/ Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Соблазны

Свадьба На Рождество

Валери Кинг

Вернувшись в знакомые места после долгого отсутствия, Мэри Фэрфилд узнает, что Хьюго Лейтон, с которым она четыре года назад обменялась клятвами вечной любви, вот-вот совершит непоправимую ошибку, женившись на женщине, чье сердце отдано другому. У Мэри есть всего три недели, чтобы вернуть себе любимого, а заодно устроить судьбу несчастной невесты. Ей приходится идти на самые отчаянные хитрости, но ведь когда любишь — все средства хороши!

ru en И. Гюббенет Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-08-04 OCR AngelBooks 4F4280D0-82ED-468B-8E1C-23DA21234CAA 1.0 Свальба на Рождество Эксо-Пресс Москва 2001 5-04-006789-5

Валери Кинг

Свадьба на Рождество

1

Мэри Фэрфилд в сотый раз принималась растирать застывшие пальцы, тревожно вглядываясь в ночной мрак. В любой момент на дороге мог появиться экипаж, которого она и двое ее спутников ожидали с нетерпением. К счастью, в эту декабрьскую ночь 1818 года над Дербиширом нависла глубокая тьма, которая скрывала Мэри и ее сообщников от глаз проезжих, опасавшихся нападения грабителей.

А ведь сегодня ей предстояло выступить именно в роли грабительницы! На Мэри был мужской костюм, состоявший из темно-синего сюртука, бриджей, теплого плаща и высоких сапог. Ее длинные темные локоны скрывались под париком, а верхняя часть лица — под бобровой шапкой и полумаской. Господи, неужели это все происходит наяву? Неужели она наконец здесь, в северной Англии? Но главное — неужели она и в самом деле подстерегает экипаж лорда Рейнворта? А что, если ее схватят? За такое чудовищное преступление, как грабеж на большой дороге, могут ведь и повесить!

Но густые низкие облака, старые деревья и кустарники по сторонам узкой проселочной дороги словно объединились в своих усилиях защитить ее. Короче говоря, это было превосходное укрытие, откуда она могла напасть на богатого и знатного Хьюго Лейтона, шестого виконта Рейнворта, и потребовать от него хоть несколько гиней в помощь беднякам. А если бы он оказал сопротивление, она бы могла потребовать от него еще и поцелуй в придачу!

Когда четыре с половиной года назад она впервые встретилась с ним, он не был еще шестым виконтом. Тогда он был просто Хью, брат ее милых подруг Джудит и Констанции Лейтон, с которыми она училась у мисс Тиверсолл в пансионе для благородных девиц. Ей тогда было шестнадцать лет. По правде говоря, Хью так никогда и не стал для нее лордом Рейнвортом, а навсегда остался ее дорогим Хью, ее любимым и единственным…

И вот теперь она намеревалась его ограбить! Во всяком случае, участвовать в ограблении, потому что сегодняшнее нападение задумала не она, а орудовавший в Дербишире разбойник, известный под именем Белый Принц, который стоял сейчас в нескольких шагах от нее.

Вообще говоря, дороги последнее время стали безопасны для путешественников. Современные экипажи были быстроходнее и легче, почтовые кареты хорошо охранялись. Все это положило конец произволу грабителей, еще тридцать лет назад наводивших ужас на проезжих. Однако с недавних пор все изменилось. После того, как ввели хлебные законы, а местные ткачи разорились с появлением больших текстильных фабрик, население совсем обнищало. Целые семьи остались без всяких средств к существованию. Вот тогда-то и появился Белый Принц, который собирал мзду с проезжающих, тщательно выбирая среди них людей наиболее обеспеченных, и раздавал деньги бедным. Последние два года этот человек был единственной надеждой и спасением для бедняков Дербишира, да и других северных графств. Так что следовало признать, что Белый Принц не был заурядным грабителем. Это был старый добрый друг Мэри Лоренс Самеркот.

Мэри приехала сегодня в Эбботс-Энд с единственной целью — посетить расположенную поблизости усадьбу Хэверседж-Парк, родовое гнездо лорда Рейнворта, где он жил с четырьмя сестрами и братом Китом. Но прежде чем известить Джудит и Констанцию о своем приезде, она решила прогуляться по деревне. Во время этой прогулки к ней пристал хромой нищий. Его одежда, речь, манеры были настолько естественны, что только после десятиминутного разговора Мэри заподозрила что-то неладное. Она уже успела испугаться, что ее собираются похитить, когда он наконец обнаружил себя — это был не кто иной, как Лоренс Самеркот.

Ну и удивил же он ее!

Последовала долгая увлекательная беседа. Нет, он не уехал в Америку, как думали многие. Да, ему доставляло огромное удовольствие его занятие. Велика ли его шайка? Не слишком, но он пользуется широкой поддержкой и у горожан, и у жителей местных деревень. Попытайся только стражи порядка его схватить, многие встанут на его защиту.

Вот тогда-то Лоренс и предложил ей присоединиться к нему. Мэри сразу поверила в благородство его намерений; кроме того, она всегда была любительницей приключений. Когда же она узнала, что в качестве очередной жертвы намечен лорд Рейнворт, то просто не смогла устоять.

Лоренс объяснил ей свой выбор.

— Я знаю, он немало потрудился, чтобы вернуть благосостояние своей семье — его отец был расточитель и к тому же игрок. Я знаю, что нигде, в Дербишире фермерам не живется так хорошо, как на его землях, благодаря его личным стараниям. Но зато он не приложил никаких усилий, чтобы повлиять на других землевладельцев, разоряющих арендаторов. Я хочу, чтобы Рейнворт знал, что он не оправдал свой титул, хотя в собственных владениях он может служить примером образцового хозяина.

Мэри не поняла, что Лоренс имел в виду под «оправданием титула», но, что бы там ни было, она решилась — она переоденется мужчиной и отправится с Лоренсом за добычей. Ей хотелось взглянуть на Хью со стороны, увидеть, каким он стал, проверить собственные чувства…

И вот она здесь, в зимнюю полночь, замирая от страха, ждет появления Хью.

Мэри снова и снова вглядывалась во мрак. Холод пронизывал ее до костей.

Дорога в Хэверседж-Парк лежала между сугробов. Толстые стволы дубов и буков теснились вдоль нее, как танцоры в переполненной бальной зале. Когда же наконец мелькнут между стволами огни экипажа Хью?

Мэри иногда казалось, что, если она приглядится попристальнее и пожелает сильнее, любимый человек появится перед ней как по волшебству. Но как ни старалась, она пронзить взглядом ночную тьму, как ни желала приблизить момент свидания, мрак не рассеивался и чуда не совершалось.

Величественные кроны вековых деревьев у нее над головой дрогнули под порывом холодного декабрьского ветра, издав звук, напоминающий смех. Они смеялись над ней, незваной гостьей, явившейся взглянуть на своего возлюбленного!

В самом деле, какая глупость…

Ну и что же! Пусть это безрассудство — девушке преследовать мужчину. Пусть смеются деревья, пусть поглотит ее ночная тьма — она снова увидит Хью, а остальное не имеет значения! Мэри готова была забыть свою гордость, чтобы узнать, почему он так внезапно прекратил переписку с ней пять месяцев назад. И почему он посоветовал ей поискать себе мужа.

Очень ей нужен в мужья кто-то другой, кроме него!

Ей нужен Хью, и только он, ради этого она проделала длинный путь из своего дома неподалеку от Брайтона на юге Англии в этот холодный суровый северный край.

Нервное возбуждение охватило ее. Обрадуется ли ей Хью или отвергнет ее? Но что бы ни случилось, она была счастлива оказаться наконец поблизости от Хэверседж-Парка.

Что-то блеснуло вдали. Фонарь приближающейся кареты мелькал, то исчезая, то снова вспыхивая, как свеча на ветру.

— Лоренс! — прошептала она. — Карета! Это, наверное, Рейнворт.

Лоренс подошел к ней.

— Твоя маска держится надежно? — спросил он, нахмурившись. — Проверь как следует. Если кто-нибудь узнает тебя — а с Рейнвортом, может быть, едет целая компания, нам всем не поздоровится.

Мэри дотронулась до своей полумаски и убедилась, что ленты завязаны прочно. Она хорошо видела сквозь прорези в маске и надеялась только, что в тусклом свете фонарей Хью не разглядит изумрудную зелень ее глаз. Если это случится, он сразу же ее узнает. Необычный цвет глаз Мэри с детства привлекал всеобщее внимание.

И все-таки ей не верилось, что он может не узнать ее — хотя бы по очертанию губ, по улыбке, по всему облику, наконец. Ведь полумаска скрывала только верхнюю часть ее лица.

По мере приближения огней сердце у нее билось все сильнее. Неужели она вновь, после стольких лет, увидит Хью? Это казалось ей невозможным. Колени у нее задрожали, она вдруг заметила, что последние несколько минут почти не дышала. Не хватало еще упасть в обморок как раз тогда, когда ей было необходимо владеть собой в совершенстве!

На частых поворотах дороги огни фонарей начинали кружиться как в бешеном танце. Карета приближалась. Мэри уже слышала стук копыт и крики кучера, подбадривавшего лошадей.

Хьюго Лейтон, шестой виконт Рейнворт, смотрел в окно кареты, за которым мелькали очертания деревьев. Это его успокаивало. Хью уже давно заметил, что, когда глаза его были чем-то заняты, на душе становилось спокойно и он мог решать самые сложные вопросы. А ему предстояло решить несколько таких вопросов в связи с его усадьбой в Дербишире. Во-первых, он предполагал возобновить на своей земле разработки плавикового шпата. По его сведениям, залежи этого минерала имелись только в одном месте в мире — в Дербишире.

Но откуда взять средства на открытие шахты?

А на плату рабочим?

Хью еще до конца не отдавал себе отчета, на какой риск и на какие расходы ему предстояло пойти. А главное — он не был уверен, что грядущие доходы эти расходы покроют. Очень уж много следовало принимать во внимание…

Как все-таки странно сложилась его жизнь, что он начал рассуждать как коммерсант, а не как аристократ!

В правой руке Хью держал трость с бронзовым набалдашником, которой твердо уперся в пол, чтобы сохранять равновесие на грязных, ухабистых дорогах. Проселочные дороги вокруг Хэверседж-Парка и между окрестными деревнями еще не были вымощены щебнем, как это делалось на юге. После такой тряски он рисковал вернуться домой в синяках, но с помощью трости ему удавалось свести эту опасность до минимума.

Частенько из-за своей трости Хью чувствовал себя стариком, но старался не придавать значения этому мимолетному чувству. В конце концов, к любому делу следует подходить с практической стороны. Он был теперь деловым человеком, и разъезды имели такое же важное значение для восстановления семейного состояния, как и его неусыпное внимание к ведению усадебного хозяйства.

Хью не только хотел вновь открыть шахту, но и собирался продать на сруб. часть леса, чтобы увеличить пахотные угодья. Продажа леса должна была пополнить его средства немедленно, о более длительных перспективах он предпочитал пока не задумываться. Как бы то ни было, многие фермеры по всей стране сейчас выбивались из сил, чтобы извлечь какой-то доход, но его арендаторам это удавалось лучше, чем другим. За последние три года он изучил новейшие сельскохозяйственные методы и смог улучшить положение дел не только на собственной ферме, но и у своих арендаторов.

Хью было известно, что большинство фермеров в Дербишире едва сводят концы с концами, но он прекрасно понимал, что не может помочь всем. Главное, у его арендаторов дела шли неплохо. Он улыбнулся при мысли, что стал теперь не менее сведущ в разных сортах удобрений, чем в кодексе джентльменского поведения в гостиной. Весной Хью собирался в Норфолк, чтобы познакомиться там с достижениями известного на всю страну фермера, добившегося в своем хозяйстве удивительных успехов. Подобные уроки должны были помочь ему восстановить семейное состояние.

«Да, предстоит еще длинный путь», — подумал Хью со вздохом. Ему было двадцать семь лет, но он чувствовал себя так, словно ему было все сорок. Юность осталась далеко позади. Хью сознавал, что никогда ему уже не испытать той свободы и беззаботности, с какой он, бывало, мчался на коне по отцовским землям, с легкостью преодолевая любое препятствие, будь то живая изгородь или каменная ограда. Теперь, поднимаясь каждое утро чуть свет, он после поспешного завтрака принимался за дела. И так пройдут годы! День изо дня он будет изучать конторские книги, толковать с управляющим, принимать решения о строительстве, о ремонте, о земле… Следовало смириться с тем, что таково его будущее, и ничего больше от жизни не ждать.

Все эти мысли проносились у него в голове под стук копыт. Скоро он будет дома.

Его дом. Хэверседж-Парк. Гонория… Почему вместо радости эти мысли вызывали у него тяжесть на сердце?

У Мэри подгибались колени. Ее охватило безотчетное желание повернуться и убежать, но она подавила его, напомнив себе, что сейчас увидит Хью.

Карета приближалась. Из-за последнего поворота уже показались тени лошадей и отражения огней, играющих на фоне покрытой снегом живой изгороди из рододендронов и терновника.

Наконец карета появилась из-за поворота. Лица кучера не было видно — свет падал ему в спину: внутренность кареты тоже оставалась в тени. Мэри застыла на месте, не сводя глаз с фонарей.

Лоренс, с пистолетом наготове, выступил вперед, его спутник последовал за ним. Этот невысокий, но казавшийся хрупким юноша держался очень уверенно. Он остановился прямо перед лошадьми и выстрелил в воздух из одного из своих пистолетов, а другой направил на приближающийся экипаж. Лошади шарахнулись при звуке выстрела. Кучер с криком осадил коренника. Карета, дернувшись, остановилась.

Лоренс быстро подошел к лошадям и, не сказав ни слова, нацелил пистолет в голову кучера. Тот только молча кивнул головой, не отрывая от Лоренса взгляда.

Обернувшись, Лоренс сделал Мэри знак подойти, и она медленно направилась к карете. Колени у нее дрожали, к горлу подступала дурнота. Какую-то долю секунды Мэри казалось, что она не выдержит и все-таки убежит, но в конце концов ей удалось взять себя в руки.

Подойдя совсем близко, Мэри заглянула в окно кареты. Лицо сидевшего в ней человека оставалось спокойным, он только слегка удивленно приподнял брови, и она его сразу узнала. Это был Хьюго, ее любимый Хьюго, и он был один!

Мэри смотрела на него пристально, и он отвечал ей таким же взглядом. Даже при слабом свете она видела, что он по-прежнему хорош собой. Его густые каштановые волосы были просто подстрижены и зачесаны назад, темные, красиво изогнутые брови подчеркивали голубизну ясных глаз. У него был твердый упрямый подбородок, сурово сжатые губы. Крахмальные воротнички рубашки углубляли, казалось, впалость щек, оттеняя высокие скулы, быть может, самую привлекательную его черту. Орлиный нос достался ему в наследство от древнего гордого рода, ведущего свою родословную от тех времен, когда германские племена смешались с остатками римских легионов, а Дербишир заполонили датчане.

Взгляд Мэри снова остановился на его глазах, устремленных на нее. Ночная тьма скрывала от нее их выражение, а ей бы очень хотелось узнать, о чем он сейчас думает…

2

Хью пытался понять, почему он вдруг почувствовал себя таким несчастным, приближаясь к дому, когда пистолетный выстрел резко прервал его размышления. Лошади поднялись на дыбы, кучер с трудом осадил их, и карета так же резко остановилась. Только упершись тростью в стенку, он смог удержаться на сиденье.

— Что за черт!

Выглянув в окно, он увидел стоящего перед лошадьми юношу с пистолетом в руке и молодого человека повыше и более внушительной наружности, державшего пистолет у виска кучера. Внешность этого высокого мужчины поразила Хью. Какой великолепный разворот плеч, какая поистине королевская осанка! «Очевидно, это не кто иной, как сам Белый Принц», — подумал он. Хью часто слышал, с каким уважением и благоговейным страхом говорили о знаменитом разбойнике слуги. Даже мистер Белпер, местный священник, человек, как правило, не склонный высказывать свое мнение о ком бы то ни было, сказал как-то, что Белому Принцу следовало бы служить у Веллингтона и сражаться при Ватерлоо в 1815 году. Белпер считал, что, наверное, много жизней удалось бы тогда спасти: трудно было бы найти офицера, более способного увлечь за собой солдат.

Но внимание Хью отвлекла маленькая фигурка, внезапно выступившая из-за спины разбойника. Очевидно, на этого паренька была возложена обязанность требовать у путников кошельки. Судя по его неуверенной манере держаться, это был новенький.

Хью прищурился, присмотрелся повнимательнее и вдруг усомнился, мужчина ли это. «Едва ли», — подумал он, когда юный разбойник красивой тонкой рукой поправил полумаску. Огонь фонаря высветил прелестные алые, как вишни, губы. Откуда у мужчины такие губы? Это женщина, без сомнения, и прехорошенькая, насколько он мог судить!

Когда она испуганно взглянула на него через оконное стекло, его это сначала позабавило. Потом у него вдруг возникло странное чувство — как будто внезапно воскресло похороненное в глубинах памяти прошлое. Картина за картиной возникали перед ним: прогулки верхом, купанье в реке, лазанье по пещерам, и все время за ним, как хвост, следовала некая юная особа…

— Фэрфилд! — прошептал Хью.

Почему он вдруг вспомнил о ней? Что-то неуловимое в обличье этого молодого разбойника напомнило ему Мэри…

Но не может же быть, чтобы Мэри состояла в сговоре с Белым Принцем! Хью прекрасно знал, что она благополучно пребывает в Сассексе и в данную минуту, наверное, обольщает одного из своих многочисленных поклонников, как он сам и советовал ей в своем последнем письме. А может быть, она сейчас уже замужем?..

Хью услышал, как щелкнула задвижка на дверце кареты, и все мысли о Мэри вылетели у него из головы. Сейчас ему следовало думать о том, что эта молодая особа собирается его ограбить. Что ему делать?

Несколько возможных планов действий промелькнуло у него в голове. Один из них показался ему наиболее соблазнительным. Он мог бы затащить эту девушку в карету и вынудить Белого Принца пропустить его, угрожая смертью заложницы. А проехав полмили, высадить ее. Но, судя по доходившим до него слухам о Белом Принце и его шайке, вряд ли в этой операции участвуют только три человека. Среди деревьев и кустарников могли прятаться еще с десяток бандитов. Принимая во внимание неспокойную обстановку в стране, он не сомневался, что у Белого Принца не было недостатка ни в людях, ни в лошадях.

В результате Хью решил уступить, но, когда дверца чуть приоткрылась, он не смог удержаться и из чистого озорства ткнул в нее тростью. Распахнувшаяся дверца заставила девушку отскочить. Однако она оказалась не из робких. Подойдя к дверце, она сказала с сильным местным акцентом:

— А ну-ка давайте кошелек, милорд! Да поживее!

Показалось ему или нет, что она улыбается? Губы девушки были плотно сжаты. Хью всматривался в ее лицо, стараясь различить выражение глаз сквозь прорези полумаски. Было слишком темно, и все-таки он мог бы поспорить, что разглядел в них веселые искорки.

Приподняв бровь, Хью слегка улыбнулся в ответ:

— Тебе придется подняться за ним ко мне в карету.

— Не пытайтесь бороться со мной, милорд. Здесь сам Белый Принц. Ему не по нраву придется, если вы меня тронете.

Бороться с ней? Эти слова снова вызвали в нем поток воспоминаний о том самом лете, которое он так отчаянно пытался забыть последние пять месяцев. Одно такое воспоминание заставило его на мгновение забыть не только стоявшую перед ним девушку, но и все ужасные события последних трех лет, когда после смерти родителей вся тяжесть ответственности за семью легла на его плечи.

Жаркое лето. На востоке — дубовая роща, на западе — холмы, на склонах которых пасутся стада овец, а между холмами долина, где в реке кишит форель. На фермах, еще не испытавших тогда всех тягот неурожая, кипит работа.

Он чувствует себя молодым, свободным, беззаботным. Он несется галопом вдоль реки, теплое августовское солнце греет ему лицо, прохладный ветерок осушает пот на лбу. Мэри скачет за ним. И вдруг он падает с лошади — неизвестно почему — и катится по скользкому берегу прямо в воду.

Хью помнил, как с трудом поднялся на ноги в промокших грязных бриджах под обидный хохот Мэри. Она повернула лошадь, чтобы сполна насладиться созерцанием его бедственного положения. Ни в лице ее, ни в голосе не было заметно ни малейшего сочувствия.

У нее вообще была привычка над ним подсмеиваться, его титул и положение нимало не стесняли ее.

Ему ничего не оставалось делать, как стащить ее с седла в воду. В негодовании она начала забрасывать его грязью, он отвечал ей тем же, пока оба они не оказались вымазаны с головы до ног.

И он поцеловал ее.

Он целовал ее не раз в то лето, и они обменялись клятвами в вечной любви.

Но она была так молода, еще совсем школьница. Хью решил, что надо дать ей время повзрослеть. Ведь их любовь могла пройти как сон — и год не кончится, как она его забудет…

Хью подумал тогда, что лучше всего будет встретиться с ней в Лондоне, когда она начнет выезжать в свет, — вот тогда он убедится, любит ли она его уже не как ребенок, а как женщина. Мэри была так не похожа на других девушек, он надеялся, что за год она не изменится, не усвоит ужимки светских кокеток, на которых он нагляделся, бывая раньше в Лондоне. Мэри просто не могла превратиться в жеманницу — и не превратилась, если верить тому, что говорили ему о ней Джудит и Констанция.

Однако после смерти родителей его жизнь резко изменилась. Он не встретился с ней в ее первый сезон в столице — и вообще они больше не встречались. Теперь уже поздно. Но сумеет ли он когда-нибудь забыть ее?..

Хью мигнул, и картины прошлого исчезли, а незнакомая девушка, протянув к нему руку, снова потребовала:

— Давайте кошелек, милорд.

По ее улыбке и блеску глаз Хью понял, что это приключение доставляет ей огромное удовольствие. Он едва сдержался, чтобы не втащить ее в карету и не обнять, как будто это могло помочь ему вновь испытать пережитое некогда с Мэри. Охвативший его порыв желания был настолько неистовым, что ему стоило огромных усилий подавить его. Взяв руку девушки в свою, он повернул ее ладонью кверху. Его немного удивило, что она не дрогнула от его прикосновения и улыбка не исчезла с ее уст.

Да, храбрости ей не занимать!

Он достал кошелек из кармана, положил его ей на ладонь и сомкнул вокруг маленького кожаного мешочка ее пальцы. Довольная успешно выполненной задачей, девушка нежно ему улыбнулась. Хью выпустил ее руку, и не успел он осознать, что происходит, как она вскарабкалась по ступенькам в карету и, бросившись ему на шею, крепко обняла его.

Ощущение близости ее молодого горячего тела в одну секунду растопило терзавшую его годами боль. Он крепко прижал ее к себе, но она неожиданно отстранилась, словно желая заглянуть ему в лицо. Какая у нее дивная улыбка!

«Что будет дальше?» — думал Хью. Он был поражен беззаветной смелостью ее поступка. Но когда ее губы прижались к его губам, он утратил всякую способность думать о чем-либо.

Хью не мог понять, почему ее поцелуи доставляют ему такое невыразимое наслаждение. Должно быть, его просто настолько переполнили воспоминания о Мэри Фэрфилд, что он весь отдался этому необъяснимому чувству, этому неукротимому приливу желания. Он страстно отвечал на поцелуи незнакомки, судорожно сжимая в руке капюшон ее плаща. Внезапно ему послышалось, что она прошептала его имя: «Хью!» Неужели они знакомы?..

Он не знал, как долго целовал ее, — просто потерял всякое представление о времени. Но Белому Принцу явно показалось, что это продолжается слишком долго, и он постучал снаружи по дверце кареты.

Все еще обнимая его за шею, девушка прошептала:

— Расчет был справедливый, милорд?

Она попыталась высвободиться, но ему не хотелось отпускать ее, и он еще теснее привлек ее к себе.

— Справедливый, — хрипло отозвался он.

Уже выскочив из кареты, девушка вдруг обернулась и, держась за ручку дверцы, пристально взглянула на него. Она как будто хотела что-то сказать, но вместо этого только махнула рукой и плотно захлопнула дверцу.

Почти в тот же самый момент кучер тронул лошадей. Белый Принц и девушка остались стоять на дороге. Третий разбойник уже давно исчез в лесу.

Приключение закончилось.

Откинув голову на спинку сиденья, Хью закрыл глаза. Когда девушка захлопнула дверцу, ему показалось, что над ним захлопнулась крышка гроба. Какое странное ощущение! К неприятному чувству, охватившему его при приближении к дому, добавился какой-то панический страх, как будто его на самом деле похоронили заживо и он вот-вот задохнется. Ему внезапно представилась жизнь, которую он мог бы вести, в противоположность тому существованию, которое он влачил теперь. От этого контраста у него болезненно сжалось сердце, ему хотелось застонать, завыть от отчаяния.

Но он не мог свернуть с предначертанного ему пути. Обязанности, которые он сейчас взвалил на себя, были предназначены ему от рождения. Оставалось только нести их со всем терпением, на какое он был способен.

Как это уже не раз случалось за последние три года, Хью сжал зубы, повторяя про себя слова, которые он твердил всегда, сожалея об утрате своих юношеских надежд:

«Ради Хэверседжа, ради моих наследников».

3

Мэри с трудом догнала Лоренса и его спутника, удалявшихся по узенькой тропинке, вьющейся среди буковых деревьев. Они шли быстро, торопясь скрыться с места преступления, зайти подальше в лес.

Она бросила Лоренсу кошелек, с трудом сдерживая рвущийся из груди счастливый смех. Мэри знала, что они должны вести себя как можно тише, чтобы ничем не обнаружить своего присутствия, но молчать она просто не могла. Ей хотелось прыгать, кружиться, кричать от радости!

Она не ошиблась, вернувшись в Дербишир. Завтра она отправится в Хэверседж-Парк и вместо всяких объяснений просто вернет Хью кошелек с поцелуем в придачу. А он, разумеется, тут же признается ей в любви, скажет, что любил ее все эти годы и жаждет на ней жениться!

Лоренс взял ее за локоть и слегка встряхнул. Догадавшись, что что-то не так, Мэри повернулась к нему. Их спутник быстро прошел вперед, и через несколько секунд они остались одни.

— Мэри, почему ты не сказала мне, что все еще любишь его? — тихо спросил Лоренс.

— Я знаю, я не должна была его целовать, — отвечала она тоже шепотом. — Но я не могла удержаться. Ну, пожалуйста, не надо на меня напускаться. Ты не представляешь, до чего я счастлива! И не хмурься так, тебе это не идет.

— Черт, откуда тебе знать, что я хмурюсь? Здесь так темно, что я даже не вижу, как у тебя блестят глаза. Но дело не в этом. Разве ты не знала, что Рейнворт не свободен?

Мэри покачала головой. Она ничего не понимала.

— Что значит «не свободен»? Я знаю, он очень озабочен своими делами, что он целые дни проводит в хлопотах, но…

— Ты меня не поняла, — сказал он угрюмо, все еще сжимая ее локоть.

За этими словами последовало молчание, и Мэри стало не по себе.

— Я действительно тебя не поняла, — пробормотала она.

— Хотел бы я сам что-нибудь понимать, — проворчал Лоренс. — Черт побери, Фэрфилд! Я думал, ты знаешь. Клянусь тебе, я так и думал. Дело в том, что Рейнворт помолвлен. С мисс Юлгрив, Гонорией Юлгрив. Они должны пожениться через три недели — на Рождество. Мне очень жаль. Я был слишком занят своими собственными планами и не сообразил, что твое участие в нашем сегодняшнем деле было не совсем… бескорыстным. Черт! Ты была бы ему, прекрасной женой! Просто замечательной! Но ты опоздала.

Мэри показалось, что у нее вышибли дух. Мысли у нее путались. Ночная темнота душила ее. Она тяжело перевела дыхание, чтобы заставить себя сосредоточиться.

Хью женится! Боже милосердный, и на ком?! На Гонории Юлгрив!

— Во всей Англии не найти другой такой девицы с рыбьей кровью! — пробормотала она. — И она выходит за моего Хью?

— Да, — прошептал он. — Но ни слова больше. Мы должны догнать Ам… я хочу сказать, моего парня. А теперь молчи!

Белый Принц настаивал, чтобы его люди всегда ходили на дело в масках и не знали своих соучастников — он сам сказал ей об этом во время их первой встречи. Мэри удивленно подумала, что Лоренс чуть было не обнаружил перед ней личность их спутника, но эта мысль тут же ускользнула из ее сознания. Слишком сокрушительным было известие, только что услышанное ею.

Они шли теперь все вместе, направляясь к тому месту, где были спрятаны их лошади. Какое-то странное чувство неловкости, почти стыда, охватило Мэри: она целовала с такой страстью чужого жениха!

Хью женится…

На сердце у нее было невыносимо тяжело. Ей казалось, будто она опускается в глубокий темный колодец.

Она годами ждала, что Хью приедет в Лондон, чтобы увидеться с ней. Когда четыре с лишним года тому назад они обменялись признаниями в любви, он сказал ей, что она слишком молода, чтобы стать его женой, ведь она даже еще не выезжала в свет. Но Мэри знала уже тогда, что ее чувство к Хью — не увлечение глупенькой школьницы, но настоящая любовь, которая останется в ней навсегда. Однако она подчинилась его желанию, сознавая, что он во многом прав. Мэри скрыла свое разочарование и, как послушный ребенок, вернулась домой в Сассекс. Она начала выезжать в свет — первый, второй и третий год, но Хью так и не появился.

Их переписка после смерти его родителей не внушала ей особых надежд. В немногих полученных от него письмах Мэри не узнавала человека, в которого она влюбилась до потери сознания в то удивительное лето. Она твердила себе, что он и не мог оставаться веселым и беззаботным: ведь состояние Рейнвортов, по слухам, пришло в упадок, и на нем лежала теперь ответственность за семью. Но что хуже всего, его сестра Амабел, которой тогда было всего четырнадцать лет, однажды поехала с ним кататься в двуколке и сильно разбилась. С тех пор девушка передвигалась только в инвалидном кресле, и Хью очень из-за этого переживал.

Его последнее письмо, полученное ею пять месяцев назад, было лаконичным — он советовал ей выйти замуж за кого-нибудь из ее поклонников, о которых он слышал от Констанции и Джудит.

Но это было глупо! За три года, которые она выезжала, ни один из встретившихся ей молодых людей не затронул ее сердце так, как это сделал Хью.

А теперь он женится…

Слезы полились у нее по лицу. Она сняла меховую шапку и сорвала полумаску, чтобы утереть слезы рукавом. Мэри казалось, что она пребывает в каком-то кошмарном сне. Почему она так долго ждала, прежде чем вернуться в Дербишир? Не мог же человек, только что так страстно отвечавший на ее поцелуи, быть серьезно увлечен своей невестой! Зачем же он тогда посватался к ней? Если бы только она раньше вернулась в Хэверседж! Если бы… если бы…

Мэри проснулась под шум экипажей, проезжавших под ее окнами. Ее комната на втором этаже гостиницы «Кошка со скрипкой» выходила на главную улицу Эбботс-Энд.

Стук колес по мостовой и цоканье копыт убаюкивали ее, затрудняя возвращение к действительности. В полусне ей казалось, что она в Сассексе, в своей собственной постели. Постепенно ее сознание заполнили мысли о Хью, как это случалось с ней каждое утро с самой их первой встречи. Она видела перед собой его красивое лицо, орлиный нос, каштановые с золотистым отливом волосы…

Мэри повернулась на бок, лениво открыла глаза и увидела угол белой наволочки и серое шерстяное одеяло. Как странно! У нее ведь не серое, а розовое шелковое одеяло…

Впрочем, неважно. Она снова закрыла глаза и погрузилась в воспоминания. Ее любимое было о том, как они с Хью спускались в пещеру и как она цеплялась за него. Хотелось бы ей быть сейчас не в своей постели, а в Дербишире, в Хэверседж-Парке.

В Сассексе на побережье зимой часто идут дожди, а снега вообще не бывает — и уж, во всяком случае, не в самом начале зимы. Почему же все окно покрылось морозным узором?

Снег. Хьюго. Хэверседж-Парк.

Откуда у нее эта внезапная тревога? Мэри вновь резко открыла глаза, пытаясь сосредоточить на чем-то определенном свою мысль и взгляд. На стене висела очень миленькая вышивка в голубых и желтых тонах. Чья бы это могла быть работа? Мэри знала, что не ее. И откуда она взялась у нее в спальне?..

Внутренняя тревога в ней росла. Повернувшись на спину, она уставилась в потолок. Белый оштукатуренный потолок, кое-где растрескавшийся, вместо розетки из розового шелка, украшавшей полог ее кровати.

Забытье наконец полностью покинуло Мэри, и тут же ее охватила паника. Она поднялась и села в постели, с огромным усилием преодолевая дурноту. Воспоминания о прошедшей ночи нахлынули на нее: мгновение счастья в объятиях Хью — и сразу же за этим убийственное известие о его помолвке.

Рейнворт.

Гонория Юлгрив.

Свадьба на Рождество…

Мэри стремительно вскочила с постели, как будто постепенно натягивавшаяся у нее внутри пружина внезапно распустилась на слове «свадьба».

Надо что-то делать, или у нее разорвется сердце! Или, что еще хуже, она разрыдается, как какая-нибудь глупая плаксивая девица, которые встречались в большом количестве среди ее знакомых.

Но что она могла поделать? Мэри перебрала в памяти все события последних суток, с отъезда из дома до того момента, когда она переоделась в мужской костюм и спряталась за старой сосной.

Но никакой блестящей идеи ей в голову так и не пришло.

Остановившись перед платяным шкафом, Мэри рывком распахнула дверцу и осмотрела многочисленные платья, привезенные ею из Сассекса. Все они были из самых лучших материй и сшиты по последней моде искусной портнихой-француженкой. Все это было сделано с одной целью — привлечь внимание Хью.

Но она опоздала! Он помолвлен.

Она должна что-то придумать, как-то разбудить в его сердце былую любовь!

Но он помолвлен! Если она даже и завоюет его сердце, он не свободен…

Достав из шкафа голубое бархатное платье и натягивая его через голову, она снова и снова пыталась придумать, как бы ей вернуть себе хотя бы надежду, но ее воображение отказывало, не справляясь с такой задачей.

Да и как можно на что-то надеяться, если он ее предал, сделал предложение мисс Юлгрив, забыв о том, как они с Мэри уже давно обменялись клятвами в любви и верности?

Конечно, тогда они были очень молоды — ей не было и семнадцати, ему только что исполнилось двадцать три. Но она согласилась ждать, она верила ему! И вот спустя четыре года он не оправдал ее ожиданий, не сдержал слова и обручился с девушкой, которая, по твердому убеждению Мэри, никак не могла составить его счастье…

Что же случилось с Хью? Что заставило его просить руки именно Гонории Юлгрив? Разумеется, на этот вопрос можно было найти множество ответов. Она была благородного происхождения, хорошо воспитана, со связями, со значительным приданым и довольно хорошенькая. Но даже Джудит и Констанция единодушно утверждали, что живости в ней было столько же, сколько в старом пне. Хью никогда не мог бы быть счастлив с такой прозаической, скучной, преисполненной сознания своего долга особой!

Мэри подошла к окну, не обращая внимания на то, что ее босые ноги стынут на холодном полу, и прислонилась лбом к стеклу.

Самое ужасное заключалось в том, что винить ей было некого, кроме себя самой. Ей следовало приехать в Дербишир раньше! Еще год назад какой-то инстинкт побуждал ее тронуться в путь. Одно только чувство приличия — а может быть, еще и гордость — удержали ее. Ведь даме, а особенно девушке, было в высшей степени неприлично навязываться в гости к джентльмену…

Как бы то ни было, для начала следовало перекусить. Мэри чувствовала, что сильно проголодалась после своих ночных приключений. К тому же она знала, что, не позавтракав, никогда не сможет решить даже самую простейшую задачу. Быть может, плотный завтрак и огонь в камине оживят ее воображение?

Несколько минут спустя Мэри распорядилась подать завтрак и прислать горничную, чтобы помочь ей привести в порядок туалет. Часом позже, в тщательно застегнутом платье и с уложенными при помощи щипцов для завивки темными локонами, Мэри приготовилась приступить к дневным делам. В натопленной комнате, сидя у уютного огня, она плотно позавтракала овсянкой, йоркширской ветчиной, печеными яблоками и чашкой шоколада. Она ела с удовольствием, не позволяя печальным обстоятельствам помешать ей наслаждаться отлично приготовленными блюдами. Дербишир всегда славился своей кухней.

Лишь доев последний кусочек ветчины и допив шоколад, Мэри занялась стоявшей перед ней проблемой. Ей было ясно одно: чтобы решить, какие шаги следует предпринять, необходимо побольше разузнать о положении дел.

Мэри проворно написала записку и отправила ее с посыльным в Хэверседж-Парк. Джудит и Констанция должны сообщить ей все необходимые подробности. Прежде чем явиться к Хьюго, она должна узнать как можно больше о помолвке и о Гонории. Если Хью действительно влюбился в мисс Юлгрив, ей останется только одно — поздравить его и пожелать им счастья.

Но если это был брак по расчету, тогда кое-что можно еще предпринять.

Мэри заняла выжидательную позицию в кресле у окна, подставив под ноги скамеечку и раскрыв на коленях томик Байрона. Она не могла ничего начать, не получив ответа на свою записку.

Оставалось только ждать.

«Какая ирония судьбы!» — с горькой улыбкой подумала Мэри. Она ждала четыре года, и вот к чему ее привело это ожидание — она оказалась в самом отчаянном положении, какое только можно было себе представить.

4

Констанция Лейтон изо всех сил вцепилась в руку сестры. Она дрожала при мысли, что им с Джудит предстоит сейчас поговорить со старшим братом Хьюго насчет рождественского бала. Эту утраченную за последнее время традицию Хэверседж-Парка им обеим очень хотелось возродить. После смерти их родителей жизнь в Хэверседже стала унылой и однообразной, в ней уже не было больше никаких радостных событий. Констанция и Джудит мечтали вернуть в родной дом хоть немного веселья. Рождественский бал со всеми сопутствующими празднику развлечениями был бы замечательным поводом. Но Констанция думала про себя, что Хьюго скорее согласится отрезать себе палец, чем устраивать бал.

Джудит ласково обняла сестру-близнеца за плечи.

— Ну, не будь такой трусихой! — прошептала она. — В конце концов, это всего лишь Хьюго, и не откусит же он нам носы за то, что мы его побеспокоили! Если ему не понравится наше предложение, он просто откажет нам, только и всего.

Констанция, вздохнув, жалобно проговорила:

— Он разозлится! А ты ведь знаешь, я просто не выношу, когда он начинает хмурить брови и принимать суровый вид. А потом он станет упрекать нас, что мы эгоистки и как мы можем чего-то требовать, когда всем известно, каких нечеловеческих усилий ему стоило вытянуть нас из долгов и бедности!

— И откуда только у меня взялась такая сестрица?! — воскликнула Джудит, выведенная из себя этим мелодраматическим заявлением. — Хьюго стоит чихнуть, а тебе уже кажется, что он сердится. Ты уж слишком чувствительна и…

— А у тебя вовсе нет никаких чувств! Иначе ты бы поняла мои страхи и не заставила меня идти к Хьюго в такую рань.

— Ты права, но сейчас постарайся хоть чуть-чуть набраться храбрости.

Констанция слабо улыбнулась. Джудит тихонько постучала в дверь кабинета Хьюго на первом этаже.

На протяжении двух с лишним столетий семья Лейтон славилась своим богатством, пока в середине восемнадцатого века дедом близнецов не овладела страсть к лошадям. Их собственный отец явно был в не меньшей степени очарован зрелищем конных состязаний и утверждал, что все их предки по мужской линии отличались безудержной склонностью ко всем разновидностям азартных игр.

Констанцию эта их склонность счастливо миновала, но она сильно подозревала, что у Хью она есть — или, во всяком случае, была. Она помнила, что, до того как их родители утонули на своей яхте, Хьюго никогда не знал страха, любил верхо-. вую езду, охоту, занимался фехтованием и всеми известными видами спорта. Она даже видела однажды, как он дрался на кулаках с одним из лакеев — в шутку, разумеется!

Но Хью очень изменился, особенно с тех пор, как они с Амабел опрокинулись в двуколке. Теперь Констанция его просто не узнавала.

Вообще говоря, его едва ли можно было осуждать за эту перемену. Их любимый папочка не знал удержу в своем пристрастии к лошадям и азартным играм. Унаследовав Хэверседж-Парк, Хьюго только колоссальным усилием воли сохранил усадьбу для семьи, не допустив ее продажи в уплату отцовских долгов.

Бедный папа, бедная мама!

И бедный Хьюго…

При звуке раздавшегося в этот момент голоса Хью ее сочувствие как рукой сняло. Когда через резную дубовую дверь кабинета до Констанции донеслось глуховатое отрывистое «Войдите!», храбрость окончательно покинула ее. Всхлипнув, она попыталась вырваться, но Джудит держала ее крепко.

— Трусиха! — воскликнула она, поворачивая ручку двери.

Широко распахнув дверь, Джудит втолкнула сестру в просторную комнату; Констанция с трудом удержалась на ногах.

Брат сидел за столом в дальнем конце обшитого дубовыми панелями кабинета и что-то писал в конторской книге. В последнее время это было, пожалуй, основным его занятием.

Перестав писать, Хью бросил беглый взгляд на сестер, обмакнул перо в чернильницу и снова принялся за свое дело. Констанция заговорила было, но он остановил ее предостерегающим движением руки.

— Минуту, — сказал он вполне добродушно, продолжая писать. — Дайте мне закончить, и я вас выслушаю.

Царапанье пера по бумаге отдавалось в ушах Констанции, как своеобразная музыка. Она даже начала притоптывать ногой, настолько этот звук напоминал ей прелюдию Баха, которую она утром разучивала на фортепьяно.

Она ждала и ждала, но эти звуки не прекращались.

На этот раз, в надежде привлечь внимание Хью, заговорила Джудит — у нее всегда было меньше терпения, чем у остальных. Но последовал новый предостерегающий жест, и Джудит, проворчав что-то недовольно себе под нос, уселась в золоченое кресло у камина слева от письменного стола.

Констанции садиться не хотелось: она больше часа просидела за фортепьяно и была не прочь немного поразмяться. Взгляд ее обратился к столу красного дерева, стоявшему посредине комнаты на красном с черным ковре. В ящиках стола когда-то хранились карты, принадлежавшие одному из их предков — известному адмиралу, жившему в семнадцатом веке. Хью держал в них планы земельных угодий семьи Рейнворт.

Один такой план лежал на столе, он-то и привлек внимание Констанции. Она подошла ближе, чтобы получше его рассмотреть.

Вскоре после того, как Хьюго стал шестым виконтом, он взял себе в привычку выезжать по утрам верхом в любую погоду для осмотра своих владений, акр за акром. И только сейчас, глядя на план поместья, Констанция поняла, какой это огромный труд. Земельные владения Рейнвортов простирались на много акров, и, помимо всего прочего, сам по себе ландшафт отличался большим разнообразием. Дербишир никак нельзя было назвать равнинным графством — он находился в предгорьях Пеннин, где возвышенности, долины и реки чередовались с другими возвышенностями, долинами и реками.

Земли Хью были так же разнообразны по своему ландшафту, как и остальной Дербишир. Северная часть Хэверседж-Парка была холмистой, в то время как южная, более ровная, предоставляла лучшие возможности для земледелия. Тут и там виднелись дубовые и буковые рощи; над красивыми долинами, где бежали быстрые речки, как по волшебству, вдруг поднимались холмы, и над реками нависали скалы. Об одной из них даже рассказывали ужасную историю: с этой скалы бросилась в воду покинутая возлюбленным девушка.

Как всегда, Констанция ощутила трепет восторга при мысли о такой любви, когда смерть бывает предпочтительнее разлуки с любимым. Джудит обычно презрительно усмехалась над подобными глупостями, но Констанция даже сочинила целую повесть о бедной девушке. Когда-нибудь она надеялась ее опубликовать, но пока что ей никак не удавалось закончить свое произведение. Как раз в тот момент, когда вдохновение озарило ее, они с Джудит получили в высшей степени заманчивое приглашение от одной подруги из Хэмпшира. Констанция надеялась, что ей удастся там плодотворно поработать, однако вскоре выяснилось, что неподалеку от того места, где жила подруга, расквартирован полк. Так что, пока они с Джудит гостили в Хэмпшире, она как-то не могла сосредоточиться на этой печальной истории в обществе блестящих молодых офицеров…

Со вздохом Констанция снова занялась картой. В Хэверседже ей уже давно не представлялось случая повеселиться — Хью был слишком занят, чтобы принимать и развлекать их друзей и знакомых, но Констанция все же гордилась своим домом, хотя иногда и желала, чтобы к нему вернулась хоть какая-то доля его прежнего оживления.

Глядя на многочисленные пометы на карте, она узнавала почерк брата — болото, скалы и оползни, заброшенная шахта, места обитания перепелов и тетеревов и, наконец, слова «плавиковый шпат» с последующим вопросительным знаком. Чувство, близкое к благоговению, охватило Констанцию, но вместо того, чтобы сковать ей язык, развязало его.

— Ты уже закончил осмотр наших земель, Хью? Представляю себе, как гордился бы тобой папа!

Брат снова обмакнул перо в чернильницу, но на этот раз поднял на Констанцию глаза и даже слегка улыбнулся.

— Нет еще, — сказал он. — Осталось еще одиннадцать акров.

— Какие-то там, наверное, откопал сокровища?

Он кивнул:

— Да, я говорил вам, что мы нашли еще один из этих курганов с остатками изделий из глины и кости. Сиддонс считает, что ему не меньше двух тысяч лет. Не нужно особого воображения, чтобы судить о том, как давно уже существует наш остров.

— Мистер Белпер только на прошлой неделе показывал мне свои находки. Какие-то причудливо вырезанные кости. Помнишь, мы с тобой нашли в известковой пещере кость с остро отточенной стороной?

— Ну еще бы! И не успели мы выбраться оттуда, как ты уже сочинила целую историю о жутком убийстве из жизни пещерных людей.

Заметив его насмешливую улыбку, Констанция надулась.

— Ну и что? Это и правда могло случиться. В особенности если все произошло в такой большой семье, как наша. Когда столько народу живет вместе…

— О да, может случиться все, что угодно. Например, брат ополчается на сестер, которые мешают ему подсчитывать, хватит ли семье пищи на зиму!

Констанция не на шутку встревожилась.

— Неужели дошло до того, что нам зимой придется голодать?

— У тебя слишком разыгралось воображение, Констанция. Мои метафорические рассуждения касаются только помех в работе, а не запасов продовольствия.

— А, тогда все хорошо. Дело в том, что Джудит хотела тебя кое о чем попросить. Это очень важно.

Хью взглянул на Джудит, но та демонстративно уставилась в потолок. Пожав плечами, он снова повернулся к Констанции.

— Твоя сестра, очевидно, решила, что начинать разговор следует тебе — о чем бы ни шла речь.

— Ты хочешь, чтобы я спрашивала, Джудит? — жалобным голосом осведомилась Констанция. — Я знаю, ты скажешь, что он предпочел бы услышать это от меня, но…

Метнув на сестру выразительный взгляд, Джудит уверенным шагом приблизилась к столу, и Констанция сразу спряталась за ее спину.

— Хьюго, — начала Джудит в свойственной ей решительной и резкой манере, — мы с Констанцией очень серьезно все обдумали и пришли к выводу, что пора возвратить в Хэверседж его самую священную традицию.

Хью приподнял бровь.

— Служба в часовне каждое утро? — спросил он.

Констанция прикусила губу, а Джудит удивленно уставилась на брата.

— Службы? С чего ты взял? Ах, да ты просто дразнишь меня! Какой же ты несносный, Хью!

— Но ты же сказала: «Священную традицию».

— Ты отлично знаешь, что об этом я бы никогда не стала просить. Речь идет о рождественской традиции. При маме мы всегда праздновали Святки.

Констанция посматривала на брата из-за плеча Джудит. В голубых глазах Хьюго появилось настороженное выражение, а брови его угрожающе сдвинулись. Констанция вздохнула. Не было никакой надежды на благополучный исход их рискованного предприятия. Сейчас Хью с Джудит заспорят, как уже не раз случалось. Хьюго думает только о делах, его мало волнует, что его сестры рискуют остаться старыми девами, если сами о себе не позаботятся!

Она слушала, как Джудит все более раздраженным голосом приводит доводы в пользу рождественского бала, но взгляд ее то и дело снова обращался к столу с картами. В ее воображении вновь возникла пещера с закопченным потолком, отблески пламени разожженного первобытными людьми костра и сочиненная ею повесть о любви и мести. Ей стало очень грустно, она сама не знала почему. Она была уверена, что это имеет какое-то отношение к тому, как тяжело трудился Хьюго последние годы и как мало это принесло результатов — кроме разве что вот этих карт…

Правда, это было не совсем так. У него была еще и Гонория. Но при одной мысли о Гонории Констанцию затрясло. Будущая невестка ее ужасно раздражала своей невозмутимостью. «Интересно, а болеет ли когда-нибудь Гонория?» — вдруг пришло ей в голову. Констанция в этом сомневалась. Ей казалось, что ни одна болезнь не посмеет приблизиться к этой зануде из страха за свое собственное благополучие.

Констанция хихикнула про себя. Бедная Гонория! Бедный Хьюго!

Ход ее мыслей внезапно прервала вспышка гнева Джудит.

— Но почему нет? — услышала она возглас сестры. — Нам не позволяют в этом доме никаких развлечений! Ты что же, решил, что это только твой дом, а родные могут убираться к черту? Мы для тебя все равно что не существуем! Ты — жадина, эгоист, тебе ни до кого нет дела!

Констанция снова посмотрела на брата. Он покраснел, глаза его расширились от изумления.

— Ни до кого нет дела? — переспросил он, вставая. — Ты думаешь, мне по душе такая жизнь? Разве я стараюсь для себя? Да будь моя воля, я бы давным-давно все здесь продал и купил бы участок земли где-нибудь… в Виргинии!

— Правда? — воскликнула удивленная Джудит. — В Виргинии? — Она несколько раз растерянно мигнула, огонь в ее глазах погас, на лбу выступила морщинка. — Не может быть, — пробормотала она несколько сконфуженно.

Констанция никогда не думала, что ее брат может быть несчастлив. Но в эту минуту она убедилась, что он несчастлив настолько, что не в состоянии в этом признаться даже самому себе.

Хьюго сел. Краска сошла с его лица.

— Прошу вас, забудьте то, что я сказал. Это глупость, уверяю вас, я никогда всерьез об этом не думал. — Помолчав немного, он вернулся к теме разговора:

— А что до бала, то попробуйте только взглянуть на ситуацию с моей точки зрения, а также с точки зрения нашей уважаемой миссис Певистон. Через три недели моя свадьба. Как может миссис Певистон одновременно подготовить дом и для новой хозяйки, и для рождественского бала?

— А уж Гонория, конечно, ожидает, что все двадцать спален будут готовы к ее приезду, — с горечью заметила Джудит.

— Джудит! — возмутился пораженный Хьюго. — Как ты смеешь говорить в таком тоне о женщине, которой предстоит стать не только моей женой, но и твоей сестрой? Я не могу ушам своим поверить! С каких пор ты так ожесточилась? Всем известно, что Гонория — воплощенная доброта, щедрость и великодушие! Я не могу позволить…

— Великодушие? — повторила Констанция. Обычно она не решалась возражать брату, но сейчас чаша ее терпения переполнилась.

— Я не хочу сделать тебе больно, Хьюго, и Джудит, быть может, была слишком резка, но я должна сказать, что не нахожу твою невесту такой щедрой и великодушной, какой ты хочешь, чтобы мы ее считали. Я однажды несла корзину с едой одним беднякам в Фрогвелле и встретила Гонорию. Так она мне несколько минут внушала, что своей помощью я только усугубляю их трудности, что, полагаясь на мои благодеяния, они не захотят трудиться, как подобает людям в их положении. Я до сих пор не могу понять, что она под этим подразумевала.

— Что же тут непонятного? — нахмурился Хьюго.

— Но я же объяснила ей, что мистер Рагли сломал ногу две недели назад и не может работать на фабрике, а бедная миссис Рагли ожидает восьмого ребенка. Я знаю, девушкам неприлично говорить о таком, Гонория побагровела от смущения, когда я об этом упомянула. Но она не изменила своего мнения, и я все-таки не понимаю, Хью, как можно отказать в помощи, когда человек не в состоянии работать, жена его должна родить, а из-за новых законов цены на хлеб так выросли. Что остается делать семье? Он слишком горд, чтобы просить, а я только что узнала об их несчастьях от миссис Певистон, которая знала миссис Рагли еще ребенком. Гонория мне ничего не могла ответить, кроме одного: ее дядя считает, что все бедняки просто лентяи и страну необходимо защищать от них. Но я всегда терпеть не могла сэра Руперта!

Констанция увидела, как брат, опершись локтями о стол, опустил голову на руки. Тяжело вздохнув, он сказал:

— Я не могу судить об этой ситуации, поскольку не присутствовал при вашем разговоре. Могу только сказать в оправдание моей невесты, что она всегда с участием отзывалась о бедняках. А что касается бала, я вынужден отказать вам в вашей просьбе по уже указанным причинам. Нельзя возлагать лишние обязанности на миссис Певистон, когда она готовится к встрече новой хозяйки. А теперь, с вашего разрешения, меня ждут дела.

— И это все, что ты можешь сказать? — Джудит поджала губы и расправила плечи.

— Все, — Хьюго снова взялся за перо.

Джудит резко повернулась и, схватив за руку Констанцию, потащила ее из комнаты. Оказавшись за дверью, она сделала гримасу в сторону брата.

— У нас все равно будет бал! Обойдемся как-нибудь без помощи миссис Певистон. Надо только подумать хорошенько. Должен же найтись какой-то способ! И мне неважно, нравится Гонории эта затея или нет!

— Но, Джудит, — прошептала Констанция, не желая, чтобы ее услышал брат, — Хьюго не позволит нам! Ты же слышала. Он против бала и вообще не признает никаких развлечений вот уже три года.

— Что ж, значит, ему пора измениться.

— Что ты собираешься делать?

— Пока не знаю, — Джудит уперлась руками в бока с еще более решительным выражением, чем раньше. — Но я что-нибудь придумаю! Вот увидишь!

В этот момент появился дворецкий Сиддонс с серебряным подносом, на котором лежало письмо. Констанция почувствовала, как мурашки забегали у нее по спине. Неожиданное письмо в раннее декабрьское утро возвещало начало какого-то приключения — ведь ни она, ни Джудит никаких писем не ожидали.

Джудит взяла письмо, но не успела она его распечатать, как Сиддонс сказал:

— Приближается экипаж леди Хаклоу. С ней мисс Юлгрив. Я полагал, что вы захотите узнать об этом заранее.

— Благодарю вас, Сиддонс, — кивнула Джудит.

Когда дворецкий направился к двери кабинета, она добавила:

— Не беспокойте его милость, я сама сообщу ему радостное известие.

Констанция с трудом удержалась от смеха: Хью не любил, когда его невеста и ее тетка нарушали по утрам его уединение. Об этом знала и вся прислуга, поэтому Сиддонс отвечал с нескрываемым облегчением:

— Слушаюсь, мисс Лейтон.

Когда Сиддонс вышел, Джудит распечатала письмо, и Констанция заглянула ей через плечо. Увидев, от кого оно, и сообразив, что Мэри Фэрфилд в Дербишире, обе вскрикнули от восторга и, обнявшись, закружились по комнате.

Дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился Хьюго, глядя на них с удивлением.

— Что тут происходит?

Девушки остановились; Констанция выступила вперед, заслонив Джудит, чтобы брат не увидел письмо.

— Прости, Хьюго… Я… рассказывала Джудит одну историю, которую слышала от мистера Белпера. — Тут бес проказливости овладел ею, и она улыбнулась. — Кстати, у нас для тебя есть приятное известие. Сиддонс только что доложил, что к нам едет мисс Юлгрив. С леди Хаклоу, разумеется.

Отразившееся у него на лице раздражение доставило ей огромное удовольствие. Схватив Джудит за руку, она потянула ее за собой.

Уже в холле, где Хьюго не мог их услышать, Джудит остановила сестру.

— Ты меня опередила! Я так хотела сама сообщить Хьюго, что его возлюбленная снова поступила вопреки его желаниям. Интересно, что за важное событие привело сегодня этих дам в Хэверседж?

— Возможно, Гонория не может сделать выбор между муслиновым и атласным свадебным платьем, хочет знать мнение Хьюго, прежде чем будут пущены в ход ножницы.

— И как это наш братец выбрал себе в жену такую тупицу?

— Зато она хорошенькая.

— Да, но Мэри Фэрфилд тоже хорошенькая. — Джудит лукаво улыбнулась, помахав письмом перед носом сестры.

— Мэри в Эбботс-Энд! — взвизгнула Констанция. — Мы спасены, Джудит!

— О да, спасены, наконец!

С этими словами обе девушки поспешили наверх, не имея никакого желания встречаться ни с леди Хаклоу, ни с Гонорией.

5

Хьюго вернулся за свой письменный стол в некотором раздражении. Он уже несколько раз просил свою невесту ограничить их с тетушкой визиты второй половиной дня. Должна же Гонория наконец понять, что первые шесть утренних часов он обязан посвящать делам! В конце концов, она тоже заинтересована в том, чтобы он смог успешно завершить приведение в порядок своих владений. То, что она просто проигнорировала его желание, огорчило Хьюго, поскольку это значило, что нового объяснения не миновать.

До сих пор, когда он заводил об этом речь, Гонория рассыпалась в извинениях, ужасаясь причиненным ему неудобствам. В то же время она пыталась дать ему понять, что никогда бы не побеспокоила его, если бы речь не шла о деле чрезвычайной важности.

Ему было нелегко убедить ее, что выбор между абрикосового цвета шелком и пестрым ситцем для отделки малой гостиной таким делом никак не является. Она не соглашалась с ним, доказывая, что внешний вид его родовой усадьбы должен в полной мере отражать вкладываемые в ее устройство труды. Выбор между шелком и ситцем был делом первостепенной важности, как и разбивка нового розария рядом с лабиринтом и обязательная покупка китайской вазы для каминной полки в библиотеке. Когда она приехала как-то поутру, чтобы обсудить вопрос о китайской вазе, Хьюго как раз изучал труд об удобрениях. Он с трудом сдержал желание посоветовать ей, что лучше было бы сделать с этой прекрасной вазой…

Сейчас, сознавая, что пройдет некоторое время, прежде чем экипаж леди Хаклоу подъедет к парадному подъезду Хэверседж-Парка и лакей проводит его невесту с теткой в розовую гостиную, Хью решил, что у него есть по меньшей мере минут десять уединения.

Сев за стол, он снова взял перо и, к своему большому неудовольствию, увидел, что посередине страницы расплылось отвратительное пятно. Выругавшись себе под нос, Хью тщательно переписал содержание испорченной страницы, а затем продолжил свою работу, занося в особую книгу пометки, сделанные им во время его последней поездки по усадьбе.

Оставалось всего одиннадцать акров. Он поверить не мог, что труд, взятый им на себя почти три года назад, близок к завершению.

Хьюго внимательно перечитал заметки о подлеске, который давно следовало разредить. Он так разросся, что в зарослях можно было запутаться.

Запутаться. Он запутался… Словно наяву предстала перед ним черная шелковая полумаска. Великолепные ровные зубы, горячее юное тело…

Хью тряхнул головой, прогоняя непрошеные воспоминания о ночном приключении.

Когда они наконец покинут его?! Еще несколько минут назад, когда Констанция рассматривала его карту, ему пришло в голову, что она смотрит как раз на то самое место, где Белый Принц подстерег его карету, где молодая женщина бросилась ему на шею и поцеловала его. Она целовала его так, как когда-то Мэри, — горячо и страстно. Боже, неужели прошло почти пять лет с тех пор, как он видел ее в последний раз? Не может быть!

Что Мэри теперь делает? Влюбилась ли она в кого-нибудь, как он ей советовал в последнем письме? Странно, что он так и не смог заставить себя сообщить ей о своей помолвке…

А кого он целовал прошлой ночью? Почему даже сейчас он был весь полон неизъяснимых желаний?..

Хьюго нахмурился и снова попытался сосредоточиться на работе. Заросли. Там, наверное, водятся кролики. Белые кролики с мягким нежным мехом… Нежная кожа и нежные губы. Нежное тело, реагирующее на малейшее его прикосновение… Хьюго закрыл глаза и окончательно отдался во власть воспоминаний. Когда она поцеловала его, он испытал властное побуждение захлопнуть дверцу кареты и удержать ее при себе навсегда. Разумеется, он никогда бы так не поступил — не стал бы ради нее рисковать, жизнью кучера, но это побуждение, эта внезапная вспышка желания остались с ним. Они и разбудили его сегодня утром.

Первые несколько минут после пробуждения при розоватом отблеске рассвета он думал о том, что хорошо было бы ночью снова выехать на дорогу. Может быть, тогда Белый Принц опять решит напасть на него и он вновь увидит эту молодую женщину, чье горячее гибкое тело возбудило в нем прежние желания и мечты…

Легкий стук в дверь ворвался в его мысли, как пушечная канонада.

— Войдите, — сказал он, делая вид, что пишет что-то давно уже высохшим пером.

Хьюго был уверен, что это явился Сиддонс — доложить о прибытии, дам. Подняв глаза, он тут же проворно вскочил, чувствуя себя как мальчишка, которого застали окунающим в чернильницу косу сестры.

— Гонория! — воскликнул он, никак не ожидая, что она пройдет прямо к нему в кабинет.

— Доброе утро, Рейнворт, — сказала она своим обычным спокойным тоном и, улыбаясь, сделала шаг к нему навстречу. — Я вижу, я вас удивила. Я вам не помешала?

— О нет, разумеется, нет, — начал он вежливо, все еще пораженный ее внезапным появлением.

Гонория была в накидке, крытой бледно-розовым шелком, и такого же цвета шляпе, выгодно оттенявшей ее темно-каштановые волосы и темные глаза. Эта шляпа ей очень шла, и Хьюго невольно улыбнулся, но тут же вспомнил, что собирался серьезно поговорить с ней, и поспешно добавил:

— То есть вы меня, конечно, отвлекли — вы же знаете, по утрам я должен заниматься делами, но это самое приятное отвлечение.

— Я бы никогда не стала вас беспокоить, если бы не одно важное дело.

Хорошо зная, чего от него ожидают, Хьюго быстро обошел стол, чтобы, взяв Гонорию за руку, приложиться губами к ее щеке. Но внезапно в голове у него все перепуталось. Преследовавшие его все утро воспоминания неожиданно с новой силой нахлынули на него. Без дальнейших размышлений Хьюго сжал свою невесту в объятиях и крепко поцеловал ее в губы. Годами подавляемый им голод прорвался наконец наружу, требуя немедленного удовлетворения. Его губы с жадностью искали ее губ.

— Гонория, любимая! — шептал он, целуя ее шею. — Через три недели наша свадьба. Как я жажду тебя…

Он вновь и вновь целовал ее нежные теплые губы, но не ощущал при этом никаких признаков ответного желания. Казалось, что в его объятиях она чувствует себя кроликом, застывшим в ужасе посередине тропы в свете охотничьего факела.

Хью понял, что поторопился, и, стараясь скрыть разочарование, медленно отпустил Гонорию. Он опасался только, что напугал ее до потери сознания своим неджентльменским поведением.

— Тетушка ожидает нас в гостиной, — сказала она неуверенно и, откашлявшись, продолжала уже более спокойно:

— Хотела только показать вам эскиз столика для малой гостиной. Мы с тетушкой были в магазине, и мне не понравилась там резная мебель. Теперешняя мода на орнаменты кажется мне немного вульгарной. Я предпочитаю прямые линии, они больше подходят к такому солидному дому, как Хэверседж. Вы согласны со мной?

У него вдруг возникло такое же чувство, как в тот момент, когда прошлой ночью молодая женщина, выскочив из его кареты, захлопнула дверцу. Хьюго снова показалось, что над ним закрылась крышка гроба…

Гонория подала ему эскиз, о котором шла речь. В каком-то отупении он снова уселся за стол, машинально протянул руку за рисунком и бросил беглый взгляд на свою невесту. Единственным свидетельством того, что она восприняла его поцелуй как проявление страсти, а не как глупую выходку, была чуть заметная дрожь протянутой к нему руки.

Сквозь туман беспорядочных мыслей Хьюго невидящими глазами смотрел на рисунок.

— Очень мило, — кивнул он. — Я вполне одобряю ваш выбор.

Только возвращая ей эскиз, он заметил, что держал его вверх ногами. Осталось непонятным, заметила ли это Гонория. Хьюго сознавал, что ему следовало бы продолжить с ней разговор о ее несвоевременном визите, но он почему-то утратил всякий интерес к этой теме.

Нечто большее, чем ее нежелание считаться с его потребностью в одиночестве в утренние часы, только что открылось ему. Он не знал, о чем ему дальше говорить и что делать.

Знал ли он вообще свою невесту?

— Вы меня удивили, — прошептала Гонория, первой нарушив затянувшееся молчание.

Она явно хотела разрешить возникшее между ними недоразумение. Хьюго взглянул на нее с внезапно вспыхнувшей надеждой, но она отвела глаза.

— Я не ожидала, что вы меня поцелуете, иначе…

Заметив ее смущение, он поспешно встал, подошел к ней и взял за руку, с удовольствием отметив, что она не отодвинулась от него. И все-таки в ней чувствовалось желание вырваться и убежать. «Как она еще неопытна», — подумал Хьюго с внезапно зародившейся нежностью к ней.

— Я слишком поторопился, — сказал он спокойно. — Моим единственным оправданием может быть только моя любовь к вам. Прошу вас простить мне мой порыв.

Только теперь она подняла на него глаза и слегка улыбнулась.

— Ну конечно, Рейнворт.

Ему никак не удавалось убедить ее называть его по имени.

— Это мой долг, — добавила Гонория, — и в следующий раз я постараюсь лучше исполнить его.

— Вы лучшая из женщин! — воскликнул он, пылко целуя ее пальцы.

Отняв у него руку, она отступила на шаг.

— А теперь пойдемте к тетушке. Она очень заинтересовалась этим эскизом, хотя сама предпочитает завитки. А мне кажется, как я уже говорила, что прямые линии вернее отражают великолепие вашего дома. Только, пожалуйста, скажите мне, что вы на самом деле думаете об эскизе, потому что я… потому что, мне кажется, вы не успели рассмотреть его как следует.

Рассуждать о том, чем отличаются резные ножки от прямых, показалось ему настолько скучным, что он только заметил:

— В этом вы всегда будете в моих глазах лучшим судьей, дорогая. Я уже говорил вам: вы скоро станете хозяйкой моего дома и в этом качестве вы всегда можете рассчитывать на мою поддержку. К тому же у вас превосходный вкус.

Казалось, Гонория была наконец удовлетворена. Когда оба они уже вышли в холл, она сказала:

— Рейнворт, я хотела вас кое о чем спросить. Когда мы с тетушкой приехали сегодня, я услышала какой-то странный визг. Что бы это могло быть?

Предложив ей руку, Хьюго улыбнулся.

— Боюсь, что это могли быть мои сестры. Констанция, наверное, рассказывала что-нибудь смешное.

— Вот как, — мягко произнесла Гонория, таким тоном она обычно начинала свои критические замечания в адрес его сестер. — Я никогда бы не подумала, что две молодые девушки могут поднять такой шум. Тетушка говорит, что она никогда не слышала, чтобы девушкам позволяли с визгом носиться по дому. Когда Сиддонс открыл нам дверь — мне, право же, неловко рассказывать об этом: выходит, как будто я сплетничаю, — но, Рейнворт, они умчались наверх по лестнице! Тетушке чуть не стало дурно! Я сама в жизни не была так шокирована.

Хьюго вздохнул.

— Я с ними поговорю.

— Благодарю вас. Мне не подобает делать замечания вашим сестрам, но они подают такой дурной пример маленькой Беатрисе. Когда мы поженимся, я надеюсь, они поймут, что я просто не могу позволить кому бы то ни было бегать по дому без всякого уважения к вашему положению. Это в высшей степени неприлично, особенно в случае Констанции и Джудит, которым пора было бы понимать такие вещи.

Хью почувствовал сильное раздражение, хотя еще совсем недавно, услышав вопли сестер, сам твердо вознамерился поговорить с ними об их манерах. Он тоже считал эти манеры неподобающими. Но когда Гонория заявила, что не потерпит такого поведения в Хэверседже, он подумал, что это уже немного слишком.

«Но ведь она права, — тут же упрекнул он себя. — Она вполне имеет право требовать, чтобы я поговорил с сестрами. В конце концов, когда мы поженимся, она будет хозяйкой дома, и ее желания станут законом. Кроме того, разве я не должен всегда и во всем считаться в первую очередь с ее желаниями?»

Ему стоило величайших усилий подавить вздох.

Когда они вошли в гостиную, Гонория сразу же заняла позицию рядом с теткой. Хью низко склонился над протянутой рукой леди Хаклоу. Гонория вручила ей свой эскиз и сказала, что Хью находит его очень милым и что оба они предпочитают прямые ножки резным. Холодно улыбнувшись Хью, леди Хаклоу слегка наклонила голову, признавая свое поражение.

Хью почувствовал, что раздражение вновь поднимается в нем. Если и дальше так пойдет, он скоро начнет рычать на прислугу, чтобы сорвать на ком-то дурное расположение духа. Он решил, что лучший способ преодолеть такое настроение — завершить объезд своих владений сразу же после того, как карета леди Хаклоу отъедет в направлении ее усадьбы Давдэйл-Мэнор.

Он уселся напротив своей невесты. Поскольку дамы тут же увлеклись оживленной дискуссией о преимуществах покупки двух столов вместо одного, так как за второй Гонории обещали существенную скидку, Хью мог беспрепятственно погрузиться в свои мысли.

И мысли эти немедленно обратились к Гонории.

Нельзя было отрицать, что она очень элегантна. Высокая, стройная, грациозная, в каждом движении сказывается порода. Прекрасная кожа являла собой изумительное сочетание спелого абрикоса со сливками. По цвету и разрезу глаз — совершенная голубка. Это была бы, пожалуй, самая привлекательная черта, если бы в глазах ее не таилось какое-то особенное, расчетливое и оценивающее выражение. Высокие скулы, широкий лоб, изящно очерченный подбородок при более живых чертах сделали бы ее лицо совершенно обворожительным. Но этот безупречный овал сердечком портили холодность и твердость взгляда. И еще то, что она редко улыбалась…

Хьюго вдруг подумал, что никогда не слышал ее смех. Почему она всегда так серьезна? Впрочем, именно за эту серьезность да сильно развитое чувство долга он, в сущности, и выбрал ее себе в жены…

В Хэверседже ему предстояло много лет тяжелого труда, и Хьюго не мог позволить себе жениться на какой-нибудь легкомысленной особе, которая стала бы злиться и дуться на него все долгие зимы за то, что он лишил ее столичных удовольствий. Когда он изложил Гонории свои требования к будущей жене, она была очень довольна и сказала ему, что выезжала в свет только по обязанности. «Какая ирония судьбы, — добавила она, — что я буду избавлена от этой обязанности необходимостью исполнять другую, гораздо более приятную, здесь, в Хэверседже».

Облокотившись на ручку кресла и подперев большим пальцем подбородок, Хьюго продолжал наблюдать за ней. В ее внешности был только один недостаток: нос у нее был великоват, чтобы считаться идеально красивым. Впрочем, этот недостаток с лихвой восполняли роскошные темно-каштановые волосы, уложенные в аккуратный шиньон на затылке. Хьюго представил себе, как распускает ее волосы — он был твердо намерен так поступить в их первую брачную ночь! — и держит в руках тяжелые пряди…

Но позволит ли она ему такую вольность?

Мысль странная, но, с ее сдержанностью, было вполне возможно, что Гонория не одобрит такого с собой обращения. Его взгляд скользнул с ее лица на розовые шелковые туфельки. Чувство, очень похожее на разочарование, овладело им, но он тут же напомнил себе, что до свадьбы невозможно с уверенностью сказать, как она отнесется к его прикосновениям, его объятиям и ласкам.

Впрочем, если судить по этому поцелую, который под влиянием какого-то порыва он только что запечатлел на ее устах, едва ли будущее сулило ему много радостных мгновений… Ему пришлось снова напомнить себе, что в этом браке он не ищет любви. Во всяком случае, не в первую очередь. Его долг перед своим родом — иметь наследников, а его долг по отношению к семейным владениям — привести в дом образцовую хозяйку. Иначе все его труды пойдут прахом и наследники не смогут вкусить их плодов.

— А вы какого мнения, Рейнворт? — донесся до него мелодичный голос леди Хаклоу.

Хьюго повернулся к ней и улыбнулся немного растерянно.

— Прошу прощения, но я не очень внимательно слушал. Мнение о чем? О ножках стола?

— Нет-нет, о Белом Принце, разумеется! Лорд Хаклоу с каждым днем все больше преисполняется намерений усмирить этого негодяя. И, по-моему, чем раньше, тем лучше. Иначе никто не может чувствовать себя в безопасности. Я никогда не забуду, как он напал на меня! Сердце у меня так колотилось, что мне казалось, я вот-вот оглохну или упаду в обморок. К счастью, этого не случилось, потому что я все время держала под носом флакончик с туалетным уксусом.

Хьюго выпрямился в кресле, сняв руку с подлокотника.

Леди Хаклоу была миниатюрного сложения, но ей удавалось возмещать отсутствие величественной осанки категоричностью суждений по любому вопросу, о каком бы ни зашла речь. Ее манеры были превосходны, она безупречно владела собой и внешне во всех отношениях являлась настоящей леди. Она обладала прекрасными связями и огромным состоянием, поскольку замуж в свое время вышла по расчету. Уже двадцать лет она была женой сэра Руперта, детей у них не было, что, впрочем, ее мало огорчало. Присутствие детей всегда вызывало у нее гримасу недовольства. Уже несколько лет леди Хаклоу была опекуншей Гонории, заменив ей мать, когда родители девушки умерли.

В темных волосах леди Хаклоу была заметна проседь, а цвет лица вынуждал ее прибегать к румянам. С птичьим носом, маленькими круглыми голубыми глазками и прямыми бровями, она скорее всего была недурна в молодости. Но время и свойственная ей непреклонность уже давно наложили на ее черты свой отпечаток, придав им излишнюю твердость и сухость.

Хотя Хью это никогда раньше не приходило в голову, он вдруг подумал, что леди Хаклоу ему не нравится.

— Боюсь, я мало что имею сообщить вам по этому поводу, — произнес он, откашлявшись. Ему стало так неловко при воспоминании о его ночном приключении, что шейный платок вдруг показался тесным. — Хотя мне тоже довелось встретиться с Белым Принцем… Дело в том, что вчера, когда я возвращался из Честерфилда, мою карету остановили. Белый Принц и двое его людей отняли у меня кошелек.

Он не упомянул о том, что одним из этих людей была молодая женщина.

Обе дамы в ужасе ахнули, и Хью раскаялся, что рассказал им об этом происшествии. Ну и дураком же он бывает иногда!

— Вы не пострадали? — воскликнула Гонория, прижимая руку к груди.

— Нет-нет, вы же видите, что я цел и невредим. Они остановили карету, выстрелив в воздух, и потребовали у меня кошелек. После того как я отдал его одному из этих людей, меня отпустили. Кажется, Белый Принц добывает таким образом деньги для местных бедняков. Право же, все было вполне безобидно, так что не стоит принимать это так близко к сердцу.

— Не стоит? — негодующе вопросила леди Хаклоу. — Вас, по-видимому, нисколько не волнует тот факт, что вас ограбили? — Она быстро встала. — Пойдем, Гонория! Я должна немедленно рассказать все мужу. Он должен узнать об этом новом злодеянии. А что касается вас, лорд Рейнворт, скажу вам откровенно: ваше равнодушие к такому наглому грабежу на большой дороге и есть главная причина того, что всем остальным приходится подвергаться опасности каждый день, рискуя расстаться не только с деньгами, но и с самой жизнью.

— Ну, уж никак не с жизнью, — миролюбиво произнес Хьюго, тоже вставая с кресла. — Вы преувеличиваете, миледи. Это нападение — если его только можно назвать таковым — было осуществлено с полным соблюдением всех приличий. Моя жизнь ни минуты не была в опасности. В конце концов, Белый Принц и его люди — не шайка викингов. Хотя методы его и сомнительны, но намерения представляются мне вполне благородными.

Леди Хаклоу устремила на него изумленный и возмущенный взгляд своих маленьких глазок.

— Вы начинаете рассуждать как настоящий якобинец! Только ваша молодость и неопытность позволяют вам отзываться с таким равнодушием о возмутительных грабежах. Я сегодня же пришлю к вам своего мужа. Он объяснит вам всю серьезность ситуации, поскольку я с ужасом убеждаюсь, что, если Белого Принца скоро не поймают, мы все окажемся в заложниках у этого негодяя. А теперь прошу вас распорядиться, чтобы мой экипаж подали немедленно!

Хью был возмущен. Он не привык, чтобы с ним обращались как с мальчишкой, и сдержал вертевшийся у него на языке ответ, только встретив умоляющий взгляд Гонории.

Появление в этот момент Сиддонса с угощением для дам еще более усугубило неловкость ситуации. Леди Хаклоу была неумолима. Она настояла на том, чтобы отбыть немедленно, хотя Хью и убеждал ее выпить перед отъездом чашку чая.

Сиддонс с подносом исчез в холле, и вскоре благодаря его распорядительности колеса экипажа зашуршали по гравию у подъезда.

Когда леди Хаклоу направилась к дверям, Гонория задержала Хью, коснувшись его руки.

— Благодарю вас за то, что вы промолчали, — прошептала она. — У тетушки всегда самые лучшие намерения, и в какой-то степени я согласна с ней — вы действительно с удивительным равнодушием отнеслись к этому ужасному происшествию. Но мы поговорим об этом потом.

— Вы приедете завтра ужинать?

— Да, как мы и договаривались.

Взяв Гонорию за руку, Хьюго хотел поднести ее пальцы к губам, но она, покраснев, отняла у него руку. Он проводил дам до кареты и, захлопнув дверцу, стал медленно подниматься по ступеням крыльца.

Если его и тяготили какие-то сомнения относительно будущего, он решительно отбросил их. Хьюго знал, что, занявшись делом, быстро восстановит душевное равновесие.

6

Погруженная в экзотического байроновского «Корсара», Мэри вздрогнула от неожиданности, когда раздался громкий стук в дверь. Картины, одна нелепее другой, так и проносились у нее перед глазами: Хью вбегает в комнату, глаза его горят любовью, он обнимает ее, целует снова и снова…

Боже, какой она стала дурой!

Усилием воли Мэри заставила утихомириться свое глупое сердце и прогнала идиотские мысли. Только когда дыхание ее стало ровным и спокойным, она ответила на огласивший ее комнату стук.

В ответ на приглашение войти дверь чуть-чуть приоткрылась, и в образовавшейся щелочке появились одна над другой две хорошенькие головки. На таких знакомых, таких любимых личиках играли радостные улыбки.

— Мэри! — зазвенели восторженным дуэтом молодые голоса.

Мэри вскочила, швырнула книгу на постель и поспешила к двери, от души радуясь появлению подруг.

Когда близнецы влетели в комнату, она поочередно обняла их в заведенном у них порядке — сначала Джудит, а потом Констанцию. Подруги взглянули в глаза друг другу и дружно расхохотались. В школе они не раз вместе участвовали во всяких проделках и поэтому считали все приветственные церемонии лишними.

Отступив на шаг, Мэри взяла их обеих за руки.

— Ну до чего же мило вы обе выглядите в зеленом бархате! — воскликнула она. — Как элегантно! Но расскажите же, как вы поживаете? Как Кит? Хью по-прежнему держит его дома? Я думала, что Кит уже завербовался в солдаты, лишь бы не скучать в Хэверседже. Ведь ему уже исполнилось восемнадцать?

Сестры переглянулись.

— Да, но это не имеет никакого значения, — заявила Джудит. — Ты представить себе не можешь, до чего у нас дошло!

— Хью убедил Кита идти в священники, — объявила Констанция. — Да-да, хочешь верь, хочешь нет! Мы сами поражены, но Кит нам об этом сказал еще в прошлом году.

— Это правда, — подтвердила Джудит в ответ на изумленный взгляд Мэри. — Наш братец станет духовной особой!

Мэри смотрела на них, раскрыв рот, не в состоянии поверить своим ушам.

— Духовной особой? — переспросила она. — Но этого не может быть! Ведь мы о Кристофере говорим? О том самом Ките, который запер вас однажды на целый вечер на чердаке? Который устраивал фейерверки в пещерах? Который пропал как-то на два дня, а когда его нашли в заброшенной шахте, он только потешался над своим приключением? Не может быть!

Сестры сразу погрустнели. Констанция закрыла дверь, из которой тянуло сквозняком, а Джудит продолжала возбужденно обсуждать эту волновавшую их до глубины души тему.

— Священник! — повторила она с отвращением. — Ты можешь вообразить себе Кита угрюмым викарием, отпевающим покойников, посещающим больных, сочиняющим проповеди? И это в то время как он просто создан, чтобы носить мундир!

Мэри была слишком изумлена, чтобы отвечать. Она была совершенно согласна с Джудит. По ее мнению, из Кита мог получиться такой же священник, как из барсука ласточка!

— Я ничего не понимаю, — проговорила она наконец. — Но садитесь или забирайтесь на кровать, если хотите. Я знаю, ваш братец Хью осуждает дурные манеры, но я на вас жаловаться не стану.

Сестры захихикали, тем самым несколько смягчив серьезность момента. Они удобно устроились с ногами на кровати, сбросив зеленые бархатные башмачки. «Какую безупречную породистую пару составили бы они, если бы были молодыми кобылками!» — подумала Мэри.

Сама она села в кресло у кровати. Она очень волновалась, и тысяча вопросов вертелась у нее на языке. Ей нужно было так много выяснить, что она просто не знала, с чего начать. Конечно, ее очень занимала мысль, как это Кит согласился стать священником вместо того, чтобы пойти в армию. Но гораздо важнее было узнать, почему Хьюго сделал предложение Гонории Юлгрив.

Между тем Джудит взяла брошенный на постель томик Байрона. Она показала его Констанции, и обе сестрицы покатились на подушки в притворном обмороке.

— «Корсар»! — воскликнули они одновременно и дружно расхохотались.

— Как же я по вас соскучилась! — улыбнулась Мэри. — Сезон всегда так быстро пролетает…

— Увы! — согласилась Джудит, развязывая розовые ленты шляпки.

— Он должен бы длиться пять месяцев вместо трех, — отозвалась Констанция, распуская белые шелковые ленты своей шляпки.

Мэри отметила про себя, как прекрасно смотрятся на фоне зеленой шерсти платьев золотистые локоны близнецов. Они были точно такого же цвета, как и у Хью. Из-под изящно очерченных темно-рыжих бровей лукаво поблескивали голубые глаза. Венецианскую прелесть безупречных овалов лица нарушали только вздернутые носики, унаследованные ими от матери.

Мэри обожала близнецов.

— Конечно, мне скучно без моих лондонских друзей, — нахмурилась Джудит, — но хуже всего то, что нам приходится возвращаться в Хэверседж, к Хьюго.

— Поэтому мы вообще стараемся бывать дома пореже, — подхватила Констанция. — Тетушка Филипс всегда приглашает нас на лето в Бат…

— Хотя мы сотни раз убеждали ее, — перебила сестру Джудит, — что купанье в Брайтоне было бы куда полезнее.

— Как ты нам и говорила всегда, — добавила Констанция.

— И все-таки нам никак не удается заставить ее изменить планы, — закончила Джудит. — Она обожает Бат.

Сестрицы вздохнули.

Их желание провести лето с ней в Брайтоне было приятно Мэри, кроме того, она обрадовалась, что разговор принял нужный ей оборот.

— Я понятия не имела, что вам не нравится дома. Я замечала, что вы неохотно говорили о Хью и о Хэверседже, но всегда считала, что вам просто веселее в Лондоне.

Близнецы обменялись многозначительными взглядами. Не глядя на подругу, Джудит сказала:

— А ты всегда очень настойчиво расспрашивала именно о Хэверседже.

— Да, — добавила Констанция, — ты всегда спрашивала о здоровье Джудит, потом о моем…

— А потом о здоровье и настроении Амабел, Кита и Беатрисы, о бедняках в деревне…

После краткой паузы сестры закончили в унисон:

— И только потом о Хьюго!

Мэри стиснула руки на коленях, как будто стараясь этим жестом скрыть от подруг то, что они наверняка уже знали или подозревали, — что она до сих пор влюблена в их брата. Она почувствовала, что кончики ушей у нее, загорелись, и глубоко вздохнула, чтобы подавить смущение. Мэри знала, что, если ей это не удастся, она мучительно покраснеет и тут же выдаст подлинное состояние своих чувств.

— Не знаю, что вы этим хотите сказать. Я всегда любила Хэверседж — и всю вашу семью.

— Особенно Хьюго, — твердо заявила Джудит.

Она слезла с постели, и Констанция последовала ее примеру. Обе девушки подошли к Мэри и опустились на колени рядом с ее креслом.

— Дорогая Мэри! — воскликнула Констанция. — Мы всегда надеялись, что Хьюго когда-нибудь одумается и женится на тебе. Вся деревня видела, что он в тебя влюбился, и насчет твоих чувств к нему тоже никто не сомневался. Все это было очень мило, так что тебе вовсе нет нужды конфузиться. Я помню, как вы носились по округе каждое утро, когда мы с Джудит еще спали, как от вас пахло весной…

— Не говоря уже о тайных поцелуях в лабиринте, — добавила Джудит.

— Довольно! — воскликнула Мэри, прижимая ладони к пылающим щекам. — Вы меня выставляете такой испорченной и легкомысленной…

— Такая ты и есть, — улыбнулась Джудит, опуская голову ей на колени. — Поэтому мы всегда и были так дружны с тобой!

— И навсегда останемся друзьями! — подхватила Констанция.

— Поэтому ты должна приехать в Хэверседж и провести с нами Рождество.

Мэри изумленно уставилась на Констанцию поверх головы Джудит.

— Провести с вами Рождество? — повторила она.

Мэри, конечно, мечтала получить такое приглашение, и все-таки это застало ее врасплох.

— Но разве ты не за этим приехала в Дербишир? — вкрадчиво заговорила Констанция. — Чтобы быть поближе к Хью, ведь так? Попробовать вернуть себе его любовь?

— Что же ты молчишь? — подмигнула ей Джудит. Ее голубые глаза озорно блестели.

Прислонившись к плечу Мэри, Констанция умильно заглядывала ей в глаза.

— Ну признайся же наконец!

Мэри обняла Констанцию одной рукой, а другую опустила на голову Джудит.

— Я не стану притворяться. Очень глупо было с моей стороны скрывать всю глубину моей… привязанности к Хьюго. Когда ваш брат не приехал в Лондон прошлой весной, на меня напало что-то вроде паники. А в своем последнем письме…

Джудит подняла голову с ее колен и выпрямилась.

— Что же он тебе написал? — спросила она, нахмурившись.

Мэри вздохнула.

— Он посоветовал мне поскорее найти себе жениха и сообщил, что не знает, когда ему представится случай снова написать мне.

Она вспомнила, каким холодом повеяло на нее, когда она прочитала эти жестокие слова, и, хотя гостиная в тот момент была залита солнцем, ей показалось, что вокруг потемнело.

— Но он не написал мне о своей помолвке. Я узнала о ней, только когда приехала сюда. Пожалуйста, расскажите мне, как все это произошло.

Близнецы уныло переглянулись.

— Гонория! — произнесли они в один голос.

Джудит сочувственно погладила Мэри по плечу и начала рассказывать.

— К июлю прошлого года я уже знала, откуда ветер дует. Она поселилась у тетки, леди Хаклоу, в мае, и, когда она впервые переступила порог Хэверседжа, мне сразу показалось, что она вознамерилась заправлять здесь всем — и нами в том числе.

— Ах, Мэри, ты представить себе не можешь, какая у нас воцарилась скука! — воскликнула Констанция. — Гонория убедила Хьюго, что строжайшая экономия — величайшее благо. Вечерами он разрешает разжигать камин только в гостиной, а в спальнях никогда!

— А по утрам, когда вы одеваетесь? — спросила изумленная Мэри.

Девушки покачали головами.

Мэри не могла поверить своим ушам. Она пыталась представить себе Хьюго таким, каким его описывали сестры, но ей это не удавалось.

— Это все, наверное, ее влияние, — пробормотала она, не замечая, что говорит вслух.

— Не совсем, — сказала Джудит. — Нужно отдать ей справедливость — Хью очень изменился еще до ее появления. Ты его не узнаешь — я просто уверена. Но ты ведь приедешь к нам на Рождество? Ты еще, может быть, сумеешь все исправить. Хью не должен жениться на Гонории! При всем ее тонком воспитании и образованности ей никогда не сделать его счастливым. Никогда! Обещай нам, что ты приедешь в Хэверседж!

Мэри заглянула в ее встревоженные глаза.

— Ну разумеется, я к вам приеду. Я как раз и надеялась, что вы меня пригласите. Но насчет того, чтобы все исправить, — такого обещания я дать не могу. Я только хочу уяснить для себя, будет ли Хью счастлив с мисс Юлгрив. Если я увижу, что у него есть хоть самый маленький шанс, я вмешиваться не стану.

Констанция прикусила губу.

— Ну что же, как бы там ни было, ты могла бы сделать мне одно одолжение?

Мэри удивленно взглянула на нее.

— Одолжение? Что ты имеешь в виду? Конечно, я постараюсь, но…

— Видишь ли, мы хотим устроить на Рождество бал. Когда были живы папа и мама, они его давали каждый год, приглашая всех соседей. Но Хью и слышать об этом не хочет. Он говорит, что его свадьба как раз приходится на Рождество и будет слишком много хлопот для прислуги. Но если бы ты знала, как обрадовалась бедная миссис Певистон, когда услышала, что мы собираемся дать бал. Она даже в ладоши захлопала от радости. Миссис Певистон всегда гордилась своим умением устраивать рождественские балы. Но Хью даже отказался говорить об этом. По правде сказать, я думаю, он боится огорчать Гонорию.

— Но неужели же она такая зануда, что не захочет повеселиться даже на Рождество?

— Зануда — не то слово! — Джудит упрямо выпятила подбородок. — Но ты сама все увидишь, когда приедешь в Хэверседж. А теперь, — сказала она, вставая и открывая дверцы гардероба, — я намерена помочь тебе уложиться, потому что без тебя мы отсюда не уйдем!

— Но вы должны сначала спросить разрешения у Хьюго! — встревожилась Мэри. Услышав характеристику, данную шестому виконту его сестрами, она не была вполне уверена, что он примет ее с распростертыми объятиями.

Констанция тоже встала и умоляюще протянула к ней руки.

— Если мы будем соблюдать все правила приличия, вся наша война будет проиграна — и без единого выстрела. Залог успеха — внезапность нападения. Мы всегда можем отступить, если понадобится, как это сделал Веллингтон, когда он уже закрепился в Испании. Представь себе, что Хьюго не согласится тебя принять. Как мы тогда сможем залучить тебя к себе? Нет, я убеждена, что, если ты уже будешь находиться в доме, он не сможет тебя выдворить.

Подумав немного, Мэри сочла это соображение вполне разумным.

— Чемодан под кроватью, — сказала она, улыбнувшись, — а там, у стены, еще два сундука.

— Кстати, Мэри, а где твоя компаньонка? — поинтересовалась Джудит.

Мэри немного смутилась.

— Я оставила ее в гостинице в Дарби. Я знаю, что, путешествуя одна, подаю повод к сплетням. Но бедная мисс Ярлет очень постарела, и в по правде говоря, она меня так раздражает! К тому же возле Дарби живет ее сестра с семьей.

— Пожалуй, она бы не позволила тебе принять наше предложение? — заметила Джудит.

Мэри покачала головой:

— Во всяком случае, она бы никогда такого не одобрила.

Джудит лукаво улыбнулась.

— Ну, значит, ты правильно поступила, избавившись от нее!

7

Мэри стояла между Констанцией и Джудит. Близнецы с двух сторон обхватили ее за талию, и все трое, глядя в упор на Сиддонса, ожидали, пока он придет в себя. Бедный дворецкий, залившийся яркой краской до самой лысеющей макушки, был не в состоянии издать ни звука. Мэри решила взять инициативу в свои руки.

— Как поживаете, Сиддонс? — вежливо осведомилась она.

Сиддонс вытаращился на нее, как на привидение, рот его был полуоткрыт, маленькие карие глазки вылезли на лоб от удивления.

— Мисс Фэрфилд! — воскликнул он наконец. — Я вас сто лет не видел! Признаюсь, мы все надеялись… — На него напал отчаянный приступ кашля; поспешно поклонившись, он еще сильнее побагровел.

Мэри почувствовала, как теплая волна подкатила к сердцу. Хотя Джудит и Констанция пригласили ее в Хэверседж, их побуждения не были целиком бескорыстными. Поскольку обе они были довольно взбалмошные особы, на их суждения особенно полагаться не приходилось. Кит, в конце концов, и сам мог изменить свои намерения насчет армии, да и брак Хьюго мог сулить ему не такие мрачные перспективы, какими они казались близнецам. Но, увидев смешанную с удивлением радость в глазах Сиддонса и краску смущения, когда он едва не обнаружил перед ней, на что надеялись обитатели Хэверседжа, Мэри воспрянула духом, и слезы выступили у нее на глазах.

Почему она так задержалась с приездом в Дербишир?

— Я знаю, насколько неуместно мое вторжение в такой момент, когда в Хэверседже готовятся к свадьбе, — начала она вежливо, но решительно, — но раз Джудит и Констанция пригласили меня, как я могла отказаться?

— Разумеется, мисс, и я одобряю такое решение от всей души. Я прослежу, чтобы ваши вещи доставили в комнату, где вы останавливались в последний раз.

Мэри с трудом перевела дух, сердце у нее бешено застучало, когда она задала следующий вопрос:

— А где его милость? Будьте так добры известить его о моем приезде.

Несколько смутившись, Сиддонс откашлялся. Расправив плечи и приняв достойный вид, он серьезно ответил:

— Его милость, насколько мне известно, в саду — где-то неподалеку от лабиринта. Если вам угодно… — Он подчеркнуто оставил фразу незаконченной.

— Очень хорошо, благодарю вас, — поспешно сказала Мэри.

— Я полагаю, вы не забыли, где это?

— Ну конечно, нет, — ответила она, невольно улыбнувшись.

Дворецкий с поклоном удалился, а Джудит и Констанция обернулись к Мэри с многозначительными лукавыми улыбками.

— Ты должна пойти к нему — немедленно! — решительно заявила Джудит.

— Лучше не придумаешь! — воскликнула Констанция. — Лабиринт!

Сестры засмеялись и, пообещав принести из оранжереи роз для спальни Мэри, исчезли вслед за Сиддонсом.

Мэри еще долго простояла в просторном холле, собираясь с духом.

Лабиринт!

Десятки воспоминаний — одно живее другого — вихрем пронеслись у нее в голове. Смех, поцелуи украдкой, бегство с единственной целью — быть пойманной… О, как она тогда любила Хью!

Мэри тяжело вздохнула и оглядела холл. Он выглядел таким же, как и много лет назад, — два кресла красного дерева с темно-синей обивкой, больше похожие на троны, инкрустированный круглый столик посередине, лестница, ведущая в верхние этажи…

Единственная разница по сравнению с ее последним приездом сюда четыре с половиной года назад была в освещении. Тогда, в разгар лета, холл казался живым теплым отражением августовского дня, полным света. Теперь обитые панелями стены, классический рисунок изразцов пола и дерево лестницы выглядели холодными и застывшими. Зимнее освещение приглушило их красоту и великолепие.

Мэри рассеянно отметила немного зелени на перилах, перевитых красными лентами, сосновые ветки и остролист на столике в центре. А в оранжерее найдутся, наверно, и алые розы…

Откуда у нее эти мысли?

Тряхнув головой, чтобы прогнать непрошеные воспоминания, она вошла в розовую гостиную. Ее снова, в который уже раз, поразил художественный вкус леди Рейнворт — обитые розовым шелком стены и такие же портьеры на каждом из пяти огромных окон, с позолоченных карнизов которых свешивались короткие занавеси из зеленого бархата. Эффект был поразительный. Мэри узнала ковер в розово-зеленых тонах, да и вся мебель была прежней — диваны в стиле ампир в бело-зеленую полоску, обитые зеленым бархатом белые лакированные стулья, камин из белого мрамора, украшенный кариатидами. Пространство над каминной полкой занимал семейный портрет кисти Лоуренса, написанный лет семь назад, потому что Беатриса была на нем еще младенцем в зеленом муслиновом платьице.

Взгляд Мэри задержался на портрете. У всех восьми изображенных на нем членов семьи были прекрасные густые золотистые волосы. Редкостное зрелище! Но, помимо красоты, в лицах было еще что-то, приковывающее внимание зрителя. Это было лукавое, проказливое выражение, характеризующее всех без исключения членов семейства Лейтон. Как хорошо, что она снова в Хэверседже! Мэри почему-то всегда чувствовала себя здесь как дома.

Миновав небольшую проходную комнату, в которой помещалась арфа Джудит, Мэри вышла в красную гостиную, где стены и мебель были обтянуты малиновым шелком. Из красной гостиной одна дверь вела в залу, другая в галерею.

Мэри уже хотела было пройти в галерею, но вдруг остановилась еще перед одним портретом, которого она раньше не видела, и слезы подступили к ее глазам. На портрете был изображен человек, которого она знала четыре года назад, улыбающийся ей знакомой улыбкой. Глаза Хью искрились смехом — как всегда, когда они бывали вместе. Мэри снова ощутила прилив любви к нему, в сердце у нее зашевелилась безумная надежда. Нет, этот человек не мог измениться, не мог забыть их клятв!

Но даже если и не забыл, если у него сохранилась к ней какая-то привязанность, что из того? Он помолвлен.

И все же она должна увидеть все собственными глазами! Если она убедится, что он будет счастлив, она этим удовольствуется. Ну не то чтобы удовольствуется, но, по крайней мере, успокоится.

Мэри вошла в длинную галерею, по обеим сторонам которой красовалось еще множество портретов. Большинство из них — старинные, написанные лет двести назад и даже раньше — изображали предков семейства Рейнворт. Посередине галереи стеклянные двери вели в сад, заливая холодным северным светом сумрачные портреты на стенах.

Открыв дверь, Мэри ощутила, что температура внутри галереи мало чем отличается от той, что в саду. Кутаясь в алую с меховой отделкой накидку, она засунула руки в муфту.

Закрыв за собой дверь, Мэри очутилась на широкой каменной террасе, уставленной кадками, в которых росли причудливо подстриженные кустарники. Каждому кусту была придана форма какой-нибудь шахматной фигуры. Прямо перед ней в строгом геометрическом порядке лежали клумбы и расстилались аллеи регулярного парка, слегка припорошенные снегом. Как мало здесь что-либо изменилось, и в то же время как преобразил все декабрь! Вдали на склоне холма виднелся лес. Там жило стадо оленей, которые летом по утрам и вечерам паслись на опушке…

Мери увидела на снегу следы Хью и направилась по ним к лабиринту.

А что, если она заблудится, не вспомнит, какие повороты ведут к центру? Но Мэри знала, что сейчас она увидит Хью, и это придавало ей уверенности.

Чувствуя, как холодный воздух румянит ей щеки, Мэри подумала, что к тому моменту, когда она доберется до центра лабиринта, они мало чем будут отличаться от цвета ее алой накидки. А ведь Хью никогда не видел ее в зимней одежде! Что, интересно, он подумает о ней теперь? Стала ли она в двадцать лет больше похожа на женщину, чем на ребенка? Воспримет ли он ее как взрослую или в памяти его по-прежнему живет школьница, которую он некогда целовал?

Когда Мэри приблизилась к входу в лабиринт, сердце у нее стучало как в лихорадке, а руки стали ледяными, хотя на ней были мягкие кожаные перчатки. Впрочем, так бывало всегда, когда она волновалась.

Налево, потом направо. Еще раз направо, минуя два левых поворота, и снова два раза подряд налево. Снег, скопившийся в тени высоких тиссов, образовывавших стены лабиринта, скрипел у нее под ногами. Направо, еще раз направо…

Оказывается, она точно помнила дорогу к центру!

Хью она увидела сразу. Он стоял к ней спиной, поставив ногу на запорошенную снегом каменную скамью. На нем был черный плащ, и Мэри снова подумала, что они никогда не встречались зимой.

Тысячи воспоминаний теснились у нее в голове, и ей никак не удавалось отогнать их. Она уже успела забыть, какой он высокий… Мэри шепотом произнесла его имя. Как странно! Она хотела громко позвать его, но голос отказался ей повиноваться.

Хьюго вздрогнул, но не повернул головы.

Услышал ли он ее? Как сможет она говорить с ним, когда любовь переполняет ее и собственный голос, казалось, уже больше не принадлежит ей?

Мэри перевела дыхание и сделала три маленьких шажка по заснеженной площадке.

— Здравствуй, Хьюго, — сказала она наконец и замерла в ожидании.

Обрадуется ли он ей?

Услышав ее голос, Хью резко повернулся. Ну вот, у него уже начались галлюцинации. Это все из-за вчерашнего приключения и всех его беспокойных утренних размышлений…

Но нет, это не был обман воображения! Перед ним стояла Мэри Фэрфилд в вишневой накидке, такая красивая на фоне присыпанных снегом тиссовых ветвей.

— Мэри, неужели это ты?!

Впрочем, он мог бы не спрашивать. Разумеется, это была она! Такая же, как четыре года назад, только теперь уже взрослая женщина, очень похорошевшая и модно одетая.

Она медленно приблизилась к нему. Губы ее были полуоткрыты, зеленые глаза устремлены на него. Хью не мог оторвать от нее взгляда, даже если бы захотел.

— Да, это я, — сказала она, и легкая улыбка озарила ее черты.

У него возникло странное чувство, что ему необходимо так много ей сказать, стольким поделиться. Он знал, что чем бы они ни были друг для друга тогда, в юности, — они прежде всего были друзьями.

Он хотел заговорить, но мог только смотреть на нее в изумлении.

— Я соскучилась по тебе, Хью, — сказала она, подходя к нему и вынимая руку из муфты.

Потом она уронила муфту, и как раз в этот момент Хьюго сделал шаг к ней. Не успел он осознать, что происходит, как она уже была в его объятиях.

Крепко прижимая ее к себе, ощущая тепло ее тела, радость близости к ней, Хьюго чувствовал, как его сердце, внезапно обретя крылья, птицей взмывает к небесам. Если бы он мог найти имя овладевшему им чувству, он бы назвал его надеждой. Чудесной, сладкой надеждой…

Хьюго знал, что не должен обнимать эту женщину, ему следовало немедленно отпустить ее. Но как она приникла к нему! Ее губы нежно касались его щеки. Боль пронзила его, как будто все трудности последних четырех лет сразу навалились на него.

— Мэри… — только и смог прошептать он.

— Я приехала слишком поздно, Хью? — спросила она. — Ты должен был прислать за мной, дурачок.

— Я не мог просить тебя приехать, — отвечал он почему-то шепотом. — Ты не знаешь, какая жизнь началась у меня после смерти родителей. Я не хотел, чтобы ты делила со мной все превратности судьбы. Это было бы слишком тяжело для тебя.

Мэри слегка отстранилась, чтобы взглянуть на него; руки ее все еще лежали на его плечах.

— Ты считал, что я на это не способна? — спросила она.

— Ты была очень молода. Тебе только что исполнилось семнадцать, и потом, я понял, что мне нужна другая… — Он не закончил.

— Жена?

— Вот именно. — Хьюго с усилием втянул в себя воздух.

— Ну что ж. Мне кажется, я тебя понимаю. И хотя я не стану притворяться, что не надеялась на другие отношения между нами, я тебя не виню. Мы всегда были друзьями, и я желаю тебе счастья.

Она высвободилась из его объятий и протянула ему руку. Хьюго взял ее, глядя Мэри в лицо. Ее пожатие было твердым, зеленые глаза смотрели на него спокойно и доброжелательно. Он верил в ее искренность.

— Спасибо, Мэри. Твое одобрение много для меня значит.

Он собирался еще много чего сказать. Ему хотелось перечислить достоинства Гонории, делающие ее достойной хозяйкой Хэверседж-Парка, но его завораживал изумрудный блеск глаз Мэри. Он смотрел в них, и постепенно все мысли о Хэверседже, о Гонории исчезали у него из головы. Остались только мучительные подозрения, что Мэри за это время успела кого-нибудь полюбить. О, как бы ему хотелось дать хорошую затрещину этому воображаемому сопернику! А еще он думал о том, как прекрасно оттеняет алый бархат шляпы ее темные локоны. А нос у нее прямой и короткий — не такой, как у некоторых, — и прелестные губы, всегда такие манящие…

Его взгляд остановился на ее губах — и внезапно воспоминания прошлой ночи бросились ему в голову. Хьюго закрыл глаза, вспоминая юную разбойницу в своих объятиях, ее горячее тело, ее руки, обнимающие его шею, ее поцелуи…

Хьюго не заметил, как наклонился к Мэри, но в следующее мгновение он уже обнимал ее, чувствуя, как теплые губы касаются его губ. Она обхватила его за шею, еще теснее прижалась к нему, и Хьюго откликнулся всем сердцем на этот немой призыв. Он растворился в ней, целуя ее пылко, страстно, даже грубо. Из горла Мэри вырвался какой-то странный звук, похожий на мяуканье котенка. Хьюго чувствовал, что она с надеждой и восторгом предается ему всем своим существом.

Как это было не похоже на поцелуй, который он выманил у Гонории!

Эта мысль вернула его к действительности. Он отшатнулся от Мэри, пораженный своим поступком.

— Боже мой… — прошептал он хрипло, в полной растерянности качая головой. — Я сам не понимаю, что делаю. Это недостойно. Прошу тебя, прости меня, Мэри.

Отступив на пару шагов, он махнул в ее сторону рукой.

— Ты должна уехать. Должна! Я…

Глядя на него, Мэри с трудом удерживалась от смеха. Не в силах перенести вид пятящегося от нее и махающего рукой Хью, она расхохоталась.

— Чему ты смеешься? — спросил он, нахмурившись.

— Твоей глупости! Ничего недостойного в твоем обхождении не было. Впрочем, я удаляюсь. Мне нужно проследить за тем, чтобы мои вещи разложили в порядке.

— Что? — На его лице отразилось изумление.

Мэри наклонилась и, подняв муфту, начала отряхивать налипшие на нее снежинки.

— Разве я тебе не говорила? — воскликнула она с улыбкой, довольная его ошеломленным видом. — Твои сестры пригласили меня провести у вас Рождество. Но прежде чем я пойду в свою комнату, хочу тебя кое о чем попросить. Я знаю, что Джудит и Констанция мечтают о рождественском бале. А поскольку я остаюсь здесь до Нового года, я была бы счастлива все устроить и даже разделить твои расходы, если ты того пожелаешь. Я понимаю, ты возражал главным образом потому, что это было бы слишком тяжким испытанием для твоей экономки. Удивляюсь, что Гонория не выразила готовности помочь — ведь твоим сестрам так хочется устроить этот бал. Но раз я здесь и могу снять эту обузу с миссис Певистон, то все препятствия устранены. Я лично всем займусь. А пока до свидания!

Она поспешила удалиться, достигнув желаемого эффекта — брови его сурово сдвинулись, и он явно готовился вступить в ожесточенный спор. Но у Мэри был опыт общения с ним; она прекрасно знала, когда следует отступить, и бросилась бежать, пытаясь сдержать смех.

— Мэри Фэрфилд, вернись немедленно! — донесся до нее крик Хью. — Если ты думаешь, что тебе удастся поставить здесь все с ног на голову, ты очень ошибаешься!

Мэри отлично знала лабиринт. Хьюго и не догадывался, что еще в первый свой приезд в Хэверседж она не только изучала лабиринт по ночам, но и нарисовала карту со всеми поворотами и укромными уголками. В одном из них она и нашла сейчас укрытие, слушая оттуда, как ругается Хьюго, проходя мимо.

— Черт побери, Фэрфилд, куда ты подевалась?

Мэри довольно улыбнулась.

— Теперь я узнаю моего Хью! — прошептала она. — Быть может, еще не все потеряно…

Когда его шаги послышались на гравии дорожки, ведущей к террасе, Мэри поняла, что опасность миновала, но не спешила выходить из лабиринта. Ей было нужно о многом подумать — и не в последнюю очередь о поцелуе, который только что обжег ее губы.

«Он создан для меня, в этом не может быть сомнения!» — твердила она себе.

Но зарождавшуюся в ее сердце надежду охлаждало тревожное сомнение: а что, если и Гонории также нравятся его поцелуи?..

8

Убедившись, что Хью ее не поймать, Мэри покинула лабиринт и вернулась в галерею, где ее уже ожидала миссис Певистон. Экономка, худощавая особа лет около пятидесяти, никогда не была замужем, но по традиции пользовалась статусом замужней дамы и соответствующим именованием. Мэри хорошо помнила миссис Певистон, которая славилась среди прихожан местной церкви своим прекрасным сопрано. Они с кухаркой Лейтонов — обладательницей не менее прекрасного контральто, предмета зависти многих менее одаренных дам, — составляли превосходный дуэт и иногда пели на свадьбах.

Увидев Мэри, миссис Певистон просияла.

— Мисс Фэрфилд! Наконец-то вы к нам снова приехали! Девочки всегда столько рассказывали о вас, когда возвращались из Лондона…

Мэри старалась не обольщаться таким приемом, но ей была очень приятна искренняя радость, проявленная экономкой при известии, что гостья останется в доме до Нового года. Вот и Сиддонс был так рад ее видеть… Разве это не значило; что ей, Мэри, самой судьбой была предназначена здесь роль хозяйки?!

Миссис Певистон проводила Мэри в отведенную ей комнату и представила горничную, которой предстояло состоять при ней все время ее пребывания в Хэверседже. Это была хорошенькая девушка по имени Жанетта. Она почтительно присела перед гостьей, с любопытством поглядывая на нее круглыми серыми глазами из-под густых темных ресниц.

— Жанетта разберет ваши вещи, — сказала миссис Певистон. — Мисс Джудит и мисс Констанция надеются, что вы присоединитесь к ним за завтраком. Он будет подан в малой гостиной.

Мэри поблагодарила экономку за ее любезность и внимание к ней.

— Мне известно, как вы заняты, — добавила она.

Миссис Певистон открыла было рот, чтобы сказать что-то, но тут же снова закрыла его.

Мэри удивленно приподняла брови.

— А в чем дело? — спросила она тихо, оглянувшись на Жанетту. — Вы ведь хотели мне что-то сказать?

Убедившись, что Жанетта, распаковывавшая чемоданы, совершенно заворожена созерцанием элегантных туалетов Мэри, экономка прошептала:

— Не так уж я занята, мисс Фэрфилд. Я только и хотела сказать, что у меня не так много дел, как некоторым хотелось бы думать. Если вам что-нибудь понадобится, — добавила она громче, — пожалуйста, обращайтесь ко мне.

Мэри удивилась еще больше, но решила пока ни о чем не спрашивать. Удовлетворенная миссис Певистон дала наставление Жанетте обращаться аккуратнее с вещами миссис Фэрфилд и удалилась, закрыв за собой дверь.

Сняв шляпу и отдав Жанетте влажную муфту, Мэри сменила накидку на шаль из тонкой белой шерсти. Когда горничная стряхнула снег с подола ее голубого бархатного платья и поправила ей прическу, Мэри была готова к встрече со всем остальным семейством.

Несколько минут спустя она стояла с улыбкой на пороге малой гостиной. Там собралась вся семья, кроме Хьюго, и Мэри с удовольствием оглядела их всех, наслаждаясь этим моментом, так напомнившим ей первый приезд в Хэверседж. Целых пять голов в великолепных светло-русых локонах повернулись к ней, все лица сияли улыбками. Здесь были Джудит, Констанция, Кит, Амабел в инвалидном кресле и маленькая Беатриса, которую в свой последний приезд в Хэверседж Мэри застала еще младенцем.

— Я совсем забыла, как великолепно вы смотритесь с вашими одинаковыми волосами. Что за прелестная картина!

Все заговорили сразу, приветствуя ее. Кит поднялся и раскланялся самым церемонным образом, и Мэри поразилась, как он вырос и похорошел.

Усевшись на предложенный ей стул, она огляделась, радуясь, что снова находится в этой комнате — ее самой любимой во всем Хэверседже.

Хотя гостиную называли «малой», она была достаточно просторной, с высоким потолком, но, несмотря на свои размеры, необыкновенно уютной. Вот только летом здесь всегда было тепло, а сейчас весьма прохладно, и Мэри удивило, почему в камине нет огня.

Взгляд ее скользнул к выходящему на юг большому окну в елизаветинском стиле. Комната помещалась в западном конце галереи, с одним окном на юг, а вторым — по другую сторону камина — на запад. На обоих висели портьеры из плотного алого шелка, таким же шелком были обтянуты и стены, и мебель. Сейчас тяжелые портьеры были раздвинуты, и легкие муслиновые занавески пропускали в гостиную полуденное солнце.

Вид из окна, выходившего на запад, был очарователен, представляя собой сочетание самых привлекательных черт Дербишира. Покрытый снегом газон спускался к живой изгороди, а за ним лежала долина, сейчас походившая на белое стеганое одеяло. Еще дальше виднелась колокольня маленькой церкви в деревушке под названием Фрогвелл, а за ней вздымались причудливые очертания скалистого предгорья. Тяжелые темные тучи обещали снегопад и новое похолодание, многочисленные ручьи скрывались подо льдом, но река Уай не замерзла и по-прежнему плавно устремляла свой бег в предгорья.

«Как не похож Дербишир на Сассекс! — думала Мэри. — Там море подступает к самому жилью, напоминая всем, что Англия — остров. А здесь, в Дербишире, кажется, что земле нет конца».

— А я Беатриса, — ворвался в ее размышления детский голос.

Мэри обернулась к девочке, сидящей рядом с ней.

— Ну конечно, — сказала она, улыбаясь. — Я тебя прекрасно помню, хотя, когда мы виделись последний раз, ты была совсем маленькой.

Беатриса очень внимательно и серьезно смотрела на нее.

— А я вас не помню, но Джудит и Констанция много о вас рассказывали. Они хотят, чтобы вы вышли замуж за Хьюго, но он уже помолвлен с Гонорией, — заявила она, своей уверенной и твердой манерой очень напоминая Джудит.

— Беатриса! — немедленно напустились на нее близнецы.

— Сколько тебе лет, Беатриса? Восемь или девять? — спросила Мэри, поторопившись сменить тему.

— Мне семь, но я высокая для моего возраста. Все так говорят. Вы правда останетесь у нас и все наладите?

Близнецы угрожающе зашипели, но неукротимая Беатриса только сделала им гримасу.

— А ты хочешь, чтобы я все наладила? Ты думаешь, мне следует остаться? — спросила Мэри. — А что, кстати, я должна наладить?

— Я хочу, чтобы Хью не ворчал и побольше улыбался. Знаете, ему плохо, но он притворяется, что все хорошо.

— Когда я говорила с твоим братом сегодня в лабиринте, он и на меня заворчал. Мне кажется, у него уже образовалась ужасная привычка. Отучить его будет трудновато, но, я думаю, мы сумеем.

— Мы могли бы свернуть в трубочку «Таймс», — живо предложила Беатриса.

— Что ты хочешь этим сказать? — засмеялась Мэри. — Зачем нам сворачивать газету?

— У нас была собака, ее звали Паппи — она потом убежала. Так вот, когда Паппи была маленькая и плохо себя вела, Хьюго всегда сворачивал «Таймс» в трубочку, и, когда я его спрашивала, зачем он это делает, он говорил, что он так отучает Паппи от плохих привычек.

Мэри и все остальные засмеялись. Она придвинула свой стул поближе к стулу Беатрисы, и в это время смех внезапно стих.

Подняв глаза, Мэри увидела в дверях Хьюго. Он выглядел, как всегда, великолепно, но брови его были сурово сдвинуты. Мэри почувствовала, как краска заливает ей щеки, — она поняла, что Хью слышал каждое слово. Ну что ж, нужно постараться успокоиться и не поддаваться его дурному настроению.

К счастью, Хьюго ей ничего не сказал, только бросил на нее мрачный взгляд из-под опущенных ресниц.

Мэри рассматривала его с сильно бьющимся сердцем. Он был по-прежнему очень хорош собой — и даже еще лучше сейчас, без шапки, с гладко причесанными волосами. И одет, как всегда, безупречно: воротнички не выше и не ниже, чем следует, шейный платок повязан небрежно, но элегантно, фрак отлично сидит на широких плечах, темно-коричневые бриджи заправлены в начищенные до блеска сапоги. В его костюме чувствовалась рука мастера — можно было подумать, что ему шьет сам Вестон. Хотя откуда у него время посещать знаменитого лондонского портного?

— «Таймс», вот как? — спросил Хьюго, останавливаясь у своего стула во главе стола.

Украдкой бросив на него взгляд, Мэри положила салфетку на колени Беатрисы. Она знала, что все вокруг напряглись, ожидая начала спора, но она заметила и еще кое-что, придавшее ей смелости. Да, в этом не могло быть сомнения — глаза Хью озорно блеснули!

— Да, если понадобится, — отвечала она, не моргнув глазом. — Впрочем, я могу придумать еще что-нибудь пострашнее!

— А о какой дурной привычке идет речь? — осведомился Хьюго.

Все глаза устремились на Мэри. Но не успела она ответить, как вошел Сиддонс в сопровождении двух лакеев с подносами, на которых размещались плоды утренних трудов кухарки.

Пока лакеи расставляли блюда, Хью повторил свой вопрос.

— Ты думаешь, мне стоит высказаться прямо сейчас? — спросила Мэри, бросив выразительный взгляд на дворецкого и лакеев.

Хью криво улыбнулся.

— Я полагаю, в доме не найдется человека, незнакомого со всеми моими недостатками. Пожалуйста, говори, я не боюсь.

Он бросил ей вызов, и Мэри не замедлила его принять.

— Дурная привычка, которую я имела в виду, — это твоя манера ко всем придираться. «Ворчать», как выразилась Беатриса. Тебе решительно следует оставить ее. Ведь мы тебе не враги, Хью, право же!

Хью, казалось, слегка удивился. Мэри заметила, как он оглядел стол, встретившись глазами с братом и с каждой из четырех сестер. Он даже обменялся взглядом с Сиддонсом, который не отвел глаза и твердо встретил взгляд хозяина, прежде чем вернуться к своим обязанностям.

— Стало быть, вот как обстоит дело? Вы что же, все считаете, что я такое уж чудовище?

Ответом ему было общее молчание, в котором он прочитал осуждение.

Вздохнув, Хьюго отодвинул стул и сел между Амабел и Констанцией.

— Давайте завтракать, — сказал он, усмехнувшись. — Что ты так на меня смотришь, Мэри? Я тебе нос не откушу за выговор, что ты мне сделала!

— Благодарю вас, сэр, — произнесла Мэри с преувеличенной кротостью, и все с облегчением рассмеялись.

Напряжение разрядилось, и семейная трапеза потекла своим чередом. Попробовав холодного цыпленка, Мэри подняла глаза на Кита, сидящего напротив нее, и заметила, что он наблюдает за ней.

— В чем дело? — улыбнувшись, спросила она.

— Ты стала чертовски хорошенькой, Мэри! — воскликнул он и тут же багрово покраснел. — Извини, у меня это как-то нечаянно вырвалось.

Приняв достойный вид, в чем он, видимо, считал нужным упражняться как будущее духовное лицо, Кит продолжал:

— Я хотел сказать, что, когда ты была здесь в последний раз, мы так весело играли вместе… Мне тогда и в голову не приходило, что ты… бриллиант чистой воды!

Он с опаской взглянул на Хьюго, как будто ожидая его одобрения. Мэри было любопытно, что Хью на это скажет, но он, наклонившись к Амабел, о чем-то тихо с ней разговаривал.

Поблагодарив Кита за комплимент, Мэри начала вслух вспоминать их совместные приключения — от походов в известняковые пещеры до посещения заброшенной шахты, откуда они бежали стремглав, решив, что там обитают привидения. Кит сразу оживился, в его глазах появился прежний блеск, которого раньше не было заметно.

Тем временем Сиддонс обносил присутствующих ростбифом, пирожками с омарами и жареной куропаткой. Все это сопровождалось изобилием фруктов, а также свежим хлебом, маслом, желе, сливками и орехами.

Наполнив свою тарелку, Мэри осторожно спросила Кита, как это он решил пожертвовать военной карьерой ради церкви.

Его первая реакция показалась ей вполне откровенной.

— Это была идея Хьюго, и, должен сказать, неплохая идея, — сказал он, чистя апельсин. — Я усиленно занимался с мистером Белпером — ты помнишь нашего викария? Хотя нет, конечно, ведь он здесь всего второй год. Во всяком случае, он очень знающий человек и обучает меня латыни и математике. В будущем году я надеюсь поступить в Оксфорд.

— Понятно… А верхом ты по-прежнему ездишь?

— Меньше, чем раньше. — Кит снова слегка покраснел, и Мэри поняла, что он очень старается представить свою новую карьеру в самом выгодном свете. — У меня теперь… очень изменились интересы.

Мэри улыбнулась. «Это уже совсем не тот мальчик, которого я знала четыре года назад», — думала она. Джудит и Констанция дали ей понять, что Кит очень изменился, — и правда, перед ней был человек, преданный долгу и своим убеждениям. Впрочем, движение на свежем воздухе ему бы не повредило: он был очень бледен. Но во всем остальном Кит, казалось, трезво отдавал себе отчет, что создан для духовной карьеры, а не для армии. Мэри не знала, радоваться ей этому или огорчаться.

Взглянув на Хью, она заметила, как внимательно выслушивает он Амабел и Беатрису. Уж не возымели ли ее упреки так быстро счастливый эффект? Или близнецы сгустили краски и на самом деле все совсем не так плохо, как им кажется?

Джудит, вероятно, ощутила сомнения Мэри, потому что быстро шепнула ей, подцепив на вилку несколько горошинок:

— Пусть это тебя не обманывает!

Мэри слегка покачала головой. Сейчас ей казалось, что в этом доме царят любовь и преданность. Правильно ли она поступает, вторгаясь в их жизнь? Она не могла дать себе ответ на этот вопрос.

Когда завтрак кончился, Хью встал и осторожно откатил от стола кресло Амабел. Поскольку Мэри поднялась одновременно с ним, она оказалась с Амабел лицом к лицу. Эта девочка запомнилась ей как самая своевольная из Лейтонов. Какая трагедия, что она была теперь прикована к креслу и, вероятнее всего, до конца дней! Как она может это выносить?

Но, глядя на Амабел, Мэри была поражена ее здоровым видом. На щеках девушки цвели розы, голубые глаза блестели, светло-русые волосы переливались в лучах полуденного солнца. Она никак не походила на больную.

Как будто проследив ход ее мысли, Амабел вздернула подбородок, взгляд ее сделался жестким и проницательным. В нем читался вызов. Но почему? Что это могло значить?

— Как ты поживаешь, Амабел? — спросила Мэри, не отрывая взгляда от ее лица.

— Очень хорошо, спасибо, — отвечала Амабел спокойно.

«Слишком спокойно, — подумала Мэри. — Но почему?..»

— Я рада, что ты приехала в Хэверседж, — продолжала Амабел, и Мэри вдруг показалось, что на самом деле она волнуется. — Ты всегда мне нравилась, и я могу наконец поблагодарить тебя за все те книги и ноты, что ты мне присылала. Но я боюсь, ты будешь разочарована: я не сделала больших успехов на фортепьяно.

— Нисколько я не буду разочарована ни в чем! — воскликнула Мэри искренне. — Я очень рада, что ты учишься играть, читаешь и вообще прекрасно выглядишь. Хочешь, я буду вывозить тебя на прогулки? Насколько я помню, ты редко бывала дома, когда я гостила у вас последний раз.

— Ты очень добра, — слабо улыбнулась Амабел. — Я очень люблю сад и наш лес. — Она прикрыла глаза и повернулась к брату:

— Хью, я очень устала. Отвези меня, пожалуйста, в мою комнату.

— Да, конечно, — серьезно отозвался Хью, понижая голос, как будто боялся ее побеспокоить.

Проходя мимо Мэри, он сказал:

— Подожди меня, пожалуйста, в библиотеке. Нам нужно кое-что обсудить.

— Хорошо.

Как только Хью вышел, Джудит и Констанция бросились к Мэри.

— Ты спросишь его о бале?

— Я уже спрашивала.

— Неужели? Я знала, что мы можем на тебя положиться! — воскликнула Джудит. — И что он сказал?

— Я убежала, прежде чем он успел мне отказать. Но я уверена, что он откажет. Нужно будет придумать что-то еще… А теперь извините меня, я должна идти в библиотеку и приготовиться к бою.

Кит, нахмурившись, поднялся из-за стола.

— Гонории это не понравится, — сказал он серьезно. — Надо же с ней считаться! В конце концов, через три недели она станет женой Хью.

Близнецы тут же в гневе накинулись на него.

— Ты зарылся в свои книги и знать ничего не хочешь о том, что происходит в семье! — кричала Джудит. — Хьюго не должен жениться на Гонории! Он не будет с ней счастлив….

Кит осуждающе на них посмотрел.

— Ты, наверное, хочешь сказать, что это вам с ней придется нелегко, — перебил сестру Кит. — Ты только о себе и думаешь, когда говоришь, что Хью не будет счастлив. А я считаю, что она ему очень помогла и будет ему отличной женой. А ты что скажешь, Мэри? Ты всегда отличалась благоразумием, и я надеюсь, что ты приехала сюда не затем, чтобы расстроить свадьбу Хью. Может быть, ты объяснишь моим сестрам, что, когда речь идет о бале, надо в первую очередь считаться с желаниями Гонории?

Мысль о том, что дела в семье обстоят не так уж плохо, как это пытались представить Джудит и Констанция, снова пришла в голову Мэри. Вот и Кит, оказывается, вовсе не равнодушен к тому, что происходит вокруг него…

— Разумеется, я приехала не для того, чтобы доставить Хью неприятности, — сказала она, тщательно подбирая слова, чтобы не выдать перед Китом свои чувства к его брату. — В этом ты можешь мне поверить. И уж, конечно, не с целью расстроить его свадьбу. Но что касается бала… Меня беспокоит, что Гонория не поинтересовалась желаниями своих будущих сестер и не выразила готовности пойти им навстречу. Я бы в первую очередь подумала о счастье и благополучии моих будущих родственников. А ты как считаешь?

Кит упорно не поднимал глаз от стола. Напряженное молчание затягивалось, и Мэри уже подумала, что он не ответит ей, но наконец Кит заговорил:

— Я верю, что ты бы именно так и поступила. Но Гонория на тебя не похожа. Она более… робкая и чувствительная. Я не думаю, что она не станет считаться с желаниями Джудит и Констанции, но то, как она будет вести себя, может им и не понравиться. Она действительно не в восторге от идеи рождественского бала, но я не усматриваю здесь нежелания пойти навстречу своей будущей семье. Скорее это нелюбовь к шумным развлечениям.

Мэри неожиданно улыбнулась.

— С каких пор ты стал таким серьезным, Кит? Еще немного — и ты убедишь меня отказаться от мысли о бале.

Поскольку Джудит и Констанция дружно застонали, Мэри поспешила их успокоить. Разумеется, она по-прежнему будет их поддерживать и твердо намерена поговорить об этом с Хью.

В библиотеку Мэри направилась в сопровождении Беатрисы. Судя по всему, эта юная особа решила стать спутницей и компаньонкой мисс Фэрфилд, которая ей так понравилась. Она даже высказалась в таком духе, что, если Мэри пожелает почитать ей что-нибудь, она не станет возражать.

9

По дороге в библиотеку, находившуюся на втором этаже, Беатриса беспечно болтала о всяких пустяках. Когда девочка выразила желание сопровождать ее, Мэри удивилась: ведь у этой малышки так много старших сестер, неужели ей не с кем поболтать? Впрочем, сейчас ей было не до этого. Вскоре в их разговоре наступил момент, когда Мэри начала погружаться в собственные мысли, отвлекшись от своей маленькой собеседницы. Ее ответы все больше сводились к «о да», «да что ты», «неужели» и «в самом деле?».

Надо сказать, ее роль в этом одностороннем диалоге, видимо, вполне удовлетворяла Беатрису, но внезапно Мэри услышала слова, привлекшие ее внимание:

— Надеюсь, у нас все-таки будет бал, — заявила Беатриса.

Мэри взглянула на нее с любопытством. Участие девочки в этом событии скорее всего ограничится кратковременным наблюдением со стороны. Почему же ей так хочется, чтобы бал состоялся?

— А тебе он зачем? — спросила она.

Беатриса неожиданно сменила тему:

— А вы умеете подниматься сразу через две ступеньки? Джудит и Констанция так всегда делают, если Хью или миссис Певистон их не видят.

— Пожалуй, я смогла бы, если бы захотела.

— А разве вам не хочется? По-моему, это здорово!

Беатриса оглянулась по сторонам, убедилась, что поблизости нет никого, кто мог бы видеть ее проделку, и, приподняв юбки розового бархатного платья, помчалась вверх по ступенькам.

Кто бы мог устоять перед таким примером?

Ни минуты не колеблясь, Мэри приподняла собственные темно-синие юбки и побежала вслед за Беатрисой. Когда она догнала ее, девочка засмеялась.

— Джудит говорила, что вы молодец. Так оно и есть!

Подняться таким образом на второй этаж было задачей не из легких: потолки на первом этаже были очень высокие. Добравшись до верхней площадки, Мэри совсем запыхалась.

Беатрису эти усилия, казалось, утомили меньше. Когда они пошли по коридору, она снова взяла Мэри за руку и вернулась к прежней теме разговора:

— Я надеюсь, что будет бал, потому что мне нравится смотреть, как танцует Гонория. Она лучше всех, кого я знаю! Даже лучше Констанции. А Джудит, по-моему, совсем не умеет танцевать и на балах выглядит далеко не лучшим образом.

Мэри отметила, что манера выражаться у девочки была не по годам взрослой, как это всегда бывает у детей, выросших в окружении старших.

— Разве? — спросила она. Беатриса утвердительно кивнула.

— У нее слишком резкие движения. Констанция и Гонория даже самые сложные па проделывают плавно. Хью обещал, что, когда я вырасту, у меня будет свой учитель танцев. Когда я поеду в Лондон, я хочу там танцевать лучше всех!

— Я уверена, что тебе это удастся, — улыбнулась Мэри.

Когда они открыли дверь в библиотеку, на них повеяло холодом. При всем своем великолепии Хэверседж был слишком велик, чтобы можно было обеспечить во всех его комнатах удобства и комфорт. И все-таки Мэри никак не могла понять, почему Хьюго не прикажет развести огонь в каминах.

Несмотря ни на что, один вид библиотеки — продолговатой комнаты с высоким потолком — доставлял ей истинное удовольствие. На трех высоких окнах напротив двери висели на бронзовых прутьях зеленые бархатные портьеры, перевязанные золочеными шнурами с кистями. Все остальное пространство вдоль высоких стен, до самого лепного потолка было занято книгами. К полкам вели три приставные лесенки, пол был покрыт роскошным ковром с цветочным рисунком в зеленых и золотистых тонах. Вокруг незажженного камина стояло несколько кресел и две небольшие софы, обитые зеленым бархатом с вышивкой в виде букетов роз.

Книжные полки из отлично выделанного дуба, несомненно, смастерил когда-то искусный мастер. Запах кожаных переплетов тысяч книг и воска, которым натирали полированное дерево, неизменно вызывал у Мэри ощущение удовольствия. Он напоминал о скрытой под этими переплетами бездне человеческого знания и… по меньшей мере об одном украденном поцелуе.

Как все-таки странно! До своего возвращения в Хэверседж Мэри и не думала о том, как часто Хью целовал ее. Теперь она вспомнила, как однажды убежала от него и спряталась здесь, в библиотеке. А он нашел ее, поймал под одной из лесенок и крепко поцеловал. Это был их первый поцелуй… Как он ее тогда удивил! А больше всего Мэри изумило ее собственное поведение. Потому что, когда Хью забормотал какие-то невнятные извинения, она сама внезапно обняла его и поцеловала в губы, а потом бросилась бежать из дома и спряталась, в одном закоулке лабиринта.

Весь их юный роман был полон такой радости и восторга! Стоит ли удивляться, что после Хьюго ни один молодой человек не сумел привлечь ее внимания?..

У Мэри были десятки поклонников. Некоторых, разумеется, привлекало ее солидное состояние и усадьба, которые должны были стать собственностью ее будущего мужа. Однако некоторые были искренне влюблены в нее — в этом она нисколько не сомневалась. Тем не менее Мэри ни разу не испытала ни малейшего искушения увлечься кем-либо из них.

Нет! Много лет назад ее сердцем навсегда завладел Хьюго Лейтон. И вот теперь она смотрела на это место под лестницей, где он впервые ее поцеловал, и мечтала о том, чтобы все повторилось вновь…

Беатриса потянула за край белой шерстяной шали, в которой Мэри спасалась от холода, царящего в Хэверседже. Очнувшись от своих воспоминаний, она повернулась к девочке.

— Почитайте мне, пожалуйста, — попросила Беатриса. — Гонория учила меня читать, и я уже знаю все буквы, но вы все-таки лучше мне сами почитайте.

Ее выбор книги вызвал у Мэри улыбку.

— О, «Тысяча и одна ночь!» Это моя любимая. Садись ко мне на колени, и мы будем вместе смотреть картинки. Ты рисовать умеешь? Когда я была маленькая, я любила срисовывать картинки из книг.

— Бот это здорово! — воскликнула Беатриса. — Может быть, мы с вами займемся рисованием, когда Хьюго кончит читать вам нотацию?

Мэри засмеялась. Усевшись в кресло, она посадила Беатрису к себе на колени.

— Почему ты думаешь, что твой брат собирается читать мне нотацию?

— Потому что он говорил с вами таким тоном, каким всегда говорит со мной, когда недоволен и собирается сделать мне выговор. А теперь читайте!

Мэри повиновалась и целую четверть часа находилась под обаянием книги, которая уже начинала распадаться на отдельные страницы. Впрочем, причина этого была самой достойной из причин — книгой слишком часто пользовались.

Когда Мэри закончила первую сказку, они обе с Беатрисой удовлетворенно вздохнули. Она уже хотела было начать обсуждать с девочкой прочитанное, когда раздался голос Хьюго.

— Как мило, что ты взялась почитать моей сестре, — сказал он.

Подняв голову, Мэри с удивлением увидела, что он сидит напротив нее.

— Ты здесь давно? — спросила она. — Я и не слышала, как ты вошел.

— Я прослушал половину сказки. Твой голос и смех Беатрисы слышен в коридоре. Я понял, что ты ей читаешь, и вошел потихоньку со всей возможной осторожностью. И мне повезло! Ты всегда умела прекрасно читать вслух. Даже мой отец любил после ужина тебя послушать. Он не раз забирал со стола свой стакан портвейна и табакерку и являлся в гостиную, где ты сидела с мамой и сестрами. Мы с Китом тоже приходили, разумеется, и старались ни одного словечка не пропустить.

— Я и не знала, что так развлекала всю семью! — воскликнула довольная Мэри. — Но я очень этому рада.

Она взглянула ему в глаза, вновь недоумевая, как могло случиться, что он сделал предложение другой. От ужаса перед потерей, которую ей предстояло пережить на Рождество, когда он женится на Гонории, у нее мучительно сжалось сердце.

Поскольку Хьюго продолжал смотреть на нее отсутствующим взглядом и мысли его явно блуждали где-то далеко, Мэри шепотом попросила Беатрису уйти.

Беатриса сделала гримасу.

— Но я не хочу уходить! Я хочу, чтобы вы прочитали мне еще одну сказку, а потом мы будем рисовать. Может быть, тогда Хью не станет делать вам выговор.

— Иди-иди, — сказала Мэри твердо, слегка подталкивая девочку. — Я приду, как только мы поговорим с Хью. Не бойся, он меня не обидит.

Соскочив с колен Мэри, Беатриса остановилась перед братом и погрозила ему пальцем.

— Будь добрым с Мэри! Я хочу, чтобы она у нас осталась. Нам с ней очень весело. И не вздумай на нее ворчать, а то… я тебе сегодня паука в постель подложу!

— Беатриса! — возмутилась Мэри. — Как нехорошо так говорить!

К ее удивлению, Хьюго совсем не рассердился.

— Какая ты кровожадная, детка, — усмехнулся он. — Ладно, я обещаю вести себя хорошо, но мне нужно поговорить с Мэри, и ты должна оставить нас в покое. А теперь иди сюда и поцелуй меня!

Обхватив брата ручонками за шею, Беатриса поцеловала его в щеку.

Повернув девочку лицом к двери, Хьюго слегка ее шлепнул.

— Убирайся. И никаких больше разговоров о пауках!

Беатриса поспешила к двери, на ходу объясняя Мэри, что она идет искать краски.

— Только я не уверена, где они: у меня в спальне, в детской или на кухне. Там один из лакеев рисовал мне лошадей, он умеет это делать просто отлично. Мэри, а можно ему с нами? Вам понравятся его лошади, вот увидите!

— Уйдешь ты наконец?! — прикрикнул Хьюго, увидев, что Беатриса снова задержалась у самой двери.

— Ну ладно, только долго ее не задерживай! Когда дверь наконец закрылась, Хью с легкой улыбкой повернулся к Мэри.

— Я обещаю, что не буду «ворчать», как выражается Беатриса, но нам нужно кое-что обсудить.

Мэри молча кивнула. Хьюго встал, прошелся по комнате и вернулся к камину. Мэри видела, что ему трудно собраться с мыслями или он просто не знает, как начать. Однако она твердо решила, что помогать ему не будет. Мэри была уверена в одном: когда он заговорит, у нее найдется что ответить.

Опершись локтем на каминную полку, Хьюго пристально на нее посмотрел, на лбу у него появилась морщинка.

— К сожалению, дело обстоит так, что я не могу выставить тебя за дверь, — начал он. — Иначе, боюсь, мое семейство взбунтуется и повесит меня на лестничных перилах. Так что, нам с тобой придется прийти к какому-то соглашению. Разумеется, если бы я только знал, что сестры собираются пригласить тебя к нам, я бы запретил это категорически.

— Но почему, Хьюго?

Он еще больше нахмурился.

— Ты прекрасно знаешь почему! То, что случилось сегодня утром в лабиринте… Я уже, кажется, извинялся, но еще раз прошу извинить меня за то, что я тебя поцеловал. Это был неджентльменский поступок.

— Извинение принято, — живо ответила Мэри, преувеличенно покорным жестом складывая руки на коленях.

Хьюго проигнорировал ее попытку раздразнить его.

— Я сам не могу понять, почему внезапно обнял тебя, но полагаю, что это имеет больше отношения к нашему прошлому, чем к нашим теперешним отношениям. Я убежден, что больше не поддамся такому порыву.

— Ну конечно, нет, — с готовностью согласилась Мэри, с трудом сохраняя невозмутимое выражение лица.

— Довольно, Мэри! Ты очень ошибаешься, если воображаешь, что я не понимаю, чего ты добиваешься своими выходками. А теперь позволь мне продолжить и постарайся выслушать меня серьезно.

— Как прикажете, милорд, — отвечала она тем же тоном.

— Ну зачем ты меня дразнишь, когда я стараюсь наладить с тобой дружеские отношения? — с раздражением отозвался он. — Нам ведь придется целых три недели жить под родной крышей, пока я не женюсь и ты не уедешь из моего дома! Ты могла бы хотя бы попытаться мне помочь! Ну чему ты улыбаешься? Говори что угодно, только не улыбайся!

— Хью, как я ни стараюсь, я не могу оставаться равнодушной. Возвращение в Хэверседж слишком живо напомнило мне все, что было между нами. Я невольно впала в прежний тон. Ведь когда-то мы с тобой говорили по душам, и смеялись, и… многое другое.

Хью снова сел напротив нее и, наклонившись вперед, стиснул руки, словно намереваясь умолять ее о чем-то.

— Мэри, пойми, мы с тобой должны забыть прошлое. Пока ты не вернулась, оно и было забыто! Уверяю тебя, забыто окончательно!

— Ну, не окончательно, — заметила она, в свою очередь наклоняясь вперед и не сводя с него глаз. — Уж конечно, не окончательно. Иначе тебе не пришлось бы вести со мной этот разговор.

Хьюго отвернулся в некоторой растерянности и долго смотрел на окна. Мэри показалось, что плечи у него опустились.

— Я думаю, ты права, — тихо сказал он наконец.

Он взглянул на нее, и сердце ее дрогнуло от его печальной улыбки.

— Нам было хорошо, верно?

— Да, — с трудом выдохнула Мэри.

Воспоминания целиком овладели ею, и она не могла говорить. Сердце ее переполнилось любовью к нему.

Хью всматривался ей в лицо, и улыбка постепенно исчезала с его губ. Она видела, что и он тоже вспоминает прошлое: взгляд его голубых глаз, устремленных на нее, был так пронзителен, что у нее захватило дух. Протянув к нему руку, она прошептала его имя.

Хьюго долго смотрел на ее руку, и лицо его постепенно становилось непроницаемым.

— Нет, — прошептал он наконец и, встав, отошел к окну.

Сердце у Мэри упало. Если бы он взял ее за руку, еще минута — и она была бы в его объятиях!

А что потом? Быть может, он сейчас тоже об этом думает. Что потом? Ведь он помолвлен с другой…

Когда Хьюго заговорил, речь пошла о совсем посторонних вещах.

— Я понимаю, твое предложение помочь миссис Певистон с приготовлениями к балу было сделано из лучших побуждений. Ты полагала, что оно может повлиять на мое решение. Но я долго думал и понял, что не могу удовлетворить желание моих сестер. По правде говоря, дело не только в том, что миссис Певистон очень занята.

Хью повернулся к ней. Лицо его выглядело суровым.

— Бал в моем доме кажется мне просто неуместным. Я бы мог сослаться на Гонорию и ее нежелание устраивать что-нибудь. Но я признаюсь тебе, Мэри, что у меня самого не лежит душа к увеселениям. Я не хочу слышать у себя в доме звуки музыки — они только напомнят мне, как в былые годы кружились в бальной зале при блеске огней отец и мама. Наверное, пройдет еще много лет, прежде чем я смогу вернуть в Хэверседж богатство и веселье.

Мэри хотела сказать, что, если бы он сделал предложение ей, а не Гонории, он мог бы распорядиться ее состоянием, чтобы поправить свои дела. Но она знала, что Хьюго слишком горд, чтобы принять подобное предложение, и прекрасно понимала его чувства.

Как бы то ни было, Мэри решила, что нужно применить обходной маневр.

— Теперь мне ясно, почему Кит стал таким здравомыслящим человеком, — начала она издалека. — Он привел мне такие солидные доводы, что я не могла ему возразить, как не могу сейчас возразить тебе. Ты был со мной откровенен, и высказанная тобой причина, быть может, единственная, которую я могу понять.

Она встала и, глубоко вздохнув, продолжила:

— Ты не мог бы хотя бы в одном пойти со мной на компромисс?

— Я постараюсь, — сказал он, подходя к ней с улыбкой, немного смягчившей суровость его черт.

— У меня есть к тебе просьба — позволь мне украсить холл и гостиную зеленью и красными лентами. Я знаю, твоим сестрам это понравится и немного оживит зимний пейзаж. У нас на юге никогда не бывает так много снега.

Хьюго улыбнулся еще шире.

— А я-то боялся, что ты потребуешь вместо бала раут! Разумеется, ты можешь украсить и холл, и гостиную.

— Ах да, — Мэри сделала вид, что спохватилась. — Есть еще одно…

— Так я и думал! — воскликнул Хью, в притворном ужасе воздевая руки.

Мэри рассмеялась.

— Нет-нет, не пугайся, я не прошу ничего невозможного. Ты не возражаешь, если я поеду поищу рождественское полено? Камин в гостиной достаточно велик, чтобы его вместить. Только мне придется позаимствовать твои сани, чтобы выехать как-нибудь под вечер с Китом и близнецами. Что ты на это скажешь? Кстати, ты бы мог поехать с нами, если захочешь.

— Я не могу тебе в этом отказать, — сказал он. — И не будь у меня других дел, я бы с удовольствием прокатился с вами.

— Спасибо, Хью, — сказала она тихо.

Ей хотелось сказать ему еще многое — о том, как она любит его, как она счастлива быть рядом с ним после стольких лет, как она желала бы вернуть прошлое… Но она только улыбнулась ему и вышла из комнаты.

В холле Мэри начала соображать, какие потребуются украшения. Дело в том, что она солгала Хью и вовсе не собиралась ограничиться только украшением Хэверседжа. У нее были еще и другие планы! Конечно, Хью будет поражен и даже, может быть, рассердится, но только сначала. Во всяком случае, она надеялась, что именно так и будет.

С верхней площадки лестницы Мэри увидела, как Сиддонс вошел в зеленую гостиную, и ее внезапно осенила новая идея. Интересно, могут ли Сиддонс, миссис Певистон, кухарка и старший конюх составить хор? Джудит говорила ей, что все четверо поют в церкви в Эбботс-Энд и при каждом удобном случае стремятся проявить свои таланты на публике.

Уж наверняка они сумеют спеть для семьи несколько рождественских гимнов!

10

Мэри сидела в детской с Беатрисой, копируя иллюстрации из «Тысячи и одной ночи», когда туда явились Джудит и Констанция. Они сразу же набросились на нее с вопросами о бале. Мэри пришлось их разочаровать, и обе девушки сразу же пришли в крайнее уныние.

На красивые голубые глаза Джудит даже слезы навернулись.

— Это не из-за бала, — сказала она, поеживаясь от холода в детской. — Но у нас теперь нет впереди ничего хорошего, о чем можно было бы хотя бы помечтать!

Джудит отошла к окну, из которого открывался великолепный вид на снежную долину с лесом на горизонте. Мэри, сидевшая за старым обшарпанным столиком, озабоченно посмотрела на нее. Впервые после их разговора в гостинице ей пришло на ум, что Джудит очень несчастна — не просто недовольна отсутствием в Хэверседже развлечений, но действительно подавлена безрадостной жизнью.

Мэри попыталась объяснить близнецам отказ брата.

— Дело не только в том, что ему это не по средствам. Он говорит, что такой праздник напомнил бы ему о родителях, а это для него очень болезненно.

Придвинув стул, Констанция села рядом с Мэри и Беатрисой, чтобы следить за их рисованием. Она тоже была разочарована, но, казалось, это известие огорчило ее меньше, чем сестру.

— Мне неважно, что бала не будет, — сказала она, глубоко вздохнув. — Но мне жаль того, что было раньше. И жаль, что Хьюго хочет забыть прошлое. Быть может, мы не правы, желая его вернуть, но я так не думаю. Беатриса, ты очень удачно выбрала цвета. Розовая с оранжевым лошадь. Очень интересно задумано!

Беатриса не ответила — она была слишком занята красками и кисточками, чтобы заметить даже комплимент.

Мэри было очень жаль близнецов.

— Джудит, Констанция, хотите поехать со мной завтра в Эбботс-Энд? — предложила она. — Может быть, это вас развлечет. Дело в том, что мне необходимо приобрести буквально десятки ярдов красной атласной ленты.

Джудит оглянулась через плечо. Глаза ее оживились немного — вероятно, при мысли о путешествии в ближайший городок, до которого было целых пять миль.

— Красной атласной ленты? — спросила она. — А зачем?

Констанция, наклонившись над столом, водила рукой Беатрисы по листу бумаги, чтобы придать более натуральный вид лошадиному хвосту. Подняв голову, она удивленно взглянула на Мэри.

— Десятки ярдов? — переспросила она.

— Пятьдесят примерно, а то и все сто!

— Сто? — хором воскликнули близнецы.

— Ну да, разумеется! Я уже несколько лет подряд украшаю у себя дома комнаты зеленью и красными лентами на Рождество. Это очень красиво, и поскольку я сейчас не дома, то… — она сделала паузу, глядя на сестер с заговорщической улыбкой, — ваш брат позволил мне украсить холл и гостиную! Ах да, и еще надо найти рождественское полено.

Тут даже Беатриса отвлеклась от своего рисунка и уставилась на нее во все глаза.

Несколько секунд спустя Констанция вскочила, и близнецы запрыгали от восторга. Джудит обняла Констанцию, а затем обе они кинулись к Мэри.

— О, Мэри! — воскликнула Джудит, обнимая ее. — Спасибо тебе, спасибо большое!

— У нас все-таки будет Рождество! — присоединилась к ней Констанция. — Мэри, у нас нет друга лучше тебя!

Только Беатриса, казалось, не была в особом восторге.

— Гонории это не понравится, — заявила она. — А теперь, Мэри, давай еще что-нибудь срисуем.

Но Джудит такое равнодушие пришлось не по душе. Она принялась щекотать Беатрису.

— А нам все равно, понравится это Гонории или нет! Вот когда она станет здесь хозяйкой, может делать что захочет, а пока это наш дом. И пока ты не скажешь, что ты очень рада, я буду тебя щекотать до слез!

Беатриса уже и так взвизгивала, умоляя Джудит перестать.

— Я рада, рада, только прошу тебя, Джудит, не надо больше!

Джудит отпустила ее, а потом крепко обняла. Беатриса оттолкнула сестру, недовольная тем, что ей помешали рисовать, и снова стала приставать к Мэри с просьбами сделать еще один рисунок.

Когда ликование близнецов поутихло и время завтрашней прогулки было согласовано, Мэри снова могла заняться Беатрисой. Она безмятежно провела день, развлекаясь с младшей из Лейтонов, знакомясь с ее любимцами. Детскую, находившуюся в единоличном распоряжении Беатрисы, населяло множество пушистых, чешуйчатых и хвостатых друзей, которые раньше пользовались в доме большей свободой. Как выяснилось, несколько недель назад Гонория настояла, к величайшему огорчению Беатрисы, чтобы зверюшек не пускали больше в гостиную. У нее была ящерица по имени Фредди, лягушка по имени Дафна, две птички — Пит и Твит — и белый кролик, любовно именуемый Хьюго. Только когда Мэри основательно познакомилась с каждым питомцем девочки, а ее няня в третий раз сказала, что гостье надо дать немного отдохнуть перед ужином, Мэри смогла наконец покинуть детскую.

Остаток вечера прошел незаметно. После ужина вся женская половина — включая Амабел — объединилась в составлении планов украшения холла и гостиной. Кит сидел поодаль, пытаясь сосредоточиться на латинском переводе. Хью сразу после ужина сказал, что его ждут дела, и напомнил всем, что послезавтра уезжает на пару дней в Дарби.

Когда Амабел спросила его, зачем он едет, Хью ответил, что должен встретиться с одним человеком.

— Хочу знать, какие меня ждут расходы, если я все-таки решу возобновить разработки в старых рудниках. Плавиковый шпат сейчас вызывает большой интерес, но мне нужно многое выяснить, прежде чем я приму окончательное решение.

— Расходы, наверное, будут огромными? — предположила Мэри.

— Вот именно!

Кит поднял голову от книги.

— Помнишь, Мэри, как мы спустились в шахту, а потом бросились бежать, потому что нам показалось, что там привидения?

— А я думала, ты занят своим переводом, — улыбнулась Мэри.

Результат ее подшучивания оказался совершенно неожиданным. Даже уши у Кита побагровели.

— Мне действительно следовало бы внимательнее относиться к своим занятиям, — с виноватым видом пробормотал он. — Я очень благодарен тебе за замечание.

Мэри пристально посмотрела на него, огорченная и озадаченная такой реакцией, и мысленно дала себе слово обращаться с Китом осторожнее. Она никоим образом не хотела его смущать.

Поймав взгляд Хью, она поняла, что он тоже озадачен и огорчен реакцией брата. Что бы это все значило? Кит явно изо всех сил старался быть достойным своего призвания, только вот было ли это на самом деле его призвание?..

На следующее утро Мэри, Джудит, Констанция и Беатриса уселись в ландо и направились в Эбботс-Энд. Как только они выехали за ворота, навстречу им попался экипаж, в котором сидел незнакомый Мэри господин. Она заметила только прядь седых волос под черным шелковым цилиндром и очень темные глаза. Когда он приветственно кивнул их компании, Мэри спросила, кто это. Джудит ответила, что это дядя Гонории, сэр Руперт Хаклоу.

Хьюго сидел за столом у себя в кабинете, просматривая счета одного из своих арендаторов — скудный урожай прошлого лета и вырученные от продажи деньги. Цифры далеко не оправдывали его ожиданий.

А он еще подумывал об открытии заброшенных рудников!

Это казалось маловероятным, но все же он кое-чего достиг за три года. И хотя дела его шли медленно и с трудом, однако они шли!

Хьюго только собирался углубиться в труд по минералогии, когда в дверь постучали. Не дожидаясь, пока о нем доложат, сэр Руперт обогнал дворецкого и вошел в кабинет со словами:

— Рейнворт! Что это за новости мне рассказывает жена о вашем столкновении с Белым Принцем? Почему вы сразу не приехали ко мне? Что за безобразие, когда человек на собственной своей земле не может рассчитывать на безопасность?

Он стянул перчатки, сбросил плащ и сдернул цилиндр, водрузив это все на Сиддонса. Поджатые губы дворецкого явно говорили о том, что он не одобряет манер баронета.

Хьюго мог извинить баронету его дурные манеры, но не его нескромность. С какой стати сэр Руперт начал говорить об этом при Сиддонсе? Хьюго хотел было высказать баронету свое неудовольствие, но желание вернуться поскорее к книге по минералогии победило. Кроме всего прочего, не стоило ссориться с человеком, с которым ему вскоре предстояло породниться. Поэтому он жестом предложил сэру Руперту кресло у своего стола.

— Не желаете ли закусить? Чаю? Кофе?

Баронет отрицательно покачал головой.

— Я ненадолго, — сказал он. — Меня ждут в Эбботс-Энд. Но сначала я хочу услышать о вашей встрече с этим бандитом.

Хью только сейчас заметил, что все еще держит перо в руке, и положил его на серебряный подносик. Он был так озабочен неожиданным появлением Мэри и своими собственными делами, что совсем забыл о ночном приключении.

— Право же, нечего рассказывать, — сказал он, пожав плечами. — Их было трое. По крайней мере, я видел троих. Белый Принц приставил пистолет к голове моего кучера. Все было проделано очень ловко: один остановил карету выстрелом в воздух, второй отнял у меня кошелек, а минутой спустя мы уже мчались дальше. Дело было в полночь — темно, все небо в тучах… Я ничего толком не разглядел. О том, что это был Белый Принц, я догадался по его осанке, а остальных участников нападения, уж конечно, не опознал.

Он не мог заставить себя сказать, что одним из них была женщина. В сущности, ему не было до нее никакого дела, и все-таки… Какими бы соображениями она ни руководствовалась, вступая в банду Белого Принца, Хью не мог вообразить ее себе с петлей на шее.

Взглянув на сэра Руперта, он заметил, что баронет пристально за ним наблюдает. Его маленькие черные глазки блестели, как у охотника в пылу охоты.

Сэр Руперт был высокий худощавый человек с резкими, напряженными движениями. Волосы у него были совершенно седые, хотя ему только в этом году исполнилось пятьдесят. Нос с горбинкой придавал его лицу ястребиное выражение, от носа к тонким губам пролегли глубокие морщины. Но самой выдающейся его чертой были глаза — хотя и небольшие, они походили на тени в безлунную ночь.

— Значит, вы не видели Белого Принца настолько ясно, чтобы его узнать? — спросил сэр Руперт, прищурившись.

— Нет, совсем не видел. Повторяю, я мог различить только, что у него осанка и манеры офицера. Он держался очень уверенно и с достоинством. Но я не видел его лица и никаких знакомых черт не приметил.

— Так… — Настороженность баронета сменилась мгновенной задумчивостью. — Я ценю вашу искренность и готовность поделиться со мной этими сведениями. Леди Хаклоу очень расстроилась, но она, видимо, не правильно вас поняла.

Он изобразил на своем лице улыбку, однако Хью сразу же почувствовал, что эта вежливость напускная. Лишь разница в их общественном положении не позволяла сэру Руперту высказать свои замечания в присущей ему манере — в виде пространной лекции.

— Насколько я помню, — сказал Хью, откинувшись в кресле и слегка прищурившись, — я высказался довольно определенно и недвусмысленно. В каком смысле могла ваша супруга истолковать мои слова?

Если он ожидал, что сэра Руперта смутит такой вопрос, он ошибся.

— Не стану ходить вокруг да около, Рейнворт, — заявил баронет, наклоняясь к нему. — Вы слишком умны, чтобы удовольствоваться чем-либо, кроме правды, а правда заключается в том, что Белый Принц пользуется тем, что он называет состраданием к неимущим, чтобы составить себе состояние.

— Состояние? — переспросил удивленный Хьюго. — Насколько мне известно, он не получил ни с кого больше ста фунтов, а обычно сумма бывает куда меньше.

— Вы правы. Но если сложить вместе все, что он награбил, то получится около трех тысяч. И хотя вам такая сумма может показаться пустяком…

Хью протестующе поднял руку:

— Уверяю вас, что нет!

— Ну да, — кивнул баронет.

Когда Хьюго просил руки Гонории, он счел своим долгом сообщить сэру Руперту все подробности о положении своих дел. Теперь баронету было все известно и о долгах покойного отца Хью, и о его собственных усилиях вернуть в Хэверседж благополучие и процветание.

— Я хотел сказать, — продолжал сэр Руперт, — что для многих три тысячи фунтов — это сбережения всей жизни.

Хью признал правоту такого суждения, но возразил, что ему не верится, чтобы человек каждый день рисковал жизнью ради подобной цели. Сэр Руперт нахмурился.

— Я убежден, что Белому Принцу просто доставляет удовольствие дурачить местные власти. Неужели вы верите в сказки о его бескорыстии? Но каковы бы ни были его мотивы, Я твердо решил заставить его предстать перед судом и добиться самого сурового приговора. Я хочу, чтобы наши дороги снова стали безопасными, и намерен приложить к этому все усилия. Кстати, чем дольше я слежу за передвижениями Белого Принца, тем яснее усматриваю систему в его действиях. На этом я и рассчитываю его поймать. Поэтому убедительно прошу вас сообщать мне все, что вы узнаете об этом человеке. Могу я рассчитывать на вашу поддержку?

Хью не видел никаких оснований для возражений.

— Разумеется, — отвечал он. — Я только просил бы вас, когда Белого Принца схватят, пусть восторжествует правосудие. Мне было бы любопытно услышать его объяснения и отчет об украденных деньгах.

— Я уверен, что всякий желал бы нормального суда. Но наши блюстители порядка так давно и безуспешно пытаются призвать его к ответу за совершенные преступления, что, боюсь, их действия не всегда будут согласовываться с буквой закона.

Достав из кармана часы, он поднялся.

— А теперь я вынужден с вами проститься, поскольку еще хочу успеть в Эбботс-Энд.

Хью тоже встал. Он готов был протянуть баронету руку, но сэр Руперт уже откланялся и повернулся к нему спиной. Краткое «до свидания», брошенное им через плечо, прозвучало небрежно.

Когда запряженный четверкой экипаж пересек мост через реку Уай, перед Мэри открылся маленький городок Эбботс-Энд. Он расположился в уединенной долине, окруженной лесистыми холмами, покрытыми снегом. Большинство домов, построенных из коричневого камня, производили впечатление старинных, и это всегда особенно нравилось Мэри. Над всеми ними возвышался причудливый шпиль церкви Всех Святых, с которой был связан один очень важный исторический факт — примерно сто пятьдесят лет назад церковь Всех Святых посетил сам Карл I.

Путешествие было недолгим, но очень приятным. На дорогах лежал снег, который не успел еще превратиться в сплошную жидкую грязь. Мэри казалось, что чем дальше они удалялись от Хэверседжа, тем оживленнее, радостнее и счастливее становились ее спутницы.

Выйдя из экипажа у гостиницы «Кошка со скрипкой», они заказали завтрак и отправились по магазинам.

Город украшали две гостиницы, вторая, поменьше, называлась «Дельфин». На главной улице сохранилось множество средневековых домов, не слишком удобных для проживания, но имеющих очень внушительный вид. Покрытое снегом поле отделяло их от реки, где работала мельница. У Мэри было такое ощущение, будто время остановилось, и она бы не удивилась, если бы из пивного зала «Дельфина» вдруг появились джентльмены в бархатных камзолах и широкополых шляпах с перьями.

Первый их визит был к портнихе. За ним последовало посещение галантерейной лавки, где Мэри могла с успехом осуществить свой план, поскольку там обнаружилось огромное разнообразие шелковых и атласных лент всевозможной длины и ширины. Они немедленно приобрели если не сотню, то по меньшей мере ярдов семьдесят пять разных лент, которые намеревались использовать без остатка.

Обвешанные свертками и коробками, девушки вернулись в гостиницу, где их ожидал легкий завтрак в виде фруктов, холодного цыпленка и говядины, выдержанного сыра и лимонада. Попробовали они и имбирного печенья, рецепт изготовления которого некогда был завезен в Эшбурн расквартированными там французскими солдатами. С тех пор Эшбурн славился своим печеньем, а вскоре его примеру последовал и Эбботс-Энд, снабжавший теперь этим деликатесом своих жителей и гостей.

Когда их багаж уже грузили в экипаж, Мэри случайно обернулась и увидела странного человека, который махал ей рукой.

Нищий, тот самый!

С сильно бьющимся сердцем она сказала:

— Я должна дать этому человеку пару шиллингов. Видите его? Когда я только что приехала, я узнала его печальную историю — вы видите, как он хромает? — и мне хочется ему помочь. Подождите минутку!

Близнецы охотно согласились подождать, хотя и поглядывали на нее с любопытством. Приказав кучеру придержать лошадей, Мэри перебежала вымощенную булыжником улицу и подошла к нищему.

— Ну, здравствуйте, добрый человек, — сказала она негромко, опуская руку в ридикюль и доставая шиллинг. — Как вы поживаете?

— Неплохо, мисс, — хрипло отвечал он. — А вы?

— Очень хорошо. Я больше не живу в гостинице.

— В Хэверседже? — Нищий кивнул головой в сторону экипажа.

— Да, — улыбнулась Мэри, протягивая ему шиллинг.

— Благослови вас бог за вашу доброту. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — добавил он шепотом.

— И ты тоже, Лоренс. Будь осторожен, прошу тебя, — шепнула она.

С этими словами она поспешно вернулась к своим спутницам.

На обратном пути ее мысли снова обратились ко дню приезда в Эбботс-Энд. Она тогда была уверена, что Лоренс уехал за границу и понятия не имела, что он как ни в чем не бывало живет в городе, появляясь на улицах в обличье нищего.

Мэри вспомнила, как Лоренс одурачил ее при первой встрече. Она только что вышла из гостиницы, когда к ней пристал оборванный бродяга. Сначала ее неприятно поразила настойчивость, с которой он за ней увязался, но рассказ о его тяжелых обстоятельствах глубоко ее тронул. Он просил только два пенса на хлеб, категорически отказываясь взять больше. Но он умолял ее оказать ему честь и пройти с ним до кузницы, где он подрабатывал в подручных у кузнеца, приходившегося ему родственником.

— Ну доставьте мне удовольствие, мисс! — настаивал он с характерным дербиширским акцентом.

Мэри неожиданно для самой себя согласилась, ответив ему общепринятой у местных жителей фразой:

— Я не прочь.

Оборванец улыбнулся, обнажив ряд прекрасных белых ровных зубов. Мэри очень удивилась. Как странно, что у такого во всех отношениях потрепанного жизнью человека сохранились такие отличные зубы!

На его всклокоченных седых волосах была засаленная шапка, скрывавшая верхнюю часть его лица, рукой в рваной перчатке он тяжело опирался на палку. Мэри была уверена, что некогда он отличался превосходной осанкой, потому что даже и теперь, сильно сгорбившись, он был выше ее ростом.

Только когда они подошли к кузнице, она начала подозревать, что здесь что-то нечисто: ускорив шаги, он оперся на ее руку, словно нуждаясь в поддержке. Она совсем встревожилась, когда он увлек ее на узкую тропинку, объяснив, что это ближайший путь к кузнице. И прежде чем она успела опомниться, он втащил ее в заброшенную конюшню за кузницей и обнял самым непристойным образом — во всяком случае, ей так тогда показалось.

Мэри начала отбиваться и хотела уже закричать, когда, зажав ей рот рукой, нищий вдруг сказал нормальным голосом:

— Это же я, Фэрфилд! Ты меня не узнала? Лоренс! Лоренс Самеркот!

Только тогда Мэри перестала сопротивляться и, отстранившись, начала вглядываться в его лицо. Сквозь грязь, черную повязку на глазу и свесившиеся клочья седых волос она узнала знакомые черты.

— Господи помилуй! — воскликнула она, цепляясь за него, как будто опасаясь, что он сейчас исчезнет, словно привидение. — Это действительно ты? Я думала, ты в Америке! Когда ты вернулся? Я ничего не понимаю! Почему ты в таких отрепьях?

Вместо того чтобы сразу же нанести визит обитателям Хэверседжа, она тогда провела весь день в конюшне, беседуя со своим старинным другом. Лоренс объяснил ей, как случилось, что ему пришлось стать своего рода современным Робин Гудом на дорогах Дербишира. Оказалось, что после смерти родителей он лишился состояния из-за происков дяди, сэра Руперта Хаклоу. Сэр Руперт подделал завещание, в котором теперь говорилось, что отец Лоренса лишает его наследства за женитьбу на балетной танцовщице.

— Все это, конечно, ложь. Но поскольку я несколько лет прожил в Лондоне — хотя и не водил знакомства с балеринами, не говоря уже о женитьбе! — ему поверили. Понимаешь, он привлек свидетелей, а у меня не было даже денег нанять адвоката. Но я этого так не оставлю! Здесь, в городе, есть один человек, который может помочь мне оправдаться, — один из подставных свидетелей. Он по-прежнему живет в этих местах, и я с ним подружился. Очевидно, сэр Руперт плохо с ним обошелся.

— Ты надеешься, что этот человек когда-нибудь скажет правду?

— Его мучает совесть — он дошел до того, что даже открылся мне.

— Какая ирония судьбы… — задумчиво произнесла Мэри. — Но, Лоренс, ты сознаешь опасность, которая тебе угрожает? Я слышала, как местные стражи порядка хвастались, что повесят тебя до Рождества!

— Этого не будет, — отвечал он, сжимая ее руку. — Я слишком осторожен. И многие поддерживают меня за то, что я делаю для бедняков. Ты не поверишь, насколько добры и щедры могут быть люди! Когда я стану хозяином в Давдэйл-Мэнор, я позабочусь о том, чтобы неимущим оказывали больше помощи, чем сейчас.

Мэри тяжело вздохнула, но мысль о том, что он пользуется поддержкой в городе, немного успокоила ее.

— Тебя любят, Лоренс, это правда. О тебе говорят с большим уважением и фермеры, и рабочие, и многие торговцы. Я сразу же это поняла, стоило мне за завтраком прислушаться к разговорам. Скажи, кто-нибудь знает, кто ты на самом деле? Что нищий, Белый Принц и Лоренс Самеркот — одно лицо?

Он покачал головой.

— Только кузнец, который выдает меня за своего бедного родственника из Корнуолла. Мне пришлось открыться ему: должна же у меня быть хоть какая-то крыша над головой.

Мэри понимающе кивнула.

— Тогда ты в относительной безопасности, — сказала она, надеясь, что он подтвердит ее слова.

— Насколько это вообще возможно, — улыбнулся Лоренс.

Мэри улыбнулась ему в ответ, узнавая в своем приятеле родственную душу. Лоренс тоже никогда не искал спокойной жизни.

Вот тогда он и предложил ей присоединиться к нему для нападения на Рейнворта. Как она могла отказаться? Дух приключения всегда был для нее непреодолимым соблазном.

И вот она переоделась в мужскую одежду, отправилась с Лоренсом и его спутником на этот полуночный грабеж и… поцеловала Хью.

А теперь она гостит у его сестер, живет под его крышей и не знает, что ей делать дальше…

Мэри вздохнула, глядя в окно кареты. Джудит и Констанция оживленно обсуждали, как красивее завязывать банты из лент, Беатриса дремала, прислонившись к ее плечу. Ничто не нарушало ее раздумий.

После их разговора в библиотеке Хью был с ней вежлив, но держался отчужденно. Мэри очень хотелось выяснить для себя, сможет ли когда-нибудь возродиться в его сердце любовь к ней. Но она знала, что сделать это будет непросто. И уж, во всяком случае, не сегодня.

Сегодня Гонория ужинает в Хэверседж-Парке…

11

— Мисс Фэрфилд не может оставаться здесь, — заявила Гонория самым решительным тоном.

Дамы только что приехали ужинать, и Хьюго решил сразу же сообщить им, что Мэри гостит в Хэверседже. Теперь ему стало ясно, что торопиться не следовало: Гонория побледнела как полотно.

Он хотел уже объяснить, что Мэри пригласили сестры, не спросив его согласия, но леди Хаклоу перебила его.

— В высшей степени непонятно и неприлично! — отрезала она и, приблизившись к нему, закинула голову, чтобы взглянуть ему в лицо. Ее маленькие глазки раскрылись во всю ширь от негодования. — Я очень недовольна, лорд Рейнворт! Все это наносит урон престижу моей племянницы, не говоря уже о вашей репутации. Неужели вам было заранее известно о ее приезде и вы не предупредили нас? Я не припомню, чтобы вы говорили, что ждете гостей. Я крайне удивлена!

Хью так растерялся, что с трудом нашел в себе силы предложить дамам пройти в гостиную и расположиться поудобнее. Он не сомневался, что, каковы бы ни были его объяснения, неизбежно последует неприятная сцена: леди Хаклоу и Гонория никогда не доверяли его способности держать в руках свое семейство. А поскольку Хьюго уже и так успел испортить отношения с братом и сестрами, он чувствовал себя между Сциллой и Харибдой.

— Право же, Рейнворт, — сказала Гонория, садясь и расправляя лавандовый шелк своих юбок, — я просто не понимаю, как такое могло случиться. Я очень огорчена.

Кончик ее носа порозовел от холода. Она плотнее закуталась в лиловую с кружевом шаль. Софа, на которой она сидела, стояла у камина, но Хью видел, что ей холодно. Сидевшая с ней рядом леди Хаклоу тоже зябко поежилась. Достав платок из рукава синего шелкового платья, она то и дело прикладывала его к носу.

Хью передвинул экран перед камином, чтобы направить скудное тепло в сторону дам. При виде едва тлеющего огня он нахмурился. Впрочем, Гонория сама хвалила его за экономию дров. По ее словам, он таким образом не только сберегал свой лес, но и труд лакея, в чьи обязанности входило разжигать камины и поддерживать в них огонь.

Однако, видя, как нос его невесты все больше розовеет, Хьюго подумал, что лишнее полено, пожалуй, его не разорит. Он только что хотел позвать Сиддонса, как в дверях гостиной показалась Мэри.

— Я очень прошу извинить меня за опоздание, Хьюго, но Беатриса заставила меня прочитать ей еще одну сказку. Какая у нее симпатичная няня! Здравствуйте, мисс Юлгрив. Кажется, сто лет прошло с тех пор, как мы встречались в Лондоне. Это было два года назад, насколько я помню. Могу я принести вам свои поздравления? В Рейнворте вы найдете превосходного мужа! Впрочем, вы, надеюсь, и сами это хорошо знаете.

Подойдя к Гонории, Мэри протянула ей руку. В ответ Гонория подала ей два пальца и слегка поклонилась.

Бросив быстрый вопросительный взгляд на Хью, Мэри снова обратилась к Гонории:

— Представьте меня, пожалуйста, вашей тетушке. Я еще не имела удовольствия с ней познакомиться.

— Совершенно верно, — дерзко заявила леди Хаклоу, прежде чем Гонория успела раскрыть рот. — Я вас в жизни никогда не видела.

Заметив мелькнувшее в глазах Мэри негодование, Хью с трудом подавил вздох. Для женщины, превыше всего ценившей хорошее воспитание и манеры, леди Хаклоу могла иногда быть весьма груба.

Хьюго выступил вперед.

— Позвольте мне, леди Хаклоу, представить мою знакомую и лучшую подругу Джудит и Констанции, которую они любят как сестру. Мэри Фэрфилд.

Мэри присела в глубоком реверансе, но Хьюго слишком хорошо знал ее и сразу понял, что почтительность эта мнимая и явно преувеличенная. Ему пришлось отвернуться, чтобы скрыть душивший его смех.

Однако на леди Хаклоу этот реверанс, судя по всему, произвел огромное впечатление.

— Очень приятно, — сказала он, почти улыбаясь. Ирония Мэри, к счастью, осталась ею незамеченной. — Но подвиньте же кресло для мисс Фэрфилд, — обратилась леди Хаклоу к Хьюго. — Я бы хотела узнать побольше о ней и о ее родне. Кстати, а где ваши сестры и брат?

Хью подвинул кресло к камину для Мэри, которая тем временем ответила за него на вопрос леди Хаклоу:

— Кит сейчас привезет Амабел, а Джудит с Констанцией, наверное, забыли о времени. Они были очень заняты одним интересным проектом — который я обещала хранить в тайне под страхом смерти — и приносят вам свои извинения.

Леди Хаклоу кивнула, но вид у нее был недовольный.

— Я советую вам, лорд Рейнворт, найти подходящую компаньонку для ваших сестер. Всем им очень не хватает твердой направляющей материнской руки. Их манеры никуда не годятся.

Хью сел напротив Гонории и нежно ей улыбнулся.

— У них скоро появится старшая сестра, которая сумеет всему их научить, — сказал он.

У Гонории на щеках выступили красные пятна. Хью не мог бы сказать, довольна она или смущена его комплиментом. Не глядя на него, она еще плотнее закуталась в шаль.

— Здесь всегда так холодно по вечерам? — спросила Мэри, отвлекая Хью от созерцания невесты.

— Нет… то есть да, пожалуй, — отвечал он.

— А по-моему, здесь вполне тепло, — заявила леди Хаклоу. — Мне кажется, в доме слишком много каминов. Это чистое разорение.

Она несколько раз шмыгнула носом, а потом снова прижала к нему платок.

Хью уже собирался пренебречь мнением леди Хаклоу и приказать лакею принести еще дров, как вдруг заметил, что Мэри, выпрямившись к кресле, гневно воззрилась на него.

— Что я на этот раз сделал не так? — осведомился он.

— Если вам нужно объяснять подобные вещи, чего от вас и ожидать?!

Она встала и, извинившись перед дамами, вышла.

— Что она себе позволяет?! — воскликнула с негодованием леди Хаклоу. — Как она может так разговаривать с вами?! Я бы никогда не пригласила в свой дом такую вульгарную особу!

— Я уже сказал сам, что она лучшая подруга моих сестер, — ответил Хью, раздраженный ее тоном. — Пока мои сестры находятся под моей кровлей, я всегда буду рад приветствовать их друзей. Что же касается манер мисс Фэрфилд… Она действительно иногда совершает неожиданные поступки, но при этом всегда руководствуется лучшими побуждениями.

Хью прекрасно понимал, что Мэри вышла, чтобы попросить лакея принести дров. Но он был уверен, что обе дамы, с самого начала ее невзлюбившие, не оценят этого. Поэтому он решил переменить тему и спросил Гонорию, нет ли у нее новых эскизов столов и стульев.

Беседа продолжалась вполне мирно, когда пять минут спустя в холле послышалась какая-то возня. В гостиную вошли два лакея, каждый с охапкой дров. За ними шел третий с мелкими связками щепок на растопку. Мэри извинилась за то, что нарушила их разговор, а Хью скрыл улыбку при виде неодобрительного выражения на лицах леди Хаклоу и Гонории.

Сев рядом с Хью, Мэри буквально обрушилась на него:

— Я никогда бы не подумала, что вы можете быть так жестоки, лорд Рейнворт! Как могли вы допустить, чтобы ваша невеста и ее почтенная родственница дрожали от холода? Откуда у вас такое… бессердечие?

Хью только поднял вверх руки беспомощным жестом.

Через пять минут огонь весело полыхал в камине: приятное тепло, распространившееся по комнате, заставило Гонорию сбросить шаль, а леди Хаклоу — спрятать носовой платок обратно в рукав.

Хью не мог удержаться и, отвернувшись от них, подмигнул Мэри.

К его огромному удивлению, разгоревшийся в камине огонь произвел самый неожиданный эффект: вскоре три дамы разговорились и беседовали вполне дружелюбно. Такого результата он никак не ожидал и, преисполнившись благодарности к Мэри, решил запомнить это средство, чтобы применять его в дальнейшем.

Наблюдая за своей невестой, Хью увидел, что обычно холодное и сдержанное выражение ее лица смягчилось. «Если бы Гонория научилась почаще улыбаться, — подумал он, — она была бы почти так же хороша, как Мэри Фэрфилд…»

Он не мог не заметить, как отблески пламени играют на темных кольцах волос Мэри, прячутся в изящном изгибе ее шеи. Она беседовала с леди Хаклоу об акварелях Тернера и то и дело вовлекала в разговор его. Вскоре Хью почувствовал себя легче и свободнее, особенно когда в гостиной появился Сиддонс с чашей традиционного рождественского пунша. Пунш был разлит, и все восприняли это с величайшим удовольствием. Мэри, наверное, заказала его, когда выходила распорядиться насчет камина.

Хью вдруг почувствовал, что гордится ею. В ее простых непринужденных поступках, по его мнению, заключалась самая суть хороших манер. Он только поражался, как сам мог дойти до такой жизни. Почему, черт возьми, он во всем безоговорочно слушается Гонорию? Взять хотя бы те же камины. Почему он лишает свою семью и гостей самых элементарных удобств?

В гостиную вошел Сиддонс и сообщил, что явился викарий.

Мистер Белпер был высокого роста, узкоплечий и широкогрудый, с начинающимся брюшком. Черты лица у него были довольно приятные: большие карие глаза, чуть широковатый нос и добрая улыбка.

— В вашем доме чувствуется рождественское веселье, лорд Рейнворт. А какой великолепный огонь в камине! Что? Рождественский пунш? Не откажусь выпить стаканчик.

Викарий присоединился к небольшому обществу у камина. Когда он наклонился над рукой Мэри, Хьюго заметил на ее лице давно знакомое выражение. Она внимательно смотрела на викария, но в этом не было ничего навязчивого или неучтивого. Ее просто очень интересовали люди, и ей нравилось с ними общаться. Однажды она сказала Хью, что всякий, кого она встречает, — неважно, хороший или дурной человек, — буквально завораживает ее, ей хочется побольше узнать о нем. «Знаешь, когда мне было пять лет, — рассказывала она ему, — меня однажды посадил с собой на лошадь принц-регент. И покатал немного, как будто я его дочь, принцесса Шарлотта. Он был такой милый и забавный! С тех пор я его просто обожаю».

Хью не сознавал, что не сводит с нее глаз, пока не заметил, как изменилось выражение ее лица. Мэри следила за тем, как мистер Белпер передает что-то Гонории. Черты ее сначала, казалось, застыли, потом в них отразилось смущение и неподдельное любопытство.

Заинтригованный, Хью перевел взгляд на Гонорию и обомлел, увидев на устах своей невесты самую очаровательную нежную улыбку.

Он никогда не видел у нее такой улыбки. Какая она стала хорошенькая, даже красивая! Тревожная мысль пришла ему на ум — почему она ему так не улыбается? Он вспомнил, как смутилась Гонория, когда он ее поцеловал… Что за черт?! Неужели она чувствует себя более непринужденно с добрым мистером Белпером, чем с будущим мужем?

Хьюго заметил, что Гонория держит в руках маленький крестик, связанный из лавандового и белого шелка. Мистер Белпер объяснил:

— Моя экономка была очень тронута тем, что вы похвалили ее работу, и сделала для вас такой же. Она надеется, что вы примете его в знак ее искреннего расположения к вам.

— С большой благодарностью. Как это любезно с ее стороны — и с вашей, мистер Белпер!

Хью сразу утратил интерес к этому эпизоду. Мистер Белпер постоянно оказывал Гонории всяческие знаки внимания, но в этом не было ничего удивительного: ведь она — будущая хозяйка усадьбы, принадлежащей приходу.

Оглянувшись на Мэри, Хью увидел, что она с непроницаемым выражением уставилась в камин. До чего восхитительный у нее цвет лица при этом освещении! Предательская мысль вдруг закралась ему в голову: хотел бы он сейчас остаться с ней наедине. Не затем, чтобы целовать ее, разумеется, но просто побыть с ней, насладиться ее обществом… Ему страстно захотелось узнать, чем она была занята все эти годы. Правда, она писала ему, но письма не отражают и сотой доли поступков и мыслей человека. Нравятся ли ей по-прежнему морские купания? С кем она дружила у себя в Сассексе? О чем она думает сейчас?

Мэри следила за тем, как огонь быстро перебегает с одного полена на другое в такт ускорившемуся биению ее сердца. Выражение лица мисс Юлгрив, когда мистер Белпер вручил ей крестик, было настолько странным, что надежды вновь ожили в душе Мэри. Возможно ли, что мисс Юлгрив влюблена в викария? Нет-нет, не может быть; не надо, как утопающий, хвататься за соломинку. А впрочем, чего только не бывает на свете! Что, если между ними существует какая-то тайная привязанность?

Мэри была твердо уверена в одном: она станет поощрять эту привязанность, действительную или мнимую, при каждом удобном случае.

12

Два дня спустя, кутаясь в теплую накидку и сунув руки в муфту, Мэри сидела на заднем сиденье старых саней, втиснувшись между Беатрисой и Китом. Джудит и Констанция устроились впереди, с двух сторон обнимая Ама-бел. Выпавший рано утром снег искрился на солнце, хвойный лес весело зеленел на фоне ярко-синего неба. Даже лошади, казалось, заразились духом приключения и, подгоняемые кучером, резво неслись по заснеженной дороге, позванивая серебряными бубенчиками.

Под равномерный бег саней Мэри погрузилась в задумчивость. Ее мысли вернулись к ужину два дня назад, где присутствовали викарий, Гонория и леди Хаклоу. Усевшись за стол, все повели себя так, как Мэри и ожидала: леди Хаклоу то и дело бросала сердитые взгляды на молодежь; Гонория только морщилась, когда чей-то голос раздавался слишком громко; Хью, казалось, всего этого не замечал, оставаясь равнодушным к печальной участи младших членов своей семьи. Однако он, как обычно, заботливо ухаживал за Амабел.

Впрочем, внимание Мэри не было сосредоточено на Лейтонах. Ее так поразило выражение лица мистера Белпера, когда он вручал Гонории подарок, что все время ужина она не сводила с него глаз. Когда его взгляд в десятый раз остановился на Гонории и он в десятый раз испустил вздох, она окончательно пришла к заключению, что викарий влюблен в невесту Хью.

«Возможно ли, что Гонория испытывает к нему ответное чувство? И если да, то как мне способствовать их союзу?» — думала Мэри. Ведь следовало принять во внимание, что Гонория — самое покорное существо на свете. Ее темперамент сформировался в большой степени под влиянием леди Хаклоу, чья маленькая худощавая фигурка скрывала огромную силу воли. Она, несомненно, подавила слабую волю девушки, если не сломила ее окончательно. Даже если у Гонории и зарождалось какое-то нежное чувство к викарию, у этого чувства не было никаких шансов развиться в любовь: при первых признаках леди Хаклоу не оставила бы от нее живого места.

Но самое худшее, у Мэри было всего три недели на то, чтобы осуществить свои планы — если это вообще возможно. Боже! Никогда еще три недели не казались ей таким кратким сроком…

— Мэри, ты меня слышишь? — донесся до нее голос Кита, и она поняла, что совершенно забыла о своих спутниках.

Повернувшись к нему, Мэри смущенно улыбнулась.

— Прости, Кит, боюсь, я задумалась. О чем ты говорил?

— Я только подумал, не упадет ли Хью в обморок при виде гостиной. Когда Джудит сказала мне, что ты накупила лент и свечей, чтобы украсить комнату, я решил, что там будет всего несколько веточек остролиста, связанных в пучок. Я глазам своим не поверил, что даже люстра в гостиной украшена тиссовыми ветками и красным шелком!

Взглянув на него искоса, Мэри улыбнулась.

— А разве Хью предрасположен к обморокам?

Вчера она провела целый день, украшая любимую комнату семьи вместе с близнецами и Беатрисой. Амабел отказалась принимать в этом участие, сообщив Джудит, что экономит силы для завтрашней прогулки. В обществе близнецов и ходившей за ними по пятам Беатрисы Мэри настригла и принесла в гостиную целую гору тиссовых веток из лабиринта и остролиста из живой изгороди возле фермы. К полудню комната больше напоминала запущенный сад, чем элегантную гостиную в доме виконта: к счастью, Хью отправился с утра в Дарби и не видел всего этого безобразия. К вечеру они связали всю зелень в венки и гирлянды, перевили их красными лентами и украсили бантами, так что в конце концов комната предстала во всей своей рождественской красе. Хью должен был вернуться сегодня к ужину, и Мэри, как и Кит, с нетерпением ожидала его реакцию на сюрприз.

— Скажи мне, а тебе понравилось?

— Очень нарядно.

Мэри заметила, что даже в санях Кит сидел очень прямо и чинно. Он, видимо, во всем следовал примеру мистера Белпера. Мэри стало грустно при воспоминании, каким бойким и жизнерадостным мальчиком он был когда-то.

Кит слегка вздохнул, погруженный в свои мысли. Взгляд его скользил по мелькавшим мимо деревьям.

— Мама всегда следила за тем, чтобы все парадные комнаты были украшены к Рождеству. Когда вчера вечером Констанция позвала меня в гостиную, чтобы я мог оценить результат ваших стараний… Я даже не подозревал, как нам не хватало прежнего веселья в доме! Гостиная выглядит чудесно.

Сидевшая впереди Джудит, прислушавшись к их разговору, бросила через плечо:

— Хотела бы я, чтобы Хьюго позволил нам устроить бал! Тогда Хэверседж стал бы таким, каким был когда-то.

— Это зависит не только от его желания, но и от желания мисс Юлгрив, — сухо заметил Кит. — Он считается с ней, и правильно делает.

Джудит промолчала, а потом спросила у Амабел, не холодно ли ей. Закутанная по уши в одеяла, Амабел слабым голосом проговорила, что ей хорошо. Мэри была очень рада, что больная девочка нашла в себе силы присоединиться к ним. С Амабел ей случалось общаться реже, чем с другими, — она много времени проводила в своей комнате. Когда же они встречались, уже после нескольких минут беседы Амабел казалась уставшей. Тем не менее Мэри надеялась в ближайшие дни получше с ней познакомиться. Амабел изменилась еще больше, чем Хью, — возможно, потому, что она была прикована к инвалидной коляске. Когда-то она была самой большой любительницей приключений среди Лейтонов. У Мэри сердце разрывалось, когда она видела, как Амабел передвигается по комнате; ей хотелось плакать от жалости и собственной беспомощности. Хью говорил ей, что Амабел осматривали по меньшей мере одиннадцать врачей и все они оказались бессильны что-нибудь сделать.

Чувствуя, как стремительно портится ее настроение, Мэри решительно выбросила из головы мрачные мысли и снова заговорила с Китом:

— Я надеюсь, что Хью не войдет в гостиную, пока мы не разожжем камин и свечи.

— Я сосчитала свечи, — вмешалась Беатриса. — Совсем забыла вам сказать. Их тридцать три, не считая тех, что в люстре! Мы все их зажжем?

— Ну конечно! По крайней мере, в первый вечер, — улыбнулась Мэри. — Но теперь и я уже начинаю побаиваться. Тридцать три! Боже мой! Все будет сверкать кругом, и Хью наверняка это не понравится.

Джудит со смехом обернулась к ней:

— Ну и пусть! Какое нам дело?

И тут неожиданно раздался голос Амабел, которая редко высказывала свое мнение и вообще больше молчала:

— Вы обе ошибаетесь. Хью это понравится.

Воцарилось молчание. Мимо проносились прикрытые кружевом снега обнаженные деревья, тут и там мелькали вечнозеленые кустарники. Слегка наклонившись вперед, Мэри оперлась рукой о спинку переднего сиденья; плед, прикрывавший ее колени, сполз.

— Ты и правда так думаешь, Белла? — спросила она с удивлением. В сердце у нее вспыхнуло чувство, очень похожее на надежду.

Амабел немного помолчала. Все остальные тоже примолкли, ожидая ее ответа.

— Да. Конечно, наш брат очень изменился в последнее время, и все-таки в глубине души он тот же Хью. Мне всегда казалось, что на Рождество он веселился больше всех нас. Я уверена, что он снова ему обрадуется когда-нибудь. Может быть, даже в этом году.

Мэри откинулась на спинку сиденья, накинув на колени плед. Слезы жгли ей глаза. Слова Амабел так много для нее значили — гораздо больше, чем она сама могла предполагать. Надежда разгоралась в сердце Мэри. «Быть может, даже в этом году…» Констанция и Джудит говорили ей, что для Хью не все еще потеряно: немного усилий — и он изменится. Но высказанное спокойным твердым голосом мнение Амабел произвело на нее гораздо большее впечатление. Мэри сама не знала, почему слова больной девочки так сильно отозвались у нее в сердце. Впрочем, Амабел ведь всегда отличалась острым умом и проницательностью…

Между тем слова Амабел разрядили общее напряжение. Все заговорили одновременно.

— А помните, как однажды Хью нашел рождественское полено? — воскликнул Кит. — Он выехал рано утром, пока в доме все еще спали. И когда мы как раз садились завтракать, раздались странные звуки — Хью очень громко пел «Радость миру». Он заставил конюха втащить полено на газон под окна гостиной, а сам стоял рядом и пел, махая нам рукой. Папа с мамой так смеялись! Хью всегда придумывал такие шутки. Я открыл окно — было ужасно холодно — и совсем уже собрался присоединиться к нему, но…

Кит не успел закончить: тишину внезапно нарушил глухой звук выстрела.

— Это еще что? — воскликнул он. — Кто это охотится в нашем лесу?

Констанция обернулась к ним.

— Ты думаешь, это браконьеры? — прошептала она с расширившимися от страха глазами.

— Стой! — приказал Кит кучеру.

Когда сани остановились у опушки, они сразу увидели охотника: впереди за деревьями какой-то человек в потрепанной одежде наклонился над убитым оленем.

— О боже, — прошептала Мэри.

Прежде чем кто-нибудь успел вымолвить хоть слово, Кит выпрыгнул из саней и бросился к браконьеру.

— Кит, подожди! — закричала Мэри.

Сестры тоже что-то кричали, видимо, опасаясь за его жизнь, но Кит не слушал. Холодный воздух при каждом вдохе обжигал ему легкие. Он видел, как незнакомый человек связывает веревкой задние ноги молодого оленя, и его душила бессильная ярость. От тела животного шел пар, на снегу расплывалось красное пятно. Как смел кто-то прокрасться на их землю и покуситься на их животных?! Браконьерство считается тяжким преступлением. Кит несколько раз обсуждал это с мистером Белпером и пришел к заключению, что такие негодяи заслуживают самого сурового наказания.

Футах в восьми от браконьера Кит с изумлением убедился, что тот и не пытается бежать. Поверх поношенной шапки голова его была обмотана коричневым шерстяным шарфом. Возможно, он просто не слышал ни подъезжающих саней, ни криков Мэри и его сестер.

— Эй, что ты делаешь?! — крикнул Кит. Человек поднял голову и с ужасом уставился на него запавшими темными глазами. На его худом лице проступала щетина. Отскочив от оленя, он уронил на снег веревки, оставил свое оружие — старинный мушкет — и, как испуганный заяц, метнулся в лес.

Кит сообразил, что еще минуту назад он мог легко поймать браконьера, и пожалел, что окликнул его. Теперь ему предстояла хорошая гонка. Браконьер прихрамывал, но тем не менее стремительно удалялся — видимо, ему были хорошо знакомы здесь все тропинки. У Кита заболела грудь — сказывался затворнический образ жизни. Так как расстояние между ними все увеличивалось, Кит уже готов был остановиться, но что-то внутри у него — вероятно, гордость — взяло верх. Каждая часть его существа — сначала голова, потом легкие, потом руки и ноги — как будто наполнились новой силой. Он уже не бежал, он летел. Его ноги работали, как лопасти чудовищной машины, заставляя его двигаться быстрее и быстрее. Кит и сам чувствовал себя машиной. Уже много лет он не испытывал такого ощущения. По мере того как он приближался к своей жертве, радостное возбуждение все больше овладевало им.

Догнав браконьера, Кит совершил последний рывок, обхватил его за пояс и опрокинул на землю. Она знал, что браконьер так легко не сдастся: в случае поимки его ожидала виселица. Сэр Руперт распорядился развесить повсюду предупреждения о наказании для браконьеров, пойманных на месте преступления.

Человек был очень худой, и Кит не сомневался, что сломать ему пару ребер ничего не стоит. Но браконьер изо всех сил изворачивался, извивался и, наконец, ударил Кита острым коленом в живот. Боль поразила Кита, как молния, но он не выпустил своего противника. Нет, ни за что! Приподнявшись, он ударил его кулаком по голове. Но шарф смягчил удар, и следующие несколько минут они, сцепившись, катались по земле, молотя друг друга кулаками.

Наконец Киту удалось опрокинуть браконьера на живот, заломив ему руки за спину. «Остается только затянуть чуть посильнее — и худая рука переломится», — как-то отстраненно подумал он. Но внезапно тело человека обмякло, и он выкрикнул одно только слово:

— Пустите!

Битва закончилась. Кит словно бы очнулся и услышал свое собственное тяжелое дыхание и хрип своего противника.

— У меня шестеро голодных детей и нет работы. Прошу вас, отпустите меня, лорд Рейнворт! Ноги моей больше не будет на вашей земле.

— Я не Рейнворт, — отдуваясь проговорил Кит.

Человек взглянул на него и снова уронил голову в снег.

— Я вижу. Значит, вы мистер Кит. Я давно не бывал в здешних местах и не знал, что вы так выросли.

Он с трудом глотнул и замолчал.

Кит нахмурился. Рука его все еще сжимала локоть пленника.

— Так ты знаешь, кто я? Откуда ты меня знаешь?

— Мой отец был кузнецом в Фрогвелле. Я его второй сын, Джейкоб.

— Джейкоб Райт? — воскликнул изумленный Кит. — В твоей семье все были честные и трудолюбивые люди! Почему ты не пошел по стопам отца?

Человек горько засмеялся.

— Я потерял ногу при Ватерлоо.

Кит уставился на него во все глаза.

— То есть как потерял ногу? Я же тебя едва догнал!

Райт перевернулся на спину, задрал штанину, и Кит увидел, что к лодыжке его привязано что-то вроде деревянной ступни.

— Я не могу работать в кузнице, — сказал Райт. — А бежал так быстро потому, что очень испугался.

— Ты же, наверное, получаешь пенсию.

— Нет. Правительство ничего нам не платит.

— Тогда пособие по бедности… — Что-то вроде паники охватывало Кита.

— Его не хватает, чтобы прокормить восьмерых, — просто ответил Райт.

В эту минуту к ним подбежал кучер и крикнул догонявшим его Джудит и Мэри, что мистер Кит в порядке.

Кит вдруг почувствовал дурноту — отчасти от усталости после погони, отчасти от ужаса при виде изуродованной ноги этого человека. Он поспешно помог Райту встать и при этом обменялся с ним взглядом, в котором было что-то вроде мужской солидарности. «Как бы ни были убедительны аргументы мистера Белпера, — подумал Кит, — он не смотрел в голодные глаза, Джейкоба Райта, не видел его изуродованной ноги…»

Когда девушки подошли, Райт уже стоял, тяжело привалившись к дереву. Он был дюйма на четыре выше Кита, но весил намного меньше. Погоня и потасовка совершенно вымотали его.

— Ну что ж, — сказал Джейкоб спокойно и обреченно, — вы меня теперь отведете к сэру Руперту. Он только и ждет, чтобы меня повесить.

Выступив вперед, Мэри дотронулась до руки Кита:

— Неужели ты собираешься так поступить? Нет, это невозможно! Прошу тебя!

Кит, нахмурившись, покачал головой.

— Не беспокойся, не собираюсь. Еще несколько минут назад мог бы, но не теперь. Вот только что же нам делать? Мы можем поклясться друг другу, что будем молчать об этом происшествии, но вы знаете Беатрису. Она обязательно проболтается кому-нибудь, и что тогда?

Мэри задумчиво посмотрела на Кита, потом на браконьера.

— Давайте отдадим ему этого оленя в качестве платы за то, что он поможет нам найти рождественское полено. Ведь этот человек наверняка прекрасно знает лес. Он может быть нашим проводником.

Лицо Кита просветлело.

— А если до сэра Руперта и дойдут какие-нибудь слухи, мы будем все отрицать! Прекрасно! — Он повернулся к Джейкобу. — По-моему, ты заработал этого оленя и тысячу таких оленей за свою службу Англии. Но мисс Фэрфилд предложила хороший план — я отдам тебе оленя, если ты найдешь нам рождественское полено. Ведь тебе это, наверное, нетрудно?

Джейкоб улыбнулся и хлопнул Кита по плечу.

— Ты славный парень, и я знаю как раз то, что вам нужно. Два года назад молния свалила отличный дуб, у него здоровый толстый ствол.

Браконьер попросил кучера привести одну лошадь, чтобы дотащить обрубок дерева до саней. Они с Китом направились вперед по тропе, оставляя на снегу четкие следы, а Мэри и Джудит вернулись к саням, где оставались Амабел с Беатрисой и Констанция. Беатрисе объяснили, что они подарили одному человеку оленя, а он за это обещал им найти рождественское полено.

На обратном пути Мэри молчала — сердце ее было переполнено. Уже возле самого дома, сжав руку Кита, она сказала ему, что он вел себя великолепно.

— Я поступил так, как поступил бы на моем месте всякий мало-мальски порядочный человек, — ответил Кит. — К тому же Райт… Он был тяжело ранен при Ватерлоо и ничего не получает от правительства. Мэри, я не хотел, чтобы ты это видела, но он потерял ногу и не может полноценно работать. Подумай только, изувеченный герой войны — и прозябает в нищете! Как это мерзко! Все доводы, которые я слышал в пользу законов, справедливости и необходимости наказания — все это не имеет и капли смысла перед лицом такого страдания.

— Я вполне с тобой согласна, — вздохнула Мэри.

Оглядев притихшую компанию, Кит вдруг рассмеялся и, заявив, что не намерен портить им настроение, запел «Придите, все верные!». Этим он доставил всему обществу живейшее удовольствие, и девушки с энтузиазмом ему подтянули.

13

— Это действительно загадка, — сказал Хьюго, нахмурившись. — Но разве только простой люд поддерживает Белого Принца?

Он стоял у камина в библиотеке, рассеянно вертя в пальцах рюмку хереса. Солнце еще не заходило, но из-за того, что на северо-западе начали сгущаться тучи, в комнате быстро темнело.

Гонория, ее дядя и тетка тоже держали в руках рюмки. Леди Хаклоу и Гонория сидели в теплых накидках, но шляпы они сняли, а ноги поставили на скамеечки. Хью смотрел на сэра Руперта, сидевшего в обитом зеленым бархатом кресле у пустого камина.

Баронет устремил на него пронзительный взгляд своих темных глаз.

— Вы можете представить себе мое удивление, — раздраженно произнес он, — когда мне сообщили, что некоторые торговцы тоже заявили о своей поддержке Белого Принца и о том, что, если его поймают, они собираются протестовать против его казни.

Хью отметил про себя, что независимо от того, раздражен ли сэр Руперт или наоборот чем-то очень доволен, тон его голоса никогда не меняется. Этот голос всегда звучал так властно, словно сэр Руперт никогда не сомневался, что способен подчинить себе весь мир. Наблюдая, как золотистое вино плещется о грани рюмки, Хью размышлял, почему сэр Руперт обосновался в Дербишире, когда он мог сделать политическую карьеру в Лондоне. Седина придавала ему еще более внушительный вид: его внешность и голос были просто созданы для политики. Но, очевидно, связи сэра Руперта были далеко не такие выдающиеся, как его наружность.

Тем же твердым ровным голосом баронет завершил свою мысль:

— Я был просто поражен.

— Я тоже не вполне понимаю такую позицию, — сказал Хьюго.

Его отношение к Белому Принцу было несколько иным, чем у сэра Руперта, но он осуждал и тех, кто его поддерживал. Единственное различие между его взглядами и взглядами баронета заключалось в том, что, по мнению Хьюго, повешение как форма наказания — и особенно за воровство — последнее время слишком часто применялось в стране. Только месяц назад пойманный в окрестностях Честерфилда браконьер после краткого формального суда был повешен. Разумеется, браконьерство, если его не пресечь, могло превратиться в ужасную проблему. Но повешение — это уже совсем другое дело! Лично он предпочел бы, чтобы преступников ссылали в Новый Южный Уэльс.

Баронет кивнул в знак согласия с замечанием Хью.

— Я и сам этого не понимаю. Но я знаю одно — как это я и хотел вам сообщить: мы скоро схватим Белого Принца.

— Неужели? — удивился Хьюго.

— Очень скоро! Не могу сказать вам, как я доволен, что разбойник, так долго терроризировавший наши семьи, наконец окажется в наших руках.

Когда баронет снова пустился в изложение всех причин, по которым лорд Рейнворт должен был помочь ему и не проявлять никакого сочувствия к бандиту, внимание Хью снова отвлеклось.

Он вспомнил, как отдал кошелек молодой женщине и что чувствовал при этом. Нет, он не назвал бы ее нападение разбоем. Это воспоминание нахлынуло на него, подобно свежему прохладному ветру в долине на исходе жаркого летнего дня, и он с трудом подавил улыбку. В поцелуе, которым одарила его незнакомка, уж точно не было ничего устрашающего!

А затем еще одно воспоминание ворвалось в его сознание: Мэри в его объятиях, ее мгновенный пылкий отклик на его прикосновение, ее страстные поцелуи.

Но откуда у него такой хаос в мыслях? Вероятно, херес так действует или мерный ритм речи сэра Руперта. Но как бы там ни было, следующим воспоминанием Хью стали его ощущения по дороге из Дарби в Хэверседж сегодня — возбуждение и беспокойство при мысли о возвращении домой.

Хьюго давно уже не испытывал такого сильного нетерпения, предвкушая, как переступит порог своего дома. Сначала он пытался объяснить это нетерпение мыслью о предстоящей женитьбе и молодой жене. Но это был самообман! Всего за несколько дней перед тем, по пути из Честерфилда, ему страшно не хотелось возвращаться.

Затем он попытался внушить себе, что ему не терпелось посмотреть, какой сюрприз устроили для него Мэри и сестры. Беатриса проговорилась, что они решили украсить холл веточками остролиста, а ему раньше всегда доставляло удовольствие видеть зелень и алые атласные банты в парадных комнатах на Рождество. Но трудно было вообразить себе какую-нибудь реальную связь между его настойчивым желанием вернуться скорее домой и несколькими зелеными веточками.

Потом Хьюго подумал, что, наверное, просто успел соскучиться по своему семейству и стремился поскорее их всех увидеть. Но как он ни любил Кита и Амабел, Джудит, Констанцию и Беатрису, он знал, что не из-за них так сильно забилось его сердце за милю от дома. Только когда под колесами кареты заскрипел гравий подъездной аллеи, Хьюго наконец признался сам себе — он желал оказаться как можно скорее дома, потому что там была Мэри.

Там была Мэри!

Неужели он все еще ее любит?

Нет, конечно, нет!

Хьюго подавил вздох. Да, было время, когда она была ему дорога, — это правда. Но он не любит ее. Он любит Гонорию. Просто приезд Мэри возбудил в нем так много забытых воспоминаний, что ему захотелось вновь пережить их вместе с ней. Однако, когда он женится, воспоминания исчезнут, как тает долго горевшая свеча. В повседневных заботах ее пламя погаснет навсегда…

Размышляя обо всем этом, Хьюго нетерпеливо прислушивался, не раздастся ли звон бубенчиков.

Когда он вернулся, Сиддонс первым делом сообщил ему, что его брат, сестры и их гостья уехали за рождественским поленом, но должны уже скоро вернуться.

— Рейнворт, — услышал он кроткий голос Гонории, — вы не отвечаете дяде.

Хью быстро обернулся к сэру Руперту.

— Прошу прощения. Я немного беспокоюсь о брате и сестрах. Они еще не вернулись, а скоро уже совсем стемнеет.

— Да-да, конечно, — кивнул сэр Руперт. — Вполне понимаю ваше беспокойство. Если они не вернутся до темноты, я буду рад поехать с вами им навстречу.

— Благодарю вас, вы очень любезны. Но я не должен давать волю своему воображению. Прошу вас, продолжайте. Я обещаю вам, что больше не стану отвлекаться.

Сэр Руперт слегка улыбнулся.

— Могу я рассчитывать на вашу поддержку? Если я скажу некоторым лавочникам, что вы одобряете мое намерение уничтожить этого разбойника, нам будет легче объединить все население Эбботс-Энд против негодяя. Ведь ваше слово имеет решающее значение. Успехи, которых вы достигли в ведении хозяйства, не остались незамеченными. О вас со всех сторон очень высоко отзываются.

Хью приподнял брови:

— Разве? Я и не знал. Однако мне это приятно. Но скажите же наконец, в чем заключается ваш план?

Сэр Руперт допил свою рюмку. Вид у него стал очень торжественный.

— Мы сравнили обстоятельства последних нескольких нападений, включая и нападение на вас, и смогли обнаружить в действиях этого бандита определенную систему. Его метод очень прост. Он действует попеременно в местах, расположенных на достаточном расстоянии одно от другого, чтобы не мозолить глаза местным жителям. Не буду утруждать вашего внимания излишними подробностями. Мы знаем, где должно иметь место его очередное нападение. И я постараюсь устроить так, чтобы жертвой оказался я сам. Похоже, что у Белого Принца есть особая склонность грабить именно меня. Я подозреваю, это объясняется тем, что ему известно, как много усилий я прилагаю, чтобы его поймать. Я вам раньше об этом не говорил, он нападал на меня не меньше семи раз. Очевидно, я являюсь его излюбленной целью.

Сэр Руперт усмехнулся.

— Я чувствую себя прямо-таки Ноттингемским шерифом, преследователем Робин Гуда. Очень глупо, если подумать. Но он явно оказывает предпочтение мне и моим деньгам, хотя есть люди, чьи средства в значительной степени превосходят мои. Как бы то ни было, это делает его особенно уязвимым. Я могу оказаться его ахиллесовой пятой. Не могу пока сообщить вам ничего более конкретного, поскольку мы еще не решили, когда осуществим наш план. Но я вскоре распространю слух, что покидаю Давдэйл-Мэнор на несколько дней, вот тогда мы и увидим, как он будет действовать. Я хочу, чтобы вы знали только одно — это нападение произойдет неподалеку от Эбботс-Энд.

Хью допил рюмку и поставил ее на круглый инкрустированный столик рядом с креслом сэра Руперта. Он не нашел в этом плане ничего предосудительного и одобрительно кивнул.

— Вы можете рассчитывать на мою полную поддержку. Каковы бы ни были побуждения Белого Принца, я не одобряю его поведения. Мы с вашей племянницей вполне единодушны в этом отношении.

Он повернулся к Гонории и нежно ей улыбнулся. Она ответила ему ласковой улыбкой, и сердце его наполнилось теплым чувством к ней. Хью подумал, что, если бы она хоть немного пошла ему навстречу, он вполне мог бы полюбить ее.

— Очень хорошо, очень хорошо, — заметил сэр Руперт своим ровным голосом. — Я… но послушайте, кажется, это бубенчики!

Хью прислушался к слабо доносившемуся перезвону. Вскоре он услышал ликующие звуки гимна «Придите, все верные!», исполняемого хором молодых голосов, и радость переполнила его. Давно уже в стенах этого дома не было такого веселья.

Подойдя к окну, он не удержался и широко распахнул его. Слезы выступили у него на глазах при виде представшего ему зрелища. На заснеженную аллею въехали сани, в сгустившейся темноте установленные на них фонари разливали полукружия света. Пение продолжалось, и под эти звуки воспоминания о радостном прошлом нахлынули на него. Хью улыбнулся и помахал рукой. За санями на рождественском полене балансировал Кит.

— Он упадет! — воскликнула Гонория. — Велите ему сойти, немедленно!

Хью и не заметил, что она тоже подошла к окну и стояла рядом с ним.

— Кит не упадет, — с гордостью за брата ответил он. — Из всех нас лучшим спортсменом всегда был именно Кит. У него прекрасное чувство равновесия.

Как бы в подтверждение его слов Кит принялся разгуливать по бревну, издавая радостные возгласы.

— Как странно он ведет себя! — заметила Гонория. — Из всех ваших родных он всегда казался мне наиболее серьезным. Быть может, он заболел и у него лихорадка?

— Он просто проказничает, что неудивительно в его возрасте, — ответил Хью, надеясь, что ему удалось скрыть раздражение.

Гонория продолжала в чем-то его упрекать, но он не слушал, глядя на счастливые лица брата и сестер. Особенно умилила его улыбающаяся Мэри. Беатриса сидела у нее на коленях и весело махала ему рукой.

Закрывая окно, он увидел, как Кит соскочил с бревна и побежал к дому. «С чего это он так торопится?» — подумал Хью, но тут сетования невесты прервали его размышления.

— Слава богу! — воскликнула Гонория. — Как я рада, что вы наконец закрыли окно. Что за кошачий концерт! Я надеюсь, они не собираются продолжать свое пение в доме. Все это так… так шумно!

Хьюго нахмурился. Никогда еще Гонория не вызывала у него такого раздражения. Как она могла назвать это кошачьим концертом?! Хью убеждал себя, что дело тут вовсе не в его семье — окажись сейчас под окнами толпа славящих Рождество певцов, Гонория была бы в такой же степени недовольна, — но раздражение не проходило.

Гонория вернулась к обтянутой зеленым бархатом софе и, усевшись, снова аккуратно расправила складки своего платья и опустила ноги в самый центр скамеечки, обшитой вышивкой по канве. Наблюдая за ней, Хьюго вдруг подумал, что совсем не знает свою невесту.

Однако его размышления были недолгими, так как дверь распахнулась и в библиотеку, оставляя на полу мокрые следы, стремительно вошел Кит.

— Ты ни за что не догадаешься, что случилось, Хью… Ах простите, я и не знал, что у нас гости!

Он церемонно поклонился Гонории, леди Хаклоу и сэру Руперту.

— Что за манеры, Кит! — воскликнула Гонория, и ее тон снова покоробил Хьюго. — Я никогда не видела, чтобы ты так странно вел себя. Неужели на тебя так действует отсутствие брата? А может быть, это мисс Фэрфилд заразила тебя своим свободным обращением? Но ты должен согласиться, что так врываться просто неприлично.

Кит покраснел от негодования. Хью уже хотел вмешаться, когда Кит произнес сквозь стиснутые зубы:

— Я признаю, что вел себя недостаточно вежливо, но предпочел бы получить выговор от брата, а не от… от посторонних. Что же касается мисс Фэрфилд, она тут совершенно ни при чем, и я не могу позволить вам обвинять ее. Простите, господа, я должен переодеться к ужину.

Он снова раскланялся со всеми и вышел.

— Что за манеры! — сказала леди Хаклоу, когда дверь за ним закрылась.

Переводя взгляд с одного недовольного лица на другое, Хью пожалел, что у него не нашлось предлога удалиться вслед за братом. Хуже всего было то, что вечер наступил так быстро: теперь ему ничего не оставалось, как пригласить своих гостей поужинать с ними.

Подавив вздох, Хьюго спросил сэра Руперта, не согласится ли он и его дамы присоединиться к его домашним за ужином.

К счастью, сэр Руперт избавил семейство Лейтон от этой печальной участи, объявив, что его ждут дела и он намерен отвезти своих дам домой. Не теряя времени, Хью позвал дворецкого и, когда Сиддонс явился на звонок, приказал подавать карету баронета.

Выходя, Сиддонс столкнулся с Мэри. Хью увидел ее порозовевшие щеки, кончик ее носа, счастливый блеск в глазах, дружескую улыбку и почувствовал, что у него словно камень с души свалился. До чего же она хороша! Как прелестны ее цвета воронова крыла локоны на фоне алого бархатного платья! Хью захотелось взять ее за руку и попросить рассказать ему об их дневных приключениях. Он желал знать все! А потом он рассказал бы ей о своей поездке в Дарб, о том, как ему понравились украшения в холле… Вместо этого он учтиво поклонился и отступил в сторону, пока она здоровалась по очереди с каждым из гостей.

Когда Мэри села, Хью с каким-то непонятным ему самому удовлетворением отметил, что она заняла место рядом с его невестой. Он почему-то решил, что, если она сядет рядом с Гонорией, ему легче будет подавлять в себе неподобающие чувства к ней. Присутствие невесты всегда напоминало ему о его долге.

Когда Мэри рассказала о том, как они провели день — очень приятная прогулка в санях, поиски рождественского полена, — Хьюго вернулся к прежней теме разговора:

— Мы говорили о Белом Принце, Мэри. Сэр Руперт уверен, что скоро его поймают.

Мэри почувствовала, что бледнеет, и могла только от души надеяться, что не выдает этим своего страха.

— В самом деле? — сказала она, пытаясь всем своим видом показать полнейшее равнодушие и отсутствие интереса.

А ведь сначала она боялась совсем другого! Когда Мэри увидела, как Кит спрыгнул с бревна и побежал в дом, она поняла, что он собирается рассказать Хьюго об их встрече с Джейкобом Райтом. Сердце у нее упало. Ведь если бы Кит рассказал о браконьерстве в присутствии Гонории, которую она видела у окна рядом с Хью, все немедленно стало бы известно сэру Руперту. В тот момент Мэри думала только об одном — как можно скорее пойти в библиотеку и не дать Киту распространиться о деятельности Джейкоба Райта. Но, встретив Кита в холле, она, к своему величайшему облегчению, узнала, что он не успел ничего рассказать.

— Я бы никогда и слова не проронил при сэре Руперте и леди Хаклоу, — заявил он. — Эта дама — самая зловредная сплетница, а сэра Руперта я всегда терпеть не мог.

Язвительное высказывание Кита по адресу будущей родни вызвало у Мэри улыбку. Ей казалось, что он даже не сознавал, насколько резко прозвучали его слова. Но как приятно было услышать эти безыскусные наблюдения! Ведь Кит обычно старался держать язык на привязи ввиду будущей духовной карьеры.

Зная, какое общество ее ожидает, Мэри смогла вполне овладеть собой. Но когда Хью объявил ей, что сэр Руперт рассчитывает в ближайшем будущем схватить Лоренса, она почувствовала, что самообладание ей изменяет.

— Стало быть, вы вполне уверены? — спросила она, надеясь узнать какие-нибудь подробности.

Сэр Руперт снисходительно улыбнулся.

— С божьей помощью я надеюсь вскоре успешно завершить это предприятие, — уклончиво ответил он.

Это обращение к высшим силам с целью уничтожить дорогого ей человека вызвало взрыв негодования в душе Мэри.

— Господней помощи не потребовалось бы, если бы в Англии больше заботились о бедных, — сказала она со всей любезностью, на какую была способна.

Сэр Руперт готов был немедленно вступить с ней в спор, но леди Хаклоу сочла своим долгом вмешаться.

— О чем вы говорите?! — воскликнула она с удивлением. — Больше заботиться о бедных? Да в какой другой стране о них заботятся лучше, чем в Англии? В каждой деревне их обеспечивают всем необходимым. Или вы, может быть, принадлежите к числу тех заблуждающихся благотворителей, которые находят, что бедные заслуживают чего-то большего, чем ежедневное пропитание?

Мэри стиснула руки на коленях, стараясь сдержаться. Ей пришли на память встречи с многочисленными семьями, потерявшими все свое состояние, ходившими в лохмотьях в зимние холода, страдавшими от болезней без всякой надежды на лечение. У них даже не было теплого очага, чтобы обогреться. Она вспомнила муку, в которой копошились черви, дырявые крыши, пропускавшие дождь и снег…

— А вы сами видели бедняков, о которых мы говорим? — только и могла сказать она.

— Разумеется! Что за вопрос?! Каждую субботу мы с Гонорией разносим хлеб нуждающимся, живущим за счет щедрости моего мужа. Вам это кажется мало? Позвольте мне заверить вас, вы не услышите жалоб от тех, кто живет на нашей земле!

Мэри пожалела, что ввязалась в этот спор. Бесполезно доказывать что-либо этим людям. Лоренс говорил ей, что в усадьбе Давдэйл-Мэнор положение хуже, чем где-либо еще в графстве. Ей было известно, каких убеждений придерживались леди Хаклоу, ее племянница и сэр Руперт по поводу бедняков и насколько они расходились с ее собственными. Поэтому она сказала только:

— Я не сомневаюсь, что ваши арендаторы очень признательны за хлеб, который вы им даете. Я имела в виду не тех, кто может полагаться на щедрость и великодушие владельцев земли, на которой они живут. Дело в том, что существуют другие неимущие — особенно солдаты, воевавшие во Франции, и их семьи, а также те, кто лишился средств к существованию после открытия мануфактур.

— Вы имеете в виду ткачей в Глостершире и им подобных? — спросила до сих пор молчавшая Гонория. — Вы ошибаетесь. Владельцы мануфактур, с которыми я имела случай беседовать, говорят, что все делается для того, чтобы переселить этих людей туда, где они могут найти заработок.

Мэри могла бы сказать многое — что покинуть родовое гнездо и переселиться на сотню миль от него, покинуть родных и друзей, оставить ремесло, переходившее от поколения к поколению, совсем не так просто и легко, — но она промолчала. Продолжать было бесполезно. Вместо этого она с вежливым равнодушием выслушала пространные рассуждения леди Хаклоу. Эта дама имела весьма приблизительное представление о теме разговора, но тем не менее выражала в высшей степени резкие взгляды.

Наконец семейство собралось уезжать.

Когда они ушли, Мэри быстро рассказала Хью о случившемся — о браконьере Джейкобе Райте, о своем собственном участии в этой истории и об отважном поведении Кита.

— Джейкоб Райт? — воскликнул Хью. — Сын кузнеца?

— Да. Он не может найти работу, поскольку потерял ногу при Ватерлоо.

— Какое несчастье! — сочувственно отозвался Хью.

— Вот именно. Ему нечем кормить семью. Он убил этого злосчастного оленя не от хорошей жизни.

— И все же браконьерство — это преступление.

— Ты рассуждаешь точно так же, как сэр Руперт, Хью! Скажи мне, ты не передашь его в руки баронета?

— Нет, конечно.

Мэри вздохнула с облегчением, и Хью с недоумением на нее посмотрел.

— Неужели ты думала, что я это сделаю?

— По правде говоря, не знаю. Ты так изменился за последнее время… Но я надеюсь, ты ничего не скажешь сэру Руперту про Джейкоба Райта. Мне страшно подумать, что бы он сделал, если бы узнал!

— Я могу не во всем соглашаться с тобой, Мэри, но уверяю тебя, на моей земле никого не будут преследовать за то, что они стараются помочь своим семьям. Я никому не позволю извлекать из браконьерства прибыль — продавать мясо, например, но ради того, чтобы чьи-то дети не умерли с голода, не пожалею пары оленей.

Мэри встала. Приближалось время ужина, и ей нужно было переодеться, но одна мысль продолжала волновать ее.

— Скажи мне, Хью, сэр Руперт действительно уверен, что он может схватить Белого Принца?

— Вполне. У него есть очень разумный план. Видишь ли, Белый Принц допустил ошибку, очень четко организовав свои действия. Не стану забивать тебе голову подробностями… Впрочем, я и сам мало знаю.

Мэри снова почувствовала, как у нее сжалось сердце. Жизни Лоренса угрожала опасность, а она ничем не могла помочь ему…

Она уже хотела было выйти, но Хью задержал ее, взяв за руку и заставив повернуться к нему лицом.

— Ты меня не одобряешь, Мэри?

Взглянув ему в глаза, она глубоко вздохнула:

— Я, право, не знаю, что сказать. Мне кажется, ты последнее время настолько погрузился в свои заботы, что не совсем представляешь себе, что происходит вокруг. Жаль, что ты не видел Джейкоба Райта. Это просто кожа да кости! Хью, он десять лет прослужил в армии его величества, вернулся с войны инвалидом и не получает даже половинного жалованья за свою службу стране.

Хьюго нахмурился, как будто пытаясь решить для себя, в чем же справедливость.

— А теперь я должна идти, — сказала Мэри. — А то кухарка не простит мне, если из-за меня ужин остынет и ее труды пропадут даром.

Она поспешила к себе, раздумывая на ходу, как бы ей помочь Лоренсу, и стараясь не вспоминать, какое выражение лица было у Хью, когда она вошла сегодня в библиотеку. Казалось, будь они тогда одни, между ними завязалась бы оживленная беседа. Когда она его увидела, ее охватило желание заговорить с ним и говорить и говорить без конца. Мэри с трудом дождалась момента, когда его невеста и ее родственники наконец удалились, чтобы рассказать ему все.

Пока Жанетта помогала ей переодеваться, она не раз пожалела, что до, свадьбы Хью остается всего три недели. Боже мой! Всего три недели!

14

Ужин в Хэверседж-Парке всегда подавали в столовой на втором этаже. Эта традиция передавалась из поколения в поколение по одной-единственной причине: эта комната под куполом была необыкновенно красива. Внутренность купола украшала фреска, изображающая резвящихся в лесистой долине амуров. Сама комната была круглой и очень просторной. Из окон, выходивших на север, открывался вид на обсаженную буками подъездную аллею, а в окна, выходившие на восток, можно было любоваться живописным холмом, у подножия которого бежал ручей.

На окнах висели портьеры из узорчатого темно-синего шелка, пол из полированного дуба был украшен необычной формы круглым ковром. В центре комнаты красовался огромный круглый стол, за которым семья Лейтон собиралась вот уже сто тридцать семь лет подряд. С потолка свешивалась великолепная позолоченная люстра, заливающая сидевших за столом ярким светом многочисленных свечей.

Мэри оглянулась вокруг, наслаждаясь от души всеобщим весельем. Даже тревога за Лоренса на время покинула ее. К тому же сегодня вечером Кит собирался зажечь рождественское полено, и она с нетерпением ждала этого момента.

Единственным, что омрачало общую радость, было отсутствие Амабел. Она очень устала после прогулки и ужинала у себя, но прислала сказать, что постарается присоединиться к семейству после ужина в гостиной — если не на весь вечер, то хотя бы на несколько минут.

Но больше всего Мэри доставляло удовольствие заботливое внимание, которое во время ужина проявлял к ней дворецкий. Вот и сейчас он, учтиво наклонившись, осведомился, не желает ли она филе из морского окуня. Он стоял за ее левым плечом, а рядом с ним ожидал с серебряным подносом лакей.

Сиддонс, казалось, прислуживал только ей одной!

Мэри остро ощущала это исключительное внимание, и оно ее очень радовало. Как будто трубные звуки оглашали столовую последние четверть часа — с того момента, как все уселись за стол.

Хьюго наблюдал за странным поведением своего дворецкого, приподняв темно-рыжие брови: вилка застыла в его поднятой ко рту руке. Дворецкий осторожным, исполненным грации движением опустил ей на тарелку кусок филе и остался стоять за ее стулом, в то время как два лакея обслуживали остальных.

Мэри заметила, какой удивленный взгляд Хью бросил на Сиддонса, и с трудом подавила усмешку. Она прекрасно понимала, почему дворецкий так себя ведет: ему хотелось выразить ей свое одобрение и поддержку. Причем желание его было настолько сильным, что он готов был ради этого рискнуть навлечь на себя неудовольствие хозяина. Мэри не могла вообразить себе, что думает сейчас о ней Хью. Что бы он ни думал, своего мнения на этот счет он не высказал.

— Мне очень жаль, что Амабел опять нездорова, — заметил Хьюго. — Последние дни она чувствовала себя неплохо. Я полагаю, у нее снова голова разболелась.

Джудит коснулась салфеткой губ.

— Няня мне даже не позволила к ней войти! Впрочем, когда я бываю у Амабел, у меня самой начинает болеть голова. У нее там ужасно пахнет амброй, а я терпеть не могу этот запах. Не знаю, как Амабел его выносит!

— Признаюсь, я не знала, что она так страдает. Значит, помимо слабости, у нее еще и головные боли? — спросила Мэри.

— О да, почти каждую неделю, — ответила Констанция.

— Мне очень жаль…

Мэри снова услышала у себя под ухом голос Сиддонса:

— Не желаете ли еще, мисс Фэрфилд?

— Нет, благодарю вас.

Повернувшись, она встретилась с ним глазами. Дворецкий заметно подмигнул ей, и Мэри засмеялась.

— Вы очень любезны, Сиддонс, — добавила она.

— Благодарю вас, мисс, — отвечал он невозмутимо.

— Я желал, бы еще мадеры, — подчеркнуто обратился к дворецкому Хью.

Сиддонс сделал знак одному из лакеев, тот немедленно поспешил к столу и наполнил бокал виконта. Мэри заметила, что ноздри Хью слегка раздулись, когда он бросил холодный взгляд на своего верного слугу. Но Сиддонс, не обращая на это внимания, снова занял место за стулом Мэри.

— Жаль, что тебя с вами не было сегодня, Хью, — Беатриса, отложив вилку, оперлась подбородком на скрещенные пальцы. — Нам было очень весело. Ты знаешь, Кит чуть не убил браконьера!

Хью поперхнулся мадерой и с трудом откашлялся.

— Очевидно, я пропустил много интересного, не поехав с вами, на, Беатриса…

Мэри поняла, что они недооценили проницательности младшей из Лейтонов, а Беатрису уже невозможно было остановить.

— Да, жаль, что ты этого не видел. Но я рада, что Кит не убил Джейкоба Райта, а то кто бы стал кормить его детей? У него их шестеро, и он такой тощий… Похож на пугало, которое кухарка поставила в огороде прошлой весной. Правда, Кит?

Сидевший рядом с ней Кит ласково улыбнулся.

— Да, он очень худой, но сильный.

— А ты не боялся? — спросила Беатриса.

— Да, Кит, — вмешалась Джудит, — расскажи нам! Мы с Мэри видели только на расстоянии, как вы катались по земле. Я думала… впрочем, неважно, что я думала. Просто я была очень рада, что с тобой все хорошо.

— Странно, — Кит с задумчивым выражением вскинул голову. — Я нисколько не боялся. По правде говоря, не помню, когда меня еще что-нибудь так захватывало. Разве что когда мне удавалось успешно взять трудное препятствие верхом на Юпитере…

Мэри, застыв с вилкой в руке, бросила на Кита проницательный взгляд. Он погрузился в воспоминания, и в его глазах мелькнул огонек, которого она последнее время у него не замечала. Украдкой взглянув на сидевшую по другую сторону стола Джудит, Мэри увидела, что та смотрит на нее многозначительно.

Джудит оказалась права: за последние несколько лет Кит, как и его старший брат, очень сильно изменился. Но сейчас она узнавала в нем прежнего Кита.

— Как все-таки хорошо, что Джейкоб Райт остался жив, — вздохнула Беатриса.

Кит нахмурился:

— Да никто и не собирался его убивать! Откуда тебе пришла в голову такая глупость?

— Но я думала, что браконьеров всегда убивают. Во всяком случае, леди Хаклоу и сэр Руперт говорят, что всех браконьеров нужно вздернуть на Тайнберском дереве. А где такое дерево, Хью?

— Беатриса, я не позволяю тебе так разговаривать! — взорвался Хьюго, сам не понимая, что именно его так рассердило. — Молодые леди не говорят «вздернуть!» И вообще, тебя все это не касается.

Однако на Беатрису его слова не произвели ни малейшего впечатления.

— А как ты думаешь, должен был Кит его убить или нет?

— Разумеется, нет!

— Тогда его нужно отдать сэру Руперту?

Мэри не могла отвести глаз от Хьюго. В огромной комнате воцарилось молчание. Даже амуры, казалось, настороженно взирали с потолка на хозяина Хэверседж-Парка в ожидании его ответа.

Нахмурившись, Хьюго тяжело вздохнул.

— Против браконьеров должны быть законы, Беатриса, как и против каждого, кто покушается на собственность или жизнь другого человека.

— Значит, ты считаешь, что Мэри и Кит напрасно его отпустили?

Оглянувшись на Мэри, Хью сказал:

— Они поступили так потому, что у каждого из них доброе сердце. Я не могу их за это осуждать.

— А ты бы отдал его сэру Руперту? — продолжала настаивать Беатриса.

— Не знаю, — сказал Хьюго после долгой паузы.

— Я бы не отдала, — решительно заявила Беатриса. — Кто бы тогда стал кормить его детей? Мэри нам сказала, чтобы мы не говорили сэру Руперту про Джейкоба Райта. Потому что если мы скажем, то о его семье некому будет позаботиться.

Все потупились, избегая смотреть на Мэри, кроме Хьюго, устремившего на нее гневный взгляд.

— Так это Мэри вам велела хранить всю эту историю в тайне?

— Ну, не то чтобы велела, — откровенно призналась Беатриса. — Она не сказала, что это тайна. А потом я все равно бы ничего не сказала сэру Руперту. Он мне не нравится. Он похож на угря.

— На кого? — Это странное сравнение отвлекло внимание Хью от Мэри.

— Да, я однажды видела угря, и у него глаза прямо как у сэра Руперта.

Мэри услышала, как у нее за спиной Сиддонс подавил смех. Чего еще наговорит эта девчонка? Мэри не сомневалась, что все высказывания Беатрисы немедленно станут достоянием прислуги.

— Я полагаю, мы уже достаточно наслушались о браконьерах и сэре Руперте, — сказал Хьюго. — Больше мы их сегодня здесь не обсуждаем.

Кит поспешил переменить тему и спросил брата, насколько успешной оказалась его поездка в Дарби. Тот начал рассказывать, а Беатриса, успокоившись, снова занялась ужином.

Хьюго был благодарен брату за вмешательство: ему становилось все более неловко обсуждать сэра Руперта, Белого Принца, браконьеров и бедняков. Мэри оказалась права в одном — последнее время он был так занят, что не представлял себе даже, что происходит в собственном лесу. Сэр Руперт постоянно говорил ему о разногласиях между фермерами и мелкими торговцами, с одной стороны, и местными стражами порядка, с другом, но Хью пропускал его слова мимо ушей. Теперь же он стал опасаться, что, того и гляди, может начаться мятеж.

Хью не знал, что и думать. В юности он бы без колебаний поддержал Белого Принца. Но он был уже не так молод и наивен: после тяжелых испытания последних трех лет его взгляды существенно изменились. Он знал, что Мэри не одобряет его, и вдруг подумал о странном поведении Сиддонса. Что он хотел сказать своим подчеркнутым вниманием к ней? Хью был склонен подозревать, что все это имело какое-то отношение к истории с браконьером. Но он желал знать наверняка. Поэтому, когда после ужина все поднялись, Хьюго сказал, что задержится.

— Ты же помнишь, Хью, мы собирались зажечь рождественское полено, — захныкала Беатриса. — Пожалуйста, пошли с нами!

— Я скоро приду, — сказал он.

— Может быть, нам тебя подождать? — спросила Джудит, останавливаясь в дверях.

Хью покачал головой:

— Не надо дольше томить Беатрису ожиданием. Она и так не могла спокойно досидеть до конца ужина. Зажигайте без меня. Я сейчас приду.

После их ухода Хьюго принялся потягивать портвейн, наблюдая за тем, как лакеи под внимательным присмотром Сиддонса убирали со стола, и размышляя о своем дворецком.

Сиддонс служил уже третьему лорду Рейнворту. Он был свидетелем шумных застолий, когда в доме собиралось до тридцати гостей, и ему же довелось увидеть, как дом затих, словно могильный склеп, после смерти родителей Хью.

Он видел Хэверседж в расцвете сорок лет назад, когда было пристроено восточное крыло и заложен регулярный парк. Он видел Хэверседж и при отце Хьюго, когда в доме постоянно присутствовала пьяная бесшабашная компания его друзей, когда славное прошлое стало исчезать в тумане паров мадеры, портвейна и бренди. Говорили даже, что пятый виконт с друзьями пили из человеческих черепов, Сиддонс, разумеется, знал, что все это чушь. Но отец Хьюго был достаточно легкомыслен, чтобы дать пищу болтливым языкам досужих сплетников и особенно сплетниц.

Сиддонс видел, как в дом начала закрадываться бедность задолго до того, как она настигла отца Хью. Говорил ли Сиддонс что-нибудь пятому виконту? Наверное, нет. Однако Хьюго подозревал, что он намекал ему на это десятками разнообразных способов — очевидно, слишком тонких, чтобы отец мог их понять. При всей его отваге и обаянии проницательностью пятый виконт не отличался. Он не догадывался, что его так называемые верные друзья обирают его — самым джентльменским образом, разумеется. Карты, скачки, пари… «Бедный отец, — думал Хью с грустью, но не без сочувствия. — Он пьянел после первой же рюмки и очертя голову заключал самые немыслимые пари».

Что думал Сиддонс, когда пятый виконт с каждым днем терял свое состояние? Выражал ля он молчаливое неодобрение посещавшим усадьбу гостям — так же, как сегодня за ужином он выражал свое молчаливое одобрение Мэри?..

Наконец лакеи убрали со стола, и в столовое остался один дворецкий. Хьюго решил, что пора выяснить хотя бы некоторые из мучивших его вопросов.

— Итак, Сиддонс, — начал он, вертя в пальцах рюмку, — вы сегодня выразили свое особое уважение мисс Фэрфилд.

Сиддонс внимательно посмотрел на молодого хозяина.

— Да, — ответил он спокойно и твердо.

— Но почему я при этом чувствую, что мое поведение вы не одобряете? Если вы припомните, я был в отсутствии и ничем, кажется, не мог вызвать ваше неудовольствие.

Сиддонс, судя по всему, не имел ни малейшего желания высказываться. Его губы были плотно сжаты, а карие глаза устремлены на синие портьеры выходившего на север окна.

— Да ну же! — Хью поставил рюмку на стол таким резким жестом, что расплескал вино на белоснежной скатерти. — Ваше нежелание отвечать на мой вопрос так же очевидно, как и ваша неприязнь ко мне последнее время.

Сиддонс бросил на него удивленный взгляд:

— У меня нет к вам неприязни, милорд, вы ошибаетесь! Я просто… мне не по душе то, что происходит у нас в графстве.

— У нас в графстве? — переспросил озадаченный Хью. — Я вас не понимаю.

Переступив с ноги на ногу, Сиддонс откашлялся.

— Некоторые местные господа вершат закон на свой лад, — сказал он, и Хьюго понял, что дворецкий имеет в виду сэра Руперта. — Мне не нравится то, что я слышу последнее время, особенно это касается…

— Говорите все, Сиддонс. Меня вам нечего опасаться. Ни одно слово не выйдет за пределы этих стен, я вам обещаю.

— Я и не беспокоюсь на этот счет, милорд. Вы хороший человек, мне только жаль, что вы не стали здесь хозяином несколькими годами раньше. Но это совсем другое дело. — Он тревожно вглядывался в лицо Хьюго. — Вся беда в том, что вам наверняка не понравятся мои слова.

— Мой добрый Сиддонс, мне не понравилась сегодня за ужином ваша дерзость по отношению ко мне, — Хью заметно улыбнулся. — Но вам ведь это не помешало вести себя как заблагорассудится.

Дворецкий нахмурился:

— Никто не может сказать, что хоть одно дерзкое слово сорвалось у меня с языка!

Хью снова улыбнулся:

— Дерзость может проявляться не только на словах. А как бы вы назвали дворецкого, который отказывается прислуживать своему хозяину и оказывает вместо этого усиленное внимание одному из гостей? И, пожалуйста, не трудитесь уверять меня, что у вас не было такого намерения. Я все равно вам не поверю.

Сиддонс некоторое время молчал, уставившись в пол.

— Я предупреждал: вам не понравится то, что я вам скажу, — произнес он наконец. — Но вы настаиваете, и я исполню ваше желание. Есть люди, которые думают, что Белый Принц — настоящий джентльмен. В большей степени джентльмен, чем сэр Руперт Хаклоу.

Хьюго смотрел на него во все глаза. Ему не приходило в голову, что кто-то может считать Белого Принца благородным человеком.

— Вы шутите, — сказал он наконец. — Джентльмен? Вы хотите сказать, джентльмен по характеру и манерам?

— Нет, милорд. Джентльмен по рождению. Впрочем, по характеру и манерам тоже, что он доказал не раз. Я никогда не слышал ни о каком насилии с его стороны.

Хьюго припомнил свои собственные впечатления о высоком человеке с военной выправкой, державшем пистолет у виска его кучера.

— Я должен признать, что в ту ночь, когда у меня отняли кошелек, я действительно заметил в его поведении что-то необычное.

— И этот кошелек сослужил хорошую службу… то есть я хотел сказать, что надеюсь на это. Белый Принц помогает очень многим, кому сейчас приходится нелегко.

Хью поднялся с места в некотором раздражении.

— Знаете, мне порядком надоели все эти жалобы на тяжелые времена! Какими бы они ни были тяжелыми, я убежден, что немного упорства и прилежания — и каждый может изменить свое положение.

Сиддонс поднял голову и прищурился.

— Если у человека целы руки и ноги, милорд, вы совершенно правы, — сказал он мягко и твердо, как непонятливому ребенку. — Или когда человек образованный и со связями, тогда и спора нет. Но в противном случае, прошу прощения, милорд, я не могу с вами согласиться. Зимой, в ветхом домишке, без топлива — а я такие знаю по соседству — человеку недолго и с жизнью распрощаться или, что того хуже, потерять своих родных.

— Не говорите только, что подобные семьи есть среди моих арендаторов! — воскликнул Хью.

— Я и не говорю. Вы хорошо заботитесь о ваших арендаторах, поэтому вас и уважают больше всех. Зато у некоторых других всей их доброты хватает только на корзину с хлебом раз в неделю.

— Вы говорили с мисс Фэрфилд? — спросил Хью, уловив в словах Сиддонса что-то знакомое.

— Если вы хотите сказать, что это она на меня повлияла, то я вам отвечу: мы с ней о таких вещах не говорили. Но когда я узнал, что она пожелала отпустить Джейкоба Райта, мое доброе мнение о ней лишний раз подтвердилось. Мастер Кит тоже проявил здравомыслие и добросердечие — впрочем, я всегда знал, что он добрый человек.

Хьюго снова опустился в кресло, озадаченный всем этим разговором. По правде говоря, в словах Сиддонса была большая доля истины. Он не стал бы с ним спорить, да и сам бы, наверное, отдал Джейкобу этого оленя. Просто до него вдруг дошло, что мир вокруг во многом изменился, пока он объезжал свои владения, корпел над конторскими книгами и размышлял о тем, стоит ли вновь открывать заброшенную шахту.

Хью подумал о сэре Руперте. Не его ли имел в виду Сиддонс, когда говорил о бедствующих арендаторах? «Это маловероятно, — решил он. — Сэр Руперт — человек благоразумный, хотя и не склонен сочетать правосудие с милосердием. И все же он, без сомнения, уделяет внимание положению своих арендаторов и заботится о своем хозяйстве».

Хью снова взял рюмку и сделал из нее глоток, не обращая внимания на расплывшееся на белом скатерти пятно. Но почему его жизнь вдруг так осложнилась?..

— Вы можете идти, Сиддонс. Благодарю за откровенность, но теперь я хотел бы остаться один.

Сиддонс поклонился и вышел неторопливой величавой походкой.

Отодвинувшись от стола, Хьюго откинулся на резную свинку кресла и принялся разглядывать потолок. Амуры привлекли его внимание. Детские фигурки, резвящиеся на фоне зелени, представляли собой умиротворяющее зрелище. Хью погрузился в задумчивость, и мысли его разбрелись.

Как много изменилось за последние четыре года — смерть родителей, Амабел в инвалидной коляске, состояние расстроено… Даже любимая собака, когда-то ходившая за ним по пятам, угодила в построенный браконьером капкан и погибла. И дело не только в его поместье. Казалось, что после Ватерлоо всю страну охватил хаос, от которого его собственные владения пострадали еще больше, чем из-за слепого доверия отца к своим друзьям и собутыльникам.

Хью подумал о тех успехах, каких ему удалось достичь. Почему, кроме лежащего на нем бремени хлопот по восстановлению семейного состояния, он должен брать на себя еще и другие обязанности? Сэр Руперт предъявляет ему свои требования, Мэри — свои… Но ему нет дела до их мира! Довольно с него одного Хэверседжа!

Хью внезапно пришло в голову, что во всех его трудностях виновата Мэри. Гонория вносила умиротворение в его напряженную повседневную жизнь, высказываемые ею мнения были всегда уравновешенными и успокаивающими. Она, например, твердила ему, что сэр Руперт скоро справится с Белым Принцем, так что ему не приходилось думать по крайней мере об этих проблемах, которые стали последнее время предметом общих разговоров. Но Мэри была явно настроена против сэра Руперта, и Сиддонс тоже, и даже маленькая Беатриса!

Сомнения не давали ему покоя, мысли его продолжали блуждать. Он снова задумался о сэре Руперте. Что бы сделал баронет с Джейкобом Райтом? Повесил бы его, как полагала Мэри?

Хью не знал, что и думать. Мысль о том, что героя-солдата могли повесить за браконьерство, настолько его расстроила, что у него возникло желание пойти в конюшню, оседлать Юпитера и помчаться рысью куда глаза глядят. Но он не мог этого сделать — повсюду намело снегу, над Хэверседжем спустились сумерки, было холодно…

Все, что он мог себе позволить, — это вздыхать и сожалеть, что Мэри снова появилась у него в доме. В конце концов, если бы она не настояла на поездке за рождественским поленом, браконьера никогда бы не нашли и ему не нужно было бы беспокоиться. Его мир оставался бы таким же, каким он был до ее приезда.

Да, все его беспокойство и тревога вызваны ее присутствием! И самое худшее состояло в том, что с момента ее появления он не переставал думать, как бы снова обнять и поцеловать ее. Он изо всех сил боролся с этим желанием, но ему не удавалось от него избавиться.

Что ж, время разрешит и эту проблему, как оно решило многие другие. Ему оставалось терпеть ее будоражащее присутствие менее трех недель, а потом он женится, и она уедет. Скорее всего он ее больше не увидит никогда…

Эта мысль должна была бы принести ему успокоение, но на сердце у него стало еще тяжелее. Хьюго наполнил себе еще одну рюмку и вдруг услышал прекрасные звуки, смутно доносившиеся до него откуда-то издалека. Как зачарованный, он поднялся и направился к двери.

В холле звуки стали громче, а мелодия еще прекраснее: странный хор голосов пел «Придите, все верные». Этот рождественский гимн волнами накатывал на него, напоминая картину, увиденную им всего несколько часов назад, — Мэри в санях с его сестрами и братом. А вслед за этой картиной в памяти у него возникли воспоминания о былых праздниках. Голоса поющих были ему хорошо знакомы — миссис Певистон, кухарка, Сиддонс и Колвич — старший конюх.

Хью быстро спустился по лестнице и направился в гостиную. На сердце у него снова стало легко, как будто дух Рождества коснулся его и снял с него тяжесть.

«Это Мэри устроила», — подумал он. Все его раздражение против нее исчезло. У Хью возникло ощущение, словно какие-то таинственные силы борются в его душе, чтобы вновь разжечь в нем стремление к жизни и к любви. Что ему остается делать? Уж не уступить ли ему этим силам хоть немного? В конце концов, через три недели ее здесь не будет!

15

Когда Хью медленно открыл резную дверь гостиной, его охватила волна теплого воздуха. Тепло источало полыхавшее в камине рождественское полено. На когда дверь за ним закрылась, он забыл и об этом необыкновенно приятном ощущении тепла, и вообще обо всем на свете — так поразило его представшее ему зрелище. У Хьюго перехватило дыхание, так что ему даже показалось, что шейный платок стал тесен. Он как будто вступил вновь в мир своей юности, такой любимый и знакомый, что струны его сердца зазвучали, словно их коснулась рука великого музыканта.

В старинном камине, размеры которого вполне соответствовали размерам просторной комнаты с высоким потолком, разгоралось ярким пламенем рождественское полено. По традиции его зажигали в канун Рождества, и оно горело в течение всего праздника. Сегодня, конечно, еще не Рождество, до него еще целых девятнадцать дней. Но в семье Рейнворт была своя традиция — большое полено горело у них в камине неделями. Теперь все дело было в том, чтобы не дать ему погаснуть — и не догореть до конца — раньше Рождества. С сегодняшнего вечера каждый член семьи по очереди должен был усердно расшевеливать угли, добавлять дрова, чтобы само полено сгорало понемногу. Все готовы были с энтузиазмом поддерживать любимую семейную традицию.

Хью задержал дыхание, чтобы не дать пролиться подступившим слезам. Его глубоко тронули мелодичные голоса, пылавшее в камине полено и вид всех его сестер, брата и Мэри, удобно устроившихся в креслах.

А как чудесно была убрана гостиная!

Когда он позволил Мэри украсить лестницу и холл, а потом согласился предоставить в ее распоряжение еще и гостиную, он не ожидал, что в результате ее трудов увидит эту комнату такой, какой она была при его матери. Леди Рейнворт всегда украшала дом на Рождество зеленью и лентами. Сейчас даже на люстре красовались алые банты, а снизу была подвешена ветка омелы! Среди веток и гирлянд мерцали свечи.

А какие у них всех счастливые лица! Кит, Джудит и Констанция в креслах у камина, Амабел в своей коляске рядом с софой. И как привязалась к Мэри Беатриса… Она и сейчас сидит у нее на коленях, склонив голову к ней на плечо, так что темно-русые и черные локоны переплетаются.

Хью неожиданно испытал настоящее счастье. Ему показалось, что он наконец вернулся домой после долгого отсутствия и не узнает своих сестер и брата. Так много времени, которое он мог бы провести в общении с ними, прошло в трудах по восстановлению состояния Лейтонов, добровольно возложенных им на себя! Когда он последний раз выезжал с Китом по утрам на Юпитере и Юноне?

Когда оба они заканчивали день, проведенный на охоте, за кружкой пива в «Кошке со скрипкой»? Год назад, два, три? Он не мог припомнить.

А когда он последний раз танцевал на балу в Дарби или Честерфилде с Констанцией и Джудит? Как похорошели его сестры! Когда они успели превратиться из симпатичных подростков в элегантных юных леди? И как они могли в этом преуспеть без материнской заботы?

«Господи, да ведь мне придется скоро выдавать их замуж!» — вдруг сообразил он с тревогой. Ему пришло в голову, что этим следовало бы заняться Гонории, когда она станет его женой. Но почему-то мысль о Гонории, опекающей неукротимую Джудит и взбалмошную Констанцию в вихре лондонского света, вызвала у него серьезные сомнения. Ей такое занятие придется не по вкусу, да и справится ли она?

Взгляд его невольно обратился к Мэри. Будь она замужем, она бы с удовольствием взялась за такие обязанности…

Как будто почувствовав на себе его взгляд, Мэри подняла на него глаза и улыбнулась. Хью ощутил новый спазм в горле. Боже, до чего она хороша, с этими затуманившимися от удовольствия зелеными глазами!

Хью вдруг подумал, что никогда не видел, чтобы Гонория взяла Беатрису на руки или даже прикоснулась к ней. Но как удивительно ласково, чисто женским материнским движением обхватила девочку Мэри! Она по-прежнему не отводила взгляда, и в ее глазах Хью увидел своих собственных детей. Им была бы так же хорошо у нее на руках, как Беатрисе, их бы так же согревала ее доброта, ее ласка, тепло ее сердца…

И внезапно ему самому страстно захотелось оказаться в объятиях Мэри, прижать ее к себе, познать ее любовь. Он желал ее — желал ее всем своим существом.

Мари наклонилась к Беатрисе и шепнула ей что-то на ухо. Подняв голову, девочка взглянула на него, соскочила с колен Мэри и подбежала к нему. Хьюго подхватил ее на руки и обнял.

— Чудесно, правда, Хью? — прошептала она. — Мы здесь так потрудились! Я помогала связывать ветки.

Хью поцеловал ее в щеку.

— Моя милая умница, — прошептал он.

Поскольку квартет еще не допел, Хью так и остался стоять у двери. Беатриса обняла его за шею и прислонилась головкой к его плечу, Хью с особенной остротой почувствовал, что, как бы прилежно он ни исполнял свои обязанности по отношению к семье, пытаясь восстановить их состояние, этого было недостаточно. Он забыл, насколько это замечательно — просто быть с ними вместе. Особенно под Рождество.

Прозвучали последние слова рождественского гимна, и все семейство вслед за Китом разразилось бурными аплодисментами. Беатриса соскочила с рук Хью и тоже изо всех сил хлопала в ладоши. Когда певцы раскланялись, Хью подошел к ним и поблагодарил за прекрасное исполнение. После чего кухарка пообещала, что очень скоро будет подан рождественский пунш и печенье, которое прислала экономка мистера Белпера.

Когда певцы удалились и семья осталась в своем кругу, Констанция не удержалась, чтобы не спросить:

— Ну скажи же нам, Хьюго, тебе понравилось? Что ты думаешь о нашем полене и об украшениях Мэри?

Улыбнувшись, Хью подошел к камину, где она стояла, и обнял ее за талию, другой рукой привлекая к себе Джудит.

— Все замечательно! Так, как и должно быть на Рождество. Простите меня за то, что последние годи я забывал об этом празднике. Но я исправлюсь. Начнем с того, что вы с Джудит закажете себе новые платья для рождественского бала. Надеюсь, их успеют сшить?

Хью сам не знал, когда он принял решение позволить сестрам это развлечение, которого они так жаждали и в котором он им отказывал. Но ему казалось, что это случилось, когда Мэри, держа на руках Беатрису, подняла голову и улыбнулась ему.

— О, Хьюго! — воскликнули близнецы и чуть не задушили его в объятиях. — Спасибо тебе, спасибо большое!

Никогда в жизни ему не случалось испытывать такого приятного нападения.

Беатриса начала кружиться по гостиной; Кит, ухватив ее маленькие пальчики, занял место кавалера, напевая мелодию Генделя.

Когда принесли пунш, Хью предложил Сиддонсу пригласить в гостиную всех, кто хотел бы посидеть полчасика у камина, распевая рождественские гимны. Мэри тут же уселась за фортепьяно, и, когда слуги начали заполнять гостиную, раздались первые такты старинной уэльской песенки «Украсим дом наш остролистом».

После того как все разошлись по своим комнатам, Мэри осталась в гостиной одна. Стоя спиной к камину, она любовалась прекрасной картиной, созданной ею вместе с сестрами Хью. Свечи догорали, было уже очень поздно, но она никак не могла заставить себя уйти.

Еще немного. Еще несколько минут… В этот вечер Мэри была счастлива, именно о чем-то подобном она мечтала, уезжая из Брайтона. Разумеется, она мечтала еще о Хью… Но он был обручен, и с этим она ничего не могла поделать — во всяком случае, пока. Однако в лоне семьи Лейтон она обрела былую радость — ту самую, которую испытывала здесь четыре года назад.

Мэри была единственным ребенком в семье, а мать ее умерла, когда ей не исполнилось и пяти лет. Отец больше не женился, и всему, что Мэри знала о жизни, она научилась у любимой, но странноватой тетки. Ее отец был довольно легкомысленным человеком и, хотя очень любил дочь, редко показывался дома. Мэри была незнакома атмосфера совместных проказ и шалостей, царившая в большой семье Лейтон. И все-таки — возможно, потому, что ее отец отличался той же природной живостью, что и отец Хью, — она выросла такой же бойкой и шустрой, как Джудит и Констанция. Встретившись в пансионе с близнецами, она сразу нашла в них родственные души. Когда они пригласили ее летом погостить, радость ее была безгранична.

Сейчас Мэри тоже была счастлива, но по-другому. Она помогла осиротевшей семье обрести вновь рождественское настроение, и это доставляло ей огромное удовольствие. Поэтому ей и не хотелось уходить из этой комнаты, расставаться с тем ощущением, которое возникло в ней, когда Кит разжег рождественское полено.

Она глубоко вздохнула, и этот звук в пустой гостиной показался ей настолько глупым, что она засмеялась.

В этот момент дверь открылась, и на пороге возник удивленный Хьюго.

— Значит, ты не ушла вместе с сестрами? Я услышал смех и вдруг обнаруживаю здесь тебя! Тебе известно, что уже второй час? Ты еще не устала после всех сегодняшних приключений и развлечении?

— Нет, — улыбнулась Мэри и снова подумала, как он хорош собой. — А тебе здесь стоять не полагается.

— Почему бы это? — приподнял брови Хью.

— Ты стоишь под омелой и если не остережешься, я могу воспользоваться этой ситуацией.

До чего же она вдруг осмелела!

Хью, казалось, хотел сказать что-то, но передумал. Войдя в комнату, он закрыл дверь.

— Ты шутишь, надеюсь, поэтому я не стану осуждать тебя за такие неподобающие речи.

Сама не понимая, почему она это делает — быть может, потому, что он вошел и закрыл дверь, — Мэри опустилась на софу у камина и, сбросив туфли, поджала под себя ноги. Это было, конечно, не слишком прилично, но Хью и бровью не повел. Он тоже сел на софу — правда, не рядом с ней, а на почтительном расстоянии, — устремив взгляд на догорающее пламя.

Несколько минут в комнате царила мирная тишина, нарушаемая только потрескиванием дров в камине.

— Я здесь так счастлива, Хью, — сказала наконец Мэри. — Ты представить себе не можешь, как мне у вас хорошо! Мне, конечно, очень не хватает твоих родителей, но Беатриса так ко мне привязалась, а Джудит и Констанция придумать не могут, чем бы им меня еще развлечь. Даже Кит обращается со мной как с сестрой. Мне так жаль, что у меня никогда не было своих собственных братьев и сестер!

— Я понимаю тебя, — сочувственно отозвался Хью. — Я помню, как ты рассказывала мне о своем детстве. Я рад, Мари, что ты приехала к нам. Я надеюсь, ты простишь, что поначалу я вел себя не слишком гостеприимно.

— Если ты простишь мне мое вторжение без приглашения.

— Если наступит такой день, когда лучшая подруга моих сестер будет вынуждена соблюдать церемонии, — значит, мы, Лейтоны, перестали быть Лейтонами!

Бросив на него быстрый взгляд, Мэри отвернулась. Сегодня, когда ее сердце так полно, ей нельзя смотреть на Хьюго! Еще немного — и она забудет о приличиях и признается ему в любви. Поэтому Мэри сосредоточилась на синих, белых и красных язычках пламени, лизавших обуглившееся полено.

Потом Хью заговорил — просто так, обо всем и ни о чем. Об испытаниях, постигших его после смерти родителей, о том, как опустел и помрачнел их дом после того, как родителей погребли в фамильном склепе, о своих надеждах возродить благополучие семьи и устроить замужество сестер. Он говорил о том, как приятно, что Кит такой разумный и сознательный для своего возраста, что Беатриса — такое любящее, отзывчивое, ласковое дитя, хотя она и росла без матери.

Больше всего его волновала Амабел. Она так и не поправилась, хотя врачи их обнадеживали. Амабел по-прежнему оставалась в своей коляске и страдала головными болями так часто, что ему все труднее было простить себя за тот несчастный случай.

Мэри знала все об этом происшествии — ей писали о нем Джудит и Констанция. Амабел тогда две недели была без сознания, близнецы умоляли Мэри приехать, но она в то время ухаживала за больным отцом, которого через месяц и похоронила. Сама в горе, она не могла оказать тогда поддержку Лейтонам, потому что сама в то время нуждалась в поддержке. Сейчас Мэри рассказала об этом Хью. Из всех тяжких периодов в жизни, что ей пришлось пережить, самым мучительным для нее был тот, когда их одновременно поразили удары судьбы и лишили ее возможности помочь своим друзьям.

Мэри уже не смотрела больше в огонь, она не отрывала глаз от лица Хьюго, когда вдруг раздался мелодичный звон часов на каминной полке.

— Боже мой, Хью, ты знаешь, что сейчас уже три часа? — воскликнула она. — Прошло целых два часа, а мне кажется, что ты только минут десять как вошел!

Он засмеялся.

— Я и не слышал, как пробило два.

Мэри встала и заметив, что машинально расправляет складки своего синего шелкового платья, рассмеялась.

— Ну не дурочка ли я? Какое сейчас имеет значение, мятые у меня юбки или нет?

Хьюго, улыбнувшись, подошел к ней.

— При всей твоей склонности к приключениям ты всегда ухитрялась иметь такой вид, словно только что сошла с модной картинки. Я никогда не мог понять, как тебе это удается.

Мэри смотрела на него, любуясь тем, как огонь камина играет на его русых волосах. Лицо его было в тени, но профиль четко вырисовывался на фоне пламени. У нее возникло почти непреодолимое желание коснуться рукой его волос, разгладить пальцами эту золотистую гриву. Ее рука непроизвольно потянулась к нему, но она только сказала с лукавой улыбкой:

— Спокойной ночи, лорд Рейнворт.

— Я буду счастлив сопровождать вас до дверей вашей комнаты, — отвечал он таким же тоном. — Ведь уже поздно, в этот час, как известно, призраки предков имеют обыкновение бродить по дому.

— Буду вам очень признательна.

Хью предложил ей руку, и они вместе подошли к двери. Однако на пороге он остановился и повернулся к ней.

— А как насчет дружеского поцелуя под омелой в память доброго старого времени?

Сердце у Мэри дрогнуло. «Дружеский поцелуй»? Это невозможно. Уж если она его поцелует… Но, боже, как же ей хочется поцеловать его!

Хьюго положил руки ей на плечи, и Мэри закрыла глаза. «Будь что будет», — решила она про себя. Она почувствовала у себя на губах его дыхание, и губы ее приоткрылись. Руки Хью соскользнули ей на спину, ее собственные, как бы в ответ, обвились вокруг его шеи, и она оказалась в его объятиях. Наконец Хью поцеловал ее, и у нее вырвался слабый стон.

Как же дорог, близок, как драгоценен он был для нее! Как яркий луч солнца после долгих недель непогоды, как желтые нарциссы, возрождающиеся из-под стаявшего снега, как спелая рожь после многих лет засухи. От его объятий, от прикосновения его губ по всему ее телу разлилось тепло, которого не могла охладить даже прохлада зимней ночи. Мэри еще теснее прижалась к нему и услышала слабый стон, словно вырвавшийся из самой глубины его души.

Хьюго покрывал поцелуями ее губы, глаза, щеки, и Мэри упивалась его близостью, твердостью его рук, теплом его дыхания. Она чувствовала блаженное единение с ним — любимым, единственным — и не представляла себе жизни без него.

Движения Хьюго становились все более порывистыми. Он прижимал ее к себе так, словно решил не отпускать никогда. Она погрузила пальцы в золотистые пряди его волос, страстно желая, чтобы это мгновение длилось бесконечно.

Но как только эта мысль промелькнула у нее в голове, часы на камине пробили четверть, напоминая, что час уже поздний и что сама она приехала в Дербишир, увы, слишком поздно.

Мэри медленно опустила руки и попыталась высвободиться из его объятий.

— Нет, — пробормотал Хью протестующе. — Мэри, подожди, я должен объяснить…

Но она приложила пальцы к его губам и покачала головой.

— Не надо ничего говорить. Мне жаль, что я не пришла к тебе раньше, Хью.

Только теперь он поднял на нее печальные глаза.

— Я начинаю понимать, какого я свалял дурака, — сказал он, наконец распахивая дверь.

Когда Мэри вышла в холл, порыв холодного воздуха вызвал у нее легкую дрожь. Неужели она и вправду опоздала?..

16

— Как вульгарно! — воскликнула Гонория. — Как… как пошло!

Она стояла в дверях рядом с Хьюго, стянув на груди шаль, словно защищаясь от зрелища гостиной во всем ее рождественском великолепии.

У Мэри вспыхнули щеки от неловкости — но не за себя, а за нее. Эти вырвавшиеся у Гонории слова характеризовали ее нрав лучше, чем это могла бы сделать заранее подготовленная речь.

Констанция рассказывала ей, что после помолвки Гонория каждое воскресенье возвращалась из церкви прямо в Хэверседж, где оставалась до ужина. По словам Констанции, Гонория всегда говорила, что, встречаясь со своей будущей семьей в отсутствие дяди и тетки, она имеет больше возможности ближе с ними познакомиться. Мэри подумала, что после такого неудачного начала ей, пожалуй, представится случай познакомиться с ними даже слишком хорошо…

— Я тебя не люблю, — заявила Беатриса, устремив на будущую невестку гневный взгляд. Она как раз только что кончила помогать Киту подкладывать дрова в камин, когда услышала эти слова.

— Беатриса! — возмутилась Гонория. — Что бы ты там ни думала, так говорить невежливо!

Мэри готова была вмешаться, но тут Констанция, которая редко с кем ссорилась, выступила вперед и обняла сестренку за плечи.

— Вам бы следовало почаще прислушиваться к вашим собственным словам, мисс Юлгрив! — сказала она. — Вы не потрудились скрыть от нас ваше мнение об убранстве гостиной. А Беатриса часами трудилась над этими украшениями. Очень невежливо с вашей стороны называть плоды наших трудов вульгарными!

Стоявший у камина Кит счет нужным добавить:

— Мы не считаем атласные ленты, свечи и тиссовые ветки вульгарными или пошлыми! — Поджав побелевшие губы, он устремил на Гонорию враждебный взгляд.

Мэри не удивилась, что щеки у Гонории покрылись пунцовыми пятнами. Ее первым побуждением было вмешаться, каким-то образом сгладить неловкость, предотвратить назревающую ссору, но она подавила это побуждение. Будущей супруге Хью не повредит узнать, что она не сможет обижать кого-нибудь из Лейтонов безнаказанно.

Но почему молчит сам Хью? Ведь ему же понравилось, как они украсили гостиную! Неужели он солидарен с Гонорией и осуждает поведение брата и сестер?

Взглянув на него, Мэри поняла, что ошиблась. Хьюго не сводил с Гонории недоумевающего взгляда и, судя по всему, был настолько ошеломлен, что просто не мог сказать ни слова.

Мэри сразу приободрилась и, когда вперед выступила Джудит с выражением бурного негодования на лице, сочла за благо все-таки вмешаться.

— Комната выглядит гораздо красивее вечером, — миролюбиво сказала она, — когда свечи зажжены и тени тиссовых веток пляшут по стенам. Надеюсь, вы останетесь до вечера?

Гонория бросила на нее благодарный взгляд, и Мэри вдруг искренне пожалела эту девушку, явно потерявшуюся перед выводком неукротимых Лейтонов.

— Боюсь, что не смогу. У тети ангина, и я должна быть при ней. Благодарю вас за ваше внимание ко мне. Я уверена, что вы правы: комната действительно должна выглядеть привлекательнее вечером. Мне всегда казалось, что свет свечей смягчает… все.

Краем глаза Мэри увидела, что Джудит шепчет что-то на ухо Беатрисе, после чего девочка выскочила из комнаты.

— Как странно, — пробормотала Гонория. — Она даже не попросила разрешения уйти… Ведь это же невежливо!

На этот раз ее неодобрение было вполне обоснованным. Даже Хью сердито нахмурился, недовольный таким поведением сестры в присутствии гостьи.

Гонория все еще стояла у порога, и на какое-то мгновение внимание Мэри привлекла ветка омелы над дверью. Воспоминания о сегодняшней ночи нахлынули на нее, и она не могла удержаться, чтобы не взглянуть на Хью. Однако ему было не до нее — подойдя к Гонории, он уговаривал ее сесть на софу у камина, где весело горело рождественское полено. Гонория возражала, опасаясь, что искры могут попасть на шаль. Она предпочла выбрать место подальше от огня, и они с Хьюго вместе уселись на диван.

Мэри не могла не заметить, что Хью взял Гонорию за руку, и настроение ее сразу омрачилось. Ей хотелось, чтобы Хью держал за руку ее, а не Гонорию! Ведь он никогда не будет счастлив с этой унылой особой, которая сейчас так цепляется за него.

Мэри подавила вздох и вместо того, чтобы сесть на софу, оказавшись тем самым по соседству с Гонорией, отошла к маленькому письменному столику у выходившего на юг окна.

Между тем семейный вечер шел своим чередом. Гонория с Хьюго о чем-то негромко разговаривали, Констанция и Джудит, разместившись в креслах по обе стороны камина, погрузились в изучение журналов — преимущественно модных картинок. Обе они были больше всего озабочены, что им надеть на рождественский бал. Это событие было назначено на девятнадцатое, через две недели, и если они желали, чтобы их туалеты были готовы в срок, нужно было заказать их как можно скорее. Кит уселся напротив близнецов, вытянув длинные ноги к огню.

Достав листок бумаги, Мэри начала составлять список покупок, которые необходимо было сделать для бала, но ее постоянно что-нибудь отвлекало. То Джудит начинала бурно выражать свое неодобрение по поводу фасона, выбранного сестрой, то с дивана доносился негромкий смех Гонории… Внезапно Кит отбросил книгу, которую держал в руках, и вскочил.

— Я хочу сегодня прокатиться на Юноне! Поедешь со мной, Хью?

Его заявление всех удивило. Проявившееся в этом приглашении неуважение к Гонории было настолько явным, что даже Констанция тихо ахнула. Все глаза устремились на Кита.

Хью рассердился.

— Я не знаю, куда подевались со вчерашнего дня твои манеры, Кит! — рассерженно воскликнул Хью. — Но я попрошу тебя найти их немедленно и извиниться перед мисс Юлгрив.

Кит небрежно провел рукой по волосам.

— Я не хотел никого обидеть — просто пригласил брата поехать со мной покататься. Я подумал, что мисс Юлгрив не будет скучно в кругу своей будущей семьи. Но я приношу свои извинения.

Он поклонился Гонории, и она грациозно наклонила голову в знак того, что его извинение принято.

Вскоре Кит попросил разрешения удалиться. Четверть часа спустя Мэри увидела его в окно — он проехал по двору, за воротами пустил лошадь галопом и помчался в сторону леса. Она была заинтригована: Кит ни разу не выезжал верхом со времени ее приезда. Кроме того, утром в церкви она обратила внимание, что во время длинной проповеди мистера Белпера о покорности Кит вертелся на жесткой скамье, как на иголках.

С пером в руке Мэри засмотрелась в окно на покрытое тучами небо. Снег еще лежал на земле, но тиссы лабиринта уже стряхнули снежную пыль со своих ветвей. Мэри задумалась о том, насколько вчерашнее приключение повлияло на Кита. Уж не изменил ли он свое намерение принять сан?..

Вздохнув, Мэри снова взглянула на лежавший перед ней листок бумаги. Как скачет ее мысль с одного предмета на другой! А список так и не продвинулся.

Она снова вздохнула, вспомнив ночной поцелуй Хью. Сегодня утром он снова извинился за него — очень смиренно. Слова его звучали сбивчиво:

— Черт побери, прости меня, Мэри! Если бы я мог что-то изменить сейчас… Прости за все!

Простить? Она могла простить ему ночной поцелуй — если бы в этом была необходимость. Но она не могла простить ему его помолвки с Гонорией Юлгрив!

Она снова не сумела сдержать вздох, и Хью повернулся к ней, хмурясь.

— Все в порядке, Мэри?

— О, да. Я пытаюсь составить список покупок для бала. Быть может, мисс Юлгрив пожелала бы принять участие в наших приготовлениях?

Только заметив озадаченное выражение на лице Гонории, она сообразила, что Хью, очевидно, не поставил в известность невесту о своих изменившихся намерениях.

Он выразительно посмотрел на нее и покачал головой, но было уже поздно.

— Какой бал? — спросила Гонория.

Мэри заметила, как открылась дверь и в комнату проскользнула Беатриса. По выражению ее лица Мэри тут же поняла, что замышляется какая-то проделка.

Пока Хью объяснял невесте свое решение дать бал, Беатриса незаметно приблизилась к ним сзади и уронила что-то на колени Гонории. Гонория, взвизгнув, вскочила, стряхнула это со своих юбок и внезапно, закатив глаза, упала на ковер.

Тут уже взвизгнула Беатриса.

— Если она повалилась на Фредди, она его раздавит! Хью, подними ее сейчас же!

— Да перестаньте вы наконец, — проворчал Хьюго. — Немедленно поймай свою ящерицу и унести ее отсюда. Ты же знаешь, что Гонория не переносит твой зверинец. Посмотри, что ты наделала! Ступай в свою комнату и не выходи оттуда, пока я тебе не разрешу.

Беатриса достала ящерицу из-под дивана и, как подобает настоящей Лейтон, вскинув голову, с победной улыбкой вышла из гостиной.

Хьюго опустился на колени возле своей невесты и нежно погладил ее по руке, что-то приговаривая успокаивающим голосом. Близнецы смотрели на распростертую фигуру без малейшего сочувствия.

— Она падает в обморок уже третий раз за последний месяц, — шепотом сообщила Мэри Джудит в ответ на ее удивленный взгляд. — А тебе, Хью, не стоило упоминать о бале, — добавила она, чтобы поддразнить брата. — Гонория поэтому и упала в обморок.

— Тише, Джудит, прошу тебя! — прошептала Мэри, кусая губы, чтобы скрыть улыбку.

Хью сердито взглянул на сестер.

— Вовсе не потому, и ты отлично это знаешь.

Джудит только бровью повела.

— На твоем месте я бы не была так уверена, мой милый братец.

В этот момент ресницы Гонории затрепетали, и, как хорошая актриса, она как раз вовремя подала свою реплику:

— Рейнворт, не может быть, чтобы вы согласились дать бал!

Не рискуя взглянуть на Хью, Мэри снова прикусила губу, сдерживая одолевавший ее смех. Когда же она все-таки посмотрела на него украдкой, то заметила, что он похлопывает Гонорию по руке гораздо более энергично, чем требуется в таких случаях. Это зрелище чуть было не заставило ее расхохотаться.

К счастью, в это время появился дворецкий и доложил о приходе мистера Белпера. С одного взгляда оценив ситуацию, Сиддонс покачал головой.

— Ай-яй-яй! С мисс Юлгрив опять обморок!

Позвать экономку, милорд?

— Да, пожалуйста. И принесите лавандовой воды, как обычно.

Мэри поняла, что слова Джудит о склонности Гонории к обморокам не были преувеличением.

Появилась миссис Певистон и усадила Гонорию на софу, подложив ей под спину не меньше трех подушек, Хью уселся рядом, снова взяв невесту за руку, Мэри отошла в сторону и остановилась рядом с мистером Белпером. Она уже собиралась упомянуть о чувствительности мисс Юлгрив, но обратила внимание на огорченный и встревоженный вид мистера Белпера и промолчала. Он не мог видеть лица Гонории, которую заслоняла спина Хьюго, поэтому викарий как-то неестественно вертел грловой. Наконец, повернувшись к Мэри, он спросил шепотом:

— Вам не кажется, что у нее может быть чахотка?

— Нет, не думаю, — Мэри позволила себе улыбнуться. — Боюсь, что в ее нездоровье виновата Беатриса. Она уронила Фредди ей на колени.

— Вот как? — Мистер Белпер был явно озадачен. — А кто такой Фредди?

— Ящерица, — прошептала Мэри.

У мистера Белпера оказалось достаточно здравого смысла. Он рассмеялся.

— Беатриса очень бойкая девочка. Я думаю, она не замышляла ничего дурного. Если бы она сыграла подобную шутку с вами, я уверен, вас бы только позабавило такое внимание с ее стороны. Но мисс Юлгрив не хватает вашей твердости духа. Она действительно очень чувствительна.

Глядя на добродушного викария, Мэри поразилась, с какой заботой он говорил о Гонории. «Он очень хороший человек, — подумала она. — Человек, который каждому готов быть другом».

А может быть, он все-таки и в самом деле неравнодушен к Гонории…

Как бы в доказательство этого викарий извлек из книги, которую держал в руках, засушенный цветок.

— Не будете ли вы так любезны передать это мисс Юлгрив? — Он смущенно улыбнулся. — Она поймет, что это. Прошлым летом ей так понравились примулы в моем саду, что я засушил одну специально для нее. Но теперь мне необходимо разыскать мастера Кита. Он должен был прийти ко мне в половине второго, а сейчас, наверное, уже почти два. — Мистер Белпер извлек из кармана свои серебряные часы. — О да, два часа! Не могу вообразить себе, что с ним случилось. Он всегда отличался пунктуальностью.

Мэри недоумевающе пожала плечами и нахмурилась.

— Он был здесь несколько минут назад и говорил, что собирается прокатиться верхом. Я не знала, что у вас с ним назначена встреча. Я видела, как он ехал по полю на Юноне.

Мистер Белпер поблагодарил ее за эти сведения и попросил разрешения откланяться.

Мэри очень интересовало, почему это Кит забыл о встрече с викарием. Насколько ей было известно, он никогда никуда не опаздывал и, уж во всяком случае, не забывал о назначенном кому-то свидании…

Когда Гонория более или менее пришла в себя, Мэри вручила ей цветок и передала объяснение мистера Белпера. Гонория задумчиво посмотрела на тонкие желтые лепестки и прикрыла глаза.

— Они были так хороши прошлым летом…

Пальцы у нее задрожали, и легкая краска разлилась по лицу. Она шепотом попросила миссис Певистон добавить лавандовой воды на платок, который экономка прикладывала ей ко лбу.

Мэри вышла из гостиной с сильно бьющимся сердцем. Ей хотелось побыть одной и все хорошенько обдумать. Надежда вновь ожила в ее душе. Она наглядно убедилась в том, что между Гонорией и викарием зарождается взаимное чувство. Но как она может способствовать расцвету этого чувства, когда до свадьбы Гонории с Хьюго остается всего восемнадцать дней?..

Часом позже Хьюго неожиданно посетил сэр Руперт. Усевшись в кресло рядом с его письменным столом, баронет сообщил об успехах, которых ему удалось достичь за последние два дня. В заключение он добавил, что ближайший час провел в Хэверседж-Парке, наводя справки в конюшне.

— Что?! — воскликнул Хью, не веря своим ушам. Он даже поднялся с места, не сводя с баронета удивленных глаз.

Баронет с любезной готовностью повторил свои слова, после чего Хьюго, обойдя стол, подошел к своему гостю и остановился перед ним.

— Вы хотите сказать, что, приехав ко мне, направились прямо в конюшню и начали допрашивать моего старшего конюха? И все это без моего ведома и разрешения?

— Совершенно верно, — нисколько не смутившись, ответил баронет.

Хьюго был поражен. Никогда, ни под каким предлогом сам он не вторгся бы на территорию соседа. Он мог себе представить, что кто-то без разрешения воспользовался его дорогой или мостом. Но такое… Хью не мог допустить и возможности подобного поступка со стороны баронета.

— Прошу прощения, сэр Руперт, я просто не могу поверить, что вы повели себя таким образом в моих владениях. Скажу прямо, это ни на что не похоже!

Баронет приподнял тонкие брови.

— Я должен был соблюдать чрезвычайную осторожность, — объяснил он своим ровным четким голосом. — Мне нужно было задать несколько вопросов вашей прислуге, не оповещая никого о моих намерениях. Мое клятвенное обещание поймать Белого Принца может служить мне оправданием. Вы же знаете, как ненадежны слуги. Вы бы очень удивились, узнав, как они все увиливают от прямых ответов и объяснений. И при этом заранее дают друг другу знать о моем присутствии в доме.

Сэр Руперт достал из кармана сюртука серебряную табакерку, на крышке которой были выгравированы весы. Открыв крышку ловким, отработанным многолетней практикой жестом, он предложил табакерку Хью. Когда тот отказался, баронет достал щепотку и, зарядив основательно обе ноздри, сильно втянул воздух.

— Очень полезная вещь, — с удовлетворением вздохнул он. — Напрасно вы не хотите попробовать.

Хью отвернулся. Суровые слова уже были готовы сорваться с его языка, но он удержал их. Больше всего его поражало отсутствие со стороны сэра Руперта каких-либо признаков раскаяния. По какой-то непонятной ему причине сэр Руперт не находил в своих поступках ничего дурного. Казалось просто невероятным, что баронет оправдывает свое совершенно возмутительное поведение желанием поймать бандита. Быть может, он считает, что ему дает на это право перспектива близкого родства между ними. Но все же Хью никогда бы не подумал, что сам сэр Руперт потерпел бы, чтобы его собственную прислугу допрашивали без его ведома.

— Дело вот в чем, Рейнворт, — начал баронет, удобно откидываясь в кресле и кладя ногу на ногу. — Я знаю, вас ошеломит мое сообщение, — но все собранные мною сведения свидетельствуют о том, что в вашем доме завелся предатель. Я убежден, что кто-то в Хэверседж-Парке доносит Белому Принцу о том, что происходит в округе.

Если раньше Хью был поражен бесцеремонным поведением сэра Руперта, теперь он был действительно ошеломлен.

— Кто-то в моем доме?! — воскликнул он. — Вы шутите!

— Ничуть, — баронет прищурил свои темные глазки. — Вы помните, на днях я говорил вам, что отметил на карте места нападений?

— Да, вы говорили, что с помощью вашей карты сможете определить место следующего нападения. И еще, насколько я понял, вы пришли к заключению, что Белый Принц совершает свои набеги из Эбботс-Энд.

Сэр Руперт кивнул, задумчиво играя табакеркой.

— Я забыл упомянуть, что все нападения происходили в пределах не более десяти миль от вашего дома. Расстояния разные, но тем не менее ваш дом оказывается в самом центре его деятельности.

— И вы абсолютно в этом уверены? — Хью отошел от стола и, подойдя к камину, облокотился на каминную полку. — Я хорошо знаю моих людей, и никто из них никогда меня не подводил.

Сэр Руперт пожал плечами.

— Кто знает, что у этих слуг на уме? Возьмите, например, тот факт, что некоторые считают Белого Принца джентльменом.

— Да, до меня доходили подобные слухи…

Хьюго напряженно думал об услышанном. Кто-то в его доме? Нет, этого не может быть!

— И вам удалось узнать от моего конюха, кто этот предатель?

Сэр Руперт покачал головой:

— Нет. У меня создалось впечатление, что свои подозрения у него есть, но он ничего не захотел сказать.

Хью снова задумался. Возможно ли, чтобы кто-то из людей, пользующихся его доверием, был замешан в сомнительных предприятиях Белого Принца?

— Я вижу, вы расстроены. Но я хочу заверить вас, что Белый Принц скоро будет схвачен и мы забудем обо всей этой истории. Однако мне необходимо ваше разрешение, чтобы члены отряда местного ополчения могли преследовать всякую подозрительную личность на вашей земле и, возможно, даже в вашем доме. Вы согласитесь на такой план действий?

Это по крайней мере было что-то. Хьюго с облегчением подумал, что сэр Руперт еще не окончательно утратил всякое представление о приличных отношениях между соседями.

— При условии, что я буду немедленно поставлен в известность, в какой бы поздний час это ни случилось.

— Договорились.

Сэр Руперт встал и опустил табакерку в карман.

— А теперь я должен вернуться к жене. У нее ангина или что-то в этом роде. Терпеть не могу, когда она болеет!

17

Поздно ночью Мэри прокралась в спальню Хью, осторожно прикрыв за собой дверь. Сердце у нее бешено стучало от отчаянной смелости задуманного ею плана. После того, как сэр Руперт сказал, что Белого Принца скоро поймают, она нигде не находила покоя. Ведь если такое случится, все местные помещики будут против Лоренса, а значит, его наверняка повесят. Ведь если даже такие люди, как Хью, ничего не знают об истинном положении дел в округе, чего же ждать от других?

Мэри долго размышляла об этом и наконец решила действовать. Ей хотелось, чтобы Хью собственными глазами увидел вопиющую бедность, о которой ей рассказал Лоренс в день ее приезда в Эбботс-Энд. А достичь этого можно было единственным способом: изменить свою внешность до неузнаваемости и проехать вдвоем с Хьюго по окрестным деревням. Мэри ничего ему не сказала заранее, подумав, что, если застать его врасплох, он скорее согласится. Она просто переоделась в мужское платье и отправилась к нему в спальню.

И вот сейчас она должна была его разбудить.

Хью лежал на спине совершенно неподвижно, только грудь его чуть заметно вздымалась и опускалась от ровного дыхания. Он безмятежно спал. Мэри сначала хотела окликнуть его, но какая-то причина — возможно, поздний час и авантюрный характер ее намерений побудили ее подкрасться на цыпочках к постели и влезть на нее. Опершись обеими руками о подушку, она всей тяжестью навалилась ему на грудь.

Мэри, конечно, ожидала сопротивления, но она не приняла во внимание его силу. Хью резко поднялся и, сбросив ее с себя, опрокинул на спину. Мэри зашептала его имя, умоляя отпустить ее.

Хью не мог ничего понять. Ему снилось, что он едет ночью по дороге на белом коне. Он сам не знал, куда направлялся, но его вдруг занесло в густой кустарник. Ветки цеплялись за его одежду, не пускали вперед, мешали дышать. Проснувшись, он обнаружил, что на него напал какой-то человек — вернее, мальчик, судя по худобе его рук и ног. А потом до него донесся голос — голос молодой женщины.

— Что за черт? — выговорил он хриплым шепотом. — Это ты, Мэри? Что ты здесь делаешь?

Хьюго вдруг сообразил, что они находятся в одной постели, интимность ситуации смутила его, и он завернулся в простыню, как скромная юная девица.

Мэри тихо засмеялась, потирая руки, которые он сжал ей до боли. Внезапное пробуждение произвело как раз тот эффект, на который она рассчитывала, — Хью был изумлен и раздражен.

Соскользнув с постели, Мэри поправила шейный платок и манжеты рубашки. В падавшем из окна лунном свете она увидела на постели Хью свою тень.

— Что ты так вырядилась? Это что на тебе, парик?

— Да, — прошептала она. — Он черный, а если я надвину на лоб шляпу Кита, никто не догадается, что это парик. Нам нужно проехать пять миль на север до рассвета. Я прикажу оседлать лошадей — не волнуйся, я уже договорилась с конюхом.

Хью раскрыл рот от удивления.

— Что ты затеваешь, Фэрфилд? — спросил он наконец.

— О, Хью, если бы ты знал, как я люблю, когда ты меня так называешь! Но поторопись. Уже почти четыре, и прислуга скоро поднимется. Сиддонс знает, куда мы едем. Он скажет всем, что меня вызвали в Дарби к моей компаньонке, а ты уехал по делам. Собирайся скорее и, пожалуйста, постарайся поменьше походить на лорда.

— Я с места не сдвинусь, пока ты не скажешь мне, что ты затеяла.

— Ну, не глупи! Я потом тебе все расскажу. А пока ты должен мне довериться.

Не дожидаясь ответа, Мэри подошла к двери, выглянула в холл, чтобы убедиться, что там никого нет, и проворно побежала вниз по лестнице.

— Фэрфилд, никуда я не поеду! — донесся до нее голос Хью.

Но она не придала этому никакого значения.

Хьюго закрыл дверь и уставился на свою скомканную постель. Он только сейчас заметил, что все еще обернут простыней, наподобие римской тоги, и с отвращением сбросил ее.

Ну что еще задумала эта девчонка?!

Появление Мэри у него в спальне в такое время поразило его. Хью попытался представить себе Гонорию, явившуюся в мужском костюме разбудить его среди ночи, но это было настолько невероятно, что он рассмеялся. Гонория скорее бы умерла, чем повела себя таким скандальным образом.

Но не Мэри. Сколько он ее помнил, она никогда ни перед чем не останавливалась. Для нее не существовало ни опасностей, ни препятствий. Но куда, черт побери, она заманивает его сейчас? Да неважно, ведь он все равно с ней не поедет! У него намечено слишком много дел на сегодня. Не говоря уже о том, что он не мальчишка, чтобы участвовать в этих детских проделках с переодеваниями.

Хьюго сел на край постели, опустив ноги на холодный пол.

Никуда он с ней не поедет, это ясно. Да он бы и не мог поехать! Что сказала бы Гонория, узнай она об этом? Правда, ее целую неделю не будет — она уехала с теткой в Дарби, чтобы в последний раз примерить свой свадебный туалет… Нет, он не может никуда ехать. Он не может так опозорить свою невесту, долг чести ему этого не позволяет…

До чего же ему опротивели и долг, и честь!

Хьюго вдруг понял, что не может не поехать. Он вскочил и в два прыжка оказался перед шкафом с одеждой.

«Постарайся не походить на лорда», — сказала она. У него было несколько поношенных фраков и пара-другая видавших виды бриджей. Он надеялся, что у конюха хватило ума не седлать Юпитера и Юнону: всякий, кто хоть что-нибудь понимает в лошадях, сразу бы узнал их великолепную масть. Пара рабочих лошадей подошла бы для такого случая гораздо больше.

Хьюго быстро оделся. Решившись ехать, он так заторопился, что, натягивая в спешке сапоги, свалился на спину и громко расхохотался, но тут же остановился, опасаясь разбудить кого-нибудь в доме.

Когда он наконец предстал перед Мэри, она критически оглядела его с головы до ног.

— Ты мог бы хотя бы причесаться, Хьюго!

— Черт! Я слишком спешил. Но что ты все-таки задумала? Впрочем, неважно, после объяснишь. Колвич! — позвал он конюха. — Хотя я не знаю точно, какие планы у мисс Фэрфилд, я полагаю, что нам не стоит привлекать к себе внимание. У нас найдется на сегодня пара рабочих лошадей?

— Найдется, милорд. Я их уже оседлал.

Он подвел к ним двух лошадей, вороную и гнедую. Через несколько минут они уже скакали в северном направлении по дороге, ведущей к лесу.

Два часа спустя Хью увидел перед собой ряд полуразвалившихся домишек. Они медленно ехали вдоль главной улицы деревни — если только такое название было применимо к этой дюжине жалких строений. Изрытая, вся в колеях дорога была отражением окружающей нищеты. В сером полумраке раннего утра раздался плач ребенка.

— Джейкоб Райт живет в третьем доме от угла, — сказала Мэри.

— Что? — ужаснулся Хью. — С шестью детьми?!

Мэри кивнула.

Деревушка, прятавшаяся в долине к северу от его владений, стала приютом нескольких обнищавших семей. Только из одной каминной трубы поднималась тонкая струйка дыма. Уголь был наверняка слишком дорог для обитателей этих лачуг, а красть дрова из соседних лесов было рискованно.

Услышав над собой какой-то шум, Хью поднял голову и увидел, как по жидкой соломе крыши ближайшего домишки пробежала крыса. Снег вокруг был утоптан и смешался с грязью, придавая пейзажу особенно унылый вид. Только крест в центре бывшей рыночной площади напоминал о том, что некогда это было процветающее селение.

«Уж не здесь ли раздает Белый Принц добытые грабежом деньги?» — подумал Хью. Скрипя, отворилась покривившаяся дверь, и в проеме показалось худое детское лицо. Хью помахал мальчику рукой, но не получил в ответ ничего, кроме равнодушного взгляда. Его поразила мысль, что бедность отняла у этого ребенка и смех, и слезы.

Ему также пришло в голову, что до приезда Мэри его собственное поведение мало чем отличалось от поведения этого мальчика. Его участие в жизни ограничивалось лишь упорным непрерывным трудом. В его душе не было ни радости, ни печали — только тупое настойчивое стремление вернуть то, что было у него отнято. Он, безусловно, горевал о родителях, но эта боль со временем притупилась. Когда он впрягся в однообразный каждодневный труд, все чувства, казалось, оставили его.

Внезапно Хьюго охватила острая жалость к страданиям этого ребенка — ведь он тоже знал, что значит вести скудное безрадостное существование. Это чувство завладело им настолько, что его трудно было вынести. Ударив вороного в бока, он рысью пустился прочь из деревни и, только оказавшись за ее пределами, перевел дух.

Внезапно Хьюго поразила новая мысль. Он сейчас уедет отсюда, а эти люди из-за законов о бродяжничестве не могли свободно передвигаться даже из одной деревни в другую в поисках лучшей жизни. Хью знал, что эти законы охраняют население благополучных деревень, чтобы их не наводнили бедняки и не лишили бы жителей последних запасов. Но если случалось несчастье — потеря работы или возможности зарабатывать, — куда было человеку податься?

Все, о чем говорил ему Сиддонс, приобретало особый смысл в свете того, что он увидел. По мере того, как они продвигались дальше на север, Хьюго все больше убеждался, что в деревнях, расположенных вдоль проезжих дорог, дела шли получше, чем в уединенных и заброшенных селениях предгорий. Именно туда и увлекала его за собой Мэри. Он недоумевал, откуда она знает об этих нищих деревнях, но она отказалась сообщить ему источник своих сведений. Сказала лишь, что много занималась благотворительностью в Брайтоне и его окрестностях и поняла, какую роль играет расположение города или деревни в способности населения прокормиться. Особенно при неурожае или, как в большинстве случаев, при отсутствии у землевладельца интереса к благополучию его арендаторов.

— У моих арендаторов такого не увидишь, — возразил он.

— Я знаю, Хью. Пожалуйста, не думай, что я привела тебя сюда, чтобы в чем-то обвинять. Мне прекрасно известно, что ты сделал все возможное для своих арендаторов в эти тяжелые годы. Но когда закончилась война, многие солдаты остались без дела, а правительство не торопится помочь им найти себе какое-то новое занятие и место в обществе. Даже если бы отменили Хлебные законы и в Англию стали бы поступать дешевые продукты, я не сомневаюсь, что это бы не уменьшило числа нуждающихся. А ведь эти храбрые люди, вроде Джейкоба Райта, ничего больше не желали, как вернуться домой к своим семьям.

— А как же новые мануфактуры? — спросил Хьюго.

— Их так мало, Хью! Одна мануфактура на десятки тысяч. К тому же владельцы часто нанимают и женщин, и детей, разве ты не знал? Конечно: ведь им платят меньше, чем мужчинам; так кого же, по-твоему, они предпочтут?

Хью понял, что вопрос ее был риторическим.

Они путешествовали весь день, остановившись только в одной гостинице позавтракать, а в другой поужинать, да еще у ручья, чтобы напоить лошадей.

К вечеру небо покрыли свинцовые тучи, подул холодный северный ветер. Лошади устали, вот-вот должен был пойти снег; о возвращении в Хэверседж не могло быть и речи.

— Я не хочу заблудиться, если поднимется метель, — сказал Хьюго. — Нам нужно отыскать поблизости гостиницу.

Мэри покачала головой:

— Только представь себе, что будет, если обнаружится, что я женщина, и кто-нибудь узнает тебя. Подумать страшно, какие последствия может иметь такой скандал для бедняжки Гонории. Нет, у меня есть план получше. Здесь неподалеку должен быть амбар, где запасено сено для овец. Мы можем провести там ночь и покормить лошадей, а утром ты расплатишься с хозяином.

Хью согласился с ее доводами, еще раз удивившись про себя, откуда она так хорошо знает Дербишир.

— Но не думай, что наше путешествие закончено, — сказала она. — Здесь еще есть усадьба, которую я хочу тебе показать.

Хью сразу сообразил, чью усадьбу она имеет в виду: на западе с Хэверседжем граничили владения сэра Руперта. Но ему было неприятно об этом говорить.

Когда они добрались до амбара, было уже совсем темно. Хьюго чувствовал, как холод пробирает его до костей, даже несмотря на теплый плащ.

Войдя в просторный амбар, они сразу же ощутили разницу в температуре: здесь тоже было холодно, но все-таки не так, как снаружи. Мэри порылась в большой сумке, которая весь день была у нее привязана к седлу, и вскоре темноту рассеял слабый свет.

— Что за черт?! — воскликнул Хьюго.

Обернувшись, он увидел в руках Мэри небольшой фонарь.

— Я же обещала тебе приключение! А поскольку мне было ясно, что мы можем и не вернуться сегодня в Хэверседж, я решила прихватить с собой кое-какие запасы: трутницу, свечу и фонарь.

Хьюго улыбнулся такой предусмотрительности.

— Четыре года назад ты была не настолько благоразумна, — пошутил он.

— Четыре года назад я бы не решилась похитить тебя из твоей собственной постели.

— Значит, с тех пор, как мы встречались последний раз, ты стала и более дерзкой, и более рассудительной.

— Ты совершенно прав.

Мэри повесила фонарь на крюк, торчавший в стене. Затем они занялись лошадьми — сняли с них тяжелые седла и растерли их пучками соломы, пока лошади мирно жевали сено. В амбаре пахло сыростью, землей и животными.

Наблюдая за тем, как Мэри достает из сумки плотное шерстяное одеяло, Хью подумал, что она — вылитый мальчик. Одежда, вероятно, заимствованная ею у Кита, сидела на ней свободно, скрывая очертания фигуры, да и парик очень удачно изменил ее наружность. Как раз в этот момент Мэри сдернула парик, тряхнула головой, и длинные спутанные пряди каскадом упали ей на лицо. Сначала она разобрала их пальцами, а потом, достав из сумки щетку, принялась расчесывать локоны, кольцами струившиеся по плечам.

— Ты не забыла еще что-нибудь прихватить в это якобы совершенно неожиданное путешествие?

Мэри уронила руки на колени.

— Я забыла только одно — украсть у кухарки несколько пирожков с абрикосовым джемом. — Она разочарованно покачала головой. — Пирожок с джемом стал бы прекрасным завершением этого дня! — Она улыбнулась. — К тому же мое решение было не совсем неожиданным. Я все хорошенько обдумала и окончательно решилась только часов около трех утра.

— Зачем ты все это затеяла? — спросил Хьюго, на самом деле уже зная ее ответ. Мэри тяжело вздохнула.

— Я просто очень сочувствую тем, кто оказался в тяжелом положении не по своей вине. Я хотела, чтобы ты сам увидел, в каком состоянии находятся люди, ради которых Белый Принц нарушает законы своей страны. Вот и все.

Хьюго опустился рядом с ней на одеяло и, опершись на локоть, продолжал наблюдать, как она расчесывает волосы. Мэри молчала, но он видел, что она очень утомлена, и поэтому ее молчание его не удивляло.

Неожиданно на душе у него стало легко и спокойно. Взгляд его устремился на висевший на стене фонарь, свет единственной свечи оказывал на него усыпляющее действие. Скоро от свечи останется только маленький огарок, а потом и он погаснет… Есть ли у этих бедняков, которых он сегодня видел, свечи, чтобы вставать при свете их по утрам и расчесывать волосы по вечерам? Он в этом сомневался…

Хьюго не заметил, как заснул, а когда проснулся, лунный свет струился сквозь выходившее на запад оконце. «Стало быть, метель улеглась, — подумал он, — раз луна так ярко освещает мою постель. Вот только почему так холодно?»

Он зажмурился и тряхнул головой, прогоняя сон, пытаясь вспомнить, где находится. Рядом с ним кто-то шевельнулся, окончательно разбудив его, и пробуждение было невообразимо приятным. Он был в заброшенном амбаре, и рядом с ним спала Мэри!

В лунном свете Хьюго увидел ее лицо, и нежность к ней наполнила его сердце. Он заметил, что она вздрогнула, и понял, что из-за того, что заснул, как бревно, одеяло оказалось не сверху, а под ними.

Осторожно отодвинувшись, он вытащил одеяло и прикрыл им Мэри. Она только вздохнула и слегка пошевелилась во сне. Приподнявшись, Хью сгреб вокруг них сено, чтобы было еще теплее, а потом привлек ее к себе. Он не знал, проснулась она или нет, но Мэри вдруг, не открывая глаз, погладила его по щеке, а потом повернулась к нему спиной.

— Я люблю тебя, Хью, — прошептала она в прохладной тишине ночи. — Я всегда тебя любила, глупенький ты мой.

У него внезапно заболело сердце. Он вновь и вновь мысленно повторял ее слова.

«Я люблю тебя, Хью. Я всегда тебя любила…» Хью опустил голову на сено и почувствовал, как Мэри прижалась к нему спиной. Он обнял ее и теснее привлек к себе. Она пробормотала что-то, выражая удовлетворение таким положением вещей, и погрузилась в еще более глубокий сон.

Хьюго было теперь тепло — тепло от близости этой женщины. Он хотел спросить ее, почему она раньше не сказала ему о своей любви, и даже приподнялся, надеясь, что его движение разбудит ее. Если она проснется, он ее поцелует! Но Мэри даже не пошевелилась. Утомление долгого дня давало себя знать, и ее дыхание снова стало глубоким и ровным.

Приподнявшись на локте, Хьюго смотрел на ее лицо, залитое лунным светом. Ему по-прежнему хотелось прильнуть губами к ее губам, но только не страстным поцелуем. Он с удивлением почувствовал, что его охватило не желание — чего естественно было бы ожидать в подобных обстоятельствах, — но настоятельная потребность заявить этим поцелуем свои права на нее как на свою собственность. Прикосновением своих губ он хотел сказать ей: «Ты и все твои мысли принадлежат мне». Этим поцелуем он желал впитать самую суть ее натуры — ее жизнерадостность, отвагу и способность к состраданию.

Мэри сказала, что любит его… А он ее любит? Точнее, нужно было бы поставить вопрос по-другому: как сильно, как глубоко он ее любит?

Хью снова опустил голову на сено, всматриваясь в звездное ночное небо за окном. Прохладный ветерок, проникающий сквозь щели в стенах старой постройки, казалось, заставлял звезды мерцать особенно ярко.

Сегодня он увидел мир, о существовании которого практически ничего не знал. Подобное он видел разве что в Лондоне — восточный район столицы был известным рассадником нищенства и болезней. Он был полон женщин, вливавших джин в рот плачущим детям, изуродованных оборванных солдат, на которых из-за грязи нельзя было разглядеть остатков мундира, людей, нищенствующих на пороге самого центра цивилизации.

Но его собственные владения, ради которых он трудился не покладая рук, последние три года избежали набегов нищих солдат и разоренных ткачей. Здесь не так чувствовались ужасные последствия Хлебных законов и катастрофического неурожая, которые окончательно лишили средств к существованию тех, кто уже и так испытал все несчастья, вроде Джейкоба Райта и его семьи.

По словам Мэри, всем этим людям помогал Белый Принц. Хьюго вдруг понял: она привезла его сюда, потому что хотела, чтобы он увидел все своими глазами и убедился в благородных намерениях этого человека.

Теперь Хью больше не удивляло, что население Эбботс-Энд так разделилось — одни превозносили Белого Принца как героя, другие — вроде сэра Руперта — держались того мнения, что, независимо от уровня бедности в стране, законы следовало соблюдать. Хью не сомневался, что в позиции каждой из сторон была доля истины. Но когда Белого Принца схватят, какова будет позиция правосудия?..

На следующее утро, выехав с рассветом, Хьюго еще раз увидел, в каких условиях живут арендаторы сэра Руперта, и увиденное вызвало у него негодование. Изможденные жители, разваливающиеся дома, над крышами которых не было заметно дыма каминных труб, доносящийся из каждого второго дома надрывный кашель…

Рядом с ним раздался тихий голос Мэри:

— Земля здесь каменистая, овощи в ней не вырастить. Когда цены на зерно поднимутся из-за Хлебных законов, на что им надеяться? Ведь большинство мужчин работают на фермах. Эти люди попали в порочный круг. Когда фермерам увеличивают ренту и в то же время случается неурожай, какая у них остается надежда?

Хью ничего не мог ей ответить, но в глубине души он знал, что наступит день, когда сэру Руперту придется держать ответ за многое.

18

За день до рождественского бала Мэри сидела одна в гостиной. Расположившись в удобном кресле у камина, она опустила иголку и вздохнула, глядя в огонь. Рождественское полено значительно уменьшилось в размерах — его ежедневно обкладывали поленьями поменьше, которые поддерживали огонь. Вот и сейчас пламя уже начинало угасать, и Мэри подумала, что скоро ей придется подбросить еще одно полено.

Шея и плечи у нее ныли от долгого сидения за работой. Она повертела головой и потерла шею, но это принесло мало облегчения. С самого утра вместе с Джудит, Констанцией и Амабел она сшивала гирлянды из атласных лет, плюща и остролиста. Ей хотелось украсить бальную залу так же, как и гостиную, а для этого пришлось немало потрудиться.

И вот сейчас, в полночь, Мэри сидела в одиночестве, шея у нее болела — но она была так счастлива! Она уже почти выполнила свою задачу, испытывая огромное удовольствие от вложенного в нее труда и от мысли о том, сколько радости доставят результаты ее работы сестрам Хью.

Откровенно говоря, Мэри была в не меньшем возбуждении от предстоящего бала, чем близнецы. Все последние десять дней после того, как она вытащила Хью из постели и увлекла его в путешествие по округе, он был удивительно нежен с ней. Она часто ловила на себе такой ласковый взгляд его голубых глаз, что сердце у нее просто пело от счастья. Мэри не могла понять, что такое произошло во время их поездки, что вызвало такую перемену в его отношении к ней. Разве только вид всей этой нищеты наполнил его душу состраданием, и какая-то часть этого чувства изливалась теперь и на нее…

Но как бы там ни было, надежда вновь овладела ею. Поэтому она утроила свои усилия, пытаясь разжечь робкий огонек взаимной привязанности мистера Белпера и Гонории. И, надо сказать прямо, особого труда ей это не составило.

За последние несколько дней ей удалось по меньшей мере шесть раз оставить их наедине. Три раза она покидала их вдвоем в библиотеке за книгой любимых стихов. Один раз в розовой гостиной, когда Хью еще не возвращался из очередной поездки в Честерфилд: Мэри, сославшись на головную боль, попросила мистера Белпера позаботиться о мисс Юлгрив. В другой раз она завела их в лабиринт и одна вернулась домой. А вчера вечером, когда все разошлись по своим комнатам и Хью повез Амабел в ее кресле наверх, Мэри просто без лишних слов выскользнула из гостиной, оставив счастливую парочку разыгрывать дуэт на фортепьяно.

Обвязывая лентой еще одну ветку остролиста, Мэри вздохнула. Ах, если бы до Рождества и до свадьбы было хоть немножко больше недели! Она была уверена, что тогда сумела бы устроить все наилучшим образом. А теперь едва ли ей удастся повлиять на Гонорию так, чтобы та разорвала свою помолвку с Хью. Но об этом лучше было не думать, и Мэри упрямо продолжала предоставлять мистеру Белперу все возможности завоевать сердце Гонории.

К счастью, Кит и сестры Хью всячески способствовали Мэри в ее предприятии — главным образом из-за неприязни к невесте брата. Когда Гонория появлялась в Хэверседже, что случалось довольно часто, Джудит и Констанция норовили под любым предлогом исчезнуть, Беатриса предпочитала общество своих зверюшек обществу будущей невестки, а Кит — Кита вообще в последнее время редко можно было увидеть дома. Амабел же, в силу своего болезненного состояния, проводила большую часть времени в своей комнате.

Мысли Мэри обратились к Амабел. Было очень странно, что один день она казалась вполне здоровой, хотя и немного вялой, а на следующий сваливалась с головной болью.

Бедная Амабел… И бедный Хью. Мэри знала, что он по-прежнему винит себя за ее состояние.

Она отложила наконец иголку, сняла серебряный наперсток с пальца и откинулась на мягкую спинку кресла. Задумчиво глядя в огонь камина, Мэри снова вернулась мыслями к Хью.

Он действительно очень изменился — например, после их совместного приключения начал вести с ней долгие разговоры о положении в стране и растущих волнениях среди населения. Однажды Мэри изложила ему свои взгляды на причины страданий бедняков в городе и в деревне. По ее мнению, все дело было в том, что трудящиеся классы не представлены в парламенте. Хью внимательно выслушал ее и выразил глубокое сожаление, что его личные проблемы не позволили ему исполнить свой долг в палате лордов. Он решил будущей весной пробыть по меньшей мере несколько недель в Лондоне и посетить как можно больше заседаний.

— Кстати, это пошло бы на пользу Джудит и Констанции, — поддержала его Мэри. — Жаль, что ты не сопровождал их раньше на бальных сезонах. Мне не хотелось об этом говорить, но я убеждена, что тебе пора подумать, как их получше пристроить. Я знаю, ты был не совсем доволен их поведением в последнее время, но ты должен понимать, что таким бойким особам нужен свой дом и семья. Пара детей и домашние хлопоты станут для Джудит и Констанции надежной гарантией от любых неожиданностей в будущем.

Хью одобрительно кивнул и сказал, что непременно поговорит об этом с Гонорией. Через несколько дней он сообщил ей с озабоченным выражением, что такой план не встретил поддержки у его будущей супруги. Она рассчитывала провести весну в Бате с сэром Рупертом и леди Хаклоу, которые недавно купили там дом.

— Ты только подумай, в Бате! — воскликнул он, опускаясь рядом с Мэри в кресло. — Скучнее места не найти. И при всем моем уважении к родственникам Гонории, три месяца их общества — эта уже слишком. И вообще, я не могу так надолго уезжать из Хэверседжа!

Очевидно, он ожидал, что Мэри выразит ему сочувствие, но она только засмеялась и стала поддразнивать его, говоря, что он скоро привыкнет к тяготам семейной жизни. Раздраженный ее бесчувствием, Хьюго тут же поднялся, заявив, что в следующий раз, когда она захочет покататься верхом, он с ней не поедет.

После их приключения они каждое утро выезжали на верховые прогулки, от которых Мэри была в восторге и не сомневалась, что Хью разделяет это чувство. Они ездили на самых норовистых лошадях из его конюшни — Юпитере и Юноне. Часами носились по талому снегу, возвращаясь домой забрызганными по уши. Особенно им пришелся по вкусу галоп по лесной дороге. Во время этих прогулок Хью и Мэри вели самые непринужденные дружеские беседы. Дважды с ними выезжал и Кит. Физические упражнения на свежем воздухе вернули блеск его глазам и здоровый румянец лицу.

«Кит очень изменился», — подумала Мэри. Он уже больше не заговаривал о поступлении будущей осенью в Оксфорд и о принятии сана. Несколько раз Мэри заставала его в задумчивости, когда, глядя в пространство, он с каким-то озабоченным выражением покусывал губы. Она пыталась однажды заговорить с ним о причинах его беспокойства, но он заверил ее, что все в порядке.

«Во всяком случае, нет ничего такого, из-за чего стоит тебя отвлекать от приготовлений к балу, — сказал он. — Вот ты, надеюсь, после бала уделишь мне время. Я хотел бы кое о чем с тобой посоветоваться». Эти слова, естественно, возбудили ее любопытство, и она попросила его рассказать ей все сейчас же, но он только пожал плечами и отказался отвечать. Все ее намеки, предположения и подкалывания ни к чему не привели. В конце концов Мэри поняла, что ей придется подождать, пока не уляжется суматоха, связанная с балом. Зато Кита явно забавляло ее любопытство, и он стал еще больше походить на того мальчишку, каким она знала его четыре года назад.

«Интересно, замечает ли Хью беспокойство Кита?» — подумала Мэри. Впрочем, она сомневалась в его проницательности — особенно ввиду предстоящего в его собственной жизни события.

Между прочим, Хью сообщил ей ужасную новость, что, по мнению сэра Руперта, у Белого Принца были сообщники в Хэверседж-Парке. Когда он впервые об этом рассказал, Мэри сразу же подумала, что сэр Руперт имеет в виду ее. В конце концов, это она ограбила Хью в ту ночь! Но сегодня Хью сообщил ей, что прошлой ночью один из ополченцев преследовал человека, замеченного на месте последнего грабежа, и увидел, как тот скрылся в Хэверседже. Обнаружить его не удалось, так как следы замело снегом.

Мэри немного успокоилась, и все-таки ей делалось дурно, когда она думала об упорных усилиях сэра Руперта. Утром он был у Хью с несколькими своими помощниками и Хью передал ей содержание их разговора. Оказывается, сэр Руперт в сопровождении местных ополченцев каждую ночь объезжает ближайшие деревни в надежде поймать Белого Принца. И дважды они почти преуспели! Баронет заявил, что теперь это только вопрос времени. И когда Белого Принца поймают, это должно стать уроком другим — его обязательно повесят.

Мэри подумала о Лоренсе, и слезы выступили у нее на глазах. Ей хотелось предупредить его о том, что против него замышляют, но в глубине души она не сомневалась, что он уже предупрежден. Лоренс много времени проводил в Эбботс-Энд, у него везде были свои люди; он не мог не знать о настроениях среди ополченцев и об усилиях сэра Руперта выследить его.

А ко всему еще теперь и бал! «Надо же, какая злая ирония», — думала Мэри, утирая слезы. Не желая поддаваться грустным мыслям, она снова взялась за иголку.

Хью стоял в лабиринте и ждал. Было уже за полночь. Он сделал вид, что отправляется спать еще до того, как дамы удалились к себе, а сам вышел из дома в эту холодную декабрьскую ночь в половине двенадцатого, тепло одетый, низко надвинув на лоб шапку.

В окнах гостиной был виден свет. Наверно, одна из его сестер забыла потушить свечи, а может быть, Мэри все еще связывает эти ветки плюща, остролиста или черт его знает чего. Бальная зала, наверно, будет выглядеть неплохо, но Хью не помнил, чтобы он когда-либо видел такое количество зелени — даже в разгар рождественских приготовлений матери. Гостиная больше походила сейчас на заросший сад!

Впрочем, в этот вечер ему было не до предпраздничной кутерьмы — его страшно раздражала дерзкая самонадеянность сэра Руперта. Черт возьми, у него просто уже не остается терпения! Во время их поездки с Мэри он узнал об этом человеке больше, чем ему хотелось бы знать. Вопиющая заброшенность земли, полное пренебрежение и жестокость к арендаторам… С тех пор Хью навел кое-какие справки и узнал, что баронет выжимал из фермеров все до последнего пенса, в то время как их дома уже давно стояли без ремонта и каждое поле было распахано, хотя всякому хорошему хозяину известно, что земля должна отдыхать. Сэр Руперт был безжалостен, и недовольство им со всех сторон росло с каждым днем.

Но мнение Хью о баронете резко изменилось не только из-за положения дел в его владениях. Какие бы преступления ни совершил Белый Принц и какого бы он ни заслуживал наказания по закону, настойчивое желание сэра Руперта найти его и повесить казалось Хью подозрительным. Во всяком случае, это желание входило в противоречие с теми бедствиями, которые Хью наблюдал во время их поездки с Мэри. Однако когда он попытался высказать сэру Руперту свое мнение, что, пока Англия не в состоянии прокормить свой народ, властям не следует так сурово карать поступки «благородных разбойников» — таких, как Белый Принц, — сэр Руперт назвал его якобинцем и заявил, что не желает слушать такие еретические мысли.

Тогда Хью попытался затронуть вопрос о Хлебных законах. Но сэр Руперт только приподнял брови и сказал, что эти законы дали возможность таким, как Хью, поддерживать свое хозяйство. Разве его арендаторы не продали свои продукты по самым выгодным ценам? Хью хотел было заметить, что при таком скудном урожае каждый пенс приходилось снова вкладывать в семена и удобрения, но он понимал, что это ни к чему не приведет.

Впрочем, Хью и не желал ссориться с баронетом. Вместо этого он спросил, не узнал ли сэр Руперт чего-нибудь нового.

Когда баронет сообщил ему в весьма резкой форме, что один из его солдат — он так и выразился: «моих» солдат, — проследил, как бандит скрылся в Хэверседж-Парке, Хью кровь бросилась в голову.

Все было ясно. Если кто-то из его прислуги замешан в этом, значит, человек, которого он знал и который пользовался его доверием и уважением, может быть в любую минуту схвачен и повешен вместе с Белым Принцем.

После того, как сэр Руперт уехал, Хью целых полчаса просидел в библиотеке, обдумывая то, что он услышал. Он был вынужден признать, что кто-то в его доме мог быть связан с Белым Принцем — во всяком случае, такую возможность нельзя было исключить. Но кто? Единственным человеком, чьи убеждения вполне соответствовали действиям Белого Принца, была Мэри. Но это вздор! Она ведь в Дербишире совсем недавно. У него есть множество друзей в Брайтоне, и они часто упоминали о ней в своих письмах к нему. Она была там очень заметной фигурой, много занималась благотворительностью. Да и вообще, не похоже, чтобы Мэри вела все это время двойную жизнь.

Но кто же тогда? Припомнив каждого работавшего у него слугу, Хью пришел к выводу, что ни один из них не мог надолго отлучаться из дома без того, чтобы это не заметили. Он так и не решил, кто бы это мог быть, но сэр Руперт вел свое расследование очень тщательно, и ошибка была маловероятна.

Поэтому Хью и дожидался сейчас в лабиринте, топая от холода ногами. Если этот предатель узнал о посещении сэра Руперта, он наверняка постарается немедленно сообщить об этом своему главарю.

«Сколько же мне еще придется ждать?» — думал Хью, сжимая и разжимая кулаки, чтобы согреть стынущие пальцы.

И тут за дверью галереи, выходившей в парк, мелькнула тень. Дверь открылась, и из дома вышел высокий мужчина. Он направился к конюшням — украсть лошадь? Встретиться там с кем-то?

Не успев даже подумать, Хью выбежал из лабиринта и бросился за мужчиной. К несчастью, снег громко скрипел под его сапогами в тишине ночи. Человек обернулся, увидел его и, кинувшись к двери, из которой только что вышел, исчез в темноте.

Хью бежал изо всех сил, но оказался у двери десятью секундами позже. И эти десять секунд решили все.

Услышав, как хлопнула дверь, Мэри испугалась. Вскочив, она уронила иголку и наперсток, ленты попадали с ее колен. В коридоре послышались торопливые шаги, приближавшиеся со стороны галереи. Дверь гостиной распахнулась, и на мгновение она увидела изумленные глаза Кита. Но он тут же исчез, захлопнув дверь. Она услышала его шаги в холле по направлению к черной лестнице.

Мэри не могла понять, что происходит. В коридоре снова послышались шаги — на этот раз более тяжелые. Кто-то прошел мимо двери, явно преследуя Кита. Но кому было нужно его преследовать? И почему Кит был одет так, словно собирался выйти из дома в этот поздний час?

Преодолев наконец охватившее ее оцепенение, Мэри бросилась к двери. Распахнув ее, она успела заметить Хью, спешившего к черной лестнице, сбрасывая на ходу плащ. Она вернулась в гостиную и, подождав немного, взяла со стола свечу. Со свечой в руках она снова вышла в холл и прислушалась. Ни звука. Медленно и осторожно она приблизилась к лежавшему на полу плащу. Поднимая его, она услышала за спиной твердые шаги Хью. Он появился на лестнице, ведущей в помещение для прислуги. Мэри высоко подняла свечу, осветив дальний конец холла, и вопросительно взглянула на него. Хью покачал головой, пожал плечами и жестом поманил ее в гостиную.

Поставив свечу на середину стола, Мэри положила плащ на кресло. Хью сел на софу и, нахмурившись, провел рукой по волосам. Он был явно расстроен.

Усевшись в кресло у камина, Мэри наблюдала за ним с сильно бьющимся сердцем. Она не знала, что произошло, но чувствовала, что оказалась в затруднительном положении: Киту явно не хотелось бы, чтобы его разоблачили.

Сказать ли ей Хью, что он преследовал собственного брата? Но почему? Что мог сделать Кит? Мэри ограничилась тем, что спросила:

— В чем дело, Хью? Я ничего не понимаю. За кем ты гнался?

Хью резко поднялся и подошел к камину:

— За предателем, который, как мне говорили, обитает в моем доме! Когда сэр Руперт сказал мне об этом, я не поверил, но теперь… Кто-то только что вышел из дверей галереи. Я хотел было нагнать его по дороге в конюшню, но он предпочел вернуться в дом. Мне ничего не остается, как предположить, что это тот самый человек, которого солдаты видели на днях.

Мэри подумала о Ките, и ей чуть не сделалось дурно от страха. Значит, это Кита преследовали солдаты?!

Хью помолчал, затем отвернулся и, поставив ногу на каминную решетку, уставился в огонь.

— Я не хотел этому верить, но у меня нет выбора — я укрываю бандита. Ты знаешь, кто этот человек? Не будь этот проклятый дом таким огромным, я бы обыскал его немедленно. Но я убежден, что к тому времени, как я осмотрю полдюжины комнат, этот негодяй будет уже на полпути к Фрогвеллу. Мэри, быть может, ты знаешь что-то, чего не знаю я? Ты не слышала какие-нибудь сплетни? Не видела никого, кто бы скрывался здесь?

— Нет, — отвечала она.

В этом Мэри могла признаться честно. И все же совесть мучила ее. Но она не могла выдать Кита.

— Я не могу поверить, что кто-то в доме мог так поступить по отношению ко мне, — мрачно произнес Хью.

Мэри снова подумала о Ките и сжала руки, чтобы унять дрожь. Могло ли так быть, что Кит все это время служил Белому Принцу, используя свое намерение принять духовный сан как прикрытие? Если так, то он, несомненно, очень талантливый актер. А та перемена, которую она недавно в нем заметила? У него бы не было причины менять свое поведение, будь он участником этой игры. Нет, Кит никак не мог быть связан с Лоренсом! Во-первых, она очень сомневалась, чтобы Лоренс ему это позволил. Но, с другой стороны, ей было известно упрямство Лейтонов, и, если бы Кит решил участвовать в делах Лоренса, его бы ничто не остановило…

Погруженная в свои мысли, Мэри машинально наклонилась и начала подбирать с пола иголку, нитки и наперсток. Внезапно ей пришла в голову мысль, что, если Кит замешан в делах Белого Принца, ему грозит такая же опасность, как и Лоренсу. Мэри стало страшно.

— Я знаю, что это не мое дело, — осторожно начала она, — но что сказал тебе сэр Руперт сегодня вечером?

— Если ты думаешь, что это он предложил мне сегодня мерзнуть ночью в лабиринте, то нет, он мне ничего подобного не предлагал. Этот план пришел мне в голову, когда я услышал шорох за дверью библиотеки — как раз когда сэр Руперт собрался уходить. Кто-то явно подслушивал наш разговор. Мне противно, что такие дела творятся в моем доме и, судя по всему, уже довольно долго.

Мэри открыла было рот, чтобы сказать, что она видела Кита, но не могла заставить себя выговорить эти слова. Нужно сначала поговорить с Китом, спросить его, почему он украдкой выходил из дома. Поэтому она предпочла промолчать.

Но почему Лоренс не сказал ей, если Кит — его сообщник? Как все запуталось…

— Что ты собираешься делать? — спросила она Хью, вдевая нитку в иголку.

Он повернулся к ней. Светлые блики играли на его лице.

— Не знаю, — сказал он тихо. — Хотел бы я, чтобы бал был не завтра, а через день-другой. Мне не хочется портить удовольствие сестрам, начиная сейчас поиски. Пожалуй, мне лучше подождать до воскресенья, а там посмотрим. Но, судя по тому, что мне говорил сэр Руперт, он может схватить Белого Принца еще до того, как кончится бал.

— А сэр Руперт не будет на балу?

— Он намеревался быть, — медленно произнес Хью. — Но его солдаты будут рыскать по округе, выжидая, не воспользуется ли Белый Принц балом, чтобы ограбить парочку наших гостей.

У Мэри больно сжалось сердце. Надо же, какая злая судьба! Рождественский бал, который должен был доставить всем столько удовольствия, мог стать причиной гибели ее друга… У нее возникло сильное желание дать знать Лоренсу о замыслах сэра Руперта, но она подумала, что скорее повредит ему, чем поможет, если попытается сейчас его разыскать. Кроме того, она не сомневалась, что Лоренс уже все знает — в особенности раз у него есть сообщники в Хэверседж-Парке.

19

Первое, что услышали утром Мэри, было известие о том, что Амабел опять стало хуже: вдобавок ко всему у нее разболелось горло. Мэри была в зале, помогая одной из служанок развешивать гирлянды, когда Джудит сообщила ей об этом.

Зная, с каким удовольствием Амабел ожидала бала, как она заранее радовалась встрече со старыми друзьями, многих из которых она годами не видела, Мэри очень расстроилась. Оставив Джудит заканчивать украшение зала, она поспешила к Амабел.

Когда Мэри тихонько постучала в дверь, ей открыла няня, утомленная бессонной ночью, проведенной у постели больной. Темные занавеси на окнах не пропускали в комнату солнечные лучи. В ней стоял тяжелый запах настоек из трав, от которого у Мэри сразу запершило в горле.

В комнате было так темно, что Мэри пришлось добираться до постели ощупью. Как раз когда ее пальцы коснулись резного столбика кровати, она споткнулась о какой-то предмет на полу. Мэри инстинктивно наклонилась, чтобы поднять этот предмет, и обнаружила, что держит в руке сапог. Поставив его, она ощутила на пальцах грязь и тщательно вытерла руку платком, прежде чем подойти к больной.

— Это ты, Мэри? — прошептала Амабел.

— Да, милая, — отвечала Мэри. — Я пришла спросить, не могу ли я помочь тебе. Ну обещай мне, что к вечеру ты поправишься! Ведь ты же не можешь пропустить наш бал?

Глаза ее привыкли к полумраку, и она могла разглядеть на одеяле худую руку. Мэри взяла ее в свою и тихонько погладила.

— Мне просто не верится, что у меня теперь еще и горло разболелось, — всхлипнула Амабел.

Протянув руку, Мэри коснулась ее щеки. Щека была мокрая. Приглядевшись, она увидела ручеек слез, исчезающий в темных волосах девушки.

Вынув из кармана платок, Мэри утерла ей слезы.

— Я не хочу выглядеть плаксой, — всхлипнула Амабел и, подложив руку под голову, печально вздохнула. — Я просто… я очень боюсь.

Мэри несколько удивилась.

— Боишься? Чего? — Она приложила платок к лицу Амабел, преграждая путь новому потоку слез. — Доктор говорит, что ты скоро совсем поправишься.

— Я знаю, — прошептала Амабел. Она пристально смотрела на Мэри, как будто хотела что-то сказать, но не решалась.

— Так в чем же дело? — настаивала Мэри. — Ты боишься, что у тебя что-нибудь серьезнее, чем…

— Нет-нет, — поспешно перебила Амабел. — Ты права, я просто дурочка. — Она вздохнула и закрыла глаза. — Я, наверное, просто расстроилась из-за того, что не смогу быть на балу.

Мэри стало от души ее жаль. Впервые со времени своего приезда в Хэверседж она по-настоящему поняла, насколько трудна жизнь больной девушки, как легко было всяким нелепым страхам взять в ней верх над благоразумием.

— Спой мне, пожалуйста, рождественский гимн, — тихо попросила Амабел. — Мне очень хочется послушать.

Мэри засмеялась.

— Ты уверена? Мне случалось самых стойких слушателей доводить своим пением до головной боли.

Амабел улыбнулась.

— Нет-нет, я знаю, у тебя хороший голос. Я бы хотела, чтобы Хьюго женился на тебе, Фэрфилд…

Мэри вздрогнула. Все Лейтоны когда-то ее так называли — особенно когда они вместе пускались в приключения: спускались в старую шахту или носились сломя голову верхом по долинам. Слова Амабел разбудили в ее сердце былые сожаления. Она чуть не сказала: «Мне бы тоже хотелось», — но вместо этого тихо запела «Славный король Венцеслав».

Позже вечером Мэри пробиралась сквозь толпу к входу в бальный зал, кивая знакомым направо и налево и обмахиваясь веером. Уже целый час она танцевала, то и дело отводя взгляд от очередного кавалера и вглядываясь во вновь входивших.

Сегодня у нее было одно желание — танцевать с Хью, но его нигде не было видно. Неужели он с сестрами до сих пор встречает гостей? Ей казалось, что все гости уже съехались…

Проходя по парадным комнатам, Мэри невольно залюбовалась результатом своих трудов. Уже к полудню дом был готов к приему гостей, как она и рассчитывала. Все гирлянды, свечи и банты были на месте — и в зале, и в гостиных. Такое обилие зелени могло кому угодно поднять настроение. В розовой гостиной струнный квартет играл старинную музыку; знакомые звуки должны были возбудить светлые воспоминания у самых почтенных гостей.

Готовясь к балу, Мэри провела у себя в комнате несколько часов. Она слегка перекусила, отдохнула и даже с наслаждением приняла ванну — обычай, введенный в моду среди высших классов «красавчиком» Брумелом, другом принца-регента.

После ванны горничная Жанетта искусно уложила ее черные локоны в высокую прическу, переплетая их жемчужными нитями. Элегантный шиньон украшало еще и белое страусовое перо.

Среди многочисленных платьев, привезенных Мэри с собой, было одно из вишневого бархата, сшитое для бала у принца-регента в знаменитом Павильоне в Брайтоне. Это было великолепное платье с пышными рукавами и глубоким декольте, которое выглядело бы нескромным, если бы по краям его не обрамлял прозрачный тюль. Талия была высокой, и присобранная сзади юбка как будто струилась, когда она кружилась в вальсе.

Жанетта помогла ей натянуть белые шелковые чулки, надеть красные бархатные туфельки и длинные белые перчатки. Довершало ее туалет бриллиантовое колье.

Горничная даже захлопала в ладоши, когда Мэри встала перед большим зеркалом у себя в спальне.

— Ах, мисс Фэрфилд! — воскликнула она. — Вы будете там самая красивая.

Мэри поблагодарила за комплимент, но настроение у нее вдруг упало: печальная мысль пришла ей в голову. Пусть даже Хью и найдет ее красивой, какое это имеет значение? Если ей не удастся как-то заставить судьбу вмешаться, через неделю он будет женат!

«Но нет, сегодня я не стану думать ни о каких неприятностях, — сказала она себе. — Сегодня Хью еще свободен, и я обязательно хоть разок потанцую с ним!»

Вот только что делать с Гонорией?..

По дороге из бальной залы в холл Мэри занимала одна только мысль — как бы устроить так, чтобы Хью все-таки потанцевал с ней.

Когда она вышла в холл, там ожидала встречи с хозяевами только горсточка гостей. Мэри остановилась в стороне, глядя на выстроившуюся у входа семью.

Первым гостей встречал Бертон, освобождая их от шляп, плащей, накидок и другой теплой одежды. Затем их приветствовал Хью, а за ним, по старшинству, Джудит, Констанция, Кит и наконец Беатриса — Амабел так и не оправилась от своей головной боли. Младшая Лейтон сияла от гордости, что ей позволили присоединиться к старшим. Мэри подумала, что, вообще говоря, ей бы следовало оставаться весь вечер в детской, но Беатриса была так прелестна в белом атласном платье, отделанном кружевом, и бархатных туфельках! В волосах у нее красовался зеленый бант, и, стоя с достоинством рядом с братом, она очень мило приседала в реверансе перед каждым гостем.

Мэри доставляло огромное удовольствие видеть их всех вместе такими счастливыми. На их лицах сияли улыбки, темно-русые волосы отливали золотистым блеском. Только отсутствие Амабел нарушало общую гармонию семейного портрета.

Джудит и Констанция, для которых бал, собственно, и был устроен, просто излучали радость и веселье. Эти юные леди были одеты по-разному — в соответствии со вкусом и темпераментом каждой. На Джудит был ослепительный туалет, состоявший из белого расшитого бисером шелкового платья на зеленом чехле. Эффект показался Мэри просто поразительным. Констанция, вся в белом тюле, вышитом зелеными листьями, на атласном белом чехле, казалось, выступала из платья, как из легкой дымки. Ее волосы, собранные высоко на голове, рассыпались оттуда золотистым каскадом. Джудит была причесана гладко, только несколько локонов обрамляли ее лицо. Никогда еще близнецы не казались такими разными.

Взглянув на Кита, Мэри тяжело вздохнула. Ей так и не удалось поговорить с ним о его подозрительном поведении прошлой ночью. Она хотела сделать это утром, но, когда попыталась найти его, Сиддонс сказал ей, что Кит уехал верхом.

«Не отправился ли он куда-нибудь, где ему вовсе не следует быть?» — с тревогой подумала Мэри.

Потом она занялась последними предпраздничными хлопотами и, к стыду своему, совсем забыла о Ките. А сейчас, конечно, было уже поздно выяснять причину его странного появления ночью в дверях гостиной. Мэри решила, что непременно поговорит с ним попозже, а пока…

Взгляд ее обратился к Хью, который в этот момент пожимал руку последнего прибывшего гостя. Старший Лейтон, как всегда, выглядел просто изумительно. На нем был черный фрак, великолепно сидевший на его широких плечах, черный жилет, короткие черные панталоны, черные шелковые чулки и черные бальные башмаки. Зато манишка, манжеты и шейный платок сияли белизной, которую подчеркивала булавка с изумрудом.

Хью казался очень оживленным. Вот он сказал гостю что-то смешное, оба расхохотались, а у Мэри перевернулось сердце.

Без сомнения, Хью был самым красивым из всех ее знакомых мужчин. Ей в нем нравилось все, и она не могла поверить, что сможет когда-нибудь стать равнодушной к нему…

Но сейчас она не будет об этом думать. Она будет просто наслаждаться этим балом, а будущее пусть само о себе позаботится!

Когда последний гость прошел в комнаты, Хью повернулся к ней так уверенно, словно знал, что она ждала его все это время. Ни секунды не колеблясь, он подошел к ней и мгновение просто стоял молча, улыбаясь и глядя на нее. Мэри улыбнулась ему в ответ, упиваясь нежностью, которую она читала в его глазах. Ей хотелось так много сказать ему, но она не могла. Глаза ее вдруг наполнились слезами.

— Что такое? — спросил Хью. — Слезы на рождественском балу?

— Извини, — прошептала она, когда он смахнул слезу с ее щеки кончиком пальца в перчатке. — Не знаю, почему я плачу. Наверное, потому… — Она не стала продолжать, боясь, что у нее с языка сорвутся неосторожные слова.

— Почему? — настаивал он.

— Хью, мне так недоставало тебя все эти годы! — прошептала Мэри.

Ну вот! Вот она и сказала эти слова, которые не должна была говорить…

Выражение его лица изменилось, как будто эти слова вызвали у него какие-то новые мысли и чувства. Взгляд стал напряженным. Приблизившись к ней, Хью коснулся ее руки.

— Мэри… — начал он.

Но продолжить ему не удалось.

— Вот ты где, Хью! — воскликнула Джудит с лестничной площадки. — Иди скорей сюда, тебя ищет Гонория. Гости не могут понять, почему хозяин дома не танцует.

Мэри инстинктивно отступила, увидев, что Гонория тоже вышла на лестницу. Хью направился к своей невесте, оставив Мэри в холодной тени холла.

Гонория была в очень скромном голубом бархатном платье с единственным украшением — белым кружевом у шеи. Мэри удивило, что она ничуть не разрумянилась. «Неужели ее не радует даже такой роскошный праздник?» — с досадой подумала она.

— Боюсь, нам придется танцевать, — сказала Гонория, обращаясь к жениху. — Джудит настаивает, и, наверное, она права, Рейнворт. Все этого ожидают.

— Конечно, дорогая, — покорно ответил он, подавая ей руку.

Не взглянув на Мэри, Хью повел невесту в залу, а рядом с ней мгновенно оказались Констанция и Джудит.

— Прости, Мэри! — воскликнула Джудит. — Но это было необходимо. Мы не сможем от нее избавиться, пока она хоть раз не потанцует с Хью.

— А потом он твой на всю ночь! — шепнула ей на ухо Констанция.

Мэри удивленно переводила глаза с одной подруги на другую.

— Что вы затеваете? — прошептала она.

— Скоро поймешь, — Джудит взяла ее под руку и потащила за собой.

— Чем меньше ты будешь знать, тем лучше! — добавила таинственно Констанция.

Они наверняка замышляли какую-то проделку, и ей бы следовало их остановить. Но сегодня рождественский бал, и Мэри не хотелось быть серьезной, ответственной и… нудной.

В это время мимо проходил лакей с подносом, уставленным стаканами с уосселем — сладким пивом с яблоками и мускатным орехом. Вместе с Мэри близнецы бросились к нему, едва не сбив беднягу с ног.

Все таинственные намеки были забыты. Единственное, о чем Мэри могла думать, — удастся ли ей потанцевать с Хью.

Часом позже Джудит и Констанция сидели на софе в библиотеке по обе стороны от Гонории. Джудит прижимала ей ко лбу смоченный лавандовой водой платок, а Констанция говорила:

— Выпейте еще капельку, дорогая Гонория, и вам будет гораздо лучше, вот увидите.

Близнецы внимательно следили за тем, как Гонория отпила глоток.

— Какой горький привкус — отдает опием!

— Амабел всегда его пьет, когда у нее болит голова, — сообщила с невинным видом Констанция.

Гонория улыбнулась сестрам, глаза у нее слипались. Она опустила голову на плечо Джудит:

— Благодарю вас, мне уже легче.

Послышался легкий стук в дверь, и Джудит с Констанцией переглянулись через голову Гонории. Констанция побежала открывать и увидела, что перед ней стоит тот самый человек, которого они обе ждали, — добрый, славный, честный, доверчивый и простодушный мистер Белпер.

Констанция схватила его за руку и втащила в комнату, ногой закрыв дверь.

— Слава богу, вы пришли! — воскликнула она.

— Но в чем… — мистер Белпер остановился. — Боже мой, что такое с нашей милой мисс Юлгрив?

— Здравствуйте, Эдвин, — сонным голосом произнесла Гонория.

Констанция поймала изумленный взгляд Джудит. Обе молодые леди беззвучно повторили имя викария, не поверив своим ушам. Неужели Гонория назвала его по имени?! Обе они улыбнулись, и Констанция подвела мистера Белпера к софе.

— У мисс Юлгрив разболелась голова, и мы дали ей немного опия, который принимает Амабел, — серьезным озабоченным тоном объяснила Джудит.

— Ах, вот оно что! — Мистер Белпер понимающе кивнул.

Усевшись рядом с Гонорией, он взял ее руку в свою и нежно погладил пальцы.

— Вы всегда так добры ко мне, Эдвин, — пробормотала Гонория, повернувшись к нему. — Я никогда не забуду, как вы подарили мне розы из вашего сада только потому, что они мне понравились. Вы самый милый из всех людей, каких я знаю!

Констанция закусила губу, чтобы не расхохотаться. Мистер Белпер покраснел и, погладив Гонорию по руке, откашлялся.

— Право же, так поступил бы на моем месте любой. О, если бы я только мог, я исполнял бы любые ваши желания… — Он беспокойно оглянулся на близнецов и снова устремил взгляд на Гонорию.

Джудит подмигнула сестре, и Констанция охотно приступила к своей роли.

— Мистер Белпер, нам с сестрой очень неприятно причинять вам такое беспокойство, но не могли бы вы взять на себя труд позаботиться о нашей дорогой будущей невестке? Видите ли, если мы не займем гостей брата, он очень рассердится. Особенно если учесть, что именно мы упросили его дать этот бал. Так вот, не могли бы вы посидеть с Гонорией, пока ей не станет лучше?

Склонив голову на бок с самым умильным видом, на какой она была способна, Констанция невинно улыбнулась своей ничего не подозревающей жертве.

Мистер Белпер очень серьезно посмотрел на нее, прежде чем ответить.

— Конечно, мне не совсем удобно оставаться, наедине с мисс Юлгрив… Но поскольку мы в библиотеке, а не в каком-нибудь другом месте, я не вижу в этом ничего особенно дурного. И вы, конечно, должны идти к гостям. Я польщен возможностью быть вам полезным.

Джудит поднялась с софы, и, прежде чем мистер Белпер успел опомниться, голова Гонории уже покоилась на его плече. В этой ситуации было вполне естественно, что его рука обхватила ее за плечи.

— Благодарю вас! — воскликнула Констанция.

Взявшись за руки, близнецы выбежали из комнаты, шурша юбками. Они с трудом удерживались от смеха, пока не оказались вдали от библиотеки, но на лестнице наконец дали себе волю, и их веселый смех еще долго оглашал холл.

20

«Какое счастливое совпадение!» — подумала Мэри. Часы как раз пробили двенадцать, когда Хью наконец пригласил ее на вальс. Она не могла бы объяснить, в чем именно заключалось особое значение этого совпадения, но в полуночи, отделяющей ночь от дня, всегда было что-то волшебное. Полночь как будто бы знаменовала перемену, совершавшуюся помимо чьей-нибудь воли, прорыв в неизвестность наступающего дня. В этот момент хотелось, забыв обо всем, полностью подчиниться судьбе.

И Мэри вся предалась танцу, стараясь забыть свои опасения, забыть о том, что через неделю — какие-то жалкие шесть дней! — Хью у нее отнимут, отнимут навсегда.

Хью протянул ей руку, и она с улыбкой вложила в нее свою. Он вывел ее на середину залы, и некоторое время они стояли среди по меньшей мере тридцати других пар, ожидая, пока заиграет музыка. Краем глаза Мэри увидела, как скрипач кивнул оркестру и слегка взмахнул скрипкой. Раздались звуки вальса.

Мэри ощущала себя в полной гармонии со своим кавалером. Как она и ожидала, танец с ним оказался сказочным чудом. Все страхи ее оставили.

— Я уже говорил, что алый бархат тебе очень к лицу, Мэри? — сказал Хью тихо, наклоняясь к ее уху, поскольку они находились в этот момент совсем близко к оркестру.

— Благодарю, — прошептала она в ответ.

Хьюго был так близко, что щеки их соприкоснулись. Он действительно теснее привлек ее к себе в это мгновение или ей это только показалось? И почему, он так грустно вздохнул, вместо того чтобы улыбнуться?..

Они кружились и кружились под упоительные звуки. Через плечо Хью Мэри различила в отдалении Джудит и Констанцию в обществе нескольких очень оживленных молодых джентльменов. Судя по всему, они спорили, кому из них танцевать с близнецами.

С сильно бьющимся сердцем Мэри целиком отдалась ритму вальса. Хью не сводил с нее глаз, а она взглядывала на него только иногда, но каждый раз, когда их глаза встречались, ее охватывало головокружительное ощущение счастья. Мэри блаженно вздохнула. Она танцует с Хью! Именно об этом мгновении она мечтала весь день.

Еще тур и еще один. Глаза Хью безотрывно следили за ней. О чем он думает? Может быть, спросить его об этом? Но Мэри не хотелось прерывать их молчаливого общения. Она хотела только одного: ощущать его руку у себя на талии, подчиняться его уверенным движениям, полностью насладиться его близостью.

Мэри не могла вспомнить, случалось ли ей когда-либо танцевать с ним. И уж вряд ли доведется опять… Мэри зажмурилась, стараясь вытеснить эти мысли из своего сознания. Это ей удалось, и она снова сосредоточилась на его близости, на ровном биении собственного сердца. Открыв глаза, она улыбнулась ему — ее сердце переполняла благодарность за это дарованное ей блаженство. Хью ответил ей улыбкой, по-прежнему пристально вглядываясь ей в лицо.

Мэри знала, что вокруг них танцуют и другие, — в глазах у нее иногда мелькали красный, зеленый, синий атлас и шелк, выделявшиеся на преобладающем фоне белых платьев. Но все ее внимание было сосредоточено на Хью. Глаза у него блестели, на лбу выступили капельки пота. Вальс требовал немалых сил!

Он кружил ее вновь и вновь в мерном напряженном ритме. Ей казалось, что они месяцами танцевали вместе и изучили каждое движение друг друга. Кольцо его рук становилось все более тесным и требовательным, глаза его так и впивались в ее глаза, словно требуя, чтобы она прочитала его мысли. Мэри уже не отводила взгляд и не отворачивалась. Она вдруг осознала, что не дышит, и с трудом могла перевести дух. Голова у нее кружилась, но это было приятное головокружение. Если бы он сейчас дал ей понять, что хочет поцеловать ее, она бы на глазах у всех упала в его объятия!

Мэри вдруг захотелось припомнить, сколько раз он целовал ее за все время их знакомства, включая роман четырехлетней давности. Раз десять. Какой позор! Какое неприличие! Как чудесно!..

Ей хотелось, чтобы вальс никогда не кончался. Хью смотрел на женщину, которую обнимали его руки. Глаза у нее были закрыты, но как легко она повиновалась каждому его движению! Он вдруг почувствовал себя ужасно виноватым за то, что не распорядился заменить в люстрах догоревшие свечи. Это было дурно с его стороны, но ему хотелось танцевать с ней в полумраке. С той минуты, как он увидел ее ожидающей его в холле, он не мог больше ни о чем другом думать.

Хьюго даже не знал, где сейчас Гонория, и неожиданно сообразил, что не видел ее уже несколько часов. Наверное, сидит где-нибудь в уголке в гостиной. Она с самого начала не хотела, чтобы он устраивал этот бал, и во время их единственного танца вдвоем пожаловалась на головную боль. Но всего хуже то, что ему не было до этого никакого дела. Сейчас для него существовала одна только Мэри!

Сознавая, что ведет себя возмутительно, Хьюго все крепче прижимал ее к себе. Оставалось надеяться, что толпа гостей вокруг, слабое освещение, шампанское и разнообразные вина — все это послужит прикрытием его недостойного поведения. Хью боялся одного: еще минута — и он не удержится, уведет ее отсюда, хотя вальс еще не кончился. Еще один тур…

Когда с противоположного конца залы он услышал громкий шум, и все глаза устремились на двух молодых людей, которые, казалось, готовы были вцепиться друг другу в глотку, Хью, не теряя времени, схватил Мэри за руку и потащил в холл.

— Что это было, Хью? — спросила она, едва поспевая за ним.

— Поклонники Джудит едва не передрались из-за ее следующего танца.

— А куда мы идем?

Не отвечая, Хьюго обнял ее за талию и почти втолкнул в темную пустую гостиную.

— Хью! — прошептала Мэри. — Что ты…

Она не договорила, потому что он обнял ее и крепко поцеловал.

«Боже, что он делает?!» — мелькнула у нее в голове паническая мысль. Она боялась разоблачения, скандала. Что будет, если обо всем узнает Гонория?! Но внезапно Мэри осознала, что он делает то, о чем она мечтала целый день. Глубоко вздохнув, она обвила руки вокруг его шеи и притянула Хью к себе. Его имя слетело с ее губ вместе с дыханием, и он ответил на это, еще крепче обняв ее.

Теперь Мэри чувствовала его всем телом, и это ощущение потрясло ее. Давняя любовь к нему преобразилась в страсть, и эта страсть охватила ее, как огненная волна. Ей казалось, что тела их слились: не думая больше ни о чем, она отдавалась ему полностью и беззаветно.

Хью вновь и вновь целовал ее губы, потом щеки и волосы. Он повторял ее имя и снова целовал. Полная страстного желания, Мэри цеплялась за него, как будто сама ее жизнь зависела от его близости. Ее дыхание было порывистым и неровным. Вся ее любовь сосредоточилась в это мгновение в кончиках пальцев, которыми она гладила его шею.

Оторвавшись от ее губ, Хью прижался лбом к ее лбу.

— Мэри, — глухо прошептал он, — моя любимая Фэрфилд, что я буду делать без тебя?

Мэри зажмурилась, сердце у нее болезненно сжалось от этих слов. Она вдруг поняла, что его поцелуи были прощальными…

Минутой позже, поцеловав ее в лоб, Хью вышел. Мэри осталась одна в темной комнате, где у стены можно было различить покрытые чехлами арфу и фортепьяно. Инструменты, в которых музыка молчит…

Она не знала, как долго пробыла в этой комнате, — наверное, не меньше часа. Ей не хотелось уходить. Все чувства в ней притупились. Сердце едва билось, руки похолодели.

Когда Мэри наконец вошла в бальную залу, она обнаружила, что половина гостей уже разъехалась. Очевидно, перепалка, благодаря которой Хью рискнул увести ее, дала понять более степенным гостям, что пора по домам.

Подъезжали кареты, накидки, плащи и шляпы подавались их владельцам умелыми руками Сид-донса, лакеи укрывали дамам колени пледами, и экипажи устремлялись в сгустившуюся тьму.

Все еще пребывая в душевном смятении, Мэри обошла стороной холл, где несколько юных джентльменов флиртовали с Констанцией и Джудит. Она направилась в розовую гостиную и там увидела Хью, занятого разговором с сэром Рупертом и тремя мужчинами в плащах. Их раскрасневшиеся лица свидетельствовали о том, что они только что вошли с холода. По озабоченному выражению лица Хью она догадалась, что случилось что-то непредвиденное, и сразу же подумала о Лоренсе и Ките. Паника охватила ее. Что, если кого-то из них поймали?

Приблизившись к ним, она услышала, как Хью спросил:

— Но вы уверены, что этот человек вышел из моего дома? И потом, разве это не мог быть кто-либо из гостей?

— Он пошел в конюшню, милорд, оседлал лошадь и поехал в лес, — ответил незнакомый мужчина в плаще. — Мы последовали за ним, надеясь, что он приведет нас к Белому Принцу. К сожалению, он знал дорогу лучше нас. Часть пути мы ехали за ним по пятам, но потом мы его потеряли. Каким-то образом он нас заметил и исчез в восточном направлении. Солдаты стреляли несколько раз. Я пытался их остановить, но им надоело, что их все время обводят вокруг пальца.

— С вашего разрешения, мы продолжим поиски, Рейнворт, — сказал сэр Руперт. — Вы не возражаете?

— Разумеется, нет, но прошу вас, не давайте вашим людям пускать в ход оружие. Что такое один человек против целого отряда?

Присутствующие согласились, и сэр Руперт начал отдавать приказания, но Мэри уже больше не слушала. Сердце у нее сжалось от страха. «Это мог быть только Кит, — в панике думала она. — Что, если он ранен или убит? Это я виновата, что не удосужилась с ним раньше поговорить!»

Внезапно Мэри вспомнила, что Кит все это время был на балу, она сама его видела. Чувство облегчения охватило ее, но ненадолго.

Если не Кит, то кто же тогда? Слуга, действующий по его приказаниям?

Остается одно — она должна поговорить с ним немедленно, сказать ему, что ей все известно о его поведении прошлой ночью, и докопаться до истины.

Надеясь, что ни Хью, ни его собеседники не заметили ее присутствия, Мэри вышла в холл. Не обнаружив Кита среди молодежи, все еще окружавшей Джудит и Констанцию, она спросила у близнецов, не видели ли они брата.

Констанция подняла на нее сверкающие от удовольствия глаза и махнула рукой в сторону лестницы.

— Я видела его пять Минут назад. Он искал мистера Белпера.

Мэри показалось, что какое-то странное выражение промелькнуло на лице Констанции при упоминании викария, но в этот момент один из поклонников этой юной леди похитил у нее веер, и внимание ее отвлеклось.

Мэри, подобрав юбки, поспешила наверх. Навстречу ей из библиотеки выбежал взбешенный Кит.

— Мэри! Я очень рад, что тебя встретил. Ты представить себе не можешь, что происходит. Наш дом превратился… в гнездо разврата!

Мэри изумленно подняла брови. Если Кит и правда в союзе с Белым Принцем и знает о сегодняшнем происшествии, его ничто вокруг не должно было бы волновать. Да и вообще, что указывало на его связь с Лоренсом? Только непонятное появление на пороге гостиной вчера после полуночи. Но этому может существовать совсем другое объяснение… Дай бог, чтобы она ошибалась!

Мэри уже хотела спросить Кита, что его так взволновало, когда дверь библиотеки открылась и на пороге появился мистер Белпер, красный, как рак. Судорожно потирая руки, он обратился к Киту:

— Мой милый мальчик, вы ошибаетесь! Вы неверно истолковали то, что увидели. Уверяю вас, я ничем не оскорбил мисс Юлгрив. Бедное дитя, она почувствовала недомогание, и ваши сестры попросили меня побыть с нею. Ей было так плохо, что я… я просто не мог от нее отойти. Вы можете сами в этом убедиться.

— Но ее голова была у вас на плече! — возразил возмущенный Кит. — Вы гладили ее по руке…

— Я с вами согласен, это было не совсем удобно, но, поверьте, я просто не хотел беспокоить мисс Юлгрив.

В этот момент в дверях библиотеки появилась бледная Гонория и слабым голосом позвала мистера Белпера. Увидев Кита, она ахнула и, по своему обыкновению, упала в обморок.

Все подозрения Кита мгновенно исчезли. Он бросился к Гонории, но мистер Белпер его опередил. Подхватив Гонорию на руки, викарий отнес ее обратно на софу; Мэри вместе с Китом последовали за ним.

Так вот в чем заключался план Джудит и Констанции! Видя, как мистер Белпер суетится вокруг Гонории, Мэри подумала, что сама не изобрела бы ничего лучшего. Она дернула шнурок колокольчика, вызывая миссис Певистон, и предложила викарию перенести мисс Юлгрив в спальню, где ей было бы удобнее. Мистер Белпер охотно с ней согласился, а пристыженный Кит попросил у своего наставника прощения.

Через двадцать минут, когда Гонорию доставили в ее спальню и мистер Белпер удалился, Мэри удержала Кита за руку.

— Подожди минутку, Кит, у меня к тебе важное дело.

Они вышли в коридор, и Мэри наконец собралась с духом.

— Ответь на один вопрос — не за тобой ли гнался Хью вчера ночью?

— Что ты хочешь сказать?

Кит смотрел на нее в неподдельном удивлении. Он был настолько поражен, что, если бы Мэри не видела его вчера собственными глазами, она усомнилась бы, что это был он.

— Прошу тебя, Кит, это очень важно. Выслушай меня. Ты вчера ночью выходил из дома, а потом, вернувшись, заглянул в гостиную. Помнишь? Ты же смотрел мне прямо в лицо, прежде чем броситься к лестнице! Только не говори мне, что ты лунатик, я все равно не поверю.

Кит нахмурился.

— Насколько мне известно, я не брожу во сне. А что до всего остального, я просто не понимаю, Мэри, о чем ты говоришь.

Мэри растерянно на него уставилась. У нее не было оснований ему не верить, потому что он никогда ей не лгал. Но кого же она видела в дверях гостиной, если не Кита? Она снова пристально вгляделась в него — в его темно-русые волосы, прямой нос, типичные лейтоновские черты. Будь у него брат, близкий по возрасту, такого же сложения, с такими же чертами, она могла бы допустить, что видела не Кита. Но у него не было такого брата — только четыре сестры…

Мэри лихорадочно соображала. Разумеется, все это вздор. Беатриса слишком мала, Амабел больна. Уж не Джудит ли и Констанция были в союзе с Лоренсом?

Кит вдруг широко улыбнулся:

— Ты о чем задумалась, Мэри? У тебя лицо сморщилось, как винная ягода!

— Я пытаюсь кое в чем разобраться, но мне это плохо удается.

— Быть может, я могу помочь? Почему, собственно, ты решила, что Хью за мной гнался? В доме был кто-то посторонний?

— Нет, не посторонний. Я была убеждена до настоящего момента, что видела тебя.

Продолжая смотреть на Кита, она припоминала облик молодого человека, который заглянул в гостиную прошлой ночью. Быть может, Джудит или Констанция переоделись в одежду Кита? Кто из них больше на него похож? Нет, ни одна. Из всех четырех сестер на Кита больше всех похожа Амабел. Разительно похожа. Они и по возрасту близки — между ними чуть больше года разницы…

Амабел?!

Голова у Мэри закружилась, настолько странная пришла ей мысль. «Я боюсь», — вспомнила она слова Амабел, сказанные сегодня утром. Тогда Мэри показалось, что девушка боится какой-то болезни. Амабел даже плакала… А если не болезни, то чего еще она могла бояться?

— Что тебе за причуда пришла в голову? — нахмурился Кит. — Я по лицу вижу, что мысли у тебя так и скачут. В чем дело, Мэри? Должен сказать, вид у тебя очень странный.

Мэри отвернулась.

— Спокойной ночи, Кит. Я, наверное, ошиблась, вообразила себе что-то… У меня и правда странное настроение, но это скорее всего от усталости. Завтра утром все пройдет.

Если Кит и заподозрил что-то, то виду не подал. Впрочем, Мэри это уже не интересовало. Она должна была докопаться до истины, а одна мысль об этой истине вызывала у нее дурноту.

Амабел…

Это предположение, абсолютно невероятное и нелепое, полностью завладело ею.

Выйдя из библиотеки, Мэри поднялась на третий этаж, где помещались спальни членов семьи. Во рту у нее пересохло, на сердце лежала тяжесть. Без всяких колебаний она направилась к комнате Амабел, не постучав, решительно толкнула дверь и вошла.

Первое, что она услышала, был храп няни. В комнате пахло амброй, и единственная свеча догорала в подсвечнике на столике у постели. Когда глаза Мэри привыкли к полумраку, сквозь неплотно задернутый полог она увидела под одеялом на постели очертания тела Амабел.

«Слава богу, я ошиблась, — подумала Мэри. — Если Амабел спит, значит, я ошиблась».

Она повернулась и направилась к двери, но внезапно словно молния пронзила ее. Мэри вспомнила, как была в этой комнате в последний раз и, подходя к постели, споткнулась о сапог.

Сапог Амабел. На нем была грязь. Его надевали на улицу.

Но Амабел не выходила! Она прикована к инвалидному креслу!

Приглядываясь к фигуре на кровати, Мэри ожидала увидеть какое-нибудь движение: ведь должно же колыхаться одеяло при дыхании спящей. Но она не заметила никакого движения. Стремительно приблизившись к кровати, Мэри раздвинула полог и коснулась сбившихся волос на подушке. Они соскользнули под ее рукой и упали на одеяло.

Парик!

Сердце Мэри колотилось так, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Амабел на постели не было. А это значит…

— Няня! — позвала Мэри громко.

Храп оборвался, и няня вскочила.

— Что случилось, Амабел? Ты уже вернулась? О, боже! Мисс Фэрфилд!

— Откуда вернулась?

— Я не знаю! — Женщина в испуге ломала руки. — Я ничего не знаю.

— Где Амабел?

Няня разрыдалась и упала в кресло, прижимая платок к лицу.

— Я знала, что этим кончится! Я говорила ей, что не надо этого делать!

— Значит, она может ходить?

Няня кивнула.

— Да, уже год… почти два. Только никому не говорите, а то мисс Амабел рассердится!

— Это меня мало беспокоит, — отрезала Мэри. — Сейчас речь идет о ее жизни.

— Что… что вы хотите сказать?

— Один из людей сэра Руперта выследил ее в лесу. В нее стреляли. Она может быть ранена или того хуже! А теперь скажите, когда она должна была вернуться. Сейчас половина второго.

Няня перестала плакать и утерла лицо.

— Господи, да она давно уже должна быть дома! Если ее убьют, я никогда себе не прощу…

— Если ей так долго удавалось прикидываться больной, хитрости у нее хватает. Скорее всего она поняла, что за ней следят, и решила спрятаться, чтобы выждать время. Думаю, утром она благополучно вернется домой.

— Дай бог, чтобы вы оказались правы, мисс, — всхлипнула няня.

Мэри присела на край постели, пытаясь сопоставить все известные ей факты, чтобы решить, как лучше действовать.

— Есть только одна трудность. Я слышала, как сэр Руперт приказал обыскать окрестности. Мы должны найти Амабел раньше, чем это сделают другие. Ее могут повесить, если она связана с Белым Принцем. Нам нужно во что бы то ни стало помешать сэру Руперту. Амабел ведь помогает Белому Принцу?

Няня кивнула. Губы у нее дрожали, она снова заплакала, прикрываясь передником. Но Мэри не испытывала особого сочувствия к этой женщине, которая своим участием, хотя и подневольным, подвергала опасности жизнь Амабел.

— Оставайтесь здесь и дайте мне знать, если Амабел вернется. Я должна немедленно поговорить с лордом Рейнвортом.

Услышав эти слова, няня вскочила.

— О нет! — взмолилась она. — Прошу вас, не надо! Его милость никогда не сможет понять ее преданность Белому Принцу.

— Она права, Мэри.

Обернувшись, Мэри увидела в дверях Кита. Он вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

— Хью бы ее не понял. Он слишком долго был под башмаком у Гонории, чтобы сочувствовать тем, кто страдает. Он бы никогда не понял, почему Амабел сделала то, что она сделала. Но я понимаю! Видит бог, я понимаю!

Он подошел к постели, и, когда пламя свечи осветило его лицо, Мэри увидела в его глазах блеск, напомнивший ей прежнего Кита.

— Ты знал о том, что она делает?

— Нет. Но теперь я вижу, что у нее больше мужества, чем у нас всех, вместе взятых. Представь себе только, уже больше года она притворяется неподвижной! Это невероятно! Никто бы не заподозрил хрупкую девушку в инвалидном кресле в том, что она оказывает Белому Принцу такую поддержку. А я… — он запнулся, — я зашел слишком далеко не по той дороге, по какой мне следовало идти. Но это не имеет значения! Мы должны ее найти, и я уверен, что знаю, где она. Я поеду сейчас за ней. Если Амабел нужно было спрятаться, она наверняка вспомнила о пещерах на северо-востоке. Она знает эти места, и там ее не найдут. К тому же похоже, что снова пойдет снег, и тогда все ее следы заметет.

Мэри встала и взяла Кита за руки.

— Люди сэра Руперта сказали, что шла стрельба. Ты не знаешь, что обнаружишь в пещерах. Мы должны сказать Хью…

— Хью сочтет себя обязанным сообщить обо всем сэру Руперту! И что тогда?

Мэри вынуждена была согласиться.

— Тогда позволь мне поехать с тобой!

— Это слишком опасно, Мэри, я не могу позволить тебе так рисковать. Амабел — моя сестра, и я обязан помочь ей. Не спорь, а то я буду вынужден связать тебя или запереть на чердаке!

Мэри слабо улыбнулась.

— Тогда поезжай. А если ее там нет, возвращайся скорее, чтобы тебя не приняли за Белого Принца, — только и смогла сказать она.

— Не волнуйся. Я знаю, что она там: мы всегда прятались в пещерах. Если забраться подальше, тебя там никто не найдет.

— Сколько тебе понадобится времени?

— Даже если она ранена, не больше часа. Если ее там нет, я тут же вернусь, я тебе обещаю.

— Хорошо, час я подожду. Но потом я все расскажу Хью. Возьми с собой хотя бы трутницу и свечу, Кит.

— Ладно.

Поцеловав ее в щеку, он вышел быстрой твердой походкой.

21

Мэри осталась в спальне Амабел дожидаться возвращения Кита с сестрой. Когда часы на каминной полке пробили три, она почувствовала, что нервы у нее не выдерживают. Кит все не возвращался, а прошло уже больше часа! Мэри не знала, что делать, что думать. Ехать в пещеры самой? Но она боялась заблудиться в темноте, поскольку не была там четыре года.

В одном Мэри была уверена: Кит уже вернулся бы, если бы что-то не случилось.

«Подожди еще немного, — убеждала она себя. — Еще совсем немного…»

За дверью послышались шаги.

Это Кит!

Мэри подбежала к двери и, распахнув ее, вышла в коридор. За спиной у нее часы пробили половину четвертого. Перед ней стоял Хьюго со свечой в руках, глядя на нее с удивлением.

— В чем дело? — спросил он. — Кого ты ожидала увидеть и почему у тебя такой встревоженный вид? Что ты делаешь в спальне у Амабел? — Он подошел к ней ближе и тихо, но твердо добавил:

— Что бы ни случилось, ты можешь мне сказать все. Что-то с Амабел?

Мэри колебалась не долее секунды.

— Пошли, — коротко бросила она и, закрыв дверь, направилась к своей комнате.

Хью так же без колебаний последовал за ней, вошел в ее спальню — в высшей степени неприличный поступок! — и закрыл дверь, как она ему велела.

Мэри предложила ему сесть на диван у камина и сама села рядом.

— Сейчас я тебе все расскажу, но мне надо собраться с духом. Тебе не понравится то, что ты услышишь. Если бы ты не был таким сильным человеком, я бы, наверное, не решилась. Но ты выдержишь.

Мэри шепотом рассказала ему о том, как Амабел обманывала всех почти два года, о том, что она давно уже может ходить, и, наконец, о ее связях с Белым Принцем.

Хью был поражен. Мэри еще никогда не видела на его лице выражения такого ужаса.

— Но это еще не все, Хью. — Мэри поднялась, достала из шкафа свою самую теплую накидку, зеленую бархатную шляпу с широкими белыми лентами и сапоги из коричневой лайки. Обернувшись через плечо к Хью, она сказала:

— Амабел отсутствовала всю ночь. Кит поехал за ней. Мы оба пришли к выводу, что она оказалась в очень сложном положении. Когда я услышала, что сэр Руперт и его люди обыскивают окрестности в поисках человека, которого видели выходившим из этого дома, я поняла, что есть какая-то связь между ним и мужчиной, за которым ты гнался вчера. Хью, это вовсе не мужчина, это была Амабел! Это ее я видела вчера — она хотела пройти на черный ход через гостиную, когда увидела меня. Я приняла ее за Кита, потому что она была в мужском платье и очень на него похожа. Во всяком случае, стоя в дверях, в полумраке, она была вылитый Кит!

Мэри повернулась к зеркалу, надела шляпу и завязала ленты под подбородком. Потом она сбросила туфли и принялась натягивать сапоги. Сначала ей это не удалось, пришлось сесть в кресло, стоявшее у кровати. Хью следил за каждым ее движением.

— Почему ты не сказала мне вчера, что видела ее?

— Я не знала, что это она. Я думала, что это был Кит; и что бы он там ни замышлял — хотя мне и в голову не приходило, что он связан с Белым Принцем, — я не могла выдать его, не разобравшись. Я хотела поговорить с ним сегодня утром, но он сразу после завтрака куда-то уехал, а потом нужно было готовиться к балу… Ты же понимаешь, что вчера еще не было ничего такого, о чем бы тебе следовало знать немедленно. Быть может, я была не права, но рассказать тебе о Ките я просто не могла!

Он подошел ближе и наклонился к ней.

— Так, по-твоему, поступают настоящие друзья? Ну ладно, я могу понять, почему ты промолчала тогда. Но час назад, когда ты узнала, что моя сестра — как бы невероятно это ни казалось — и есть тот человек, которого разыскивают сэр Руперт и его люди, почему ты сразу не пошла ко мне? Разве тебе не известно, что за ней охотится добрый десяток солдат? А в пылу погони кто-нибудь вполне может выстрелить?

— А почему, ты думаешь, я говорю тебе все это теперь? Кит просил меня подождать, пока он не привезет ее домой. Он считал, что лучше тебе ничего не говорить, потому что это поставило бы тебя в неловкое положение перед сэром Рупертом. Но сейчас, по-моему, пришла пора действовать. Кит полагает, что Амабел прячется в пещерах. Вот туда-то мы и отправимся.

— Мы?!

— Тише, прошу тебя, Хью! Твоя будущая супруга в комнате напротив. Ей не понравится, если она узнает, что ты был в моей спальне на рассвете.

— Какое мне до нее дело, когда членам моей семьи грозит смертельная опасность?! Боже, и я этого не подозревал! Ну, да ладно. Я не стану тебя упрекать. Что сделано, то сделано.

— Я думаю, нам следует поехать в двуколке. Дорога там пустынная, а если Амабел ранена… — Мэри глубоко вздохнула, слезы жгли ей глаза.

— Да-да, ты права, — неожиданно легко согласился Хью. — Я надену плащ и сапоги. Поедем вместе. Я не стану тебя останавливать.

— Ты же знаешь, что ты бы не смог, даже если бы захотел!

Хью усмехнулся.

— Смелости тебе всегда было не занимать, Фэрфилд.

Мэри натянула наконец сапоги и стиснула его, руку.

— Увидимся в конюшне. Поторопись, Хью.

— Можешь не сомневаться, ждать я тебя не заставлю.

Четверть часа спустя Хьюго погонял лошадей, пощелкивая кнутом.

— Не бойся, — сказал он Мэри, — что-что, а эту дорогу я знаю как свои пять пальцев. Только в прошлом году я проезжал здесь сотню раз, и мне знаком каждый дюйм. — Он горько рассмеялся. — Признаюсь, я никак не ожидал, что мне придется применять свои знания при подобных обстоятельствах!

Мэри пугало не то, что они заблудятся, — ужасные мысли не давали ей покоя. Она представляла себе Кита и Амабел ранеными, умирающими… Стиснув зубы, она попыталась подавить мучивший ее страх.

Нет, она не станет впадать в панику! Только не сейчас, когда она может понадобиться своим друзьям.

Пещеры находились всего в трех милях от дома, но туда было добрых полчаса езды. Дорога постепенно становилась все более тяжелой: подъемы и спуски, крутые повороты, грязь и колдобины. Но Хью уверенно гнал лошадей вперед.

У входа в. пещеры царил мрак, где-то поблизости шумел ледяной поток. Если Кит и воспользовался свечой, никаких признаков этого не было заметно.

Остановившись у пешеходного мостика, Хью соскочил с козел, передал Мэри вожжи и, быстро перейдя на другую сторону, исчез в отверстии пещеры.

Мэри слезла с двуколки. Снег скрипел у нее под сапогами, мороз щипал щеки. Она подошла к лошадям и тихо заговорила с ними. Их теплое дыхание согревало ей лицо.

Ожидание становилось непереносимым. Сколько пробежало минут, она не могла сказать. Пятнадцать, двадцать? Все это время она тревожно осматривалась по сторонам, но высокие буки и корявые дубы закрывали от нее окрестности.

Внезапно где-то неподалеку замелькал огонек.

— О, боже! — прошептала Мэри.

Свет виднелся примерно в полумиле. Если там были люди, они не могли не видеть и ее фонарь. Нужно было немедленно потушить огонь. Но как они тогда вернутся в Хэверседж? Ведь в темноте так легко опрокинуться, свалиться в придорожную канаву! Хью говорил, что знает дорогу как свои пять пальцев. Что ж, скоро они убедятся так ли это или он просто хвастал.

Приоткрыв фонарь, Мэри задула свечу.

Снег у нее под ногами смешался с грязью. Мэри пришло в голову, что при утреннем свете следы колес двуколки будут видны. Всякий сможет легко убедиться, что они ведут в Хэверседж — если только всем им удастся вернуться в Хэверседж, прежде чем их схватят…

Мэри не хотелось оставлять лошадей, но ей было необходимо выяснить, что происходит в пещерах, и, если возможно, дать знать Хью, что к ним кто-то приближается. Она попросила лошадей оставаться на месте, хотя прекрасно понимала, что от ее уговоров мало толку, и побежала ко входу в пещеру.

— Хью, поторопись! — крикнула Мэри в черный провал. — Я видела свет фонаря, нас кто-то преследует!

В первую минуту ответа не последовало, однако потом до нее донесся голос Хью — было ясно, что он еще где-то глубоко:

— Разверни лошадей в сторону Хэверседжа!

Слава богу! Сразу успокоившись, Мэри побежала к двуколке. По дороге она дважды упала, сильно разбила колени об острые камни, но не остановилась, а только поморщилась от боли. Что-то холодное и влажное упало ей на щеку — раз, потом другой. Снежинки! Благословляя судьбу, Мэри ощупью добралась до лошадей. Снег уже валил густыми хлопьями, когда она вскарабкалась в двуколку и медленно развернула ее.

Было очень темно, и без фонаря она могла видеть только на несколько футов вперед. Однако свет справа невозможно было не заметить. Теперь он был еще ближе и ярче. Сколько у них еще есть времени, чтобы скрыться от погони?

«Хью, о Хью!» — молила она про себя.

Через минуту Мэри услышала у себя за спиной шаги — Хью, Кит и Амабел пробирались по снегу. Обернувшись, она увидела, что Кит тяжело опирается на плечо брата.

— Рана кровоточит, — донесся до нее шепот Амабел. — Нас обнаружат по следам крови на снегу.

— Нам сейчас об этом не приходится думать, — ответил Хью. — Будем надеяться, что все следы заметет.

Он вскочил в двуколку и протянул руку Киту.

— Ты можешь подняться, Кит? Постарайся! Кто-то сюда приближается, они уже в четверти мили от нас. Мы должны успеть скрыться.

Мэри ничего не видела за его спиной, но в следующее мгновение Хью тяжело привалился к ней, а Кит громко застонал — его наконец удалось втащить на двуколку.

— Везите Кита домой, — сказала снизу Амабел. — Я найду его лошадь и прискачу вслед за вами. Обо мне не беспокойтесь.

Хью взмахнул кнутом, и двуколка тронулась.

— Ты хорошо сделала, что потушила фонарь, — сказал он. — Хотя, конечно, в темноте нам придется трудно. Я надеюсь только, что знаю эту дорогу лучше, чем кто бы то ни было.

Мэри оглянулась. На небе нависли тяжелые тучи, снег валил все сильнее с каждой минутой. Позади мелькнула какая-то тень: Мэри с трудом узнала в ней Амабел верхом на лошади Кита. Обогнав их, Амабел скрылась в темноте.

Мэри поддерживала Кита, а Хью рысью гнал лошадей к дому. Раз-другой он едва не налетел на дерево, потом чуть было не пропустил поворот, так что они легко могли оказаться в канаве. Но наконец наиболее опасная часть дороги осталась позади. Через четверть часа они были уже в ближнем лесу, а еще через несколько минут вдали замелькали огни дома.

Мэри никогда еще ничему так не радовалась, как появлению на горизонте Хэверседжа. Когда очертания дома сделались вполне различимыми, Хью погнал лошадей вовсю. Чувствуя близость теплой конюшни, они повиновались с готовностью; еще несколько минут — и старший конюх уже распрягал их.

Амабел была уже там и отдавала распоряжения конюхам. Как только Хью, взяв Кита на руки, понес его к дому, она с помощью грума закатила двуколку в конюшню.

Мэри сначала удивилась, что Амабел не пошла с братьями, но потом поняла, что сейчас главное замести следы. Втроем они обтерли двуколку со всех сторон, удалив снег и грязь с колес, а потом застелили весь пол конюшни свежим сеном.

Словно зачарованная, Мэри следила за каждым движением Амабел. Как странно было видеть ее на ногах и в мужском платье!

Заметив ее взгляд, Амабел улыбнулась.

— Мы ведь еще не успели с тобой поговорить. Представляю, как ты удивлена! Ну, думаю, здесь мы закончили. Поднялась такая метель, что наши следы уже замело. Пойдем домой, я тебе все расскажу.

Мэри покорно последовала за ней. Они вошли в дом через кухню, и там Амабел заставила Мэри снять сапоги.

— Братья пришли? — спросила она кухарку.

— Да, мисс. — Кухарка выглядела озабоченной, но отнюдь не удивленной.

— Тогда займитесь сапогами — или все пропало. Это первое, что они захотят увидеть.

— Слушаюсь, мисс.

— Моя горничная здесь?

— Да, мисс.

— Пришлите ее в мою комнату. Ей придется вычистить и платье мисс Фэрфилд.

— Сию минуту, мисс.

Мэри снова изумилась: кухарка повиновалась Амабел, как заправский солдат. Очевидно, кое для кого из прислуги деятельность Амабел не была тайной…

Снова слепо повинуясь Амабел, Мэри последовала за ней в ее спальню. Обе они были в одних чулках. Амабел предложила Мэри свой халат, они переоделись и с ногами уселись на постель. Храп няни стал своеобразным аккомпанементом рассказу Амабел.

— Я ведь с самого начала знала, что ты — друг Лоренса. Он заставляет нас всех надевать маски, но мне иногда говорит, кто идет с нами на дело.

Воспоминания о ее первой ночи в Дербишире охватили Мэри.

— Так это ты была с ним тогда?! — воскликнула она. — Когда мы напали на карету Хью, я думала, что с Лоренсом какой-то молодой человек. Но ведь это была ты, да?

Амабел кивнула и неожиданно рассмеялась.

— Как тебя Хью тогда целовал — а еще жених! Я поразилась тогда, а потом подумала, что рада твоему приезду. Я всегда считала, что Гонория Хью не подходит. Никогда она не будет ему хорошей женой! Никогда!

Амабел соскочила с кровати и подошла к окну. Мэри хотелось протереть себе глаза. Неужели это та самая больная девушка? Как она энергично двигается!

— Когда ты обнаружила, что можешь ходить?

— Примерно через месяц после несчастного случая, — ответила Амабел без малейшего смущения.

— Что? — воскликнула Мэри. — Так это же было два года назад! Два года ты провела в инвалидном кресле? Как это, наверное, было тяжело!

— Ради Лоренса и его дела я готова на все. — Амабел улыбнулась. — А к тому же ты представить себе не можешь, сколько всяких штук я выкинула за эти два года! По меньшей мере сотню. Ради этого стоило целые дни просиживать в кресле. Каждый раз, когда няня говорила домашним, что у меня болит голова, я могла разгуливать по комнате, сколько хотела. Она всегда была отличным сторожем — не считая сегодняшней ночи.

Поскольку в этот момент няня захрапела особенно громко, Мэри расхохоталась вместе с Амабел.

— Все равно мне кажется, что все это сон. Но, Амабел, как ты могла так долго обманывать Хью? Ведь тебе должно было быть известно, как он всегда винил себя за то, что с тобой случилось!

Амабел сразу стала серьезной.

— Я столько раз хотела положить конец этой игре! Но я не могла. В моем состоянии мне было легче узнавать от сэра Руперта все, что желал знать Лоренс. Я уже сказала тебе, что пошла бы на все ради Лоренса, и это правда. Ты же знаешь, как много он сделал для помощи беднякам в Дербишире! Я не сомневаюсь, что он спас не одну жизнь. Конечно, его труды не были совсем бескорыстными. Тебе известно, как обошелся с ним сэр Руперт?

Мэри кивнула. Она вдруг подумала, что не может осуждать Амабел за столь долгое притворство.

— Тебе будет трудно убедить Хью, что ты поступала правильно. Но хватит об этом — расскажи мне, что случилось сегодня.

Амабел вздохнула.

— Я пряталась в пещере, и там меня нашел Кит. Он сказал, что приехал за мной, и предложил вернуться на его лошади — так мы будем привлекать меньше внимания. Я не знала, почему он посадил меня впереди, а не сзади, и почему он так спешит, пока не услышала выстрел и Кит не навалился на меня. Я подхватила поводья, и, поскольку я очень хорошо знаю местность, мне удалось скрыться от нашего преследователя — да и кто за кем мог бы следить в такую ночь! Я надеялась отвезти Кита домой, но на севере показались огни, и я поняла, что единственный путь к спасению — вернуться снова в пещеру и спрятаться там. Я как раз кончила перевязывать Кита, когда появился Хью. Я в жизни так никому не радовалась! Хотя должна тебе сказать, я никогда еще не видела его в такой ярости. Сомневаюсь, что он когда-либо поймет и простит меня…

— И в этом ты права! — раздался голос Хью.

Мэри обернулась. Хью стоял в дверях, и лицо его походило на маску. Если бы Мэри не слышала его голос, она бы не узнала его.

— Будь добра, оставь нас, Мэри.

— Да, конечно. Но скажи мне сначала, как Кит?

— Все обойдется, — последовал краткий ответ.

Мэри не пыталась добиться от него еще каких-то сведений. Она вышла и закрыла за собой дверь. Хотя все тело у нее онемело от усталости и была глубокая ночь, она и не подумала идти к себе. Вместо этого она направилась в спальню Кита. Открыв дверь, Мэри увидела, что кухарка поддерживает его за плечи, а одна из горничных подает ему рюмку с опием, чтобы он мог уснуть. Подойдя к постели, Мэри взглянула в его сонные глаза, и он улыбнулся ей.

— Вот видишь, Фэрфилд, я привез ее благополучно, как и обещал.

— У тебя всегда хватало храбрости, Кит. Судя по всему, ты спас ей жизнь.

— Лучше бы мы переждали в пещере. Ты была права, когда хотела пойти за Хью. Надо было дождаться утра и спокойно вернуться в Хэверседж. Если бы с нами был Хью, они бы не посмели напасть.

— Они все равно не имели права стрелять. Я горжусь тобой, Кит. Но теперь ты должен отдохнуть.

Кухарка осторожно помогла ему опуститься на подушку. Кит вздохнул, не сводя глаз с лица Мэри.

— Хью очень сердит на Амабел. Ты должна помочь ему понять, что он сердится зря. У нее больше мужества, чем у нас всех, вместе взятых. Пожалуйста, Мэри, поговори с ним!

— Поговорю, — заверила она его. — Но не сегодня. Сейчас нам всем лучше выспаться. Я обещаю тебе, что сделаю все необходимое.

Кит усмехнулся:

— Я в этом не сомневаюсь.

Веки у него отяжелели. Мэри отошла, сделав знак кухарке следовать за ней.

— Скажите мне, как у него дела? — спросила она, когда они вышли в коридор.

— Пуля попала ему в плечо, но его милость находит, что опасности нет. Конечно, я настояла, чтобы Сиддонс послал за доктором, хотя помилуй нас господь, если станет известно, зачем его позвали.

Мэри задумчиво на нее посмотрела.

— Я постараюсь, чтобы все подумали, будто его вызвали к Амабел. А когда все узнают, что Амабел снова ходит, кому придет в голову интересоваться, зачем он на самом деле приезжал?

— Это вы хорошо придумали, дай вам бог здоровья! А теперь идите спать. Я велела горничной разжечь у вас в комнате камин и положить в постель грелку. День у нас выдался долгий.

— Да уж, — вздохнула Мэри.

Она направилась к себе, но не успела дойти до своей двери, как из комнаты Амабел, рыдая, вышла няня. Оказалось, что Хьюго приказал ей убираться прочь, и она боялась, что больше не найдет никакой работы.

Мэри стало жаль женщину, оказавшуюся между своеволием Амабел и гневом Хью. Она хотела было ее утешить, но няня покачала головой и быстро направилась к лестнице, ведущей в комнаты прислуги.

22

На втором этаже Хэверседж-Парка, между библиотекой и столовой под куполом находилась комната, которая всегда особенно нравилась Мэри. Сегодня она и стала ей прибежищем. В семье эту комнату называли гостиной леди Рейнворт, потому что мать Хью тоже очень ее любила.

Мэри стояла у одного из трех высоких окон, выходивших прямо на лабиринт. В отдалении виднелся лес. Снег покрывал землю на несколько дюймов и окутывал парк белой дымкой, придавая ему особенно красивые очертания. Яркое послеполуденное солнце сияло в голубом небе, снег ослепительно сверкал. Вся картина выглядела волшебной и мирной — в полном противоречии с настроением хозяина дома.

Мэри старалась не думать, как много всего случилось со вчерашней ночи, но мысли не давали ей покоя. Метавшийся в лихорадке Кит, разгуливающая по дому, всем на удивление, Амабел, Хью, набрасывавшийся на всякого, кто рискнул хотя бы взглянуть на него…

Мэри решила не думать пока о Хью. Вскоре они увидятся, и она могла себе представить, как он воспримет ее участие в приключении Кита. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, она огляделась — эта комната всегда действовала на нее умиротворяюще. Стены и потолок здесь были отделаны панелями красного дерева, темно-красные бархатные портьеры с золотыми кистями висели на окнах, тонкие белые муслиновые занавески пропускали в комнату мягкий солнечный свет.

Меблирована комната была в соответствующем стиле — темно-красный бархат обивки и обилие резного дерева напоминали о сидевших здесь некогда величественных дамах в тяжелых бархатных платьях с широкими сборчатыми воротниками. Два больших гобелена, украшавших стены, изображали дам елизаветинской эпохи в домашней обстановке: одни занимались музицированием, другие вышиванием.

Леди Рейнворт держала в этой комнате свои книги — любовные и приключенческие романы. Мэри представляла себе, как разыгрывалось ее воображение в осеннюю непогоду, когда дождь и ветер стучали в окна, а в камине ярко горел огонь, и ночные тени плясали по стенам.

С тех пор как миссис Певистон узнала, что Мэри обожает эту комнату, она следила за тем, чтобы там всегда горел камин, — вот и сейчас здесь было тепло и уютно. Мэри подошла к огню, чтобы согреть озябшие пальцы. Если Хью и сердится на нее за участие в событиях прошлой ночи, к ее наружности он никак не сможет придраться. Жанетта зачесала ее длинные темные волосы кверху, распустив локоны по плечам. На ней было темно-синее бархатное платье, воротник из прозрачного тюля спускался мягкими складками на плечи и красиво ложился вокруг декольте. Платье было с высокой талией, присобранное на спине и с длинными рукавами, из которых выглядывала у кистей тюлевая оборка. На шею Мэри надела золотой медальон, в котором помещалось ее главное сокровище — прядь темно-русых волос Хью, украденная ею у него четыре с половиной года назад, когда он мирно спал в саду.

Мэри открыла медальон и с нежной улыбкой коснулась завитка пальцами. Как давно это было! После обеда старшие Лейтоны отправились отдыхать, а Хью заснул на шезлонге в саду. Амабел предложила ей свои ножницы и сказала, что сама охотно выполнит эту операцию, если смелость изменит Мэри. Но Мэри это доставило живейшее удовольствие. Хью все это время спал себе спокойно и проснулся только под хохот Амабел.

Вздрогнув, Мэри поспешно закрыла медальон. Она спасалась в гостиной леди Рейнворт, пока Хью и Амабел вели бурный разговор в его кабинете на первом этаже. Хью уже оповестил Мэри о том, что с ней он тоже намерен поговорить, как только закончит с Амабел.

Мэри не то чтобы дрожала от страха, но ей было сильно не по себе. Простит ли он ее за то, что она не рассказала ему о ночной поездке Амабел? Строго говоря, это она была виновата в том, что Кита ранили…

Согревшись у огня, она снова вернулась к окну и стала смотреть в заснеженный сад. Совесть ее мучила. Если бы Кит погиб, его кровь была бы на ее руках, как если бы она сама спустила курок!

Слезы выступили ей на глаза, и Мэри поспешно их смахнула. Она была так счастлива, что Кит остался жив. Врач сказал, что опасности нет. Он извлек пулю и промыл рану, но Кита начала бить лихорадка. Когда она заходила к нему утром, он метался в постели, отталкивая миссис Певистон, которая пыталась положить ему на лоб холодное мокрое полотенце. Он был в сознании и узнал Мэри, когда она с ним заговорила.

— Скажи миссис Певистон, что я не ребенок, чтобы со мной нянчиться! А славно мы вчера развлеклись, верно, Фэрфилд? — Он слабо улыбнулся ей.

Мэри могла только кивнуть — слезы затуманили ей глаза.

— Я зайду к тебе попозже, Кит, — сказала она и добавила, заметив, что он снова оттолкнул руку экономки:

— И позволь миссис Певистон позаботиться о тебе, а то нам всем достанется от кухарки.

— О боже! Я и забыл о ней! Простите меня, миссис Певистон. Я исправлюсь, вот увидите.

Мэри спустилась вниз и услышала перебранку Хью с Амабел у него в кабинете. Зажав уши, она поспешила в гостиную, но голос Хью доносился и туда. Вот тогда-то Мэри и решила укрыться в гостиной леди Рейнворт.

Ее взгляд был все еще устремлен на зимний пейзаж, когда она с удивлением увидела, что из галереи, находившейся как раз под гостиной леди Рейнворт, вышла Гонория. Она была в меховой накидке, капюшон плотно облегал ее хорошенькую головку, руки она держала в муфте.

Гонория…

Как странно видеть ее прогуливающейся, ведь она не переносит ни лишних движений, ни холода!

Гонория медленно шла между покрытых снегом клумб, стараясь держаться посередине дорожки. Быть может, спустившись вниз, она услышала громкий неприятный разговор Хью с Амабел и тоже решила найти себе убежище?

И тут Мэри увидела другую фигуру, направляющуюся навстречу Гонории.

Мистер Белпер!

Мэри так и застыла на месте.

Гонория и мистер Белпер. Тайное свидание? Мэри засмеялась, настолько это звучало нелепо. А если не свидание, тогда случайная встреча? Это казалось Мэри в равной степени маловероятным. Скорее всего дело было так: накануне в библиотеке Гонория в полной невинности обронила что-нибудь вроде: «Я погуляю в саду, если день будет солнечный», — и мистер Белпер подхватил эти слова на лету.

Мэри кивнула, соглашаясь сама с собой. Да, мистер Белпер не упустил бы такую возможность!

Она увидела, как Гонория замедлила шаги, остановилась и молча уставилась на викария. Он поднял руку в знак приветствия, и даже на расстоянии Мэри могла разглядеть в этой руке несколько роз из его оранжереи.

Мэри и раньше догадывалась, что между мистером Белпером и Гонорией существует взаимная привязанность — пусть даже и неосознанная, — и все-таки она была поражена этим зрелищем. Сердце радостно затрепетало у нее в груди. Стало быть, не все еще потеряно…

В этот момент дверь приоткрылась, и порыв холодного воздуха ворвался в комнату. Мэри застыла, думая, что это Хью, но тишину нарушил детский голосок.

— Мэри, — позвала ее Беатриса, — кухарка сказала, что ты в маминой комнате, вот я тебя и нашла. Ты не возражаешь, если я побуду тут? Внизу очень… очень шумно.

Вид у девочки был озабоченный.

— Ну конечно, нет, — улыбнулась Мэри. — Заходи и закрой поскорее дверь.

— Как здесь тепло! На что это ты смотришь?

— Пришел мистер Белпер и принес Гонории цветы — желтые и розовые розы.

Беатриса подошла к окну и остановилась рядом с Мэри, глядя в сад.

— Джудит говорит, что он в нее по уши влюблен. Пусть бы Гонория вышла за него вместо Хьюго! Как ты думаешь, она захочет?

— Она не может, — вздохнула Мэри. — Она помолвлена с твоим братом.

— Очень жаль…

Сцена внизу, где мистер Белпер тем временем взял Гонорию под руку и они начали прогуливаться вместе, сразу утратила для Беатрисы всякий интерес. Снова повернувшись к Мэри, она спросила:

— С чего это Хью так разозлился на бедную Амабел? Я слышала, как он кричал на нее в кабинете. Мэри, я еще не видела, чтобы он так сердился на кого-нибудь, никогда не видела!

— Да, я знаю, — Мэри обняла девочку за плечи. — Но, видишь ли, Амабел очень огорчила его, и должно пройти время, чтобы он успокоился.

— Значит, он просто расстроен? Но почему он тогда кричит?

Мэри усмехнулась.

— Уж очень ты шустрая! Люди часто кричат, когда расстроены, так им становится легче.

— А что она сделала? — не отставала Беатриса.

Мэри поняла, что разговор зашел слишком далеко.

— Об этом тебе лучше спросить Амабел или Хью.

Беатриса, однако, не собиралась на этом успокаиваться. Как истинная Лейтон, она твердо решила добиться своего и, наверное, выпытала бы у Мэри ответ, но в этот момент дверь распахнулась, и на пороге показался Хью. Вид у него был мрачнее тучи.

Беатриса взглянула на него, потом на Мэри.

— Ой-ой! — прошептала она. — Ты тоже что-нибудь натворила?

— Боюсь, что да, — ответила тоже шепотом Мэри. — Во всяком случае, похоже, что он и на меня разозлился.

— Принести «Таймс»? — лукаво спросила Беатриса. — По-моему, он так и не избавился от своей дурной привычки!

— Довольно, Беатриса! — прикрикнул Хью.

— Оставь нас ненадолго, ладно? — Мэри еще раз обняла девочку. — Пойди лучше поищи Амабел, у нее есть для тебя сюрприз.

— Сюрприз?

Не успела Беатриса добежать до двери, как за спиной Хью появилась Амабел.

— Доброе утро, Би, — улыбнулась она.

— Белла! — Беатриса вскрикнула и на мгновение застыла на месте, а потом бросилась к сестре. — Ты можешь ходить?! Это же чудо! Неужели с тобой произошло настоящее чудо? Я слышала о таком только в проповедях мистера Белпера!

— Ну это не совсем чудо. Пойдем со мной вниз, я тебе все расскажу.

— Уж конечно, не все, я надеюсь! — резко заметил Хью.

Амабел бросила на него холодный взгляд.

— Я расскажу ей все, что сочту нужным.

Мэри неприятно поразила вызывающая манера Амабел, и ее не удивило, что Хью сердито покраснел. Он, вероятно, высказал бы свое возмущение вслух, но вмешалась Беатриса:

— Белла, ты знаешь, у нас теперь будет много неприятностей — так сказал Сиддонс. Это все потому, что рождественское полено погасло. Ты слышала, что оно погасло?

— Разве? — Амабел, казалось, совершенно забыла о Хью. — Тогда нам следует этим немедленно заняться.

Взяв за руку Беатрису, Амабел вышла, захлопнув за собой дверь.

Мэри стояла у окна, удивляясь собственному спокойствию. Наверное, невинные шутки Беатрисы помогли ей отвлечься от озабоченности и тревоги. В конце концов, не все в жизни в ее власти. Что она могла изменить в событиях прошлой ночи? Ничего. Быть может, ей следовало подчиниться своему первоначальному порыву и рассказать Хью об Амабел до того, как Кит уехал ее искать? Но Кит все равно поехал бы. Вспоминая свой разговор с ним и его прось