/ Language: Русский / Genre:sf,

Под Знаменем Воробья Демон Ингви 3

Виктор Исьемини


Исьемини Виктор

Под знаменем воробья (Демон Ингви - 3)

ВИКТОР ИСЬЕМИНИ

Книга третья

ПОД ЗНАМЕНЕМ ВОРОБЬЯ

ЧАСТЬ 1

ПРОНЫРА

ГЛАВА 1

Губа присохнет, бедро срастется

О мелких ребрах не говоря,

А кто с кем завтра не разочтется

Спроси об этом у корчмаря...

М. Щербаков

В Ливде царило легкое смятение. С утра до вечера толпы бездельников слонялись по стене, обращенной к морю, галдели, сплетничали и показывали друг другу пальцами на драккары северян, стоящие на якоре против гавани. Стражники время от времени возбуждались к активности и принимались гнать зевак со стены, но делали это лениво и нехотя. Серьезной угрозы городу два драккара не представляли - они лишь причиняли неудобство, хотя при этом и служили развлечением. Никто не понимал причины такого странного поведения морских разбойников - догадки высказывались разные. Еще бы - северяне не предпринимали никаких действий, даже не погнались за одинокой баркой, которая как раз вышла из порта перед их появлением. Они просто стояли в море, препятствуя выходу в море других судов. Магистрат Ливды получал просьбы и требования от тех нескольких сот человек, жизнь которых была непосредственно связана с морем рыбаков, купцов, моряков с каботажных судов, но ответ всем был один. Должностные лица города не собираются предпринимать никаких действий против пиратов, зато по-прежнему гарантируют всем жителям и гостям Ливды безопасность внутри стен...

Ингви распродал все, что собирался, за бесценок и теперь постоянно теребил Лотрика, требуя отправляться. Тот отказывался, мотивируя тем, что гавань все равно не откроют:

- Да куда ты торопишься, купец? Северянам в зубы прямиком?.. Погоди, ведь они не вечно тут простоят.

- Лотрик, ты же знаешь, что я спешу!

- Да никуда он не денется, вражина твой. До Ренприста путь неблизкий где-нибудь его настигнешь...

- "Где-нибудь"... Я насчет Ренприста - не уверен... А у меня и другие заботы есть, кроме как за ним гоняться.

- Вот и займись другими заботами.

- Не могу - это сейчас важнее всего...

В самом деле, демоном и его друзьями словно овладело какое-то наваждение. Еще пару дней назад они и не вспоминали о бессовестно подставившем их купчишке, но едва тот попался на глаза - уже знать ничего другого не знали, кроме жажды мести. Ничто не влекло их, кроме единственной цели - поймать подлеца Проныру. Ингви старался держаться похладнокровнее, но в этом деле было столько загадок... А любую загадку Мира он в последнее время воспринимал как личный вызов. К жажде мести примешивалось его непомерное любопытство.

На рассвете четвертого дня "осады" один из драккаров развернулся и, взяв курс на север, двинулся вдоль берега. Оставшийся у Ливды корабль отошел подальше в море и вновь бросил якорь. Оставшись в половинном числе, викинги стали менее уверенны, их маневр объяснялся так - они понимают, что их могут атаковать из порта находящиеся в Ливде суда и оставляют побольше места для маневра, чтобы успеть либо удрать, либо приготовиться к бою.

Делегация купцов, моряков и рыбацких старшин вновь подала прошение в магистрат (к ним по настоянию Ингви присоединился и шкипер "Одады"). Ответ был прежний - угрозы городу северяне не представляют, нужно немного подождать и все разрешится само собой... Что же до магистрата, то он будет придерживаться прежней тактики мудрого спокойствия - то есть не делать ничего. Ингви потребовал, чтобы Корель исполнил обещание и вез его в Велинк, шкипер отказался. Тогда демон плюнул и объявил, что платит сто энмарских келатов тому, кто согласится выйти с ним и его друзьями в море, при этом он гарантировал смельчаку защиту от пиратов. Корель с полчаса пыхтел и краснел, услышав о чудовищной сумме обещанного вознаграждения, потом отправился в портовый кабак - напиться. Оттуда его принесли вечером, избитого и окровавленного. Ингви вошел в каюту шкипера и уставился на Лотрика, стонущего из-под грязных бинтов, что он, дескать, еще посчитается с ливдинской швалью, вот только поломанные ребра срастутся. А в море теперь никак ему нельзя - в таком состоянии он барку не поведет...

- Руки! - прервал его Ингви. - Покажи руки!

Схватив шкипера за запястья, он осмотрел тыльную сторону ладоней - кожа на костяшках пальцев была цела.

- Ты не дрался... Значит ты позволил себя измолотить только потому, что не знал, как половчее отказать мне, - процедил сквозь зубы демон, - а я-то надеялся, что сто келатов добавят трусу хоть капельку смелости... Чуда не произошло - стало быть, я вовсе не такой уж великий маг...

***

На следующий день на борт "Одады" пожаловал седоусый пожилой дядечка в потертой одежде моряка.

- Не здесь ли, - осведомился он у вахтенного матроса, - обретается некий купец, пожелавший заплатить сто келатов тому, кто повезет его в Велинк?

- Не только в Велинк, а дальше - в Верн, Приют... - отозвался Ингви, выходя из каюты, - это я. А вы, почтенный, видимо, согласны на мое предложение?

- Именно так, ваша милость! - бодро отрапортовал старичок. - За сто келатов - хоть до самой Неллы.

Город Нелла, столица герцогства, был самой восточной точкой Внутреннего моря. Дальше суда не ходили.

- Ну что ж, почтенный, идемте поговорим, - с этими словами Ингви увлек гостя в каюту.

Переговоры длились около получаса, причем за это время любопытная Ннаонна раз десять приоткрывала дверь каюты и совала туда нос, но наткнувшись на суровый взгляд Ингви, поспешно ретировалась. Наконец демон и старый моряк показались на пороге.

- Значит, по рукам, ваша милость, - проговорил старик.

- По рукам. Через час жду вашу посудину здесь - погрузимся и в путь...

- Только вот еще что, ваша милость. Взятку надобно дать смотрителю порта иначе не выпустит. Келатов пять или около того...

- Надо дать - дадите. Я лично считаю, что с вами достаточно щедро расплачиваюсь. А все что нужно для путешествия - корабль, паруса, или взятка ваш расход...

- ...Но как же... - протянул было старичок.

- Тем более, что у меня больше все равно денег нет, - перебил его Ингви, так что на этом все. Торговаться дальше не будем.

Старичок с минуту в упор глядел на Ингви, топорща седые усы и хмуря седые брови, затем кивнул: "Ладно" - и захромал по трапу на берег. Ингви обернулся к группке своих спутников, собравшихся у его каюты в ожидании конца переговоров и объявил:

- Значит так. Этот дед и еще десяток его приятелей, таких же пердунов, согласны плыть. Они, мол, все равно одной ногой в могиле - так что не особо боятся. И посудину они нам подадут старенькую. А половину денег, пятьдесят келатов, - платить вперед. То есть их родственникам при отплытии. Больше все равно никто не согласится - северяне тут всех запугали. Короче говоря, собирайте манатки - через час выступаем.

- То есть они считают, что все равно погибнут, старики эти, - уточнил Кендаг, - но за пятьдесят келатов они подыхать согласны?

- Вроде так, - пожал плечами демон, - а что?

- И еще нужно заплатить какому-то начальнику, чтобы разрешил им продать свои жизни, несколько монет? Иначе им не позволят, да?

- Ну да. А в чем дело-то?

- За время путешествия я несколько разочаровался в людях, - осторожно заявил орк.

- Это потому, что ты их лучше узнал! - хлопнул приятеля по плечу Филька.

***

Путникам не повезло - непогода застала их вдалеке от жилья. Внезапно обрушившаяся снежная буря, должно быть последняя в этом году. Хорошо еще, что они наткнулись на этот сарай - полуразвалившееся жалкое строение, заброшенное, должно быть, еще во времена короля Фаларика...

Вентис, скорчившись у костерка, искоса поглядывал из-под капюшона на своего наставника. Вот он, несомненно один из десяти величайших магов современности, давится сухой коркой. Тщательно обгладывает что-то подозрительное... Наконец Вентис решился:

- Прошу прощения учитель, но мне все же хочется спросить - почему вы находитесь в такой плачевной ситуации?

- Плачевной? Ах... Этот буран... Если бы не он - мы бы уже сейчас давали представление в Ромкусе перед бароном Редлихтом. Ничего, переждем непогоду - и в путь...

- Да нет же, учитель, я не о том. Почему вы, обладая величайшим талантом, сидите в развалинах и грызете сухари, а не занимаете почетный пост при дворе какого-нибудь графа?

- Мой талант? О чем ты, мальчик? Какой талант? Я - Керкес-дорожник, фокусник и шарлатан. Меня знают от Велинка до Сартайда как фокусника и шарлатана. Взять того же барона Редлихта из Ромкуса - я показывал свои дурацкие трюки еще его батюшке. И старый барон всегда изволил смеяться моим обманам, - колдун мечтательно зажмурился, - однако и ему, и его сыну по душе шуточки странствующего мага Керкеса... Кстати, если бы я благоденствовал при дворе какого-нибудь графа, то мы бы не встретились тогда, на дороге. К северу от Ванетинии. И я бы не спас тебя и не взял в ученики. Не правда ли? Судьба подчас выбирает для нас извилистые пути...

Оба замолчали... За ветхими стенами завывал колючий холодный ветер, словно мчались с визгом и стенаниями сотни ледяных бесенят. Несущие мелкие снежные осколки порывы стужи проникали в сарай, в одном углу уже образовался порядочный сугроб. Путешественники, завернувшиеся в плащи, жались в поисках тепла друг к другу, напоминая нахохлившихся пичуг. Вентис вновь искоса взглянул на своего спутника - породистое лицо с благородными чертами, худые сильные руки. Юноша вновь осмелился задать вопрос:

- И все же, учитель, мы уже столько путешествуем вместе, а я о вас ничего не знаю, кроме того обстоятельства, что вы, несомненно великий маг и кудесник, скрываетесь под жалкой личиной Керкеса-дорожника, тогда как легко могли бы занять почетный и пристойный пост при дворе какого-нибудь барона или графа... Даже какого-нибудь короля...

- Я тоже о тебе ничего не знаю, - буркнул маг.

- Да, но скоро легко узнаете - из объявлений о беглых преступниках, возразил Вентис, - а я так и останусь в полном неведении относительно вас.

- Ты знаешь вполне достаточно, - отрезал Керкес, - а кто меньше знает, тот дольше живет, как известно. Что же касается тебя, ученик, то из объявлений о беглых преступниках я о тебе не узнаю ровным счетом ничего. Имперская администрация никогда не признает открыто, что кому-то посчастливилось сбежать из столичной тюрьмы. Оттуда бежать невозможно, знаешь ли... Разыскивать будут какого-нибудь святотатца, осквернителя могил или, скажем, растлителя малолетних - с твоими приметами. Так что держись скромнее, не привлекай к нам внимание... Ладно, хватит разговоров. Можешь пока поспать. Через три часа я тебя разбужу...

Ровно три часа спустя Керкес-дорожник растолкал Вентиса и, велев смотреть за костерком, тут же уснул. Проснулся маг задолго до рассвета. Он отдыхал едва ли пару часов, но выглядел живым и бодрым - несомненно результат каких-то заклинаний.

- Идем, ученик, - Керкес избегал именовать своего спутника вымышленным именем, а настоящее и не пытался узнать, похоже прежняя жизнь Вентиса его мало интересовала, - буря закончилась и мы должны выбраться из низин прежде, чем взойдет солнце. Не то когда снег растает, мы рискуем увязнуть надолго, а до замка Ромкус путь неблизкий...

В замок они прибыли вовремя - барон Редлихт как раз принимал гостей и выступление странствующего мага оказалось кстати. Вентис ожидал, что барон окажется молодым человеком - но тому было хорошо за пятьдесят.

"Сколько же лет моему наставнику, - подумал Вентис, - если его представления "всегда" нравились еще отцу этого сеньора?" Он внимательно глянул на Керкеса - тот выглядел едва ли старше сорока-сорока пяти лет. Перехватив взгляд юноши, маг лукаво подмигнул.

ГЛАВА 2

Корабль, предоставленный демону, был еще вполне крепкой посудиной - но несомненно старой и видавшей виды. Экипаж, состоящий из старичков, подвел барку к причалу и пришвартовал ее рядом с "Одадой". Шкипер Токерт, давешний седоусый ветеран, перехватил скептический взгляд Ингви - тот как раз уставился на самого, пожалуй, дряхлого из моряков, с трудом ковылявшего по палубе к рулю.

- Не извольте, ваши милости, сомневаться, - поспешил успокоить Токерт своих нанимателей, - здесь собрался народ опытный и бывалый. Настоящие моряки.

- Ладно, поглядим, - буркнул Ингви, - а как эта посудина называется-то?

- "Стрела"! - гордо ответствовал старик.

- Конечно, "Стрела"! - хихикнул Филька, - а рулевого вашего, наверное, зовут "Жеребец"?

- Его зовут Крист, - спокойно ответил шкипер, - и он очень хороший рулевой.

- Вернее, был хорошим лет двадцать назад, - пробурчал Ингви, - а впрочем, мне-то какое дело? Лишь бы с рулем справлялся... Кендаг, Никлис, тащите наше барахло на "Стрелу". Не будем терять времени.

Свои обязанности старички выполняли и в самом деле неплохо. Едва пассажиры погрузились, они сноровисто заковыляли по палубе, готовя паруса и прочее. Баркас отбуксировал их барку к выходу из гавани, запиравшие фарватер тяжелые суда пришли в движение, открывая проход. Старички отцепили буксирный канат и их "Стрела" медленно выползла в открытое море, поймав слабенький пока ветерок. Едва барка покинула порт, там началась суета - горожане вновь запирали пролив.

На драккаре тоже не оставили без внимания поднявшуюся в порту суету северяне снялись с якоря, готовые идти в бой или убегать - в зависимости от того, кто выйдет из города. Было видно, что часть разбойников садится на весла, а около двадцати человек в полном вооружении собрались на носу судна. Ингви велел Токерту держать курс на драккар, тот пожав плечами согласился - в любом случае от драккара неуклюжей барке не уйти...

Северяне медленно пошли навстречу "Стреле", очевидно считая их парламентерами. Никлис, рассмотрев драккар, заявил:

- Ну дела! Это ж Толстый Рогли! Мой, слышь-ка, первый конунг. Эй, Толстяк! - Никлис принялся приплясывать и орать, - Толстяк! Эй, Рогли!

- Никир, ты, что ли? - отозвался грузный викинг с драккара.

- Я!

Суда сблизились. Северяне сложили весла, старики на "Стреле" убрали парус.

- Это что ж ты, Рогли, здесь делаешь? - спросил Никлис.

- А ты?

- Я первым спросил.

- Ладно. Меня подрядил купец один здесь постоять. Платит золотом. Подрядил меня никого не выпускать в море.

- Купец-то твой, его Пронырой зовут?

- Точно. А ты как здесь?

- А я с моим конунгом новым по делам сюда попал в город. А потом, слышь-ка, Рогли-конунг, смех и грех! До того ты с викингами твоими всех застращал, что никто из города и нос высунуть не осмелится! Ох и нагнал ты страху! Мы с Ингви-конунгом твердим, что с нами можно без опаски плыть, что нам северные волки не враги... Так нет же - боятся...

- Ты это... Знаешь чего, Никир-викинг, - толстый конунг потупился, - я ж купцу крепко обещал, что никого не выпущу. Еще четыре полных дня по уговору мне стражу здесь нести.

- А ты как сказал, когда обещал: "никого не выпущу" или "никого чужого не выпущу"?

- Так это... Можно, конечно, и так рассудить... Никого - это никого чужого... Тем более, что твой Ингви-конунг, говорят, с самим Морским царем большую дружбу водит... А я именем Морского царя и клялся.

- Ладно, конунг Рогли, - вставил наконец слово Ингви, - в случае чего я за тебя перед Морским царем словечко замолвлю.

- И еще деньгами тебе заплатим, - подхватил Никлис.

***

- Куда прикажете держать, ваша милость? - осведомился шкипер Токерт, когда стало ясно, что опасность позади и драккар не собирается преследовать "Стрелу".

- Барку "Фердала" знаешь?

- Знаю.

- Мне нужно ее догнать. Она вышла из порта как раз перед появлением северян. Так что ставь все паруса и выжимай из своего корыта все что можно.

- Хм... Все, что можно... Эту старушку нужно бы поберечь, - шкипер с достоинством разгладил белые усы, - "Стрела" - она как женщина. Лаской и обходительностью с ней добьешься больше, чем любым иным способом...

- Ингви, - заявил прислушивавшийся к разговору Кендаг, - я разочаровываюсь все больше. Этот старый человек готовился помереть за пятьдесят серебряных монет, а теперь не хочет за пятьдесят монет работать.

- Слышал, старик? - обернулся к шкиперу Ингви. - Мой приятель вот-вот рассердится. Ну-ка давай погоняй свою старую клячу как следует. Или я начну вышвыривать за борт твоих старикашек одного за другим - пока оставшиеся не станут работать на совесть. Ясно?

- Ясно... То-то и видно, что ваши милости с северными головорезами в дружбе, - обиженно протянул старик, но тем не менее угроза возымела действие. Токерт прикрикнул, старички засуетились - "Стрела" пошла резвее.

- Ингви, - тихо спросила Ннаонна, - а ты бы и вправду начал бы выкидывать стариков за борт?

- Сам не знаю... Но они так расстроили Кендага - смотри, как он разочаровался в людях. Ну а если бы я не исполнил свою угрозу, он бы мог разочароваться и в демонах... По-моему, у нас теперь вполне приличная скорость... Это дает надежду, что мы порядочно сократим расстояние... Пойду-ка я скажу шкиперу, чтобы отправил часть своих "молодцов" отдыхать. Мы будем идти днем и ночью, так что ночная вахта пусть выспится, - с этими словами демон пошел на корму, где у руля Токерт шептался с дряхлым Кристом.

- А кто знает, какие у нас шансы в самом деле? - спросил Филька у друзей.

- Я кое-что знаю, - заявила Ннаонна, - Ингви мне сказал, что второй драккар ушел через четыре дня после того как отплыл Проныра для того, чтобы сыграть такую же штуку перед гаванью Велинка. Если сравнить обычную скорость драккара со скоростью каботажной барки... Ну, в общем вы поняли - барка должна прийти в Велинк на три дня раньше разбойников плюс еще один день - чтобы Проныра успел обделать свои дела в городе. Потом он бежит, а драккар запирает за ним выход.

- И что это значит?

- Если мы будем идти быстрее, чем "Фердала", да еще и не будем останавливаться на ночь - возможно, настигнем их за Велинком - в двух-трех днях пути от города.

Однако на третий день плавания ветер стих. Ингви колдовал, пока хватало сил, но к вечеру сдался - "Стрела" еле ползла вдоль берега, пока не установился нормальный ветер. Так что когда путешественники приблизились к Велинку, никто не сомневался, что "Фердала" с Пронырой давно покинула город. Велинк было решено обойти открытым морем, описывая длинную дугу - подальше от стерегущего выход из порта драккара. Следующим портом, который вероятно посетит Проныра, будет Нос или Верн. Нос или Верн? Верн - самый большой город севера Империи и предпоследний достойный внимания порт на пути к Нелле. Туда "Фердала" вероятно зайдет, если Проныра изберет путь по суше. Более короткий путь. В Нос он направится, если предпочтет плыть по Великой, а затем - по Золотой реке. Этот путь длиннее, но и безопаснее, пожалуй. Если не принимать во внимание того, что граница с королевством эльфов, вдоль которой течет Великая, сейчас неспокойна.

Какой бы путь ни выбрал Проныра - об этом они узнают в Верне.

***

- Ну и что же с тобой делать? - Император Элевзиль II хмуро уставился на младшего сына.

Принц Велитиан принял гордый и независимый вид, дерзко уставившись на отца. Тот поерзал на троне, с сомнением глядя на младшего, нелюбимого, сына. Мальчишка совершенно отбился от рук, с каждым днем его выходки становятся все несноснее - пора что-то предпринять...

- Я спрашиваю, что с тобой делать, Велитиан? Не проходит и дня, чтобы мне не донесли о твоей очередной дерзкой выходке. Ты решительно не желаешь вести себя как подобает принцу и дворянину. Ну скажи, разве при нашем дворе мало распутниц? Графиня Кларента и прочие... Зачем тебе понадобилось приставать к этой купчихе?

- Батюшка, при вашем дворе шлюхи воспринимают мои ухаживания как должное, а эта мещанка испытала истинную благодарность ко мне, едва узнала, кто вкусил от ее... гм... прелестей.

- Мне донесли, что "вкушение прелестей" произошло против ее желания.

- Да, но зато потом! Когда я назвал сержанту стражи свое имя и титул!

- Стражник... Я велю его наказать, этого сержанта, за то, что не велел своим людям схватить тебя и препроводить в тюрьму! - Элевзиль пристукнул ладонью по подлокотнику трона. - Дабы впредь страже было неповадно потакать тебе в твоих гнусностях.

Принц расхохотался - его позабавила мысль, что злополучный стражник, отпустивший принца, застигнутого на месте преступления, и надеющийся выслужиться перед императором, еще за это и будет наказан. Императора же этот смех окончательно вывел из себя.

- Ну вот что! - рявкнул Элевзиль (неслыханный случай, он повысил голос, Велитиан даже слегка оробел и замолк), - Принц Велитиан! Мы повелеваем вам удалиться в ваше поместье Лентвер и не покидать оное поместье без нашего особого дозволения. Что скажете, сэр Гвино?

Потешный толстячок, маленький и неуклюжий, коротко кивнул. Канцлер Империи, вельможа с громким титулом и массой ответственных обязанностей, он был известен как льстец и подхалим, никогда не возражающий Элевзилю, и не пользовался при дворе решительно никаким влиянием. Вот и сейчас он не произнес ни слова, лишь жестом подтвердив свое всегдашнее согласие с монаршей волей.

- В таком случае, сэр канцлер, оформите наше повеление как указ и проследите за его неукоснительным выполнением. Долой с наших глаз, скверный принц! Соберите свои вещички и отправляйтесь в Лентвер. И остерегайтесь нарушить нашу волю - на сей раз мы решили оставить снисхождение и примерно наказать вас.

Император по привычке заговорил высокопарно, именуя себя во множественном числе - он старался успокоить нервы и избавиться от охватившего его возбуждения. Волнение ему сейчас ни к чему - ведь предстоит богословская беседа с кузеном Кениамерком - а ее следует вести спокойно и вдумчиво, как того требует возвышенность темы...

Выйдя с канцлером в коридор, принц Велитиан обиженно пробурчал:

- Что же вы, Гвино, не вступились за меня перед батюшкой?

- Оттого, ваше высочество, что это как нельзя лучше соответствует нашим замыслам. Во-первых, вдали от двора и пристального взгляда вашего батюшки вам легче будет вести переговоры с нашими сторонниками. Во-вторых, всем станет известно, сколь тяжко вы страдаете по воле тирана-отца. В-третьих, вы станете громогласно обижаться на меня за то, что я согласился с его императорским величеством. Нас никто не заподозрит в соучастии. И наконец в-четвертых, народ Ванетинии хоть немного забудет о ваших шалостях - тогда будет легче привлечь его на нашу сторону, когда дойдет до дела.

- Н-да, вроде правильно, - задумчиво произнес Велитиан, - что касается во-вторых и в-третьих - так я стану ругать вас и батюшку, как только смогу. Что же касается в-четвертых - кого волнует мнение сброда?

- На первых порах нам потребуется вся помощь, какую только мы сможем заполучить... Когда наши планы начнут осуществляться...

- Но когда же? Сколько еще ждать?

- Я повторю вашему высочеству - терпение и еще раз терпение. Начать следует с устранения вашего брата и короля Игрина. Мы уже работаем в этом направлении. Маршал сообщил мне, что он уже подыскал достойного кандидата на трон Сантлака. Так что терпение, ваше высочество... Ваше императорское величество...

ГЛАВА 3

И злодея следам не давали остыть...

В.Высоцкий

"Стрела", обойдя морем Велинк, вновь приблизилась к суше. Старый шкипер Токерт вел судно, все круче забирая к востоку - вслед за береговой линией. Нетерпение пассажиров, казалось, начало передаваться и экипажу. Старички, которых вроде бы совершенно не волновали интересы их странных нанимателей, постепенно втянулись в ритм беспокойного, волнующего приключения, каким эта погоня представлялась Ингви и его друзьям. Беда только, что надолго этого запала хватить не могло - дряхлые члены экипажа "Стрелы" уже выдыхались. Скоро жесткий ритм спешного преследования должен был их доконать... Это заметил даже Филька - и обратил внимание Ингви на то, что старики копошатся на палубе медленнее обычного. Тот в ответ пожал плечами:

- А что я могу сделать? Такие условия нашей сделки... Если помнишь, они были согласны помереть под топорами викингов еще там, в Ливде... Пусть терпят. Сейчас мы пойдем в Верн. Если Проныра туда не заходил - значит, отправимся на север, в Нос. Это не слишком далеко - и там мы пересядем на речное судно, а стариков отпустим.

Однако все произошло несколько иначе. Километрах в шестидесяти к западу от Верна они увидели идущую навстречу "Стреле" "Фердалу".

- Давай, Токерт, наперерез! - рявкнул Ингви, едва глазастый Филька объявил, что встречное судно - именно "Фердала".

Едва суда сблизились, Никлис неожиданно зычно заорал:

- Эй, на барке! "Фердала", убрать парус! Ложись в дрейф... - и дальше такой поток брани, какого Ингви не слыхал даже от Кореля.

Очевидно, Никлис вспомнил свое "боевое прошлое", ведь его "специальностью" в воровском цеху было пугать "клиентов" криком и - если крик не действовал дубинкой. Однако шкипер "Фердалы" оказался не робкого десятка. На требование остановить барку и лечь в дрейф он отвечал отказом и руганью, правда вполовину менее впечатляющей, нежели у Никлиса. Проорав ответ, он обернулся к своему рулевому, собираясь отдать приказ повернуть в сторону от курса "Стрелы", но вдруг с воплем подпрыгнул на месте и завертелся волчком, пригнувшись и схватившись руками за лицо - стрела Фильки оторвала ему кончик носа.

- Следующую стрелу получишь в глаз, клянусь Гангмаровыми клыками, проорал Никлис, - а ну, ложись в дрейф!

Шкипер "Фердалы" рыдающим голосом проскулил новый приказ - его моряки принялись спешно убирать парус. Они, как и шкипер, по достоинству оценили мастерство стрелка - расстояние, разделявшее суда, раза в полтора превышало то, на котором можно было говорить о просто "хорошем выстреле". А если учесть еще и качку, неизбежную на палубе... Меткость эльфа впечатляла. "Стрела" совершила маневр, становясь бортом к борту неподвижной "Фердалы". Ингви с Кендагом и Никлисом перепрыгнул на чужую палубу.

- Эй, шкипер, - где твои пассажиры? - грозно спросил бывший воришка.

- Сошли в порту... В Верне... - ответил перепачканный кровью моряк, - а мне велели тут же идти обратно...

- А что они потом? Куда?

- Того не ведаю... Они потому, видать, и отправили меня сразу обратно, чтобы я не знал, куда они потом...

- Да, похоже на то, - согласился Ингви, - это вполне в духе Проныры. А чего ж вы сразу не остановились? Лег бы ты, шкипер в дрейф - и твой нос был бы при тебе.

- Так ведь купец мне заплатил изрядно, - вздохнул тот, - я боялся, что вы - разбойные люди, что прослышали о моей удаче и отнять деньги хотите... Вы ведь меня не ограбите?

Шкипер с тревогой вгляделся в лица незваных гостей.

- Не ограбим, - успокоил его Ингви, - а барку обыщем. И если ты соврал, что пассажиров высадил - берегись...

Шкипер не соврал - Проныры и Второго у него на борту не было...

***

"Стрела" вошла в гавань Верна и стала у причала. Верн - крупный город, по меньшей мере в полтора раза крупнее Ливды. И отличие между ними оказалось разительным. Здесь не было и следа того всеобщего уныния, какое поразило Ингви в Ливде. В порту кипела работа, приходили и уходили каботажники, товары грузились на повозки и развозились по складам. Купеческие приказчики и чиновники магистрата, грузчики и возчики, нищие и проститутки так и клубились у каждого причала... В Верн свозились морем товары со всего севера Империи, ибо Внутреннее море пока что было свободно от варваров. Боевые суда из Верна и Носа охраняли пролив, а богатая торговля давала городам возможность содержать достаточные отряды солдат.

Едва со "Стрелы" на причал скинули трап, на борт поднялись двое чиновников с какими-то бумагами в руках и трое стражников в чистых зелено-красных плащах поверх начищенных кольчуг.

- Кто вы и с чем пожаловали? - сиплым сорванным голосом осведомился старший чиновник.

- Маг Крегвир из Венарда, - с достоинством ответил Никлис, наряженный для этого случая в соответствующий нелепый наряд мага, - а со мной мои ученики, имена которых... имена которых не известны в Мире и потому ничего не скажут достопочтенному... Э-э-э...

- Керт Торнол, - представился старший чиновник, - пристав вернского магистрата Керт Торнол. А это писец Ропит.

Младший чиновник, писец Ропит, кивнул и пометил что-то в большой книге, которую примостил на поручне, видимо ему было в привычку делать записи в любой обстановке. Никлис под взглядом пристава важно напыжился, Ннаонна тихо хихикнула под капюшоном - бывший вор великолепно сыграл роль провинциального мага. Упоминание о безвестности подмастерьев содержало прозрачный намек на то, что уж имя-то "Крегвир из Венарда", напротив, известно широкому кругу. Это совершенно соответствовало обычной манере мелких колдунишек напускать важность и постоянно намекать на собственную значимость. Все остальные члены их компании, "ученики чародея" благополучно скрывались под капюшонами ученических плащей и не привлекали внимания. Вернские чиновники восприняли все правильно пристав Керт не удостоил приезжих даже второго взгляда, ему хватило и первого, чтобы определить для себя их статус. Привычно осведомившись о цели приезда в Верн, он глянул через плечо коллеги - верно ли тот делает записи, но и второй чиновник исполнял свои обязанности привычно и сноровисто.

- Цель нашего приезда... Личные дела, - сообщил приставу "Крегвир".

- Какой груз на барке? - обратился чиновник к шкиперу.

- А никакого, ваша милость, - отвечал старичок, - стар я уже грузы-то возить, вот пассажиров еще как-то...

Уловка не сработала, пристав был достаточно опытен и тут же заподозрил, что дело нечисто.

- Так что же, совсем никакого груза? - его взгляд приобрел твердость и цепкость.

- Да никакого, ваша милость пристав, поклажа пассажиров - и только... Токерт даже растерялся.

- Поклажу, стало быть, осмотрим, - заключил Керт Торнол.

Как раз поклажу-то Ингви и его друзьям показывать не хотелось кому бы то ни было - там было слишком много денег и ценностей для разыгрываемого ими маскарада. Да и Черная Молния тоже... Однако такой вариант был предусмотрен Никлис пожал плечами и сказал:

- Воля ваша... Желаете - смотрите... Там мои магические приспособления. Всякая, знаете ли, колдовская снасть. Покажите, ученики.

Не удостоив "мага" ответом, чиновники и стражники проследовали в каюту, где сунулись в поклажу пассажиров. В двух заплечных мешках было кое-какая одежка. Писец взял было в руки третий, но ойкнув резко уронил.

- Кусается, - укоризненно обратился он к Никлису, занявшему позицию в дверях.

- Кусается? - Никлис подошел поближе, - ах, понимаю... Некие ощущения, болезненные почувствования есть следствие побочного афекту магических эманациев кой-чего из моих колдовских амулетов, слышь-ка. Опасности ровно никакой нету, однако тормошить эту волшебную снасть лишний раз ни к чему.

Наклонившись над мешками и деля вид, что он что-то поправляет, "маг" ловко сунул старшему чиновнику несколько монет.

- Ну, пожалуй, вижу, что все у вас в порядке, - немедленно отреагировал тот, - Ропит, ты запиши - "цель приезда: частное дело. Облагаемый податями груз - отсутствует".

***

Дело было сделано. Должностные лица славного города Верна один за другим потянулись из каюты. Пристава, шедшего последним, Никлис аккуратно придержал за рукав.

- Вижу, ваша милость пристав, что вы человек опытный и рассудительный... Открою вам истинную цель моего, слышь-ка, прибытия в город. По поручению важной особы я разыскиваю купца одного. Не ведаю, каким именем он себя может здесь поименовать, а в другом месте он назвался Фельпютом. Купец сей некоторую сумму в срок не возвратил и его кредитор меня в погоню отправил.

- Понимаю, понимаю, - пристав кивнул, складывая одновременно ладонь лодочкой.

Еще несколько монет перекочевало от Никлиса к чиновнику.

- Разумеется, - объявил пристав, - никакого Фельпюта в Верне не было... Однако если вы назовете мне приметы оного проходимца... А кстати, велика ли сумма невозвращенного долга?

- Да не так-то и велика... - Никлис сделал вид, что смущен, - однако важная особа, слышь-ка, что меня послала, сказала так. Если, дескать, этот Фельпют не возвратит даже малость - люди что подумают? Подумают, что у меня можно брать и не возвращать... Много ли, мало ли - дело десятое, тут важно другое...

Пристав Керт вновь понимающе покивал - логика была понятна и рассуждения, приведенные "магом" были общепринятыми в преступной среде любого города Империи. С такими рассуждениями "короли" преступного мира выколачивали недоимки - вплоть до самых незначительных. "...Сегодня я прощу тебе грош завтра пройдет слух, что я простил десять золотых..."

- ...Однако, - продолжил Никлис, - хотя сумма и невелика, мне дадено право кой-какие деньжата тратить при розыске на всякие расходы... Вы уж пособите, ваша милость пристав, а?

- Посмотрим, что можно сделать, - просипел Керт Торнол и удалился.

Старички, пользуясь передышкой, дружно завалились на боковую - они были вымотаны до предела. Пассажиры не спали. Между ними разгорелся спор - Никлис твердил, что пока не вернется пристав, ничего предпринимать не стоит. Филька настаивал на активных действиях. Ннаонна была скорее согласна с Филькой, Кендаг, естественно, с Никлисом. Спор прекратил Ингви, сказав, что на поиски Проныры они двинутся вечером - если не объявится подкупленный ими чиновник. Однако тот вернется меньше чем через час. Он сообщил, что толстый низкорослый купец, сопровождаемый "очень крупным парнем", прибыл в Верн два дня назад, заночевал в городе и наутро отбыл на барке "Красотка", принадлежащей шкиперу Томену Ротту. "Красотка" - лучшее судно в Верне и Томен Ротт не возьмется работать задешево. Барахла на барку никакого не грузили, "Красотка" ушла пустой. По всему выходит - заплатил приезжий Томену знатно - раз уж барка-то ушла порожняком.

- ...Вот как вы примерно, - осклабился пристав и сипло хихикнул, - так что думаю, что дело у вашей персоны к этому купцу немалое. Но меня это, конечно, не касается...

Получив новую мзду (достаточно щедрую), Керт Торнол добавил:

- Этот купчишка, назвался он, кстати, Фельп... Да, точно, так его в книгу записали - "Фельп Прон"... Так этот самый купчишка, говорю, хотел боевую галеру нанять. Сколько он офицерам его императорского величества сулил - того не ведаю. Но знаю, что они отказались не потому, что сулил мало, а потому что прошел слух - у западного побережья морские разбойники объявились. И за неоправданный рейс во Внутреннее море с капитанов строго спросить могут... А сам этот купец барку нанял до Неллы, вот как... Стало быть, когда с галерой у него не выгорело - он самую лучшую барку подрядил.

- А что, не говорил он, этот самый "Фельп Прон", что погони опасается?

- Никто не слыхал, - пожал плечами пристав, - но барку он выбрал самую быструю. Точно...

Проводив чиновника до трапа, Никлис и Ингви затем отправились к шкиперу. Растолкав старика, они объявили, что следует немедленно отплывать в Неллу. Шкипер застонал - и сам он, и его экипаж был утомлен тяжелым переходом.

- Ох, ваши милости, - заскулил он, - не выдержим мы больше... Уж наймите вы другое судно-то... Пожалейте стариков...

- Вот что, старик, - объявил ему Ингви, - сейчас дуй на берег. Там наймешь матросов сколько надо и через час чтобы был здесь. А новую барку нам искать некогда - Проныра ускользает...

ГЛАВА 4

Возвратился шкипер Токерт на "Стрелу" не через час, а через два с половиной часа. Вместе с ним на борт поднялись шестеро парней - нанятые им в Верне моряки. Быстро указав новобранцам места и объяснив обязанности, старый шкипер созвал своих ветеранов и шепотом что-то с ними обсудил - наверное, велел присматривать за новичками. Но так или иначе, вскоре "Стрела" была готова продолжить плавание с усиленным экипажем. Ингви и его друзья взирали на эти приготовления благосклонно и одобрительно - их обнадеживал тот факт, что они сократили отставание с четырех дней до одного-двух. Естественно это удалось только благодаря тому, что "Стрела" шла днем и ночью, тогда как все каботажники обычно останавливались на ночевку в каком-нибудь порту или просто в подходящей бухточке. Редко кто осмеливался плавать ночью, да и скорость тогда гораздо меньше, чем днем...

Короче говоря, Ингви надеялся поначалу, что Проныру удастся настичь уже в Нелле, а то и раньше. Однако Токерт охладил его пыл:

- Ты уж как хочешь, почтенный, а догнать мы твоего Проныру не догоним. Хорошо еще, если с Гилфинговой помощью хоть больше не отстанем...

- Как так?

- Да так уж... Он-то, говорят, лучшую барку здесь подрядил.

- Значит, и ты об этом слышал?

- А как же! Я ведь этих матросов искал где? По кабакам - а там уж вовсю про твоего Проныру разговоры. Что он галеру имперскую нанять хотел. И что щедрую плату сулил...

- Ясно... А куда он пробирается - об этом в кабаках не говорят?

- Да кто ж его знает... Барку нанял до Неллы...

- Ладно... Готовь "Стрелу", командуй отплытие.

С тяжелым вздохом Токерт побрел отдавать распоряжения. Он и его старички не верили в то, что им удастся выплыть из Ливды и безопасно миновать драккар северян. То есть в принципе они рассчитывали на то, что ценой своей жизни им удастся получить пятьдесят келатов - вполне приличные деньги - для своих семей. Когда же с северянами все прошло успешно - они ощутили себя сразу состоятельными людьми, которым нет смысла надрываться согласно уговору. Собственно говоря, этот уговор они не воспринимали всерьез, однако выполнять его все же пришлось. В серьезности намерений своих нанимателей они убедились, например, в истории со шкипером "Фердалы". Никто из стариков не сомневался, что Филька совершенно спокойно направил бы стрелу не в кончик носа, а в глаз или, скажем, в сердце шкипера - если бы посчитал, что от этого будет больше толку. Что касается Никлиса - то с ним все было ясно. Бывший воришка, возвратясь в Мир, словно натянул свою прежнюю шкуру - он держался и разговаривал как профессиональный преступник. Кендаг обычно помалкивал, но его острые кинжалы и взгляды исподлобья тоже смутили бы любого. Ннонна старательно подражала своим приятелям в том, что касалось наведения страха на экипаж "Стрелы" - и преуспела в этом пожалуй еще больше, чем они. Что же касается Ингви - то он никого не старался запугать, зато его поведение вообще казалось всем настолько неестественным, что смущало еще больше... Словом, старички смирились с тем, что им придется все же надрываться до тех пор, пока странные пассажиры не сойдут на берег и не оставят их наконец в покое... Кряхтя, ругаясь и сквернословя старые моряки засуетились на палубе, готовясь к отплытию. Свою злость они срывали на вновь нанятых помощниках, ругая их частенько, пожалуй, без причины...

Проводив "Стрелу" взглядом, вернский пристав Керт Торнол раздал своим сподвижникам по несколько монет - в зависимости от "заслуг" каждого. Его помощник, писец Ропит пересчитал свою долю и сказал:

- Вишь ты, как люди-то живут. Гоняются друг за дружкой, полмира так обскачут... Сколько всего повидают... И дела у них большие, огромные дела...

- Пусть себе скачут, - мудро ответил пристав, - а нам ни к чему. А нам нашу долю в этих огромных делах они сами сюда принесут.

И встряхнул свой, изрядно потяжелевший за день, кошелек - монеты глухо звякнули...

***

В плавании по Внутреннему морю не было ничего интересного. Острова с их древними эльфийскими капищами и башнями шкипер старательно обходил - на всякий случай, чтобы ничего не задерживало "Стрелу". Морских разбойников Севера пока что сюда не пускали - боевые суда имперского флота, базирующиеся в портах Верна и Носа, надежно стерегли проливы. Поговаривали, что кое-кто из жителей здешних островков тоже грешит разбоем - но эти не осмелились бы напасть на барку. Кроме того, опытный моряк, едва взглянув на "Стрелу", мог определить судно идет порожняком. То есть добычи скорее всего не будет.

Погода тоже не отличалась разнообразием... Словом, во Внутреннем море плавание проходило размеренно и гладко. Экипаж, усиленный набранными в Верне парнями, справлялся легко, "Стрела" целеустремленно и ровно шла на восток, время от времени слегка отклоняясь от основного курса, чтобы обогнуть очередной островок. Пассажирам оставалось лишь наслаждаться покоем, бездельничать да гадать - как они сегодня, не отстали ли от барки, везущей Проныру...

Собравшись на носу, путешественники лениво наблюдали за проплывающими в отдалении островками и скалами, зачастую увенчанными причудливыми руинами.

- Странно, - проговорил Филька, - здесь прежде жили эльфы. Мои соплеменники славили Мать, пели древние песни в ее честь, справляли обряды... Это было красиво. А теперь... Ингви, для чего люди прогнали отсюда эльфов? Я слыхал, что на здешних островах процветают самые дикие, самые мрачные культы, какие только есть в Мире... Да вот, глядите сами.

"Стрела" как раз проходила мимо небольшой отмели, которую венчал массивный камень, несомненно носивший следы обработки. Это явно был алтарь - но не для отправления обрядов ортодоксальной религии. Серый камень весь был покрыт многослойными темными подтеками подозрительно бурого цвета. Ннаонна поежилась:

- Жуть какая-то... Чем же это они здесь занимаются?

- Жертвы приносят, естественно, - мрачно ухмыльнулся эльф. - И кровь жертв, похоже, они не выпивают. А тебя что, расстраивает напрасная трата материала?

Вампиресса смолчала, что было странно. Не менее странным было и то, что она, кажется, задумалась над словами Филлиноэртли. Во всяком случае спустя несколько минут Ннаонна заявила:

- То, что вершили в нашем замке дед Коннахья и Кеннон, было необходимо. Порядок такой.

- Какой такой порядок? И чем это ваш порядок лучше того, что заведен у здешних людишек?

- Ну чего ты ко мне пристал, - наконец-то окрысилась на эльфа Ннаонна, говорю же тебе, порядок такой. Мы вампиры, так? Нам от предков завещано совершать над плененными людьми обряд и... и... и... Вампиры мы. А они люди! Люди не должны быть как вампиры! Вот...

- М-да... - включился в разговор Ингви. - Это точно. Как ты хорошо сказала: "люди не должны быть как вампиры..."

- Да! - как-то судорожно выкрикнула девушка. - Да...

- Интересно, - продолжил Ингви, - о людях я уже узнал мно-ого нового за последний год. Побольше, чем они сами о себе знают... А о вампирах - ничего.

- Вот именно. Коннахья мне говорил о реликвии рода. Там, в подвалах башни. Ингви, ты помнишь, что мне обещал?

- Помню...

- Так вот, при первой же возможности - меня в Замок Вампиров, ясно?

- Да ясно, ясно...

- А мне вот не ясно, - подал голос Кендаг, - то, что для родичей Ннаонны нормально, для этих людей, значит - варварство... и это... язычество, так получается?

- Тебе никогда ничего не ясно, - подколол приятеля эльф, - все очень даже просто. Семья Ннаонны - вампиры. Вампиры, а не люди! Ты что же, разницы не видишь?

- Вижу... Я вижу, что Ннаонна наша становится все больше похожа на эльфа.

- Вот еще! - возмутилась Ннаонна.

- Вот еще! - возмутился Филька. - Эльфов с черными волосами не бывает... Хотя...

- Хватит, - Ннаонна ударила кулачком по поручню, - хватит этих глупостей! Я - вампир, ясно вам? Не эльф, не человек - вампир! Я похожа не на эльфа, а на вампира... Я на маму похожа... Мне Коннахья говорил. Ингви, помни о своем обещании! Я вернусь, я найду реликвию рода - и тогда вы все узнаете... Мы узнаем, откуда взялись вампиры...

***

Амба - великий колдун

И большая свинья.

А.Григорян

Принц Малых гор задумчиво почесал щеку и произнес:

- Итак, сыр рыцарь, вы ныне - в благородном поиске.

- Точно так, ваша светлость! - бодро ответствовал сэр Медр ок-Рабон, третий сын своего батюшки, владельца болот, лужаек и развалин, носящих гордое имя "замок Рабон".

Медр, конечно, не мог рассчитывать на приличную долю в наследстве - и не собирался этого делать. Пусть старшие братья делят крохи и отбиваются от набегов соседей - хулиганистых ок-Ренгов и ок-Тральтов. А он вытребовал в качестве компенсации за отказ от доли в наследстве парнишку-конюха, лошадь, старые доспехи - и отправился странствовать. Странствия, или, как принято было выражаться здесь, "благородный поиск", длились уже четвертый год. Мальчишку, ставшего его оруженосцем, убили в позапрошлом году в стычке, коня сэр Медр менял уже седьмого или восьмого - однако потери и лишения не убавили в рыцаре непоседливости, живости нрава и благородного пыла. Теперь же судьба занесла его сюда, ко двору владыки Малых гор.

- А не найдется ли во владениях вашей светлости какого-нибудь злодея, бесчестного рыцаря, или чудища какого - такого, что необходимо истребить? И за какого плату сулят?

Сэр Окиль из Винслейда, как обычно стоящий справа от трона, наклонился к сеньору и что-то тихо зашептал. Принц покивал с важным видом и обратился к заезжему рыцарю:

- Вы попали в наши края как нельзя более кстати. Недавно в землях рода Лан-Анар объявился нечестивый колдун, который принялся рьяно притеснять и грабить местных жителей...

- Позвольте, ваша светлость, - вмешался в беседу сэр Окиль, - должен вам кое-что пояснить, любезный сэр Медр. В наших краях некогда жил злобный и упрямый маг Анра-Зидвер, последователь и сторонник проклятого Гилфингом Гериана-отступника. В те времена, как вы, очевидно, слыхали, с еретиками не церемонились. Маг был осужден местной духовной и светской властью. И казнен... Однако сохранившиеся предания гласят, что нечестивый колдун оставил по себе какое-то проклятие потомкам...

- Проклятие? - нахмурился странствующий рыцарь, - с проклятиями колдунов древности шутки плохи, знаете ли...

- Совершенно с вами согласен, - кивнул Винслейдский рыцарь, - однако здесь суть дела в ином. Маг перед смертью заявил, что вернется и отомстит потомкам тех, кто обрек его на смерть... И как-то все было спокойно... А ведь минули два с половиной века с тех пор... Об этом предании все позабыли. Вернее, позабыли не все - жители той долины, где обитал в своей Черной башне маг, помнили об этом обещании, там даже существовал какой-то любопытный древний обычай... Стража... Да-да, "Анра-Зидверская стража". Однако одно суеверие не спасло от другого. Недавно объявился какой-то ловкач, объявивший себя воскресшим Анра-Зидвером. Он поселился в заброшенном обиталище древнего колдуна и принялся вымогать подати у тамошних людишек.

- Забавно. А что же тамошний сеньор?

- Э-э-э, там нет сеньора в общепринятом понимании. И наши горцы - не сервы. Они свободные общинники и их представляет при дворе принца лэрд. Он их старший в роду, вождь что ли... А по обычаю он наделен правами, приравнивающими его к благородному сословию.

- Дикость какая-то... Прошу прощения.

- Не стану спорить с вами, - покачал головой принц, - однако здесь это обычай, освященный веками. Каждый род в наших горах ведет свой род от какого-то дружинника Фаларика, либо воина дружины Кнерста, или, на худой конец, от солдата графа Виринта... Словом, так или иначе, тамошний лэрд, Каст дой-Лан-Анар, принес жалобу нам... И мы бы только посмеялись над тем, как хитрый ловкач обирает доверчивых глупцов. Но это - наши глупцы и платить они обязаны нам, а не какому-то проходимцу... Словом я предлагаю вам, сэр Медр, избавить поселок Лан-Анар от самозванца.

- А он и вправду колдун? - полюбопытствовал рыцарь.

- Несомненно. Он наверняка обладает кое-какими способностями. Однако наш придворный маг не может признать в нем сколько-нибудь серьезного мастера. Наверняка это безвестный выскочка и неудачник.

- Что ж, я пожалуй возьмусь за дело... если мы договоримся о размерах вознаграждения за этот подвиг.

- Что ж, сэр Медр... - протянул принц, - мы предлагаем вам сделать в вашем благородном поиске перерыв этой зимой. Приглашаем гостить при нашем дворе всю зиму.

- Осмелюсь заметить, ваша светлость, что до зимы еще полгода.

- В таком случае мы можем поговорить о трех энмарских келатах...

- Поговорим лучше о пяти!

- Четыре келата в монетах нашей чеканки.

- И приглашение на зиму?

- И приглашение на зиму!

- По рукам!.. То есть, прошу прощения, я берусь за выполнение этой миссии, ваша светлость!

ГЛАВА 5

Подходи, народ, смелей

Слушай, переспрашивай

Мы споем про Евстигнея, государя нашего...

В.Высоцкий

"...И вопросил великий император, доблестный и славный Элевзиль II своих рыцарей, сеньоров и храбрых гвардейцев:

- Неужели не сыщется среди вас храбреца, что осмелится бросить вызов злобному чудищу? Неужели не сыщется такого среди королей, графов и рыцарей?..

И откликнулся старший сын седобородого императора, пылкий и отважный Алекиан, герцог Гонзорский:

- Не печальтесь, батюшка! Я сам сражусь с демоном! Ко мне, мои добрые рыцари!.."

Подадут или не подадут? Доксит, профессиональный рассказчик историй и попрошайка, быстро зыркнул на собравшуюся вокруг него публику. Здесь, в порту Неллы, дело такое - то ли накидают полшапки мелочи, то ли равнодушно выслушают и разбредутся пожимая плечами... А еще и побить могут - совсем ни за что... Рассказывать байки в порту - это как лотерея, не то что на "законном" месте в Старом городе, на каком-нибудь перекрестке. А с законным местом ничего не выйдет - вчера Доксит повздорил с хромым Тронтом, главой нищих славного города Неллы, так что в Старый город лучше и не соваться... Доксит вновь закатил глаза и продолжил:

"...И созвал Алекиан, отважный принц, сто своих добрых рыцарей. И сказал им:

- Мои храбрые воины! Неужто нам страшен демон? Нет, как бы ни был он силен! Не убоимся его чар, ударим отважно - ибо взирает на нас мой отец, великий император..."

Доксит вновь украдкой оглядел собравшихся зрителей. Кто тут у нас? Так, имеется колдун с четырьмя учениками - ну, это не публика. Стоят, ухмыляются из-под капюшонов... Козлы... А вот это лучше - две молодки с корзинками. Должно быть, ходили за рыбой в порт. Если покупать прямо на причале - выходит дешевле. Значит, бабенки сэкономили грош-другой - наверняка подадут. Еще несколько матросов... Эти могут и серебро кинуть, а могут и накостылять... Что ж - значит, придется постараться...

"Осенил себя святым кругом добрый принц, отважный Алекиан, герцог Гонзора и пришпорил резвого жеребца, устремляясь на злобного демона во главе своих ста рыцарей. Ах, как храбро устремились за ним его воины, как дрожала земля под копытами их боевых коней, как сверкали мечи..."

Ну и еще, конечно, стайка мальчишек. Портовые крысята - от них, маленьких паразитов, толку не будет. Но и шугануть их нельзя - в порту даже такие гаденыши ходят с ножиками, не успеешь оглянуться, как пырнут... Лучше не связываться... Так подадут или не подадут?..

"Однако злобно ухмыльнулся коварный демон, глядя на несущихся во весь опор отважных рыцарей. Не в честном бою он собирался помериться силами с храбрецами, нет! Коварное чернокнижное колдовство - вот его меч и латы... Обман - вот его острое копье!

Взмахнуло левой рукой безбожное чудище - и рухнули наземь и кони, и всадники. Взмахнуло правой - и преломились мечи отважных воинов у самых богато украшенных рукоятей. Топнул левой ногою демон - и окутало воинов беспамятство. Один лишь сумел отряхнуть злые чары, один лишь поднялся с земли - отважный принц Алекиан, ибо хранила его молитва святого отшельника. Тут однако же топнул правой ногой коварный демон - набросились на благородного принца злые орки. Стал принц биться с ними: один - с тысячей, безоружный - с закованными в железо... И осилили орки, Гангмарово отродье, несчастного принца, уволокли его в полон. И его, и сто его рыцарей...

Узнал о том отец доброго принца, великий император Элевзиль II - и опечалился. Опустилась голова его, потемнело чело и скатились две слезы на седую бороду.

- Неужто, - промолвил вновь император великий, - неужто восторжествует демон? Неужто осилит его черное коварное чародейство светлую силу святой молитвы? Неужто пропадет в неволе наш отважный сын, добрый Алекиан, Гонзорский герцог? Не бывать тому!

- Не бывать тому! - воскликнули в один голос вассалы императора, могущественные короли, благородные герцоги и добрые бароны, - встанем все как один за дело Света. И ни сил, ни жизней своих не пожалеем, дабы сгинула Тьма!.."

Доксит еще раз стрельнул глазом - кажется порядок. Бабенки вслед за императором Элевзилем роняют слезы, матросы чешут в затылках, пацаны тоже притихли... в носах даже ковырять перестали. Если бы еще не чародеи эти... Скалятся сволочи... Хорошо, что хоть молчат...

***

"...И воссели в седла короли, герцоги, бароны и добрые рыцари. И осенили себя святым знамением. И единым голосом возгласили отважные воины:

- Веди же нас, великий император!

Однако добрый император Элевзиль отвечал своим отважным вассалам:

- Не пришло еще время. Поверьте, более вашего желаем мы ударить на безбожного подлого демона и ведомых им орков, однако же пусть остережет вас судьба возлюбленного нашего сына, отважного Алекиана. Пусть подаст нам знак архиепископ Кениамерк, наш мудрый родич.

А архиепископ тем временем во главе своих клириков творил молитву и святой обряд. И закончив святой обряд встал с колен архиепископ Кениамерк, а за ним встали его клирики. И сказал архиепископ:

- Вот теперь пора. Был мне дан знак свыше, внял Светлый нашим мольбам, опечалила его судьба отважного и пылкого принца, благородного Алекиана!

И повторил за ним великий император, садясь в седло:

- Теперь пора.

И воззвав к Гилфингу склонили копья отважные бойцы и пришпорив коней устремились на демона и злобных орков. Началась тут битва, какой не бывало с тех самых пор, как в последней Великой войне сошлись силы Света и Тьмы!.."

Доксит перевел дух и быстро продолжил, не давая рассеяться впечатлению от созданной им эпической картины.

"Не устояла Тьма и в этот раз перед мирским оружием воинов императора, ибо нечеловеческую силу дала сему оружию святая молитва. Сразил император великий своей рукой тысячу орков, добираясь до демона, однако и тут исхитрилось проклятое чудище. Видя, как седобородый император заносит над его головой тяжкий меч, прочитал нечистое свое заклинание демон и, ударившись оземь, оборотился черным вороном и взмыл под облака... А все воинство его тут же рассеялось. Отворили тогда добрые воины темницы и вывели на свет всех, кто сидел там в ожидании злой участи. И вышел оттуда благородный Алекиан, Гонзорский герцог и обнял своего отца, великого императора. Отец и сын прослезились, да и все, кто был тому свидетелем, не могли сдержать слез... "

Попрошайка привстал со своего коврика и, с поклоном протянув к публике драную шапку, объявил:

- И как великий император вывел сына из зловещей темницы, так и вы, добрые люди, выведите меня из бедственного положения. Как великий император спас сына от демона, так же и меня спасите от голода и бедствий. Подайте, сострадательные светлые господа, от щедрот своих калеке и бедолаге. Подайте убогому и увечному, подайте бесприютному и гонимому...

Бормоча свои просьбы, Доксит удовлетворенно взирал на монеты, посыпавшиеся в его колпак. Молодки, всхлипывая и роняя слезы над горестной судьбой юного Алекиана, опустили в шапку несколько медяков, моряки тоже швырнули пару монет, стараясь выглядеть равнодушными и не показать друг дружке, как их растрогала история. Попрошайке даже показалось, что он приметил среди их денег мелкое серебро. Из стайки пацанов важно выступил атаман, парнишка постарше - и уронил в шапку Доксита медный грошик. Наконец шапка рассказчика остановилась перед магом и его подручными. Те вели себя странновато для учеников чародея толкали друг дружку в бока и хихикали, тогда как их наставник молча держался позади. Наконец один из молодцов криво ухмыльнулся из-под капюшона и заявил своим приятелям:

- Да ну вас! Я давно так не веселился, как сегодня. Это же прелестно... и небрежно бросил Докситу золотую монетку в пол-империала.

Ошеломленный бродяга машинально цапнул денежку и запихнул ее под лохмотья в потайной карман, а затем уставился на нежданного благодетеля - коротышку с заросшим рыжеватой щетиной подбородком, тщетно пытаясь подыскать слова благодарности... А тот заявил:

- Ты, конечно, все наврал, но твоя история меня позабавила... Я как-то не думал, что все можно изложить таким образом... А ты случаем не знаешь, где мне найти шкипера Томена Ротта с "Красотки"? Ты же тут в порту ошиваешься...

- Знаю, щедрый господин чародей, - быстро закивал Доксит, в то же время нервно облизываясь, озираясь и размышляя, в какую бы щель поскорее нырнуть со своей добычей, - Томена Ротта ваша милость отыщет в таверне "Под зарезанным эльфом".

Самый долговязый из колдунов хмыкнул, словно поперхнулся, другой с нездоровой бледной кожей, пихнул его локтем в бок, а первый - коротышка, пожертвовавший попрошайке золотой, кивнул Докситу и повернувшись, зашагал в указанном направлении. За ним потянулись остальные. Выглядело все так, словно в этой странной компании главным был не маг с открытым лицом, а один из его учеников, прячущийся под ученическим капюшоном...

***

Король Грабедор машинально погладил рукоять Молота Стомора, однако на сей раз прикосновение к реликвии не принесло обычного успокоения. Гном поднял голову от лежащего перед ним на столе пергамента и уставился на Слепнега.

- Итак, граф? - ренегата по традиции величали прежним титулом, но это была обычная вежливость, не более, все права и звания он растерял, изменив императору, из чьих рук, собственно говоря, и получил графский титул. Впрочем и само получение это тоже было формальным - в Империи давно уже графами становились по наследству, император лишь придерживался традиции, "назначая" графами законных наследников. Даже после Войны Графов и измены Слепнега с Кариканом положение изменилось мало. Император Элевзиль принял кое-какие унизительные для графов ордонансы, однако всерьез не осмелился лишить прав это могущественное сословие...

- Итак, граф? Что вы скажете относительно письма короля Гевы? Можно ли довериться этому монарху?

Слепнег протянул руку, развернул лежащий на столе документ к себе и еще раз быстро пробежал глазами.

- Ну что ж, - задумчиво начал он, - предложения Гюголана сулят большую выгоду... Несомненно... Если он соблюдет договор.

- Это я и сам могу понять. Я надеялся услышать ваше мнение именно о том, собирается ли он соблюсти этот договор? Прислав это письмо он как будто доверился нам, ведь если эту бумагу, - гном постучал по столу, - увидит император Элевзиль, гевца ждут неприятности... Мягко выражаясь, неприятности.

- Да, ваше величество. Это меня и настораживает - старый лис сам лезет в ловушку. С одной стороны, он отдает себя на вашу милость, прислав письмо улику против себя. С другой стороны - выгоды для Королевства-Под-Горой от предложенного им союза несомненны. Все замечательно, армия гномов громит Фенаду и Фегерн, эльфы нападают на Анновр с севера, а Гюголан Гевский - с юга. При таком положении дел помощь из Ванета не сможет подоспеть в Фенаду вовремя... И при этом Гюголан сулит, что создаст императору неприятности в самом Ванете... Тогда дорога на Малые горы открыта... Все слишком хорошо - он предлагает именно то, что нам нужно, а еще дает нам в руки гарантии, то есть вот это письмо... Слишком хорошо, чтобы быть правдой...

- То есть где-то скрыт подвох? Ты это хочешь сказать?.. Ну почему вы, люди, никогда не говорите прямо того, что имеете в виду?..

Вопрос был риторический - Грабедор произносил его всякий раз, когда пытался добиться простого ответа у своего советника Слепнега. Вот и сейчас человек не отвечал, а еще раз вчитался в документ. Ясно - тянет время, думает, как бы высказаться позапутаннее...

- Вот! - ткнул Слепнег пальцем в письмо. - Вот это место! Он предлагает после победы поделить захваченные земли... Э-э-э... Вот! "...Всяк станет владеть впоследствии теми территориями, каковые будут оккупированы его войсками либо войсками его вассалов..." Могу предположить, что он собирается наложить лапу на Дриг, на южный Фегерн... Да, ведь он же обещает ударить по Гратидиану Фенадскому с юга. Ручаюсь, что он это сделает лишь после того как фенадские рыцари окажутся втянуты в битву с вашими гномами на севере...

- Ага, - нахмурился Грабедор, - и пока мы будем с Гратидианом расшибать друг другу лбы, Фенада упадет в ладони Гюголана, как спелый плод! Дорога к Малым горам для нас не откроется...

- Да, я даже не удивлюсь, если этот пройдоха сам предупредит короля Фенады о предстоящем нашествии, чтобы тот побыстрее убрал войска с южных рубежей, подготовился к вторжению с севера и подольше смог противостоять гномам... Пока гевцы приберут к рукам весь юг страны...

Рука разволновавшегося короля гномов машинально опять потянулась к Молоту Стомора.

- Ах, граф Слепнег, что бы я делал без ваших советов... Значит, вы считаете, что следует Гюголану отказать?

- Напротив, ваше величество, я считаю, что следует его обнадежить и согласиться. И подумать, каким способом помешать ему и как бы нам самим воспользоваться выгодами такого союза, что предлагает сей хитрец...

Король Грабедор в немом изумлении уставился на своего советника, его рука, опустившаяся было на рукоять Молота Стомора, поползла вверх - чесать в затылке...

ГЛАВА 6

Перед входом в таверну друзья остановились и поглядели на вывеску. "Под зарезанным эльфом"... Аляповатая картинка иллюстрировала название заведения. Ингви хлопнул Фильку по плечу: "Вылитый ты!" - и первым шагнул внутрь. Распивочный зал был низеньким и грязным, закопченные окна и тусклые светильники оставляли его погруженным в полумрак. Таверна явно не процветала. Десяток посетителей - почти все вызывали своим видом сомнения в платежеспособности... Быстро пошептавшись с Никлисом, Ингви наметил единственного прилично выглядящего субъекта - если уличный рассказчик не обманул, это и есть Томен Ротт, шкипер "Красотки". Томен Ротт (если это, конечно, был он) в данный момент был непроходимо пьян и продолжал выдерживать неплохой темп, вливая в свою глотку дешевое анноврское вино...

Друзья подошли к стойке, заказали по стакану кислятины, предлагаемой в этом заведении. Затем Филька с Кендагом отошли к двери заняли позиции слева и справа от входа. Никлис задумчиво побрел по залу, возле предполагаемого шкипера он споткнулся, едва не выронив стакан. Затем обернулся к Ингви и кивнул. Ингви отхлебнул, поморщился и спросил:

- Почтенный хозяин, я ищу шкипера "Красотки" Томена Ротта. Нет ли его среди посетителей?

- Мне нет дела до имен и профессий моих клиентов, - огрызнулся из-за стойки хозяин, небритый мрачный дядя, - меня заботит только цвет их монет.

- Так ведь и я об этом... По-моему мы оба думаем, что Томен Ротт - вон тот мужчина.

- Мне плевать, что ты думаешь.

- Естественно. Тем более, что дальше наши мысли расходятся. Ты думаешь, что Томен Ротт - богатый человек и заплатит за все, что выпил, а я уверен, что он - без гроша.

- Эй, ты чего там бухтишь? - подал голос объект дискуссии, - Томен Ротт всегда платит по счету! Всегда...

Лицо шкипера приняло озадаченное выражение, его рука вновь и вновь ощупывала то место на поясе, где должен был быть кошель.

- Что брат? - спросил у него Никлис, занявший тем временем позицию за соседним столиком. - клиент тебя надул? Не заплатил по уговору?

Томен Ротт задумался так глубоко, как может задуматься только вдрызг пьяный человек, наконец он изрек:

- Ничего подобного! Он заплатил, клянусь хвостом Морского царя! Он, Гангмар его возьми, заплатил вдвое - и с уговором, что я напьюсь вусмерть, едва только найму для него фургон и слуг! Он платил золотом!

- Да он же известный плут, - принялся втолковывать шкиперу Никлис, - ты что же, почтенный, обманщиков никогда не встречал? Он одной рукой даст, а другой тут же и отберет... Вот и сказал тебе - напейся. Чтобы ты, слышь-ка, не хватился, что денежки тю-тю...

Шкипер снова глубоко задумался, но тут подал голос хозяин таверны:

- Эй, Ротт! Не верь им, это они обманщики!

Один из забулдыг, дремавших у столика в темном углу, скинул дремоту и поплелся к выходу, стараясь не привлекать внимания. Навстречу ему встал Филька и, пихнув в грудь, отбросил его обратно от двери. Кендаг встал рядом с эльфом и вытащил из складок своего нелепого наряда здоровенный кинжал.

- Вот что, - объявил от стойки Ингви, - из зала никто не выйдет, пока я не получу кое-каких сведений от шкипера Ротта.

- Ничего я не скажу, колдун проклятый! - упрямо провозгласил Ротт.

- Мое обещание остается в силе, - пожал плечами Ингви, - ничего не скажешь, значит никто отсюда и не выйдет... вообще. Решай...

- Я пьян!.. - теперь уже плаксиво заявил шкипер. - Я пьян и ничего не помню.

- Конечно, конечно, - согласился Ингви, - ведь это условие сделки с Пронырой... Ну, с тем толстячком, что тебя нанял в Верне. Ты должен будешь напиться и все забыть. Но это дело поправимое. Хозяин!

Ингви зашел за стойку и взял мрачного хозяина левой рукой за воротник.

- Хозяин, моя правая рука под полой плаща. В этой руке очень острый кинжал - я понятно объясняю ситуацию? Очень хорошо. Сейчас мы с тобой прогуляемся в недра твоего заведения и вернемся с холодной водой для мастера Ротта. Поварам или кто там у тебя есть внутри - ни слова!

***

Рейс "в недра" Ингви с хозяином для верности совершили дважды, оба раза мрачный дядя принес по два ведра. Затем Ингви втолкнул его в зал к посетителям, которых Никлис уже успел собрать в одном углу.

- Итак, мастер Ротт, - объявил Ингви, поднимая первое ведро, - начнем процесс восстановления памяти...

И окатил шкипера водой, что-то бормоча. После третьего ведра Томен, сопя и отхаркиваясь, поднял руку:

- Ладно, ладно... Хватит... Я расскажу.

- Давай-давай... Итак, ты выгрузил купца в порту...

- Ну да, его и того верзилу... А он же не знает ничего в Нелле, купчишка этот, ну и попросил меня - сведи, дескать, с честным и не болтливым человечком. Ему, мол, путешествие предстоит, нужно все необходимое...

- Так. Давай дальше. Ты же видишь, самое трудное - это начать. Потом уже проще.

- Ну а затем я свел его с хозяином постоялого двора одного...

- Точнее, мастер Ротт.

- Постоялый двор "Башня Талликона". Ну а у хозяина они все и купили, южане то есть... О дороге расспросили...

- Мастер Ротт, мне нужны подробности. Что купили, по какой дороге отправились...

- Да не знаю я больше ничего... О-ой-й! - Никлис, приблизившийся во время разговора к шкиперу сзади, резко взмахнул дубинкой.

Публика в углу зала вяло зашевелилась - Кендаг вытащил второй кинжал. Шумок утих. Шкипер задумался, потом повторил:

- Больше ничего не знаю.

- Знаете, мастер Ротт. Но не говорите, потому что не боитесь дубинки. Никлис, погоди... Совершенно с вами согласен, мастер Ротт, дубинка - это не очень больно, - в голосе демона послышались зловещие нотки, - больно - это когда сгораешь заживо...

Ингви пошептал в левый кулак, затем раскрыл - в горсти пылало зеленое пламя.

- Я буду считать до десяти, мастер Ротт, затем - если ничего не услышу прикоснусь к вашему левому глазу... Раз... Два...

- Стойте!

- Три...

- Нет! Не надо!

- Четыре... "Не надо" - это все еще не то, что я хочу услышать... Пять...

- Ладно, колдун, будь ты проклят!.. Он нанял фургон. Он расспрашивал о дороге в Андрух. Через Неллу и Анновр. Мы посоветовали ему ехать до Мерна, там сесть на барку и по Золотой реке...

- Шесть... Андрух меня не интересует. Я еще не услышал ничего о дороге в Ренприст.

- Ладно, Гангмар тебя возьми... все равно ты уже знаешь. Он собирался в Ренприст. Нанял фургон и пару лошадей. Еще двух человек по совету хозяина "Башни Талликона". Фургон с зеленым верхом. Он собирался ехать старой дорогой - огибая Малые горы с севера.

- Допустим... - Ингви задумался и считать перестал. - Вставай, пойдешь с нами.

- Куда это с вами? Никуда я не пойду... - однако прежнего гонора в голосе мастера Томена уже не было, - как только выйдем на улицу - я подниму шум. Это только здесь, в кабаке, вы можете духариться... Пока стража не видит...

Вместо ответа Ингви поднес к носу моряка пылающую ладонь.

- Как только раскроешь рот... Знаешь, что бывает, если прикоснуться этим к коже? Очень больно и вонь потом такая, что, кажется, в век не отмоешься... В общем давай, вставай-ка и пойдем. Пройдемся до этой "Башни Талликона", пусть хозяин подтвердит твои слова.

- Ладно... Гангмар... Твоя взяла. Фургон с синим верхом. Лошади гнедые... По старой дороге, южнее Малых гор... - шкипер поник.

- Теперь уже лучше, - Ингви картинно дунул на ладонь, пламя потухло, - ну а теперь, почтенные, вам пора вздремнуть... Не беспокойтесь - пара суток хорошего сна пойдет вам на пользу, заодно и протрезвеете...

Прочитав заклинания и погрузив посетителей таверны в сон, Ингви покинул заведение, следом за ним вышли его спутники.

- Ингви, - поинтересовался Никлис, - а что это морячок протрезвел от пары ведер воды? Интересно...

- Нет, не только от воды, я еще и прочел заклинание. Ты мне зубы не заговаривай, где его кошелек?

- Да вот он, вот кошелек... Ты, твое демонское, если будешь попрошайкам золотом подавать - так мы и сами по миру пойдем. Ты рассказчику в порту-то... Золотой...

Ингви прищурился и глянул на воришку:

- Когда про тебя такие байки расскажут - посмотрим, как ты себя поведешь... Хотя, конечно, ты прав...

***

- Вот мы и на месте, сэр рыцарь, - объявил слуга, которому было поручено сопроводить сэра Медра ок-Рабона к месту свершения молодецкого подвига.

Сам герой брезгливо оглядел открывавшуюся картину. В долинке под ними торчали между скал и груд валунов десятка полтора башен, грубо сложенных из дикого камня. Вокруг некоторых из них теснились халупы поменьше.

- Так что же, это и есть поселение, страдающее от притеснений колдуна?

- Именно так, сэр рыцарь. И сама эта Черная Башня неподалеку.

- Но я понял так, что это должно быть что-то вроде города... Здесь вроде бы правит рыцарь... Или как его, лорд?..

- Лэрд. Не лорд, а лэрд, с позволения вашей милости, - отозвался слуга, он не рыцарь, хотя и пользуется почти всеми правами благородного сословия. И все там - его родичи...

- Хм-м... Вот как? Ну ладно, - всадники пустили коней шагом.

Перед въездом в поселок Лан-Анар их встретил дозор. Сэра Медра несколько удивило равнодушие местных. Впрочем, посчитал он, такой уж видно нрав здешних тупых ограниченных горцев. И, между прочим, никакого почтения к благородному гостю они не проявили.

- Что, Перпиль, - спросил слугу-сопровождающего один из дозорных, - нового рыцаря прислал добрый принц?

- Да, - отозвался тот, проезжая мимо.

- Хорошая лошадка, - хлопнул второй страж по крупу боевого коня, которого вел в поводу оруженосец.

Спокойствие местных мужиков было уж чересчур нарочитым, но странствующий рыцарь нагляделся в своих скитаниях на всякое. Чего удивляться - ведь его это не касается. Конечно, такое поведение крестьян недопустимо... Но ведь принц, кажется, что-то говорил насчет статуса горцев - они не крепостные, а свободные общинники. Дикие нравы в этих Малых горах... А еще может быть так, что сами здешние камни накладывают на жителей этих мест отпечаток тупого равнодушия. Это было так свойственно гномам, что жили здесь веками. Вот и эти горцы пожив словно гномы среди камней, сами становятся подобны гномам.

Возле башни лэрда всадники спешились. Дой-Лан-Анар вышел встретить знатного гостя на крыльцо.

- Приветствую вас, благородный сэр. Позвольте узнать ваше имя.

- Медр ок-Рабон, э-э-э... лэрд... - рыцарь не знал, как правильно обратиться к собеседнику.

- Лэрд Каст дой-Лан-Анар, - с достоинством кивнул тот, - завтра с утра приступите? Или пожелаете отдохнуть?

- Да чего же откладывать... Завтра с утра проводите меня к этой вашей Черной Башне.

- Добро, - еще раз кивнул лэрд, - эй, Перт!

На зов явился тощий мальчишка со злыми глазами.

- Перт, - важно объявил Каст, - отведешь доброго сэра рыцаря в дом... Знаешь, куда гостей определяем... Скажешь, я приказал - пусть Норил их милость накормит. И коням чтобы все необходимое. А завтра поутру проводишь сэра Медра к Черной башне.

- Завтра Лой Анра-Зидверскую стражу несет, - пробурчал мальчишка, но осекся, встретив суровый взгляд лэрда, - да отведу-отведу...

- Ступайте с этим юношей, сэр Медр, - напутствовал гостя лэрд, - вас устроят на ночлег...

ГЛАВА 7

Во всех приключенческих романах пишут, что погоня - чертовски увлекательное занятие. Неправда. Пока мы мчались на всех парусах, меняя корабли и швыряя деньги горстями, это еще выглядело хоть сколько-нибудь увлекательно. Мы боялись потерять след Проныры, прозевать, не проследить вовремя его высадку на сушу. Теперь же... Теперь все стало просто - мы всего лишь тащились по дороге, по-прежнему изображая из себя подмастерьев "Никлиса-мага". Время от времени наш "наставник" расспрашивал о фургоне с синим верхом, запряженном парой гнедых лошадок. Ошибки быть не могло - если Проныра (и сам-то по себе достаточно колоритный) мог где-то остаться незамеченным, то уж его телохранителя примечали все. Второй выделялся своими исключительными габаритами - и если Никлис заводил где-нибудь на постоялом дворе или в таверне речь о фургоне, то в ответ всегда слышал: "Ну как же, в этом фургоне еще был такой здоровенный детина... Эх и здоровенный..." Ну и кое-кто замечал еще странно одетого темнокожего иностранца. Кстати, Проныра теперь перестал скрываться и сбивать с толку возможную слежку. Все его финты... вплыть в гавань перед самым закрытием, затем "запереть" эту гавань при помощи драккара северян. Даже такой довольно экзотический прием, как поставить шкиперу условие - напиться сразу же после прощания... Проныра, очевидно, был уверен, что достаточно надежно запутал свой след. О том, что его преследует кто-то из старых знакомых, он и не думал - просто старался предусмотреть все варианты. Ведь он наследил вполне изрядно уже в империи. Тьма народа в Ливде знала о его безумных операциях с золотом и самоцветами вполне могли найтись желающие наложить лапу на такие сокровища...

Он не учел лишь одного - моих магических способностей. Если бы Никлис не смог сговориться с викингами, я нашел бы другой способ, я мог при помощи заклинаний заставить протрезветь мертвецки пьяного моряка - словом, я мог почти все. Конечно, магию практически всегда требовала подкреплять не менее мощной силой - золотом и серебром. Беда была в том, что в этом Проныра меня значительно превосходил. Собственно говоря, к тому моменту, как мы покинули Неллу-город, наши деньги уже подошли к концу... Просто удивительно, как быстро можно спустить большущую сумму... Еще, бывало, Альдийский канцлер, Лорд-Хранитель королевства сэр Мертенк поражался моим способностям в этом деле. Чушь! Деньги для того и предназначены, чтобы их с толком тратить. И Проныра, кстати, думал точно так же. Скупердяй и жмот, он швырял теперь огромные суммы, когда считал, что это необходимо.

Да, именно так - когда считал, что это необходимо. Не знаю, какими именно соображениями он руководствовался, однако на берегу он перестал предпринимать специальные меры предосторожности. Просто двигался к своей цели кратчайшим путем с оптимальной скоростью. Я говорю "оптимальной" - то есть той, какая соответствовала его "легенде" - а он изображал мелкого купчишку из какого-нибудь городка с океанского побережья Сантлака. Мы тоже использовали отработанную маску - странствующий маг с четырьмя подмастерьями. Обычай позволял нам прятать свою экзотическую внешность под капюшонами. Очень удобно. И кстати еще один аспект - вполне спокойно мы могли расспрашивать о Проныре или "купце Фельпе", как он себя стал называть. Объясняли мы свой интерес просто - нашего наставника наняли, чтобы свести кое-какие счеты с южанином. Стоило нам только заявить об этом - все вокруг понимающе кивали, достаточно вороватые повадки Проныры замечали многие. И спешили помочь нам - причем совершенно бесплатно. Людишек грела уже сама мысль, что Проныру догонят и каким-то образом покарают. Вот если бы сам преследуемый обратился к тем же самым обывателям с просьбой о помощи - с него бы слупили как следует, выкачали столько денег, сколько удалось бы... Такова натура человеческая - совершенно бескорыстно, даже с наслаждением помогать топить ближнего, а выручать - только за мзду! И в лучшем случае умывать руки, если потенциальная жертва не может заплатить. Забавно, да? И я бы смеялся, если бы все это не было так горько...

Боже мой, с каким рвением, с какой истовой радостью все бросались помогать нам в поисках следа Проныры! Они словно предвкушали, как мы настигнем беглеца и каким-то образом расправимся с ним! Или наоборот - что мы "нарвемся", что называется. Не сможем одолеть здоровенного телохранителя нашей жертвы (такие мнения тоже высказывались) и пострадаем сами. Не важно кто - но лишь бы кто-то пострадал, вот их девиз.

Нет уж, вы как хотите - но я не человек! Демон я, демон...

***

Единственным местом, где друзья едва не сбились с пути, оказался городишко Арстут, лежащий на своеобразном перекрестке - здесь сходились границы герцогства Неллы, Ванета и Малых гор. Никлису пришлось расспросить нескольких человек, прежде чем подтвердилось, что Проныра собрался огибать Малые горы с юга. Причиной тому были два факта: во-первых, пограничные чиновники всех трех владений проявили несколько болезненную заинтересованность к цели странствия "мага с учениками" - каждого пришлось долго и путано убеждать в том, что ничего существенного им за информацию не обломится. Словно бы в отместку стражники герцога Нелльского пытались направить по ложному пути Ингви, не проявившего в разговоре с ними должной почтительности. Неуважение выразилось в том, что Ингви поставил им по стакану кислого анноврского вина. Всего лишь, а солдаты рассчитывали еще на несколько монет - ну и понятное дело, обманувшись в своих ожиданиях, они отомстили демону по-своему: "Да кто ж его знает, мастер колдун, может он и по северному тракту свернул..." Ингви был после этого разговора в растерянности - впервые Проныра отступил от спланированного маршрута... Положение спас Никлис, получивший более точные сведения у сержанта ванетской стражи. Второй причиной трудностей было то, что Проныра не стал в Арстуте темой номер один. Его появление затмили слухи о знаменитом маге Анра-Зидвере, который якобы воскрес из мертвых и теперь терроризирует какую-то долину в Малых горах. По сравнению с этой историей меркли все мелкие происшествия. Наконец друзья покинули Арстут и двинулись на юг - теперь они шли по земле Ванета.

Ннаонна воодушевленно болтала о загадочной истории с Анра-Зидвером, пересказывая подслушанные в городке сплетни. Ингви был склонен воспринять эту историю более скептически:

- Не верю я в сказочки о колдунах, которые воскресают из мертвых. Выдумки!

- Точно, - поддержал демона Филька, - людишкам постоянно требуется что-то придумать, дабы самоутвердиться, доказать, что они способны на большее, нежели другие народы Мира! Вот нам, эльфам, не требуется таких сказочек. Умер... Воскрес... Умер... Воскрес... Мы и так живем столько, что на веку одного эльфа какой-нибудь чернокнижник может проделать трюк с воскресением сколько угодно раз...

- Молчи уж... Восемьсот лет... - напомнил Кендаг. - Если кто и любит сказочки о себе сочинять, так это ты, эльф.

- Знаешь, Кендаг, а Филька все же кое в чем прав, - продолжал гнуть свое Ингви, - людям действительно постоянно требуется придумывать что-то для самоутверждения. И как правило что-то скверное. В том городишке, как его... Забыл... Ну в общем в том, что рядом с сантлакской границей. Так там на рынке продавали невольников, помните?

- Ага, - откликнулась Ннаонна, - туда сантлакские дворянчики пленных вывозят.

- Да. Так вот там - я сам слышал - один такой мужичонка (раб, выставленный на продажу!) хвастался, какие у них в Сантлаке боевитые господа рыцари. Один, значит, такой храбрый господин этого серва увел у соседа, такого же храбреца, и через границу - продавать. Так мужичонка от гордости перед местными прямо надувался - его значит храбрый рыцарь продает, а не какая-то шушера. Он гордился, понимаете? Гордился, что его продает такой геройский господин... Это ж надо, какой повод для возвышения в собственных глазах... Теперь этот колдун. Нас не просто какой-то там, допустим, разбойник грабит, а сам великий маг и бывший покойник Анра-Зидвер! Есть от чего зазнаться...

- Ну, это ты, твое демонское, - встрял в разговор Никлис (обычно бывший вор отмалчивался, поскольку все еще чувствовал себя несколько отчужденно в "благородной" компании), - это ты зря. Колдун действительно есть. Да он же в этом самом Арстуте и объявился впервые. Прежде чем в своей Черной, слышь-ка, башне засесть, колдун прямо в этом самом кабаке, где мы обедали, устроил драку. Подрался, говорят, с какими-то наемниками.

- Вот как?

- Да уж так. Говорят, побил весь их отряд и из Арстута вышиб. А тогда уж холода были... Наемникам страсть как хотелось в городе в тепле переночевать. Уж просились, говорят, а колдун - ни в какую. Во какие, слышь-ка, дела!.. Выгнал гевцев на мороз... Ему за это весь город поначалу был благодарен...

- Один выгнал из города целый отряд? - восхищенно спросила Ннаонна. - Вот это да!

- Что-то не верится, - кисло заметил Ингви.

- Ну уж, что слыхал - то и вам сказал. Правда кое-кто говорит, что колдунов было двое.

***

- Что-то маршал задерживается, - толстячок-канцлер нервно встал с кресла и подошел к окну.

- Терпение, сэр Гвино, терпение, - отозвался из угла молодой высокий голос, - ведь у нашего великого военачальника нет такой свободы в перемещении по дворцу, как у нас с вами. Тем более, что он собирался прибыть не один...

- Завидую вашему хладнокровию, мастер.

- Пустое... Это как раз наименьшее из искусств, что должен изучить начинающий маг. Наше ремесло не терпит суеты. Осмелюсь заметить, не терпит суеты так же, как и управление державой, сэр канцлер. Подождем еще немного.

- М-да... - коротышка слегка отодвинул край тяжеленной шторы и вгляделся в сумерки.

Скрипнули рассохшиеся половицы за дверью. Канцлер резко обернулся к входу в комнату, его собеседник поднялся из кресла и машинально привычно-резким жестом подернул широкие рукава балахона, высвобождая ладони для жестов. Обычная для мага реакция.

Дверь распахнулась - на пороге комнаты стояли два огромных человека, выглядевшие особенно рослыми по сравнению с низкорослыми магом и царедворцем. Передний здоровяк держал свечу.

- Приветствую вас, - гулким басом поздоровался первый из вновь прибывших.

- Вы опоздали, сэр Каногор, - неприятным тоном заявил Гвино.

- Это из-за моего спутника, - в голосе маршала не было ни капли раскаяния, - он впервые в Валлахале... Вы же знаете эти наши строгости. Даже имперский маршал не может водить во дворец незнакомцев...

- Эти строгости оправданы, - голос канцлера не потеплел, - однако кто же этот... гость?

- Да, - маршал посторонился, впуская в комнату своего спутника, позвольте представить вам. Сэр Метриен ок-Ревт, добрый сантлакский рыцарь. Отличный воин и достойный дворянин с незапятнанной репутацией!

- Ага-а, - канцлер вдруг заинтересовался незнакомцем, приблизился к гостям, взял канделябр из руки сэра Каногора и, привстав на цыпочки, бесцеремонно вгляделся в лицо рыцаря, - отличный воин с незапятнанной... Ага-а-а... Достойный кандидат на престол Сантлака, как я понимаю...

"Достойный кандидат на престол" смущенно переминался с ноги на ногу и не произнес еще ни слова. Очевидно он не привык вращаться в высшем обществе и смущался своих огромных габаритов в присутствии столь миниатюрной - и при этом столь высокопоставленной - особы, как имперский канцлер.

- Я прав? - обернулся сэр Гвино к маршалу. - Вы это имеете в виду?

- Да, естественно это.

- У него и впрямь будут приличные шансы на турнире?

- Да как сказать... Я проверил сэра Метриена у себя в Эстаке. Мы съезжались десять раз. Шесть раз победителя не было, трижды победил мой гость, один раз - я...

- Это не убеждает, - отрезал коротышка канцлер, который сам ни разу в жизни не участвовал в турнире, хотя и не любил афишировать этот факт.

- Вас не убеждает, - обиженно надулся маршал, - а я лично не каждый день встречаю рыцаря, способного хотя бы раз померяться со мной силой и удержаться в седле! А такого, что одолел меня три раза из десяти - встретил впервые!

Граф Эстакский словно гордился своим поражением.

- Однако не следует сбрасывать со счетов случайность. То что однажды удалось вам, сэр Каногор, может случайно удаться - так же однажды - и кому-то другому! Что же нам тогда делать? Убирать королей Сантлака одного за другим, пока не посчастливится "нашему" кандидату? Впрочем... Впрочем, ведь на нашей стороне лучший маг империи. Что скажете, мастер?

- Должен напомнить вам, благородные господа, что пока я - не лучший маг... - отозвался из своего темного угла молодой колдун, - однако в целом вы, сэр, правы. Толика магии может подправить дело. За турниром, естественно, следят и маги... Следят, чтобы все было честно... Хе-хе. Но в Сантлаке нет никого, кто был бы ровней мне. Там я всегда отведу глаза любому колдунишке. А позвольте спросить, это - единственное препятствие?

- Нет, - ответил маршал, - есть еще кое-что. По закону Сантлака в турнире бьются за корону только владельцы ленных владений этого края, а замком Ревт пока владеет дядя нашего друга. Но это я возьму на себя.

- Отлично, - канцлер потер мягкие лапки, - значит все заботы о правах кандидата возьмете на себя вы, его победу - мастер Велиуин, а о короле Игрине позаботится наш благородный и могущественный союзник, добрый король Гевы. Пусть же его светлость принц Велитиан развлекается в Лентвере, куда его отправил батюшка. Дела нашего повесы в надежных руках. Чем меньше этот сумасброд будет путаться у нас под ногами - тем лучше. А чтобы принц меньше скучал в своем имении - я отправил к нему графиню Кларенту.

Все рассмеялись, даже сантлакский рыцарь деликатно хихикнул раз-другой. Упомянутая графиня, юная сумасбродка и ветреница, была знаменитой распутницей, затмившей в последний год всех дамочек Валлахала.

ГЛАВА 8

После того, как мы пересекли границу Ванета, многое резко изменилось. Эта страна, не в пример Нелльскому герцогству, гораздо лучше управлялась, а вернее сказать, гораздо больше подчинялась центральной администрации. В каждом маленьком городишке сидел граф, подотчетный непосредственно Ванетской, то есть имперской, канцелярии. Эти графы номинально были важными персонами, а на деле - мелкими чиновниками. Реально они обладали достаточно большими полномочиями но в пределах своих крошечных графств (и далеко не все они сами владели достаточным леном, чтобы прокормить богатый двор). Каждый такой господин считал своим святым долгом жить на широкую ногу, содержать отряд стражи в форменных плащах с пышными гербами. Все это дело стоило недешево - и графы драли по семь шкур с крестьян и городских общин. При этом они то и дело конфликтовали и с городами, и с местными дворянчиками, чьи феодальные права постоянно оказывались попранными. По всем дорогам рыскали разъезды латников в разноцветных плащах, гевских кондотьеров, нанятых графами, рыцарями, цехами городов, а также всевозможные вооруженные субъекты, которые просто были не в состоянии связно объяснить, под чьими знаменами они состоят. Впрочем, особого вреда от них не было - просто масса мелких неудобств и постоянные задержки в пути.

Еще вся эта сумятица усугублялась тем, что как раз тогда же по дорогам шли поиски какого-то преступника - то ли осквернителя святынь, то ли опасного еретика. Разыскиваемый молодчик успел прославиться тем, что уложил полдюжины стражников, посланных за ним в погоню, что явилось причиной подозрений о наличии у злодея сообщников. К тому же сам "виновник торжества" обладал магическим даром - это сильно нам навредило. Судите сами, тут и маг, и сообщники - то и дело не в меру ретивые графские стражники порывались заглянуть нам под капюшоны. Отговориться удавалось тем, что сами стражники толком не знали, как выглядит пресловутый злодей - да по правде говоря, они не очень-то стремились его хватать - слухи о том, как он расправился с погоней, ходили самые разные... Но все эти слухи - одинаково впечатляющие. Вместе с тем можно было предположить, что наше продвижение не останется без внимания властей - наверняка эти латники с дорожных застав о подозрительных иностранцах будут докладывать начальству, ведь за поимку злодея обещана награда.

Меня это злило, но менять нашу "легенду" было уже поздно. Если сейчас мы выглядим просто слегка подозрительно, как колдуны, то уж совсем скверно будем смотреться, как колдуны, скрывающие свои способности... Нет, это не годилось.

Ситуацию мы обсудили, остановившись на ночлег в какой-то заброшенной халупе. Было это в совершенной глуши, так как мы свернули с главного тракта. Свернуть предложил Никлис после очередного неприятного объяснения со стражей очередного графа - мы сгоряча согласились. И теперь вот сидели в полуразрушенном сарае где-то к северо-востоку от Ванетинии. Впрочем, сарай был не совсем заброшен - не так давно в нем кто-то ночевал. В одном углу было довольно свежее кострище, на котором мы и развели свой огонек... И что-то меня вдруг обеспокоило... Что-то было не так...

- Чего это они к нам прицепились?.. - вспомнил нашу последнюю встречу с местной стражей Филька.

- Да уж, - поддакнула Ннаонна, - именно, что прицепились. Если бы ты меня, Ингви, за локоть не схватил, я тому усатому так бы врезала!

- Ничего хорошего из этого не вышло бы, - как можно строже рявкнул я (вампирессу требовалось все чаще и чаще одергивать, желание "врезать" кому-нибудь не угасало в ней никогда), - а прицепились... Ведь как раз где-то в этих местах злодей-маг отряд стражников положил... Вот они и бесятся...

- Да не бесятся, твое демонское, - отозвался Никлис, - перебесились... Дело было-то уже с месяц назад... А нынче они так, по привычке... Опять же награда за поимку назначена.

- Зря мы с главного тракта ушли, - вдруг брякнул молчавший до сих пор Кендаг, - здесь стража не меньше цепляется, чем там... А след Проныры и потерять можно.

- А вот тут я согласен. Но только здесь, в Ванете, мы все равно Проныру брать не сможем. Здесь на каждом шагу, не граф - так пристав, не пристав - так стражник какой-нибудь... А нам нужно тихо все сделать.

- Да, - мечтательно закатил глаза Филька, - мы все сделаем тихо-тихо. И прихватим Проныру нашего за задницу... И побеседуем с ним о детях ложных богов...

Все рассмеялись, а я по-прежнему не мог отделаться от какой-то неясной тревоги. Что-то здесь было не так с этим сараем, что-то необычное... Ага! Понял, наконец!

***

Ингви вдруг подпрыгнул на месте и треснул себя кулаком по колену:

- Магия! Здесь, в этом сарае кто-то совсем недавно занимался магией достаточно хорошего уровня!

- А что тут такого? - спросила Ннаонна.

- Как что? Как это что? - Ингви воззрился на девушку, удивленный ее непониманием. - Здесь, в этой глухомани... Мы же специально ушли в сторону от тракта - и вот на тебе. Может быть прямо у этого костра... Да наверняка у этого самого - оч-чень, знаешь ли, способный маг...

- Ну мало ли, - все еще по инерции спорила вампиресса, - не такая уж это глухомань, все-таки центр империи...

- Но ведь это не Могнак Забытый, где, говорят, у принца-мага каждый конюх владел Искусством. Здесь колдуны не встречаются на каждом шагу...

- А может это он? Ну, тот самый, который... осквернитель?

- Да кто ж его знает... Но только лучше нам здесь не задерживаться. Предлагаю - выйти до рассвета - и в путь. А как только достигнем границы Гевы, попадем в большой город, Дегер. Купим коней - и быстро в погоню! Уж тогда-то, в Геве... Там порядки не слишком строги, говорят - верно, Никлис?

- Говорят, твое демонское, говорят... Да теперь еще, слышь-ка, король тамошний, Гюголан имя, так король совсем плох вроде стал. Стар, болен. А у него свора сынков - каждый граф, у каждого дружина, каждый своевольничать любит... В Геве теперь, говорят, вот-вот между ними потасовки пойдут - когда папаша дуба даст...

- Ну и отлично! Рыбу ловят в мутной воде... А то здесь на каждом шагу маги. В Арстуте только и разговоров, что об Анра-Зидвере, заночевали в развалюхе - и тут маг какой-то недавно побывал, да по всем дорогам заставы тоже мага ищут...

- А что нам заставы!.. - беспечно махнул рукой Филька.

- Как это "что"? А если тебя вдруг попросят, скажем, "Гилфинг, отче" прочесть?

- Ну и что?

- Ты не понял? Тебе предложат прочесть молитву, которую знает каждый ребенок - а ты не сможешь! Еретик ты, значит! Хватать тебя надо, значит! Ладно, шутки шутками, а ведь среди нас только Никлис знает слова молитвы. Придется выучить всем - давай Никлис, учи нас.

Затемно друзья отправились в путь, бормоча молитвы - "словно монахи на заутреню", как заметил Никлис. Бывшего вора, неожиданно оказавшегося в роли наставника, весьма потешала эта ситуация. К тому моменту, как встало солнце, всем уже надоело зубрить - путники молча шагали по дороге. До выхода на большой купеческий тракт оставалось пройти совсем немного, когда их остановил очередной патруль. На сей раз - для разнообразия - это были полупьяные латники какого-то барона. И также очевидно - для разнообразия - их не стали мурыжить долго. Осведомившись: "хто таковы?", разящий перегаром старший воин кивнул головой - мол, проваливайте себе. И уже вслед удаляющимся странникам зачем-то пояснил:

- Гуляют нынче барон Редлихт... Велено всех благородных господ, что дорогой проезжают, к нему в замок Ромкус приглашать. На пир, на угощение... И вас, балахоны, тоже бы мы прихватили - чтоб вы гостей знатных всякими штучками потешили... Да уж повезло вам нынче... Повезло...

Ингви остановился и с любопытством взглянул на латника из-под капюшона. Тот покачнулся в седле, звучно рыгнул и пояснил:

- Нынче у его светлости грозного барона Редлихта старинный его знакомец маг Керкес-дорожник... Так что вы нам, балахоны, теперь без надобности. И проваливайте, стало быть, на все четыре стороны...

Латник вновь рыгнул и в задумчивости стал кивать головой - наверное в такт посещавшим его буйную голову мыслям. Ингви поспешил вслед за уходящими друзьями. Имя "Керкес-дорожник" показалось ему смутно знакомым, но... Да и какое это имело значение...

***

- Что там у наших заговорщиков новенького, Гемронт?

- Мой старший брат, вы сегодня, кажется, в прекрасном настроении? Это случается нечасто...

- Да сам не знаю, почему... Так что там ты высмотрел новенького в своих толленорнах?

- События развиваются и принимают все более запутанный характер. Каждый участник заговора строит собственную конструкцию, намереваясь поживиться за чужой счет, эти "конструкции" рассыпятся как песочные замки, едва только разразится буря. Та буря, которую они сами же вызывают. Судите сами - юный дурень Велитиан дал втянуть себя в заговор, состряпанный вроде бы в его пользу. Но при этом настоящие заговорщики - первые лица имперского двора, между прочим - преследуют собственные цели. Если их план увенчается успехом я не дам за жизнь шалопая-принца и гроша. Вроде бы они замышляют всего лишь дворцовый переворот, но нет... С одной стороны, они хотят вместо грозного и авторитетного императора Элевзиля II посадить на трон непопулярного сопляка, с другой стороны - они вовлекают в свои планы короля Гевы. И то, и другое говорит достаточно явно - они не планируют (и не надеются) сохранить Империю. Венценосные вассалы не потерпят над собой взбалмошного мальчишку, а Гюголан Гевский - тот и сейчас спит и видит свое королевство суверенным... Сам он, Гюголан, в свою очередь, привлекает к заговору гнома Грабедора, которому сулит как минимум вернуть анклав в Малых горах, но при этом ясно, как день, что он...

- Ясно, как ночь, дружок! Мистику Черного Круга приличествует выражаться именно так! Ясно, как ночь!

- М-да, у вас, старший брат, и впрямь сегодня веселое настроение.

- Но продолжай, друг мой, продолжай...

- Да, гномы. Гюголан собирается надуть Грабедора - но когда-нибудь обман откроется... А уж на что способен разъяренный гном... Гюголан заваривает собственную кашу, но рискует подавится своим произведением. Тролльхейм пока занят своими собственными делами - там гражданская война. То есть отряды троллей носятся между холмов, сокрушая все на пути... Если этот кошмар выплеснется из их пустынной страны - нас могут ожидать самые непредсказуемые последствия. Вернее, не нас, а империю. При этом на северо-западе Мира, на океанском побережье свирепствуют варвары, их волхвы обладают неким колдовским даром. Они пока не слишком сильны, но все это странно... Так странно... И тем более странно, что наши мистики замечают совершенно необъяснимые колебания эманаций... Хотя, Гангмар с ними, с колебаниями - тут хоть бы уследить за развитием интриг в империи... Вы же понимаете...

- Я понимаю, дружок, я понимаю. Когда я состоял при дворе принца, мне приходилось сталкиваться с различными интригами... - крошечный старичок важно надулся, словно желая стать крупнее, - Я ведь занимал достаточно высокий пост и находился неподалеку от особы Предтечи... Кстати о нем. Что-нибудь тебе удалось выяснить при помощи толленорна, нацеленного на Альду?

- Увы. В Альде все сейчас заняты сегодняшними делами - никого не волнуют события минувших веков. Не удалось подслушать ничего касающегося Гериана. Хотя, впрочем, есть один занятный фактик.

- Ну-ну, что за "фактик"?

- Замок Вампиров. На севере Альды есть Замок Вампиров - и до недавнего времени там в самом деле обитали какие-то... вампиры. Первые упоминания об этих тварях относятся к периоду становления королевства как раз после Великой войны.

- Ну это еще ни о чем не говорит...

- Да. Возможно, довоенные сведения пропали во время нашествия Сына Гангмара. Возможно северные урочища того края просто были мало обжиты до войны - и о вампирах еще не многие знали...

- Да-да! И кстати сама Великая война стала потрясением - она всколыхнула многие древние Силы, от такого толчка могло зародиться что угодно... И тем не менее...

- И тем не менее. Хорошо бы проверить все на месте... Но мои наблюдения здесь приобретают огромное значение - я не могу их бросить. Вы же видите, какая тут заваривается история. Мы должны быть в курсе дела - и не пропустить миг, подходящий для вмешательства.

- Это верно. Ты не можешь... Так направь туда своих агентов, Гемронт. Отправь кого-нибудь потолковее!

- Мотив?

- Ну... я одобрю новую экспедицию за пленными. Маршал постоянно желает новых тел!

- Это верно - он один, кажется, из всего Круга воспринимает мою работу всерьез.

- Дело в том, что если ты ошибаешься и в империи не грянет буря - его армия ни к чему! Ты - его последний шанс вернуть себе утраченное влияние в Могнаке Забытом. Потому он лихорадочно наращивает силу своей армии.

- Именно, что лихорадочно. Его магики халтурят, производят некачественных скоропортящихся зомби.

- Он поверил тебе... Хе-хе... Стряпает недолговечный продукт - потому что надеется, что недолго и ждать... Хотя, конечно, я поговорю с ним об этом.

ГЛАВА 9

Дегер, крупный город - самый крупный в этой части Мира - управлялся, естественно, графом. А стража этого графа проявляла - так же естественно надлежащую бдительность. Иными словами изгалялась над приезжими как только представлялось возможным. Ингви за последнее время (время побед во всевозможных странствиях) вспомнил все свои королевские замашки. То есть держался слишком нагло. Теперь то и дело, стиснув зубы, он одергивал себя, чтобы не ответить как подобает этим нахальным стражникам. При этом ему то и дело приходилось придерживать за локоть Ннаонну, энергично порывавшуюся "врезать". Зато рынок, куда они явились покупать лошадей, порадовал неожиданно низкими ценами. Ингви впервые с удивлением осознал, что он в лошадях разбирается лучше всех в их компании. Кендаг, Филька и Ннаонна были дилетантами в силу "национальных" традиций, а Никлис - из-за низкого происхождения. Со вздохом демон отправился выбирать товар. Покопавшись в памяти он прикинул, во сколько ему должна обойтись покупка - и был поражен. Цены оказались ниже раза в полтора! Дегер в последнее время частенько посещали солдаты и челядинцы Малогорского принца, приводившие на продажу лошадей - и боевых коней, и дорожных скотинок, но всегда - ухоженных и крепких.

Местные барышники терялись в догадках, откуда берутся лошади в Малых горах (районе, понятное дело, отнюдь не коневодческом), однако были вынуждены цены держать в соответствии... Конкуренция!..

Впрочем Ингви и его друзьям не было никакого дела до тонкостей животноводства и коммерции Дегерского рынка - им требовалось только купить лошадей. От предложений купцов, сулящих, что их товар "не конь, а прямо сокол", "скачет - земля трясется" и "огонь из ноздрей" они отмахивались сразу. Наконец нашлось пять смирных лошадок. Ингви чесал в затылке, кряхтел, маялся однако, покопавшись в своих скудных знаниях, не нашел в животных явных дефектов.

Дело было слажено - город они покидали верхом, сменив шутовские балахоны на более подходящий для верховой езды наряд. Фильке, впрочем, было ведено капюшона не снимать, Ингви тоже прятал глаза.

Удивительное дело - к верховым и вооруженным путникам солдаты Дегерского графа отнеслись с куда большим уважением, нежели к пешеходам в нелепых чародейских плащах. Из нескольких слов, которыми перекинулись между собой стражники в воротах, Ингви понял, что их группу принимают за наемников из Гевы, которые постоянно шастают через город. Многие сеньоры с северной границы нанимают их для охраны рубежей по Великой. Вот они и ходят то туда, то обратно... Весьма удачное обстоятельство для их компании...

Покинув город друзья еще некоторое время ехали шагом - как и подобает путешественникам, у которых впереди долгий путь до Ренприста. Наконец зубчатые верхушки башен скрылись за лесом.

Ингви остановил коня - все остальные тоже. Ннаонна постоянно оправляла и ощупывала свои одежды, вертясь в седле так и этак и пытаясь рассмотреть себя.

- Ингви, скажи - я очень похожа в этом наряде на мальчика? - тут же осведомилась она, едва странники остановились - чувствовалось, что это вопрос ее сильно тревожит.

- Нет, ты похожа на матерого кровожадного вампира, который вышел на дорогу в поисках жертвы, - отозвался Ингви, вампиресса насупилась, - извини, На. Ты, конечно, не похожа на вампира. Во всяком случае на "матерого". Ты самый очаровательный и волнующий вампир... Из всех, что я встречал. Не дуйся, просто я думаю, что нам делать дальше... И по-моему пора в этой истории ставить точку.

- Это как же? - поинтересовался Кендаг.

- Как? Окончательно! Если нас не надули на том постоялом дворе - мы отстаем от Проныры меньше, чем на день пути. Пешего пути. Если сейчас поднажмем - прихватим нашего голубя уже к вечеру. И на территории Гевы, где графы не так старательно ловят разбойников, как здесь.

- Потому как там, говорят, графы - сами первые разбойники и есть. Только, слышь-ка, твое демонское... Это...

- В чем дело, Никлис?

- Ну это... "Поднажать"-то... Как бы мне с лошадки моей не сверзиться... не больно-то я верхом мастак... Это...

- Ну да, конечно... Ты же у нас городской парнишка. Ладно, придется тебя привязать к седлу. Шучу. Поедем помедленнее - час туда или сюда ничего не решит. Лишь бы нам настигнуть их до Ренприста...

***

- Ну уж на кораблях-то... Там и пучина морская под ногами, и тебе опасности всяческие - но хоть задница-то не бита! Доконает меня эта тряска!..

- Никлис, не хнычь. Скоро уже...

- Чего скоро-то, твое демонское?.. Задница у меня отвалится и болеть станет где-то на дороге без меня?

- Граница, говорю, гевская скоро... А там уж...

- Ага! А там вы припустите во всю мочь. И я точно либо задницу сотру до подмышек, либо на землю грохнусь...

- Ну так оставайся... После догонишь, - Филька не выдержал первым.

- Ага, "после". Пропадете без меня, слышь-ка, твоя эльфийская светлость...

- Ну так заткнись и не ной! И без тебя тошно...

- Очень даже приятно такое ваше благородственное обхождение, твоя вампирская... Ай!.. Кнутом-то зря, твоя милость, на меня машете...

Едва усевшись в седло, Никлис из самого полезного члена отряда превратился в стонущего нытика. И к тому моменту, как друзья достигли вожделенной границы королевства, его непрерывные жалобы успели всем осточертеть. Впрочем, от этого даже была некоторая польза - из-за нытья Никлиса, отвлекавшего внимание, больше ни у кого не оставалось сил на собственные трудности. Поэтому и время пролетело незаметно. И на заставе стражники обоих королевств - Гевы и Ванета без лишних проволочек пропустили всадников, похохотав и добавив свои эпитеты к потоку брани и насмешек, которыми Никлиса награждали остальные четверо путников... Для них, стражников, эта пятерка странников была неожиданным и нечастым развлечением в их монотонной скучной службе...

Спустя некоторое время Ингви огляделся вокруг (они как раз проезжали через какую-то деревушку) и отметил убожество и бедность халуп. Несмотря на близость ванетской границы - это уже была Гева, заслуженно пользующаяся славой самой нищей и убогой провинции Великой империи. И крестьяне здешние имели вид самый зачуханый... Оказалось, что это отметил не только Ингви.

- Смотрите на этих людей, - объявила Ннаонна, - какие пустые, потухшие глаза... Прямо как у наших вассалов из Долины Вампиров.

- Вассалов? - переспросил Ингви.

- Ну, конечно, они служили нам не из-за вассальной присяги, а потому что их обратили.

- Это как? - заинтересовался Филька, который как раз ничего не знал об истории с вампирами - один из всей компании.

- Ну так, - очень емко объяснила Ннаонна, затем добавила, - клятва крови и все такое прочее. Мой дед Коннахья их заколдовывал.

- Ннаонна, это же ерунда, - тут же откликнулся Ингви, - я тебе сколько раз говорил, что никакой магии не было в тех представлениях, что разыгрывали твои родичи... Обман... Очень ловкий, мастерски исполняемый - но все же обман...

- Много ты знаешь! - в голосе девушки прорезались визгливые нотки. - Ты их поубивал, потому что твоя магия была сильнее. А они были тоже могучие чародеи, только по-другому!.. Не так!.. Клятва крови - это не обман!..

- Ннаонна, послушай, - к этому разговору они периодически возвращались и Ингви никак не мог убедить вампирессу отказаться от иллюзий, в которые она по-прежнему верила свято и безоглядно.

- И слушать не буду! Хватит! Ты мне обещал, вот и выполняй - нужно разыскать реликвию рода в подвалах замка. Вот возьмем эту реликвию, посмотрим - и все станет ясно!

- Хватит вам, - раздался голос Кендага, невозмутимый как всегда, - лучше гляньте вперед. Фургон. Синий верх. Гнедые лошади.

***

Ночлег сэр Медр ок-Рабон получил и в самом деле неплохой. В грубо сложенном из неровных камней сарае было тепло и уютно. Ужин, предложенный горцами, состоял из незатейливой, но сытной снеди. И лошадей устроили на славу. Словом, гостеприимство горцев оказалось куда лучшим, нежели их дикие нравы. Устраиваясь после ужина на овчинах, рыцарь подумал, что готов простить здешним дикарям их непонимание правильного обхождения и дикие нравы (несомненно перенятые у гномов).

А ночью сэр Медр спал плохо. То ли ужин был тяжеловат, то ли мешал дым от очага - но только снилась благородному дворянину всякая чушь. Несколько раз виделось ему одно и то же. Дикари роют яму, угрюмые бородатые Лан-Анары копают землю, выворачивают из грунта камни и все время ворчат и бросают на доброго рыцаря сердитые взгляды. Затем вылезают из этой вырытой ими ямы и отходят прочь, все также злясь - мол, из-за какого-то приезжего, который даже не член клана, столько тяжелой работы. А затем кто-то вежливо и благожелательно говорит за спиной:

- Ах добрый сэр, ах доблестный и знатный дворянин, соблаговолите взглянуть - угодили ли вам эти неотесанные мужланы? Хороша ль работа?

И почему-то сэр Медр понимает - следует послушаться. Подходит и глядит в яму. Яма продолговатая, длиной метра два с половиной... Края скошенные, неровные... Тут сэр Медр оглядывается - кругом холмики, увенчанные пирамидками из камней. На нескольких пирамидках - стальные шлемы. Ветерок колышет перья птицы радонк, каковые перья позволено носить лишь благородным дворянам... Он стоит посреди кладбища...

Когда этот сон повторился в третий или четвертый раз и благородный рыцарь в третий или четвертый раз едва сдержал крик и проснулся - было уже утро. За стеной бубнили голоса. Оруженосец странствующего рыцаря благодарил за прием и жратву, а высокий мальчишеский голос отвечал:

- Меня благодарить нечего, это ж лэрд приказал. А еду Норил принес... Ну что, долго еще твой хозяин дрыхнуть-то будет? А может он сбежал?

- Мой-то? Не-е... Он рыцарь храбрый и бегать не привык...

- Да? Ну добро... А то мог и сбежать, как тот... как его... ок-хрен-его-знает-как... Который с синим пауком на щите. Уж так его Анра-Зидвер страшными снами допек, того, что с синим пауком, говорю...

Сэр Медр приободрился - так это, значит, зловредный маг насылал поганые сны! Значит это вовсе не рука судьбы, не перст указующий обреченному герою... Или как там говорят в балладах... Сэр Медр встал, плеснул в глаза воды из кувшина и распахнул дверь:

- Эй, вы! Хватит языками чесать.

- Не желаете ли откушать, сэр? - тут же подскочил оруженосец.

- После, после... Вот сперва разделаюсь с чародеем... - рыцарь даже ощутил некоторую злобу к этому магу, которого не встречал никогда. Надо же, до чего препаскудный подлый старикашка! Насылать гнусные сны...

- А коли так, господин, то следуй за мною. Отведу твою милость к Черной Башне, - это вчерашний мальчишка. Глаза злые, подлые. Накрутить ему уши? Нет, пожалуй, не стоит... А то чего доброго обозлятся эти мужланы... О Гилфинг, до чего же дикие здесь нравы...

У самой Черной Башни мальчишка-проводник заявил:

- А дальше тебе, господин, нужно одному.

- Почему это?

- Такой порядок. Один храбрый воин должен идти на бой с магом... А мы с ним, - кивок в сторону оруженосца, - там подождем, за горкой. Ты езжай, рыцарь, маг у себя в башне сидит...

Рыцарь пожал бы плечами - если бы не мешали доспехи... Один так один... Он подъехал к корявой двери и стукнул тупым концом копья. Над головой послышался скрип, рыцарь осадил коня, заставив попятиться - раскрыв ставню, из бойницы показался маг с лицом, скрытым капюшоном:

- Ты, что ли, рыцарь, который желает сражаться с Анра-Зидвером?

- Я! Выходи, чернокнижник проклятый! - впрочем, человек в бойнице показался рыцарю слишком уж хорошо выглядящим и молодым для ожившего мертвеца.

- А тебе сны снились ночью вещие? - осведомился обитатель башни.

- Да, ублюдок, но я не...

- Стало быть, ты предупрежден.

За спиной у рыцаря раздался шорох и шум осыпающихся камешков оглянувшись, сэр Медр увидел, как из-за груды булыжников поднимается тощая длинная фигура в черных просторных одеждах - этот был больше похож на легендарного чародея. Рыцарь рванул повод, разворачивая коня, и опустил пику... Больше он ничего не успел - с посоха мага сорвался сгусток пламени и ударил его в грудь. Конь захрапел, попятился. Ругаясь, воин пнул пятками жеребца в бока, но тут другой чародей - тот, что в башне, тоже нанес удар. У рыцаря потемнело перед глазами, взор заволокло хороводом цветных искр, тут новый магический заряд обрушил на него старый колдун снаружи. Ок-Рабон рухнул на землю...

- Вроде готов, - произнесли над ним почему-то голосом лэрда Каста дой-Лан-Анара...

Рыцарь погрузился во тьму...

ГЛАВА 10

Я вернусь, сволочь, я вернусь

Через бой, через один-другой,

Я найду, сволочь, я найду

Тех, кто был, сволочь, был с тобой...

Г.Самойлов

Я смахнул с головы капюшон и крикнул:

- Привет, Проныра!

Когда мы с Кендагом и Ннаонной промчались мимо, они все проводили нас ленивыми взглядами, мол, мало ли кто по какой надобности скачет по большому тракту. В принципе, грамотнее было бы устроить засаду по всем правилам, но отказать себе в этом маленьком удовольствии - поздороваться с Пронырой вот так, с разбегу - я не смог. Я так долго ждал нашей встречи... Тем более, что мы втроем теперь были перед фургоном, я с тыла Проныру и его спутников держал под прицелом эльф. Впрочем, они этого не знали... Лицо Проныры исказилось и мгновенно посерело - румянец и благодушие покинули его одновременно, Толстячок завопил. Тут двое его провожатых, нанятые в Верне, догадались, что мы - не друзья. Один из них, тот что сидел на козлах (Проныра примостился рядом с ним), привстал и бросил косой взгляд по сторонам. Может он думал в какую сторону лучше дать стрекача? Во всяком случае его опередил Второй. Великан схватил возницу за шкирку и скинул на дорогу, всучил вожжи своему хозяину и стегнул лошадей - все это одним духом, молниеносно и - похоже - не задумываясь. Мы даже не успели отреагировать - наши кони сообразили быстрее нас, давая дорогу фургону.

Второй провожатый-вернец оказался посмелее - вытащил из-за пояса топорик и собирался, похоже, вмешаться, но тут о себе напомнил Филька. Свистнула стрела и смельчак рухнул на дорогу. Его приятель, сброшенный гигантом с фургона, почему-то решил не вставать на ноги, он на четвереньках пересек отрытое пространство (удивительно ловко - видно, страх добавлял ему прыти) и нырнул в высоченные заросли каких-то колючек... Похоже, что бездельничал только я. Собственно говоря, я и сам толком не знал, что буду делать после того, как поздороваюсь с Пронырой - далее мои планы не шли... Это у моих спутников были какие-то замыслы, что-то насчет острых ножей и медленных огней...

Короче говоря, фургон промчался мимо - только колеса загрохотали, а следом за ним проскочил Второй. Он остановился перед нами - мной, Кендагом и Ннаонной и объявил:

- Не пущу, - в руках он держал что-то среднее между дубиной и корабельной мачтой. Сзади простучали копыта. Подъехал Филька. Окрыленный своим первым успехом он как-то нарочито небрежно поднял лук и выстрелил. Второй махнул своим колом и... отбил стрелу! Ничего себе! Думаю , что удивлены были все, а особенно эльф. Что делать - сразу стало неясно. Я запоздало принялся рыться в памяти, подбирая какое-нибудь подходящее из моих заклинаний, но меня опередил Кендаг. Три ножа сорвались с его ладони, орк не зря учился у тамейона с острова Эману. Второй вновь взмахнул дубиной - один из снарядов Кендага глубоко вонзился в дерево, другой, кажется, ушел в сторону, зато третий достал здоровяка и угодил ему в плечо. Тот не дрогнул, выдернул нож и швырнул его под ноги, при этом держа другой рукой дубину перед собой. Тут и я наконец соорудил кое-что подходящее. Для этого у меня были кое-какие "домашние заготовки". Вызвав заклинанием черную змейку, я пустил ее на дорогу. Мой магический гад шлепнулся в пыль у копыт наших коней (животные всхрапнули, подаваясь назад) и быстро заструился к гиганту. Вот это его уже проняло. Однако он, слегка побледнев и отступив на пару шагов все же принял новую боевую стойку, слегка склонясь и опустив дубину пониже. По-моему, колдовство пугало его до полусмерти, однако упрямец не собирался сдаваться и готовился прихлопнуть мое "произведение" своей чудовищной палкой.

- Вот только махни дубинкой, только приоткройся немного, тут же стрелу всажу в глаз, - пообещал ему Филька, эльф был не на шутку разозлен неудачей.

- Если не уйдешь с дороги, - присоединилась Ннаонна, - клянусь чем угодно, всю кровь выпью. Знаешь, кто я?

Кендаг молчал, но в его руке уже были три новых ножа.

Великан с тоской переводил взгляд с нас на змею и медленно пятился, покачивая дубиной перед собой - он знал, что повторить трюк с отбиванием стрелы ему вряд ли удастся, ообенно если он хоть на секунду займется змеей. Мы осторожно, шаг за шагом, продвигались следом за магическим пресмыкающимся.

- Я не пущу, - снова проговорил Второй и голос его не дрожал.

- Так сдохнешь же сейчас, - не выдержал я, - честное слово, пропусти нас и можешь идти на все четыре стороны.

- Вы его убьете?

- Можешь не сомневаться, - откликнулся эльф, - обязательно убьем. И тебя сейчас... Ингви, подгони свою черную...

- Погоди, Филька. Послушай, Второй, ты же знаешь, как Проныра с нами обошелся? Ну?

- Да не могу я... Он же меня всю жизнь... Всю мою жизнь...

- А как же с нами? Ты помнишь - Каменная Пристань? Он же продал нас! Помнишь, куда и для чего?

- Ладно, - он опустил дубину, - я больше не могу. Убейте меня и проезжайте. Только сделайте быстро...

***

Ингви подъехал вплотную к великану (тот как-то сжался и склонил голову) и прикоснулся кончиками пальцев к темени Второго. Тот рухнул на колени, затем грузно осел и растянулся на дороге.

- Ты же не убил его, Ингви? - осведомился Кендаг.

- Конечно нет!

- Да ты послушай! - со смехом встрял Филька, послушать действительно было что, гигант звучно храпел. - Мертвые так не умеют!

- А чего мы, собственно, ждем? - осведомилась Ннаонна, нервно покусывая губки.

- Да, в самом деле! Вперед! - скомандовал Ингви и вся четверка пустила коней в галоп.

Никлиса нигде не было видно и о нем никто не вспоминал. Все мысли были только о Проныре... Впрочем, долго преследовать его не пришлось. Не проскакали друзья и пары километров, как наткнулись на фургон с синим верхом, медленно погружающийся в трясину. Очевидно, Проныра - неопытный возница - не совладал с лошадьми, животные помчались с дороги, опрокинули повозку в болото, начинающееся метрах в двадцати от обочины... Коней видно не было - наверное, им удалось освободиться. Фургон возвышался над колышущейся бурой жижей не более чем на треть и продолжал тонуть... Сам Проныра, так долго и упорно преследуемый ловкач, на этот раз все же не выкрутился... Он тонул в болоте пятью метрами дальше от нас. Похоже, что толстяк был оглушен при падении, да так и пришел в себя. Виднелась только часть груди, лицо и левая рука - он погружался медленнее тяжелой повозки, но так же неотвратимо...

Филька поднял лук - толстяк представлял собой, естественно, отличную мишень... Подумал и опустил оружие, заявив:

- Я представлял себе это как-то не так.

- Я тоже... - откликнулась вампиресса, - сказать вам по правде, так я дала себе слово, что совершу над ним обряд обращения и... В общем, чтобы душа его мучалась... И чтобы он отнес весточку Коннахье... И Кеннону...

- Ничего, - успокоил орк, - такая смерть не легче любой другой... А что до обращения... Я, Ннаонна, знаешь ли, больше верю Ингви, чем тебе. Извини... Я был там, в твоем замке...

- Хватит, - оборвала его вампиресса, - я сказала Ингви, что не желаю слушать об этом... А от тебя, Кендаг, не желаю тем более! Хватит!

- А знаете, - промолвил молчавший до того Ингви, - мне тоже не нравится как все кончилось. Я имею в виду не так Проныру, как его сокровища. Я, признаться, уже строил кое-какие планы относительно его коллекции самоцветов...

- М-да, - неопределенно протянул Кендаг.

- И еще, - продолжил демон, - меня ужасно интересует подоплека этого дела. Что понесло нашего альбатроса морей сюда, в Геву. Кстати, в этом что-то есть отважный моряк, прошедший штормы и бури, плававший в таких водах, о которых в империи не известно, что они вообще-то есть... И этот моряк тонет в болоте... Интересно, он жив еще или нет?

Никто не ответил, да это было и не важно... Со стороны дороги донесся шум - голоса, свист. Друзья обернулись - к ним не спеша приближался Никлис. Он двигался пешком, ведя в поводу лошадь, на которую был навьючен звучно храпящий Второй. Сзади на веревке шагал сбежавший было вернец, связанный и с кляпом во рту. Никлис насвистывал какой-то мотивчик и улыбался... Наконец-то он с наслаждением шагал пешком - и никуда больше не спешил.

***

- Про этого-то вы и забыли, - как ни в чем ни бывало проговорил Никлис, дергая за веревку, другой конец которой оканчивался петлей на шее унылого пленника, - а у вас тут чего? Нашли денежки-то? Камни-самоцветы?

- Ага, держи карман шире, - ухмыльнулся Ингви, - ты Проныру знаешь меньше нашего, а я тебе могу сказать, что он всегда был удивительно скользким типом. Пронырой. Вот он и на этот раз вывернулся из наших рук. Сбежал от нас, понимаешь ли, друг Никлис, в такие края, где его не достанет ничья рука - ни человека, ни демона... И богатства свои туда с собой прихватил...

- Да, их теперь хрен достанешь... - протянул Никлис, оценивая надежность позиции, занимаемой Пронырой...

В это время Второй пришел в себя и со стоном сполз с лошади.

- Ничего себе, - протянул Ингви, - это ж надо... Нормальный бы человек еще часов шесть дрыхнул. Как себя чувствуешь, Второй?

- У-у-у... Я же просил тебя... убить быстро...

- Да пошел ты!.. - в голосе демона было раздражение, - "убе-ей". Я обещал тебя отпустить на все четыре стороны - вот и катись... На все четыре... Отправитесь с братом в Риодну, отца найдете, братишка у вас там младшенький, дурак дураком. А может и еще какая-то родня найдется...

- Ты чего? Какая родня?

- А ты не знаешь, Второй? И вообще, у тебя имя есть человеческое?

- Меня зовут Второй. Проныра всегда так звал. Он меня и брата воспитал после того, как спас с разбитого корабля в море. Откуда же родне быть?..

- Ого-го... Так ты ничего не знаешь? - в голосе Ннаонны была неподдельная радость, ей словно хотелось закричать: "а я знаю, я знаю!" - Ингви, скажи ему! Ну скажи ему!

- Скажу... Очень похоже на то, что Проныра, который вообще обманывал всех и всегда, врал и тебе с братом с самого начала. Ты уж сам разбирайся, но вроде бы твой отец - сам Карамок Страж Побережья. И это ты с братом в него, такой большой, хе... Видел его сынка, Красного Плаща?

- Видел. А ты не врешь?

- Я не вру, а только точно сам не знаю. Что слышал - то тебе и сказал...

- Вот оно, значит, как... Значит...

- Значит у тебя есть, для чего жить дальше, - спокойно объявил Кендаг. Не считая того, что у тебя есть брат.

Все сошли с лошадей и сгрудились вокруг Второго, который в задумчивости хмурился и дергал себя за бороду.

- Остался нам еще один вопрос, - нарушил тишину Филька, - вот этот самый человечек.

Эльф кивнул в сторону связанного мужичка из Верна. Тот, поймав на себе заинтересованные взгляды, замычал и задергался в путах.

- Да, проблема, - согласился Ингви, - насчет Второго я не сомневаюсь. Он свалит из империи и вообще из пределов Мира. Во всяком случае, он будет держать язык за зубами. А вот ты, друг мой...

Вернец задергался и замычал с новой силой.

- Что? Хочешь сказать, что будешь молчать, как рыба? Что никому и ничего?

Пленник энергично закивал.

- А я не верю, - устало промолвил Ингви, - такие как ты расскажут правду либо соврут - в зависимости от того, велика ли плата. За горсть серебра ты все расскажешь. Но в этот раз тебе не повезло.

- Эй, - заговорил вдруг Второй, - вы меня отпускаете и все такое... А он-то чем хуже меня?

- А тем, друг Второй, что ты за хозяина жизнь мог отдать... И тот парень, которого Филька там на дороге пристрелил, тоже свой долг до конца исполнял, а этот вот...

Ингви не закончил фразы, как Филька вскинул лук и мгновенно, почти не целясь, всадил стрелу в пленника.

- Точно в сердце, - объявил он, - человечек даже испугаться не успел... Извини, Ингви, но если бы я дал тебе поговорить еще несколько минут, ты убедил бы и себя, и нас, что мы можем оставить его в живых. Уж такой твой нрав...

- Передо мной бы извинился лучше, твоя эльфийская милость, - встрял Никлис, - на кой, слышь-ка, я его по кустам ловил, камзол вот изодрал, да оттуда аж сюда на веревке пер... Это...

- Ну и спасибо вам за все, как говорится, - неумело поблагодарил Второй, пойду я... Коли так...

- Погоди, скажи хоть, зачем Проныра вообще все это затеял?

- Он хотел стать повелителем Архипелага. Он говорил, что там никто не умеет воевать. Сперва он вступил в дружбу с северянами, расстроил их союз, который собрал Хольн... Хольн его не слушал никогда... Но они не соблюдали условий... Он сказал, что ему нужны послушные солдаты, а не это... как же он сказал... буйные грабители... и еще какие-то мудреные слова говорил. А потом он где-то услышал, что в Геве, в Ренпристе... Там солдат нанять... Сказал, что будет императором, таким же, как этот, который здесь. Сказал, что он уже богаче императора, что теперь только осталось исполнить замысел...

- Да, а ведь у него могло бы все получиться... Определенно должно было получиться! Судьба - забавная вещь, друзья мои...

ЧАСТЬ 2

НАЕМНИК

ГЛАВА 11

Торопиться вроде бы было некуда - мы ехали не спеша по дороге, тянущейся между зарослями неопрятных колючек, между болотами и полями, на которых копошились унылые сервы... Никлис демонстративно шагал пешком, ведя своего конька в поводу. Никто не возражал, ибо спешить, повторяю, было некуда. Мы просто нагрузили на его лошадку часть своего барахла... И разговор тянулся, вялый и тоскливый - как окружающий нас пейзаж...

- Ингви, неужто у Проныры и в самом деле могло получиться? любопытствовал Филька.

- Думаю, что вполне возможно... Проныра, в сущности, при всем своем опыте и ловкости так и остался наивным дикарем. Архипелаг - достаточно большая страна, но при этом естественным образом разделенная на множество клочков, по сути не связанных между собой. На дикарский взгляд похоже, что острова созрели для завоевания...

- Да уж, воевать они там толком не умеют. Северяне их - в хвост и в гриву...

- Вот именно. Воевать не умеют и разобщены. А подобия почему-то не желают взять на себя функции центральной власти, только следят, чтобы цари не могли объединиться сами... Конечно, если подобия пожелали бы - великие острова смогли бы собрать большие силы...

- Похоже, что эти уроды так и не смогли бы решиться, - вставил Кендаг, они вообще никогда не могли решиться ни на что смелое.

- А я думаю, что Проныра знал, где расположен их остров. Он у нас стратег очень основательный. Скорее всего, он бы не дал им шанса принять правильное решение - вырезал бы всех первым делом. Да, думаю, при его образе мысли это было бы логичным... Или даже не так! Еще вернее, он захватил бы старейшин и от их имени стал бы править.

- Интересная мысль...

- Да, это мне только что пришло в голову. Конечно, зная путь к острову подобий... Пожалуй, так оно и было. Ведь Проныра - отличный моряк... Возможно, лучший моряк на островах... Был. И везде побывал... Скорее всего и путь к острову подобий он знал.

- А почему ты сказал, что Проныра - наивный дикарь? - поинтересовалась Ннаонна. - Сам так все расписал, что у него получилось бы...

- А потому, что наемники из империи быстро бы раскусили, где что плохо лежит.

- То есть ты хочешь сказать, что они бы изменили ему и сами воспользовались бы плодами его победы? - педантичному Кендагу всегда требуется разъяснение, изложенное досконально просто.

- Да. Зачем им Проныра? Как только наемники уразумели бы, за какие ниточки дергать, чтобы держать Архипелаг в повиновении... После этого наш маленький толстенький хитренький Проныра стал бы лишним.

- Я думаю, что он предусмотрел и это.

- Все предусмотреть невозможно - вот как нашу встречу в Ливде, к примеру. Допустим, он планировал всех наемников перебить после победы. Но кто-нибудь наверняка бы выжил и привез бы в империю рассказы о богатствах островов и о том, как легко их прибрать к рукам. Да оттуда бы хлынул такой поток желающих попользоваться этой большой кормушкой! В конце концов, отъезд целой армии с забавным иностранцем и последующее исчезновение оной армии... Пошли бы слухи...

- Слышь-ка, твое демонское величество, - подключился и Никлис, - а говорят, что наемники из Гевы всегда честно договор соблюдают.

- Кто говорит? - меня такое по-настоящему заинтересовало, я до сих пор почти не встречал здесь людей, хотя бы относительно честных, так что очень уж подозрительно выглядело для меня целое сообщество честных людей (и притом отпетых головорезов).

- Да все так говорят... - Никлис пожал плечами. - Это... Мол нет никого, кто бы жаловался, что наемники из Гевы его надули.

- Ну так значит гевцы либо исполняют договор, либо режут обманутого заказчика! Тогда и жаловаться в самом деле некому. Посуди сам, Никлис, сколько их, этих наемников - несколько тысяч? Вот ты сам можешь представить себе несколько тысяч людей - честных, держащих слово людей - собранных в одном месте?

Наш бывший воришка промолчал, зато снова встрял эльф. Со смехом Филька объявил:

- Люде-ей? Несколько тысяч честных людей? Это вообще невозможно!

***

Мало-помалу беседа угасла сама собой, лишь Филька с Кендагом продолжали вяло перебрасываться репликами. Филька привычно поругивал род людской, его вероломство и неверность, Кендаг вяло спорил, не оспаривая самих упомянутых человеческих качеств, а лишь оправдывая их, как тактические приемы, "без которых с вами, хорьками лесными, дело иметь несподручно..." Постепенно спор вошел в накатанную колею - оба собеседника привычно повторяли одни и те же аргументы, что и всегда, их ежедневные перепалки давно не отличались разнообразием. Вообще эльф с орком не знали в последнее время другой темы для спора, кроме качеств людей. Внезапно их перебил вопрос Ннаонны, заданный весьма энергичным тоном:

- Эй, а куда мы, собственно, направляемся?

- В Ренприст... Наверное... - несколько удивленно ответил Ингви.

Вообще-то их дальнейший маршрут не обсуждался - просто все не сговариваясь продолжили двигаться в прежнем направлении...

- Почему это в Ренприст?

- Так ведь это... - подключился Никлис, - поиздержались мы в пути-то. Я так мыслил, твоя вампирская светлость, что в Ренпристе в этом мы какую-нито службу сыщем. Деньжат сшибем, а там уж и думать станем - куда далее нам податься.

- Ингви, ты обещал!..

- Видишь ли, Ннаонна, у нас действительно нет денег на дорогу... И как-то, честно говоря... - демон замялся, - я, знаешь... В Альду... У меня ведь договор с императором Элевзилем...

- Договор нарушен Кадор-Манонгом!

- Ннаонна, - вдруг неожиданно твердо заявил Кендаг, - мы совершенно не знаем, что происходит сейчас в Альде и в империи вообще. Нам нужно осмотреться и в самом деле подзаработать.

- Мы можем ограбить кого-нибудь, - без прежнего запала сказала вампиресса, - Никлис, стащи еще один кошелек! Филька, а у тебя не завалялось каких-то "трофеев"?

- Не-а, - сокрушенно помотал головой эльф, - и я согласен со всеми. В Ренприст. Кстати, это не он?

Впереди был виден какой-то город - стены, башни... В нескольких местах укрепления носили свежие следы огня и каких-то осадных работ. Почернели и были слегка повреждены... Однако в целом округа выглядела вполне мирно. У ворот, там, где участок стены был наиболее сильно поврежден, копошились несколько человек, приводя укрепления в порядок.

Друзья подъехали поближе.

- Эй, люди добрые, - окликнул работников Никлис, - а что за место это? Не Ренприст ли, город знаменитый?

- Это славный город Анрак, - откликнулся со стены старший строитель, - а Ренприст далее на восток по тракту. Еще двадцать пять километров проедешь и будет тебе твой Ренприст знаменитый, чтоб ему сгореть...

- А с чего ж так, мастер, ты его невзлюбил? - поинтересовался Никлис.

- А с того, добрый путник, что там кубло этих злыдней... Наемников, как они говорят - а я говорю "разбойников". Три дня назад, видишь ты, налетели эти злыдни, Мертвец с капитаном Трогом и его бандой. Говорят, что именем барона Логрента, а мне так плевать, чьим именем... - строитель сплюнул, - разбойники - они есть разбойники...

Никлис молчал, спокойно ожидая продолжения, а строитель, очевидно, был болтун. И обрадовался свежей аудитории:

- Вот... Налетели - едва мы успели ворота затворить и к графу гонца отправить. А они, злыдни-то, огни под стенами раскладывать стали, бревном в ворота колотить... Однако примчался граф Гезнур из своего замка Акенра, с ним его дружина. Отбил злыдней... А самого барона Логрента я и не видел там... Нет, не видел... Хотя, ежели призадуматься, так барон вполне мог эту свору на нас спустить... На императорское-то золото. Он ведь, барон Логрент, руку Элевзиля держит, а наш граф за короля Гюголана крепко стоит... Так что ежели и вы, путники, тоже собираетесь в разбойники подаваться - так на восток трактом езжайте. И до самого их змеиного кубла доберетесь...

Поблагодарив словоохотливого строителя, друзья двинулись по дороге в объезд города.

- Здесь ситуация ясна, - объявил Ингви, - королевская власть в Геве слаба, наемники служат тому, кто больше заплатит, бароны нанимают их на деньги Элевзиля, а графы (такие, как Гезнур Акенрский, граф Анрака) - на ворованные деньги. И все режут всех. Так что наемники требуются постоянно... И я обо всем этом скажу только одно. Тот, кто давал названия здешним местам, всяческим Ренпристам, Акенрам и Анракам - явно болел насморком...

И чихнул.

***

Гельда осторожно выглянул из-за груды камней, послужившей ему укрытием:

- Эй, лэрд, поосторожнее! Мои заклинания могли быть частично отражены железом, в которое одет этот болван!

- Ничего... - Каст перевернул лязгающего доспехами сэра Медра, нагнулся и кряхтя принялся извлекать безвольное тело из лат, - а я, признаться, думал, что твоя магия всегда разит наповал, маг Анра-Зидвер... Смотри-ка, действительно - жив... Вот незадача-то... Охо-хо...

Лэрд вытащил из ножен здоровенный кинжал и хладнокровно прирезал бесчувственного рыцаря. Затем вытер клинок пучком молодой травки, спрятал оружие и продолжил стаскивать доспехи - причем довольно уверено и ловко. Чувствовалось, что у лэрда была богатая практика в этом деле. Трудясь, Каст дой-Лан-Анар сопел и вздыхал - дородному горцу мешал живот.

Гельда приблизился еще на несколько шагов, поглядел на труженика и напомнил:

- Лэрд, ты мне говорил, что с этим рыцарем был оруженосец? Не хочешь что-нибудь сделать, чтобы спровадить его?

- Ты чего, маг? - горец прервал работу и бросил хмурый взгляд снизу вверх на колдуна, - какой "спровадить"? Прибить - в самый раз будет... Хотя, ежели ты и этого мальчишку жалеешь - так сам знаешь, что делать. Пошли своего призрака... Пусть напугает пацана...

- Фантома. Этот призрак называется "фантом".

- Вот и пошли этого своего "патома".

- Ладно... - Гельда побрел в Черную Башню. По пути он несколько раз оглянулся - лэрд Каст спокойно трудился, не поднимая головы.

А в долинке за перекатом Перт и юный оруженосец сэра Медра, усевшись на камнях, вели неспешную беседу. Оруженосец описывал последние их с господином приключения, особенно - поединок доброго сэра с Зеленым Рыцарем из Анновра, а Перт рассказывал о недавней стычке с Лан-Кайенами в Ущелье Гнома Арина. У юного горца выходило не так интересно, хотя, Авик, сын дой-Лан-Кайена наверняка бил секирой покрепче этого хренова Зеленого Рыцаря...

Вдруг из-за соседней скалы выплыл сгусток тьмы, вытянутая форма которого отдаленно напоминала человеческий силуэт. Скрипучим голосом тьма вещала:

- Где он?.. Где приспешник глупого рыцаря?.. - и слепо вихляла, тыкаясь в разные стороны...

- Ну все! Конец твоему сэру! - схватил Перт за руку своего собеседника. Бежать тебе надо, а не то призрак и до тебя доберется!.. Стой, ты куда?!

- В поселок... Там наше барахло осталось... Лошадь, вьюки...

- Дурак, уж тогда-то он тебя потом по дороге перехватит. Давай за мной, я короткий путь знаю через горы...

Перт знал, что делал. Сейчас он заставит пришельца попетлять по глухим местам, а затем выведет его, перепуганного и измученного, к дороге. Парень, натерпевшись страху, будет рад и счастлив, что унес ноги и остался цел и невредим - а значит и не вспомнит, что мог бы стать наследником своего незадачливого сеньора, убитого злобным магом...

Ну а дальше все пойдет как обычно, как было с оставшимся от прежних героев барахлом. Купец Агал возьмет доспехи и что там еще найдется более-менее ценного у покойника и загонит в Арстуте или еще где подальше, а коней латник Малогорского принца сведет на ярмарку в Дегер - и все шито-крыто. А роду Лан-Анар - сплошная прибыль. Все-таки лэрд Каст - молодец! Какая это была прекрасная мысль - сговориться с магом! Какая мысль... Ни у кого нет такого разумного лэрда, ни в каком роду - хоть все горы обойди!..

И с гордостью за своего лэрда Перт потащил бедолагу-оруженосца через скалы и ущелья, через ручьи и заросли колючек... Да еще так, чтобы по пути пару раз увидеть издали призрака, которого колдун сегодня до самого вечера станет гонять по горам. Нужно, чтобы этот малый из низин как следует натерпелся страху. Уж тогда он точно и думать забудет про свое добро...

ГЛАВА 12

Я помню райвоенкомат,

-В десант не годен,

Так-то, - говорят, - брат...

В.Высоцкий

Ренприст оказался маленьким городишкой, даже меньшим, пожалуй, чем Анрак, однако, в отличие от последнего, город пользовался "Вернским правом", то есть управлял им не граф, а выборный магистрат. Очевидно по этой причине городок и облюбовали для своего традиционного места сбора наемники. Знаменитые "гевские наемники", то есть профессиональные солдаты, родом из всех концов империи, да и из-за пределов оной. Согласно давней традиции они именовались "гевскими", однако продавали свои мечи любому, кто был в состоянии эти мечи оплатить...

Друзья легко миновали ворота - здесь не спрашивали, кто ты и откуда, стража в воротах всего лишь брала по мелкой монете с каждого, кто следовал либо в город, либо из него. Ежедневно сотни, а то и тысячи людей (да и нелюдей тоже) входили в Ренприст или покидали его. Гони медный грош, любой входящий-выходящий - а больше от тебя ничего не требуется... Следуя по главной улице, друзья вскоре обнаружили то, что искали - так называемый "трактир "Очень старый солдат". Так называемый - потому что размерами это циклопическое сооружение превышало любое другое здание в городе и поддерживалось, несомненно, не только за счет физических достижений зодчих, но и благодаря толике магии - без укрепляющих чар столь хлипкая постройка таких габаритов неминуемо развалилась бы...

Ингви задержался перед входом, разглядывая вывеску "Очень старого солдата". Изображение на ней - скелет в полном пехотном доспехе соответствовало названию заведения, да и истинному назначению тоже... Сегодня какой-то колдун-шутник, находясь, видимо, в игривом настроении, украсил картину, поместив в каждый глаз скелета по красненькому огоньку...

За дверью был своего рода предбанник, где посетителей встречал сам управляющий. Высокий и крепкий еще, пожилой мужчина, он был "украшен" многочисленными шрамами и увечьями, как то - отсутствие глаза, руки и прочее... Внимательно оглядев пришельцев, он сказал:

- Вы впервые в моем трактире. Желаете только взглянуть на это знаменитое заведение или же хотите сами вступить в гильдию?

- А это имеет значение? - спросил Ингви.

- Да. В зависимости от вашего ответа я велю предоставить вам место в гостевом углу или на площадке для новичков.

- Новичков?

- Новичков, - спокойно ответил управляющий, - независимо от того, в каких делах вам довелось бывать... Независимо от того даже, скольких противников каждый из вас укокошил - здесь вы новички. Вы ведь не гости, так?

- Да, мы хотим, как вы выразились, "вступить в гильдию". Или это требует исполнения каких-либо формальностей?

- Нет, никаких. Мне нравится ваша манера держаться - признаться, она выглядит лучше, нежели ваш вид. Вы не кажетесь достаточно крутыми... хотя... тут сидевший рядом с управляющим старичок что-то ему зашептал на ухо, - хотя один из вас - колдун?

- Есть маленько.

- Неплохо... Но здесь довольно много колдунов. И один из вас - эльф?

- И это есть...

- Уже лучше. Кстати, можете не прятаться под капюшонами. У нас здесь вольный город... Мы не соблюдаем ордонанс его императорского величества о сношениях с нелюдями. И многие другие ордонансы - тоже... И здесь как правило не имеет значения, что вы натворили в империи... Итак, мне нравится ваша манера. Поэтому предупреждаю - вас усадят за столик для новичков. Вас будут проверять. И от того, как вы пройдете проверку, зависит очень много.

- Что значит "проверять"? - быстро переспросил Ингви.

- Кто-нибудь из "середнячков" станет вас задирать, провоцировать... А драться у меня нельзя - это уясните крепко. Повторять не стану. Да, кто-то из "середнячков", тот, кто не новичок сам и имеет право проверять других... И не один из ветеранов - им это ни к чему... Вы должны будете пройти эту проверку... Да... Каждый прошел... Томен, проводи, - управляющий кивнул одному из нескольких парней, что отирались рядом с ним, ожидая приказаний.

- Спасибо за предупреждение, - кивнул инвалиду Ингви, направляясь следом за слугой.

***

Войдя следом за провожатым в главный зал, Ингви огляделся - помещение было поистине гигантским.

- Вот, почтенные, - принялся пояснять слуга с видом и интонациями профессионального экскурсовода, - изволите видеть наше заведение... Перед вами большая площадка для солдат. По правую руку от вас, где столы стоят по несколько вместе - это отряды наших капитанов, по левую руку - это для одиночек либо малых отрядов, вот навроде вашего... Дальше, на возвышении, ветераны, или иначе сержанты - они все одиночки, но стоят дорого. А ближе к левому камину, там - колдуны. Там у них свои забавы и свое общество... По левой стене - балкон. Там капитаны, оттуда они видят зал и своих солдат. А справа, еще выше - это балкон для нанимателей. Они выше всех сидят и могут и зал осмотреть, где солдаты и сержанты - и могут балкон капитанов также разглядеть. И выбирают, стало быть, кто им подойдет. Сегодня там никого особо интересного нет, да вы ведь новенькие - и вряд ли кому из больших особ приглянетесь... А вот и ваш стол. Прошу вас, почтенные.

- Наш стол? - скривилась Ннаонна. - Прямо посреди зала? Чтобы все на нас пялились?

- Именно так, ибо это стол для новичков. И пялиться станут непременно. Что заказать пожелаете?

- Садись, Ннаонна, - несколько резко бросил Ингви, первым занимая место за столом и с хрустом разминая пальцы.

Пока Кендаг, Филька и Никлис делали заказ, демон из-под капюшона, который все же не рискнул скидывать, быстро оглядел зал, прикидывая, откуда к их столу подойдут с "проверкой", о которой предупредил управляющий. При этом он машинально теребил перстень с янтарем, заряженным кое-каким набором заклинаний... Но пока было тихо... Немного расслабившись, Ингви еще раз, более спокойно, осмотрел зал. Несколько сот посетителей вели себя на удивление тихо - чинно сидели за столами, закусывали... Выглядели они очень даже колоритно и далеко не все являлись людьми. Приглядевшись, Ингви разглядел в темном углу компанию соотечественников Кендага. Ясное дело, это были гоблины - коренастые, с длинными руками и еще более зеленокожие, чем орки Короны Гангмара. Одеты они были в кожаные одежды, украшенные полосками меха и какими-то гирляндами. А неподалеку от них, среди солдат другого отряда, горой возвышался тролль. Тролль был небольшой, однако сидел за отдельным столом, ибо человеческая мебель для него была бы маловата.

Проследив взгляд демона, Кендаг заявил:

- Те орки, на которых ты смотришь - это не из владений Анзога, они даже вовсе не из Короны. Это, конечно, гоблины Гройга. Я что-то слышал о том, как Гройг поссорился со старейшинами и покинул леса... Вот, значит, куда он подался... Ингви, я заказал для них пиво. Как Лорд Внешнего Мира я...

- Кендаг, ты можешь угостить этих орков не как Лорд, а просто как их соотечественник, который почти год не видел земляков. А об этом тролле ты ничего не знаешь?

- Нет, ничего.

- Жаль... За время моего пребывания в Мире я как-то привык настороженно относиться к их племени. Хотя, правда, тролли не всегда... И к тому же один из них убил моего Уголька...

- Нет, я ничего об этом тролле не знаю. Странно только, что здесь нелюди сидят открыто. Это же империя? Или нет?

- И да, и нет... Король Гевы пока что не заявляет открыто, что рвет вассальную присягу - но в остальном старается досадить императору где только можно... Интересно, добился ли он выплаты тех ста тысяч, что я включил в договор с Элевзилем?..

- А сто тысяч - это очень много? - поинтересовалась Ннаонна.

- Это больше, чем ты в состоянии себе вообразить...

Беседу прервало появление слуг с подносами - сыр, мясо, хлеб, напитки. Ингви расплатился, стараясь делать это небрежно - сам же он с тревогой начал подсчитывать, на сколько вечеров такого ожидания клиента хватит их скудных ресурсов - цены в этом заведении были довольно высокими...

Из "отрядного" угла послышался шум - несколько десятков орков встали, отодвигая стулья, и отсалютовали стаканами Лорду Внешнего Мира - это был знак приязни и уважения, гораздо больший, нежели просто благодарность за угощение. Кендаг отсалютовал в ответ и горделиво напыжился.

Филька забурчал что-то себе под нос о народах, продающихся за дармовую выпивку...

***

В дом заходишь как

Все равно в кабак,

А народишко

Каждый третий - враг...

В.Высоцкий

- А что это у нас тута завелось? - вдруг прогремел за спиной Ингви чей-то нарочито грубый голос.

Демон оглянулся - к их столику приблизился крупный мужчина в потертой коже под пестрым плащом - типичный наемник. Несомненно, начиналась та самая проверка, о которой предупреждал управляющий - и "середнячок" все же подловил момент для того, чтобы возникнуть неожиданно... А солдат между тем продолжал:

- Это что же в "Очень старом солдате" у нас появилось-то? Очень молодой солдат появился!

Детина своей целью избрал Ннаонну, которая как раз подносила к губам стакан слабого светлого вина из южного Сантлака. Памятуя о своей неудаче с риодненским пивом, она заказала самый слабый и хорошо знакомый напиток... А солдат быстрым жестом сунул два грязных пальца в стакан девушки - вампиресса оторопела. А нахал уже не спеша облизал свою лапу и так же громко продолжил:

- Очень даже молодые солдаты - они сладкую водичку пьют, не вино, не пиво. Клянусь сиськами Гунгиллы! И правильно, мальчик, а то животик заболит, головка закружится... Пей водичку...

- Кровь твою сегодня выпью, - зашипела Ннаонна, змеиным гибким движением поднимаясь из-за стола. Сказано было неплохо, совершенно в духе места и обстоятельств - даже принимая во внимание отсутствие рекламы происхождения вампирессы...

Дальше все произошло мгновенно. Детина, удовлетворенный реакцией новичка, только вытащил пальцы изо рта, ожидая неспешного развития событий - обмена угрозами, "крутыми" фразами и прочего в этом духе. Ннаонна же действовала решительно. Она плеснула из своего стакана в лицо солдату, тот инстинктивно отшатнулся, отклоняясь назад - и тотчас же острый носок сапога девушки вонзился ему в пах. Солдат сложился было пополам, но его мгновенно распрямил удар кулаком в челюсть, нанесенный Кендагом. Перелетев через вытянутую ногу Фильки, солдат немного проехался по полу и затормозил у ног Ингви. Тот слегка хлопнул нахального наемника (который как раз начал приподниматься, хрипло ворча) по лбу тыльной стороной ладони - здоровяк опять брякнулся на пол и затих. Ингви быстро повернул перстень на руке и зашипел на своих соратников:

- Сели, сели!.. Все по местам... Продолжаем жрать... Спокойно продолжаем...

Тут же подскочили несколько слуг во главе с Томеном, которому управляющий, несомненно, велел быть настороже и приглядывать за новичками. Ннаонна не глядя протянула Томену свой пустой стакан:

- Еще стаканчик светлого сантлакского... Я свое разлила...

- Сию минуту... молодой господин... то есть госпожа... Сейчас принесут...

Ннаонна одарила слугу неопределенным взглядом и отвернулась. Тот что-то тихо пробормотал двум своим помощникам и кивнул в сторону лежащего солдата. Они ухватили наемника за руки и ноги, но Ингви остановил их величественным жестом:

- Не надо!... Пусть лежит... как реклама оказываемых нами услуг...

- Как прикажете... господин. У вас все в порядке?.. - вопрос был задан нерешительно.

- Да. Все в порядке.

Подбежал слуга с кувшином вина, наполнил стакан вампирессы и, поставив кувшин перед ней на стол, объявил:

- Наш начальник, мастер Энгер, пожелал угостить вашего юного...

- Юную! Я не мальчик, я девочка... - перебила слугу Ннаонна, - а за вино почтенному мастеру спасибо.

Слуги с поклоном удалились. Ингви проводил их взглядом и обратился к Ннаонне:

- Молодец. Этим вечером ты проявила просто удивительную сдержанность.

- Ага... Но я подумала, что если бы я прямо тут впилась ему в горло - это было бы как-то слишком...

- Ну да, думаю, что мы отреагировали должным образом... Хотя я, вообще-то, имел в виду не это, когда говорил о сдержанности...

- А что?

- Да твой ответ слуге. Обычно ты говоришь "я не мальчик, я девочка, дурак". А сегодня... Молодец!

Похвалу Ингви перебило некое утробное кудахтанье, донесшееся откуда-то сверху. Все как по команде задрали головы - над ними стоял тролль и вежливо откашливался, привлекая к себе внимание...

ГЛАВА 13

И польются легенды из сотен стихов

Про турниры, осады, про вольных стрелков...

В.Высоцкий

- Прошу прощения, - очень вежливо проговорил тролль.

В одной руке он держал свой гигантский стул, а в другой - ведро с ручкой, которое служило великану кружкой. Голос у тролля был густой и хрипловатый - и чувствовалось, что он сдерживается, стараясь говорить потише.

- Прошу прощения, - еще раз повторил тролль, позволено ли мне будет присесть к вашему столику? Без желания обидеть вас, я хочу заметить, что мое присутствие оградит в дальнейшем от подобных неудобств.

Тролль кивнул в сторону распростертого на полу "середнячка". "Неудобство" как раз в этот момент завозилось на полу и сонно причмокнуло губами.

- Эй, Торк, - гаркнул тролль, обращаясь к нахалу, усыпленному колдовством демона, - может тебе еще и подушку дать?

За соседними столиками раздались робкие смешки. Спящий, естественно, не ответил, а тролль пояснил:

- Завтра проснется, а ему расскажут. На некоторое время он угомонится, грубить станет реже. Вообще-то он неплохой мужик, Торк-то этот... Так позволите?

- Конечно, - ответил Ингви, сдвигаясь вместе со стулом в сторону, - прошу.

- Благодарю, - вежливо сказал тролль, усаживаясь и осторожно водружая на стол свой сосуд, - позвольте представиться. Тролль Дрымвенниль.

- А это троллиное имя? - тут же спросила Ннаонна, с любопытством разглядывая великана, - или эльфийское?

Филька нахмурился, но смолчал.

- Ну... - замялся тролль, - это, знаете ли, мое имя. Само это имя последняя шуточка моего родителя, да упокоит его твердь. Он служил Верховному Троллю Ырунгу и отважно бился рядом с ним... хотя и был мал ростом. Дродмын-Шутник его звали... Очень остроумный был тролль - в этом все сходятся, даже его враги.

- Должен заметить, что вы унаследовали его остроумие. Очевидно в ответ мы должны представиться... Я - э-э-э... Воробей. Мои друзья...

Тролль поднял ручищу протестующим жестом:

- Я понимаю. Вы желаете сохранить свои настоящие имена в тайне. Это мне знакомо и я не обижусь, если вы не представитесь мне, ибо не все попали в Ренприст так же мирно, как и я. И многие здесь пользуются кличками.

- А почему вы здесь, уважаемый Дрымвенниль? - спросила Ннаонна, тролль ее явно заинтересовал.

- Ну, во-первых, из-за родителя. Он держал, как здесь выражаются, руку прежнего Верховного Тролля и был убит приспешниками Гретыха. После его героической кончины я сбежал, поскольку Гретых победил. При помощи императора, как вы, вероятно, слыхали. Нынче, правда, объявился законный наследник... Но мне в драку лезть там несподручно - очень я маленький. В бою меня затопчут попросту... Ну да, маленький, - пятиметровый тролль сокрушенно вздохнул, - это здесь я страшный великан и все такое прочее. Потому сюда и подался - лучше быть самым большим на чужбине среди людей, чем самым маленьким дома, если там война. Ну а вторая причина - это, конечно, мой нрав. Шутить люблю. А у нас, у троллей, это как-то не принято. Понимаете? Ну вот... Я потому к вам и попросился за столик, что заметил настоящее остроумие... Да и нелюди среди вас есть. Простите, если я что не так сказал, никого обидеть не хочу, но люди относятся ко мне как? Смотрят, что большой - ага, значит, дурак.

- Не беспокойтесь, - ухмыльнулся Ингви, - и перестаньте все время извиняться, уважаемый господин Дрымвенниль. За нашим столом вы найдете полное понимание. И шутки мы любим, и нелюди среди нас... гм... есть. И советы дружеские нам нужны. Вот я, кстати, сразу же хотел бы задать несколько вопросов... Мы ведь здесь считаемся новичками... К примеру эта история с Торком - мы правильно поступили, что отделали его все вместе? В смысле, все на одного?

- Правильно. Он ведь понимал, что задирает вас всех, если к самому младшему пристает. В том же его интерес и есть, чтобы показать, что он один не боится пятерых! Если бы вы ему спустили - его статус здесь несколько увеличился бы. Ну и рисковал он соответственно...

- А что это, насчет статуса? - спросила любопытная Нноанна.

- Торк - неплохой боец, но ему нужно сильно отличиться, чтобы стать сержантом, таким как Мертвец, или Огненный Горн, или, к примеру, Дольт Убийца Гномов. Только они все прославились в боях, а Торк думает здесь отличиться.

- А вы - сержант? - глаза Ннаонны прямо-таки светились от любопытства, ей хотелось знать все и сразу.

- Я-то? - тролль несколько смутился, - сказать вам по правде, так я почти не сражался-то еще толком. Зачем? Мой капитан так ловко всегда обставляет дело, что ему достаточно меня показать - и враг сдается. Такой он хороший полководец, капитан мой - поэтому я с ним держусь. А в сержанты, то есть в одиночки - нет уж, не хочу. Мне с моим капитаном и так хорошо.

- А кто ваш капитан?

- Он, как и вы, лицо не открывает. А зовет себя - капитан Борода. Да вот он сам.

В зал вошел крупный мужчина в кожаной маске, закрывающей верхнюю часть лица. Нижняя была скрыта не менее надежно густой бородой - темной с проседью. Он огляделся, затем его взгляд остановился на заметной фигуре тролля. Мужчина направился к столику новичков, но подойдя поближе вдруг резко остановился, словно налетел на невидимую преграду и замер в неестественной позе. Спустя минуту он позвал:

- Дрым, - и добавил несколько слов на языке троллей. Затем быстро вышел.

- Хорошо, - ответил Дрымвениль и проводив мужчину взглядом, пояснил, - он знает наш язык, это еще одна причина, по которой я держусь с ним. Приятно иногда услышать родную речь... А вас он, похоже, узнал.

- Да и мне он показался знакомым, - медленно произнес Ингви.

***

Несколько минут все молчали, потом Ингви попросил:

- Дрымвенниль, вы наверное можете рассказать много об этом месте и его героях. А нам все интересно...

- Вот, к примеру, эти сержанты - кто они? - подхватила Ннаонна.

- Сержанты - это те, кто один стоит нескольких простых бойцов. Стоит - я имею в виду не только их боевое умение. Они и с заказчика берут в несколько раз больше, чем тот же Торк. Все они так или иначе прославились какими-то подвигами...

- Ну вот хотя бы те, о ком вы упомянули - Мертвец, Огненный Горн и Дольт Убийца Гномов. Кто они?

- А-а-а... - огромное лицо тролля расплылось в улыбке, - это наши легендарные герои! Каждый из них может стать прообразом самого популярного романа... или самого крутого приговора имперского судьи - это уж кому как нравится. Кстати, Мертвеца уже несколько раз приговаривали к смерти за всевозможные подвиги. В последний раз его сжигали живьем за осквернение святынь. Это когда он служил графу Тримпту против монастыря блаженного Ронвина.

- Сжигали живьем? - переспросила Ннаонна.

- Да - и почти совсем уже сожгли... Но этот парень отличается сверхъестественной живучестью. Я даже иногда сомневаюсь, человек ли он. Вешали его как минимум дважды - в последний раз я сам вынимал его из петли после того, как он провисел минут пять, наверное... Да, пожалуй, не меньше...

- И он остался жив?

- Да вон он сидит - живехонек! Во-он тот, бледный и тощий, возле самого камина.

- Интересно, а такая близость огня не навевает на него неприятных ассоциаций? - пробормотал Ингви.

- Он говорит, что никак не может отогреться с тех пор, как его топили в проруби. У вашей барышни я подмечаю большой интерес к Мертвецу.

- Ее тоже как-то раз почти сожгли заживо. После того, как проткнули насквозь. Почти, - Ингви спокойно поглядел на тролля.

Тот почему-то смутился и быстро продолжил:

- А вон тот верзила рядом с ним - Дольт Убийца Гномов. Это, так сказать, классический пример сержанта. Его отряд попал раз в окружение - гномы крепко прижали их в каком-то ущелье у северных границ Фегерна. Спасения не было - и Дольт (он уже тогда был сержантом, но отрядным) предложил гномам, что сразится в честном бою один на один с кем-то из них. И если победит - всем дадут уйти. Гномы, естественно, согласились - и Дольт пришил какого-то их бойца. Причем, что удивительно, действительно в честном бою. Случай небывалый - человеку вообще обычно не под силу пришить гнома в поединке, а Дольт уделал не просто гнома, а их отборного силача, который сам вызвался на поединок! Ну, отряд был спасен и, конечно, плату за то дело все солдаты отдали Дольту.

- Справедливо, - вставил Кендаг.

- Конечно справедливо, ибо проиграй Дольт - они бы все там и полегли бы, в том ущелье... На эти деньги он собрал свой отряд, думал стать капитаном. Но насколько он был хорош как боец - настолько же оказался и плохим начальником... В первом же деле его отряд попал в засаду, их окружили - и Дольт снова вызвал на поединок чемпиона гномов. Этот прекрасный пример благородного самопожертвования подпорчен лишь одним обстоятельством - он снова победил! Странно, но то, что было не под силу никому - ему удалось дважды. Когда я говорю "не под силу никому" - я, конечно, имею в виду людей... тролль горделиво расправил плечи, - ну, в Ренприст Дольта после этой схватки принесли скорее по частям, нежели "одним куском". Мертвец лично взялся его пользовать и даже отказал нескольким выгодным нанимателям, пока лечил своего приятеля... Но с его помощью Дольт совершил третий подвиг - выжил после второго. Теперь он больше не пытается стать капитаном - вот я и говорю, что он - классический сержант. Ну и конечно после этого он заработал прозвище "Убийца Гномов".

- А Огненный Горн? - не отставала Ннаонна.

- А Огненный Горн, - вдруг гулко захохотал Дрымвенниль, - это и есть гном!

***

Выходили на просцениум

Два усатых молодца,

И восторженная публика

Им кричала - браво, бис!

В никуда взлетали голуби,

Превращались карты в кубики,

Гасли свечи стеариновые

Зажигались фонари!

Эйн, цвей, дрей!

А.Галич

Вентис держался позади своего наставника, время от времени приближаясь и подавая Керкесу нужные инструменты и аксессуары. Представление шло своим чередом - маг вытаскивал кроликов из пустых кувшинов, цветные ленты из рукавов и выпускал голубей из шапки. Все это, естественно, сопровождалось хлопками, свистками и снопами разноцветных искр...

Вдруг Вентис насторожился - его наставник вытряхнул из рукава мышку. Вроде бы ничего, но... зверек был магический. Не подсаженный заранее в специальный кармашек, а сотворенный при помощи заклинания. Перехватив взгляд ученика, Керкес-дорожник подмигнул и снова сорвал с головы шапку. Из шапки вверх взмыли десятки голубей. Десятки сотворенных волшебством птиц - светящихся и сыпящих разноцветными искрами при каждом взмахе полупрозрачных крылышек!

Даже деревенская ведьма может сотворить мышку - если поднатужится и тщательно подготовится или если, скажем, у нее имеется соответствующий амулет, изготовленный знающим колдуном. Но вот так, без подготовки - что называется, сходу - состряпать этих птичек! И в таком количестве... Керкес снова подмигнул. Вентис постарался не реагировать, как и положено дисциплинированному ученику чародея. Впервые с той памятной встречи на дороге его учитель приоткрылся - продемонстрировал свои выдающиеся способности. А сам учитель тем временем продолжал нехитрые трюки перед местными крестьянами, набившимися в этот сарай, поглазеть на бродячего фокусника и кудесника...

А вот теперь... Вентис, задумавшись едва не прозевал свой очередной "выход" - быстро и ловко подать Керкесу "пустой" мешок, из которого тот начнет доставать ленты и платки. Это был довольно ответственный момент - потому что многое зависело от здешнего парнишки, которого перед началом своего выступления они подрядили за два гроша. Мальчишка не сплоховал - точно в нужный момент выскочил, словно сам разглядел секрет - и схватил за мешок, который Вентис передавал магу. Мальчишка дернул, показывая, что мешок двойной - и во втором отделении как раз не пусто. Все зрители дружно покатились со смеху - вот мол, как наш пацан фокуснику нос утер!

Керкес-дорожник махнул рукой, изображая, что он расстроен проницательностью здешней публики, рассмеялся вместе со всеми и завертелся на месте, щедро рассыпая свои мишурные искры... Это "разоблачение" было необходимым и важнейшим элементом всех их выступлений. После него - без осечки - лучше подавали и угощали. И не смотрели косо, как на чернокнижников и прощелыг. Мол, это же здорово, что наши мага "раскусили", а он ничего, нормальный мужик - вон, тоже смеется...

После окончания шоу Керкес, утирая пот, заглянул в мешок, куда Вентис принимал от крестьян "гонорар", и спросил:

- Ну что, ученик, как тебе сегодняшнее выступление?

- Мышь и голуби были магические, - спокойно ответил юноша.

- Верно. Сегодня займемся с тобой сотворением магических тварей. Запомни этот день. До сих пор я приглядывался к тебе, "Томен". Или Вентис? Ладно, не смущайся. И не обижайся на меня, друг мой. Прошлой ночью, пока ты спал, я наложил некоторые чары и расспросил тебя. Теперь кое-что знаю. Зато теперь я вижу, что ты подходишь для меня, ученик. С этого вечера я начну наставлять тебя по-настоящему... Итак...

ГЛАВА 14

- А-а-а... Что, собственно смешного? - задумчивым тоном поинтересовалась Ннаонна. Смех тролля показался ей подозрительным.

Ее друзья уже знали, что такая задумчивость у девушки вполне может предшествовать грозе, но тролль, хотя и плохо знакомый с характером вампирессы, ответил в примирительном духе:

- Прошу прощения. Я как-то с вами настолько хорошо себя чувствую, даже постоянно забываю, что говорю с новичками... Дело в том, что вы вряд ли встретите здесь другого гнома. Они, конечно, трудятся в империи, как строители и кузнецы - с разрешения его императорского величества... Но едва лишь птичка пропоет им на ухо, что намечается очередная войнушка с Великой империей или хотя бы пограничный конфликт - они спешат в свои горы, чтобы вступить в войско. Ну не птичка пропоет, а что там у них в подземельях - летучая мышка... Гномы - всегда готовы враждовать с людьми, потому что им невыносима даже мысль о гегемонии империи в Мире. Словом, гном в армии людей, даже в вольном отряде - дело небывалое. Правда, и сам этот наш гном - тоже необычный. Я как увижу его - всегда смех разбирает...

- А что же в нем такого необычного? - Ннаонна вновь загорелась любопытством и глазела на приземистого длиннобородого крепыша, державшегося особняком, что выделяло его даже среди сержантов - одиночек.

- Хо, необычного, - Дрымвенниль картинно закатил глаза, жест выглядел у этого создания весьма комично, тролль успешно копировал человеческую мимику, начнем с его имени... Ежели мое имечко - предел оригинальности и, повторюсь, вершина остроумия моего геройского родителя, так его имя - наоборот. Он велит называть себя "Фирин Огненный Горн". Огненный Горн, видите ли! Это гном-то! Ха-ха-ха! Да они же все кузнецы! Даже сам их король Подгорного Царства нет-нет да и станет к огненному горну, нет-нет да и скует чего-нибудь... Смехота... Для гнома прозвище "Огненный Горн" - это все равно что прозвище "бородатый карлик - зазнайка"... Это как если бы я назвал себя, прошу прощения, Каменная Задница.

Тут тролль для наглядности приподнялся и хлопнул себя по упомянутой части тела. Действительно, каменной - как и у любого тролля. Ннаонна хихикнула, Филька откровенно расхохотался, а Дрымвенниль, довольный произведенным эффектом, продолжил:

- Понятное дело, имя это не настоящее... А настоящее... Эх, да что скрывать - все равно здесь это известно каждому булыжнику... О, прошу прощения, люди говорят "известно каждой собаке"...

- Дрымвенниль, вы постоянно извиняетесь, - улыбнулся Ингви, - это что тоже юмор?

- Да какой там юмор, - сокрушенно махнул рукой тролль, - это уже привычка у меня такая. Люди - они же как? Видят, что я такой большой и при каждой моей шутке сами себя начинают убеждать, что я над ними издеваюсь. А я просто шучу. Вот и приходится давать им понять, что не хочу ничего такого... Даже вы заметили - я как пошучу, так тут же и извинюсь...

- М-да... похвальное миролюбие... Однако речь зашла об этом знаменитом гноме...

- Его настоящее имя - Вабидус. Итак, - тролль заговорил картинно-торжественным тоном, - вы зрите пред собою несчастного Вабидуса. Того самого полководца, что был вынужден сдаться имперскому маршалу, чтобы спасти жизни восьмисот бойцов, что были с ним... Сам Грабедор признал, что на нем нет вины, однако Вабидус вбил себе в башку, что это из-за его оплошности армию окружили. Он дал великую клятву (а у гномов с этим серьезно), что не возвратится в родные горы, пока не смоет свой позор... свою вину... Словом, пока не смоет потоками человеческой крови. Ну а где он может кровь человеческую лить успешнее, чем здесь? Кто лучше всех истребляет людей? Люди! А наемники редко сидят без дела... Вот он и ошивается здесь под вымышленным именем. Под вымышленным, понимаете ли, именем!

- Но если Грабедор не считал его виноватым... - проговорил Ингви.

- Ага, только на самом деле кругом его вина была - так мой капитан говорит, а уж он в этом понимает! Просто тогда как раз Гравелин Серебро попал в немилость, вот Грабедор и поставил командовать Вабидуса. Тот, конечно, оплошал, а Грабедору что же - признавать, что без опального Гравелина он не смог обойтись? Вот он и сказал - мол, не виноват Вабидус. Судьба, мол... Не повезло, мол... Но кто знает - тот знает. Война проиграна по вине Вабидуса. Так вот и вышло, что этот самый Вабидус служит наемником людям. Но у него всегда условие - нанимается только против людей же. А больше вы гнома-наемника не встретите.

- Эльфов я здесь тоже не вижу, - заметил Филька.

- Ну а я одного вижу, - спокойно ответствовал Дрымвенниль, - даже за одним столом с ним сижу. Прошу прощения.

- Ну, я!.. - надулся Филька. - Я-то...

- Эльфы иногда появляются. Есть и сейчас еще один, - успокоил эльфа Дрымвенниль, - теперь его в Ренпристе нет, он нанялся куда-то на запад империи... Ох и типчик, я вам скажу, страшненький!

- Эльф - страшненький? - усомнилась Ннаонна.

- Откровенно говоря, я сам его побаиваюсь. Вот вернется с дела увидите...

***

Беседу прервал взрыв хохота и воплей, донесшийся из дальнего угла. Там за вечер постепенно собралась довольно большая толпа, которая теперь начала медленно расползаться.

- Колдуны... - пояснил Дрымвенниль, - это их угол. Там у них какие-то забавы, что-то вроде соревнований.

- Неужели это все колдуны, - кивнул Ингви на расходящихся из угла наемников.

- Нет, конечно, колдунов там меньше дюжины. Но посмотреть на их поединки собирается множество любопытных. Кто-то даже держит пари, на колдунов делаются ставки. А я, признаться, - тут тролль потупился, - побаиваюсь даже близко к ним подойти. Не понимаю я этой магии. И как по мне - так магия все портит.

- Естественно, - кивнул Ингви, - если бы не магия, то тролли стали бы самыми сильными существами в Мире.

- Дело даже не в этом... - начал было тролль, но смолк, а затем улыбнулся, - хотя нет, конечно, дело в этом. А что, скажите на милость, хорошего в том, что крошечный человечек одолевает могучее и грозное существо одним лишь произнесенным словом?

- Это точка зрения тролля, существа могучего и грозного, - ухмыльнулся Ингви, - а если глянуть с позиции крошечного человечка - могут найтись аргументы насчет того, что хорошего в такой ситуации.

- Должно быть вы правы, - тролль слегка развел ручищами (насколько позволяло ограниченное пространство за столом), - так ведь большинство бед этого Мира проистекает из того, что поставить себя на позицию противника не хватает ни желания, ни сил... Ни времени... Однако что-то сегодня посиделки затянулись. В вашей компании время бежит незаметно... А мне уже пора.

- М-да, - неопределенно промычал Ингви, - а не подскажете ли, Дрымвенниль, где бы нам заночевать?

- Да прямо здесь, в "Солдате". Комнаты сдаются - даже такие комнаты, что вместят целый отряд. Ну а уж для вас конечно сыщется помещение...

- Сказать откровенно, - заметил Кендаг, - мы сейчас не при деньгах. А цены здесь, насколько я понял, высоки.

- Это цены на жратву высоки. А жилье - как везде. Ведь если жилье станет дорогим - так и жить - а значит и столоваться - вся здешняя братия будет в другом месте. Так говорит мой капитан. Вы понравились мастеру Энгеру поговорите с ним. Глядишь - он и в долг вам поверит. Ну, счастливо оставаться, - тролль принялся осторожно выбираться из-за стола, - спасибо за гостеприимство.

- И вам спасибо, Дрымвенниль, за ваши интересные рассказы, - откликнулся Ингви.

- Да-да, - подхватила Ннаонна, - спасибо! Было уж-жасно интересно...

Тролль отнес стул на прежнее место и аккуратно пристроил возле своего великанского стола. Затем он не спеша направился к выходу. Шел Дрымвенниль медленно и с достоинством, наверное боялся что-нибудь задеть по дороге. Земля слегка подрагивала при каждом его осторожном шаге.

Едва тролль покинул зал, в дверях показался один из старших слуг команды Энгера.

- Уважаемые мастера, - громко провозгласил он, - только что зал нанимателей оставил последний клиент. Так что сегодня найма не предвидится. Тех, которые по делу, о сем извещаем, а тех кто желает пить, отдыхать приглашаем и далее быть гостями "Очень старого солдата".

Затем слуга отвесил поклон и удалился.

- Ну что, - обратился Ингви к своим друзьям, - на сегодня вроде бы все. Будем считать, что дебют прошел успешно... Ну так что, обратимся к мастеру Энгеру насчет жилья?

- Ага, - впервые за весь вечер подал голос Никлис, - самое время подумать, слышь-ка, о грешном, но необходимом! Это...

- О, заговорил, - улыбнулся Ингви, - Никлис-то наш заговорил. А то весь вечер сидел как сыч, молчал. Что это ты молчал, Никлис?

- Так это... С большого ли ума мне было встревать-то? За столом у нас, слышь-ка, окромя меня, человеков-то и не было... Так я подумал - уж ладно, помолчу, а нелюди пусть потешатся... Это...

- А мне другое интересно, - заявила Ннаонна, - этот капитан Борода - кто он?

- А ты не узнала? - Ингви даже приподнял брови.

- Нет. Так кто он?

- Тот самый гвардейский капитан, - вставил Филька, - что мариновал нам мозги после битвы под Арником, вот кто!

***

- Хм-м, - задумчиво протянул Кендаг, - я вот тоже подумал, где это мы с ним встречались. Действительно, он. И как это его сюда занесло?..

- Ну, как раз это я могу понять, - заявил Ингви, - у них там с маршалом Каногором что-то вроде соперничества было. Точнее, не соперничество, а зависть этого маршала. Мол, кто из них больше сделал для победы над Вабидусом. Вот над этим самым, значит, который Фирин Огненный Горн. Говорили, что капитан этот...

- Капитан Брудо ок-Икерн! - торжественно заявил Филька, имея в виду прихвастнуть своей нечеловеческой памятью.

- Ну да, капитан бил гномов раз за разом, а маршал сидел в лагере и ждал, потом дождался и принял капитуляцию у Вабидуса - после того, как положение гномов стало безвыходным. Но знали об этом все, кто был там, на войне... И уж этого маршал капитану простить не мог. Поэтому и оговорил его при дворе сказал, что, дескать, капитан виноват в Арникском поражении. Капитан сбежал и нашел, как видите, применение своим талантам здесь, в Ренпристе. Но ходит в маске, поскольку в империи несомненно все еще числится в бегах.

- Ты хорошо осведомлен, Ингви, - заметил Кендаг.

- Да. Благодаря тому, что периодически вскрывал кубышку с секретами имперского двора.

- Это как? - заинтересовалась Ннаонна.

- Это так, что я расспрашивал карлика Коклоса. Он знал все о подковерных интригах, но его, малыша, никто не принимал всерьез. И поэтому стоило отнестись к нему с уважением, поговорить по-хорошему - он и выбалтывал массу тайн... Впрочем, он был довольно интересным собеседником - и по-настоящему остроумным. Вот бы свести их с господином Дрымвеннилем, до чего бы славная вышла парочка - карлик и великан... Ну ладно, капитан Брудо... капитан Борода нас не выдаст, потому что ему не захочется объяснять, при каких обстоятельствах мы с ним познакомились. И мы будем молчать...

- Это... - вмешался Никлис, - твое демонское, все это очень даже интересно, но не мешало бы и о ночлеге позаботиться.

- Да, ты прав, человек, - ухмыльнулся Ингви, - пойдем, что ли, к мастеру Энгеру проситься на постой?

Переговоры с управляющим прошли успешно - друзья задешево получили комнату, одну из многих, сдающихся внаем в этом заведении. Вручая друзьям огромный ржавый ключ, Энгер торжественно объявил:

- Первый вечер вы провели неплохо, но помните - вы все еще новички и все поглядывают на вас. Да-да, я не шучу. Время от времени каждый бросает взгляд через плечо в вашу сторону, ведь кому-то придется вскоре биться с вами заодно или же против вас, так что вас оценивают, - Энгер подумал немного и закончил, - ну, желаю вам удачи, новички...

- Спасибо, - кивнул Ингви.

- И за вино спасибо, - добавила Ннаонна.

- Добро пожаловать в "Очень старый солдат", - отозвался ветеран, - должен сказать тебе, юная дева, что у нас тут бывали всякие бойцы, бывали и женщины-наемники... И я до сего дня думал, что видывал все. Но теперь могу сказать, что не встречал еще, чтобы столь молодая и милая дева была столь ловкой и прыткой в мужском деле.

Ннаонна зарделась от смущения и скромно потупилась, а Ингви шепнул Кендагу:

- Если бы этот обходительный мастер Энгер знал, насколько редкое зрелище открывается ему прямо сейчас. Сказать бы ему, что он видит румянец вампира... Но мы не скажем об этом, нет!

Кендаг, как обычно невозмутимый, кивнул:

- Конечно не скажем.

И друзья отправились вслед за слугой с факелом, которому было поручено проводить постояльцев вокруг огромного здания в снятую ими комнату. Комната оказалась тесной, темной, но чистой. Очевидно ее тщательно отмывали после предыдущих постояльцев...

ГЛАВА 15

На следующий день нас отыскал тролль Дрымвенниль и торопливо попрощался, объяснив, что его капитан нашел непыльную работенку - исполнение охранных и представительских функций. Какому-то вельможе для пущей важности потребовалось, чтобы его в охране состоял тролль - словно в императорской страже. Так что Дрымвенниль спешно отправляется к новому месту службы и заскочил попрощаться, чтобы не выглядеть невежливым и не терять новых друзей. Уже потом, в большом зале "Солдата" я услышал обрывок чужого разговора какой-то наемник говорил своему приятелю, что капитан Борода, мол, прежде всегда ценил свои услуги дороже. Хотя с другой стороны на этой службе невелика вероятность участия в настоящей схватке, так она и должна быть дешевле ... Тем не менее я понял так, что капитан просто смылся подальше от нас и от наших о нем знаний - под первым же благовидным предлогом...

А мы все так же каждый вечер исправно являлись в большой зал, занимали свой столик посреди "площадки новичков" и ждали... Со временем я немного разобрался в том, как выглядит сам пресловутый найм. Потенциальные клиенты, сидя на своем самом высоком балконе, высматривали солдат и командиров, соответствующих их запросам. Кое-кто из них появлялся и в зале - в углу, отведенном для гостей. Я бы сказал, для туристов - ведь "Очень старый солдат" являлся еще и экзотической достопримечательностью. Время от времени в двери зала входил какой-нибудь капитан и вызывал солдат своего отряда - это означало, что его посетил заказчик на "балконе капитанов" и дело сладилось. Иногда, если клиент был небольшой сошкой, он сам являлся в большой зал и вел переговоры с наемниками, не входящими в отряды. Иногда кто-то из сержантов или просто авторитетных ветеранов объявлял, что формирует свой отряд - как правило для какой-то непродолжительной службы. Если же заказчик являлся важной персоной - от его имени в зале вели переговоры подставные лица либо кто-то из подручных Энгера.

Нас все это не касалось - мы были новичками. Пока еще не настало лето и наемники в зале торчали в избыточном количестве - все предпочитали испытанных бойцов, раз уж есть выбор. Все это мне объяснил Энгер и советовал набраться терпения - вот, мол, через месячишко... А я слушал его увещевания и тем временем все время ощупывал полупустой кошелек. Как все было просто в "диких" землях! Кончились деньги - так валяй, ограбь кого-нибудь... А здесь все иначе - зарабатывать допустимо только дозволенными и традиционными способами. Можно было, к примеру, выяснить, какие забавы у здешних чародеев и принять в них участие - тем более, что при них каждый вечер действовал своеобразный тотализатор, но мне не хотелось раньше времени мелькать в углу чародеев. Там меня могли слишком легко разоблачить, а этого не хотелось...

Наконец однажды (шла уже вторая неделя нашего пребывания в Ренпристе) и нам улыбнулась удача. Мастер Энгер прислал за мной слугу - просил подойти для беседы. Нам необычайно повезло, кстати, что управляющий проникся такой исключительной симпатией к Ннаонне. Его улыбки, мелкие знаки внимания, постоянные одолжения всей нашей компании в целом - все это нельзя было интерпретировать иначе, как проявление симпатии к нашей "юной деве". Не ухаживание в банальном смысле, ни в коем случае. Просто этот пожилой человек... ну не знаю... Лично мне кажется, что Ннаонна ему кого-то напоминала, или, скажем, будила какие-то давно позабытые воспоминания, давно оставленные мечты. Наемники (так же, как и моряки) - внешне суровые и нарочито грубые люди, но в душе - неисправимые романтики. Скажу более - в определенной ситуации они все как один становятся слащаво-сентиментальными. Так получается лишь потому, что эти необразованные, грубые люди не могут по-другому дать выход своим душевным порывам. Они (я опять-таки имею в виду как наемников, так и моряков) имеют куда больше свободного времени и у них куда более широкий кругозор, чем, к примеру, у крестьян, погруженных в свою тупую монотонную работу и не поднимающих глаз выше крошечного клочка земли. При этом если так называемые "благородные" люди имеют доступ к некой культуре (пусть это даже всего лишь "Гвениадор и Денарелла" или парадоксальные проповеди столичных священников), то моряки и наемники лишены даже таких крох. Вырванные из круговерти простого грубого быта, поднявшись над ним, они не могут выразить свои вновь пробуждающиеся мечты и стремления иначе, чем смесью сентиментальности, слезливости и робости, прячущейся под маской показной свирепости и равнодушия... Здесь все играют в "крутых парней", скрывая нежные томления и возвышенные мечты. Вот так и наш управляющий - его отношение к Ннаонне очень даже хорошо укладывалось в эту схему...

Итак мастер Энгер вызвал меня для беседы и объявил:

- Вот что, мастер Воробей. Тут намечается кое-какая работенка. И я готов вам поспособствовать в найме, но... Сам не могу решить, стоит ли вам за нее браться...

***

И слава богу, к тому же платят,

Пускай немного - на пиво хватит...

М.Щербаков

- Браться за работу нам стоит, очевидно, - промямлил я, удивленный таким вступлением, - а в чем собственно сложность ситуации? Что не так?

- Не так, - строго посмотрел на меня управляющий, - просто-напросто все. Предстоит принять участие в распре между монастырем блаженного Лунпа, что в Дриге - и Гевским епископом. У епископа, понятное дело, свои вассалы и латники, а вот настоятель прислал сюда своего монашка - тот торчит на балконе, нянчит единственный стакан пива весь вечер и высматривает тех из парней, кто одет беднее. Потом пристает ко мне и канючит - просит подсказать, как бы нанять кого подешевле. Это длится третий вечер и поп мне уже надоел. Вам, новичку, я объясню, что мне не нравится здесь, поподробнее.

- Извольте...

- Во-первых, встревать в поповскую распрю - гиблое дело. А кто не верит мне - пусть спросит Мертвеца, тот расскажет, что у попов самые поганые способы расправы с пленными... Да-да, вы не собираетесь попадать в плен! Мертвец тоже не собирался... Вообще, с попами иметь дело скверно. Во-вторых, приняв сторону дригского монастыря, вы рискуете вызвать недовольство кого-то из наших, гевских, сеньоров. Это может плохо отразиться на вашей дальнейшей карьере... хотя и не обязательно. Соседи епископа могут даже обрадоваться, ежели ему кто-то прищемит нос... Не такие уж у нас и патриоты, чтобы крепко сочувствовать епископу. Но все же... В-третьих, монастырь заведомо слабее епископа, а тому может и помочь кто-то из придворных, а то и сам старик Гюголан - речь-то идет о территориальных претензиях, а то, что оттяпает у Дрига гевская епархия - то, считай, оттяпала Гева. Его величество может рассудить именно так. Стало быть, придется служить слабой стороне. Ну и в-четвертых - это то, что поп собирается мало платить, а значит - позаботится о том, чтобы его наемников в конце концов перебили. Тогда ведь платить не надо вовсе, верно? Ежели взвесить все это - так и задаешь себе вопрос, а стоит ли брать эту службу?..

- Спасибо за предупреждение, мастер Энгер, но я, пожалуй, соглашусь служить монастырю. В карманах гуляет ветер - и значит раздумывать нечего.

Управляющий уставился мне в глаза (вернее, в тень под капюшоном), помолчал с минуту и заявил:

- Ежели дело только в этом - то я могу открыть вам кредит. Или одолжить некоторую сумму - как пожелаете.

- Еще раз спасибо. Но мы не можем воспользоваться вашим великодушным предложением.

- Ну коли так... Я пошлю за этим попом - поговорите с ним. Он собирается нанять несколько десятков солдат, во главе с каким-нибудь сержантом подешевле, - Энгер ухмыльнулся, - он желает всего подешевле... Так я скажу ему, что вы командир с опытом. Остальных солдат наберете сами, я помогу...

- Да, я согласен - если вы поможете. Пойду предупрежу своих.

- Предупредите. Потом возвращайтесь ко мне - я вызову попа сюда... И берегите девочку, мастер Воробей.

На переговоры я позвал с собой Никлиса, чтобы было с кем советоваться. Попик оказался маленьким, толстеньким и вертлявым субъектом, немного напомнившим мне Проныру. Он сразу же заявил, что платить собирается по минимуму.

- Ибо вам предстоит защищать правое дело и послужить к пользе нашей святой матери-церкви, - назидательно поднял клирик свой пухлый палец, - и в итоге вашей службы каждый получит отпущение грехов. Полное и бесплатное отпущение грехов!

Бедный маленький попик - он, кажется, всерьез полагал, что отпущение может компенсировать нам отсутствие денег.

- А что вы понимаете, отец, под минимальной оплатой? - все же поинтересовался я.

Он понимал один грош в день на рыло и кое-какая премия в конце. Никто здесь не взялся бы меньше чем за пять - даже сейчас. Пришлось объяснить попу, что если я приму такие условия, меня вышибут из гильдии - за демпинг и развал рынка.

- Защита правого дела и отпущение грехов нас интересуют меньше всего, объявил я, - а из всех благ святой матери-церкви нас интересуют только ее денежки. Поговорите об этом с моим помощником.

Я натравил на попа Никлиса и оставил их в полной уверенности, что мой "землячок" выжмет из клирика гораздо больше, чем тот сам пока что считает допустимым... Скоро он изменит свои представления о "минимальной плате" - или я не знаю Никлиса.

***

Вечером здесь у него заботы

Ведь униженье - его работа

Но посмеется последним наш

Невидимый герой

В.Самойлов

Коклос Пол-Гнома осторожно выглянул из-за гобелена - ну да, так и есть. Алекиан под ручку со своей герцогиней брел куда-то, скорее всего - и сам не зная куда... Брак не убил этой романтической любви, этой страсти, "закаленной в горниле Альдийской войны". И как бы Коклос не издевался над чувствами своего сеньора - это отнюдь не уменьшало привязанности Алекиана к жене. Более того, герцог Гонзорский сильно изменился. И отнюдь не в лучшую сторону, по мнению шута. Если раньше он целиком и полностью доверялся суждениям своего "дурака", то женившись тут же заявил карлику, что он теперь совершенно взрослый мужчина и собирается жить своим умом.

Своим умом! Как бы не так! Став "совершенно взрослым", Алекиан перестал жить по подсказке Коклоса и стал жить по подсказке своей Санеланы. А она, эта пухленькая провинциалочка, тихоня и скромница... Она крепко держала не только супруга, но и весь Гонзорский двор в своих ручках - и ручки не дрожали...

Вот она - прошла со своим Алекианом... Смотрит ему в глаза, семенит за своим долговязым сокровищем, вроде как старается не отстать, попасть в такт с его ходулями... У-у-у... Коклос нахмурился, еще раз глянул вслед парочке, поглощенной счастьем, и вновь нырнул в свое убежище. После того, как герцог женился, влияние и вес шута при дворе стремительно пошли на убыль, того и гляди распоследние челядинцы станут пинками под зад потчевать... Коклос тяжело вздохнул, сидя в своем укромном уголке - он вновь, как когда-то в Валлахале, начал привыкать прятаться в нишах, пыльных закоулках и всевозможных щелях. Где вы, блаженные времена, когда его шуток страшились даже важные надутые сеньоры? Где счастливые денечки альдийского плена, когда сам король-демон всегда был рад его остротам, неизменно величал "принцем" и велел так же поступать всем слугам? Где вы, хмурые альхелльские повара - ворчуны с небритыми рожами, с мохнатыми руками, торчащими из-под закатанных рукавов грязноватых одежд... Коклос вспомнил, как он блаженствовал на кухнях Альхеллы с позволения мудрого демона. Да, бывали времена...

Карлик печально сплюнул и облизнулся. Ну а почему бы и нет? Почему это, собственно говоря, его высочество "принц Коклос" не может отправиться на кухню и потребовать чего-нибудь вкусненького? Да, решил шут, пора начать приучать поваров уже сейчас - пока его влияние при дворе еще не истаяло окончательно, ибо потом будет поздно. Приняв это мудрое решение, Коклос отправился на кухню, отправился требовать - но по привычке он крался боковыми галереями и пыльными закутками, стараясь никому не попасть на глаза.

Дверь из внутреннего дворика на кухню была слегка приоткрыта, из-за нее струился парок и несло вкусным. Карлик подкрался поближе, затаился и прислушался - старший повар что-то рычал, не иначе, как распекал какого-нибудь нерадивого поваренка.

- Не будем спешить, - предложил сам себе Коколос, - мы собираемся требовать у старшего повара ленную дань, принадлежащую нам согласно феодальному праву. Однако он не в духе и может сгоряча нам отказать. А также может чем-нибудь запустить или треснуть. Мы, конечно, ловко увернемся, сбежим - а потом подстроим так, что повара сурово покарают. Хорошо ли это?

Подумав немного, шут ответил сам себе:

- Нет, не хорошо, ибо возбудит в старшем поваре недовольство, каковое недовольство ведет к повторным ущемлениям нашего права. Ленную дань вассалу должно передавать своему господину с улыбкой и рвением! Мы явимся на кухню тайно. И стащим чего-нибудь незаметно. Хорошо ли будет это?

Почесав в затылке, Коклос нашел такой подход оптимальным:

- Да! Это решение - наилучшее, ибо ведет ко всеобщему удовольствию. Мы получим причитающуюся нам по праву дань, старший повар же исполнит свою вассальную обязанность, даже не зная об этом. Сие будет наилучшим из способов исполнения вышеупомянутой обязанности. Ибо исполняя ее и не зная об этом, вассал остается чист перед духовной и светской властью. Внешне - он исполняет свой долг с похвальной старательностью (я ведь украду что-нибудь очень вкусненькое), а внутренне - он избегает соблазна возмущения и греховной гневливости. Какая славная мысль! Следует преобразовать законы таким образом, дабы сеньоры впредь и повсеместно получали ленные подати так, чтобы вассал этого не знал - то есть крали. Да! Сейчас мы испробуем эту систему в действии...

ГЛАВА 16

Дело сладилось быстро - попику было представлено сорок наемников, согласных служить за ту - почти нормальную - плату, что выжал из него Никлис. Остальных солдат подобрал мастер Энгер. Ингви тоже наскоро оглядел свое "войско" - практически все лица были знакомы, это были завсегдатаи столов, соседних с их обычным местом. Ясное дело, почти все они были новичками - в большей или меньшей степени. Ветераны крепко знали свою цену и не нуждались во временной низкооплачиваемой работенке - все они заранее готовились к "сухому" зимнему сезону и откладывали кое-какие суммы, чтобы спокойно ждать своей наемнической страды, в "Очень старом солдате" было что-то вроде банка или кассы взаимопомощи, которой по традиции распоряжался управляющий заведения. Когда Энгер говорил о ссуде или кредите для приглянувшихся ему новичков - речь шла как раз об этих деньгах. Так что на зов попа из дригского монастыря откликнулись только те, кто не позаботился заранее о "припасах на зиму".

Итак, слуги Энгера выстроили наемников и Ингви был представлен этому сброду в качестве их командира - капитана Воробья. Обычная практика - командир наскоро собранного для одного дела отряда именовался капитаном. Демон прошелся вдоль неровного строя, за ним неотступно семенил его наниматель. Среди наемников Ингви приметил Торка - тот хмурился, но выглядел упрямым и готовым к драке. Солдаты ждали от своего новоявленного капитана какого-то вступительного слова.

- Ну вот что, парни, - не спеша объявил демон, - я так же, как и вы, согласился на предложение... как тебя, поп? На предложение отца Тонвера, потому что оказался на мели.

Ингви заметил, что Никлис с монахом уже на "ты" и тоже решил объясняться по-простому.

- Итак, все мы здесь неудачники либо новички. Поэтому нам нужно повышать свой статус, поняли? Ну, значит, улучшать свое положение в большом зале "Солдата".

Ответом ему было хмурое выжидательное молчание.

- Молчите? Значит, согласны. Короче говоря, тем, кто надеется просто отслужить в гарнизоне, сколько потребуется - тем я предлагаю пока не поздно отказаться. Я собираюсь при первой же возможности устроить драчку, в которой хочу продемонстрировать попам кое-что новенькое. Я хочу удивить всех и показать, что я - не такой уж и новичок. Ну и занять здесь, в Ренпристе положение получше, чем столик новичков. Те, кто окажется со мной рядом, соответственно тоже подправят свои дела - но сперва им придется довольно круто... Желающие отказаться есть? Нет... Значит, все готовы совать башку неизвестно во что... Лады. Теперь представлю вам ваше начальство. То есть я хочу, чтобы кроме меня вы всегда имели рядом какую-нибудь важную персону с дубиной, каковая персона будет лупить вас этой дубиной, если битье поможет вам лучше исполнять свою службу. Понятно?

По строю прошлась серия ухмылок и смешков.

- Так вот. Это - лейтенант Кендаг. Если меня нет рядом, его слово - закон для всех. А это - сержант Никлис. Он же будет нашим интендантом. И... Торк, выйди сюда... Это - ваш сержант Торк. На этом все. Завтра на рассвете жду всех здесь, во дворе. С рассветом, как откроют городские ворота, выступаем. Опоздавшие теряют место в моем отряде. Всем иметь при себе оружие и по грошу заплатить за выход из Ренприста. У кого есть вопросы?

- Вообще-то обычно положен аванс... - несмело проговорил один из наемников.

- Аванс получите, как только выйдем из городских ворот. Отец Тонвер, приготовь денежки. А пока - собирайтесь, готовьте оружие и снаряжение.

Солдаты разошлись, оставив во дворе только Ингви с его компанией, попа и Торка, который мялся в стороне и собирался, видимо, что-то сказать, но не решался.

- Ну и как это понимать? - обратилась к Ингви вампиресса. - почему Кендаг и Никлис - командиры, а мы с Филькой - нет?

- О-о, относительно вас у меня далеко идущие планы. Ты станешь моим личным телохранителем, будешь приглядывать за моей спиной. Подробности потом объясню.

- А я? - вызывающим тоном осведомился Филька, - за какой частью твоего тела приглядывать должен я? За задницей, что ли?

- За своей задницей приглядывай! - неожиданно рявкнул сержант Никлис. Потому как по самой этой части тела и схлопочешь, твоя эльфийская милость, ежели капитану станешь дерзить!

- Молодец, сержант, - одобрил Ингви, - что касается тебя, Филька, то ты наш главный козырь. Ты эльф, лучший лучник - и на твоем мастерстве будут строиться все наши планы, понял? Поэтому держись поближе ко мне и не дергайся без причины... А ты, сержант Торк, тоже чего-то хочешь спросить?

- Дак я это... Вроде бы я... Не того...

- Торк, ты же хотел прославиться, когда нас задирал?

- Ну дак это...

- Хотел сержантом стать? Вот ты своего и добился, мне понравилось твое нахальство. Извинись перед дамой - и все в порядке. Руки там пожмите друг другу...

Ннаонна удивила Ингви тем, что покладисто подошла и протянула ладошку наемнику. Торк тоже не сплоховал - опустился на колено (хотя и довольно неловко) и весьма куртуазно приложился. Ннаонна выдернула руку и покраснела, а бравый наемник молвил:

- Прошу простить великодушно. Не имел в виду. Искуплю.

Ингви, ухмыляясь, шагнул вперед (слегка ошалевшая Ннаонна тут же юркнула ему за спину) и хлопнул коленопреклоненного Торка по плечу:

- Вставай, прекрасный сэр. Искупишь обязательно - уж ты мне поверь.

***

И две тысячи лет война

Война без особых причин

Война - дело молодых,

Лекарство против морщин

В.Цой

На следующее утро перед "Солдатом" собрались все. Я огляделся - выглядели мои сподвижники неплохо. То есть выглядели они, конечно, как разбойники с большой дороги, но зато снаряжение у них было пригнано. Ни у кого ничего не болталось, не топорщилось. По крайней мере, они были готовы к маршу (а это уже полдела). Скоро узнаем, насколько они готовы к бою...

И мы выступили в поход в пешем строю. Лошадок наших Никлис уже давно загнал - собственно, весь наш капитал и составляли вырученные за них деньги. А у моих вояк, понятное дело, тоже никакого транспорта не водилось. Наш бравый поп, отец Тонвер, ехал на ослике. Едва мы оказались за воротами, я подозвал его и потребовал осветить детали предстоящей кампании.

- Ну-с, отец, введи-ка меня в курс дела! Что там не поделил ваш монастырь с гевскими попами?

- Посреди реки Золотой, что являет собой естественную границу между Дригом и Гевой, имеется остров блаженного Лунпа. На основании прав, дарованных нашей общине, мы числим остров ленным владением...

Дальше последовала долгая и запутанная история о том, что больше ста лет назад этот лен получила некая дворянская семья. Главы семьи приносили оммаж аббатам и все было замечательно. Но вот последний рыцарь с острова помер, не оставив законных наследников и тут вдруг - как по заказу - объявились какие-то бумаги, из которых, якобы, следует, что остров принадлежит гевской епархии. Каша постепенно заваривалась все круче, поп в своем рассказе сыпал юридическими и церковными терминами все гуще, я почувствовал, что давно уже потерял нить интриги, когда мы дошли до места, когда их аббат предложил гевскому епископу отступного, чтобы тот составил свежий документ, в котором впредь отказывается от претензий на островок...

- Постой, постой! Я пока еще не понял, что такого в этом клочке земли, чтобы епископ с аббатом настолько за него переживали, чтобы предлагать отступное в тот момент, когда еще ничего не ясно.

- Предлагать-то ладно, - заметила Ннаонна (она всерьез восприняла мои слова насчет своего почетного поста - а мне того и надо было, чтобы она держалась за моей спиной, пускай под предлогом охраны), - епископ-то даже отказался, верно?

- Верно, дочь моя...

- Я не дочь! - огрызнулась вампиресса.

Она, похоже, собиралась объяснить попу его ошибку, подробно описав свое происхождение. Я посчитал необходимым ее перебить:

- Еще интереснее! Дело еще не ясно - а деньги уже и предложены, и отклонены. Так что же такого в этом острове, а, поп?

- На этом острове совершал подвиг подвижничества блаженный Лунп.

- А ваш монастырь?..

- А наш монастырь основан на месте кончины блаженного, тогда как большая часть его святых деяний свершена на острове. Следовательно и право давать полное отпущение именем блаженного Лунпа имеет тот, кто владеет островом, ибо...

Предупреждая новый поток церковной тарабарщины, я быстро уточнил:

- Так ведь островом владели какие-то миряне?

- В силу вассальной присяги... Однако уложение Вензигера и устав нашей общины ясно утверждают, что в данном случае мы имеем дело с переходом прав вассала к сеньору в силу того, что своими правами вассал не может воспользоваться, а также...

- Да золото они моют там, на острове! - вставил Торк, шедший рядом последние десять минут и напряженно вслушивавшийся в наш разговор.

Наверное он больше просто не смог терпеть разглагольствования попа.

***

- Ну, золото... - протянул Ингви, - это я еще могу понять.

- Да, - несколько неохотно подтвердил толстенький попик, - Золотая река берет начало в горах Страха. И в верховьях ее и впрямь моют золото - отсюда название. А едва воды реки разливаются в долинах - и золота по берегам нет. Кроме, как на острове блаженного Лунпа. Одно из чудес блаженного... Однако нашему монастырю дорого не золото, а право полного отпущения, даваемое...

- Конечно, конечно, - хохотнул Торк, - то-то ваш монастырь выговорил себе дозволение на чеканку собственной монеты!

Помолчали. Затем Ингви снова приступил к расспросам:

- А в чем будет заключаться наша миссия? Мы что - станем вести войну с воинами гевского епископа, а вся империя будет молча сторониться и пялиться на эту потасовку?

- Конечно, нет! - всплеснул руками монах. - Дело, порученное мне настоятелем, состоит в следующем. И наш монастырь, и гевский епископ направили запрос с изложением сути тяжбы его преосвященству архиепископу Кениамерку. Его высокопреосвященство вынесет вердикт по этому делу, ибо обе стороны так или иначе подчинены ему.

- Н-ну... так в чем же наша задача, если вердикт вынесет, скажем так, третья сторона?

- Наша задача - удержать остров до того момента, как придет этот самый вердикт. Часто в подобных случаях ответ бывает таков: кто удерживает спорное владение на текущий момент - тому и владеть им впредь.

- Странная логика, - пожал плечами Ингви.

- А Гилфингов суд? - прямо-таки подпрыгнул в седле Тонвер. - А божественное право поединка?

Снова все замолчали.

- М-да, - промямлил наконец Ингви, - ну, по крайней мере, эта служба приобретает какие-то определенные очертания. А куда мы, вообще-то идем - в монастырь или на остров?

- А зачем нам монастырь? - живо переспросил монах, - двинемся прямо к нашей цели - острову блаженного Лунпа. Монастырь нам ни к чему. Тем более, что времени у нас нет. Конечно, благородные вассалы гевского епископа собираться будут медленно, не спеша. Но ведь у его священства имеются и свои собственные вооруженные люди - а ну как они выступят не дожидаясь кавалерии?

- Не выступят, - перебил его Торк, - а ежели попадутся нам они одни, без рыцарей - перебьем их без труда! И нам это ясно, и им это ясно - потому они не выступят до тех пор, пока не соберутся все - вплоть до самых ленивых рыцарей на самых хромых клячах. Верно, поп? А в монастырь тебе страсть как неохота, чтобы не давать отчета вашему казначею, верно? Вот когда нас всех перережут ты доложишь в своем монастыре, что привел три сотни наемников и расплатился сполна!

Попик заерзал в седле и что-то забурчал себе под нос - его бормотание с равным успехом могло быть и молитвой, и потоком грязной ругани. Ингви потянул Торка за локоть в сторону:

- Сержант, на два слова... Послушай, не расстраивай попа. Я, конечно, понимаю, что ты хочешь показать, что по праву занял место сержанта, хочешь быть полезным... Не перебивай! Все, что ты сказал, правильно. Все для меня важно. Но ты не должен говорить это тогда, когда тебя слышат рядовые.

- Но этот поп! Он и вправду может выдать нас всех людям епископа, когда надобность в нас отпадет! Клянусь Гунгиллиными сиськами...

- Может. Но если ты будешь повторять это при солдатах слишком часто - у кого-нибудь из них могут сдать нервы. И он пристукнет нашего попа, чтобы предотвратить предательство. Ты хорошо знаешь всех этих парней? Дураков среди них нет?

- Вообще-то верно, капитан... Но даже если его и пристукнет кто-нибудь из наших... Невелика беда-то...

- А вот я слыхал, что первая заповедь наемника, нанятого в Ренпристе верность и честность по отношению к клиенту...

- Вторая, - осклабился сержант, - это вторая... Первая - это верность и честность по отношению к отряду.

ГЛАВА 17

Путь, которым шли наемники, оказался несколько извилистым. Пару раз по настоянию монаха Тонвера отряд менял направление, обходя владения церкви либо ее вассалов. Конечно, ничего страшного не было бы в том, что отряд наемников прошел через владения будущих противников - мало ли по какому делу кондотьеры следуют по Геве, это случается сплошь и рядом. И, собственно говоря, на лбу не написано, против кого идет наемный солдат... Но, посчитал толстячок, береженого и Гилфинг бережет - рисковать не стоит. Желание клиента - закон, так что наемники послушно обходили стороной владения "слуг Света" и их светских вассалов... Тем более, что в пути за все платил монах - и каждый вечер послушно отстегивал денежки за истекший день службы. Это было свято... А Ингви еще раз убедился, что в его отряде - не дилетанты. Ног никто не стер, подметок никто не потерял...

И вот наконец отряд вступил в болотистую местность, красноречиво именуемую "Северная Топь". Заболоченные низины, чередующиеся с чахлыми перелесками, занимали весь северо-восток Гевы. А юго-восток страны занимали сходные же места - Южная Топь, плавно, без четко выраженной границы, переходящая в соседнее владение, Болотный Край, о котором говорили, что уж это-то точно Гангмарово творение, страна всякой нечисти и мерзости. А еще дальше - за Болотным Краем, за горами Страха - лежала проклятая земля. Могнак Забытый.

Графы юга Гевы вели постоянные войны с принцем Болотного Края, но причиной были, конечно, не территориальные претензии. Болота и гнилые урочища не могли пробудить алчности гевцев, зато принц Болотного Края время от времени выводил своих вассалов в поход - если случался неурожай или если, к примеру, император присылал эмиссаров с просьбой о нападении на непокорную Геву. И с деньгами.

Зато на севере страны все было иначе. Заболоченные земли Северной Топи никогда не давали приличного урожая и сеньоры севера Гевы всегда были бедны, алчны и готовы к набегам на Дриг, Андрух и Фенаду, отделенные от их страны Золотой рекой... И север, и юг каждое лето были охвачены войнами, набегами и столкновениями. И с севера, и с юга присылали в Ренприст за наемниками...

Проселками и тропами, проложенными между болот и урочищ, отряд обогнул очередное владение вассала гевского епископа и вышел наконец на большой тракт. Болота в стороне от дороги были покрыты ковром свежей травки, еще не потерявшей нежных весенних тонов, а леса едва начали покрываться листвой - и в целом по-весеннему свежая зелень делала пейзаж более приятным, нежели обычно в этих местах. Однако даже сейчас было видно, что края это мрачные и земледелие здесь находится в довольно убогом состоянии. Впрочем, наемников это не волновало.

Выйдя на тракт, все не сговариваясь принялись на ходу подгонять снаряжение и проверять оружие - идти оставалось недолго. Наконец впереди блеснуло светлое зеркало воды. Золотая река в этих местах была достаточно широка и полноводна...

- Где наш остров? - поинтересовался у монаха Ингви.

- К северу отсюда, километрах в десяти, - ответил тот, - но я веду вас к паромной переправе. Она от нас к югу, в местечке под названием Брод.

- А там и вправду брод?

- Нет, уже лет восемьдесят, как в этих краях Золотую вброд не перейдешь даже летом. Брод там был прежде, а теперь устроили паромную переправу, но и название осталось прежнее. Все равно ведь путники привыкли, что в Дриг нужно добираться через Брод. Там и мы переберемся на наш берег, а на остров нас переправят уже с дригской стороны...

- И кроме как в Броде переправы больше нет нигде?

- Нет, да и зачем...

- И значит в этом самом Броде, конечно, торчат соглядатаи епископа?

- Э-э-э...

- Ждут нас, чтобы сосчитать и оценить... А что против острова с гевской стороны? Болота?

- Нет... Лес там... Хутор заброшенный...

- И там, должно быть, тоже сидят наблюдатели. Обязательно сидят, если они не дураки! Значит, так - мы двинем к острову этим берегом, осмотримся. Увидим, что там на гевской стороне. Если там люди епископа - прихватим их. И пусть нас ждут в этом Броде... хоть до нового Гилфингового пришествия...

***

Дороги вдоль берега не было. Мы шли какими-то тропками, перелесками, пару раз перебирались через небольшие болотца. Все время поглядывали на реку. Наконец впереди показался остров. Мы остановились и огляделись. Наш монах был сердит и отказывался давать какие-то пояснения. Он-то ждал, что мы покорно отправимся на этот островок, будем стеречь его до прихода пресловутого решения церковного суда... Разумеется, несмотря на явное превосходство неприятеля в военной силе, шансы продержаться у нас были. Все-таки остров - это стратегически выгодная позиция, которая сводит на нет преимущества тяжелой кавалерии врага. Но я посчитал, что сейчас важнее будет не соотношение сил, а решительность и внезапность. Самое главное - действовать против традиций. Это была моя старая излюбленная тактика, много раз испытанная и в бытность королем Альдийским, и позже - в заморских странствиях. Правда, наш поп твердил, что нельзя воевать на территории Гевы. Ничего. Фильку и еще троих парней (тех, кто показался мне полегче на ногу) я отправил перекрыть дорогу, ведущую к заброшенному хутору. Десять человек во главе с Торком получили приказ - обойти хутор с севера и попытаться аккуратно захватить всех, кто там отыщется. Если предполагаемые вражеские наблюдатели побегут по дороге - попадутся Фильке. Станут удирать вдоль реки - напорются на меня. А я выждал часок и повел отряд не спеша.

До места мы добрались без приключений. Заброшенный хутор оказался большим бревенчатым сараем, вокруг которого стояло несколько халуп и шалашей, от которых сохранились остовы и руины. В дверном проеме сарая на крыльце сидел хмурый Торк, на коленях у него лежал меч. На свежей радостно-зеленой травке перед домом лежали два тела в белых плащах. Солдаты епископа. Их форменные плащи были измазаны кровью и грязью. Вокруг расположились мои ребята, один из них баюкал перевязанную левую руку. При нашем появлении Торк медленно встал:

- Вот...

- Вижу. Почему не взял живыми?

- Они нас заметили, успели схватить оружие.

- Ага, ну и конечно вы их... Десять против двоих! Нужно было все же взять.

Торк хмуро поглядел на меня, словно собираясь возразить, но махнул рукой и смолчал.

- Торк, уж десять-то двоих всегда могут скрутить.

- Их было трое...

- Так ты еще и третьего упустил! Ох, сержант...

- Ну виноват я, - наконец выдавил из себя наемник.

- Ладно, потом разберемся. Тела обыскать. Оружие, снаряжение, плащи... А тела похороните. Отец Тонвер, молитвы там заупокойные, что положено организуй.

- А плащи-то?.. - вопросительно пробормотал Торк.

- Да. Плащи снимешь и сам лично выстираешь - это тебе наказание за то, что плохо справился. Униформа поповских солдат может нам пригодиться. Все, будем ждать Фильку.

Долго ждать не пришлось. Фильку мы услышали издалека. Эльф шагал по дороге с веселой песней, а за ним его бойцы волокли связанного пленника.

- Эй, Ин... капитан! - приветствовал меня Филька, - а я все думал, зачем ты дал мне в подручные этих молодцов, которые в засаде - только помеха.

- Ну и зачем же?

- Когда я подстрелил лошадь и этот парень свалился на землю, то мне понадобились помощники для грязной работы - хватать и вязать... Потом сюда тащить...

- Лошадь-то убил? - поинтересовался интендант Никлис, - ну и зря! Могли бы продать потом...

- Да? Этот солдат летел галопом и у меня был только один шанс его остановить. И я не стал рисковать - свалил лошадку одной стрелой. Наверняка. С другой стороны, парень несся так быстро, что не заметил моих мужичков, которые чесались и сопели так шумно, что...

- Помолчал бы ты, эльф... - сердито проворчал один из его соратников, уже всех достал. Он сам залез на дерево, слышишь, капитан, песни пел, свистел, а на нас покрикивал, что мы, дескать, шумим в засаде. И когда лошадку подшиб так мы попенка этого вязали, а он опять же сверху покрикивал. И лошадь мы в болото сволокли - так хоть бы помог... Ох, допросишься ты, эльф, когда-нибудь...

- А ты, Стер, чем обижаться - лучше скажи спасибо, - отозвался Филька, что я лошадь завалил точно у болота. И вам тащить далеко не пришлось.

***

Ведь у тебя такая

Заводная сестра

Э-ге-гей у нас такая заводная семья,

Простая-простая нормальная семья

Г.Самойлов

- Братья, скоро полночь... Начнем. Вознесем наши молитвы Отцу-Лесу, призовем его сюда, дабы явился и наделил нас Силой. Призовем Великого...

Друиды вполголоса затянули что-то, похожее то ли на песню, то ли на молитву, то ли на колдовское заклинание. По поляне пронесся легкий ветерок, друиды запели громче, раскачиваясь в такт. В центре дуги, образованной чародеями, зародился сгусток тьмы. Словно провал в пространстве, словно бездна, но не вниз, а куда-то в сторону... Тьма разрослась, принимая форму прямоугольника, подсвеченного по краям зелеными сполохами. Мрак внутри клубился и пульсировал, внезапно прямо из этой черноты, из ниоткуда на поляну шагнула высокая фигура Отца-Леса. Очертания ее едва заметно плыли и растекались, пришелец сделал шаг вперед - огромный, массивный, весь опутанный ветками с зеленой листвой, между которой с трудом просматривалась черная... шкура? Кожа? Чешуя?..

- Я явился на зов, мои верные... Я дам вам силу. Берите ее, владейте, черпайте полными горстями! И помните, что час последней схватки все ближе. Враг, страшный враг, идет сюда. Он хочет разрушить наш мир, он хочет погубить все, что нам дорого. А я встану против него - и со мной те, кто будет верен, те, кто будет достоин защитить... стоять рядом. И тогда я призову вас, мои верные...

Говоря все это, Отец-Лес постоянно косил желтым хищным глазом, высматривая что-то за спинами своей "паствы". Вдруг он рванулся гигантскими шагами через поляну, перепуганные друиды отшатнулись в стороны, спасаясь от черного урагана, несущегося сквозь их строй. В несколько прыжков он преодолел открытое пространство - зеленые ветви сыпались с его плеч, листья кружились, как будто подхваченные смерчем. Черный гигант, окруженный ореолом мятых изодранных листьев, скрылся в кустах, там что-то полыхнуло белым и зеленым, сыпанули холодные искры... И ничего - только замирающий вдали треск и шорох раздвигаемых кустов...

Друиды переглянулись. Помолчали, затем самый старший промолвил:

- Нам, братья, не дано понять, что открылось нашим глазам. А стало быть, мы об этом забудем и не скажем никому. И никогда об этом не вспомним. Стало быть, этого и не было, ибо бывает лишь то, о чем возвещает и что объясняет нам Великий...

А вдалеке от священной дубравы черный монстр выпустил руку прелестной девы, наряженной в просторный белый балахон и глянул на нее. Оба задыхались от быстрого бега сквозь чащу и от сдерживаемого смеха. Посмотрев друг другу в глаза они оба наконец расхохотались.

- Сестра... Ты перестала довольствоваться докладами посланцев, сестра... Ты явилась сама... И в этом облике... О, в этом облике... - Черный вдруг стал серьезен.

- Да, брат... Я смутно помню, я что-то помню...

- Ты помнишь эти берега?

- Не знаю сама... Но иногда мне кажется, что я бывала здесь когда-то... Эти бедные деревья, эти чахлые кусты...

- Да, они были долго лишены твоего благотворного присутствия... Но ведь они здесь есть!

- И это значит, что я... И это значит, что когда-то...

- Конечно, ведь не возникли же они сами собой! Ты была здесь...

- Я была здесь. Да, верно...

- Ты нашла как-то чужую землю за пределами Мира, ты творила...

- Я населила ее растениями... И зверьем...

- И птицами. А потом ты устала.

- Да, я устала. Я остановилась у опушки вновь созданной рощи... И...

- И услышала...

- И я услышала что-то... Или это не были звуки...

- Лучше сказать, это были не только звуки. Вспоминай дальше, милая Гунгилла, милая сестра...

- Я пошла...

- Ты пошла на звуки музыки...

- На звуки музыки... Что это было?

- Свирель Гангмара, сестра. Свирель Гангмара, любовь моя.

- И я...

- Да. А потом...

- Постой! Так эти люди...

- И эти тоже, сестра.

- А... но... как же...

- Не думай о них, ибо это мой промысел. Итак, потом ты вернулась.

- Вернулась в Мир. И...

- И?

- И сделала так, что Фреллиноль...

- Заинтересовался Свирелью, верно? От чего ты бежала, любимая? Ты боялась меня?

- Скорее себя. Любимый... Обними меня, как тогда...

- Но мой облик - я уже не тот чернокудрый мальчик.

- Мы попробуем с этим обликом, мой брат, мой любимый, мой супруг...

ГЛАВА 18

Пленного допросили, используя все привычные средства. Торк сунул в костер несколько кривых железяк и что-то ворчал. Кендаг хмурился и точил свои ножики, время от времени искоса поглядывая на солдата в белом плаще. Филька же весело скалил зубы и вслух рассуждал, что, дескать жизнь человеческая для него, эльфа - это тьфу, короткий миг.

- Давай, парень, - подбадривал он пленника, - покажи им всем, что дорожить такой короткой жизнью не стоит. Ну, давай! Геройски умри в жутких муках, а? Я, правда, ни разу не видал человечка, способного не расколоться, когда Кендаг пробует на нем свои клинки - но ты ведь не такой, верно? Ты же не издашь не звука? Ну давай, не обмани ожиданий эльфа! Продержись до самой смерти под ужасными пытками, порадуй меня! Покажи им всем, какой ты преданный своему сеньору воин. А епископ тебя мучеником сделает, в блаженные произведет. Хотя нет, что это я - он ведь даже не узнает... Никто о твоей верности не узнает...

Короче говоря, после всей этой подготовки пленный тут же выложил все, что знал - стоило только Ингви приступить к допросу. Собственно, знал он немного. Его с двумя товарищами поставили здесь наблюдать за островом. Были ли отправлены соглядатаи в Брод? Да, конечно...

Ингви гордо оглянулся на монаха Тонвера, тот промолчал.

- Ладно, - вновь обратился Ингви к пленнику, - когда ожидается прибытие главных сил твоего епископа?

- Да кто ж его знает... Дня через два-три... Они заранее сюда кого-то пришлют, конечно.

- "Они"? А кто вообще будет старшим?

- Сэр Дрилон...

- Ну это и я тебе мог сказать, капитан, - вставил отец Тонвер, - Дрилон это командир гвардейцев епископа. Рыцарь родом из Сантлака.

- Хм-м... - Ингви выругался про себя, ведь об этом действительно следовало узнать раньше, - а что о нем известно? Он хороший командир? Опытный?

Монах смолчал, зато решил проявить инициативу пленник:

- Он командует солдатами епископа уже двадцать лет...

- Ну что ж, это о чем-то говорит. Двадцать лет командует солдатами при гевских епископах... И за это время его не сочли нужным менять. В Геве, где хороших солдат всегда много под рукой. Будем считать, что этот Дрилон хороший командир. А какими силами он располагает - это тоже ты мне расскажешь, поп?

- Мне известно, - развел пухлые ладошки монах, - что гевский епископ числит своими вассалами шестерых дворян, а уж сколько из них явится сюда и сколько людей приведет каждый из них...

- А сколько людей в гвардии? Эй, солдат, сколько людей в твоей гвардии?

- Пять дворян в постоянной службе, их прислуга... А таких, как я - простых лучников - шестьдесят человек. Уже пятьдесят семь... - пленник скосил глаза в сторону, где на ветках куста сохли белые плащи его покойных сослуживцев.

- Не волнуйся, - ухмыльнулся ему Ингви из-под своего капюшона, - тебе замену сыщут быстро. Следующий вопрос. Что ты знаешь о планах начальства? Как твои собирались перебираться на остров блаженного Лунпа? Лодки, речные суда?

Пленный впервые задумался, бросая быстрые взгляды исподлобья на Ингви и его соратников.

- Ага, - констатировал демон, - ты что-то знаешь! Слушай, парень... Как тебя зовут-то?

- Рин...

- Слушай, Рин, не хочешь верить - твое дело. Но я обещаю, что оставлю тебя живым, если поможешь мне. Я клянусь. Ну что? Позвать Торка с его железками из костра? Или ты будешь мне помогать?

- Ну да, - нервно облизнул губы солдат, - а потом епископ меня...

- Рин, послушай, - нарочито медленно заговорил Ингви, - я не вижу никакой своей выгоды - просто так губить тебя. А твоя помощь мне не помешает. Мы ведь можем рядом с двумя могилками, где лежат твои приятели, соорудить и третий холмик. Понимаешь? Епископ не станет раскапывать могилу, чтобы убедиться, там ты или нет. Все, что от тебя требуется - просто смыться отсюда подальше, когда уляжется пыль. Унося с собой несколько монет...

- Эй, эй, - встревожился монах, - это что же, новый расход?

- Не беспокойся, поп, - осадил его Ингви, - я заплачу ему из нашей добычи. А добыча будет такая, что я и не подумаю обижаться на скупость твоей платы, понял меня? Так что там с переправой, Рин?

- Они прибудут сюда - сэр Дрилон, солдаты, вассалы епископа. Здесь нарубят лес, сделают плоты... И еще епископ пришлет им барку.

- Одной речной барки мало для переправы.

- Да, конечно. Все переправятся на плотах. Барка возьмет на борт лучников и будет прикрывать тех, что поплывут на плотах.

- Ладно, значит рыцарь Дрилон кого-нибудь пришлет перед прибытием... Через пару дней... Что ж, мы приготовим ему встречу...

***

Я велел своим прибрать вокруг и уничтожить все следы схватки. Ну и сделать еще кое-какие приготовления. Например, изготовить плот - вдруг придется бежать на тот берег, а я не любитель сжигать корабли. Филька был отправлен в дозор. Естественно, на одного эльфа я положиться не рискнул и мы выслали еще несколько пикетов следить за окрестностями. Неприятельское войско, прибытие которого мы ожидали, не могло передвигаться быстро - дворянское ополчение вообще само по себе не слишком мобильно, да еще и обязательный обоз. Так что наших мер предосторожности вполне должно было хватить - врасплох нас не застанут.

На третий день после стычки в заброшенном хуторе туда прискакал всадник в белом плаще. Рин встретил его, сидя у костра и вяло помешивая в котелке.

- Здорово, Рин! - крикнул он, спрыгивая с седла.

- Привет, Мости, - откликнулся наш пленник, - с чем пожаловал?

Вновь прибывший подсел к Рину.

- Наши идут сюда. К вечеру будут. Пожрать найдется?

- Вот, уху варю. Ребята наловили.

Мне из моего убежища было видно, что при упоминании о "ребятах" щека Рина дернулась, но парень сдержался. Видимо, он уже смирился со своей участью, а может и просто боялся, что эльф держит его на прицеле. Филька со своей легкомысленной болтовней умудрился запугать его куда больше, чем клинки Кендага и каленое железо Торка. Впрочем, вероятно это было следствием промывания мозгов, которое устраивали своим солдатам гевские попы, воспитывая в них злость к нелюдям и страх перед нелюдями. Впрочем, злость и страх всегда идут рука об руку...

Так или иначе, Рин побеседовал с вновь прибывшим, угостил его ухой. Ну и велел передать сэру Дрилону, что все тихо. Ребята постоянно следят за островом - людей из дригского монастыря не видать. При этом он кивнул в сторону берега - там маячили две фигуры в белых плащах... Наши парни, переодевшиеся солдатами епископа.

С этим гонец отбыл. А мы принялись судорожно заканчивать приготовления. Наши дозорные вернулись в лагерь. Последним пришел Филька - он дождался появления колонны людей епископа, поглядел, с кем нам предстоит иметь дело и после этого поспешил короткой дорогой - через лес - к нам. Эльф сообщил, что врагов примерно сотни полторы. Сорок человек - пешие лучники в белых плащах, пара десятков всадников в белом, десятка три на конях - дружинники рыцарей, остальные - сервы, взятые в поход для грязной работы. Ведь кто-то же должен рубить дрова, сооружать плоты и затем грести, ведя эти плоты на остров... Замыкали колонну фургоны. Словом, на нас двигалась целая небольшая армия. И я был уверен, что нам под силу с ними справиться, даже без особого труда, мы ведь ударим из засады. Все дело едва не испортил поп. В последний момент, когда все вроде уже было решено, он вдруг стал ломать руки и выть, что нам нельзя нападать на гевском берегу. И я видел, что мои солдаты к нему прислушиваются. Ведь даже самые храбрые и отчаянные сорвиголовы могут призадуматься, если им предложат не нападать на более сильного врага. Предложат отложить драку. Я пытался утихомирить монаха по-хорошему - не помогло. Тогда я пригрозил, что найду способ заткнуть ему рот, если он не прекратит портить все дело.

- Но если узнают, что мы напали не на спорной земле, а здесь, на территории Гевы - это может быть очень серьезно!.. - бухтел он, - мы не имеем права...

- Ну что ж, - как можно жестче заявил я, - тогда никто не должен будет узнать, как все произошло... Я предполагал кое-кого из армии епископа взять в плен на предмет получения выкупа - придется их прикончить, всех до единого. И учти, поп, это ты своим нытьем обрек их на смерть.

Вы думаете, он смутился? Как бы не так. Наш бравый монах тут же успокоился, сочтя такой вариант вполне приемлемым.

- Ну, если никто не узнает... А уж об отпущении грехов я позабочусь, засуетился он, - да, чуть не забыл, капитан! Собери-ка наших солдат. Я должен перед боем благословить их оружие. Скорее, пока еще есть время!..

Тут уж не выдержал я:

- Да пошел ты... к Гангмару!..

***

Воду мы в реке замутим,

На кусты костей навесим,

Пакостных шутих нашутим

Весело покуролесим!

В.Высоцкий

Счастливчик Кари вышел из шатра проводить дорогих гостей. Двое важного вида мужчин в кольчугах и плащах с гербами вежливо раскланялись с предводителем "божьих пасынков". Тот напутствовал их:

- Передайте его светлости, что все будет исполнено наилучшим образом. Пусть не беспокоится... Ну, счастливого пути, господа...

Господа сели на лошадей, подведенных одним из подручных Кари и уехали, не забыв еще раз вежливо попрощаться с Кари.

Аньг, дождавшись конца сцены, проводил гостей взглядом и подошел к своему партнеру:

- Что, опять от твоего графа Ирса?

- Да... Опять.

- И что на этот раз?

- Ничего особенного. Замок Ревт.

- Это далеко отсюда?

- Ну-у, довольно прилично... С нашим сбродом - дня три пути, не меньше. Но кто нас задержит? Никто. Самым трудным будет все же довести твоих шалопаев именно до замка Ревт, минуя все другие соблазны, что встретятся по пути.

- Что-то я не пойму, Кари. Граф Ирс натравливает нас на пограничных сеньоров, чтобы они поменьше думали о набегах на его земли - с этим все ясно. Но какой-то замок в трех днях пути вглубь Сантлака?

- А ты не задумывайся об этом, Аньг. Пусть графы и рыцари ломают головы, придумывая загадки - мы не станем их разгадывать. Ты лучше сходи собери своих молокососов, произнеси перед ними зажигательную речь, которая подвигнет их на трехдневный поход.

- Ну, Счастливчик, я так не могу... Мне нужно что-то... какой-то толчок, понимаешь, чтобы произнести такую речь... Нужна еще какая-то причина...

- Да какая причина? Засиделись мы на этом месте, вот и все. А что до толчка... Идем-ка ко мне в шатер, у меня найдется кувшин-другой с подходящими толчками для твоего красноречия!.. Ты главное не думай - зачем да почему. Все уже придумано, нужно только грамотно обстряпать. По дороге нас встретит обоз, посланный графом Ирсом - вино, жратва. Даже кое-какое оружие, которое нам может понадобиться при штурме замка. Идем в шатер...

Через час Кари поглядел в спину Аньгу, который удалялся, заметно пошатываясь, и подозвал одного из своих мужичков:

- Давай, Ренки, собирайся. Сейчас отправишься к замку Ревт. Возьмешь с собой десяток человек. Разведаешь, что там. Посмотришь, как лучше приступить к осаде и штурму. Конечно, наши пацаны будут неплохо отвлекать на себя внимание, но самую ответственную работу будет выполнять сам знаешь кто.

- Известно кто. Мы и будем.

- Вот именно. Так что не мешкай, отправляйся. Если поспешишь - к утру будешь на месте. Ну а я с нашим сбродом подойду дня через три, не раньше. И вот, возьми - тебе и тем, кто пойдет с тобой.

Счастливчик вручил своему агенту небольшой позвякивающий мешочек.

Четыре дня спустя Аньг Великий Пацан орал, обращаясь к толпе юнцов:

- Вон он, замок - глядите! Там сидят жирные дворянчики и их трусливые холуи! Им нет дела до грядущего пришествия Бога-Дитяти, но Гилфинг-Дитя сам нынче явится к ним, то есть явимся мы и отправим их к Гилфингу! Какая забава для вас, детки! Какая веселая игра, божьи пасынки! А уж как мы позабавимся в замке! Там найдутся винные подвалы, там найдется оружейная с новыми игрушками и много всякого иного! Так вперед! Ибо велит нам Бог-Дитя, велит играть и развлекаться!

"Паства" - не меньше тысячи "божьих пасынков" - ответила ему дружным ревом и бросилась к стенам замка Ревт. Замок был неплохо укреплен, но шансов устоять против такого количества штурмующих у ок-Ревта и его латников не было... Тем более, что вооружены юнцы были не деревянными мечами, а совершенно настоящими копьями и топорами, у многих были плетенные из толстой лозы щиты. И кто-то заботливо подготовил для этого сброда лестницы. "Божьи пасынки" не задумывались, откуда взялись лестницы, почему им сегодня предстоит "играть" именно в этом замке... Подогретые речью своего предводителя и большим количеством дешевого вина, они отважно ринулись навстречу стрелам и камням, которыми встретили их защитники...

- Не понимаю, как ему это удается, но он всегда крепко держит их, этих юных психов. Как-то получается, что они его слушают, - пробормотал Кари, глядя на толпу оборванцев, идущую на приступ, - ну что ж, пора начинать и нам...

Он поцеловал Лолу, посмотрел ей в глаза, затем легонько оттолкнул и зашагал к ожидавшему его Ренки, держащему поводья коня...

ГЛАВА 19

Тактика, избранная мною, была стара, как мир. Именно "как мир", а не "как Мир". Я не знаю, известна ли здесь уловка с подрубанием деревьев вдоль пути следования вражеского войска, но, помню что идея эта успешно использовалась много раз на Земле... Отрадно было, что в этот раз никто не тыкал мне в нос неблагородство такого способа ведения войны. Наемники ценили только действенность способа.

И еще - не знаю, как там предки, а я намучился с этим деревьями. Оказывается, не имея опыта очень сложно точно угадать с глубиной зарубки. Несколько раз подрубленное дерево уже падало и нам приходилось оттаскивать его в сторону, а пень - мазать грязью, чтобы прикрыть свежую белизну среза. Хорошо еще, что это старая заброшенная дорога, вся сплошь заросшая по краям здоровенными кустами - следы наших экспериментов не бросались в глаза. Ко всему еще и ветер - я все время боялся, что подует ветер и наш план рухнет, буквально рухнет... Поэтому я слегка укрепил при помощи магии все подрубленные стволы. Получив известие о приближении неприятельской колонны я опрометью помчался вдоль дороги, снимая укрепляющие чары. Не знаю, насколько забавно я при этом выглядел, но насмешник Филька потом заявил, что я скакал по дороге как воробей...

Очевидно, нет смысла углубляться в подробности моего замысла - все понятно и так. Скажу лишь, что сам я с основными силами выступил из лагеря и пропустил неприятельское войско мимо себя, собираясь ударить с тыла. Поскольку спереди у них была широкая река - мне оставалось только ударить врагу в спину и гнать в ловушку. На всякий случай я оставил Торка с несколькими парнями возле нашего лагеря у заброшенного хутора. Потом я пожалел об этом... Я ведь поступил так без всякой задней мысли - просто из желания предусмотреть все, а вдруг кто-то из людей епископа сдуру ломанет в лес... Мой же замысел состоял в том, чтобы не ушел никто... И сказать по правде, я не очень охотно обрек на гибель эту сотню с чем-то людей, но... Лежа в кустах у дороги я послушал, о чем они говорили, проходя мимо. Рыцари обсуждали несколько основных способов казни пленных и строили догадки, что именно выберет для нас клирик, специально для этой цели прикомандированный к экспедиционному корпусу его преосвященством. Крестьяне, шедшие в хвосте колонны, люди подневольные - они планов не строили и догадок не высказывали. Их волновало только одно - чтобы сеньоры предпочли сажать пленных на кол, а не сжигать заживо - меньше дров им (крестьянам) потребуется заготовить. А вот ежели, скажем, топить в реке - так это вовсе дров не надо...

Стоило мне послушать все эти рассуждения (а ведь это было темой разговоров у всех - от рыцарей до распоследних возниц) - сомнения как рукой сняло. И когда я отдавал приказ - голос у меня не дрожал. Ну почти что не дрожал.

По сигналу мои наемники стали валить деревья слева и справа на дорогу, а несколько большущих стволов рухнули поперек пути перед мордами коней авангарда. Сам же я с двумя дюжинами соратников (ударная бригада) кинулся на остановившуюся колонну с тыла. Перед нами были не воины - сервы, обозные слуги. Эти даже не сопротивлялись - мои ребята просто рубили их без пощады, стараясь, чтобы никто не ушел. Я в драку не лез - у меня пока была другая задача. Я подскочил к заднему фургону и, схватив за задние колеса, легко развернул его поперек дороги - результат заранее прочитанных заклинаний. Тем временем Ннаонна рубила упряжь и всякие штуки, соединяющие, грубо говоря, лошадей и фургон. Теперь дорога была закупорена. Шум впереди усилился разделавшись с обозными олухами, мои ребята теперь схватились с шедшими в середине колонны латниками благородных вассалов церкви. Многих смело с седел или прибило вместе с конями стволами деревьев, но кое-кто уцелел - и настолько пришел в себя, чтобы оказать некоторое сопротивление. Впрочем, Кендаг, который вел моих наемников в атаку, действовал решительно и умело. Тем более, что Филька, забравшийся с несколькими полными колчанами на высокое дерево, тоже вносил свою лепту.

Пока продолжалась вся эта суматоха, то есть избиение, лучники из епископской гвардии поступили лучше всех - они бросились вперед. Те, кто был верхом - спешился, чтобы преодолеть препятствие. Их командир верно прикинул, что нас не должно быть слишком много и если бой идет сзади, а впереди тихо то вперед и надо бежать. Белые плащи перемахнули громадные стволы, преградившие путь колонне и укрылись за этой своеобразной баррикадой. Я подоспел к Кендагу как раз в тот момент, как на дороге все закончилось. И едва мы остановились и опустили оружие - как нас осыпали стрелами из-за поваленных деревьев. Теперь уже мы были вынуждены торопливо искать укрытие. Кто бросился за фургоны, кто-то прилег за лежащими деревьями и трупами коней...

Ситуация сложилась не слишком приятная. Конечно, на нашей стороне был эльф - Филька время от времени напоминал о себе, не давая белым поднять голову. Но пойти на штурм их позиции мы не могли - тем более, что их было, пожалуй, больше, чем нас...

***

И вот тут появился Торк... Он, очевидно, решил, что я спровадил его стеречь лес у хутора, чтобы он не путался под ногами. Бедняга посчитал, что провинился при захвате сторожевого поста и теперь я ему не доверяю. А может, он вовсе так и не считал, а просто не придумал ничего лучшего. Я-то считаю, что что-нибудь придумать все же можно было бы...

Так или иначе, но Торк объявился на поле брани в своей манере - с шумом, гамом и воплями. Он со своими ребятами напал на белых со спины. И шумел при этом так, словно привел по меньшей мере две сотни бойцов.

Пока мы разобрались, что к чему, пока наконец собрались броситься за преграду из поваленных деревьев - там уже вовсю шла схватка. Солдаты гевского епископа тоже не сразу сообразили, что их атакует горстка людей. Но зато уж когда сообразили... Конечно, кого-то достали Филькины стрелы, но сам эльф мне жаловался, что ему сильно мешали широкие белые плащи - мол, под ними не разберешь, что кольчугой прикрыто, а что нет. Словом, так или иначе - а героем этой схватки стал Торк. Ребята из его группы потом рассказали нам, что он бросился на врагов, как атакующий орел. И тут же пошел косить их, убивая больше, чем остальные пятеро наемников вместе взятые. Потом белые опомнились и навалились кучей... Не знаю, каковы были герои этого Мира - Дантлин, Авейн... Но Торк в этот день бился как подобает, разве что, герою баллады. Я сам видел разрубленные вместе со шлемами черепа и пробитые кольчуги. И без всякой магии. Скорее всего досада и гордость прибавила ему сил - но врагов было слишком много.

Когда я перелез (не слишком грациозно) через лежащее дерево, Торк уже лежал на земле. Сначала я не понял, что там происходит, я видел только толпу в белых плащах. Они сгрудились вокруг чего-то и тыкали оружием вниз... Вокруг чего-то...

Мы с Кендагом одновременно врубились в эту свору с двух сторон. Почти сразу моим противником оказался их командир - рыцарь Дрилон. А я думал, что такое бывает только в рыцарских романах - предводители двух сторон сходятся в богатырском поединке, случайно столкнувшись в сумятице боя...

Один взмах Черной Молнии - рыцарь в белом повалился на землю. И я увидел за его спиной, во что они тыкали своими железяками... Злополучного рыцаря я разделал как тушу на бойне - во всяком случае, так потом говорили мои солдаты. Затем я бросился на остальных белых. Сам я плохо помню подробности схватки, но Ннаонна утверждала потом, что она за мной не поспевала. А ведь раньше я никогда не успевал за шустрой вампирессой. Впрочем, все закончилось довольно быстро - и в результате на ногах остались только те, на ком не было белых плащей...

Я подошел к Торку и сел рядом - прямо в кровавую лужу. Взял его голову в ладони. Он прохрипел: "Капитан...", выдохнув струйку крови - и умер.

Потом я отдал приказы - все тела грузить на фургоны и катить на берег. Все следы побоища - уничтожить. Если кто-то из врагов выжил - добить. Готовить еще плоты. Много плотов. И отложить десятка полтора белых плащей - по возможности целых и чистых.

Мои соратники были, конечно, недовольны, что нужно работать сразу после очень тяжелой схватки, но никто не сказал ни слова возражений. Отдавая приказы, я все еще сидел рядом с Торком и наверное выглядел так... Говорю же, никто не сказал ни слова...

Мои приказы начали исполняться сразу же. Сперва парни отогнали фургоны в наш лагерь и выпрягли лошадей. Затем начали подвозить стволы срубленных нами деревьев к реке - готовый материал для плотов. Филька, как заведомо не способный к работе, был отряжен следить за окрестностями. Не то, чтобы мы опасались, что кто-то мог ускользнуть - нам просто не нужны были свидетели. Ведь должны же быть рядом с этими местами какие-то поселения. Хотя их жители и знали, что здесь скоро разразится война и сюда не совались, но все же... Легко раненые разбирали добычу и готовили комплекты снаряжения солдат епископа для предстоящего маскарада - завтра должна была прийти барка...

***

Коклос уже совсем было собрался подкрадываться к заветной двери поближе, как новый всплеск приглушенной ругани заставил его остановиться.

- Пошли вон, мерзавцы! Чтоб вам провалиться, паразиты!, - из-за кухонной двери вылетели, как ошпаренные, четверо поварят.

Следом за ними выскочил младший повар - выскочил очень подозрительно, не иначе как от хорошего пинка под зад. Было что-то такое в его движениях. Коклос съежился в своем убежище и ждал дальнейшего развития событий. За младшим поваром в дверях показался сам мастер Лонойк - главный повар, великий повелитель пирогов и сдобных булок, жаркого и подливок...

- Я вас проучу, - орал владыка теста и сыра, овощей и фруктов, вин и хлебов, - грязными руками вы смеете прикасаться к жратве самого герцога! Вымойте руки, паскудники!.. А ты, - младший повар едва успел увернуться от запущенной в него ощипанной птичьей тушки, - не смей возвращаться ко мне без жирной курицы! Жирной, обалдуй!.. Не то я из тебя самого начинку в пирог сооружу... П-ш-ш-ли, мерзавцы...

Грозный повар поглядел вслед разбегающимся подручным и скрылся в недрах своих владений, аккуратно притворив дверь - и оставив при этом щель.

- Отлично, - констатировал шут, - он там один и это облегчает мне получение дани.

Коклос уже совсем было собрался юркнуть за вожделенную кухонную дверь, как вдруг обнаружил, что его опередили. С противоположной стороны двора в кухню прошмыгнул какой-то субъект в темном плаще.

- Так-так, - пробормотал карлик, - а вот это уже интересно.

И с этими словами последовал за незнакомцем. Тихонько пробравшись внутрь, шут затаился за какими-то корзинами и коробами и прислушался - странный тип в темном беседовал с мастером Лонойком.

- А не слишком ты их крепко шуганул, мастер?

- Ничего, зато по крайней мере минут десять их не будет. Они решили, что я рассердился и будут ждать, пока остыну. Однако лишнего времени у нас нет, Койл. Давай.

- Вот. Действует безотказно и довольно быстро. Так что после того, как всыпешь это в главный пирог, тут же лучше мотай из дворца и вообще скройся.

- Да-а...

- Ну же, приятель, выше голову. Ты провернул славное дельце и вынырнешь где-нибудь в Фенаде или на западном побережье обеспеченным человеком. Совсем другим человеком. Вот, держи.

- Как договорились?

- Конечно. Двадцать золотых империалов - на будущее и пять серебром и медью - на расходы. Надеюсь, у тебя хватит ума не сорить золотом?

- Я не дурак.

- Я не то хотел сказать, не обижайся. Просто даже самый умный и спокойный человек может сорваться, если ему дадут в руки такую сумму. Ну что ж, дело у нас с тобой слажено.

- Да, слажено.

- Тогда я исчезаю. Не хватало еще, чтобы меня заметили здесь на кухне... Да еще сегодня... И смотри не обмани меня. Сам понимаешь, какие люди за мной стоят.

- Да уж догадываюсь... Мелкой сошке жизнь герцога ни к чему.

- Бери выше, мастер - жизнь наследного принца империи. Так-то. Ну прощай. Теперь уж видно мы и не свидимся никогда.

Незнакомец выскользнул за дверь, а Лонойк, бурча под нос: "свидимся... да на кой ляд ты мне сдался...", сделал ему вслед неприличный жест и ушел в глубину помещения. Оттуда тут же донеслось тихое позвякивание - повар пересчитывал "гонорар". Коклос же сидел в своем убежище, боясь пошевелиться тут уж пахло не просто взбучкой за украденный пирожок... "Ну что, принц Коклос, - обратился он мысленно к себе, - спасем еще раз братца? Тем более, что нам давненько не выпадало случая совершить какой-нибудь молодецкий подвиг, достойный нашего героического прошлого..." С этой мыслью шут потихоньку, стараясь не издать ни звука, стал пробираться к двери. Повар-предатель бурчал и звенел монетами где-то в дальнем углу...

Вот и дверь. Но уходить просто так, не проверив даже на деле свою новую теорию насчет правил взимания ленной подати, недостойно великого героя... Маленький шут протянул дрожащую руку, цапнул румяный пирожок из корзины у входа и осторожно протиснулся в дверь...

ГЛАВА 20

Этот покойный рыцарь Дрилон, или как там его, не собирался мешкать, судя по всему. Во всяком случае ожидаемая барка пришла на следующее же утро. У берега моряки увидели, наверное, то, что и ожидали. Несколько готовых плотов, вяло покачивающихся на воде у пляжа, на песке - бревна, веревки, плотницкие инструменты. Веревки и инструмент мы нашли в фургонах. Еще, конечно, моряки увидели нескольких часовых при оружии - в кольчугах и шлемах, в белых плащах, какие носят епископские солдаты. И все это слегка прикрывала пелена тумана. Туман соорудил я - так, на всякий случай. Матросы с барки все равно вряд ли могли разглядеть, что лежит на берегу под грудами ветвей...

Наконец барка (небольшой кораблик, способный взять на борт дюжину-полторы стрелков) приблизился к песчаной отмели. Осторожно - из-за тумана.

- Эй, лучник, - окликнули с борта, - позови капитана Дрилона!

- Лучше я тебя к нему провожу, - отозвался мой солдат, наряженный в белый плащ, чтобы изображать лучника из епископской гвардии. И поднял лук...

- Авенорэт! - ликвидировал я свое рукотворное марево. Тут же из леса высыпали все, кто был в состоянии еще натянуть тетиву.

Несколько моих ряженых "белых плащей" взбежали на плот и перерубили более короткий канат. Течение развернуло их плот на длинном канате и ткнуло в корму барки. Белые полезли через невысокий борт на палубу кораблика. Лучники перенесли огонь на нос, опасаясь попасть в своих. Стрелять по корме после начала абордажа я разрешил одному Фильке. Эльф успел своим вздорным нравом вызвать раздражение, пожалуй, всего отряда, но в его мастерстве стрелка никто не сомневался. Все закончилось через несколько минут. Действительно, все закончилось. Теперь, наверное, можно будет просто сидеть на острове блаженного Лунпа и ждать письма от архиепископа... Осталось, правда, еще кое-что сделать. Кое-что довольно неприятное...

- Что ж, парни, - позвал я, - не будем терять времени... Никлис, давай...

Мои наемники принялись сносить все ценное на барку. Несколько человек, показавшие себя накануне лучшими плотниками, продолжили возню с плотами предстояло еще нарастить борта на том, что будет перевозить лошадей. Лошадки, уцелевшие после бойни на дороге, составляли самую ценную часть добычи - наряду с трофейным оружием.

Сначала мы загрузили барку и отправили на остров первую партию трофеев. Вторым рейсом суденышко вело на буксире плот с лошадьми. Тем временем мы оставшиеся на берегу - сносили на плоты трупы людей, что нашли здесь смерть, явившись на этот берег волей епископа Гевы. Высвобождали их из-под груд веток и сносили на плоты - это и была та самая неприятная работенка... Но так было нужно. Я тоже работал вместе с солдатами. Работал!.. К тому времени, как барка вернулась за нами, наш труд был завершен. Мы отпихнули плоты с их мертвыми пассажирами от берега и пошли грузиться на суденышко. Но сначала запалили оставшуюся на берегу кучу ветвей и составленные в ряд фургоны. Все следы нашего присутствия на этом берегу, все, что мы не могли увезти с собой - все унеслось с неопрятными серыми клубами дыма...

Когда все были на борту, я велел подождать и вернулся на берег. Там я быстро пробежал между догорающими кострищами и всадил маленький кусочек янтаря в кору старого клена. Шарик, вставленный в трещину, должен был обеспечить неплохой ракурс обзора... Так мне будет спокойнее... Я вновь поднялся на барку и побрел на нос, перешагивая через трупы моряков. Их никто не стал убирать только собрали все, что было на покойниках ценного... На войне, как на войне!.. Бедным морячкам придется еще раз сплавать по реке на своей барке - мы отправим кораблик вслед за плотами. Где-нибудь плоты и судно прибьет к берегу - веселенький подарочек жителям побережья. Интересно, кому повезет? Километрах в восьмидесяти к западу - фенадская граница, так что фенадцы тоже могут получить это послание с чужой войны...

Ну и для нас война, надеюсь, закончена... Последний прощальный взгляд на этот берег, о котором у нас останутся не самые приятные воспоминания... Солдаты, хмурясь, ворча и сплевывая, оттолкнули барку, Никлис налег на руль, разворачивая суденышко... Курс на остров блаженного Лунпа!..

***

На острове нас встретил отец Тонвер и какой-то монах - хмурый мужчина с уныло обвисшим носом. Ннаонна, которую я отправил сюда первым рейсом, ждала меня на берегу, приплясывая от нетерпения.

- Ну давай, На, - кивнул я ей, - веди меня осматривать местные достопримечательности.

Достопримечательностей было немного. Большое здание - жилище местных сеньоров, порядком обветшалое. Полтора десятка хижин их сервов, промышляющих более рыболовством, чем земледелием. И самый главный дом на острове - часовня блаженного Лунпа. Крепкое каменное сооружение с башенками и шпилями, обнесенное каменной оградой с довольно мощными воротами. Часовня напоминала подготовленную к осаде крепость и охранялась гарнизоном из полутора десятков монахов. Собственно, наш добрый отец Тонвер был у них за коменданта, если продолжать придерживаться военной терминологии. На время поездки в Ренприст его замещал тот самый мрачный типчик, что стоял рядом с ним у причала. Пока Ннаонна все это мне поведала, Никлис командовал разгрузкой барки. Как только все трофеи были снесены на берег - он с тяжелым вздохом скомандовал отвязывать канаты и пускать суденышко по течению - вслед за плотами. Для него это было нелегко - расставаться с корабликом, который тоже стоит каких-то денег. Никлис - он вообще скуповат. А я вот всегда готов расстаться с любой ценностью, если вижу в этом прок. Ну почти с любой, к некоторым вещам я, бывает, просто привязываюсь и отказываюсь с ними расставаться - но не из жадности, а из сентиментальности...

Вскоре выяснилось, что в укрепленную часовню нас не приглашают. Странно, опасность еще не вполне миновала, а нам заказан путь в самое лучшее укрепление на острове, который нам, что ни говори, еще нужно охранять.

- Зачем тогда здесь вообще такое сооружение?

- А для золота, - пояснил подошедший Никлис, - монахи золото моют на острове - помнишь, Торк рассказывал. А здесь, в часовне в этой, у них хранилище. Вот нас и не пускают.

- Ну и Гангмар с ними... А нам-то куда? - поинтересовался один из парней.

- А в господский дом, - тут же захлопотал наш монах, - самое лучшее здание на острове. Сей же храм для мирян не предназначен, ибо он есть дом блаженного. Святость сего жилища не должна быть осквернена.

- Ладно. Никлис, возьми с собой сколько хочешь людей и сплавай на дригский берег. Загонишь лошадок, снаряжение лишнее. Лучшее из оружия отберешь для нас.

- Зачем вам, дети мои, беспокоиться и утруждаться, - опять засуетился попик, - мы можем все у вас выкупить и цена будет вполне...

- Вот уж тебе, - Никлис сунул монаху под нос грязный кукиш, - сами все продадим.

Отец Тонвер расстроился. Еще бы - трофеи по стоимости значительно превосходили ту сумму, что он должен будет нам отдать в качестве платы. Похоже, что ему не удается запустить лапу в тонкую струйку золота, что течет с острова в его монастырь - вот он и места себе не находит...

Потом я нашел Кендага и велел ему проверить, как у "господского дома" с обороноспособностью, а также распорядиться о несении караулов. Причем наблюдать нужно, объяснил я ему, не только за гевским берегом, но и за нашими друзьями, монахами. Покойник Торк им не доверял - и возможно не без причин...

И потянулись дни ожидания. Время от времени я поглядывал в "глазок", что творится на гевском берегу Золотой против острова. Там никто не появлялся. Очевидно, отсутствие известий "с театра боевых действий" епископа не смущало и он не пытался выяснить, что с его армией. А может, посланцы побывали на берегу и я их просто не заметил. От нечего делать я время от времени принимал у себя в "господском доме" обоих старших монахов - Тонвера и его хмурого заместителя, отца Дунта. Этот мрачный монах оказался любителем философии и заумных бесед. Стоило его напоить как следует - и он начинал излагать последние теории, возникшие в богословии. Вот сейчас, к примеру, он увлекся учением какого-то их доморощенного дригского светила, который состряпал "теорию личностей".

- Посудите сами, братья, - вещал заплетающимся языком мой собутыльник, ежели взять даже сравнительно недавние события... Скажем, Великую войну... Орков ведет некий Сын Гангмара - личность явно незаурядная. А в ответ из стана сил Света встают блаженный Энтуагл и Фаларик Великий...

- Да ну тебя, - перебил его толстый Тонвер, - Сын Гангмара - незаурядная личность, которую никто не видел, Фаларик - разбойник с большой дороги, которому просто посчастливилось больше других, а блаженный Энтуагл... Между нами говоря, этот блаженный - позор церкви, сумасшедший, прославлявший свой бред, как откровение свыше... и...

- Не богохульствуй!..

- Да пошел ты, Дунт... Так вот, между нами опять же говоря, этот Энтуагл еще и страдал сексуальными расстройствами, у него бывали эротические видения...

- Тонвер, ты завираешься, - с трудом поднял голову Дунт.

- А ты что же, не читал "Жития", переписанные Мерком Новым?

- Это запретная книга!

- Ясный пень, запретная! А в какой же еще почитаешь правдивые сведения о блаженных? Твой Энтуагл имел эротические видения, что-то насчет эльфиечек!..

- Не касайся своими грязными лапами видений блаженного... А, Гангмар с тобой, я тоже об этом читал. Я надеюсь, капитан, что вы не...

- Не, не, не! - с трудом удерживаясь, чтобы не засмеяться, отвечал я. Никому ни слова, отцы.

- Тогда нальем еще по единой... И вообще в этой теории нет полной ясности - то ли в годину испытаний Гилфинг пробуждает некую героическую личность, дабы вела паству по тернистому пути - или же возникновение этих самых личностей вызывает годину испытаний...

- Не трепись, наливай!..

Вообще-то эти "святые отцы" оказались вполне нормальными ребятами, к ним нужен был только правильный подход. Как правило, подход этот плещется в бочках - тех самых, что стояли в подвалах "господского дома". Вы обратили внимание я сказал "стояли". Мы ведь заняли дом именем монастыря, который является сеньором живших здесь дворян. Естественно, попы зачастили к нам в гости...

Посреди пьянки я вытащил из кармана свой "глазок" и всмотрелся. Ага, вот и долгожданные гости... Один в священническом одеянии, другой - в тяжелых доспехах под белым плащом. На заднем плане несколько латников в белом, оруженосец держит коней этой первой парочки. Жаль, что я не могу услышать, о чем они говорят.

***

- Вот эти следы, отец Брак. Здесь плоты стаскивали в воду. Кстати, вот и причальные канаты.

- Канаты? Зачем?

- Ну как же... Ведь для переправы сотни бойцов требуется несколько плотов. Вот один сделали, спустили на воду и привязали. Затем другой, третий...

- Ах да, понятно. Но все же, что здесь произошло?

- Да Гангмар его знает... Ой, прошу прощения, святой отец. Я хочу сказать, что точно теперь ничего не узнаем, наверное.

- И все же? Сэр Ригмал, вы ведь воин. Рассудите, как воин...

- Ну, раз плоты были сооружены и спущены на воду - я думаю, что сэр Дрилон с воинством благополучно добрался до этого места. Они рубили деревья вдоль дороги - чтобы легче доставить потом к берегу. Здесь, у воды готовили плоты. Вон следы большого костра - там сожгли обрубленные ветви.

- Ах так, значит... Похоже, похоже... А почему рядом - сгоревшие фургоны?

- Ну это уже потом, я думаю. Можно предположить, что наших перебили во время переправы. А затем наемники переплыли сюда и сожгли фургоны...

- Зачем же?

- Да, наверное, чтобы просто досадить нам. Больше вроде незачем, святой отец.

- Досадить? Да они истребили около сотни воинов его преосвященства! У епископа более нет сил, чтобы пытаться отстоять свои права в этом деле! Сэр Ригмал, какое же еще "досадить"?..

Рыцарь в ответ только пожал плечами.

- Да, да! - С надрывом выкрикнул священник. - Нам больше некого выставить против монастыря блаженного Лунпа. Лучники перебиты почти все. Сеньоры тоже... Пока их наследники вступят в права, пока принесут присягу его священству... Мы просто не успеем... И значит - мы проиграли это дело...

ЧАСТЬ 3

КАПИТАН

ГЛАВА 21

Вот и все, бой окончен - победа,

Враг повержен, гвардейцы, шабаш!

А.Башлачев

- Ну что, парни? - осведомился Ингви у своих наемников.

Вчера Никлис вернулся из коммерческой поездки на дригский берег. Вернулся с деньгами - и теперь "капитан Воробей" выдал солдатам по некоторой премии "так, для начала". Начало было неплохим и в несколько раз превышало все, что солдаты получили до сих пор из рук Тонвера.

- Ну так что?

Ответом послужили смешки и ухмылки.

- Славная работенка - служить под вашим началом, капитан, - высказался один из солдат, - один день трудов, а потом отличные денежки!

- Ладно, - ухмыльнулся в ответ Ингви, - смотрите только, не болтайте, на каком из берегов Золотой вам выпал "день трудов". А кстати, Никлис, давай сюда нашего приятеля Рина. Решим заодно и это дело.

Рина - от греха подальше - пока что держали под замком. Доставленный пред свтлые очи Ингви, парень сжался и насторожился, ожидая решения своей судьбы и было очевидно, что иллюзий он не питает.

- Вот что, Рин, - начал Ингви, - я обещал тебе, что отпущу, когда все кончится, так?

Рин не ответил, а молча глядел исподлобья, ожидая окончания фразы, как приговора.

- Ну так и катись на все четыре сторны, - заключил Ингви, - вот тебе деньжат немного. И гляди, больше в Геве не появляйся, а то... Попы измены не простят. И если узнаю, что ты хоть слово сказал кому-то о наших приключениях из-под земли достану. А как я слово умею держать - сам видишь.

Парень кажется не верил своим ушам - стоял, машинально перебирая горсть монет, что вручил ему Ингви, затем наконец ответил:

- Не-е, в Геву я - ни ногой. Я с попами дело имел, так что понимаю... Никому не скажу, не объявлюсь... И спасибо, капитан... Спасибо... Я... - Рин хотел добавить что-то еще, но махнул рукой и побрел вдоль берега прочь, загребая ногами песок и опустив голову.

Глядя в спину удаляющемуся Рину, Ингви сказал:

- Ох, боюсь, не пойдет ему впрок моя доброта...

- Это что ж так, твое демонское? - поинтересовался Никлис.

- Да здесь, на острове, он в руках у монахов блаженного Лунпа... Нет, здесь, у нас на глазах его не тронут, просто выследят в Дриге... У отца Тонирга могут быть свои понятия насчет того, как лучше убедить парня держать рот на замке.

- Это верно, прирежут парня...

- М-да, Никлис, послушай... Пошли-ка кого-нибудь за попами этими, за Тонвером и Дунтом. Мол, приглашаю их к себе. Винца выпить и поговорить. Может, это их как-то отвлечет.

- Ох, не верю я, твое демонское, что попов, слышь-ка, что-то может от смертоубийства отвлечь... Ладно, сейчас кого-нибудь за ними отправлю...

Но отправлять никого не пришлось - отец Тонвер примчался сам, тряся телесами, сопя и тяжело переваливаясь на бегу. В пухлом кулаке у него была зажата бумажка.

- Ответ... - прохрипел он, пытаясь отдышаться.

Вокруг тут же собралась кучка любопытных солдат.

- Ответ пришел, - все еще с трудом выдохнул монах, - решение архиепископа по поводу нашей тяжбы... Уф... Бумаги гевского епископа трибунал... трибунал единодушно признал подложными... Решение в нашу... пользу...

- И это значит... - пробормотал Ингви.

- И это значит, что остров наш! - торжественно закончил отец Тонвер.

- Да нет, не то, - поморщился Ингви, - это значит, что полторы сотни людей полегли здесь зазря!

***

Постепенно солдаты разбрелись, было ясно, что пора собираться в обратный путь - служба монастырю закончилась. На берегу остались только Ингви с друзьями и монах.

- Ну что, отец, - спросил Ингви, - на этом, вроде, все?

- Воистину так, - важно ответил тот, - правое дело восторжествовало.

- А коли так, - встрял Никлис, - гони денежки! Нашу, слышь-ка, премию.

- Извольте, извольте, - засуетился монах, - и премию сполна получите, и насчет барки я распоряжусь. Барку до дригского берега. А там вы в Геву - через Брод...

- Постой, постой, - перебил его Ингви, что ж ты, поп, нас все в Брод этот тянешь? Нам же лучше отсюда через Золотую в Геву махнуть, а потом - прежней дорогой. И ближе, и проще...

- Э, - тут же заюлил Тонвер, - это непорядок. Вроде как границу незаконно переходите... Лучше через Брод, все так делают...

- Ладно, - кивнул Ингви, - лучше, так лучше. Давай, тащи нашу премию.

Дождавшись, когда монах отойдет подальше, Ингви повернулся к Никлису:

- Слышишь, сержант, ты тихонько погляди плот, на котором мы лошадей сюда везли. Сегодня, как стемнеет, на нем в Геву махнем. Не нравится мне этот разговор насчет Брода.

- А почему? - спросил Кендаг.

- А потому, что сюда "незаконным" порядком переправляться - так отец Тонвер не возражал...

- А по-моему он с тобой спорил.

- Нет, спорил он потому, что не хотел, чтобы мы бой принимали на том берегу. И вообще, Кендаг, я с тобой в Дриге не покажусь.

- Со мной?

- С тобой и с Филькой.

- Почему так?

- Нелюди вы. И в Дриге вам появляться запрещено без разрешения моего друга Элевзиля. Это в Геве наплевали на имперский ордонанс о сношениях с нелюдями, да и на автора тоже. А герцог Дрига - верный вассал императора. Так что вы там - вне закона!

- Только мы?

- Ну и я с Ннаонной тоже, но мы по крайней мере можем притвориться людьми. Так что, Никлис, осторожно подготовь плот к плаванию. Весла какие-нибудь на него приспособь.

- А ведь ты, твое демонское, с попами вроде в дружбе был? Это... Вино, слышь-ка, с ними хлестал и разговоры такие вел, от которых у простого человека уши в трубочку сворачиваются, а?

- А ты, простой человек, не подслушивай - уши-то целее будут. А насчет вина лучше скажи, почему это оно так быстро закончилось?

- Ну и скажу. Припрятал я два бочонка, самые большие... Это... Святые отцы - они сколько хочешь вылакают, не поперхнутся. Так чего же без дела-то...

- Ладно, припрятал - и правильно. Так вот и у меня с этими попами, друг Никлис. Вроде и пьем, и все такое - а кое-что все же припрятываем. И еще. Я хочу на ту поляну заглянуть, свой "глазик" вернуть...

Переправа прошла без происшествий. Золотую пересекли в темноте, факелы зажгли только тогда, когда Филька объявил, что гевский берег уже близко. На берегу быстро разобрали поклажу - припасы и оружие - оттолкнули плот подальше и двинулись в путь. Всем хотелось скорее миновать место недавней схватки на старой дороге.

В этом было что-то странное. Вроде бы наемники вышли из той схватки победителями, разбив более сильного врага, но подробностей никто не вспоминал, никто не смаковал деталей боя, как это обычно принято у солдат-победителей. Когда-нибудь позже, сидя за столами в Ренпристе, они будут рассказывать небылицы и соперничать в выдумках насчет того, как лихо были побеждены люди епископа. Все будут оголтело врать, преувеличивая собственную роль в схватке но правду вспоминать не захочет никто...

Как-то раз в дороге, убедившись, что никто не слышит, Никлис заявил Ингви:

- А слышь-ка, твое демонское, парни-то тебя вроде как боятся.

- Да? С чего бы? Я ведь им заплатил хорошо, куда больше, чем они могли рассчитывать. И оружие.

Лучшее из трофейного оружия Ингви велел раздать своим солдатам и разрешил им после окончания дела оставить это себе, как подарки.

- Это верно, - сказал Никлис, - заплатил ты им знатно, хотя мог этого не делать. И парня того, Рина, отпустил...

- Я же ему обещал.

- Во-во. Да еще хотел его от дригских попов убречь. Очень, слышь-ка, это странно для парней показалось. Вот они и боятся... Это...

- Ну что ж, - ухмыльнулся каким-то своим мыслям Ингви, - пусть боятся... Как в добрые старые времена...

***

- Итак, граф Ирс, - император, хотя и пытался это скрыть, был недоволен, как и всегда, когда его отрывали от богословских занятий.

- Ваше императорское величество, - вельможа поклонился гораздо ниже, чем требовал этикет, - не хотел бы отвлекать... Прерывать монаршие дела... Однако привезенные мною вести настолько важны, что я рискнул... Король Сантлака Игрин I убит. Убит на охоте.

- Странно, весьма странно, - брови Элевзиля поползли вверх, - кому мог помешать король Игрин... А что убийцы? Они пойманы?

- Увы, ваше императорское величество... Кстати, вот сэр Отриль ок-Отриль, приближенный покойного короля и участник той трагической охоты. Он может все рассказать подробно.

Из-за спины графа выступил дворянин в пестрой одежде провинциала и поклонился:

- Ваше императорское величество...

- Слушаем вас, добрый сэр. Что же произошло в тот день? Как был убит король Игрин?

- Как известно вашему императорскому величеству, король Игрин был отважный и доблестный рыцарь...

- Как и все короли Сентлака, - кивнул Элевзиль.

- Да... И он стремился быть первым во всем - на войне, на турнире, на охоте... На охоте... Тогда ловчие подняли огромного оленя-самца... Вожака стада. Воистину королевская добыча. Его величество Игрин опередил нас, свою свиту, на несколько десятков шагов, мы следовали за ним, ориентируясь по звукам его рога. И вот мы - полтора десятка дворян - вылетели на поляну... Ох, ваше императорское величество... Посреди поляны лежал наш король Игрин со стрелой в груди. Точно в сердце. Ну, мы кинулись обшаривать все ближайшие кусты - никого... Никого и ничего...

- А один из вас...

- Ваше императорское величество, мы все благородные дворяне и...

- И бьете зверя копьем, а не стрелами. Понятно.

- Воистину так, ваше императорское величество. К тому же король опережал нас.

- А слуги, егеря?

- Я опросил всех - никто не мог успеть этого сделать. Никто из них не оставался один достаточно долго, чтобы покинуть свое место, предательски сразить короля и вернуться обратно. Не говоря уж о том, что все это надежные проверенные люди.

- Стало быть, убийца успел ускользнуть?

- В кустах не было никаких следов, ваше императорское величество. И никого не было замечено поблизости.

- Тут впору задуматься о сверхъестественном, - произнес император-богослов, - или же о колдовстве. Вот что, сэр Гвино, приведите-ка сюда Гимелиуса.

Коротышка-канцлер кивнул и засеменил к дверям.

- Но наши егеря, кажется, обнаружили место, где в засаде скрывались злодеи, - вновь заговорил сэр Отриль, - на холме примерно в ста пятидесяти шагах от той полянки. Отпечатки копыт нескольких лошадей, содранная кора на ветвях - где намотали поводья... Похоже, что убийцы поджидали короля там, на холме, а едва лишь его величество оказался на поляне, на открытом пространстве... Таинственный злодей пустил стрелу и тут же скрылся.

- Вы говорите, сто пятьдесят шагов, сэр Отриль? - Переспросил император. Выстрел, достойный эльфа!

- Выстрел, который сделал бы честь любому эльфу, - осмелился вставить слово граф Ирс, - ведь король летел во весь опор, преследуя оленя.

- Да, верно, - согласился император, - что-нибудь еще можете сообщить, добрый сэр?

- Стрела, ваше императорское величество... не знаю, что это может означать, - и рыцарь из Сантлака предъявил императору стрелу - черную, оснащенную угольно-черными перьями и с наконечником вороненой стали. Длинная стрела для большого лука.

В этот момент двери в зал распахнулись - вернулся канцлер сэр Гвино. За его спиной маячила необъятная туша придворного мага Гимелиуса Изумруда. Жирный колдун, тяжело переваливаясь, приблизился к гостям и бесцеремонно взял стрелу у сэра Отриля. Понюхал, осмотрел, зачем-то поскреб ногтем. Затем наконец объявил:

- Возможно, действительно эльф. Вполне возможно. Но без магии точно не обошлось

ГЛАВА 22

В Ренприст мы возвращались как победители. Смело шли прямым путем, не глядя, чьи владения пересекаем - вассалов ли церкви или же нет. Да и то сказать - на той заброшенной дороге мы положили почти всех рыцарей, что служили главе церкви в Геве, истребили почти всех ее солдат, кого бояться теперь нам - трем десяткам героев-победителей. И в ворота Ренприста мы вступали с высоко поднятыми головами, блестя отличным трофейным оружием лучшее из добычи я раздал своим парням и позволил оставить себе. Премия.

Вот и "Очень старый солдат". Мастер Энгер, опираясь на палку, тяжело поднялся мне навстречу. Аккуратно отставил трость и протянул руку для пожатия:

- Отлично, мастер Воробей! Поздравляю вас с победой.

- Спасибо, мастер. И за эту работенку тоже хочу вас поблагодарить еще раз.

- Да, а я-то сомневался, стоит ли вам браться... Ну, конечно, сорок опытных солдат могут успешно защищать остров от сотни или полутора... Но никому, Гангмар возьми, не могло прийти в голову, что вы просто в одном бою перебьете всех солдат и вассалов епископа... Всех! Как вам только это удалось... Нет-нет, я не спрашиваю... Вы можете теперь рассказывать любые небылицы.

- Предпочту молчать.

- Ваше право, мастер Воробей, ваше право. Но уж те парни, что ходили с вами, теперь наплетут с три короба.

- А это их право...

- Верно. Томен, проводи.

Тот же самый слуга отвел нас в зал и усадил уже на другие места - не на почетные "именные" места у стены, но и не в центре гигантского зала, где за "столом новичков" уже сидела какая-то компания. Зал был наполовину пуст - с приходом лета кондотьерам привалило работы. Кстати, я с сожалением отметил отсутствие Дрымвенниля. Вокруг нас за соседними столиками сидели бойцы моего ныне распущенного - отряда. Они очень торжественно приветствовали меня и Стер, самый здоровенный (и самый авторитетный) из них заявил мне:

- Мастер Воробей, все ребята были рады служить под вашим началом. И поручили мне сказать, что, значит, ежели пожелаете капитаном стать и собрать свой постоянный отряд - то только моргните нам. Все как один встанем под ваше знамя, - помолчал несколько секунд и добавил, - капитан.

Как только мы вступили в ворота Реприста, я автоматически перестал быть капитаном. И обращение Стера являлось просто знаком уважения - но, откровенно говоря, было приятно. В этот момент в дверях возник наш интендант Никлис, выполнявший последнее мое задание. На плече он нес бочонок:

- Господин капитан, - обратился он ко мне после того, как пыхтя водрузил бочонок рядом со столом, - ваш приказ исполнен. Трофеи с острова Лунпа доставлены.

- Ну так наливай всем! - Велел я. - Парни, это из подвалов "господского дома", помните?

Бывшие мои солдаты ответили дружным одобрительным гомоном и стуком кружек. Когда бочонок уже опустел наполовину, подошел поздравить нас сам знаменитый Мертвец. Вблизи парень производил жуткое впечатление - весь покрытый шрамами бледный и тощий тип. Если кожа Кендага имела несколько зеленоватый оттенок, то его - скорее синий, насколько можно было разглядеть под неимоверным количеством шрамов и всевозможных отметин, которые усеивали его лицо и руки, громоздясь один на другой и частично скрывая друг друга. Впечатление усугублялось богато украшенным костюмом, весьма дорогим и, насколько я могу судить, модным. Что ж, у наемного солдата не так уж много радостей, а услуги Мертвеца стоят достаточно дорого, чтобы он мог позволить себе такой наряд. Кстати, его фигура излучала некий магический фон. То ли он сам обладал кое-какими небольшими способностями (и это могло быть объяснением его невероятной живучести), то ли что-то в его шикарном прикиде было заколдовано...

- Позвольте поздравить вас с удачным началом карьеры, - учтиво поприветствовал он нас, - и еще хочу сказать, что я всегда рад, если кто-то наступает на мозоль попам. Тем более нашему епископу.

Тут он ощерился, показав рот с остатками трех или четырех зубов и закончил:

- Наш епископ выдал обо мне уже семь смертных приговоров... И одиннадцать раз его подручные приводили их в исполнение... Однако я жив...

Когда этот колоритный тип отошел достаточно далеко, Филька прошипел:

- Он считает, что еще жив, а я думаю, что он ошибается. По мне, так он давно уже умер, просто ему самому в это не верится. Может, ему просто забыли сообщить?

- Ага, - кивнул приятелю Кендаг, - и при этом господин Дрымвенниль "страшненьким" назвал не его, а какого-то эльфа, а?..

***

В тот вечер мы просто напились, отмечая успешно завершение похода. Не знаю, как принято здесь прощаться с временным войском, но у меня еще из прошлой жизни сохранилось понятие насчет "ставить отвальную"... На следующий день несколько парней подходилил ко мне с изъявлениями приязни, благодарности и уверениями, что хотелось бы еще послужить в моем отряде. Нет ничего проще, чем кинуть клич о создании собственого войска и перейти на "балкон капитанов". То есть этажом выше. Но мне как-то не хотелось разлучаться с друзьями, да и вообще - было непонятно, как нам жить дальше (ведь капитан заключает договор непосредственно с клиентом, а платит солдатам постоянно - независимо от того, имеется ли заказчик в данный момент или нет). Ннаонна на какое-то время поутихла и перестала проситься в Замок Вампиров. Наверное, ей понравилось быть героем загадочного и победоносного похода. Еще бы, несколько дней после нашего возвращения разговоры шли только о том, как классно мы разделались с войском его священства, епископа Гевского.

Словом, так или иначе, рейс в Альду можно было отложить. Сказать по совести, мне ужасно не хотелось возвращаться в королевство. И в каком собственно виде мне туда являться? Прокрасться под вымышленным именем, менять личины и отводить глаза страже? Или явитья с треском и грохотом во главе банды наемников, назвать себя, вызвать новую войну с императором? А как меня примут мои добрые подданные? Может их вполне устраивает алкоголик Кадор-Манонг? Или нет? Прежде, чем решиться на что-либо, хотелось осмотреться и узнать - а что же, собственно говоря, происходит в Альде? Я велел Никлису, у которого был правильный подход к простым ребятам наемникам, разузнать, что удастся.

Расспросы дали немного - Никлис разнюхал, что у Кадор-Манонга какие-то разногласия с рыцарями, которые вроде бы только прикрываются верностью королю-демону и используют это как предлог не повиноваться королю-человеку. И еще выяснилось, что эмиссары нашего Кадор-Манонга навербовали около трех сотен солдат для него - и еще ни один человек не вернулся в Ренприст из Альды. Носились неясные слухи о мятежных вассалах и орках из Черной Скалы...

А потом нам опять подвалила работенка - на этот раз предстояло служить нашему недавнему противнику - епископу Гевы. Парадокс? Отнюдь.

Эмиссар епископа, некий отец Брак, сам объяснил мне:

- Если уж вы так лихо разделались с нашим войском, это само по себе рекомендация, значит вы действительно отличный солдат... Да и командир тоже. В прошлом покойный Дрилон справлялся неплохо, а вы одолели его, несмотря на то, что ваше войско было слабее. Кстати, не расскажете ли, как вам это удалось?

- Нет.

- Я так и думал. Что ж - ваше право. Итак, я нанимаю войско взамен наших солдат, которых вы перебили на острове блаженного Лунпа. Я сторговался с одним из капитанов, Кертом Серым. У него дела идут неважно, он, как здесь говорят, "не в цене" после какой-то неудачи с гномами. Так что берет недорого. Вам я предложу такую же плату, если согласитесь.

Я попросил немного времени на раздумья - отец Брак согласился. Вообще-то этот поп мне нравился больше, чем Тонвер. Он говорил нормальным языком и разбирался в предмете (то есть в военном деле и конъюнктуре рынка наемников)... Наскоро расспросив кого только мог, я выяснил, что капитана Керта в прошлом году сильно испугали гномы и чародеи, когда он участвовал в деле в какой-то долине Корронтах. Теперь он отказывается вообще выступать против гномов и его репутация сильно страдает из-за такой странной причуды. Что касается денег - нам предлагалась минимальная "зарплата" для солдат отряда, которая вообще несколько выше, чем у одиночек. Так что и с этой стороны все было в порядке. Недостатком можно было считать личность капитана Керта Серого. О нем говорили, что он и прежде не жаловал колдунов - а теперь просто ненавидит их лютой ненавистью. Ну что ж, переживем.

Короче говоря, попу я ответил согласием. Вскоре во дворе собрались все будущие участники дела. Естественным образом я вновь возглавил своих прежних солдат. Если говорить немного подробнее, попы предполагали набрать до сотни человек - и как всегда по дешевке. Скупость свойственна их сословию. Совсем недавно я был свидетлем того, как какой-то барон подбирал наемников - и из всех капитанов, предложивших свои услуги, выбрал самого дорогого, не руководствуясь в своем выборе больше ничем. Попы на такое не способны. Итак дешевый капитан Керт Серый предоставлял отцу Браку свой отряд в пятьдесят человек. Чтобы не нанимать второго капитана (это же дорого!) недостающее количество отец Брак добрал моей бандой в три десятка кондотьеров - и еще дюжиной одиночек. Тех самых, что занимали теперь столики в центре зала. Столики новичков. На них мы имели право глядеть свысока.

***

Итак, мы все собрались во дворе "Солдата". Я присмотрелся к капитану Керту Серому. Ничего особенного, довольно высокий мужчина с узким лицом. Он тоже глядел в мою сторону. Что-то коротко сказал своему сержанту и направился в мою сторону. Остановился и вызывающе уставился на меня в упор. Затем наконец заговорил:

- Колдун... Слушай, колдун. Я видел с балкона, как ты трепешься с попом, что нас нанял. Я не знаю, что там у тебя вышло с капитаном Дрилоном. Я не знаю, что там было на Золотой. Но в этом деле старший - я! И ты будешь делать то, что я велю... колдун...

Все взгляды сосредоточились на мне, наемники ждали моего "крутого" ответа. И я понимал, что это очередная проверка - как тогда, с Торком. Странно, я слышал, что этот капитан Керт катится под уклон, зачем ему это? Если я его каким-то образом унижу, об этом узнают все. Если "выиграет" он - ему это ничего не даст... Я внимательнее пригляделся - что-то чувствовалось в этом человеке, какой-то надлом, какая-то обреченность... Видимо, это у него был порыв души - без всякого расчета... Ладно, не мое дело - мне важно сейчас сохранить лицо. Тем более, что за спиной я слышал сопение - Ннаонна, Никлис и, кажется, Стер. Могут вмешаться. Капитан Керт, похоже, на волосок от смерти либо, на худой конец, мордобоя, что чревато всеобщей потасовкой. Я глубоко вздохнул и как можно спокойнее сказал:

- Ты что, капитан, перепил на своем балконе? Так проспись перед походом... Командовать будешь своими людьми. А мной и прочими - только если прикажет отец Брак. Надеюсь, что не прикажет.

Керт молча пялился на меня, словно пытался проникнуть взглядом в полумрак под моим капюшоном. Пауза затягивалась... Похоже было на то, что капитана придется поторопить.

- Н-ну? - Вопросительно протянул я, поворачивая перстень на пальце.

Мой жест от него не ускользнул и он догадался, что может последовать. Прошипев что-то неразборчивое, капитан повернулся и зашагал к своим солдатам. Из-за угла здания показался отец Брак. Быстро оглядев свое приобретение, то есть нас, монах объявил:

- Выступаем завтра с рассветом, как только откроют ворота. Сбор здесь. Снаряжение, оружие - все как обычно. Кто желает спросить?

- Против кого идем, святой отец? - поинтересовался кто-то.

- Поступило известие - люди императора посетили принца Ленота в его владениях. Так что можно ждать набегов. Вы станете охранять побережье, пока не будет сформирована новая гвардия его священства епископа, - сказав это, монах выразительно глянул на меня.

С рассветом мы выступили в поход. Согласно традиции при выходе из города каждый платил за себя сам. Точнее сказать, это была не традиция, а примета, своего рода суеверие. Наемный солдат отдавал стражнику медную монету и эта монетка становилась для него чем-то значимым. Неким залогом того, что он вернется и точно так же заплатит монетку за вход в славный город Ренприст. Этот ритуал тщательно соблюдался всеми - но каждый год сотни наемников гибли в многочисленных схватках, набегах и крошечных войнах, сотрясавших окраины Империи. А сотни медных монеток исправно сыпались в кружки привратников Ренприста... Сыпались каждый день. Лето.

Не стали нарушать эту традицию и мы. Каждый с вечера припас грош, многим пришлось разменивать монеты старшего достоинства, чтобы с рассветом заплатить свой взнос. Заплатить, делая безразличный вид, с отрешенным лицом сунуть монету привратнику - но ведь каждый в глубине души размышляет, спорит сам с собой, заключая нелепые пари. Я вернусь... Я вернусь... Я вернусь...

Дзинь! Дзинь! Дзинь! - сыпятся монеты в кружку привратника, а у меня в ушах стоит шепот: "я вернусь"... И даже Филька спокоен и серьезен. Впрочем при всем своем легкомыслии эльф достаточно чувствителен, чтобы проникнуться общим настроением...

А в походной колонне наше войско немедленно разбилось на две большие части. Отряд Керта - и все остальные. Даже незнакомые мне зеленые новички стараются держаться поближе, не говоря уж о моих недавних подчиненных. Что ж, их можно понять - если главным над всеми будет поставлен Керт, то его солдаты получат лучшие посты и больше шансов вернуться в Ренприст, чем прочие. Вот они и тянутся ко мне, видят во мне какой-то шанс не стать "вторым сортом", пушечным мясом. Что ж, придется постараться не обмануть их ожиданий, ибо иначе во второй сорт попаду и я сам.

ГЛАВА 23

Во время пути к месту службы отряд, ведомый отцом Браком, так и не воссоединился. Наемники оставались явно разделены на две группы, причем участники дела на Золотой всячески превозносили своего прежнего командира, капитана Воробья, упорно именуя Ингви "капитаном", чтобы подчеркнуть свое нежелание подчиняться Керту. Новички слушали раскрыв рот и тоже старались держаться поближе к демону. Монах Брак это, конечно, замечал - и такой расклад его вполне устраивал. Священнику казалось удачным решением не сосредотачивать всей власти над наемниками в руках одного капитана. Поэтому монах несколько раз довольно ловко давал понять солдатам, что не считает Керта, так сказать, главнокомандующим. Ортодоксальная церковь Империи, как и любая достаточно долго существующая церковь, прекрасно понимала девиз "разделяй и властвуй".

Тем более удобным показалось такое положение дел монаху по прибытии на место. Задача, поставленная перед ним и набранными им наемниками, заключалась в следующем. Гевский епископ владел довольно большими участками берега озера Гева, посреди которого лежал остров Ленот. Принцы Ленота были естественными союзниками императоров. Ведь остров без поддержки из Ванета неминуемо был бы захвачен гевским королем, который всячески стремился округлить свои владения. С другой стороны, императорам было выгодно поддерживать принцев, которых всегда можно было натравить на Геву, дабы ослабить строптивого гевского вассала. Элевзиль, не меньше других любивший загребать жар чужими руками, почти каждое лето отправлял на Ленот послов, которые передавали принцу некоторые суммы для ведения войны с вассалами Гюголана Гевского. К этим подачкам принц привык, они уже стали неотъемлемой частью бюджета Ленота - но их требовалось так или иначе отрабатывать. Наемники стоили дешево, жизни вассалов не стоили вовсе ничего, а посланцы Элевзиля привозили золото. Поэтому каждое лето люди принца снаряжали корабли...

Слух о трагическом для гевского епископа завершении распри с монастырем блаженного Лунпа наверняка достиг двора Ленотского принца. И его светлость вполне мог счесть прибрежные владения гевской церкви подходящей целью для очередного набега. Тем более, что шпионы епископа засекли послов императора, направлявшихся на Ленот.

Удобство же конфликта среди наемников заключалось в следующем. Необходимо было защитить довольно длинный участок берега, но дело облегчалось тем, что значительная часть береговой линии не подходила для высадки, поскольку вдоль берега тянулись лиманы (то есть просто болота) и зыбучие пески. Эти гиблые места местные называли "зяби" и не советовали никому туда соваться. Так что уязвим был только относительно короткий отрезок берега, разделенный устьем небольшой речушки Уи. Некоторая часть Уи была судоходной, что побудило монахов (давно владеющих этой землей) воздвигнуть на островке посреди дельты крепость. Это укрепление оборонялось остатками епископской гвардии и в нем были сосредоточены все "белые плащи", которых епископ смог отправить туда, получив сообщение о послах императора, которых видели на Леноте. А участки берега справа и слева от устья отец Брак поручил стеречь Ингви и Керту Серому - двум командирам-соперникам. Если капитаны будут в ссоре - станут лучше исполнять свои обязанности. Станут следить друг за другом.

Естественно, все "бесхозные" новички тоже достались Ингви, которого отец Брак уклончиво избегал именовать капитаном либо сержантом (это же может повлечь необходимость платить больше) - но с другой стороны, поставил командовать совершенно не зависящим от Керта отрядом. Сам доблестный монах своей резиденцией избрал крепость в устье Уи. Расположились солдаты Ингви в рыбацкой деревне. В домишках местных рыбаков была такая теснота и вонь, что ночевать все не сговариваясь решили вне поселка. На следующее утро по прибытии Ингви велел Кендагу организовать строительство шалашей в каком-нибудь подходящем месте, а сам с Ннаонной и Филькой отправился осматривать свои "владения". Вывод был неутешительный. Ему с неполной полусотней солдат предстояло охранять около двух километров ровного пологого берега, песчаного пляжа.

- М-да... - с кислой физиономией объявил он Ннаонне, - просто не знаю, что и делать с этим курортом...

- Что-что? - переспросила девушка.

Она отрешенно шагала за Ингви, погруженная в свои мысли и время от времени нагибалась, чтобы поднять яркую раковину.

- Я говорю, что берег ровный, никаких естественных преимуществ у нас не будет. Не знаю, как не допустить высадки врагов... Кроме, конечно...

- Кроме чего?

- Кроме моей магии. Здесь неплохой фон. И я об этом подумаю, но полагаться только на колдовство не годится... Ладно, пойдем, поглядим, как идут дела у Кендага.

У Кендага дела шли. Орк поступил весьма мудро, выбрав место для лагеря таким образом, чтобы ветер дул от него в сторону поселка, а не наоборот. Ингви не преминул похвалить Лорда:

- Это правильно, молодец. По крайней мере рыбьими потрохами вонять не будет. А может, стоит встретить неприятеля ветерком со стороны деревни глядишь, они просто не выдержат этого смрада и отступят, а?

- Вряд ли, они же там, на Леноте, тоже рыбаки и к такой вони привычны, очень серьезно отвечал орк, потом до него дошло, - а-а, Ингви шутит...

***

Кендаг не ограничился сооружением временного жилья. Он заставил солдат обнести свой лагерь на холме оборонительной стеной. В этих скудных местах было плохо со строительным материалом, поэтому наемники, взяли за образец сооружения местных бедняков. Кое-как была сооружена двухметровая ограда из переплетенного тростника, обложенного тиной. Эта тина, высыхая, становилась прочной, как камень. Ну почти как камень. Строительство посетил отец Брак.

- А не слишком ли серьезно вы относитесь к своим обязанностям? - Монах кивнул в сторону укрепляемого лагеря.

- Нормально, - ответил Ингви, озираясь - не слышит ли кто-то из солдат.

Наемники были не очень-то довольны, что им приходится вкалывать, но авторитет Ингви был достаточно высок, чтобы они не пререкались. Еще бы - они сами его всячески хвалили и превозносили. Теперь приходилось терпеть.

- А что, святой отец, какие новости из Ренприста? - В свою очередь спросил Ингви. - Вы ведь следите за "Очень старым солдатом", не так ли?

- Ну-у, не то, чтобы следим. Но братья в Ренпристе стараются не выпускать из виду, кто именно выводит из Ренприста отряды.

- И что же они сообщают?

- Трудно сказать точно, с кем именно мы будем иметь дело. Сейчас многим нужны солдаты... Можно предположить, что вы сможете здесь повстречать капитанов Одда и Рориха... Наверняка будет Фирин Огненный Горн. Не исключено, что появится капитан Порпиль Рыжий.

- Колдуны у них есть?

- У Рориха и Порпиля есть. Но ничего особенного, мелкие колдунишки. А вас это сильно волнует?

- Не так, чтобы очень, но знать об этом - не помешает.

- Да? А ваш напарник Керт и слышать ничего не желает о колдунах. Он больше полагается на своих лучников. Все говорят, что у Керта Серого отличные лучники... Кстати, хорошая новость. Вы, мастер Воробей, с этого дня получаете плату, как сержант.

- Ну надо же, как расщедрились святые отцы! - Усмехнулся присутствовавший при разговоре Филька. - Дают капитану сержантскую плату.

- Филька, помолчи, - досадливо поморщился Ингви, - а что, отец Брак, с той стороной никаких сведений получить не удастся?

Оба как по команде уставились в сторону берега. Вдалеке крошечными силуэтиками маячили челны рыбаков из деревушки.

- Нет, мастер, с Ленотским епископом мы в распре...

- Да, конечно, - хмыкнул Ингви, - зато люди принца наверняка все знают о нас. Уж больно косо глядят на нас эти рыбаки, хотя им от нас никаких неудобств.

- Да, - скорбно кивнул монах, - эти простолюдины плохие ленники и скверные прихожане. А принц Гларьель - весьма ловкий противник. Он запрещает своим вассалам вредить нашим сервам, хотя это было бы обычной практикой. Грабить он велит только деревни в глубине суши, не здесь. Они, здешние сервы, все время смотрят в сторону Ленота и были бы рады стать его подданными. Я подозреваю, что они, когда выходят на лов, встречаются на озере с людьми принца и все сообщают им о наших делах...

После того, как отец Брак покинул лагерь наемников, Ингви созвал своих сержантов:

- Итак, мастера, наши дальнейшие планы приобретают отчетливость. Поступили сведения, что местные рыбаки шпионят за нами и обо всем доносят людям принца. Это очень хорошо.

- Чего ж хорошего? - спросил Филька.

- Ин... капитан шутит? - спросил Кендаг.

- Нет, не шучу. Мы всего лишь должны создать у здешних мужичков впечатление, что мы - великие непобедимые воители. И все.

- А мы такие и есть! - Объявил Филька. - Великие и непобедимые!

- Конечно, - согласился демон, - осталось только довести это до сведения господ с острова Ленот. Поэтому... Кендаг, подумай, какие представления мы можем разыграть перед местными - ну, там показательные выступления с оружием. Филька, поставишь на берегу мишени и продемонстрируешь всем, на что способен эльф с луком. Никлис, постарайся разузнать, чего больше всего боятся здешние пейзане - драконы, великаны, бесы, упыри? Может, какие-то местные легенды. Как узнаешь - я этим и займусь.

- Ингви, - робко поинтересовалась Ннаонна после окончания совета, - а... насчет упырей... Может, я могла бы...

- Извини, На, в этот раз я собираюсь всего лишь разыграть красочное представление. Ничего настоящего. И если выяснится, что местные боятся именно упырей - я создам для них упырей. Но таких, каких будут бояться эти олухи... А не таких, которыми можно любоваться всю жизнь.

Ннаонна склонила голову и внимательно посмотрела Ингви в глаза. Тот оглянулся - никого рядом нет - и стянул с головы капюшон. Светлые глаза демона... Черные глаза вампира... Оба молчали.

***

- Что скажете, дядюшка, о последних событиях в Сантлаке? - В последнее время Гимелиус стал замечать в голосе племянника вкрадчивые нотки. Велиуин, совсем недавно бывший любимчиком придворного мага, становился тому все более и более неприятен, хотя объяснить самому себе своих ощущений Изумруд не мог.

- Что ты имеешь в виду, дружок?

- Ну как же! Вы ведь присутствовали на аудиенции, когда его императорскому величеству сообщили о трагической кончине короля Игрина. Несомненно вы можете поведать немало поучительных подробностей. И вот эта стрела... Интересно, не так ли?

- Стрела? - жирный маг взял со стола черную стрелу и принялся задумчиво почесывать себе спину наконечником, - стрела... Стрела довольна интересная. Она была снабжена заклинанием, помогающим точности выстрела. Да, стрела довольно интересная. Можно предположить, что накладывал на нее чары довольно опытный маг.

- Из чего следует такой вывод? - живо спросил Велиуин.

- Из того обстоятельства, что надлежащие свойства сообщены не только наконечнику - а этим бы ограничился дилетант - но и всей конструкции.

Придворный маг перестал чесаться и, вытащив стрелу из-за спины, принялся ее внимательно разглядывать, как будто чем-то заинтересовался вновь. Затем удовлетворенно крякнул и объявил:

- Да! Даже перья! Неизвестный злоумышленник подрядил весьма толкового мага, а тот сработал на совесть.

- Вот как... - теперь Велиуин выглядел задумчивым, - и как по-вашему, дядюшка, может ли это помочь в поисках убийц?

- Конечно, конечно... При таком тщательном подходе наверняка можно предположить, что было изготовлено несколько стрел с идентичным тавматургическим зарядом. Поскольку убийца все же ограничился одним попаданием - остальные стрелы целы. Они теперь - слишком большая ценность, чтобы разбрасываться ими. Да, племянник, именно так. Если наниматель вручил убийце несколько стрел, остальные скорее всего до сих пор у исполнителя. Тем более, что убийца, как мы видим, пижон. Эта черная стрела... Показуха. Что в общем-то свойственно эльфу... Итак, достаточно найти эльфа, у которого в колчане черные стрелы - и с таким заклинанием. Эльф может замаскироваться, закутаться в плащ, даже надеть шлем и кольчугу - но заклинания не упрячешь так просто.

- Маскирующая магия? - задумчиво спросил младший Изумруд.

- Нет. Я же говорю - все стрелы одинаковые. Вот смотри - наниматель вручает убийце несколько стрел, тот тратит одну. Остальные оставляет себе. А на этой - никакой маскирующей магии...

- Однако вы уверены, что это был именно эльф? - Велиуин торопливо перевел разговор на личность убийцы.

- Конечно, эльф! Никакие заклинания не помогут стрелку-человеку сравняться с эльфом в мастерстве. Убийца послал стрелу с огромного расстояния в скачущего во весь опор короля. И то сказать, король Игрин был огромным человеком - но это не могло сильно облегчить стрелку задачу... Точно в сердце! А почему тебя заинтересовала эта история?

- Ну не каждый же день рыцари Сантлака бьются за корону! Я бы очень хотел съездить в Энгру на Великий Турнир, если вы позволите, дядюшка. И заодно погляжу, не окажется ли там эльфа с черными стрелами...

- Что ж, поезжай, дружок... Хотя эльфа ты, скорее всего, там уже не найдешь...

Спустя полчаса Велиуин разыскал канцлера и уединился с ним в кабинете:

- Сэр Гвино...

- Что это вы так взволнованы, мастер? - Канцлер как раз был полон благодушия. - Успокойтесь-ка и послушайте. У меня прекрасные новости. Маршал через своих агентов устроил так, что орава "божьих пасынков" ворвалась в замок Ревт и предала там все огню и мечу. Теперь наш приятель добрый рыцарь Метриен - наследственный владетель обгорелых руин и законный кандидат на престол Сантлака. И ведь все сделали грязные фанатики - никаких улик!

- Зато убийца Игрина... Там есть улики - и какие! Вы ведь не догадались потребовать у исполнителя обратно остальные стрелы, которые я подготовил?

- Нет, конечно... Да я ведь его больше и не видел... А... - канцлер заговорил медленно, он думал.

- Мой чересчур мудрый дядя уже сейчас говорит, что нужно искать не убийцу, который будет прятаться, а эти стрелы! Они заколдованы - и это не спрячешь!

- М-да, - посерьезнел сэр Гвино, - Изумруд мудр и проницателен... Я постараюсь предпринять кое-какие шаги... Но нужно действовать осторожно, ибо эта суета сама по себе может привлечь нежелательное внимание. Но что с вашей поездкой в Сантлак?

- О, никаких проблем! Я поеду в Энгру искать злодея с заколдованными стрелами!..

ГЛАВА 24

Чем бы таким удивить местных рыбаков, Кендаг так и не придумал. Зато Филька был рад случаю показать себя. К вечеру, когда вернувшиеся с лова рыбаки собрались на берегу, он появился перед ними с луком в руках. Выделенные ему в помощь двое молодых наемников (еще мало знакомые с Филькиными штучками, а потому с восхищением взиравшие на эльфа) суетились на пляже с мишенями. Филька покрикивал на них, веля переставить так и этак, чуть-чуть наклонить, немножко повернуть... А затем началось.

Филька, очевидно, выдал все, на что был способен, удивив даже своих приятелей. Очевидно, в бою он иногда выделывал что-то подобное, но тогда следить за ним было, конечно, некогда. Иное дело теперь, тем более, что "цирковые номера" следовали один за другим. Эльф пускал стрелы в прыжке, с разворота, из каких-то немыслимых поз. Причем все это с бешеной скоростью, не тратя, кажется, ни секунды на то, чтобы прицелиться. Его правая рука мелькала - к колчану и обратно, обгоняя взгляды зрителей. Иногда начинало казаться, что не эльф пускает стрелы, что они сами мгновенно вырастают из мишеней. В этом было, пожалуй, нечто мистическое...

Пока Филька бесновался на песке, Никлис затесался в толпу сервов и через пару минут словно стал там своим человеком - кого-то хлопал по плечу, кому-то давал хлебнуть из своей фляжки, а какому-то растяпе вернул ловко вытащенный у него же ножик: "Ты это... смотри - не теряй..." Как-то само собой получилось, что бывший воришка завладел общим вниманием и рыбаки, развесив уши, слушали его комментарии:

- Во гляди, чего дает!.. Эко он может-то, а я и сам не знал досель... Смотри-смотри, из-за спины прямо стрельнул!.. Ну, мужики, вы чего не говорите, - мужики между тем молчали, - а человеку такое невмочь сотворить с луком и стрелами, как этот, слышь-ка... Во дает! Ну, эльф, ну мастак!..

- Это что же, дяденька, - вытирая рукавом сопли, спросил у Никлиса какой-то парнишка, - за что же нелюдю да такое перед человеком мастерство дадено, а? Ить человек же отродясь так не сможет.

- Не сможет, сынок, верно. Просто так не сможет. Человек, слышь-ка, должен за такое мастерство Гангмару душу продать, а у эльфа это... Души и так нет. Нелюдь и бездушное Гунгиллино дитя, во как! И завсегда, сынок, так бывает, проникновенно повел Никлис, - что у нелюдя или у бездушной твари какое-то могущество перед человеком. Вот, к примеру, возле города Дурнур есть место, где в колодце сидит бес, который, слышь-ка, бес творит такое...

Никлис принялся напропалую врать о всевозможных фантастических тварях (не забыв, между прочим, и альдийских вампиров, благо Ннаонна его слышать не могла) - и плел свои побасенки до тех пор, пока кто-то из местных, обуянный патриотическим пылом, не перебил его описанием персонажей местного фольклора. Здешние края тоже не были обделены присутствием нечистой силы, во всяком случае суеверий хватало.

Тем временем Филька опустошил два колчана и, довольный собой, подошел к друзьям, которые издали взирали на его представление. Эльф покраснел и тяжело дышал, но голос его был бодр:

- Ну как?

- Здорово! - однозначно определил Кендаг.

Сам отличный лучник, он не мог не оценить мастерство приятеля.

- То-то же! - Филька тряхнул золотистой шевелюрой, улыбнулся, потом сделал серьезное лицо и заорал своим ассистентам. - Эй, вы, бездельники! Мишени убрать, все мои стрелы собрать! И глядите осторожно там, чтобы стрелы мне не попортили...

Спустя полчаса Никлис оставил своих новых приятелей и предстал перед Ингви:

- Ну порядок, твое демонское, то есть, господин капитан. Есть у них тут в озере, слышь-ка, страшенная тварь. Змеюка такая черная. Живет под водою, но это... Бывает из-под воды вынырнет, крылья развернет - и летает, летает...

- Просто летает? - переспросила Ннаонна.

- Как бы не так, просто! Ежели бы просто летала - так и толку в ней бы не было, - рассудительно объяснил Никлис, - и овцу утащить может, и лодку перевернуть, и другое там всякое...

- Неплохо, конечно, - промямлил Ингви, - но из-под воды - это лишние сложности.

- Почему? - живо переспросила вампиресса.

- Ну, видишь ли, На, если я создаю иллюзию, то она - только видимость, то есть не может воздействовать на материальные объекты. Значит не может раздвигать воду, не может вызвать на поверхности концентрические круги и так далее... Будет непохоже.

- Туман, - Кендаг высказался как всегда лаконично.

- Да, она может вынырнуть из тумана. Из моего тумана, хотя и тут свои сложности... А какого эта змея размера, Никлис?

- Да кто ж ее, господин капитан, знает? - Ухмыльнулся тот. - Ее ж по правде-то никто не видел!.. Потому как и нет ее вовсе... Это...

***

...Длинный и гибкий

И слишком уж страшный

Так чтоб быть опасным

Морской змей морской буду я.

Слишком невероятный,

О невероятный,

Так чтобы быть сказкой,

Морской змей морской буду я.

Рассекающий воду резиновым телом

И.Кормильцев

На рассвете следующего дня местные жиденькой струйкой потянулись из деревни к берегу. На плечах они несли весла и снасти. Обычное начало дня трудов - рыбаки собирались на свою ежедневную войну с голодом и нищетой. Война безнадежная, но прервать ее невозможно... Война без конца и без надежды на победу...

Вдруг они прервали свое монотонное привычное занятие - чуть в стороне на берегу стоял колдун, командир наемников. Рыбаки сбились в кучку, настороженно наблюдая за действиями чародея. Тот стоял, по колено погруженный в густой, словно кисель, слой тумана. Сегодня туман был какой-то необычный - стелющийся над водой, плотный...

Чародей простер руки перед собой, что-то неразборчиво бормоча... Внезапно - рыбаки все, как один, вздрогнули от неожиданности - туманное марево всколыхнулось, где-то над неподвижными в этот тихий предрассветный час водами озера наметилось некое движение. В призрачном сумеречном свете пока еще невозможно было определить, что именно происходит. Вот словно волна тумана поползла к берегу - точно к тому месту, где у кромки воды стоял наемник. Один из рыбаков довольно громко охнул - над молочно-белым маревом медленно и как-то торжественно вознеслась хищная небольшая голова на гибкой змеиной шее. Шея тут же приняла изящнейший лебединый изгиб. Туман пошел волнами, отмечая продвижение гибкого тела. Вот странная тварь из озера остановилась перед колдуном. Черная голова с горящими угольями хищных глазок покачивалась теперь перед лицом чародея. Тот протянул руку, что-то тихонечко напевая - змеиная шея склонилась к нему... Тварь, словно кошка, потерлась щекой о ладонь чародея. На миг из тумана стрельнули черные крылья - тварь словно увеличилась в размерах в несколько раз. Крылья бесшумно сложились, черная голова на секунду обернулась к толпе рыбаков. Глаза сверкнули адским пламенем, распахнулась неожиданно большая пасть с двойным частоколом белоснежных зубов, затем морда твари вновь повернулась к магу. Стрельнул раздвоенный язык, почти коснувшись низко надвинутого капюшона, тварь быстро, но плавно стекла обратно в слой тумана и заскользила в сторону открытой воды, ее движение отмечалось лишь легким колебанием дымки над водой... И тишина - ни плеска, ни вздоха...

- Что, видали? - внезапно раздался громкий голос среди кучки рыбаков.

Многие вздрогнули от неожиданности. Никлис появился словно из-под земли. Усмехнулся, хлопнул по плечу кого-то из своих вчерашних собеседников.

- Видали, говорю? - Жизнерадостно осведомился Никлис у обалдевших рыбаков. - Мой-то командир, как услыхал про вашу тварь - прямо так развеселился. Очень, говорит, полезное дело. В самый раз, говорит, такую зверюгу на людей принца натравить, ежели сунутся. Только очень, говорит, трудно ее из пучины вызвать да дружбу, слышь-ка, с ней завести...

Никлиса, кажется, совершенно не смущала всеобщая отчужденность. Он легкомысленно болтал и болтал о том, какой великий чародей его начальник и как здорово он умеет со всякой нечистью управляться.

- ...Хотя, конечно, такой здоровенной зверюги, как эта ваша, я еще не видывал, - с ноткой некоторого уважения в голосе признал он наконец, - ну, слышь-ка, это... Хуже это, слышь-ка, для вояк принца, что змеюка такая большущая. Не поздоровится им, ежели сунутся.

- А скажи, мастер солдат, - обратился к Никлису вчерашний сопливый парнишка, - а ежели мы нынче на лов выйдем, то как? Не тронет нас эта зубастая?

- Не должна, - уверенно ответил Никлис, - мой командир ее зачаровал против людей принца. Она теперь - ни-ни. Только по приказу.

- А коли так, - сердито пробурчал старший из рыбаков, - то и хватит нам лясы точить. Извини, господин солдат, нам пора. А не то упустим время - так и без рыбы обратно возвратимся. Небось твой чародей нас не накормит. Или он не только тварей, а и рыбу приманить умеет?

- А что, - почесал в затылке Никлис, - может и умеет...

- Вот бы здорово... - начал было парнишка, но его тут же прервал старик:

- И думать не моги! От чародейства, малый, добра не бывает. А впрок только то идет, что своим трудом заработал. Пошли по лодкам!.. А то рассвет пропустим, вон и туман уж редеет...

Туман и в самом деле почти рассеялся - удивительно быстро, если учесть тот факт, что солнце еще не взошло. Рыбаки побрели на свои лодки и принялись возиться с веслами и парусами, готовясь отплывать, а Никлис остался стоять на берегу, ухмыляясь в бороду. Потом лодки начали отчаливать одна за другой, проводив их взглядом, Никлис побрел по берегу в сторону лагеря наемников...

- Ну и как это выглядело со стороны? - спросил Ингви.

- Здорово! - Ответил Никлис. - Я и сам бы поверил, если бы не знал, что это твое, слышь-ка, волшебство!.. Э, да что там. Веришь ли, я хоть и знал - а все равно поверил! Ну а уж рыбаки эти точно штаны замочили... И как это ты здорово сделал, что змей на них зыркнул. Только гляди, капитан, я ж им пообещал, что эта тварь их не тронет.

- Не тронет, не тронет... - ухмыльнулся Ингви, - они нам еще нужны - чтобы рассказать обо всем людям принца.

***

Оплачен страховки полис,

Готовит обед царевна...

Но помни...

А.Галич

Обед герцога Гонзорского - это всегда событие. А уж если присутствуют знатные гости - то и подавно. В этот день гости были - и достаточно важные для того, чтобы превратить обед в церемонию, в действо сродни религиозному обряду. Не считая сэра Менгрона, который породнился с Алекианом, выдав старшую дочь за брата герцогини, и теперь практически переселился в столицу, стараясь не пропадать с глаз "любезного родственника", не считая полудюжины странствующих рыцарей, которых "благородный поиск" привел к хлебосольному гонзорскому двору, не считая местных дворян и барончиков, в это день гостем Алекиана был - ни много, ни мало - король Тогера, унылого захолустного королевства, зажатого между Отвесными и Дырявыми горами. И не важно, что Тогерский король прибыл канючить и хлопотать о своей тяжбе с герцогом Тилы, что он уже надоел Алекиану своим мелочным и нудным нравом - короля полагалось принять как следует.

Его величество Ройнрик V Тогерский прибыл вчера вечером и обязательный в таком случае турнир еще надо было как следует подготовить - а до тех пор следовало каждый обед превращать в церемонию, каждый ужин - в попойку. Говорить же о делах до турнира - бестактность и дурной тон.

Короля устроили по правую руку от Алекиана, сидящего в центре - по новомодному обычаю гости расположились по одну сторону стола - другая была свободна и обращена в сторону зала, где выстроились музыканты, которые уже извлекали из своих инструментов пробные звуки, готовясь услаждать слух гостей. Слева от герцога сидела его супруга, глядящая на гостей благосклонным и приятным взором. Она (в отличие от мужа, не любившего церемоний) радовалась этому спонтанно созданному празднику. Случай позволял ей щегольнуть перед заезжими дворянами просвещенностью нравов и весельем гонзорского двора...

Алекиан довольно-таки хмуро оглядел зал и кивнул. Заиграла тихая спокойная музыка, слуги распахнули двери - и двое поварят внесли "главный пирог". Весь стол был уставлен яствами, однако пиршество могло начаться лишь после того, как хозяин стола, герцог Алекиан вонзит нож в это роскошное блюдо, искусно выполненное в виде города, обнесенного стеной... Поварята не спеша пересекли зал, подошли к столу - и водрузили пирог на специально оставленное для него место. Санелана улыбнулась хмурому мужу, Алекиан не мог не ответить ей улыбкой. Затем герцог взял в руки нож с серебряной ручкой, украшенной жемчугом, такую же роскошно выполненную двузубую вилочку (тоже нововведение герцогини) и, слегка привстав, занес свое оружие над пирогом...

Бам-м!!! - громкий звук гонга пронесся по залу, заставив смолкнуть музыкантов. Коклос не глядя сунул гонг слуге и важно вступил в зал.

- Ваше высочество, не ешьте этого пирога! - воскликнул он.

- В чем дело, Коклос? - Спросил герцог. - Тебе не кажется, что на этот раз ты несколько переборщил?

- Алекиан, - поджала губки Санелана, - ты же всегда ему много позволял. Не сердись на него и в этот раз... Хотя он и испортил обед своей выходкой.

"Ага, голубушка - подумал шут, - ага! Сейчас мы поглядим, стоило ли тебе так ловко настраивать братца против меня или же этого делать тебе не следовало..." Вслух же он объявил:

- Ваше высочество (поклон)... Ваше величество (поклон Ройнрику V)... Добрые гости... Прошу простить меня, но я обязан исполнить долг! Уберите собак!

Как ни странно, но по слову шута в зал вошли несколько слуг и гвардейцев и принялись уводить здоровенных псов, которые по традиции могли свободно бродить по дворцу, а сейчас собрались в пиршественной зале и ожидали объедков. Собаки неохотно дали себя увести от накрытых столов, поскольку рассчитывали на угощение. Гости зашушукались, удивленные донельзя происходящим. Удивлена была и сама герцогиня, поскольку такое подчинение слуг и солдат приказам шута было трудно объяснить. А сам шут, ничтоже сумляшеся, обернулся и махнул рукой. Повинуясь этому жесту, слуга втащил в залу на веревке какую-то дворовую шавку. Перепуганный пес рычал и упирался. Коклос все так же невозмутимо проследовал к столу и, выхватив у удивленного Алекиана вилочку, подцепил с огромного блюда кусок мяса. Затем кусок был брошен под самую морду собаке, ошалевшей теперь совершенно от превратностей судьбы. Пес недоверчиво обнюхал мясо, затем жадно схватил его и принялся жрать, давясь, порыкивая и кося глазами по сторонам. Все естественно ничего не понимали, но машинально следили за жрущей собакой. Вдруг пес взвизгнул, лег на бок, вздохнул, словно усталый человек, дернулся и замер. Стало так тихо, что вздох умирающей собаки - совершенно человеческий такой вздох - прокатился по залу не хуже звона гонга...

ГЛАВА 25

Вечером Ингви, лениво шевеля прутиком уголья в костерке, важно вещал:

- Представление удалось на славу... Теперь, конечно, принц Ленота побоится трогать такого великого колдуна, что вызывает легендарных чудищ из пучины. Его удар обрушится не на крепость, что в устье Уи, поскольку с налету ее не возьмешь, а людям принца нужно будет спешить. Значит, пострадает Керт. Забавно, правда? Опять ему непруха из-за чар колдуна... Ну а нам остается подумать, как спасти этого дядю с его отрядом... Мы ведь не дадим ему пропасть, верно?

Говорил Ингви достаточно громко, чтобы его могли слышать у соседних костров, где коротали вечерние часы рядовые.

- Капитан, - спросил Кендаг, - а какова вообще будет стратегия предстоящей схватки? Я, по правде говоря, так и не понял, зачем Брак дробит силы - ведь если собрать всех солдат и дружинников, что в его распоряжении - получится довольно значительный отряд.

- Я особенно не задумывался, но по-моему наш поп не имеет в виду сорвать высадку людей принца и отразить их здесь.

- А как же?

- В любом случае, даже если собрать всех вместе, как ты сказал, все равно у принца будет людей вдвое, втрое больше. Можно бы, конечно, созвать ополчение сервов, как делают в некоторых областях империи, но сейчас в разгаре полевые работы - попы не хотят отрывать крестьян от дела. Да и не доверяют они своим мужикам. Короче говоря, мы здесь, - тут уже Ингви понизил голос, - не для того, чтобы отбить врагов, а чтобы их задержать. Мы держим их два, три часа, может больше - большего от нас не ждут.

- А сможем?

- Конечно, это вполне реально. Они ведь не смогут напасть всей силой. Пустят, я думаю, вперед такое же, как и мы, пушечное мясо, наемников. Те очистят пляж, а затем уж подойдут грузовые суда с кавалерией на борту. Благородные господа сойдут на берег, наденут латы, сядут на коней, развернут знамена... Ну, сперва, конечно, сбегают в кусты - слить. А потом уж латы, кони и прочее. Так что быстро они не соберутся. Логично?

- Пожалуй...

- Вот. Затем наконец они выступают в глубь владений церкви. Здешних рыбаков принц грабить не велит - значит обязательно поход за добычей в глубь владений. А за то время, пока их наемники прогонят нас, пока сеньоры с острова соберутся - Брак отправит гонцов за помощью к соседям. К графу, к окрестным рыцарькам. Для этого мы и нужны - чтобы задержать высадку насколько удастся. Поэтому Брак рассредоточил свои небольшие силы по берегу - чтобы дать отпор на все протяжении пляжа. Слабый отпор - зато на всем протяжении. К тому же тот из нас с Кертом, кто не попадет под первый удар, потом сможет соединиться с белыми из крепости и ударить с тыла по ленотцам... Либо отрезать им путь к отходу.

- Да, теперь я понял, - кивнул Кендаг.

- Ну, все это я сам так просто решил. Но что на уме у Брака - конечно не знаю... Важно то, что в любом случае я своим фокусом оградил нас от первого удара. А где Никлис?

- Следит за местными... Эй, вот же он!

Из темноты возник Никлис и принялся делать какие-то знаки Ингви.

- Зачем-то я ему понадобился... - проворчал Ингви, поднимаясь, - чего тебе?

Никлис не отвечая увлек демона к выходу из лагеря. Тот с некоторым удивлением подчинился, догадываясь, что у его сержанта, должно быть, серьезные причины так себя вести. А тот завел Ингви в какие-то заросли (демон заставил рукоять Черной Молнии слабо светиться) и зашептал:

- Вот, слышь-ка, приятель мой... Послушай, чего скажет... Малый, поди сюда.

Из темноты робко выступил давешний сопливый парнишка.

- Ваша милость, господин...

- Не робей, паря, - подбодрил его Никлис, - расскажи господину капитану.

- Господин, - забубнил юноша, - сегодня на ловле дядька мой встречался с важным господином с острова. И сказал ему, как ваша милость сраховище озерное приручили...

- Ага, - бодро отозвался Ингви, - а тот что?

- А тот господин, что служит принцу, отвечал, что, дескать, нельзя такого опасного чародея за спиной оставить. Что нужно всеми силами по вашей милости ударить. Да не с моря...

- Что? Сюда?.. - растерянно переспросил демон. Его голос сразу утратил бодрость.

- Ага, господин.

- А змея они что - не испугались?..

- Как бы не так! Я ж говорю - решили не с озера ударить, а со стороны берега, чтобы, говорят, не успел чародей тварь из пучины вызвать.

- Это как же? - Ингви уже более или менее собрался с мыслями.

- А дядька им покажет косу песчаную. Есть такая коса, идет сквозь зяби, но не видна. Потому что под водой. Человеку воды по колено. Они ночью подойдут, когда дядька им секретным фонарем посветит. Пройдут за холмы, с конями, с оружием - да и вдарят всею силой по вам сзади!.. А меня дядька прибил, как увидал, что я все слышал, чего ему господин с острова сказал. Не моги, говорит, слушать, потому, говорит, ты дурак и с поповскими солдатами путаешься... С дядечкой, - пояснил парень, вытер сопли и кивнул в сторону Никлиса.

- Слышь-ка, господин капитан, подхватил Никлис, - его дядька тут вроде старосты, в деревне в этой. А малец - сиротка, при нем стало быть... Я ж ему, мальцу, пообещал, что ты такой амухлет сработаешь, который рыбу подманить может. Вот вроде как того змея черного подманил. Сделаешь амухлет, а?

- Чего? Амулет? Никлис, да такой амулет месяц нужно делать, не меньше!.. А мне некогда. Парень, может ты деньгами возьмешь? Келата два...

- Дядечка... Господин... Да за такие деньги... Я ж на волю смогу выкупиться... - у парнишки даже перехватило голос.

- Значит возьмешь. А когда твой дядька им светить пойдет?

- Ой не знаю, дядечка господин. Может, три дня... Дядька - он, ежели заметит, что я подглядываю - прибьет меня. И вам никакой пользы. Так я и не подглядываю.

- Тоже верно... Вот что, парень, завтра встретишься с Никлисом - он тебе скажет, что дальше делать. И деньги отдаст.

Вернувшись в лагерь, Ингви подошел к костру, обвел своих соратников строгим взглядом и объявил:

- Ну, вот что... Планы меняются!

***

Изменение планов внешне не отразилось на заботах наемников. Из какого-то мусора, плавника, камышей солдаты Ингви соорудили наблюдательную вышку. Конечно, благодаря "агенту" Никлиса уже было точно известно, что десант ожидается ночью, когда наблюдение с вышки ничего не даст, но главной заботой демона теперь стало сокрытие собственной осведомленности. Ведь планы врага ему открылись едва ли не случайно - и если "дядька"-предатель узнает, что за ним следят, все пойдет прахом. А новой чудесной случайности уже, конечно, не представится. Поэтому наблюдение с вышки, патрулирование берега (в том числе и вдоль края "зяби") - все исполнялось неукоснительно.

Что же касается парнишки - Никлис передал ему деньги и приказание: не проявлять слишком большого любопытства к делам дяди. Вместо живого шпиона демон решил прибегнуть к магическим средствам. Из кусочка янтаря, снабженного специальным заклинанием, и рыболовного крючка (самого маленького, какой только нашли) он соорудил своего рода "маркер". Этот крошечный амулетик их юный друг прицепил к одежде дяди - и теперь ни одно перемещение рыбака не оставалось тайной для демона. В первую же ночь Ингви переполошил своих людей - старик отправился прямиком в заросли камыша, за которым начинались пресловутые зяби болота, отмели с зыбучим песком, заросли какой-то тошнотворного вида тины, вяло колышущейся в мутной воде... Демон решил, что рыбак уже идет встретить корабли с десантом островитян, но тревога оказалась ложной.

Старик пока что всего лишь отмечал приметными вешками путь среди камышей. Лезть в заросли за ним Ингви никому не разрешил - "чтобы не спугнуть пташку". Зато теперь уже примерно стало известно место, где к берегу подходит секретная коса. А место и впрямь было выбрано удачно. Выход из камышей на ровное место прикрывался от лагеря наемников грядой невысоких пологих дюн. Неприятель спокойно мог подвести ночью грузовые суда к тому месту, где будет ждать старик с "секретным фонарем" (секретность заключалась в том, что фонарь представлял собой глиняный полый цилиндр с узкой прорезью - так что свет от него мог быть замечен лишь с одной стороны, в данном случае с воды, но не с берега). Подогнать суда, выгрузить без помех кавалерию, затем вывести людей и коней на твердый берег под прикрытием дюн - и там спокойно развернуться для атаки. Дальше - все просто. Один стремительный удар по жалкому лагерю наемников - и путь открыт. Парнишке, агенту Никлиса, удалось подслушать, что в этот раз принц планирует не быстрый набег за добычей, а серьезное вторжение в Геву. При помощи императора он скопил у себя на Леноте большие силы, даже нанял волонтеров-рыцарей. Ну и собрал целую флотилию для перевозки своей армии. Теперь его военачальникам предстояло решить небольшую проблему - побыстрее и с минимальными потерями высадиться на гевский берег. Парнишка, рассказавший Никлису некоторые отдельные подробности, конечно, не мог знать, что в этот раз дело идет о попытке оттяпать у Гевы кусок прибрежной территории и что в Ванетинии уже готовы какие-то бумаги (большей частью подложные), которые позволят принцу Гларьелю претендовать на оккупированные земли - после того, как они, эти земли, окажутся в его руках... Имперское законодательство, разумеется, такого не допускало, но выгода есть выгода - Элевзиль не брезговал и "Гилфинговым судом", ежели таковой мог пригодиться... Уж очень велик был соблазн оторвать кусок у непокорной Гевы и передать его принцу, во всем зависящему от Ванетинии...

Планы были обширны - и никому не приходило в голову, что ход налаженной и обильно смазанной машины может остановить крошечный камешек - наспех собранный отряд наемников...

***

Магики и ученики чародеев, похожие в своих черных просторных одеяниях на летучих мышей, почтительно расступались перед крошечным сухоньким старичком. А он, величайший адепт, старший среди братьев-мистиков, важно шествовал по коридорам, привычно принимая надлежащие знаки внимания. Коридоры, слабо освещенные чадящими факелами, были погружены в столь почитаемый здесь полумрак...

Перед дверями лаборатории брата-маршала на часах стоял караул - двое зомби. Эти, конечно, были из старых, наиболее удачных, образцов. Крупные экземпляры... Из темной ниши суетливо выскочил магик, поклонился дряхлому адепту, затем повернулся к зомби и рявкнул приказ. Зомби расступились. Магик еще раз поклонился и распахнул тяжелые створки. Выкрашенные, естественно, в черный цвет...

Лабораторный стол был как раз ярко освещен. Тонкая работа - здесь уж не до традиций и пристрастий... Распятый на столе человек бился и визжал. Над ним склонились несколько магов в черном. Мистик-маршал пробормотал заклинание и ткнул кончиками пальцев несчастного в лоб. Тот еще раз дернулся и затих.

- Продолжайте, - бросил своим помощникам маршал и, повернувшись к посетителю, отвесил поклон. Не очень низкий поклон. Братский, - чем обязан чести, старший брат, видеть вас в своей лаборатории?

- Мне стало известно, брат-маршал, что вы немного халтурите при изготовлении зомби.

- Откуда известно?

- До меня доходят слухи, знаете ли.

- Слухи!..

- Это всего лишь слухи, но дыма без огня ведь не бывает. Если это неправда - опровергните ее, брат-маршал. Идемте в склады... э-э-э... в казармы, я хотел сказать. Покажете мне свежие экземпляры.

- Ну да, - поморщился брат-маршал и пожал широкими, как у гнома, плечами, - я немного сэкономил на последней партии. Потому что мне не хватает янтаря и времени. Брат-казначей не выделяет мне больше средств, чем раньше. А я стараюсь наращивать объемы производства.

- Так вы все же халтурите?

- Экономлю. Если наши планы осуществятся - из свежих экземпляров... из последних экземпляров я создам ударные отряды. Они пойдут в авангарде и неминуемо будут уничтожены. Запланированный процент потерь. Зачем им долговечность, - новое пожатие плеч.

- А если наше выступление придется отложить - что тогда?

- Ваш любимчик Гемронт обещает нам скорое развитие событий. Вы верите ему, старший брат - так с какой стати сомневаться в его словах мне?

- Да, согласен, - важно кивнул старичок, - звучит вполне логично. Но мне донесли о том, что несколько зомби, отправленных в далекое патрулирование, исчезли. Скорее всего вышли из-под контроля.

- Да, было. Но больше я не отправляю "новеньких" на патрулирование далеко от Могнака.

- Пусть так, брат-маршал. Ваши объяснения принимаются. Кстати, я дал распоряжение Гемронту отправить своих агентов за телами. На сей раз - в Альду. Так что готовьтесь.

- Благодарю, старший брат... - нехотя пробурчал маршал, - если бы вы еще дали распоряжение брату-казначею насчет расширения фондов...

- Я подумаю над этим... А знаете, я припоминаю далекие времена, когда наш Могнак еще не был Забытым...

Маршал почтительно склонил голову, обратив блестящую в свете ламп лысину к старичку, как и надлежало, если тот пускался в воспоминания. Он, последний из доживших до этого дня сподвижников принца Гериана, последний переживший резню, завершившую Священный Поход, переживший Великую войну, всевозможные катаклизмы и потрясения последних веков...

- Да... Я помню, как буквально на моих глазах был создан первый зомби. У его светлости принца Гериана служил такой длинный тощий парень. Вечно его одолевали какие-то недуги, хвори... И его светлость, который всегда берег верных слуг, постоянно бедолагу пользовал... Но, впрочем, без особого успеха. И когда стало видно, что излечить его окончательно принц не в силах, а страдания бедного малого невыносимы... Но это был не такой зомби, каких вы клепаете здесь десятками, нет! Великолепный, штучный товар! Парень просто-напросто остался живым... Почти... Он мог думать, верить, сомневаться, забывать или не забывать... Мог практически все, что может живой человек... При дворе его светлости он заведовал оружейной, был отличным воином, несмотря на хвори... Он, бедняга, конечно, расстался с существованием (не скажу - с жизнью) во время штурма Могнака. Не сомневаюсь, что это дорого обошлось фанатикам, он необычайно ловко владел оружием...

- Все это весьма интересно, брат, но мне надлежит закончить работу, хрипло буркнул маршал, кивая в сторону стола, где его помощники уже давно приготовили инструменты...

ГЛАВА 26

- А вы уверены, мастер Воробей, что этот ваш агент не лжет? - монах Брак глядел настороженно.

- Парнишка, сообщивший мне о планах ленотцев, не выглядит смельчаком, а если он нас обманул - сдохнет первым. Он это понимает. Или это для вас, отец Брак - не достаточная гарантия?

- Э-э-э... Я ведь по вашему слову собрал здесь все свои силы, отозвал капитана Керта с его участка...

- Понимаю, понимаю. В нашем случае никакая гарантия не будет достаточной. Но другой нет. И кстати, лучше снимите свой плащ, если вы все же настолько мне верите, что согласны идти с нами.

- Этот плащ... Его белизна символизирует...

- Брак, в ночной схватке эта белизна будет символизировать чересчур явственно. Снимите.

- Он прав, - впервые подал голос Керт Серый, - снимите плащ, святой отец.

Капитан был недоволен. С одной стороны, наемник понимал, что колдун Воробей (если он прав) спас всех, вызнав хитрый замысел врага. С другой стороны - Керту претила навязанная ему второстепенная роль. Однако монах, их главный начальник в этом деле, принял план колдуна... Волей-неволей придется слушаться чародея...

- Ладно, - монах неловко потащил через голову плащ.

Складки ткани цеплялись за чешуи доспеха, за ножны кинжала на поясе, за что-то еще в амуниции монаха-воина. Отец Брак стоически терпеливо распутался и из поединка с плащом вышел победителем. Всю операцию достойный служитель церкви осуществил молча - любой наемник на его месте выдал бы серию тирад о различных анатомических подробностях божественных сущностей. Среди завсегдатаев "Очень старого солдата" в ходу были упоминания прелестей Гунгиллы, а также Гангмаровых клыков и когтей. Монах - пусть даже и воин богохульства себе позволить не мог.

Тишину нарушил Керт. Неприязненным тоном он поинтересовался:

- А почему это ты решил, колдун, что ленотцы объявятся именно сегодня?

- Потому что вчера их шпион закончил метить тропу. Вряд ли они будут тянуть. Тем более, что сегодня безлунная ночь.

- А почему на берегу десант будут встречать в основном мои люди?

- Как раз в рукопашную пойдут именно мои. А твои, капитан Керт, будут помогать им стрелами. У тебя ведь, говорят, хорошие лучники?

- Да! Хорошие!

- Вот они и будут стрелять из луков.

- Колдун, ты хоть что-то соображаешь? Из луков - в такой темноте! Ты...

- Освещение я обеспечу, а если ты просто трусишь - Ингви начал заводиться, - так убирайся отсюда, пока не началось. Я с моими солдатами и сам справлюсь.

- Что? Я трушу?

- Я не просил монаха вызывать тебя сюда!

- Мастера, - вмешался Брак, - не ссорьтесь! Я приказываю! Да, мастер Воробей, вы у меня не просили подмоги. Да, вы утверждали, что справитесь сами. Но я желаю действовать наверняка. Если ваш агент не врет - у нас отличный шанс дать ленотцам такой отпор, что они надолго оставят нас в покое... Поэтому я велю вам, как начальник - не спорьте и не ссорьтесь...

Из темноты выглянул Филька:

- Готово.

Следом за ним показались двое солдат, волокущих связанного "дядьку". Тот мычал что-то из-под мешка, наброшенного на голову и извивался в руках солдат. Никлис шагнул к нему и резко ткнул рукояткой секиры - старик обмяк.

- Раздевайте его, - кивнул Никлис конвоирам, - и шмотки давайте мне.

Те принялись исполнять. Отец Брак, поглядев на эти приготовления, спросил:

- Ваш человек заменит шпиона ленотцев?

- Конечно, - кивнул Ингви, - и сержант будет выходить к оконечности косы с фонарем каждый вечер, если потребуется... А отсутствие старичка мой агент как-нибудь уж объяснит рыбакам... Филька, теперь ты.

Эльф приблизился.

- Вот держи. Шесть штук. Наконечники срабатывают от удара, как тогда... Помнишь?

- Да, - недовольным голосом ответил эльф, - но в этот раз я не потренировался.

- Ничего, сейчас большая точность от тебя не требуется. Да и колдовство здесь самое слабенькое. Так, сварганил на скорую руку... Словом, если промажешь - не беда.

- Я?! Промажу?! - эльф негодующе фыркнул и скрылся в темноте. Послышался плеск весел и шорох раздвигаемого тростника...

Командиры подошли ближе к кромке воды, где сидели или топтались в ожидании около полусотни наемников из обоих отрядов. Потянулись минуты ожидания... Все молчали, напряженно вслушиваясь и вглядываясь в окружающий мрак... Спустя час к Ингви подбежал один из его людей и что-то тихо сказал.

- Господа, представление начинается! - Объявил демон. - Оружие к бою!

В ответ на команду в темноте раздалось позвякивание и шорох...

***

Никлис застыл, подобно изваянию, по колено в воде на оконечности косы. Он слегка водил лучом "секретного" фонаря вправо-влево и напряженно вслушивался в плеск, доносящийся из темноты со стороны озера.

Два небольших суденышка осторожно подошли н а веслах к нему почти вплотную.

- Эй, ты, что ли, Арпей? - окликнули из темноты.

- Нет, епископ Гевы, - тихо буркнул в ответ наемник из-под капюшона плаща, - давайте за мною. На вешки поглядывайте...

И тут же повернулся и зашлепал к берегу, петляя между белых вешек. С лодок в мелкую воду спрыгнули несколько человек, держа оружие наготове. Один зажег маленький фонарик. Самый толстый из пришельцев, гремя тяжелыми латами, тихо приказал:

- Вперед, не отставайте от этого мужика.

Затем, обернувшись к лодке, которую покидали последние его солдаты, бросил:

- Доложите сэру Ройлю. Капитан Рорих идет к берегу, пока все тихо, матросы оттолкнулись веслами и лодка почти бесшумно растаяла в темноте, за ней вторая. Несколько человек уже двинулись за переодетым Никлисом в сторону берега, остальные выстроились гуськом вдоль подводной отмели, ожидая приказов. Рорих позвал:

- Эй, Шортиль, - к нему вдоль цепочки солдат протиснулся невзрачный человечек, отрядный колдун, - Шортиль, держись ближе ко мне.

- Слушаюсь, капитан, - пропищал колдун.

- Не нравится мне все это, клянусь Гунгиллиной задницей... Ладно, надо делать дело. Пошли вперед...

Солдаты побрели по отмели, вполголоса ругаясь, хлюпая и звякая деталями амуниции... Наконец весь отряд - три дюжины бойцов - оказался на твердой земле. Все вздохнули с облегчением.

- Капитан, здесь все тихо, - доложил вернувшись командир авангарда, ушедшего за Никлисом.

- Отлично. А где старик?

- Пошел на дюну, хочет оглядеться.

- Это правильно. Давайте за ним, только тихо. Шортиль, подай сигнал сэру Ройлю.

Колдун опустился на колени, скрючился и принялся бормотать что-то в сложенные лодочкой ладони...

...Сэр Ройль из Лаперна, маршал Ленота, стоял на пороге своей каюты на флагманском судне и напряженно вглядывался то во тьму, скрывающую гевский берег, то бросал взгляд назад, в каюту. Вдруг на столе что-то громко неприятно затрещало, раздался хлопок - и свеча в простом медном подсвечнике зажглась словно сама собой. Маршал кивнул своим мыслям и окликнул офицеров. Загоревшаяся свеча была знаком, что первый отряд наемников высадился на берег и занимает оборону у основания косы. Теперь пора начинать и главным силам. Командиры ленотских отрядов, получив приказы сэра Ройля, в свою очередь кинулись отдавать распоряжения. На кораблях затопали, послышался скрип канатов, приглушенная ругань. На соседней с флагманом грузовой барке в трюме храпели и били копытами лошади...

Маршал вновь кивнул сам себе. Ожидание закончилось, начинается настоящее дело. Сэр Ройль отправился на нос судна, машинально ощупывая на себе доспехи и снаряжение. Вдали показался крошечный лучик - секретный фонарь на оконечности косы... Маяк, указующий путь к победе?

Послышался плеск опускаемых в воду весел... затем мерные всхлюпывания гребков... Суда медленно, словно наощупь, шли к берегу. В такой темноте спешить нельзя, к месту высадки корабли должны подходить и отходить в строго разработанном порядке. Сперва наемники других отрядов, затем волонтеры с конями... Потом уже вассалы принца и его стрелки во главе с сэром Ройлем. К тому времени, как ленотские солдаты и рыцари закончат высадку, первая волна десанта должна будет обойти лагерь наемников епископа и стремительным ударом смести их в воды озера. Тогда дорога в глубину Гевы будет открыта и вперед пойдут ленотцы, лучшие бойцы маршала Ройля...

Из тьмы навстречу флагману выплыла барка, еле видная в неверном свете крошечных фонарей. Сэр Ройль вгляделся в очертания судна - ага, это возвращается барка, доставившая отряд капитана Порпиля. Значит, наемники заканчивают высаживаться...

Вдруг впереди, где-то в стороне берега, раздался грохот и что-то оглушительно вспыхнуло. Ночная тьма озарилась багровыми сполохами...

***

Турнир в Энгре на следующий день после поминок по усопшему королю Сантлака - это нечто. В нем могут принять участие сотни рыцарей и биться несколько дней кряду, выясняя, кто же из них достоин преклонить колено перед епископом Сантлака, возглашающим: "Король умер. Да здравствует король!.."

Энгра - маленький город, известен тем не менее всему Миру, ибо нигде более - даже в самых блестящих столицах - не случается более многолюдных турниров. Даже весьма посредственные бойцы выходят на ристалище сразиться за корону. А вдруг повезет? Ведь чем Гилфинг не шутит, пока Гангмар спит? И даже нельзя предоставить участникам турнира несколько арен, чтобы бились многие одновременно - ведь тот, кому выпадет биться на второстепенном поле, будет оскорблен! К тому же за каждым боем должна следить авторитетная коллегия, в состав которой входят почтенные старые рыцари, епископ, маршал Сантлака и придворный маг покойного Игрина, Джебль-колдун. Сам Джебль, дряхлый маг в наряде, напоминающем кольчугу из-за покрывавших его многочисленных амулетов, сегодня пригласил занять место рядом с собой на почетной трибуне гостя молодого мага из Ванетинии. Многие с любопытством поглядывали на полного юношу, о котором говорили, что он, несмотря на свой возраст, входит в десятку величайших чародеев современности. Сам же знаменитый маг держался скромно и благожелательно, вежливо отвечая на все вопросы и почтительно кланяясь мелкопоместным дворянам. Но его показная скромность никого не ввела в заблуждение. Было известно, что Велиуин Изумруд прибыл в Энгру с какими-то тайными поручениями от его императорского величества - и с соответствующими верительными грамотами. Молва, естественно, связала приезд известного мага с таинственными обстоятельствами гибели Игрина...

Но, хотя прибытие мага из Ванетинии заинтересовало многих, все же турнир затмевал все... Толпа зрителей - жители Энгры, оруженосцы и челядь участников ристалища, семьи дворян из соседних владений и прочие - топали ногами на трибунах, свистели, орали. Многие тут же заключали пари, делая ставки на участников поединка, особенно - если бились известные прославленные мастера. Маршал Сантлака почти не появлялся на трибуне, где расположилась коллегия судей турнира. Он буквально сбился с ног, раздавая распоряжения прислуге и разбирая споры и тяжбы между участниками боев. А споры возникали поминутно кто-то, упирая на свои заслуги и славу, требовал допустить его в следующий круг без очереди, кто-то вопил, что ему достался недостойный соперник и он, благородный и знаменитый ок-Кто-то-там, не собирается скрещивать свое оружие с худородным и жалким ок-Кем-то-там... Слуги не успевали убирать с "поля славы" обломки оружия и уволакивать покалеченных лошадей, равно как и покалеченных дворян - а таковых было немало. Двое участников турнира уже отдали Гилфингу душу. Вообще турнир стоил Сантлаку денег, здоровья и жизней дворян не меньше, чем небольшая война...

А на ристалище благородные рыцари, сменяя друг друга попарно, бились бились не на жизнь, а на смерть буквально! Ибо того стоил драгоценный приз этого турнира - корона самого большого королевства Империи... Трубили трубы, герольд - уже четвертый с начала турнира, ибо двое охрипли, а одного зарубил какой-то дворянчик, который счел, что его владение названо герольдом неверно объявлял имена и титулы участников, маршал давал знак... И два закованных в латы воина неслись навстречу друг другу... Богато одетая толпа на трибунах и простонародье за специальной оградой на миг прерывали гвалт и замирали в ожидании... Удар! Летели обломки копий, побежденный тяжело ворочался на истоптанной копытами земле, силясь подняться, а победитель гордо гарцевал на арене, спеша покрасоваться, пока маршал увещевал героя сорванным голосом:

- Прошу вас, добрый сэр!.. Прошу, благородный рыцарь, благоволите покинуть ристалище!.. Гангмар возьми...

В первый день почти все поединки были решены быстро - одной или двумя попытками. На второй день остались лишь опытные бойцы, слабаки и неудачники отсеялись. И темп поединков замедлился. Старики из коллегии, надувая щеки и теребя жидкие усы, не спеша подолгу разбирали каждый второй бой, чрезвычайно серьезно обсуждая, является ли потерянное стремя или сорванный со шлема плюмаж достаточной причиной для признания рыцаря побежденным. А маршал тем временем отбивался от целой толпы осаждавших его дворян, опоздавших к началу турнира и требующих теперь включить их в списки...

Велиуин Изумруд взирал на пышное действо с похвальным спокойствием и умеренным любопытством. Пока что противниками сэра Метриена были слабые рыцари и поводов для беспокойства не было...

ГЛАВА 27

Гулко хлопнул колдовской заряд - первая Филькина стрела угодила в цель. Для начала мишенью эльф избрал свернутый парус на мачте самой большой барки. Ткань, наполовину разорванная взрывом, тут же запылала, разбрасывая клочья пылающей материи и разноцветные искры на воду, на камыши - и на соседние корабли. Для атаки Филька выбрал момент, когда у окончания косы стояло сразу три судна - одно заканчивало разгрузку, два других только подошли к условленному месту. Несмотря на то, что моряки и солдаты ленотского войска понимали, что дело нынче опасное и вроде бы были готовы к крутому повороту событий, все же удар оказался неожиданным. Слишком тихо подкралась сквозь заросли тростника лодка с эльфом и слишком мощным оказался первый выстрел. Филька, не теряя времени, принялся выпускать оставшиеся стрелы с магическим зарядом, выбирая целью паруса, окна кормовых надстроек и бухты просмоленных канатов.

Первая же вспышка колдовского пламени послужила сигналом лучникам капитана Керта, которые до этого момента таились в стороне - в низеньких ровиках, прикрытых камышовыми плетенками. Выскочив из засады, лучники принялись пускать горящие стрелы в сторону лимана. Не обладая элфийским зрением, они конечно не могли точно прицелиться в кромешной тьме, но это и не требовалось - пылающие барки стали неплохим ориентиром. Само собой, большая часть снарядов попадала в воду и тут же погасла, но примерно каждая пятая стрела поджигала камыши. Почти мгновенно вся поверхность залива превратилась в дымящийся, чадящий ведьмин котел. Ни на одной из трех подожженных барок не удалось справиться с пожаром и с горящих судов огонь еще вернее перекидывался на заросли тростника... Над заливом нависло тускло-багровое марево. Успевшие высадиться наемники и моряки с горящих судов, мечущиеся по колено в воде на отмели, стали прекрасной мишенью. Теперь стрелы лучников Керта посыпались на них...

Почти одновременно с тем, как началась стрельба с берега, Ингви и Керт со своими солдатами бросились на людей Рориха, занявших оборону вокруг того места, где коса выходила к берегу... Расчет Ингви оправдался - наемники Рориха, едва взорвался первый снаряд, завертели головами, озираясь. Их взгляды, естественно, привлекло зарево, поднявшееся над горящими судами - и как раз тогда их атаковали из засады. Конечно, наемники были достаточно опытными солдатами и нападение их не слишком ошеломило. Подавшись назад под первым натиском, они почти сразу же сгрудились в какое-то подобие строя и принялись отбиваться. Однако тут же выяснилось, что они стоят в воде. С берега их спихнули. Ингви и Керт вовсе не стремились гнать их дальше - достаточно было того, что людей Рориха вышибли с берега обратно на косу, где им в спину тут же уперлись воины других отрядов, которые бросились к берегу, чтобы выстроиться и прикрыться щитами от стрел, что обрушивали на них лучники Керта Серого. Оказавшись под обстрелом и не имея возможности ответить или хотя бы защититься, наемники дрогнули, тем более, что среди них метались совершенно ошалевшие матросы с подожженных барок... А стрелы - горящие и обычные продолжали падать размеренно и ровно, усиливая начавшуюся панику. Отряды нескольких капитанов смешались на косе в кучу-малу. Солдаты не слышали команд своих офицеров, никто толком не понимал, что происходит. Сзади наемников теснили те, кто пятился от жара пылающих судов, спереди был отряд Рориха, не имевший возможности выбраться обратно на берег. Кого-то в сумятице выпихнули с мелкого места - и солдаты в доспехах барахтались в мутной воде, взывая о помощи. Все что-то орали, лучники не имели возможности натянуть лук, чтобы ответить выстрелами, охваченные паникой моряки старались затесаться в середину, поскольку у них не было доспехов, а стрелы продолжали сыпаться и сыпаться... Вокруг с треском и хрустом горел тростник, чадя и рассыпая искры... Над заливом повисло багровое зарево, а дым и копоть легкий ветерок нес в сторону озера...

Ленотцы, остававшиеся на кораблях вдали от косы, не могли понять, что происходит. Они видели зарево, слышали крики, бриз нес в их сторону густой дым и клочья сажи - но за дымом разобрать что-либо было невозможно. Затем сквозь дым стало различимо высоко поднимающееся пламя - пожар на барках разгорелся... Две дюжины судов сгрудились на воде в нескольких сотнях метров от пылающих кораблей и легли в дрейф...

- Ну как, капитан? - окликнул Керта Серого Ингви, как только удалось отбросить противника в воду, - неплохо получилось, а?

- Пока неплохо, - угрюмо буркнул тот в ответ, - да только сейчас эти парни поймут, что у них есть единственная возможность спастись - это быстро разделаться с нами.

Словно расслышав слова Керта, солдаты Рориха плотной массой бросились к берегу, подбадривая себя хриплыми воплями...

***

Поначалу все шло просто замечательно - эти парни, стоявшие по колено в воде, пытались отбросить нас от кромки берега. А мы шутя справлялись с ними. Система была отработана - слева от меня дрался Кендаг, справа - Керт. Обычно это место предоставлялось Фильке, но сегодня эльф выполнял особое задание. Я немного волновался, как справится Керт - но он был отличным бойцом и почти мгновенно приспособился к моей манере ведения боя. Насколько он был склочным и противным в общении - настолько же гибким и внимательным оказался в схватке. Тут же признав мое превосходство (едва только ему представилась возможность оценить мощь ударов, наносимых Черной Молнией), он старательно прикрывал меня во время замахов и сторонился, давая мне возможность наносить широкие удары. И я не подкачал - пару раз мне даже удалось сшибить по двое солдат зараз. Они, понятное дело, пытались парировать удары, закрываться щитами - но справиться с моим заколдованным мечом им было не под силу. Они валились, как сбитые кегли, обратно в грязь, из которой пытались выбраться на берег. А я просто сгонял их обратно в воду. Вернее, в болото, потому что они, топчась на мелководье, сбили ил, песок и стебли камыша в единую вязкую массу, исключительно мерзкую на вид. При такой тактике убитых среди неприятелей было мало, но я и не добивался этого - мне просто нужно было держать их в воде. А потом где-то в заливе поднялось высокое пламя - Филька перестарался. Я-то велел ему всего лишь пугануть корабельщиков - чтобы больше не подвозили подкреплений к нашему берегу. А теперь, когда корабли пылают и блокируют оконечность косы - у тех, кто на берегу, нет возможности отступить и они будут драться ожесточенно.

Ладно, пока что мы справляемся... И в этот момент на меня с ревом налетел огромный детина в тяжелых латах, на которых отсветы пламени сверкали причудливыми бликами. Едва я успел заметить, сколь богато украшены латы этого дяди, как мне пришлось думать о собственной безопасности - до того мощным оказался его напор. Если раньше я просто махал Черной Молнией вправо-влево, то теперь мне пришлось даже отступить на два шага, тщательно парируя удары здоровенного меча толстяка. Мне показалось, что на его оружии я замечаю следы какой-то волшбы... И тут - впервые на моей памяти - сплоховал Кендаг. Я совершенно не следил за своим левым флангом, полагаясь на мастерство лорда. Но в этот раз он почему-то не справился и какой-то лох достал меня копьем. Я, естественно, был в кольчуге, которой на скорую руку добавил прочности магией но внезапный удар свалил меня с ног. Упал я, наверное, очень некрасиво, да еще и немного проехался по песку на спине. Здоровяк, к счастью, не успел вовремя сообразить, что произошло (упал-то я не от его удара) и чуть-чуть промедлил. Я успел выставить левую руку с перстнем, "заряженным" заранее - и хлестнуть противника струей пламени. Тот замер еще на миг, инстинктивно выбросив вперед руки и заслоняя лицо...

И тут Ннаонна, которой я как обычно велел прикрывать мой тыл, с леденящим кровь визгом перепрыгнула через меня и набросилась на детину в дорогих латах. Тот не успел толком опомниться и проморгаться после ослепительной вспышки с моего перстня, как на него обрушился град ударов. Меч Ннаонны как минимум дважды успел найти брешь в его латах, пока он начал все же защищаться. Лезвие его оружия раз за разом с шорохом прорезало воздух, но встречало лишь пустоту - вампиресса всякий раз успевала отскочить в сторону. Между тем схватка кипела и вокруг. Я торопливо поднялся и попытался прийти Ннаонне на помощь - но не смог протиснуться сквозь первый ряд сражающихся бойцов. Впрочем, моя воспитанница в помощи не нуждалась. Она скакала и вертелась перед здоровенным противником, размахивая мечом, причем даже по-моему успела "наградить" несколькими ударами и соратников толстяка, бившихся рядом с ним. А сам детина в красивых латах двигался все медленнее - начала сказываться потеря крови, которая уже вовсю струилась из его ран. Ннаонна достала его в левую руку, так что теперь ему приходилось держать тяжелый меч одной лишь правой. Это тоже замедляло его движения. Я успел заметить за спиной детины крошечную фигурку, от которой исходили вполне заметные магические эманации. Колдун! И этот плюгавенький колдун явно затеял что-то против моей вампирессы - окружающая его колдовская аура (впрочем, совершенно незаметная не-магу) приобрела определенную сосредоточенность... направленность... Нет, я не могу описать это словами... Словом, я понял, что Ннаонна в опасности и быстро рявкнул формулу "авенорэта", нейтрализующего действие вражеского заклинания. Повлияло это как-то на исход боя или нет - не знаю... Во всяком случае, едва я успел договорить и увидел, как странно дернулось лицо вражеского чародея (он-то конечно заметил) - меч вампирессы вонзился в горло здоровяка... Тут же - как по команде - рядом рухнули оба дравшихся рядом солдата. Керт и Кендаг справились одинаково быстро. Воспользовавшись секундной паузой, я снова протиснулся вперед, оттерев Керта. Враги попятились - а плюгавого колдунишку как ветром сдуло...

***

Принц Алекиан хмуро уставился на дохлое животное, шевеля губами. Затем наконец выдавил:

- Н-ну?..

Коклос кивнул и обернулся к дверям. Затеянному им спектаклю пора было продолжиться. В дверях появился капитан ок-Керис. Следом за ним в зал вошли двое оруженосцев, волоча под руки бесчувственное тело мастера Лонойка.

- Эй-эй-эй! - возмущенно застрекотал шут, - он же должен был быть живым!..

- Успел принять яд, - спокойно пояснил офицер, - мои оруженосцы схватили его за руки, ибо я предвидел нечто в этом роде. Но мерзавец был еще хитрее комочек отравы висел у него на шее. На бечевке. Наверное та же самая пакость, от которой издох пес.

- Это очень скверно, - протянул Полгнома, - теперь не у кого узнать о таинственном мастере Койле и стоящих за ним больших персонах...

- Коклос, я все еще жду объяснений, - заявил Алекиан.

Все прочие гости хранили молчание, но и они несомненно ожидали пространного рассказа, который им все пояснит.

- Да что тут говорить, - махнул ручкой Коклос, - все же ясно. Лонойка наняли отравить тебя, братец. Но я...

Тут карлик напыжился, привстал на цыпочки и принял самую что ни на есть гордую позу.

- Я, милый братец, как всегда начеку. Я выследил злодеев, я видел, кто принес во дворец отраву. Я велел капитану схватить Лонойка... Капитан...

- Я, ваше высочество, - расправил усы гвардеец, - получив уведомление... То есть распоряжение мастера Полгнома, тут же отправился с несколькими верными людьми перехватить повара, когда тот наладится бежать из дворца. Вот... Пятнадцать империалов золотом было при нем... Да...

С этими словами бравый воин приблизился и положил на стол, рядом с отравленным пирогом, глухо звякнувший мешочек. И исподтишка взглянул на шута очень внимательно и многозначительно. Конечно десять империалов капитан присвоил, как плату за участие в разыгранном карликом спектакле. А Коклос с запозданием понял, что смерть отравителя Лонойка скорее всего не была досадной промашкой гвардейцев - капитан "прикрывал тылы", как любил выражаться его предшественник, сэр Брудо ок-Икерн.

- Я... гм... - продолжил тем временем гвардеец, - гм... виноват, конечно... Следовало схватить повара живым и вытрясти из него подробности о заговоре... Но мои люди уже перекрыли ворота и по всем постоялым дворам ищут таинственного мастера Койла по приметам. Мастер Коклос хорошо описал негодяя.

"Никого они не найдут, - подумал шут, - а если найдут - так скорее всего прикончат. Единственное, чего я не учел, так это рвение, с которым капитан станет скрывать свою добычу... Тут и мне будет нужно поостеречься - как бы он не собрался позаботиться и обо мне..." Вслух же карлик произнес:

- Как видишь, братец, ты был на волосок от лютой смерти. И лишь мое мужество, мое самообладание и моя отвага... И моя доблесть спасли тебя! Ах да, еще моя мудрость, моя проницательность, моя внимательность, моя ловкость... Видите ли, ваше величество, - шут обернулся к королю Ройнрику Тогерскому, мой сеньор, герцог Гонзорский, он же ровно дитя малое. Не хмурься, братец. И если бы не я... Ведь постоянно же... Не хмурься, говорю, братец - ты ведь сегодня словно заново родился! Да, ваше величество... Ровно дитя! Я его спасаю... Да, я еще забыл о моей стойкости, моей выдержке, моей скромности (я ведь скромный герой!)... я от него беды отвожу - а награды где? Ровно дитя!

Коклос подбоченился и с гордостью обвел взглядом гостей. Алекиан все еще молча глядел исподлобья. Затем наконец изрек:

- Коклос...

- Милый Коклос, - встала рядом с мужем герцогиня Санелана, - подойди.

Крошечный шут, надувая щеки и нарочито печатая шаг, медленно обогнул длинный стол и приблизился к чете хозяев. И тут... герцогиня опустилась перед шутом на колени и, обняв его, крепко поцеловала в губы.

- Милый Коклос, - торжественно произнесла Санелана, - прости нас с Алекианом, если мы мало ценили твое мужество, твое самообладание и отвагу, твою доблесть, мудрость, проницательность, внимательность, ловкость, стойкость...

- Еще выдержка и скромность, - напомнил Коклос, - ну и я забыл упомянуть о моем добросердечии... Ибо не кто иной, как я, сделал возможным ваш брак с братцем, ваша светлость!

- К тому же у тебя хорошая память, - буркнул герцог Гонзорский.

- Сегодня, милый Коклос, - проворковала, Санелана, жмурясь и поднимаясь с колен, - тебе сойдут с рук любые выходки. И это даже хорошо, что ты напомнил о своих заслугах. И отныне, что до твоих качеств, у меня тоже будет хорошая память - обещаю.

Эти слова герцогиня сопроводила какой-то странной улыбкой. "А не перегнул ли я палку?" - забеспокоился шут. Впрочем, было уже поздно - ведь так?

ГЛАВА 28

Всему хорошему рано или поздно приходит конец - у лучников Керта истощился запас стрел. Мало-помалу они начали прекращать стрельбу и - один за другим попрятав луки, потянулись туда, где замерли друг против друга их товарищи и авангард ленотских наемников.

Солдаты Керта и Ингви стояли, сбившись в плотный строй у того места, где коса выходила к берегу. Метрах в двадцати от них, в воде и грязи, среди чадящих обугленных стеблей копошились перепачканные люди из отряда Рориха и их союзники... Сам капитан Рорих бесформенной глыбой распростерся у берега, на который так и не смог вывести свой отряд. После его гибели схватка угасла. Наемники Ленотского принца не боялись нападения с берега - ведь ясно было, что с суши в грязь лезть никому неохота. Поэтому они спокойно совершали какие-то передвижения. Те, у кого были большие щиты, выстривались цепочками, чтобы защитить товарищей от обстрела с берега, несколько человек в свою очередь достали луки и даже выпустили пару стрел - без всякого успеха, ибо берег был погружен во тьму. Раненных бойцов из отряда Рориха отправили назад, их сменили солдаты других отрядов. Ну и конечно вражеские капитаны сейчас совещались, пытаясь отыскать выход из ловушки...

На востоке верхушки дюн уже слегка проступили на фоне начавшего сереть неба - до рассвета оставалось немного, десантные барки догорали... Ингви снова спросил:

- Ну как, капитан? У нас все еще неплохо получается?

- Да... Пока держимся, - отозвался Керт, затем кивнул в сторону солдат противника, которые все время передвигались, брякая металлом в полумраке, они ждут, пока у моих людей выйдут все стрелы. А сами тем временем перестраиваются. Меняются местами. Тех, кто уже дрался, сменят лучшие бойцы из всех отрядов.

Сзади протолкался Филька:

- Эй, капитан, как тебе мой фейерверк?

- Дурак, - отозвался Ингви, - я тебе что велел?

- А что? - не смутился эльф, - я их здорово пуганул, разве не так?

- "Пуганул?" Да они теперь не смогут отсюда убраться! Ты им отрезал путь к отходу и они станут драться насмерть! Теперь-то все и начнется по-настоящему...

- Да... - промямлил Кендаг.

На более серьезные комментарии смелости у лорда не хватило. Он сознавал, что провинился, пропустив предназначенный демону удар. Зато Ннаонна поглядывала вокруг с гордостью и вызовом. Уж сегодня-то она проявила себя во всей красе! Сегодня она показала, на что способна! Даже Ингви теперь не гнал ее из первого ряда...

Филька подумал немного и объявил:

- Ничего, так даже лучше! Пусть сунутся - мы им покажем!

- Покажем, - процедил сквозь зубы Ингви, - пошел прочь... У меня уже твои шуточки знаешь где?..

- Но-но, - эльф гордо надулся, - ты полегче... И не пойду я никуда. С вами стану вместе. Если вы боитесь, так я - совсем не боюсь.

- А я сказал "пошел"! - чуть повысил голос демон, - отойди в сторонку и с луком будь наготове. На большом расстоянии от тебя и пользы больше. По крайней мере, вреда меньше... Да и переносить тебя тоже легче, когда ты... на расстоянии. Так что пошел! Не то гляди у меня!..

- Чего "гляди"?

- Я знаю такое заклятие, которое сделает тебя неспособным смеяться.

- Да ну тебя... - пробурчал эльф, однако послушно удалился.

Капитан Керт, выслушавший перепалку с совершенно непроницаемым лицом, заявил:

- По-моему они заканчивают перестраиваться. Так что совсем скоро мы узнаем, чем они собирались нас удивить.

- Удивить?

- У них что-то обязательно есть в запасе. Рорих Красный Плащ в рукопашной был очень неплох - так что теперь они, - капитан кивнул в сторону врагов, знают, что просто хороших бойцов против нас - мало. Они готовят что-то особенное...

- Ладно, поглядим. А ты, капитан Керт, вроде успокоился насчет моих колдовских способностей?

- Ты дерешься мечом... Хотя и меч у тебя странный...

- Меч заколдован.

- Да... Небось тебе нравится, колдун, чувствовать себя выше простых людишек, а? Нравится играть чужими судьбами и жизнями? - Наемник вновь начал закипать. - Жизнями маленьких человечков...

- Послушай, Керт, у меня есть талант - так что ж мне, не пользоваться им? Если бы я был просто силен - так что ж мне, драться только одной левой рукой? Чтобы все было по честному?

- Не знаю, но... Эй, они, кажется, начинают... Потом договорим, колдун если выживем... Они начинают!..

***

Эти ребята в воде прекратили возню и пошли на нас. Надвигались они не спеша (наверное, спешить по колено в воде вообще трудно), первый ряд составляли крупные парни, сомкнувшие щиты и взявшие копья наперевес. Похоже было, что они просто собираются оттеснить нас от кромки берега и вытолкать на сушу. Логично. Во-первых, они наконец-то выберутся из болота, а во-вторых смогут реализовать численный перевес. Ведь пока они на косе - в драке могут участвовать от силы по десятку человек с каждой стороны. А их все еще сотни полторы, если не больше - против примерно девяноста наших бойцов...

Итак, они двинулись на нас плотными рядами, так что задние подпирали и подталкивали передних. Мы не бросились им навстречу, да у нас и копий не осталось, чтобы упереться. У кого имелись - успели переломать в первой схватке. Поэтому дождавшись, пока копейщики подойдут вплотную, мы - стоящие в первом ряду - постарались их обезвредить. Я, естественно не следил за Кертом, Ннаонной (эх, черт, не подумал прогнать ее в тыл) и прочими. Каждый выкручивался как мог. Я не мудрил - пустил своему визави струю пламени в лицо и, пока он инстинктивно дергал щитом, просто срубил наконечник пики - так далеко от себя, насколько достал. Не сговариваясь, мои соседи избрали ту же тактику. Вот только заколдованных мечей и карманного пламени у них не было. Впрочем, так или иначе справились все. Керт тоже отрубил кусок копья, Кендаг своего противника поразил метательным ножом... Задержка вышла лишь у вампирессы - ей просто не хватило силенок, а может у "ее" копейщика было более прочное древко. Во всяком случае, когда я взглянул в ее сторону, она вилась и плясала перед стальным жалом пики, осыпая противника ударами. А тот не мог двинуться с места, поскольку его соседи по шеренге уже были обезоружены и остановились. Вдруг прозвучала какая-то команда - и весь их строй отступил на пару шагов. Солдаты повернули щиты боком - чтобы занимали меньше места по фронту - и два первых ряда их поменялись местами. Новая шеренга сомкнула щиты и выставила пики, которые до этого держала вертикально.

Они снова пошли на нас. Вторая серия? Всего лишь?.. Мы опять слегка разомкнули строй (чтобы не ограничивать друг друга в замахе) и приготовились вновь рубить древки. Видимо, этого они и добивались.

Солдаты в воде совершили быстрый маневр, каждый второй юркнул за спину соседа - а в открывшиеся среди щитоносцев проходы на нас ринулись, ревя и размахивая оружием, новые противники. Они мгновенно оказались перед нами (мы не ждали такой стремительной атаки) и закипела схватка - уже на берегу, на сухом месте. У тех, кто напал на нас теперь, щитов не было. Они сражались оружием ближнего боя - мечами, палицами, топорами, какими-то экзотического вида железяками... Это наверняка были лучшие фехтовальщики из тех, кто нам противостоял. Против меня оказался необычайно верткий типчик с обоюдоострой секирой. Знал ли он о силе моего меча, или только догадывался - но во всяком случае он старательно не попадался мне под удар. Даже не парировал - старался уклоняться. Волей-неволей пришлось осторожничать и мне. Мы топтались друг против друга, финтили, демонстративно замахивались - и это нравилось мне все меньше. А вокруг кипела схватка... Справа от меня раздался зычный рев, крик боли, перекрывший шум боя. Внезапно мой противник замахнулся топориком, который перехватил правой рукой, а левой выхватил что-то из-за спины и швырнул мне под ноги. Я едва успел увернуться от каких-то веревок с грузиками, предназначенных, конечно, для опутывания ног - и в свою очередь воспользоваться своим секретным оружием. Мой янтарный шарик ударил ловкача точно в лоб - тот рухнул, не издав ни звука. Я развернулся вправо, отыскивая взглядом кричавшего - и увидел следующую картину. Капитан Керт пятился, странно согнувшись и скуля, а бросившиеся было прикрыть своего капитана солдаты пятились под напором какого-то здоровяка. Ненормально низкорослый, очень широкий детина в латах неуловимо быстро вертел неким тяжелым оружием и надвигался на них, уверенно тесня. Я успел заметить, как кто-то из парней попытался парировать удар богатыря - и был просто сметен мощным движением...

Возможно, этот боец и был тем самым, чем они собирались удивить нас... А коротышка шагал и шагал - вслед за ним, перестраиваясь клином, продвигались другие... Еще чуть-чуть - и они все выберутся на сушу. Думать было некогда - я бросился ему наперерез... и едва не повалился на спину, встретив Черной Молнией удар его палицы... Нет, не палицы - это был молот! Гном! Впрочем, ручаюсь - он тоже был удивлен, когда наши железяки в первый раз со скрежетом столкнулись в воздухе...

***

Мало-помалу Ингви и его соратников оттесняли от берега. За каждый шаг наемникам, запертым на косе, приходилось дорого платить - но они продвигались вперед. Каждый понимал, что единственная возможность спастись сегодня выбраться из гиблого болота на твердый берег. Бойцы с обоих сторон были примерно равны и по силе, и по качеству оружия, поскольку в первый ряд и те, и другие выставили лучших. Поэтому единственным, кому удалось чуть-чуть продвинуться, был гном. Его нечеловеческая сила и отличные доспехи превозмогли все усилия обороняющихся - пока он не встретил Ингви. Черная Молния, усиленная магией, оказалась не слабее чудовищного оружия Огненного Горна. Однако и сам демон также был удивлен. Удивлен не только силой своего противника - ему встречались противники не слабее гнома - его поразило качество гномьих лат.

Ингви прекрасно понимал, что его простая кольчуга не спасет от прямого попадания тяжелого молота - разве что несколько смягчит удар. Поэтому он бился осмотрительно, очень аккуратно парируя выпады соперника и тщательно уклоняясь. Естественно, такая тактика заставляла его время от времени делать шаг назад а гному, казалось, только того и надо было. Закованный в массивные латы кряжистый крепыш крепко стоял на ногах, размахивая тяжелым оружием - но едва лишь Ингви подавался назад, гном тут же делал шажок за ним. И больше не отступал. Соратники гнома, сдерживаемые везде вдоль берега, естественно продвигались за гномом, образуя клин за его широченной спиной. Поскольку Огненный Горн не позволял себе маневрировать так, как демон - ему и доставалось больше. Дважды Ингви удавалось нанести удар по корпусу своего противника, один раз Кендаг, свалив своего противника, успел поднырнуть под молот и рубануть гнома по ноге - безрезультатно. Латы Огненного Горна выдержали. Ингви заволновался. Он испробовал несколько финтов, которым его когда-то обучили Кендаг и Филька. И вновь - Черная Молния оставляла на латах гнома лишь вмятины и небольшие зарубки, а тот упрямо не обращал внимания на пропущенные удары и при малейшей возможности продвигался вперед, ведя за собой соратников...

Ингви прибег к испытанному средству - выбрав удачный момент, пустил в лицо гному струю пламени. Гном не отреагировал. Очевидно, забрало его шлема, выполненное в виде стилизованной маски, хорошо защищало хозяина, а может, гном, привыкший стоять у кузнечного огня, был менее восприимчив к жару. Во всяком случае, Ингви несколько растерялся. Все еще не веря до конца в неудачу своего маневра, он попытался повторить, но, очевидно, запас маны в его амулете был исчепан - струйка огня вышла жалкой. Тогда демон выругался и принялся работать мечом насколько смог мощно, старательно парируя удары гнома. Тот не отставал. Прошло еще несколько минут - соперники соревновались в силе без каких-либо результатов. Ингви уже начал выдыхаться и с запозданием сообразил, что он играет на руку своему сопернику, поскольку избрал его тактику. Будь он посвежее - обязательно придумал бы какой-нибудь магический подвох для противника, но сейчас... Демон понял, что ничего уже не сможет - его силы были на исходе, а мана в перстне-амулете иссякла... Он отступил еще на шаг...

Вдруг - клац! - что-то звонко щелкнуло на шлеме гнома. Тот замер на миг. Ингви, не успев сообразить, что происходит, тоже притормозил и не воспользовался замешательством Огненного Горна.

Клац! - теперь Ингви успел заметить, как в забрало гномьего шлема ткнулась длинная стрела. И разлетелась на куски - настолько мощным был выстрел. Теперь демон не сплоховал - качнувшись всем корпусом вперед, он шарахнул Черной Молнией прямо по носу стальной маски. И вернул один шаг. Гном отступил впервые! - отпихнув кого-то. Солдаты, которые были уверены, что гном не подастся назад, шли за его широченной спиной почти вплотную, опасаясь лишь замахов молота. Теперь они так торопливо отшатнулись назад, что даже кого-то сбили с ног.

Ингви, окрыленный своим успехом, из последних сил завертел Черной Молнией, молотя гнома, который теперь уже сам несколько опешил под таким натиском. Впрочем, защищался он достаточно хладнокровно.

Клац! - снова стрела ударила в стальную личину. И Ингви на этот раз нанес еще более удачный удар. Огненный Горн, немного дезориентированный выстрелом, торопливо махнул молотом - и ошибся. С черным лезвием встретилось не металлическое древко молота, а рука в стальной перчатке, сжимающая молот. Ингви, почувствовав, как под его мечом что-то с хрустом и скрежетом подалось, торжествующе взвыл, возвращая меч и назад и тем же плавным движением занося его для следующего удара. Ответом его воплю послужил оглушительный низкий рев. Гном опустил молот, удерживаемый теперь одной рукой и уставился на отсеченную половину ладони, на алую струйку, рванувшуюся из-под разрубленных лат... И тут Огненный Горн ринулся вперед.

ГЛАВА 29

Все так же оглушительно ревя и вращая над головой молот, тяжко топая закованными в железо ножищами, гном понесся на своего противника. Ингви, даже не пытаясь сдержать этот громыхающий железный вихрь, каким-то неимоверным движением скользнул вбок, почти присев на песок - гном пролетел мимо. Тут же демон вскочил навстречу солдатам, которые пытались превратить рывок Огненного Горна в общий натиск. Несколькими ударами Черной Молнии он остановил противников, слыша за спиной неумолкающий (хотя и приглушенный теперь) рев и гулкие удары по металлу. Улучив секунду, он быстро бросил взгляд за спину. Гнома сбили с ног и теперь молотили по его латам кто чем мог. Тот ползал и ворочался лежа на спине, силясь дотянуться невредимой правой рукой до своего молота, который выронил при падении...

В тылу у нападавших кто-то зычно заорал новую команду. Воины, следовавшие за Огненным Горном, проворно поменялись местами с теми, кто ждал своей очереди за их спинами. Ингви и его соседи по строю, получив несколько секунд передышки, перевели дыхание - схватка должна была начаться с новой силой. А враги, уже отбившие несколько метров пляжа, выставили против них новых бойцов - свежих и с незатупленным оружием. Теоретически можно было попытаться также сменить первый ряд, но противник готовил свой маневр заранее, а без этого был риск потерять строй и не удержать позиции... Словом, предстояла новая - не менее трудная - схватка...

В этот момент позади обороняющихся - за гребнем цепочки дюн - послышалось пение рожков. Отец Брак - Ингви с удивлением обнаружил, что рядом с Кендагом в первом ряду стоит бравый монах - пояснил:

- Я слышу боевые горны. Несомненно это граф Врених с кавалерией!

- А он откуда здесь взялся? - осведомился Ингви.

- Я вызвал. Послал одного из братьев за подмогой, когда стало ясно, что битва начнется в эту ночь.

- Быстро же...

Ингви хотел было сказать, что гонец обернулся быстро, да и граф оказался легок на подъем, но только теперь заметил, что ночь закончилась. Гребни дюн уже отчетливо выделялись на фоне посветлевшего, даже слегка порозовевшего неба... Теперь на дюнах маячили высокие силуэты всадников, держащих вертикально поднятые копья. Наемники на косе, приготовившиеся было атаковать, остановились. Их положение стало безнадежным. Даже если им удастся разделаться с отрядами Ингви и Керта, удастся выйти на берег - конница их растопчет. Нескольких десятков всадников, приведенных местными гевскими сеньорами по призыву графа, вполне было достаточно, чтобы мгновенно разметать уставших и продрогших (за ночь стояния в воде) солдат. Тем не менее они вновь сплотили ряды и приготовились к отпору. Демон заметил, что стоящие в первом ряду прячут мечи в ножны, а из глубины строя им передают копья. Лучники отступили чуть назад и рассыпались, насколько позволяла глубина и твердость дна - крайние на флангах забрели по пояс и даже глубже. Теперь уже они не обращали внимания на холод воды, не думали, что могут, скажем, простудиться - наемники готовились подороже продать свою жизнь. И если у них имеется крошечный шанс отбиться они его используют...

- Эй, парни! - Окликнул их один из людей Керта. - Может, подумаете о сдаче? Ваши-то, на кораблях которые... Бросили вас здесь, не вернутся за вами-то...

В первый ряд окруженных на косе наемников протолкался человек в отличных, хотя и заляпанных грязью, доспехах. Оглядев противников, таких же усталых и грязных, он из-под глухого шлема прохрипел:

- Я Порпиль. Кто может принять мой меч?

- Здесь Керт Серый, - раздалось за спиной Ингви.

Демон посторонился, давая дорогу капитану. Тот выступил вперед, морщась и баюкая правую руку, к которой были примотаны какие-то палки. Серый заработал перелом, всего лишь попытавшись парировать удар гномьего молота.

- Постойте-ка, - заявил отец Брак, - я здесь главнее всех. Говорить следует со мной!

- Кто? - коротко бросил капитан Порпиль. На монахе не было его форменного белого плаща - он снял его перед боем по требованию наемников.

- Отец Брак, викарий при его священстве епископе Гевском и...

- Поп? - сморщился наемник, - нет. Мы будем драться.

Тем временем всадники на гребне холма осмотрелись и осторожно пустили коней шагом вниз. Если что-то требовалось сделать - то решать нужно было немедленно. Ингви тронул Керта за левую, здоровую, руку:

- Капитан, почему они не хотят сдаваться попу? - быстро спросил он, не обращая внимания на то, как скривилось лицо отца Брака.

- Сдаваться попу? - обернулся капитан, - ты чего, колдун? Попы их в лучшем случае продадут в Энмар. А скорее - перебьют каким-нибудь богоугодным способом. Верно, викарий? Нет, хорошему солдату лучше сдохнуть от копья или меча, чем от рук поповских палачей.

- Ага, - кивнул Ингви.

Затем он быстро шагнул к отцу Браку и прошептав в ладонь несколько слов, слегка хлопнул монаха по щеке. Тот, не успев удивиться или возмутиться, осел на песок. Кивнув на распростертое тело монаха, Ингви объявил:

- Отважный отец Брак проявил этой ночью чудеса храбрости и так устал, что даже лишился чувств от утомления. Капитан Керт, вести переговоры придется тебе. Если что - можешь рассчитывать на мою поддержку.

***

Всадники не спеша приблизились шагом к наемникам.

- Кто здесь главный? С кем можно говорить? - надменно осведомился один из них, невысокий воин в тяжелых латах.

- Я капитан Керт Серый. Из тех, кто держит руку епископа - главный я... капитан помолчал, а затем добавил, - я и вот этот сержант Воробей. Позвольте, сэр, узнать ваше имя и титул?

- Граф Врених Пронтминский... - всадник поднял забрало. - А те, в воде ленотцы?

- Нет, ваша светлость. Враги все перебиты. Это возвращаются наши люди...

Граф недовольно оглядел поле битвы из-под забрала. Расстановка солдат и их вид говорил о том, что капитан лжет, но... Несомненно, граф хорошо знал, что такое солидарность наемников из Ренприста. Эти солдаты, только что ожесточенно дравшиеся друг с другом, дравшиеся насмерть - теперь будут заодно в том, что касается судьбы кого-то из них. Они готовы объединиться против всякого, кто окажется врагом любому из их среды. Естественно, такой оборот графу был не выгоден. Он-то примчался сюда, взяв своих людей и окрестных рыцарей, присоединившихся к нему заранее, именно в расчете на добычу после победы. Теперь же, поскольку наемник утверждает, что управился сам - графу ничего не достанется. Тут уж ничего не поделаешь, Гангмар возьми.

Ничего, решил граф, уж как-нибудь этот ущерб будет возмещен. Если епископ откажется вознаградить своих соседей, которые пришли ему на помощь, то всегда ведь можно устроить набег на кого-нибудь. Благо, окрестные сеньоры уже присоединились к нему и тоже не захотят расходиться с пустыми руками! Вот всем бы вместе... Собственно говоря, самой удобной мишенью для набега... являются все те же владения епископа Гевского! Тем более, что можно попробовать свалить вину на ленотцев...

Приняв это мудрое решение, граф бросил командирам наемников несколько слов, которые могли сойти за поздравление с победой - и повернул коня:

- За мной, господа... Здесь нам нечего делать, а я приглашаю вас ко мне в Пронтмин на завтрак. Нам есть о чем побеседовать...

Кавалеристы не торопясь пустили лошадей шагом, устремляясь вслед за своим предводителем...

Дождавшись, пока кавалеристы исчезли за дюнами, наемники, на ходу пряча оружие, все вместе гурьбой двинулись на берег. Они не смешивались - те, что сражались за принца - и те, что сражались за епископа, однако враждебности в их поведении больше не было.

- Что делать будем, Керт? - осведомился капитан Порпиль, стягивая шлем. По плечам его тут же рассыпались густые рыжие локоны.

- А что делать? - Керт пожал плечами и тут же поморщился, жест отдался болью в сломанной руке, - условия тебе известны. Условия обычные... Не возражаешь, колдун?

- Откровенно говоря, я не знаю, что такое "обычные условия", - отозвался Ингви, - но все равно не возражаю. Ты решил - так и будет. Ведь тебе ж потом отвечать - ты графа обманул.

- А ты попа утихомирил, - раздвинул в улыбке бледные губы Керт Серый, так что тебе отвечать скорее.

- А что мне, - Ингви равнодушно пожал плечами, - он проспит до завтра. А когда проснется - так ничего и не вспомнит.

Порпиль следил за их диалогом улыбаясь и переводя веселый взгляд с одного на другого. Потом пояснил:

- Обычные условия, мастер Воробей, таковы. Я брошен своим работодателем на произвол судьбы - и теперь свободен от клятвы. Ведь меня все равно что предали. А Керт и ты меня прикрываете от графа. За это я служу вместе с вами. Бесплатно служу - отрабатываю спасение как бы. Ну и вам от меня дары причитаются. Это само собой. Так что спасибо вам, мастера - а уж за мной не заржавеет.

- Точно, - подтвердил Керт, - слово Порпиля Рыжего крепче гранита. А парней из ленотских отрядов мы возьмем под свою руку. Я, к примеру, Порпиля с его людьми, а ты - отряд бедняги Рориха и... кто там еще с вами, Порпиль?

- Был еще Норк со своими и одиночек сколько-то... У меня есть список... Норк убит стрелой. Да разберемся!

- Да, - кивнул демон, - я понял. Однако уже светает... Как быстро ночь пролетела... Ладно, пожалуй стоит взглянуть на раненых, может, кому магическая помощь нужна срочно...

Ингви побрел туда, где расположились раненые и с ними - те из наемников, кто что-то понимал во врачевании. За спиной он услышал голоса:

- А я-то удивлялся, что ты с колдуном - вроде ладишь, а, Керт?

- Да... Он ничего, колдун-то этот... Нормальный парень... для колдуна нормальный.

Ингви ухмыльнулся.

***

Вот подан знак - друг друга взглядом пепеля

Коней мы гоним, задыхаясь и пыля.

Забрало поднято - изволь...

Ах как волнуется король,

Но мне сегодня наплевать на короля!

В.Высоцкий

Турнир шел уже шестой день. Маршал безнадежно охрип, глашатай, сопровождавший его, был не то восьмым, не то девятым с начала боев... Толпа за барьером и на трибунах тоже подустала выражать эмоции гвалтом и криком теперь вопили только те, кто был связан с очередным участником какими-либо узами, или же в том случае, если на ристалище выходила признанная знаменитость. Еще лучше - две знаменитости. Вместе с тем темп поединков существенно упал. Теперь, когда выясняли отношения только опытные мастера конного боя, часто им требовалось съехаться по несколько раз, пока определялся победитель...

Рыцарь Метриен пока что бился успешно. То ли действительно он был настолько силен, то ли противники ему попадались такие... Но почти все схватки великан заканчивал с первого раза. Такое геройское поведение на поле чести, естественно, не осталось без внимания зрителей. Сэра Метриена уже узнавали и приветствовал, едва его имя возвещалось глашатаем.

Велиуин никак не показывал, что знаком с этим новым фаворитом турнира. У него с рыцарем было условлено, что без нужды маг не станет вмешиваться. Если же рыцарю покажется, что предстоящий поединок для него по какой-либо причине опасен - он подаст условный знак и может рассчитывать на поддержку со стороны мага. Так что Велиуин не показывался среди дворян - участников турнира, сидел себе молча рядом с придворным магом покойного Игрина и вежливо кивал в ответ на любое слово старика. Единственное, что хоть немного интересовало юного Изумруда - так это порядок жеребьевки. Когда после завершения очередного круга боев старички из коллегии собирались бросать жребий и определять, кто с кем встретится назавтра - маг был тут как тут. Смотрел сонными спокойными глазками, иногда просил разъяснений, вежливо благодарил, таковые разъяснения получая - словом был отменно обходителен... И никогда не лез туда, где ему было не место, как говорится... А сэр Метриен лихо опрокидывал в пыль арены одного слабого противника за другим - и толпа из последних сил сбрасывала апатию и рукоплескала герою, благодарная ему хотя бы за то, что он справляется быстро. В отличие от большинства соперников, раз за разом без толку ломающих пики...

И к вечеру шестого дня боев осталось лишь шестнадцать участников - и среди них ни одного, кого бы Велиуин (дилетант в благородных забавах) смог бы счесть заведомо слабым противником... Ему необходимо было встретиться с "партнером".

Тайная встреча состоялась в шатре сэра Метриена. Рыцарь был в самом радужном расположении духа:

- Отличная работа, мастер, просто отличная! Все идет великолепно.

- Да, но я теперь в затруднении... Не могу решить, кто должен быть... следующим. По-моему слабых противников для вас, сэр, не осталось... А вмешаться я могу лишь один раз - я имею в виду решительно вмешаться.

- Ничего, мастер Изумруд. Кое-что еще можно оставить мне. Моим первым противником завтра должен стать сэр ок-Лин. В поединке с ним я уверен в себе. Дальше - ок-Нилли, если он пробьется, и ок-Рагинт. Но ок-Рагинт - только если он не сменит коня. Видите ли, мастер, он отличный воин, но его подведет конь. Словом, если конь будет пегий - не тревожьтесь! А далее - все в руках Гилфинговых... и немножко в наших.

Следующий день принес молодому магу ужасные мучения. Естественно, он был спокоен - внешне. Но содрогался внутри перед каждым поединком с участием сэра Метриена. Однако тот был великолепен - его пика разила точно и мощно, а соперники не могли его даже пошевелить. В этот день гигант превзошел себя! Уже раздавались крики, что, дескать, ему стоит спешиться и продемонстрировать, что его латы не привинчены к седлу - это, конечно было не всерьез, а скорее демонстрировало симпатии зрителей... Впрочем, не менее тепло встречали трибуны и появление другого признанного героя ристалищ, сэра Перка ок-Перка. И вот, наконец, два этих рыцаря остались одни на арене...

Толпа встретила финалистов оглушительным ревом - еще бы, она приветствовала своего короля. Кто бы из двоих не выиграл этот бой - его величество уже перед ними. Все зрители, сколько их было, затаив дыхание следили за полем, ловили каждый жест, когда рыцари разъезжались по сторонам арены, когда они медленно склоняли пики, когда пригибались слегка вперед - к закованным в сталь конским шеям, ожидая сигнала...

Молодой маг согнулся, шепча что-то себе в рукав и боясь поднять глаза. Впрочем, его опасения были излишни - взгляды всех, до единого, зрителей были прикованы к арене. А там, внизу, два великолепных воина неслись навстречу друг другу, склонив копья и блистая доспехами... За какое-то мгновение до того, как они должны были встретиться, рука рыцаря ок-Перка чуть дрогнула и он еле-еле заметно поколебался в седле. И тут же в его кирасу с грохотом ударила пика сэра Метриена. Ок-Перк запрокинулся назад, его копье, так и не найдя цели, вознеслось к небу - и с оглушительным грохотом, перекрывшим даже рев трибун, проигравший рухнул наземь. Зрители взревели с новой силой, а Велиуин перевел дух и украдкой взглянул на старого колдуна. Тот замер на своем сидении, устремив невидящий взгляд на арену. Из уголка кривящегося рта тянулась ниточка слюны. Изумруд еще раз вздохнул и оглянулся в поисках кого-нибудь, кого следовало позвать на помощь - ведь старичку Джеблю "вдруг внезапно стало плохо, должно быть он переволновался, следя за поединком..."

ГЛАВА 30

Дальше наша служба пошла своим чередом. Отец Брак и впрямь очнулся на следующий день. Он, естественно, был смущен тем, что не помнит, как отрубился, хотя и старался не подавать виду. Держался монах настороженно, но пытался разыгрывать самоуверенность - мол, так и надо. Мы же все, старательно сдерживая ухмылки, объясняли ему, что той ночью он бился как герой, что получил под занавес по голове от одного из противников - отсюда и частичная амнезия. Возможно, Брак что-то смутно помнил, возможно - однако он все же делал вид, что верит нашим рассказам. А что ему оставалось еще? То, что мы приняли в свои ряды Порпиля и прочих, ему, конечно, не понравилось - но, опять-таки, сильно возражать он не стал. Потому что понимал - возражать бесполезно. Да собственно говоря - ему это тоже было выгодно. Порпиль и остальные служили теперь нам, то есть по сути дела - гевскому епископу. Так что отец Брак остался не без выигрыша, хотя он бы предпочел казнить десяток-другой этих солдат...

- Это неправильно, - со вздохом молвил отец Брак, когда мы с Кертом отказались выдать ему пленных, - политика святой Церкви требует, чтобы любой, кто восстал против нее, получал самое суровое воздаяние. А значит пленных надлежит казнить - на страх прочим.

Ей-богу, я невольно поежился, припомнив, как совсем недавно "восставал против". Правда и бился я тогда тоже на стороне церкви... Более всего монах жалел о том, что не может заполучить в свои руки для казни гнома - "проклятого нелюдя". А гном остался жив. Он, конечно, потерял кусок ладони с тремя пальцами на левой руке и вообще был крепко помят. Его ведь колотили сразу не менее десятка человек - и спасли Огненного Горна только его фантастически прочные латы...

- Выдавать кого бы то ни было попам - отвратительно, - заявил мне Керт Серый после беседы с монахом, - однако гном... Если бы это были не попы честное слово, отдал бы им гнома! Гномы - это такие гады... Ничуть не лучше колдунов. А уж когда гном - сам колдун, так это и вовсе самая распроклятая мерзость! Хуже них - разве что наши святоши. Клянусь когтями Гангмара!

Впрочем, после того ночного боя капитан более-менее стал со мной ладить. И я вскоре услышал от него (разоткровенничался капитан по пьяне - он частенько бывал навеселе) рассказ, объясняющий его странную ненависть к магам. В прошлом году он нанялся к какому-то сеньорчику из Фенадского пограничья. Целью их похода была шайка гномов, окопавшаяся с непонятной целью на ничейной земле в предгорьях. И вот, когда до лагеря "этих бородатых недомерков" оставалось пройти еще порядочный кусок - на солдат с неба стали валиться здоровенные камни. А они как раз шли узким ущельем - бежать было некуда...

- ...Я струсил? - сам себя вопрошал Керт, когда повествовал об этом происшествии (надо заметить, что он был уже порядочно пьян, мы праздновали победу), - конечно, струсил! Конечно! Знаешь ли, Воробей, в тот миг я вдруг ощутил себя крошечным - малю-у-сеньким таким - человечком, игрушкой в руках какого-то гномьего мага... Ты ведь не знаешь, каково это. Мы - в ущелье, слева и справа высоченные отвесные скалы, а прямо с неба нам на головы один за другим летят огромные валуны... И от тебя же ничего больше не зависит, ты не можешь ничего сделать - только ждешь, в тебя ли угодит следующий камень, в твоего друга ли, или же его пронесет мимо... Только ждешь... Беспомощно ждешь...

Этот человек перенес шок, можно сказать стресс - теперь каждый день он заново переживал тот ужас, что испытал в ущелье под градом камней. Ему мог бы, наверное, помочь психотерапевт...

Кстати колдунов он винил уже совершенно напрасно. Гномы ведь не могут колдовать, это точно - насколько точно может быть хоть что-то в этом сумасшедшем мире, где правят сумасшедшие боги... Во всяком случае - и наука (с позволения сказать), и религия Мира в один голос твердят, что гномы, как и эльфы, не могут иметь магического дара. Эльфам его отсутствие компенсирует возможность напрямую взывать к Матери, а уж она творит для них чудеса, гномы же... гномы с Матерью не очень-то ладят. Теоретически они могли бы взывать к Отцу, ибо в них сильнее его начало (согласно религиозной концепции) - но он покинул Мир.... Следовательно, логика требует, чтобы у гномов тоже было в распоряжении нечто, компенсирующее отсутствие магического дара. Я пытался расспросить об этом Огненного Горна - но он меня, похоже, просто возненавидел и общаться не желал. Я ведь его покалечил - и из-за меня он попал в плен. Да, именно так - поскольку он был взят в бою, то на него условия договора с Порпилем не распространялись. Он должен был теперь нам с Кертом изрядную сумму. Словом, гном дулся и ни за что не желал обсуждать религиозные и научные аспекты жизни своего племени. Керту, который пытался выспросить у него о колдунах, он тоже ничего не сказал.

Лично я предположил, что какой-то дошлый гном изобрел катапульту - и бедняга Керт с отрядом имел несчастье оказаться мишенью на полигоне гномов-испытателей. Если гномы придумают еще и арбалет, "личное оружие", способное пробить тяжелые рыцарские латы - в военном деле произойдет революция...

Да, видимо это и есть ответ на мой вопрос. Я что хочу сказать - вот Керт, к примеру, попав под обстрел, даже не пытается найти естественное объяснение достижений гномов, он валит все на "колдунов". Типичный для людей Мира подход - все непонятное объясняется использованием магии. Эльфы тоже далеко не ушли только вместо магии у них религия в чистом виде. А вот гномы - скептики и упрямцы - не верят ни религии, ни магии. Они развивают технику и науку. Это, по-моему, и есть то, что дано им взамен мистических способностей. И возможно, их подход - самый рациональный... Возможно...

***

Больше не было практически ничего интересного. Ленот уже не отважился на высадку, а отряды наемников, усиленные "бесплатными" людьми Порпиля надежно стерегли берега. Отец Брак так и не смог добиться от нас выдачи гнома Фирина, как тот сам себя именовал. Несколько раз настырный монах приступал то ко мне, то к Керту Серому с просьбами отдать ему гнома на расправу. Очень уж редкостной птицей, видимо, казался ему этот пленник - и он мечтал прославиться, расправившись с "врагом рода человеческого". Интересно, что бы он сказал, узнав, кто такой на самом деле "сержант Воробей". Словом, так или иначе - но гном ему не достался. Сам же "Фирин Огненный Горн" не проявил ни малейшей благодарности по отношению к нам. С одной стороны, гномы известны, как самый черствый и невежливый из народов Мира (впрочем сами они по отношению друг к другу практикуют чопорную обходительность), с другой - у него ведь были причины для такой грубости. Я его покалечил, а Керт и сам держался подчеркнуто неприязненно, он ведь также пострадал от руки Огненного Горна. К тому же все знали о ненависти капитана к гномам.

Но не подумайте, пожалуйста, что мы трое тяготились нашими отношениями мы просто старались пореже встречаться.

А отец Брак, отчаявшись заполучить для расправы гнома, утешился тем, что ему достался Арпей, тот самый рыбак - агент ленотцев. Тут уж он был в своем праве - старик был сервом, то есть принадлежал епископу. Монах тщательно и с пристрастием допросил беднягу - и тот под пытками "выдал" еще четверых своих земляков, сообщив палачам, что они, мол, тоже лазутчики врага. Ничего не подозревавших рыбаков также схватили и пытали. Но эти не сознались - и их отпустили. Казалось бы странно? Но нет. Количество и изощренность пыток для разных категорий арестантов были строго регламентированы. У отца Брака имелся пухлый томик - сочинение кого-то из блаженных. Живший в древности святоша был причислен к почтенной категории "предстоятелей перед Гилфингом" именно за создание этой книжицы. В ней были подробно изложены рекомендации, каким образом следует выколачивать показания из подозреваемых. Поскольку несчастный старик Арпей был взят с поличным на месте преступления - для него "лимит" зверств был не ограничен и он в конце концов "раскололся" - просто придумал сообщников, чтобы его больше не мучили. Прочие же - то есть оговоренные им земляки - смогли выдержать свою, строго ограниченную, порцию "испытаний". Такова справедливость церковного суда!

Потрепанные рыбаки после допросов разошлись по домам, они были даже избавлены от оброка за те дни, что провели под пытками в застенках крепостцы на все - вновь справедливость служителей Церкви! Арпей же, вернее то, что от него осталось, был доставлен на телеге на площадь посреди его родной деревушки. И казнен одним из весьма экзотических способов, что были предложены все тем же блаженным - ревнителем справедливости и порядка... Описывать этот способ я не хочу. Не хочу - и рад был бы забыть о том, что видел эту казнь. Но, пожалуй, уже не смогу забыть...

А парнишку-сироту мы освободили. Заставили отца Брака выхлопотать ему освобождение, представив дело так, как будто я его покупаю. Спектакль был разыгран для того, чтобы пацану не пришлось выкупаться самому и демонстрировать свои невесть откуда взявшиеся деньги. Ну и не превратиться в мишень ленотских лазутчиков. Когда все закончится - он уйдет с нами и начнет новую жизнь где-нибудь подальше от этих мест. Деньги для начала у него есть.

Еще кое-что интересное - отданный временно под мое начало отряд убитого Рориха оказался именно тем самым, который был изгнан из Арстута "воскресшим из мертвых" магом Анра-Зидвером. Это было любопытно - как правило, если происходят столь же интригующие события, то очевидцев не разыщешь днем с огнем. А тут в моем распоряжении толпа очевидцев, включая Шортиля - отрядного колдуна. Я попытался выяснить подробности той истории. Но беда была в том, что практически все солдаты в тот памятный вечер уже успели напиться до чертиков и не могли рассказать мне ничего мало-мальски достоверного. Оставался только самый ценный очевидец - сам Шортиль. Кто же, как не он, мог оказаться самым осведомленным свидетелем, даже экспертом? Тем более, что я на время стал его командиром - и смело мог приказывать. Я приступил к расспросам.

Что ж, кто бы там ни был этот пресловутый Анра-Зидвер - он был вполне живой и весьма злобный. Особо мощной ауры он не излучал, зато был хорошо "упакован", то есть использовал сильные амулеты. О его внешности мой свидетель мало что мог сообщить - естественно, учитывая манеру одеваться всех здешних магов. Интересным являлся тот факт, что колдунов было двое - и второй был похож на подмастерья или ученика. Вы можете себе представить чародея древности, который возвращается с того света в сопровождении ученика? Забавно...

***

Ингви обхаживал колдуна Шортиля так и этак - все надеялся вытянуть из него сведения о таинственном Анра-Зидвере. Для демона это была игра - распутать очередную загадку Мира, а Шортиль со всей душой шел навстречу желаниям "сержанта Воробья". Колдун потерял своего капитана - и теперь должен был подыскать себе нового начальника и работодателя. Он прямо так и заявил Ингви что, мол, видит в нем восходящую звезду гильдии наемников и не сомневается, что вскоре Воробей станет капитаном, предводителем отряда, в котором, разумеется, найдется работенка и скромняге Шортилю. Почему так? А потому что в "Очень старом солдате" на мага-одиночку посмотрят косо. Колдун должен быть всегда при ком-то.

- Я не знаю ни одного мага у нас, - разглагольствовал Шортиль, - который нанимался бы сам. Разве что Мертвец... Но о нем толком ничего не скажешь - он никогда открыто не проявлял себя, как маг...

- М-да, - поддакнул Ингви, - однако он несомненно обладает некоторой аурой, присущей магу.

- Сказать по правде, - еще тише обычного проговорил колдунишка, - это как раз моих рук дело.

Сказав эту непонятную фразу, он принялся нервно озираться - скорее по привычке, чем по необходимости. Они с Ингви стояли на песчаном холме, оглядывая напоследок место памятной ночной схватки, в которой пал капитан Рорих. Наемники собирали вещички, готовясь выступать, поскольку стало ясно, что служба более не нужна. Епископ прислал вновь сформированные отряды своих солдат и отец Брак объявил, что Церковь в услугах бойцов из Ренприста более не нуждается. Ингви отправился на берег, взглянуть на прощание - Шортиль увязался за ним. Колдун старался вертеться на глазах Ингви, выглядеть осведомленным и полезным - он вбил себе в голову, что "Воробей" непременно по возвращении в Ренприст займется формированием своего отряда и лихорадочно зарабатывал очки. Интригующие сведения о Мертвеце - это был еще один из его козырей.

- Что это значит? - поинтересовался Ингви.

- Это значит, что я по его просьбе читал над ним заклинание "вложения маны".

- Над ним? Вероятно, он имел в виду зарядить какие-то свои амулеты... либо свою одежду, доспехи, оружие, - предположил Ингви.

- Я тоже так решил поначалу, - пожал плечами Шортиль, - но все же нет. Точно - нет.

- Почему так уверенно?

- На нем во второй раз была другая одежда. Я расскажу подробнее. Второй раз - это было после того, как его собирались казнить попы из монастыря блаженного Ронвина. Они же знали, с кем имеют дело - и перед тем, как вести Мертвеца на костер, обобрали его, что называется, до нитки. Должно быть, считали, что секрет его живучести - в каком-нибудь магическом талисмане. Ну и отобрали на всякий случай все - всякие цацки, перстни, талисманы... одежду тоже... А вскоре, через пару дней, после того случая он ко мне и обратился. Если что-то в его старом снаряжении несло заклинания - ну, такие, что нуждались в подпитке - то попы же отобрали все! Так что сам он, пожалуй, не маг - но эманации от него исходят постоянно. Если бы только от моих заклятий так их бы на неделю-две и хватило бы, не больше... Не понимаю - он заказал просто "вложение маны", ничего целенаправленного...

- Ну, похоже, он сам себе талисман, - Ингви ухмыльнулся.

- Да, - спешно поддакнул Шортиль, - лучше и не скажешь.

- Ладно, пойдем что ли? А то это место навевает тоску... Храбрые, мужественные люди здесь бились насмерть, а зачем? Потом объединились и ушли с этого берега вместе... Сообща хоронить своих убитых товарищей...

Собеседники повернулись и не спеша направились в лагерь, где наемники заканчивали сборы. Едва их силуэты скрылись за гребнем дюны, как среди обгорелых черных остовов камышей забулькало, вода пошла кругами - и над гладью залива показалась черная змеиная голова. Поднялась над водой на гибкой изящно изогнутой шее, повернула вправо-влево, обводя безжизненный пейзаж алыми бусинками глаз... Затем на поверхности появилось гибкое удлиненное тело, тонкий хвост вспенил мутную воду. Тварь ощерила зубастую пасть, зашипела... Развернулись черные крылья... Захлопали, задевая воду - чудище тяжело взлетело, медленно набирая высоту - и, сделав несколько кругов над дюнами, устремилось куда-то на восток...

ЧАСТЬ 4

ДЕМОН

ГЛАВА 31

"Приветствую тебя, мой потомок, ибо кто же еще может читать эту книгу, как не наследник великого рода, член семьи владык Замка. Если же по дерзкому недомыслию решился прочесть эти записи чужак - то пусть побережется! Пусть в ужасе бежит прочь, оставив сию книгу, ибо иначе настигнет его кара и падет он жертвою проклятия, что наложено на книгу никем иным, как самим Герианом Могнакским, Проклятым Принцем!..

Итак, потомок, ежели ты все же держишь в руках мои записи - значит, случилось нечто невероятно важное и тогда пришла пора тебе узнать то, что ты узнаешь из этой книги...

Не ведаю, кто ты и каковы обстоятельства, заставившие тебя добраться до реликвии Рода. Не ведаю также, поможет ли тебе она. Возможно, рухнули устои и мои потомки в опасности, несмотря на то, что я создал этот Замок, придумал обряды и ритуалы для моих детей - таковые, что должны дать им покой и беспечную жизнь. Но, мыслю я, следует моему потомку узнать, от кого идет его Род... И отчего он есть тот, кем является... Ибо боюсь, что это забыто...

Итак, я был Гериан - принц Могнака. В те давние, беспечные и счастливые дни, когда Могнак еще никто не именовал Забытым, а его принца Проклятым - в те дни я был молод и могуществен. Я правил одним из лучших и богатейших владений Мира, я обрел Силу и несмотря на возраст - по праву входил в число величайших магов своего времени... О, как это кружило голову...

Следует заметить также, что моя молодость пришлась на замечательную эпоху. Ибо род людской едва лишь ощутил себя нацией, ощутил свое равенство в силе и правах с Первыми и Вторыми детьми Создателей. Отвага и пыл, а также магия вот что вывело род людской из подчиненного положения и дало возможность ощутить себя равными эльфам и гномам, оркам и троллям... Люди научились обходиться без помощи первых - и не бояться вторых. Лик Мира стремительно менялся - то тут, то там возникали анклавы, управляемые владыками-людьми, которым более не было надобности для вида именовать себя вассалами эльфийских монархов. Гномы глухо ворчали, зарываясь глубже в свои норы, эльфы пожимали плечами, смеясь. Все еще смеясь - пока люди не научили их плакать.

Род людской ощутил себя одним из народов Мира - и это пьянило. Хотелось большего, хотелось идти дальше...

А я был молод - и я был могущественный маг. Что ж, пускай я ошибался - но моя мечта была прекрасна! Я объявил, что маги и чародеи - еще один из народов Мира. И в отличие от прочих колдунов, которые пришли к тому же выводу, но могли лишь мечтать - я был наделен мирской властью и владел богатым краем. Я имел возможность приводить свои прихоти в исполнение. Мое войско, усиленное колдовскими средствами, горные хребты, прикрывавшие страну от злых ветров и вражеских набегов, а также золотые рудники в Горах Страха - все это делало Могнак неуязвимым для врагов и богатым настолько, что я мог оплатить любые свои желания. И я призвал всех магов ко мне в Могнак, обещая каждому должность при дворе либо пристойный источник дохода. Я грезил о стране чародеев, которой стану править, ибо я - величайший чародей и родовитый сеньор одновременно. Моя мечта была прекрасна... Колдуны-дворяне, колдуны-конюхи, повара, прачки и лесорубы. Мне пришло в голову, что в моей прекрасной стране не должно быть рабов, ибо со временем я стану править одними лишь колдунами - а магия и неволя несовместимы. Я освободил сервов, я ввел законы, запрещающие рабство и позаботился о том, чтобы никто из моих вассалов не потерял в средствах от этого. Дворяне получили деньги - и платил я достаточно щедро. Странно, но все они - все до единого - получив золото покинули край. Тогда я не придал этому никакого значения, ибо, повторяю - был юн, беспечен и ослеплен своей властью над страной и стихией...

Да, я был слеп - ибо не замечал, что в Могнак по моему приглашению приезжают десятки - а покидают страну сотни... Даже кое-кто из простолюдинов, освобожденных мной, ушел, рискуя своей недавно обретенной свободой... Почему мои благородные вассалы остались недовольными - я ведь дал им золото? Но нет, им нужна была полная, неограниченная власть над телами себе подобных! И еще я забыл о Церкви - попам была нужна власть не только над телами, но и над душами. И я не задумывался над тем, что уезжают дворяне, и я не задумывался над тем, что остаются попы... Тогда я еще не задумывался о многом.

Люди, люди, тогда я не знал вас..."

***

Вернулись наемники в Ренприст как победители. Даже монеты, которые они швыряли в кружку у ворот - и те, казалось, звенели по-иному. Это был веселый, радостный звук - металлические кружочки словно напевали: "Вернулся! Вернулся!.." Во всяком случае, так казалось Ингви - и он тоже, шагая в походной колонне, улыбался. А оглядываясь - встречал веселые доброжелательные взгляды... Незамысловатые шутки солдат - и в ответ улыбки и смех ...

А когда все наемники гурьбой ввалились в "Очень старый солдат" - это было нечто! Словно блудные сыновья возвращаются из дальних странствий в большую дружную семью. Смех, приветствия, неразборчивые - но такие жизнерадостные вопли. Постороннего человека могла бы поразить та солидарность, что наемники проявили на рассвете после битвы на озере. Но если бы тот же человек увидел, как встречаются солдаты в Ренпристе... Волею обстоятельств, волею специфики избранной ими профессии они убивали друг друга в битве, но едва лишь бой прекращался - они снова становились членами сплоченного братства, снова были готовы прикрыть и спасти недавнего противника. Как тогда, на берегу. И не стоит преуменьшать значения поступка капитана Керта, совравшего графу наемник рисковал навлечь на себя месть весьма высокопоставленных и могущественных особ... Впрочем в "Очень старом солдате" все воспринималось проще. Все признавали, что Керт поступил как должно, не забывая притом отметить и мужество его поступка.

После приветствий и объятий вновь прибывшие наемники расселись за составленными в ряд столами - следовало отметить возвращение. А Порпиля Рыжего отозвал для переговоров некий дворянин, присланный принцем Ленота. Предстояло утрясти кое-какие формальности. Вскоре Порпиль возвратился и с веселой ухмылкой брякнул перед собой на стол тугой мешочек. Мешочек звякнул.

- Сегодня попируем! Платит за все его светлость принц принц Ленотский. Здесь немного, но на приличное угощение хватит.

- Как прошло? - поинтересовался Керт.

- Да нормально! - Осклабился Рыжий. - Этот ленотец первым делом заявил, что я предатель, что из-за моей измены люди принца не смогли и потом тоже напасть на Геву. Я же вместе с вами-то потом... Я отвечал, что меня бросили подыхать в том вонючем болоте, что ежели бы они и впрямь собирались драться то у них был шанс, пока я был на их стороне. Ну, говорю, а ежели его светлость собирался взять золото у Элевзиля, малую часть его истратить на наемных солдат, а потом бросить их подыхать и заявить императору, что все денежки ушли на войну, все, что можно сделано - да ничего, мол, не вышло, мол, наемное войско погибло... А самим и одной ногой на гевский берег не сойти... И золотишко-то себе прибрать...

- Отлично сказано, - кивнул Керт.

- Еще бы, он сразу заозирался по сторонам, зашикал... И мгновенно мне отстегнул деньжат и еще наше барахло - слышите, парни - наше барахло, что на острове оставалось, до последней тряпки сюда привезено! Так-то вот. Теперь, стало быть, наша война совсем уж закончена - гуляем, молодцы!

Эту речь собравшиеся за столами наемники встретили одобрительным гулом. Общее шумное веселье было прервано появлением самого мастера Энгера. Управляющий приковылял в зал на костылях, почтительно поддерживаемый двумя слугами. Все уважительно смолкли, когда калека приблизился к столу. Мастер Энгер не спеша откашлялся и заявил:

- Почтенные мастера, мне всякий раз, когда вы возвращаетесь после дела, до Гангмара приятно видеть вас живыми... И вдвойне приятно, ежели - вот как сегодня - славные воины возвращаются вместе, хотя уходили, нанятые врагами... Да что там вдвойне, словами не могу передать, как радостно мне видеть вас вместе за столом у меня в "Солдате". Я же знаю, что совсем недавно вы обнажали оружие против... Э, да что говорить! Напейтесь сегодня, почтенные мастера солдаты, напейтесь вдрызг, ибо не каждый день возвращаются ко мне парни вот так, как вы... Сегодня вам все дешевле заведение считает, на все скидку даю!.. И помяните тех, кто с вами уходил, да не вернулся...

Все солдаты дружно встали и молча подняли стаканы, а почтенный управляющий повернулся и заковылял прочь, смахнув рукавом слезу с единственного глаза... Когда раздался дружный перестук - все наемники, выпив, разом опустили стаканы на исцарапанные доски столов - он обернулся, слегка оттолкнув поддерживающих его слуг. Энгер еще раз внимательно оглядел наемников, постоял так с минуту, но ничего не сказал. Затем махнул костылем, повернулся и заковылял к выходу из общего зала, сутулясь и тяжело опираясь на свои палки...

Солдаты переглянулись, затем задвигали стульями, вновь рассаживаясь по местам. Порпиль велел:

- Всем налить еще!.. Выпили мы за печаль нашу - так теперь выпьем за радость. Прав мастер Энгер - не часто так у нас выходит... Так выпьем, братья, за то, что... за... За то, чтобы братьями нам и оставаться, хоть работа наша проклятущая в том, чтоб друг дружку убивать!..

Сказав это, рыжий капитан опрокинул стакан себе в глотку, а затем глянул куда-то в сторону. Ингви заметил, что многие глядят туда же. Проследив взгляд капитана, он тоже посмотрел в сержантский угол. Гном Вабидус, он же Фирин Огненный Горн, сидел на своем обычном месте, не принимая участия в общем веселье. Да он, пожалуй, и не стал бы пить за предложенный капитаном тост...

***

- Ну что, племяничек, полюбовался на свой турнир в Энгре? - Гимелиус Изумруд тяжело заворочался в кресле, устраивая поудобнее необъятные телеса. Старый маг сдавал все больше и больше, его тело наливалось нездоровой полнотой, он все реже передвигался пешком - и ни для кого не было секретом, что маг вовсю использует колдовство для укрепления своего здоровья. В том, что касалось использования чар, Гимелиус Изумруд по-прежнему оставался великим и непревзойденным мастером...

- Да, дядюшка, - спокойно отвечал Велиуин, - зрелище, конечно, было незабываемое. Не думаю, что когда-нибудь еще мне предоставится возможность побывать на столь многолюдном турнире. Точно никто не знает, но число участников было больше двух сотен...

- Да, забавно, - просипел толстяк.

- Что именно забавно, дядюшка?

- А то, дружок, что даже на альдийскую войну по призыву его императорского величества Игрин привел меньше вассалов. Я нахожу это забавным, разве нет?

- Пожалуй.

- М-да... А как, кстати зовут нового короля?

- Метриен.

- Метриен Первый, разумеется, - тут глазки колдуна настороженно блеснули, - а правду ли, дружок, болтают, что этот самый Метриен прибыл в Энгру еще не имея права на участие в турнире?

- Как это?

- А так, что его родовой замок со всеми обитателями погиб, сожженный толпой юных фанатиков-когеритов, причем там сгинул и старший родич этого Метриена, который как раз и должен был оказаться претендентом на престол от их семьи. Наш новый король Сантлака словно бы знал заранее о том, что его родню постигнет подобное несчастье, а? Он ведь явился в Энгру днем раньше, чем сгорел замок?..

- Ничего такого не знаю, дядюшка, - не моргнув глазом ответил юный маг, я и не думал даже об этом. Но он ведь мог просто явиться в Энгру полюбоваться на турнир... А вы прекрасно осведомлены.

- Велиуин, дружок, моя должность обязывает ко многому. Помни об этом, ибо я своим преемником вижу именно тебя!

- Мастер Гимелиус, дядюшка, об этом не следует говорить! Лучше поведайте мне, что сейчас нового при дворе, чем ныне увлечен император? - молодой колдун поспешил увести разговор в сторону.

- О, его императорское величество не изменяет своим прежним привычкам. Он опять носится с Когером, этим бестолковым горе-пророком. Тот, говорят, разразился новой проповедью... Там, у себя, на севере... Он призывает к священному походу против нелюдей, требует, чтобы Церковь финансировала создание неких воинских формирований из монахов-солдат. Орден Светлого Круга, кажется, так...

- Позвольте, но это же никак не связано с его прежними...

- Совершенно верно. По всей видимости, он напророчил конец Мира - и теперь всеми силами приближает эту катастрофу... Всеобщий поход людей против нелюдей может и впрямь стать неплохой прелюдией к концу Мира... Ну ладно, дружок, ты же устал с дороги. Ступай, отдохни... А я пока поразмыслю... Этот новый король, Метриен Первый... Он очень подозрителен... Жаль, что ты ничего о нем не разузнал...

- Но дядюшка, я же глядел на турнир... И потом нелепый недуг Джебля, придворного мага...

- Да, странно. Говорят, его хватил удар прямо на трибуне?

- Можно сказать, у меня на глазах! Должно быть переволновался... Они там в Энгре все перепуганы - гадают, кого новый король оставит на посту, а кого прогонит... Так я пойду?

- Да-да, ступай, Велиуин.

Молодой чародей с достоинством поклонился и двинулся к выходу. Уже взявшись за дверную ручку, он обернулся и сказал:

- Ах да, дядюшка, я же не доложил об исполнении своей официальной миссии! Так вот - никаких следов. Какие-то местные крестьяне видели подозрительных вооруженных чужеземцев - но это же Сантлак. Там постоянно взад-вперед разъезжают какие-то подозрительные вооруженные чужеземцы.

- А сам ты этих мужичков не расспрашивал?

- А расспрашивать было некого. Не по уму ретивые дворянчики из свиты Игрина ничего у этих бедолаг не добившись - не придумали ничего лучшего, как повесить их, единственных свидетелей. Очень, кстати, подозрительно, как будто заметали следы.

- Вот уж нет, дружок. Это как раз совершенно в духе сантлакских рыцарей. Впрочем, я подумаю и над этим. Ступай.

ГЛАВА 32

Но никто не хочет и думать о том,

Пока "Титаник" плывет...

И.Кормильцев

"...О, какие то были счастливые деньки! Я с наслаждением строил свое маленькое Гилфингово Блаженство в Могнаке. И достижения наполняли мое сердце гордостью - а неудачи лишь подстегивали мой пыл и заставляли упорнее стремиться к цели. Счастье... Тихое счастье, постоянное веселье, душевный покой и довольство - вот что запомнилось мне о тех далеких невозвратных днях.

Колдуны являлись в Могнак с поздравлениями, с изъявлениями уважения, они искренне радовались тому, что смогут участвовать в исполнении мечты. Нашей общей мечты. Ибо в Могнаке никто не глядел на чародеев косо, никто не ругал их нечеловеческие способности, напротив - чем большими были дарования того или иного чародея, тем более высокую должность он занимал при могнакском дворе - и не завидовал тем, кто стоит выше, благодаря большему таланту. Тем большие обязанности на него возлагались - и с тем большим старанием он их исполнял...

И у меня в самом деле стало получаться! Это тоже было настоящее чудо чародеи сами менялись под влиянием обстановки добра и благожелательства, что царила в Могнаке. Куда только подевалась их ревность, их недоверие и зависть друг другу. Мы все искренне сочувствовали единомышленникам и наперебой старались помочь в магических изысканиях. Я не хочу сказать, что эти люди, колдуны и чародеи, вдруг преобразились в гилфинговых ангелов, нет. Они остались людьми - со всеми присущими этому племени пороками... Им нравилось, к примеру, дразнить и высмеивать моего конюха - мальчишку, наделенного весьма посредственным талантом и притом необычайно уродливого. Я всегда старался защитить и ободрить его, но не мог отучить моих добрых чародеев от привычки третировать слабого и неприятного внешне - они все же оставались людьми... Но это все были мелкие детали - главным же для нас оставался наш совместный труд. Мы возводили нечто небывалое и прекрасное - Могнак Великолепный, Могнак Знаменитый...

И наш труд приносил плоды. Могнак становился все прекраснее и величественнее. Башни моего замка, увенчанные магическими огнями, казалось, светят всему Миру, мой сад с диковинными растениями и фонтанами разноцветных искр был единодушно признаваем прекраснейшим из мест... Даже из Энмара добирались к моему двору чародеи, оставив свои знаменитые самоцветные кланы... Эльфы являлись издалека, чтобы взглянуть на это диво, они плясали и водили в сумерках хороводы вокруг моих фонтанов в свете призрачных магических огней. Гномы, приходившие хмурыми и недоверчивыми в мои чертоги - удалялись, неумело улыбаясь в бороды, а потом, как я слышал - тщетно пытались воспроизвести в своих подземных обиталищах чудеса Могнака Знаменитого. Знаменитого, мой любимый, хотя и незнакомый, потомок - не Забытого... Пока не Забытого...

Теперь, обладая моим вновь приобретенным опытом, я осознаю, что столь всеобъемлющее счастье никогда не бывает долгим. Жизнь устроена таким образом, что чем более ты счастлив - тем более уязвим... Впрочем, счастливый человек не отдает себе в этом отчета. Следует испытать много бедствий и падений, чтобы научиться по-настоящему наслаждаться даже редкими минутами удовольствия. А мое счастье было слишком велико, чтобы оставить в душе место для размышлений о неприятном...

Суди сам, мой потомок, Могнак в те дни был воплощенной мечтой. Мои эмиссары колесили по всем странам и землям, выкупая из неволи рабов, обладающих колдовским даром и приглашая свободных людей ко мне в Могнак. Золото из Гор Страха и совместные усилия многих даровитых чародеев приносили богатства в мою казну - приносили быстрее, чем я мог их тратить. То, чего нам не хватало - мы покупали, не экономя. То, что мне нравилось - тут же становилось моим. И я старался удовлетворить всех - и своих подданных, и гостей моего Могнака... Но люди Мира... Чем более я был щедр - тем большую зависть вызывал в них. Чем больше я давал сам - тем сильнее их одолевало желание меня ограбить, как понял я позже. Слишком поздно понял...

Все началось в тот день, когда ко мне явился могнакский епископ... Впрочем нет, все началось, конечно, гораздо раньше. Просто я, ослепленный счастьем принц страны счастья - не замечал до поры того, что творилось вокруг меня и вокруг Могнака Знаменитого... А над нами тем временем сгущались тучи. Я наивно гордился тем, каким великолепным и знаменитым стало мое владение, как его чудеса прославлены повсюду, какое внимание оно вызывает у правителей человеческих владений Мира... Чересчур пристальное внимание. Но терпение, терпение - все по порядку.

Итак, все началось в тот день, когда ко мне явился могнакский епископ..."

***

Я быстро отвел взгляд от гнома, но тут мне на глаза попался Филька. Он тоже смотрел в угол сержантов - но не так как прочие. Не косился, а прямо-таки уставился. Его внимание привлек не гном... Я снова зыркнул в угол. Ага, вот тот солдат, на которого уставился мой эльф. Он как раз привстал со стула и потянулся. Высокий, худощавый, даже грациозный - но при этом производящий впечатление невероятного атлета благодаря широким плечам и мощной груди. Наемник, привлекший внимание Фильки, был одет во все черное и наряд его, насколько я мог судить, был весьма дорогим. Вот он повернулся в нашу сторону, я рассмотрел лицо. Правильные, тонкие черты, перебитый нос, придающий лицу хищное выражение, черные волосы до плеч. Тут он в свою очередь заметил Фильку и как-то странно дернулся. На мгновение мне показалось, что он растерялся, но нет - незнакомец встал и направился прямо к нам, улыбаясь зловещей и странной улыбочкой. Когда он приблизился к нашим столам, Филька встал ему навстречу. Обычно румяный и улыбающийся, сейчас мой Филька был бледен и невероятно серьезен.

- Привет, Филлиноэртли, - поприветствовал его незнакомец.

- Привет, Орвоеллен, - отозвался мой Филька.

- Меня здесь зовут Коршун, - все также неприятно улыбаясь, объявил солдат, - а ты, должно быть, прослышал о моей карьере и решил, что сможешь составить конкуренцию? Ты опоздал, потому что я взял такую дичь... Такую, что теперь могу возвращаться. Ты опоздал, Филлиноэртли.

Наши соседи по столу, прервали трапезу и со вниманием стали прислушиваться к диалогу. А этот сержант - он был чертовски похож на эльфа, хотя эти черные волосы... Я понял, что ввело меня в заблуждение - его щегольский бархатный камзол был снабжен подложенными плечами и превращал изящного владельца в могучего плечистого здоровяка. И еще перебитый нос, совершенно не гармонирующий с изящными чертами эльфа. Несомненно эльфа!

- Что ж, Коршун, или как там ты себя зовешь нынче, можешь бежать. Теперь, когда я здесь, - Филька говорил дерзкие слова, но голос его немного дрожал, мне показалось, что мой сумасбродный и бесшабашный эльф отчаянно трусит.

Орвоеллен смерил Фильку задумчивым взглядом с головы до ног и процедил сквозь зубы:

- Я пожалуй задержусь. Немного.

Сказав это, эльф спокойно и медленно повернулся и зашагал было обратно к своему столу, но тут он заметил Ннаонну. Вампиресса ответила ему невозмутимым взглядом, а Коршун пробормотал: "Странно, странно", - еще раз оглянулся на Фильку (уже по-моему менее уверенно) и зашагал прочь.

Вокруг стало как-то тише... Затянувшееся молчание прервало появление подручных Энгера с подносами.

- Ну его к Гангмару, Коршуна этого, - объявил Порпиль Рыжий, - будем веселиться. Я желаю веселиться, клянусь Гунгиллиной попкой, потому что рисковал головой - а жив остался лишь благодаря храбрым и великодушным парням. Капитану Керту и сержанту Воробью! А ну пейте все!

Наемники встретили это предложение веселым гомоном и тут же с энтузиазмом последовали ему. Они здесь были дома, они и впрямь рисковали головой и вернулись живыми. Им хотелось пить и не думать о завтрашнем дне, когда, возможно, их вновь призовут убивать и умирать...

Дождавшись, пока все вернулись к прерванному пиру и позабыли о Коршуне, я потянулся и положил руку на плечо задумавшегося Фильки. Тот вздрогнул - ничего себе!

- Послушай, друг Филька, по-моему ты должен нам кое-что рассказать, а?

Меня перебил Порпиль, который, воздав должное качествам Керта, как раз решил восславить мою отвагу и самообладание. Сказав какие-то высокопарные похвалы и поклявшись Гунгиллиными сиськами, сей бравый вояка объявил:

- Это, конечно, не по правилам, но я считаю, что мастер Воробей достоин быть сержантом! Хотя он мало еще прослужил здесь с нами, но, клянусь Гунгиллиными губками, ему в самый раз сидеть с сержантами вон там, у камина!

Тут же встрял Шортиль, который - в дополнение к словам капитана - заметил, что я большой мастер в колдовских делах и - "нет, конечно, он достоин быть сержантом и занимать отдельный столик у правого камина" - но уместнее было бы мне присоединиться к братству магов и принять участие в их забавах!

- И то верно, - подхватил уже захмелевший Порпиль, - я бы на него поставил, наверное...

Мне пришлось вставать, благодарить за добрые слова, обещать, что непременно погляжу на забавы здешних магов, объяснять, что за отдельный стол я пока не сяду, так как не хочу оставлять друзей и что, вообще, давайте выпьем...

Когда меня оставили в покое, я опять перехватил взгляд эльфа и молвил:

- Н-ну?

Филька кивнул и поник головой...

***

Когда друзья уединились наконец в своей комнате (той же самой, заботливо прибереженной для них Энгером), Ингви потребовал:

- Филька, по-моему пора тебе сказать нам хоть что-то. Насколько я понимаю, этот Коршун - тот самый "страшненький" эльф, о котором говорил Дрымвенниль. И ты определенно с ним знаком и даже как-то связан.

- Да, - кивнул князь, - он эльф, хотя волосы красит и все такое прочее... Невероятно, но он начал краситься в черную масть еще у нас - в лесах. Хотите верьте, хотите нет, но никто над ним там не смеялся - боялись.

- Говори дальше.

- Э-э-э, чего там, - Филька махнул головой энергичнее, как ни странно, он почти не пил сегодня и был молчалив за столом, очевидно ему не давали покоя какие-то мысли по поводу этой встречи, - расскажу. Мы прошли все вместе столько, что скрывать уже как-то... Я расскажу.

- Ты уже столько раз сказал "расскажу", что пора бы сообщить нам хоть что-то существенное, - поторопил приятеля Кендаг, - ну!

- Я вам не все раньше говорил о том, зачем подался в Альду. Мы с вот этим самым Орвоелленом сватались к одной девице... Она племянница Трельвеллина, если вам что-то это говорит.

- Говорит, что она племянница короля эльфов, - вставил Кендаг.

- Ну да. Таких невест не просто сватают - ее руку требуется завоевать, тем более, что этот... У нас его звали Орвоеллен Кривой Нос... Он считался великим воином там, в наших лесах. Я же - более родовитый вельможа и я старше. Впрочем, это тоже как-то было не очень важно... Словом, Ллиа Найанна, та самая девушка, она сказала, что мы, мол, оба достойны и что она не может выбрать... А потому советует нам отправиться в странствия. Ну, славу там стяжать и всякое такое... Она обещала верно ждать нас обоих... А когда мы свершим великие деяния - тогда она выберет большего героя. И вот когда мы выходили из ее покоя... Она глядела нам вслед и теребила шелковый платок... Мы выходили - и в дверях Орвоеллен Кривой Нос заявил, что я - наследник князей Креллионта, который отдан людям, а он - воитель и его мастерство и отвагу люди, мол, уж точно не отберут... Ну, я тоже завелся, наговорил ему всякого... И пообещал вернуть Креллионт... А он сказал, что станет убивать людей - и вернется только когда сразит какого-нибудь настолько заметного в Империи предводителя или героя, что об этом подвиге сложат песни... Я услышал треск рвущейся ткани за спиной... Это , конечно, была Ллиа Найанна, ее шелковый платок...

- Она порвала платок, когда Кривой Нос обещал убить кого-то? - спросила Ннаонна, слушавшая рассказ эльфа с горящими глазами (еще бы - это же прямо сцена из романа!), - после его слов?

- Ну да, - буркнул Филька, не поднимая глаз, - он сказал, что сложат песни - и я услышал треск разрываемого шелка... Тогда я бросил клич среди тех, кто был родом из Креллионта... Ну и дальше вы знаете...

- Филька, вот ты сказал, что Коршун хвастался, что, мол, Креллионт отдан людям, а его отвага - нет, верно? - Задумчиво произнес Ингви. - А ведь он людям служит здесь. Отвагу продает. Что скажешь?

- Ты прав, конечно, - покачал головой эльф, - но это все слова... На одни слова можно ответить другими. Всегда можно сказать, что он не отвагу продает...

- ...А совсем другое место? - подхватил Ингви.

- Чего? - Филька не уловил - видимо, ушел в свои мысли.

- Ингви шутит, - заявил Кендаг, - знаешь, а я бы на месте этого Сломанного Носа ответил, что, мол, не продаю, а сдаю внаем... Или еще как-то так.

- Ответ достойный орка, - сказал Филька, вновь прислушиваясь к разговору, - но сути это не меняет... Я должен встретиться с ним в бою. Так что извините, если что не так.

- Ты это о чем? - удивилась Ннаонна.

- Я прошу меня извинить, - твердо заявил эльф, - но едва кто-то наймет Орвоеллена - я тут же наймусь против него. Ингви, я прошу разрешить мне такое отступление от клятвы.

- Пропадешь ты без меня, балаболка, - буркнул Кендаг, - Ингви, я тоже прошу... Я с ним, с хорьком этим, наймусь против Коршуна.

- Вы чего? - удивился Ингви, - с ума, что ли, разом сошли? Я с вами.

- Я тоже! - подала голос вампиресса.

- И ты тоже, - со вздохом подтвердил Ингви, - как же без тебя-то...

- Ну и я, слышь-ка, такую славную компанию нарушать не желаю... Это... Очень мне желательно поглядеть, чем такая заварушка закончится... - завершил своеобразную "перекличку" Никлис.

ГЛАВА 33

"...Епископ, конечно, повел речь издалека. Он начал с того, что я давно не посещал храм и подаю дурной пример пастве. Я, все еще не догадываясь, для чего он затеял беседу, отвечал ему с улыбкой, что не посещал, поскольку мои мирские обязанности не оставляют мне достаточно досуга, чтобы уделить время молитвам. И что мирянин из меня куда лучший, нежели богомолец...

И тут епископ разразился торжественной речью, в которой советовал мне покаяться, отречься от престола Могнака, все ценности пожертвовать церкви... А самому мне велел проситься в монастырь - а уж он, дескать, замолвит за меня словечко, чтобы такому архиеретику позволили замолить свои жуткие грехи в святых стенах... все это было так неожиданно... Разумеется, я был поражен, а епископ все вещал о том, какой я великий грешник и злодей... Чего он добивался? Что я "раскаюсь"? Или ждал, что я велю казнить его и он навеки прославится, приняв мучение - по примеру древних блаженных? К церкви я всегда был равнодушен, однако, мой дорогой потомок, я был молод и горд...

Я не стал казнить или как-то по-иному карать дуралея, я просто велел вышвырнуть его из моих палат... Причем мое повеление слуги исполнили с великим тщанием и энтузиазмом. Они ведь искренне разделяли мое уважение к служителям Гилфинга! А епископ, пока его волокли по дворцу - он, конечно, не умолкал. Призывал небесные молнии на головы еретиков, грозил, между прочим, и земными карами, обещал, что святая, мол, Церковь не потерпит... А мы были все слишком беспечны и самоуверенны, чтобы придать значение его словам. Я выглянул в окошко полюбоваться, как жалкого крикуна станут вышвыривать из сада. Тот как раз призвал в очередной раз молнии Гилфинговы на головы безбожных чародеев и кто-то из моих не сдержался - выколдовал-таки крошечную молнию, что поразила дуралея-епископа в зад и подожгла его одежды. Мои слуги, выпроводив его за ворота, искренне смеялись, наблюдая, как удаляется шлейф черного дыма и слушая, как затихают вдали угрозы и стоны... И я, глядя из окна, смеялся вместе с ними...

А события приняли между тем совершено нешуточный оборот. Ты, мой любезный потомок, провел, разумеется всю жизнь в Замке и не знаешь, как велика власть суеверий над необразованными людишками... Епископ кинулся объезжать все хоть сколько-нибудь значительные дворы и повсюду вещать о гнезде неверия и духовного разврата. Средства у него были, ибо Церковь всегда умеет скопить мирские блага, а в моем Могнаке - епископская казна и подавно была богата. Его подручные, клирики и монахи, частью следовали за ним - а частью разбрелись по монастырям и просили убежища, как, якобы, изгнанные мною из епархии. Я никого не изгонял - они сами сбежали, но это уже не имело значения. Вскоре слуги Церкви созвали собор и наложили проклятие на землю и дома Могнака. Многие мои подданные покинули край, а я тогда впервые ощутил беспокойство...

Слово церковников уже в ту пору имело некую власть над умами людей... Да скорее всего имеет и поныне - за пределами твоего Замка, дорогой родич. И к тому же когда епископ принимался побуждать владык к войне - те уже сами были готовы. Сеемые им зерна ненависти падали на благодатную почву, тем более, что сердца правителей переполняли жадность и зависть. О богатствах Могнака Знаменитого знали все!

И еще - мой епископ привлек к этому делу двух незаурядных в своем роде людей. Первый - Энтуагл, незадолго до того ставший во главе эстакской епархии. Полный болван, маньяк, обуянный навязчивыми идеями - и вдобавок фанатик. Его сумасшествие требовало выхода, ему не терпелось сразиться с врагами его безумных идей. А ежели таковых врагов не сыскалось, то их следовало сотворить. Вот тут и подвернулся могнакский епископ с его призывами... Другой человек, также ставший душою похода на Могнак - король Фаларик. Этому, с позволения сказать, королю удалось собрать дружину отвратительных, но (не могу не отдать должное!) замечательно отважных бандитов. Во главе этой шайки Фаларик грабил и изгонял из Ванета всех, кто навлек на себя его немилость (а для этого требовалось немного - иметь богатство или даже просто иметь совесть)... Как раз к тому моменту, как епископ Могнака обратился к нему, он привел к покорности весь Ванет - и был готов к новым грабежам и захватам. Его так называемая дружина не могла уже обходиться без драк и бесчинств, в то время, как в Ванете стало некого грабить. Следовательно, требовался заграничный поход, чтобы удовлетворить алчность и пыл этих головорезов. С другой же стороны Фаларику - при его-то дурной славе - требовалось принять участие в чем-то возвышенном и благородном. Требовалось поднять престиж. Поход на ужасно нечестивую (и очень богатую) провинцию устраивал его как нельзя более..."

***

На следующий день (точнее сказать, на следующий вечер - когда вся "братия" собралась опять в большом зале "Солдата"), к Ингви пристал Шортиль. Маленький чародей не хотел терять близких отношений с "Воробьем", который вдруг стал знаменит. Поэтому он, как и обещал в прошлый вечер, повлек демона в угол чародеев - представить новичка этому обществу.

Поскольку вечер едва только начинался и знаменитые соревнования еще не открывались - в углу собрались пока одни лишь колдуны.

- Приветствую всех, - обратился к ним Шортиль, - позвольте ввести в наш дружеский круг вот этого весьма талантливого чародея. Он называет себя Воробьем...

Ингви с любопытством оглядел собравшуюся в углу компанию. Личности здесь сошлись весьма колоритные. У себя в Альде демон уже подметил, что обладание магическими способностями как правило сопряжено с каким-либо физическим уродством - наемники не были исключением. Более того, некоторые из них сознательно подчеркивали недостатки своей внешности. Они заботились о собственной популярности, добиваясь ее любыми средствами... Среди наемников-магов Ингви с удивлением обнаружил даже одну женщину. Она старательно прятала свою внешность под многочисленными покрывалами и тяжелыми накидками - так что о ее наружности сказать что-либо было сложно. Скорее всего, красотой она не блистала. Зато мужчины выставляли свое уродство напоказ.

У этого тесного кружка имелся своего рода предводитель, или председатель очень старый на вид здоровенный мужчина, которого величали Ролох Белый. Его отличала длинная седая борода, гордо выпущенная поверх причудливых нарядов мага и спускавшаяся ниже пояса - борода, достойная какого-нибудь гнома. Среди прочих Ролох выделялся - помимо габаритов и холеной бороды - еще и властной, уверенной осанкой. Ингви уже знал, что старый маг считается здесь непревзойденным чародеем и служит в одном из знаменитейших отрядов. Когда Шортиль представил новичка компании, все колдуны уставились на Ролоха, ожидая от него какого-то вердикта. Тот откашлялся и проговорил густым басом:

- Мы все уже наслышаны о подвигах знаменитого Воробья. Тем более приятно, что такой многообещающий новичок принадлежит к нашей братии. Что ж, мастер, присоединяйся к нам, будем рады. А ежели пожелаешь - прими участие в наших состязаниях...

- Благодарю, мастер... Благодарю всех, - отозвался Ингви, - сначала я с вашего позволения понаблюдаю.

- Это как угодно, - согласился Ролох, - а позволь тебя спросить, правда ли, что ты предпочитаешь меч всем магическим воздействиям?

- Ну, - замялся Ингви, - не то, чтобы я именно предпочитал меч... Просто я снабдил мое оружие таким набором заклинаний, что его уже просто "мечом" и назвать-то, пожалуй, нельзя.

- Что ж, это я понимаю, - кивнул старик, - а ведь такое славное оружие должно иметь имя. Как ты кличешь свой клинок?

- Я назвал его "Дымок".

- Позволено ли будет нам взглянуть? - не отставал Ролох.

- Пожалуйста, - спокойно ответил Ингви и медленно извлек лезвие из ножен.

Сегодня меч не блистал багровым янтарем на черной стали - все лезвие было окутано плотной пеленой магического тумана. Ингви заранее планировал, что ему придется демонстрировать свое оружие в зале "Солдата" и принял меры предосторожности, чтобы этот в высшей степени знаменитый меч не смогли опознать. Сам же он по-прежнему скрывал глаза в густой тени под капюшоном. Старик ухмыльнулся и что-то пробормотал - очевидно, "авенорэт" против маскирующих чар. Не подействовало. Седые брови старого мага едва заметно приподнялись.

- Хе! - Сказал Ролох, затем еще раз. - Хе! А ты, мастер Воробей, малый не промах. Ну что ж, погляди, какие скромные развлечения мы здесь себе находим. Сдается мне, что ты вскоре станешь знатным игроком.

Ингви кивнул и, присев в сторонке, украдкой огляделся. Его друзья спокойно пристроились за своим столом. Внешне все было нормально, но Ингви скорее чувствовал, чем видел некую напряженность в их позах, во взглядах и жестах. Филька не сводил глаз с сержантского угла, где Коршун, расположившийся на "персональном" сержантском месте, также пристально глядел на князя, не отрываясь. К нему время от времени подходили какие-то зловещего вида личности, раскланивались, обменивались фразами, Орвоеллен им отвечал, но глаза эльфа в черном бархате были прикованы к Фильке. Если бы взгляды эльфов могли убивать оба несомненно были бы уже мертвы...

Тут к Ингви опять подкатился Шортиль, принялся что-то объяснять о магических поединках, на которые здесь будут дела