/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Dvoe

Вадим Жмудь


Жмудь Вадим Аркадьевич

Dvoe

Жмудь Вадим Аркадьевич

Двое

Она обиженно выпятила нижнюю губку.

* Ты все еще меня обижаешь своим недоверием...

* Извини, я не хотел тебя обидеть. Просто у меня очень богатый жизненный опыт. Он мне часто мешает быть счастливым.

* Ты боишься быть счастливым. А ты не бойся.

* Я боюсь сделать тебя несчастной.

* Ты боишься круто изменить свою жизнь из-за меня.

* Ты все равно не поймешь.

* Ну да, я малолетняя дурочка, а ты старый и умудренный опытом зануда!

* Примерно так...

* Прекрати! Я люблю тебя.

* А вот этого я тебе не разрешаю. Достаточно того, что я тебя люблю. Моей любви хватит на нас обоих.

* Это самое умное из всего того, что ты сказал мне за все время нашего общения.

* Или самое глупое.

* А вот это - самое глупое.

* Возможно...

* Ты боишься довериться своему сердцу.

* Потому что я доверяю своему разуму.

* Разум тебя в данном случае обманывает.

* Нет. К сожалению, я слишком хорошо знаю женщин.

* А меня сравнивать с ними нельзя. Я - неповторимое существо.

* Конечно! И твое лицо создано для нежных поцелуев.

* Я хочу родить от тебя ребеночка.

* Тебе рано рожать, тебе надо учиться. А мне уже поздно обзаводиться детьми. Мой мирок рухнет, если я на это решусь. Наши отношения хороши в том виде, в каком они есть, и не надо их развивать. Развитие - это движение в вершине, после чего все идет под откос.

* Неправда! Наши отношения не пойдут под откос! С чего ты взял?

* Не сердись, тебе не идет сердиться.

* А тебе не идет поучать меня. Лучше почитай стихи.

* Ну слушай...

И он начал читать стихи про их любовь. Она была первой и единственной слушательницей его стихов. Каждый его стих радовал её ровно через два после того, как он был написан, ведь между ними было расстояние в два с половиной световых года...

НЕ ИГРАЙТЕ ВЫ С ОГНЕМ

ДА ЗА ПРАЗДНИЧНЫМ СТОЛОМ!

(пожаробезопасное)

Виски и свечка упали на грудь,

Ужин со мною, дружок, не забудь.

Долго тушили мужчину друзья,

Только отцом ему стать уж нельзя!

Женщины! Если вам нужно свечу

Этой свечою я стать не хочу!

Есть для проблемы простое решение:

Игры с огнём - вне помещения!

ВЗГЛЯД НАЗАД

Последний год двадцатого столетья

Три нолика в конце его стоят.

Мы, в третье входя тысячелетье,

Немножечко оглянемся назад.

Когда Распутин был не водка,

А был Распутин - человек,

Явился бодрою походкой

И зашагал Двадцатый век.

В изящное красавицы одеты,

Порхающие франты возле дам,

Блестят на офицерах эполеты,

Россию будят ото сна поэты,

Стреляют в принца Фердинанда где-то

Начало века, доложу я вам.

Семнадцатый - за все десятилетье

Один лишь ты несешь теперь ответ

Ты наковал на целое столетье

Восторгов, флагов, почестей и бед.

От холостого выстрела Авроры

Поныне эхо сотрясает мир,

Слиянье Мельпомены с Терпсихорой,

Крушение дворцов, разгром соборов,

И для одних божественный кумир,

Другим - источник бедствий и раздоров,

Прав или виноват он - до сих пор

Не завершен великий этот спор.

Двадцатые - фокстрот и канарейка,

Шелка, шиншилла, фикус у окна,

Парик и пудра, родинка на шейке,

И на щеке приклеена одна,

Идет торговля, и полнеет касса,

Икру и сёмгу можно заказать,

Кривляния и судороги класса,

Которому уж есть чего терять.

Тридцатые - расправим руки-крылья,

Есть вместо сердца пламенный мотор,

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,

И так её и строим с этих пор.

Комбинезон - костюм для строек века,

И мы - во всеоружии идей,

Куем мы крепкий гвоздь из человека,

И строим пирамиды из людей.

Сороковые - горечь и разгром,

Война и многотрудная победа.

Обязаны запомнить мы о том,

Что принесло стране такие беды,

Обязаны не допустить опять

Народы до подобных преступлений,

Погибшим мы обязаны воздать

Святую благодарность поколений.

Пятидесятые - оттепель, весна,

И наедимся вскоре все от пуза,

Победа коммунизма уж видна,

Повсюду колосится кукуруза,

Студенты, вопреки запрету джаза,

Танцуют буржуазную заразу.

Еще чуть-чуть, все счастливы уж станут,

Всё будет в магазинах - пруд пруди!

(Ах, сколько раз нас всех ещё обманут,

И сколько революций впереди!)

Шестидесятых поступь вековая

Успех во всем - догнать и перегнать!

Метро повсюду вытеснит трамваи,

Мы скоро будем жить и припевать,

Вращают землю белые медведи,

Кавказцы в плен берут не насовсем,

И очень доверяю я соседу:

Разбудит он кларнетом ровно в семь.

И в городах, и в малых деревеньках

Девчонкам полюбилась Летка-Енька.

Как нам забыть конец семидесятых?

Студенческие светлые года!

Веселых, незамужних - неженатых,

Таких, уж и не будет никогда.

О ценности мгновений тех резонно

Напомнил Штирлиц голосом Кобзона,

И счастье было яркое, большое,

Когда сиял пред нами светлый путь, ...

... Кто ж знал тогда, что годами застоя

Его потом зачем-то назовут.

Восьмидесятые, все начато по новой,

Ускоренно мы двинулись вперед,

Новаторские речи Горбачева,

Ирония судьбы под Новый год,

Вдруг перестала водка быть дешевой,

На время даже бросил пить народ,

Давно уж в примадоннах Пугачева,

А Филя еще даже не поет.

По первому каналу развлекает

Артист Никулин "Белым попугаем".

И в девяностых жизнь не полегчала,

Хотя весьма возрос ассортимент.

Но мы надежду всё ж не потеряли,

Ведь счастье строят не в один момент.

О главном песни старые поются,

Уж больше книг, хоть меньше их читают,

Над прошлым уже больше не смеются,

Историю немножко уважают,

Колледжи и гимназии плодятся,

И университетов пруд пруди,

И каждый сам себе готов признаться,

Что лучшее, конечно, впереди.

Последний, уходящий год столетья

Пусть будет в нем счастливей человек.

Чтоб в новое входя тысячелетье,

Двадцатый было б жаль покинуть век.