему автоматы взорвались в их руках. Посчитав, что представление затянулось, Римо тремя легкими ударами в височную часть послал всех троих в необратимый нокаут.

– Что там происходит? – раздался голос Ларри Леппера из медвежьей головы.

– Они утомились. А может, умерли, – покачал головой Римо. Его глаза высматривали в толпе остальных разведчиков. Ага, вот еще двое – больше всего похожи на гавайский вариант “горилл” чикагской мафии. Стоят прямо перед “Лунным путем”. – Прошу извинить меня. Мне нужно убить кое-кого еще.

– Рад был с вами познакомиться, – раскланялся Ларри Леппер.

– Взаимно, – кивнул Римо. – Передайте медвежонку Смоки мои лучшие пожелания.

Звук взрывавшихся “узи” прозвучал в суматохе парка наподобие хлопков карнавальных шутих, поэтому двое русских у ограды ничего не заподозрили. Они стояли навытяжку, словно не замечая бурлящей вокруг них толпы.

Подобравшись к ним сзади, Римо тронул каждого за локоть правой руки. Оба агента ощутили непреодолимое желание бросить свое оружие. Что и сделали в следующую же секунду.

Подобрав оба “узи”, Римо вынул из них магазины и вернул автоматы русским, обнаружившим наконец его присутствие.

– Ну вот, автоматы пустые, можем спокойно поговорить. Разрешите задать вам несколько вопросов, джентльмены?

– Простите, – покачал один из них головой. – Но вы, по-моему, ошибаетесь.

– Неужели? – удивился Римо.

– Так точно. В стволе-то ведь остался патрон. Следует проверить его наличие, прежде чем размахивать автоматом, словно метлой.

– Я все же думаю, что не ошибся, – возразил Римо. – А вы, наверное, говорите о каком-то другом оружии.

– Нет. Эти вещи я знаю, – возразил, в свою очередь, русский. – Я ведь солдат.

– Да что вы? – восхищенно протянул Римо. И, поскольку все его существо восставало против присутствия в американском парке аттракционов русских солдат, он сделал то, чего не делал с тех пор, как начал изучать искусство Синанджу. Римо спустил курок.

Словоохотливый русский сложился пополам, словно бумажная кукла.

– Смотрите-ка, – удивился Римо. – А он, оказывается, был прав. Значит, и во втором тоже патрон остался? – Он ткнул стволом второго “узи” в сторону другого русского.

– Что вам от нас нужно? – уныло вопросил тот.

– Прежде всего узнать, где сейчас Анна Чутесова.

Русский молча указал на павильон “Лунный путь”.

– Вон там она, ищет чего-то. Мы сами не знаем что.

– Вот вы и ответили на второй вопрос, – кивнул Римо.

– А... это хорошо?

– Для меня – разумеется. Для вас... – Римо в раздумье пожал плечами.

– То есть вы хотите застрелить меня прямо здесь?

– Нет, я не люблю стрельбу. Шумно и неэффективно. Есть куда более простой способ.

От резкого тычка стволом сердце русского остановилось, и он медленно повалился на траву у ограды павильона “Лунный путь”.

Удовлетворенно кивнув, Римо отправился на поиски оставшихся русских.

* * *

Мастер Синанджу шел по длинному, квадратного сечения туннелю, стены которого блестели, словно полированный обсидиан. За дымчатым стеклом мигали мутные огоньки, и Чиуну казалось, что он идет по звездному небу. Туннель заканчивался белым сферическим помещением.

Оно вращалось, будто футбольный мяч, катящийся по склону холма прямо в речку, и было полно барахтающимися хохочущими детьми. Ребятишки весело смеялись, скользя по стенам, пытаясь подняться и снова падая.

Когда шар перестал вращаться, в его стенке открылся люк, который вел прямо во дворец, в его таинственные покои. Это и был аттракцион “Лунный путь”.

Дети столпились у люка, предвкушая новые невиданные развлечения. Но Чиун опередил их. Словно молния, он метнулся к открывшемуся отверстию и, проскользнув перед стоявшей ближе всех к нему маленькой девочкой, загородил люк спиной и предостерегающе поднял руки.

– Все назад!

Дети засмеялись, подумав, что Мастер Синанджу – часть этого захватывающего зрелища.

– Дедушка, вы – лунный человек, да?

– Аттракцион закрыт. Все на выход! – прикрикнул он на детишек и, когда они испуганной стайкой кинулись к выходу, облегченно вздохнул.

– Аттракцион закрыт! – громко объявил он десять минут спустя собравшейся у входа в туннель встревоженной толпе посетителей. – Я закрыл его. Идите передайте всем, чтобы нога их не смела ступать сюда, ибо тогда на них обрушится всесокрушающий гнев Мастера Синанджу!

– А на вас – гнев моего адвоката! – крикнула в сердцах какая-то женщина. Но волнующаяся толпа увлекла ее к выходу. Чиун лишь помахал ей вслед рукой.

Удовлетворенный тем, что он разом спас от страшной участи довольно много народа, Мастер Синанджу направился в соседнее помещение.

* * *

Анна Чутесова чувствовала, что кто-то наблюдает за ней.

Она тоже прошла через “Звездный туннель” в “Комнату-Астероид”, а из нее выбралась в огромный зал, носивший название “Саргассово море Вселенной”. Повсюду вокруг нее высились остовы разрушенных космических кораблей, освещенные неверным, призрачным светом. Она невольно протянула вперед руку, чтобы отвести проплывавший мимо нее небольшой метеорит, но ладонь прошла сквозь него. Трехмерная оптика, поняла Анна.

В потухших иллюминаторах мертвых космических гигантов были видны силуэты космонавтов, земных и с других планет, умерших на борту этих железных чудовищ и обреченных вместе с ними на вечные скитания по космосу. Муляжи, что и говорить, были выполнены очень умело.

Анна прошла совсем близко от муляжа астронавта в блестящем скафандре. Она ступала очень осторожно – пол, имитировавший неровную поверхность планеты, был сделан из упругого пластика и зыбко пружинил под ногами. Внезапно ей показалось, что рука стоявшего рядом манекена согнулась; сочленения скафандра резко скрипнули.

Да нет, почудилось, однако на всякий случай Анна сняла “вальтер” с предохранителя.

Манекен в блестящем скафандре, сделав широкий шаг, оказался прямо перед ней. Через стекло шлема были видны голубые глаза, блестящие и безжизненные, словно мутные линзы.

– Привет. Со мной все в порядке, – металлический голос доносился, словно из алюминиевого ведра. Тот самый голос, что желал ей удачного дня из будки у бесплатной мойки машин “Юрий Гагарин”.

– Я предпочитаю “пока”, – выдохнула Анна, разряжая в выпуклую грудь скафандра магазин “вальтера”.

Глава 19

Римо Уильямс сбился со счета.

Всего русских было десять человек. Римо готов был настаивать именно на этой цифре. Перед тем как, по выражению Чиуна, “заняться” ими, он еще раз пересчитал их. Проблема была в ином – он забыл пересчитать число выбывших из строя. И теперь мучился.

То ему казалось, что он убрал всех десятерых. Но до конца он не был в этом уверен. Присев на бордюр громадной клумбы, на которой из маргариток и примул было высажено слово “Ларриленд”, он снова начал загибать пальцы и шевелить губами. Значит, первые – трое, у которых взорвались автоматы в руках. Затем – еще один, в которого пришлось выстрелить. Эх, халтура. Никогда больше он не сделает этого. Еще одного он засунул в мусорный бак. Получается пятеро. Потом был еще один, который схватил какого-то парнишку и попытался воспользоваться им, как щитом. Парнишку Римо спас, русского разметало колесо обозрения. Тоже грубо сработал – тот тип что-то орал по-русски, пока его затягивало в шестерни колеса. А остальные слышали это. И разбежались кто куда. Вот в этом-то и была вся трудность. Мимо него пытались прорваться к выходу трое русских. Или, может, их было четверо? Если бы Римо запомнил точно, с подсчетом у его не возникло бы неясностей.

Римо пришлось притвориться, что он от них убегает, русские начали преследовать его. Первого он обезвредил почти незаметным ударом в висок, бежавший за ним следом заметил только, как его напарник мешком опустился на землю – и все. Второго Римо тесно прижал к себе и сломал шейные позвонки. Значит, семеро.

К третьему ему удалось подобраться незаметно. Переломить позвоночник и отнести в густые заросли пальметто – на это ушло лишь несколько секунд.

Но, может, был и четвертый? Эх, если бы он все же их посчитал... Наверное, все же был, поскольку больше русских он не видел. Может, оставался еще последний, но убежал.

Пока Римо задавался этим вопросом, к клумбе приблизилась знакомая голубая фигура “Молниеносного медведя”, который тронул Римо за плечо.

– По-моему, вон та дама зовет вас, – сказал он голосом Ларри Леппера.

– Где? – не понял Римо.

– Вон там.

Взглянув туда, куда указывал Ларри, Римо увидел в боковой двери павильона “Лунный путь” смотревшее прямо на него лицо Анны Чутесовой.

– Римо, скорее! – донесся до него ее голос. – Чиун зовет тебя! Он попал в беду!

Римо колебался всего секунду. Конечно, Чиун приказал ему ни под каким видом не входить внутрь павильона. Но сейчас он сам в беде – и это решало все. Вскочив, Римо бросился к боковой двери.

Анна уже исчезла в глубине здания. Вбежав внутрь, Римо различил в конце прохода ее фигуру. Обернувшись. Анна призывно помахала ему рукой.

Римо пошел за ней, краем глаза увидев, что по обеим сторонам прохода тянутся по стенам оголенные медные провода. Почему без изоляции, мелькнула мысль; затем он увидел, как Анна на ходу провела по одному из них рукой, и понял, что провода обесточены.

– Подожди меня! – крикнул он.

– Нет времени, – донесся в ответ голос Анны. – Скорее, Римо! Бежим!

Римо последовал за ней. Полумрак прохода сменила полная темнота какого-то зала, в которой Римо едва сумел различить фигуру Анны, проскользнувшую вдалеке в какую-то дверь.

Нащупав дверь, Римо рванул за ручку. Открывшуюся комнату заполнял ровный золотой свет.

Анна стояла у стены, касаясь пальцами тянувшегося на уровне плеч оголенного медного провода. Римо заметил, что кончики пальцев Анны тоже были медного цвета и блестели, как медь.

– Привет. Со мной все в порядке, – сказала Анна голосом мистера Гордонса.

– Так ты и не научился говорить нормально, жестянка, – покачал головой Римо.

Он моментально сообразил, что настоящая Анна, должно быть, давно мертва. А раз так – нельзя терять время. Он шагнул к Гордонсу.

– Римо! – раздалось сверху. – Немедленно возвращайся! Возвращайся! Слышишь меня?

Пораженный, Римо поднял голову на звук голоса.

Над ним тянулась панорама лунного ландшафта, высились искусственные горы, лежали кольцами кратеры. Из земли, словно пупырчатые иглы, торчали сталагмиты, над головой мигали звезды и нависала гигантская тень Земли.

В центре потолка висела планета Сатурн, окруженная, словно нимбом, двойным желтым кольцом.

На кольце, размахивая руками и указывая Римо на дверь, в которую он только что вошел, стоял Чиун, последний Мастер Синанджу.

– Чиун! – закричал Римо. – С тобой все в порядке?

– Горькое разочарование говорит моими устами! – сурово загремел с потолка Чиун. – Я, последний Мастер Синанджу, рискую жизнью ради спасения ничтожного глупца. Прочь отсюда! Спасай свое семя, безумец! Беги!

Прежде чем Римо успел ответить, мир перед его глазами взорвался тысячей кусков.

Гордонс нанес удар первым.

Отступив назад, Римо увернулся от второго, еще более страшного удара, и пришел в себя. Он понимал, что перед ним подлинный мистер Гордонс, его давний враг. Но выглядел он точь-в-точь как Анна Чутесова. Это несколько осложняло дело.

– Беги, Римо! Уходи сейчас же! – вопил с потолка раскрасневшийся от гнева Чиун. – Я сам с ним справлюсь!

– Только после меня, папочка, – процедил Римо сквозь зубы.

Удар пришелся в грудь Гордонсу и был настолько силен, что посыпались искры, однако Гордонс как ни в чем ни бывало стоял на ногах. Протянув руку, андроид коснулся змеящегося по стене медного провода.

По опыту Римо знал – мыслящий блок андроида вовсе не обязательно находится у него в голове. Он может быть в какой угодно части его механического тела – в горле, локте, груди, даже в пятке или в мизинце. Но для того, чтобы остановить Гордонса, этот блок нужно было найти.

Найти и обезвредить.

Римо решил больше не терять времени.

– Сыграем в новую игру? – предложил он. – Называется “устранение”. Я начинаю!

Отпрыгнув назад, он оттолкнулся от стены и подошвами обеих ног снова врезался прямо в грудь Гордонса. Тот упал. Навалившись на него сверху, Римо захватил правую руку андроида в хитрый зажим, резким усилием оторвал ее и отбросил в сторону. Гордонс, заскрипев, словно неисправный магнитофон, спихнул с себя Римо другой рукой.

– Не в руке, – разочарованно пробурчал Римо, вскакивая на ноги.

– Римо! Уходи немедленно! – по-прежнему кричал с потолка Чиун, держась одной рукой за высоченный сталагмит, почти достигавший кольца планеты Сатурн, которая, как понял Римо, и была замаскированным “Дамокловым мечом”.

Сталагмит начал медленно уходить в пол, увлекая за собой Чиуна. Мастер Синанджу перепрыгнул на соседний сталагмит. Сатурн начал поворачиваться к Римо. Дно его отвалилось, явив похожие на зубы микроволновые излучатели.

– Римо, оно указывает на тебя! – завопил Чиун. – Беги! Мы одолеем его как-нибудь после!

– Ну уж нет, – возразил Римо. – Он убил Анну. Так что придется мне поквитаться с ним.

– Я не хотел вступать с вами в конфликт, – признался мистер Гордонс. – Я хотел только пережить вас. Мне было важно знать, что вместе с вами прекратит свое существование Дом Синанджу.

– Да, – согласился Римо, – вдвоем нам тесновато на нашей старушке Земле.

– Я вспомню твои слова, когда умрет последняя машина из мяса, – кивнул Гордонс, занося оставшийся левый кулак.

Поднырнув под занесенную руку андроида, Римо ударом ноги отбил от его тела голову. Голову Анны. Она отлетела на другую сторону комнаты, словно воздушный шар, из которого резко выпустили воздух.

– И не в голове, – отметил Римо.

Обезглавленное тело Гордонса описывало круги в середине зала. Во время одного из них, наткнувшись на стену, он схватился за провод. Лихорадочные движения стихли, стали ровными.

Римо, не подозревая, что гибельные волны уже настигли его, готовился к финальному раунду.

Мастер Синанджу почувствовал, как его ногти коснулись стальной поверхности “Дамоклова меча”. Всего на секунду, но сталагмит, за который он держался, тут же ушел в пол.

Оказавшись на полу, Мастер Синанджу воспользовался этим, чтобы оценить ситуацию. Можно кинуться к Римо, утащить его из этого места и тем самым, возможно, спасти его от Гордонса. Но этот дьявольский аппарат тогда останется невредимым. И уничтожит жизнь в чреслах его воспитанника, прежде чем они успеют добраться до двери. Мастер Синанджу пребывал в растерянности.

В этот момент он увидел у своих ног какой-то странный предмет. Больше всего он походил на голову Анны Чутесовой, но шея ее заканчивалась обрывками кабеля и разноцветных проводов.

Схватив голову за светлые волосы, Чиун отшвырнул ее в дальний угол. Он принял решение.

* * *

Римо сжался в комок в ожидании следующего удара. Увернувшись, он схватил оставшуюся левую руку Гордонса за запястье и резко дернул, одновременно поворачивая. Движение было слишком сложным, чтобы принадлежать простому дзюдо. Это было искусство Синанджу.

Левая кисть мистера Гордонса осталась у Римо в руке.

Обезглавленное тело качнуло в сторону, к медному проводу, змеящемуся по стене.

Схватившись рукой за провод, Римо по всей длине выдернул его из стены и одновременно наступил на оторванную кисть руки, растирая в порошок схему.

Сложившись пополам, тело Гордонса тяжело упало на пол и замерло.

– Ага, – удовлетворенно вздохнул Римо. – На сей раз все было в левой руке.

– А ты – не в своем уме, – раздался сзади скрипучий голос наставника. Римо обернулся.

– Прости, что я все-таки нарушил твои инструкции, папочка. Но он притворился Анной и сказал, что я нужен тебе.

– И ты поверил, конечно!

– Я даже не стал раздумывать. Раз я был тебе нужен...

– Чего у меня никогда не было, так это умных учеников, – пожаловался Мастер Синанджу. – Тех, у которых достало бы здравого смысла повиноваться не лживым измышлениям самозванца, а приказам своего наставника.

– Значит, это твоя благодарность за то, что я остановил Гордонса?

– Глядите! Он остановил его! Это я его остановил. Вот, полюбуйся.

Повернувшись, Римо увидел шар “Дамоклова меча”, валявшийся на дне бутафорского лунного кратера. Мятый, расколотый, он напоминал разбитый елочный шар. Недалеко от него лежала голова Анны, уставившись невидящим взглядом сквозь путаницу длинных светлых волос, которые, вспомнил Римо, принадлежали еще недавно настоящей Анне Чутесовой. Он отвернулся.

– Ты разрушил спутник, – пожал он плечами. – Я убил Гордонса.

– Лишь когда я разрушил этот круглый меч, человек-машина стал уязвимым. Именно в нем спрятан был его мозг.

– Нет, он был в его левой руке, – покачал головой Римо. – И когда я оторвал ее – вот тут он и сошел с катушек.

– Нет, не так, – возразил Чиун. – После этого он еще пытался встать на ноги. Вернее, искал эту медную змею – она-то и соединяла его тело с мозгом. Видишь? Она ведет к потолку и к той веревке, на которой висел круглый меч.

– Да нет же, – снисходительно сказал Римо. – Чиун, ты просто не понимаешь ничего в электронике. Он управлял спутником при помощи этого провода.

– Это спутник при помощи провода управлял им. Потому-то он и трогал этот самый провод. На своих прошлых ошибках Гордонс учиться умел. Он знал, что мы попытаемся уничтожить его, разрушив его мозг – без него жить он не может. Поэтому он и послал сражаться свою... свою копию, которой управлял этим дис... дистаци...

– Дистанционным управлением, – подсказал Римо.

– Значит, ты признаешь, что я прав. Римо всплеснул руками.

– Да какая разница? Один из нас угробил его. И точка.

– Нет, разница есть, – возразил Чиун. – Убил его я. Значит, мне достанется и вся слава. И я буду весьма благодарен, если ты подержишь закрытым свой недостойный рот, когда я буду рассказывать Императору Смиту, восхищенному моим бесстрашием, о своей великой победе.

– Как скажешь, папочка, – устало вздохнул Римо. – Как скажешь.

Армейские инженеры закладывали последние заряды взрывчатки. Облако дыма и рыжей пыли вторые сутки стояло над руинами, словно ядерный гриб.

– Вот и конец “Ларриленду”, – промолвил Римо.

– И средоточию зла по имени Гордонс, – добавил Чиун. – И все благодаря мне и искусству Синанджу.

– Опять начинаешь, да?

– О чем вы? – вмешался в разговор доктор Харолд У. Смит.

Он специально прилетел из Нью-Йорка, чтобы лично наблюдать за операцией. Военным он объяснил, что представляет Общество охраны природы.

– Да нет, ничего, – покачал головой Римо. – Так, семейная сцена, сами знаете. Жаль, конечно, что “Ларриленд” так быстро развалили. Я так и не успел ни на чем покататься.

– “Ларрилендом”, собственно, был мистер Гордонс, – ответил Смит. – Он и приводил в движение все эти аттракционы. Поэтому его и пришлось взорвать буквально до основания. Вы же помните – если какие-то функционирующие части Гордонса сохраняются, он вполне может восстановить себя.

– Да мы с Чиуном и так размололи его в муку, – заметил Римо.

– Ничего подобного, – заскрипел упрямым тоном Мастер Синанджу. – Это ты тратил свои жалкие силы на то, чтобы разломать манекен. А я уничтожил круглый меч русских, в котором на самом деле и был мозг Гордонса.

– В любом случае, – заметил Смит, – разрушение “Ларриленда” поставит в этом деле если не точку, то, по крайней мере, многоточие.

– Плюс к тому вполне оправданная надежда, что Гордонс оставил этот бренный мир навсегда.

– Да, – согласился Смит, – многое говорит за это.

– А что вы сказали русским? – спросил Римо.

– Да почти ничего. Их делегация прилетела сегодня в Нью-Йорк, чтобы забрать обломки “Юрия Гагарина” и останки членов экипажа. В запечатанных контейнерах, разумеется.

– Интересно, какие у них будут физиономии, когда им вручат ключи от автомойки, – ухмыльнулся Римо.

В уголках губ Смита появилась едва заметная улыбка – явление столь же редкое, как чудовище озера Лох-Несс.

– Да, любопытно было бы посмотреть. Но они вряд ли будут задавать вопросы. И уж во всяком случае – не о “Дамокловом мече”. Они, конечно, знают, что он у нас. И это будет лучшей гарантией того, что они не станут создавать новый.

– А тот парень, хозяин “Ларриленда”, что с ним?

– Им занимается ФБР. Но я думаю, что он и правда ничего не знал о плане мистера Гордонса.

– И что же теперь с ним будет?

– В общем, ничего. Никаких обвинений ему не будет предъявлено. Сложности начнутся при первых случаях бесплодия, тогда на него непременно подадут в суд. Объяснение уже готово – якобы “Ларриленд” выстроили в месте с повышенной радиоактивностью. Как будет защищаться в этом случае этот Ларри Леппер, дело его. Правду он в любом случае не расскажет. Ему просто не поверят – никогда и никто.

– А тело Анны... нашли? – тихо спросил Римо.

– То, что не успел растворить Гордонс, – нахмурился, опустив глаза, Смит. – Тела людей из КГБ – тоже. Их похоронят вместе, в безымянной могиле, где-нибудь здесь недалеко. Официально мы о них ничего не знаем. И не думаю, чтобы Советы стали когда-нибудь их разыскивать.

– Анна была... хорошая.

– Да, жаль, – согласился Смит. – Это был ценный союзник. Но согласитесь, что для безопасности нашей организации это была проблема – везде и всегда. И... этим рано или поздно должно было кончиться.

– Да, уж такая у нас работа. – Римо грустно вздохнул. – Но скоро забыть ее у меня вряд ли получится.

– А Император Смит, я думаю, тоже не сможет скоро забыть что это его скромный слуга сразил ужасного мистера Гордонса, – послышался дребезжащий голос Чиуна. – И я бы разделался с ним еще несколько лет назад, но тогда мне приходилось отдавать все силы воспитанию нерадивого ученика. Но теп