/ / Language: Русский / Genre:sf_action, / Series: Звездный лабиринт

Темные Пространства

Владимир Горбачев

Поселка Новый Китеж больше нет. Встало зарево — и не осталось ничего. Ничего, кроме сотен людей, одновременно впавших в буйное помешательство. Кроме тех, кто кончает с собой способами, которые невозможно даже вообразить. Что это? Воздействие психотропного оружия неистовой мощи? Или деяние человека — человека, обладающего огромной Силой, человека, который, использовав эту Силу во зло, человеком быть уже перестал?..

Владимир Горбачев

Темные пространства

Хочу поблагодарить зрителей за столь высокую оценку моего труда. Да, успех моих друзей — это и признание живительной силы той идеи, на которой основан наш «Дом Гармонии». Разумеется, не каждый член нашей общины становится победителем всемирных конкурсов, обладателем столь почитаемых премий, как нынешние лауреаты, не каждый из нас гениален, но каждыйя подчеркиваю, каждый! — является творцом и реализует заложенный в нем дар. Я искренне не понимаю, как можно видеть наши достижения, рукоплескать таланту наших мастеров — и после этого продолжать то пустое и никчемное существование, которое большинство людей почему-то называет жизнью. Но не будем о грустномведь сегодня такой веселый, такой праздничный день. В такой день, когда тебя хвалят и чествуют, хочется стать еще лучше. И в день этого тройного триумфа я хочу выполнить свой долг и сказать слова признательности своему учителю. Его имя ничего не скажет зрителю, он умер в полной безвестности, его великое наследие забыто и живет лишь в нас, его учениках. Есть обстоятельства, побуждающие нас хранить молчание о нем. Но, может быть, пришло время нарушить этот обет?Хотя бы из чувства простой человеческой благодарности.

Все это чрезвычайно интересно, не правда ли, дорогие зрители? Тайное учение, обет молчания — все это так загадочно, как и все, что окружает фигуру нашего выдающегося гостя. Однако время нашей передачи ограничено, а вопросов, как я вижу, прибавляется. Зрители хотят знать о лауреатах как можно больше, нет — они хотят знать все! Например, госпожа… э… Маришка Стефанеску из Хрышова спрашивает, правда ли, что блистательный Буди Блонх, фрагмент выступления которого мы сейчас — обратите внимание! — видим на боковом экране рядом с рекламой нашего спонсора — что наш герой, следуя вашим советам, все время подготовки к конкурсу полностью избегав сферы сексуального во всех его разновидностях, дабы не расплескать необходимой положительной энергии?

Многие почему-то полагают, что если члены общины называют меня своим наставником, то я даю им наставления на все случаи жизни и как-то контролирую. Да чепуха все это, пусть уж простит меня уважаемая госпожа Стефанеску! Творчествоэто прежде всего свобода. И потом, я не готовлю своих учеников специально к каким-то конкурсам, я не тренер, не педагог в обычном смысле этого слова. Что же касается Буди…

(Из выступления Максима Путинцева на канале «Аргус-2» (12.09.75)

Глава 1

ЗАРЕВО И КРИКИ

«Пришла пора жатвы, я уже зажег огонь на алтаре, пиши скорее рапорт», — сказал жрец и схватил меня за руку. «Отстань, надоели вы с вашими огнями, я в отпуске», — возмутился я, пытаясь вырваться. Однако он не отпускал и все тащил меня куда-то, дергая все сильнее — пока я вдруг не сообразил, еще на границе с явью, что это означает. И как только я выскользнул из сна, браслет на руке сразу разжался. Я, конечно, знал, что он реагирует на частоту пульса, дыхание, движение глазного яблока под еще закрытыми веками, но всякий раз эта чуткость меня неприятно поражала — словно мою руку обвивал кто-то живой, следящий за каждым моим движением.

Я осторожно повернул голову — Янина еще спала. Еще осторожнее я опустил ноги с кровати, накинул халат и вышел в гостиную. Окно было открыто, и я услышал равномерный влажный шум — ночью пошел дождь. С силой растерев ладонями лицо, но так до конца и не проснувшись, я включил визор и тут же устыдился своего халата, босых ног в шлепанцах, заспанного вида: с экрана на меня смотрел не дежурный оперативник, а сам генерал Риман.

— Доброе утро, Александр! — приветствовал меня глава Управления. Он говорил по-русски довольно правильно, лишь не совсем точно ставя ударения. Генерал считал делом чести общаться с каждым сотрудником на его родном языке.

— Я не стал бы вас беспокоить, зная как много вы работаете в последнее время. Но у нас очень тревожные сообщения.

Я насторожился. У нас не бывает иных сообщений, кроме тревожных, плохих и чрезвычайных, и если сам начальник Управления…

— Речь идет о Новом Китеже, Александр. Видимо, он предвидел мою реакцию и потому не стал ждать какого-то ответа.

— Информация стала поступать два часа назад. Полицейские на посту близ Щебетовки услышали крики со стороны поселка. Там ведь недалеко?

— Три километра.

— Было довольно хорошо слышно, и эти крики их встревожили. Они попытались связаться с поселком, но никто не отвечал. Тогда они выехали туда и вскоре наткнулись на бегущих им навстречу людей. Дальше ехать они не смогли, потому что эти люди набросились на них.

— Набросились?

— Они были в истерике, в шоке. Они держались за полицейских, крепко — как это сказать?

— Вцепились?

— Да, правильно, вцепились. Не давали им ничего сделать. Требовали спасти их, немедленно увезти отсюда, требовали вернуться и спасти детей, оставшихся в поселке, остаться на месте — все сразу. Постовые позвонили дежурному и вызвали подмогу. Но пока она подоспела, им, по всей очевидности, пришлось нелегко — оба получили травмы и находятся в больнице. Дежурный, получивший их сообщение, связался с Белогорском, и оттуда тоже направили патруль. Тамошние полицейские подъехали довольно близко к поселку — примерно на полкилометра. На этом расстоянии они вынуждены были остановиться, потому что тоже встретили бегущих из Китежа людей и потому что увидели нечто, чрезвычайно их поразившее.

— Что же?

— Ну, они наговорили много всякого. Собственно, говорить связно мог только один из них, еще один был способен отвечать на вопросы, остальные двое бредили. Сейчас ими занимаются психиатры. Они говорили, что поселка больше нет, что он уничтожен какой-то катастрофой: они видели зарево, воронку, как после взрыва. Наконец, они видели чудовищ.

— Понятно… — выдавил я. — Наверное, это были новички из дружины?

— Меня заверили, что это были достаточно опытные полицейские.

— Еще кого-нибудь посылали?

— Да, пожарных из Щебетовки — когда пришла информация о зареве. Результат тот же — они находятся в больнице.

— А эти люди, бежавшие из поселка, — что с ними?

— С ними еще хуже. Ярко выраженный делирий, истерическая фаза. Контакт невозможен, применяются успокоительные. Сейчас в Белогорске формируется спасательный отряд. Туда войдут люди из КЧС, врачи, психиатры. С рассветом они выедут на место. Я хотел бы, чтобы вы тоже были там.

— Я сейчас вылетаю, — заверил я. — Скажите, а что с Путинцевым — о нем ничего не известно?

— С ним несколько раз пробовали связаться — он не отвечает. Впрочем, там никто не отвечает. Да, еще вот что: какая-то женщина пыталась передать сообщение своим знакомым, живущим в Старом Крыму.

— Пыталась? У нее была неисправна аппаратура?

— Неизвестно. Люди, которым она звонила, ее .видели и слышали, отвечали ей, но она их не слышала. Впрочем, вы сами все увидете, я передам вам запись.

— Да, лучше прямо во флайер.

Он кивнул, поправил что-то лежащее перед ним на столе, потом спросил:

— И что вы об этом думаете?

— Судя по описанию, похоже на Каир!

— Да, похоже. Но есть одно существенное отличие. Мы, конечно, проверили кровь у всех пострадавших. И никаких следов Отравления.

— Ну, тогда мы тоже не сразу обнаружили следы, — возразил я. — Помните, там применялся летофон. А уже после Каира появился этот — как его? — психакс. Его и сейчас распознают с трудом. А тут могло быть нечто новенькое.

— Да, лаборатории работают, — согласился он.

— Меня, честно говоря, удивляет другое. У Путинцева ведь не было врагов. Недоброжелатели, конечно, были, я их знаю, но никто из них не способен на такое. Тогда кто?

— Вот это вам и предстоит установить, — резюмировал Риман. — Вечером жду вас с рапортом.

Он отключился. Я прислушался к тишине в спальне — кажется, ее ничто не нарушало — и направился на кухню. Есть не хотелось, но впереди целый день — а может, и не один, — когда мне некогда будет искать ресторан или закусочную.

Запасаться так запасаться — я опустошил, наверное, половину холодильника. Какой-то звук заставил меня обернуться. Янина стояла в дверях в своей любимой позе: прислонившись к притолоке, руки сложены на груди.

— Возьми еще кофе, — сказала она. — Не здесь, в шкафу. Куда сейчас?

— В Крым. Какая-то беда в «Доме Гармонии».

— Что-то серьезное?

— Кажется, да.

— Странно. Никогда бы не подумала, что с ними может что-то случиться. Есть жертвы?

— Пока неизвестно. Пока массовое психическое расстройство. В таких случаях всегда бывают жертвы, ты же знаешь.

— Господи, кому они могли помешать? Надолго, не знаешь?

Я развел руками. Этот жест имел и другой смысл, и она шагнула вперед, уткнувшись лбом мне в подбородок. Чем бы она ни мыла волосы, они всегда пахли одинаково, и этот запах я предпочитал всем на свете.

— Жаль. Хотя мне тоже завтра улетать.

— Ты мне не говорила.

— Не хотела огорчать — а видишь, как получилось. Все равно ты срываешься первый.

— А куда?

— Куда-то в Восточную Сибирь, точно не знаю. Митяшев сказал только, что наблюдаются аномалии в поведении животных, организуется экспедиция и нужен специалист.

— Вот, и у зверей свои аномалии.

— Но у них, как правило, без жертв.

Дождь все еще лил, и я поднял воротник куртки; впрочем, ангар был совсем рядом. Между кирпичами дорожки пробивалась нежная молодая трава: осень стояла необычно теплая. Забравшись в кабину и выведя флайер на площадку, я вспомнил, что не спросил Янину, когда она собирается вернуться из экспедиции. Сквозь прозрачный фонарь я видел ее, стоящую под навесом крыльца. Кричать отсюда, тем более возвращаться, значило излишне суетиться, а мы оба не любили суеты. Я помахал ей рукой и включил двигатель. Рукоятку управления заедало, я давно собирался ее починить, но все никак не мог выбрать время. Флайер разворачивался, все еще стоя на земле, боковым зрением я уловил ответный жест Янины, потом земдя ушла вниз.

Выбирая лучший полетный режим, мой «головастик» поднялся над облаками. Сразу посветлело; слева по курсу небо плавно меняло оттенки красного, нежный отсвет лег на панель, на раскрытый блокнот. Начинавшемуся расследованию я после секундного колебания присвоил название «Китеж: зарево и крики», предпочтя его однозначным определениям типа «безумие» или «катастрофа». Записав и слегка обработав сообщенное Риманом (обработка состояла в основном в постановке вопросов), я вызвал Управление и попросил дежурного перегнать заготовленную для меня видеоинформацию.

Некоторое время экран оставался темным, затем осветился, и я увидел лицо женщины. Она сидела слишком близко к визору, словно вглядываясь в глубь экрана, отчего ее черты искажались.

— Спите вы там что-ли? — Она говорила сердито, но негромко, словно боясь кого-то разбудить. — Или у вас то же самое? Надежда, Борис! Ладно, я все равно скажу. Вдруг у вас этого нет, но будет, и тогда пригодится. Лучше бы, конечно, только у нас — Господи, пусть это случится только у нас! — но ведь как узнаешь, правда? Я что звоню-то: Надя, мы погибаем. Я не знаю, что это, — может, пришельцы, а может, конец света настал, суд страшный. Я не брежу — Надь, ты же меня знаешь, — я не знаю, как я еще с ума не сошла, но не сошла пока. Вот послушай.

Она отодвинулась в сторону и что-то переключила на панели, увеличивая громкость. Я сделал на своем визоре то же самое и обратился в слух.

И — ничего не услышал. Или… Да нет, действительно ничего. Значит…

И в ту секунду, как я готов был заключить, что женщина действительно галлюцинирует, я внезапно осознал смысл того глухого шума, который сопровождал весь ее рассказ, а теперь стал слышен отчетливее. Этот шум доносился, видимо, с улицы, из-за неплотно занавешенных окон, и состоял — сознание отказывалось признать это, относя к разряду помех, — из множества слившихся воедино криков, воплей, какого-то рева — отчаянного, нечленораздельного, совершенно нечеловеческого. Мне казалось, что я различаю отдельные выкрики, голоса — но тут женщина вновь повернулась к экрану. Судя по всему, услышанное на нее подействовало еще сильнее, чем на меня: выглядела она намного хуже, чем вначале.

— Ну вот, слышали? Я могла бы еще показать, что тут творится, но нельзя подходить к окнам. Да, вот что главное, что я, собственно, хотела сказать: если у вас это начнется, ни в коем случае не выходите на улицу! Маму я не смогла удержать, и она ушла. Заприте двери, занавесьте окна и не подходите к ним, не смотрите, что там происходит. Лучше всего сесть спиной к окнам и сидеть тихо — может, тогда они вас не услышат и не войдут. И держаться за что-нибудь — за стол хотя бы, за эту панель. Вот, сказала, сразу на душе легче стало. Может, это вам поможет. Хотя, если суд страшный, никто ведь не спасется, верно? Но не хочется, Господи, как не хочется! И как темно, почему так темно?!

Она говорила все быстрее, все бессвязнее, и взгляд ее мне не нравился: она уже не вглядывалась в экран, ожидая увидеть там хоть кого-нибудь, теперь ее глаза бесцельно блуждали.

Вдруг она вскочила, так резко, что визор накренился, и теперь я видел комнату в каком-то диком, искаженном ракурсе.

— Кто открыл дверь?! — услышал я отчаянный крик женщины. — Кто открыл? Они же войдут! Они войдут! Наташа!

Визор теперь показывал лестницу, ведущую на второй этаж, и я увидел, как она взбегает по ней, оглядываясь на ходу. Я впился в экран, надеясь увидеть ее преследователей, но никто не появился, лишь какие-то туманные пятна проплыли по экрану, ухудшив изображение. Несколько секунд ничего не происходило, затем откуда-то сверху — с галереи, часть которой была мне видна, — начали падать различные предметы: лампа, стул, одежда. А затем — упала женщина. Высота была небольшая, она не могла разбиться насмерть, но наверняка сильно расшиблась. Упав, она осталась лежать неподвижно. Потом вниз по лестнице сбежала девочка лет пяти. Она подбежала к матери и стала тормошить ее, потом бросилась куда-то в сторону и скрылась из виду. Потом вся комната резко ушла вниз, на миг я увидел галерею, потолок, по экрану пошел зигзаг — и он погас.

Некоторое время я сидел, тупо уставившись в визор и двигая вверх и вниз рычажок громкости. Я закрыл глаза и заставил мышцы расслабиться. «Ты ведь видел вещи и пострашнее, не правда ли? — говорил я себе. — И спустя два часа еще увидишь. Успокойся».

Спустя несколько минут я снова включил визор и еще раз просмотрел запись, уменьшив скорость вдвое. В некоторых местах я останавливал изображение, желая разглядеть какую-нибудь деталь. Просмотрев пленку пятый или шестой раз, я выключил аппарат.

Я заметил многое, ускользнувшее от внимания при первом просмотре. Я заметил висевшие в простенках между окнами картины и панно на задней стене. Я заметил, что на женщине был лишь халат, надетый на голое тело, а на ее дочери — ночная рубашка, и обе были босы. В ужасном крике, доносившемся с улицы, я различил-таки отдельные голоса; какая-то женщина не переставая кричала: «Ира! Ирочка!». Еще я разглядел под лестницей дверь в соседнюю комнату; там на полу, спиной ко мне, сидел мужчина; он делал резкие движения правой рукой, словно отмахивался от мух. Я несколько раз просматривал этот кадр, прежде чем понял: сидящий не отмахивался, а бил. Небольшим предметом, чем-то вроде отвертки, он раз за разом наносил удары, очевидно, по собственным ногам и животу. От него в сторону двери уже тянулась темная струйка, а он все колол и колол.

И еще я заметил, что на втором окне (оно попало в кадр лишь при последнем рывке камеры) штора так и не была задернута. Хозяйка дома, как видно, не успела довести задуманное до конца и правильно применить выработанный ею самой рецепт защиты от безумия — хотя вряд ли задернутая штора помогла бы ее семье. Во всяком случае, я хорошо видел окно, и за этим окном стояла темная южная ночь: ни зарева, ни одного отблеска — ничего.

Глава 2

МЕРТВЫЕ И ЖИВЫЕ

— Нет, я решительно отказываюсь идти в таком виде! — заявил доктор. — Полицейские могут так работать, пожарные могут — хотя не вижу, что здесь делать пожарным, — а я не могу. Если меня взяли в головную группу, значит, моя помощь необходима, я правильно понимаю? Но в этой резине я не могу говорить с людьми, не могу их успокоить — я могу их только пугать. И потом, как я понял, ваши анализаторы ничего не показывают?

— Отставить! — грозно скомандовал полковник. — Что значит не показывают? Психакс вон тоже не показывали. Мало ли какая дрянь здесь может быть!

Он сделал движение к психотерапевту, чтобы помешать ему, но не успел — тишайший доктор Завадски отпрыгнул и с неожиданной ловкостью стащил противогаз.

Все застыли, наблюдая за ним. Доктор, с маской в руке, с взъерошенными волосами, несколько раз глубоко вздохнул и замер, словно к чему-то прислушиваясь.

— В крайнем случае вы будете иметь еще одного пациента, — сказал он, обращаясь к полковнику. — Это не страшно. Уверяю вас, я не буйный.

Однако ничего пугающего с ним не происходило, доктор не спешил превращаться в пациента. Тогда мы с полковником, не сговариваясь, тоже стащили маски, а за нами это сделали и остальные.

— А все же так нельзя, — пробормотал полковник, ни к кому конкретно не обращаясь. — Наверное, дым уже рассеялся. Но в земле все равно должен остаться. И в воде тоже. Надышаться можно за милую душу. Ну что, теперь все готовы?

От пригорка, на котором мы стояли, до окраины поселка оставалось не более двухсот метров. Ничто не указывало на то, что с его обитателями случилась беда. Все так же грелись на солнце пирамидальные, овальные или же — реже — обычные двухэтажные дома, так же реяли над ними флаги, а кое-где плавали в небе обвешанные колокольчиками и эоловыми арфами привязанные аэростаты самых причудливых форм и цветов — эта новинка, изобретенная здесь, в Китеже, быстро вошла в моду, и мне уже приходилось встречать ярких дракончиков и пестрых попугаев в хмуром небе над Юрьевцем.

Необычное это было место и необычные люди его населяли. Новый Китеж был основан 12 лет назад как поселок общины «Дом Гармонии». Руководитель общины Максим Путинцев имел весьма противоречивую репутацию. Одни считали его гением, пророком, другие — амбициозным чудаком, если не сумасшедшим. А кем еще прикажете считать человека, убежденного в собственном бессмертии и обещающего дать его своим ученикам — по крайней мере лучшим из них? Человека, заявляющего, что ему известны последние тайны бытия и секреты некоего неизвестного учения и что он готов указать путь спасения для всего человечества? Этот путь Учитель Максим (так его называли члены общины) видел в непрерывной творчестве, в отдаче всего себя делу созидания. Творящий, согласно его учению, приближается к Богу, отрекающийся от творения — к смерти. Посему в «Доме Гармонии» творили все. Каждый созидал что мог — кто новые понятия или образы, кто собственное тело. В Китеже ваяли, писали, делали видео, ставили спектакли, били рекорды, предсказывали будущее — всех занятий его обитателей я просто не знал. Себе самому Путинцев отводил роль воспитателя, если хотите, творца людей новой генерации, «третьей ступени», как он это называл; кроме того, он был талантливым скульптором и художником.

Можно было как угодно относиться к претенциозным и в чем-то нелепым заявлениям Учителя Максима, к его мессианским замашкам, но реальность (весьма неприятная и неожиданная для критиков) состояла в том, что самые обычные люди, став членами общины, спустя некоторое время действительно создавали нечто замечательное, демонстрируя несомненный талант. За короткое время Новый Китеж дал столько лауреатов всевозможных премий, сколько не дала ни одна крупная держава. Поэтому в обществе к «Дому Гармонии» сложилось противоречивое отношение: восхищение здесь соседствовало с сарказмом, изумление — с некоторой брезгливостью, и чего тут было больше, я сказать не берусь.

При возникновении «Дома» он кем-то из наших чрезмерно бдительных сотрудников был отнесен к общинам конфессионального типа и, стало быть, подлежал контролю со стороны Управления; его включили в группу «А» — «условно опасные». Путинцев всякий раз, когда вспоминал об этом, ядовито усмехался и отпускал какую-нибудь колкость про «кретинов, неусыпно протирающих штаны в борьбе за общественный покой». Я старался пропускать эти насмешки мимо ушей — снять общину с контроля было гораздо труднее, чем включить. «Дом Гармонии» был отнесен к моему ведению. Я должен был время от времени посещать Новый Китеж, проверяя, не нарушается ли там Декларация прав и не попирается ли свобода воли. Признаться, делал я это весьма охотно, несмотря на насмешки Путинцева. Не скажу, что с обитателями поселка было легко общаться — с талантливыми людьми всегда нелегко, — но здесь было очень интересно; необычное это было место, одним словом.

— Ну, если все готовы, поехали! — скомандовал руководитель нашего отряда.

Мягко взревели мощные двигатели, и огромный глайдер, начиненный всевозможным спасательным оборудованием, плавно двинулся с места.

Однако наша поездка оказалась недолгой. Едва глайдер миновал последний поворот и перед нами открылась улица, водитель нажал на тормоз. Прямо посреди улицы, скорчившись, сжавшись в комок, лежал человек. Это была женщина, и она была мертва, тело уже начало коченеть. Мы с трудом смогли повернуть ее. Я увидел закатившиеся глаза и насквозь прокушенную нижнюю губу; кровь, стекавшая по подбородку, уже высохла, и на асфальте осталось лишь липкое пятно. Никаких других ран на теле не было.

Метрах в двадцати, обвившись вокруг столба, словно обнимая его, лежал еще одни человек, а на другой стороне, у низенького заборчика, — сразу двое. И дальше по всей улице виднелись неподвижные тела.

— Понятно… — пробормотал полковник и, обращаясь к своим, скомандовал:

— Давайте берите носилки и системы, все, сколько есть. В темпе, в темпе!

— Надеетесь, что будут и живые? — спросил кто-то. Он не ответил.

…Мужчина лет 40 — 45: скрытый перелом левой руки, сильный ушиб левой стороны лица; по всей видимости, откуда-то упал. Указанные травмы не являются несовместимыми с жизнью, причиной смерти скорее всего является остановка сердца.

Юноша, возраст примерно 20 лет. Перелом обеих ног (непонятно, как он вообще сюда добрался). На левой стороне туловища колотые раны. Возможные причины смерти: болевой шок или потеря крови.

Женщина, около 30 лет. Глубокая рваная рана на левом бедре. Руки сомкнуты на горле, лицо имеет выраженные признаки смерти от удушья. Причина смерти: самоудушение (?).

Женщина, лет 25—27. Повреждена правая нога, колотые раны на левом бедре, правая рука…

— Стойте! У нее пульс! Осторожнее, черт возьми! Систему быстро! Кладите, кладите…

Мне врезалось в память увиденное возле необычайно изящного дома с тщательно ухоженной лужайкой перед ним. На лужайке находилась скульптурная композиция — по всей видимости, бронза, литье. Больше всего это напоминало тянущиеся из земли руки, множество рук. И среди этой металлической рощи стоял человек. Так показалось не только мне. Лишь когда мы приблизились к дому, стала видна ошибка: человек не стоял, он висел на одной из этих рук, надетый на нее, как на вилку, и под ним на постаменте темнела подсыхающая лужа — сколько их мы видели сегодня! Очевидно, он нашел свою смерть, спрыгнув на скульптуру с крыши.

Эту ли находку считать самой страшной? Или девочку, задушенную матерью в своих объятиях? Мать так хотела защитить ребенка от какой-то неизвестной нам угрозы, так крепко прижимала к себе — уже сама теряя сознание, коченея…

Или те трое в бассейне — мужчина, женщина и ребенок. Видимо, они обнялись, прежде чем шагнуть в воду, и так и плавали, сплетясь. Легкий ветерок рябил воду, и тела слегка раскачивались.

За время наших поисков мы обнаружили лишь 27 живых — впятеро меньше, чем мертвых, — трое из них находились в сознании — если это можно считать сознанием. Был тучный и совершенно голый мужчина, прятавшийся (или запертый кем-то) в подвале. Мы обнаружили его по истошному вою, доносившемуся из-за двери; когда мы открыли подвал, он, продолжая кричать, попытался куда-то бежать. Был мальчик — он тоже прятался в доме, но не кричал, и не двигался, и не говорил с нами, однако понимал что-то, потому что наотрез отказался выходить наружу; ему, как и мужчине, пришлось ввести большую дозу успокоительного.

Единственным обитателем поселка, с которым доктору Завадски удалось установить хоть какой-то контакт, была девушка, обнаруженная нами в саду возле дома. Она попыталась убежать, но ноги ее не слушались, и, сделав несколько шагов, она упала. У нее ничего не было сломано, она не была ранена — только сильно исцарапаны руки и лицо вымазано в земле. И она с большим трудом, после нескольких безуспешных попыток, смогла ответить на вопросы нашего психотерапевта, потвердив, что мы действительно находимся в поселке Новый Китеж, что она живет здесь и зовут ее Таня. Однако уже невинный вопрос о времени вызвал у Тани сильнейшее волнение, и она так и не смогла сказать, утро сейчас или вечер; как и в предыдущих случаях, дело кончилось транквилизаторами.

Особо тяжелое впечатление производила центральная площадь поселка. На этой небольшой и очень уютной площади, где вечерами обычно устраивались танцы, сейчас грудами лежали тела погибших и искалеченных.

Здесь наш отряд остановился. Полковник выслал по нескольким направлениям небольшие поисковые группы. Связавшись с базой в Белогорске, он попросил прислать дополнительные бригады эвакуаторов и врачей. Уже все машины экспедиции вошли в поселок, гнетущая тишина исчезла, слышались голоса, спасатели осматривали каждый дом. Прибывшие со следственной бригадой операторы снимали площадь, лежащие на ней тела. В Новом Китеже шла та мрачная и лихорадочная псевдожизнь, что возникает в местах катастроф.

— Ну и что вы об этом думаете? — спросил я. Руководитель экспедиции ответил не сразу — мне даже показалось, что он меня не слышал. Он стоял, привалившись к глайдеру, закрыв глаза. Потом достал из кармана фляжку, отвинтил колпачок и сделал большой глоток, после чего протянул ее нам. Я покачал головой, доктор Завадски сделал то же самое; полковник с сомнением посмотрел на фляжку, сделал еще один глоток и сказал:

— Трудно тут что-то думать. Типичная картина газовой атаки, а газа нет.

— Много анализов сделали?

— Уже 150… нет, 167 проб. В воздухе, в воде, в почве, в крови — нигде ничего.

— А если это был не газ?

— А какая разница? Если что-то вводили в кровь или растворяли в воде, следы тем более должны быть.

— А вы что скажете? — повернулся я к психотерапевту.

— Я понимаю ваш вопрос… Да, кроме отравления, это еще похоже на результат внушения. Глубокое вторжение в психику. Но это невозможно, поймите! Скольких мы подобрали — 130 человек? С остальными наверняка то же самое. Не бывает такого массового, да еще бесконтактного воздействия.

Реципиент должен видеть гипнолога, слышать его. А они выбегали из домов полуодетые, босиком и уже во власти галлюцинаций. Словно у каждого возле кровати сидел маньяк-гипнотизер и сводил его с ума еще при пробуждении.

— Возле каждого, возле каждого… — бормотал я. Какая-то мысль не давала мне покоя. Вот! Я повернулся к полковнику: — Скажите, а что докладывают с других улиц — какая там картина? Я хочу узнать, собственно, вот что: по нашей улице люди бежали прочь из города, по дороге калечились и погибали. А на других тоже так?

— Ну… — Он помедлил, припоминая недавно услышанные рапорты. — Пожалуй, то же самое. Вдоль шоссе на Бедогорск нашли сорок шесть человек, и на Старый Крым тоже… — Значит, они разбегались в разные стороны — правильно? Из центра — в разные стороны. Понимаете? — Я вновь обращался к доктору. — А что, если кто-то собрал всех жителей поселка в одном месте — скажем, на этой площади — провел здесь с ними сеанс — в общем, воздействовал определенным образом, — и отсюда, уже безумные, в состоянии глубокого делирия, они бросились спасаться — такое может быть?

— Собрать всех… потом дать команду… — бормотал он, что-то припоминая.

— Да, вот именно: Лимерик! Арчибальд Пейн — помните?

— Да, а потом где-то в Южной Америке…

— Пуэрто-Аренас — но там была другая картина, там людей строили в колонну, Карталана хотел возглавить процессию…Значит, и тут могло быть такое?

— В общем, да… Знаете, пожалуй, это может объяснить… хотя…

— Я вас очень прошу, доктор: обдумайте все «за» и «против», и вечером в штабе мы еще раз это обсудим — хорошо?

Теперь, когда картина начала проясняться, я точно знал, что мне нужно делать, и делать быстро.

— На сколько часов установили блокаду — на 12? — обратился я к полковнику.

— Нет, на 10. И то прокурор не хотел — вы же знаете, как сейчас связываться с телевизионщиками, — но ваше начальство настояло.

Я взглянул на часы. В моем распоряжении оставалось около двух часов. Как только кончится запрет, здесь будут все: ТВ простое и компьютерное, газетчики… О какой-либо работе уже не будет и речи. До вечера распрощавшись с доктором и полковником, я поспешил по знакомому адресу. Был лишь один человек, способный собрать всех жителей поселка ночью на главной площади, человек, способный воодушевить сотни людей одной идеей, пусть и безумной. Это был Максим Путинцев. Тайна всего здесь случившегося наверняка была связана с ним; ни одно объяснение ночных событий не могло обойти личность Учителя Максима.

Конечно, его могло и не быть дома (ведь не рассчитывал же я застать его спокойно работающим в своем кабинете?) — он мог быть среди погибших на площади или на одной их улиц, он мог находиться в числе тех, кто ночью вырвался их поселка, — но, может быть, будет записка? Видеозапись? Пусть хоть что-то — по крайней мере с дома следовало начать.

В этой части поселка спасатели еще не побывали, и неубранные тела по-прежнему лежали на асфальте. Наконец я увидел хорошо знакомый конек крыши, над ней флаг с изображение горы… Я так спешил, что едва не споткнулся о человека, лежавшего на тротуаре неподалеку от дома. Возле него сидела женщина. Она подняла голову, и я сразу узнал ее.

— Ах, это вы, — сказала она. — Так и думала, что вы появитесь в числе первых. Помогите мне — не хочу, чтобы он здесь лежал, а сама дотащить не могу. Берите вот так, а я возьму ноги. Да берите же, не бойтесь — он умер два часа назад.

Наверное, у меня был достаточно дикий вид и странное выражение лица. Я не сразу осознал, что же меня так поразило. Не смерть руководителя «Дома Гармонии» — к ней я был готов, не слова его жены, а… Да, вот что: Анна Путинцева говорила как совершенно нормальный человек — первый нормальный человек, встреченный мной в Новом Китеже. И скорее всего единственный.

Глава 3

НОЧНОЙ ГОСТЬ

— Ну вот, теперь я могу все рассказать — вы ведь хотите, чтобы я рассказала?

Мы сидели за низеньким столиком в гостиной. Неподалеку, на другом столе — большом, овальном, за которым часто собирался совет общины, — лежал ее руководитель. Я помогал Анне переодевать мужа и потому знал причину его смерти. На груди погибшего я увидел два маленьких отверстия — одно повыше, возле сердца, другое пониже — следы от пуль. Выходных отверстий не было. Я успел сбегать на улицу, на то место, где лежал Путинцев, и нашел маленькую желтоватую гильзу. В последнее время огнестрельным оружием пользовались все реже, в ходу было лучевое. Однако тот, кто стрелял в руководителя «Дома Гармонии», предпочел армейский пистолет.

— Так вы готовы? Вы меня слушаете?

Глаза Анны оставались сухими, на щеках горел румянец, но весь ее вид, лихорадочное нетерпение, не позволявшее ей ни секунды остаться без какого-то — пусть выдуманного, пустячного дела, выдавали боль.

— Да, я готов, — ответил я. — Только знаете что? Давайте сначала запрем двери — у вас есть задняя дверь? — и занавесим окна. И хорошо бы на ручку двери снаружи повесить плакатик вроде «Буду на следующей неделе». Тут скоро будет очень много людей, и вряд ли вы захотите…

Анна отправилась запирать двери, а я занялся окнами. Задергивая тяжелые шторы, я словно ощутил внезапный укол: мне почудилось, что совсем недавно, несколько часов назад, я делал нечто подобное — и тоже желая защититься, скрыться… Но у нас дома нет никаких штор. Я застыл, вспоминая — и вспомнил: та женщина! «Закройте двери, занавесьте окна, не выходите на улицу…» Я так и не узнал, что же с ней стало.

В доме стало темно. Я не видел выражения лица Анны — лишь голос, стремившийся не сорваться, лишь рассказ, старавшийся быть точным даже в безумии.

— Они пришли вчера вечером. Было уже поздно, мы собирались ложиться. Максим был у себя, я сидела здесь. Когда в дверь постучали, я крикнула как обычно: «Открыто, входите», — но они вошли еще раньше, чем я крикнула. Их было трое: двое молодых мужчин (один совсем юноша) и старик. Сразу было видно, что он среди них главный. Он был из числа тех людей, на которых невольно оборачиваются в толпе. В нем была огромная внутренняя сила — я чувствую такие вещи. Вам, конечно, нужно знать, как он выглядел. Я потом нарисую, а пока так: высокий, худой и очень старый. Но это не сразу заметно — так он держался. Когда он стал подниматься по лестнице, то попробовал идти быстро, и к середине подъема стало видно, как трудно ему это дается. Впрочем, это потом, я забежала вперед. Что еще? Волосы седые, и их мало: только на висках и сзади. И еще он был веселый, возбужденный, только эта веселость была злая. И нетерпеливый: не мог стоять на одном месте, не мог ждать, не делал пауз.

Он заявил, что ему нужно срочно увидеть Максима Путинцева. «По какому делу?» — спросила я. Этот гость (я как-то все время забываю о тех двоих) мне не понравился — думаю, понятно почему, — и я решила объяснить ему, что столь поздние визиты у нас не приняты, и спровадить.

«По весьма важному, уважаемая госпожа, — ответил он. — Важному не только для него и для меня, но и для всех, живущих здесь», — и он сделал такой вот жест. В его словах ясно звучала угроза, и я растерялась. Я не знала, что сказать, но тут на галерее появился Максим.

Я знаю Путинцева 11 лет. Ну, вы тоже немного его знаете. О нем нельзя сказать, что он владеет собой, что он сдержан. Он настолько гармонизировал свою душевную жизнь, что все отрицательные эмоции гасятся еще в глубине. Я за все время лишь три или четыре раза видела, чтобы он не вполне владел собой в горе или гневе, но для этого были слишком серьезные причины. Вот почему я сразу заметила, как изменилось его лицо, когда он увидел гостя.

«Здравствуй, Максим, — сказал незнакомец. — У нас есть серьезная тема для беседы». «Я знал, что кто-то придет, — ответил Путинцев, — но не думал, что это будешь ты». — «Вот как? Ты, стало быть, не рад меня видеть?» «Поднимайся, поговорим здесь», — не отвечая на вопрос, сказал Путинцев. Гость поднялся наверх, и они скрылись в кабинете.

Я предложила его спутникам сесть. Старший сел, а младший поблагодарил и отказался. Чем-то они были похожи на старика: манерой держаться, жестами.

Я не знала, что делать, чем заняться. Это были не те гости, которых следовало угощать чаем или развлекать беседой. Их присутствие внушало тревогу. Я прошлась по комнатам, потом взяла пачку последних своих заметок и попыталась работать, но ничего не получалось.

В это время из кабинета стали доноситься голоса. Мне не было нужды прислушиваться: они говорили все громче. «Ты, пошедший по самому легкому, самому банальному пути, берешь на себя смелость заявлять…» — высокий, какой-то мальчишеский голос незнакомца. «Напротив, я иду по пути самому трудному, неопробованному — ведь даже учитель…» — отвечает Путинцев. «Ты даже осмотр не проводишь, никого не выбираешь, берешь всех подряд!» — «Откуда ты знаешь — может, и провожу по-своему». — «Вспомни, каким ты пришел к нам, кем был. И сейчас делать заявления от нашего имени — нет, это феноменальная, просто космическая наглость!» — «Ну ты-то меньше всех имеешь право говорить от нашего имени — ты сам вычеркнул себя из списка!» «Ах вот как — „от нашего имени!“ Ты меня уже отделил!» — прокричал гость и затем добавил еще что-то, но уже тише, я не разобрала. Путинцев, в тон ему, тоже понизил голос, следующими фразами они обменивались вроде бы в спокойном тоне. Вдруг Максим опять закричал: «Ты не можешь мне запретить — ты, пигмей, возомнивший себя великаном!» «А вот посмотрим, кто из нас пигмей, а кто великан», — ответил гость.

Эти слова он произнес уже выйдя их кабинета. Он спустился вниз и направился было к двери, но внезапно остановился, словно вспомнив про меня. «Прощайте, милая госпожа, — сказал он. — К сожалению, не могу вас поблагодарить за гостеприимство, за теплый прием. В этом доме ко мне были очень неблагосклонны. Видимо, придется отплатить той же монетой. Видит Бог, я не хотел этого».

Тут его спутник — тот, что помоложе, — усмехнулся. Он стоял позади старика, и тот никак не мог этого видеть, однако он тут же обернулся, очень быстро, обменялся с юношей взглядом и тоже усмехнулся. То злое веселье, о котором я уже упоминала, теперь вовсю играло в нем, последние слова он проговорил почти смеясь:

«Мой юный друг слегка поправил меня. Что ж, соглашусь, я был не совсем точен: возможно, и хотел. Рассматривал как один из вариантов. Но, клянусь честью, были и другие. Ваш супруг сам выбрал свою судьбу — за себя, за вас и за всех остальных».

Он слегка поклонился (я машинально, еще не понимая смысла сказанного, ответила), и они все трое вышли. Я готова была облегченно вздохнуть, но, к моему удивлению, Максим тоже направился к двери. После секундного замешательства я побежала за ним.

То, что произошло вслед за этим… То, что я увидела…

Она замолчала, и я заметил, что ее пальцы уже не теребят зажатый в них платок: они судорожно, до синевы в ногтях, сжимают край стола. Я нашарил в кармане капсулу успокоительного, заставил ее проглотить. Спустя несколько минут она глубоко вздохнула и выпрямилась.

— Спасибо, мне уже лучше. Я хочу закончить. Нет, мне правда лучше. Так вот, то, что произошло вслед за этим, очень трудно описать. Я постараюсь быть точной, но вряд ли смогу передать хотя бы часть того, что пережила. Этого никто не сможет.

Улицы не было. То есть она была — были тротуары, и дома, и кусты, — но все это находилось на дне гигантского, невообразимо глубокого ущелья. Его гладкие стены уступами вздымались прямо за домами. Где-то там, высоко, где раньше было небо, клубились багровые и желтые тучи. По форме они больше всего напоминали человеческие внутренности. И они светились и двигались — это было ужасно!

Откуда-то сверху, с края ущелья, наверное, стекал ослепительно красный поток лавы. Он уже достиг последних домов поселка, и я слышала треск горящего дерева и крики людей. В домах зажигались огни, люди выбегали наружу и снова скрывались внутри — чтобы одеться, схватить детей, может быть.

«Ну, как впечатления, уважаемая госпожа? — вновь услышала я голос нашего гостя. — Я вижу, вы несколько взволнованы. К сожалению, не могу вас ничем успокоить. Необходимо довести дело до конца и доказать вашему мужу одну очевидную истину. Он считает себя продолжателем одного великого дела, а меня — неудачником, я же полагаю, что все обстоит наоборот. Он думает, что может справиться со мной, но скажу вам по секрету: он сильно заблуждается. Никто во всем мире не может остановить меня. Никто! Смотрите!»

Он взмахнул руками, и все окружающее стало ярче, как бы насытилось цветом. Какая-то тень мелькнула в воздухе, я почувствовала на себе чей-то безжалостный взгляд. В следующую секунду тварь повернула, в свете пожара я разглядела ее и содрогнулась от отвращения. Вы можете представить летящего над вами таракана — огромного, размером с флайер? И еще какие-то существа, вроде металлических муравьев, побежали по земле. То ли они, то ли эта парящая в воздухе гадина издавали отвратительный вой, и скрежет, и скрип. А самым безобразным было то, что эти звуки, вместе с криками людей и треском горящих домов, сливались в какую-то мелодию. Я даже словно бы различала доносившееся откуда-то пение — поистине адская музыка!

Я стояла, обняв Максима, буквально вцепившись в него, — возможно, я делала ему больно, не знаю. Я заметила, что эти ужасные муравьи, как и мечущиеся люди, словом, все огибают нас — и меня с Максимом, и этих троих. Вокруг нас образовалось некое мертвое пространство, и я поняла — не умом, а какой-то звериной хитростью, — что только здесь, в этом круге, можно спастись.

«Остановись! — закричал Максим, обращаясь к старику. — Умоляю тебя, останови все это!»

«Поздно, Максим, слишком поздно, — отвечал тот вроде бы даже с сожалением. — Начав операцию, я всегда довожу ее до конца. Ты, видимо, уже догадался, каким будет конец. А после этого можешь делать любые заявления, разоблачения — это будет уже не страшно: ты же понимаешь, как будут к тебе относиться ПОСЛЕ ЭТОГО, к тебе и к твоим словам. Ну и, кроме того, у меня во всем этом есть и другой интерес, может быть, даже основной. Видишь этого человека?»

Он кивнул в сторону, и я увидела Юзефа Урбановича, программиста, жившего неподалеку от нас. Он вел себя не так, как другие: никуда не бежал в ужасе, а лишь смотрел на все происходящее с недоумением.

«Прощай, Максим Путинцев! — сказал старик. — Мне надо идти. Можешь следовать за мной, можешь остаться здесь — мне безразлично. В любом случае ты не сможешь мне помешать».

«Ты ошибаешься — смогу», — ответил Максим, и вдруг я увидела в его руке… такой светлый, с большой рукояткой…

— Бластер?

— Кажется, да. Я и не знала, что у него это есть. Он направил его на старика — тот стоял в нескольких шагах — и выстрелил. Но прежде чем Максим нажал на спуск, его спутник, до этого ничем себя не проявивший, бросился вперед. Он успел: заряд попал ему в плечо, его швырнуло на старика, и оба упали. Максим, видимо, растерялся, опустил бластер, и тогда тот юноша, о котором я говорила, выстрелил в него. Он выстрелил дважды, Максим пошатнулся, я подхватила его, но не смогла удержать — он ведь такой большой! — и лишь смягчила падение.

Что было потом? Я разорвала его рубашку и нашла раны. Потом оторвала кусок от юбки и сделала тампоны. Надо было его перевязать, но у меня не хватило на это сил. Кроме того, всякое движение причиняло ему сильную боль, и когда я попыталась его перевернуть, чтобы сделать перевязку, он потерял сознание. И как только это случилось, тьма вокруг сгустилась, и эти муравьи побежали ко мне со всех сторон. Я затормошила Максима, он очнулся, и вокруг нас снова стало пусто.

Понимаете, я использовала его как защиту! Не я защитила его, как тот человек заслонил старика, — наоборот, я все время заслонялась им. Никогда себе этого не прошу!

Нет, я не видела, куда делись эти люди. Вначале делала тампоны, потом пыталась говорить с Максимом, он даже что-то отвечал… Видимо, в какой-то момент я отключилась. А когда очнулась, было уже светло. Не было ни ущелья, ни насекомых, ничто не горело, я вновь находилась на знакомой улице. И лишь люди, неподвижно лежавшие вокруг, и мертвый муж рядом со мной подтверждали, что ночной кошмар был на самом деле. Максим умер, пока я спала. Этого я тоже не могу себе простить. Может, он звал меня?

Имя? Нет, Максим не называл его по имени. Может быть, я смогу узнать этого человека, если увижу.

Глава 4

РАЗБИТЬСЯ И ИСЧЕЗНУТЬ

В ночь со среды на четверг в поселке Новый Китеж произошла катастрофа, жертвами которой стали все его жители. Окончательные данные таковы: 367 погибших, из 126 оставшихся в живых 47 получили тяжелые увечья, остальные — ранения разной степени тяжести. Психика у всех выживших существенно деформирована, и врачи затрудняются сказать, смогут ли они вернуться к нормальной жизни. Исключение составляет лишь Анна Путинцева.

Мы имеем несколько источников информации о случившемся. Это свидетельства полицейских, пленка с записью рассказа той женщины (ее звали Лариса Бреннер, ее имя значится в списке погибших), мои собственные впечатления, а также информация, полученная от других участников экспедиции. Наконец, у нас есть рассказ Анны Путинцевой. Информация, содержащаяся в этих источниках, совпадает на 89 — 92 процента — хороший показатель, дающий обычно ясную картину происшедшего. Однако в нашем случае оставшиеся 8 процентов несовпадений весьма сильно противоречат друг другу, не позволяя построить достаточно убедительную гипотезу.

Начнем с совпадений. Все источники дружно указывают на одну причину, заставившую обитателей Китежа среди ночи покинуть свои дома и совершать разного рода действия, повлекшие их смерть и увечья: это ужасающие галлюцинации, как визуальные, так и слуховые. 60 процентов погибших скончались от потери крови; причиной кровотечения стали многочисленные переломы, полученные при падении с крыш либо верхних этажей, либо колото-резаные раны, большей частью на левой стороне груди и на бедрах. Такие раны может нанести сам себе человек, привыкший действовать правой рукой, — и в тех случаях, когда ранения располагались справа, было установлено, что пострадавшие были левшами. Так вот, это согласуется с кадром из той записи, что мы получили, — помните, с человеком на полу? Это был Карл Бреннер, муж Ларисы. И о том же говорила Анна — о чудовищных муравьях, как она их боялась. Она же говорила о лаве, двигавшейся по улице, о желании забраться повыше, чтобы спастись от нее. Можно вспомнить также свидетельства полицейских, видевших зарево и чудовищ, — они тоже попали во власть галлюцинаций, но в более слабой степени.

О противоречиях я, с вашего позволения, скажу позже, а пока перейдем к возможным объяснениям. Версию об использовании газов либо иных химических веществ приходится отвергнуть полностью. Ни в одной из многочисленных проб не обнаружено следов каких-либо веществ, способных вызвать подобные расстройства. Кроме того, как дружно утверждают специалисты, даже у двоих людей, подтвергшихся воздействию одного и того же галлюциногена, не бывает одинаковых видений — здесь же, насколько можно судить, они были одинаковыми у всех. Кроме того, зарево видели полицейские довольно далеко за пределами поселка. Однако быстрораспадающихся галлюциногенов (если предположить, что мы не можем их обнаружить по причине распада на безобидные составляющие), разносимых из одной точки так далеко, не существует.

Я взглянул на своего слушателя, желая узнать, не будет ли вопросов или комментариев к изложенному. Однако комментариев не было, и я продолжал:

— Доктором Завадски предложена иная версия случившегося. Согласно ей, виновником трагедии стал гипнолог, обладающий огромной силой внушения. Очевидно, хорошо зная Путинцева и желая ему за что-то отомстить, он каким-то образом смог собрать всех жителей поселка на центральной площади, где вызвал у них сильнейшее расстройство психики.

Однако эта гипотеза, в чем-то совпадая с рассказом госпожи Путинцевой, противоречит ему в своей основной части. Ведь если верить рассказу Анны, людей никто не собирал, они сошли с ума у себя дома, они выбегали на улицу, уже полностью находясь во власти видений. Между тем у нас есть серьезные основания доверять рассказу Анны. Во-первых, в Путинцева действительно стреляли: врачи, вопреки ее протестам, все же произвели вскрытие и обнаружили две пули от пистолета «магнум». Кроме того, ее рассказ практически во всех деталях совпадает с сообщением Ларисы Бреннер и с тем, что говорили полицейские. Ну и, наконец, главный довод в ее пользу — это исчезновение Урбановича.

Помните, она упоминала о человеке, который вел себя иначе, чем другие? Так вот, его не могут найти. Исчез и его флайер. Впрочем, флайер нашелся, и с ним произошла достаточно странная история…

— Простите, Александр, что прерываю вас, — произнес Риман, — но давайте пока отложим историю с флайером. Мне хотелось бы знать, что думает о рассказе госпожи Путинцевой доктор Завадски.

— Вначале он принял его в штыки и объявил продуктом бреда с самого начала. Он был очень возмущен, когда я начал убеждать его отнестись к нему хотя бы как к рабочей гипотезе. Он заявил, что я насмотрелся фантастических боевиков, что я нахожусь во власти мифа. «Внушения такой силы в таких условиях быть не может!» — вот его заключение. Один человек не может столь интенсивно воздействовать на множество людей, не находящихся с ним в контакте. Ночной гость Путинцевых — если он вообще существовал — мог свести с ума Анну, Максима, но уже с соседом за стеной он ничего сделать не мог.

Однако потом, когда я изложил доктору вышеуказанные свидетельства, подтверждающие рассказ Анны, он задумался, и в итоге у нас родилась новая гипотеза, объединившая его объяснение с этим рассказом.

Согласно ей, в поселок прибыл не один маньяк-парапсихолог, и даже не трое, а гораздо больше. Все они обладали значительной силой внушения. Заранее окружив поселок, они в установленное время — в ту минуту, когда их предводитель закончил свое объяснение с Путинцевым, — начали будить жителей Китежа, одновременно деформируя их психику. Происходила своего рода облава, понимаете? И площадь была не отправной точкой безумия, а, наоборот, чем-то вроде загона, ловушкой, в которую направляли обезумевших людей. И лишь малочисленность нападавших не позволила им выполнить свой замысел до конца: часть людей, пусть запуганных, находившихся в истерике, все же вырвалась и направилась прочь из поселка; им удалось спастись. Спаслись и те, кто по каким-то причинам остался в домах.

Эта новая версия случившегося имеет свои уязвимые стороны. Мы вместе с доктором прикинули, каким должно быть в таком случае число нападавших. По расчетам выходит, что требовалось не менее 40 человек — и каждый должен быть гипнологом высшей пробы! Откуда взять столько? А еще нужно было собрать их в одном месте, подчинить одной цели… В общем, все это весьма маловероятно — как и версия об одном-единственном сверхмедиуме. Кроме того, такое множество людей не могло ни прибыть в поселок, ни покинуть его незамеченными. Между тем — никаких следов. Я знакомился с данными Службы воздушного контроля, беседовал с полицейскими — все говорят о том, что в течение дня в Китеж следовали лишь аппараты, принадлежащие его жителям. С теми, кто следовал из поселка, еще легче: начиная с 12.30 за воздушным пространством вокруг Китежа был установлен особый котнроль. Начиная с этого времени и до начала спасработ поселок покинул лишь один борт — тот самый флайер с бортовым номером РК1477, принадлежавший жителю Китежа Юзефу Урбановичу. Сейчас я, с вашего разрешения, изложу его историю — она довольно необычна.

Риман кивнул, давая понять, что он меня внимательно слушает, а сам между тем начал что-то набирать на своем вычислителе.

— Флайер вылетел из Китежа в 2.57 — то есть в тот момент, когда уже была поднята тревога. Он шел на юг, в сторону Турции — без оповещения, поперек всех воздушных коридоров, очевидно, на ручном управлении, — бортовой вычислитель просто не способен так нарушать порядок. Поэтому руководство СВК решило послать перехватчик — просто чтобы сопровождать флайер до посадки и по возможности предотвратить его столкновение с другими судами.

Экипаж перехватчика непрерывно запрашивал ведомое судно по всем средствам связи, но там никто не отвечал, словно не замечал преследования. Пилоты уже собирались связаться с турецкими пограничниками, чтобы запросить разрешение на пересечение границы, но тут случилось нечто непредвиденное.

Флайер начал совершать различные маневры — резко менять курс, высоту, скорость, — словно наконец заметил истребитель и пытался скрыться. Естественно, из этого ничего не вышло. И тогда на глазах у экипажа перехватчика флайер резко пошел вниз и на большой скорости врезался в воду.

Произошел взрыв установки, обломки разлетелись метров на 300 и вскоре затонули. Перехватчик несколько раз облетел это место, однако ни останков людей, ни обломков уже не было — ничего, кроме большого пятна, видимо, от горючего.

Можно предположить, что именно на этом флайере покинули поселок нападавшие. Хозяина судна они захватили с собой в качестве пилота — ведь у них не было времени, чтобы переналадить на себя управление. Дальнейшее можно объяснить по-разному. Возможно, Урбанович взбунтовался и на борту началась борьба, в результате которой флайер потерял управление. А возможно, участники ночного нападения, видя, что уйти от преследования не удается, предпочли уйти из жизни. Пусть так. Но флайер вмещает лишь троих, в крайнем случае, если использовать грузовой отсек, семерых. Как же покинули Китеж остальные нападавшие?

Ну и, наконец, последнее обстоятельство, которое не укладывается в «гипотезу Завадски — Реброва». Честно говоря, оно не укладывается ни в какое разумное объяснение.

Помните рассказ белогорских полицейских о чудовищах и странных звуках, которые они якобы слышали? Съемку никто не вел и визуальные сообщения проверить нельзя. Однако аудиозапись была включена, и я с ней ознакомился. Я не стану утомлять вас прослушиванием — я занимался этим несколько часов, прежде чем что-то разобрал, — но могу утверждать точно: ЗВУКИ, ТАК ПОРАЗИВШИЕ ПОЛИЦЕЙСКИХ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СУЩЕСТВОВАЛИ. Записалось плохо, на фоне их довольно громких восклицаний, но тем не менее ЭТО слышно. Скрежет, вой, нет, не вой, а словно бы пение, и голоса — даже как бы можно разобрать слова… Я отдал пленку специалистам, они работают с ней уже давно, но пока не могут определить источник этих звуков.

— Вы понимаете, что говорите? — негромко произнес Риман. Мои последние слова заставили начальника Управления оторваться от вычислителя, из щели которого как раз в эту минуту поползли листки.

— Да, — обреченно кивнул я. — Если это признать, то надо признать, что все происходило НА САМОМ ДЕЛЕ: летали чудовища, бегали муравьи, и лава ползла, и дома горели… однако не сгорели, и вообще нигде нет следов пожара либо застывшей лавы… А главное, что существовал ночной гость Путинцева — могучий волшебник, маг и чародей. Возможно, выходец из космоса, а может, и из преисподней…

— Прекрасно! — воскликнул Риман. — Отличная гипотеза! «Я тот, кто вечно хочет зла…» И это ваше замечательное выражение — несвежая сила!

— Нечистая, Пауль Альбертович, — поправил я.

— Да, простите, так правильно: нечистая сила. Вот версия, которая объясняет все. Абсолютно все!

Он поднялся и зашагал по кабинету. Сделав круг и остановившись возле висевшего на стене полотна Брейгеля, он произнес:

— Однако оставим пока это. Я хотел бы услышать, что вы намерены предпринять.

— Прежде всего проверить всех парапсихологов, психотерапевтов, медиумов — всех, кто обладает необходимой силой внушения, кто МОГ это сделать. Далее — проверить прошлое Путинцева. Если верить рассказу Анны, ночной гость хорошо знал хозяина. Где они познакомились? Возможно, так удастся установить его личность. Ну, и следует проверить наставников общин, недоброжелательно настроенных по отношению к «Дому Гармонии»: не могли ли они кого-то нанять, привлечь…

— Так, — кивнул Риман. — Очень хорошо. Теперь о том, что удалось выяснить мне. Я просмотрел все выступления господина Путинцева за последние три месяца и вот что обнаружил.

Он протянул мне листок. Дойдя до слов «пришло время его нарушить», я сказал «ага».

— То же самое сказал и я, — заметил Риман. — Он и до этого делал какие-то намеки, но в этой передаче впервые высказался столь откровенно. Как видите, она состоялась на прошлой неделе. Таким образом, рассказ госпожи Путинцевой получает еще одно подтверждение — в той части, которая касается беседы между ее супругом и незнакомцем. Мы можем с достаточной уверенностью предположить, с какой целью было совершено нападение: чтобы заставить Путинцева замолчать. Видимо, в первоначальные планы нападавших не входило его убийство: его хотели или запугать, или дискредитировать, погубить его репутацию, чтобы к его словам уже никто не прислушался; он погиб, пытаясь их остановить. Можно сказать, что мы знаем ЗАЧЕМ, но не знаем КАК. Как они это сделали? И кто они? И что собираются делать дальше? Вы можете сказать, что последний вопрос как бы лишний — если иметь в виду случившееся с флайером. Что ж, поговорим о флайере. Скажите, вам ничто не показалось странным в сообщении экипажа перехватчика?

Я начал лихорадочно вспоминать. Полет без оповещения, преследование, попытка уйти, взрыв… обломки на триста метров, тела не найдены…

— Видите ли, Александр, — продолжил Риман с видом учителя, наводящего ученика на нужный ответ, — человек, летевший на этом флайере, очень хотел, чтобы мы считали его погибшим и больше не искали. Он сделал для этого все. Картина гибели получилась очень впечатляющей и натуральной. Даже слишком натуральной. Он перестарался.

Внезапно я догадался:

— Обломки! Разве они должны были затонуть?

— Правильно! Конечно, не должны. Корпус флайера сделан из легкого пластика, он не тонет в воде. Но главное, что мне сразу показалось подозрительным, — это пятно. Ведь флайер работает на водороде, там нет никаких жидкостей, масел тоже практически нет — откуда же пятно? Картина должна быть прямо противоположной: множество обломков и никакого пятна. Когда я пришел к этой мысли, я связался с СВК и попросил проверить записи радаров перехватчика. Знаете, что на них обнаружили?

— Никакого взрыва?

— Совершенно верно! Человеку можно внушить что угодно, но прибор фиксирует лишь то, что происходит на самом деле. Флайер и не думал взрываться: снизившись, он над самой водой пошел на юг. Я попросил турецкую СВК дать мне данные о его дальнейшем продвижении. Я боялся, правда, что он и с турками проделает ту же штуку, но он, видно, решил, что он нас хорошо обманул и не стал больше устраивать фокусов. Флайер с бортовым номером РК1477 пересек границу в 4.23. Вот что он сообщил о себе. — Генерал перебросил мне листок. — Большая часть здесь, как ни странно, правда.

Начальник Управления вновь прошелся по кабинету и, миновав Брейгеля, остановился перед большим экраном, с которого на нас смотрело лицо незнакомца, — то, что с таким отвращением рисовала по моей просьбе Анна.

— Ночной гость господина Путинцева не погиб, Александр, — не будем заблуждаться на этот счет. Кто он? Где сейчас находится? И — повторюсь — что намеревается делать дальше? На все эти вопросы вам предстоит ответить. Оставьте пока в покое известных нам гипнологов и конкурирующие общины — мне кажется, здесь поиск нам ничего не даст. Сосредоточьтесь на прошлом Путинцева, ищите там. Далее: способ воздействия. Поднимите все дела за последние 15 лет — может, отыщется что-то похожее. Вот, кажется, все. Послезавтра жду вас с очередным рапортом.

Я взял со стола листочки с данными о разбившемся и воскресшем флайере и с текстом выступления Путинцева и направился к двери. Когда я уже взялся за ручку, Риман окликнул меня:

— Александр Федорович! Я бы хотел, чтобы вы помнили, что наш подопечный умеет не только скрываться, но и нападать в самый неожиданный момент.

Я принял предупреждение к сведению и молча вышел. Фраза «будьте осторожны» никогда не употреблялась в нашем Управлении.

Рединг умер вчера вечером: Он до последнего часа находился в сознании и все просил меня быть ближе к нему и возложить на него рукивидимо, это несколько ослабляло боль. Большего мне, к сожалению, сделать не удалось. Все попытки оживить разрушенные нервные центры приводили только к новым мучениям.

Ни в чем так не выражается бессмысленность жалкого человеческого существования, как в хлопотах, которыми живые окружают мертвое тело,эту пустую оболочку, вмиг ставшую досадной обузой, отвратительным грузом, лишь только отлетело слабое, никчемное, но все же дорогое кому-то «я». Никто из нас не знал, как похоронить Виктора, никто не мог изготовить гроб — и в то же время никто бы не понял меня, если бы я предложил просто сбросить тело в одну из шахт. Неттлингер отыскал где-то сравнительно целый ящик, достаточно длинный, но узкий, так что покойника пришлось класть боком. К счастью, окрестности изобилуют глубокими ямами. Нам оставалось лишь опустить наш груз в одну из них изабросать камнями. Всем хотелось чем-то увенчать эту маленькую пирамиду, как-то выделить ее. Крест? Это было бы нелепо. Тот же Неттлингер вдвоем с Фабером приволокли здоровенный камень (который, кстати, отчаянно фонил) и водрузили его наверху.

Все ходили потерянные, и чтобы встряхнуть их, я провел занятие, настоящее, в ходе которого каждый должен был показать все, на что способен. Начали неохотно, вяло, но постепенно втянулись. Кажется, мне удалось внушить им, что их дальнейшее совершенствование станет лучшей памятью о Викторе.

Как всегда, упражнения с полями лучше всего удались Скиннеру, а фантомы — Бейме. Фантазия есть у всех — иначе бы я не выбрал их, и у всех (пожалуй, кроме Марио) образы получаются достаточно яркими и впечатляющими. Но лишь Гюнтеру удается добиться не только полной их управляемости, но и высокой сопротивляемости внешним воздействиям. Зато его слабым местом остаются те же поля, а особенносамовоздействие. Я вижу, что это его бесит. И чем сильнее он переживает свои неудачи, тем лучше я его понимаю и тем ближе он мне становится. Сентиментальное признание, которое я доверю лишь этой бумаге: я словно бы чувствую в нем своего сына. Я не знал отцовства (какой-то ребенок родился у Марии, кажется, девочка, но это не в счет, она никогда меня не интересовала), и вот теперь ощущаю его радостные и грустные стороны. Да, грустные тоже: ведь Гюнтер повторяет мой путь, мои мучения и неудачи. Я тоже, достигнув предельного совершенства в феноменальном мире, ничего не могу поделать с собственным бренным телом: быстро устаю, мешает одышка, болит покалеченная нога. В этом таланте, которым Творец столь щедро наделил других — хотя бы слащавого Чекеде,мне отказано. Почему? Пусть это остается на Его совести — если у Него она есть.

Шутка, конечно. Я не восстаю против Творца, не пытаюсь Его низвергнуть, напротив, я стремлюсь как можно более полно реализовать Его замысел.

После занятия беседовал с новичком. Конечно же, он ошеломлен, растерянстранно, если бы обстояло иначе!но воспринимает окружающее достаточно адекватно. Кажется, наше занятие произвело на него большое впечатление. Я немного позанимался с ним. Пока трудно судить, что из него получится в дальнейшем, но задатки несомненно есть. А уж насколько удастся из развить, зависит от меня.

Разумеется, он задал, вопрос о событиях, свидетелем которых он стал накануне и которые привели его в наш лагерь. Я объяснил причины, заставившие меня прибыть в поселок, и смысл того, что за этим последовало, — естественно, не раскрывая всего, в пределах, достаточных для понимания. Труднее всего ему было свыкнуться с новым отношением к досточтимому господину Путинцеву — хотя то, что я рассказал, безусловно, поколебало пьедестал, на котором до того возвышалась сверкающая статуя Учителя Максима; на ангельском венце вокруг его чела вдруг появились весьма заметные пятна. Впрочем, я не ставил своей целью чернить покойного и оправдывать свои действия. Я не нуждаюсь ни в оправдании, ни в защите. Я хочу лишь, чтобы меня правильно понимали. Кажется, он понял.

Глава 5

ТЯЖКИЙ ГРЕХ ДИЗАЙНА

Несмотря на постоянную работу кондиционеров, в рабочем зале Управления витал легкий табачный запах. Хотя человечество в целом вот уже полстолетия как рассталось с вредной привычкой древних индейцев, она все же сохранилась, став привилегией отсталых народов, обитателей городских трущоб и сотрудников секретных служб. Забытый в обычном быту и исчезнувший из продажи предмет — пепельница скромно прижилась в кабинетах, охраняемых лазерной сигнализацией. В конце рабочего дня механические уборщики деловито выметали из углов вороха пустых сигаретных пачек, а также пластиковые бутылки из-под спиртного. Начальство сквозь пальцы смотрело на то, как сотрудники наносят ущерб своему высокооплачиваемому здоровью. Иначе трудно было выдержать, находясь в обстановке умело нагнетаемого психоза и теоретически обоснованной истерии. Начальство не пыталось искоренять порок — оно его регулировало, время от времени проводя беседы с теми, кто находился на грани срыва, а иногда отстраняя их от работы.

Я нашел свободный терминал и вызвал на экран имевшуюся информацию о Путинцеве. В общих чертах я знал его биографию, но теперь мне предстояло изучить ее гораздо внимательнее, пройти шаг за шагом.

Максим Федорович Путинцев родился в 1998 году в Мурманске в семье морского офицера. Это повлияло на его выбор: после окончания гимназии он поступает в Академию судовождения. Однако учеба длится недолго: спустя три года кадет Путинцев бросает Академию и поступает в Высшую школу художественного моделирования. Видимо, здесь он нашел свое призвание. В 2022 году Максим оканчивет школу по специальности «оформитель массовых зрелищ, шоу-дизайнер». Далее работа в фирме «Юкон», оформление афро-азиатского фестиваля… Затем телекомпания «Евразия»… Путинцев успешно делает карьеру. И вдруг снова резкая перемена: в 2029 году он внезапно бросает свою весьма престижную работу и становится послушником Свято-Троицкого монастыря на Печоре. После двух лет послушничества он принимает постриг и получает имя Мефодий. Не оставляя монастыря, учится в духовной семинарии. Молодого монаха интересуют сложные богословские проблемы, его статьи публикуются в епархиальном журнале, он участвует в диспутах и экуменических конференциях. Мефодий Путинцев готовится принять сан священника. Однако этого не происходит: в 2034 году он внезапно покидает монастырь на Печоре. Спустя несколько месяцев мы обнаруживаем его в Тибете. Он вновь становится монахом, но уже буддийского монастыря Ронгбук. Видимо, в горах он находит то, чего не нашел в северных болотах, — в Тибете он остается целых 16 лет. Отсюда он направляется в знаменитую «Обитель молчания» и после 15-летнего пребывания в ней основывает свой «Дом Гармонии». Дальнейшее известно.

В этой полной душевных кризисов и внезапных поворотов жизни в общем-то не было ничего необычного. Для людей, подобных Путинцеву, такой путь был скорее закономерен. Человек становился вероучителем и создателем новой общины не в результате постепенного накопления опыта, постижения мудрости веков; пути к духовному лидерству были весьма извилисты.

Например, создатель одной из самых причудливых современных сект «Ослепляющий свет» Гунар Тийт до 36 лет был заурядным преуспевающим бизнесменом. Когда дела фирмы пошатнулись, он обвинил в этом своего компаньона. Стремясь избавиться от него, Тийт перенастроил бортовой вычислитель флайера, и несчастный разбился; в катастрофе погибла также жена компаньона (которая, как выяснилось на следствии, была любовницей убийцы), а трехлетний сын стал инвалидом. Находясь в заключении, Тийт несколько раз покушался на самоубийство, однако затем успокоился, а на шестом году заключения начал добровольно сдавать кровь. В течение последующих семи лет он сдавал максимально возможные дозы, превратив свой организм в фабрику крови. Он стал достопримечательностью колонии, его много раз снимали на видео, брали у него интервью. В этих выступлениях он изложил основы своего учения, парадоксальным образом соединяющего стремление к удовольствию с альтруизмом. По выходе из колонии он создал секту, проводившую оргии с участием несовершеннолетних, но при этом поставлявшую массу волонтеров в районы эпидемий.

Или шоу-видео-кумир Рамзес Чакра, в зените славы устроивший пожар в студии, а затем сгинувший неведомо куда. Как позже выяснилось, он провел несколько лет в сибирской тайге в общинах «людей леса». Затем последовала попытка помешать строительству станции синтеза «Север-3», организация всяческих акций протеста, а закончилось дело созданием общины, но не экологического, как можно было ожидать, а сугубо мистического направления.

Меня всегда притягивали эти люди, игравшие такую важную роль в нашем мире. Что заставляло их ломать сложившийся жизненный уклад, бросать работу, друзей, менять привычки? Что позволяло подчинять своей воле других людей — до конца, до рабского послушания, до полного отказа от собственной индивидуальности? Может быть, я им завидовал? Не знаю. Во всяком случае, уже на втором курсе университета я начал собирать сведения о них. Спустя год это увлечение, поначалу казавшееся периферийным, превратилось в стойкий интерес. Мое досье разрослось, я написал несколько статей о различных аспектах современного вероучительства; к последнему курсу у меня сложился замысел дипломной работы о типологии нового эзотеризма.

Однажды на экране моего визора возник брюнет с внешностью оперного злодея; он представился сотрудником аппарата Совета Безопасности и попросил о встрече. Недоумевая, я согласился. В ходе длительной беседы, напоминавшей распутывание клубка разноцветной проволоки, проводимое в полной темноте, я выяснил, что, во-первых, мой собеседник работает не в SC[1], а в SSA[2] — что, как вы понимаете, не одно и то же, — а во-вторых, он интересуется не столько моей работой, сколько мной — в общем, он хотел, чтобы я стал сотрудником Управления. Я попросил неделю на размышление, но уже через день позвонил господину Кордосе — так звали моего собеседника — и сказал, что согласен.

С тех пор я лишь дважды пожалел о своем решении. В первый раз спустя месяц после защиты диплома — тогда, собравшись с духом, я наконец сообщил Анне-Марии о месте своей службы. Анна была моей второй подружкой; наш роман оказался на удивление долгим и прочным, мы жили вместе уже полгода и собирались регистрироваться. Она оказалась не в восторге от того, что услышала, попыталась убедить меня изменить свое решение. Всевозможные тайные агенты уже давно не являются объектом поклонения, сказала она. Страх, смешанный с завистью, даже с восхищением, — все это кончилось с концом Большого Террора. Теперь в представлении большинства людей деятельность моих будущих коллег связывается с чем-то пугающим и в то же время отталкивающим; их избегают. Она не собирается становиться женой отверженного. Мы расстались. Мне было плохо без нее — настолько, что я готов был пойти на попятный, и лишь ее стремительное сближение с новым знакомым, вскоре ставшим ее мужем, удержало меня от этого шага.

И еще раз я пожалел о выбранном пути; это случилось на втором году моей работы. Со шприцем в руках я метался между телами умирающих на моих глазах людей. Доза яда, введенная себе членами общины «Скала света», оказалась слишком большой, и я не мог уже ничего сделать. Моя личная трагедия состояла в том, что двумя месяцами ранее я дал заключение, согласно которому учение Виджевананты Рао Второго, основателя общины (настоящее имя Адам Квасневич), могло быть отнесено к группе «В» — «потенциально опасные», — что не требовало внедрения в общину постоянного агента и позволяло ограничиться периодически проводимыми проверками. Я ошибся и теперь мог наблюдать плоды своей ошибки.

И теперь, когда я вспоминаю этот день, я вспоминаю и впервые испытанное чувство ужасающего бессилия. Тогда я вышел из строя на несколько недель; со мной возились психологи, релаксологи, обо мне заботилось начальство. С тех пор было много других общин. С одними я угадывал (это случалось чаще), с другими ошибался, иногда это приводило к тяжелым последствиям; но никогда больше я не позволял отчаянию овладеть мной, никогда не задавал вопрос, стоило ли начинать все это. Видимо, я стал профессионалом.

…Я набрал нужный код и после недолгих переговоров с электронным секретарем увидел на экране чернобородого монаха весьма сурового и даже грозного вида. Это был настоятель Свято-Троицкого монастыря отец Кирилл. Я представился и начал излагать свою просьбу, однако святой отец прервал меня. Он уже слышал об ужасной трагедии, постигшей этих несчастных и их лжеучителя. А поскольку этот лжеучитель некоторое время был послушником вверенной ему обители, отец Кирилл ожидал, что к нему обратятся, и навел справки. Вот все сведения, которые ему удалось отыскать в монастырских архивах (визор пискнул и выдал мне еще теплый листок, заполненный едва наполовину). Вряд ли он сможет мне помочь чем-то еще. К прискорбию, тогдашний настоятель монастыря отец Даниил скончался в прошлом году, ушел от нас и отец Никодим, бывший духовником у послушника Мефодия. Правда, есть человек, который может рассказать о бывшем послушнике. Это епископ Тобольский Афанасий. В свое время он делил с Мефодием одну келью. Насколько известно отцу Кириллу, епископ человек занятой, и захочет ли он разговаривать, неизвестно. Это все.

К сожалению, нет, извинился я. Мы разыскиваем одного человека, участвовавшего в событиях той ночи. Я должен навести справки в монастырском архиве. Не будет ли святой отец любезен дать мне допуск?

По суровому лицу настоятеля прошла какая-то рябь. Еще один участник? И он тоже имеет отношение к обители? Нет, он, конечно, понимает, что идет следствие, и он, разумеется, окажет содействие, вот, пожалуйста…

Святой отец был явно растерян. Он хотел что-то спросить, но не решался. Я ждал. Наконец он решился. Тот человек, которого мы разыскиваем, — это подозреваемый в убийстве? И мы намерены сообщить об этом репортерам? Это было бы ужасно, если бы в его монастыре… У них никогда, всегда…

Я твердо заверил отца Кирилла, что до окончания расследования никакие версии и шаги следствия оглашаться не будут и что я лично постараюсь оградить репутацию его уважаемого монастыря. «Поелику представится возможным», — как можно любезнее закончил я. Вряд ли я его успокоил.

Поиски в архиве не дали ничего. Я пропустил через наш главный определитель фотографии всех обитателей монастыря, живших в нем в одно время с Путинцевым. «Существенного сходства» с незнакомцем — служебный термин, позволяющий продолжать поиски в этом направлении, — не было отмечено ни у кого. В сущности, главу «Свято-Троицкий монастырь» следовало закрывать, однако я, можно сказать, помимо своей воли, уже набирал код Тобольска. Я страшно хотел, я должен был узнать, что представлял собой глава «Дома Гармонии» в период духовных исканий.

Отец Афанасий, несмотря на свой высокий пост, не выглядел ни суровым, ни величественным — нет, скорее грустным и озабоченным. Когда же я сообщил о цели своего визита, его лицо выразило настоящее горе. Да, он знает о трагедии. Он безмерно скорбит о погибших, особенно о Максиме Путинцеве, которого знал как Мефодия. Он молится о спасении его души. Разумеется, он не забыл его; он не смог бы этого сделать ни при каких обстоятельствах. Они провели пять лет в одной келье; пять лет непрерывного и очень глубокого духовного общения, пять лет взаимных признаний, клятв, даже исповедей, обсуждений, споров. А под конец, к прискорбию, и ссор. Рассказать подробнее? О, конечно, если это может помочь.

Видите ли, на вопрос, каким был его товарищ, нельзя ответить одной фразой. Максим-Мефодий очень изменился за годы, проведенные в монастыре. При своем появлении в обители он производил впечатление человека, пережившего тяжелое потрясение, может быть, горе. Был молчалив, подавлен, брался за любую самую тяжелую работу, с радостью принимал строгое послушание. Складывалось впечатление, что он стремится искупить какую-то вину. Что было у него на душе, какой грех? Об этом знали настоятель отец Даниил и их духовник отец Никодим, но они унесли эту тайну с собой.

После двух первых лет, проведенных в монастыре, особенно после пострига, Путинцев как-то распрямился, словно снял с себя давивший его груз. Он стал усиленно изучать богословскую литературу, и не только ту, что проходили в семинарии, но и гораздо более сложную. Он и его, Афанасия, увлек на путь изучения самых сложных вопросов веры. Между ними возникло даже своего рода соревнование: кто больше прочитает трудов, неизвестных их товарищам и даже преподавателям. Мефодий писал статьи для епархиального журнала, выступал на диспутах, ему позволяли вести некоторые занятия в семинарии. Будущее его казалось ясным: священник, богослов, возможно, преподаватель Духовной академии… Однако все пошло по-другому.

Видите ли, вопросы веры столь сложны, а грань между истолкованием ее догматов, их применением к новым запросам жизни и их искажением, их разрушением столь неуловима… Мефодий вначале очень вольно трактовал некоторые краеугольные положения православия, а затем стал отвергать их вообще. Особенно нападал он на догматы о спасении души и о загробном воздаянии. Он заявил, что его раздражает и кажется унизительной эта постоянная забота о собственной душе, ему стыдно так трястись над ней, так печься о ее непорочности, когда в мире столько людей нуждаются в духовной помощи. И он не может принять Бога как судью, милующего, праведных и карающего грешных. «У вас вся жизнь превращается в бесконечный судебный процесс, и я в нем подсудимый, — кричал он во время их ночных споров. — А если я не желаю быть подсудимым, не хочу в этом процессе участвовать — тогда как? Если я заявлю судье отвод?»

Надо сказать, он умел убеждать. И он, отец Афанасий, тоже усомнился, и был такой момент… Да, был момент, когда он готов был последовать за своим товарищем по пути отрицания, а может, и по жизненному пути. Но тут у Путинцева произошло столкновение с настоятелем — Мефодий вообще был человеком очень откровенным и все свои сомнения отнюдь не держал при себе. Отец Даниил собрал наиболее уважаемых монахов, преподавателей семинарии, они выслушали почти часовую речь Мефодия и после нескольких уточняющих вопросов единогласно постановили, что его взгяды несовместимы с православной верой. Путинцев пытался спорить, но тут настоятель, как потом передавали, произнес каку-то загадочную фразу насчет его прошлого — что-то о том, что, мол, ничего удивительного в его ереси нет, такой грех тянет человека на дно пуще любого камня, — и Мефодий замолчал и покинул собрание, а на следующий день исчез из монастыря.

Будущий тобольский епископ, а тогда молодой монах Афанасий Важенин тяжело перенес этот разрыв. Ему было плохо без товарища. Мысленно он продолжал вести с ним нескончаемый спор. Потом — прошло лет 15, наверное, — просматривая подготовленный секретарем видеоматериал, он внезапно увидел на экране Путинцева и узнал, что он стал руководителем «Дома Гармонии» — сугубо мирской, сектантской организации. Первым желанием отца Афанасия было немедленно связаться с Новым Китежем. Однако он так и не сделал этого. Он хотел, чтобы Мефодий Путинцев всегда оставался в его памяти таким, каким был в годы их юности: жадным до всякого нового знания, сомневающимся, мучающимся. Он боялся встретить самоуверенного, довольного собой вероучителя, боялся разрушить бережно хранимый образ. Он столь многим обязан Путинцеву, долгим беседам с ним. В том положении, которое он сейчас занимает, в той пользе, что он принес церкви, парадоксальным образом есть заслуга и его, Мефодия.

Я поблагодарил отца Афанасия за рассказ, подождал, пока он отключился, и посмотрел на часы. Следовало связаться с «Обителью молчания», можно было также вызвать Лхасу — вдруг там есть компьютерный архив по всем монастырям и мне дадут интересующие сведения? Впрочем, это представлялось сомнительным. А главное, я не спал уже сутки и это сказывалось: я плохо соображал, упускал важные детали. В рассказе отца Афанасия была какая-то загадочная фраза. Я помнил, что она была, но не помнил какая. Можно было, конечно, прокрутить запись, но правильнее было бы хорошенько выспаться. А где спится лучше, чем во флайере? Итак, я лечу в Тибет. А по дороге сделаю остановку в «Обители» — ведь она лежит прямо на моем маршруте. Отрезки жизни Путинцева, правда, поменяются местами, но, думаю, это не страшно — на свежую голову я с этим справлюсь.

…Флайер уже лег на заданный курс, а я, устроившись в коконе, начал дремать, когда в голове всплыла та фраза, что беспокоила меня в последние полчаса. «Грех тянет его на дно, грех тяжелее камня». Эти слова настоятеля заставили молодого Путинцева — человека далеко не робкого — замолчать и покинуть монастырь. Какой же грех мог быть у дизайнера?

Глава 6

ЛОЖНЫЙ СЛЕД

Подъем был слишком крутым даже для меня. Я остановился, переводя дыхание. Площадка, на которой остался флайер, скрылась за поворотом ущелья, зато отсюда уже можно было увидеть озеро. Ни малейшей морщинки не было на его словно стеклянной поверхности, и лимонные лиственницы, перемежаемые можжевельником, без помех смотрелись в огромное зеркало. Стояла полная тишина. Именно за эту тишину, безветрие, за труднодоступность и отметил эти места Василий Бугаев. А отметив, постарался приобрести ущелье с его окрестностями. По его распоряжению в скалах на восточном берегу озера были сделаны две пещеры, хорошо отапливаемые, вентилируемые и имеющие все необходимые человеку удобства. Для обеспечения этих удобств в ущелье даже была построена собственная станция синтеза. Когда все было готово, в ущелье прибыл его обитатель, который должен был жить здесь в полном и при этом комфортабельном уединении. Это был философ Константин Чердынцев.

Странная дружба банкира и нефтепромышленника со стойкой криминальной репутацией и знаменитого философа и поэта выдержала все: сплетни, раздуваемые ТВ скандалы, тяжелый характер мыслителя. Парадоксальность ситуации заключалась в том, что создатель философии общения и проповедник нового коллективизма мог жить и работать только в абсолютном уединении. Стремясь создать своему другу нужные условия, Бугаев скупал отели, альпийские шале, даже небольшие острова, но полное совпадение с чаяниями философа было найдено лишь в верховьях Катуни. В короткое время в ущелье возник своего рода небольшой скит. Вторую пещеру магнат предназначил для себя и действительно жил здесь по нескольку дней, ожидая, что высокочтимый друг (ни один из трудов которого, исключая две популярные брошюры, он так и не смог прочесть) прервет свое одиночество и заговорит с ним. Рассказывают, что Бугаев был просто по-детски счастлив, когда такое — не часто, отнюдь не часто — случалось.

Видимо, Чердынцеву было действительно хорошо здесь — на берегах озера созданы его последние, самые значительные труды, в том числе «Антология зла» и «Апокрифическая аксиология». После смерти философа Бугаев не только не забросил приют в ущелье — напротив, он приказал оборудовать новые пещеры, а кроме того, построить на склонах, на значительном удалении друг от друга, несколько домиков. Затем он собрал близких к покойному философов и духовных учителей и сообщил свой замысел. В ущелье должен был возникнуть приют для людей, находящихся в.поиске собственного духовного пути, людей, еще не примкнувших ни к какому учению, а возможно, стремящихся создать собственное и для того нуждающихся в уединении. Это был своего рода монастырь, но обитатели этого монастыря могли исповедовать совершенно разные, даже взаимоисключающие убеждения, поклоняться самым разным богам. Впрочем, они не должны были знать об этом: первым же пунктом устава строжайше запрещались всякие попытки вступить в контакт, как-то потревожить покой постояльцев этой своеобразной гостиницы для странствующих по дорогам духа. Ее обитатели могли встретиться лишь в специально отведенном для этого месте, да на этой вот тропе, по которой они, если пожелают, могли спуститься к летной площадке и принять посильное участие в доставке в приют продуктов и одежды. Всякие полеты флайеров над ущельем, всякое использование техники, музыкальных инструментов и иных источников шума также запрещались — недаром называться это место будет «Обитель молчания». Завершая свое выступление, Бугаев заявил, что делает это, исполняя волю покойного друга, — именно он в общей форме выразил идею такого убежища, а ему, Василию Бугаеву, осталось лишь разработать детали и обеспечить идею материально. От собравшихся же он ждет поддержки в главном: кто-то должен взять на себя общее руководство обителью. Человек этот должен обладать всеми признаваемым духовным авторитетом и быть при этом достаточно твердым, чтобы обитель могла выполнить свое предназначение и не превратилась в приют для разного рода тихо и буйно помешанных, бродяг и наркоманов. После долгого обсуждения такой человек был назван, однако потребовалась вся настойчивость Бугаева, красноречие других участников собрания, чтобы убедить Л.Керна принять эту должность, названную, по его предложению, «привратник». Именно этот лауреат двух Нобелевских премий, став первым привратником обители, придал ей ту совершенную организацию, тот высокий авторитет, которые выделяют это место среди других, возникших вслед за ним и по его образцу. Должность привратника была пожизненной. В настоящее время обитель оберегал уже третий по счету привратник доктор Ивао Сандерс. Именно с ним мне предстояло встретиться.

Подъем кончился, ущелье открылось во всю глубину. В конце его над покрытыми лесом склонами поднималась далекая белая вершина.

Тропа вывела меня на небольшую площадку, на которой стояла арка с не слишком любезной надписью «Празднолюбопытствующим лучше вернуться». Я не был празднолюбопытствующим, поэтому, подойдя к левой стене арки, вынул и показал вперившемуся в меня телеглазу свой значок. Обращаясь в пространство, я произнес:

— Доктор Сандерс, у меня дело, не терпящее отлагательства, прошу меня принять.

Вделанный в арку экран остался темным, однако невидимый репродуктор ожил и низким голосом произнес:

— У вашего брата все дела неотложные. Что ж, проходите вместе с вашим делом, поговорим.

За аркой находился ухоженный парк. Сквозь деревья виднелись беседки и уютные домики. Это была «роща свиданий»: здесь постояльцы обители могли, если того пожелают, встретиться с теми, кто прибыл их навестить. Затем тропа сужалась и, огибая отвесную скалу, подводила к фантастического вида строению. Это была сторожка привратника и отсюда, собственно, начиналась обитель.

Доктора Сандерса я до тех пор видел лишь на экране — фрагменты его выступлений любили включать в самые разные программы. Вид знаменитого проповедника меня несколько поразил: доктор был в свитере и лыжной шапочке, на шее красовался мохнатый шарф. В сторожке было не просто тепло — скорее жарко.

Перехватив мой взгляд, Сандерс взмахнул длинными руками:

— Да, досточтимый сэр, представьте, мне холодно. Я живу здесь почти двадцать лет и все эти годы мерзну. Особенно осенью. Угодно же было господину Бугаеву устроить обитель в столь суровом месте! А вам, разумеется, тепло. В вашем возрасте на берегах Миссисипи мне тоже было тепло. Ну, излагайте ваше дело. Наверняка какая-нибудь мерзость.

Я изложил, закончив просьбой предоставить в мое распоряжение архив обители на предмет поисков предполагаемого убийцы.

— А вы разве не знаете? — удивился привратник. — Нет у нас никакого архива. По условиям завещания мы не должны собирать никаких сведений о наших постояльцах. Опекунский совет, правда, уже несколько лет раздумывает, нельзя ли как-то обойти этот пункт — хочется все же когда-нибудь написать историю обители, а как это сдеалешь без архива? — но к единому мнению пока не пришли. Подождите огорчаться, — добавил он, заметив на моем лице нескрываемое разочарование, — дайте-ка мне взглянуть на вашего незнакомца.

Без особого энтузиазма я протянул ему рисунок. Несколько минут доктор всматривался в него, а затем вернул со словами:

— Да, любопытно.

Довольно вялым тоном я осведомился о том, что он считает любопытным.

— Я подумал о том, как по-разному сказываются на людях прожитые годы. В молодости мы больше похожи друг на друга — вам не кажется? С годами суть каждого из нас обнажается, человек в определенном смысле делается более похожим на самого себя, на духовную субстанцию. Вот и этот Крафт, хотя я не видел его много лет, стал даже более узнаваем. Хотя я бы, пожалуй, изобразил его несколько иначе.

Смысл сказанного наконец достиг моего сознания.

— Вы хотите сказать, что он был здесь? Вы знаете его имя? Когда это было? Как долго он пробыл?

— Да, он был здесь. Когда? Десять… нет, пятнадцать лет — да, в 59-м. Он назвался Крафтом, Джорджем Крафтом из Швейцарии. Не думаю, что это было его настоящее имя, но мы и не спрашиваем никаких документов и не проверяем того, что нам сообщают постояльцы.

Я сразу заметил, что с ним неладно. Он выглядел как человек, переживший тяжелое потрясение, возможно, горе. Состояние депрессии иногда сменялось лихорадочным возбуждением. Я осторожно намекнул новому гостю, что ему, возможно, нужна помощь врача. Я ожидал бурного протеста, истерики, но, к моему удивлению, он выслушал меня спокойно и даже согласился: да, он чувствует себя неважно, он пережил настоящую трагедию; однако вряд ли отыщется врач, который сможет ему помочь. Он надеется сам справиться со своими нервами, он не станет мне обузой, не причинит беспокойства. Как показали последовавшие вскоре события, ему все же не удалось выполнить свое обещание, но совсем по другой причине.

Недели две после этой беседы я не видел нового постояльца. Не видел, но слышал: как-то, проходя по северной террасе, я услышал доносившийся из березовой рощи голос, распевавший знакомый мне мотив. Это был псалом Давида, не раз слышанный мной в детстве, только сейчас он звучал по-немецки. Я догадался, кто поет.

Спустя какое-то время он навестил меня. Теперь он выглядел гораздо лучше. Он казался достаточно спокойным, хотя слишком одиноким. Он явно испытывал потребность в общении. Я тут, кроме всего прочего, выполняю роль своеобразного исповедника. Рано или поздно ко мне приходят, чтобы излить душу, все постояльцы.

С ним было интересно, он много путешествовал, встречал множество людей — при врожденной наблюдательности, цепкой, хотя несколько злой памяти и глубоком уме это делало его прекрасным рассказчиком. Он знал массу стихов — в основном это была немецкая поэзия, но столь же непринужденно он цитировал Шелли или Китса. Еще он очень занятно рассуждал о вопросах бытия, познания, о дальнейшем развитии человечества как вида — этот вопрос его особенно интересовал.

Правда, я сразу отметил в нем одну особенность — у него была склонность подавлять собеседника. Он был очень сильной личностью и в разговоре постоянно стремился подчинить себе слушателя. Такие люди, становясь духовными лидерами, быстро обрастают учениками, но никогда не оставляют последователей: это не учителя, а вожди, воители.

Наши встречи были не слишком частыми. Может, поэтому я хорошо замечал происходившие в нем перемены. Спустя несколько месяцев от растерянности первых дней не осталось и следа; с каждой встречей он становился все увереннее в себе. Он уже не разговаривал, а вещал, проповедовал, он словно стоял на незримом пьедестале. Я заметил, что один из постояльцев, Питер Брук, ходит за ним как привязанный и ловит каждое его слово. Устав Обители не допускает ученичества, и я сделал Крафту замечание. Он выслушал меня с надменным видом и удалился, ничего не сказав. А затем… затем произошло нечто чрезвычайное.

Как-то ночью я проснулся в сильной тревоге. Во сне меня мучили кошмары: я бежал по каким-то бесконечным коридорам, спасаясь от преследователей. Я проснулся, но легче не стало. Меня мучил необъяснимый страх.

Я заставил себя встать и выйти наружу. Было очень тихо. И в тишине я внезапно услышал женский крик. Это было нечто чрезвычайное: с момента возникновения нашей Обители в ней никто не повышал голос!

Я поспешил в ту сторону и на повороте тропы увидел… Знаете, прошло столько лет, но у меня и сейчас мороз идет по коже — вот, видите? — когда я вспоминаю об этом. Так вот, светила яркая луна, и в ее свете в нескольких шагах от себя я увидел отвратительное создание. Вы помните, как выглядит богомол? Вот теперь представьте себе это насекомое размером с двухэтажный дом: серповидные челюсти находятся в движении, шевелятся мерзкие ножки…

Чудовище стояло неподвижно, я тоже. Я словно оцепенел, воля покинула меня, я чувствовал, что теряю сознание. «Этого не может быть, — внушал я себе. — Это продолжение ночного кошмара, продукт твоего больного мозга. Возьми себя в руки». Я много лет учился контролировать свою психику. Теперь это пригодилось. Я заставил себя закрыть глаза и сосредоточиться на ощущении внутреннего света.

Успокоившись, я открыл глаза и… видение не исчезло! Правда, оно уже не выглядело столь устрашающе, однако стояло на том же месте. Я сделал шаг по направлению к нему, потом еще… И тогда отвратительный богомол попятился, опустился на все свои лапки и скрылся в лесу. Признаться, поведение твари напугало меня не меньше, чем ее появление. Она вела себя как реальный объект, понимаете? Видения никогда не исчезают подобным образом!

Я продолжил путь и вскоре достиг домика, который занимала Виолетта Журден. В окнах горел свет, и я вошел. Я с трудом обнаружил мадам Журден: она была ка чердаке, под грудой старых одеял. Она была без сознания, а когда я привел ее в чувство, у нее началась истерика. Лишь с большим трудом мне удалось ее успокоить.

Когда я вышел наружу, мне послышались шаги. Я поспешил на звук и увидел, как в домике, который занимал Крафт, захлопнулась дверь. Я стал стучать, он открыл мне с чрезвычайно недовольным видом и заявил, что я нарушил его покой: он крепко спал и не слышал никаких криков. Он лгал мне в глаза, но спорить с ним мне не хотелось.

Остаток ночи я провел в раздумьях, а наутро обошел соседей мадам Журден и выяснил, что ночью их мучили кошмары; двое находились в состоянии легкого шока и были чрезвычайно рады моему приходу — им требовалась помощь.

Тогда я принял решение. Я вызвал Крафта и предложил ему покинуть Обитель. Я заявил, что Устав в чрезвычайных случаях позволяет мне поступать подобным образом. Если он пожелает, я могу объяснить причины своего решения.

Он выслушал меня с презрительным видом. Никаких объяснений не нужно, заявил он, как не нужна ему больше и наша Обитель. Она выполнила свое назначение в истории. Здесь он сформировал свое учение до конца. Он уходит, но скоро, очень скоро мы о нем услышим. Он ошибся: я услышал о мистере Крафте только от вас, 15 лет спустя.

— Скажите, а как относился к Крафту Путинцев? — спросил я. — Он входил в число его друзей?

— Путинцев? — удивился доктор Сандерс. — Он никак не мог относиться к мистеру Крафту, потому что его тогда не было в Обители. Он прибыл спустя… да, ровно через год после этих событий.

Я почувствовал, что почва уходит у меня из-под ног. Ясный и четкий след вел в никуда.

— О, это был совсем другой человек! — продолжал Сандерс. Видно было, что о Путинцеве ему рассказывать гораздо приятнее, чем о Крафте. — Странно, что вы их ставите вместе и даже предполагаете, что… Это были антагонисты! Если Крафт был человек, совершенно чуждый идее нашей Обители, то в случае с Путинцевым она идеально выполнила свое назначение, просто идеально! Это место было именно тем, что ему требовалось. Это был большой и сильный и вместе с тем какой-то очень тихий человек; человек, до краев наполненный новым знанием. Ему нужны были несколько лет покоя, чтобы глубина этого знания прояснилась. Он поселился в самой труднодоступной пещере, и первые полгода я его вообще не видел. Потом он пришел сюда и спросил, не может ли он чем-то помочь Обители, ее постояльцам. Я объяснил ему нашу систему доставки продуктов, и с тех пор он каждое утро спускался к площадке и, нагрузившись мешками, поднимался обратно.

Как-то он случайно стал свидетелем моей беседы с одним из постояльцев — тому требовались утешение и поддержка. Максим осторожно дал понять, что он, пожалуй, мог бы тоже помочь в таких случаях. Я ничего не сказал на это. Однако спустя какое-то время к нам прибыл один человек, находившийся в глубокой депрессии. Вообще-то я не должен был допускать его в Обитель, у нее иные задачи, но у меня не хватило духу отказать. Я пригласил Путинцева. С каким тактом, с какой силой убеждения провел он первую беседу с этим постояльцем! А спустя некоторое время я заметил, что к нему за советом и утешением стали обращаться и другие — постояльцы, рабочие, обслуживающие Обитель, стали приходить люди из таежных поселков… Поначалу я радовался за него и за Обитель, но как-то, проходя по роще свиданий, увидел целую толпу, человек, наверное, двадцать, которые сидели в ожидании Путинцева. Я понял, что срок его пребывания в Обители подошел к концу, о чем и сказал ему. Подумав, он согласился со мной, попросил прощения за невольный выход за рамки нашего Устава и незаметно удалился. А вскоре я узнал о создании «Дома Гармонии» и строительстве Нового Китежа. Я искренне порадовался за него. Он точно нашел свое место; это жизнерадостное учение, которое он создал, было так на него похоже! Так вы говорите, он погиб, и этот Крафт…

— Может быть, — сказал я, — хотя я не уверен, что это тот же человек. Так это точно, что они не встречались здесь?

— Говорю вам, Путинцев прибыл год спустя.

— А он никогда в разговорах не упоминал Крафта или похожего на него человека?

— Он вообще никогда не говорил о своем прошлом.

— А вы не рассказывали о том, что здесь случилось до него?

— Нет.

Спрашивать было больше не о чем. Я поднялся, но не уходил. Опять, как и с отцом Афанасием, в рассказе Сандерса было какое-то противоречие, которое я чувствовал, но не мог сформулировать. Я уже взялся за ручку двери, но обернулся.

— Путинцев прибыл к вам из Тибета, из буддийского монастыря. Это как-то сказалось на нем?

— Тибет? — удивился Сандерс. — Никогда бы не подумал. Никакого стремления к нирване в нем не было. Он все время говорил о творчестве, созидании, был убежден, что человек обречен на творение и себя, и мира, что он может все изменить. Это был какой-то титанизм, но, знаете, такой светлый, без желания сокрушать богов и вообще кого-то. Надеюсь, я вам помог?

Я поблагодарил философа, ставшего привратником, и направился к флайеру. Я уже достиг арки, когда услышал сзади крик и, обернувшись, увидел, что Сандерс спешит ко мне.

— Чуть не забыл, — сказал он, тяжело дыша, — ведь я хотел… Вот, возьмите…

Глава 7

СПРЯТАННЫЕ ГОДЫ

Флайер летел на юг. Неровным пятнистым ковром проплывала внизу тайга. Вскоре это великолепие кончится, пойдут безжизненные просторы Гоби, а затем Тибет. Я взглянул на рисунок, который вручил мне Сандерс. Философ оказался хорошим художником. На его рисунке ночной гость Путинцева был меньше похож на демона из преисподней. Такого, пожалуй, легче узнать. И еще у него появилось имя — пусть ложное, придуманное, но это все же лучше, чем ничего. А главное — возникли словечки, какие-то характерные черты, образ действий. Зловещий контур наполнялся содержанием, я начал ощущать того, за кем охотился, — непременное условие успеха. Самое время взяться за другое направление, указанное Риманом, и поискать эпизоды, схожие с китежским. Этим можно заняться прямо сейчас. Лишь на минуту отвлекусь от расследования — можно? — и займусь.

Я повернул к себе визор и вызвал Янину. Мы не виделись почти двое суток, и сейчас, когда возникла небольшая пауза, я сразу ощутил давление этой разлуки. Она говорила, что отправляется куда-то в здешние места, значит, разница во времени будет не очень большой, во всяком случае, я ее не разбужу, чего она не любит.

Экран мигнул, и на нем возник печальный человечек. С видом крайнего сожаления он развел руками и покачал головой. Он извинялся. Кажется, он готов был зарыдать оттого, что вынужден сообщить мне неприятную новость. Появление этого трогательного персонажа (плод нашей с Яниной фантазии) означало, что абонент в настоящий момент занят и к разговору не расположен. Я продиктовал доктору Богемиусу (так мы назвали нашего секретаря) короткое послание, в общей форме сообщив, чем я занимаюсь и как соскучился, и отключился. Спустя какое-то время можно будет попробовать еще раз. Я настроил вычислитель и запросил цетральный архив.

Видимо, мой первый запрос был составлен недостаточно четко: по экрану непрерывным потоком поползли даты, имена, названия… Выходило, что случаев, аналогичных Китежу, десятки, если не сотни. Тогда я сузил запрос и попросил выделить лишь те эпизоды, в которых галлюцинации не просто имели место, но и 1) носили массовый характер; 2) вызвавшая их причина так и не была установлена или же гипотеза о причине представлялась сомнительной. Вычислитель задумался и выдал список значительно короче — всего шесть случаев. После изучения всех обстоятельств я оставил три.

В Индии, в Сринагаре, во время традиционного шествия перед толпой паломников явился необычайных размеров белый слон. Животное бросилось на процессию. Люди начали разбегаться, а некоторые верующие, напротив, кидались слону под ноги, желая встретить там свою смерть. Десятки людей погибли в возникшей давке, сотни получили увечья, прежде чем выяснилось, что чудовищное животное само по себе не может причинить никакого вреда. Те, кто попался на пути слона, если только не умерли от испуга, могли убедиться, что животное ничего не весит, что его попросту нет. Все наблюдали, как слон прошествовал по главной улице к реке, затем, ступая по поверхности воды, перебрался на другой берег и исчез. Следствие по этому делу не проводилось, массовая галлюцинация была списана на общую экзальтацию толпы.

Следующий случай произошел в городке Смитстаун в северных Аппалачах. Появившийся неизвестно откуда некий Джордж Гордон основал там секту под названием «Армия торжествующей истины». Принимали в секту далеко не всех, каждый вступающий должен был пройти ряд исцытаний. Собрания «Армии» были окружены тайной, посторонние не допускались, поэтому об учении Д. Гордона было известно очень мало. Из немногих обмолвок последователей Гордона горожане могли узнать лишь то, что своего наставника сектанты считают существом более высокого порядка, нежели человек, наделенный невероятным могуществом; часть этого могущества учитель уже передал своим ученикам и обещал наделить, их еще большей силой. Близок час, говорили они, когда, очистив землю от скверны, они начнут трудное восхождение к Торжествующей Истине.

Пастор местной методистской общины в своих проповедях обрушился на новоявленного пророка.

Наутро после одной особо убедительной проповеди пастор был найден в церкви мертвым. Он лежал на полу перед кафедрой, с которой обычно выступал, совершенно голый, а вся его одежда, разорванная на куски, с какой-то извращенной аккуратностью была развешана вокруг. Из порванных страниц Библии и молитвенников в проходе была выложена фраза «Он так решил». Экспертиза установила, что все это разрушительное представление разыграл сам покойный — об этом говорили частички бумаги и ткани под ногтями. Но самым загадочным было даже не это, а способ, которым пастор был лишен жизни: обе руки покойного были крепко сцеплены на горле, и вновь эксперты были единодушны: причиной смерти была асфиксия, несчастный задушил сам себя. Подобных случаев еще не было.

Подозрение (какое? в каких именно действиях?), естественно, пало на Гордона и его последователей, но задержать и допросить их не удалось. Точнее, некоторых членов «Армии» все же задержали, однако они каким-то образом вновь оказались на свободе. В этом месте отчет внезапно сделался совершенно невнятным. Например, сообщалось, что следственная группа и сопровождавшие ее полицейские оказались в трудном положении и их всех пришлось заменить, но в чем заключалась трудность, зачем производилась замена — об этом в отчете не говорилось. Писалось также, что жители города испытывали сильную тревогу в связи с беспокоившими их явлениями, но в чем заключались эти явления, вновь не сообщалось.

Спустя два дня после гибели пастора жители соседнего поселка были разбужены доносившимся со стороны города шумом. Прибывшие на место полицейские установили, что все население Смитстауна в панике покинуло свои дома и устремилось на окрестные холмы. Люди утверждали, что их выгнала из города огненная лава, двигавшаяся от центра. Впрочем, что-либо здраво утверждать могли немногие, людьми владел панический страх; ночь оглашалась криками родителей, звавших своих детей, и дикими воплями людей, потерявших рассудок. Попытки полицейских проникнуть в город оказались безуспешными; как говорилось в отчете, результатом этих попыток были «зрительные и слуховые расстройства», настолько значительные, что весь состав наряда позже был списан со службы. Вызванная национальная гвардия окружила пустой город, единственными обитателями которого оставались лишь ученики Гордона. После того как над городом были распылены парализующие газы, силы порядка смогли войти в Смитстаун. Город был пуст, все члены «Армии» исчезли вместе со своим главарем. Таким он остается и до сего дня: немногие жители Смитстауна, рискнувшие вернуться в свои жилища, вскоре по неизвестным причинам покинули их.

Третий эпизод, совсем недавний, был связан с загадочным исчезновением инспектора Крейса. Инспектор второго класса Д. Б. Крейс. был направлен в восточную Австралию, в окрестности Брисбена, для внедрения в секту хилиастов «Судный день». Необходимость этой сложной и небезопасной операции объяснялась резким изменением поведения сектантов. До той поры кроткие приверженцы Возвышенного Аруни (Джон Ф.Ли), жившие в строгом следовании евангельским заветам, за несколько дней неузнаваемо преобразились. Они уже не проповедовали, не увещевали — они требовали, угрожали и быстро переходили к исполнению угроз. Произошло несколько нападений на «открытые семьи», сорвано очередное экшн-шоу, а после того как члены общины попытались поджечь полидром, в окружной инспекции поняли, что дело зашло слишком далеко. Агент Крейс был направлен с задачей выяснить степень опасности группы. Внедрение прошло успешно, Д.Б. успел передать первый отчет, весьма необычный. Он сообщал, что Джон Ли больше не является лидером общины — у нее теперь вовсе нет лидера, общинниками непосредственно руководит Божий посланник, именуемый Галувей. Он, Дональд Бертран Крейс, сам был свидетелем того, как сопровождаемый ангелами Галувей сошел с небес и увел общинников в преображенный мир. Он, Крейс, тоже был в этом мире, испытал сильнейшее потрясение, однако по-прежнему считает себя сотрудником Управления и готов прислать следующий отчет, если Высшая Воля не решит иначе. Подробное описание увиденного в ином мире будет дано во втором отчете.

Встревоженное руководство инспекции немедленно по получении этого документа направило в Брисбен-хилл кризисную бригаду, но опоздало: все 134 адепта «Судного дня» исчезли, ашрам был пуст. Местные жители сообщили, что прошедшей ночью испытывали непонятное беспокойство и беспричинный страх; некоторые заявляли, что видели летящих над крышами огненных людей и чудовищ. После двух дней интенсивных поисков в заброшенной шахте к северу от поселка были найдены тела двадцати шести человек; одним из них был инспектор Крейс. Все попытки отыскать остальных членов общины и выяснить обстоятельства происшедшего закончились безрезультатно.

Тело Д.Б.Крейса со всеми подобающими почестями было предано земле на родине инспектора в штате Нью-Гемпшир. Спустя два месяца соседка Крейсов, направлявшаяся к вдове инспектора, чтобы посоветоваться насчет именинного пирога, заглянула в боковое окно и замерла от ужаса. Совет она так и не получила, а по округе разнеслась весть о разгуливающем по ночам мертвеце. Расспрошенная коллегами мужа, вдова призналась, что Дональд Бертран посещал ее уже несколько раз: «он объяснил, что очень привязан ко мне и детям и ему необходимо время от времени нас видеть». Шарлотта Крейс более не считала мужа умершим: по ее словам, он доказал обратное весьма простым и наглядным способом. «Он такой же, как был, — заявила бывшая вдова. — Только когда начнешь с ним говорить, чувствуешь, что он стал совсем другой». На вопросы об обстоятельствах своей мнимой гибели, а также о теперешних занятиях Крейс не отвечал, а Шарлотта, как видно, не слишком настаивала.

Предпринятая в ту же ночь попытка задержать воскресшего агента ни к чему не привела, и призрак более не появлялся. Разумеется, было проведено вскрытие могилы, которое тоже ничего не дало: тело было на месте. Шарлотта Крейс с дочерьми переехала в другой город, наблюдение за ней еще велось, когда произошел новый инцидент, на этот раз в самом здании Управления в Монтрё. В середине дня начальник охраны, зайдя в комнату дежурного, обнаружил, что на пульте работает сигнализация — кто-то, не имеющий допуска, проник в компьютерный зал и ведет там какие-то операции. Мало того, злоумышленник был отлично виден на всех экранах, впрочем, дежурный ничего этого не замечал и пребывал в уверенности, что у него все в порядке. Выход из зала был немедленно заблокирован, компьютерные сети перекрыты, подготовлена группа захвата. Однако, когда группа ворвалась в зал, она никого там не обнаружила. Не удалось узнать и что именно искал нарушитель: все следы были тщательно стерты. Зато удалось установить личность нежелательного посетителя: инспектора, работавшие с Д.Б.Крейсом, просмотрев запись, немедленно узнали бывшего коллегу. Надо заметить, что личный код Д.Б. был давно стерт из памяти входного компьютера.

Вот все, что я смог выудить из нашего архива, — не считая еще нескольких происшествий, уже не связанных с гибелью людей и носивших скорее характер фарса, нежели трагедии. Первое имело место в Штатах 30 лет назад. В городке Линдейл в церкви в самый торжественный момент проповеди рядом со священником возник плавающий в воздухе гигантский фаллос. Решив, что он резиновый, наиболее активные прихожане попытались поймать омерзительный предмет, но потерпели неудачу: их руки ловили лишь воздух. Фантом продолжал витать над алтарем, совершая при этом самые непристойные движения. Служба была сорвана. Умело проведенное дознание быстро установило виновника. Им окзался духовный вождь местных сатанистов. Желая досадить священнику, он воспользовался своими гипнотическими способностями, причем удача попытки стала неожиданностью для самого инициатора: «Не иначе у них то же самое было на уме», — дерзко заявил он следователю. Крупный штраф, наложенный на шалуна, не слишком его огорчил: громкий скандал лишь увеличил его известность.

Другой случай датировался 62-м годом, местом действия был город Альтфурт в Южной Германии, а пострадавшими — директор и учителя местной гимназии, бургомистр и другие уважаемые горожане. Во время городского праздника все они подверглись нападению ужасных существ, словно сошедших с фресок, изображавших Страшный суд. Одних дьявольские создания загнали в воды Иллера, причем не умевший плавать бургомистр едва не утонул, других — как, например, директора гимназии — бесы понудили раздеться донага и в таком виде бегать по городу. Вакханалия продолжалась несколько часов — демонов видели не только пострадавшие, но и все горожане, в самом начале событий в страхе разбежавшиеся по домам и оттуда наблюдавшие за адской погоней. В этом случае виновные так и не были установлены, а последствия оказались более чем печальными: троими из числа наиболее пострадавших овладело тяжелое душевное расстройство и они окончили свои дни в больнице, еще два десятка людей получили психические травмы, — но, конечно, все это не шло в сравнение с кошмаром Китежа. Я оторвался от экрана и огляделся. Подо мной скользила изрезанная ущельями, ощетинившаяся скалами каменистая равнина — я летел над Тибетом. Меньше чем через час я буду в Ронгбуке. Итак, что мы теперь имеем? Я хочу сказать, что нам дает полученная информация, какие зацепки, следы, ниточки? Сказку про белого слона следует, конечно, отвергнуть, как и сюжеты с плавающими бургомистрами и летающими гениталиями — не тот почерк. В истории воскресшего Д.Б.Крейса мелькает нечто знакомое, однако вот незадача: инспектор нисколько не похож на моего господина Крафта. Отложим пока австралийский сюжет в сторону — возможно, он нам еще пригодится. А вот где все знакомо и горячо — Смитстаун. Проповедь, угрозы, характер видений — совпадает все. Можно предположить, что Гордон и Крафт — одно лицо. Предположить можно, проверить нельзя — в именной картотеке, в ячейке Д. Гордона, отсутствует всякая видеоинформация. Да и просто информации там негусто.

Ладно, попробуем выстроить известные нам эпизоды в хронологической последовательности. Получается следующая картина:

59-й год — Джордж Крафт пытается вербовать учеников в «Обители молчания»;

68-й год — Джордж Гордон (совпадение имен само по себе, конечно, ни о чем не говорит) наводит ужас на жителей Смитстауна;

72-й год — Дональд Крейс погибает в Австралии, чтобы воскреснуть в Штатах и проникнуть в штаб-квартиру Управления в Швейцарии;

75-й год — неизвестный убивает большинство жителей Нового Китежа.

Если Крафт, Гордон и неизвестный — один и тот же человек, то где он был и что делал в промежутках между этими событиями? Почему ничем себя не проявлял? Личности такого типа не могут долго обуздывать свои желания, им совершенно необходимо давать выход адскому вареву, что кипит у них в душе. Впрочем, если сравнить его действия в этих трех эпизодах, то ответ, пожалуй, найдется: он учился. Совершенствовался. В «Обители» он смог вызвать галлюцинации лишь у одной женщины и спасовал перед доктором Сандерсом; в Смитстауне он уже наводит страх на целый город; наконец, в Китеже он полностью подчиняет сознание всех без исключения жителей, заставляя их совершать самые дикие поступки. Похоже, к настоящему моменту он развил свои способности до предела. Сила, которой он владеет, — больше, чем просто гипноз. В этом смысле специалисты правы, дружно отвергая возможность внушения. Перед нами нечто новое. Что это за сила? Какова ее природа? Кто он, обладатель этой силы, и что он собирается предпринять? Даже так: где и когда будет нанесен следующий удар?

Глядя на мерцающие на экране строчки, я чувствовал, что не знаю, где лежит верное решение. Чем заняться в первую очередь: копаться в послужном списке Д.Крейса, изучать прошлое Джона Ли или искать бывших жителей Смитстауна — вдруг кто-то из них снимал «этого чудака Гордона», и пленка сохранилась? Я не мог терять время. Еще несколько секунд я колебался, а затем со вздохом набрал нужный код. Прибегать к помощи «мистера Сибилла» считалось дурным тоном, это делали лишь в крайних случаях. Сибилл являлся поисковой программой предельной сложности. Его функцией была, разумеется, не собственно разгадка следственных задач — если бы он мог это делать, то отпала бы надобность в инспекторах, их с успехом заменили бы обычные полицейские. Сибилл указывал направление, в котором шансы на успех поиска были наибольшими. Частенько он ошибался, но иногда выдавал поразительные результаты — ведь он использовал опыт, накопленный за годы работы практически всех контрразведок мира.

Я ввел в программу все, включая линдейлский порносеанс, — пусть сама разбирается. Информацию, полученную во время визита в «Обитель», я надиктовывал уже в некоторой спешке: внизу показались позолоченные крыши и красные стены монастыря.

Лама Лобсанг-Джамцо качал головой: нет, он ничего не слышал об этом печальном происшествии. Вы говорите, их преследовали ужасные видения? Раньше такое случалось не раз, он читал в старинных книгах. И вы считаете, что эти видения вызвал одни человек? Ну-ка, дайте взглянуть.

Я протянул ему оба рисунка — и тот, что сделана Анна, и подаренный Сандерсом. Лама повернулся к свету и долго разглядывал неизвестного. Возвращая рисунки, он вновь покачал головой. Нет, он никогда раньше не видел этого человека, он не бывал в их монастыре. Но лама считает, что этот человек действительно мог вызвать видения. Он владеет силой, полученной от демонов Мары. Но вы говорили еще о ком-то?

Фотографию Путинцева лама вернул на удивление быстро. Да, этого человека он знает. Он не помнит, с каким именем тот пришел в монастырь, но здесь ему дали имя Чунда. Это было давно. Когда? Нет, они не ведут никаких записей и у них нет электронной машины, которая все запоминает, но он сейчас вспомнит.

Некоторое время он сидел, совершенно неподвижный, а затем торжественно произнес: в 2076-м. Да, именно тогда этот юноша пришел сюда. Я готов рассмеяться: что за вздор — ведь сейчас идет 75-й год! Лама смущенно улыбается: он просит его извинить, он не совсем точно перевел дату с тибетского календаря, сейчас он скажет точнее. На этот раз он долго сидит, шевеля губами, потом чертит что-то на земле и, наконец, тихо говорит: 2034-й. Да, именно так. Нет ли снова ошибки, осторожно спрашиваю я? Нет, уверяет лама Лобсанг, теперь все точно: Чунда прибыл в монастырь в 2034 году. И как долго он здесь пробыл? О, совсем мало — пять, нет, шесть лет. Он был прилежным монахом, этот Чунда, очень прилежным, он вращал колесо, впитывал в себя знание, но он не постиг главного. Он искал себе бремени, круглый год ходил босым, делал самую черную работу, но он так и не избавился от безумной Тришны, ни на йоту не избавился. Вы говорите, он умер как герой? Что ж, это хорошо, возможно, он будет причислен к праведным. Однако ему не удастся прервать поток сансары, он обречен остаться в круговороте. Здесь он научился подчинять свое тело приказам воли, познал тайны древней медицины, но, по правде говоря, ушел отсюда не совсем добровольно. Тогдашний лама предложил ему покинуть Ронгбук. Полным сомнений прибыл он сюда и таким же ушел. Нет, я же сказал, он не мог здесь встретиться с тем человеком, поскольку тот никогда здесь не был. Электронная машина есть в резиденции далай-ламы в Потале, там вы можете все проверить, если не доверяете памяти Джамцо. Но я не советую отправляться в путь сейчас: надвигается буря, это очень опасно. Лучше переждать здесь. Впрочем, как знаете.

Снаружи действительно задувало. Ветер толкал меня в спину, словно гнал прочь от монастыря; последние метры я преодолел бегом. Подняв флайер, я было направил его на восток, но вскоре остановил. Зачем мне лететь в Лхасу? Что я надеюсь там найти? Нет, сейчас мне не надо спешить, пора приостановить гонку. Надо подождать, пока придет ответ от мистера Сибилла, а тем временем самому хорошенько поразмыслить! Что-то сказанное ламой застряло у меня в мозгу, словно заноза, — какая-то несообразность, как слова Афанасия о грехе.

Я заметил, что ветер усилился. Двигатели с трудом удерживали флайер на месте, легкая машина начала раскачиваться. Я высмотрел внизу среди камней относительно ровную площадку и приземлился. Приоткрыл было колпак с намерением пройтись, но тут же захлопнул — ветер уже перешел в ураганный, сильно похолодало. Что же он сказал? «Полным сомнений он прибыл к нам и таким же ушел…» Если, как следует из биографии, прямо отсюда Путинцев направился в «Обитель», то эта характеристика совершенно не сходится с той, что дал Сандерс, — перед привратником стоял человек, уже нашедший свой путь, уверенный в своей правоте. Да, здесь несоответствие. Но было еще что-то. Что?

Внезапно потемнело — пошел снег. Он падал сплошным косым потоком, быстро облепляя флайер. Я включил наружный обогрев и освещение. Для путника, окажись он в этот худой час на равнине, мой флайер выглядел как большая светящаяся медуза, опустившаяся между скалами. Да, вот что: он перепутал летосчисление, потом поправился, и вышло правильно — Путинцев действительно прибыл в Тибет в 34-м году. И пробыл здесь шесть лет… Позвольте, но ведь в картотеке значатся совсем другие данные!

Я вывел на экран хорошо знакомые строки:

2022 — 2029 — работа в «Юконе»;

2029 — 2034 — Свято-Троицкий монастырь;

2034 — 2050 — пребывание в Ронгбуке…

Пятидесятый, а вовсе не сороковой! Или я что-то не так понял? Я включил запись нашей беседы, нужное место нашлось не сразу, наконец я услышал то, что искал: «…О, совсем мало! Пять, нет, шесть лет».

Вот оно что! Я сидел совершенно ошеломленный. Как я мог не заметить такую простую вещь? Биография Путинцева, такая ясная на первый взгляд, оказалась похожей на головоломку, нет, скорее на холст, на котором поверх одной картины написана совсем другая. Поскребешь лик святого, а под ним ночь, мрак, разбойники напали на караван… Постой-ка, а нет ли там еще других спрятанных лет? Я отыскал запись своей беседы с Сандерсом. От нетерпения я прогнал ее всю, так и не найдя нужное место. Глубоко вздохнув три раза (испытанный способ, помогает безотказно), я заставил себя успокоиться и прослушал всю запись с начала до конца. И я нашел то, что искал.

С чувством растерянности и какой-то обиды я сидел, глядя на экран, на котором рядом со старой записью теперь светилась другая:

2029 — 2034 — Свято-Троицкий монастырь;

2034 — 2040 — Тибет, Ронгбук;

2040 — 2060 — ?

2060 — 2065 — «Обитель молчания».

Где он был эти двадцать лет? И как он сумел проникнуть в наш полностью защищенный компьютер, чтобы переписать данные? Нет, главное другое: зачем? Зачем ему понадобилось прятать эти годы? И тут новая мысль сверкнула в моем мозгу: а не в это ли время состоялась встреча Путинцева с Крафтом — Гордоном?

Я глубоко вздохнул и откинулся на спинку кресла. След, который я считал пройденным, предстояло пройти еще раз. Биографию Путинцева надо было изучать заново. И с самого начала.

Вот, а вы не верили,сказал егерь из местных — кажется, его звали Николаем. Присев на корточки, он разглядывал следы; когда он поднял глаза, инспектор прочел в них то же, что так поразило его в обитателях поселка,растерянность и страх.

Думали, мы все тут с ума посходили, небылицы выдумываем. Теперь вот сами глядите.

Следы подходили к унизанной красными флажками веревке с их стороны и продолжались по другую. Зверь не остановился перед запретной для него преградой, не стал метаться вдоль нее — он просто прошел под волчатником.

А вот еще двое! — воскликнул парень в модном декроновом комбинезоне; его включили в группу в последнюю минуту, отрекомендовав как лучшего снайпера. Отойдя вдоль волчатника метров на тридцать, он разглядывал припорошенную снегом землю.

— Не двое, а трое, — возразила женщина. К ней у инспектора было сложное отношениеженщина была зоопсихологом, а инспектор, проведя в тайге половину жизни, считал, что разбирается в повадках зверья куда лучше любого магистра, изучавшего медведя в вольере. К тому же женщина носила польское имя, очень простое, которое инспектор тем не менее никак не мог запомнить, и это его раздражало. Однако сейчас, подойдя и вглядевшись в следы, он вынужден был согласиться с ней: в этом месте преграду пересекла семья, волчонок шел по следам матери.

Вот так и в первый раз было, — произнес кто-то за спиной инспектора; по голосу он узнал Николая. — Ребята две семьи подняли, гнали, гналивсе, некуда им деваться. Дошли до волчатника, смотрят — вот так же следы. А обернулись — они в трех шагах стоят. И не четверо, а голов десять. Тут не то что выстрелить — поднять карабин не успеешь, прыгнет, и все. Сашка говорил — ни ног, ни рук не чуял, все будто одеревенело. Хорошо они бежать не кинулись. Постояли так, потом те расступились, словно проход сделалиидите, мол. Ребята пошли, а те сзади, до самого поселка шли.

Когда он закончил, все невольно оглянулись. Сзади никого не было. Смеркалось. Клочья тумана скользили вверх по склону сопки, цепляясь за кусты. Слышно было, как шумит ветер в верхушках лиственниц.

Вон он! Вон стоит! — раздался придушенный возглас Алексея — самого опытного из егерей. Туман сдуло, и все увидеш огромного медведя. По позе зверя сразу стало ясно, что он готов к нападению. Руки сами сорвали карабин с плеча, глаза уже ловили в прицел лобастую голову. Инспектор нажал на спуск и услышал звук выстрела, и другие выстрелы рядом.остальные тоже вели огонь. Медведь продолжал стоять в той же позе, и инспектор послал вторую пулю, затем третью, четвертую. Он услышал крик женщины, этот крик мешал ему делать свое дело, хотелось стукнуть ее как следует, эту ученую дуру, но тут смысл сказанного дошел до его сознания, и он опустил карабин.

Перестаньте, там же никого нет, посмотрите же! — кричала она.

Они посмотрели и увидели, что там, куда они стреляли, и правда никого не было. Никого и ничего, кроме большого куста облепихи.

Инспектор подумал, что зря он так издевался над местными егерями и охотниками, сочинившими целый роман о превращениях, якобы происшедших со здешним зверьем, над лесорубами, бульдозеристами, геодезистами, которые подняли такую панику, свернув все работы на новой трассе. Места здесь и правда глухие, людям тут делать нечего, люди пусть живут в городах, а в тайге должны жить звери.

Тут ему почудилось, что слева за пихтой кто-то стоит, наблюдая за ним. Инспектор резко развернулся в ту сторону — нет, никого. Зато зашевелились кусты справа, и вроде кто-то окликнул его по имени. Медленно, чтобы не спугнуть шутника, он подошел поближе, долго разглядывал кусты, потом, вздохнув, повернулся к остальным — и увидел, что поляна пуста, он остался один.

Ужас сжал сознание стальными клещами, и одновременно в ноздри с необыкновенной, никогда ранее не испытанной остротой ударили запахи тайги: мерзлой листвы, гниющего дерева, старой медвежьей мочи, прошедшего недавно лося, железа, крови — много запахов. Наверное, он закричал, потому что слышал, словно издалека, чей-то крик. Он почувствовал, что кто-то трясет его за плечо, и увидел, что сидит на корточках, сжавшись, спрятав голову между колен, вокруг, растерянно глядя на него, стоят его спутники, а женщина сидит рядом, ловя пульс и глядя ему вглаза. Он с трудом поднялся, в горле стоял ком, ноги дрожали. Снайпер расстегнул свой декрон, вытащил плоскую фляжку и протянул инспектору. Руки тоже тряслись, однако он сумел отвинтить колпачок и сделал большой глоток. Постоял, закрыв глаза, сделал еще глоток и вернул фляжку хозяину. Все продолжали смотреть на него. Он откашлялся и сказал:

— Сердце, наверное. Давно не проверялся. — Он знал, что ему никто не верит.

Возвращаться надо, — буркнул Николай. — А то стемнеет скоро.

Инспектор думал о том же. А еще о том, как они вернутся в поселок, и его обитатели будут спрашивать их: ну как?вы выяснили?вы застрелили?

— Тут вроде сторожка должна быть, — ни к кому не обращаясь сказал инспектор.

Николай быстро взглянул на него, сделал судорожное движение, словно глотал что-то, и нехотя ответил:

Есть сторожка. Километра три будет.

Вот в ней и переночуем,заявил инспектор, стараясь говорить как можно, тверже.А завтра видно будет. Пошли.

Он закинул карабин за спину и решительно двинулся к лесу. На ходу прилаживая ружье, поправляя лямки рюкзаков, люди потянулись за ним. Перед тем как покинуть поляну, женщина оглянулась. Она хотела рассказать руководителю о возникшем у нее неясном ощущении, но не решилась.

Дошли без особых приключений. Несколько раз кто-то начинал шумно возиться в кустах в стороне от тропинки, неясные тени мелькали впереди, они останавливались, сжимая оружие, потом шли дальше. К сторожке подошли уже в полной темноте. Войдя, Алексей тут же закрыл дверь на засов. Рядом с очагом были сложены дрова. Николай разжег огонь, и тут выяснилось, что надо бы сходить за водой. К счастью, немного воды осталось в ведре, стоявшем на плите; решили, что этого хватит.

Поужинав, стали укладываться. Инспектор объявил, что дежурить будут всю ночь, парами, и начнут он с Николаем.

Женщина смотрела, как ее спутники разворачивали спальные мешки, и думала, чувствуют ли они то же, что и она. Неясное прежде ощущение стало теперь отчетливым; она чувствовала, что кто-то зовет ее, желая сообщить что-то важное и убеждая не бояться. В глубине души она знала, что любопытство в ней окажется сильнее страха.

Глава 8

СМЕРТЕЛЬНОЕ СИЯНИЕ

В начале третьего тысячелетия мир — точнее, его процветающая часть — переживал своего рода эйфорию. Не сбылись (неизбежные при столь впечатляющем числе нулей на календаре) мрачные пророчества о конце света, природных катаклизмах и новых повальных эпидемиях. Мало того — не оправдались и прогнозы относительно эпидемий и катаклизмов общественных, казавшиеся настолько обоснованными и даже очевидными, что их принимали за аксиому. Две волны насилия, поднимавшиеся все выше по мере приближения к порогу нового тысячелетия — сепаратистский террор и панисламистский экстремизм, — перевалив через этот порог, начали стремительно спадать. Их потенциал оказался значительно меньшим, чем предполагалось, и исчерпал себя в XX столетии. Франция, живущая по законам шариата под справедливым управлением кордовского эмира, Германия, вновь распавшаяся на 360 воюющих друг с дружкой княжеств, — все эти мрачные картины, еще недавно казавшиеся готовыми к воплощению, так и остались феноменами запуганного общественного сознания. И хотя из вступившего в полосу политических потрясений Китая что ни день поступали известия о расстрелах демонстраций, переворотах и массовых казнях, хотя кровавые этнические столкновения продолжали сотрясать Индию и Африке никак не удавалось выбраться из пучины бед, в целом в мире все обстояло просто превосходно: должно же где-то что-то происходить, давая пищу для телепрограмм и газетных комментариев.

Общественная стабильность подкреплялась начавшимся новым витком хозяйственного подъема. Технология малого водородного синтеза развивалась невиданными темпами, на глазах возникали новые отрасли, котировки ценных бумаг были необычайно высокими, общее благосостояние росло.

Революция в энергетике помогла решить и казавшуюся принципиально нерешаемой проблему взаимоотношений человека с природой. Новые способы производства продуктов питания позволили резко сократить обрабатываемые площади и вернуть лесу его земли. Пространства, занятые лесами, в Европе и Америке вновь начали расти. Кроме того, под давлением экологов был принят «Всемирный кодекс защиты живого», поставивший крест не только на китобойном промысле, но и на производстве изделий из натурального меха и кожи и весьма стеснивший развитие промышленности.

Впервые за многие годы человечество вздохнуло с облегчением. Казалось, устранены препятствия для безграничного развития. Мало кто сомневался в том, что является очевидцем наступления новой эпохи. Спорили о том, как ее назвать — Эра Терпимости, Век Свободы или Новое Просвещение. Предсказывали расцвет культуры и науки, гуманизацию всех религий и их сближение. И действительно, экуменическое движение делало поразительные успехи. Папа протянул руку патриарху, суннит — шииту, раввин — имаму. В общем, все обстояло просто великолепно.

Правда, некоторые отличавшиеся оригинальностью мыслители — в частности, знаменитый Чердынцев — оценивали положение иначе и высказывали разные тревожные прогнозы, однако причин столь сильной тревоги никто так и не понял.

Скажем, философов беспокоила проявившаяся тенденция бегства части населения в леса, тяга к примитивной, отшельнической жизни, возникновение общин «лесного народа», как они сами себя называли. Как на источник угрозы указывали также на складывающиеся на глазах новые формы досуга и общежития — «культуру участия», или экшн-культуру, натур-шоу, полидромы и «открытые семьи». Однако люди благоразумные не видели во всем этом ничего пугающего. В конце концов новое время требует новых форм, и кто сказал, что человечество обречено всегда довольствоваться традиционной семьей и всем прочим, к чему мы так привыкли?

Наконец, как на главный источник угрозы Чердынцев указывал на невиданный всплеск оккультизма, магизма и возникновение в связи с этим огромного количества всевозможных сект. Действительно, новые секты возникали сотнями, религиоведы и социологи сбились с ног, регистрируя и изучая их, — какая пища для пытливой научной мысли! Можно было согласиться с тем, что учения и обряды некоторых сект носили довольно отталкивающий характер, но ведь ничего особенно нового (рассуждали просвещенные люди) во всем этом не было. Во все времена ищущий человеческий дух устремлялся не только по широким дорогам, выводящим на новые просторы, но и в тупики, где застаивался и застывал, порождая, как было когда-то сказано, чудовищ. Всегда существовали изуверские секты, доктрины, научно выводившие всеобщее счастье из всеобщей же ненависти, и люди, всей душой устремленные к злу. Даже так: каждый прорыв духа, порождавший в мире нечто подлинно новое, сопровождался оживлением этих уродливых фантомов. Однако всяческие маги, колдуны и посланцы Шамбалы представляли опасность лишь для доверчивых простаков, а кровавые оргии сатанистов и прочие эксцессы по числу жертв не шли ни в какое сравнение с преступностью или рутинным функционированием транспорта.

Поэтому благоразумные граждане лишь пожимали плечами и слегка усмехались, встречая на улицах современных городов людей, закутанных во все черное и обвешанных сушеными хвостами ящериц, или людей, одетых крайне скупо и демонстрировавших жутковатого вида магические узоры, покрывавшие их с ног до головы. Так же они пожимали плечами, скорбно качая головой, когда читали сообщения о том, что тихие любители природы требуют теперь не ограничения, а полной ликвидации промышленности, начав ее на практике с ликвидации бизнесменов, отказавшихся подчиниться их требованиям и закрыть свои предприятия; о том, что в Мексике найдены тела двенадцати католических священников, принесенных в жертву древним богам ацтеков; о нападении членов общины «Седьмая печать» на ирландский город Йол, в ходе которого пострадало свыше 150 человек. Затем почти одновременно произошли три события, заставившие взглянуть на происходящее другими глазами.

В Штатах сторонники секты «Лимб Люцифера» отравили городской коллектор, в результате чего погибло почти все население городка Вайнделл — несколько тысяч человек. В Бельгии, на перегоне между Намюром и Юи, «лесной народ», устелив своими телами путь, остановил состав сверхскоростного экспресса Париж — Берлин — Москва (состав был в буквальном смысле остановлен телами отшельников, поскольку не успел затормозить), после чего остановленный поезд был облит бензином и сожжен вместе со всеми пассажирами, в числе которых были суперзвезда Кейт Рассел и великий хирург Морис Барнав. Но самый чудовищный образец нового терроризма показала Россия, как всегда, склонная во всем доходить до конца: недалеко от Челябинска члены общины «Истинный круг», учившей о скором наступлении конца света, сумели в подпольной лаборатории изготовить небольшую атомную бомбу, которая была взорвана рядом со станцией водородного синтеза. Разработчики и строители станции не обманули: цепная термоядерная реакция, которую надеялись вызвать сектанты, не началась, однако и без того катастрофа, происшедшая в густонаселенном районе, была ужасающей.

Вот тогда, в обстановке общего шока и начавшейся паники (население, обитавшее вблизи других подобных станций, спешно покидало свои жилища, повсеместно происходили нападения на членов самых разных, зачастую совершенно невинных общин), благонамеренные граждане и вспомнили о малопонятных теориях русского философа. Чердынцев был вызван в специально созданную комиссию при Совете безопасности и внимательно выслушан.

Суть теории, названной самим Чердынцевым нуклеарной, состояла в утверждении, что с достижением желанного благосостояния и безопасности общество не объединяется на путях Разума и Свободы, а, напротив, стремительно распадается на мелкие группы. На место атомизации общества, характерной для раннеиндустриальиой эпохи, на место национального, сословного либо корпоративного коллективизма середины XX века приходит расцвет свободной личности, не новый аристократизм (как полагали иные русские мыслители), а явление, названное автором нуклезацией. Объединенные вокруг некоего ядра из энергичных фанатиков, группы с исчислимым количеством участников не стремятся сделать свое миропонимание, свой образ жизни всеобщим. Часть таких групп не имеет никакого учения — таковы члены «открытых семей» или участники бесконечных сражений полидромов. Их можно сравнить со спортивными и музыкальными фанатиками прошлого, только более обособившимися от остального общества. Другие группы, названные автором эзотерическими, имеют более или менее развитое учение. Они весьма неоднородны. Большая их часть замыкается в себе, отгородившись от остального человечества и сосредоточившись на усвоении открытой только им одним истины, — вернее, того, что они принимают за истину. Но есть и такие, само учение которых требует вмешательства в дела косного и невежественного, с их точки зрения, мира. Они-то и представляют главную опасность. Именно они прибегают к террору — но не к классическому террору прошлого века, а к новой его разновидности. «В действиях нуклеарных общин, — писал Чердынцев, — устранен разрыв между целями и средствами их осуществления. Действие содержит свою цель в себе. Собственно, новое явление нельзя назвать террором, ибо никто никого не хочет устрашить — люди просто поступают в соответствии со своими убеждениями». Он назвал описанное явление эзотеррором; забегая вперед, скажем, что термин прижился, но в измененном виде — эзокилл.

Чердынцеву же принадлежит и схема классификации общин по степени потенциальной опасности. Он считал необходимым наладить постоянное наблюдение за общинами, отнесенными к группам С и D, и разработать систему мер по коррекции их деятельности, а при необходимости предусмотреть и оперативное вмешательство. Тотальными же запретами (к чему призывали некоторые политики и деятели традиционных церквей) сделать ничего не удастся, убеждал своих слушателей Чердынцев — процесс уйдет в подполье, где будет развиваться с еще большей интенсивностью. Преодолеть охватившую мир волну магизма и расщепления человечества удастся лишь на путях преображения человека, как духовного, так и телесного, невиданного расширения его возможностей; тогда, учил философ, совершенно изменятся и отношения между людьми и возникнет общество нового коллективизма. Но в каком мире произойдет описанное преображение — в нашем, реальном, с привычным течением времени, или в каком-то ином, из теории Чердынцева, — было не вполне ясно. Поэтому эту часть выступления члены комиссии, а затем и Совета безопасности, на который Чердынцев также был приглашен, вежливо проигнорировали. Зато все остальное было принято к буквальному практическому исполнению. В структуре национальных служб безопасности были организованы специальные отделы, работу которых должно было координировать созданное при СБ Управление. Позже национальные отделы стали полностью подчиняться Управлению.

С тех пор минуло почти 50 лет. За эти годы Управление накопило огромный опыт контроля за течением болезни, все сильнее разъедавшей общество, предотвращения тех ее проявлений, которые представляли наибольшую опасность. Этот опыт был дорого оплачен. Имена 97 агентов и инспекторов, погибших при выполнении заданий, мерцают алым огнем на металлическом щите при входе в штаб-квартиру Управления в Монтрё. Начав с довольно топорных и нелепых действий, с грубых ошибок, приводивших сотрудников к гибели или побуждавших их совершать неоправданные жестокости, сотрудники Управления разработали с годами гибкую систему контроля над всеми эзогруппами и воздействия на них. Уже в 40-е годы удалось предотвратить несколько чрезвычайно опасных акций. Агенты Управления овладели не только искусством слежки за лидерами групп и их своевременной нейтрализации, но и навыками совершенно новыми, ранее не востребованными; как легенду рассказывали историю об инспекторе, в течение четырех часов ведшем диспут на самые головоломные богословские темы с обвешанным взрывчаткой сектантом, проникшим в бензохранилище в Дюссельдорфе, и сумевшем под конец его полностью переубедить, так что поклонник «Матери-Тантры» не только отказался от своего намерения, но и вступил позднее в одно из подразделений Управления.

Удалось многое, однако, как предсказывал Чердынцев, процесс развивался, возникали все новые, невиданные прежде учения, странные гибриды старых и новых систем. Человечество все больше распадалось на замкнутые общины, не нуждавшиеся друг в друге.

Одной из многочисленных групп, возникших на стыке собственно «эзо» и «эко» террора, была группа «Северное сияние», с 24 по 28 годы действовавшая на Аляске и в Канаде. Начала она с вещей достаточно безобидных: блокирования дороги Анкоридж — Фэрбенкс, подрыва телевышек, попыток помешать строительству станции синтеза в Форт-Юкон. Однако затем она перешла к более радикальным действиям. Как заметили агенты полиции, а потом и вновь созданного отделения Управления, члены группы отличались высоким интеллектом. Они сумели сломать систему компьютерной защиты крупнейшего банка Аляски, по иронии судьбы носившего то же название, что и группа, и получить наличными более трех миллионов долларов. Часть денег, как было позже установлено, была передана благотворительным организациям, действовавшим в Африке, часть пошла на нужды самой группы, а часть бесследно исчезла.

В 27-м году «Сияние» начало охоту на Джона Флетчера — миллиардера, владельца компании по производству флайеров FTC, задумавшего строительство грандиозного моста между Чукоткой и полуостровом Сьюард. Первые две попытки похищения и убийства бизнесмена не удались, нападавшие потеряли несколько человек. Тогда «Сияние», вновь использовав хорошее знание компьютерных сетей, вызвало гигантскую перегрузку в электросетях штаб-квартиры FTC в Анкоридже, отключив одновременно системы сигнализации и защиты. В пожаре, мгновенно охватившем весь небоскреб, погиб 351 человек — в том числе и владелец компании, так что акцию можно было считать удачной. После этого аляскинский центр SSA бросил на поиски смертельного «Сияния» все силы. Вскоре было установлено, что все члены группы являлись сотрудниками архитектурно-дизайнерской фирмы «Юкон». Тщательно подготовленная операция по ликвидации «Сияния» прошла в целом успешно: шестеро террористов были арестованы на своих квартирах, двое, в том числе и лидер группы эскимос Анувак Скотт, долго отстреливались, закрывшись в офисе фирмы, а когда полиция пошла на штурм, покончили с собой. Избегнуть ареста сумел лишь один из членов группы — дизайнер Максим Путинцев. Его стереофото было включено в картотеки всех полиций мира, однако дизайнер-террорист словно в воду канул. Год интенсивных поисков не дал результата. Затем, как всегда бывает, другие разыскиваемые оттеснили беглеца на периферию полицейского внимания. Этому способствовали и сведения, полученные от арестованных членов группы. Согласно им, Путинцев не принимал участия в поджоге штаб-квартиры FTC, более того, резко возражал против этой акции. Таким образом, наиболее серьезные обвинения с него были сняты. Однако данные на него продолжали храниться во всех соответствующих картотеках, в том числе в программе Управления, ведавшей всеми вновь образующимися общинами, — ведь специалисты Управления первым делом старались выяснить все о руководителе такой общины, получше узнать его прошлое. Когда в 64-м году некто Максим Путинцев зарегистрировал общину под названием «Дом Гармонии» и начал строительство поселка Новый Китеж, его биография была тщательным образом проверена. Никаких порочащих сведений в программе не обнаружилось, никаких антиобщественных деяний Путинцев — если верить той же программе — не совершал.

Путем долгих и весьма тонких изысканий, анализа файлов и внесенных в них изменений мне удалось выяснить, что сведения о М. Путинцеве, скрывающемся от правосудия террористе, существовали в памяти машины до 63-го года. Потом они исчезли. Видимо, тогда же имя Путинцева было стерто из списков группы «Северное сияние». Его биография, таким образом, приобрела безупречный вид, как и подобает руководителю крупной общины, претендующему, и не без оснований, на роль одного из духовных лидеров человечества. Лишь весьма дотошный исследователь, начни он изучать историю «Северного сияния», мог заметить несоответствия — например, между общим числом членов группы и числом задержанных и погибших, — но кто бы стал проводить такие поиски спустя почти 50 лет? Я сам узнал правду лишь потому, что целенаправленно искал конкретного человека, и потому что фамилия этого человека сохранилась в памяти компьютера полицейского управления Фэрбенкса — о чем тот, кто стирал записи в штаб-квартире Управления, очевидно, не знал.

Я в последний раз взглянул на экран, выключил компьютер и откинулся на спинку кресла. Небо на востоке приобрело нежный сиреневый оттенок, неровная полоса скал была оторочена розовым. Буря давно улеглась. Я надел комбинезон, откинул колпак и вышел. Снег скрипел под ногами, было, наверное, градусов 15 мороза. Арестованные в 28-м году соратники Путинцева давно уже отбыли сроки наказания, четверо уже скончались, двое были живы. Должен ли я встретиться с ними? Ни один из сотрудников «Юкона» не походил на Крафта — хотя возраст и пластические операции, разумеется, могут многое. Вершины ледяных великанов на западе уже пылали всеми оттенками красного, а здесь, среди камней и скал плоскогорья, еще лежала чернильная тень. Этой ночью я нашел ключ к одному из замков. Теперь я знал, о каком грехе говорил настоятель монастыря. Однако дальше была новая дверь, и к ней мой ключ не подходил: тайна двадцати спрятанных лет осталась нераскрытой.

Я вернулся в кабину и вызвал Янину. За всеми этими изысканиями я умудрился забыть о ней. Экран мигнул, сигнализируя о том, что вызов принят, абонент находится на связи, у меня сильнее забилось сердце, и я поймал себя на том, что заранее улыбаюсь. Однако в следующую минуту на экране возник наш доктор Богемиус, и я почувствовал почти детскую обиду, как ребенок, которого поманили игрушкой, но так и не купили. Но вслед за этим произошло нечто совсем удивительное: доктор, не закончив всех своих извиняющихся движений, исчез, и передо мной возник абсолютно темный экран. Такое я видел впервые и даже взглянул на панель, проверяя, не отключился ли визор. Нет, он был включен, и это означало, что на другом конце канала кто-то наблюдает за мной, не желая быть увиденным. «Янка, это ты?» — неуверенно произнес я. Экран молчал. «Что за шутки?! — потихоньку распаляясь, произнес я. — Я тебя вторые сутки вызываю! Ты меня слышишь?» Экран по-прежнему молчал, я было вновь открыл рот, чтобы высказать несколько суждений о таком поведении, но тут экран осветился, и на какую-то долю секунды я увидел Янину, а затем связь оборвалась, абонент отключился.

Я ошеломленно уставился на визор. Что все это могло значить? Такого у нас еще не было. Она не хотела со мной говорить? Она была не одна? Да, за ту долю секунды, когда я видел изображение, мне показалось, что… Жаль, что я не догадался включить запись, — но кто записывает личные переговоры? Означает ли это, что…

Мои мрачные размышления прервал протяжный зуммер и вспыхнувший на пульте огонек — мистер Сибилл сигнализировал об окончании работы. Я тряхнул головой, отгоняя отвратительные мысли, и включил прием.

— Доброе утро! — произнес приятный баритон. Боюсь, что мой ответ прозвучал довольно кисло, но в нашего оракула не был встроен эмоциональный блок, поэтому он продолжил тем же бодрым тоном: — Рад сообщить, что ваш заказ успешно выполнен. Задача оказалась довольно интересной, спасибо. Высылаю результат. Желаю удачи!

Экран осветился, и я прочел ответ нашей пифии: «Весьма перспективно и не разработано: город Альтфурт, 2062 год, происшествие на городском празднике. Проанализировать список жертв. Мотивы? Много свидетелей». Не раздумывая, я ввел в штурманскую программу новое задание и поднял флайер в воздух.

Глава 9

ПЕЙЗАЖ С ГАЛЛЮЦИНАЦИЕЙ И ОДНОКАШНИКОМ

— Да, совершенно верно: господин Бремокль вел себя весьма достойно, он нисколько не испугался; когда бедной фрау Грец стала плохо и она упала, он вытащил ее буквально из-под ног одной из тварей. Я, когда увидел это, просто ахнул, мне показалось, его сейчас раздавят! — Господин Хупертс взмахнул рукой, пытаясь выразить чувства, охватившие его в тот роковой летний день.

Альфред Хупертс (76 лет, юрист, ныне не практикует, Кайзерсаллее, 3) значился в моем списке под номером 17. Весь день я расхаживал по Альтфурту, опрашивая свидетелей «праздничного кошмара». Первой реакцией встречавших меня людей было недоумение, смешанное с возмущением: почему спустя 13 лет они должны вновь вспоминать весь этот ужас? Приходилось объяснять, что открылись дополнительные обстоятельства, проводится новое расследование, мы приносим свои извинения…

Расследование было действительно новым. По пути в Альтфурт я внимательно изучил все документы, связанные со здешними событиями, прежде всего протоколы допросов свидетелей и потерпевших. У меня сложилось впечатление, что людей, проводивших то, первое, расследование — местных полицейских, следователей, прибывших из Мюнхена, привлеченных к делу психологов, — прежде всего интересовал вопрос, как обозначить, классифицировать происшедшее. Мне показалось, что вопрос о возможном виновнике вообще не приходил им в голову. Меня же интересовал именно виновник.

Я перечитал все показания несколько раз. Как ни странно, они во многом сходились — при коллективных галлюцинациях это бывает нечасто. Все говорили, что чудовища появились в разгар праздника, примерно в 16.25, со стороны Груффель-штрассе, все сразу. Их было четверо. Горожане в один голос говорили о чувствах ужаса и отвращения, которые внушали эти твари. Чего стоили тонкая кожа гигантской жабы, сквозь которую просвечивали шевелящиеся внутренности, или омерзительая великанша, преследовавшая бургомистра, — по ее бедрам непрерывным потоком изливалась слизь… По вполне понятным причинам чудовища никого не тронули, однако горожане дружно говорили о том, что твари представлялись совершенно реальными и им все время казалось, что они кого-нибудь схватят; говорили об их тяжелой поступи, некоторые даже утверждали, что под ногами у гигантов трескался асфальт. Директор гимназии, пострадавший больше других (бедняга так и не вышел из клиники), утверждал, что существо, похожее не богомола, опрыскало его горючей жидкостью и собиралось поджечь — что, собственно, и заставило его сбросить одежду и бегать по городу в столь неприглядном виде. Разумеется, проведенные анализы не дали никаких результатов, никаких следов какой-либо жидкости на костюме господина Греца не обнаружилось. Казалось, кошмару не будет конца, однако спустя два с небольшим часа чудовища исчезли столь же внезапно.

Я обратил внимание на то обстоятельство, что степень воздействия фантомов на жителей Альтфурта была разной. У одних от шока останавливалось сердце или возникали тяжелые психические расстройства; другие (таких было большинство), разбежавшись по домам, прятались в шкафы или ванные комнаты и не смели выходить оттуда. Однако нашлось немало любопытных: скрывшись за стенами домов, за уличными тумбами, они из-за своих укрытий наблюдали за происходящим — их показания и были самыми ценными. Наконец, нашлись люди, на которых чары фантомов как бы не действовали, — или они смогли преодолеть страх. Рассказывали о местном полицейском господине Бре-мокле, пытавшемся остановить чудовищ, о пожарном, атаковавшем одну их тварей на своей машине — в последнюю минуту, не сладив с управлением, он врезался в угол дома и получил серьезные травмы. В нескольких показаниях упоминался какой-то человек, постоянно находившийся рядом с фантомами; его лицо показалось наблюдателям знакомым, однако никто не смог припомнить его имени, а следователи позднее не возвращались к этому пункту. Наконец, в одном протоколе я встретил упоминание о человеке, фотографировавшем чудовищ, причем с близкого расстояния — свидетель видел его со спины и потому не узнал, однако ручался, что это кто-то из местных. Именно на этих двух бесстрашных я и решил сосредоточить свое внимание. Я рассудил, что если у этого инфернального зверинца имелся создатель, то он должен был находиться где-то поблизости от места действия — иначе зачем было вообще все затевать? Беседы с шестнадцатью очевидцами ничего не добавили к тому, что я уже знал. Вот и господин Хупертс повторял уже знакомые мне факты.

— Да, Бремокль, еще мой сосед доктор Бергмайер, ну, конечно, Томас… А Штумпетер, бедняга, со своей машиной, можно сказать, спас мне жизнь. Что касается меня, то знаете, что было моей первой мыслью, когда я увидел этих тварей? Я подумал: как хорошо, что в этот день мама почувствовала себя плохо и осталась дома! А затем я решил… ну, в общем, я тоже не поддался панике.

Произнеся последнюю фразу, господин Хупертс, до того рассказывавший о тех давних событиях довольно охотно, внезапно замолчал и посмотрел на часы. Он явно чего-то не договаривал. Я обратил внимание на прозвучавшие новые имена, но решил сначала задать другой вопрос.

— Скажите, — спросил я, — вы не видели человека, который снимал происходящее фотокамерой? Один свидетель утверждает, что видел, как кто-то снимает.

При этих словах выражение лица господина Хупертса совершенно изменилось. Передо мной сидел уже не благодушный хозяин дома, а умелый юрист, наводивший страх не только на противников своих клиентов, но и на не слишком подкованных судейских чиновников.

— Молодой человек, давайте не будем играть в кошки-мышки! — язвительно произнес господин Хупертс. — Я с самого начала, как только вы появились, заподозрил, что ваше, как вы выразились, «дополнительное расследование по вновь открывшимся обстоятельствам» только предлог, что вы лишь разыгрываете неосведомленность. Теперь все стало ясно. Спросите лучше прямо: не осталось ли у вас, Альфред Хупертс, еще фотографий? И я вам так же прямо отвечу: нет, не осталось! Я отдал тогда все, включая чип. Вот почему я, автор уникальных снимков, уже 13 лет молчу об их существовании, боясь прослыть новым Мюнхаузеном. У вас есть еще вопросы?

Да, у меня были вопросы — много вопросов. Прежде всего я спросил, кому хозяин дома отдал свои снимки.

— Как кому? — удивился Альфред Хупертс. — Вашему коллеге. Он явился ко мне вечером, едва только улеглось волнение. Я сам не успел толком рассмотреть, что у меня получилось, как он явился и без всяких предисловий потребовал отдать ему снимки. Он сказал, что это производится в интересах следствия. Кроме того, он предупредил меня, что в наших краях действует тайная секта, которую пока не удается ликвидировать, и если мне дорога моя жизнь, я должен молчать о своих снимках.

— А как выглядел этот мой коллега!

— Ну, выглядел он вполне заурядно. Лет примерно 28 — 30, среднего роста, лицо ничем не примечательное… Знаете, он был какой-то незапоминающийся. А почему вы спрашиваете?

— Он предъявил какие-то документы?

— Да, конечно. У него было удостоверение из вашей же службы, как ее — dinst… sicherheit… administration…

— Управление социальной безопасности?

— Оно самое. Кроме того, у него имелось предписание земельного прокурора об изъятии важных улик — все как положено по закону. Кроме того, он выдал мне расписку. Но скажите же наконец, что означают эти расспросы?

— Могу ли я взглянуть на эту расписку? — Я продолжал игнорировать вопросы господина Хупертса.

Хозяин дома возмущенно пожал плечами, но тем не менее поднялся и вышел в соседнюю комнату. Вернувшись, он передал мне конверт. Я вынул то, что лежало в конверте, и некоторое время разглядывал этот, с позволения сказать, документ. Я хорошо знал, что события в Альтфурте расследовала баварская полиция. Управление, по вполне понятным причинам, этим делом тогда не занималось.

— Знаете, я заберу у вас это, — сказал я, кладя бумагу снова в конверт и вставая. — Если хотите, могу, в свою очередь, выдать расписку об изъятии. Скажите, а откуда этот мой коллега узнал о сушествовании фотографий? Вы кому-то говорили о них? Показывали?

— Понятия не имею! Он просто сказал: «Я знаю, что вы вели съемку». Однако вы не ответили на мои вопросы! Вы что, хотите сказать, что меня тогда обманули и этот человек не был специальным агентом? И никто из вас не видел моих фотографий?

Я покачал головой, подтверждая его худшие опасения, и направился к выходу. В деле появилось еще одно лицо, предстояло новое расследование, но начинать его сейчас у меня не было сил. Я вдруг понял, насколько я устал.

— Постойте! — остановил меня возглас хозяина дома. — Я хочу вам кое-что еще сказать.

Я обернулся. По лицу Альфреда Хупертса было заметно, что он остановил меня не за тем, чтобы поговорить о погоде.

— Я должен признаться — я тогда обманул вашего… этого визитера. У меня остались еще фотографии.

Он вновь скрылся в соседней комнате. На этот раз он отсутствовал целую вечность, однако мое терпение было вознаграждено: когда Альфред Хупертс наконец вернулся, в руках у него был пакет.

— Вот, — сказал хозяин дома, подойдя к столу, но не раскрывая пакет, напротив, крепко сжимая его, — эти снимки я отобрал из всех, что сделал. Это самые лучшие. Утром должны были нагрянуть журналисты, и мне хотелось устроить небольшой сюрприз… возможно, даже сенсацию. Видите ли, я увлекаюсь фотографией с детства, я еще застал времена, когда снимали на пленку, которую потом проявляли, — вы-то вряд ли знаете, что это означает. После гимназии я всерьез подумывал о том, чтобы сделать это увлечение своей профессией, мечтал о выставках, но тут любовная драма перевела стрелки на путях моей судьбы: я поссорился с девушкой, которой очень нравились мои фотографии, она предпочла другого, и я, словно назло ей, совершенно неожиданно для всех поступил на юридическое отделение университета. Однако фотография осталась моим увлечением, и знаете, я таки поучаствовал и в выставках, но все это было совсем не то. И вот наконец судьба подарила мне шанс, у меня в руках было нечто уникальное… Я всю жизнь чту закон, и когда мне показывают предписание прокурора, когда говорят, что изъятие производится в интересах следствия… Но мне так хотелось сохранить хоть что-то! В конце концов ведь я не лгал, отвечая на его вопрос, не остались ли у меня еще фотографии, я совершенно искренне ответил, что у меня их нет. Видите ли, когда я закончил разбирать снимки, ко мне зашел мой старинный приятель доктор Бергмайер — я уже упоминал о нем. Он страшно заинтересовался этими фотографиями и выпросил у меня вот эти лучшие до утра. Когда ночной визитер ушел, я помчался к моему другу (он уже спал, мне пришлось его будить), рассказал о визите, забрал снимки и взял обет молчания. И он молчал, как и я, молчал до самой смерти. Если бы я только знал…

Слушая этот страстный монолог, я подумал о том, что даже не поинтерсовался, о чем идет речь, что такого может быть на этих снимках. В сущности, ничего такого там быть не могло.

Видимо, недоверие отразилось на моем лице, потому что хозяин снимков замолчал, а затем, невесело усмехнувшись, добавил:

— Вы сейчас смотрите точь-в-точь так же, как те ученые, что понаехали к нам после этих событий. Они были убеждены, что эти чудовища — всего лишь галлюцинация, плод нашего больного воображения. А разве может галлюцинация оставить след на бумаге? Сейчас вы сами убедитесь: откуда бы ни явились эти создания, они оставили след.

Он открыл конверт, разложил снимки на журнальном столике и широким жестом пригласил меня взглянуть. Я склонился над столом.

— Вот этот снимок — один из первых, сделан в самом начале вторжения, — пояснял хозяин. — Здесь чудовища держатся вместе. А вот кузнечик, что преследовал господина Греца. Конечно, здесь они не производят того впечатления, что возникает из наших рассказов, но признайтесь — вы ведь не рассчитывали увидеть и этого, ведь так?

Я не верил своим глазам. Чудовища действительно были видны! Это не было похоже на кадры из фильмов ужасов с возвышающимися над домами ярко раскрашенными монстрами. Они выглядели скорее как сгусток тумана, как контур. Еще они были похожи на наполненные воздухом шары, на которых были нарисованы глаза, пасти, клыки. Как и туман, они просвечивали, сквозь них можно было различить предметы на заднем плане. И все же этого хватало, чтобы полностью изменить наше представление о происшедшем в Альтфурте, а возможно, и в других местах. Чудовища не были плодом воображения! Им сопутствовало нечто материальное.

— Я вижу, вы поражены? Не ожидали ничего подобного? — Господин Хупертс наслаждался произведенным эффектом. — И знаете, что еще получилось удачно? Здесь есть почти все те люди, о которых вы спрашивали, — те, что не испугались. Вот, смотрите — это господин Бремокль с фрау Грец. Вот мой друг Бергмайер выглядывает из-за столба. А вот на этом снимке очень хорошо получился Томас. Я вижу, он вас заинтересовал. Томас есть почти на всех снимках — видите, и здесь, и здесь. Он совершенно не боялся чудовищ, представляете? Ходил за ними всюду, очень близко. Впрочем, я не уверен, что с ним все было в порядке. У него было такое странное выражение лица… Мне показалось, что он был в истерике: он то ли плакал, то ли хохотал… Я окликнул его, а когда он повернулся, сделал снимок — да, вот этот. Он как-то странно на меня посмотрел — я даже не понял, узнал ли он меня. Я хотел с ним заговорить, но тут эта ужасная жаба вдруг оставила в покое бургомистра и двинулась в мою сторону. Признаюсь честно: я испугался. Она была так отвратительна! Я стал отступать по Модештрассе, но тут из-за угла появился Клаус, наш пожарный, на своей машине. Он направил ее прямо на чудовище! Оно остановилось и, кажется, попробовало увернуться. Однако машина ударила в него, но не сбила с ног, а проскочила дальше и врезалась в угол дома. Я заснял эту атаку, целых два снимка — вот, смотрите. Я увидел, что Клаус сидит в кабине неподвижно, и понял, что он ранен. Ему надо было помочь, но жаба стояла совсем рядом. Тогда я по переулку перебежал на Альбертштрассе и оттуда, скрываясь за машиной, подполз к кабине и вытащил беднягу Клауса. Он был такой тяжелый и весь в крови! Я потащил его за угол и тут вновь увидел Томаса. Он стоял рядом с машиной — прямо у ног этой твари, представляете? — и смотрел на меня. Просто стоял и смотрел, а затем ушел, и больше его я не видел. Честно сказать, я разозлился — ведь мы с ним когда-то были друзьями, и он мог бы мне помочь! Ну вот, я оттащил Шумпетера за угол, а когда вернулся, жабы уже не было. Все чудовища куда-то исчезли.

Я не отрываясь смотрел на снимок, на котором однокашник и бывший друг господина Хупертса получился лучше всего. 13 лет — немалый срок, человек может сильно измениться, но мне даже не требовалась помощь компьютера — я узнал это лицо.

— Кажется, вы сказали, что этого человека зовут Томас? — спросил я.

— Да, Томас Глечке. Шесть лет мы с ним учились в одном классе. Томас. — интересная, можно сказать, романтическая личность. Он еще в гимназии начал писать стихи, а позже, учась в университете, издал несколько сборников. Мы с ним некоторое время переписывались, последнее письмо от него я получил из Непала — представляете? Он отправился туда в поисках мудрости Востока. Он не ответил на мое очередное письмо и исчез. Я не видел его 20 с лишним лет и ничего не слышал о нем. Представляете, как я удивился, увидев его при таких обстоятельствах?

— Скажите, а в каких отношениях ваш знакомый находился с бургомистром, с директором гимназии, с господином… э-э… Воллерзейном — с теми, кто пострадал во время этих событий?

— В каких отношениях? — Хупертс весьма удивился моему вопросу. — Но тут какое-то недоразумение. Тогда во главе гимназии стоял совсем другой человек, и учителя были другие. Надо сказать, Томас учился неважно, у него были конфликты и в гимназии, и с отцом… Но знаете, господин Кузениус, наш нынешний бургомистр, тоже учился неважно. Он был на год старше нас, да… Может, у него с Томасом и были какие-то стычки, но я точно не помню.

— Большое спасибо, господин Хупертс, — произнес я. — Вы оказали следствию неоценимую помощь. Увы, я должен забрать эти снимки с собой.

— Что ж, понимаю, — вздохнул хозяин. — Но позвольте, вы берете только эти три? А остальные — я могу их теперь показывать? Публиковать?

— Можете, — сочувственно сказал я. — Но боюсь, что они мало кого сейчас заинтересуют.

Глава 10

СПАСИТЕЛЬНАЯ ТЬМА

Томас Готфрид Глечке родился 1 января 2001 года в Нанкине, где его отец продолжал миссионерскую деятельность, начатую за три года до этого в Восточной Африке. Как свидетельствуют документы, пастор Ганс Глечке был широко образованным и любознательным человеком, наделенным тактом и чувством юмора. Маленький Томас рос в атмосфере любви и заботы.

Ему было семь лет, когда семья вернулась в Европу. Из Китая Томас вез несколько папок с рисунками, коллекцию мечей — разумеется, игрушечных, но очень похожих на настоящие — и богатый запас впечатлений. Он умел говорить по-китайски, пользоваться палочками и непринужденно выполнять упражнения древней восточной гимнастики. Все это, соединенное с талантом рассказчика (причем рассказы обильно оснащались невероятными подробностями), обеспечило ему на первых порах стойкий интерес однокашников, граничивший с восхищением. Однако он скоро растерял свой авторитет: отчасти из-за своего физического недостатка (от рождения он хромал на левую ногу) и некоторой робости, но главным образом по причине неуемного желания командовать своими товарищами, от которых он требовал полной покорности — черта, которую дети не прощают, если претензии ничем не подкреплены. Теперь его рассказы встречали насмешками, над ним издевались. Он отгородился от них стеной отчуждения; Хупертс, Шиффер — вот весь круг его общения в старших классах.

Учился он неровно. Рано обнаружив способности в литературе, живописи, вообще в сфере художественного, он плохо успевал по естественным наукам, особенно по математике. Как обычно бывает в таких случаях, вначале он страшно переживал свои неудачи, а с определенного возраста, напротив, стал ими бравировать, легко вступая в перепалки с учителями. Понятно, что он доставлял родителям печали больше, чем радости. Особенно огорчало Ганса Глечке равнодушие сына к тому, что составляло смысл его собственной жизни — к религии, церкви, ее догматам и обрядам, — равнодушие, казавшееся особенно вызывающим на фоне стойкого интереса Томаса к другим областям трансцендентного. Его не интересовало бессмертие души, ее спасение, смысл жизни — нет, его увлекало сверхъестественное само по себе, как тайна, как спрятанный волшебный меч, который удачливый герой может отыскать, враз обретя превосходство над врагами. Еще в гимназии он зачитывался Каббалой и магическими трактатами, от которых перешел к трудам немецких и индийских мистиков и всевозможным модификациям восточных учений.

Переживания, связанные с этими поисками, навеянные ими образы составили основное содержание стихов, которые он начал писать еще в выпускном классе. Видимо, что-то было в этих темных, словно зашифрованных строчках, какой-то талант — ему довольно легко удалось издать первый сборник, а затем, уже в годы учебы в Берлине, и второй. Обе книжки получили хорошую прессу, о Томасе Глечке заговорили, как о талантливом представителе мистического направления поэзии. Однако третий сборник, на который он возлагал большие надежды, был встречен весьма холодно, отзывы о нем разочаровывали. Глечке тяжело перенес эту неудачу — он внезапно бросает университет и надолго исчезает из Европы…

Я захлопнул блокнот. И без его подсказки я наизусть знал дальнейшую биографию Томаса Глечке — во всяком случае, ее значительную часть. Немудрено — ведь я сам писал ее, или, если быть более точным, складывал, словно кусочки мозаики. Выполняя приказ Римана, отложил на сутки свои неотложные дела, все сотрудники Управления по крупицам собирали сведения о нашем герое; мне оставалось лишь уточнить кое-какие детали и собрать все воедино. Картина получилась неровная — ясная вначале, она по мере приближения к нашим дням, к тому, что, собственно, составляло интерес следствия, все чаще заменяла факты размытыми предположениями; в самом конце зияли провалы. Как и прежде, мы не знали главного: где сейчас находится уроженец Нанкина и что он собирается предпринять.

Туман еще сгустился, и когда, отойдя на сотню метров от «головастика», я оглянулся, его уже не было видно. Впрочем, идти было недалеко. Что-то большое прошелестело в воздухе над головой: может, сова отправилась на охоту, спутав день с ночью? Дорожка плавно поднималась, огибая холм. Впереди что-то темнело, с каждым шагом все яснее проступали очертания стены, башенок по бокам ворот; вот уже видна и калитка. Старинный замок, оказав достойное сопротивление моим неумелым усилиям, в конце концов уступил, и я вошел в вымощенный булыжником двор. Загораживая полнеба, передо мной возвышался собор, рядом с ним угадывалась колокольня. Еще здесь были (я помнил план) две часовни, жилые помещения, с помощью крытой галереи соединенные с трапезной, хозяйственные постройки… Все вместе составляло аббатство святого Северина. Построено оно было в начале прошлого века для братьев-бенедиктинцев, однако в нынешнем столетии, после ослабления и распада ордена, успело сменить нескольких хозяев. С 49-го года, после переезда из Голландии и до своего закрытия в 60-м году, здесь располагался центр «Праджапати». Список сотрудников центра, обнаруженный в кельнском городском архиве, стал, пожалуй, самой ценной находкой за время наших поисков: Томас Готфрид Мария Глечке значился в нем под пятым номером, а замыкал список уроженец города Мурманска Максим Путинцев.

Следуя указаниям служителя мэрии, вручившего мне ключи, я обогнул собор и направился к боковой двери. Прежде чем вступить в борьбу с еще одним замком, я произвел небольшой опыт. Поднеся к лицу радиобраслет, я попробовал вызвать свой флайер.

Ответом было молчание. Столь же безуспешно закончились попытки связаться с Управлением, с его кельнским отделением, с мэрией Кисслингена. Связь отсутствовала. Невидимый, не улавливаемый никакими приборами экран по-прежнему окружал аббатство, отрезая его от внешнего мира.

Центр «Праджапати» был обычной организацией, отчасти лечебной, отчасти просветительской (если приобщение к так называемым тайнам Востока можно считать просвещением), которые в те годы возникали сотнями. Рекламный текст обещал каждому посетителю центра «полную и ясную картину состояния вашего организма, всех угрожающих ему недугов, как тех, что беспокоят, так и скрытых. Используя проверенные тысячелетиями методы восточной медицины, вы сможете существенно поправить свое здоровье. ЗДЕСЬ ВЫ СПРАВИТЕСЬ С НЕДУГОМ! Тем же, кто чувствует в себе стремление и силу продолжить движение по пути саттвы, здесь окажут помощь в овладении навыками самоуглубления, самосовершенствования и восхождения к Высшему Атману (за отдельную плату)».

Поначалу желающих получить «полную и ясную картину» было немного, и старинный особняк на окраине Харлема, где расположился центр, пустовал. Однако вскоре дела стали идти успешнее. Этому способствовали эпидемии кишечных и легочных заболеваний, вызванных не известными науке вирусами, которые сначала обрушились на Азию, а затем докатились и до Европы. Бессилие ученых, не поспевавших за появлением все новых и новых разновидностей возбудителей болезни, и регулярность эпидемий вызвали нечто схожее с наникой; в обществе пошли разговоры о новом СПИДе, о Божьей каре и вновь стала распространяться угасшая было вера в магов и колдунов. Смертность от эпидемий была не слишком высокой, гораздо больше было людей, потерявших зрение или слух или перенесших сложные операции на желудке. И вот выяснилось, что этим людям «Праджапати» часто может помочь, добиваясь частичного, а то и полного восстановления функций пораженных органов. Когда же стало известно, что никто из прошедших курс лечения в центре не стал жертвой новых эпидемий, поток посетителей резко увеличился.

Каждый из них вначале проходил своего рода медосмотр, включавший в себя, наряду с рутинной сдачей анализов и получением кардиограмм, также собеседование с кем-то из сотрудников центра и весьма своеобразное тестирование. Насколько можно было понять из документов, оно заключалось в том, что посетителю предлагалось представить собственный организм, каждый его орган; мысленно совершить путешествие по особняку, в котором проходило тестирование, заглядывая в каждую комнату (в которых посетитель, естественно, никогда не был) и как можно точнее описывая увиденное; наконец, вообразить какое-нибудь несуществующее, сказочное существо (гнома, дракона, нечто совершенно новое — фантазии поощрялись), с которым испытуемый хотел бы жить по соседству, и как можно детальнее его описать. После осмотра начиналось собственно лечение, которое в центре предпочитали именовать «возвышением». Надо признать, что оно не включало в себя ни многократного произнесения мантр, ни возложения на страждущего рук архата, ни поедания сушеных ящериц — ничего того, что так охотно практиковали в других подобных заведениях; заключалось оно в общем-то в чрезвычайно интенсивном двухнедельном курсе обычной йоги, дополненным упражнениями, разработанными основателем «Праджапати» Кандерсом, и сопровождаемым специальной диетой.

Не все выдерживали этот строгий режим и достаточно тяжелые нагрузки; кто со смущением, а кто и с бранью — эти люди покидали особняк. Однако те, кто проходил курс до конца, действительно чувствовали себя значительно лучше. Некоторым настолько нравилось новое самочувствие, что они выражали желание «продолжить движение по пути саттвы». Некоторых из таких «обратившихся» (термин, принятый в центре) ждал приятный сюрприз: хотя текст объявления предупреждал о необходимости оплатить «восхождение к Атману», Кандерс предлагал им продолжить занятия совершенно бесплатно. Впрочем, это касалось не всех: другие платили, а весьма многим желающим и готовым платить немалые деньги и в саттве, и в Атмане было решительно отказано.

Люди, продолжившие занятия и овладевшие навыками, со временем становились сотрудниками центра. Такой путь проделал и Глечке. Хотя вряд ли он явился в Харлем в поисках здоровья; скорее его привела сюда жажда мудрости, или абсолютного знания, или столь же абсолютной силы — в общем, того, что он до этого почти девять лет искал на Востоке. Он побывал в Непале, Тибете, на своей первой родине — в Китае, оттуда направился в Лаос, потом в Индию… Видимо, чему-то он там научился, поскольку, в 35-м году, вернувшись в Европу, основал свою школу и даже начал проповедовать собственное учение — пеструю смесь йоги, теософии и биоэнергетики. У него даже было пять или шесть учеников, о нем вновь стали упоминать в теленовостях — однако, как и в случае с поэзией, успех вновь был неполным и частичным. Так или иначе, в 37-м году Глечке внезапно бросил и школу, и учеников и появился в Харлеме. Вскоре он стал сотрудником «Праджапати», а спустя несколько лет — одним из активных участников события, круто изменившего отношение общества и к центру восточной медицины, и к его создателю.

В Харлеме располагался приют для детей-сирот с ослабленным зрением — жертв упомянутых эпидемий. Однажды, когда Европу посетил очередной неизвестный вирус, директор приюта обратился к Кандерсу с просьбой провести оздоровительный курс с его воспитанниками. Основатель центра охотно согласился, и все дети прошли осмотр и курс «возвышения». Эпидемия миновала, однако Кандерс выразил желание продолжить занятия с детьми. После некоторых колебаний руководство приюта дало на это разрешение.

Колебания врачей и педагогов были вызваны рассказами детей, их впечатлениями от встреч с основателем «Праджапати». Дети сообщили, что они вместе с господином Мартином побывали в замечательной стране, где небо плавно меняет свой цвет с зеленого на оранжевый, разноцветные гляделки летают над зарослями тротонии и где отлично можно валяться в густой бирюзовой траве. Понятно, почему дети ждали каждого следующего занятия как праздника. Столь же понятно, почему эти восторженные рассказы вызвали у врачей приюта отнюдь не восторг, а тревогу и возмущение: было очевидно, что с детьми проводились сеансы гипноза, у них вызывались болезненно яркие и устойчивые галлюцинации; врачи слишком хорошо знали, какими последствиями для психики чревато такое «лечение». Однако ни у кого из детей не наблюдалось ни депрессии, ни повышенной раздражительности, ни погружения в иллюзорный мир и потери контакта с окружающим — словом, ни одного из известных расстройств, сопровождающих подобные опыты. Зато были налицо другие результаты: еще в ходе курса «возвышения» двое слабовидящих детей стали различать цвета, а после его окончания одна девочка, ослепшая давно и безнадежно, вдруг заявила, что знает, где находится окно и где лампочка. В итоге разрешение было дано, и в течение нескольких следующих недель сам Кандерс и трое его сотрудников — Гуннар Вергерус, Джон Руперт и Томас Глечке — продолжали встречаться с детьми, проводя свои сомнительные, с медицинской точки зрения, сеансы. Неизвестно, какие результаты дали бы эти встречи, если бы продолжались дольше, — но тут грянуло вышеупомянутое событие, которое все изменило.

В тот день приют был захвачен группой «Спасемся вместе». Группа базировалась в Алкмаре и считалась весьма опасной (категория «С»). Совместное спасение, проповедуемое руководителем группы Шакьямуни Эйкеном, заключалось в торжественном коллективном самосожжении; вся предшествующая жизнь рассматривалась как прелюдия к этому замечательному акту. За сектантами велось постоянное наблюдение, но Эйкен сумел перехитрить наблюдателей. Рано утром члены группы на трех машинах, нагруженных канистрами с бензином, ворвались в ворота приюта. Специальный агент Воллерзейн, приставленный к группе, выполнил свой долг до конца: будучи тяжело раненным, он вступил в схватку с Эйкеном, в результате подоспевшая полиция сумела его задержать. Но дети и персонал приюта оказались в руках его последователей.

Как было позже установлено, решение захватить с собой «в высший лимб божественного света» слепых родилось у полубезумного руководителя группы внезапно. Намечалось, изолировав персонал, собрать детей в актовом зале, начертить вокруг собравшихся три магических круга, после чего залить помещение привезенными жидкостями, поджечь их и, произнося сакральные тексты, «перейти в иную сущность». Оставшись без своего руководителя, члены группы (самой старшей из них было 20 лет, самому юному — 15) несколько растерялись. Они не знали, надо ли им довершать задуманное без Эйкена или следует вступить в переговоры, стремясь обменять его на врачей и воспитателей. Кроме того, никто в группе не знал текстов, которые надо было произносить в торжественный момент. Обсуждение этих вопросов отсрочило трагедию, однако отсрочка в любой момент могла закончиться.

В это время к комиссару, руководившему операцией по спасению детей, подошел Кандерс и сообщил, что сейчас он выведет детей из здания; от полиции требуется не мешать, не поддаваться панике и не наделать со страху глупостей, а когда все кончится, заняться несчастными юнцами, захватившими приют. Выслушав этот бред, комиссар пожал плечами. Этот жест был расценен как разрешающий. Кандерс в сопровождении троих сотрудников подошел к воротам (здесь то и дело свистели пули — сектанты внимательно следили за осаждающими и не давали им приблизиться) — и наступила тьма.

Это была не темнота беззвездной ночи, не мрак подземелья — полицейские, не понявшие, что произошло, напрасно щелкали зажигалками: огонь обжигал, но не давал света. Голос Кандерса призвал их не двигаться и не мешать. Бойцам специального отряда ничего не оставалось, как подчиниться этому странному приказу. На протяжении примерно двадцати минут они лежали там, где их застигла тьма, прислушиваясь, переговариваясь шепотом: слышишь — кричат? да, но это не дети, это те ублюдки; похоже, молятся; да, а теперь — слышишь? где? да вот же, вот — шаги; слушай, это они возвращаются! да, и дети с ними, слышишь? Затем свет вернулся, и все увидели рядом с собой воспитанников приюта, окруживших своих спасителей. Придя в себя, полиция пошла на штурм и схватила находившихся в полной прострации сектантов.

Позднее многие расспрашивали детей об обстоятельствах их чудесного освобождения. Их спрашивали полицейские, и врачи, и журналисты, и тихие вежливые люди в штатском, и просто любопытные. К ним так настойчиво приставали, что директор наконец велел запереть двери и не пускать никого. Ему казалось, что нездоровый интерес к его воспитанникам может им повредить. Самим детям этот интерес ничуть не мешал.

Спустя неделю они рассказывали обо всем так же охотно, как и на следующий день: о том, как какие-то чокнутые парни и девчонки собрали их в зале и принялись ходить вокруг них, бормоча что-то вроде считалок, и это было жутковато, но интересно, только там довольно противно пахло, хотя некоторые находили этот запах приятным; а потом во тьме, которая всегда их окружает, появились такие светящиеся туннели, разноцветные. По этим туннелям к ним пришли господин Мартин, и Гуннар, и Томас, и Джон; они велели им взяться за руки, чтобы никто не потерялся, и повели их куда-то. А те чокнутые их не видели и даже не слышали, как они ушли! Они все еще молились, лежа на полу среди этой вонючей жидкости, которую они разлили.

В одночасье центр «Праджапати» стал мировой знаменитостью. Основателя центра и его сотрудников непрерывно снимали на видео, сотни журналистов желали взять у них интервью, показать в своих программах процедуру осмотра посетителей, а главное — процесс восхождения к саттве, и пусть эти люди — как вы их называете, обреченные? ах да, обратившиеся, — пусть они подробно расскажут, что они в данный момент чувствуют. Вот вы, господин Мюллер, что чувствуете, когда сидите в этой странной позе?

В считанные дни число желающих попасть в центр выросло в тысячи раз. С утра улица перед особняком была запружена толпой. И вот что интересно: почти никто из новых посетителей не стремился укрепить здоровье и избавиться от недугов; нет, все жаждали просветления, все желали быстро — за две недели, ну максимум за три — пробежать по ступеням совершенства и обрести ту же силу, которой владел «властелин тьмы» — кличка, придуманная кем-то из журналистов, крепко пристала к руководителю центра. Энергичные личности с горящими энтузиазмом глазами охотились за сотрудниками центра: им предлагали большие, очень большие деньги, целые состояния за секрет построения «темных пространств» — другой журналистский термин, созданный для описания событий в приюте.

Впрочем, «темными пространствами» интересовались не только маньяки; мои коллеги также настойчиво расспрашивали Кандерса о том, каким образом он добился такого эффекта. Ответ основателя центра носил весьма уклончивый характер: Кандерс заявил, что, много лет изучая йогу, тибетскую и лаосскую медицину, он значительно расширил возможности своего организма; видимо, он наделен в числе прочих и способностью превращать собственное тело в электромагнитный индуктор, воздействующий на световые волны; как это происходит, он не знает и повторить эффект не может — по всей видимости, эта способность у него появляется лишь в минуты опасности. (Кстати сказать, примерно то же он говорил и в многочисленных интервью.) Специалисты Управления решили, что руководитель центра что-то скрывает, и за особняком и его обитателями было установлено постоянное наблюдение.

В общем, с Кандерсом случилось то, что случается в жизни на каждом шагу: своим благородным и даже героическим поступком он сделал свою жизнь и жизнь своих сотрудников совершенно невыносимой.

И тогда в одно прекрасное утро особняк опустел. Сотрудники центра «Праджапати» исчезли совершенно незаметно, причем не только для истеричных дам и неудачников всех возрастов, мечтающих стать спасителями человечества, которые толпой окружали особняк — это было бы еще как-то объяснимо, — но и для профессионалов, что уж совсем ни на что не было похоже. Несколько месяцев о центре не было никаких сведений, и волна истеричного внимания спала. Но вскоре стало известно, что центр расположился в Кисслингене.

…Выключателей было целых четыре. Я повернул ближайший, и крохотная лампочка осветила пюпитр и клавиши органа. Пришлось прибегнуть к помощи следующего; на этот раз света оказалось достаточно. Я находился рядом с алтарем. Ряды скамеек уходили вдаль, к главному входу. Мысленно попросив прощения за вторжение, я двинулся по проходу между ними. Повсюду лежал толстый слой пыли: по крайней мере за последние два года никто, кроме присланных из мэрии людей, не входил сюда. Сотрудники центра не пользовались помещением собора для своих занятий; лишь изредка кто-нибудь из них бывал здесь, чтобы поиграть на органе.

На берегах Рейна сбежавшие от славы сотрудники центра вели гораздо более замкнутое существование, нежели в Голландии. Прием посетителей после некоторого перерыва, правда, возобновился, но в весьма ограниченных размерах, и вели его исключительно в маленькой часовне у самых ворот, отгородив ее от остальной территории аббатства специальным забором. Редко, очень редко кому-то из прошедших курс возвышения предлагали продолжить занятия, и лишь двое стали сотрудниками центра — это были Питер Вурмзер и Максим Путинцев. Специалисты Управления, чей интерес к центру после его загадочного исчезновения их Харлема еще возрос (центр был включен в список общин, представляющих опасность, ему была присвоена категория «В»), попытались побольше узнать о жизни сотрудников «Праджапати», используя специальные средства. И столкнулись с явлением, которое я сам наблюдал несколько минут назад: оказалось, что пространство над аббатством не пропускает электромагнитные волны. Это открытие побудило моих коллег утроить свои усилия. В аббатство зачастили водопроводчики, кровельщики, земельные агенты, садовники… Разумеется, его обитателям, ощущавшим постоянное пристальное внимание, это не могло понравиться. Передавали, что особенно был огорчен сам основатель центра. И еще передавали, что Мартин Кандерс начал быстро стареть. Немудрено — ведь ему в то время было уже за 80…

…То, что я искал, находилось в правом приделе. Это был высокий шкаф, плотно прилегавший к стене. Мне пришлось приложить немало сил, чтобы сдвинуть его с места. Ну и шуму я поднял! Не меньше, чем пыли. Но мои усилия были не напрасны: за шкафом открылась низенькая дверца. В прошлом году, заменяя пришедший в негодность кабель, присланный из мэрии электрик нашел эту дверь, а за ней — лестницу в отгороженную часть подвала, о которой до тех пор ничего не было известно. Меняя кабель, рабочий слегка ударил по стене, и часть ее вдруг развалилась, открывая нишу…

…Осенним утром 60-го года в мэрии Кисслингена раздался звонок. Снявшему трубку служащему сообщили, что с ним говорит сотрудник центра «Праджапати» Вергерус и что этой ночью основатель и руководитель центра Мартин Кандерс скончался. В аббатство необходимо прислать врача и нотариуса, чтобы засвидетельствовать смерть, и гробовщика, чтобы снять мерку. Прибывший врач констатировал смерть от глубокой сердечной недостаточности. Спустя сутки тело основателя центра, согласно его воле, было захоронено в склепе на маленьком кладбище аббатства.

Агенты Управления намеревались хорошенько расспросить сотрудников центра о некоторых интересующих их обстоятельствах, однако произошло непредвиденное: в ночь, последовавшую за похоронами, аббатство, окруженное плотным кольцом оцепления, опустело. Сотрудники покойного Кандерса вновь бесследно исчезли — и на этот раз навсегда. Их искали столь же долго, сколь и напрасно. Были проверены все аналогичные центры, школы, академии, обители — все места, где могли укрыться и действовать люди подобного склада. Все было тщетно: 16 человек словно сквозь землю провалились. Они никак не проявляли себя. Эффектов, аналогичных «темным пространствам», больше не наблюдалось. И тогда «дело Праджапати» было закрыто. Глухая лавина забвения — та самая, что «уносит царства и царей», — накрыла собой Кандерса, основанный им центр и его сотрудников. Их перестали искать, их забыли. Как теперь выяснилось, напрасно.

…Скрип открываемой двери разнесся на весь собор. Я нашарил выключатель, но пользы от него было никакой — свет в подвале не загорелся. Видимо, электрик так спешил покинуть его, что не довел свою работу до конца. Но я предусмотрительно запасся фонариком. Луч света уперся в стену, осветив неглубокую нишу. Сейчас она была пустой. А тогда, год назад, рабочий увидел в ней — нет, не прикованный к стене скелет и не сундук с золотыми монетами, а маленький аккуратный чемоданчик из титанола. По причинам, не указанным в протоколе, электрик не стал притрагиваться к находке и поспешил ретироваться.

Я догадывался, в чем причина такой робости. После смерти Кандерса и исчезновения его сотрудников об аббатстве пошла дурная слава. Ни одна из общин, пытавшихся расположиться в святом Северине, надолго здесь не задерживалась. Все жаловались на кошмары, подавленность, постоянное ощущение чьего-то присутствия. Даже сатанисты восточного толка, поклонники многоглавого бога Мары, вначале с энтузиазмом вселившиеся в обитель со столь дурной репутацией, довольно скоро сбежали отсюда — сбежали в буквальном смысле слова, внезапно, прервав ритуал жертвоприношения, во время которого во славу Мары должна быть зарезана девочка, воспитанница одной из сектанток. Несчастного ребенка, прикованного к алтарю, обнаружил и освободил служащий мэрии, по счастливой случайности решивший в тот день проведать аббатство. После этого сюда без лишней надобности никто не ходил.

…Когда спустя несколько часов рабочий вернулся в сопровождении менее суеверных людей, чемоданчик по-прежнему находился в нише, впрочем, как уверял электрик, лежал он не так, как при его обнаружении. И он был пуст. Проведенные исследования показали, что ранее он был наполнен бумагой — рукописями, исписанными старыми, давно вышедшими из употребления чернилами. Это были чьи-то записки, а возможно, дневник. Чей?

Я не надеялся найти в Кисслингене ответ на этот вопрос. Не собирался я и искать в стенах подвала другие тайники. Мне хотелось самому взглянуть на то место, где Томас Глечке провел 11 лет жизни, почувствовать окружавшую его атмосферу. Кажется, мне это удалось. Я понимал электрика и сатанистов, сбежавших отсюда. Что-то угнетающее было разлито в здешнем воздухе. Мне все время хотелось оглянуться и чудились какие-то звуки. Вот, что это — словно дверь скрипнула? Я шагнул вдоль стены, осматривая ее, и в этот момент совершенно явственно услышал наверху чьи-то шаги. Кто-то осторожно приближался к двери, ведущей в подвал. Конечно, это мог быть служащий мэрии, но ведь он наотрез отказался идти со мной, и почему, черт возьми, он молчит? Я нащупал в кармане станер. Никогда не ношу с собой ничего смертоубийственного, но сейчас простого парализатора мне казалось мало, я предпочел бы… Шаги замерли возле двери, и я, стараясь не дышать, двинулся под лестницу, чтобы оказаться у спускающегося за спиной. А вдруг он и не собирается спускаться? Вдруг он…

— Эй, ты здесь? — услышал я такой знакомый голос. От неожиданности я на минуту потерял дар речи. Кого угодно ожидал я встретить здесь, но…

— Саш, ты здесь или тебя нет? — повторила она, и я хрипло отозвался, сообщив, что да, я именно здесь, и посветил вверх, чтобы она могла спуститься.

— Как ты меня нашла? — спросил я, когда она остановилась на нижней ступеньке лестницы.

— Я звонила в Управление, и господин Риман объяснил, как тебя найти. И твой флайер у ворот…

По сторонам она не смотрела, подвал ей был абсолютно неинтересен, но и на меня глядела как-то рассеянно.

— Мне нужно рассказать тебе кое-что важное.

— Рассказать… — произнес я и вспомнил темный экран и мелькнувшее на секунду изображение. — О нас?

— О нас? Почему о нас? — удивилась она. — О том, что случилось со мной в тайге. Мне нужна помощь. Точнее, не мне… В общем, я рассказала все твоему начальнику, а он сказал, чтобы я передала все тебе. Он сказал, что это может иметь отношение к твоей работе. К твоему расследованию.

Глава 11

ПУСТЬ ЧУЖАКИ УЙДУТ

— Больше всего я боялась их разбудить, когда буду открывать дверь, но они все крепко спали, и парень, с которым я дежурила, тоже. Я вышла, прикрыла дверь… Помню, еще подумала: ведь теперь засов отодвинут, входи кто хочешь. Может, меня как раз для этого выманивают? Я колебалась. И тут я увидела человека. Он стоял под деревьями. Я сразу поняла, что это он меня звал и теперь зовет. Он стоял ко мне боком и глядел тоже боком — вот так. Я сделала несколько шагов к нему, и когда приблизилась, он повернулся и пошел в тайгу. И я за ним.

Луна уже взошла, и ее света хватало, чтобы не оступиться. Мы шли тайгой, без всякой тропы, но мой провожатый двигался уверенно, словно перед ним была ровная дорога. Когда я отставала, он останавливался и поджидал меня. По сторонам —»и справа, и слева — мелькали тени, несколько раз я видела, как светятся глаза, — это были волки.

Мы поднимались все выше по ущелью. Несколько раз мы переходили ручьи. Мой провожатый не искал брода, без колебаний он вступал босыми ногами в воду, и мне, чтобы не отстать, приходилось поступать так же; к концу ноги у меня были совсем. Внезапно мы свернули и по впадине между двумя сопками полезли круто вверх. Я запыхалась, устала и как-то забыла, насколько необычно мое путешествие и что мне надо бояться.

Подъем кончился, мы оказались на площадке между двумя вершинами. Необычное место, все усеянное ямами — словно там клад искали или метеоритный дождь прошел, и все это заросло мелким ельником, не продерешься. Человек, шедший впереди, нырнул в заросли, я за ним, ветки мешали, надо было идти согнувшись, там было что-то вроде тоннеля, потом снова стало просторно. Мы были в каком-то помещении. Он зажег… не знаю, как это назвать, — оно плавало в чашке.

Это было похоже на пещеру — потолок и две стены каменные, другие две земляные. Вдоль стен лежали шкуры. Он сел на одну, я — на другую, и он стал рассказывать. Вначале он говорил с трудом, и я его плохо понимала — он неправильно выговаривал слова, путал их, но потом пошло лучше.

Он живет здесь много лет. А его друзья — всю жизнь. Это их земля. Людям здесь делать нечего. Поселок — пусть, он тоже давно, но строить он не даст. Людям только кажется, что им необходимы эта дорога и рудник. У людей есть достаточно дорог и рудников. Рудников, синтезаторов, флайеров, ракет — всего. Даже станции на Луне и Марсе. А у него и его друзей есть только эта долина. И они отсюда не уйдут. У них хватит сил, чтобы остановить вторжение. Они уже остановили строительство и не дадут его возобновить. Он никому не хочет зла. До сих пор никто серьезно не пострадал — ведь так? Местным жителям бояться нечего. Им даже выгодно его присутствие. Именно он отвадил отсюда любителей таежных пикников. С тех пор как появились флайеры, а с ними и возможность легко добраться до самого труднодоступного уголка, люди повадились высаживаться в тайге, жечь свои дурацкие костры, дурманить себя алкоголем, напившись, орать дурацкие песни и палить по всему живому, называя это общением с природой. Все это он прекратил. Пусть она проверит — за последние шесть лет здесь не приземлился ни один флайер. У этих мест плохая репутация. Ей говорили? Вот как. И еще — с тех пор как он поселился здесь, звери перестали нападать на людей и гораздо реже нападают на скот. Считанные случаи. Он и его друзья ничего не имеют против местных, не боятся охоты. Охота — это игра, соревнование в хитрости и ловкости, где ставка — твоя жизнь. Пусть будет охота. Но стройка угрожает всей жизни в этом районе, и он этого не допустит. Если на зверей пойдут войной, они ответят войной, и победа будет не на стороне захватчиков. Это не пустая угроза. Для этого он ее и вызвал, чтобы она передала всем: строить здесь он не даст. Пусть чужаки уходят. Это все.

Для него это было все, и он даже поднялся, выпроваживая меня, но я осталась сидеть. Я сказала, что не смогу никому объяснить, чего он хочет, сама не понимая, что к чему. У меня много вопросов. Он подумал и снова сел.

Я спросила, кто он — отшельник? Он хочет слиться с природой, жить среди зверей, стать зверем — так? Нет, сказал он, не так. В тайге он не спасается от людей — он исследует живое. То есть в определенном смысле вы ученый? — спросила я. В таком случае мы коллеги. Я тоже исследую психику животных. Нет, покачал он головой, это неточно. Он не столько исследует, сколько создает. Вот основная цель — создать новое. Новую цивилизацию, если хотите. Он не Маугли, стремящийся отказаться от всего человеческого, опроститься, и не профессор, ставящий на живом очередной эксперимент, чтобы затем вернуться в свой уютный домик и залезть в ванну. Он ставит эксперимент на самом себе как представителе человечества, он указывает людям новый путь. Один из возможных путей. В чем этот путь? Ну, вы как зоопсихолог знаете, что у животных нет мышления в нашем понимании, зато по сравнению с нами гигантски развита сенсорная сфера — вплоть до того, что неточно называют «сверхчувственным» — оно «сверх» только обычных человеческих возможностей.

А, это вы о внушении, обо всех этих видениях, что так нас напугали? Да, и это тоже. Это не телепатия — ее не существует, он выяснил. Мысль, тем более сложную мысль, внушить нельзя. Обмен мыслями без помощи органов чувств — выдумка, основанная на недоразумении. Другое дело — желание, отношение, приказ. Все звери передают и чувствуют свои симпатии и антипатии, отдают приказы, не прибегая к помощи звука или жеста. Когда-то человек это тоже умел, но затем утратил. Это цена, которую он заплатил за развитие интеллекта. Он хочет вернуть человеку утраченное. Но не только. Другое направление — развить, сколько возможно, сферу логического у животных. Сблизить наши психические модели. Так возникнет новая цивилизация, в которой человек — этот несчастный одинокий «царь природы» — перестанет быть ее изгоем. Человек и зверь будут понимать друг друга, будут дружить — не так, как сейчас, через сетку вольера, сверху вниз у одних и снизу вверх у других, а на равных. Мораль? Как раз мораль-то и выиграет прежде всего. Кстати, знаете ли вы, что у них есть своя мораль, очень своеобразная? Взять хотя бы их отношение к охотникам, которых они считают как бы своими, более близкими, чем другие люди. Или их отношение к смерти. Когда волк чувствует приближение конца…

Почему он работает только с волками? — перебила я его. — Они умнее? Не умнее, поправил он — эта категория здесь неприменима, — а любознательнее. И почему только волки? Еще кабаны, и лисы, и вороны… Лоси и олени ко всему равнодушны, то же самое можно сказать о большинстве птиц. Медведи любопытны, но слишком агрессивны и непредсказуемы, с ними общаться интересно, но очень трудно. Сейчас он больше времени уделяет именно им. Это вызывает обиду у остальных. Возникает напряжение, которое надо умело снимать. Дело, которым он занимается, требует полной сосредоточенности, отдачи всех сил — тем досаднее вторжение чужаков.

Что уже удалось? Он научил их обходить капканы и ловушки, не бояться огня, флажков и прочих людских штучек, определять расстояние, на котором охотник может поразить цель… Он развил их сигнальный аппарат — те звуки, которые они издавали, — и теперь они могут обмениваться довольно сложными понятиями. Он научил их вызывать у других направленные галлюцинации — да-да, эта шутка с кустом. Это они без него, сами. Еще он рассказал им об устройстве мира, о человеческой цивилизации. А они? О, они дали ему гораздо больше. Вот вы знаете, что завтра после обеда пойдет дождь и похолодает? А он знает. И еще тысяча разных вещей — с какой стороны угрожает опасность, как к тебе относится тот или иной зверь или человек, сильный ли паводок будет будущей весной… Узнав все это, он, в свою очередь, внес коррективы в свои занятия. Вот это и есть самое интересное — не просто учиться или учить, а идти дальше. Сейчас растет уже второе поколение зверей, живущих в дружбе с ним, и они сильно отличаются от своих предков, хотя внешние отличия практически не заметны.

Могут ли другие — например, я — заняться тем же самым и повторить его результат? Он вновь с сомнением покачал головой: вряд ли. Ведь для этого надо полностью отказаться от прежнего образа жизни, поселиться здесь, в тайге, в чем-то самому стать зверем… Но главное даже не в этом. Его результат долго останется уникальным, потому что уникальны его собственные способности. Когда он поселился здесь, он уже многое умел. У него был замечательный учитель, великий мыслитель.

Но, может быть, он станет учителем, возьмет себе ученика? Он не уверен, сможет ли он так развить способности другого человека. Он сомневается. Хотя он думал об этом — ведь ему уже 60. В ученики ему годится не каждый, надо пройти отбор, а его лучше всего проводят другие…

В этом месте нашу беседу прервал ты. Ну да, твой вызов. Когда запищал браслет, хозяин пещеры спросил, кто меня вызывает. Я объяснила. Он разрешил мне лишь на секунду включить изображение — чтобы ты знал, что со мной все в порядке и не беспокоился, — а затем обрубил связь. Да, я знаю, что ты удивился и встревожился., но я не смогла ему объяснить. Мне как раз в это время пришла в голову одна мысль: я предложила ему свой браслет, чтобы с ним можно было связаться, или он мог сообщить что-то срочное. Он поколебался, но потом согласился. Тогда же он сказал свое имя: его зовут Федор, этого Достаточно.

Напоследок я спросила, почему он выбрал именно меня. Он сказал, что я единственная не поддалась внушению и не испугалась там, на поляне. Кроме того, он знал, что я чувствую его призыв и не боюсь. И он решил, что я смогу понять. До этого он несколько раз пытался вызвать людей на разговор, объяснить им, но ничего не получалось: они его страшно боялись, или убегали, или пытались убить.

Да, я поняла, сказала я, но поймут ли другие? Скорее всего нет — решат, что я беседовала со страдающим манией величия отшельником, одним из «людей леса», которых в последнее время стало так много, что я навоображала невесть что. Что он в таком случае намерен делать? Он сказал, что, наверное, предпримет еще одну попытку объясниться с людьми, самую последнюю. А потом… Люди смогут овладеть этим районом, лишь уничтожив в нем все живое — тайгу в том числе. Тогда он и его друзья уйдут. Это будет непросто — свободных мест в тайге нет, везде кто-то живет. Но еще сложнее будет объяснить его друзьям, что, несмотря на все случившееся, человек не является их врагом. Он не уверен, что сможет это сделать. О последствиях не хочется даже думать, так что пусть уж я постараюсь убедить их. Я сказала, что сделаю все, что смогу.

У выхода меня ждали. Их было двое: волки-двухлетки, самец и самка. Они побежали впереди, указывая дорогу, но не слишком близко — я их почти не видела, лишь иногда в свете луны мелькали их силуэты.

Мои товарищи все еще спали. Я дождалась их пробуждения и рассказала о том, где была ночью. Мне было очень важно, как они встретят мой рассказ, — ведь они видели и чувствовали то же, что и я. Только Николай поверил безоговорочно. Остальные… Знаешь, как большинство людей реагируют на сообщения об очередном «обнаружении» марсианских городов или захоронений? «Брехня, наверное, хотя кто знает…»

Примерно так же реагировали и в поселке. Местные не сомневались ни в чем и смотрели на меня с надеждой, но и с опаской. Думаю, они хотели бы, чтоб стройка и правда прекратилась. А что касается строительного и научного начальства… Нет, они не подняли на смех — наоборот, внимательно выслушали и даже сделали оргвыводы. Экспедиции в тайгу, подобные нашей, решено было прекратить. А работы, наоборот, продолжить — разумеется, под надежной защитой. Решили обратиться к руководству консорциума с просьбой прислать силовые установки и побольше флайеров, чтобы вести наблюдение с воздуха, и группу снайперов. Я протестовала, доказывала, что деятельность Федора имеет огромное научное значение, — на меня смотрели, как на ребенка, даже Игорь Данилович меня не понимал. Когда я уезжала, первые установки уже прибыли. На днях они собираются возобновить строительство. Я решила разыскать тебя — может, ты подскажешь, куда обратиться, что делать. Я позвонила в Управление; господин Риман меня внимательно выслушал, даже расспрашивал подробности, а потом сказал, что я действительно должна встретиться с тобой и что мой рассказ, возможно, имеет отношение к твоей работе. Это все.

Глава 12

ЗУБЫ ДРАКОНА

— Глечке я знаю — вон тот, слева, правильно? А Лютов?

— Третий в верхнем ряду. Видите?

— Да. Ваша подруга его сразу узнала?

— Сразу, как только нашли фото. На это ушли почти сутки. Мы ведь до этого ориентировались на поиск одного Глечке. А когда заинтересовались остальными, выяснилось, что они все тщательно стирали всяческие следы, особенно фотографии.

— Очень необычное лицо.

— Я бы сказал, что они все необычные.

— И ни о ком — ничего?

— Я подключил Национальный центр в Арлингтоне и лондонскую группу, они работают, но пока сведений нет.

Хотя фотографии, которые нам с огромным трудом удалось раздобыть, относились, как правило, к юношеским, даже детским годам (только они и сохранились), с экрана смотрели люди зрелого возраста — вычислитель смоделировал их облик на сегодняшний день. Его же стараниями лица сотрудников центра «Праджапати» выглядели как живые — беззвучно шевелились губы, глаза следили за невидимым собеседником. Так было со всеми, кроме двоих. Два лица оставались застывшими, лишенными жизни, ибо мертвы были сами люди. Свидетелем гибели одного я был несколько дней назад, второго не видел никогда. Именно его изображение, помещенное в центре и увеличенное по сравнению с остальными, приковывало сейчас мое внимание. Я был убежден: не с раскаявшимся террористом-дизайнером и не с маньяком, погубившим Китеж, связана разгадка этой таинственной истории — она связана с этим человеком.

Все началось более ста лет назад, когда в Австралии, в городе Брисбенне, в семье гражданина Израиля Иосифа Кандерса и французской подданной Вероники Обориной родился мальчик, которого назвали Мартином.

Странная это была пара — его родители. Все их имущество умещалось в двух сумках, сбережения — в одном кошельке. У них никогда не было своего дома, не было и страны, которую они могли бы назвать своей, и тем не менее, судя по письмам их знакомых, которые нам чудом удалось достать, они были вполне довольны своей жизнью и, может быть, даже счастливы.

Иосиф, в возрасте 18 лет покинувший Германию, чтобы помочь своему народу на исторической родине, недолго задержался там. Ему было тесно в маленьком и, несмотря на враждебное окружение, благополучном Израиле. Он всегда ощущал себя гражданином мира. Он пустился странствовать — и где только не перебывал за свою недолгую жизнь! На одном из грандиозных рок-фестивалей в Штатах он встретился с Вероникой. С тех пор они не разлучались, хотя их союз никогда не был ни зарегистрирован, ни освящен согласно обряду какой-либо религии.

Они были очень разные: импульсивный, общительный Иосиф и молчаливая, замкнутая дочь русских эмигрантов второй волны. Их объединяла неудовлетворенность той жизнью, которую вело большинство, и вера в то, что можно жить иначе. Они принадлежали к поколению «детей цветов», поколению бунтарей. Большинство их сверстников, положенное число раз проскандировав «make love, not war», полежав на пути армейских грузовиков и отдав должное свободной любви, затем благополучно сворачивали в тихую гавань размеренной жизни; для Иосифа и Вероники бунт и вечный поиск не были позой. Они без труда зарабатывали себе на жизнь, на свои бесконечные странствия — Вероника неплохо рисовала, Иосиф создавал новые компьютерные игры, с бесконечным разнообразием разрабатывая тему встречи Героя с Неведомым.

Они выбрали не слишком удачное место и время для рождения своего единственного ребенка — в тот год слой озона над Южным полушарием, и до того истончившийся, разорвался, и поток безжалостного ультрафиолета устремился на Землю. По этой или по иной причине (Вероника с проклятиями вспоминала «порошок мечты», которому отдала дань в юности) мальчик родился слабым, болезненным, с деформированными ручками, с неприятного вида родимыми пятнами на теле. Врачи и знакомые сочувственно качали головами: бедные родители, вряд ли этот ребенок принесет им много радости. Тем не менее Кандерсы не унывали. Они продолжили свои странствия. Они переехали в Непал, оттуда — с годовалым Мартином на руках! — умудрились проникнуть в тщательно охраняемый китайскими властями Тибет. Они искали мудрости или смысла жизни, или чего-то в этом роде — не знаю. Посещение святой страны завершилось тюрьмой и высылкой — и это был еще благополучный исход. Видимо, Востока с них было достаточно, и они отправились в Новый Свет. В 1979 году они поселяются в Мексике. Спустя год, когда Мартину еще не исполнилось восемь лет, Иосиф Кандерс был захвачен «революционной армии Юкатана» как агент американского империализма, в качестве такого агента судим и расстрелян. Его отрезанная голова была выслана в Мерилу как доказательство серьезности намерений революционеров, а тело так и не нашли. Похоронив то, что осталось от мужа, Вероника с сыном вернулась в Европу. Она смогла дать Мартину хорошее образование — он окончил медицинское отделение университета в Бордо, стал практиковать, обнаружил способности исследователя. Однако спустя три года он внезапно оставил практику и лабораторию и отправился в страну, где погиб его отец.

Дальнейшие годы его жизни известны хуже. Мы знаем, что он почти десять лет провел на Юкатане, изучая «древнюю медицину майя» — предмет, о котором так охотно пишут журналы с яркими обложками и так неохотно говорят ученые. Потом он отправился на Восток, в Индию, и почти столько же лет провел в Бенаресе, в тамошней школе йоги. Он, как и его отец, пытается попасть в Тибет: в документах китайского посольства в Дели сохранилось его заявление с просьбой о выдаче визы; однако мы не знаем, была ли она выдана и воспользовался ли ею Кандерс.

Одно можно сказать с уверенностью: он действительно многому научился за годы своего пребывания на Западе и Востоке. Один лишь факт: как я уже упоминал, Кандерс родился с деформированными руками — практически он был инвалидом. Таким он оставался и в годы учебы в Бордо. Между тем никто из помнивших его по Харлему и Кисслингену не упоминает о каких-либо его физических недостатках — в Европу он вернулся совершенно здоровым человеком. Он исправил то, что, с точки зрения медицины, исправлению не поддается.

Дальнейшие годы его жизни, связанные с центром «Праджапати», нам хорошо известны. Однако прежние представления о центре и его деятельности следует полностью пересмотреть.

С самого начала, когда я только познакомился с материалами, посвященными центру, меня заинтересовала одна деталь. Почему все-таки Кандерс не брал плату с некоторых пациентов, проходивших углубленный курс? Я стал сличать списки и выяснил, что посетители «Праджапати», впоследствии ставшие его сотрудниками, за обучение, как правило, не платили. Мало того, в деле сохранились заявления лишь четверых из них о желании пройти такой курс. Надо думать, остальным Кандерс предложил пройти его сам. Сам предложил, понимаете? То есть он знал о них нечто такое, чего они сами не знали. Он их выделил из потока посетителей. Когда же был сделан этот выбор — или лучше сказать, отбор? Вероятно, на тех самых собеседованиях, которые проводились со всеми поступающими. В таком случае мы должны заключить, что целью этих собеседований была не столько диагностика состояния организма посетителя, сколько выявление его скрытых возможностей.

И еще один вопрос. Почему они оставались там так долго? Я имею в виду сотрудников. Даже в самых эзотерических школах такого типа обучение длится от силы четыре года. Люди, проходившие курс возвышения у Кандерса и ставшие его сотрудниками, не покинули центр до самой смерти его руководителя. Они пробыли там по 15 — 20 лет, а первые трое — Герц, Вергерус и Макферлайн — свыше тридцати! Странно, правда? Это скорее напоминает не сотрудничество, а нечто иное…

— Вы хотите сказать — послушничество?

— Вот именно! При этом — вот еще одна любопытная деталь — далеко не все из числа «сотрудников» помогали Кандерсу вести прием посетителей и проводить лечение. В документах упоминаются лишь несколько человек: тот же Вергерус, еще Пратт, Каталани, Нован и наш знакомый Глечке — вот и все. Что же в это время делали остальные? Видимо, продолжали свое «самоуглубление и самосовершенствование». В чем же они совершенствовались?

Повторюсь: все эти вопросы возникли у меня еще при первом знакомстве с документами. После рассказа Янины, после того, как она нашла среди учеников Кандерса своего ночного собеседника, все встало на свои места.

Центр «Праджапати» не был ни лечебницей, ни школой восточной мудрости. Избавление от недугов служило лишь приманкой. По сути организация, созданная Кандерсом, была фильтрационным пунктом, местом отбора. Посетители служили материалом. Кандерс искал людей с необычными способностями — таких, как он сам. Найденные оставались в центре и действительно достигали «самосовершенствования и самоуглубления», — но не в том смысле, который обычно вкладывают в эти слова. Основатель центра развивал в них то, в чем сам был силен, — экстрасенсорные и парапсихологические способности. Развивал до необычайных, кажущихся нам фантастическими пределов. Они становились его учениками и последователями. Вот почему он не брал с них плату и вот почему они оставались там до его смерти. Так постепенно росла секта избранных.

Оказав помощь попавшим в беду детям, Кандерс выдал себя. Он вынес урок из этой истории и впредь уже не раскрывал своей тайны. К этому времени секта достигла оптимальной численности, надобность в поиске новых адептов отпала, и в Кисслингене община замкнулась. Гусеница стала куколкой. Там, за толстыми стенами аббатства, велась нелегкая работа по накоплению могущества.

Шли годы. Ученики постепенно становились подмастерьями, а позже и мастерами. Возможно, некоторые даже превзошли учителя. Он больше ничего не мог им дать. И тогда Мартин Кандерс умер. Оболочка была разорвана, и 16 бабочек растворились в ночных сумерках. Они скрылись, затаились, но это не означает, что они сидели без дела. Каждый занялся своим.

Один задался целью превратить всех людей в служителей муз и начал вовсю лепить новых Моцартов и Рембрандтов. В том, что при этом применялось сверхчувственное воздействие, я теперь нисколько не сомневаюсь.

Другой поселился в тайге, и вот уже все зверье слушает его рассказы и учится обходить флажки. Но если бы только флажки! Янина предприняла некоторые исследования. Она решила проследить, не изменилось ли поведение животных в Сибири и в Восточной Азии в целом. Оказалось, изменилось, да еще как!

Известно, что с момента возникновения авиации ее бичом являются птицы, особенно в районах аэропортов. Сотни аварий, человеческие жертвы, все новые средства борьбы с этим злом, от сирен до ручных соколов — и все, можно сказать, впустую, столкновения птиц с самолетами продолжались. И вот теперь оказывается, что во всей Восточной Азии такой проблемы больше не существует. За последние пять лет не зафиксировано ни одного столкновения. Птицы, обычно живущие вблизи аэропортов, покинули эти районы.

Мало того, изменились вековые пути перелетов. Цапли больше не летят из Южного Китая в Приамурье через Монголию, где власти до сих пор сквозь пальцы смотрели на их массовый отстрел. Теперь они летят восточнее, над морем, и отдыхают на недавно сооруженном японцами искусственном острове севернее Оки. Местные газеты с восторгом пишут о внезапном появлении прекрасных птиц, у обитателей океанополиса уже появился новый обычай «встречи цапель». Никто не знает, чем это вызвано. А я, я знаю! Это Лютов, его старания. Его же влиянием объясняется резкий рост популяции волков в Забайкалье. Охотники жалуются — зверь уходит от облав. Правда, при этом количество нападений на скот не только не растет, а становится меньше. Все удивляются, почему так.

Да, нападений пока нет. И эмиграция птиц из районов аэропортов — благо. Но ведь он вторгается в биоценоз, в необычайно сложные цепи, где один вид служит либо пищей, либо ограничителем для другого! Что будет, когда популяция достигнет естественного предела и ей не будет хватать пищи? Не травой же они будут питаться! И каким будет следующее вторжение в природу ее заклятого друга?

Третий ученик продолжил дело учителя: он производил отбор. Однако он отбросил лечебный камуфляж. Его сердцу милее гигантские облавы, сопровождаемые гибелью ненужного материала, человеческих отбросов. Он ищет жемчужины — тех, кто не поддается его чарам, не страшится галлюцинаций, а значит, сам способен их вызывать. Этот третий превзошел учителя — он может воздействовать на электромагнитные волны, создавая звуковые и видеоартефакты.

Что делают остальные, мы не знаем. Трудно даже представить все последствия, к которым может привести их деятельность. По сути, человечество столкнулось с небывалым вызовом. На наших глазах рядом с ним возникло новое мини-человечество «избранных». Каковы бы ни были их намерения, мы не можем оставить ситуацию в нынешнем виде. Сейчас мы ее не контролируем. Мы должны взять ее под контроль — пока только это. «Дело Глечке» следует переквалифицировать в «дело Кандерса» или «дело избранных». К его расследованию необходимо привлечь дополнительные силы.

Некоторое время Риман молчал, потом заметил:

— Полагаю, пока мы имеем недостаточно данных, чтобы строить столь широкие обобщения. Мне кажется, что вы, Александр, все же драматизируете ситуацию и демонизируете противника. Слушая вас, я вспомнил легенду о герое, которому царь поручил вспахать и засеять поле. Он не знал, что семена, которые ему вручили, — это зубы дракона. Вместо колосьев из земли поднялись воины, которые набросились на героя. Не помню, чем кончилось дело…

— Кажется, он спасся, бросив в гущу врагов то ли слиток золота, то ли камень. Они стали драться между собой и все погибли.

— Да, методика известная. Так что, переименовывать дело мы пока не будем. Основной целью расследования остается поиск и задержание Томаса Глечке, подозреваемого в массовых убийствах. Коварные замыслы других учеников Кандерса — лишь ваши предположения. Но я согласен с тем, что нам следовало бы их найти и выяснить, чем они занимаются. Кстати, как вы собираетесь это сделать? Признаться, я несколько растерялся.

— Как искать? Ну, как обычно ищут. По оперативным данным…

— Но ведь их уже искали. Несколько лет искали — и никого не нашли.

— Тогда они знали, что их ищут, и затаились. Возможно, теперь они утратили бдительность…

— Не думаю. Помните восточную мудрость: «Если хочешь понять, думай около»? Ищите около. Расширьте круг поисков. Скажем, проанализируйте все массовые психозы, фобии за последние 5 — 6 лет. Вы проделали эту работу относительно коллективных галлюцинаций — и вышли на Альтфурт. Теперь можно расширить сферу поисков и взять не только видения, но всю сферу необъясненного.

— Необъясненное может потребовать необъятного времени… — пробормотал я.

— Боюсь, что другого пути нет, — жестко отреагировал Риман. — Будем надеяться, что нам повезет. У вас все?

— Кажется… Да, вот что! — спохватился я. — Янина очень просила сказать: необходимо сделать все, чтобы остановить строительство. Что, если Лютов, загнанный в угол, использует методы Глечке? Или позовет на помощь? Это может быть пострашнее Китежа — там же волки, медведи…

Если я хотел поставить своего начальника в трудное положение, то я достиг цели. Теперь Риман выглядел растерянным.

— Это не так просто, вы же понимаете… — произнес он, глядя куда-то в стол. — У нас нет достаточных аргументов, чтобы просить правительство объявить этот район зоной бедствия или ввести там чрезвычайное положение. Я попробую убедить руководство консорциума, что в тайге скрывается опасный маньяк, и в случае продолжения работ их люди могут пострадать — а это компенсации, страховки, возможно, суды… Но я заранее предвижу их ответ: «Почему же вы его не поймаете, генерал? Чем занимаются ваши агенты?» Снайперам дадут приказ вести огонь, лишь только им почудится какая-то опасность, и в тайге поднимется такая пальба… Но я понимаю вашу тревогу, разделяю ее, — добавил он, увидев что-то на моем лице, — и буду этим заниматься.

Я откланялся и направился к выходу, однако возле дверей обернулся.

— Знаете, Пауль Альбертович, — произнес моими устами сидящий во мне демон обиды, — а ваше сравнение хромает. Разве Кандерс не знал, что делает, когда сеял свои «зубы дракона»?

На этот раз на лице генерала не дрогнул ни один мускул.

— Чего-то наверняка не знал, — ответил он. — Скажем, того, что его ученики будут убивать друг друга. Словно между ними кто-то бросил кусок золота.

Приветствую всех собравшихся! Я, как всегда, последний ? Увы, прискорбная привычка. Все никак не найду времени от нее избавиться. Тема сегодняшней встречи уже оглашена ?

Здравствуй, Патрик. Тема не оглашена, но, полагаю, она и так известна. Предлагаю каждому дать свою оценку случившегося и высказать соображения о наших возможных действиях.

— А они должны последовать ?

Я вижу, Патрик, ты готов высказаться. Давай с тебя и начнем.

С меня так с меня. По вашим лицам я вижу, что у всех на устах слово «трагедия», и оно, разумеется, прозвучит сегодня не раз. Рискну навлечь на себя упреки и даже чей-то гнев, но я бы поспорил о жанре. На мой взгляд, здесь более подходят такие термины, как драма или боевик,поскольку речь идет о преступлении. Все мы знаем, чьих рук это дело, но лишь немногие, полагаю, догадываются о мотивах. Ведь мало кто из нас интересуется тем, что происходит в мире. А я вот иногда слежу. И могу сообщить, что наш погибший товарищ некоторое время назад выступил с рядом публичных заявлений, в которых выразил намерение «рассказать о великом Учителе, которому он всем обязан». Вы понимаете, к каким последствиям для нас это могло привести. Томас по понятным причинам воспринял эту угрозу крайне болезненно…

— Он просто струсил!

— Можно сказать и так. Трусость и еще, пожалуй, ревность: мол, кто дал Максиму такое право? Почему он, а не я? Таковы были мотивы. Действия как бы вытекали из них, а также из его представлений о должном и недолжном, из его гипертрофированного восприятия собственной персоны.

Такова оценка. Что касается наших действий, то, как я полагаю, их не может быть. Что, скажите на милость, мы должны сделать? Судить убийцу? Кто именно будет судить и согласно какому праву? И какой приговор мы можем ему вынести? «Око за око»? Эти вопросы неразрешимы, так что в этом смысле не следует предпринимать ничего. Другое делото, что делал Максим и что прекратилось с его смертью. Может быть, кто-то возьмет на себя его направление? Клавдий, например, или Эзрахотя я его что-то не вижу…

— Эзра уже год не выходит на связь и не посещает наши собрания — ты не слишком наблюдателен, Патрик. Итак, одно мнение высказано. Кто следующий?

— Продолжить начатое Максимом, конечно, нужно. Но разве дело в этом? Патрик приложил большие усилия, чтобы внутренне понять убийцу. Должен признать, у него это хорошо получилось. Понять — значит простить, не так ли ?

Не совсем.

— В нашем случае это одно и то же. Оставить его безнаказанным. Ничего не делать. Такая позиция просто не умещается в моем сознании!

— Может, она слишком широка для этого?

— Твое умение зло острить всем известно — может, не стоит так стараться? Она не широка — она цинична. Случилось нечто чудовищноеодин из нас убил другого. Наши отношения всегда были далеки от идиллии, что только что убедительно продемонстрировал Патрик, однако никто из нас не мог представить ничего подобного. Глечке оскорбил памятьУчителя, отравил ядом все наше дело, и мы должны отреагировать.

— Отомстить?

— Я так не сказал. Не отомстить, а наказать.

— Можно мне? Меня поражает не только твоя позиция, Патрик, но и твоя, Яков, тоже. Вы почему-то говорите только о Максиме, как будто погиб он один. Погибли десятки людей! Я провел некоторые изыскания и пришел к выводу, что Томас и раньше занимался подобными вещами, но в меньших масштабах. Теперь он чувствует себя достаточно сильным для таких вот… акций. Кто его должен остановить?

Я хочу сказать. Из твоей тирады, Питер, я заключаю, что остановить должны мы. Но с какой стати? Подожди, Гуннар, я хочу договорить, это важно. Мы вновь наталкиваемся на главный вопрос, о котором уже не раз спорили: должны ли мы заботиться о видеhomosapiens, должны ли мы считать себя его частью?Да, все мы родились как представители этого вида и внешне почти неотличимы от него. Но весь метаболизм, вся психика, весь образ жизни, возможности — все другое. Мыне люди, Питер. Мы, конечно, можем их жалеть, помогать, но считать себя обязанными это делатьэто совсем другое.

Знаете, коллеги, позиция Ричарда, конечно, отталкивает, как любая крайность, но ведь в чем-то он прав. Безусловно, мы — не люди в обычном смысле слова, и прежде всего мы должны заботиться о сохранении и развитии того нового вида, представителями которого мы являемся. И еще хочу обратить внимание Питера на одну деталь. Кто эти «мы», которые должны что-то сделать? Гуннар напомнил сегодня, что Эзра уже год не выходит на связь. И он не один такой. Уже два года мы не видим Федора…

Я здесь.

Прости, я тебя не заметилкстати, рад тебя видеть. Но моя оговорка ничего не меняет. Дело в том, что многим из нас не слишком требуется общество даже подобных себе — что уж говорить о людях!

Хочу обратить твое внимание, Антонио, на то обстоятельство, что в ходе этих событий погиб один из представителей того нового вида, о сохранении которого мы — и в этом я с тобой согласен — должны заботиться.

На правах ведущего позволю себе маленькую реплику. Как вы помните, эти споры начались очень давно. Однажды, слушая один из них — помимо меня и Партика в нем участвовали Томас и кто-то еще…

— А, припоминаю! Это был я.

— Да, верно — Ян. Так вот, слушая нас, Учитель сказал: ничто так не доказывает нашу человеческую природу, как эти перепалки. Если бы кто-то нас слышал, ему бы хватило нескольких минут, чтобы понять, что перед ним отнюдь не небожители.

Мало ли какое острое словцо можно сказать! Учитель рассыпал их горстями. Но когда вопрос ставился всерьез, он высказывал сомнения. Он сомневался до самого конца — ты же знаешь!

— Да, знаю. Хорошо, кто еще хочет ?

— Позвольте мне.

— О, и скалы заговорили! Джон, ты ли это?

Сначала о том, что говорил Ричард,извини, Гуннар, что отвлекаюсь от темы, но мне надо сказать. В последнее время я размышлял об этом и понял: хотя меня редко тянет к людям, но не будь их, жизнь стала бы совершенно бесцветной и бессмысленной. И еще я думал о своей матери. Я знаю, она еще жива и думает обо мне — но как об умершем.

Теперь о происшедшей трагедии. Почему-то никто — даже Патрик с его практическим умомне обратил внимания на одно обстоятельство. Человечество не оставит случившееся без внимания, не надо его недооценивать. Будет проведено расследование. Скорее всего, оно уже идет. И в ходе его обязательно вспомнят и заявления Максима, о которых говорил Партик, обратят внимание и на использование фантомов. Конечно, мы хорошо затворились в своих убежищах и стерли все следы, но кто упорно ищет, тот найдет. А искать нас будут отнюдь не как учителей, хранителей истины, а как вероятных сообщников опасного маньяка. В первую очередь опасность нависает над теми, кто ведет открытую деятельность и потому наиболее уязвимя имею в виду Гуннара и Яна. Хотя бы поэтому мы должны что-то предпринять.

— Спасибо, Джон. Я надеялся, что кто-то об этом скажет, но не думал, что это будешь ты.

— Если позволите, теперь я возьму слово. Есть еще одна вещь, о которой не говорили. Одно дело, если найдут кого-то из нас. Это станет лишь помехой в наших занятиях, досадной задержкой: придется менять место, создавать новое убежище, легенду… И совсем другое — если найдут самого Томаса. Можнопредставить, что произойдет, когда они попытаются его схватить. Как я понял, он не один, он успел окружить себя учениками. Вы понимаете, какие будут жертвы? Кем бы мы себя ни считали, мы не можем этого допустить. Мы-то с вами знаем: справиться с Глечке можем только мы.

— Я все слушаю, слушаю и с каждым выступлением все больше убеждаюсь: мы существа или очень гордые, или беспечные.

— Что ты имеешь в виду?

— Никто не упомянул самый простой, самый очевидный мотив, который должен подтолкнуть нас к элементарной самозащите. Это забота о собственной безопасности.

— Но Джон…

— Джон говорил не о том. Кто сказал, что Максимпоследняя жертва нашего бывшего товарища ? Ты, Патрик, слишком рационализировал его. «Возникла угрозаон оценили ликвидировал». Присущими методами. Это получается не Томас, а какая-то вычислительная машина. Нет, наш Томас не таков! Опасность разоблачения была лишь поводом. Он должен был проверить свою возросшую силу на ком-то, кто сильнее всех людей, на равном. И еще он, возможно, хотел переступить какую-то черту в себе самом, черту, проведенную еще Учителем, — чтобы ощутить себя уж точно вне всяких норм и запретов, над всеми. Он проверил, переступил, все прошло хорошо. Теперь он не остановится. Патрик говорил о ревности. Но такую ревность, вернее зависть, он испытывает ко всем нам. Он не владеет своим мозгом так, как Эзра, и теломкак Патрик или Такэо, он не обладаеттеми чувствами, что Питер, не умеет блуждать в иных мирах… Он может только одно: лепить своих чудовищных тараканов, все больше, все страшнее, все реальнее. Он не остановится, пока не убьет нас всех, одного за другим.

— Так… Кто еще хочет? Некоторые еще не высказались. Ты, Федор? Нет? А ты? В таком случае подведем некоторые итоги. Были высказаны две позиции: условно говоря, «недеяния» и «деяния». Я хочу обратиться к Патрику: настаивает ли он по-прежнему на своем?

Нет, не настаиваю. Должен признать: то, что сказали Джон, Такэо и ты, Уго, — это серьезно. Что же вы предлагаете предпринять? Самим напасть на Томаса ? Реализовать столь милую сердцу Якова идею воздаяния ? Уничтожить ?

— Никто не говорит об уничтожении. Решением стала бы изоляция его и его учеников. Пожалуй, я мог бы в этом помочь. А, понимаю… Изоляция… Да, это мысль. Но ее реализация связана с одним обязательным условием: чтобы изолировать, надо сначала найти. Кто-нибудь знает, где он ? Кто-то его чувствует ?

— Я пытался прощупать пространство и обнаружил множество силовых пятен. С трудом раскрыл два из них — там пустота.

Видимо, это тоже своего рода фантомы, которые он специально поставил, чтобы спрятаться от людей.

— Скорее от нас.

— Я хочу сказать. Я могу попросить моих друзей поискать его.

— Твоих друзей?

Ну да. Чему ты так удивился? Они и так многое знают, что происходит далеко от нашего района. Я попрошу расширить их маршруты.

— Да, это, пожалуй, идея…

— Пусть Федор попросит своих друзей, это хорошо. Но я хочу предложить еще один способ. Что, если…

Глава 13

ОЗАРЕНИЯ И СТРАХИ

В сентябре 70-го года в полицейский комиссариат города Сибиу, что в Южных Карпатах, явилась группа итальянцев. Нарядная, а у дам и достаточно легкомысленная одежда посетителей резко контрастировала с их подавленным видом. Дежурный офицер, владевший иностранными языками в пределах фраз «туалет через два квартала, мадам» и «на Бухарест ехать прямо», с трудом понимал их взволнованный рассказ, однако слово «мертвый» он понял и отвел визитеров к начальнику. Выяснилось, что граждане Италии, решившие отдохнуть и повеселиться «в загадочной Трансильвании, стране Дракулы», приземлившись на двух флайерах на лесной поляне, обнаружили в кустах яму, а рядом два трупа.

Раскрытие этого дела заняло не слишком много времени. Выяснилось, что погибшие являются односельчанами, жителями села Лунга, расположенного по другую сторону хребта в окрестностях Петровицы. Начав поиски среди соседей и знакомых погибших, полиция вскоре вышла на след. Некий Петр Безенкул, будучи задержан, признался в совершенном злодеянии. С точки зрения правосудия дело было закончено, однако общество, услышавшее переданный по всем каналам рассказ убийцы, проявило к «делу Лунги» жгучий интерес; на какое-то время оно стало сенсацией.

Безенкул сообщил, что на северный склон хребта их привел злой дух, явившийся во сне одному из них, Янчо Струму. Злой дух да еще жадность — ведь они отправились туда, чтобы найти клад. У них в селе, считай, все этим занимаются. Началось это два года назад, когда Николай Попеску вдруг ни с того ни с сего повесил свою собаку. Пес так был к нему привязан, так предан, а Николай взял и повесил его прямо перед домом. Сказал, что тот его укусил. Соседям это показалось странным, но мало ли чего не бывает. Все выяснилось гораздо позже, когда каждый из братьев Попеску построил себе по новому дому. Николаю первому явился дух и сообщил, где зарыт клад турецких времен. Но только просто так взять его было нельзя. Надо было совершить какое-либо мерзкое, постыдное дело. Вот Попеску и повесил пса. Но это еще что. Вот Георгий Стефанеску до смерти избил свою мать, которая в нем души не чаяла. А Клавдия Лотяну отдала свою единственную дочь, совсем еще девочку, компании пьяных мужиков. У девчонки после этого помутился рассудок, зато Клавдия отгрохала себе такую домину… Каждый поступал согласно своим представлениям о постыдном. Награда для всех была одна: дух указывал место, где зарыто богатство, и давал овладеть им.

Являлся ли дух ему самому? Да, было такое. Во сне он увидел лощину на склоне горы и словно бы спустился в нее, раздвинул кусты, а там камни — вроде бы развалины. Во сне он задумался: где это может быть? И чей-то голос ему сказал, громко так: «Неужели не узнаешь? Ты же тут не раз бывал. Смотри лучше!» Опять он все то же увидел — и опять не узнал. Тогда голос сказал: «Это же Янычарова балка! Помнишь? Иди и возьми. Только прежде сделай сам знаешь что». Нет, он, Безенкул, так и не взял того клада. Потому что не поджег амбар Дуду Джорджеску. Он знал, что такова плата за доступ к золоту, но он не смог. Он, конечно, сходил в Янычарову балку, нашел кусты и камни — все, что видел во сне. И даже копал там, но, конечно, ничего не нашел. А Янчо — ну, тот, с кем он ходил в окрестности Сибиу, — тот, считай, один из самых везучих. Петр сам слышал, как Янчо хвалился, что дух его выбрал… А тут еще мать допекла, все пеняла, в кого он родился такой рохля, все в селе находят, а у него богатство мимо рук проплывает. Это его совсем доконало. И когда Струм пригласил его в гости в новый дом, он пошел. Знал ведь — недаром зовет, не к добру это, а пошел.

Дальнейший рассказ убийцы — о Маргарите Попеску, которую он, Безенкул, любил так, как любят лишь раз в жизни, и ему даже оставляли надежду на взаимность, но лишь до того времени, когда Струм нашел свой первый клад, о том ужасном, что они втроем — он, Струм и Михаил Троян — совершили, исполняя веление духа, и слова «убить» и «смерть» звучали у него в мозгу так громко, что, казалось, их должны были слышать все; о самом убийстве и о золоте, этом проклятом золоте, которое он все же принес в село и бросил к ногам матери, — весь этот рассказ настолько являл собой законченный роман, не требующий вмешательства воображения, что мне эти рвущие душу признания были неинтересны, и я без всякого сожаления прогонял их по экрану, стремясь поскорее добраться до главного — до тех сведений, которые собрали мои коллеги, наведавшиеся в село вместе с толпами журналистов. Телевизионщикам больше всего хотелось заснять поиск и обнаружение клада — с самого начала, с вещего сна, затем пресловутое гнусное деяние, ну и затем саму экспедицию. Ученых, а также сотрудников различных спецслужб (зачастую эти два статуса совмещались) интересовало другое — механизм и природа явления, получившего название «феномен Лунги». В распоряжении пытливых исследователей имелся такой испытанный инструмент познания, как страх: обиженное государство, обнаружившее, что его много лет обкрадывали, готово было упрятать половину жителей села за решетку, и беседы ученых с носителями загадочных способностей, как правило, проходили в кабинетах следователей, что сильно способствовало откровенности сельчан. После сравнения многочисленных показаний и проведения ряда следственно-научных экспериментов было установлено следующее.

«Феномен Л.» заключался в том, что человек сверхчувственным путем получал сведения о местонахождении некоего клада. Кладом могли служить монеты, золото, драгоценные камни, древние иконы, старинное оружие, утварь, одежда, даже книги. Общим являлась высокая ликвидность найденного — все это можно было продать. Не было зафиксировано ни одного случая, когда бы полученные сведения оказывались ложными, то есть вместо собрания монет ищущий наткнулся бы, например, на ящик снарядов, оставшихся со времен войны. Каждый, получивший сведения (кому явился дух, как это называли сами жители Лунги), мог найти клад — правда, лишь после исполнения какого-либо постыдного деяния (это утверждение экспериментально проверить не удалось). Феномен обнаружился внезапно (дату удалось установить с точностью до двух дней), вначале у нескольких человек, а затем — в той или иной степени всех жителей села. При этом (примечательная и, пожалуй, самая загадочная деталь этой истории) ни у кого из них он не превратился в способность, и никто из жителей Лунги его как способность не рассматривал. То есть ни один, даже самый удачливый, не мог по своей воле в любое время отправиться на поиски — и найти. Именно поэтому, а не только из-за угрозы конфискации незаконно присвоенного богатства, история с поимкой убийцы и последующим расследованием повергла жителей села в глубокое уныние: они были убеждены, что огласка спугнет духа и он покинет село. Так оно и случилось: в ходе следственных экспериментов «озарение» пришло лишь к двоим, и то в самом начале, а затем «феномен Л.» исчез вовсе.

Совсем иначе обстояло дело на Урале, в селе Шумихино. В событиях, сделавших село знаменитым, не было той мрачной таинственности, какой отличался «феномен Лунги», что, впрочем, не делало их более понятными.

Началось с того, что группа жителей села, явившись в волостную администрацию, подала заявку на отвод участка земли, как было сказано, «для добычи камня». Место было абсолютно ничем не примечательное — там и земли-то, собственно, не было, одни скалы, поросшие лесом, такие же, как на десятки километров вокруг. В администрации пожали плечами, но придраться было не к чему, и участок был отведен. Заодно похихикали над строкой заявки, где говорилось об источниках средств для производства работ. «Деньги, вырученные от продажи имущества, помощь родственников и банковский кредит», — было отпечатано на единственной разбитой машинке, которая имелась в селе.

К немалому удивлению чиновников, эта строка заявки была реализована полностью. Члены артели (именно так было названо предприятие) продали скот, кое-какое имущество, собрали деньги у родни, но что самое удивительное, действительно получили кредит в банке «Северный Олимп». После чего артель начала работы на облюбованном участке.

В это же время один из жителей села, гостивший у родственников в далекой прибалтийской области, как-то за ужином заметил хозяевам, что они напрасно жалуются на бедность — мол, у них прямо под ногами лежит несметное богатство. Как дальше развивалась беседа, неизвестно, но только спустя какое-то время компания, созданная родственником уральца (при значительном участии немецкого капитала, надо признать), начала на окраине города, буквально рядом с домом, где шел разговор, добычу нефти, наличие которой в этом районе никто не подозревал.

Разумеется, такое событие не могло остаться вне поля зрения вездесущих СМИ. Благодаря их настойчивости детали памятной беседы за ужином, сведения об удивительном «провидце с Урала» стали широко известными. В один прекрасный день на улицах Шумихина появилась группа смуглых усатых людей, сопровождаемых говорливыми переводчиками и молчаливой охраной. Интересующиеся могли узнать, что в село прибыли гости из одной из жарких стран, богатых нефтью, но крайне бедных по части водных ресурсов — прибыли, чтобы отыскать провидца, открывшего балтийскую нефть, и пригласить его к себе искать воду на условиях весьма выгодного контракта, составленного на трех языках.

Провидца гости обнаружили на скотном дворе за уборкой навоза. Предложению, столь же необычному, сколь и выгодному, он не удивился и не обрадовался, чем весьма поразил соотечественников-переводчиков («Словно его на военные сборы призывают», — шепнул один из них другому). Когда иностранцы поняли, что провидец не хочет ехать, они стали поднимать ставки оплаты, на что уралец лишь досадливо морщился. Тогда один из гостей заметил, что, возможно, «господин… э-э-э… опасается, что его постигнет неудача» — как и многих, бравшихся за эти поиски до него; пусть он, дескать, не боится — его труд все равно будет оплачен. Когда шумихинцу перевели эту фразу, он наконец вышел из своего деловито-озабоченного состояния.

«Почему же не найду? — сердито сказал он. — Чего это мне опасаться? Зря он. Нечего нам опасаться. Когда ехать-то?»

На протяжении следующих трех месяцев уралец обнаружил в пустынях Аравии свыше двух десятков водных линз различной мощности. Попутно были открыты залежи серы и, конечно же, нефти.

Нашелся один московский журналист, сопоставивший сообщения об этих находках с несколько уже остывшей новостью о прибалтийской нефти, найденной рядом с домом. Прибыв в Шумихино, он обнаружил и первое звено в цепи событий — исправно работающий рудник, в котором артель старателей уже начала добычу лазурита — камня, запасы которого на Урале считались полностью исчерпанными. Московский гость оказался столь же догадливым, сколь и настойчивым. Поняв, что речь идет о неком загадочном явлении, из которого можно сделать сенсацию, он стал искать среди молчаливых шумихинцев собеседника. Вскоре с помощью известного народного средства собеседник был найден. Засняв беседу, а также действующий рудник на видео, журналист отбыл в Москву, а вскоре в популярной программе вышла в эфир передача под названием «Видящие сквозь землю». Сообщалось, что жители далекой уральской деревушки обладают способностью видеть находящееся под землей. Дар этот появляется не сразу, а открывается постепенно, в зависимости от усилий и настойчивости человека. Обнаруживается он у всех по-разному. Одни видят лишь лежащее недалеко от поверхности, на глубине одного-двух метров — таким людям лучше не ходить на кладбище. Другие же различают каменные пласты на глубине 200 метров и более — именно к таким относятся Федор и Михаил, нашедшие лазуритовую жилу, и провидец, нашедший воду в Аравии. Есть, наконец, особо одаренные, что видят вглубь на километры и рассказывают односельчанам о толщах базальта, о вязкой горячей магме. Но даже не они пользуются в селе наибольшим уважением, а те немногие, что видят под землей иную землю, где обитают демоны, и те, кто им служит.

Излишне говорить о том, что после выхода программы жизнь шумихинцев резко изменилась. Как и в предыдущем случае, село заполнили репортеры и просто любопытствующие. Но выявилось и несколько существенных отличий от происшедшего в Румынии. Жители Шумихина хоть и досадовали на болтуна, раскрывшего журналисту тайну села, но приезжих нисколько не опасались и от расспросов не уходили. Когда в Шумихино прибыли ученые, им давали объяснения, можно сказать, даже охотно — хотя и выражали сомнения в том, что наука сможет объяснить и тем более повторить то, что может каждый из них. Они не боялись утратить этот дар из-за огласки, не опасались потерять доходы — тем более что большую часть этих доходов, как выяснилось, тратили на благоустройство села и на проекты, казалось бы, вообще далекие от них, — так, упомянутый выше водознатец перечислил немалую сумму на расширение Нового Китежа, незадолго до этого основанного.

Можно понять, с каким чувством я прочел сообщение об этом пожертвовании. Именно этот эпизод (с точки зрения исследователей шумихинского феномена, разумеется, совершенно второстепенный) заставил меня столь тщательно изучить все происшедшее на Среднем Урале — эти перечисленные деньги да упоминание о жителях села, способных видеть под землей демонов. Казалось бы, здесь имелась какая-то нить, усматривалась связь с «делом Кандерса». Но при внимательном рассмотрении нить ускользнула. Никто из шумихинцев никогда не был в Новом Китеже, не был знаком ни с Путинцевым, ни с Лютовым. Дразнящее сходство так и осталось случайным совпадением, которое не удавалось приткнуть в открывшуюся мне картину грандиозного заговора против человечества, — так останавливают работу и дразнят посторонние части, подброшенные шутником в собираемый сложный механизм.

Эта неудача не разочаровала меня; напротив, я укрепился в мысли, что Риман прав, что, исследуя необъяснимые явления, мы выйдем на след учеников Кандерса. Она показала масштаб предстоящей работы — на Шумихино и Лунгу я потратил почти сутки.

А ведь они были лишь эпизодами, отдельными случаями в обширном перечне необъясненных явлений, наблюдавшихся в последние годы. Причем этот перечень, классифицированный, разделенный на отделы («необычайные способности», «фобии», «феномены», «массовые психозы» и т. д.), был заведомо неполным: случаи не вполне достоверные либо единичные в него не включались, попадая в «хлам» — в бездонные глубины этой директории, я даже не пытался спуститься.

…Начиная с 63-го года в космические агентства (EAST, затем Роскосмос и NASA) стали поступать сообщения о «звездном человеке». Первые известия были получены от пилотов лунных чартеров и экипажей околоземных станций — точнее, не от самих астронавтов, а от психологов; в ходе обычных профилактических обследований они обнаружили, что участники полетов скрывают нечто, их сильно беспокоящее. Стоило одному из пилотов нарушить молчание, как его коллеги, поняв, что их не заподозрят в мистификации либо душевном расстройстве, тоже заговорили. Различаясь в деталях, их рассказы совпадали в главном и хорошо дополняли друг друга. Во всех фигурировало некое существо, очень похожее на человека, свободно парившее в космосе и заглядывавшее в иллюминаторы кораблей. Оно было одето в легкий комбинезон, на глазах нечто вроде очков. Цвет лица одни определяли как лиловый, другие говорили о фиолетовом оттенке. Голый череп, уши едва заметны, тонкогубый рот… Прижимаясь к стеклу, существо вглядывалось внутрь корабля. Часто экипажи гасили свет, однако на гостя это не производило впечатления и он продолжал наблюдать. Примерно в половине зафиксированных эпизодов астронавты пытались установить с гостем контакт. Делалось это по-разному: одни чертили схему Солнечной системы (строения молекулы ДНК, геометрические фигуры), другие гасили и зажигали свет в определенной последовательности, выстраивая ряд целых чисел, третьи пытались говорить на языке жестов. Результат всегда был нулевым — гость не реагировал. Такой же результат дали попытки запечатлеть облик гостя с помощью фотоаппаратов, теле — и видеокамер. В лучшем случае на пленке можно было различить темное пятно — словно пленка была испорчена или на иллюминатор упала тень.

В экипажах собирались люди не робкого десятка; было несколько случаев, когда, стремясь получить возможно более полную информацию о госте и установить с ним контакт, космонавты выходили в открытый космос. Иногда существо исчезало в момент открытия люка, и смельчакам приходилось возвращаться ни с чем; несколько раз оно оставалось на месте, но вряд ли можно сказать, что участникам этих эпизодов сильно повезло. «Выйдя из люка, я увидел существо, по-прежнему находившееся возле иллюминатора рубки, — читаем в рапорте доктора Ферлена. — От него исходило зеленоватое свечение, не наблюдавшееся изнутри. Я включил видеокамеру, и в этот момент все вокруг залил яркий свет. Я решил, что произошла авария кормового двигателя. Но когда повернулся, то не увидел хвостовой части корабля, не увидел и обычной картины звездного неба. Вокруг было пространство, заполненное чем-то вроде легкой дымки или тумана. Вверху сквозь туман проглядывало Солнце, оно выглядело непривычно — слишком большое, неяркое, необычно оранжевого цвета. Еще я успел заметить справа что-то вроде скал или сооружений, похожих на скалы. Было ощущение, что я нахожусь на краю обрыва на значительной высоте в условиях действия земного притяжения. Инстинктивно, боясь упасть, я схватился за страховой фал. Видимо, я сильно дернул его, потому что меня закрутило, я потерял ориентацию. Чувствовал себя так, словно падаю в пропасть со все возрастающей скоростью. Выйти из ситуации самостоятельно не смог». Запутавшегося в тросе, находившегося в шоке ученого спасли его товарищи.

Автору другого рапорта, второму пилоту околоземной станции Г. Кибирке повезло еще меньше. Выйдя наружу, он начал медленно приближаться к гостю. «Я хотел подойти к нему как можно ближе, чтобы разглядеть как следует и заснять камерой, вмонтированной в шлем. Используя трос, натянутый вдоль борта, я преодолел примерно половину пути. Существо находилось на расстоянии 20 — 25 метров от меня. Это был человек, одетый в легкий комбинезон светло-зеленого цвета, какой носят астронавты из Евроагентства, на глазах очки, какими пользуются аквалангисты. Кожа на лице и руках густо-сиреневого цвета. Он отвернулся от иллюминатора и смотрел на меня. Я осторожно поднял руку к шлему, чтобы включить камеру, и в этот момент станция как бы изогнулась. Носовая часть, находившаяся передо мной, вытянулась и словно выгнулась, так что я перестал видеть отсек „дельта“, возле которого находился пришелец. Я двинулся вперед и вновь увидел гостя — он быстро удалялся. Я хотел продолжить преследование и, отцепив фал, включил двигатель скафандра. Впереди на расстоянии примерно двухсот метров я увидел гостя — он хорошо выделялся на фоне звезд благодаря исходившему от него свечению. Тут что-то стало происходить с пространством. Оно сворачивалось, я летел как бы по огромной трубе, на прозрачных стенках которой видны были звезды и Земля, но сквозь них просвечивали какие-то огромные сооружения. Гость, видимо, увеличил скорость (хотя я не видел огня, какой бывает при использовании ракеты) и находился уже далеко от меня. Я принял решение вернуться на станцию, но не увидел ее. Позади была такая же труба, стенки которой начали вращаться, при этом они теряли прозрачность. Труба разделилась на три тоннеля, каждый из них вращался по-своему. Я потерял ориентацию и стал вызывать станцию, но мне никто не отвечал. Вращение пространства вокруг все ускорялось, форма его менялась — это были уже не тоннели, а сфера сложной конфигурации. У меня начала кружиться голова, возникло ощущение стремительного падения. Я закрыл глаза и оставался на месте. Так прошло некоторое время. Затем раздался звон, словно где-то лопнула струна. Открыв глаза, я понял, что нахожусь в космосе: видны были звезды и Земля, но станцию я не видел. Я стал вызывать ее и спустя какое-то время услышал слабый сигнал». Кибирку нашли спустя четыре часа после выхода. Комиссия, изучавшая его рапорт, оценила действия пилота как адекватные ситуации, но на дальнейшие выходы для установления контакта был наложен запрет.

Совместными усилиями было организовано несколько экспедиций, имевших целью обнаружить описанное существо и собрать о нем возможно больше информации. Корабли этих экспедиций были оснащены выносными камерами, чувствительными зондами и локаторами и прочей аппаратурой, позволяющей всесторонне исследовать загадочное существо. Однако то ли поисковики не там бороздили пространство, то ли «сиреневый парень» притаился в его глубинах — во всяком случае, экспедиции вернулись ни с чем. Сообщения о встречах с гостем, стали поступать реже, а за последние два года их не было вовсе.

Другое необычное явление, связанное с космосом, попало в наш перечень благодаря наблюдательности стюардов лунных чартеров. Годами обслуживая эти рейсы, они заметили, что при наличии свободных мест пассажиры всегда занимают кресла у правого борта корабля. Один из стюардов написал рапорт в EAST. Так возник термин «левобоязнь».

В ходе исследования нового явления было опрошено и обследовано несколько тысяч человек. Было установлено, что все опрошенные избегают левой стороны совершенно неосознанно. Психологические тесты выявили определенную связь, существующую в сознании обследуемых между такими понятиями, как «опасность», «болезнь», «страх» и понятием «находящийся слева», — причем эта связь существовала только в период нахождения за пределами стратосферы. У мужчин она встречалась гораздо чаще, чем у женщин. Обследовали и коллективы, работающие на Луне. Если постройка имела форму тоннеля или коридора, то есть если в ней четко просматривалась правая и левая стороны, левой избегали и там. В результате всех этих изысканий были даны практические рекомендации — избегать в кораблях и особенно на станциях явно выраженного разделения на стороны, однако природа явления так и осталась невыясненной.

Вместе со «страхом левой стороны» мы вступаем в обширную область фобий, в ту часть, которая связана с космосом. Были отмечены случаи, когда население поселков, расположенных вблизи космопортов, охватывал страх перед неведомыми вирусами, якобы занесенными прибывшими кораблями. Первый случай такого рода отмечен во Французской Гвиане. Люди, вооружившись охотничьими ружьями, препятствовали обслуживанию корабля, прибывшего с Марса. Их убежденность в том, что экипаж, доставивший образцы марсианского грунта, заражен смертельно опасным вирусом, была столь велика, что даже полицейские стали колебаться. Космопорт пришлось закрыть.

На севере Канады жители нескольких небольших городков начали рыть под домами и в лесах убежища — они собирались скрыться в них от пришельцев из космоса, появления которых ждали в самом ближайшем времени. Никто из опрошенных не мог сказать, кто первый высказал эту мысль.

Были и фобии, не имевшие к космосу никакого отношения. Например, водобоязнь. Обитатели побережья Калимантана, чья жизнь была связана с морем — рыбаки, искатели жемчуга, — внезапно покинули свои селения и ушли в горы, где начали строить новые дома. Не приспособленные к жизни в джунглях, люди голодали, становились легкой добычей болезней. Все это стало настоящим бедствием и потребовало срочной гуманитарной помощи. Врачам и представителям власти беглецы объяснили, что они боятся моря, вообще воды. Этот страх не имел четкого оформления: люди не могли сказать, что боятся, допустим, нападения чудовищ, вышедших из пучины, или небывалого урагана, или чего-то еще — они боялись воды вообще. В новых местах они не брали воду из рек и ручьев, а рыли колодцы и собирали дождевую воду. К счастью, фобия не передавалась по наследству, дети беглецов не были ей подвержены и, вырастая, покидали жалкие поселения экс-рыбаков.

Особую группу составляли «трансцендентофобии»; здесь прежде всего выделялись периодически повторявшиеся вспышки «безумия Судного дня», сопровождавшиеся массовым бегством из городов, поджогами, коллективными самоубийствами. Немалую проблему для властей создавал также возродившийся страх перед колдунами, ведьмами, нечистой силой, время от времени вырывавшийся наружу в диких вспышках насилия, ордалиях[3], пытках, убийствах несчастных, заподозренных в ведовстве. Особенно массовый характер эта демономания приняла в Бельгии и на юге России.

Была еще обширная группа страхов, связанных со здоровьем: боязнь заразиться, принявшая патологические формы, стремление защититься от вирусов, грибков, микробов и еще неизвестных возбудителей, которым жертвы фобий даже придумывали названия, уверенно описывая их свойства и якобы порожденные ими болезни; противоположный страх перед лечением, также принимавший массовый характер, охватывавший целые области, порождавший свою идеологию, свои предания и даже своих мучеников.

Страхам не было числа, но существовали явления, вообще не поддающиеся классификации, — не фобии, не мании, не необычные способности — нечто непонятное. Скажем, «тишизм». Целые деревни давали нечто вроде коллективного обета молчания, переставая пользоваться устной речью. Над селением спускалась тишина, нарушаемая лишь мычанием коров да тарахтением моторов. Люди словно прислушивались к чему-то, и так продолжалось месяцами, кончаясь так же внезапно, как начиналось.

Совершенно иной характер имел феномен, наблюдавшийся в долинах Драконовых гор в Южной Африке. В утренних сумерках, когда еще не погасла ни одна звезда, в воздухе невысоко над землей появлялись трепещущие… мерцающие… переливающиеся… — никто не мог подобрать названия тому, что видел, — такого названия, которое устроило бы всех. Местные пастухи, первыми обнаружившие новое явление и наблюдавшие его чаще всех, называли его «кводо-ганобу» — отдаленно это можно было перевести как «душа-радуга». Люди, настроенные более прозаически — чиновники из Масеру, представители торговых фирм, изредка посещавшие эти места, — сравнивали увиденное с гигантскими светляками, шаровой молнией, фосфоресцирующими бабочками.

Последнее сравнение могло показаться самым точным — но только профану. Сэр Говард Стерн, исследовавший склоны здешних гор в поисках редкой разновидности akborea australis и увидевший мерцающее среди деревьев нежное сияние, сразу понял, что наблюдаемый объект не имеет отношения к предмету его научных интересов. Тем не менее он решил воспользоваться привычным орудием — сачком, — чтобы задержать наблюдаемое. Однако сачок бесполезно рассек воздух — нечто, продолжая сверкать и переливаться, удалилось. Сэр Говард решил, что имеет дело с чисто зрительным фантомом, с чем-то вроде миража. Но, осмотрев сачок, он понял, что ошибся: в марле зияло отверстие величиной с кулак, края ткани оплавились.

Днем сэр Говард рассказал о приключении местному жителю, который привозил ему продукты и почту. Тот выслушал рассказ об испорченном сачке с выражением крайнего неодобрения, а вечером лагерь энтомолога окружила толпа африканцев. Сопровождая свою речь угрозами, они потребовали от Стерна немедленно покинуть их землю. Причиной их гнева, как оказалось, явилась именно попытка поймать феномен. Африканцы считали кводо порождениями могущественного духа — покровителя этих мест. Встреча с кусочком радуги предвещала удачу; человек, страдающий от какого-либо недуга, мог надеяться на исцеление, если порхающее сияние приближалось к нему. Частое появление кводо означало, что дух весел, а это предвещало обильные дожди и благополучный год.

Славившемуся редкостным дружелюбием сэру Говарду с большим трудом удалось смягчить настроение собравшихся. Он дал клятвенное обещание никогда больше не пытаться поймать или причинить иной вред «душе радуге». Он сдержал обещание, однако он не был бы ученым, если бы не попробовал иначе исследовать столь необычное явление. Именно ему принадлежат первые — и самые удачные — фотографии странного объекта. Да, как это ни удивительно, феномен хорошо запечатлевался на пленке, то есть не являлся галлюцинацией. Больше ничего выяснить не удалось: африканцы яростно воспротивились дальнейшим попыткам ученых всесторонне изучить кводо-ганобу. Ввиду явной безвредности и бесполезности объекта попытки эти не были поддержаны властями и вскоре прекратились.

Но самым известным из явлений, не поддающихся классификации, стал так называемый паданский муравейник. Так прозвали строение — точнее, два строения, — возникшее на севере Италии.

Началось с того, что жителей деревни Абруска охватила строительная лихорадка. Сначала многие, а затем все поголовно начали перестраивать свои дома. У кого был один этаж, тот достраивал второй, у кого уже имелось два — выводил третий; к домам делались пристройки, ставились новые ограды и т.д. Вдовам и одиноким старикам помогали сообща, причем участвовали в этом все — от местного богача, владельца лучших виноградников, до последнего лентяя. Новое увлечение не принимало характера коллективного помешательства: жизнь шла своим чередом, люди занимались обычными делами и даже успевали после работы перекинуться парой слов с соседом за стаканчиком домашнего вина. Просто, в отличие от прежнего, достроительного времени, беседы эти не затягивались: каждый брал инструменты и продолжал начатое накануне. На расспросы знакомых из других деревень, удивленных этим приступом трудолюбия, житель Абруски обычно отвечал, что он-де давно хотел кое-что переделать, да все руки не доходили: он понятия не имеет, почему то же самое делают остальные. Обитатели Абруски сами не знали, почему их тянет строить, и скрывали свою растерянность за шутками, называя друг друга не иначе, как «господин главный каменщик» или «синьор муравей». Поскольку в этом строительном буме не было ничего таинственного, пугающего, то к нему отнеслись как к забавному курьезу. Несколько коротких заметок в местных газетах, несколько сюжетов в выпусках новостей — и о «муравьях» на время забыли. Тем более что работа вроде бы подходила к концу, заметно подросшая и похорошевшая деревня готова была, казалось, вернуться к прежнему размеренному существованию.

Потом произошли два события, вновь поставившие Абруску в центр внимания. Во-первых, замершая на время работа возобновилась, вступив в новый этап: используя уже сделанные пристройки, жители начали застраивать пространство между домами, соединяя их в одно целое; через улицы перекидывались крытые галереи, над ними надстраивались еще этажи…

Во-вторых, такая же лихорадка охватила жителей города Верончино, служившего центром округа. Здесь, как и в Абруске, перестраивалось абсолютно все, включая мэрию, школу и здание полицейского участка; полицейские, почтальоны и сам мэр принимали в этом самое активное участие. Речь шла уже не о курьезе или чудачестве — о коллективном психозе, может быть, о бедствии, требующем вмешательства общества.

Когда бригады, составленные из ученых, сотрудников спецслужб и вездесущих журналистов, прибыли в Абруску, их глазам предстало поразительное зрелище. Деревни больше не было. На ее месте возвышалось странное сооружение, имевшее форму соединенных, вдвинутых одна в другую нескольких пирамид. Внутрь вели два входа, расположенных на значительной высоте. Внутренность пирамиды лишь отчасти составляли прежние дома. Верхняя часть сооружения, многогранная, сложно организованная, поражала воображение.

Второй «муравейник» (выражение возникло сразу же и было принято всеми), гораздо более крупный, возникал на месте Верончино. Его строители уже не могли отделаться от настырных ученых шуточками. Они искренне хотели объяснить, что заставляет их поступать таким образом, но кроме фраз о том, что им «пришло в голову», ничего сказать не могли. Никакого плана работ, как и руководителя, не существовало. Люди не знали, что будут делать завтра, но утром, проснувшись, они знали, что необходимо сделать сегодня.

К изучению муравейников привлекли специалистов по египетским пирамидам, и те обнаружили кое-что общее — ориентацию по сторонам света, зашифрованные в частях сооружений размеры Земли и т.д. Было и кое-что иное: в разных частях муравейника магнитная стрелка вела себя по-разному, более того, менялась сила тяжести. Материалы исследований обоих объектов к настоящему времени занимали несколько десятков томов, работа продолжалась. Можно было еще добавить, что население Абруски и Верончино покинуло свои бывшие места обитания.

Несомненно, воля этих людей была подавлена, они действовали, подчиняясь чьему-то внушению. Кто же был этот незримый архитектор, кто отдавал приказы? Оставим пока в стороне вопрос «зачем» — он может увести нас весьма далеко, — а сосредоточимся на вопросе «кто мог это сделать». Люди Кан-дерса, несомненно, могли. И не напоминает ли сложная конфигурация «муравейников» необычные формы «темных пространств»? А раз так, то не следует ли мне отправиться в Ломбардию и показать бывшим обитателям Абруски и Верончино имеющиеся фотографии — вдруг они вспомнят, что вот этот, да, синьор, этот человек появлялся несколько раз в их селе? Или мне следовало побеседовать с теми, кто блокировал космопорт в Кайенне? А может быть, с теми, кто сжигал ведьм на Ставрополье?

Риман был прав — похожее действительно отыскалось, его было много, слишком много. Но я уже убедился на двух примерах, что эти следы могут вести в никуда. Какое же из направлений выбрать? Так я раздумывал, уставившись в экран, на котором еще возвышался поражающий воображение «муравейник», когда раздался сигнал вызова. Я включил визор и увидел одного из своих помощников. Вид у него был такой, словно он только что выиграл на конкурсе виллу во Флориде.

— Мы нашли его! — выпалил он.

— Кого?

— Руперта, Джона Руперта! Одного из группы.

— Где?

— Гавайи, остров Мауи. Передаю точный адрес. Вот. У него там дом с поместьем. Все оформлено на имя некоего Лопеса — и дом, и земля, и страховка. Все сделано очень чисто, просто класс!

— Да, действительно, — согласился я, просматривая документы, которые один за другим появлялись на втором экране. — Молодцы, поздравляю. Как же вы на него вышли?

— Дело в том, что… В общем… — Теперь младший инспектор уже не походил на счастливого победителя. Кажется, он готов был признаться в том, что во время конкурса слегка отравил основных соперников. — В общем, нам помог мистер Сибилл.

— А, вот что… — глубокомысленно протянул я. — Что ж, вовремя обратиться к оракулу — это тоже…

— Да, конечно… Только…

— Что?

— Понимаете, тут произошла какая-то странная штука… Я сам не знаю, как это объяснить…

— Что объяснить? Да не тяните же!

— Видите ли, дело в том, что мы не запрашивали мистера Сибилла. Не посылали ему никакого запроса, понимаете? Просто он вдруг включился — знаете, как он это всегда делает, совершенно бесцеремонно — и выложил нам все данные. Сам. Вы можете это как-то объяснить?

Глава 14

МИШЕНЬ

В этот утренний час шестой трансконтинентальный коридор для судов класса XI7, к каковым относился и мой «головастик», был почти пуст. Радар показывал лишь три судна впереди, да в двух километрах сзади шел тем же курсом флайер, похожий на мой. Изгибаясь вначале к югу, коридор затем вел на восток до Гонконга, где превращался в маршруты № 2 и № 87. Впрочем, я собирался свернуть раньше. Можно было, конечно, лететь обычным рейсом, но флайер давал мне полную автономию, обеспечивая надежную связь с Управлением, а главное — доступ к архивам. Вот и сейчас, задав программу полета, я вызвал на экран все полученные к этой минуте данные и принялся их изучать.

Джон Фитцжеральд Руперт родился в 1916 году в Нортоне, штат Огайо. Колледж, Принстонский университет, Сорбонна. Магистр архитектуры, один из авторов проекта нового делового центра Абиджана. В возрасте 29 лет поступил в школу Кандерса — как раз накануне ее бегства из Голландии. В школе он был одним из самых молодых. Да и сейчас не совсем стар — 59. После смерти Кандерса, как и все, бесследно исчез. Поместье куплено в 64-м году. С тех пор Лопес-Руперт безвылазно живет в нем, ничем себя не проявляя. Впрочем, никто и не следил за мистером Лопесом — с какой стати? Посещал его кто-нибудь? Неизвестно. Совершал ли он сам какие-то поездки? То же самое. А главное — чем он занимался? Все это мне предстояло узнать.

Следовало составить план действий, а для этого изучить план поселка и данные о соседях, которыми меня заботливо снабдили мои помощники, но тут я почувствовал, что моей работе все сильнее мешает одно банальное обстоятельство — я испытывал голод. Немудрено — перед отлетом я выпил лишь чашку кофе. Да и вчера: ужинал я или нет? Скорее всего нет — едва добрался до постели.

Я повернулся к холодильнику, испытывая при этом нехорошее предчувствие. Так и есть: холодильник был пуст, лишь бутылочки с соками пестрели на стенке. Я не люблю готовить и вообще заботиться о хозяйстве, в нашей семье этим занимается Янина. Но сейчас ее нет рядом — после того разговора в монастыре она умчалась в Россию, как и я, сидит перед дисплеем, роется в архивах, собирает все, что известно о попытках развития психики высших млекопитающих. Попытки такие предпринимались неоднократно — можно вспомнить хотя бы дельфинов. В последнее время мы общаемся лишь по визору, да и то недолго. Между прочим, она сообщила, что дважды пыталась связаться с Лютовым, но он не отвечал. В общем, проклятые заговорщики Кандерса сделали мою жизнь совершенно невыносимой: вначале лишили меня заслуженного отпуска, а затем отняли жену, которая, как и я, день и ночь разгадывает составленные ими головоломки. В результате я сижу перед пустым холодильником, а в животе урчит все сильнее.

Я взглянул вниз — слепя глаза раскаленным песком, подо мной расстилалась пустыня, — потом на карту. Судя по всему, ближайшим местом, где я мог нормально поесть, был Хартум. Можно было, конечно, приземлиться в одном из небольших поселков на Ниле, но, как я ни был голоден, рисковать все же не хотелось — слишком велики были шансы встретить или европейские блюда третьей свежести, или нечто неудобоваримо-африканское. Приходилось принести в жертву молоху пищеварения по крайней мере час времени — Хартум находился за пределами моего коридора.

Однако времени ушло еще больше, чем я рассчитывал: вначале я никак не мог связаться с диспетчером международного аэропорта в Хартуме, а когда наконец связался, мне грозным голосом приказали оставаться в воздухе и ждать разрешения на посадку. Минуты ожидания растянулись в целую вечность; я и не знал, что так проголодался. Когда наконец на экране возникла африканка, сообщившая мне посадочный терминал и номер платформы, мне показалось, что она злорадно усмехается, догадываясь о моих мучениях; я готов был ее убить, но вместо этого любезно поблагодарил — с диспетчерами международных аэропортов лучше не ссориться, иначе в следующий раз будешь болтаться в небе, пока не кончится ее смена. Видимо, аэропорт был действительно перегружен, поскольку меня посадили не в терминале «восток» (как полагалось, исходя из направления моего дальнейшего полета), а в «чужом» терминале «юг». Мне, впрочем, было все равно — лишь бы поблизости оказалась какая-нибудь закусочная. К счастью, с этим все было в порядке: еще с посадочной платформы я заметил огромную стилизованную букву «F». Она горела нежно-изумрудным огнем, подобно маяку или звезде, указывая голодающим путь к спасению и заодно сигнализируя, что предприимчивые японцы из «Home Food Indastries» опередили в этом уголке Вселенной старину Мака и прочих конкурентов.

Внутри было многолюдно, мне даже пришлось ждать. Угнездившись наконец за столиком, я приступил к пиршеству, попутно разглядывая окружающих. «Национальная революция» начала века, побежденная в политике, одержала победу в другой области — в одежде. Унифицированный европейский костюм практически исчез, уступив место, с одной стороны, традиционным одеяниям, вплоть до самых архаичных, а с другой — локальным стилям различных групп, сект и движений. Поэтому толпа, особенно в таком месте, как международный аэропорт, выглядела достаточно пестро.

Слева от меня неторопливо поглощал рагу смуглый человек с жесткими черными волосами, одетый во что-то вроде красного жилета до колен. Прямо напротив сидели арабы — усатый толстяк и женщина, закутанная в белое. Лишь иногда показывалась из-под одежды тонкая рука. Рука была красива, но я не уверен, что пришел бы в восторг, увидев лицо ее обладательницы — восточная красота оставляет меня равнодушным. Еще были африканцы в клетчатых плащах, индийцы, евреи, сербы…

Очень живописная пара сидела справа. С первого взгляда девушка (лет 17, не больше) казалась обнаженной; лишь приглядевшись, я различил на шее полоску комбинезона, с шокирующей точностью повторявшего форму тела. Кажется, это была новинка этого сезона: одежда, по желанию владельца, принимала любую окраску или делалась прозрачной. С моей соседкой дело обстояло именно так: или этот замечательный золотистый загар покрывал не кожу, а ткань? Увлекательная задачка, ничего не скажешь. Вот бородатый лысый господин, призывно глядящий на нас с груди соседки, нарисован на ткани — в этом сомнений нет. Бородач не просто смотрел — он говорил, а может, пел, губы шевелились, глаза сверкали. Не отставали от него и нанесенные на руках и бедрах девушки крупные экзотические цветы: время от времени то один, то другой разгорался нежным неярким пламенем, затем потухал; фазы пульсаций не совпадали, и все тело переливалось, словно рождественская елка; а еще вспыхивали то бирюзовым, то фиолетовым искусственные ресницы длиной, наверное, в дюйм (впрочем, такие я уже видел), слегка светились желто-оранжевым цветом волосы — а она, как ни в чем не бывало, тянула сок и ковыряла вилкой в салате. Ее спутник, со стрижкой «пришелец» и просторным балахоном, хотя и живописным, на этом фоне совершенно терялся. Впрочем, спутник это был или спутница? Я так и не смог определить пол второго юного создания — тем более что они уже вставали из-за стола. Что ж, теперь больше ничто не отвлекало меня от еды — я решительно придвинул к себе рыбу.

Прежде чем покинуть закусочную, я взял небольшой запас продуктов, чтобы обеспечить себе в дальнейшем полную автономию. Толкая перед собой тележку, наполненную банками и пакетами, я спустился к своей платформе. Тут я снова увидел парочку из закусочной: они шли вдоль припаркованных флайеров, осматривая их, словно что-то искали. Я загрузил все привезенное в холодильник, откатил тележку и уже собирался залезть в кабину, как услышал за спиной:

— Простите, сэр, вы сейчас летите?

Я обернулся. Это была та самая, с цветами. Сейчас ее комбинезон потерял прозрачность и был ослепительно белым. Цветы больше не переливались, бородач замер, высказавшись до конца, и даже ресницы словно уменьшились — в общем, вполне благопристойная девушка из хорошей семьи, с которой можно вступить в небольшую беседу (например, подтвердить свое намерение в ближайшее время отбыть из столицы Судана), — тем более что при ближайшем рассмотрении мы отмечаем в объекте наличие естественной привлекательности, способной привлечь внимание вне зависимости от экзотичности одеяния. Да, сэр, действительно мила. Впрочем, она не дала мне ответить.

— У нас к вам огромная, ну просто огромная просьба. — Голос был глуховатый и как бы теплый. — Мы очень спешим, а ближайший рейс только через три часа. Вы не могли бы нас немного подбросить, только до Риву — ведь вам это не сложно, правда?

Ее спутница (теперь я был почти убежден, что это девушка) искательно улыбалась, выглядывая из-за спины подруги, а та смотрела на меня с такой надеждой, которую просто нельзя было убить, с такой мольбой, которой невозможно было отказать. Я пожал плечами, открыл рот — то ли для мягкого отказа, то ли (я еще не решил) для полного сомнений согласия, — но оказалось, что слова уже не нужны: воскликнув «Огромное вам спасибо, вы нас так выручили!» — девушка чмокнула меня в щеку и направилась в «головастик»; я едва успел предупредить сторожа, что у нас гости, и дверь, уже было дернувшаяся, чтобы опуститься перед ее носом, снова открылась.

Послав диспетчеру запрос на взлет, я взглянул на дисплей. Общий бортовой вес увеличился на 128 килограммов. Если вычесть закупленные продукты (а еще сколько съедено!), мои пассажирки не слишком утяжелили машину. В зеркале я видел, как они вертят головами, разглядывая кабину. Мой «головастик» действительно несколько отличается от обычных машин того же типа — из-за специальной аппаратуры, которой я его напичкал, но в основном благодаря рисункам Янины — как-то на нее напало вдохновение, и она разрисовала весь потолок. В полумраке кабины комбинезон девушки вновь стал почти прозрачным, цветы замерцали, хотя не так ярко. Интересно, это он так реагирует на свет или она им управляет?

На пульте загорелся сигнал, показывая, что разрешение получено. Я отдал «головастику» команду набрать нужную высоту и вернулся л коридор. Оставалось выяснить, где находится эта самая Рива, куда так спешили мои пассажирки. Я повернулся к ним, и девушка тут же заговорила, словно ждала этого:

— Что, уже летим? Чудесно! Мистер Ребров, я должна («Глазастая», — отметил я — техкарточка с моим именем была вделана в панель довольно далеко от того места, где она сидела) немедленно, просто срочно принести извинения, ведь мы с Калимон (представленная таким образом Калимон расплылась в улыбке) свалились вам на голову прямо как толстый Эйдж на голову Диди — вы не смотрите новый сериал? — ничего не объяснили, куда, зачем, я даже не назвала себя.

Она сделала паузу, как диктор перед важным сообщением.

— Меня зовут Триси.

Видимо, это была лучшая из ее улыбок. А протянутая рука — может, предполагалось, что я захочу ее поцеловать? Я ограничился легким пожатием.

— Редкое имя, правда? Родители назвали меня Патрицией, но я сделала Триси, некоторые произносят как Тайси, но так мне меньше нравится. Вы нас правда ужасно выручили, честное слово! Мы не можем терять ни минуты, какие там три часа — мы ведь угадали, точно угадали, где будет очередное озарение, и если мы успеем и будем среди первых, то узнаем место финишного супершоу и станем полными «усвоившими» Мадибы.

При этих словах она коснулась рукой портрета, лицо ее стало серьезным. Значит, этого бородача зовут Мадиба. У меня было такое чувство, что я где-то слышал это имя — может, в выпусках новостей?

— А что он делает, этот Мадиба — поет? играет?

— Он и поет, и играет, но… Вы что подумали — что он шоумен? Ну нет! Он атлант.

— Кто-кто?

— Это потрясающая, потрясающе интересная история! Знаете, много тысяч лет назад — я не помню, у меня ужасно плохая память на числа, не то что на людей, людей я запоминаю замечательно — очень, очень давно была такая страна, населенная мудрецами, хранителями древнего протознания; они открыли тайну золотого сечения, и у них была просто великолепная культура, но потом упал метеорит, и они все погибли, а Мадиба спасся благодаря помощи светлых ликургов…

— Кого?

— Ну, это такие светлые, вроде… — вечно я забываю слова, вот, только сейчас помнила…

— Ангелов, — ломким мальчишеским голосом подсказала молчаливая Калимон.

— Ну да, как ангелы. Он спасся и шесть тысяч лет — вот, вспомнила, вспомнила! — шесть тысяч лет путешествовал по мирам и пространствам, а теперь вернулся, чтобы принести знание. На него сходят озарения — вот, я подхожу к самому главному — каждый раз в новом месте. На тех, кто при этом присутствует, изливается сила, и они обретают способности. Мадиба никогда не знает, где это случится в следующий раз, узнает в самый последний момент и сообщает лишь немногим. Надо следить и стараться угадать. Мы с Калимон уже полгода в команде и не пропустили ни одного озарения, представляете? Нас трижды показывали в выпусках «Global TV», мы…

— Что, эти озарения снимают? .

— Да, там всегда есть кто-то из телевизионщиков.

— А они что, тоже угадывают?

— Не знаю. Наверное. Короче, мы имеем все шансы стать участниками главного суперозарения, а это будет потрясающее, совершенно отрывное зрелище, а после Мадибы дадут время каждому из команды — представляете? — и мы сможем показать, на что способны. Что вы так улыбаетесь? Дайте-ка руку. И глядите мне прямо в глаза. Нет, не отводите, не отводите, ну пожалуйста. Вот так.

Вначале я ощущал лишь неудобство от того, что приходилось играть в гляделки, сидя при этом с вытянутой рукой; это отчасти компенсировалось прикосновением маленьких нежных пальцев, обхвативших мою ладонь. Затем пальцы, а с ними и моя рука стали горячими, и я почувствовал, что тяжесть в желудке после слишком сытного завтрака куда-то исчезла, с ней ушло и ощущение какого-то дискомфорта, беспокойства, я глубоко вздохнул.

— Вот, получилось, получилось! — воскликнула Триси. — Вы почувствовали?

Я пожал плечами и, чтобы скрыть смущение, спросил, кивнув на ее комбинезон:

— А это что — фирменный стиль вашей команды?

— Это? — Она чуть покраснела. — Нет, это абсолютно мой стиль, мне так нравится. В команде чаще носят то, что на Калимон, но Мадиба не настаивает. А что?

— Нет-нет, ничего.

— Да, так вот — что я хотела сказать? Ах да — вот это я и покажу на экшн-шоу. А потом будет конкурс, и если я его пройду, то попаду на всемирный, плей-офф в Шанхае — представляете?

Глаза ее сверкнули при упоминании этого грядущего труднопредставимого счастья. Я не мог сдержать улыбки — но ведь ее можно было принять и за выражение восхищения, не так ли? Шанхай, вы представляете?

— Да, это здорово. Но сейчас-то вы направляетесь не в Шанхай?

— Нет, конечно! — Она рассмеялась, оценив мою шутку. — Пока только в Риву.

— Вот я как раз и хотел спросить: где она, эта Рива? Где-то в Индии?

— В Индии? Может быть. Не знаю. — Она обернулась к подруге, и та немедленно пришла на помощь:

— Нет, это не в Индии, это в Африке. Так называется столица. Слово очень длинное, его все сокращают. Сейчас вспомню: Тана… Нана…

Меня охватило нехорошее предчувствие.

— Может быть, Антананариву?

— Да, верно, — обрадовалась Калимон, — Тана-нариву!

— Но ведь мы летим совершенно в другую сторону!

— Почему?! — Возглас вырвался у них так слитно, словно они долго репетировали.

— Потому что я лечу в Азию по шестому коридору — вот, смотрите, — я вызвал на экран карту, — вот мы, а вот ваша Рива. Почему вы решили, что нам по дороге?

— Но ведь вы собирались лететь на юг! — теперь разговор вела Калимон.

— Кто вам это сказал?

— Вы же там стояли…

Вот в чем дело! Южный терминал!

— Вы ошиблись, — как можно мягче объяснил я. — Диспетчер посадил меня на чужом терминале — видимо, восточный был перегружен. Почему вы не спросили меня, куда я лечу?

— Но ведь понятно, что если человек стартует с южного терминала, то он летит на юг. Ведь вы, сэр, тоже не уточнили, куда нам надо.

Упрек был справедлив. Конечно, я мог кое-что возразить — но какой в этом смысл?

— И что же теперь делать? — Калимон выглядела совершенно растерянной.

— Ну, ничего страшного не произошло. Сейчас мы где-нибудь приземлимся… вот, через двадцать минут будет Порт-Судан — там вы сядете на другой флайер или на рейсовый самолет и доберетесь до вашего Мадагаскара. Самое большее, потеряете полтора-два часа.

Видимо, последние слова подействовали на Триси особенно сильно, и она вновь обрела дар речи.

— Два часа?! Мы не можем терять ни минуты, я же вам говорила!

От милой щебетуньи не осталось и следа. Даже комбинезон потемнел, реагируя на настроение хозяйки. Передо мной была оскорбленная маленькая женщина — и горе обидчику, на которого падет ее гнев! Однако она сдержалась, интонация ее голоса вновь изменилась.

— Мистер Ребров! Ну зачем нам садиться? Мы не можем садиться, не можем! Я вас умоляю — ну что вам стоит? Давайте повернем — мы ведь улетели совсем недалеко, правда? Долетим до Ривы. Поймите, — она прижала руки к груди, глаза наполнились слезами, — для меня это крайне, крайне важно! Я умру, если пропущу это озарение! Честное слово, я не смогу это пережить. Ну что вам стоит?! Я сделаю все, что вы захотите, Александр!

О боги! Это было уже слишком. Не надо так давить на человека — он становится жестким и совершенно бесчувственным.

— Уважаемая мисс! Поймите и вы меня. Я лечу не по личному делу. Мой полет связан с важным служебным поручением. Я не могу терять столько времени. До Мадагаскара свыше 4000 километров. Я сожалею, но все, что я могу сделать, — это побыстрее доставить вас в Порт-Судан. «Головастик», мы торопимся!

Триси смотрела на меня так, словно я внезапно превратился в монстра, чудовище из сериала — впрочем, в ее глазах это, наверное, так и выглядело. Она несколько раз открыла было рот, но нужные слова не находились. На нее было жалко смотреть, на Калимон тоже, но что я мог сделать? Не надо было их брать. Секундная слабость — и вот…

Флайер, подчиняясь моей команде, увеличил скорость. На горизонте возникла и стала набухать бирюзовая полоска — Красное море. Я повернулся к панели, делая вид, что занят чем-то важным. На самом деле я просто не мог глядеть им в глаза. Испуганный возглас, раздавшийся за спиной, заставил меня обернуться.

— Триси, что с тобой? — обхватив подругу за плечи, Калимон старалась уложить ее в кресло, с которого та готова была упасть. — Очнись!

Первой моей мыслью было, что девчонка притворяется. Однако гневные и язвительные слова застыли у меня на языке, когда я увидел закатившиеся зрачки и совершенно синие губы. Я нащупал артерию и тут ощутил укол настоящей тревоги — пульс, неровный, редкий, едва прощупывался. Я рванул дверну аптечки, схватил шприц.

— Не надо! — воскликнула Калимон. — Ей ничего нельзя вводить, у нее аллергия, она предупреждала.

Я остановился в растерянности. Еще раз попробовал нащупать пульс — он стал еще слабее.

— Срочно нужен врач! — в минуту опасности Калимон преобразилась, теперь она была решительной, энергичной. — У нее бывают такие приступы, я видела один. Нужен электростимулятор и что-то вводить, но не то, что обычно.

Я вызвал Порт-Судан и сообщил диспетчеру тамошнего аэропорта, что у меня на борту больной, срочно требуется врач. Диспетчер покачал головой, выражая сочувствие, и вступил с кем-то в переговоры; вскоре на экране появился суровый араб во врачебной униформе. Я описал ситуацию, добавив, что состояние больной, видимо, ухудшается. Последовал ряд вопросов, на большинство из которых я был вынужден отвечать «не знаю». Не могу ли я хотя бы сказать, какая у больной группа крови. Я обернулся к Калимон. Та беспомощно развела руками: нет, она тоже не знает. Врач еще более посуровел и сообщил, что я должен сесть на территории больницы, к приему больной они будут готовы.

Диспетчер сообщил мне координаты и для верности вывел на экран картинку — вид больницы сверху. Я развернул флайер на север и увеличил скорость до максимальной. Двигатель, обычно работавший бесшумно, загудел, за нами повисло облако ледяного пара. Через несколько минут внизу появилось белое П-образное здание с красным полумесяцем на крыше. Я не сумел до конца погасить скорость, и посадка получилась довольно жесткой; «головастик» отозвался на нее тревожным звонком, но мне было не до него — я спешил убрать свое кресло, чтобы ничто не помешало эвакуации Триси.

— Где же они? — с тревогой воскликнула Калимон и решительно скомандовала: — Найдите их!

Перед тем как выскочить из кабины, я бросил взгляд на Триси. Ее комбинезон — как нарочно! — вновь стал совершенно прозрачным, даже цветы исчезли, она казалась обнаженной.

— Найди какую-нибудь простыню, закутай — не отдадим же мы ее арабам в таком виде! — обратился я к Калимон.

— Хорошо, сейчас сделаю, скорее приведите врачей!

Я побежал к больнице. Где же они, в самом деле? Может, я сел не с той стороны? Тут двери больницы распахнулись и из них появились санитары с носилками и уже знакомый мне врач. Однако пробежав мне навстречу несколько шагов, они вдруг остановились, глядя на что-то позади меня. Я обернулся.

Мой «головастик» уже не стоял на бетоне: слегка раскачиваясь и медленно поворачиваясь вокруг оси, словно раздумывая, что делать, он поднимался вверх.

Вначале у меня мелькнула мысль о самопроизвольном запуске сошедшей с ума машины (где-то я слышал о таком), но затем смысл случившегося начал доходить до моего сознания. У меня угнали флайер. Нагло, на моих глазах. Воспользовались моей доверчивостью, моей… Я еще не понимал, как им это удалось (ведь флайер выполняет команды только своего владельца), но факт был слишком очевиден: моя машина удалялась все быстрее, она была уже еле видна.

Мой «головастик»! Бездна совершенно необходимых для работы сведений, вбитых в память бортового вычислителя, разработанные мною поисковые и эвристические программы, связь с Управлением… А потолок, любовно расписанный Яниной? Я так к нему привык. Я без него как без рук. Что же делать?

— Кажется, наша помощь уже не нужна? — услышал я голос врача. — Видимо, больная уже поправилась?..

Господи, каким посмешищем я выглядел в их глазах! Любитель острых ощущений, подцепивший где-то двух красоток и одураченный ими… Хорошо, что они еще не успели увидеть Триси в ее замечательном комбинезоне. Пылкий осел! Видимо, на меня было жалко смотреть, и доктор сжалился:

— Попробуйте их догнать. Вон там есть стоянка такси, может быть, кто-то вам поможет.

На стоянке я обнаружил лишь один потрепанный флайер. Владелец, подняв кожух, водил диагностером по узлам. Выслушав мой горячий рассказ, он повеселел и заломил немыслимую цену. Но мне было некогда торговаться, я махнул рукой и залез в кабину. Мы лихо набрали высоту. Увы, лихим этот флайер лишь казался. Это была тихоходная машина старой конструкции, не чета моему «головастику». Не обращая внимания на водителя, я сам включил радар и нашел свой флайер. Как и следовало ожидать, он шел на юг. К счастью, двигался он не слишком резво — видимо, угонщики не знали, как поставить машине задание увеличить скорость; тогда бы шансов догнать их не было никаких. Как они вообще смогли взять его под контроль? Ведь он слушает только меня, мой голос… Да, вот он, способ: нужно записывать все мои команды и потом управлять с помощью этих записей. Значит, они так и делали. Выходит, они с самого начала хотели его угнать? Нет, не похоже. Ладно, потом узнаю. Но все равно — какое вероломство! Как она разыграла приступ! Ведь у нее действительно исчезал пульс и снизилась температура. Да, она многому научилась на этих озарениях-концертах. Дрянь! В бессильной ярости я так сжал ручку кресла, что она хрустнула. Ну ничего, только бы догнать. Даже не догнать — это не удастся, — а хотя бы удержаться на том же расстоянии, не дать им уйти. Впереди Аддис-Абеба, я свяжусь с тамошними представителями Управления, и они перехватят угонщиков. Лишь бы не отстать!

Вначале это удавалось, мы держались примерно в десяти километрах за моим флайером. Но потом дистанция стала увеличиваться. Как видно, научились. Я вцепился в водителя, тот заколотил по клавишам, стараясь выжать из своей развалюхи максимум возможного, двигатель завыл, флайер стал дергаться и вибрировать, но скорость не прибавилась.

Тут на сцене появилось новое действующее лицо. Над нами прошел флайер того же класса, что и «головастик», и стал нагонять его. Видимо, доктор сделал то, что не успел я: вызвал полицию. Правда, на новом флайере не было обычных опознавательных знаков полицейских машин, но кто их знает — могли и не нанести. Преследователь уже скрылся из виду и был заметен только на экране радара. Расстояние между ним и «головастиком» все сокращалось. Сейчас начнется стандартная процедура принудительной посадки. Сумеют ли только эти милые девицы выполнить то, что им прикажут? Если нет, моего «головастика» ждут неприятности…

И тут произошло нечто странное, значение чего я вначале не понял. Я увидел на экране, как от преследователя отделилась и направилась к «головастику» светящаяся точка. Что это? Мой водитель закричал что-то по-арабски, указывая на экран, и тут я понял. Ракета! Он выпустил в мой флайер ракету! Но разве полиция сбивает похитителей? Так нельзя! Остановите ее!

Красная точка на экране догоняла другую, побольше. И вот они слились. Далеко впереди, над линией горизонта, сверкнула вспышка. Звука я не услышал. Моя машина!

— Гони! — закричал я водителю. — Дай всю мощность!

Таксист и так гнал, как мог. Мы приближались, и я уже не на экране, а сквозь стекло кабины увидел падающий флайер. Он горел, но мозг еще работал, он боролся за жизнь. Что-то мелькнуло, и над флайером раскрылся огромный купол. Падение замедлилось.

«Молодец! — похвалил я свою машину. — Сейчас мы тебе поможем… Боже, что это? Что он делает?»

Преследователь выпустил вторую ракету. Мы были уже достаточно близко, нашу посудину тряхнуло, я ударился обо что-то, но не замечал этого, как загипнотизированный глядя на падающие вниз обломки — все, что осталось от моего «головастика».

Водитель был испуган и не хотел садиться, но мой вид, кажется, напугал его еще больше. Мы сели неподалеку. Я выскочил из такси и бросился туда, где над каменной грядой поднимался дым. Добежав, я остановился в растерянности. Что, собственно, я хотел найти? Свой флайер? Девушек? Вокруг валялись искореженные металлические детали, дымящиеся куски пластика, и я с трудом узнал сиденье. Вдруг неподалеку словно что-то зашевелилось; я бросился туда, наклонился — и в ужасе отшатнулся. Это была рука — рука Триси. Комбинезон еще жил, и сказочный цветок мерцал, то разгораясь, то потухая. Бедная девочка! Но где же этот мерзавец? Я поднял голову. Небо было пусто, флайер-убийца исчез. И тут я вспомнил утро и машину, похожую на мою, шедшую параллельным курсом. И при вылете из Хартума было то же самое. Он следил за мной! Он хотел меня уничтожить — меня, меня, а не их! Они погибли по ошибке, приняв на себя заряд, предназначавшийся мне. Несчастные девчонки! Я направился обратно и тут обнаружил, что такси тоже исчезло. Видно, страх оказался сильнее жадности. Что ж, рано или поздно прибудет полиция, выберусь… Теперь ОН думает, что покончил со мной. Что ж, пусть думает. Какое-то время это мне поможет.

Глава 15

МИРЫ ДЖОНА РУПЕРТА

Дом, типичная постройка конца века, ничем не выделялся среди остальных: та же основательность аккуратно выложенного кирпича, честность бронзового литья балконов, доверчивость дверного стекла. Окна не были наглухо закрыты ставнями, из-за которых по ночам пробивался бы зловещий мерцающий свет, по стене не полз вверх мох, а вниз, цепляясь когтями за кирпич, — похожий на мертвеца хозяин, чтобы выть на луну и пить кровь из трепещущих жертв. Нет, сэр, ничего такого: хозяин, правда, слыл нелюдимым и не слишком общительным, однако газон, надо признать, содержал в порядке — вот как раз вчера я сам видел, как он его стрижет. А еще его можно встретить на берегу: я, знаете, бегаю, в мои годы приходится следить за здоровьем, смотрю — он сидит и глядит на океан… Изредка он наведывается в наш магазин купить кофе и шоколад; вообще-то продукты покупает Паола, которая ему готовит и вообще ведет хозяйство, но кофе и сладости…

Лопес? Да, уже много лет, даже не вспомню, когда, но ничего определенного сказать не могу. Мы его видим очень редко, хотя у нас, как вы могли заметить, общая ограда. Он целыми днями сидит дома — даже странно, что при этом он такой загорелый, словно не вылезает с пляжа. Говорят, он какой-то ученый, не знаю. Мы несколько раз приглашали его и на вечеринки, и просто так, но он всякий раз отказывался. Нет, он нас не приглашал. И женщинами он совершенно не интересуется, хотя мог бы, не старик ведь. Ну, лет 40, не больше. А может, 35. Знаете, мне кажется, он немного не в себе. Со странностями. Скажите, сэр, а вы что — из полиции?

Кто это сказал? Чепуха это все, не верьте, сэр. Мистер Лопес — прекрасный человек, уж я-то знаю, столько лет я ему готовлю, и он всегда расспросит меня обо всем — и о детях (а их у меня шестеро, чтоб вы знали), и о внуках, и про моего старика спросит — какой же он нелюдимый? Просто мистер Лопес — ученый. Он математик и очень много работает, и поэтому не любит, чтобы ему мешали. Он все время думает. И когда ест, думает, и когда гуляет… Да, в кабинете. Почему не пускает? А кто же будет убирать? Я везде была, знаю весь дом, так что не верьте тому, что болтают эти Равануи.

Да, мистер Лопес не пил кровь, не летал по ночам, и жителей поселка не пугали невесть откуда взявшиеся гигантские богомолы, и люди здесь не исчезали — по всем отчетам, сводкам и прочим данным, которые мне удалось собрать, выходило, что за последние 11 лет ничего необычного здесь не случалось. Даже повальное увлечение кровавыми магическими обрядами, охватившее Гавайи, к радости здешнего священника и всех трезвомыслящих граждан, обошло поселок стороной. Ураганы, кстати, тоже: за последние годы — ни одного серьезного.

…Дождавшись, когда Паола скроется за углом, я открыл калитку и уверенным шагом направился к дому. В кармане у меня лежало удостоверение инспектора полиции штата. Инспектора интересовали обстоятельства ограбления, совершенного вчера вечером на этой улице. Разве мистер Лопес ничего об этом не слышал? Вы говорите, что вообще никогда не слышали ни о каких ограблениях в здешних местах? Что ж, иногда такое случается даже в самых благополучных районах. Так вы правда ничего не слышали? Жаль. Но, надеюсь, вы не откажетесь помочь следствию? Мы задержали нескольких подозреваемых; не пройдет ли мистер Лопес со мной в участок — может быть, кого-то из них он видел раньше — например, на берегу.

Разумеется, в участке никаких подозреваемых не будет, поскольку не было и самого ограбления, но здесь мы без всяких там превращений и прочих неожиданностей сможем задать мистеру Лопесу-Руперту несколько вопросов. Скажем, о причинах, заставляющих его жить под вымышленным именем. О цели визита к нему покойного господина Путинцева. О странных обстоятельствах его гибели. О механизме массового воздействия, примененного подозреваемым Глечке. О попытке уничтожить инспектора Реброва в тот момент — вот совпадение! — когда он направлялся на встречу с господином Рупертом. Вопросов вполне достаточно для долгой обстоятельной беседы. Правда, существует вероятность того, что мистер Лопес не захочет отвечать ни на один из них, и заставить его мы не сможем — никаких обвинений против него, в сущности, нет. Но вдруг? Внезапное появление сотрудника Управления способно испугать даже новоявленных пророков и отпетых бандитов, не то что тихого ученого, подозреваемого в волшебстве.

Подойдя к двери, я как бы невзначай опустил руку в карман и нащупал парализатор. Это на случай, если мистер Лопес примет инспектора не слишком любезно — скажем, захочет превратить его в жабу или просто слегка пристрелить. Ну а если события примут совсем уж плохой оборот, в кобуре под пиджаком имелся бластер. Мне еще не приходилось направляться на задание столь вооруженным. Но история с флайером заставила меня быть готовым ко всему.

Я нажал кнопку и услышал, как в доме зазвенел колокольчик. Так, сейчас… Подождав немного, я нажал еще раз, потом еще и еще. В доме поднялся трезвон, впрочем, хозяина это, похоже, нисколько не интересовало. Настоящий ученый, ничего не скажешь. Тут я заметил, что, собственно говоря, ничто не мешает мне войти без посторонней помощи — дверь была не заперта, больше того, она была слегка приоткрыта. Странно — я же слышал, как щелкнул замок, когда уходила Паола, и сейчас, когда я подошел, дверь была закрыта… Или я просто не заметил? Ну что ж, попробуем войти.

Жалюзи были опущены, и в обширном холле царил полумрак.

— Мистер Лопес! — громко позвал я. — Где вы? У меня к вам срочное дело!

Тишина. Почему здесь такой странный запах? Насколько я понял Паолу, кабинет на втором этаже.

— Мистер Лопес!

Никакого ответа. А что, если мои маневры не остались незамеченными и дом пуст? Я быстро поднялся по лестнице. Вот эта дверь должна вести в кабинет. Темно здесь, однако. Наверное, это что-то вроде тамбура, чтобы никакой шум… Где-то должна находиться вторая дверь. Ну-ка…

Я шагнул вперед и оказался в абсолютной, кромешной тьме. Это было совершенно непонятно — ведь позади на расстоянии вытянутой руки оставалась открытая дверь, из которой должен был идти свет. Я обернулся. Никакой двери позади меня не было. Не было и самого «позади», как не было и «впереди». Всюду была одна лишь тьма.

Это была не темнота безлунной ночи, не темнота закрытого наглухо помещения — это было совершенное Ничто. Я поднес руку к лицу. Бесполезно. Тогда я вытянул руки перед собой и мелкими шагами осторожно двинулся вперед. Странный все-таки пол в этом коридоре — неровный и какой-то рыхлый, словно это и не пол вовсе, а земля. Ну, где же стена? Ведь она была совсем рядом! Голова почему-то разболелась — от темноты, наверное. И кружится. Я облизал губы и почувствовал соленый вкус. Кровь? Откуда?

И вдруг все эти вопросы вылетели у меня из головы — далеко впереди, чуть правее того направления, по которому я двигался, я увидел Нечто. Я повернул в ту сторону. Я уговаривал себя идти медленнее — ведь я по-прежнему не видел, куда наступаю, в темноте могла скрываться ловушка, но ноги сами несли меня к свету. Вскоре я уже мог различить светлый контур, словно за закрытой дверью горел свет.

Идти пришлось довольно долго. По мере приближения к контуру ощущение головокружения и тошноты усилилось, я дважды спотыкался, сердце колотилось, словно я бегом взбирался на гору. Наконец контур оказался совсем рядом, моя рука нащупала гладкую деревянную поверхность. Это и в самом деле была дверь. Значит, должна быть и ручка. Я пошарил и действительно нащупал ее. Повернул, потом нажал. Дверь подалась, пропустив поток яркого света, но полностью не открылась, словно была изнутри чем-то завалена. Я нажал сильнее, потом навалился всем телом; внезапно она открылась. Падая, я инстинктивно выбросил вперед руки, ожидая встретить пол, но пола не было, здесь было глубоко, сколько же… Я приземлился на четыре точки, больно ударившись коленом — чертов Лопес! — вскочил — и проклятия замерли у меня на губах.

Невиданные растения нежно-изумрудного цвета — трава, а скорее кусты — покрывали склоны ущелья. Кое-где среди них возвышались серовато-зеленые стволы, мощные и высокие, как крепостные башни. Ниже ущелье расширялось, открывалась равнина, на которой происходило какое-то медленное непонятное движение. И над всем этим пейзажем высоко в небе стояло большое голубое солнце.

Так. Вот, значит, как это бывает! Настал мой черед стать объектом интенсивного воздействия — или как это у них называется? Обратим внимание на его комплексность, на полноту и детальность создаваемой картины. Я ясно вижу ближайшие кусты; лишенные листьев, они больше всего похожи на перекати-поле, только более густое. Я слышу раздающийся из чащи шелест и — какое бы слово подобрать? — такой звук, словно лопаются маленькие шарики. Я ощущаю горьковатый запах — вот чем пахло в доме. Я чувствую, что почва, на которой я стою (я наклонился и потрогал), на ощупь сухая и твердая, напоминает пемзу или, скорее, засохшую грязь. От органолептической пробы мы, пожалуй, воздержимся — я и так верю, что какое-нибудь соответствующее ощущение у меня возникнет.

Что же дальше? Как быть, если все мои чувства, с помощью которых я до сегодняшнего дня более или менее уверенно ориентировался в окружающем мире, меня обманывают? Если они с туповатым простодушием примитивного автомата сигнализируют, что подсовываемый мне муляж — самая что ни на есть действительная реальность. Как установить, что на самом деле реально меня окружает?

Спокойнее. Главное — не впасть в панику. В мозг-то мне он еще не залез, верно? Я мыслю — следовательно, я не только существую, я еще могу и действовать. Давай подумаем, где мы можем находиться. Или все еще в доме, или на каком-то участке за домом, скрытом от посторонних глаз, где хозяин проводит свои «научные изыскания». Ну-ка…

Я обернулся, ища дверь, из которой свалился. Я боялся, что не увижу ее, был в этом почти уверен, и с тем большим облегчением убедился, что дверь на месте. Грубо сколоченное полотно из неструганных досок, кое-как покрытых фанерой, было вделано в красноватую с зелеными прожилками скалу метрах в двух над моей головой. Как ни странно, но именно этот настоящий, реальный предмет — единственный настоящий в этом призрачном мире — выглядел здесь придуманным и неуместным. Я прикинул. Если поставить ногу вон на тот выступ, подтянуться, то можно добраться до площадки, а оттуда дотянуться до ручки. Правда, еще вопрос, откроется ли дверь, но это мы выясним потом. Я уже нашаривал неровности скалы, чтобы ухватиться поудобнее…

Постой, что ты делаешь? Подумай немного. Почему создатель этого фантастического мира сохранил в нем эту реальную деталь? Ведь он легко мог замаскировать и ее какой-нибудь скалой или кустом. Может быть, это ловушка? Что тебя ждет за этой дверью — коридор? Ты уверен? А может быть, яма с вделанными в дно кольями? Или просто клетка, камера, подземелье, в котором ты будешь метаться в бессильной злобе? Впрочем, разве этот мир, в который я попал, уже не является такой клеткой?

Спокойнее, мы же договорились — без паники. Не надо себя запугивать. Хорошо, не будем запугивать. Но даже если этот предмет, принимаемый мной за дверь, на самом деле ею и является, и за этой дверью меня ждет коридор, а там свобода, то могу ли я воспользоваться этой любезно оставленной мне возможностью? Может быть, именно этого он от меня и ждет? Стоит за каким-нибудь кустом, который на самом деле является шкафом, с усмешкой наблюдает за моими испуганными метаниями и ждет, когда я позорно сбегу с поля боя и оставлю его в покое. И ты ведь уже принял его правила игры, ты собираешься взбираться по этой скале, которой на самом деле нет. А он смеется над тобой, хохочет до слез — вот, что это, разве не смех? Проклятие!

Я глубоко вдохнул. Придал лицу как можно более уверенное выражение. Медленно повернулся.

Солнце по-прежнему стояло высоко в небе. Над ущельем дрожал раскаленный воздух. В небе неспешно плыли маленькие аккуратные облака, похожие на плотные комки зеленоватой ваты. Одно из них остановилось, потом стало спускаться и скрылось за скалой. Значит, это не облака. Может, что-то живое? Внезапно кусты заколыхались, словно от порыва ветра, потом вновь застыли.

Ну и что дальше? Дальше надо работать, вот что я вам скажу. Не ныть, не паниковать, а работать. Человека создал труд. Кажется, мы пришли, чтобы задать хозяину дома несколько вопросов. Была еще идея пригласить его на небольшую прогулку, но ввиду вновь открывшихся обстоятельств она представляется нам неактуальной. Просто побеседовать. Здесь? А почему бы и нет?

— Мистер Руперт! — громко позвал я. Тишина, легкий звон в кустах.

— Перестаньте валять дурака, Руперт! Я знаю, что вы никакой не Лопес, знаю, что вы были учеником Кандерса. Мне нужно задать вам несколько вопросов. У нас нет к вам претензий, я не собираюсь вас задерживать. Просто поговорить. Можете вы уделить мне несколько минут?

Молчание. К кому я обращался — к кустам? К скалам? Может, его здесь вовсе нет? Он запер меня, что называется, нейтрализовал, и теперь продолжает свои научные изыскания, предоставив мне вопрошать пустоту и сходить с ума в этой фантастически обставленной клетке. Дьявол! Что же делать? Не стоять же на месте!

Я сделал шаг, потом еще и еще. При этом я внимательно следил за всем, что меня окружало, стараясь уловить малейшие изменения. Тот, кто создает иллюзию, не способен контролировать абсолютно все, какое-то несоответствие перспективы может выдать обман. Но нет — по мере того как я шел, скала с дверью удалялась, менялся вид ущелья.

Я подошел к ближайшему растению. Оно действительно больше походило на куст, чем на траву. Отходившие от ствола ветви, круто изгибаясь, вновь соприкасались с ним у вершины; получалось некое подобие амфоры. Гладкая поверхность казалась полупрозрачной, я различал внутри какое-то движение — может быть, соков? Я протянул руку к ближайшей ветке и тут же невольно отдернул ее: не только эта ветка, но и соседние резко подтянулись к стволу, почти слившись с ним. Мы с кустом оба испугались, неизвестно, кто сильнее. Я слышал об орхидеях, захлопывающих цветы при приближении людей, но здесь было нечто иное — так ведет себя лягушка или бабочка, животное, а не растение.

Испуг прошел, ветка отошла от ствола. Однако на этом ее движение не закончилось: верхушка начала опускаться, в свою очередь приближаясь к моей все еще вытянутой руке. Теперь настал мой черед пугаться; я подавил желание отдернуть руку. А вдруг оно ядовитое? Я почувствовал легкое прикосновение. Ветка разделилась на несколько частей, обтекая мою ладонь подобно перчатке. Нет, это уж слишком! Я отвел руку. Ветка не последовала за ней. Раскрытая часть (она неприятно напоминала пасть змеи) медленно сомкнулась, и растение вернулось в прежнее положение.

Что это было — атака? Оно так охотится? Или изучение? Тут что, часто ходят инспектора Управления, которых необходимо изучать? Что за черт, я отношусь ко всей этой декорации слишком серьезно, веду себя с ней как с реально существующим объектом. Я играю по навязанным мне правилам. А что, если нарушить их? Я слишком долго вел себя как образцовый заключенный; пора сменить роль. Я вытащил из кобуры бластер. Пусть господин Руперт (а я почти не сомневался, что он наблюдает за мной) знает, что я вооружен, что я не собираюсь безропотно выполнять роль подопытного кролика. Тяжесть зарядной рукоятки придала мне уверенности. Я выбрал кусок скалы метрах в ста, установил бластер на максимальную мощность и нажал спуск. Вспышка, взрыв, шипение расплавленного камня. Там, где была скала, быстро остывало каменное озерцо.

— Ну что, Руперт, будете разговаривать? — закричал я, обращаясь в пространство. — Или я разнесу всю эту ахинею к чертовой матери!

Молчание. Хорошо, продолжим. Перейдем, так сказать, на царство живого. Заряд можно уменьшить и лучше немного отойти. Я отошел в сторону, прицелился и выстрелил в тот куст, с которым мы только что «знакомились».

В ту же секунду вся чаща пришла в движение. У меня даже мелькнула мысль, что эти псевдорастения собираются броситься на меня. Кусты шевелились, ветви дрожали, раздвигаясь, их словно стало больше. А затем они взлетели. Шаровидные, уже ничем не похожие на растения предметы поднимались в воздух, превращаясь как бы в маленькие облака (я вспомнил странный объект, который недавно видел), и скрывались из виду. Прошло не больше минуты, и ущелье опустело. Остались лишь скалы, мощные стволы вдалеке, да у моих ног корчилось оплавленное, раненное, но еще живое… — растение? животное? Из разорванного ствола сочилась вязкая жидкость, похожая на расплавленное стекло. На воздухе она распадалась на комочки и становилась похожей на скисшее молоко. У меня было такое чувство, будто остатки куста смотрят на меня взглядом, полным муки. Я не выдержал выраженной в нем мольбы и вновь поднял бластер. Новая вспышка, запах гари — но не древесной, нет, не древесной.

— Зачем вы это сделали? Чем он вам помешал?! — услышал я гневный возглас.

Я был прав — он наблюдал за мной. Он стоял возле той самой скалы, в которой находилась дверь. Глубокие морщины на лбу, впалые щеки говорили о страданиях и старили его, однако было что-то неисправимо молодое в лице, а клетчатая ковбойка, шорты и легкомысленная кепочка, из-под которой торчали коротко стриженые вихры, не тронутые сединой, вообще делали его похожим на подростка. Возможно, в обычное время его лицо располагало к себе, но сейчас оно дышало гневом, кулаки были сжаты. Казалось, он готов меня уничтожить.

— А какого черта вы не отвечали? — Я чувствовал себя виноватым, а потому злился. — Ведь я вас предупреждал! И вообще, хватит смотреть на меня так, словно я убил нечто живое!

— Вы и убили нечто живое, вы, дикарь с пушкой! Неужели вы этого не почувствовали?

— Ну, что-то почувствовал, — признался я. — И я сожалею — честное слово. Но давайте перейдем к делу. У меня есть к вам несколько вопросов. Давайте спокойно поговорим. Только, может быть, сменим обстановку? Вы не хотите пригласить меня в свой кабинет?

— Вопросы? О чем? — Он казался искренне заинтересованным. «Так я тебе и поверил!»

— Ну, скажем, о том, почему Джон Патрик Руперт уже много лет живет под чужой фамилией. О некоторых его знакомых, о том, чем он занимается…

Произнося этот текст, я постепенно приближался к своему собеседнику. Методике такого приближения, абсолютно естественного и не вызывающего подозрений, я обучился еще в первый год работы. До Руперта оставалось метра четыре, не больше. Два хороших прыжка — и готово. Только бы схватить, а там пускай превращается в таракана, устраивает извержение — все равно я его не выпущу. И на мои вопросы ему придется ответить. Вот сейчас…

Прыжок! Ну!

Мои пальцы схватили пустоту. Проклятие! Этот старик оказался проворнее меня. Клетчатая ковбойка мелькала уже далеко — Руперт убегал. Я бросился за ним. Бежать было на удивление легко, это даже доставляло удовольствие, только вот воздух — что-то мешало вздохнуть полной грудью. А Руперт все ускорял бег, еще секунда — и он скроется за поворотом. Я добежал до этого места и увидел узкий проход между скалами., по которому улепетывал беглец.

Давно я так не бегал! Через несколько метров проход раздвоился, потом появились боковые ответвления, я бежал по каменным коридорам, стены которых иногда так сближались, что становилось темно, это был настоящий лабиринт, спрятаться здесь не составляло никакого труда, но пока что я не терял преследуемого из виду. Я перепрыгивал через ручьи странного фиолетового цвета, над водой (если это была вода) поднимался пар… Воздух обжигал легкие — так бывает высоко в горах, кислорода тут явно не хватало. Как назло, начался подъем, бежать стало еще труднее, и тут Руперт резко увеличил скорость и скрылся. Я добежал до поворота и услышал лишь звук удаляющихся шагов. Скорее вперед! Еще один поворот — и я оказался в каменной котловине, окруженной отвесными скалами. Дальше дороги не было. Руперта тоже не было.

Я обошел котловину кругом, надеясь отыскать какую-нибудь щель или ступеньки, с помощью которых беглец мог выбраться из нее, однако ничего не нашел. В одном месте с уступа стекал небольшой водопад. После некоторых колебаний я подставил руку — вода казалась совсем настоящей — и вымыл заливавший глаза пот; однако попить так и не решился. В расщелинах скал росли цветы, лепестки которых находились в непрерывном движении, словно крылья бабочки; тонкий аромат струился в воздухе. Я присел на камень в тени, дыхание постепенно успокаивалось.

— Ну что, давайте поговорим? — услышал я знакомый голос. Я поднял голову. Руперт сидел наверху на краю обрыва. Он тоже тяжело дышал, но выглядел веселым, как мальчишка, убежавший от преследователя в игре «Ковбои и индейцы». Значит, где-то все же есть не замеченная мною щель. Может, я смогу ее найти? А еще я мог бы достать его из моего бластера — но с какой стати? Ведь я не собирался его убивать.

— Почему вы хотите меня непременно поймать? — Он словно подслушал мои мысли. — Ведь вы хотели поговорить, задать вопросы. Что ж, я готов ответить.

— Трудно разговаривать, задрав голову, — пожаловался я. — Может, все-таки перейдем в кабинет? Или организуйте какой-нибудь ветерок, что ли, тут слишком жарко.

— Вы прямо как ребенок, — наставительно заметил он. — Вы что, считаете меня каким-то Мерлином, что ли? Подую — и подымется буря? Ветер подует чуть позже, ближе к вечеру. Да и сейчас вовсе не жарко, просто вы разгорячились, бегая за мной. Это место мне нравится, я люблю здесь бывать, так что можете считать его моим кабинетом. Давайте, задавайте ваши вопросы.

Что ж, в чем-то он был прав.

— Меня зовут Александр Ребров, — представился я. — Я из Си-Си-Эй — слыхали о такой организации?

Он покачал головой — нет, он не слышал. Ну уж конечно! Впрочем, не важно.

— Мы расследуем массовую гибель людей в поселке Новый Китеж. Вам известно о таком событии?

Его лицо стало серьезным.

— Да, я смотрел ТВ — это было ужасно.

— Жители поселка погибли от увечий, которые получили, находясь во власти галлюцинаций. Мы связываем это с появлением в поселке некоего Томаса Глечке. Вам знакомо это имя?

— Да.

— Как вы познакомились?

— Мы вместе занимались… проходили обучение…

— У Мартина Кандерса, не так ли?

— Вы знаете о Кандерсе? — упоминание о Центре и его создателе почему-то не испугало моего собеседника, лишь удивило.

— Да, знаем. Мы многое знаем, Руперт, — что вы скрываетесь, живете под чужим именем, что владеете способностями, которые можно использовать для убийства, но сейчас нас интересуете не вы, нас интересует Глечке. Почему он напал на Китеж? Из-за Путинцева?

— Да. Максим вынашивал одну идею…

— Выступить по ТВ и рассказать о центре «Праджапати»?

— Да, и Томас был резко против.

— Почему?

— Долго объяснять. Надо знать, кто такой Томас.

— Именно это меня и интересует.

— Хорошо. Он всегда был самовлюбленным, нетерпимым, считал, что призван к чему-то великому. При этом был крайне злопамятен и мог мелко мстить. Таким я помню его по тем годам. С тех пор мы не встречались, но Максим, который дважды видел его, рассказывал, что все эти черты усилились до крайности. Мы все прячемся, вы это знаете и глупо отрицать, но Томас глубже всех. Никто из нас не знает, где он живет. Он вынашивает какую-то великую идею, некий план. И кажется, я знаю какой.

— Какой же?

— Мне хотелось бы ошибиться, но, кажется, он мечтает подчинить себе все человечество, чтобы ускорить формирование нового общества избранных.

— Кто такие избранные? Ученики Кандерса?

— Да, так мы называли… Кандерсу очень не нравился этот термин, и никто на нем не настаивал, но он как-то прижился. Однако Томас имеет в виду не нас, а прежде всего себя и своих учеников.

— У него есть ученики? Много?

— Не знаю сколько, но есть. Максим рассказывал. Так вот, Томасу для подготовки своей великой миссии нужна глубокая тайна. Поэтому его разозлило желание Максима все рассказать, и он стал ему угрожать.

— Глечке приходил к нему?

— Сначала связывался по видео, а затем пришел однажды ночью, его никто не видел.

— Вам об этом сам Путинцев рассказывал?

— Да, он прилетал…

— Я знаю. Как Глечке создает свои фантомы?

— Их порождает сильное магнитное поле, которое определенным образом моделируется.

— Насколько сильное?

— Я точно не знаю; несколько миллионов гаусс.

— Значит, он создал мощный портативный генератор?

— Нет, вы не так поняли. Источником поля является он сам.

— Он сам? Каким образом? И чем именно — генератором тока, сердечником или обмоткой? Что за чепуха!

— Это не чепуха. Я не знаю точно, как это происходит, это мог бы… это лучше могли бы объяснить другие, но это так. Этому нас научил Кандерс. Человек сам создает поле.

— Значит, вы все это умеете?

— Создавать поле? Да.

— Я не о полях — о фантомах.

— Нет, страшилки были излюбленным занятием лишь для Томаса. Он толком ничего больше и не умеет, зато этим искусством овладел в совершенстве.

— А остальные что же, не умеют?

— Теоретически это умеют все, это несложно. Но никто этого не делает, поверьте — есть занятия поинтереснее.

— Перестаньте, Руперт! А вы сами чем занимаетесь? Вот это все, — я обвел рукой скалы с мигающими цветами, водопад, голубое солнце, стоявшее в зените, — разве это все не фантом?

— Так вы думаете… вы считаете, что это все нереально?! — Он был настолько удивлен, что вскочил на ноги, и мне пришлось еще сильнее задрать голову. — Вот в чем дело! То-то вы странно так… Но ведь вы проверили — там, возле прохода, вы же убили флайт!

— Флайт? А, этот куст. Ну и что? Внушить можно все что угодно

— Нет, только то, что сам знаешь. А я не знаю, как действует ваше оружие.

— Хорошо, допустим, что это все существует. Где же мы в таком случае находимся?

— Вы, господин Ребров, — произнес он с особой интонацией (так взрослый разговаривает с непонятливым и упрямым ребенком), — находитесь в ином мире.

— Вот как. Значит, выйдя из той двери, которую вы так любезно прикрыли, я свалился прямо на гамму Лебедя. Или на проксиму Центавра?

— Нет, не на Центавра. Это вообще не Млечный Путь. Это другая галактика и другая Вселенная. И законы природы здесь другие — разве вы не заметили?

У меня пересохло в горле. Его убежденность… За его словами могла скрываться правда — и это было страшно. Иная Вселенная! Если так, то я нахожусь в полной зависимости от этого человека. Все вопросы вылетели у меня из головы.

Руперт истолковал мое молчание по-своему.

— Я вижу, вы мне не верите, — вновь заговорил он. — Мне кажется, у вас вообще сложилось превратное представление о нашем Центре. Понимаете, каждый из нас занимался — и продолжает заниматься — тем, что ему ближе — космосом, океаном, человеческим организмом, чистым мышлением — разными вещами. Меня всегда интересовали другие миры. Я с детства ощущал их присутствие. Родители думали, что я фантазирую, грежу наяву, меня даже водили к психиатру, а я отчетливо видел огромное малиновое солнце и мир, весь состоящий словно из густой жидкости, скорее из смолы, и я плаваю в ней, заключенный в воздушную капсулу. Или другой мир: скалы, ощущающие твое присутствие, реки, текущие вверх, разумные деревья… Я даже различал запахи! Помню, как меня разочаровали виды Марса (это было время первой экспедиции, их передавали по ТВ): мрачная ледяная пустыня, враждебная мне. Это было совсем не то! Кандерс научил меня искать дорогу к моим мирам.

— И как же вы ее находите?

— О, это самое трудное, но и самое интересное. Надо с предельной отчетливостью представить себе иной мир — в красках, в деталях, во всех подробностях, — и если картина верна, ты почувствуешь отклик. Тогда надо создавать темное пространство и в нем искать проход.

Темное пространство! Та абсолютная темнота, с помощью которой Кандерс спас детей. Я вспомнил свою беспомощность, головокружение, странный запах…

— Значит, я прошел по созданному вами проходу. И что, любой может пройти?

— Нет, любой не может — никто не может! Я был страшно поражен, когда вы появились. Скажите, когда вы были там, в проходе, у вас были какие-то неприятные ощущения?

— Да: голова кружилась, и сердце…

— Еще бы! Ведь там миллионы гаусс! Вы должны были свалиться в самом начале.

Он посмотрел на меня с интересом и даже с каким-то недоверием.

— Послушайте, Руперт, но это же чистейшая мистика, сказка. Как физически происходит перемещение? Ведь я двигался вполне реально, просто шел, переставляя ноги, ничего не воображая.

— Вам и не требовалось ничего воображать, эту работу проделал за вас я. А как выглядит физическая сторона этого процесса, я не знаю, ее разрабатывают другие. Меня интересуют сами миры. Открывать их — потрясающее, ни с чем не сравнимое наслаждение!

— Вы говорите о мирах. Так он не один? Есть и другие?

— Да, конечно, их много. Не все хочется искать — есть миры враждебные, есть унылые, удручающие. Есть миры, где томятся умершие на Земле.

— Ад, что ли?

— Можно назвать и так, хотя там нет никаких костров и раскаленных сковородок. Это реальный мир, просто условия в нем хуже, чем на Земле. Но есть миры прекрасные, поражающие воображение — вроде того, где мы находимся. Я его очень люблю. Самое замечательное — здесь нет смерти. Все существа проходят цикл превращений, трансформируясь в нечто иное. Есть опасности, есть боль, но нет наших мучений и желания мучить. Высокая степень свободы: вот эта вода может остановиться, правда, на короткое время. Эти флайты, один из которых вы по незнанию уничтожили, — почти разумные существа. И здесь много таких. Есть и другой мир — мир исполинских существ, похожих на деревья, но это скорее геологические образования. Они изрыты как бы дуплами, и в них течет своя жизнь…

— Да, здесь интересно, — согласился я. — Но и на Земле есть много такого, что мы не видели и не знаем. И там есть неожиданности.

— Знаете, я заметил, что даже замечательные стихи, когда их часто читаешь, как бы блекнут, утрачивают смысл. Так и земные пейзажи и существа приедаются и уже не удивляют.

— Скажите, Руперт, а вам не одиноко в ваших замечательных мирах? — Я сам не ожидал, что задам этот вопрос.

Он не ответил. Вместо этого путешественник по мирам встал и с поразившей меня ловкостью спустился в котловину. Теперь он стоял в двух шагах от меня, мне ничего не стоило его схватить. Схватить? Странное желание. Было неприятно вспоминать, что еще недавно я так стремился это сделать.

— Пойдемте, — тихо сказал он. — Солнце садится. По ночам здесь особенно красиво: флайты в темноте светятся, скалы разговаривают, но я редко бываю здесь по ночам. В темноте все начинает меняться. Когда я впервые задержался тут до ночи, я заблудился и не смог найти проход. В результате упал и сломал руку. Я давно не испытывал боли, это было очень неприятно.

— То есть этот мир тоже может быть жестоким? — спросил я.

— Нет, он не жесток. Просто он любит загадывать загадки, испытывать тебя. А мне не нравится, когда меня испытывают.

Глава 16

НАСЛЕДНИК

У каждого народа свой рай, но угадать его черты чаще всего несложно — слишком прочны узы, прикрепляющие мечту к грубой реальности, или, точнее, корни, с помощью которых реальность питает и лепит свой идеальный образ. Обитатели полярных широт грезят о вечной весне, жители тропиков — о местах сухих и прохладных. Если создатель парка при клинике святой Урсулы, располагавшейся в окрестностях Брисбена, воплотил в нем свое представление о крае вечного блаженства, то наши представления совпали, хотя я никогда не жил в Австралии и не страдал от засухи.

Проведя гостя через самшитовые и миртовые рощи, дорожка затем огибала небольшое озеро, и здесь уже был слышен шум падающей воды; вскоре показался и водопад, первый вестник целого семейства, ниспадающего со скал и камней. Зеленые сумерки, фонтаны, большие желтые цветы. Стайки пестрых попугаев перелетали с дерева на дерево, черная птица с массивным красным клювом гуляла по газону и хмуро взглянула на меня, когда я проходил мимо. Лишь люди в одинакового цвета одеждах, гулявшие по аллеям, да попадавшиеся на развилках таблички «главный корпус», «лаборатория», «восстановительный центр» напоминали о том, что парк существует не сам по себе, а служит обрамлением для целого комплекса медицинских учреждений. Начало ему было положено 15 лет назад, когда его основатель, прибывший из Англии — я прав, коллега, действительно из Англии? — я от кого-то слышал, что он работал в Штатах; впрочем, не важно, — так вот, едва он начал проводить лечение по своей оригинальной методике, как полученные поразительные результаты сразу вызвали интерес в научных кругах. Правительство выделило средства на строительство клиники, потом был создан институт. Сейчас здесь одновременно проходят курс лечения свыше 400 человек, институт ежегодно выпускает сборник чрезвычайно интересных трудов, а еще здесь набираются опыта специалисты со всего континента и из других стран. Как только у него хватает сил! Как это — у кого? Вы что, не знаете? Да каждый в нашем штате знает доктора Вергеруса!

Разумеется, никому из коллег, никому из пациентов, вообще никому в голову не могло прийти, что уважаемый ученый, действительный член Британской академии и член-корреспондент еще десятка академий разных стран, автор многочисленных трудов по реабилитации, профессор Вергерус может иметь какое-то отношение к группе подозрительных лиц, обитавших некогда в Кисслингене и затем исчезнувших при загадочных обстоятельствах, что его имя стоит вторым в списке учеников Кандерса — списке разыскиваемых. Все эти годы, пока сотни сотрудников спецслужб обшаривали самые отдаленные уголки планеты в поисках его и его товарищей, он жил совершенно открыто, у всех на виду, словно был невидим или заколдован. Однако волшебство было здесь ни при чем, не оно было источником слепоты агентов. Это был классический случай методологической ошибки: ищущие стали жертвой неверного представления о тех, кого намеревались найти. Мы искали подпольное, темное, прячущееся. Именно открытость и легальность защищали Вергеруса лучше всякой шапки-невидимки. Я никогда бы не нашел его, если бы Руперт, позвонив мне на следующее утро после нашей встречи, не дал мне адрес. Это было настолько неожиданно (я не просил ни о чем подобном), что я вначале не поверил, подозревая подвох или ловушку, и лишь наведя справки, понял, что сведения верны. Я и сейчас мог лишь строить догадки о том, почему он это сделал.

…Как видно, хозяин кабинета не любил яркого света и обилия мебели. Послушные стекла пропускали лишь предписанную долю лучей, визор и прочая техника прятались в нишах, и даже непременная принадлежность любого начальственного кабинета — массивный стол с креслами — располагались не в центре, как обычно, а в углу.

— Прошу, присаживайтесь. — Хозяин указал на одно из них. — А я, если вы не возражаете, сяду здесь.

Он опустился на циновку в другом углу. Было некое противоречие в его облике. Голова, полностью лишенная растительности, бесстрастное лицо, немигающие глаза — он походил на восточного мудреца, отшельника. Этому впечатлению совершенно не соответствовали старомодные обороты речи, академическая манера общения. Ну а линялые шорты и застиранная рубашка делали его похожим даже не на рядового сотрудника, а на подсобного рабочего клиники,

— Джон сказал, что вы ищете Глечке. Хотите его задержать.

— Да, это необходимо.

— Боюсь, что это не удастся.

— Почему?

— Вы имеете дело не с обычным преступником, даже не с маньяком, обладающим неординарными парапсихическими способностями. Возможности Томаса превосходят рамки привычных представлений.

— Это мы уже поняли.

— Боюсь, что не до конца. Если пользоваться расхожими терминами, вы имеете дело с дьяволом — и по его возможностям, и по типу личности. Даже обнаружив его убежище (что само по себе не просто, уверяю вас), вы не сможете… Ведь вы не собираетесь его просто уничтожить, верно? Это вы могли бы сделать, послав ракету или беспилотный штурмовик. Но вам нужно не уничтожить, а задержать и отдать в руки правосудия, не так ли?

— Да, так.

— А для этого необходимо приблизиться.

— Разумеется, необходимо. Ну и что? Мы не раз окружали, а затем захватывали разного рода базы и обители.

— Базу-то вы, может быть, и захватите, а людей — нет. Вам не удастся подойти к ней незамеченными. А заметив вас, они примут меры. И Томас не просто уйдет — это было бы еще полбеды. Боюсь, что он не откажет себе в удовольствии показать свое могущество и потешиться над вашими сотрудниками. Он окружит их фантомами, заставит уничтожать друг друга, устроит кровавое зрелище, а сам будет наслаждаться им. Вот чего я боюсь, мистер Ребров.

— И поэтому согласились на встречу?

— Не только поэтому. Скажите, как получилось, что, разыскивая Томаса, вы обнаружили Джона? Ведь вы не будете меня уверять, что это получилось совершенно случайно?

— Нет, не буду. Мы вас искали — и вас, и Руперта, и всех остальных.

— Почему?

— Думаю, вы сами понимаете почему. Тогда в Кисслингене вы скрылись, обманув наблюдателей. Затем вы приложили немало усилий, чтобы хорошенько спрятаться, и прячетесь до сих пор. Зачем эта таинственность? Разве она не напоминает заговор?

— Может, и напоминает, не знаю. Но ведь это так понятно! Однажды Кандерс попробовал рассказать все. Знаете, что получилось?

— В общем, да — я читал материалы дела.

— Толпы психопатов и маньяков, которые нас преследовали, плюс ваши коллеги, осаждавшие нас с таким же маниакальным упорством. Мне и сейчас стоит немалого труда отбиваться от репортеров, сделавших своей специальностью область тайн и чудес. Еще бы — ведь мы собираем в нашей клинике «магнитных» и «электрических» людей, мы осуществляем чудесные исцеления! Таким ловцам тайн мои сотрудники долго и нудно рассказывают о чисто медицинских аспектах регенерации, о нюансах исследований. Только статус медицинского учреждения нас и спасает. Но если они услышат о группе «волшебников» — нас ничто не спасет, нам просто не дадут работать. Вот к чему приведет любезная вашему сердцу открытость. В еще большей степени это касается других членов нашей группы. Для успешной работы им требуется полное уединение, абсолютная сосредоточенность. Ваша неуемная любознательность и желание бороться с заговорами грозят уничтожить результаты многолетнего труда многих людей, господин Ребров.

Была некая странность в нашей беседе. Сидя в кресле, я возвышался над хозяином кабинета, словно средневековый владыка над своим вассалом. Но при последних словах Вергеруса, произнесенных внешне спокойным и наставительным тоном (он словно читал мне лекцию), картина неуловимо изменилась — так меняется весь узор в калейдоскопе, стоит передвинуть несколько кристалликов. Теперь я казался себе выставленным напоказ объектом наблюдения, большим, но бестолковым, вроде слона в зоопарке — хотя нет, скорее речь следовало вести не о слоне, а о ком-то более опасном и непредсказуемом, вроде гориллы, которую с жалостью и в то же время с опаской рассматривает примостившийся на циновке высокоразвитый посетитель; рассматривает, в то же время пытаясь что-то внушить бедному меньшому брату. Стремясь избавиться от этого неприятного ощущения, я бросился в атаку.

— Это не вся правда, профессор. Вы и ваши друзья не просто исследуете что-то. Вы неустанно совершенствуете свои и без того фантастические способности, наращивая свое превосходство над остальными людьми. Зачем вам это могущество? На что вы собираетесь его употребить? Силу не добывают просто так, от нечего делать. Это всегда делается с какой-то целью. С какой?

— С какой целью… Скажите, вы увлекались каким-нибудь спортом — играли, допустим, в бейсбол или летали на модулях?

— Я бегал на длинные дистанции — марафон и сверхмарафон, а еще гимнастика, только не понимаю…

— Сейчас объясню. Скажите, занимаясь гимнастикой, вы стремились стать чемпионом? Получать призы?

— Нет.

— Тогда, может, вы хотели стать сильнее? Чувствовать себя увереннее? Ведь вы стали сильнее, правда?

— А, вот вы куда! Но ведь это совсем другое!

— Я просто хотел напомнить, что зачастую человек занимается каким-то делом, иногда требующим большого упорства и много времени, не с какой-то целью, а просто потому, что это ему нравится. Цель лежит не вне деятельности, а в ней самой.

— Допустим, что так, что вам просто нравится совершенствовать ваши способности. Но это не гимнастика, доктор! Вы получаете преимущество, равносильное обладанию опасным оружием — примерно как специалисты по восточным единоборствам, только гораздо сильнее.

— Хорошо, поговорим об оружии. Скажите, если ваш собеседник, человек, судя по всему, образованный и нормальный, с нормальными нравственными установками, прячет под одеждой оружие, должны ли вы полагать, что перед вами потенциальный убийца, и чувствовать себя в опасности?

Я невольно поправил висевшую под курткой кобуру. Наверное, рукоятка бластера повернулась, и вот…

— Вы наблюдательны, доктор. Что ж, я отвечу. Строго говоря — да. Даже самый надежный, прошедший тройной отбор человек может потерять над собой контроль, сойти с ума, наконец. Недаром ракеты, о которых вы упоминали, запускаются тремя, а сейчас, возможно, уже четырьмя ключами. Когда общество научилось защищать своих членов, оно максимально ограничило число людей, имеющих право носить оружие; сейчас на всей Земле их не более пятисот, не считая солдат. А вы обладаете оружием гораздо более опасным, чем это.

Я вынул бластер и положил его на пол, демонстративно отодвинув подальше.

Действительно Вергерус улыбнулся или мне показалось? Он слегка наклонил голову — это могло означать признательность, но это также (учитывая его позу) походило на ритуальный поклон перед началом поединка.

— Я вовсе не требовал этого. Я просто хотел сказать, что само по себе обладание какими-то возможностями, даже значительными, не делает человека опасным для окружающих. Слабый человек может быть гораздо опаснее сильного. Маньяки, убивающие женщин, отнюдь не атлеты. Человек, полностью погруженный в трудное дело, просто не может отвлекаться на составление планов заговора.

— Все это было бы прекрасно, доктор, и я, наверное, немедленно удалился бы, извинившись, если бы не одно обстоятельство: один из ваших товарищей как раз и является таким маньяком. Один из вас использовал свои способности для организации массового убийства. Мало того, и его жертва, покойный Путинцев, как я теперь убежден, использовал парапсихологическое воздействие для развития способностей своих подопечных. А еще один ваш коллега, господин Лютов, занят тем, что ускоряет развитие отдельных видов животных, а следовательно, ломает экосистемы, не задумываясь о последствиях…

— Вы знаете о Лютове?

— Представьте, да. Видимо, вы нас недооценили. Профессор, я должен знать все. Как образуются фантомы? Как они управляются? Руперт говорил о магнитных полях — какова их природа? Можно ли их уничтожить? Все, что может помочь найти и обезвредить убийцу. Но и о ваших товарищах, и о вас мы должны кое-что узнать. Общество должно контролировать ситуацию.

Наступило молчание. Вергерус смотрел в окно. Может, я был слишком резок? Наша беседа стала походить на допрос. Я уже открыл рот, чтобы извиниться, смягчить впечатление, когда профессор заговорил.

— Я мог бы разбить все ваши обвинения, опрокинуть их, как карточный домик, начиная с главного: Томас вовсе не один из нас.

— Что это значит? Почему?

— Глечке был исключен из числа учеников и изгнан из Центра — разве Джон не сказал вам? С тех пор мы не общаемся. Я расскажу, как и почему это случилось, чуть позже, наберитесь терпения, пока же поймите главное: Глечке — чудовищная ошибка, исключение, чужак, стервятник, по необъяснимому капризу природы поразительно похожий на лебедя. Теперь о Путинцеве. Я могу доказать, что Максим никогда не покушался на свободу своих подопечных, не внушал им стремления к совершенству; он использовал свою силу лишь для того, чтобы выявить их способности и помочь развить их. Я многое мог бы объяснить и относительно Лютова, и относительно собственной работы. Мог бы — но вряд ли это снимет вашу предубежденность. Чтобы победить ее, нужно рассказать все, с самого начала. Я попробую. Люди, наделенные необычными, феноменальными способностями, известны с незапамятных времен. Сегодня уже мало кто сомневается в существовании ясновидящих, людей, обладающих даром кожного зрения или целительства, людей-магнитов и т. д. Кандерс, от природы слабый и болезненный, был наделен уникальным даром: он мог ощущать существующие в человеческом теле слабые магнитные поля, мог также управлять ими, многократно усиливая. Сам по себе этот дар был бесполезен и воспринимался как нечто вроде уродства. Он мог прожить обычную жизнь, забыв о нем, лишь изредка на потеху друзей заставляя работать отключенные электроприборы и отклоняться стрелку компаса, мог избрать и другой путь — стать очередным шарлатаном-гуру, прорицателем-факиром, основать какую-нибудь школу, тем более что имел, кроме всего прочего, способность к внушению. Однако он поставил перед собой иную задачу: соединить способности разных людей, как бы взаимно индуцировать их. Ведь все эти чудесные способности существуют разрозненно, так что прорицатель может всю жизнь страдать от близорукости, а целитель ничего не скажет не только о дне завтрашнем, но и о вчерашнем из-за слабой памяти. Можно ли соединить эти дарования в одном человеке? Над этой проблемой он и стал работать.

Кандерс стал искать людей с необычными способностями, пытаясь увлечь их своей идеей. Здесь его ожидало первое разочарование. Даже у тех, кого удалось уговорить, ничего не получалось. Требовалось еще одно непременное условие, еще один дар — огромная сила воли, страстная потребность в совершенстве. Но было и нечто обнадеживающее: он понял, что людей с необычными задатками гораздо больше, чем полагают, надо только открыть их. Он изменил цель поиска, выработал критерии отбора. Так возник центр «Праджапати». Я был одним из первых его сотрудников.

Мы искали не просто людей с уникальными способностями — нам требовались люди, страстно желающие их совершенствовать, готовые посвятить этому всю жизнь. Именно последний критерий проверялся в период так называемого возвышения. В число избранных попадали лишь те, кого не требовалось понукать, как-то подталкивать, — наоборот, лишь сдерживать, чтобы они не забывали напрочь о сне и аде. Вы можете спросить, учитывали ли мы нравственный аспект, был ли тест на агрессивность, шизоидность и т. п. Вначале мы много думали и спорили об этом, а затем пришли к выводу, что этот критерий в скрытом виде содержится в основном в страсти к совершенству. Это ведь не просто желание, господин Ребров. Нужна такая одержимость, когда сам процесс совершенствования становится целью. Прочие стремления, осознает их человек или нет — желание прославиться, или достичь высокого положения, или властвовать над другими, — просто не работают. На определенной высоте они не заставят сделать и шага. Лишь тот, кто любил сам процесс, а не его результат, мог чего-то достичь. Открытый нами принцип дал сбой лишь один-единственный раз. Этим исключением стал Глечке. Его тайный изъян — стремление к власти, наслаждение властью — открылся гораздо позже. Он умело скрывал его, а в креативном плане компенсировал особой силой воли, исключительной даже среди нас. Однако наше правило сработало и здесь — Глечке так и не смог овладеть всем комплексом способностей, остановившись на создании фантомов. Однако я забежал вперед и отвлекся.

Постепенно, по мере увеличения числа сотрудников Центра, методика Кандерса стала давать результаты. Возник своего рода кумулятивный эффект взаимовлияния. Кандерс даже рассчитал «оптимальную массу феноменальности», при которой этот эффект достигает наибольшей величины, — это происходит, когда взаимодействуют 26 — 28 человек, обладающих паранормальными способностями. Нас было всего 16, но мы уже многое умели. Мы научились управлять собственным кровотоком — настолько, что могли полностью остановить снабжение кровью какого-либо органа или, наоборот, резко усилить его. На этом была основана наша способность лечить, привлекавшая в Центр поток посетителей. Применяя открывшиеся возможности к самим себе, мы не только избавились от собственных недугов, но и перестроили некоторые функции своего организма, прежде всего пищеварение — согласитесь, оно доставляет столько хлопот, отнимает так много времени! Некоторые из нас в борьбе с отвлекающими факторами пошли еще дальше: стремясь навсегда устранить такой возбудитель, как эротика, они произвели бескровную самокастрацию. Да, понимаю, это производит неприятное впечатление, но поверьте: это не нанесло никакого урона их личности.

Однако гораздо большие возможности открылись перед нами в области управления электромагнитным полем, которому нас научил Кандерс. Мы научились многократно усиливать его и моделировать по своему желанию. При этом мы натолкнулись на поразительный эффект — образование пространства, полностью поглощающего световые волны. С его помощью можно было создавать некие феномены, воспринимаемые наблюдателем как реальные объекты. Они строятся из сильно ионизированного воздуха и весьма нестабильны. Впрочем, никто из нас не обратил большого внимания на эти фантомы, к ним относились как к забавным игрушкам; один лишь Томас много ими занимался. Тогда мы еще не знали, что у «темных пространств» есть и другие свойства, что с их помощью можно искать дорогу в иные миры, что они усиливают феноменальные способности, — все это позже открыл Руперт. Пока же мы всесторонне изучали образуемое нами поле, «темные пространства» и самих себя. Используя магнитометры, спектрометры, всевозможные датчики, мы провели множество измерений. Кандерс не собирался делать тайны из наших открытий, напротив — он страстно желал поделиться ими со всеми людьми. Спасение детей и вызванный этим событием интерес к Центру стали удобным поводом для такого обращения. И он выступил… О результатах этого выступления мы уже говорили.

Мы бежали в Германию, намереваясь продолжить работу. Теперь ее характер изменился. Мы прекратили прием больных и отбор новых избранных, сосредоточив все силы на развитии собственных способностей. К тому времени выявилась еще одна закономерность: хотя методика Кандерса позволяла синтезировать различные дарования в некое новое качество, многократно их усиливая, вслед за этим вновь наступал этап специализации. Каждый мог достигнуть наибольших успехов в какой-то одной области — причем не обязательно в той, в какой он был отмечен природой. Мы разделились, каждый стал заниматься своим. Одних увлекали «темные пространства», скрытые в них возможности, другие развивали способность жить в воде; летать, находиться в безвоздушном пространстве…

— Летать?!

— Да, некоторые из нас это умеют. Я — нет. Я уже в те годы стал заниматься вопросами регенерации. Меня увлекала задача не просто остановить заболевание, оставив жить на Земле изувеченный обрубок, а полностью восстановить утраченный орган. Я ставил опыты — вначале на крысах и собаках, а когда потребовался человеческий материал — на себе. Как вы, возможно, знаете, к настоящему времени я достиг в этом определенных успехов, но тогда я был в самом начале пути.

Наверное, мы бы долго находились в монастыре, нам там нравилось, но мы обнаружили слежку. На Кандерса это подействовало угнетающе. Он боялся, что его методику, результаты наших исследований попытаются использовать для установления контроля над людьми, еще для какой-нибудь государственной гадости. В наше время над подобными страхами можно смеяться (да и то — как знать? — общество, как и душа, бездонно, нам не дано знать, что может появиться из его потемок), но тогда они казались вполне обоснованными. Он стал разрабатывать планы тайного ухода из монастыря и создания базы где-то в другом месте. И тут произошла эта история с Глечке.

С некоторых пор мы стали ощущать, что по каким-то неизвестным причинам изменилось отношение к нам местных жителей. Наши товарищи, отправлявшиеся в деревню за покупками или чтобы взять почту, ловили на себе испуганные или враждебные взгляды. Ранее ничего подобного не наблюдалось. Поскольку я имел более тесные контакты с местными, чем остальные (для моих опытов мне необходима была врачебная практика, кроме того, я просто ощущал потребность лечить), мне поручили выяснить причины возникшей враждебности. Это удалось не сразу — даже те, кому я недавно помог, смотрели с недоверием; однако, видя мою искреннюю обеспокоенность происходящим, мало-помалу разговорились. Оказалось, что люди напуганы появлением отвратительных уродцев и чудовищ. Одни словно вышли из старых сказок или сошли с фресок, изображавших Страшный суд, другие не были похожи ни на что: жабы с человеческими головами, сатиры с чудовищными половыми органами, разлагающиеся трупы, огромные ящерицы… Вначале они встречались лишь в сумерках и вдали от жилья, а затем, осмелев, стали появляться средь бела дня прямо на деревенских улицах. Они наводили ужас на женщин и детей; даже мужчины предпочитали отсиживаться по домам. Поскольку ранее ничего подобного не наблюдалось, понятно, что люди связали появление демонов с нами.

Выслушав мой рассказ, Кандерс собрал учеников. Расследования не потребовалось: все знали, кто у нас увлекался фантомами, и Томас не стал отпираться. Он объяснил, что, работая с фантомами, столкнулся с непреодолимой трудностью: никак не удавалось проверить плотность создаваемых объектов, характер их воздействия на окружающих. Дело в том, что избранные всегда видели призрачную, даже карикатурную природу фантомов; необходимо было провести опыты на людях. Он не подумал о том, как это отразится на наших отношениях с местными жителями, что это может ухудшить наше положение, привлечет к Центру лишнее внимание. Теперь он сознает свою ошибку, глубоко раскаивается в ней и обязуется более не ставить под удар наше общее дело. Но раз уж все вскрылось, продолжил он свое выступление, он хочет рассказать о сделанном им важном открытии. Не все жители деревни воспринимают созданные им фантомы как реальные объекты; есть один мальчик, который видит их так же, как мы, — прозрачными. То есть он тоже относится к числу избранных. Таким образом, открыт новый способ отбора — без приема больных, без многочисленных тестов, простой и эффективный. Он, Томас Глечке, предлагает обсудить возможности его использования.

Никогда ни до, ни после этого я не видел Кандерса в таком гневе. Нет, это неточно сказано: мы вообще никогда не видели, чтобы он испытывал гнев, злобу или нечто подобное. Надо было знать нашего учителя, чтобы понять, насколько такие чувства были ему чужды. Он и теперь говорил не повышая голоса, но это ничего не меняло. Он заявил, что объяснения Томаса не стоят ломаного гроша, что он совершил не ошибку — предательство, смешал имя нашего Центра с грязью, потому что сознательно вызываемый у людей страх — самая отвратительная грязь.

Возможно, Кандерс надеялся, что Томас поймет, что совершил, искренне раскается, но случилось иначе. Глечке заявил, что считает моральные оценки неприменимыми и вредными, что надо говорить о нас и перспективах нашего общего дела, а не о напуганных обывателях. Именно тогда Кандерс произнес те самые слова, которые вы уже слышали: «Ты — не один из нас. Произошла ошибка». И те, о стервятнике. Он приказал Томасу покинуть монастырь. Возможно, Глечке не ожидал такого поворота, но не показал этого. Он надменно заявил, что мы еще пожалеем о своем поступке, еще услышим о нем — ну, что обычно говорится в таких случаях.

Кандерс после этого был страшно подавлен. Он стал сомневаться в методике отбора, в принципах нашей подготовки, кажется, даже в ее цели — во всем. Он постоянно повторял, что допустил чудовищную ошибку, что надо пересмотреть все с самого начала. И еще он начал быстро, прямо на глазах стареть; до этого мы как-то не воспринимали его возраст. Однажды он собрал нас и объявил, что вскоре его не станет; мы должны покинуть Кисслинген и продолжить наши занятия поодиночке; те из нас, кто будет проводить отбор (он назвал их), должны ужесточить его критерии. Спустя несколько дней он умер.

Дальнейшее в общих чертах вам известно. Выполняя завещание нашего учителя, мы разъехались, затаились и продолжили нашу работу. О Томасе мы много лет ничего не слышали — до того дня, когда Максим сообщил, что Томас явился к нему и, перемежая свою речь угрозами, потребовал, чтобы Максим не смел выступать ни с какими заявлениями о Центре. Конечно, мы заинтересовались, расспрашивали Максима, но не придали этому сообщению того значения, которого оно заслуживало. А потом произошла эта трагедия… Вот, пожалуй, и все.

Он замолчал. Я тоже не знал, что говорить. Этот человек, сидевший на корточках напротив меня… Теперь я воспринимал его иначе. История, которую я расследовал, до сих пор представляла собой нечто вроде задачи, которую было необходимо решить. Теперь она стала реальностью. Летать, жить в безвоздушном пространстве, управлять кровотоком… Почти всемогущие, почти бессмертные… И существует ли граница этого «почти»?

Вергерус первым прервал молчание.

— Теперь вы не считаете нас своими врагами? — спросил он. — Не будете требовать, чтобы мы непременно заявили о себе и находились под контролем?

— Нет… конечно, нет. Но… Скажите — значит, кто-то продолжает проводить отбор?

— Да. Я провожу отбор. И еще один из нас.

— Значит, число избранных увеличивается?

— Да, сейчас их насчитывается 48 человек. Однако новые вступившие еще не достигли той зрелости, которая позволила бы считать их действительно избранными. Теперь мы не спешим — боимся совершить новую ошибку.

— Понимаю… Однако мы не решили главное. Вы считаете, что мы не сможем справиться с Глечке. Что же — оставить его в покое?

— Почему же? Нет. Просто нельзя допустить новых жертв. Мы совершили ошибку, мы и должны ее исправить. Эта задача по силам только нам.

Я поднялся.

— Благодарю за ваши разъяснения, профессор, за предложенную помощь. Мы не можем устраниться от своих обязанностей. Мы продолжим «дело Глеч-ке» и доведем его до конца. Постараемся учесть ваши предостережения.

Я уже дошел до двери, когда новая мысль заставила меня обернуться.

— Вы сказали, что Кандерс вел какие-то записи — дневник или журнал. Где он?

Вергерус пожал плечами.

— Он исчез! Перед тем как покинуть обитель, мы тщательно все проверили — не должно было остаться никаких следов, — но не обнаружили ни одного клочка каких-либо записей. Это странно, но это так, поверьте. Может быть, Кандерс перед смертью уничтожил дневник?

Я не стал говорить ему, что он ошибается. Ведь я тоже не знал ответа.

Все встревожены загадочным исчезновением Скиннера. Его нет уже третий день. Позавчера он ушел, чтобы поупражняться с полями. Никто не стал волноваться, когда он не явился к обеду — такое случалось. Но он не пришел и вечером. Не я один отказался в ту ночь от сна. Утром мы отправились на поиски. Они продолжаются и сейчас.

Никто не знает, как объяснить случившееся. Даже предположений разумных нет! Мои ученики не могут ни заблудиться (они отлично ощущают пространство и свое положение в нем), ни стать добычей хищников: никакой зверь, даже самый голодный, не осмелится напасть на избранного — они чувствуют нашу силу, и еще не было случая, чтобы они преодолели свой страх.

Бывает, правда, что в состоянии полного углубления, напряжения всех сил избранный теряет контроль над собственным телом и может бессознательнокак бы дублируя мысленные, душевные усилия — сделать несколько шагов. Если в это время он находится на краю глубокой расщелины или трясины… Но я не раз предупреждал их об этой опасности, и поэтому каждый выбрал себе удобную площадку для занятий, где можно ничего не опасаться. Несколько шагов — не несколько сот метров, и все же я распорядился, чтобы обследовали все обрывы и болота неподалеку от того места, где занимался Эрик.

Пока никто не высказал одной догадки, крайне простой. Она не высказана, но я чувствую, как она вызревает в голове Марио, а у Гюнтера уже готова сорваться с языка. Не решил ли Скиннер покинуть нас? Сбежать? Раствориться в миллионах обычных человеческих существ, смертных, как гусеницы или лягушки, и столь же беспечных. А потом, когда мы забудем о нем, самому стать Учителем, предводителем какой-нибудь дурацкой общины, быть окруженным всеобщим преклонением. Умений, которыми он владеет, для этого достаточно.

Когда я начинаю думать об этом, все мои страхи, сомнения, неудачи, моя старость, слабостьвся моя человеческая дрянь наваливается на меня. Я вспоминаю о том, чего так и не достиг (и уже не достигну), о досадных промахах, как с этим дурачком, взятом из Китежа. Столько возни, столько сил вложено — и все впустую! И еще я отчетливо сознаю, что перед каждым из них стоит этот соблазн, у каждого есть выбор: продолжить мучительный путь наверхили бросить все и предпочесть полную удовольствий жизнь на равнине. Что, если в одно прекрасное утро я проснусь — и никого?.. Чертово наваждение, оно так отчетливо стоит перед моими глазами! Проклятый Скиннер! Угораздило его пропасть именно теперь, когда Гюнтер избавил нас от этой ищейки, что-то разнюхавшей, когда, после опыта в Китеже (пусть не во всем удачного, согласен), перед нами открылось новое поле деятельности! Почему именно сейчас?!

Одно меня утешает — даже те, кто в душе допускает возможность бегства этого мерзавца, не придают этому такого значения, как я. Гюнтер неохотно участвует в поисках пропавшего, и как только я оказываюсь поблизости, стремится продолжить обсуждение плана операции. К нему тут же присоединяется Альдо, и они вновь вступают в полемику. Альдо, как истинного южанина, тянет в теплые краявозможно, именно поэтому он так настаивает на индонезийском варианте. Гюнтер с презрением относится к азиатам и предлагает один из островов Балтики. Преимущество плана Альдо в том, что в Индонезии мы наряду с материалом (будем надеяться, что он окажется обширнее и качественнее китежского) получим и отличную базу. Целый остров! Какая дерзкая идея! Впрочем, опыт Китежа убеждает, что нам многое по силам. Надо отдать должное Альдо, он проделал большую работу: готовы карты, схемы, разработан весь план операции. Гюнтер этим похвастаться не может, кроме того, он вынужден признать, что в качестве базы выбранный им остров использовать не удастсяслишком велика здесь плотность морских и воздушных линий, а значит, слишком много сил придется тратить на поддержание защитного экрана. Главным аргументом Гюнтера является качество возможного «улова». Когда я слушаю их спор, я забываю о Скиннере. Мы еще живы, вы еще услышите о нас!

Эрику удалось проникнуть в иной мир! Он пришел сегодня вечером, изможденный, едва живой от усталости. Привожу его рассказ целиком — он того заслуживает.

«В тот день я занимался обычными упражнениями с полями. Создав темное пространство, я начал моделировать его различным образом. Мне все удавалось, и я стал увеличивать мощность поля. Внезапно я почувствовал удар, словно прикоснулся к высоковольтной шине. Темное пространство скачкообразно расширилось, охватив и то место, где я находился. Я стоял в полной темноте, оглушенный разрядом, голова кружилась, к горлу подступала тошнота. В этот момент я осознал, что больше не прикладываю никаких усилий для поддержания поляоно существует само. Ни с кем из нас такого еще не было. Я не знал, как выйти из темного пространства, и растерялся. Тут я заметил впереди, чуть сбоку, слабо светящийся контур — словно за закрытой дверью горела неяркая лампочка. Я направился туда. По мере приближения темнота внутри контура рассеивалась, он уже не походил надверь — скорее на туман, клубящийся в отверстии пещеры, из которой мне предстояло выйти. Я сомневался, надо ли это делать, но у меня, в общем, не было выбора. Я еще помедлил возле отверстия (оно было как раз в мой рост), а затем шагнул в него.

В первую минуту мне показалось, что я благополучно вернулся обратно — помню, я даже вздохнул с облегчением. Я стоял на такой же каменистой площадке, на какой начинал свои опыты, вокруг так же возвышались скалы. Правда, они словно бы выросли и очертания их изменились. Еще меня поразило, как быстро прошло время: ведь я начал заниматься утром, а вышел в густые сумерки, озаряемые светом луны. Свет этот показался мне странным, и я стал искать луну. Когда я увидел ее, сердце мое сжалось: я понял, что со мной случилось нечто небывалое, хотя пока и не знал что. Багровый диск, висевший над горами, поражал своими размерами, а главное — его покрывала сетка ясно различимых линий, как на треснувшем, мо еще не развалившемся стекле.

Я недолго разглядывал это новое светило. Раздался стук камней, и я увидел приближавшееся ко мне чудовище. Голова гигантской игуаны, чешуя, прижатые к груди передние лапыбольше всего оно походило на доисторического ящера. Я бросился наутек. Бежать было тяжело, к моим ногам словно гири привязали. К тому же местность была слабо приспособлена для бега: путь то и дело преграждали трещины, скалы, огромные котловины… Преследователь уже настигал меня, я слышал за спиной его шаги. В отчаянии я полез на крутую скалу. К моему счастью, для чудовища она оказалась недоступной. Потоптавшись около подножия, оно удалилось, и я остался один.

Не знаю, сколько времени я провел там. Багровая луна скрылась, зато на другом краю небосклона показалось новое светило. Не знаю, можно ли назвать его солнцем: ржавого цвета диск давал света немногим больше, чем тусклый спутник. Я осторожно спустился со скалы и тут понял, что не знаю, в какой стороне находится отверстие, через которое я попал в этот мир, — ибо к тому времени я уже знал, что нахожусь не на Земле.

С этого момента я был занят тем, что искал выход. Я кружил вокруг скалы, стараясь не пропустить ни одного уголка, где могло бы располагаться отверстие. Дело осложнялось тем, что я понятия не имел, как оно должно выглядеть. Туманный овал? Пятно абсолютного мрака?Я ведь даже не успел оглянуться.

Мне приходило в голову, что можно попытаться построить темное пространство, проделать с ним те же операции, что и вначале, и ждать, когда появится отверстие. Но даже если оно и появится, то куда приведет ? А главноеу меня уже не было сил, чтобы сделать это. Я устал, замерз, страдал от голода и бессонницы. Спал я урывками все на той же скале, все время боясь свалиться с нее. Но сильнее всего меня мучила жажда. Воды там не было, только лед на дне трещин. Я топил его в ладонях и пил, преодолевая отвращениевкус у воды был омерзительный. Однажды, отбив кусок льда, я лизнул его и ощутил ожог. Это была не вода, а какая-то дрянь, кислота или щелочь, не знаю. Я стал осторожнее.

Каким мрачным был этот мир! Ржавое светило не поднималось высоко над горизонтом и почти не давало тепла. Когда оно заходило, все погружалось в глубокий мрак. Тогда далеко за горизонтом я видел зарево. Оно то разгоралось, то потухало, словно за горами полыхал огромный костер.

Там не было никаких растений, вообще ничего живого. Я удивлялся, чем же питается напавший на меня ящер. Но потом понял чем. Там были люди! Да, люди. Правда, я видел их лишь однажды и притом с далекого расстояния, при моем приближении они скрылись; тем не менее уверен, что я не ошибся.

…На отверстие я наткнулся совершенно случайно, когда уже совсем отчаялся. Плохо помню, как вошел в него, как добрался до выхода. Кажется, последний отрезок пути я полз».

Что это за мир ? Планета возле одного из созвездий нашей Галактики ? А может, это иное воплощение Земли?Впрочем, так ли это важно сейчас? Положение этого мира во Вселенной, его происхождение, свойствавсе это можно будет потом уточнить и тщательно исследовать. Главное состоит в том, что мы можем в него попасть. Только мы и никто другой! Перед нами открываются такие безграничные возможности, что голова кружится. Вот она, идеальная база — никому неизвестная, недоступная. Но не только база. Мы станем владыками этого мира, заселим его новым человечеством — человечеством избранных. С ящерами и аборигенами, которых видел Скиннер, мы справимся, я уверен.

Разумеется, чтобы реализовать эти возможности, надо будет решить ряд достаточно сложных задач. Прежде всего научиться создавать и сохранятьотверстия, через которые можно попасть в этот мир. Они создаются в ходе операций с темными пространствамино каких операций ? Сумеет ли Эрик их повторить ? Ведь он наткнулся на этот эффект случайно…

Будем надеяться, что сумеет. Главное, мы теперь знаем, что темные пространства обладают таким свойством. Сам Кандерс не знал этого! И никто из моих заклятых друзей не знает — только я! Вот она, удача, которую я так долго ждал, награда за упорный труд. И совершенно не важно, что честь этого открытия принадлежит не мне, а одному из моих учеников, причем не самому талантливому, на мой взгляд, — все равно это мое открытие. Его значение невозможно переоценить, даже обнаружение нового мира уступает ему по значимости: важно отыскать путь, а двинувшись по нему, куда-нибудь да придешь.

Случайная находка Скиннера заставляет по-новому взглянуть на наши проблему и планы. До сих пор я стремился спрятаться получше, затаиться, устранить тех, кто знал о нас слишком много. Должен ли я и теперь таиться, как зверь ? Не пора ли мне поменяться ролями с моими преследователями? Чертовски соблазнительная мысль!

Но еще заманчивее другая, касающаяся моих, так сказать, однокашников. Пока что я занимал по отношению к ним позицию нейтралитета, полагая, что не должен вредить им,ведь, в конечном итоге, мы делаем общее дело. При этом я всегда сознавал, что лишь я понимаю общий смысл и конечную цель этого дела, лишь я способен заменить Кандерса и возглавить работу. Не настало ли время сделать это? Вновь собрать всех избранных в одном месте. Пусть работают, пусть обучают моих учеников тому, что умеют они и чего не умею я!

У меня будет всебаза, опытные инструкторы, материал для обучения… Какие перспективы открываются передо мной! Дух захватывает! Давно я не чувствовал такого прилива сил!

Скиннер встал после двенадцатичасового сна и сразу рвется повторить свой опыт, вновь пробить это отверстие. Однако он еще слишком слаб; я убедил его повременить.

Поговорил с Гюнтером и Альдо, открыл им кое-что из моих новых планов. Страшно воодушевлены и горят желанием начать немедленно.

Кстати, Альдо сообщил об одном своем наблюдении: когда в поисках Эрика они прочесывали тайгу, он заметил несколько волков. Странно, ведь в окрестностях давно нет никаких зверей, они ушли сразу после нашего появления здесь. Что заставило их вернуться? Надо подумать.

Глава 17

ОБЩИЙ ИСХОД

За ночь подморозило, земля застыла, идти было легко. Кажется, это первый заморозок в нынешнем году. Впрочем, откуда мне знать — за последние три недели я впервые ночевал дома. Может, заморозки уже были. Вчера я не спросил Янину об этом, тем для разговора и без того хватало: я рассказывал о своих встречах с Рупертом и Вергерусом, она — о своей работе. И была любовь, такая новая после разлуки.

Схваченная морозом, но еще влажная, еще разноцветная листва пружинила под ногами, когда я сворачивал с дороги и шел напрямик. Как здорово, что Риман отправил меня домой! Поистине генеральский подарок. Я и не думал о таком. Какой отдых? За последние двое суток я спал часа два, наверное. Вместе с Хендерсоном и еще двумя специалистами по обнаружению и ликвидации баз террористов мы составили перечень критериев, в соответствии с которыми Глечке должен был выбрать место для своего убежища, а затем, на основании этого перечня, — карту поисков. Карта получилась обширная, она охватывала почти весь мир, список намеченных к проверке пунктов длинный, но все же обозримый. А еще мы составили нечто вроде инструкции для наших сотрудников, которые будут проводить поиск. Уже под вечер мы доложили результаты нашей работы Риману. Мы еще хотели заняться составлением плана захвата (разумеется, в нескольких вариантах, в зависимости от местности, в которой будет обнаружена база), но тут генерал остановил нас и отправил меня в двухдневный отпуск. Как раз столько, по нашим прикидкам, займет проверка всех намеченных объектов. Генерал заявил, что пока мы не будем знать, где находится база, составлять план — чисто академическое занятие, «а мы в настоящее время не можем себе позволить тратить силы сотрудников на подобные изыскания». Наверное, он прав, как всегда — даже оказавшись дома, я долго не мог заснуть, потом, после приема успокоительного, мне снились кошмары. Несколько раз я просыпался — казалось, что заработал визор, меня вызывают. Последний такой «звонок», особенно отчетливый, раздался под утро, я вскочил, бросился на кухню, но увидел лишь темный экран. Все же я на всякий случай поставил визор на запись, чего обычно не делал, и отправился погулять.

Начался подъем, но я не сбавлял темп, наоборот, пошел еще быстрее. Сердце колотилось, ноги отказывались идти. Взобравшись наверх, я остановился, тяжело дыша. Жалкая развалина! Вот что значит провести несколько недель почти без движения. Лишь постоянно подстегивая свой организм, заставляя его работать, я могу обеспечить его нормальное функционирование — и то если не подвернется нога на косогоре, не проникнет вирус, не разладится обмен. Тогда придется звать на помощь врачей. Управлять кровообращением, деятельностью желез, отращивать утраченные органы… И дальше, больше — летать, жить в космосе! Сказка, воспаленная мечта! Так я привык думать, но оказалось, что я ошибался. Теперь, когда я знаю, что это реально, мне, напротив, кажется странным и поразительно близоруким мой скептицизм: ведь не удивлялся же я людям, умеющим безошибочно различать звуки, запахи или цвета (способность, которой я начисто лишен). Не сомневался в существовании людей, способных считать быстрее компьютера или запоминать наизусть тома энциклопедии. И вот что интересно: теперь, когда я знаю, что избранные действительно существуют, знаю, чем они занимаются, я не чувствую никакой своей ущербности, второсортности. Напротив, это знание наполняет меня гордостью и предчувствием удивительных открытий.

Да, мои представления о границах возможного за последние дни сильно изменились. Теперь меня уже не удивляют необычайные способности избранных, скорее я готов удивиться тому, что и у этого необычайного дара есть границы. Самое наглядное и грубое свидетельство существования таких границ — смерть Кандерса. Подумать только: его, почти всемогущего, практически бессмертного, убило одно лишь разочарование в своем ученике и вызванная этим депрессия! Теперь обладатель безграничных возможностей покоится в склепе обители. Но куда все же делся его архив? Проще всего предположить, что его похитил Глечке. Но как он, последние годы не живший в обители, мог узнать о существовании архива, о том, где он спрятан? Ведь этого не знал никто. И вообще — почему Кандерс его сохранил? Если он не хотел передать его своим ученикам, логичнее было его уничтожить. Кому он оставил свои записи, кому он их предназначал — нам, тем, кто следил за ним? Вряд ли. А что, если…

Писк браслета прервал мои размышления. Я поднес экран к глазам и увидел Янину.

— Это ты включил визор на запись? — Она не дала мне сказать «привет», я даже не успел улыбнуться ей.

— Да, а что?

— Тут кое-что записалось. Я хочу, чтобы ты посмотрел это как можно скорее.

— Что-то случилось? Где? Опять Глечке?!

— Нет-нет, ничего такого. Не знаю. Посмотри сам. — Я повернул к дому. Что это могло значить? Как что, ты же сразу понял: она меня просто успокаивает, на самом деле произошло новое нападение, есть жертвы, много жертв. Господи, только не это! Где это могло случиться? Не все ли равно? Я все прибавлял шагу, почти бежал. Надо же было так далеко забраться!

Янину я нашел в спальне — она собирала дорожную сумку. На кресле лежала доха, рядом стояли зимние сапоги.

— Ты собираешься? Куда?

— Сейчас поймешь. Смотри.

Она включила запись, и я в недоумении уставился на экран: оттуда на меня смотрел… волк! Зверь словно вглядывался, стараясь увидеть кого-то, но я знал, что увидеть он мог лишь надпись «Сожалею, но меня нет дома, оставьте ваше сообщение». Затем морда зверя исчезла и открылось какое-то плохо освещенное помещение, нечто вроде пещеры. Несколько минут изображение оставалось неподвижным, потом вновь мелькнула волчья, морда, и экран погас. Я повернулся к Янине.

— Что это было? Ты что-нибудь поняла?

— Только то, что это жилище Лютова и что с ним что-то случилось. Ты ничего не заметил?

— Ну… нет.

— Подожди, сейчас я перемотаю. Вот это место. Видишь — вон там, на полу?

Я приник к экрану. Да, теперь я видел: на полу лежал человек. Его лицо нам не было видно.

— Это Федор. Больше там никто не живет. С ним что-то случилось. Боюсь, что худшее.

— Думаешь, он заболел? Или умер? Хотя — если он мертв, кто же тогда вышел на связь?

— Не знаю. Сейчас это не главное. Там никого нет, никто не может ему помочь, никто даже не знает дороги туда. Мне надо лететь.

— Одной?

— Может, кто-нибудь из поселка согласится меня сопровождать… Если ты о волках, то я не боюсь. Немного боюсь заблудиться, и еще там снег, наверное, не знаю, смогу ли дойти.

— Почему дойти?

— Я не знаю, как выглядит это место с воздуха, не знаю, можно ли там вообще сесть.

— Понятно… Значит, по-твоему, там уже зима? Что надо одевать — сапоги? пуховку?

…Из самолета я позвонил Риману. Дежурный сообщил, что у него идет совещание, разбирают ночное ЧП. Что за происшествие, поинтересовался я. Оказалось, что ночью по неизвестным причинам отключилась вся сигнализация, а охрана почему-то долго этого не замечала, пребывая в уверенности, что все в порядке. Сейчас руководство пытается разобраться, что же произошло. Я попросил передать генералу, как только он освободится, что я лечу на восток, полет связан с проводимым мною расследованием, о результатах доложу завтра.

В поселок мы прилетели уже к вечеру. Рейсовый флайер, шедший из Красноярска, был пуст, что меня несколько удивило. Однако подлинная неожиданность ожидала нас на аэровокзале поселка: не успели мы сесть, как флайер окружила толпа людей, стремящихся поскорее улететь. Они едва могли дождаться, пока мы выйдем, они толпились у люка, мешая нам, — я видел такое впервые.

Заметив у входа в аэровокзал человека, судя по всему, из местных, который явно не собирался улетать и смотрел на толпящихся у флайера даже с некоторым презрением, я спросил у него, почему все так спешат.

— Почему-почему. Струхнули, вот почему, — сурово промолвил абориген.

— И чего же все так испугались?

— А ты послушай! Повернись да послушай хорошенько, сразу все и поймешь. Может, дальше ходить не захочется.

Я послушался совета, отвернулся от флайера, от людей — и услышал. Это шло со всех сторон, отовсюду, злобное, беспощадное. От него тело покрывалось липким потом, руки тянулись к оружию, хотелось оказаться возле огня, света, людей, подальше от темноты.

— И давно они так? — услышал я голос Янины.

— Да вторые сутки пошли. И днем и ночью, без остановок. Я такого, правду сказать, и не припомню. Вот городские и струхнули. Со стройки, считай, уже все разбежались.

— А ученые? Научная группа, которая здесь работала? — с надеждой спросила Янина.

— Тоже смылись! — Наш собеседник как будто даже был рад этому обстоятельству. — Сегодня утром все улетели, на лаборатории замок висит. Да чего там! Тут не то что городские, тут любой испугается. Ведь они не только воют, они и ходят. Сам видел! Средь бела дня по стройке бродят, прямо возле домов. Всех собак порезали. Мой пес как в конуру забился, так там и сидит. Правда ль, нет, говорят, двоих строителей вчера вечером порезали.

— И что же, разве в них не стреляли?

— Как не стреляли! Тут вчера такая пальба стояла! Стреляют, а убить не могут, вот какая штука. Тогда все и побежали. Наши и те сробели. «Оборотни, — говорят, — их пулей не убьешь, они нас всех изведут». Все по домам сидят, по поселку пройдешь — никого не встретишь. Моя баба и то с ума сошла: на избу какого-то божка якутского повесила, ходит, заклинания бормочет… А вы что — тоже ученые? Езжайте, ваших нету, никого нету!

— Нет, уезжать нам пока рано, — заявила Янина. — Нам в тайгу нужно.

— В тайгу?! — Собеседник смотрел на Янину с нескрываемым изумлением. — Вы — в тайгу?

— Да, мы — в тайгу. Вы не подскажете, где можно найти какой-нибудь транспорт?

— Транспорт? Глайдеров ни одного не осталось, на них строители уехали… В охотхозяйстве есть вездеход, только водитель вряд ли согласится…

— Я сам поведу, — храбро заявил я. При этом я пытался вспомнить, когда в последний раз имел дело с двигателем внутреннего сгорания — лет десять назад, наверное.

— Ну, если сам… Пойдемте, я покажу, где он живет, водитель. А переночевать у меня можете.

— Ночевать мы не будем, — твердо заявила Янина. — Нам срочно надо.

— Сейчас?! На ночь глядя?! — Теперь собеседник смотрел на нас уже не с удивлением — скорее это походило на страх. Может, мы стали для него кем-то вроде оборотней?

…Двигатель взревел в последний раз и умолк. И тогда стал снова слышен вой. Здесь он был совсем рядом; казалось, он исходит вон из тех кустов по краям косогора.

— Это то самое место, о котором я тебе рассказывала. — Я обратил внимание, что Янина говорит, почему-то понизив голос. — Ну, где они нам впервые явились — помнишь?

— Помню. И куда теперь?

— Вон за тем деревом есть тропа. По ней можно выйти к сторожке. Что, пошли?

Быстро смеркалось. На косогоре еще было что-то видно, но когда мы углубились в тайгу, стало совсем темно, я с трудом различал дорогу. Хорошо, что Янина шла впереди — она лучше видела в темноте и то и дело предупреждала меня о торчащих сучьях и поваленных деревьях. Вой стоял в ушах; иногда мне казалось, что я различаю в нем повторение тонов, нечто вроде мелодии. Я старался вслушиваться сквозь него в другие звуки, ловил каждый шорох. Несколько раз рука как бы сама собой тянулась к бластеру, поглаживая его массивную рукоятку. Хорошее все же оружие бластер, в ближнем бою просто незаменимое. Куда лучше любого огнестрельного. Не дает осечек, патрон не может застрять в стволе (поскольку нет никаких патронов), боезаряд практически неограничен, если вовремя зарядить. А я перед отлетом зарядил. Правда, если на тебя нападут одновременно с нескольких сторон, тут и бластер может не выручить. В таком случае, как нас учили на тренировках, следует упасть на спину и стрелять, перекатываясь и избегая ответных выстрелов или ударов.

Казалось, эти размышления совсем меня успокоили. Однако когда впереди посветлело и показалась поляна со сторожкой, я вздохнул с облегчением — словно груз с плеч свалился. Я направился к сторожке, раздумывая, надо ли разжигать огонь (и где взять дрова?), или можно просто завернуться в пуховки и так переночевать. Но Янина остановила меня.

— Нам нельзя оставаться. — Голос у нее сел, и я понял, что она тоже боится. — Надо идти дальше.

— Дальше? Сейчас? — Я не верил своим ушам, как давеча наш собеседник. — Неужели нельзя подождать до утра?

— Нельзя! Как ты не понимаешь? Может, Федор еще жив. Ему некому помочь, только мы можем!

— Яна, не сходи с ума! Ты же не знаешь дороги! Тогда он сам тебя вел, а сейчас?

— Я кое-что запомнила, и можно… — Тут взгляд ее скользнул куда-то вбок, голос пресекся, а затем она закончила уже другим тоном: — А может, нас и сегодня проводят. Посмотри направо — только, пожалуйста, не нервничай.

Я повернулся. Три черных силуэта на снегу, три пары глаз, светившихся в темноте. Они были совсем близко, метрах в 15, не больше. Я выхватил бластер и услышал крик Янины:

— Не надо! Это свои! Они оттуда!

— Это и есть твои провожатые? — зло спросил я.

— Да. Не бойся, они нам помогут.

Я не успел сказать ей, что ничего не боюсь, не успел остановить: она уже шла туда, к этим черным теням. Однако они не дали ей подойти: не спеша потрусили к опушке и там остановились.

— Пойдем! — позвала меня Янина. — Они покажут дорогу.

И мы пошли. Странная это была прогулка! Впереди мелькали силуэты волков; иногда один из них оборачивался, и я видел горящие красным глаза. Первое время я шел, не выпуская из рук бластер, но потом мне стало неудобно перед Яниной — она могла подумать, что я боюсь, — и я спрятал его в кобуру. Показалась луна, резкие тени легли на снег. Мы поднялись по распадку, пересекли скальный отрог. Тайга поредела, часто попадались огромные валуны, каменные осыпи. Вой, который мы слышали еще в поселке, стал сильнее, он неотвязно стоял в ушах.

Показалась скала, у ее подножия темнел проход.

— Это здесь! — прошептала Янина. — Боже, сколько их тут!

Маленькая площадка перед проходом, прилегающая тайга, скала — везде были волки. Их было, наверное, несколько сотен. При нашем появлении ближайшие чуть отодвинулись, образовав что-то вроде коридора, по которому мы прошли к скале.

Янина включила фонарик, и мы вошли в пещеру. У входа я едва не споткнулся о лежащее поперек дороги тело. Это был волк, и он был мертв, давно мертв, уже остыл, пол вокруг потемнел от высохшей крови. Луч вырвал из темноты нары, грубо сколоченный стол… Хозяин пещеры лежал у стены, лицом вниз, на спине зияла рана величиной с кулак — место, откуда вышла пуля. Я осторожно перевернул его и обнаружил входное отверстие, да не одно — еще две пули, очевидно, остались в теле. Стреляли, судя по всему, почти в упор, целясь в сердце; он должен был умереть почти мгновенно. Тем не менее я поискал пульс на ледяном запястье — ведь он был избранным, почти всемогущим. Нет, бесполезно. Все его искусство оказалось бессильным перед обычным кусочком свинца, разрывающим плоть. Все как в Китеже. Я перевел фонарик на стену, затем на пол: неплохо бы найти пулю, сравнить с той, что хранится в нашем архиве.

— Посвети сюда, — попросила Янина. — Ага, вот он.

Ее видеобраслет лежал на нарах, панель управления выдвинута — хоть сейчас включай.

— Смотри, на нем кровь. Значит, он все же успел…

— Нет, вряд ли. — Я с сомнением покачал головой. — Он должен был умереть сразу — такие раны…

Шорох у входа заставил меня обернуться. В пещеру вошли два волка. Я и забыл о них! Они вцепились в своего мертвого товарища и потащили его из пещеры. Мы с Яниной переглянулись; не успели мы обменяться мнениями о том, что это означает и что нам делать, как волки вернулись. Теперь их было четверо. Они подошли к мертвому, осторожно, я бы даже сказал, бережно ухватились за его одежду, подняли и тоже понесли из пещеры. Мы направились вслед за ними.

За время нашего отсутствия вокруг пещеры многое изменилось. Волки больше не сидели неподвижными изваяниями; несколько выбежали из-за скалы и скрылись в тайге, другие спешили им навстречу; мне показалось, что в пасти они что-то несут. Вой звучал по-прежнему, однако теперь он доносился откуда-то слева, из-за скалы. Туда же потащили мертвого Лютова мохнатые носильщики. Мы, как завороженные, пошли следом.

Наверху, на гребне, была каменистая площадка — возможно, единственное открытое место в здешней тайге. В центре ее темнела куча хвороста: его-то и таскали волки. Чем-то это напоминало поспешно сооружаемый муравейник. В действиях местных строителей также чувствовался какой-то порядок: куча росла не только вверх, она вытягивалась, приобретая овальную форму, ветки укладывались не кое-как, а плотно, одна к одной. Внезапно я понял, что они сооружают. Но как они собираются…

Куча все росла, она была уже выше человеческого роста, очередные носильщики с трудом карабкались наверх — и вдруг все прекратилось. Волки, выбегавшие из леса, бросали свою ношу и усаживались в круг. Четверо, принесшие Лютова, снова подняли тело создателя новой цивилизации, призванной объединить людей и животных. С трудом, несколько раз срываясь, они все же втащили его наверх. Туда же, но чуть ниже, положили и убитого волка. Затем все спрыгнули вниз и присоединились к остальным.

И наступила тишина. Вой затих. Луна, стоявшая в зените, освещала кучу хвороста и окруживших ее плотным кольцом зверей. Так прошло несколько секунд.

Внезапно все головы повернулись в мою сторону. Волки смотрели на меня — именно на меня, я твердо знал это. Я почувствовал, как Янина вцепилась в мой локоть.

— Саш, что это они? — услышал я ее шепот. — Что им нужно?

Я подумал, что, кажется, впервые вижу ее испуганной. И вдруг понял, чего от меня ждут. Осознание пришло внезапно. Я пошарил по карманам. Ведь я же клал… Ага, вот она.

— Ты куда? — воскликнула Янина, но я уже шагал к темневшей посреди поляны пирамиде.

Так, эти ветки слишком толстые, эти тоже… тут вообще целое бревно — как они только его дотащили? А вот то, что нужно. Я сжал ветки, чтобы они лежали плотнее, и чиркнул зажигалкой. Огонь не сразу одолел влажное дерево, дым ел глаза, но потом загорелась одна веточка, другая, пламя уже лизало толстые сучья. Я погасил зажигалку, отступил на шаг, еще… Подул ветер, пламя загудело, дым валил клубами.

Повсюду, куда бы я ни посмотрел, я видел лишь неподвижно сидящих зверей. Я потерял ориентировку, не знал, где Янина. Становилось жарко. И тут, так же бесшумно, как и прежние, произошла еще одна перемена: волки встали. Они шли вокруг костра, один за одним, плотным кругом, все быстрее, они уже мчались изо всех сил. Я не заметил, как получилось, что они оказались ближе к огню, чем я. Я отступил еще на шаг и обнаружил, что позади образовался еще один круг, только движущийся в другую сторону, а за ним, возле самой опушки, — третий.

Пламя поднималось все выше, в какую-то минуту дым отнесло в мою сторону, и я ощутил отвратительный запах горящего мяса. Звери все мчались — ожесточенно, опустив морды, в полной тишине, на оскаленных клыках играли отблески пламени. В их беге был какой-то ритм, но я не успел его уловить. Когда, в какое мгновение разорвались круги? Я не заметил. Теперь волки мчались сплошной массой, лавиной. Кажется, при этом они еще менялись местами, но я не был в этом уверен. Меня они не замечали, и единственное, чего я опасался, — что эта обезумевшая от горя и от невозможности его выразить толпа свалит меня с ног.

Костер начал обваливаться, стало видно лежащее на нем тело. Казалось, человек двигается, силится встать, но я знал, что это лишь скрючиваются, сгорая, мышцы и сухожилия.

Треск, сноп искр, несколько веток отлетели в сторону, под ноги бегущим, но те словно не заметили этого, продолжая свой безостановочный бег. Пламя опало, но от раскаленных углей тянуло жаром, даже я, стоя в отдалении, чувствовал его — каково же им, тем, кто рядом? Еще что-то треснуло, осело. Костра уже не было, лишь груда углей.

Тогда они остановились. Над раскаленной кучей посреди поляны дрожал воздух. Я увидел Янину — она стояла возле скалы, где я ее оставил. Я ждал. Чего — воя? рыданий? человеческой речи? Сейчас я бы ничему не удивился, наверное.

Однако произошло иное. Они просто повернулись и направились в лес. Один за другим те, кто был на поляне, скрывались в тайге, а за ними следовали другие — оказывается, их было много, гораздо больше, чем я видел, просто все не могли уместиться на этом небольшом пространстве. Наконец последние скрылись, и мы остались одни. Угли уже темнели, но от них все еще тянуло жаром.

Глава 18

ВО МРАКЕ

Ледяная равнина, покрытая торосами и холмами, лежала глубоко внизу. Поднимая взгляд, можно было наблюдать постепенный переход небесной бирюзы в ультрамарин, его уплотнение, вторжение фиолетового — и далее мрак, усеянный звездами. Янина спала в соседнем кресле, свернувшись калачиком. Я нащупал в кармане пакетик со сплющенным, потерявшим форму кусочком свинца. Все же я нашел ее! Стоило большого труда убедить Янину вернуться к пещере. Войти внутрь она отказалась, осталась снаружи, а я долго исследовал стены и ползал по полу, пока не нашел. Поскорее бы отдать пулю в лабораторию и узнать результат. Я был в нем почти уверен, но следовало убедиться. И еще требовалось связаться с Управлением, рассказать Риману, хотя бы вкратце, о случившемся.

Я набрал на браслете номер генерала, затем номера всех его помощников, дежурного… Сколько раз за последние часы я проделывал эту процедуру — двадцать? тридцать? Ответ был всегда один — молчание. То ли это какие-то помехи в эфире, то ли что-то случилось с моим передатчиком. Надо же было ему испортиться именно теперь, когда мне так нужна связь!

Завидев шествующую по проходу стюардессу, я замахал рукой, привлекая ее внимание. Не будет ли сударыня так любезна передать командиру корабля вот это? Это мое служебное удостоверение, а в него вложена записка с просьбой. Мне очень нужно связаться с моим руководством, а мой браслет… Вы передадите? И скажите ему, что речь идет о деле чрезвычайной важности.

Спустя несколько минут меня пригласили в кабину. Я никогда не был в кабине страта и потому, войдя, растерялся: это была не кабина, а целый зал, я бы долго искал в нем командира, если бы не помощь стюардессы. Мне уступили место у пульта, показали, как им пользоваться, и я набрал номер Римана. Я отчетливо слышал длинные гудки. У первого и второго помощников то же самое. И дежурный не отвечал. Складывалось впечатление, что во всем Управлении никого не было. Но такого просто не могло быть! Оставалась еще рация в оперативном отделе, она, это я точно знал, постоянно находилась в режиме приема. Я настроился на нужную волну и набрал код вызова. Шорох, треск — голоса эфира. Я не мог связаться с Управлением! Такого не случалось ни разу за все годы моей работы.

Видимо, у меня был настолько растерянный вид, что радист корабля пришел мне на помощь и, поколдовав над своей аппаратурой, повторил вызов. Результат был тот же.

Кто-то тронул меня за плечо. Я обернулся; это был один из членов экипажа.

— Это ваше Управление, которое вы вызываете, находится, случайно, не в Монтрё? Подойдите сюда, здесь по каналу «Глоубл информэйшн» передают о каких-то событиях в Монтрё…

Я поспешил за ним к визору. На экране было знакомое мне здание нашего Управления. Снимали издалека, оператору что-то мешало, потом я понял — он снимал через головы полицейских, стоявших плотной цепью вокруг всего сквера. Возле самого Управления происходило какое-то движение: кто-то бежал, за ним гнались, спешили люди с носилками… Что он говорит? Мне сунули наушники, я натянул их…

—…говорить, что само здание тщательно охраняется. Представляется невероятным, что кто-то мог решиться на подобную дерзкую акцию. Странно и то, что первыми о нападении сообщили не сами сотрудники Управления, а жители окрестных домов, разбуженные криками и звуками выстрелов. Однако прибывшие на место полицейские, а затем и пожарные почему-то не смогли войти в здание, из которого валили густые клубы дыма. Никто не может объяснить, почему до сих пор не производится эвакуация пострадавших и тушение пожара. Начальник городской полиции говорит о какой-то «психической блокаде», о нервных расстройствах у тех полицейских, которые пытались проникнуть в здание. Впервые приходится слышать, чтобы у полицейских были слабые нервы! Ответственные сотрудники Управления, прибывшие на место, вообще отмалчиваются и отказываются давать информацию. Похоже, у них ее просто нет. Неизвестен ни состав нападавших, ни их численность. Нет точных данных и о числе жертв. Час назад говорили о троих погибших, сейчас уже называют цифру шестнадцать. Все происшедшее внушает большую тревогу. Если наши спецслужбы не могут защитить даже себя, то могут ли чувствовать себя в безопасности рядовые граждане? Мы будем постоянно держать вас в курсе событий. А сейчас сообщаем последние изменения в курсе акций.

Снимая наушники, я поймал сочувственный взгляд летчика. Наверное, я был похож на человека, с которым произошло несчастье. Мне хотелось броситься к командиру и упросить его увеличить скорость. Однако я хорошо понимал, что это невозможно: менять характеристики полета такой махины, как страт, никто не будет. Можно успокаивать себя тем, что на сегодня это самый быстрый вид транспорта. А подойти к командиру все же следует: надо точно рассчитать, где мне выйти, чтобы добраться до Монтрё как можно быстрее.

Выяснилось, что следующим пунктом после Берна будет Лион; однако, если на борту найдется достаточное количество желающих, можно заказать флайер на Лозанну. Я заявил, что олицетворяю собой то самое необходимое количество, флайер должен быть заказан. Спорить со мной не стали.

В салоне меня встретил встревоженный взгляд Янины. Где я был? Что случилось? Я рассказал об услышанном по ТВ.

— И здесь этот старик! — воскликнула она. — Как он успел?

Глечке? Эта мысль еще не приходила мне в голову, но теперь, когда Янина высказала ее, она показалась логичной. Ведь ведущий говорил о психической блокаде, нервном расстройстве, возникшем у полицейских. Тем более я там нужен. Во всем Управлении о Глечке знают 7 — 8 человек, и никто не знает столько, сколько я.

Страт начал снижаться — мы приближались к Москве. Янина хотела лететь дальше со мной, но я заявил, что в этой ситуации пользы от нее будет немного, а опасности хватает. Будет лучше, если она свяжется со своим научным руководством и убедит его продолжить исследования в тайге. Важно знать, как поведут себя звери после гибели Лютова. Она согласилась. Уже объявили посадку в московский флайер. Я проводил ее до посадочной платформы. Неожиданно Янина крепко обняла меня, прижалась к моей груди. Впервые она поступала так на людях; сдержанный, слегка ироничный тон наших отношений не предусматривал подобных нежностей. «Береги себя», — услышал я шепот, Янина скрылась во флайере, чмокнул люк. Спустя минуту в иллюминатор я увидел, как похожий на цветастую бабочку флайер, выпорхнув из-под страта, устремился к земле; навстречу ему уже спешил московский челнок.

Оставшуюся часть пути я провел, не отрываясь от визора. Сообщения из Монтрё передавали каждые 15 минут, но новостей было немного. Последнее, что я услышал, была информация о том, что пожарные все же смогли войти в здание и начать тушение пожара, но встретили непреодолимое препятствие.

— Господин Ребров? — услышав свое имя, я обернулся. Это был кто-то из экипажа. — Пойдемте, я вас провожу.

Я думал, что мы пойдем к посадочной платформе, однако мы спустились на самый нижний ярус и направились в носовую часть.

— К сожалению, мы не можем выделить вам пассажирский флайер, господин Ребров, — объяснил провожатый, — ведь в Лозанне мы никого не принимаем. Поэтому мы вынуждены предложить вам служебную машину. Уровень комфорта там, конечно, ниже… Командир приносит свои извинения…

Машина с пониженной комфортностью оказалась хорошо знакомым мне «головастиком», и я охотно принял извинения командира. Впрочем, я принял бы их, даже если бы мне предложили прыгать с парашютом.

Отрыв от стартового стола был довольно жестким, ощущение было такое, словно меня изо всех сил стукнули коленом под зад. Мне никак не удавалось выровнять флайер, он отказывался выполнять команды. Взглянув на альтиметр, я понял, в чем дело: страт почти не стал снижаться ради меня, отрыв произошел на слишком большой высоте, и крылья не находили опоры. Наконец машина выровнялась.

Внизу расстилалось голубовато-серое пространство, казавшееся ровным и пустым. Это было озеро. Я направил флайер к северному берегу, увеличив скорость до максимальной. Вскоре я уже различал знакомую набережную, шпиль церкви. А еще я увидел клубы дыма, поднимавшиеся на окраине; сердце у меня сжалось.

На экране визора возник господин в форме и потребовал, чтобы я немедленно сменил курс и не смел приближаться к Управлению. Я заметил в небе несколько армейских вертолетов. Вступать в спор было бессмысленно, я пошел на посадку.

Так, не забыть удостоверение, значок на всякий случай тоже… Один квартал, другой… Ага, вот за тем поворотом… Ну конечно, оцепление. Вот мое удостоверение. Что там можно столько времени рассматривать? Уф, наконец-то. Ах, у нас тут еще и вторая цепь. Что он там бурчит? Кажется, что-то язвительное, насчет профи, которые сами себя защитить не могут, какой с них толк… Пусть, не обращать внимания. Наконец путь свободен. Странно, почему так пусто. Где все?

— Александр! Ребров!

Кто-то машет мне от правого крыла. А, это Хендерсен.

— Где вы все? Почему никого нет?

— Наши возле восточной стены. Пожарные установили там подъемник, пытаются проникнуть через чердак. Главный вход разрушен, вспомогательный заблокирован. Они страшно ругаются, что у нас нет окон. Дурацкая секретность! Мы уже несколько часов не можем попасть внутрь.

— Кто нападал? Сколько их было? Кто из наших погиб?

— Сам понимаешь, тут такая неразбериха, но кое-что удалось выяснить. Нападавших было шесть или семь человек. Они прибыли вчера поздно ночью на двух флайерах. Охрана почему-то не сделала ни одного выстрела. Больше всего погибших именно из охраны, но есть и инспектора. Чего никто не может объяснить, так это причин их смерти. Лишь несколько человек погибли от огнестрельных ранений, остальные от удушья, или от колотых ран, которые сами себе наносили, а двое — кто-то из охраны и Морис Минье из моего отдела — плавали вот в этом фонтане, представляешь? Ты помнишь Мориса? Он участвовал еще в делийской операции. И теперь в этом дурацком фонтане. Ты куда? Я же говорю — вход разрушен!

— Хочу взглянуть на разрушения.

Картина, открывшаяся моим глазам в вестибюле, действительно впечатляла. На месте стены, за которой находились лифты, и лестницы зиял огромный провал. Видна была искореженная кабина одного из лифтов, оголенные балки верхнего лестничного пролета. Внизу, на многометровой глубине, виднелись свалившиеся туда обломки.

— Вот, гляди. — Хендерсен обвел рукой разрушения. — Спасатели вначале хотели перекинуть здесь переносной пролет, но потом отказались — говорят, здесь все еле держится, взрыв был такой силы, что все может рухнуть в любой момент.

Взрыв… Я еще раз внимательно оглядел вестибюль, стеклянные двери, через которые только что прошел, — и шагнул вперед.

— Ты куда?! — услышал я крик Хендерсена. — Александр!

Труднее всего было сделать первый шаг, и я не выдержал, зажмурился. Как я и думал, моя нога не провалилась в пустоту, а ощутила все тот же мозаичный пол. Так, еще шаг, еще… С закрытыми глазами я могу потерять направление, а если открою, не закружится ли голова? Нет, не дождетесь, сволочи, ничего она не закружится.

Я открыл глаза. Никогда не думал, что буду ходить под куполом цирка, да еще по невидимой проволоке. Хотя каменный пол, это, конечно, не проволока, но передвигался я именно так. Так, еще немного… Внимание, где-то здесь должна быть лестница. Ага, вот ступенька. Еще, еще одна… Черт, эта балка торчит мне прямо в лицо. Ну конечно, нет тут никакой балки. Ну, наконец.

Я ступил на такую зримую, такую реальную лестничную ступеньку и обернулся. Мне показалось, что дыра позади меня как-то съежилась. У противоположного края топтался растерянный Хендерсен.

— Это галлюцинация, Берни! Иллюзия. Здесь можно ходить, как по проспекту. Пусть первые натянут веревку, так будет легче. Можно еще что-нибудь постелить на пол. Да, а что на заднем входе?

— Всех, кто приближается, словно бьет током. Какой-то разряд, люди теряют сознание. Ты куда — к генералу? Подожди, ведь там темно, свет отключен во всем здании. На, возьми!

Он размахнулся и бросил что-то через провал. Это был фонарик. Я включил его и поспешил наверх.

Уже на втором этаже у меня стало першить в горле, на третьем дыма было еще больше, дышать стало трудно, но огня я нигде не заметил. Двери всех кабинетов были открыты, в коридоре валялись листы бумаги, дискеты, еще что-то. Войдя в знакомую дверь, я был вынужден присесть на корточки: лишь возле самого пола еще можно было найти немного воздуха. В кабинете царил хаос. Справочники и папки с документами валялись грудой, беспомощно торчали ножки опрокинутого кресла, под ногами хрустело стекло.

— Генерал! — позвал я. — Господин Риман! Молчание. Дым ел глаза, я задыхался. Долго я так не выдержу. Я лег на пол и пополз вокруг стола. Вон там, за креслом — что это?

Генерал Риман лежал лицом вниз, левая рука прижата к горлу, правая вытянута вперед. Перевернув его, я увидел на груди большую рану. Неужели? Я тронул сонную артерию и почувствовал слабый толчок. Жив! Скорее наружу! Я поднял его и направился к выходу.

Только бы не потерять ориентировку и не упасть. Так, вот мы и в коридоре. Куда теперь — направо или налево? Я соображал уже с трудом. Да сюда же, сюда, идиот! На втором этаже я почувствовал, что теряю сознание, и сел. Внезапно Риман открыл глаза.

— Александр…

Я скорее угадал, чем услышал этот слабый шепот.

— Это они, Александр…

— Я знаю, молчите, вам…

— Мы нашли их. Вот…

Намертво сжатый кулак разжался, что-то плотное, негнущееся упало на пол. Я развернул. Это была фотокарточка покойной жены Римана — она всегда стояла у него на столе. Я недоуменно смотрел на нее, потом повернул. На обороте чем-то красным были крупно выведены какие-то цифры. Внезапно я понял.

— Северная широта, восточная долгота… Это где-то в Сибири?

— Да. Нашла группа Ковалека. Их всех убили, наверное. Они стерли все записи, сожгли архив, разбили компьютер. Они думали, это я Лизу… А я записал… Она еще раз помогла мне…

— Кто это был — Глечке?

— Нет. Тот, симпатичный…

— Кто?!

— Руперт. Да, вспомнил — Джон Руперт. Остальных не знаю.

Снизу послышались голоса, на стенах заплясали пятна света. Появились двое с носилками. Я помог уложить Римана и вместе с ними спустился в вестибюль. Весь провал был закрыт паласами, газетами, каким-то тряпьем — человек, попавший сюда впервые, не заметил бы ничего особенного. Полковник Готторп, один из заместителей Римана, стоя посреди вестибюля, отдавал распоряжения. Я доложил о том, в каком состоянии находится начальник Управления, и кратко, не вникая в детали, рассказал, кто и почему совершил ночное нападение. Полковник слушал раскрыв глаза — лишь немногие у нас знали о Глечке. В заключение я попросил разрешения вылететь на Гавайи, чтобы лично задержать преступника. Видно было, что полковнику хотелось под каким-либо предлогом задержать меня здесь, однако он кивнул.

Через несколько минут я уже был в воздухе. Связавшись с полицейским управлением в Гонолулу, я объяснил, что руковожу операцией по обезвреживанию опасного преступника, и попросил немедленно установить наблюдение за его домом, о результатах докладывать мне. Затем я произвел некоторые расчеты. Флайер, который я взял в ангаре Управления, относился к классу «кальмар», он был одним из самых быстроходных. На нем я могу добраться до Гавайев за 11… нет, пожалуй, все же за 12 часов. Неужели так долго? Мне хотелось увидеть его немедленно — эту якобы доброжелательную физиономию, увидеть и разрядить в него весь бластер. Как вы выразились, уважаемый профессор, — «вам нужно задержать и отдать в руки правосудия»? Нет, милый доктор, задача изменилась: я хочу уничтожить, да, именно уничтожить! Если бы он был сейчас здесь, рядом!

На экране радара я заметил странный маневр одного из кораблей, шедших во встречном коридоре: нарушая все правила, он разворачивался, меняя курс и приближаясь ко мне. Одновременно загорелся сигнал, извещавший, что кто-то хочет выйти со мной на связь. Я включил визор — и не поверил своим глазам: на экране передо мной был Джон Руперт собственной персоной!

— О, Джон! Привет! — Никто из сослуживцев, видевших меня полчаса назад, не мог бы предположить, что я могу быть таким приветливым, видимо, ненависть обострила мои актерские способности. — Что ты тут делаешь?

— Я услышал по ТВ, что случилось, и немедленно вылетел, — Он выглядел встревоженным и огорченным. — Я подумал, что смогу помочь.

— Правда? Каким образом?

— Ну, вы же знаете способности Томаса. Только я могу как-то справиться…

— Да, это серьезно. — Теперь я притворился озабоченным. — Давайте приземлимся где-нибудь и обсудим эту ситуацию.

— Давайте, конечно, только… Мне почему-то кажется, что вы мне не верите. Что-то не так? Почему?

Я не успел придумать правдоподобный ответ — он опередил меня. Я увидел, что он зачем-то всматривается в свой радар, затем он закричал:

— Он здесь! Александр, оглянитесь! Он позади вас!

Я оглянулся. Сзади, примерно в километре, действительно виднелось темное пятно. На радаре было видно, что это флайер того же класса, что и мой. Я дал увеличение и мысленно ахнул: под днищем корабля были укреплены две ракеты. Это был тот самый флайер-убийца, преследовавший несчастных девчонок!

Я не знал, какую игру затеял Руперт, не знал, кто находится в том флайере, я знал одно: ракеты этого типа — самонаводящиеся, скрыться от них практически невозможно, а их действие я наблюдал своими глазами. Я резко повернул корабль к земле. Если он будет стрелять сверху вниз, я, возможно, успею увернуться.

Однако преследователь повторил мой маневр. Он также снизился и вновь шел позади меня. Я прямо-таки кожей ощущал, что сейчас он нажмет на спуск. Вверх! Я до отказа натянул рули высоты, заставив флайер свечой взмыть в вышину. Никакого плана у меня больше не было, я хорошо знал, что потолок высоты у нас одинаковый, он настигнет меня на границе стратосферы. Мною двигал один лишь инстинкт самосохранения. Вряд ли он мог меня выручить. Вот сейчас он поймает меня в рамку прицела…

Внезапно впереди возникло темное пятно. Оно стремительно надвигалось, я попытался отвернуть в сторону, но оно тоже повернуло; я понял, что это, но сделать ничего было нельзя. Еще секунда — и я окунулся в абсолютный мрак. Мозг пронзила острая боль, все приборы погасли, мотор заглох. Это длилось какое-то мгновение, затем я вновь вынырнул в небо. Но это было уже другое небо.

Багровый небосвод давал немного света, но его хватало, чтобы разглядеть торчащие внизу острые, как ножи, скалы. И на них падал мой флайер. Я попытался включить двигатель. Безуспешно. Ну же! С третьей попытки он заработал. Я выровнял машину и первым делом осмотрелся: нет ли здесь моего преследователя. Нет, насколько удавалось разглядеть, я был один в этом тусклом небе, на котором виднелось солнце цвета ржавчины.

И тут на моих глазах произошло нечто удивительное: прямо ниоткуда в небе появился флайер. Но это был не преследователь — это был Руперт! Как и я, он был беспомощен и падал, кружась, словно осенний лист. Ниже, еще ниже… Как видно, пилоту никак не удавалось запустить двигатель. Он же разобьется! А разве ты этого не хочешь? Но вот над флайером взвился, раскрываясь, цветастый купол. Поздно, раньше надо было, идиот! Падение замедлилось, но оно все еще было слишком быстрым, а скалы — вот они, рядом…

Я не слышал звука удара, лишь видел, как брызнули камни, флайер скользнул еще ниже, еще удар… Я ожидал взрыва, но его не произошло. Парашют, зацепившись за скалы, подобно занавесу скрыл от меня место падения.

Я подлетел поближе. Где же сесть? А, была не была! Мое приземление тоже было не слишком мягким. Я выскочил из кабины и поспешил к флайеру Руперта, на ходу вытаскивая бластер. Почему так тяжело идти? Ноги словно налило свинцом. Я откинул край парашюта и увидел Руперта, пытавшегося выбраться из кабины. Получалось это у него не слишком хорошо.

— Вы мне не поможете? — попросил он. — Кажется, я сломал ногу.

Не знаю, как это случилось, но я подошел и подставил ему плечо. Он сразу повис на мне. Я дотащил его до ближайшего камня и усадил.

— Спасибо! Чертовски больно! — пожаловался он. — А это зачем? — Он кивнул на бластер. — Боитесь, что на нас нападут?

— Я пока вижу только одного хищника, способного напасть. Оружие затем, Джон Руперт, что вы арестованы.

— Арестован? — Он изумленно уставился на меня. — Почему?

— Перестаньте ломать комедию, Руперт! Вы организовали нападение на Управление.

— Я организовал?! Нападение? Кто вам это сказал?

— Вас узнал мой начальник. Вы, наверное, думали, что прикончили его, но старик оказался живучим. Не повезло вам, Руперт.

— Меня узнали? Ах вот в чем дело! — Он понимающе покачал головой. Он уже не казался удивленным. Но не выглядел и испуганным. Как ни странно, он был рассержен, даже зол.

— Скажите, а если бы ваши товарищи сообщили вам, что узнали среди нападавших Наполеона? Гитлера? Папу Климента? Или этого дурацкого певца, которого все время показывают по ТВ? Вы бы тоже поверили и помчались их задерживать? Вы что, забыли, с кем имеете дело? Разумеется, у меня нет этого — ну, как оно называется? — в общем, никто, кроме Паолы, не может подтвердить, что последние сутки я не выходил из дома; но если потребуется, все мои соседи немедленно вспомнят, что видели меня каждый час. Даже ночью. Александр, вы же знаете: обычные мерки вашего ремесла здесь неприменимы. Ну скажите хотя бы, с какой стати, если я такой злодей, с какой стати мне понадобилось вас сейчас спасать?

— Спасать? Когда это вы меня спасали?

— Нет, вы полюбуйтесь на него! Я спешу, предупреждаю, строю проход в пространстве, чтобы он мог скрыться, — а он этого даже не заметил! Вы что, не видите, что мы в другом мире?

Я огляделся. Это солнце, небо… Да, он был прав.

— Между прочим, я впервые строил темное пространство в таких условиях. И ведь получилось, здорово получилось, правда? — Он не удержался, чтобы не похвастаться.

— А что это за мир? Тот самый, в котором мы были?

— Нет, что вы! Это полная его противоположность. Это исключительно мрачное, безрадостное место. Человек, попавший сюда, лишен всякой поддержки, всякого утешения. Здесь нет ни домовых, ни леших, ни духов-покровителей. Здесь все грубо, зримо, материально. И тяжело вдобавок — сила тяжести здесь больше. Один из учеников нашего общего знакомого побывал здесь. Он думает, что сам отыскал дверь. Пусть думает. На самом деле это я ее приоткрыл — понимаете?

— Нет, не очень.

— Ничего, я потом вам все объясню, обещаю. А пока вы не посмотрите, что с моим флайером? Не хотелось бы оставлять его здесь. Да, я и забыл — вы ведь собирались меня арестовать. У вас еще есть такое желание?

Я молча спрятал бластер и направился к его флайеру.

— Да, Александр, я забыл спросить: как вы думаете, почему они напали именно сейчас? Может, у них была причина спешить?

— Думаю, что была. — Я некоторое время помедлил, не зная, стоит ли продолжать. Что заставляет меня вновь доверять ему? — Дело в том, что одна из наших групп обнаружила их базу. Они пытались уничтожить всех, кто обладал этими сведениями.

— Да, секретность, присущая вашему учреждению, сослужила вам плохую службу. Обычную информацию в наше время уничтожить невозможно: она хранится везде, повсюду. А ваша была строго засекречена, и оставалась возможность стереть ее, уничтожив заодно ее носителей. Поэтому он так хотел убить вас. Скажите: неужели теперь, после всего случившегося, вы все же попытаетесь их схватить?

— Да. Разумеется, мы это сделаем.

— Как мне вас отговорить? У меня очень плохие предчувствия.

— Спасибо за заботу, но лучше не пытайтесь.

— Понимаю… Что ж… в таком случае… А знаете что? Тут может получиться очень даже неплохая… — внезапно он замолчал.

— Что может получиться?

— Да нет, это я так… размышляю над разными возможностями. Не обращайте внимания.

Я пожал плечами (не хочешь говорить — ну и не надо), залез в кабину и включил диагностер. Живучая все же машина флайер! Спустя несколько минут двигатель заработал. Я помог Руперту сесть в кресло. Перед тем как захлопнуть дверцу, я не удержался и заметил:

— Я думал, вы попросите, чтобы я поделился с вами этой информацией о базе. Вы ведь, кажется, хотели знать, где находится ваш бывший товарищ. Или теперь боитесь?

— Нет, не боюсь. — Он покачал головой. — Просто я уже знаю, где это.

Глава 19

ЛОВУШКА

Это был старый урановый рудник, давно заброшенный. В прошлом веке здесь добывали еще и вольфрам, затем его запасы иссякли. Уран еще оставался, но с началом массового применения водородного топлива утратил свое значение. Рудник закрыли, рабочие разъехались, документы сложили в разные архивы, а некоторые просто выбросили. Мы долго не могли отыскать даже плана рудника и рудничного поселка. Жители окрестных сел обходили рудник стороной, боясь облучиться. Об этом месте вообще ходила дурная слава. Рассказывали, что по ночам отвалы горят зловещим зеленым пламенем, что по поселку бегают огромные крысы-мутанты, что человек, попавший в те места, теряет ориентировку, утрачивает волю и никогда уже не может вернуться обратно. И еще старожилы рассказывали, что там можно встретить призраки замученных — ведь рудник строили в незапамятные времена, работали там заключенные, а может, каторжные, без всякой защиты, и людей не успевали хоронить. Да нет, какие каторжные — немцы строили, пленные, их сюда целыми эшелонами гнали, мой отец маленький был, сам видел, и все они в тех шахтах остались. Ну, не знаю, немцы или поляки ссыльные, только давеча выхожу я к болоту, а он стоит: весь в струпьях, глаза красным горят, по телу черви ползают… Да как же ты за километр червей-то углядел? Ближе ведь не подходил, верно? Не бреши, не срами перед чужим человеком, верно говорю: видел, как тебя. И Николай видел.

Я расспрашивал и Николая, и Василия — всех, кто мог что-то рассказать. Последние дни я только и делал, что выслушивал подобные рассказы — внимательно, не перебивая, наоборот, переспрашивая подробности, нанося на карту места, где видели призраков. Я нисколько не сомневался в их существовании. Пожалуй, новых обитателей рудника и в самом деле можно было считать призраками. Они не боялись радиации — ведь их великий Учитель, могучий князь силы, уверил их, что может справиться с ее вредными последствиями; более того, он верил, что небольшие дозы облучения стимулируют проявление у его учеников новых феноменальных способностей.

Не знаю, радиация тут была виновата, или почва здесь была такая, но по мере приближения к руднику тайга становилась все гуще, все непроходимее. Ельник стоял стеной, мелкий осинник рос как трава, между стволами руку не просунешь, не то что пройти, — а ведь нам требовалось не просто пройти, а проскользнуть, просочиться неслышно, словно утренний туман. Незамеченными выбраться к опушке и залечь там: нашей группе, Хендерсотгу, Новаку и еще двоим, прибывшим только вчера, их имен я не запомнил. Там, на опушке, нам предстояло провести остаток дня, наблюдая, уточняя дальнейшие действия. Мы ведь не знали о противнике почти ничего — распорядок дня, привычки, выставляют ли на ночь часовых. Мы не знали даже, сколько их, в каком именно здании они живут. Наблюдать, копить информацию, готовить силы, чтобы с наступлением темноты подобраться как можно ближе, обстрелять их жилье гранатами с паралитическим газом — и схватить. Таков был план.

Позади осторожно вздохнули. Это Санчес, преодолев небольшое болотце, присоединился ко мне. Затем подошли Войтек с Крумпом. Группа была в сборе. Можно…

Что это? Я резко повернулся. Действительно ли среди деревьев мелькнуло что-то или мне почудилось? Я застыл, обратившись в слух и впившись глазами в чащу. Нет, ничего. Возможно, это какое-то зверье — заяц или лиса. Я махнул рукой, и мы двинулись дальше.

Да, именно таким был наш (а во многом, соглашусь, мой) план: медленное окружение, разведка и последующий бросок. Был и другой: без всякой разведки, полагаясь лишь на данные, полученные со спутника, неожиданно атаковать рудник на флайерах. Был и еще один, самый радикальный: не пытаться захватить группу, а уничтожить ее. Беспощадная бомбардировка, уничтожение всего рудника. Смешать все с землей. От этого отказались сразу: это означало полную капитуляцию, признание нашего бессилия, нашего страха перед противником. Нет, мы не должны становиться палачами, до последней возможности следует оставаться слугами закона. И в то же время мы не могли выжидать, долго накапливать информацию. Ведь мы не знали, что у них на уме. Что, если завтра, окрыленные успехом, они нападут на какой-нибудь город? Или на станцию синтеза? Ждать было нельзя, ни минуты. Мы сознавали существовавший риск: предостережение Вергеруса могло сбыться, из охотников мы могли превратиться в дичь, но не делая ничего, мы сами обрекали себя на эту роль. Поэтому после обсуждения был принят мой план.

Впереди за березами открылся прогал. Для рудника вроде рано… Я достал карту. Ага, вот оно что: мы отклонились влево, перед нами болото. Надо его обогнуть, а там уже рукой подать до края леса. Я встал, сворачивая карту, и в этот момент увидел волка.

Я не разбираюсь в зверях так, как Янина, и не мог бы определить возраст, но можно было не сомневаться, что передо мной матерый, сильный хищник. Нас разделяло метров 20, не больше. Волк стоял, слегка наклонив голову, и смотрел на нас; просто стоял и смотрел, и это само по себе было странно. Я поднял руку, предупреждая остальных. Впрочем, я и не думал, что кому-то придет в голову схватиться за бластер в непосредственной близости от рудника. Зверь сделал странное движение головой — словно кивнул — и не торопясь скрылся в чаще. Я перевел дух и подумал, что человек, создающий вокруг себя поле в сотни тысяч гаусс и предстающий перед людьми то гигантским богомолом, то драконом, вполне способен обернуться и обыкновенным волком. А.еще я вспомнил погребальный костер и неподвижные фигуры вокруг него. Чего только не лезет в голову: до тех мест больше двух тысяч километров, здесь совсем другие звери.

…На опушке нас ожидало разочарование: рудничный поселок, главный объект нашего внимания, отсюда не просматривался, его загораживали отвалы выработанной породы. От досады и злости на себя, на собственную оплошность (я мог предвидеть эту ситуацию, если бы повнимательнее изучил сделанные со спутника снимки) я едва не накричал на Войтека, который все никак не мог понять, что произошло, и с глубокомысленным видом разглядывал карту, водя пальцем совсем в другом месте. Немного успокоившись, я объяснил группе наше положение и открыл военный совет. Можно было остаться на опушке, надеясь, что другим группам повезет больше и они, собрав всю необходимую информацию, поработав и за себя, и за нас, передадут ее затем нам через спутник — он был специально выведен на стационарную орбиту для обеспечения операции. Правда, предполагалось использовать его лишь дважды: выйдя на исходную позицию, группы должны были известить об этом командование коротким условным сигналом (это мы уже сделали); позже, когда все будет готово, при помощи другого сигнала нас оповестят о начале операции. От длительных переговоров и передачи информации решили отказаться, опасаясь привлечь внимание наших подопечных — вдруг окажется, что они каким-то образом улавливают ведущиеся в эфире переговоры. Вероятность этого была мала, но она существовала, и просьба о передаче информации была бы нарушением плана. Надо было добывать ее самостоятельно, а значит, двигаться дальше, уходя от опушки. Это также было нарушением, нас могли обнаружить. Неизвестно, что было хуже. Сидеть в лесу, не видя противника и надеясь на помощь товарищей, никому не хотелось, все высказались за выдвижение ближе к поселку. Этот дружный выбор, эмоциональный и, по всей видимости, нелогичный, почти склонил меня к противоположному решению, но, подумав еще (и отклонив промежуточный вариант с разделением группы на две), я дал команду двигаться вперед.

По одному, перебежками, постоянно оглядываясь, мы преодолели несколько сот метров открытого пространства и выбрались на гребень отвала. Счетчики радиоактивности тут же засветились нежным розовым светом, однако излучение было слабым. Я установил стереотрубу и прильнул к окулярам. Теперь рудник был виден целиком: конусы шахтных подъемников, ленты транспортеров, корпуса обогатительной фабрики, трехэтажное здание заводоуправления, домики персонала…

Спустя два часа (мы провели их, по очереди меняя друг друга у окуляров) мы знали почти все, что нам требовалось. Ученики Глечке жили в здании заводоуправления, занимая второй этаж. Мы насчитали 8 человек; сделанные снимки, хотя и недостаточно четкие из-за большого расстояния, позволяли тем не менее уверенно их различать. Как они провели утро, мы не знали, но вскоре после того, как мы начали наблюдение, наши подопечные собрались в приземистом здании рядом с управлением. Может быть, они обедали, и здание служило столовой, а может, молились.

Кроме «гостиницы» и «столовой», был еще один обитаемый объект — довольно симпатичный двухэтажный особняк, стоявший чуть поодаль от конторы. За время наблюдения три человека заходили туда, причем один из них пробыл в особняке больше часа. Уже начало смеркаться, когда Войтек, дежуривший у трубы, окликнул меня и уступил место возле окуляров. Прильнув к ним, я понял, зачем меня позвали: на ступеньках особняка стоял человек, еще не внесенный в наш реестр. Он был высок, худ; даже с такого расстояния было видно, что он очень стар. Я сделал максимальное увеличение и нажал на спуск. Но еще раньше, чем из щели выполз, подрагивая, снимок, я знал, кто передо мной. Впервые за время погони я видел преследуемого: там, на ступеньках, стоял сам Томас Глечке.

Человек на крыльце повернул голову и посмотрел в мою сторону. Он не мог меня видеть, однако мне почудилось, что наши взгляды встретились. Чепуха, конечно, да и продолжалось это лишь один миг. Затем он отвернулся, спустился с крыльца, прошелся взад-вперед и вновь скрылся в доме. Картина была завершена, план дальнейших действий ясен. Оставалось ждать темноты.

Ближе к ночи погода испортилась. Вначале посыпалась снежная крупа, а затем из леса, окутывая долину, пополз туман. Поначалу редкий, он быстро уплотнялся, в нем образовывались сгустки, плавно текущие в разных направлениях, словно они подчинялись не ветру, а каким-то иным стихиям. Может, это души замученных плыли над погубившей их землей?

Рудник со всеми постройками скрылся в белесой мгле. Последнее, что мы видели, была труба обогатительной фабрики, черневшая на фоне заката, потом и она исчезла. Теперь не надо было опасаться, что нас обнаружат, требовалось лишь точно выйти к цели. Я еще раз взглянул на компас, на котором заранее установил направление на ближайший подъемник; дальше мы будем двигаться по составленной нами схеме рудника. На груди у меня висел прибор ночного видения. Он должен был пригодиться на конечной стадии, чтобы разглядеть наших коллег из других групп, не спутать их с врагами, но его можно было использовать и во время движения. Кроме того, у нас имелся мини-радар — его нес Крумп, как самый сильный.

Мои товарищи делали то же самое — молча возились, прилаживая и проверяя снаряжение. Вынутое из рюкзаков и размещенное на поясе или на груди, оно, казалось, стало тяжелее. Бластер, короткоствольный гранатомет с комплектом газовых гранат, несколько обычных гранат (на случай, если потребуется взломать забаррикадированные двери), веревочная лестница, наручники, два бронежилета, простой и специальный, призванный смягчить заряд бластера, — весь этот набор весил около восьми килограммов. Хорошо еще, что мы оставляли ненужную теперь стереотрубу.

Ровно в десять браслет на моей руке дважды издал короткий писк — сигнал к началу операции. Я оглянулся — все были готовы — и первым начал спускаться с отвала.

Нам предстояло пройти около километра до подъемника и потом еще столько же до конторы. Однако внизу нас ожидало препятствие, которое я не заметил с нашего наблюдательного пункта. Земля была густо изрыта небольшими, но глубокими ямами — словно здесь когда-то прошел метеоритный дождь. Их приходилось обходить, все время меняя направление, и держать нужное оказалось очень трудно. Кроме того, внизу туман был еще гуще, в двух шагах ничего нельзя было разглядеть. Я двигался почти на ощупь и когда чуть не свалился в одну из ям, попробовал воспользоваться «совиным глазом»; но инфракрасные лучи в тумане оказались бессильны.

Мы шли уже полчаса. Оборачиваясь, я видел позади высокую темную фигуру — это был Крумп. За ним смутно различалось еще одно движущееся пятно — Войтек. Замыкавшего группу Санчеса я уже не мог разглядеть. Видя мое движение, Крумп, а затем Войтек, в свою очередь, оглядывались, и каждый успокаивающе поднимал руку: вижу товарища, все в порядке, можно идти дальше.

Где же этот чертов подъемник? Я остановился и поднес к глазам запястье, на котором была закреплена карта, снабженная слабой подсветкой. А когда снова поднял голову, увидел впереди человека.

Это был не Крумп, не Войтек, не сотрудник из другой группы, я сразу это понял — это был чужой. Я обернулся, чтобы предупредить Крумпа. Но никакого Крумпа позади не было — только туман и мокрые камни. Ощущение опасности ледяной иглой впилось в мозг. Я вновь резко повернулся в сторону незнакомца, одновременно вытаскивая бластер. Но защищаться было не от кого — человек исчез.

Я опустился на землю и отполз к ближайшей яме. Всем телом я чувствовал исходящую со всех сторон угрозу. Из тумана следили за мной, на меня было направлено несущее смерть оружие. Скройся, спрячься, приготовься! Надо предупредить своих! Я вынул лазерный фонарик и передал в ту сторону, где в последний раз видел своих товарищей, условный сигнал «опасность». Ответа не последовало. Окликнуть их я все еще не решался. Или уже не имеет смысла прятаться, раз мы все равно обнаружены?

Слева захрустел камень под чьими-то шагами. Я развернулся туда, готовый стрелять, лишь только увижу цель. Проклятый туман! Поднялся ветер, он гнал белесую муть, но она не делалась реже. Что это — очень похоже на хлопок бластера? А вот еще! На моих товарищей напали! Они ведут бой! Я вскочил, готовый бежать на помощь, и тут туман передо мной уплотнился и стал обретать очертания. Незнакомец! Он шел прямо на меня, уверенный в своей силе, он целился мне в шею, не защищенную жилетом, а я все не стрелял, медлил, словно ждал чего-то. Что-то мешало мне выстрелить, я не видел лица, я должен был увидеть его лицо, сейчас, он сделает еще шаг, и тогда…

Он не стал делать этот шаг, он выстрелил раньше. Той доли секунды, что мне осталось жить, хватило, чтобы понять причину своей медлительности: этот человек, стрелявший в меня, был Санчес.

Выстрел угодил ему в руку, оторвав кисть с зажатым в ней бластером; вожака опрокинуло на землю, перевернуло, и он затих. Сильнейший болевой шок и, естественно, потеря сознания. Бедняжка! Первым увидеть противника, быть готовым к бою — и так бесславно его проиграть! Любопытно, почему он не стрелял ? Впрочем, победитель недолго будет радоватьсявот уже приближается его новый соперник, выигравший свою схватку. Вперед, мой маленький герой, смелее! Интересно, кто из вас выиграет, ты или здоровяк ? Этого не знаю даже я. Я бы поставил на тебя, мой маленький друг, — здоровяки, как правило, неповоротливы, хотя не знаю, не знаю… Да, не забыть, когда все кончится, сократить мучения вожака.

Но какое, однако, необычное и, я бы сказал, завораживающее зрелище! Жаль, что зрителей нет. (Может быть, Учитель ? Ведь ему должно быть интересно.) Двое в пятнистых комбинезонах, сжимая в руках бластеры, озираясь, бродят рядом с подъемником. Почва здесь довольно ровная, но они почему-то ходят кругами, словно огибая невидимые препятствия. Они явно кого-то выслеживают — может, друг друга ? — но при этом друг друга не видят, хотя их разделяют всего несколько метров; не видят настолько, что однажды чуть не сталкиваются. О, я знаю, почему они так осторожны, почему крадутся на ощупь, словно слепые. Ведь в творимом мной мире, в который они погружены, густой туман окутал изрытую трещинами землю, не видно ни зги. Мне же их отлично виднополная луна стоит в зените, заливая землю своим таинственным светом.

Конечно, этих отлично тренированных ребят, вдруг ставших бессильными игрушками в моих руках, можно пожалеть. И мне их немного жалко. Хотя всякая жалость пропадает, когда подумаешь о том, что они собирались сделать с нами. И ведь у них могло получиться! Если бы не прозорливость Учителя, организовавшего дежурства на подъемнике, и не оплошность этой группы, вышедшей из леса на открытое пространство…

Медленные, осторожные движения, и вдруг — миг прозрения: противники увидели друг друга. Вспышка, еще.одна, глухие хлопки разрядов. Увы, я не угадал: здоровяк оказался более метким. Он остался стоять, между тем как малыш свалился с развороченной грудью. Вот здоровяк склонился над поверженным врагом. Его лицо выражает изумление, растерянность, а затемужас и горе. Еще бы — он узнал в жертве своего товарища! Какая драма!

Пора ставить точку. Финал пьесы совершенно ясен — последнего героя прикончит сам автор, о присутствии которого никто не подозревал. Однако мне претит хладнокровное убийство. Уравняем шансы!

Я достаю пистолет (что-то глубинное, необъяснимое есть в моей любви к огнестрельному оружию), подхожу поближе… Мановение дирижерской палочкии завеса сдернута! Теперь мой противник видит то же, что и я, — луну, подъемник, тела на земле. Какое потрясение! Но тебя ожидает еще большее потрясение, здоровяк. Поверни же голову, твой враг рядом! Ну!

Нет, не зря я тренировался в стрельбе. Я вышел победителем в этой дуэли. А ведь мой противникнаверняка мастер своего дела из каких-нибудь спецподразделений. Какое чудесное ощущение! Кровь играет, я чувствую полноту жизненных сил.

И в тот момент, когда я переживал свой маленький катарсис, раздался сердитый голос Учителя. Я угадал: он действительно наблюдал за происходящим из ближайшего дома и теперь, подозвав меня, устроил настоящий разнос. Как я мог так рисковать?! Какое мальчишество! Он не для того вкладывал в нас столько сил, чтобы мы соревновались в меткости с накачанными идиотами. Если он еще раз увидит нечто подобное, он навсегда отстранит меня от участия в дальнейших…

Он еще долго бы меня воспитывал, но тут, на мое счастье, прибежал придурок Марио с каким-то дурацким вопросиком насчет погрузки, а затем подошел Неттлингер, доложивший, что его часть задания тоже успешно выполнена, — и Учитель отвлекся. Онраспорядился, чтобы все занимались погрузкой. Через 10, самое большее 15 минут мы должны покинуть рудник. Хотя мы успешно отбили первую атаку, за ней вскоре последует вторая, потом еще и еще; нас уже не оставят в покое. А потому — спешно собираемся и вылетаем. Место для новой базы уже выбрано; если я правильно понял некоторые его намеки, она будет значительно южнее этой. Это просто замечательно — я уже устал от холода, от необходимости бороться с радиацией.

Мы уже полностью загрузили один флайер, когда Чекеде, все еще сидевший на площадке подъемника, закричал, что видит возле леса множество собак. Я решил, что ослышался, и переспросил, кого он видит. «Собаки, их сотни! — отвечал красавчик Антонио. — Никогда в жизни не видел ничего…» Внезапно он вскочил и стал поспешно спускаться. «Они бегут сюда! — орал он.Прямо на нас! Скоро будут здесь!» Я хотел сказать ему, чтобы возвращался на свой пост, но взглянул в сторону отвалов — и осекся.

Я очнулся от боли. Она толчками шла из правой руки, которую рвал зубами склонившийся надо мной оборотень. Я бы ударил его левой рукой, но я был настолько слаб, что даже головы не мог поднять. Может, я уже умер? Ну да, ведь меня убил мой товарищ. Что с ним?

Боль почему-то стихала, сознание возвращалось. Человек, приникший к моей руке, распрямился, и я увидел его лицо. Оно показалось мне знакомым. Ну да, вспомнил: большой экран в кабинете Римана, множество лиц, и в середине — он, основатель центра «Праджапати», умерший много лет назад. Ну вот и встретились… Я не слишком удивился этому. В том мире, окутанном туманом, где в меня стрелял Санчес, могло случиться все, что угодно. Правда, сейчас я находился в другом месте. Здесь не было тумана, ярко светила луна, и я видел над собой небо, усыпанное звездами.

— Где я? — спросил я. — И где остальные?

— Случилось худшее, Александр, — произнес покойник. — Ваши товарищи мертвы. Осторожно, не двигайтесь! Старайтесь не шевелить правой рукой — у вас оторвана кисть. Кровь я остановил и немного обработал рану. Большего, к сожалению, сделать не смог. Если бы здесь был Гуннар… Вы потом обязательно обратитесь к нему — хорошо?

Он вновь склонился надо мной и зачем-то положил руки мне на голову. Боль совсем утихла, исчезла отвратительная тошнота.

— Ну вот, кажется, все, — сказал он. — А теперь я должен идти. Наш знакомый собирается улизнуть. Руперт приготовил для него один сюрприз, но он надеялся на помощь ваших товарищей, и теперь… Ну ничего, я попробую ему помочь, что-нибудь придумаю. Вы лежите, старайтесь меньше двигаться. Думаю, ждать придется недолго, скоро здесь будут ваши коллеги.

Он выпрямился, собираясь уйти, и вдруг воскликнул:

— О Боже! Это они! Сколько же их! Что ж, это меняет дело!

Я попытался приподняться, чтобы увидеть, о ком он говорит, и вновь потерял сознание.

Их было неисчислимое множество! Казалось, сама земля шевелится. И эта лавина стремительно катилась на нас.

Возле флайеров в тот момент были только мы с Неттлингером. Остальные складывали вещи, Учитель находился у себя. Признаюсь, у меня мелькнула мысль, что мы вдвоем могли бы вскочить в машину… Однако я тут же отбросил ее. Я послал Неттлингера к дому, а сам побежал предупредить Учителя. Он уже был собран, мы встретились на крыльце.

— Собаки! — выпалил я. — Огромная стая! Они мчатся сюда!

— Собаки ? — Его брови взметнулись вверх, но тревога не коснулась этого бесстрастного лица. — Что ж, посмотрим.

Спустя несколько секунд мы все собрались на втором этаже. Отсюда хорошо была видна мчащаяся на нас стая. Она уже преодолела половину расстояния до поселка.

Это не собаки…негромко сказал Учитель. — Кажется, я знаю, откуда эти зверушки. Что ж, проверим, насколько вы храбры, мои маленькие друзья.

Он закрыл глаза, сосредоточился — и вокруг поселка выросла стена огня. Это был не какой-то там пожар вроде того, что мы недавно устроили,это было настоящее адское пламя, раскаленное пекло. Даже на таком расстоянии я почувствовал жар. Это была классная работа! Разумеется, ни один зверь не мог сунуться в эту топку. Однако Учитель почему-то медлил и не отходил от окна, вглядываясь в ревущее пламя.

И вдруг… Яне верил своим глазам: они прошли! Вначале несколько зверей выскочили из огня, к ним присоединялись другие, и вот снова вся стая неслась на нас.

— Оружие, быстро! — скомандовал Учитель.

Хорошо, что мы не успели его погрузить! Я схватил свой любимый карабин, выбил стекло, прицелился в зверюгу, опередившую остальных, и нажал на спуск. Готово! Остальные делали то же самое. Собаки (почему Учитель заявил, что это не собаки?) падали одна за другой, но остальные перепрыгивали через упавших и продолжали бег. Вот они уже совсем рядом, передние скрылись за зданием обогатительной фабрики…

Дверь! — Этот крик вырвался сразу из нескольких глоток; кто-то бросился вниз и захлопнул ее. Звери окружили дом, мы видели их прямо под окнами.

Откуда они взялись? — спросил Фабер. — Почему напали на нас?

Может, это специально обученные собаки, их послали на помощь тем коммандос? — предположил Скиннер.

— Я же сказал — это не собаки! — сердито ответил Учитель. — Это волки! Воспитанники нашего лесного друга — того, к кому летали мы с Гюнтером. Не думал, что они доберутся сюда… Ничего, прорвемся. Зарядите оружие, возьмите запасные обоймы. У нас есть гранаты?Возьмите все. Как только откроем дверь, ты, Марио, бросаешь гранату, и бежим к машинам. Давайте пошевеливайтесь!

Залязгали вставляемые обоймы, все готовились к бою. Некоторые уже начали спускаться на первый этаж, и тут снаружи прогремел взрыв. Мы бросились к окнам и увидели, что ближайший флайер (это был «головастик», взятый в Китеже) стоит как-то косо. Мы еще не успели сообразить, что происходит, когда заметили волка. Отделившись от остальных, он направлялся к машинам.

Что там у него?пробормотал Учитель. — Что-то торчит… Дайте бинокль!

— Он, наверное, уже упакован…робко ответил кто-то.

— Он несет в пасти что-то металлическое,сообщил глазастый Чекеде. — И круглое.

Волк тем временем добежал до второго флайера и заполз под него. Что он там делал ? Секунда, другаяи прогремел взрыв. Сноп огня и окровавленные куски мяса вылетели из-под днища флайера, и машина уткнулась носом в землю.

— Третий! Третий бежит! — закричал Чекеде. Фабер поднял винтовку. Волк, направлявшийся к нашей лучшей машине, споткнулся на бегу, круглый предмет вывалился из его пасти и упал на землю. И тут же сразу несколько зверей кинулись к гранатесловно на добычу бросились. Фабер свалил двоих, но третий, схватив гранату, успел скрыться за углом. Потом он внезапно выскочил уже из-за другого угла, в несколько прыжков покрыл расстояние, отделявшее его от машин… Взрыв!

Все оглянулись на Учителя. Что делать дальше? Мы оказались в ловушке. Он молчал, погрузившись в раздумья.

— Флайер весьма прочная машина,заметил Неттлингер. — Вряд ли обыкновенная граната…

— Может, они и исправны. Достаточно заклинить двери — и представь, в каком положении мы окажемся, — возразил я.

Фабер сказал, что, если испорчены только двери, он мог бы попробовать их исправить. Неттлингер начал ему возражать, и в этот момент нам послышалось, что внизу словно стукнула створка окна. Все замерли.

— Неужели волки научились еще и пользоваться шпингалетом?Неттлингер даже в такой ситуации находил силы шутить.

Держа карабин на изготовку, я осторожно спустился вниз и осмотрелся. Все окна были закрыты, в коридоре никого не было. Почему-то я вспомнил вожака группы, которого я намеревался добить выстрелом в голову и забыл это сделать. Но нет, с его раной нельзя даже ползти.

— Наверное, ветер,сказал я, вернувшись к ос тальным. — Мы сейчас готовы услышать что угодно.

А может быть… Может, я попробую найти проход? — тихо сказал Скиннер.

Все обернулись к нему.

— Ты хочешь… Понимаю!медленно проговорил Учитель. — Но ведь у тебя с тех пор ни разу не получилось…

— Я толком и не пытался, — возразил Скиннер. — Все как-то времени не было.

— Что ж, попробуй,Учитель кивнул. — Возможно, это наша последняя надежда.

Скиннер отошел в сторону, отвернулся… Все застыли в ожидании. В наступившей тишине стал отчетливо слышен скрип половиц, словно кто-то ходил по опустевшим комнатам, — но нам было уже не до того. Внезапно дальний конец коридора исчез за черной пеленой: Скиннер создал темное пространство. Что ж, это умели почти все — правда, не так быстро и не в таких условиях… Минута за минутой проходили в томительном ожидании. Ничего не происходило. Я уже открыл рот, чтобы сказать, что мыне можем терять столько времени, надеясь на чудесные способности Скиннера, когда темное пространство словно взорвалось и поглотило его. Такое я видел впервые! Еще несколько секунд — и на абсолютно черном фоне образовался светящийся контур и в нем появился радостно улыбающийся Скиннер.

— Удалось! Мне удалось! — Его счастью не было предела.Там есть проход, как в прошлый раз!

В этот момент внизу грохнул взрыв, входная дверь разлетелась на куски, и в здание ворвались волки. Они тут же бросились к лестнице и, неуклюже скользя, стали взбираться вверх. Я поднял карабин и с наслаждением всадил половину обоймы в этих зверюг, завалив их телами всю лестницу. Остальные попрятались, но не ушли — они явно выжидали подходящий момент, чтобы предпринять новый штурм.

— Что ж, Эрик, удача пришла к тебе как нельзя вовремя, — заметил Учитель. — Веди нас в свой мрачный мир! Думаю, там будет не хуже, чем здесь.

Я вызвался охранять лестницу и идти последним. Учитель с благодарностью взглянул на меня. Он тоже остался. Остальные один за другим вслед за Скиннером исчезали в темноте. Еще два волка, карабкаясь по трупам убитых товарищей, попытались штурмовать лестницу; я уложил их. Пора было уходить, но Учитель почему-то медлил.

— Иди, Гюнтер,сказал он.Я сейчас… Мне что-то не нравится…

Я шагнул в темноту. Острая боль иглой вонзилась в мозг, в сердце. Я обернулся, чтобы позвать Учителя, — и увидел, что в другом конце коридора открылась дверь и из нее вышел человек. Все, оставшееся по ту сторону светящегося контура, различалось уже с трудом, номне и не нужно было различать, я и так отлично знал, что это чужак. Я рванулся назад, на помощь Учителю, и в этот момент светлое пятно исчезло и мрак поглотил меня.

Начальнику Управления социальной безопасности господину Готторпу

Служебное Строго секретно

Об итогах операции «Призрак»

…покинуть базу, используя имевшиеся .в их распоряжении флайеры (две машины класса «головастик» и одна класса «дельфин»). В них были погружены продукты, одежда, архив группы. Однако этот план не был реализован. Все машины были приведены в негодность при помощи армейских противотанковых гранат типа ФГД-7А.

Полная и точная реконструкция дальнейших событий затруднена. Нам не удалось получить ответы на ряд важных вопросов. Так, со спутника было замечено скопление вокруг рудника значительного количества (свыше двух тысяч) волков. Ученые считают появление в одном месте такого количества хищников совершенно невозможным и необъяснимым. По-видимому, животные напали на террористов и те открыли по ним огонь: группа захвата подобрала вокруг базы 57 убитых волков. Часть хищников каким-то образом смогла проникнуть в здание заводоуправления (входная дверь была взорвана) и даже подняться на второй этаж, где они напали на лидера группы. Что заставило животных вести себя подобным образом, остается неизвестным. Также неясно, кто взорвал дверь.

На втором этаже был обнаружен труп лидера группировки Томаса Глечке. Причиной смерти стали многочисленные тяжелые раны, нанесенные хищниками (разорвана шея, вырвано сердце, раны на лице, затруднившие опознание). Рядом находился неизвестный весьма преклонного возраста. Он был в крайне тяжелом состоянии в результате тяжелых огнестрельных ранений, полученных, судя по всему, от Т. Глечке. Ему была оказана необходимая помощь, однако сердечно-сосудистые и кровоостанавливающие средства, обычно применяемые в таких случаях, неожиданно дали резко отрицательную реакцию, и спустя два часа он скончался, не приходя в сознание. Вскрытие показало, что обмен веществ в его организме протекал со значительными отклонениями от нормы, что и обусловило летальный исход; о характере и причинах этих отклонений врачи спорят до сих пор.

В связи с утратой всякой информации по так называемой группе Кандерса опознать неизвестного, идентифицировав с кем-либо из членов этой группы, невозможно. Инспектор Ребров, которому показали его фотографию, вначале утверждал, что этот человек не кто иной, как сам лидер группы Мартин Кандерс (как известно, скончавшийся много лет назад), однако позднее заявил, что ошибся (о поведении Реброва см. ниже).

Можно предположить, что неизвестный входил в состав группировки, базировавшейся на руднике. По каким-то причинам он вступил в конфликт с Т. Глечке.

Остается невыясненным главное — каким образом покинули рудник остальные участники группировки, где они находятся сейчас и каковы их дальнейшие планы. Приходится предположить, что они направились через тайгу к ближайшему поселку. Для проникновения сквозь оцепление они, по-видимому, использовали свои необычайные способности. Это объяснение выглядит не слишком убедительно. До ближайшего населенного пункта три дня пути, между тем на следующий день после операции погода в этом районе резко ухудшилась, выпал обильный снег, началась пурга. В этих условиях люди, лишенные теплой одежды и еды, были обречены на гибель. А если бы они выжили, то были бы обязательно замечены местными жителями, а этого не произошло. И все-таки приходится принять эту гипотезу, потому что другой у нас нет.

Что касается дальнейших планов участников группы, то опыт показывает, что сектанты, ориентированные подобным образом, склонны продолжать свою деятельность. Поэтому необходимо усилить охрану Управления и продолжить работу по розыску участников группы Глечке. К сожалению, участие в этой работе (и тем более руководство ею) инспектора Реброва представляется нецелесообразным. Составленный им отчет об операции показывает, что инспектор Ребров, находясь в длительном контакте с участниками группы Кандерса, попал под влияние сектантов и, по сути, стал проводником их интересов. Он отрицает необходимость дальнейших поисков учеников Т. Глечке, заявляя, что их «вообще нет на Земле», и выступает за прекращение поисков участников группы Кандерса. Дошло до того, что А. Ребров отказался сообщить местопребывание участников этой группы Д. Руперта и Г. Вергеруса, пойдя при этом на прямую ложь: он заявил, что никогда не встречался с ними и не знает, где они; между тем в свое время, присутствуя при беседе Реброва с генералом Риманом, я лично слышал, как он упоминал о своей встрече с Вергерусом. Нам пришлось пойти на обыск во флайере Реброва, взлом защиты его компьютера — лишь таким путем мы смогли узнать местопребывание Руперта и Вергеруса и установить за ними наблюдение. К сожалению, оба сектанта вскоре скрылись. Обыск в доме Д. Руперта, не дал ничего интересного, проверка так называемой клиники Г. Вергеруса продолжается.

В настоящее время инспектор Ребров подал рапорт о переводе из инспекторов оперативного отдела в советники-консультанты в связи с полученным тяжелым ранением. Я как руководитель отдела эту просьбу поддерживаю.

Старший инспектор Т. Окумо.

Эпилог

Я проснулся внезапно, как от толчка, и сел, тревожно оглядываясь. Ночь была на исходе. Небо над горами бледнело, в зябких сумерках проступали очертания деревьев. Может, какой-то хищник? Местные предупреждали, что львы иногда поднимаются высоко в горы. Правда, старик, указавший мне дорогу к «дереву духов», утверждал, что вблизи от него мне не угрожает никакая опасность, но кто знает… Я прислушался. Лишь слабый голос ручья доносился из ущелья. Под легким ветром амулеты, висевшие на «дереве духов», шевелились, и это было единственное движение, которое я мог заметить.

Вставать был