/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

По Мотивам Песни Песней

Вадим Жмудь


Жмудь Вадим Аркадьевич

По мотивам песни песней

Жмудь Вадим Аркадьевич

ПО МОТИВАМ ПЕСНИ ПЕСНЕЙ

Царь ввел меня в чертоги свои. Он хотел, чтобы я ввела сестру свою. Рыжая она - в мать, а не в отца, ибо отец у нас один - Сулам, знатный человек при дворе царя Соломона. Что же ты, царь не смотришь на будущую жену свою, что ты впился взглядом в меня - сестру жены твоей перед богом? Черна я, кожа моя смугла. Воспитывала для тебя, о, царь, я сестру свою. Цветет она, как виноград, желанна для всякого мужчины, хотя и юна годами и не созрела ещё для любви - сосцы её не видны, и хрупки и тонки её ручки, и личико бело, а власы чистый пурпур. В мать она пошла, не в отца, ибо отец у нас один. Сыновья матери моей поставили меня охранять её ото всякого - разгневаны они на меня, что своего собственного виноградника я не уберегла. Любил меня пастушок, о царь, такою любовью, что не смогла я устоять и пустила его в сады мои. Другие кричали, что зелен мой виноград, и никто на него не позарится, а я отвечала им - не про вас мой сад, а вы - лисы в винограднике, что не дадено вам, то проклято вами. Он один, о царь, он, кто среди других юношей подобен яблоне среди лесных деревьев - он только и полюбил меня, когда все смеялись. А когда и я его полюбила, не смогла я устоять, о царь, и раскрыла для него виноградник свой, и он, словно коварный лис проник в меня, а руки его - как лисенята, меня всю обшарили и обыскали, и нет зла у меня на него, о царь. Что же ты не смотришь на невесту свою, тебе уготованную, о царь, к чему ты простираешь руки свои ко мне - я не чиста, кожа моя смугла, о царь, не смущай мой покой. Шесть десятков цариц у тебя, о царь, восемь десятков рабынь, и без числа наложниц новая, царь, уготована тебе невеста - сестра моя златокудрая, к чему ты смущаешь покой мой взглядами из-под смоляных бровей? Среди гарема твоего ты как среди лилий, ты пастух своим овцам, мало ли тебе их? К чему, о царь, даришь ты мне подвески золотые, с серебренными блестками, не лучше ль их подарить сестре моей, невесте твоей, о царь, как твое тело, умащенное мастями, ароматно и желанно, так же как имя твое смущает душу, так тело твое смущает мою плоть, позволь мне уйти, о царь.

Милый мой, ты подобен молодому оленю, или самцу серны, скачущему по горам, где искать мне тебя, ибо решилась я уйти из дома сыновей матери моей. Идти ли мне по следу коз твоих, найду ли я тебя, или товарищи твои встретят меня и посмеются надо мной?

Царь подарил мне подвески золотые - спрячу их в одежду свою от глаз подальше, ты подарил мне букетик мирры - спрячу на сердце своем между грудями, ближе этого букетика нет у меня ничего. Царь разгневан на тебя, милый, за то, что первым ты тронул меня, беги же, олень мой, беги по горам, по долам, чтоб не догнали тебя. Царь кричал - ловите лис и лисенят, что таскают плоды из моего виноградника - и несите ко мне! Беги же скорей, о любимый, приду к тебе вечером и трава нам будет постелью, кипарисы - стенами в доме нашем, а небо голубое и сосны - крышей.

Не будите её, она спит, левая рука под её головой, правою я обнимаю её стан. Она спит, а сердце её не дремлет. Ей снится, что со мной она, а царь пришел требовать её к себе. Он кричит, отвори, любимая, я пришел, чтобы тебя любить - как же я отворю, говорит она, ноги мои я помыла и пачкать не смею, хитон мой я сняла и не могу выйти к тебе. Царь взбешен - если не пустишь меня, я велю казнить милого твоего, и велит ломать двери стражникам, нет, царь, бегу, не ломай двери, не ходи сюда, я сама к тебе выйду - вскочила, вышла, а царя и след простыл. Не спит сердце, а сама - спит или нет - не будите милую, левая рука моя под головой её, а правой обнимаю её стан.

Нету милого - ни в горах, ни в поле, пропал. Где же искать его? Пойду я к царю - прости, о царь, даруй жизнь пастушку моему, я всю себя тебе отдам за него - стражники у ворот смеялись и избили меня, сорвали мой хитон - тебе ли ко царю - видишь, он с молодой невестой в новом одре носильном едет - прочь ступай. Царь увидел меня - призвал к себе, на невесту не глядит - ты, вторая дочь Сулама, с тобой сегодня свадьбу праздновать буду. Чтобы ног тебе не пачкать - вот тебе сандалии, золотом обшитые, мой подарочек.

Как прекрасна ты, дщерь именитого Сулама, в сандалиях золотых, остановись, Суламита, дай взглянуть на тебя! Царь тебя избрал в жены - ты нынче самая красивая и всегда будешь первой среди дочерей Иерусалимских!

Царь твоя я вся, только прости, прости моего возлюбленного пастушка моего милого отпусти ты на волю. Смеётся царь - и не знаю никакого пастушка! Ушел он по делам своим, а я одна осталась - стражники зорко охраняют меня - знаком мне этот стражник молодой - кто он - милый мой, как ты явился сюда, как смел? Иди скорее, получи меня - царю отдам я тысячу, тебе двести, царю принадлежу по его праву, тебе - по своему сердцу.

Идут сюда стражники, беги, о милый, беги через горы и скалы, спасай любовь нашу!!!

ПРИМЕЧАНИЯ

Запертый сад - сестра моя, невеста, заключенный колодезь, запечатанный источник.

Рассадники твои - сад с гранатовыми яблоками, с превосходными плодами, киперы с нардами, нард и шафран, аир и корица со всякими благовонными деревами, мирра и алой со всякими лучшими ароматами.

Пусть придет возлюбленный мой в сад свой и вкушает сладкие плоды его.

*Сад, гранатовые яблоки - это она, дочь Сулама, любовь её*

Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. Ешьте друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные.

*Иными словами, насладился царь возлюбленной и предложил её друзьям своим*

О, если бы ты был мне брат, сосавший груди матери моей! Тогда я, встретив тебя на улице, целовала бы тебя, и меня не осуждали бы.

Повела бы я тебя, привела бы тебя в дом матери моей. Ты учил бы меня, а я поила бы тебя ароматным вином, соком гранатовых яблок моих.

*Они для людей - сестра и брат, на самом деле - возлюбленные. Отсюда частый рефрен - сестра моя, невеста*

Положи меня как печать на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка как смерть, любовь; люта, как преисподня, ревность; стрелы ее - стрелы огненные; она - пламень весьма сильный.

*Значит, запечатай сердце свое мной и не открывай его ни для кого - люби только меня и я буду только твоя. Раз об этом просит, значит все не так - царь и других женщин не забывает*

Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто дал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презрением.

*Не богатого она любит. Если бы любовник её был царь - самый богатый человек, то за дом и все богатство дома никто и не надеялся бы купить её любовь, и это высказывание теряет смысл. Любовь дарит она бедному человеку, вопреки его бедности*

Есть у меня сестра, которая еще мала, и сосцов нет у нее; что делать нам с сестрою нашей, когда будут свататься за нее?

*Не было бы никакой проблемы, если бы не царь - но царь и на неё также положил глаз. Поэтому и вопрос - что нам с ней делать, когда придут свататься? Если бы царь был не при чем - просватали бы и отдали замуж, плевать, что молода и в три года отдавали замуж - навырост*

Виноградник был у Соломона в Ваал-Гамоне; он отдал этот виноградник сторожам; каждый должен был доставлять за плоды его тысячу серебренников. А мой виноградник у меня при себе. Тысяча пусть тебе, Соломон, а двести стерегущим плоды его.

*Поскольку виноградник - это женские прелести, то сторожа - евнухи. Однако, раз за плоды его они должны платить тысячу серебренников - это дикие деньги - простой виноград столько не стоит - значит, царь своих наложниц, которые ему становились не нужны, продавал за деньги, был сутенером. А она решается тайно изменить царю, поскольку у неё охранников нет, виноградник при себе. Вскружила голову царю и добилась свободы особой*

Жительница садов! Товарищи внимают голосу твоему, дай и мне послушать его.

Беги, возлюбленный мой; будь подобен серне или молодому оленю на горах бальзамических.

*Почему беги? Да потому, что застукали - из чужого сада виноград воровал молодой олень, лис с лисенятами*

ЗОЛОТОЙ ТЕЛЕЦ

* Послушай, Аарон, люди ропщут. Вторая неделя пошла, как ждем возвращения Моисея с горы, одни говорят - он ушел советоваться с Господом, иные сказывают - потерял он дорогу нашу и хочет искать путей с вершины, чтобы осмотреться, а есть и такие, что говорят, не вернется он, бросил нас, а сам ушел дорогой горной туда, где есть пища, питье и кров. Люди от праздности стали жестокосердны, а голод их делает подобным зверям. Еду они выменивают на одежду, одежду на золотые украшения, а золото и серебро выигрывают в кости, а иные так отбирают силой или угрозами. Сила стала важнее рассудка, милосердие неведомо, слабые и убогие голодают, дети не видят ни еды ни питья и никто не внемлет матерям, взывающим к щедрости и справедливости. Того и гляди, возьмутся за оружие, и тогда горе нам.

* Следует собрать все оружие и раздать верным людям нашим - скажешь, что в окрестностях видели следы барса, люди будут в охране поочередно бодрствовать. Также начнем делить еду и одежду - поровну, детям особо, женщинам также свою долю определим, мужчинам - иную. Кто в охране стоять будет - двойную тому долю выдавать будешь. Собрать также велишь все золото, монеты, украшения, серьги золотые и серебряные, речь я держать буду перед старостами от каждого обоза, ты же не объясняй ничего - вели собрать всё злато и свезешь ко шатру моему.

* Аарон, оружие иные сдали, иные воспротивились - сами вызвались стражами быть, также и с золотом, иные не хотят отдавать, ибо не веруют тебе, как Моисею верили. Нету, говорят такого знаку от Моисея, чтобы золото сдавать.

* Много собрал ты золота?

* Аарон, помнишь, убили охотники наши серну с теленком её? Телёнок в глине увяз, лежал наполовину замытый, а серна не отходила от него. Ту яма, что от теленка осталась - всю её заполнить можно этим золотом.

* Ну так вели расплавить все злато и лейте в эту яму, сколько войдет, а после остудить, достать и поставить у шатра моего. Я говорить буду.

* Сыны Израилевы! Видите этого теленка? Он из золота, да головы у него нет. Так и вы без Моисея - не ведаете, что творите, не знаете, куда идете. Ждать будем Моисея, ибо он один нас вывел из плена ненавистного. Сколько надо будет, столько и будем ждать. И покуда мы без головы остаемся, в путь не тронемся.

* Аарон, люди принесли тебе золото свое, что укрыли от тебя. Просят, чтобы голову ты отлил тельцу золотому, нету сил, говорят, стоять и ждать - лучше, говорят, в пути погибнуть, чем в пустыне у горы сгинуть от голода и хлада.

* Что ж, лучше безвредным заниматься, чем худое творить. Пусть их, сделаем им тельца. Ты, Авраам, кажется, был мастером золотых дел. Ночь тебе даю, чтобы ты к тельцу золотому голову отлил, и поправил то, что надо, чтобы он о четырех ногах был и с головой, как полагается. Отвлечем сынов Израилевых от разврата и грабежей.

* Вот вам теленок - целый и с головой. Сыны Израилевы, так и мы будем с Моисеем - ждать его надобно, не долго уже.

* Аарон, люди умом тронулись. Тельца золотого на трон возвели, курят дымы ему, и жертвы приносят, просят его вывести их из пустыни. Идти надо в гору к Моисею, звать его скорей, нельзя медлить.

* Моисей, наконец, дождались мы тебя, поспеши ко всем! Нет, не вопли это и не плачь. Не хоронят никого и не празднуют. То песни языческие, поклоняются люди тельцу золотому, что я сделал для них - как бы мне ещё было отвратить их от распутства и грабежей - собрать я мог их золото, а удержать не мог, вот и решился слить всё воедино, чтобы никто не мог забрать каждый своё.

* Вот вы каковы, сыны Израилевы! Больно смотреть на вас. Как? Вы из плена бежавши столько злата на себе несли через пустыни и горы - от одного плена бежали, а другую неволю на себе волокли! Чем работать не взяли вы, книги побросали, а золото несли на себе. Кого из вас накормит золото в пустыне? Или напоит оно вас? Безумцы, вот он - бог ваш, ему и поклоняйтесь! Безумен и я хотел избавить от рабства вас, а вы своего господина на себе носите. Сей же час в огонь этого идола - расплавить и в воду слить! Пейте, пейте все и скажите - вкуснее вам стала вода от того, что бог ваш в ней? Пейте все, ешьте вашего бога, накормит вас он? Я нашел вам путь, мне открылась дорога, да только по ней ли вам идти? Любите вашего кумира, коли вам он дорог, только с ним ни в каких местах не найдете вы свободы!

Он просился ко мне, но я ему отказал. С какой стати давать ему приют? Кто он мне? Нет, этим я сыт по горло. Пустил я к себе детство - унесло оно моих забавы. Пустил я юность - унесла она у меня веру в справедливость, лишила покоя, возбудила страсть к переменам. Пустил мудрость, и лишила она меня уважения к себе - показала тщетность усилий и вред, наносимый мной из-за гордыни моей. А теперь еще и пророка мне пустить? Прогнал прочь его, дабы оставил меня со своим. И проклял он меня - обрек на вечные скитания. И с тех пор дух мой скитается по горам и долам, во все страны заглядывал я, во все времена, и на планетах я духом своим побывал, и в прошлое смотрел, и в будущее, но не нашел я покоя, ибо нет его, и не нашел я гармонии, ибо нет и её ...