/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Нехоженой Тропой

В Баталов


Баталов В

Нехоженой тропой

В. БАТАЛОВ

НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ

Повесть

Перевел В. Муравьев

________________________________________________________________

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ

СБОРЫ

ПО КАМЕ И ВЕСЛЯНЕ

ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО

"СОН В РУКУ"

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

У КОСТРА

НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ

ВОТ И АДОВО ОЗЕРО!

В ОХОТНИЧЬЕЙ ИЗБУШКЕ

ВЕРТОЛЕТ

ЗДЕСЬ БУДЕТ КОРЧАГИНСК

________________________________________________________________

ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ

Мальчик стоял у берега по колени в воде. Вокруг его ног шныряли юркие мальки, а изредка набегавшая волна касалась засученных штанин. Мальчик держал в руках длинное березовое удилище и не сводил глаз с белого поплавка - тонкого гусиного пера.

Поплавок шевельнулся, запрыгал и юркнул под воду. От него мелкой рябью разбежались круги. И когда над водой оставался только едва заметный острый кончик пера, мальчик резко взмахнул удилищем. Леска натянулась, и из воды, в брызгах, показался красноперый окунь. Рыбак снял окуня с крючка и положил в висевшую на боку полевую сумку. Потом он неторопливо нацепил на крючок красного червя, поплевал на него и снова закинул удочку.

- Дима, дядя Илья приехал! - послышалось с берега.

По тропинке к речке, размахивая руками, бежала девочка в коротком белом платье.

- Чего ты орешь, Татьяна, всю рыбу распугаешь, - проворчал мальчик себе под нос.

- Иди скорее, а то он уедет! - кричала девочка.

Хотя жаль было уходить с речки, когда клев только начался, но Диме очень хотелось повидать дядю, и он полез на берег, на ходу сматывая удочку.

Димин дядя, Илья Кузьмич Руднев, или, как его все называли попросту, Кузьмич, редко бывал в Гайнах. Он работал лесничим и жил за семьдесят пять километров отсюда, в лесном поселке Серебрянке. Кузьмич был заядлым охотником и рыболовом, а как он рассказывал о разных охотничьих приключениях, о звериных хитростях, рыбьих повадках - заслушаешься!

- Зашла я к вам, вижу, незнакомый человек, - говорила Таня, шагая рядом с Димой, - усы огромные и с завитушками на концах...

- Гвардейские, - вставил Дима.

- Ага, гвардейские... Сам высокий, у нас в Гайнах, пожалуй, нет ни одного такого высокого человека. Твой отец ему говорит: "Значит, спешишь, Илья..." Я сразу поняла, что это Кузьмич из Серебрянки. А он отвечает: "Жаль, что Димы нет дома". Тогда я говорю: "Я сейчас сбегаю за Димой, он на Желтом плесе окуней ловит". И побежала.

Дима и Таня перешли по мостику через бурлящий на дне оврага быстрый ручей и побежали по спускающейся под горку улице к Димкиному дому. Они остановились только возле крыльца. Дима поставил удочку, снял сумку с плеча, пригладил вихры...

- А брюки? - подсказала Таня.

Дима опустил безнадежно измятые штанины, попробовал разгладить их ладонями, поправил воротник и открыл дверь.

- А вот и Дмитрий Федорович! Ну-ка подойди поближе, племянничек, встретил Кузьмич мальчика. - Да ты скоро меня перерастешь.

Лесничий ласково потрепал Диму по русым, торчащим во все стороны волосам.

- Здравствуй, дядя Илья, ты на сколько дней приехал? А будешь сегодня опять про Серебрянку рассказывать? - спросил Дима.

- Нет, браток, на этот раз не придется нам с тобой договорить, ответил Кузьмич, подкручивая кончики усов. - Рассказать-то есть о чем, да надо ехать. Дело у меня одно важное.

Дима вздохнул: когда еще теперь приедет дядя Илья в Гайны?

- Не расстраивайся, браток, - вдруг сказал дядя, - хочешь, поедем со мной. На рыбалку сходим, про охоту расскажу. А красота у нас какая! Ну как, согласен?

Дима посмотрел на дядю: не шутит ли? Как будто нет.

Мальчик повеселел, но не отвечал ни слова, переводя взгляд с дяди на отца, развертывавшего у окна свежую газету. Дядя догадался, в чем дело: "Я-то, конечно, согласен, - говорили красноречивые взгляды племянника, - а вот отпустит ли отец..."

- Федор, - окликнул Кузьмич брата, - я хочу твоего сына к себе забрать. Как ты на это смотришь?

- Диму в гости? - переспросил отец и замолчал, раздумывая.

Он медленно, так медленно, что у Димы дыхание перехватило от нетерпения, свернул газету, положил на подоконник и лишь тогда заговорил снова:

- Что ж, пусть посмотрит ваши места. А то по географии получил четверку. Поездит - может быть, будет географию лучше знать, - улыбнулся отец.

У Димы радостно заблестели глаза:

- Дядя Илья, ты на моторке приехал?

- Да, на моторке.

Таня, молчаливо стоявшая в стороне, подошла к Диме сзади и легонько дернула его за рубашку. Дима понял, что ей тоже хочется в Серебрянку и она просит замолвить за нее словечко перед дядей.

- Ну куда тебе! - зашептал через плечо Дима. - Устанешь, заноешь: "К маме хочу..."

- Я не устану, - горячо зашептала в ответ девочка. - Помнишь, как на Черное ходили? Ведь тоже не близко...

- Вы о чем там шепчетесь? - спросил Кузьмич.

- Мы в одном классе с Таней учимся... - уклончиво ответил Дима дяде.

- Ну и что же? Она тоже хочет в Серебрянку?

- Ага...

- Можно и Таню взять, места в лодке хватит, - ответил дядя. - Так!

- Так! - хором ответили Дима и Таня.

- Тогда собирайтесь. Я сейчас схожу в контору лесхоза, а через два-три часа отчаливаем.

- На, путешественник, - сказал отец и, вынув из стола коробочку, подал ее Диме. - Очень нужная вещь в путешествиях.

Отец и Кузьмич вышли во двор. Через окно доносился их разговор.

- Ты, Илья, лучше меня знаешь окрестные леса, - говорил отец. Леспромхозу дали план по лесу для авиафанеры. Надо найти хороший бор и ставить там новый поселок. Только нет у нас нигде поблизости такого леса...

- Поблизости не найдешь, - ответил лесничий. - По-моему, подходящий лес должен быть где-нибудь в наших местах, возле Адова. Там нужно искать...

Отец с Кузьмичом скрылись за калиткой, и ребята не слышали их дальнейшего разговора.

- Дима, а что в коробочке? - спросила Таня.

- Не знаю.

- Тогда открывай скорей!

Дима открыл коробочку; в ней был новенький черный компас.

- Компас! - с восторгом воскликнул Дима. - С ним в любую глушь зайдешь и никогда не заблудишься!

СБОРЫ

Но медлить было некогда, нужно собираться. Дима вырвал из тетрадки чистый лист, отточил карандаш и стал записывать, что нужно взять с собой. Путешествие - не игра, тут необходимо все предусмотреть и ничего не забыть.

Прежде всего - ружье. Вот оно висит над Диминой кроватью, новенькое, блестящее. Отец подарил его Диме в прошлом году, и Дима только три раза ходил с ним прошлой осенью за Каму охотиться на уток.

В углу стоит бамбуковый спиннинг с алюминиевой катушкой. Его Дима сам сделал в школьной мастерской. Спиннинг тоже не мешает взять.

Потом в список попали компас, вещевой мешок, топорик, котелок, кружка и другие нужные в походе вещи.

- Плохо, что фотоаппарата у нас нет, - с сожалением вздохнула Таня. Какие бы мы снимки интересные сделали в Серебрянке!

- Это верно... - Дима почесал затылок. - Фотоаппарат нам необходим как воздух или, скажем, как ружье. Что же делать?

- У Афони-Профессора есть аппарат, - напомнила Таня.

- Правильно! Позовем с собой Афоню.

- А Кузьмич возьмет троих? - с сомнением спросила Таня. - И Афоня, может быть, не поедет...

- Дядя возьмет, - уверенно сказал Дима. - А Профессор не дурак, чтобы от своего счастья отказываться.

Дима подошел к отцовскому столу, покрутил ручку телефона, снял трубку.

- Алло! Мне квартиру диспетчера Лежнева.

Отец Афони диспетчер леспромхоза, а сам Афоня учится в одном классе с Димой и Таней. Он толстый, круглолицый, ходит медленно, говорит не спеша, к тому же носит очки. Кто-то из ребят прозвал его в четвертом классе Профессором, и с тех пор это прозвище прилипло к нему, как муха к меду.

- Соединяю с квартирой диспетчера, - ответила телефонистка.

- Алло!

Дима узнал по голосу Афоню:

- Афоня, здравствуй! Это я, Дима. Мы уезжаем через три часа.

- Кто уезжает? Куда?

- Мы, то есть я с Таней и дядей Ильей Кузьмичом. В Серебрянку.

- Доброго пути.

- Поедем с нами. Знаешь, какие снимки хорошие сделаешь!

Афоня не отвечал. Но Дима не клал трубку.

- Что он говорит? Не хочет ехать? Да? - спрашивала Таня.

- Молчит. Думает.

Наконец Дима снова услышал Афонин голос.

- Алло! Я согласен. Думаю, что такая поездка будет для меня полезна.

- Тогда дуй сейчас же ко мне на велосипеде.

Дима положил трубку.

- Профессор согласен, - сказал Дима. - Теперь пойдем спросим у твоей матери. Ведь она тебя не отпустит.

Таня жила через двор от Димы.

Когда ребята вошли в дом, Марфа Гавриловна, мать Тани, варила обед. С тряпкой в руке она стояла перед примусом. Из белой кастрюли кудрявыми струйками вырывался к потолку белый пар. Вкусно пахло луковым супом.

Таня кивнула Диме: начинай, мол, сразу.

- Тетя Марфа, мы к вам по делу, - несмело заговорил Дима.

- Небось опять надумали куда ехать? - вытирая мокрые руки о фартук, совсем нестрого сказала Марфа Гавриловна. - То на Черное озеро, то в колхоз, то на лесоучасток... Прямо непоседы какие-то.

"Как она догадалась, что мы собираемся ехать?" - удивился Дима и молчал, не зная, что ответить.

- Мы с Ильей Кузьмичом в Серебрянку, - вступила в разговор Таня. - На моторке. Пусти, мама...

- Туда на лодке, а оттуда пешком, - уже строже сказала Марфа Гавриловна, снимая с примуса кастрюлю. - Неблизкий свет, все ноги обобьете, пока дошагаете.

- Оттуда тоже на моторке или на катере, - неуверенно ответил Дима.

- Ну вот что, садитесь, пообедаем, а потом поговорим.

Марфа Гавриловна поставила на стол три тарелки, положила три ложки.

- Тетя Марфа, я уже обедал сегодня... - начал было отказываться Дима.

Но Таня быстро толкнула его в бок и зашептала на ухо:

- Садись. Мама не любит, когда отказываются.

Все сели за стол.

Опасения, что Марфа Гавриловна не пустит Таню, оказались напрасными. Она только строго-настрого наказала ей и Диме не зевать по сторонам, быть осторожными, велела Тане купить бинт, йод и другие медикаменты.

Вскоре прикатил на велосипеде Афоня:

- Едете?

- Едем, - ответил Дима. - Меня отец уже отпустил, Таню мать тоже.

- А моих родителей нет дома... Как же быть? - растерянно поглядел на ребят Афоня.

- Да-а... Как же быть? - повторил Дима.

- Придумал! - хлопнул себя по лбу Афоня. - Я им оставлю записку.

- Молодец, Профессор!

Афоня тут же написал записку: "Дорогие папа и мама! Я с ребятами и дядей Кузьмичом отправился в путешествие в Серебрянку. Обо мне не беспокойтесь. Афоня".

Афоня вскочил на велосипед и поехал за фотоаппаратом.

ПО КАМЕ И ВЕСЛЯНЕ

Когда Илья Кузьмич вернулся из конторы, ребята ждали его уже у крыльца, готовые к отплытию, в дорожной одежде и с рюкзаками за спиной.

- О-о, брат ты мой, да тут целая экспедиция! - воскликнул Илья Кузьмич. - Значит, все в порядке?

- Так точно! - отрапортовал Дима, вытянувшись по стойке "смирно". Экспедиция собралась в полном составе: начальник экспедиции - Дмитрий Руднев, медсестра и повар - Татьяна Зорина, фотокорреспондент - Афанасий Лежнев.

- Ну, раз фотокорреспондент, - ладно. Пошли на корабль.

- А как называется наш корабль? - спросила Таня.

Илья Кузьмич задумался.

- Назовем "Павка Корчагин", - предложил Дима.

- Правильно, - одобрил Илья Кузьмич. - Ну, корчагинцы, в путь!

Ребята сложили все свои вещи в носу лодки, уселись сами, и Кузьмич оттолкнулся веслом от берега.

Заработал мотор, и лодка сначала медленно, а потом быстрее и быстрее поплыла против течения, разрезая носом воду и оставляя за собой две длинные волны, с плеском набегающие на берега.

С каждой минутой Гайны уходили все дальше.

Уже совсем скрылись в зелени темные стены старых домов и сарайчиков, и только несколько новых срубов долго светились ярко-желтыми бревнами. Позади остался Желтый плес, где ребятам известен каждый камень, каждая ямка на дне. Поворот - и село пропало за лесом.

А потом пошли уже незнакомые места.

Навстречу плыли то высокие и обрывистые берега, то пологие и низкие, то покрытые коричневато-желтым песком, то заросшие высокой травой и густым ивняком. Прямые, как свечи, сосны, темные высокие ели вперемежку с кудрявыми березами и осинами сплошной зеленой стеной подступали к воде. То тут, то там, растопырив сучья и словно застыв в испуге, с обрывистых берегов свисали над рекой деревья.

Дима лежал, подложив под голову вещевой мешок, и смотрел вверх. Лодку приятно покачивало. Кажется, плыл бы так и плыл и день и ночь.

Диме не видно ни берегов, ни леса, а только небо, знойное летнее небо. Освещенные солнцем легкие белые облака - как небрежно растрепанные жидкие клочья ваты. Они бегут, спешат куда-то, как будто стараются обогнать друг друга. Вровень с ними черной точкой маячит неподвижный ястреб, и кажется, что он указывает путь.

Таня перегнулась через борт и рукой коснулась воды. Она видит то же небо, облака и глубокую синь, только отраженные в реке, точно в зеркале.

Афоня, прищурившись, внимательно поглядывает по сторонам, выбирает наиболее красивые пейзажи и держит наготове свой ФЭД. Он уже успел сделать несколько снимков.

Посередине реки, где глубже и где течение быстрее, извилистой беспорядочной лентой плывут бревна, толстые и тонкие, длинные и короткие. Летом лесозаготовители, вывозя лес к реке, не складывают его, как зимой, в штабеля, а сразу спускают на воду.

Илье Кузьмичу не раз приходилось проплывать здесь на своей лодке, и он хорошо знает реку. Обходя мели, лодка иногда пересекает сплавную ленту. Иной раз удается пройти, не задев бревен, иной раз они с грохотом прокатываются по дну, ныряют под воду, а затем всплывают с шумом и плеском.

Афоня поднес фотоаппарат к глазу, навел на резкость, щелкнул и закричал:

- Замечательный вид! Место слияния Камы и Весляны!

Дима и Таня подняли голову.

Картина была действительно замечательная: две реки, две красавицы сестры, Весляна и Кама, одинаковые здесь по ширине и полноводности, сливаются в одну величественную реку.

Лодка описала дугу и вошла в Весляну.

- А в Весляне течение быстрей, чем в Каме, - сказал Дима.

- И вода какая-то желтоватая, - добавила Таня.

- Это потому, - объяснил Илья Кузьмич, - что Весляна течет среди болот и размывает торфяные берега.

Вскоре впереди показалось устье какого-то впадающего в реку широкого ручья.

- Как называется эта речка? - спросила Таня.

- Это не речка, а прокоп, - ответил Илья Кузьмич. - Здесь Весляна делает в своем течении большую петлю - хобот, как ее у нас называют, и вот сплавщики, чтобы не гонять плоты кружным путем, бульдозерами прорыли напрямик канаву. В половодье эту канаву размыло еще больше, и теперь потекла Весляна по новому руслу.

Десятки километров остались позади. Леса, луга, поселки и снова леса...

Таня тронула Диму за плечо и, показывая вперед, тихо сказала:

- Смотри-ка...

Впереди, метрах в ста, по грудь в воде стояла лосиха и спокойно поводила по сторонам большой горбоносой головой.

- Совсем не боится, видно, привыкла к шуму. Ну, сейчас попадешь в мой объектив, - проговорил Афоня и поднес ФЭД к глазу.

Лодка все ближе подходила к лосихе. Вот до нее уже восемьдесят, шестьдесят, пятьдесят метров... Лосиха не уходила.

Дима вскинул ружье и прицелился.

- Не смей стрелять! - встревоженно крикнул Илья Кузьмич и, когда Дима опустил ружье на колени, добавил: - Лосей у нас не бьют.

Лодка приблизилась к лосихе метров на тридцать. Она оглянулась, не спеша вошла глубже, с силой оттолкнулась ногами от дна и, погрузившись в воду так, что сверху осталась одна голова, поплыла к противоположному берегу.

В это время из молодого осинника на берег выскочил маленький длинноногий лосенок. Споткнувшись и подняв фонтан брызг, он вбежал в воду и поплыл за лосихой. Быстрое течение сносило его вниз, к лодке.

- Дядя Илья, теленка на нас несет! - закричала Таня. - Он тонет!

Илья Кузьмич заглушил мотор. Лодка сразу сбавила скорость. Еще полминуты, и захлебывающийся, фыркающий лосенок поравнялся с ее бортом.

- Надо спасать малыша. А ну, ребята, тащи его в лодку! - распорядился Илья Кузьмич. - Раз-два, взяли!

Ребята уцепились за лосенка - кто за шею, кто за уши, Афоня схватился за хвост.

- Раз-два, взяли!

Но лосенок оказался не так-то легок.

- Еще, еще немного! - ободряюще приговаривал Илья Кузьмич, перехватывая лосенка за передние ноги. - Еще чуточку! Так, братцы, так. А теперь тащи его через борт.

Лосенок грузно свалился на дно лодки. Он тяжело дышал, озираясь вокруг круглыми, на выкате, испуганными глазами, и его вытянутые ноги судорожно дрожали.

- Дурной ты, лопоухий, - ласково проговорила Таня, гладя лосенка по бурой жесткой шерсти. - Не можешь по-настоящему плавать - не лезь в воду. Мал ты еще, чтобы такую речку переплывать...

Лосенка решили перевезти к матери, которая уже звала его где-то за кустами.

Илья Кузьмич, не включая мотора, на веслах подогнал лодку к берегу. Днище зашуршало по песку.

- Вставай, - подтолкнул Илья Кузьмич лосенка.

Тот согнул ноги, подтянул их под себя и неуверенно поднялся. Минуту постоял, словно проверяя, держат ли его ноги, а потом, подпрыгнув, ринулся бегом в прибрежные кусты на зов матери...

И снова застрекотал мотор, и поплыли мимо лесистые берега.

ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО

Через полчаса на левом берегу показалось большое, пожалуй, не меньше, чем Гайны, село.

- Вот и Серебрянка, - сказал Илья Кузьмич, направляя лодку к берегу против стоявшего на возвышенности крайнего дома.

Из ворот вышла маленькая, полная женщина в голубом длинном, до земли, сарафане-дубасе и синем ситцевом платке. Она взглянула на подплывающую лодку, всплеснула руками и нараспев, окая, запричитала:

- Го-о-стечки приехали! Радости-то сколько!

Мелкими, суетливыми шажками она словно не сбежала, а скатилась под горку.

- Услыхала шум-то знакомый, ну, думаю, Кузьмич катит на своей каталке. Глянула в окно, вижу - не один едет, никак, Митеньку везет. Ой, как вырос-то... Как вырос!.. - Она обняла Диму, поцеловала в щеку, похлопала по спине и, повернувшись к Тане и Афоне, ласково спросила: - Это твои товарищи, Митенька?

- Да, мы в одном классе учимся. Это Таня, а это Афоня.

- Здравствуйте, милые мои... Уж как я рада!.. И чего ты, старый, не предупредил, что с гостями приедешь?..

- Сколько раз я тебе, Груша, сказывал, не называй ты меня стариком, с досадой отозвался Илья Кузьмич. - Какой я старик? А не предупредил времени не было.

Афоня тихонько хмыкнул. "Ну и прозвал же Кузьмич свою жену! - подумал он. - А ведь она и вправду похожа на грушу".

- Как зовут твою тетю? - тихо шепнул он Диме.

- Тетя Груша, - ответил Дима.

- Разве есть такое имя?

- Вообще-то ее зовут Агриппина Прокопьевна. Ведь и ты не Афоня, а Афанасий.

- Понятно. Только все равно смешно...

- Что же это я замешкалась-то! - спохватилась тетя Груша. - Пойдемте, милые, в дом. Проголодались небось в дороге-то, устали...

Ребята пошли в дом.

- Я сейчас, ребятишки, сейчас стол накрою, - суетилась хозяйка.

Ребята с интересом осматривались вокруг.

Дом у лесничего небольшой, изнутри он оклеен голубыми, уже выцветшими обоями, и по всем стенам висят плакаты - о повышении удоев, об охране лесов, о выращивании овощей, как в клубе. Два окна смотрят прямо на реку, два других выходят к лесу, а из окошка маленькой комнатки, которую тетя Груша называет служебным кабинетом Кузьмича, видно все село - улицы, лесопилку, клуб, швейную мастерскую, магазин...

Дима остановился перед большой висевшей между окон застекленной рамкой со множеством больших и маленьких фотографий. Среди фотографий он нашел и свою, и отца с матерью. Вот дядя Кузьмич, а этот парень в военной форме с сержантскими погонами, с орденами и медалями на груди - сын дяди Кузьмича и тети Груши, Иван. Он погиб на войне.

- Ну, идите за стол, - позвала тетя Груша.

Ребята ели так, что за ушами трещало. Тане больше всего понравился гусь с жареной картошкой, Дима не мог оторваться от соленых рыжиков, а Афоня нажимал на варенье.

- В смородиновом варенье много витаминов, поэтому оно очень полезно, - приговаривал Афоня, в пятый раз накладывая варенье в свое блюдечко.

- Кушайте, детки, кушайте на здоровье, - потчевала тетя Груша. Отведайте рыбки. В прошлое воскресенье Кузьмич полведра лещей принес.

Тетя Груша села напротив ребят и, подперев щеку рукой, ласково и печально глядела на Диму.

- Гляжу я на тебя, Митенька, - вздохнула тетя Груша, - и ровно Ванюшку вижу. И нос, как у него, чуть с горбинкой, и глаза карие да бойкие. - На глазах Агриппины Прокопьевны выступили слезы. - Тебя еще на свете не было, когда его на войне фашисты убили. Наводчиком он при пушке был. Писал он мне в письмах: "Скоро, мама, добьем фашистов, и вернусь домой". А потом пришла похоронка...

Илья Кузьмич обнял тетю Грушу за плечи и ласково сказал:

- Не плачь, мать...

Дима отвел глаза и вздохнул.

* * *

В кабинете Ильи Кузьмича висела большая, во всю стену, карта Пермской области. Ребята нашли на ней свои Гайны, потом нашли Серебрянку.

- Ребята, смотрите-ка, Адово озеро! - воскликнула Таня.

- Адово? - переспросил Дима.

- Да, Адово, - подтвердил Илья Кузьмич. - Есть в наших краях такое озеро. Большое озеро.

- Сколько в нем километров по окружности? - спросил Афоня.

- Точно-то никто не знает, уж больно в глухом месте оно находится, как будто нарочно спряталось, чтобы люди не добрались до него и не беспокоили. На том озере жил один человек, наш охотник дед Афанасий. Знаменитый был охотник - одних медведей шестьдесят восемь убил. Поставил он себе избушку, стрелял зверя, ловил рыбу, а как помер, осталась избушка пустая, и больше никто не решается туда ходить. Я тоже бывал там всего два раза.

- Дядя Илья, расскажи что-нибудь про это озеро.

Илья Кузьмич достал из кармана трубку, постучал ею по столу, вытряхнул пепел в жестяную баночку. Потом не спеша достал кисет, набил трубку и закурил. Облако белого дыма потянулось в открытое окно.

- Ладно, расскажу. Слушайте. Немало озер в нашем крае, но самое большое находится в тайге между Утьвой и Онылом. Старики говорят, что его сотворила нечистая сила, леший, значит. Потому-то к нему нет подступа - со всех сторон болота, и только на западном берегу есть небольшой кусок твердого берега. Никогда то озеро не бывает спокойным, днем и ночью бушуют на нем волны, а посредине такой водоворот, что, если подплыть к нему на лодке, вмиг утянет - и поминай как звали. А по ночам из озера выходят русалки...

- А вы их видели? - прервал Илью Кузьмича Афоня.

Илья Кузьмич улыбнулся:

- До седины дожил, весь свой век бродил по лесу, болотам да озерам, а вот видеть русалок или там лешего не случалось.

- Может быть, там не русалки, а водится кистеперая рыба целакантус, проговорил Афоня. - Та самая, про которую в книге "На лунных островах" написано. Она...

- Ладно, потом расскажешь про рыбу, - остановила Таня Афоню. - Не мешай дяде Илье...

- Ну, значит, так, - продолжал Илья Кузьмич. - Рассказывают люди про это озеро такую легенду.

В давние-давние времена жил в наших лесах Лесной царь, и была у него дочь-красавица. А в озере жил Водяной царь, и был у него сын. Задумал Водяной царь женить своего сына на дочери Лесного царя и послал к нему сватов.

Только сваты вернулись ни с чем. "Не отдам я свою дочь за сына Водяного царя, - сказал Лесной царь. - Она у меня в холе да в богатстве выросла, а у вашего Водяного всего добра - вода да ерши".

Разобиделся Водяной царь. "Не хочет добром дочь отдать - возьмем сами, - сказал он сыну. - Мало у нас добра, зато сила велика".

Однажды дочь Лесного царя гуляла по берегу озера, вдруг выскочил из воды сын Водяного царя, схватил ее и утащил на дно.

Пришел Лесной царь к озеру.

"Эй, отдайте мне дочь, а то плохо вам будет!" - закричал он.

Но тут в ответ ему забурлила вода в озере, заходила ходуном, поднялись волны до неба, разлетелись брызги на много верст кругом.

Испугался Лесной царь, отступил от озера.

"Не велико богатство у Водяного царя, зато велика у него сила", промолвил Лесной царь и вернулся в свои леса, а дочь его так и осталась жить в озере...

Только с тех пор бурлит озеро: так разгневался Водяной царь, что и теперь никак не успокоится.

- А почему же это озеро назвали Адовым? - спросила Таня.

- Об этом слышал я от людей такую историю. - Илья Кузьмич зажег потухшую трубку, затянулся и начал новый рассказ: - В старину узнали как-то люди, что в лесу есть большое озеро, на дне которого лежит бочка с золотом.

У многих тогда глаза разгорелись на такое богатство, да не каждому было по силам приняться за дело. На маленькой лодке-долбленке не выедешь: сразу перевернет, а построить большую лодку по средствам только богатею купцу или торговцу. Съехались к озеру богатеи со всех концов, нагнали людей ладьи строить. За одну ночь построили десятка два лодок, и рано утром выплыли на них богатеи на середину озера.

Стали они спорить, кому первому сеть закидывать. Один кричит: "Я первый прибежал к озеру!" Другой ему в ответ: "Я богаче тебя, значит, мне первому счастье пытать". А третий просто ругается: "Отойди, а то веслом стукну!"

Слово за слово, и началась драка. Вцепились богатеи друг другу в волосы, свалились в воду и утонули.

"Черт их к себе в ад утащил", - сказали люди, и с тех пор озеро стало называться Адовым...

За рассказами не заметили, как стемнело.

- Спать пора, - сказал Илья Кузьмич. - Хотите - на полатях устраивайтесь, хотите - тетя Груша постелит вам на полу.

- Мы на улице переспим, - ответил за всех Дима.

- На свежем воздухе полезней, - поддержал его Афоня.

- Раз полезней, лезьте на сеновал. Сейчас ночи теплые, не замерзнете, - проговорил Илья Кузьмич. - А завтра придумаем что-нибудь интересное.

"СОН В РУКУ"

По лестнице, сколоченной из березовых жердей, ребята влезли на темный сеновал и ощупью, спотыкаясь о чердачные балки, на четвереньках доползли до мягкого, пахучего сена.

- Здесь очень здорово, - бубнил себе под нос Афоня, копошась в сене, - очень здорово...

Он вытянулся и сразу уснул. Таня свернулась калачиком и тоже уснула.

А Дима лежал на спине, положив руки под голову, и смотрел вверх. Сквозь щели в крыше длинными полосами пробивался в сарай лунный свет. Понемногу глаза привыкли к темноте, и Дима увидел метрах в двух от себя насест и на нем силуэты спящих кур.

Было очень тихо. Откуда-то доносился еле слышный рокот далекого трактора; корова в хлеву лениво жевала свою жвачку; изредка тоненько похрюкивал во сне поросенок, и сонная курица щелкала клювом.

Дима старался себе представить, какое оно - Адово озеро. Он закрывал глаза, и перед ним вставал лес и волны, бегущие за кормой лодки...

На насесте послышался шорох, большой петух переступил с ноги на ногу, звучно захлопал крыльями и отчаянно, сначала с хрипотцой, а потом звонко-звонко закричал: "Ку-ка-ре-ку-у!"

От неожиданности Дима вздрогнул:

- Ты с ума спятил, Петька!

"Ку-ка-ре-ку-у!" - отозвался другой петух с соседского двора.

И покатилась по всему поселку торопливая петушиная перекличка.

Но Дима уже ничего не слышал, он спал, и снился ему сон. Как будто идет он, а под ногами у него упругий, пружинящий мох. Дима поднял голову и увидел вокруг глухую тайгу. Он пошел прямо через бурелом, через цепкий ельник, через какие-то овраги. Вокруг перелетали с ветки на ветку стаи тетеревов и рябчиков, их было много, как скворцов осенью. Меж сосен мелькнула быстрая тень волка, над красным малиновым кустом поднялся медведь, стороной пробежал олень, задевая ветви рогами. А Дима шел вперед и совсем не боялся.

Но вот перед ним открылось безбрежное море, по которому катились шумные волны с белой пеной на высоких гребнях.

"Это Адово озеро", - подумал Дима.

Он прыгнул в долбленку, качавшуюся у берега, и поплыл.

Огромная волна подняла лодку выше деревьев. Тут из зеленой глубины выплыл Водяной царь. Он грозно взглянул на Диму, тряхнул длинной зеленой бородой и строго спросил:

"Ты зачем явился в мои владения? Или не знаешь, что человеку заказаны пути к Адову озеру? Убирайся отсюда подобру-поздорову, пока цел".

Оглянулся Дима вокруг и увидел с гребня волны, что на другом берегу стоит высокий светлый сосновый бор.

Схватил Водяной царь Диму за ногу...

- Эй, соня, вставай! - дергала Таня Диму за ногу. - До обеда, что ли, собираешься спать?..

Дима открыл глаза. На сеновале было совсем светло. В чердачное окно сияло солнце.

- Ну и сон же я видел! - потягиваясь, проговорил Дима. - Про Адово озеро...

- Любопытный, должно быть, водоем, судя по рассказам Кузьмича, рассудительно сказал Афоня. - Там, наверное, можно сделать интересные снимки.

- Что снимки! Ведь дядя Илья говорил, что как раз там есть такой сосновый бор, какой нужен леспромхозу. Помнишь, Таня?

- Помню, - ответила девочка.

- Может быть, нам посчастливится, и мы найдем его. Вот все удивятся, когда мы придем к директору леспромхоза и скажем: "Товарищ директор, мы нашли авиафанерный лес!" - Дима оглянулся и, понизив голос, заговорщически зашептал: - Давайте сегодня же махнем на Адово? Ну решайте, корчагинцы!

- Заблудимся, - поежился Афоня. - Дорогу туда мы не знаем, карты нет...

- Карту я срисую с дядиной, а компас у нас есть. Идем, а?

Таня, соглашаясь, кивнула головой.

- А ты, Профессор?

- Надо подумать...

- Ты подумай, какие снимки принесешь в школу...

- Ладно, идем, - решительно махнул рукой Афоня.

- Молодец. Дай руку. - Дима взял Афонину руку и крепко ее пожал. Только идти-то ведь далеко.

- Хоть на край света, - бодро ответил Афоня.

- А хныкать не будешь?

- Не буду.

- Клянешься?

- Провалиться мне на этом месте.

- Нет, ты давай клянись по-настоящему: я, Афоня-Профессор, клянусь, что пройду столько километров, сколько надо, и, что бы ни случилось в пути, никто не услышит от меня жалоб.

Афоня повторил слова клятвы и добавил:

- А вы с Таней тоже поклянитесь.

- Мы тоже клянемся...

В сенях протяжно скрипнула дверь.

- Митенька, детки, идите, милые, скорее завтракать. Я для вас блинков да шанег настряпала. Кузьмич-то чуть свет по службе куда-то ушел, обещал после обеда вернуться... "Пусть, сказал, гости наши без меня не скучают, в лес либо на речку сходят..."

- Мы сейчас, тетя Груша, - отозвался за всех Дима. - Только сбегаем на речку, умоемся.

- Что такое сон? - рассуждал Афоня, спускаясь по тропинке вслед за Димой и Таней к речке. - Человек спит и видит сон. Вот Диме море приснилось, а сейчас мы все решили снарядить экспедицию на Адово озеро. Не приснился бы сон, может быть, не снарядили бы. Вот такой сон, когда он сбывается, называется "сон в руку".

Снова ребята достали свои рюкзаки. Дима перерисовал с дядиной карты на отдельный листок план местности, от Весляны до верховий Утьвы, надписал все речки и ручейки, только лес да речки и ручейки лежат на пути к Адову озеру и ни одного села, ни одной деревушки.

- Никак, вы куда собираетесь? - спросила тетя Груша, увидев, что ребята складывают в мешки консервы, хлеб, сахар.

- Мы, тетя Груша, в поход пойдем на два дня, в лесу и заночуем, ответил Дима.

- И то, - сказала тетя Груша, - у костра переспите, а с зорькой грибов насбираете, малины. Самое лучшее время утречком, пока солнышко не печет: тогда и гриб крепче, и ягода сочнее. А не заблудитесь в лесу-то?

- Да нет, - важно сказал Афоня. - У Димы есть карта и компас, так что заблудиться невозможно.

- Ну идите. Я Кузьмичу так и передам: мол, пошли пионеры в поход. Только вы, милые, далеко-то не уходите да реки держитесь.

- Ты о нас не беспокойся: не в первый раз, - ответил Дима, надел рюкзак и взял в руки ружье. - Ну, корчагинцы, в путь!

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

По узкой квартальной просеке далеко в глубь леса уходит еле заметная тропинка. Почти на каждом шагу ее пересекают выступающие из земли толстые черные корни вековых деревьев, как будто какие-то гигантские ящерицы выползли из лесной мглы и растянулись поперек тропинки, грея на солнце бугристые спины.

Неожиданно просека кончилась, и тропинка, приведя к невысокому, уже почерневшему от времени столбику, пропала. Такие столбики ставят в тех местах, где проходят границы кварталов, на которые разбит весь лес. По ним легче ориентироваться в лесу.

На столбике, к которому вышли ребята, черной, выцветшей краской одна над другой были написаны три цифры: 57, 5, 38.

- Пятый километр пятьдесят седьмого квартала, - сказал Дима. - А столб поставлен в тридцать восьмом году.

Дима достал из кармана карту, начерченную на тетрадном листке, разложил ее на колене и обвел пальцем небольшой кружок.

- Сейчас мы находимся примерно вот здесь.

- Скоро будет какая-нибудь речка? - спросила Таня. - Пить хочется...

- До Утьвы далековато, - ответил Дима, складывая карту. - А у меня тоже в горле пересохло. Может быть, встретится какой-нибудь ручеек...

"И как это мы не догадались взять с собой воды? - глотая слюну, подумал Афоня. - Идти далеко, а тут еще жарит, как на экваторе".

Лес становился все гуще. То и дело ребятам приходилось обходить густые, колючие ельники, бурелом и валежины.

Дальше столбика квартальная линия была отмечена затесами на деревьях. Давнишние затесы потускнели, заплыли соломой и были еле заметны, но вскоре и они исчезли.

Дима присел на толстую поваленную сосну.

- Отдохнем немножко...

Ребята остановились.

Из-за кустов с шумом вылетел большой черный глухарь и сел над ними на обломанный сук. Вытягивая пышную шею, птица смотрела на ребят, и они тоже с любопытством разглядывали ее лохматые ноги, белые перышки, резко выделявшиеся на черной груди, и ярко-красные, как будто вышитые неумелой рукой брови.

- Тише, - умоляюще прошептал Афоня. - Я его сниму.

Глухарь продолжал спокойно наблюдать за ребятами.

Афоня, не сводя с него глаз, снял вещевой мешок, ощупью нашел фотоаппарат, расстегнул футляр.

- Хорошее у меня оружие: щелк - и в сумку.

- Давай быстрее, - сказал Дима.

Прячась за елки, Афоня на четвереньках стал обходить глухаря. Вот до него уже совсем близко. Но Афоня решил подойти еще ближе.

Он уже представлял себе, как принесет фотоснимок этого краснобрового великана в школу. Карточка пойдет по рукам, и все будут говорить: "Вот это снимок! Такой даже можно послать на фотоконкурс в журнал или газету".

Афоня встал на колени, поднес аппарат к глазу и стал наводить на резкость. В желтом кружке видоискателя маячили две одинаковые, сидящие рядом птицы. Легкий поворот объектива, и они слились в одну четкую фигуру. Оставалось только нажать на спуск.

Но тут под ногой фотографа предательски треснул сучок. Глухарь нырнул с дерева и улетел.

- Щелк - и в сумку? - насмешливо спросила Таня.

- Не повезло, - огорченно проговорил Афоня. - А ведь мог бы получиться замечательный снимок...

Дима достал компас, и дальше путешественники пошли по компасу. Вскоре опять вышли к квартальному столбу.

- На этом тоже написано 57, 5 и 38! - воскликнула Таня. - Шли целый час, а вышли на старое место. Может быть, это все-таки другой столб, только похожий на тот?

- Нет, тот же самый, - со вздохом подтвердил Дима. - Я его приметил вон по тем елочкам.

Ребята молча посмотрели на две пушистые елочки, которые, сплетясь, словно обнявшись, росли у столба.

Первой нарушила молчание Таня:

- Что же делать? Кружимся на одном месте. Прямо в какой-то заколдованный круг попали.

Дима развернул карту и положил на нее компас.

- Мы идем все время в юго-западном направлении. Значит, там север.

Все на корточках присели вокруг карты.

- Но почему же компас показывает север на востоке? - удивилась Таня.

Дима почесал затылок:

- Да, что-то не то. Или карта неверная, или компас врет.

Афоня встал, сбросил с плеч вещевой мешок и, обойдя карту с другой стороны, снова присел.

- Куда же нам идти? Хорошо, если к людям выйдем... А то, чего доброго, останутся от нас рожки да ножки...

- Помолчи, Афоня, ты же поклялся, что ныть не будешь.

- Тут клятва не поможет...

- Ой, смотрите-ка на компас!.. - воскликнула Таня. - Никто его не трогает, а стрелка поворачивается!

Синяя стрелка, дрожа и покачиваясь, медленно описала полукруг и остановилась, показывая на юг.

- Не может быть, чтобы север вдруг переместился на юг. Просто компас никуда не годится, - махнул рукой Афоня и вернулся на прежнее место.

Стрелка снова дрогнула и пошла обратно.

Дима вскочил на ноги.

- Профессор, стрелка гоняется за тобой! Ты что, магнит проглотил?

Афоня недоуменно пожал плечами, потом сунул руку в карман и достал фотоэкспонометр "Киев".

- Вот, наверное, в чем секрет. В экспонометре есть сильная магнитная система, и поэтому он притягивает к себе стрелку компаса.

Афоня обвел экспонометром вокруг компаса, и стрелка покорно описала полный круг.

- Теперь все ясно. Вот почему мы вышли опять к тому же столбу, заключил Дима. - Но тебе, Профессор, придется со своей магнитной системой держаться подальше от компаса.

* * *

Солнце клонилось к западу, а ребята все шли и шли. Спускались в низины, заросшие осинами и березами, пробирались сквозь кустарники и густую, высокую, в рост человека, траву, поднимались на голые, выжженные, словно в степи, желтые холмы, где под ногами, как бумага, шуршал сухой мох.

Ребята брели, с трудом переставляя отяжелевшие ноги. Вещевые мешки оттягивали плечи, и мокрые рубашки прилипали к спинам. По лицу катились соленые капли едкого пота, во рту пересохло. Не хотелось ни думать, ни разговаривать. Хотелось пить.

Когда вышли к Утьве, уже ни у кого не было сил для бурного выражения радости.

- Наконец-то, - сквозь зубы процедил Дима и, припав к воде, сделал несколько больших глотков.

Таня легла на толстую корягу и осторожно, краями губ прильнула к губам своего же отражения в водной глади, как будто две сестрички встретились после долгой разлуки.

Афоня зачерпнул воды кружкой и пил долго, не спеша, маленькими глотками.

- Хороша вода в Утьве! Теперь хоть на край света, - сказал он, допив кружку.

Ребята перешли Утьву вброд. Она была неширока, и отражения росших на противоположных берегах кустов сливались в одну сплошную зеленую полосу. Поэтому вода в речке казалась зеленой.

Наступал вечер...

У КОСТРА

В лесу вечер наступает раньше, чем в поле или в лугах. Едва скроется солнце, как уже сгущаются сумерки, деревья закутываются в темную пелену, все предметы вокруг теряют четкость очертаний и смутно темнеют расплывчатыми пятнами.

Наступившие сумерки застали ребят у большого бурелома.

Дима остановился.

- Сегодня дальше не пойдем. Сквозь эти баррикады за целую ночь не проберешься, - сказал он, глядя на громоздившиеся друг на друга в несколько рядов огромные деревья с поднятыми вверх широкими косматыми корнями.

- Да, придется подождать до утра, - проговорила Таня.

- Что ж, заночуем здесь, - согласился Афоня. - Разведем костер, сварим ужин.

Ребята наломали сучьев, очистили небольшую площадку от сухого мха и разожгли костер. Темнота отступила на несколько шагов и, став еще более темной и зловещей, притаилась за деревьями.

Дима развязал мешок и достал полбуханки хлеба и банку тушенки.

- Давайте сварим суп, - предложила Таня. - Вот тушенка, у меня есть гороховый концентрат. Дома я такой суп сама варила.

Через полчаса суп был готов. Замелькали ложки, застучали по донышку котелка.

- Эх, маловато! - с сожалением вздохнул Дима, облизывая ложку. - Хоть снова вари!

- Нельзя, - возразил Афоня. - Нужно экономить продукты, у нас их и так немного.

- Да, немного, - подтвердила Таня, - хлеба две буханки, две пачки горохового супа, полторы банки тушенки, банка бычков в томате и сахар.

- Да-а, - протянул Афоня.

После ужина выпили из фляжки по четыре глотка: воду тоже приходилось экономить: кто знает, когда снова встретится речка?

Вокруг стояла глухая тишина. Словно все в лесу заснуло под покровом ночной темноты.

Ребята сидели вокруг костра и смотрели на огонь. Колеблющееся пламя билось, волновалось, кружилось, как будто озорная, веселая девчонка в красном сарафане лихо отплясывала "Барыню".

Но не все спит ночью в лесу. То прилетит откуда-то комар, глухо позвенит над ухом и улетит от жаркого костра в темноту. То мелькнет черная тень летучей мыши.

А вот откуда-то издалека донесся странный и громкий крик: "Угу-гху-гху!"

Таня вздрогнула. Дима поежился, ему стало холодно, как будто подул холодный ветер. Один Афоня, спокойно прислушиваясь к крику, улыбнулся и проговорил:

- Это какая-нибудь птица из отряда сов: неясыть, филин или ястребиная сова. В наших лесах их много, а всего на свете существует сто тридцать видов сов.

- Откуда ты все это знаешь, Профессор? - повеселела Таня.

- Систематическое чтение газет и журналов, - ответил Афоня. - Занятие весьма полезное...

А все-таки страшновато ночью в лесу... Тем более когда впервые приходится ночевать в тайге...

Но усталость дает себя знать и непреодолимо тянет в сон. Зевнула Таня, закрывая рот ладошкой, зевнул Афоня.

- Вы поспите, а я подежурю, - сказал Дима. - Через час кого-нибудь разбужу на смену. Ладно?

В ответ в нескольких шагах от костра послышался явственный шорох.

Ребята примолкли.

- Кто-то подкрадывается, - прошептал Дима.

Шорох приближался. Вдруг из темноты выкатился небольшой темный шар, за ним другой, третий... Через минуту их набралось до десятка.

- Уф! - облегченно вздохнул Дима. - Это же белые куропатки. Они всегда идут на свет. Сами маленькие, а какого большого страха нагнали.

- Они же совсем не белые, - возразил Афоня.

- Летом они темнеют, а с осени до весны белые, под цвет снега.

Сжимая в руке ружье, Дима просидел час, а может быть, и больше. Таня и Афоня крепко спали. Ему стало и жалко будить их, и он решил подежурить еще.

Дима устроился поудобнее, прислонился спиной к валежине, под голову подложил мешок, и несколько минут спустя он уже спал так же крепко, как Таня и Афоня.

По лесу перекатывалось далекое: "Угу-гху-гху!"

НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ

На следующий день ребятам с утра просто везло. Сразу за буреломом начались сухие, ровные места, а только они подошли к речке Чугруму, тут как тут готовый мост - как будто нарочно ветер свалил огромную пихту поперек речки, и ребята перебрались по ней на другой берег, не замочив ног.

Через два-три километра опять речка. Вчера шли целый день без глотка воды, а сегодня пей, сколько твоей душе угодно.

Дима развернул карту:

- Речка Шушара.

Странная эта речка Шушара. Она уже Утьвы и даже уже Чугрума и вся сплошь завалена черными корягами, воды почти не видно, а только слышно, как она бурлит и клокочет, пробиваясь среди валежин.

Прыгая с коряги на корягу, ребята перешли Шушару.

Вдруг Дима услышал угрожающее шипение. Он замер, прислушиваясь, потом бросился назад и потянул за собой Таню:

- Змея!.. Змея там!..

Дима поднял с земли толстую палку и осторожно, на цыпочках, стал подкрадываться к змее.

Афоня, издали увидев поднятую палку, закричал:

- Не надо, не бей! Может быть, это уж, он совсем безобидный!

Бурая змея с темно-коричневой лентой вдоль спины, вяло извиваясь, медленно ползла к Диме, раздвигая траву плоской треугольной головкой. Шагах в трех она свернулась в клубок, раздулась и зашипела еще сильней. Дима шагнул вперед, размахнулся и изо всей силы ударил змею по голове, потом еще и еще раз. Змея судорожно размоталась, вытянулась на целых полметра, выкинула изо рта тонкий длинный язык с раздвоенным концом, дернулась несколько раз и затихла...

- Все... Теперь не укусит, - устало дыша, сказал Дима.

Афоня подошел к убитой змее, потрогал палочкой.

- Богатый трофей. Жаль, спирта у нас нет, а то бы захватили ее с собой в школу.

- А ты щелк - и в сумку, - посоветовала Таня.

- Правильно, - обрадовался Афоня. - Бери ее, Дима, за хвост и становись на фоне речки. Ох и снимок получится! Я его назову "Победитель гадюки".

- Не буду я сниматься, - отмахнулся Дима. - Подумаешь, какой подвиг гадюку убил!

- Давай, Профессор, тебя с ней сниму, - предложила Таня.

- Неудобно как-то, ведь не я убил ее.

- Не ломайся. Змею-то все равно надо заснять.

- Надо, конечно. - Афоня передал фотоаппарат Тане, а сам двумя пальцами поднял змею за хвост. - Диафрагма - одиннадцать, экспозиция пятисотка. Речку в кадр захвати.

Таня нажала спуск.

- Прямо рыцарь, только без доспехов.

Впереди показалась вырубка. Далеко вокруг среди светлой поросли густо торчали низкие пни, а посреди вырубки возвышалась высокая пожарная вышка.

- А знаете, ребята, - повернулся Дима к друзьям, - нужно залезть на вышку и посмотреть с нее, может быть, увидим Адово озеро. Компас компасом, а вдруг пройдем где-нибудь рядом с ним...

Таня задрала голову вверх:

- Какая высокая! Метров тридцать, а то и все пятьдесят. Как ее только построили такую!

Возле вышки стоял низенький шалаш, покрытый берестой. При приближении ребят из него вылетел черный белоклювый дятел с ярко-красной шапочкой на макушке.

- А вот и хозяин дома! - воскликнул Дима. - Эй, хозяин, приглашай в гости!

Дятел сел на одну из перекладин вышки и протяжно завопил: "Киаай, киаай", потом раздалась резкая, звучная барабанная дробь.

Ребята один за другим полезли в шалаш.

В шалаше было прохладно. На полу кучей валялись чешуйки от еловых и сосновых шишек, в сухом пне посреди шалаша торчали две шишки, наполовину объеденные, видно, этот пень служил дятлу обеденным столом.

Таня присела на мягкую пахучую охапку еловых ветвей и мечтательно сказала:

- Хорошо тем людям, которые ставят такие вышки... Пришли, поставили высоченную вышку, залезли на самую вершину, посмотрели, а вокруг далеко-далеко видно. Посмотрели и пошли дальше, а дальше снова неизвестные места...

- Ладно, надо лезть, - решительно проговорил Дима и первый подошел к вышке.

На ее вершину зигзагами вела узкая частая лесенка. Дима вступил на первую ступеньку.

За Димой полезла Таня, за Таней - Афоня. Афоня остановился на первой же площадке, Таня забралась почти до половины вышки, но тут посмотрела вниз, ей стало страшно, и она медленно начала спускаться.

Диме тоже страшно. Но он только крепче обхватывает пальцами ступеньки лестницы и старается не смотреть вниз. Вот уже близка верхняя площадка. Устали ноги, онемели от напряжения руки, все страшней и страшней становится поднимать ногу на новую ступеньку.

"Нужно отдохнуть, - подумал Дима. - Отдохну и полезу дальше". Он плотно прижался к лестнице и зажмурил глаза. Минута, две - и снова вперед.

- Уже немного осталось! Всего десять ступенек! - доносится снизу глухой Танин голос.

Дима напрягает последние силы. Последние ступеньки, и он через узкое квадратное отверстие выполз на дощатую площадку.

Немного отдышавшись, Дима поднялся и, держась за перила, посмотрел вокруг.

Со всех сторон вышку окружал лес. Сверху он был похож на бескрайнее моховое болото, потому что виднелись одни зеленые верхушки, а стволов совсем не было видно. К горизонту лес синел и словно таял в беловато-голубой дымке.

Адово озеро Дима с вышки не увидел. Только в том направлении, где оно должно было быть, поднимался особенно белый туман. Дима проверил направление по компасу.

Ребята с сожалением покинули уютный берестяной шалаш и вскоре вошли в лес. Идти было легко, после небольшого ельника начался чистый сосновый бор, выстланный, словно ковром, мягкой золотистой хвоей.

Высокие прямые сосны с пушистыми шапками кудрявых ветвей на самых вершинах возвышались вокруг. Их красноватые стволы, словно тысячи колонн, уходили рядами вдаль.

Вот уже два километра, три километра тянется бор, и все нет ему конца.

Дима остановился, за ним остановились и все. Афоня поднял толстый сук и со всего размаха ударил по ближайшей сосне. Сосна зазвенела, и сверху упала маленькая черная шишка.

- Какой красивый лес! - сказала Таня.

- Да, красивый, - подтвердил Дима и достал карту.

Он приложил карту к гладкому стволу и ногтем нацарапал на ней кружок.

- Зачем ты написал букву "О" на карте? - спросила Таня.

- Это не буква "О", - ответил Дима.

- А что же?

- Угадай.

- А я знаю! - воскликнул радостно Афоня. - Ведь мы находимся сейчас как раз в том самом бору, который нужен леспромхозу! Ты его отметил, да?

- Да, - также радостно ответил Дима.

- Правда! Правда! - подхватила Таня. - Вот это здорово! Только твою отметку и сейчас не видно, а пока дойдем до дому, она совсем сотрется.

- Эх, вот карандаша я не взял, - вздохнул Дима.

- А мы естественными чернилами, - деловито проговорил Афоня. - Дай-ка карту.

Афоня взял карту, сорвал с куста ягоду черники, раздавил в пальцах и обвел Димин кружок красным черничным соком.

- Теперь не сотрется.

Вскоре бор пошел в низину. Лес поредел, началось болото.

Ноги по колено утопали в густом мягком мху, и ребята шли словно по пуховой перине. Где-то внизу тревожно хлюпала вода: только посматривай, как бы не провалиться в яму, спрятавшуюся среди травы.

Трудно идти по болоту. Ребята медленно брели от кочки к кочке, собирая под редкими тоненькими березками и сосенками сизые ягоды черники.

Афоня уныло плелся сзади, опираясь на длинную палку. Вдруг под ним закачалась земля, он испуганно отскочил в сторону, послышался хруст, заклекотала вода, и Афоня очутился по пояс в воде.

- Ой! Спасите!.. - закричал Афоня и обеими руками ухватился за палку, которая, на счастье, очутилась у него под грудью.

Дима и Таня обернулись на крик. Вокруг Афони выступила темно-коричневая вода, и из нее торчали только голова, плечи и вещевой мешок.

Дима побледнел, у Тани задрожали губы.

- Что делать?

Дима быстро сбросил с плеча ружье и пошел к Афоне.

Мох под ногами дрожал и ходил ходуном. Дима лег на живот и пополз. Возле широко разросшегося низенького кустика багульника он почувствовал под собой более твердую почву и протянул Афоне конец палки.

Афоня с трудом выкарабкался из ямы.

Из опасного места ребята выбирались ползком, по-пластунски. Добравшись до большой кочки, остановились, Афоня разделся, и, пока сушились на солнце его брюки и рубашка, пришлось отдыхать.

Кажется, нет конца болоту. К полудню ребята вышли к небольшому лесочку. Афоня натер ногу и хромал.

- Тоже мне, Профессор! - возмущалась Таня. - Поленился вовремя перемотать портянку...

Афоня ничего не ответил. Он нагнулся и хлопнул рукой по траве.

- Ага, попался, - сказал Афоня, торжественно зажав в пальцах какого-то зеленого жучка.

- Вот на озере ты уже поживишься всякими жучками, паучками и травинками. Там их небось видимо-невидимо...

Но Афоня скривился от боли и сел на землю.

- Наверное, до озера еще очень далеко. Идем, идем, а его все нет. Давайте лучше отдохнем здесь до утра, а потом - домой.

- Ты паникер, Профессор, - сказала Таня. - Мы тоже прошли не меньше твоего, тоже устали. Только нам нельзя возвращаться, не побывав на озере. Ведь нас засмеют в школе. Вставай, пошли Диму догонять.

В это время из-за деревьев послышался радостный Димин крик:

- Озеро!.. Ура, ура-а!.. Озеро!

ВОТ И АДОВО ОЗЕРО!

Таня побежала к Диме. Афоня тоже поднялся и, хромая, поспешил за ней. Ребята вышли к блестевшей серебром воде.

- Вот и Адово озеро, - не обращаясь ни к кому, восторженно сказала Таня. - Как море...

Перед ними в низких берегах, таких низких, что, казалось, вот-вот вода выльется из них и затопит все вокруг, расстилалось широкое, почти круглое озеро. По озеру, качая и разгоняя в стороны белые лилии и желтые кувшинки, катились шумные волны и, разбиваясь о торчащие из воды вдоль берега коряги, обдавали ребят брызгами.

- Смотрите сколько уток. А вот там - дикие гуси, - проговорил Дима. Совсем как на колхозном пруду.

- Им здесь благодать, никто не тревожит, - отозвался Афоня.

Дима стал снимать ружье.

В это время из кустов, в нескольких шагах от ребят, вылетела утка, громко закричала и, отлетев немного от берега, шлепнулась на воду.

- Тише ты, крякуша, всю дичь мне распугаешь! - в сердцах пробормотал Дима. - Вот пальну в тебя, не будешь кричать без толку.

- Не стреляй, - остановил его Афоня. - Ведь все равно утку без собаки не достанешь.

Дима с сожалением опустил ружье. Афоня был прав. Но ведь обидно же таскать с собой ружье и ни разу не выстрелить!

Дима смотрел на мелькающих в воде уток, а Таня как зачарованная слушала глухой шум набегающих волн. Волны качали берег, и растущие на берегу ели и сосны тоже покачивались, как маятники стенных часов.

Афоня поглядел на солнце и в раздумье сказал:

- Должно быть, уже часа два - самое подходящее время для обеда...

- Да, пора бы поесть, - согласился Дима. - Только давайте перед обедом искупаемся.

Он быстро разделся и осторожно полез в воду. Плавающие невдалеке от берега утки и гуси поднялись и перелетели на середину озера.

Дима думал, что у всякого озера илистое и топкое дно, но тут он неожиданно почувствовал под ногами гладкий и плотный песок. Вода была теплой и необыкновенно прозрачной.

Дима отошел от берега довольно далеко, а все было по пояс. Он подумал: "Наверное, тут много рыбы", - и вернулся за спиннингом.

Не прошло и десяти минут, как Дима поймал двух порядочных щук.

- Вот это здорово! Ох и вкусную же сварим уху! - обрадовалась Таня.

В ОХОТНИЧЬЕЙ ИЗБУШКЕ

Порывистый ветер утих, и волны улеглись. По озеру играла мелкая рябь. Красное вечернее солнце отражалось в дрожащей воде зыбким пылающим факелом.

Ребятам очень хотелось отыскать избушку деда Афанасия, и они пошли вдоль берега.

Дима заметил посреди озера черное пятно, которое медленно двигалось в их сторону.

- Может быть, это лодка, перевернувшаяся вверх дном? - высказала свою догадку Таня.

- Откуда быть лодке, когда здесь нет людей? - возразил Дима.

- Тогда это огромная дохлая рыба или какое-нибудь другое существо, неопределенно пояснил Афоня. - Ведь фауна Адова озера почти не исследована.

- Ладно. Нечего гадать, - решительно проговорил Дима. - Подплывет ближе - увидим.

Все сели у берега и стали ждать, не спуская глаз с загадочного пятна. Через полчаса его прибило к берегу.

- Тьфу ты! - рассердился Дима. - Вот вам и существо! Зря только время потеряли.

Ребята еще раз разочарованно посмотрели на качавшийся на волнах широкий пласт торфа, видно оторвавшийся от противоположного берега, и пошли дальше.

Охотничью избушку деда Афанасия ребята нашли только к вечеру, когда солнце уже скрылось за лесом и его последние лучи окрасили в розовый цвет два кудрявых облачка, висевших высоко над озером.

Приземистая, покосившаяся избушка была ветхая и низкая, она, казалось, наполовину вросла в землю. Почти вплотную к ней стояли две ели. Их разлапистые, тяжелые ветви с заботливой лаской касались почерневшей от времени, обросшей лишайниками пологой крыши.

Дима погладил выступавший на углу неровный, обрубленный топором конец бревна.

- Видать, у деда не было пилы. Все рублено топором.

Ребята робко переступили порог. Через маленький квадратик окна, прорезанного в черной, закопченной стене, свет проникал в избушку и освещал серый земляной пол, две лавки у стен, кучку золы и давно потухшие угли посредине. Пахло гнилью и сыростью.

- Наверное, страшно тут было жить деду Афанасию, - тихо проговорила Таня.

- В первое время, конечно, страшно, - также тихо ответил Дима, - а потом привык.

- А ты бы небось даже день побоялся прожить здесь.

- То я, а то он. Старики вообще меньше боятся...

Ребята разожгли на старом кострище огонек. В избушке сразу стало светлей и веселей. Чтобы ночью не залетали комары, Афоня заткнул окно пучком травы, сорванной тут же у порога. Таня поставила на огонь котелок.

Утром первым проснулся Афоня. Костер уже почти потух, и последние угольки еле тлели под дымчато-серым, как пыль, пеплом. Афоня подгреб угли и положил на них несколько сухих щепок. Через минуту по ним побежал тонкий язычок пламени.

Афоня открыл дверь. Потянуло прохладой. В предрассветных сумерках, как в тумане, смутно виднелись силуэты деревьев и кустарников.

"Интересно, как выглядит озеро в такой ранний час, - подумал Афоня. Пойду посмотрю".

Выйдя на берег, он вдруг увидел движущиеся по воде какие-то расплывчатые белые пятна. Афоня попятился назад, ему сразу вспомнились рассказы Ильи Кузьмича о русалках и дочери Лесного царя, от страха замерло сердце. Афоня повернулся и со всех ног побежал в избушку.

Он хотел было разбудить друзей, но передумал: "Не поверят. Скажут: померещилось от страха".

Когда Дима и Таня проснулись, Афоня как бы невзначай предложил:

- Пошли умываться на озеро.

Дима взял ружье, Афоня - фотоаппарат, и они пошли.

Ребята вышли на берег. На волнах покачивались белые фигуры, но сейчас было совсем светло, и их можно было легко рассмотреть.

- Вот это, я понимаю, красавцы, - восторженно проговорила Таня. - А какие белые! Как будто слеплены из снега.

- Лебеди-кликуны, - смущенно сказал Афоня.

Заметив ребят, лебеди вытянули свои длинные тонкие шеи, взмахнули крыльями и, поднявшись, скрылись в белом тумане, низким облаком висевшим над водой. И долго еще были слышны в утренней тишине негромкие крики: "Кли-клу! Кли-кли-клу!"

Ребята умылись и пошли назад в избушку, разговаривая на ходу. Впереди послышался треск ломаемых сучьев. Дима поднял голову и ахнул: через кусты к избушке брел большой бурый медведь. Мальчик окаменел, потом схватился за ружье. В голове быстро пронеслась мысль: "Не убью с одного выстрела обязательно бросится на нас".

Таня уцепилась за Димину руку и потащила его за куст. Ребята притаились.

- Бе-бежать надо бы-быстрее отсюда, - запинаясь, прошептала Таня.

- Бежать поздно, - также шепотом ответил Дима. - Если пойдет на нас, выстрелю в голову.

- Подожди стрелять, - остановил его Афоня, открывая футляр фотоаппарата. - Знаешь, какой снимок получится!

- Замолчи ты со своим снимком и не дыши, - зашипел Дима. - Вот услышит твою возню, и мокрого места не останется от тебя и от твоего аппарата.

Зверь подошел к двери и толкнул ее носом. Тут из-за угла выкатился маленький пухлый медвежонок и тоже полез на крыльцо. Медведица, открыв дверь, почуяла запах дыма и, видимо, не решилась переступить порог. Она заворчала и сильным ударом лапы толкнула медвежонка. Он кубарем скатился с крыльца и бросился прочь от избушки. За ним ушла и медведица.

Ребята облегченно вздохнули.

ВЕРТОЛЕТ

Ребята уже совсем собрались в обратный путь, когда услышали вдали глухой шум мотора и увидели над лесом черную точку, быстро приближавшуюся к озеру.

- Вертолет! - крикнул Дима.

- Наверное, пожарный патруль, - сказал Афоня.

Вертолет подлетел к самому озеру.

- Надо спрятаться, а то увидят нас и подумают, что мы заблудились, сказал Дима. - Ложись в траву!

Все легли. Но тут Афоня увидел на цветке большую черную бабочку, поднялся и накрыл ее фуражкой:

- Траурница! Очень редкая! Как раз в моей коллекции такой нет.

- Ложись, - потянул его Дима.

Вертолет спустился совсем низко и сделал над озером круг.

- Должно быть, все-таки будет садиться, - сконфуженно пробормотал Афоня.

- Заметили, как ты скачешь. - Таня с упреком посмотрела на Афоню.

- Совсем не потому, что меня заметили, - возразил тот, - а должно быть, Илья Кузьмич сказал, что мы пошли на Адово озеро, и вот за нами послали вертолет.

- "Должно быть"... - передразнил Дима. - Не надо было прыгать...

Вертолет спустился еще ниже и повис над озером.

- Место для посадки высматривает, а сесть некуда - кругом лес и трясина, - с сожалением проговорила Таня.

- Как некуда? - почти крикнул Дима. - Есть место. На воду можно сесть. Там, где я купался, неглубоко и дно твердое как камень.

Дима быстро разделся и, размахивая над головой рубашкой, залез в воду. Летчик понял Димины знаки, и вертолет пошел на посадку.

Раскрылась дверца, из вертолета прямо в воду спустилась лесенка, и по ней сошли двое мужчин в высоких охотничьих сапогах и с рюкзаками за спиной. Один держал в руках ружье, у другого был топор.

- Отец... - вырвалось у Димы. - Нас ищет... Вот нам теперь будет...

Федор Кузьмич и его спутник - начальник планового отдела леспромхоза Семен Иванович Сильнов - подошли к ребятам.

- Вот это да! - удивленно всплеснул руками Семен Иванович. - Мы летели осваивать неизвестные места, а тут - на тебе! - уже люди. Дела-а...

- Как вы сюда попали? - строго спросил Федор Кузьмич. - Ведь вы поехали в Серебрянку.

- Мы были в Серебрянке. А сюда пришли посмотреть на озеро, - несмело ответил Дима.

- Ничего себе прогулочка - тридцать километров по тайге, - нахмурился Федор Кузьмич. - Путешествия, конечно, вещь хорошая, только незачем вам было одним заходить в такую глушь. Как только вас тут не задрали медведи!

- Медведи - животные безобидные, - сказал Афоня. - Не беспокой его, и он тебя не тронет. Сегодня к нам приходила медведица с медвежонком, заглянула в избушку и ушла.

- Ну вот что, путешественники, - сказал Федор Кузьмич, - садитесь в вертолет - и домой.

- Повезло вам, ребятки, - подмигнул Семен Иванович. - Домой на вертолете - милое дело.

- Дядя Федор, а вы зачем сюда прилетели? Нас искать? - спросила Таня.

- Нет, не вас, - ответил Федор Кузьмич. - Нам нужен лес для авиафанеры, и, по нашим предположениям, здесь можно отыскать подходящий. Найдем, поставим новый поселок...

- А в озере можно развести зеркального карпа, - вступил в разговор Афоня.

- А на озере - уток и гусей, пусть живут вместе с дикими, - добавила Таня.

- И карпы, и гуси, и утки - все будет в свое время, - улыбнулся Федор Кузьмич. - А сейчас садитесь. Машину нельзя задерживать. Потом, дома поговорим.

Дима достал из кармана компас и протянул отцу:

- Возьми, папа. Пригодится.

- Конечно, пригодится, - взял отец компас.

- А вот еще карта, - сказал Дима.

- Какая карта?

- Ее Дима срисовал с дядиной, - объяснила Таня. - Мы сюда добрались по ней и по компасу.

Федор Кузьмич развернул карту и, показывая на обведенный красным ягодным соком кружок, спросил:

- А тут что отмечено?

- Здесь сосновый бор, который нужен леспромхозу, - ответил Дима. - Мы слышали, как ты говорил с дядей Ильей, и решили помочь леспромхозу.

- Ну и дела! - покачал головой Семен Иванович. - А как туда пройти?

- Мы вас проводим. Ладно? - проговорила Таня.

Федор Кузьмич рассмеялся:

- Ну ладно. Показывайте свои владения...

ЗДЕСЬ БУДЕТ КОРЧАГИНСК

Вертолет улетел, а ребята повели Федора Кузьмича и Семена Ивановича мимо избушки деда Афанасия к большому лесу.

- Не зря вы нас сюда привели, - сказал Семен Иванович. - Лес большой, хороший. Как раз такой, какой нам нужен.

- Да, лес что надо, - подтвердил Федор Кузьмич. - А поселок все-таки лучше поставить здесь: место высокое, сухое и недалеко речка.

- Место подходящее, - согласился Семен Иванович и, взяв в руку топор, подошел к высокой толстой осине. - Вот здесь сделаем затесик, чтобы заметить место.

Федор Кузьмич и Семен Иванович сели отдыхать.

- Дядя Федор, а когда здесь начнут строить поселок? - спросила Таня.

- Этой осенью начнем.

- А как он будет называться?

Федор Кузьмич задумался, медленно огляделся вокруг и увидел, что Дима что-то вырезает перочинным ножичком на отмеченной осине. На сером стволе издали были видны белые буквы: "Корчагинск".

- А называться он будет Корчагинск.

- Что ж, очень хорошо, - согласился Семен Иванович.

Он достал из полевой сумки карту, нарисовал на ней яркий и ровный красный кружок и над ним написал: "Поселок Корчагинск".

* * *

К вечеру путешественники вернулись на озеро. Прилетел вертолет и сел на прежнее место.

- Всем вместе нам не улететь, не влезем. Так что вы, ребята, летите первыми, - распорядился Федор Кузьмич. - А нам тут еще хватит забот с медведицей.

Вертолет набрал высоту.

- Как жаль, что наше путешествие кончилось, - с грустью проговорила Таня.

- А здорово нам повезло, - рассуждал Афоня. - На моторке плыли, по тайге путешествовали, лес для леспромхоза нашли, а теперь домой летим на вертолете.

Ребята, прижавшись к окошечку, смотрели вниз.

Озеро уходило все дальше и становилось все меньше и меньше. Вот оно стало совсем маленьким голубым кружочком, почти таким же, каким они увидели его на карте у дяди Ильи Кузьмича. Только теперь этот кружок больше не был для них неизвестной и страшной глушью: новый уголок родного края раскрыл перед ребятами свои богатства и свою красоту.