/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

День Отдыха

Валентин Катаев


Катаев Валентин

День отдыха

Валентин Петрович Катаев

День отдыха

Комедия в трех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

З а й ц е в - агент по снабжению, лет под 60.

К л а в а  И г н а т ю к - студентка, бывшая знатная трактористка, 24 лет.

К о с т я  Г а л у ш к и н - ее муж, кочегар ледокольного парохода, лет 25.

В е р а  К а р п о в н а - директор дома отдыха.

М и у с о в - начальник центральной базы, лет 45.

Д у д к и н а - жена профессора, старая молодящаяся дама.

Д у д к и н - профессор, ее муж.

Р о з а  Е р е м е е в н а - жена Зайцева.

В р а ч \

Ш в е й ц а р } служащие дома отдыха.

Ш у р а /

С а н и т а р.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Вестибюль дома отдыха.

ЯВЛЕНИЕ I

Входит Зайцев.

З а й ц е в. Здравствуйте.

Ш у р а. Здравствуйте.

З а й ц е в. Простите за беспокойство: это дом отдыха "Сыроежки"?

Ш у р а. Что? Да.

З а й ц е в. У вас сегодня отдыхает товарищ Миусов?

Ш у р а. Да.

З а й ц е в. Отлично! (Деловито снимает калоши.)

Ш у р а. Гражданин, обождите! Наденьте обратно ваши калоши.

З а й ц е в. Почему?

Ш у р а. Потому. Наденьте, наденьте!

З а й ц е в. Ну, надел.

Ш у р а. Вы кто такой?

З а й ц е в. Зайцев...

Ш у р а. Не знаю такого...

З а й ц е в. Нет ничего удивительного, что вы не знаете. Я - Зайцев, агент по снабжению. Мне по срочному делу необходимо видеть товарища Миусова. Это займет ровным счетом две минуты. Товарищ Миусов только наложит резолюцию на бумажке, и я больше не буду затруднять вас своим присутствием. Все уже согласовано. (Снимает калоши.)

Ш у р а. Гражданин, я вам говорю - не снимайте калоши!

З а й ц е в. Почему?

Ш у р а. Потому, что я вас все равно не пущу.

З а й ц е в. Мне надо. По срочному, неотложному делу.

Ш у р а. Нельзя.

З а й ц е в. Почему?

Ш у р а. Потому, что у нас такое правило. Это дом отдыха. Здесь люди отдыхают. И товарищ Миусов то же самое отдыхает. Он шесть дней работал, а сегодня отдыхает. И его нельзя беспокоить. В особенности делами. Это у нас строго запрещается. Если вам так непременно нужно к товарищу Миусову, то приходите к нему завтра на работу.

З а й ц е в. Мне нужно непременно сегодня.

Ш у р а. Не знаю.

З а й ц е в. Завтра будет понедельник, восьмое. Правда?

Ш у р а. Ничего не могу вам сказать.

З а й ц е в. Послезавтра будет вторник... девятое...

Ш у р а. Может быть.

З а й ц е в. База закрывается на капитальный ремонт во вторник, девятого. Для того чтобы получить краску в понедельник, восьмого, нужно провести документы через бухгалтерию главного управления в тот же день, то есть в понедельник, восьмого, не позже десяти часов утра. Вы меня слушаете?

Ш у р а. Слушаю, слушаю.

З а й ц е в. А документы нельзя провести без резолюции товарища Миусова. Но товарищ Миусов приезжает на работу в одиннадцать, значит, понедельник, восьмое, пропадает. Вы понимаете? А база закрывается на капитальный ремонт во вторник, девятого. Ясли же мы обязаны открыть не позже, чем в понедельник, пятнадцатого. А для того чтобы открыть ясли в понедельник, пятнадцатого, мы должны иметь краску в среду, десятого. Вам это ясно? Но так как без резолюции товарища Миусова документы нельзя провести через бухгалтерию главного управления, а товарищ Миусов приезжает на работу в одиннадцать, то мы рискуем остаться без краски... (Снимает калоши.)

Ш у р а. Не снимайте ваши калоши! Не снимайте, не снимайте.

З а й ц е в. Я не снимаю. Без краски... Вы понимаете, что это значит?

Ш у р а. Я ничего не знаю.

З а й ц е в. Слушайте. После страшного боя мне удалось вырвать полный комплект детских кроваток. Полтораста первоклассных, небывалых по красоте малютковых кроваточек с пружинными сеточками, полтораста крошечных тумбочек, полтораста вешалочек, полтораста вот таких малюсеньких стульчиков. Я их буквально вырвал зубами. Причем не забывайте, что я человек уже немолодой и у меня астма. За одно это мне можно поставить памятник... Но вы понимаете, в чем ужас... Вся эта превосходная малютковая мебель выкрашена в какой-то убийственный цвет. Как вам сказать?.. Вы имеете понятие, что такое лягушка? Впрочем, нет, лягушка - это даже сравнительно красиво... Жабу вы когда-нибудь видели? Старую, бородавчатую жабу, покрытую зловещими пятнами?

Ш у р а. Тьфу! Ну вас, в самом деле! Какие гадости рассказываете! Что вам от меня надо? Какие-то жабы! Противно слушать!

З а й ц е в. Вам противно? А маленьким детям не противно?! Да ни один нормальный малютка не заснет в кроватке, выкрашенной в такой жабий цвет. Дети будут вскакивать по ночам и дрожать от ужаса...

Ш у р а. Гражданин, я не понимаю: что вам надо?

З а й ц е в. Мне надо высококачественную белую эмалевую краску. Мне надо, чтобы к открытию яслей в Кошатниковом переулке все детские кроватки были бы идеально белыми и сверкали, как молоко. Это для меня вопрос чести, поскольку дело снабжения возложено на меня. Вопрос чести!.. Вы понимаете? Там, где дело касается профессиональной чести, я не отступлю! Пустите меня к Миусову!

Ш у р а. Не могу!

З а й ц е в. Я вас прошу как сознательного гражданина.

Ш у р а. Не имею права...

З а й ц е в. Я вас прошу как человека. Как человек человеку вы мне можете помочь?

Ш у р а. Я же вам сказала - нельзя! Раз нельзя, значит, невозможно.

З а й ц е в. Я вас прошу как женщину...

Ш у р а. Какие вы странные!.. Нет, нет! Наденьте обратно ваши калоши!

З а й ц е в. У вас нет сердца.

Ш у р а. Только без нахальства.

З а й ц е в. Пустите!

Ш у р а. Не имею права. Вы - посторонний.

З а й ц е в. Я не посторонний. Я - Зайцев... Ну... не пускаете?

Ш у р а. Нет!

З а й ц е в. Хорошо! Сколько стоит однодневное пребывание в вашем доме отдыха?

Ш у р а. Сорок три рубля пятьдесят копеек.

З а й ц е в. Ой, ой!.. Бухгалтерия мне такой расход не утвердит... Но все равно... другого выхода нет! Плачу из своих личных средств. Получите.

Ш у р а. Что вы делаете?

З а й ц е в. Вношу деньги за суточное пребывание в вашем доме отдыха.

Ш у р а. Вы служащий?

З а й ц е в. Служащий.

Ш у р а. Удостоверение с места работы имеете?

З а й ц е в. А как же, конечно!

Ш у р а. Давайте.

З а й ц е в. Представьте себе, нету... Деньги есть, паспорт и удостоверение забыл в другом пиджаке.

Ш у р а. Тогда ничего не выйдет. Спрячьте ваши деньги. Спрячьте, спрячьте!

З а й ц е в. Почему?

Ш у р а. Потому, что я вас не могу пустить без паспорта и без удостоверения личности. Откуда я знаю, кто вы!

З а й ц е в. Я - Зайцев, агент по снабжению.

Ш у р а. Очень может быть, но только это неизвестно.

З а й ц е в. Я же вам говорю...

Ш у р а. Мало ли что вы говорите! А может, вы какой-нибудь, я извиняюсь, жулик...

З а й ц е в. Слушайте, поверьте мне! Я вас очень прошу. Сегодня седьмое, завтра восьмое... База закрывается на капитальный ремонт девятого, а ясли мы обязаны открыть пятнадцатого... Войдите в мое положение... (Снимает калоши.)

Ш у р а. Гражданин, наденьте обратно ваши калоши. Наденьте. Не пущу. Сказано...

ЯВЛЕНИЕ II

Входит Дудкина.

Д у д к и н а. Здравствуйте, Шурочка. Вас что, уже произвели в швейцары?

Ш у р а. Нет, швейцар попросил меня подежурить, пока он чаю напьется.

Д у д к и н а. Комнату мне приготовили?

Ш у р а. Как же, как же, пожалуйста!..

Д у д к и н а. Какую?

Ш у р а. Ту самую, которую вы заказывали. Розовую угловую.

Д у д к и н а. Разве я заказывала розовую угловую? Странно... По-моему, я просила оставить мне на юго-восток или, в крайнем случае, на юго-запад.

Ш у р а. Он, нет, вы забыли! На юго-запад вы занимали в конце декабря. Только вам тогда на юго-запад не понравилась...

Д у д к и н а. В самом деле?

Ш у р а. Честное слово!

Д у д к и н а. А на юго-восток?

Ш у р а. На юго-восток вы занимали в январе, она вам тоже не понравилась.

Д у д к и н а. Разве?

Ш у р а. Честное слово! Вы еще тогда сказали главврачу, что на юго-восток чересчур дует и вы можете простудить голос.

Д у д к и н а. Я сказала, что дует? Хорошо. Придется отдыхать в розовой угловой. Миусов приехал?

Ш у р а. Как же, тут...

Д у д к и н а. Хорошо. Придется отдыхать в розовой угловой. (Уходит.)

З а й ц е в. Простите, а почему вы у этой дамы не спросили удостоверения с моста службы?

Ш у р а. Так это ж Дудкина!

З а й ц е в. Только и всего? Просто Дудкина?

Ш у р а. Нет, это не просто Дудкина. Она - жена профессора Дудкина.

З а й ц е в. Так жена Дудкина, а не сам Дудкин.

Ш у р а. Сам профессор Дудкин занятой человек, он все время работает, ему некогда отдыхать... Она ездит за него отдыхать. Понятно? До свиданья. Вы уже успели сиять калоши? Наденьте, наденьте!

З а й ц е в. Один вопрос: значит, если бы, например, я был жена профессора Дудкина, то вы бы меня пустили?

Ш у р а. Так вы же не жена!

З а й ц е в. Минуточку! Мужей вы тоже пускаете?

Ш у р а. Как это - мужей?

З а й ц е в. Очень просто. Предположим, профессором был бы не Дудкин, а его жена Дудкина. А Дудкин был бы не профессор Дудкин, а просто Дудкин, муж известного профессора Дудкиной. Пустили бы вы тогда просто Дудкина без удостоверения с места службы или не пустили?

Ш у р а. Понятно, пустила бы. Куда иголка, туда и нитка!

З а й ц е в. Как? Как?..

Ш у р а. Куда иголка, туда и нитка!

З а й ц е в. Так, так...

Ш у р а. Что вы бормочете?

З а й ц е в. Куда иголка, туда и нитка... Ничего, ничего... Значит, категорически не пускаете?

Ш у р а. Без удостоверения и паспорта не пущу!

З а й ц е в. Значит, нет?

Ш у р а. Нет!

З а й ц е в. И детей вам не жалко?

Ш у р а. Жалко. Но раз нет, так нет!

З а й ц е в. В таком случае я извиняюсь. До свиданья!

Ш у р а. До свиданья! Филипп Максимович! Что вы, в самом деле, копаетесь? Докушивайте и заступайте.

Ш в е й ц а р. Заступаю, заступаю...

ЯВЛЕНИЕ III

Входят Миусов и Дудкина.

Д у д к и н а. Миусов, здравствуйте.

М и у с о в. А, Зоя Валентиновна, и вы здесь? Как здоровье?

Д у д к и н а. Плохо...

М и у с о в. Что скажете хорошего?

Д у д к и н а. Все кончено! Я сойду с ума!!

М и у с о в. Что случилось?

Д у д к и н а. Он все знает...

М и у с о в. Простите, я не совсем... Кто?

Д у д к и н а. Профессор Дудкин.

М и у с о в. Ваш муж?

Д у д к и н а. Да.

М и у с о в. Простите, я все-таки... Вы говорите, ваш муж знает... Что он знает?

Д у д к и н а. Все!..

М и у с о в. То есть в каком смысле?

Д у д к и н а. Не прикидывайтесь... наивным ребенком... Это случилось сегодня утром. Я вызываю машину, чтобы ехать в "Сыроежки"... Вдруг он выходит из кабинета, видит, что у меня в руках плед и чемодан, и спрашивает: "Куда это ты отправляешься?" Я смотрю на него пустыми глазами и равнодушно роняю: "В "Сыроежки"..."

М и у с о в. Нуте-с...

Д у д к и н а. Тогда он мне говорит: "Хорошо. А кто мне будет кофе варить?" Он, видите ли, без черного кофе не может работать.

М и у с о в. Как Бальзак?

Д у д к и н а. Еще хуже! Я пожимаю плечами и небрежно роняю: "Вам сварит кофе Дуня". Тогда он говорит: "Дуня выходная". Я его окидываю с ног до головы спокойным взглядом и спрашиваю с иронией: "Может быть, вы хотите превратить меня в домработницу и заставить, чтобы я сидела дома в воскресенье и варила вам черный кофе?"

М и у с о в. Да, но я...

Д у д к и н а. Подождите. Тогда он спрашивает: "Как же быть?" Я спокойно отвечаю: "Можете сварить себе кофе на электрической плитке сами". Он отвечает: "Ты права! Я сварю себе кофе на электрической плитке сам". При этом, имейте в виду, разговор идет на страшном внутреннем нерве. Я еле владела собой...

М и у с о в. А он?

Д у д к и н а. Он тоже еле владеет собой. Я нервно говорю: "До свиданья..." - и касаюсь его лба холодными губами. Он мне отвечает: "До свиданья..." Я ему бросаю: "Если будешь куда-нибудь выходить, не забудь взять с собой ключ", - чтобы не получилось, как в прошлом году летом, когда он пошел за папиросами, забыл ключ дома, захлопнул дверь, а потом пришлось звать дворника и ломать замок... Он говорит: "Не беспокойся!" Причем все это на страшном нерве... Я легко сбегаю по лестнице и вдруг слышу за собой его голос: "Что ты, матушка, повадилась каждое воскресенье в "Сыроежки"?" Вы понимаете, Миусов? Меня буквально ударило громом... как электрическим током... Вы представляете мое состояние?..

М и у с о в. Не совсем...

Д у д к и н а. Да? Я моментально возвращаюсь назад, останавливаюсь перед Дудкиным и, глядя ему прямо в глаза ледяными глазами, спрашиваю срывающимся голосом: "Что вы этим хотите сказать? Может быть, вы подозреваете, что у меня в "Сыроежках" назначено свидание с любовником?"

М и у с о в. А он?

Д у д к и н а. Он говорит: "Что ты, матушка! Какие уж там любовники! В твоем-то возрасте!" Вы понимаете, наглость?! В моем возрасте!.. Можно подумать, что мне сорок, в то время как мне всего тридцать девять... и это все знают. Он говорит: "Пожалуйста, поезжай, но только мне кажется, что ты злоупотребляешь путевками в дом отдыха. Неудобно". - "Для жены профессора Дудкина удобно", - говорю я... Бросаюсь в машину и еду в "Сыроежки"...

М и у с о в. А он?

Д у д к и н а. Остается.

М и у с о в. Ну?

Д у д к и н а. Что "ну"?

М и у с о в. И дальше?

Д у д к и н а. Все...

М и у с о в. Простите, я не совсем понимаю...

Д у д к и н а. А намек на любовника?..

М и у с о в. Но мне кажется, это вы сказали, а не он... и... кроме того...

Д у д к и н а. Да, сказала я, а как он при этом посмотрел!.. Я чуть не потеряла сознание. Нет, нет, вы меня не успокаивайте. Он все знает... Это совершенно ясно. Мы пропали!

М и у с о в. Позвольте, а при чем здесь я?

Д у д к и н а. Как при чем?.. Мы с вами два раза катались на лодке, вы мне аккомпанировали, когда я пела, и говорили, что я культурная, интеллигентная женщина...

М и у с о в. Вы меня не так поняли...

Д у д к и н а. Нет, я вас поняла именно так, как надо! Вы разбудили во мне дремавшее чувство...

М и у с о в. Что вы! Что вы! Ничего я не будил!

Д у д к и н а. Нет, вы разбудили... Я вас люблю!

М и у с о в. Слушайте, вы меня ужасаете... Я поеду к товарищу Дудкину и все ему объясню...

Д у д к и н а. К Дудкину?! Не советую! Вы не знаете Дудкина! Он будет защищать мою честь!

М и у с о в. Зоя Валентиновна, что вы, что вы...

Д у д к и н а. Не волнуйтесь. Вы почти ничем не рискуете. Рискую я... В крайнем случае он выстрелит в вас несколько раз, может быть, даже не убьет, а только ранит... А мне потом всю жизнь переносить холодный взгляд его ледяных глаз!.. О, это пытка!

М и у с о в. Вы думаете, он будет стрелять?

Д у д к и н а. Обязательно. Ворвется сюда с револьвером и будет стрелять... О, это ужасный человек! Его не остановит даже то, что это дом отдыха. Для него нет ничего святого, кроме чести! Так и знайте!..

М и у с о в. Подождите. Что же делать?..

Д у д к и н а. Не знаю.

М и у с о в. А кто же знает?

Д у д к и н а. Не знаю, не знаю! Я знаю только одно: он безусловно будет защищать мою честь! Он ворвется сюда, и тогда я ни за что не ручаюсь! Он может, безусловно, оторвать дверную ручку и проломить вам голову.

М и у с о в. Мне?.. Кто?.. Пожилой профессор?..

Д у д к и н а. Вот вы тогда узнаете... У него железный организм. Он купается до середины декабря. Он - ворошиловский стрелок.

Звонок.

М и у с о в. Зоя Валентиновна, а это не может быть профессор Дудкин?

Д у д к и н а. От Дудкина можно ожидать всего...

М и у с о в. Зоя Валентиновна...

Д у д к и н а. Перестаньте меня преследовать!

Уходят.

ЯВЛЕНИЕ IV

Швейцар и Зайцев.

З а й ц е в. Простите за беспокойство - это дом отдыха "Сыроежки"?

Ш в е й ц а р. Да.

З а й ц е в. Отлично! Я у вас сегодня буду отдыхать.

Ш в е й ц а р. А вы кто такой?

З а й ц е в. Зайцев.

Ш в е й ц а р. Я не знаю такого.

З а й ц е в. А Клаву Игнатюк вы, надеюсь, знаете?

Ш в е й ц а р. Еще бы не знать! Клава Игнатюк! Кто же ее не знает! Известный товарищ!

З а й ц е в. Я - ее муж.

Ш в е й ц а р. Что вы говорите?!

З а й ц е в. Представьте себе!

Ш в е й ц а р. Так милости просим, пожалуйста! Снимайте ваши калоши. Снимайте, снимайте!

З а й ц е в. Не беспокоитесь. Я на одну минуточку.

Ш в е й ц а р. Подождите. Я извиняюсь... Как же вы говорите, что вы муж Клавы Игнатюк, когда вы Зайцев?

З а й ц е в. Зайцев - это моя девичья фамилия. Я ее оставил за собой.

Ш в е й ц а р. Понимаю-с... Пожалуйте ваш головной убор.

З а й ц е в. Я буквально на одну минуточку...

ЯВЛЕНИЕ V

Те же. Входит директор дома отдыха.

Ш в е й ц а р. Вера Карповна, вот к нам только что прибыл муж Клавы Игнатюк.

Д и р е к т о р. Здравствуйте, здравствуйте, товарищ Игнатюк!

З а й ц е в. Я - Зайцев.

Ш в е й ц а р. Они оставили за собой девичью фамилию.

Д и р е к т о р. Понимаю... Это очень благородно и скромно с вашей стороны. Милости просим! Это очень хорошо, что вы решили отдыхать именно у нас, в "Сыроежках". Кто хоть раз побывал у нас, в "Сыроежках", тот уже больше не захочет отдыхать ни в каком другом доме отдыха. Его будет тянуть только в "Сыроежки". Может быть, мне, как здешней хозяйке, неудобно так говорить, но факт есть факт! И я не страдаю ложной: скромностью. Зачем ложная скромность? Вы со мной согласны?

З а й ц е в. Вполне. Только, вы меня извините, я очень тороплюсь...

Д и р е к т о р. Но где же Клавдия Васильевна?

З а й ц е в. Какая Клавдия Васильевна?

Д и р е к т о р. Мне кажется, ваша супруга?

З а й ц е в. Мою супругу зовут Роза Еремеевна.

Д и р е к т о р. Как Роза Еремеевна?

З а й ц е в. Ох, нет! Простите, что я говорю? Роза Еремеевна - это моя, так сказать, первая супруга... Я только что с нею разошелся и еще не привык...

Д и р е к т о р. Ах, вот как! Я не знала. Значит, Клавдия Васильевна ваша вторая жена?

З а й ц е в. Конечно, это моя вторая жена. Но это ничего не значит. Простите, но мне надо...

Д и р е к т о р. Разумеется, но где же она?

З а й ц е в. Кто?

Д и р е к т о р. Клавдия Васильевна.

З а й ц е в. Ах, Клавочка! Клава у себя дома, на Украине.

Д и р е к т о р. Разве она не в Москве?

З а й ц е в. Почему в Москве?

Д и р е к т о р. Я не знаю, но ведь она, кажется, поступила в Тимирязевскую академию?

З а й ц е в. Ну?

Д и р е к т о р. По крайней мере, об этом было в газетах...

З а й ц е в. Для меня это новость! Впрочем, что я такое говорю? Я сегодня, знаете, все путаю. Я опять спутал. Это Роза Еремеевна осталась на Украине, а Клавочка в Москве, в Тимирязевской академии, как же!

Д и р е к т о р. К нам в "Сыроежки" не собирается?

З а й ц е в. Сюда, в "Сыроежки"? Ой, нет, что вы! Зачем ей это надо? Хотя, очень может быть... Впрочем, не думаю, вряд ли... Хотя... кто его знает. Но скорей всего нет.

Д и р е к т о р. Жаль! Очень жаль! У нас в "Сыроежках" такой порядок... Сначала каждого отдыхающего кладут на крышу...

З а й ц е в. На крышу? За что же?

Д и р е к т о р. Режим. Вы когда-нибудь отдыхали на крыше?

З а й ц е в. Лично я нет...

Д и р е к т о р. Ничто так не успокаивает нервную систему, как здоровый сон на крыше. Сейчас мы это устроим... Филипп Максимович, пижаму...

З а й ц е в. Дело в том, что я очень тороплюсь...

Д и р е к т о р. Ничего, ничего! Филипп Максимович, выберите для товарища пижаму и туфли.

З а й ц е в. Зачем?

Д и р е к т о р. Режим. А ваше платье вы получите завтра утром аккуратно вычищенным, продезинфицированным и выглаженным. Это одна из особенностей нашего дома отдыха.

З а й ц е в. Как?! Только завтра утром?!

Д и р е к т о р. Ну да.

З а й ц е в. Что вы! Что вы! Я сюда только на одну минуточку. Повидаюсь только с товарищем Миусовым и сейчас же обратно в Москву... Как же я поеду в пижаме и туфлях? Нет, я не могу...

Д и р е к т о р. К сожалению, пока вы не пройдете полный курс суточного отдыха, я не имею права вас выпустить.

Ш в е й ц а р. Вот туфли, пижама - и пожалуйте на крышу.

З а й ц е в. Как? Сейчас?

Д и р е к т о р. Непременно!

З а й ц е в. Я не люблю лежать на крыше. Я, знаете, просто не привык.

Д и р е к т о р. Режим...

З а й ц е в. Не надо. Я вас очень прошу...

Д и р е к т о р. Видите, какой вы нервный! Переутомились, давно не отдыхали. Но ничего, у нас вы быстро отдохнете и посвежеете. Ну, будьте же умницей, идите!

З а й ц е в. На крышу? Мне надо товарища Миусова.

Д и р е к т о р. Товарищ Миусов тоже на крыше.

З а й ц е в. Ведите меня на крышу!

Ш в е й ц а р. Пожалуйте!

ЯВЛЕНИЕ VI

Д и р е к т о р (одна). Очень нервный субъект, очень! Но это ничего, мы его приведем в порядок.

ЯВЛЕНИЕ VII

Клава Игнатюк, директор и швейцар.

К л а в а. Здравствуйте.

Ш в е й ц а р. Здравствуйте.

К л а в а. Это дом отдыха "Сыроежки"?

Ш в е й ц а р. "Сыроежки". Вы кто такая? Откуда?

К л а в а. Я из Тимирязевской сельскохозяйственной академии, студентка, приехала к вам отдыхать.

Ш в е й ц а р. Направление имеете?

К л а в а. Даже целую путевку. Сейчас я вам предъявлю.

Ш в е й ц а р. Как ваша фамилия?

К л а в а. Игнатюк.

Ш в е й ц а р. Клава?

К л а в а. Ага...

Ш в е й ц а р. Вы - самая Клава Игнатюк?

К л а в а. Я самая. А вы разве меня знаете?

Ш в е й ц а р. Господи! Кто же вас не знает? (Кричит.) Вера Карповна! Вера Карповна! К нам Клава Игнатюк прибыла!

К л а в а. Ой, нет, не надо этого, будьте такие ласковые, не конфузьте меня! Это для меня, честное слово, хуже всего на свете.

Д и р е к т о р. Здравствуйте, здравствуйте, Клавдия Васильевна! Наконец-то у нас живая Клава Игнатюк! Дайте мне на вас хоть посмотреть как следует! Так вот вы какая! Вы меня извините, но на портретах вы гораздо хуже. На портретах вы просто хорошенькая, а в жизни прямо-таки красотка! Душенька! (Обнимает ее.)

К л а в а. Ой, нет, что вы! Ой, нет, что вы!

Д и р е к т о р. Не могла удержаться. Я знаю, что вы скромная. Я не буду. Милости же просим! Это очень хорошо, что вы для своего отдыха избрали именно наши "Сыроежки". У нас дом отдыха, правда, хоть и небольшой, но зато тихий, уютный, обаятельный. Вы нигде так хорошо не отдохнете, как у нас! Кто хоть раз побывал у нас в "Сыроежках", тот уж больше не захочет отдыхать ни в каком другом доме. Мы вам отведем самую лучшую комнату.

К л а в а. Большое вам спасибо. Ей-богу, не стоит из-за меня так сильно беспокоиться. Я, знаете, собираюсь провести здесь сегодняшнее воскресенье, немного погулять в парке. Сюда, знаете, должен приехать один человек... мой муж...

Д и р е к т о р. Как же, как же, знаю... Уже...

К л а в а. Что уже?

Д и р е к т о р. Приехал.

К л а в а. Ну?

Д и р е к т о р. Уже здесь. Минут двадцать тому назад приехал.

К л а в а. Где же он?

Д и р е к т о р. На крыше.

К л а в а. Ой!

Д и р е к т о р. У нас такой режим для всех нервных.

К л а в а. А он что, разве сильно нервный?

Д и р е к т о р. Порядочно!

К л а в а. Скажите! А когда уезжал, был совершенно здоровый.

Д и р е к т о р. Это бывает... Ему - простите за нескромный вопрос сколько лет?

К л а в а. Двадцать пять, двадцать шестой.

Д и р е к т о р. Ай-ай-ай! А на вид все пятьдесят четыре.

К л а в а. Не может быть!

Д и р е к т о р. Представьте себе - под глазами мешки, седина.

К л а в а. Седина? Ой-ой-ой! Ничего не писал, от вас первой слышу. Наверное, не хотел, чтобы я волновалась.

Д и р е к т о р. А вы что, с ним разве давно не виделись?

К л а в а. Полтора года.

Д и р е к т о р. Полтора года? Как же так?

К л а в а. Ой, это долго рассказывать! Мы с ним, знаете, познакомились полтора года назад на совещании передовиков сельского хозяйства в Киеве. Он - кочегар Морского торгового флота, но сельским хозяйством интересуется и как раз в это время был в Киеве в отпуске, так что приходил на наши совещания послушать. Вот мы с ним и познакомились. Ну, а как это бывает? Сначала я ему понравилась, потом он мне понравился... Стали встречаться, катались по Днепру на лодочке... Ну, понятно, мы поженились. Прожили душа в душу два месяца... Это была сказочная красота!.. Как вдруг его срочно вызывают телеграммой в Москву, в Главное управление Севморпути. Он срочно выезжает, и через десять дней я получаю от него телеграмму, уже не из Москвы, а из Архангельска, чтобы я не беспокоилась и не скучала, потому что его назначили на ледокольный пароход "Фарлаф" и они уходят на два месяца в полярный бассейн проводить караван судов. Проходит два месяца - ничего! Проходит еще два месяца - ничего! Я уже начинаю беспокоиться, как вдруг получаю от него радио с борта ледокольного парохода "Фарлаф": "Не беспокойся и не скучай, у меня повредило тяжелыми льдами рулевое управление, и мы пока что дрейфуем в районе полярного бассейна, так что вряд ли увидимся раньше, чем через год..."

Д и р е к т о р. Значит, ваш муж - герой Арктики?

К л а в а. До героя, конечно, далеко, но все-таки...

Д и р е к т о р. Не скромничайте, Клавдия Васильевна... Но дальше, ради бога, дальше!

К л а в а. Дальше проходит еще один год и два месяца, и вчера он является из Арктики прямо к нам в общежитие, а у меня в это время как раз практические занятия на опытной станции за сорок километров от Москвы. Я возвращаюсь домой, уже не застаю его в общежитии, а застаю от него записочку, чтобы я ехала в дом отдыха "Сыроежки" провести с ним денек-другой на лоне природы... "Это, пишет, маленький, тихий дом отдыха. Твой верный дружок Костя..." И прилагает при этом путевочку...

Д и р е к т о р. Однако он у вас скрытный. Я его спрашиваю: "Где же Клавдия Васильевна? Приедет она к нам или не приедет?" А он так уклончиво: "Не знаю, говорит, может быть, приедет, а может быть, и не приедет..." Но теперь мне все понятно... Муж и жена не виделись полтора года, хотят побыть в тихой, поэтической обстановке... Не так ли?

К л а в а. Конечно. Так, знаете...

Д и р е к т о р. Не надо слов. Понимаю... Вам здесь никто не помешает. Вы не пожалеете, что выбрали "Сыроежки"...

К л а в а. Большое, большое вам спасибо! Здесь у вас так великолепно! Сказочная красота! Куда же мне идти?

Д и р е к т о р. Прежде всего я советую принять горячую ванну с сосновым экстрактом...

К л а в а. Ну, еще раз большое спасибо! Только, знаете, вы меня расстроили насчет Кости... Неужели поседел?

Д и р е к т о р. Да.

К л а в а. И сильно?

Д и р е к т о р. Не так уж, чтобы... но все-таки порядочно.

К л а в а. Ай-ай-ай! И главное - мне ничего не радировал...

Д и р е к т о р. Ничего, мы его поправим... У нас люди за одни сутки становятся совершенно неузнаваемыми... Впрочем, вы сами убедитесь в этом.

К л а в а. Куда же мне теперь идти?

Д и р е к т о р. Шура! Шура!

Ш у р а. Иду, иду! Пожалуйте за мной в северо-западную... (Уходит с Клавой.)

ЯВЛЕНИЕ VIII

Директор одна.

Д и р е к т о р. Роман! Настоящий роман! И главное, где? У нас, в "Сыроежках"!

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Гостиная в доме отдыха "Сыроежки".

ЯВЛЕНИЕ I

Входит Зайцев в пижаме.

З а й ц е в. Нигде нет Миусова! Пропал человек! И никто не знает. На крыше нет, в столовой нет, в читальной нет. А время идет... Боже мой, что это будет? Кто я такой? Муж Клавы Игнатюк! Самозванец! Ох, кончится это, кажется, большим скандалом... Может быть, в бильярдной?..

ЯВЛЕНИЕ II

Зайцев и директор.

Д и р е к т о р. Ну, как вам у нас нравится?

З а й ц е в (вздрагивая). Ай!..

Д и р е к т о р. Что с вами?

З а й ц е в. Простите, это чисто нервное...

Д и р е к т о р. Я вижу, вижу... Однако длительное пребывание в Арктике сильно отразилось на вашем здоровье...

З а й ц е в. Где?.. В Арктике?!

Д и р е к т о р. Ну да, конечно... Что вас удивляет?

З а й ц е в. Меня уже почти ничто не удивляет... Простите, но мне нужно идти... Я, знаете, ужасно тороплюсь...

Д и р е к т о р (лукаво). Я знаю, куда вы торопитесь... Но, тсс! Молчу... Ничего не говорю. К чему слова? Идите, милый, идите! (Шепотом.) Ловите минуты любви! Желаю вам счастья!

З а й ц е в. Мерси... (Про себя.) Ужас, ужас! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ III

Д и р е к т о р (со вздохом). Любовь, любовь! Ничего не поделаешь!.. (Вышла.)

ЯВЛЕНИЕ IV

Входят Клава и директор.

К л а в а. Вы, часом, не видели моего супруга, а то пропал человек! Хожу по всему дому и не могу найти.

Д и р е к т о р. А он вас ищет!..

К л а в а. Что вы говорите?! Где же он?

Д и р е к т о р. Только что был тут. Сию минуту... Пошел вас искать...

К л а в а. Спасибо...

Д и р е к т о р. Ну, как вам у нас нравится?

К л а в а. Замечательно!

Д и р е к т о р. Правда? Я очень рада. Вы не раскаетесь, что выбрали "Сыроежки"! Дом хотя и небольшой, но тихий, уютный, обаятельный... Не правда ли? Вам здесь никто не помешает вдвоем с любимым человеком.

К л а в а. Простите, я уж пойду.

Д и р е к т о р. Идите, милая, идите! Я вас очень понимаю... (Шепотом.) Ловите минуты любви! (Целует ее.) Желаю вам счастья!

К л а в а. Спасибо! Я вам очень, очень благодарна! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ V

Директор одна.

Д и р е к т о р. В нашем доме! Такие люди! Я всегда говорила, что в конце концов наши "Сыроежки" выйдут на первое место по контингенту посетителей. Шура! Шура! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ VI

Клава Игнатюк входит.

К л а в а. Нигде нету... Пропал человек! Прямо смешно!

ЯВЛЕНИЕ VII

Клава. Зайцев входит.

З а й ц е в. Нигде нет!.. Пропал человек! В бильярдной нету. Что это будет?! (Замечает Клаву.) А... простите, я здесь человек новый... Вы не знаете, где товарищ Миусов?

К л а в а. К сожалению, не могу сказать. Я здесь тоже в первый раз.

З а й ц е в. Извините...

К л а в а. Пожалуйста.

З а й ц е в. Можете себе представить, пропал человек! Не так смешно, как трагично. Понимаете, человек берет бумажку, читает, берет карандаш и пишет ровно два слова: "Выдать. Миусов". Большое дело! Пара пустяков! Причем бумага есть, карандаш есть. Миусова нет!! Ну! Как вам это нравится?!

К л а в а. А кто этот Миусов?

З а й ц е в. Начальник центральной базы ремонтно-строительных материалов. Я его даже в лицо не знаю. Я специально приехал сюда в воскресенье, чтобы поймать его и получить резолюцию... Бегаю с высунутым языком по всем "Сыроежкам" и не могу найти...

К л а в а. Так вы можете взять у него резолюцию завтра на работе...

З а й ц е в. В том-то и дело, что мне надо иметь резолюцию именно сегодня.

К л а в а. Почему?

З а й ц е в. Потому, что завтра понедельник, восьмое. Так?

К л а в а. Так. Ну и что же?

З а й ц е в. Послезавтра будет вторник, девятое. Так?

К л а в а. Так. Ну и что же?

З а й ц е в. База закрывается на капитальный ремонт во вторник, девятого. А ясли мы обязаны открыть не позже как в понедельник, пятнадцатого...

К л а в а. Ну и что же?

З а й ц е в. А для того чтобы открыть ясли в понедельник, пятнадцатого, мы должны иметь краску в среду, десятого... Но так как база закрывается на капитальный ремонт во вторник, девятого, то для того чтобы получить краску в понедельник, восьмого, нужно провести через бухгалтерию главного управления в понедельник же восьмого, но позже десяти часов утра...

К л а в а. Ну, так и проводите...

З а й ц е в. Нельзя.

К л а в а. Почему?

З а й ц е в. Я же вам говорю: нужна резолюция товарища Миусова. Без резолюции товарища Миусова документы нельзя провести через бухгалтерию главного управления, а так как он приезжает на работу в одиннадцать, то мы рискуем остаться без краски.

К л а в а. Надо было раньше позаботиться.

З а й ц е в. Мы только вчера получили ассигновку. Можете представить, я специально приехал сюда в воскресенье, исключительно для того, чтобы поймать Миусова и получить резолюцию. Я пошел на ужасные вещи... Вы даже не можете представить, что я сделал! Я сказал... Впрочем, это не важно. Там, где дело касается чести наших яслей, я способен на все... Одним словом, я приехал сюда - и... здравствуйте!.. Не могу его поймать!..

К л а в а. Ну, так мы с вами товарищи по несчастью. Я, знаете, тоже ищу здесь одного человека и никак не могу найти!

З а й ц е в. Что вы говорите? Кого же?

К л а в а. Представьте себе, собственного мужа...

З а й ц е в. Не может быть!

К л а в а. А вот факт.

З а й ц е в. Может быть, он на крыше? Тут, знаете, такое правило: как только человек приезжает, его сейчас же на крышу. Я сам только что с крыши...

К л а в а. На крыше нет.

З а й ц е в. В бильярдной вы не искали?

К л а в а. Всюду искала. Нигде нет!

З а й ц е в. Со мной то же самое! Всюду искал - и всюду нет. Пропал человек!

К л а в а. Что же нам все-таки делать?

З а й ц е в. В подобных случаях, кажется, надо познакомиться. Я человек, знаете, не светский, в доме отдыха первый раз и не уверен...

К л а в а. Очень приятно. Игнатюк.

З а й ц е в. Кто Игнатюк?

К л а в а. Я.

З а й ц е в. Надеюсь, не Клава?

К л а в а. Нет, как раз Клава...

З а й ц е в. Клава Игнатюк?!

К л а в а. Клава Игнатюк.

З а й ц е в. Вы лично Клава Игнатюк?!

К л а в а. Я самая...

З а й ц е в (испускает легкий стон). А-а-а!!

К л а в а. Что с вами? Вам плохо?

З а й ц е в. Очень...

К л а в а. Я сейчас кого-нибудь позову...

З а й ц е в. Ради бога, никого не зовите... А... а!..

К л а в а. Вам очень плохо?

З а й ц е в. Ужасно!..

К л а в а. Знаете что, я сейчас намочу платочек и положу вам на лоб. Это помогает...

ЯВЛЕНИЕ VIII

Те же, входит директор.

Д и р е к т о р. Какая исключительно нежная пара!.. (Клаве, шепотом.) Ловите, ловите минуты счастья! Не буду вам мешать...

К л а в а. Что вы, бог с вами! Вы видите, человек потерял сознание...

Д и р е к т о р. Ничего... "От счастья не умирают..." - как говорится в одной пьесе. Человек от любви теряет сознание! Вот это любовь!! Главное, где? В "Сыроежках"! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ IX

Зайцев и Клава.

З а й ц е в. Что со мной было? Где я?

К л а в а. В доме отдыха "Сыроежки".

З а й ц е в (стонет). Кто вы такая?

К л а в а. Клава Игнатюк.

З а й ц е в (бежит и падает на Клаву). А-а!

ЯВЛЕНИЕ X

Те же, директор, врач в сопровождении санитаров.

В р а ч. Одну минуточку... (Быстро выворачивает Зайцеву веки, заглядывает в нос и т.д.) Откройте рот... Так. Ага. (Клаве.) Все ясно. Систематическое отсутствие свежей зелени, недостаток витамина "С", постоянное влияние на организм низких арктических температур, частые магнитные бури, действие полярного сияния на слизистую оболочку... Что же вы хотите?

К л а в а. Я ничего не хочу...

В р а ч. Организм никуда не годится.

К л а в а. То-то я смотрю, что он такой хлипкий. Как запустил себя человек! Ай-ай-ай!

В р а ч. Именно запустил... (Зайцеву.) Куда же вы? Подождите!

З а й ц е в. Пустите меня! Что я вам сделал? Я больше не буду... Я хочу домой...

В р а ч. Ни под каким видом! Мы сейчас вами займемся.

З а й ц е в. У меня не было корыстных побуждений... Клянусь вам! Я решился на это исключительно ради детей.

В р а ч. Успокойтесь, не волнуйтесь! (Клаве.) Я не думала, что у него до такой степени расшатана нервная система. Вы должны были давно обратить на это внимание.

К л а в а. Что я, доктор?

В р а ч. Конечно, вы не доктор... но мне кажется... С вашей стороны это довольно странное равнодушие. Впрочем, не мое дело.

К л а в а. Я клала ему мокрый платочек на переносицу. Что вы от меня хотите?

В р а ч. Платочек? Этого мало. (Зайцеву, нежно.) Идемте...

З а й ц е в. Куда?

В р а ч. Вниз...

З а й ц е в. В милицию?!

В р а ч. В физиотерапевтический кабинет.

З а й ц е в. А вы кто?

В р а ч. Я - врач. Разве вы не видите?

З а й ц е в. А я думал - вы комендант!

В р а ч. Успокойтесь. (Клаве.) Ужасающие нервы, Клавдия Васильевна! Я думаю применить к нему свой новый метод общего укрепления нервной системы...

К л а в а. Ну что ж... Вам виднее... Применяйте.

З а й ц е в. У меня совершенно нет свободного времени. Я очень спешу. Я непременно должен поймать товарища Миусова.

В р а ч. Успокойтесь, голубчик, успокойтесь!

К л а в а. Слушайте, надо быть умницей. Надо слушаться доктора. Не стоит капризничать. Доктор лучше понимает.

В р а ч. Сначала мы немного полечимся, а уж потом будем ловить Миусова. Хорошо?

З а й ц е в. А мы его поймаем?

В р а ч. Непременно. Пойдемте же... Не упрямьтесь...

З а й ц е в. Но имейте в виду - исключительно ради детей.

В р а ч (Клаве). Поразительно нервный субъект. Но вы не беспокойтесь. Мы его выправим!

ЯВЛЕНИЕ XI

Клава одна.

К л а в а. Прямо-таки сгорел человек на работе! Ай-ай!

ЯВЛЕНИЕ XII

Входит Костя.

К о с т я. Клавдия?

К л а в а. Костечка! Наконец-то!

К о с т я. Клавдюша, голубчик, до чего я рад тебя видеть! Ты даже не имеешь понятия!

К л а в а. Костя! Живой Костя! Просто не верится!

К о с т я. Ну, Клавочка, как же ты без меня поживала? Дай хоть на тебя как следует посмотреть!

К л а в а. Сильно переменилась?

К о с т я. Совсем не переменилась. Такая самая! А я? Сильно переменился?

К л а в а. Совсем не переменился. Такой самый! Только стал немного более солидный. А ну-ка, ну-ка, постой...

К о с т я. Что ты там заметила?

К л а в а. Ничего... Ищу, где ты седой.

К о с т я. Кто седой? Я?! Что ты, смеешься?

К л а в а. Мне говорили, будто бы в Арктике поседел, стал сильно нервный.

К о с т я. Басни! Наоборот. Только поправился. Клавочка, ты скучала?

К л а в а. А как ты думаешь? Конечно, скучала. Дня не было, чтоб не скучала... А ты скучал?

К о с т я. Спрашиваешь. Мало сказать - скучал! Прямо тосковал! Конечно, когда выпадало свободное время... Только мало было свободного времени... Как вспомню, что где-то есть Большая земля и ты, Клавдюшечка, живешь на той Большой земле, так сразу и начинаю скучать... И мысли мне такие, знаешь, начинают входить в голову...

К л а в а. Какие мысли?

К о с т я. Всякие размышления, сомнения...

К л а в а. Неужели сомнения?

К о с т я. Сомневался!

К л а в а. Сомневался во мне? Ай-ай-ай! И тебе не совестно?

К о с т я. Конечно, совестно! Ну! Клавдюшечка, только ты тоже войди в положение: все-таки восемнадцать месяцев! А кругом такая арктическая тьма! И вдруг, представь себе, потихоньку в голову заходит такая мысль: как там, на Большой земле, чувствует себя моя Клавдия? Что она там в данный отрезок времени делает? Может, она и думать уже давно перестала?.. Чего же ты молчишь?

К л а в а. Я прямо не знаю, что говорить!

К о с т я. А чего же ты покраснела?

К л а в а. Я не покраснела.

К о с т я. Нет, ты покраснела! А ну, Клавочка, посмотри мне в глаза.

К л а в а. Не было часа, чтоб я за тебя не беспокоилась...

К о с т я. Верно?

К л а в а. А как ты думаешь? Конечно.

К о с т я. Голубочка моя!

Целуются.

Только ты имей в виду, Клавдия, если я что-нибудь узнаю, если до меня что-нибудь дойдет, если что-нибудь было, ты мне лучше сама сказки...

К л а в а. Ничего не было. И не могло быть. И не расстраивай себя! Чудак, Костя...

Целуются.

ЯВЛЕНИЕ XIII

Те же и Шура.

Ш у р а. Ох, извиняюсь...

Клава и Костя смущены.

Товарищ Игнатюк, ванна готова.

К л а в а. Ах, как жалко! А нельзя ли немножечко подождать?

Ш у р а. Уже сосновый экстракт положили.

К л а в а. Надо идти... Уже сосновый экстракт положили. Неудобно... Я быстренько! Десять минут подождешь?

К о с т я. Восемнадцать месяцев ждал. Можно подождать еще десять минут.

К л а в а. Пока.

Шура и Клава уходят.

ЯВЛЕНИЕ XIV

Костя один, молчит.

ЯВЛЕНИЕ XV

Костя и швейцар.

Ш в е й ц а р. Я извиняюсь, товарищ, вы приехали к нам в "Сыроежки" отдыхать?

К о с т я. Так точно.

Ш в е й ц а р. Позвольте путевку. (Читает.) Вы товарищ К.И.Галушкин?

К о с т я. Так точно. Только не Галушкин, а Галушкин. Происходит от прекрасного украинского слова "галушка".

Ш в е й ц а р. Галушкин? Хорошо. Так вот что, товарищ Галушкин, вы приехали к нам отдыхать и поступили совершенно правильно. Нигде в другом месте вы не отдохнете так хорошо, как у нас в "Сыроежках". У нас тихо, культурно, спокойно. Вы должны это ценить. В нашем доме, имейте в виду, отдыхают довольно известные люди. Например, товарищ Клава Игнатюк. Вы, надеюсь, знаете?

К о с т я. Конечно.

Ш в е й ц а р. Она отдыхает у нас с супругом.

К о с т я. Виноват, как вы сказали? Супруг Клавы Игнатюк?

Ш в е й ц а р. Да, Клавдии Васильевны.

К о с т я. Ее супруг?

Ш в е й ц а р. Что вас удивляет? Представьте себе, да. Супруг Клавы Игнатюк. Носит пижаму. Я им подобрал выдающуюся пижаму. Незаурядный, известный человек.

К о с т я. Не может быть!

Ш в е й ц а р. Факт!

К о с т я. Но может быть!

ЯВЛЕНИЕ XVI

Те же, вбегает врач.

В р а ч. Он здесь не пробегал?

Ш в е й ц а р. Кто?

В р а ч. Муж Клавы Игнатюк.

Ш в е й ц а р. Нет. А что случилось?

В р а ч. Представьте себе, по дороге в физиотерапевтический кабинет вырвался и убежал.

К о с т я. Кто?

В р а ч. Муж Клавы Игнатюк. Вот несчастье! Необыкновенно суетливый и нервный субъект. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XVII

Швейцар и Костя.

К о с т я. Что же это делается, товарищи?

Ш в е й ц а р. Товарищ Галушкин, не стоит расстраиваться из-за пустяков.

К о с т я. Какие же это пустяки? Нет, это не пустяки! Так я и чуял. Значит, недаром все время сомневался... недаром мне все время сердце шептало! (С горечью.) Муж Клавы Игнатюк...

Ш в е й ц а р. Да, супруг Клавы Игнатюк. Понятно вам?

К о с т я. Вполне.

Ш в е й ц а р. Пожалуйста, наденьте пижаму. Вам же будет легче.

К о с т я. Легче? Нет, товарищ швейцар, вряд ли мне уже будет легче!

Ш в е й ц а р. А вы попробуйте, наденьте!

К о с т я. Эх, что там! Давайте. Надевайте. Мне уж все равно нечего терять! Вы не знаете, давно она замужем?

Ш в е й ц а р. Кто?

К о с т я. Товарищ Игнатюк.

Ш в е й ц а р. Они у нас всего первый день. Так что мы еще не изучили. Точно не скажу. Разное толкуют. Одни говорят, что давно, другие говорят, что недавно. Трудно понять. Впрочем, кажется, это ее второй муж. Или она вторая жена, точно вам не скажу. Запутанная история. Персонал еще не разобрался. Что же вы дергаетесь?

К о с т я. Разве я дергаюсь?

Ш в е й ц а р. Смотрите, у вас руки дрожат. Э, да я вижу, что вы тоже порядком нервный.

К о с т я. Ничего подобного! Я совершенно спокойный. Вы же видите, что я спокойный! Ну, Клавдия, не ожидал я такого фокуса от тебя! Куда идти?

Ш в е й ц а р. Пожалуйста, подберу вам выдающуюся пижаму. Наденете - и сразу полегчает.

К о с т я. Где там, где там!..

ЯВЛЕНИЕ XVIII

Те же и директор.

Ш в е й ц а р. Вера Карповна, к нам новый отдыхающий прибыл. Товарищ Галушкин. Сильно нервный.

Д и р е к т о р. Ванну с сосновым экстрактом.

Ш в е й ц а р. Слушаюсь. (Уходит с Костей.)

Д и р е к т о р. Везет нам сегодня на нервных!

ЯВЛЕНИЕ XIX

Директор и Зайцев.

З а й ц е в (вбегает). Ради бога! Ради бога!

Д и р е к т о р. Что случилось?

З а й ц е в. Они хотят применить ко мне термическую обработку, а мне некогда! Лучше я к вам приеду другим разом. Скажите им.

Д и р е к т о р. Боже, до чего все нервные! Успокойтесь...

З а й ц е в. Они мне, кроме того, хотят делать какой-то общий кварц, а у меня абсолютно нет свободного времени, потому что я должен получить резолюцию именно сегодня.

Д и р е к т о р. Возьмите себя в руки. Надо же лечиться. Сделайте это хотя бы ради Клавдии Васильевны.

З а й ц е в. Кто это Клавдия Васильевна?

Д и р е к т о р. Здравствуйте! Товарищ Игнатюк!

З а й ц е в. Игнатюк? Боже мой! Ах да! Я совсем забыл! А где Миусов? Умоляю вас, скажите мне: где Миусов? Дайте мне Миусова, или я сойду с ума! Пусть он только напишет два слова, и я поеду домой, к Розе Еремеевне. То есть что я такое говорю? К Клавдии Васильевне... Умоляю вас...

Д и р е к т о р. Вы совсем развинтились! Вам плохо?

З а й ц е в. Мне ужасно! Умоляю вас... Войдите в положение... маленьких детей.

Д и р е к т о р. А что, у вас маленькие дети?

З а й ц е в. Ну да, конечно!

Д и р е к т о р. От кого дети? От Розы Еремеевны?

З а й ц е в. Нет, нет!

Д и р е к т о р. Значит, от Клавдии Васильевны?

З а й ц е в. Нет, нет!

Д и р е к т о р. Какие же дети?

З а й ц е в. Общественные... разные...

Д и р е к т о р. И много?

З а й ц е в. Полтораста. Их надо пожалеть!

Д и р е к т о р. Господи. Полтораста детей!! Он сходит с ума! И главное - где? В "Сыроежках"! Это скандал...

Вбегает Дудкин, за ним швейцар.

Ш в е й ц а р. Так нельзя, у нас так не полагается.

Д у д к и н. Стойте!

Д и р е к т о р. Ах!

Ш в е й ц а р. Товарищ, надо раздеться!

Д у д к и н. Где моя жена?

Д и р е к т о р. Кто вы такой?

Д у д к и н. Я - Дудкин! Где моя жена? Она сказала, что едет в "Сыроежки". Она здесь!

Д и р е к т о р. Вы - муж Зои Валентиновны?

Д у д к и н. Да, да, мне ее нужно видеть сию минуту. В противном случае произойдет большое несчастье!

Д и р е к т о р. Боже мой! Что вы хотите делать?

Ш в е й ц а р. Товарищ, надо раздеваться! Пожалуйте палочку...

Д у д к и н. А? Что? Не беспокойтесь, это не палочка, это дверная ручка.

Д и р е к т о р. Что вам угодно?

Д у д к и н. Где моя жена?

Д и р е к т о р. Ради бога, успокойтесь!

Д у д к и н. Вы мне только скажите: она здесь или не здесь?

Д и р е к т о р. Здесь.

Д у д к и н. Слава богу! В таком случае как можно скорее попросите ее сюда. Или лучше я к ней пойду сам...

Д и р е к т о р. Пожалуйста, как угодно. Только сначала успокойтесь...

Д у д к и н. Где она?

Д и р е к т о р. Я вас умоляю, сначала успокойтесь и разденьтесь.

Ш в е й ц а р. А то вы нарушите...

Д у д к и н. Да, да. Конечно, пардон, я разденусь. Извините, придется... Только скорее... В противном случае я ни за что не ручаюсь. Может произойти большое несчастье...

Д и р е к т о р. Идите, идите... Я разыщу Зою Валентиновну.

Д у д к и н. Только, ради бога, скорее... Только, ради всего святого... Происходит что-то ужасное...

Д и р е к т о р. И главное - где? У нас в "Сыроежках"! Боже мой! Боже мой!

Входит Клава.

К л а в а. Ну, вот и я! Костечка, ты без меня не сильно скучал? Ах, как тебе идет пижама! Я даже тебя не узнала.

К о с т я. Клавдия Васильевна, не до красивых слов! Пожалуйте!

К л а в а. Что это?

К о с т я. Это ваши насквозь фальшивые радиограммы с Большой земли на борт ледокольного парохода "Фарлаф". Возьмите их обратно...

К л а в а. Костя, ты что?

К о с т я. Товарищ Игнатюк, прошу вас не говорить мне "ты" и не называть Костей. Дурак я был, что держал их у себя на груди восемнадцать месяцев.

К л а в а. Костя!

К о с т я. Я больше для вас не Костя! Я для вас товарищ Галушкин, и ничего больше. Прощайте!

К л а в а. Ты что, с ума сошел?

К о с т я. Клавдия, не подходи ко мне! Не прикасайся! Ты видишь, у меня нервы и так натянуты!

К л а в а. У тебя дрожат руки. Тебе действительно надо лечиться.

К о с т я. Нет, Клавдия Васильевна, мне теперь никакое лекарство не поможет...

К л а в а. Костечка, голубчик...

К о с т я. Не называй меня больше Костей. Понятно?

К л а в а. Но почему же, почему?

К о с т я. Недаром же я сомневался! Недаром ко мне приходили разные мысли... Так оно и вышло. Обманщица!

К л а в а. Чем же я тебя обманула?

К о с т я. Муж борется в арктических льдах, а ты себе на Большой земле другого нашла.

К л а в а. Кто?

К о с т я. Ты! Я все знаю!

К л а в а. Что же ты знаешь?

К о с т я. Все! Не думал я, что у вас такая слабая этика, Клавдия Васильевна!..

К л а в а. Костя, послушай...

К о с т я. Не желаю с вами разговаривать.

К л а в а. Костя!

К о с т я. Не прикасайтесь ко мне, Клавдия Васильевна, не расстраивайте меня. Кончено, кончено!.. (Уходит.)

Д и р е к т о р. Ужас! Ужас!

К л а в а. Вы знаете, я прямо не знаю: что мне делать? Он там себе окончательно испортил нервы. Прямо-таки сгорел человек! Бросается на своих.

Д и р е к т о р. Кто?

К л а в а. Мой супруг. У него припадок.

Д и р е к т о р. Я же вам говорила...

К л а в а. А я сначала ничего не заметила такого... Наоборот, был такой милый, выдержанный. Какое несчастье, какое несчастье! Костечка, Костя! (Уходит.)

Входит Миусов.

Д и р е к т о р. Товарищ Миусов, вы не знаете, где Зоя Валентиновна?

М и у с о в. Почему я должен знать, где Зоя Валентиновна? Что я ей, сват-брат?

Д и р е к т о р. Товарищ Миусов, я думала, что вы друзья...

М и у с о в. Это она мне? Друзья? Я не давал никаких поводов... Вот несчастье! Я сюда приехал отдыхать, а меня мучают! Оставьте меня в покое!

Д и р е к т о р. Ради бога, простите, но дело в том, что сюда приехал профессор Дудкин...

М и у с о в. Кто?!

Д и р е к т о р. Профессор Дудкин...

М и у с о в. Куда? Сюда? В "Сыроежки"?!

Д и р е к т о р. В том-то и дело. Приехал в ужасно возбужденном состоянии и требует Зою Валентиновну...

М и у с о в. Дудкин? В возбужденном состоянии? Подождите, куда вы уходите? Послушайте!!

Появляется Зайцев.

З а й ц е в. Стойте! Вы Миусов?

М и у с о в. Боже мой, это Дудкин!

З а й ц е в. Я вас спрашиваю: вы Миусов?

М и у с о в. Даю вам честное, благородное слово...

З а й ц е в. Говорите: вы Миусов? Я все равно узнаю...

М и у с о в. Я...

З а й ц е в. Ага!

М и у с о в. Клянусь жизнью, я к этому не имею никакого отношения!

З а й ц е в. Вы не имеете отношения? Товарищ Миусов, зачем же вы меня обманываете?

М и у с о в. Я вас не обманываю.

З а й ц е в. Кто же тогда имеет отношение, если не вы?

М и у с о в. Кто - не знаю, но не я.

З а й ц е в. Пожалуйста, прошу вас... Не ради меня, ради детей!

М и у с о в. Слушайте, профессор, не надо! Я вас очень прошу, не надо!

З а й ц е в. Нет, надо! Постойте! Надо!!

М и у с о в. Слушайте...

З а й ц е в. Вот.

М и у с о в. Это не я писал... клянусь вам чем угодно!

З а й ц е в. Ну да, я знаю. Это я писал. А вы будете писать вот здесь!.. Стойте!..

М и у с о в. Профессор, не стреляйте. Послушайте...

З а й ц е в. Куда? Куда? Нет, подождите! Теперь вы от меня не уйдете!!

ЯВЛЕНИЕ XX

Входит врач с медицинским персоналом и хватает

Зайцева.

В р а ч. Голубчик, успокойтесь.

З а й ц е в. Пустите меня! Товарищ Миусов, куда же вы? Войдите в положение!

В р а ч. Надевайте.

На Зайцева надевают электрическую аппаратуру.

З а й ц е в. Пустите! Сегодня воскресенье, седьмое...

В р а ч. Включайте!

Включают аппарат. Зайцев осыпан электрическими

искрами. Волосы его стоят дыбом.

З а й ц е в. Товарищ Миусов, идите сюда! Завтра понедельник, восьмое, послезавтра вторник, девятое. База закрывается на капитальный ремонт девятого. Пустите меня! Посочувствуйте детям! Посочувствуйте детям!

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Там же. Рояль. Большие стоячие часы. Прямо против

зрителя дверь в комнату Клавы Игнатюк. Сбоку дверь в

комнату Дудкиной.

ЯВЛЕНИЕ I

Дудкина за роялем. Она играет и поет романс: "В крови

горит огонь желанья, душа тобой уязвлена, лобзай

меня, твои лобзанья мне слаще мирра и вина".

ЯВЛЕНИЕ II

Входит Миусов.

М и у с о в (возбужденно). Слушайте... Он здесь!

Д у д к и н а. Кто?

М и у с о в. Профессор Дудкин.

Д у д к и н а. Да? Это меня не удивляет.

М и у с о в. Слушайте, как вы можете говорить так спокойно? Перестаньте играть. Я вам говорю: профессор Дудкин здесь. Он только что бросился на меня с оружием.

Д у д к и н а. Да? Браво! Браво! Этого надо было ожидать. Узнаю Дудкина.

М и у с о в. Он меня убьет.

Д у д к и н а. Вполне естественно.

М и у с о в. Что "вполне естественно"? Вы сошли с ума! Я не желаю! Что я сделал? Объясните мне, ради бога, что я сделал!

Д у д к и н а. Вы ничего не сделали. Логика борьбы. Один самец убивает другого самца из-за красивой самки. Такова жизнь.

М и у с о в. Я не самец.

Д у д к и н а. Нет, Миусов, вы самец. За любовь надо платить кровью.

М и у с о в. За какую любовь? Зоя Валентиновна! Как вам не стыдно! Вы же отлично знаете, что между нами, так сказать, ничего не было.

Д у д к и н а. Да, я это знаю. Но ведь Дудкин не знает.

М и у с о в. Так сейчас же идите и скажите ему всю правду, а то он черт знает что наделает. Он совершенно невменяем.

Д у д к и н а. Нет, я этого не сделаю.

М и у с о в. Но почему же?

Д у д к и н а. Дудкин всегда должен чувствовать, что он каждую секунду может потерять меня. Только тогда он по-настоящему будет дорожить мною. В этом дьявольская острота.

М и у с о в. Слушайте, вы меня ужасаете. Идите сейчас же и скажите ему правду.

Д у д к и н а. Зачем разбивать иллюзии? Я ненавижу скучную, прозаическую правду. Я влюблена в красивую ложь.

М и у с о в. Что? В красивую ложь? А вот я сейчас позвоню в милицию, тогда вы узнаете красивую ложь. Я приехал сюда, чтобы отдыхать, а вместо этого за мной бегает с оружием в руках сумасшедший профессор. Слышите? Довольно!

Д у д к и н а. Боже, до чего вы скучны! В вас совершенно нет романтики. И этого человека я любила!

М и у с о в (яростно). Зачем вы врете? (Прислушивается к голосам.) Это Дудкин. Сюда идет Дудкин, слышите? Сейчас же идите и успокойте вашего мужа! Я требую!

Д у д к и н а. Что? (Обдает его леденящим презрительным взглядом.) Вы требуете?

М и у с о в. Я извиняюсь... Ну, я прошу, Зоя Валентиновна. Я умоляю!

Д у д к и н а (томно). Прощайте, Миусов.

М и у с о в. Нет, не прощайте! Позвольте! Слушайте, куда же вы уходите? Заварили кашу, а теперь уходите?

Д у д к и н а. Боже, как я в вас ошиблась!

М и у с о в. Зоя Валентиновна!

Д у д к и н а. Зачем вы меня преследуете? Оставьте меня, скучный человек!

М и у с о в. Зоя Валентиновна! (Хватает ее за руку.)

Д у д к и н а. Не троньте меня. Я замужем. Я буду кричать.

М и у с о в. Вы меня ужасаете!

Д у д к и н а. Поздно! (Величественно скрывается.)

ЯВЛЕНИЕ III

Миусов один. Тоскливо мыкается по сцене. Слышны

приближающиеся голоса, среди которых выделяется голос

Зайцева.

М и у с о в. Дудкин! Куда бежать? Ах, черт бы вас всех побрал!.. Будь проклят тот день, когда я приехал в этот сумасшедший дом! (Прячется в часы.)

ЯВЛЕНИЕ IV

Входят Зайцев, врач, директор.

З а й ц е в. Где Миусов? Дайте мне Миусова! (Кричит.) Миусов!

В р а ч. Успокойтесь, успокойтесь! Будет вам и Миусов, будет вам и все. Ну вот, видите, ничего ужасного не произошло. После первой же электризации ваши нервы совершенно успокоились. Вам ведь теперь лучше?

З а й ц е в. Г... гораздо... (Дергается.) Т... только... м... меня почему-то и... немножко д... дергает. Наверное, из меня еще не все электричество вышло, правда? Куда вы меня ведете?

Д и р е к т о р. В вашу комнату. Вот она. (Показывает на дверь.) Это лучшая наша комната. Мы ее специально для вас и для Клавдии Васильевны...

З а й ц е в. Клавдия Васильевна - это моя жена? Да?

Д и р е к т о р. Ну, конечно... (В сторону.) У него совершенно отшибло память. (Ему.) Припоминаете?

З а й ц е в. Припоминаю. (Тяжело вздыхая.) Ох, боже мой, боже мой!

В р а ч. Сейчас мы вас разденем и уложим.

З а й ц е в. А Миусов?

В р а ч. Часочек полежите, отдохните, а потом будем искать Миусова.

З а й ц е в (смотрит на часы). Боже мой! Уже восемь часов!

Д и р е к т о р. Нет, эти часы стоят. Они стоят уже более ста лет. Историческая вещь. Одна из наших достопримечательностей.

В р а ч. Пожалуйте. (Открывает широко дверь, так, что зрителям хорошо видна внутренность комнаты - кровати, умывальник и т.д.) Немножко сосните, а потом попробуем применить к вам термическую обработку... (Вводит Зайцева в комнату.)

З а й ц е в. Термическую обработку! Только, ради бога, пожалуйста, не надо меня больше обрабатывать. Я совершенно здоров. У меня чудное настроение.

В р а ч. Неужели?

З а й ц е в. Ха-ха-ха! Видите, я даже смеюсь. Ха-ха-ха!

В р а ч. Это нервный смех.

З а й ц е в. Честное слово, не нервный. Веселый, жизнерадостный смех. Видите? Ха-ха-ха! Правда?

В р а ч. Правда, правда. Раздевайтесь, ложитесь в постельку. (Закрывает дверь.)

ЯВЛЕНИЕ V

Директор (одна). Миусов осторожно выглядывает из

часов, видит директора и сейчас же прячется. Директор

не видит его.

Д и р е к т о р (тяжело вздыхая). Адская головная боль! Что я хотела? Что мне надо было сделать? Что-то надо было сделать, а что - я совершенно забыла. Да! Торт... торт... от имени персонала нашего дома отдыха. Это будет просто и мило.

ЯВЛЕНИЕ VI

Входит швейцар.

Ш в е й ц а р (возбужденно). Вера Карповна!

Д и р е к т о р. Ну, что еще случилось?

Ш в е й ц а р. Там внизу какая-то гражданка. Приехала и скандалит. Мы не знаем, что делать.

Д и р е к т о р. Какая гражданка?

Ш в е й ц а р. Не знаю. Из себя пожилая. Вроде домашняя хозяйка. Требует, чтобы ее сейчас же пропустили к товарищу Зайцеву. "Я, кричит, его жена, и вы не имеете права меня задерживать!"

Д и р е к т о р. Роза Еремеевна?

Ш в е й ц а р. Во-во! Роза Еремеевна. Она.

Д и р е к т о р. Ох! Этого еще недоставало! Ну и денек, доложу я вам!.. (Быстро уходит вместе с швейцаром.)

ЯВЛЕНИЕ VII

Сцена пуста. Миусов выглядывает из часов, хочет

выйти, но вдруг выходит из комнаты Зайцева врач.

В р а ч. Кажется, уснул.

ЯВЛЕНИЕ VIII

Входит Дудкин.

Д у д к и н. Простите, вы не знаете, где моя жена? Я Дудкин.

В р а ч. Зоя Валентиновна?

Д у д к и н. Совершенно верно. Где она? Мне ее немедленно нужно видеть.

В р а ч. Вот ее комната. (Показывает на боковую дверь.)

Д у д к и н. В противном случае произойдет большое несчастье.

Врач уходит. Дудкин стучит в дверь.

Г о л о с  Д у д к и н о й. Что вам угодно?

Д у д к и н. Зоечка, ради бога... Это я.

Г о л о с  Д у д к и н о й. Кто - я?

Д у д к и н. Это я, Вася. Скорее!

ЯВЛЕНИЕ IX

Появляется Дудкина.

Д у д к и н а. Это вы? Впрочем, меня уже предупредили, что вы здесь. Но что с вами? Вы так возбуждены... Кажется, вы ревнуете? Вы преследуете меня по пятам. Вы следите за мной. Вы боитесь меня потерять. Браво, Дудкин, браво!

Д у д к и н. Зоечка, ради бога! Может произойти большое несчастье.

Д у д к и н а. Не бойтесь. Несчастье могло произойти, но оно не произойдет.

Д у д к и н. Нет, произойдет. Оно непременно произойдет.

Д у д к и н а. Пока будьте спокойны. Пожар не успел вспыхнуть.

Д у д к и н. Да, пожара еще нет, но когда выкипит весь кофе и кофейник распаяется...

Д у д к и н а. Выкипит кофе? Что вы мелете?

Д у д к и н. Только ты, Зоенька, ради бога не сердись. Дело в том, что я поставил кофе на электрическую плитку, а сам...

Д у д к и н а. А сам? Говори, что ты сделал сам?

Д у д к и н. А сам пошел...

Д у д к и н а (быстро). За папиросами?

Д у д к и н. За папиросами.

Д у д к и н а. И захлопнул дверь?

Д у д к и н. И захлопнул дверь.

Д у д к и н а. И забыл дома ключ?

Д у д к и н. И забыл дома ключ.

Д у д к и н а. Так я и знала! Колпак! Теперь пожар!

Д у д к и н. Пожара еще нет.

Д у д к и н а. Пожар будет! Боже мой! Так я и знала. Ну вот, так я и знала! А ты что! Зачем ты сюда приехал?

Д у д к и н. За ключом.

Д у д к и н а. Ты должен был взломать дверь.

Д у д к и н. Я пробовал. Ничего не вышло. Я только оторвал ручку. И вот я приехал за ключом.

Д у д к и н а. А почему ты не позвал дворника?

Д у д к и н. Дворник, Зоенька, выходной.

Д у д к и н а. О, колпак! Колпак! В домоуправление ты ходил?

Д у д к и н. Не ходил.

Д у д к и н а. Почему?

Д у д к и н. Я не знаю. Я так растерялся...

Д у д к и н а. Ты растерялся? Боже мой! В квартире пожар, а он растерялся. Вот тусклый человек! Ты понимаешь, что ты наделал? Там мое норковое полуманто.

Д у д к и н. Там мои рукописи - третья часть "Истории Рима и Греции". Единственный экземпляр.

Д у д к и н а. Где?

Д у д к и н. Под электрической плиткой. Они сгорят в первую очередь.

Д у д к и н а. Они сгорят! Они не сгорят, а сгорит мое норковое полуманто! Сгорит столовая карельской березы, сгорят Репин, Айвазовский, Боровиковский, Маковский, Судейкин, Левитан, тэт-а-тэт, псише, парчовые портьеры... О, маниак! Он не может, видите ли, работать без папирос и без черного кофе! А еще профессор! О, как я тебя ненавижу! Бальзак!

Д у д к и н. Что ты горячишься, Зоенька? Куда ты?

Д у д к и н а. Здесь есть городской телефон. Надо сейчас же звонить в домоуправление. Боже мой! Мое норковое полуманто, моя карельская береза!.. (Убегает.)

Д у д к и н. Зоенька!.. Зоенька! (Идет вслед за ней.)

ЯВЛЕНИЕ X

Миусов осторожно выглядывает из часов.

ЯВЛЕНИЕ XI

Зайцев осторожно выглядывает из двери, не видит

Миусова. Миусов видит Зайцева.

М и у с о в. Ай, Дудкин! (Прячется.)

ЯВЛЕНИЕ XII

З а й ц е в. Кажется, никого нет. Больше нельзя терять ни одной минуты, а то ко мне сейчас же начнут применять общий кварц, и тогда я окончательно потеряю Миусова. Скорей, скорей! (Спешно собирает вещи.)

ЯВЛЕНИЕ XIII

Миусов выглядывает из часов, осторожно выходит из

них.

ЯВЛЕНИЕ XIV

Зайцев с вещами под мышкой опять появляется в дверях,

не видя Миусова.

ЯВЛЕНИЕ XV

Миусов вдруг видит Зайцева, вскакивает в часы и

захлопывает дверцу.

ЯВЛЕНИЕ XVI

З а й ц е в (пугается стука дверцы). Ай! Что такое? Стреляют? (Озирается.) У меня уже, кажется, начинаются галлюцинации слуха. (Пробирается к выходу.) Сейчас я поймаю Миусова, получу резолюцию - и домой! Как можно скорее. Домой, к Розе Еремеевне...

За сценой слышны голоса Клавы и Кости.

Сюда идут! Товарищ Игнатюк! (Стремительно вбегает в комнату и закрывает за собой дверь.)

ЯВЛЕНИЕ XVII

Входят Клава и Костя.

К л а в а. Костечка, да ты подожди. Ты меня послушай. Можешь ты меня выслушать?

К о с т я. Нам больше не о чем говорить.

К л а в а. Ты мне только скажи одно: чем я тебя обманула?

К о с т я. А ты не знаешь чем? При живом муже за другого замуж вышла.

К л а в а. Я вышла замуж за другого?!

К о с т я. Конечно.

К л а в а. Вот несчастье! Вбил себе человек в голову. Ну, как же мне тебе доказать? Это же чистая ерунда.

К о с т я. Нет, я знаю.

К л а в а. Откуда же ты знаешь?

К о с т я. Мне сказали.

К л а в а. Кто?

К о с т я. Сказали добрые люди. Спасибо. Открыли на тебя глаза.

К л а в а. Кто же сказал?

К о с т я. Швейцар.

К л а в а. Костечка, ты в самом деле больной. У тебя мания. Какой швейцар?

К о с т я. Здешний. Сыроежкинский.

К л а в а. Что же он тебе сказал?

К о с т я. Сказал: "Супруг Клавы Игнатюк".

К л а в а. Кто супруг Клавы Игнатюк?

К о с т я. Я не знаю. Швейцар не сказал. Тебе лучше знать. "У нас, говорит, отдыхает Клава Игнатюк со своим супругом". Кажется, довольно прозрачно. "Супруг Клавы Игнатюк, говорит, известный человек, ходит в пижаме". Вопрос исчерпан.

К л а в а. Известный человек? Костечка... Постой! (Начинает смеяться.) Муж Клавы Игнатюк... Швейцар... Известный человек... Ой, Костечка, ты меня убиваешь!.. Ой, я больше не в состоянии!.. (Хохочет.)

К о с т я. Вам это так смешно?

К л а в а. Ну, конечно... Ой, не могу!.. Швейцар!.. Известный человек!..

К о с т я. Прощайте, Клавдия Васильевна, смейтесь одна.

К л а в а. Костечка, подожди. Можешь ты ответить мне на один вопрос?

К о с т я. Нам больше не о чем с вами разговаривать.

К л а в а. Одно только слово! Когда ты приехал, ты сказал швейцару, кто ты такой?

К о с т я. Ну, сказал.

К л а в а. Как же ты сказал?

К о с т я. Сказал - Галушкин.

К л а в а. А что я - твоя жена, сказал?

К о с т я. Не сказал.

К л а в а. Ну?

К о с т я. Что "ну"?

К л а в а. Не соображаешь?

К о с т я. Нет.

К л а в а. Плохо дело. Тогда тебя действительно надо в мешок и на крышу. Напрягись. Ну! Не можешь? Эх, ты! Слушай. Я приезжаю сюда, в "Сыроежки", и говорю, что буду отдыхать здесь с мужем. Костя, так?

К о с т я. Так.

К л а в а. Ты приезжаешь и спрашиваешь: "Клава Игнатюк здесь?" Тебе говорят: "Здесь". Верно?

К о с т я. Верно.

К л а в а. Причем учти: ты не говоришь, что ты мой муж. Да?

К о с т я. Да.

К л а в а. Значит, все знают, что я здесь с мужем, но никто не знает, кто мой муж. Так?

К о с т я. Так.

К л а в а. Что же тут удивительного в том, что швейцар сказал тебе, что здесь Клава Игнатюк с супругом? Все правильно. Клава Игнатюк с супругом и есть. Так?

К о с т я. Ну, допустим, что так. (Подозрительно.) Только все-таки что-то ты крутишь...

К л а в а. Теперь вопрос: кто муж Клавы Игнатюк?

К о с т я. Ты меня спрашиваешь?

К л а в а. Тебя.

К о с т я (грозно). Это я тебя спрашиваю: кто?

К л а в а. Опять двадцать пять! Неужели ты до сих пор не сообразил, кто муж Клавы Игнатюк? Ты. Понимаешь? Ты. Ты сам и есть муж Клавы Игнатюк.

К о с т я. Я?

К л а в а. Конечно.

К о с т я. А ей-богу, так оно и выходит - я. Конечно. Действительно, я. Стой! А как же швейцар сказал, что он известный человек?

К л а в а. А ты разве, Костечка, не известный человек?

К о с т я. Какой же я известный?

К л а в а. Как же! Герой Арктики, кочегар и вместе с тем помощник гидролога. Тобой смело можно гордиться. Про тебя и в газете было. Стало быть, ты известный.

К о с т я. Верно! Вот этого я как раз и не сообразил.

К л а в а. Теперь тебе все ясно?

К о с т я. Все ясно.

К л а в а. Слава богу!

К о с т я. Клавдюшенька, ты на меня не сердишься?

К л а в а. Может быть, и стоило бы, но не могу. Забирай обратно мои телеграммы.

К о с т я. Голубочка моя!

К л а в а. Вот видишь, дурачок, как все хорошо.

Нежно целуются.

ЯВЛЕНИЕ XVIII

Входит Шура.

Ш у р а. Ох, опять извиняюсь...

Клава и Костя смущены.

Товарищ Галушкин, ванна готова.

К о с т я. Вот как жалко! А нельзя немножечко потом?

Ш у р а. Уже сосновый экстракт положили.

К л а в а. Надо идти, неудобно.

К о с т я. Я быстренько, в пять минут проверну. Пять минут, Клавочка, подождешь?

Ш у р а. Восемнадцать месяцев ждала, а еще лишние пять минут - это не составляет.

К л а в а. Конечно. Как-нибудь переживу.

К о с т я. Пока.

К л а в а. Пока. Не утони там.

Ш у р а (уходя). До чего ж выдающийся супруг! На красоту!

Шура и Костя уходят.

ЯВЛЕНИЕ XIX

Входит директор.

Д и р е к т о р (очень взволнованная). Товарищ Игнатюк, ваш супруг отдыхает?

К л а в а. Нет. Принимает ванну с сосновым экстрактом.

Д и р е к т о р. Как его нервы? Успокоились?

К л а в а. Более или менее. Но все-таки еще очень дергается. Вот что наделала с человеком Арктика.

Д и р е к т о р. Клавдия Васильевна, мне кажется, что тут дело не в Арктике!

К л а в а. Не в Арктике? А в чем же?

Д и р е к т о р. Вы меня простите, но тут, кажется, дело в неудачной семейной жизни.

К л а в а. Ну что вы! Семейная жизнь вполне удачная. Конечно, иногда бывают маленькие недоразумения, но, в общем, это ерунда.

Д и р е к т о р. Вы думаете? Нет, Клавдия Васильевна, к сожалению, это не ерунда. По-моему, ваш супруг чрезвычайно болезненно переживает разрыв с Розой Еремеевной.

К л а в а. Кто это Роза Еремеевна?

Д и р е к т о р. Вы не знаете?

К л а в а. Первый раз слышу.

Д и р е к т о р. Ах, тогда мне не надо было вам говорить! Простите... (Хочет уйти.)

К л а в а. Нет, постойте. Я хочу знать: кто это Роза Еремеевна?

Д и р е к т о р. Умоляю вас, не ставьте меня в щекотливое положение. Не заставляйте меня открывать чужую тайну.

К л а в а (грозно). Кто это Роза Еремеевна?

Д и р е к т о р. Ну, если вы так настаиваете...

К л а в а. Да, я настаиваю. Сейчас же говорите, кто это Роза Еремеевна!

Д и р е к т о р. Его супруга.

К л а в а. Кого супруга?

Д и р е к т о р. Супруга вашего мужа.

К л а в а. Что?!

Д и р е к т о р. То есть, так сказать, первая супруга вашего супруга.

К л а в а. Что вы! Что вы! У него никогда не было никакой другой супруги. Я наверное знаю. Он мне никогда не говорил.

Д и р е к т о р. Значит, скрывал.

К л а в а. Не может быть!

Д и р е к т о р. К сожалению, это абсолютный факт. У человека две жены. И эта двойственность, очевидно, сильно влияет на его психику. Кроме того, он страдает без детей.

К л а в а. Без каких детей?

Д и р е к т о р. Гм... Странно... Мне кажется, это ясно: без своих детей.

К л а в а. Разве есть дети?

Д и р е к т о р. Ну да. Конечно.

К л а в а. Что вы говорите!

Д и р е к т о р. В том-то и дело. Их от него оторвали. Вы понимаете? Тут никакие нервы не выдержат. Родного отца оторвали от родных детей.

К л а в а. Господи!.. И много детей?

Д и р е к т о р. Масса. То есть, во всяком случае, не двое и не трое, а больше.

К л а в а. Вы это наверное знаете?

Д и р е к т о р. Ну как же! Только что, буквально пять минут тому назад, у меня были тяжелые объяснения с этой женщиной, с Розой Еремеевной, с женой вашего мужа.

К л а в а. Она здесь?

Д и р е к т о р. Ну да. В том-то и дело. Она только что приехала. Она, оказывается, тоже ничего не знала. Это для нее полнейшая неожиданность. Вы представляете? Она в таком состоянии, что я просто не знаю, чем все это кончится. Я пришла специально предупредить вашего супруга.

К л а в а. Не надо. Я сама с ним буду говорить. Я сама.

Д и р е к т о р. Но вы, кажется, сильно взволнованы?

К л а в а. Это ничего. Я соберусь.

Д и р е к т о р. Так что вы понимаете, что тут дело далеко не в Арктике. Дело в личных душевных переживаниях. Бедненькая!

К л а в а. Только, ради бога, не жалейте меня. Это мне хуже всего на свете, когда меня жалеют.

Д и р е к т о р. Я вам советую говорить с ним твердо и определенно. Или - или. Во-первых, вы ему скажите...

К л а в а (перебивая ее). Он сам должен мне все сказать.

Д и р е к т о р. Клавдия Васильевна, вы не знаете мужчин. А я, увы, знаю. Он вам первый ничего не скажет.

К л а в а. Скажет. Не может не сказать. Если у него есть хоть какое-нибудь чувство, должен сказать.

Д и р е к т о р. Сильно сомневаюсь.

К л а в а. Я вас очень прошу - идите. Мне сейчас очень трудно с вами разговаривать. Извините. Мне надо собраться.

Д и р е к т о р. Уверяю вас, что я не имела понятия, что вы ничего не знаете.

К л а в а. Ради бога, идите, идите себе!

Д и р е к т о р. Простите. Какая неприятность! И главное - где! Боже мой! В "Сыроежках"! Кошмарный случай! Ужасный день! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XX

К л а в а (одна). Прямо не верится. Прямо-таки не верится.

ЯВЛЕНИЕ XXI

Входит Костя.

К о с т я. Видишь, не утонул. Понюхай, как от меня сосновым экстрактом пахнет. Замечательно! Ну, Клавочка, теперь уже, надеюсь, нам никто не помешает. Как же ты, голубочка, без меня поживала? Рассказывай.

К л а в а. Подожди, Костя.

К о с т я. Восемнадцать месяцев ждал. Будет. Ну, Клавочка!!

К л а в а. Не надо.

К о с т я. Как же не надо, когда надо, Клавочка!

К л а в а. Костя, тебя ничего не беспокоит?

К о с т я. Нет. А что?

К л а в а. У тебя ничего не лежит на душе?

К о с т я. Как это - лежит на душе?

К л а в а. Какая-нибудь тяжесть, неприятность?

К о с т я. У меня?

К л а в а. Ну да. Ты от меня ничего не скрываешь?

К о с т я. Что же я от тебя могу скрывать, Клавдюшенька?

К л а в а. Костя, я тебя очень прошу отнестись к этому с полной серьезностью. Если у тебя что-нибудь есть, скажи мне. Скажи мне сам.

К о с т я. Клавонька, я не понимаю, что я тебе должен сказать.

К л а в а. Ты не понимаешь? Тебе нечего сказать?

К о с т я. Ей-богу, Клавдия, ты меня просто удивляешь.

К л а в а. Почему же ты стал красный?

К о с т я. Красный? Это, наверное, после ванны.

К л а в а. Нет, Костя, ванна тут ни при чем.

К о с т я. А что же?

К л а в а. Вот я и хочу, чтобы ты мне сказал - что.

К о с т я. Клава, не тяни из меня жилы. Что тебе надо? Говори прямо.

К л а в а. Слушай, Константин, ты любовью не играй. Шутить не надо. Мы с тобой не только, как говорится, супруги, не только муж и жена, мы прежде всего товарищи. Отнесемся друг к другу серьезно, по-товарищески. Не надо играть комедию. Мы не в театре.

К о с т я. Что такое? Что случилось?

К л а в а. И у тебя хватает совести спрашивать!

К о с т я. Что я сделал?

К л а в а. Ты ничего не сделал. Ты абсолютно ничего не сделал. С твоей точки зрения это, наверное, такой пустяк, о котором даже не стоит говорить.

К о с т я. Клава, перестань играть на моих нервах. Они и без того натянутые.

К л а в а. Я знаю, почему они натянутые.

К о с т я. Клавдия, замолчи! Даю тебе честное, благородное слово...

К л а в а. Оставьте при себе ваше честное, благородное слово. Оно мне не нужно. Не требуется.

К о с т я. Клава!

К л а в а. Константин Семенович, я вам больше не Клава. Я ожидала, что вы поступите честно, по-товарищески, правдиво и порядочно. К сожалению, я горько ошиблась. Вы, наверное, думали, что мне ничего не известно. Но вы заблуждаетесь. Я знаю.

К о с т я. Что ты знаешь?

К л а в а. Все. Спасибо, добрые люди открыли мне глаза на твое поведение, на твою черную душу. А еще считаешься передовой советский человек!

К о с т я. Что я сделал?

К л а в а. Ты скрыл от меня, что у тебя есть другая жена.

К о с т я. У меня? Другая жена?

К л а в а. Да, другая жена, Роза Еремеевна.

К о с т я. Какая Роза Еремеевна?

К л а в а. Перестань вилять. Противно. Недостойно. Ты обманул ее, и ты обманул меня. Теперь мне понятно все твое нервное поведение.

К о с т я. Это неправда!

К л а в а. Ах, неправда? Может быть, и дети тоже неправда?

К о с т я. Какие дети?

К л а в а. Твои дети, которых ты так грубо и бессердечно бросил на произвол судьбы. Молчи! Ну, хорошо, ты обманул двух женщин, пусть это лежит на твоей совести. Но ты бросил детей. Ты лишил их отца. За что же должны страдать детки? Ни в чем не повинные маленькие деточки? Ты подумал об этом? Молчи! Я так тебя ждала. Я тебя любила. Я так на тебя надеялась. Вот, я думала, хоть денек проведу с любимым человеком среди этих красивых пейзажей, в этом тихом, милом доме отдыха... И вместо этого такой обман, такой некрасивый случай... Но главное - деточки. Чем деточки виноваты?.. Маленькие деточки... (Вытирает слезы, плачет тихо.)

К о с т я. Клава, Клавдюшенька, клянусь тебе!

К л а в а. У тебя еще хватает совести давать клятвы!

К о с т я. Клава, слушай, можешь мне верить, можешь не верить, но клянусь тебе счастьем, что все это чистая неправда!

К л а в а. Ты клянешься счастьем? Ах, не надо красивых слов... (Идет к двери своей комнаты.)

К о с т я. Клава! (Хватает ее за руку.)

К л а в а. Не трогай меня.

К о с т я. Куда же ты?

К л а в а. К себе в комнату. Нам не о чем больше говорить.

К о с т я. Постой! Слышишь - клянусь тебе всем святым! Клянусь тебе жизнью! Ты же видишь, что здесь все время происходит какая-то ужасная ерунда. Клавочка, ну, посмотри мне в глаза! Ну, разве похоже, что я тебя обманываю? Ты же меня знаешь. Голубочка моя!

К л а в а. Ты клянешься?

К о с т я. Чем хочешь клянусь! Сердцем своим клянусь! Отцом, матерью клянусь. Пусть меня, если я вру, вот сейчас, на этом самом месте, громом убьет...

ЯВЛЕНИЕ XXII

Входит Роза Еремеевна.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Вы Клава Игнатюк?

К л а в а. Я.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Отдайте мне моего мужа!

К л а в а. Кто вы такая?

Р о з а  Е р е м е е в н а. Роза Еремеевна.

К о с т я. Клава, клянусь...

К л а в а. Довольно, хватит.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Товарищ Клава Игнатюк, я все знаю. О, поверьте! О, поверьте! Вы молодая, вы красивая, вы известная. Понятно, что он увлекся вами и потерял голову. Я не обвиняю вас. Это так естественно. Но, товарищ Игнатюк, войдите в мое положение: вы видите, я плачу. Я прожила с ним всю жизнь. У нас дети - два мальчика школьного возраста и один дошкольник. Пожалейте нас. Я знаю, у вас золотое сердце. Отдайте мне моего мужа, отдайте детям их отца!.. (Становится на колени и плачет.)

К л а в а. Роза Еремеевна, ради бога... Что вы делаете? Не надо. Уверяю вас, что я ничего не знала. Он обманул меня так же, как и вас.

К о с т я. Клава, честное, благородное слово!..

К л а в а. Мне противно на вас смотреть.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Отдайте мне его! Отдайте мне его! Зачем он вам нужен? Вы себе найдете другого, гораздо лучше.

К л а в а. Вы правы, Роза Еремеевна. Возьмите его, вот он. Возьмите его.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Кого вы мне даете? Зачем мне этот молодой человек? Вы у меня взяли Зайцева. Отдайте мне Зайцева!

К л а в а. Здравствуйте. Я не знаю никакого Зайцева.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Вы не знаете Зайцева? Вы не знаете Зайцева? И вы думаете, что меня так легко обмануть? Ошибаетесь. Добрые люди открыли мне глаза. Я знаю все. Вы прячете Зайцева. Я уверена, что он отсиживается у вас в комнате.

К о с т я. У нее в комнате? Ах, вот оно что!

Р о з а  Е р е м е е в н а. Да, да, у нее в комнате. Будьте уверены.

К л а в а. Клянусь...

К о с т я. Довольно!

Р о з а  Е р е м е е в н а. Где ваша комната?

К л а в а. Уверяю вас, в моей комнате никого нет.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Я вас спрашиваю: где ваша комната?

К о с т я. Вот ее комната.

К л а в а. Это какая-то ошибка.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Нет, это не ошибка, это далеко не ошибка!

ЯВЛЕНИЕ XXIII

Входят Дудкина и Дудкин.

Д у д к и н а. Скажи спасибо, что я дозвонилась в домоуправление и они взломали дверь, выключили плитку и предотвратили пожар, а то бы все сгорело: Боровиковский, Маковский, Айвазовский, норковое полуманто и парчовые портьеры...

Р о з а  Е р е м е е в н а. Товарищи, будьте свидетелями!

Д у д к и н а. Что случилось?

Р о з а  Е р е м е е в н а. Что случилось? О, чистые пустяки. Маленькое воскресное приключение пожилого негодяя за городом. (Стучит в дверь.) Зайцев, открой! Ты думаешь, что я не знаю, что ты здесь? Сейчас же открой. (Косте.) Молодой человек, помогите мне. (Наваливается на дверь.)

ЯВЛЕНИЕ XXIV

Дверь с треском открывается.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Полюбуйтесь!

З а й ц е в. Роза, что ты здесь делаешь?

Р о з а  Е р е м е е в н а. Вы слышите? Что я здесь делаю! Нет, ты что здесь делаешь?

З а й ц е в. Получаю резолюцию.

Р о з а  Е р е м е е в н а. И что же, получил?

З а й ц е в. Еще не получил.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Так можешь получить. (Замахивается сумочкой.)

З а й ц е в. Роза, за что?

Р о з а  Е р е м е е в н а. Вот за то самое. Семейный пожилой человек уходит в воскресенье из дому, как говорит, по неотложному служебному делу. А потом знакомые говорят: видели его в дачном поезде по дороге в дом отдыха "Сыроежки". Что должна делать жена, если это действительно настоящая, любящая жена? Жена должна следовать за своим мужем. Куда муж, туда и жена. Жена следует за своим мужем, приезжает в "Сыроежки" и вдруг узнает, что ее муж уже не ее муж, а муж другой женщины: Клавы Игнатюк. Красиво?

З а й ц е в. Роза, тише, ради бога! На два слова.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Оставь свои фокусы. У меня с тобой больше не может быть никаких секретов. Можешь секретничать с ней!

З а й ц е в. Роза, я тебя умоляю!..

Р о з а  Е р е м е е в н а. Ну, в чем дело?

З а й ц е в. Она не знает.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Что она не знает?

З а й ц е в. Она не знает, что она моя жена.

К л а в а. Как вы попали в мою комнату? Кто вам позволил? Что все это значит?

З а й ц е в. Товарищ Игнатюк, ради бога, на два слова!

К л а в а. Отстаньте от меня. Кто вы такой? Костя, что этому гражданину от меня надо? Я его абсолютно не знаю.

З а й ц е в (Розе Еремеевне). Ты слышишь? Она меня абсолютно не знает.

К о с т я. Поздно, Клавдия Васильевна, больше не обманете.

К л а в а. Товарищи, что же это делается? Костя, Костечка!.. Клянусь тебе всем святым! Жизнью своей клянусь, счастьем клянусь, сердцем клянусь, отцом, матерью клянусь, пусть меня на этом самом месте громом убьет!..

ЯВЛЕНИЕ XXV

Входит депутация от служащих дома отдыха "Сыроежки",

в том числе швейцар, врач, директор и повар с большим

тортом в виде ледокольного парохода "Фарлаф",

затертого во льдах. Большое сахарное пылающее сердце,

пронзенное стрелой, с инициалами "З" и "И".

П о в а р (по бумажке). Товарищ Игнатюк и товарищ Зайцев! Позвольте от имени коллектива сотрудников нашего дома отдыха номер пятнадцать "Сыроежки" приветствовать в вашем лице не только двух известных людей нашей страны, но также и двух образцовых супругов, исключительно нежных и любящих, которые...

Р о з а  Е р е м е е в н а. Что? Ну, это мы еще посмотрим! Только через мой труп... (Бросается к Зайцеву.)

З а й ц е в. Роза, не мучь меня, я уже сегодня лежал в мешке на крыше, мне уже делали общий кварц... (Хочет бежать.)

Р о з а  Е р е м е е в н а. Нет, постой. (Хватает торт.)

Д и р е к т о р. Что вы делаете?

Р о з а  Е р е м е е в н а. Я его сейчас убью этим тортом!

Шум, скандал. Зайцев бежит к двери.

ЯВЛЕНИЕ XXVI

Входит Шура.

Ш у р а (Зайцеву, который сталкивается с ней в дверях). Гражданин, вы как сюда попали?

З а й ц е в. Пустите!

Ш у р а. Э, нет, постойте. Гражданин! (Хватает Зайцева за шиворот.)

Д и р е к т о р. Шура, что вы делаете? Это муж Клавы Игнатюк!

Ш у р а. Кто муж Клавы Игнатюк? Этот гражданин? Здравствуйте. Муж Клавы Игнатюк - вот он. (Показывает на Костю.) Товарищ Галушкин. А это какой-то жулик. Он еще сегодня утром, когда я заменяла Филиппа Максимовича, делал покушение проникнуть в наш дом, морочил мне голову какими-то детскими кроватками, только я его не пустила. А он, видите, все-таки как-то пробрался.

Д и р е к т о р. Что? Так это не муж Клавы Игнатюк?

Ш у р а. Конечно. Какой он ей муж! Разве он похож на такого мужа? Муж вот он!

Ш в е й ц а р. Они мне сказали, что муж Клавы Игнатюк. Гражданин, вы муж товарища Игнатюк?

З а й ц е в. Нет, я не муж товарища Игнатюк.

К л а в а. Это просто какой-то самозванец.

Д и р е к т о р. Ах, так! (Грозно.) Позвольте! Значит, вы самозванец?

З а й ц е в. Да. Я извиняюсь. Я самозванец.

Д и р е к т о р. Товарищи, вы слышите? Это самозванец. И главное где?! В "Сыроежках"! Самозванец в "Сыроежках"! Вы видели что-нибудь подобное?!

Ш в е й ц а р. А ну, гражданин самозванец...

З а й ц е в. Роза, ты видишь, меня забирают.

Ш в е й ц а р. Пойдем!

Р о з а  Е р е м е е в н а. Куда вы хотите вести моего мужа?

Ш в е й ц а р. В милицию.

Р о з а  Е р е м е е в н а. Ты - самозванец? Мне дурно! Зачем ты это сделал?

З а й ц е в. Исключительно ради детей. Товарищи, выслушайте меня! У меня не было корыстных побуждений. У меня не было другого выхода. Поймите, сегодня воскресенье, седьмое, завтра понедельник, восьмое...

Ш в е й ц а р. Гражданин, пойдем.

З а й ц е в. Не пойду! Прежде чем я по поймаю Миусова, я никуда не пойду. Заявляю категорически. Слышите! Где Миусов? Сегодня седьмое, завтра восьмое, послезавтра девятое. База закрывается на капитальный ремонт девятого. Ясли мы обязаны открыть пятнадцатого. Для этого краску необходимо получить не позже десятого. Документы на краску нужно провести через бухгалтерию главного управления не позже десяти восьмого. А без резолюции товарища Миусова это невозможно! Но Миусов приезжает на работу в одиннадцать. Значит, восьмое пропадает. А база закрывается на капитальный ремонт девятого. Остается седьмое, сегодня. Так что если я сегодня не буду иметь на руках резолюции товарища Миусова, то мы останемся без краски. Я должен иметь краску десятого, для меня это вопрос чести. И я буду ее иметь десятого - кровь из носа! Где Миусов? Пусть он напишет: "Выдать", - и тогда водите меня, куда хотите.

Ш в е й ц а р. Гражданин самозванец, не задерживайтесь.

З а й ц е в. Пустите меня! Где Миусов? Дайте мне Миусова!

К л а в а. В самом деле, товарищ, вы же видите, что человек болеет за свое дело. Не трогайте его. Пусть получит резолюцию.

З а й ц е в. Спасибо вам, товарищ Клава. Большое вам спасибо. Вы меня морально поддержали... (Кричит.) Товарищ Миусов! Вот несчастье! Пропал человек! Прямо-таки черт знает что! (С досадой стучит кулаком по часам.)

В часах возня, и вдруг часы начинают громко и

лихорадочно часто бить без счету. Все остолбенели.

ЯВЛЕНИЕ XXVII

Дверь часов отворяется, и, почти задушенный какими-то

цепями и гирями, появляется Миусов.

З а й ц е в. А, вы здесь!

М и у с о в. Послушайте...

З а й ц е в. Пишите!

М и у с о в. Ради бога, профессор...

З а й ц е в. Пишите, у меня нет времени. Меня ведут в милицию.

М и у с о в. Писать?

З а й ц е в. Да, пишите.

М и у с о в. Хорошо, профессор, я напишу все, что вы хотите. Что писать?

З а й ц е в. Всего два слова. Вот здесь: "Выдать. Миусов".

М и у с о в. Выдать?

З а й ц е в. Да. Высококачественную белую эмалевую краску.

М и у с о в. Простите, я не совсем... Вы профессор Дудкин?

З а й ц е в. Что вы! Напротив. Я Зайцев. Я вас ловлю целый день и не могу поймать. Но теперь, слава богу, все в порядке.

М и у с о в. Позвольте, значит, вы не Дудкин?

З а й ц е в. Нет, нет! Я Зайцев, агент по снабжению детских домов и яслей инвентарем и ремонтными материалами. Пятнадцатого мы должны открыть во что бы то ни стало ясли в Кошатниковом переулке, все уже есть, но не хватает только высококачественной белой эмалевой краски для маленьких детских кроваточек, тумбочек, вешалочек, стульчиков. Необходима ваша подпись. Все уже согласовано.

М и у с о в. Ах да, я знаю. Как же, в Кошатниковом. Мне докладывали. Так, прекрасно! Сейчас я вам подпишу.

З а й ц е в. Я вас очень прошу. Вот здесь. Извините, что я потревожил вас в воскресенье.

М и у с о в. О, пожалуйста, пожалуйста. Конечно, какие могут быть разговоры, когда дело касается детей. (Берет карандаш.)

З а й ц е в. Мерси. Вот тут.

М и у с о в. А то, представьте себе, мне почему-то показалось, что вы профессор Дудкин.

З а й ц е в. Какой же я Дудкин! Разве я похож на Дудкина? Я не Дудкин, а Зайцев.

Д у д к и н. Это я Дудкин.

М и у с о в. Вы Дудкин? (Со слабым стоном теряет сознание.)

З а й ц е в. Ох, что вы наделали! Товарищ Миусов! Товарищ Миусов! Очнитесь! Придите в себя! Надо же подписать бумажку! Не слышит. Какое несчастье!

К л а в а (суетится). Вот неприятность! До чего же здесь, в этих "Сыроежках", все нервные! Товарищ Миусов! Придите в себя! Откройте глаза... Хоть на минуточку! Положите резолюцию и тогда можете обратно потерять сознание.

Все стараются привести в сознание Миусова.

Д и р е к т о р. Я сейчас сойду с ума.

В р а ч. Подождите, я сейчас дам ему понюхать нашатырного спирта.

З а й ц е в. Сделайте ему общий кварц.

К л а в а. Трите ему уши. Трите ему уши. Костя, три ему уши.

К о с т я. Сейчас.

М и у с о в (приходит в себя). А? Что со мной? Где я?

Д и р е к т о р. Не беспокойтесь. У нас, в доме отдыха "Сыроежки".

М и у с о в. Кажется, я немножко... Слушайте, я, кажется, сидел в каких-то часах? (В ужасе видит Дудкина.) Дудкин!

Д у д к и н (ласково). Ну да, я Дудкин. Почему это вас так волнует?

М и у с о в. Вы меня хотите убить? Вам, наверное, Зоя Валентиновна наговорила ужасные вещи. Но, ей-богу, все это неправда.

Д у д к и н (шепотом). Голубчик! Конечно, неправда. Ей абсолютно нельзя верить. Успокойтесь. У меня долголетний опыт. Зоя Валентиновна - это, знаете, такая дама...

Д у д к и н а (подозрительно). Что ты такое говоришь?

Д у д к и н. Кошечка, я ничего не говорю. Я только говорю, что ты женщина хорошая, добрая, очаровательная, но с этим самым... (Он делает неопределенные движения пальцами.) Но с большими фантазиями. У нее романтический характер.

М и у с о в. Спасибо вам, спасибо. (Крепко жмет руку Дудкину.)

Д у д к и н. Но за что.

З а й ц е в. Товарищ Миусов, подпишите.

М и у с о в. Подписать? Что подписать?

К л а в а (вырывает у Зайцева бумагу). Я больше не могу. Дайте сюда. Вы не умеете. (Миусову.) Пишите. Ну!

М и у с о в. Где?

К л а в а. Здесь.

М и у с о в. Что?

К л а в а. "Выдать. Миусов".

М и у с о в. С большим удовольствием.

К л а в а. Тише. Тсс!

Все напряженно ждут, восклицая: "Тсс!"

М и у с о в (подписывая). Прошу вас.

К л а в а. "Выдать. Миусов". Ура! (Зайцеву.) Получите.

З а й ц е в. Ух-хх! Слава тебе, господи! Наконец! Вы золото! У вас первоклассное сердце! "Выдать. Миусов". (Приплясывает.) Роза, это счастливейшая минута в моей жизни!

К о с т я (Клаве). Ты на меня не сердишься?

К л а в а. А ты на меня?

К о с т я. Ну, Клавдюшечка, теперь нам уже, надеюсь, ничто не помешает.

К л а в а. Безусловно.

З а й ц е в. Товарищи, извините за беспокойство. Товарищ Миусов, пока! Роза Еремеевна, пойдем домой!

Д и р е к т о р. Куда вы, товарищ Зайцев? Роза Еремеевна! За этот день мы к вам так привыкли. Останьтесь здесь. Проведите с нами это чудное воскресенье.

К л а в а. Вы заслужили. Останьтесь.

З а й ц е в (Клаве.) Простите меня, Клавдия Васильевна.

К л а в а. С большим удовольствием. Даже поцелую, если Роза Еремеевна разрешит.

З а й ц е в. Это она позволит.

К л а в а. Костя, можно? (Целует Зайцева.) Люблю таких людей, как вы.

З а й ц е в. Каких?

К л а в а. Которые горячо болеют за свое дело.

З а й ц е в. Слышишь, Роза, как меня здесь принимают!

Д и р е к т о р (слабым голосом). Останьтесь. Прошу вас от имени коллектива служащих дома отдыха номер пятнадцать "Сыроежки". Наш дом хоть и небольшой, но тихий, спокойный, обаятельный. Вы нигде так хорошо не отдохнете, как у нас... Не правда ли?

Занавес.

1940 - 1947

ПРИМЕЧАНИЯ

ДЕНЬ ОТДЫХА

Водевиль написан в 1940 году. После войны автор вернулся к пьесе и переработал ее, создав окончательную редакцию в 1946 году.

В мае того же года состоялась премьера водевиля в Московском театре сатиры. В спектакле были заняты талантливые советские комедийные актеры. Профессора Дудкина играл Ф.Н.Курихин, жену профессора - Н.И.Слонова, Миусова - Д.А.Реутов.

Главную роль Зайцева исполнял П.Н.Поль, который, по свидетельству газет, "создал запоминающийся и поистине трогательный образ скромного человека, готового одолеть любые трудности во имя дела"*. Сатирик Г.Рыклин отмечал как главную заслугу автора пьесы то, что "он не пошел по проторенным комедийным дорожкам", а открыл в жизни новые образы, новые ситуации для своей комедии-шутки. Спектакль в целом Г.Рыклин расценил как "успех Театра сатиры"**.

______________

* "Вечерняя Москва", 24 июня 1946 г.

** "Труд", 12 июля 1946 г.

Пьеса "День отдыха" обошла театры многих областных и республиканских городов в нашей стране и перекочевала на зарубежную сцену. Она шла во многих европейских театрах, в том числе Англии, Бельгии, Швейцарии. В Париже этот спектакль прошел свыше 500 раз подряд. По сообщениям прессы, летом 1966 года "на Больших бульварах, в театре "Нувоте", весь сезон с успехом шла пьеса В.Катаева "Я хочу видеть Миусова" в постановке Жака Фабри. Этот спектакль, как и "Идиот" по Достоевскому, который ставил в театре "Атенэ" Барсак, остается и на следующий сезон - явление не столь уж частое в Париже"*.

______________

* "Правда", 6 августа 1966 г.

Через десять лет после первой постановки пьесы "День отдыха" на театральной сцене она с успехом появилась на экранах страны в виде цветной кинокомедии "Безумный день". Сообщение о начале съемок в студии "Мосфильм" было дано в "Вечерней Москве" 26 апреля 1955 года. Премьера кинокомедии по сценарию Валентина Катаева состоялась в июле 1956 года.

Роль Зайцева исполнял народный артист СССР Игорь Ильинский, и, как отмечала пресса, "талантливый комедийный актер и на этот раз, после долгой разлуки с кинематографом, сумел показать свое мастерство. Образ, созданный им, не похож на отрицательных комедийных героев, которых он играл прежде в кино. В "Безумном дне" его герой отличается мягкостью, большой человечностью, простотой и добродушием, трогательной любовью к своему труду, хорошим здоровым юмором"*.

______________

* "Вечерняя Москва", 11 июля 1956 г.

В остальных ролях снимались народные артисты РСФСР С.Бирман (врач дома отдыха), Р.Плятт (профессор Дудкин), В.Володин (швейцар), И.Зарубина (супруга Дудкина), В.Бендина (жена Зайцева); заслуженные артисты С.Мартинсон (Миусов), А.Георгиевская (сестра-хозяйка дома отдыха) и др. Музыку для кинокомедии написал композитор Никита Богословский.

Пьеса "День отдыха" вышла отдельным изданием в библиотечке "Крокодила" (изд-во "Правда", 1947). Включена была автором в сборник "Пьесы" ("Советский писатель", 1955), а также в последний том пятитомного собрания сочинений В.Катаева (Гослитиздат, М. 1957).