/ / Language: Русский / Genre:sci_medicine,

Психиатрия

Виктор Самохвалов

Учебное пособие по психиатрии для студентов медицинских университетов построен на основе программ подготовки студентов Украины, Белоруссии и России, а также Международной классификации МКБ 10. Представлены все основные разделы диагностики, дифференциальной диагностики, терапии психических расстройств, в том числе психотерапии, а также истории психиатрической науки. Для студентов медицинских университетов, психиатров, медицинских психологов, врачей-интернов и врачей других специальностей. В. П. Самохвалов. Психиатрия. Издательство «Феникс». Ростов-на-Дону. 2002.

В. П. Самохвалов

ПСИХИАТРИЯ

Учебное пособие для студентов медицинских вузов

Сведения об авторах

Самохвалов Виктор Павлович — заведующий кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии Крымского медицинского университета им. С.И. Георгиевского, доктор медицинских наук, профессор, лауреат премии им. Е.А. Шевалева и премии АН Украины. Президент Крымской республиканской ассоциации психиатров, психотерапевтов и психологов. Научный руководитель 10 кандидатских диссертаций в области психиатрии, физиологии и генетики. Автор 120 публикаций и 7 монографий, в том числе «Эволюционная психиатрия», «Психический мир будущего», «Краткий курс психиатрии». Председатель редакционного совета Таврического журнала психиатрии.

Коробов Александр Александрович — заведующий курсом психотерапии, доктор медицинских наук, профессор, председатель секции гештальт-терапии Украинского общества психотерапевтов. Автор 70 публикаций, научный руководитель 5 кандидатских диссертаций в области психиатрии.

Мельников Владимир Алексеевич — доцент кафедры, кандидат медицинских наук, главный врач Крымской республиканской психиатрической больницы № 5.

Вербенко Николай Викторович — доцент, кандидат медицинских наук. Главный редактор Таврического журнала психиатрии.

Вербенко Виктория Анатольевна — кандидат медицинских наук, ответственный секретарь Таврического журнала психиатрии.

Ганзин Игорь Викторович — кандидат медицинских наук, заведующий отделением неврозов Крымской республиканской психиатрической больницы № 1.

Хренников Олег Владимирович — кандидат биологических наук (Германия, Бад Пирмонт).

Родригес-Ания Владимир Луисович — заведующий нейрофизиологической лабораторией Общества психиатров.

Предисловие

Психиатрия (греч. psyche — душа, iatreia — лечение) — наука о лечении психических расстройств. В Греции символ свободной души обозначался буквой «пси» и ассоциировался с птицей, бабочкой, а в Индии с деревом ашок. Однако сама душа связывалась также с дыханием, кровью, сердцем человека, а ее будущее, настоящее и прошлое переносилось за пределы человека, на небо, а также на людей, с которыми он связан.

Психиатрия является наиболее уникальной из всех медицинских наук и, возможно, среди всех областей знания вообще. В ней соединены данные о человеке и тех науках, которыми он занимается и которые он создал, о смысле его жизни, переживаниях любви и смерти, утратах, неистовой радости и скорбной печали. Просто невозможно назвать научного направления, которое бы не имело отношения к психиатрии. Психиатрия это особая философия существования, она имеет дело с душой, норма которой, правда, не всегда точно определена. Но, несмотря на это, она ставит перед собой задачу позитивного влияния на больную душу. Но что такое душа, эманация, которая связана с чувством (сердцем), сном и сновидениями, мыслью (мозгом), другими людьми, без которых нам на душе неспокойно, остается загадкой. Следовательно, очень многое зависит от мировоззрения психиатра. Если он человек верующий, то понимает свою задачу часто иначе, чем атеист, если он принадлежит к той же интеллектуальной и культуральной группе, что и пациент, то относится к болезни иначе, чем если бы был пришельцем из иной культуры. Для хирурга не важно, на каком языке говорит и к какому этносу принадлежит пациент с переломом бедра, для психиатра важно, у кого наблюдается невроз, что знает пациент, как он относится к болезни и каково его будущее. Фигура психиатра вырастает из образа и архетипа шамана, который присутствовал во всех без исключения культурах. Он мог контролировать, в отличие от своих пациентов, собственное психическое состояние, сопровождая их в «верхний» мир и возвращаясь в момент транса с ними на землю. В определенном смысле звучание этой профессии остается таинственным и теперь. Обращение к психиатру часто пугает, интересует и вызывает сомнение. Хотелось бы, чтобы наш учебник изменил точку зрения на психические расстройства и место психиатра в современной медицине. Этот учебник предназначен для студентов-медиков, но он может быть также полезен врачам — интернам и психиатрам.

Введение

Основными разделами психиатрии являются: общая психиатрия, психиатрия детского и подросткового возраста, геронтологическая, судебная и социальная психиатрия. В свое время из психиатрии выросли такие направления, как сексопатология, дефектология, наркология, психотерапия. Психиатрия как наука тесно связана с социальной, политической и идеологической системой общества. Это нередко приводило к использованию психиатрии в целях репрессии инакомыслящих и дискриминации лиц с условно-аномальным для данного времени и общества поведением. Общая распространенность психических расстройств достигает 20 %, это означает, что каждый 5-й человек в течение своей жизни нуждается в помощи психиатра или психотерапевта.

Условно все психические расстройства могут быть разделены по следующим принципам:

Принцип соотношения наследственных факторов и факторов среды:

а) эндогенные, то есть обусловленные преимущественно наследственными факторами. К ним, в частности, относятся некоторые формы умственной отсталости, болезнь Альцгеймера;

б) экзогенные, обусловленные преимущественно факторами среды, например, психические расстройства в результате злоупотребления психоактивными веществами, черепно-мозговых травм, эндокринных заболеваний, опухоли головного мозга и т. д.;

в) мультифакториальные — в этиологии и патогенезе которых имеет значение соотношение эндогенных и экзогенных факторов, например, шизофрения, аффективные расстройства, некоторые невротические расстройства.

Другая форма деления психических расстройств — типологическая. Она основана на разделении расстройств по степени глубины, связи со стрессом, степени вовлеченности личности и влияния психического расстройства на поведение и социальное функционирование. Выделяются:

а) пограничные расстройства, к которым относятся преимущественно неврозы и расстройства личности. Большинство из этих расстройств грубо не нарушают социальное функционирование и самосознание, связаны со стрессом, их симптомы не выражены;

б) психотические расстройства. К ним относятся три «больших» психоза — шизофрения, эпилепсия и аффективные расстройства. Эти заболевания чаще грубо влияют на функцию самосознания, существенно нарушают социальное функционирование, незначительно связаны со стрессом, их симптомы яркие и определенные;

в) деменции и состояния умственной отсталости. К ним относятся психические расстройства, характеризующиеся недоразвитием или утратой навыков социального функционирования, обучаемости. Они не связаны со стрессом, но обусловлены или грубыми повреждениями мозга или генетическими аномалиями.

В отличие от соматических и инфекционных заболеваний при психических заболеваниях часто этиология недостаточно уточнена, известны лишь отдельные звенья патогенеза, а лечение очень сильно зависит от индивидуальных и психологических особенностей личности.

До настоящего времени на протяжении нескольких столетий продолжается дискуссия о том, является ли психиатрия наукой или искусством. В пользу первой точки зрения можно привести достижения биологической терапии психических заболеваний (в частности, психофармакологии), эпидемиологии и генетики психических заболеваний, а также функциональной морфологии мозга. В пользу второй точки зрения свидетельствует значительная зависимость эффекта терапии и качества диагностики от личности врача, что особенно заметно при психотерапевтическом воздействии на пациента. Единственная общая теория, которая применима в психиатрии — эволюционная. Она объединяет данные генетики, биохимии, психоанализа и психологии, экологии и эпидемиологии, а также клинические данные. Согласно этой теории основные психические расстройства — возникшие в эволюции формы адаптации, имеющие конкретную генетическую базу, частота этих форм поддерживается селективными преимуществами лиц, которые являются носителями патологии. Основными адаптивными реакциями, которые лежат в основе психозов, являются реакция застывания-бегства, которая служит биологической базой шизофрении, пароксизмальная реакция — база эпилепсии и эмоциональные реакции, лежащие в основе биологии аффективных расстройств. Этим реакциям подвержены все люди, но порог реакций у всех различается. Большие психозы (шизофрения, эпилепсия и аффективные расстройства) в своих комбинациях создают все разнообразие психозов, так же как черты личности, связанные с ними в своих комбинациях, создают все разнообразие личностных типов.

Глава 1. История психиатрии

Клиническое (феноменологическое, дискриптивное) направление психиатрии имеет свои истоки в глубокой древности. В частности, описание помешательства можно встретить в «Илиаде» и «Одиссее» Гомера, эпосах «Махабхарата», «Младшая Эдда» и «Калевала». Их можно найти также в священных текстах Библии, Корана и Талмуда. Метафизический опыт человека связан с религиозными практиками, случайным и направленным использованием психоактивных веществ, а также опытом переживания утрат, греха, боли, умирания. Он позволил почти 4000 лет назад установить границы души и тела, определить степень конечности существования и динамику душевных состояний. Теории структуры души различаются в иудаистской, буддистской, христианской, мусульманской и других религиозных традициях. Однако все они подчеркивают неотделимость психических явлений от окружающего мира, а также разделяют индивидуальный и коллективный духовный опыт.

Подробное описание психических расстройств, особенно эпилепсии и истерии, принадлежит Гиппократу (460–370 до н. э.), который придал некоторым мифологическим образам свойства, характерные для психических расстройств, — например, он описал манию, меланхолию. Им же выделено четыре основных темперамента, связанных с преобладанием одной из четырех жидкостей — крови, флегмы, черной или желтой желчи. Гиппократом показана зависимость психических расстройств от соотношения «жидкостей», в частности, меланхолию он связывал с черной желчью, он также утверждал, что истерия связана с блужданием матки. Это воззрение сохранялось вплоть до XIX века. Им описана типология эпилепсии и предложено диетическое лечение этого заболевания. Платон (427–347 до н. э.) выделял два типа безумия — одно, связанное с воздействием богов, другое — связанное с нарушением рациональной души. В платонической и неоплатонической традициях была введена классификация негативных и позитивных душ человека. Аристотель (384–322 до н. э.) описал основные эмоции, включающие страх, тревогу, и выделил понятие сверхсильной эмоции — аффекта. Гален из Пергама, живший в римский период, считал, что депрессия обусловлена избытком черной желчи. Св. Августин (354–430 н. э.) в своих посланиях из Северной Африки впервые ввел метод внутреннего психологического наблюдения переживаний (интроспекция). Описание переживания, по Св. Августину, позволяет понять его окружающим, разделить, сопереживать.

Его описания по праву можно считать первыми психологическими трактатами. Авиценна (980—1037 н. э.) в «Каноне врачебной науки» описывает две причины психических расстройств: глупость и любовь. Он также впервые описал состояние одержимости, связанное с превращением человека в животных и птиц и подражанием их поведению. А также описал особое поведение врача при беседе с психически больным пациентом.

В средневековой Европе состояния одержимости были описаны в многочисленных трактатах схоластов. Классификация расстройств носила демонологический характер в зависимости от стилистики поведения психически больного. Тем не менее период средневековья позволил подойти к классификации духовных феноменов. Парацельс (1493–1547) отрицал связь психозов с наследственностью, считая, что существует связь между минералом, звездой, болезнью и характером, он предложил лечение психических расстройств химическими препаратами. В эпоху Возрождения появились описания типологии эмоций при психических расстройствах, в частности, Леонардо да Винчи и Микеланджело принадлежат серии рисунков, иллюстрирующих изменение мимики и поведения при психических и физических страданиях. Уже Т. Bright (1551–1615) считал, что депрессия может быть вызвана психологическими факторами и страдание прямо связано с расстройством психики.

Первая классификация психических расстройств принадлежит F. Platter (1536–1614), который описал 23 психоза в 4 классах, связанных с внешними и внутренними причинами, в частности — воображением и памятью, а также сознанием. Он был первым исследователем, который отделил медицину от философии и отнес ее к естественным наукам. W. Harvey (1578–1637) считал, что психические эмоциональные расстройства связаны с работой сердца. Эта «кардиоцентрическая» теория эмоций в целом осталась центральной также для христианской теологии. P. Zacchia (1584–1659) предложил классификацию психических расстройств, включающую 3 класса, 15 видов и 14 разновидностей заболеваний, он также является основоположником судебной психиатрии. В. de Sauvages (1706–1767) все психические расстройства, всего 27 видов, описал в 3 разделах, в основу классификации им был положен симптоматический принцип, аналогичный соматической медицине.

Интерес к классификациям в психиатрии и медицине шел параллельно со стремлением к дескриптивному подходу естественной истории, вершиной которого была классификация Карла Линнея. Родоначальником американской психиатрии является В. Rush (1745–1813), один из авторов «Декларации Независимости», который в 1812 году опубликовал первый учебник психиатрии. Т. Sutton в 1813 году описал алкогольный делирий, A R. Gooch в 1829 году — послеродовые психозы. В 1882 году A. Beuel выделил прогрессивный паралич, который был первым самостоятельным психическим заболеванием, имеющим определенную этиологию и патогенез, то есть соответствующим принципу нозологии в медицине. R. Krafft-Ebing (1840–1902) описал гомосексуализм и аномалии сексуального поведения. С.С. Корсаков в 1890 году выделил психоз при хроническом алкоголизме, сопровождавшийся полиневритом с расстройствами памяти.

В конце XIX — начале XX века Е. Kraepelin в классификации психических расстройств выделяет олигофрению, раннее слабоумие, которое в 1911 году Е. Bleuler названо шизофренией. Он также впервые описывает маниакально-депрессивный психоз и парафрению. В начале XX века Е. Kraepelin заинтересовался этническими оттенками психозов, характерные для представителей различных народов. В дальнейшем его работы становятся предпосылкой этнической психиатрии.

В 1893 году была введена первая Международная статистическая классификация причин смерти МКБ (ICD) 1, последовательно в 1910, 1920, 1929 годах были введены МКБ 2–4, в 1938 — МКБ 5, в 1948, 1955 — МКБ 6–7. К началу XX века до 70-х годов можно было выделить три основные школы клинической феноменологии, хотя существовали оттенки различных школ психопатологии. Немецкая школа характеризовалась акцентом на нозологические единицы, которые включали синдромы и симптомы. Этой же точки зрения придерживались русские, а затем и советские психиатры. Французская школа, опиралась преимущественно на уровень симптомов и синдромов. Американская школа основное внимание уделяла реакциям, в том числе реакциям адаптации.

В 1952 году в США была введена оригинальная национальная классификация Diagnostic System Manual Mental Disorders (DSM I), которая отличалась от европейских классификаций тем, что наряду с осью клинических признаков выделялась ось социального функционирования и реакции на стресс. В 1968 году введена DSM II, в 1987 — DSM IIIR, в 1993 — DSM IV, в 2000 — DSM IVR.

В 1965, 1975 годах соответственно в Европе были введены МКБ (ICD) 8 и 9, а в 1989 — МКБ 10, ввод в практику которой государствами — членами ВОЗ произошел в 1994 году. В Украине переход на МКБ 10 произошел с 1999 года. Тем не менее наряду со стремлением к созданию единых между Европой и США клинических воззрений и намерениями объединить ICD и DSM, существуют противоположные попытки противопоставить единой системе классификации национальные школы.

Биологическое направление психиатрии основано на исследованиях связи между физиологией и биохимией мозга, генетикой с основными психическими расстройствами. G. Moreu de Tour в 1845 году описал на себе экспериментальный психоз с применением гашиша. G.T. Fechner в 1860 году обнаружил связь между интенсивностью стимула и сенсорной реакцией, которая легла в основу изучения восприятия в норме и патологии. В. Morel в конце XIX века причиной помешательства считал наследственную дегенерацию, которая усиливается от поколения к поколению от степени аномалии личности к психозу и слабоумию. Ch. Lombroso в это же время описал связь между гениальностью и помешательством, предполагая, что это звенья одной цепи. Ch. Darwin утверждал, что поведение, в частности выражения эмоций у психически больных и особенно лиц с умственной отсталостью (микроцефалов), являются одним из доказательств происхождения человека. Дегеротипы пациентов ему предоставил H. Maudsley. Этой же точки зрения придерживался нейроморфолог К. Vogt. W.R. White (1870–1937) показал, что при описании психоза необходимо интегрировать неврологические, психиатрические и психоаналитические концепции. Е. Kretschmer в 1924 году в работе «Строение тела и характер» устанавливает связь астенической конституции и шизофрении, а также пикнической конституции и маниакально-депрессивного психоза. В 1917 году J.W. Wager-Jauregg получил Нобелевскую премию за применение моляротерапии прогрессивного паралича. Это первая и единственная за всю историю науки премия, полученная за работы в области терапии психических заболеваний. В начале XX века И.П. Павлов в серии работ экскурса физиологии в психиатрию выявил связь между условными рефлексами и формированием патологического мышления. Им разработана оригинальная психофизиологическая классификация типов личности и первая физиологическая теория психодинамики. В результате развития его идей G. В. Watson создал бихевиоральное направление, а в дальнейшем бихевиоральную терапию психических расстройств. F. Kallman (1938) создал первую системную генетическую теорию развития шизофрении на основании изучения сходства болезни у близнецов и близких родственников. G. Delay и P. Deniker в 1952 году в результате развития идей искусственной гибернации синтезировали первый нейролептик хлорпромазин, с которого началась психофармакологическая эра в психиатрии. В 1981 году R. Sperry получил Нобелевскую премию за серию работ 60—80-х годов XX века, которые, в том числе, показали значение межполушарных взаимодействий в развитии психических расстройств. G. Bowlby (1907–1990) открывает зависимость психических расстройств у детей от факторов сепарации и депривации материнской любви. В дальнейшем его работы легли в основу описания нормы и феноменологии любви. Е. Kandel в 80-х годах создает синтетическую теорию связи между психиатрией и нейробиологией, изучая простые модели воздействия процесса обучения на изменение нейрональной архитектоники. N. Tinbergen [N. Tinbergen получил Нобелевскую премию совместно с М. von Frish и К. Lorenz.], один из основоположников этологии, в своей Нобелевской речи в 1973 году приводит первые данные о связи биологии поведения (этологии) с системой доминантности и территориальности. В качестве одной из моделей он берет детский аутизм. В 1977 году N.Mc. Guire вводит теоретическую модель этологической психиатрии.

История психоаналитического направления связана с именем S. Freud (1856–1939), который ввел психоаналитический метод лечения психических расстройств, а также обосновал значение структуры сознания и детской сексуальности для диагностики и терапии неврозов. P. Janet создает концепцию психастении, а также психологической диссоциации, которую применил для объяснения обсессивно-компульсивного и диссоциативного расстройств. A. Adler (1870–1937) в своих теориях («жизненного стиля», «комплекса неполноценности» и «мужского протеста») описывает индивидуально-психологические причины развития психических расстройств. C. Horney психоаналитически обосновывает развитие неврозов как результат социального окружения. М. Klein и A. Freud в 30-х годах создают систему психоанализа детского возраста. Е. Erikson описывает жизненные циклы как кризисы идентичности и вводит их в практику психоанализа и психотерапии. Н. Sullivan (1892–1949) создает интерперсональную теорию, согласно которой реализация бессознательных структур возникает в результате межперсональной коммуникации. С.G. Jung (1975–1961) основывает школу глубинной психологии, при описании психологических типов (интроверт, экстраверт) он интерпретирует аномалии личности и неврозы. Психоз им объясняется как результат нарушения индивидуации и искажение осознания архетипа. J. Lacan (1901–1981) вводит в психоанализ изучение структуры языка и метафор, указывая на то, что язык является моделью сознания и его искажения могут быть интерпретированы аналитическим методом.

Социальная психиатрия описывает системы отношения общества к психически больным, реабилитацию и эпидемиологию психических расстройств. Отношение к психическим расстройствам зависит от типа культуры. В архаической культуре аномальное поведение вызывало страх, священный трепет, отторжение или дискриминацию. В ряде культур лица с аномальным поведением становились шаманами, и сами производили ритуальные воздействия на других больных. Первым социальным обрядом воздействия на соматические и психические расстройства является trance-dance бушменов Калахари, в котором воздействие на аномальное поведение осуществлялось ритмическим пением и танцами. В Индии и юго-восточной Азии, а также в странах Африки всегда была высокая толерантность к аномальному поведению, в то время как в Европе в период средневековья принимались жесткие дисциплинирующие меры по отношению к психически больным. В частности, группы больных помещались на «корабли дураков», которые сплавлялись по рекам Европы. Пациенты подвергались пыткам инквизиции и сжигались на кострах, а первые психиатрические клиники напоминали тюрьмы, в которых больные содержались в кандалах. P. Pinel (1745–1826) первым указал на необходимость распространения принципов гуманизма на содержание и лечение психически больных. G. Conolly (1794–1866) ввел в психиатрию «принцип нестеснения» (nonrestrain).

В нацистской Германии в значительной мере под влиянием неверно интерпретированных генетических исследований психически больные подвергались систематическому уничтожению. А с середины XX века психиатрия стала применяться в политических целях для контроля инакомыслия. Реакцией на использование психиатрии как аппарата насилия государства над личностью стали работы Н.G. Marcuse и F. Szasz, которые создали антипсихиатрическое направление. Антипсихиатры считали, что психиатрический диагноз является формой дискриминации свободы личности. Они призывали к открытию дверей психиатрических больниц для активизации революционного процесса. Под влиянием антипсихиатрии в большинстве стран мира были введены демократические законы о психиатрии.

Психиатрическая школа СССР того времени ближе всего стояла к немецкой школе психопатологии и была представлена двумя основными группами исследователей: московская группа занималась большими психозами, как эндогенными, так и экзогенными. Ленинградская школа — пограничными психическими расстройствами. Основоположником московской школы можно считать М.О. Гуревича, к которой относились также В.П. Осипов и В.А. Гиляровский, а ленинградской — В.М. Бехтерев. В результате «Павловской сессии» 1952 года произошло разрушение указанных школ по политическим мотивам в связи с обвинением в «космополитизме». В результате в последующем новая московская школа оказалась тесно связана с политической системой, а в дальнейшем — с дискриминацией инакомыслящих.

Тем не менее отечественная психиатрия имеет свое оригинальное содержание и историю, в целом наполненную гуманистическим содержанием. Первое руководство по психиатрии и использование термина «психиатрия», предложенного немецким врачом Johann Reil (1803), в России опубликовал П.А. Бухановский в 1834 году. Оно называлось «Душевные болезни, изложенные сообразно началам настоящего учения психиатрии в общем, частном и практическом изложении». Вероятно именно П.А. Бухановский (1801–1844) был также родоначальником нозологического направления. Кроме того, он первым в России начал преподавание психиатрии в Харьковском университете с 1834 по 1844 годы на кафедре хирургии и душевных болезней. В дальнейшем руководства по психиатрии в России были опубликованы П.П. Малиновским (1843). Позже, в 1867 году И.М. Балинским создана отдельная кафедра психиатрии Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга, а в 1887 году А.Я. Кожевниковым — клиника психиатрии при МГУ. В 1887 году С.С. Корсаков описал алкогольный психоз с полиневритом (корсаковский психоз), который стал одной из первых нозологических единиц в психиатрии. В 20— 30-х годах XX века П.Б. Ганнушкин систематизирует динамику психопатий, а В.М. Бехтерев вводит понятие психофизики массовых психических явлений. Эти данные предвосхитил в своей диссертации «Физические факторы исторического процесса» (1917) А.Л. Чижевский при описании психических эпидемий на протяжении 2000 лет. Значительным явлением был выпуск в 1923 году учебника В.П. Осипова и нейрогенетические исследования 30—40-х годов С.Н. Давиденкова. Клинические и аналитические исследования расстройств мышления Е.А. Шевалева в 20—30-х годах превосходили лучшие образцы мировой науки того времени. Работы Л.С. Выготского и А.Р. Лурия, а в дальнейшем В.В. Зейгарник и Е.Ю. Артемьевой позволили создать оригинальную отечественную патопсихологию, которая значительно повлияла на диагностический процесс в психиатрии. В период второй мировой войны исследования М.О. Гуревича и А.С. Шмарьяна уточнили связь органических поражений и психопатологических расстройств и создали «мозговую» психиатрию, основанную на функциональной и органической морфологии. В клинике Корсакова и психиатрической клинике Казанского университета в конце 40-х — начале 50-х годов были проведены одни из первых психохирургических операций при шизофрении, в которых принимал участие А.Н. Корнетов. Основоположниками отечественной детской психиатрии считаются Г.Е. Сухарева и В.В. Ковалев, сексопатологии — А.М. Свядощ и Г.С. Васильченко, а психотерапии — Б.Д. Карвасарский.

Глава 2. Стили психиатрической беседы

Стиль психиатрической беседы отличается от структур бесед врача соматической клиники с пациентом.

Можно выделить два основных стиля психиатрической беседы:

1. Инсайт-ориентированный.

2. Симптом-ориентированный.

Инсайт-ориентированный стиль подразумевает интуитивное постижение переживаний пациента, важное для раскрытия бессознательных процессов, защитных механизмов и построения психодинамического представления о нем. В данном стиле нозология не имеет существенного значения, а главный акцент ставится на целостном восприятии пациента.

Инсайт-ориентированный стиль имеет свою технику, специфику беседы, стратегию и конечную цель. Оба стиля являются разными измерениями со своими правилами и техниками, однако если они применяются по отношению к одному пациенту, это позволяет сформировать о нем «многомерное» и, значит, более полное представление.

Симптом-ориентированный стиль подразумевает распознавание знаков, которые складываются в синдромы и нозологические единицы. Указанный стиль может рассматриваться, как умение пользоваться техниками опроса, в результате которого устанавливается раппорт (контакт), выявляются переживания (симптомы), описывается психический статус, ставится диагноз, оценивается прогноз, назначается терапия.

Продолжительная работа с пациентом подразумевает, что указанные техники всегда применяются одновременно, однако на разных этапах (первая встреча, стационарное наблюдение (поступление, выписка) и т. д.) на них меняются лишь акценты. Например, при первой встрече наибольшее значение имеет умение врача завоевать доверие пациента и интуитивно почувствовать его проблемы (инсайт-ориентированный стиль), но не так уж важно поставить окончательный диагноз (симптом-ориентированный стиль).

Два стиля могут также рассматриваться как этапы психиатрической или психоаналитической беседы.

2.1. Опрос

При опросе пациента врач фиксируется на четырех вопросах: 1. Что… (беспокоит, проявляется)? 2. Где… (беспокоит, возникает)? 3. Когда… (ранее и теперь беспокоило, проявлялось)? 4. Почему… (по мнению пациента, это возникает и с чем он это связывает)?

В инсайт-ориентированном стиле беседы объяснение полученной в результате опроса информации проводится в терминах переноса (трансфера) и контрпереноса, механизмов защиты, а также психодинамики. В симптом-ориентированном стиле объяснение проводится в терминах симптоматологии, синдромологии, нозологии, дифференциальной диагностики.

2.1.1. Техника установления контакта с пациентом.

Инсайт-ориентированная техника включает, наряду с сопереживанием, свободные ассоциации, интерпретацию и конфронтацию.

Симптом-ориентированная фиксирована на выявление знаков в поведении, психических функциях (сознание, память, интеллект, восприятие, мышление, эмоции). Она строится в следующей технике:

1. Зафиксируйте общее представление о пациенте, его конституциональном, включающем отклонения в развитии (регионарные морфологические дисплазии) и поведенческом статусе. На этом этапе уже в первые секунды вы сможете уловить свои представления о половой принадлежности, степени соответствия ей половой ориентации, возрасте. В дальнейшем это может пригодиться для выяснения соответствия реальному возрасту, конституции (пикник, нормастеник, астеник), поведению (возбуждение, ступор, неадекватность).

2. Следует расположить пациента к себе и успокоить.

Даже если пациент не считает себя больным, посещение психиатра может быть для него болезненным, в этом случае обычно что-то или кто-то заставляет его консультироваться. Подобную конфронтацию можно использовать для того, чтобы показать, что вы находитесь на стороне пациента, а не его окружения. Это еще более важно, если пациент страдает.

Распознайте особенности знаков его локомоций (моторики), мимики, позы, жеста, стилистики отношения к вам и территории, его эмоциональное состояние и общую конструкцию речи. Стремитесь реагировать на эти знаки и наблюдайте его реакцию на ваше поведение. Если ваше поведение будет излишне спокойным, а взгляд слишком пристальным, это может вызвать у бредового пациента дополнительные подозрения, а у депрессивного — усилить тревогу. Поведение врача должно быть пластичным.

3. Проявление сострадания и сопереживания. Оцените свое сопереживание, а также возможное непонимание или агрессию по отношению к пациенту. В дальнейшем анализ этих чувств поможет вам понять причины успешности или неуспешности терапии, прогноза и неточность диагностики. Реагируйте с сопереживанием на представляемые переживания пациента. Не скрывайте проявлений своего сопереживания.

4. Оцените уровень понимания пациентом собственных проблем. Он может быть полным, и в этом случае пациент рассказывает о своих переживаниях как болезненных, неполным, то есть лишь некоторые переживания он считает болезненными, или понимание вообще отсутствует. Важно найти те переживания, которые хотя бы частично пациент считает болезненными, их можно использовать для работы с остальными переживаниями, но первоначально лучше избегать болезненных для пациента переживаний. В зависимости от понимания пациентом проблем расскажите ему о терапевтических задачах.

5. Проведение оценки или интерпретация. Пациенту важно знать, что думает врач о его переживаниях. Поэтому следует продемонстрировать ему свои знания о данных симптомах, подчеркнуть уникальность или обычность (стандартность) данных переживаний, а также возможности управления этими переживаниями. Обычно страдающим пациентам важно знать, что у врача есть опыт борьбы с аналогичным страданием, но сопротивляющимся и отвергаемым пациентам важнее чувствовать свою значимость. Следует указать на перспективы развития болезни и вселить в пациента и его родственников надежду на выздоровление.

6. Установление лидерства в отношениях. Это важно для того, чтобы терапевтическим процессом управлял врач, а не пациент и его родственники или социальное окружение. Баланс ролей и стратегий в отношениях должен быть врачом осознан как можно глубже.

2.1.2. Роли и стратегии врача.

Врач может выступать в беседе и работе с пациентом как доминантная, авторитарная фигура, как независимый эксперт, как сопереживающий (эмпатический) слушатель или гуманистический помощник. Каждая из ролей предполагает конкретный личный опыт и личностные особенности врача, но важно, чтобы он мог пользоваться всеми стратегиями.

А) Доминантный врач

Доминантность и авторитарность усиливают субмиссию (подчиняемость) пациента, но они часто важны, например, для быстрого снятия симптома у внушаемого пациента. В этой роли врач моделирует поведение строгого отца-матери, учителя, указывает на правильное и неправильное поведение, устанавливает жесткие сроки и ограничения. Доминантный врач обычно ограничивает круг доверия к другим специалистам, демонстрируя свою осведомленность. У доминантного врача присутствует множество символов ранга, от строгой медицинской сестры, до накрахмаленной шапочки. Он обычно строго ограничивает время общения с пациентом.

Б) Врач-эксперт

Как независимый эксперт врач может выступать в момент диагностической беседы. В этом случае он показывает, что его работа с расстройством носит исследовательский характер, и он ценит дополнительную информацию других специалистов. При этом он отстраняется от симптомов болезни, заставляя дистанцироваться от нее и самого пациента. Эта роль важна на стадии собственно диагностики.

В) Врач-слушатель

Как эмпатический слушатель, врач лишь демонстрирует или по-настоящему сопереживает с пациентом. Ему интересно его слушать, клинический случай он расценивает как поразительный роман. Именно с этой роли обычно начинается контакт с пациентом. Правда, некоторые пациенты оценивают врача как «внимательного» потому, что не замечают, что во время продолжительной беседы он засыпает.

Г) Помощник

Будучи гуманистическим помощником, врач показывает ценность переживаний пациента, становится с ним на одну ступень и поясняет, что основные силы, способные ему помочь, находятся не за пределами его, а внутри его. Он считает, что переживания пациента содержат творческий элемент, обращает внимание на индивидуальную особенность и уникальность личности и судьбы пациента. Он не стесняется ему сказать о сходстве некоторых собственных потрясений и переживаний с проблемами пациента.

2.1.3. Роли и стратегии пациента.

Пациент может по-настоящему страдать, он может уйти в болезнь, использовать ее для рентных установок, усиливать, имитировать или скрывать симптомы.

А) Страдание

Настоящее страдание не обязательно связано с органическими повреждениями, пациент с соматоформным болевым расстройством или неврастенией может страдать не меньше, чем с органическим повреждением конкретного органа. Само страдание может приводить к избеганию окружающих и отгороженности или попыткам получить помощь, которые оцениваются как слишком навязчивые. Страдание часто описывается с разной полнотой или на него указывает поведение пациента, хотя он сам не говорит о нем.

Б) Уход в болезнь

Причиной ухода в болезнь, как в иную внутреннюю реальность, являются не только личностные особенности пациента, но также пугающий характер переживаний, о которых нельзя рассказать, реакция на эти переживания окружающих. Это особенно заметно при сексуальных проблемах. Уход в болезнь у близких пациента может вызывать протест, отчаяние или усилить взаимную привязанность пациента и его родственников.

В) Неискренность

Усиление, имитация или сокрытие переживаний лишь в судебной практике могут считаться злонамеренными, психиатру чаще приходится иметь дело с тем, что данные явления сами являются симптомами расстройства. Так, при индуцированном бреде, диссоциативных расстройствах, императивных слуховых галлюцинациях данные механизмы широко распространены.

Всякое расстройство может иметь преимущества, уход от активности, инвалидность, желание избежать наказания демонстрацией болезни. При этом в одном возрасте симптомы могут маскироваться, в другом и в соответствующей социальной группе (например, у военнослужащих, государственных служащих) усиливаться. Неискренность (ложь) проявляется как несоответствие (диссоциация) между смыслом речи и поведением, между объективно установленным и высказанным, между частями одного поведения. Например, при диссоциации между жестом и мимикой, между отдельными частями мимического выражения (фальшивая, печальная, скрываемая улыбка и т, д.).

Г) Неадекватность

Неадекватность означает несоответствие реакций, в частности эмоциональных, на конкретные простые и сложные стимулы. Неадекватной может быть кожная гиперестезия и, в результате, страх пациента перед инъекциями, неадекватным может быть и смех в ситуации траура и печали.

2.1.4. Врач — пациент.

Стратегии взаимодействия врача и пациента могут быть динамичными и застывшими. Врач может быть сам пациентом или им становиться по мере работы с данным пациентом. В этом случае свои симптомы он в больном либо не замечает, либо преувеличенно активно с ними борется. Так, наиболее активными борцами с проявлениями алкоголизма являются бывшие алкоголики, но сами алкоголики неадекватно оценивают симптомы алкоголизма у окружающих. Симптомы депрессии или ипохондрии у самого врача не позволяют ему правильно оценить уровень депрессии пациента, но приводят к тому, что симптомные личностные черты он может оценить как «гипоманиакальные». Врач может увидеть в пациенте фигуру из своего прошлого и именно поэтому сопереживать, в этом случае переживания самого пациента лишь повод для переживаний врача, а эмпатическая техника превращается в эгоистическую.

Пациент не всегда обращается к врачу как к человеку, от которого он ждет помощи, он иногда просто ищет внимания, поддержки или ассоциирует все медицинское учреждение со своей семьей, в котором ему нашлось бы хоть какое-нибудь место. В этих случаях пациент может использовать стратегии врача, например, быть авторитарным и доминантным, добиваясь дополнительного обследования. Он может входить в доверие к персоналу, становиться экспертом для себя и окружающих, изучая медицинскую литературу и раздавая советы.

2.2. Управление диалогом

2.2.1. Жалобы.

Жалобам следует уделять особое внимание, поскольку содержание, способ и форма их высказывания позволяют получить ценную диагностическую информацию. По отношению к жалобам применяются открытая и направленная техника, а также техника прояснения переживаний.

А) Открытая техника

Открытая техника подразумевает, что вы просите пациента перечислить все его жалобы и детально его выслушиваете, лишь иногда допускаются наводящие вопросы, которые никогда не подразумевают подведение пациента к какому-либо ответу, но лишь позволяют продолжать ему говорить о той теме, которую он начал. Однако в этой технике есть свои проблемы. Например, ипохондрик может говорить о своих переживаниях часами, обстоятельность мышления заставляет пациента застревать на деталях, а сверхценная фиксация не позволяет быстро переключиться на другую тему, которая, может быть, и беспокоит пациента. Поэтому, хотя в открытой технике и принята пациент-центрированная техника, то есть врач терпеливо следует за пациентом, но допускается и директивная техника. В этом случае вы прерываете дальнейшие высказывания по одной теме и спрашиваете «Что еще вас беспокоит?»

Б) Направленная техника

Направленная техника состоит в том, что врач спрашивает пациента о тех переживаниях, которые, по его мнению, должны быть. Предположительные направленные вопросы возникают у врача при наблюдении поведения пациента. Такая техника необходима тогда, когда пациент заторможен, скрывает свои переживания. Например, депрессивного пациента следует спросить о суицидальных мыслях, а у пациента, который отвечает невидимому собеседнику, следует спросить, кому он отвечает и как это связано с вопросом врача. Однако случается так, что на направленные вопросы ответа не следует, тогда необходимо задавать наводящие вопросы. Например, пациенту, страдающему зависимостью от наркотика, но отказывающему это признать, можно задать вопрос, как, по его мнению, изменилось к нему отношение окружающих, как продвигается его учеба, есть ли изменения сна. В подобных случаях вы фиксируетесь не на причинах, а лишь на следствиях, зная, что всякая патология обязательно должна проявляться в разных психических сферах. Иногда расспросы о жалобах в прошлом, об интересах, увлечениях быстрее позволяют выявить сегодняшние переживания. В целом направленная техника включает продолжение темы, переключение логичного или даже «алогичного» на другую тему. Такое отсутствие логики лишь внешнее, поскольку определяется знанием врачом поведения пациента и его предположениями о клиническом статусе.

В направленной технике возможен внезапный вопрос врача, направленный пациенту, или вопрос внешне вообще не имеющий отношения к предыдущему разговору, но который следовало задать исходя из наблюдений поведения пациента.

В) Техника прояснения

Эта техника предполагает детализированное уточнение всех сторон переживания, то есть, на какие случаи оно распространяется, есть ли сейчас, как само переживание объясняется пациентом (как сон, болезнь, норма и т. д.), как оно связано с другими обстоятельствами. Иногда прояснение приводит к тому, что пациент сам начинает больше узнавать обо всех взаимосвязях своего переживания.

2.2.2. Реакция врача на переживания пациента.

Врач не может быть безразличен при предъявлении пациентом жалоб, он может конфронтировать с ним, пытаться их девальвировать, преувеличивать или усиливать роль пациента именно в данных переживаниях. Врач — также человек, поэтому он может бессознательно видеть в пациенте ребенка, своих родителей или брата/сестру. Процессы переноса и контрпереноса объясняют нам, почему к одним больным врач привязан и дает им номер своего домашнего телефона, а другие вызывают у него раздражение и немотивированное желание применить «строгое» лечение. Обычно данные проблемы обсуждаются в Балинтовских группах, задача которых — прояснить проблемы неправильного отношения к больным, переживание чувства вины врачом в результате неточного диагноза и другие вопросы отношений между врачом и пациентом. В любом случае врач должен контролировать всю систему своих отношений к пациенту.

2.2.2.1. Игнорирование и девальвация

Ряд переживаний пациента необходимо обесценивать (девальвировать) или не замечать (игнорировать) в связи с их чрезвычайной аффективной насыщенностью, генерализацией тревоги или грубой неадекватностью. Через некоторое время можно вернуться к игнорируемой теме, когда степень выраженности аффекта снизится. Всякая девальвация сама по себе часто способствует в дальнейшем игнорированию пациентом своего переживания. То есть нередко то, что игнорируется врачом, в дальнейшем начинает игнорироваться и пациентом.

При данной беседе с пациентом, высказывающим идеи величия, тактика первоначальной девальвации сменилась игнорированием. Игнорирование может выражаться в том, что врач, выслушивая пациента, воздерживается от комментария его высказываний или интерпретации поведения. Это обычно само собой получается при маниакальной «скачке идей».

Девальвация может быть даже научно обоснована, так некоторые пациенты с ипохондрическими переживаниями девальвируют свои убеждения, если им детально и схематично рассказывать о тех объективных данных, которые опровергают явное поражение органов и систем. Девальвации требует анозогнозия у родственников пациента, которые не замечают вторичного проявления болезни, считая, например, уклонения поведения при простой форме шизофрении ленью или плохим характером. Иногда необходима девальвация отношения к пациенту его родственников, которые нередко сами являются психически больными. В этом случае они могут настаивать на более продолжительной госпитализации или преждевременной выписке, назначении «экзотических» препаратов, психоэнергетических воздействиях.

2.2.2.2. Конфронтация

Конфронтация чаще необходима при болезнях зависимости. Обычно в этих случаях рекомендуется принцип «суровой доброты» и контроля.

Врач показывает, что соматические изменения, проблемы на работе и в семье связаны собственно со злоупотреблением. Однако он подчеркивает, что конфронтирует не с самим пациентом, но с его болезнью. Жесткая директивная конфронтация часто необходима и при нарушениях личности. Врач может также в конфронтационной манере высказаться о своем отношении к моральным ценностям пациента, если он уверен, что их приобретение не является результатом патологического процесса. Однако конфронтирование должно быть тактичным, поскольку в ином случае можно утратить доверие пациента.

2.2.2.3. Преувеличение

На ранних стадиях болезней зависимости при формировании криминального поведения у подростка возможно применение преувеличения, когда врач рисует перед пациентом драматические картины последствий данного поведения, демонстрируя, что у него как свободной личности есть несколько путей, один из которых «может плохо кончиться». Само преувеличение позволяет пациенту понять границы его переживаний.

2.2.2.4. Повышение статуса переживаний

Часто пациенты не знают, как им относиться к психотическим переживаниям не только в остром периоде, но и после выздоровления. Они считают, что пребывание в клинике дискриминирует их в обществе, к ним относятся не так, как прежде. В этом случае возможно повышение статуса переживаний с помощью указания на их творческий характер. В частности, врач может посоветовать зарисовать галлюцинаторные образы, вылепить источник страха или описать ситуацию бреда. Интерес, с которым врач выслушивает переживания пациента, сам по себе повышает статус его переживаний.

Пациентам, страдающим эпилепсией и шизофренией, важно, для повышения статуса их переживаний, напомнить истории страданий Ван Гога, Наполеона, Петра I, императрицы Елизаветы, Ф.М. Достоевского, Стриндберга. Они должны понять, что переживания делают их уникальными и неповторимыми.

2.2.3. Преодоление защит для понимания и прояснения переживаний.

В качестве защиты может быть использован любой психологический механизм. Защитные механизмы принято делить на архаические (низшего порядка), вторичные и патологические.

К первичным механизмам относятся аутистическое фантазирование (изоляция), отрицание, всемогущество, обесценивание и идеализация, проекция, интроекция и проективная идентификация, расщепление, диссоциация, юмор, альтруизм, пассивная агрессивность, смещение.

К вторичным механизмам относятся вытеснение, регрессия, изоляция, интеллектуализация, рационализация, морализация, антиципация (разделение), аннулирование, поворот против себя, смещение, реактивное образование, реверсия, идентификация, отреагирование, сексуализация, сублимация, подавление и недеяние (вакуум активности).

Хотя пациент может быть фиксирован на каком-либо из этих видов защит, в целом те или иные элементы всех защит могут быть использованы как в диагностической, так и терапевтической работе. В структуре психоза также заметны комплексные защитные механизмы, такие как психотическое отрицание, параноидная проекция, психотическое искажение или избегание.

Аутистическое фантазирование (изоляция)

При внешнем безразличии, даже тупости и холодности, и отсутствии искажения реальности, происходит уход в мир фантазий, которые могут быть творческими. Преодоление защиты возможно лишь путем разделения и понимания фантазируемой реальности. Какую-либо информацию можно получить через беседу на отвлеченные, нередко далекие от действительности темы.

Отрицание

Отказ от принятия прежде всего неприятных событий, игнорирование негативной стороны реальности, отрицание опасности часто характерно для наркологических пациентов или при маниях. Преодоление отрицания возможно в беседе тогда, когда последовательно пациента расспрашиваем о том, что он отрицать не может, и постепенно приближаемся к тому, что он пока отрицает.

Всемогущество

Чувство высокой компетентности, власти над окружающим, убежденность в том, что своими усилиями можно достигнуть всего, перешагнув через препятствия и других людей. Преодолевается демонстрацией явной некомпетентности в какой-либо области.

Обесценивание и идеализация

Бегство от страха с помощью веры в безусловную силу и могущество некой силы или авторитета, в частности родителя, покровителя, правителя, религиозного и политического лидера, рок-певца. Механизм, отчетливо заметный при индуцированных расстройствах у реципиентов бреда. Девальвация лидера приводит к разрушительному гневу против него как не оправдавшего надежд, разочарованию. Частично преодолевается демонстрацией ценных качеств других сил, лиц или изоляцией от лидера.

Проекция, интроекция и проективная идентификация

При проекции внутренние, собственные, часто негативные качества, приписываются окружающим, которые кажутся, например, агрессивными, враждебными. Отсюда возникает ощущение неправильного понимания себя другими. При интроекции внешние события или качества других воспринимаются как внутренние и присваиваются. Проекция и интроекция заметны у эксплозивных (взрывчатых) аномальных личностей. При проективной идентификации пациент считает, что врач должен поступать так, как диктует его собственная фантазия в связи с тем, что врач воспринимается как фигура из прошлого, с которой у пациента происходили проективные связи. Идентификация с объектом любви, при его утрате, приводит к депрессии. Преодоление этих защит возможно путем указания на степень несходства или сходства с объектами проекции, интроекции или идентификации как теперь, так и в прошлом.

Расщепление (амбивалентность)

Расщепление — противоположные чувства, испытываемые к миру, в частности, пациента к врачу или врача к пациенту, а также к самому себе, что ведет к амбитендентности, то есть противоположным поступкам по отношению к одному и тому же стимулу. Отчетливо выражено в манихейском бреде (бред борьбы сил добра и зла) и расщеплении Я. Преодолевается усилением позитивного Я.

Диссоциация

Эквивалент истерической защиты при стрессе, при которой происходит разделение психического и моторного процессов или Я. При этом игнорируется (амнезируется) диссоциированая психическая (Я) или моторная составляющая. Характерна для диссоциативных (истерических) расстройств, в том числе для множественных расстройств личности. В значительной мере преодолевается сопереживанием врача, особенно успешно, если он сам имеет опыт травматических переживаний в прошлом.

Юмор

Высмеивание себя и окружающих также является формой защиты, которая преобладает при маниакальных эпизодах и гебефрении. Врачу всегда лучше принять или имитировать данную форму защиты за исключением случаев, когда юмор носит открыто агрессивный характер.

Альтруизм

Стремление жертвовать ради других, более слабых. Эта форма защиты сопровождается забвением своего Я. В связи с высокой социальной приемлемостью данный механизм не требует преодоления.

Смещение и переадресация

При смещении действие или намерение из одной сферы поведения преобразуется в действие или намерение в другую сферу при наличии блока, препятствующего осуществлению поведения в желаемом направлении. Например, сексуальное поведение, подавляясь запретом, преобразуется в агрессивное или пищевое поведение. Смещенное поведение чаще выглядит как избыточное, например, при булимии (обжорство).

При переадресации поведение в той же сфере переключается от основного к второстепенному объекту, если действие, направленное на основной объект, невозможно. Так пациент может быть агрессивен по отношению к врачу, поскольку не может проявить свою агрессию по отношению к родственнику.

Указанные формы защит осознаются по мере поиска причин, блокирующих поведение.

Вытеснение

Игнорирование, или мотивированное забывание. Преодолевается воспоминанием о травматическом событии.

Регрессия

Возвращение к прежним привычкам, стереотипам, более ранним онтогенетическим этапам психогенеза. В психотических случаях выражается в возникновении онтогенетически ранних рефлексов, при неврозах и у психически здоровых лиц регрессивные элементы возникают при стрессе. Может быть преодолена лишь продолжительной интеллектуализацией, процессом личностного роста или биологической терапией.

Изоляция

Изоляция чувства от понимания отстранением от эмоционального содержания, аффективной насыщенности травматического события. Внешне выражается в крайних случаях как холодность, являющаяся маской гиперчувствительности к стрессу. Характерны остановки в процессе мышления с повторами (обсессиями, стереотипиями) и ритуалами. Изоляция может быть нормальной реакцией на сверхсильный стресс.

Интеллектуализация

Преобладание абстрактного мудрствования над эмоциональным переживанием и фантазией. Отстранение от аффекта воспринимается как неискренность и равнодушие.

Рационализация

Пациент дает логически связанное и социально приемлемое разъяснение своих чувств и поступков, но подлинные их мотивы от него ускользают. Механизм, постоянно встречающийся в механизмах бреда, сверхценного мышления, навязчивостях, сексуальных нарушениях. Процесс преодоления рационализации и интеллектуализации связан с попытками связать черты характера и поведение пациента с уникальностью его Я и его отличием от других.

Морализация

Считается разновидностью рационализации. Оправдания для принятия решений, в крайних случаях деструктивных, объясняются долгом и моральной обязанностью.

Разделение

Вариант диссоциативного процесса, при котором высказываются две противоречивые установки, например высокоморальная или позитивная и примитивная (негативная). Аналогичное разделение возможно в поступках, с одной стороны, установки на альтруизм, с другой стороны, явно эгоистическое поведение. Воспринимается как лицемерие. Часто речь идет о разных стилях мышления и поведения на работе и дома. В выраженных случаях характерно для мышления пациентов с эпилепсией.

Аннулирование

Выступает как искупление чувства вины или стыда путем поступка, особого жизненного пути, ритуала дарения.

Поворот против себя

Негативные чувства к окружающим или конкретному лицу направляются на себя. Является частным случаем переадресации, особенно характерен для депрессивных пациентов, которые высказывают идеи самообвинения, за которыми кроется агрессия к окружающим. Преодоление данной защиты связано с развитием аутентичности.

Реактивное образование

Преобразование негативного чувства в позитивное, и наоборот, позитивного в негативное. Например, привязанности в отвержение и агрессию, влечения в отвращение. Особенно характерно для родственников пациентов хронически больных, например шизофренией, у которых гиперопека при стационировании часто сменяется агрессией по отношению к больному родственнику в период его выписки. Это в свою очередь является причиной повторной госпитализации.

Отреагирование

Действия, обусловленные желанием справиться с тревогой, acсоциированной с запретом, страхом, фантазией. Рассматривается как вариант смещенного поведения. Некие негативные переживания беспомощности проигрываются так, что пассивное чувство превращается в активное действие. Отреагирование вовне может носить характер эротизации.

Сублимация

Воплощение вытесненных желаний в творчество. Социально приемлемая трансформация бессознательных импульсов.

Подавление и недеяние (вакуум активности)

В результате снижения активности инстинктов снижается мотивация и возникает истощение (астения), при дальнейшем снижении — бездеятельность (вакуум активности). Указанные явления отмечаются как при органических нарушениях, так и при абулии.

Преодоление защит обычно предполагает сначала понимание и присоединение, а затем прояснение самого защитного механизма для пациента. Последний этап обычно невозможен у пациента в состоянии психоза, но от него не следует отказываться. В таких случаях полезным бывает переключение внимания пациента на третье лицо.

У подростков часто защитные механизмы препятствуют получению какой-либо информации у пациента в присутствии его родственников, которые демонстрируют свои защитные механизмы, указывая на то, что «на самом деле она или он хотят сказать». Матери часто убеждены, что лучше постоянно вносить поправки в речь ребенка, поскольку «он все скрывает» или лжет.

Так или иначе, преодоление защит возможно с помощью успокоения, присоединения, отвлечения, конфронтации и интерпретации.

(А) Успокоение

Успокоить пациента может прикосновение, доминантный или просто ровный тон голоса. Следует избегать столь характерного для психиатров профессионального пристального взгляда с редким миганием, поскольку он может восприниматься пациентом как агрессивный. Сам по себе лечебно-охранительный режим в стационаре или дома способствует тому, что пациент больше раскрывается.

(Б) Присоединение

Суть присоединения заключается в демонстрации заинтересованности и вовлеченности в переживания пациента.

Присоединение особенно важно при ипохондрических переживаниях. Так, если пациент уверяет, что ощущает некие изменения в области половых органов, груди, конечностей, важно осмотреть все эти зоны до направления его к другим специалистам. Вовлеченность может демонстрироваться повторением стилистики речи, метафор, выражений самого пациента, особенно если они необычны.

Таким образом, присоединение помогает понять, что метафора «отморожение» относится вовсе не к сенестопатическому, а к аффективному переживанию.

(В) Отвлечение

Травматические переживания смещаются, сублимируются и переадресовываются, вытесняются и интеллектуализируются, однако, будучи аффективно насыщенными, они «наводняют» сознание, если от травматической ситуации их отделяет незначительное расстояние.

Отвлечению способствует переключение пациента на творчество и любую другую деятельность, «мы с вами потом это обсудим, а пока…».

При аутистическом фантазировании отвлечением является возвращение к актуальной окружающей ситуации.

(Г) Конфронтация

Противодействие позволяет выявить все механизмы защиты, если оно обращено к «объективным событиям» или «экспериментам». Таков пример беседы с пациентом с обсессивно-компульсивным расстройством.

(Д) Интерпретация

Интерпретация переживаний дает возможность преодолеть защиты и позволяет пациенту сформировать «язык» для объяснения собственных расстройств. Интерпретация — один из важных путей завоевания доверия пациента.

Пациенты и особенно их родственники часто сами просят интерпретировать расстройство в терминах наследственности («от кого это передалось»), отношений («как теперь себя с ним вести»).

Глава 3. Психическое состояние

Суждение о психическом состоянии складывается из анализа типологии и структуры поведения, речи, результатов опроса и тестирования пациента с помощью психологических тестов. Собственно психический статус представляет описание психических функций (сознание, личность, восприятие, мышление, память, моторика, воля, эмоции, интеллект) и их отражение в поведении.

3.1. Поведение

Поведение — один из самых важных показателей психического статуса, его анализ является иногда единственной возможностью оценить клиническую картину состояния пациента. Например, при диагностике психического состояния у маленьких детей, глухих и немых, а также пациентов, которые говорят на неизвестном нам языке, психиатр вынужден пользоваться описанием только поведения и косвенно, таким образом, судить о целостном психическом статусе. У каждого человека существует неповторимый морфологический облик, позволяющий отличить его от другого человека, но каждый обладает также неповторимым портретом поведения. Исследования показывают, что более точно этот портрет могут описать те, кто больше общаются с пациентом, то есть средний медицинский персонал, специальное обучение которого распознаванию знаков поведения представляет для психиатра отдельную задачу. Практика показывает, что наиболее точны описания поведения пациентов медицинских сестер, работающих на постах, их обучение замечать детали является важнейшей задачей врача.

Изучение невербального контекста (прямо не связанного с речью) поведения, представленного через моторные паттерны мимики, позы и жеста, манипуляций с предметами, структуру общения — наиболее доступный и легко осуществимый метод исследования, не требующий специального оборудования. Наблюдение поведения проводится при сопоставлении контекста переживаний и моторики в психологии намерений и при неэкспериментальном исследовании в естественных условиях. Неэкспериментальными исследованиями занимается этология (биология поведения) человека. Задачами этологии в психиатрической клинике являются диагностика поведения и дифференциальная диагностика на основании типологического описания, объяснение причин данного поведения (средовые или генетические), а также изучение возможностей модификации поведения (поведенческая терапия). Первые описания в области этологии человека принадлежат K. Lorenz, I. Eibl-Eibesfeldt, H. Hass. Методически этологи стремятся прежде всего формализовать наблюдаемое поведение. Для этой цели используются специальные глоссарии невербальных коммуникаций (В.П. Самохвалов, 1994). При наблюдении поведения и обучении персонала используется общая этографическая схема. Этограмма — запись последовательных паттернов поведения по каналам коммуникации.

На основании этограммы можно получить «портрет поведения», его динамику и степень разнообразия поведения. Наиболее полные описания получают при продолжительности наблюдения до 20 минут.

Анализируя особенности общего контекста невербального поведения человека, следует выделять элементы (знаки) поведения, моторные комплексы (паттерны), которые соответствуют симптомам и синдромам, а также искажения и особенности контекста (сложных форм) поведения. К числу моторных комплексов относятся:

Насильственные движения неконтролируемые, возникающие спонтанно, вне связи с ситуацией. Наблюдаются при органических заболеваниях головного мозга, поражающих стриарную систему (хвостатое ядро, путамен), в том числе и при нейролептическом синдроме. Наиболее типичные проявления — хореоатический гиперкинез, атетоз, торзионный спазм.

Непроизвольное сокращение мышц судороги. В зависимости от непрерывного или прерывистого характера различают судороги тонические и клонические. По происхождению различают судороги церебральные и спинальные. Вызываются: аноксией (например, во время обмороков), токсическими воздействиями (например, при отравлении стрихнином), психогенными (например, истерические судороги), они также прежде всего характерны для эпилепсии.

Тики быстрые неритмичные, стереотипные, автоматизированные подергивания отдельных мышц или их групп. В отличие от насильственных движений, тики можно на время подавить волевым усилием. По происхождению различают тики невротические и неврозоподобные (резидуально-органического или соматогенного происхождения).

Нарушение координации движений, атаксия наблюдаются в основном при органических заболеваниях центральной нервной системы различной локализации.

Ритмические раскачивания или резкие движения головы, туловища носят название яктации — (лат. jactacio — разбрасывание во все стороны). Яктации встречаются при неврозах (как последствия депривации, особенно у детей), при умственной отсталости.

Хаотическое некоординированное двигательное возбуждение в пределах постели можно наблюдать при аментивных, делириозных расстройствах сознания.

Таблица 1. Динамические характеристики поведения

Динамическое проявление Содержание Вовлеченные комплексы
Стереотипии Повторяемые моторные проявления при относительном сходстве предыдущего и последующего комплексов. Возможно усиление или ослабление в диалоге. Интоксикационные и нейролептические стереотипии в меньшей мере связаны или вообще не связаны с диалогом Мимика, поза (яктации — раскачивания), голова (кивки, качания), руки (поглаживание, потирание, игра пальцами, ощупывание), манипулирование (одеждой, предметами, частями тела), жест, груминг ноги (шарканье, сведение и разведение, удары носком и пяткой, раскачивание), письма, рисунка, невербальных компонентов речи
Гиперкинезы Внезапные и интенсивные моторные вспышки, неуместные в рамках конкретного поведения, не связаны с диалогом, но могут стимулироваться прикосновением Мимика (гримасы), голова, руки и ноги, сочетанные
Тики Сокращение отдельной мышечной группы на фоне конкретного моторного проявления, связаны с диалогом, усиливаются при ответе, угасают и усиливаются самопроизвольно, ритмичность не выражена Мимика, отдельные мышечные группы, при симптоме «мышечного валика» после удара по крупным мышцам молоточком
Тремор Дрожание, более выраженное в дистальных отделах конечностей, протекает на фоне конкретного моторного проявления, редко связано с диалогом, ослабевает при выполнении моторного акта (за исключением интенционного тремора), усиливается в покое Туловище, голова, дистальные отделы конечностей

Двигательные стереотипии (непроизвольное, многократное повторение однообразных, лишенных смысла и ничем не вызванных движений) являются одним из проявлений психической инертности. Наблюдаются при органических поражениях головного мозга (болезни Пика, некоторых постинсультных состояниях), кататонической форме шизофрении; сумеречном помрачении сознания, особенно у больных эпилепсией. Синонимы — «двигательные итерации», «моторная стереотипия», аутоэхопраксия.

Двигательные акты могут нести в себе значение своеобразного проявления внутренней психологической защиты пациента и представляют собой определенный ритуал. Ритуальный двигательный комплекс может быть простым, сложным или носить стереотипный характер. Иногда ритуальный двигательный акт возникает вопреки воле и внутреннему сопротивлению пациента и, достигая значительной выраженности, становится мучительным феноменом.

Следует отмечать специфические проявления поведенческого контекста, возникающие в результате депривации и часто встречающиеся при расстройствах личности и депрессиях, — онихофагию (стереотипное грызение ногтей) и трихотилломанию (вырывание волос).

Объединенное понятие всех проявлений неадекватного поведения больных шизофренией по отношению к внешним раздражителям принято называть парапраксиями. К ним относятся: неадекватные, манерные, нередко импульсивные действия, негативизм, амбитендентность, парамимии, мимоговорение, симптом последнего слова, неадекватная манерность речи. Парапраксии рассматриваются как проявление нарушений целостности психики и ее расщепления при шизофрении.

К симптомам нарушения моторики при шизофрении относятся пантомимические проявления в виде утраты естественности, гармоничности, грациозности движений (потеря грации). Движения становятся угловатыми, обнаруживают тенденцию к импульсивности. Жестикуляция и позы приобретают чудаковатый, напряженный, ригидный характер. Иногда мимика и жесты фрагментарны, незавершенны. При кататонической шизофрении психические расстройства проявляются главным образом в двигательной сфере (возбуждение, ступор, иногда их чередование). Отмечаются эхомимии — повторения больными мимики окружающих, эхопраксии — повторение действий и жестов окружающих. В состав гебефренического синдрома входит нарушение моторики в виде гримасничанья («гимнастические» сокращения лицевой мускулатуры, манерная пантомимика, импульсивное поведение и т. д.).

Описание типологии невербального поведения пациента возможно также с помощью объективизации визуального канала коммуникации, в который входят мимика, поза, жест, локомоции.

3.1.1. Мимика.

Мимика представляет собой координированные движения мышц лица, отражающие разнообразные психические состояния человека. Ее изучение имеет важное диагностическое значение в психиатрии, типология мимики помогает более точно оценить психический статус. Вариации и контроль мимики зависят от этнической принадлежности. Способность к контролю означает, что пациент может симулировать то или иное мимическое выражение, например, не будучи печальным, демонстрировать печаль или скрывать за улыбкой печаль. Эта маска обмана распознается методами P. Ekman, который установил, что искренность проявляется в мимике как адекватность изменений моторики верха и низа лица, правой и левой его половины [речь идет о неврологически здоровых исследуемых]. Например, искренняя улыбка должна сопровождаться не только растягиванием и приподниманием углов рта, но и морщинками у углов глаза.

В классической психиатрии выделяют так называемые «висячие мимические черты», отражающие маскообразность лица, характерную для хронического течения болезни, особенности мимики у галлюцинантов и больных, подверженных частой смене аффективных состояний, радости и печали.

В общей картине мимических расстройств выделяются парамимииизвращенные выразительные мимические проявления, несоответствующие эмоциям пациента или переживаемой им ситуации.

При органических поражениях нервной системы вследствие ригидности, атрофии мышц или паралича (паркинсонизм, ажитированный паралич, нейролептический синдром, кататонический ступор) мимика отличается слабой выраженностью, маскообразностью, постоянно сохраняется одно и то же выражение лица. Гиперкинезы мимических мышц, скованность, торзионные и атетотические гиперкинезы (синдром ван Богарта) обусловлены прогрессирующей дегенерацией бледного шара и очагами атрофии в гипоталамусе.

При кататоническом мутизме отмечается специфическое выражение лица и губ у пациента — мимика свидетельствует о желании ответить на задаваемые вопросы, но желание остается неосуществимым (симптом Сегла).

Обычно типология мимики описывается по зонам лица: область лба, область верхних век, область зрачка, область нижних век, поле лица до верхней половины губы, область верхней губы, нижняя губа, подбородок. Также необходимо учитывать особенности мимических проявлений области верхней и нижней, правой и левой половины лица.

Область лба

Конфигурация морщин

А) Горизонтальные — отмечаются при негативных расстройствах, редукции энергетического потенциала. Наблюдаются у пациентов, проявляющих психологическую утрату чего-либо, например вкуса жизни. Отчетливо выражены у пациентов уже через год болезни.

Б) Поперечные — показатель загруженности, задумчивости. Отмечаются также у бредовых больных.

Брови

Весьма подвижный, в норме, мимический компонент, подчеркивающий эмоционально-мнестические состояния. У детей насупленные брови являются проявлением задумчивости, определения цели действия. У взрослых нахмуренные брови — угроза бровями — являются проявлением агрессивно-предупредительного поведения. Движения бровями вверх — флаш — встречаются при приветствии и игре, а также при интересе к предмету. В норме у каждого человека при появлении нового лица возникает мимический сигнал приветствия, выражающийся в приподнимании бровей, однако этот признак исчезает при шизофреническом дефекте.

Один из симптомов парамимии у больных шизофренией является так называемый корругатор-феномен (m.corrugator supercilli — мышца, сморщивающая бровь). Он обусловлен мышечными подергиваниями в области лба, главным образом сокращением мышцы, сморщивающей брови. Имитирует мимику состояния повышенного внимания.

Область век

Описывают следующие компоненты области век:

а) закрытые глаза, б) мигание, дрожание век (которые следует отличать от моргания), в) прищуренные глаза, г) открытые глаза, д) мешки под глазами, связанные с напряжением нижнего века.

Область верхних век

Для больных эндогенной депрессией характерна складка Верагута. Она складывается из следующих элементов — складка верхнего века и нередко бровь на границе внутренней и средней трети оттягивается кверху и образует вместо дуги угол, придавая лицу скорбное выражение.

При неврозах у детей наблюдается симптом Эпштейна — при волнении верхнее веко не опускается, это придает лицу пациента выражение страха.

Область нижних век

Имеет отношение к контексту бессознательного Меняется при соматической патологии. Степень раскрытия глазной щели может характеризовать эмоционально-мнестический статус от заинтересованности до скрытности и агрессивных намерений.

Элементы области глаз

Зрачок

Расширение зрачков — мидриаз (греч. amydros — темный, неясный), может быть обусловлен параличом сфинктера зрачка, глазодвигательного нерва, спазмом дилятатора зрачка, введением лекарственных средств (атропин), интоксикацией (кокаин, хлороформ).

Сужение зрачков — миоз (греч. myosis — уменьшение). Может быть медикаментозным (введение пахикарпина), наблюдается при сифилитических заболеваниях головного мозга (входя в состав синдрома Аргайла Робертсона), при поражении шейного отдела симпатического ствола (паралитический миоз), вследствие спазма сфинктера зрачка (спастический миоз), при менингите, рассеянном склерозе, интоксикации (хроническом морфинизме, отравлении опием, бромом), кровоизлиянии в области варолиева моста.

Мидриаз и исчезновение реакции зрачков на свет может встречаться при истерическом припадке и сопровождается сильным мышечным напряжением — симптом Редлиха.

После эпилептического припадка иногда наблюдается неравномерность величины зрачков, длящаяся в течение суток (симптом Семенова). Она не отмечается в межприступном периоде, чем отличается от стойкой анизокории при органических заболеваниях головного мозга, и не встречается при истерических припадках.

М.О. Гуревич (1949), описал симптом — «отсутствие игры зрачков», свидетельствующий о расстройстве аффектов: «Вначале обычно исчезает игра зрачков, затем пропадают так называемые психические рефлексы, т. е. изменения зрачков под влиянием психических факторов, и, наконец, исчезает реакция зрачков на болевые раздражители». Кроме шизофрении, симптом встречается при органических поражениях мозга, ведущих к слабоумию (старческое слабоумие, эпилепсия, прогрессивный паралич). При функциональных заболеваниях и у здоровых лиц он не наблюдается.

Частая смена сужения и расширения зрачков (симптом беспокойства зрачков Вестфаля) отмечается при посттравматическом паркинсонизме, сифилитическом поражении головного мозга.

При выраженном кататоническом ступоре отмечается симптом кататонической неподвижности зрачков — Вестфаля — Бумке. Зрачки периодически расширяются в течение несколько секунд, часов, дней. Иногда зрачки при этом не реагируют на свет и отсутствуют аккомодация и конвергенция. Симптом Бумке (отсутствие реакции зрачков на боль, на новый предмет) может отмечаться при негативных и шизофренических дефектных состояниях.

H. Hass установил, что у гетеросексуально ориентированных мужчин при рассматривании фотографий женщин зрачки расширяются, этот же феномен отмечается у гомосексуально ориентированных мужчин при рассматривании фотографий мужчин.

Область склер

Углы глаз

Антимонголоидный разрез — угол глаза опущен, может наблюдаться у больных олигофренией. Опущенные углы глаз в сочетании с улыбкой отмечаются при депрессии — симптом Пьеро, «улыбающаяся депрессия».

Блеск склеры

Выделяют: симптом Чижа — свинцовый, маслянистый блеск склер при эпилепсии; Васнецовские глаза — много отблесков, обусловленных большим количеством глазной жидкости, отмечаются у маниакальных больных; симптом Врубеля — при расширенной глазной щели двойной блик ближе к верхнему веку, встречается при сумеречных расстройствах сознания, тиреотоксикозе. Сам М. Врубель на портретах лиц изображал второй блик, аналогичный размещенному на радужке или зрачке, на верхнем веке.

Движения глаз

При некоторых формах врожденной органической патологии головного мозга отмечается неспособность к произвольным боковым движениям глаз — при попытке компенсаторного поворота головы глаза насильственно поворачиваются в противоположном направлении, движения глаз по вертикали остаются неизменными. Эти признаки составляют синдром Когана (синоним — «врожденная частичная глазодвигательная атаксия»).

У больных с истерической слепотой при пассивном повороте головы глазные яблоки плавно смещаются в противоположную сторону, и зрачки остаются фиксированными на лице врача — симптом «фиксации взора».

При энцефалитах, болезни Паркинсона, паркинсонизме вследствие лечения нейролептиками, синдроме Мерсье-1 отмечается тонический спазм глазодвигательных мышц, вызывающий сочетанное отклонение глаз — глазодвигательный криз. Одним из симптомов шизотаксии, то есть скрытого носительства генов шизофрении, является наличие толчкообразных движений глазных яблок при рассматривании движущегося маятника.

Характеристика взгляда

При коммуникации собеседников продолжительность взгляда одного из них составляет от 1 до 10 с. Взгляд, непрерывно фиксированный на лице собеседника долее 5–7 с (пристальный взгляд), относится к агрессивно-предупредительным элементам мимики и в сочетании с другими агрессивными мимическими элементами может представлять картину скрытой агрессии. Хотя пристальный взгляд может отражать и крайнюю степень заинтересованности, и возникает при интересе и ухаживании.

При установлении межличностных взаимоотношений в норме, как правило, идет обмен взглядами. При общении слушающий собеседник смотрит на говорящего в два раза чаще, чем когда говорит сам. Известно, что при приближении взгляд отводится. Продолжительность и частота взгляда прямо пропорциональны расстоянию.

Выделяют взгляд в лицо, в сторону. Пациенты с шизофренией значительно чаще, чем здоровые, смотрят в сторону и реже фиксируют взгляд на собеседнике, аналогичный взгляд отмечается при дефицитарных синдромах, синдроме Кандинского — Клерамбо. Фиксация взгляда на своем теле чаще встречается при кататоническом синдроме, Кандинского-Клерамбо и дефицитарных синдромах. Частый, продолжительный взгляд в окно или на источник света (фотофилия) — признак скрытой депрессии, встречается и при ипохондрических состояниях. Избегания взгляда на свет и предпочтение темноты (фотофобия) характерны для посттравматических состояний, это обычно сочетается с повышенной чувствительностью к звукам — гиперакузией. Удивленное рассматривание себя перед зеркалом, часто с ощупыванием лица — симптом «зеркала» — отмечается при атрофических психозах, особенно при болезни Альцгеймера. При этом расстройстве отмечается также особое — Альцгеймеровское изумление, которое выражается в том, что у пациента глаза широко и удивленно раскрыты, рот полуоткрыт, мигание редкое. Оно особенно заметно тем, кто давно не видел пациента. Однако «влечение к зеркалам» и стремление рассматривать в них свое изображение наблюдаются также при нарушениях аутоидентификации при дисморфопсиях у подростков.

Элементы области рта

Область губ

Опущенные углы рта встречаются при депрессии.

Вытянутые вперед в трубочку губы — симптом «хоботка» — демонстрируются от нескольких секунд до спастического удержания больным в течение длительного времени, наблюдаются при кататонической шизофрении. При сопоре можно отмечать дистанторальный рефлекс, который заключается в том, что при незначительном взмахе рукой рядом с лицом пациента отмечается хоботковая реакция. При просьбе улыбнуться почти 70 % пациентов с шизофреническим дефектом вытягивают в улыбке губы хоботком.

Описан абортивный хоботок — малая выраженность и парциальность проявления, когда выпячивается только одна губа.

Раструб («рот рыбы») — рот широко раскрыт, губы вытянуты. Нередко проявляется как следствие депривации, сенсорной изоляции, встречается у больных наркоманией.

Улыбка

При продуктивной симптоматике у пациентов с шизофренией отмечается диссоциация мимических выражений верха и низа лица, при негативной симптоматике — разница левой и правой половины лица.

Односторонний тик языка и губ встречается при истерии и в структуре синдрома Жиля де ля Туретта — симптом Бриссо-Мари.

Одним из вариантов хронического паркинсонического синдрома, возникающего при лечении нейролептиками, является rabbit-синдром Вилнева. Он характеризуется локальной экстрапирамидной симптоматикой — тремор губ с частотой около 5 движений в секунду, напоминающий движение губ кролика.

При интоксикации тетраэтилсвинцом, интоксикационных психозах описан симптом волоса — ощущение во рту волоса или нити, сопровождающееся постоянным движением губ и языка пациента, стремящегося освободиться от этого инородного тела.

Ритмические судороги мышц языка и губ, сопровождающиеся причмокиванием и жевательными движениями, так называемые оперкулярные судороги, встречаются при поражении задней части нижней лобной извилины.

3.1.2. Поза.

Основой организации позы является соотношение элементов напряжения-расслабления сгибателей и разгибателей. Поза может быть маркером тревоги, депрессии, релаксации. Позу составляют элементы головы, плеч, туловища, ног.

Неспособность длительное время сохранять одну и ту же позу, носит название — акатизия. Первичными проявлениями являются мучительные ощущения, порождающие двигательную активность, а сами движения носят вторичный, реактивный характер. Патогенез акатизии связывают с поражением ретикулярной формации ствола головного мозга.

Характерная двигательная активность с непрекращающимся стремлением двигаться, ходить отмечается при тасикинезии. Однако, в отличие от акатизии, отсутствуют мучительные ощущения, потребность в движении является первичной. Наблюдается при некоторых органических поражениях головного мозга (эпидемический энцефалит) и, как осложнение, при лечении нейролептиками. Относится к транзиторным нейролептическим синдромам, иногда приобретает хроническое течение.

Непреодолимое ускорение движения туловища вперед при ходьбе или после легкого толчка — пропульсия наблюдается при болезни Паркинсона, паркинсонизме.

Ритмические движения головы вперед и назад, сопровождающиеся аналогичными движениями туловища и, иногда, разгибанием рук — «салаамовы» судороги (от «салам» — приветствие у мусульман) — входят в состав синдрома детской миоклонической эпилепсии Веста, наблюдающегося в младенческом возрасте.

При длительном лечении нейролептиками у взрослых и пожилых людей развивается дистонический синдром, характеризующийся наклоном, односторонним изгибанием верхней части грудной клетки, шеи и головы — синдром «пизанской башни». Также может отмечаться гримасничанье и атетоидные движения в конечностях.

Своеобразные движения, напоминающие кукол-марионеток, отмечаются при синдроме Энджелмена, характеризующегося сочетанием умственного недоразвития с эпилептиформными припадками и насильственным смехом, гримасами.

При кататоническом ступоре, глубокой олигофрении, состояниях дефекта, маразма наблюдается так называемая «эмбриональная поза» (больные сгибают ноги в тазобедренных и коленных суставах и максимально прижимают их груди, руки охватывают колени, подбородок прижат к коленям). Симптом «воздушной подушки» (длительное приподнятое над подушкой положение головы) также характерен для кататонического симптомокомплекса.

К позным комплексам поведения относится также моторика ног. Степень раздвинутости ног в области коленей показывает степень доминантности индивидуума.

Постоянные движения ног входят в состав синдрома Витмаака-Экбома и относятся к ряду нейролептических пирамидных расстройств. Характерны приступообразно возникающие боли, парестезии, исчезающие лишь во время движения (движения носят вторичный характер). Имеет синонимы — синдром беспокойных ног, синдром «неутомимых ног», «беспокойства голеней». Этот симптом может входить в соматоформные расстройства и относиться к скрытой тревоге.

Особую форму истерии представляет синдром Бамбергера — клонические сокращения мышц нижних конечностей, подпрыгивания, танцеподобные движения, возникающие при соприкосновении ног с землей. У детей с аутизмом и шизофренией отмечаются явления ходьбы на цыпочках — «балетная ходьба». Это своеобразный регрессивный симптом, поскольку вытягивания стоп отмечаются у младенцев уже в первые часы после рождения.

3.1.3. Жест.

Элементы движения рук входят в позу, но в то же время они составляют систему жеста, которая связана с эмоциональным состоянием, психическим состоянием, депривацией. Жестом называют движения свободной рукой; взаимодействие с предметом или объектом называют манипуляцией.

Патология в сфере жеста может проявляться через нарушения точности, дифференциации движения. Так называемая иннерваторная апраксия характеризуется нарушением сложных и тонких движений, причем расстройства обычно касаются одной конечности или ее части, встречается при неврологических заболеваниях.

При кинестетической апраксии больные не могут двигать с необходимым усилием пальцами или кистью руки. Движения становятся неточными, недифференцированными. Наблюдается при локализации поражения в области передней и центральной извилины.

Непроизвольные, вычурные, медленные стереотипные движения небольшого объема в дистальных отделах конечностей — атетоидные гиперкинезы — наблюдаются при поражении хвостатого тела в области хвостатого ядра и скорлупы. Истерические гиперкинезы — отличаются вычурностью движений, тонус мышц не усилен, возникают психогенно и исчезают в состоянии покоя. Корковый гиперкинез характеризуется клоническими судорогами и встречается при поражении двигательной зоны коры головного мозга.

Симптом двигательного автоматизма (движения пальцев рук напоминают манипулирование мелкими предметами, отмечается ритмический тремор II, III и противопоставленного им V пальцев рук). Общее название — кроцидизм (греч. krokydismos — ощипывание шерсти), наблюдается при паркинсонизме. Синонимы этого двигательного нарушения симптом «счета монет», симптом «катания пилюль».

Стереотипные ритмические движения кистей рук (симптом «потирания рук») — основной признак синдрома Ретта, заболевания, характерного только для девочек и сопровождающегося нарастающей деменцией, снижением мышечного тонуса. При шизофрении часто отмечается игра пальцами, которая выражается в том, что пальцы руки, находясь в непрерывном движение, прикасаются друг к другу.

Однообразные движения, имитирующие процесс снимания чего-то со своего тела, одежды, одеяла, простыни (симптом «обирания») наблюдаются при мусситирующем делирии, аменции.

Ювенильная форма дрожательного паралича (синдром Ханта) начинается, как правило, с ритмического дрожания в какой-либо одной конечности. Характерны маскообразное лицо, брадикинезия, изменение осанки, повышение мышечного тонуса, дизартрия, монотонная речь. Морфологически наблюдается поражение стриопалидарной системы, моторных клеток полосатого тела.

Насильственное схватывание, «хватательный рефлекс», неловкость движений конечностей наблюдаются при поражении премоторной зоны коры. При поражении лобной доли может наблюдаться симптом Барре, когда одна из верхних конечностей во время движения внезапно неподвижно застывает на некоторое время (рука, противоположная пораженной доле). В некоторых случаях после этого отмечается судорожный припадок.

Непроизвольные потирания рукой области горла и шеи могут служить маркерами латентной тревоги.

3.1.4. Локомоции.

Нарушение походки нередко может служить диагностическим критерием. Расстройства ходьбы встречаются при истерической атаксии (синдром Брике) и сопровождаются ослаблением мышечного чувства. Алкогольная атаксия также характеризуется расстройством координации движений, неустойчивой походкой. Выделяют гемиплегическую походку — паретическая нога отводится в сторону и очерчивает полукруг (синонимы — «косящая походка», «циркулирующая»); «кукольную» походку (наблюдается при паркинсонизме) — характеризуется мелкими шажками при прямом туловище и отсутствием синергических движений руками; «лисью» походку — постановка ступней по одной линии (отмечается при поражении лобных долей головного мозга); походку «летающего пера» (наблюдается при истерии), для которой характерны широкие шаги, прыжки, пациент останавливается, лишь наткнувшись на какое-нибудь препятствие; «старческую» походку — мелкие, шаркающие шажки с недостаточно координированными содружественными движениями руками; «метущую» походку (характерна для истерической псевдодеменции) — парализованная нога волочится метлой, а не описывает дугу носком как при истинной гемиплегии.

Описаны двигательные нарушения, при которых больные совершают движения по кругу. Эти расстройства встречаются при эпилептических циркумсивных припадках. Синоним — эпилептический ротаторный припадок. У больных шизофренией описан симптом «танцующего дервиша», характеризующийся быстрой ходьбой по кругу небольшого диаметра. Пароксизмально возникающие насильственные движения в виде верчения вокруг собственной оси встречаются при синдроме Мерсье-1, который наблюдается при поражениях левой теменной области различной этиологии.

При грубой органической патологии головного мозга отмечается симптом невосприятия половины тела (симптом Штоккерта). Во время ходьбы корпус отклоняется в сторону поражения, а окружающие предметы кажутся движущимися в противоположную сторону.

3.1.5. Манипуляции.

Манипуляционная активность выражается в движении руки в ходе деятельности с предметом. При выполнении теста на выбор предмета манипуляции гетеросексуально ориентированные мужчины первоначально чаще выбирают вытянутые и твердые предметы, например палку, а женщины — тряпочку. При иной сексуальной ориентации выбор меняется. Первичный захват предмета при шизофреническом дефекте происходит с участием кисти, при прихорашиваний пациенты приглаживают голову рукой с вытянутыми пальцами. При предложении детям теста с выбором предмета из закрытого мешочка дети с расторможенностью и высоким уровнем агрессии выбирают острые твердые предметы, например гвоздь, дети с аутизмом и шизофренией — пластилин или тряпочки. Манипуляции удобно наблюдать в ходе игровой деятельности или арт-терапии. Любимые объекты манипуляции у детей находятся в карманах, но скрытое манипулирование за спиной и в карманах предметами все же чаще отмечается у детей аутистов и при депрессиях. Манипулирование пальцами (симптом игры пальцев) — признак, отмечаемый как при дефицитарной симптоматике, характерной для шизофрении, так и при депривации. После эпилептического припадка и выхода из комы у мужчин часто отмечаются манипуляции гениталиями, а у женщин — складками одежды.

3.1.6. Ольфакторная коммуникация.

Обнюхивание еды перед погружением ее в рот в возрасте после 3 лет можно считать регрессивным признаком, он возникает у детей с фобиями и другими неврозами. Эти дети часто обнюхивают свои ладони, волосы и предметы. Известно, что при хронических ринитах и другой патологии, снижающей ольфакторную различимость, у мужчин снижается потенция. Обычно при мизофобии, страхе загрязнения, отмечается сочетание повышенной чувствительности к запахам с навязчивым стремлением к чистоте. Существует предположение, что аверсия некоторых детей их родителями обусловлена запахом, исходящим от ребенка вследствие болезней обмена.

3.1.7. Тактильная коммуникация.

При утрате возможностей прикосновения к другому человеку мы начинаем более активно прикасаться к себе. Это особенно заметно при аутизме и шизофрении, а также в результате депривации или утраты объекта любви. Стереотипный аутогрумминг может привести к многочисленным расчесам и экскориациям, в частности, при умственной отсталости. Покинутый ребенок стремится чаще обнимать части своего тела или игрушку. Таким образом, частота прикосновений к другому (индекс любви) является показателем любви, но если человек лишен возможности прикосновений в результате утраты объекта любви, он прикасается к своему телу. В ходе онтогенеза прикосновение заменяется взглядом, и человек чаше смотрит на объект любви или привязанности, чем на другие объекты.

3.1.8. Социальная коммуникация.

Системы общения также меняются при психопатологии. R. Nesse заметил, что пациенты с депрессиями сначала стремятся держаться подальше от персонала, но по мере выздоровления их дистанция к медицинским сестрам уменьшается. Такие же особенности замечены С. Агарковым по отношению к мужчинам с импотенцией, после психотерапии которых индивидуальное расстояние по отношению к женщинам уменьшается. В стационарах пациенты, страдающие шизофренией, дистанцируются от пациентов с эпилепсией, но стремятся быть ближе к пациентам с аффективными расстройствами. Ребенок с аутизмом стремится быть дальше от других детей и взрослых, а также от центра комнаты, а демонстративная, истерическая личность напротив стремится к другим. Понятие демонстративности как раз и предполагает совершение некоторых социально несанкционированных действий в присутствии других людей, таковы, например, демонстративные суициды алкоголиков и истериков.

3.1.9. Особые комплексы поведения.

Гортанное покашливание

Сочетание жестового смущения, мимики растерянности, беспомощности, намерения говорить или невербальных компонентов речи типа кхмыканья, кашля, чмоканья. Комплекс наблюдается как у психически здоровых, и у невротиков. Комплекс усиливается при тревоге, является редуцированным сигналом опасности. Встречается при обсессивно-компульсивных и соматоформных расстройствах.

Ах-экспрессия

Поведенческий комплекс, описанный при внезапном понимании ранее неизвестных обстоятельств. Включает жестовый компонент разной степени выраженности от вскидывания рук до различных вариантов жеста-акцента, мимический компонент (улыбка, приоткрывание рта, флаш), позный компонент (поворот головы, кивок), компоненты речи (ах, ага, ну да). Ax-экспрессия является нормативным поведением, но чаще отмечается при маниях.

Симптом зеркала

Частое разглядывание себя, иногда с грумингом, гримасничаньем, ощупыванием лица перед зеркалом. Встречается при нарушениях аутоидентификации при подростковых дисморфопсиях, а также при выходе из астенических и депрессивных состояний. Симптом также описан при болезни Альцгеймера. При дефицитарных синдромах сочетается с неряшливостью, а при нарциссизме — с аккуратностью или мизофобией.

Влечение к зеркалам

Постоянное стремление к отражающим поверхностям с разглядыванием своего лица или участков тела. Как патологический симптом описан при шизофрении детского возраста (В.П. Самохвалов, 1994).

Бормотание

Невербальный компонент речи, восходящий в онтогенезе к гулению, звукам, предшествующим развитию речи. У взрослых бормотание отмечается при сдерживании речи, например при задумчивости, а также в периоде сопора и распаде речи при атрофических деменциях.

Неофобия

Сумма признаков неспецифического избегания контакта, включающих отстранение при попытке прикоснуться, избегание взгляда, отворачивание и ответы в сторону, предпочтение старой одежды и установившихся маршрутов, фиксация на консервативных интересах. Свойственна для шизоидных акцентуаций и аномалий характера, шизотипических расстройств и негативных синдромов шизофрении.

Вытягивание шеи

Поведение, возникающее при диалоге в структуре ответа. Следует вытягивание шеи, отбрасывание головы и волос назад, закрывание глаз. Поведение типично для истерических расстройств и демонстративных личностей.

Симптом «водокачки»

Проявление смещенного поведения, выражается в увеличении жажды при тревоге и страхе.

Особые признаки поведения

(1) Скрытые и явные переживания тревоги проявляются в длительной фиксации рук(и) на горле (поведенческий аналог «комка» в горле).

(2) При скрытой и неосознаваемой гомосексуальной ориентации у мужчин можно наблюдать быстрые косые движения глаз в сочетании со взглядом в сторону при общении с другим мужчиной; эти движения отсутствуют при гетеросексуальном общении (невербальные маркеры флирта). К этим же признакам относится выбор предмета для манипулирования во время сеанса.

(3) При скрытой депрессии продолжительность взгляда в окно дольше, чем при ровном настроении, эти же пациенты чаще фиксируют доминантную руку на сердце, у них наблюдается складка Верагута [Складка на верхнем веке, закрывающая наружный угол глаза.] и фиксируется поза субмиссии.

(4) Скрытый страх характеризуется фиксацией руки на животе.

(5) Все скрытые намерения и ложь отражаются на асимметрии мимических выражений.

(6) Агрессивные и аутоагрессивные тенденции заметны по комплексу специфических признаков и могут быть даже рассчитаны количественно. В частности, к ним относится раскрытие паха, сжатие руки в кулак, жевательные движения, повышение тонуса плеч, пристальный взгляд, всего 20 паттернов (скрытые признаки агонистического поведения).

(7) «Увеличение» и «уменьшение» плеча свидетельствуют о переживаниях соответственно доминантности и субмиссивности, связанных с изменениями гедонистического радикала и авторитарности.

(8) Ритуализированная маркировка тела и одежды (в том числе украшения) указывает на скрытые конверсионные симптомы.

(9) Повышенная и искаженная имитативность, а также ага-экспрессия тесно связаны с процессами переноса и сопротивлением.

3.1.10. Сложные формы поведения.

К сложным формам относятся сон, пищевое поведение, агонистическое поведение, территориальное и миграционное поведение, доминирование и иерархия, сексуальное поведение, комфортное и родительское, исследовательское, поведение обладания и обмена.

Сон

К поведению сна относится описание ритма и продолжительности сна, поз сна и звуков сна. Ритмика и продолжительность сна различаются в онтогенезе. У маленьких детей продолжительность сна максимальна, но она становится максимальной также в стадии вегетативной комы при деменциях. Позы сна косвенно указывают на психопатологическое состояние. Пациенты с деменциями и в состоянии дефекта при шизофрении часто спят, свернувшись в эмбриональную позу и повернувшись к стене. Дети с резидуальной органикой центральной нервной системы чаще спят, отбросив голову назад в децеребрационной позе. При эпилепсии, при ночных приступах возможен сомнамбулизм или изменения позы по типу «складывающего ножа»: ребенок садится, сгибается, затем ложится. Дети в состоянии депривации часто жуют во сне, иногда край простыни; у них также отмечается бруксизм (скрежет зубами). Бруксизм у взрослых иногда сочетается с ночными кошмарами. Этот вариант переадресованной агрессии характерен и для эпилепсии. Звуки сна (храп) указывают не только на динамические нарушения дыхания и морфологические особенности носоглотки, но также на уровень скрытой доминантности или потребности в ее реализации. Доминанты спят громче, чем субмиссивные. При синдромах сонного апноэ на фоне усиления храпа отмечается задержка дыхания, такие хронические состояния приводят к гипоксии мозга, и иногда к деменциям. В течение дня у таких пациентов отмечается повышенная сонливость (болезнь Пиквика).

Пищевое поведение

Описания пищевого поведения включают ритм еды, ее количество и избирательность, скорость еды. Значительное сезонное увеличение веса (обычно зимой) и предпочтение углеводов к вечеру типично для субдепрессий и депрессий. При этих же состояниях, а также при булимии, возможно отсутствие чувства насыщения при переедании. Фиксация на сладкой пище способствует снижению уровня тревоги. Отказ от твердой пищи и предпочтение жидкой являются регрессивными симптомами при анорексии и указывают на возвращение к более ранним онтогенетическим этапам питания. Поедание несъедобного (пика), особенно часто мела, — один из признаков нарушений обмена паращитовидных желез, однако эти же проявления встречаются как при беременности, так и при психопатологических расстройствах. Отсутствие аппетита после психогенных переживаний указывает на высокую чувствительность к стрессу. Скорость еды коррелирует с уровнем аффекта, поэтому при гипоманиях она значительно выше, чем при депрессиях. При тревоге скорость еды в присутствии посторонних выше, чем в одиночестве.

Трофолаксис — передача пищи изо рта в рот — является нормативным поведением при отношениях матери и ребенка. Нормативным также является обнюхивание пищи ребенком до 3 и даже 5 лет, однако если признак появляется позже, он считается патологическим. Дети, находящиеся в состоянии депривации, и некоторые пациенты с деменциями прячут остатки пищи и накапливают их впрок. Накопление продуктов при психозах позднего возраста обозначается как хоардомания.

Агонистическое поведение

К этому поведению относится поведение, связанное с конфликтами, то есть агрессия, переадресованная агрессия и аутоагрессия, а также бегство, которое чаще обусловлено реакцией на скрытую, подозреваемую или явную агрессию. Агрессия у человека, как и у всех млекопитающих, протекает в три стадии: а) агрессивно-предупредительная фаза, б) агрессивно-конфликтная фаза, в) агрессивно-контактная фаза. Хотя человеку при сокрытии своих намерений удается маскировать предварительные фазы, все же они могут быть замечены. К агрессивно-предупредительной фазе относится комплекс, включающий по крайней мере два и более элементов из следующих: пристальный взгляд, часто при опущенной голове, жевательные движения, увеличение размеров плеч или потирание плеч, сжатие руки в кулак, удары рукой по частям тела или предмету, размахивание руками, «плюс» лицо (приподнимание головы), раскрытие коленей с демонстрацией паха.

К агрессивно-конфликтным относится внезапное изменение тональности голоса, использование инвектив (оскорблений), уменьшение расстояния к источнику нападения, увеличение скорости движений. Это поведение переходит в результате эскалации агрессии в контактную агрессию. К переадресованной агрессии относится акция, направленная на третье лицо (чаще кого-либо из родственников) или предмет. Формой ритуализации агрессии является спортивное состязание. Агрессивные паттерны поведения заметны также в поведении ухаживания у мужчин, а субмиссивные (связанные с подчинением) — у женщин.

Аутоагрессия — агрессия, направленная на себя, в крайнем выражении соответствует суицидальному поведению. В качестве предупредительных паттернов аутоагрессии выступают: отведение взгляда, полуоткрытый рот, прятание рук, отсутствие жеста, «минус» лицо (опускание головы), увеличение расстояния от собеседника, замедленность движений, уменьшение расстояний между коленями. Аутоагрессия может выражаться в ритуализированной форме в виде татуировки или проявляться в экскориациях, самоповреждениях, расчесах. Низкий порог реакции бегства, например при повышении голоса, приближении, характерен для скрытой тревоги.

Таблица 2. Классификация биологических типов агрессии

Форма агрессии Причины
Агрессия «хищника» Потребность в доминировании
Межсамцовая агрессия Конкуренция
Агрессия «жертвы» Невозможность бегства, страх перед новым
Раздражительная агрессия Депривация, боль, фрустрация
Материнская агрессия Защита ребенка
Групповая агрессия Территориальные притязания

Территория

Территориальное поведение выражается в геометрии территории, которую обживает человек, метках границ этой территории. Различается индивидуальная территория, геометрия которой — индивидуальное расстояние — есть расстояние, которое занимает при общении один человек по отношению к другому. Это расстояние различно у разных этносов, например у южан оно меньше, чем у северян. Данное расстояние меняется при психопатологии, например, при страхе и аутизме оно больше, а при депрессии ниже среднего расстояния для данной этнической группы. К групповой территории относится жилье, степень охраны которого также меняется, например, при бреде преследования. Геометрия поведения может быть представлена как трек движений человека по территории. Такие треки у пациентов с депривацией и интеллектуальным или функциональным дефектом носят челночный характер, при аутизме и фобиях они расположены по границе территории, хаотичные треки отмечены при кататоническом возбуждении.

Территориальная геометрия хорошо отражается в миграционном поведении. Степень активности миграции и потребность в передвижениях меняется при фобиях и бреде. Спонтанные и обдуманные уходы из дома отмечаются у детей при школьных фобиях, сумеречных расстройствах сознания и аномалиях характера. Но сама физиологическая потребность в передвижениях и сменах мест более характерна для детей, чем для лиц среднего возраста, кроме того, существуют этнические особенности миграционного поведения, например некоторые народы, в частности цыгане, имеют более высокую миграционную активность, чем жители Скандинавии.

Доминирование и иерархия

Социальные и поведенческие ранги у человека не всегда, но чаще совпадают: доминирование соответствует альфа-рангу, подчинение (субмиссия) — дельта-рангу, промежуточные ранги (бета- и гамма-) более динамичны. Презентация ранга у человека осуществляется: а) с помощью маркеров поведения, у альфа-рангов преобладают агрессивно-предупредительные паттерны, у дельта — паттерны подчинения, б) с помощью приближения к источнику информации или другому значимому стимулу, в) с помощью демонстрации символов престижа (одежда, предметы). У лиц с аномалиями личности либо отсутствует верное осознание своего ранга, либо оно нестабильно. В результате любой патологии ранговое место меняется, и система доминирования усиливается либо разрушается. В онтогенезе ранг индивида повышается, но по мере старения он снижается, хотя в ряде культур существует геронтократия, то есть пожилые люди занимают наиболее высокие ступени иерархии. Социальные потрясения могут рассматриваться как борьба за ранговое место, в результате которой происходит смена рангов. Альфа-ранги наиболее чувствительны к стрессу и испытывают потребность в умиротворяющих воздействиях дельта-рангов. Наименее чувствительны к стрессу бета-ранги. Баланс доминирования и субмиссии внутри группы обеспечивает ее стабильность.

Сексуальное поведение

Особенности сексуального поведения описываются не только как успешность генитального контакта, но включают также типологию ухаживания и все системы социального отношения полов, а также внутриполовые отношения. Эти системы связаны с гетеросексуальностью, гомосексуальностью и транссексуальностью.

Половые различия в поведении обнаруживаются с раннего детства в стилистике позы, жеста, мимики, невербальных компонентов речи и практически во всех сложных формах поведения, а также в структуре оргазма. Оргазм у мужчин носит характер пика, и всегда сопряжен с эякуляцией, у женщин — характер плато, и сопряжен с сокращением мышц малого таза и внутренней поверхности бедер.

Бессознательный запрет на инцест распространяется не только на родителей и детей, братьев и сестер, но также на тех сверстников, с которыми растет ребенок.

Раннее половое созревание наблюдается при эндокринной патологии и у пациентов, в дальнейшем заболевших шизофренией. Подростковая сексуальность характеризуется низкой дифференцировкой и значительным креном на гомоэротичность.

Комфортное поведение

К поведению относится приведение себя в порядок, забота о теле, прихорашивание. Комфортные движения — мытье, обтирание, груминг, купание, потягивание и зевание. Последний паттерн считается также агрессивно-предупредительным. Вытягивание и зевание присутствует при генерализованном тонико-клиническом припадке. Груминговые движения сопровождаются выбиранием волос, прикосновениям к участкам кожи, расправлением складок одежды у постороннего, часто ребенка или члена семьи, аутогруминг — прикосновение к себе. Частота груминга увеличивается при тревоге и обсессивно-компульсивных расстройствах, уменьшается при деменции. При интеллектуальной недостаточности в целом увеличивается неряшливость.

Родительское поведение

Поведение описывает всю систему коммуникаций родителей и детей, в частности, обмен мимическими, жестовыми, позными, тактильными, речевыми сигналами. Лидеры и кумиры семьи во взаимодействии с другими членами семьи составляют семейную иерархию. В систему отношений входит осмотр и частота прикосновений матери к ребенку, которые определяют эмоциональность ребенка, степень систематичности ухода матери за ребенком, степень открытости семьи. В большинстве случаев дети — кумиры семьи имеют повышенную тенденцию к телесному контакту со взрослыми, прижиманию к нему, они стремятся прикоснуться к его руке или щеке, чаще смотрят в глаза взрослым, быстрее едят, стремятся манипулировать руками или одеждой взрослого. Искажение родительского поведения отмечается при всех психических расстройствах.

Исследовательское (поисковое) поведение

Под поведением подразумевают интерес к новому, который проявляется в изменении ориентации, осматривании, глазном контакте, динамике приближения или удаления от объекта интереса. Интенсификация такого поведения обозначается как любопытство, или неофилия. Часто она носит избирательный характер, например при бреде, когда пациента интересуют только угрожающие стимулы.

Поведение обладания и обмена

Поведение обладания предметом является инстинктивным и отмечается уже у очень маленьких детей, его отсутствие у взрослых характерно для депрессии и апатии, а усиление при отсутствии обмена — для деменции, при которых пациенты могут накапливать совершенно ненужные вещи (симптом Плюшкина).

Имитационное

Повторение невербального или вербального призыва, например ответ улыбкой на улыбку, плачем на плач. Именно благодаря способности к имитации осуществляется педагогическое воздействие. Сниженная имитативность при обучении типична для умственной отсталости и расстройств памяти. Неадекватное усиление имитации свойственно для гебефрении и индуцированных психозов.

Игровое поведение

Любая из форм поведения может носить игровой характер. В основе игры лежит эволюционно закрепленная система, обучающая нормативам того или иного поведения. Поэтому искажение в структуре игры и в выборе игровых предметов свидетельствует о нарушении в формировании соответствующего поведения и нарушении коммуникаций. Например, у аффективно неустойчивых личностей задолго до среднего возраста неконтролируемый аффект отмечается в игре. Известно, что дети-аутисты выбирают для игры неигровые предметы, например, камешки, катушки, палочки.

Некоторые формы патологии поведения по сложным формам (инстинктам) описаны в разделе общей психопатологии.

3.1.11. Механизмы поведения.

Поведение человека напоминает музыкальную партитуру, в которой одновременно звучат мимика, поза, жест и все каналы коммуникаций. Однако на каждом последующем шаге поведение вполне прогнозируемо и зависит от ведущего механизма поведения. Выделяют:

— Прямое проявление поведения, которое осуществляется, когда нет препятствий для достижения цели.

— Усиление поведения — интенсивность поведения возрастает при наличии препятствия, соответствует увеличению агрессивного радикала.

— Ослабление поведения и вакуум активности. Препятствия приводят к истощению энергии действия и «параличу» активности (вакуум активности). В патологии соответствует ступору.

— Переадресация поведения. При невозможности направить поведение на конкретную цель в результате препятствия оно переключается на иную цель. Может переадресовываться любое поведение, например сексуальное, пищевое или агрессивное. В патологии механизм заметен при патологическом аффекте, парафилиях.

— Смещение поведения. При невозможности достижения цели происходит переключение на иное поведение. Например, при невозможности реализовать сексуальное поведение возникает агрессия. При патологии обнаруживается в клинике бреда, обсессивно-компульсивных расстройств, неврозах.

— Поведение социального «облегчения» — увеличение активности или имитация поведения при наблюдении аналогичного поведения у окружающих. При патологии заметно при зависимых расстройствах личности, наркоманиях и гебефрении.

— Ритуализация. Обычное поведение достижение цели приукрашивается личными или социальными ритуалами и маркерами. К поведению такого рода в норме относится ухаживание как этап сексуального поведения. При патологии ритуализация заметна при диссоциативных расстройствах и обсессивно-компульсивном расстройстве.

— Амбивалентность. Одновременное существование двух противоположных мотивов и способов достижения целей или противоположных целей. Наиболее часто усиливается при кататонии и обсессивно-компульсивном расстройстве.

— Альтруистическое поведение. Отказ от достижения цели с целью предоставления возможности ее достижения окружающим. Одной из версий является фиксация на этом поведении при некоторых формах анорексии и суицидальной активности.

В норме присутствуют все механизмы поведения, но при патологии возникает фиксация на одном из них.

3.2. Речь и аудиальная коммуникация

Диагностический процесс в психиатрии направлен на распознавание, регистрацию и квалификацию психических и поведенческих расстройств. При этом изучаются в неразрывном единстве как простые и сложные комплексы поведения, так и все особенности речевой продукции, ее вербальные и невербальные аспекты. Речевое поведение, таким образом, является важнейшим объектом исследований, и глубокое его изучение позволяет приблизиться к пониманию особенностей личности пациента, сущности субъективной картины психопатологических переживаний, правильно поставить диагноз.

3.2.1. Общие принципы речевой диагностики.

Целостное представление о речи дает клинико-лингвистическая диагностика, представляющая единство клинико-психопатологического подхода с лингвистическим анализом, включающим психосемантический, паралингвистический, психолингвистический, прагматический и синтаксический аспекты. Выделенные дополнительные диагностические критерии оценки речи способствуют более полной и точной диагностике, облегчают проведение дифференциальной диагностики и полезны при общении с пациентом, когда визуальный контакт невозможен, например, в телефонной беседе или при переписке.

3.2.2. Психосемантика речи.

Семантический (смысловой) аспект анализа речи предполагает изучение рассказа пациента о его прошлом (анамнеза), о жалобах и переживаниях, о семье и отношениях с другими людьми. Указанные сведения получают при использовании набора стандартных, хорошо известных психиатрам вопросов, специальных опросников, глоссариев.

Особое внимание следует уделять субъективной семантике болезненных переживаний — индивидуальному смыслу возникающих изменений как в структуре самосознания пациента, так и в системе его отношений с миром. Субъективные семантики можно оценить по лексико-семантическим категориям: выбору определенных слов для отражения действительности, характеризующих эмоциональное и прагматическое отношение к ней пациента, преобладание в речи определенных лексико-семантических групп (частей речи — существительных, прилагательных, глаголов).

Психосемантический анализ речи позволяет выявить феномен алекситимии особый коммуникативный стиль больных, характеризующийся затруднением вербального выражения чувств и болезненных переживаний. Алекситимия наблюдается при невротических, соматоформных, личностных расстройствах (шизоидные, шизотипические, пограничные, зависимые).

Учитывая, что речь отражает процессы мышления, изучение ее у пациентов позволяет выявить детально как формальные, так и расстройства мышления по содержанию, различные типы афазий.

3.2.3. Паралингвистика речи.

Паралингвистика изучает невербальные (просодические) факторы речевой коммуникации, которые участвуют в передаче информации, несут определенную семантическую нагрузку — экстралингвистическую информацию.

В первые минуты общения с пациентами психиатр имеет возможность оценить социально-биологические характеристики речи обследуемого: возраст, пол, социальный статус (и их соответствие внешнему облику и поведению), диалект, акцент; пространственные характеристики (местоположение говорящего по отношению к слушателю, его перемещение); медицинские — состояние здоровья в целом, как физического, так и психического, состояние речевой системы и голосового аппарата (фониатрический аспект). Далее детально изучаются отдельные паралингвистические характеристики в их единстве, так как только полная картина просодических особенностей речи в их динамике позволяет формировать диагностические суждения. Приводим описание исследуемых паралингвистических параметров, характеристики их изменений при психопатологических расстройствах, их диагностическую значимость.

Темп речи

Характеризует скорость протекания психических процессов и определяется количеством слов, произнесенных в единицу времени (1 мин). За нормальный темп речи на основании изучения психически здоровых лиц нами принят показатель 60—100 слов/мин.

— незначительное ускорение темпа: 100–120 слов/мин — наблюдается при возбуждении различных видов, аффективно насыщенных переживаниях, гипомании, начальных стадиях алкогольного и токсического опьянения, тревожных расстройствах;

— значительное ускорение: более 120 слов в минуту — те же расстройства, маниакальные состояния (fuga idearum), ажитация, панические;

— незначительное замедление: 40–60 слов/мин — астенические, волевые расстройства, субдепрессия, диссимуляция психотических переживаний, органические поражения головного мозга, умственная отсталость;

— значительное замедление: менее 40 слов/мин — депрессивные расстройства, загруженность психопатологическими переживаниями, субступор, слабоумие, тяжелая форма умственной отсталости, качественные расстройства сознания, начальные этапы количественных расстройств сознания, апатоабулические расстройства;

— мутизм — полное отсутствие речи при различных расстройствах.

Учитывается также характер изменения темпа речи (постепенное, резкое), что подчеркивает аффективную насыщенность переживаний, их субъективную значимость, степень эмоционального контроля, особенности преморбидной личности.

Основной тон — громкость речи

Громкость — восприятие разности в физической силе произносимых звуков, определяемой как субъективно, так и инструментально. За нормальную громкость приняты показатели 50–80 дБ (при постоянном фоновом шуме до 10 дБ).

— умеренное повышение — 80–90 дБ — возбуждение, гипомания, аффективно значимые переживания, легкое опьянение, психопатоподобные расстройства;

— значительное повышение — 90—110 дБ — выраженное возбуждение различных видов, маниакальное состояние, ажитация;

— крик — выше 110 дБ — то же, что и в предыдущем пункте;

— умеренное понижение — 40–50 дБ — астенические расстройства, апатоабулические, субдепрессия, обсессивные расстройства;

— значительное снижение — 20–40 дБ — депрессивные расстройства, погруженность в болезненные переживания, тяжелая астения, субступор;

— шепот — менее 20 дБ — глубокая депрессия, истероформное поведение, манерность при шизофрении, бредовые переживания.

Также учитывается характер изменения основного тона (постепенное, резкое), что помогает уточнить степень эмоционального контроля (конверсивные расстройства, состояния тревоги, неврозы), стеничность переживаний, личностные особенности, подвижность психических процессов, астенизацию и изменения внимания и волевой сферы в ходе беседы. Особенно важен учет семантики тех фрагментов высказываний пациента, где выражена динамика паралингвистических показателей (темпа, основного тона и т. п.).

Тембр речи

Тембр речи — динамика спектрального состава звуков высказывания во времени, определяемая как субъективно, так и инструментально (компьютерная сонография). Тембр речи определяется как индивидуальными анатомо-физиологическими особенностями голосового аппарата, так и эмоциональным состоянием пациента. Тембр низких частот чаще встречается при депрессивных и астенических расстройствах, высокочастотный — различные виды возбуждения, тревожные состояния.

Важен учет характера изменений тембра по диапазону и по скорости, которые оцениваются также, как и изменения тона и темпа речи. Дополнительно определяется наличие и выраженность обертонов — добавочных формант (максимум акустической энергии на спектрах звуков) с целью детализации и уточнения вышеописанных частотных характеристик. Однако данный анализ возможен только при инструментальной диагностике.

Мелодичность речи

Плавность и гармоничность спектральной динамики звукового ряда, наличие согласованности амплитудно-частотных характеристик. Выражена мелодичность при депрессивных состояниях. Большое значение в клинике психических расстройств имеет нарушение и утрата мелодичности, что особенно выражено при кататоническом, гебефреническом синдромах, органических поражениях головного мозга, характерно для тревожных расстройств.

Прерывистость речи — наличие артикуляционных перерывов в потоке речи, без синтаксической обоснованности. Наиболее часто встречается при состояниях возбуждения, тревоги, логоневрозах.

Паузы — наличие перерывов в ходе сообщения (как синтаксически обоснованных, так и без семантической наполненности). Оценивается продолжительность пауз: короткие — до 3 с, средние — 3–7 с, длинные — более 7 с. Важен учет семантики участка высказывания, в котором выявлена пауза, так как последняя может подчеркивать субъективную значимость переживаний, их эмоциональную насыщенность. Наличие пауз может служить косвенным указателем на депрессию, шперрунги, диссимуляцию переживаний. Необходимо по контексту высказывания выявить семантику пауз, так как иногда молчание красноречиво и емко передает те или иные аспекты переживаний.

Характер заполнения пауз

— наличие вдохов и выдохов, их продолжительность — короткие до 3 с, длинные — более 3 с; характер — с глоточным сжатием (акт дыхания при сомкнутых голосовых связках с особым акустическим феноменом), что является дополнительными характеристиками аффективной сферы;

— наличие покашливаний, нечленораздельных звуков, звуков без словесного оформления, назализации (rhinolalia), междометий. Являются стигмами микроорганического поражения головного мозга, характеризуют личность пациента, его эмоциональную сферу;

— смех с указанием степени вокализации (беззвучный, хохот и т. п.) и адекватности контексту высказывания;

— плач с указанием степени вокализации (беззвучный, всхлипывание, рыдание, стоны) и адекватности.

Характер звучания речи

— продолжительность (депрессии, органические расстройства, неврозы);

— сдавленность (тревожные расстройства, диссимуляция, бредовые расстройства);

— неразборчивость и слитность (возбуждение, органические расстройства, интоксикации);

— интенсификация гласных (депрессии, бредовые расстройства), согласных звуков (органическая патология, логоневрозы).

Дикция четкость и правильность артикуляции и синтагмирования (синтаксическая правильность речи).

Необходимо выделять следующие нарушения:

— дисфонемия — нарушение воспроизведения отдельных звуков (фонем);

— дисфразия — расстройства произношения отдельных слов и/ или их частей;

— диспрозодия — расстройство сферы акцентов, неправильность ударений, синтаксическое несоответствие.

Наблюдается при афазиях, органических поражениях, умственной отсталости, в клинике шизофрении, при интоксикациях.

Интонация характеристика речи, объединяющая в себе взаимосвязь особенностей динамики спектральных и амплитудно-временных характеристик в тесной связи с семантикой высказывания. Уточняет эмоциональное отношение пациента к высказываемому, расставляет необходимые акценты, структурирует высказывание, создавая иерархию мотивов, кристаллизует субъективную семантику.

Модальность — семантическое выражение субъективного восприятия просодических характеристик в их единстве, определенное в форме эмоционального состояния: напряженность, неуверенность, беспокойство, беспомощность, безнадежность, раздражение, разочарование, сомнения, безразличие и т. д.

3.2.4. Психолингвистический аспект изучения речи.

Психолингвистическая диагностика изучение характера и особенностей речевого высказывания в зависимости от особенностей психопатологической симптоматики. В грамматиках языка различают два уровня организации высказывания: поверхностные и глубинные грамматические структуры языка. Обобщенные глубинно-синтаксические структуры, одинаково приемлемые для любого языка, подчиняются немногочисленным основным правилам и носят универсальный характер, превращаются в разнообразные и бесконечно изменчивые синтаксические структуры живых естественных языков.

Психолингвистических коэффициенты: коэффициент Трейгера (КТ), коэффициенты опредмеченности действия (КОД) и коэффициент директивности (КД).

КТ — это отношение количества глаголов к количеству прилагательных в единице текста. Его величина непостоянна и указывает на соотношение у данного субъекта в момент высказывания наклонности к активности и практическим действиям, к рефлексии и созерцательности. КТ связан с уровнем эмоциональной стабильности и характером эмоциональной регуляции. В норме КТ близок к 1. Его повышение наблюдается при органических поражениях головного мозга, бредовых синдромах, повышенном аффекте, обсессивно-фобических расстройствах, наличии переживаний стенического характера, характерно для личностей, склонных к активным действиям, при алекситимии. Снижение КТ наблюдается при наличии дефицитарной психопатологической симптоматики, диссоциативных расстройствах, соматизированной патологии, астении; указывает на такие личностные характеристики, как нерешительность, зависимость, тревожность.

КОД — соотношение количества глаголов к количеству существительных в единице текста, характеризует уровень социализированности, синтаксической завершенности высказывания. КОД интерпретируется аналогично КТ. При этом необходимо особо подчеркнуть, что повышение КОД указывает на регрессивный характер речи и значимо в диагностике микроорганического поражения головного мозга, качественных и количественных расстройств сознания, дефицитарных расстройств в клинике шизофрении.

КД, или индекс прегнантности Эртеля, — отношение количества слов и выражений А-экспрессии (с высоким уровнем прегнантности) к общему количеству слов в единице текста. К А-экспрессии относятся следующие слова и словосочетания: «должен», «обязан», «не может быть никогда», «не разрешено никому», «невозможно», «без возражений», «абсолютно», «всецело», «всегда», «везде», «никогда», «никто», «ничто», «бесспорно» и т. п. КД — отражает прегнантность когнитивной активности, лежащей в основе высказываний, связан с интенсивностью аффекта, его характеризующего, указывает на личность, склонную к доминированию, экспансии, решительную и бескомпромиссную. Высокий КД позволяет прогнозировать высокий риск возможности совершения общественно-опасных действий, суицидальной активности. Повышение КД может быть косвенным указанием на высокий уровень агрессивности, доминирование аффективно насыщенных идей, в том числе бредовых, также на скрытую бредовую систему. Для получения целостного представления о семантико-грамматических особенностях конкретного пациента важна комплексная оценка всех психолингвистических коэффициентов, их динамики.

Психолингвистическое изучение речи подразумевает также оценку содержательности текста. Как известно, синтаксическая структура текста складывается из основных частей: темы, или репродуктивной составляющей, — нечто уже известное, данное, и ремы, или продуктивной составляющей, несущей новую информацию. Измеряя тема-рематическое отношение, можно дать оценку содержательности текста. Значительное преобладание темы указывает на такие формальные расстройства мышления, как олигофазия, обстоятельность, резонерство, аморфность, различные этапы распада мышления. Значительное преобладание рематических конструкций наблюдается при эгоцентрической речи, аутистическом мышлении, символизме, бредовых конструкциях.

При изучении тема-рематического соотношения обращают на себя внимание следующие моменты:

а) преобладание ремы — указание на наличие в речи бредовых конструкций;

б) это преобладание незначительно, что связано с:

— систематизированной структурой бреда,

— наличием в мышлении стереотипии (рематические конструкции);

в) очевидными становятся элементы разорванности мышления.

3.2.5. Прагматический аспект изучения речи.

Прагматика изучает отношения к знаковой системе субъектов, воспринимающих и использующих данную систему. При прагматическом исследовании рассматривается отношение говорящего: 1) к действительности; 2) к содержанию сообщения; 3) к адресату. Прагматический аспект изучения речи больных — определение зависимости прагматических категорий речи при фиксированных прагматических переменных: говорящий (пациент) — слушающий (врач), место, время, универсум общения, от особенностей клинической картины.

Важнейшей прагматической категорией, имеющей практический интерес, является речевой акт как основная единица общения. Теория речевых актов рассматривает языковое общение как целенаправленное действие, то есть высказывания являются перформативными (осуществляющими действие). Для того чтобы идентифицировать действие, осуществляемое в ходе коммуникации, необходимо уточнение структуры и типа речевого акта.

Структура речевого акта включает в себя 3 составляющих:

1) иллокуция — цель говорящего;

2) локуция — произнесение;

3) перлокуция — результат речевого воздействия на слушающего.

Иллокутивную функцию определяют по преобладающему типу речевых актов. Тип речевого акта характеризуют в первую очередь перформативные глаголы, указывающие на определенные действия. Выделяют следующие типы речевых актов:

1) Ассертивы: утверждения, сообщения, уведомления, положения и т. д.

Например: «Хуже всего я себя чувствую в пять часов утра, когда появляются дрожание в теле, непонятный страх и жуткая подавленность…», «…Моя болезнь длится уже шесть лет и началась после серьезной душевной травмы».

2) Директивы — приказы, просьбы, требования, запреты, разрешения, советы, рекомендации, вопросы и т. д.

Например: «Я требую немедленно меня отпустить!», «Советую вам помочь мне, так как я найду управу на своих преследователей и мучителей»

3) Комиссивы — обязательства, обещания, уверения, гарантии, клятвы, угрозы, обеты и т. д.

Например: «И тогда я поклялся себе сделать все возможное, чтобы справиться с этим малодушием», «Поверьте мне, доктор, что я не выдумала своих преследователей, — они существуют на самом деле, и каждый мой шаг это подтверждает».

4) Декларативы — назначения, объявление чего-либо, открытие и закрытие, снятие с должности, решения и т. п.

Например: «И тогда я поняла, что так продолжаться не может и решила обратиться к врачу», «Я отказываюсь разговаривать с вами, считаю эти вопросы грубой провокацией».

5) Экспрессивы — благодарность, извинения, соболезнования, поздравления, жалобы, похвалы, причитания и т. п.

Например: «Господи! За что мне такие мучения!», «Спасибо за ваше внимание и заботу», «В груди огнем печет, все переворачивается».

Локуция определяется характером семантического наполнения высказывания и зависит от рассмотренных ранее лексико-семантических, просодических и психолингвистических характеристик.

Перлокуция, то есть результат речевого воздействия складывается из оценки следующих моментов:

1) определение врачом цели сообщения;

2) оценка исследователем собственных чувств при восприятии сообщения, определение ведущего мотива коммуникации у пациента;

3) оценка степени соответствия перлокутивного эффекта (слушающего) ожидаемому (пациентом). Изучение иллокутивно-перлокутивного соотношения является важным для большего приближения к пониманию сущности переживаний пациента, необходимо для создания индивидуализированных терапевтически-реабилитационных программ, психотерапевтической работы. В то же время иллокутивно-перлокутивное несоответствие играет диагностическую роль в выявлении симуляции, диссимуляции, определении истинных мотивов и установок пациента. Кроме того, иллокутивно-перлокутивная диссоциация характерна для речи больных шизофренией.

Особый интерес представляет прагматический анализ коммуникации «врач — пациент». В данном случае в первую очередь необходимо установить характер и степень модифицирования врачом речи пациента. Следовательно, важен учет особенностей коммуникативного стиля самого врача. При этом характер речи врача будет определяться его прагматическими установками: получение максимального количества сведений, стремление «докопаться» до истины, создание эмпатических отношений, терапевтического сотрудничества, целенаправленное воздействие на установки пациента и т. п. Из прагматических установок врача на коммуникацию будут органично вытекать особенности его просодики (тон, темп и т. д.), семантико-синтаксические характеристики, характер задаваемых вопросов. На важность характера вопросов, задаваемых пациенту, степень их суггестивности обратил внимание в свое время Е. Kretschmer (1922). Он выделял 4 типа вопросов по их клинической значимости: 1) свободные от суггестии; 2) альтернативные; 3) с пассивной суггестией; 4) с активной суггестией.

Анализ и самоанализ коммуникативных особенностей может существенно помочь врачу в случаях, когда возникают затруднения в создании доверительных неформальных отношений с пациентом. И эти затруднения связаны не только с особенностями болезненных переживаний пациентов, но и с отсутствием достаточной гибкости врача, его «узким» коммуникативным «репертуаром». Данные моменты приобретают первостепенное значение в ходе психотерапевтической работы с больным.

3.2.6. Синтаксический аспект изучения речи.

Синтаксический анализ речи — это изучение особенностей синтаксического строя высказывания: синтаксических единиц, синтаксических связей и соотношений.

Синтаксический анализ применим для изучения как письменной, так и устной (разговорной) речи. При этом важен учет следующих синтаксических особенностей разговорной речи:

— конситуативностъ — понимание смысла в определенной ситуации: контекст, визуально-чувственная и частно-апперцептивная база;

— функциональная перспектива высказывания — вынесение всего важного (рема или коммент) к началу предложения, тема или топик — в конце;

— роль формально-грамматических средств в построении высказывания;

— большая функциональная роль и семантическая значимость паралингвистических характеристик.

Синтаксический анализ речи предполагает изучение как текста в целом, так и его основных синтаксических единиц — предложений. Изучение речи как отдельно взятого текста предполагает определение:

— синтаксической правильности, цельности, завершенности;

— семантико-синтаксического соответствия;

— семантической полноты высказывания.

Далее изучаются отдельные предложения (при этом выделяют):

1) Простые предложения:

а) двусоставные;

б) односоставные: определенно-личные, неопределенно-личные, безличные, инфинитивные, номинативные:

— распространенные и нераспространенные;

— полные и неполные;

— осложненные (однородными членами, обособление вводными и вставными конструкциями, обращениями).

2) Сложные предложения:

— сложносочиненные;

— сложноподчиненные;

— бессоюзные;

— с разными видами связи.

Кроме этого определяются:

— средства синтаксической связи (словоформы: окончания и предлоги, служебные слова, местоимения и т. д.);

— преобладающий синтаксический порядок: прямой или инверсированный.

Проведение указанного анализа позволяет надежно диагностировать расстройства мышления, различные виды афазии, выявить элементы регресса речи и, соответственно, мышления.

3.2.7. Анализ письменной речи.

Изучение письменной речи больных во многих случаях бывает полезно клиницисту. Письменная речь, в отличие от разговорной, обладает семантико-синтаксической полнотой и завершенностью, что позволяет создавать более точные и полные представления об отдельных аспектах переживаний. Анализ письменной продукции пациентов предполагает осуществление всех описанных выше аспектов, за исключением паралингвистического. Важно также проведение графологического анализа: особенностей почерка, величины букв, характера их написания, дополнительных украшений, пояснений, схем, выделений, использования синтаксических средств, степени давления на бумагу, грамотности, аккуратности написания, наличия синтаксических ошибок, описок, исправлений, стиля сообщения. При шизофрении характерны явления тематического соскальзывания в письменной речи, стереотипии, неологизмы и символические конструкции. При органике отмечается нарастание дезорганизации в тексте, линия букв становится все более ломаной и опускается ниже первоначального уровня. Аккуратность с наклонностью к схематизации и витиеватости типичны для пациентов с эпилепсией.

3.2.8. Анализ творческой продукции.

Пациенты могут творить в момент психического расстройства, используя творческий процесс для выражения чувств и переживаний, которые иным способом не могу быть выражены. Творчество может использоваться для отреагирования чувства вины, агрессии или влечения. Поэтому символика творчества может быть использована как для дифференциальной диагностики, так и для терапии (арт-терапия).

Изобразительное искусство. Техника, цвет, форма и сюжет произведения отчетливо отражают психопатологические расстройства, но только в том случае, если они не сознательно имитируют приемы, заимствованные у других пациентов или художников, для которых подобные подходы могут быть своеобразной модой. Пациенты с переживанием параллельных мыслей, наплывами мыслей и формальными расстройствами мышления часто используют контаминации в рисунке, размещая один рисунок поверх другого. Такие рисунки могут наблюдаться при шизофрении. Они также иногда включают комментирующие надписи, как будто визуального образа недостаточно для передачи всей полноты переживаний. При простой шизофрении и шизотипических расстройствах встречаются стереотипии рисунка или сюжета. Например, один из наших пациентов на протяжении пяти лет ежедневно рисовал только одну розу, используя оттенки черного и синего цвета, другой повторял одну и ту же мандалу на страницах общих тетрадей. Пациенты с депрессиями часто применяют в живописи холодные тона — фиолетовый, синий, голубой, а с маниакальными и экспансивными состояниями теплые — красный, коричневый и желтый. Степень разнообразия тонов отражает степень разнообразия эмоционального состояния.

Литература. Дневники, поэзия, проза также содержат много информации о психопатологическом состоянии. По этим текстам устанавливаются резонерство, фиксация на сверхценных мыслях, стереотипии и паралогические конструкции, а также галлюцинирование.

Концептуальные проекты. В концептуальном проекте связана идея, средства ее художественного выражения. Пациент К. предлагает для подтверждения значения кариолесовой силы разместить в специальных спутниках на орбите Земли ростки винограда, Л. разработал проект скоростного вакуумного поезда, который едет без машиниста и пассажиров, с единственной целью — демонстрации творческой силы техники. Пациент А. предлагает распылить над поверхностью пустынь специальные металлизированные порошки, которые связать с некой компьютерной системой, позволяющей создать гигантскую антенну. Целый ряд психопатологических проектов хотя и презентируют паралогические идеи, однако вполне могут быть осуществлены в некоторых деталях в будущем.

3.3. Экспериментально-психологические методы исследования

3.3.1. Патопсихологические методы исследования.

Патопсихологическое исследование включает в себя: беседу с больным, эксперимент, наблюдение за поведением пациента во время проведения исследования, сбор и анализ анамнеза, сопоставление экспериментальных данных с историей жизни исследуемого. Под экспериментами в современной психологии понимается использование любой диагностической процедуры для моделирования целостной системы познавательных процессов, мотивов и особенностей личности.

Основными задачами исследования в клинической психологии является обнаружение изменений отдельных психических функций и выявление (выделение) патопсихологических синдромов.

Под патопсихологическим синдромом понимают патогенетически взаимообусловленную и взаимосвязанную общность симптомов, признаков психических расстройств, к ним также относят совокупность поведенческих, мотивационных и познавательных особенностей психической деятельности больных, выраженных в психологических понятиях. В патопсихологическом синдроме отражаются нарушения различных уровней функционирования центральной нервной системы. На основании патопсихологических синдромов оцениваются особенности структуры и протекания психических процессов, приводящих к клиническим проявлениям — психопатологическим синдромам.

3.3.2. Методики оценки психических функций.

Внимание — таблицы Шульте, корректурная проба, счет по Крепелину, методика Мюнсберга, пробы на переключение, отсчитывание.

Память тест десяти слов, метод пиктограмм, тест «оперативная память».

Восприятие сенсорная возбудимость, пробы Ашафенбурга, Рейхарда, Литмана.

Мышление тесты на классификацию, исключения, силлогизмы, аналогии, обобщение, выделение существенных признаков; ассоциативный эксперимент; проблема Эверье; пиктограмма; тест дискриминации свойств понятий.

Эмоции тест Спилберга, шкалы тревоги Тейлора, Норакидзе, опросник САН, метод цветовых выборов Люшера.

Интеллект — тест Равена, тест Векслера, вербальный тест Айзенка.

Исследование нарушений внимания

Для выявления расстройств внимания наиболее часто используются патопсихологические методики оценки внимания по таблицам Шульте, корректурная проба, счет по Крепелину. Пробы на переключение используются для изучения подвижности психических процессов, установления степени сохранности словарного запаса и т. д.

Таблицы Шульте представляют собой набор цифр (от 1 до 25), расположенных в случайном порядке в клетках. Испытуемый должен показать и назвать в заданной последовательности (как правило, возрастающей от единицы до двадцати пяти) все цифры. Предлагается подряд четыре-пять неидентичных таблиц Шульте, в которых цифры расположены в различном порядке. Психолог регистрирует время, затраченное испытуемым на показывание и называние всего ряда цифр в каждой таблице в отдельности. Отмечаются следующие показатели: 1) превышение нормативного (40–50 с) времени, затраченного на указывайте и называние ряда цифр в таблицах; 2) динамика временных показателей в процессе обследования по всем пяти таблицам.

Таблицы Шульте

По результатам данного теста возможны следующие характеристики внимания испытуемого:

Внимание концентрируется достаточно — если на каждую из таблиц Шульте испытуемый затрачивает время, соответствующее нормативному.

Внимание концентрируется недостаточно — если на каждую из таблиц Шульте испытуемый затрачивает время, превышающее нормативное.

Внимание устойчиво — если не отмечается значительных временных отличий при подсчете цифр в каждой из четырех-пяти таблиц.

Внимание неустойчиво — если отмечаются значительные колебания результатов по данным таблиц без тенденции к увеличению времени, затраченного на каждую следующую таблицу.

Внимание истощаемо — если отмечается тенденция к увеличению времени, затрачиваемого испытуемым на каждую следующую таблицу.

Методика счет по Крепелину была предложена E. Kraepelin в 1895 году для исследования работоспособности и утомляемости. Испытуемому предлагается складывать в уме ряд однозначных чисел, записанных столбцом. Результаты оцениваются по количеству сложенных в определенный промежуток времени чисел и допущенных ошибок.

Методика отсчитывание также была предложена E. Kraepelin. При ее использовании возможна оценка осуществления счетных операций и состояния внимания. Исследование заключается в отсчитывании от 100 или 200 одного и того же числа (предпочтительно 7 или 13). Обследуемого предупреждают, что считать он должен про себя, а вслух называть полученное при очередном вычитании число.

Корректурная проба впервые была предложена Bourdon в 1895 г. и используется для выявления устойчивости внимания и способности к его концентрации. Исследование проводят при помощи специальных бланков, на которых приведен ряд букв (или цифр), расположенных в случайном порядке. Инструкция предусматривает зачеркивание обследуемым одной или двух букв по выбору исследующего. При этом через каждые 30 или 60 секунд исследователь делает отметки в том месте таблицы, где в это время находится карандаш испытуемого, а также регистрирует время, затраченное на выполнение всего задания.

Интерпретация та же, что и при оценке результатов по таблицам Шульте. Нормативные данные по корректурной пробе — 6–8 минут при 15 ошибках.

Методика Мюнстерберга предназначена для определения избирательности внимания. Она представляет собой буквенный текст, среди которого имеются слова. Задача испытуемого — как можно быстрее считывая текст, подчеркнуть эти слова. На работу отводится 2 минуты. Регистрируются количество выделенных слов и количество ошибок (пропущенных или неправильно выделенных слов).

«бсолнцевтргщоирайонзшгучновостььъхэьгчяфактыукэкзаментрочагщгцкпрокуроргурстабеютеориянтобжеубхамаъхокейтруицыфцуигахелевизорболджщэхюэлгщбпамятьшогеюжпждрегщкнодвосприятиейцукенгоизхъвафыпролдблюбовьавыфпросдспектакльячсимтьбюнбюерадостьвуфциеолджнародолдждбшйрепортажждорлафывьюефбьюконкурсйфныувскаяпрриличностьзжэьеюдшщглоджинэппппрплаваниетлжебыпрткомедиящлодкуивотчаяниенфрлньячвтджхэфтасенлабораториягшдщиуцтррилоснованияж».

Нарушения внимания по типу нарушений концентрации и устойчивости внимания, быстрой истощаемости, трудностей переключения внимания более характерны для экзогенно-органической патологии. Сходные проявления нарушений встречаются при неврозах. Для эндогенных психопатологических расстройств нарушения внимания не являются специфичными (они вторичны по отношению к другим психопатологическим феноменам). Однако, по данным многочисленных исследований, нарушения активного внимания при сохранном пассивном внимании характерны для шизофрении. У больных шизофренией нарушен механизм фильтрации, что можно заметить в экспериментах на помехоустойчивость (методика Мюнстерберга).

Расстройства внимания патогномоничны для больных с патологией центральной нервной системы, церебральным атеросклерозом, гипертонической болезнью и при других заболеваниях, сопровождающихся общемозговыми явлениями (нейроинфекции, нейроинтоксикации). Нарушения внимания встречаются при соматических заболеваниях, сопровождающихся выраженным болевым синдромом и другими яркими клиническими проявлениями.

Исследование нарушений памяти

Расстройства памяти разной степени выраженности наблюдаются при большинстве психических заболеваний, они наиболее выражены при органическом поражении головного мозга. При исследовании памяти оценивают функциональное состояние, активность внимания, истощаемость психических процессов, динамику мнестической деятельности. Методики для исследования памяти чрезвычайно просты и не требуют дополнительной аппаратуры.

Исследование «оперативной памяти». Для запоминания предъявляются 10 рядов по 5 чисел в каждом. Необходимо запомнить их в порядке называния, затем сложить первое число со вторым, второе с третьим, третье с четвертым и т. д. в каждом ряду. Числа зачитываются один раз. Нормальным является не менее 30 правильно названных сумм.

№ ряда Числа

1. 5 2 7 1 4

2. 3 5 4 2 5

3. 7 1 4 3 2 и т. д. — 10 рядов.

«Запоминание 10 слов». Методика используется для изучения непосредственного кратковременного, долговременного, произвольного и непроизвольного запоминания. Обследуемому зачитывают десять слов, подобранных так, чтобы между ними было трудно установить какие-либо смысловые отношения (гора, игла, роза, кошка, часы, вино, пальто, книга, окно, пила). После зачитывания предлагается воспроизвести слова в любом порядке. Затем слова зачитываются повторно. Нормальным считается воспроизведение 10 слов после 4–5 повторений, при тренированной памяти — после 2 повторений. Через 20–30 минут испытуемому предлагается воспроизвести эти слова в любом порядке.

Выделяют следующие показатели: 1) количество воспроизведенных слов; 2) динамику воспроизведения слов (кривая произвольного запоминания).

Результаты теста свидетельствуют о следующих особенностях запоминания:

— Непосредственное запоминание не нарушено — если обследуемый непосредственно после зачитывания десяти слов воспроизводит в четырех-пяти попытках не менее 7 слов.

— Непосредственное запоминание нарушено — если обследуемый непосредственно после зачитывания десяти слов воспроизводит менее 7 слов. Чем меньше слов воспроизводится, тем более выраженными признаются нарушения непосредственного запоминания.

— Долговременная память не нарушена — если через 20–30 мин без предварительного предупреждения обследуемый воспроизводит не менее 7 запоминаемых слов.

— Долговременная память снижена — если через 20–30 мин без предварительного предупреждения обследуемый воспроизводит менее 7 запоминаемых слов.

Проба на ассоциативную память. Зачитываются 10 пар слов с легко устанавливаемыми смысловыми связями, затем повторяется первое слово каждой пары, а обследуемый должен назвать второе.

ПР.: река-море, яблоко-груша, гармонь-гитара, утро-вечер, брат-сестра, золото-серебро, пальто-шапка, голубь-ворона, автомобиль-троллейбус, книга-тетрадь.

Нормальным считается выполнение пробы после двух повторений.

«Пиктограмма» (опосредованное запоминание) — методика направлена на исследование особенностей опосредованного запоминания, его продуктивности, особенностей мыслительной деятельности и включает в себя предъявление испытуемому для запоминания 10–15 понятий, которые он должен нарисовать так, чтобы впоследствии по рисунку вспомнить заданные понятия. Через 40–60 мин обследуемому предлагается по рисункам воспроизвести заданные слова.

Примеры набора слов и словосочетаний:

1. 1) веселый праздник, 2) тяжелая работа, 3) развитие, 4) вкусный ужин, 5) смелый поступок, 6) болезнь, 7) счастье, 8) разлука, 9) дружба, 10) темная ночь, 11) печаль.

2. 1) глухая старушка, 2) война, 3) строгая учительница, 4) девочке холодно, 5) слепой мальчик, 6) богатство, 7) голодный человек, 8) побег, 9) надежда, 10) зависть, 11) веселая компания.

Интерпретация результатов сходна с тестом десяти слов. Особенности опосредованного запоминания выражаются в рисунках обследуемого.

Выделяют 5 вариантов изображений:

Абстрактные изображения — линии, не оформленные в какой-либо узнаваемый образ; Знаково-символические — в виде знаков или символов (геометрические фигуры и т. д.); Конкретные — конкретные предметы; Сюжетные — изображения объединены в какой-то сюжет; Метафорические — изображения в виде метафор.

Анализ образов «пиктограмм» позволяет судить о характере ассоциаций обследуемого.

Оцениваются: 1) особенности выполнения рисунков (величина, завершенность, их обрамление, подчеркивание, наличие уточняющих линий, отличия и сходство рисунков, относящихся к различным понятиям); 2) расположение рисунков на листе; 3) принципы запоминания; 4) оригинальность или стандартность.

Выделяют варианты изображений:

Стандартные образы — если рисунки совпадают с культурально обусловленными (например, изображение флагов, шаров для запоминания понятия «веселый праздник»).

Атрибутивные образы — если при изображении понятий используется принадлежность к чему-то, то есть преобладают рисунки, отражающие неотъемлемую часть понятия (например, изображение блюд, ассоциирующихся с «вкусным ужином»).

Конкретные образы — если рисунки содержат предметы или явления, непосредственно связанные с ситуацией (например, лежащий в постели человек при изображении понятия «болезнь»).

Метафоры — если при изображении понятия используются конкретные образы, прямо с ним не связанные и использующие абстрагирование (например, туча, закрывающая солнце при изображении «болезни»).

Индивидуально значимые образы — если при изображении понятий используются значимые для данного человека образы (например, ребенок на понятие «счастье»).

«Органичность» графики — если в рисунках преобладают незаконченные линии, штриховка в тех случаях, когда предполагаются завершенность (круг), повторные линии, персевераторные включения.

Грубая органическая графика — если преобладают макрографии, подчеркивание, обрамление рисунков, чрезмерная стереотипия рисунков.

Геометрические изображения — если понятия запоминаются с помощью геометрических фигур.

В норме преобладают конкретные, атрибутивные, стандартные упорядоченные образы.

Для органических поражений головного мозга характерны стереотипии, упорядоченность, подчеркнутая аккуратность изображений, незавершенность линий, штриховка, подчеркивание, обрамление изображений. При шизофрении преобладают вычурные, абстрактные образы, буквенное изображение, геометрические фигуры, атипичное расположение рисунков.

Нарушения памяти, как и нарушения внимания, входят в структуру экзогенно-органических расстройств, нередко они сопутствуют невротическим нарушениям. Для астенических состояний различного генеза (чаще соматического) типичными оказываются истощаемость и ослабление запоминания к концу исследования. При умственной отсталости наблюдается равномерное снижение непосредственной и оперативной памяти.

Для старческих деменций характерны нарушения механической и ассоциативной памяти на фоне истощаемости и резко выраженных расстройств запоминания. Нарушения мнестических процессов при шизофрении не типичны и носят модально-неспецифический характер. Для маниакальных состояний характерны гипермнезии.

Исследование нарушений восприятия

Нарушения восприятия в меньшей степени, чем расстройства других сфер психической деятельности, поддаются патопсихологической оценке. Это связано с субъективным характером переживания нарушений восприятия. При исследовании восприятия выявляются скрытые расстройства. В пробе Ашафенбурга обследуемому предлагается разговаривать по телефону, который предварительно отключен от сети. В пробе Рейхардта обследуемому предъявляется чистый лист бумаги и предлагается рассмотреть то, что на нем нарисовано. В пробе Липмана после надавливания на веки обследуемого предлагается сказать, что он видит. Эти пробы направлены на выявление галлюцинаторных или иллюзорных образов. При анализе проб нельзя исключать возможное внушение галлюцинаторных феноменов.

При исследовании сенсорной возбудимости обследуемому предлагают всмотреться в рисунки «движущиеся квадраты» и «волнистый фон», состоящие из расположенных в определенном порядке и ракурсе квадратов и линий, пересекающих геометрические фигуры. Затем предлагается подсчитать количество квадратов в каждом ряду или неясно нарисованные фигуры. Анализируются субъективные ощущения, возникающие в процессе эксперимента, возможный иллюзорный и стереоскопический обман.

Исследование нарушений мышления

Нарушения мышления часто встречаются при психических заболеваниях. Клинические варианты расстройств мышления патогномоничны для шизофренического процесса и наиболее ярко проявляются при проведении патопсихологического обследования. Характерны такие симптомы, как: соскальзывание, разорванность, разноплановость мышления, опора на латентные признаки и др.

Основными методами исследования мышления являются тесты на классификацию, исключение, выделение существенных признаков, аналогии, обобщение, ассоциативный эксперимент, проблема Эверье, пиктограмма.

Методика «Классификации» применяется для исследования процессов обобщения и отвлечения, последовательности суждений. Впервые она была предложена K. Goldstein (1920) для исследования больных с афазиями. Модифицированная методика включает набор карточек с изображением животных, растений и предметов. Изображения могут заменяться надписями. Предлагается разложить карточки на группы так, чтобы они содержали однородные предметы и могли быть названы обобщающим словом.

Оцениваются: 1) число этапов, затраченных на окончательную классификацию предметов (выделяются три группы — животные, цветы, неодушевленные предметы); 2) принципы классификации.

Особенности мышления:

Конкретное мышление — если обследуемый объединяет предметы в конкретные ситуационные группы (например, пальто со шкафом, «пальто вешают в шкаф»).

Излишняя детализация — если обследуемый выделяет дробные группы (например, «одежда зимняя, летняя, одежда на выход»).

Опора на латентные признаки — если в классификации делается упор на незначимые, скрытые признаки понятий (например, в одну группу объединяются автобус и слон, так как оба «большие»).

На основании методики классификации понятий возможно подтверждение клинически выявляемых специфических расстройств мышления. Конкретность мышления может подтверждать наличие органически обусловленных психических расстройств, склонность к излишней детализации — эпилептический характер ассоциативных нарушений, опора мышления на латентные признаки — нарушения мышления шизофренического спектра.

Методики «Исключения», «Обобщения понятий», «Выделения существенных признаков», «Аналогии» применяются для определения особенностей мышления при различной психической патологии.

«Исключение понятий» позволяет оценить уровень процессов обобщения и исключения, способность выделять существенные признаки предметов. Существуют вербальный и невербальный варианты методики.

Предлагается из четырех предметов/слов исключить один предмет или слово, которые не подходят к остальным, сходным по общему для них признаку. Анализ методики сходен с методикой классификации понятий.

Примеры стимульного вербального материала:

КОШЕЛЕК ПОРТФЕЛЬ ЧЕМОДАН КНИГА

ЧАСЫ ВЕСЫ ОЧКИ ТЕРМОМЕТР

ИНЕЙ ПЫЛЬ ДОЖДЬ РОСА

ЛОДКА ТАЧКА МОТОЦИКЛ ВЕЛОСИПЕД

САМОЛЕТ ГВОЗДЬ ПЧЕЛА ВЕНТИЛЯТОР

БОЧКА БАБОЧКА ТРУБА ОЧКИ

ЯБЛОКО КНИГА ШУБА РОЗА

Для проведения невербального варианта необходимы наборы карточек, содержащих изображения четырех предметов.

Примеры невербального стимульного материала:

Карточки с изображениями: 1) 3 часов различной формы и монеты; 2) катушки ниток, ножниц, наперстка, курительной трубки; 3) часов, аптекарских весов, очков, термометра; 4) зонтика, военной фуражки, барабана, пистолета; 5) тумбочки, кровати, шкафа, этажерки; 6) собаки, гуся, лошади, телеги.

Важно отношение обследуемого к допущенным ошибкам — сам заметил или с помощью исследователя. Доступны ли ошибки коррекции.

Методика «Выделение существенных признаков» выявляет понимание обследуемым главных и второстепенных признаков предметов и явлений. Характер выделения признаков свидетельствует о преобладании абстрактного или конкретного стиля мышления. При выполнении методики необходимо к слову, стоящему перед скобками, выбрать два слова (признака) предмета или явления, расположенных в скобках и являющихся неотъемлемыми признаками слова перед скобками.

Примеры стимульного материала:

Сад (растения, садовник, собака, забор, земля).

Река (берег, рыба, рыболов, тина, вода).

Куб (углы, чертеж, сторона, камень, дерево).

Деление (класс, делимое, карандаш, делитель, бумага).

Сарай (сеновал, лошади, крыша, скот, стены).

Кольцо (диаметр, алмаз, проба, округлость, печать).

Игра (карты, игроки, штрафы, наказания, правила).

Чтение (глаза, книга, картинка, печать, слово).

«Ассоциативный эксперимент» используется для оценки качественной специфики мышления. Тест также применяется в психоаналитических целях, для исследования высшей нервной деятельности. При проведении исследования предлагается привести первую пришедшую на ум ассоциацию на предъявляемые слова.

Возможные наборы слов:

1. вариант: шкаф —, город —, сват —, ветка —, перо —, воробей —, кролик —, свеча —, рама —, дорога —, платье —, чернила —, туфли —, кошка —, помидор —, нитка —, тетрадь —, солнце —, подушка —, день —, доска —, улица —, пила —, карандаш —, стакан —.

2. вариант: хлеб —, лампа —, пение —, колесо —, красота —, война —, воздух —, развитие —, звонок —, пещера—, бесконечность —, луна —, брат —, лечение —, топор —, падение —, обман —, голова —, сомнение —, игра —, цель —, глубина —, народ —, трава —, ссора —, бабочка —, поиск —, печаль —, совесть —.

3. вариант: огонь —, сад —, смех —, лес —, красный —, платье —, север —, любовь —, вечер —, радость —, сон —, хлеб —, дело —, болезнь —, труд —, брат —, обида —, гроза —, муж —, весна —, стол —, прошлое —, честь —, космос —, здоровье —.

При анализе результатов исследования учитываются: латентный период (в норме от 0,5 до 2 с), качественные характеристики ответов.

По качеству ответов речевые реакции делят на:

— высшие речевые реакции (общеконкретные, индивидуально-конкретные, абстрактные);

— примитивные словесные реакции (ориентировочные, созвучные, отказные, экстрасигнальные, междометные, персеверирующие, эхолалические);

— атактические реакции (соответствующие диссоциированному мышлению).

У больных шизофренией преобладают атактические (еда — крот) или созвучные (народ — урод) реакции. Это обусловлено особенностями расстройств мышления при данном заболевании, ассоциациями по созвучию и т. д.

Адекватным выполнение исследования считается, если высшие речевые реакции составляют 98—100 %, среди них общеконкретные — 68–72 %, индивидуально-конкретные — 8—12 %, абстрактные — 20 %, низшие, атактические и многословные реакции отсутствуют.

Методика Эббингауза позволяет оценить стройность и продуктивность мышления.

Обследуемому предлагают заполнить пробелы в рассказе:

Стал дед очень стар. Ноги у него не…, глаза не…, уши не…, зубов не стало. И когда он ел, у него текло изо…. Сын и невестка перестали его за… сажать и давали ему… за печкой. Снесли ему раз обедать в…, он хотел ее подвинуть, да уронил на…, чашка и…. Стали тут… бранить старика за то, что он им все в… портит и… бьет.

Целенаправленность мышления оценивается с помощью методики «проблема Эверье». Для анализа предлагается следующий отрывок текста:

Существуют различные взгляды на ценность жизни. Одни считают ее благом, другие — злом. Было бы правильнее держаться середины, потому что, с одной стороны, жизнь приносит нам меньше счастья, чем мы желали бы сами себе, с другой стороны, — ниспосылаемые нам несчастья всегда меньше того несчастья, которого нам желают в душе другие люди. Вот это-то равновесие и делает жизнь вполне выносимой, вернее, до известной степени справедливой.

Исследование нарушений интеллекта

Экспериментально-психологическое исследование интеллекта позволяет уточнить характер и тяжесть снижения интеллекта. Интеллект оценивается опосредованно при исследовании мышления, понимания переносного смысла пословиц и поговорок, общей осведомленности, составляющих основу теста Векслера. Метод Векслера состоит из 11 отдельных методик субтестов, разделенных на вербальную и невербальную группы.

Тест прогрессивных матриц Равена состоит из 60 заданий, распределенных по пяти сериям. В каждой серии представлено изображение полотна с геометрическим рисунком и несколько матриц с одной недостающей частью. Необходимо обнаружить закономерности в матрицах и подобрать из шести-восьми предложенных рисунков ту матрицу, которой недостает в полном изображении. От серии к серии задания усложняются. Результаты оцениваются по количеству правильно подобранных недостающих фрагментов по каждому заданию. Выделяют пять степеней развития интеллекта по тесту Равена:

I степень — более 57 правильных ответов (баллов), т. е. более 95 % — особо высокоразвитый интеллект.

II степень — от 45 до 57 баллов (75–94 %) — интеллект выше среднего.

III степень — от 15 до 45 баллов (25–74 %) — интеллект средний.

IV степень — от 3 до 15 баллов (5—24 %) — интеллект ниже среднего.

V степень — менее 3 баллов (5 %) — интеллектуальный дефект.

Исследование нарушений эмоций

Патопсихологические методики оценивают аффективные нарушения. На определение степени выраженности тревоги направлена шкала Спилбергера, депрессии — Бека, Гамильтона.

Проективный «цветовой тест Люшера» используется для оценки эмоциональных нарушений. Он представляет собой набор карточек разного цвета (обычно используется восьмицветный тест). Обследуемому предлагают расположить их по мере снижения симпатии к цвету: на первое место поставить «самый приятный» на момент обследования цвет, на последнее — «самый неприятный». Исследование повторяется дважды. За каждым цветом закреплены соответствующие параметры, характеризующие индивидуально-психологические особенности человека. Символика цвета уходит корнями в истоки существования человека на земле и связана с эмоциональной оценкой явлений природы (солнца, плодов, ночи, крови).

Люшер выделил четыре основных цвета (синий, зеленый, красный, желтый) и четыре дополнительных (фиолетовый, коричневый, черный, серый), а также отметил, что постановка цвета на первое место указывает на цветовые ассоциации с основным способом действия, на второе — с целью, к которой человек стремится, на третье и четвертое — с эмоциональной оценкой истинного положения вещей, на пятое и шестое — с невостребованными в данный момент резервами, на последние места — с подавленными потребностями. В аффективной сфере синий цвет ассоциируется с крайней чувствительностью человека, повышенной тревожностью и вследствие этого с потребностью в эмоциональном комфорте, покое. Зеленый цвет указывает на повышенную чувствительность человека к оценке его со стороны окружающих, к критике. Красный демонстрирует жизнерадостность, оптимистичность и раскованность чувств. Желтый — эмотивность и экзальтированность, нетерпеливость, неустойчивость и отсутствие глубины переживаний, а также эмоциональную незрелость. Выбор фиолетового цвета как наиболее приятного может трактоваться как эмоциональная неустойчивость, напряженность. Коричневый цвет отражает тревожность с соматическими эквивалентами; черный — агрессивность, озлобленность, дисфорию; серый — усталость, безразличие.

На основании метода цветовых выборов Люшера (МЦВ) возможна оценка уровня тревожности и стресса. Этот показатель высчитывается на основании перераспределения основных и дополнительных цветов в ряду предпочтительных выборов. Считается, что перемещение основного цвета на 6, 7 или 8 позиций, так же как перемещение дополнительного цвета на 1, 2 или 3 позиции, указывает на имеющийся стресс. Баллы начисляются так: для основных — за 8-ю позицию — 3 балла, за 7-ю — 2, за 6-ю — 1, для дополнительных — за 1-ю — 3, за 2-ю — 2, за 3-ю — 1. Максимальное количество баллов, указывающих на уровень стресса, — 12. Кроме того, оценивается динамика стресса: нарастание в случае большего количества баллов во втором выборе цветов, убывание или отсутствие нарастания при обратных соотношениях.

Патопсихологическая оценка нарушений сознания и воли не является определяющей в диагностическом процессе.

Исследование индивидуально-психологических особенностей

Исследование индивидуально-психологических особенностей человека предполагает изучение свойств темперамента, характерологических черт и особенностей личности.

Миннесотский многопрофильный опросник личности (MMPI) позволяет уточнить личностные особенности пациентов с психическими нарушениями. Он позволяет анализировать индивидуальные тенденции и психопатологические переживания. Опросник состоит из трех оценочных и десяти клинических шкал. Каждая шкала способна выявить как психологические особенности, так и психопатологические симптомы и синдромы. Условной границей является уровень 70 Т.

Первая клиническая шкала (невротического сверхконтроля/ипохондричности) позволяет уточнять склонность к контролю своих эмоций, ориентацию в поведении на традиции, общепризнанные нормы, гиперсоциальность установок. При превышении уровня 70 Т шкала указывает на фиксированность внимания человека на внутренних ощущениях, склонность к преувеличению тяжести своего состояния, ипохондричность.

Вторая шкала (депрессии) отражает уровень снижения настроения, пессимистическую настроенность, опечаленность, удрученность собственным положением, желание уйти от решения сложных жизненных ситуаций. Превышение уровня 70 Т может говорить о клинически выраженной депрессии с чувством тоски, бесперспективности, суицидальными мыслями и намерениями.

Третья шкала (эмоциональной лабильности/истерии) указывает на выраженность неустойчивости настроения, склонности к драматизации событий, чувствительности. При показателях этой шкалы выше 70 Т можно отметить истерические черты поведения: демонстративность, «жажду признания», эгоцентризм, экзальтированность, инфантильность.

По четвертой шкале (социальной дезадаптации/психопатии) возможно обнаружение и подтверждение таких черт, как склонность к импульсивности, конфликтности, недоучет объективных обстоятельств и ориентация на желания, а не на реальность. Показатель по 4-й шкале выше 70 Т демонстрирует признаки социальной дезадаптации, конфликтность, агрессивность, выраженную импульсивность и потерю контроля над собственным поведением.

Пятая шкала (мужественности/женственности) указывает на выраженность свойств, характерных тому или иному полу.

Шестая шкала (аффективной ригидности/паранойи) регистрирует такие качества, как застреваемость на отрицательных переживаниях, обидчивость, склонность к прямоте в общении, практичность, догматизм. Зашкаливание за 70 Т может быть подозрительным в отношении формирования у человека сверхценных или бредовых идей с чувством собственной ущемленности, враждебности со стороны окружающих.

Седьмая шкала (тревоги/психастении) демонстрирует выраженность психастенических черт характера, тревожности, мнительности, склонности к образованию навязчивых идей, а при превышении 70 Т — дезорганизацию поведения вследствие этих особенностей.

Восьмая шкала (индивидуалистичности/аутизма/шизофрении) отражает такие личностные качества, как своеобразие иерархии ценностей, отгороженность от окружающих, индивидуалистичность, трудности в общении. Превышение уровня 70 Т может указывать на выраженную дезорганизацию поведения, снижение реалистичности, склонность к аутистическому типу мышления.

По девятой (оптимизма/гипомании) и десятой (интра-, экстраверсии) шкалам возможна оценка данных качеств как в рамках психологических особенностей, так и при психической патологии.

При неврозах преобладают показатели первых трех шкал. Нередко им сопутствует повышение по 7-й шкале. При истерических симптомах профиль личности по MMPI приобретает вид «конверсионной пятерки» — при повышении трех шкал невротической триады лидируют 1-я и 3-я, а 2-я несколько ниже, образуя вид латинской буквы V. При психопатиях отмечается повышение по 4-й шкале. При психозах регистрируется повышение шкал психотической тетрады (4, 6, 8, 9). Кроме того, выделяют астенический и стенический тип профилей. В первом случае отмечается повышение по 2-й и 7-й шкалам, во втором — по 4-й, 6-й и 9-й шкалам. Депрессивный синдром психотического уровня отражается на MMPI пиками по 2-й, 7-й и 8-й со снижением (отрицательным пиком) по 9-й шкале, маниакальный — пиками по 9-й и 4-й и снижением по 2-й и 7-й шкалам.

3.3.3. Нейропсихологические методы исследования.

Нейропсихология изучает строение и функциональную организацию высших психических функций, психологические процессы и эмоциональную регуляцию с позиций системного подхода. Основой современной нейропсихологии является теория системной организации высших психических функций, концепция которой заключается в том, что любая психическая функция осуществляется благодаря функциональному взаимодействию различных зон мозга, каждая из которых вносит свой «специфический вклад».

Нейропсихологическое исследование направлено на оценку состояния высших психических функций, особенностей функционирования асимметрии полушарий и познавательных процессов.

Оценка латеральной организации функций

Оценка право-, леворукости складывается из данных анамнеза, наблюдения за обследуемым и относительно объективного исследования с помощью специальных проб.

Опросник М. Аннетт

Какой рукой вы предпочитаете кидать предметы? Какой рукой вы пишете? Какой рукой вы рисуете? Какой рукой вы играете в теннис? В какой руке держите ножницы? Какой рукой причесываетесь? Какой рукой бреетесь (красите губы)? В какой руке держите зубную щетку? В какой руке держите нож во время еды или при затачивании карандаша? В какой руке держите ложку во время еды? В какой руке держите молоток для забивания гвоздей? В какой руке держите отвертку?

Луриевские пробы

1. Переплетение пальцев. 2. Поза «Наполеона». 3. Руки за спиной. 4. Аплодирование. 5. Кулак на кулак. 6. Нога на ногу.

Зрительная асимметрия: 1. Ведущий глаз. 2. Прицеливание.

Слухоречевая асимметрия: Дихотическое прослушивание.

Нейропсихологический анализ высших психических функций

Ориентировка во времени

1. Какое сегодня число? (число, месяц, год).

2. Какой день недели?

3. Сколько сейчас времени? (не глядя на часы).

4. Сколько длилось обследование?

5. Отсчитайте про себя минуту (индивидуальная минута).

Двигательные функции

1. Кинестетический праксис:

а) праксис позы (воспроизведение позы пальцев) по зрительному образцу. Правая рука — О 1–2, О 1–4, 2–3, 2–5. Левая рука — О 1–2, О 1–4, 2–3, 2–5;

б) праксис позы по тактильному образцу. Правая рука — О 1–2, О 1–4, 2–3, 2–5. Левая рука — О 1–2, О 1–4, 2–3, 2–5;

в) перенос позы по тактильному образцу. Правая рука — левая рука (2–3, 2, 2–5). Левая рука — правая рука (2–3, 2, 2–5).

2. Кинетический (динамический) праксис (повторение заданной последовательности движений):

а) реципрокная координация;

б) ребро-кулак-ладонь; кулак-ребро-ладонь;

в) графические пробы;

г) оральный праксис (подуть, надуть щеки, оскал, высунуть язык, цоканье, щелканье языком…).

3. Пространственный праксис (повторение пространственно-ориентированных движений).

а) «голосование»;

б) рука горизонтально перед грудью;

в) ладонь горизонтально под подбородком;

г) левая рука — правая щека;

д) правая рука — левое ухо;

е) левый кулак под правой ладонью ребром;

ж) правая рука — левое ухо, левая рука — правая щека.

Действия с воображаемыми предметами: Размешать чай. Зажечь спичку. Вдеть нитку в иголку.

Символические действия: Погрозить. Поманить. Отдать честь.

4. Конструктивный праксис (складывание из палочек по образцу, рисование по вербальному заданию, срисовывание объемных геометрических фигур).

Нарушения праксиса:

Акинетическая (психомоторная) апраксия обусловлена недостатком побуждения к движениям.

Амнестическая апраксия — нарушения произвольных движений при сохранении подражательных.

Идеаторная апраксия — невозможность наметить план последовательных действий, составляющих сложный двигательный акт при сохранении возможности их случайного выполнения.

Конструктивная апраксия — невозможность составления целого предмета из его частей.

Пространственная апраксия — нарушения ориентировки в пространстве, прежде всего в направлении «правое — левое».

Соматосенсорный гнозис (восприятие)

Тактильный гнозис:

Локализация прикосновения. Правая рука. Левая рука.

Проба Тойбера (одновременное прикосновение к левой и правой руке).

Дермолексия (определение фигур и цифр, написанных на коже).

Называние пальцев (без зрительного контроля):

Правая рука — 5 1 3 2 4 5 1 4 2. Левая рука — 2 4 1 5 3 4 2 3 1.

Стереогнозис (узнавание предметов на ощупь при закрытых глазах):

Тактильная агнозия (астереогнозис) — нарушение способности узнавать предъявляемые предметы на ощупь при отсутствии отчетливых дефектов элементарных видов чувствительности (поверхностной и глубокой).

Тактильная предметная агнозия — нарушение узнавания на ощупь с закрытыми глазами величины и формы предмета, определения его функционального назначения.

Тактильная агнозия текстуры объекта — неспособность определить путем ощупывания качество материала, характер поверхности предмета, его плотность.

Слуховой гнозис. Слухо-моторные координации

1) Исследование слухового восприятия — узнавание знакомых шумов (шелеста бумаги, звона ключей).

2) Идентификация ритмов (сколько ударов?).

3) Воспроизведение предъявляемых ритмических последовательностей (по инструкции, по образцу).

4) Узнавание общепопулярных мелодий.

Слуховая агнозия — нарушение музыкальных способностей, имевшихся у пациента в прошлом.

Моторная амузия — нарушение воспроизведения знакомых мелодий. Сенсорная амузия — нарушение узнавания знакомых мелодий.

При слуховой агнозии может нарушаться идентификация голосов животных и птиц, разнообразных бытовых шумов.

Схема тела

Исследование право-левой ориентировки (просят показать собственную левую руку, правую руку экспериментатора, сидящего со скрещенными руками).

Оценка пальцевого гнозиса по вербальной инструкции, называние пальцев.

Соматоагнозия (нарушения схемы тела) — нарушение узнавания частей собственного тела, оценки их состояния, расположения по отношению друг к другу.

Выделяют: анозогнозию гемиплегии, слепоты, глухоты, афазии, боли.

Аутотопагнозию — игнорирование половины тела или неузнавание его частей.

Ориентировка в пространстве

Ориентировка в реальном пространстве (узнавание своей палаты, места нахождения).

Пространственные отношения (предлагают нарисовать план своей комнаты с указанием расположения дверей, окон, мебели), частей света (по условной географической точке, поставленной экспериментатором на листе бумаги).

Узнавание времени на «слепом» циферблате, установка «стрелок» часов по вербальной инструкции.

Зрительный гнозис

1) Узнавание реальных предметов. 2) Узнавание реалистических изображений. 3) Узнавание наложенных друг на друга изображений предметов. 4) Узнавание изображений предметов с «недостающими» признаками, на «зашумленных рисунках» (перечеркнутые изображения, фигуры Поппельрейтера, конфликтные фигуры). 5) Узнавание букв. 6) Рассказ по сюжетным картинкам («Прорубь», «Разбитое окно»). 7) Рассказ по серийным, сюжетным картинкам. 8) Идентификация и классификация цветов по оттенкам.

Лицевой гнозис — узнавание знакомых лиц, идентификация фотографий незнакомых лиц по заданному образцу, портретов писателей.

Нарушения зрительного гнозиса: предметная агнозия — затруднение узнавания отдельных предметов и их изображений при сохранном периферическом зрении. Тактильное опознание предметов не нарушается.

Прозопагнозия — агнозия на лица, неспособность узнавать знакомых людей, определять индивидуальную принадлежность человека по изображению, различать мужчин и женщин, особенности мимики. Редко нарушается способность узнавания собственного лица в зеркале.

Цветовая агнозия — нарушение классификации цветов, подбора одинаковых цветов и оттенков.

Симулътантная агнозия — нарушения возможности узнать и понять содержание сюжетных картинок при правильном опознавании отдельных объектов и деталей картинки.

Мнестические функции

Слухоречевая память:

а) Запоминание серии слов (до 4 предъявлений).

Примеры заданий:

рыба-печать-дрова-рука-дым-ком;

пузырь-краска-совок-нога-хлеб-шар;

звезда-нитка-песок-белка-пыль-шелк.

Нормативным является непосредственное полное воспроизведение слов с третьего раза, при сохранном порядке воспроизведения. После гетерогенной интерференции (другой деятельности в течение 10–20 мин) — отсроченное воспроизведение запоминаемых слов. При отсроченном воспроизведении допустимы 2 ошибки;

б) Запоминание двух серий слов (до 4 предъявлений).

Примеры заданий:

1) дом-лес-кот ночь-игла-пирог;

2) кит-меч-круг лед-флаг-тетрадь;

3) кран-столб-конь день-сосна-вода.

Нормативы эффективности выполнения теста такие же, как в пункте а). Обязательно удержание эталонного порядка слов.

в) Запоминание фраз.

В саду за высоким забором росли яблони // На опушке леса охотник убил волка.

г) Запоминание рассказов.

«Галка и голуби».

Галка услыхала, что голубей хорошо кормят. Обелилась она в белый цвет и влетела в голубятню. Голуби ее приняли. Накормили. Но она не удержалась и закричала по галочьи, тогда они ее выгнали. Хотела она вернуться к своим, к галкам, а те тоже ее не признали и выгнали.

Мораль?

Зрительная память

а) Запоминание 6 геометрических фигур.

Нормативы эффективности выполнения теста такие же, как при исследовании слухоречевой памяти. Обязательно удержание эталонного порядка фигур. Прочность хранения зрительной информации исследуется через 30 мин без дополнительного предъявления эталона. При отсроченном воспроизведении допустимы 2 ошибки (забывание фигуры, ее неверное изображение, потеря порядка воспроизведения);

б) Запоминание 6 букв.

Примеры: ЕИРГКУ; ДЯВСРЛ; НЮБКИЪ; ОУЗТЩЧ;

в) Воспроизведение по памяти сложно организованных геометрических фигур (Тейлора, Рея — Остеррица).

Речевые функции

Исследование экспрессивной речи

а) Спонтанная диалоговая речь.

Предъявляются вопросы, которые предусматривают короткий, односложный ответ (типа «да», «нет», «хорошо», «плохо») и развернутый. Вопросы затрагивают обыденную жизнь.

При анализе полученных ответов учитывается способность понимать обращенные вопросы, поддерживать диалог. Отмечается характер мимики, жестов. В ответах рассматриваются их односложность или развернутость, особенности произносительной стороны речи, наличие эхолалий, быстрота ответов, различия в ответах на эмоционально значимые и индифферентные для испытуемого вопросы;

б) Автоматизированная речь.

Просят перечислить числовой ряд (от 1 до 6, от 7 до 12, от 15 до 20), перечислить месяцы в году.

Учитываются возможность плавного перечисления автоматизированных рядов, пропуски составляющих элементов, персеверации, парафазии;

в) Повествовательная (монологическая) речь.

Пересказ коротких рассказов вслух после прочтения их экспериментатором, составление предложений или короткого рассказа по любой сюжетной картине.

При анализе повествовательной речи обращается внимание на то, в какой мере в пересказе отражены ключевые элементы текста, сохранены нужная последовательность повествования, близость пересказа к тексту, понимание смысла рассказа.

Отмечаются возможность самостоятельного воспроизведения рассказа без наводящих вопросов, активность, развернутость, плавность или отрывистость речи, поиски слов, аграмматизмы, преобладание в речи глаголов, вводных слов или существительных, характер парафазии, их изменчивость;

г) Исследование отраженной речи:

— повторение изолированных гласных звуков (а, о, у, и, е, ю);

— изолированных согласных звуков (эм, эр, рэ, с, д, к);

— слогов триграмм (лив, кет, бун, шом, тал, гис);

— серий трех сложных гласных звуков (аоу, уао, оау, уоа, оуа, ауо);

— серий оппозиционных слогов (ба-па, па-ба, ка-ха, са-за);

— различение изолированных гласных звуков и их серий (а-у-у-а-у-а);

— дифференцирование близких по звучанию слогов, слов и звукосочетаний (да-та-да-да-та-та);

— повторение простых и сложных слов (дом, работа, водопровод, полководец, стратостат);

— повторение предложений и серий слов, не связанных по смыслу (дом-лес, луч-мак, сон-бег, ночь-план-лист);

— повторение серий слогов триграмм (бун-лец, кет-лаш, зук-тиз, рел-зук-тиз);

— повторение серий слов, название реальных предметов, частей тела, изображений предметов;

— название действий (топор-рубить, ножницы-резать, пистолет-стрелять);

д) Исследование понимания обращенной речи и понимания словесных значений.

Для этого просят объяснить значение и смысл отдельных слов:

— простых команд (закрыть глаза, показать язык, поднять руку);

— флексивных отношений (ключ-ручкой, ручку-ключом, ручкой-ключ, ключом-ручку);

— понимания отношений между предметами, выраженными одним предлогом и наречием места (положите ручку под книгу, над книгой, справа от книги);

— двумя предлогами (положите тетрадь в книгу, но под ручку);

— понимание конструкций родительного падежа (отец брата и брат отца, сын сестры и сестра сына);

— интравертированных конструкций (Я позавтракал после того, как прочитал газеты. Что я сделал раньше?);

— проб Хеда (Покажите указательным пальцем правой руки левое ухо);

е) Оценка фонематического анализа. Определение количества букв в словах, первой и последней букв в слове, анализ слова по одной или двум фонемам (если произносится слово, в котором есть звук «с» или «с» и «р», — поднять руку).

Нарушения речи:

Речевой напор — патологическое речевое возбуждение с непрерывной потребностью говорить.

Вычурная речь — использование необычных, малопонятных, часто не подходящих по смыслу слов, сопровождающихся манерной жестикуляцией и гримасничаньем.

Зеркальная речь (эхолалия) — непроизвольно повторяемые слова, услышанные от окружающих.

Монотонная речь — расстройство речи, при котором отсутствуют (или крайне незначительны) изменения интонаций.

Обстоятельная речь — замедленная речь, с излишне подробным изложением маловажных и несущественных деталей.

Олигофазическая речь — обеднение словарного запаса, грамматического строя и интонаций.

Парадоксальная речь — преобладание противоречивых по смыслу высказываний.

Персевераторная речь — многократное повторение одного и того же слова или оборота речи, невозможность подобрать необходимые слова и обороты для продолжения речи.

Пуэрильная речь у взрослого — напоминает лепетание, картавость и интонационные особенности детской речи.

Рифмованная речь — наполнена всевозможными рифмами, которые используются часто в ущерб смыслу.

Скандированная речь — это расстройство речи, при котором говорят медленно, раздельно произнося слоги и слова.

На основании вышеперечисленных методик нейропсихологического исследования возможно выявление следующих синдромов нарушений высших корковых функций:

Эфферентная (вербальная) моторная афазия — дефект речи в виде нарушений плавности артикуляционной речи, грубой персеверации, неспособности проанализировать услышанные или произносимые слова, неудержания речеслухового ряда, отчуждения смысла слов. Часто эти нарушения сопровождаются потерей плавности речи с затруднениями в приступе к слову, напряжением, запинаниями, смазанностью произношений.

Локализация очага при эфферентной моторной афазии преимущественно в задне-нижних отделах премоторной области левого, доминантного по речи, полушария головного мозга («зона Брока»).

Динамическая афазия проявляется скудной, свернутой, стереотипной речью без произносительных затруднений. Речевая инициатива оказывается резко сниженной в сочетании с тенденцией к использованию речевых штампов. Автоматизированная речь нарушается незначительно или чаще не нарушается. Также мало нарушенными оказываются номинативные функции речи, однако они отчетливо проявляется в диалогической и спонтанной речи в виде поиска нужного слова. Отраженная речь обычно остается сохранной, но может пострадать воспроизведение многосложных предложений. Понимание речи и сложных грамматических конструкций не страдает или нарушается незначительно.

Выделяют 3 уровня речевых поражений:

— на 1-м (уровне замысла) спонтанная речь может отсутствовать, диалогическая осуществляется только с опорой на вопрос;

— нарушения 2-го уровня отчетливо проявляются в монологической речи, составлении предложений к сюжетных картинкам, пересказе текста, составлении рассказа на заданную тему, невозможности трактовки пословиц, идиоматических выражений. Ошибки обусловлены дефектами синтаксиса, вербальными заменами и даже персеверацией (на 1-м и 2-м уровнях динамической афазии грубо нарушается коммуникативная функция речи — больные не задают вопросов и не стремятся рассказывать о себе);

— 3-й уровень характеризуется экспрессивными аграмматизмами: ошибками в согласовании слов в роде и падеже, глагольной слабостью и неправильным употреблением глагольных форм, отсутствием предлогов, общей бедностью речевого высказывания.

Динамическая афазия, как самостоятельная форма речевой патологии, возникает при очагах поражения мозга кпереди от «зоны Брока» (задние отделы извилины и медиальной поверхности левого полушария).

Афферентная (артикуляционная) моторная афазия характеризуется кинестетической апраксией, приводящей к системному дефекту на артикуляционном, лексическом и синтаксическом уровнях.

Клинически это проявляется отсутствием всех видов экспрессивной речи при относительно сохранном понимании обращенной речи и чтении про себя.

Очаг поражения локализуется в левом полушарии (у праворуких) в нижних отделах задне-центральной области с большим или меньшим вовлечением передних отделов теменной доли.

Акустико-гностическая (сенсорно-акустическая) сенсорная афазия — нарушения экспрессивной и импрессивной речи. Спонтанная и диалоговая речь в зависимости от степени выраженности нарушается от степени «словесной окрошки», представляющей собой набор нечленораздельных по звуковому составу слов, до относительно сохранной, но лексически обедненной речи. Нередко наблюдаются логорея и склонность к речевой расторможенности.

Экспрессивная речь без произносительных затруднений, интонационно выразительная и эмоциональная. Отмечаются изменения грамматической структуры речи. Речь больных изобилует глагольными формами, вводными словами, наречиями, при относительной малой представленности существительных. Грубо нарушена отраженная речь — отмечаются повторения отдельных звуков, слов и предложений. Понимание ситуативной речи тотально нарушается лишь при грубой степени афазии. В большинстве случаев сохраняется возможность понимания отдельных слов и простых команд.

Очаг поражения локализуется преимущественно в задне-верхних отделах 1-й височной извилины левого полушария («зона Вернике»).

Акустико-мнестическая (сенсорно-амнестическая) афазия — нарушения номинации. Функция называния может нарушаться в большей или меньшей степени, причем отчетливой разницы в назывании предметов и действий нет. Трудности называния выражаются увеличением латентного периода припоминания, вербальными заменами, реже литеральными или отказом от ответов. Иногда называние заменяется описанием назначения предмета или ситуацией, в которой он встречается. Нередко конкретное название изображения предметов заменяется их обобщенным понятием. Наблюдаются затруднения в нахождении нужных слов или выражений. Произносительные нарушения речи не отмечаются.

В классификации А.Р. Лурия выделены две формы афазии, связанные с поражением височно-теменной области левого полушария (у праворуких): амнестическая и семантическая. Если очаг поражения распространяется в каудальном направлении и захватывает теменно-затылочную область, то могут возникнуть специфические нарушения чтения и письма (оптическая алексия и аграфия).

Семантическая афазия в отличие от акустико-мнестической и амнестической афазии характеризуется наличием грубого избирательного импрессивного, реже — экспрессивного аграмматизма, проявляющегося в нарушении понимания и оперирования сложными грамматическими категориями. Больные плохо понимают предлоги и наречия места, отражающие пространственные взаимоотношения между объектами, сравнительные и переходные конструкции, временные отношения, конструкции родительного падежа. При этом сохраняется способность читать и писать.

Преимущественная локализация очагов поражения — область надкраевой извилины теменной доли левого полушария.

Исследование письма:

— Списывание коротких фраз.

— Письмо букв, слогов, слов и фраз под диктовку.

— Запись автоматизированных энграмм (речевых стереотипов). Примеры: Собственное имя, отчество, фамилия, адрес.

Аграфия — нарушение способности писать правильно по смыслу и форме при сохранности двигательной функции руки.

Исследование чтения:

— Чтение слогов, слов, идеограмм, выполненных разными шрифтами.

— Чтение простых предложений и коротких рассказов, газетного текста.

— Чтение «зашумленных» букв.

Алексия — расстройство чтения, обусловленное нарушением понимания текста.

Выделяют: Вербальную алексию — нарушение понимания смысла фраз и отдельных слов. Литеральную алексию — нарушение узнавания отдельных букв, цифр и других знаков.

Исследование счета:

— Чтение, называние, написание предложенных чисел.

— Автоматизированные счетные операции (таблица умножения).

— Сложение и вычитание однозначных и двузначных чисел.

— Письменный счет.

— Решение простых задач. Пример: Хозяйка тратит за 5 дней 15 литров молока. Сколько она тратит за неделю?

— Серийный счет (от 100 отнимать по 7, от 200 по 13; поочередно отнимать от 30 то 1, то 2).

Акалькулия — нарушение способности производить арифметические действия. Встречается при поражении теменной и затылочной долей доминантного полушария головного мозга.

Оптическая акалькулия — связана с нарушениями зрительного восприятия и воспроизведения близких по графической структуре цифр. Встречается при поражении затылочной области коры больших полушарий головного мозга.

Глава 4. Интерпретации психического состояния

4.1. Психиатрическая интерпретация

Психиатрическая интерпретация связана с выявлением феноменов первого порядка — симптомов, второго порядка — синдромов, третьего порядка — нозологических единиц. В Международной классификации болезней 10-го пересмотра в части рубрик единство второго и третьего порядков отсутствует, и описание сохраняется лишь на уровне симптомов. Считается, что нозологическая единица должна характеризоваться конкретной этиологией, патогенезом и патологической анатомией, но для большинства психических расстройств этот подход не приемлем. Исключение составляют прогрессивный паралич и атрофические деменции. Психиатрическая феноменология характеризуется динамикой, которая бывает прогредиентной (непрерывной), регредиентной (возвратной), приступообразной, при которой после каждого из приступов наблюдаются когнитивные изменения, и периодической, при которой между приступами нет изменений личности или интеллекта. Принято также говорить об «осевой» симптоматике, свойственной нозологическим группам. Эта симптоматика отмечается во всех типологических группах данной нозологии, например, осевая симптоматика деменции отмечается как при болезни Пика, так и при сосудистых деменциях, болезни Альцгеймера или Паркинсона, а осевая симптоматика шизофрении отмечается как при параноидной, так и при простой шизофрении. Для психиатрической интерпретации важно, чтобы не было противоречий между данными анамнеза, в том числе со слов родственников, феноменологией и данными фактического наблюдения. Важно также, насколько переживания пациента сказываются на его поведении, если переживания не отражаются на общем рисунке и деталях поведения, то следует усомниться в их достоверности.

Основная психиатрическая интерпретация связана с выделением симптомов по сферам психопатологических нарушений, описанных в общей психопатологии, и синдромов. Все синдромы делятся на позитивные и негативные. Позитивные представляют из себя некий плюс к психическому состоянию, к ним, в частности, относятся бред и галлюцинации, негативные — минус, например редукция энергетического потенциала или апатия. Каждый синдром может включать симптомы психопатологии разных сфер (например, памяти и мышления, сознания и восприятия), но может складываться и в пределах одной сферы (например, галлюциноз).

4.2. Нейропсихологическая интерпретация

С позиций нейропсихологии все психические расстройства связаны с функциональным или морфологическим повреждением в системах трех функциональных блоков мозга: блока регуляции тонуса и активности, уровня сна и бодрствования (ретикулярная формация, лимбическая система, медиобазальные отделы лобной и височной коры), блока приема, переработки и хранения информации (анализаторные системы), блока регуляции, контроля и программирования психической деятельности (моторные, премоторные, префронтальные отделы коры лобных долей). Среди нейропсихологических синдромов поражения мозга выделяют:

— синдромы поражения затылочных отделов больших полушарий мозга (зрительные агнозии, модально-специфические нарушения внимания, оптико-пространственная апраксия, оптико-мнестическая афазия),

— синдромы поражения височных отделов (слуховые агнозии, акустико-мнестическая афазия, слуховое невнимание, модально-специфические расстройства памяти, эмоциональные нарушения и нарушения сознания),

— синдромы поражения теменных отделов (тактильные агнозии, афферентная моторная афазия, кинестетическая апраксия, синдром тактильного невнимания),

— синдромы поражения третичных височно-теменно-затылочных отделов (конструктивная апраксия, аграфия, алексия, акалькулия, семантическая афазия, амнестическая афазия),

— синдромы поражения премоторных отделов коры (кинестетическая апраксия, эфферентная моторная афазия, динамическая афазия, двигательное невнимание, нарушение динамики течения интеллектуально-мнестических процессов),

— синдромы поражения префронтальных отделов лобной коры (префронтальный конвекситальный синдром, префронтальный базальный синдром, префронтальный медиальный синдром),

— синдромы «расщепленного мозга» (синдром аномии, синдром «дископии — дисграфии»).

4.3. Психоаналитическая интерпретация

Эта интерпретация прямо не соответствует психиатрической. В частности, психоанализ рассматривает невроз не как дезадаптацию, а как особую нормативную форму адаптации. Феноменологически психоанализ фиксируется на уровне симптома, который интерпретируется как результат одного из механизмов защиты, срабатывающего в результате задержки развития на стадиях психосексуальности, психического онтогенеза или в результате регресса к определенным стадиям. Психоаналитическая интерпретация зависит от того, в рамках какой аналитической школы она происходит, но независимо от школы аналитик пытается ответить на вопрос, почему галлюцинации именно этого содержания переживает пациент и почему именно таково содержание его симптома, например навязчивостей или бреда.

Интерпретация деталей и содержательной стороны симптома часто бывает важной для невротика, но совершенно недоступной для пациента в состоянии психоза. Тем не менее психоаналитическая интерпретация является важной составной частью работы с любым пациентом, поскольку она опирается на психический онтогенез и особенности интерперсональных отношений. Так, например, аналитический подход к психическим расстройствам у ребенка в значительной мере опирается на понимание этих расстройств как «знаков», обращенных к родителям, таким образом, это расстройство — лишь часть интерперсонального расстройства. В основе неправильного, асоциального поведения может лежать как стремление к доминантности, так и желание наказания, а в основе депрессии — ненависть к интроецированному образу родителя. Все эти детали бессознательного подтекста симптома важны не только для любой психотерапии, но и для прогноза психодинамики симптома. Материалом для анализа являются симптомы, фантазии, сновидения, ошибки, оговорки, очитки, системы коммуникаций пациента и окружающих. Материал предполагает содержание, включающее скрытые желания. К числу анализируемых феноменов чаще всего относятся перенос (трансфер и контртрансфер), сопротивление, катартические феномены.

В психоанализе онтогенез рассматривается исходя из стадий психосексуального развития S. Freud, включающих периоды: 0–2 года — оральная стадия, которая связана с действиями сосания, кусания, инкорпорирования. На этой стадии формируется оральный садизм, агрессивность, погружение в себя и комплекс изгнания из рая; 2–3 года — анальная стадия, связана с элиминацией. На стадии формируются система удержания или изгнания, продуктивность, творчество, комплекс Прометея; 4–5 лет — фаллическая стадия, связана с гениталиями, мастурбацией и аутоэротизмом. Формируются комплекс Эдипа (мальчики) и Электры (девочки), кастрационный страх и зависть к пенису, у девочек. В дальнейшем развивается инфантильная амнезия, и переживания периодов вытесняются в бессознательное.

Согласно E. Erikson, психосоциальное развитие в свете анализа выглядят как этапы: 1 год — сенсорно-оральная стадия, которая характеризуется формированием параметра социального взаимодействия; 2–3 года — мускулярно-анальная стадия — развивается самостоятельность или нерешительность, связанная посылками «ругают/не ругают». К 5 годам — локомоторно-генитальная стадия — возникают предприимчивость или чувство вины; в 6—11 лет — латентная стадия — амбивалентности умелости и неполноценности. В пубертате (12–18 лет) происходит идентификация личности через выбор роли. Средний возраст (ранняя юность) характеризуется параметрами близости и одиночества, юности свойственны общечеловечность или самопоглощенность, а зрелости цельность или безнадежность. Все вышеперечисленные периоды искажаются, задерживаются или обнаруживается регресс при психопатологии.

4.4. Этническая и культуральная интерпретация

Целый ряд психических функций зависит от расовых и культурных, в том числе религиозных, особенностей, а также от экологии. Поэтому следует оценивать то или иное проявление как «расстройство» с учетом данных зависимостей. Например, степень откровенности пациента может зависеть от соответствия его языка, веры данным характеристикам у врача. Мутизм, кажущиеся искажения инстинктивной деятельности (отказ от пищи, сексуальных связей и т. д.) могут быть связаны с табу или постом, специфическое чувство вины, ответственности и восприятия мира у человека религиозного не позволяет пользоваться рядом психотерапевтических воздействий, например гипнозом. Переживания рядом с умершими тех, кто их утратил, мифопоэтичность в восприятии мира и в мышлении (сопричастность, вера) могут психиатром ложно трактоваться как расстройства восприятия и мышления. Описан ряд этнопсихопатологических синдромов, которые встречаются в одних культурах в яркой форме, а в других в стертой. Ниже приведены некоторые из них.

Susto-синдром. Описывается в Южной Америке. Характеризуется депрессией, тревогой, отказом от пищи, нарастающим страхом. В последующем возникает ощущение погружения души в глубины Земли, далее следует опустошенность. Встречается в детском и подростковом возрасте, возможна индукция и имитация одержимости. Связан с культом мертвых, воспринимается как одержимость духом умерших. Внешнее поведение напоминает кататонический и депрессивный ступор.

Whitico. Описан у индейцев Кри, Сальто. Остро возникает ощущение физического превращения в мифологического монстра whitico, который поедает людей. Поведение сопровождается регрессом и наклонностью к каннибализму. В продромальном периоде — депрессия. Эпидемии расстройства связывают с голодом. Жертва первоначально может обратить внимание на отсутствие или повышение аппетита, желудочно-кишечные проблемы, это вызывает страх и психоз.

Voodoo, zombi. Синдром относится к поведению «живых мертвецов». В Африке, где прослеживаются корни религии вуду, умерший неанга становится зомби, если причины его смерти не выяснены колдуном; элементы вуду описаны у дагонов, фанги, заир. Аналогом зомби является упырь (мертвец-вампир), нападающий на людей и животных, вследствие вселения в человека нечистой силы. Среди креолов Гаити существует тайное общество вуду. Согласно этнобиологической гипотезе «зомбификация» выглядит следующим образом: жертва получает, нередко во время праздника и совместной трапезы, порошок, содержащий высушенную рыбу, в печени которой содержится тетродотоксин. В порошке содержится строго определенная доза токсина, которая не вызывает смерти, но замедляет метаболизм, внешне это состояние выглядит как глубокий сопор. Жертву хоронят, но затем колдун ее раскапывает и дает галлюциноген, содержащийся в грибах. Сбор грибов осуществляется у воды, омывающей кладбище. В момент дачи галлюциногена производится чтение директивного текста, который парализует волю жертвы, и она отдается в рабство на плантацию сахарного тростника.

Anfechtung. Психоз, описанный у индейцев провинции Манитоба. Проявляется как избегание социальных контактов с чувством вины за неправильное исполнение религиозных обрядов. Возникает уверенность в соглашении с дьяволом и одержимость им. Активное стремление к самоубийству. Психосоматические симптомы тревоги и депрессии.

Chisara chisara. Психоз у шона Южной Африки. Разнообразные психотические симптомы, возникающие, по мнению жертвы, под влиянием ведьмы, ощущение вселения черной силы и острое переживание вины. Под влиянием болезни пациенты уходят в лес и живут там одни. У шона описано также ebenzi-состояние, связываемое с одержимостью ведьмами, но проявляющееся в бессвязной и, вероятно, насильственной речи и немотивированных поступках, иногда после этих приступов происходит своеобразное просветление, и приступ описывается жертвой как одержимость злой силой.

Coro. Описан как у мужчин, так и у женщин в северо-восточной Азии, у негров США, в Индии и в единичных случаях у народов Европы. Заключается в остром переживании сморщивания, втягивания в живот и уменьшения в размерах полового члена или больших половых губ. Наблюдается в рамках диссоциативных расстройств, депрессий и шизофрении.

Latah. Наблюдается в Малайзии, Филиппинах, Западной Сибири, Северной Америке и Африке. Характеризуется повышенной внушаемостью, склонностью к мимической имитации, в частности смеха и плача. Эпидемии повышенной внушаемости, сопровождающиеся индукцией идей отравления, также близки к данному синдрому.

Икотная болезнь. Эпидемическое диссоциативное расстройство, характерное для севера европейской части России. Звуки и движения икоты ассоциируются с попаданием чего-либо в горло, чаще волоса, в результате «сглаза». Индукция чаще распространяется среди женщин и нередко приводит к агрессии по отношению к предполагаемому источнику «сглаза».

Пороблено. Эпидемическое диссоциативное расстройство, характерное для юга и юго-востока Украины. Протекает как индуцированная депрессия с диссоциативными чертами у женщин, которая связывается с действием порчи, сглаза, «сделанности» (пороблено).

Психический вампиризм. Психоэнергетические переживания в результате погружения в магические ритуалы. Особенно характерны в периоды эпидемической увлеченности паранормальными явлениями и психоэнергетикой. Пациенты убеждены в обмене энергией между ними и окружающими, «чувствуют» и диагностируют внутренние органы окружающих и их духовные сущности в форме аур.

Описаны также многочисленные черты сходства диссоциативных (истерических) эпидемий и хилиастрических (мессианских) движений. В структуре традиционной культуры большинство этнопсихопатологических расстройств считаются нормативными и корригируются религиозными ритуалами. Отношение собственно религиозных течений к психиатрии весьма различается. В частности, во многих африканских странах, например Нигерии, пациентом занимается как шаман (знахарь) так и психиатр одновременно, таким образом шаман выполняет роль культурального психолога и психотерапевта. Христианство негативно относится к энергетическим и шаманским практикам и акцентирует внимание на неразделимости души и тела. Процесс терапии понимается как путь осознания греха и покаяния.

4.5. Возрастная интерпретация

Для детского возраста относительно специфичными являются синдром детского аутизма, синдромы патологических страхов и фантазий, синдром олигофрении, синдром психического инфантилизма и гипердинамический синдром, синдром привычных действий. Для подросткового возраста более типичны синдромы дисморфомании, анорексии, гебоидности, нарушения поведения. Все синдромы детского и подросткового возраста могут рассматриваться как дизонтогенетические, и они указывают на три основных механизма патогенеза:

1. Задержка развития — этот механизм характерен для умственной отсталости и задержки развития.

2. Асинхрония развития, которая характеризуется тем, что задержка развития одной функции приводит к гиперкомпенсации другой функции. Этим механизмом можно объяснить развитие аномалий личности.

3. Регресс, как возврат назад к онтогенетически более ранним этапам, отмечается при большинстве неврозов, в частности фобиях и шизофрении.

Для позднего возраста, как возраста инволюции, относительно специфичны хронические формы бреда «малого размаха», когнитивные и эмоциональные расстройства, в том числе депрессии, в результате сосудистой и атрофической патологии мозга, собственно симптомы когнитивного дефицита. До сих пор неясно, существуют ли болезни, специфичные для конкретного возраста, или это возрастные фазы одного заболевания, например аффективного расстройства, шизофрении и т. д., окрашенные возрастной физиологией и психологией. Психический и морфологический онтогенез состоит из критических и литических периодов. В критические периоды человек более чувствителен к стрессам и к запечатлению (обучению), поэтому психические расстройства, особенно отчетливо пограничные, имеют тропность к конкретному «возрастному окну», вне которого они протекают иначе. К критическим периодам относится возраст, кратный 6 годам, то есть сооответственно 6, 12, 18… лет и т. д. Однако наряду с этими периодами существую малоизученные в настоящее время короткие возрасты импринтинга (быстрого запечатления). К ним относятся следующие периоды импринтинга:

— первые часы жизни ребенка, когда он запечатлевает образ матери,

— период 2–3 лет, когда запечатлевается принадлежность к определенному полу,

— возраст около 6 лет — запечатление социальных коммуникаций,

— возраст 12 лет — запечатление принадлежности к группе.

4.6. Биологическая интерпретация

Функциональная морфология. Нервная система плода начинает развиваться на ранних этапах эмбриональной жизни, продолжая развитие и в первые годы после рождения.

Из эктодермы образуется нервная трубка, на третьей неделе развития из нее образуются три первичных мозговых пузыря, из которых развиваются главные отделы головного мозга. Уже к 3-му месяцу внутриутробного развития определяются основные части центральной нервной системы: большие полушария, ствол, мозговые желудочки, спинной мозг. К 5-му месяцу дифференцируются основные борозды коры больших полушарий, однако кора еще недостаточно развита. Мозговая ткань новорожденного мало дифференцирована, слабо разделено белое и серое вещество.

Наибольшие изменения происходят в течение первых 5–6 лет, и только к 16 годам становятся функционально похожими на мозговые структуры взрослого человека.

На самых ранних этапах эмбриогенеза развитие нервной системы осуществляется по системному принципу с развитием в первую очередь тех отделов, которые обеспечивают жизненно необходимые врожденные реакции (пищевые, дыхательные, выделительные, защитные). В процессе развития функциональные системы мозга формируются поступательно по определенным принципам:

1. Функциональные системы формируются поэтапно, по мере жизненной необходимости.

Так, у новорожденного готовы системы глотания, сосания, дыхания. Двигательные, зрительные, слуховые реакции еще не совершенны.

2. Функциональные системы созревают постепенно, то есть сначала созревают элементы, дающие возможность минимального обеспечения функции, затем происходит их дифференцирование.

Из этого следует, что для каждого возраста определенные системы должны иметь соответствующую зрелость.

Мозг представляет собой единую систему, состоящую из различных участков и зон, которые выполняют свою специфическую роль в реализации психических процессов.

Модель А.Р. Лурия характеризует наиболее общие закономерности работы мозга как единого морфо-функционального целого. Согласно ей, мозг может быть подразделен на три структурно-функциональных блока:

а) энергетический блок, или блок регуляции уровней активности мозга (в него входят все подкорковые структуры, стволовые структуры, базальные ядра, лимбическая система, медиобазальные отделы мозга).

Функции 1-го блока:

1) Энергизация мозга через восходящие пути ретикулярной формации; системы сон — бодрствование, сознание — бессознательное. В 1-м блоке локализованы центры черепно-мозговых нервов, ядра симпатической и парасимпатической нервной системы.

2) Первичный фильтр, отсеивающий импульсы с периферии, разделяющий их на главное и второстепенное. Это «глобальное реле» переключающее всю иннервацию от тела к мозгу и наоборот, т. е. контроль взаимодействия «среда — организм».

3) Центральный орган гормонального контроля, контроля витальных функций, дыхания, органной ритмики. Это иммунная система (гипоталамо-гипофизарный комплекс), регуляция базальных эмоций и аффектов (лимбическая система).

1-й блок мозга — это одна из наиболее древних структур, которая в филогенезе претерпела минимальные изменения. Развитие структур 1-го блока происходит внутриутробно, а окончательное созревание заканчивается к 1-му году жизни, то есть ребенок рождается с созревшим на 75–90 % 1-м блоком, поэтому сложившиеся параметры — базисные и слабо поддаются изменениям.

б) блок приема, переработки и хранения информации (задние отделы головного мозга, височные, теменные, затылочные, зоны «ТРО» / теменно-затылочно-височного перекреста).

Височные отделы обеспечивают опосредование речевых функций. Правое полушарие — невербальный слух, бытовые шумы, интонации. Левое полушарие (доминантное) — речевые функции.

Теменные отделы обеспечивают тактильные функции (кинестетические), тонкий праксис. Правое полушарие — соматогнозис. Левое полушарие — кинестетическое восприятие внешних стимулов.

Затылочные структуры опосредуют зрительное восприятие. Правое полушарие обеспечивает лицевой гнозис.

Функции этого блока связаны с обеспечением функционально-технической стороны любой деятельности по типу автоматизмов. Развитие второго блока происходит до 7–9 лет.

в) блок программирования регуляции и контроля над протеканием психической деятельности (префронтальные, лобные отделы, нисходящие пути ретикулярной формации).

Мозговые структуры этого блока созревают самыми последними к 12 годам, но закладываются самыми первыми, на фоне развития лобных структур развиваются все остальные отделы головного мозга. Лобные структуры выполняют функцию отражения, программирования и контроля, то есть собирают всю информацию и реализуют алгоритмы деятельности.

Биохимия. В основе всех психопатологических нарушений лежат относительно специфичные биохимические нарушения, в частности, связанные с уровнем нейрогормонов, обменом веществ, аутоиммунными процессами. При иммунологических исследованиях аффективных психозов обнаружен антиядерный фактор, при шизофрении повышен уровень сывороточной противотимоцитарной сыворотки и повышена цитотоксическая активность сыворотки крови, при эпилепсии обнаружены противомозговые антитела, при болезни Альцгеймера выявлена иммунная реакция на бета-амилоид. Предполагается, что общим иммунным механизмом являются генетически детерминированные изменения тканевого антигена, которые ведут к реакции иммунной системы на аутоантиген, выработке аутоантител, которые сенсибилизируют лимфоциты, что и приводит к деструктивным влияниям на структуру мозга.

Конституциональная морфология. Биологическая интерпретация учитывает также роль пола и конституциональной морфологии в проявлениях болезни. Большинство психических расстройств у женщин протекает в более мягкой форме, или болезни имеют тенденции к периодическому течению, исключение составляют женщины-андроморфы. По сравнению с остальными мужчинами у гинекоморфов психические расстройства протекают более благоприятно. Более точные расчеты половой конституции основаны на индексе Таннера (андро — гинекоморфии).

Индекс полового диморфизма = 3 X биакромиалъный диаметр — биксритальный диаметр.

У женщин: индекс меньше 73,1 — гинекоморфия, 73,1—82,1 — мезоморфия, больше 82,1 — андроморфия.

У мужчин меньше 83,7 — гинекоморфия, 83,7—93,1 — мезоморфия, больше 93,1 — андроморфия.

В целом гормональный уровень меняется при большинстве аффективных расстройств, отмечается изменение либидо, активности других инстинктов. Конституциональная морфология основана на расчетах индекса Риса — Айзенка.

Индекс Риса — Айзенка = длина тела X 100 / поперечный диаметр грудной клетки X 6.

У женщин пикнической конституции индекс меньше 95,9, нормастенической — 95,9—104,3, астенической — более 104,3.

У мужчин пикническая конституция меньше 96,2, нормастеническая — 96,2—104,8, астеническая — более 104,8.

У пикников психические расстройства протекают периодически, у нормастеника — приступообразно, а у астеника с тенденцией к непрерывности.

Вполне возможно, что многие психические расстройства имеют селективные преимущества. Так, например, больные шизофренией легче переносят боль, температурный и аллергический шок, некоторые качественные особенности так называемого патологического мышления могут быть более продуктивны, чем нормативного. В основе так называемых больших психозов лежат базисные биологические реакции, к которым относятся реакция застывания/бегства, эмоциональная и пароксизмальная реакции. В результате эволюции эти реакции привели к возникновению круга шизофрении, эпилепсии и аффективных расстройств, которые закрепились в связи с селективными преимуществами носителей этих расстройств или преимуществами их родственников.

Социобиология. Исходя из общих концепций социобиологии, аномальное поведение в популяции является «платой», в частности за генетический груз, изменение экологии и давление культуры, но имеет и «выигрыш» в форме преимуществ, которые получают носители патологических генов. Например, возрастание числа пациентов, страдающих шизофренией, может быть «платой» за увеличение мутагенности среды, но пациенты и их родственники имеют преимущества в связи с устойчивостью к радиационному воздействию, температурному и болевому шоку. Изменение соотношения полов в популяции в связи с нарастанием числа мужчин может привести к увеличению случаев агрессии, но она подавляется благодаря увеличению случаев гомосексуальности. Устойчивое число некоторых патологических форм поведения, согласно социобиологии, поддерживается балансом эволюционно-стабильных стратегий к которым относятся альтруизм, эгоизм, агрессия и кооперативность.

Генетика. К биологической интерпретации относится также описание особенностей наследования патологии, то есть фона психических и поведенческих расстройств в семье и особенностей их передачи (доминантная, рецессивная, полигенная, олигогенная). Фенотипы большинства психических расстройств могут быть поняты на основе вклада генетики и среды в формирование патологии, а также воздействия среды на генетику (мутагенез). Все данные в области генетики психических расстройств получены на основе:

— генеалогических исследований родословных пациентов,

— изучения конкордантности расстройств у близнецов и других родственников,

— изучения развития и подверженности болезни у приемных детей, рожденных от психически больных родителей, но воспитывающихся в семьях психически здоровыми родителями,

— кариологических хромосомных исследований,

— биохимических исследований,

— популяционных исследований риска развития расстройств в зависимости от факторов изоляции, кровного родства и экологических факторов,

— многомерного генетического анализа,

— исследования тератогенного эффекта инфекций, интоксикаций, воздействий психоактивных средств.

Таблица 3. Особенности доминантных и рецессивных характеристик человека[1]

Черты Доминантные Рецессивные
Цвет глаз Коричневые Серые, зеленые, карие, голубые
Серые, зеленые, карие Голубые
Голубые Альбиносные (розовые)
Зрение Дальнозоркость Нормальное зрение
Нормальное зрение Близорукость
Зрение при нормальном освещении Ночное зрение
Нормальное цветовое зрение Цветовая слепота (характеристика, сцепленная с полом)
Волосы Черные Светлые, рыжие
Светлые, темные Рыжие
Вьющиеся Прямые
Отсутствие плешивости Лысина (характеристика, сцепленная с полом)
Искажение линии роста волос Нормальная линия роста волос
Элементы тела Дополнительный палец Нормальное число
Сращение пальцев Разделенные пальцы
Короткие пальцы Нормальные пальцы
Отсутствие фаланги Нормальное развитие
Другие Иммунитет к яду плюща Чувствительность к яду плюща
Нормальная пигментация кожи Альбиносная кожа
Нормальное свертывание крови Гемофилия (характеристика, сцепленная с полом)
Нормальный слух Глухота
Нормальный интеллект Фенилкетонурия, амавротическая идиотия

Большинство психических расстройств имеет мультифакториальный вариант передачи, то есть в их этиологии и патогенезе имеет значение соотношение генетических и средовых факторов, к ним, в частности, относятся уровень интеллекта, личностные особенности, невротические расстройства, деменции, ночной энурез, шизофрения, аффективные расстройства, эпилепсия. Однако целый ряд вариантов шизофрении и эпилепсии передается рецессивно. В то же время можно наблюдать доминантную передачу случаев шизофрении, аффективных расстройств, хореи Гентингтона, болезни Пика, дислексии, некоторых форм энуреза. Психические особенности часто сцеплены с морфологическими характеристиками и передаются так же, как эти характеристики, поэтому, определяя у одного из супругов доминантные морфологические черты, можно ожидать, что повторяясь у ребенка они будут сопровождаться теми же личностными чертами.

Показаниями для медико-генетического консультирования в психиатрии считаются: а) наличие аналогичных патологических случаев в семье, б) задержка психического развития, в) сочетание психических, соматических расстройств и аномалий развития.

4.7. Экологическая интерпретация

В понятие экологии входит определение конкретной средовой «ниши», в которой растет и развивается человек. Она складывается из семейного окружения, группового окружения и глобальной среды.

Тип семьи сказывается на индивидуальном проявлении психической жизни. Выделяются симметричные семьи, в которых присутствуют оба родители и доминантность акцентирована на отце, асимметричные семьи, когда кто-либо из родителей отсутствует — семейная депривация. Имеют значение пихологическая характеристика матери и отца, а также порядок рождения ребенка в семье. Особенности личности, проявления неврозов отчетливо зависят от этих особенностей.

Групповое окружение наиболее активно влияет на личность в детском и подростковом периоде социализации. Речь идет не только о типе этноса, религиозном окружении, но о степени информационной обогащенности среды, то есть о степени социализации и активности педагогического воздействия на личность.

Системы питания в группах и популяциях, возможно, также влияют на подверженность и проявления патологии. Например, известно, что соотношения микроэлементов в пище, уровень натрия и калия могут влиять на активность реализации пароксизмальных состояний и агрессии.

К глобальной среде относятся ритмические глобальные составляющие, например климатические, сезонные, геофизические ритмы, колебания уровня приземного радона 222, а также такие большие ритмы, как ритмы солнечной активности, в том числе 11-летний и 60-летний циклы (ритм Кондратьева). В эти периоды возрастает смертность, рождаемость и подверженность ряду психических расстройств. В частности, известна связь частоты эпилептических приступов с полнолуниями, психозов с повышением геомагнитной возмущенности и обострений шизофрении со сменой знака межпланетного магнитного поля. В холодное время года чаще рождаются пациенты, в дальнейшем более подверженные шизофрении. В годы высокой солнечной активности повышается частота подверженности всем психическим расстройствам и психическим эпидемиям. Доказано, что такие ритмические составляющие, как ритмы ЭЭГ, ритмы ствола мозга (температура, ритм дыхания, сердечных сокращений, артериального давления), ритмы выброса гормонов и ритмы эмбрионального периода, значительно зависят от глобальных экологических ритмов.

Таблица 4. Основные средовые ритмы по Б.М. Владимирскому

Тип ритма Частота Физическая причина Синхронизируемые явления
Микроритмы 0,1 с (8 Гц) Фундаментальная частота ионосферного волновода Альфа-ритм ЭЭГ
0,1 —30с Микропульсации геомагнитного поля Рс3, атмосферный инфразвук Ритмы ствола мозга, ритмы поведения
5 мин Микропульсации геомагнитного поля Рс5 Ритмы выброса гормонов
Мезоритмы 2ч, 2 ч 40 мин, Зч Глобальные колебания Солнца как звезды Ритмы настроения, сна/бодрствования, ритмы инстинктов
24ч Вращение Земли Ритмы моторной активности, продолжительность большинства острых психозов
6,8; 8,9; 13,5 суток Синодический период вращения Солнца, секторные границы межпланетного магнитного поля Частота эпилептических припадков, продолжительность депрессий
27 суток Солнечная активность, лунные приливы
Макроритмы 0,5; 1; 2,8; 3,5; 5,6; 7,1; 11; 22 года Вращение Земли вокруг Солнца, Солнечная активность и геомагнитная возмущенность Подверженность обострениям шизофрении и аффективных расстройств, ритмы агрессии и суицидов
Периоды большой длительности 600, 7000, 20000, 30 млн. лет Солнечная активность, циклы изменений главного геомагнитного поля Земли, периодические вариации земной орбиты, прохождение Солнцем плоскости Галактики, эпизоды бомбардировки Земли астероидными телами Ритмы эволюции

4.8. Стресс и реакция на стресс

В 1956 году Selye опубликовал свою концепцию стресса, под которым он понимал «специфическую реакцию на неспецифические воздействия на биологические системы». Основной синдром стресса стал называться синдромом «напряжения-бегства», или основной адаптационный синдром. Он описал три фазы этого синдрома: 1) стадия напряжения, в ходе которой отмечаются симптомы физиологического ответа, 2) стадия резистентности, или стадия адаптации к стрессору, 3) стадия истощения, в которой ресурсы адаптации истощаются, если воздействие стрессора продолжается. В качестве стрессора могут выступать изменение физических условий, боль, психологическое воздействие. По степени интенсивности стрессорного воздействия психологических факторов рейтинговая шкала выглядит таким образом: на первом месте стоят смерть близких родственников, развод, разлука, собственные болезни, далее — утрата работы, изменение социального статуса родственников, ссоры с близкими и друзьями, выход на пенсию, свадьба дочери (для отца) и сына (для матери), перевод в другую школу (для ребенка). К стрессорам относятся даже праздники. Реакция на стресс зависит от конституции и темперамента, личной истории стрессов, перенесенных ранее, психологической устойчивости и соматического здоровья.

Таблица 5. Синдром «напряжения-бегства»

Начальные симптомы
Гипоталамус Стимуляция симпатической нервной системы
Симпатическая нервная система Стимуляция надпочесников
Надпочечники Выброс адреналина и норадреналина
Глаз Расширение зрачка
Слезные железы Увеличение секреции
Дыхательная система Расширение бронхов, увеличение частоты дыхания
Сердечно-сосудистая система Увеличение силы и частоты сердечных сокращений, повышение артериального давления, увеличение силы сердечного выброса
Желудочно-кишечная система Снижение секреции и спазм сфинктеров
Печень Повышение гликогенолиза, снижение синтеза гликогена
Мочеполовая система Мочевой пузырь сокращается, сфинктер расширяется
Слюнные железы Возрастает секреция
Жировые клетки Липолизис
Дальнейшие симптомы
Гипоталамус Стимуляция секреции
Надпочечники Стимуляция адреналина, повышение глюкокортикоидов, подавление иммунного ответа, повышение минералокортикоидов, повышение ретенции жидкости. Повышение артериального давления, стимуляция щитовидной железы и обмена липидов, первоначальное увеличение половых гормонов, затем их снижение и снижение либидо.

В обыденной жизни устойчивость к психологическому стрессу может быть обеспечена за счет тренировки к физическим стрессорам, например с помощью физического напряжения (гимнастики) или закаливания. Адаптивными стратегиями для снятия стресса являются: расслабление с регуляцией частоты дыхания, вращение и качение, релаксация, медитация, возможность высказать свои проблемы третьему лицу, музыка и домашние животные, общение с которыми способствует снятию остроты стресса. Уровень стресса при психических расстройствах колеблется от паники к тревоге и низкому уровню. Однако внешнее отсутствие реакции на стресс не означает реального отсутствия такой реакции, поскольку за внешним безразличием может быть гиперсензитивность.

4.9. Патография и историогенетическая интерпретация

Патографический метод представляет собой комплексное описание личности, с акцентом на проявления у нее психопатологических особенностей. Патографическое описание предполагает использование таких материалов, как особенности творчества, автобиографии, дневники, отчеты и воспоминания современников, генеалогические данные. Столь обширные данные можно получить не всегда. Поэтому наиболее полны патографии замечательных личностей, в частности, достаточно подробно описаны они у А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Петра Первого, императрицы Елизаветы, Ван Гога, Гельдерлина и Гете, Гойи и Чюрлениса, Врубеля и Наполеона, а также многих других. Не случайно в психиатрии считается, что описание и самоописание психопатологических состояний одного гения может дать больше, чем описание сотни пациентов. Патографические описания обычно носят ретроспективный характер, поэтому учитывают характер эпохи и ее толерантность к аномальному поведению. Патографические описания имеют и большой этический смысл, поскольку позволяют пациентам понять, что они не одиноки в своих страданиях.

Историогенетический подход позволяет понять причины меняющегося отношения к проявлениям аномального поведения с позиции динамики культуры. Хотя наше актуальное поведение и проявления психических расстройств реализуются в настоящее время, они часто повторяются в той же форме, что и много поколений назад; в другом случае возникают совершенно новые формы расстройств, к которым трудно подобрать аналоги. Например, динамика диссоциативных расстройств была практически исчерпана к середине XX века, в контексте искусства появилась практика «шизоанализа», как некой новой реальности расщепления под воздействием культуры. Возникли совершенно новые явления зависимости от компьютерных игр и синдромы «сгорания». Тем не менее распространенность основных «больших» психозов остается неизменной, хотя их клиническое выражение постоянно трансформируется культурой.

4.10. Психиатрическая герменевтика

Герменевтика — наука об истолковании. Психологическая герменевтика занимается истолкованием переживаний, а психиатрическая — психопатологических переживаний. Всякое переживание вне зависимости от его нормативности может быть истолковано множеством способов, например, исходя из его биологии, культурального контекста, адаптивности, метафоричности, текстуально и т. д. Кроме того, следует истолковывать не только то, что фиксирует психиатр, но и тот материал, который фактически представляет пациент, например, его высказывания. Между двумя этими истолкованиями может быть значительное расхождение. Например, истолкование психиатром психического состояния пациента соответствует умеренному депрессивному эпизоду. Фактическое описание и истолкование пациентом своего состояния выглядит следующим образом. «После того, что произошло, жизнь кажется мне бессмысленной». Углубление врачом в вопрос о том, что произошло и что понимает пациент под «смыслом жизни», будет неоднозначным, поскольку он не просто должен оценить адекватность «произошедшего», но и сравнить «смысл жизни» пациента с теми смыслами существования, которые существуют в данной культуре.

Психиатрическая герменевтика позволяет соединить объяснение психиатром переживания самому пациенту с попыткой проникновения в переживание, то есть его пониманием. Для этих целей необходимо использовать данные всех вышеперечисленных интерпретаций.

Последовательная, герменевтическая работа с символом позволяет прояснить его смысл как для пациента, сновидящего, фантазирующего или страдающего, так и для аналитика или врача. Предполагается, что всякий символ может быть интерпретирован исходя из контекста, семантик следующих кругов:

а) биологического, включающего эволюционный и этологический смысл символа и его аналогии в филогенезе, онтогенезе,

б) культурологического, подразумевающего поиск аналогов символа в истории в пределах конкретного этноса или универсальных аналогов, обнаруженных при кросскультуральном сравнении, лингвистическом анализе,

в) психоаналитического, включающего типичные фрейдовские, юнгианские, эриксонианские символы,

г) психологического, опирающегося на конкретные индивидуальные психологические факты и переживания,

д) интерперсонального, связанного с окружением индивидуума, которое может «имплантировать» свои символы в переживания.

Конечно, это не единственные круги толкования, поскольку следует также включать теологическое и аллегорическое толкование символа.

Нередко смысл символов перекрывается, совпадает или противоположен в разных контекстах, но это может быть связано не с ошибочной интерпретацией, а с реальными, например культурологическими проблемами. При интерпретации также следует учитывать многозначность каждого символа и заключенный в каждом смысле иногда амбивалентный смысл.

Глава 5. Соматическое, неврологическое, функциональные и биохимические методы исследования

5.1. Соматическое и неврологическое исследование

Повышенное внимание к соматическому состоянию при психических расстройствах обусловлено тем, что они могут быть причиной самих расстройств, соматические расстройства могут выступать как осложнения терапии, и они протекают иначе у психически больных, чем у здоровых.

На высоте многих соматических расстройств отмечаются психопатологические расстройства, например, при инфарктах миокарда, пневмониях, при любой острой и хронической боли большинство пациентов с патологией желудочно-кишечного тракта нуждаются в помощи психотерапевта и психиатра, они ипохондричны и нередко преувеличивают симптомы своих заболеваний. Тем не менее психиатру для оценки вклада экзогенных факторов в клиническую картину необходимо достаточно точно описать соматическое состояние. Соматоформные расстройства в своих симптомах точно моделируют ревматизм, кожный зуд, одышку, боли в животе; эти симптомы могут быть сняты транквилизаторами и антидепрессантами, но только после соматического обследования. Продолжительный прием психотропных средств может нивелировать клинику соматических расстройств, например, длительный прием противоэпилептических средств нередко приводит к повышению болевого порога, и это маскирует острое начало патологии. В этих случаях независимо от жалоб пациента следует один раз в 6 месяцев повторять общие анализы мочи и крови и проводить терапевтический осмотр. В латентном виде у психически больных протекает и туберкулез, риск которого повышается при непрерывном пребывании в стационаре более года. Большинство психопатологических расстройств искажает клинику соматических заболеваний. Описаны случаи, когда пациенты с шизофренией не испытывали болей при перфорации язвы желудка, у них также чаще отмечаются безболевые формы инфарктов миокарда. При алкогольном психозе, особенно мусситирующем делирии, более чем в 60 % отмечаются пневмонии, а при болезни Альцгеймера скорость нарастания трофических расстройств и образование пролежней иногда носит катастрофический характер. При первичном телесном осмотре психиатр должен обращать внимание на возможные следы инъекций психоактивных препаратов, порезы и самоповреждения, травмы головы и татуировки.

Неврологические симптомы при психических расстройствах имеют особое значение при побочном действии психотропных препаратов, при осмотре перед назначением ЭСТ и других коматозных методов, при эпилепсии для выяснения локализации очага, при диагностике органических расстройств, которые могут привести к психопатологическим изменениям.

5.2. Нейроморфология

Любая психическая деятельность в целом основана на деятельности мозга.

Нейрон. Простейшие составляющие нервной системы — нейроны. Они обладают уникальной особенностью связываться друг с другом. Составляющие части нейрона: ядро, содержащее генетическую информацию данного нейрона и контролирующее процессы обмена веществ, дендриты, аксон. С аксонами связаны специфические функции нейронной передачи. Аксон передает информацию, пересылая электрический заряд от одного конца нейрона к другому. Передача нервных импульсов — электрохимический процесс: электрический, пока ток идет по аксону, и химический в синапсе. На концах аксона находятся нервные окончания. Большая часть окончаний одного нейрона не соприкасается вплотную с дендритами следующего. Разделяющее их пространство называется синапсом.

Синаптическое соединение нейронов (в середине — область синапса при большем увеличении). Терминальная бляшка пресинаптического нейрона содержит пузырьки с запасом нейромедиатора и митохондрии, являющиеся энергетическим запасом клетки:

1 — синаптические пузырьки; 2 — синаптическая щель; 3 — пресинаптическая мембрана; 4 — постсинаптическая мембрана; 5 — митохондрии

Синапс. Синапс — область соединения между окончанием аксона одного нейрона и дендритами или телом другого. Каждый нейрон образует до 800—1000 синапсов с другими нервными клетками, плотность контактов в сером веществе мозга составляет более 600 млн. на 1 куб. мм.

Место перехода нервного импульса с одного нейрона на другой называется синаптической щелью, которая с одной стороны ограничена пресинаптической мембраной нейрона, передающего импульс, а с другой — постсинаптической мембраной дендрита или тела другого нейрона, принимающего сигнал. Ширина составляет от 20 до 50 нанометров.

Архитектоника коры головного мозга с учетом доминантного и недоминантного полушарий отчетливо связана с поведением, поэтому диагностика дисфункции позволяет выявлять очаг поражения.

При большинстве функциональных психических расстройств патоморфологические изменения в головном мозге не убедительны, хотя существует описание расширения желудочков мозга при шизофрении, а также нарушение микроструктуры при диссоциативных расстройствах. При органических психических расстройствах патоморфологические данные зависят от нозологии.

Таблица 6. Поведенческие и психологические симптомы корковых поражений

Доля Функции Дисфункции
Фронтальная Реципрокно связана с моторной, сенсорной и эмоциональными областями коры, контроль контрлатеральных движений, речь (доминантное полушарие), критика, абстрактное мышление, память, концентрация, суждения и другие высшие корковые функции Синдром лобных долей включает неадекватное и необычное поведение, раздражительность и лабильный аффект, недостаточную мотивацию поступков, трудности при сосредоточении, снижение памяти и интеллекта, снижение критики, заострение эгоистических интересов. Плоский и стереотипный юмор, моторная афазия (поражение центра Брока — нижнелобная извилина доминантного полушария). Апрозодия (недоминантное полушарие), контрлатеральная моторная слабость и замедление движений, контрлатеральная апраксия
Височная Память (особенно область гиппокампа) Нарушение памяти (билатеральное) понимания речи, контроля сексуального и агрессивного поведения, афазия Вернике — сенсорная (поражение доминантного полушария), синдром Клювера — Бьюси, апрозодия (поражение недоминантного полушария)
Сексуальное и агрессивное поведение
Понимание речи
Интерпретация вкусовых и ольфакторных ощущений
Теменная Получает и идентифицирует информацию от тактильных рецепторов, обрабатывает визуальные и аудиальные ощущения, праксис Оба или любое из полушарий: право-левая дезориентация, агнозия пальцев, астереоагнозия.
Доминантное полушарие: алексия, аграфия, аномия, идеокинетическая и кинестетическая апраксия, дискалькулия.
Недоминантное полушарие: поражение пространственных способностей, анозогнозия, неспособность опознать части тела — аутопагнозия, нарушение праксиса при одевании, конструировании, кинестетическая апраксия, игнорирование левого пространства
Затылочная Интерпретация визуальных образов, визуальная память Нарушенная пространственная ориентация, визуальные иллюзии, визуальные галлюцинации, слепота.
Псевдодиссоциативные (псевдоистерические) симптомы
Лимбическая система Регуляция эмоций, памяти Нарушение эмоций, амнезия, гиперкинетические расстройства, моторная расторможенность
Гипоталамус, гипофиз Гормональная регуляция инстинктивной деятельности Патология влечений, температуры, цикла сон — бодрствование
Ретикулярная формация и голубое пятно Цикл сон — бодрствование, уровень аверсии и аттракции Нарушение цикла сон — бодрствование, повышение уровня тревоги и страха

5.3. Нейрофизиология

Электроэнцефалография (ЭЭГ)

ЭЭГ — показана при проведении дифференциальной диагностики между психическими расстройствами органического происхождения и психиатрическими синдромами, уточнении места расстройства при фокальных нарушениях головного мозга.

ЭЭГ обычно назначают больным с первичным психотическим эпизодом или больным с указанием в анамнезе на черепно-мозговую травму, пароксизмально возникающие психические нарушения со стереотипно повторяющейся симптоматикой, неврологические расстройства (нарушения сознания, нейроинфекции, осложнения в перинатальном периоде, судорожные приступы, сосудистые мозговые кризы).

Информативность ЭЭГ ограничена при ЭСТ и применении психотропных средств, которые влияют на результаты ЭЭГ, затрудняя ее расшифровку. Нормальная картина ЭЭГ не обязательно означает отсутствие органического заболевания или эпилепсии.

Пароксизмальная активность при выборочном проведении ЭЭГ может не возникать даже при имеющемся эпилептическом очаге, в этих случаях целесообразно проведение ЭЭГ в состоянии депривации сна или 24-часовой мониторинг. У психически больных отмечается повышенная чувствительность к различным методам стимуляции при проведении ЭЭГ, таким как депривация сна, провокация световыми стимулами гипервентиляции.

Реоэнцефалография (РЭГ)

РЭГ показана для исключения сосудистых поражений мозга. В динамике РЭГ волны различают начало (1), крутой подъем (2), вершину (3), позднюю систолическую волну (4), инцизуру (5), дикторический зубец (6). Фазы 1–4 составляют систолическую фазу, а 5–6—1 — диастолическую. Сглаженность волн на уровне 2–4 и 5–1 указывает на нарушение кровоснабжения в соответствующем полушарии. Более точные сведения о состоянии сосудов мозга можно получить только на основе допплерографии.

Эхоскопия

Эхоскопия используется только для оценки смещения срединных структур мозга при подозрении на опухоль или атрофический процесс, а также для выявления расширения желудочков мозга.

Компьютерная томография (КТ)

Рекомендуется для исключения возможных органических изменений центральной нервной системы, которые могут лежать в основе психического расстройства или видоизменять его. Она проводится в следующих случаях:

— при первичном эпизоде психотического расстройства в возрасте после 40 лет,

— появления патологических движений,

— делирия или состояния слабоумия неясной этиологии,

— продолжительного кататонического состояния,

— нервной анорексии.

Абсолютные показания:

— наличие очаговой симптоматики и/или морфологических повреждений, обнаруживаемых при неконтрастном исследовании,

— больным, у которых в анамнезе есть указания на черепно-мозговую травму, субарахноидальную гематому.

У больных шизофренией на КТ отмечается:

— реверсивная церебральная асимметрия и корковая атрофия,

— мозжечковая атрофия, расширение третьего желудочка и высокий показатель соотношения объема желудочков к объему мозга у больных с длительным течением,

— наблюдается также обратная зависимость между расширением желудочков и качеством реакции на проводимое лечение нейролептиками.

Магнитно-резонансное исследование (МРТ)

МРТ использует магнитное поле для определения частоты резонанса составляющих химического элемента в различных тканях тела.

Большое значение имеет данное исследование в диагностике первичных атрофических деменций (Альцгеймера, Пика).

Преимущества МРТ перед КТ — изображение во всех плоскостях, включая сагиттальную, венечную, дополнительно к поперечному срезу; более высокая разрешающая способность при изображении структуры ткани; лучшее различение белого и серого вещества мозга; повреждения при демиелинизирующих заболеваниях (рассеянный склероз) видны более четко; отличное изображение гипофизарной области и задней черепной ямки.

Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ)

Обеспечивает изображение функционального состояния мозга и является особенно многообещающим методом при исследовании нейротрансмиттерных систем. Вещество, излучающее позитроны (флуорин-18, карбон-14) включается в биологическое соединение (например, Д-глюкозу), которое затем вводится внутривенно, затем картируется распределение этого вещества в разных отделах мозга. С помощью этого метода изучены:

— уменьшение префронтального метаболизма при шизофрении,

— увеличение уровня метаболизма в базальных ганглиях и орбитальных зонах коры лобных долей у больных обсессивно-компульсивными расстройствами,

— блокада нейролептиками D2 рецепторов у больных шизофренией.

5.4. Лабораторные исследования

5.4.1. Нейромедиаторные системы.

В синапсах происходят процессы передачи нервных импульсов с помощью нейромедиаторов (нейрогормонов), накапливающихся в синаптических пузырьках, высвобождающихся при нейрональной передаче в синаптическую щель и присоединяющихся к специфическим рецепторам постсинаптической мембраны (то есть к таким участкам, к которым они «подходят, как ключ к замку»). В результате изменения проницаемости постсинаптической мембраны сигнал передается с одного нейрона на другой. Медиаторы могут блокировать передачу нервных сигналов на уровне синапса, уменьшая возбудимость постсинаптического нейрона. Дезактивация нейромедиатора проходит двумя способами: ферментацией (разрушением ферментами) и обратным поглощением в пресинаптическое окончание. Это приводит к восстановлению их запаса в пузырьках к моменту прихода следующего импульса.

1 — нервные импульсы, 2 — молекулы X вещества, 3 — участки рецепторов, 4 — молекулы нейромедиатора

Молекулы нейромедиатора высвобождаются из концевой бляшки нейрона I, связываются со специфическими рецепторами на дендритах нейрона II. Молекулы Х-вещества по своей конфигурации не подходят к этим рецепторам и не вызывают каких-либо синаптических эффектов.

Возбуждающая или тормозная функция синапса зависит от типа выделяемого им медиатора и от действия последнего на постсинаптическую мембрану. Некоторые нейромедиаторы оказывают только возбуждающее действие, другие — только тормозное (ингибирующее), третьи в одних отделах нервной системы играют роль активаторов, а в других — ингибиторов.

Функции нейромедиаторов. В настоящее время известно несколько десятков нейромедиаторов, но их функции изучены пока недостаточно.

Ацетилхолин

Из всех нейромедиаторов одним из первых был открыт ацетилхолин. Он содержится в местах соединения нейронов с мышечными клетками, участвует в мышечном сокращении, вызывает замедление сердечного и дыхательного ритма. Инактивируется ферментом ацетилхолинэстеразой. Ацетилхолин играет важную роль в деятельности мозга, но подобно большинству других нейромедиаторов его функции до конца не изучены. Известно, что он является важным регулятором ощущения жажды. Предположительно, ацетилхолин также является важным элементом системы памяти. Болезнь Альцгеймера связана с нарушением функционирования ацетилхолина и холинергических рецепторов в ядрах промежуточного мозга.

Моноамины

Моноаминами называются три важных нейромедиатора, входящих в одну аминогруппу, — норепинефрин (норадреналин), дофамин и серотонин.

Норадреналин

Отвечает за бодрствование мозговой коры, регулирует физические изменения, сопровождающие эмоциональный подъем, чувство голода и учащение сердечного ритма. Эмоциональное состояние тревоги, перерастающей в страх, связывают с нарушением обмена норадреналина.

Серотонин

Находится во всех частях мозга, играет важную роль в регулировании сна, определяет объем информации, циркулирующей в сенсорных путях. Состояние тоски связывается с нарушением обмена серотонина.

Дофамин

Участвует в процессах избирательного внимания, согласованных движениях частей тела, присутствует в «центрах удовольствия» лимбической системы и некоторых ядрах ретикулярной формации. Недостаток дофамина в скорлупе и ядрах шва (базальные ядра) может быть главной причиной болезни Паркинсона. Нарушения дофаминового обмена составляют биохимическую основу возникновения шизофрении. Наркотики-стимуляторы, такие как кокаин и амфетамины, усиливают дофаминергическую активность мозга.

Кроме указанных функций, моноамины тесно связаны с настроением и эмоциональными расстройствами. Клиническая депрессия возникает из-за изменения уровня моноаминов, в особенности норадреналина и серотонина.

Частичная инактивация моноаминов происходит в результате их окисления ферментом моноаминоксидазой. Этот процесс возвращает активность мозга к нормальному уровню.

Гамма-аминомасляная кислота (ГАМК)

Тормозящий нейромедиатор. Ее действие состоит главным образом в снижении возбудимости мозговых нейронов по отношению к нервным импульсам. Подобно ГАМК (GABA) действуют классические депрессанты: барбитураты, транквилизаторы, алкоголь.

Эндорфины

В 1975 году открыты эндогенные опиоидные пептиды (эндорфины, динорфины, энкефалины) — «собственные морфины мозга». Их функции в организме разнообразны и пока до конца неясны, но, несомненно, что эти вещества способствуют снятию болевых ощущений. Это нейромедиаторы сложных систем, ингибирующие болевые восприятия. Они взаимодействуют со специфическими опиоидными рецепторами (5 классов), с которыми реагируют и экзогенно вводимые в организм опиоиды. Существующие представления об опиоидных механизмах пока не позволяют объяснить развитие к ним толерантности и зависимости.

Наряду с нейромедиаторами существует группа нейромодуляторов, участвующих в регуляции нервного ответа и, взаимодействуя с медиаторами, видоизменяющих их эффекты. В качестве примера можно назвать вещество Р и брадикинин, участвующие в передаче болевых сигналов. Освобождение этих веществ в синапсах спинного мозга, однако, может быть подавлено секрецией эндорфинов и энкефалина, которая таким образом приводит к уменьшению потока болевых нервных импульсов.

Нейромодуляторы воздействуют на окончание аксона, облегчая или подавляя высвобождение нейромедиатора.

Функции нейромодулятора выполняют такие вещества, как фактор 8, играющий важную роль в процессах сна; холецистокинин, ответственный за чувство сытости; ангиотензин, регулирующий жажду, и др.

Нейромедиаторы и действие психотропных веществ

Различные психотропные препараты действуют на уровне синапсов и тех процессов, в которых участвуют нейромедиаторы и нейромодуляторы.

Молекулы этих препаратов по своей структуре сходны с молекулами определенных нейромедиаторов, это позволяет им «обманывать» механизмы синаптической передачи. Они нарушают действие нейромедиаторов, либо занимая их место на рецепторе, либо мешая обратному захвату или ингибированию ферментами.

Молекулы М

Например, ЛСД мешает серотонину затормаживать приток сенсорных сигналов, открывая доступ в сознание для самых разнообразных стимулов, непрерывно атакующих органы чувств. Кокаин усиливает эффекты дофамина, занимая его место в рецепторных участках. Подобным же образом действуют морфин и другие опиаты, мгновенный эффект которых объясняется тем, что они быстро успевают занять рецептивные участки эндорфинов. Действие амфетаминов обусловлено тем, что они подавляют обратное поглощение норадреналина пресинаптическими окончаниями, в результате накопление избыточного количества нейромедиатора в синаптической щели приводит к чрезмерной степени бодрствования мозговой коры.

Молекулы М (молекулы психотропных препаратов) сходны по своей конфигурации с молекулами нейромедиатора и связываются с его рецепторами

Эффекты транквилизаторов объясняются, главным образом, их облегчающим влиянием на действие ГАМК в лимбической системе, что приводит к усилению тормозных эффектов этого нейромедиатора.

Изучение нейромедиаторов только начинается. Вероятно открытие сотен биохимических соединений, функциями которых определяется психическая деятельность и поведение в целом.

5.4.2. Исследование физиологических жидкостей.

Лабораторные исследования в психиатрии

Лабораторные тесты в психиатрии играют значительную роль в случае:

— выявления и количественной оценки биологических факторов, ассоциируемых с различными психическими расстройствами;

— выбора возможных вариантов терапии;

— наблюдения за клинической реакцией на лечение;

— возможности контролировать лечение (лекарственный мониторинг).

Клинико-лабораторное исследование

Общие принципы:

1. Подробное соматическое исследование проводится перед началом любого лечения для определения сопутствующих заболеваний, органического поражения мозга и контроля за основными функциями организма.

1.1. Обязательные исследования при поступлении в стационар: общий анализ крови, исследование химического состава крови, исследование тиреоидной функции, контрольные анализы на сифилис, общий анализ мочи, электрокардиограмма (ЭКГ), рентгенография грудной клетки.

1.2 Дополнительные исследования.

Рентгенография костей черепа, компьютерная томография (КТ), МРТ, электроэнцефалография (ЭЭГ), исследование вызванных потенциалов мозга, токсикологический контроль, исследование СОЭ, люмбальная пункция с исследованием спинномозговой жидкости, контрольные анализы на СПИД, кожная проба на туберкулез/бруцеллез, анализ кала на скрытую кровь.

1.3. Комплексные лабораторные исследования, рекомендуемые при определенных клинических условиях:

— у психически больных пожилого возраста: общий анализ крови (OAK), развернутый анализ крови, биохимия крови, функциональные пробы печени, исследование тиреоидной функции, РВ, общий анализ мочи, рентгенография органов грудной клетки, ЭКГ, рентген черепа и по необходимости ЭЭГ с вызванными потенциалами, КТ по показаниям;

— при подозрении на наркозависимость: определение алкоголя в выдыхаемом воздухе, анализ на содержание алкоголя в крови; на содержание лекарственных средств в моче, газовая хроматография — масспектрография;

— при назначении препаратов лития: развернутая формула крови, электролиты сыворотки крови, азот мочевины, содержание креатинина в крови, исследование тиреоидной функции, общий анализ мочи, ЭКГ, тест на беременность;

— при назначении электросудорожной терапии (ЭСТ): развернутая формула крови (включая определение гемоглобина), исследование химического состава крови, рентген грудной клетки и позвоночника, общий анализ мочи, ЭКГ.

Специальные лабораторные исследования

В диагностике психических заболеваний не существует убедительных данных о специфических для конкретной болезни отклонениях в лабораторных показателях. Тем не менее можно связывать конкретные заболевания и определенные способы исследования, имеющие отношение к патогенетическим и этиологическим факторам.

К существенным находкам различных изменений в деятельности нейротрансмиттеров и/или их метаболитов можно отнести:

— связь импульсивной агрессивности или суицидального поведения (того и другого вместе) со снижением уровня концентрации метаболита серотонина — 5-HIAA в спинномозговой жидкости;

— у больных с биполярным расстройством, преимущественно в депрессивной фазе, обнаруживается низкий уровень содержания в суточном анализе мочи метаболита норадреналина — З-метокси-4-гидроксифенилгликоля;

— увеличение количества альфа-2 адренергических рецепторов в тромбоцитах при состоянии депрессии;

— уменьшение количества бета-адренергических рецепторных соединений на поверхности лимфоцитарных клеток при аффективной патологии;

— увеличение количества 5-НТ2А рецепторов в тромбоцитах у суицидальных больных, независимо от диагноза.

При шизофрении обнаружено нарушение цитотоксической функции печени, повышение чувствительности дофаминовых рецепторов при продуктивной симптоматике, гиперсекреция норадреналина и снижение уровня серотонина, а также нарушение кинетики трансметилирования, снижение активности моноаминоксидазы и активности дофамин-бета гидроксидазы. Также заметно увеличение бета-эндорфинов, изменение соотношений альфа- и бета-липопротеидов, нарушение метаболизма простагландинов. При аффективных расстройствах заметен отрицательный белковый баланс, гипергликемия, при мании повышается гормональный уровень, а при депрессии снижается. В связи с терапией препаратами лития важно знать его предельный уровень в плазме, он должен достигать 0,6–0,8 ммоль/л. При изучении биохимии электролитов при аффективных расстройствах выявлена внутриклеточная задержка натрия, изменения натрий-калий АТФазы, при депрессиях снижается уровень серотонина, дофамина и норадреналина, а также активность моноамиоксидазы. При изучении гормонального уровня наблюдается нарушение циркадного уровня экскреции мелатонина и кортизола. При эпилепсии заметно накопление продуктов азотистого обмена и накопление щелочных резервов крови. Типичными изменениями при алкоголизме являются изменения функций печени, белковые и ферментативные сдвиги.

При фенилкетонурии проводится проба Фелинга с треххлористым железом, которая считается положительной при окраске мочи в зеленый цвет. При подозрении на токсоплазмоз проводится проба Сербина — Фельдмана, при которой сыворотка крови не окрашивается метиленовым синим.

В связи с тем, что в психиатрии часто проводится анализ спинномозговой жидкости, важно знать ее норму. Норма давления составляет 300 мм водного столба стоя и 100–120 мм водного столба лежа. При объеме 120–150 мл, плотность 1,005—1,008, Ph 7,35—7,8. Снижение показателя характерно для менинго-энцефалита, а повышение — для прогрессивного паралича. В 1 мкл должно быть не более 3–5 лимфоцитов, если их больше, то это указывает на менингит. Норма белка 0,16—0,3 г/л, глюкозы 45–60 г/л, фосфора 3 г/л, азота 16–22 г/л.

Нейроэндокринные тесты

Изменения в основных процессах гормональной регуляции, которая чаще всего связывается с лимбико-гипоталамо-гипофизарной осью, могут служить косвенными показателями при основных психических заболеваниях. Это относится к базальной концентрации гормонов, их реакции на фармакологическое воздействие. Используются:

— тест дексаметазоновой супрессии,

— тест стимуляции секреции тиротропин-рилизинг гормона,

— ослабление реакции гормона роста (маркер депрессивного состояния),

— ослабление реакции пролактина на фенфлурамин метадон и L-триптофан (связано с возможным недостатком серотонина при депрессиии),

— изменение концентрации мелатонина в плазме крови и его концентрации в моче (используется при исследовании показателей функционирования норадренергической системы в связи с проведением антидепрессивной терапии).

Мониторинг уровня содержания лекарственного средства в плазме крови

Уровень оптимальной концентрации соответствует получению максимально возможной фармакологической реакции. Кроме того, существует взаимосвязь между уровнем концентрации препарата и точкой приложения его действия. Фармакокинетические и экзогенные факторы создают индивидуальные различия в количестве антипсихотического препарата, достигающего рецептора нервной клетки.

Безусловно, инструментальные методы никогда не заменят клиническую диагностику, но они играют существенную роль в случае выявления и количественной оценки биологических факторов, выбора варианта терапии, наблюдения за клинической реакцией на лечение.

Глава 6. Общая психопатология

Разделение психических функций в психологии и психиатрии является в значительной мере условным. На самом деле трудно определить, где проходит грань между памятью и сознанием, восприятием и мышлением, двигательной и волевой активностью. Тем не менее для реальной практики разделение имеет важное значение, поскольку позволяет выделить симптом и соответствующий ему аналог в нормальной психической жизни. В общей психопатологии выделяются расстройства сознания, личности, восприятия и воображения, мышления, памяти и внимания, двигательные и волевые (инстинктивные) расстройства, расстройства эмоций и аффекта, интеллекта. Симптомы этих расстройств складываются в психопатологические синдромы, которые, в свою очередь, могут представлять собой самостоятельный диагноз, например синдром деперсонализации-дереализации, или объединяются в нозологические единицы с более или менее изученной этиологией, патогенезом, эпидемиологией, клиникой и прогнозом. Все симптомы психопатологических расстройств имеют психологические аналоги, в частности, многие элементы конструкции расстройств сознания сходны со сновидениями.

6.1. Расстройства сознания

Определения

В психиатрии сознание определяется как способность к концентрации внимания и ориентировка в себе, времени и собственной личности (Я). Выделяют количественные и качественные расстройства сознания. Количественные расстройства: оглушение, сопор и кома. Качественные расстройства: делирий, онейроид, аменция, сумеречные расстройства сознания, амбулаторный автоматизм, фуга и транс, двойная ориентировка. Особые состояния сознания включают психосенсорные расстройства на фоне сужения сознания. Исключительные состояния сознания: патологическое опьянение, патологический аффект, особые этнические изменения сознания (амок, лоу, коро и т. д.). Выделяют также множественное сознание при многоличностном расстройстве.

История вопроса, норма и эволюция

Сознание в XIX веке определялось как совокупность знаний и опыта (сознание — совокупное знание). Однако Гераклит утверждал, что сознание следует ассоциировать с бурной рекой, по которой плывет человек, при этом, когда он всплывает, то может зафиксировать то, что творится на берегу, но через некоторое время он вновь опускается под воду, и тогда берег для него не существует. С.С. Корсаков считал, что сознание содержит активную сторону — отношение Я к внешнему миру. В настоящее время существует до 200 определений сознания, и поэтому можно говорить лишь о его моделях.

Психологи считают, что сознание — это картина Мира, которая являет себя в наших переживаниях. Модели сознания в различных культурах и в разное время отличаются. Поэтому сознание прошлого можно реконструировать через все символы культуры. Основоположник экспериментальной психологии W. James указывает, что с педагогической точки зрения сознание строится из ассоциации, интеграции и смещения, но он размышляет о сознании в стиле Гераклита.

Первичным конкретным фактом, принадлежащим внутреннему опыту, служит убеждение, что в этом опыте происходят сознательные процессы. Состояния сознания сменяются в нем одно за другим. Подобно тому, как мы выражаем безлично: «светает», «смеркается», мы можем и этот факт охарактеризовать всего лучше безличным глаголом «думается».

Сознание, по мнению W. James имеет 4 свойства:

1. Каждое состояние сознания стремится быть частью личного сознания.

2. В границах личного сознания его состояния изменчивы.

3. Всякое личное сознание представляет непрерывную последовательность ощущений.

4. «Одни объекты оно воспринимает охотно, другие отвергает и, вообще, все время делает между ними выбор».

К. Marx считал, что сознание есть «мое отношение к моей деятельности», подчеркивая, что всякое сознание производно от деятельности. Такова же была точка зрения большинства советских психологов деятельности. В этом определении важно существование Я — отношения и действия, следовательно «недействующий» никак не обнаруживает своего сознания. Л.С. Выготский писал, что все психические функции опосредуются через инструменты и знаки, его взгляд на проблему сознания, с точки зрения А.Н. Леонтьева, заключался в оценке этой функции как системной и смысловой, к тому же, как функции, развивающейся в истории культуры.

Развитие сознания происходит в онтогенезе и истории культуры, а изучить сознание можно по опосредованным данным предметной культуры и знакам, как психологическим орудиям.

В «Общей психопатологии» K. Jaspers утверждал, что «сознание есть сцена, через которую проходят отдельные психические явления, то сильнее, то слабее освещаемые прожектором внимания».

Отсюда понятно, что сознание существует благодаря концентрации внимания, и понятно, что если прожектор при той же силе света концентрируется на одном объекте (суженное сознание), во тьме оказываются все граничные психические явления, если он широк — множество психических явлений заметны, но они находятся в зоне рассеянного внимания. У K. Jaspers сознание, во-первых — действительный опыт психической жизни, во-вторых — дихотомия субъекта и объекта, в третьих — знание собственного сознательного Я.

Модель сознания по K. Jaspers

В 30—40-х годах XX века психиатры считают, что сознание существует в интегрированной форме, которая обеспечивается синтезом переживаний и в состоянии дезинтеграции, примером которой является сон, гипноз, медитация (альтернирующее сознание). Пробуждение есть реинтеграция, а патология — патологическая интеграция, это вторжение сна в действительность. Возможно, раньше такое «вторжение» было нормативным, так как у многих народов есть представление об исключительной ценности информации сна и уверенность в том, что именно сон и есть настоящая жизнь, а реальность на самом деле несущественна, таковы, в частности, представления австралийских аборигенов.

С.С. Корсаков считал, что изменяющиеся внутренние психические процессы имеют субъективный и некий «хотя бы и в минимальной степени признак сознательности». K. Conrad пишет о сознании как «изменчивом поле переживаний», но объективный оттенок в сознании он отрицает. В.А. Гиляровский уверен в том, что сознание содержит субъективную и объективную стороны. Субъективная сторона — «внутренняя озаренность душевных переживаний, самопроникнутость, так сказать внутренняя прозрачность», объективно — это такие свойства, которые проявляются в схеме психического как ряд «заторможенных рефлексов». Для E. Kretschmer сознание — явление «сферического порядка», включающее почти все сферы психики.

S. Freud, подходя ко всем психическим явлениям с позиции топографии, динамики и экономики, так же относился и к сознанию, которое соответственно понимал структурно состоящим из Я, Оно и Сверх-Я. Я и Сверх-Я возникают в онтогенезе из Оно.

C.G. Jung считает, что индивидуальное сознание есть часть коллективного бессознательного, которое архетипично, то есть существуют универсальные конструкции сознания, единые для представителей разных народов. Таких конструкций, воплощенных в мифах (мифологем), согласно C.G. Jung, существует 16. Они объединены более общими мифологемами, такими как Самость, Тень, Анима, Анимус.

E. Erikson полагает, что сознание содержит все пережитые уровни кризисов идентичности, и поэтому личность может находиться в каждый данный момент в структурно разном сознании, в зависимости от пройденного ею пути идентичности.

K. Popper говорит о мире объективного содержания мыслей, который существует, хотя является результатом активности мышления. Продукты этого мира (книги, теории) могут быть изучены в отрыве от представлений о способах их создания. Согласно ему Мир III — мир субъективных идей, сознание и поведение — Мир II, физический мир — Мир I. Существует некое соответствие между мирами, и эволюция в Мире III в чем-то аналогична таковой в Мире II и I, например, во всех Мирах существует естественный отбор (объектов, идей, поведения). L. Wittgenstein (1922) считает, что сознанием следует считать мир, данный в языке, то есть сознание обнаруживает себя через символы и знаки, в ином случае его просто нет.

С биологической точки зрения, в сознание человека включены все этапы филогенеза от сознания рептилий (ствол мозга), до сознания птиц, млекопитающих (подкорковые структуры) и приматов (кора). Ориентировка в онтогенезе развивается по следующим этапам: ориентировка в месте — ориентировка во времени — ориентировка в собственной личности (Я). Показателем формирования Я является интерес к собственному телу.

Методы исследований

Психиатрическая модель сознания достаточно проста — она приравнивает сознание к ориентировке в себе, времени и пространстве. Ориентировка в себе включает осознание Я, телесный, интерперсональный (межличностный) и проецируемый элементы, ориентировка во времени носит чисто календарный характер, а ориентировка в пространстве — формально территориальный. Человек должен сказать кто он такой, с кем общается, он должен назвать текущую дату и место. Если он делает это приблизительно, говорят о суженном сознании. Если не может что-либо назвать правильно — говорят о дезориентировке. Для определения особенностей внимания важно установить степень пассивности внимания, наличие четкости восприятия (пациент присматривается или прислушивается, переспрашивает), степень ослабления запоминания и воспоминания, нарушение осмысления, снижение способности к суждениям и умозаключениям. В речи при минимальных расстройствах сознания можно выявить повторы (персеверации), повторы вопроса (эхолалии), увеличение расстояний между словами, увеличение числа слов типа «да», «вот», «ну», недоговаривание окончаний слов.

Симптомы и синдромы

Разделяют количественные и качественные расстройства сознания. К количественным относят оглушение, сопор и кому. К качественным относятся делирий, онейроид, аменция, сумеречные расстройства сознания, амбулаторный автоматизм, фуга и транс, двойная ориентировка. Особые состояния сознания включают психосенсорные расстройства на фоне сужения сознания. Исключительные состояния сознания: патологическое опьянение, патологический аффект, особые этнические изменения сознания (амок, лоу, коро и т. д.). Выделяют также множественное сознание при многоличностном расстройстве, и синдромы второй жизни, которые характеризуются радикальными изменениями Я без амнезии предыдущего Я.

Таблица 7. Сравнительная характеристика синдромов нарушенного сознания

Синдром Ориентировка Амнезия после выхода из состояния Личность Время Место
Делирий + - - -
Онейроид - - - +-
Сумерки +- +- +- +-
Аменция - - - +-

— ориентировка отсутствует / амнезии нет; + ориентировка присутствует; +- приблизительная ориентировка / частичная амнезия

Оглушению (raush) предшествует сонливость (сомнолентность), при которой пациент замедленно отвечает на вопросы, иногда с полузакрытыми глазами, он заторможен и сонлив. Собственно, для оглушения характерны все минимальные симптомы нарушенного сознания, то есть пассивность внимания, нечеткость восприятия, ослабление запоминания и воспоминания, нарушение осмысления, снижение способности к суждениям и умозаключениям. Возможны эйфория и суетливость.

Пациент С., 19 лет, замечает, что дважды на протяжении недели у него случались состояния обмороков, которые выражались в том, что перед глазами начинало темнеть, звуки удалялись и превращались в звон, внутри живота будто холодело, тело обмякало. В этих состояниях он замедленно отвечал на вопросы, бледнел и покрывался потом. Через две секунды состояние нормализовывалось и восприятие восстанавливалось.

Именно состояния такого рода М.О. Гуревич называл дезинтеграция сознания. Иногда они напоминают процессы физиологического засыпания.

Сопор — дальнейшее нарушение расстройств сознания. Характеризуется дезориентировкой, хватательными и хоботковыми движениями, бормочущей речью, некоординированными движениями. Болевая чувствительность, зрачковые, конъюнктивальные и корнеальные рефлексы присутствуют.

Кома — полное выключение сознания. Характеризуется мышечной атонией, арефлексией, мидриазом с отсутствием зрачковых реакций. Количественные расстройства сознания относятся к экзогенным расстройствам и отмечаются при сосудистых нарушениях, тяжелых интоксикациях, эндокринных расстройствах, эпилепсии (эпилептическая кома), после черепно-мозговых травм и в терминальных стадиях умирания (вегетативная кома). Оценка тяжести поражения мозга с помощью шкалы комы приведена в Приложении.

Выход из комы часто характеризуется так называемыми внетелесными переживаниями, которые напоминают сноподобные (онейроидные состояния).

Я отчетливо видел себя на операционном столе и наблюдал за тем, что вокруг меня все быстрее двигались люди в белых халатах, они что-то делали с моим телом. Вдруг боль исчезла. Потом я переместился в комнату, в которой не было ничего, а с потолка ощущалось дуновение. Сверху был ослепительно белый свет, который подобно воронке затягивал меня все выше и выше. Это непередаваемо приятное состояние — лишиться своего тела. Когда я вернулся, были разочарование и боль.

Делирий (делириозный синдром) характеризуется нарушением ориентировки в месте и времени при сохранности ориентировки в собственной личности, наплывом устрашающих зрительных, реже слуховых галлюцинаций, страхом. Галлюцинации чаще зооптические (животные, особенно часто рептилии, черти). Поведение пациента определяется содержанием галлюцинаторных образов. После выхода из делирия амнезия отсутствует. Встречается при органических расстройствах и интоксикациях, считается экзогенным синдромом.

Пациент К., 68 лет, после прерывания алкогольного запоя стал видеть на стене разрушающиеся замки, его обступали люди со страшными лицами и пытались задушить. Одновременно увидел серии летающих НЛО. Убежал из дома, прятался в лесу. При госпитализации уверял, что находится у своего друга, который умер несколько лет назад, неправильно называл год и время года, путался в датах. На лице выражение ужаса.

Аменция (аментивный синдром) характеризуется полной дезориентировкой, бессвязностью речи (мышления), обирающими движениями и частичной или полной амнезией после выхода из аменции. При переходе делирия в аменцию одним из первых симптомов является бормотание и обирающие движения (мусситирующий делирий). Встречается при органических расстройствах и интоксикациях, также относится к экзогенным синдромам.

Пациент Л., 34 года. При поступлении в клинику называл правильно свои паспортные данные, но был дезориентирован в месте и времени. Видел за окном повешенных, испытывал страх. На протяжении двух ночей не спал. К концу дня поступления лежит в пределах постели, стереотипными движениями подтягивает на себя одеяло. Речь тихая, бормочущая, повторяет отдельные слоги, иногда выкрикивает «иду, уйду». Взгляд не фиксирует, озирается, прикусывает губы.

Сумеречные расстройства характеризуются сужением сознания с наплывом зрительных галлюцинаций, часто окрашенных в желтые и красные тона (эритропсии) и частичной или полной амнезией после выхода из сумерек. Чаще встречается при эпилепсии.

Пациентка Д., 30 лет, в анамнезе страдает эпилепсией. На протяжении двух суток находилась в аэропорту со своим мужем в ожидании своего рейса, который постоянно откладывался. Внезапно исчезла. Затем оказалась с ее слов сразу дома, хотя узнавала только одну комнату, почему-то погруженную в «красную темноту» из-за особых занавесок. На самом деле удалилась от аэропорта на 10 километров, разбила окно в детском садике и заснула на полу. Могла лишь приблизительно назвать дату, хотя называла месяц и год, считала, что «муж куда-то вышел, и они уже прилетели домой».

Онейроид (онейроидный синдром) — расстройство сознания с полной дезориентировкой, наплывом космических или апокалиптических зрительных галлюцинаций, выход из онейроида без амнезии. Характерен для кататонической шизофрении, иногда встречается при интоксикациях психоактивными веществами и эпилепсии. Считается преимущественно эндогенным синдромом.

Пациент К., 42 года. Доставлен в клинику спасателями. Был обнаружен на поляне в горном лесу, сидящим у потухшего костра. На вопросы не отвечал, инструкции выполнял пассивно. Состояние заторможенности и пассивности с безучастностью продолжалось еще неделю. После выхода из состояния сообщил, что был похищен из леса пришельцами, которые около 30 лет путешествовали с ним «в световом луче» в прошлое. Видел, как строят пирамиды, каналы в Мексике, каналы на Марсе, затем динозавров. После выписки опубликовал в эзотерической газете статью о типах пришельцев и привел примеры их языка, состоящего из растягиваний буквы «а».

Амбулаторный автоматизм характеризуется выключением сознания с автоматическими действиями и амнезией. Если такие действия сопровождаются возбуждением, но продолжаются до нескольких секунд (пробежка, хлопок дверью), говорят о фуге, если длительным временем (несколько дней), говорят о трансе. Встречаются при эпилепсии.

Пациент Л., 24 года. Два года назад перенес черепно-мозговую травму. Периодически беспокоят головные боли с тошнотой. Однажды уехал на велосипеде в магазин и исчез. Был обнаружен милицией в городе, на расстоянии почти 40 километров через неделю. Не мог назвать своего имени и точно определить дату, не знал, как оказался в городе. При неврологическом осмотре горизонтальный нистагм. Растерян, пытается вспомнить события прошедшей недели. Родственники устанавливают, что проезжал через соседние населенные пункты, в которых был замечен знакомыми, но на их отклики не реагировал, «смотрел куда-то вперед». Жил несколько дней в заброшенном доме, собирал объедки. После проведенной терапии восстановилась память лишь на текущие события, но на период транса осталась амнезия.

Двойная ориентировка характерна для бреда, например бреда величия, когда пациент называет себя одновременно значимой личностью и своим именем, или при бреде инсценировки утверждает, что хотя и находится в данном месте, все же считает его не подлинным, инсценированным.

Пациент Ж., 30 лет. Политический лидер одной из партий. Был доставлен с митинга своей партии в психомоторном возбуждении. Ориентирован правильно в месте и времени. Однако уверяет, что в момент митинга одновременно с речами ораторов за сценой происходили расстрелы, слышал выстрелы. Понимает, что находится в отделении, но считает, что все люди завербованы противниками. Хотя знает дату госпитализации, считает, что с помощью наркотиков окружающих «отдаляют от даты выборов, подменивая календари». Называет себя правильно, но считает, что одновременно является «посвященным в высшие идеи».

Особые состояния сознания включают психосенсорные расстройства в виде дереализации, деперсонализации на фоне сужения сознания.

Исключительные состояния сознания включают патологическое опьянение и патологический аффект. Патологическое опьянение — суженное состояние сознания, отмечающееся при употреблении минимальной дозы алкоголя, агрессия или другие немотивированные поступки с последующей амнезией.

Пациент Н., 19 лет. Доставлен из бассейна, где участвовал в соревнованиях по подводному плаванию. В момент заплыва пытался под водой задушить своего соперника. При извлечении из воды вел себя неадекватно, бросался на товарищей, срывал с себя плавки, нечленораздельно кричал. Состояние амнезировал. При выяснении обстоятельств оказалось, что ранее внутренняя поверхность маски при заплыве лишь насухо протиралась или обмывалась водой, но в этот день тренер порекомендовал протереть ее спиртом. Ранее Н. никогда крепкие спиртные напитки не принимал и лишь однажды попробовал пиво.

Патологический аффект — неадекватная сильная реакция на оскорбление, унижение, утрату с суженным сознанием, агрессией, ауто-агрессией. Особые этнические изменения сознания (амок, лоу, миррири) также относятся к патологическому аффекту. По описанию этнографов индийский обычай самосожжения вдов после смерти супруга часто был связан именно с аффективным сужением сознания.

Пациент С., 35 лет. Находился на стационарном лечении по поводу алкогольной зависимости, готовился к выписке. Ожидал посещения супруги и двух сыновей, которые должны были приехать на машине. Однако они попали в аварию и погибли. После сообщении об этом событии он, повернувшись, убежал, ударил случайного прохожего и порвал на себе одежду, нанеся себе значительные повреждения.

Выделяют также множественное сознание при многоличностном расстройстве, которое характеризуется переходом личности в иную личность с другими привычками, поведением, именем и амнезией предыдущей личности (подробно описано в главе 8).

6.2. Расстройства личности

Определения

Личность включает характеристики социальных и индивидуальных качеств человека, которые выражаются в его темпераменте, характере, образе его «Я», а также способностях. Структура личности оценивается с помощью объективных и субъективных тестов. Ярко выраженные особенности личности называются акцентуациями. Патологические особенности личности (психопатии) включают параноидное и шизоидное, диссоциальное и эмоционально-неустойчивое, истерическое и ананкастное, тревожное и зависимое расстройства.

История вопроса, норма и эволюция

Первоначальная классификация суммарных характеристик человека была представлена Гиппократом, который выделял сангвинические, холерические, флегматические и меланхолические свойства человека. R. Decart выделил внутренний и внешний план личности. Отдельные темпераменты в дальнейшем связывались с морфологией и строением тела в понятие конституции. В частности, Е. Kretschmer связывал шизоидные черты личности с астенической конституцией, а циклоидные — с пикнической конституцией. К. Mauz позже описал особую иктаффинную (эпилептоидную, или гераклову) конституцию, которую ассоциировал с педантичностью, злопамятностью и подверженностью эпилепсии. Характеристики конституции наиболее тесно связаны с генотипом и гормонами. C.G. Jung выделил экстравертированные свойства личности, погруженные в мир прагматической деятельности, и интровертированные — со склонностью к рефлексии и построению внутренних образов. Согласно теории Rosenman-Fridman разные типы личности могут быть разделены в зависимости от реакции на стресс: тип А характеризуется высоким уровнем значимости социального успеха, доминирования и конкурентности.

Он также характеризуется высоким уровнем подверженности сердечно-сосудистым заболеваниям в результате социальных стрессов. Тип В направлен на решение личных или семейных задач, акцент таких личностей связан с гедонистическими установками. Устойчивость к стрессу этого типа значительно выше.

В своем развитии личность проходит онтогенетические этапы, соответствующие раннему детству, школьному и подростковому возрасту, зрелости и старости. Однако в результате патологических причин возможно уклонение от нормативной динамики развития личности. В этих случаях может возникать фиксация личностных черт более раннего онтогенетического периода, или регресс к ранним этапам; эти проблемы лучше всего описаны в психоаналитической литературе. В других случаях с самого раннего возраста наблюдаются более яркие характерологические черты, которые, однако, не нарушают социального функционирования — они называются акцентуациями. Впервые эти черты были описаны К. Leonhard в 1968 году, они относятся к вариантам нормы, хотя в особых условиях среды у таких индивидов возможна особая реакция на стресс. Также у них могут быть аномальные формы алкогольного опьянения. Особенности этих личностей в подростковом возрасте описаны А.Е. Личко в 1983 году. Если черты характера, особенности темперамента и проявления способностей вступают в противоречия с окружающей средой, то они определяются как расстройства личности (психопатии). Существуют также описания вариантов деструктивного, отклоняющегося поведения (девиантного), к которому относится антисоциальное, суицидальное, конформистское, нарцистическое, фанатическое, уклоняющееся, аутистическое и аддиктивное (связанное с зависимостью) поведение.

Развитие личности в онтогенезе определяется как психодинамика. Выделяется психоаналитическая психодинамика, структура личности, стадии развития личности, феномены личности, типология личности и теории личности, связанные с обучением. Существуют основные модели психоаналитической психодинамики: фрейдовская модель, согласно которой личность формируется в результате этапов детской психосексуальности; модель аналитической психологии C.G. Jung, по которой формирование личности происходит как процесс индивидуации, определяемый как соответствие Я архетипическим культуральным образам. Индивидуально-психологическая модель A. Adler рассматривает динамику личности как процесс социализации; согласно психосоциальной модели E. Erikson существуют эволюционные этапы развития личности от рождения до смерти. Кроме того, существуют модели развития личности J. Lacan, К. Horney и эволюционной психологии.

Типология личности описывается ее базисными чертами, внешними и внутренними факторами, измерениями экстраверсии и интроверсии, а также физиологической теорией рангов (J. Price), согласно которой личность занимает определенное место в социальной иерархии в связи с осознанием биологического ранга.

Основными феноменами личности являются процессы самоактуализации, экзистенциального выбора, иерархия целей и гуманистическая направленность основных целей каждой личности. Структура личности состоит из систем психологического благополучия и неблагополучия и выражается как неразрывная связь Я и функциональной конституции. Ядро личности состоит из личностного смысла, самосознания, одаренности, воли, чувств и перцепции. Критериями благополучия и неблагополучия личности являются отношения и реакция на конфликт, лишения, преобладание отрицательных или светлых эмоций, отношение к самоубийству, а также к жизни и смерти. Система позиций верности идеалам Я, стилю жизни, мировоззрение и цели жизни также относятся к критериям благополучия и неблагополучия. Важной составляющей личности являются приемы разрядки и предупреждения отрицательных эмоций и создание положительного смысла жизни.

Соотношение физической (морфологической) конституции и функциональной (психологической) конституции фиксировано в типе телосложения (соматотипе), особенностях мимики и пантомимики, в том числе позе и жесте, вокальных особенностях, вегетатике. Основными типами телосложения являются: астенический (лептосомный), нормастенический (атлетоидный) и пикнический (циклоидный). В ходе исторической эволюции различные личностные типы получают неравные преимущества в зависимости от направления отбора. S. Freud, например, замечает в связи с обсуждением фигуры президента В. Вильсона, что в США в период военных кризисов на позициях президентов оставались консервативные и соматически отягощенные личности. Аффективно неустойчивые и диссоциальные личности могут получать временные селективные преимущества в период экономических и политических кризисов. Для каждой эпохи и каждой культуры характерна своя базисная личность. Например, средневековье у нас ассоциируется с фигурами аскета — монаха и инквизитора, чертами сдержанности и религиозности, а эпоха Просвещения — со свободой самовыражения и энциклопедизмом. В различных этносах базисные личности часто отличаются фундаментально, например, у японцев при неправильном и социально осуждаемом поступке преобладает чувство вины, а у европейцев — чувство стыда.

Методы исследований

Оценка личности может быть субъективной и объективной. Субъективная оценка основана на проективных тестах, например на рисуночном тесте, в которых можно заметить отрицание или принятие негативных черт, тесте Роршаха, тематико-апперцептивном тесте (ТАТ) и тесте незаконченных предложений, который показывает скрытые цели личности. Она также может быть построена на основании субъективного интервью, в котором испытуемый рассказывает о себе. Объективная оценка личности основана на тестировании с помощью оценки MMPI и объективном интервью, включающем оценку личности окружающими. В клинические шкалы MMPI входит определение уровня подверженности ипохондрии и депрессии, истерии и склонности к аномалиям характера, паранойяльность и психастеничность, подверженность шизофрении и парафрении, а также уровень мужественности — женственности, экстраверсии — интроверсии. С помощью теста Eysenck можно выявить четыре гиппократических темперамента, уровень стабильности — нестабильности, интроверсии — экстраверсии. Тесты межличностных отношений позволяют оценить проявление личности в социальных коммуникациях. Прямое описание личности возможно также с помощью этологических методов наблюдения.

Психологи выделят понятие характера, к которому относят типичные для индивида способы и модели поведения, например скрытность, подчиняемость, застенчивость, самоуверенность, хитрость, авантюризм, беспечность и сообразительность. О характере и темпераменте человека можно судить по поведению, степени выраженности и особенностям его мимики, позы и жеста, а также социальным коммуникациям. В частности, люди беспечные и щедрые легко расстаются со своими вещами, в то время как завистливые и жадные неспособны к искреннему обмену подарками, который является одной из форм социальной коммуникации. Личность имеет три измерения во времени — образ прошлого и модели поведения прошлого, поведение настоящего и будущего. То есть она имеет направленность и установку.

Симптомы и синдромы

Крайним выражением нормальной личности является акцентуация. Выделяются демонстративная, педантичная, застревающая, возбудимая, интровертивная, гипертимная и гипотимная личности. Тип личности предрасполагает индивида к развитию соматоформных (психосоматических) заболеваний.

Для демонстративных личностей характерны стремление быть в центре внимания группы, эксцентричность, склонность к фантазиям, яркое проявление фантазий. Эти люди легко сходятся с другими людьми, иногда поверхностны и лишены глубины чувств. Среди них также преобладают творческие личности, которые высоко ценят мнение окружающих о себе, легко переключаются в своей деятельности, активно вовлекают окружающих в творческий процесс.

С детства я мечтала быть актрисой. Когда я была маленькой и приходили гости, я просила отца ставить меня на стул и рассказывала стихи, было приятно, когда на тебя смотрят. Стоило прочитать книгу, и я уже была главной героиней, говорила, как она, и представляла себя одетой, как она. Потом я подражала Пугачевой, могла петь как Патрисия Касс и читать стихи как Ахмадулина. В школе, если мне не говорили, что у меня что-то лучше чем у других, настроение портилось.

Педантичные личности характеризуются стремлением к пунктуальности, упорядоченности, тревожностью и мнительностью. Они доверчивы и альтруистичны, стремятся к постоянному избеганию неудач, упрямы и принципиальны, исполнительны и всегда доводят намеченное до конца. Предрасположены к язвенному колиту.

Мою учебу никогда родители не контролировали, так как я стремился, чтобы все было в порядке. Приходилось часто сидеть за уроками, а потом в институте за домашними заданиями ночами. Никогда не понимал, как молено приготовиться к экзамену за один день — я начинаю готовиться практически на первой лекции по предмету. Приятно, когда все заранее готово. Не выношу беспорядок, и если его замечаю, стараюсь исправить. Обычно долго копаюсь. Когда собираюсь куда-то ехать, составляю подробный список вещей, потом точно знаю, как их укладывать, чтобы они заняли меньше места.

Застревающие личности отличаются фиксацией на одной (моно) идее. Они моралистичны, авторитарны, легко формируют сверхценные и бредовые идеи. Обычно проявляют себя на арене политических идей, в науке являются приверженцами одной идеи на всю жизнь. Для них не характерна девальвация самооценки, и их уверенность в себе может быть разрушена только в результате экстремальных условий. Склонны к мигреням.

Не верю тому, что пишут газеты. Если когда-то у меня сформировались взгляды, зачем их менять. Все равно все будет так, как раньше. Нужно продолжать бороться за правду, что бы ни говорили, все это ложь и фальсификации, подстроено все. Существуют идеалы, от которых отступать нельзя.

Возбудимые личности характеризуются склонностью к внезапным и часто неадекватным эмоциональным вспышка, гневу или агрессии.

Они предрасположены к асоциальным поступкам и употреблению психоактивных веществ. Свои эксцессы объясняют неправильным поведением окружающих. Импульсивный характер носят также желания указанных личностей. Склонны к гипертонической болезни.

Очень трудно сдержаться, когда на тебя не так смотрят, прямо в глаза. Даже на улице. От этого одни неприятности, ведь я спрашиваю — ты чего смотришь, что тебе надо? Характер такой, что постоянно в напряжении, еще в детстве постоянно дрался, да и теперь случается, особенно часто с женой, но она уже привыкла. Если видит, что я не в духе, не спорит.

Интровертированные личности — замкнутые, обладая богатым внутренним миром, не делятся им с окружающими. Обычно не следят за собой, склонны к абстрактным фантазиям, не способны к сопереживаниям, в трудную минуту совершенно утрачивают контакт с окружающими. Неспособны проявить негативные эмоции, обычно отрицают негативное отношение к ним. Имеют высокий риск заболевания раком.

Меня всегда мало понимали, и родители, и вообще… был один друг и в нем я тоже разочаровался. Больше люблю одиночество, взять книжку или посмотреть телевизор. Помечтать и представить себе, как бы все было, если бы… Так подумаешь и получается, что и делать не надо, и так все попятно.

Гипертимные личности характеризуются искрящимся весельем, неудержимым оптимизмом, способностью к сопереживанию, высокой подвижностью мышления, стремлением к доминантности, желанием повсюду проявлять инициативу и переоценкой своих возможностей. Высокий уровень подверженности сердечно-сосудистым заболеваниям.

Не понятно, зачем хныкать, ведь все так замечательно. Не нравится тебе сидеть на работе — придумай что-нибудь. У меня другая проблема — так много идей, что все не успеваю реализовать. Встаю в 6 и как белка в колесе: друзья, знакомые, подруги, конференции, работа, вечеринки, все занято до последней минуты. Все ведь интересно, и не хочется ничего пропустить.

Гипотимные (дистимические) личности описываются у людей пессимистичных, пассивных, медлительных, склонных к формированию пониженной самооценки и плохого настроения под влиянием мельчайших событий. Они часто зависимы и пассивны. Предрасположены к сахарному диабету и бронхиальной астме.

Детей мне никогда не хотелось, зачем плодить несчастных. Ничего в этой жизни хорошего не было и не будет, тоска зеленая. Хорошо, встретились, даже развеялись, но поговорить не о чем, и потом кроме головной боли ничего нет. И от себя ничего не жду, все больше хочется полежать, потому что нет смысла ничего делать, ничего не выйдет.

Выделяются также антисоциальные личности, которые противопоставляют собственную нравственность морали общества. С высокой тенденцией к криминальным и антиобщественным поступкам.

После первого срока понял, весь мир делится на волков и овец. Не нужно никому верить, кроме себя, и ни на кого не следует полагаться. Все воруют, и я не больше других. Потом уже ничего кроме неба в клеточку не осталось, вот кормят нормально и ладно, а там, на свободе, кроме себя самого я никому не нужен. Если ты сильный, то у тебя все будет.

Нарцистическая личность, погруженная в самолюбование, с высокой потребностью в опеке, зависимостью от лидерства, в том числе в семье, с постоянной капризностью и стремлением получить эквивалент материнской ласки. Такие личности ценят комфорт выше психологической напряженности отношений. Склонны с кожным заболеваниям и хроническим формам зуда, а также к бронхиальной астме.

Расстройства личности (психопатии) описаны подробно в соответствующих разделах частной психопатологии. Они приближаются к основным кругам психозов и составляют «краевую» группу, чаще встречаясь среди родственников больных шизофренией, эпилепсией и аффективными расстройствами. Соответственно выделяются шизоидные, циклоидные, эпилептоидные расстройства личности, а также паранойяльные, истерические и психастенические расстройства, хотя в МКБ 10 описано также диссоциальное расстройство, тревожное и зависимое расстройство личности. Расстройства личности характеризуются стойкостью, вовлеченностью в структуру поведения эмоций и аффекта, проявлением поведения в социальной сфере, а также личностными особенностями мышления. Все расстройства личности являются результатом преимущественно генетических причин, которые проявляются под воздействием воспитания, однако среди них существуют маргинальные личности, которые используют свои личностные черты достаточно успешно в конкретную историческую эпоху. Развитие расстройств личности и их вырастание из детского возраста проявляется в следующей последовательности: реакция как первое проявление дисгармонии личности, далее — развитие, когда расстройства личности отчетливо выражаются во взаимодействии с другими людьми. И, наконец — расстройство личности, которое может быть компенсированным или декомпенсированным. Расстройство личности обычно становится отчетливым в возрасте после 16 лет. Существуют достаточно типичные и устойчивые расстройства личности, характерные для слепых и глухих, глухонемых, а также для лиц, находившихся в длительном тюремном заключении, перенесших опыт тяжелого насилия или страдания. Например, для глухонемых характерно легкое образование бредоподобных идей, а для лиц, находившихся в условиях заключения, — базисная недоверчивость и эксплозивность.

Аномалии личности имею тенденцию накапливаться в семьях, и это повышает риск развития психозов в следующем поколении. Социальные условия могут способствовать декомпенсации скрытых расстройств личности или провоцировать ее декомпенсацию. В возрасте после 55 лет, под влиянием экономического стресса и инволюционных изменений, расстройства личности иногда проявляются более ярко, чем в среднем возрасте. Для этого периода характерен особый «пенсионный синдром», который проявляется в утрате перспектив, сужении крута контактов, повышенном интересе к собственному здоровью, тревожностью и беспомощностью.

6.3. Расстройства восприятия и воображения

Определения

Восприятие есть субъективное психическое отражение предметов и явлений, оно складывается из ощущений, формирования образа, его дополнения воображением. Различают следующие группы патологических изменений восприятия: иллюзии, галлюцинации (истинные и псевдогаллюцинации), психосенсорные расстройства, агнозии. Феномены экстрасенсорной перцепции и психосенсорные расстройства представляют собой особые группы расстройств, включающие нарушения восприятия, воображения и сознания. Психосенсорные расстройства включают деперсонализацию и дереализацию. К патологии воображения относится патологическое фантазирование.

История вопроса, норма и эволюция

Процесс восприятия складывается из элементарных ощущений, которые синтезируются в образ объекта или явления, отличающийся предметностью, то есть конкретностью, целостностью, константностью и категориальностью, которая выражается в способности относить воспринимаемый объект к определенному классу предметов. Основные свойства восприятия наиболее полно описаны основоположником гештальт-психологии М. Wertheimer. Им же описаны значение соотношения восприятия фигуры и фона. Наибольший вклад в исследование восприятия внесла психофизика (законы Weber — Fechner — Stivens), которая изучила связь между порогом ощущения и силой стимула, а также процессы адаптации восприятия. Основоположником исследований физиологии восприятия считается Н. Helmholtz. Выделяется визуальное восприятие, мозговая рецепция которого ассоциирована с сетчаткой; аудиальное, связанное с кортиевым органом; ольфакторное — с ольфакторным эпителием; вкусовое — вкусовые клетки; тактильное — с кожными рецепторами; кинестетическое — с рецепторами мышц, сухожилий, суставных сумок; вестибулярное — с полукружными каналами; а также болевое, которое может быть связано с любыми рецепторами при сверхсильном воздействии на них.

На уровне формировании образа происходит перекодировка — перенос знаков одной сенсорной системы в другую. Эти переносы изучает психология субъективной семантики, основоположником которой в нашей стране являлась Е.Ю. Артемьева. Переносы заметны по тому, что мы, например, можем ассоциировать форму с цветом, запахом, тактильные ощущения — с вкусом или звуком и так далее, подобные переносы называются невербально-невербальными.

При ограничении сенсорных стимулов — депривации — даже у психически здоровых лиц через 24 часа наблюдаются следующие расстройства. Сначала возникают страх, паника, снижение настроения; затем меняется восприятие пространства, которое кажется большим или маленьким, нарушается двигательная координация и меняется ощущение времени (дни тянутся как годы), трансформируется ритм сна — бодрствования; далее обнаруживаются нарушения мышления и схемы тела, а затем — иллюзии и галлюцинации. При дальнейшей депривации возможны образование бреда и соматические нарушения. При искусственной сенсорной депривации, например в особых депривационных ваннах, возникают феномены восприятия, напоминающие парапсихологические. Например, человек может слышать, как в машине, расположенной на соседней улице, открывается дверь. В ходе эволюции человек утратил некоторые рецептивные системы, хотя и возможно, что в скрытом состоянии они функционируют на бессознательном уровне, к ним относится магниторецепция, которая особенно выражена у рыб и птиц. Благодаря магниторецепции происходит ориентация в магнитном поле Земли и возвращение домой после миграции. Основными законами восприятия являются:

А) Закон подобия, благодаря которому похожие предметы распознаются среди других предметов.

Мы легко выделяем подобные предметы среди представленных

Б) Закон близости, по которому существует критическое расстояние между двумя предметами, которое позволяет рассматривать их как единый предмет.

Левые овалы выглядят как единый предмет, правые, как два предмета

В) Закон прегнантности (упорядоченности), благодаря которому мы устанавливает порядок в любом хаотическом поле предметов.

Мы способны установить порядок в беспорядочном сочетании кругов, звезд и прямоугольников

Г) Закон закрытости и дополнительности, благодаря которому мы можем дополнять отсутствующие детали предмета, как бы «дорисовывая» целостный образ.

Левая фигура не может быть дополнена воображением до круга, а правая может быть дополнена

Д) Закон симметрии и имитации, позволяющий выявлять стереотипные ритмы конструкций предметов.

Верхний и нижний ряд симметричны и благодаря одинаковым расстояниям имитируют друг друга

Е) Закон продолжения, благодаря которому мы можем проследить движение объекта в поле движений других объектов.

Заметно, что Б рассматривается как продолжение А, но не В, а Г как продолжение В, но не А

Одной из особенностей восприятия является выделение нами красивого и привлекательного (аттрактивного) и некрасивого (аверсивного). В каждом из сенсорных процессов существуют такие аттрактивные и аверсивные стимулы, которые делятся на: общебиологические — например, всем вкус сладкого кажется приятным, а горького — неприятным; этногенетические — например, некоторые народы имеют этнические особенности восприятия ряда цветов и вкуса, в частности, пигмеи реагируют тошнотой на запах зубной пасты; и индивидуальные. Общебиологическая привлекательность — непривлекательность связана со значением ряда стимулов для выживания вида.

Искаженное восприятие мира (иллюзорное) также обусловлено биологическими законами, например, глядя на предмет, поставленный в воду, мы видим его как будто надломленным на уровне поверхности воды, благодаря этому при захватывании предмета из воды он фиксируется со смещением вперед, что важно для ловли рыбы (иллюзия Поггендорфа). Объект, находящийся в углу, кажется большим, чем находящийся дальше от угла (иллюзия Данцио). Благодаря этой иллюзии «поведение прятанье в углу», возникающее при страхе, способствует отпугиванию хищника, так как визуальное восприятие увеличивает размер предмета. Когда мы видим движущиеся тучи и луну, нам кажется, что движется луна, а фон является устойчивым. Эта адаптация также эволюционно обусловлена, поскольку, будучи приматами, мы адаптированы к тому, что в природе чаще движется фигура на фоне, чем фон по отношению к фигуре. Иллюзии Мюллера — Люэра имеют прямое отношение к восприятию человека человеком: если у наблюдаемого человека руки подняты, он кажется выше, чем тот, у которого опущены плечи, хотя размеры туловища у них одинаковы.

Иллюзия Данцио (отрезок в углу кажется больше)

Иллюзия Поггендорфа (А является продолжением С, но кажется, что А является продолжением В)

В онтогенезе процессы восприятия носят интегрированный (синкретический) характер. В частности, ребенок легко ассоциирует различные сенсорные процессы и может легко транслировать зрительный образ в слуховой, кроме того, он способен с помощью воображения воссоздать образ даже тогда, когда он исчез из поля восприятия. Это явление, называемое эйдетизмом, сохраняется у художников, писателей и творческих личностей. В процессе эйдетического восприятия легко возникают семантические переносы, например, когда художник Айвазовский воспроизводил увиденный ранее шторм, то в момент его живописного воспроизведения испытывал тошноту. Эйдетизм может активизироваться при некоторых патологических состояниях, например, на первых стадиях развития делирия.

Методы исследований

Методы исследования восприятия зависят от изучаемых модальностей. При изучении визуального восприятия исследуются его острота, цветовая слепота, например, так выявляется дальтонизм, восприятие формы, перспективы, движения предмета, полей зрения, а также восприятие знакомых и незнакомых предметов. При аудиографическом исследовании слуха выделяется восприятие высоты, громкости, тембра, а также направления сигнала. При исследовании ольфакторных и вкусовых процессов изучаются реакция на феромоны, вкусовое избегание и вкусовая слепота. Изучение тактильной чувствительности позволяет выявить реакцию на температуру, давление, анестезию, парадоксальную чувствительность, гиперчувствительность.

Особенности невербально-невербальных переносов изучаются методами психосемантики.

Симптомы и синдромы

В психопатологии выявляются расстройства ощущений, к которым относятся: гиперестезия, гипостезия, анестезия, парестезия и сенестопатия, а также фантом-симптом.

Гиперестезия — нарушение чувствительности, которое выражается в сверхсильном восприятии света, звука, запаха. Характерно для состояний после перенесенных соматических заболеваний, черепно-мозговой травмы. Пациенты могут воспринимать шелест листьев под ветром подобным грохочущему железу, а естественный свет как очень яркий.

Гипостезия — снижение чувствительности к сенсорным стимулам. Окружающее воспринимается блеклым, тусклым, неразличимым. Это явление типично для депрессивных расстройств.

Анестезия — утрата чаще всего тактильной чувствительности, или функциональное выпадение способности к восприятию вкуса, запаха, отдельных предметов, типично для диссоциативных (истерических) расстройств.

Парестезии — ощущение покалывания, жжения, ползания мурашек. Обычно в зонах, соответствующих зонам Захарьина — Геда. Типично для соматоформных психических расстройств и соматических заболеваний. Парестезии обусловлены особенностями кровоснабжения и иннервации, чем отличаются от сенестопатий.

Тяжесть под правым подреберьем мне давно знакома, и возникает после жирной пищи, но иногда она распространяется в давление над правой ключицей и в правый плечевой сустав.

Сенестопатий — комплексные необычные ощущения в теле с переживаниями перемещения, переливания, перетекания. Нередко вычурные и выраженные необычным метафорическим языком, например, пациенты говорят о перемещении щекотки внутри мозга, переливании жидкости от горла к половым органам, растяжении и сжатии пищевода.

Я ощущаю, говорит пациентка С., что… будто вены и сосуды опустели, а по ним перекачивают воздух, который должен обязательно попасть в сердце и оно остановится. Что-то вроде распираний под кожей. А потом толчки пузырьков и закипание крови.

Фантом-синдром отмечается у лиц с утратой конечностей. Пациент вытесняет отсутствие конечности и как бы ощущает боли или движения в отсутствующей конечности. Часто такие переживания возникают после пробуждения и дополняются сновидениями, в которых пациент видит себя с отсутствующей конечностью.

Основными расстройствами восприятия являются иллюзии и галлюцинации. Об этих явлениях пациенты могут говорить неохотно или их скрывать.

Косвенными признаками расстройств восприятия являются:

— разговор человека с самим собой (в одиночестве или присутствии других),

— необоснованное и внезапное изменение отношения к окружающим,

— возникновение в речи новых слов (неологизмов),

— мимические гримасы,

— склонность к уединению, изменению настроения,

— сокращение жевательных мышц и грудино-ключично сосцевидных мышц,

— напряжение орбитальной области при полуоткрытом рте,

— внезапный взгляд в сторону при беседе,

— диссоциация мимики, позы и жеста,

— нецеленаправленные неожиданные жесты при относительно неподвижной мимике.

Иллюзии — искаженное восприятие реально существующих объектов — в звуке падающей воды (реально существующий стимул) слышится голос (иллюзорный образ). Основными характеристиками иллюзий являются:

— наличие объекта или явления, который подвергается искажению, например, визуального, аудиального или другого сенсорного образа,

— сенсорный характер явления, то есть его связь с конкретной модальностью восприятия,

— искаженная оценка объекта,

— оценка искаженного ощущения как реального,

— исчезновение иллюзии после оценки мышлением или включения другой модальности, например, при визуальной иллюзии попытка прикосновения к объекту позволяет исключить иллюзорное восприятие.

По сложности иллюзии делятся на элементарные, простые, сложные, панорамические и парэйдолические, примером которых являются образы, которые мы может увидеть в череде облаков или рисунке ковра. По органам чувств они делятся на: тактильные, зрительные, визуальные, ольфакторные, слуховые, проприоцептивные и кинестетические. По причинам возникновения иллюзии делятся на: физические, обусловленные объективными свойствами среды, например, обусловленные особенностями преломления света или отражения звука; физиологические, связанные с периферическими анализаторами, например иллюзии светящегося галло — свечение вокруг фонарей у больных глаукомой; психические, в частности, связанные с ожиданием какого-либо человека, которого мы, ошибаясь, внезапно видим в толпе; эйдетические, связанные с воображением. Иллюзии характерны для невротических расстройств, а также для первых стадий развития расстройств сознания, например делирия. Некоторые иллюзии возникают у психически здоровых лиц в особых стрессорных условий среды. Например, при посадке на Луну космонавт Армстронг чувствовал слежку за собой, которая была связана с иллюзорным восприятием колебания антенны космического челнока.

Когда вечером возвращаешься домой, на дорогу, вдоль которой растут тополя, падает свет от фонарей, тени ветвей колеблются, если есть ветер, и тогда кажется, что дорога неровная и напоминает волны. Приходится замедлять шаг, чтобы не споткнуться. Это ощущение исчезает, если смотреть не на дорогу, а в сторону или прислушиваться к ночным звукам.

Галлюцинация — восприятие объекта или сенсорного образа, который возникает без наличия реального объекта, но сопровождается уверенностью в том, что этот объект существует. Термин «галлюцинация» введен впервые J.-E.D. Esquirol в 1838 году. По степени сложности они делятся на элементарные, наиболее типичные для эпилепсии. К ним относятся слышимые извне простые звуки гула, звона, гудка паровоза (акуфены), вспышки света или простые светящиеся фигуры, которые можно смоделировать при закрытых глазах надавливанием на глазные яблоки (фосфены), запахи тления или приятные запахи, обычно сопровождающиеся слюнотечением (паросмии).

Перед самым приступом я иногда вижу, как поток света распадается на маленькие светящиеся точки разного цвета, как на работах импрессионистов или пуантилистов, они смешиваются и будто замещают реальность, потом некоторые маленькие точки сливаются в пятна.

Простые галлюцинации типичны для органических поражений мозга. Например, при локальных поражениях затылочной области левого полушария пациент может наблюдать завершенный и предметный образ рыбы, человеческого лица или висящего топора, который наблюдается в конкретном месте пространства, например лежит на столе (галлюцинации Шарля Бонне). Пациент может ощущать перемещение насекомых под кожей в конкретной зоне тела, что характерно для органического поражения ножек мозга (педункулярный галлюциноз Лермитта).

У меня всегда один и тот же образ, который возникает при значительном утомлении и обычно вечером. В боковом поле зрения я вижу быстро движущийся предмет, напоминающий заводную мышь. Он движется по прямой, но стоит перевести на него глаза — исчезает.

Сложные галлюцинаторные образы напоминают динамические явления. Например, слышимый голос может комментировать события окружающих, а видимый образ может передвигаться, улыбаться или плакать.

В голове творится что-то невообразимое. Мужчина говорит с женщиной о каких-то банальных событиях и очень тихо, но на этом фоне иногда отдают команды и уговаривают их не слушать. Некоторые из них я путаю со своими мыслями. Есть голоса, которые «показывают» картинки, например он говорит, и то, что говорит, показывает на подобии экрана компьютера.

По органам чувств галлюцинации делятся так же, как и иллюзии.

По условиям возникновения выделяются галлюцинации, предшествующие засыпанию (гипнагогические), это обычно последовательные образы, напоминающие кадры фильма, и гипнопомпические галлюцинации, отмечаемые в момент пробуждения.

Как только закрываешь глаза, перед внутренним взором сначала возникают черно-белые кадры отдельных событий дня, они сменяются, но ими нельзя управлять. Потом некоторые из них превращаются в маленькие, иногда цветные фильмы и тогда в них присутствуют сюжеты, которые потом возникают во сне. Перед тем как открыть глаза, я будто досматриваю сон, но слышу то, что вокруг происходит, говорю, но не могу себя контролировать. Например, вижу, что еду в машине за рулем и не могу контролировать свои руки, которые на самом деле сжимают одеяло.

Галлюцинации также делятся по пространству их возникновения на истинные галлюцинации и псевдогаллюцинации. Истинные галлюцинации проецируются в естественном пространстве, например, голоса слышны на улице или в комнате, образ заметен непосредственно перед пациентом. По содержанию истинные слуховые галлюцинации могут быть комментирующими (голоса объясняют поведение пациента), императивными (голоса заставляют что-либо делать), диалоговыми (голоса разговаривают друг с другом). При истинных зрительных галлюцинациях предметность образов столь высока, что пациенты с ними общаются как с живыми людьми, кроме того, пациент убежден, что окружающие также видят эти образы. Истинные галлюцинации имеют тенденцию чаще возникать вечером, особенно это касается зрительных образов.

Мне сказали, что вчера я с кем-то разговаривала, это были ангелы. Их было очень много, они зашли в комнату и полностью ее заполнили, непонятно, как их не видел сын, он спит рядом со мной. Они такие все одинаковые, с длинными русыми волосами и голубыми глазами, в сиреневой одежде и с серебристыми крыльями, они пели и говорили друг с другом, потом начали летать вокруг меня и трогать мое лицо. Это было приятно, но мне они не отвечали. Кажется, я смеялась.

При псевдогаллюцинациях зрительные образы прозрачны и нетелесны, они тесно связаны с мышлением и могут ассоциироваться с конкретной идеей. Такую связь В. Хлебников определял как «мысле-форма». Псевдогаллюцинаторные образы вторгаются в психику насильственно, поэтому объясняются пациентом как результат воздействия чужой воли, энергии или силы. Может возникнуть представление о том, что они говорят собственным голосом пациента, управляя его речевым аппаратом, и тем самым высказываемые мысли самому человеку вовсе не принадлежат (речедвигательные галлюцинации Сегла). Они могут также сочетаться с идеями управления, например, переживаниями, что настроение связано с чуждой силой, она управляет движениями тела, мыслями и намерениями, Это явление называют психическим автоматизмом.

Это страшное состояние, знать, что ты себе не принадлежишь. Вот начинаешь что-то объяснять, а голос чужой и говоришь совсем не то, будто через тебя кто-то говорит. Потом начинаешь думать о хорошем, а мысль не получается, вдруг перебивается и становится громкой такой, что ее все слышат далее на улице, например, слышит соседка, которая потом многозначительно смотрит на меня. Самое трудное — принять решение. Хочешь что-то купить, но руки тебя не слушаются, как механические они вместо того, чтобы достать деньги — бросают сумку. Какая я на самом деле, теперь я не знаю.

Слуховые псевдогаллюцинации проецируются в мыслимое пространство, например, голоса могут слышаться из другой комнаты, которая хорошо изолирована, и даже с других планет или исходят из тела. Чаще они слышны внутри головы как звучащие или противоречивые мысли. Псевдогаллюцинаторные предметные образы внутри тела называются соматическими галлюцинациями. Это может быть переживание конкретного, часто передвигающегося инородного тела внутри живота, ребенка, животного или механизма. Внутренний образ может обладать псевдогаллюцинаторными мыслями, которыми он обменивается с пациентом. Наиболее типично псевдогаллюцинирование для шизофрении.

Я поняла, что беременна, однажды ночью ко мне что-то пришло, и было очень приятно, потом через неделю в животе появился стук ножкой, но это был не один ребенок, а может быть три. Головку одного я чувствовала справа. Они все росли очень быстро, хотя живот будто и не увеличивался. Утром я проснулась и поняла, что одного родила ночью, так что оставалось только два. Я его искала по всей комнате, ведь если он так быстро развивался, он также быстро мог вырасти и уйти.

Психосенсорные расстройства иногда считаются промежуточными между расстройствами сознания и восприятия. К ним относятся переживания деперсонализации и дереализации, а также особые синдромы, описанные в соответствующем разделе.

Деперсонализация выражается в следующих симптомах:

— изменения «Я», своеобразные ощущения трансформации, чаще негативной, собственной личности, сопровождающиеся страхом сойти с ума, переживанием собственной ненужности, пустоты смысла жизни и утраты желаний. Это состояние характерно для аффективных расстройств и некоторых неврозов.

Целый день я лежу на диване у выключенного телевизора и смотрю на стену, невозможно двинуться потому, что ничего не хочется. Механически ем, иду в туалет, редко умываюсь. Конечно, я собой недоволен, но что можно сделать? Хочется иметь желания, но их пет. Все от меня чего-то ждут, но мне все равно, потому что ничего не хочется.

— расщепление «Я», типичное для шизофрении и диссоциативных расстройств, выражается в чувстве наличия в себе двух и более личностей, каждая из которых имеет собственные намерения, желания.

Трудно выбрать решение, если я буду поступать как раньше, это будет неискренне, потому, что теперь я другой, хотя какой, точно не знаю. Тот — прежний был хорошим и слабым человеком, этот плохой, но сильный. Конечно, теперь меня никто не понимает, потому что я сам не знаю, кто я такой. Поступаешь как раньше — ничего не получается, делаешь как теперяшний — и тобой никто не доволен. Лучше уж вообще ничего не делать.

— изменение схемы тела, выражается в аномальном восприятии длины конечностей, укорочении или вытягивании рук и ног, изменениях формы лица, головы. Состояние, наблюдаемое в результате органических расстройств.

Эти синяки у меня на лице потому, что я ровнял свое лицо. Оно почему-то становилось треугольным в области скул и на подбородке, на виске будто была пробоина, хотя она не была заметна в зеркале. Я взял пластырь и заклеил, потом использовал сапожный нож и пошла кровь.

Дереализация выражается в изменении:

— цвета, например, при депрессиях мир может казаться серым или с преобладанием синих тонов, что особенно хорошо заметно в творчестве художников, например Э. Мунка, который в периоды депрессий пользовался преимущественно черным, синим и зеленым цветами. Преобладание в окружающем ярких красок отмечают пациенты с маниакальными состояниями и при употреблении атропиноподобных препаратов. Восприятие красных и желтых тонов или пожара типично для сумеречных эпилептических состояний.

Вы, вероятно, заметили, что картины у меня в двух гаммах. Вот эта серия вся посвящена ночи и времени сразу после захода солнца, здесь больше зелени и темно-синего, а эта в пастельных и больше теплых тонах, это в основном портреты. В первом состоянии мне вообще не хочется видеть и рисовать людей, а во втором — наоборот, я постоянно общаюсь.

— формы и размеров: окружающее может увеличиваться или уменьшаться (синдром Алисы в Стране чудес), приближаться и удаляться, постоянно трансформироваться. Правую сторону пациент может воспринимать как левую и наоборот (синдром Алисы в Зазеркалье). Состояния такого рода характерны для интоксикаций психоактивными веществами и для органических поражений головного мозга.

Это состояние появилось после первой затяжки гашиша. Сначала стал будто выше метра на три и сверху на все смотрел, потом увеличилась комната и звуки стали слышны откуда-то издалека. Когда ходишь на таких длинных ногах, все время боишься ступить куда-нибудь не туда, и страшно даже смотреть на ноги — так они далеко.

— темпа и времени: окружающее может казаться чрезвычайно быстро изменяющимся, подобно кадрам старого кино (синдром кинематографа) или, напротив, кажется затянутым. В одних случаях кажется, что месяцы бегут как мгновения, в других — ночи нет конца. Пациенты могут говорить о том, что замечают один и тот же стереотипно повторяемый сюжет. Все указанные переживания связаны с эмоциональностью, например, при хорошем настроении кажется, что время течет быстрее, а при плохом — медленнее.

Когда пришли гости, я спал. Они говорили о каких-то деньгах, потом смеялись, потом ушли, но затем вдруг все повторилось, опять поздоровались, зашли, стали говорить, смеяться, но были новые подробности, стук посуды, потом опять все повторялось много раз. Подумал: сколько же все это длится и когда это кончится?

К психосенсорным расстройствам относят также некоторые состояния, типичные для эпилепсии — «уже виденного (слышанного)», «никогда не виденного (слышанного)», которые, в общем, близки к переживанию «уже прочувствованного и испытанного». При симптоме «уже виденного (слышанного)» пациент говорит о новом месте, как знакомом ему, и, соответственно, о новой услышанной информации, как знакомой. Он интерпретирует это иногда увиденным во сне, как будто сон являлся пророческим. При симптоме «никогда не виденного (слышанного)», пациент уверяет, что прежде знакомое место или информация ему совершенно неизвестны и чужды.

Мне много раз приходилось слышать о пророческих снах, но никогда такого не было. И вот однажды прихожу на работу, и ко мне обращается подчиненный с предложением изменить интерьер в нашем офисе, сделать там перегородку. Подумал, откуда я знаю то, что он скажет, вспомнил, что видел сон, в котором все было точно так же, а еще до этого он же мне все это говорил, правда, когда я его спросил, он все отрицал.

Целый ряд феноменов экстрасенсорной перцепции, иногда называемых парапсихологическими или психоэнергетическими, на самом деле являются результатами нарушений восприятия. Их следует отделять от подобных феноменов, связанных с подпороговой чувствительностью к некоторым стимулам. Например, чтение текста с закрытыми глазами кончиками пальцев рук можно объяснить «тепловым» зрением, то есть тактильными ощущениями тепла, связанными с разницей между отражением тепла руки от поверхностей с различной окраской, можно также предчувствовать поведение другого человека на основании бессознательного восприятия его мимики еще до, например, агрессивной акции. К феноменам экстрасенсорной перцепции относятся:

— ясновидение (телестезия) — восприятие удаленных физических объектов или событий как наблюдаемых. В этом случае в особом состоянии пациент говорит о том, что знает, как себя ведет тот или иной человек на чрезвычайном большом от него расстоянии.

Что это любовь я понял не сразу. Когда мы расстались, через некоторое время я понял, что мысленно с ней связан, и могу сказать, что она сейчас делает — заходит в кафе, пошла к подружке. Иногда вечером я чувствую холод в груди — это она принимает ванну, затем я вожу ручкой по бумаге и она пишет ее почерком то, что она думает. Не знаю, насколько это соответствует действительности, ведь спросить ее нельзя, поскольку она живет за тысячи километров отсюда.

— прекогниция, или ретрокогниция, — предсказание или предчувствие будущих событий или событий, имевших место в прошлом, но недоступных для обычных воспоминаний. То есть пациент знает, что на самом деле происходило в прошлом и предсказывает события будущего.

Пациентка, 24 лет, рассказывает, что до эпилептического приступа она почувствовала гибель подводной лодки Курск и увидела погибших; до этого еще ребенком она увидела большое землетрясение в Индии и слышала крики погибших. Правда, фиксация такой прекогниции до самих событий отсутствовала, и об этом предсказании она рассказывала уже после событий.

— аутоскопия — галлюцинаторное переживание иного человека, существа или частей его тела (фантома), которые могут восприниматься как отраженные в зеркале. Этот призрак бесцветен, бестелесен, может подражать поведению пациента или другого человека, например, недавно умершего родственника.

Я не была на похоронах своего дедушки, он умер несколько лет назад, и я его очень любила. Когда у меня случилась эта депрессия, вечером он пришел ко мне как призрак и стал долго на меня смотреть. Никакого страха не было, но заснуть я не могла, все время о нем думала. Потом вспомнила, что до этого смотрела альбом и видела в нем его фотографию.

— экстрасенсорная диагностика наложением рук или рассматриванием ауры. При приближении ладоней к другому человеку без прикосновения и пальпации появляются ощущения формы и даже цвета, аналогичные ощущения появляются при рассматривании «свечения» вокруг головы.

К. уверяет, что может, не прикасаясь к человеку, выставив вперед руки, сказать чем он болен. Она это не видит, но чувствует по неким ощущения в ладонях, нечто вроде покалывания, тепла и холода. Она перечисляет сразу множество болезней, и некоторые находят среди них те, симптомы которых похожи на их симптомы. Эта способность быстро перечислять различные «повреждения» привела ее в медицинский центр, в котором она довольно благополучно существовала как «энерготерапевт». Кроме того, она «диагностирует ауру» и «выправляет ее движением рукой». Она индуцирована собственной матерью, которая страдает бредом воздействия и считает, что ее дочь отклоняет от нее «лучи плохих энергий». Первым ее пациентом был отец, который жаловался на тяжесть в пояснице, после наложения рук он ощущал тепло и облегчение, затем он привел к ней сослуживцев. Через некоторое время К. вынуждена была бросить свою практику, поскольку ощутила «атаку энергетических вампиров», которые по ночам «воровали ее энергию».

— астропроекция и психосферный контакт — визуализированное представление о том, что находится за пределами тела (часто во Вселенной). При этом психоэнергетические воздействия фиксируются в спиралях, нитях, подвижных объектах, светящихся шарах и т. д.

С. при разговоре снимает с себя невидимые нити и размахивает рукой над головой, он внезапно бросается к собеседнику и будто вытягивает канат из его живота. Эти пугающие действия он совершает уже три дня подряд после того, как «Учитель» сказал, что его «аура испорчена» «эгрегором», который находится в иной Галактике. Через некоторое время он начинает испытывать контакт с этими существами как систему управления мыслями.

— телепатия — чтение мыслей на расстоянии, феномен, часто встречающийся при шизофрении в рамках «симптома открытости мыслей» и при синдроме Кандинского — Клерамбо.

Л. уверяет, что способен читать мысли окружающих людей на расстоянии нескольких сотен километров. При этом прочтенные мысли записывает в виде обрывков фраз в ритме стихосложения. Свою способность описывает как «приступы вдохновения». Одновременно в состоянии передавать свои мысли объекту любви, находящемуся в другой стране. Ей передает «мысленные стихи» и управляет ее поведением.

— телекинез — передвижение предметов с помощью усилия воли. Феномен, обусловленный либо ловко сфабрикованным фокусом, либо связанный с высокой внушаемостью наблюдателей и их индуктивностью.

Физик К. демонстрирует фильм. На пленке запечатлен сеанс телекинеза. Вокруг стола сидят 6 человек, К. с помощью взгляда передвигает спички, которые ориентируются на столе в его инициалы. Предложение повторить телекинез в другом помещении отклоняет, ссылаясь на «плохую концентрацию мыслей». Отказывается также от присутствия на сеансе физиков-экспертов и психиатра. В дальнейшем выясняется, что под столом К. устанавливает генератор, а спички импрегнирует металлической пылью.

Все психоэнергетические расстройства встречаются при шизофрении, шизотипическом расстройстве, эпилепсии и диссоциативных расстройствах, они также отличаются высокой степенью индуктивности.

Эйдетическое восприятие бывает также патологическим, например, у сенситивных личностей под влиянием некоторых психотехник, в частности, медитации, воображаемый объект может надолго фиксироваться в поле зрения как галлюцинаторный или псевдогаллюцинаторный. У детей при психопатологических расстройствах описаны визуализированные представления, которые включаются в патологическое фантазирование. Ребенок или подросток строит фантазируемый мир иной страны, населенной добрыми или злыми волшебниками, с которыми он общается в одиночестве, при патологическом (бредоподобном) фантазировании этот мир вытесняет реальность или преобразует ее. В этих случаях фантазии перестают быть изменчивыми, но приобретают застывший характер.

Мальчик Д., 10 лет, уже пятый раз без видимых причин уходит из дома, иногда возвращается сам, но чаще разыскивается, и его находят на окраине города у леса. Он постоянно уверяет, что встречался с вертолетом инопланетян, которые убивают и воруют детей. Они живут в лесу и его задача их найти, так как только он может все предотвратить. Он описывает детали убийств с расчленением тел и указывает на многочисленные знаки погибших. В тетрадях он рисует сцены убийств и похищений инопланетянами.

Наиболее часто галлюцинаторные расстройства включены в галлюцинаторные, делириозные, аментивные, онейроидные, галлюцинаторно-параноидные синдромы, в частности синдром Кандинского — Клерамбо. Для галлюцинаторных синдромов (галлюцинозов) не характерны изменения сознания и интерпретация расстройств восприятия, а галлюцинации проявляются в какой-либо одной сфере (визуальные, слуховые, обонятельные, тактильные). Галлюцинаторные синдромы встречаются как при экзогенных, так и эндогенных расстройствах.

Я настолько привык к этим голосам, что совсем их не замечаю. Правда, иногда я отвечаю им, и люди оборачиваются. Но в целом себя контролирую, ведь все это длится уже много пет. Говорят одно и то же, что скоро, очень скоро ты умрешь и наступит твой последний час, потом запевают песню. Это дуэт: мужчина и женщина, и песня одна и та же и даже слышна всегда слева.

Галлюцинаторно-параноидным считается такой синдром, при котором пациент объясняет свои галлюцинаторные образы, например, преследованием или особым к нему отношением, но случается и так, что в этих синдромах первичным является бред, а галлюцинации появляются позже.

Сначала были машины, которые определенным образом вокруг меня ездили и у них были номера, сумма которых составляла 24, столько мне лет. Потом эти намеки в метро, еду по эскалатору, а мне подмигивают мужчины, будто я проститутка. Потом я стала слышать, как во дворе женщины обо мне говорят, «вот видите, как она себя ведет, своим телом зарабатывает».

Синдром Кандинского — Клерамбо включает переживания автоматизма (управления) мыслями, желаниями, действиями и эмоциями с бредовой интерпретацией, чаще в форме бреда воздействия. В западной психиатрии соответствует синдромам первого ранга при шизофрении.

Моя дочь так ведет себя уже с апреля месяца. Сначала она говорила сама с собой, потом смеялась и почему-то терла уши. Она говорит, что я не ее мать, так как какой-то маг ей это сказал. Он заставляет ее отказываться от пищи и смеяться. Она объясняет это тем, что встретила его однажды на молитвенном собрании, и с тех пор он действует на нее разными способами. Например, он может связываться с диктором телевидения и заставлять ее ложиться спать раньше времени.

6.4. Расстройства мышления

Определения

Мышление — процесс построения образа окружающего мира и его познание, порождающее творчество. Патология мышления разделяется на расстройства по темпу (ускоренное, замедленное мышление), структуре (разорванное, паралогическое, обстоятельное, шперрунг, ментизм), содержанию (навязчивые, сверхценные и бредовые идеи).

История вопроса, норма и эволюция

Суждение о человеке основаны на наблюдении его поведения и анализе его речи. Благодаря полученным данным можно сказать, насколько окружающий мир соответствует (адекватен) внутреннему миру человека. Сам же внутренний мир и процесс его познания и составляет суть процесса мышления. Так как этот мир и есть сознание, то можно сказать, что мышление (познание) — это процесс формирования сознания. Размышление как таковое может быть представлено как последовательный процесс, в котором каждое предыдущее суждение связано с последующим, то есть между ними устанавливается логика, которая формально заключена в схему «Если… то». При таком подходе третьего, скрытого смысла между двумя понятиями не дано. Например, если холодно, значит, следует надеть пальто. Однако в процессе мышления третьим элементом может быть мотивация. Человек, который закаляется, не станет надевать пальто при снижении температуры. Кроме того, у него может быть групповое (социальное) представление о том, что такое низкая температура и собственный опыт общения с подобными температурами. Ребенок бегает босиком по холодным лужам, хотя ему запрещают это делать, лишь потому, что это ему нравится. Следовательно, мышление можно разделить на процессы логики, процессы, связанные с речью (в том числе ее темпом), индивидуальной и социальной мотивацией (целью), формированием понятий. Совершенно определенно, что кроме сознательного, фактически высказанного процесса мышления существует и бессознательный процесс, который может быть выявлен в структуре речи. С позиции логики процесс мышления складывается из анализа, синтеза, обобщения, конкретизации и абстрагирования (отвлечения). Однако логика может быть формальной, а может быть метафорической, то есть поэтической. Мы может от чего-то отказываться потому, что это вредно, но можем и потому, что это интуитивно не нравится или его вред обоснован не опытом, а словом авторитета. Такая иная логика называется мифологической, или архаической. Когда девушка рвет портрет возлюбленного потому, что он ей изменил, она символически уничтожает его образ, хотя в логическом смысле клочок бумажки с изображением человека не имеет никакого отношения к самому человеку. Человек и его образ, или его предмет, или части человека (волосы, например) в этом мифологическом мышлении идентифицируются. Другим законом мифологического (архаического, поэтического) мышления являются бинарные оппозиции, то есть противопоставления типа добро — зло, жизнь — смерть, божественное — земное, мужское — женское. Еще одним признаком является этиологизм, который приводит человека к размышлению «Почему это произошло именно со мной», хотя ему прекрасно известно, что аналогичная случайность многократно повторялась у других в прошлом. В мифологическом мышлении неразделимо единство восприятия, чувств и мышления (высказывания), это особенно заметно у детей, которые говорят о том, что видят и том, что чувствуют без отчетливой задержки. Мифологическое мышление у взрослых характерно для поэтов и художников, однако при психопатологии оно проявляется как неконтролируемый спонтанный процесс. Процесс мышления формируется в результате обучения. Tolman считал, что это происходит благодаря формированию когнитивной цепи, а Keller указывал на роль внезапного озарения — «инсайта». Согласно Bandura, такое обучение происходит в процессе имитации и повторения. Согласно И.П. Павлову, процессы мышления отражают физиологию условного и безусловного рефлексов. Бихевиористы развили эту теорию в концепцию оперантного обучения. Согласно Torndike, мышление является отражением поведения, связанного с системой проб и ошибок, а также с фиксацией эффектов наказания в прошлом. Skinner выделил такие операнты обучения, как предрассудки, собственное рефлективное поведение, модификации поведения, связанные с обучением, формообразование нового поведения (шейпинг). Поведение и мышление формируют цели в результате подкрепления, позитивного или негативного (одной из форм негативного подкрепления является наказание). Таким образом, процесс мышления может быть сформирован благодаря подбору перечня подкреплений и наказаний. К позитивным подкреплениям, способствующим формированию мотиваций и конкретных схем мышления, относятся: пища, вода, секс, подарок, деньги, повышение экономического статуса. Позитивное подкрепление способствует фиксации поведения, предшествующего подкреплению, например «хорошее» поведение, за которое следует подарок. Таким образом, формируются такие когнитивные цепи, или поведение, которые поощряются, или социально приемлемы. Негативное подкрепление вызывается темнотой, жарой, ударом, «утратой социального лица», болью, критикой, голодом или неудачей (лишением). Благодаря системе негативных подкреплений человек избегает такого пути мышления, который ведет к наказанию. Социальная мотивация процесса мышления зависит от культуры, воздействия авторитарной личности, потребности в социальном одобрении. Она обусловлена стремлением к престижным ценностям группы или общества и состоит из стратегии преодоления трудностей. Наиболее высокими потребностями по Masloy являются самореализация, а также когнитивные и эстетические потребности. Промежуточное место в иерархии потребностей принадлежит стремлению к порядку, справедливости и красоте, а также потребности в уважении, признании и благодарности. На самом низком уровне стоят потребности в привязанности, любви, причастности к группе, а также физиологические потребности.

Основными мыслительными процессами являются формирование понятий (символов), суждения и умозаключения. Простые понятия — существенные признаки предметов или явлений, комплексные понятия предполагают абстрагирование от предмета — символизацию. Например, кровь как простое понятие ассоциировано с конкретной физиологической жидкостью, однако как комплексное понятие означает также близость, «кровность». Соответственно, цвет крови символически указывает на род — «голубая кровь». Источниками истолкований символов являются психопатология, сновидения, фантазии, забывания, оговорки и ошибки.

Суждения — это процесс сравнения понятий, благодаря которому формулируется мысль. Это сравнение происходит по типу: позитивное — негативное понятие, простое — комплексное понятие, знакомое — незнакомое. На основании серии логических действий формируется умозаключение (гипотеза), которая опровергается или подтверждается на практике.

Методы исследований

К методам исследования мышления относится изучение структуры языка, поскольку язык является основным полем проявления мышления. В современной психолингвистике выделяются исследования семантики (смысла) высказывания, синтаксический анализ (изучение структуры предложения), морфемный анализ (изучение единиц смысла), анализ монологической и диалогической речи, а также фонематический анализ, то есть изучение базисных звуков речи, отражающих ее эмоциональное содержание. Темп речи отражает скорость мышления, однако следует помнить, что единственным инструментом сопоставления скорости речи, так же как и ее содержания, является мышление самого врача. Уровень и течение мыслительных процессов изучается методиками «закономерностей числового ряда», тестом количественных отношений, незаконченных предложений, понимания сюжетных картин, выделения существенных признаков, тесами исключений и образования аналогий, а также пробой Эббенгаузена (см. соответствующий раздел учебника). Процессы символизации и выявления бессознательных конструкций мышления изучаются методом пиктограмм и ассоциативным экспериментом.

Симптомы и синдромы

Выделяются следующие варианты расстройств мышления: по темпу, содержанию, структуре.

Расстройства мышления по темпу включают:

— ускорение мышления, которое характеризуется ускорением темпа речи, скачкой идей, которые при значительной выраженности темпа не успевают быть высказанными (fuga idearum). Часто идеи носят продуктивный характер и ассоциированы с высокой творческой активностью. Симптом характерен для маний и гипоманий.

Стоит подумать об одном, и сразу появляется желание рассказать о деталях, но потом появляется новая идея. Все это не успеваешь записывать, а если записывать, то появляются опять новые мысли. Особенно интересно ночью, когда никто не мешает, а спать не хочется. Кажется, что за час можешь написать целую книгу.

— замедление мышления — уменьшение количества ассоциаций и замедление темпа речи, сопровождающееся трудностью в подборе слов и формированием общих понятий и умозаключений. Характерно для депрессий, астенических симптомов, отмечается также при минимальных расстройствах сознания.

Вот опять меня что-то спросили, а мне нужно время, чтобы сосредоточиться, так сразу я не могу. Все сказал и мыслей больше нет, приходится повторять опять все сначала, пока не устану. Когда спрашивают о выводах, вообще нужно долго думать и лучше, если будет домашнее задание.

— ментизм — наплыв мыслей, который нередко носит насильственный характер. Обычно такие мысли разноплановые и не могут быть высказаны.

— шперрунг — «закупорка» мыслей, воспринимается пациентом как обрыв мыслей, внезапная пустота в голове, замолкание. Шперрунг и ментизм характерны больше для шизофрении и шизотипических расстройств.

Все это выглядит как вихрь в момент разговора или когда думаешь, мыслей много и они путаются, ни одной не остается, но не лучше, если они исчезают. Только произнес слово, а следующего нет, и мысль исчезла. Часто от этого теряешься и уходишь, люди обижаются, но что можно поделать, если не знаешь, когда это будет.

К расстройствам мышления по содержанию относится аффективное мышление, эгоцентрическое мышление, параноидное, обсессивное и сверхценное мышления.

Аффективное мышление характеризуется преобладанием в мышлении эмоционально окрашенных представлений, высокой зависимостью мышления от окружающих, быстрой реакцией мыслительного и неотделимого от него эмоционально процесса на любой, часто незначимый стимул (аффективная неустойчивость). Аффективное мышление характерно для пациентов, страдающих расстройствами настроения (депрессивное или маниакальное мышление). Система суждений и представлений при аффективном мышлении полностью определяется ведущим настроением.

Кажется, что ты все уже для себя решила. Но утром встаешь — и все пропало, настроение никуда, и все решения приходится отменять. Или бывает, что кто-то расстроит, и тогда на всех злишься. Но бывает и наоборот, мелочь, тебе скажут, что хорошо выглядишь, и весь мир другой и хочется радоваться.

Эгоцентрическое мышление при этом типе мышления все суждения и представления фиксированы на нарцистическом идеале, а также на том, то полезно или вредно собственной личности. Остальные, в том числе социальные представления, отметаются. Такой тип мышления часто формируется у зависимых личностей, а также при алкоголизме и наркоманиях. В то же время эгоцентрические черты могут быть нормативными для детского возраста.

Не ясно, что они все от меня требуют, родители считают, что я должен учиться, Н., с которой я дружу, что мне нужно лучше выглядеть. Кажется, что никто меня по настоящему не понимает. Если я не учусь и не работаю и не хочу зарабатывать денег, то выходит я и не человек, но ведь я никому не мешаю, делаю только то, что мне нравится. Всем не угодишь, а собаку пусть сами выгуливают, она их больше любит.

Параноидное мышление в основе мышления лежат бредовые идеи, сочетающиеся с подозрительностью, недоверчивость, ригидностью. Бред — ложное умозаключение, возникающее на болезненной основе, например, он может быть вторичным от измененного настроения, повышенного или пониженного, галлюцинаций, или первичным, в результате формирования особой, понятной лишь самому пациенту логики.

Слишком многое вокруг связывается в одну цепь. Когда шел на работу меня толкнул мужчина, одетый во все черное, потом на работе было два подозрительных звонка, поднимаю трубку и слышу злобное молчание и чье-то дыхание. Потом в подъезде появилась новая надпись «Опять ты здесь», потом дома отключили воду. Выхожу на балкон и вижу того же мужчину, но переодетого в синюю рубашку. Что они все от меня хотят? Нужно добавить на дверь дополнительный замок.

Бредовые идеи не поддаются переубеждению, и к ним отсутствует критика со стороны самого пациента. Когнитивные связи, поддерживающие существование бреда по принципу обратной связи, выглядят следующим образом: 1) формируется недоверие к другим: Я, вероятно, не слишком дружелюбен — другие люди меня поэтому избегают — Я понимаю почему они это делают — усиление недоверия к другим. Стадии формирования бреда по К. Conrad следующие:

— трема — бредовое предчувствие, тревога, обнаружение источника формирования новой логической цепи;

— апофена — формирование гештальта бреда — образование бредовой идеи, ее кристаллизация, иногда внезапное озарение;

— апокалипсис — распад бредовой системы вследствие терапии или аффективного истощения.

По механизму образования бред делится на первичный — он связан с интерпретацией и построением поэтапной логики, вторичный — связанный с формированием целостных образов, например под влиянием измененного настроения или галлюцинирования, и индуцированный — при котором реципиент, будучи здоровым человеком, воспроизводит бредовую систему индуктора, психически больного человека.

По степени систематизации бред может быть фрагментарным и систематизированным. По содержанию выделяются следующие варианты бредовых идей:

— Идеи отношения и значения. Окружающие замечают пациента, смотрят на него по особенному, намекают своим поведением на его особое предназначение. Он находится в центре внимания и истолковывает явления окружающего, ранее не значимые для него, как существенные. Например, он связывает номера машин, взгляды прохожих, случайно оброненные предметы, обращенные не к нему слова как намеки, имеющие отношение к нему самому.

Это началось примерно месяц назад, когда я возвращался из командировки. В соседнем купе сидели люди и по-особенному, со значением на меня смотрели, специально выходили в коридор и заглядывали в мое купе. Понял, что-то со мной не то. Посмотрел в зеркало и понял — дело в моих глазах, они какие-то безумные. Потом на вокзале все как будто обо мне знали, специально передали по радио «Теперь он уже здесь». На моей улице прокопали траншею почти до моего дома, это намек на то, что пора убираться отсюда.

— Идеи преследования — пациент считает, что за ним следят, находит множество подтверждений слежки, находит скрытую аппаратуру, постепенно замечая, что круг преследователей расширяется. Утверждает, что преследователи облучают его специальной аппаратурой или воздействуют гипнозом, управляют его мыслями, настроением, поведение и желаниями. Этот вариант бреда преследования обозначается бредом воздействия. В систему преследования могут включаться идеи отравления. Пациент считает, что ему добавляют яд в пищу, травят воздух или подменивают предметы, которые предварительно обрабатывают ядом. Возможен также транзитивный бред преследования, при этом пациент сам начинает преследовать воображаемых преследователей, применяя против них агрессию.

Странно, что никто этого не замечает — всюду прослушивающая аппаратура, об этом даже по телевизору говорили. Смотришь в экран компьютера, а на самом деле он на тебя смотрит, там датчики. Кому это нужно? Наверное, спецслужбам, которые занимаются тем, что вербуют людей, которые должны заниматься тайной торговлей наркотиками. Специально подмешают экстази в кока-колу, выпьешь и чувствуешь, что тебя ведет. Приучают, а потом используют. Мылся в ванной, а дверь не закрыл, чувствую — заходят, оставили пакет в прихожей, синий, у меня такого не было, а в нем что-то намазано внутри. Прикоснешься, и на руке останется метка, по которой тебя где угодно можно вычислить.

— Идеи величия выражаются в убежденности пациента в наличии у него могущества в виде исключительной силы, энергии благодаря божественному происхождению, огромного богатства, исключительных достижений в сфере науки, искусства, политики, исключительной ценности предлагаемых им реформ. Е. Kraepelin разделял идеи величия (парафренные идеи) на экспансивную парафрению, при которой могущество является результатом повышенного (экспансивного) настроения; конфабуляторную парафрению, при которой пациент приписывает себе былые исключительные заслуги, но при этом он забывает реальные события прошлого, заменяя из бредовой фантазией; систематизированную парафрению, которая формируется как результат логических построений; а также галлюцинаторную парафрению, как объяснение исключительности, «подсказанное» голосами или другими галлюцинаторными образами.

В период катастрофической инфляции, когда зарплата исчислялась миллионами купонов, пациент Ц., 62 лет, считает, что у него исключительно ценная сперма, которая используется для выращивания армии США. Высокая ценность экскрементов характерна для симптома Мозеса (Моисея), при котором пациенты уверяют, что их кал, моча и пот обладают ценностью, сравнимой только с золотом. Пациент также утверждает, что является президентом Америки, Белоруссии и СНГ. Он уверяет, что в деревню прилетает вертолет со 181 девственницей, которых он осеменяет на спецпункте племенного завода, от них рождается 5501 мальчик. Считает, что оживил Ленина и Сталина. Президента Украины считает Богом, а России — Королем Первым. За 5 дней осеменил 10 тыс. и за это получил от народа 129 миллионов 800 тысяч долларов, которые ему привозят в мешках, мешки он прячет в шкафу.

— Идеи ревности — заключаются в убежденности в супружеской измене, при этом доводы отличаются нелепостью. Например, пациент уверяет в том, что его партнер осуществляет половое сношение через стенку.

Она изменяет мне где угодно и с кем угодно. Даже когда я слезку и договариваюсь с друзьями о контроле, все равно это получается. Доказательства. Ну вот, прихожу домой, на постели след от человека, вмятина такая. На ковре пятнышки, похожие на сперму, губа прикушена, от поцелуя. Ну и ночью, бывает, встает и идет, будто в туалет, но дверь закрывает, что она там делает, прислушался, были слышны стоны как при оргазме.

— Любовный бред выражается в субъективной убежденности в том, что она (он) является объектом любви политического деятеля, кинозвезды или врача, часто гинеколога. Указанное лицо часто преследуется и принуждается к ответному чувству.

Мой муж известный психотерапевт, и его постоянно преследуют пациенты, особенно женщины, но среди них есть одна, которая отличается от всех остальных поклонниц. Она ворует у нас даже половики и устраивает мне скандалы, что он неправильно одет или плохо выглядит. Часто она буквально спит у нас во дворе, и от нее никуда нельзя деться. Она считает, что я фиктивная жена, а она — настоящая. Из-за нее мы постоянно меняем номера телефонов. Свои письма к нему она публикует в газетах и там описывает разные неприличные вещи, которые ему приписывает. Всем говорит, что ее ребенок от него, хотя она на 20 лет его старше.

— Идеи виновности и самообвинения — обычно формируются на фоне сниженного настроения. Пациент убежден в том, что виновен своими поступками перед близкими и обществом, его ожидают суд и казнь.

Из-за того, что дома я ничего не в состоянии делать, все плохо. Дети не так одеты, муж скоро меня бросит, так как я не готовлю. Должно быть, это все за грехи если не мои, то моего рода. Я должна пострадать, чтобы их искупить. Я прошу их сделать со мной что-нибудь, а не смотреть с таким упреком.

— Ипохондрический бред — пациент интерпретирует свои соматические ощущения, парестезии, сенестопатии как проявление неизлечимого заболевания, например — СПИДа, рака. Требует обследования, ожидает смерти.

Это пятнышко на груди раньше было маленьким, а теперь растет, Это меланома. Да, гистологию мне делали, но, наверное, неправильно. Пятно зудит и от него стреляет в сердце, это метастазы, я читала в энциклопедии, что бывают метастазы в средостение. Вот почему мне трудно дышать и комок в желудке. Завещание я уже написала и думаю, что все быстро кончится, так как нарастает слабость.

— Нигилистический бред (бред Котара) — пациент уверяет, то у него отсутствуют внутренности, они «сгнили», аналогичные процессы происходят и в окружающем — весь мир мертв или находится на различных этапах разложения.

— Бред инсценировки — выражается в представлениях о том, что все события окружающего специально подстраиваются как в театре, персонал и пациенты в отделении на самом деле — переодетые сотрудники спецслужб, инсценируется поведение пациента, которое демонстрируется по телевидению.

Меня привезли сюда на допрос, якобы вы врач, но я-то вижу, как у Вас под халатом контурируются погоны. Здесь нет больных, все подстроено. Может быть, снимается специальный фильм по сценарию разведки. Для чего? Чтобы выведать у меня правду моего рождения, что я вовсе не тот, за кого себя выдаю. Это не ручка у Вас в руках, а передатчик, Вы пишете, но на самом деле — передаете шифровку.

— Бред двойника заключается в убежденности наличия положительного или отрицательного, то есть воплощающего негативные черты личности, двойника, который может находиться на значительном расстоянии, и может быть связан с пациентом галлюцинаторными или символическими конструкциями.

Пациент Л. уверяет, что его неправильное поведение вовсе не его поведение, а его близнеца, который был подброшен родителями и оказался за границей. Теперь он действует от его лица, чтобы его завербовать. «Он точно такой же, как я, и даже так же одет, но всегда совершает поступки, на которые бы я не решился. Вы говорите, что это я разбил дома окно. Это не так, я в это время был в совершенно другом месте».

— Манихейский бред — пациент убежден в том, что весь мир и он сам является ареной борьбы добра и зла — Бога и дьявола. Это система может подтверждаться взаимоисключающими псевдогаллюцинациями, то есть голосами, которые спорят друг с другом за обладание душой человека.

Два раза в день я хожу в церковь и постоянно ношу с собой Библию, потому что мне трудно во всем самому разобраться. Сначала я не знала, что правильно, а где грех. Потом поняла, что во всем есть Бог и во всем есть дьявол. Бог меня успокаивает, а дьявол искушает. Пью, например, воду, сделала лишний глоток — грех, Бог помогает искупить — читаю молитвы, но потом появилось два голоса, один Бога, второй дьявола и они стали спорить друг с другом и бороться за мою душу, и я запуталась.

— Дисморфоптический бред — пациентка (пациент), чаще подросток, убеждена (убежден) в том, что у нее изменена форма лица, существует аномалия тела (чаще всего гениталий), настаивает на хирургическом лечении аномалий.

Плохое настроение у меня оттого, что я все время думаю о том, что мой половой член маленький. Я знаю, что во время эрекции он увеличивается, но все равно об этом думаю. Наверное, я никогда не буду жить половой жизнью, хотя мне 18 лет, лучше об этом не думать. Может быть, сделать операцию сейчас, пока не поздно. Я читал о том, что его можно увеличить специальными процедурами.

— Бред одержимости — заключается в том, что пациент ощущает себя превращенным в животное, например, в волка (ликантропия), в медведя (симптом Локис), в вампира или в неодушевленный предмет.

Сначала было постоянное урчание в животе, наподобие включения зажигания, потом между желудком и мочевым пузырем образовалось пространство типа полости с топливом. Эти мысли превратили меня в механизм, и внутри образовалась сеть сплетений с проводами и трубами. За глазами встроили ночью компьютер, экраном внутрь головы, который показывал быстрые коды из светящихся синих цифр.

Все формы бреда имеют сходство с мифологическими конструкциями (мифологемами), которые воплощены в архаических преданиях, эпосах, мифах, легендах, сюжетах сновидений и фантазий. Например, идеи одержимости присутствуют в фольклоре большинства стран: девушка — оборотень лисицы в Китае, Иван-царевич — серый волк, Царевна-лягушка в русском фольклоре. Наиболее частые сюжеты бреда и соответствующих мифологем относятся к идеям запрета и его нарушениям, борьбе, победе, преследованию и спасению в историях происхождения, второго рождения, в том числе чудесного, смерти, судьбе. При этом действующее лицо играет роль вредителя, дарителя, волшебного помощника, отправителя и героя, а также ложного героя.

Параноидное мышление характерно для шизофрении, параноидных расстройств и индуцированных бредовых расстройств, а также органических бредовых расстройств. Эквивалентами бреда у детей являются бредоподобные фантазии и сверхценные страхи. При бредоподобных фантазиях ребенок рассказывает о фантастическом придуманном мире, и уверен, что он реально существует, заменяя реальность. В этом мире существуют добрые и злые персонажи, агрессия и любовь. Он так же, как бред, не подвергается критике, но очень изменчив, как всякая фантазия. Сверхценные страхи выражаются в опасениях по отношению к предметам, которые не имеют сами по себе такого фобического компонента. Например, ребенок может бояться угла комнаты, части тела родителей, батареи отопления, форточки. Полная картина бреда чаще появляется у детей только после 9 лет.

Сверхценное мышление включает сверхценные идеи, которые не всегда являются ложными умозаключениями, развиваются у особых стеничных личностей, однако они доминируют в их психической жизни, вытесняя все остальные мотивы, критика к ним отсутствует. Примерами сверхценных образований являются идеи революционной трансформации мира, изобретательства, в том числе изобретение вечного двигателя, эликсира молодости, философского камня; идеи физического и нравственного совершенства с помощью бесконечного числа психотехник; идеи сутяжничества и борьбы против конкретного лица с помощью судебных разбирательств; а также сверхценные идеи коллекционирования, для реализации которых пациент подчиняет предмету страсти без остатка всю свою жизнь. Психологическим аналогом сверхценного мышления является процесс формирования и становления любви.

Сверхценное мышление характерно для параноидных расстройств личности.

Я поссорился со своими близкими и хотел жить отдельно. Но это совершенно невозможно, так как мне некуда вывезти свою коллекцию. Они меня обвиняют, что все деньги я трачу на старые и пустые бутылки и они везде, далее в туалете. Там есть бутылки времен осады Севастополя англичанами и французами, за которые я отдал целое состояние. Что они в этом понимают? Да, я у дарил жену за то, что она разбила, якобы случайно, флакончик, который мне тяжело достался. Но за него я готов был ее убить, ведь я обменял его на целую коллекцию пивных бутылок.

Обсессивное мышление характеризуется стереотипно повторяющимися мыслями, представлениями, воспоминаниями, действиями, страхами, ритуалами, которые возникают помимо воли пациента, обычно на фоне тревоги. Однако к ним, в отличие от бреда и сверхценных идей, существует полная критика. Навязчивые мысли могут выражаться в повторяющихся воспоминаниях, сомнениях, например в воспоминаниях об услышанной мелодии, оскорблении, навязчивых сомнениях и перепроверке выключенного газа, утюга, закрытой двери. Навязчивое влечение также сопровождается навязчивыми мыслями, которые должны быть импульсивно выполнены, например навязчивое воровство (клептомания), поджоги (пиромания), самоубийство (суицидомания). Навязчивые мысли могу приводить к фобиям, то есть навязчивым страхам, например страхам людных мест и открытых пространств (агорафобия), закрытых пространств (клаустрофобия), загрязнения (мизофобия), боязни заразиться конкретным заболеванием (нозофобия) и даже страху страха (фобофобия). Возникновение страхов избегается ритуалами.

Костя еще в детстве, когда шел на экзамен, должен был сначала одеться, а потом раздеться, 21 раз прикоснуться ко мне, а потом еще помахать три раза с улицы. Потом стало все труднее. Он мылся по 20–30 минут, а потом и вовсе часами находился в ванной. Он тратил на шампунь половину моей зарплаты. На руках у него от воды были трещины, так он натирал ладони губкой, думая, что так смывает инфекцию. Кроме того, он боялся острых предметов и требовал убирать их со стола, чтобы не порезаться. А есть для него — целая пытка. Он кладет ложку слева, потом справа, потом ее слегка ровняет по отношению к тарелке, потом ровняет тарелку и так до бесконечности. Когда он надевает брюки, стрелки должны быть ровными, но для этого он должен залезть на диван и спустить брюки с дивана. Если у него что-то не получается, все повторяется сначала.

Обсессивное мышление характерно для обсессивно-компульсивных расстройств, ананкастных и тревожных расстройств личности.

Расстройства мышления по структуре могут подразделяться на изменение системы логики (паралогическое мышление), изменение плавности и связности мышления.

Паралогическое мышление Е.А. Шевалев подразделяет на прелогическое, аутистическое, формализующее и идентифицирующее. Каждый из этих типов мышления основан на собственной логике.

Прелогическое мышление — это эквивалент мифопоэтического мышления, описанного нами выше. При психопатологии такое мышление характеризуется заполнением образов и представлений идеями колдовства, мистики, психоэнергетики, религиозной ереси, сектантства. Весь мир может пониматься в символах поэтической, чувственной логики и объясняться исходя из интуитивных представлений. Пациент уверен, что он должен вести себя так, а не иначе на основании знаков природы или собственных предчувствий. Такое мышление может считаться регрессивным, поскольку напоминает детское мышление. Таким образом, прелогическое мышление оперирует архаической логикой, характерной для древних народов. Характерно для острого чувственного бреда, истерических расстройств личности.

Все эти неприятности связаны с тем, что меня сглазили. Я пошла к экстрасенсу, и он сказал, что нужно поставить экран от сглаза и порчи и дал какую-то траву. Это сразу помогло, но потом соседка сказала, что порча повторяется, и показала испачканную дверь и подброшенный пучок волос. Пошла в церковь и попросила освятить квартиру, так как неприятности продолжались, и муж стал приходить пьяным каждый вечер. Это тоже помогло ненадолго. Должно быть, сильный сглаз. Пошла к бабушке Марфе, которая дала заряженную фотографию, ее спрятала под подушу мужа. Он спал крепко, но вечером опять напился. Против сильного сглаза нужен, наверное, и сильный энергетик.

Аутистическое мышление характеризуется погруженностью пациента в мир собственных фантазий, которые в символической форме компенсируют комплексы неполноценности. При внешней холодности, отрешенности от реальности, равнодушии поражает богатый, причудливый и часто фантастический внутренний мир пациента. Часть из этих фантазий сопровождается визуализированными представлениями, они заполняют творческую продукцию пациента, могут быть наполнены глубоким философским содержанием. Таким образом, за бесцветными сценами личности происходят пышные пиры душевной жизни. В других случаях при изменении эмоционального состояния пациенты-аутисты могут открыто проявлять свою творческую фантазию. Это явление обозначается как «аутизм наизнанку». У ребенка-аутиста относительно богатые фантазии, и даже высокие успехи в отдельных отвлеченных областях знаний, например философии, астрономии, маскируются избеганием телесного контакта, взгляда, некоординированной моторикой и двигательными стереотипиями. Один из аутистов так символически выразил свой мир: «кольцом самотворчества крепко обезопаситься вовне». Аутистическое мышление строится на фантазийной логике, которая понятна исходя из бессознательной индивидуальной мотивации и является компенсацией высокой чувствительности к стрессу. Поэтому аутистический мир является своеобразным бегством от жестокой реальности. Характерно для шизофрении, шизотипических и шизоидных расстройств личности, хотя может встречаться и при акцентуациях, то есть у психически здоровых.

Моему сыну 21 год, и я постоянно им занимаюсь, так как он был всегда необычный мальчиком. Он окончил 11 классов, но в классе не знал никого. Об оценках я сама договаривалась. На улицу сам не ходит, только со мной. Читает только книги о птицах. Может часами сидеть на балконе и смотреть на воробьев или синиц. Но зачем ему это нужно, никогда не говорит. Ведет дневники, и исписал множество толстых тетрадей. В них написано так: «она подлетела и села на ветку и три раза провела ногой по брюшку», рядом нарисована птичка, и эти рисунки с разными комментариями по всем тетрадям. Я его уговаривала поступать в университет, но он отказался, это ему неинтересно. Когда мы выходим гулять, он останавливается у какого-нибудь дерева и смотрит долго на птиц, потом записывает. Он никому не пишет о своих наблюдениях и не хочет о них говорить, он не смотрит телевизор и не читает газет, не знает, сколько стоит хлеб.

Формализующее мышление может быть также названо бюрократическим. Когнитивная жизнь таких пациентов заполнена правилами, регламентом и схемами, которые обычно черпаются из социального окружения или связаны с воспитанием. Выйти за пределы этих схем невозможно, а если реальность не соответствует им, то у таких личностей возникают тревога, протест или стремление к назиданиям. Характерно для параноидных расстройств личности и болезни Пика.

Во всем мире должен быть порядок. Совершенно неверно, что некоторые наши соседи приходят домой поздно, я с этим борюсь, и сделал на подъезде замок с ключами. Все, чего мы достигли раньше, связано с порядком, теперь порядка нет. Везде грязь, потому что не убирают, нужно восстановить государственный контроль над всем, чтобы люди не шатались по улице. Им не нравится, что на работе я требую отчитываться — кто куда пошел и когда вернется. Без этого нельзя. Дома тоже порядка нет, каждый день вешаю схему, сколько потрачено и сколько калорий должны употреблять жена и дочь в зависимости от их веса.

Символическое мышление характеризуется продуцированием понятных только самому пациенту символов, которые могут быть чрезвычайно вычурными и выраженными придуманными словами (неологизмами). Так, например, один из пациентов так объясняет слово «сифилис» — сильный физически, а слово «туберкулез» — ту беру, которую люблю до слез. Иначе говоря, если обычное сложное понятие (символ) может быть истолковано исходя из особенностей культуры (коллективного бессознательного), религиозных аллегорий, семантики группы, то при символическом мышлении такое истолкование возможно только исходя из личного глубинно бессознательного или прошлого опыта. Характерно для шизофрении.

Я не просто так решил, что мои родители не настоящие. Дело в том, что в моем имени Кирилл, зашифрована правда. Оно состоит из слов «Кир» — был такой царь, кажется, и «ил», то есть найденный в болоте. Значит, меня просто нашли и имя у меня настоящее, а фамилия нет.

Пациент Л., создает специальный символический шрифт, построенный на включении «женского в понимание буквы»: а — анестезирующая, б — бреющая, в — выполняющая, г — глядящая, д — добывающая, е — естественная, ж — жизненная, живущая, з — здоровая, и — идущая……н — настоящая…с — свободная…ф — фрезерующая, флотская…щ — щитовая, ю — ювелирующая.

Идентифицирующее мышление характеризуется тем, что человек пользуется в своем мышлении смыслами, выражениями и понятиями на самом деле принадлежащими не ему, а другим, часто авторитарным, доминантным личностям. Этот вариант мышления становится нормой в странах с тоталитарным режимом, требующих постоянных ссылок на авторитет вождя и его понимание той или иной ситуации. Данное мышление обусловлено механизмом проективной идентификации. Характерно для зависимых и диссоциальных расстройств личности.

Я стараюсь объяснить им — не нужно так поступать, потому что Вас осудят и не поймут. Кто? Все. Нужно вести себя так, чтобы ты был как все. Когда меня вызывают «наверх», всегда думаю, что я такого натворил, что обо мне узнали, ведь все как будто в порядке. Я не хуже и не лучше других. Люблю песни певицы П., купила платье как у нее. Мне нравится наш президент, он очень аккуратный человек, правильно все говорит.

Изменения плавности и связности мышления проявляются в следующих расстройствах: аморфность мышления выражается в присутствии связности между собой по смыслу отдельных частей предложения и даже отдельных предложений при ускользании общего смысла сказанного. Создается впечатление, что пациент «плывет», или «растекается», будучи не в состоянии выразить общую мысль сказанного или прямо ответить на вопрос. Характерно для шизоидных расстройств личности и акцентуаций.

Вы спрашиваете о том, когда я ушел из института. В общем так. Ситуация вроде складывалась так, что учиться мне не очень хотелось, постепенно как-то. Но не об этом речь, сразу после поступления уже возникло разочарование, и все перестало нравиться. Так изо дня в день хотелось что-то изменить, но что — я не знал, и все перестало меня интересовать, и на занятия перестал ходить из-за этого самого разочарования. Когда не интересно, то, понимаете, просто незачем дальше учиться, лучше уме работать, хотя никаких особенных неприятностей не было. А какой Вы задали вопрос?

Предметно-конкретное мышление характерно для лиц с умственной отсталостью, выражается примитивной речью с формальной логикой. Например, на вопрос — как вы понимаете поговорку «Яблоко от яблони недалеко падает?» отвечает: «Яблоки всегда падают недалеко от дерева». Характерно для умственной отсталости и деменций.

Резонерское мышление выражается в рассуждательстве по поводу вопроса вместо прямого ответа на вопрос. Так, супруга одного пациента так говорит о своем муже: «Он такой умный, что совершенно невозможно понять, о чем он говорит».

На вопрос «Как вы себя чувствуете?» пациент отвечает: «Смотря, что вы понимаете под словом чувства. Если вы понимаете под ними ваше ощущение от моих чувств, то ваше самоощущение не будет соответствовать моим мыслям о ваших чув