/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism,sci_politics,

Оглянись Во Гневе...

Внутренний Ссср

К 1985 году в СССР накопилось много неразрешенных проблем, однако и спустя 11 лет реформ, проводимых якобы во благо народа, общественно-экономическое состояние России наших дней оставляет желать лучшего: старые проблемы остались неразрешенными и усугубились, а к ним добавились новые, от которых жизнь в СССР была свободна. Таковы итоги попытки преобразовать Россию по западно-демократической модели государственного устройства. При этом сами же лидеры демократической массовки и обслуживающие её журналисты так или иначе уже признают, что западно-демократическая модель не привилась в России и демократизаторы утратили стратегическую инициативу.

ru Fiction Book Designer 22.02.2006 FBD-NHUGN3DD-EAUE-ARND-J5E9-IVWT2FGPU0ML 1.0

Оглянись во гневе…

«Сталин ушел не в прошлое, он растворился в нашем будущем.» [1] — как это не опечалит многих.

К 1985 году в СССР накопилось много неразрешенных проблем, однако и спустя 11 лет реформ, проводимых якобы во благо народа, общественно-экономическое состояние России наших дней оставляет желать лучшего: старые проблемы остались неразрешенными и усугубились, а к ним добавились новые, от которых жизнь в СССР была свободна. Таковы итоги попытки преобразовать Россию по западно-демократической модели государственного устройства. При этом сами же лидеры демократической массовки и обслуживающие её журналисты так или иначе уже признают, что западно-демократическая модель не привилась в России и демократизаторы утратили стратегическую инициативу.

Оппозиция режиму многолика, и для каждого из её течений такого рода признания демократизаторов не секрет, но кроме того, подобные оценки совпадают с их собственными оценками перспектив продолжения прежнего политического курса, да и представители высших эшелонов власти режима уже позволяют себе в средствах массовой информации говорить о необходимости изменения курса реформ. Соответственно и оппозиционная режиму массовка стала более откровенна в своих высказываниях, а пресса, лояльная к идеям западно-демократических преобразований, не имея ничего концептуального и стратегически-политического за душой, что могло бы придать дееспособность полюбившимся западно-демократическим государственным формам, с опасением пересказывает наиболее пугающие её мнения оппозиционных массовок.

Поскольку толпа — собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету (вождя-лидера и/или предания), то авторов публикаций — толпарей демократического толка — больше всего пугают угрозы повторения в России посягательств на вожделенное им западно-демократическое устройство общественной жизни с осуществлением моделей общественного уклада и государственного устройства, известных им из мифов [2] об историческомпрошлом. Естественно, что более всего их пугает исторически недалекий [3] гитлеризм. Причем, возможность нацизма в России изображается в качестве глобальной угрозы, а в России для освещения этой темы привлекаются и промыватели мозгов из-за рубежа.

Примером последнего является статья Марка Дейча [4] в газете “Московский комсомолец” от 20.11.1996 г. “В Москве — чума. Коричневая” с подзаголовком «Московская городская Дума пытается противостоять русским нацистам в одном отдельно взятом городе.»

М.Дейч стенает по поводу того, что при рассмотрении в Московской городской Думе закона “Об установлении административной ответственности за изготовление, распространение и демонстрацию нацистской символики на территории г. Москвы”, среди депутатов нашлись двое воздержавшихся при голосовании и один проголосовавший против, хотя в первом чтении закон и прошел при поддержке 19 депутатов [5].

М.Дейч цитирует проект закона: «Изготовление, распространение и демонстрация нацистской символики на территории г. Москвы рассматриваются, как посягательство на общественный порядок. Любое из вышеуказанных действий влечет административную ответственность в виде штрафа от двадцати до ста минимальных размеров оплаты труда, или исправительных работ на срок до двух месяцев, или административного ареста на срок до пятнадцати суток, если действующее законодательство не предусматривает более суровой ответственности за содеянное.

Под нацистской символикой в настоящем законе понимаются знамена, атрибуты униформы, приветствия и пароли, представляющие собой воспроизведение в любой форме соответствующей символики, использовавшейся Национал-социалистической рабочей партией Германии и фашистской партией Италии: свастик, фасций [6], приветственных жестов и т.д.»

После этой цитаты М.Дейч подводит итог: «Слов нет, прекрасный закон. Ему предстоит пройти второе чтение, после чего он будет передан на подпись Юрию Лужкову.»

Всякий сторонник [7] правового государства из приведенной выдержки текста закона обязан понимать, что по букве этого закона наказуемы и антифашистские действия: в частности, постановка антифашистского исторического фильма и его демонстрация, поскольку при этом невозможно обойтись без изготовления, распространения, демонстрации символики НСДАП; под действие этого закона попадает и демонстрация в кинотеатрах и по телевидению таких фильмов и аналогичных по смыслу постановок в театрах.

Заодно отметим и еще один казус: Коллега М.Дейча с БиБиСи — Сева Новгородцев — как-то рассказал эпизод из своей личной практики. Британское телевидение делало фильм о второй мировой войне ХХ века, и обратилось к нему, как к выходцу из России, с просьбой подобрать музыку, которой можно было бы сопроводить появление на экране советской авиации. Разговор шел по телефону, и Сева тут же напел им мелодию официально принятого в СССР (и унаследованного Россией) марша Военно-Воздушных Сил: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…» В ответ на том конце провода он услышал напряженное молчание после чего получил просьбу подыскать какую-нибудь иную музыку, поскольку эта, дескать, не подходит. Он, естественно, задался вопросом, почему официальный марш Военно-Воздушных Сил СССР не годится в Великобритании для сопровождения кадров с советской же авиацией? И тогда в фонотеке БиБиСи ему нашли запись популярной в гитлеровской Германии песни “Хорст Вессель”, мелодически и по аранжировке неотличимой от марша Военно-Воздушных Сил СССР и нынешней России.

Сева Новгородцев не смог выяснить окончательно, кто у кого украл, но был склонен думать, что ВВС СССР взяли мелодию, которая уже была в Германии, но еще не успела стать символом эпохи. Когда же она стала популярной в Германии, то в СССР политически проще было не менять официальный и полюбившийся марш. На Западе же музыка марша Военно-Воздушных сил СССР известна как нацистский гимн [8] “Хорст Вессель”, но не как официальный марш ВВС одного из членов антигитлеровской коалиции. То есть сопровождение кадров с советской авиацией “Хорстом Весселем” вызвало бы недоумение среди зрителей и кучу протестов тамошней невежественной в вопросах исторической фактологии антифашистской общественности.

Проще говоря, с принятием Москвой нового закона, при желании, всякого человека, который насвистывает марш Военно-Воздушных Сил, можно трудоустроить в административном порядке на срок до двух месяцев. Эту операцию — на законных основаниях — можно проделать и над главой государства — верховным главнокомандующим, если он прилюдно начнет насвистывать эту мелодию или дирижировать оркестром на празднике ВВС России.

Но любой нацист может отвертеться, настаивая на том, что он любит марш Военно-Воздушных сил, а свастика элемент буддистской символики и древней ведической культуры, и его преследуют за любовь к военной музыке Отечества и религиозные убеждения, а также и за то, что не он, а .

То есть, с точки зрения исторической науки и культурологии, упомянутый закон — выражение невежества; а в чисто юридическом отношении он — наиболее яркая иллюстрация к русской поговорке: закон — что дышло, куда повернул — туда и вышло. И с таким формальным законотворчеством, лишенным жизненного содержания, правового, а тем более нравственно правого государства — не построить. Такой стиль законотворчества в отрыве от жизни, господствующий после 1991 г., — одна из причин, по которой демократизация и зашла в тупик.

Заодно можно задать еще один вопрос: Будет ли М.Дейч удовлетворен, если закон будет принят, будет применяться на полную катушку одинаково строго и к Л.Броневому, сыгравшему «папашу Мюллера» в “Семнадцати мгновениях весны” (известно, что этот персонаж не вызывает ничего кроме симпатий [9] у очень многих зрителей, и, видимо, потому Л.Броневой иногда появляется на творческих вечерах в форме SS); и к спортивного вида юнцу, насвистывающему то ли “Хорст Вессель”, то ли марш ВВС России? А настоящий нацизм в России тем временем сменит символику, пароли и т.п. внешне видимую мишуру, предусмотренную законом, на иную — не предусмотренную, или будет вообще обходиться без такого рода ритуальной мишуры и станет по этой причине юридически ненаказуем?

Теперь отметим в этой связи еще один момент. Вряд ли Марк Дейч столь наивен, что не понимает: в подзаголовке его статьи слова «в одном отдельно взятом городе» — ассоциативный мостик к доктрине, которой в политике следовал И.В.Сталин: о построении социализма в одной отдельно взятой стране.

Даже если эти слова М.Дейч ляпнул не подумавши, для “красного словца” [10], без осознанного умышления апеллировать к Сталину и к его наследию в защите, если не демократии, то хотя бы своей жизни от нацизма, то они объективно, будучи брошенными в коллективное сознательное и бессознательное, являются — генератором такой апелляции. То есть поупражнявшись в западно-демократических преобразованиях в России и зайдя в тупик в своих реформациях, сами же критики Сталинского периода в развитии страны и зазывалы в западно-демократический “рай” вызывают дух сталинизма, как общественно-политического явления глобальной значимости.

По существу говоря о демократизаторах: «человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих», как на это совершенно правильно указал еще апостол Иаков; от этой раздвоенности в мыслях, антагонизирующей индивидуальное сознательное и бессознательное (а также и коллективное), многие проблемы демократизаторов. Критиковать сталинизм, не понимая ни его сущности, ни глобальных нравственно-мировоззренческих конфликтов той эпохи; придти к угрозе нацизма в процессе якобы демократических преобразований; взывать после этого к духу сталинизма для защиты от фашизма, не покаявшись, — все это только следствие раздробленности [11], внутреннего антагонизма нравственно порочной культуры жизни и мышления каждого персонально и всего множества демократизаторов в совокупности.

Как известно, в прошлом альтернативой сталинизму в СССР был троцкизм. Сталин обвинял Троцкого и троцкистов в пособничестве гитлеризму на территории СССР; а Троцкий отвечал Сталину обвинениями в пособничестве гитлеризму за пределами СССР, в том числе и в пособничестве в подавлении нацистами в Германии и в Европе марксистского интернационалистическогодвижения (по-русски: движения между-народников).

Гитлер, по свидетельствам современников, не восхищался обоими, но Сталина он считал единственным политиком, стоящим на его пути. При этом он полагал, что хотя Иосиф Виссарионович — выдающийся управленец-государственник, но он в то же время и — верный приказчик Ротшильдов и Кв России. В этой оценке Сталина Гитлер ошибался также, как и многие прошлые и нынешние русские националисты из монархо-православствующей интеллигенции, но о существе этой ошибки речь пойдет позднее. Соответственно этому воззрению в неофициальных беседах в своем окружении Гитлер доболтался до того, что после разгрома , каким ему виделся СССР, он мог бы поручить Сталину управление этой страной, поскольку искренне считал, что вряд ли кто-то другой сможет справиться с этим делом лучше, естественно под германским протекторатом. К лидерам западных демократий и марксистски-троцкистски настроенной левой интеллигенции Запада он относился с глубочайшим презрением, как к продажным болтунам и дуракам и не ставил их ни во что как личностей, хотя до начала войны к англичанам в целом Гитлер относился терпимо, как к расово родственной германцам, по его мнению, этнической группе, и даже позволил им после разгрома Франции эвакуировать их экспедиционный корпус из Дюнкерка к себе на острова.

Сталин, Гитлер, Троцкий, лидеры западных демократий были недовольны не символикой и приветствиями, которыми пользуется каждый из его противников, равно временных союзников, а совсем иными явлениями в жизни возглавляемых ими стран и общественных движений. Причем каждый из них после себя оставил публикации, из которых можно узнать, кто и чем был конкретно недоволен в деятельности своих критиков-противников.

До тиражирования таких глупостей, которые за подписью М.Дейча, опубликовал “Московский комсомолец”, никто из них не опускался. Законодательство для каждого из них было не идолом-самоцелью, а средством выражения в политике государства нравственно обусловленной целесообразности, диктующей законы по произволу, исходя из миропонимания. И даже если ими критиковались законы и практика их осуществления в жизни каждого из противостоящих обществ, то каждый из них понимал, что за неприемлемым ему чужим законом стоит нравственно неприемлемая ему концепция устройства внутриобщественных отношений людей.

Истории известны и случаи, когда нравственно чуждые одна другой концепции выражали себя в одних и тех же словах, и в обществе шла жесточайшая борьба — на законных основаниях и на произвольных внезаконных — за понимание одних и тех же слов во взаимно исключающем друг друга смысле. В СССР троцкисты и сталинцы боролись за каждый своего в понимании марксистско-ленинского наследия, общего их прошлому, и сталинцы одержали временную победу. В Германии нацисты и коммунисты не менее жестоко боролись за слово «социализм» и нацисты также одержали временную победу.

И тем политикам и общественным деятелям, которые действительно обеспокоены сегодня ростками нацизма в России, недопустимо следовать по стопам М.Дейча и ему подобных “антифашистов” и антикоммунистов, пытающихся различать общественные движения по их символике и словам, а не по свойственным им нравственным идеалам общественного устройства жизни людей и не по средствам их осуществления, прилагаемых ими к далекому от их идеалов обществу.

Потому при обсуждении возможностей развития событий в России по гитлеровско-германскому сценарию, недопустимо умалчивать как об историческом прошлом, так и о существе доктрин марксизма-троцкизма, марксизма-сталинизма, западной демократии и гитлеризма в их взаимоотношениях в объективно имевших место исторических условиях. Тем не менее, демократизаторы на страницы прессы выплескивают только информацию о деятельности нацистов, подражающих Гитлеру в словах, в символике и в т.п. внешне видимой атрибутике. Нацистам в России также следует призадуматься над той же самой проблематикой, чтобы понять, чего на самом деле хотел Гитлер, и почему в итоге его деятельности в Германии получилось то, что получилось, а не обещанный им немцам 1000-летний рейх и рабство и геноцид — для всех прочих.

М.Дейч не одинок в выражении своих то ли искренних опасений, то ли желательных для него программ дальнейшего развития России. “Час Пик”, от 23.11.1996 г. под рубрикой «неделька: subbota» [12] публикует заметку “Жиды — вон из России?”. Хотя в конце и поставлен знак “?”, но такие тонкости в расстановке знаков препинания, тем более противоречащие господствующей в жидоедских и русофобско-сиоинистских кругах норме, не запоминаются, а утратив знак “?” они многими воспринимаются бессознательно как программа дальнейших действий. Последнее одинаково относится как к “антисемитам”, так и ко всем, опасающимся актов “антисемитизма” в отношении себя и/или своих близких.

Содержание же заметки сводится к тому, что один еврей в купе фирменного поезда “Аврора” среди разложенной для пассажиров бесплатной периодики обнаружил “Опричный листок № 6”, откуда он узнал следующее: «От этих святых псов [13] и потерпят сокрушительное поражение… демоны государственного мятежа, на которых зиждится ныне в России жестокое жидовское иго.» Час “Пук” для сведения прокуратуры привел адрес издателя оного “Листка”, и упомянутая публикация, таким образом, принадлежит к столь любезному российской “интеллигенции” на протяжении всего последнего столетия жанру: донос печатный.

Но поскольку до этой публикации в “Часе Пик” о малотиражном “Опричном листке” мало кто знал, то публикацию “Часа Пик” лучше рассматривать как донос его редакции на самих себя, поскольку они распространяют мнение авторов “Опричного листка” такими тиражами, какие тем и не снились. После этой публикации множество читателей может соотнести “антисемитское” предложение не с мало кому известным “Опричным листком”, а с многотиражным “Часом Пик”, и подумать, насколько оно обосновано в жизни следующими фактами, о которых они могли бы и не знать, если бы не усилия многотиражной печати и телевидения:

· проведенная в общероссийской прессе кампания по дискредитации еврея Б.А.Березовского, за отмывку денег в крови войны в Чечне, а также и за гражданство Израиля перед назначением его на пост заместителя секретаря Совета безопасности России после отстранения русского А.И.Лебедя;

· неспособность еврея А.Лившица нормализовать финансы и экономику страны в течение нескольких лет (сначала на посту советника президента по экономическим вопросам, а потом на посту вице-премьера и министра финансов);

· еврейские предки Ленина и евреи Маркс, Троцкий и другие высшие чиновники первых десятилетий после 1917 г. (особенно в НКВД=ЕКВД), с которыми многие отождествляют создание и проведение в жизнь коммунистической доктрины, оплеванной самой же демократической прессой. Но с учетом происхождения наиболее известных идеологов и лидеров-исполнителей, “антикоммунизм” обретает и исключительно “антисемитский” оттенок;

· современное процветание коммерческих банков в условиях разрухи производства во всех отраслях России при главенстве евреев в директоратах крупнейших коммерческих банков: Гусинский, Ходорковский, тот же Березовский и другие;

· тиражируемое средствами массовой информации всего мира (в том числе “Голос Америки” со ссылками на прессу США) утверждение Березовского о том, что он и еще шесть евреев контролируют 60 % экономики России;

· демократическая массовка времен перестройки и разгрома ГКЧП, почему-то переполненная евреями, породившая нынешний режим и все печальные — для большинства населения — результаты его политической и экономической деятельности;

· в недавнем прошлом обвиняемый в убийстве русского национального певца и поэта Игоря Талькова — еврей, скрылся в Израиле и недоступен правосудию России; в более отдаленном прошлом еврейская травля и убийство Сергея Есенина; еврейское окружение Маяковского, доведшее дело до убийства его мафией из НКВД, еврейской же по кадровому преобладанию в верхушке; гибель А.С.Пушкина в ситуации-мясорубке, созданной вокруг него, и сионистская звезда и занесенный для удара кинжал в гербе Гончаровых (см. Большую Советскую энциклопедию, т. 6, с. 349); убийство М.Ю.Лермонтова сыном откупщика-еврея [14] и т.п.

· отсутствие конструктивной альтернативы нацизму, которую бы читатель мог извлечь из доступной ему прессы, книг, программ телевидения, по преобладанию тиражей и эфирного времени демократизаторских, и в которых также статистически чаще встречаются еврейские фамилии.

Если говорить о реакции народа, разуверившегося в западно-демократической модели развития для России, и соответствующих авторитетах, на такого рода газетный “антисемитизм” и его обоснование мифами и фактами, то необходимо понимать, что людям всё равно, откуда они почерпнут лозунги «Жиды — вон из России!» и информацию в обоснование такого рода рецептов решения : из придерживающихся такого рода мнений “Штурмовика” и “Опричного листка”, или из “Московского Комсомольца” и “Часа Пик”, почитаемых в качестве демократических органов печати многими искренними антифашистами в России и за её пределами.

Другое дело, какой будет реакция народа: откликнется он на «Бей жидов — спасай Россию!», поскольку . В демократической прессе нацизм по гитлеровскому образцу — единственная альтернатива демократии, поскольку реальная недееспособность марксистов КПРФ и Кв России для демократизаторов — не секрет. То есть угрозу нацизма демократизация создает сама же своим махровым пустоцветением.

Или же народ придет к иному мнению: «Не занимайся ерундой: не бей жидов. — Спасай Россию!» И тогда спасение России от злодейства в обличье демократии обретет иной, вполне определенный смысл, весьма далекий от того, чтобы вызвать восторг равно как демократизаторов, так и разного толка нацистов и марксистов.

В выступлениях М.Дейча, в подобной тематике статьях в “Часе Пик” и других газетах, речь идет о деятельности той части толпы, для которой — после краха западно-демократических надежд и омерзительного отношения к завравшимся авторитетам-демократизаторам и новым “русским” [15] — авторитетом стал Гитлер и МИФ о его деятельности по выведению Германии из кризиса управления, созданного веймарской республикой — тоже западно-демократической по её идеалам.

То, что делает М.Дейч и Кпо отношению к этой части толпы в составе населения России, это — попытка программирования её коллективного сознательного и бессознательного, хотя сам М.Дейч и ему подобные в этого рода деятельности могут выступать не как злоумышленные и волевые социальные маги, а как безвольные и умалишенные слепцы, биороботы-зомби, в свою очередь запрограммированные своими хозяевами — социальными магами и знахарями. Другое дело, насколько попытка программирования коллективной психики России окажется успешной, если смотреть на её результаты с точки зрения хозяев этих и прочих демократизаторских трепачей и бумагомарак: не утонет ли вожделенный результат в неприемлемых сопутствующих ему эффектах?

Поэтому тем, кто действительно обеспокоен будущим России, следует иметь представление не только о содержательном отличии социальных доктрин сталинизма, троцкизма, гитлеризма и западной демократии, но сверх того, иметь представление и о методах анализа коллективного сознательного и бессознательного общества и воздействия на них с целью осуществления вполне определенных целей, соответствующих каждой из социальных доктрин.

В частности, с публикациями М.Дейча и прочих следует соотнести следующее. В США разработаны психологические тесты, в опросниках которых ни разу не упомянуты слова «еврей», «иудей» и т.п., но на основе которых выявляются так называемые «антисемиты». Эти тесты, связанные с главнейшей проблемой Запада — отношением нееврейского общества (большинства, статистически преобладающего в сфере производства и сфере услуг) к еврейству (меньшинству, статистически преобладающему в сфере управления, искусствах, науке, образовании). Эти тесты достаточно надежны, по крайней мере, в информационной среде коллективного бессознательного и сознательного США. Вопрос об их работоспособности в России, со специфическим коллективным сознательным и бессознательным, — это особый вопрос. Но могли быть разработаны и модификации их, “адаптированные” к условиям России, и эффективные настолько, насколько западные психологи в состоянии РАЗЛИЧИТЬВНЕЛЕКСИЧЕСКИ общеупотребительной лексикой и символикой. Хотя на наш взгляд адаптация работоспособного психологического теста к иному обществу, несущему иную внутреннюю и внешне видимую культуру, — задача более проблематичная и с менее предсказуемыми результатами, чем адаптация компьютерного программного обеспечения [16], тем не менее какие-то тесты на эту тему, всегда злободневную для хозяев Запада, могли быть проведены в России уже давно.

С учетом этого факта, стенания Марка Дейча и прочих — запоздалая истерика на внешне видимые события, которые возможно были уже давно спрогнозированы и давно управляются их родными ЦРУ [17], КГБ [18] и Мосадом, на основе анонимного тестирования россиян в тех социологических исследованиях, что всевозможные зарубежные и отечественные “фонды” проводили в последние десятилетия. Высказывая свои опасения по поводу деятельности организаций и общественных движений с фашистской символикой, Марк Дейч возможно не знает этого, а возможно и просто лицемерит, воздействуя на коллективное сознательное и бессознательное России именно в направлении поворота его на фашистский путь выхода страны из западно-демократического тупика.

Это приводит к первому, для многих парадоксальному, утверждению: “фашисты” и “демократы” делают одно и то же дело совместными усилиями и какая-либо разница между ними в настоящее время не просматривается; её не было и раньше, но журналистская массовка и историческая наука умело её изображали.

В настоящее время в России нет никакой разницы между “фашистскими” и “антифашистскими” публикациями, просто потому, что обществу абсолютно всё равно, из какого рода источников становится известной одна и та же информация, подталкивающая его к неонацизму, если оно уже созрело для принятия нацизма в российской его модификации.

Если же коллективное сознательное и бессознательное перезрело, то для поворота его на нацистский путь развития эти публикации никчемны и бесплодны: из них не произрастет ни фашизм, ни демократия по-западному; они — просто информационный мусор вне зависимости от того, опубликованы они в “фашистской” или в “антифашистской” прессе.

Тем, кто сомневается в правильности этого утверждения, предлагается ответить на вопрос: западно-демократическая модель развития зашла в России в тупик потому, что «эти русские» не дозрели до неё? или

Ведь во втором случае реформы по западно-демократитической модели были обречены на сокрушительный провал еще до их начала, точно так же, как если бы «эти русские» не дозрели до идеалов демократии по-западному. Между тем за последние годы в продемократической прессе не удалось обнаружить даже постановки этого вопроса, а не то чтобы формулировок определенных критериев, необходимых для ответа на него. То есть сами демократизаторы России не созрели для того, чтобы её одемократить даже по завершении нескольких лет своего доминирующего пребывания в структурах государственной власти. Но это обстоятельство приводит и к следующему вопросу: созрели ли нацисты в России для её фашизации, или они тоже пустоцвет?

В том, что сторонники всякой доктрины могут наломать дров, как это показали марксисты, гитлеровцы, демократизаторы, — сомневаться не приходится, но далеко не всякой доктрины сторонники способны завершить провозглашенное и начатое ими дело. Гитлеровцы надорвались в Германии; хортисты в Венгрии; сторонники Муссолини в Италии. Франко лично не надорвался, но с его смертью всё изменилось и в Испании, перешедшей к западно-демократической модели конституционной монархии. То есть история показывает, что время жизни фашизма на почве библейской культуры не более 50 лет, а сам он — краткосрочная к общезападному парламентски-демократическому стандарту, и тому есть глубокие внутренние причины. А здесь притязания фашизировать Россию на века…

Теперь обратимся к теме реального гитлеризма в историческом прошлом. Анализу деятельности Гитлера в процессе его прихода к власти в Германии посвящена серия статей Ю.Мухина в газете “Дуэль” [20] под общим названием “Гений организации масс (Опыт критики «Mein Kampf» А.Гитлера)”. Комментарии к этой статье выделены в нижеследующий раздел.

* * *

Комментарии к статье Ю.Мухина

“Дуэль” № 16, “Связь моментов”, цитата: «Если брать пример смены государственного строя честным выборным путем, то лучше примера, чем пример прихода к власти Гитлера найти трудно.

Предупреждаю слабонервных — надо в данном случае разделять понятия [21]. Став главой Германии, Гитлер нанес неисчислимые беды как всему миру, так и самой Германии. Но для этого он должен был сначала прийти к власти. И его организационная победа на выборах была великим организационным подвигом. Это не политический подвиг, как политик он дерьмо и это доказали итоги его политической деятельности. Он гений организации масс, а это дело нейтральное, тут важно не то, что он сделал находясь у власти (он мог сделать и то, и другое), а то как он убедил людей проголосовать за него. Подвиг Гитлера тем более показателен, что Гитлер с самого начала не скрывал своих злодейских целей, он не хитрил, не обманывал и сумел убедить немцев в полезности для них этих целей [22]. А если бы его методы и приемы да в мирных целях?»

В том же номере Ю.Мухин в статье “Забудьте все, чему вас учили” отвечает двум читателям его книг “Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно” и “Принципы управления людьми: изложение для каждого” [23] из которой ясно, что ему свойственно смотреть на жизнь общества с позиций некоторой его версии Достаточно общей теории управления. Это обстоятельство позволяет сразу же перейти к существу затронутой им проблематики без лишних вводных слов.

Из теории управления известно, что употребление не методов и средств вообще, а употребление определенных методов и определенных средств приводит к определенным целям. Далеко не все методы универсальны по отношению к полному множеству целей, объективно открытому для их осуществления. Некоторые методы позволяют достичь одних целей, но исключают возможности достижения других целей, осуществление которых требует применения иных методов и иных средств. То есть существует познаваемая взаимная обусловленность статистики “определенные цели — определенные методы и определенные средства их достижения”; именно объективность такого рода , когда не удается достичь поставленных целей, губит тех, кто следует принципу «цель оправдывает средства».

Кроме того возможны ситуации, когда цели выставляются общественно привлекательные, чтобы собрать массовку и не создавать дееспособной оппозиции, но методы и средства для их осуществления предлагаются заведомо непригодные, что предопределенно и объективно является попыткой к достижению (возможно по умолчанию) неких иных целей, соответствующих методам, но не гласно провозглашенных целей. И на этом несоответствии целей и средств — умышленно и достаточно (в историческом смысле) — строится политика многих государств и мафий. Демократизация России и других стран СНГ по-западному — свежий пример такого рода, выражающийся в злоупотреблении политиков доверием народов СССР. Пример хорошо видимый в натуре, а не выявленный из анализа исторических документов.

Соответственно этому, поставленный Ю.Мухиным вопрос о Гитлере: “А если бы его методы и приемы да в мирных целях?” по существу — уклонение по умолчанию от рассмотрения другого вопроса: “А применимы ли вообще конкретные методы Гитлера и его приемы в мирныхцелях?”

В.Г.Белинский дал определение толпы: «собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету» [24]. Соответственно это определение можно дополнить другим весьма двусмысленным определением: это — социальная “элита”, но с другой стороны это — сходняк. То есть в ассоциативных связях живого русского языка социальная “элита” — это особого рода не локализованный в пространстве и длящийся во времени . А общество, состоящее из толпы, рассуждающей по авторитету (личности или предания) и авторитетов, поддерживающих предание и наиболее авторитетную в глазах толпы личность — толпо-”элитарное” общество.

Но в ассоциативных связях русского языка, поскольку собрание авторитетов не всегда отличимо от сходняка авторитетов , толпо-”элитарное” общество — общество уголовников разного рода и ранга, чье законодательство защищает правящую мафию (воров над законом) от обслуживающих её мафий (воров в законе) и оппозиционных мафий (воров вне закона), а также держит взнузданным большинство, низведенное до состояния рабочего быдла, бессловесно терпящего скотство, как свое, так и окружающих, и кормящего воров над законом и воров в законе (в том числе и интеллигенцию в законе).

И хотя кому-то сказанное может показаться злоязычной игрой слов, но по существу это так; вне зависимости от того, что на этот факт мы вышли в данном тексте через лексический, а не историко-фактологический анализ: так просто короче; а ассоциативные связи в языке выстраиваются не беспричинно, но указуют на объективные явления в жизни общества.

То обстоятельство, что такого рода характеристика общества, в котором живем и мы сами, неприятна и оскорбительна по отношению к самомнению большинства, не меняет существа происходящего: просто одна из множества активных мафий и лояльная к ней часть толпы искренне считают себя более благонравными и благодетельными, обладающими неоспоримыми преимуществами в образованности и культурном развитии, чем прочие авторитетные мерзавцы и их шестерки; об , действительно неоспоримом, существе авторитетно правящей мафии, и её якобы передовой культуры и образованности они не задумываются.

И есть много людей, каждый из которых объективно творит маленькие законченные мерзости сам и фрагменты, образующие в совокупности с другими очень большие целостные мерзости, которые не сотворить в одиночку. Но они при этом искренне считают себя непричастными к ним; либо же оценивают мерзости как благо для себя и других; и мало людей, которые бы признали свои мерзости мерзостями, и после этого злоумышленно упорствовали бы в них и в дальнейшем; б ольшая часть упорствующих в мерзостях, не желает признать их таковыми, либо является невольниками мерзостных и их фрагментов, некогда ставших свойственными их психике.

Теперь вернемся к теме статьи Ю.Мухина, занявшей несколько номеров газеты. Германия кайзера, рухнувшая в первой мировой войне ХХ века, — толпо-”элитарное” общество; Германия периода веймарской республики не смогла стать устойчивым парламентским толпо-”элитарным” обществом, наподобие тоже толпо-”элитарных” западных демократий, и была просто безвольной и глобально безответственной толпой, утратившей авторитеты преданий и вождей; Германия эпохи гитлеризма — толпо-”элитарное” общество, с недемократическим преданием и вождем; Германия после гитлеризма — два толпо-”элитарных” общества, хотя и основанных на авторитете двух якобы различных по классовой сущности преданий; объединенная Германия наших дней — толпо-”элитарное” общество, перспективы развития которого переработкой в нём преданий, унаследованных от западной и восточной Германий в их государственном объединении, искусственно ускоренном извне.

То есть социальная система Германии на протяжении всего ХХ века — толпо-”элитарная”, в которой на протяжении всего времени стрижет и по своему усмотрению употребляет в дело “баранов” из толпы, временами откручивая головы оппозиционным авторитетам и некоторой части следующих за ними “баранов”.

И в бытии толпо-”элитаризма” в Германии приход Гитлера к власти, хотя и сопровождался шумовыми и зрелищными эффектами при смене государственного строя сравнительно честным путем (после реального успеха на выборах в Рейхстаг Гитлер стал канцлером не в результате демократических процедур, а в результате успешно проведенной закулисной интриги), но всё же это — мелкий эпизод, не изменивший в обществе Германии; и не изменивший .

Чего в толпо-”элитарном” обществе всегда не хватало и не хватает, так это Любви. Любовь — это не случка в гетеросексуальном или гомосексуальном смысле, и не эмоциональная зависимость по поводу обладания ; и не зависимость по поводу самоотдачи себя другому человеку или множеству людей в собственное их обладание; и не бессмысленная взаимная эмоциональная накачка по принципу «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Хотя в современном нам обществе за большинством слов о “любви” реально стоят отождествляемые с Любовью страсти (эмоциональная накачка), обусловленные здоровыми или извращенными инстинктами и программами бездумного поведения человека, почерпнутыми им из культуры, и которые порождают его эмоциональную зависимость от характера отношений с “предметом любви”.

Любовь отличается от страстей тем, что не порабощает: “раба” Любви, невольник Любви — это чушь; если есть невольник, то в нём нет Любви; если есть Любовь, то нет невольников ни в каком из видов неволи. Любовь проистекает от человека как свободный и щедрый дар, , в том числе и людей. Любовь, как жизненное явление, сущностно отличается от одержимости поведения страстями и эмоциональной подневольности человека “предмету любви”.

Любовь от страстей отличается прежде всего тем, что Любовь ни при каких обстоятельствах не эксплуатирует Божеское попущение в отношении окружающих [26], но стремится вывести их из области действия возможного в отношении них попущения.

Любовь это — объективная способность человека, качество его бытия, формально логически неописуемое, механически не воспроизводимое и не тиражируемое программно-алгоритимически (т.е. изложением “приемов”, как и что делать, чтобы на выходе процесса получилась Любовь).

Тем не менее, для указания на то, о чем идет речь, необходимо сделать продолжительное отступление от обсуждения деятельности Гитлера и гитлеризма. И пусть каждый читающий вынесет из этого отступления то, что способен прочувствовать, понять и освоить. Процитируем фрагмент из древнего апокрифа “ в изложении ученика Иоанна” (Евангелие Мира Иисуса Христа от ученика Иоанна; Евангелие от ессеев):

«Истинные братья ваши — те, кто выполняет Волю Отца Небесного и Матери-Земли, а не братья по крови. Поистине говорю я [27] вам: Ваши истинные братья по Воле Отца Небесного и Матери Земли полюбят вас в тысячу крат больше, чем братья по крови. Ибо со времен Каина и Авеля, с тех пор как братья по крови нарушили Волю Бога, нет больше истинного братства по крови. И братья относятся к братьям своим, как к чужим людям. Поэтому говорю я вам: Любите истинных братьев своих, Волею Божией в тысячу крат более чем братьев своих по крови.

Ибо ваш Отец Небесный есть Любовь!

Ибо ваша Мать Земля есть Любовь!

Ибо сын человеческий есть Любовь!

И благодаря Любви Небесный Отец, Мать-Земля и сын человеческий едины. Ибо дух сына человеческого происходит от Духа Отца Небесного и Тела Матери-Земли. Потому будьте совершенны, как Дух Отца Небесного и Тело Матери-Земли.

Любите Отца вашего Небесного, как Он любит ваш дух.

Любите также вашу Мать-Землю, как Она любит ваше тело.

Любите братьев ваших истинных, как ваш Отец Небесный и Мать-Земля любят их. И тогда ваш Отец Небесный даст вам свой Святой Дух, а ваша Мать-Земля — свое Святое Тело. И тогда сыновья человеческие, как истинные братья, будут любить друг друга такой Любовью, которую дарят им их Отец Небесный и Мать Земля: и тогда станут они друг для друга истинными утешителями. И тогда только исчезнут с Лица Земли все беды и вся печаль, и воцарится на ней Любовь и Радость. И станет тогда Земля подобна Небесам и придет Царствие Божие. И сын человеческий придет во всей Славе своей, чтобы овладеть своим наследством — Царствием Божиим. Ибо сыны человеческие живут в Отце Небесном и Матери-Земле, и Небесный Отец и Мать-Земля живут в них.

И тогда вместе с Царством Божиим придет конец временам. Ибо Любовь Отца Небесного дает всем вечную жизнь в Царстве Божием. Ибо Любовь — вечна. Любовь сильнее смерти.

[28] И хотя я говорю на языке людей и ангелов, если нет Любви у меня — подобен я издающему звуки колокольному металлу или гремящим цимбалам. И хотя предсказываю я будущее и знаю все секреты и всю мудрость и имею сильную веру, подобную буре, двигающей горы, если нет Любви у меня, я — ничто.

И даже, если я раздам все богатство мое бедным, чтобы накормить их, и отдам огонь, который получил от Отца Моего, если нет Любви у меня, не будет мне ни блага, ни мудрости.

Любовь терпелива, Любовь нежна, Любовь не завистлива. Она не делает зла, не радуется несправедливости, а находит радость свою в справедливости.

Любовь объясняет все, верит всему, Любовь надеется всегда, Любовь переносит все, никогда не уставая: что же касается языков, — они исчезнут, что касается знания, — оно пройдет.

И сейчас располагаем частицами заблуждения и истины, но придет полнота совершенства, и все частное — сотрется.

Когда ребенок был ребенком, разговаривал, как ребенок, но достигнув зрелости, расстается он с детскими взглядами своими.

Так вот, сейчас мы видим все через темное стекло и с помощью сомнительных истин. Знания наши сегодня отрывочны, но когда предстанем перед Ликом Божиим, мы не будем знать более частично, но познаем все, познав Его учение. И сейчас существует Вера, Надежда, Любовь, но самая великая из трех — Любовь.

А сейчас благодаря присутствию Духа Святого нашего Небесного Отца, говорю я с вами языком Жизни Бога Живого. И нет еще среди вас никого, кто смог бы понять все, что я вам говорю. А те, кто объясняет вам писания, говорят с вами мертвым языком людей, ищущих через людей их больные и смертные тела.

Поэтому все люди смогут понять их, ибо все люди больны, и все находятся в смерти. Никто не видит Света Жизни. Слепые ведут за собой слепых по черным стопам греха, болезни и смерти, и в конце концов, все попадают в смертную бездну.

Я послан Отцом, чтобы зажечь перед вами Свет Жизни. Свет загорается сам и рассеивает сумерки, в то время, как сумерки знают лишь себя и не знают Света. Я должен многое сказать вам, но вы не сможете понять этого, ибо глаза ваши ослаблены сумерками, и полный Свет Отца Небесного ослепил бы вас. Поэтому не можете вы понять всего, что я говорю вам об Отце Небесном, который послал меня к вам.»

Лука, 16:16 приводит слова Христа, недвусмысленно указующие средства, которыми общество может выйти из толпо-”элитарных” отношений, устраняющих из жизни Любовь: «Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него.» Коран, 13:12 поясняет: «Бог не меняет того „что происходит“ с людьми, покуда люди сами не изменят того, что есть в них [29]

То есть усилия человек, если он конечно хочет изменить обстоятельства, в которых живет, должен прилагать сам, своею свободной волей, целенаправленно и по совести непреклонно, прежде всего изменяя себя, а за этим уже последует помощь Свыше.

Каждому человеку Бог сам дает доказательство Своего бытия: В соответствии со смыслом молитв изменяются жизненные обстоятельства вокруг человека, если человек сам отвечает Богу делами своей жизни, когда Бог обращается к нему через его совесть, а также и опосредованно через других людей и культуру общества. При этом полностью прекращается поток непредвиденных неприятностей, хотя разного рода трудности в жизни и остаются, но человек оказывается готовым к их преодолению.

Сказанное в предыдущем абзаце также справедливо и по отношению к общественным группам: от семьи до человечества в целом.

Гитлер же не предлагал “массам” прилагать усилия каждому человеку к себе лично: не вообще — в неопределенном будущем, а непосредственно сейчас, чтобы осознанно и целенаправленно изменить нравственность уже взрослых поколений, что принципиально отличает его методы и приемы от рекомендованных Свыше через Христа, Мухаммада и других.

Христос, и Мухаммад начинали с того, что ополчились против извращенных религий (неотъемлемой частью которых в те времена были идеологии), которым следовали их современники-соотечественники. Ю.Мухин приводит, как пример политического искусства Гитлера его высказывание по вопросу об отношении к религии [30] совершенно противоположного смысла: «Политику приходится прежде всего думать не о том, что данная религия имеет тот или другой недостаток, а о том, есть ли чем заменить эту, хотя и не вполне совершенную религию. И пока у нас нет лучшей замены, только дурак и преступник станет разрушать старую веру.»

Но при таком подходе к религиям, невозможно обществу войти в истинную веру: невозможно просто потому, что ритуальная инерция пролагает себе дорогу в Истории по принципу: «Дураку всё не впрок: Научи дурака Богу молиться — он и лоб пробьет [31] Когда дурак пробьет себе лоб и в результате этого скончается, вводить его в лучшую религию будет уже поздно…

Это касается, как отдельно взятого человека, так и обществ в целом. Пример тому — Византия, упорствовавшая в догматике никейских церквей, после того как её император признал Мухаммада пророком, но остался при мнении аналогичном гитлеровскому, и поддержал в своей государственной политике церковную иерархию, не отрешившуюся от никейской догматики и библейской социологии, которые многократно обличены в Коране как ложь. Крушение Византии — своеобразное знамение верности коранических объяснений уклонения никейских церквей от истинной религии Бога единого.

Также, как в прошлом для вождей Византии, и для Гитлера религия — не сокровенная связь каждого человека со Всевышним, общим всем людям Богом, которую недопустимо извращать внедрением лжи в вероучение, а — средство управления обществом через вероучение со стороны политиков. Соответственно, интересы “текущего момента”, якобы важнее, чем деятельность, уже в текущем моменте, по устранению лжи вероучений, извращающей религию, которая ведет к изменению господствующей и оппозиционной нравственности в обществе и, как следствие, к изменению его жизненных обстоятельств.

В итоге такая политика утрачивает способность к стратегически целесообразной направленности деятельности и выливается в текущую суету судорожных реакций на “текущий момент”. Именно в такой суете судорожных реакций на неподконтрольные ей обстоятельства и погибла гитлеровская Германия точно также, как за 30 лет до того погибли Германия Гогенцоллернов и Россия Романовых. С этого же пути исторически бесперспективного суетизма не желают свернуть и нынешние российские демократизаторы.

Гитлер, в отличие от основоположников религий, потакал толпе, виртуозно играя на её нравственной порочности и мировоззренческой извращенности, на высоких и низменных желаниях, подыгрывал её чувствам и вожделениям; сначала с целью прихода к власти, а потом с целью употребления толпы в целях, ему предопределенных его хозяевами; полемику же он вел на глазах толпы только против авторитетов, придерживающихся иных вариаций толпо-”элитарной” концепции общественных отношений. Нравственность же новых поколений после прихода к власти гитлеровской партии формировалась всей системой государства, от детских садов до вузов, в германском расовом ”элитарном” духе.

В 1937 г. Бальдур фон Ширах руководству Гитлерюгенда объяснил задачи по воспитанию будущих поколений следующим образом: «Мы должны будем перейти к такой системе воспитания, которая бы сделала нашу молодежь способной осуществлять господство над миром. Ибо для нашего народа мы не признаем никаких ограничений [32] в развитии этой идеи. Нельзя говорить, что мы удовлетворимся тем, что хорошо устроимся на нашем пространстве. Нельзя сказать нашему народу: надо чем-то ограничиться. Если мы теперь это говорим, то только из политических соображений. Наша цель руководство миром.» — цит. по кн. Д.Мельников, Н.Черная, “Преступник номер одни. Нацистский режим и его фюрер”, с. 255 (Москва, “Новости”, 1991 г.).

Соответственно, нравственность всех прочих — «расово низших» — предполагалось воспитывать в холопском духе всею мощью того же .

Короче говоря, идеал общественной жизни и концепция его осуществления, сформированные Гитлером, не предполагали выхода из толпо-”элитаризма”, а предполагали его ужесточение и экспансию в глобальных масштабах. Он строил систему глубокого зомбирования психики людей от рождения и создавал предпосылки для глобальной экспансии этой противоестественной культуры. И если говорить по существу, то он не гений организации “масс” — а виртуоз употребления масс. Это Сталин гений организации “масс”, поскольку непреклонно деятельно стремился вывести толпу из толпо-”элитаризма” в человечность. Это ясно видно, если читать не бредни Волкогонова или Троцкого и их последователей о Сталине и его деятельности, а произведения самого Сталина; читать вдумчиво, соотнося сказанное в текстах с историческими обстоятельствами той эпохи и эпохи, последовавшей за устранением Сталина.

Однако и Гитлер, не ничтожество, но персона (а не свободная творческая человеческая личность: нет творчества без Любви), далеко из ряда вон выходящая, и потому необходимо изучить и его наследие, чтобы не тиражировать в обществе, в новых поколениях аналогичное дерьмо, внедряя его из собственных душ в коллективное бессознательное и сознательное, заражая им будущие поколения. Гитлер — не гений организации “масс”, а виртуоз употребления “масс” в деле, принявший к исполнению предложенную ему .

В.Пруссаков в кн. “Оккультный мессия и его рейх” (Москва, “Молодая гвардия”, “Шакур-2”), с. 24 приводит выдержку из письма 1923 г. [33] Дитриха Эккарта, написанного им за несколько дней до смерти одному из своих друзей: «Следуйте за Гитлером! Он будет танцевать, но это я, кто нашел для него музыку. Мы снабдили его средствами связи с Ними [34]. Не скорбите по мне: я повлиял на историю больше, чем любой другой немец».

Всякое множество людей (толпа и народ в том числе) несет в себе коллективное сознательное и бессознательное и управляется им. По существу несет в себе информационные модули определенного смысла, распределенные своими различными фрагментами по иерархически организованной психике каждого из множества разных людей, а эти модули предопределяют процесс самоуправления человеческого множества, поскольку людям во множестве свойственна общность, во-первых, культуры, а во-вторых, по характеристикам их биополей. То есть информационный обмен, являющийся существом процессов управления и самоуправления, в обществе носит как минимум двухуровневый характер: биополевой [35] и через средства культуры (виды искусств, средства массовой информации, науку и образование).

Коллективное сознательное и бессознательное в таком его понимании, как объективного информационного процесса, поддается целенаправленному сканированию и анализу, поскольку обрывки информационных модулей так или иначе находят свое выражение в произведениях культуры разного рода: от газетно-туалетной публицистики, до фундаментальных научных монографий, понятных только самим их авторам и нескольким их коллегам. После анализа состояния коллективного сознательного и бессознательного, на него возможно оказать воздействие в избранном направлении его изменения, преследуя определенные цели, если сгрузить в него объективно соответствующую, во-первых, целям и, во-вторых, состоянию общества [36] информацию. Такое воздействие может быть произведено вопреки долговременным жизненным интересам большинства; вопреки тому, как большинство понимает и выражает свои жизненные интересы; но сделать это возможно, если люди не умеют, а главное и не желают, защитить свое коллективное поведение от порождаемого ими же коллективного сознательного и бессознательного.

Коллективное бессознательное и сознательное, если признавать объективность информации в Мироздании, — своего рода информационное домино. Каждая мысль, в большинстве её выражений имеет начало и конец. Перед нею может встать [37] иная мысль, которую первая объективно будет продолжать; но может найтись и мысль, продолжающая первую. И каждая из них может принадлежать разным людям. И есть некий “информационный магнетизм”, о природе которого мы в этой работе говорить не будем, но вследствие которого, как и в настольном домино, в информационном домино коллективного сознательного и бессознательного существуют возможные и невозможные соответствия завершений и начал мыслей. И как в домино, в этом сплетении мыслей и их обрывков, продолжение и то, что предшествует — неоднозначно. Но в отличие от настольного домино, где определенная по составу группа игроков плетет только одну информационную цепь, в коллективном сознательном и бессознательном плетется множество одновременно как из завершенных мыслей, так и из обрывочных, порождаемых разными людьми на уровне биополевой общности и на уровне средств культуры.

Какие-то информационные выкладки могут замкнуться концом на свое же начало, иллюстрацией чего является известное многим повествование: «У попа была собака. Он её любил. Она съела кусок мяса — он её убил, вырыл яму, закопал, крест поставил, написал: “У попа была собака и т.д.”» Если так построенное кольцо недоброй информационной выкладки коллективного сознательного и бессознательного устойчиво, то оно может работать в режиме нескончаемых кругов ада.

Всякое кольцо информационной выкладки может поддерживаться относительно немногочисленным подмножеством людей, и процессы в нем происходящие не способны увлечь остальное большинство, если в него нет открытых входов для завершений чужих мыслей и открытых окончаний ему свойственных, к которым могли бы пристроиться сторонние начала мыслей и завершения.

Именно по этой причине заглохли демократизаторские преобразования в России: узок круг демократизаторов; страшно далеки они от пахарей, рабочих и прочих работящих, которым нет до демократизаторов конкретного дела; и варятся демократизаторы в собственном соку и грызутся между собой… А навести информационные мосты, чтобы замкнуть на идею демократизации, коллективное сознательное и бессознательное, — не могут.

Узок и круг нацистов в России… И им — только на символике да на не переосмысленных идеях, некогда внедренных в чужое государство, разгромленное прошлыми поколениями россиян, не объединиться с пахарями, рабочими и прочими работящими. А если объединиться с работящими один раз и на многие поколения, то придется отказаться от нацизма.

Но может случиться и так, что какая-то информационная выкладка, поддерживаемая также весьма небольшим числом людей, содержит в себе множество завершений собственных, открытых для присоединения чужих начал, и ответных продолжений чужих завершенных мыслей и их обрывков (аналогом этого в настольном домино являются кости-дуплеты, лежащие поперек цепи костяшек). Такая информационная выкладка может замкнуть на себя каждодневную деятельность почти всего общества. И направленность общественного развития, свойственная такого рода выкладке информационных модулей в коллективном сознательном и бессознательном, определит дальнейшую жизнь общества. Вне этого процесса останутся разве что те, кто поддерживает кольцевые информационные кандалы для самих себя [39], в которые нет открытых входов, и из которых нет открытых выходов для завершений и начал мыслей остального большинства людей.

Может случиться так, что в какой-то информационной выкладке есть разрыв и не достает всего лишь одного доброго слова, чтобы она стала благоносной программой управления общественным развитием со стороны коллективного бессознательного или сознательного.

Но может случиться и так, что одного неосторожного обрывка мысли достаточно, чтобы в коллективном бессознательном и сознательном заполнить разрыв в какой-то информационной выкладке, и тем самым дать старт действию какой-то программы общественного самоуправления, которая способна уничтожить плоды многих тысячелетий развития культуры.

И точно также, почти всякую программу можно заблокировать и увести в сторону, если в её информационную выкладку в коллективном сознательном и бессознательном вклиниться с чуждым ей информационным модулем, однако, имеющим подходящие начало и завершение; или оставить в ней разрывы, не позволяющие ей обрести целостность.

Поэтому, памятуя об информационном домино коллективного сознательного и бессознательного, о его управляющем воздействии на течение событий, человеку должно быть аккуратным даже в собственных обрывках сонных мыслей, а не то что в мысленных монологах перед своим «Я» или в громогласной работе на публику в компании друзей или в средствах массовой информации.

Если не ходить вокруг да около, то духовная культура общества — это культура формирования информационных выкладок в коллективном сознательном и бессознательном. Какова культура — такова и жизнь общества. Нынешнее состояние России и история её последних нескольких столетий при таком взгляде говорит о крайне извращенной и загрязненной духовной культуре. Это относится и к другим модификациям толпо-”элитарной” культуры в ближнем и дальнем зарубежье, хотя там иная проблематика. Кто не согласен с этим утверждением о реальной [40] духовности России, пусть опровергнет слова апостола Павла: «И духи пророческие послушны пророкам, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых.» Реальное состояние страны не отрицает хранимых ею высоких идеалов нравственности и зерен истинной духовности под грудой мусора и извращений, но является выражением распущенности, беззаботности и безответственности подавляющего большинства россиян при свойственных культуре известных высоких идеалах и притязаниях осуществить их в жизни.

Коллективное сознательное и бессознательное иерархически организовано: от семьи и группы сотрудников на работе до наций и человечества в целом. Однако эта иерархическая организованность имеет место в системе объемлющих взаимных вложений, каждомоментно меняющих свою структуру.

Это подобно матрешке, но отличие от реальной матрешки в том что, если в коллективном сознательном и бессознательном вскрыть самую маленькую “матрешку”, то в ней может оказаться любая из её объемлющих больших со всеми другими, поскольку человек — часть Мироздания, отражающая в себя всю Объективную Реальность в её полноте и целостности.

Возможно, что кто-то, после прочтения работ классиков западного психоанализа конца XIX — первой половины ХХ века, задастся вопросом, а следует ли отходить от их воззрений на коллективное и индивидуальное сознательное и бессознательное, как на разгул стихии эмоций и инстинктов в поведении отдельных людей и их множеств?

При ответе на этот вопрос следует иметь в виду, что отказ от понятийного и терминологического аппарата, свойственного традиционным школам психологии, совершен не вследствие воинствующего невежества, встревающего со своим мнением в дискуссию профессионалов.

Во-первых, “эмоциональные оценки” — по их существу примитивизированные отражения на уровень сознания больших по объему информационных модулей [41], свойственных иным, информационно более мощным уровням психики, которые просто не вмещаются в сознание как целостность в темпе течения событий, но которые, тем не менее, несут определенный смысл и предопределяют направленность поведения на их основе. Поскольку инстинкты и эмоции в конечном итоге это — определенная информация, лежащая в основе поведения человека и множеств людей, то сохранение эмоционально-инстинктивной терминологии при обсуждении коллективного сознательного и бессознательного это — молчаливое уклонение от вопроса о смысле управленческой информации, на основе которой оно воздействует на общество.

Во-вторых, классические школы психологии и психоанализа, рассматривающие общественные процессы исходя из вопроса о воздействии на их течение коллективного сознательного и бессознательного, сформировались до того, как в жизни глобальной цивилизации произошло одно важное качественное изменение. Оно прошло вне их внимания и, как следствие, осталось вне понимания, поэтому попытка понять и предвидеть общественные процессы в современности на основе взглядов классиков психологии и психоанализа, выраженных в конце XIX — первой половине ХХ века — предопределенно обречена на ошибочные выводы.

Дело в том, что поведенческие реакции любой системы на воздействие внешней среды строятся на основе информационного обеспечения, свойственного каждой из них. Это положение справедливо и по отношению к живым организмам. В животном мире информационное обеспечение поведения наука называет, во-первых, инстинктами и безусловными рефлексами, которые предопределены генетически для каждого из видов; и, во-вторых, условными рефлексами, в которых отражен персональный опыт живого организма по адаптации к среде обитания, и который не наследуется генетически при смене поколений.

Чем выше организованность биологического вида, тем больше доля и абсолютный объем генетически не наследуемой информации в составе информационного обеспечения поведения его особей.

У наиболее высокоорганизованных видов генетически передаваемая программа развития его особей предопределяет “детство”. В течение “детства” родители и/или старшие поколения в целом формируют в подрастающем поколении генетически не передаваемые условные рефлексы, отражающие опыт старших, прежде всего , поколений.

Человек Разумный, как биологический вид, при таком взгляде отличается от животного мира прежде всего тем, что благодаря устной речи, изобразительному искусству, письменности и т.п. — каждому входящему в жизнь поколению доступен для не только опыт и жизненные навыки живущих взрослых поколений, но в той или иной степени доступны и зафиксированные культурой [42] опыт и жизненные навыки поколений.

В таком видении информационное состояние общества можно определить: на уровне биосферной обусловленности — генетически воспринятая от прошлых поколений информация всех в нем живущих; на уровне социальной обусловленности — генетически не передаваемая информация, хранимая памятью живущих, а также зафиксированная на порожденных обществом материальных носителях [43] информации, т.е. в памятниках культуры, находящихся в употреблении [44] хотя бы у одного из людей.

В настоящем контексте, культура — вся генетически ненаследуемая информация, хранимая обществом и передаваемая от поколения к поколению на основе социальной организации (общественного уклада жизни). Информационное состояние общества — это состояние информационного обеспечения его поведения, обусловленное биологически и социально (культура). При этом генетически обусловлен потенциал освоения культурного наследия предков и его дальнейшего преобразования каждым новым поколением, хотя сами культурные достижения генетически и не передаются.

Жизнь общества — это процесс обновления его информационного состояния, протекающий и на уровне физиологии обмена веществ в процессе зачатий детей, и на уровне преобразований культуры общества (овеществленной и ). В обществе на уровне биосферной обусловленности при смене поколений в генеалогических линиях обновляются комбинации генокодов, т.е. генотипы множества живущих особей вида Человек Разумный. На уровне социальной обусловленности идет процесс обновления прикладного теоретического знания и навыков, вследствие которого новые технологии и технические решения вытесняют прежние решения того же самого назначения и в целом расширяется множество технологий и технических решений.

Можно говорить о скорости течения как на уровне биосферной обусловленности, так и на уровне социальной обусловленности.

В качестве меры скорости на уровне биосферной обусловленности можно взять среднестатистический возраст родителей при рождении у них первого ребенка; либо продолжительность активной, т.е. трудовой жизни; либо время, в течение которого происходит 50%-ное (или иное статистически стандартное) обновление популяции и т.п. Но все эти величины взаимно связаны статистически и границы их изменения биологически предопределены нормальной генетикой вида.

На уровне социальной обусловленности в качестве меры скорости процесса можно избрать время изменения каких-либо параметров культуры, например, культурологи часто вспоминают продолжительность времени, в течение которого происходит удвоение объема научно-технической информации. Но поскольку информационная емкость общества ограничена, а цивилизация основана на производстве, то более показательно избрать время “морального” старения и смерти техники и технологий и статистику, построенную на множестве социально значимых технологий и технических решений, определяющих культуру производства.

Однако вопрос о скорости течения процессов в жизни общества связан с вопросом о выборе , вне зависимости от того осознается этот факт или нет. В принципе, любой процесс, поддающийся периодизации, может быть избран в качестве эталона-измерителя времени. По отношению к человечеству таким образом можно ввести понятия времени. Соответственно, историческое время возможно измерять в единицах астрономически обусловленного времени, как это принято в наши дни (хотя календари вводятся по умолчанию); возможно — в продолжительности царствований, как это показано в Библии, и что до сих пор сохранилось в Японии, т.е. на основе биологической обусловленности; возможно и на основе социально обусловленного (культурологического) эталона.

В любом случае астрономический эталон, биологический эталон и социальный (культурологический) эталон времени могут быть соотнесены друг с другом. Можно проследить, как изменялось соотношение частот процессов-эталонов биологического и социального времени в историческом развитии Западной и глобальной цивилизации по отношению к общему для них обоих эталону астрономического времени.

В каждой генеалогической линии, среднестатистически, у родителей раз в 15 — 25 лет [45] появляется первый ребенок. Продолжительность активной жизни имеет примерно такое же значение. Соответственно частота эталона биологического времени может быть принята f= 1/(25 лет). Она характеризует скорость обновления информации в генофонде популяции и мало менялась на протяжении всей истории.

В жизни технократической цивилизации доминирует непрерывный процесс вытеснения устаревших технологий и технических решений новейшими, но . Поэтому можно подсчитать среднестатистический период обновления всего технологического социально значимого знания — Т в каждую историческую эпоху. В качестве эталона частоты социального времени можно взять частоту f = 1/Т. Она характеризует скорость обновления социально значимой информации, не передаваемой генетически через физиологию, но передаваемой через культуру, несомую общественным устройством (социальной организацией), от поколения к поколению. Эта частота f на протяжении истории непрерывно возрастала: во времена фараонов и Екклезиаста, Иисуса и первых веков нашей эры, когда библейская концепция управления формировалась и обретала глобальную значимость, она составляла величину порядка 1/(сотни лет); в настоящее время эталонная частота социального времени составляет 1/(10 лет) — 1/(5 лет), в зависимости от того, на каких отраслевых знаниях она основана.

Иными словами, во времена, когда было оглашено Второзаконие, социально значимое множество технологий и технических решений не обновлялось веками, а через технологически неизменный мир проходили многие поколения. В наши дни социально значимое множество технологий и технических решений обновляется быстрее, чем раз в десять — пятнадцать лет, и техносфера, окружающая человека, успела измениться несколько раз на протяжении активной жизни одного поколения. То есть изменилось соотношение эталонных частот биологического и социального времени: было f «f; стало f» f.

Это изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени, предощущалось некоторыми поэтами, учеными, мистиками в конце XIX века — первой половине ХХ, но оно стало ярко выраженным, открытым для всеобщего восприятия и осмысления, только к концу второй половины ХХ века, когда за время жизни одного поколения многократно успели и успевают обновиться необходимые для деятельности знания и практические навыки [46].

И все теоретические схемы, описывающие тематику взаимоотношений общества с его же коллективным сознательным и бессознательным, построенные до этого изменения соотношения эталонных частот, после него утрачивают работоспособность, даже если таковой в прошлом и обладали. Происходит это потому, что при новом соотношении эталонных частот биологического и социального эталонов времени мотивация поведения, логика социального поведения, свойственные прежнему соотношению эталонных частот ведут к саморазрушению прежнего устройства жизни общества, прежних типов социальной организации цивилизации.

При библейском соотношении частот эталонов биологического и социального времени, статистически преобладало следующее: какое знание человек обретал к 25 годам, с тем знанием он и умирал. Обретение нового прикладного знания в течение всей активной жизни, было уделом меньшинства общества, а не большинства. Но социальная организация строилась на статистике незаменимости и взаимозаменяемости носителей конкретных прикладных знаний и навыков, по какой причине носители редких социально значимых знаний имели возможность взимать монопольно высокие цены за продукт своей деятельности в общественном объединении труда. Обретение же прикладного знания, доселе неизвестного в обществе, давало его первооткрывателю и первым носителям и/или их потомкам возможность подняться вверх по ступеням социальной пирамиды толпо-“элитаризма” и устойчиво занимать это положение в течение своей жизни, а роду давало возможность поддерживать некогда завоеванный предком социальный статус при смене поколений. Это было возможно, хотя бы при эмиграции в другую страну, если в родной стране хозяева толпо-“элитарной” пирамиды не могли найти для него свободной кормушки или брезговали общением со вчерашним “низкородным”. Так до конца XIX века социальная пирамида строилась на основе регуляции доступа к образованию тех или иных социальных групп, и один раз вызубрив всё в университете этими знаниями и навыками можно было жить всю жизнь.

Но будучи лишенным доступа к системе образования (обучения), большинство не могло своим умом воспроизвести все знания, накопленные прошлыми поколениями и необходимые для вхождения в “элитарные” сферы общественной деятельности. Поговорка «из грязи в князи» имеет в виду не сословную спесь и ответное раболепство, а профессиональную аспект: с должностными обязанностями князя, не обученный с детства человек “из грязи” справиться общественно приемлемым образом в большинстве случаев просто не мог, вследствие чего вынужден был пребывать “в грязи” всю жизнь.

При библейском соотношении эталонных частот биологического и социального времени, поскольку культура не обновлялась значительно на протяжении жизни одного поколения, то между человечеством и остальными видами биосферы планеты не было принципиальной разницы в том смысле, что информационное состояние общества изменялось в общем-то со скоростью смены поколений, точно также как и информационное состояние популяции в животном мире меняется со скоростью смены поколений. И в этом смысле история только начинается с изменением соотношения эталонных частот биологического и социального времени.

Библейскому соотношению эталонных частот биологического и социального времени соответствовало и господство кодирующей психику педагогики, целью которой было не раскрыть творческие способности человека, не обучить человека воспринимать и осмыслять мир самостоятельно, памятуя о достоянии культуры прошлого, а вбить в его психику достижения прошлого, признанные каноническими. Короче говоря, школа зубрежки доминировала над школой творчества, а социальная “элита” вследствие её преимущественного доступа к системе образования в наибольшей степени пострадала от антиинтеллектуальной кодирующей педагогики по сравнению с другими социальными группами.

Но при нынешнем соотношении эталонных частот биологического и социального времени, один раз в жизни вызубрив специальность в вузе, уже невозможно в течение всей жизни паразитировать на обретенном некогда своим трудом знании, произведенном однако трудом предков, поскольку знание устаревает быстрее, чем в течение 10 — 15 лет.

Чтобы в таких условиях всю жизнь учить общество на основе принципов кодирующей педагогики, необходимо второе параллельное общество людей, состоящее из одних только учителей и наставников, которые некоторым способом должны узнавать всё своевременно для того, чтобы кодировать других. Поскольку существование дублирующего общества невозможно, то каждый должен уметь быть учителем и наставником для самого себя и подрастающих поколений. А самообразование на основе всеобщего базового образования — единственная возможность поддерживать общественно приемлемую квалификацию в новых исторических условиях; целью же всеобщего базового образования должно быть развитие творческих способностей к самообразованию, а не пичкание сведениями из разных областей знания, многие из которых просто неверны, а другие устареют к моменту завершения образования, как это имеет место сейчас в школе кодирующей педагогики. Специализированные профессиональные школы выше уровня всеобщего базового образования должны в новых исторических условиях быть опорой для самообразования, а не как ныне — катапультой, забрасывающей зубрил-придурков на вершины научных достижений предков.

Школа зубрежки таким образом изжила себя, но её жертвы всё еще живут и действуют несообразно обстоятельствам и усугубляют их, поскольку прежние знания и навыки устаревают, а обрести новые самостоятельно в процессе работы они не умеют. В этих условиях преимуществом обладают те, кто способен самостоятельно воспринимать мир таким, каков он есть, осмыслять происходящее и решать возникающие проблемы на основе собственных интеллектуальных усилий и координации усилий других, но не те кто знает много готовых рецептов решения проблем, как это было в прошлом.

Поскольку в основе социальной иерархии непосредственно или косвенно лежала градация общества по квалификации и специализации в общественном объединении труда, то при нынешнем соотношении эталонных частот биологического и социального времени внутрисоциальная иерархия личностей, умышленно или бездумно отождествляющих свое человеческое достоинство с квалификацией и специальностью, становится невозможной, поскольку обесценивание прежних прикладных навыков и знаний сбрасывает людей с занимаемых ими ступеней внутрисоциальной иерархии личностных отношений. На высшие ступени поднимаются те, кто в прошлом был на низших, но обрел квалификацию и специализацию, отвечающую общественным потребностям и позволяющую взимать за свой труд более высокую цену. Этот процесс идет во многом непредсказуемо, и как следствие неуправляемо со стороны властных структур общества. И потому вся традиционная система образования и профессиональной подготовки и переподготовки, основанная на принципах кодирующей педагогики, не может помочь поддержанию прежнего иерархически-личностного устройства общества.

, которое названо здесь: изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени — собственная характеристика глобальной социальной системы, от которой никуда не деться. Это информационный процесс, протекающий в иерархически организованной системе. Из теории колебаний, теории управления известно, что, если в иерархически организованной многоуровневой системе происходит изменение соотношения частотных характеристик процессов, протекающих на каждом из её уровней, то система переходит в иной режим своего поведения.

Это общее свойство иерархически организованных систем, к классу которых принадлежит и человеческое общество в целом, и иерархически организованная психика каждого из людей. Оно по отношению к жизни общества предопределяет качественные изменения в психологии множества людей, в нравственно-этической обоснованности и целеустремленности их деятельности, в избрании ими средств достижения целей; предопределяет качественные изменения того, что можно назвать логикой социального поведения: это — массовая статистика психологии личностей, выражающаяся в реальных фактах жизни.

Мы живем в исторический период, когда изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени уже произошло, но становление новой логики социального поведения в качестве статистически преобладающей еще не завершилось. В этих условиях общественное управление по концепции, построенной на основе прежней логики социального поведения теряет устойчивость, т.е. внутрисоциальная власть саморазрушается и порождает при этом многие беды и угрозы жизни.

Формирование логики социального поведения, отвечающей новому соотношению эталонных частот, протекает в наше время и каждый из нас в нем участвует и сознательно целеустремленно, и бессознательно на основе усвоенных в прошлом автоматизмов поведения (привычек). Но каждый по своему произволу, обусловленному его нравственностью, имеет возможность осознанно, отвечая за последствия, избрать для себя тот или иной стиль жизни.

Те, кто следует прежней логике социального поведения: вверх по ступеням реально разрушающейся внутрисоциальной пирамиды или удержать завоеванные высоты, всё более часто будут сталкиваться с разочарованием, поскольку на момент достижения цели, или освоения средств к её достижению, общественная значимость цели исчезнет, или изменятся личные оценки её значимости. Это предопределяет селекцию целей по их устойчивости во времени, и наивысшей значимостью станут обладать “вечные ценности”, освоение которых сохраняет свою значимость вне зависимости от изменения спектра профессий, техносферы и достижений науки.

Соответственно: Быть человеком в ладу с Богом и биосферой, предопределено становится при новом соотношении эталонных частот биологического и социального времени — непреходящей и самодостаточной целью для каждого здравого нравственно и интеллектуально, и этой цели будет переподчинена вся социальная организация жизни и власти, что выразит себя в иной концепции устройства общественной жизни людей в биосфере Земли.

Все элементы : те, кто останется рабом потока житейской суеты, кто не способен своевременно отреагировать на изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени, обречены на отторжение биосферой Земли, переходящей в иной режим своего бытия под воздействием человеческой деятельности последних нескольких тысячелетий. И от биосферы Земли не защитит ни герметичный бункер с протезом Среды обитания, ни медицина…

Тем не менее, все прикладные психологические тесты, построенные на основе воззрений классических психологических школ, не учитывают этого объективного изменения частотных характеристик информационных процессов в современной цивилизации, которое произошло во второй половине ХХ века, и в результате чего общество обрело новые свойства. Соответственно, такие психологические тесты оказываются нечувствительными ко многим опасным психологическим явлениям, но на их основе выдаются ошибочные рекомендации, прежде всего в области подбора и расстановки кадров.

За примерами далеко ходить не надо. Во всем мире в последние годы резко выросла статистика конфликтов в коллективах, обслуживающих атомные электростанции. Это в общем-то известно в кругах специалистов, но не оглашается, якобы потому, что способствует нагнетанию страхов [47] в обществе. Между тем, во всем мире прежде, чем допустить человека для работы в рабочей смене АЭС, проводятся исследования на предмет не только выяснения “психической нормальности” [48] кандидата, но и на предмет создания из “психически нормальных” кандидатов коллектива с хорошей психологической совместимостью.

Тем не менее статистика конфликтности в коллективах АЭС растет повсеместно, вне зависимости от стабильности материального достатка или отсутствия таковой, уверенности в завтрашнем дне, социальной защищенности и т.п. факторов. В этой статистике выражается конфликт нынешней цивилизации и биосферы планеты. Как знаменовал Чернобыль, грандиозная авария на АЭС (конечно, при общебиосферном уровне рассмотрения события) — одно из средств общебиосферной иммунной системы, способное погасить цивилизацию, паразитирующую на биосфере и не способную осознать тупиковость своего пути развития и изменить качество своей жизни.

Каждый человек, будучи частью биосферы, не способен защититься от воздействия биосферы на себя. Поэтому статистика конфликтности в коллективах АЭС растет, и будет расти впредь вопреки усилиям психологов, взращенных на основе воззрений классических школ психологии, забывших что эмоции — надводная часть айсберга некоего смысла, т.е. объективной информации. Можно позаботиться о совместимости надводных частей нескольких айсбергов, но если их попытаться соединить в единое целое, то под водой будет крошево, перемалывающее все несовпадающее, и система рассыплется прежде, чем будет создана.

Нечто подобное и происходит в коллективном сознательном и бессознательном. Только до изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени “айсберги” индивидуальной психики были практически неизменны в течение активной жизни поколения, а “айсберги” коллективной психики культур в подводной их части притирались друг к другу на протяжении многих поколений. И психологические школы к середине ХХ века научились выявлять психологическую совместимость или отсутствие таковой именно в этих информационных условиях. В современных же условиях, после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени, если в начальный момент времени психологическая совместимость коллектива и была обеспечена, то она разрушится за счет чрезвычайно быстрого изменения в коллективном и индивидуальном сознательном и бессознательном как общества в целом, так и конкретного коллектива.

Создавать, условно говоря, “динамическую психологию”, при помощи которой можно было бы группы людей к психологической совместимости, во-первых, значит идти по пути всеобщего глубокого зомбирования; а во-вторых, это еще более опасно, чем то, что имеет место сейчас, просто потому, что психологический срыв в коллективе, поддерживаемом системой “динамической психологии”, , будет носить характер срыва лавины (катастрофы), а не медленного роста проблем, как это имеет место сейчас. То есть каждый должен уметь быть психологом для себя, и по крайней мере, — для своих близких дома и на работе.

Это означает, что необходимо учиться самим и учить других сознательно и целесообразно воздействовать как на собственное индивидуальное бессознательное, так и на коллективное сознательное и бессознательное таким образом, чтобы самоуправление общества в целом и подгрупп (коллективов, в том числе) в его составе устойчиво протекало бесконфликтно; в том числе и безконфликтно по отношению к биосфере Земли, поскольку от очищающих факторов общебиосферного иммунитета не сможет защититься и внутренне бесконфликтная цивилизация-паразит на биосфере.

Сцена одарения родившейся принцессы Авроры феями в “Сказке о Спящей красавице” и в одноименном балете П.И.Чайковского — художественный образ, как разными людьми в информационном домино коллективного сознательного и бессознательного выстраивается информационная выкладка — программа дальнейшего течения общих им всем событий [49]. Должно понимать, что в общеизвестном балете показана не противоестественная вымышленная сказочная реальность, а скрытая вне внимательности многих сторона реальной, каждодневной жизни каждого. И человеку не должно по злому умыслу, в порыве страстей или по распущенности в словах и в мыслях принимать на себя роль старухи Карабос по отношению к кому-бы то ни было (в том числе и по отношению к самому себе), закрывая тому пути жизненного [50] развития.

Анализ коллективного сознательного, а также и бессознательного на высказанной — реальной объективной информационной основе — позволяет выявить тенденции в самоуправлении общества под воздействием его коллективного бессознательного и сознательного. Для этого вовсе не обязательно быть “экстрасенсом”, магом и т.п. “сверхчеловеком”: достаточно быть внимательным к прессе, телевидению, тематике книжно-издательской деятельности, и просеивать все их сообщения через тематическое сито, осмысляя всё и соотнося с общим ходом вещей.

«Провидение не алгебра. Ум ч„еловеческий“, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая — мощного мгновенного орудия Провидения [51]», — А.С.Пушкин. К этому остается добавить, что, хотя и невозможно ему предвидеть случая, но дано ему, уму человеческому, осмыслять множество всех случаев: всё то, что воспринимают чувства, и тем самым дано познавать, что в ладу с благим Божьим промыслом, а что в конфликте с ним. Соответственно, даже не будучи мистиком-“экстрасенсом”, проведя анализ так или иначе высказываемых в обществе мнений и выявив возможности дальнейшего течения событий, одни из возможностей реально — заблокировать, а другие — поддержать; разными методами: от управления страной посредством сплетен и анекдотов, теле— и радиовещания до публикации фундаментальных научных работ и пересмотра программ общего школьного и специального вузовского образования.

После этого отступления к проблематике коллективного бессознательного и сознательного, как несущих смысл объективных информационных процессов, а не стихии невнятных эмоций и инстинктов, существующих вне смысла, можно прокомментировать еще некоторые фрагменты статьи Ю.Мухина. “Дуэль”, № 16, “Безумный патриот Германии”, цитата: «Строго говоря, Гитлер не употребляет понятия коммунисты вообще, заменив его термином “марксисты”.»

По существу Гитлер в этом случае поступал правильно. Другое дело с какими целями? Марксизм в целом — антикоммунистическая доктрина-ловушка для тех, кто стремится к .

С проблематикой коллективного сознательного и бессознательного также связана еще одна управленчески значимая особенность функционирования информационных систем. Из теории управления известно, что в функционировании больших информационных систем проявляется взаимная дополнительность 1) принципов, реализующихся в них по провозглашению (это определено непосредственно так…), и 2) принципов, реализующихся в них же по умолчанию (это — само собой разумеется, и хотя определённо не провозглашено, но введено опосредованно и определено, через объективные причинно-следственные обусловленности существования системы в окружающей её среде).

При этом возможны системы, представляющие собой своего рода “троянского коня”: провозглашаемые при их построении принципы в реальном их функционировании подавляются принципами, объективно введенными в них же по умолчанию и не провозглашенными прямо: они “само собой разумеются”, но… по-разному создателями системы и ее потребителями.

В силу ограниченной информационной емкости носителей и ограниченной мощности средств передачи и обработки информации невозможно построить информационную систему, в которой бы не было информации, введенной в неё по разного рода умолчаниям. Заказчик любой системы должен это понимать и позаботиться о том, чтобы система умолчаний, принятая разработчиком не противоречила “само собой разумению” заказчика.

Человеческое общество в своем историческом развитии представляет собой также систему, информационным процессам в которой свойственна взаимная дополнительность информации по оглашению и информации по умолчанию. Причем взаимное соответствие информации по умолчанию и информации по оглашению в суперсистемах, к классу которых принадлежит общество, определено не однозначно, а множественно и описывается статистическими закономерностями.

Но распределение информационного обеспечения самоуправления общества по категориям “умолчания” и “оглашения” в человеческом обществе определяют взаимоотношения коллективного сознательного, в которое попадают все оглашения, и коллективного бессознательного, в которое попадают все умолчания, а многие оглашения проявляют себя не однозначно, попадая в те или иные информационные выкладки. Кроме того следует иметь в виду, что как в психике каждого человека существует внелингвистический уровень обработки информации в неких субъективных образах, так и в коллективном сознательном и бессознательном также существует внелингвистический уровень, также принадлежащий к умолчаниям и управляющий оглашениями.

В антикоммунизме марксизма — главная его тайна для толпы “коммунистов”, верующих марксистским вождям. Эта тайна сразу же обнажается, как только человек переходит от веры в марксистское предание к анализу его смысла в здравом уме и твердой памяти, рассматривая практические возможности организации общественной жизни и деятельности людей на основе следования марксистским воззрениям. Тут сразу всё марксистское дерьмо и выплывает наружу:

· Философия с основным вопросом: «что первично: материя или сознание?» — вредоносна. Общественно полезная философия должна иметь основным вопросом . Если основной вопрос в мировоззренческой системе поставлен как-то иначе и пропагандируется в обществе в качестве , то весь этот мусор препятствует предсказуемости последствий управленческих решений в обществе. Такое общество не способно к самоопределению целей своего развития, не способно к осуществлению избранных целей, не способно к анализу происходящего, что необходимо для коррекции управления. Вследствие этого оно утрачивает способность к самоуправлению и становится орудием в чужих руках.

· Политэкономия марксизма кроме того, что содержит явные ошибки [52], оперирует фикциями: “необходимое” и “прибавочное рабочее время”, “основной” и “прибавочный продукт” и т.п., которые не поддаются объективному выявлению и измерению в процессе общественного производства, распределения [53] и потребления.

По этой причине все политэкономические фикции не могут быть введены в практическую бухгалтерию, на которой строится управление производством и распределением на уровне микро— и макроэкономики, и на основе анализа которой настраивается система саморегуляции экономики общества в соответствии с целями управления ею. В коммунистическом идеале это — гарантированное удовлетворение жизненных потребностей всех, а не как в толпо-”элитарных” социальных системах — удовлетворение социальной “элиты” в ущерб большинству, на которое возлагается миссия удовлетворять возомнивших себя “элитой”. Соответственно марксистская политэкономия, несмотря на множество интересных фактов, сообщаемых её классиками, в научном смысле — вздор, а её преподавание в вузах и в школах — мракобесие, препятствующее управленческой деятельности общества в области экономики, как в условиях капитализма, так и в условиях социалистических преобразований и перехода к коммунизму.

· Таким образом, из трех источников, трех составных частей марксизма остается только учение о социализме и коммунизме, как идеале общественной жизни без эксплуатации человека человеком, понятном и приемлемом трудящемуся большинству. При отсутствии же общественно полезной и работоспособной философии и политэкономии учение о коммунизме в марксизме просто — ловушка для легковерных и лодырей, которым что бы ни делать, лишь бы не работать, с какой целью они и устремляются в аппарат партий и государства и творческие союзы, подчиненные марксистской доктрине.

В этом и есть сущность марксистского антикоммунизма, построенного как господство рабовладельческих умолчаний над коммунистическими оглашениями.

Но коммунизму свойственно провозглашение равенства человеческого достоинства всех людей без исключения, скрытно подавляемое одуряющим основным вопросом философии марксизма и его противоестественной политэкономией; а также антинациональным интернацизмом-космополитизмом марксисткой “элиты” — в историческом прошлом вождей коммунистических Интернационалов от первого до четвертого.

Интернационализм в марксизме понимается двояко: сталинцами — как равенство человеческого достоинства всех людей во многонациональном человеческом обществе, в котором каждая из национальных культур обладает значимостью для развития всего человечества; троцкистами — как искоренение всех национальных культур с заменой их неким протезом культуры — якобы классовой безнациональной масс-культурой однодневкой, “пролеткультом” для рабочего быдла, в сведенного в трудовые армии.

Последнее в СССР очень ярко выразилось в 1920-е — начале 1930-х гг. в деятельности пролеткультовцев, рапповцев и всевозможных авангардистов в искусствах. Сталинизм, особенно после завершения Великой Отечественной войны, противостоял этому антинациональному мракобесию утверждением, что культура каждого из народов СССР должна быть социалистической по содержанию [54] и национальной по форме, а развитие всего множества культур должно протекать на основе их взаимного обогащения, что в перспективе вело к возникновению объединяющей народы, общей им всем культуры, без уничтожения национального культурного наследия их прошлого.

В этом отношении к национальным культурам — принципиальное отличие целей политики сталинизма, от троцкизма, нацизма и западных демократий. Троцкизм, нацизм, западная демократия отличимы друг от друга только средствами, которыми они искореняют национальные культуры. Но всем им свойственно одно: проведение в жизнь учения о примитивной масс-культуре и “элитарной” культуре правящей “элиты”, вне зависимости от того, делается это гласно или молчаливо.

Троцкизм в СССР искоренял национальные культуры гласно под лозунгом классовой борьбы уничтожением представителей прежних правящих классов и их культурного наследия, далеко не всегда антинародного. По умолчанию троцкизм искоренял национальные культуры насаждением — под надуманными предлогами, скрывающими истинную цель, — всевозможного авангардизма в искусствах, в подавляющем большинстве случаев [55] представляющего собой бессодержательный формализм или продукт извращенной и ущербной психики, в силу чего многое из того, что общепризнанно принадлежит сфере искусствоведения одновременно является и полем деятельности психиатрии.

Также и западные демократии спонсорством и рекламой разгула “авангардизма” в искусствах уничтожают национальные культуры, прививая новым поколениям масс-культуру, примитивизирующую и извращающую психику человека по отношению к объективно данным Свыше возможностям её развития.

Нацизм (в прошлом) по отношению ко всем, кого объявили расово-низшими, приступил к планомерному уничтожению памятников их культуры и деятелей культуры. Делалось это военно-полицейскими, т.е. более грубыми и очевидными средствами, чем те, что свойственны и троцкизму с его учением и практикой “пролеткульта”, и западным демократиям с их скулежом о правах человека и разгулом противоестественного сладострастия и потребительского паразитизма.

Но кроме того троцкизму, нацизму и западной демократии, свойственна и поддержка “элитарной” культуры. В Германии это было наиболее явно: раса господ — культура соответственно “элитарная”. В практике троцкизма в СССР и в гражданском обществе западной демократии поддержка “элитарной” культуры носила и носит косвенный, опосредованный характер.

В СССР эту функцию выполнял закон именно об “антисемитизме”, каравший “антисемитизм” наказанием от трех лет лагерей до расстрела (в зависимости от обстоятельств и жертвы обстоятельств), введенный в 1918 г. и активно применявшийся в период еврейско-троцкистского засилья в органах власти и НКВД до середины 1930-х гг. В юридической практике тех лет, если русский ударил еврея, то это акт “антисемитизма” — вплоть до расстрела; если еврей ударил русского, то это не расистский акт русоненавистничества, а хулиганство — штраф или пятнадцать суток, если обошлось без телесных повреждений. Соответственно выступление в защиту культурных достижений России до 1917 г. — контрреволюционный акт буржуазного национализма; а деятельность пролеткульта и РАППа — строительство культуры нового общества, в котором, однако, доминируют евреи, взращенные в своем большинстве [56] до 1917 г. на ветхозаветно-талмудических идеалах (о которых речь пойдет особо) и защищенные от пресечения их русоненавистничества законом об “антисемитизме”.

Плюс к этому были введены процентные нормы приема национальных меньшинств в вузы, превышавшие их доли в составе населения СССР. При соблюдении этих норм высшее образование, среди прочих нацменьшинств, получали преимущественно евреи за счет ущемления русского народа и это была государственная политика троцкизма в области развития культуры и народного образования. Это не значит, что политика опережающей ликвидации неграмотности и выравнивания уровня образованности разных наций в составе населения СССР была ошибочной политикой Советской власти, но еврейское население империи и до 1917 г. было более образованным чем население коренных наций во всех регионах России и поддерживать это преимущество — означало продолжать угнетать подавляющее большинство населения страны, но в более изощренных формах, чем это имело место до 1917 г.

В западных демократиях наших дней происходит примерно то же самое, что происходило и в СССР эпохи господства во власти троцкизма, но под иным идеологическим соусом и в ином юридическом оформлении. Отношение всякой государственности к проблеме нацменьшинств и государственной поддержки их культур — один из глобальных критериев соблюдения прав человека по западным стандартам. К числу нацменьшинств повсеместно относится и еврейская диаспора. Кроме того еврейское образование в гражданском обществе Запада поддерживается и негосударственными фондами, получающими финансовую подпитку от частных предпринимателей-евреев, от сочувствующих невежественных неевреев и от холуев сионизма, а главное — непосредственно от банков, которые на Западе на протяжении столетий контролируются еврейскими ростовщическими кланами, благодаря ростовщичеству способными заплатить монопольно высокую цену за всё, в том числе и за преимущественный доступ евреев к системе образования [57].

Но и это не изобретение троцкизма и идеологов якобы деидеологизированного гражданского общества современного Запада.

Это всё продолжение в светской форме “гражданского общества”, в котором религиозные и идеологические убеждения, якобы частное дело каждого, древней политики библейской доктрины общественного устройства, которой программировалось коллективное сознательное и бессознательное Европы на протяжении десятков столетий, и расползшейся как зараза по всему миру с началом эпохи Великих географических открытий.

Чтобы не быть голословными, приведем подборку цитат из общеизвестных библейских писаний (издающихся десятилетиями по благословению сменяющих один другого патриархов Московских и всея Руси), исходя из вопроса о программировании коллективного сознательного и бессознательного и управления поведением общества вероучениями, пропагандируемыми разными социальными “элитами”.

Ветхий Завет, — доктрина холодной, т.е. психологической, информационной войны за установление мировой тирании методами компостирования мозгов и финансового паразитизма, доктрина “Второзакония-Исаии” [58]:

“Не отдавай в рост брату твоему(по контексту единоплеменнику-иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не-иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций) благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только обетованной Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше. Кроме того, взято из книги, переведенной совсем недавно, по исторически меркам, в XIX веке с забытого всеми церковно-славянского на разговорный русский язык). — Второзаконие, 23:19, 20. “И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут” — Второзаконие, 28:12. “Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль, в котором юридически отрицается равноправие признанных евреями и признанных неевреями) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”) ; ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся.” — Исаия, 60:10 — 12.

Сказано вполне определенно. И в существе сказанного в ней, в «Майн Кампф» и гитлеровском плане «Ост» о судьбе, которую изверги намерены навязать народам мира, нет никакой разницы, за исключением того, на кого доктрина возлагает миссию порабощения остальных и роль “расы господ”. Но, если в случае «Майн Кампф» большинству очевиден сатанизм доктрины [59], то в случае Библии ветхозаветно-талмудические и христианские церкви [60] настаивают на священности той же самой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э. по традиционной хронологии), от имени Христа провозглашает её до скончания веков: “Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков. Не нарушить пришел Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона [61] , пока не исполнится все.” — Матфей, 5:17, 18.

Запрет на “внутринациональное” ростовщичество в иудейской среде позволил управлять снятием в ней многих внутренних экономических антагонизмов за счет перераспределения в культово монолитной “общине” монопольно взимаемого ею ростовщического дохода: это — внутренняя “благотворительность”. Ростовщическая добавка обеспечивает общине доход, превышающий уровень доходов во внешней социальной среде, что позволяет ей не производить, а покупать во внешней среде в готовом виде продукцию и услуги по монопольно высоким ценам [62], которые делают недоступным многое в жизни тем, кто не принадлежит к ростовщичествующей общине. Тем самым некоторая часть еврейства, освобожденная в общине от необходимости производить материальную продукцию и услуги, имеет свободное время для интеллектуальной деятельности вне сферы производства: в консультировании, в управлении, в науке, искусствах и т.п., а также в “высоких технологиях”. Излишек от ростовщических доходов и монопольно производимые услуги “интеллектуального” характера могут быть отданы задаром во внешнюю среду или проданы в неё по бросовым ценам, не подрывающим привычного уровня потребления иудейской “элиты” и устойчивости системы (например, через организацию типа “Фонд Сороса”): это — “благотворительность” во внешней среде, призванная создать в некоторой части общества атмосферу благодарности и сочувствия по отношению к еврейству. Замученный культом (каждую субботу — в синагогу на компостирование мозгов, т.е. на программирование нравственности и психики) или без остатка отдающий себя любимому делу среднестатистический “Бен-Израэль” не задумывается о ростовщическом, но на законных основаниях, вспомоществовании своему благополучию, считает себя законопослушным (по умолчанию: непорочным и добродетельным человеком) и удивляется тому, откуда берется “антисемитизм”, являющийся внешней — по отношению к еврейству диаспоры — реакцией на организованное еще в древности ростовщическое угнетение общества и биосферы Земли.

Эта реакция на организованный паразитизм, в историческом прошлом была преимущественно эмоциональной, лишенной основы альтернативной ростовщичеству концепции, организующей общество, поскольку из под Библии простому люду было не вырваться, и потому она встречала презрение вне ростовщичествующей общины со стороны прикормленных внешней “благотворительностью” толпы “интеллектуалов”-”гуманистов” в “элитах” национальных обществ, которые никогда не задумывались в своем большинстве о такого рода целостности информационной системы Библейской культуры. И эта реакция простонародья на организованный расово-вероисповедальный паразитизм, в своих крайних — погромных — проявлениях вызывает и по сию пору ужас среди еврейства и прикормленных им сочувствующих “интеллигентов”, которые именуют коллективно бессознательный АНТИПАРАЗИТИЗМ «агрессивным антисемитизмом», вместо того, чтобы очистить еврейскую же культуру от её паразитической составляющей.

В светском же гражданском обществе Запада, те кто все это знает и проводит в жизнь, не привлекают к проблеме внимания всех остальных. А те, кто этого не знает, — те живут в качестве придатков к своему рабочему месту на положении рабов никчемной суеты под управлением коллективного сознательного и бессознательного, в котором господствует эта расово-”элитарная” мерзость, адресованная по принципу “каждому — свое”.

То есть нацизм (гитлеризм в частности), троцкизм, и гражданское общество западной демократии имеют гораздо больше сходства чем различий. Различия же выливаются в склоку на предмет: кому быть “элитой” (наследственной), “расой господ”, а кому быть невольниками, рабочим быдлом; и как это вожделение тирании провести в жизнь, чтобы не свернуть себе же шею и устранить при этом конкурентов, стремящихся точно также к насаждению глобальной тирании.

Но если национал-социализм получил название “нацизм”, то ему соответствует и дополнение “интернацизм” — уместное по отношению к многоликой библейской доктрине, будь она в формах никейского христианского общества, гражданского общества западных демократий наших дней, или в марксистско-троцкистских проектах прошлого и настоящего. Кроме того следует знать, что исторически реально нацизм — порождение хозяев многоликого интернацизма, что и объясняет многие белые пятна и недоумение в истории нацизма и выпячивание других его сторон на всеобщее обозрение.

Провозглашение равенства человеческого достоинства людей, вне зависимости от их происхождения, противно расовой доктрине гитлеризма. По той причине, чтобы размежеваться с коммунизмом не только в политической практике, но и в терминологии, для гитлеризма были предпочтительнее термины производные от “марксизма”, а не от “коммунизма”: в доме избравших судьбу быть повешенными тоже не говорят о веревке.

Гитлер и его сподвижники не провели содержательного анализа смысла марксизма, но только возбудили к марксизму бессмысленную эмоционально взвинченную ненависть. Поскольку марксизм отождествлялся в сознании большинства с коммунизмом, то Гитлер возбудив таким методом ненависть к коммунизму, был не антимарксистом, а антикоммунистом, также как , сформировавший — вне зависимости от своих притязаний — марксизм в качестве вполне работоспособной доктрины-ловушки для коммунистов. В отличие от антикоммунизма марксизма (интернацизма), антикоммунизм гитлеризма (нацизма) — обнажен.

Но при взгляде в историческое прошлое необходимо понимать, что марксизм реально несет в себе не только ложь извращения знаний и приманку коммунистических идеалов, но несет и кое-какие и близкие к объективной истине мировоззренческие модели, которые его хозяева внедрили в общество для того, чтобы марксисты-интернацисты превзошли своих оппонентов из национальных правящих элит государств, с целью завоевания мирового господства интернацистами [63]. Диалектический материализм — первая методологическая философия, которая открыто пропагандировалась в обществе. Каждый, поняв эту сторону марксизма, обретал открытую возможность отстроиться от марксистского вздора и перейти к мировоззрению, ориентированному на предсказуемость последствий поведения отдельных людей и целых обществ, что необходимо для построения системы общественного самоуправления, неподвластного хозяевам интернацистов.

Это обстоятельство приводит к тому, что, в отличие от гитлеризма, дееспособность которого определяется наличием в обществе вождя-мистика, марксизм (а также коммунизм в марксистской смирительной рубашке; и сталинизм, как выражение коммунизма, в частности), при смене поколений не зависимы по отношению к наличию или отсутствию в обществе марксистского (коммунистического) вождя-мистика [64].

По этой причине интернацизм и коммунизм исторически более устойчивы, чем нацизм, или иной национал-вождизм, чья дееспособность обусловлена не культурой, наследуемой новыми поколениями, а дееспособностью , занимающего должность «вождя народа» в структуре общественных отношений.

После себя гитлеризм не оставил ни методологической философии, ни теории организации самоуправления общества и его экономики, которую можно было бы потомкам почерпнуть из книг. Расовая доктрина это не теория, а апелляция к коллективному бессознательному на уровне коллективных условных рефлексов, но даже не генетически обусловленных инстинктов — безусловных рефлексов. Политика Германии во всех областях определялась по наитию, точнее одержимостью [65] фюрера, и до 1938 г. она была достаточно эффективной как внутри страны, так и за её пределами: это признавали и многие противники-современники гитлеризма.

В.Пруссаков в кн. “Оккультный мессия и его рейх” о мистической особенности персоны Гитлера пишет следующее: «Но была у него и другая мечта — изменить жизнь на всей планете. Порой оказывалось, что тайная мысль выпирала из него, неожиданно просачивалась сквозь крошечную щель. Он говорил Раушнингу: “Наша революция — новый этап, или, вернее, конечный этап эволюции, приводящий к вытеснению истории…”. Или еще: “Вы ничего не знаете обо мне, мои товарищи по партии не имеют никакого представления о снах, терзающих меня, и о грандиозном здании — только его фундамент будет создан, когда я умру. (текст выделен нами)”» — с. 147.

Это не пустые разговоры о “мистике” и удивительных совпадениях казалось бы разрозненных случаев, которыми многие тешат себя от безделья в застольных беседах. Приведем описание положения, в котором оказались образованные и интеллектуально развитые, далеко не глупые и сами по себе дальновидные люди в руководстве Германии при фюрере-мистике; а вместе с ними и вся Германия.

Борис Бажанов в 1920-е гг. был техническим секретарем Политбюро и Сталина. В 1928 г. он бежал из СССР и, будучи в эмиграции, вел себя как деятельный противник государственного строя СССР. Во время советско-финляндского конфликта он (с согласия правительства Финляндии) организовал из советских военнопленных добровольческую воинскую часть, которая успела принять эффективное участие в войне на стороне Финляндии, и не разбежалась по прибытии на фронт, дабы бойцам вернуться на «советскую родину». Этот факт, хотя и не пропагандировался в СССР, получил довольно широкую известность и за неделю до нападения Германии на СССР Б.Бажанова пригласили в Берлин, дабы проконсультироваться с ним по российской проблематике третьего рейха.

Он объяснил немцам, что если они смогут патриотизм русского народа повернуть против правящего в СССР режима, то победят; если же режим сможет опереться на патриотизм русского народа, то гитлеровскому режиму в Германии — могила. Примерно в то же время сокрушительный разгром в случае войны с СССР режиму в Берлине обещал и живший в эмиграции И.Л.Солоневич, автор книги “Народная монархия”, после 1991 г. ставшей известной и в России. Даже одна группа экспертов из Абвера закончила жизнь в концлагере после того, как в процессе анализа плана “Барбаросса” пришла к выводу, что “эти русские” успеют эвакуировать промышленность на Восток, развернуть производство вне досягаемости вооруженных сил Германии, война примет затяжной характер, и Германия потерпит поражение вследствие истощения её ресурсов даже в случае нейтралитета США. Тем не менее Гитлер напал на СССР, объясняя нападение тем, что это — превентивный удар, упреждающий нападение на него Сталина, к чему мы еще вернемся.

Примерно месяц спустя после начала войны, когда у гитлеризма возникли первые проблемы на территории СССР и в отношении Рабоче-Крестьянской Красной Армии, военнопленных, и населения оккупированных территорий [67], Б.Бажанова снова пригласили к Лейббрандту [68].

Б.Бажанов вспоминает: «Мы опять спорим о перспективах, о немецкой политике, говоря о которой я не очень выбираю термины, объясняя, что на том этаже политики, на котором мы говорим, можно называть вещи своими именами. Но Лейббрандт возражает всё более вяло. Наконец, сделав над собой усилие, он говорит: “Я питаю к вам полное доверие; и скажу вам вещь, которую мне очень опасно говорить: я считаю, что вы во всём правы.” Я вскакиваю: “А Розенберг?” — “Розенберг думает то же, что и я.” — “Но почему Розенберг не пытается убедить Гитлера в полной гибельности его политики?” — “Вот здесь, — говорит Лейббрандт, — вы совершенно не в курсе дела. Гитлера вообще ни в чем невозможно убедить [69]. Прежде всего, только он говорит, никому ничего не дает сказать и никого не слушает.

А если бы Розенберг попробовал его убедить, то результат был бы только такой: Розенберг был бы немедленно снят со своего поста как неспособный понять и проводить мысли и решения фюрера, и отправлен солдатом на Восточный фронт. Вот и всё.” — “Но если вы убеждены в бессмысленности политики Гитлера, как вы можете ей следовать?” — “Это гораздо сложнее, чем вы думаете, — говорит Лейббрандт, — и это не только моя проблема, но и проблема всех руководителей нашего движения. Когда Гитлер начал принимать свои решения, казавшиеся нам безумными, — оккупация Рура, нарушение Версальского договора, вооружение Германии, оккупация Австрии, оккупация Чехословакии, каждый раз мы ждали провала и гибели. Каждый раз он выигрывал. Постепенно у нас создалось впечатление, что этот человек, может быть видит и понимает то, чего мы не видим и не понимаем, и нам ничего не остается, как следовать за ним. Так же было и с Польшей, и с Францией, и с Норвегией, а теперь в России мы идем вперед и скоро будем в Москве. Может быть, опять мы не правы, а он прав?”» — Б.Бажанов “Воспоминания бывшего секретаря Сталина” (С-Петербург, “Всемирное слово”, 1992 г.)

Воспоминания Б.Бажанова показывают, что все сподвижники Гитлера, не окрылены своим присутствием рядом с ним и деятельностью под его руководством, а психологически раздавлены Гитлером, преисполнены внутренних взаимно исключающих мнений, мотиваций и программ поведения. И , не способных к осмысленному волеизъявлению и деятельности в целостности психики каждого из них и в согласии с чувствами и миропониманием.

На уровне индивидуального и коллективного сознательного и бессознательного это порождает конфликт сознательного и бессознательного; информационная мощность бессознательного действительно превосходит (по объемам и скорости переработки информации) мощность сознательного, хотя и не бросается в глаза, поскольку всё, что свершается под управлением бессознательного, с уровня сознания достаточно часто воспринимается в качестве свершившегося “само собой” без усилий и работы: примерно так, как Д.И.Менделеев во сне увидел таблицу периодического закона, а сколько он перед этим наяву мучился в безуспешных попытках построить этот закон, обычно забывается.

Но если сознание отрицает некую целесообразность, то она будет осуществляться через бессознательное, если не будет заблокирована с уровня сознания. Отношения между сознанием и бессознательным примерно такие же, как между пилотом и автопилотом: автопилот ведет самолет, но пилот настраивает автопилот и осуществляет общий контроль за его работой, и пилот берет управление на себя в режимах, запредельных для автопилота. Кроме того по отношению к человеческой психике в этой аналогии следует иметь в виду, что возможна настройка “автопилота” (индивидуального бессознательного) извне — со стороны, если “пилот” (сознание) не контролирует каналы несанкционированного входа в свое бессознательное и не в состоянии выявить сторонние настройки и программы и отстроиться от них в своем внутреннем и внешнем поведении.

Несколько лет назад в Сибири рухнул аэробус А-310 после того, как сын командира его экипажа взялся за “рога” (самолетный аналог шоферской “баранки”), ввёл самолет в запредельный для автопилота режим, в результате чего и возник конфликт между пилотом и автопилотом, до того ведшими самолет совместно, образуя целостную информационную систему.

Это очень знаменательная катастрофа, если рассматривать её как модель информационных процессов в иерархически организованных информационных системах. Интеллектуально нормальные [70] и добродетельные люди таких режимов в управляемых ими процессах всегда избегают, а выявив такое, стараются вывести процесс во внутренне бесконфликтный режим: Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих.

Нечто подобное тому, что привело к гибели аэробус А-310, в России сделали в информационном отношении хрущевцы и демократизаторы; нечто подобное этому сделал в Германии и Гитлер, изнасиловав её коллективное сознательное и антагонизировав его с бессознательным. В итоге — крах гитлеризма, как германской национальной идеологии. Человеку и человечеству для психологической и управленческой устойчивости необходимо смысловое единство сознательного и бессознательного уровней психики, без антагонизмов каждого из уровней (и информационной системы в целом) с Мироустройством и Божьим промыслом. Если некое единство сознательного и бессознательного всё же есть, но оно в антагонизме с Высшим, то тоже не будет ничего хорошего (примером такого рода является культура иудаизма в ритуальной и светской её разновидностях, приведшая к нынешнему глобальному биосферно-экологическому и социальному кризису).

Однако был и ряд обстоятельств, которые и при Гитлере у власти, и сейчас обходятся молчанием. Конечно, общество может управляться на основе мистических чувств и порывов, в отсутствие научно-теоретических социологических разработок в его культуре. Но его устойчивость при смене поколений в этом случае должна обеспечиваться не унификацией в процессе воспитания психики подрастающих поколений на верность ныне здравствующему вождю-мистику, а выявлением в подрастающем поколении тех, кто в будущем способен заменить в качестве вождя-мистика нынешнего; причем не просто заменить, а заменить к общественному благу. В гитлеровской Германии же не было ни науки о самоуправлении общества, открытой для освоения всем по способности каждого, ни культуры и воспитания будущих вождей-мистиков из числа подрастающих поколений. То есть уже в те годы многим было ясно, что гитлеризм это исторически краткосрочное явление, не способное к устойчивому развитию в преемственности поколений.

Из этого можно было понять, что в мире есть некие глобальные силы, которые при его посредстве намерены достичь каких-то своих целей [71] в короткий исторический период, по завершении которого с исчезновением фюрера-мистика, нацизм в Германии утратит дееспособность и превратится в клоунаду, хотя и кровавую временами. И эти силы умышленно не вступали с нацизмом в полемику по многим вопросам [72], чтобы не спровоцировать гитлеризм на теоретические разработки в области социологии и экономики, в ходе которых нацизм имел открытые возможности раскрыть людям кое-какие стороны манипулирования их жизнью по своему усмотрению со стороны глобальной правящей “элиты”. Если бы это случилось, то тщательно взращиваемый глобальными силами нацизм в Германии перестал бы быть нацизмом и обрел способность к саморазвитию и выходу из под их безраздельного управления, что открывало возможности для совместной деятельности СССР и Германии в мировой политике в некотором новом качестве обоих государств. К сожалению, в первой половине ХХ века эта возможность была утрачена.

“Дуэль”, № 16, “Безумный патриот Германии”, цитата: «Гитлер осуществил по сути поворот Германии к социализму без гражданской войны и не покушаясь на право собственности.»

Исторически реально это не так.

Каждый из людей в обществе является носителем нераздельного, свойственного ему разума, который пытается чем-либо управлять: т.е. вырабатывает цели и старается их осуществить в жизни; и многим удается достичь желаемого, и тем самым свершить процесс управления в отношении поставленных целей. И вся совокупность процессов как , так и (на основе обретенных автоматизмов), осуществляемых каждым из людей, в глобальный процесс самоуправления человечества и биосферы Земли, объемлющий множество процессов самоуправления региональных обществ, в том числе и в национальных государствах. То есть глобальный исторический процесс объективно — процесс самоуправления человечества в преемственности многих поколений, протекающий в иерархически высшем объемлющем управлении. В нем, в частности, на основе биополевой общности всего в биосфере, люди в их совокупности порождают коллективный разум [73], длительность жизни которого объемлет жизни множества поколений, и в пределах возможностей, предоставленных ему иерархически высшим объемлющим управлением. И обладание разумом — одно из свойств коллективного сознательного и бессознательного, по отношению к которому разум каждого в него входящего индивида — только фрагмент, элемент в составе системы или переходник-ретранслятор от одной системы к другой.

Это было известно всегда, но в разные исторические эпохи по разному выражалось в словах: дух народа, дух эпохи, ноосфера, эгрегоры, соборность в духе, коллективное сознательное и бессознательное и т.п.

Но в эпоху господства в науке материалистического мировоззрения (в последние несколько столетий) было утрачено понимание объективности информации, смысла истории, вследствие чего глобальный исторический процесс стал представляться “неуправляемым” — хаотично бесцельным, поскольку управление — информационный обмен, и, если информация в Мироздании не объективна, а субъективна, то единственное множество субъектов — люди. Время жизни каждого из людей ничтожно по отношению к продолжительности даже региональных процессов общественного развития. Следовательно ни о каком управлении на интервалах времени, превосходящих продолжительность активной жизни человека, ни в региональных масштабах, ни в глобальных масштабах не может быть и речи. Соответственно такому воззрению и глобальный исторический процесс, якобы неуправляемо течет неведомо куда.

Тем не менее, есть знахарские кланы, которые на протяжении нескольких десятков столетий с определенными целями манипулируют коллективным сознательным и бессознательным народов и региональных цивилизаций. Для этого необязателен теоретический и понятийный аппарат современной науки: Люди научились плавать раньше, чем в их культуре появился закон Архимеда, объяснивший им, почему не тонут они сами в речке или в море, и не тонут их плоты, корабли и прочие плавсредства. Так и для целей воздействия на коллективное сознательное и бессознательное и управление через него жизнью своего и сопредельных обществ достаточно навыков шамана первобытного племени; а для управления процессами более длительными, чем жизнь человека, и для поддержания устойчивости управления в преемственности поколений достаточно концепции управления [74] и культуры передачи концепции и навыков шамана последующим поколениям.

Поэтому, если понимать теорию управления, то при взгляде на жизнь общества на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), можно увидеть, что средствами воздействия на общество, которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” распознавания и осмысления частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своем восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутри-социальное полновластие.

2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выявлять частные процессы, воспринимая “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру распознавания.

3. Информация факто-описательного характера: , к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), которые представляют собой предельно обобщенный вид информации экономического характера.

5. Средства геноцида, поражающие не только живущих, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, некоторая , все экологические загрязнители, некоторые медикаменты — применение; “генная инженерия” и “биотехнологии” — потенциальная опасность.

6. Прочие средства, главным образом силового воздействия, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей и разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации.

Хотя однозначных разграничений между ними нет, поскольку многие средства воздействия обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведенная иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества. При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщенные средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другим, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщенное оружие [75], т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Управление всегда концептуально определённо 1) в смысле определенности целей и иерархической упорядоченности их по значимости в полном множестве целей и 2) в смысле определенности допустимых и недопустимых конкретных средств осуществления целей управления. Неопределенности обоих видов, иными словами неспособность понять смысл различных определенных концепций управления, одновременно проводимых в жизнь, порождают ошибки управления, вплоть до полной потери управляемости по провозглашаемой концепции (чему может сопутствовать управление по умолчанию в соответствии с некой иной концепцией, объемлющей или отрицающей первую, оглашенную).

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает медленнее и без “шумных эффектов”. То есть, на исторически длительных интервалах времени быстродействие растет от первого к шестому, а необратимость результатов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле , — падает.

Если смотреть на историю Германии с этих позиций, то место и роль гитлеризма выглядят совсем иначе, а не так, как их представляют историки и публицисты Запада и послесталинских СССР и России.

Коллективное бессознательное Германии еще к началу первой мировой войны ХХ века действительно, объективно имело направленность в развитии к социализму и коммунизму. Сначала эта направленность была спеленута смирительной рубашкой марксистского интернацизма. А потом Гитлер вошел , в процесс управления коллективным бессознательным Германии и плавно извратил направленность её развития от многонационального социализма в сторону извращенного “национал-социализма” для “расы господ”, дабы о коммунизме немцы и не помышляли.

Если смотреть, не ограничивая себя догмами исторических мифов, выученных в школе и поставляемых текущей публицистикой средств массовой информации, то уклонение Германии от коммунизма было осуществлено применением к её коллективному бессознательному и сознательному сначала интернацизма (марксизм), а потом нацизма (национал-социализм гитлеризма). Разница между ними только в том, на кого и как возлагает каждая из доктрин роль глобальной социальной “элиты”:

· гитлеризм — гласно — на немцев-арийцев, прочим без обиняков предопределив участь рабочего быдла;

· марксизм — гласно провозглашает равенство человеческого достоинства всех, а по умолчанию построен так, что безраздельная над всеми остается в руках выходцев из рассеянной между народами еврейской диаспоры. Братья А. и Б.Стругацкие в “Жуке в муравейнике” и прочих произведениях о “странниках” и “прогрессорах” программировали общество этой доктриной правления миром и в отдаленном будущем со стороны некой “элиты по умолчанию”.

Сущность такого ярко проявилось в СССР: 44 % кандидатов и докторов наук евреи [76]. Именно дипломированные ученые руководили наукой, руководили вузовским образованием и консультировали политику в СССР во всех областях и… привели сверхдержаву № 2 к краху вместо того, чтобы вывести её на уровень № 1.

Последнее обстоятельство отрицает возможность того, что в 44 %-ной доле евреев в числе светил советской науки и техники выявилось их генетически обусловленное превосходство в творческих качествах над прочим населением страны: большинство из них не хотели ни выезжать из СССР, ни жить в нынешней разрухе; большинство из них хотело спокойно и радостно жить там, где они родились: написанная Яном Френкелем песня «Поле, Русское поле…» — это искренняя как еврейская, так и русская песня, не имеющая ничего общего ни с мыслью о крахе СССР, ни с мыслью о вяло текущем геноциде в отношении его многонационального населения, не имеющая ничего общего ни с русским нацизмом, ни с еврейским диаспорным интернацизмом. Но добившись доминирования в науке, искусствах и консультировании политиков СССР, они оказались неспособными обеспечить созидательное — т.е. без катастроф — разрешение проблем развития своей Родины; а также и человечества в целом при притязаниях на лидерство Западной региональной цивилизации, контролируемой ими.

· В США, якобы обществе равных возможностей, тоже имеет место статистическая аномалия: 2/3 миллионеров — евреи. То есть в 44 % евреев среди дипломированных ученых в СССР и в 2/3 евреев миллионеров в США выразился некий мафиозный глобальный фактор, т.е. выявилась — некая организация [77] — а не расовое превосходство множества индивидов. Этот фактор и есть интернацизм, в прошлом действовавший на основе Библии и Талмуда, а в ХIХ веке надевший маску и проявившийся в ХХ веке в СССР таким образом через коллективное сознательное и бессознательное. Причем его явное статистическое проявление произошло вопреки [78] подавляющего большинства каждого из людей в составе населения страны, вне зависимости от происхождения. Но для того, чтобы он проявился в статистике и общественных и биосферных последствиях, необходимы были определенные согласованные с интернацизмом особенности в организации коллективного сознательного и бессознательного не-еврейской части населения СССР и США.

При этом сам марксизм не имеет к нынешнему соотношению социально-экономических показателей СССР и США никакого содержательного отношения, поскольку при господстве марксистской фразеологии СССР лидировал по темпам социально-экономического развития с конца 20-х годов до конца 50-х; и при господстве той же марксисткой фразеологии с начала 1960-х годов СССР деградировал и рассыпался. То есть дело не в словах, а в том , который вкладывали в слова и извлекали из них троцкисты, сталинцы, хрущевцы, брежневцы и горбачевцы, и которому они объективно следовали в своей политике вне зависимости от тех слов, которые произносили, говоря о своих намерениях на будущее и о политике в прошлом.

Тем, кто полагает, что всё сказанное здесь о соотношении гражданского общества западных демократий, национал-социализма (нацизма) и интернационал-социализма (интернацизма) не соответствует исторической действительности, следует вспомнить пословицу «Цыплят по осени считают»: к концу ХХ века Западная Германия спокойно и сытно ишачит в глобальной системе финансовой полусотни еврейских ростовщических кланов, в государственных формах западной демократии, и её рабочие классы не очень-то и помышляют о социализме и коммунизме; тем более не помышляет о них и слоеный пирог правящих “элит”.

Экс-ГДР ишачит там же.

Демократизаторы России пытаются и Россию пристроить ишачить туда же, пугая приходом коммунистов к власти [79] и отрицая сталинизм, который исторически реально и по существу есть незавершенный переходный процесс — промежуточный жизненный уклад в переходе от толпо-”элитаризма” к иному типу цивилизации, основанной на иных началах нравственности и иных отношениях между людьми в обществе и между обществом и биосферой.

С этой целью демократизаторы отождествляют извращения социализма и строительства коммунизма в СССР с деятельностью исключительно Сталина, но не с наследием Маркса и деятельностью Троцкого; и проводят параллели между Сталиным и Гитлером, между СССР и предвоенной Германией [80]. В этом они следуют западным демократам, которые и в те времена находили много общего между Германией и СССР, вплоть до того, что приводят слова Риббентропа, который высказался после подписания договора в 1939 г., что в процессе встреч в Кремле он чувствовал себя, как среди своих партийных товарищей.

Формального сходства было действительно много, тем более, что уничтожив кадровый корпус троцкистов в процессах 1937 — 38 гг., СССР всё еще сохранял многие организационные формы (структуры) общественной жизни, созданные в период троцкистско-марксистского засилья в государственном аппарате. Это троцкистское наследие бросается в глаза, и на нем строится вся система демонстрации якобы однокачественности гитлеризма и сталинизма. Так что и сходство форм общественной жизни в СССР и гитлеровской Германии говорит об общности гитлеризма и троцкизма в средствах и методах осуществления их целей, но не об однокачественности гитлеризма и сталинизма.

Если же смотреть не на формы организации, а на существо целей, ради которых поддерживается та или иная организация общественной жизни (в том числе партий и органов государства), то содержательно общего гораздо больше в гитлеризме, троцкизме, и гражданском обществе западной демократии, в различных формах представляющих одну и ту же глобальную тиранию ростовщических еврейских кланов.

Если Гитлер был маг-вождь, насиловавший отсебятиной коллективное бессознательное, извращая коллективное сознательное; то Сталин был жрец-вождь, очищавший коллективное бессознательное от извращений нравственности и приводивший в лад сознательное и бессознательное. Сталин успел сделать в этом отношении очень многое:

· искоренение засилья структур библейской доктрины и её светской модификации — троцкизма — в СССР;

· разгром гитлеризма в войне и сохранение самобытности СССР;

· И ГЛАВНОЕ: Сталин успел поставить задачу терминологического и понятийного размежевания коммунизма и марксизма в своей последней работе “Экономические проблемы социализма в СССР”. По существу это — указание на необходимость переосмысления всей библейской культуры в религиозно культовых и светских её формах, что открывает возможности к выходу из неё в иной тип и свойственных ему общественных отношений.

К последнему его современники остались, кто невнимателен, кто глух, а кто тщедушен, для того, чтобы его понять и исполнить: прежде всех прочих эти обвинения относятся к советской “интеллигенции”; не-интеллигенция, занятая в производящих отраслях, в своем большинстве просто не имела необходимого образовательного уровня и свободного времени для того, чтобы вникнуть в суть дела и понятийно и терминологически размежеваться с марксизмом, а тем самым и с его хозяевами.

Сталин при жизни не успел вывести народы СССР из толпо-”элитаризма”, а после его устранения [81] дело, которое он делал осталось брошенным: толпа к 1953 г. нравственно не преобразилась и не пожелала нести бремя ответственности Советской власти — деятельной народной власти. Многим ленивым, пугливым и самодовольным “интеллигентам” СССР, возомнившим себя “элитой”, хотелось западно-демократической ширмы хорошо оплачиваемого представительного безвластия — болтливого парламентаризма, — скрывающей нескончаемым словоблудием тиранию банкиров-ростовщиков и масонствующих (профессуры, деятелей искусств, и внутренних партийных и парламентских мафий).

С того времени по сию пору иерархически выстроенная толпа на территории СССР либо безучастно терпит всё, что вытворяет “демократия” с античеловеческим мурлом, выполняя план “Ост”, который не смог осуществить Гитлер военной силой, либо жаждет вождей-диктаторов, которые бы «навели порядок». Но большинство толпарей, кому дано Свыше быть людьми, даже под давлением жизненных обстоятельств упорствуют в своей косности и не хотят изменить в себе ничего, чтобы новая нравственность, породила и иной характер общественной самодеятельности в сфере управления и соответствующую им государственность; и тем самым новая нравственность изменила бы жизненные обстоятельства как внутри страны, так и в стане её противников-поработителей.

Для толпарей характерно “думать”, что порядок должен навести кто-то, но не они лично. А они сами персонально и в процессе наведения порядка, и в процессе его дальнейшего поддержания, якобы имеют право занять позицию стороннего наблюдателя, подобно болельщикам на футболе, и сохранить привычный им образ существования, подобного существованию травы на поле боя. Те из них, кто недоволен нынешним, не признают своей доли ответственности за развал Советского Союза, возлагая всю ответственность на высшее руководство, и персонально на М.С.Горбачева и участников Беловежского акта, буд-то не они же сами пропили Советский Союз, буд-то не они сами его государственное достояние расточали без пользы и разворовывали [82].

До них до сих пор не доходит, что государственное достояние — это не ничье, не чиновничье, не частного бизнеса, сросшегося с чиновничеством, а достояниеегосамого (т.е. каждого человека), так или иначе выделенное им самим в общее пользование всех без исключения.

Теперь, они же пропивают и по способности разворовывают Россию, в которой, если наводить порядок “железной рукой”, то многие, ныне жаждущие такого порядка, взвоют и потеряют себя, столкнувшись в жизни с тем, что они ныне бездумно призывают на головы других.

“Дуэль”, № 16, с. 8 о Гитлере: «Он не цеплялся за жизнь, а честно застрелился.» В.Пруссаков в ранее цитированной книжке приводит следующий диалог с Отто Скорцени одного из американских исследователей проблемы:

«Наконец Скорцени спросил:

— Вы думаете, что Гитлер мертв.

— Конечно, — солгал я.

Он, казалось, вздохнул с облегчением.

— Да, я мог вывести его из Берлина. У меня был план. Скорцени объяснил мне, что ночью 30 апреля Гитлер мог бы выйти из бункера через подземный проход под Рейхсканцелярией, оказаться на Герман Геринг-штрассе, а затем обходными путями добраться до реки Хавель. Я понимающе кивнул ему и спросил:

— Ну куда же он мог пойти оттуда?

Скорцени ухмыльнулся:

— Он мог быть подобран специальным самолетом, севшим на реке Хавеле.

Я был потрясен. Шеф нацистских командос сказал мне то же, что Аберт в Бари и Барт в Мюнхене [83]: Гитлер мог быть подобран 30 апреля. «…»

— Это красивая сказка, ибо всем известно, что Гитлер принял яд, а затем застрелил себя. Гюнше, Кемпка, Линге и другие видели труп, сожгли его и похоронили.

— Не исключено, что это был его двойник, — сказал Скорцени [84].» — с. 115, 116.

В 1968 г. был опубликован советский официальный отчет об исследовании предполагаемых останков Гитлера. «В нем, в частности, ничего не говорилось об обнаружении пулевого ранения и утверждалось, что смерть наступила в результате отравления цианистым калием. Но ведь большинство свидетелей заявляли, что они слышали выстрел…» — там же, с. 113. Далее приводятся свидетельства Менгерхаузена, участника захоронения обугленного трупа, который видел отверстие в правом виске; и Кемпка [85], утверждавшего, что Гитлер выстрелил себе в рот. «Еще одно место в советском отчете вызвало серьезное недоумение у экспертов. В нём говорилось о “недостающем яичке”. Как пишет американский автор Глени Инфельд, “это утверждение вызвало возражение со стороны лиц, интимно знавших Гитлера. Одна его близкая приятельница сказала мне: “Я хочу подчеркнуть, что у него не было никаких отклонений в половой сфере. Если я не ошибаюсь, у нормальных мужчин должно быть два яичка.”» — там же, с. 113.

К этому остается добавить, что в Нюрнбергском процессе Гитлер не проходил в качестве обвиняемого ни заочно, ни посмертно, в отличие, допустим, от Бормана, который тоже исчез в 1945 г. Это означает, что с точки зрения Гитлер никаких преступлений не совершал.

Если смотреть на происшедшее, соотносясь с иерархией средств управления, то национал-социализм в Германии средство управления ею третьего приоритета; средство глобального, а не германско-регионального уровня значимости.

Национал-социализм орудовал обобщенными средствами управления не выше четвертого приоритета, и выше финансовой деятельности и весьма специфической организации экономики, не описанной теоретически, никогда не поднимался. То есть гитлеризм — подсистема-пугало в составе доктрины “Второзакония-Исаии”, охватывающей все шесть приоритетов обобщенных средств управления/оружия. Гитлер управлял деятельностью [86] этого пугала в полном соответствии с доктриной “Второзакония-Исаии”, напомнив забывчивым евреям Европы, возжаждавшим ассимиляции, что они обязаны своим хозяевам быть евреями и вести себя в соответствии с доктриной “Второзакония-Исаии”. И с точки зрения хозяев доктрины “Второзакония-Исаии” Гитлера осуждать просто не за что, поскольку он напугал всех нацизмом и обеспечил единство еврейской диаспоры еще на несколько поколений.

В Нюрнберге на скамью подсудимых посадили только жертвенных “баранов” из нацистской “элиты”, возомнивших о своем расовом превосходстве над хозяевами доктрины, дабы успокоить, прежде прочих,специфическое [87] общественное мнение: одних — видимостью торжества справедливости, и удовлетворить низменную жажду мести — других.

Сказанное — не попытка обелить и реабилитировать гитлеровский нацизм. Даже не того, что он натворил в жизни, а только призывов к действиям, известных из “Майн Кампф” и средств массовой пропаганды Германии тех лет, — более чем достаточно для его осуждения. Но те интернацистские власти, что в Нюрнберге списали на гитлеризм свои же грехи в организации глобальной войны, уже тогда создавали предпосылки для того, чтобы при необходимости, в новых исторических условиях, на волне разоблачений юридической практики и прямых подлогов, допущенных в ходе Нюрнбергского процесса, реабилитировать нацизм в глазах будущих поколений и вовлечь их в новую череду бед, не давая им возможности вырваться из под гнета интернацизма.

В частности следует всегда помнить, что в Нюрнберге никого не интересовало, как и кем все страны — участники обеих коалиций — оказались втянутыми в мировую войну, к началу которой явно не была готова ни одна из них, поскольку все перевооружались в ходе войны. Особенно не были готовы разгромленные в войне державы “оси” «Берлин — Рим — Токио», прежде всего в военно-техническом обеспечении военных действий. А также они не были готовы и в отношении стратегического уровня планирования . Несогласованность действий Берлина, Рима, Токио в её ходе просто изумляет — каждая столица скрывала свои намерения от “союзников” и ставила их перед свершившимися фактами в ходе совместной эскалации глобальной войны, подрывая силы остальных союзников по коалиции. Исторически реально планы военных действий Германии в ходе импровизировались по мере того, как Германия увязала в спланированных ею локальных войнах, из совокупности которых и разразилась мировая.

“Дуэль”, № 16 цитата: «скажем он абсолютно логично объяснил в “Борьбе” почему Англия не допустит, чтобы после первой мировой войны Германия обессилила, а Франция стала самой сильной на континенте.

Англия — империя, но ее сердце, ее мозг, ее метрополия находятся очень близко к Европе. Любое сильное европейское государство способно победить собственно Англию. Поэтому Англия жизненно заинтересована, чтобы на континенте всегда было два соперничающих друг с другом мощных государства, чтобы иметь одно из них союзником в случае конфликта с другим. Логично? Да!

Но объяснив это, Гитлер вдруг делает вывод, что Англия станет союзником Германии в борьбе с Францией и с СССР и допустит, чтобы Германия овладела всем континентом. «…» И ведь главное Гитлер упорно цеплялся за эту мысль. В конце мая 1940 г. он остановил наступление и дал уйти английскому экспедиционному корпусу, который был обречен на разгром и пленение. Ушло 340 тысяч английских солдат и офицеров. Заметим, что потери убитыми собственно Англии (без колоний и доминионов) за всю войну составили 244 тысячи солдат и офицеров. Перед нападением на СССР он послал в Англию своего эмиссара — Гесса [88]. Упорно не мог отказаться от своей совершенно нелогичной идеи.»

— А это была вовсе и не его идея. Эта идея — часть общебиблейской глобальной партитуры, в её великобританской имперской редакции, которая была навязана в психику Гитлера вместе с идеей завоевания России. Это вариации глобального сценария на темы первой мировой войны ХХ века, в которой, схлестнувшись между собой, Германия и Россия защищали одна от другой глобальную колониальную империю Англии и опирающуюся на неё, также глобальную, финансовую тиранию еврейских ростовщических кланов и их оккультных хозяев. Если Гитлер не был с “ закулисой” в осознаваемом им сговоре, и этого глобального сценария не понимал, то тем легче было вовлечь возглавляемую им Германию в осуществление этого сценария.

Демократическая “интеллигенция” брызжет слюной по поводу слов поздравительной телеграммы с новым 1940 годом Сталина Гитлеру после разгрома Польши: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной.» [89] “Интеллигенция” имеет в виду совместные операции Германии и СССР против Польши в 1939 г. Но имел ли их в виду Сталин? Или Сталин, думая о будущем, не имея возможности прямо сказать, весьма прозрачно намекал Гитлеру, что ; чтобы кровь, пролитая нашими народами в первой мировой войне ХХ века за интересы банковских и оккультных хозяев Великобританской империи и библейской цивилизации в целом, была последней кровью, пролитой нами во взаимной вражде?

Не следует думать, что Сталин не понимал всех социальных последствий того, что с 1933 года в Германии идеологическое сплочение толпы осуществлялось на основе предания, изложенного в “Майн Кампф”, которую по всей видимости в СССР обстоятельно проанализировали еще в конце 1920-х гг. Не следует думать, что Сталин не знал её содержания, возможно даже прочитав её в оригинале (он владел немецким на уровне достаточном, чтобы читать и говорить о проблемах политики без переводчика). Но изменение глобальной ситуации в целом в результате разгрома Польши и безучастности к этому событию её “союзников” — Франции [91] и Англии — для Германии открылась реальная возможность выскользнуть из библейского рабства Западной региональной цивилизации на основе выработки идеологии, объединяющей народы не только СССР и Германии. Но для этого Германии необходимо было изжить из сферы идеологии “Майн Кампф” и розенберговщину, извращающие социалистическую доктрину, а СССР изжить марксисткое извращение той же доктрины. Ошибки прошлого и прошлые вынужденные компромиссы с надгосударственной мировой тиранией, должно изживать, дабы они не закрывали пути в благое будущее. Это касается всякой исторической эпохи, .

В те времена действительно открылись возможности к идеологическому и культурному сближению народов СССР и Германии на основе очищения социалистического учения от извращений и ошибок, свойственных каждой из стран, о чем речь пойдет далее. Сталин — не мелочился. Тогдашний эпизод с Польшей — мелкая разменная монета в глобальной политике тех лет, которую Сталин знал и понимал куда глубже, чем большинство его тогдашних и нынешних критиков; в которой Сталин участвовал, но не был её безраздельным хозяином. Расовая ростовщическая и масонско-университетская профессорская тирания в государственных формах западных демократий, в том числе и в русофобской на протяжении веков Польше и в странах Прибалтики, по своим идеалам, нравственности, средствам и методам политики не чище гитлеровского национал-социализма и марксизма (троцкизма), поэтому все упреки в адрес Сталина в связи с договором 1939 г. — со стороны демократов беспредметны, глупы и объективно лицемерны.

Как показал опыт Польши 1939 г., её западные союзники, прежде всего Франция, и не намеревались выполнять свои союзнически обязательства по отношению к ней в случае германской агрессии. Это говорит о том, что они не выполнили бы обязательств и по франко-англо-советской конвенции, которую Кремль отверг, и вместо неё подписал договор о ненападении с Германией. То есть Сталин, отвергнув “союз” с Англий и Францией, отверг тем самым повторение сценария войны 1914 — 1918 гг. Он поступил правильно: в случае подписания договора с западными “союзниками”, он был бы для СССР обольстительной бумажкой.

Договор с Германией о ненападении таковой не являлся, поскольку открывал реальные возможности к ликвидации угрозы войны между обеими странами и спокойному выходу Германии из системы глобальной политики Западной региональной цивилизации. Сохранилось письмо Гитлера к Муссолини от 21 июня 1941 г. В нем Гитлер уведомляет Муссолини о предстоящем нападении на СССР и пишет в частности следующее: «И если я медлил до настоящего момента, дуче, с отправкой этой информации, то это потому, что окончательное решение не будет принято до семи часов вечера сегодня.» По существу решение уже выработано, но не оглашено в качестве . Письмо Гитлер завершает признанием: «Позвольте мне, дуче, высказать еще одну вещь. С тех пор как я принял это трудное решение, я вновь чувствую себя морально свободным. Партнерство с Советским Союзом, несмотря на искренность наших желаний прийти к окончательному примирению, оказалось для меня тем более нестерпимым, ибо так или иначе оно неприемлемо для меня (выделено нами). И теперь я счастлив, избавившись от этих душевных мук.» — У.Ширер, т. 2, с. 240.

Хотя Гитлер не уведомлял никого из своих союзников о сроках реализации конкретных планов войны против СССР и воизбежание утечки информации, это его письмо Муссолини во многом психологически достоверно. И оно показывает, что Сталин был прав: непреклонно требуя от своих военачальников не допускать провокаций на границах с Германией, не поддаваться на провокации и не раздувать инциденты на границе, он до самого начала войны оставлял Гитлеру возможность преодолеть наследие . Договор же о ненападении и бурное развитие Советско-Германского сотрудничества в период 1939 — 1941 гг. было лучше, чем отказ СССР от переговоров и договора с Германией просто потому, что договор создавал благоприятную психологическую атмосферу для того, чтобы руководство третьего рейха могло освободиться от гнета на политику происхождения, концепций и прошлых обязательств перед никчемными союзниками по “оси” и перед “мировой закулисой”. Если бы договор был не оглашен, то над руководством третьего рейха сверх психологического гнета тех факторов, о которых Гитлер написал Муссолини, еще довлело бы и вооруженное молчание Советского Союза, которое создавало бы пугающие неопределенности для Германии и закрывало бы возможности окончательного замирения обоих государств.

То обстоятельство, что Гитлер не смог подняться над своим происхождением [92] (генетически обусловленная замкнутость психики на клановые эгрегоры предков по плоти и духу), над прежними концепциями (“Майн Кампф” и дальнейшие идеологические разработки НСДАП) и прошлыми обязательствами (перед государствами “союзниками” по оси и оккультными хозяевами гитлеризма), это не вина и не просчет Сталина, который учитывал в своей политике и такую возможность.

В начале 1990-х гг. нашумела книга В.Резуна-Суворова “Ледокол”, в которой он утверждал, что Сталин подготовил стратегическое вторжение в Европу, по сравнению с которым гитлеровский план “Барбаросса”, образно говоря, — мелкие окружные маневры. И если предположить, что Резун прав, и Гитлер напал на Советский Союз раньше, чем СССР успел напасть на Германию и Румынию, то только потому, что Сталину и Гитлеру (или их опекунам от мафии интернацистов в их окружении) были даны высшим масонством гарантии, что данная сторона нападет первой, а его противник в последний момент будет удержан от отдания приказа о начале военных действий или же просто не успеет их начать, по какой причине разгром его будет окончательным и скоротечным. По этой причине и был одинаковый до зеркальности характер военно-подготовительных мероприятий по обе стороны границы, если, конечно, Резун добросовестно излагает известные ему факты.

Такое течение событий возможно, когда идеологии бездумных толп, верящих в авторитет вождей у натравливаемых друг на друга потенциальных противников взаимно исключающие одна другую, и при этом истинны по взаимно дополняющим частностям, но не полны в описании целостности мира.

Гитлер правду говорил немцам [93] о засилье еврейского ростовщического капитала в западных демократиях и единении подавляющего большинства еврейства с еврейской же верхушкой.

Гитлер правду говорил немцам, что Россия в 1917 г. была порабощена мировым еврейством, Кремль — “синагога”, а марксизм — антинациональное извращение социализма.

Гитлер правду говорил обо всем этом как о глобальном зле, чреватом в будущем еще большим злом. И немецкая толпа, поверхностно глядя, видела в гитлеризме средство защиты своей Германии и будущего своих детей от этого зла.

Сталин, объяснял советским народам, что гитлеризм — порождение крупного империалистического капитала и, что расовая доктрина, положенная в его основу, несет порабощение и истребление всем, а не очищение общества от эксплуататоров по классовому [94] или идеологическому [95] признаку. И тоже был во всем этом прав.

Но союз с Германией, упорно следующей доктрине “Майн Кампф” о завоевании жизненного пространства в России, для СССР был невозможен. Поэтому, хотя возможности к мирному объединению с Германией в новую региональную цивилизацию, действительно были, угроза осуществления расистских доктрин “Майн Кампф” существовала наряду с ними. Поэтому СССР и готовился к войне, при этом тщательно соблюдая условия договоров с Германией.

В Германии же режим и его аналитики, как явствует из их доступных для анализа высказываний, явно не видели разницы между марксизмом-троцкизмом и марксизмом-сталинизмом, вследствие чего в процессах тридцатых годов увидели понятное всякому властолюбцу и холопу стремление “советского диктатора” избавиться от возможных претендентов на этот пост и их политически активной массовки. Поэтому, не различая двух ветвей марксизма в СССР, они видели в нём колонию мирового еврейства, готовящуюся к разгрому германского национал-социализма.

И обоим вождям — Сталину и Гитлеру — (или кому-то из их ближнего окружения, кому те доверяли) “мировой закулисой” было обещано, что глобальное управление, стоящее над масонством, уже предопределило поддержку и победу его стране, но для этого политика его не должна до времени затрагивать то-то и то-то и касаться исключительно того-то и того-то. Конечно, умалчиваемые проблемы существуют, но решать их следует после победы, а сейчас — пока несвоевременно. И в таком духе посвященных в эту информацию лиц воспитывали прежде того десятилетиями, подтверждая жизнью достоверность обещаний только для того, чтобы один единственный раз их обмануть. Именно так разрешался веками конфликт между оглашениями и умолчаниями в информационных системах, которым следует регулярное масонство Запада, однако многие из вовлеченных в его структуры начинали понимать это только безвозвратно угодив в ситуацию-мясорубку в качестве “мяса”.

Гитлер заявил всему миру в своем завещании, что он по существу обманут: «Это неправда, что я или кто-либо другой в Германии хотел войны в 1939 году. Её жаждали и спровоцировали те государственные деятели других стран, которые либо сами были еврейского происхождения, либо работали во имя интересов евреев.

Я внес слишком много предложений по ограничению вооружений и контролю над ними [96], чего потомки никогда не смогут сбросить со счетов, когда будет решаться вопрос, лежит ли ответственность за развязывание этой войны на мне. Далее, я никогда не хотел, чтобы вслед за ужасной первой мировой войной возникла вторая мировая война, будь то против Англии или Америки [97].» — У.Ширер “Взлет и падение третьего рейха”, т. 2, с. 515. Там же на странице 511 приводится свидетельство немецкой летчицы Ханны Рейч о её беседе с Гитлером 26 апреля 1945 г., в которой Гитлер ей признался: «Моя дорогая девочка, я не предполагал, что всё так случится. Я твердо верил, что мы сумеем защитить Берлин на берегах Одера…» Хотя это признание относится к одному из сражений, но следует помнить, что Берлинская операция — одно из завершающих звеньев событий второй мировой войны ХХ века, которую Гитлер .

Сталин же предполагал её , вследствие чего и победил в ней; молчал, как всегда; но знал, что война началась “нечисто”. Встает вопрос: Кто должен расплачиваться за обман на глобальном уровне? — естественно, что участники “мирового сионистского заговора” и “космополиты безродные”, а также представители высшего масонства. Поэтому, как только была закрыта проблема гитлеризма, Сталин занялся космополитами безродными, низкопоклонством перед Западом [98], и потому исчез Р.Валленберг (несчастный шведский дипломат (???) [99], столь трогательно спасавший евреев в Венгрии и впоследствии потерявшийся в ведомстве Л.Берии, весьма непонятно вляпавшегося в весьма интересный заговор, в результате которого к власти в СССР пришло новое поколение интернацистов — троцкисты-хрущевцы и их массовка).

В 1995 г. вышел двухтомник Игоря Львовича Бунича “Операция «Гроза»”, в котором уже на основе материалов, доступных в архивах России, делаются те же выводы, которые ранее огласил Резун в “Ледоколе”. Бунич написал свою книгу также с бескомпромиссно антисталинских позиций, изобразив Рузвельта II и его советников политиками глобалистами, виртуозами, осуществляющими глобальное надгосударственное управление, а Сталина и Гитлера амбициозными дилетантами в сфере глобальной политики, которых переиграли хозяева команды Рузвельта II. Но И.Л.Бунич переусердствовал, и это отличает его от Резуна.

На страницах его книги многократно читаем, что операция «Гроза» — вторжение Советского Союза в Европу — должна была начаться после вторжения Гитлера в Великобританию (несостоявшаяся операция “Морской лев”, которая действительно готовилась параллельно с операцией “Барбаросса” [100]). Но может ли Бунич (и другие обвинители Сталина в связи с подготовкой им в Европу) ответить на вопрос: Как развивались бы дальнейшие события, если бы Гитлер не напал 22 июня на СССР, а напал бы на Великобританию, а Сталин ни на третий день после начала «Морского льва», ни позднее не напал бы на Германию, а начал бы процесс истинного сближения с Германией в концепции совместного с нею подавления сионистского паразитического интернацизма в ветхозаветно-талмудическом (западно-демократическом) и марксистско-троцкистском (интернационал-социалистическом) его вариантах?

Для Кремля, из которого хорошо было видно, что тщательно взращиваемая война за уничтожение СССР уже созрела, было ясно, что вторжение Германии в Англию — было бы разрывом её с Западом не только на словах о недовольстве мировой тиранией еврейских ростовщических кланов, но и реальным разрывом делом с этой тиранией. Переметнуться Германия после этого уже не смогла бы, как не смогла она, ввязавшись в войну хозяев Запада против СССР, почетно выйти из неё [101], не дожидаясь разгрома и безоговорочной капитуляции.

Сгнившие осенью 1941 г. неиспользованными десантные планеры и тому подобный хлам, произведенный для демонстрации “Гроза”, — действительно весьма дорогостоящий до 22 июня 1941 г. реальной истории, — многократно себя бы окупил, если бы народы двух великих держав, объединившись в общей концепции, отличной от марксизма и гитлеризма вырвались бы из под власти глобальной расовой “элитарно”-невольничьей концепции, осуществляемой в жизни Западных, якобы демократий, через сионо-масонство глобальным международным правительством, о благодетельности которого не таясь писали Рерихи [102], и что молчаливо, как само собой разумеющееся, подразумевают и Резун, и Бунич, и многие другие как догадливые, так и посвященные.

И прочитавшим Рерихов, Бунича, Резуна нет реальных причин, чтобы впадать в истерику, от сказанного в настоящей работе о том же самом глобальном международном правительстве, если в книгах названных авторов они читали о нем же без наплыва ужаса и истерик.

И нечего стенать насчет мерзостного сговора Сталина и Гитлера в 1939 г. Благодаря этому “сговору” противниками СССР были не все империалистические державы, как в гражданскую войну, когда страна была в кольце фронтов, а только Германия, чьи ОБЩЕСТВЕННОСТЬ и государственное руководство не использовали предоставленную ему Сталиным возможность совместного поиска путей в новый тип цивилизации.

Если бы Сталин в 1939 г. подписал договор с делегациями Великобритании и Франции, которые были в Москве почти-что одновременно с делегацией Германии, и предложили СССР договор, конкретно ни к чему не обязывающий их правительства в случае, если бы СССР оказался в состоянии войны с Германией, то мог повториться и сценарий первой мировой войны, целью которой была смена концепций общественного управления и правящих режимов как в России, так и в Германии. Сталин знал историю человечества и понимал намерения современных ему антисоветских политиков-глобалистов, по какой причине стремился к тому, чтобы СССР, во-первых, выжил в борьбе с ними, а во-вторых, понес бы в ней минимальный ущерб.

Сталин знал и понимал глобальную политику, но не был хозяином глобальной политики. Он так или иначе вынужден был на неё реагировать и оказывать на её течение целесообразное, по возможности упреждающее воздействие, исходя из необходимости осуществления той концепции, которой следовал, оглашая её просто по-человечески и в марксистских лексических формах. Это была одна и та же концепция на протяжении всей его жизни.

Ростовщическая и интеллектуальная кланово-расовая тирания в формах западной демократии — еще большая мерзость, чем обнаженно-силовые кровавые методы нацисткой Германии именно потому, что при своей тиранической сущности производят видимость благообразия: мягко стелют, да жестко спать. Стенающие о сговоре 1939 г., не сказав правды о западной демократии, — дурачье и лицемеры.

Все остальное в названной статье Ю.Мухина с провоцированием патриотов и державников подражать А.Гитлеру в средствах прихода к власти в последующих номерах газеты — не представляет методологическогоинтереса для тех, кому неприемлем , во всех его формах существования, . От пересказа же интересных фактов и обширных цитат из “Майн Кампф”, в том числе и содержательно здравых воззрений, в ней содержащихся, не будь которых Гитлер не смог бы собрать массовку, мы воздержимся: кому интересно это, пусть сам читает первоисточники, а главное — пусть воспринимает мир таким, каков он есть, и здраво мыслит сам на этой основе.

Всё, что мы оставили без комментариев в статье Ю.Мухина, — его анализ того, как, потакая возвышенным и низменным нравам толпы, виртуозно играть её страстями: построить в этой игре партию, государство. Мухин полагает, что после этого можно будет быть благодетельным, однако в силу объективной обусловленности всего в обществе нравственностью и методами осуществления целей, такое гипотетическое государство обречено вписаться в глобальный сценарий и (по своей воле и разумению) выполнить в нем предназначенную ему роль, подобно тому, как это было с Германией, уклонившейся — именно под виртуозную игру Гитлера на страстях — от прямого пути к социализму и коммунизму: — обществу Любви и Справедливости.

Конечно, пропаганда и агитация должна быть адресной, целенаправленной, убедительной и доходчивой до разных общественных групп, входя в их мировоззрение и миропонимание, по какой причине она будет иметь большие последствия в жизни общества. Но это не значит, что необходимо, возбудив страсти, или употребляя страсти, ранее взвинченные другими политическими силами, придавать толпо-”элитаризму” новые, якобы патриотические формы.

* *

*

Теперь обратимся к деятельности И.В.Сталина.

Ходил он от дома к дому,

Стучась у чужих дверей,

Со старым дубовым пандури,

С нехитрою песней своей.

В напеве его и в песне,

Как солнечный луч чиста,

Звучала великая правда -

Возвышенная мечта.

Сердца, превращенные в камень,

Заставить биться умел.

У многих будил он разум,

Дремавший в глубокой тьме.

Но люди, забывшие Бога,

Хранящие в сердце тьму,

Полную чашу отравы

Преподнесли ему.

Сказали они: “Будь проклят!

Пей, осуши до дна…

И песня твоя чужда нам,

И правда твоя не нужна!”

Это в возрасте 17-18 лет написал мало кому известный тогда Иосиф Джугашвили. Из-за несовпадения понятийной адресации лексических форм разных языков и необходимости соблюдать поэтику стиха оригинала возможно некоторое уклонение от смысла, имевшегося в виду автором, в сторону субъективизма переводчиков, редакторов и заказчиков перевода. Но даже с поправкой на это обстоятельство ясно, что в 17 — 18 лет подавляющее большинство людей не обращаются к тематике, затронутой этим стихотворением. Став главой государства, в котором русский язык исторически является языком власти, языком объединения национальных культур, И.В.Сталин не прибегал к услугам переводчиков и выражал по-русски то, что считал необходимым донести до сознания и понимания каждого человека в составе многочисленных народов СССР. И для понимания сущности “сталинизма” следует знать прежде всего то, к чему призывал людей И.В.Сталин, чтобы не ошибиться в анализе той эпохи.

Поэтому посмотрим, как Иосиф Сталин — ЖРЕЦ-вождь Советского Союза — излагал великую правду, об осуществлении которой в жизни он мечтал с юности и ради которой он был непреклонен в своей деятельности: “Экономические проблемы социализма в СССР”, осень 1952 г., за полгода до устранения Сталина:

«Необходимо… добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможности получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда к какой-либо профессии. „…“ Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. „…“ Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную заработную плату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления».

«…Советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию».

«Всем известен разрыв, существующий при капитализме, между людьми физического труда предприятий и руководящим персоналом. „…“ Теперь люди физического труда и руководящий персонал являются не врагами, а товарищами-друзьями, членами одного производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспеянии и улучшении производства».

То есть Сталинские принципы народовластия это:

· обеспечение одинаковой доступности сколь угодно высокого образования всем вне зависимости от происхождения;

· ликвидация монополии всех “элитарных” социальных групп на управленческую деятельность во всех её видах;

· ликвидация монопольно высокой цены на продукт управленческого труда, которая и вызывает вражду между всеми занятыми в иерархии управленческих должностей и людьми, занятыми в иных областях деятельности.

Хотя Сталин пользуется марксистской фразеологией, но смысл именно в этом; кроме того, следует обратить внимание на точность словоупотребления: Сталин пишет “Советская власть должна была…”, но не пишет “Советская власть уничтожила эксплуатацию человека человеком”.

В Сталинском видении народовластия нет места ни “расе господ”, будь то какая-то возомнившая о себе национальная “элита” или корпорация еврейских ростовщических кланов с их монополией на институт ростовщического кредита, банковское счетоводство и управление инвестициями в развитие или разрушение народного хозяйства в регионах планеты; нет места и монополии, по преимуществу еврейской, космополитичной “интеллигенции”, т.е. со стертым национальным самосознанием и бессознательно глобально безответственной, которая претендует на растолковывание окружающим смысла бытия, обходя вопрос о нравственном праве на ростовщический паразитизм еврейских кланов, как финансово-экономическую расовую основу “демократии” и гарантии “прав человека” во всем мире.

То есть это понимание народовластия весьма отличается от существа “демократии” западного образца, поскольку многопартийность Запада, парламентаризм, голосования по поводу и без повода, свобода прессы и т.п. — всего лишь канализация (в сантехническом смысле слова) для слива самонадеянного, необразованного, бездумного невежества в формах, безопасных для безраздельной власти трансрегиональной ростовщической корпорации и стоящих за нею её хозяев — действительно много знающих и глубокомысленных интеллектуалов. “Демократия” по-западному это — осуществление принципа “чем бы дурак не тешился, лишь бы ишачил”, подкрепленного культурой обращения в “баранов” тех, кому от рождения Свыше дано быть человеком.

Кроме того, Сталин, не удовлетворенный марксистской терминологией и понятийным аппаратом, в той же работе вынес смертный приговор марксизму:

«Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению. Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать [103] это несоответствие».

Предубежденным антисталинистам следует знать, что, в отличие от большинства своих противников, Сталин окончил в свое время курсы бухгалтеров, поэтому ему невозможно было морочить голову проектами финансового аферизма, как всем последующим и многим бывшим до него главам Российского государства. Кроме того он имел и большой практический опыт в управлении хозяйством государства-суперконцерна СССР как в мирное, так и в военное время, а также и в переходных периодах от мира к войне и от войны к миру. Как бывший семинарист он знал Библию, и как думающий человек соотносил её с реальной историей. Иными словами, его мнения по вопросам социологии и, в частности, экономики и отношению к иерархиям церквей, сект и библейскому вероучению, не легковесны, а при их немногословности — глубоко содержательны, но это содержание не вмещается в мелкие души большинства его критиков, по какой причине те изображают Сталина невежественным и интеллектуально недоразвитым хитрецом, подобным им самим.

После того, как вышли в свет “Экономические проблемы социализма в СССР”, можно было надеяться, что экономическая наука в СССР наконец перейдет от марксистской брехни к делу (правда некоторых “ученых” следовало приставить к делу в ГУЛАГе [104]) и народное хозяйство страны раз и навсегда выйдет из под контроля трансрегиональных международных корпораций финансовых аферистов и продажных интеллектуальных корпораций.

Поэтому, если в 1941 г. СССР получил упреждающий удар со стороны хозяев глобальной политики руками Гитлера, то в 1953 г. упреждающий, на сей раз “апоплексический”, удар получил Сталин лично, а множество болтунов [105] в экономической науке миновало ГУЛАГ, вследствие чего народное хозяйство не миновало застоя и нынешнего реформирования по рецептам из-за рубежа руками доморощенных лжи—ученых недоумков и алчных мерзавцев.

Каждый — кроме отъявленных предателей (возьмите меня в свое буржуинство: лозунг всем известного Мальчиша-Плохиша) — работает в меру своего понимания на свой народ, а в меру разницы в понимании — на тех, кто правит миром через трансрегиональную корпорацию ростовщиков и масонство.

Как этот правеж осуществляется современными “врачевателями” России, которую свернули со Сталинского курса последующие поколения “элиты” при попустительстве народа, сообщает “Советская Россия” от 7.12.1996 г. в статье “Откровенный разговор о еврейском лобби на 2-м канале израильского TV” с большим подзаголовком: «М.Голдмэн: Когда-то все было в руках политбюро, сегодня — тех, кого можно назвать “БАНКБЮРО”». Процитируем некоторые фрагменты этой статьи. Беседа идет между Березовским (ЛогоВАЗ, АВВА), Гусинским (Мост-банк), Малкиным (Российский кредит), Хаитом.

«Березовский: В России есть мнение, что существует сионистская мафия, которая специально отстаивает интересы евреев за счет, конечно, интересов русских прежде всего. Конечно сегодня в России не существует еврейского лобби. С другой стороны, абсолютно правы, многие люди, которые пошли сегодня в бизнес, — евреи, и кто добился сегодня успеха — евреи.

Гусинский: (…) Я думаю, что еврейское лобби сегодня есть.

Малкин: Евреи — активная нация [106]. И многие из них завоевали передовые позиции финансовые. И чтоб там что-то лоббировать? Они думают о своем бизнесе, а не о том, что они евреи. Но называют их так, потому что 60 процентов российских капиталов, они же принадлежат еврейскому бизнесу, их называют еврейско-финансовым лобби.

«…»

Березовский: (…) Я никогда не смотрел на Россию, как на Клондайк, но не хочу лицемерить, я — человек не бедный, я имею деньги, мне нравится, что я — не бедный. Но это как бы насыщение деньгами очень быстро было достигнуто. И деньгами такими, которые помогают обеспечить как бы хороший уровень жизни, да? Когда ты можешь не задумываться над тем, что можешь сегодня взять и улететь на Гавайские острова, когда не нужно получать разрешение ЦК партии для выезда за рубеж, когда ты можешь позволить себе одеваться, как тебе нравится, и когда твоя семья может себе то же самое позволить, когда ты в общем не думаешь о том, какой марки автомобиль тебе покупать. Тоже испытание, когда приходится менять принципиально цели: то, на что нужно копить всю жизнь, — мечта там советского человека — автомобиль, да? — в один день эти цели перестали быть целями.»

Сказано куда как откровенно, особенно последний пассаж Березовского, где выпирает тезис о том, что можно позволить себе то и другое, а главное, якобы можно позволить себе — не задумываться, в том числе и о том, хорошо это или плохо перекачать платежеспособность других людей и производств ростовщичеством и финансовым аферизмом в свой карман и отдыхать на Гавайях, в то время как ограбленные тобой и такой же мразью миллионы людей не получают месяцами зарплаты.

Не задумываться и делать что-либо — удел биороботов. Настаивающий на своем праве не задумываться о том, какой ущерб его действия несут другим людям, биосфере планеты — биоробот. Отношения человека к биороботу — не принадлежат сфере этики, на это, кстати, справедливо указали братья Аркадий и Борис Стругацкие в “Жуке в муравейнике”. После того, что Березовский выболтал по 2-му каналу TV Израиля, а другие собеседники не охарактеризовали его высказывания как античеловеческие, антибиосферные, — ко всем перечисленным нельзя относиться как к людям: это — биороботы врага рода человеческого.

Вопрос об отношении к еврейской “элите” они сами, ясным смыслом своих высказываний, переместили из области вопросов этики и обсуждения норм общечеловеческой морали и нравственности в область психиатрии и социальной гигиены.

Но вопрос не может вечно оставаться неразрешенным, пребывая в области социальной гигиены, и, если все эти своевременно не одумаются и не перестанут быть биороботами, то судьба их не должна вызывать ни сострадания, ни зависти: уничтожение и убийство человека — разные вещи. Можно сожалеть о том, что те, кому было дано Свыше быть людьми, избрали удел биороботов. Но человеку нет причин сожалеть о гибели вражеских человекоподобных объектов техники с ограниченным интеллектом, запрограммированной нравственностью и психикой в целом, даже, если созданы они на базе биологического вида Человек Разумный, какой бы эта гибель ни была [107].

Приведем и завершение беседы на TV Израиля:

«Гусинский: Пытались ли как-то повлиять на выборы? Морально и материально — да. В рамках закона [108].

Березовский: Я абсолютно последователен в политике, в том числе и на этих президентских выборах. Позиция моя была однозначна: это поддержка президента Ельцина. Та поддержка, которая позволила ему добиться того результата, который состоялся 3 июля. В чем выражалась эта поддержка? Ну, в деньгах колоссальных [109], которые были потрачены на президентскую кампанию, и что главное, что могли обеспечить мы, новый российский бизнес, была интеллектуальная поддержка [110], которую мы могли обеспечить. Мы смогли собрать в единое целое лучшие мозги в России, с моей точки зрения (говорит биоробот), для того, чтобы Россия могла продвигаться естественным [111], правильным путем.

Малкин: Помогая президентской власти, вы зарабатываете моральный авторитет [112]. И с вами начинают консультироваться, ваше мнение кладут на чашу весов, вот это вот — оно, безусловно влияет на кадровые назначения.

Эта интегрированная воля бизнеса влияет на принятие решений.

Гусинский: Когда-то Форд сказал: “Что хорошо для Форда, хорошо для Америки.” Все, что хорошо для бизнеса, хорошо для евреев. Можно сказать, что хорошо для ОНЭКСИМбанка, для Инкомбанка, для “Моста”, хорошо для России…»

Короче говоря, с точки зрения Гусинского, всё, что хорошо для ростовщичества, хорошо для России, хотя с точки зрения большинства Россиян, жить в России стало плохо определенно после того, как в ходе реформ Гайдара и Чубайса финансовый аферизм и ростовщичество обрели неограниченную распущенность (а не свободу). “Свобода” ростовщичества и финансового аферизма — единственная свобода [113], которую создал в России наших дней режим демократизаторов.

Это так потому, что ВСЁ, ЧТО ХОРОШО ДЛЯ РОСТОВЩИЧЕСТВА — ПЛОХО ДЛЯ РОССИИ И ВСЕХ ДРУГИХ СТРАН. ВСЁ, ЧТО ХОРОШО ДЛЯ ЛЮБОГО НАРОДА — ПЛОХО ДЛЯ РОСТОВЩИЧЕСТВА И ХОЗЯЕВ ГЛОБАЛЬНОЙ РОСТОВЩИЧЕСКОЙ И “ИНТЕЛЛИГЕНТСКОЙ” МАФИИ, ЕВРЕЙСКОЙ — ПО СТАТИСТИЧЕСКОМУ ПРЕОБЛАДАНИЮ ЕЁ ГЕНЕРАЛОВ.

Кроме того, Гусинский перед телезрителями как-то “забыл”, что Генри Форд — автор книги “Мировое еврейство”, в которой он написал правду о таких как Гусинский и Березовский, выразил крайне неприязненное отношение к их деятельности, вследствие чего попал в первые строки списков выдающихся “антисемитов” ХХ века. И когда Форд утверждал, что всё, что хорошо для Форда, хорошо для Америки, он имел ввиду как раз противоположное тому, что утверждал Гусинский в своей последней фразе.

Генри Форд — промышленник и предприниматель № 1 ХХ века — управленец уровня третьего приоритета (знающий и технологии, и бухгалтерский учет организатор производства), честный и во многом добродетельный человек, он придерживался совсем иных взглядов, за которые против него еврейскими кругами США была развернута гнусная интернацистская кампания травли:

«Связь с банкирами является бедой для промышленности. Банкиры думают только о денежных формулах. Фабрика является для них учреждением для производства не товаров, а денег… Банкир [114] в силу своей подготовки и, прежде всего, по своему положению совершенно не способен играть руководящую роль в промышленности… И все-таки банкир (т.е. ростовщический паразитизм: — наше уточнение) практически господствует в обществе над предпринимателем (организатором производства: — наше уточнение) посредством господства над кредитом (т.е. над возможностью и невозможностью осуществить инвестиционные пиковые расходы: — наше уточнение).»

Из этих слов Г.Форда можно понять, что человек, создавший автомобильную империю, не прибегая к кредитам, и вовлекший в её обслуживание множество фирм, близко подошедший к рубежу самодостаточности производства и потребления во многоотраслевом концерне, предпочел бы жить в обществе, в котором нет ни единого коммерческого ростовщического банка: от беды и мрази подальше.

При идеологической диктатуре марксистов-интернацистов в СССР книги Г.Форда не издавались, поскольку марксисты-интернацисты оберегают ростовщическую диктатуру в области финансов с не меньшим усердием, чем это делают сами банкиры-ростовщики.

О том, как марксисты защищают ростовщическую тиранию в наши дни, “Советская Россия” от 17 декабря 1996 г. сообщает на первой полосе:

«Выступая в Госдуме в дискуссии по бюджету, лидер фракции КПРФ Г.А.Зюганов огласил заявление депутатов-коммунистов. В нем говорится:

Фракция КПРФ поддержит основные показатели проекта бюджета на 1997 год только в том случае, если правительство Российской Федерации официально возьмет на себя перед Государственной думой следующие обязательства:

1. Погасить до февраля 1997 года задолженность по заработной плате работникам бюджетных учреждений, стипендиям, пенсиям, пособиям на детей и другим видам пособий.

2. Разрешить в течение первого квартала 1997 года кризис неплатежей предприятий и организаций.

3. Представить в Государственную думу до 25 декабря 1996 года “Бюджет развития” как часть федерального бюджета Российской Федерации на 1997 год.

4. Установить государственный контроль над ценами на энергоносители и тарифы на железнодорожный транспорт.

5. Принять меры по стимулированию отечественных товаропроизводителей, включая корректировку таможенной политики, снижению налогового бремени, ликвидацию денежных суррогатов.

6. Привести показатели финансирования науки и образования в соответствие с требованиями действующего законодательства.

7. Обеспечить, начиная с 1997 года, выполнение программы жилищного строительства, обратив особое внимание на строительство жилья для молодежи.

8. Ввести в первой половине 1997 года государственную монополию на вино-водочную и табачную торговлю, а также стратегические ресурсы.

9. Принять необходимые меры по выделению бюджетных ассигнований 1997 года на содержание армии, проведение военной реформы и конверсию оборонной промышленности.

10. Преобразовать “Российскую газету” в официальный орган Федерального собрания и правительства Российской Федерации, а также обеспечить организацию передачи “Парламентский час” на ВГТРК.

11. Потребовать вместе с депутатами Государственной думы отстранения от должности руководителя администрации президента Российской Федерации А.Б.Чубайса и его окружения как разрушителей российской государственности и духовности, организаторов развала экономики в стране.

В случае невыполнения правительством указанных обязательств фракция КПРФ оставляет за собой право проголосовать против бюджета, поставить вопрос о недоверии правительству и об организации актов гражданского неповиновения.»

Спрашивается: Что гражданин-товарищ-барин Зюганов забыл, какие обещания клятвенно давали правительства и администрация президента, а так же и чиновники лично, на протяжении последних 10 лет? Что КПСС, прежние Верховные Советы СССР и Российской Федерации смогли спросить с каждого из них за невыполнение ими их обещаний и государственных планов социально-экономического развития?

Почему бы, прежде чем ультимативно выдвигать требование новых торжественных обещаний, не спросить с команды президента за невыполнение ею предвыборных обязательств, так и повисших обильной брехней в воздухе? Или Зюганов знает, что в условиях западно-демократической государственности это невозможно без привлечения тайных наддемократических сил, с которыми всем парламентским фракциям следует жить в мире, чтобы не выпасть в осадок без их поддержки?

Ну, допустим, даст правительство новое торжественное обещание выполнить 11 “пунктиков” Г.А.Зюганова и “пунктики” других фракций, а пройдут контрольные сроки и не выполнят; тогда что? Призывать к новым торжественным обязательствам?

Надоело народу всё это.

Вместо 11 “пунктиков” было бы лучше, если бы Зюганов огласил внятно и непреклонно всего одно предложение: Ввести в Конституцию России статью в следующей редакции:

Кредитно-финансовая система России строится на принципе рубля и копейки, обеспечиваемом: 1) опережающим ростом энергопотенциала России по отношению к денежной массе, находящейся в обращении, 2) кредитованием на беспроцентной основе, а также 3) ограничением потребительских доходов и накоплений в семьях, уровнем заведомо достаточным для жизни, но не позволяющим паразитировать на чужом труде.

Эта статья выражает общефизический закон сохранения энергии по отношению к сопровождению многоотраслевого производства и потребления кредитно-финансовой системой.

Нынешнее законодательство России о финансовой и хозяйственной деятельности противоречит общефизическому закону, поэтому для простого народа в России наших дней возможно прочувствовать только собственное бесправие и разгул свободы ростовщичества и финансового аферизма, , которой демократизаторы закрыли большинство путей жизненного развития.

После этого Зюганов изумляется, что молодежь не идет в КПРФ. Молодежь шла в революциях начала века за большевиками потому, что большевики раскрыли перед рабочими и крестьянскими детьми империи пути жизненного развития, дали новое знание, а с ним и новое качество свободы, которые были недоступны для них при прежнем сословном личностно-иерархическом устройстве внутриобщественных отношений. Какие пути может открыть Зюганов и К, если они потворствуют тем силам, которые после 70 лет Советской власти закрыли пути личностного и общественного развития большинству молодежи? Какие новые знания может дать КПРФ народу, при помощи которых люди могли бы разрешить накопившиеся в последние десятилетия проблемы внутриобщественных отношений и отношений общества с биосферой Земли, если на пленумах и съездах КПРФ и в её печати не обсуждаются вопросы теории, а идет только накачка эмоций и заклинания социальной стихии? Не надо считать молодежь дурой: Гитлер тоже не обсуждал теорий, накачивал эмоции и заклинал социальную стихию; чем кончилось — известно. А обсуждать есть что, как то было показано ранее.

При Сталине в СССР, и при Гитлере в Германии эмиссионная активность государства и кредитная активность банков не выходили за пределы, допускаемые законом сохранения энергии по отношению к устойчивости многоотраслевых производственно-потребительских макроэкономических систем. Именно по этой причине, без золотого обращения внутри обоих стран, их экономика в те годы была наиболее быстро развивающейся в мире. Именно по этой же причине — соблюдению финансово-энергетических пропорций, т.е. энергетического стандарта обеспеченности средств платежа — экономика Японии на протяжении всех послевоенных лет являет “экономическое чудо”. Причем в Японии никогда не было свободного ссудного процента, как в Европе или России наших дней, по какой причине её банки вынуждены работать в режиме “госплана”, распределяя кредитные ресурсы, всегда меньшие по отношению к объему запросов на кредит, по здравому смыслу в соответствии с общеяпонскими долгосрочными интересами, а не так, как это имеет место в США, Европе или в России наших дней по принципу: «Кредиты тем, кто может заплатить за них больший процент, а что будет с производством и народом — не наше дело, а производственники и народ пусть крутятся, как умеют», что ясно из речей ростовщиков на TV Израиля.

Но в этой же статье “Советской России” о выступлении доморощенных ростовщиков на израильском телевидении обнажилась и интернацистская сущность троцкистской редакции газеты. Текст беседы интернацистских банкиров на израильском телевидении попросили прокомментировать генерал-лейтенанта, доктора исторических наук Н.С.Леонова:

«Я с большим интересом посмотрел этот эпизод. И должен вам сказать, что владельцы крупнейших наших телевизионных каналов не нашли возможности изложить это по своим телевизионным каналам, а вот там, перед чужим телевидением [115] они говорят достаточно откровенно, с изрядной долей цинизма.

Что касается содержания высказываний, то у меня есть пара замечаний.

Во-первых, последнее высказывание господина [116] Гусинского о Форде. Это некорректно, в самом лучшем случае. Это грубая подделка. Дело в том, что Форд создавал материально-техническкую базу Соединенных Штатов. Ведь та империя, которую создал Форд, стала оплотом нынешнего могущества Соединенных Штатов. Ведь Форд начинал с того, что создал собственный автомобиль, ввел величайшее достижение тогдашней технологии — конвейер, что помогло резко сократить себестоимость продукции, а следовательно и цены на нее. (…)

Честно сказать, нынешние российские банки, в том числе и те, которые были названы, не играют такой роли в укреплении могущества [117] государства Российского. По официальным данным 98 процентов всех банковских капиталов инвестируется не в промышленность, а в самые что ни на есть краткосрочные торговые кредиты, причем чаще всего в торговые кредиты — всего на два месяца. То есть банки качают огромные суммы капитала, вовсе не затрагивая нашу отечественную промышленность. После них не останется никакого могущества. Интересы их и интересы национальной России не совпадают, как совпадали интересы Форда и Америки.»

В полном соответствии с традициями политработников, генерал хранит верноподданность ныне правящему режиму и его хозяевам. Прежде всего, если бы банки качали огромные суммы капитала «вовсе не затрагивая нашу отечественную промышленность», то промышленность бы и работала, а не деградировала, а большинство населения были бы уверены в завтрашнем дне и жили год от года лучше, а не оказались бы за воротами их собственных (до 1992 г.) предприятий без средств к инвестированию в организацию нового собственного бизнеса. Банки высосали ростовщичеством огромные суммы оборотных средств и создали кризис неплатежей, ненаполняемость бюджета налогами, сожрали накопления населения. Но в якобы патриотической “Советской России” говорить об этом не принято, также как об этом принято умалчивать во всей продемократизаторской прессе.

И если до генерала всё же доходит, что «интересы их и интересы национальной России не совпадают», то обязан [118] был перед народом перейти в идеологическое контрнаступление на Гусинского и прочих и огласить через газету законодательное предложение патриотической общественности:

России необходимо конституционное запрещение кредитования под процент и иных видов ростовщичества, что принудит банки работать в режиме инвестиционных фондов, собирать интеллектуальный потенциал для экспертизы проектов и анализа возможностей общественно-экономического прогресса в ладу с биосферой.

Без банковской системы, ведущей счетоводство макроэкономического уровня, и собирающей множество “микроэкономик” в отраслях во многоотраслевую “МАКРОЭКОНОМИКУ”, не обойтись, но после 1917 г. банкир в России безвозвратно утратил право быть ростовщиком, разрушающим народное хозяйство злоупотреблением в счетоводстве.

Все политические силы в России и их политические массовки, которые не то что противятся конституционному запрету ростовщичества, в том числе и банковского, а просто не прилагают целенаправленных разнородных усилий к такому запрету — антинародные силы, поскольку они предают своих потомков и продают их в рабство: злоумышленники они или дурачье — существа дела не меняет.

Но приведенная выдержка из комментария к беседе на израильском TV в якобы патриотической “Советской России” показывает, что для интернацистов-марксистов (троцкистов) из её редакции охрана банковской тирании, основанной на ростовщической глобальной монополии, столь же важное дело, как и для интернацистов-демократизаторов. И между “Советской Россией” и другими якобы патриотическими редакциями, Зюгановым и прочими и с другой стороны — Гитлером разница только в том, что Гитлер более виртуозно играл на патриотических чувствах и страстях в Германии, чем делают это рупоры якобы патриотической массовки в России наших дней.

Теперь уклонимся в область великой русской литературы, дабы увидеть некие взаимосвязи литературы и жизни. Показательно, что во время учебы в школе подавляющее большинство учеников относится к нравоучительству Ф.М.Достоевского равнодушно, отстраненно. “Преступление и наказание”, хотя и внедрено в школьные программы, но у большинства не вызывает ни малейшего интереса, у многих вызывает неприятие, и к его изучению относятся как к духовной каторге. Если поинтересоваться у старших поколений, как они относились в свое время к этому произведению, то картина будет примерно такая же: равнодушие или отвращение преобладали. “Война и мир” изучалась с гораздо большим интересом в том же возрасте.

Потом дети выросли, и некоторая их часть их приобщилась к тому слою “интеллигенции”, в котором нормой является мнение, что Ф.М.Достоевский — глубокий психолог, выдающийся нравоучитель, гуманист, художник слова и так далее. В крайнем случае, его репутация великого художника слова подпорчена тем, что он механически антихудожественно сконструировал “Бесов” на потребу дня, но и “Бесы” при всей их нехудожественности канонически нравоучительны и потому тоже могут быть отнесены к великим пророчествам русской литературы. А всё остальное в его творчестве это — выдающиеся художественные произведения, с глубоким социальным смыслом и т.п. А те, кто этого не чувствует и не понимает, те якобы в некотором смысле ущербные люди.

Иные мнения о литературном наследии Ф.М.Достоевского и последствиях для России его нравоучительства в учебники, прессу и эфир не попадают. А редкие школьные сочинения, в которых, вопреки традиции, без обиняков утверждается, что его произведения несут на себе печать травмированной психики, и потому действия его психически не здоровых, сломленных героев для большинства нормальных людей интереса не представляют, оцениваются учителями на тройку, или на двойку [119].

Именно раболепное преклонение перед Ф.М.Достоевским и его литературным наследием свойственно изрядной части гуманитарной интеллигенции России и Запада. Но мы приведем несостоявшееся школьное сочинение, которое нецелесообразно было сдать учителю на проверку ни до 1917 года, ни в послесталинском советском прошлом, ни в “демократическом” настоящем. Это позволит увидеть, что по существу проявляется в очаровании некоторой части интеллигенции в России и на Западе творчеством Ф.М.Достоевского, и что вызывает отвращение у тех, кто его не приемлет в качестве нравоучителя, глубокого психолога и интеллектуала:

несостоявшееся в свое время сочинение бывшего ученика 9 класса

советской средней школы

О преступлении против потомков…

Исторически реально хозяева иудейского раввината и иерархий христианских посленикейских церквей придали гешефтмахерству (по-русски финансовому паразитизму и финансовому рабовладению) организационные формы библейско-талмудической культуры, делая узаконенное гешефтмахерство средством безраздельного управления всем миром, что очень ярко отражено в возражении Ротшильда на комплимент в его адрес: “Я — еврей королей”, на что никто не нашелся ответить: “Конечно, где не пройдет войско, там пройдет осел, навьюченный золотом…”

В “Преступлении и наказании” Ф.М.Достоевский не разрешил вопроса о нравственно правом искоренении гешефтмахерства. Это не значит, что топор Раскольникова высоконравственен и потому прав, но общество может быть защищено от паразитизма только нравственно правым произволом, умышленно и непреклонно преступающим ростовщическую законность, как в отношении корпорации гешефтмахеров в целом, так и в отношении каждого отдельного гешефтмахера.

И не следует сводить роман Ф.М.Достоевского к судьбе процентщицы (с противоестественным для исторически значимой статистики реального ростовщичества именем и отчеством) и студента, затравленного ростовщической экономикой и сословным строем России, изуродованного психически, а потом приписывать роману общечеловеческую гуманистическую значимость.

Это ложное видение мира, поскольку преступление прежде совершает гешефтмахер, а только потом за него наказывается статистически чаще жертва гешефтмахера, пытающаяся вырваться из-под гнета паразитизма гешефтмахеров путем преступления норм ростовщической законности общества; кроме того наказывается и общество в целом, в котором безбедно пожирают жизни множества людей гешефтмахеры.

“Интеллигенции” и всему народу в России следует уже давно переосмыслить свое отношение к этому роману и к тому, что понаписали о нём за последние сто лет литературоведы и авторы школьных учебников, прямо или опосредованно кормящиеся с ладони гросс-гешефтмахеров, но не своим производительным трудом. У тех, кто кормится своим производительным трудом, в большинстве случаев нет времени, чтобы писать работы по искусствоведению, и они вполне могут обойтись в жизни без искусствоведческой “элиты”, которая — в своем большинстве — пришла в искусствоведение по причине собственной неспособности к художественному и иному творчеству, что проявляется, в частности, и в том, что она следует ранее сложившейся традиции растолковывания смысла произведений.

Если бы Ф.М.Достоевский сюжет “Преступления и наказания” изменил только в одном: Раскольников создал бы организацию, члены которой прошлись бы с топорами по особнякам банкиров и в одну ночь выкосили бы все ростовщические кланы Европы и России, их наследников и прислугу, — то он мог бы спровоцировать течение и по такому сценарию, ибо толпа отзывчива ко мнению авторитетов, к числу которых — при жизни — неоспоримо принадлежал и Ф.М.Достоевский.

И если бы хозяева ростовщической мафии уцелели после оглашения такого сценария, то они постарались бы оклеветать Ф.М.Достоевского и предать забвению его наследие, вследствие чего весь “интеллектуальный” Запад в наши дни, скорее всего, был бы лишен возможности умиляться и остальным произведениям его . Он был бы ненавистен и приговорен к забвению при таком сюжете “Преступления и наказания”, также как была приговорена к забвению ненавистная многим работа В.И.Даля “Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их”, построенная на анализе скрываемых фактов реальной истории. Его приговорили бы к забвению, даже если бы Достоевский на порядок превзошел себя в художественном описании последующего покаяния и погибели нераскаявшихся террористов.

В целом же “Преступление и наказание” — мелкотемье и явное напыщенное графоманство, порожденное лжехристианством русского православия, приносящее старуху-процентщицу в жертву искупления Ротшильдов, Рокфеллеров и прочих кланов ростовщической еврейской глобальной мафиозной мрази. Отчасти благодаря этой литературной бескровной жертве; благодаря тому, что судьба персонажа старухи-процентщицы заслонила в психике большинства вопрос об отношении к глобальной тирании идеологически организованного, а не стихийного банковского ростовщичества, стал возможным шабаш и психологическое саморазоблачение Березовского, Гусинского, Малкина на израильском телевидении…

Ф.М.Достоевский в “Преступлении и наказании” попер на рожон против истины, поскольку ни один случай не может опровергнуть или затмить собой статистику — совокупность множества случаев. Случай может только проиллюстрировать собой какой-то один из множества диапазонов статистики. И выводы, сделанные на основе анализа случая, даже сюжетно-литературного, неприменимы по отношению ко всей полноте жизненной статистики. Нравственные и этические выводы по отношению ко всей статистике множества случаев строятся совсем иначе, а не обобщением на всю статистику выводов из одного случая, раздутого до непомерного значения. Ф.М.Достоевский же попытался, вне зависимости от того понимал он это или нет, ширмой придуманного случая увести от анализа и осмысления статистики в целом [120]: во-первых, это слепота к жизни, а во-вторых, это попытка ослепить своим мнением других. Сказанное здесь о взаимном соответствии отдельных случаев и объемлющей множество случаев реальной жизненной статистики, справедливо как по отношению к исторической науке, основанной на документалистике и свидетельствах современников, так и по отношению к произведениям художественного вымысла, вплетенного в реальную жизнь, которые объективно подталкивают читателей и зрителей ко мнениям, предопределенным нравственностью и мировоззрением автора.

Проблема в сюжете “Преступления и наказания” надумана в лжехристианском православном — тщеславном самоопьянении: этот роман был бы невозможен в ведической или коранической культуре, в которых заповедь “не убий” не распространяется на тех, кто умышленно насаждает зло на земле и сам является убийцей по умышлению [121]; не распространяется она на тех, кто не в состоянии остановиться и прекратить свое бездумное злодейство на основе традиции, унаследованной от предков, после того как злодейство выявлено и объяснено прямо и недвусмысленно. Но в дополнение к этому разрешению на убийство в определенных условиях в Коране дана рекомендация: Устраняй зло тем, что лучше. Таким образом, в коранической этике предложение благоносной альтернативы должно упреждать силовое устранение зла. Если же этого нет, то прибегнуть к силовому устранению — может оказаться не менее злобной, чем устраняемое зло, отсебятиной.

Если делать нравственные и этические обобщения, к каким подталкивают Ф.М.Достоевский и толкователи его произведений, что убийство мерзавца, паразита не допустимо ни при каких обстоятельствах, то также, как и Раскольников, глубоко порочны и былинный Илья Муромец, и калики перехожие, наставившие его на богатырский путь жизни, на котором он убил многих, в частности Соловья Разбойника. И калики перехожие и Илья-богатырь еще хуже, чем Раскольников, поскольку не покаялись в содеянном. То есть неправ и народ Русский в определении своих идеалов нравственности и средств их осуществления, сложивший былины [122] и пронесший их через века. Бывает в истории, конечно и такое: что какой-то народ в целом оказывается в крайнем заблуждении. Но в истории ничто не говорит о том, что прав Ф.М.Достоевский, и прочие непротивленцы злу насилием. Враг внешний, такой, как залетные Змей Горыныч или Тугарин Змеевич, или враг внутренний, такой, как старуха процентщица и нынешние березовские, гайдары и чубайсы, всё едино — враги, подлежащие нейтрализации для блага и жизни общества тружеников.

Если же обратиться к психологии обоих упомянутых в сравнении персонажей, то между ними есть существенная разница. Она всего лишь в том, что Илья Муромец убил того же Соловья не с целью решения личных финансовых проблем и демонстрации себе и окружающим личного своего “богатырства”. Проблематика самопревознесения над толпой в богатстве, в силовых и иных возможностях его не интересовала. В былинах он воспринимает себя таким, каков он есть, и не пыжится изобразить из себя нечто более значимое, что и отличает его от Раскольникова, кроме всего прочего обеспокоенного проблемой “тварь ли он дрожащая” или нечто “сверх…”. А совершаемые богатырем убийства мотивированы не его личностными устремлениями, а общественной долговременной целью: необходимостью защиты вдов, сирот, малых детушек, трудового люда от всевозможного паразитизма и угнетения их жизни. Причем дело доходит до того, что и былинный князь Владимир Красно-Солнышко едва не пал жертвой процесса социальной гигиены, осуществляемого Ильей Муромцем.

Кроме того, по своему нравственному и мировоззренческому состоянию Раскольников еще примитивнее убитой им старухи: вседозволенности ростовщичества (4-й приоритет обобщенного оружия) он противопоставляет вседозволенность топора (6-й приоритет обобщенного оружия), по гордыне и подражательству “сильным личностям” мира сего, не имея за душой ничего для того, чтобы подняться на высшие приоритеты обобщенных средств общественного самоуправления и оружия.

Все это говорит о том, что в литературном наследии Ф.М.Достоевского выразилось его объективное злонравие, которое подавило его творческие способности. И высказанное обвинение в злонравии в адрес Ф.М.Достоевского не голословно. Столкнувшись с финансовыми затруднениями в жизни, он конечно не пошел с топором как Раскольников ни к своим или чужим кредиторам, ни на большую дорогу, а поехал заграницу, на курорт в надежде выиграть в казино необходимую сумму, что предшествовало написанию им романа “Игрок”. Если говорить о нравственности, то это желание выйти из проблем за счет “халявы”, которую должны были оплатить те угнетенные, униженные и оскорбленные, которых уже обобрали сильные мира сего перед тем, как собраться в казино, чтобы пощекотать себе нервы и проиграть изрядные суммы владельцам казино и более удачливым, чем они сами, игрокам. То есть автор “Униженных и оскорбленных” намеревался преодолеть свои финансовые трудности за счет других униженных и оскорбленных, однако не непосредственно, а опосредованно через казино, и это есть выражение его двоедушия и лицемерия, возможно, что не осознаваемых им самим: И Богу молился, и на чертову помощь в делах житейских надеялся.

Если же говорить об интеллекте Ф.М.Достоевского, который, как и нравственность, реально проявился в фактах его биографии, то намерение решить свои финансовые проблемы за счет предполагаемого выигрыша в азартные игры — явное выражение : все игры, прижившиеся в игорных домах, построены так, чтобы выигрывал владелец казино, а все остальные только перераспределяли между собой свои средства, безвозвратно утрачивая какую-то их долю, обеспечивая тем самым заведомый выигрыш владельцам казино. Иных игр в казино нет: шахматы и даже крестики нолики, где выигрыш не предопределен и требует навыков и интеллектуальных усилий — в казино нет; там только привлекательные “халявы”, вхождение в которые не требует особой подготовки и доступно каждому позарившемуся на дармовщину, ибо чем шире круг игроков — тем больше прибыли владельцев игорного бизнеса; все игорные “халявы” — заведомо беспроигрышные для владельцев игорного притона [124], вне зависимости от того в доле с ними государство, или они стригут “баранов” без оплаты государственной лицензии и платежей налогов с их бизнеса.

Вследствие этой нравственной порочности и интеллектуальной ущербности, в литературном наследии Ф.М.Достоевского многие великие явления (т.е. общественно значимые) остались без рассмотрения, а значение малых фактов раздуто до непомерности. По словам М.Е.Салтыкова-Щедрина низведение великих явлений до малых, и возвеличивание малых до великих — есть истинное глумление над жизнью, хотя картина подчас выходит очень трогательная. В общественном коллективном сознательном и бессознательном “Преступление и наказание” порицанием убийства с целью ограбления, закрывает выход на понимание проблем социальной гигиены. Это говорит о том, что Ф.М.Достоевский слеп к реальной проблематике общественной жизни и к не однозначной нравственной мотивации одних и тех же действий в обществе. То есть его нравоучения объективно антиисторичны и антинародны, а поскольку писал он на русском языке, то это означает, что Ф.М.Достоевский был выразителем идей воинствующей русофобии.

Если Ф.М.Достоевский глубокий психолог, то его психологические воззрения — от изощренного сатанизма и благообразно направлены против оздоровления психологии народа. Недееспособность Раскольникова и самого Ф.М.Достоевского в деле защиты угнетенных, в деле становления общества справедливости — обусловлена их реальной нравственностью, и характеризуется пословицей “бодливой корове — Бог рогов не дал”: литературный персонаж и его конструктор, как и все библейски-канонические усердно православные, реально работали на доктрину “Второзакония-Исаии”, противную истинному Благовестию Христа, учившего Справедливости и непреклонному искоренению Зла в жизни общества, а не соглашательству со Злом в бессмысленном страстотерпии и покорности Злу. Это так, ибо человек, по Божьему предопределению — наместник Божий на Земле, а не безответная жертва того, кто претендует быть князем мира сего. Ф.М.Достоевский охранял доктрину “Второзакония-Исаии” на третьем приоритете обобщенных средств управления/оружия, и по отношению к России, хотя и был декларативно благонамеренным человеком, но по существу выполнил, даже не как наемник [125], а истово — обязанности , что и выразилось литературно в автобиографичном образе Смердякова.

Если вымышленный персонаж-Смердяков готов был отдаться под власть агрессора, действующего общепонятными вооружениями уровня 6-го приоритета, то создатель персонажа Смердяков-Достоевский отдался под власть агрессора, действовавшего оружием от 3-го приоритета и выше, и истово служил агрессору в деле России, после того как обжегся на освобождении её народа от угнетения, участвуя в деле Петрашевского.

Вследствие того, что Ф.М.Достоевский не смог разрешить нравственно-этических неопределенностей (в том числе и в области религии) и назвать ложь — ложью, а истину — истиной, и в жизни непреклонно следовать истине, жизнь его и была тяжелой, как это сообщают его биографы. Это не значит, что он злоумышленно стремился злодействовать в области литературы, формируя нравственность и мировоззрение читателей, но он непреклонно шел не туда, не смея подвергнуть Библию рассмотрению по совести, воспринимая её в качестве аксиомы в наборе прочих обветшалых к тому времени аксиом православия.

Все сказанное не означает, что по прочтении сего, следует немедленно приступить к поиску винтовки с оптическим прицелом, чтобы начать массовый отстрел ростовщиков. От этого как раз следует воздержаться: Гусинский, Березовский — демонстрационные, образцово показательные экземпляры, даже общественно полезные в том смысле, что вызывают омерзение ибо мерзость их деятельности — обнажена и действует без макияжа, в отличие от двоедушия Ф.М.Достоевского, нравоучительство которого для многих авторитетно и по сию пору. Демонстрационные экземпляры — мелкая шпана-однодневки в глобальной ростовщической мафии. Они накачали ростовщичеством миллиарды, но не думают о завтрашнем дне. И поскольку они не смогли обеспечить управление Россией финансово-демократическим способом, как это устроилось к середине ХХ века в государствах Запада, генералы и хозяева ростовщической глобальной мафии, могут попробовать расплатиться с “баранами” из числа возомнивших себя патриотами, русскими националистами и великодержавниками, фашистами, нацистами именно этими “ослами, навьюченными золотом”.

Поэтому уничтожение временно навьюченных богатством демонстрационных экземпляров в России не этически запретно, к чему подводил читателей Ф.М.Достоевский и подавляющее большинство литературных критиков, а не целесообразно , поскольку такое уничтожение предусмотрено алгоритмом управления обществом по доктрине “Второзакония-Исаии”, как средство успокоения национально-взбудоражившейся общественности, которая в жизни общества не желает осуществления ничего, кроме сиюминутной политической похоти и не задумывается о последствиях её удовлетворения.

Чтобы выйти из алгоритма управления по доктрине “Второзакония-Исаии”, прежде ликвидации ослов, временно навьюченных богатством, в России должна быть решена другая — более значимая общественная проблема. Как следствия этой проблемы и возникли все березовские, чубайсы и ходорковские и прочие временно навьюченные. Суть её состоит в следующем: ваучеры раздавали не под дулом автомата, и не только гусинским и березовским, но почти все, включая и националистов-”антисемитов”, заплатили по 25 рублей за ваучер: кто — , кто . В итоге в России более 40 миллионов “обманутых вкладчиков”, которые сделали всё для того, чтобы быть им обманутыми.

“Обманутые вкладчики” вложились во всевозможные “МММ”, позарившись на сотни процентов годовых, буд-то они не знали, что такие темпы роста общественного производства [126] в его натуральном учете (и учете в неизменных ценах) на основе нынешней научно-технологической базы общества невозможны; то есть они объективно шли на то, чтобы участвовать в перераспределении платежеспособности остальных более чем 100 миллионов населения в свою пользу, соучаствуя в качестве массовки в глобальной афере под неоглашенным названием “Война приватизаторов за Советское наследство”. Но после того, как вкладчики оказались “обманутыми”, они не унялись: они “качают права”, требуя компенсации от государства опять же за счет более чем 100 миллионов населения, не принявших активного участия в их аферах.

Иными словами, в отличие от Гусинского и Березовского, 40 миллионов “обманутых вкладчиков” объективно — тоже финансовые аферисты и ростовщики, но — неудачники, чтобы они не говорили в свое оправдание; это относится ко всем ним, будь они выжившие к старости из ума старики, или же стоеросовый молодняк, жаждущий легкого потребления по потребности, но не приученный без понуканий каждодневно добросовестно и созидать. От преуспевших Гусинского и Березовского они не отличаются качественно своей нравственностью; каждый из них занял бы место всякого из демонстрационно навьюченных ослов, если бы у него хватило энергии и способностей для того, чтобы потеснить на вершине финансовой пирамиды всех преуспевших. Всё произошло с ними по русской пословице: Пошли по шерсть, а воротились стрижеными. “Обманутые вкладчики” усыпили свою совесть или остались глухи непосредственно к её зову. Они не вняли памяти и разуму, поскольку довольно подробно в учебнике истории описана аналогичная “МММ” афера, сопровождавшая строительство Панамского канала в XIX веке, на которой погорело множество французов, а меньшинство хорошо погрело руки. Но мало того, в России после всего С.Мавроди оказался не на скамье подсудимых, а избранным в число депутатов.

То есть, когда речь заходит о социальной гигиене по отношению к ростовщичеству и аферизму, то поостеречься следует не только преуспевшим Мавроди, Березовскому, Гусинскому, но и многим деятелям искусств, иерархии православной церкви, 40 миллионам обманутых вкладчиков, а также и более чем 100 миллионам равнодушных, , при соучастии, бездеятельности и попустительстве которых стал возможен правеж Березовских и Гусинских на Руси, претендующей быть Святой Русью. Поэтому те, кому не терпится устранить Гусинского и Березовского, после прочтения сего должны понять, что проблемы России проистекают не от нескольких образцово показательных экземпляров ростовщиков, а от той мировоззренческой и нравственной — духовной среды, которую воссоздает каждомоментно в обществе сам народ, и которая позволяет паразитировать на нем всякой доморощенной и зарубежной мрази.

После того, как в Коране оглашено проклятие Божие на ростовщичество, отношение к ростовщику в с некоторого момента переходит из сферы этики и рассуждений о нормах морали в сферу общественной гигиены: вести дискуссии о моральном праве на уничтожение человеком глиста — это психическая патология, а не проблемы нравственности, морали, этики, поскольку таким путем восстанавливается здоровая физиология организма. Это же относится и к проблемам социальной паразитологии и гигиены.

Кроме того после изведения одного поколения глистов желательно изменить и образ жизни, чтобы не завелись глисты нового поколения: это же относится и к социальной паразитологии — общество из себя рождает паразитов и одним их отстрелом оно не может решить этой проблемы. Но и без социальной гигиены, как устойчивого при смене поколений свойства культуры, общество тоже не может жить, поскольку утонет в проблемах, создаваемых порождаемыми им паразитами в образе человеческом.

Тем не менее, человек, в силу разных обстоятельств в исторически сложившемся укладе жизни ставший ростовщиком (банкиром, вкладчиком банка, владельцем “ценных бумаг”), всё же отличается от глиста и потому может и должен избегнуть гибели в процессе социальной гигиены: в большинстве случаев он обладает достаточной интеллектуальной мощью, чтобы осознать пагубное воздействие ссудного процента и нетрудовых денежных доходов на жизнь людей в обществе и на биосферу Земли; и если после того, как ему на это указано определенно и обстоятельно, он продолжает упорствовать в ростовщичестве или его поддержке собственными свободными финансовыми средствами и ином финансовом паразитизме (это касается всех без исключения вкладчиков банков и держателей “ценных бумаг”, получающих проценты по их вложениям), то вопрос переходит из области рассуждений на темы морали и этики человеческих отношений в область , поскольку, в отличие от глиста, человеку Свыше дана свобода воли, обладая которой он имеет полную возможность перестать быть паразитом на обществе и на биосфере планеты. И если после того, как ему указали на то, что он избрал участь глиста, он ничего не меняет в своей глистоподобной жизни, то пусть его и постигнет все предназначенное глистам в образе человеческом: терпение остальных людей — не беспредельно и им тоже, как и опустившимся до глистоподобия, дана свобода воли: в данном случае — свобода осуществить право человека жить без паразитов.

При этом следует иметь ввиду, что шансы выжить у наших глистоподобных всё же довольно велики, поскольку даже среднестатистический банкир в постсоветской России психологически ближе к сталинизму, чем к западной демократии: он — первопроходец в первом поколении банковского дела, несущий в себе многие идеалы общества равенства человеческого достоинства, общества без угнетения жизни одних людей другими, а также и традиции советского прошлого; он не носитель клановых традиций ростовщической тирании в неразрывной многовековой преемственности поколений. То есть ему можно объяснить и он не сможет возражать:

· что банк — система счетоводства уровня макроэкономики;

· что счетоводство без производства — ноль без палочки;

· что производство без потребления — нежизнеспособно;

· что ссудный процент по кредиту банков — средство уничтожения платежеспособного спроса, а отсутствие спроса — удушит производство, а счетоводство без производства — ноль без палочки;

· и потому после 1917 г. банкир в России безвозвратно утратил право быть ростовщиком, разрушающим народное хозяйство и биосферу законодательно признанными злоупотреблениями в народнохозяйственном счетоводстве.

Вырваться из этой цепи соотношений взаимной обусловленности причин и следствий можно только в одном направлении: прямо заявить: «Я — Ростовщик, ваш Господин, а вы — мои рабы и быдло и потому: Цыц!» Но такое заявление как раз и обнуляет сроки попущения и мгновенно переводит вопрос из плоскости обсуждения идеалов и путей осуществления народовластия-демократии и концепции экономических реформ в иную плоскость — плоскость социальной гигиены… И если в этой плоскости пути становления народовластия будут пролегать не только через увещания и вразумления на свободе, не только через изоляцию от общества с целью принудительного просвещения, но и через физическое насильственное устранение из жизни даже не отдельных , а целых паразитических кланов [127], то настаивающим на своем “священном” праве ростовщичества и иного рода паразитизме, не следует спрашивать: «За что??!!»

Речь действительно идет о кланах, родах. Муж и жена — одна сатана. Это известная пословица. И она возникла не на пустом месте: непредвзятое наблюдение за жизнью общества показывает, что в действительности поведение многих мужчин определяется эмоциональным диктатом близких к ним женщин [128]. В зависимости от того, как и какие женщины сменяют друг дуга в их окружении и в постели, меняется стиль поведения и характер деятельности мужчины. Поэтому если дело в обществе доходит до актов социальной гигиены в отношении глав семейств, идущих по жизни во многом на поводу у женщин, то во всех без исключения случаях миловать остающихся в , которым они служат, будучи мужьями и любовниками, — значит не понимать инстинктивных основ взаимоотношений полов в обществе, где нет Любви, но только эмоционально и чувственно приятные привязанности. В ряде случаев, чтобы сохранить мужчину, следует так или иначе нейтрализовать женщину [129].

Кроме того, яблочко от яблоньки не далеко падает: это о детях и всей родне по нисходящей линии, обладающей правом наследования. Далеко не каждый ребенок, даже став взрослым, способен признать, что его даже живые родители, если смотреть на их дела как таковые, — мерзавцы; что ему следует переосмыслить их поведение и увидеть в себе те же самые порочные наклонности, которые он унаследовал от них биологически-генетически и социально-бессознательно в детстве. Тем более, в отношении погибших родителей, детям свойственны попытки обелить дела погибших в обществе мерзавцев и часто свойственно стремление продолжить их дело. Именно по этой причине хроники всех народов без исключения повествуют, как в реальном историческом прошлом беспощадно уничтожались целые роды, чьи отдельные представители по тем или иным причинам стали неугодны власти.

В сказанном не следует видеть призыв к очередной кампании геноцида. Сказанное — заблаговременное предостережение о том, что преступно своим угнетением жизни окружающих доводить их до такого состояния, когда вместе с омерзительными для общества отцами уничтожаются только-что родившиеся их дети и беременные женщины. В случае, если процесс социальной гигиены дойдет до физического устранения людей с глистоподобными душами, то он так или иначе затронет всех членов их семей, и пока у всех них есть чем думать, пусть подумают, пока еще есть время. Во всем, неприятном, что происходит и может произойти с паразитом и его близкими, виноват паразит сам.

Но поскольку все люди занимают разное положение по отношению к структурам управления делами общества — государству, структурам бизнеса законного и криминального — то в первую очередь всё сказанное о социальной паразитологии относится к тем, кто участвует в деятельности властей: известных всем — с первой по “четвертую” (власть средств массовой информации) и мало кому известной — концептуальной власти, самовластно порождающей концепции жизни, в согласии с которыми действуют четыре названных ранее ветви власти и оппозиционные режиму силы.

Следует также обратить внимание и на то обстоятельство, что хотя в Коране многократно говорится о проклятии и запрете ростовщичества, и потому сеющие нечестие на земле ростовщики вне охраны коранической заповедью “не убий”, терроризм, приписываемый “исламскому фундаментализму”, в течение всего ХХ века явно обходит стороной еврейские глобальные ростовщические кланы и многих кормящихся с их ладони интеллектуалов [130]: среди них нет убитых и искалеченных, даже случайно.

Это означает, что приписываемый “исламскому фундаментализму” терроризм является хорошо отлаженной канализацией (в сантехническом смысле) для отвода гнева мусульманского населения планеты в русло, безопасное как для еврейских и иных ростовщических кланов, так и для их хозяев и приспешников.

Дело не в охране банкиров и знахарей доктрины ростовщического рабовладения непреодолимыми профессионалами государственных и самодеятельных служб безопасности. Дело в том, что профессионалам-террористам — разработчикам и организаторам операций и террористам-исполнителям — не ставится целью уничтожение членов ростовщических кланов и кланов знахарей концепции ростовщического рабовладения во всем мире. В жертву терроризму, приписываемому “исламскому фундаментализму”, его действительные хозяева приносят, естественно, не себя и не своих верных слуг, а “жертвенных баранов” и “травянистых” из безучастной к проблеме глобальной ростовщической тирании толпы.

И возвращаясь к “Преступлению и наказанию” следует признать, что в фильме “Берегись автомобиля” Юрий Деточкин нравственно прав, но порочно осудившее его государство, не способное изжить гешефтмахерство из общества, организовав нравственный произвол общества против организованного паразитизма множества разнородных гешефтмахеров. То, что Деточкин, разносторонне одаренный человек (как это видно из фильма), стал вором — это беда и общества в целом, и его самого, но не его личный порок.

Беда общества в том, что те, кто обладает гораздо более высоким уровнем образования, чем множество Юриев Деточкиных, оказались настолько порочны, что проявили полное безучастие к проблеме, поставленной фильмом в середине 1960-х гг. Они — “интеллигенция”, обладая многими знаниями, не сделали ничего для того, чтобы Деточкиным, не получившим должного образования, не было необходимости вступать на путь борьбы с паразитизмом столь неэффективными средствами. Но возомнившая о себе “интеллигенция” СССР сделала всё, чтобы стравить в войнах народы страны и посадить им на шею всевозможных березовских, которых, в отличие от мелкого жулья эпохи застоя, не проймёшь угоном “Мерседеса”; для нейтрализации этих мерзавцев и породившей их “интеллигенции” необходимы средства поэффективнее.

А в наши дни сотрудникам следственных органов не следует усердствовать в расследовании силовых преступлений против банкиров-ростовщиков, “специалистов” по ценным бумагам и “интеллектуалов”, работающих на доктрину ростовщического рабовладения: общество — в меру понимания — самодеятельно очищается от этой мрази, и потому следует не пресекать процесс очищения мощью государственных структур, а способствовать тому, чтобы он поднимался на высшие приоритеты обобщенного оружия, лишая тем самым ростовщиков и прикормленную ими “интеллигенцию” открытой возможности паразитировать на труде всего остального общества. В противном случае , усердствующие в исполнении должностных обязанностей не по разуму и вопреки благу народа, также погибнут в этом процессе социальной гигиены.

* *

*

Проще и бесхитростно говоря в особой любви к литературному наследию Ф.М.Достоевского выражается некая бессознательная или умышленная заинтересованность в сохранении власти над созидательным трудом ростовщического и прочего паразитизма. И особенно любовью к литературному наследию Ф.М.Достоевского грешит “интеллектуальная элита”, которая привыкла жить на всем готовом и мало что умеет делать вне сферы своего профессионализма. Это действительно люди — “особого круга”. Поэтому одним из важнейших вопросов современной социологии является вопрос о роли [131] интеллигенции, и особенно , в жизненном укладе интернацизма и нацизма.

Чтобы понять существо “того круга”, претендующего быть “элитой интеллигенции”, якобы наиболее одаренной и творческой части общества, обратимся к предвыборному листку “Петербург, выбирай!” от 30 мая 1996 г. В это время шла предвыборная кампания по избранию губернатора Санкт-Петербурга, и из него можно извлечь список тех, кто призывал жителей города отдать свои голоса А.А.Собчаку, одному из наиболее политически живучих демократизаторов. Это — “ученый” академик Дмитрий Лихачев, певица Эдита Пьеха, виолончелист Мстислав Ростропович, бездарные экономисты (или злостные вредители? — как явствует из показателей производства и распределения продукции в макроэкономике России) Егор Гайдар и Анатолий Чубайс, фигуристка Ирина Роднина, застольный “бард” Булат Окуджава, узкий специалист по физиологии человека, тоже академик Наталья Бехтерева, митрополит Санкт-Петербургский Владимир, тренер “Зенита” Павел Садырин, киноактеры Лидия Федосеева-Шукшина, Михаил Ульянов, юморист Михаил Жванецкий и подобные им. Ни одного рабочего, ни одного крестьянина, ни одного служивого военного или простого инженера.

Всех этих упомянутых поименно можно отнести к одной и той же социальной группе, которой свойственен следующий набор качеств:

· они нашли приложение своих способностей вне сферы производства и вне структур, профессионально осуществляющих управление обществом и его хозяйственной деятельностью;

· каждый из них в своей области деятельности титулован [132] в качестве выдающегося деятеля, а вне её они принадлежат к категории более или менее “популярных” личностей;

· они занимаются тем, чем занимаются, получая все необходимое для жизни в готовом виде от сферы управления и производящих отраслей на основе принципа предоплаты, вне зависимости от последствий для общества и биосферы их деятельности. Причем “элита” “этого круга” всегда имела монопольно высокий потребительский статус по сравнению с остальными гражданами СССР и в нынешней России они не бедствуют, в отличие от рабочих, крестьян и многих других простых людей;

· они принимают в свой адрес обращение типа “творческая элита”, “интеллектуальная элита” и т.п., и при этом вся “элита” молчаливо предполагает, что за пределами своей узкой профессиональной области их превосходство над прочими людьми в правильности суждений по вопросам морали, нравственности, этики, общественной жизни, идеологии, политики, государственного управления, международных отношений и экономики сохраняется; либо же им следует присоединиться к воззрениям иных “элитарных” дипломированных авторитетов, которые имеют некоторое признание в этих областях (так разочаровавшись в Е.Т.Гайдаре, многие из них столь же неосновательно уповали на Г.А.Явлинского);

· с их точки зрения вершина управленческой деятельности в обществе это — пост главы государства, а на надгосударственном уровне — глобальный исторический процесс протекает “случайным” образом: для них это означает, что на надгосударственном уровне отсутствуют глобальные цели управления и само управление, хотя возможны разного рода декларации о намерениях и соглашения сторон. Соответственно, мечты о мировом господстве и обсуждение проблем глобального управления в свершившейся и свершающейся истории, по их мнению, — удел маньяков. Хотя возможно, что некоторые из них, дойдя до степеней известных в системе посвящений регулярного масонства, знают что это не так, но лицемерно морочат окружающим головы отрицая существование глобального надгосударственного управления.

· свобода для них это — прежде всего отсутствие внешних ограничений на то, что они называют “творчеством” и “самовыражением личности”. Однако, устранение идеологической опеки над ними после августа 1991 г. реально привело только к тому, что фигу, которую прежде они держали в кармане, теперь они показывают открыто. К каким общественным последствиям ведет их “творчество”, в процессе “творчества” они не задумываются, и если их “творческие” неудачи приводят к ущербу, то расхлебывать его они предоставляют другим людям (академик И.Д.Спасский — гибель АПЛ “Комсомолец” и еще нескольких лодок по причине ущербности конструкции и вырождения культуры проектирования в ЛПМБ “Рубин” под его руководством; авторы ущербного проекта Чернобыльской АЭС и многие другие);

· иногда они высказывают сожаление о содеянном ими прежде (С.Говорухин по поводу фильма «Россия, которую мы потеряли»; А.Руцкой по радио “Свобода” по поводу того, что в августе 1991 г. поддержал Ельцина, а не ГКЧП; потом прошло сообщение о том, что после избрания губернатором Курской области Руцкой просил аудиенции у Ельцина, чтобы попросить прощения за свои действия в сентябре 1993 г. и др.), но в период деятельности они глухи к предостережениям и указаниям на их ошибки, которые чреваты ущербом для многих людей и биосферы, конечно, если указания и предостережения исходят от нетитулованных “народных умельцев”, которые не принадлежат к “их кругу”.

· собственная благонамеренность каждого из них является для него основанием, чтобы влезть в те виды деятельности, в которых они не имеют ни практических навыков, ни апробированных в прогностике и практике теоретических знаний. И прежде всего это относится к государственному и хозяйственному управлению. Именно поэтому они безапелляционно высказывают и тиражируют мнения по вопросам, в которых сами ничего не смыслят (профессионально таким попугайским тиражированием, чего не знают сами, заняты журналисты — в прошлом В.Коротич, В.Листьев, Б.Куркова; ныне Киселев — наиболее ярки; как это ни печально сюда же следует отнести и подавляющее большинство экономистов от приснопамятного А.Аганбегяна до А.Лившица, нынешнего министра финансов, хотя он и доктор наук и профессор, а также и сошедшего со сцены Г.Х.Попова).

Из приведенных в списке прозападно-демократических агитаторов за Собчака Лидия Федосева-Шукшина сыграла роль Екатерины II, а Михаил Ульянов — и образцового большевика председателя колхоза, отставника-министра, и маршала Г.К.Жукова. И надо иметь очень извращенный образ мышления, чтобы настаивать на том, что государственная деятельность на экране и в практической политике — одно и то же по своему существу.

Но под лозунгом “Дай порулить!” некоторые из них оказались в структурах государственной и хозяйственной власти. Многим помнится, как Михаил Ульянов в Верховном Совете СССР предлагал, в виде исключения, разрешить М.С.Горбачеву быть президентом СССР два срока: ну и что вышло из совместного правления его и М.С.Горбачева в течение первого срока? Тем более, М.Ульянов и прочие вряд ли догадываются, что само предложение кандидатуры на должность в структуре госаппарата — деяние в системе властных отношений в обществе на уровне значимости, более высоком, чем тот пост, на который предлагается кандидатура, и соответственно — выдвижение кого-либо на должность обязывает к гораздо большему, чем пребывание на должностном посту. Тем не менее, жизнь ничему не научила, и даже не будучи жителем С.-Петербурга, М.Ульянов дает советы, кого избрать здесь губернатором.

Естественно, что не обладая предвидением последствий своих действий, не обладая знаниями в области истории, обществоведения, экономики, люди “этого круга”, оказавшись в структурах власти, могут осуществлять только благообразно-представительские — демонстрационные функции, а также — “общее руководство” в смысле высказывания благих пожеланий и намерений на будущее, осуществлять которые в жизни должны , привлекаемые для работы в их команде. К числу таких администраторов принадлежали большинство политиков первой волны многопартийной “демократии” на территории СССР.

Полезно обратить внимание и на то обстоятельство, что многие из них имеют гуманитарное образование: по этой причине любой текст, в котором присутствуют не только им слова, но и неизвестные [133] слова, а также и математические выкладки, подтверждающие или опровергающие возможность осуществления тех или иных мероприятий с заранее предопределенным результатом, для них — непреодолимое препятствие; сказанное выражается прежде всего в неспособности таких политиков-гуманитариев анализировать бюджет, финансовые балансы и балансы продуктообмена, не говоря уж о том, чтобы предвидеть реальную отдачу научно-исследовательских и прочих тематических программ дабы не выделять бюджетные средства на прокорм таких же “элитарных” пустобрехов от науки и техники; как следствие все нелексические средства общественного и хозяйственного управления им не принадлежат: они заложники команды экспертов и хозяев экспертов, а также — заложники их собственных вожделений быть благодетелем “глупого” простого народа.

Когда они остаются в “своем кругу”, из их бесед видно, что до народа им по существу нет дела: в их мировоззрении народ — средство удовлетворения их потребностей «иметь…».

Обратимся к изданию “Горбачев-Фонда” (возникновение его стартового капитала — это особый нравственно-этический и уголовно-юридический вопрос) “Перестройка. Десять лет спустя” (Москва, “Апрель-85”, 1995 г., тир. 2500 экз., т.е. издание под негласным грифом “для элиты”). Дискуссия на сходняке “элитарных” авторитетов:

Искусствовед Андреева И.А. сумбурно (её самооценка: цитата, с. 156) высказывает следующее: «Нравственные основы — это высоко и сложно. Но элементы этики вполне нам доступны.» — с. 159. Это сказано после того, как мимо ушей искусствоведа (“лирика”) прошли слова “физика” — математика и якобы экологиста, академика РАН Моисеева Н.Н.: «Наверху (по контексту речь идет об иерархии власти) может сидеть подлец, мерзавец, может сидеть карьерист, но если он умный человек, ему уже очень много прощено, потому, что он будет понимать, что то, что он делает, нужно стране.» (с. 148)

Никто не высказал возражений, хотя академик фактически огласил: “То, что хорошо для умного подлеца, — хорошо для всей страны”. Это, однако, не страшит ни академика, ни его слушателей, потому что они не задумываются о том, что значит власть подлеца для большинства людей. Их страшит другое, о чем далее академик говорит сам:

«Чего мы боялись? Мы боялись того, о чем писал А.А.Богданов в своей “Тектологии”: когда возникает некая система (организация), она рождает, хочет она этого или нет, собственные интересы. Так случилось с нашей системой. Возникла определенная элитарная группа, которая практически узурпировала собственность огромной страны.»

— Это говорит представитель иной не менее “элитарной” по притязаниям группы, и при этом лжет, ибо “определенная элитарная группа” не возникла из ничего; ее породил принцип сформулированный выше академиком, однако осуществленный в жизни не мерзавцами-теоретиками, а мерзавцами-практиками: Умные подлецы и мерзавцы действительно самоорганизуются и неизбежно породят собственные подлые и мерзкие интересы и будут их умно и энергично реализовывать, опираясь на научно обоснованные догмы моисеевых, постаравшись приспособить к делу зомбификации большинства и научные результаты Бехтеревой.

Но все это отечественную “элиту” не беспокоило ни во времена “застоя”, ни во времена развала, ибо она всегда, по утверждению Н.Н.Моисеева, боролась с монополизмом, “создавая корпорации, которые имели бы возможность конкурировать” (с. 150). Академику буд-то невдомек, что при конкуренции подлецов и мерзавцев наверху всегда окажется самый хитрый и криводушный — наиболее последовательный подлец и мерзавец. И потому “элита” “интеллигенции” обеспокоена другим:

«Вот тут говорилось о рабоче-крестьянской интеллигенции. Но вы только вдумайтесь в то, что происходит в течение семидесяти лет, когда нужно было доказать ничтожество своего происхождения в поколениях для того, чтобы занять власть, чтобы ее иметь», — говорит “первоиерарх” кинематографии Н.С.Михалков — президент Российского фонда культуры.

Кино — это, как раз то средство, которое в зримых образах и в музыке, сопровождающей фильм, входит непосредственно в бессознательный уровень психики, пока расслабленное сознание отдыхает, услаждаясь зрелищем; а эстетизм или антиэстетизм персонажей произведений искусства — средство воздействия на формирование нравственности и автоматизмов подражания; т.е. искусства охватывают 3 — 1 приоритеты иерархии средств управления и оружия; а каждое поколение деятелей искусства — действительно “инженеры человеческих душ” по отношению к последующим поколениям в обществе в целом.

Теперь остается вспомнить эстетически совершенный фильм Н.С.Михалкова “Неоконченная пьеса для механического пианино”. В нем есть эпизод: деревенского парня сажают за пианино-автомат, звучит мелодия и у О.Табакова, играющего роль аристократа-бездельника, выпучиваются от изумления глаза. Когда же выясняется, что пианино — самоиграющее, аристократ радостно самоутверждаясь кричит: “Я же говорил: Чумазый не может! Чумазый не может!…”. Сам аристократ не может сделать механическое пианино. Но и задуматься о том, что какие-то другие “чумазые” работники придумали и сделали эту диковинку, — тоже превыше возможностей его недоразвитого интеллекта. И этот эпизод из художественного фильма, но уже в жизни, продолжают слова самого Н.С.Михалкова о том, что семьдесят лет элитно-породистым высокородиям — якобы “умникам по природе” — приходилось изображать из себя “чумазых”, якобы низкой породы.

ВСЕ авторитеты, принявшие участие в дискуссии в “Горбачев-Фонде” — продукт кодирующей педагогики, свойственной библейской концепции, поощрявшей завышенные самооценки у учеников, проходивших один за другим более или менее стандартные тестовые — иерархически выстроенные — рубежи: кто в школе “физики”, кто в школе “лирики”, кто потом в “высшей” школе масонства.

Завышенные самооценки — особого рода попытка вписать свою отсебятину в качестве объективной истины в учебник реальной жизни. Именно за это неумение воспринимать жизнь такой, какой она есть, нежелание и неумение думать, расплатилась в 1917 г. прежняя российская “элита”. Но из всей сумбурной болтовни за круглым столом в “Горбачев-Фонде” можно понять, что прав В.О.Ключевский: закономерность исторических явлений (т.е. в смысле их предсказуемости и повторяемости) обратно пропорциональна их духовности. Духовность нынешних претендентов в социальную “элиту” — та же, что и прошлых “высокородных умников”; и если они не протрезвеют от опьянения ложью элитаризма, то и судьба их будет такой же: сгинут в очередном акте социальной гигиены, чтобы очистилась от них жизнь. «История не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков» — В.О.Ключевский.

С точки же зрения хозяев “элитарных” умников, политик с естественно научным или техническим образованием — нежелательная фигура, поскольку его гораздо труднее вводить в искреннее заблуждение, тем более, если он не желает пребывать в заблуждении.

Соответственно, социальная стратификация в региональной цивилизации Запада выглядит так:

· высшее “знахарство”, которое не мельтешит на виду у публики, это — хранители доктрины, оккультная и идеологическая верхушка финансовой олигархии;

· под ними — финансовая олигархия — ростовщические кланы, диктаторски заправляющие хозяйством цивилизации и политическим оформлением своей безраздельной власти, однако всего лишь программно-исполнительной (по отношению к иного рода власти — концептуальной власти знахарства). Они злоупотребляют счетоводством;

· под ними — гуманитарно-”творческая” и “интеллектуальная” “элита”, звезды искусств и спорта — прикормленные перераспределением ростовщического дохода благонамеренные (в своем большинстве) пустобрехи, беззаботные и не отвечающие за последствия своей болтовни, создающие “демократический” или “тоталитарный” государственный фасад мафиозной клановой диктатуре ростовщиков, красиво живущие на всем готовом и поучающие “духовности” и идеалам нравственности других. Как это выглядит в России ясно видно из дискуссии в “Горбачев-Фонде” и призывов агитаторов;

· под ними — научно-техническая интеллигенция, и высоко квалифицированные специалисты-прикладники разных отраслей, это — так называемый, “средний класс”;

· и ниже всех — “рабочее быдло”, занятое в сфере производства (необязательно материального) и услуг, существующее на правах придатка к своему рабочему месту, пополняющее “отбросы общества” в кризисные периоды.

В этом слоеном пироге гуманитарно образованная политическая “элита” играет очень важную роль “изолятора”, предотвращающего “короткое замыкание” — управленчески осмысленную ревизию банковского счетоводства и ростовщической тирании метрологически и математически грамотными специалистами с естественнонаучным и техническим образованием, если они войдут в политическую “элиту”. Поэтому их в политическую “элиту” на Западе пускать не принято, но объяснение дается иное: гуманитарии считают, что технарям и естественникам, за редким исключением, недоступны высшие “духовные ценности”, которые создает и хранит “гуманитарная элита”, и которые имеют непреходящее значение для жизни общества.

В чем смысл этой “элитарной” духовности можно понять из слов Н.С.Михалкова: пустословящий о любви к родине художник кино, далее в своем выступлении на дискуссии в “Горбачев-Фонде” по отношению к власти в обществе употребляет слова «ее иметь». По отношению к члену правительства — тоже «иметь…», в частности ему хочется «иметь умного министра обороны». В общем же из этих оговорок и реальной жизни можно понять, что смысл “элитарной” духовности по отношению ко всему в том, чтобы «иметь…»

— Власть в интересах общества иметь, как наложницу или проститутку, невозможно. В интересах общества власть осуществляют; и делают это по совести — с большим смирением и без превозношения себя громогласно (или подразумевая в молчании). Если же власть пытаются “иметь” бездумно или по умышлению, то такие оказываются во власти тех, кто , чем они сами притязают иметь, не понимая существа властных ВЗАИМОотношений в обществе. И если люди не желают, чтобы “элита” их имела в качестве средства удовлетворения своей похоти, то им необходимо ясно понимать соотношения взаимных обусловленности в системе:

Концептуальная власть и государственность

Раскопки в Месопотамии показали, что древние могли устроить царское захоронение на том же месте, где всего за триста — пятьсот лет до этого похоронили одного из предыдущих царей, просто потому, что место захоронения забылось обществом, не имеющим письменности. Иными словами общество, не имея письменности, не помнило достоверно того, что было всего триста лет назад. При таких условиях, оно не могло управлять процессами, длительностью большей, чем длительность жизни двух-трех поколений, когда правнуки не могли знать многое из того, чему их были свидетелями их деды.

Дело несколько изменяется с появлением письменности и хронологии, основанной на астрономическом эталоне времени. В обществе письменность может быть доступна достаточно широкому кругу лиц, но перворукописи продолжительных исторических хроник во всяком обществе, тем более в древности, — достояние (выросших из первобытного шаманства) кланов знахарей, о деятельности которых речь шла ранее при обсуждении возможностей воздействовать на коллективное сознательное и бессознательное без теоретического и понятийного аппарата науки. Накопление летописей, соотнесенных с астрономическим эталоном времени, — качественное изменение информационной базы сферы общественного самоуправления. Те, кто располагал временем, чтобы думать, и имел доступ к летописям, из их анализа могли выявить низкочастотные факторы воздействия и ошибки в управлении своим обществом и его взаимоотношениях с соседями, что объективно подталкивало их к управлению процессами, длящимися на протяжении жизни многих поколений [134].

Всякий процесс управления можно соотнести с понятием . Полная функция управления это — иерархически упорядоченная последовательность разнокачественных действий, включающая в себя:

1. Опознавание фактора среды, с которым сталкивается интеллект, во всем многообразии процессов Мироздания.

2. Формирование стереотипа распознавания фактора на будущее.

3. Формирование вектора целей управления в отношении данного фактора и внесение этого вектора целей в общий вектор целей своего поведения (самоуправления).

4. Формирование целевой функции (частной концепции) управления в отношении какого-то множества целей и согласование частной концепции с совокупностью всех остальных частных концепций, осуществляемых в управлении на основе решения задачи .

5. Организация целенаправленной управляющей структуры, несущей целевую функцию управления.

6. Контроль (наблюдение) за деятельностью структуры в процессе управления, осуществляемого ею.

7. Её ликвидация в случае ненадобности или поддержание в работоспособном состоянии до следующего использования.

Пункты 1 и 7 всегда присутствуют. Промежуточные между ними можно так или иначе объединить или разбить еще более детально. Полная функция управления может реализоваться только в интеллектуальной схеме управления, которая предполагает творчество системы управления как минимум в следующих областях: выявление факторов среды, вызывающих потребность в управлении; формировании векторов целей; формирование новых концепций управления; совершенствование методологии прогноза при решении задачи об устойчивости в смысле предсказуемости в схеме управления “предиктор-корректор” [136].

В системе общественного самоуправления полная функция управления может осуществляться на основе деятельности государственности, самодеятельных общественных организаций, и коллективного сознательного и бессознательного.

Понятийная база Русского языка такова, что изъяснить понятие можно только так: Власть — реализующая себя способность управлять процессами в обществе и взаимодействием общества и биосферы в пределах возможностей, предоставленных иерархически высшим объемлющим управлением. Если с понятием о полной функции управления соотнести процессы общественного управления, то она распадается по специализированным видам власти:

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ несет на себе:

· Распознавание факторов, оказывающих давление среды на общество;

· Формирование вектора целей в отношении фактора, оказывающего давление;

· Формирование целесообразной концепции управления ресурсами общества в отношении выявленного фактора.

Концептуальная власть всегда работает по схеме “предиктор-корректор”. Она — начало и конец всех контуров внутрисоциального управления, высший из видов внутрисоциальной власти. Она самовластна, автократична по своей природе, вследствие чего может осуществлять на Земле Богодержавие, а может самодурственно извратить Божий промысел в пределах попущения ей и осатанеть. Она игнорирует законность, и в частности демократические процедуры общества, поскольку вся законность в обществе нравственно обусловленна и проистекает из произвола концептуальной власти; т.е. она надзаконна [137] по своему существу.

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ (политработническая, политкомиссарская) облекает концепцию в формы, притягательные для широких народных масс, или хотя бы для управленчески значимой доли населения. В условиях толпо-“элитаризма” содержание концепции может быть сколь угодно далеко от притягательности форм и деклараций пропагандистов о благих намерениях. Но по методологической нищете толпа не может дать людей, которые разоблачили бы притягательность форм и, показав в явном виде зло любого лика толпо-“элитарной” концепции, выставили бы альтернативную ей концепцию, которую культура общества по своему развитию может принять.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ подводит под концепцию управления строгие юридические формы, необходимые в качестве логической основы единообразных действий управленческого аппарата и законопослушных граждан при проведении концепции в жизнь.

ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ проводит концепцию в жизнь структурным и бесструктурным [138] способами управления, опираясь на общественные традиции и законодательство.

ПРОКУРОРСКО-СЛЕДСТВЕННО-СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ следит за исполнением ”законности”, при помощи которой нравственный произвол одной концептуальной власти защищает управление по своей концепции от нравственно обусловленного целенаправленного произвола несогласной с данной концепцией иной концептуальной власти или стихийного противоборства концепции со стороны толпы, действующей под управлением коллективного бессознательного.

Как видно из этого расклада полной функции управления по специализированным видам власти, концептуальная власть не представлена органами государства и открытыми для всеобщего обозрения самодеятельными организациями граждан. Это означает, что все без исключения народы, в культуре которых нет теории концептуальной власти и её взаимодействия со всеми прочими специализированными видами власти, либо самоуправляются не по полной функции управления, а по ограниченной, под общим контролем внешней концептуальной власти, действующей скрытно; либо их концептуальная власть реализует себя в форме коллективного сознательного и бессознательного, и пока не нуждается в специализированных органах государства и общественных самодеятельных организаций.

Последнее обстоятельство приводит к тому, что термин “концептуальная власть” следует понимать двояко:

· во-первых, как власть той группы людей, которая способна сформировать концепцию общественной жизни, внедрить её в реальный процесс общественного управления, а также корректировать её по мере необходимости в процессе осуществления общественного управления;

· во-вторых, как власть концепции над обществом.

Эти две грани общественного явления концептуальной власти могут присутствовать либо вместе, либо только в рамках второго варианта. Если они присутствуют вместе, то система “общество плюс группа носителей концептуальной власти”, управляются по полной функции управления.

Если первое отсутствует, т.е. в обществе нет носителей концептуальной власти, то общество идет по жизни под властью концепций в режиме запрограммированного автомата, примерно так же, как идет самолет на автопилоте. Коррекция концепции в этом случае осуществляется либо внешними носителями концептуальной власти, через их периферию в составе общества; либо же коррекцию концепции проводить просто некому, поскольку качества, необходимые для осуществления концептуальной власти, были некогда утрачены и не возобновлены с тех пор [139].

Исторически реально Древний Египет — государство, в структурах которого концептуальная власть была представлена Домом Жизни (аналог министерства научных исследований), существовавшим со времен древнего царства, и двумя коллегиями высшего жречества (иерофантов [140]): десяткой севера и десяткой юга с одиннадцатыми — их предводителями. Описание информационных процессов и этики в десятках — особая тема, но они качественно отличались от прений в Политбюро ЦК или прений в любом из современных парламентов и их комитетах.

СССР с момента принятия предложения Троцкого о придании законодательных функций Госплану, также был государством, в структурах которого была представлена концептуальная власть. Но была совершена архитектурная ошибка при построении структуры: Госплан был при Совете министров (органе исполнительной власти), вместо того, чтобы быть над Советом Министров в аппарате Политбюро — партийном органе концептуальной власти. При однопартийной системе правящая партия обязана была нести функции, аналогичные функциям жречества-знахарства древнего Египта, но не справилась с этой нагрузкой, что и привело к краху СССР, который не смог отстроиться от внедренной в него альтернативной концепции управления по директиве СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 г.

Япония наших дней — это единственная (из числа промышленно развитых) самобытная страна, в которой концептуальная власть осуществляется на основе коллективного сознательного и бессознательного, без ярко выраженного отражения её в структурах государства и самодеятельных общественных организаций.

Все страны Запада, при всем разнообразии их государственного устройства безвластны в концептуальном отношении. Все они идут по жизни на автопилоте под властью библейской концепции, корректируемой при необходимости надгосударственными силами [141]. Хотя следует признать, что в прошлом Англия и ныне США, в своих государственных структурах и самодеятельных общественных организациях (масонство) имели периферию концептуальной власти. Но это была не самобытная концептуальная власть их народов, а надгосударственная концептуальная власть, в разные периоды истории отождествлявшая свои глобальные притязания с интересами сначала Великобритании, а потом и США соответственно.

Россия на протяжении последнего тысячелетия — поле боя концептуальной войны. Коллективное сознательное и бессознательное народов в границах Руси, СССР, России с переменным успехом противостоит концептуальному вторжению в её управление со стороны хозяев региональной цивилизации Запада. Все памятные социальные кризисы в истории России последнего тысячелетия сопровождались попытками перейти от управления по самобытной концепции, когда она исчерпывала свои традиционные возможности на каком-то этапе, к общезападной библейской, вместо того, чтобы своевременно развить самобытную концепцию для того, чтобы обеспечить её работоспособность в новых исторических условиях. Все западники в России по их поведению напоминают обезьяну из басни И.А.Крылова “Мартышка и очки”: разница между ними только в том, что одни так и уходят из жизни с западными очками на хвосте, а другие все же успевают очнуться от обезьяничания и стать людьми, чувствующими жизнь и осмысляющими её по совести. Сказанное относится и к нынешнему кризису.

Главная проблема действительного народовластия — демократического устройства общества — не в способах и сроках голосований и даже не в формах государственности. Главная проблема — в построении социальной организации (устройства общественного уклада жизни людей), при которой самовластье концептуальной власти реально доступно всем желающим и способным освоить необходимые знания и навыки: в этом случае автократизм, самовластье её не может стать антинародной силой. Здесь корень народовластия, поскольку предиктор-корректор концептуальной власти — начало и конец всех контуров управления в обществе. Государственность во всех её формах — лишь следствие коллективного ответа общества на вопрос о том, как осуществляется концептуальная власть; ответа словом и умолчанием, делом и бездействием, определенностью выбора, или поддержанием неопределенностей без разрешения, что ведет к их разрешению в ходе катастрофы.

И после постановки этого вопроса о концептуальной власти в СССР в неявной форме Сталиным в “Экономических проблемах социализма в СССР” и в прямой форме ВНУТРЕННИМ ПРЕДИКТОРОМ СССР в статье “Концептуальная власть: миф или реальность?” в журнале “Молодая гвардия”, № 2, 1990 г. (тир. 700.000 экз.) и в адресно разошедшемся сборнике “Мертвая вода” (1992 г., тир. 10.000 экз.), остается только вспомнить стихотворение, неоднократно публиковавшееся в прессе в начале перестройки, которое больше чем других россиян, касается нынешних “интеллигенции” и государственно-политической “элиты”:

Стадо

Мы — стадо, миллионы нас голов,

Пасемся дружно мы и дружно блеем,

И ни о чем на свете не жалеем.

Баранье стадо — наш удел таков?

В загон нас гонят — мы спешим в загон.

На выпас гонят — мы спешим на выпас.

Быть в стаде — основной закон [142];

И страшно лишь одно — из стада выпасть.

Когда приходит время — нас стригут;

Зачем стригут — нам это непонятно.

Но всех стригут, куда ж податься тут,

Хоть процедура эта крайне неприятна.

А пастухам над нами власть дана…

Какой-то всадник нам кричал,

Что в стадо нас превратил

колдун.

А для чего нам надо знать,

Что мы — люди, волей колдуна,

Превращены в баранов?

Так сочна на пастбище хрустящая трава;

Так холодна вода в ручьях журчащих;

Зачем нам надо знать о кознях колдовства,

Когда так сладок сон в тенистых чащах?

Да, хлещет по бокам пастуший кнут,

Что ж из того: не отставай от стада;

А у загонов прочная ограда,

И пастухи нас зорко стерегут.

Но всё ж вчера пропали два барана;

А от костра, где грелись пастухи,

Шел запах и тревожащий, и странный;

Наверно, тех баранов за грехи сожрали волки!

Это пострашнее, чем колдунов невинные затеи.

Мы стадо, миллионы нас голов,

Идем, покачивая курдюками,

Нам не страшны проделки колдунов.

Бараны мы. Что можно сделать с нами?

Но и у “пастухов” жизнь и перспективы не лучше, чем у “баранов”. Владимир Леви, автор таких популярных в свое время книг по вопросам психологии и аутотренинга, как “Искусство быть собой”, “Разговор в письмах”, “Нестандртный ребенок”, “Везет же людям…” написал стихотворение:

Sapiens [143]

Я есмь

не знающий последствий

слепорожденный инструмент,

машина безымянных бедствий,

фантом бессовестных легенд.

Поступок — бешеная птица,

Слова — отравленная снедь [144].

Нельзя, нельзя остановиться,

а пробудиться — это смерть.

Я есмь

сознание. Как только

уразумею, что творю,

взлечу в хохочущих осколках

и в адском пламени сгорю.

Я есмь

огонь вселенской муки,

пожар последнего стыда.

Мои обугленные руки

построят ваши города.

Не пора ли “баранам” и “сапиенсам” — слепорожденным инструментам, машинам безымянных бедствий — призадуматься, прозреть и стать людьми? Вопрос в том, как перестать быть бараном и стать человеком.

Философия индивидуализма как основа стадного сумасшествия у людей

Осенью 1996 года по радио прошел цикл передач, в которых читали книгу “Концепция эгоизма” американской писательницы и философа российского происхождения Айн РЭНД [145]. Оригинальное название книги Ayn Rand “The Morality of Individualism” (Моральность/нравственность индивидуализма). То есть при переводе на русский, названию сборника придан более откровенный и агрессивный характер. Сборник издан в 1995 г. в серии “Памятники здравого смысла” под девизом “Sapienti sat!” (Мудрому достаточно!) Ассоциацией бизнесменов Санкт-Петербурга и издательством «Макет» тиражом 5000 экз., а радиотрансляция привела к тому, что несколько сотен тысяч человек проглотили его мимоходом за завтраком: т.е. непосредственно в глубинную бессознательную психику минуя осознанное осмысление услышанного.

Ayn Rand родилась в 1905 г. в Санкт-Петербурге, в 1926 г., получив образование, она эмигрировала из СССР, жила и работала в США, где и умерла в 1982 г. Как сообщается в предисловии, её произведения до сих пор пользуются популярностью и ежегодно продается до 250 000 экземпляров её различных работ. Её наследники и последователи в 1985 г. организовали Институт Айн Рэнд, который занят пропагандой объективизма (название её философской системы, выраженной в её научных и литературных произведениях).

Мы прокомментируем названную книгу потому, что это одно из немногих изданий, в котором, хотя и не выражено понятие об , но тем не менее за философией, мировоззрением признается первенство во всех житейских делах каждого человека и общества. То есть бессознательно книга затрагивает первый приоритет обобщенных средств управления.

В предисловии к “Концепции эгоизма” директор Института Айн Рэнд доктор философии Майкл С.Берлинер пишет:

«Книга охватывает лишь малую часть идей Айн Рэнд. Автора интересует широчайший круг проблем: от психологии формирования концепций [146] до сущности и природы музыки.

Айн Рэнд считает философию основным фактором, определяющим жизнь отдельного человека или нации, и убеждена, что Америку, созданную на принципах личной независимости, разрушает философия, считающая эту независимость злом. “Современное состояние мира, — писала она в 1961 году, — не доказательство бессилия философии, напротив это доказательство её силы. Именно философия довела людей до сегодняшнего состояния, и только философия может вывести их из него.” Философия мистицизма, диалектического материализма, самопожертвования и покорности принесла советским людям лишь тиранию и смерть. Только философия разума, рационального эгоизма и индивидуализма покажет им выход. Хочется верить, что эта книга попадет к тем людям в бывшем СССР, кто ищет выход. Он ведет к личному счастью и свободному обществу.» — так завершается предисловие, датированное ноябрем 1992 г.

Книга пришла к российскому адресату спустя четыре года, если считать по времени чтения её в радиопередачах, поскольку тираж единственного издания 1995 г. 5 000 экз. для России — ничто. Демократизаторы явно ошиблись в оценке общественной ситуации: то, что для них имело смысл издать большим тиражом еще в 1991 г. [147] в качестве “Манифеста антикоммунистической партии”, издано мизерным тиражом с явным опозданием. Их хозяевами был безвозвратно упущен краткосрочный период, когда марксизм в России сошел с трона официально пропагандируемого мировоззрения, вследствие чего в образовавшийся философический вакуум удобно было ввести иную легкодоступную [148] философскую систему, отвечающую тогдашним вожделениям изрядной части политически активной антикоммунистической интеллигенции. Это позволяло создать демократизаторам на некоторое время массовку на основе интеллектуальной философской системы, а не на основе бессмысленных эмоций, как это случилось реально после ГКЧП. Однако русское издание “Концепции эгоизма” вышло в свет после того, как уже гораздо большими тиражами вышли издания, выражающие более мощную русскую философскую систему [149], расширяющую понятийную базу читателя и отрицающую индивидуализм, в качестве идеологии независимости одного человека от других.

То есть к моменту издания сборника Айн Рэнд мировоззренческая ниша, ранее принудительно заполнявшаяся марксизмом, в России оказалась заполненной качественно иной мировоззренческой системой, так же как и Айн Рэнд, взывающей к разуму читателя. В этих условиях радиотрансляция и переиздание работ Айн Рэнд большими тиражами спасти положение демократизаторов уже не может.

По этой причине мы не будем заниматься постраничным комментированном текста сборника, а прокомментируем только наиболее значимые высказывания Айн Рэнд и принципиальные ошибки её мировосприятия, памяти и мышления.

Сборник завершается приводимым ниже утверждением, достойным “Манифеста антикоммунистической партии”, если бы таковой был написан. По всей видимости из-за приводимых ниже слов, ласкающих самолюбие многих частных предпринимателей, Ассоциация бизнесменов Санкт-Петербурга и решила поднять философское наследие Айн Рэнд на свой щит. Комментарии к этому фрагменту приведены после него и пронумерованы римскими цифрами:

«Однако же существовала — единственная в истории человечества — страна денег, а это значит — страна разума, справедливости [I], свободы, творческих и производственных достижений. Впервые в истории человеческий разум и деньги были неприкосновенны, не было места вооруженной борьбе за счастье [II] — были созданы условия для стремления к счастью, достигнутому своим трудом. Здесь не было места меченосцам [III] и рабам [IV], здесь впервые появился созидатель, величайший труженик — американский промышленник.

Вы спрашиваете, что отличает американцев. Главным отличием я считаю то, что люди страны изрекли: “Делать деньги” [V]. Ни один другой язык или народ не произносил этих слов [VI]. Люди всегда считали богатство статичным: его можно захватить, выклянчить как подаяние, унаследовать, получить в результате мошенничества [VII], чьей-то благосклонности, наконец его можно разделить. Американцы были первыми, кто понял, что богатство должно создаваться созидательным трудом [VIII]. Выражение “делать деньги” является основой человеческой [IX] морали.

Именно эти слова американцев осуждают лицемерные представители вырождающихся [X] культур прочих континентов. Они пытаются навязать американцам чувство стыда за величайшие достижения своей культуры, чувство вины за свое процветание [XI]; заставляют относиться к американским промышленникам как к грабителям и подлецам [XII]; призывают расценивать могучие производственные сооружения как собственность пролетариев [XIII], как продукт простого мускульного труда подгоняемых кнутом рабов, подобных строителям египетских пирамид [XIV]. Негодяй, который самодовольно ухмыляясь, утверждает, что не видит разницы между силой кнута и могуществом доллара [XV], должен на своей шкуре испытать это различие, и надеюсь, в конечном итоге это произойдет.

Пока вы не поймете, что деньги — корень добра, вы будете идти к самоуничтожению. Если деньги перестают быть посредником [XVI] между людьми, люди превращаются в объект произвола.

Кровь, кнут, дуло пулемета — или доллар.

Делай выбор! Другого не дано! [XVII] Время пошло! [XVIII]» (с. 122, 123)

В общем куда как более откровенно и ультимативно. Как видите, в этом небольшом фрагменте текста рассыпано довольно много римских цифр, которые в тексте отмечают глупости и заведомо ложные сведения. Плотность распределения вздора в остальных фрагментах текста примерно такая же. Теперь же прокомментируем всё по существу:

Айн Рэнд пишет:

«Философия — это сила, которая определяет становление, эволюцию и разрушение социальных систем. Роль превратностей судьбы, случая или традиции в этом контексте такова же, как и в реальной жизни личности: их влияние находится в обратной зависимости от философской оснащенности культуры (или личности), и это влияние возрастает, когда рушится философия. Поэтому характер социальной системы необходимо определять и оценивать по её отношению к философии.» (с. 24)

Это было бы совершенно правильно, если бы в обществе была возможна только одна философия. Поскольку возможны разные философии, в том числе и взаимоисключающие философии, то характер социальной системы определяется не только её отношением к философии, но еще больше — содержанием мировоззрения общества, будь оно выражено в форме эпоса, наиболее употребительных пословиц и поговорок или философской системы, развитой наукой. И после приведенных слов излагается мнение по частному вопросу о философии капитализма в его западной модели:

«Четырем основам, на которых держится капитализм, соответствуют четыре раздела философии: потребностям человеческой природы и выживания соответствует метафизика, разуму — теория познания, индивидуальным правам — этика и свободе — политика.» (с. 24)

В последней сентенции есть одна особенность: речь идет исключительно об индивидуальных правах; вопрос о правах коллективов и национальных и многонациональных обществ и человечества в целом утоплен в молчании [150]. Такая ориентация разделов философии неуместна даже для общества измышленных яйцекладущих (в теплый песок) индивидуалистов гермафродитов, а не то что для общества двуполых людей. Семья минимум — мама, папа и ребенок (даже в возможности) — это общественно необходимый коллектив, без защиты воспроизводство здоровых (нравственно, психически и физически) поколений в обществе невозможно. Если философия индивидуализма (объективизм) не понимает коллективных прав и обязанностей и не видит их в реальной жизни цивилизации Запада, то это не означает, что у людей нет разного рода коллективных потребностей, порождаемых ни чем иным как особенностями, свойственными каждому из индивидов во множестве, представляющем собой общество. И эти коллективные потребности в повседневности общества должны быть обеспечены точно также, как и жизненные потребности индивида, иначе общество деградирует, если своевременно не одумается.

То есть, точно также, как индивидуальные потребности в жизни общества приводят к появлению понятий и институтов защиты прав одного человека, различия в индивидуальных потребностях и генетическая нетождественность людей приводят к необходимости защиты общественными институтами коллективных прав людей.

Мы указали прежде всего на семью, как на объект коллективных прав потому, что сочетание “мама + папа + дети” — неоспоримая естественная биологически обусловленная социальная система, объективно существующая точно также, как и слагающие этот коллектив разнополые и разновозрастные индивиды. Но в обществе возникают и другие множества индивидов, которые могут быть объектами и субъектами прав коллектива, поскольку без их осуществления невозможно осуществить и права индивидов.

Конечно в 100-страничной книжке, такой как “Концепция эгоизма”, невозможно написать обо всех сторонах жизни общества, но если её автор выделяет в перечне разделов философии исключительно индивидуальные права, то вряд ли, автор понимает, что нарушение прав коллективов, оставшихся в умолчании, не позволит осуществить и всю полноту индивидуальных прав, обрекая множество людей на реальное бесправие.

И это не единственное место, где индивидуализм (объективизм) заблуждается в трех соснах. Приведем еще один пример, очень значимый для понимания психологии общества и положения в нем индивидов.

«Мышление — это невероятно сложный процесс идентификации и интеграции, на которые способен только индивидуальный разум. Не существует коллективного разума. Люди могут учиться друг у друга, но процесс обучения требует от каждого обучающегося собственного мышления. Люди могут сотрудничать в поисках новых знаний, но такое сотрудничество требует от каждого ученого независимого использования своей способности рационально мыслить.» (с. 19)

Всё так, кроме одного: Коллективный разум существует. Всякий разум — иерархически многоуровневый процесс обмена информацией и её преобразований. Коллективный разум отличается от индивидуального тем, что он, как процесс, протекает не в пределах структур биомассы и биополей, обеспечивающих интеллектуальную деятельность одного человека, а в пределах вещественных и полевых структур, обеспечивающих психическую деятельность множества разных людей. Процесс информационного обмена между людьми, каждый из которых является носителем индивидуального (по-русски это слово в точности означает — неразделимого) разума, протекающий на уровне биополей, акустической и письменной речи, произведений искусства и памятников культуры и т.п. порождает коллективный разум; если более точно то иерархию взаимной вложенности разумов от индивидуального до коллективного разума всего человечества. В этой иерархии взаимной вложенности могут быть коллективные разумы, время существования которых не более чем время взаимного общения некоторой группы людей, и есть разумы, время жизни которых превосходит время жизни библейских долгожителей, поскольку возможно существование коллективного разума на основе обновления их элементной базы при смене поколений людей.

И жизнь общества во многом определяется тем, какими свойствами обладают порождаемые людьми коллективные разумы — составляющая их коллективного сознательного и бессознательного; и в каком качестве по отношению к порождаемым ими же коллективным интеллектам пребывают люди: индивидуальный разум человека может быть невольником коллективного разума более или менее широкого множества людей, а также и той малочисленной группы, которая обладает навыками управления коллективным сознательным и бессознательным; но индивидуальный разум может быть одним из творцов коллективного разума, являющегося общим достоянием его участников. Но в любом из двух вариантов индивидуальные умы — элементная база коллективного разума, обладающая собственным индивидуальным разумом, по какой причине элементная база может осмыслить факт порождения ею коллективного разума, после чего способна управлять процессом его формирования по своему нравственно обусловленному произволу.

Для понимания существования коллективного разума достаточно курса физики средней школы и рассмотрения процессов обработки информации в сети ЭВМ, например в “Интернет”, или на многопроцессорном вычислительном комплексе, когда разные фрагменты одной и той же задачи решаются на разных машинах. Тем не менее, человек может согласиться с информационным обменом между людьми в том числе и на основе биополей, но будет возражать против возможности существования коллективного разума людей. Но в этом случае возражения проистекают из того, что возражающие просто не обладают навыками самообладания, необходимыми для того, чтобы воспринять диалог их собственного индивидуального разума с коллективным, порожденным ими же; либо они порождают коллективного сумасброда, с которым интеллектуально нормальному человеку и говорить-то не о чем. Последнее имеет свои компьютерную аналогию: программное обеспечение компьютера может быть достаточным для его изолированной работы, но может быть недостаточным, чтобы с его пульта можно было войти в сеть и управлять решением какой-то задачи с привлечением свободных ресурсов остальных компьютеров в сети. Но это не значит, что сетевые информационные системы в принципе не возможны и не существуют. Так же и Айн Рэнд ошибается, настаивая на том, что коллективный разум не существует; существуют множества коллективных разумов, но Айн Рэнд не единственная, кто этого не видит и не понимает.

Отрицать же существование порождаемых людьми коллективных интеллектов в их взаимной вложенности это — вести дело к тому, чтобы все согласные с воззрением Айн Рэнд о несуществовании коллективного разума стали бессознательными невольниками их же собственного коллективного порождения. При этом следует иметь в виду, что всякий коллективный разум — только подсистема в коллективной психике, и коллективная психика может быть здравой и шизоидной, точно также как и психика индивида. Есть только одна особенность: множество интеллектуально развитых индивидов, в общем-то психически нормальных, каждый сам по себе, в состоянии породить шизоидную коллективную психику, включая и сумасшедший коллективный разум.

Поэтому одна из необходимых черт, которой должна обладать нормального индивида — не порождать .

Айн Рэнд пишет:

«Концепция человека как свободной независимой личности была глубоко чужда европейской культуре. Это была культура племенная по своей сути; в европейском мышлении племя было сущностью, целым [151], а человек лишь одной из клеточек этого организма, которой можно легко пожертвовать. Это относилось как к правящему классу, так и к простым людям: считалось, что правящий класс обладает своими привилегиями только в связи с занятием, считавшимся благородным [152], — службой в войске или воинской дружине. Но дворянин был собственностью общины в той же степени, что и крепостной, — его жизнь принадлежала монарху [153].» (с. 13)

Европейской культуре, условно названной “племенной”, Айн Рэнд противопоставляет американскую культуру:

«Существуют лишь два основополагающих вопроса (или два аспекта одного и того же вопроса), определяющих природу социальной системы: признает ли социальная система права личности и допускает ли социальная система использование физической силы в отношениях между людьми? Ответ на второй вопрос — практическое воплощение ответа на первый вопрос.

Является ли человек независимой личностью, распоряжающейся своим телом, разумом, своей жизнью, своей работой и её результатами, — или он собственность племени (государства, общества, коллектива), которое может распоряжаться ими по своему усмотрению, может диктовать ему убеждения, предписывать ход жизни, контролировать его деятельность и экспроприировать её результаты? имеет ли человек право существовать для самого себя — или он рожден в путах, как крепостной, который должен постоянно выкупать свою жизнь служа племени.«…»

В истории человечества капитализм — единственная система, которая отвечает “да”.

Капитализм — это социальная система, основанная на признании индивидуальных прав личности, включая право на собственность, в которой вся собственность находится в частном владении.

Признание прав личности влечет за собой исключение из человеческих взаимоотношений физической силы: по существу права могут быть нарушены только с применением силы.» (с. 23)

Это написал человек, который не мог не знать русской поговорки: «Не мытьем, так катаньем.» Концепция же человека, «как свободной независимой личности» — это обольстительный миф американской государственной идеологии. Это даже не идеал, к которому стремится американское общество; а тем более не достижение американского образа жизни. Все декларированные права независимой личности подавляются в большей или меньшей мере не силовыми методами. Это покажем прежде всего на подавлении американским капитализмом права частной собственности.

Дело в том, что сделка кредитования под процент одним лицом другого, благодаря ссудному проценту, однонаправлено перекачивает покупательную способность из кошельков множества людей, составляющих общество, в карман кредитора. Тем самым кредитование под процент отрицает право частной собственности третьих лиц в отношении их платежеспособности, в чем бы эта покупательная способность не измерялась: в количестве баранов, золота, долларов, рублей или обезразмеренных долях единицы — единичной совокупной платежеспособности общества в целом, складывающейся из платежеспособности его членов.

Из опубликованного сборника Айн Рэнд складывается впечатление, что она получила образование не естественно-научного математического профиля, а противоестественное образование, условно называемое “гуманитарным”. Обладая им человек сыплет словами, забыв о статистике, теории мер неопределенностей (обычно называемой теория вероятностей) и арифметике. Отсюда и проистекает слепота, при которой гуманитарно образованный поборник частной собственности, индивидуальных прав человека, частного предпринимательства и демократии (народовластия) в упор не видит, как признанное законным надгосударственное частное ростовщичество расовой корпорации безо всякого насилия отнимает собственность в конкретных и разнообразных её проявлениях у множества людей, чем и отрицает как право частной, так и право общественной собственности, так и человеческое достоинство всех не принадлежащих к глобальной элите ростовщиков. Последнее происходит потому, что утрачивая собственность люди превращаются в рабов собственников.

Не видя всего этого Айн Рэнд пишет:

«Право соглашаться с другими не вызывает никаких сложностей в любом обществе; самое важное — это право не соглашаться. Именно институт частной собственности защищает и воплощает в жизнь право не соглашаться и, таким образом, охраняет открытый путь к наиболее ценному человеческому атрибуту (ценному с личной точки зрения, социально и объективно) — творческому разуму.

В этом радикальное отличие между капитализмом и коллективизмом.» (с. 24)

Дурость этого утверждения не бросается в глаза, если забыть о корпоративном банковском ростовщичестве. Но если вспомнить о ростовщичестве, то оно явная глупость. Всё идет по анекдоту: Пришел мужик к юристу:

— Скажите пожалуйста: Имею ли я право?

— Имеете, имеете…

— А могу ли я?

— Нет не можете!

Это анекдот о правовой системе СССР. Но он же справедлив и по отношению к правовой системе рекламируемого Айн Рэнд капитализма на основе идеологии индивидуализма. Вы имеете право не соглашаться со сделкой кредитования под процент, заключенной другими физическими или юридическими лицами, поскольку она нарушает ваши права частной и общественной собственности, но вы не можете избежать всех негативных последствий сделки, заключенной дураком или врагом народа с одной стороны и мафиози-ростовщиком с другой стороны.

И потребуются не усилия индивида, обладающего правом не соглашаться, а коллективные целенаправленные действия тех, кто в согласии между собой предпримет разнокачественные коллективные действия по защите множества людей от последствий дурости и соглашательства одних и вседозволенности других, которая может быть не только силовой, с каковой не может примириться Айн Рэнд, но и финансовой и магически философской вседозволенностью, об одной из которых Айн Рэнд тщательно помалкивает, а другую сама же и творит.

За примерами далеко ходить не надо. Уже упоминавшийся Генри Форд, будучи не самым мелким частным собственником в США, купил газету “Дирборн Индепендент” (“Дирборнская Независимая”) через которую попытался осуществить свое «право не соглашаться». Форд начал публикацию статей [154], в которых излагал свое мнение о роли еврейских кругов (интеллектуальных и финансовых) в глобальной политике и властвовании в США. В итоге еврейские круги США обратились к нему через владельца киностудии “ХХ век и Фокс” с угрозой антирекламы и разорения Форда под её давлением. Фокс пообещал в каждый свой фильм вставлять кадры с разбитыми в дорожно-транспортных происшествиях фордовскими автомобилями и в комментариях объяснять трагедии техническими ошибками заводов Форда. Генри Форду было предложено принести публичное извинение за публикации в его газете “Дирборн Индепендент” и признать их не соответствующими действительности. Текст соответствующего заявления был передан Форду в готовом виде для подписи. Один из секретарей Форда, с ведома Генри Форда, но в тайне от других, подделал его подпись на этом заявлении и вернул бумагу заказчику, что было признано еврейскими кругами США в качестве отречения Форда и присяги на лояльность.

Следует особо обратить внимание на то, что показывать несостоятельность высказанных в его собственной газете мнений с Фордом его оппоненты не стали. Они просто предъявили ультиматум: либо ты сам признаешь это всё несостоятельным и принесешь извинения, так чтобы все знали о твоем подчинении нам, либо мы разорим все твои заводы. Выбирай, ты “свободен” в выборе.

Уже в наше время Линдон Ларуш, видный американский политик, миллионер, как-то раз выдвигавший свою кандидатуру на пост президента США, подобно Форду развернул в США и за их пределами кампанию за запрещение кредитования под процент. В итоге он был обвинен в нарушении налогового законодательства США и получил пятнадцать лет тюрьмы, которые и отбывает по настоящее время. С ним тоже, как и ранее с Г.Фордом, спорить и убеждать в ошибочности его воззрений а просто укатали в тюрьму. В моральном отношении это — хуже чем инквизиция, которая далеко не всегда ошибалась в квалификации действий своих оппонентов и всё же пыталась убедить их в ошибочности их воззрений и действий [155].

Так конкретные жизненные примеры Форда и Ларуша показывают, что даже крупный частный собственник не может безнаказанно осуществить свое декларируемое право не соглашаться с политикой, проводимой в США , но не кем-либо из множества эгоистов-индивидуалистов персонально, всё множество которых служит средством удовлетворения потребностей членов корпорации — то есть некоторого коллектива.

То есть происходит то же самое, что в понимании же Айн Рэнд свойственно европейской культуре, которая на её взгляд проистекает из воззрения, что племя — это сущность, целостность. И в результате соглашения с таким взглядом, который она называет коллективизмом, индивид якобы оказывается в рабстве у коллектива.

В действительности же Айн Рэнд не отличает стадности от коллективизма. Стадность и коллективизм это различные типы отношений индивида и коллективного бессознательного и сознательного (включая и коллективный разум). При стадности все индивиды — невольники коллективного бессознательного и доктрины, осуществляемой коллективным их разумом не через абстрактный государственный аппарат и структуры общественных организаций и социальную неструктуированную стихию, а конкретными людьми, узурпировавшими тем или иным способом возможность своим личным мнением подменять мнение большинства людей. Иными словами в стадности правит произвол индивидуализма. Именно того индивидуализма и эгоизма, о котором, как о неоспоримом благе, пишет Айн Рэнд: гласно — право жить для себя; а по умолчанию — право существовать угнетая жизнь других, если другие не могут дать достойного эффективного отпора вседозволенности первых; конкурируют с ними в эгоизме или соглашаются с тем, что на их жизни паразитируют другие.

При коллективизме все индивиды — творцы их коллективной психики и коллективного разума в частности, не пытающиеся узурпировать употребление по своекорыстию достояния, вещественного и информационного, созданного коллективными разнородными усилиями всех прошлых и ныне живущих поколений.

У американского индивидуализма, в том числе и в изложении его взглядов Айн Рэнд, хватило ума, чтобы провозгласить отказ от рабства в стадности, которая стирает в ничто разнообразные достоинства и преимущества входящих в стадность индивидов. Но не хватило ума, чтобы изменить характер отношений индивидуальной и коллективной психики людей: индивидуальные достоинства и стремление реализовать свои какие-то преимущества над другими людьми затмили весь мир. По этой причине , по-русски — соборное — позволяющее сочетать безконфликтно и без ущерба индивидуальные достоинства, отождествилось в мировоззрении многих со стадным. Это было названо прогрессом, но в результате этого “прогресса” осознаваемое рабство большинства в иерархии взаимной тирании в стадности толпо-”элитаризма” — сословного строя Европы — заменилось не осознаваемым рабством в иерархии мафиозной тирании якобы демократической Америки, порождающей несколько иными методами ту же стадность множества индивидуалистов-эгоистов, возомнивших о своей независимости от других людей и биосферы.

В действительности же только в коллективе может раскрыться талант и все разнообразные достоинства человека. Мы живем в мире, в котором есть множество дел, которые невозможно начать и завершить в одиночку или даже вдвоем: чтобы они были сделаны хорошо, они требуют участия в них множества людей, обладающих разными человеческими и профессиональными качествами. Если устранить хотя бы одного человека, то многие дела не могут быть совершены просто потому, что устраненный человек может оказаться носителем каких-то вполне определенных качеств, которыми не обладают другие люди, по какой причине его устранение разрушает полноту сотрудничества в деятельности коллектива.

Причем речь идет не только о структурно оформленном штатным расписанием коллектива какой-либо мелкой или крупной фирмы. Речь идет вообще о жизнедеятельности людей в обществе, в домашнем общении и в общении их между собой вне дома и вне работы. Именно всё это отсутствует в стадности, и этим отличается коллективизм от стадности.

Члены коллектива, если этого и не осознают, то обладая чувством товарищества реализуют коллективную деятельность бессознательно, и потому в коллективе нет той легкости жертвования отдельными людьми и их судьбами, которую приписывает коллективизму Айн Рэнд. Айн Рэнд должна была бы это знать хотя бы потому, что она училась в России и СССР, а Н.В.Гоголь в повести “Тарас Бульба” (её не знать, проживая в России, весьма затруднительно) чувству товарищества уделил должное внимание.

В стадности же гибель отбившегося от стада, или в панике затоптанного стадом, — норма. И стадность проявляет нетерпимость к тому, что выделяется на фоне стадности, но не может доказать стаду, что он — вожак или пастух. И именно стремлением насадить стадные нормы поведения в обществе людей попрекает Айн Рэнд коллективистов всех эпох и народов.

В СССР коллективизм никогда не был безраздельно господствующим стилем жизни. Но именно он, а не государственное рабовладение, осуществляемое правящей “элитой” был идеалом послереволюционных лет, пока еще новая “элита” не выкристаллизовалась к середине 1950-х годов.

И вопреки объективной реальности жизни в США Айн Рэнд пишет:

«Нарушать права человека означает заставлять его действовать против собственного рассудка [156]. Экспроприировать принадлежащие ему ценности можно одним путем — применением физической силы [157]. Существуют два потенциальных нарушителя: преступники и правительство. Огромное достижение Соединенных Штатов состояло в том, что правительству запрещено легализовать преступность [158].» (с. 50)

Думать надо своей головой — в этом Айн Рэнд права. Но думать следует так, чтобы не порождать стадного сумасшествия умников-индивидуалистов, всё множество которых обречено быть травянистыми “баранами сапиенсами”, а по существу — невольниками , стоящей над законом, по отношению к которому определяется “преступно” или “позволительно” то или иное действие “баранов” и “сапиенсов”.

* *

*

Деятельностью И.В.Сталина были недовольны многие его современники: как “сапиенсы”, так и наиболее памятливые “бараны”; недовольны так же и многие потомки тех и других, которые обрели это недовольство в качестве культурного наследия предков. Вследствие этого недовольства продолжаются споры, кто «преступник № 1 ХХ века»: Сталин или Гитлер? или они делят первое место между собой? Но кто об этом спорит? — .

Если же не спорить, а просто взглянуть на самое главное в деятельности кандидатов на место «преступник № 1 ХХ века», то выяснится, что Сталин призывал с юности всех быть людьми и осуществить в себе всю полноту достоинства человека; что Гитлер стремился установить глобальную систему рабовладения заново перераспределив роли, кому быть “сапиенсом”, а кому “бараном” ишачить в качестве рабочего быдла. Какая из альтернатив порочна и потому преступна? — решайте сами…

9 декабря 1996 — 25 февраля 1997

[1] Эпиграф Пьера Куртада к книге Эдгара Морена «О природе СССР. Тоталитарный комплекс и новая империя» (Москва, “Наука для общества”, 1995 г.; французское издание — Fayard-1983)

[2] К сожалению, в наши дни по отношению к Истории уместно употребление терминов “миф об историческом прошлом”, “исторический миф”, поскольку никто из людей сам не помнит всей реально свершившейся истории человечества, а современное нам общество безграмотно, чтобы безошибочно читать разнородные памятники прошлого хотя бы так, как мы читаем книги наших времен. И соответственно, История прошлого нам известна по устным преданиям, письменным хроникам, по .

Так как далеко не все события, оказавшие воздействие на последующее течение истории, стали в прошлом предметом внимания и понимания их значимости современниками, то не всё исторически значимое запомнилось в устных преданиях и не всё отражено в письменных хрониках, не всё стало достоянием археологии, и не всё правильно интерпретировано. Поэтому между историческим мифом и реальным прошлым может быть очень большая разница.

Мы действительно живем на основе спектра исторических мифов, и каждая историческая школа придерживается своего исторического мифа, холит его и пропагандирует в качестве единственно истинного. Господствующие исторические мифы меняются в ходе самого исторического процесса, причем, как в случае СССР, даже не один раз при жизни одного поколения.

Исторические мифы умышленно фальсифицируются по отношению к реально имевшим место событиям, и, если миф становится господствующим, то факт его фальсификации со временем забывается. И в наши дни один из актуальнейших вопросов исторической науки состоит в том: Который из множества различимых исторических мифов ближе к реально свершившейся истории.

[3] В обоих смыслах: и исторически недавний, и не видящий длительной исторической перспективы, и потому .

[4] Известного трепача, продвинутого на идеологическом фронте с радио “Свобода” в редакцию “Московского комсомольца”

[5] То есть дело зашло достаточно далеко: (2+1)/(19+2+1) = 14,3 % — степень явной фашизации Московской городской Думы: пора разгонять? а вдруг вновь избранная Дума будет еще более лояльной к антидемократической массовке?

[6] В эмблеме одного из ОМОН Петербурга присутствуют фасции. Соответственно, после принятия этого закона, всякий сотрудник этого отряда, может быть арестован в столице по приезде в командировку в центральный аппарат МВД в положенной ему по штату форме.

[7] Если не поймут сторонники, то поймут противники.

[8] На всех торжественных мероприятиях в гитлеровской Германии исполнялся вторым после государственного гимна.

[9] Возможно, что и не без оснований. По завершении войны Мюллер бесследно исчез. У.Ширер в кн. “Взлет и падение третьего рейха” (1959 г.), т. 2, с. 343 сообщает в подстрочном примечании: «Мюллера не удалось обнаружить после войны. В последний раз его видели в бункере Гитлера в Берлине 29 апреля 1945 года. Некоторые из оставшихся в живых коллег считают, что в настоящее время он состоит на службе у советской госбезопасности, большим почитателем которой он всегда был.»

Так ли это на самом деле, сказать трудно, поскольку советская госбезопасность о такого рода вещах охочую до сенсаций публику не уведомляет, а предположения о сотрудничестве с нею тех или иных лиц не комментирует.

[10] “Интеллигенты” любят бросаться словами не задумываясь об их смысле и последствиях их оглашения.

[11] В терминах психиатрии это — якобы не существующая в природе ; хотя она и вяло текущая, однако, — массово, и потому на исторически длительных интервалах времени дает те же результаты, что и скоротечное буйное помешательство.

[12] Суббота, как известно, выделяемый особый день в иудаизме.

[13] Песья голова и метла — символы опричнины времен Ивана Грозного: собачья преданность и средство выметания грязи.

[14] Мартынов — Николай Соломонович.

[15] Сразу вспоминается анекдот времен застоя: А какой национальности они были при социализме?

[16] Например “Windows” или “Word”, в русских версиях которых не удалось избежать ошибок при их адаптации всего лишь к форме языковой Среды, а не к мировоззрению и психологическим типам, свойственным России.

[17] В момент создания ЦРУ было названо более откровенно: Управление Стратегических Служб, что выражало глобальный, надгосударственный и экстерриториальный характер деятельности этой конторы. Потом, чтобы не привлекать внимания, её название изменили, и оно перестало выпирать из общего множества названий разведок государств Запада.

[18] Названия этой фирмы меняются столь часто, что будем употреблять наиболее популярное в последние десятилетия.

[19] Те ресурсы, что растрачены в его производстве и тиражировании, можно было и следовало употребить на достижение общественно полезных целей.

[20] Газета “Дуэль”, №№ 16 — 18, 1996; свидетельство о регистрации № 014311, главный редактор Юрий Игнатьевич Мухин, адрес для писем: 107120, Москва, редакция газеты “Дуэль”, а/я 26; тел. (095) 915-21-49.

[21] В здравом уме понятия необходимо различать; и не разделять, а связывать. Если понятия разделять, то получится взрывоопасная мешанина разрозненных понятий.

[22] Имеется в виду то, что доктрина завоевания жизненного пространства на Востоке и порабощения местного населения была оглашена уже в первых изданиях “Майн Кампф” начиная с 1925 г. То есть о том, что в результате прихода Гитлера к власти Германии предстоит война с СССР немцы знали заранее; а что такое война с Россией, многие из них имели представление на основе личного опыта 1914 — 1918 гг.

[23] «Принципы управления людьми» = «Принципы употребления людей в своих целях», поскольку управление всегда целесообразно, а выбор целей субъективен, люди же становятся при этом средством достижения целей. Можно было бы назвать работу и более откровенно.

[24] После чего назвал таких людей не по-русски а по-немецки — “филистерами”. Все “филистеры” в произведениях начала века, включая работы В.И.Ленина, это — толпари, люди образующие собой толпу.

[25] При Гитлере это качество отношений к иным культурам просто выразились в действиях. Если бы этого качества не было, то Гитлер просто не смог бы действовать. Если ознакомиться со свидетельствами о поведении кайзеровских войск на временно оккупированных территориях Российской империи, то из не всегда возможно понять, идет речь о зверствах гитлеровцев или кайзеровцев, настолько все схоже. Разница только в том, что при Гитлере подо всё то, что при кайзере немецкая солдатня делала просто так, была подведена идеологическая база и “еврейский вопрос” выделился в отдельную категорию.

[26] Основа деятельности сатанизма — оценка возможностей и эксплуатация Божеского попущения в отношении одних и введение в область действия попущения других с целью их эксплуатации. Делается это бездумно и/или умышленно, особого этического значения не имеет, поскольку всем людям дано Свыше достаточно, чтобы думать и понимать, что они делают.

[27] В настоящем наборе мы приняли правописание, отличное от традиционного. В устной речи нет заглавных (прописных) звуков и рядовых (строчных) звуков. Новый Завет, даже в его каноническом виде, нигде не свидетельствует о том, чтобы Иисус превозносил себя над своими современниками по плоти, поэтому личные местоимения "Я" в передаче в тексте слов Христа набраны нами строчными буквами. В нашем понимании контекста, слова «Сын Человеческий», хотя и несут на себе печать патриархата, но относятся ко всем людям без исключения, поэтому они также набраны строчными буквами, без выделения их заглавными.

[28] Текст, выделенный курсивом, попал в канон Нового Завета в пересказе апостола Павла: 1 послание Павла коринфянам, гл. 13. Есть основания подумать, почему изложение , как целостность, устранено из церковного канона земными «отцами церкви», а также и о том, что введено ими в канонический текст Нового Завета, если Благая весть Христа устранена из него?.

Исторически реально текста Евангелия от Христа в Библии нет, а только краткие биографические справки от имени Матфея, Марка, Луки, Иоанна, но биографические справки это не Евангелие, в переводе с греческого — Благая весть, данная Богом Христу с целью просвещения людей. Христианские церкви стоят не на ней, а на отсебятине и наваждениях.

[29] В другом переводе: «… покуда люди сами не изменят своих помыслов.»

[30] «Религией, по несомненному общему смыслу, вне зависимости от сомнительной этимологии, мы называем то, что, во-первых связывает человека с Богом, а во-вторых, в силу этой первой связи, соединяет людей между собой.» — В.С.Соловьев “Магомет. Его жизнь и религиозное учение” (СПб, “Строитель”, 1992 г., первое издание 1886 г.).

[31] В Словаре В.И.Даля пословица приведена в иной редакции: «Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет». Если заставить, даже и дурака, то такого эффекта не получится, хотя бы потому, что, если что-либо заставляют делать, то в большинстве случаев делается кое-как, плохо, что характеризуется другой идиомой: «из под палки». Ну, а чтобы кто-то пробил себе лоб, нужно не заставить, а научить, дабы делал сам. Научить можно и дурака, и тогда он пробьет себе лоб: чтобы “пробить себе лоб” в любом деле — большого ума не надо, как раз наоборот: чтобы не пробить себе лоб — надо ума побольше; а чтобы “пробить” — достаточно слепой истовости, помноженной на ученость.

[32] Если предельно откровенно, то это означает вседозволенность, беспредел в политике.

[33] Еще до выхода в свет первого издания “Майн Кампф”

[34] Имеется в виду внесоциальный источник информации, нечеловеческий разум.

[35] Под в настоящем контексте понимается совокупность общеприродных (физических) полей, излучаемых людьми и к которым люди восприимчивы.

[36] О необходимости учета второго чаще забывают.

[37] Равно: возможно умышленно вставить.

[38] Строгий термин в настоящем контексте, указующий на то, что в отличие от цепи костяшек в домино, информационной выкладке объективно свойственна направленность чтения, в том числе и в воспроизведении информации в действиях людей.

[39] Примером такого рода кандалов, надетых на психику множества людей, являются всевозможные телесериалы. Вожделение очередной серии и многократная их прокрутка в психике множеством людей способствует тому, что они, пребывая в мираже Санта-Барбары, не препятствуют тем, кто создает бедствия в России. Правда они не препятствуют и тем, кто борется за будущее России. Зрители, плененные сериалами, выпивкой и прочей бессмыслицей, ведут себя так, будто они — трава на поле боя; но не ведут себя как люди, чьи судьбы и судьбы их детей и внуков решаются в этом бою.

[40] Реально в стаде павианов иерархия их “личностей” выстраивается на основании того, кто кому безнаказанно показывает половой член. Соответственно общероссийский мат: “ Я тебя…”; “А вот тебе…”; “Я на вас всех… положил” — вторжение стадно-обезьяньего в общество тех, кому Свыше дано быть людьми — наместниками Божьими на земле. Обезьянам не дано быть людьми; россиянам же дано, и не должно унижаться до уровня обезьян.

Тем кто хочет поупражняться в расизме в отношении русских в связи с этим сообщением, исключительно с целью их просвещения, следует знать, что согласно кораническим сообщениям некоторая часть иудеев была обращена Богом в обезьян за отступничество от Его Единого Завета.

[41] Это отражено в анекдоте: Человек посылает телеграмму: «Радуйтесь тчк подробности письмом».

[42] В том числе и на биополевом уровне её организации, хотя на биополевом уровне присутствует и изрядная доля генетически передаваемой информации.

[43] Биополя — тоже материальные носители.

[44] Или поддерживаемых на биополевом уровне организации кем-либо.

[45] Годы — единицы измерения, основанные на астрономическом эталоне.

[46] Это ярко видно в авиации: с 1910-х по начало 1960-х гг. на протяжении жизни одного поколения успели сменить друг друга три поколения классов летательной техники: этажерки из дерева и ткани, настоящие самолеты из дерева и легких сплавов, реактивная авиация из специальных сплавов и сталей. Еще быстрее протекало обновление компьютерных технологий.

[47] Это в полном соответствии с прежней логикой социального поведения: пусть все живут, как жили, покуривая и в бездумном спокойствии стряхивая пепел в открытую бочку с порохом.

[48] Что такое ? — каждая культура отвечает на этот вопрос по-своему, вследствие чего выявление объективной психической нормальности — это отдельная тема для обсуждения.

[49] Если не забывать, то структура слова “СО-БЫТИЕ” уже указует на то, что речь идет о множестве частных , протекающих -вместно, в их взаимной обусловленности. То есть событие это частный процесс во взаимной вложенности процессов, а не и не момент перехода из одного различимого состояния в другое.

[50] А не паразитического.

[51] А.С.Пушкин. “О втором томе «Истории русского народа» Полевого”. (1830 г.). Цитировано по Полному акдемическому собранию сочинений в 17 томах, переизданному в 1996 г. в издательстве «Воскресенье» на основе издания АН СССР 1949 г., с. 127. Слово «случая» выделно, самим А.С.Пушкиным. В изданиях, вышедших ранее 1917 г., слово «случая» не выеделяли и после него ставили точку, выбрасывая текст «— мощного мгновенного орудия Провидения»: дореволюционная цензура полагала, что человеку, не получившему специального богословского образования, не престало рассуждать о Провидении (см., в частности, издание А.С.Суворина 1887 г. и издание под ред. П.О.Морозова); а церковь не относила Солнце Русской поэзии к числу писателей, произведения которых последущим поколениям богословов пристало цитировать и комментировать в своих трактатах. В эпоху господства исторического материализма издатели А.С.Пушкина оказались честнее, нежели их верующие в Бога предшественники, и привели мнение А.С.Пушкина по этому вопросу без изъятий.

[52] В частности следует знать, что в вопросе, называемом «догмой А.Смита» был прав А.Смит, а не К.Маркс и доверившиеся его авторитету. Это можно показать строго на основе теории пределов математического анализа.

[53] Рынок это тоже средство распределения. И термин “распределение” в экономике не следует понимать исключительно в смысле неотъемлемой характеристики директивно-адресного способа управления.

[54] То есть подавлять и отрицать эксплуатацию человека человеком, которая по существу есть употребление одних людей другими наравне с вещами по своему эгоистичному произволу.

[55] То есть бывают и приятные исключения, но они малочисленны на общем фоне шизофрении и выпендрёжа и редко чисты от наваждений господствующего шизофренического стиля.

[56] Имеются в виду 1920 — 30-е годы.

[57] Этот же механизм работал в России и до 1917 г., что и обеспечило преимущество в образованности еврейства и преобладание его в кадровом составе органов Советской власти первых десятилетий, когда нееврейская часть общества, также обладающая необходимым образованием, в своем большинстве была ограничена в выборе профессий по классовому признаку гласно и негласно.

[58] Условное название по цитируемым источникам: на наш взгляд пророки Божии не могли выдать в общество этой мерзости, а Христос не благословил её до скончания веков, а выступил против неё.

[59] В ХIX веке одним из ведущих расистов Германии оказался англичанин по происхождению Хьюстон Стюарт Чемберлен. Чемберлен утверждал, что иногда ему являются демоны, которые подталкивают его к написанию новых работ. Так в 1896 г., на пути из Италии в Германию, демоны в очередной раз овладели им. Он прервал свое путешествие и в течение нескольких дней занимался изучением проблемы связи расы и истории. «Сам Чемберлен считал, что к написанию книг, посвященных исследованию творчества Вагнера, Гёте, Канта, вопросам христианства и расовым проблемам его побуждают “демоны” (…) Как отмечает Чемберлен в автобиографии “Жизненные пути”, он зачастую не признавал эти работы своими, поскольку они превосходили его ожидания.» — Уильям Ширер “Взлет и падение третьего рейха”, том 1, с. 137 (Москва, Военное издательство, 1991 г.)

Когда Чемберлен умер, на его похоронах присутствовали всего два общественных деятеля Гитлер и наследный принц Гогенцоллерн, сын изгнанного из Германии кайзера Вильгельма II. Гитлеровская газета “Фёлькишер беобахтер” о его смерти писала, что германский народ потерял «одного из великих мастеров оружейного дела, чье оружие в наши дни не нашло своего применения» — там же, с. 142.

То есть некоторые представления об иерархии обобщенного оружия и средств управления, о чем речь пойдет далее, у гитлеровских идеологов были. Поскольку об источнике вооружения Чемберлен писал сам: демоны. Гитлер же — воспринял расовую доктрину в том числе и из работ за подписью Чемберлена и почтил похороны этого расиста своим присутствием. Так что сатанизм гитлеризма — это не образное выражение, а свидетельство одного из оружейников, вооруживших Гитлера идеологически.

[60] Православие в России — лжет о своем патриотизме. И Гитлер совершенно правильно характеризовал исторически реальное и известное ему христианство в качестве , хотя и не вдавался в анализ истории его происхождения и возникновения такого рода социологических библейских особенностей.

[61] На наш взгляд, речь идет о Законе в его истинном виде, данном Моисею, а не о его извращенной редакции, довлевшей над иудеями ко времени прихода Христа.

[62] Известна еврейская поговорка: «Были бы здоровье и деньги, а остальное мы купим.»

[63] И только после двух веков революционных кошмаров у оппонентов интернацистам из национальных “элит” прорезался “Взгляд на историю, как на Заговор”. Это — второе название книги Ральфа Эпперсона “Невидимая рука”, СПб, 1996 г.; на ту же тему: Дуглас Рид “Спор о Сионе или 2500 лет еврейского вопроса”.

[64] В частности дело Сталина жизненно и без Сталина на протяжении уже около полувека.

[65] В традиционном инквизиторском понимании этого слова, как одержимости человека злым духом, вследствие чего человек в большей или меньшей мере утрачивает свободу собственной воли.

[66] Выделено нами, поскольку это — главное событие в истории ХХ века, не замеченное классической социологией; Гитлер был не единственный, но один из немногих, кто почувствовал изменение соотношения частот эталонов биологического и социального времени и указал словами на это явление в общем-то прямо, хотя и не раскрыл его смысл, возможно потому, что не понимал его сам; если бы понимал, то возможно, что вел бы себя и Германию иначе, и не привел бы её к катастрофе 1945 года. Для Гитлера это “вытеснение истории”, но никак не начало собственно истории Человека Разумного, а не человека, которому дано Свыше быть Разумным, но он все ещё животный или даже растительный.

[67] Всех их стали вводить в рабское существование и уничтожать избыточных и непокорных за ненадобностью. У.Ширер приводит фрагмент из директивы министерства Розенберга в отношении политики в России от конца июня 1942 г.: «Славяне призваны работать на нас. Когда же мы перестанем в них нуждаться, они могут преспокойно умирать. Поэтому обязательные прививки, немецкая система здравоохранения для них излишни. Размножение славян нежелательно. Они могут пользоваться противозачаточными средствами или делать аборты. Чем больше, тем лучше. Образование опасно. Вполне достаточно, если они смогут считать до ста. Каждый образованный человек — это будущий враг. Мы можем им оставить религию как средство отвлечения. Что касается пищи, то они не должны получать ничего сверх того, что абсолютно необходимо для поддержания жизни. Мы господа. Мы превыше всего.» — “Взлет и падение третьего рейха”, т. 2, с. 329.

Эрих Кох, рейхскомиссар Украины, в речи 5 марта 1943 г., даже после разгрома в Сталинграде, всё про то же: «Мы — раса господ и должны управлять жестоко, но справедливо… я выжму из этой страны всё до последней капли… Мы пришли сюда не ради благотворительности… Местное население должно работать, работать и еще раз работать… Мы пришли сюда отнюдь не для того, чтобы осыпать их манной небесной. Мы пришли сюда для того, чтобы заложить основы победы.

Мы — раса господ и должны помнить, что последний немецкий труженик в расовом и биологическом отношении представляет в тысячу раз большую ценность, чем местное население.» — там же, т. 2, с. 329.

Гиммлер уже после Курской битвы, 4 октября 1943 г: «Процветают ли нации или погибают голодной смертью подобно скоту, интересует меня лишь постольку, поскольку мы используем их в качестве рабов для нашей культуры. В противном случае они не представляют для меня интереса. Погибнут от истощения 10 тысяч русских женщин при рытье противотанковых рвов или нет интересует меня лишь в том смысле, отроют они эти рвы для Германии или нет…» — там же, т. 2, с. 328.

Высказывания даны в хронологическом порядке, чтобы все понимали, насколько опасным и затяжным является бред о собственном расовом превосходстве, в прошлом реально выбитый из многих дурных голов вместе с их мозгами.

[68] Заместитель Альфреда Розенберга — гитлеровского идеолога по искоренению расово чуждых культур и людей — их носителей. Розенберг родился в 1893 г. в Ревеле — Таллинне, учился в Риге и в Москве, где окончил в 1918 г. Николаевское высшее техническое училище (МВТУ им. Баумана в советские годы) с дипломом инженера-строителя, в 1919 г. выехал в Германию, куда привёз “Протоколы сионских мудрецов” в издании одной из книг С.Нилуса.

[69] «Невозможно убедить» — это не только свойство дальновидных людей, обладающих непреклонной решимостью и мощной волей, но и свойство одержимых и биороботов.

И в этом отношении история довоенного СССР разительно отличается от истории довоенной Германии. Б.Бажанов, начавший работать в аппарате И.В.Сталина с начала 1920-х гг., в той же книге пишет, что ещё при жизни В.И.Ленина Сталин начал заниматься подбором и расстановкой кадров. Бажанов не вдаётся в анализ концептуальный анализ мотивации поведения Сталина, поскольку это явно выходило за пределы его понимания. Он просто описывает, как Сталин молча занимался подбором и расстановкой кадров все то время, пока “вожди партии”, к числу которых Сталин ещё не принадлежал, занимались грызней между собой и заклинаниями на съездах и в печати социальной стихии. Когда Сталин создал аппарат, то он при помощи аппарат просто устранил всех марксистов-интернацистов, которые, во-первых, проглядели эту его деятельность, а во-вторых, не желали сами заниматься грязной, повседневной черновой работой по подбору и расстановке кадров.

Но если смотреть на это с уровня рассмотрения взаимоотношений концепций в коллективном сознательном и бессознательном, то явно, что после того, как Сталин убедился в том, что Троцкого и прочих интернацистов невозможно ни в чём убедить, а поскольку они продолжают быть политически активны, то нечего тратить время и силы на такого рода попытки переубеждения. Остаётся либо согласиться с ними, либо их устранить. Поскольку согласиться с ними было нравственно и концептуально неприемлемо, а убедить во вредоносности их деятельности невозможно, то Сталин своевременно прошёл по пути их устранения.

В Германии же не нашлось никого, кто своевременно прошёл бы по пути устранения Гитлера, хотя все знали многие годы, что Гитлера убедить ни в чём невозможно.

[70] О психической нормальности, при разрушенном или выпавшем из структуры психики интеллекте, говорить не приходится.

[71] Соответственно, эффективная борьба с гитлеризмом была возможна, если бы недовольные нацизмом выявили эти силы и обезвредили, а не сосредоточились на противоборстве с их ставленником.

[72] См. журнал “Молодая гвардия”, № 3-4, 1992 г. ст. “Красная симфония” публикует материалы о допросе под наркозом троцкиста Раковского. В его ходе Раковский правильно указывает, что международные банковские круги, не удовлетворенные западным буржуазным индивидуализмом, исходя из своих устремлений, активно поддерживали троцкизм-марксизм и имели рычаги воздействия на гитлеризм. Соответственно критика германского национал-“социализма” в области его хозяйственной практики, в ходе которой на основе практических навыков (эмпирически) сложилась очень эффективная система экономики, не велась в те времена. Это делалось с целью, чтобы в полемике не родился терминологический аппарат и экономическая теория, способные ниспровергнуть экономическое всевластие международных банкиров, основанное на тайном “ноу-хау”, от анализа которого увел всех Маркс в своем “Капитале”. По этой же причине до настоящего времени гитлеризм критикуют за его расизм, обходя все остальное, СОДЕРЖАТЕЛЬНО ЗДРАВОЕ, благодаря чему он смог стать господствующей общегерманской идеологией, на основе которой Германия устойчиво управлялась до Сталинградского разгрома.

[73] В человечестве не один коллективный разум

[74] Она может существовать в форме мифа и ритуальной символики, а не в форме научных теорий.

[75] Хьюстон Стюарт Чемберлен действительно был оружейником уровня третьего приоритета. Но “меч”, который он сработал, в сравнении с “мечом” библейской доктрины — годен только для бутафорской клоунады и заведомого поражения в реальной войне против хозяев библейской доктрины. Это следствие того, что Чемберлен не был свободен от их опеки и “помощи” в его деятельности оружейника.

[76] См. А.З.Романенко “О классовой сущности сионизма”, Лениздат, 1985 г.

[77] Имеются в виду особенности в организации культуры и коллективного сознательного и бессознательного еврейской диаспоры, а не организация в смысле исключительно еврейского по кадровому составу тайного общества с паролями, уставами и т.п.; такого рода тайные общества, и не только сионистские, — всего лишь элемент в организации культуры, а не сама организация культуры.

[78] Кто считает, что в приведенной статистике преобладания в науке СССР и бизнесе США выразилось генетически обусловленное превосходство евреев над прочими, тот расист. Но тогда, настаивая на расовом превосходстве евреев, ему следует настаивать и на том, что крах СССР был вызван умышленными действиями этой, якобы высшей расы, которая на протяжении столетий проводит явно курс на уничтожение нынешней биосферы Земли и её населения. Именно она, доминируя в управлении Библейской цивилизации через ростовщичество, довела планету до биосферно-экологического кризиса современности. Именно она, будто не знает целей и благих средств их осуществления, шизофренически суетится по всему миру, разрушая в первом поколении одно, создавая другое во втором поколении, и разрушая вновь созданное в третьем.

[79] Один из главных тезисов в переизбирательной кампании Б.Н.Ельцина в 1996 г.

[80] Хотя очень интересные параллели в вопросах о гражданстве и видах на жительство можно провести между нынешним Израилем и гитлеровской Германией: в частности есть места чуть ли не полного текстуального совпадения, кого считать евреем, а выводы которые делаются на основе этого выяснения зеркально отличаются только адресаций кнута и пряника. А если копнуть историю, то можно выявить много интересного о деловых взаимоотношениях третьего рейха и “отцов вдохновителей и основателей” Израиля.

[81] Смысл устранения уже старого Сталина в том, чтобы не допустить легитимную передачу власти в партии и в государстве продолжателю дела. Устранение же в удобный момент позволяет привести к власти извратителя дела, который устранит продолжателей, если они не поймут своевременно, как продолжить дело после ухода вождя. Именно эту роль и приняли на себя Н.С.Хрущев и его сторонники. В начале 1920-х гг. Хрущев активно поддерживал Троцкого; потом дальновидно покаялся и прикинулся коммунистом-сталинцем, но так и остался сторонником толпо-”элитаризма” до конца своих дней. А его наследие вынуждено расхлебывать наше поколение.

[82] Разворовывали и расточали без пользы, пропивали все, за редчайшим исключением, — каждый по способности.

[83] Оба — летчики выполнившие рейсы в указанное место 30 апреля 1945 г.

[84] С-Петербургский еженедельник “Полицейская газета”, № 24, 1996 г. среди всякой “клубнички” приводит воспоминания бывшего телохранителя Гитлера гауптштурмфюрера СС Отто фон Венике о своей беседе со Скорцени на квартире последнего в Мадриде на улице Монтера 20 апреля 1970 г., в которой Скорцени рассказал, как он лично убил Еву Браун и двойника Гитлера, а самого Гитлера вывез на самолете “Фоке-Вульф 109” с секретного аэродрома на реке Хавель.

Версий об исчезновении Гитлера в конце войны и его дальнейшей судьбе много. Среди них есть и выдумки. Версии подчас взаимно исключают одна другую, но в их многообразии может скрываться и истинный сюжет, в котором один двойник убит, а несколько выехали из Германии и долго жили за рубежом, осуществляя операцию прикрытия дальнейшей спокойной жизни настоящего Гитлера.

Сталин придерживался взгляда, что Гитлер сбежал, а к документам по идентификации подсунутых в Имперской канцелярии останков интереса не проявил.

[85] У.Ширер пишет: «Похороны прошли по обычаям викингов. Речей не произносили: молчание нарушали лишь разрывы русских снарядов в саду канцелярии. Камердинер Гитлера Гейнц Линге и дежурный у входа вынесли тело фюрера, завернутое в армейское темно-серое одеяло, скрывавшее изуродованное лицо. Кемпка опознал фюрера лишь по торчавшим из-под одеяла черным брюкам и ботинкам, которые верховный главнокомандующий обычно носил с темно-серым кителем. Тело Евы Браун Борман вынес не прикрыв в коридор, где передал Кемпке.

Трупы перенесли в сад и во время затишья положили в одну из воронок, облили бензином и подожгли.» — “Взлет и падение третьего рейха”, т. 2, с. 518.

Если излагать суть описанного Ширером, то лицо трупа было изуродовано, времени на методологически обоснованную экспертизу и идентификацию трупа не было и она не проводилась в виду “само собой разумения”, а Кемка опознал не фюрера, , которые, как он знал, носил фюрер. То есть, кого вынесли в одеяле, сожгли и бросили точно неизвестно; останки якобы затерялись, причину чего Кемпка объяснил на допросе следующим образом: «Все следы были уничтожены полностью непрекращавшимся огнем русских.» — там же, т. 2, с. 519.

[86] Действовал ли Гитлер злоумышленно, или мера понимания им жизни была столь мала, что Германия под его руководством и он сам пали жертвой управляемых другими объемлющих обстоятельств — дела не меняет. Просто в случае Гитлера “жертвы обстоятельств” его истинная нравственность была достаточно порочна, чтобы он пал жертвой обстоятельств, созданных вокруг него.

[87] Роже Гароди в кн. “Основополагающие мифы израильской политики” сообщает со ссылкой на члена Верховного суда США Веннерстрема, что 60 % лиц, руководивших процессом, были евреи, переводчики тоже. По этой причине Веннерстрем отказался участвовать в судебном шоу-балагане. Кроме того, Р.Гароди документально подтверждает множество фальсификаций, на основе которых было осуществлено судебное делопроизводство в Нюрнберге, с нарушением общепризнанных на Западе юридических норм.

[88] Послал ли он Гесса или это была отсебятина Гесса, окончательно историками не выяснено. В доступных же публикациях, в которых приводятся свидетельства гитлеровцев по этому вопросу, сообщается, что Гитлер, узнав о перелете Гесса в Англию, был изумлен этим фактом; а прочитав объяснительное письмо Гесса, высказал мысль, что Гесс действительно сошел с ума, и это было объявлено официально гитлеровским режимом.

Известно также и утверждение о том, что Гесса из Германии выманила Интеллидженс Сервис, сыграв на особенностях его психологии.

[89] У.Ширер “Взлет и падение третьего рейха”, т. 2, с. 50.

[90] И в НСДАП было крыло, которое радо было заключению договора между СССР и Германией, о существовании которого историки и публицисты предпочитают умалчивать, изображая НСДАП монолитной партией, тупо следующей за Гитлером. Это исторически неверно, хотя это просоветское крыло и не смогло одержать верх и заменить Гитлера иным лидером. И многие немцы в 1939 г. искренне надеялось, что в подписании Советско-Германского договора выразилась действительная смена политической стратегии Германии. Утро 22 июня 1941 года было для них не менее трагичным, чем для подавляющего большинства советских людей.

[91] Франция имела с Польшей военную конвенцию, подписанную 19 мая 1939 г. Согласно ей, в случае нападения Германии на Польшу, Франция обязывалась к третьему дню начать наступление с ограниченными целями после объявления общей мобилизации. А пятнадцать дней спустя, после того как выявится главное немецкое усилие против Польши, предпринять против Германии общее наступление основною массой своих войск.

1 сентября свершилось германское нападение. 8 сентября немецкие танки вышли к предместьям Варшавы. 17 сентября Советский Союз вторгся в уже разгромленную к тому времени Германией Польшу, а 18 сентября в Бресте (Брест-Литовск) войска Германии и СССР встретились.

Генерал Йодль на процессе в Нюрнберге прокомментировал действия Франции, в качестве союзника Польши, следующими словами: «Если мы не потерпели крах в 1939 году, то только благодаря тому, что во время польской кампании приблизительно 110 французских и английских дивизий, дислоцированных на Западе, ничего не предприняли против 23 немецких дивизий.» — У.Ширер “Взлет и падение третьего рейха”, т. 2, с. 12, 13.

[92] Р.Эпперсон в кн. “Невидимая рука” (СПб, 1996 г.) сообщает, что канцлер доаншлюзовской Австрии Дольфус приказал провести расследование происхождения Гитлера, в ходе которого выяснилось, что его бабка забеременела, будучи прислугой в особняке австрийских Ротшильдов, после чего её выдали замуж за Шикльгрубера.

“Шикльгрубер” в переводе с идиш — сборщик шекля — налога, который сбирает раввинат со своих подопечных. И по существу Гитлер собрал с евреев диаспоры, возжелавших ассимиляции в национальных обществах.

[93] Сокрытие некой правды, свойственной гитлеризму, при всех его злобствованиях — причина по которой “Майн Кампф” просто замалчивается вместо того, чтобы быть разгромленной идейно.

[94] Коллективно-бессознательному в своей информационной основе признаку.

[95] Коллективно-сознательному в своей информационной основе признаку.

[96] Такие предложения со стороны Германии действительно зафиксированы Историей, но умалчиваются в учебниках.

[97] СССР обойден молчанием, что по умолчанию означает, что мировая война Германии против СССР с участием в ней Запада в качестве союзников Германии, а не СССР — нереализовавшаяся мечта Гитлера, осуществлению которой воспрепятствовал Сталин своею предвоенной политикой.

[98] Процессы над сионистами и их приспешниками в СССР по завершении войны — юридическое дополнение Нюрнбергского церемониала, где его устроители пожелали всю еврейскую тематику рассмотреть исключительно в аспекте “безвинных жертв” войны, вследствие чего рассмотрение в её организации и проведении выпало из рассмотрения в Нюрнберге. Процессы в СССР над сионистами в конце 1940-х гг. отчасти заполнили этот пробел в подведении итогов второй мировой войны ХХ века.

[99] К 1996 г. США наконец-таки признали, что Р.Валленберг сотрудничал с их разведкой — Управлением Стратегических Служб, как тогда называлось нынешнее ЦРУ. Так, что это дело борьбы спецслужб и у советской стратегической разведки видимо и в 1945 г. были сведения о том, что он не просто дипломат, а коллега-оппонент и с ним есть о чем поговорить “за жизнь” в кругу специалистов. Это разборки спецслужб, а не произвол МГБ в отношении дипломата… Одна из последних публикаций на эту тему в “Российской газете” от 19.11.96. “Лаврентий Берия вел тайные переговоры с Гиммлером?”, в которой Л.Берия изображен слабоумным, а Р.Валленберг — безвинной жертвой обстоятельств.

[100] Там же Бунич приводит уже цитированное и прокомментированное нами письмо Гитлера к Муссолини, из которого явствует, что только вечером 21 июня 1941 г., когда войска уже были в готовности к нападению на СССР, Гитлер принял решение об осуществлении плана “Барбаросса”.

[101] У.Ширер приводит выдержку из дневника Гебельса от 23 сентября 1943 года: «Я спросил фюрера, готов ли он вести переговоры с Черчилем… Он не считает, что переговоры с Черчилем приведут к какому-либо результату, поскольку тот слишком прочно находится в плену своих враждебных взглядов и, кроме того, движим ненавистью, а не разумом… Фюрер предпочел бы переговоры со Сталиным, но не думает, что они будут успешными…

Как бы ни сложились обстоятельства, сказал я фюреру, мы должны прийти к урегулированию либо с одной стороной, либо с другой. Рейх еще ни разу не выигрывал войну на два фронта. поэтому нам следует подумать, как так или иначе покончить с войной на два фронта.» — “Взлет и падение третьего рейха”, т. 2, с. 403.

Думать же следовало до нападения на Польшу 1 сентября 1939 г. Договор с СССР не обязывал Германию нападать на Польшу, и ей было лучше не нападать на Польшу, а налаживать в мирных условиях отношения с СССР, совместно подавляя западный паразитизм обоюдной экономической мощью СССР и Германии. Но после того, как это нападение свершилось, началась “странная война”, в которой Запад не вел активных боевых действий. При этом Гитлер ожидал скорого заключения мира с западными союзниками Польши, а Запад ждал, что Гитлер “созреет” и нападет на СССР. То есть по существу после нападения Германии на Польшу война уже стала мировой. И после этого нападения, для Германии стоял уже другой вопрос: сможет ли она в этой мировой войне, как минимум избежать войны на два фронта, а как максимум добиться от СССР не только экономической, но и прямой военной поддержки в своей войне, которая в этом случае стала бы общей войной народов за окончательный разгром глобальной ростовщической тирании хозяев Запада.

И об упущенных возможностях мира с СССР руководство Германии стало думать только после разгрома в Курской битве, решившей судьбу всех последующих сухопутных операций Германии.

[102] «Международное Правительство никогда не отрицало свое существование. Оно не обнаруживало себя манифестами, но действиями, которые не упущены даже официальной историей. Можно назвать факты из французской и русской революции, а также из англо-русских и англо-индийских сношений, когда самостоятельная рука извне, изменяла ход событий. Правительство не скрывало наличие послов своих в разных государствах. Конечно эти люди по достоинству Международного Правительства никогда не прятались. Наоборот, они держались на виду, посещали Правительства и были замечены множеством людей. Литература сохраняет их имена, приукрашенные фантазией современников.

Не тайные общества, которых так боятся Правительства, но явные лица, посылаемы указом Невидимого Международного Правительства. Каждая подложная деятельность противна международным задачам. Единение народов, оценка созидательного труда, а также восхождение сознания утверждаются Международным Правительством самыми неотложными мерами. И если проследить мероприятия Правительства, то никто не обвинит его в бездействии. Факт существования Правительства неоднократно проникал в сознание человечества под разными наименованиями» («Агни Йога», Самара, изд. 1992 г., т. 1, с. 292).

Но реальная история говорит, что ростовщическому паразитизму еврейских ростовщических кланов Международное правительство всегда попустительствало, обходя молчанием вопрос о сущности доктрины “Второзакония-Исаии”. Возможная причина для этого в том, что его периферия черпала финансовые ресурсы для своей деятельности из этого источника.

[103] Этого не было сделано ни сразу по опубликовании “Экономических проблем социализма”, ни в последующие годы. Не собираются этого делать и неомарксисты наших дней.

[104] Н.К.Байбаков, бывший Предгосплана СССР, деятельность которого на этом посту, к сожалению, тоже не безупречна в методологическом отношении, в своих воспоминаниях “Сорок лет в правительстве” (Москва, “Республика”, 1993 г.) охарактеризовал реформы Е.Т.Гайдара словами: «Если бы мне в бытность председателем Госплана сказали: “Товарищ Байбаков, ты закончил год с эмиссией в 20 миллиардов рублей, не обеспеченной товарным покрытием”, я бы с ума сошел, наверное. А при Сталине меня обвинили бы во вредительстве, и если бы сразу не расстреляли, то в лагерь упекли бы наверняка. Теперь же это называется платой за переход к рынку.» — с. 288.

Если ГУЛАГ становится самоцелью, то это очень плохо и опасно. Но если те, чьё место в дурдоме и ГУЛАГе, оказываются у рычагов разнородной государственной и хозяйственной власти, то это не лучше. Это — предупреждение: и никаких политических, узников совести и злоупотреблений психиатрией; преследуется исключительно финансовый аферизм в особо крупных размерах, отягченный признаками измены Родине и бессовестным злоупотреблением властью, в том числе и законодательной.

[105] “Болтун” не только пустобрех, но и протухшее яйцо.

[106] Или все же паразитически активная на основе доктрины “Второзакония-Исаии” мафия, при своем построении замаскированная под нацию, в целях повышения её скрытности и эффективности проникновения? Нечего впадать в истерику: если в семье сицилийского мафиози рождается мальчик, то вряд ли он избегнет судьбы стать мафиози, когда повзрослеет. От этого факта никто не впадет в истерику; нечего впадать в истерику и от того, что в конце концов сущность еврейства, как глобальной международной надгосударственной мафии выплыла наружу.

Наиболее удовлетворительное определение термина «нация» дано И. В. Сталиным еще в начале ХХ века в работе “Марксизм и национальный вопрос”: «Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры… Только наличие всех признаков, взятых вместе, дает нам нацию.»

Еврейство не отвечает ПОЛНОМУ НАБОРУ признаков нации в отличие от всех наций: русских, казахов, немцев и т.д.; именно по этой причине еврейство, хотя и является исторически устойчивой общностью, но не является нацией. На это прямо указал К. Маркс: "Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека”. Однако, сказав эту правду, столь приятную ныне многим национал-марксистам и ненавистную легкомысленным сионо-интернацистам, К. Маркс, как и должно ортодоксальному раввину, не имеющему национальной принадлежности, в своей статье «К еврейскому вопросу» увел внимание читателя от обсуждения ветхозаветно-талмудической идеологии к обсуждению заурядной страсти к наживе, столь свойственной многим, чем сделал полезное для сионистского расизма дело.

Желая “сделать” еврейство нацией, подобной другим, другой идеолог сионо-интернацизма — Т.Герцль — осуществил самоопределение БАНДЫ, мафии, в свойственной ей деятельности маскирующейся под народ-нацию-этнос: «Группа людей общего исторического прошлого и общепризнанной принадлежности в настоящем, сплоченная из-за существования общего врага.»

Если же врага нет, то единение людей в народ — по Герцлю — невозможно, и чтобы возник “народ”, прежде того необходимо избрать врага и вести после этого все время войну против него.

[107] Проблематика зомбификации, прежде всего “элиты” в толпо-”элитарном обществе”, приводит к вопросу: Где общественно безопаснее держать биороботов? — в ГУЛАГе, психбольнице, на попечении монастырей, святых подвижников или же, как ныне в органах государственной и хозяйственной власти и в средствах массовой информации?

[108] Ветхозаветно-талмудического?

[109] Которые ростовщичеством были изъяты из жизненно полезного оборота общества и употреблены во вред ему.

[110] Умные могут нуждаться в информационной поддержке; недоумки — нуждаются в интеллектуальной поддержке их деятельности, тем самым обращаясь в биороботов, со всеми этическими последствиями для себя, если не уходят по доброй воле сами из той области деятельности, в которой интеллектуальная недостаточность заставляет их прибегать к интеллектуальной поддержке со стороны. Чужим умом не проживешь, но дров наломать можно запросто. Здесь же речь идет об интеллектуальной поддержке режима биороботами. То есть режим тоже выпадает из области этики в область социальной гигиены, в которой невозможно пребывать вечно: развязка предопределена.

[111] Путь доктрины “Второзакония-Исаии” — противоестественный, что выражается в глобальном биосферно-экологическом кризисе, возникшем в результате деятельности Библейской цивилизации во всех её разновидностях общественного уклада и государственного устройства.

[112] Свойственный моральной мафии, один из авторитетов которой и трепется о морали и нравах, не задумываясь о противоестественности той доктрины, которой следует, в режиме биоробота.

[113] Остальные реально бывшие в СССР свободы он либо отнял, либо отнять их просто оказалось не во власти режима и его хозяев. Результаты социологических исследований среди безработных России: «Оказывается, количество жителей района, испытывающих чувство унижения и беспокойства, по сравнению с 1994 годом возросло в пять раз (с 11 до 56 %). Уверенно и спокойно в качестве безработных чувствуют себя лишь 6 %, в то время как два года назад эта цифра была почти в шесть раз больше (34 %)» — газета “Биржа труда”, 9 — 15 декабря 1996 г., С-Петербург.

Это — обратная сторона способности Березовского и прочих не задумываться о том, какой ущерб они наносят другим людям своим финансовым аферизмом и ростовщичеством.

Слабоумие и забывчивость отечественной журналистики и интеллигенции иногда просто изумляют. И цитированной заметке, как об открытии в области социологии сообщается: «Оказывается» и т.д.

Вернемся в 1936 г., год принятия Конституции СССР, гарантировавшей право на труд, считавшей труд почетной обязанностью гражданина СССР. «Мне трудно представить себе, какая может быть „личная свобода“ у безработного, который ходит голодным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется только там, где уничтожена эксплуатация, где нет угнетения одних людей другими, где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая другая свобода», — из беседы И.В.Сталина с председателем газетного объединения Роем Говардом 1 марта 1936 г.

Так что добрее к людям: сталинизм, устранивший безработицу и смотревший на десятилетия и столетия вперед или западно-демократическая модель, создавшая в Росси безработицу и всевозможные недостачи?

Конституция СССР правильно утверждала: труд — обязанность. Нынешняя утверждает, что труд — не обязанность, а право, причем право столь же не реализуемое в России демократизаторов, как и право на жилище в конституции ревизиониста Брежнева.

И всякий здравомыслящий человек понимает, что если труд — не обязанность, уклонение от которой преступно, а право (хочу работаю, хочу нет), то по умолчанию паразитизм в нынешней конституции — конституционное право, первенствующее над правом на труд.

С.Ковалев и прочие специалисты по защите прав человека на этом юридическом фоне являются одуревшими мерзавцами, защищающими права паразитов жить за счет труда человеков.

[114] Банкир в этом контексте — председатель колхоза ростовщиков, поскольку всякий банк, кредитующий под проценты, — своего рода колхоз ростовщиков.

[115] “Там” — как раз своя аудитория, а здесь — не аудитория, а объект психологического порабощения.

[116] Помните как у А.С.Пушкина в “Евгении Онегине”? — «И кланялся непринужденно…» Эк непринужденно и верноподданно склонился “товарищ генерал”, бывший политработником при Советской власти, перед классовым врагом. Действительно: ум, честь, и совесть с марксизмом несовместимы.

[117] А с чего доктор исторических наук взял, что названные и прочие ростовщические конторы в России создавались с целью укрепления могущества России, а не с целью её уничтожения? Доктору исторических наук следует знать и понимать .

[118]Из текста Военной присяги: «Я, гажданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым дисциплинированным, бдительным воином, сторого хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников.

«…»

Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся.»

Ну, граждане присягавшие, есть о чем подумать?

[119] В зависимости от того, посмеет ли учитель пойти на гласный конфликт с учеником, если он не принадлежит к числу признанных двоечников или ему просто не принято ставить двойки в толпо-”элитарной” школе и совершать тем самым преступление против сложившейся иерархии живых личностей, отстаивая иерархию мертвых.

[120] В этом качестве он — Со-ЛЖЕ-ницин XIX века, предтеча нынешнего Александра Исаиевича.

[121] А ростовщичество, тем более банковское мафиозное — всегда убийство, но не явно видимое убийство средствами поражения шестого приоритета, а финансово-экономическое убийство многих людей, поскольку неделя “жизни” крупного банковского ростовщика в финансовом выражении стоит больше чем десять — двадцать лет жизни простого труженика.

[122] Особенность всего русского народного былинного эпоса в том, что в них нет ни единого случая, чтобы богатырский меч обрушивался на кого бы то ни было с целью обретения богатырем богатства или власти: всегда исключительно ради защиты мирного труда взрослых и ради защиты будущего мира малолетних. И это отличает русский былинный эпос от воинского эпоса Европы: Золото Рейна есть Золота Днепра — нет…

[123] Либо посягательство на занятие магией, неуместное для православного.

[124] Если считать, что телевизионное казино “Что? Где? Когда?” — интеллектуальное, то это явное злоупотребление хозяевами шоу интеллекта игроков не по назначению: в обществе есть множество проблем, требующих действительно коллективных интеллектуальных усилий, а тешить себя играми в жизненно никчемные загадки с телезрителями, рыдать при проигрыше или вылете из этого шоу-клуба, — . То, что зрелище и азарт шоу-игры создают многим эмоциональную накачку — в системе социальной магии одно из средств подавления индивидуального интеллекта множества людей и коллективного интеллекта общества и обращения его в толпу “баранов”, поскольку пока они накачиваются эмоционально у телевизора, их успевают обстричь до голой шкуры на других фронтах, поскольку, чтобы быть человеком, человек должен каждодневно думать о многих вещах, кроме быта, работы и телевизора. Если же предложить для решения игрокам-”интеллектуалам” на вечер реальную проблему, то их мировоззренческая нищета обнажится и шоу будет смазано недееспособностью интеллектуалов при столкновении с реальными проблемами жизни. Хотя общего трепа будет более чем достаточно, но произведенные рецепты будут столь же неэффективны, как и рецепты парламентских политологов.

[125] Постоянно жил в нужде.

[126] Объема валового национального продукта, а также его доли, идущей на потребление, и доли, идущей на накопление (капитальные вложения).

[127] Семья — ячейка общества. В этом марксизм прав. И если речь заходит о принудительной социальной гигиене, то необходимо отдавать себе отчет в том, что вне зависимости от намерений и предшествующих деклараций, социальная гигиена это достаточно часто — разрушение и уничтожение семей, а не отдельных людей, не вписывающихся в проводимую в жизнь концепцию самоуправления общества.

[128] Среди женщин статистически преобладает тип психики, при котором её поведение определяется чувствами сиюминутности. И если нравственность женщины порочна, то реакция её на сиюминутность это — подневольность её сексуально-пищеварительным инстинктам и сопутствующему физиологическим инстинктам социально обусловленному комплексу потребительски превзойти других самок в том, что способна дать и дает цивилизация.

Вследствие этого может оказаться орудием бабьей похоти и социальных страстей, даже обладая многими другими хорошими человеческими качествами.

Если же с нравственностью женщины всё в порядке, то из чувства сиюминутности она выносит ощущение тех ошибок и бедствий, которые любимый ею мужчина еще не совершил, но уже встал на путь, на котором возможно их совершит. И потому такая женщина способна удержать мужчину от многих бед, которые он способен был бы сотворить. В частности боярам на Руси было бы лучше, если бы они не отравили Анастасию — первую любящую и любимую жену Ивана Грозного.

[129] Это объясняет, почему супруги В.М.Молотова и М.И.Калинина сидели, в то время как их мужья были высокими чиновниками правящей партии и государства; почему была уничтожена жена Поскребышева (секретаря И.В.Сталина), бывшая родственницей Л.Д.Троцкого.

[130] Как известно Салмон Рушди до сих пор не убит.

[131] Функциональной нагрузке в жизни общества.

[132] Часто без оснований к тому в самой их деятельности, а просто потому, что тем, кто обладает властью давать титулы, он приглянулся своим удобством употребления его в дело.

[133] Так гуманитариям известно слово “предикат”, но не известно слово “предиктор”, которое они систематически, предварительно справившись в словаре, заменяют на , вместо того, чтобы заглянуть в другой словарь (англо-русский) и узнать из него, что предиктор это — предсказатель. То есть даже в словарь правильно заглянуть не могут: см. “Молодая гвардия”, № 2, 1990 г., “Концептуальная власть: миф или реальность?”

[134] Этнографы сообщали, что еще на стадии шаманизма и первобытно общинного общества некоторые индейские племена признавали неприемлемыми управленческие решения, которыми могут оказаться недовольными их потомки в седьмом поколении. То есть по сравнению с ними, большинство наших политиков — жертвы сиюминутных побуждений — просто дикари, поскольку сегодня кладут на своей же дороге грабли, на которые предопределенно они же наступят завтра. Этический и управленческий регресс изумительный.

[135] Без предсказуемости последствий управление невозможно, а пытающийся начать управлять чем-либо без решения задачи о предсказуемости последствий управления, обречен суетиться быть орудием тех, кто решил задачу о предсказуемости поведения в отношении него самого.

[136] Термин “предиктор-корректор” — название одного из методов вычислительной математики. В нем последовательными приближениями находится решение задачи. При этом алгоритм метода представляет собой цикл, в котором в последовательности друг за другом выполняются две операции: первая — прогноз решения и вторая — проверка прогноза на удовлетворением требованиям к точности решения задачи. Алгоритм завершается в случае, когда прогноз удовлетворяет требованиям к точности решения задачи.

Кроме того, схема управления, в которой управляющий сигнал вырабатывается не только на основе информации о текущем состоянии системы, но и на основе прогноза ее дальнейшего поведения, также иногда называется “предиктор-корректор” (пред«у/с»казатель-поправщик). По схеме “предиктор-корректор” обеспечивается в принципе наиболее высокое качество управления, поскольку часть контуров циркуляции информации замкнута не через свершившееся прошлое, а через прогнозируемое будущее. Это обстоятельство и позволяет свести запаздывание управления относительно возмущающего воздействия до нуля, при необходимости перейти к упреждающему управлению, при котором управляющее воздействие упреждает причину, вынуждающую к управлению.

[137] Начиная от декабристов, в России недовольство монархией было связано с тем, что царь надзаконен. Реально это было недовольство не только монархической формой правления, но и самобытной концептуальной властью России региональной цивилизации. Конечно, антимонархисты в своем большинстве этого не понимали, и поскольку не ставили проблему , то были орудиями внешней концептуальной власти. Царизм, со своей стороны, следуя общебиблейской концепции, был ограничен в деятельности извращениями в ней Откровений, с каковыми извращениями соглашался, принимая их в качестве данной Свыше истины, по какой причине оказался не способным осуществлять концептуальную власть в России с должным качеством и тем самым лишить западников социальной базы в стране.

[138] Структурный способ управления — иерархия взаимной подчиненности и функциональных обязанностей, сложившаяся до начала процесса управления. Примером тому — любая армейская структура. Бесструктурный способ управления — когда такая структура с определенным кадровым составом и функциональной нагрузкой складывается и изменяется сама собой в процессе управления. Пример тому — выполнение обязанностей кондуктора пассажирами в автобусе без кондуктора, хотя при структурном управлении структура и представлена одним лицом — кондуктором.

[139] Здесь есть о чем призадуматься участникам системы посвящений регулярного масонства (если еще есть чем): система может быть изначально построена так (или выродиться до такой степени), что высшие посвященные могут оказаться зомби на сто процентов. То есть низшие посвященные служат бездушному антиинтеллектуальному автомату, распределенному своей информационной базой по коллективному сознательному и бессознательному всего множества посвященных. Как идет деградация кадров открытых структур, показал опыт ЦК КПСС; но деградация кадров в тайных структурах подчинена тем же законам и отличается только скоростью накопления ошибок при подборе и расстановке кадров.

[140] В изъяснении этого слова русским языком: иерофант — знающий судьбу, читающий будущее. Название говорит само за себя, поскольку без видения “судьбы” — матрицы возможных состояний системы и путей перехода из одного в другие — управление по полной функции невозможно.

[141] Эта коррекция осуществляется всё хуже и менее эффективно на протяжении веков по мере приближения к эпохе смены соотношения эталонных частот биологического и социального времени. Можно считать, что последний шаг коррекции — попытка осуществить марксизм как господствующую идеологию глобальной цивилизации был сорван уклонением России в сталинизм из марксизма-троцкизма. Что во многом и ускорило глобальный биосферно-экологический кризис, к которому дело вели интернацисты от Исхода евреев из Египта и извращения Откровения, данного Моисею.

[142] Конституция — Основной закон.

[143] По латыни — разумный.

[144] Один из талмудических трактатов называется “Шулхан арух”, что означает “Накрытый стол”.

[145] Аналитическая система РЭНД-корпорэйшн некоторым образом оказалась её тезкой.

[146] Это можно назвать психологической обусловленностью концептуальной власти. Хотя из прочитанного ясно, что Айн Рэнд не понимала существа властных отношений в обществе, в том числе и существа концептуальной власти.

[147] Польское издание вышло в 1986 г. и сопровождалось лекциями философов-объективистов в польских университетах, но на помощь Гайдару в России РЭНДовцы не успели, либо же даже в Польше и они решили в России не суетиться.

[148] Надо отдать должное, работы Айн Рэнд читаются легко и не вызывают трудностей в понимании прежде всего потому, что не расширяют понятийной базы читателя, а некоторым образом упорядочивают его индивидуализм-эгоизм, который действительно присутствует в мировоззрении каждого.

[149] “Мертвая вода” — СПб, 1992 г., тир. 10 000 экз.; “Концепция общественной безопасности” (“Краткий курс…”), в которой показано, что эгоизм (индивидуализм) является угрозой безопасности людей, — разные издания 1995 — 1996 г., общим тиражом до 15 000 экз.

[150] Соответственно это закрывает выход и на обсуждение того, кто и как конкретно подавляет коллективные права.

[151] И не без оснований к тому в области психической деятельности множества людей.

[152] Это явное извращение Айн Рэнд социологических взглядов всех правящих “элит”, которые именно своей породистостью обосновывали свое право заниматься “благородными” видами деятельности и отказывали низкородным выходцам изо всех прочих общественных групп в праве заниматься теми или иными видами деятельности.

[153] Все они, включая монархов и нединастических тиранов, были рабами иерархии тиранства одних индивидов над другими и заложниками возможности бунта слепого, в том смысле, что не видящего иных исторических возможностей кроме, как одну иерархию тиранов заменить другой иерархией тиранов, возникающей в процессе бунта из угнетенных прежней легитимной иерархией.

[154] Они составили книгу “Мировое еврейство”.

[155] Другое дело, что инквизиция сама была далеко не безупречна в своих воззрениях и методах убеждения своих оппонентов. Поэтому, памятуя об историческом опыте инквизиции, чтобы не натворить подобных бед, не следует забывать о том, что людям свойственно ошибаться и в результате даже истинное, став безрассудной верой, начинает лгать.

[156] А что же заставляли Генри Форда и Линдона Ларуша действовать против собственного рассудка?

[157] Гайдар и Чубайс, с согласия Ельцина, проделали то же самое по отношению к большей части населения России в общем-то без применения физической силы и угрозы её применения, хотя и насиловали законодательство государства и рассудок людей.

[158] Ростовщичество, пропаганда половых извращений и воспитание поколений с противоестественной индивидуальной психической культурой (мировосприятием, памятью, мироосмыслением) — объективные пороки свойственные обществу США, они легализованы их правительством и потому не являются ни болезнью, ни преступлением.

[159] Это не ошибка, правильно: в древности слово “ли” несло смысл указателя на возможность различных взаимно исключающих вариантов; “и” — указателя на возможность их сочетания; современное нам “или” — возможность сочетания “и” и “ли”. Грамматика может строиться не только от фонетики, но и от смысловой нагрузки корневой системы языка. И то, что безграмотно в одной из грамматик, грамотно в другой.

[I] Разум, справедливость и деньги в жизни общества, конечно, взаимосвязаны, однако страна разума и справедливости может пользоваться деньгами, но страна денег может употреблять продажный разум, подавляя справедливость.

[II] А что территория США была безлюдна или индейцы, силой оружия уничтоженные на их родной земле и согнанные в резервации, — не люди?

[III] К моменту зачистки территории США от коренного населения в меченосцах не было необходимости: у захватчиков мечи уже давно были сняты с вооружения и употреблялось огнестрельное оружие; индейцы же до нашествия толп отщепенцев от европейских народов жили по своему счастливо и не конфликтовали между собой настолько рьяно, чтобы их разум обратился к проблематике создания вооружений, превосходящих потребности охоты.

[IV] А негры были рабами, привезенными из Африки по той причине, что индейцы не захотели быть рабами, предпочитая гибель рабству. Либо же по умолчанию подразумевается, что негры, которых привезли из-за моря для удовлетворения рабовладельческих нравов якобы тружеников и свободолюбцев, — вообще не люди?

[V] Почему было не привести здесь — весьма к месту — слова действительно величайшего американского промышленника и труженика Генри Форда: «Связь с банкирами является бедой для промышленности. Банкиры думают только о денежных формулах. Фабрика является для них учреждением для производства не товаров, а денег… Банкир (в этом контексте — председатель колхоза ростовщиков, поскольку всякий банк, кредитующий под проценты, — своего рода колхоз ростовщиков: наше уточнение) в силу своей подготовки и, прежде всего, по своему положению совершенно не способен играть руководящую роль в промышленности… И все-таки банкир (т.е. ростовщический паразитизм: — наше уточнение) практически господствует в обществе над предпринимателем (организатором производства: — наше уточнение) посредством господства над кредитом (т.е. над возможностью и невозможностью осуществить инвестиционные пиковые расходы: — наше уточнение).»

[VI] Люди — нормальные нравственно и интеллектуально — всегда различали понятия: и делать деньги, как это видно из слов Генри Форда. Американцы же — первые, кто в своем большинстве утратил это различие понятий и дел. В результате в экономике США наиболее ярко осуществился способ делать деньги, который очень не нравился промышленнику Форду, организатору производства продукта: “Не давай в рост брату твоему(по контексту единоплеменнику-иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не-иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций) благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею” — Второзаконие, 23:19, 20. “И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут” — Второзаконие, 28:12. “Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои и цари их будут служить тебе; ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся.” — Исаия, 60:10 — 12.

Всё взято из Библии, порожденной иерархией египетских знахарей времен фараонов: так что американцы — далеко не первые запутавшиеся в решении нравственных проблем и, как следствие, — в бухгалтерском учете в масштабах народного хозяйства…

[VII] Приведенные цитаты из Библии это и есть мошенничество, узаконенное не только в США, и освещающее ростовщический паразитизм именем Бога. Это и есть мошенническая концепция эгоизма, на которой основана власть в обществе стран Запада, более древняя чем США и “Концепция эгоизма” Айн Рэнд.

[VIII] Американцы были первыми, кто утратил понимание того, что богатство должно созидаться , а не деланием денег вне производства благ и управления.

[IX] Исторически реально — античеловеческой морали, поскольку проще всего делать деньги, паразитируя на труде людей и на жизни биосферы планеты.

[X] Количество дегенератов, отягощенных генетически, и извратившихся гомосеков на тысячу жителей — это объективный статистический показатель, по которому США находятся далеко не на последнем месте в мире. Так что о “вырождающихся культурах других континентов” скромнее было бы промолчать.

[XI] В цивилизации, основанной на мошеннической концепции расового эгоизма Библии, трудом праведным не наживешь палат каменных. Преобладание американцев в “процветании” в ХХ веке над остальным миром это результат всей их прошлой истории. Это процветание создано рабским трудом негров, глобальным перераспределением некоторой доли дохода трансрегиональной ростовщической мафии для обеспечения нужд американских обывателей, доходами от поставок вооружений в ходе обеих мировых войн ХХ века и в мирное время.

[XII] Исторически реально американские промышленники не поддержали деятельность Генри Форда в политике, направленную на подавление ростовщического господства ветхозаветных расистов в США. И потому те из промышленников и предпринимателей, кто, в отличие от Генри Форда, соглашательски ишачит на ростовщическую мафию, те действительно — грабители-шпана и подлецы.

[XIII] Если пролетарии исключены из числа собственников средств производства, для функционирования которых необходим труд коллектива, то объективно пролетарии — сами собственность владельцев средств производства, придаток к их рабочему месту. Реально они собственность владельцев системы ростовщического кредитования под процент. Последнее проявляется в том, что по сию пору учебники США по бухгалтерскому учету пестрят оговорками, сдерживающими подсознательные автоматизмы, о том, что персонал фирмы не подлежит постановке на баланс.

[XIV] Кнут надсмотрщика над рабами и кандалы на них, как и мечи, сняты с вооружения. Их в США и в Западной цивилизации в целом с успехом заменяет ростовщическая финансовая удавка. Она гораздо эффективнее — не мешает рабу функционировать в системе коллективного обслуживания средств производства, и легко затягивается, принуждая строптивых к покорности и уничтожая голодом наиболее упорных из них.

[XV] Разница, конечно есть: но она не больше, чем между секирой средневековья и оружием массового поражения ХХ века, и потому нормальный социолог обязан во многих случаях игнорировать разницу между силой кнута и могуществом доллара, поскольку за то время, пока кнутом удается искалечить одного, долларом можно искалечить и уничтожить миллионы в нескольких поколениях. Ну, а если человека, который это понимает, обзывают самодовольным негодяем безо всяких к тому объективных оснований в жизни общества, то сторонники Айн Рэнд пусть подумают, если конечно у них есть чем думать: она хорошо начитанная графоманствующая дура, или она злонамеренно умничает?

[XVI] В обществе, где ростовщичество, даже в форме банковского кредитования под процент, узаконенная норма, деньги действительно перестают быть посредником между людьми, и обращаются в средство осуществления ростовщической элитой и её оккультными хозяевами вседозволенности по отношению ко множеству людей, превращенных в объект безнаказанного произвола. Айн Рэнд и её последователи могли бы и сами догадаться об этом, но им либо не чем думать, либо их в вполне устраивает построение цивилизации на принципах финансовой вседозволенности и господства паразитизма, в том числе и ростовщического.

[XVII] Айн Рэнд вводит в заблуждение, тех, кто не пожелает сам вникнуть в существо общественных процессов в глобальной цивилизации. В реальной действительности даны и другие возможности: Читайте и поймите Коран; читайте Сталина в оригинале и имейте свое мнение, а не довольствуйтесь мнениями слепого Троцкого, слабоумного Хрущева и продажного Волкогонова и К; читайте “Мертвую воду” и “Концепцию общественной безопасности” (“Краткий курс…”, но уже не Сталина, а продолжение осуществлявшегося им курса).

[XVIII] Ну это уж совсем по-рэкетирски… В связи с таким рэкетирским подходом к проблемам общественных отношений и предупреждением о “постановке на счетчик”, в качестве намека для сторонников следует привести анекдот про Штирлица (конечно для догадливых, кто не слеп, и у кого мозги в работоспособном состоянии): В коттедж к инженеру Бользену забрались рэкетиры… Можно смеяться, конечно, тем, кто знает сюжет фильма “Семнадцать мгновений весны”.

Кроме того полезно задуматься и о природе времени. В прошлом веке в “Руслане и Людмиле” А.С.Пушкин заметил мимоходом: «Но против времени закона его наука не сильна». Это было обращено в адрес некоего бородатого карлика, эгоиста, урода от рождения, который угрожал: «Всех удавлю вас бородою», что весьма точно характеризует финансовую удавку ростовщичества.

И уже в конце жизни девяностолетний Лазарь Каганович в одном из последних своих интервью высказался в адрес могильщиков коммунизма в СССР: «Они не понимают законов времени.»