/ Language: Русский / Genre:detective, / Series: Мент в законе

Жесткий Ответ

Владимир Колычев

Алена – воистину дьявольская штучка. Ослепительно красива, чудовищно хитра и изворотлива. У нее на крючке – бизнесмен Рысьев и его сын Артем. Оба от нее без ума и готовы отдать все. Откуда им знать, что она служит «дьяволу». Вернее, мошеннику Воланду, который облапошивает доверчивых простаков, «покупая» их души. А отец и сын Рысье вы – лохи из лохов. Вытянуть из них все денежки и уничтожить – вот настоящая игра для ее изощренного ума. Но когда ей на хвост падает мент Круча со своими операми, Алене приходится проявлять чудеса изворотливости. Только вот перехитрит ли она матерого мента?…

Владимир Колычев

Жесткий ответ

Часть I

Глава 1

1

Вячеслав Борисович лежал в постели и уныло смотрел на супругу. Валентина только что вышла из душа. В одном пеньюаре. Кокетничает жена, глазки строит.

В былые времена он бы сорвался с кровати, подскочил к ней, схватил и без лишних слов положил бы на обе лопатки, а там вперед и в дамки. А сейчас… Валентина осталась такой же ладной и стройной, как в былые годы. И кожа такая же гладкая. Даже груди в полном порядке. Ничего удивительного. Она тщательно следит за собой. Гимнастикой занимается, салон красоты регулярно посещает. В средствах она не ограничена. И желание быть молодой и красивой неизменно. Все это дает свой результат.

– Дорогая, ты чего? – кисло спросил Вячеслав Борисович.

И на всякий случай натянул одеяло до подбородка.

– А ты чего? – взгляд ее потускнел, уголки губ потянулись вниз.

– Я ничего…

В том-то и дело, что у него ничего. Абсолютно ничего. Не стоит у него на Валентину. Может, он импотент?… Да нет, не должно быть. Молодой он еще для такого диагноза, за сорок едва перевалило. К тому же на молоденьких девочек он реагирует вполне нормально. Если б залез на какую-нибудь красотку, то скорее всего у него бы получилось. Да как-то не хочется ни за кем волочиться. Роман на стороне заводить – только время терять. А его не так уж и много.

Женщины – это хорошо. Но и без них тоже неплохо. В жизни есть занятия куда интересней секса. Работа, например. У Вячеслава Борисовича своя фирма – несколько автозаправочных станций на маршруте вдоль Битовского шоссе и МКАД. И пакет акций одного нефтеперегонного завода. Не контрольный, нет. Десять процентов всего. Но ему хватает.

В книгах, в газетах всякое пишут. Все, что с нефтью связано, – криминал сплошной и мафия. Может быть. Только Вячеслав Борисович почему-то остроту экстремальных ситуаций на себе не прочувствовал. Кооператором когда-то был – куртками-варенками торговал, цех свой открыл. Капитал сколотил. Было с чем приватизацию встретить. Связи были. Бизнес бензиновый смог организовать. До сих пор им занимается. Крепкий стабильный доход, никаких проблем. Разве что за «крышу» отстегивать приходится. Ну так это закон российского рынка, от этого никуда не денешься.

В общем, жизнь у него спокойная, обеспеченная. Грех на что-либо жаловаться.

Работа сама по себе серьезное для него увлечение. А еще есть компьютер – машина у него сильная, последняя модель, со всеми наворотами. Интернет – само собой. А это болото. С головой засасывает. Иногда Вячеслав Борисович ловил себя на желании забросить работу, переложить дела компании на управляющего, а самому целыми днями напролет сидеть за компьютером.

Все у него есть для нормальной жизни. Дело свое, Интернет… А вот женщины, кроме поднадоевшей жены, нет. И не будет. Не нужны они ему. Только время на них переводить…

Не смогла его сегодня раскрутить Валентина. Невесело вздохнула, вышла из комнаты. Вернулась минут через пять, в халате. Села на краешек кровати. С тоской и упреком посмотрела на него.

– Какие-то проблемы? – спросил он.

– Проблемы, – кивнула она. – У тебя проблемы… Слава, ты скажи, может, я стала тебе не интересна?, – С чего ты взяла?

– А ты не знаешь, – с мрачной иронией усмехнулась она. – Скажи, может, у тебя появилась другая женщина?

Логика ее вполне понятная. С деньгами у него полный порядок, новенький «шестисотый» «мере» под седлом, положение в обществе – словом, полный перечень достоинств, чтобы тебя любили молодые красивые вертихвостки.

Да только вертихвосток ей бояться не стоит. Для Вячеслава Борисовича семья – это свято. Ни при каких условиях он не разрушит семейный союз. Хотя бы потому, что у них растет сын Артем. Правда, ему уже восемнадцать. Казалось бы, вполне взрослый парень. Только при этом совсем еще ребенок. Он у них музыкальный гений – лауреат всевозможных конкурсов, в консерватории учится. Кроме музыки, его ничего не интересует. Робкий он, застенчивый, на красивую девчонку глянет – сразу краснеет.

– И скажу. Нет у меня другой женщины…

Вообще-то, он мог бы развестись с Валентиной. Дом бы ей оставил, счет в банке. Только какой в этом смысл? Другая женщина, пусть самая красивая, ему не нужна. А к Валентине он привык. Да, она его не возбуждает как женщина. Но по-прежнему много значит в его жизни.

– Знаешь, а ведь я тебе верю, – кивнула она.

Чтобы поверить ему, достаточно в глаза заглянуть. Валентина не первый год замужем, умеет читать по глазам, знает, когда он врет, а когда говорит правду.

– Ну вот, а говоришь, проблемы.

Вячеслав Борисович облегченно вздохнул. По природе он человек не конфликтный. И семейных скандалов терпеть не может.

– Тогда почему ты не хочешь со мной спать?

– Здрасьте! А с кем я сегодня, по-твоему, спал?

– Да я не в том смысле… Почему ты меня не хочешь? Так понятней?

– Ну, понятно… Только с чего ты взяла, что я не хочу? Хочу!… Помнишь, неделю назад у нас это было…

– Не неделю, а месяц. И то, как это было… Будто ничего не было… Скажи, может, у тебя с потенцией проблемы? Может, к врачу надо обратиться?

– , Надо – обращайся. А меня не трогай. У меня с этим все в порядке… Кстати, мне уже на работу пора…

– Так сегодня же воскресенье…

– Тем более!… Надо новости узнать. Сама знаешь, мне это необходимо.

– Опять за свой компьютер сядешь?

– Не опять, а снова…

Вячеслав Борисович соскочил с постели и бегом в душ.

Пусть Валентина возмущается, пусть ворчит себе под нос – ему все равно. Ведь у него есть Интернет. Есть куда уйти от домашних проблем.

2

– Ты как твой отец. Ничего ему не нужно, только бизнес и компьютер.

– Мне компьютер неинтересен, – поправляя очки, сказал Артем.

– Зато музыка одна на уме, – брюзжала мама.

– Ну ты же всегда хотела, чтобы я был музыкантом.

– И сейчас хочу… Только не нравится мне, что ты дома целыми днями сидишь.

– Ну почему, я же на занятия езжу.

– Это днем. Вечером бы куда сходил, развеялся.

– Куда?

– Ну, в ночной клуб я тебя, конечно, не пущу. А в кино сходить бы мог.

– С кем?

– Вот я и говорю, с кем… Хочешь, я тебя с одной девушкой познакомлю? Из приличной семьи. Вместе в кино будете ходить.

– А вот этого не надо!

Это был редкий случай, когда Артем мог встать в позу перед матерью. Всегда спокойный, он сильно раздражался, когда разговор заходил о девчонках.

Как у всех нормальных людей, когда-то и у него была первая любовь. Только он стеснялся своих чувств, прятал их от всех – даже от себя. А еще ему всегда казалось, что он не сможет понравиться ни одной девчонке. Среднего роста, худенький. В классе у него даже кличка оскорбительная была – Рахит. Девчонки жалели его, но это не мешало им подсмеиваться над ним. И та, его первая любовь, тоже подсмеивалась. Особенно когда он густо краснел при ней. Может, она и догадывалась, что с ним происходило. Но делала вид, что ничего не замечает. Артем всегда был для нее пустым местом.

И для других девчонок тоже. Как это ни печально. Так что уж лучше не связываться с этими вертихвостками. Они, конечно, красивые, к ним тянет. Но от них одни неприятности.

– Почему не надо? – не сдавалась мама.

– Потому что! – отделался детским ответом Артем.

– Может, тебе не нравятся девушки? – спросила она вдруг.

– Почему не нравятся?

– Вот я и хочу узнать, почему.

– Да нет, нравятся, – начал краснеть Артем. – Только я это… Мама, давай оставим эту тему! И вообще, мне пора на занятия.

– Да, конечно, давай собирайся.

В Москву ему приходилось ездить из Битово. Но для него это не проблема. На машине всего час пути. А у Артема свой автомобиль – подарок отца.

Он ехал на своем «Ниссане» и думал о недавнем разговоре. С чего вдруг мама решила, что ему не нравятся девушки?

Уж не думает ли она…, что он… А вот это она зря. С сексуальной ориентацией у него полный порядок. Мужчины его не интересуют – это однозначно. Только вот другие почему-то думают иначе. Даже мама… Какой ужас!

Как бы доказать им всем, что он хочет и может быть с девчонкой?

Он проезжал мимо троллейбусной остановки. И увидел девушку. Красивая – аж дух захватывает. Стройная фигурка, длинные пшеничные волосы, матовая кожа, голубые глаза. Сексуальные длинные ноги, плотно обтянутые джинсами-стрейч. Все это взгляд выхватил в одно мгновение. Еще столько же понадобилось, чтобы сообразить, зачем эта девушка тянет к нему руку. Она же голосует, останавливает попутную машину.

Нога сама потянулась к тормозу, руки сами повели руль вправо. Хорошо, Артем ехал по крайней правой полосе. А то мог бы создать аварийную ситуацию.

Он остановился прямо напротив нее, нажал на кнопку – стекло опустилось. Только девушка не стала говорить, куда ей ехать. Просто открыла дверцу и без всяких предисловий села в машину.

– Хай! – так же просто поприветствовала она его.

И ослепительно улыбнулась. Полные, ярко накрашенные губы, ровные коралловые зубы.

В ответ на приветствие Артем густо покраснел.

– Поехали? – спросила она.

И этим вывела его из оцепенения.

– Куда?

– Вообще-то, мне надо на Курский вокзал.

– Вы уезжаете?

– Смотри, какой любопытный, – без малейшего раздражения сказала она. И ответила:

– Я там работаю.

Кем она работает, Артем спрашивать не стал. Застеснялся.

– Поехали, – единственное, что вымолвил он.

Всю дорогу они ехали молча. Артем думал о незнакомке.

Вот она, совсем рядом, только руку протяни. Руку он не протягивал – духу не хватало. Даже просто посмотреть на нее боялся. Она же думала о чем-то своем. Артем ее абсолютно не интересовал. Знакомая ситуация. Эта красотка не отличалась от других – так же игнорировала его, как и остальные. Ну почему так?

Они уже подъезжали к вокзалу, когда девушка наконец спросила:

– Я, наверное, вас задерживаю?

«Вообще-то, да…»

– Нет, нет, что вы!

– Значит, вы бомбилой работаете, – решила она.

– Извините, я вас не совсем понял.

– Ну, в смысле таксуете. Людей за деньги подвозите.

– Должен вам сказать, что вы заблуждаетесь. Сам не знаю, как получилось, что я решил вас подвезти. Я не занимаюсь частным извозом.

– А кто вы, если не секрет?

– Музыкант…

– О! – оживилась она. – Попса? Рэп? Рок?

– Ну что вы? – поморщился Артем. – Я поклонник классической музыки. Я сочиняю симфоническую музыку, учусь в консерватории…

– Да? Это, между прочим, тоже интересно…

Ее мягкая чувственная улыбка завораживала Артема. От волнения вдруг стали неметь кончики пальцев, сила вытекла из рук.

– Концерты, наверное, даете?

– Бывает, – кивнул Артем и покраснел от гордости и смущения одновременно.

– Гонорары получаете?

– Иногда. И то скорее символические, чем реальные суммы. Но деньги меня не волнуют…

– Да? А откуда у вас такая дорогая машина?

– Подарок отца. К восемнадцатилетию.

– Хороший у вас отец.

– Хороший. Во всяком случае я его люблю. И горжусь им.

– И он, наверное, гордится вами?

– Я бы очень хотел на это надеяться.

Красавица замолчала. Снова ушла в свои мысли. И вдруг спросила:

– А ваша девушка вами гордится?

– Нет, – снова покраснел Артем.

– А зря. Такой симпатичный юноша. Образованный, воспитанный, серьезный человек, музыкант…

– Видите ли, у меня нет девушки.

– Да?! – удивилась она. – Странно.

– Да ничего странного. Просто я всегда занят. У меня совсем нет свободного времени.

– Совсем нет?

– Совсем…

– Жаль. А то я хотела пригласить вас к себе на день рождения.

– Меня?! – От изумления и восторга Артем едва не выпустил руль из рук.

– А что тут такого? Вы же в Битово живете?

– Да. На Глубоком озере.

– В поселке для «новых русских»?

– Я вас не совсем понял.

– Ну да, будто вы не знаете, что в коттеджном поселке на берегу Глубокого озера живут одни «новые русские»?

– Знаете, я как-то не задумывался над этим, – пожал плечами Артем.

– Если не секрет, отец ваш кем работает?

– Ну, у него компания своя. Автозаправочные станции, нефтеперегонный завод…

– Ну, вот видите, ваш отец и есть «новый русский». Или вы так не считаете?

– Да, мой отец состоятельный человек. С этим я не могу не согласиться. А то, что он «новый русский»…

– Да ладно, какая разница, кто ваш отец? – мило улыбнулась ему красавица. – Главное, что сын у вашего отца – приличный молодой человек. Я говорю про вас…

Артем был вне себя от смущения.

– Кстати, а как вас зовут? – спросила она.

– Артем, – делая глотательное движение, выдавил он. – А вас?

– Алена.

– Очень приятно…

– Взаимно… Ну так что, Артем, придете ко мне на день рождения?

– Да я не знаю, это как-то неожиданно…

– А жизнь полна неожиданностей. Потому она так прекрасна. Вы не находите?

– Да, наверное, это так.

– Тогда считайте, что я вас приглашаю к себе в гости. Буду ждать.

– Вы это серьезно?

– Серьезней не бывает… Кстати, мы уже приехали. Вот здесь остановите.

Она назвала свой адрес, наградила его на прощание обворожительной улыбкой и вышла из машины. Артем смотрел ей вслед. Восхищался ее красотой. Он никак не мог поверить, что это прелестное создание обратило на него внимание.

3

– Это мне? – восхищению Алены не было предела.

– А кому же? У вас же сегодня день рождения. Или не у вас?

– У меня… С ума сойти, какая красота!

Она надела на палец золотой перстень с рубином. Он пришелся ей в самую пору. Артем был рад, что угодил ей с подарком.

– Это же так дорого! – восторгалась она.

– Дорого. Но расходы мне по карману.

– Ну спасибо! Дай я тебя поцелую! – Она чмокнула его в щеку.

И повела в комнату, где уже собрались гости.

– Знакомьтесь, это Артем!

Он стоял посреди комнаты, куда она его привела, и смущенно рассматривал гостей. Два парня и две девушки. Получалось, он был третьим мужчиной в этой компании. Три парня и две девушки плюс сама виновница торжества. Алена не просто так его к себе пригласила. Два парня с двумя девушками, а она будет с ним, с Артемом. Они составят пару!… Одна эта мысль вгоняла его в ступор.

Только вот парни его очень смущали. Оба высокие, крепко сложенные. Один прямо-таки красавчик. Синеглазый брюнет с голливудской улыбкой. Артем подозревал, что женщинам очень нравятся такие парни. Второй – блондин с чуть смугловатой кожей. Правильные черты лица, мужественный взгляд. А может, Алена будет с кем-то из них?

На всякий случай посмотрел на девушек. Одна из них красавица. Словно с обложки дорогого глянцевого журнала сошла. Красивая, ухоженная, в стильной одежде. Только Алена лучше. В коротком облегающем платье она выглядит просто потрясающе. И еще одна девушка. В меру упитанная, в меру симпатичная, только лицо прыщавое. Она с интересом и многообещающе смотрела на него. Ему даже казалось, будто он знает, какие мысли блуждают в ее голове.

Только ничего у нее с ним не выйдет. Потому что ему нужна одна Алена. Он будет только с ней.

– Привет! – раскованно поприветствовал его брюнет.

Располагающе улыбнулся, протянул руку для пожатия.

И блондин отнесся к нему без неприязни. Только в каждом его взгляде, в каждом жесте проглядывал оттенок снисхождения.

Одного звали Денисом, второго Виталием. И с девушками Артем познакомился. Красавица Олеся едва удостоила его вниманием. Зато вторая, Венера, намертво прилипла к нему.

– Я слышала, вы музыкант… – затараторила она. – А кого вам больше нравится играть, Чайковского или Шостаковича?… А правда, что Сальери отравил Моцарта?…

И все в том же духе. Причем она не давала Артему и рта открыть. Сама спрашивала – сама отвечала. Через десять минут общения от нее уже болела голова. Он с надеждой посмотрел на Алену. Не поможет ли она ему избавиться от этой навязчивой собеседницы? Но, увы, ей было не до него.

Оказалось, Алена пригласила его к себе, чтобы он составил пару Венере. Артем ужаснулся, когда осознал это. Сама она мило общалась с Денисом. Держала его за руку, что-то шептала ему на ухо. И только изредка бросала взгляды не Артема. Награждала его дежурной поощрительной улыбкой Мол, как хорошо, что у них с Венерой все так замечательно складывается.

Стол от изобилия не ломился. Все довольно скромно. Впрочем, Артему было все равно. Какая разница, что вместо «Кру Розе» или «Дом Периньон» ему приходилось пить кислое газированное вино с громким названием «Шампанское»?

Лишь бы пьянило. Лишь бы суметь найти в себе силы переключиться с Алены на Венеру.

Он хотел женщину. Хотел узнать, что такое физическая близость с ней. И если именинница недоступна, то он может познать секс в обществе ее подруги.

Чем больше он пьянел, тем меньше злился на Алену. Какие к ней могут быть претензии, если она ничего ему не обещала. Ей нужен был Денис, а ему досталась Венера. Но ведь она вообще могла не приглашать его к себе.

Правда, он ей сделал дорогой подарок. Но Алена не какая-то шлюха. Брать подарок, а потом отработать его в постели – это низко, гнусно. Нет, он не должен обижаться на нее…

Артем напивался. Пусть это и нехарактерно для него.

Зато его уже не так раздражала болтовня Венеры. Мало того, он даже стал находить в ней изюминку. И с легкостью последовал за ней, когда она пригласила его на танец. Она тесно прижалась к нему. Тело у нее плотное, упругое, жаркое.

У Артема внутри все запылало. Внизу живота что-то зашевелилось, затвердело. Ему стало невыносимо стыдно. Он даже хотел прервать танец. Что подумает о нем Венера? Ведь она не может не знать, какие изменения произошли в нем. Ведь она чувствует крепость в его брюках. Но она только тесней прижалась к нему. Артему даже показалось, что она замурлыкала от удовольствия.

– Давай уйдем отсюда, – в самый разгар вечера вдруг предложила она.

– Куда? – не сразу понял Артем.

– Ко мне. У меня отец в командировке, мама в ночную смену.

– А что мы у тебя будем делать? – наивно спросил он.

Венера только хихикнула.

– Пойдем – узнаешь…

Теперь Артем понял все. И прежде всего то, что сегодня он перестанет быть мальчиком – станет мужчиной.

– Пойдем, – завороженно глядя на нее, кивнул Артем.

И вдруг спохватился.

– А как же Алена? – больше у себя, чем у Венеры, спросил он.

Охватил взглядом комнату, но Алену не нашел. Дениса тоже. Только Виталий с Олесей сидели на диване за столом.

Он трогал ее губами за ушко, она же млела от удовольствия.

– А где Алена? – спросил у них Артем.

Виталий не глянул на него, но махнул рукой в сторону Второй комнаты. Артем направился туда. Дернул за дверь.

Она была закрыта.

– Зачем ты это делаешь? – спросила Венера.

– Как зачем? Там же Алена…

– Ну и что?

– Я должен у нее спросить, можно мне идти или нет.

– Артемка, какой же ты у меня лопушок, – сказала она и снова дурашливо хихикнула. – Алена сейчас занята.

– Чем?

– Не чем, а кем. Денисом она занята. У них ай лав ю.

– Ай лав ю?

– Ну, любовью они занимаются, неужели не понятно?

Артем обреченно кивнул. Да, он все понял. Кровь в жилах резко остыла, в ногах появилась тяжесть, к горлу подступил свинцовый ком. Алена занимается любовью с Денисом, Они закрылись в комнате, чтобы… Артем же, как всегда, остался за бортом.

– Ей сейчас не до тебя. А потом, отпрашиваться у нее вовсе не обязательно… Пошли…

Венера потянула его к выходу. Артем не сопротивлялся.

А почему он должен сопротивляться? Она не дает ему утонуть, вытягивает обратно на борт. Правда, не того судна, на котором он бы хотел плыть. Ну, да в его положении все равно. Давно пора становиться мужчиной.

***

Венера принимала душ. Она нарочно оставила его в своей комнате одного. Чтобы он разделся и залез в ее постель под одеяло. Сейчас она придет, плавно дернет за шнурок своего халата, который так же плавно упадет на пол и обнажит ее стройное тело. Он хотел заняться с ней сексом. Хотел. Только почему-то между ног у него мягко. Нет нужной твердости. Почему?

Она появилась внезапно. Будто не вошла в комнату, а материализовалась из воздуха. И не в халате она была, а совершенно голая. В полутьме комнаты не было видно прыщей на ее лице. Сейчас она казалась просто красавицей. Но крепости мужского духа Артем так и не ощутил.

– А ну, посмотрим, что там у нас? – развязно улыбнулась она.

Подошла к нему совсем близко, села на краешек кровати. Артем смутился, рефлекторно натянул на себя одеяло до самого подбородка.

– Эй, парниша, не робей, – пьяно развеселилась она. – Где твоя палка? Будем гонять голубей?

– Какая палка?

– У-ух! Ну разве можно быть таким глупым?

Резким сильным движением она сорвала с него одеяло. Он даже не успел закрыть свой орган рукой. А она уже ухватила его взглядом.

– О-го-го! Какой он у нас богатырь!

И дала волю рукам.

– Ой, да он у тебя мягкий!

Артем от стыда чуть не умер. Лицо залилось пунцовой краской. Он решил, что Венера сейчас поднимет его на смех. Но нет, она почему-то пришла в еще больший восторг.

– Он у тебя лежит. И такой большой. А если его поднять? Представляю, что будет!

Она принялась колдовать над ним руками. И голову зачем-то низко к нему склонила. Артему даже показалось, будто она шепчет над ним какие-то заклинания. Ему было невыносимо хорошо от одной мысли, что он попал в руки к женщине. Его хотят, его ласкают… Только тенденции в сторону укрепления и увеличения не наблюдалось.

– Скажи честно, я у тебя первая? – спросила она.

– Первая, – не стал скрывать он.

– Тогда понятно. В первый раз у парней всегда так. Хочется, а не встает… Ничего, я знаю, что нужно делать.

И она сделала. Это было так ужасающе хорошо. Невероятная острота ощущений. Его увядший стебель набух силой и соками.

– Какой он у тебя огромный! – восторгалась Венера. – Поверить не могу… А ну дай-ка его сюда!

Она сама забралась на него верхом – произошло слияние двух лун. Артем был в полном восторге. Венера запрыгала на нем – тело ее извивалось змеей, из груди вырывались протяжные стоны. Впервые в жизни Артем ощутил себя настоящим мужчиной.

Глава 2

1

Офис у Вячеслава Борисовича находился в Битово, недалеко от дома. Чтобы не ходить далеко. Вернее, ездить. К поклонникам здорового образа жизни и любителям спортивной ходьбы он себя не причислял. И без машины чувствовал себя, как птица без крыльев. Ни шагу пешком. Может быть, именно поэтому в свои сорок два года он заметно облысел, имел солидное брюшко, страдал одышкой. Впрочем, ему было как-то все равно. Что есть, то есть. А потом, лысина – это признак большого ума. И пузо у него – это не пузо, а комок нервов. Хотя нет. Нервничал он крайне редко. Значит, большой живот у него – это символ большого достатка.

Как всегда, в восемь утра он вышел из дома прямо в гараж, сел в свой «Мерседес», завел машину. С пульта дистанционного управления открыл гаражные ворота, нажатием второй кнопки освободил выезд со двора.

Он был уже по ту сторону ворот, собирался поддать газу, чтобы стрелой пронестись по гладко асфальтированной улице. Но путь ему перекрыла цыганка. Грязная, толстая, глаза загребущие. Животом уперлась в капот, тянет к нему свои безобразные руки.

С кислым выражением лица Вячеслав Борисович опустил стекло, высунул голову, недовольно спросил:

– Ну чего тебе?

Не надо было ничего спрашивать. Нужно было просто послать ее на три буквы. И дело с концом. Но так уж вышло.

– Дай пятьдесят долларов! – потребовала цыганка.

И чуть ли не вплотную подошла к нему.

Ну и наглость. Для начала хотя бы погадать предложила.

А тут на тебе – сразу пятьдесят баксов ей подавай. И вообще, откуда она такая наглая здесь взялась? Территория микропоселка на берегу Глубокого озера под охраной – так просто сюда не попадешь.

– Ага, может, дать тебе еще ключи от квартиры, где деньги лежат? – попытался он отделаться хрестоматийной фразой.

– Не дашь пятьдесят долларов, не скажу, что ждет тебя в будущем.

– Ничего меня не ждет… Все, пошла! По пятницам не подаю!

Он поднял стекло. Но слова разъяренной цыганки все же донеслись до его слуха.

– Неудачник ты! – заорала она как резаная. – И жена твоя проститутка! И сын твой скоро окочурится! И все у тебя сгорит!

Первым желанием Вячеслава Борисовича было выбраться из машины да оттягать эту суку за волосы. Но он благоразумно воздержался от безрассудного порыва. Лишь показал цыганке кулак. Нажал на газ и погнал машину прочь от нее.

Жена у него проститутка… Вячеслав Борисович только усмехнулся. Валентина самая верная жена, какая только может быть. Уж в ней-то он никогда не сомневался… Неудачник он… Ха! Никто и никогда не называл его так. Повода для этого нет… Сын. Сын скоро умрет… Да за такие слова этой обезьяне язык надо было вырвать. Чтобы не каркала толстая сука. Одно успокаивало. Неудачник – это не про него, жена проститутка – не про Валентину. Значит, и смерть не для Артема.

Полную дичь несла цыганка. Но неприятный осадок все же остался.

На воротах контрольно-пропускного пункта он остановился. Барским жестом поманил к себе охранника.

– Где твой начальник? – спросил он у молодого крепкого парня.

– Если он вам нужен, подождите, я с ним свяжусь, – угодливо сказал тот. – Минут через пятнадцать будет.

– Некогда ждать… Ты мне лучше скажи, какого ляда я вам такие бабки плачу? Почему возле моего дома какая-то сумасшедшая цыганка околачивается? Попрошайничает, чушь всякую несет.

– Разберемся, – нахмурился парень.

И взглядом прошелся вдоль дороги.

– Разбирайся. И чтобы эту тварь я больше не видел. Еще одна такая встреча, бабок от меня не дождетесь…

Парень закивал. И чуть не бегом отправился за своим напарником. Как они оба отправились прочесывать поселок в поисках цыганки, Вячеслав Борисович не видел. Некогда ему было следить за этим. Дела ждут.

Это был самый обычный звонок. Вячеслав Борисович преспокойно взял трубку, поднес ее к уху.

– Да?

– Вячеслав Борисович? – вежливо спросил чей-то женский голос.

– Допустим, – насторожился он.

Что– то не понравилось ему в интонации. Голос мягкий, приятный, бархатистый тембр. Но что-то мрачное в нем, тоска какая-то непонятная.

– А где сейчас ваша жена?

– Моя жена?! А вам какое дело? Кто вы?

– Я ваша подруга.

Ответ был по меньшей мере неожиданным.

– Вы? Моя подруга? – изумился он. – Да я вас не знаю.

– Я вас, кстати, тоже… Но мы с вами друзья. По несчастью…

Внутри у него все заледенело.

– Что-то случилось? – навзрыд спросил он.

– Да.

– Что-то с Артемом?

Неужели предсказания этой гадкой цыганки сбываются?

– С Артемом?! – удивился голос. – А кто такой Артем?

– Мой сын.

– Про вашего сына я ничего не знаю.

Вячеслав Борисович облегченно вздохнул.

– Я хочу рассказать вам про вашу жену.

– Валентина? Что с ней?

– С ней ничего. У нее все в порядке. Я бы сказала даже, в полном порядке. Ей хорошо, даже слишком хорошо. Плохо не ей, а нам с вами…

– Да говорите же вы, наконец! Что вы все тянете?

– Хорошо, скажу. Мой друг изменяет мне…

– Да? Мои соболезнования… Только при чем здесь Валентина?

– А при том. Мой друг изменяет мне с вашей женой.

– Что-что? Что вы сказали?

– Что слышали, то и сказала… Если не верите, давайте встретимся. Прямо сейчас. И сразу поедем на квартиру, где находятся мой друг и ваша жена. Они уже там. А у меня есть ключ.

– Где вы сейчас находитесь? – судорожно спросил Вячеслав Борисович.

– Дома. Но через пять минут буду в кафе «Имбирь», на Саратовской улице. Знаете?

– Нет… Но узнаю.

– Тогда буду вас ждать.

– Выезжаю!

Его жена изменяет ему. В это невозможно поверить. Но проверить надо. Чтобы разбить в пух и прах ложь, которую ему преподнесли.

Вячеслав Борисович поднялся со своего места, двинулся к выходу из кабинета. Уже в машине набрал домашний номер. К телефону никто не подходил. Но это ничего не значит. Валентина может быть сейчас в бассейне или в салоне красоты, а может, в супермаркет отправилась. Все может быть. Ее отсутствие дома – вовсе не повод для беспокойства.

Он набрал другой номер. Позвонил Валентине на мобильный телефон. Ответили ему минуты через три.

– Да, слушаю…

Слышалось ее учащенное дыхание.

– Ты в бассейне? – спросил Вячеслав Борисович.

Где еще она могла так запыхаться? Секундная пауза.

– В бассейне, – подтвердила она. – Сто метров брассом проплыла. Устала…

– Не надо так напрягаться, дорогая. Побереги себя. Бери пример с меня.

– Да, конечно, дорогой… Извини, мне некогда, бегу в душ.

Она положила трубку.

Спешит она. Куда? В душ. Может быть… А может, и нет.

А вдруг она не в душе? И не на дистанции она запыхалась?

Что, если и в самом деле с ней что-то не то?

Валентине далеко за тридцать. Но она по-прежнему молода. Красивая элегантная женщина. А он – облысевший пузатый импотент. Да, импотент. Когда он последний раз имел ее?… А ведь ей хочется. Она нуждается в сексе. В том, чего он не может ей дать. Значит, она получит это от кого-то другого…

Кафе он нашел быстро. Но в нем никого. Только бармен за стойкой. И одинокая девушка за столиком.

Девушка была слишком молодой и красивой, чтобы ее друг мог ей с кем-то изменять. Завораживающе красивое лицо, роскошные пшеничные волосы, чистое небо в больших красивых глазах. Но она смотрела не куда-то, а на него. И не как на случайного человека. Смотрела так, будто ждала именно его.

Вячеслав Борисович не поверил своим глазам, когда она поднялась из-за столика, изящной походкой двинулась к нему, остановилась в двух шагах от него. Он был потрясен.

Волна очарования накрыла его с головой. Эта девушка была не просто красива, она разила наповал своей ошеломляющей красотой.

– Вы Вячеслав Борисович? – спросила она.

Знакомый голос, его он слышал в трубке. Та же мягкость, та же мелодичность. Только сейчас к нему прибавились нотки очарования.

– Да, – кивнул он.

– А меня зовут Алена.

– Очень приятно.

– Мне тоже… Только знакомство наше не очень приятное… Ой, извините, я не это хотела сказать. Я имею в виду, что причина нашего знакомства не очень приятная… Вы на машине?

– Да, конечно.

– Тогда поехали.

Она с робостью села в его «Мерседес». В ее глазах читался восторг.

– Какая роскошная машина, – не удержалась она от комплимента.

– Других не держим, – не без гордости улыбнулся Вячеслав Борисович.

Он даже забыл, что они едут выводить на чистую воду его собственную жену.

В машине Алена достала из своей сумочки связку ключей.

– Это квартира моей сестры, – сказала она. – Анжела уехала с мужем на Багамы, а он…

Она замолчала, скисла.

– Что он? – трогая машину с места, поторопил Вячеслав Борисович.

– С этих ключей Денис сделал второй экземпляр. Теперь эта квартира в его распоряжении. Он говорит мне, что едет на тренировку, а сам… Я не знаю, как долго они встречаются с вашей супругой. Но это факт. Я случайно узнала об этом.

Я по Натуре девушка любопытная. Поэтому постаралась узнать, кто она, моя соперница. Узнала и о вас. Решила вам позвонить, предупредить… Наверное, я не правильно сделала. Наверное, я не должна была вам говорить…

– Ну почему же. Тайное обязательно должно стать явным. Особенно когда это касается моей жены…

Он гнал по улицам как сумасшедший. На какое-то время превратился в дальтоника – перестал отличать красный свет светофора от зеленого. Оставалось удивляться, как он ни разу не напоролся на гаишников.

– Вы отлично водите машину, – заметила Алена.

– Это вам так кажется. Знали бы вы, сколько ругани со всех машин несется сейчас в мой адрес… Так, кажется, приехали.

Он резко свернул во двор крупнопанельного дома.

– Какой подъезд?

– Вот здесь…

Они вместе вышли из машины и поднялись на седьмой этаж. Алена вставила ключ в замочную скважину. Но открывать дверь не торопилась. С виноватым видом обернулась к нему, жалостливо спросила:

– Может, не надо?

– Надо, Алена, надо! – решительно замотал он головой.

Она тяжко вздохнула и повернула ключ в замке.

Вячеслав Борисович влетел в квартиру, ворвался в спальню. И вмиг стал пунцовым от злости. Было от чего. Его жена стояла на коленях, руками держалась за спинку кровати. А позади нее пускал в ход свой поршень черноволосый молодой человек. Валентина стонала и крутила задом, как последняя шлюха. Для завершения картины ей оставалось вгрызться зубами в дерево кроватной спинки.

– Ну ты и блядь! – заорал на нее Вячеслав.

Только сейчас Валентина вернулась в реальность. Она обернулась и с ужасом уставилась на мужа. Только ее гребарю было все равно. Как ни в чем не бывало он продолжал насаживать ее на свой кол. А этой суке было так хорошо, что не было сил соскочить с него.

– Вя… Вяче… Вячеслав… – всхлипывала она от страха.

– А ну отпусти ее, козел! – заорал он на парня.

Наконец-то трахарь удосужился обратить на него внимание.

– Пошел, мужик! Не мешай! – озверело глянул на него.

Это было пределом наглости.

– Ну ты, урод! – заревел Вячеслав Борисович и с кулаками бросился на обидчика.

Только тот легко отстранился от Валентины, подпрыгивая, развернулся к противнику лицом. Вячеслав Борисович даже не увидел, как он послал ему навстречу ногу. Что-то тяжелое со всей силы ударило его в подбородок. В голове громыхнул взрыв, перед глазами запрыгали яркие звезды, которые тут же поглотил непроницаемый туман.

Очнулся он на кровати, на которой трахали Валентину.

И ее саму увидел. Она стояла перед ним с ваткой, от ватки остро несло нашатырем. Едва Вячеслав Борисович открыл глаза, она тут же отшатнулась от него, как от чумы. Встала посреди комнаты. Затем прижала руки к груди и бухнулась перед ним на колени. В глазах мольба, паника, страх.

– Слава, прости меня, дуру!…

Как ни странно, в этой сцене отсутствовал фарс. Все было искренне, по-настоящему. Валентина была само раскаяние. Только кому от этого легче?

– Болит, – хватаясь за подбородок, самому себе пожаловался он.

И осмотрел комнату. Кроме Валентины, в квартире никого.

– А где этот урод?

– Он ушел. Вернее, сбежал…

– А за щеку тебе на прощание не насовал? – зло спросил он.

– Слава, как ты можешь? – возмутилась она.

– Чего? – скривился он. – Как я могу?… А как ты можешь?… Заплыв брассом у нее. Я, дурак, поверил. Ау нее заплыв раком…

– Слава!

– Что Слава! Я уже сорок два года Слава! А ты тридцать восемь лет шлюха. Родилась ею и сдохнешь. Пошла ты на!…

Ну, чего стоишь? Беги, догоняй своего красавчика. Пусть он тебе еще вставит!

Лицо Валентины пошло багровыми пятнами. Она поднялась с колен. Нервно заходила по комнате. Какое-то время подбирала слова.

– Да, я занималась сексом с этим парнем! Да, я виновата перед тобой!… Но в том, что случилось, больше твоей вины, чем моей.

– Ага, с больной головы на здоровую…

– Да, с больной на здоровую, – быстро нашлась она. – Только не о голове речь. А о том, что называется мужским достоинством. У тебя это дело больное, а у Дениса здоровое. Ты отказываешь мне в сексе, а он с радостью…

– Ну так какого хера ты еще здесь? Давай, вали к своему самцу. Будешь с ним жить. Он тебя и драть будет, и кормить…

– Слава!!! – заламывая руки, воззвала она к нему.

– Что, не хочешь уходить? Тогда уйду я…

Он грубо оттолкнул жену и направился к выходу.

– Да пойми ты, люблю я только тебя! – взывала она ему вслед. – А Денис – это всего лишь машина. Всего лишь машина… Я ему даже деньги платила.

Вячеслав остановился. Резко обернулся к жене. И зло рассмеялся.

– Ты?! Ему деньги платила?! Ха! Теперь тебе деньги будут платить. Без бабок тебя оставлю. Без всего! На панель пойдешь, чтобы прокормиться… Пошла на хрен, сука!

Он ушел, хлопнув дверью. Валентина осталась в квартире одна. В чужой квартире. Только ему какая разница?

Хотя нет. Разница есть. Большая разница. Козел тот бодливый может еще вернуться. И снова трахнет ее. А потом они вместе будут смеяться над Вячеславом, обсуждать его рога…

Он возвратился в дом. Схватил Валентину за руку и как на буксире поволок за собой. Впрочем, та и не сопротивлялась.

– И где же ты нашла этого альфонса? – зло спросил он уже в машине.

– Слава, честное слово, я даже не знаю, как все получилось. Наваждение прямо какое-то… Я так виновата перед тобой. – Она закрыла лицо ладонями, горько всхлипнула. – Прости меня, если можешь…

– Если могу?… А я не могу. Не могу! Ты предала меня. Предала!…

– Так получилось. Не знаю, наваждение какое-то нашло…

– Ага, наваждение! Только не нашло, а вошло – между ног… То наваждение у нее, то я импотент… Самка ненасытная!

– Я не самка… – вяло возмутилась она. – Но я женщина. Много мне не нужно. Хотя бы чуть-чуть. Но ты не давал мне и того. Я же просила тебя, давай вместе решим твою проблему…

– Заткнись! – рявкнул Вячеслав.

Только злости прежней в нем почему-то уже не было.

Он посмотрел на Валентину. И ему даже стало жаль ее.

Моложавая, красивая, стильная женщина. Она в мужчине нуждается, а у нее муж-импотент… А ведь он и в самом деле импотент. Ни на что не способен. На себя надо злиться, на себя. Он спровоцировал эту ситуацию…

Вячеслав Борисович ударил по газам, сорвал машину с места и помчал к выезду со двора.

Арка находилась на стыке двух домов. Широкая. Запросто можно было разъехаться двум машинам. Вячеслав Борисович и подумать не мог, что здесь нужно быть особенно осторожным. А еще злость, она подхлестывала его. Злость на себя, на Валентину, на этого ублюдка альфонса.

Сразу за аркой начинался поворот. Не то чтобы очень крутой. В любое другое время Вячеслав запросто бы взял его. А здесь что-то не сложилось. Не смог он выехать на свою полосу, а тут встречная машина. И не абы какая, а вполне приличный на вид джип «Форд».

Вячеслав Борисович резко нажал на тормоз. Но было уже поздно. Две машины столкнулись нос в нос. У джипа отлетел бампер, вмятина на капоте. И у его «Мерседеса» капот пострадал порядком. Сработала подушка безопасности. Вячеслав не почувствовал удара. Но легче от этого не стало.

Валентина не была пристегнута. Ей досталось больше всего. Но не смертельно. Подумаешь, головой стукнулась.

Все равно мозгов нет…

Проклиная все и вся, Вячеслав выбрался из машины. И нос к носу столкнулся с крепким парнем с бритой головой и пудовыми кулаками. Деловой до ужаса. Куртка нараспашку, золотая цепь в два пальца толщиной на мощной шее, массивная печатка на пальце, часы «Ролекс», барсетка из дорогой кожи. Лицо холеное, жесткий хищный взгляд. Вячеслав грешным делом решил, что этот мэн сейчас схватит его за грудки и размажет фейсом по асфальту.

Но нет, тот всего лишь спросил:

– Ты кто?

Да, наверное, так и нужно. Ведь Вячеслав Борисович тоже не вошь навозная. Тоже, можно сказать, крутой.

Вместо ответа Вячеслав протянул визитку.

Рысьев Вячеслав Борисович, компания «Мегаполис-Петрол», генеральный директор…

– Что-то знакомое, – напряг извилины крепыш.

– Меня многие знают. И Сафрон тоже знает, – козырнул авторитетным именем Вячеслав.

– Сафрон? – мрачно усмехнулся мэн.

И окинул его понимающим взглядом. Мол, ясно, откуда его знает Сафрон. Знает, потому что тот его «крыша», ему отстегивается процент от дохода.

– Сафрона знаешь – это хорошо, – кивнул крепыш. – Значит, тебе повезло. Значит, морду тебе бить не буду.

– Ты за словами следи! – напыжился Вячеслав.

– Да пошел ты, – небрежно хмыкнул тот. – Машину мне вмазал, а еще воняешь… Короче, вину ты свою признаешь.

Он не спрашивал – он утверждал.

– Ну моя вина, моя, – кивнул Вячеслав. – Но тут причины. Не в себе я был, понимаешь…

– Да мне как-то по барабану, в ком ты был. Короче…

Потянулась пауза. Крепыш внимательно осмотрел свою машину. Присвистнул.

– Тут, короче, на пять штук баксов конкретно тянет, – оценил он ущерб.

– Да ты что? Какие пять штук? Тут и трех нет… – Вячеслав Борисович был иного мнения.

– Да? Ты так считаешь?… Ладно, четыре штуки с тебя.

И все, разъехались… И радуйся, что по барабану тебе не настучал.

Вячеслав сник. Похоже, спорить с этим мэном бесполезно.

– Ментов вызывать будем? – убито спросил он.

– Да на хрена они нам нужны? Сами разберемся… Короче, давай четыре штуки, и всего-то делов…

– У меня при себе нет. В офис надо ехать.

– Ну так какие дела? Давай сколько есть…

В барсетке у Вячеслава нашлось двенадцать тысяч рублей и тысяча двести долларов.

– Четыреста баксов, – грубо округлил первую сумму мэн. – И это… Короче, с тебя еще две четыреста… Адрес у меня твой есть. Сегодня заеду… Ну все, гуд бай.

Он сел в свой побитый джип. Завел его, смог тронуться с места. Довольно кивнул самому себе. Из окна глянул на Вячеслава.

– Смотри, зажмешь бабки, дороже будет. Так что не балуй!

Крепыш уехал на своей машине. Зато «Мерседес» Вячеслава Борисовича не подавал признаков жизни.

– Зря ты его без милиции отпустил, – сказала Валентина.

Вячеслав совсем забыл о ней. А она, оказывается, все это время находилась рядом с ним.

– Надо ГИБДД вызвать, – продолжала она. – Я знаю, кто уезжает, тот виноват. Этот парень уехал. Значит, виноват он…

– Ты хоть соображаешь, что говоришь? – скривился он. – Ты что, не поняла, что он из братвы? Мы же договорились. И если я вызову ментов, у меня будут неприятности…

– Ну, как знаешь, – пожала она плечами. – Деньги твои, как хочешь, так ими и распоряжайся…

– Да?! Мои деньги?! Да, мои!!! – сгусток переживаний трансформировался в комок ярости – Четыре штуки для меня тьфу! Это для тебя много. Сколько на них ты могла трахнуться? А-а, шлюха, говори, сколько?

– Слава!!!

– Да пошла ты на хрен, коза драная! Пошла, кому сказал!

Чтобы я тебя больше никогда не видел. Ну пошла! Чего стоишь?…

Валентина тяжело вздохнула, в отчаянии пожала плечами и вышла из машины. Медленно, словно побитая собака, поплелась от него прочь.

На какое-то мгновение ему стало ее жаль. Даже захотелось остановить ее, вернуть. Но безумная злость пересилила этот порыв.

– Тварь! – бросил он ей вдогонку.

А затем со всей силы ударил рукой по рулевой баранке.

Только это его не успокоило.

2

Настроение с утра было пакостным. И все из-за ссоры в семье. Артем не знал, из-за чего отец поругался с матерью.

Но догадывался – произошло что-то очень серьезное. Мама даже ночевать не приходила. Отец же всю ночь пьянствовал.

Просидел до самого утра в своей комнате, тихо накачивался спиртным. А еще он машину разбил. Свою и чужую. Тысяч в десять долларов ему все это обойдется. Но переживал он не из-за аварии. Из-за катастрофы, которая случилась в семье. Ведь раньше они с матерью так сильно не ругались.

Бывали ссоры, не без этого. Но то было больше в шутку, чем всерьез. А тут случилось что-то очень серьезное.

Артем хотел узнать, оставлять ли отцу свою машину. До консерватории можно и на такси добраться. Но «безлошадный» отец не мог услышать его. Утро, ему пора на работу отправляться, а он спит мертвым сном. Ну и пусть спит. Начальник его за невыход не поругает – он сам себе начальство.

Зато Артему надо быть на занятиях обязательно. Машина ему нужна. На ней он и отправился в столицу.

Артем ехал мимо той остановки, на которой он подобрал Алену. Давно это было. Две недели назад.

Он переспал с Венерой. Один раз, второй, третий. Целую неделю длился их роман. А потом он взял да не пришел к ней. Надоела. Спасибо ей, конечно, что сделала его мужчиной. Но как быть, если она ему не нравится? Оскомину набила. Если так, то самое лучшее – положить их отношениям конец.

Артем не знал, обиделась на него Венера или нет. Но встречи с ним она не искала – это точно. Может, кого-то другого себе нашла. Ну и пусть, это ее личное дело. Он не в претензии.

А вот Алену он забыть не может. Это девушка его мечты – он ясно осознал это. Мечты… Как жаль, что мечты обладают свойством навсегда оставаться мечтами… Алене он не нужен. У нее роман с Денисом. Он красавчик – она спит с ним. Артем же, как всегда, в пролете…

Он каждый раз смотрел на людей, стоящих на остановке.

Хотел, чтобы среди них оказалась Алена. Но ее не было. Ни раньше, ни сейчас… Зато он увидел Дениса. Тот вытягивал руку – пытался остановить машину. Почему бы его не подвезти?

– О! Артемка! – Денис сразу признал его.

Артему это польстило.

– Тебе куда? – спросил он.

– А-а, – неопределенно махнул тот рукой. – Куда-нибудь…

– Как это куда-нибудь?

– Да так… Аленка-то прогнала меня. Придется к родителям возвращаться…

Сердце радостно екнуло. Алена рассталась с этим красавчиком. Это, конечно, не значит, что она свободна именно для Артема. Но все же…

– Куда?

– Бирюлево.

– Едем?

– Ну поехали, – вяло пожал плечами Денис. – Только я туда не хочу… Но все равно, поехали…

Он погрузился в свои мрачные мысли. И почти всю дорогу молчал. Потом вроде вышел из ступора. Спросил:

– Слушай, а ты тогда с этой дурой ушел? Ну, с этой Венерой? – Он почему-то брезгливо поморщился.

– А почему она дура? – обиделся за Венеру Артем.

– Да потому что дура. Как напьется, так на мужика ее, дуру, бросает. Трахаться хочет, аж зубы сводит.

– Ну, это ее дело.

– Ха, парень! Мне нравится, как ты рассуждаешь… Только тут, понимаешь, загвоздка одна есть. – Денис был само воплощение трагизма. – Ей ведь нельзя трахаться…

– Почему?

– Вернее, ей-то можно. Это другим нельзя. С кем она трахается… Слушай, друг, скажи мне, что у вас с ней ничего не было, успокой меня, а…

– А что такое?

– Что, у вас что-то было? – ужаснулся Денис.

– Ну было…

– Вот, блин!… И чего Виталик тебя не остановил?…

" – А почему он должен был меня останавливать? – Артему стало не по себе.

Во всем поведении Дениса, в его словах концентрировалась какая-то страшная тайна.

– Да понимаешь, тут такое дело… Слушай, а может, вы с презервативами трахались? Тогда еще ничего…

– Н-нет, не было презервативов.

– Вот сука! Задушу тварь! – Денис сжал кулаки в праведном гневе.

– А что такое? Что случилось? – запаниковал Артем.

Он так разволновался, что уже не мог вести машину. Остановился при первой же возможности.

– Крепись, братишка, крепись, – с трагическим видом посмотрел на него Денис. – Нашу Венеру не зря так зовут.

И Венера она, и всякой венерической дряни в ней навалом.

– Ты имеешь в виду венерические болезни?

– Это ты имеешь их… Да, венерические болезни. Болезни, которые передаются половым путем.

– Гонорея? – с замиранием сердца спросил Артем.

– Ты про триппер?… А у тебя что, проявилось? С конца зелень капала?

– Да нет.

– Тогда смело бери выше.

– Сифилис? – Артем с трудом отогнал от горла непрошеный ком.

– Нет, еще выше…

– Что может быть выше?

– СПИД!

– Как ты сказал? – уже в истерике спросил Артем.

– Как слышал, так и сказал… У Венеры СПИД. Я сам об этом недавно узнал. У меня знакомая на станции в Битово работает. Она сказала… Знаешь, я от радости даже нажрался, что не трахался с Венерой. Она-то хотела, а я ни в какую. И правильно делал…

Денис говорил. Но Артем его не слушал. В голове как молотком по наковальне стучало: «СПИД!»… «СПИД!»… «СПИД!»

– Слушай, а чего ты такой бледный? – спросил Денис.

«Как будто он не знает, чего…»

– Да ты не волнуйся. Может, ничего и нет… Ты ее в попу брал?

– Что-что?

– Ну это, анальным сексом не занимались?

– Нет.

– Ну тогда тебе, парень, повезло…

– А что, заразиться можно, если только анальным сексом заниматься? – с облегчением спросил Артем.

– Нет, конечно, – только Денис окончательно утешать его не стал. – При вагинальном и оральном контакте тоже можно подцепить. Только вероятность не такая большая… Слушай, да на тебе лица нет. Как бы кондратий тебя не хватил… Знаешь что, тут рядом станция переливания крови есть, я знаю. Давай съездим. Сдашь анализ, получишь отрицательный результат. И успокоишься. Ну что, едем на станцию?

– Это там, где у тебя знакомая работает? – спросил Артем.

– Да нет, это в Битово, далеко возвращаться. А тут совсем рядом. Правда, знакомых у меня здесь нет. Поэтому результат будет только завтра. Разве что на лапу кому дать. Деньги у тебя есть?

– Есть, – механически кивнул Артем. – Две тысячи рублей хватит?

– Да с горой… Давай, поехали!

Результат Артем ждал два часа. Денис лично договорился с какой-то женщиной. Дал ей пятьсот рублей. Сам Артем договориться бы не смог. У него дрожал голос, срывался на заикание, его колотила нервная дрожь. А вдруг он ВИЧ-инфицированный? Если да, то ему больше не жить. От СПИДа лекарств еще не придумали…

Женщина появилась, в руках листок бумаги.

– Вот, пожалуйста! – Она протянула бумажку Артему.

– Зачем? Вы просто скажите, – пробормотал он.

У него не было сил взять заключение. Тело будто парализовало.

– Можно мне? – спросил Денис.

И взял у женщины бланк.

– Пожалуйста, – кивнула она и удалилась.

Артем вопросительно посмотрел на него. Тот отвел взгляд в сторону.

– Реакция положительная…

– У-уф! – облегченно выдохнул Артем.

С души свалился камень, в голове просветлело, тело налилось жизненной силой. Хотелось кричать от радости, петь, танцевать.

– Ты, наверное, не понял. – Денис не принял его радости. – Если положительная, то, значит, у тебя СПИД…

Словно гора рухнула на Артема, тяжестью обломков прижала его к земле.

– Дай! – протянул он руку к бумажке.

У него еще оставались силы. И он хотел самолично увидеть свой приговор.

Он взял бланк. Строчки плыли перед глазами. Но все же он сумел прочитать – «положительный».

Все, это конец!

Артем не помнил, как он оказался на улице, в своей машине. То ли сам доковылял, то ли Денис ему помог дойти.

Зато понял, что тот усадил, его на пассажирское сиденье, а сам занял место за рулем.

– Ты это, успокойся, – сказал он. – С таким диагнозом люди могут до ста лет жить. И своей смертью умереть… Я знаю один случай…

Денис что-то рассказывал, но Артем его не слушал. Не оставалось сил на это. Он находился в предобморочном состоянии. И единственно, чего он хотел, это умереть прямо сейчас.

Но Денис не унимался.

– Слушай, а потом, есть лекарство от СПИДа. Стопроцентное излечение…

За эту фразу Артем ухватился как утопающий за соломинку. Ему снова захотелось жить.

– А почему тогда никто не вылечивается? Почему Венера всех заражает?

– Кто тебе сказал, что никто не вылечивается? Вылечиваются люди. Только, видишь ли, эта информация держится под большим секретом.

– Почему?

– Да потому, что во всем мире на профилактику СПИДа выделяются миллиарды. Сколько всяких чинуш на этом деле живут. А если СПИД победить, кто им деньги выделять будет? Все упирается в бабки… Кстати, тут еще одна большая проблема. Курс лечения очень дорогой. Мало кто может позволить себе заплатить пятьдесят тысяч долларов. Венера, она точно не может. Поэтому и болеет…

– Пятьдесят тысяч?

– Что? Много? – спросил Денис. И тут же сам себе ответил:

– Конечно, много… Тебе такую сумму не потянуть…

– А точно вылечат?

– Врать не буду, точно не знаю. Вдруг врут?… Хотя информация из очень надежного источника. От человека, которому я доверяю если не на сто, то на девяносто девять процентов… Во всяком случае, можно проконсультироваться.

Если хочешь, я сведу тебя со специалистом. Он тебе все объяснит…

В тот же день Артем разговаривал с мужчиной лет сорока.

Белый халат, серьезное волевое лицо, мудрый взгляд. Он внимательно выслушал сбивчивый рассказ Артема. Кивал, кивал, а затем спросил:

– Значит, с момента заражения прошло не больше месяца, так?

– Да, да…

– Ну что ж, тогда я за вас возьмусь. Если вы, конечно, захотите…

– Да, пожалуйста, вылечите меня!

– Я вас понимаю, перед лицом смертельной болезни вы готовы на все. Чисто по-человечески мне вас жаль. Как врач я обязан помочь вам. Когда-то я давал клятву Гиппократа…

Но дело в том, что лекарство стоит очень дорого. И благотворительная медицина мне не по карману… Курс лечения обойдется вам в шестьдесят тысяч долларов. У вас есть такие деньги?

– Шестьдесят тысяч?! Но мне говорили, пятьдесят…

– Времена меняются, все дорожает – лекарство, услуги… Значит, заплатить вы не в состоянии? Ну что ж, не буду вас в этом винить.

Доктор поднялся, чтобы уйти. Артем едва не вцепился ему в руку.

– Нет, постойте, я найду деньги!

– Когда?

– Я поговорю с отцом…

Артем даже не представлял, что он скажет ему и матери.

Но он обязан сообщить им о своей страшной болезни.

– Думаю, через неделю деньги будут…

– К сожалению, деньги нужны завтра, – бескомпромиссно покачал головой врач. – Я уже набрал группу пациентов. Если вы до завтра не успеете, вам придется ждать месяц. Но тогда уже может быть поздно…

– Хорошо, деньги будут завтра. Или даже сегодня вечером…

Перед лицом смертельной болезни Артем был готов на все.

Глава 3

1

Вячеслав Борисович проснулся ближе к обеду. Голова раскалывалась от боли, хотя пил он текилу. Во рту будто кошки нагадили. И хотелось опохмелиться.

В холодильнике он нашел пиво, одну за другой осушил три банки. И только после этого обошел дом. Но никого не обнаружил. Артем в консерватории. Валентину где-то черти носят… А может, она снова со своим альфонсом пихается?

Сука!…

Ладно! Эта гадюка – отрезанный ломоть. Да, ему будет жаль с ней расставаться. Столько лет прожили вместе, сын у них. Но она предала его. Он уже не сможет быть с ней. Или сможет, но без уважения к самому себе. А как так можно жить?

А этот урод! Он разрушил их с Валентиной семейный мир и будет жить в свое удовольствие? А не жирно ему?… Надо наказать этого козла. Морду ему набить. Так, чтобы до конца жизни кровавой юшкой плевался.

Только сам он это сделать не сможет.

Вячеслав покопался в своих записях, нашел нужный телефон. Набрал номер.

– Надо встретиться, – сказал он.

– Где? Когда? – кисло спросил голос на том конце провода.

– Прямо сейчас. Кафе «Эксклюзив», – он глянул на часы. – Я буду там ровно через час…

– Хорошо, приду, – неохотно согласился собеседник.

И первым положил трубку.

К месту встречи Вячеслав Борисович прибыл вовремя.

Только ему пришлось проторчать там в одиночестве целых полчаса. Пока не подошел нужный ему человек.

Крутой криминальный авторитет по кличке Ступор не производил впечатления закоренелого бандита. Крепкого сложения мужик с жестким взглядом и волевым лицом, холеный, ухоженный, зубы белые, а не коричневые от чифиря.

Одет элегантно, строго.

Ступор – правая рука Сафрона. На его плечах работа с бизнесменами, оказавшимися под их «крышей». Работа непыльная. За данью его хлопчики с большой сумкой не ходят.

Процент от дохода перечисляется на банковские счета вполне легитимно, как оплата за охранные услуги. Но ведь «крыша» на то и крыша, чтобы охранять бизнесменов от всяких невзгод. Вот пусть этот бандитский мэн и отрабатывает свой хлеб.

Всю браваду Вячеслава Борисовича смахнуло как рукой, когда Ступор остановился перед ним. Страха не было, но мандраж его слегка хватил. Уж больно внушительно выглядел авторитет. А страшно ему стало, когда он увидел его спутника. Тот самый крутой мэн, который содрал с него четыре тысячи долларов. Здоровенный, на лице снисходительная усмешка, походка развязная, чуть вразвалку. На пальце крутятся ключи от машины.

Они одновременно увидели Вячеслава. И не спеша направились к нему.

Ступор взялся за стул, далеко отодвинул его от стола, сел.

Его спутник поступил точно так же. При этом стрельнул в Вячеслава взглядом, от которого у того пошли мурашки по коже.

– Какие-то проблемы? – холодно спросил Ступор.

– Да, есть тут одна, – заискивающе начал Вячеслав.

– С ним связано? – кивнул он на своего дружка.

Теперь все встало на свои места. Этот крепыш из команды Сафрона и наверняка не последний в ней человек. Ступор, конечно же, знает о его разбитом джипе. И когда ему позвонил Вячеслав, решил, что тот будет жаловаться на его коллегу. Поэтому взял этого мэна с собой. Чтобы на месте решить все проблемы.

– Да нет, нет, – поспешил заверить его Вячеслав. – За разбитую машину я не в претензии…

– Еще бы ты был в претензии, – не без презрения фыркнул мэн.

– Да? А я почему-то решил, что ты мне пожаловаться хочешь, – как на пыль под ногами посмотрел на Вячеслава Ступор.

– Хочу… Только не на него.

– Ну говори…

– Я ведь из-за чего вчера врезался? – затараторил Вячеслав Борисович. – Из-за козла одного. Он мою жену обидел. Меня ударил. Каратист хренов… Я за ним погнался.

В расстроенных чувствах, понятное дело…

– Но догнал меня, так? – с мрачной усмешкой спросил мэн.

– Получается, так.

– А мой джип сейчас в ремонте. Получается, из-за того козла.

– Ага, из-за него.

– И что ты от нас хочешь? – в упор спросил Ступор.

– Справедливости.

– Хо! Да мы за справедливость горой! – почему-то развеселились оба братка. – Козлу этому рога надо обломать?

– Да надо бы, – с надеждой посмотрел на Ступора Вячеслав.

– А ты думаешь, мы должны это делать?

– Да нет, не думаю… Но я же исправно отдаю долю. Никогда никаких жалоб с вашей стороны. И никогда не просил, чтобы вы что-то для меня сделали…

– А ты и не должен просить. Личные проблемы мы не решаем, – начал объяснять Ступор. – Если кто на фирму твою наедет, тогда да, мы подпрягаемся в дело без всякого… А личные проблемы – это чисто твои заморочки.

– Но есть проблемы, которые я не могу решить…

– Короче, что надо сделать с этим козлом?

– Хорошо бы ему ребра посчитать…

– Мочить не надо?

– Боже сохрани!

– Значит, просто по голове настучать… Хорошо, сделаем. Только два условия. Первое, я должен знать, за что конкретно его наказывать…

– Ну я же сказал, он обидел мою жену.

– Как?

– Ну какая разница?… Вы его накажите, а потом передайте привет от Вячеслава Борисовича, он все поймет…

– Ладно, пусть будет так, – кивнул Ступор. – Теперь второе условие. Двадцать пять штук баксов…

– Сколько-сколько? – не поверил своим ушам Вячеслав. – Так много?

– А ты знаешь этого пацана?

– Нет…

– Говоришь, что он каратист.

– Да, похоже…

– А вдруг у него есть прикрытие? «Крыша» своя крутая…

А нам потом с этой «крышей» разбираться. А это проблемы…

Короче, двадцать пять штук на бочку, и все дела. – Ступор посмотрел на своего спутника:

– Силос, займешься этим делом.

– Не вопрос, – кивнул тот.

И глянул на Вячеслава исподлобья.

– Да нет, не надо ничего делать, – замахал руками Вячеслав. – Двадцать пять тысяч долларов – это слишком много. Пусть тот козел живет…

– Хорошо, – неожиданно пошел ему навстречу Силос. – Пусть будет пять штук.

Вячеслав понял, почему он так резко сбавил цену. Этот бандит живет по принципу – лучше что-то, чем ничего.

«Что– то»… Ни фига себе, пять тысяч долларов -это «что-то»? Да за такого козла, как тот альфонс, это непомерная сумма.

– Пять тысяч и по рукам? – вопросительно глянул на Силоса Вячеслав.

– Адрес? – спросил тот.

– Какой адрес?

– Ну, где этот козел живет. Фамилию его, имя…

– Да не знаю я…

– А как же мы его найдем?

– Ну это, я знаю адрес квартиры, где он… Ну это… Жену мою обижал…

– Чья квартира?

– Сестры одной девушки, с которой живет этот козел… А зовут его Денис.

– Дом, номер квартиры?

Вячеслав не знал точного адреса. Но подробно объяснил, как найти эту квартиру.

– Ладно, разберемся… Короче, самое большее через неделю вставим этому пацану по первое число. На видео снимать?

– Что снимать?

– Как его месить будут…

– Нет, нет, не надо. Я вам верю…

– Ну тогда хоккей!

Братки ушли, даже руки ему на прощание не подали. Крутые, хозяева жизни. Тьфу!…

Вячеслав Борисович остался в кафе, заказал сразу три коктейля. И не ушел, пока не расправился с ними.

Домой он приехал под вечер. И застал там Валентину. Она сидела в кресле. Тело будто окаменело, взгляд неподвижный, глаза красные от слез. Его появления она не заметила.

Слишком глубоко была погружена в транс.

– Явилась? – не зло спросил Вячеслав.

Он искал, но не находил в себе желания наорать на нее, выгнать из дому.

Валентина не услышала его – продолжала оставаться живой мумией.

– Чего молчишь? – нахмурился он. – Где шлялась?

И снова в ответ тишина – Чего пришла? – Это начинало его злить. – За вещами?

Только сейчас она услышала его. Кивнула.

– Ну так чего расселась? Собирай свои манатки и уматывай!

– Ты во всем виноват! – вдруг заявила она.

– Опять двадцать пять. Она трахается с кем ни попадя, а виноват я…

– Я не про это, – замотала она головой.

Лицо ее ожило, из глаз хлынули слезы.

– Я собирала вещи. А нашла вот это…

Валентина протянула ему записку.

– Читай.

Он прочитал. И ужаснулся. Это была записка от Артема:

"Папа, мама, я вас очень люблю. Извините, что не могу объяснить вам все на словах, потому что нет на это времени.

Я очень спешу. А еще мне очень нужны деньги Я серьезно болен. Но есть человек, который может мне помочь. Я скоро вернусь. Живой и здоровый…"

– Он серьезно болен. Как это понимать? – растерянно посмотрел он на жену.

– Я бы и сама хотела это знать… С Артемом случилось что-то страшное…

– г Ему нужны деньги.

– На лечение.

– Надо ему было все нам рассказать.

– Он очень спешит… Слава, он что-то недоговаривает. С ним стряслось что-то страшное Что нам делать?

Она заплакала навзрыд. Вячеслав подошел к ней. Присел. Скорее рефлекторно, чем осознанно, она потянулась к нему. Он не оттолкнул ее, прижал к себе, погладил рукой по спине, по волосам. Хотелось утешить жену, успокоить.

А потом он вспомнил о деньгах О тех, которые нужны были Артему. А где он мог взять их, эти деньги?

Вячеслав Борисович отстранился от жены и направился к лестнице на второй этаж, поднялся в свой кабинет. Валентина тенью последовала за ним.

За картиной Пикассо скрывался потайной сейф. О нем знали только жена и сын. И про ключ они знали. Вячеслав ничего не скрывал от семьи Он открыл тайник и ахнул. Все пятьдесят тысяч долларов, которые хранились в нем на черный день, бесследно исчезли.

Артему нужны были деньги. И он их взял Без спросу.

– Да-а, дела, – только и смог произнести Вячеслав.

Пятьдесят тысяч долларов. Это же огромные деньги! Зачем ему столько?

– Это что еще за болезнь такая? – после долгой паузы спросил у самого себя Вячеслав.

– Не знаю. – ответила Валентина. – Мне кажется, не болезнь всему виной. Мне кажется, с Артемом случилась другая беда…

– Какая?

– Надо найти его. И спросить…

– Как его найти?

– Надо обратиться в милицию. Прямо сейчас. Пока не поздно… Или уже поздно?

Валентина снова расплакалась. Вячеслав опять привлек ее к себе.

2

– Значит, вы утверждаете, что ваш сын украл у вас деньги и с ними исчез из дому? – спросил офицер дежурной части.

– Не переворачивайте все с ног на голову! – жестко отсек Вячеслав.

Это с мафией он тише воды, ниже травы. А с родной милицией можно не церемониться. Ведь он не преступник. Чего ему бояться?

– Артем не украл, а просто взял эти деньги. Он имел на это право…

Еще не хватало, чтобы этот майор состряпал уголовное дело по факту исчезновения денег. Пятьдесят тысяч долларов – большие деньги. Но подставлять под статью родного сына – это слишком.

– Значит, ему нужны были деньги. Он их просто взял. И с ними исчез, так?

– Да.

– Так что вы хотите от нас?

– Мы хотим, чтобы вы нашли нашего сына, – как на какого-то неразумного ребенка посмотрела на офицера Валентина. – Это ваша обязанность.

– А что мы, по-вашему, можем сделать? Ушел-то он из дому сегодня. Может, сегодня и вернется. А мы должны его искать?

– А если не вернется?

– Вот если не вернется, тогда и приходите… Эдак дня через три… Тогда и бейте тревогу…

– А мы бьем тревогу сейчас!

– Это ваше личное дело. Только милиция здесь ни при чем… Хотя, конечно, заявление ваше мы зарегистрируем, все по форме. А если через три дня ваш сын не появится, будем его искать…

– Вы должны начать его искать уже сегодня! – с угрожающим видом надвинулся на офицера Вячеслав.

А надо сказать, вид он имел довольно внушительный. Это со Ступором он выглядел мокрой курицей. А тут он бойцовский петух. Не он ментов должен бояться, а они его.

– Если надо будет, я до самого министра дойду! – пригрозил он.

– Ну, если до министра, – с плохо скрытой усмешкой отозвался майор. – Ладно, начнем искать его прямо сейчас… Давайте ваше заявление.

Через полчаса уже в темноте они выходили из здания ОВД «Битово», садились в машину.

– Как ты думаешь, они будут его искать? – спросила Валентина.

– Нет, – покачал головой Вячеслав.

Он был не настолько пьян, чтобы думать иначе.

– Я тоже так думаю… Может, тебе к этим обратиться?…

Ну, как их там называют?… К мафии. Твоя же фирма под их покровительством…

– Ну и что? Они не обязаны решать мои личные проблемы…

– Это еще почему? Ты им платишь такие деньги…

– Да ну их!

– Что значит, ну?

– А то… Из-за тебя все…

– Что из-за меня?

– А то, что я должен был наказать этого альфонса. Ты поняла, о ком речь…

– Поняла, – мгновенно сникла Валентина.

– В общем, я сегодня нанял серьезных ребят. Из мафии.

Чтобы они ребра ему посчитали… Или ты имеешь что-то против?

Он пристально посмотрел на нее. Она не выдержала взгляда, стушевалась.

– Нет, не имею… А потом, он заслужил это… Знал бы ты, как он крутился возле меня. Я его отгоняла… Да ладно, чего уж там.

– Ладно, не будем ворошить прошлое, – кивнул Вячеслав. – А козел за все ответит…

– Меня сейчас куда больше волнует Артем.

– И Артема найдем. Обязательно найдем…

Вопрос только, как… К Ступору Вячеслав обращаться за помощью уже не хотел. Ну их в баню, этих братков. И стелют они жестко, и спать еще жестче.

Глава 4

Весь вчерашний день Вячеслав Борисович провел дома.

Водку не пил, только пивка чуть-чуть. Весь день с женой сидели на телефоне. Звонили в милицию, торопили с розыском сына. Всех родственников обзвонили, знакомых. Может, кто что знал. Но все тщетно.

А сегодня он ехал на работу. Два дня отсутствовал. Как дела без него на фирме? Может, в худшую сторону движутся. А они должны только в гору идти. Тем более его кошелек на несколько десятков тысяч долларов облегчился. Для него это существенная потеря.

Он миновал ворота контрольно-пропускного пункта и по прямой, как стрела, бетонке взял курс на Битово. Он уже разогнал машину, когда на пути ему попалась знакомая цыганка. Она не пыталась остановить машину, просто стояла у обочины дороги. Он успел рассмотреть злорадную усмешку на ее губах.

Вячеслав Борисович проскочил мимо. Хотя надо было бы остановиться, выйти из машины и повозить эту суку мордой по асфальту… Но он уже не мог сделать это при всем своем желании. Им овладел суеверный ужас.

Жена – проститутка… А ведь так оно по сути и вышло…

Сын сдохнет… А разве Артем не писал про какую-то страшную болезнь? Что, если эта болезнь смертельная?…

На работу он приехал совершенно расстроенный. Голова гудела от страшных предчувствий. Перед глазами стоял жуткий образ гадкой цыганки.

Он собирался запереться в своем кабинете. Не хотелось никого ни видеть, ни слышать А тут непрошеный гость. Девушка, которую он не мог прогнать.

К нему пришла Алена. Красивая, обворожительная. Грусть в ее глазах придавала ей особое очарование. Вячеслав Борисович поднялся ей навстречу, усадил ее в кресло, сел рядом на диван.

– У вас что-то случилось? – спросил он. – Только не говорите, что нет. Я все вижу…

– Случилось, – кивнула она и виновато улыбнулась.

И печально посмотрела на него. Вячеслав Борисович едва не утонул в океане ее небесно-голубых глаз.

– Мы расстались с Денисом, – тихо сказала она.

– Скажу честно, плакать не стану.

– Вы жестокий человек? – спросила она.

Но в глазах ее ни укора, ни осуждения.

– А почему я должен желать вам счастья с этим негодяем?

– Я не про это… Хотя Денис, конечно, не святой. Негодяй он или нет, судить я не берусь. Но мы расстались. Я не смогла его простить… Но вы не имеете права наказывать его.

– А с чего вы взяли, что я собираюсь его наказывать?

– Ко мне вчера приходили два парня. Искали Дениса, спрашивали о нем… Я знаю, эти люди от вас. Они ищут Дениса, чтобы наказать его…

– Вот оно, значит, что, – усмехнулся про себя Вячеслав Борисович.

Браток по кличке Силос ищет альфонса. Ищет и найдет.

– Денис виноват. Прежде всего перед вами. И передо мной… Но это не значит, что его нужно убивать.

– Убивать? А кто сказал, что его будут убивать? Ему всего лишь набьют морду…

– Значит, я права? Эти люди действительно от вас?

– От меня! – Вячеслав Борисович преисполнился чувством собственной крутизны. – Ваш Денис совратил мою жену, ударил меня. И вы думаете, все должно сойти ему с рук? Нет уж, он получит по заслугам…

– Не надо трогать его, – умоляюще посмотрела на него Алена. – Я прошу вас!

– Подождите, вы сами сообщили мне, что моя жена изменяет мне с ним. Теперь машина запущена, и остановить ее нельзя…

– Но я очень прошу!

– Увы, я ничего поделать не могу!

Вряд ли Силос откажется от причитающихся ему пяти тысяч. Он найдет козла, отметелит его и получит свой гонорар. Хотя, конечно, можно отменить контракт. Но тогда братва затребует неустойку. В размере тех же пяти тысяч. Вячеслав Борисович человек далеко не бедный. Но разбрасываться деньгами он не любит. Если эти пять тысяч пущены в ход, то они должны обернуться заказанной услугой.

– Да поймите вы! – В порыве чувств Алена прижала ладони к груди. – Денис такой человек!…

– Какой такой?

– Мы расстались по-хорошему. Без сцен и скандала. Он не появится в моей жизни… Но если его тронут, он решит, что это из-за меня. И тогда он не отстанет от меня. У меня могут возникнуть большие неприятности…

– Вы его так боитесь?

– Боюсь!

– Ну и что он может вам сделать?

– Он очень жестокий. Может избить А может… – Алена многозначительно промолчала. Дала понять, что он может и убить.

– Тогда его точно на тот свет отправят, – Вячеслав угрожающе выставил вперед нижнюю челюсть.

– Но мне-то от этого легче не будет… Вячеслав Борисович, я вас очень прошу, не усугубляйте ситуацию. Оставьте Дениса в покое… И тогда…

– Что тогда? – подхватил он.

– Я бы вас отблагодарила…

«Как?» Этот вопрос завертелся на языке.

– Только не знаю, нуждаетесь ли вы в моей благодарности…

«Смотря в какой…» Он вдруг понял, что с удовольствием провел бы с ней чудный вечерок. И она бы благодарила его, благодарила… Это было бы здорово!

– Насколько я понял, вы послали своего Дениса на три веселые буквы. И сейчас вы одна…

– Вы правильно меня поняли, – кивнула она.

И многообещающе улыбнулась.

Да, похоже, она не прочь отблагодарить его так, как он того хочет… Волна жаркой страсти накрыла Вячеслава Борисовича с головой. В нем пробудились рефлексы бурной молодости. Он вспомнил, как в свое время ухлестывал за девчонками. В конце концов, почему бы не тряхнуть стариной?

– У меня есть предложение, – с донжуанской улыбкой посмотрел он на нее. – Я знаю одно очень приличное заведение. Там подают превосходные блинчики с красной икрой. Можно и с черной… Я уверен, вам понравится…

– Вы приглашаете меня на ужин! – расцвела Алена.

– Да, черт возьми. Да! Я приглашаю вас на ужин…

– Ну что ж, девушка я свободная. Вы внушаете мне доверие. В общем, не вижу повода ответить вам отказом…

– Вот и отлично! – обрадовался Вячеслав Борисович.

И вдруг помрачнел.

– Вам плохо? – Алена по-своему расценила перемену в его настроении.

– Плохо, – кивнул он. – Очень плохо. Потому что сейчас только утро. До вечера столько ждать… Кстати, у меня есть отличное грузинское вино. Настоящий «Киндзмараули». Редкий экземпляр…

Ему хотелось начать прямо сейчас.

– Ну если редкий…

И Алена, похоже, готова была идти ему навстречу.

Вячеслав Борисович запер кабинет на ключ, велел его не беспокоить. И раскрыл перед Аленой свой бар.

– О! Чего у вас тут только нет! – восхитилась она.

– Да чего только нет, – кивнул он. – И этого нет, и этого…

– А вот мартини у вас есть, я вижу. Вино – это, конечно, хорошо. Но лучше мартини…

– Хотите, я сделаю вам коктейль?

– Не надо…

Она пила просто мартини с шоколадными конфетами. На пару с Вячеславом Борисовичем. Им было обоим хорошо.

И оба они быстро пьянели. Он от ее близости. Она… Какая разница, от чего пьянела она? Главное – он замечал – становилась все более доступной. И нижний срез ее юбки поднимался все выше и выше.

Они сидели на одном диване, сантиметр за сантиметром он пододвигался к ней.

– Алена, у меня к вам один вопрос, – шепнул он ей на ушко.

– Спрашивайте, – разрешила она.

И тут же его рука легла ей на коленку. Медленно двинулась вверх по ее ноге.

Кожа у нее гладкая, нежная – это ощущалось даже под тканью колготок. Плоть упругая. А какой сексуальный заряд в ней… Вячеслав Борисович едва не захлебнулся в водовороте жарких ощущений. Он с ужасом ждал, что Алена уберет его руку, приструнит его. Но нет, она замерла в ожидании.

Ей самой было интересно, чем завершатся его начинания.

Пальцы мягко забрались под юбку – не остановились, продолжили путь.

– Что вы делаете? – не отстраняясь, спросила она.

– Ничего… – Но ему все равно стало неловко. Он резко убрал руку.

– А вот этого делать не надо, – с томной улыбкой пожурила она.

Вячеслав Борисович был до крайности смущен. И по-настоящему шокирован, когда она сама взяла его руку и сунула себе между ног. Из ее груди вырвался страстный стон, голова запрокинулась назад. Вячеслава накрыл водопад ее роскошных волос. Он тонул в них. Он тонул в омуте нарастающего наслаждения…

***

Ему казалось, все это происходило не с ним, а с кем-то другим. С его двойником из параллельного мира. А вот Алена была самая настоящая. Он возлежал на диване, а она мчалась на нем – как амазонка верхом на боевом коне – вперед, к оргазму. Она была восхитительна в своей наготе. Идеальная фигура, идеальная кожа, идеальное все. Это было потрясающе…

А потом был взрыв. Ослепительная вспышка чувств. Они взорвались разом и сейчас вместе падали с седьмого неба на бренную землю. И двойник из параллельного мира куда-то исчез. Обмякшая, обессиленная, Алена лежала на нем, обнимала его, Вячеслава Борисовича. Он, а не кто-то другой, пережил вместе с ней ярчайший момент в своей жизни.

– Это было что-то неземное, – прошептал он.

Алена услышала его, ожила. Встряхнулась, изумленно посмотрела на него. Резко вскочила, подобрала с полу свою одежду, как смогла прикрыла обнаженную плоть.

– Что-то не так? – смущенно спросил он.

– Ой, извините, я не должна была это делать, – куда больше смутилась она. Щеки ее сначала порозовели, затем побледнели. – Совсем голову потеряла.

– И я потерял…

Он подобрал с полу свою рубаху, тоже закрылся ею. Она стояла, он сидел, и оба, как два идиота, смотрели друг на друга.

Первым рассмеялся он, затем прыснула она.

– А между прочим, это было очень занятно, – сказала Алена.

И вдруг нахмурила брови, потребовала:

– Отвернитесь, я оденусь…

Он послушно отвернулся. И пока она приводила себя в порядок, оделся сам.

– Давайте еще выпьем, – предложила она.

– Я только «за»!

Она плеснула себе в бокал на два пальца мартини и залпом выпила. Щеки ее пошли красными пятнами.

– Извините, что все так вышло…

– А что вышло? – сделал он удивленный вид. – Все было так прекрасно…

И снова наполнил ее бокал.

– Нет, нет, – покачала она головой. – Мне больше нельзя. А то снова потеряю голову…

– Так это же замечательно! – залихватски подмигнул он ей.

– А вы развратник!

Эти слова прозвучали как комплимент.

– А Денис говорил, что вы импотент…

Зато сейчас такое ощущение, будто кто-то колотушкой по башке огрел.

– Кто?! Я?! Импотент?! – возмутился он.

– Ну я-то уже знаю, что это не так… А Денис говорил…

Ему ваша жена сказала… Ой, извините! – Она виновато приложила пальчики к щекам. – Я не должна была это говорить…

Не должна, но сказала… Настроение туг же упало. Его жена изменяла ему, говорила про него всякие гадости. Иначе откуда бы Алена знала о его интимных проблемах.

Но скиснуть Вячеслав Борисович не успел. Важное открытие окрылило его.

Он не импотент! Он настоящий мужчина! И только что доказал это. Иначе бы эта девочка не была от него в таком восторге!… А Валентина… Да пошла она… Пошла она к своему козлу Денису!…

Она сама во всем виновата. Сама разрушила их союз. Так что пусть пеняет на себя…

– Вячеслав Борисович… – начала Алена.

– Давай перейдем на «ты» и просто на имена, – оборвал он. – Зови меня Слава…

– Вячеслав… Слава… Вы… Ты меня извини, но мне нужно идти, – она виновато посмотрела на него.

– Когда мы встретимся? – спросил он с надеждой.

– А наш договор насчет блинчиков с икрой остается в силе?

– Я думаю, да.

– Тогда давай встретимся ближе к вечеру…

Они договорились о месте встрече. И Алена ушла. На прощание нежно чмокнула его в щеку. Она шла к себе домой, а он продолжал сидеть на диване – будто это был воздушный корабль, на котором он витал в облаках…

Но эйфория блаженства вдруг прошла. Вячеслав Борисович вспомнил про своего сына.

Какой же он все-таки гад! С Артемом случилась беда, а он прохлаждается в своем кабинете с молоденькой красоткой…

Стоп! «Красотка» звучит в некоторой степени пренебрежительно. А Алена – это нечто гораздо большее, чем случайная связь. Она пробудила в нем трепетное чувство, она разожгла в нем настоящую страсть. Он снова почувствовал себя мужчиной… Он должен боготворить ее. А как же Артем? Но разве одно мешает другому? Разве он не может искать своего сына вместе с Аленой?…

***

После ужина в ресторане была постель в красном свете ночника. Вячеслав снова почувствовал себя мужчиной. Сильным, выносливым и желанным. Алена была от него в восторге.

– – У меня к тебе один маленький вопрос, – сказала она уже под утро.

– Да?…

– Насчет Дениса. Ты уже вслед своим людям, чтобы его оставили в покое?

– А это что-то меняет в наших отношениях? – насторожился он.

Уж не ради ли своего бывшего дружка Алена легла с ним в постель?

– Нет, это ничего не меняет, – покачала она головой. – Денис – отрезанный ломоть. Но мне бы хотелось, чтобы ты проявил великодушие. Я уважаю великодушных мужчин…

– Хорошо, пусть этот живчик живет…

Вячеславу Борисовичу сейчас и самому хотелось быть великодушным.

Глава 5

1

– Как ты сказал?! – скривился Силос. – Не надо искать этого козла?

– Ну, да, – заерзал на своем месте Вячеслав. – Отбой надо дать. Не надо его наказывать. Да и тебя понапрасну беспокоить не хочется…

– Чего?! – От возмущения у Силоса едва пена на губах не выступила. – Беспокоить меня не хочется… А ты меня не беспокоил, да? Я как впаренный два дня этого козла ищу.

Мои пацаны след его взяли. А ты херню какую-то моросишь…

– Да я понимаю. И готов компенсировать…

Вячеслав достал из кармана конверт с деньгами. Положил его на столик, пододвинул Силосу. «Нате, получите, господин бандит!»

– Сколько? – едва глянул на конверт браток.

– Пять. Как договаривались…

– Мы договаривались на двадцать пять, – отрезал Силос. – Серега свидетель, он подтвердит…

Серега – это Ступор. И он свидетель… Да, разговор шел сначала про двадцать пять тысяч. Затем Силос сбавил цену до пяти. Только Ступор этого не вспомнит. И засвидетельствует против Вячеслава… Вот это называется капкан. По-бандитски – развод лохов.

Для кого-то Вячеслав крутой, но для этих монстров в белых воротничках – самый обыкновенный лох. Развод лохов в их среде – почетное дело.

– Но ты же согласился сделать все за пять, – жалко возмутился Вячеслав.

– За пять штук я согласился искать этого типа. А двадцать пять – за результат. Результат тебе не нужен. Это твое право. Но двадцать пять штук все равно за тобой. Это, типа, неустойка…

– Но…

– Что, не нравится? – нахмурился Силос.

– Двадцать пять штук – это слишком много, – пытался настоять на своем Вячеслав.

Не для того он зарабатывает деньги, чтобы отдавать их все бандитам. Хватит с них процента от прибыли.

– Ну ты и жлоб, – с презрением посмотрел на него Силос.

– Я хочу поговорить с Сафроном.

– Чего?

– По поводу сотрудничества с ним. Дело в том, что мне предлагают свои услуги другие люди…

– Это кто такие? – напрягся Силос.

– Люди, на территории которых находится часть моих заправок…

– Я спрашиваю, кто они такие. Конкретно спрашиваю…

– Сафрон знает, – многозначительно изрек Вячеслав. – Поэтому с ним я и хочу поговорить…

А ты. Силос, до этого уровня еще не дорос. И не твое это дело… Такова была подоплека этого разговора. Браток это понял. И сбавил гонор.

– Ладно, будет тебе Сафрон, – пообещал он.

– Я и сам могу с ним связаться…

Вячеслав снова обломал братка. Дал почувствовать свою значимость. Силосу это явно не понравилось. Но бузить он не стал. Смахнул со стола конверт с деньгами, сунул в карман.

– Значит, козла этого искать не надо? – будто примирительно спросил он.

– Не надо, – наслаждаясь своей победой, кивнул Вячеслав.

– Ну, на нет и суда нет. Все, бывай!

Силос поднялся из-за стола и, не подавая ему руки, вышел из кафе.

2

– Ну что я могу сказать тебе, дорогая. Все, я дал своим людям отбой. Твоего Дениса пальцем никто не тронет…

Вячеслав упивался чувством превосходства над ее бывшим другом. Ведь по его воле его могли и убить, по одному его слову – пощадить. И не важно, что это не совсем так. Не важно, что он привлекал к этому делу бандитов, которые не считают его своим боссом. Алена этого ничего не знает.

– Пальцем его никто не тронет. Это хорошо, – отозвалась она. – Только он не мой. Мне он уже не нужен… Мне с тобой хорошо…

Она только что доказала это…

Весь этот день они провели в чудном сосновом бору на берегу лесного озера. Бревенчатый дом с соломенной крышей, но внутри все в евростиле – дизайн, обстановка. Кровать с балдахином, черные шелковые простыни. Все это удовольствие обошлось ему в двести баксов в сутки. Но он нисколько не жалел.

Давно пора ему объясниться с Валентиной. С Аленой у них все серьезно, так что пора разводиться с женой. Пошла она… Только не мог он ее прогнать, пока не нашелся Артем.

Валентина вся извелась, ищет его. Да, она шлюха. Но при этом – мать. И он не должен трогать ее, пока не найдется Артем.

– Тебе хорошо со мной. А мне хорошо с тобой, – сказал Вячеслав.

И подошел к окну. Настежь распахнул створки. Холодный воздух неласково погладил его распаренную грудь. Он закрыл окно, но не отошел от него.

– Ты даже не представляешь, как мне хорошо с тобой… Я бы хотел, чтобы мы всегда были вместе…

– Будем, – отозвалась она. – Будем, пока я тебе не надоем…

– Ты мне никогда не…

Договорить он не смог. В оконном стекле образовалась дырка. И над ухом что-то свистнуло. Как будто пуля рядом прошла… Почему как будто?

Вячеслав ошалело захлопал глазами, попытался всмотреться в даль, откуда прилетела пуля. Но перед глазами все плыло – он ничего не видел. На негнущихся ногах он раз вернулся на сто восемьдесят градусов. И как зомби двинулся к стене, в которую должна была войти предполагаемая пуля.

И точно, под картиной обнаженной нимфы он увидел характерное отверстие. Да, это была пуля, он не ошибся.

Стреляли в него. И только по счастливой для него случайности снайпер промазал. Но ведь ничто ему не мешает выстрелить снова. Наверное, он уже сейчас целится в него.

Вячеслава заколотило от ужаса. Ноги подкосились, и он как стоял опустился на пол.

– Дорогой, что с тобой? – забеспокоилась Алена.

И уже собралась вскочить с кровати. Но Вячеслав ее остановил:

– Лежи! Лежи и не двигайся!… Неужели ты не поняла, в меня стреляли…

– Я слышала звук.

– Это была пуля…

– Может, это охотники? – предположила она.

– А ты слышала выстрел?

– Нет…

– То-то же…

Он уже начал оправляться от испуга. Но вдруг сильный удар в дверь снес ее с петель. В образовавшемся проеме появилась крепкая мужская фигура. Вячеслав узнал гостя. Это был сам Сафрон. Холодный пронизывающий взгляд, суровое непроницаемое лицо, жесткая линия губ. Бандитский авторитет во всей своей красе.

– Ой! – вскрикнула Алена.

И быстро закуталась в простыню. Только Сафрон даже не глянул в ее сторону.

– Ты хотел меня видеть? – спросил он.

Окатил Вячеслава презрительным взглядом и вошел в комнату. Вслед за ним туда ввалились Ступор и Силос.

– Д-да… Т-то есть нет… – выдавил из себя Вячеслав.

– К Муслиму под «крышу» захотел? – стрельнул взглядом Сафрон.

– Да нет. Даже не думал…

– Недумал, а сказал… Нехорошо.

– Это он на понт нас взять хотел, – криво усмехнулся Ступор.

– И мы его на понт взяли, – осклабился Силос. – Шеф, да под ним, кажись, лужа…

– Это он вспотел, – гоготнул Ступор. – От страха…

– Пойду я, – сказал Сафрон. – А то еще вонять начнет… А вы поговорите. Только без рук.

– И даже без ног, – кивнул Ступор.

Сафрон вышел. Но два других братка остались.

– А ведь снайпер мог не промазать, – сказал бандит. – Ты меня понимаешь?

– П-понимаю…

Никто никого не хотел убивать. Его всего лишь хотели предупредить, что не надо думать о другой «крыше»… Зря он тогда блефовал с Силосом. Бандиты – народ серьезный. Они за все спрашивают…

– Ну раз понимаешь, тогда живи, – осклабился Силос. – И будь послушным…

– Идти нам надо. – Ступор демонстративно глянул на Алену. – Девочку вот напугали…

– А кто нам за Кузю ответит? – спросил Силос. – И за Пончика?

– Это чисто наша проблема.

– Но ведь он нас туда впутал, – показал он взглядом на Вячеслава.

– Он, – кивнул Ступор.

– Ты хоть знаешь, что вчера наших пацанов завалили? – со страшной гримасой на лице спросил Силос. Он, казалось, готов был растерзать Рысьева. – И все из-за тебя. И из-за того козла, на которого ты нам показал…

– Их что, уб-били? – жалко спросил Вячеслав.

– Нет. Но оба в реанимации. У этого черта «ствол» был.

Одному живот прострелил. Второму ногу… Кто за это ответит?

– Но я при чем? Я же сказал, не надо его трогать…

– Ты сказал. А я нет. Не успел сказать…

– Тебе же говорили, у этого козла «крыша» может быть.

Проблемы у нас из-за него могут появиться, – начал объяснять Ступор. – Поэтому двадцать пять штук просили… А ты бабки зажилил.

– Хрен с теми бабками, – махнул рукой Силос. – А вот за лечение надо заплатить.

Он в упор глянул на Вячеслава.

– Сколько? – не выдержал тот.

– Двадцать штук. «Зеленью»…

– Хорошо…

Сейчас он был готов на все, лишь бы поскорей отделаться от этих головорезов.

– Ты сказал «хорошо», – тут же насел на него Ступор. – Значит, ты даешь слово. Все слышали, что ты дал слово…

Короче, завтра мы к тебе заедем. Отстегнешь бабки…

Вячеслав кивнул в знак согласия. Но братки этого не видели. Они повернулись к нему спиной и вышли из дома. Вячеслав перевел дух. И тут же им овладело жгучее чувство стыда.

Алена все видела. Она стала свидетелем его унижения.

Унижали его как последнего чушка. А он так старался казаться перед ней крутым. И все насмарку.

Он глянул на любовницу. Ожидал увидеть в ее глазах презрение. Но нет, в глазах у Алены если не восхищение, то что-то вроде того.

– Не люди, а монстры какие-то, – сказала она. – Они что, убить тебя хотели?

– Нет, только дали понять, что могут…

– Ужас какой!… Но ты все равно молодец. Хорошо держался…

Издевается она, что ли?

– Я думала, они меня изнасилуют. Так смотрели… Но я знаю, они тебя испугались. Не захотели связываться с тобой…

А ведь действительно, Алену эти гады и пальцем не тронули. Хотя и бандиты. И права она, все это потому, что он крутой. Даже Сафрон это понимает.

Вячеслав Борисович поднялся с полу. Расправил плечи, высоко вскинул подбородок.

– Они про какого-то Кузю и Пончика говорили, – напомнила Алена.

Гонору сразу поубавилось.

– Ну, говорили, – недовольно поморщился он.

– А кто их подстрелил?

– Да козел один…

Говорить ей про Дениса или нет?… Пожалуй, нет. Ни к чему ей знать, что на него наезжали бандиты. Ведь он вроде как своих людей к нему на расправу хотел послать…

Но Алена поняла все сама.

– Денис?

Вячеслав Борисович сделал движение, будто поправлял тесный галстук.

– Денис?! А он что, такой мэн, что мог подстрелить двух крутых братков? – с вызовом сказал он.

– Двух братков?! – переспросила она. И после короткой паузы:

– Он и десятерых может… Я видела, как он в тире стреляет. Это здорово…

А Вячеслав Борисович видел, как он машет ногами. На собственной шкуре силу его удара испытал.

– А пистолет у него откуда? – Вопрос прозвучал вяло.

– Я откуда знаю? У него друг в Чечне служит. В принципе, мог передать…

И пистолет у него есть. И двух братков он чуть на тот свет не отправил. Крутой парень. Как бы он за самого Вячеслава не взялся. Чтобы отомстить. За то, что он братву на него натравил.

– Не надо было трогать Дениса. Я же говорила, – с упреком посмотрела на него Алена. – Сам знаешь, тронь дерьмо… Ладно, чепуха все это. Утрясется…

В ее голосе не было уверенности. Да и сам Вячеслав Борисович был далек от оптимизма. Ему казалось, самое худшее еще впереди…

3

– Тебя когда ждать? – спросила Валентина.

Она постарела за эти дни – увяла, осунулась.

– Не знаю, – неопределенно пожал он плечами.

– Снова дома ночевать не будешь?

– Не твое дело…

– У тебя есть женщина. Я знаю…

– А у тебя есть мужчина. Или был. Какая разница?… И я могу теперь делать все, что хочу…

Ей нечем было крыть. Но все же она сказала:

– Смотри, погубит она тебя.

– Ха! Она может только вылечить. Она, между прочим, врач. Знаешь, почему? Потому что она меня от импотенции вылечила… Все, чао!

Ему было все равно, знает жена про Алену или нет. Абсолютно никаких угрызений совести.

Вячеслав готов был прямым ходом отправиться к любовнице. Но у него много дел. Надо найти двадцать тысяч долларов. Проблем бы с этим не было, если бы Артем не опустошил домашний тайник.

В офисе его ждала плохая новость.

– Вячеслав Борисович, у нас чэпэ, – с бледным видом доложил его помощник.

– Да?… – Внутри у него все сжалось.

– Пожар на заправке…

– Пожар?! – Ему показалось, кто-то подкрался сзади и набросил на шею удавку.

– Только пожар. Пожарные вовремя подъехали, потушили. А могло бы рвануть.

– Значит, емкости не взорвались?

– Нет…

Только от этого легче не стало. В тот же день все его заправки атаковали разные комиссии. Выявили кучу недостатков. И как итог, все станции были закрыты на неопределенное время. Мало того, что пожар нанес ущерб, так еще эти санкции, от которых одни убытки.

Проблема решалась. Но на это нужны деньги, деньги и еще раз деньги. А где их взять?

К вечеру Вячеслав Борисович чувствовал себя лимоном, из которого выжали все соки. И когда к нему в кабинет пожаловали господа бандиты, он почти не отреагировал на них. С уставшим видом вытащил из ящика стола сверток, в котором лежали двадцать тысяч долларов. Деньги он, конечно же, добыл. Взял кредит в банке. Расписал все до копейки.

Кому, сколько и когда давать. И на восстановление сгоревшей станции хватало. Сейчас его мучил вопрос: как скоро он сможет вернуть долг?

– Вот, как договаривались, – кивнул он на пакет.

– Да ладно, чего уж там, – покачал головой Ступор. – Слышал, у тебя неприятности…

– Неприятности, – кивнул он. – Если это, конечно, можно назвать неприятностями…

– Да не колотись ты, бывает и хуже… Правда, реже, – ухмыльнулся Силос.

– Бабки у тебя брать не будем, – сказал Ступор. И тут же уточнил:

– Пока не будем. Проблемы свои сначала утряси…

Мы потом возьмем. Через месяц. И с процентами…

Вот она, бандитская доброта.

– И сколько я должен буду отдать?

– Тридцать тысяч.

Пятьдесят процентов в месяц. Они что, с ума сошли?

– Нет уж, берите сейчас.

Вячеслав Борисович даже облегченно вздохнул, когда Силос сгреб деньги.

– Теперь мы в расчете? – спросил он.

– В расчете, – кивнул Ступор. И не без ехидства улыбнулся:

– До свидания, Вячеслав Борисович! Всего вам доброго!…

Издевается, гад!

Если бы Вячеслав Борисович мог, он бы догнал этих уродов, обоим набил бы морду. И не только потому, что они облегчили его на двадцать тысяч долларов. Не только потому, что унизили его. Он всерьез подозревал, что пожар на заправочной станции их рук дело.

Не надо было связываться с бандитами. Не надо…

4

Сегодня он впервые почувствовал себя с Аленой импотентом.

– Ты, наверное, устал, – решила она.

– Не то слово… Весь день на мне сегодня черти ездили…

Он чувствовал себя разбитым. И даже Алена была не в радость.

– Плохо мне, – признался он. – Ужасно плохо. Мне кажется, я схожу с ума…

Перед глазами стояла цыганка. В ушах стоял ее визг:

«…И жена твоя проститутка! И сын твой скоро окочурится. И все у тебя сгорит…»

– Жена оказалась шлюхой. Заправка сгорела, – жаловался он. – Но это пустяк… С сыном у меня плохо. Пропал Артем. Болезнь у него серьезная. Лечиться отправился. Никто не знает, куда… Я не знаю, как буду жить, если с ним что-то случится… Все так хорошо раньше было. Жил – не тужил. А тут как напасть какая-то… Жена изменила, машину разбил, на деньги попал раз, второй. С сыном проблема.

Сегодня вот беда… Будто в аду я, а черти дровишки в костер все подбрасывают. Если и дальше так пойдет, и сгореть не долго…

Алена внимательно слушала его. После переваривала его слова.

– Порчу на тебя кто-то навел. Очень сильную порчу, – решила она.

– Точно, навели, – легко согласился он. – И я даже знаю, кто. Эта чертова цыганка…

– Ты ее обидел?

– Ну не то чтобы… Она пятьдесят баксов просила. А я ее послал… Ну не то чтобы послал… Нет, сама подумай, если каждому пятьдесят долларов давать…

– Да, нахалка она, конечно. Но сила в ней есть… Я вообще-то не специалист. Но у меня есть одна знакомая бабка.

Любую порчу снимает. И, между прочим, делает все бесплатно… Хочешь, я тебя с ней сведу? Хуже она тебе не сделает. А там, глядишь, и поможет…

Хуже она не сделает. Этот аргумент склонил Вячеслава Борисовича к согласию.

Глава 6

1

– Значит, милок, со всех сторон вокруг тебя горит, – прошамкала старуха с крючковатым носом.

Вячеславу Борисовичу казалось, будто он попал в гости к самой настоящей Бабе Яге. Полуметрового зуба ей не хватало и костяной ноги. Избушка без курьих ножек. Но стояла на отшибе глухой деревеньки, почти в лесу. И сыч где-то вдалеке подвывал. В доме старые иконы, сушеные летучие мыши на веревочке, травы какие-то пучками. И тяжелый, противоестественный какой-то запах.

– Жена согрешила. Машину разбил, – перечисляла она. – Деньги сквозь пальцы в песок уходят. Сын заболел…

Он не говорил ей про это ни слова. Она сама все видела.

В треснувшем круглом зеркальце. Держала его в руке и внимательно всматривалась. Мистика сплошная.

– Мы думаем, на Вячеслава порчу кто-то навел, – робко подсказала Алена.

Она сидела рядом с ним. Тихая, скромная, руки на коленках собраны.

– Сама знаю, – каким-то загробным голосом отозвалась старая. – Очень сильная порча… Цыганку вижу…

Она вдруг вздрогнула. Лицо перекосилось – будто ей на плечи навалилась многотонная каменная глыба. Глаза расширились – вот-вот, казалось, вылезут на лоб. В уголках рта выступила пена…

Вячеславу стало не по себе. Ужас ледяной рукой сжал его душу.

– Нет! – выкрикнула она.

И отбросила от себя зеркало.

– Нет, – уже тихо сказала она.

Тело ее сотрясала дрожь, по лбу катились капли пота. Казалось, она вот-вот испустит дух. И сам Вячеслав был ни живой, ни мертвый.

– Это ведьма, – успокаиваясь, сказала старуха. – Очень сильная ведьма. Таких мало, но они есть. Я ничего не могу с ней сделать…

– А кто может? – осторожно спросила Алена.

– Никто! – решительно отрезала бабка. – Никто не в силах снять ее проклятие… Даже сам дьявол… Никто!

– Что с моим сыном? – Вячеслав задал вопрос, который волновал его больше всего.

– С сыном?! – Старуха вперила в него леденящий душу взгляд. – С сыном беда. У него неизлечимая болезнь. Он умрет. Не скоро, но умрет…

Вячеславу казалось, что он вот-вот потеряет сознание.

Но все же он сумел собраться с силами, чтобы подняться, уйти и увести с собой Алену.

Всю дорогу к дому они молчали. Оба были опустошены и подавлены.

2

Вячеслав Борисович пребывал в жуткой депрессии. От Артема ни слуху ни духу. Где он? Жив ли еще? С бизнесом проблемы. Дела вроде бы двигались. Но сколько еще ему выбираться из ямы? Месяц? Два? Год?…

Валентиной он абсолютно не интересовался. Дома она или нет, о чем она думает, как ее самочувствие – ему все равно. Да что там жена! Он и Алену не воспринимал так живо, как прежде. Встречались они все реже и реже. Груз собственных проблем тянул его на дно, а она оставалась на поверхности. Ему вовсе не хотелось, чтобы она тонула вместе с ним.

И к компьютеру он охладел. Только вот сегодня решил включить его, пройтись по новостям в Интернете. И в ящик электронной почты заглянуть.

Почты не было. Если не считать одного-единственного послания. Он открыл страницу. Текст письма был крайне необычен:

"Если Вам плохо, если Вас одолели проблемы и невзгоды, не отчаивайтесь. Не надо лезть в петлю – это не решение проблем. Общество с ограниченной ответственностью «Воланд» предлагает вам выход из положения. Мы предлагаем Вам сдать в аренду на любой срок нематериальное движущее начало, в просторечии именуемое душой. В обмен на это фирма гарантирует Вам исполнение актуальных желаний и негласное содействие в достижении конкретных целей. В случае Вашего согласия просим написать письмо с перечислением всех Ваших невзгод и Ваших пожеланий.

Письмо отправить по адресу в Интернете…"

Вячеслав Борисович был в шоке. Откуда эта фирма узнала о том, что именно он, а не кто-то другой близок к полному отчаянию? Мистика?… Да, мистика!… Одно название фирмы чего стоит. «Воланд». По Булгакову – это Дьявол.

Перед мысленным взором всплыло перекошенное лицо старухи. «Вам не поможет даже дьявол!…» А вдруг поможет?

Больное воображение тут же вызвало образ злосчастной цыганки. Она была вне себя от ярости, ругалась, изо рта брызгала пена… Да, она поняла, что Вячеслав Борисович сможет противостоять ее злой магии…

Он не помнил, как долго составлял письмо с перечислением всех своих невзгод. Но оно было составлено и отправлено по адресу.

Выключая компьютер, Вячеслав Борисович облегченно вздохнул. Он почему-то верил, что фирма «Воланд» в силах решить его проблемы…

Ответ пришел на следующий день. По электронной почте. Ему сообщили, что его душа взята в аренду сроком на один месяц. И если по прошествии этого времени душа его не будет востребована обратно, то она переходит в полную собственность 000 «Воланд». Нельзя сказать, что такой ответ пришелся ему по нраву. Но у него не было выбора…

3

Артем не знал, сколько времени он провел в этой лечебнице. Он лежал в отдельной палате. Койка, тумбочка, голый пол, голые стены. Весь комфорт заключался только в одном – отдельный санузел. Чтобы справить нужду, ему не надо было покидать палату.

Из палаты выходить категорически запрещалось. Артем должен был постоянно лежать. Таково было одно из условий, которое поставил перед ним врач. Вставать можно было только, чтобы сходить в туалет. Даже завтрак, обед и ужин он должен был принимать в постели. Впрочем, ему и вставать было некогда. Чуть ли не постоянно он находился под капельницей. Ему вводили лекарство, которое должно было полностью очистить его кровь, вывести из него болезнь.

И еще одно из множества других условий. Он должен был свято верить в свое излечение. Иначе, сказал доктор, никакое лекарство не поможет. И Артем верил. Он должен был победить смерть…

Он потерял счет времени. И даже удивился, когда в один прекрасный момент к нему в палату вошел доктор и сказал, что курс лечения длиной в две недели закончен.

– Все это время вы придерживались моих рекомендаций, – сказал он. – Поэтому можно надеяться, что болезнь побеждена… Будем ждать, что покажет анализ…

Анализ на ВИЧ был готов на следующий день. Артем извелся в ожидании. Он знал, что все будет в порядке. Но одно дело знать, и совсем другое получить подтверждение.

Доктор сиял как медный котелок.

– Могу вас поздравить! – со слезами радости на глазах сообщил он. – У вас отрицательный результат…

Вне себя от восторга Артем сначала подпрыгнул до потолка. Затем свалился на кровать, заплакал от счастья.

Он здоров. Он абсолютно здоров. Смертельная болезнь отступила и не вернется…

4

Дела вдруг резко пошли в гору. Вячеслав Борисович сумел запустить в эксплуатацию сожженную заправку, на других заметно возрос оборот. Только за эту неделю он смог продать бензина, сколько не продавал иной раз за месяц.

А еще были выплачены дивиденды по его акциям. А это приличная сумма.

Плюс ко всему Ступор приготовил ему приятный сюр приз. Самолично прибыл к нему в офис. Вежливый такой, приличный во всех отношениях.

– Ребят мы своих вылечили, – сообщил он. – На курорт отправили. Все это обошлось нам в десять тысяч. Поэтому десять тысяч мы должны вам вернуть…

Деньги он ему не возвратил. Зато заметно снизил процентную ставку, по которой Вячеслав Борисович оплачивал бандитскую «крышу».

На радостях он предложил гостю выпить. Тот отказался.

Но это Вячеслава Борисовича нисколько не опечалило.

Домой он летел как на крыльях. Будто знал, что и там его сегодня ждет радость.

И не ошибся. Дома его ждал сын. Живой и здоровый.

Восторженный, сияющий от счастья. Мать кружила над ним, как хохлатка над своим выводком.

Увидев отца, он вскочил и бросился ему на шею.

– Папа, можешь меня поздравить! – радостно возвестил он. – Я вылечился. Я не умру!

Поистине сегодня был волшебный день.

– А разве ты должен был умереть? – уже потом спросил Вячеслав Борисович.

– У меня был СПИД…

– Как?!

– СПИД… Папа, да ты не волнуйся, все уже позади…

– Но это неизлечимая болезнь…

– Ерунда! Уже существуют лекарства. Их просто не хотят выпускать на рынок – иначе большие чиновники перестанут получать дотации. А потом, лекарства очень дорогие. Не каждый может их себе позволить… – Артем осекся. Виновато посмотрел на него. – Папа, ты меня прости. Я должен был взять эти деньги…

– Какие деньги? – не сразу понял Вячеслав.

– Из сейфа. Пятьдесят тысяч… Они нужны были мне для лечения.

Вячеслав Борисович только рассмеялся. Пятьдесят тысяч – это, конечно, немалые деньги. Но здоровье и жизнь сына куда дороже.

Валентина была без ума от радости. Накрыла роскошный стол. И Вячеслав был на седьмом небе. И на радостях за тем же столом набрался, как веселый поросенок.

Все хорошо. Все отлично. Все просто чудесно. Аж визжать хотелось от восторга!

Он даже не удивился, когда после застолья оказался в одной постели с Валентиной. Она тоже была пьяна. В глазах как на плакате – «Хочу!». Она предстала перед ним в своем самом эротичном пеньюаре. И он как голодный зверь набросился на нее. Подмял под себя. Страстный стон Валентины известил, что она добилась от него желаемого. Больше у нее не было основания считать его импотентом…

***

Проснулся Вячеслав поздно. И обнаружил возле себя Валентину. Она не просто лежала в одной постели с ним. Она пыталась разбудить его спящее мужское достоинство.

Картинка в высшей степени обалденная. Он лежал, а она стояла перед ним на коленях. Не голая, нет. В том самом пеньюаре. Смотрелась она чертовски сексуально. Под ее ласками его флаг дернулся вверх по флагштоку. Но тут же упал обратно.

Он представил, как Валентина занималась этим с Денисом. Она точно так же ласкала его… И после этого она с ним?

– Я хочу в душ! – заявил он.

У него не хватило духу нахамить ей, в грубой форме послать куда подальше. Он просто отстранился от нее, поднялся с постели и направился в ванную.

Валентина ждала его в комнате. Когда он вернулся, она была уже одета. Строгий деловой костюм, волосы уложены в прическу, на лице макияж. В глазах холодок.

– Отмылся? – спросила она.

– От чего? – не понятой.

– Не от чего, а от кого. От меня. Отмылся от меня?

– Не заводись, – у него не было никакого желания ссориться.

Но она не унималась:

– Теперь можно и к своей девочке ехать?

– Можно и к ней, – съязвил Вячеслав.

Из дома ушел он, хлопнув дверью. Хотя так должна была поступить Валентина. Но она осталась. Почему? Да ведь она во всем виновата, а не Он…

5

За последний месяц дела его компании быстро и ровно шли в гору. Вячеслав Борисович рассчитался с долгами.

Вернул все, что потерял. И еще сверх того заработал прилично. Сын был болен СПИДом, но чудесным образом выздоровел. Уже после клиники Артем при нем пару раз сдавал анализы, и всегда все было в порядке. С Валентиной вот только проблемы. Как была она проституткой, так ею и осталась. Нет, она не гуляла. Целыми днями сидела дома, и если отлучалась куда, то совсем ненадолго. Чтобы у него не было повода думать, будто она где-то и с кем-то. Но ему-то все равно… Хотя нет, если честно, в глубине души он стремился к примирению с ней. Но что-то мешало.

«Что– то» -это Алена. Так получилось, – в Смоленске у нее тяжело заболела родная тетя, она выезжала к ней на целую неделю. Затем сама в больницу попала с проблемой по женской части. Еще неделя минус. Но все уже позади. Она жива, здорова. И теперь они могут встречаться каждый день, проводить вместе каждую ночь.

– Мне этим заниматься нельзя, – сразу предупредила она.

Секс на какое-то время отпадал.

– Глупенькая, разве мне это нужно?

Его душила нежность. Он был влюблен в эту молодую красивую девчонку. Рядом с ней он и сам чувствовал себя молодым. Но секс для него все равно не самое главное.

– А что тебе нужно? – провоцирующе спросила она.

– Ты мне нужна. Только ты…

– Слова, красивые слова… Ведь ты не собираешься жениться на мне. Почему?

– Д-дая…

– Что ты? Ты не хочешь разводиться со своей женой.

Тебе не нужны лишние проблемы. Да и во мне ты не уверен.

Вдруг начну изменять тебе налево и направо. Ведь ты думаешь, что этим грешат все молодые жены. Разве не так?

Она говорила серьезно. Но в то же время будто бы шутила. При этом она оставалась все такой же мягкой, милой. На нее невозможно было обижаться. Тем более за правду. Ведь Вячеслав Борисович думал именно так, как она говорила.

Если старым женам нет доверия, то молодым и подавно. Да, он с душевным трепетом представлял Алену на месте своей супруги. Не из того она теста, чтобы изменять ему. Но в жизни всякое бывает…

– Нет, что ты, я так не думаю, – сказал он.

Только голос его прозвучал не очень уверенно. И Алена это заметила.

– Да ты не переживай, в жены к тебе я не набиваюсь. Меня устраивает нынешнее положение…

Вячеслав воспрял духом. Она останется его любовницей.

И не пожалеет об этом.

– Знаешь, у меня были трудности. Но все это позади.

Скоро я накоплю достаточную сумму, чтобы купить тебе квартиру. Тебе же нужна отдельная квартира?

Он был горд за себя. Он собирался ей сделать поистине царский подарок.

– Если честно, я бы не отказалась…

В знак благодарности она чмокнула его в щеку. И вдруг спросила:

– А если у меня вдруг появится молодой человек?

Как кулаком врезала под дых. Вячеслав Борисович начал задыхаться от возмущения.

– Я его убью! – в гневе сжал он кулаки.

Пусть кто-нибудь попробует увести у него Алену. Любому глотку перегрызет.

– А вот и не убьешь! – улыбнулась она.

– Думаешь, не хватит духу? – Ему вдруг стало обидно.

У них с Аленой все серьезно. Только почему-то она не очень высоко ценит его как мужчину. Или ему так кажется?…

– Может, и хватит. Просто у меня не будет молодого человека. У меня будешь только ты… И потом, у тебя просто не может появиться соперник. Хотя бы потому, что это неприятность. А у тебя гарантия от всякого рода неприятностей. Так? Или нет?…

Конечно же, она знала о его сделке с фирмой «Воланд».

– Гарантия, – кивнул он.

Вячеслав не сомневался, что нынешний его успех объясняется негласным содействием дьявольских сил.

– Значит, дальше у тебя все будет хорошо и красиво. Прибыльный бизнес, дом, семья, любовница. Что еще нужно человеку для счастья?

Да, у него все хорошо. Смущало одно обстоятельство. Алена не должна была так легко соглашаться на роль его любовницы. Она девушка скромная, честная, порядочная. А быть чьей-то любовницей без перспективы стать законной женой – это порок. А может, здесь тоже просматривается незримая рука «Воланда»? Может быть, эта фирма лучше его знает, что ему нужно для счастья?

Действительно, это же идеальный вариант. С Валентиной его связывают долгие годы совместной жизни. Пусть она изменила ему, но по-своему она все равно дорога ему.

Это будет слишком сильный удар для него, если они расстанутся навсегда. И без Алены он не может. Но, оказывается, одно другому не мешает. Две женщины в его жизни. Два в одном – самая модная формула последнего времени. Модная и удобная…

– Ты будешь счастлив в этой жизни, – сказала Алена.

И вдруг помрачнела.

– В этой жизни… А что тебя ждет в вечности? Я имею в виду жизнь после смерти…

– Не знаю, – пожал плечами Вячеслав. – А есть она, эта жизнь?

– Конечно, есть… Ты заключил сделку с дьяволом…

– С фирмой «Воланд», – неуверенно поправил ее Вячеслав.

– Мне кажется, сейчас как раз тот случай, когда вещи нужно называть своими именами… Ты заключил сделку с дьяволом. Продал ему свою душу. В этой жизни тебе будет хорошо. Здесь для тебя будет рай. А после смерти ты прямиком отправишься в ад. И мучиться тебе там вечность. Вечность! Ты хоть представляешь себе, что это такое?

Вячеслав не представлял. Вернее, боялся представить.

– А ведь ад есть, – продолжала Алена. – Если есть дьявол, который тебе помог, значит, есть и его царство. А царство его – ад…

– Хватит! – ему стало страшно.

Черные мысли как тараканы полезли в голову. На душу тяжелым камнем легла жуть.

Страх он разогнал водкой. Алена не пила, но его не останавливала. Она понимала, как ему плохо…

Вячеслав не помнил, как он вырубился. Он заснул мертвым сном. В самом буквальном смысле. Это был не сон, а путешествие в царство мертвых. Он попал в ад. Красные облака, красная земля, красные горы. И огромный красный котел посреди красной долины. В этом котле варились люди. А вокруг плясали черти и подбрасывали дрова в гигантский костер. Жуткий сатанинский холод свертывал кровь в жилах, громкие пронзительные стоны несчастных резали слух и лишали рассудка. Это было невыносимо страшно. Но куда страшнее было впереди. Жаркий сухой ветер нес Вячеслава в котел с кипящей смолой. Вот-вот он окунется в эту лаву. Чтобы вариться в ней вечность…

– Не-ет!!! – заорал он.

И проснулся. Только для того, чтобы заснуть снова. Чтобы все-таки плюхнуться в кипящий котел…

Это была самая невыносимая ночь в его жизни. Но это все пустяк по сравнению с тем, что ждало его после смерти.

Ад, котел, смола. И все это длиною в вечность.

– Тебе было плохо? – утром спросила его Алена.

– Плохо?! Не то слово, дорогая!…

– Тебе снились кошмары?

– Теперь я точно знаю, что такое ад!

Он продал душу дьяволу. И теперь ему дорога только в его подземное царство.

– Что же мне делать? – схватился он за голову.

– У тебя есть выход.

– Какой? – как утопающий, схватился он за соломинку.

– Только я не знаю, поможет это или нет. Но попробовать надо… Ты должен продать все, что у тебя есть, и деньги раздать бедным. А остаток своих дней ты проведешь в монастыре. Будешь молиться день и ночь. Вдруг бог простит тебе грех…

– Да, наверное, я так и должен сделать…

Он соглашался на этот шаг. Но в то же время ему было очень жаль расставаться со всем, что он имел.

– Ты сделаешь это… Только мы не сможем после этого быть вместе, – опечалилась Алена. – Я не могу уйти с тобой в монастырь. Мужчинам и женщинам там быть вместе нельзя… Может, есть какой-то другой выход?

Она задумалась. И вдруг ее лицо озарилось.

– Подожди! Ты же говорил, что не продал душу, а сдал ее в аренду…

– Блин! – хлопнул он себя по лбу.

Ведь это действительно так.

– Я же могу востребовать ее обратно!…

Он принялся лихорадочно считать.

– У меня есть еще один день. Один день!…

Уже через час он был в своем офисе. Небритый, помятый, с красными воспаленными глазами. Но ему было все равно. Лишь бы добраться до компьютера.

Он быстро составил послание и отправил его по электронному адресу фирмы «Воланд». Ответ пришел ровно через час.

«Если вы хотите вернуть душу обратно, вам нужно заплатить сто тысяч долларов…»

Коротко и ясно. Но сто тысяч долларов!…

Думал он недолго. Ну что такое сто тысяч долларов по сравнению с тем, что он мог потерять?

Утром следующего дня он собрал деньги. Пришлось взять кредит в банке. Но ведь дела у него идут отлично. И он сможет вернуть деньги в срок.

Впрочем, возврат кредита его волновал постольку-поскольку. Куда важней было вернуть обратно свою душу.

К вечеру того же дня прямо в офис к нему пожаловал молодой человек приятной наружности. Ничего мефистофельского в облике. Но Вячеславу стало жутковато, когда он предъявил ему свою визитную карточку. Ни имени, ни фамилии, ни адреса, ни телефона. Только золотое тиснение "666 «Воланд». Не три нуля – общество с ограниченной ответственностью. А три шестерки – сатанинское число.

Вячеслав как завороженный протянул ему кейс с деньгами. Парень преспокойно взял его, будто это был мешок с дешевыми подарками для Деда Мороза. И без слов вышел из кабинета.

Ровно через час по электронной почте пришло сообщение, что контракт с фирмой «Воланд» расторгнут и душа возвращена законному владельцу. Вместе с радостью пришел вопрос: не значит ли это, что удача снова отвернется от него?

Глава 7

1

Долгое время после чудесного выздоровления Артем пребывал в состоянии душевной эйфории. Но постепенно все вернулось на круги своя Музыка, занятия, дела насущные.

А потом он узнал, что у отца есть другая женщина. Он давно догадался, что между родителями пробежала черная кошка. Живут под одной крышей, но при этом ведут себя как чужие люди. Да и живут ли они вместе? Отец редко ночует дома. Все где-то пропадает.

Но однажды он случайно подслушал их разговор.

– Спасибо, что заглянул на часок, ясное солнышко, – с сарказмом сказала мама.

Отец промолчал.

– Снова к своей молоденькой козочке намыливаешься?

– Ты намекаешь, что я старый козел? – хмыкнул отец.

– Я тебе этого не говорила. Ты сам сказал…

– Ну спасибо тебе, уважила.

– Кушай на здоровье… Я слышала, ты своей козочке квартиру купил.

– И от кого же ты это слышала?

– Да все вокруг говорят…

– А про тебя ничего не говорят? – В голосе отца послышалось непонятное торжество.

– Ничего, – зато потухли все мамины эмоции.

– Квартиру я не покупал. Просто снял. Но надо будет, куплю… И не твое это дело, – продолжал наступать отец. – Живешь в этом доме – живи. Ходишь по салонам – ходи. А в мою личную жизнь не лезь, поняла?

– Я-то поняла… И ты бы понял. Не будет у тебя счастья с этой девочкой. Погубит она тебя…

– А это уже мои проблемы… Все, гуд бай!

Какая-то девчонка пробила серьезную брешь в семейном корабле родителей. Только странно, почему мама так быстро сдается.

Может, потому, что она мудрая женщина. Отцу уже за сорок. Возраст, когда седина в бороду, а бес в ребро. На молоденьких девочек потянуло. Скорее всего, мама ждет, когда он перебесится и вернется в лоно семьи.

Возможно, отец перебесится и успокоится. Но вдруг до этого его молоденькая пассия наградит его какой-нибудь болезнью? Что, если это будет СПИД?

Артем вспомнил Венеру и ужас пережитых после нее дней. И внутри все содрогнулось. Ну их, этих девчонок! Ни одна из них не стоит тех страданий, какие выпали на его долю. Он боялся их. Всех, кроме одной. Кроме Алены. Это девушка его мечты…

2

Вячеслава Борисовича вызывали в милицию. Сегодня пришла повестка, а послезавтра он должен явиться в ОВД «Битово».

В чем же его могут обвинить, задавал он себе вопрос. И отвечал на него. Ничего такого за ним нет. Ничего, что могло бы заинтересовать милицию. Внебрачные связи – ерунда, за это не сажают И партии уже нет, из которой можно выгнать за аморальное поведение.

А Денис, этот гад?… Ведь Вячеслав натравил на него бандитов, чтобы они избили его. А это уже статья Уголовного кодекса…

Вот что значит расторгнуть контракт с дьяволом. Он вернул душу, но потерял везение. Сума ему не грозит, а вот тюрьма – возможно, да. Что же делать?

Об этом он спросил у Алены. И получил ответ:

– Главное, не паниковать.

В самом ближайшем времени он собирался купить ей квартиру. Четырехкомнатную, в доме повышенной комфортности Дорого. Но ему по карману. А пока она жила в квартире, которую он для нее снял. Ей здесь нравилось больше, чем в родительском доме – Денис стрелял в людей. Он их чуть не убил. И все из-за меня…

Вячеслав Борисович представлял, как на его запястьях защелкнутся наручники. Представлял, как попадет в мрачную душную камеру, где одни отпетые уголовники. И для него начнется ад на земле.

– А ты в это веришь? – с легкой насмешкой спросила Алена.

– Во что?

– В то, что он стрелял.

– Но сказали же…

– Кто сказал? Бандиты? И ты им поверил… Между прочим, я недавно видела свою подругу. На всякий случай спросила про Дениса. И знаешь, что узнала?… В тот день, когда мы с ним расстались, он уехал куда-то на Север. На заработки. А может, навсегда там останется. Это, конечно, его заботы Но стрелять он в твоих братков не мог. Потому что его просто-напросто не было в Москве… Хочешь знать, что я по этому поводу думаю?

– И что ты по этому поводу думаешь?

– Только ты не обижайся.

– А с чего это я должен обижаться?

– А с того, что тебя провели, как последнего…, как последнего простофилю… Никто ни в кого не стрелял, никто никого не ранил. Тебе навешали лапши на уши. Чтобы деньги выманить. А ты принял все за чистую монету…

Как ни обидно, но это походило на правду.

– Так это же хорошо, – Вячеслав постарался затмить обиду радостью. – Теперь я знаю, что перед законом я чист…

Так оно и оказалось В ОВД «Битово» его вызывали вовсе не для того, чтобы предъявить обвинение. Оказывается, он попал в разряд потерпевших по одному очень занятному делу.

***

Капитан из дежурной части только глянул на повестку и сразу сказал, куда ему следует идти. В кабинет к майору Комову.

– А вы не знаете, зачем? – спросил Вячеслав.

– А вы сами не знаете?

– Нет…

– Тогда я тем более.

Полнейшее равнодушие к его персоне со стороны дежурного немного успокоило Вячеслава. Он собрался с духом и поднялся на второй этаж.

В кабинете его ждали двое. Один высокий, здоровый, как Геракл. Второй поменьше. Среднего роста, худощавый, скуластое лицо и пронзительный взгляд. Оба были в штатском.

Но это не могло ввести его в заблуждение относительно их профессии.

Амбал даже не обратил внимания на Вячеслава. Как сидел за столом, перебирал какие-то бумаги, так и продолжал сидеть. Зато второй обрадовался ему, как отец радуется возвращению блудного сына.

Он усадил его напротив себя. Представился.

– Оперуполномоченный Московского уголовного розыска Геннадьев… У меня к вам несколько вопросов…

На стол перед Вячеславом веером легли четыре фотографии. На снимках запечатлены были мужчины и одна довольно-таки симпатичная девушка.

– Посмотрите внимательно. Может, вы кого-нибудь из них знаете?

Вячеслав Борисович смотрел внимательно. Но никого не узнал.

– Нет, эти люди мне незнакомы… А в чем, собственно, дело?

– Все эти люди – сотрудники некой фирмы Общество с ограниченной ответственностью «Воланд». Вам знакомо это название?

– Допустим.

– Значит, знакомо… Если не секрет, в какую сумму вам обошлись услуги этой, гм, фирмы?

– А это имеет значение? – потерянно спросил Вячеслав Борисович.

Не все чисто с этой фирмой, если ею интересуется милиция Не все чисто… А как же иначе? Как здесь может быть чисто, если эта фирма одна сплошная нечистая сила!.

– Конечно, имеет… По самым скромным подсчетам, эта фирма облапошила не один десяток, скажем так, доверчивых граждан. Оплата за предоставленные услуги колеблется от пяти до десяти тысяч долларов. Вот и посчитайте, сколько заработала фирма?

– От пяти до десяти тысяч? – возмущению Вячеслава Борисовича не было предела.

– Вы чем-то удивлены?

– Еще бы. Я заплатил сто тысяч!

Не надо было этого говорить Но слово не воробей.

– Сто тысяч долларов?! Хотя да, если знать, какой у вас бизнес…

Бизнес у него прибыльный, сам он человек состоятельный. Поэтому с него содрали все сто тысяч долларов. А кто-то смог отделаться пятью-десятью тысячами. Это несправедливо. Вячеслав почувствовал, как заскребла лапами по душе склизкая жаба по имени Жадность.

– Мошенники раскрутили вас по полной программе, – подлил масла в огонь опер.

Хотя можно было этого не делать, Вячеслав сам все прекрасно понимал… Хотя, стоп, какие мошенники? Это не так…

– А с чего вы взяли, что эти люди мошенники? – недоуменно спросил он.

Кое– кому вопрос показался в высшей степени глупым.

А именно человеку-горе, который продолжал сидеть за столом и заниматься своими отчетами. Он прыснул со смеху.

Хотя, возможно, просто чихнул. Но нет, скорее первое…

Только оперативник, который с ним разговаривал, оставался серьезным.

– А вы, я думаю, склонны считать их пособниками дьявола? – спросил он.

– Ага, торговыми представителями адово-промышленной группы, – отпустил ехидную реплику мент-исполин. – Скупщики душ. Дилеры Мефистофеля…

– Дилеры и маклеры, – подхватил Геннадьев. – Только от нечистого у них одно – нечистая совесть. А все остальное чистой воды криминал…

– Но ведь после сделки с этой фирмой результат налицо, – стоял на своем Вячеслав Борисович. – Моя жена измени… Скажем так, у меня возникли проблемы с женой.

Я разбил машину. Потом проблемы с сыном. Проблемы с местной мафией. Я потерял много денег. Затем сгорела заправка… Все пошло кувырком. А потом это письмо по электронной почте. Я заключил сделку. И все наладилось. Бизнес пошел в гору, сын выздоровел, в личной жизни все хорошо. Да в общем, все нормально стало…

– И вы поверили, что все это результат деятельности фирмы «Воланд», – заключил за него Геннадьев.

– А разве нет?

– А разве да?… Вы говорите, ваш сын выздоровел. А чем он болел?

– Это страшная болезнь. Боюсь вас шокировать Он болел СПИДом. Но уверяю вас, сейчас с ним все в порядке…

Вячеслав увидел, как переглянулись между собой опера.

На губах человека-горы заиграла откровенно пренебрежительная усмешка.

– И как же он вылечился? – спросил он.

– Прошел курс лечения в частной клинике. Две недели при полном пансионе…

– Ив какую сумму обошлось лечение?

– В общей сложности шестьдесят тысяч…

– Рублей?

– Долларов!

Опер удивленно присвистнул. Но в глазах у него не восхищение, а откровенная насмешка. Он смотрел на Вячеслава как на какого-то лопуха с улицы Лоховской.

– Адрес клиники не подскажете? – спросил Геннадьев.

– Вы знаете, я не интересовался…

– А зря. На вашем месте я бы поинтересовался, что за врачи и какими лекарствами лечат вашего сына. Согласитесь, вопрос достаточно серьезный.

– Это уже не имеет для меня никакого значения, мой сын полностью здоров, и это самое главное.

– Я тоже здоров. Но это вовсе не значит, что до этого я болел.

– Что вы этим хотите сказать? – нахмурился Вячеслав.

Ему не нравилось, что над ним насмехаются.

– А вы сами не догадываетесь?

– Только давайте без ваших милицейских штучек, – раздраженно потребовал он. – Говорите прямо.

– Прямо так прямо, – кивнул Геннадьев. – У меня есть серьезное подозрение, что болезнь вашего сына не имеет ничего общего с настоящей болезнью. Ваш сын ничем не болел. Его и вас просто убедили в том, что он болен СПИДом.

Чтобы выманить у вас деньги. Согласитесь, шестьдесят тысяч долларов достаточно большая сумма. Вот аферисты и разыграли спектакль…

– Это еще надо доказать, – непонятно зачем сказал Вячеслав.

– Этим мы как раз и занимаемся. Вот, уже определили кадровый состав О…О…О…О «Воланд»…

– Мне кажется, вы переборщили с "О". Там было три буквы…

– Это у них три, а у меня четыре. Общество с о-очень ограниченной ответственностью… Так вот, мы собираем данные по деятельности этой фирмы. Чтобы вывести мошенников на чистую воду…

– И насколько я понял, у вас ничего не получается, – не без сарказма сделал вывод Вячеслав.

– Нет, почему же. У нас уже достаточно улик. Но мы продолжаем работу. Вот на вас вышли. Как на потерпевшего…

– Как, если не секрет. Через Интернет?

– Гораздо проще. Мы проследили за спецкурьером, который облегчил вас на энную сумму. Сейчас мы уже знаем, на какую. На сто тысяч долларов. Или не так?

– Так… А почему вы не узнали это у самого курьера?

– У нас не было оснований задерживать его. Вот если бы вы написали заявление по факту мошенничества, а еще лучше вымогательства… Курьер у нас на крючке, мы в любой момент можем задержать его.

Вячеслав Борисович все понял. Для него все встало на свои места.

Фирма «Воланд» находится в оперативной разработке у московских сыщиков. Они следят за каждым сотрудником общества. Выходят на потерпевших. Проводят с ними разъяснительную работу. И предлагают написать заявление с жалобой на фирму.

– Как только мы соберем достаточную доказательную базу, деятельность фирмы будет остановлена, счета арестованы. И, возможно, вы сможете вернуть свои деньги обратно. Все сто тысяч долларов…

Геннадьев грамотно сыграл на слабой струнке Вячеслава Борисовича. И битовский сыщик не остался в стороне, задел ту же самую струнку.

– Не буду утверждать, но, возможно, вам вернут и те шестьдесят тысяч долларов, которые были затрачены на мнимое лечение мнимой болезни вашего сына…

А вдруг Артем на самом деле ничем не болел? Вдруг вся эта история со СПИДом – всего лишь чудовищная фальсификация?… Сына и отца провели как последних недоумков.

Но есть шанс вернуть все деньги обратно.

– Вы думаете, никакого контракта с нечистой силой не было? – угрюмо спросил Вячеслав Борисович.

– Контракт был. С нечистыми на руку аферистами. А нечистая сила здесь ни при чем, – кивнул Геннадьев.

– А почему же тогда мои дела в бизнесе выровнялись и пошли вверх?

– Скажите, с момента заключения сделки вы сидели сложа руки?

– Нет, я работал. И весьма активно… Но тут дело в везении…

– В жизни каждого человека бывает черная полоса, которая, как правило, сменяется белой. Так произошло и у вас. Вчера было плохо, сегодня уже хорошо. Черная полоса сменяется белой – это закономерность. Сейчас у вас белая полоса. И фирма «Воланд» к вашему успеху не имеет никакого отношения…

– Зато эта фирма приложила руку к тому, чтобы в вашей жизни наступила черная полоса, – продолжил человек-гора. – Болезнь вашего сына – это раз. Сожженная заправка – это два…

– Вы думаете, это их рук дело? – спросил Вячеслав Борисович. И сам же себе ответил:

– А ведь возможно…

Злоумышленники спровоцировали пожар на заправке.

И как итог, на него навалились с проверками всевозможные комиссии. Выход из положения он нашел. И ведь это его заслуга. А фирма «Воланд» здесь ни при чем. Кроме худа, она ничего ему не сделала…

– Вот видите, вы сами понимаете, как ловко вас взяли в оборот мошенники…

– Да, да, это мошенники, – закивал Вячеслав Борисович.

Проблемы с бизнесом. Болезнь сына… А измена жены?

Вдруг и это результат деятельности фирмы?

Жена изменила ему. С кем?… Не был ли Денис сотрудником этой фирмы?…

Вячеславу Борисовичу стало жарко… Если так, то получается, и Алена тоже участница чудовищного розыгрыша.

Она живет с ним не по любви, а по долгу службы. Но почему же она до сих пор с ним?… Нет, нет, Денис и Алена здесь ни причем…

И до него вдруг дошло. Фотоснимки на столе Геннадьева.

На них запечатлены все «воландовцы». На них нет ни Алены, ни Дениса. На всякий случай он еще раз просмотрел их. Нет, никого из них среди мошенников нет…

– Вы чем-то обеспокоены? – заметил Геннадьев.

– Да нет, все в порядке, – облегченно вздохнул Вячеслав.

Ему вовсе не хотелось, чтобы Алена была замешана в этой афере. Ему вовсе не хотелось ее терять.

– Значит, заявление писать будем.

– Заявление?… А-а, заявление… Можно и написать…

– Вот, пожалуйста, ручка вам, лист бумаги… Подробно опишите, как все было. Изложите все ваши претензии к фирме «Воланд». Потребуйте возврата ваших денег.

– Да, да, спасибо…

Вячеслав Борисович пододвинул к себе лист бумаги. Достал из барсетки собственную ручку – «Паркер» с золотым пером. Только написать ничего не смог. В мозгах образовался какой-то каламбур. Мысли разбегались в разные стороны. Он пытался ухватиться за хвост хотя бы одной из них.

Но тщетно. Так и не смог он родить ни единой строки.

– У вас какие-то затруднения? – спросил Геннадьев.

– Да что-то сосредоточиться не могу, – признался Вячеслав. – Может, обстановка не та… Можно, я дома напишу? А завтра принесу.

– Можно, – согласился сыщик. – Напишите дома, завтра принесете…

Он вопросительно посмотрел на своего битовского коллегу. Тот кивнул.

– Принесете заявление и передадите его лично в руки майору Комову.

– Хорошо, обязательно так сделаю… Я могу идти?

– Да, конечно. Но учтите, завтра явка строго обязательна.

– Я понимаю, – с сознанием гражданского долга кивнул Вячеслав Борисович.

Но не только гражданский долг двигал им. Он был вовсе не прочь получить обратно все свои деньги.

3

– Ты хочешь сказать, что это не фирма, а шарашкина контора?

Алена была взволнована и смущена. Будто это она была виновата в том, что Вячеслав связался с «Воландом» Но он-то хорошо знает, что она здесь ни при чем.

– Да, да, именно шарашкина контора, – кивнул он. – Под вывеской этой фирмы действуют типичные аферисты…

Или даже нет, это натуральные бандиты. А как я их могу называть после того, как они сожгли мне заправку?

После встречи с сыщиками он прямым ходом отправился к ней. По пути отмел все подозрения по поводу того, что она могла быть причастна к деятельности фирмы. И сейчас не сомневался в ней. Она была потрясена открывшейся правдой.

– А твой сын? Неужели его заразили СПИДом?

– Почему заразили? Он и не болел им. Просто его заставили поверить в это. И его и нас…

– Негодяи. Какие негодяи! – голос ее дрожал от возмущения.

– Меня облапошили. Облапошили как последнего придурка! – сокрушался Вячеслав. – Сын вылечился, хотя никогда не болел. Дела наладились. Потому что никто не мешал…

– Значит, нечистая сила здесь ни при чем, – сделала она вывод.

И улыбнулась с какой-то непонятной радостью. Из груди вырвался вздох облегчения.

– Ты не дьяволу сдавал душу в аренду, а мошенникам.

Значит, перед богом ты чист. Значит, тебе не грозят муки ада…

Вячеслав был растроган. Не о потерянных деньгах переживает Алена. Куда больше ее волнует он сам, его душа. Она заботится о добром, вечном, а грязь настоящего не для нее…

А он? Как он мог подумать, что она заодно с мошенниками?

Как он мог? Вячеславу стало стыдно. Он почувствовал, как запылали его щеки. И Алена это заметила. Но поняла по-своему.

– Ты волнуешься? Ты боишься? – забеспокоилась она. – Неужели ты думаешь, что этот Геннадьев может тебе что-то сделать?

– А что он мне может сделать? – не без удивления спросил он. – Перед законом я чист.

– Я понимаю, что ты чист перед законом. Но мне не нравится, что в милиции к тебе отнеслись с таким пренебрежением. Как будто ты не потерпевший, а подозреваемый…

– Ко мне отнеслись с пренебрежением? Почему ты так думаешь?

– Не знаю, но мне кажется, этот Геннадьев не должен был вызывать тебя к себе. Ты человек состоятельный, солидный бизнесмен. А он тебя по повестке вызывает, словно ты какое-то ничтожество. Он сам должен был прийти к тебе в офис Поговорить, объяснить ситуацию… Он, конечно, абсолютно прав – мошенников обязательно нужно вывести на чистую воду. И ты должен написать заявление… Но для этого тебя не следовало вызывать в милицию, будто ты непонятно кто…

Вячеслав почувствовал себя крайне неловко. Действительно, он солидный бизнесмен, человек с положением в обществе, а какому-то менту лень задницу от стула отлепить, чтобы самому прийти к нему. К тому же Геннадьев из МУРа.

Если с Петровки, 38 он смог добраться до Битово, то мог бы сделать пару лишних телодвижений, чтобы наведаться к нему в офис.

– Да, я понимаю, тебя облапошили эти мошенники, – продолжала возмущаться Алена. – Но ведь это не значит, что с тобой теперь можно обращаться абы как и абы кому…

И тут она совершенно права. Геннадьев для него абы кто.

И обращается к нему абы как. Потому что считает его ничтожеством.

– Вот гад, – озлобился Вячеслав. – За дешевку меня держит. Никакого ему заявления!

А ведь это его личное дело, жаловаться на «Воланд» или нет. И если он откажется, Геннадьев не сможет его заставить. А если еще раз посмеет вызвать его к себе на беседу, Вячеслав такой хай поднимет – этому оперу мало не покажется.

– Нет, нет, что ты! – забеспокоилась Алена. – Заявление ты должен написать. В самой жесткой и категоричной форме. Аферисты ни в коем случае не должны уйти от ответственности. Может, этот Геннадьев недостаточно воспитанный человек, но дело он свое знает. И пусть его делает. А ты должен ему помочь. Потому что этим ты поможешь другим людям, которых может облапошить «Воланд»…

В ее глазах он видел острую неприязнь к мошенникам, в голосе звучало осуждение. Вячеслав снова испытал неловкость. Ну как он мог заподозрить ее в неладном?…

– Ты думаешь, я должен написать заявление? – спросил он.

– Не думаю, а знаю. И чем скорее, тем лучше… Прямо сейчас садись и пиши…

Так он и поступил. Но смог написать всего несколько строчек. И не потому, что в голову не лезли мысли. Просто ему мешала Алена. Она подсказала ему, с чего начать, правильно изложила первую фразу, вторую. Только он уже не мог думать ни о каком заявлении. Слишком близко она к нему находилась. Слишком мощное сексуальное излучение исходило от нее. И без того короткий домашний халатик был застегнут всего на две пуговички. Открытая до соска грудка манила его к себе, как оазис усталого, измученного жаждой пустынника. А еще эти чудные ножки…

– …Особо подчеркни, что у тебя случился пожар на автозаправочной станции. И потребуй создания специальной комиссии… Ой, что ты делаешь?

Она не возмущалась, а, напротив, поощряла его. И не свела, а развела ноги навстречу его руке.

Пожар на заправочной станции. Какое ему сейчас до этого дело? Куда больше его волнует другой пожар. Тот, который внутри его. Тот, который способна потушить только Алена.

– А что, не надо? – жарко прошептал он.

– Надо. Еще как надо, – так же жарко ответила она.

И сладко застонала от удовольствия, когда он губами мягко сжал сосок ее груди.

Глава 8

1

– Вот сейчас двухтысячный год. Ты мне скажи, это уже новое тысячелетие? – спросил Федот.

– Ну да, новое, – кивнул Кулик. – Чего тут непонятного?

– Да мне-то понятно. Другим непонятно. Другие почему-то считают, что новое тысячелетие наступит с две тысячи первого года…

– Ты на Новый год за что пил? За новое тысячелетие?

– Ну да.

– А на следующий Новый год за что пить будешь?… То-то же. Ты сегодняшним днем живешь. А другие наперед думают. Люди в этот раз за тысячелетие выпили. И в следующий раз выпьют. Чтобы праздник был веселей… Два знаменательных события вместо одного. Подумай, сколько шампанского и водки будет выпито?

– Да водочка, она и без Нового года хорошо пьется. Я вот вчера славно посидел…

– А я думаю, с чего ты это мускатным орехом благоухаешь.

– Ты лучше про другое думай. Как кражу на Ореховой улице раскрывать будем?

– Раскроем, не впервой. Тут у меня одна зацепка есть…

Договорить Саня не успел. Помешал телефон. Федот взял трубку.

– Да…

– Привет, это я…

На проводе был Геннадьев. Старый друг. Они в одном отделении целых шесть лет в уголовном розыске служили. Потом Жора в МУР на повышение пошел. А Федот через какое-то время в Битово перебрался. Но связь между ними не оборвалась. Как были друзьями, так и остались.

– Ну что, приходил этот Рысьев?

– Нет, не приходил. Весь день его прождал, но, увы.

– Ч-черт! И этот заднюю включил…

– На черта сваливаешь? – усмехнулся Федот.

– На черта… Не знаю, может, и на черта… Этот «Воланд» у меня поперек горла уже стоит. Вроде бы никакой мистики, одна сплошная афера. И все-таки чертовщина просматривается. Ну никаких к ним претензий. Уже девятый потерпевший с крючка срывается.

– Десятым займись.

– Легко сказать. А где я его, этого десятого, возьму? Их, потерпевших, десятки. Но всех ведь не вычислишь… А потом, где гарантия, что и этот десятый заднюю скорость не включит?

– Надо было тебе к этому Рысьеву в офис наведаться. И держал бы его там за жабры, пока заявление не напишет… Ладно, моя вина. Берусь исправить…

Это Федот Жору с панталыку сбил. Рысьеву повестку послал, а для Геннадьева вечер в ресторане организовал. Без девочек, но с водочкой и музыкой. Спешили они вчера по делам своим разгульным отправиться. А потому не стали дожимать Рысьева. Понадеялись на его сознательность. А зря.

Так и не дождались они от него заявления.

– Исправить? Как?

– Да сам к нему схожу. Поговорю, на путь истинный направлю. Будет тебе заявление.

– Правда? Ну ты, Федот, настоящий друг!… – обрадовался Жора. И тут же заелозил. – Я бы и сам к нему съездил. Но у меня тут такая запарка. Если б я одним «Воландом» занимался… Да что тебе объяснять? Сам все знаешь.

– И у меня своих дел хватает. Это я тоже знаю. Но тебя выручу. Как не выручить?… А потом, этот «Воланд» на нашу «землю» щупальца свои сунул. Надо рубить…

На этом разговор был закончен. Федот положил трубку.

– Что там такое? – спросил Кулик.

– Да у приятеля одного проблемы. Майор Геннадьев из МУРа. Позавчера звонил мне, вчера приходил…

– Это ты с ним вчера гулял?

– Да какое гулял. Три бутылки на двоих – разве это гулял? Так, о делах под водочку поговорили…

– Что за дело?

– Фирма одна тут объявилась. «Воланд» называется. Скупщики душ. Вот тебе хреново, а тут вдруг благодетели, блин, объявляются. Ты им душу свою под залог, а они тебе удачу.

Ты вот человек умный, ты этим благодетелям пинком под зад. А те, которые дураки, наживку заглатывают. Заключают контракт. Душу дьяволу в аренду сдают. Дальше кому как повезет. У кого-то дела на поправку идут. А у кого-то нет.

Первым душу за деньги возвращают. А вторым так, задаром.

И ни у тех, ни у других претензий к этим благодетелям нет.

На фирмачей МУР вышел, в разработку взял. Много они там накопали, мало – не важно. Главное, нет самого основного. Нет доказательств, что деньги вымогались. Все потерпевшие или вообще отказываются от дачи показаний, или заявляют, что сами просили фирмачей взять у них «зеленые»… Хитро все у этих деятелей закручено. Они у Жоры под колпаком. Но только нет у Жоры болта с винтом на их ну очень хитрые задницы.

– Нету, значит, надо найти.

– Чем я и собираюсь заняться. Своих дел невпроворот.

Но Жору выручать надо. С потерпевшим одним потолковать нужно.

Только делать это он будет завтра. Сегодня у него времени нет.

– Ты там что-то про зацепку говорил, – Федот перевел разговор на дела насущные. Про кражу вспомнил.

– Пальчиков в квартире не оставили. Зато отпечаток ботинка сорок пятого размера…

– А много у нас великанов на учете?

– То-то и оно… Не думаю, что работы у нас будет много.

Работы и в самом деле было не так уж много. Но заняла она весь остаток дня.

2

Зимняя сессия позади, впереди целых полмесяца зимних каникул. Настроение отличное Даже погода его испортить не может. Холодно, сырой промозглый ветер, на улицах каша-размазня вместо снега. Но Артему все равно. Тем более он в теплой комфортной машине, которая мягко несет его к дому. У него сейчас обычная «десятка». «Ниссан» стал жертвой СПИДа. Оказывается, от этой болезни страдают не только люди Та самая остановка, где он когда-то подобрал Алену. Только воспоминания об этом месте не очень приятные. И все из-за Дениса. Нет, этот парень ни в чем не виноват. Просто с его именем ассоциируется страшная болезнь. Ведь это Денис рассказал ему про Венеру, он научил его сдать анализ, показал клинику. Артем его мысленно благодарил за помощь, но думать о нем не хотел. Не нравился ему этот красавчик. Что-то ненадежное в нем.

И в Алене есть что-то ненадежное. Но и это все из-за него, из-за Дениса. Потому что он живет с ней. Или она живет с ним…

Снова эта остановка. На ней ни единого знакомого лица.

Но даже если бы он увидел Алену, он бы не остановился.

Хотя бы потому… Хотя бы потому, что он едет в другую сторону…

А вот еще одна троллейбусно-автобусная остановка. Справа от него, по ходу движения. На ней вообще никого. Хотя нет, стоит какая-то девушка. Красивая, изящная, ухоженная. Теплое манто с меховым воротником, сапоги на высоком каблуке, кожаная сумочка на ремешке. Роскошные волосы тяжелыми тугими снопами пшеницы лежат на плечах.

Такое впечатление, будто она стоит в эпицентре мощного биоэнергетического излучения Хотя нет. Она сама эпицентр.

Потому что это не просто девушка, это Алена. Артем издали ощутил силу ее притяжения.

Раз, и он уже не просто человек. Он космическое тело.

Планета. Алена же для него как Солнце. Она притягивает его к себе. Два, и он уже на ее орбите. Нога сама тянется к педали тормоза, руки сами выводят машину на крайнюю правую полосу движения. Нет, он не должен приближаться к Солнцу так близко. Можно сгореть в его лучах. Но, увы, слишком мощная сила гравитации, он уже не может ей противостоять.

Он не хотел останавливаться возле нее Боялся сгореть.

И если бы Алена вдруг куда-нибудь исчезла, вместе с разочарованием он испытал бы и некоторое облегчение.

Но Алена не исчезала. Обратила внимание на остановившуюся машину. Слегка сморщила носик. Видно, не нравится ей, когда возле нее вот так останавливаются машины.

Ведь из нее может высунуться какой-нибудь искатель любовных приключений, начнет приставать к ней. А этого она не любит… Ей только Денис нужен…

Артем не стал высовываться из машины. Он вышел из нее. Алена его увидела. Черты лица разгладились, глаза потеплели.

– Здравствуйте! – смущенно промямлил он.

– Привет! – широко и ярко улыбнулась она. – Подвезешь?

– Да, обязательно.

– Ты же для этого остановился, правда?

Казалось, она видит его насквозь, предугадывает каждое его слово.

– Правда, – он смущался и робел еще больше.

– Мне на край света. – Ее глаза загадочно сияли. – Не далеко?

– Нет.

– Я всегда знала, что ты настоящий мужчина.

Артем воспрял духом. Да, он настоящий мужчина. И галантный кавалер. Поэтому он не растерялся, распахнул перед Аленой дверцу машины – Спасибо, – она не забыла его поблагодарить.

И все потому, что она благовоспитанная дама. Настоящая леди.

Они проехали всего две остановки по проспекту, свернули направо, скоро были в небольшом уютном микрорайоне на восточной окраине Битово.

– Вот мы и приехали, – будто о чем-то сожалея, сказала Алена.

Ее взгляд задержался на Артеме.

– Мне кажется, ты расстроен.

– Чем? – уныло спросил он.

Настроение в самом деле никакое. Ведь Алена вот-вот уйдет, он снова останется без нее.

– Ты хотел отвезти меня на край света, не так ли? – Ее голос журчал как ручеек.

От нее веяло весной и теплом. Если она сейчас уйдет, даже в комфортном салоне машины будет свирепствовать лютый мороз.

– Хотел, – тоскливо кивнул он.

– Так в чем же дело? Мы и в самом деле можем отправиться на край света.

– Вы шутите.

– Нисколько.

В ее глазах горел авантюрный огонь.

– У меня, между прочим, отпуск, – сказала она.

– А у меня каникулы.

Трудно было поверить в то, что она говорит серьезно.

– Так это замечательно… Мы можем отправиться… – Она задумалась. – Хочешь в Домбай?

– Куда?

– Домбай. Северный Кавказ Высокогорный туризм, альпинизм… Тебе нравится по горам лазить?…

– Если честно, не очень.

– А если еще честней, то вообще не нравится. Как и мне, между прочим. Но побывать в горах здорово Ты даже не представляешь, как это замечательно. Или ты уже бывал на Кавказе?

– Нет…

– Значит, надо побывать. Вот увидишь, тебе понравится… Ну так что, едем?

Артем был чуть ли не в шоке. Потрясенно смотрел на Алену. Неужели она не шутит?

– А может, ты террористов боишься? – Зато она была совершенно раскованна.

Ее яркая улыбка била в глаза, слепила. Да, эта девушка на самом деле воплощала собой Солнце. Артем же чувствовал себя Икаром. Но крылья его еще не плавились. Он продолжал парить в облаках. И так не хотелось падать на бренную землю.

– Каких террористов? – механически спросил он.

– Чеченцев. Там ведь Чечня недалеко.

– А мы разве туда едем?

– Ну если ты согласен.

– А вы?

– Вот дурачок! Я его уговариваю, а он еще спрашивает.

– Это все так неожиданно…

Как в тот раз, когда она пригласила его к себе на день рождения. Тогда все тоже было так чудесно, так романтично. Но та сказка была с плохим концом.

– А жизнь, она полна неожиданностей. Или ты так не считаешь?

– А как же Денис? – сорвалось у него.

– Денис?! – удивилась она.

Как будто никогда не знала, кто он такой.

– Ах, Денис… Дениса больше нет… Вернее, он есть, но не со мной. Мы расстались… А на курорт мы поедем вместе. Ты и я. Если ты, конечно, согласен…

У Артема голова шла кругом. Он никак не мог поверить, что это происходит не с кем-то, а с ним самим. Слишком невероятно все.

– А когда мы поедем? – ошалело спросил он.

– Да хоть сейчас… Но вообще, я так думаю, можно поехать через недельку. Что, долго?

– Да нет…

– Что там нет, если да. Но я раньше не могу. У меня проблема с деньгами. Мне долг должны отдать. Не с пустыми же мне руками ехать.

– Проблема только в деньгах?

– А в чем же еще?… Я девушка свободная. Ни мужа, ни друга. С родителями я всегда договорюсь. А потом, отпуск…

– У меня есть деньги. Немного. Тысячи две долларов. Этого хватит?

– Две тысячи долларов?! – удивленно протянула она. – И ты говоришь, что это немного?

– Я могу еще взять. У матери.

У отца спрашивать не хотелось. Он-то не упрекает его из-за тех пятидесяти тысяч. Но все равно как-то неудобно просить у него деньги.

– Не надо ни у кого ничего просить. Возьмешь триста долларов. И я возьму столько же. Фифти-фифти, пятьдесят на пятьдесят.

– Не надо фифти-фифти. Нам хватит моих денег.

– Я так не могу. Ненавижу ощущать себя бедной родственницей.

Артем не сомневался в ее искренности. Но видел в ее словах предлог, чтобы никуда не ехать с ним. Она готова отправиться в путешествие через неделю. Но за это время она сто раз передумает. Вот если бы он был красавчиком вроде Леонардо Ди Каприо, тогда бы она отправилась с ним куда угодно и хоть прямо сейчас. Но он не красавчик.

– Алена, я вас понимаю, – уныло протянул он.

– И хочешь, чтобы и я тебя поняла, так?

– Я этого не говорил.

– Говорил. Не вслух, но мысленно. Я же чувствую.

– Что вы чувствуете?

– То, что каникулы у тебя не вечные.

– Не вечные, – вяло кивнул он.

– А на недельку ехать на курорт смысла нет. Лучше вообще не ездить… Послушай, а ведь я знаю выход. Ты одолжишь мне триста долларов. И это будут мои деньги. Одолжишь?

– Одолжу.

– Тогда заводи машину. Поехали за билетами. Сегодня вечером выезжаем. Тебя такой вариант устраивает?

Неужели бывают чудеса на свете?…

– Устраивает!

– Только одно условие, – строго предупредила она.

Внутри у него все сжалось. Наверняка условие окажется невыполнимым.

– Не говори родителям, куда именно ты едешь. И с кем. Придумай что-нибудь. Скажи, с друзьями на Северный полюс едешь, на эскимосов охотиться. Шучу, конечно. Но про Домбай и про меня не говори. Ни в коем случае не говори. Знаешь, почему?

– Почему?

– Все из-за Дениса, – заговорщицки поджала она губы. – Мы с ним расстались. Но это он мне не нужен. А я ему нужна. Он ищет меня. И может найти. Мы уедем в Домбай, а он узнает об этом от твоих родителей…

– Мои родители не из болтливых.

– Верю. Но ты не знаешь Дениса. Он очень хитрый и изворотливый. Твоим другом может прикинуться. Или даже милиционером. Да кем угодно! И твои родители ему все расскажут – можешь мне поверить…

– А откуда он узнает, что я именно с вами уехал?

На какое-то мгновение Алена задумалась. И тут же выдала ответ:

– Узнает. Может узнать… Слушай, я давно перешла с тобой на «ты». А ты все выкаешь. Даже как-то неудобно. Да, вай на «ты». А то я с тобой никуда не поеду.

– Это тоже одно из условий? – робко спросил он.

– Считай, что да… Ты его выполнишь?

– Да.

– Вот и молодец. Мне кажется, ты меня никогда не разочаруешь. А ты?

– Что я?

– Ты во мне разочаруешься?

– Я?! Разочаруюсь?! В вас…, э-э…, в тебе?! Да никогда!

Нельзя представить, что Алена может его разочаровать.

Она не способна на отвратительный поступок. Слишком она хороша для этого.

3

Вячеслав ехал домой. Вернее, не домой. Он ехал к Алене.

Хотя, пожалуй, он в самом деле ехал домой. Если считать, что у него два дома. А почему нет? В одном доме жена, в другом любовница. Его такой вариант устраивает. Да и Валентина уже почти смирилась. Ей-то главное, чтобы он не разводился с ней. А чтобы она не бесилась, надо время от времени с ней спать. Ведь он уже не импотент. Спасибо Алене…

Кстати, Валентина должна быть ей за это благодарной.

Алена жила в трехкомнатной квартире. Все условия для жизни. Один недостаток – квартира чужая. Но скоро у нее будет свой дом. Где они будут жить вместе. Где они будут счастливы.

Все это будет. А пока есть съемная квартира. Только Алены почему-то нет. Время вечернее, темень уже за окном.

А ее все нет. Куда она пропала? Может, у родителей? Или у подруги какой задержалась?… Все может быть. Хотя обычно в это время она уже дома, ждет его. И ужин на плите.

А сегодня на кухне тишина. И стерильная чистота. Даже намека на ужин нет. Разве что в холодильнике ветчина и какие-то полуфабрикаты. Вячеслав приготовил кофе, наделал бутербродов, поужинал. Но все это не то…

Черт возьми! Где же Алена?… Вячеслав Борисович разволновался не на шутку. К горлу подступал колючий ком. Одолевало недоброе предчувствие.

Он устроился возле телевизора, взял пульт дистанционного управления. На экране появилась безобразная морда какого-то телемонстра. В уши ударил раскат жуткого сатанинского смеха… Вячеславу стало не по себе. Кончиками пальцев он ощутил холод страха.

И тут до него дошло. Изображение на экран посылал видеомагнитофон. Оказывается, все это время в нем крутилась кассета. Нельзя сказать, что Алена поклонница киноужасов. Но иногда позволяла себе побаловаться ужастиками подобного рода. А потом, кассета мотается… Вячеслав вывел ее из магнитофона, оценил, сколько пленки намотано на катушку. Часа полтора-два она мотается. Судя по всему, Алена не так давно еще была дома. А если учесть, что он здесь уже около часа, получается – она ушла незадолго до его появления. Значит, она скоро будет.

Вячеслав Борисович уже начал успокаиваться, когда зазвонил мобильник. Алена! Это она!

Но на проводе была Валентина.

– Как я понимаю, сегодня тебя домой не ждать? – подавленно спросила она.

– А что такое?

– Ничего… Просто хочу тебе новость сообщить. Если, конечно, тебя интересует собственный сын.

– Валя, что за чушь ты городишь? Как это меня не интересует собственный сын? Что с Артемом?

– Ничего. Просто он с друзьями в Сочи уехал…

– В Сочи?

– Ну да. Там сейчас тепло. Не то что у нас…

– С друзьями?

– А что, по-твоему, у него не может быть друзей?

– При чем здесь это? Он что, взял вот так с бухты-барахты и уехал?

– У него, между прочим, зимние каникулы. Он достаточно взрослый человек…

– Да я понимаю…

Понимать – это одно, а беспокоиться – другое.

– В какой гостинице он собирается остановиться?

– Не знаю. Он сказал, как устроится, сразу позвонит.

– Слишком быстро он собрался. Не нравится мне это…

– Тут такая ситуация – друзья его не совсем друзья. Своя компания. Артем среди них не чужой, но и не свой. Они решили взять его с собой в самый последний момент. И он поехал. Правильно, между прочим, сделал…

– А что за ребята?

Не совсем друзья. Не чужой, но и не свой. Последний момент… Знает он таких деловых. Артем мальчик домашний – тихий, спокойный и безобидный. Не для того ли его взяли с собой, чтобы мальчика на побегушках из него сделать?

– Да как-то не спросила. Все так быстро было… Денег ему дала. Полторы тысячи долларов. Ничего?

– Да ничего… Теперь ясно, зачем нужен Артем. Денюжки друзьям – не совсем друзьям – нужны.

– Слава, не очень ты высокого мнения о собственном сыне…

Можно было продолжать. Мол, и ее саму он низко ценит.

Но Валентина сдержалась. Не решилась послушать нелестные отзывы о себе. Хотя вряд ли бы он сказал ей что-нибудь обидное. В этот момент Валентина казалась ему такой родной и близкой. Хотя бы потому, что у них был сын. И они так долго прожили под одной крышей…

– Ну что ты, Артем мне очень дорог. Просто я знаю, что он недостаточно…, ну как бы это сказать…, недостаточно подготовлен для серьезных мужских компаний.

– Вот ты бы его и подготовил. Взялся бы за его воспитание…

В этой фразе был горький упрек.

– И вообще, извини, что я тебя отвлекаю. У тебя есть более важные дела, чем я и наш сын. Передавай привет своей девочке. И пусть не забывает предохраняться. А то ведь бросишь ее когда-нибудь, и она останется одна с ребенком…

– Валя!!! – разозлился Вячеслав.

Но жена уже положила трубку.

Передай привет своей девочке. Знала бы она, дура, что нет при нем его девочки. Некому передавать привет…

Какое-то время он сидел в кресле перед телевизором. Смотрел на экран, но ничего не видел. И даже не слышал. Терзала мысль об Алене. И за сына он беспокоился. Правда, не так сильно. Насчет Артема хоть известно, где он. А вот Алена… Где она? Что с ней?…

Шло время. Алены все не было. Ни слуху ни духу. Наконец Вячеслав не выдержал, вскочил с кресла и как лев в клетке заметался по комнате. Накопившиеся эмоции требовали выхода.

– Черт! – вслух выкрикнул он. – Где же она? Ч-черт! Черт возьми!

Минут через пять после этого в дверь позвонили. Наконец-то!

Вячеслав открыл дверь – даже в «глазок» не глянул. Он был уверен, что это Алена. Но он жестоко ошибся. На пороге стоял Денис.

Черные волосы, черная куртка, черные джинсы. И черный пронизывающий взгляд. Он морозил кровь и сушил мозги.

– Чего надо? – грубо спросил Вячеслав.

Он не был испуган, нет. Но ошеломлен – да.

– Ты меня звал. Я пришел.

Голос его был ровным, начисто лишенным каких-либо эмоций. Но, казалось, от него веет могильным холодом.

– Я?! Тебя звал?! – удивился Вячеслав.

– А разве нет?

Денис протянул руку и бесцеремонно толкнул его в грудь, продвинул в глубь квартиры. Вячеслав был поражен его наглостью. Но сдачи дать не решился.

Незваный гость вошел, захлопнул за собой дверь.

– Вспомнил? – с демонической улыбкой спросил он.

– Что вспомнил? – выдавил из себя Вячеслав.

Он стоял перед Денисом ни живой ни мертвый.

– Как звал меня.

– Да не звал я тебя.

– Ты призывал черта. Только что. Ты звал, я пришел…

Ну что ты уставился на меня? Думаешь, у меня рога сейчас расти начнут? Не начнут. И хвоста у меня нет…

Он жутко захохотал – точь-в-точь как тот монстр из фильма ужасов. И развернулся вокруг своей оси.

– Нет хвоста. И не ищи… Хотя нет, хвост есть. Но спереди.

И не для тебя. Сам знаешь, для кого… А рога… Рога у тебя!

Он снова дико развеселился. Потому как был в восторге от собственного остроумия.

– Где Алена? – спросил он.

– Зачем она тебе?

– Как зачем? Я ей хвост принес. Ха-ха-ха!

Вячеслав заткнул уши, но хохот от этого становился только громче. Это было невыносимо.

– Ладно, не ломай голову, дядя. Знаю я, где Алена. Она сбежала. От меня. И от тебя. От нас всех… Но я ее найду. А ты нет. Потому что ты ничтожество!

Не было сил терпеть все это. Вячеслав не выдержал – взорвался. Со сжатыми кулаками двинулся на Дениса. Но не ударил, хотел боднуть его головой в живот, прижать к стене. Но тот подставил руки, ладонями с силой сжал его голову и оттолкнул от себя.

Вячеслав отлетел в глубь прихожей, больно стукнулся затылком о стену. На ногах не удержался и стал сползать по стене на пол.

– Если рога есть, то можно бодаться? – смеялся над ним Денис.

Теряя сознание, Вячеслав глянул на него. Перед ним стоял не человек, а дьявол во плоти. Черные пронзительные глаза, рога на голове, пятак вместо носа, копыта и хвост. Теперь он точно знал, с кем имеет дело.

Когда он очнулся, дьявольского отродья рядом не было.

Но по комнате кто-то ходил. Вячеслав предпринял попытку подняться с полу. И этот кто-то тут же предстал пред ним.

Это было ужасно. Даже сотня таких выродков, как Денис, не смогла бы так напугать Вячеслава. Перед ним стояла та самая страшная цыганка, чьи проклятые пророчества едва не сломали ему жизнь.

Она ткнула в него крючковатый палец и гнусно хихикнула.

– Твоя жена…

Вячеслав уже знал, что она хочет сказать. Но у него не было сил слушать. Зато были силы заорать во всю мощь своей глотки:

– Заткни-ись!… По-ошла!…

Цыганка засмеялась еще громче. Но не смогла заглушить его рев. Тогда она сделала страшные глаза и попятилась к дверям, задом вышла через них на лестничную площадку и была такова. Преследовать ее Вячеслав не стал. Не мог. Хотя желание было. Так хотелось открутить башку этой заразе.

Но делать этого, пожалуй, нельзя. Цыганка эта не простая, она воплощение нечистой силы. И этот Денис. Он натуральный черт. Да, Вячеслав терял сознание в тот момент.

Но почему-то был уверен, что рога у него на голове и хвост с кисточкой не плод угасающего воображения. Вывод напрашивался сам собой. Снова и с прежней силой на него навалилась бесовская сила. Мысль эта была невыносима.

Какое-то время Вячеслав приходил в себя. Потом до него дошло, что ему нечего делать в этой квартире. Алены нет.

Она убежала от него. Как и от чертового Дениса. И сделала это не по своей воле. Просто ею овладели темные силы. И она не ведает, что творит. Вячеслав хотел бы найти ее и вернуть.

Но почему-то не верил, что в силах это сделать. Как будто в нем утвердилась установка, которую дал Денис-бес: «…Но я ее найду. А ты нет. Потому что ты ничтожество…»

Да, эта нечисть найдет Алену. А Вячеслав нет… От этой мысли хотелось биться головой о стенку. Но он не стал этого делать. Просто собрался и вышел из дому в ночь. Машина была на стоянке – это метров двести по темноте. Вячеслав не захотел идти за ней. Слишком страшно. В темных местах концентрируются темные силы, а они все в сговоре против него.

За домом оживленное шоссе. Вячеславу не составило труда поймать такси. Машину вел самый обычный парень лет двадцати пяти. Немного уставший, но довольный жизнью и собой. Прежде чем сесть к нему, Вячеслав глянул ему в глаза. Ничего подозрительного, ничего от нечистой силы не заметил. Но всю дорогу он был в напряжении. Ему все казалось, что таксист сейчас резко затормозит и повернет к нему страшное евино-козлиное рыло. Но нет, дьявольского перевоплощения не произошло. Домой он добрался без приключений.

Но радоваться было рано.

Калитка в воротах была открыта, входные двери тоже не закрыты на замок. Вячеслава Борисовича это насторожило.

– Убирайся, ублюдок! Убирайся! – услышал он истеричный вопль Валентины.

– А если не уберусь? – насмешливо спросил знакомый до рези в печенке голос.

Это был Денис. Его сатанинское отродье.

– Я вызову милицию!

– Вызывай. Но сначала я тебя трахну!

– Мразь!… Не-ет!

Вячеслав Борисович ворвался в комнату в тот момент, когда Денис заламывал Валентине руки. Он собирался повалить ее на кровать.

Под руку подвернулась ваза. Вячеслав схватил ее, чтобы проломить голову этому ублюдку. О последствиях он сейчас не думал…

Но Денис будто почувствовал опасность. В самый последний момент он бросил Валентину, развернулся лицом к Вячеславу, перехватил руку с вазой. Силы у него с избытком. Натренированным движением он выкрутил руку, развернул Вячеслава Борисовича спиной к себе, оттолкнул и тут же ударил кулаком по шейным позвонкам. Вспышка боли погасила сознание. Как вылетал из комнаты, как бился головой о стену – этого Вячеслав уже не чувствовал.

Очнулся он в своей постели. Рядом Валентина. Как сиделка возле больного.

– Где этот урод? – испуганно озираясь по сторонам, спросил он.

– Ушел.

– Как он оказался здесь?

– Не знаю.

В душе забурлила злость.

– А я знаю! Он приходил к тебе. Чтобы трахнуть тебя!

– Замолчи! – гневно сверкнула глазами Валентина.

Как ни странно, это подействовало на него успокаивающе.

– Ты открыла ему дверь, зачем? – уже спокойно спросил он.

– Даже не знаю, как получилось…

– Не знаешь?! А я знаю!…

– Только скажи, что я хотела трахнуться с ним! – снова начала заводиться Валентина.

– Я не это хотел сказать, – замотал головой Вячеслав. – Этот Денис – сам сатана. Он запутал тебя. Он тебя запутал, меня, всех нас…

– Я не знаю, сатана он или нет. Но то, что он порядочная сволочь, – это я знаю точно…

– Он сволочь, – лихорадочно закивал Вячеслав. – Денис – сволочь и сатана. Он дьявол. Дьявол во плоти! Он околдовал тебя. В нем дьявольская сила. Он может все… Он сатана. Он дьявол… Он сатана…

Вячеслав физически ощутил, как в голове что-то замкнуло. Он тупо смотрел на Валентину и твердил одно и то же:

– Он дьявол, он сатана…

– Слава, опомнись! – тормошила его жена. – Ты бредишь…

Может, это был и бред. Но Вячеслав твердо верил в то, о чем говорил:

– Нет, это не бред. Я знаю, что он сатана. Он скоро вернется. Заберет нас к себе. Он заберет нас к себе в ад!… Он дьявол, он сатана…

Валентина долго смотрела на него, качала головой. Затем куда-то вышла, принесла стакан воды.

– Выпей, – предложила она.

Вячеслав приложился к стакану, выпил всю воду. Она показалась ему чуть сладковатой. Но ему было все равно.

Сон навалился на него тяжелой тучей. Он понял, что в воду было подмешано снотворное. Он понял это, но только мысленно поблагодарил Валентину. Сон сейчас идеальное укрытие, где можно спрятаться от страшной реальности.

Подумать только, Денис дьявол, он сатана…

Глава 9

1

Весь вчерашний день прошел как в чудесном волшебном сне. Артем уезжал вместе с Леной на зимний курорт. Фантастика! Мама не возражала. Легко приняла его версию насчет друзей. Денег дала. И своих две тысячи он прихватил.

Наспех собрался и вместе с Аленой отправился на вокзал.

Он собирался ехать в Домбай на своей машине. Но Алена его отговорила. Сказала, что на Северный Кавказ лучше ехать поездом. Гораздо меньшая вероятность нарваться на дорожных бандитов.

Впрочем, о бандитах он и не думал. Все мысли о том, что целых две недели, а то и больше, он будет с Аленой. На общий с ней номер в гостинице он не рассчитывал. На такое распутство она не пойдет. Так он думал. Поэтому был очень удивлен и вместе с тем обрадован, когда узнал, в какой вагон Алена взяла билет. Вагон «СВ», купе класса «люкс». Почти двое суток они будут ехать вместе. И в купе никого, кроме них. Только он и она.

Было уже темно, когда они сели в поезд. Алена все время думала о чем-то своем. Почти не уделяла Артему внимания.

Но он не в обиде. Смешно так сразу рассчитывать на полный успех в ее обществе. Ему хватало того, что она взяла его с собой в эту поездку. Так он думал, когда ложился спать.

Хватит ему того, что он сам влюблен в нее. Так он думал, когда засыпал.

Но не думал он, что сон придет так быстро. Ему хотелось лежать и просто смотреть на Алену, которая лежала рядом – только руку протяни. Пусть она полностью скрыта от него одеялом, пусть повернута к нему спиной. Для счастья ему довольно и этого… Но мерное покачивание вагона колес укачало его, и он заснул под стук колес.

Это же постукивание разбудило его. В купе было еще темно. Но не так, как ночью. В окна пока еще робко вползало хмурое зимнее утро.

Казалось бы, в купе должно было быть прохладно. Но нет, как раз было наоборот. Жара заставила его снять с себя одеяло. Артем остался под одной простыней.

Он глянул на Алену. И обомлел. Она тоже лежала под одной простыней. Но как!

Артем лежал головой к окну. Она же наоборот, головой к выходу. И на спине. Обе ноги согнуты в коленях. Простыня поднята достаточно высоко. Как будто для того, чтобы он мог видеть, что скрывается под ней.

Он стыдливо отвел от Алены глаза. Но надолго его не хватало. Все чаще урывками бросал взгляд в ее сторону. Смотрел на ее красивые и голые снизу ноги. Ошеломляющая острота ощущений.

А дальше больше. Алена повернулась на бок, спиной к нему. Коленками потянула за собой простыню. Ноги обнажились почти полностью. Мало того, приоткрылись задние округлости. Артем был в шоке. Еще бы, ведь он мог любоваться ее чудесной попкой.

Он не знал, есть ли на ней трусики или они слишком узкие.

А так хотелось это узнать. А еще хотелось познать на ощупь, какая нежная и гладкая у нее кожа. Особенно там, за нижним срезом простыни.

Но нет, он не может это сделать. Не может. Вдруг Алена уличит его в том, что он трогал ее во сне. Она решит, что он подлец и вдобавок извращенец. И сойдет на следующей станции. А он останется один. Романтическое путешествие закончится в самом начале. Это будет для него катастрофа.

Но искушение росло в нем. В один прекрасный момент Алена пошевелила во сне ногами, нижний краешек простыни чуть-чуть приподнялся. Только – как жаль! – открылось не все.

Будто нечистый столкнул его с лежака, взял его за руку и протянул ее к Алене. Дрожащими пальцами он приподнял простыню. Но совсем сорвать ее с тела не решился.

Артем вернулся на свое место. Повернулся лицом к стене, накрылся с головой простыней и задрожал, как преступник, которого едва не поймали на месте преступления. В какой-то момент он даже решил, что Алена может услышать, как он стучит зубами.

Когда он набрался решимости опять повернуться к ней, она лежала все в той же позе. Только простыня снова скрывала ее ягодицы. Зато ноги оставались открытыми. Соблазн навалился на него с дьявольской силой. Он опять не смог совладать с искушением. И вновь поднялся со своего места.

Это совсем не трудно. И очень быстро. Всего лишь подцепить пальцами простыню и слегка задрать ее.

Артем снова подкрался к Алене. Двумя пальцами коснулся белой материи. И в этот миг с шумом поворачивающегося тела мир разлетелся на мелкие кусочки. Алена схватила его за руку. Ядерный взрыв – мелочь по сравнению с ужасом, какой он испытал.

Он едва не умер от разрыва сердца. Холодея, Артем посмотрел на нее. И не поверил своим глазам. Алена продолжала спать. И руку она держала не так, как если бы это была рука преступника. Она обнимала ее. Прижалась к ней грудью. Обнаженной грудью! И что-то сладко мурлыкала себе под нос.

Артем боялся пошевелиться. Он не стоял и не сидел. Положение чрезвычайно неудобное. Ноги затекли. Казалось, он вот-вот упадет на Алену.

Когда держать тело на весу стало невмоготу, он осторожно потянул к себе руку. По ее лицу пробежала тень недовольства. Или она Дениса представляла себе во сне, или еще кого-то, но ей не хотелось, чтобы он уходил от нее.

Артем не уходил. Он робко присел на краешек лежака.

Алена заворочалась во сне, снова повернулась к нему спиной. Ее упругая попка плотно прижалась к его бедру. Это было так хорошо…

Удержаться от соблазна оказалось свыше его сил. Алена спала, и он воспользовался этим.

Он не отдавал себе отчета в том, что творит. Как будто это не его рука коснулась ее бедра, поползла вверх, прокралась под простыню. Как будто не он запустил пальцы в щель между ягодицами. Как будто это не он хотел узнать, в трусиках она или нет…

Волна похоти захлестнула его с головой, затмила разум.

Опомнился Артем только тогда, когда лежал на боку вплотную к Алене. Простыня валяется на полу. Алена полностью обнажена. И спит. Ничто не сдерживает взбесившегося коня…

Она сладко застонала, когда его конь вырвался на простор.

А когда он поскакал во весь опор, тело ее заходило ходуном в такт его движениям. Скачки не доставляли ей ничего, кроме удовольствия. Артем понял это. Поэтому продолжал гнать коня полным аллюром.

Он уже понимал, что творит. Но остановиться не мог.

Легче застрелиться… А потом, эта бездна ощущений. То, чем он когда-то занимался с Венерой, – лишь жалкое подобие того, что происходило с ним сейчас.

– Давай, давай! – подгоняла его Алена.

Она извивалась под ним, будто сама втягивала его в себя.

Глаза ее были закрыты. Но совсем не потому, что она продолжала спать. Они были закрыты от острого удовольствия, которое она получала.

– Ой… Ой!… Не могу больше!… Не могу!!!

Он тоже больше не мог. Они застонали вместе. Их тела бились в конвульсии, стон переходил в крик. Артем совершенно забыл, что он в поезде, что за тонкой перегородкой люди, еще чуть дальше проводник. Их могут услышать… Но даже если бы он и вспомнил об этом, вряд ли бы смог сдержать себя.

После того, как все было кончено, он с полчаса продолжал крепко прижимать ее к себе. Она лежала, не шелохнувшись. Ее лицо выражало полное умиротворение. Ей было хорошо, очень хорошо.

Или она вообще не просыпалась. Или снова заснула. Но сейчас она спала. «Пусть спит», – решил Артем. В принципе ему уже все равно. Но, пожалуй, будет лучше, если она посчитает, что любовью занималась во сне, а не наяву.

Он медленно подался назад. Еще немного, и он совсем оставит ее. Но в самый последний момент Алена открыла глаза, неприязненно поморщила лоб. Она все поняла!

– Артем?! – возмущенно протянула она.

Он был бы рад, если бы пол под ним вдруг исчез. С какой бы радостью он свалился под колеса поезда. Лишь бы не сгорать со стыда под пронзительным взглядом опозоренной Алены.

– Что ты здесь делаешь?

Ну что он мог сказать ей в ответ? Ничего… Он подался назад. Но Алена схватила его за руку. На этот раз схватила по-настоящему, будто поймала преступника за руку. А по сути так оно и было.

– Я тебя никуда не отпущу. – Она смотрела на него прокурорским взглядом. – Никуда. Пока ты не объяснишь мне, что здесь происходит.

– Уже произошло, – выдавил из себя Артем.

И отвел взгляд в сторону.

– Уже. Произошло… Так я и поняла… Зачем ты это сделал?

– Так получилось…

– А ты хоть понимаешь, что ты сделал?

Он промолчал. У него не было ни сил, ни слов, чтобы говорить с ней.

– Ты изнасиловал меня. Изнасиловал… Ты знаешь, что с тобой будет, если я обращусь в милицию?

В горле стоял тяжелый колючий ком. Артем попытался его сглотнуть. Но куда там. Горло как парализовало. И кровь остановилась в жилах. Да что там кровь! Вся жизнь его остановилась.

Он преступник. Он совершил преступление. Изнасиловал спящую девушку. И теперь ему придется держать ответ перед законом. А закон суров. Его посадят в тюрьму. А там ужас что творится… Артем где-то читал, что делают в тюрьме с теми, кто попал туда по обвинению в изнасиловании.

Таких превращают в пассивных гомосексуалистов.

– А ведь я могу обратиться в милицию, – подлила масла в огонь Алена. – Скажи, я шумела, когда ты…, когда ты делал это?

– Да, – обреченно кивнул он.

– Соседи, наверное, слышали. И проводник тоже слышал.

Артем думал о том же. О свидетелях его преступления.

Он подавленно молчал. И с ужасом ожидал, когда Алена отправится за милицией. Но она продолжала находиться в той позе, в какой застала его на месте преступления. Только за руку держала его не так крепко.

– Ну чего молчишь? – спросила она.

– А чего говорить? – угрюмо буркнул он. – Мне оправдания нет.

– Мог хотя бы извиниться.

– А это поможет? – с надеждой спросил он.

– Нет. Уже нет, – усмехнулась она. – Если бы ты извинился сразу… А так… Ты мне лучше скажи, как ты дошел до такой жизни? На спящих женщин бросаешься. Скажи, ты маньяк?

– Маньяк?! Я?! Нет, я не маньяк… Просто так получилось…

– У кого получилось? У тебя?… Или у него…

Алена отпустила его руку. И вдруг вцепилась в его штуку, которая болталась между ног.

– У этой мерзости получилось, да?

Ему было больно, но он терпел.

– Или это не мерзость? – тон ее смягчился.

И хватка ослабла.

– Надо же, отрастил дубину…

Его обмякший отросток вдруг стал наливаться силой.

Артем не хотел этого, но все происходило помимо его воли.

– Зачем, спрашиваю; отрастил?

Артему показалось, будто он попал в параллельную действительность. Алена уже не упрекала его, не осуждала. Она не без восхищения рассматривала его штуку. И, казалось, не просто говорила, а мурлыкала, как возбужденная кошка.

Нет, Алена не такая. Она не может вести себя так. В милицию его сдать может. А вот так держать его за корень… Но ведь это происходит. С ним и с ней. Она уже не думает о милиции, она думает о нем. Или даже о том, что у него между ног…

– Почему молчишь?

А что он мог ей сказать?

– Нет слов? – продолжала допытываться она.

В глазах ее бесились чертики. Озорные и похотливые.

Артем уже знал, что произойдет дальше.

– Нет слов, одни эмоции, да? А какие у тебя эмоции?… Меня хочешь? Скажи, ты хочешь меня?…

Ее глаза горели жарким огнем.

– А ты как думаешь? – Неожиданно для себя Артем набрался смелости и сам пошел в наступление.

Он взял ее за обнаженные плечи и перевернул на спину.

– Что ты делаешь? – с разрешающей улыбкой спросила она.

– Ты спрашиваешь, я отвечаю…

– А ты нахал!

И все же он был недостаточно смел. Последняя фраза отпугнула его. Он подался назад.

– Ты куда? – Она схватила его за руку, снова притянула к себе. – Не надо так. Раз начал, доводи дело до конца…

До конца так до конца. Приободренный ее податливостью, Артем лег рядом с ней. А дальше… Дальше случилось то, что и должно было случиться.

Поезд продолжал уносить их на юг.

2

Подозрение в краже легло на Севу Клеща. Здоровенный парень, обувь у него как раз сорок пятого размера. Совсем недавно вернулся из мест не столь отдаленных. Как раз по сто пятьдесят восьмой статье туда «ходил».

Севу взяли без проблем. У местной шалавы Зоськи. «Малина» еще та. С ним еще троих взяли. Все со славным уголовным прошлым. Один числился в федеральном розыске.

Пристанище ему уже нашли – за казенный счет и на долгие годы вперед. А Севу взяли в разработку.

Саня Кулик был полон решимости вырвать из него признание. И Сева бы раскололся. Но ему в этот раз повезло.

Он знал, кто на самом деле взял квартиру. И чтобы не загреметь на нары самому, сдал крадуна.

Федоту не очень хотелось ночью выезжать за каким-то Костиком Саянским. Только служба есть служба. На пару с Куликом он отправился за вором. И ведь взял голубчика. Да еще и расколол его по полной программе до наступления утра.

Но ночь прошла. Ночь, которая нужна человеку, чтобы спать. А Федот ее на ногах провел. Не то чтобы вымотался.

Но на боковую тянуло здорово. Поэтому он даже обрадовался, когда узнал, что бизнесмен Вячеслав Борисович Рысьев на работу в этот день не вышел. Будет завтра, сказали ему в офисе, куда он позвонил И Федот со спокойной душой отправился домой добирать часы сна.

А сегодня с утра он в его офисе. Навис каменной глыбой над секретаршей – Пришел Вячеслав Борисович. У себя он, – поторопилась сообщить женщина.

И с опаской, но не без уважения посмотрела на Федота.

– Только он немного не в себе, – уже тише добавила она.

«Перепил мужик», – подумал Федот. И решительно вошел в кабинет.

Диагноз похмельного синдрома не оправдался. Хотя на первый взгляд можно было подумать, что Рысьев только что вышел из штопора крутого запоя. Под глазами мешки и нездоровая синева, щеки слегка запали, губы едва заметно подрагивают Только вот глаза у него не похмельные. В глазах глубокое внутреннее переживание, граничащее с безумием.

Такое впечатление, будто бизнесмен слегка тронулся умом.

Рысьев тупо смотрел на Федота. И не узнавал его.

– Вы написали заявление? – усаживаясь, спросил Комов.

– А-а, заявление… – задергался Рысьев. В глазах вспыхнул суеверный страх. – А надо?

– Конечно, надо. Мы же договаривались…

– Да? Договаривались?… В прошлый раз договаривались.

А в этот раз нет… Но коли уж вы пришли, тогда ладно… Вы подождите, я сейчас…

Он достал из ящика стола лист бумаги. И начал быстро его заполнять. Пока он писал, ни разу не поднял глаза на Федота. Будто боялся встречаться с ним взглядом.

Заявление было готово минут через пять. Быстро. Даже подозрительно быстро. Федот взял лист бумаги, прочел вслух:

– «Я, нижеподписавшийся, заключаю договор с фирмой „Воланд“ на сдачу в аренду своей души…» Что это за чушь? – вскинул недоуменный взгляд на Рысьева.

Мужик явно был не в своем уме.

– А разве вы не за этим пришли? – так же недоуменно посмотрел на него Рысьев.

– А что, вы снова хотите сдать свою душу?

– Хочу…

– Что, опять неприятности?

– Допустим… Вы же из фирмы «Воланд»? – уже более внимательно всмотрелся в него Вячеслав Борисович.

– Допустим…

– А вот и не надо! – с полоумным ехидством помахал он пальцем перед лицом Федота. – Вы из милиции. Я узнал вас! Вы майор Комов!

– Да, – деваться некуда, пришлось сознаться.

А ведь Федот уже собрался всерьез прикинуться представителем злосчастной фирмы. Войти в роль, так сказать.

– Майор Комов, уголовный розыск. Мне нужно ваше заявление…

– А-а, нет! Заявления не будет! – подленько так хихикнул Рысьев. – Ничего не было…

– Что ничего?

– Я, конечно, вас понимаю. До вас дошли слухи, что позавчера ночью было неспокойно. Потому и пришли. Только не надо заводить уголовное дело. Потому что ничего не было…

Позавчера ночью с Рысьевым что-то случилось. Федот об этом ни слухом ни духом. Но бизнесмену это знать не обязательно.

– А я знаю, что было. Из очень надежных источников знаю…

– Ну, было, – после недолгого раздумья сознался Рысьев. – Дьявол приходил. Избил меня… Но только, учтите, никакого заявления не будет…

– Почему? Вы боитесь?…

– Боюсь, – с ужасом во взгляде кивнул Вячеслав Борисович. – Очень боюсь… Снова чертовщина начинается…

Он с опаской огляделся по сторонам. Ничего страшного не обнаружил. Но идиотская подозрительность не исчезла.

Безумный взгляд остановился на Федоте.

– А вы правда из милиции? – недоверчиво спросил он.

– Вы же сами сказали, что я оттуда…

– Ну я вас запомнил. Вы майор Комов… Только ведь вы могли перевоплотиться…

– Мог, – решил подыграть Федот.

– А-а, я знал! – С маниакальной радостью Рысьев воздел указательный палец к потолку. – Вы оттуда…

– Оттуда…

– Ну и хорошо… Вам душа моя нужна?

– Зачем?

– Ну, чтобы у меня снова все было хорошо.

– А у вас плохо?

– Плохо. А вы будто не знаете…

– Пока только предполагаем…

– Плохо все, – обмяк Рысьев. – Очень плохо. Снова эта цыганка. Жена изменила. Сын опять куда-то исчез. Жду, когда заправки снова гореть начнут. Бандиты опять придут…

– Бандиты?!

– Ну эти, которые с Сафроном. Ступор и этот…, как его… ну этот… Не помню уже… Коров чем кормят?

– Сеном.

– Нет, не сено… А-а, силос, вот… Ступор приходил. И Силос…

– А они что, и в прошлый раз приходили?

– Приходили, – кивнул Рысьев так, что подбородок коснулся груди. – Меня Денис обидел. Я-то не знал тогда, что он дьявол. Наказать его хотел, с братвой договорился. В конце концов, я им что, зря деньги за «крышу» плачу?… Ну, они согласились Дениса наказать. Только морду ему не набили.

Я тогда не знал, а сейчас знаю. Заодно они с ним. Потому и разыграли меня. Много денег я им отдал… Вы мне скажите, Денис ваш человек?

– Ну, допустим, наш, – кивнул Федот. – И что?

Вообще-то он с трудом разбирался во всей этой ахинее, какую нес Рысьев. Но вид у него был умный.

– А Ступор этот и Силос тоже?

– Может быть. Надо уточнить…

В какой-то миг Федоту показалось, что он сам сошел с ума. Слишком уж дурацкой казалась ему эта игра., – Вы уточните, уточните! – Шизофреническая одержимость била в Рысьеве ключом. – Они все заодно, уверяю вас!

– А чем вас Денис обидел?

– Он совратил мою жену. Ну вы же знаете…

– Знаю, знаю…

– И меня ударил… Не надо было его трогать. Ни тогда, ни сейчас…

– Сейчас – это когда? Нельзя ли уточнить?

– Как! Ну я же говорил вам, позавчера ночью приходил Денис. Он снова наказал меня…

– Вы говорили, что к вам приходил дьявол.

– Так это одно и то же, неужели вы не понимаете?… А вы должны понимать. Вы должны знать… А вы не знаете. Не знаете!… А-а, я вас раскусил. Вы все-таки из милиции. Стыдно, товарищ майор. Очень стыдно. Зачем морочите голову порядочному человеку?

– Это вы-то порядочный человек? – поморщился Федот. – Продаете душу дьяволу и считаете себя порядочным человеком. Да вы сумасшедший!

И это было правдой. Этот Рысьев определенно спятил.

– Сумасшедший?! Я сумасшедший?! – взвыл бизнесмен. – Это вы сумасшедший. А со мной все в порядке. Вернее, скоро все будет в порядке. Меня в беде не оставят…

– Кто не оставит?

– Фирма «Воланд». Я снова заключу с ней контракт!

Из всего этого Федот понял одно. На заявление с претензиями к этой фирме он рассчитывать не может. Этот сумасшедший ни за что не напишет его.

– Я бы хотел поговорить с вашим сыном, – сказал он.

– Зачем? – вскинулся Рысьев.

– Надо…

– Знаю, зачем! Вы хотите узнать, где он проходил курс лечения от СПИДа!

– И это тоже…

– Хотите, чтобы он вам все рассказал.

– Может быть.

– Только ничего у вас не получится. Артема нет. Он уехал в Сочи с друзьями на зимние каникулы… И Алена уехала…

– Какая Алена?

– А вот этого вам знать не обязательно. Алена – это святое… Но ничего, скоро все будет хорошо. Я уверен…

– У вас все будет хорошо. Если, конечно, вам поможет фирма «Воланд», так я вас понял? – не без ехидства усмехнулся Федот.

– Снова вы со своими штучками? – скривился Рысьев. – Не надо настраивать меня против «Воланда». В прошлый раз я вам поверил. Хотел заявление написать, претензии изложить… И что? Дьявол предупредил меня, что делать этого нельзя… Дьявол предупредил меня… Нельзя этого делать…

Дьявол предупредил…

Глаза бизнесмена остекленели, рот перекосило. Изо рта, казалось, вот-вот хлынет пена. Болезнь, похоже, перешла в клиническую стадию.

В таком состоянии разговаривать с Рысьевым бесполезно. Что возьмешь с душевнобольного?… Федот поднялся, вышел из кабинета.

– На вашем месте я бы связался с женой Вячеслава Борисовича, – порекомендовал он секретарше. – Вашему шефу нужно срочно к врачу…

Он бы и сам мог вызвать психушку. Но не те времена нынче. Рысьев или его жена усмотрели бы в этом моральный ущерб и через своего адвоката подали бы на Федота в суд.

Для него это как для слона дробина. Но разве слоны ищут встречи с дробовиком?

Глава 10

1

– Ну что, девица-красавица, будем садиться? – спросил Федот.

– Так я же сижу, – непонятливо протянула девчонка.

Совсем еще ссыкуха. А уже в грязь по самые уши вляпалась.

– Ты на стуле сидишь. А пора в тюрьму садиться.

– В тюрьму?! – захлопала она густо накрашенными ресницами.

Только что она сидела, заложив ногу за ногу. Ножки у нее красивые. Думает, Федот клюнет на эту дешевую уловку. Да вот ошибочка вышла. Не помогают ножки. Оказывается, все очень серьезно. Не хочет дяденька милиционер заняться с ней сексом. Тюрьмой грозит. Подтянулась девочка со страху, ножки вместе свела, юбчонку на колени натянула.

– А ты думала, за твои подвиги тебя в романтическое путешествие в Париж отправят?

– За какие подвиги?

– Правильно, никаких подвигов за тобой не числится.

Только преступления. Вернее, пока одно преступление. Но и его хватит на путевку в колонию для несовершеннолетних…

– А что я сделала? – захныкала девчонка.

– Подружку свою избила.

– Подумаешь, один раз ударила.

– Может, и один. Но часики и золотая цепочка при этом исчезли…

– Я не брала! – размазывая сопли по щекам, взвизгнула она.

– А кто брал?

– Не скажу…

– Не скажешь. А знаешь почему? Потому что ты дура.

Самая настоящая дура. Вчера ночью с двумя своими дружками подружку бывшую в подворотне подкараулила. Из-за пацана какого-то отношения выясняли. Ударила подружку по щеке. Вроде бы обычное дело. Даже если к суду ее привлечь, максимум – условным сроком бы отделалась. Но мальчикам этого было мало. Один схватил беднягу за волосы, второй сорвал с нее цепочку и часики. Только кто эти два парня, установить пока не удается. Девочка Оля решила поиграть в партизан и гестапо.

– Ты своих дружков не называй. Пусть они на свободе гуляют. Цепочку продадут, часики, денюжку получат, в ресторане гулять будут. А ты в это время на нарах париться будешь, судьбу свою проклинать… Итак, куда ты часики и цепочку дела?

– Как куда дела? Вы же сами сказали, это они, Витя и Леша…

– Ага, вот, значит, как их зовут… Фамилии?

– Клепиков и Сарычев…

– Где живут, где учатся?…

Все, игра закончилась. Девчонка раскололась. Сдала всех Все просто. Даже очень просто…

Идиоты они, эти малолетки. Не знают, что творят. Из-за каких-то паршивых часиков и цепочки будут срок мотать.

Вчера преступление было совершено, а сегодня уже раскрыто. Можно ставить палку в отчетность. А почему? Потому что дело было просто как дважды два. Большинство преступлений раскрываются на раз – было бы желание заниматься раскрытием.

Но есть преступления, которые раскрыть ох как непросто. Даже если преступники известны, привлечь их к ответственности невозможно. Особенно если это умные и хитрые преступники.

Фирма «Воланд». Никакого насилия по принципу – нож к горлу. И размах совершенно другой. Часики с цепочкой ничто по сравнению с деньгами, какие идут преступникам по доброй воле их клиентов. Пять, десять, сто тысяч долларов. В зависимости от того, какая рыба в сети попадает, сколько икры в брюхе. Два юных грабителя по дурости своей по этапу пойдут. А «скупщики душ» в силу ума своего будут гулять на свободе и дальше морочить людям голову, кошельки им на тысячи долларов облегчать.

Это не его, Федота, дело. Пусть чертовой фирмой Геннадьев занимается. Но как-то не с руки просто так отмахнуться от этой напасти. Бизнесмен Рысьев – какой он человек, хороший или не очень? Но он человек. К тому же житель Битово. А эти аферисты довели его до душевного срыва, а может, и до безумия. Крыша у человека съехала. А вдруг на место больше не вернется?

Рысьеву место в психушке, а этим деятелям все земные блага. Где, спрашивается, справедливость?

И все же это не его дело. Пусть им занимается Геннадьев.

Жора легок на помине. Не успел Федот подумать о нем, а он уже тут как тут.

– Заявление от Рысьева уже у тебя? – опасливо, будто в ожидании отрицательного ответа, спросил Жора.

Страхи его оказались не напрасными.

– Нет заявления, – мотнул головой Федот.

– Чего? – как от прокисшего молока поморщился Геннадьев.

– Заднюю Рысьев включил. Я с ним разговаривал. Похоже, мужик умом тронулся…

– Как думаешь, почему?

– Не думаю, а знаю…

Федот кратко рассказал ему о недавнем разговоре с бизнесменом.

– Значит, продолжается чертовщина, – сделал вывод Жора.

– Продолжается, – кивнул Федот. – И, боюсь, мы ничего с этим поделать не можем… Хотя…

– Что хотя? – В глазах Геннадьева затеплилась надежда.

– От Рысьева заявления не будет, и не жди. Но есть предложение…

2

Валентина Сергеевна показалась Федоту глотком свежего воздуха в этом затхлом деле, которое он взвалил себе на плечи на пару с Геннадьевым. Она отнеслась к ним с участием. Впустила в дом безо всякого. И даже не пыталась скрыть случай, который произошел не так давно с ней самой и ее мужем. Рассказала, как было дело.

– Вы хоть понимаете, что в отношении вас совершено уголовное преступление? – спросил Жора.

– Понимаю.

– Тогда почему вы не обратились в милицию?

– У меня была такая мысль. Но Вячеслав меня отговорил. Сказал, что все это было проявлением дьявольской силы.

Сказал, что милиция не поможет, а только усугубит. Дьявол, мол, отомстит…

– Вы верите этим сказкам? – спросил Федот.

Перед ним сидела красивая современная женщина. Но это вовсе не значило, что она не суеверная.

– Сказкам? Вы считаете, это сказки?

– Вы что, верите в дьявола?

– Ну, дьявол существует. Это известно так же точно, как и то, что есть бог… Вопрос в другом, был ли этот случай проявлением нечистой силы. Я считаю, вряд ли. Хотя, возможно, без мистики здесь не обошлось…

– А мне почему-то кажется, что за нечистую силу вы принимаете чистый криминал…

– Да, скорее всего так и есть, – легко согласилась женщина.

Федот удовлетворенно кивнул. Приятно иметь дело с умным, здравомыслящим человеком. Тем более в такой ситуации.

– Ваш муж считает Дениса дьяволом. Почему? Только потому, что он назвался чертом?

– И это тоже, – кивнула Валентина Сергеевна. – Я не знаю, как у этого Дениса так получается, но он умеет являться. Не просто приходить, а именно являться. С нужным эффектом, в нужное время… А потом, эта цыганка. Вячеслав был в шоке от последней встречи, до сих пор прийти в себя не может…

– Цыганка заодно с Денисом. Вам так не кажется?

– Кажется. Скорее всего, она ряженая… Но ведь и она является…

– Никто не спорит. И лжецыганка, и Денис туману напустить умеют. Но это вовсе не значит, что они обладают сверхъестественными способностями. Просто они знают, где и когда появиться, что и как сказать. Поверьте, современные мошенники работают на грани фантастики…

– Разве я спорю?

– Цыганка напророчила вашему мужу, что ваш сын умрет.

Только это не пророчество, а тщательно продуманный и блестяще исполненный план. Артем не болел СПИДом.

И его, и вас обвели вокруг пальца… Что цыганка еще напророчила вашему мужу?

– Что сгорит заправка!

– И ее сожгли. Это уже не мошенничество, это самая настоящая диверсия…

– Еще она предсказала, что его жена, то есть я, ему изменит…

– Насчет этого мы не в курсе, – сказал Федот.

Валентина Сергеевна смотрела на него изучающим взглядом. Будто хотела узнать, насколько искренен он с ней. Может, он знает все, да молчит…

– Вас пытались склонить к измене? – спросил он.

Можно было спросить напрямую – изменяла она мужу или нет. Но это жестоко по отношению к женщине, которая дорожит своей репутацией.

– Совершенно верно, – кивнула она. – Только у Дениса ничего не получилось…

Федот чувствовал фальшь. А потом, в недавнем разговоре с ним Вячеслав Борисович упомянул об измене жены. Он мог не верить его бредовым речам. Однако фальшь в голосе Валентины Сергеевны подтверждала факт ее супружеской неверности. Но не за что осуждать эту женщину, если знать, насколько изощренно действуют аферисты. Да и на старуху, как говорится, бывает проруха.

– Но попытка была, так? – уточнил Жора.

Он тоже сделал вид, что верит женщине.

– Была, – кивнула она. – Со стороны Дениса… С ним была девушка. Мне кажется… Или я даже уверена… В общем, скорее всего они заодно…

– Эта девушка и переодевалась в цыганку?

– Нет, эта девушка любовница моего мужа. Денис должен был соблазнить меня. А она сообщила моему мужу. Якобы она девушка Дениса и хочет вывести его на чистую воду…

– Подробней, если можно.

– Нельзя. Есть моменты, о которых женщины предпочитают умалчивать… Девушку зовут Алена. Хотя, скорее всего, это вымышленное имя. И Алена эта, и Денис – все это одна команда. Все они работают на фирму «Воланд».

– А вы видели эту Алену? – спросил Федот.

– Видела. Еще бы не видела… Эта девочка живет с моим мужем. Он снял ей квартиру, перебрался к ней. Обещал квартиру ей купить… Теперь-то я знаю, зачем все это. Она или, вернее, они должны были держать Вячеслава под постоянным контролем…

Федот был согласен с ней на все сто процентов. Рысьев птица крупная – как-никак с него собирались скачать не десять, а все сто тысяч долларов. Собирались и содрали.

И жертва, принесенная какой-то Аленой, вполне оправданна. В нынешнее время проститутка считает за счастье заработать сотню баксов. А тут сотня тысяч на кону.

– А как нам найти эту Алену?

– Никак. Ее сейчас нет. И вряд ли она когда-нибудь появится.

– Ваш муж собирается снова заложить свою душу.

– У моего мужа не все в порядке с психикой. Вы, наверное, это заметили?

– Да, заметил. Проблемы у него есть, не без того… Но ведь для мошенников такой клиент просто находка.

– Но на этой фирме не идиоты работают. Они наверняка знают, что Вячеслав попал под ваше наблюдение…

– Откуда они могут об этом знать?

– Неужели вы ничего не поняли? Подставная любовница Вячеслава исчезла. Почему? Да потому что поняла, какую опасность для нее представляет ваше вмешательство.

– Но она должна была уйти от него сразу, как только фирма сорвет с него куш в сто тысяч.

– А Вячеслав ей квартиру дорогую обещал. Неужели вы не поняли? Она ждала, когда он исполнит свое обещание.

Она бы получила подарок, тут же продала бы квартиру и только тогда бы исчезла с его горизонта. Но она ушла раньше, после того как он побывал в милиции. Он-то все ей и рассказал…

Железная логика. Этой Валентине следователем бы работать. Только жаль, что своими выводами она не поделилась с Федотом раньше. Могла бы прийти к нему, поплакаться в жилетку. Глядишь, и вывели бы эту Алену на чистую воду.

А вместе с ней и Дениса бы на крючок подцепили.

– Значит, Денис и Алена узнали, что Вячеслав собирается написать заявление.

– Да. И тут же началась эта чертовщина…

Федот и сам мог бы догадаться, что Денис и Алена заодно. Хотя бы по одному моменту. Откуда Денис узнал адрес квартиры, где Рысьев жил со своей любовницей? Ответ прост.

Денис и Алена – сладкая парочка, которая развела Вячеслава Борисовича. Это одна компашка. Филиал фирмы «Воланд».

– Валентина Сергеевна, как вы думаете, зачем аферисты устроили эту чертовщину? – спросил Геннадьев.

– Ясно зачем. Чтобы Вячеслав не смел жаловаться…

– И эффект был достигнут, так?

– Да. Вячеслав решил не писать заявление.

– Все правильно. Получается, овцы биты, а Волки сыты.

Вашего мужа облегчили на сто шестьдесят тысяч долларов, вдобавок избили, довели до нервного срыва, что может стоить ему рассудка. И все сошло им с рук…

– Мне кажется, Вячеслав прав. Деньги – дело наживное. А лишние проблемы нам ни к чему…

– Вы думаете, если ваш муж не станет писать Заявление, его оставят в покое?

– Он верит в это. И вы его не переубедите…

– А вы? Вы могли бы написать заявление? По факту, что некий гражданин Денис Икс незаконно проник в ваш дом, пытался совершить с вами насильственное действие, избил вашего мужа.

– Если я это сделаю, у вас появится основание возбудить против Дениса уголовное дело. Так я понимаю?

– Совершенно верно.

– Я могла бы вам помочь. Но где гарантия, что вы его задержите? Вы даже не знаете его фамилии, не знаете, где его искать.

– Если бы вы нам подсказали…

– Боюсь, я ничем не могу вам помочь. Потому что не знаю ничего…

Конечно же, она ничего не знала об этом аферисте. Он ни в коем случае не должен был раскрываться перед ней.

– Скажите, вы узнаете кого-нибудь из этих людей? – спросил Жора.

Перед Валентиной Сергеевной лег веер фотоснимков с изображением сотрудников фирмы «Воланд». Она внимательно изучила их. Ответ был отрицательный:

– Нет, никого.

– Ни Дениса, ни Алены здесь нет. Так?

– Так…

Отсюда вывод: МУР располагает не полным перечнем сотрудников этой чертовой фирмы.

– Валентина Сергеевна, у вас случайно нет фотографии Алены? – спросил Федот.

– Случайно нет.

– А если составить субъективный портрет? Вы знаете, что такое фоторобот?

– Да, слышала. Вы хотите, чтобы я составила фоторобот Алены?

– И Дениса тоже…

– Алену я помню плохо. Боюсь, с ней у меня ничего не получится. А Денис… Его лицо стоит у меня перед глазами. Если бы я умела рисовать, я бы нарисовала его по памяти. Но, увы, я не художница…

– А если попробовать ею стать? Вы не могли бы проехать со мной?

– Прямо сейчас?

– А вас что-то держит?

– Муж. Скоро должен приехать с работы муж…

Федоту в самую пору бы удивиться. Рысьев в таком состоянии и еще работает. Тут и без всякого вмешательства дьявола дела его фирмы могут зайти в тупик.

– А завтра?

Завтра Валентина Сергеевна могла прийти в отделение.

Оставалось надеяться, что она придет и с ее помощью будет составлен достоверный портрет предполагаемого преступника. А сегодня она написала заявление по факту незаконного проникновения в жилище и нанесения телесных повреждений гражданину Рысьеву. Геннадьев жестко насел на Валентину Сергеевну. И не слез с нее, пока документ не оказался в его папке.

3

– Твоя работа? – сухо спросил Круча и так же сухо посмотрел на Федота.

На столе перед ним лежало заявление Рысьевой.

– Ну, моя, – с кислым видом кивнул Федот.

– Ты тут раскаявшегося грешника из себя не строй. Давай вываливай все начистоту.

– Это ты правильно сказал, вываливай. Дерьма хватает. Валить его и валить. А потом лопатой разгребать…

– Ну, лопатой ты в своем дерьме ковыряться будешь. Или ты думаешь, я это на кого-то другого скину?

– Да нет, не думаю… В общем, тут такое дело…

Он рассказал все, что знал-предполагал насчет фирмы «Воланд». Про Рысьева не забыл. Заострил внимание на всех его неприятностях. Степан слушал с улыбкой, будто Федот ему сказку из серии «Тысяча и одна ночь» рассказывал. Но когда тот закончил, на его брови легла темная грозовая туча.

– Все? – сердито спросил он.

– Все, – кивнул Федот.

– И надо было тебе в эту историю влезть. Пусть твой Геннадьев этим делом сам бы занимался…

– Бес попутал, – ухмыльнулся Федот.

– Это ты точно заметил, – повеселел Степан. – Черт тебя дернул в это дело ввязаться. Тем самым на свою голову беду накликал.

– Правильно, я ему голову и скручу. Добраться бы только…

– Доберешься. Рано или поздно доберешься. И до черта дотянешься, и дальше полезешь… А дальше посмотрим… Ты что-то насчет Ступора говорил. А ну напомни.

– В этом деле один молодой человек фигурирует. Денис его зовут. Рысьев и свихнулся на том, что он якобы сам дьявол. Обидел он его. Сильно обидел. Ну и загорелось этому дяде бандитов нанять. Его ведь Сафрон кроет. По простоте душевной решил, что он должен его личными проблемами заниматься. На Ступора дядя вышел. И на Силоса – есть у них такой балбес. На третьих ролях хреном груши околачивает. Рысьев на Дениса этого братков натравил. Только те ничего не сделали. Но деньги с него сняли. Рысьев говорит, что все они заодно…

– Вряд ли. Я Ступора знаю. Большой мастер лохов типа твоего Рысъева доить… Но исключать ничего нельзя. Вдруг они с этим Денисом в самом деле в одной связке?… В общем, напутано тут и навалено с горкой. Загнешься разгребать. Или ты думаешь, я кого-то тебе в помощь дам?

– Да не думаю.

– Может, заднюю хочешь включить?

– Не в моих правилах.

– И верно. Отступать тебе нельзя. Заявление от гражданки Рысьевой есть. И мы обязаны дать ход делу. Но кашу ты заварил. Сам ее и расхлебывай. И про дела свои текущие не забывай. За все спрошу!

Глава 11

1

Артем был ошеломлен величием гор. Простор, высота, завораживающая красота. Ему казалось, он уже понимает альпинистов, которые посвящают свою жизнь покорению горных вершин. Они занимаются этим, потому что видят в этом смысл. А смысл спрятан здесь, в горах. И пока тут не побываешь, ничего не поймешь.

Чеченские террористы его совершенно не волновали. Он не думал о них. Разве что один раз, когда Алена сказала, что из-за них, проклятых, база совершенно пуста. И то подумал о них в радужном тоне. Ведь это хорошо, что, кроме них с Аленой, здесь никого нет. Зачем ему кто-то, если рядом с ним самая красивая девушка в мире?

Отношения между ними замечательные. И в интимном плане полная идиллия. Нельзя сказать, что Алена развратная женщина. Просто она любит секс. Но не занимается им с кем попало. Ведь не зря же она взяла в эту поездку его, а не кого-то другого. Артем нравится ей. Она сама так сказала.

Он уже признался ей в любви. А она нет. И он даже знает, почему. Потому что она стеснительная девушка. Из нее выйдет хорошая жена. Красивая, порядочная… Да, когда-нибудь они поженятся. И это будет самый счастливый день в его жизни. Если, конечно, не считать тех дней, которые они проведут здесь, на горной туристической базе.

База находилась высоко в горах, далеко от дороги. Артем порядком запыхался, пока они добрались до нее. Зато сколько гордости было в нем, когда он с высоты своего положения обозревал раскинувшуюся в стороне межгорную долину, любовался альпийским пейзажем. Он сам на эту гору забрался. Пусть это и не заоблачные высоты, но он их сам покорил.

Жилое строение представляло собой большой, порядком обветшавший кирпичный дом. Один этаж, метров пятнадцать в длину, столько же в ширину. Сюда путевки не требовались. Плати деньги и получай ключи от номера. А платить нужно было бородатому парню в затертой куртке-"аляске" и огромных ботах с рифленой подошвой. Кроме него, на базе никого не было. По крайней мере в настоящий момент.

Алену он встретил приветливо. Как будто знал ее раньше.

Артему же достался хмурый взгляд. На него он смотрел как на чужака. А может, это зависть? Может, этот дикарь завидует ему, потому что Алена с ним? Да, наверное, это так.

С администратором базы договаривалась Алена. О чем они говорили, сколько она ему заплатила, Артем не знал.

Но результат был налицо.

– Держи! – Алена протянула ему ключ. – У тебя второй номер. У меня третий…

Артем сразу поскучнел.

– Ты чего? – заметила она перемену в его настроении. – Ты, наверное, думал, мы будем жить в одном номере?

– Да нет вообще-то…

– Как это нет, если да? Я, между прочим, тоже хотела бы в одном с тобой номере жить. Но здесь строгие правила. Ведь мы с тобой пока не муж с женой…

Она сказала «пока». В этом слове заключен грандиозный смысл. Она хотела сказать, что скоро они будут муж и жена.

О! Неужели все это происходит на самом деле?

Номер Артему не понравился. Комната три на четыре, примитивная мебель – продавленная кушетка, расшатанный стол, стул, шкаф без одной дверцы. Из удобств – ржавый умывальник.

Да, обстановка не очень уютная. Никакого комфорта.

В другой ситуации Артем сделал бы так – ноги в руки и наутек из этого горного пристанища. Домой бы отправился, к маме под крылышко. Но ситуация не та. Не один он, а с Аленой. С девушкой, в которой заключен смысл его жизни. Ему не может быть плохо там, где она. Здесь ему может быть только хорошо.

Артем разложил вещи, застелил кровать. Хотел наведаться в гости к Алене, но она сама пришла к нему. В помещении было прохладно. Поэтому она была в джинсах и теплом свитере. Этот наряд шел ей, как королеве бальное платье.

Впрочем, она и есть самая настоящая королева.

– Ну, как устроился? – весело спросила она.

– Да вроде ничего, – пожал плечами.

– Тебе здесь нравится?

– Еще не знаю, – уклонился он от прямого ответа.

– А мне почему-то кажется, что ты все знаешь. Не нравится тебе здесь…

– Если с тобой, то нравится. А так, нет…

– Ответ рыцаря, готового умереть за свою даму. Или ты не рыцарь?

– Не знаю. По крайней мере, хотел бы им быть.

– А умереть за меня ты бы мог?

Сразу и не скажешь, шутит она или нет. Вроде бы шутит, а присмотреться внимательней, то нет.

– Мог бы! – кивнул он.

– Вот за это я тебя и люблю! – Она весело чмокнула его в щеку.

Алена сказала «люблю». Будто крылья раскрылись за его спиной.

– Кстати, ты своим родителям звонил? – спросила она.

Вопрос уместный. Артем должен был сообщить отцу и матери, что уже на месте, жив и здоров. Чтобы не волновались за него.

– Нет.

– Я тоже. Пошли к Игнату, у него есть телефон.

У администратора телефон был. Только он не работал.

– Повреждение на линии, – безучастным голосом сообщил он.

– Ужас какой! – покачала головой Алена.

– Можно сходить в поселок. Это недалеко. Оттуда позвоните.

– Недалеко туда. Потому что вниз, – уточнила она. – Зато обратно вверх карабкаться. Нет уж, спасибо!

И Артему тоже не хотелось топать в поселок и обратно.

Если бы канатная дорога сюда шла, тогда ладно. Кстати, а почему здесь нет такой дороги? Алена же говорила, что они будут на лыжах кататься. Спуститься они спустятся. А как же обратно будут подниматься? Неужели своим ходом? Ну уж нет! Не нужен ему такой спорт!

У Артема был сотовый телефон. Но здесь он бездействовал. В поселок идти не хотелось – далеко. А с родителями связаться надо.

– Чего скис? – с насмешкой посмотрел на него Игнат. – У меня телеграф есть. Могу телеграмму дать.

– Телеграф? Это же здорово!

В конце концов, какая разница, по телефону с родителями связаться или телеграммой дать о себе знать. Лишь бы они знали, что с ним все в порядке.

– Телеграф – это хорошо, – согласилась Алена. – Только ты же вроде как в Сочи сейчас. А по телеграмме твои родители узнают, где ты… Хотя какая разница? Подумаешь, вместо Сочи в Домбай отправился…

– А Денис? – вспомнил Артем их с ней уговор.

– А что нам Денис? – весело улыбнулась она. – Я его уже совсем не боюсь. Надоело бояться. А потом, у Игната ружье есть. Есть чем от всяких проходимцев защищаться. Правда, Игнат?

– Есть ружье, – довольно осклабился тот. – Хорошее ружье. Любую атаку отобьем. И чеченцев погоним. И немцев…

– Каких немцев? – недоуменно глянул на него Артем.

– Из элитной горной дивизии «Эдельвейс». Тут один батальон еще со времен войны затерялся. До сих пор ходят ветераны, людей из автоматов бьют…

– Вы, наверное, шутите?

– Не наверное, а шучу, – кивнул парень. – Скучно здесь.

Только шуткой скуку и можно разогнать… Нет здесь никаких немцев. Разве что ветераны из Германии нет-нет приезжают. Молодость боевую вспомнить. С русскими ветеранами в войнушки поиграть. Шучу, шучу, никто здесь не воюет.

Спокойно тут. Но ружье у меня есть. Это правда. Хорошее ружье. Но это на крупного зверя. А с вашим Денисом без оружия справлюсь. Под орех разделаю. Во!

Игнат сунул Артему под нос здоровенный кулак. Он аж зажмурился. Нет, не от страха. Скорее, от неожиданности…

А может, и от страха. Не хотел бы он попасть под эту кувалду.

– Не надо никого разделывать, – звонко рассмеялась Алена.

Артему не понравилось то, с каким восхищением она смотрит на Игната. В душе ворохнулась ревность.

– Мы есть хотим, – сказала она. – А баснями сыт не будешь. Накормишь, хозяин?

– Накормлю…

К мрачному неуютному холлу примыкало кафе – такое же неуютное помещение. Четыре столика, стойка бара. Ассортимент убогий. Бутылка «Столичной» водки, минералка, фанта, несколько пачек сигарет. Зато на плите в крохотной кухоньке дымились кастрюльки с каким-то варевом.

Борщ, тушеная капуста с мясом, компот – вроде бы ничего необычного. Но все это было так вкусно приготовлено.

Артем был удивлен. Неужели этот увалень может не только,кулаками махать, но и вкусно готовить? Или у него помощница есть?

– Игнат, а вы здесь один работаете? – спросил Артем.

– Один, – кивнул тот. – Как перст один. Клиентов мало. Раз, два и обчелся. Меня на вас и одного много. А вы хотите, чтобы со мной еще кто-то был…

– А мы и не хотим, – подалась к нему Алена.

Артем даже решил, что она сейчас возьмет его под руку, прижмется к нему. Но нет, этого не случилось. Алена удержала себя в рамках приличия. Только, похоже, эти рамки тесны для нее. Или ему так кажется…

– Нам нужен только ты, – продолжала она петь дифирамбы администратору.

У Артема стало муторно на душе. Неужели в лице этого Игната он обрел серьезного соперника? Нет, только не это!

Алена не может променять его на какого-то дикаря.

– Вам – это кому? – плотоядно глянул на нее Игнат.

– Мне и Артему, – уточнила она. – И знаешь почему?

– Почему?

Артем затаил дух. Ему вдруг показалось, что Алена сейчас признается этому бородачу в любви.

– Потому что мы хотим, чтобы ты налил нам по сто граммов водки…

Она просто шутит, дурачится. Может, ей тоже скучно, как и Игнату?

– Можно и по двести, – не остался в стороне Артем.

Алена ободряюще улыбнулась, подмигнула ему. Мол, так держать. На душе у него совсем отлегло. Ну конечно же, ей не нужен этот горный дикарь. Ей нужен только Артем.

– А можно и по триста, А можно и не водки…

Игнат достал из холодильника запотевшую литровую бутыль с мутноватой жидкостью.

– Натуральный первач, – с непонятной гордостью объявил он. – Экологически чистый продукт. Сам выгонял…

Только и Алена не поняла его.

– Не надо нам такого продукта. Мы лучше водкой потравимся. Правда, Артем?

Если честно, ему претило и то, и другое. Но он уже вошел в роль и отказываться от нее не собирался.

– Водкой, – кивнул он. – И чем больше, тем лучше…

Роль эдакого гусара ему понравилась. Алена восхищалась им, дарила ему многообещающие улыбки. Игнат же отошел на второй план. Он совершенно ее не интересовал.

Одно плохо. Долго на коне Артем не продержался. Сначала из стремени вывалились ноги. Он закачался на стуле.

Затем куда-то подевалось седло – он не смог удержать равновесия, стал валиться на пол.

А дальше – провал памяти на неопределенное время. Он пришел в себя под столом, лежа на грязном дощатом полу.

За окнами было уже темно, под потолком тускло светила лампочка. За столом никого. Куда же подевалась Алена? И этот Игнат где, куда он исчез?

Страшное подозрение сжало душу. Артем быстро принял вертикальное положение. И широким шагом двинулся к выходу. Хмель еще буйствовал в голове, но пол под ногами уже не качался.

В холл он выскочил всклокоченный, с горящими глазами.

И как на бетонный забор натолкнулся на ехидно-насмешливый взгляд Игната. Он и Алена сидели за журнальным столиком в потертых креслах. И потягивали фанту прямо из бутылок. На ее лице играла блаженная улыбка. Как будто с ней только что произошла невероятно интересная история.

Но нет, ничего с ней не происходило. Просто она немного пьяна.

– Доброе утро, Артем! – помахала она ему рукой.

– Добрый вечер, – поправил ее Игнат.

– Ах да, еще только вечер, – шаловливо улыбнулась она. – У нас целая ночь впереди…

Она поднялась с кресла, подошла к Артему, взяла его под руку.

– Гуд бай, Игнат! Мы пошли…

Администратор также поднялся и подошел к Артему. Но сзади. И руку протянул. Только не ему. Артему показалось, будто он нахально погладил Алену ниже пояса. И со всей резкостью, на какую был способен Артем, повернулся к нему. Но на месте преступления его не поймал. Игнат держал руки на груди. Из такого положения он просто не мог облапить Алену. Да и пусть только попробует!… Артем еще не знал, что он сможет сделать с этим снежным человеком. Но что-нибудь сделает…

Алена повела Артема в его номер.

– Давайте, только не задерживайтесь! – бросил им вдогонку Игнат.

– Спешу, спешу! – засмеялась Алена.

Куда она спешит, Артем понял уже в номере. Она с силой пихнула его на кровать. И будто одержимая набросилась на него. Ловко и быстро сняла с него одежду, сама разделась.

В запале спросила:

– Ты когда-нибудь видел меня пьяную?

– Нет, – замотал он головой.

– Сейчас увидишь…

Невозможно описать, что она с ним вытворяла. Артем был потрясен. Не каждая проститутка на такое способна. Вот что значит пьяная женщина!…

Он не мог осуждать Алену. Еще чего! Ведь она старается не для кого-то, для него. А потом, они почти муж и жена, и она вправе не стесняться его. Тем более ему так хорошо…

За каких-то полчаса он несколько раз взлетал и падал, рождался и умирал. Алена опустошила его, выжала из него все соки. Он уже не хотел продолжения, не было на это сил.

Но хотел, чтобы она оставалась рядом с ним. Только она почему-то встала и начала одеваться.

– Ты куда? – из-под тяжести наваливающегося сна спросил он.

– А куда, по-твоему, я могу идти?

– К Игнату!

– К Игнату?! Ты что, совсем?!… Мне от него ничего не надо. Только выпить. Но пить я больше не хочу. И не буду.

С завтрашнего дня спортивный образ жизни. Договорились?

– Да… И все-таки, куда ты идешь?

– Ну куда может идти девочка, которой захотелось пописать?

– А-а…

– Лежи и не задавай больше глупых вопросов. Я сейчас…

Сон не просто навалился на него. Он задавил его. Со страшной силой прижал его голову к подушке, клеем слепил веки.

Артем хотел дождаться Алену. Но куда там! Она не успела закрыть за собой дверь, как он уже спал мертвым пьяным сном.

Проснулся он под утро. Голова раскалывалась от непривычной боли, во рту сухо, пакостно. Но куда страшней оказалось то, что рядом не было Алены.

Артем поднялся, оделся, вышел в коридор. Дверь в ее номер была закрыта. Или спит она, или… Нет, только не это…

Он двинулся в номер, который занимал администратор. Тело его онемело, кровь превратилась в лед, когда он услышал женский стон из-за двери. Женщине не было плохо. Ей как раз было очень хорошо. И Артем знал, почему. А еще он знал, что это за женщина…

– Нет! – в отчаянии заорал он.

И забарабанил по двери. Стоны оборвались. Но вдруг снова возобновились. Женщина продолжала стонать с прежней силой. И мужские охи добавились. Мужчине тоже было очень хорошо…

– Скоты!

Артем еще раз ударил в дверь. И рванул обратно в комнату.

Все, с него хватит! Алена изменила ему. Никакая она не порядочная, а самая обыкновенная шлюха. И не нужна она ему больше…

Он глянул на время. Шестой час. Еще темно. Но скоро начнет светать. Когда он спустится в поселок, будет совсем светло. Там он сядет на автобус, и все – прощай, Алена!

Артем быстро собрал вещи, на скорую руку упаковал их в сумку, оделся. Но из номера так и не вышел. В самый последний момент к нему зашла Алена. Лицо заспанное, глаза слипаются. Такое впечатление, будто она лунатик, вернувшийся к себе после ночного путешествия по крышам. Она не сразу поняла, что Артем в сборе и полон решимости уходить.

– Что случилось? – удивленно спросила она. – Почему ты одет?. У тебя что, белая горячка?

– У меня?! Белая горячка?! У меня?!!! Ты сама-то где была?

– В туалет ходила, а что, нельзя?

– В туалет?! Не надо мне рассказывать. У Игната ты была!

– У Игната?! Ты спятил?!

– Давай, давай рассказывай! Слышал я, что вы с ним там делали!

– Там – это где?

– Вето номере…

– Тебе, наверное, приснился плохой сон?

– Я слышал, как ты стонала. Я знаю, что вы с ним вытворяли… И это был не сон. Я знаю, что не сон!

– Я?! Стонала?! А ну пойдем!

Она решительно взяла его за руку и повела за собой. Артем как телок на веревочке послушно поплелся за ней. Он хоть и был взбешен, но брыкаться не мог.

Они остановились возле двери в номер Игната.

– Ты что-нибудь слышишь? – спросила Алена.

Артем слышал. За дверью стонала женщина. И мужчина охал. Кто-то с кем-то занимался сексом. «Кто-то» – это Игнат. Но с кем?… Алена вот она, рядом с ним.

Она постучала в дверь. Стоны тут же оборвались. Но через пару-тройку секунд возобновились. А потом открылась дверь. На пороге стоял Игнат, в руках початая бутылка пива.

– Что такое? – с пьяным недовольством грубо спросил он.

– Ничего. Просто Артем хочет знать, чем ты там занимаешься?

– Да пусть смотрит, – пожал плечами Игнат. – Ничего тут такого…

В комнате крутил пленку видеомагнитофон, на телеэкране мельтешили обнаженные тела – мужские и женские.

– Он что, порнуху никогда не видел? – вяло спросил бородач.

– Наверное, не видел, – ответила за Артема Алена.

В ее глазах стояла обида.

– Да нет, видел, – растерянно промямлил Артем.

– А это твое дело, видел ты или нет! – с надрывом воскликнула Алена – Все, можешь идти, я тебя не держу!

Обида усилилась. Голос ее дрожал как натянутая струна.

– Куда идти?

– А куда хочешь, туда и иди. Ты домой собирался. Давай, езжай! И чем быстрее свалишь, тем лучше!

– Я не хочу никуда уезжать!

– Не хочешь – оставайся. Но я тебя знать не знаю! Ты мне больше не друг!… Я к нему всей душой, а он меня за шлюху держит…

– Придурок потому что, – хмыкнул Игнат. – Заходи, Алена, садись. Видик посмотрим…

– Посмотрим, – кивнула она. – Только порнуху выключи…

– Один момент… Эй, а ты чего стоишь? Вали отсюда!

Игнат нагло выпихнул Артема из комнаты и захлопнул за; ним дверь.

Это была катастрофа. Алена ни в чем перед ним не виновата, а он обвинил ее в тяжком грехе. И все из-за того, что спросонья не смог отличить ее голос от голоса экранной шлюхи. Алена сильно на него обиделась. И ни за что на свете не простит его. А может, простит?…

У него еще была какая-то надежда на прощение. Поэтому он отправился к себе в номер. Забросил сумку с вещами в дальний угол, в одежде сел на краешек расправленной кровати. Тоска, хоть волком вой.

Алена появилась утром.

– Ты еще здесь? – удивилась она.

– Здесь, – со слезами на глазах кивнул он. – Прости меня!…

И она его простила. Хотя и не сразу.

– Ты не можешь так думать обо мне. Я не шлюха…

– Я знаю, – уже прощенный, кивал он в ответ. – Ты самая чистая. Ты самая лучшая…

Он был уверен в этом.

2

Вячеслав Борисович уже почти заснул, когда дверь в его комнату открылась и он увидел белую скользящую тень.

Ему только что начинал сниться какой-то кошмар. Женщины в белых мантиях, окровавленные зубы, горящие дьявольским огнем глаза. А тут такое же кошмарное видение, но уже наяву.

Он встрепенулся, дернулся, чтобы вскочить с кровати.

Но тут до него дошло. Это не видение. Это Валентина. Глаза у нее горят, но не потому, что она ведьма. А потому, что она сама напугана. И дрожит как осиновый лист.

– Мне страшно, – призналась она. – Можно, я лягу с тобой?

– Можно, – кивнул он.

Они не просто легли. Они обнялись. Как в старые добрые времена. Только сейчас их связывала не любовь, а страх.

Необъяснимый страх поднимался откуда-то из глубины души. Будто какая-то сатанинская сила выталкивала его наружу, комками подгоняла к горлу.

– Я знаю, это он, – исступленно бормотал Вячеслав. – Он вернулся. Он где-то здесь…

– Кто он? – дрожащим голосом спросила Валентина.

– Денис. Дьявол… Они здесь…

Реальный мир заколыхался как холщовый занавес на ветру. Вячеслав остро чувствовал, как со всех сторон на него надвигается вязкий туман параллельной действительности.

Он физически ощущал, как вокруг него сгущается ужас.

– Мне страшно, – твердила Валентина.

Она была напугана На нее давили те же ощущения.

А еще сегодня она сорвалась, наговорила ему всяких гадостей. Назвала его сумасшедшим. Мол, спятил он на своей чертовщине. Нет, он не сошел с ума. Он на самом деле знает, что против него ополчились черные силы. Он знает, что ему нельзя злить их. Это выйдет ему боком…

– Тихо!

Он вдруг услышал голос из комнаты сына.

– Я должен сообщить им, что со мной все в порядке, – сказал Артем.

С кем это он разговаривает? И вообще, как он оказался дома?

Вячеслав Борисович медленно поднялся с кровати, сунул ноги в тапки.

– Это Артем, – холодея от ужаса, пробормотал он. – Надо идти к нему…

– Я с тобой, – попросилась Валентина.

Вячеслав слышал, как стучат ее зубы.

Они вместе вышли из спальни, в коридоре включили свет и направились в комнату Артема.

– Здесь никого нет…

В комнате было пусто. Кровать аккуратно заправлена.

Померещилось…

Они включили в комнате свет. Вернулись к себе. И в спальне тоже зажгли свет. Чтобы не было так страшно.

– У меня с вечера галлюцинации, – сказала Валентина. – И страх какой-то непонятный. Будто чего-то наглоталась…

– Нет, ничего ты не наглоталась Это настоящий страх Он идет из земли… К тебе из милиции приходили?

– Да.

– Ты заявление написала?

– Да, я же тебе рассказывала.

– И завтра в милицию идешь… Не надо…

– Не надо! – подтвердил Артем.

Да, это был его голос. И он доносился из его комнаты. От ужаса Вячеслав почувствовал, как у него на голове зашевелились волосы.

Но это было еще не все. Неожиданно погас свет. И тишину дома взорвал громкий насмешливый голос Дениса:

– Не надо никуда ходить!

Он шел, казалось, из самих глубин ада.

Валентина вцепилась в руку Вячеславу, крепко прижалась к нему. Ее трясло.

– Не надо никуда ходить. Тогда все будет хорошо.

А это уже говорила Алена.

– Они где-то здесь! – с трудом выдавил из себя Вячеслав.

Но не нашел в себе сил подняться с места и обойти дом.

Скоро зажегся свет. Но и сейчас в нем не было ни грамма храбрости. И Валентина также не могла прийти в себя.

Свет больше не гас. Голосов не было. Мало-помалу они успокоились. И даже набрались смелости, чтобы обойти весь дом. Но никого не обнаружили. Не было ни Артема, ни Алены, ни Дениса. Но ужас продолжал жить в их онемевших душах. Ни о какой милиции не могло быть и речи.

Глава 12

1

Валентина Сергеевна появилась в отделе перед самым обеденным перерывом. Федот как раз был свободен. Ничто не мешало им отправиться составлять фоторобот молодого человека по имени Денис по фамилии Черт Знает Кто.

– Я бы хотела забрать заявление, – тусклым голосом с порога объявила она.

– Почему? – опешил Федот.

– Потому что ничего не было. Не было никакого Дениса. Никто моего мужа не избивал…

– Подождите, подождите, – забеспокоился Федот. – Присядьте, успокойтесь, водички вот выпейте.

– Мне не надо успокаиваться, – покачала она головой. – Я спокойна… Извините, что мне пришлось вам солгать.

– Когда? Сейчас?

– Нет, раньше… Ничего не было, уверяю вас.

Вообще-то, Федот привык к тому, что свидетели и потерпевшие могут менять показания. Времена нынче неспокойные, все боятся за свою шкуру. В силу милиции мало кто верит Вот и Валентина Сергеевна пошла на компромисс с преступниками. Отказывается от своих показаний. Почему?

– Что случилось? – спросил он.

– А что могло случиться? – Она невольно отвела взгляд в сторону.

Впрочем, и без того было ясно, что она взяла фальшивую ноту.

– Вы общались с Денисом, так? Он вас запугивал, да?

– Никто никого не запугивал…

Она поджала губы, вперила взгляд куда-то в дальний угол.

– Вы хотите забрать свое заявление?

– Да!

– Хорошо, вы его заберете. Возражать не буду. Вдруг вы пожалуетесь высшему начальству, мне устроят головомойку. Зачем мне это?

– А разве я сказала, что буду кому-то жаловаться? – виновато спросила она.

– Нет, вы не говорили. Денис вам сказал, чтобы вы грозили жалобой, если вам не отдадут заявление.

– Он этого не говорил.

– А что он говорил?

– Ничего… Почти ничего.

– А если конкретно?

– Сказал, что не надо связываться с милицией…

Пар вышел из нее, и она обессиленно опустилась на свободный стул, вяло провела рукой по лбу.

– Он приходил к вам?

– Нет.

– Как же вы с ним общались?

– Это трудно объяснить.

– А вы постарайтесь… Я отдам вам заявление, не беспокойтесь. Просто мне нужно кое-что понять.

– Это труднообъяснимо… Ночью был кошмар. Мы с мужем были страшно напуганы. Мы слышали голос нашего сына. Дениса голос был. И Алены голос, если верить мужу. А я ему верю… В доме никого не было. Но голоса были…

– Может, вам померещилось?

– Нет. Вы же знаете, с ума сходят поодиночке. А голоса были, мы с мужем их вместе слышали. И свет в доме гас…

– И что это, по-вашему?

– Предупреждение свыше. Вернее, снизу…

– Грешите на нечистую силу?

– Не знаю, – замотала она головой. – Я ничего не знаю…

Но голоса были. Нас предупреждали… В общем, я выхожу из игры. С меня хватит…

– Чего и добивались от вас преступники. Они со своей задачей справились… Если вы не возражаете, я бы хотел осмотреть ваш дом.

– Зачем? – встрепенулась женщина.

– Вы реально слышали голоса вашего сына и этого Дениса?

– Да. И еще эта Алена что-то говорила…

– Денис был у вас дома. Совсем недавно. Так?

– Я же сказала, нет.

– Это для протокола нет. А если между нами?

– Ну, был.

– Был и установил у вас в доме прослушивающее и звуковоспроизводящее устройство Он мог слышать вас и посылать свой голос и вашего сына…

– Может быть. Но если это так, то доказывает только одно. Его силу. Я не хочу связываться с ним. Не буди лиха, пока тихо…

– Ничего себе тихо! Откуда, по-вашему, у этого Дениса голос вашего сына?

– Не знаю, не думала.

– А зря. Этот проходимец записал на пленку голос вашего сына. Как он смог это сделать?

– Не знаю…

– Где сейчас ваш сын?

– В Сочи. Вчера он прислал телеграмму. С ним все в порядке…

– С кем он в Сочи?

– С друзьями.

– Хорошо, если так. А если он в руках у аферистов, у пособников того же Дениса?…

– Этого не может быть! – ужаснулась женщина.

– Может!

Валентина Сергеевна надолго замолчала. Но, видно, мысли в ее голове крутились не в ту сторону.

– Я не знаю, может, Артем в руках у пособников Дениса.

Если так, то я тем более не буду давать против него показания. Я заберу заявление, и он не причинит Артему вреда.

И фоторобот Дениса составлять не буду. Не простит он мне этого… В общем, отдайте мое заявление!

– Хорошо, заявление вы заберете, – сдался Федот. – Ну а дом ваш можно осмотреть? Просто осмотреть. Без понятых, без протокола.

– Я не против. Но с согласия мужа… Только он не согласится. Уверяю вас. Он очень напуган.

– А вы?

– Я тоже напугана. И мне кажется, тоже схожу с ума…

Да, схожу! И, наверное, сойду! Если вы не оставите меня в покое!

Похоже, у нее начиналась истерика.

– Все, оставляю… Вы свободны…

– А заявление?

С заявлением ему пришлось расстаться.

Валентина Сергеевна была уже в дверях, когда Федот остановил ее:

– Подождите!

– Жду.

– Скажите, к вам сегодня домой никто не приходил?

– В каком смысле? – не поняла женщина.

– Ну, сантехник, например. Или электрик. Или связист…

– С телефонной станции приходили. У них там авария какая-то.

– Кто приходил?

– Мужчина какой-то.

– Долго он пробыл у вас дома?

– Не знаю, не помню. Может, минуту, может, пять… Мы были так подавлены…

– И предоставили телефониста самому себе…

– Пожалуй, да.

– Все, можете идти…

Не было уже никакого смысла наведываться в дом к Рысьевым. Был «жучок» – Федот в этом не сомневался. Был да сплыл. Потому что сегодня в дом наведывался «телефонист», который снял и забрал с собой шпионскую технику.

Фирма «Воланд» серьезная организация. Веников там не вяжут. Дело поставлено на высокий профессиональный уровень. Не так-то просто подобраться к ним…

2

– Отрицательный результат – тоже результат, – рассудил Степан. – Нет заявления, нет дела. И спроса с нас нет. Так?

– Да так-то оно так.

– Вот и оставь это дело. Пусть этим «Воландом» твой друг Геннадьев занимается. А у нас своих дел хватает…

– Хватает, – угрюмо кивнул Федот. – И с фирмачами этими чертовыми возиться нет времени… Но и отступить не могу. Гордость задета…

– Я тебя понимаю. Я тебя очень хорошо понимаю… Но и ты меня пойми. Зачем мне лишняя головная боль?

– Эти аферисты работают на нашей территории. Сегодня Рысьев, завтра еще кто-то…

– Нас на всех не хватит.

– Знаю, что не хватит. Но тут есть один момент…

– Давай выкладывай.

– Есть версия, что наша битовская братва заодно с чертовыми аферистами.

– Это уже серьезно, – нахмурился Степан. – Бандитов наших надо держать в узде… Знаешь что, давай сегодня прогуляемся. Братков пощекочем.

Федот был только «за».

3

Очаровашка с кукольным лицом и белыми как снег волосами без устали крутилась вокруг хромированного шеста, терлась об него своими роскошными телесами. Словно хотела нанизаться на него, но не знала, как это сделать – оба конца были намертво вделаны в сцену и потолок.

Федот считал себя примерным семьянином. Но это вовсе не значит, что на женщинах поставлен крест. Нет, ничто человеческое ему не чуждо. Насчет постели с этой крохой он и не думал, но совсем не прочь был глянуть, как она будет снимать с себя трусики;

Только жаль, что за эротическим действом он мог наблюдать только краем глаза. Основное внимание на двух крутолобых крепышей, которые сидели и вяло о чем-то болтали за дальним столиком.

Первым их с Кручей заметил Ступор, правая рука Сафрона.

– А-а, Степан Степаныч! – с гипсовой улыбкой приподнялся он им навстречу.

– Блин, куда ни глянь, кругом бандитские рожи, – небрежно усмехнулся Степан.

– Ну, твою-то рожу, Ступор, я знаю, – поддержал его Федот. – А это что за жлоб?

Он ткнул пальцем во второго братка.

– Я не жлоб, – недовольно скривился тот.

И бросил на Федота взгляд, который, по его мнению, мог испепелить кого угодно. Только не на того нарвался. Федот сделан из огнеупорного материала.

– Он не жлоб, – угрюмо буркнул Ступор. – А я не рожа…

– Ох, извини, – ухмыльнулся Степан. – Ты еще не рожа. Рожей ты будешь, когда на «крытый» попадешь.

– Эй! – дернулся Ступор. – Какой «крытый»? Что я сделал, чтобы за решетку идти?

И его спутник слегка сошел с лица. И взгляд его потух.

Воровато скользнул с Федота на Степана.

– А есть тут одно дельце. Рысьева Вячеслава Борисовича знаешь?

На скулах Ступора заиграли желваки. Верный признак напряженного мыслительного процесса.

– Ну, знаю. Чего не знать? Он на нашей территории бизнес делает.

– А вы его самого делаете. В хвост и в гриву… Тебе браслеты надеть сейчас, на виду у всех? Или на улицу сначала выйдем?

– Браслеты?! Какие браслеты?! Что я сделал?

Ступор глянул влево-вправо. Будто искал поддержку. Но в одной стороне он нашел Саню Кулика, в другой Эдика Савельева и Рому Лозового. Со всех сторон зверя обложили.

– А ты не знаешь, что ты сделал?

– Да чего ты, Степаныч?

– Я тебе не Степаныч. Для тебя я гражданин начальник, так и знай… Короче, даю тебе пять минут времени. Выкладываешь все начистоту – закрывать тебя не буду. Подписку о невыезде возьму, и все. До суда на свободе гулять будешь.

– Какой суд? – брызгал слюной Ступор.

– Наш суд. Самый гуманный и справедливый в мире. Да ты не бойся, тебя не расстреляют…

– Не расстреляют, – кивнул Федот. – А надо бы.

Теперь он глянул на второго братка испепеляющим взглядом. Сгореть тот не сгорел, но в кресле заерзал, будто под задницу сунули раскаленную сковородку.

– Отстреливать вас надо. Как собак. Чтобы людей нормальных не кусали…

– Это кто нормальный?! Рысьев?! Да он чмо! – взвился браток.

– Слушай, а ты чего воняешь, а? – скривился от неприязни Федот. – Чего воняешь, спрашиваю? Как силос колхозный воняешь… Слушай, да ты же и есть Силос. Силос твоя кликуха, да?

– Ну Силос. Только я не воняю…

– Это тебе так кажется, – с презрением глянул на него Степан. – Свое дерьмо, оно ведь не воняет… Короче, времени у нас в обрез. Давай, Ступор, начинай… Или с тобой лучше в отделе поговорить?

– Да чего там говорить? Не было ничего.

– Конечно, ничего. Если не считать, что…

Степан нарочно затянул паузу.

– Да он сам во всем виноват, – не выдержал Ступор. – На пацана какого-то нас натравил. Типа, чтобы мы ему рога обломали.

– Дальше?

– А чо дальше? Пугать нас стал. Типа, под другую «крышу» уйдет. Ну мы его и шуганули малость.

– Малость – это как?

– Да было дело, – замялся Ступор.

– Ну, ну, продолжай.

– Да ничего серьезного. Зашугали мужика, и все дела. Чтобы про другую «крышу» не думал.

– И на бабки его мимоходом поставили, так?

– Так это чисто для порядка. А потом мы ему половину вернули.

– Почему? Такие добренькие?

– Так это ж, если гайки долго затягивать, резьбу можно сорвать. А этот Рысьев нам нужен.

– Чтобы доить, так? Он ведь лох богатенький?

– Ну не бедствует, понятное дело.

– А заправку ему зачем сожгли?

– Заправку?! Не дело говоришь, начальник. Заправку мы не трогали. Тут мы чистые.

– А в чем не чистые? В сотрудничестве с нечистой фирмой «Воланд»?

– Это что за беда?

Ступор выпучил глаза. Признак искреннего удивления.

– А ты не знаешь? – так же удивленно спросил Федот. – Денис тебе не рассказывал?

– Какой Денис? Не знаю такого…

– Ну вот, здрасьте-приехали. Только что пел насчет пацана, которого вам Рысьев заказал…

– А-а, ну да, был такой. Денисом его звали, точно…

– И он тебе ничего не рассказывал?

– Погоди, как он мог мне что-то рассказать? Я ж его и в глаза не видел…

– Вот тут ты врешь. У нас как раз другие сведения.

– Ха! Вы что, этому недоумку поверили? Этому Рысьеву?… Да мы ж просто развели этого недоделка. Лапши ему на уши навешали. Типа, этот пацан Пончика и Кузю подстрелил. А лох поверил. Бабки на лечение отстегнул…

– А как это звучит в переводе на статью Уголовного кодекса? – с жесткой насмешкой спросил Федот.

– Да мы ж чисто из куража. Приколоться хотели.

– Вот и приколешься, – кивнул Степан. – К статье за вымогательство и приколешься…

– Слушай, начальник, давай без этого, без статьи. Мы же это, свои люди.

– Свои люди?! С каких это пор?… Короче, дело к ночи. Мне нужно знать, как выйти на этого Дениса.

– Тебе нужен этот пацан? Ну так ты только скажи, начальник, я его тебе достану.

– Один раз ты его уже достал.

– Не, если честно, мы его и тогда всерьез искали. По адресу прошлись…

– По какому адресу?

– Подруга у него Алена ее зовут. У нее вроде как сестра есть. Типа, с мужем на Багамы дернула. А хату ей на время оставила…

– И что?

– Ну, мы пробили ситуацию. Не было никакой сестры Съемная хата. Да, пацан молодой и девка ее снимали. А кто они такие, хозяева не знали. Точно не знали, отвечаю.

– Дальше вы не искали?

– А где искать? Тупик… Но если очень захотеть, то можно было бы выйти на этого пацана. Только мы не захотели. Это ж напрягаться конкретно надо.

– Напрягаться вы не захотели, а на бабки Рысьева поставили.

– Ну, так у нас же свои законы.

– Законы у нас одни на всех, – покачал головой Степан. – Ваши законы не котируются. Поэтому поехали.

– Куда?

– В отдел. Там продолжим наш разговор…

– Да мне и здесь хорошо.

– Хорошо, не спорю. Только тебя девочки отвлекают. Не дают сосредоточиться. Самого главного ты так и не сказал.

– Какого главного?

– Что за фирма это такая – «Воланд».

– Да не знаю я о такой фирме! Она ж не на нашей территории, да?

– Не на нашей. Но лохов стрижет не хуже вашего. Даже лучше. Много лучше… Ты вот скажи, за что вам Рысьев бабки отстегивает?

– Ну так это, от наездов его отбивать. Но на него же никто не наезжает! А этот пацан – так это ж чисто личное.

– Да нет, не личное. Этот пацан на Рысьева наехал. И знаешь, на сколько его нагрел?

– Не знаю.

– Плохо, что не знаешь… Рысьева круче вашего развели.

На сто шестьдесят тысяч баксов его поставили. И это только то, что он отдал. А сгоревшая заправка, а санкции, а упущенная прибыль?… Серьезный наезд, да?

– Кто наехал?

– Фирма «Воланд». Только он тебе об этой фирме ничего не сказал. И знаешь почему? Потому что ты запугал Рысьева. Не хочет он больше делиться с тобой своими проблемами. Не доверяет он вам. Потому что вы к нему не лицом, а жопой повернуты.

– Да еще бздите ему под нос, – с ухмылкой добавил Федот. – Кстати, Рысьев сейчас в трансе. Снова проблемы с этим «Воландом».

– Да что это за контора такая?

– Долго объяснять…

А объяснять ничего не хотелось. И Федот, и Степан уже поняли, что через братков на Дениса не выйти. Получалось, они зря стращали Ступора.

4

– Достали эти менты, в печенках уже сидят, – сетовал Ступор.

– На то они и менты, чтобы доставать, – философствовал Сафрон.

– Наглые как танки.

– Танки. С пушками и пулеметами. Что ты с ними сделаешь?

– Это они со мной чуть не сделали. Закрыть меня хотели. И Силоса. Из-за этого, бляха, Рысьева.

– Не закрыли?

– Нет.

– Ну вот видишь, собаки лают, а караван идет… Рысьев что, настучал?

– Да нет. Он ментов избегает. И нас, кстати, тоже. Ты же ничего не знаешь про наезд.

– Наезд? На него что, наехали? Кто?

– Фирма есть тут одна. «Воланд» называется. Черти, в натуре. Рога, копыта, хвосты. Ну как у козлов. Да они и есть козлы. Людей как быдло на бабки ставят. На большие. С Рысьева сто шестьдесят штук «зеленью» чистоганом сорвали. А мы не знаем…

– Что за фирма? Ты конкретней говори.

– Скупщики душ. Человека в западню спецом загоняют.

А потом давай, говорят, душу нам в залог. Мы, типа, дилеры сатаны. Ну, человек в потерях, душу сдуру, типа, отдает.

А потом у него все путем, все ничтяк. Затмение в мозгах проходит. Ну и душу уже охота обратно. А ему ее обратно за бабки толкают. Рысьев на сто штук влетел. А потом его сына от СП И Да за шестьдесят тысяч вылечили. Тоже развели как последнего лоха…

– Не слабо. Сто шестьдесят штук, и без ножа. Даже завидно…

– Заправку ему сожгли, бизнес чуть не сломали. А это уже нам убыток. Скажи, наезд это или нет?

– Наезд, – кивнул Сафрон. – Натуральный наезд.

– «Стрелочку» бы этим козлам забить. Да хрен их найдешь. Менты одного пробивают. Пацана, которого мы с Силосом искали. Из этой конторы гад…

– Найти его надо.

– Надо. Иначе Рысьеву хана. Эти черти его до сих пор кошмарят. Шифер у мужика конкретно дымится, набок съезжает. Как бы в дурку не загремел… Круто его козлы эти рогатые кошмарят!

– Я, бляха, вас всех сейчас кошмарить буду! – взорвался Сафрон. – И вдоль и поперек! Какая-то козлятина беспредельничает на нашей территории, а мы, бляха, знать ничего не знаем… Короче, козлов этих надо найти. За все спросить. Ты меня понял?

Ступор и раньше это понял. И знал, что охота за Денисом начнется по новой. Только на этот раз он собирался искать его с пристрастием. Ведь на этот раз команду «фас» должен был дать Сафрон. Так оно и случилось.

Глава 13

1

– Ты сделаешь это. И начнешь делать это сейчас. – Ступор смотрел на него ледяным немигающим взглядом.

– Я не хочу…

Рысьеву было страшно связываться с «Воландом». Но не из-за того, что у него с головой не все в порядке.

Спасибо Валентине. За то, что достала его. Самым натуральным образом достала. Раньше к сексопатологу его гнала.

Он не поддался. Зато сейчас не смог противостоять ее натиску. Поплелся к врачу. На этот раз к психотерапевту.

Мужик внимательно выслушал… Валентину. И решил взяться за…, нее. Но и Вячеслава он оформил в качестве своего клиента. Обоих стал приводить в чувство.

Первым делом он постарался развеять миф о дьяволе. Мол, нет и не может быть такой инстанции. Вячеслав делал вид, что соглашается с ним. Но переубедить себя не дал. Дьявол есть, и он лично познал на своей шкуре силу его власти.

Но врач не лох оказался. Быстро раскусил его и сменил тактику. Теперь у него дьявол был. Но не в лице фирмы «Воланд». Он убедительно доказал, что это есть самые настоящие мошенники. И вся их дьяволиада не что иное, как мастерская подтасовка событий. И ведь убедил его.

Вячеслав больше не бредил дьяволом. Не боялся его. Не боялся, но побаивался. И если бы к нему снова заявились менты с тем, чтобы он покатил бочку на Дениса, он бы этого не сделал. Не хотелось опять пытать судьбу.

Нет, на сотрудничество с ментами он бы не пошел. А вот насчет Сафрона… О нем с такой категоричностью он сказать не мог.

Бандитский авторитет взялся за ум. Самолично наведался к Вячеславу, извинился за недавнюю бестактность. Заверил, что к фирме «Воланд» не имеет никакого отношения.

Мало того, взялся оградить Вячеслава от поползновений с ее стороны. Назначил ему охрану из двух крутых парней, которые с тех пор всюду сопровождали Вячеслава. Он мог бы и сам нанять себе телохранителей. Но это не то. Сила и умение стрелять – это одно. И совсем другое, когда за охранниками стоит мафия. Самое лучшее заклятие от дьявольских аферистов. Хотя и не очень надежное.

Все хорошо. Но сегодня к нему заявился Ступор. Надавил на него силой своего авторитета. Потребовал, чтобы Вячеслав снова связался с фирмой «Воланд». Чтобы рассказал о своей безнадежной доле, о пропавшем сыне и попросил помощи. Не безвозмездно, конечно. Мол, готов заплатить сто тысяч долларов. Вячеслав Борисович был в ужасе.

– Чего тебе страшно? Ты что, боишься этих уродов?

– Боюсь. Но не за себя. За сына. Мне кажется, он в их руках…

– С тебя запрашивали выкуп?

– Гарантия его безопасности – мое молчание…

– Ты телеграмму от него получал?

– Получал.

– Все в порядке?

– Вроде бы… Но я чувствую…

– Чувствуют болт в заднице… Уверен, с твоим пацаном все в порядке. И не колотись за него… Короче, давай за дело.

Стыкуйся с этими козлами, пусть присылают за бабками.

– Зачем вам это?

– Ну ты даешь! Для него стараются, а он еще спрашивает. Тебя хочу от наезда отбить. Чтобы ты жил спокойно…

Я бы мог сейчас плюнуть на тебя. И наблюдать, как ты бултыхаешься. Но я тебе помогаю. Скрывать не стану, из-за бабок, которые ты нам платишь, помогаю. Сам знаешь, в этом мире все имеет свою цену. Твоя цена не слабая. Поэтому мы за тебя подписываемся. И будем гноить этих кидал…

– За помощь и поддержку спасибо. Но я не про это… Вам нужен человек, который придет за деньгами?

– Нужен, – кивнул Ступор.

– Чтобы через него выйти на остальных?

– Соображаешь.

– Аферисты могут не клюнуть на приманку.

– Надо, чтобы клюнули.

Вячеславу не хотелось связываться с «Воландом». И у него была возможность избежать этого.

– Это все так неопределенно… Возможно, моя информация не стоит и выеденного яйца. Но я скажу. Когда мне предлагали написать заявление с претензиями к «Воланду», оперативник показывал мне фотографии сотрудников фирмы.

Я так понимаю, если у них есть фотографии, значит, есть и адреса…

– Логично, – задумался Ступор.

– Я, конечно, не специалист в столь щекотливом вопросе. Но мне кажется, было бы неплохо подкупить кого-нибудь из сотрудников МУРа. Чтобы получить подробную информацию.

– Надо подумать…

Думал бандит недолго. Секунд пять-десять от силы. Но к чему пришел, Вячеславу не сказал. Молча поднялся со своего места и убрался восвояси.

2

Ступор был доволен. Но виду не показывал. Не такое уж это важное дело. Рутина криминальных будней. Наехали на данника, а их контора должна поставить беспредельщиков на место. Все очень просто. Только очень сложно оказалось выйти на этих кидал из фирмы «Воланд».

– Значит, узнал адрес офиса, – удовлетворенно кивнул Сафрон.

И для него подобное дело было банальной повседневностью. Лицо его тоже не выражало радости.

– Узнал. Штука баксов, и узнал. У меня в МУРе свой человек. Сам он ничего сделать не мог. Но наводку дал. Старлей там один есть. За штуку баксов узнал адрес фирмы. Только фото достать не смог.

– Фото сам будешь делать. Возьмешь Емелю с пацанами и давай на фирму. «Стрелочку» этим помойщикам забьешь.

Чтобы там все культурно было. А я с Берлогой свяжусь. Он вас разведет…

Сафрон не жаждал крови. И фирмачей этих искал, чтобы договориться с ними. Уже третейского судью нашел. Вора в законе Берлогу. Очень авторитетный вор. Кто бы ни были фирмачи эти чертовы, к слову столь уважаемого арбитра они должны прислушаться. Если это случится, они вернут все бабки. Треть достанется терпиле, то бишь Рысьеву. Кое-что через Берлогу упадет в воровской «общак». Все остальное будет свалено в «кассу» битовской братвы. И конфликт уладится, и навар будет.

На фирму Ступор отправился в тот же день. А чего тянуть кота за яйца?

Контора как контора. Несколько комнат в изолированном тупичке на втором этаже научно-исследовательского института. Ступор не запомнил названия – больно длинное. Но что-то связанное с черными металлами.

Фирма называлась «Континент». В холле огромный глобус, метра два в диаметре. Рекламные проспекты, связанные с туристической деятельностью фирмы. Ступор не удивился. Человек из МУРа предупредил его, что эта фирма ни по каким официальным документам не проходит под своим дьявольским названием. Внешне здесь все прилично. Комар носа не подточит. Но Ступор не комар. И если подточит нос, то не свой, а чужой.

– Здравствуйте! – Поднявшаяся им навстречу девушка-менеджер была сама любезность.

Довольно-таки симпатичная. И фигурка зашибись. Штанишки до такой степени в обтяжку, что выпирает лобок. И шов так развратно влез в одно место. Или эго место его в себя втянуло. «Другое надо втягивать», – подумал он. И облапал девчонку похабным взглядом.

– На экскурсию хочу, – развязно заявил он.

– И мы, – закивали пацаны за его спиной.

Силоса он с собой взял. И Емелю с двумя «быками». Все такие вежливые, страх. Целых два слова, и ни одного из них матом.

– Куда желаете? – засуетилась девчонка.

– Куда хотят они, я не знаю, – подмигнул ей Ступор. – А я бы поехал хоть на край света. Но с одним условием. Ты, киска, поедешь со мной…

Обращение на «ты» ей не понравилось. И «киска» тоже.

Но виду она не подала. Работа у нее такая – терпеть клиентов, потакать им.

– У меня отпуск летом, – осветилась она дежурной улыбкой.

– А зачем мне твой отпуск? Я тебя украду. Прямо сейчас возьму и украду…

Девчонка занервничала. Быстро сунула руку под стол – на какую-то кнопку нажала. И тут же из ближнего кабинета вышли двое в черных костюмах. Среднего роста, коренастые как на подбор, сила и уверенность в каждом движении.

– Вита, какие-то проблемы? – хмуро спросил один.

Пиджаки у обоих расстегнуты. И не просто так. Похоже, у каждого под мышкой по «стволу».

– Проблемы, – опередил девчонку Ступор. – Я никуда не хочу ехать, а ваша девочка заставляет. Даже трахнуть меня хочет…

Разумеется, ему не поверили. Да только ему без разницы.

На болту крутил он этих горилл. У него самого есть «ствол».

И у его пацанов тоже. И пусть только дернутся, живо без мозгов останутся.

За последние несколько лет Ступор остепенился. Цивильный прикид, хорошие манеры. Но все это в обычной обстановке. А в таких вот напряженных ситуациях в нем просыпался дикий зверь. Визит в эту обитель напоминал ему наезд на коммерсанта для того, чтобы обложить его данью.

А еще эти два козла с «волынами». Планка боевого духа подскочила под потолок, адреналин закипел в крови.

– Вам лучше уйти, – сказал один.

Он, похоже, не догадывался, какая участь ему грозит, если он не заткнет свою поганую пасть. С каким бы удовольствием Ступор снес башку этому уроду. Но не за тем он пришел сюда. Поэтому держал себя в узде.

– Ну да, я за солнечным летом пришел. А они меня обратно в зиму отправляют. На Канары хочу!

– А я на Багамы! – гыкнул Силос.

– На Майорку! – присоединился Емеля.

Его «быки» промолчали. Но по ним было видно, что они сами не прочь отправить кое-кого в путешествие. Вот этих двоих, например. И не куда-нибудь, а на тот свет.

– Боюсь, вам придется обратиться в другую фирму, – уперлись рогом «гориллы».

– А что, ваша закрывается? – спросил Ступор.

– Закрывается… Пожалуйста!… – оба показали ему на дверь.

В глазах у них напряженность. Понимают, что не ради путешествия нагрянули к ним гости. Явно их за рэкетиров держат. Но робости нет. Видно, не слабые ребята. И прикрытие у них надежное.

– Короче, мне с твоим шефом перетереть надо! – Ступор проигнорировал их требование. И ткнул одному пальцем в грудь.

– Зачем?

Как будто робот спросил у него. Окаменевшее лицо, ровный механический голос.

– Вопрос решить надо.

– Не надо ничего решать. Все вопросы уже решены. Мы сами их решаем…

– Да? Ну пусть мне об этом твой шеф скажет.

– И скажу, – послышался чей-то строгий голос.

За спинами крепышей появился невысокий худощавый мужичок. На вид неказистый, но, чувствовалось, есть в нем сила – и физическая, и внутренняя. Не правильные черты лица, глубоко посаженные глаза, выдвинутый вперед подбородок. Кожа грубая, будто дубленая.

– Ты вопрос решить хочешь? – жестко спросил он.

– Ну, – небрежно глянул на него Ступор.

– Пошли, – мужичок повернулся к нему боком, махнул рукой, приглашая к себе в кабинет.

Ступор поманил за собой своих пацанов. Но мужичок покачал головой.

– Не надо. Пусть останутся. А мы поговорим один на один. Или у нас будет не мужской разговор?

– Да все по понятиям будет, – кивнул Ступор.

И вместе с ним вошел в кабинет.

– Какие-то проблемы?

– Проблемы. С наездом проблема.

– Ты хочешь сказать, что ты на нас наехал? – почему-то развеселился мужичок. – Зря, зря. Мы в ваших услугах не нуждаемся.

– А ты кто?

– Я?! Я начальник охраны.

– А мне шеф этой конторы нужен.

– На нем чисто коммерческие вопросы. А проблемы с вашим братом решаю я. И, поверь мне, решаю весьма успешно.

– Да? И на Рысьева ты наехал, да? Ты за него ответку дашь?

– Рысьев?! Кто такой Рысьев? Не знаю такого.

– Да? Сто шестьдесят штук баксов с него скачали, и не знают. Круто живете, мужики!

– Какие сто шестьдесят штук? Похоже, мы разговариваем на разных языках. Не понимаем друг друга.

– Ага, уже на непонятку сел. Только я тебе не верю. Потому что я тебя, шкура, насквозь вижу…

Хотя, похоже, ситуация складывалась с точностью наоборот. Ступор колотил понты, нагнетал обстановку. Но в душу начальнику охраны влезть не мог, как ни пытался. Зато тот до печенок пробирал его своим жестким пронизывающим взглядом.

– Ну и что ты видишь?

– Ты идиотом не прикидывайся, да! Тебе это не идет… Короче, мне нужен президент фирмы «Воланд».

Ступор внимательно всмотрелся в мужичка. Хотел увидеть, как тот отреагирует. Но тот по-прежнему оставался недоступным для него.

– Я не знаю такой фирмы, – без всякого притворства сказал он.

– Ты не знаешь. А менты знают…

– Менты?! А мне какое дело до милиции? Наша фирма действует в точном соответствии с российскими и международными законами. Нам нечего бояться.

– Ты мне лапшу на уши не вешай! – стоял на своем Ступор. – Я про вашу гнилую контору все знаю… Короче, вы наехали на нашего человека. Рысьев Вячеслав Борисович… Записывать не надо, ты и без того все знаешь. По глазам вижу.

По глазам он ничего не видел. Но пионерскую клятву быть честным и правдивым Ступор давал давным-давно.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – прикидывался шлангом мужичок.

– Ага, русского языка ты не понимаешь. На матерный, что ли, перейти?… Короче, мать твою, рамс с Рысьевым надо развести. Завтра в семь вечера ты и твой шеф должны быть в кабаке «На Тверской». Можешь пацанов своих взять, двух-трех, не больше. Потолкуем, рамс разведем. Серьезный человек будет. Вор в законе Берлога. Слыхал о таком?

Начальник охраны слушал его с безучастным видом. Как будто ему было все равно, что говорит Ступор.

– А если не слыхал? – вяло отозвался он.

– Это твои проблемы… Короче, если положишь на «стрелку» с прибором, потом не жалуйся. С говном вашу контору смешаем, камня на камне не оставим. Даже жалобу вашему, хрен, дьяволу написать не успеете. Все прямым ходом к нему отправитесь…

– Я не понимаю, о чем разговор. Но раз ты настаиваешь, в ресторан я приду. Посидим поговорим… Это все?

– Пока все.

– Ну тогда сдерни отсюда!

Мужичок вдруг перешел на приблатненную интонацию.

Брови его связались в узел, глаза заблестели, как сталь дамасского клинка на ярком солнце. Только Ступору от этого ни холодно ни жарко. Он добился своего – вывел этого козла из душевного равновесия. Разозлился крепыш. Значит, чувствует за собой косяк. А это косвенно доказывает его вину.

Косвенное доказательство – слабый козырь для суда. Но Ступор живет по закону джунглей. Он может задавить этого гада без всяких доказательств. И когда-нибудь сделает это.

3

– Я хочу тебя, – прошептал Артем.

– Хочешь – кушай. Кушай на здоровье! – улыбнулась Алена.

И позволила ему войти в нее. Он был на ней, она под ним – самая примитивная и самая целомудренная поза. А другого он и не желал.

Артем давно понял, что секс далеко не самое важное в его жизни. Это как физическая составляющая духовной материи. Или, лучше сказать, приятное дополнение к любви. Но не более того. Он любил Алену. И мог бы жить с ней всю жизнь безо всякого секса. Это называется платонической любовью.

И для нее секс был не на первом месте. Разве что подшофе она могла позволить себе вольности в постели. А обычно все было, как в старые добрые времена. Мужчина сверху, женщина снизу, и никаких выкрутасов.

А зачем нужны эти выкрутасы, если и так хорошо? Артем на полном ходу взлетел на вершину взрывного наслаждения. Это было так здорово!…

– Фрр! – фыркнул он и отвалился от Алены.

В душе восторженно играл симфонический оркестр. Блаженная опустошенность плюс сознание того, что ты спишь с самой красивой и желанной девушкой. Ты любишь и любим! Что может быть прекрасней на свете?…

– С тобой так хорошо, – волнующе прошептала Алена и прижалась к нему.

– Ты самая лучшая, – он обнял ее, носом ткнулся в ее роскошные волосы, утонул в чудном запахе.

Ему не хотелось болтать. Ему не хотелось больше входить в нее. Ему сейчас нужно было одно. Спать, спать и спать. Он обожал засыпать с Аленой в объятиях. Запах ее волос и тела, сладость ее очарования – это было для него лучшим снотворным…

Обычно он спал до самого утра. Но сегодня проснулся среди ночи. Алены рядом не было. Может, в туалет вышла?

Он поднялся с кровати, сунул ноги в тапочки и тоже отправился в туалет. Нет, не для того, чтобы проверить, там она или нет. Это нелепо и смешно. Это в первый день он дал маху – заподозрил ее в неладном. Но сейчас-то он точно знает, что Алена не может изменить ему.

В туалете ее не оказалось. Где же она?… Ах да, у нее же свой номер. Она может быть там. Но ведь все ночи они проводят вместе. Может, он сделал что-то не так? Может, она обиделась на него?

В недоумении Артем подошел к двери в ее номер, взялся за ручку, дернул на себя. Дверь открылась. Но лучше бы она была заперта.

В это невозможно было поверить. Алена, его любимая и родная Алена сидела на каком-то мужике. Совершенно голая. Скакала на нем, как на коне, и в бешеном ритме двигала тазом. Из груди ее вырывались глухие придавленные стоны.

На какое-то мгновение Артему показалось, будто он попал на съемку порнографического ролика. И в центре кадра не Алена, а какая-то другая девушка, очень похожая на нее.

Но это была Алена. И видеокамер вокруг не наблюдалось.

А может, все это ему снится?… Ну конечно же, это ему снится. Алена честная, порядочная. А тут перед ним какая-то невероятная развратница. Самая настоящая шлюха…

– Алена! – закричал Артем.

Вот сейчас он проснется. И увидит Алену у себя в постели, И рядом с ней, кроме него, никого. Но нет, он не просыпается. И Алена продолжает… Нет, уже не продолжает. Она отрывается от самца. Соскакивает с постели. Становится перед ним в полный рост.

Как она красива! Даже сейчас у Артема захватило дух… Но как же она развратна! Какая же она гадкая!… А может, это все-таки сон?…

– Хай! Артемчик! – Ей было весело.

Чертовски весело. Она совершенно не стеснялась своего позора. Мало того, она вела себя так, будто только что совершила какой-то подвиг.

И мужчина тоже ничего не стыдится. Также поднимается во весь рост. Внаглую обнимает ее сзади, прижимается к ней.

Да это не просто мужчина. Это Игнат. Сволочь! Сволочь!!!

Неужели Алена изменяет ему с ним каждую ночь?

– Слушай, отстань, а? – отогнала она от себя администратора.

Тот медленно потянулся за одеждой. Со злорадством глянул на Артема. Только он этого будто и не заметил. Все внимание на развратницу.

– Ну чего так на меня смотришь, Артемчик? – Она словно бы не могла понять, почему он с такой злостью и даже ненавистью смотрит на нее.

А он ненавидел ее. Ненавидел! Потому что она обманщица и шлюха!

– А… А как… Как я должен… Как на тебя смотреть?

В горле стоял ком. Слова приходилось выдавливать. С большим трудом. А так хотелось сказать этой дряни все, что он думает о ней.

– Я думала, ты к нам присоединишься. – Она еще издевается над ним.

– Я… Я тебя ненавижу!… Ты дрянь! Дрянь!! Дрянь!!!

– Ой, а ты ругаться умеешь. Как это забавно!

– Ненавижу!!! – заорал Артем.

Будто какая-то волна подхватила его и понесла на Алену.

Он и в страшном сне не мог себе представить, что сможет поднять на нее руку. Но явь оказалась страшнее сна. Он замахнулся на нее, чтобы ударить.

Только Алена легко уклонилась от удара. А на ее месте появился Игнат. Больше Артем ничего не помнил. В голове что-то взорвалось, и, с гулом закручиваясь по спирали, на него нахлынула темнота.

Очнулся он в той же комнате. На полу. Руки и ноги связаны и соединены между собой веревкой. Артем инстинктивно пошевелил руками, проверил на крепость узел.

– Даже не старайся, – услышал он голос Алены.

Она сидела в продавленном затертом кресле. Но смотрелась при этом как королева на троне. Блузка на ней и короткая юбочка – ноги открыты по всей длине. Мало того, они так близко и так навязчиво лезут в глаза.

– Ну чего уставился? – с насмешкой спросила она. – Трахнуть меня хочешь?…

– Алена… Алена, ты не можешь… Ты не можешь так говорить, – простонал Артем.

Он был связан по рукам и ногам. Унижен, растоптан. Он страдал от этой мысли. Но, как ни странно, он больше переживал не за себя, а за Алену. Невыносимо больно было думать о ней как о последней шлюхе и подлой предательнице.

Ведь он любил ее. Самой страшной любовью, какая есть на свете. Любовь сквозь ненависть. Что может быть ужасней?

– Почему? – с высоты своего положения удивилась она.

– Ты не должна была этого делать.

– А что я сделала?

– Ты… Ты с ним… Ты не должна была этого делать… Ты не могла…

– Что не могла? Ты говори ясней, я слушаю…

– Я ненавижу тебя! – на последнем дыхании выдавил он из себя.

И заплакал. От боли и унижения. Как будто храм любви рассыпался и придавил его своими руинами.

– Ах, он меня ненавидит! Как спать со мной, так он меня ненавидит. А как спать со мной кому-то другому, так меня уже ненавидят… И это называется любовь!

Она еще о любви говорит. Артему захотелось умереть. Да, это самый лучший вариант. Умереть и не страдать.

– Знаешь, ты кто? – спросила она. – Ты эгоист. Самый натуральный эгоист. Ты хоть раз задумался, хорошо мне с тобой или нет? Ты хоть раз меня удовлетворил как женщину? Сунул-плюнул, и вся недолга. Тебе хорошо. А как мне, тебе начхать. Лишь бы тебе было в кайф. Сделал дело, на бочок и баиньки. Все, управился. А ты лежи и пальцем себя утешай… А я, между прочим, женщина. И меня нужно удовлетворять. Баловать и удовлетворять…

– Ты всегда изменяла мне.

– Всегда – это когда?

Как ни в чем не бывало Алена взяла со столика пилочку и занялась ногтями. Она, казалось, увлечена этим делом и лишь снисходит до разговора с ним.

– Я знаю, ты тогда была с Игнатом. Он не порнушку смотрел. Он тебя… С тобой…

– Ну чего ты запинаешься, как сопливый школьник? Давай говори, не бойся. Да, он меня трахал. Да, я трахалась с ним… А знаешь, это было так интересно. Ты думаешь, что я твоя. Целиком и полностью твоя. Спишь, ни о чем не думаешь. А я в это время развлекаюсь… Знаешь, как это заводит?

– Ты дрянь!

– Ну зачем же так грубо? – с усмешкой спросила она и сдула с глаз прядь волос. – Я просто горячая женщина.

Я обожаю секс. А ты этого не понял. Соплями меня кормишь… В общем, что было, то было. И больше нам вместе не быть. Ты сам по себе, я сама по себе. Баста, карапузики, кончилися танцы!

Ее глаза подернулись грустью.

– А если я хочу быть с тобой? – неожиданно для себя спросил он.

– Ты сначала спроси. У себя спроси. Нужна ли я тебе?

– Нужна!

Это не он говорил. Словно кто-то другой за него сказал.

Кто– то внутри его. Кто-то, кто уже понял, что без Алены жизнь для него теряла всякий смысл. Кто-то, кто ненавидел ее так же, как и он, но при этом любил ее. Любил безумно, безрассудно…

– Зачем я тебе такая развратная? – Она с легкой иронией посмотрела на него.

– Не знаю… Но ты мне нужна.

– Ты хочешь, чтобы я изменяла тебе?

– Я хочу, чтобы ты была со мной. А изменять мне ты не будешь.

– Почему?

– Потому что я уже не мальчик. Я понял. Я все понял.

И я сделаю так, что ты больше ни с кем… И никогда… Ни с кем и никогда!

– И что же ты сделаешь?

– Тебе со мной будет интересно…

– Ты заполнишь мою жизнь романтикой, да?

– Да!

– Знаешь, о чем я мечтаю? Я мечтаю, чтобы меня кто-нибудь трахнул за дирижерским пультом на глазах у музыкантов симфонического оркестра. Под музыку Баха. Или лучше Траха… Ты сделаешь это?

Алена снова издевалась над ним.

– Нет такого композитора… Но я все сделаю…

Он уже готов был на любые унижения, чтобы удержать ее подле себя.

– У меня есть еще одна мечта. Ты узник подземелья, а я надзирательница. Я прихожу к тебе, и мы занимаемся сексом…

Сейчас он уже не мог так категорично сказать, издевается она или говорит всерьез. Взгляд ее заполыхал одержимостью, дыхание участилось. Она взволнована не на штуку.

– Зачем тебе это?

– Я обожаю экстремальный секс. Когда кто-то мешает.

Когда кто-то смотрит на тебя ошалелыми глазами. Ты даже не представляешь, как сильно это захватывает!

Блеск в ее глазах усиливался. Дыхание учащалось. И вдруг она обмякла, взгляд подернулся непонятной печалью.

– Только никто почему-то не идет навстречу моим желаниям. Начиная с тебя. Заканчивая этим… – Она кивнула на дверь, в которую вышел ее последний любовник. – Всем нужно одно. Сунул-плюнул. Совершенно никакой романтики!

– Будет романтика!

Алена потускнела. Зато вспыхнул Артем. Он был ужасно заинтригован. Удивлялся себе, но ничего не мог с собой поделать.

Алена нимфоманка. Поклонница экстремального секса.

Она помешана на этом. Потому и полезла на Игната. А нужен ей только Артем. Пусть она не получает от него того, чего хочет. Но ей нужен только он. И они будут вместе. Она получит все, к чему стремится. Он изменится. Он будет потакать ей во всем. Экстремальный секс? Пожалуйста! Если понадобится, он займется с ней любовью в свободном полете затяжного парашютного прыжка. Он будет угождать ей всегда и во всем. И она больше никогда на полезет на другого.

Ведь никто не даст ей и малой толики того, на что способен Артем.

– А здесь есть подземелье? – спросил он.

– Подземелье? Зачем тебе подземелье?

– Ты же хотела быть надзирательницей. А я буду узником.

– Ты согласен?!

Она едва не запрыгала от восторга.

– Да!

– С ума сойти! Жди, я сейчас!

Она вскочила с кресла и бегом метнулась к двери.

– Постой! – крикнул ей вслед Артем.

Но она уже выпорхнула из номера.

Он думал, что она вернется минут через пять. Но прошло десять, пятнадцать, полчаса. А она все не появлялась.

Вернулась она не раньше чем через час.

– Где ты была?

– У Игната. За ключами к нему ходила… У него есть одна замечательная комната. И кушетка там есть. Мы с тобой займемся на ней любовью. Как тебе это нравится?

– Нравится, – выдавил он из себя.

Хотя ему совершенно это не нравилось. Не нужен ему экстремальный секс. Ему нужен мир и покой. И чтобы с него сняли эти проклятые веревки. Но он будет терпеть. Будет мучиться и терпеть, пока это нужно Алене.

– А как Игнат отдал тебе ключи?

– Ты даже не представляешь себе, какой он нахал! Он заставил меня отрабатывать ключи. Знаешь, как?

Артем знал. Он представил, как Алена прыгает на нем, и в душе разлилась гремучая ртуть. Алена отдалась ему. Из-за ключей. И для нее это была всего лишь игра…

– Мне пришлось вымыть полы в его комнате…

Она мыла полы, а он тем временем брал ее сзади. Он хозяин, она служанка. Опять игра…

– Артемчик, ты чего скис? – взбалмошно спросила Алена. – Неужели ты думаешь, что я изменяла тебе?

«Это не измена, – мрачно подумал он. – Это всего лишь экстремальный секс. Но на душе от этого так тошно…»

– Ну что, ты готов?

– Готов, – обреченно вздохнул он.

– Тогда начнем…

В руке у нее появился нож. Она подошла к нему. Артем вдруг решил, что она зарежет его. И это для нее будет игра…

– Поиграем? – будто в подтверждение его мрачных прогнозов спросила она.

– Не надо, – замотал он головой.

– Что значит не надо? Надо!

Она перерезала веревки и освободила его от пут.

– Пошли! – позвала его за собой.

Артем вышел из комнаты в коридор. «Куда ты идешь?» – шептал внутренний голос. «Беги!» – приказывал он. Но Артем не слушал его. И как завороженный плелся за ней. Ради Алены он готов был стать агнцем, чтобы принести себя в жертву на алтарь порочной любви.

Алена привела его в номер в дальнем конце коридора. Все то же самое, что и в его комнате. Только куда более убогое.

И еще окно забрано решеткой. Дверь прочная, обитая железом. Точно тюремная камера. Отсюда не убежишь.

– Устраивайся, – предложила Алена.

Она смотрела на него нежно и мило. Она была такой, какой он ее привык видеть. Но она не такая. Артем уже знал это. Алена жестокая, развратная. Она женщина-вамп, которая впилась в его душу, высосала из него все жизненные силы. Отныне и навсегда он ее раб…

Алена ушла, закрыла дверь на ключ. Артем остался в холодной мрачной комнате. Лег на кровать, прямо на голый матрац, укрылся рваным пыльным одеялом.

Дверь на замке, на окне решетка. Невольно почувствуешь себя здесь узником.

Но, кроме того, Артем ощущал себя полным лопухом. Ну зачем он позволил запереть себя в этой комнате?

Шло время – Алены все не было. Где она? Самое страшное, что Артем знал ответ. Потому что знал Алену. Она снова с Игнатом, они опять занимаются… Ну что за проклятая жизнь! Ну почему все в этом мире против него?

Он прождал Алену до утра. Но так и не дождался.

Глава 14

1

Берлога держался с достоинством. Важный, чинный, взгляд строгий, спокойный, мудрый. Если он и нервничал, то это никак не отражалось на нем. А ситуация самая что ни на есть нервозная. У Ступора нервы были натянуты как струны – смычком провести по ним, будет музыка. И не классика, а тяжелый металлический рок. Такой, чтобы все вокруг ломалось, крушилось. Такой, чтобы весь мир летел в тартарары.

– Они не приехали. Почему? – наконец спросил Берлога.

Спокойно спросил, без всякого напряжения в голосе. Но Ступора как молотом по башке саданули, к земле прибили.

– Козлы потому что, – сквозь зубы процедил он.

Попался бы ему сейчас в руки хоть один из этих кидал из «Воланда». Душу бы из него вытряс. Но нет никого. Не прибыли беспредельщики на «стрелку», даже вместо себя никого не послали. Болт забили они на Берлогу. Они забили, а Ступору отдуваться. Будто он виноват, что связался с этими педрилами.

– Не по понятиям живут, – справедливо заметил вор.

По адресу кидал прошелся. Но Ступор принял упрек на себя. Зачем с беспредельщиками «стрелку» забил? Зачем серьезного человека побеспокоил? Надо было сразу с этими козлами сыграть по самым жестким правилам. Без всяких «стрелок», без всяких разборок… Но кто ж знал, что они такие отмороженные?

От Берлоги не укрылись переживания Ступора. Понял, мается он, места себе не находит. Хотя в принципе нет на нем вины. Он-то хотел как лучше.

– Вы с Сафроном все правильно сделали, – приободрил он его. – А эти фраера косяк упороли. Значит, что надо сделать?

– На понятия их ставить. Без всяких «стрелок».

– Считай, что руки у тебя развязаны.

– Не вопрос, – кивнул Ступор.

Внутреннее напряжение спало. Косяк не он упорол, а те козлы. Сам Берлога это признал. Значит, у него к битовской братве претензий нет.

Кидал нужно наказать. В том числе и за неуважение к вору. Берлога дает зеленый свет. А Ступору этого только и надо. В капусту он этих уродов покрошит. И никто с него за это не спросит. Получается, не зря они «законника» побеспокоили.

– Да ну их, короче, в пень, этих мудаков, – оживился Ступор. – Кто они такие, чтобы голову ими забивать?

Бойцы «законника» сидели в общем зале ресторана. Там же и Силос, Емеля со своими «быками». Ступор с Берлогой обосновались в отдельном кабинете. На столе салаты, холодные закуски, минералка. Но делового разговора уже не будет. Значит, пора переходить на горячее.

Ступор дал знак официанту, и буквально через пять минут на столе появился молочный поросенок – любимое блюдо Берлоги. И водочка появилась. Самая обыкновенная – «Пшеничная». Но настоящая, не какой-то суррогат, каким травят простых смертных.

Берлога был доволен. Откушал водочки, пощипал поросенка. Еще больше подобрел.

– Значит, говоришь, эти отморозки под, нечистую силу косят? – спросил он.

– Ага. Только туфта все это. Чисто для лохов типа этого, который Рысьев. Мозги ему конкретно закомпостировали. На кучу бабок раскрутили.

– А ведь по уму дело поставлено. Лохов эта фирма доит с размахом.

– Ага, не хило у них все поставлено. Только зачем по беспределу работать? Забили «стрелку», зачем с прибором на нее класть?

Ступор понял, что косеет. И пол-литра еще на двоих не приговорили, а у него уже мозги плывут. И не просто плывут, а так, будто он «косяк» с планом выкурил.

– А может, эта фирма в самом деле от нечистого? – спросил вдруг Берлога. – Души в аренду берут. Назад за бабки возвращают. Может, на самом деле тут без дьявола не обошлось?…

Глаза законника остекленели, куда-то в одну точку смотрят, на лице какая-то исковерканная улыбка. Неужели и у него мозги набекрень съезжать стали?

– Думаешь, не надо связываться? – спросил Ступор.

Душу вдруг сжала ледяная рука необъяснимого страха.

Только что он считал козлов из «Воланда» мошенниками, а тут вдруг они предстали перед ним служителями ада. Предстали в натуральном виде. Он видел их. Один, второй, третий. Стоят в качающейся пелене и скалят жуткие вампирские клыки.

– Козлы они, – нервно хохотнул Берлога. – Рога у них, хвосты, ха-ха…

– Ты видишь их? – спросил Ступор.

– Вижу… Рогатые бляди, хвостатые, копыта как у козлов…

– За вами пришли! – оглушающим эхом прокатился чей-то пронзительный голос.

И жуткий сатанинский хохот забил уши. Ступор испугался за свои барабанные перепонки. Закрыл ладонями уши.

Но смех от этого становился только громче. И он понял, почему. Потому что рядом смеялся Берлога. Вместе с невидимым дьяволом. Глаза навыкате, безумный взгляд, на губах пена. Да это и не удивительно, Ступор и сам был на грани помешательства…

Ему был страшно, очень страшно. Такое ощущение, будто он находится в замкнутом пространстве, а со всех сторон на него накатывает ледяной ужас. Словно вода он поднимается до пояса, доходит до шеи, захлестывает с головой. Ступор захлебывался страхом, тонул в нем. И вдруг до него дошло. Он понял, как выбраться из этого омута.

Он стал хохотать так же, как и Берлога. Дико, безумно, без тормозов. Вместе с ним смеялись все черти из ада, в который он вдруг погрузился с головой…

2

Проснулся Ступор в своем доме. Комнату заливал яркий солнечный свет. Утро. Позднее утро.

Голова раскалывалась от боли, во рту как будто кошки нагадили, в мышцах и костях ломота. А еще свинцовая лень.

И полная внутренняя опустошенность. Словно он всю ночь пил водку и остервенело драл баб. Оттого и устал до чертиков.

До чертиков… А ведь баб не было. Зато были чертики.

Самые натуральные, из преисподней. Сатанинский хохот всю ночь, бесы толпами, котлы с кипящей смолой, огонь… Да, всю ночь ему снились жуткие кошмары. В этой постели снились. Но как он сюда попал? Ведь началось все в кабаке.

Они с Берлогой как безумные хохотали вместе с самим сатаной…

Сатана же домой его и перенес. Понял, что верит в него Ступор, и перенес. А он верит в него. Уже верит… Вернее, должен верить после того, что случилось. Как верить и в то, что фирма «Воланд» – это официальное представительство сатаны на этой грешной земле. И не надо воевать с этой фирмой. Потому что это бесполезно. А еще во вред себе. Успокоиться должен Ступор, угомониться.

– А хрена! – в бешенстве заорал он.

Ни черта у этого черта не выйдет! Туфта все это! Нет никакого, на хрен, сатаны!

Вместо чертей перед глазами выросли поганки. Самые натуральные поганки из карельских лесов. Есть такие грибки, которые содержат в себе целый букет психоактивных веществ. Ступор знал про них не понаслышке. Нажрешься их, и такие глюки пробьют – сам сатана родным братом покажется. Галлюцинации сумасшедшие, крыша набок как по маслу съезжает – хорошо, если на место возвращается.

Психоактивные вещества. Их не обязательно добывать из поганок. Есть тысячи других способов. Главное, что эти вещества есть. Их можно смешивать с водкой, из них можно делать сумасшедший коктейль, по сравнению с которым «косяк» с анашой – детская забава.

Не было вчера никакого сатаны. Зато был коктейль, который пил и Ступор, и Берлога. Были галлюцинации, от которых у них задымился шифер. И сатанинский смех – всего лишь плод галлюцинирующего воображения. А голос? Тоже оттуда… Отсюда вывод.

– Хрен им, козлам, в грызло! – заорал Ступор во всю глотку.

Распахнулась дверь, и на пороге появился Силос. Глаза по пять копеек, смотрит на Ступора как на психа.

– Где Емеля? – зверея, спросил Ступор.

– Здесь… Все здесь. И Емеля, и пацаны его…

Вот, значит, как. Это они вчера притащили его сюда со сдвинутой крышей. Спать уложили. И сами у него дома остались. Из солидарности с охреневшим шефом.

– Давай всех! И машину готовь. Поедем!

– Куда?

– Бесов давить… Ну чего вылупился? Думаешь, шарик за ролик заскочил? А хрена! У других шарики заскакивать будут, а не у меня… Ну чо стоишь, давай толпу поднимай!…

Скоро Ступор мчался на своем джипе в сторону вчерашнего ресторана. Силос за рулем, Емеля с бойцами на заднем диване.

– Чо вы все молчите? – спросил он.

Ему не нравилась тягостная тишина в машине.

– Думаете, я не в себе? А хрен угадали? Это вчера я был не в себе. А сегодня все на мази… Куда Берлогу дели?

– Да никуда. У неги свои пацаны, они его забрали…

– А меня вы утянули, да?

– Ну было дело…

– Сильно я вчера буянил?

– Да нет, не очень. Ну, посуду там с Берлогой побили, стол перевернули. Официанту репу начистили…

– Сильно?

– Да нет, сопатку разбили. Но не сломали, нет…

– А жаль, надо было сломать. И башку открутить…

В ресторан он не вошел, а влетел. Как ураган. Вместе со своей командой ворвался в кабинет распорядителя.

– Привет, мудила! – рявкнул на него с порога.

Мужик в ужасе вскочил из-за стола, вжался в стену.

– Вы… Вы не можете так… – промямлил он.

– Ага, счас «крышей» своей пугать нас будешь, – хохотнул Ступор. – Да только запомни, фуфло, «крыша» твоя тебя не защитит! Зачморить зачморит, а защитить – нет…

А знаешь почему? Потому что твои халдеи порядочных людей травят. Меня, например. И Берлогу. А Берлога, между прочим, в законе. И если надо, зачморит тебя вместе с твоей «крышей». Короче, ты сейчас расскажешь, почему мне вчера было так хреново. – Распорядитель промолчал, отвел в сторону взгляд.

– Чего молчишь, гнида? – заорал на него Ступор. – Я тебя спрашиваю, значит, отвечай. Почему мне было хреново? Ну!

– Не знаю…

– А я знаю! Твои халдеи дерьма какого-то в водку намешали… От Берлоги никто сегодня не приходил?

– Нет.

– Значит, придут. И башку тебе открутят. Потому что Берлога тоже допрет, из-за чего вся эта вчерашняя мудотень случилась… Короче, ты сейчас хорошенько подумай и сообрази, кто мог нам дерьма в водку намешать. Считать до трех не буду. Сколько надо, столько и думай…

Распорядитель думал недолго. Вызвал к себе шеф-повара из вчерашней смены. Тот выдал примерный расклад:

– Алексей водку подавал. А брал у Томы…

Сначала нашли Алексея. И, недолго думая, сунули ему «ствол» в ухо.

– Зачем с водкой химичил? Какую гадость туда намешал? Три секунды на раздумье. Время пошло…

– Не знаю! Я ничего не мешал. Я у Томки водку брал…

Она какая-то не своя была. Глазки бегали. Я еще подумал, что-то с ней не то.

– Томка? Где она?

– Она сегодня не вышла. Из дому звонила, сказала, что заболела.

– Адрес?

Томка жила в Черемушках, в крупнопанельном доме. Ступор рвался к ней, как борзая к загнанному зверю. Он чуял запах добычи. И не ошибся.

Дверь открывать девка не хотела. Даже после того, как Емеля показал ей свое ментовское удостоверение – фальшивое, разумеется.

– Не верю я вам, не верю, – визжала она. – Убирайтесь, а то я милицию вызову…

Ментов она вызвать не могла. По простой причине. Силос уже перерезал телефонный кабель. Ну а если у нее сотовый телефон есть?

– Заманала, коза! – взревел Ступор.

Дверь у нее самая обыкновенная, открывается внутрь. Вышиб он ее одним ударом. И ворвался в квартиру. Силос с ним.

Емеля с пацанами отправились обрабатывать соседей. Мол, это не бандитский наезд, а плановое милицейское мероприятие. Кому нужны разборки с ментами?

Томка оказалась молодой, но некрасивой телкой. Даже если бы Ступор захотел трахнуть ее в наказание, у него бы не поднялось. Зато ничто не мешало ему загнать ее в угол комнаты и рукой схватить за горло.

– Что, сука, не ожидала? – зло спросил он.

– Ожидала… – в ужасе вращая глазами, прохрипела она.

– Жить хочешь?

– Хочу.

– Тогда говори, зачем вчера водку испортила?

– Это не я…

– Кто?

– Я не знаю… Они мне водку принесли. Делай что хочешь, говорят, а чтобы она на том-то, том-то столе была. А то, говорят, мы и тебя и мать твою…

– Что мать твою?

– Ну, мать мою убьют. И меня…

– Понял, мать твою… Значит, не знаешь этих уродов?

– Не-ет!

– Врешь, гадюка!

Ступор по глазам ее видел, что врет.

– Ну не знаю, честное слово. Хоть убейте, не знаю…

– А может, изнасиловать?

– Хоть изнасилуйте!

– Ага, размечталась… А убить убьем. Братан, давай веревку!

Силос кивнул и начал снимать ремень со штанов.

– За ноги тебя, тварь, подвесим. И горло вскроем. Кровью истечешь, пока сдохнешь…

– Н-не надо! – заскулила баба.

– Все так говорят… Короче, считаю до одного и жду ответа. Кто тебе водку дал? Раз…

– Виталиком его зовут…

– Вот, а говоришь, не знаешь. Дальше?

– Я у него позавчера дома была.

– Уже горячо… Ты его давно знаешь?

– Нет, позавчера познакомились. Он такой красивый, я даже не поверила, что он ко мне подошел…

– Ну, конечно, с такой рожей, как у тебя, только в фильмах ужасов сниматься. Значит, снял он тебя. К себе на хату поволок, так?

– Так… Все так красиво было. А потом…

– Потом он тебе условие поставил. Запугал или чисто бабок отсыпал?

– И пугал. И денег дал. Сто долларов…

– Охренеть – не встать, за сто баксов нас с Берлогой продали. Удавить тебя, гадину, мало. Ну да ладно, живи. Только адрес дай.

– Какой адрес?

– Да где тебя драли!… И как Виталик этот выглядит, скажи.

– Я же говорю, красивый…

– Я чо, педик, чтобы в мужской красоте шарить?…

– Ну, высокий он, стройный. Блондин. Что еще?

– Длина члена? – с усмешкой спросил Силос.

– Я не знаю, не измеряла.

– Мы измерим. Срежем и измерим.

– А потом в задницу тебе как сувенир вставим, если не наврала. Адрес давай, ну! – заорал на нее Ступор.

Его уже колотило от нетерпения. Хотелось поскорей дорваться до этого урода, заглянуть в его подлые глаза. Сначала вырвать их, а потом заглянуть…

К дому, где жил отравитель, они добрались без проблем.

Определили подъезд, этаж. Но в квартиру ломиться не стали.

– Ждать будем, когда он выйдет, – решил Ступор.

Он на своей шкуре узнал цену одной старой истине. Нельзя недооценивать противника. Отравитель не мог исключать вариант, что братва выйдет на него. И если не съехал еще с этой хаты, то наверняка принял меры предосторожности. Его квартира – его крепость. Зато на улице он будет беззащитным.

– Объемный датчик возле двери неплохо бы установить, – сказал Емеля. – Выходит чувак из хаты, и мы уже в курсе…

Но не было у них датчика, реагирующего на движение.

Даже «клопа» нет, чтобы установить. Ничего с собой из техники не взяли. И в подъезд никого из пацанов не поставишь. Вдруг этот тип подвох учует.

Зато у них есть приметы. Блондин. Красавчик. Высокий.

Стройный. Ничего определенного, но хоть что-то. Если искать по таким приметам в масштабе города – будет жопа.

Ну а если в пределах отдельно взятого подъезда, то дело, глядишь, и выгорит.

И точно, выгорело. Всего пару часов просидели они в засаде. И вот результат. Из подъезда выходит блондинистый красавчик с чемоданом в руке.

– Он! – решил Силос. – Бля буду, он!… Бляха, манатки собрал. Когти рвет, гнида!…

– Ноги делает! – подтвердил Ступор. – Только поздно всрался…

Красавчик направился к новенькой белой «Тойоте». Отключил сигнализацию, открыл багажник. А вот чемодан сунуть туда не успел. Первым к нему подскочил Силос. Затем Емеля. Схватили его за руки. «Быки» крепко ухватили его за ноги, оторвали от земли.

– Олеся! – успел выкрикнуть блондин, прежде чем ему заткнули рот.

Ступор бросил взгляд на девушку, которая выходила из подъезда. Красавица обалденная. Вот кому бы он отдался по любви и сразу. Но только эта бикса вовсе не жаждала его тела.

Она мгновенно оценила ситуацию и скрылась в подъезде.

– Уходит! Уходит! – заорал Силос.

А ведь это и есть она, Олеся, дошло до Ступора. Это ее предупредил блондин. Вместе они должны были уехать на белой «Тойоте». Не получилось. Потому что они вместе должны уехать на его джипе.

Ступор резко стартовал с места. Рванул в подъезд. Но смог только поймать шум поднимающегося лифта. Сгоряча он рванул вверх по лестнице. Но девушка поднялась на этаж раньше. И успела скрыться за тяжелой бронированной дверью, которую не вышибешь ногой.

– Мы еще встретимся, тварь! – заорал Ступор. – Я тебя еще отымею!

Пришлось уходить несолоно хлебавши.

Блондина уже запихали в джип. Одному «быку» Емели места в машине не нашлось. Но выход из ситуации нашли без проблем. Забрали у красавчика ключи от его машины и отдали их в пользование бойцу. От дома уезжали сразу на джипе и трофейном авто.

Красавчик был закован в наручники, сидел между Емелей и «быком». Глаза налиты кровью, морда красная от гнева и возмущения. Только Ступору начхать на его переживания.

– Вот, – Силос протянул ему «ствол».

Автоматический «смит-вессон». Не слабая машинка, если разобраться.

– Бляха, а где рога? – скривился в усмешке Ступор.

– Какие рога? – не въехал Силос.

– Да не тебя спрашиваю… Где рога, говорю? – в упор глянул он на блондина. – А хвост где? Копыта? Где, спрашиваю?

Красавчик молчал.

– Чо молчишь, урод, а? Ща по сопатке заеду, точно, пятак будет…

– И копыта будут, – хохотнул Силос. – Которые ты отбросишь…

– И хвост отрежем, – пригрозил Емеля. – Девок топтать нечем будет.

– Рога бы ему, – мечтательно протянул Ступор. – Я бы ему рога с его девкой наставил. Клевая бикса… Ничего, я еще насажу ее на кукан…

– Смотри, как бы самого не насадили, – сквозь зубы процедил блондин.

– Чо! – взвился Ступор. – Ты, чмо, хоть врубаешь, что несешь? Ты врубаешь, кому ты, урод, подляну сделал? Ты законного вора дурью накачал, за рамки его вывел!… Хочешь, я тебя в ментовку сдам? А менты тебя закроют, на хату отправят. Знаешь, что там тебя ждет? Опетушат тебя, красавчик. Берлога позаботится, это я тебе обещаю…

– Не надо ментов, – потускнел блондин.

Не хочется ему под нарами в петушином углу париться.

– Не надо так не надо. Я тебя просто Берлоге сдам. Уж он-то урку найдет, который тебя на жердочку насадит, петухом петь заставит. Ха-ха!

Ступору было весело. Смеялись и остальные.

– Видишь, мы смеемся. А ты нет. А знаешь, почему? Да потому что смеется тот, кто смеется последним… Ты за идиотов нас держал, цирк устроил. Повеселился? Теперь мы будем веселиться…

– Куда повезем его? – спросил Силос.

– К себе повезем. Сафрону показать его надо. Он решит, что с ним делать…

– Вы бы лучше отпустили меня, – посоветовал блондин.

– Отпустим, – кивнул Емеля. – Обязательно отпустим. На тот свет.

– Нет, я серьезно.

– А мы что, шутим?

– Шутите. С огнем шутите. Как бы боком вам это не вышло…

– Угрожаешь?

– Угрожаю. Потому что договориться с вами хочу…

– О чем?

– Вы меня отпускаете, а в обмен на это вы получите твердые гарантии, что мы к вам претензий не имеем.

Давно Ступор не смеялся так долго и от души.

– Гарантии?! Вы?! Нам?! Гарантии?!… Ой, больше не могу. Хватит…

Он сделал над собой усилие и унял смех.

– Слушай, надо бы тебя клоуном в цирк устроить. Душа болит – такие таланты пропадают… Насмешил ты меня, сил нет… Да кто вы такие, чтобы гарантии какие-то сраные давать? Да вы никто! Пыль под ногами! Плюнуть и растереть… Ой, извини, я не хотел тебя обидеть. Ой, извини, извини! Зачем я с тобой в таком тоне? Нельзя так. А то дьявол придет, душу мою отберет, в котел с кипящей смолой бросит. Ой, уже поджилки трясутся. Страшно – жуть!…

– Напрасно дурачишься, – покачал головой блондин. – Дьявол здесь ни при чем. Никто дьяволом тебя больше пугать не будет…

– Потому что нет дьявола, да?

– Нет – Или есть, но только для лохов.

– Для лохов, – кивнул красавчик.

– А мы тебе не лохи, понял?

– Понял… Дьявола нет. Это вы правильно заметили. Но есть фирма, о которой вы знаете кое-что, но далеко не все.

– А что нам надо знать? Знаем, что контора ваша отмороженная. Никаких понятий. И начальник охраны у вас чмо. Зассал на «стрелку» прийти…

– «Отмороженные» на вашем языке – это те, кто не признает никаких авторитетов. Да, тут вы правы. Авторитетов для нашей фирмы не существует. Мы никого не боимся. И можем многое.

– Что именно?

– Вы забрали у меня «ствол». А он, между прочим, у нас не единственный…

– Закрой хавальник, мурло! – не вытерпел, рявкнул Ступор. – Тошнит от твоей вони…

Нашел, чем его стращать. «Волынами»!… Уж чем-чем, а этим добром он пуган-перепуган. И давно перестал бояться.

– Скоро на месте будем, – сказал он. – Хочешь паяльник в гланды? А двести двадцать под яйца?… Не хочешь? Тогда давай колись, кто у вас шеф? Сколько у вас штыков? Адреса! Хазы!… Давай колись, пока кровью ссать не начал. Ну!

– Ничего я вам не скажу, – упрямился блондин.

Страшно ему. Ступор видел страх в его глазах. Но не колется, мудак. На что-то надеется. На что?

– Ты из себя целку не строй. Все равно ведь расколешься. Расколешься, а мы тебя потом жить отпустим. Только тебе жить не захочется. Ну какой из тебя жилец будет? Члена нет, рук нет, ушей нет, ноги по колено обрублены, вместо носа прищепка… Ты сам посуди, зачем тебе такая жизнь?

– Вы можете меня убить. Но я вам ничего не скажу. И знаете почему?

– Потому что ты ничего не знаешь, так?

– Допустим, так.

– Слушай, допускало, ты хоть врубай, кому мозги полощешь. Да я знаешь сколько таких, как ты, незнаек на своем веку навидался? Я же тебя, гнилого, насквозь вижу! Знаешь ты все. Все ты знаешь!…

– Ну а если знаю, все равно не скажу…

– На! – не выдержал Ступор.

И со всей силы заехал пленнику кулаком в подбородок.

Но, как ни странно, тот выдержал удар. Поплыл, но сознания не потерял.

– Ну что, будем говорить?

Красавчик лишь отрицательно покачал головой.

– Гад!

Ступор снова пустил в ход руки. На скулах блондина вздулись шишки – признак сломанной челюсти.

– Ну так чо, поговорим? – ревел Ступор.

Красавчик был в ужасе. Еще чуть-чуть, и расколется.

А «чуть-чуть» – это еще один удар кулаком в переносицу.

Не сдержался Ступор – от всей души врезал. А зря – блондин потерял сознание…

С Кольцевой автострады джип свернул в сторону Битово.

– Менты на дороге, – предупредил Силос. – Кустовые…

Ступор и сам это понял. Видел, как мигают им фарами встречные машины. В кустах где-то гаишники прячутся.

– Совсем оборзели, козлы… Сбавь скорость!

– Так тут это, никаких ограничений.

– У нас в тачке ограничение. Ты назад обернись, на эту козлиную рожу глянь…

Если менты остановят их, заглянут в салон, могут возникнуть вопросы. А Ступору вовсе не хотелось отвечать на них.

Силос сбавил скорость. Скоро показался гаишный «Форд».

У обочины стоит. Два козла в утепленных куртках. Один с автоматом, второй жезл в их сторону вытягивает.

– Ну, мля, беспредел, в натуре! – взревел Силос. – Что я не так сделал? Чего они тормозят?

– «Пожарку» – машину и «Скорую помощь» с собой не взял, – хмыкнул Емеля. – Вместо аптечки и огнетушителя…

Силос сбавил ход, проехал мимо гаишной машины, остановился.

– Ты это, иди к ним. Сам с ними разберись. Не хрен им в салон заглядывать.

Ступор наблюдал, как Силос вывалился из джипа, направился к ментам. На ходу вытаскивает из барсетки документы на тачку. Бабки у него есть, если что, забашляет, но ментов к машине не пустит. Все будет хоккей… Ступор зевнул со скуки. Легко раскрыл рот, но закрыть его так просто не получилось.

Он видел, как мент с автоматом вскинул «ствол» и короткой очередью полоснул по Силосу. Тело его вздрогнуло, отлетело назад. Как падает он, Ступор уже не видел. Инстинкт самосохранения вышвырнул его из машины. Краем глаза он заметил, как вылетает из нее и Емеля. Снова грохот автоматной очереди.

– Бля-а-а! – взвыл от боли и ужаса Емеля.

Пуля достала его. Зато не взяла Ступора. Хорошо, он не стал тянуться за «стволом». Не было на это времени. Он во весь опор рванул прочь от машины. И не в придорожный лесок, а вдоль дороги. А вот и машина рядом останавливается. Новенькая «Ауди». Нашелся-таки добрый человек.

Ступор мигом распахнул дверцу еще не до конца остановившейся машины, завалился на переднее сиденье.

– Гони! – заорал он водителю. – Десять штук баксов премия. Гони!

– Нет проблем! – кивнул мужик.

И резко набрал скорость. Машина стремительно понеслась вперед. Вдогон ей не стреляли. Значит, можно перевести дух.

Он обернулся назад. За спиной сидела какая-то девушка.

Но Ступор даже не обратил на нее внимания – не до женщин сейчас. Его интересовало только то, что происходит рядом с джипом. Он успел заметить, как «менты» вытаскивают из машины красавчика, тянут его в свой «Форд».

– Операция прошла успешно, – неожиданно заговорила девушка.

– Что?! – Ступор вскинул на нее недоуменный взгляд.

И обомлел. Это была не просто девушка, а та самая Олеся, которую он не смог догнать. Зато она его догнала. Как она успела?

Теперь он понял, почему мужик за рулем «Ауди» остановился и взял его. Не из благородных побуждений, а чтобы зацепить его ловушкой. Да, он в ловушке. Но это вовсе не значит, что он задерет лапки кверху.

– А ну иди сюда! – Он потянул к ней руки.

Но красотка не растерялась и сунула ему под нос малогабаритный пистолет. Ступора как парализовало.

– Ты хотел со мной встретиться? – с ядовитой усмешкой спросила она. – Вот мы и встретились. Ты назвал меня тварью, но я не тварь. И отыметь меня не сможешь. Зато я отымею тебя…

– Сука! – процедил сквозь зубы Ступор.

– Зачем ты так?

Красотка нажала на спусковой крючок, и в голове у него вмиг образовалась громовая ядерно-кровавая каша…

Ступор выскочил из машины. Как-то очень легко у него это получилось. Нет, он не мертв. Он жив!… Только как удалось ему пройти сквозь крышу машины? Почему он не на земле, а над ней? Он не идет, а летит. Вот под ним расстрелянный джип, окровавленные трупы его корешей.

– Эй! – окликнул его Силос.

– Все ничтяк! – засмеялся Емеля.

Но почему они живы? Почему парят в облаках рядом с ним?

Глава 15

1

Рядом с джипом валялись три трупа. Один лежал чуть поодаль, другой справа, третий слева от машины. Где-то в километре по направлению к Битово был обнаружен четвертый «мокряк».

– Этих из автомата сняли, – рассказывал капитан патрульно-постовой службы. – А четвертого из пистолета. Выстрелом в упор. Из машины выбросили…

Он первым прибыл на место происшествия. Уже успел разобраться на месте. Степан внимательно слушал его объяснения.

– Свидетели происшествия есть, – сообщил капитан. – На стационарном посту водители останавливались, которые мимо ехали. Они все видели. Адреса свидетелей записали. Так что с показаниями проблем не будет.

– Хорошо, – кивнул Степан. – Свидетели важны.

– Машина была. «Форд». Со всей нашей атрибутикой, – продолжал капитан. – Два милиционера в форме. Один с автоматом, другой с жезлом. Остановили джип. Сначала расстреляли водителя. Затем пассажиров. Один успел убежать. Машина его какая-то подобрала. Из этой же машины его и выкинули. Уже мертвым…

– Красиво сработано. И грамотно… Номера машин никто не запомнил?

– Да нет… Ну а если бы и запомнили, что толку? Как пить дать, номера фальшивые.

– Это верно. Личности погибших установили?

Вопрос формальный. Степан уже понял, кто валялся на снегу. Ступор, правая рука Сафрона. И его приспешники.

Кличку одного он знал. Силос. А остальные… Да какая разница, как их звали. Главное, что все они из одной команды.

– Ну да, документы при них. Ваши сотрудники уже изучают…

Рома Лозовой и Эдик Савельев осматривали тела. Ждали экспертов.

Но раньше криминалистов пожаловал Сафрон. Степан слегка удивился, когда рядом с ним остановился его «Мерседес».

Сафрон был мрачный как туча. Брови на носу, губы сжаты в тонкую линию.

Степан подошел к нему. И сразу вопросом в лоб.

– Откуда узнал, что твоих орлов положили?

– Места надо знать, – хмуро ответил авторитет.

– Ругаться будем? Или вместе убийц искать?

Прежде чем ответить, Сафрон думал не меньше минуты.

– Найти их надо. Вместе искать будем или нет, какая разница? Все равно ты их искать будешь…

– Ты же знаешь, по вашему брату мы работаем без пристрастия.

– А мы что, не люди? – заколотился Сафрон.

– Люди. Хоть и низший сорт, но люди. Но у вас же как бы свои законы. По ним вы живете. По ним умираете. Менты для вас грязь…

– Грязь бывает целебной.

– Да? И кого надо лечить?

– Козлов этих надо найти, которые пацанов моих… Мля, из-под земли гадов достану! С тобой, без тебя, но достану!…

– Откуда о трупах узнал?

– Они на двух машинах ехали. На джипе, и еще вторая была. «Тойота» трофейная. Пацан мой на ней ехал. Его не тронули. Он мне все рассказал…

– Трофейная – это как? Из Японии в сорок пятом при, гнали, да?

– Тебе бы все шутки шутить, Степаныч… Угнали эту тачку.

– Угнали? И ты мне это рассказываешь?

– Ну не то чтобы угнали. Приватизировали, скажем так.

– У кого?

– У козлов этих…

– С какого пастбища эти твои козлы?

– Ты же знаешь о кидалах, которые Рысьева на бабки поставили.

– Так это они? – удивленно спросил Федот.

Все это время он стоял рядом со Степаном и внимательно слушал разговор.

– Они, гады. Сто пудов, они… Это им мы «стрелку» в кабаке забили. Берлогу, законника, пригласили, чтобы он рамс развел. А козлы эти болт на «стрелку» положили. Не явились. Но водку паленую Ступору подсунули. Они с Берлогой на пару бутылек оприходовали. На глюки их пробило. Ну это, галлюцинации. Черти им стали являться, крыша набок поехала. Только Ступор от этого дела оклемался. И в черта не поверил. В кабак с пацанами своими рванул. Нашел, кто водку траванул. За грудки его и в машину. Только до Битово не довез. Перехватили их. Сам видишь, что дальше было…

– Значит, нашли того, кто водку траванул.

– Ну да, Виталиком его, что ли, зовут. Он из этой конторы, которая «Воланд».

– Виталиком его зовут? А не Денисом?

– А хрен его знает. Имя поменять что плюнуть…

– Какой он из себя?

– Я откуда знаю?

– Брюнет?

– Не брюнет, это точно. Карпуха сказал, что блондин. И не крашеный. Карпуха в этом деле сечет.

– Кто такой Карпуха?

– Ну это, пацан мой, он со Ступором был. Они этого чувака брал и…

– Где он сейчас, твой Карпуха?

– А что, допросить хочешь?

– Ну ты, блин, будто только что от материнской сиськи оторвался. Вопросы глупые задаешь. Конечно, он нам нужен. Допросить его надо.

– И прежде всего узнать адрес, по которому этого Виталика брали, – добавил Федот.

– Так адрес я и так могу вам сказать… Только это… – замялся Сафрон.

– Что это?

– Я на эту хату своих пацанов послал. Чтобы посмотрели…

– Не хрен там смотреть. Туда экспертов надо. Пальчики снять, слюну с окурков… Твои пацаны эксперты?

– Нет.

– Тогда какого хрена ты стоишь? Бери мобилу, играй отбой. А нам адресок давай…

Часа через полтора Степан, Федот и Саня Кулик были на месте. Самый обыкновенный московский микрорайон, обычный дом. Но от Битово далековато. Не удивительно, что «экипаж» Ступора успели перехватить.

Во дворе возле нужного подъезда стоял навороченный джип Степан подошел к нему, распахнул незакрытую дверцу. В машине сидели три крепыша с бритыми затылками. Три пары глаз настороженно уставились на него.

– Сидите? – грубо спросил он.

– Нет, еще не сидят, – хмыкнул за спиной Федот. – Но сядут. Когда-нибудь сядут…

– Сафрон послал?

– Сафрон, – угрюмо кивнул один.

– В квартиру не поднимались?

– Сафрон отбой дал. Да туда и не попадешь. Дверь бронированная…

Зато балкон оказался не застекленным. И соседний балкон в таком же состоянии. С соседями договорились. Веревку нашли, которой обвязали Саню. Он хоть и тяжелый, но шустрый и ловкий. Легко перебрался с одного балкона на другой, выставил стекло, забрался в квартиру. Остальное дело техники.

– Ничего особенного, – осматривая квартиру, заметил Федот. – Две комнаты, стандарт.

– А ты что, ожидал дьявольские хоромы на сто комнат увидеть? – спросил Степан.

Мебель в квартире вполне приличная. Ремонт без приставки «евро», но все чисто, аккуратно. Чувствовалась женская рука. Хотя по некоторым признакам понятно – квартира съемная.

– Нет, дьяволом здесь не пахнет, – покачал головой Федот. – Знал я, что рано или поздно закончится эта дьяволиада. Кровь начнется. Большая кровь…

– Ну вот и началось. На нашей земле кровь пролилась. Нам расхлебывать…

– Ничего, расхлебаем…

– А лихо черти работают, ничего не скажешь. Братки еще до Битово не добрались, а они уже пост выставили. Быстро обернулись.

– Не дьявол же их туда добросил.

– Дьявол. Который в фордовском движке сидит… Ладно, разберемся…

В дверь неожиданно позвонили.

– Тихо! – Степан приложил палец к губам.

Заученным движением выхватил из кобуры пистолет.

И опера обнажили оружие.

Саня открыл дверь, Федот резко потянулся к гостю, сгреб его и втащил в квартиру. Ткнул носом в пол и шустро обыскал.

– Чисто…

– Ага, буду я к вам, ментам, со «стволом» идти, – промычал крепыш.

– Откуда знаешь, что мы менты?

– Так это, меня ж Сафрон прислал. Карпуха я…

Федот легко, словно пушинку, подхватил его, поставил на ноги.

– Сафрон прислал? А почему ленточкой не обмотал?

– Эй, какая ленточка? Зачем ленточка?

– Ленточка, которой подарки обворачивают. Ты же для нас как подарок… Ну что, начнем?

– Что начнем?

– Играть начнем. Про клуб «Вопрос-ответ» слышал?

– Нет.

– Считай, что уже слышал… Вопрос первый: как вы вышли на эту квартиру?

– Ну через телку одну. Ее этот Виталик козлиный к себе привел. Трахнул. Бабок ей отвалил. Ну, чтобы она водяру намешала… Только я не пойму, как он ее трахал? Он же с бабой был. Баба у него своя. Олеся ее зовут. Клевая баба.

Такая на панели штуку баксов за час могла бы иметь…

– Откуда знаешь, что ее Олесей зовут? Откуда знаешь, что это его баба…, э-э…, девушка?

– Так она из подъезда выходила. А этот, который Виталик, по имени ее окликнул. Об опасности ее предупредил, ага. Мы его в машину тащили, а Ступор свободным был. Он за ней и рванул. Только не догнал. Она в хате закрылась.

– В этой?

– Ну а в какой еще?

– Так, ладно, с Олесей этой разберемся. Ты нам вот что скажи: как вы «стрелку» фирмачам забили?

– Да просто все. В офис к ним приехали, – В офис?

– Ну да, у них же офис был. Мы адрес пробили и вперед…

– А ведь у них был офис, – кивнул Федот. – Геннадьев же говорил, что вся эта контора у них в разработке.

– Видно, не вся, – покачал головой Степан. – И разработка слабая… Адрес фирмы знаешь?

– Ну да. Хотите, покажу?

– Хотим. Саню оставили в квартире дожидаться экспертов. Вдруг обнаружат что-нибудь интересное, чем можно будет потом зацепиться за Виталика с Олесей. Степан же с Федотом отправились в фирму «Воланд».

– Денис с Аленой. Виталик с Олесей. Они что, парами работают? – спросил Федот.

– Не исключено, – кивнул Степан. – Мозговой центр, охмуряющие пары и боевая группа. Вот такая примерно структура.

– И группа обеспечения, – добавил Федот. – С первоклассной техникой на вооружении.

– Боевая группа – это же группа немедленного реагирования. Быстро она отреагировала. И кроваво… Я так думаю, мы имеем дело с профессионалами высокой категории.

– Хотелось бы глянуть на них вблизи.

– Глянешь. И убедишься, что не так страшен черт, как его малюют…

Как и предполагал Степан, офис фирмы был закрыт на замок. В администрации научно-исследовательского института он узнал, что фирма «Воланд» в срочном порядке расторгла договор аренды и спешно, полным составом исчезла в неизвестном направлении.

– Что и должно было случиться, – резюмировал Степан.

– Может, Геннадьев что-нибудь знает? – предположил Федот.

– Звони ему. Скажи, что едем к нему.

Жора Геннадьев ждал их с нетерпением.

– Куда делись эти паразиты, не знаю, – сказал он. – Вчера были, сегодня нет.

– А почему исчезли, знаешь?

– По нашим прогнозам, они должны были исчезнуть еще раньше. Мы же их под колпаком держали, работать мешали.

Но они не дергались, сидели на месте. Давали понять, что нечего им бояться – нет на них ничего… А тут всполошились.

– Еще бы, братва им «стрелку» забила. Ты хоть в курсе?

– Если честно, нет. Мы сейчас тут одно дело крутим, на паразитов этих нет времени… И у вас не будет. Слышал я, что у вас там стряслось. Три трупа…

– Если точнее, четыре…

– Наши к вам поехали, вместе с ними теперь будете работать.

– С тобой, Жора, мы будем работать. Потому что между этим делом и фирмой «Воланд» прямая связь.

– Есть версия?

– И даже доказательства. Пока, правда, только на оперативном уровне.

– Ну мы же не судьи, мы опера… Что за доказательства?

– Братва битовская на «Воланд» вышла, «стрелку» им забила. Те не явились. Мало того, чертовщину, как водится, вокруг этого дела развели. Ну а братва на них обиделась. Начались разборки. Только разобрались не они, а с ними. Итог – четыре трупа…

– Значит, чертовщина закончилась.

– Получается так. Там, где бессилен дьявол, в дело вступает «ствол». Еще в прошлом веке американцы заметили, что "господин «кольт» уравнивает шансы и разрешает споры…

Ты вот что скажи, домашние адреса этих кадров у тебя есть?

– Есть. Только все они квартиры снимают. Наверняка уже съехал и…

– Домашние адреса родителей, родных?…

– И это есть. Кое-что, но есть… Только вряд ли кто по этим адресам прятаться будет. Но все же…

– Правильно, попытка не пытка. А деятелей этих надо найти. Улик против них ноль. Но наше дело правое, победа будет за нами…

По крайней мере Степан будет из кожи вон лезть, чтобы все так и оказалось.

2

В зарешеченной комнате Артем провел всю ночь и первую половину дня. Он уже понял, что Алена жестоко посмеялась над ним. Не было никакой игры. Была суровая реальность. Она обманом заманила его в эту узницу. Он стал пленником не понарошку, а по-настоящему. Хотя нет, игра все же была. Алена играла с ним, как кошка с мышкой. Он был полностью в ее руках. С самого начала, как только оказался на этой базе. Тем не менее она поддерживала в нем иллюзию свободы. Но теперь все, не осталось и свободы.

Алена появилась к вечеру.

– Ты меня обманула! – набросился на нее Артем.

– Замолчи! – осадила она его. – Ты не так все понял…

И вообще, некогда выяснять отношения.

Взгляд ее был полон тревоги, голос дрожал от волнения.

– Сюда идут чеченцы, – с ужасом сообщила она. – Нам нужно уходить…

– Чеченцы? Какие чеченцы?

– Ты на самом деле дурак или прикидываешься? Какие еще могут быть чеченцы? Бородатые, с оружием… И они идут сюда!

– Ты шутишь, – предположил Артем.

Но Алена не шутила. Всем своим видом давала понять это.

– Да какие тут шутки? Все, пошли!

Она схватила его за руку и потянула за собой к выходу.

В коридоре никого.

– А где Игнат?

– Он уже ушел.

– Он бросил тебя?

– Ты бы тоже бросил меня на его месте.

– Я?! Я бы тебя не бросил…

Артем удивлялся самому себе. После всех унижений и переживаний, связанных с Леной, он по-прежнему воспринимает ее как богиню.

– Все так говорят… Ой!

Они уже были в холле, когда туда ворвались два бородача в пятнистой форме и с оружием.

– Вай! Вай! Нехорошо удирать, – осклабился один.

И направил на них автомат.

– Ах! Какая хорошая девочка! Чур, моя!

– И моя!

– Не, твой мальтчик. Сматри какой хороший! Можещ взять, твой будет… Иди сюда, мальтчик!

Это был кошмар наяву. Артем видел, как надвигается на него бородач, как скалит в хищной улыбке желтые зубы. Надо было удирать, но ноги налились свинцом, руки онемели.

Боевик подошел к нему, крепко обхватил рукой за шею и, словно бревно, поволок в ближайший номер. Артем даже не пробовал сопротивляться – знал, что бесполезно.

В номере чеченец швырнул его на дощатый пол, лицом к стене. Заломил за спину руки, крепко связал кожаным ремнем. И ноги связал.

– Лежи смырно, – предупредил он. – Повернешься, убию!

Дверь в комнату с грохотом открылась.

– Пустите, сволочи, пустите! – громко завизжала Алена.

– Малчи, сука!

Послышался скрип кровати – она прогнулась под тяжестью брошенного тела.

– Мы с табой немного детей делать будем. Сначала я, а потом Ваха. Да, брат?

– А мальтчик?

– Слюшай, зачем тебе мальчик, если есть такой девочка?

– Да, да, мальчик хорошо, а девочка лючше!

– Тогда занимай очередь, брат!

Алена визжала, пыталась вырваться из-под насильника.

Но тот сломал ее сопротивление. Визги перешли в постанывание, а потом в самый настоящий стон. Неужели Алена получает удовольствие?

Артем знал, что творится за его спиной. Но ничего не видел – только слышал. Мог бы посмотреть, но боялся повернуться. Его пугал направленный на него автоматный ствол.

– Ваха! Давай, твоя очередь!

Наступил черед второго. Артем лежал ни живой ни мертвый. Жгучие слезы стекали по щекам на пол. Это было ужасно – знать, что твою любимую насилуют и ты ничем не в силах ей помочь.

– Нет, не надо, хватит! – выла Алена.

– Не хватит, нет. Мы еще не начинали, да?

Но второй боевик взять Алену не успел. С шумом распахнулась дверь, и тут же в уши ударил грохот ружейных выстрелов. Артем не слышал, как падают рядом чеченские тела.

Но ощущал, как содрогается под их тяжестью пол. А потом все оборвалось.

– Уроды! – в звенящей тишине прогремел знакомый голос.