/ / Language: Русский / Genre:nonf_biography,prose_military, / Series: Тирания

Мемуары [Лабиринт]

Вальтер Шелленберг

В своих воспоминаниях руководитель внешней разведки нацистской Германии Вальтер Шелленберг рассказывает об истории создания политической разведки, развития Главного имперского управления безопасности, описывает крупнейшие разведывательные операции немцев во время второй мировой войны.

Шелленберг В. Мемуары Издательство «Родиола-плюс» Минск 1998 985-448-006-2

Вальтер Шелленберг

Мемуары

(Лабиринт)

***

Предлагаемый читателю перевод воспоминаний руководителя зарубежной разведки нацистской Германии Вальтера Шелленберга сделан по книге «Мемуары», выпущенной в 1959 году западногерманским издательством «Ферлаг фюр политик унд виртшафт» в Кельне. Это было первое издание на языке оригинала.

Судьба литературного «наследия» шефа нацистской политической разведки запутана, пожалуй, не менее, чем судьба самого автора.

Первоначально идея опубликовать записки Шелленберга родилась у швейцарского издателя Альфреда Шерца в Берне. Издатель последнего, немецкого, издания «Мемуаров», Гита Петерсен вспоминает, что летом 1951 г. ей вместе с молодым немецким журналистом Клаусом Харпрехтом было предложено принять участие в подготовке мемуаров Шелленберга к печати. Но смерть Шелленберга в марте 1952 г. прервала начатую работу. Через мюнхенское издательство «Квик» рукописи Шелленберга, как пишет Г. Петерсен, попали в Англию, где были переведены и вышли в 1956 году под названием «Мемуары Шелленберга» (The Schellenberg Memoirs) в издательстве Andre-Deutsch Verlag. Аллен Буллок в своем предисловии к английскому переводу «Мемуаров» Шелленберга (переводчик Луис Хаген), познакомил читателей с предысторией издания мемуаров.

Шелленберг, как пишет Аллен Буллок, после освобождения из тюрьмы поселился в Швейцарии и в июне 1951 года заключил контракт с бернским издательством А. Шерца на издание своих воспоминаний. Вскоре он был вынужден переселиться в Италию, в маленький городок Палланцу, расположенный на берегу озера Лаго-Маджоре. Перед Клаусом Харпрехтом, привлеченным швейцарским издателем к подготовке рукописи в печать, ставилась задача привести ее в надлежащий порядок. Кроме того, он должен был «выстроить» единую линию повествования, корректируя «ошибки памяти», встречающиеся у автора.

После смерти В. Шелленберга его жена вернулась в Германию, захватив с собой рукописи мемуаров. В Дюссельдорфе она встретилась с Вестом, бывшим сослуживцем мужа. По его совету жена Шелленберга отказалась от идеи опубликовать мемуары в Швейцарии и решила передать их немецкому издательству.

Объявление о выходе в свет мемуаров без указания имени автора появилось в западногерманском журнале «Квик» за подписью вымышленного лица, таинственного «полковника Зет». Причины такой скрытности не совсем ясны, замечает А. Буллок. Возможно, издатели «Квика» полагали, что швейцарское издательство А. Шерца располагает какими-то правами на рукопись, или жена Шелленберга не захотела раскрывать авторство своего мужа, опасаясь мести его политических противников. В конце концов полный текст неопубликованных рукописей был куплен у мюнхенского издательства «Квик» английским издателем Андре Дейчем.

Рукопись, доставленная в Лондон, находилась в полном беспорядке. Издательство А. Дейча проверило часть записок, показав их компаньону А. Шерца Говертсу, который познакомился с Шелленбергом и его женой еще в 1950 году. После этого А. Дейч пригласил К. Харпрехта в Англию для просмотра рукописей. Немецкий журналист тщательно изучил их и пришел к выводу, что перед ним подлинные записки В. Шелленберга.

А. Буллок признает, что английское издание 1956 года не является аутентичным переводом текста В. Шелленберга, подвергшегося значительной редакторской правке, видоизменениям и сокращениям. От последнего немецкого издания 1959 года английский вариант отличается, главным образом, тем, что он короче, — материал в нем разбит на 38 глав, тогда как в немецком издании их 41. В английском издании, в частности, нет отдельной главы о Канарисе, главы о связях политической разведки с имперскими ведомствами и учреждениями, а также главы о работе немецкой разведки в Испании и Португалии. В отличие от немецкого издания, в английском варианте в отдельную главу выделено сообщение о полете Гесса в Англию, а также об организации шпионской сети в Скандинавии. Различается и организация материала внутри глав, сами главы носят в большинстве случаев различные названия, что свидетельствует о том, что сам Шелленберг не давал им названия, и разбивка мемуаров по главам — дело рук редакторов, в данном случае различных редакций, английской и немецкой, в результате чего и возникли разночтения.

Вслед за английским появилось американское издание записок Шелленберга, выпущенное издательством Харпер энд Бразерс (Harper and Brothers). В 1957 году вышел французский перевод воспоминаний, сделанный, по всей вероятности, с английского, в силу чего он изобилует неточностями и всевозможными редакторскими «вольностями». Книга, вышедшая во Франции, была снабжена подзаголовком, явно рассчитанным на привлечение внимания широкой публики — «Говорит шеф нацистской контрразведки». (Walter Schellenberg. La chef du contre espionnage nazi parle; Rene Julliard, Paris, 1957).

Лишь в 1958 году рукописи Шелленберга вновь оказались в Германии и попали в руки той же Г. Петерсен. Она обнаружила, что из материалов исчезли отдельные страницы, где говорится о попытках Шелленберга организовать компромиссный мир с Западом, а также документ, известный под названием «Меморандум Троза» — отчет, составленный Шелленбергом в шведском городе Троза в 1945 году, о мерах, предпринятых им с целью заключения сепаратного мира. В силу этого издатель была вынуждена при подготовке к печати пяти последних глав воспоминаний опираться на английский перевод, который, по ее свидетельству, в основных чертах близок к немецкому подлиннику.

Немецкое издание мемуаров Шелленберга, по которому сделан наш перевод, является не только самым точным, но и самым полным (если не считать утраченных и не обнаруженных до сих пор материалов «Меморандума Троза»). Оно подготовлено на основе тщательного изучения и сопоставления всех набросков и отрывков, написанных Шелленбергом, а также снабжено приложением, содержащим ряд секретных документов третьего рейха и переписку некоторых действующих лиц воспоминаний — графа Бернадотта, фон Папена и других. Все это позволяет сделать вывод, что настоящий русский перевод является наиболее аутентичным, отражающим все характерные особенности оригинала.

Читатель должен учитывать специфику переведенной книги. Это — мемуары, самый субъективный исторический жанр. Повествование о прошлом, в центре которого находится сам рассказчик, не может не отражать прежде всего его личных симпатий и антипатий, его взглядов, изменившихся под влиянием новых условий, его намерений, продиктованных в немалой степени конъюнктурными соображениями современности. Именно в таком духе, в такой манере написаны «Мемуары». Шелленбергом движут два основных побуждения — во-первых, он всеми силами стремится обелить себя, отгородиться от зловещих палачей гитлеровской империи и совершенных ими чудовищных преступлений, представить себя в глазах читателя «всего лишь» скромным «техническим» сотрудником, кабинетным теоретиком, стоящим над схваткой жрецов «чистого» искусства разведки. В то же время его не оставляет мысль о поднятии собственных акций на тайных рынках послевоенной Европы и Америки. Поэтому он всячески старается подчеркнуть свои образованность, начитанность, интеллигентность, выгодно отличающие его, как ему кажется, от жестоких исполнителей воли фюрера, лишенных всякой фантазии и утонченности. При этом он противоречит сам себе, ибо желание покрасоваться на первых ролях пересиливает в нем страх перед разоблачением — «скромный технический» работник, «кабинетный теоретик», оказывается, был чуть ли не спасителем Германии и даже Европы, перед которым открывались блестящие перспективы, не случись такой неприятной «неожиданности», как разгром Германии силами антифашистской коалиции и, в первую очередь, Советского Союза.

Поэтому и вся историческая канва, на фоне которой предстает перед читателем облик рассказчика, выписана под определенным углом зрения, чтобы дать центральному действующему лицу наиболее благоприятное освещение. Все множество исторических фигур, проходящих по страницам «Мемуаров», выполняет по воле автора один и тот же «заказ» — оттенить его «непричастность» и «исключительность». Учитывая вышесказанное, трудно рассчитывать на то, что «Мемуары» способны нарисовать широкую объективную картину недавнего прошлого Европы. И все же воспоминания Шелленберга имеют свое непреходящее значение для историка — как живое свидетельство очевидца, как сообщение «из первых рук». Весьма интересна портретная «галерея», написанная Шелленбергом. Сухой, изобилующий канцеляризмами, приглаженный и монотонный стиль Шелленберга внезапно оживает, начинает играть красками, когда перо автора набрасывает черты того или иного персонажа. В этих неровных, по-прежнему субъективных, но живых, насыщенных непосредственным, личным впечатлением рисунках образы главарей третьего рейха, знакомые широкому читателю главным образом по карикатурам и публицистическим трудам, наполняются конкретным содержанием, приобретают плоть и кровь, благодаря чему диапазон исследователя, интересующегося историей второй мировой войны и гитлеровской Германии, получает дополнительную глубину.

Специалиста наверняка заинтересует освещение Шелленбергом форм и методов работы нацистской политической разведки. В книге подробно изложена история создания политической разведки, развития Главного имперского управления безопасности, в систему которого входило и ведомство, возглавлявшееся Шелленбергом, дана характеристика крупнейших разведывательных операций немцев во время второй мировой войны, сообщены технические подробности их осуществления.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Не прекращаются слухи о том, что Вальтер Шелленберг, шеф бывшей германской тайной службы, все еще жив. Утверждают, что он только скрывается, работая неузнанным (ведь искусство маскировки — его профессия) где-нибудь в Испании, Египте, в одной из арабских стран и бог знает где еще. Место жительства его призрачного существования довольно часто меняется. Если верить сенсационным сообщениям некоторых газет, его можно назвать Агасфером разведки. Но это не так. Он мертв. Он умер в начале марта 1952 года в Турине. Там же он похоронен.

Последний раз я видел его в октябре 1951 года. Он был очень болен и уже не мог довести до конца начатую работу. Смерть Шелленберга была нелегкой. Уже много лет его мучила болезнь печени. Он давно знал о необходимости срочного хирургического вмешательства. Но он все откладывал, боясь операции. В конце концов время было упущено. Помощь туринских врачей пришла слишком поздно. За страх смерти он расплатился собственной жизнью: таков совершенно обычный конец человека, последние годы жизни которого были полностью лишены чего-либо яркого и экстравагантного, который влачил бедное событиями существование, полное горечи поражения, у которого не было даже сил на отчаяние.

И этот человек, и его смерть мало пригодны для того, чтобы стать предметом легенды. Но судьба его была необычной. Судьба оказалась значительнее того, кому она досталась. В этой жизни было все, что делает ее исключительной: слава, власть, приключения, героизм, фантастика; коснулась она и сферы преступления. Но в конечном счете все эти очень большие слова не подходят к Вальтеру Шелленбергу: они болтаются вокруг фигуры реального человека, как костюм слишком большого размера.

Когда я впервые встретил его в Палацца на Лаго-Маджоре, на одной дружеской вечеринке в конце лета, я с трудом различил его среди гостей, собравшихся в большом отеле. Худощавый человек среднего роста, корректно одетый, не лишенный обаяния, у которого ни в жестах, ни в одном движении, ни в одной черте лица не было ничего бросающегося в глаза. Его можно было принять за любезного адвоката или за предпринимателя средней руки. Его вежливость казалась слишком напряженной, чтобы быть искренней. Несомненно, от этого человека исходило какое-то смутное обаяние, которое он временами пытался заставить сверкать во всю мощь. Он говорил спокойно, приглушенным и мягким голосом; он составлял фразы с небрежностью, мешающей ему полностью убедить собеседника. Тон его разговора временами нарушала какая-то странная нервозность. Становилось ясно, что Шелленберг старается в первое же мгновение завоевать своего собеседника при помощи тихой, почти незаметной атаки. Чувствовалось, что он не в состоянии переносить недоверчивую отчужденность и сдержанность, что он давно уже не обладает той уверенностью в себе, какую охотно демонстрирует. Казалось, его большие светлые глаза не перестают выпытывать у собеседника, как тот «относится» к Шелленбергу, в состоянии ли еще он, бывший шеф германской тайной службы, оказывать на окружающих такое же влияние, как это бывало раньше. Осторожная реакция партнера портила ему все удовольствие от беседы. Он чувствовал себя вынужденным усилить нажим. На глазах его самоуверенность превращалась в банальное тщеславие. В этом, конечно, нет ничего удивительного. Самоуверенность Шелленберга была лишена всякой социальной опоры. Его родители принадлежали к среде обедневшего бюргерства, ставшего жертвой войны, революции и инфляции. В юности ему, несомненно, пришлось узнать нужду. В наследство от родителей ему досталась, пожалуй, социальная амбиция — средств же для ее удовлетворения не хватало. Таковы классические условия для становления парвеню, человека, стремящегося любой ценой «выбиться в люди», испытывающего сомнительную страсть к общению с «избранным обществом» и склонного добиваться своего на пути авантюр и несолидных спекуляций, а не в результате упорного труда. После первой мировой войны стендалевский Жюльен Сорель наверняка не облачился бы в сутану священника. Пример этот выбран не случайно: люди, подобные Шелленбергу, склонны к сомнительной романтике. Их с магической силой притягивает мир, расположенный по ту сторону установленных порядков, по ту сторону скучной расчетливости. Необычное у них — в порядке вещей, случайное для них — правило. Недаром Шелленберга особенно привлекала эпоха Возрождения. В этом он сближается с представителями «потерянного поколения» послевоенной Европы. Их восхищение мощью торжествующей воли героических личностей соответствовало их собственной слабости. Их внутренняя раскованность делала их рабами коллективизма. Слабости и дарования, сплетенные в этих людях воедино, вели между собой роковую игру.

Когда, например, Шелленберг наталкивался в деловом споре на упорное сопротивление, он умел изменить тактику, отказавшись от грубого психологического давления. В течение нескольких секунд исчезало его озлобленное напряжение; сложив оружие, мило улыбаясь, он соглашался на капитуляцию, условия которой он пытался выторговать с невозмутимой терпимостью. Насколько сильно было в нем стремление оказывать влияние на окружающий его мир и людей, настолько же легко он сам поддавался чужому влиянию.

В этом сильном рецептивном таланте скрывалась способность к духовной приспособляемости, которая, несомненно, до известной степени объясняет тайну его блестящей карьеры. В то же время она проявилась и как опасная слабость. Способность к приспособлению означала и ненадежность. С почти женской чувствительностью уживалась капризность опереточной дивы, уже не уверенной в собственном успехе. У Шелленберга не было ярко выраженного подлинно мужского характера. Было бы преувеличением назвать его сильной личностью.

Однако справедливость требует признать, что я познакомился с ним впервые в тот момент, когда он был болен, ослаблен неудачами, измучен заботами — одним словом, был сломлен. Повсюду — за едой, за работой, во время вечерней беседы у стойки бара — время от времени в его лице появлялось выражение едва переносимой физической боли. Когда он обедал, его прибор всегда окружала батарея пузырьков с лекарствами. В последние недели нашего знакомства его физический распад происходил буквально на глазах. Кроме того, почти ежедневно его терзали заботы о семье и своих финансовых делах. Правда, он не проявлял чрезмерной бережливости и не накладывал на себя особых ограничений в этом курортном отеле, обставленном с феодальной роскошью. Тем не менее, он с трудом сводил концы с концами. Аванс, полученный им под свою книгу, ни в коем случае не позволял ему делать те расходы, к которым он привык. Было неясно, из каких источников черпает он средства на оплату своего пребывания на курорте. Тактичность не позволяла спросить его об этом. Но он сам чувствовал себя обязанным время от времени — каждый раз по-новому — рассказывать о своих финансовых результатах. Его объяснения звучали довольно фантастически. То он говорил, что им заинтересовалась одна богатая француженка, принадлежащая к кругам, связанным с косметической промышленностью. В другой раз он давал понять, что погибший от рук наемных убийц шведский граф Бернадотт [1] завещал ему, в знак благодарности, немалую сумму. Рассказывая такого рода истории, он пристально вглядывался в собеседника, пытаясь узнать, верит ли тот его словам, В то же время им владела страсть к скрытности. Когда его касса истощалась, он посещал расположенный неподалеку Милан. Всякий раз он окружал эти небольшие поездки такой тайной, как будто это было из ряда вон выходящее событие. Казалось, ему было трудно хранить полное молчание. Он удовлетворялся тем, что в неоконченной фразе или живописном рассказе обращал внимание слушателей на то, что он встречался с очень важными лицами, поддерживающими связи с Ватиканом, Испанией или крупной промышленностью.

Нужно было обладать талантом криминалиста, чтобы выведать истинное положение вещей. Впрочем, стоило ли трудиться? Психологическая картина была, несомненно, гораздо более захватывающей: Вальтер Шелленберг решительно отказывался хотя бы на минуту признать, что он давно уже перестал быть участником активной политической жизни. (Видимо, нужно обладать особой силой духа, чтобы стойко перенести осуждение на ничтожность.)

Шелленбергу было 34 года, когда он, сделав головокружительную карьеру, находился в числе руководителей государства, обладающего чудовищной мощью. Очень молодому человеку удалось завладеть правом распоряжаться организацией, крайне важной для государства: разведкой. Наконец, в последние дни войны он, благодаря своему влиянию на Гиммлера, имел шансы воздействовать на судьбу целой нации и всего континента. Всего через несколько месяцев после этого английские офицеры, неустанно допрашивавшие его, выложили ему, что он — всего-навсего незаслуженно переоцененный фаворит режима, не отвечающий ни задачам, стоявшим перед ним, ни исторической обстановке. На Нюрнбергском процессе он боролся за жизнь с почти унизительным рвением. После суда «яркий молодой человек» национал-социалистского руководства обречен был влачить изнуряющее монотонное существование в качестве узника, охраняемого бдительной стражей. После того, как ему сделали операцию, американцы выпустили его, совершив акт милосердия. Он был вынужден тайно поселиться в Швейцарии — стране, которая, несомненно, благодарна ему за многое, поскольку он способствовал тому, чтобы предотвратить нападение Гитлера на Швейцарию. В конце концов полиция этой страны указала ему на дверь. Италия предоставила ему убежище. Она согласилась впустить его, хотя и не без колебаний и бюрократических проволочек. Но самое худшее было в другом: власти страны, оказавшей ему гостеприимство, не обращали на него почти никакого внимания, довольствуясь весьма поверхностным наблюдением, так как, по-видимому, никто не предполагал, что этот больной человек может представлять для страны какую-либо опасность или хотя бы неудобство. Такое пренебрежение было для Шелленберга, пожалуй, самым тяжким ударом. В свое время он играл крупную роль, а теперь, всего через несколько лет, он очутился в положении вышедшего из моды актера, которому никто не хотел верить, что он когда-то был одним из главных персонажей эпохальной трагедии. Однако Шелленберг не бросил игру. Он создал себе искусственный мир. Ему постоянно казалось, что за ним следят тысячи глаз. Разумеется, он полагал, что итальянская полиция и английские или французские агенты следят за каждым его шагом. На самом деле, после выхода на свободу он пытался без особого успеха восстановить некоторые из старых звеньев своей службы. Если верить его сообщениям, он послал одного из бывших сотрудников швейцарской разведки к великому муфтию Иерусалима; однажды он показал дружеское письмо одного жителя Востока, который к тому времени давно нашел убежище в Египте. В 1951 году он сам предпринял поездку в Испанию, чтобы возобновить связи с эмигрировавшими туда руководителями СС; он использовал этот визит также для примирения со своим старым соперником — Отто Скорцени. Как-то в один из вечеров он рассказал, что из Израиля ему прислали драгоценное украшение. На вопрос, какие же цели, по его мнению, преследуют евреи, доказывая ему свою дружбу, он сначала просто отмахивался. Наконец он дал понять, что это выражение признательности за его гуманное отношение к евреям в последние месяцы войны; кроме того, он полагал, что евреи, видимо, хотят удержать его от предложения своих услуг арабам.

Все это свидетельствовало о попытке получить новый ангажемент после коротких гастролей на исторической сцене — попытке почти трогательной. Я не знаю, предлагал ли когда-нибудь Вальтер Шелленберг какой-либо союзной державе свое сотрудничество в борьбе против коммунизма. То, что ему ни разу не предлагали встать в ряды тайного фронта разведок Запада, он воспринимал болезненно. Он знал о том, что генерал Гелен, руководитель отдела «Иностранные армии Востока» генерального штаба вермахта, вновь создал свою службу под покровительством американцев, еще находясь в заключении. Этот успех старого конкурента, в свое время обойденного, должен был уязвлять самолюбие Шелленберга, тем более, что служба Гелена еще во время войны нанесла ему чувствительное поражение. Шелленберг всегда стремился к объединению под своим командованием военной и политической разведок; когда он после ареста адмирала Канариса в апреле 1944 года наконец объединил абвер и зарубежную службу безопасности, уже существовал полностью независимый новый военный аппарат разведки, который невозможно было ни захватить в свои руки, ни уничтожить — отдел Гелена «Иностранные армии Востока». В то время, посетив как-то Гелена, Шелленберг должен был признаться генералу, что сам он никогда бы не смог взять на себя эту требующую строго научного подхода задачу. В длительном упорном состязании между политической организацией и военной разведкой Шелленберг был побежден, как тот заяц, который бегал наперегонки с ежом — только он обошел Канариса, как впереди его уже оказался Гелен. Было вполне понятно, что Шелленберг с ненавистью вспоминал о своем умном сопернике, который, в отличие от него, устранил в работе своего центрального аппарата черты авантюризма — и, тем самым, оказался в выигрыше.

Теоретически Шелленберг тоже полностью сознавал, что руководство разведывательным аппаратом — сухое, требующее трезвого подхода, тонкое ремесло. Но в своей деятельности он, видимо, не делал для себя из этого никаких практических выводов. Да и как мог он это сделать? Окружение, в котором он работал и жил, вряд ли терпимо отнеслось бы к такой деловитости. Читатель мемуаров Шелленберга увидит перед собой пугающе точную картину политического стиля и частной жизни Гитлера и его ближайших вассалов. Похоже, что все они понимали политику как гигантскую интригу, борьбу за власть как смертельную борьбу всех со всеми, и войну — прежде всего войну на тайном фронте — как чудовищную игру в индейцев. В то же время они были способны осуществлять уничтожение целых народов и рас с бухгалтерской педантичностью.

Вальтер Шелленберг был креатурой шефа СД Гейдриха, которого ему удалось выразительно запечатлеть в своих воспоминаниях. Этот потерпевший по службе фиаско морской офицер, несомненно, был, наряду с рафинированным интеллигентом-министром пропаганды Геббельсом, самым блестящим и интересным представителем нацизма — талантливый организатор и администратор, он в то же время был авантюристом и гангстером по своей природе. Гений зла (если так угодно его назвать), он во многом превосходил и своего непосредственного начальника, уголовных дел мастера, Генриха Гиммлера, и, благодаря ледяной ясности своего мышления, самого одержимого фюрера. Шелленберг не раз говорил, что Гейдрих не поколебался бы устранить Адольфа Гитлера, если бы успел увидеть собственными глазами, как диктатор от поражения к поражению толкает рейх в пропасть. Можно предположить, что этот ужасный наследник Фуше «уладил» бы дело Гитлера с таким же хладнокровием, как и еврейский вопрос. Идеология и мировоззрение были для Гейдриха ничто, а власть — все. И в этом Шелленберг проявил себя способным учеником. Если бы Шелленберга спросили, был ли он когда-нибудь убежденным национал-социалистом, он бы, вероятно, в ответ с наивным возмущением спросил, как собеседник додумался до такого. Может быть, в начале своей карьеры его и восхищала «идея» национал-социализма. Но крайне мало вероятно, чтобы он сохранил какой-то идеологический энтузиазм после того, как сам стал вхож в общество кошмарных полубогов нацизма, приобщившись тем самым к власти. Он не был тем человеком, который смог бы выработать стойкий иммунитет против цинизма Гейдриха.

Молодой человек, покровительствуемый и поощряемый Гиммлером и другими, избалованный успехом, вел рискованную игру, ставкой в которой было приспособленчество, а выигрышем — власть. Он должен был действовать в окружении, в котором не существовало даже элементарных моральных принципов. Допустим даже, что он приспособился к законам высших нацистских кругов не без колебаний, часто противясь им, может быть, даже иногда ужасаясь в душе. Но все-таки он предпочел приспособиться. Одной из таких уступок был и его развод с первой женой, трудолюбивой портнихой, которая кормила полуголодного боннского студента все годы его учебы. Развод, совершенный в 1941 году, возможно и для Шелленберга был нелегким шагом, но, тем не менее, он пошел на него с таким хладнокровием и твердостью, какие трудно было на первый взгляд заподозрить в этом, пожалуй, сентиментальном человеке. (Существуют сведения, содержащие указание на то, что Шелленберг вместе со своим другом профессором де Кринисом пытался добиться развода с первой женой, засвидетельствовав ее психическую неполноценность.) Уважение к личной жизни человека требует предполагать, что его второй брак продиктован искренним чувством. И все-таки есть что-то неприглядное в том, что он расстался с верной спутницей своей молодости именно в тот момент, когда он достиг своей первой тщеславной цели — поста руководителя иностранного отдела СД. Происшедшие почти одновременно резкие изменения в его личной и деловой жизни соответствуют правилам, которыми обычно руководствуется выскочка, добившийся успеха. Чувство и расчет не всегда являются противоположностями, довольно часто они образуют своеобразное единство. Да и вообще приспособленчество — не только слабость, но и талант. Без этого таланта карьера Шелленберга была бы невозможной.

Национал-социалистское движение 1933 года, видимо, мало интересовало его с политической точки зрения; по крайней мере, от Гитлера он был очень далек. Он сам в первой главе в скупых фразах говорит о случайностях, определивших начало его карьеры. Однако нам представляется необходимым описать его «старт» несколько точнее, чем это сделал он сам. После того, как Шелленберг примкнул к одной национал-социалистской организации, он вскоре перестал испытывать какие-либо неудобства перед тем, чтобы быть осведомителем службы безопасности, собирая информацию о своих товарищах и профессорах университета. Напрашивается подозрение: не был ли Шелленберг просто-напросто доносчиком?

Не нужно чрезмерно напрягать фантазию, чтобы представить себе истинное положение дел. Даже в самых неприятных для него главах мемуаров Шелленберг прибегает к очень небрежной и поверхностной маскировке. Довольно трудно уличить его в грубой лжи или откровенном искажении фактов. Страсть к смакованию подробностей соблазнили его прибегать к полуправде в своих воспоминаниях. Кроме того, он мастерски владел искусством самовнушения. Рассматриваемая под таким углом зрения книга Шелленберга исполнена обезоруживающей, хотя и субъективной, искренности, наивной откровенности, которую порой ощущаешь почти как бесстыдство.

Но где же все-таки его фантазия выходит за рамки реальности? К наиболее содержательным страницам его книги можно отнести те, где он изображает свои изменчивые и сложные отношения с Гейдрихом. Ни один человек из всех, кого ему приходилось встречать за время своей карьеры в третьем рейхе, не производил на него более сильного и глубокого впечатления. Этого человека он вряд ли смог когда-нибудь одолеть. Он уважал, боялся и любил этого человека, превосходившего его во всех отношениях, под обаянием которого он находился всю свою жизнь. Ни Гиммлер, ни Риббентроп, ни даже Борман не представляли для него, по всей вероятности, уже в последние годы войны, проблемы. Но Гейдрих… Почти с первого же упоминания о своих беседах с Гейдрихом он создает противоречивый образ, который достаточно ясно опровергают факты. Ненависть и обожание в повествовании Шелленберга сменяют друг друга, сталкиваются и разрастаются до огромных размеров. Шелленберг не колеблясь осуждает аморальность своего шефа. Но когда он рассказывает о том, как Гейдрих доверил ему отдел иностранной разведки, то даже через много лет он не в силах подавить в себе чувство торжества и ребяческой гордости. Я вспоминаю фантастический рассказ Шелленберга о попойке с Гейдрихом и гестаповским палачом Мюллером, когда Шелленберг подвергся строгому допросу о неофициальной поездке с женой Гейдриха; в это время ему в стакан подсыпали яду, а после того, как он признался в этом, ему в тот же стакан бросили противоядие. Эта история похожа на плод разгоряченного воображения мальчишки. Можно пожалеть Шелленберга, ставшего жертвой школярской шутки. Но сам он не допускал и мысли о том, что его, по всей вероятности, разыграли. Допустим, что все было именно так, как он рассказал. Поверим в его почти невероятные истории. Но тогда о нем можно сказать, что этот человек без особенных душевных мук принял как нечто само собой разумеющееся жизнь, объединяющую в себе разбойничью романтику с расчетливой уголовщиной.

Так где же здесь истина? Как удавалось утвердиться в самом средоточии политической преступности и в то же время не заразиться (как изображает Шелленберг) его пороками? Как удалось ускользнуть от вируса того холодного безумия, которое давало отпрыскам культурных европейских наций способность к рационализации и усовершенствованию преступления? Шелленберг сообщает, что за несколько недель до нападения на Советский Союз Гейдрих поручил ему обсудить и урегулировать с генералквартирмейстером Вагнером из Верховного командования вермахта вопросы использования СД на русской территории. С почти невинным удовлетворением намекает Шелленберг на то, что у Мюллера не хватило умения расположить к себе и убедить чопорного служаку. Он же, со своим умением подбирать элегантные формулировки, добился, не теряя напрасно времени, урегулирования всех недоразумений. Он пишет также, что в конце последнего совещания с генералом Вагнером, когда вопрос уже был решен, Гейдрих отослал его из комнаты: через дверь он слышал возбужденные голоса — больше ничего. Шелленберг умалчивает, что именно на этом совещании «айнзацгруппы» СД получили право без суда и следствия расстреливать тысячи евреев, находящихся в тылу немецких войск, — что тем самым был начат ужасный марш к «окончательному решению» еврейского вопроса. Шелленберг не подозревает об этом. А может?.. Где же правда? Никто не может дать нам точного ответа. Гейдрих — мертв. Генерал-квартирмейстер Вагнер был казнен за участие в заговоре 20 июля 1944 года.

В протоколах Нюрнбергского процесса над главными военными преступниками отмечено, что Шелленберг, выступая как свидетель по делу Кальтенбруннера, сказал, что он присутствовал при последнем совещании Гейдриха с генералом Вагнером всего лишь в качестве протоколиста. И тем не менее тогда в 1945 году он тоже боролся за спасение своей жизни. Хотя тщеславие и жажда рекламы. заставили его в своих мемуарах довольно близко придерживаться истины, но сказать окончательную и полную правду он страшился.

Так же завуалировано изображены его отношения с адмиралом Канарисом, который, видимо, испытывал к нему расположение старшего товарища. Может быть, он чувствовал в нем союзника. В то же время и та чисто человеческая симпатия, с которой Шелленберг относился к загадочному и одновременно столь чуждому всякой скрытности руководителю военной разведки, была искренней и вполне вероятной. Но адмирал стоял у него на пути. Только после отстранения Канариса от дел Шелленберг смог бы осуществить свой тщеславный замысел — объединить политическую и военную тайные службы. Наконец, он сам осуществил арест своего конкурента и бывшего приятеля. Как он это сделал? Мучаясь в душе? Или хотя бы был ошеломлен и подавлен, исполнен чувства вины и стыда? Он удовлетворяется ссылкой на то, что шеф гестапо Генрих Мюллер дал ему категорический приказ арестовать Канариса. Отказ, по словам Шелленберга, был невозможен. Он добавил еще, что надеялся что-нибудь сделать для Канариса. Но в дальнейшем он уже не упоминает об адмирале.

Шелленберг видел в этом особом задании простое опасное проявление злобы Мюллера по отношению к нему. Он расценивает его как звено в цепи улик, должных доказать, что Генрих Мюллер, руководитель 4-го управления «Тайная государственная полиция» в Имперском управлении безопасности, был его смертельным врагом, постоянно замышлял козни против него, Шелленберга, и всегда стремился погубить его. Шелленберг проявляет немало изобретательности в изображении тех теплых чувств, которые, по его словам, испытывал Мюллер по отношению к большевизму. Он предлагает нам сделать сенсационный вывод, будто бы в апреле 1945 года, когда над Берлином опустились «сумерки богов», Мюллер перебежал к русским. Читателю он предоставляет право строить догадки. В разговорах же со мной он не терпел ни малейших сомнений в своем утверждении, что Мюллер состоял на службе у русских. Он даже опасался, как бы Мюллер не натравил на него агентов МВД. Более того — он считал возможным, что Мюллер или его московские друзья — ведь к тому времени его бывший конкурент мог умереть — готовят на него покушение. Да, тот, кто достаточно долго занимался шпионажем и тайной деятельностью, как бы самой жизнью осужден видеть в каждом кельнере — осведомителя, в любой торговке овощами — агента разведки. Я вспоминаю, как однажды, беседуя со мной в парке отеля в Палланце, Шелленберг внезапно запнулся и понизил голос: навстречу нам шла пожилая жена садовника, только и всего. Шелленберг прошептал: «Французы всегда охотно использовали пожилых женщин в качестве агентов…»

Вполне возможно, что поддавшись паническому страху перед своим старым соперником Мюллером, Шелленберг стал жертвой легенды, созданной им самим. В этой легенде, как бы критически к ней ни относиться, все же, пожалуй, есть зерно истины. Ему необходим был этот смертельный враг для самооправдания — это во-первых. Во-вторых, по крайней мере с 1943 года, он, благодаря естественному ходу вещей, стал врагом Мюллера, бывшего комиссара баварской уголовной полиции, кругозор которого, несмотря на приписываемую ему склонность заигрывать с Востоком, был ненамного шире пространства, окруженного стенами подвалов гестапо.

Говоря о таланте приспособленца, дарованном Вальтеру Шелленбергу, следует признать; его способность применяться к обстоятельствам, развитие которых невозможно приостановить, его чувство реальности и, прежде всего, понимание действительного соотношения сил убедительно свидетельствуют о его уме, благодаря которому он далеко превосходил средний уровень нацистской элиты. Одним словом, он был просто слишком умен и слишком хитер, чтобы отдаться тому слепому фанатизму, который даже в начале 1945 года, когда превращенная в руины страна была подхвачена водоворотом катастрофы, повелевал сражаться до «победного конца».

Он был слишком умен и в то же время слишком слаб. Он был лишен той страшной решимости идти до конца, которой требовало от своих служителей тоталитарное государство. Именно поэтому он не стал жертвой и исполнителем требований того извращенного «идеализма», во имя которого были уничтожены многие миллионы людей. Этим он отличается от таких, как Олендорф, который, как и сам Шелленберг, считался одним из самых способных людей в СС, этой гвардии фюрера, и который, благодаря заботливому содействию Гиммлера, сделал такую же блестящую карьеру. Олендорф на Нюрнбергском процессе был присужден к смертной казни, так как под его руководством было уничтожено более 90 тысяч евреев. Длительное время он командовал одной из тех «айнзацгрупп» СД, которые вылавливали на русской территории лиц еврейского происхождения и поголовно их расстреливали. Показания Олендорфа в Нюрнберге принадлежат к самым потрясающим свидетельствам о сущности тоталитарного государства, поскольку в лице этого человека перед судом предстала не бестия, а интеллектуальный преступник, идеологический террорист — «идеалист», наделенный обращенными во зло человечеству добродетелями Робеспьера — и все же человек, в конце концов осознавший, что заслуживает смерти.

В противоположность Олендорфу Шелленберг сумел уклониться от «выступления» в роли командира «айнзацгруппы». Почему он отказывался от этого — из осторожности или из чисто человеческих чувств? Кто решится ответить на этот вопрос? Иногда во мне шевелилось подозрение, что сообщения о массовых убийствах на Востоке, о концентрационных лагерях и газовых печах не особенно мешали жить Шелленбергу, пока ему удавалось держаться в стороне от этого мира ужасов. Как-то в последние годы войны Шелленберг серьезно поссорился с Олендорфом, который в конце концов, полный ненависти, обвинил Шелленберга в том, что он не является «настоящим и убежденным национал-социалистом». Возмущение Олендорфа можно понять. Сам он проявил «мужество» и готовность к преступлению. Можно предположить, что он страдал от сознания своей ответственности. И вдруг он сталкивается с Шелленбергом, который, проявляя незаурядную изворотливость, отказывается платить тоталитарному государству дань смертельного долга. Другими словами, Шелленберг не хотел быть преданным национал-социализму до гроба. Олендорф же сжег за собой все мосты. В отличие от него, Шелленберг очень отчетливо видел, что главное — это спасти Германию (и самого себя) от неотвратимого поражения.

В своих мемуарах он подробно рассказывает о решающем разговоре с Гиммлером, который он имел в августе при посещении штаб-квартиры рейхсфюрера в Житомире. Совершенно достоверно известно, что с этого момента Шелленберг не переставал убеждать Гиммлера в необходимости заключения мира. Историк может возразить, что он должен был учитывать тот факт, что ни один из представителей Запада не был готов к тому, чтобы вести переговоры с шефом СС. Шелленберг аргументировал тем, что поставить Гитлера на колени в состоянии только один из его могущественнейших паладинов, после того, как с 20 июля 1944 года вермахт потерял свою власть и был обезоружен морально. Шелленберг с неумолимой ясностью сознавал, что мирные переговоры возможны лишь в том случае, если предварительно будет остановлена машина террора, потушены газовые печи и выпущены на свободу узники концентрационных лагерей.

Можно назвать это понимание и предвидение событий приспособленчеством. И все же поведение Шелленберга в момент катастрофы заслуживает некоторого уважения. Тысячи людей спасением своей жизни обязаны его разумной позиции. Нет никаких сомнений в том, что в те последние месяцы он ежедневно подвергался большому риску. Ведь любая попытка завязать контакты с лагерем противника рассматривалась Гитлером как заслуживающая смерти измена. Не остановился Шелленберг и перед тем, чтобы представить фюреру и его штаб-квартире на основе сообщений «Эгмонта» беспощадную картину безнадежного военного и политического положения Германии. Хаотические недели, отделявшие Германию от горького конца, были для Шелленберга временем, когда пробил его час, — он действительно имел шансы выйти на авансцену истории. Но его усилия были напрасны; они должны были кончиться неудачей, так как было уже слишком поздно. Историки, вероятно, забудут о нем. Но если его имени суждено удержаться в памяти нашего столетия, то, вынося ему приговор, нельзя забывать о тех человеческих жизнях, которые он спас.

Разумеется, нельзя даже твердо сказать, считал ли сам Шелленберг своим личным долгом то, что он совершил во имя человечности. Такая точка зрения предполагает, что ему удалось на протяжении двенадцатилетнего шабаша национал-социалистов нерушимо сохранить в себе нравственные критерии христианства. Шелленберг был католиком. Но его связи с церковью, насколько известно, ослабли еще в школьные и студенческие годы. После 1933 года Шелленберг окончательно порвал с католичеством. (Правда, он был сторонником, особенно в годы войны, умеренной, терпимой религиозной политики.) Находясь в плену, он, под влиянием пастора, который с особым усердием занимался духовным перевоспитанием интернированных национал-социалистов, вернулся в лоно церкви.

В Палланце Шелленберг тщательно следил за тем, чтобы не пропустить воскресной мессы. Он придавал очень большое значение тому, чтобы показать себя теперь верным сыном церкви; без тени смущения он говорил, что постоянно носит крест на груди.

И снова напрашивается слово «приспособленчество». Однако нельзя целиком отказывать вновь обретенной религиозности Шелленберга во всякой искренности. Но в то же время субъективной честности его веры недостаточно, чтобы исправить его крайне неопределенное отношение к высшим ценностям жизни. Шелленберг был несчастным порождением несчастливой эпохи, детищем мировоззренческого хаоса, поразившего, подобно болезни, целый континент после крушения доставшихся в наследство от прошлого порядков, сметенных первой мировой войной. Бури двадцатых годов выбросили его, как и тысячи других сыновей «потерянного» поколения, лишенного всяких корней, словно мусор, выбрасываемый прибоем, на берег тоталитарного государства. Одна лишь «воля к власти», которой были одержимы приверженцы правого (да и левого) немецкого радикализма, казалось, в состоянии наполнить души этих молодых людей. Лишь национал-социализм давал им своего рода пристанище, обеспечивая, таким образом, минимум безопасности. Вспоминается зловещая формулировка Альфреда Розенберга: «Жизнь подобна марширующей колонне. Неважно, в каком направлении и к каким результатам она идет». Тоталитарное государство давало больше: успех, славу и деньги. Оно обещало удовлетворить любые тщеславные притязания.

В качестве буржуазного наследия Вальтер Шелленберг сохранил волю к индивидуальности, пусть и не очень сильную, которая так никогда и не давала ему полностью раствориться в рядах коричневого фронта. Отрывочные, не лишенные интереса знания, интеллигентность, чувство элегантного, хорошие манеры — все это спасло его от уподобления тысячам других рядовых приверженцев нацизма. Но с другой стороны, эти преимущества сделали из него типичного недоучку-интеллигента и социального выскочку. Его окончательный портрет можно охарактеризовать двумя словами — парвеню и авантюрист.

Таков был человек, который посреди покрытой пылью бархатной роскоши отеля на Лаго-Маджоре как-то признался мне, что один из его соседей по скамье подсудимых в Нюрнберге сказал ему, что он — Вальтер Шелленберг — должен был после победы национал-социализма, с наступлением золотой эры стать преемником Генриха Гиммлера на посту руководителя СС и главы «черной элиты»; видимо, только потому его не привлекали к непосредственному участию в преступлениях третьего рейха, сказал Шелленберг, что хотели с концом эпохи массовых убийств и геноцида передать власть в «чистые руки» — о чем мечтал этот банкрот, которого история, взвесив на своих весах, нашла слишком легковесным.

Клаус Харпрехт

ВВЕДЕНИЕ

Мемуары Вальтера Шелленберга являются книгой, которая поможет немецкому читателю восполнить многочисленные пробелы, существующие в области документальной историографии национал-социалистского режима. События и люди, изображенные в этой книге, уводят нас в бывшее имперское управление безопасности — за кулисы таинственной сцены, актеры которой руководили деятельностью подчиненной Генриху Гиммлеру тайной государственной полиции, имперской уголовной полиции и службы безопасности.

Одной из ведущих фигур в этой сомнительной драматургии — хотя в соответствии с природой возглавлявшегося им ведомства сам он оставался малоизвестным — был Вальтер Шелленберг, последний шеф германской разведывательной службы при Гитлере. Незадолго до своей смерти Шелленберг решил приподнять занавес, скрывавший сцену, на которой он играл свою тайную роль.

Может ли то, что досталось нам в наследство от Шелленберга и стало теперь книгой, претендовать на звание произведения, написанного лично им? Я полагаю, что в качестве, так сказать, «непосредственного свидетеля» могу с чистой совестью рассеять кроющееся в подобном вопросе сомнение. Ибо никто иной, как сам Шелленберг передал мне из рук в руки летом 1951 года плоды своих первых набросков. К тому времени он уже достиг конечной «станции» на своем жизненном пути, обосновавшись в санатории в Палланце (Северная Италия).

Как раз тогда бернское издательство Альфреда Шерца носилось с мыслью издать воспоминания шефа немецкой разведки. Меня попросили принять участие в подготовительной работе. До того момента я слышала о Шелленберге лишь в связи с Нюрнбергским процессом. Мое личное знакомство с бывшим руководителем немецкой разведки состоялось в размеренной обстановке на итальянском курорте. Внешне Вальтер Шелленберг совсем не отвечал обычным представлениям о высшем руководителе тайной службы. Но я встретилась с ним не для того, чтобы пополнять свои личные впечатления, моя задача заключалась в большем: изучить определенный отрезок истории и приступить к трезвому, свободному от предубеждений и всех личных ощущений исследованию. И все же не могу умолчать о том, что иногда все во мне восставало против того, чтобы излагать на бумаге то, что диктовал Шелленберг или что необходимо было обобщить и переработать в рукописи — настолько, мягко выражаясь, мрачный, мефистофелевский мир вставал передо мной, вызванный из прошлого заклинаниями Шелленберга.

Наряду с различными частями рукописи, никак не связанными друг с другом ни структурно, ни хронологически, существовал еще и черновик, насчитывавший сотни страниц, который имел и вторую редакцию в машинописном варианте. Предстояло просмотреть весь материал и привести его в годный для опубликования вид, сохранив при этом стиль Шелленберга. Однако наступившая через два месяца смерть Шелленберга положила конец этой работе. Позднее этот материал через мюнхенское издательство «Квик» попал в Лондон, где в 1956 году был опубликован издательством Андре Дейча под заголовком «The Schellenberg Memoirs» («Мемуары Шелленберга»). Прежде чем англичане напечатали рукопись, мне удалось просмотреть ее, еще раз перелистав весь материал целиком, и убедиться в его подлинности и полноте. Если в английском издании использован не весь материал Шелленберга, как это сделано в настоящем немецком издании, все же не может быть никаких сомнений в том, что, несмотря на отдельные недоразумения и ошибки, столь естественные для иностранца, столкнувшегося с довольно неясной и полной противоречий манерой изложения, материал, лежащий в основе английской книги, принадлежит бывшему шефу немецкой разведки.

Когда в 1958 году литературное наследие Шелленберга вновь проделало путь из Англии в Германию и было в нераспечатанном виде передано мне для обработки, в нем отсутствовал, кроме отдельных набросков Шелленберга, повествующих о его попытках подготовить компромиссный мир, и документ, известный под названием «Меморандум Троза». Это составленное Шелленбергом в 1945 году в шведском городе Троза сообщение о мерах, предпринятых им за несколько месяцев до краха Германии с целью заключить мир с Западом. Поскольку эти материалы до сих пор не обнаружены, я сочла необходимым при обработке последних пяти глав книги частично обращаться к английскому тексту. Если бы в английской редакции были допущены серьезные ошибки, они вряд ли ускользнули бы от меня, поскольку я была хорошо знакома с оригиналом.

Судить о том, насколько правдиво и достоверно то, что оставил нам Шелленберг, следует предоставить критически настроенным читателям и историкам. Одними из первых начали диспут о достоверности сообщений Шелленберга о его переживаниях и поступках в последние месяцы войны шведский граф Фольке Бернадотт и английский историк Тревор-Роупер, затронувшие этот вопрос в переписке друг с другом, которая дана в приложении к настоящей книге. Эта переписка также может служить подтверждением событий, освещенных Шелленбергом в его «Меморандуме Троза».

Гита Петерсен

МОЙ ПУТЬ

Юность — Последствия первой мировой войны — Вступление в СС и СД — Меня замечают — Гитлер в Бад-Годесберге — Мои первые поручения — Перевод в имперское министерство внутренних дел — Первая встреча с Бестом, Мюллером и Мельхорном — Большая картотека.

С того дня, когда в 1941 году меня назначили руководителем политической тайной службы за границей, Генрих Гиммлер, как рейхсфюрер СС и высший начальник политической контрразведки, издал распоряжение, строго запрещавшее публикацию в печати моих фотографий и упоминание моего имени в прессе. Только после разгрома Германии общественности стали известны мое имя и кое-какие сведения о моей деятельности, хотя многое еще оставалось в тени.

Теперь, когда я решаюсь выйти из-за кулис и рассказать о разведке при национал-социалистском режиме, мной движет отнюдь не желание привлечь внимание к собственной персоне. Не ставит эта книга и задачи развлечь читателя, поведав ему несколько захватывающих историй про шпионов. При всем своеобразии стоявших передо мной задач моя деятельность была настолько тесно связана с общим ходом политических и военных событий, особенно во время второй мировой войны, что, как мне кажется, моя книга сможет прояснить в более широком смысле некоторые темные места в истории третьего рейха.

Чтобы читателю стало понятно, как я сблизился с кругами, связанными с разведкой, и впоследствии попал в ее бешеный водоворот, мне представляется необходимым сказать несколько слов о годах моей молодости и о том, какое влияние оказали они на мое последующее развитие.

Уже ребенком — я родился в 1910 году, в Саарбрюкене в семье фабриканта роялей Гвидо Шелленберга, где, кроме меня, было еще шестеро детей, — я испытал ужасы войны. Особенно запомнилась мне зима 1917 года с ожесточенными бомбежками моего родного города французами, с голодом, холодами и болезнями. Когда первая мировая война закончилась, мой отец был арестован французскими оккупационными властями по политическим мотивам. Во времена этих испытаний моя мать пыталась обрести религиозную стойкость и с еще большим рвением, чем раньше, искала поддержку в католической вере, так что и мое воспитание, и духовное развитие велось в строго христианском духе. Здесь мне вспоминается одно происшествие, сыгравшее через много лет свою роль в моем решении отойти от католической церкви: на исповеди я признался, не без опасений, священнику об одной своей мальчишеской проделке. Когда он в наказание стал осыпать меня сильными ударами, меня охватил такой гнев, что с тех пор я стал относиться к церковному воспитанию в родительском доме со все большим отвращением и позднее, уже студентом, не вступил в общество студентов-католиков.

В гимназии я тянулся к нашему преподавателю истории, который сумел привить мне такую любовь и интерес к эпохе Возрождения и его культурно-историческому значению для Нового времени, что с тех пор мое внимание всегда привлекали история и культура Запада.

В 1923 году мои родители, в результате войны оказавшись в стесненном материальном положении, переселились в Люксембург, где находился филиал фабрики моего отца.

В 1929 году я начал учиться в одном из университетов Рейнской области. После некоторых колебаний — сначала поступил на медицинский факультет — я решил по настоянию отца, склонного к экономическим и гуманитарным наукам, заняться изучением права; юридическое образование представлялось специальностью, позволяющей сделать карьеру в области экономики или на дипломатическом поприще. Больше всего я мечтал о дипломатической карьере в министерстве иностранных дел — жизнь в пограничной области, где с особенной остротой сталкивались политические устремления государств Запада, возбуждала во мне интерес к внешнеполитическим событиям. В университете я вступил в студенческую корпорацию, союз, защищавший интересы и достоинство студентов. После сдачи первого государственного экзамена я проходил обычную юридическую практику в Бонне. В это время экономический кризис достиг в Германии наибольшей остроты, не пощадив и предприятия моего отца, который оказался в крайне тяжелом финансовом положении. Я был вынужден подать прошение о выделении мне государственного пособия. Это было в 1933 году — вскоре после захвата власти национал-социалистами. В мае того же года я вступил в Национал-социалистскую германскую рабочую партию и в СС. Я недолго раздумывал над этим решением, поскольку этот шаг представлялся мне просто необходимым для дальнейшего получения государственного пособия. Из этих же соображений один из моих тогдашних начальников настоятельно рекомендовал мне вступить в партию. Кроме того, я, как и миллионы других немцев, верил, что только НСДАП сможет явиться силой, способной вызволить Германию из тисков экономического кризиса, превратившего в безработных почти пять миллионов человек; к тому же зарубежные страны не проявили ни малейшего желания сделать какие-либо уступки демократическим силам Веймарской республики, которые позволили бы преодолеть кризис. В то же время я, как и многие, считал, что новому правительству удастся решить острые социальные и внутриполитические проблемы, а также ликвидировать последствия Версальского мирного договора и восстановить полный суверенитет Германии на международной арене. Это внешнеполитическое требование в свете международных отношений казалось мне с точки зрения международного права вполне оправданным, тем более, что изучение новейшей истории Франции показало мне, что французский народ постоянно стремился аннулировать мирный договор 1871 года.

Исполненные таких надежд, люди самых различных партий и направлений, особенно молодежь, устремились в 1933 году в НСДАП, при этом не разбираясь досконально во всех пунктах партийной программы национал-социалистов. Наравне со многими другими, я тоже считал, что Гитлер, учитывая необходимость привлечения такого большого количества новых сторонников, пришедших из различных партий и придерживающихся самых различных взглядов, поневоле должен будет допустить существование различных точек зрения на вопросы внутренней и внешней политики. Мы также считали, что партия учтет различие взглядов своих новых членов на еврейский вопрос и на практике ограничит свою программу.

Среди организаций партии уже в 1933 году охранные отряды Гитлера (СС) считались организацией для избранных, своего рода партийной элитой, которую молодежь того времени высоко ценила, правда, больше с точки зрения общественного престижа, чем из политических соображений. Поэтому так называемые «непростые люди» предпочитали вступать именно в СС. Оглядываясь назад, я могу осудить собственные поступки, но в то же время я не могу отрицать того, что в молодости и я придавал много значения своему положению «в свете» и что это суетное пристрастие сыграло свою роль в моем решении вступить в СС.

Монотонная казарменная служба, в ходе которой каждый кандидат в СС проходил курс военной муштры, очень скоро стала тяготить меня, тем более, что учебный план предусматривал все более продолжительные пешие походы даже в выходные дни. Приложив некоторые усилия, я сумел освободиться от военных занятий. Взамен мне поручили делать доклады — в основном на исторические темы, — чтобы студенты Боннского университета, члены СС, могли получить некоторую духовную разрядку и отдых от монотонной учебы. Эти доклады вскоре стали пользоваться все большей популярностью.

Однажды вечером — как помнится, я делал тогда доклад, направленный против политического влияния католической церкви — я заметил на последних рядах двух до того момента незнакомых мне людей пожилого возраста в простой эсэсовской форме. Как выяснилось позже, это были два профессора — педагог д-р Н. и филолог д-р Б. Первый был католик, бывший священник, выполнявший в этом качестве особые поручения немецкого епископата, что позволило ему великолепно изучить политику Ватикана в отношении Германии.

Профессор Б., поприветствовавший меня после окончания доклада, был — как выяснилось в ходе нашей беседы — специалистом в области санскрита и долгое время прожил в Индии. Позднее он часто приглашал меня к себе домой, где я познакомился со многими известными индийцами и многое узнал о проблемах, стоящих перед Индией.

Однако человеком, руководившим потом моими первыми шагами в тогда совершенно незнакомой для меня области политической тайной службы, был профессор Н. , бывший священник. В тот вечер он очень долго беседовал со мной, похвалил мой доклад и сказал, что у СС есть и другие интересные задачи, в решении которых мог бы принять участие такой человек, как я. Впервые я услышал слово «служба безопасности», которую д-р Н. впоследствии называл только СД. Профессор Н. объяснил мне, что служба внутренней и внешней безопасности СД представляет собой тайные организации, которые, помимо прочего, сообщают высшему руководству государства о настроениях народа, которое использует эти сообщения для проверки своих решений. В тот же вечер он спросил меня, согласен ли я работать на эту тайную службу. Меня привлекло выражение «зарубежная служба». Однако д-р Н. объяснил мне, что в любом случае работе в зарубежной службе должна предшествовать подготовка в рамках внутренней службы безопасности, и посоветовал мне продолжать изучение права в качестве сотрудника внутренней службы безопасности. Мое сотрудничество со службой безопасности должно, как он сказал, осуществляться по совместительству, так сказать, на общественных началах.

После непродолжительного размышления я согласился и в тот же вечер дал обязательство сотрудничать со службой безопасности. Официальную присягу СД я дал несколько позже в Берлине.

Прежде чем перейти к описанию моих первых шагов в тайной службе, я бы хотел рассказать о событии, которое особенно сильно запечатлелось в моей памяти благодаря его далеко идущим политическим последствиям для третьего рейха.

К концу моей действительной службы в СС меня зачислили в охранную команду, которая должна была охранять известный отель «Дреезен» в Бад-Годесберге. Это произошло 29 июня 1934 года — за день до «чистки» CA.

Около шести часов вечера я заступил на пост у одной из дверей отеля, через которую с террасы можно было пройти прямо в обеденный зал. Отсюда мне открывался великолепный вид на Петерсберг и на лежащие за Рейном горы, за пологими вершинами которых собирались тяжелые темные грозовые облака. Вскоре над долиной Рейна разразилась сильная гроза. В резком свете молний на мгновения ярко озарялась облицовка стен внутренних помещений отеля. Спасаясь от проливного дождя, я втиснулся в нишу двери. Через стекло, отделявшее меня от обеденного зала, я мог незаметно для тех, кто находился внутри, наблюдать все, что там происходило. Я узнал среди присутствующих Гитлера, Геббельса и Геринга, вовлеченных, казалось, в оживленную беседу. О чем они говорили, понять было невозможно. Но до сих пор я живо вспоминаю выражение их лиц. Казалось, Гитлеру было трудно решиться отдать необходимый приказ о чистке рядов CA. Часто он резко отворачивался от Геббельса, с жаром уговаривавшего его, или от Геринга, подходил к одной из дверей, приоткрывал ее и возбужденно вдыхал холодный, предгрозовой воздух. Чуть позже накрыли на стол. Гитлер задумчиво сидел перед своим диетическим блюдом, в то время как Геринг жадно поглощал мясо. За ужином царило молчание. Только после еды присутствовавшие вновь разбились на небольшие группки и возобновили обсуждение. Наконец Гитлер прекратил совещание резким жестом руки. Прошло несколько минут, и громадные мерседесы быстро унеслись по направлению к аэродрому Хангелар, увозя участников совещания.

Мрачная драма — «дело Рема», ликвидация руководства штурмовых отрядов — началась.

***

Свои первые задания от тайной службы я получал в зеленых конвертах, приходящих по адресу одного боннского профессора хирургии X. За этими конвертами я регулярно приходил на его частную квартиру. Указания поступали непосредственно из центрального управления службы безопасности в Берлине. От меня требовали давать информацию о положении дел в рейнских университетах, освещающую профессиональные, политические и личные связи студентов и преподавателей.

Профессор хирургии X. был широко образованным, хорошо знающим зарубежные страны человеком. У него была богатая библиотека, особый интерес в которой представляли книги по разведке и методам работы тайных служб. В продолжительных беседах, часто заходивших за полночь, он сообщил мне немало ценных сведений об историческом развитии тайных служб в других странах, прежде всего в Англии и на Балканах.

Время от времени я получал задания от одного совершенно незнакомого мне человека, который вызывал меня по телефону в один маленький боннский отель, не называя при этом даже своего имени.

Самым искусным, однако, из всех, с кем я сталкивался на этом поприще, был бывший иезуитский священник д-р С. Он никогда не требовал от меня письменного изложения моих сообщений, стремясь в потоке вопросов и ответов вытащить из меня больше, чем я смог бы сообщить в письменном виде. Кроме того, он, казалось, просто хотел проверить мои знания.

Однако меня удивляло и несколько разочаровывало то обстоятельство, что я так и не получил ответа из Берлина на мои письменные сообщения. Я уже полагал, что моя работа не находит достаточного отклика. И вдруг ко мне на квартиру в Дюссельдорфе, где я служил в суде, явился уже упомянутый профессор Н. К моему удивлению, он предложил мне переехать во Франкфурт-на-Майне, чтобы там, в ходе подготовительной юридической службы, пройти предписанный куре обучения во внутренней канцелярии тамошнего полицай-президиума. Так как это предложение было связано с финансовыми выгодами, я без колебаний принял его.

Во Франкфурте для меня начался период интенсивной деятельности, продолжавшийся три месяца. Я ознакомился с работой различных отделов полицай-президиума, и повсюду мне пришлось заниматься самыми щекотливыми делами — в том числе вести следствие по тяжелым преступлениям, совершенным высокопоставленными партийными функционерами. Дважды такие дела вынуждали меня ездить в Берлин для доклада лично тогдашнему рейхсминистру внутренних дел д-ру Фрику. Тогда как раз между министром юстиции д-ром Гюртнером, Фриком и нюрнбергским гауляйтером Юлиусом Штрейхером возник ожесточенный спор. Дело было в следующем.

В то время во Франкене были приговорены к десяти годам тюремного заключения два эсэсовца, один из которых убил молотком одного еврея, столкнувшись с ним на финансовой почве. Изучив дело, я пришел к убеждению, что второй человек, который, по его показаниям, только дал молоток убийце, не зная о его намерениях, был невиновен. Поэтому однажды ночью я тайно приказал открыть камеру, где он находился, чтобы этот заключенный смог убежать.

Министр юстиции Гюртнер усмотрел в этом нарушение закона и обратился к министру внутренних дел Фрику с резким протестом против Штрейхера. Благодаря посредничеству Фрика, мое своевольство осталось без серьезных последствий.

Из Франкфурта меня неожиданно послали на четыре недели во Францию с заданием дать точную информацию о политических взглядах известного профессора Сорбонны П. (Как-то я упомянул имя этого профессора в одном из своих сообщений из Бонна.) По всей видимости, я удовлетворительно выполнил это поручение и меня вскоре после возвращения из Франции перевели для дальнейшего изучения методов внутреннего управления в Берлин, в имперское министерство внутренних дел. Сначала меня направили к оберрегирунгсрату д-ру С, который, как я узнал позже, в действительности заведовал кадрами тогдашней тайной государственной полиции. Он вручил мне официальную программу, в которой указывались день, час и место, куда я должен явиться за дальнейшей информацией.

Так я перебрался во дворец на Принц-Альбрехтштрассе, в котором помещалось гестапо. Охрана из эсэсовцев провела меня к одному пожилому оберрегирунгсрату, который объяснил мне, что хотя я принадлежу к министерству внутренних дел, оно откомандировало меня в главное управление СД, и я должен сначала работать в качестве информатора управления тайной государственной полиции [Управление государственной полиции и главное управление службы безопасности были в то время отделены друг от друга, но уже с 1934 года они объединились в лице Гейдриха.

Гейдрих, подчинявшийся Герингу и Гиммлеру, был на самом деле непосредственным руководителем политической полиции всех германских земель и, кроме того, шефом главного управления службы безопасности — следующий в партийной иерархии пост после Рудольфа Гесса и Гиммлера. Обе эти должности были тогда полностью отделены друг от друга — и в области финансов, и по личному составу, и территориально.

В 1936 году Гиммлер стал шефом германской полиции в имперском министерстве внутренних дел. Он назначил Гейдриха руководителем полиции безопасности и СД. Это означало, что Гейдрих отныне являлся главой и криминальной полиции, в результате чего в рамках министерства внутренних дел было создано новое ведомство, являющееся единой руководящей инстанцией для государственной тайной полиции (гестапо) и уголовной полиции (крипо) — «Главное управление полиции безопасности». Помимо гестапо и крипо существовало отдельное ведомство — главное управление СД. О развитии всех этих организаций, приведшем в 1939 г. к созданию Имперского управления безопасности, я сообщу позднее.].

Жизнь, начавшаяся с этого момента для меня, была исключительно интересной. Все большее восхищение вызывало во мне беззвучное взаимодействие всех шестерен невидимого, как мне казалось, механизма, открывавшего передо мной все новые двери, командуя мной при этом как безвольной куклой.

Так однажды меня, вызвали к начальнику 1-го и 3-го отделов д-ру Бесту, имевшему тогда чин министериальрата и обер-фюрера СС. В 1-м отделе он ведал личными делами сотрудников и всеми организационно-правовыми вопросами. Одновременно в 3-м отделе (позднее превращенном в группу IV в ведомстве IV) он руководил контрразведывательной работой внутри страны. Бест, один из главных руководителей аппарата тайной службы, некоторое время испытующе глядел на меня. Вероятно, он хотел сначала «прощупать» меня. В разговоре со мной он затронул массу специальных вопросов об управлении, о новом полицейском законодательстве, а также о борьбе со шпионажем. В заключение он заметил, пожав плечами: «Я не знаю, какие планы у Гейдриха относительно вас — видимо, в свое время он сам вам скажет об этом».

Затем я должен был явиться к начальнику 4-го отдела (политическая полиция), рейхскриминальдиректору и оберфюреру СС Генриху Мюллеру, человеку, который, находясь за кулисами, был практически главой государственной полиции. Несходство между Бестом и Мюллером с первого взгляда бросалось в глаза: Бест был разносторонним и живым, Мюллер — сухим и скупым на слова, которые он произносил к тому же с типичным баварским акцентом. Я не мог избавиться от чувства, что этот низкорослый, приземистый рейхскриминальдиректор с угловатым крестьянским черепом, узкими, крепко сжатыми губами и пронзающими насквозь карими глазами, которые почти всегда были полуприкрыты, постоянно мигающими веками, не только производил на меня отталкивающее впечатление, но беспокоил меня и нервировал. Особенно неприятно подействовал на меня вид его массивных широких рук с толстыми угловатыми пальцами.

Между нами в тот раз так и не состоялось настоящей беседы. Может быть, это случилось потому, что Мюллер все никак не мог избавиться от своих привычек, приобретенных им на посту секретаря по уголовным делам мюнхенского полицай-президиума, и не находил нужных слов для более доверительного разговора.

«Откуда вы? Кем вы работаете сейчас? Гейдриху нравятся ваши доклады…» — в таком сухом стиле, прямо как на допросе, беседовал он со мной.

Свою службу в главном управлении СД я начал в организационном отделе. Поначалу работа, по существу, заключалась в чисто административно-технических поручениях. Моим непосредственным начальником был оберрегирунгсрат оберфюрер СС д-р Мельхорн (из 2-го управления), внешне незаметная личность, обладавший однако исключительными способностями, человек, не имеющий ничего общего с национал-социализмом в понимании партийной бюрократии. Его позицию характеризовало высказывание, которое он как-то сделал: национал-социализм, считал он, есть лишь одна из многих форм проявления жизнедеятельности немецкого народа, говорить же сегодня о «тысячелетней империи» — бессмысленно.

Используя организационные предварительные мероприятия, которые осуществляли д-р Бест и д-р Мельхорн, Гейдрих укреплял свое могущество. Позднее, несмотря на их профессиональные достижения, Гейдрих обоих отстранил от дел; «вина» Мельхорна заключалась в том, что он осмелился настраивать сотрудников СС против Гейдриха и к тому же обладал таким «недостатком», как саксонское происхождение, Гитлер и Гиммлер не только отрицательно относились к саксонцам, они даже отказывали им в подлинном праве называться немцами, как «смешанной со славянами расовой составной части немецкого народа».

В 1936 году Мельхорна заставили предстать перед судом чести, в результате чего он должен был уйти со своего поста. Однако на этот раз ему удалось отделаться довольно легко — его послали путешествовать по различным странам мира. Два года длилось его отсутствие. Его отчеты о состоянии дел на Ближнем Востоке и в Восточной Азии свидетельствовали об исключительно острой наблюдательности и политической дальновидности, которые были свойственны этому человеку. Напротив, нарисованная им картина «вероятного развития событий в США и Латинской Америке» показалась мне настолько неверной, что я в свое время даже подозревал, что он хотел этим докладом создать у Гитлера ошибочное представление о тогдашней ситуации в упомянутых странах.

Д-р Мельхорн проявлял в то время очень большой интерес к моему профессиональному развитию; он буквально заставлял меня, наряду с работой в главном управлении СД, вновь обратить свое внимание на юридическое образование. В результате его постоянных уговоров я весь 1936 год посвятил своей юридической карьере и сдал главный государственный экзамен.

В начале 1937 года — тем временем Мельхорн уже должен был оставить свою должность в главном управлении СД — меня вновь отозвали в имперское министерство внутренних дел. Через полгода я получил чин регирунгсрата. С этих пор я все более самостоятельно должен был решать организационные вопросы — такие, как проблемы личного состава, государственно-правовых реформ и проблемы мобилизации. Кроме того, через каждые две недели я готовил подробный доклад об общем положении, откуда руководство рейха могло почерпнуть всеобъемлющие сведения о событиях во всех сферах административно-управленческого аппарата, экономики, культуры и партийной жизни, а также о так называемых «действиях противника». Часто внутри партии происходили резкие политические столкновения, о которых Гитлер, как правило, узнавал через Рудольфа Гесса. Противные стороны были представлены, с одной стороны, Гиммлером и Гейдрихом, а с другой — до 1941 года, — Рудольфом Гессом и позднее его преемником Мартином Борманом.

Все лица, представлявшие интерес в рамках упомянутых сообщений, заносились в секретные личные дела, содержание которых в виде краткой аннотации излагалось на карточке, входящей в картотеку. В течение ряда лет накопились сотни тысяч таких карточек. В центральном управлении были установлены огромные вращающиеся столы, на которых по кругу были размещены карточки. Эти столы вращались на шариковых подшипниках и имели электрический привод. Одного человека было достаточно, чтобы при помощи небольшого числа рычагов и рубильников легко привести в действие это чудовищное сооружение. Однако первоначально столь совершенной техникой была оснащена лишь внутренняя служба безопасности. Она получала, как было сказано вначале, свои информации непрерывно от местных организаций СД, разбросанных по всей стране, которые, в свою очередь, повсюду имели внештатных сотрудников и доверенных лиц.

Наряду с этими задачами я посвятил себя планированию создания объединения всех управлений полиции безопасности и главного управления СД. Эта новая центральная организация, которую необходимо было создать, была названа позднее «Главным имперским управлением безопасности» (РСХА) [2].

В то время я считал необходимым вывести СД из-под контроля высшего партийного руководства и сделать ее государственным учреждением, подчинив вместе с отраслевыми управлениями полиции имперскому министерству внутренних дел. Мои предложения не были приняты, так как Гесс, бывший тогда заместителем Гитлера, и не в последнюю очередь рейхсляйтер Шварц, казначей партии, упорно настаивали на разделении партийных и государственных учреждений. Ведь партия получала на нужды СД такую крупную государственную субсидию, что изрядно нажилась при этом.

ВСТРЕЧА С ГЕЙДРИХОМ

Его жизненный путь и характер — Перед «аншлюссом» Австрии — Роль Гейдриха в деле Фрича — Гиммлер и его орден СС — Последствия дела Фрича — «Салон Китти».

«Человек с железным сердцем» — так называл Гитлер Гейдриха, руководителя и позднее шефа полиции безопасности и службы безопасности. До сих пор я ни разу не видел Гейдриха в лицо, хотя по словам Беста и Мюллера должен был предположить, что он хорошо осведомлен и о моей прежней работе, и о моей деятельности в СД.

Прошло несколько недель, прежде чем «шеф» вызвал меня к себе. Рабочий кабинет Гейдриха находился на Принц-Альбрехтштрассе, поэтому мне нужно было лишь пересечь маленький, тщательно ухоженный садик на задах здания управления государственной полиции, чтобы попасть туда. Озабоченный и немного взволнованный, я поднялся по лестнице, ведущей к его кабинету. Я думал о разговоре с Вестом и задавал себе вопрос: собственно, чего хочет от тебя Гейдрих? Скажет ли он об этом сейчас?

Гейдрих сидел за письменным столом — человек приятной внешности, высокого роста, с длинным узким лицом и удивительно высоким лбом. Менее привлекательным выглядел его длинный острый нос и беспокойно бегающие, косящие глаза, которыми он безо всякого смущения некоторое время изучал меня. Когда он наконец поздоровался со мной, меня поразил его голос — он был слишком тонким для его большого, сильного тела. Вопреки моим ожиданиям, Гейдрих не спешил говорить о служебных делах. Сначала он осведомился о моем самочувствии, затем перевел разговор на общие темы и даже коснулся музыки. (Он очень неплохо играл на скрипке и часто устраивал у себя дома вечера камерной музыки.) Разговаривая со мной, он встал и некоторое время ходил по комнате взад и вперед. Широкие бедра придавали его высокой фигуре женственный вид. Вздутые губы также странно не соответствовали его длинным рукам, пальцы которых напоминали паучьи щупальца.

Внезапно Гейдрих перешел к другой теме. Теперь он говорил резко, отрывисто. Он хотел точно знать, собираюсь ли я на самом деле выйти из сословия служащих и стать компаньоном одного дюссельдорфского адвоката. Мой утвердительный ответ он пропустил мимо ушей. Гораздо больше заинтересовало его мое желание заняться разведывательной работой за рубежом. Когда через час я откланялся, я по-прежнему был в неведении относительно планов Гейдриха, которые он связывал с моей персоной, однако какое-то безошибочное чувство говорило мне, что он в любом случае думает использовать меня в области разведки.

После этого Гейдрих неоднократно приглашал меня на свои «домашние» вечера, и всякий раз, встречаясь с ним, я, как и в первый раз, поневоле размышлял об этом необычном и притягивающем к себе человеке. Одной из его особых способностей, казалось, был дар мгновенно распознавать личные, профессиональные и даже политические слабости других людей, регистрировать их и в своей феноменальной памяти, и в своей «картотеке», чтобы в нужный момент использовать их. Иногда это происходило по прошествии ряда лет, в чем я имел случай убедиться за годы службы. Пожалуй, правы были те, кто говорил, что эта тактика — ставить всех его окружающих, от секретарши до министра, в зависимость от себя благодаря знанию их слабостей — давала ему власть и силу. Не раз с видом доверительности сообщал он собеседнику слухи, грозящие тому личными или политическими неприятностями. Эти слухи он большей частью выдумывал сам, используя их лишь для того, чтобы заставить своего собеседника выложить ему все, что Гейдрих хотел знать в своих целях о его мнимом враге. В эту игру он вовлекал не только Гитлера, Гиммлера и других партийных руководителей, но и своих подчиненных. Гиммлеру он умел внушить мысли и планы, которые тот потом излагал перед фюрером как продукт собственного творчества. При этом Гейдрих был достаточно ловок, чтобы подавать Гиммлеру свои мысли в такой форме, которая должна была заставить Гиммлера поверить в то, что это он сам, рейхсфюрер, является творцом этих идей. Знал Гейдрих досконально и личную жизнь Гиммлера и Гитлера. Например, он до тонкостей разбирался в диагнозах, которые врачи ставили Гитлеру.

Чем ближе я узнавал этого человека, тем больше он казался мне похожим на хищного зверя — всегда настороже, всегда чующий опасность, не доверяющий никому и ничему. К тому же им владело ненасытное честолюбие знать больше, чем другие, стремление всюду быть господином положения. Этой цели он подчинил все. Он полагался только на свой незаурядный интеллект и свой хищный инстинкт, диктовавший ему самые непредвиденные решения и от которого постоянно можно было ожидать беды. Чувство дружбы было ему совершенно чуждо, иногда он мог быть грубым до жестокости. Тем не менее, на своих регулярных музыкальных вечерах он охотно разыгрывал из себя нежного супруга и отца семейства — ведь его начальник, рейхсфюрер СС Гиммлер, ценил супружеские добродетели. Позднее, когда я приблизился к Гейдриху в должностном отношении, он, бывало, звонил мне утром и говорил: «Сегодня вечером я приглашаю вас. Но будьте в штатском». Тогда он перебирался со мной из ресторана в ресторан, отводя душу в скабрезных разговорах, — его беспорядочная половая жизнь была, пожалуй, единственной его слабостью, которую он не в силах был скрыть. Иногда он внезапно ошеломлял проявлениями своей личной храбрости; видимо, в нем жила тщеславная мысль отличиться на поле брани, чтобы заслужить ордена и отличия. Порой он совершал на своем личном самолете, которым сам управлял, довольно отважные полеты. Однажды ему пришлось сесть за линией русских войск. Однако ему удалось прорваться к своим.

Портрет этого человека, которого страшилось так много людей, был бы неполным, если не рассказать о его прошлом, о котором он сам как-то поведал мне: после первой мировой войны Гейдрих поступил на службу в военно-морской флот в качестве кандидата на чин офицера, служил в звании морского кадета на крейсере «Берлин», которым командовал в свое время Канарис, впоследствии адмирал и шеф зарубежной разведки и контрразведки в главном командовании вермахта. В своей военной карьере Гейдрих достиг чина морского оберлейтенанта. После этого он из-за своей беспутной жизни, в особенности из-за различных историй с женщинами, предстал перед офицерским судом чести, который заставил его выйти в отставку из рядов военно-морского флота. В 1931 году он оказался выброшенным на улицу без средств к существованию. Через своих друзей, членов СС из Гамбурга, он в конце концов связался с Гиммлером, руководителем охранных рядов Адольфа Гитлера, которые в то время были пока лишь незначительным подразделением штурмовых отрядов — CA. Что касается Гиммлера, то мне известно, что он снабдил молодого обер-лейтенанта в отставке писчей бумагой и авторучкой и посадил его на целый день под замок, чтобы он составил организационный план будущей партийной службы безопасности. Это было началом службы безопасности НСДАП. По словам Гиммлера, у Гитлера были тогда все основания для того, чтобы вооружить свое движение службой надзора, так как баварская полиция проявила себя слишком хорошо осведомленной обо всех тайнах партийного руководства. Гейдриху вскоре удалось обнаружить изменника. Им оказался «старый борец», советник баварской уголовной полиции некто М. В соответствии со своей тактикой, Гейдрих сумел убедить Гиммлера в том, что было бы разумнее пощадить предателя, чтобы в будущем иметь возможность использовать его как послушное орудие. Партайгеноссе М. , под давлением Гейдриха, резко изменил курс и впоследствии информировал партийное руководство обо всем, что происходило в политической полиции Баварии. Благодаря этому успеху молодой Гейдрих получил доступ к непосредственному окружению идущего в гору рейхефюрера СС Гиммлера.

Работая с Гейдрихом, я не забывал о своей основной цели — работе в зарубежной разведывательной службе. В конце 1937 года я совершил длительную поездку за границу, во время которой объехал всю Западную Европу. Это позволило мне выполнить в соответствии с полученными указаниями поручения информационного характера, данные мне с целью проверить мои способности в разведывательной службе.

После моего возвращения я продолжил лихорадочную работу в главном управлении СД. Наступил январь 1938 года. Телефоны и телеграфные аппараты центрального управления трезвонили непрерывно. Тот, кто понимал суть приказов свыше и сообщений извне, знал, что предстоит присоединение Австрии — один из пунктов внешнеполитической программы Гитлера. По донесениям наших информаторов мы тщательно изучали реакцию Италии на это событие. Сообщения из Рима полностью шли через мой отдел; я должен был их редактировать для предоставления Гитлеру. Реакция Муссолини была довольно недоброжелательной (он предупредил о предстоящих событиях федерального канцлера Австрии Шушнига и на всякий случай придвинул несколько дивизий к северной границе Италии). Наоборот, сообщения от наших агентов в Англии успокаивали. Лорд Галифакс, казалось, занял положительную позицию в этом вопросе.

В это время по Берлину распространились слухи о том, что имперский военный министр генерал-фельдмаршал фон Бломберг должен оставить свой пост из-за прошлого своей жены, а главнокомандующий сухопутными войсками генерал-полковник Фрайхерр фон Фрич предстанет перед судом по обвинению в гомосексуализме. Поговаривали, что Гейдрих, видимо, приложил к этому руку.

С подоплекой этих скандальных историй мне удалось познакомиться лишь позднее, прочитав выдержку из одного документа и побеседовав с шефом государственной полиции Мюллером. Как мне стало известно, сначала Гейдрих не собирался смещать Фрича при помощи вышеуказанного обвинения. Инициатива исходила от «старого борца», криминальрата баварской полиции М. , который всеми правдами и неправдами, стараясь обратить на себя внимание Гейдриха, сообщил ему историю о гомосексуализме. Гейдрих не позаботился тщательно проверить обвинительный материал и вначале не знал, что Фрича просто перепутали с другим человеком, носившим такую же фамилию. М. , опираясь на свои данные, действовал слишком торопливо и непродуманно, в результате чего фамилию генерал-полковника фон Фрича спутали с фамилией некоего ротмистра фон Фрича. Когда Гейдрих одумался, документы уже лежали на столе Гитлера, и теперь уж Гейдрих — какие бы причины он не имел для этого — поддерживал тяжкое обвинение против генералполковника. Суд чести вермахта под председательством Геринга очень быстро доказал несостоятельность обвинения и реабилитировал фон Фрича, однако Гитлер все же решил дать ему отставку и назначить на его пост генерала фон Браухича, который пришелся ему больше по душе.

Между Гейдрихом и Герингом еще во время процесса произошло серьезное столкновение, так что даже Гиммлер ожидал резкой реакции генералитета. Здесь я случайно стал свидетелем одной из причуд Гиммлера, связанной с оккультными науками, в которую он вовлек руководящих работников СС. Во время процесса против Фрича он собрал в одной из комнат, расположенной неподалеку от зала суда, около двенадцати своих самых доверенных сотрудников и приказал им, собрав всю свою волю, произвести сеанс внушения, чтобы повлиять на обвиняемого генерал-полковника. Гиммлер был убежден, что под таким воздействием обвиняемый начнет говорить правду и признается, только ли о недоразумении с фамилиями идет здесь речь, или нет. Как раз в этот момент я по ошибке зашел в помещение, где происходила эта странная процедура и был немало поражен видом усевшихся в кружок погруженных в глубокую задумчивость высокопоставленных сотрудников СС. Этот странный эпизод станет понятным, если вспомнить о присущей характеру Гиммлера склонности к мистике.

У Гиммлера было лучшее и крупнейшее собрание книг об ордене иезуитов. Годами он изучал по ночам эту обширную литературу. Поэтому организацию СС он построил по принципам ордена иезуитов. При этом он опирался на устав ордена и труды Игнатия Лойолы: высшим законом было абсолютное послушание, беспрекословное выполнение любого приказа. Сам Гиммлер как рейхсфюрер СС был генералом ордена. Структура руководства походила на иерархическую систему католической церкви. Близ Падерборна в Вестфалии он приказал построить средневековый замок, получивший название Вевельсбург — он был своего рода эсэсовским монастырем, в котором раз в год генерал ордена проводил заседание тайной консистории. Здесь должны были все, кто принадлежал к высшему руководству ордена, упражнять свой дух в искусстве сосредоточения. В большом зале для собраний у каждого члена было свое кресло с вделанной в спинку серебряной пластинкой, на которой было выгравировано имя владельца.

В известной мере склонность Гиммлера к мистике коренится в его отношении к католической церкви, которое можно было бы назвать «любовью-ненавистью», а с другой стороны на него оказало влияние суровое воспитание, проникнутое строго католическим духом, полученное им от отца, педагогические методы которого заставили молодого Генриха искать убежище в безответственной романтике. Все больше и больше погружался он в идеализированный мир старонемецкой героики — в мир Зигфрида, Хагена, Дитриха Бернского — и в мир рыцарского средневековья, осиянный блеском Священной Римской империи германской нации. Однако эти духовные устремления юноши не были подкреплены необходимым систематизированным школьным образованием.

Гиммлер родился в 1900 году. Его мать была дочерью торговца овощами из Савойи, а отец воспитателем при дворе одного баварского князя. Хотя Гиммлер получил от родителей строго католическое воспитание (его крестным отцом был архиепископ Бамбергский), из ненависти к отцу он довольно рано отдалился от церкви. Однако он отважился порвать с церковью только после смерти отца. Первоначально Гиммлер готовился стать агрономом, но затем он выбрал карьеру офицера и в годы первой мировой войны получил чин прапорщика. После войны он снова вернулся к сельскому хозяйству. Отец подыскивал сыну вакантные места в семьях ревностных католиков-крестьян. В конце концов Гиммлер сдал своего рода экзамен на агронома. Будучи, однако, физически слишком слабым, чтобы занять должность управляющего поместьем, он окунулся в суматоху послевоенного Мюнхена, вступил в организацию «Военное знамя империи», принял участие в гитлеровском путче 9 ноября 1923 года, что позволило ему вступить в тесный контакт с самим Гитлером. Со временем Гиммлер стал секретарем Грегора Штрассера, а в 1926 году возглавил охранные отряды (СС), личную гвардию Гитлера.

Еще до конца суда над Фричем меня вызвал Гейдрих. Он приказал иметь при себе пистолет и патроны. Как я понял позднее, вечером этого дня он опасался решительных действий военных против политического руководства. Из предосторожности он приказал принять соответствующие меры безопасности. Когда я предстал перед ним в «боевой готовности», он, к моему удивлению, всего-навсего пригласил меня поужинать с ним в казино его служебного здания. По пути он неожиданно спросил меня: «Вы ведь всегда были отличным стрелком из пистолета, не так ли?» Я ответил утвердительно, однако воздержался от каких-либо расспросов, так как заметил, как сильно он нервничал. Молча сидели мы за столом друг против друга. После ужина он попросил принести ему несколько таблеток аспирина и сказал, взглянув на часы: «Если в Потсдаме не выступят в ближайшие полчаса, можно считать, что опасность миновала». Опасность в самом деле миновала. В час ночи мы расстались. В дверях ко мне обратился адъютант Гейдриха, указав головой в направлении Потсдама: «Духу у них не хватило».

Дело Фрича заметно ухудшило отношение Гиммлера к Гейдриху. Гиммлер вообще был раздражен всей этой историей, поэтому Гейдрих поставил на карту все, чтобы восстановить свою репутацию. Однажды он сказал мне, как бы между прочим, что пришло время получать во всех отношениях более ценную информацию, в том числе больше узнавать и о «сильных мира сего», а также о зарубежных гостях. Он сказал, что задумал оборудовать в одном из фешенебельных кварталов Берлина изысканный ресторан с красивыми женщинами для избранной публики. В такой атмосфере, по мнению Гейдриха, человек легче, чем где бы то ни было, выбалтывает вещи, из которых тайная служба может почерпнуть много ценного. С Гиммлером он уже говорил об этом и теперь поручает мне устроить такой «салон».

Этот неожиданный приказ обескуражил меня, однако я знал, что Гейдрих не выносил, когда в ответ на его планы сразу же начинали задавать вопросы, не говоря уж о возражениях. Поэтому я приступил к делу, арендовав через подставное лицо соответствующее здание. Перестройку и отделку его поручили лучшим архитекторам. После этого за дело взялись технические специалисты: двойные стены, современная подслушивающая аппаратура и автоматическая передача информации на расстоянии позволяли фиксировать каждое слово, произнесенное в этом «салоне» и передавать его в центральное управление. Технической стороной дела ведали надежные сотрудники службы безопасности, а весь персонал «салона» — от уборщиц до кельнера — состоял из тайных агентов.

После этой подготовительной работы возникла проблема «красивых женщин», решить которую, как мне казалось, было не в моих силах. Здесь меня сменил Артур Небе, шеф уголовной полиции. Из крупных городов Европы были приглашены дамы полусвета, а кроме того, высказали готовность предоставить свои услуги и дамы из так называемого «хорошего общества». Гейдрих дал этому заведению название «салон Китти».

И «салон Китти» давал нам великолепную информацию. Ценной добычей, попавшейся в наши сети, был, между прочим, министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп; он появлялся там довольно часто, не подозревая, кто ему устроил такое удовольствие. Среди иностранных посетителей одним из наиболее интересных клиентов оказался тогдашний министр иностранных дел Италии граф Чиано, который, находясь в это время с визитом в Берлине, широко «гулял» в «салоне Китти» со своим дипломатическим персоналом.

Зная привычки Гейдриха, я не удивлялся, что и он время от времени появлялся в этом интимном заведении «в инспекционных целях», как он это называл. Предварительно он настоятельно приказывал мне позаботиться об отключении всей технической аппаратуры. После одной из таких «инспекций» он вызвал меня к себе и упрекнул в том, что я не выполнил его распоряжения выключить аппаратуру, на что он уже пожаловался Гиммлеру. Рейхсминистр якобы крайне недоволен и требует от меня объяснительную записку. Я сразу же почувствовал, что Гейдрих затеял против меня интригу. Поводом для этого могло послужить его подозрение о моих недозволенных связях с его женой. Мое объяснение, что в тот вечер из-за смены электрических кабелей аппаратуру нельзя было отключить, он не захотел принять, тогда как Гиммлер сразу же удовлетворился им. Этот случай был для меня серьезным предупреждением о том, что и мне следует впредь остерегаться Гейдриха.

ДЕЛО ТУХАЧЕВСКОГО

Помещик Янке — Рейхсвер и Красная Армия — Германия нелегально вооружается — План Гофмана-Рехберга — Изучение архивов вермахта — Тухачевского бросают на произвол судьбы.

Я вновь возвращаюсь в начало 1937 года. В то время я должен был подготовить для Гейдриха реферат о связях между Красной Армией и командованием германских сухопутных сил. Инициатором такого задания был померанский помещик Янке. До этого я очень поверхностно знал его и не подозревал, что он уже много лет является одной из руководящих фигур немецкой тайной службы. Позднее я получил возможность узнать его поближе и в ходе своей служебной деятельности перелистать горы материалов об этом интересном человеке.

Перед первой мировой войной Янке переехал в Северную Америку, вел там в течение многих лет «кочевой» образ жизни, разъезжая по стране, и в конце концов стал сотрудником американской полиции, ведающей делами иммигрантов. Эта профессия свела его с китайцами из азиатского квартала Сан-Франциско, с которыми он начал вести особые дела. Китайцы, все еще придерживающиеся своих религиозных воззрений, пытались любой ценой отправлять на родину трупы соотечественников, умерших на чужбине. Американские власти, однако, запретили перевозки трупов в Китай из соображений гигиены. Тут-то Янке и пришла в голову мысль изготовлять цинковые гробы, в которые можно было бы герметически упаковать деревянные гробы. Их без всяких затруднений как обычные «товары» отправляли в Гонконг и Шанхай. За каждый цинковый ящик Янке получал не меньше тысячи долларов. Вскоре он стал богатым человеком. Но особенно пригодилось ему впоследствии в его разведывательной деятельности дополнительное вознаграждение, которое Янке получил от китайцев за помощь. За свои «заслуги» он был введен в общество семьи великого Сун Ятсена в соответствии с древним торжественным ритуалом; отсюда он устанавливал отлично налаженные связи с Восточной Азией, о которых я еще сообщу, освещая события второй мировой войны.

Во время первой мировой войны Янке, являясь сотрудником немецкой разведки, «организовывал» крупные забастовки американских докеров и грузчиков в атлантических портах США. Вернувшись в Германию, он стал советником по вопросам разведки у Рудольфа Гесса, не опасаясь открыто высказывать свое мнение и перед Гессом, и перед Гитлером. «Есть только один человек», сказал он мне однажды, «которого я боюсь. Это Гейдрих. Он опаснее дикой кошки».

Когда я представил Гейдриху собранный мной материал об отношениях бывшего рейхсвера (численностью в 100 тыс. чел.) и германского вермахта с Красной Армией, я еще не подозревал о последствиях, к которым приведет это событие. И только спустя некоторое время шоры упали с моих глаз. Это произошло в июне 1937 года. Агентство ТАСС сообщило, что заместитель наркома обороны маршал Тухачевский предстал перед военным судом и по требованию генерального прокурора Андрея Вышинского приговорен вместе с восемью другими обвиняемыми к смертной казни. Приговор был приведен в исполнение вечером того же дня. Обвинение гласило: измена родине в результате связей с военными кругами одного государства, враждебного СССР.

Сообщение об этом приговоре принадлежит к наиболее интересным страницам одной из самых загадочных глав истории последних десятилетий, подлинная подоплека которой, как мне кажется, до сих пор не освещена достаточно ясно. И в советской России, и в национал-социалистской Германии прилагалось немало усилий, чтобы окутать дело Тухачевского тайной. Я попытаюсь, опираясь на прошедшие через мои руки документы и на основе событий, очевидцем и участником которых я был сам, внести свой вклад в выяснение этого дела. Для этого мне представляется необходимым бросить взгляд на предыдущее развитие отношений между германской и советской армиями.

Как свидетельствуют изученные мною документы, первые контакты с Красной Армией — после того, как 16 апреля 1922 года в Рапалло был подписан договор между Германией и Россией — были установлены в 1923 году под руководством тогдашнего министра обороны Гесслера и продолжены генерал-полковником Сектом. При помощи этих связей германское командование хотело предоставить немецким офицерам сухопутных войск, насчитывавших всего сто тысяч человек, возможность научиться на русских полигонах владеть современными видами оружия (самолетами и танками), которые по Версальскому договору рейхсверу запрещалось иметь. В свою очередь, немецкий генеральный штаб знакомил русскую армию со своим опытом в области тактики и стратегии. Позднее сотрудничество распространилось и на вооружения, в результате чего немцы, в обмен на патенты, которые они предоставили в распоряжение Красной Армии, получили разрешение на строительство авиационных и прочих оборонных заводов на территории России. Так, например, фирма «Юнкерс» основала свои филиалы в Филях и в Самаре. Рейхсвер создал тогда «Общество развития промышленных предприятий», через которое все военные заводы получали дотацию государства. Это нелегальное вооружение Германии в России шло рука об руку с формированием так называемого «Черного рейхсвера» в Германии.

Политика России при Ленине, направленная на заключение таких сделок, была проникнута духом Таурогенского договора — события в прусской истории, произошедшего зимой 1812-1813 гг. , когда генерал Йорк вопреки воле прусского короля заключил с русской армией договор против Наполеона, подписанный в Таурогене (деревушка на границе Восточной Пруссии). При этом русские отнюдь не отказывались от своих коммунистический целей. Карл Радек определил цели пакта между германским национализмом и русским коммунизмом таким девизом: борьба против Версаля и против наступления капитала.

После Секта сотрудничество с Красной Армией продолжил его преемник генерал Хайе, а позднее генералы Хаммерштейн и фон Шляйхер, а в России ту же линию проводил Сталин, сменивший Ленина. Когда в Германии к власти пришли национал-социалисты, руководство германской компартии получило из Москвы указания считать врагом № 1 не НСДАП и тем самым командование вермахта, а социал-демократическую партию. В политическом руководстве НСДАП Сталин видел тогда своего рода попутчика в достижении собственных революционно-коммунистических целей в Европе, причем он рассчитывал, что в один прекрасный день Гитлер обратит свое оружие против буржуазии Запада, борьба с которой должна истощить его силы.

(То, что генерал фон Шляйхер хотел продолжать поддерживать сложившиеся хорошие отношения с Россией, не подлежит сомнению. Однако в конце концов не кто иной, как он, будучи канцлером, передал фюреру национал-социалистов Гитлеру не менее 42 миллионов рейхсмарок. Эту цифру мне сообщил по секрету личный советник Гитлера по вопросам экономики государственный секретарь В. Кепплер. Парадоксальное и роковое явление — Шляйхер финансировал злейшего врага и будущего противника России во время второй мировой войны!)

Против прорусской ориентации с самого начала выступила часть представителей немецкой промышленности, и прежде всего крупный промышленник Арнольд Рехберг. Некогда он был политическим советником генерала Гофмана, который в1916го-ду (так в тексте. — Прим перев.) возглавлял германскую делегацию на мирных переговорах в Брест-Литовске и позднее содействовал развитию тесного политического и экономического сотрудничества с Западом.

Сразу же после окончания первой мировой войны Рехберг разработал план объединения политических, промышленных и военных интересов Великобритании, Франции и Германии с целью создания единого фронта против большевистской угрозы с Востока. Рехбергу удалось склонить на свою сторону генерала Людендорфа. Вместе с ним и генералом Гофманом он начал зондировать почву на Западе. Ему удалось завязать контакты с руководящими политическими деятелями Англии и Франции. Среди них был английский генерал Малькольм и француз генерал Ноллер, глава французской контрольной комиссии. Эти и другие выдающиеся деятели высказали готовность поддержать политику Гофмана и Рехберга. Причина неудачи этого плана заключалась в том, что правительства указанных стран в недостаточной степени оценили опасность большевистской угрозы.

Более благоприятные шансы возникли в области промышленности. В 1926 году был заключен союз между французской и немецкой калийной промышленностью. Позже представители немецкой, французской, бельгийской и люксембургской тяжелой промышленности образовали «Международное объединение сырьевых материалов». С 1929 года к нему присоединились и английские предприятия.

Как и следовало предвидеть, создание столь крупных промышленных объединений не осталось без далеко идущих политических и военных последствий. Контакт с Пуанкаре Рехберг установил через французского маршала Фоша. Рехберг позднее рассказал мне об этом: Фош в то время был непримиримым врагом Германии, однако учитывая большевистскую опасность, серьезность которой он хорошо понимал, он высказался за преодоление старых противоречий между европейскими народами и за промышленное сотрудничество путем развития военного сотрудничества.

Фон и Рехберг разработали совместный план, согласно которому численность французской и немецкой армий устанавливалась в соотношении 5:3, создавалось единое верховное командование, и в каждый немецкий штаб от дивизии и выше включался один французский офицер. Осуществлением такого проекта хотели привлечь к участию в союзе Англию. Одновременно обсуждался договор между Францией, Англией и Германией, посредством которого военно-морские силы и флоты трех стран находились бы под взаимным контролем. Оказалось однако, что сторонники прорусской политики в рейхсвере не желали отказываться от установленных отношений с Красной Армией в пользу западной ориентации. Осуществить такой курс против воли рейхсвера было при тогдашнем положении дел невозможно.

Погруженный в эти заботы, в 1927 году умер генерал Гофман; причина его смерти осталась невыясненной. Он никогда не делал тайны из того, что, по его убеждению, победить русский большевизм можно только в результате военного вторжения Германии в Россию по меньшей мере вплоть до Урала. Правда, он был убежден в том, что у одной Германии не хватит сил для такого вторжения, если ей не будет гарантирована военная поддержка Франции, Англии и Соединенных Штатов.

Генерал Людендорф еще до этого отошел от Гофмана. Он перестал верить в реальность плана Рехберга и Гофмана, после того, как послы Лоран (Франция), лорд Д. Эбернон (Англия) и Хьютон (США), на продолжительных переговорах в Берлине в принципе одобрившие эту идею, не получили от своих правительств соответствующих полномочий.

В отличие от Людендорфа Арнольд Рехберг никогда не отказывался от своего плана. В 1939 году он передал через меня Гитлеру обширный меморандум, в котором освещал историческое развитие отношений Германии с Востоком и Западом и без обиняков предупреждал об опасности большевизма. Это было как раз в то время, когда должен был быть подписан германо-советский договор о ненападении. Во время чтения этой записки на Гитлера напал один из его обычных припадков бешенства и он приказал Гейдриху немедленно арестовать Рехберга. Через некоторое время мне удалось освободить этого мужественного германского промышленника. В 1940 году, когда Гитлер вел переговоры с маршалом Петэном в Монтуаре, Рехберг вручил новый меморандум, в котором давал рекомендации и предложения относительно обращения с вишистской Францией. О реакции Гитлера свидетельствовал новый арест Рехберга. Через некоторое время мне и на этот раз удалось вызволить его из заключения. После покушения на Гитлера 20 июля 1944 года Кальтербруннер (сменивший с 1943 года Гейдриха) и шеф государственной полиции Мюллер вновь заключили его под стражу. Закулисным руководителем этой акции был шеф партийной канцелярии рейхсляйтер Мартин Борман, а также полковник в отставке Николаи [3]. Рехберг в качестве почетного пленника был помещен в отель «Дреезен», где его содержали вместе с интернированными французскими генералами и политическими деятелями (среди них была и сестра генерала де Голля) до самого конца войны.

Однако теперь мне хотелось бы вернуться к делу Тухачевского, происходившему на фоне следующих исторических событий.

Гейдрих получил от проживавшего в Париже белогвардейского генерала, некоего Скоблина, сообщение о том, что советский генерал Тухачевский во взаимодействии с германским генеральным штабом планирует свержение Сталина. Правда, Скоблин не смог представить документальных доказательств участия германского генералитета в плане переворота, однако Гейдрих усмотрел в его сообщении столь ценную информацию, что счел целесообразным принять фиктивное обвинение командования германского вермахта, поскольку использование этого материала позволило бы приостановить растущую угрозу со стороны Красной Армии, превосходящей по своей мощи германскую армию. Упомянутый мной Янке предостерегал Гейдриха от поспешных выводов. Он высказал большие сомнения в подлинности информации Скоблина. По его мнению, Скоблин вполне мог играть двойную роль по заданию русской разведки. Он считал даже, что вся эта история инспирирована. В любом случае необходимо было учитывать возможность того, что Скоблин передал нам планы переворота, вынашиваемые якобы Тухачевским, только по поручению Сталина. При это Янке полагал, что Сталин при помощи этой акции намеревается побудить Гейдриха, правильно оценивая его характер и взгляды, нанести удар командованию вермахта, и в то же время уничтожить генеральскую «фронду», возглавляемую Тухачевским, которая стала для него обузой: из соображений внутрипартийной политики Сталин, по мнению Янке, желал, чтобы повод к устранению Тухачевского и его окружения исходил не от него самого, а из-за границы. Свое недоверие Янке обосновывал на сведениях, получаемых им от японской разведки, с которой он поддерживал постоянные связи, а также на том обстоятельстве, что жена Скоблина, Надежда Плевицкая, бывшая «звезда» Петербургской придворной оперы, была агентом ГПУ (советская тайная государственная полиция).

Гейдрих не только отверг предостережение Янке, но и счел его орудием военных, действовавшим беспрекословно в их интересах, конфисковал все его материалы и подверг трехмесячному домашнему аресту. (Только в 1941 году мне удалось примирить Янке и Гейдриха.)

Тем временем информация Скоблина была передана Гитлеру. Он стал теперь перед трудной проблемой, которую необходимо было решить. Если бы он высказался в пользу Тухачевского, советской власти, может быть, пришел бы конец, однако неудача вовлекла бы Германию в преждевременную войну С другой стороны, разоблачение Тухачевского только укрепило бы власть Сталина, Гитлер решил вопрос не в пользу Тухачевского. Что его побудило принять такое решение, осталось неизвестным ни Гейдриху, ни мне. Вероятно, он считал, что ослабление Красной Армии в результате «децимации» советского военного командования на определенное время обеспечит его тыл в борьбе с Западом.

В соответствии со строгим распоряжением Гитлера дело Тухачевского надлежало держать в тайне от немецкого командования, чтобы заранее не предупредить маршала о грозящей ему опасности. В силу этого должна была и впредь поддерживаться версия о тайных связях Тухачевского с командованием вермахта; его как предателя необходимо было выдать Сталину. Поскольку не существовало письменных доказательств таких тайных сношений в целях заговора, по приказу Гитлера (а не Гейдриха) были произведены налеты на архив вермахта и на служебное помещение военной разведки. К группам захвата шеф уголовной полиции Генрих Небе прикомандировал специалистов из соответствующего отдела своего ведомства. На самом деле, были обнаружены кое-какие подлинные документы о сотрудничестве немецкого вермахта с Красной Армией. Чтобы замести следы ночного вторжения, на месте взлома зажгли бумагу, а когда команды покинули здание, в целях дезинформации была дана пожарная тревога.

Теперь полученный материал следовало надлежащим образом обработать. Для этого не потребовалось производить грубых фальсификаций, как это утверждали позже; достаточно было лишь ликвидировать «пробелы» в беспорядочно собранных воедино документах. Уже через четыре дня Гиммлер смог предъявить Гитлеру объемистую кипу материалов. После тщательного изучения усовершенствованный таким образом «материал о Тухачевском» следовало передать чехословацкому генеральному штабу, поддерживавшему тесные связи с советским партийным руководством. Однако позже Гейдрих избрал еще более надежный путь. Один из его наиболее доверенных людей, штандартенфюрер СС, был послан в Прагу, чтобы там установить контакты с одним из близких друзей тогдашнего президента Чехословакии Бенеша. Опираясь на полученную информацию, Бенеш написал личное письмо Сталину. Вскоре после этого через президента Бенеша пришел ответ из России с предложением связаться с одним из сотрудников русского посольства в Берлине. Так мы и сделали. Сотрудник посольства тотчас же вылетел в Москву и возвратился с доверенным лицом Сталина, снабженным специальными документами, подписанными шефом ГПУ Ежовым. Ко всеобщему изумлению, Сталин предложил деньги за материалы о «заговоре». Ни Гитлер, ни Гиммлер, ни Гейдрих не рассчитывали на вознаграждение. Гейдрих потребовал три миллиона золотых рублей — чтобы, как он считал, сохранить «лицо» перед русскими. По мере получения материалов он бегло просматривал их, и специальный эмиссар Сталина выплачивал установленную сумму. Это было в середине мая 1937 года.

4 июня Тухачевский после неудачной попытки самоубийства был арестован и против него по личному приказу Сталина был начат закрытый процесс. Как сообщило ТАСС, Тухачевский и остальные подсудимые во всем сознались. Через несколько часов после оглашения приговора состоялась казнь. Расстрелом командовал по приказу Сталина маршал Блюхер, впоследствии сам павший жертвой очередной чистки.

Часть «иудиных денег» я приказал пустить под нож, после того, как несколько немецких агентов были арестованы ГПУ, когда они расплачивались этими купюрами. Сталин произвел выплату крупными банкнотами, все номера которых были зарегистрированы ГПУ.

Дело Тухачевского явилось первым нелегальным прологом будущего альянса Сталина с Гитлером, который после подписания договора о ненападении 23 августа 1939 года стал событием мирового значения.

ПРИСОЕДИНЕНИЕ АВСТРИИ И РАЗГРОМ ЧЕХОСЛОВАКИИ

Подготовка к «аншлюссу» — Вступление в Вену — Гитлер посещает Италию — Конрад Генлейн — Иозеф Тисо — Драматические переговоры с Гахой — Вступление в Прагу — Большой погром 10 ноября 1938г.

1938 год — год приближающейся тотальной мобилизации — добавил мне работы — к этому времени я имел звание оберрегирунгсрата и оберштурмфюрера СС. В соответствии со своими служебными обязанностями я уже в первые месяцы этого года должен был обобщать все разведывательные сообщения о позиции Италии и соответствующим образом обрабатывать их для представления Гитлеру. Речь шла об «аншлюссе» [4] Aвстрии, приближение которого становилось все более отчетливым. Крайне необходимо было тщательно изучить также настроения и вероятную реакцию западных держав, прежде всего, Англии. Гитлер лично с большим вниманием следил за сообщениями одного нашего высококвалифицированного доверенного лица в Англии, которые он скрупулезно сравнивал с информацией германского посла в Лондоне Иоахима фон Риббентропа. Необходимо было, в частности, подробно прокомментировать отставку тогдашнего министра иностранных дел Англии Антони Идена и позицию его преемника лорда Галифакса. Как уже говорилось, были основания полагать, что лорд Галифакс не окажет серьезного сопротивления в австрийском вопросе — это обстоятельство оказало определенное влияние на решения Гитлера.

Наша разведывательная работа в Австрии была не особенно трудной. Информация поступала к нам таким широким потоком, что мы буквально были завалены материалом. Мы получали сведения отовсюду — из политических, промышленных и военных кругов. Кроме того, бесчисленное множество национал-социалистов, бежавших из Австрии, помогало нам установить необходимые контакты.

Невыполнение известных обещаний, данных австрийским бундесканцлером Куртом фон Шушнигом Гитлеру на совещании 12 февраля 1938 года в Оберзальцберге, дало германскому правительству повод форсировать присоединение. Шушниг согласился не прибегать к мерам, направленным против национал-социалистов. Но когда он вскоре после этого — 10 марта 1938 года — объявил о проведении национального референдума, назначив его на 13 марта 1938 года, без участия в нем национал-социалистов, Гитлер не мог больше бездействовать. Стремясь предупредить вторжение германского вермахта в Австрию, Шушниг II марта 1938 года пошел на уступки. После этого австрийский адвокат, вождь национал-социалистского движения в Австрии Зейсс-Инкварт взял на себя руководство правительством.

В ночь на 12 марта 1938 года Гитлер отдал вермахту приказ о выступлении. Было бы преувеличением, употребляя слово «вермахт» [5] говорить о подлинной военной мощи Германии — в действительности, силы, которыми она располагала, были слишком слабыми для серьезных военных действий. Счастье Гитлера в том, что немецкие солдаты встретили в Австрии не сопротивление, а восторженный энтузиазм населения. Австрийский поход — как и через несколько лет поход в Венгрию — превратился в осыпаемое цветами праздничное шествие.

Вечером 12 марта 1938 года я получил приказ вместе с Гиммлером вылететь в Вену. Нас сопровождали части роты СС и члены так называемого «австрийского легиона», сформированного в Германии. Мы вылетели с берлинского аэродрома Темпельхоф в середине ночи на двух самолетах. Машины были перегружены до отказа. Гиммлер, беседуя со мной, оперся спиной о заднюю входную дверцу самолета — и тут я заметил, что предохранительный рычаг не был поднят. В любое мгновение дверь под напором тела могла открыться. Я не забуду гнева, изменившего лицо Гиммлера, когда я схватил его за пуговицы его серой походной шинели и оттащил от двери. Узнав об опасности, угрожавшей ему, он сказал примирительно: «При случае я возьму реванш!»

В Вене нас встретил государственный секретарь Кепплер, которому было поручено подготовить вместе с будущим рейхештатгальтером и рейхсминистром Зейсс-Инквартом политическую форму «аншлюсса». На основе его подробного доклада о политическом положении, ранним утром 13 марта 1938 года «аншлюсе» получил официальное утверждение. Утром того же дня правительство Зейсс-Инкварта уже приняло соответствующие решения. Парламент гудел как пчелиный улей. Заседание шло за заседанием. А в кулуарах уже полным ходом шел дележ вакансий в правительственном аппарате. На огромной площади перед зданием правительства собрались тысячи людей. Обязанности по поддержанию порядка взяли на себя австрийские отряды штурмовиков и эсэсовцев. Тем временем президент Миклас и министр полиции Скубель, почти не замеченные толпой, покинули здание правительства.

Сначала мне почти нечего было делать. Мимоходом меня заметил Эрнст Кальтербруннер, бывший тогда фюрером австрийских СС, а после «аншлюсса» назначенный государственным секретарем государственной безопасности, отнесшийся очень серьезно к своему новому назначению. Я должен был сопровождать его на Терезиен-гассе, где он выступил перед высшим руководством австрийского министерства полиции с напыщенной речью. Тем временем в дело вступил и Гейдрих, давший мне следующие задания.

Арестовать министра полиции Скубеля и завладеть бумагами и документами тогдашнего руководителя статистического отдела, «абвера» австрийского генерального штаба, полковника Ронге.

Первый приказ я выполнил с большой неохотой, так как не испытывал к Скубелю ни малейшей антипатии. Позднее я приложил усилия к его освобождению и добился того, что ему позволили жить в Касселе как частному лицу и дали приличную пенсию.

При просмотре документов полковника Ронге мы не встретили никаких затруднений; однако для получения интересных результатов пришлось прибегнуть к помощи дешифровщиков.

Несколькими неделями позже мне поручили изучить все материалы процесса 1934 года против убийц федерального канцлера Австрии Энгельберта Дольфуса. Эти дела получили в Верховном федеральном суде Австрии название «Процесс против Хольцвебера, Планетта и других по обвинению в убийстве». Из протоколов суда мне стало видно, что в деле содержатся крайне противоречивые высказывания как со стороны свидетелей обвинения и защиты, так и со стороны самих обвиняемых. Приговор был вынесен большей частью на основе косвенных улик. Изучив материалы дела, я пришел в то же время к убеждению, что обвиняемые на самом деле были виновны в убийстве Дольфуса. Однако из документов не следовало, что план убийства разрабатывался рейхом; это преступление было совершено по собственной инициативе австрийскими национал-социалистами.

Во время пребывания Гитлера в Вене мне поручили в течение двенадцати часов взять на себя руководство по обеспечению мер для его безопасности. Это задание было очень трудно выполнить, так как Гитлер во время своих поездок по городу постоянно был окружен многотысячной ликующей толпой. Как на зло, как раз в это время произошел случай, немало взволновавший меня: в моем служебном помещении на карте города отмечались места, где Гитлер проезжал в данный момент — об этом нам сообщали по телефону. В середине дня нам внезапно позвонили из 8-го полицейского участка и сообщили, что у моста, по которому через несколько минут проследует Гитлер, арестованы три подозрительных человека. Они уже признались, что собирались поджечь заложенную под мост взрывчатку. От меня ждали указаний, не следует ли изменить направление маршрута Гитлера. Поскольку я знал характер Гитлера, которого любые изменения утвержденной программы раздражали, и так как в то же время я брал на себя слишком большую ответственность, если бы не придал значения такому предупреждению, я молниеносно подсчитал, сколько времени потребуется мне, чтобы добраться до указанного места. До прибытия Гитлера туда оставалось около восьми минут. Через четыре минуты я уже был у моста и осмотрел взрывчатку, которая еще не была обезврежена. Хотя это было очень рискованным решением — вполне могло случиться так, что взрывное устройство уже приведено в действие из какого-нибудь отдаленного места — я решил все же не изменять программу поездки Гитлера. С гнетущим чувством я смотрел, как Гитлер проезжает по мосту, и облегченно вздохнул, когда увидел, что кортеж проехал. До окончания моего дежурства мне еще раз пришлось поволноваться. Один австриец, вооруженный охотничьим ружьем с оптическим прицелом, начал прицеливаться из окна в направлении маршрута проезда Гитлера. Прежде, чем ему удалось проверить надежность своей позиции, мы арестовали его. Вечером я с облегчением сложил с себя эти обременительные обязанности.

***

В середине апреля 1938 года я получил приказ вылететь вместе с Мюллером в Рим, чтобы совместно с итальянской полицией разработать мероприятия по безопасности предстоящего визита Гитлера в Италию. Гитлер хотел показать всему миру, что его дружбу с дуче ни в коей мере не омрачило присоединение Австрии.

Итальянская полиция уже провела кропотливую подготовительную работу. В Риме и Неаполе, где ожидалось наибольшее скопление народа, тротуары были огорожены вцементированными деревянными столбами и железными цепями — мера, которая ввиду темперамента южного населения отнюдь не была излишней, как оказалось позднее. Я составил дополнительную программу по безопасности, для осуществления которой в мое распоряжение были предоставлены восемьдесят опытнейших сотрудников уголовной полиции Германии. Часть из них была расставлена вдоль улиц, по которым проезжал Гитлер, часть, смешавшись с гостями, присутствовала на банкетах в Риме, Неаполе и Флоренции. Наши сотрудники особенно тщательно следили и охраняли дома, расположенные на улицах, по которым должен был проехать Гитлер, а итальянцы потребовали от владельцев домов письменного подтверждения своей ответственности за поведение жильцов во время проезда Гитлера. Вдоль трассы движения предполагалось установить немецкие телефонные посты, расположенные на расстоянии, позволяющем им видеть друг друга, так что о любой помехе сразу же становилось известно в центральном пункте наблюдения, разместившемся в отеле «Реале». Кроме того, итальянская полиция в целях предосторожности арестовала около шести тысяч более или менее подозрительных лиц и установила усиленный пограничный паспортный контроль.

Свое пребывание в Италии я использовал и для того, чтобы получить как можно более обширную информацию о настроениях итальянского народа. Для этой цели я подыскал около пятисот сотрудников нашей разведки, знающих язык, которые под видом безобидных туристов должны были отправиться в Италию. По договоренности с различными туристическими бюро, часть которых также сотрудничала с разведкой, эти агенты на поездах, самолетах или кораблях переправлялись из Германии и Франции в Италию. При этом я использовал русскую систему «троек», при которой около ста семидесяти групп из трех человек должны были выполнять одинаковые задания в разных местах, ничего не зная друг о друге. В результате мне удалось получить великолепную информацию о «подводных течениях» и настроениях населения в фашистской Италии.

Визит Гитлера в Италию протекал без серьезных происшествий. Для встречи гостей Виа Триумфалис была ярко освещена прожекторами, Колизей расцвечен яркими красками. Со стороны итальянцев было сделано все, чтобы продемонстрировать фашистскую дисциплину, боеспособность итальянских вооруженных сил, роскошь и силу традиций.

В четырехместном открытом автомобиле Гитлер и сопровождающие его лица проследовали по коридору, образованному ликующими толпами людей. Во время этой триумфальной поездки мне внезапно позвонили по телефону: оказывается, толпа прорвала заграждение и Гитлер вместе с Муссолини исчезли в гуще народа. Произошло следующее — вопреки программе, оба они вышли из машин возле одного из древнейших фонтанов Рима, чтобы осмотреть сооружение, и в этот момент их захлестнул водоворот толпы. Потребовалось большое количество карабинеров и немало времени, чтобы вызволить Гитлера и Муссолини.

Столь же забавное происшествие, связанное с нарушением программы, случилось несколько позже в Неаполе — Гитлер уже переоделся для торжественного представления в опере Сан-Карло, и только теперь группа протокола сообщила, что перед этим ему необходимо вместе с итальянским королем пройти вдоль строя почетного караула. Времени для переодевания не оставалось. В результате можно было наблюдать картину (для Гитлера крайне неприятную, а для зрителей весьма забавную), как король в парадной форме и Гитлер возле него во фраке явились на парад. После этого начальник протокольного отдела министерства иностранных дел Германии по приказу Гитлера был незамедлительно снят со своего поста.

Когда Гитлер покидал Италию, люди, знавшие истинное положение дел, были убеждены, что военный пакт между Италией и Германией, к которому Гитлер стремился, назрел. (5 ноября 1937 года Гитлер заявил трем главнокомандующим родами войск вермахта — фон Фричу, Герингу и адмиралу Редеру, а также военному министру фон Бломбергу, — что настало время дать немецкому народу больше жизненного пространства, в случае необходимости — путем насилия. Предстоит разделаться не только с Австрией, сказал он, но и с Чехословакией. Фрич и Бломберг указывали на рискованность такого предприятия, которое могло бы побудить Англию и Францию выступить против Германии.)

После присоединения Австрии и визита в Рим Гитлер чувствовал себя достаточно сильным, чтобы осуществить свой план, направленный против Чехословакии. 28 мая 1938 года он снова вызвал к себе в рейхсканцелярию руководителей партии, государства и вермахта и в двухчасовом докладе разъяснил им необходимость укрепления военно-воздушных сил, создания новых пехотных соединений, а также строительства мощного пояса оборонительных сооружений на Западе. Он сказал, что пришла пора настолько повысить военную готовность Германии, чтобы в течение двух-трех месяцев можно было бы выдержать любое вооруженное столкновение. «Тогда, — буквально сказал он, — Чехословакия будет разгромлена».

Вскоре после этого политическая разведка получила указание активизировать разведывательную работу в Чехословакии, как это было раньше в Австрии. Осуществление этого задания не встретило особых трудностей, поскольку партия судетских немцев под руководством Конрада Генлейна, а также другие национальные меньшинства (словаки, венгры и поляки) Чехословакии представляли собой прекрасную информационную сеть. Информационный материал был настолько обширен, что начиная с июля 1938 года на германо-чешской границе в двух местах были проложены кабели прямой связи, чтобы иметь возможность как можно быстрее передавать в Берлин поступающие сообщения. Благодаря действиям одного специального подразделения, Гейдрих был хорошо осведомлен о позиции партии судетских немцев и Конрада Генлейна. Национал-социалистское крыло этой партии, так называемые «сторонники выступления», возглавляемое Карлом Германом Франком, впоследствии ставшим государственным министром протектората Богемии и Моравии, выступали за скорейший разгром всей Чехословакии. Генлейн же был заинтересован лишь в предоставлении автономии трем миллионам судетских немцев. Ввиду этого Гейдрих пытался дискредитировать всеми средствами в глазах Гитлера менее радикального Генлейна, в частности, указывая на двурушнические связи Генлейна с английской Интеллидженс-сервис. Однако в беседах с Генлейном в марте и июле 1938 года Гитлеру удалось подчинить его себе.

Несмотря на это, в начале августа того же года Генлейн отправился в Цюрих для встречи с полковником Кристи, агентом английской секретной службы. И до этого Кристи неоднократно встречался с Генлейном, о чем Гейдрих точно знал. Теперь я получил от Гейдриха задание проследить за Генлейном во время его новых переговоров с англичанином в Швейцарии, за его передвижениями, а также узнать подробности разговора. Генлейн ограничился всего единственной встречей с английским полковником; в беседе с ним он заявил, что партия судетских немцев больше не в состоянии ждать и что проблема неизбежно должна быть решена насильственным путем.

Тем временем начался известный Нюрнбергский съезд партии, на котором Гитлер в присутствии многочисленных зарубежных гостей произнес свою пресловутую речь с угрозами в адрес Чехословакии и ее правительства. При этом Гитлер заявил, что решение кризиса на основе предоставления автономии национальным меньшинствам Чехословакии исключено. Правда, со своей стороны, чехословацкое правительство сделало все, чтобы ускорить развитие кризиса: оно запретило проведение плебисцита в пограничных с Германией областях и применило полицию против судетских немцев. В этой напряженной обстановке премьер-министр Великобритании Невилль Чемберлен решил нанести визит Гитлеру в Берхтесгадене 15 сентября 1938 года. Подробности и результаты переговоров в Берхтесгадене, драматический ход дальнейших англо-германских переговоров 22 сентября 1938 года в Бад Годесберге и наконец на Мюнхенской конференции 29 сентября того же года достаточно известны из других источников.

Уже первого октября 1938 года из различных намеков Гейдриха мне стало ясно, что Гитлер не удовлетворится отторжением Судетской области, а также щедрыми экономическими уступками пражского правительства. В январе 1939 года Гитлер вызвал к себе Гейдриха и других сотрудников разведки и заявил им, что по внешнеполитическим соображениям необходимо в течение ближайших месяцев окончательно разгромить Чехословакию, в случае необходимости — силой оружия. Для подготовки и форсирования такого мероприятия, сказал он, необходимо с помощью немецкой разведки спровоцировать выдвижение словаками требований об автономии, после чего Германии будет легко решить проблему остальной территории Чехословакии тем или иным образом. При этом Гитлер настоятельно подчеркнул, что об этом тайном задании не должно знать никакое другое ведомство — ни министерство иностранных дел, ни вермахт, ни партия.

Для соответствующей профессиональной подготовки операции использовались в качестве основных исходных пунктов прежние притязания на автономию, выдвигавшиеся так называемой словацкой «гвардией Глинки». Однако было бы слишком долго описывать все стадии нашей операции. Во всяком случае, после того, как переговоры с представителем Словакии в пражском правительстве, д-ром Карлом Сидором закончились неудачей, Гитлер решил сделать своим союзником Иозефа Тисо.

В ночь на 13 марта 1939 года два представителя немецкой разведки имели решающий разговор с Тисо. Последний выразил готовность провозгласить суверенитет Словакии под немецкой защитой. В тот же день он — специальным самолетом немецкой разведки вылетел в Берлин для встречи с Гитлером. Провозглашение независимости Словакии должно было произойти прежде, чем чехословацкий президент Эмиль Гаха, намеревавшийся посетить с официальным визитом Берлин, будет принят Гитлером. Чтобы еще более осложнить тяжелое положение пражского правительства, немецкая разведка держала наготове в Словакии специальные команды, оснащенные взрывчаткой.

14 марта Тисо провозгласил основание независимой Словацкой республики. В ночь на 15 марта после драматического совещания Гаха принял ультиматум Гитлера и заключил с ним известное соглашение о «защите чешского народа великогерманским рейхом».

Немецкая оккупация Чехии произошла после этого без малейшего сопротивления. В ночную метель, по обледенелым дорогам Гитлер мчался в Прагу, чтобы появиться в Градчанах раньше Гахи. Тем временем я, находясь в Берлине, должен был заботиться о том, чтобы на соответствующий срок задержать вылет Гахи в Прагу.

Теперь Гитлер всячески торопил с включением Чехии в великогерманскую империю. Полиция безопасности и СД взяли на себя исполнительную власть и тесно сотрудничали с чешской полицией. Чешская полиция была настоящей элитой, как в отношении профессиональном, так и чисто внешне, что вызвало у Гиммлера следующее замечание: «Превосходный человеческий материал! Я всех их возьму в войска СС».

Жизнь в Чехословакии внешне быстро входила в свое привычное русло, однако глубинные трения еще давали себя знать.

1938 год недаром назвали «годом кризисов». Еще в то время, когда Гитлер подготавливал разгром Чехословакии, в Германии внезапно вспыхнули синагоги. В тот самый момент, когда Гитлер принимал участие в Мюнхенской встрече, посвященной годовщине путча 9 ноября 1923 года, министр пропаганды Геббельс организовал пресловутую «хрустальную ночь». В качестве повода для этого было использовано убийство атташе германского посольства в Париже, совершенное молодым польским евреем. Когда в ночь на 10 ноября 1938 года я шел по Курфюрстендам, эта фешенебельная улица Берлина выглядела как после бомбежки. Все магазины, принадлежащие евреям, были разгромлены, товары разграблены или выброшены на улицу. В других городах Германии дело обстояло точно так же. Материальный ущерб составил около двух миллиардов рейхсмарок. Кроме того, 3, 5 тысячи легковых автомобилей, принадлежавших евреям, были лично присвоены членами партии.

Гиммлер и Гейдрих, которые, насколько мне известно, ничего не знали о намерениях Геббельса, тотчас же обратились к Гитлеру с требованием немедленно устранить Геббельса из состава политического руководства. Гейдрих указал Гитлеру на возможные внешнеполитические последствия, связанные прежде всего с «окончательным решением» чехословацкого вопроса, которое могло бы быть затруднено в результате протеста мировой общественности против антисемитского террора. Отзыв американского посла из Берлина, казалось, подтверждал опасения Гейдриха. Гитлер, раздраженный самоуправством Геббельса, уже склонялся к согласию с требованием Гиммлера и Гейдриха о смещении рейхсминистра пропаганды, но тут вмешался Риббентроп. Он обрисовал внешнеполитические последствия этого события в менее тревожном свете и способствовал тому, что Геббельс сохранил свой пост.

АКТИВНЫЙ ШПИОНАЖ

Поездка в Северную Африку — Недостатки нашей разведки — Шпионаж в Скапа-Флоу — Польский шпион Сосновский.

Летом 1938 года, в продолжительной беседе с Гиммлером, Гитлер поднял перед ним вопрос о позиции Америки и о влиянии ее на будущую позицию Японии. При этом весьма неодобрительно отозвался об американском президенте Ф. Д. Рузвельте — в частности, назвав его речь о «карантине», произнесенную 6 октября 1937 года, «типично американским блефом».

Гиммлер в то время был хорошо осведомлен о положении дел в Японии. Я думаю, что эта осведомленность опиралась на информацию Янке, который, благодаря своим связям с китайской и японской разведками, всегда был в курсе текущих событий. Тоном человека, предостерегающего от поспешных выводов, Гиммлер напомнил Гитлеру, что между Америкой и Японией существует большая общность экономических интересов, которую нельзя недооценивать. Однако Гитлер отбросил эту мысль и с новой силой обрушился на «гнилую псевдодемократическую систему США», являющуюся, по его словам, сплошным раздольем для евреев. Затем последовали длинные монологи об отношениях США с Англией, в ходе которых Гитлер заговорил о возможных совместных военных действиях этих стран против европейского континента. Он считал, что вряд ли можно ожидать нападения англоамериканцев через Северную Африку, поскольку на западном побережье Африки нет достаточного количества морских портов, необходимых для проведения такой операции. Кроме того, по его мнению, местность в том районе непригодна для развертывания современной армии и обеспечения ее тылов.

Вопреки этому, Гиммлер продолжал держаться того мнения, что от англичан и американцев вполне возможно ожидать попытки совместными усилиями вторгнуться в случае войны в Европу с территории Африки. Поэтому в один прекрасный день Гейдрих дал указание предпринять обследование прибрежных районов Западной Африки в разведывательных целях. До этого Гейдрих в одной из бесед с адмиралом Канарисом установил, что абвер не располагает сколько-нибудь заслуживающими внимания сведениями об этом районе. Таким образом, я принялся за выполнение своего первого оперативного разведывательного задания.

Гейдрих вызвал меня к себе, изложил передо мной суть вышеперечисленных проблем и сказал, что прежде всего необходимо обратить внимание на французскую военно-морскую базу в Дакаре: узнать, в каком состоянии находится этот порт? По возможности раздобыть документы портовых властей, освещающие техническое состояние порта, составить собственное представление об этом, подкрепив его соответствующими фотоснимками. Так было сформулировано задание, которое я с воодушевлением принял. Гейдрих передал мне необходимое для моей поездки оборудование — специально для этой цели изготовленный фотоаппарат «Лейка», две пленки, голландский паспорт и валюту; кроме того, я получил адреса явок в Мадриде и Лиссабоне.

Под видом сына торговца бриллиантами из Голландии, который якобы ликвидировал свои дела в Германии, я в прекрасном расположении духа отправился в путешествие. Однако, чем больше я приближался к своей цели, тем скорее улетучивалось мое воодушевление, а на смену ему приходила нервозность и все более ослабевала острота реакции, необходимая разведчику. И при пересечении испанской границы, и на границе с Португалией моя «Лейка» возбудила повышенный интерес таможенных чиновников. Затратив немало усилий, изрядно потратившись, мне удалось провезти фотоаппарат до Лиссабона. Здесь по указанному мне адресу меня встретил японец, старый сотрудник Янке. Он посоветовал мне обменять «Лейку», какими бы прекрасными качествами она ни обладала, на другой, более простой аппарат. Вообще план, составленный Гейдрихом, под влиянием этого опытного агента претерпевал одно изменение за другим. Стоило мне как следует «нюхнуть» практической работы, и я сразу заметил, что «погода» здесь совсем другая, чем за столом, крытым зеленым сукном. Я чувствовал себя все более неуверенно и поэтому крайне охотно следовал и другим ценным указаниям японца — прежде всего отделался от врученного мне при отъезде пакета с валютой.

В Дакаре я поселился в доме португальской семьи еврейского происхождения. Хозяин дома, сеньор X. , был уведомлен о моем прибытии «деловыми письмами» из Лиссабона. Необходимые суммы были переведены также по «деловым» каналам. Уже через пять дней г-н X. заполучил нужные документы портовых властей, которые были посланы в Лиссабон прямо на явочную квартиру под видом «образцов товаров». Довольно значительная плата за приобретение этих бумаг была выдана в английских фунтах и оформлена как сделка между торговцами золотом и бриллиантами.

Необходимые контакты с судовладельцами и представителями судовых страховых компаний в Дакаре были установлены при помощи умело организованных «лэнчей» в узком кругу. Через этот канал я смог составить общее представление о положении дел и разузнать интересные подробности о работе порта. Трудно было с фотосъемками. Я постоянно страшился разоблачить себя из-за какой-нибудь оплошности. На улицах Дакара в каждом любопытном взгляде безобидных прохожих мне чудился изучающий взор сотрудника «Сюрте». Стоило кому-нибудь пойти той же дорогой, что и я, мне уже казалось, что за мной установлена слежка. Тогда я, как правило, останавливался у какой-нибудь витрины, киоска или просто делал вид, что поглощен созерцанием проходящих мимо автомашин, пока подозрительная фигура не скрывалась из виду. После этого из предосторожности я определенное расстояние проделывал в обратном направлении. Ночами меня преследовали беспокойные мысли: я вспоминал события прошедшего дня и самокритично обнаруживал те или иные ошибки и промахи, допущенные мной, и в конце концов погружался в тревожный сон, полный тяжелых сновидений, а утром просыпался весь в поту. Сразу же я вспоминал о фотоснимках, которые я еще так и не сделал.

Чтобы решить эту проблему, мой хозяин подал такую идею: всей семьей устроить прогулку в порт и в нужных местах сделать «семейные фотоснимки». Так мы и сделали. Семья в полном составе выстраивалась, загораживая меня, как ширмой, перед сооружениями, которые необходимо было заснять, что позволило мне сфотографировать важнейшие участки порта. При проявлении пленки выяснилось, однако, что интересующие меня объекты получились слишком маленькими, а семья X. , стоящая на переднем плане, слишком большой.

Спустя девять дней я с облегчением вновь прибыл в Лиссабон. В пути я прятал фотопленку под повязкой, которая была наложена на мое левое бедро, где я сам сделал себе небольшой порез бритвой, так что марля была пропитана кровью. Герметически упакованная пленка прочно приклеилась к ноге вместе с марлей, пропитанной кровью, отчего мое бедро выглядело так, будто оно распухло в результате заражения раны. То, что я прихрамывал, вызывало у таможенников и пограничников живейшее сочувствие, что и помогло мне проскочить неразоблаченным.

Вернувшись в Берлин, я представил Гейдриху подробный письменный отчет, приложив к нему «семейные фотографии». Он был доволен тем, как я выполнил задание. Однако меня результаты моей поездки ни в коем случае не удовлетворили. Впервые мне стало ясно, как мало знают ответственные руководители, стоящие во главе нашей разведки, о практических трудностях, связанных с выполнением их заданий. В то же время меня посетили серьезные сомнения относительно всей организации нашей разведки в целом. Дело в том, что в то время не могло быть и речи о каком-либо органическом развитии разведывательной службы в Германии, вся ее деятельность — за исключением отдельных областей — строилась в большей или меньшей степени на импровизации. Причина этих недостатков в значительной степени заключалась, с одной стороны, в разобщенности различных разведывательных организаций, а с другой, в полном непонимании деятельности разведки со стороны масс немецкого народа. С давних пор в Германии привыкли принижать значение разведки и даже относиться к ней с глубоко укоренившимся предубеждением. К этому прибавилось широко распространившееся при национал-социалистском режиме стремление к поспешному ниспровержению привычных форм и порядков. Однако эффективная деятельность разведывательной службы нуждается не только в понимании со стороны населения, которое она как раз и защищает, кроме того, предпосылкой успешной работы в больших масштабах, является преемственность и непрерывность в работе и тщательная координация усилий. Разведки других стран задолго до нас поняли необходимость создания такой базы. Например, Десятое Бюро [6] преимущественно действовало в преподавательской среде учебных заведений Западной Германии; англичане использовали, главным образом, связи с представителями промышленности и экономики, не скупясь на затраты; японцы и китайцы действовали настойчиво, неотступно и в то же время тихо и осторожно, проявляя исключительную способность к глубокой оценке и постижению ситуации, причем в Европе эти люди желтой расы действовали ловко через своих сотрудников, коренных жителей страны. Русские развернули свою работу на чрезвычайно широкой основе; они и здесь предпочитали пользоваться поддержкой масс. В отличие от них, американцы, как и мы, не имели возможности опереться на богатый опыт, но и они осуществляли разведывательные операции в широких масштабах, правда, сильно рискуя при этом.

Мысли о широкомасштабной организации за границей и о возможном объединении всех разведывательных служб (информационные службы существовали, например, в министерстве иностранных дел, в иностранном отделе НСДАП, в ведомстве Геринга наряду с военной и политической разведкой) я изложил, пока только для себя самого, в записной книжке.

Решающее значение имеет выбор надежных и надлежащим образом обученных сотрудников; они должны возвышаться над общим уровнем по своим умственным и духовным качествам. Чтобы успешно действовать в чужой стране, они должны иметь возможность после интенсивного изучения языка, обычаев и особенностей народа данной страны жить и работать так, как ее уроженцы, и заниматься разведывательной деятельностью. Только после пребывания в стране в течение одного-двух лет им можно давать подобные задания. Использование некоторых специалистов следует отложить до наступления кризисной ситуации или до начала войны.

Такие мысли для рутинера вроде Янке, занимающегося практической работой, естественно, были общими местами, но для широкого круга сотрудников немецких разведывательных служб они были неизвестны. Только военная разведка еще со времен первой мировой войны имела «задел» для работы в отдаленном будущем. Примером может служить Альфред В. , капитан императорского военно-морского флота в отставке, известный под кличкой Часовщик. По заданию германской разведки тех лет он досконально изучил в Швейцарии часовое дело, после чего в 1927 году как гражданин Швейцарии, под именем Альберта Эртеля, переселился в Англию и в 1932 году получил британское гражданство. Впоследствии Эртель «случайно» обосновался в Киркуолле на Оркнейских островах, вблизи английской военно-морской базы в заливе Скапа-Флоу. Здесь он завел небольшой ювелирный магазин и часовую мастерскую. Время от времени он сообщал сведения о передвижениях английского флота. В начале октября 1940 года он сообщил, что восточные подступы к опорному пункту английского флота защищены не подводными лодками, оснащенными специальными сетями, а всего лишь заградительными судами, отстоящими друг от друга на значительном расстоянии. Это сообщение побудило тогдашнего начальника подводного флота Германии, контр-адмирала Деница, поручить капитан-лейтенанту Приену произвести подводную атаку, которая впоследствии завершилась успешным торпедированием линейного корабля «Ройял Оук» («Королевский дуб». — Прим перев.) и «Рипалс» («Отпор»). Вот к каким результатам привела терпеливая и настойчивая работа в течение пятнадцати лет.

После моего возвращения из Дакара начались месяцы лихорадочной работы. В нашем ведомстве все сбились с ног, выполняя приказ за приказом относительно деятельности СД — Гейдрих приказал привести немецкую контрразведку в боевую готовность. Только закончился чехословацкий кризис, начались хлопоты с Данцигом и Польшей. До глубокой ночи я разбирал и проверял огромную массу донесений, поступавших от наших агентов. Необходимо было составить точную картину военных приготовлений Польши. Нужно было использовать все имевшиеся в распоряжении разведывательные контакты. В связи с этим мне хотелось бы рассказать об одном из наиболее волнующих эпизодов в истории разведки, который произошел тогда в Берлине.

«Игра» началась серым, туманным утром. Поток служащих верховного командования сухопутных войск уже растекся по узким изломанным коридорам старого здания на Бендлерштрассе. И тут только, с большим опозданием, появилась секретарша одного высокопоставленного офицера генерального штаба из оперативного отдела ОКХ [7], известная многим в ведомстве фройляйн фон Н. Швейцар, старый солдат, проверяя ее пропуск, удивленно покачал головой — что это вдруг стряслось с фройляйн фон Н.? Она выглядела буквально преображенной. Раньше она одевалась просто и являлась на службу точно в срок. А теперь она разоделась в элегантную меховую шубку и вела себя с претензией, вызывающе. Что-то здесь было не так.

Настоящее подозрение проснулось в швейцаре лишь через несколько дней. После окончания рабочего дня он еще раз решил обойти здание, чтобы проверить, все ли в порядке. В кабинете офицера генерального штаба, секретаршей которого была фон Н. , он заметил свет. Войдя в комнату, он увидел фройляйн фон Н., сидящую за пишущей машинкой; неожиданное появление швейцара ее явно сильно испугало, однако она быстро взяла себя в руки и попыталась скрыть свой испуг усталым восклицанием: «Ах, эта вечная работа!»

Швейцар не сказал ничего. Он только взглянул на элегантные туфли, шелковые чулки, шубку, висящую на вешалке — и на открытый сейф. Пожелав фройляйн фон Н. доброй ночи, он пошел дальше, — но сомнения уже не покидали его. На следующее утро он доложил о своих подозрениях начальнику фон Н. — полковнику, пытаясь рассказать ему простыми словами о том, что он думает о фройляйн фон Н. Он не убежден в справедливости своих подозрений на сто процентов, сказал он, но ему не хотелось бы замалчивать это дело.

Сначала офицер вскипел и сделал выговор швейцару, сказав, что такие вещи его не касаются. Однако потом он вдруг остановился и взглянул на сейф — в нем лежали последние оперативные сводки, связанные с подготовкой войны с Польшей, а также материалы о тактических и оперативных проблемах современного полководческого искусства, о состоянии подготовки различных родов войск, по вопросам транспорта, о численном составе видов вооруженных сил, а также данные о военном производстве. Он поблагодарил швейцара и с этого момента начал наблюдать за своей секретаршей. Теперь ему сразу же бросилось в глаза, что она вечерами после конца рабочего дня постоянно остается в служебном помещении, чтобы сделать какую-то работу. Три раза, в различные дни, он делал проверку. Однако из сейфа ничего не пропадало. В четвертый раз он недосчитался последних страниц одной оперативной сводки. Он вспомнил, что еще в этот день он работал с другими офицерами над этим документом и просил фройляйн фон Н. напечатать кое-какие дополнительные материалы к нему. Однако это не давало ей права класть их не в его сейф, как он предполагал, а в свой. Полковник решил доложить об этом по инстанции. На следующее утро недостающие страницы в присутствии фройляйн фон Н. были изъяты из ее сейфа. Все это, однако, еще не подтверждало тяжких подозрений в шпионаже. После длительных совещаний специалисты из абвера единодушно решили установить всеобщую слежку. Немедленно было установлено беспрерывное наблюдение за многочисленными знакомыми фройляйн фон Н. Постепенно круг сужался. Мы установили, что фройляйн фон Н. часто посещает фешенебельные рестораны Западного Берлина и неоднократно встречается там с одним очень импозантным и представительным мужчиной, который бывает также в доме ее овдовевшей матери. Было выяснено, что речь идет о помощнике польского военного атташе в Берлине. Одному из сотрудников абвера удалось незаметно познакомиться с ним, выдав себя за агента «десятого бюро», так как этот поляк по фамилии Сосновский поддерживал контакты и с французской разведкой. Агент абвера предложил Сосновскому купить секретные немецкие материалы. Тот, чувствуя себя в полной безопасности, клюнул на удочку. Сосновский и наш агент договорились встретиться в зале ожидания первого класса на одном из берлинских вокзалов, где «товар» должен был быть передан из рук в руки за наличные. Здесь их и арестовали (нашего агента, разумеется, только для виду). Одновременно были произведены аресты всех подозреваемых по этому делу, среди которых была и фройляйн Н. В ту же ночь начались допросы. Результаты их были ошеломляющими.

Германскому абверу в сети попалась «крупная рыба» — выяснилось, что Сосновский был подполковником польской службы и сотрудником варшавской разведки. Он был послан в Берлин с заданием выяснить состояние боеготовности германской армии и раздобыть как можно более точные документы о планах германского генерального штаба. Примечательны методы, которые он использовал в своей работе. Обладая большой привлекательностью, он завязывал романы с женщинами и с их помощью стремился достичь своих целей. Однако поначалу результаты его деятельности были довольно скудными, так как он не мог позволить себе значительных трат. После того, как Варшава увеличила ему ассигнования, он стал вхож в среду берлинских дипломатов, а также в круг избранного общества. Здесь он сначала познакомился с фройляйн фон Б., происходившей из обедневшей дворянской семьи и работавшей секретаршей в Главном командовании сухопутных войск, фройляйн фон Б. влюбилась в поляка и как-то с гордостью представила его своей подруге, фройляйн фон Н. Для Сосновского «коллега» фройляйн Н. представляла не меньший интерес. Он сразу же завязал с ней знакомство и с тонким расчетом постепенно стал приучать обеих женщин к более широкому образу жизни. Он появлялся с ними в лучших берлинских ресторанах, делал им королевские подарки и сумел настолько приохотить девушек к роскошной жизни, что обе они и думать не хотели расстаться со своим богатым почитателем. Когда фройляйн фон Н. ввела Сосновского в круг своей семьи, он обхаживал хозяйку дома с рыцарской вежливостью и, благодаря своим неисчерпаемым финансовым источникам, вновь придал обедневшему дому вид относительного благосостояния. Фрау фон Н., не подозревая ничего дурного, уже надеялась найти в лице Сосновского зятя.

Но со временем подруги стали все чаще устраивать друг другу сцены ревности из-за Сосновского, что было для него постоянным источником опасности. Ему нужно было теперь держать обеих девиц под неусыпным контролем, заставляя обеих верить в то, что только она — фройляйн фон Б. или фройляйн фон Н. — именно та, к которой он испытывает особые чувства. Эту игру он вел до тех пор, пока прочно не привязал обеих к себе, добившись от них полной покорности. Только теперь раскрыл он свои карты. Он рассказал им о подлинной цели своего задания и сообщил, что его, как сотрудника польской разведки, совершенно не справившегося со своим заданием, ожидает разжалование и направление в действующую пехотную часть. Такой тактикой Сосновский достиг своей цели, умело спекулируя на чувствах девушек — ни одна из них не хотела потерять возлюбленного. После того, как он каждой пообещал жениться, они начали работать на него.

Полученные от девушек планы и документы командования немецких сухопутных войск Сосновский перефотографировал по ночам. Чтобы пополнить свои материалы, он завязывал все новые интимные знакомства в лучшем берлинском обществе, не расставаясь в то же время с обеими девушками: его новые знакомые, в свою очередь, позволяли ему устанавливать новые ценные связи. Среди его новых подруг была и владелица салона мод на Курфюрстендам, дававшая ему немало ценных сведений, пересказывая содержание разговоров своих клиенток. Наконец Сосновский отправился в Варшаву, обремененный двумя туго набитыми кожаными чемоданами. И здесь произошло удивительное — его варшавское начальство начало сомневаться в достоверности его материалов, они казались слишком хорошими, чтобы быть подлинными. Сосновскому сказали, что он попался на удочку немецкой разведки и позволил провести себя, получив фальшивые материалы. Ему было предложено продать свою добычу какой-нибудь другой иностранной разведке. Удар, нанесенный Сосновскому, был настолько силен, что он совершенно отчаялся и потерял всякий интерес к своей работе. В конце концов «десятое бюро» приобрело у него часть документов, некоторые из них передав английской секретной службе. Германский генеральный штаб был вынужден после этого большинство своих планов переработать заново.

Фройляйн фон Б. и фройляйн фон Н. были приговорены к смертной казни. Гитлер отклонил их прошения о помиловании. Сосновского же обменяли на несколько немецких агентов, попавших в руки поляков. Обвинения против владелицы салона мод были не столь тяжкими, что позволило нам сохранить ей жизнь, однако мы принудили ее работать в будущем в качестве «двойного агента» польской разведки. Однако, как выяснилось, принуждение оказалось совершенно излишним, так как она чувствовала себя женщиной, обманутой Сосновским, а судьба обеих девушек, приговоренных к смерти, возбудила в ней безграничную ненависть к полякам. Она думала только о мести. Через некоторое время благодаря ее «двойной игре» в наши руки попалось не менее десяти польских агентов.

ВОЙНА С ПОЛЬШЕЙ

Операция на радиостанции в Гляйвице — В специальном поезде Гиммлера — Портрет Гиммлера — Поездки на фронт — Лейб-медик Морелль — С Гейдрихом в Варшаве — Шпионаж на военных заводах Рура.

Было 26 августа 1939 года. Изнуряющая духота нависла над Берлином. В первой половине дня мне позвонил Мельхорн и спросил, не свободен ли я сегодня вечером — ему необходимо поговорить со мной по личному делу, но ни в коем случае не в служебном кабинете.

Вечером мы встретились в центре города, в одном из ресторанов, за которым контрразведка установила наблюдение. Мельхорн выглядел очень озабоченным и, пока мы ужинали, не проронил почти ни слова. Выйдя из ресторана, мы поехали в западную часть Берлина — по Будапештерштрассе и Тауэнтциенштрассе на Курфюрстендам. В эти дни Берлин был еще совсем мирным городом — залитые огнями реклам улицы, роскошные, со вкусом убранные витрины магазинов, потоки автомашин, двухэтажных автобусов, трамваев, толпы беззаботных прохожих. Мельхорн попросил проехать к озеру Ваннзее — ему хотелось подышать свежим воздухом. Я чувствовал, насколько он взволнован, и предложил прогуляться вдоль озера.

Постепенно он разговорился, но поначалу казалось, будто он беседует сам с собой. Возбужденно бросал он отрывистые фразы: «Будет война. Она неизбежна. Гитлер давно решился на это. Ничего больше не поделаешь. Даже если западные державы и Польша попытаются что-то сделать, даже если Италия захочет вмешаться, — ничто не сможет изменить решения Гитлера. Все уже готово». Помолчав, он с еще большим жаром продолжал рассказывать отом, как Гейдрих вызвал его, своего старого противника, к себе и передал ему приказ Гитлера. Мельхорн остановился, схватил меня за руку и сказал: «Ужасный приказ». К 1 сентября необходимо было изыскать конкретный повод для нападения на Польшу, благодаря которому Польша предстала бы перед историей и в глазах всего мира агрессором. Запланировано, сказал Мельхорн, произвести нападение «польских» солдат на радиостанцию в Гляйвице. Гитлер уже поручил Гейдриху и адмиралу Канарйсу взять на себя руководство этой операцией. В конце концов ее единолично возглавил Гейдрих. (Канарис впоследствии рассказывал мне, что он сразу же отказался от участия в этом деле, аргументируя тем, что достаточно одного руководителя — ведь «у семи нянек дитя без глазу», а к тому же у Гейдриха гораздо больше опыта в таких предприятиях.) Польская униформа, добавил Мельхорн, уже доставлена со складов вермахта по распоряжению генерал-полковника Кейтеля.

Я спросил Мельхорна, откуда же думают взять поляков, необходимых для такого «нападения». «В этом-то вся дьявольская хитрость этого плана», — ответил он. «Решено одеть в польскую форму профессиональных преступников и заключенных концлагерей, дать им польское оружие и инсценировать, таким образом, вооруженное нападение на радиостанцию. Большинство из них безжалостно погонят на пулеметы нарочно для этого созданной „охраны“. Оставшиеся в живых в награду получат свободу». Мельхорн в смятении взглянул на меня. «Гейдрих ненавидит меня, — сказал он с отчаянием. — Он хочет уничтожить меня, дав мне это задание. Что мне теперь делать?»

Что мог я посоветовать Мельхорну? Наконец я сказал: «Попробуй отговориться как-нибудь — скажись больным, напейся вечером и ложись на пару дней в постель». Однако Мельхорн решил сопротивляться в открытую. На следующий день он заявил Гейдриху об отказе от поручения на том основании, что состояние его нервной системы не позволяет ему выполнить такой приказ. Несмотря на все угрозы, он продолжал стоять на своем. В тот же день Гейдрих откомандировал его в распоряжение министерства внутренних дел с предписанием дать ему хлопотливую, но низкую должность на Востоке.

1 сентября 1939 года в десять часов утра Гитлер выступил в рейхстаге с речью, обращенной к немецкому народу. «Многочисленные нападения поляков на германскую территорию, в том числе нападение регулярных польских войск на радиостанцию в Гляйвице…» — мне показалось, будто к резкому, звучному голосу примешивается возбужденный, отчаянный голос Мельхорна.

Так началась война с Польшей. Наступательные операции немецких войск начались уже за пять часов до речи Гитлера, после того, как шеф гестапо Мюллер «успешно отразил нападение» на радиостанцию в Гляйвице. За это его наградили пряжкой к железному кресту, полученному во время первой мировой войны.

Через два дня послы Англии и Франции передали Германии от имени своих правительств ультиматум. Но и это не могло уже остановить Гитлера. В тот же день с Ангальтского вокзала в Берлине отошли три специальных поезда в направлении к польской границе. Это были поезда Гитлера со штабами родов войск вермахта, Геринга и Гиммлера. Я, как будущий начальник отдела контрразведки внутри страны (группа IVE недавно созданного главного управления имперской безопасности), находился в специальном поезде Гиммлера.

Перед отъездом Гиммлер дал мне несколько советов: «Прежде всего обратите внимание на Волчонка». Он имел в виду шефа личного штаба Гиммлера, генерала СС Вольфа [8], многие годы бывшего ближайшим доверенным лицом Гиммлера. Без Вольфа Гиммлер редко предпринимал что-либо; обо всем он сначала советовался с ним. Обладая привлекательной внешностью и изящными манерами бывшего офицера вермахта, поддерживающего связи с избранным обществом, он охотно использовался Гиммлером в представительских целях. От него зависело, кого и как примет Гиммлер.

В рабочем вагоне нашего поезда громкий стрекот пишущих машинок смешался с голосами диктующих.

Бросалась в глаза безукоризненная работа связи между специальным поездом и Берлином, осуществлявшаяся с помощью телеграфа и по радио.

На второй день меня вызвали к Гиммлеру с докладом. Впервые я столкнулся с ним непосредственно в служебной обстановке. Я немного волновался и робел, когда Волчонок с довольно холодным выражением на лице провел меня в зал для совещаний.

Поначалу мне постоянно не давал покоя блеск пенсне Гиммлера. Его лицо с очками выглядело почти отвратительным. Когда я говорил, черты его оставались неподвижными, лишь время от времени он постукивал карандашом по столу. У меня было такое ощущение, как будто передо мной сидит учитель гимназии, который с бюрократической точностью проверяет мои школьные задания и за каждое из моих замечаний ставит отметки в свою записную книжку. Как я узнал позже, он на самом деле имел обыкновение «ставить» людям своего рода «отметки», однако раздавал их он не сам лично, а при помощи Вольфа. Когда что-то раздражало Гиммлера, он мог быть очень грубым. Чтобы не расстраивать напрасно свои нервы, он предпочитал использовать для этого других. Таким образом, он всегда мог в случае чего отмежеваться от любого дела, заявив, что люди, действовавшие по его поручению, неправильно его поняли. Этот «запасной выход» он держал открытым не только в личных делах, но и при принятии важных политических решений.

Во время этой поездки я делал свои доклады Гиммлеру несколько раз, и все-таки мне так и не удалось узнать, одобряет ли он мою точку зрения и насколько вообще его интересует содержание моих докладов. Хотя я старался быть как можно более кратким, моя манера докладывать казалась ему слишком многословной и растянутой, и он не упускал случая высказать мне свое неудовольствие по этому поводу. Однако временами он сам прерывал меня и начинал говорить на совершенно другие темы, например, о книгах, которые он прочел незадолго до этого. У меня создалось впечатление, что это он делает только для того, чтобы продемонстрировать свою начитанность и в то же время проверить мою образованность. Во всем его поведении при этом ощущался школьный учитель. Он выглядел часто довольно забавно, но его собеседники предпочитали не показывать ему этого, так как он мог страшно разозлиться. Однажды во время нашей поездки я, не зная, что Гиммлера к 11 часам ожидает Гитлер, затянул свой доклад до 11 ч. 15 мин. , чем вызвал большой гнев Вольфа. После вторичного напоминания Вольфа Гиммлер схватил свою шинель и вышел из вагона, чтобы пройти в специальный поезд фюрера. Нижняя ступенька нашего вагона (который стоял на свободном пути) отстояла от поверхности земли на полметра. Чтобы легче было спускаться, под ступеньку был предусмотрительно подставлен ящик. Я выглянул в окно как раз в тот момент, когда близорукий рейхсфюрер с пенсне на носу провалился ногой сквозь крышку ящика, на мгновение повис в воздухе и со всего размаху упал на живот плашмя. Очки, фуражка и перчатки полетели в разные стороны. Его адъютант первые секунды стоял как вкопанный. Тут он увидел мое ухмыляющееся лицо в окне и разразился громким хохотом. Гиммлер был вне себя от ярости, и когда его вытащили из ящика, надели фуражку и пенсне, он, зло сопя, помчался к поезду фюрера. У меня были все основания ожидать, что надо мной разразится гроза. Однако после возвращения Гиммлера по его виду нельзя было определить, как он относится ко мне. Но сразу же после обеда он вызвал меня к себе и задал мне «в наказание» работу: «Напишите, — сказал он коротко, — рефераты на следующие темы: 1. Вооруженные силы и народное ополчение — будет ли в будущем решающую роль играть массовое войско или будут существовать только специализированные рода войск: сухопутные войска, военно-воздушные силы и военно-морской флот? 2. Военные и милитаризм. 3. Мое личное мнение и предложения о реорганизации контрразведки».

В первый момент я изумленно посмотрел на него, затем взял свои бумаги с записанным заданием и подумал: «Ну что ж, поиграем в военную школу».

Каждый раз, когда Гиммлер возвращался после бесед с Гитлером, мне бросалось в глаза, что он почти полностью уподоблялся Гитлеру и по языку, и по манере выражаться. «Беспощадное использование всех средств», «хладнокровное решение» — эти фразы, казалось, исходили из уст Гитлера. Тогда на лице школьного учителя появлялась готовность к проявлению необходимой твердости. Передо мной как бы сидели два разных человека — с одной стороны, учитель гимназии, с другой — преданный сподвижник Гитлера. Перед немногими, кого он удостаивал такой чести, он повторял и благоговейно комментировал священные слова, почерпнутые им незадолго до этого из многочасовых монологов своего фюрера. Одним из этих немногих, которым он рассказывал об этом, был Гейдрих. Тот довольно-таки быстро очищал такие повествования от всякой фантастики и использовал их для практических нужд разведки.

Тем временем штаб-квартира фюрера переместилась в Сопот, известный курорт на Балтийском море. Отсюда Гитлер и Гиммлер, в сопровождении своих ближайших военных советников, несколько раз посетили прифронтовую местность, пользуясь для этого бронированными мерседесами. Они исколесили весь север Польши вплоть до линии фронта, где главные силы отчаянно защищавшейся польской армии еще оказывали сопротивление. Обширные пространства полей выглядели еще мирно, но дороги, по которым на восток катился поток орудий, танков и грузовиков, а на запад тянулись колонны изможденных польских военнопленных, неумолимо напоминали о бушевавшей здесь войне.

Наконец мы приблизились к передовой. Повсюду сожженная земля — разрушенные дома, покинутые жителями деревни, усеянные воронками снарядов поля. До того времени я не представлял себе, какие разрушения может нанести так быстро современная война. Теперь я впервые узнал об этом.

Как правило, мы только к вечеру возвращались на свою базу в Сопоте и весь день обходились своим провиантом. О Гиммлере и Вольфе должен был заботиться я.

Однажды утром приказ о выступлении пришел так неожиданно, что не были готовы ни термосы, ни пакеты с бутербродами. В спешке я схватил бутылку с коньяком и два пакета с бутербродами, оставшимися от вчерашнего дня. Когда во время поездки Гиммлер и Вольф решили подкрепиться, после первых же проглоченных кусков они с изумлением уставились друг на друга. Затем они подозрительно исследовали пакеты с бутербродами. К моему ужасу я увидел, что бутерброды совершенно заплесневели. Гиммлер позеленел и стал жадно хватать ртом воздух, чтобы подавить подступавшую тошноту. Я тут же предложил выпить коньяку. Хотя Гиммлер никогда не пил коньяка (иногда позволял себе рюмку вина), он сделал большой глоток из бутылки и, качая головой, сказал мне: «А вы оригинал. Сначала отравляете человека, а потом пытаетесь вернуть его к жизни при помощи алкоголя». И, обращаясь к Вольфу, добавил: «Этот хитрец сам-то, разумеется, ничего из этого не ел». Я быстро схватил остатки бутербродов и забросил их подальше. В отличие от Гиммлера, Вольф не преминул вечером после нашего возвращения прочитать мне длинную лекцию о том, какие последствия могла иметь моя халатность. После этого случая я на долгое время по собственному легкомыслию лишился благосклонности начальника штаба Гиммлера.

Из Сопота мы могли также наблюдать за обстрелом полуострова Хела, который вел старый немецкий линкор «Шлезиен». Затем мы вылетели по направлению к Бугу. Недалеко от Варшавы мы сделали промежуточную посадку. Гитлер захотел осмотреть польские бронепоезда, которые лежали на путях, разрушенные немецкими бомбами. Линейкой с дюймовыми делениями он измерял толщину броневых плит, изучал расположение орудий и пробоины, нанесенные бомбами. Он все облазил лично, делая по пути замечания об усовершенствованиях, необходимых для немецких бронепоездов, а генерал-полковник Кейтель карабкался за ним, потея и отдуваясь.

Под Варшавой мы наблюдали боевые действия артиллерийских частей. Ударные группы пехоты уже пробились к городским окраинам. Орудия вели огонь изо всех калибров, и над Варшавой стояло тяжелое облако серого дыма. Все новые эскадрильи бомбардировщиков, как стаи ос, кружили над полем боя. Время от времени неподалеку от нас разрывался польский снаряд, но на просьбу отойти подальше от линии огня Гитлер делал отрицательный жест рукой.

Мы уже возвратились к самолету, когда обнаружилось, что не хватает лейб-медика Гитлера д-ра Морелля. Через десять минут он появился в сопровождении трех солдат, запыхавшийся, весь в поту. Солдаты рассказали, что они наткнулись на этого человека в лесочке; как он объяснил, он хотел, чтобы попасть к самолету, обойти зону огня и пройти более безопасным путем через лес. С Мореллем во время другого вылета на фронт произошла еще одна история, сделавшая его также объектом насмешек. Во время полета погода настолько ухудшилась, самолет так трясло, что Морелль громко стонал и в конце концов его вырвало. Гитлер недовольно посмотрел на своего лейб-медика и громко сказал, так что все могли слышать: «Этот толстяк снова так набил брюхо за завтраком, что теперь ему плохо». Вечером меня вызвал Гиммлер и поручил в дальнейшем нести наблюдение за Мореллем, соблюдая, однако, крайнюю осторожность. Уже давно Гиммлер подозревал, что Морелль использует свои связи с Гитлером для того, чтобы иметь доступ к делам, связанным не только с его врачебной деятельностью. То, что Гитлер перед всеми высмеял своего личного врача, казалось, освободило Гиммлера от страха, который он до того момента испытывал перед Мореллем, занимавшим столь важный пост. Гиммлер считал также, что Морелль, пользуясь расположением Гитлера, набивает себе карман. И на самом деле, лейб-медик Гитлера купался в деньгах. Кроме того, в Богемии и Моравии у него были крупные фабрики по производству эфира и медикаментов. Впоследствии возникло еще подозрение в том, что он намеренно подрывает здоровье Гитлера. Например, он постоянно выписывал Гитлеру пилюли, якобы успокаивающе действующие на желудок и кишечник, однако в действительности они содержали так много стрихнина, что явились, как считали, причиной упадка сил, наблюдавшегося у Гитлера в последующие годы.

Доказать связи Морелля с вражескими разведками мы не могли. Однако в 1944 году он был подчинен шефу германской медицинской службы д-ру Брандту.

Незадолго до конца войны с Польшей Гиммлер поручил мне, в связи с занятием русскими войсками части польской территории, проследить, чтобы наши разведчики подумали о безопасности новых границ и высказали свое мнение о деятельности русской разведки в отношении Германии: сузились в последнее время ее масштабы или наоборот расширились? Я ответил, что здесь нет нужды ни в длительных размышлениях, ни в рефератах или меморандумах. Совершенно ясно, что русские всеми средствами активизируют деятельность своей разведки, направленную против нас, что уже обнаружено много русских агентов среди устремившихся широким потоком в рейх прибалтийских немцев и прочих беженцев.

28 сентября 1939 года Гейдрих прибыл в штабквартиру фюрера; он должен был обеспечить безопасность Гитлера во время его посещения Варшавы. Мы расстались со специальным поездом и поехали в только что завоеванный город. В польской столице нам представилась ужасающая картина — повсюду море развалин, сгоревшие дома, голодные, изможденные люди. Некогда прекрасная Варшава стала мертвым городом.

Время до прибытия Гитлера я использовал для того, чтобы ознакомиться с польской разведкой. Вопреки моим ожиданиям, я нашел там обширную картотеку, в которой была зарегистрирована вся польская агентурная сеть.

1 октября 1939 года немецкие полки торжественным маршем прошли по польской столице.

***

Вернувшись в Берлин, я сразу же занялся оценкой разведывательных материалов, взятых в Варшаве. Из документов явствовало, что почти 430 немцев, проживавших в рейхе, состояли на службе у польской разведки; всех их предали суду.

Прежде чем возглавить группу IVE в главном управлении имперской безопасности, я должен был на практике ознакомиться с контрразведкой внутри страны. Для этой цели меня временно командировали в Дортмунд. Этот центр германской сталелитейной и металлургической промышленности был в то время, наряду с Дюссельдорфом и Эссеном, важнейшим арсеналом гигантской оружейной мастерской Рура.

В дортмундском отделении я, к своему удивлению, встретил вновь того самого криминаль-директора, который еще в 1935 году в полицай-президиуме Франкфурта-на-Майне впервые знакомил меня с вопросами борьбы со шпионами. Остальные сотрудники этого бюро мало привлекли мое внимание. Пять чиновников, опираясь на небольшой штат помощников и канцелярских служащих, должны были охранять более четырехсот военных заводов от любопытства иностранных агентов. Один из этих чиновников был занят исключительно тем, что вел «бумажную войну» с Берлином. Недели через две, на основе бесед с директорами оборонных предприятий, я разработал план усовершенствования системы контрразведки в Руре, чтобы обеспечить необходимую охрану военного производства. Я уже собирался отправиться в Берлин, чтобы там сделать доклад о своих планах, как мне поручили вести следствие против одного мастера, восемнадцать лет проработавшего на одном из важнейших предприятий Дортмунда. Подозреваемый, поляк по происхождению, уже много лет имел германское гражданство. Благодаря его мастерству в конструировании и изготовлении орудийных стволов, а также всеобщему доверию, он имел доступ к чертежам наших новейших противотанковых орудий; кроме того, наряду с работавшими с ним заводскими инженерами, он мог пользоваться сейфом. В этом сейфе находились также документы о других технических изобретениях, в первую очередь, материалы о так называемых противооткатных приспособлениях для легко поворачиваемых лафетов, а также чертежи современных гранатометов и минометов.

Как-то ночью двум инженерам понадобились чертежи новой противотанковой пушки. Они обнаружили, что чертежей нет. После тщательного расследования они выяснили, что вечером их взял к себе домой мастер. Они поставили об этом в известность уполномоченного разведки своего завода, а тот, в свою очередь, срочно обратился ко мне. Я распорядился следующим образом: разузнать сначала об окружении мастера, о его личной жизни и его прошлом. Затем незамедлительно проконтролировать, как часто и каких именно чертежей недостает в сейфе, и через какое время они вновь появляются там.

Сначала нам удалось выяснить следующее: мастер жил очень замкнуто и, как сообщили его соседи, в материальном отношении в полном соответствии со своими доходами. Он был женат, имел троих детей и вел безукоризненный образ жизни. Подозрительным было только его общение со своими земляками, с которыми он часто разговаривал по-польски.

В течение четырех ночей из сейфа не пропадал ни один чертеж. На пятую ночь обнаружилась недостача сразу семи светокопий. В ту же ночь посты наблюдения сообщили, что в квартиру мастера вошли двое мужчин. Сидя за своим письменным столом, я размышлял, что же теперь делать. Наконец, я решил произвести внезапный обыск. В случае, если бы наши подозрения не подтвердились, мы просто извинились бы, только и всего. Операцией руководил я лично. Все было быстро подготовлено: окна и выходы из дома охраняли опытные сотрудники. С балкона, расположенного на одном уровне с землей, мы выдавили одно из окон и появились в комнате мастера настолько неожиданно, что трое людей, сидевших за столом, не успели даже привстать. Ошеломленно глядели они в дула наших пистолетов. На столе лежали семь светокопий, исчезнувших из сейфа.

Уже после первых допросов, проведенных в ту же ночь, было арестовано еще шестнадцать человек. В конце концов выяснилась такая общая картина: в течение одиннадцати лет мастер безвозмездно, из патриотических побуждений, работал на польскую разведку. Катастрофа, постигшая Польшу, стала роковой и для него. После войны его связи с варшавским руководством оборвались, однако недавно, как сообщил он, к нему прислали еще одного курьера, который должен был забрать новые материалы, совершенно независимо от того, как будут развиваться военные и политические события на Востоке. Мастер, по его словам, давно уже с беспокойством следил за тем, насколько в Польше недооценивают военную мощь Германии. При помощи своих последних сведений он хотел еще раз указать на высокий уровень вооружения германской армии и своевременно предупредить поляков. Это побудило его отказаться от своей прежней, более осторожной тактики, когда он приносил домой только те планы, с которыми работал на заводе. В тот вечер, когда его арестовали, он встретился с одним своим дальним родственником, который помогал ему при фотокопировании чертежей, и одним офицером польской разведки, действовавшим под маской сотрудника одной фиктивной фирмы. Офицер намеревался пробраться с этим важным материалом за границу. Как раз в этот момент подоспели мы.

Ущерб, нанесенный нам польским мастером за годы его подрывной деятельности, был значительным. Вскоре мастера приговорили к смертной казни. Когда я с ним беседовал в последний раз, он сказал: «Кто знает, чем кончите вы…»

ИНЦИДЕНТ В ВЕНЛО

Контакт с английской разведкой в Нидерландах — Под видом капитана Шеммеля в Гаагу — Оберстардт де Кринис и я — представители немецкой оппозиции — Реакция английского правительства — Нападение в Венло.

Тем временем подошла середина октября 1939 года. О своей работе в Дортмунде — о планах по созданию новой котрразведывательной системы в Руре и шпионской деятельности мастера-поляка — я подробно доложил Гейдриху. Он очень внимательно следил за моим рассказом. Внезапно он занервничал и стал торопить меня закончить мой доклад. «У меня есть еще одно задание для вас, — сообщил он, как всегда коротко и отрывисто. — Вот уже несколько месяцев в Голландии у нас налажена агентурная связь с Сикрет Сервис, представляющая немалый интерес. Наступил момент, когда мы должны решить, поддерживать ли эту связь по-прежнему, сообщая англичанам дезинформирующий материал, чтобы еще глубже внедриться в английскую разведку, или незамедлительно покончить со всем этим». Гейдрих поручил мне срочно связаться с шефом отдела VI, который в то время отвечал за политическую разведку за границей, ознакомиться с документацией и представить конструктивные предложения. Речь шла вот о чем…

В течение нескольких лет в Нидерландах работал немецкий агент Ф-479, эмигрант, который вскоре после выезда из Германии предложил свои услуги нашей разведке. Ему удалось установить контакт с английской разведкой и снабжать ее в целях дезинформации фальшивыми сведениями, которые фабриковали мы. Особый интерес английской Сикрет Сервис вызывали сообщения о существовании оппозиционной группировки в германском вермахте.

Агент Ф-479 так организовал сеть подчиненных ему агентов, что сумел завязать хорошие отношения и с Десятым Бюро [9]. Благодаря этому ему еще в 1938 году удалось передать французской разведке дезинформацию о Мюнхенской конференции четырех держав. Этот материал тогда готовил я; по всем каналам германской разведки он проник в крупные города Европы. Как свидетельствует в своих мемуарах «Конец одной Европы» бывший министр иностранных дел Франции Жорж Бонне, таким способом удалось заставить французское правительство поверить в то, что Германия полностью отказалась от каких-либо военных намерений. Когда война началась, Ф-479 сообщил, что английская разведка теперь более чем когда-либо заинтересована в контактах с германской «оппозицией», которая, по мнению англичан, деятельно готовит свержение Гитлера. Информационная «игра» зашла уже так далеко, что англичане ожидали встречи с одним из крупных деятелей этой «оппозиции».

Изучив документы, я предложил Гейдриху не прерывать «игры» и вызвался поехать в Голландию под видом капитана вермахта Шеммеля, служащего в отделе транспорта ОКВ [10], чтобы встретиться с представителями английской разведки. Имя Шеммель было взято не с потолка. На самом деле существовал офицер с такой фамилией, служивший в транспортном отделе ОКВ, но который, разумеется, не должен был подозревать о своем двойнике. Поэтому Гейдрих послал его в длительную служебную командировку на Восток.

Мне было известно, что этот план был началом важного политического предприятия, за которым очень внимательно следили из Лондона. Я не имел права ни на малейшую ошибку, которая вызвала бы недоверие англичан. Поэтому я распорядился раздобыть точные сведения об образе жизни настоящего капитана Шеммеля. К несчастью, он носил монокль — и мне, чтобы привыкнуть к этому, пришлось тоже носить монокль. Затем я осведомился о всех деталях, связанных с «оппозицией», наизусть выучил имена всех действующих лиц и все подробности, относившиеся к этому делу. После этого я переехал в Дюссельдорф в дом, принадлежавший разведке, чтобы быть близко к голландской границе. Тем временем один из наших сотрудников должен был сообщить агенту Ф-479 о визите капитаны Шеммеля из ОКВ и подготовить встречу с сотрудниками Сикрет Сервис.

Вечером 20 октября 1939 года пришел, наконец, ответ: «Встреча условлена 21.10 в Зутфене, Голландия». Меня должен был сопровождать наш сотрудник: он был посвящен в обстоятельства дела. Еще раз мы проверили свои паспорта, документы на машину и удостоверились, что немецкие таможенники и полицейские на границе уведомлены о нас.

На следующий день, рано утром, мы сели в машину и поехали к голландской границе. Стоял пасмурный осенний день, обычный для Нижнего Рейна, серое небо было задернуто дождевой завесой. Переход границы прошел без всяких затруднений. Правда, голландские таможенные чиновники неукоснительно выполняли свои служебные обязанности, однако все сошло гладко. В Зутфене, в условленном месте нас уже поджидал вместительный «бьюик». Мы подъехали к нему вплотную, вышли из машины и в обычных выражениях представились встречавшим. Затем я сел рядом с английским капитаном Бестом, который вел «бьюик», и тоже носил монокль. Сопровождавший меня сотрудник поехал за нами в нашей машине. Капитан Бест блестяще говорил по-немецки и, казалось, очень хорошо знал Германию. Вскоре мы нашли с ним общий язык, в особенности, когда речь зашла о музыке. Он так занимательно вел разговор, что я чуть не позабыл, зачем я, собственно, собрался в это путешествие. Только когда мы прибыли в Арнхейм и перед нами предстали майор Стивенс и лейтенант Коппер, я вспомнил о цели моего визита.

В высших кругах германского офицерства, начал я, существует на самом деле сильная оппозиция гитлеровскому режиму. В данный момент я не могу назвать имени генерала, руководителя оппозиции. Целью оппозиции является насильственное устранение Гитлера и создание нового германского правительства. Теперь важно выяснить, какую позицию займет британское правительство по отношению к руководству рейха, контролируемому вермахтом, и какие тайные гарантии возможного мирного договора оно готово дать. Английские офицеры ответили мне, что английское правительство глубоко заинтересовано в любых попытках свергнуть Гитлера и придает громадное значение необходимости воспрепятствовать дальнейшему расширению войны и как можно скорее заключить мир. Ввиду этого, сказали они, английская разведка оказывает свою поддержку, но она не уполномочена уже сейчас заключать какие-либо политические соглашения. Однако существует надежда, что к следующей встрече со стороны британского правительства смогут быть сделаны заявления, содержащие определенные обязательства. В связи с этим, — сказали англичане, уже поставлено в известность министерство иностранных дел, которое, в свою очередь, информирует совет министров.

Основа для доверия, казалось, была заложена. Мы договорились встретиться в следующий раз 30 октября в резиденции Сикрет Сервис в Гааге. Наши «партнеры» придавали особое значение тому, чтобы на этой встрече присутствовал руководитель оппозиции или один из ее выдающихся деятелей в чине генерала. После этого мы простились.

В ту же ночь я поехал в Берлин, чтобы доложить обо всем. На основе моего сообщения было решено продолжать игру. На следующий день часть своего свободного времени я провел в доме друга моего отца профессора де Криниса, директора психиатрического отделения клиники «Шарите». Уже много лет меня принимали в его доме как родного сына — так почему же, спрашивал я сам себя, я не должен посвятить его в предприятие с Голландией и не попросить у него совета? Де Кринис был уроженцем Австрии и состоял на действительной службе в вермахте в чине полковника медицинской службы. Мне пришла в голову мысль пригласить де Криниса с собой в Гаагу, поручив ему роль «правой руки главы оппозиции». Де Кринис был высокообразованным человеком, глубоко разбирался в политике, имел внушительный вид. К тому же он говорил с австрийским акцентом, что могло скорее вызвать доверие, чем подозрение. Де Кринис сразу же заявил о готовности сотрудничать со мной.

29 октября мы снова отправились к голландской границе. Перед этим мы обговорили систему условных знаков, которыми решили пользоваться в ходе переговоров — если я сниму свой монокль левой рукой, это означает, что де Кринис должен тотчас же прервать беседу и предоставить слово мне. Если я сделаю то же самое правой рукой, он должен поддержать меня в переговорах. В том случае, если я начну жаловаться на сильную головную боль, необходимо вообще прервать переговоры.

Точно в 12 часов дня мы прибыли на назначенный перекресток в Арнхейме. Однако никого из наших партнеров не было видно. Мы подождали полчаса, сорок пять минут. Затем я предложил немного проехать вдоль улицы. Но и это осталось безрезультатным. Де Кринис уже начинал нервничать, тем более, что внезапно невдалеке появились двое голландских полицейских и медленно пошли по направлению к нашему автомобилю. Один из них спросил нас, что мы здесь делаем. Мы ответили, что ожидаем знакомых. Полицейские недоверчиво поглядели на нас и попросили проследовать в полицейское отделение.

Все выглядело так, как будто мы попались в ловушку. Главное было теперь соблюдать самоконтроль. Несмотря на наши протесты, нас, уже не так вежливо, обыскали в отделении. Затем наступила очередь нашего багажа. Любую, даже самую небольшую вещь, изучали с крайней придирчивостью. Молниеносно я окинул взглядом наши разложенные вещи. К своему ужасу я увидел в открытом дорожном несессере моего спутника пачку аспирина с надписью «Главное медицинское управление СС». Я быстро положил несколько вещей из моего чемодана рядом с предательской коробочкой. Затем, бросив изучающий взгляд на полицейских, я схватил лекарство. При этом я уронил щетку, наступил на нее, нагнулся и проглотил таблетки вместе с оберткой.

Теперь начался допрос — откуда, куда едете, какие друзья должны были вас встретить? О чем с ними хотели говорить? И так далее. Я заявил, что без адвоката не буду отвечать ни на какие вопросы. При этом я намеренно вел себя вызывающе, что дало определенные результаты. Внезапно отворилась дверь и вошел лейтенант Коппер. Он представился и все недоверие голландцев исчезло, как по мановению руки. На улице нас ждали майор Стивенс и капитан Бест. Последовали вежливые слова извинений — они крайне сожалеют о случившемся, всему причиной простая ошибка — перепутали место встречи. Конечно, мне было ясно, что наши английские «друзья» устроили все это для того, чтобы проверить нас.

Во второй половине дня мы прибыли в Гаагу. В кабинете майора Стивенса, слегка перекусив, мы сразу же приступили к переговорам. Мы сошлись в следующих пунктах: устранение Гитлера и его ближайших сотрудников; немедленное заключение мира с западными державами; восстановление независимости Австрии, Чехословакии и Польши; отказ от политики экономической автаркии Германии и планового хозяйства, а также возвращение к золотому стандарту. С другой стороны, было учтено и то, что необходимо оставить открытым «клапан» для избытка немецкого населения, возможно, путем возвращения германских колоний.

Решение, к которому мы пришли, было записано и послужило основой для телефонного разговора майора Стивенса с центральным управлением разведки в Лондоне. Примерно через полчаса он вернулся и сообщил, что Лондон положительно отнесся к предварительным результатам переговоров; правда, необходимо еще переговорить с министром иностранных дел лордом Галифаксом, но решения можно ожидать сегодня же вечером. Важное значение, по его словам, имеет наше согласие действовать в связи с установленными сроками.

Совещание длилось около трех с половиной часов, и тем временем, несмотря на то, что я проглотил пачку аспирина, у меня на самом деле разболелась голова. Поэтому во время телефонного звонка Стивенса я на минутку вышел в коридор, где находился туалет с умывальной. Только я смочил виски холодной водой, как неожиданно за моей спиной появился капитан Бест. «Вы всегда носите монокль?» — спросил он меня, как мне показалось, слишком подчеркивая значение своих слов. Хорошо, что я наклонил голову над умывальником и он не видел моего лица. Я почувствовал, как кровь бросилась мне в лицо. Однако я быстро взял себя в руки и ответил: «А знаете, такой же вопрос я хотел задать вам». Мы оба рассмеялись.

После совещания мы поехали на квартиру одного голландца, сотрудника капитана Беста. Мы умылись и переоделись в выходные костюмы, так как были приглашены на ужин к Бесту. На его частной квартире появился и Стивенс, сообщивший нам, что он только что получил из Лондона положительный ответ. Из последующей беседы мне стало ясно, что Англия рассматривает войну против Гитлера как вопрос жизни или смерти и исполнена решимости продолжать ее до конца, не считаясь с жертвами.

Бест произнес небольшой любезный тост, на который мой друг де Кринис ответил с истинно венской элегантностью. Ужин был великолепен — редко приходилось мне отведывать таких свежих и вкусных устриц. Превосходны были и вина — взаимные тосты следовали один за другим. Агент Ф-479, который тоже был приглашен на ужин, незаметно для окружающих дал мне понять, что мы можем быть в высшей степени довольны достигнутыми результатами.

На следующее утро я встретился с де Кринисом в ванной; в своей добродушной венской манере он произнес: «Ну и темп они взяли…» Перед последним совещанием мы еще раз с удовольствием позавтракали, и по-голландски щедрый завтрак прибавил нам сил. Последняя встреча происходила в служебном помещении голландской фирмы «Хандельсдинст фоор хет Континент» в Гааге. Эта фирма играла роль «крыши» для английской разведки. Здесь нам передали английский радиоприемник и передатчик: кроме того, был разработан специальный шифр. Позывной был 0Н4. От лейтенанта Коппера мы, кроме того, получили удостоверение, в котором всем голландским официальным учреждениям предлагалось разрешать подателю сего звонить по секретному телефонному номеру в Гааге. Помнится, номер был 55-63-31. Отныне мы должны были быть застрахованы от всех неприятных неожиданностей. Капитан Бест проводил нас почти до самой границы. О следующем сроке мы решили договориться по радио.

Вернувшись в Берлин, я предложил продолжить операцию, расширив переговоры за счет введения в число их участников одного из наших генералов, пользующихся доверием и по возможности, распространить ее на Лондон. В глубине души я еще надеялся найти какой-то приемлемый «модус вивенди»; однако дело зашло уже слишком далеко [11].

Радиосвязь с нашими английскими партнерами работала превосходно. В течение недели мы трижды осведомлялись о сроке следующей встречи. Тем временем я вернулся в Дюссельдорф, бесплодно ожидая новых указаний из Берлина. Возникла опасность, что связь, установленная нами, оборвалась. Поэтому я решил действовать по своему усмотрению и договорился о краткой встрече на следующий день. Мы условились встретиться в расположенном неподалеку от границы голландском кафе 7 ноября 1939 года в два часа пополудни.

Бест и Стивенс появились точно в назначенный срок. Я, со своей стороны, намеревался в ходе этой встречи успокоить партнеров, так как заметил, что они проявляют нетерпение. Я сообщил им, что руководство германской оппозиции еще обсуждает прежние предложения. Не исключено, что высокопоставленный немецкий генерал решится полететь вместе со мной в Лондон, чтобы продолжить и завершить переговоры на высшем уровне. Бест и Стивенс с энтузиазмом встретили мое сообщение и заверили меня, что с этого дня на голландском аэродроме Шипноль специально для этой цели будет постоянно дежурить самолет.

В Дюссельдорфе мне сообщили из Берлина на мой запрос, что Гитлер еще не может решить, как проводить операцию дальше; он больше склоняется к тому, чтобы разорвать установленные связи. Но меня игра захватывала, поэтому я вновь связался с Гаагой и условился встретиться с обоими англичанами на следующий день в том же кафе в Венло. Я еще не имел ни малейшего представления, как я отговорюсь на этот раз. Однако, во избежание возможных подозрений, мне нужно было подыскать убедительную причину затягивания дела. Я провел беспокойную ночь. На Берлин я разозлился, хотя знал, что там имелись все основания для колебаний: Гитлер наметил наступление на Западном фронте на 14 ноября 1939 года. То, что впоследствии он изменил этот план, можно объяснить неблагоприятными погодными условиями, а с другой стороны, как позже считал Гиммлер, нерешительность Гитлера усилили мои переговоры с англичанами и мой доклад о решительной позиции Англии. За завтраком я пробежал утренние газеты — заголовки сообщали о посредничестве голландской королевы и бельгийского короля. Это подсказало мне решение вопроса, как мне вести себя с партнерами в Гааге. Теперь я имел возможность заявить, что в связи с изменением обстановки руководство оппозиции хочет сначала подождать решения Гитлера. Утром я еще переговорил с кандидатом в «генералы» и «вожди оппозиции». В действительности же это был один промышленник (в прошлом офицер), занимающий одну из командных должностей в СС.

В среду я пересек границу. На этот раз мне пришлось прождать в голландском кафе около часа. Я обратил внимание на то, что меня рассматривали различные люди в штатском, из чего заключил, что мои партнеры вновь стали проявлять недоверие и осторожность. Наконец, показались мои партнеры по переговорам. Наша беседа была довольно непродолжительной, однако мне снова удалось рассеять их подозрения. Затем мы договорились встретиться на следующий день.

Вечером в Дюссельдорфе ко мне явился один из видных руководителей СС, который командовал специальным отрядом. Он сообщил, что прибыл по указанию из Берлина для обеспечения безопасности моего перехода через границу уже в этот же день. При этом, как он заявил, ему стало известно, что участок границы, где намечалось совершить переход, полностью блокирован голландской полицией и агентами голландской разведки. Если меня арестуют, сказал он, его отряду будет очень трудно выручить меня. Но у него есть приказ ни при каких обстоятельствах не позволить мне попасть в руки противника. В этом случае не обошлось бы без ожесточенной схватки. При этом сообщении мне стало немного не по себе, тем более, что я подумал о предстоящем дне и возможности того, что мне придется сопровождать своих противников в глубь голландской территории или даже в Лондон.

В ту же ночь меня разбудил телефонный звонок из Берлина. У телефона был Гиммлер: «Вы знаете, собственно, что произошло?» — спросил он меня возбужденным голосом. Я еще как следует не проснулся и кратко ответил: «Нет, рейхсфюрер». На это Гиммлер сказал мне: «Сегодня вечером, после выступления Гитлера в мюнхенском пивном баре, на него совершено покушение. Однако фюрер покинул зал несколькими минутами раньше. Взрыв произошел в результате действия адской машины, при этом убиты несколько старых членов партии. Покушение, наверняка, подготовила английская разведка». Гитлер срочно отдал Гиммлеру приказ арестовать моих английских «коллег» во время переговоров в Голландии и доставить их в Германию. То, что при этом произойдет нарушение границы, Гитлеру безразлично, сказал Гиммлер. «Приставленную для вашей охраны специальную команду вы можете использовать для выполнения этого приказа. Вы все поняли?»

Было бы бессмысленно противоречить или даже делать какие-либо поправки и замечания. Поэтому я тотчас же связался с начальником специальной команды. Он покачал головой и сказал, что, учитывая меры предосторожности, принятые голландскими пограничниками, дело вряд ли обойдется без перестрелки. Наши шансы на успех заключались, по его мнению, только в моменте внезапности. Если я зайду с англичанами в кафе, время будет уже упущено. Надо будет действовать сразу же, как только подкатит «бьюик». Специальная команда прорвет пограничный заслон и схватит англичан на улице. Начальник команды сказал, что еще днем раньше внимательно разглядел «бьюик», чтобы сразу узнать его. После захвата англичан следует молниеносно отойти к германской границе. Таким образом можно будет обеспечить, сообщил он, свободное пространство для стрельбы во все стороны. По обеим сторонам улицы будут расставлены бойцы отряда, прикрывающие фланги. Я должен буду ждать англичан в кафе, но сесть так, чтобы видеть их приезд из окна. Как только приблизился «бьюик», я должен буду выйти на улицу, чтобы встретить англичан и сразу же уехать в своем автомобиле. Все остальное — дело специальной команды. Я попросил командира отряда познакомить меня с двенадцатью его подчиненными, чтобы в случае перестрелки они не спутали меня с капитаном Вестом. Фигурой он был похож на меня, кроме того, носил пальто, очень похожее на мое, и монокль.

На следующий день между 13 и 14 часами я пересек вместе со своим прежним спутником голландскую границу близ Венло. На улицах было очень оживленно, среди прохожих было поразительно много штатских с полицейскими собаками. Я немного нервничал и заказал в кафе аперитив. Приедут ли Бест и Стивенс? Они заставили ждать себя довольно долго — часы показывали уже 15 часов, а никого из них еще не было видно. Внезапно я вздрогнул — на полной скорости подкатил серый автомобиль. Я вскочил, но меня схватил за руку спутник: «Ошибка, это не тот». Мучимый сомнениями, я взглянул на здание немецкой таможни — не ошибется ли и спрятавшаяся там команда СС? Но все было спокойно. Наконец, я заказал себе крепкого кофе, и только сделал первый глоток, как меня толкнул мой спутник: «Вот теперь они приехали!» С нарочитой неторопливостью мы вышли из кафе, оставив свои пальто висеть на вешалке. Хозяину, который нас уже знал, я сказал, что приехали наши гости.

Резко затормозив, «бьюик» свернул с улицы к парку позади кафе. От автомобиля меня отделяли еще десять шагов, когда я услышал урчание мотора нашего автомобиля с командой. И сразу загремели выстрелы. Раздались громкие, разъяренные голоса голландских пограничников, метавшихся туда и сюда. В этот момент лейтенант Коппер выпрыгнул из «бьюика», выхватил из кармана крупнокалиберный кольт и наставил его на меня. Я был невооружен и прыгнул в сторону. В то же мгновение из-за угла выскочил автомобиль с эсэсовцами. Коппер обернулся к ним и несколько раз выстрелил в ветровое стекло их машины. В долю секунды я увидел, как разлетелось в осколки стекло и подумал, что один из выстрелов угодил в шофера или в сидящего рядом с ним командира отряда. Но командир в гигантском прыжке выскочил из машины и между ним и Коппером началась настоящая дуэль.

Внезапно лейтенант Коппер уронил свой пистолет и опустился на колени. Я все еще стоял рядом с ним. Тут до меня донесся грубый голос командира: «Ну, а теперь сматывайтесь!» Я бросился за угол к своему автомобилю и в последний момент увидел, что Беста и Стивенса вытащили из их машины как вязанки сена. За углом меня ожидала еще одна роковая неожиданность: здоровенный эсэсовец схватил меня за грудь (его ввели в состав отряда буквально в последнюю минуту, поэтому он спутал меня с Бестом). Я оттолкнул его и крикнул: «Да убери ты пистолет!» В тот момент, когда он нажал на курок пистолета, на его руку обрушился кулак, и пуля пронеслась на волос от моего лица. В последнюю секунду мне на помощь пришел второй начальник отряда.

Я прыгнул в свою машину и сломя голову помчался к немецкой границе. Наш неожиданный маневр не вызвал какого-либо заметного противодействия голландских полицейских. Мы договорились, что участники операции после выполнения задания как можно быстрее должны добраться до Дюссельдорфа. Через полчаса после меня туда прибыла спецкоманда с пленными. Как выяснилось, лейтенант Коппер оказался на самом деле офицером голландского генерального штаба Клоп. Раненного, его сразу же доставили в Дюссельдорфский госпиталь, где он, однако, позже умер от ран. Беста, Стивенса и их шофера отправили в Берлин, а потом в концлагерь Заксенхаузен. Через два дня начались допросы; их вели опытные специалисты-разведчики. Я сам неоднократно присутствовал на допросах и убедился, что с Бестом и Стивенсом обращались корректно. Однако после покушения Стивенса на самоубийство обоих арестованных по ночам приковывали на длинную цепь, чтобы часовые при малейшем шорохе были начеку и помешали бы им вторично совершить попытку самоубийства. Через четырнадцать дней, посетив случайно лагерь, я увидел цепи. Я тут же распорядился снять их. Капитан Бест, видимо, был убежден, что я задерживаю его письма к жене. Он не мог знать, что это делало по приказу Гитлера ведомство шефа гестапо Мюллера.

О результатах допросов нужно было ежедневнодокладывать Гитлеру, который давал затем своиуказания о продолжении допроса и о трактовке, какую должен был получить этот случай в прессе. При этом он явно преследовал цель изобразить покушение в пивной как дело рук Сикрет Сервис, в котором, якобы, участвовали Бест и Стивенс.

Сведения, полученные на допросах, были переработаны в общий отчет и ясно показали, что английская разведка давно создала в Голландии широкую агентурную сеть под руководством Беста и Стивенса, деятельность которой была направлена против Германии; стало известно также о тесном сотрудничестве нидерландской военной разведки с англичанами. Из того факта, что вскоре после инцидента в Венло шеф голландской военной полиции был снят со всего поста, мы могли сделать вывод, что голландское правительство само рассматривает сотрудничество разведок как противоречащее принципам нейтралитета.

Бест и Стивенс после поражения Германии в 1945 году вышли на свободу. Все время их пребывания в заключении я неоднократно пытался освободить их, обменяв на наших агентов. Но все мои попытки каждый раз проваливались, потому что Гиммлер решительно отказался освободить этих людей и в 1944 году даже запретил мне вообще когда-либо говорить об этом. Гитлер, сказал он мне, еще не кончил дела о «неудаче» гестапо (имелась в виду безуспешная попытка выведать какие-либо сведения о подлинных организаторах покушения в мюнхенском баре у Эльзера, непосредственного исполнителя покушения). Гитлер, по словам Гиммлера, по-прежнему считает Беста и Стивенса соучастниками этого дела. В заключение Гиммлер сказал: «Не возвращайтесь больше к этой истории, а то против обоих англичан еще будет возбужден судебный процесс». Капитан Бест, который после войны написал книгу о своем пребывании в немецком плену, видимо, не знал, какой опасности он и Стивенс постоянно подвергались в те годы.

ПОКУШЕНИЕ В МЮНХЕНСКОЙ ПИВНОЙ

Арест покушавшегося — Награждение орденами команды, действовавшей в Венло — Застолье в имперской канцелярии — Гитлер о войне с Англией — Эксперименты с исполнителем покушения Эльзером.

Берлин всегда жил нервной, напряженной жизнью. Но теперь на службе меня охватила атмосфера буквально лихорадочного возбуждения. Только что прибыла из Мюнхена комиссия по расследованию покушения в пивной, и все силы гестапо и уголовной полиции были брошены на поиски инициаторов преступления. Я упоминаю об этом потому, что часто раздавались утверждения, будто организаторами покушения в пивной были Гейдрих, Гиммлер или даже сам Гитлер. При столь широких масштабах расследования, проводившихся тогда, исключено, что в таком случае не были бы обнаружены хоть какие-нибудь следы.

Пока удалось схватить только конструктора адской машины. Им был столяр Георг Эльзер, арестованный в Констанце при попытке перейти швейцарскую границу. Под тяжестью улик он признался, что вмонтировал свою адскую машину с часовым механизмом в одну из колонн пивного зала. Часовой механизм представлял собой очень остроумно переделанный будильник, соединенный со взрывчаткой. Эльзер сообщил, что при подготовке покушения ему помогали два незнакомых человека, обещавшие позаботиться о нем позже за границей. Это навело Гитлера на подозрение, что оба эти человека были не кто иные, как майор Стивенс и капитан Бест. С другой стороны, он также считал, что к этому делу причастен «Черный фронт», организация Отто Штрассера. Во всяком случае он грозил открыть против Эльзера и обоих офицеров английской разведки показательный процесс.

Тем временем весь личный состав команды, проводившей операцию в Венло, вызвали в имперскую канцелярию. Во дворе здания выстроился почетный караул в составе роты СС. Двенадцать человек из специальной команды и я по-военному выстроились в шеренгу в зале приемов. Когда Гитлер вошел в зал, он сначала изучающе оглядел каждого из нас с головы до ног. После этого он произнес небольшую речь: в ней он выразил признание наших заслуг и свою радость при виде нашей беспрекословной готовности к действию. Германия, сказал он, еще не может противопоставить старым традициям английской разведки ничего равноценного — именно поэтому надлежит держать порох сухим. Впервые он вручает сотрудникам разведки военные награды в знак того, что борьба на тайном фронте так же важна, как и открытые боевые действия. Затем он протянул каждому из нас руку и наградил меня и трех других Железным крестом 1-й степени, а остальных — Железным крестом II-й степени. Когда мы покидали рейхсканцелярию, стража сделала «на караул» своими винтовками. Я должен признать, что тогда эта церемония произвела на меня сильное впечатление. На следующий день меня вызвали к девяти часам вечера с докладом к Гитлеру. Гейдрих посоветовал мне предварительно подробно разузнать у шефа гестапо Мюллера о ходе допросов Эльзера. Гитлер мог спросить и об этом. Я использовал эту возможность для того, чтобы убедить Мюллера в полной непричастности Беста и Стивенса к покушению. Он ответил равнодушно: «Может быть, вы и правы, но Гитлер так уверен в этой версии, что никто, даже люди вроде Гиммлера или Гейдриха, не могут переубедить его». Я спросил его с нескрываемым интересом, кто, по его мнению, стоит за действиями Эльзера. Он прищурил глаза и ответил: «Я просто не могу узнать от этого парня ничего нового, он очень упорен и придерживается своих первых показаний — он якобы ненавидит Гитлера за то, что тот посадил его брата, коммуниста, в концлагерь. Кроме того, он утверждает постоянно, что увлекательная работа по изготовлению адской машины доставляла ему большое наслаждение, потому что он всегда при этом видел перед собой разорванное в клочья тело Гитлера. Взрывчатку и взрыватель он получил, по его словам, от двух незнакомцев в одном мюнхенском кафе. Возможно, — сказал в заключение Мюллер, — что в этом замешан и Штрассер со своим „Черным фронтом“. Мюллер замолчал и задумчиво посмотрел перед собой. Я заметил, что он выглядел невыспавшимся, а суставы его широкой правой кисти покраснели и опухли. Он бросил на меня быстрый взгляд снизу вверх. Глаза его загорелись злым блеском. „До сих пор мне удавалось справиться с любым, кто попадался мне…“ — сказал он. Мороз пошел у меня по коже. Мюллер заметил мое состояние и подчеркнуто добавил: „Если бы этот парень получил от меня пару оплеух раньше, он бы не выдумывал этой чепухи“. Таков был Мюллер. Он не позировал, это было в его природе. Он не останавливался в свою попытках заставить любыми средствами заговорить свою жертву.

После этого я поехал в имперскую канцелярию. В прихожей перед большим обеденным залом непринужденными группами расположились ожидавшие приема, в их числе Гейдрих и Гиммлер. Сначала я должен был сдать отчет об операции в Венло для Гитлера, который хотел прочитать его еще до ужина. Я беседовал об этом с Гиммлером и Гейдрихом, когда открылась дверь, ведущая в личные комнаты Гитлера. Он вышел подчеркнуто медленно, опираясь на руку одного из своих адъютантов, подошел к нам и поздоровался с Гессом, Гиммлером, Гейдрихом и мной, пожав нам руки. Остальных он приветствовал поднятием руки. Бесшумно и быстро адъютанты рассаживали гостей в обеденном зале. Справа от Гитлера сидел Гиммлер, рядом с ним я, затем Гейдрих. По левую руку от Гитлера уселись Кейтель и Борман.

Гитлер тотчас же обратился ко мне, сказав своим гортанным голосом: «Ваш отчет об операции очень интересен». Затем возникла пауза. Лицо Гитлера было неестественно красным и припухшим; похоже было, что он простудился. Наклонившись к Гессу, он пожаловался на низкое атмосферное давление и спросил его о показаниях барометра в Берлине. Тишина была нарушена — нашли тему для беседы. Заговорили об атмосферном давлении.

Но Гитлер почти не прислушивался к словам гостей. Через некоторое время он неожиданно обратился к Гиммлеру со словами: «Шелленберг считает, что оба англичанина не связаны с Эльзером». Гиммлер в ответ на это: «Да, мой фюрер, но это только его личное мнение». Тут я подключился к разговору и заявил совершенно открыто, что считаю сотрудничество Эльзера, Стивенса и Беста невероятным: правда, сказал я, нельзя утверждать, что английская разведка не поддерживала контактов с покушавшимся по другим каналам. Сначала Гитлер ничего не возразил. Затем он обратился к Гейдриху: «Я хочу знать, что за тип этот Эльзер. Ведь надо же его как-то классифицировать. Сообщите мне об этом. Вообще, используйте все средства, чтобы заставить преступника заговорить. Гипнотизируйте его, дайте ему наркотики; употребите все, чем располагает для этого современная наука. Я хочу знать, кто подстрекатели, я хочу знать, кто скрывается за всем этим».

Только теперь он принялся за свои диетические блюда. Он ел торопливо и без особого изящества. В тот вечер его трапеза состояла из вареных кукурузных початков, которые он крепко брал обеими руками и обгладывал. На второе ему подали полную тарелку стручков гороха. Во время еды он не разговаривал. Но как только он разделался со своим блюдом, он обратился к своему адъютанту: «У меня все еще нет доклада Йодля». Когда ему принесли доклад, он среди глубокого молчания всех присутствующих за столом начал изучать его с помощью лупы. Одновременно он делал отдельные замечания о количестве стали, выплавляемой французской промышленностью, о тяжелых и легких орудиях, об оснащении линии Мажино и превосходстве немецких бронетанковых войск. «У нас много видов автоматического оружия, мы имеем новую 85-миллиметровую пушку, которая обеспечит наше превосходство, я уж не говорю об авиации. Нет, французы мне ничем не страшны». Он протянул адъютанту доклад с пометками: «Оставьте мне его на ночь: я хотел бы его еще раз проработать». Эти слова явно касались представителей вермахта, так как, насколько мне было известно, наступление на Западе, намечавшееся на середину ноября, было перенесено частично из-за давления генералитета.

Некоторое время за столом царило молчание. Я решился нарушить его, ухватившись за одно замечание Гитлера; гости, не понимая, как самый молодой из присутствующих решился на такое, обратили на меня полные укоризны взоры. «Как оцениваете вы, мой фюрер, боеспособность Англии? Я уверен, что Англия будет сражаться». Гитлер какую-то секунду глядел на меня с изумлением. Затем решил ответить на вопрос. Его интересует, прежде всего, ответил он, только мощь английских экспедиционных сил, промышленные предприятия Англии сможет разрушить немецкая авиация. Я возразил ему, сказав, что несомненно, в борьбе с нашими самолетами примет участие английский флот, располагающий крупными силами и средствами. «Флот, — ответил Гитлер, — будет занят другими операциями. У наших ВВС хватит времени, чтобы заминировать прибрежные воды Англии. И не забывайте, мой милый, мы будем строить подводные лодки, подводные лодки и еще раз подводные лодки. На этот раз Англии не удастся взять нас измором и поставить на колени». На мгновение он умолк и затем спросил: «Что вообще удалось вам узнать во время переговоров с англичанами в Гааге о позиции Великобритании?» «Судя по их словам, — ответил я, — англичане, если немцам удастся захватить остров, будут продолжать борьбу с территории Канады. Это будет братоубийственная война не на жизнь, а на смерть, а Сталин при этом… — я хотел сказать, — … будет радостно следить за нашей схваткой». В этот момент Гиммлер так резко толкнул меня ногой в щиколотку, а Гейдрих бросил на меня такой яростный взгляд, что я проглотил конец фразы. И все же после этого я, словно обуянный бесом, добавил: «Я не знаю, действительно ли необходимым было изменение нашей политики по отношению к Англии после совещаний в Годесберге и Мюнхене». Я заметил, что все присутствующие пришли в ужас от моей дерзости. Гейдрих побелел до кончика носа, Гиммлер смотрел в стол, играя крошками хлеба. Гитлер секунду неподвижно смотрел на меня и потом сказал: «Сначала я хотел идти одним путем с Англией, но Англия постоянно отталкивала меня от себя. Верно, нет ничего хуже, чем ссора в одной семье. Достойно сожаления, что мы вынуждены вести борьбу не на жизнь, а на смерть с людьми одной с нами расы, а Восток только и ждет того, когда Европа истечет кровью. Поэтому я не хочу и не могу уничтожать Англию». Здесь его голос стал настойчивым и резким: «Но в один прекрасный день Англия сойдет со своего величественного коня и господин Черчилль должен будет признать, что Германия тоже имеет право на жизнь — а до тех пор я буду бороться против Англии. Большего я не желаю. Тогда наступит время, когда Англия должна будет пойти на компромисс с нами. Она останется морской и колониальной державой, но на континенте сольется с нами и образует единое целое. Тогда мы станем повелителями Европы и Восток не будет представлять для нас никакой опасности. Вот моя цель».

Тут Гитлер переменил тему и спросил, обращаясь к Гейдриху: «Вы уже говорили с Риббентропом о ноте, которую направила вам Голландия в связи со смертью офицера генерального штаба Клопа? — он рассмеялся. — Голландцы глупцы. Тем самым они дают нам в руки козырь, который я выложу в свое время; сами того не желая, они подтверждают, что не мы, а они первыми нарушили нейтралитет». Сделав еще несколько замечаний по этому поводу, он внезапно резко поднялся из-за стола, поклонился гостям и сказал Гиммлеру, Гейдриху и мне: «Прошу вас остаться».

Мы перешли в одну из соседних комнат, с уютными креслами в углу и с камином. Во время беседы мы сидели, а Гитлер стоял перед нами, скрестив на груди руки и покачиваясь с пяток на носки, особенно, когда хотел придать словам особую выразительность. Время от времени он отхлебывал мятный чай, а нам велел подать шампанское. (Хотя он сам не употреблял алкоголя, он никогда не заставлял своих гостей соблюдать «сухой закон».) Почти целый час он говорил, обращаясь только к Гиммлеру, который стоял рядом с ним, склонив на одну сторону голову, что немало забавляло адъютантов Гитлера, «Погляди-ка на Хайни [12], скоро он влезет старику в ухо». Мы не могли разобрать ни слова из приглушенной беседы.

В один из следующих дней я присутствовал при беседе Гейдриха с Мюллером. Мюллер сообщил, что Эльзером целые сутки нанималось трое врачей-специалистов. Ему сделали вливание больших доз перватина, но он продолжает говорить все то же самое. Тогда Мюллер, по его словам, пошел другим путем, чтобы выяснить, действительно ли Эльзер сам построил адскую машину. Он велел соорудить для него столярный верстак и приказал ему еще раз изготовить свою дьявольскую аппаратуру. Эльзер, как сообщил Мюллер, сделал Точно такой же аппарат и вмонтировал его в деревянную колонну. Это мастерская работа, по отзыву Мюллера. Гейдриха так заинтересовала работа Эльзера, что он захотел ее увидеть и предложил мне сопровождать его. Я видел покушавшегося впервые. Это был маленький, худой человек, несколько бледный, со светлыми глазами и высоким лбом — тип, встречаемый иногда среди квалифицированных рабочих. Он говорил на чистом швабском диалекте, при этом выглядел робким и боязливым. На вопросы, задаваемые ему, он отвечал через силу, но сразу же растаял, как только похвалили его мастерство; после этого он красноречиво и с большой охотой давал всевозможные объяснения, рассказывая о своей модели.

От показаний, согласно которым Эльзер встречался в мюнхенском кафе с двумя неизвестными, он не отказывался. Но Мюллер не отступал. К вечеру он велел пригласить четырех известных гипнотизеров, однако только одному из них удалось погрузить Эльзера в гипнотический сон, но и тогда Эльзер не изменил своих первоначальных показаний. Небезынтересно было суждение этого гипнотизера — Эльзер, по его мнению, был фанатиком, — одиночкой, одержимым навязчивой идеей мести за своего брата. Ее дополнял комплекс неполноценности, выраженный в стремлении казаться великим изобретателем. Наконец, этот комплекс усугубляло стремление прославиться в результате устранения Гитлера и желание освободить Германию от этого «исчадия ада».

Гиммлер был совершенно недоволен этим результатом. Перед тем как идти с докладом к Гитлеру, он сказал мне, чуть ли не умоляющим тоном: «Шелленберг, дело не в этом, мы должны найти инициаторов. Гитлер просто не верит, что Эльзер произвел покушение в одиночку».

«Большой процесс», о котором говорил Гитлер, против Эльзера и соучастников так и не состоялся. Эльзера держали под стражей, а в конце войны он умер в концентрационном лагере.

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ГИТЛЕРА

Мессианский комплекс Гитлера — Воляк власти и способностьк внушению — Одержимость расовой идеей и ненависть к евреям — Упадок его здоровья — Лучше гибель, чем компромисс.

Так как в последующие годы я часто встречался с Гитлером, то, видимо, должен попытаться нарисовать его хотя бы приблизительный портрет. Однако сомневаюсь, в состоянии ли я сделать это. В любом случае, попытаюсь дополнить уже существующую картину некоторыми характерными штрихами.

Наряду со знаниями, частично основательными, частично дилетантскими, ограниченными мелкобуржуазным кругозором, Гитлер обладал похожим на чутье политическим инстинктом, соединенным с навязчивой идеей о том, что провидение избрало его для совершения чего-то совершенно особенного в истории немецкого народа. Эти качества дополнялись способностью молниеносно выносить решения, не сковывая себя зачастую при этом моральными соображениями; эта способность, пока ему не изменяло счастье, позволяла ошеломлять не только немецкий народ, но и одно время почти весь мир. Его «мессианский комплекс» усиливался стремлением к власти и величию, а также «волей к жестокости». Следуя Ницше так, как он его понимал, Гитлер предоставлял человеку возможность стать «сверхчеловеком». (Он подробно изучал биографии Наполеона и Бисмарка, и однажды я услышал от него замечание, сделанное в узком кругу: «История могла бы развиваться совершенно иначе, если бы Фридрих Великий женился на Марии Терезии».)

В бога как такового он не верил, веря только в кровную связь поколений и отрицая дальнейшую жизнь после смерти. Часто он цитировал Эдду: «Все пройдет, ничего не останется, кроме смерти и славы деяний». Важной чертой в характере Гитлера была его способность к внушению, которая позволила ему в течение двенадцати лет быть повелителем восьмидесятимиллионного народа. И он умел пользоваться этой способностью — она проявилась не только в том, что он имел обыкновение подчинять и делать себе послушными многих из своего окружения, он использовал ее очень охотно для того, чтобы создать у своих собеседников впечатление о себе, как о человеке, обладающем незаурядным интеллектом и глубокими знаниями. Это впечатление он стремился усилить благодаря умению дискутировать. Это удавалось ему мастерски. В споре он умел переубедить даже опытных специалистов. Контраргументы приходили им в голову в большинстве случаев только после того, как за ними захлопывалась дверь рейхсканцелярии и когда они, по здравом размышлении, обнаруживали, насколько неубедительными были доводы Гитлера. Его пристрастие к древней германской истории, изучение источников нордической культуры и прежде всего арийских народов явились той основой, на которой в значительной мере строилась его расовая теория о превосходстве германских народов и на которую опиралось его неприятие смешанных рас. На этой же основе выросла и его первоначальная концепция единения с Англией, «братским германским народом». Это единение предполагалось осуществить всеобъемлюще, слить воедино биологический и политический потенциалы обоих народов и противопоставить их величайшему врагу Запада, «коммунистическому недочеловечеству». При этом он был твердо убежден, что Сталин с 1924 года, в соответствии с гигантской тайной программой осуществляет систематическое расовое смешение народов Советского Союза, стремясь к преобладанию монголоидных элементов. Многочисленные разведывательные сообщения о действительном положении дел в России не могли заставить его отказаться от этой навязчивой идеи.

О ненависти Гитлера к евреям я говорил в начале 30-х годов с одним из своих старших коллег, врачом д-ром Г. в Мюнхене. Из этой беседы я вынес первое представление о том, как далеко зашел фанатизм Гитлера в этой области уже тогда. Д-р Г. был приверженцем так называемого «астрологического маятника», искусства, которое, якобы, позволяло ему без труда выявлять среди прочих людей евреев и полукровок. Гитлер, по его словам, много раз поручал ему такие задания.

Еще одним человеком, утвердившим Гитлера в его антисемитских взглядах, был австрийский инженер Пляйшингер. От него Гитлер перенял так часто цитировавшееся впоследствии выражение: «Евреи — это опаснейшие микробы разложения; они способны только к аналитическому, а не синтетическому мышлению». Пляйшингер подал Гитлеру идею внутренней организации партии на основе иерархической системы католической церкви. Он был также автором известных идей о «политике большого пространства». Кроме того, он снабжал Гитлера работами по военному искусству, из которых тот почерпнул свои познания о массовых и народных армиях, о значении в будущем специальных соединений, о летчиках-камикадзе и т.п. Однажды я был свидетелем разговора, когда Гитлер заявил, что в 2000-м году вообще не будет пехотных подразделений, а только одноместные танки. Эти танки, говорил Гитлер, будут работать не на жидком топливе, будут оснащены новым наступательным оружием и в радиусе до двух тысяч километров не будут нуждаться в снабжении.

Убеждение Гитлера в своем мессианстве с годами настолько усиливалось, что все больше и больше приобретало все признаки болезненной одержимости. После смерти Гейдриха мне предоставилась возможность ознакомиться с некоторыми заключениями личных врачей Гитлера — Морелля, Брандта и Штумпфэггера, а также побеседовать с профессором де Кринисом о все более тяжелом состоянии нервной системы Гитлера. С 1943 года (после Сталинграда и поражения в Северной Африке) в результате нервного переутомления и перенапряжения все более заметными стали признаки болезни Паркинсона, приведшей его к нервному параличу. В этот период стремление Гитлера к уничтожению евреев возросло еще больше. Чаще, чем когда-либо, он разражался ругательствами в адрес «международного еврейства», в котором он видел главного виновника военных поражений. С этой точки зрения он отнесся и к конференции в Касабланке, на которой Черчилль и Рузвельт выдвинули требование безоговорочной капитуляции Германии — они были для него не чем иным, как «орудием евреев».

По мере обострения возбудимости Гитлера, росло количество бесчисленных приказов и указаний, которыми он засыпал всех своих сотрудников, руководителей ведомств и чиновников. При этом редко бывало так, чтобы один и тот же приказ не был отдан одновременно двум лицам или двум учреждениям одновременно. Такое дублирование он называл «естественной конкуренцией в работе», «способом повышения производительности труда» и тому подобными терминами. Как-то он сказал: «Надо, чтобы люди суетились, ведь от трения возникает теплота, а теплота рождает энергию».

Когда я снова через длительное время в середине 1944 года увидел Гитлера — я тогда с Гиммлером докладывал в штаб-квартире фюрера — я просто испугался. Глаза Гитлера, обычно притягивавшие к себе, были усталыми и утратили свой блеск. Спина заметно согнулась, движения были медленными и тяжеловесными. Его левая рука дрожала так сильно, что он постоянно придерживал ее правой. И только голос был еще ясным и полнозвучным.

Гитлер коснулся, на основе представленных мной разведывательных сообщений, некоторых проблем на Балканах, особенно отношения югославского генерала Михайловича к англичанам, отношений англичан с Тито, а также положения на Ближнем Востоке. После этого он посмотрел на меня пронизывающим взором и сказал: «Я регулярно читаю ваши доклады „Эгмонт“ [13]. Затем последовала пауза. Слова, произносимые в душной атмосфере бункера, звучали обвиняюще, как будто выносили приговор. «Запомните одно, Шелленберг, — продолжал громовым голосом Гитлер, — в этой войне нет места компромиссам, возможна только или победа, или гибель. Если немецкий народ не справится со своими задачами, он погибнет». И затем он произнес незабываемую для меня фразу: «Да, тогда он должен погибнуть, должен вымереть. Ведь лучшие сыны народа падуг в борьбе, а оставшиеся должны уступить место биологически более сильному противнику. Если немецкий народ не победит, конец Германии будет ужасен. Но большего она, в таком случае, не заслужила».

Перед нами было воплощенное безумие.

ОПЕРАЦИЯ «УЧЕНИЯ НА ВЕЗЕРЕ» — НАСТУПЛЕНИЕ НА ЗАПАДЕ — ОПЕРАЦИЯ «МОРСКОЙ ЛЕВ»

План немецкого наступления — Приказ № 1 о соблюдении секретности — Действия разведки по подготовке «Учений на Везере» — Меморандум голландскому и бельгийскому правительствам — Разведка во время наступления на Западе — Колебания Гитлера после Дюнкерка — Подготовка к вторжению в Англию — Отмена приказа — Водобоязнь Гитлера.

Наконец-то теперь у меня был самостоятельный участок работы — руководство отделом IVE, в результате чего я возглавил немецкую контрразведку (внутри страны). Для меня начались беспокойные дни, полные забот, единственной возможностью для отдохновения часто оставались лишь непродолжительные прогулки верхом по утрам. Сразу же в начале 1940 года нашей разведке пришлось разгрызть весьма неприятный «орешек»: оперативный план нашего наступления на Западе попал в руки противника! Гитлер бушевал. Свой гнев он направил в особенности против военной разведки, возглавляемой адмиралом Канарисом. Случилось следующее: офицер, имевший приказ передать план выступления одной из комендатур вермахта на Западе, встретился в Мюнстере, проездом к месту назначения, со своим приятелем, майором ВВС, который уговорил его прервать поездку и отметить встречу. Встреча превратилась в веселую пирушку и курьер опоздал на поезд. Чтобы наверстать упущенное время, майор ВВС вызвался доставить своего друга в Кельн на небольшом самолете. Однако погода в эти утренние часы была такой плохой, что из-за недостаточной видимости машина сбилась с курса и в конце концов должна была совершить вынужденную посадку в Бельгии, близ Мехельна. Попытка уничтожить секретные документы окончилась неудачей, так как офицера и летчика сразу же арестовала бельгийская полиция. После этого офицеры попытались еще раз сжечь бумаги в печи полицейского участка, однако, к сожалению, незадолго до этого печь набили углем, так что документы лишь обгорели, но не были уничтожены. Бельгийцы вполне могли разобрать каждое предложение в документах, но сначала они думали, что их намеренно вводят в заблуждение. На самом же деле все документы были подлинными, хотя и представляли для противника небольшую ценность; в них излагался старый план Шлиффена, получивший по инициативе Гитлера новую редакцию. Тем временем генерал Манштейн как раз в те дни и без того работал над проектом нового оперативного плана, по которому впоследствии и осуществлялось наступление на Западе.

Гитлер сразу же заподозрил измену и хотел отдать приказ о незамедлительном устранении обоих офицеров. Однако на допросах не удалось получить доказательств преднамеренной государственной измены. Канарису стоило немалых трудов убедить Гитлера в том, что дело здесь в халатности и ни в чем другом.

Вскоре после этого происшествия Гиммлер поздно ночью вызвал меня к себе и приказал срочно составить проект приказа о соблюдении секретности служащими вермахта и всеми гражданскими ведомствами. При этом он говорил так возбужденно, что я не вполне понял, чего он, собственно, хотел. «Вы должны сдать проект приказа через два часа», — добавил он.

Полчаса просидел я за своим столом. Наконец, я разработал следующие два пункта: каждый обязан сохранять в тайне порученные ему задания; каждый вправе знать лишь столько, сколько необходимо для выполнения полученного приказа. Когда я представил Гиммлеру свои наброски, он ворчливо выразил свое недовольство ими и тут же продиктовал проект приказа сам. Позднее этот проект в качестве «приказа № 1» был разослан всем военным и гражданским учреждениям, получивший широкую известность в обществе. Слабые стороны этого приказа проявились очень скоро. При планировании и выполнении задач между различными отделами часто возникали настолько затрудненные отношения, продиктованные страхом, что даже руководители ведомств, работа которых была немыслима без сотрудничества с другими учреждениями, почти не отваживались информировать друг друга. Результатом были бессмысленное дублирование и неудачи. Нередко приказом пользовались в целях маскировки и враждебные Гитлеру круги.

В начале марта 1940 года появилось выражение «Учения на Везере», ознаменовавшее изменения в стратегических планах Гитлера. Этим условным наименованием назывались мероприятия по подготовке к оккупации Дании и Норвегии. Гитлер намеревался таким путем своевременно воспрепятствовать высадке союзного экспедиционного корпуса в северной Норвегии и устранить опасность блокирования поставок железной руды из Швеции в Германию. Успех этой операции зависел здесь больше, чем на других театрах военных действий, от погодных условий, поскольку предполагалось провести крупную переброску войск морским транспортом. Поэтому прежде всего необходимо было организовать надежную метеорологическую службу в соответствующих районах развертывания операции. В связи с этим следовало активизировать тайные связи нашей контрразведки с Норвегией через Гамбург. Филиалы германо-норвежских пароходных компаний и рыболовецких предприятий были полны наших агентов, которые должны были регулярно сообщать сводки погоды, маскируя их под сведения о состоянии курсов на рыбных рынках. Чтобы сохранить в тайне скопления наших войск в прибрежных районах, важнейшие гавани, подъездные автомагистрали, железнодорожное сообщение и гостиницы в прилегающей местности контролировались строжайшим образом. Картина, представившаяся мне тогда на побережье Балтийского моря, напоминала цирк, когда он разбивает свои шатры. Вспоминается, например, Штеттин: кругом царит суета и ругань. Солдаты, разыскивающие свои части, возбужденные интендантские офицеры, поставившие весь город вверх дном, и посреди всего веселые шутки австрийцев — горных егерей. «Добрые венцы» и уроженцы Штирии вообще относились к необходимости соблюдать секретность не совсем серьезно; они смеялись и громко болтали обо всем «происходящем» — мне кажется, не было необходимости в опытных агентах, чтобы разузнать о цели экспедиции. До сих пор для меня остается загадкой, почему вражеская разведка с таким промедлением узнала о подготовке к «Учениям на Везере», в результате чего английский флот с опозданием пришел в Норвегию [14].

На случай, если дело дойдет до военного столкновения, министерство иностранных дел указало на необходимость того, чтобы в нашем распоряжении находились специальные войска для защиты датской королевской семьи. Однако при оккупации Дании не было сделано почти ни одного выстрела, а сопротивление в Норвегии было очень быстро сломлено. Только в Нарвике горные войска генерала Дитля вели тяжелые бои с сильным экспедиционным корпусом союзников.

Приблизительно через три недели меня послали в Стокгольм. В Берлине опасались, не покажется ли шведам, что после оккупации Дании и Норвегии их нейтралитет находится под угрозой. Поэтому я должен был через наши разведывательные каналы передать шведам успокоительные заявления о том, что Германия будет соблюдать нейтралитет Швеции при всех обстоятельствах. Эту неофициальную информацию дополнили заверения министерства иностранных дел, сделанные дипломатическим путем. Тем временем Канарис должен был успокоить соответствующие военные инстанции Швеции. Только позднее из разговора с Гиммлером я узнал, что Гитлер в случае необходимости не посчитался бы со Швецией. Как только Дитль, сражавшийся у Нарвика, вынужден был бы отойти на шведскую территорию, на что он имел полномочия от Гитлера, Швеция, сказал Гиммлер, в любом случае была бы втянута в войну.

Прежде чем перейти к описанию наступления на Западе, я должен еще раз вернуться к операции в Венло. Гитлер приказал мне связаться с министром иностранных дел в целях оценки полученного материала. Когда я явился к Риббентропу, он стоял за своим письменным столом, скрестив руки. Несколько холодно он протянул мне руку. «О чем вы хотите мне сообщить?», — спросил он меня довольно-таки покровительственным тоном. Я разозлился на его вызывающую манеру и начал свой доклад, исполненный неприязни. Он, казалось, заметил это и стал немного любезнее. Он благодушно предложил мне расположиться в небольшом соседнем салоне. По окончании моего доклада он сказал: «Фюрер твердо убежден в том, что материал, полученный в результате операции в Венло, неоспоримо доказывает нарушение Голландией нейтралитета в пользу Великобритании, и он хочет, чтобы об этом был подготовлен соответствующий доклад». После этого он нажал кнопку звонка и в салон вошел помощник статс-секретаря Гаус. Он был одним из ближайших сотрудников Риббентропа, большой специалист в области международного права; не было в министерстве иностранных дел ни одного важного документа, который бы не составлял или не редактировал Гаус. Сейчас Риббентроп попросил его обсудить и далее разработать вместе со мной вопрос о нарушении Голландией нейтралитета. Где-то в начале мая, точно я не могу припомнить день, Гейдрих позвонил мне и срочно потребовал доклад об операции в Венло. Но я не мог в столь короткий срок представить его в готовом виде. Раздраженный Гейдрих вместе со мной принялся править доклад. В этот же вечер он должен был лежать на столе у Гитлера. На следующее утро мне снова надо было явиться к Риббентропу. Я нашел всех его ближайших помощников в тщательно охраняемой комнате, занятых составлением «Меморандума германского имперского правительства Нидерландам и Бельгии». Никто из сотрудников не имел права покидать служебное помещение на Вильгельмштрассе, пока документ не будет готов. После обеда Риббентроп читал в своем рабочем кабинете страницу за страницей этот документ, постоянно при этом вставляя свои замечания об английской разведке. По отношению к англичанам он страдал своего рода «шпионофобией». Каждый англичанин, утверждал он, находящийся за границей, выполняет задания английской разведки. Во всем этом видна была его глубочайшая ненависть к англичанам. Именно Риббентроп внес в завершающий абзац доклада министерства иностранных дел (который был приложен к меморандуму) следующую безвкусную фразу: «Эти важные для понимания работы британских агентов и их преступных устремлений показания британских офицеров разведки явятся основой для последующего открытого судебного процесса, который прольет свет на темные замыслы мракобесов, гомосексуалистов и антиобщественных преступных элементов из так называемой „Сикрет Интеллидженс Сервис“. Гаус и я высказали сомнения. Резким движением руки Риббентроп оборвал все дальнейшие обсуждения и сказал: „Этим британским канальям нужно когда-то все высказать“. После этого мне нужно было получить подписи Гиммлера и министра внутренних дел Фрика. Гиммлер принял меня в своей квартире и внимательно, с недоверием, вчитывался в каждое слово. Дойдя до последних строк, он изумился: „Нужно ли это? Это производит дешевое впечатление“. Он тут же приказал связать его с Риббентропом, долго говорил с ним о том о сем, но когда наконец объяснил подлинную причину своего звонка, уступил министру.

Спешно я отправился в Штарнберг к Фрику, который подписал текст без всяких возражений. Когда Риббентроп получил подписи, он довольно похлопал меня по плечу. Передачу меморандума голландскому и бельгийскому правительствам возложили на статс-секретаря Гауса. Это произошло 9 мая 1940 года.

Ранним утром 10 мая 1940 года началось немецкое наступление на Западе.

Наша разведка хорошо проделала подготовительную работу. Через линию Мажино был проложен телефонный кабель, по которому наши агенты регулярно передавали свои сообщения на сборный пункт в Саарбрюкен. Сотрудники, работавшие на цементных заводах в Нанси, Сааргемюнде и Меце, передавали точные сведения о французских оборонительных сооружениях и их оснащении. Связники на крупных оборонных предприятиях Шнейдера-Крезо информировали нас о состоянии французских артиллерийских и бронетанковых частей; даже из Десятого Бюро, центрального учреждения французской разведки, нам доставляли фотокопии секретных приказов и оперативных планов.

Тем временем военные операции развертывались в Нидерландах и Бельгии в соответствии с новым планом Манштейна; отказавшись от усиления северного фланга, главный удар немецкое командование направило в стык между французской линией Мажино и бельгийскими оборонительными сооружениями. Самый мощный бастион бельгийских укреплений, форт Эбен-Эмаэль, был захвачен специальным отрядом учебного полка Бранденбург, имевшим индекс ц.б.Ф.800 (полк был придан военной разведке), парашютистами и саперами, применявшими новые методы и средства ведения боя. Аналогичным образом был занят крупный мост через Шельду, который парашютисты удерживали до подхода главных сил пехоты. В это время, примерно 15 мая, я получил следующее задание: вместе со специалистом из министерства пропаганды необходимо было развернуть как можно более широкую пропаганду против Франции, сеящую замешательство. Наиболее верный и короткий путь к успеху обещало радио. Случилось так, что начальником радиостанции в Саарбрюкене был тогда один мой хороший знакомый, который сразу же согласился сотрудничать с нами. В Саарбрюкене были оборудованы три высокочастотных передатчика, которые, будучи замаскированы под французские, вели регулярные «передачи новостей». Наши передачи были основаны частично на информации наших французских агентов, а частично на произвольных, но очень эффективных, выдумках нашего саарбрюкенского приятеля. Примером того, как мы смогли направлять в нужном для нас направлении поток беженцев в Северной Франции, а несколько позднее в районе Парижа, является изготовленная нами невзрачная с виду брошюра, содержащая мрачные прорицания средневекового астролога Нострадамуса. Эта брошюра распространялась среди французского населения через наших агентов по радио и забрасывалась с самолетов. Мы выбрали те цитаты, в которых Нострадамус предсказывал появление «машин, изрыгающих дым и огонь», которые с грохотом будут пролетать над городами, неся ужас и уничтожение людям. От себя мы добавили «пророчество» о том, что только юг и юго-восток Франции спасутся от этих бедствий. После этого охваченные паникой массы беженцев двинулись в подсказанном нами направлении. Тем самым немецкие войска получили желаемую свободу передвижения, тогда как коммуникации французских армий были парализованы.

После прорыва танковой армии Гудериана в направлении Амьена, занятия Аббевилля, наконец, после капитуляции бельгийской армии и безуспешной попытки англо-французских войск прорвать кольцо окружения под Аррасом, кампания на Западе, казалось, завершилась полной победой. Оставался, однако, нерешенным вопрос: как удалось всей массе английских экспедиционных войск переправиться через канал под Дюнкерком, так сказать, на глазах у немецких солдат?

29 мая 1940 года Гитлер, вопреки ожесточенному сопротивлению своих военных соратников, приказал прервать боевые действия на два дня и, кроме того, распорядился отвести немецкие подвижные части на линию канала Ла-Бассе. Это позволило англичанам переправиться на Британские острова. Довод Гитлера, что его приказ направлен на создание заслона против французских войск на юго-западе, был ни на чем не основан. Фронтовая и авиационная разведка показали, что в те дни такой опасности не существовало. Почему же Гитлер отдал такой приказ?

Уже тогда существовали различные версии, в том числе и в вермахте. Так, некоторые думали, что у Гитлера не хватило решимости или он боялся рисковать успехом всей кампании из-за слишком смелой операции. Однако истинные причины следует искать в его расовых и внешнеполитических концепциях. Если бы так считал только я, мое мнение можно было бы отнести на счет моей личной фантазии, но я долго беседовал с Гиммлером и Гейдрихом об этом и они объяснили мне (я подчеркиваю, что это их слова), что Гитлер тогда еще твердо верил в возможность компромисса с Англией. В случае такого компромисса — под влиянием победы Германии — он хотел, по их словам, заключить, на этот раз мир с Англией, как это сделал с Австрией Бисмарк в 1866 году в Никольсбурге.

Так же объясняется и позиция Гитлера по отношению к крупной операции «Морской лев», целью которой было вторжение в Англию. 26 июля 1940 года началось первое совещание по подготовке этой операции, на котором присутствовали Кейтель, Йодль, Редер, Тодт и другие. Гиммлер, которого информировали о ходе совещания, рассказал мне, что первоначально рассчитывали использовать для наступления от тридцати до сорока дивизий, но затем снизили их число до пятнадцати, которые должны были нанести удар по Британским островам из района Дюнкерк-Шербур. Число транспортных средств, затребованных командованием сухопутных войск, достигало в общей сложности четырех тысяч судов — десантных катеров, буксиров, транспортных судов.

Серьезные сомнения против операции «Морской лев» высказал гросс-адмирал Редер; он указал на опасность того, что в результате использования всего тоннажа будет парализован транспорт, и открыто заявил, что не верит в превосходство немецких ВВС, о котором говорит Геринг. Несмотря на энергичные предостережения Гиммлера, который на основе сообщений нашей разведки знал точные масштабы производства истребителей в Англии, Геринга невозможно было разубедить и заставить отказаться от недооценки возможностей английской промышленности. Вопреки своей обычной самоуверенности Гитлер сразу же принял к сведению возражения Редера, чтобы и на этот раз, как сказал мне Гиммлер, оттянуть тотальное наступление против Англии. Разногласия между командованием сухопутных войск, ВВС и флота продолжались до сентября 1940 года.

Тем временем подразделения низшего звена работали с крайней интенсивностью и прусской точностью согласно ранее данным указаниям. В конце июня я получил специальное задание подготовить для предстоящей операции «Морской лев» справочник, который должны были использовать немецкие пехотные части, призванные занять важные военные, промышленные и политические здания в Англии — например, военное министерство, Форин Офис и другие. Это задание потребовало много времени и денег. После того, как собранный материал был изучен разведкой и научно-исследовательским ведомством РСХА и в конце концовпереработан группой высококвалифицированных специалистов, справочник был издан в количестве двадцати тысяч экземпляров.

В сентябре 1940 года внезапно было объявлено, что вся операция «Морской лев» отложена.

В связи с этим я хотел бы упомянуть о разговоре с Гиммлером, из которого я узнал, какие побочные факторы имели важное влияние на решения Гитлера. Я не поверил своим ушам, когда Гиммлер сказал мне: «Примечательно, что Гитлер до смешного боится воды; он связывает с ней представления о несчастье». Гиммлер считал, что этим же объясняется инстинктивное отвращение Гитлера к десантным операциям, таким, как операция «Морской лев».

ЗАГОВОР С ЦЕЛЬЮ ПОХИЩЕНИЯ ГЕРЦОГА ВИНДЗОРСКОГО

Мнение Риббентропа о герцоге — Планы Гитлера и Риббентропа — Приказ о похищении — Установление контактов в Испании и Португалии — Ложные маневры — Приказ оканчивается неудачей — Отчет в Берлине.

Был июль 1940 года, я только что разобрал утреннюю почту, когда мне позвонил один из моих друзей из министерства иностранных дел и сказал: «Мой старик давно хочет поговорить с вами; я думаю, он через несколько минут позвонит вам. Я не знаю, чего он хочет, но, по всей видимости, речь идет о каком-то срочном деле».

Вскоре после этого в телефонной трубке раздался звучный голос Риббентропа: «Скажите, мой дорогой, не могли бы вы срочно прибыть ко мне?» «Разумеется, — ответил я. — Мне только хотелось бы знать, в чем дело, чтобы захватить ссобой нужные документы». «Нет, нет, — быстро возразил Риббентроп, — по телефону об этом нельзя говорить».

Не желая вызывать патологической «ревности» Гейдриха, я тут же поставил его в известность о разговоре с Риббентропом. Он сразу же ответил: «Видно, для этого идиота я уже не собеседник. Ну что ж, отправляйтесь». Я не собирался портить свои отношения с Гейдрихом из-за Риббентропа и обещал после разговора с министром сразу же явиться к нему.

Риббентроп принял меня с серьезным выражением лица, предложил сесть и после нескольких обычных вежливых фраз с унтерстатс-секретарем Лютером спросил, — пользуюсь ли я, вступив в должность руководителя контрразведки, достаточной поддержкой со стороны министерства иностранных дел в области использования дипкурьеров и тому подобное. Слушая его, я, как это часто случалось, почувствовал, что в этом человеке не было ничего естественного — одна поза и заученные жесты… Застывшее выражение лица, напряжение, с которым он заставлял себя изображать улыбку — все было только маской, прикрывавшей судорожные усилия не сбиться с заданного тона. Затем он осторожно направил разговор на предмет, ради которого, собственно, и вызвал меня, — он осведомился о моих связях в Испании и Португалии и спросил, нет ли у меня контактов и с полицией этих стран. Так как я не знал, куда он клонит, я несколько помедлил с ответом. После этого он спросил меня, без всякой видимой связи: «Не помните герцога Виндзорского? Вас представляли ему во время его последнего визита в Германию?» После моего отрицательного ответа он задал мне еще ряд дальнейших вопросов, касающихся личности английского герцога, затронув причины его отречения от престола. Герцог Виндзорский, по мнению Риббентропа, среди всех выдающихся английских политических деятелей является человеком, в наибольшей степени мыслящим социальными и правовыми категориями; это пришлось не по вкусу правящей клике в Лондоне и вся история с браком, сказал Риббентроп, послужила лишь удобным поводом при помощи устаревшего церемониала добиться падения этого искреннего и настоящего друга Германии. «Фюрер и я, — продолжал он, — сразу разгадали эти махинации, и наше убеждение с того времени только окрепло». Я напряженно ждал, куда он, собственно, клонил. «После своего отречения, — с жаром добавил Риббентроп, — герцог находится под строгим наблюдением Сикрет Сервис. Мы знаем, что он чувствует себя на положении арестованного и постоянно пытается сбросить с себя эти оковы, но, к сожалению, безуспешно». Здесь он замолк и значительно посмотрел на меня. «Мы располагаем сведениями, согласно которым герцог намеревается освободиться от этого изматывающего нервы давления; нам сообщают также, что герцог по-прежнему сохранил свои симпатии по отношению к Германии. Известно его высказанное в узком кругу друзей намерение навсегда поселиться в Испании, а также желание возобновить свои старые дружественные связи с Германией. Фюрер придает этим сообщениям большое значение, и мы подумали о том, как установить контакты с герцогом». Риббентроп скрестил руки на груди и прошелся передо мной в раздумье несколько раз взад и вперед. Затем он сказал: «Мне кажется, что для этого дела подходите вы». Прежде чем я успел опомниться от изумления, он энергично продолжал: «Фюрер считает, что в данном случае герцогу можно сделать предложение — например, выразить готовность назначить ему дотацию сроком на двадцать лет в размере пятидесяти миллионов швейцарских франков. Разумеется, только в том случае, — добавил он торопливо, — если он согласится официально отмежеваться от махинаций британского королевского дома. Он мог бы выбрать себе для жительства какую-нибудь нейтральную страну, например, Швейцарию. Во всяком случае, это должна быть страна, на которую Гитлер при случае в состоянии оказать политическое или экономическое давление. Если герцог решится на это, но Сикрет Сервис попытается воспрепятствовать такому намерению, фюрер в этом случае требует, если это окажется необходимым, применить силу по отношению к английской разведке. Если герцог проявит колебания, было бы целесообразно несколько помочь ему, если понадобится, и насильно. Разумеется, при этом ему и его жене не должно быть нанесено никакого ущерба». Риббентроп остановился передо мной и посмотрел на меня с серьезной миной. «Я передаю вам приказ от имени фюрера — срочно выполнить это задание». На мгновение он замолчал, чтобы понаблюдать за выражением моего лица под влиянием его слов, и затем прибавил: «Герцог в ближайшем будущем намеревается последовать приглашению поохотиться на испанской границе. Пожалуй, вы могли бы использовать этот случай, чтобы через ваших испанских друзей установить с ним первый контакт. Для проведения дальнейших мероприятий в вашем распоряжении все вспомогательные средства; в остальном вы можете действовать по своему усмотрению».

У меня буквально перехватило дыхание, изо всех сил я пытался найти слова возражения. Затем я спросил, могу ли я просить о некоторых разъяснениях. Риббентроп на это ответил: «Спрашивайте, только покороче». Я хотел осведомиться о надежности разведывательной информации, но Риббентроп оборвал меня: «В высшей степени надежная информация из испанских кругов. Подробности вас не должны интересовать». Я сделал еще одну попытку и спросил: «Должен ли я, судя по обстоятельствам, доставить герцога в другую страну, если он не согласится на наше предложение? Вся операция, мне кажется, будет иметь шансы на успех только в том случае, если мы заручимся согласием герцога». «Разумеется, применять силу следует в первую очередь против Сикрет Сервис, — ответил недовольно Риббентроп, — против герцога только тогда, когда он, не обладая достаточной решимостью, охваченный сомнениями, будет нуждаться в решительной помощи. Как только он окажется на нейтральной территории и почувствует себя свободным человеком, он будет благодарен нам за это». «Свободным человеком», — подумал я, — в какой нейтральной стране нет агентов английской разведки?»

«Я сообщу фюреру, что вы приняли задание», — раздался звучный голос Риббентропа. Я кивнул и поднялся. «Минуточку, Шелленберг!» Риббентроп снял телефонную трубку и попросил соединить с Гитлером. Великодушным жестом он предложил мне взять параллельную трубку, чтобы я мог слышать их разговор. По голосу Гитлера было ясно слышно, что ему неприятен весь этот разговор. В конце беседы он сказал: «Шелленберг должен прежде всего узнать о позиции жены герцога; известно, что она имеет на него большое влияние». Господин министр иностранных дел встал, поклонился телефону и сказал: «Это все, благодарю вас, мой фюрер». Мы еще вкратце обсудили вопрос о передаче информации. Риббентроп настаивал, чтобы сведения передавались через представительства министерства иностранных дел в Мадриде и Лиссабоне.

После этого я отправился к Гейдриху. Он выслушал меня и сказал: «Не нравится мне вся эта затея. Но если на этом настаивает Гитлер, трудно будет отговорить его. Вообще-то, будь я шефом Сикрет Сервис, насыпал бы я вам соли на хвост». Сарказм Гейдриха был вызван отнюдь не желанием подстегнуть мое и без того слабое воодушевление перед предстоящей операцией. Мне было ясно, что все это было плодом фантазии Риббентропа на почве его ненависти к англичанам. Но в конце концов ему удалось заручиться для осуществления своих планов личным приказом Гитлера.

Следующий день я посвятил подготовке к поездке. Риббентроп вызвал меня еще раз и поинтересовался, разработал ли я уже план действий. Он опять подчеркнул, свойственным ему деланно важным тоном, что фюрер покарает малейшее нарушение секретности.

На следующее утро я через Лион и Марсель вылетел в Мадрид. Над Испанией стояла такая жара, что я в конце концов заснул. Внезапно меня разбудил один из летчиков (агент разведки). Под нами лежал Мадрид. Вскоре машина приземлилась.

После короткого отдыха на одной из квартир разведки, я окольными путями поехал к германскому посольству, где имел беседу с тогдашним послом Германии в Мадриде фон Шторером. Посол заявил мне, что часть информации, о которой упоминал Риббентроп, ему известна. Он имеет, кроме того, сведения, что герцог Виндзорский во время небольшого ужина в узком кругу своих португальских друзей довольно резко отозвался о постоянном наблюдении со стороны Сикрет Сервис, а также не скрывал своего недовольства по поводу своего назначения губернатором Багамских островов. Герцог, по-видимому, будет обрадован возможностью спокойно жить со своей женой — видимо, длительное пребывание у своих испанских друзей-охотников продиктовано этими соображениями. До фон Шторера дошли также слухи о том, что герцог принял одно из приглашений на охоту. Однако герцог якобы еще не определил срока этой поездки. Предполагаемый район охоты — недалеко от испанопортугальской границы. Во всем этом для меня не было ничего принципиально нового.

В тот же день я связался с германским полицейским атташе в Мадриде; официально он был аккредитован как сотрудник германского посольства. Наряду с поддержанием связей с испанской полицией он, разумеется, выполнял и тайные поручения. В то время Мадрид был одним из важнейших полей деятельности немецкой разведки. Так, военный сектор, кроме оперативной разведывательной работы и контрразведки, включал около сотни служащих, которые размещались в здании германского посольства и вели широкую деятельность по радиоперехватам и дешифровке, образуя одно из самых крупных подразделений нашей службы за границей. К этому разведывательному центру примыкала также метеорологическая станция с базами в Португалии, на Канарских островах, а также в Северной и Южной Африке; она имела решающее значение для использования наших военно-воздушных и военно-морских сил, действовавших в Бискайском заливе и в западной части Средиземного моря.

***

Вечером я был в гостях у немецкого посла. Мы немного поговорили об истинной цели моего приезда. Фон Шторер предложил устроить мне приглашение в те круги испанского общества, где я мог бы иметь возможность составить собственное мнение обо всех слухах вокруг герцога Виндзорского. Посол явно почувствовал облегчение, когда я сообщил ему, что считаю в данной обстановке неприемлемым применение насилия по отношению к герцогу, и в то же время всегда готов силой воспрепятствовать любым проискам английской разведки — но не более того. Я заметил, как после этого мой хозяин проникся доверием и в конце концов пожаловался на собственные заботы, В особенности он говорил о трудностях с Риббентропом и с иностранным отделом НСДАП. Наконец, он попросил меня поддержать его при разговоре с Риббентропом, прежде всего, в его усилиях против настояний Берлина, требующего от Испании вступить в войну. В Берлине, сказал посол, смотрят на вещи исключительно сквозь призму собственных интересов и слишком мало учитывают реальное политическое положение Испании. Важнейшим и серьезнейшим аргументом Франко против выдвигаемой Берлином идеи «создания европейского блока» являются экономические трудности, переживаемые Испанией после гражданской войны. Если бы Германия смогла обеспечить соответствующие источники помощи, удовлетворив тем самым нужды Испании, очень важное, но не последнее возражение Франко, оправдывающее его колеблющуюся позицию, по мнению посла, было бы устранено. Несмотря на все успехи германского оружия, сказал он, в Испании все еще сомневаются в том, можно ли вообще на самом деле победить Англию. Мне было ясно, что фон Шторер хотел использовать меня в качестве рупора своих мыслей, чтобы предостеречь Берлин от чересчур оптимистических ожиданий относительно вступления в войну Испании на стороне Германии.

Фон Шторер находился в действительно неприятном положении — во-первых, по отношению к испанцам, поскольку он, следуя указаниям из Берлина, должен был обращаться с ними с «высокомерной холодностью», учитывая нехватку у них «боевого духа», а во-вторых, по отношению к Гитлеру, который его с этого момента терпеть не мог и называл не иначе, как «этот болван посол».

Из Лиссабона пока не поступало для меня никаких сообщений. Казалось, будто герцог Виндзорский не очень-то спешит отправиться на охоту. Я сам уже подумывал о том, что вся затея провалилась. Однако, прежде чем принять соответствующее решение, я должен был убедиться в этом лично на месте. После того, как мои испанские друзья обеспечили мне прикрытие на случай возможных затруднений при переходе границы, я выехал в Португалию.

В Лиссабоне я остановился в квартире эмигрантской семьи евреев, покинувших Голландию. Поскольку их часто посещали иностранцы, мое пребывание в доме не бросилось в глаза остальным жильцам. Прежде чем вечером отправиться в немецкое посольство, я разыскал своего японского друга, который оказал мне немалую помощь во время моей первой разведывательной операции в Дакаре. Он сразу же пообещал мне раздобыть точный план дома герцога в Эсториле с указанием количества входов и выходов, с различными подробностями относительно прислуги, о том, какие этажи заняты под жилье и как обстоит дело с охраной. На протяжении нашего разговора с лица японца не сходила вежливая улыбка и по его внешнему виду невозможно было сказать, что он на самом деле думает об этом предприятии.

Вечером я еще немного побродил по городу, потом медленно стал подниматься по идущей в гору улице к немецкому посольству. С высоты мне открылся великолепный вид на Лиссабон, вплоть до портового квартала и устья Тежу. С немецким посланником Фрайхерром фон Хойнинген-Хейне я сразу же без обиняков начал говорить о своем задании. Он тоже слышал о тех или иных недовольных высказываниях и заявлениях герцога, однако считал их всего-навсего сенсационной болтовней. Свою точку зрения он дополнил пожеланием, чтобы отношения между Португалией и Германией не осложнились в результате каких-либо насильственных действий. Тем не менее, в соответствии с полученными указаниями, он готов был использовать технические возможности миссии для передачи моих сообщений в Берлин. Затем мы затронули общие проблемы внутриполитического положения в Португалии. Фон Хейне рассказал, как сильно опасаются португальцы возможности того, что когда-нибудь Англия и Америка используют Португалию в качестве предмостного укрепления для крупного наступления в Средиземноморье и Северной Африке. Между англичанами и нами тогда шло настоящее соревнование за влияние на португальскую разведку, которая осуществляла свою деятельность во всех направлениях, используя широкую сеть разведчиков. Изучение соотношения сил между нашей и английской разведками показывало, что последняя, несомненно, была лучше обеспечена и была сильнее. Тем не менее было удивительно, как много позиций завоевали мы за последние годы в Португалии.

Фон Хейне в разговоре коснулся операции в Венло. Мне интересно было услышать, что в Англии и Франции тогда действительно верили в существование в среде высокопоставленных офицеров вермахта оппозиции, поставившей якобы своей целью свержение Гитлера. Из того же надежного источника посланнику стало известно, что Франция позволила себя провести, сделав слишком поспешное заключение о внутреннем положении Германии. Впоследствии Франция заплатила горькую цену за свою ошибку, легкомысленно поверив в то, что третий рейх уже подорван тем, что его возглавляет ненадежное командование и настолько ослаблен, что его не стоит принимать в расчет, как серьезного противника.

На следующий день я вновь встретился со своим японским сотрудником. Он уже проделал большую работу. Я получил обещанный чертеж и сведения о распорядке дня в доме герцога, а также об охране, состоявшей из португальцев и англичан. Мне сразу же стало ясно, что начинать нужно с португальской охраны. Здесь мне могли помочь только мои друзья среди местных жителей и деньги.

Уже через два дня удалось заменить португальских полицейских некоторыми надежными людьми и установить плотную информационную сеть вокруг квартиры герцога. Удалось также переманить на свою сторону часть прислуги. Вскоре в доме герцога не происходило события и не произносилось слова, о котором мне вечером не становилось известно после просмотра сообщений моих агентов. В качестве дополнительного контроля я обзавелся еще одним источником, который находился в высшем португальском обществе. Из него я тоже черпал информацию о высказываниях герцога. В результате у меня сложилась такая общая картина…

Герцог, казалось, на самом деле отказался от запланированной охоты. Вместо этого он постоянно выражал свое недовольство наблюдением, которому он подвергался, и поговаривал, что пребыванию в Европе он предпочел бы назначение на пост губернатора Багамских островов. Однако не было и речи о намерении с его стороны отправиться в другую страну без согласия английского Правительства. Наоборот, в один голос получаемые мной сообщения свидетельствовали о слабом состоянии здоровья герцога. В этом я видел теперь возможность разжечь его возмущение контролем со стороны Сикрет Сервис. Я должен был что-то, в конце концов, предпринять, чтобы сохранить свою репутацию в Берлине.

Мне помог один высокопоставленный португальский полицейский чиновник, сообщивший герцогу, что есть сведения, делающие необходимым усиленное наблюдение за его персоной со стороны португальской полиции. Чтобы придать этому слуху весомость, по моему распоряжению в ту же ночь в окна герцогского дома были брошены камни, что вызвало большое беспокойство, и был проведен поспешный обыск. Кроме того, при помощи слухов среди прислуги герцога было распространено мнение, что во всем этом виновата английская разведка, постоянно пытающаяся вмешаться в личную жизнь герцога. Через несколько дней в дом герцога был доставлен букет цветов, в котором был спрятан конверт. В письме говорилось: «Остерегайтесь махинаций Сикрет Сервис — португальский друг, желающий Вам добра».

Конечно, такие «номера для дураков» не произвели слишком большого впечатления, но все же о них спорили, у многих зародились сомнения и подозрения. Для меня же самым важным во всем этом было то, что вообще хоть что-то произошло, о чем я мог под соответствующим соусом сообщить в Берлин.

Тем временем прошло больше недели. Мой японский друг рекомендовал мне соблюдать величайшую осторожность. Сикрет Сервис, сказал он, почуяло, откуда ветер дует. Пожалуй, он был прав. Однажды я заметил, что за мной по пятам спешат два английских агента. Мне потребовалось почти два часа, чтобы отделаться от своих преследователей. Мне удалось сделать это лишь после того, как я молниеносно затерялся в толпе прихожан церкви Фатимы, откуда выскользнул через маленький боковой выход.

Еще через неделю я получил телеграмму за подписью Риббентропа: «Фюрер приказывает готовить операцию похищения». Это была торпеда, которой я не ожидал. Когда я рассказал об этом немецкому посланнику, он заметно занервничал. Все же я заверил его, что о похищении для меня не может быть и речи, хотя и сам еще не знал, какую линию поведения мне следует избрать в дальнейшем, чтобы не попасть в положение человека, отказывающегося выполнить порученный приказ. Чтобы хоть на время сбросить с себя груз забот, я решил, прежде чем приняться за дела, посетить вместе с фон Хейне и его супругой выставку с различными аттракционами и увеселениями, устроенную в Лиссабоне. Но злополучная телеграмма не выходила у меня из головы.

В тот же вечер я снова встретился со своим японским другом и поведал ему о своих новых затруднениях. «Приказ есть приказ, вы должны исходить из этого», — ответил он, не изменившись в лице. Я молчал, какое-то гнетущее чувство охватило меня, когда я услышал его напоминание о моем долге. Я попытался объяснить ему, в конце концов, мое положение. На это он спросил — в глазах его сверкал огонек насмешки: — «О чем нам сейчас, собственно, нужно говорить? О выполнении приказа или о том, как его обойти?» Я молчал. Он сказал тогда: «Как вы что представите своему фюреру, ваше дело. Давайте-ка подумаем, как обойти приказ. — И он надавал мне кучу советов, как лучше выпутаться из этой истории. — Может быть, вам повезет, — сказал он на прощание, — и герцог Виндзорский все-таки потеряет терпение».

Так и не придя ни к какому решению, я простился с ним. В маленьком ресторанчике я встретился с одним своим португальским приятелем. Я был уже так подавлен и утомлен, что вообще уже не мог коснуться этой мучительной темы. Но все же я сделал это и, чтобы узнать мнение собеседника, пошел ва-банк: «Послезавтра я должен переправить герцога Виндзорского через испанскую границу. Могу я рассчитывать на вашу помощь?» Мой друг мрачно взглянул на меня и покачал головой: «Без меня. За это я не могу отвечать. Все это для меня слишком опасно. Кроме того, я не понимаю, какой вам прок от герцога Виндзорского, силой перетянутого через границу? И не думайте, что это поднимет репутацию Германии. Вообще вся эта история — чистое безумие, не отрывались бы вы от реальности».

Я облегченно вздохнул, ведь, в сущности, в глубине души я и не ожидал иного ответа. Мы только обсудили план, каким образом продемонстрировать невыполнимость приказа о похищении, чтобы я мог соответствующим образом доложить в Берлин.

На следующее утро португальская охрана была значительно усилена — более двадцати человек расхаживали перед домом герцога. С помощью моего друга была приведена в движение и внутренняя охрана, состоявшая из англичан. Обо всем этом я сообщил в пространном донесении в Берлин и просил указаний, как поступать в таких обстоятельствах и применять ли в случае необходимости оружие. Через два дня пришел ответ: «Вы должны действовать по обстановке». Мне показалось, что эта формулировка отразила более трезьый взгляд на вещи, установившийся в Берлине, и начал чувствовать себя немного легче, так как появилась возможность маневра.

Тем временем приближался срок отъезда герцога на Багамские острова. Из Лондона уже прибыл один из руководящих работников Сикрет Сервис, сэр Уолтер Монктон, якобы для того, чтобы ускорить отъезд герцога. Я использовал это обстоятельство и сообщил в Берлин о том, что один английский агент намекнул мне о возникших вроде бы напряженных отношениях между герцогом и английской разведкой, причиной которых является отъезд герцога в Вест-Индию. После этого, сообщал я, Сикрет Сервис создало для герцога невыносимую обстановку, предупредив его, что в Португалии ему грозит величайшая опасность со стороны иностранных разведок. Сам я в это время распустил слух о том, что за несколько часов до твердо установленного срока отплытия на корабле, предоставленном герцогу, взорвется бомба с часовым механизмом. Португальская полиция сразу же ухватилась за этот слух, с помощью которого я способствовал отъезду герцога, как этого желала английская разведка, и начала лихорадочно обыскивать судно, стремясь найти столь опасный предмет. На герцога и его супругу все это, казалось, не произвело никакого впечатления. Из окон немецкой миссии я через бинокль наблюдал за стоявшим в гавани на якоре кораблем и видел, как герцогская чета в сопровождении сэра Монктона точно в назначенный срок спокойно взошла на борт судна.

Так закончилось мое замысловатое поручение.

Теперь главное было оправдаться в Берлине. Если б я мог доложить обо всем Гитлеру лично, все обошлось бы хорошо. Но если бы меня упредил Риббентроп — тут было бы над чем поломать голову. Разумеется, после возвращения в Берлин меня срочно вызвал к себе не кто иной, как Риббентроп. Он так холодно и небрежно протянул мне руку, что мои опасения усилились. Коротко потребовал он от меня доложить о поездке. Когда я закончил свой рассказ — как ни странно, но вопреки своей привычке он ни разу не прервал меня, — он некоторое время молчал, уставившись в свой письменный стол, и затем сказал примиренно: «Фюрер читал все ваши телеграммы. Я должен от его имени сообщить вам, что несмотря на разочарование, испытанное фюрером от исхода операции, он согласен с принятыми вами решениями и одобряет их». У меня камень свалился с сердца. Я должен честно признаться, что такая реакция Гитлера вызвала во мне известную долю уважения к нему.

После этого я отправился на доклад к Гейдриху. «Было бы лучше, если бы вообще не брались за это», — сказал он неодобрительно.

Летом 1945 года, когда меня допрашивали союзники, я понял, что Сикрет Сервис так и не узнала вообще о моем пребывании в Португалии.

ЯПОНСКАЯ «ЯРМАРКА ШПИОНОВ» В ЕВРОПЕ

Связные польской разведки направляются в Берлин — Маньчжурская миссия — Хороший улов в Тиргартене — Сотрудничество японцев с польской разведкой — Торговля информацией в Стокгольме.

Вскоре после моего возвращения из Португалии мы получили от нашего Варшавского центра срочную депешу. «У3 — в ближайшие часы отсюда в направлении на Берлин отправится важный связной движения Сопротивления. Имя, внешность, пункт назначения и цель поездки не удалось выяснить. Вероятно, он поедет вечерним скорым поездом».

Это было и много, и в то же время ничего не было. Как найти в скором поезде Варшава — Берлин среди сотен пассажиров одного подозрительного, если даже не знаешь, на что при этом нужно прежде всего обратить внимание? Мне пришло в голову использовать «летучую команду», группу специалистов, которые должны будут наблюдать за пассажирами и в самом поезде, и на всех крупных остановках. В то же время я дал указание У. в Варшаве продолжать поиски.

Ночью командир специальной группы сообщил, что на перегоне Позен [15] Берлин замечено шесть подозрительных пассажиров, за которыми установлен пристальный контроль. Один из них, по фамилии Неб, назвался поляком и предъявил соответствующие документы; хотя при обыске и при просмотре его деловых бумаг не было обнаружено ничего подозрительного, специалист по языку из спецкоманды все же считает, что его произношение носит русский характер и что он чем-то не похож на того, за кого себя выдает. Сначала он сказал, что направляется во Франкфурт-на-Одере, потом — что в Берлин, а цель поездки, по его словам, заключалась в переговорах с заграничным филиалом японского концерна Мицуи. Вместе с Небом, по сообщению наших агентов, в купе ехал известный К. , который тоже намеревался встретиться с представителями концерна Мицуи в Берлине; в отличие от своего попутчика он держался уверенно. Проверка багажа, по словам руководителя группы, не выявила ничего подозрительного, а обыскивать его воздержались.

Хотя мы и не обнаружили прямых улик, но все же у руководителя группы возникло подозрение: «Поверьте мне, — говорил он, — с Небом дело нечисто и К. связан с ним». Наш сотрудник был старым, опытным профессиональным волком, и вскоре выяснилось, что он напал на верный след. В среду я получил сообщение, что Неб расстался со своим попутчиком и остановился в гостинице неподалеку от Штеттинского вокзала. К. поехал дальше в Берлин-Штеглиц, где поселился в небольшой частной квартире. Подозрения против других пассажиров после тщательной проверки отпали. Тем теснее сомкнулось кольцо вокруг Неба и К.

Квартира, в которой остановился К., принадлежала служащему маньчжурской миссии в Берлине. Я тут же отдал приказ установить наблюдение за телефонными разговорами К. Однако К. явно насторожила проверка в поезде — он был крайне осторожен. Первые три дня он вообще не выходил из дома и только однажды попросил Н. по телефону прийти к нему. Визит длился около получаса. После этого Н. вернулся к себе в гостиницу и позвонил оттуда в маньчжурскую миссию, спросив, может ли он посетить ее. «Нет, лучше не надо. Ваш спутник должен послезавтра встретиться с вами в известном месте в Тиргартене во время прогулки; он будет беседовать с Николем, сидя на скамейке». Это уже были ценные сведения.

На следующее утро Н. снова посетил своего попутчика К. в его квартире. Сам К. до сих пор так и не выходил из дома. Он никого не принимал и ни к кому не обращался с просьбами. Он сидел, как крот в своей норе.

В этот же вечер Н. встретился у себя в гостинице с женщиной. Она служила кухаркой в маньчжурском посольстве. От одного молодого берлинца, работавшего в миссии помощником швейцара, мы узнали, что эта кухарка — по национальности полька, но имеет маньчжурский паспорт. Кроме нее в миссии служат еще шесть поляков с соответствующими документами. Имя Николь он никогда не слышал. Соответствующие вопросы, направленные министру иностранных дел и полиции, ведающей иностранцами, также не прояснили дела. Видимо, это была кличка. Теперь мне предстояло решить, нужно ли нам арестовать Н. и К. во время прогулки в Тиргартене или продолжать держать их под наблюдением? Может быть, Николь был сотрудником маньчжурской миссии, пользующийся дипломатической неприкосновенностью, или вообще японец? Это привело бы к неприятностям.

Агент У3 тем временем сообщил, что ему не удалось разузнать в Варшаве ничего нового. Опираясь на наши наблюдения, я имел все основания полагать, что налицо сотрудничество польской разведки, входящей в польское движение Сопротивления, с японской разведкой. Ведь маньчжурская миссия на практике была «японским посольством». Дело теперь было лишь в правильном выборе момента. Мы еще не знали, произойдет ли во время встречи в зоопарке обмен разведывательными материалами устно или будут переданы какие-то документы. В последнем случае мы должны были вмешаться в самый момент передачи, так как промедление вынудило бы нас прибегнуть к обыску, который был крайне нежелателен вследствие экстерриториальности наших поднадзорных. В случае, если участники встречи вздумали бы ограничиться устной беседой, наши сотрудники должны были постараться подслушать как можно больше из их разговора.

Сначала я связался с компетентным юристом администрации Тиргартена. На следующее утро наши «садовники» заступили на службу в зоопарке, облачившись в зеленые передники и вооружившись садовым инвентарем. Точно в десять часов на такси подъехал К. Расплачиваясь, он быстро оглядел прилегающую местность. Потом он отправился по одной из пешеходных дорожек как беззаботный посетитель. И тут — для наших сотрудников остается загадкой, откуда он так неожиданно появился — из соседней аллеи вышел Николь. К. явно знал его в лицо. Остальное произошло очень быстро. После короткого приветствия К. вытащил из кармана брюк пакет и передал его собеседнику. В этот же момент их арестовали. Чуть позднее та же судьба постигла Н. , кроме того, для надежности мы на улице арестовали кухарку и всех польских сотрудников маньчжурской миссии, имеющих маньчжурские паспорта. Поскольку при этом мы нарушили принцип дипломатической неприкосновенности, я тут же проконсультировался с унтер-статс-секретарем Лютером из министерства иностранных дел о возможных обоснованиях для извинений, которые, в случае необходимости, мы должны были принести. Мы могли, например, изобразить аресты результатом ошибки, но, как вскоре выяснилось, нам не пришлось делать этого, так как Н. и Николь дали нам слишком много доказательств своей вины.

Пакет, переданный К. Николю, содержал средних размеров платяную щетку, почти новую, с серебряной спинкой, и непочатый тюбик зубной пасты. Довольно долго мы колдовали над этими вещами, наконец обнаружили, что, если нажать сбоку на спинку платяной щетки, она сдвигается, и ее можно отделить от остального корпуса. В деревянном корпусе, на который была наклеена щетина, оказались алюминиевые трубочки с проявленной микропленкой. Такое же открытие мы сделали, исследуя тюбик с зубной пастой. Таким образом, в наших руках оказалось сорок микропленок. Пересняв и увеличив их, мы увидели, что на пленке были засняты три тома разведывательного материала. Часть материалов на английском и французском языках освещала общую политическую ситуацию в разделенной на две части Польше. В одном документе, составленном на польском языке, содержался тщательный объективный анализ психологических ошибок и упущений, совершенных оккупационными властями обеих стран — Германии и СССР, причем русские выглядели в более неприглядном виде, чем мы. Дальнейшая информация касалась системы планирования и структуры польской армии Сопротивления; она явно была рассчитана на финансовую поддержку разведок дружественных стран. Остальной материал содержал сведения о мощности и рассредоточении германской оккупационной армии, дополненные множеством точных статистических данных. В главном командовании вермахта немало удивились столь точной и обширной информации, тем более, что цифры соответствовали действительности до малейших деталей. Объяснение этому мы могли найти лишь в сотрудничестве польских женщин с разведкой противника. Сообщения о военных мероприятиях, только еще находящихся в стадии планирования, содержащиеся в материалах К. , можно было объяснить лишь тем, что они получены от польских женщин, знакомых высокопоставленных немецких офицеров.

Столь обширный материал мог быть собран только благодаря разветвленной информационной сети и неопровержимо доказывало активность польского Сопротивления и вообще способность польского народа к ведению конспиративной работы. Особенно интересно для меня было установить, что польское Сопротивление намеревалось при создании своей разведки опереться на помощь японской разведки. Теперь было необходимо найти центр польской шпионской сети. В любом случае полученного материала было достаточно, чтобы по меньшей мере изобличить К. как главную фигуру среди шпионов, работающих в интересах Польши. Н. играл вспомогательную роль; во время допросов он проявил себя довольно нестойким противником и уже через шесть часов выложил все, что знал. Он был постоянным связником между главным варшавским резидентом польского Сопротивления и одной украинской группой. Эта группа оказалась так называемой «группой Мельника», которая в то время официально поддерживала с нами дружеские отношения. К. , напротив, оказался крепким орешком, польским националистом до мозга костей. Через два дня ко мне пришел специалист, ведший допрос, и пожаловался, что ничего не может добиться от К. «Разрешите мне взяться за этого упрямого поляка как следует». Я приказал ему привести ко мне К. , так как был убежден в том, что методы Мюллера не принесут нам здесь ни малейшего успеха.

Вскоре ко мне в кабинет привели К. Передо мной стоял высокий, статный человек с правильными чертами лица, по любому жесту которого сразу был виден офицер польской армии. Он знал, с кем он говорит, и сначала держался очень замкнуто. Я обращался с ним, как с офицером, объяснил ему мое положение и предложил ему поставить себя на мое место. Кроме того, я подчеркнул, что полностью пойму его, если он будет давать показания так, чтобы не выдать никого из своих товарищей. Во всяком случае, сказал я, у нас достаточно материала, чтобы расстрелять его как шпиона. Как я уже сказал, мне было важно получить сведения о центре разведывательной сети, поэтому я попытался облегчить ему процесс признания, строя для него такие «мостики»: я дал ему понять, что его показания не будут предательством уже потому, что варшавский центр и без того уже предупрежден маньчжурской миссией и наверняка силы польского Сопротивления уже произвели реорганизацию тех своих звеньев, над которыми нависла опасность. Он согласился со мной, сказав, что опоздал с возвращением уже на четыре дня, в результате чего автоматически вступили в силу инструкции по обеспечению безопасности и свертыванию работы. В справедливости его слов мы убедились, когда сразу же после просмотра полученного материала начали поиски технической лаборатории польского Сопротивления в Варшаве: это учреждение, оборудованное новейшей техникой, два дня назад сменило свое местонахождение. Его руководитель, профессор варшавского технического института профессор П. , тогда же исчез. Мы предполагали, что ему помогла скрыться японская разведка.

Теперь для дальнейшего разговора с К. была получена определенная основа, на которой мы могли найти общий язык. Теперь он был не таким неприступным. Правда, о варшавском центре он мне так ничего и не сказал. Но, к моему полному удивлению, он начал посвящать меня в другие подробности разведывательной деятельности. Он сделал это не из страха. О его побуждениях мне сказало сделанное им откровенное признание: «Хоть я и ненавижу немцев, как угнетателей Польши, еще больше ненавижу я русских». В конце концов такая позиция побудила его отправиться по нашему заданию в Россию, где он до 1945 года работал на нашу разведку.

О сотрудничестве Польши с японской разведкой после беседы с К. я узнал следующее: японцы располагали особенно разветвленными разведывательными центрами в Белграде, Виши и Стокгольме. В качестве одного из перевалочных пунктов для своих связников они использовали Берлин. Японская разведка очень быстро сумела получить точные сведения о создании польской армии Сопротивления, которая вначале представляла собой скорее разрозненные группы сопротивления, чем сплоченные подразделения, укомплектованные солдатами и офицерами бывшей польской армии. Заинтересованность японцев в сотрудничестве с польской подпольной армией объяснялась тем, что они надеялись найти в Польше широкие возможности для деятельности собственной разведки. Японцы охотно пользовались этими окольными путями, так как при этом, сами оставаясь в тени, они предпочитали вербовать местное население, щедро оплачивая его услуги. Разделенная на две части Польша представляла для японской разведки особенно важное поле деятельности; здесь можно было действовать в двух направлениях — как против Германии, так и против России. При этом не нужно было нести особенных затрат, снабжать своих агентов дипломатическими паспортами или засылать в страну с целью натурализации.

(В конце 1943 года из разговора с японским военным атташе в Берлине генералом Комацу я случайно узнал, что в Японии были очень удивлены тем, что после случая с К. мы не сделали попытки установить сотрудничество с японцами, прежде всего в целях создания совместной разведывательной сети против России.)

Будет небезынтересно сказать несколько слов о методах работы японской разведки: по сведениям арестованных нами поляков полученный материал имелся в двух экземплярах, его копию послали на «перевалочный пункт» в Рим, генералу ордена иезуитов Ледоховскому. Однако мы не могли из показаний арестованных установить, какие формы носило сотрудничество с орденом; оставалось лишь предположить, что сотрудничество носило систематический характер. Захваченный нами на «перевалочном пункте» в Берлине материал должен был отправиться в Стокгольм, причем его адресатом был бывший польский офицер, являвшийся в то же время сотрудником японской миссии. В нашей картотеке этот поляк был зарегистрирован как агент русской разведки. Теперь, учитывая новую информацию, мы установили за ним в Стокгольме наблюдение: он часто посещал японскую миссию. Бывал он и в русском представительстве. Ничего удивительного — таковы были методы работы японского посланника Онодеры, одной из ключевых фигур японской разведки в Европе. Онодера имел обыкновение в буквальном смысле слова вести меновую торговлю поступающей к нему информацией, уже проанализированной японскими разведывательными центрами в Виши, Риме или Белграде. Нужно при этом отдать ему должное — он поставлял на рынок материал только «отличного» качества. От своих партнеров по коммерции он требовал столь же «серьезного» подхода к делу. С теми, кто не соблюдал правила игры, он порывал. Когда я установил, что Онодера снабжает материалами не только русскую, но и через определенные промежутки времени английскую разведку, я тут же включился в торговлю через одного из своих стокгольмских агентов. При этом мой сотрудник представлялся агентом итальянской разведки. Сначала мы выступили в роли «поставщиков». Материал для господина Онодеры нужно было тщательно отобрать, и скомпоновать, чтобы не вызвать сразу у него подозрений, — он должен был включать правдивую, но маловажную информацию, смешанную с ложными, вводящими в заблуждение, сведениями. Информация, полученная в обмен на мой материал, часто была просто ошеломляющей. Так, например, Советы сообщили великолепные сведения об Англии; частично этот материал был получен непосредственно из английского военного министерства. Я мог это объяснить только следующим: русские тогда еще тесно сотрудничали с разведывательной службой китайских коммунистов, которая, в свою очередь, поддерживала связи с английскими дипломатическими кругами. Некоторые материалы были столь важными, что я не направил их на исследование в английский отдел нашего ведомства, а обработал их лично. Ниже я еще вернусь к этому.

Японский посланник в Швейцарии Окамото попытался последовать примеру своего стокгольмского коллеги и создать аналогичный «рынок». Однако ему, видимо, не хватало ловкости Онодеры, так что торговля через него так и не наладилась как следует. Знать карты Окамото нам помогло то, что удалось «раскусить» его дипломатический шифр, благодаря чему мы читали всю его корреспонденцию.

Дело К. закончилось тем, что маньчжурская миссия лишь через шесть недель обратилась к нам с запросом о местопребывании «граждан его страны». После этого мы освободили арестованных; все они скрылись где-то на Балканах.

УСИЛЕНИЕ АБВЕРА

Переговоры о перемирии в Висбадене — Визит испанского министра — «Операция Феликс» — Молотов в Берлине — Требования Сталина — Гитлер меняет фронт — Проникновение советских шпионов в наши учреждения — Усиление и модернизация абвера — Промышленный, экономический и общественный шпионаж — Гейдрих о Канарисе.

Между тем я, получив от Гейдриха задание, отправился в Висбаден. Там должна была заседать франко-германская комиссия по переговорам о перемирии. Нужно было понаблюдать за иностранными участниками совещания. «Фюрер, — сообщил мне Гейдрих, — полон недоверия». Руководитель французской делегации, генерал Хунцигер, хотя и заслуживающий уважения офицер, но Гитлер все же считает целесообразным узнать о его намерениях относительно переговоров.

Прибыв на место, я прежде всего ознакомился с планировкой здания, предоставленного для заседаний комиссии. Затем я обсудил с нашим резидентом в Висбадене, как незаметнее установить наблюдение за французскими участниками переговоров и следить за их разговорами между собой. Представлялось целесообразным внедриться в комиссию с помощью женщин, выполняющих функции канцелярских работников. Им поручалось попытаться войти в дружеские отношения с некоторыми сотрудниками французского персонала, прежде всего с теми, кто отвечает за хранение документов. Наш план удался. Почти каждый вечер мы с помощью дубликата ключа могли проникать в одну из ванных комнат, где стоял сейф с документами. Через неделю у нас в руках были фотокопии всех важных отчетов генерала Хунцигера. Полученные материалы оказались очень полезными для контролирования хода переговоров и осуществления избранной немецкой делегацией тактики. Дело в том, что приведенные генералом Хунцигером во время переговоров данные об имеющихся запасах оружия или его сведения о степени подготовленности различных призывных возрастов освещали ситуацию в благоприятном для Франции свете, и вряд ли ошибся бы тот, кто предположил бы, что Хунцигер, как патриот своей страны, думал при этом о том времени, когда Франция снова сможет вооружить новые воинские соединения. Видимо, это намерение побудило его постоянно информировать генерала Вейгана о переговорах. Все это впоследствии привело к тому, что через год генерал Вейган был арестован по приказу Гитлера. После его ареста, произведенного нашей оперативной группой на улице, мне позвонил Гиммлер: он сказал, что находится сейчас у фюрера и говорит по его аппарату. Он сообщил, что Гитлер поручил сделать все, чтобы с Вейганом обращались по-рыцарски. Гитлер решил, сообщил Гиммлер, содержать генерала в офицерской школе СС в Равенсбурге, и приказал мне лично съездить туда, чтобы обговорить с комендантом малейшие подробности пребывания генерала в школе — книги, диетическое питание, убранство помещений. Короче говоря, нужно было учесть любое возможное желание пленника. В приказе говорилось буквально следующее: «Вы должны нести ответственность за то, чтобы у генерала непременно создалось впечатление, что войска СС обращаются с ним по-рыцарски».

После того, как германо-французский договор о перемирии вступил в силу, в Берлине началась нескончаемая вереница визитов представителей иностранных государств. Посетил, среди прочих, Берлин и испанский министр внутренних (а впоследствии иностранных) дел Серано Суньер. В связи с этим я получил довольно необычное задание — наблюдать за Суньером и всеми сопровождающими его лицами исключительно с точки зрения их психологической реакции: к каким разговорам испанцы проявляют особый интерес, во время каких скучают, когда они пытаются, задавая вопросы, составить собственное представление о событиях, и тому подобное. Во время этого визита мы хотели прозондировать отношение Испании к запланированной Гитлером операции «Феликс», в ходе которой предусматривалось захватить Гибралтар и создать базы для подводных лодок в испанских портах Африки и на Канарских островах. Суньер был очень опытным дипломатом и в высшей степени умело уклонялся от выпадов Риббентропа. На одном обеде, когда Риббентроп произнес тост, в котором содержался особенно неуклюжий намек на Канарские острова, я заметил, что Суньер побледнел как полотно и в своем ответном выступлении намеренно подчеркнуто обошел этот намек.

Поскольку Риббентроп не добился успеха, Гиммлер попытался восстановить то, что, по его мнению, испортил министр иностранных дел. Целый день он старался воздействовать на испанца всем своим личным обаянием. Однако, наблюдая за ними, я пришел к выводу, что Суньер страшно тяготился этим разговором. Если бы Гиммлер придерживался своего обычного отрывистого, прозаичного тона, он, пожалуй, произвел бы на испанского министра большее впечатление. Трезвая реакция Суньера побудила Гитлера заметить, что история еще научит «этого выкормыша иезуитов».

В кругу своих ближайших сподвижников Гитлер позднее предложил в случае необходимости осуществить операцию «Феликс» и против Испании. К этому времени я получил секретное сообщение о подготовительной работе, проделанной специальной немецкой командой в Испании в целях обеспечения возможных участков сосредоточения войск, складов снабжения, линий связи и охраны дорог. Особую роль в этом сообщении играли данные об артиллерийских позициях против Гибралтара. Ознакомившись с этим донесением, Гитлер сказал, что он хочет применить массированные налеты бомбардировщиков «Штукас», при этом бомбы должны так разрушить скалы Гибралтара, чтобы вражеские батареи были засыпаны обломками. Достаточно хорошо известно, как Франко в конце концов осознал опасность быть втянутым в войну.

К этому же времени относятся также попытки Гитлера прийти к политическому единению с Россией, которое обеспечило бы ему свободу действий на Западе. Гиммлер рассказал мне, что он постоянно указывал Гитлеру на ненадежность и опасность России в качестве партнера, напоминая ему, в частности, о недавних действиях России в Бессарабии и Буковине. Король Румынии уступил эти области России по совету Гитлера. После того, как Германия заключила с Румынией договор об отправке «учебной воинской части» в Бухарест [16], Москва реагировала на это захватом румынских островов в дельте Дуная под тем предлогом, что они относятся к территории Бессарабии. Это дало Советам господство над выходами из Дуная в Черное море.

Несмотря на возникшее в результате этого недоверие, Гитлер все же хотел еще раз попробовать договориться с Россией. По его приказу Риббентроп написал письмо Сталину, в котором намекал, что Германия приветствовала бы присоединение России к тройственному пакту. Ответ Сталина был очень вежливым, но, по сути дела, он не сказал ничего определенного. В конце концов Сталин предложил обсудить этот вопрос на уровне министров иностранных дел. В результате 13 ноября 1940 года состоялся визит Молотова в Берлин. Среди сопровождавших его лиц находился новый посол СССР в Германии Деканозов, земляк и доверенное лицо Сталина. Мы с большим беспокойством восприняли известие о назначении Деканозова на пост посла в Берлине, так как нам было ясно, что это событие повлечет за собой активизацию деятельности русской разведки как в Германии, так и в оккупированных нами областях.

За безопасность русской делегации на пути от Варшавы до Берлина отвечал я. Относительно мер по охране на территории Германии я был совершенно спокоен, но на участке пути, проходившем по польским землям, нужно было быть готовым ко всяким неожиданностям. Советы сразу же высказали свои сомнения на этот счет. Вдоль железной дороги на всем протяжении пути были выставлены удвоенные посты, кроме того, специальные команды патрулировали участки пути. При этом мы установили всеобъемлющий контроль за границей, гостиницами и поездом. Вместе с тем велось скрытое наблюдение за всеми спутниками Молотова; ведь не в первый раз русские использовали такие возможности, чтобы незаметно протащить с собой агентов разведки. Наше подозрение и на этот раз было не без оснований — личность трех членов делегации нам не удалось установить, и как раз они-то, прибыв в Берлин, сразу же установили контакты со всеми возможными центрами. Однажды мы захотели вмешаться, но русскому удалось достичь экстерриториальной зоны своего посольства и скрыться там.

Через четыре дня Молотов возвратился в Москву. Несколько позже германскому послу графу фон дер Шуленбургу была вручена нота, в которой, в частности, содержалась просьба о выяснении позиции Германии.

Ответ, который дал Гитлер 22 июня 1941 года — до этого срока он вообще никак не реагировал на ноту — известен; это было военное нападение на Россию. Уже в сентябре 1940 года он усилил Восточный фронт на 20 дивизий и приказал подготовить план кампании против России. Окончательное решение выступить в поход на Восток было принято уже через несколько недель после визита Молотова. В те дни в одном из разговоров со мной Гейдрих дал мне понять о новом «изменении фронта», предпринятом Гитлером. Гитлер, сказал он, окончательно отказался от планов построения в будущем «евро-африканской зоны». «Евро-азиатская зона» — вот новый лозунг. При этом Гейдриха, казалось, самого охватило беспокойство; я понял это из его замечания: «Эти британцы слишком ожесточены, они не хотят проявить ни малейшего благоразумия». Через несколько месяцев я узнал, что 18 декабря 1940 года Гитлер подписал план «Барбаросса» — план нападения на Советский Союз.

Тем временем врачи предписали мне провести двухмесячный курс лечения в Карлсбаде. Но мне так и не удалось отдохнуть и поправить здоровье. Беспрестанно из Берлина ко мне приходили папки с делами, и в конце концов я до срока прервал лечение и вернулся в Берлин. Там меня сразу же встретило известие о том, что русская разведка значительно расширила свою сеть и работает очень интенсивно. Необходимо было теперь предпринять соответствующие контрмеры и провести ряд операций в некоторых местах, прежде всего в Бреслау. После изучения материалов, связанных с этим вопросом, я решил еще некоторое время переждать и продолжить слежку за агентами противника. Мои сотрудники предостерегали меня, пытались переубедить, но я остался при своем мнении, в результате чего Советам удалось провести операцию, имевшую для нас особенно неприятные последствия с точки зрения наших планов на Востоке.

Во главе нашей контрразведки в Бреслау стоял опытный и способный сотрудник, который уже много лет занимался делами, связанными с восточными областями, великолепно зная русский и польский языки. Его партнером по сектору военной контрразведки был также человек, обладавший большими способностями. Оба неоднократно поставляли нам ценную информацию. И все же у меня было впечатление, что они порой пытаются пустить Берлину «пыль в глаза». Перед отъездом на курорт в Карлсбад я, больше по заведенному обычаю, чем из подозрений, в порядке обычной ревизии, распорядился проверить результаты их работы и установить за ними внутреннее наблюдение. Мне сообщили, что в квартире, где обитали эти сотрудники, бывает очень много посторонних, и разговоры там ведутся в основном по-русски. Кроме того, бросалось в глаза, что семьи обоих служащих жили на слишком широкую ногу. Мы сравнили их расходы с их доходами и заинтересовались, откуда же берутся на это деньги? Вскоре после этого руководитель нашего отдела в Бреслау сообщил, что его служебную машину взломали и похитили из нее папку с ценными материалами. Прежде чем мы успели вмешаться, оба — и наш сотрудник, и его коллега из военной контрразведки, — бесследно исчезли. И с ними пропали важнейшие документы обоих отделов.

Супруга начальника нашего отдела в Бреслау — жена другого внезапно умерла — сообщила на допросе, что ее муж связался с русской разведкой, имея, однако, намерение извлечь из этого большую пользу для Германии. По ее словам, он не решился запросить центр в Берлине о согласии с его планом, поскольку считал, что ему наверняка откажут.

Специалисты обыскали весь дом. Нашли мы немного — обрывки разорванных рукописей, обнаруженные в дорожном несессере. По мнению экспертов криминалистического института, это были остатки прощальных писем нашего сотрудника, адресованных его жене, в которых, помимо прочего, содержалась заключительная фраза: «Следуй за мной». Жена отрицала, что когда-либо читала такое письмо своего мужа, и утверждала, что это вообще не письмо ее мужа. Приговор эксперта-графолога гласил, что почерк в любом случае ясно свидетельствует о том, что автор письма находился или в состоянии сильного опьянения, или под воздействием наркотиков. После этого я распорядился провести еще один тщательный розыск, но безуспешно. Обоих так и не нашли. Мы так никогда и не узнали, совершили ли они предательство или их похитили, а, может быть, даже убили русские.

Еще один удар удалось Советам нанести мне в области промышленного шпионажа. В нашем отделе, ведавшем этой работой, служил пожилой, тяжело больной сахарным диабетом инспектор Л., которого все на службе за его добродушие звали дядюшкой Вилли. Он был женат и вел скромную жизнь простого бюргера. Правда, у него была одна страсть — лошадиные бега. В 1936 году он впервые начал играть на ипподроме, и сразу же его увлекла эта страсть, хотя он проиграл большую часть своего месячного заработка. Знакомые дали потерпевшему неудачу новичку хорошие советы, и дядюшка Вилли утешился возможностью вскоре отыграться. Он сделал новые ставки, проиграл и остался без денег. В отчаянии, не зная что делать, он хотел тут же покинуть ипподром, но тут с ним заговорили двое мужчин, которые явно видели его неудачу, «Ну, и что ж с того, — произнес тот, кто назвал себя Мецгером, — со мной такое раньше тоже случалось, так что нечего вешать голову». Мецгер проявил понимание к страстишке дядюшки Вилли и предложил ему в виде помощи небольшую сумму денег, с условием, что он будет получать пятьдесят процентов от каждого выигрыша. Дядюшка Вилли согласился, но ему опять не повезло и он проиграл. Он получил новую субсидию и на этот раз выиграл. Но эти деньги ему теперь были крайне необходимы для семьи. Теперь Мецгер предъявил ему счет. Он потребовал вернуть все полученные на игру деньги, и поскольку дядюшка Вилли не в состоянии был расплатиться, тот пригрозил заявить об этом вышестоящему начальству. Во время этого разговора Л. был под хмельком и согласился на условия своего сердобольного «друга». За предоставление новой ссуды он обещал передавать ему информацию из центрального управления нашей разведки. Отныне он состоял на службе у русских. В течение нескольких лет его так умело использовали, что со стороны никто не заметил появления у него нового источника доходов. Он мог теперь удовлетворить свою страсть к игре на скачках, но при этом тщательно следил за тем, чтобы его образ жизни остался прежним. Его растущий банковский счет был так тонко устроен, что здесь не могло возникнуть никаких подозрений. В качестве промежуточного лица здесь действовал Мецгер, который брал со счета необходимые суммы.

За время своего сотрудничества с русскими Л. передал им столько обширного и важного материала, что мы вынуждены были во многих областях провести серьезную реорганизацию. На допросе он признался, что передавал своим партнерам не только устную информацию, но и важные документы. Бумаги он обычно носил за подкладкой шляпы. «Хозяин» Мецгера, имевший внешность преуспевающего человека, носил такую же шляпу. Когда он выходил из ресторана, где происходила встреча, они незаметно обменивались шляпами. Сведения в тот же вечер переправлялись в Москву из дома, расположенного в глубине двора, где советские агенты оборудовали свою радиостанцию. Сам радист был коммунистом, обучавшимся в Москве, который состоял не только в КПГ, но и в НСДАП и прочих нацистских организациях. Соседи и сослуживцы знали его как ревностного национал-социалиста. Но как-то он заболел и вынужден был лечь на операцию. Под наркозом он начал говорить о необходимой перемене шифра и несколько раз вскрикивал: «Почему Москва не отвечает?» Врач, оперировавший его, сам пошел к Мюллеру и сообщил о случившемся. Обнаруженное таким образом шпионское кольцо включало в общей сложности шестнадцать человек, к которым принадлежал и дядюшка Вилли. Вместе с другими восемью обвиняемыми он по приговору суда был расстрелян. Так как Гиммлер приказал держать все это дело в тайне, на службе у дядюшки Вилли мы распространили известие, что он во время служебной поездки в Варшаву, по всей вероятности, во время приступа сахарной комы, выпал из поезда и разбился насмерть. Я думаю, что до сих пор никто, кроме тогдашних участников дела, ничего не узнал о действительной подоплеке событий.

Дело дядюшки Вилли было типичным образцом великолепной работы Советов: для руководства агентами они использовали, как правило, только те кадры, которые получили в этой области предварительно основательную подготовку. Обрабатывая свои жертвы, они не спешили; не торопили, не требовали невозможного; они прочно стояли обеими ногами на земле.

***

Вскоре после моего возвращения из Карлсбада Гейдрих пригласил меня в свое охотничье поместье. Мы хотели воспользоваться двумя часами спокойного времени, чтобы обсудить реорганизацию контрразведки, в особенности в связи с деятельностью советской разведки. Главной темой нашей беседы была «превентивная контрразведка» и усиленный контршпионаж. Прежде всего необходимо было своевременно узнать о главных направлениях вражеского шпионажа и путем более интенсивного использования агентов проникнуть в ряды разведки противника. Необходимым казалось прежде всего также создать более мощную защитную сеть контрразведки в пограничных с Россией странах — Румынии, Венгрии, Польше и Финляндии. Проблемой для нас были также тысячи живших в Германии русских эмигрантов — довольно значительный «запас», из которого советская разведка могла рекрутировать своих агентов. Мы намеревались использовать возможности этого «запаса» и в наших целях, при этом перевербовывая многих работающих на Советы агентов и организуя их работу по системе троек, принятой у русских. Однако без интенсивного развития технических средств разведки такие мероприятия оставались каплей в море. Прежде всего необходимо было установить при помощи современных средств контроль над всей системой почтово-телеграфной связи с заграницей, во-вторых, следовало превратить радиосвязь посредством новейших достижений высокочастотной техники в одно из главных орудий нашей контрразведки. Кроме того, необходимо было организовать широкую подготовку специальных групп радиоперехвата для обнаружения путем пеленгации местонахождения радиопередатчиков вражеской агентуры. (Именно такие методы позволили впоследствии раскрыть крупную советскую шпионскую организацию под названием «Красная капелла», о которой я еще скажу.)

О подчиненности службы радиоперехвата и пеленгации между Гиммлером и командованием вермахта существовали серьезные разногласия. Мне казалось целесообразным оставить ее в компетенции вермахта, поскольку он располагал необходимыми силами и средствами. Гейдрих, к моему удивлению, тоже встал на сторону вермахта и добился своего, убедив Гиммлера.

Кроме того, много хлопот доставляла нам охрана предприятий. В 1943 году количество иностранных рабочих, часть которых была занята даже в самых секретных областях производства, составило более шести миллионов. До того времени на каждой крупной фабрике действовало по одному политическому и одному военному уполномоченному разведки [17]. Этой двойной работе я положил конец, организовав новую систему охраны предприятий. Теперь ответственным был только один веркшутцляйтер [18]. На оборонных предприятиях веркшутц [19] представляла собой военизированный, частично одетый в униформу отряд для борьбы с диверсиями, саботажем и поджогами. После длительных переговоров удалось привлечь профессиональные силы предприятий к несению расходов на обучение и оснащение этих отрядов.

Рука об руку с этим развивалась система промышленной и экономической контрразведки. Первая охватывала область производства, вторая простиралась на широкую сферу рынка. Специалисты с чисто криминалистической подготовкой не отвечали существующим здесь требованиям. Следовало вовлечь в работу по охране промышленности и экономики самих хозяйственных руководителей, шефов промышленных и торговых объединений. Разумеется, они должны были быть свободны от подозрений в сотрудничестве с разведкой. Гейдрих, который — как он сам признавался — мало понимал в экономических вопросах, предоставил мне здесь полную свободу действий. Я купил в центре Берлина подходящий дом и оборудовал в нем несколько уютных комнат под экономический клуб. За короткое время с помощью министерства экономики удалось привлечь около сотни крупнейших руководителей германской экономики к выполнению намеченных для них задач. Благодаря этим контактам я приобрел весьма полезные сведения, которые очень пригодились мне впоследствии, когда я должен был воспрепятствовать роспуску концерна Стандард— Электрик, основанному с помощью американского капитала. В концерн входили многочисленные германские фирмы, такие, как акционерное общество Лоренц, компания «Микс и Генест» или «Тунгсрам», которые имели большое значение для нашей военной промышленности. Директор одной из этих фирм был женат на еврейке и расовые фанатики пытались натравить на него гестапо. От этого страдал весь концерн. Чтобы сохранить важное предприятие, я через Гейдриха и Гиммлера получил разрешение на вступление в совет попечителей концерна — это была защитная мера и для директора упомянутой фирмы, и для самого концерна.

О том, какое значение необходимо было придавать экономической контрразведке, говорило следующее замечание одного офицера Сикрет Сервис: «Что сегодня известно Шелл в Гамбурге [20], то назавтра узнают в Лондоне». Так, например, англичане, пристально наблюдая за коммерческой деятельностью компании «Шелл», были осведомлены о том, что наш вермахт в начале 1939 года установил вдоль чехословацкой и польской границ бензозаправочные пункты и склады горючего — факт, с уверенностью позволяющий ожидать начала военных действий.

Наконец, существовала еще одна область, к которой, несмотря на всю ее важность, наша контрразведка, как это ни удивительно, относилась без должного внимания. Я имею в виду так называемый советский шпионаж. Правда, в Берлине и некоторых других крупных городах Германии мы использовали персонал гостиниц и отелей в качестве информаторов, но в дни войны этого оказалось совершенно недостаточно. Нам нужны были люди, которые бы имели возможность войти в общество, населяющие международные отели, завязать там знакомства и незаметно установить связи. Доказательства тому, сколько много важного и во время войны опасного выбалтывают в светском обществе, ежедневно давал нам «салон Китти». Но были и другие места, где немало болтали. Великолепным примером явился один из высокопоставленных сотрудников Геринга, который слишком охотно давал волю своей словоохотливости, когда его брили в парикмахерской отеля «Кайзерхоф». «Фюрер придумал совершенно фантастическую штуку…» Через час к нам уже поступало сообщение, составленное со слов генерала, о высказываниях Геринга или о последних событиях в ведомстве рейхсмаршала или в рейхсканцелярии. Когда все попытки дать Герингу понять, что нужно предостеречь своего подчиненного, окончились неудачей, мы вызвали генерала к себе. Он обещал исправиться, но уже через несколько недель начал снова: «Совершенно фантастическая вещь…» Любого простого обывателя или солдата при первой же оплошности такого рода ждало наказание.

Во время беседы с Гейдрихом в его охотничьей хижине я услышал от него несколько очень резких критических замечаний о военной разведке и ее шефе адмирале Канарисе. Он сказал буквально так: «У меня такое ощущение, что Канарис выдал врагу срок начала нашего наступления на Западе — 10 мая 1940 года. Но я не хотел бы сейчас обращаться к фюреру со своими подозрениями, еще не время. Но придет день, когда Канариса постигнет возмездие за все зло, причиненное им режиму. До той поры нужно ждать и собирать документы».

… Собирать документы — такова была тактика Гейдриха, направленная на то, чтобы поставить другого человека в зависимость от себя. Я знал, что он уже начал применять этот метод и против меня. Возможность для этого я ему невольно предоставил сам. Когда я познакомился в 1940 году со своей женой [21], я должен был представить соответствующие документы о своих и ее предках. Выяснилось, что моя будущая теща была полькой. Я знал, как тогда в руководящих кругах Германии относились к полякам, и был готов к трудностям, связанным с получением документов о браке. Чтобы расположить Гейдриха, я, явившись к нему на доклад, сообщил ему важные сведения, а под конец попросил его оказать мне личную помощь. К моему удивлению он пошел мне навстречу и сразу же согласился уговорить Гиммлера выдать мне особое разрешение на брак. Он попросил меня передать ему для этого документы о предках моей будущей жены (которые со стороны матери были составлены на польском языке) вместе с двумя фотокарточками. Через четыре дня я получил копию приказа Гиммлера управлению по расовым и переселенческим вопросам, в котором предписывалось разрешить брак. Гейдрих, поздравив меня, лично передал мне этот приказ, вернув также две фотокарточки. Я увидел, что Гиммлер подчеркнул на фото зеленым карандашом наведенные брови и красную помаду на губах моей невесты, желая показать «чрезмерность» косметики. Я так и не понял, что заставило Гейдриха и Гиммлера так быстро выдать мне в порядке исключения разрешение на брак. Вскоре после свадьбы я случайно узнал об этом.

Однажды моя секретарша по ошибке положила мне на стол папку с грифом «Секретное имперское дело». Как известно, такие дела можно было передавать только из рук в руки, строго соблюдая правила безопасности. Поскольку через меня ежедневно проходило множество тайных дел имперского значения, я открыл папку и увидел, что в ней находится секретное сообщение управления гестапо в Позене [22] на имя шефа гестапо Мюллера. К моему удивлению, в сообщении говорилось о наблюдении, установленном за родственниками моей жены, проживающими в Польше. Речь шла не только о ближайших родственниках; привлечена была даже сестра моей тещи, которая жила с евреем, владельцем мельницы, на территории Польши, оккупированной русскими. Мое подозрение, что Гейдрих пытается таким образом завладеть средствами для оказания на меня давления, усилилось, после того, как моего тестя неожиданно перевели в Калиш, в генерал-губернаторство [23] и установили за ним такое же наблюдение.

АДМИРАЛ КАНАРИС

Мой первый визит — Соперничество Гейдриха и Канариса — Программа десяти пунктов — Канарис уступает.

После моего назначения начальником отдела IVE я должен был нанести первый, представительский, визит к шефу военной разведки адмиралу Вальтеру Вильгельму Канарису. Ему было тогда около пятидесяти лет, но, благодаря своим седым волосам и несколько сутулой осанке, он выглядел значительно старше. Незабываемое впечатление производила его красивая голова и добрые глаза под кустистыми бровями.

Канарис предложил мне место на вытертом диване и сам уселся рядом на старом деревянном стуле. В углу его рабочего кабинета стояла ржавая походная кровать, за что Канарис с улыбкой извинился передо мной. В сравнении с прихотливо обставленными кабинетами политических руководителей это помещение своей простотой производило впечатление прямо-таки спартанского жилища.

Когда Канарис принимал визитеров, он редко привлекал к этому своих сотрудников. Он любил посадить своего гостя на старый диван — как это случилось и со мной — под яркий свет, а сам присаживался на стуле так, чтобы оставаться в тени. Когда при последующих визитах я хотел выбрать более удобное место, он очень вежливо, но настойчиво снова усаживал меня на диван. Однако чаще всего Канарис приглашал меня для бесед к себе домой. «В служебной обстановке, — говорил он, — говорят всякую чепуху». Во время моего первого визита он заметил: «Нам следовало бы почаще встречаться неофициальным образом, я надеюсь установить с вами столь же хороший контакт, что и с вашим предшественником Вестом».

Однако я очень скоро заметил, что в отношении меня адмирал избрал такую личностную форму общения для того, чтобы использовать меня в качестве «почтальона любви», не желая окончательного разрыва тонкой нити, соединяющей его с Гейдрихом.

К тому времени соотношение сил между Канарисом и Гейдрихом было еще равным. Гейдрих запасся политическими материалами против Канариса, а Канарис хранил в своем сейфе тайное оружие для контратаки: документы о дисциплинарных проступках Гейдриха в бытность его морским офицером, а также его личные документы, содержавшие опасные свидетельства о «неполадках» в родословной Гейдриха — одна из бабок высокопоставленного руководителя СС была еврейкой, стало быть свидетельства Гейдриха о его арийском происхождении были подложными. Мне понадобились годы, чтобы разобраться в хитросплетениях этих связей, но до конца завеса, скрывавшая отношения между Гейдрихом и Канарисом, не поднялась и для меня.

То, что Гейдрих намеревался использовать меня как фигуру в своей «шахматной партии» против Канариса, он, в отличие от Канариса, никогда не пытался скрыть. Отправляя меня к Канарису, он предупредил на дорогу, чтобы я не попался на удочку к этому «хитрецу».

Через несколько месяцев после оккупации Бельгии напряженность между Гейдрихом и адмиралом снова обострилась в результате одной ошибки военной разведки. Военная разведка обнаружила сеть английской разведки, поддерживавшей связи с французскими и русскими агентами. Одновременно на эту группу натолкнулись и наши сотрудники. Мы договорились, что два моих специалиста внедрятся глубже во французскую разведывательную сеть. Несмотря на это, офицер военной разведки, лейтенант запаса, приказал внезапно арестовать в различных местах ряд подозрительных лиц, в том числе и семерых из наших лучших агентов. Как и следовало ожидать, вся вражеская шпионская сеть была сразу же реорганизована, и добыча, которая уже была в наших руках, как мы предполагали, ускользнула.

В ответ на это Гейдрих энергично потребовал четкого разграничения компетенции между нашей разведкой и разведкой вермахта. Мне было поручено разработать так называемую «программу десяти пунктов» по сотрудничеству всех разведывательных служб, о сферах их «влияния» и предусматривающую кардинальную реорганизацию. До того времени разведчики руководствовались «десятью заповедями» образца 1937 года. Согласно новому проекту, Канарис должен был лишиться значительной части своих полномочий, и только через год по этому вопросу была достигнута договоренность.

Подлинного текста новой программы десяти пунктов у меня сейчас нет; но я могу изложить в сжатой форме ее общее содержание на основе частных записок, сделанных в то время.

Планируя на будущее, я следующим образом сформулировал положения о задачах и деятельности разведывательной службы за границей: необходимо создать самостоятельный централизованный орган, который охватывал бы все аспекты в области политики, военного дела, экономики и техники. Его задачей является поставлять надежную — официальную или секретную — информацию об общем положении за границей, систематически оценивать ее и оперативно и своевременно сообщать высшему политическому и военному руководству, а также различным имперским министрам, заинтересованным в этом, объективные сведения об общем внешнеполитическом положении, о движущих политических силах и политических деятелях, о военных мероприятиях и планах нейтральных или враждебных государств, равно как и об и экономическом, военном и биологическом потенциале.

Преследуя ближайшие цели, я сформулировал следующие десять пунктов:

1. Необходимы организационные и кадровые изменения. Однако из-за нехватки персонала, прежде всего за рубежом, следует первоначально сохранить существующие организационные формы. Слишком резкие перемены сразу же станут известными разведкам противника.

2. Обучение пополнения, которое можно использовать лишь после проверки его качественной годности. Сотрудники, живущие в настоящее время за границей, в большинстве своем непригодны к использованию. Следует готовить им смену, привлекая новых сотрудников из как можно большего числа государственных учреждений, из промышленности, а также людей свободных профессий.

3. Перестройка направлений деятельности разведки. Следует проводить различие между получением информации (действующая армия) и ее оценкой (генеральный штаб); последний берет на себя методическую обработку всего материала, а также его оценку и использование.

4. Систематическое развитие специального обучения согласно указаниям к пункту 2.

5. Общие и специальные принципы работы для оперативных подразделений и подразделений оценивающих. Разъяснительная работа о необходимости и значении разведки для нужд государства. Во всех имперских министерствах создание пунктов связи. Руководители этих пунктов по возможности должны принадлежать «к внутреннему кругу работы»; в их обязанности входит помощь разведке, используя свое влияние внутри страны и за границей как путем личного общения, так и в профессиональном отношении. Эти руководители должны подчиняться исключительно соответствующему министру, или статс-секретарю, или мне лично. Кроме того, они должны поддерживать личные контакты между мной и министрами.

6. Создание «внутренних сотрудников», то есть привлечение к разведывательной работе сотрудников, ответственных передо мной лично. Строгий отбор членов этого круга. В случае предательства смертная казнь в соответствии с официальным приговором суда (без участия общественности и прессы).

«Круг внешних работников» должен включать всех тех, кто работает на разведку за вознаграждение или из личных побуждений. Здесь необходимо использовать все многообразие человеческих качеств и мотивов.

7. Создание новой деловой и личной картотеки.

8. Использование современной техники в качестве важного инструмента разведки.

9. Создание инспекционной и контрольной группы, члены которой, независимо от их служебного положения, должны отчитываться только передо мной, чтобы я мог осуществить всеобъемлющий контроль.

10. Нашей целью, таким образом, является следующее: создание единой германской разведывательной службы (которая должна стать составной частью нашего высшего руководства в политической, военной и экономической областях). Организационно эта служба должна занимать независимую, самостоятельную позицию. Новая организация должна подчиняться непосредственно высшему руководителю правительства.

При осуществлении этой программы я не должен был упускать из виду следующих соображений: намечавшееся в то время развитие имело тенденцию включить объединенную разведывательную службу в систему главного управления имперской безопасности. Это казалось мне серьезной ошибкой, так как зарубежная разведка не должна была иметь ничего общего ни с полицией безопасности, ни с внутренней разведкой службы безопасности (СД). Поэтому я считал необходимым вывести 6-е управление — (зарубежная разведка) из системы РСХА и превратить его в самостоятельную организацию. Поскольку при этом в первую очередь затрагивался вопрос о внутриполитической власти, я должен был в будущем особенно осторожно действовать в отношении вермахта (Канарис) и министерства иностранных дел (Риббентроп). Дело в том, что с этой стороны следовало ожидать сильного сопротивления, диктуемого ведомственными соображениями в ущерб конечной цели. Поэтому мне необходимо было заручиться в лице Гиммлера и Гейдриха сильной поддержкой. В то же время я должен был убедить обоих в том, что превращение единой разведывательной службы в независимую организацию не нанесет никакого ущерба ни тому, ни другому как в личном, так и в политическом плане. Более того, мне нужно было сделать свой план привлекательным в их глазах, чтобы он мог содержать перспективы дальнейшего расширения их личной власти, для чего я в первое время ни в коем случае не имел права намекать на ослабление уз, скрепляющих орден СС.

В ходе длительных переговоров по поводу программы десяти пунктов между Канарисом и Гейдрихом возникли новые серьезные разногласия. Когда, в конце концов, Канарис появился в приемной Гейдриха с просьбой об аудиенции, так как Гейдрих больше не отвечал на его телефонные звонки, тот приказал своему адъютанту передать Канарису, что у него нет времени. Это была невероятная выходка — Гейдрих, видимо, чувствовал себя настолько сильнее своего соперника, что он не боялся дать это понять, делая столь оскорбительный вызов. Канарис понял надвигающуюся на него опасность. Через час он позвонил мне из своего кабинета и, почти плача, сказал жалобным голосом, что не может представить себе, как такое мог сделать один из его бывших морских офицеров по отношению к нему, старшему во всех отношениях. Он попросил меня еще раз взять на себя роль посредника.

Я поговорил с Гейдрихом об этом, и тот после длительных уговоров согласился переговорить с адмиралом. Однако он поставил условие, что адмирал должен согласиться с предлагаемой программой десяти пунктов. Беседа состоялась в вилле на Ванзее. О чем там говорилось, не сообщили ни слова ни Канарис, ни Гейдрих. Но Канарис в принципе уступил. Тогда я в первый раз заметил по его виду признаки внутреннего переутомления. Предыдущие месяцы, в течение которых Гейдрих с ледяным спокойствием осуществлял свою безжалостную тактику, сделали свое дело. Мне порой казалось, что Канарис испытывает перед Гейдрихом чуть ли не физический страх. Однако могло быть и так, что на его мироощущение повлиял его все увеличивавшийся пессимизм относительно военного положения Германии. Тем не менее прошел еще год, прежде чем он поставил свою подпись под программой, причем я признаю, что начиная с 1941 года я сам действовал на него отрицательно. Влекомый аннексионистскими побуждениями, я в предлагаемый план включил еще и требование разграничения компетенции политической зарубежной разведки (руководителем которой я стал в июне того же года) и военной разведки. При этом я исходил из мысли о необходимости устранения Канариса из политической деятельности за рубежом.

В самом конце 1941 года я обратился к Гейдриху с настоятельной просьбой окончательно договориться с Канарисом о разграничении функций разведывательных служб, так как я остро нуждался в такой договоренности для ведения переговоров с министерством иностранных дел.

Я был в высшей степени заинтересован во всем, что происходило, так как Гейдрих уже в конце 1940 года сказал: скоро настанет время сменить тогдашнего руководителя политической зарубежной разведки. «Взялись бы вы, — спросил он меня, — реорганизовать во время войны такой аппарат, как 6-е управление, как в отношении структуры, так и персонала? Не кажется ли вам, — продолжал он, — что Канарис решающим образом использует период такой перестройки в своих целях?» Я ответил: «Это вопрос политических отношений между вами и адмиралом».

БРАТЬЯ ФИТИНГОФ

В поисках неразлучной тройки — Пункт назначения — Русское торговое общество — Важное задание — Деньги, спрятанные в памятнике «Битвы народов» — Гитлер вмешивается — Шпион в больнице Роберта Коха.

Поздней осенью 1940 года молодая немка из Прибалтики сообщила нам, что два ее земляка, скоторыми она в одном поезде вернулась в Германию, работают на русскую разведку. Речь шла о братьях Фитингоф. По ее словам, она была в связи с неженатым Вильгельмом Фитингофом; жена другого брата, которая жила с обоими братьями, расстроила их отношения. Свое подозрение, что Фитингофы являются агентами русской разведки, она основывала на замечании своего бывшего возлюбленного, сказавшего, что он вместе с братом должен выполнить одно важное задание русских, за которое им заплатят много денег. С этими деньгами он хотел, чтобы навсегда расстаться со своей золовкой, уехать за границу и жениться на своей невесте. Однако, приехав в Берлин, ее жених вместе со своим братом и его женой бесследно исчезли.

Здесь легко можно было заподозрить клевету, но все же мы решили расследовать это дело. Сначала мы попробовали отыскать квартиру неразлучной троицы. В Берлине оказалось много людей с такой фамилией — мы всех их проверили, но безрезультатно. Я уже хотел закрыть это дело, как вдруг вновь сомнения одолели меня. Эти трое могли сменить фамилию или осесть в другом городе. Я еще раз перелистал дело и велел вызвать одного из своих специалистов. Если Фитингофы жили под другим именем в Берлине, тогда следовало установить наблюдение за главными центрами русской разведки — русским посольством, русским торговым обществом и различными другими организациями. Если оба брата состояли на службе у русской разведки, они рано или поздно должны были появиться в одном из этих учреждений. Установив такое наблюдение, я мог осуществить давно задуманный план — составить фотоальбом с фотографиями всех посетителей советских учреждений. Если бы нам повезло, среди наших фотоснимков оказались бы и фотографии обоих прибалтийских немцев.

Через подставное лицо мы сняли квартиры напротив зданий, занимаемых различными русскими учреждениями, и вселили туда нескольких наших сотрудников, снабдив их киноаппаратурой со стереотрубой. Через несколько дней, вечером, мне показали пленки. На них было запечатлено очень много интересующих нас лиц, но тех, кого мы искали, не было.

Еще через неделю на ленте появился человек, который торопливо, с испуганным выражением лица шел к зданию русского торгового представительства. Покидая здание, он на секунду остановился в нерешительности, видимо, не зная, куда направиться. Когда я показал пленку агенту Р-17 (молодая прибалтийская немка к тому времени стала уже нашей сотрудницей), ее глаза загорелись ненавистью: «Это он».

Мы напряженно ожидали следующего посещения. Через пять дней Вильгельм Фитингоф во второй раз появился перед русским торговым представительством, после чего скрылся в одном из доходных домов Восточного Берлина. Как и предполагалось, вся троица сменила имена и паспорта. Старшего брата звали теперь Эгон Альтманн, младшего — Вильгельм Обберайтер; жена взяла себе имя Мария Шульце. В то же время они сохранили в неприкосновенности свои личные отношения: они жили вместе в одной квартире, и, как казалось, относились друг к другу очень хорошо. Жильцы дома похвально отзывались о прилежных беженцах [24], усердным трудом сумевших обеспечить себе приличное существование. Эгон и Вильгельм, по словам жильцов, были представителями какой-то фирмы, обслуживающей рестораны и гостиницы, а также имели дела с различными маклерами. Мужчины много разъезжали, а Мария Шульце вела очень замкнутый образ жизни.

Упоминание о маклерах навело нас на интересный след. Один из маклеров сообщил нам, что Эгон Альтманн связался с ним по поводу приобретения гостиницы, желая, как он выразился, достойным образом потратить полученное большое наследство. У маклера как раз была присмотрена такая гостиница. Они договорились, что Альтманн платит наличными двести тысяч рейхсмарок, а оставшуюся часть стоимости в размере трехсот тысяч марок маклер должен был получить в ипотечном банке под залог недвижимости. Ремонт и переоборудование гостиницы производились за счет покупателя.

Советам это дело обходилось недешево. Мы были уверены, что и нам немало перепадет от их щедрот. Но пока мы так и не выяснили, каким целям должен служить этот отель, так как русские действовали чрезвычайно осторожно. Мы прождали целых две недели, но так ничего и не случилось. И вот однажды вечером явился руководитель одной из наших групп наблюдения и сообщил: Мария Шульце сегодня получила письмо, которое ей доставил мальчик. К нему, по словам нашего сотрудника, недалеко от квартиры подошел незнакомец и попросил отнести письмо, дав щедро «на чай». В 21 час Мария покинула квартиру и села в такси. В данный момент, сообщил руководитель группы, за ней следует патруль.

Через двадцать минут поступило сообщение, что Мария Шульце вышла у вокзала Бельвю и быстро села в медленно проезжавший мимо лимузин темного цвета. В ходе дальнейшего преследования в сторону Ванзее след, однако, был потерян. Через три часа пост наблюдения, установленный перед домом Фитингоф, сообщил, что Мария вернулась домой пешком.

Я был рассержен тем, что мы не использовали для преследования более быстроходного автомобиля и не сумели даже установить номер лимузина. К тому же вся эта слежка тянулась слишком долго. Сотрудники были срочно нужны мне для других целей. Поэтому я искал способ ускорить расследование дела. Может быть, размышлял я, эту троицу можно «ухватить» за ее самое слабое место — я имел в виду младшего Фитингофа, бывшего жениха нашей новой сотрудницы Р-17. Ему можно было, например, пообещать безмятежную жизнь за границей вместе с невестой (Р-17), и даже использовать его как орудие против его брата и золовки.

В тот же день нам удалось незаметно для посторонних захватить его. Когда он переходил улицу, «шофер такси» спросил его, как проехать туда-то, и, не успел он что-либо ответить, как уже сидел на заднем сиденье машины, стиснутый с двух сторон двумя нашими сотрудниками. Когда его привели ко мне, он выглядел крайне нервным и потерянным. Я намеренно вел себя с ним довольно пренебрежительно; не скрывая своего презрения, я окинул его изучающим взглядом и сказал: «Ну, что же вы желаете мне сообщить, предатель? Если вы скажете правду, закон будет милостивым к вам, но попробуйте солгать мне хоть в одном слове — вам быстро придет конец».

В ответ он разразился горькими рыданиями. Начав давать показания, он обвинял во всем жену своего брата — она, по его словам, была настоящим дьяволом, это она ввергла своего мужа и его в несчастье. Он сообщил, что еще до замужества она была связана с советской разведкой, которая возлагала на нее большие надежды. Поэтому-то ей доверили такое важное задание; она полностью подчинила мужа своей воле, он покорен ей и делает все, что она требует. Будучи фанатичной коммунисткой, она, в случае предательства, не остановилась бы, по его словам, перед тем, чтобы передать мужа или его в руки русским. Здесь он упомянул имя агента Р-17. В качестве защитной меры против нее Мария предложила сменить имена и фамилии.

Рассказывая о «крупном задании», Вильгельм Фитингоф медленно обретал присутствие духа. Так как Советы опасались усиленного наблюдения за своими официальными учреждениями в Берлине, им пришла мысль купить гостиницу, которая должна была служить местом явки курьеров и в то же время пунктом предварительной проверки многочисленных поступающих сообщений, в особенности военной информации. Пять русских офицеров намечено было ввести в состав персонала будущей гостиницы. Марии поручили контроль за связниками, его брату — руководство гостиницей, а ему — фото— и киносъемку. Деньги на приобретение гостиницы должны были прийти Марии в ближайшие две недели. Подробности на этот счет он еще не знает. Русские стали в последнее время крайне осторожны и запретили им впредь появляться в русских учреждениях Берлина. Стало быть, мы засняли младшего Фитингофа в самый последний момент.

Я намекнул арестованному, что он может спасти свою жизнь, если согласится работать на нас, при этом я не скрыл от него, что Советы совсем недавно расправились с одним из своих агентов, изменившим им — жертва была найдена мертвой в полностью разрушенное автомобиле. Он колебался несколько минут, но после того, как я заверил, что мы будем оберегать его от подобных «несчастных случаев», он в знак согласия протянул мне руку. Затем мы подробно обсудили, как он впредь должен себя вести и каким способом должен передавать нам незаметно нужную информацию. Я знал, что иду на известный риск, имея дело с этим нервным человеком, и поэтому построил для него еще один «мостик»: «Если вам однажды покажется, что вы не в силах больше выдерживать это напряжение, придите сразу ко мне и отдайтесь под нашу защиту, при условии, что вы нас не попытаетесь обмануть».

Игра началась. Через четыре дня Вильгельм сообщил нам, что Мария получила письмо. В нем содержался приказ на следующее утро определенным поездом поехать в Лейпциг. Днем она должна будет пообедать в кафе, которое ей укажут, а во второй половине дня осмотреть памятник «Битвы народов». У третьего выступа стены по правую сторону от входа к памятнику находится небольшое углубление, в котором она найдет сверток. Этот сверток, содержащий дальнейшие указания, она может забрать только с наступлением темноты; к этому времени вокруг памятника обычно никого не бывает. После этого она должна пешком вернуться в город и той же ночью уехать обратно в Берлин. Такой порядок действий был предписан явно для того, чтобы иметь возможность тщательно проконтролировать ее.

Днем раньше двое наших сотрудников поехали в Лейпциг, чтобы еще ночью исследовать выступ стены. Они действительно нашли углубление и сверток, завернутый в старую газету. Видеть их в это время никто не мог. Сотрудники имели указание оставить находку на месте и наблюдать за Марией. В соответствии с полученным приказом Мария выполнила задание и ночью вместе со свертком скрылась в своей берлинской квартире.

На следующий вечер Вильгельм позвонил нам. Он сообщил, что в свертке находились четыреста тысяч марок, завернутых в полотно. По мнению Марии, сверток пролежал в выемке стены по меньшей мере целый год. Никаких указаний в свертке не было. Утром, как сообщил Вильгельм, снова пришло письмо с указаниями, как использовать деньги для приобретения гостиницы. К письму был приложен ссудный договор частного кредитного бюро.

В этом документе, как мы позднее выяснили, не было ничего подозрительного. Чтобы избежать осложнений, Советы отказались от оформления ипотеки; договор о покупке, необходимые формальности должны были быть улажены самое большее в течение двух недель.

Мы поставили об этом в известность маклера, продавца гостиницы и нотариуса. О ходе операции я сообщил наверх и получил разрешение подождать и продолжать наблюдение до следующей встречи Марии с ее резидентом. Мы хотели во что бы то ни стало выявить и других участников этого дела. Вильгельм сообщил нам, что Мария сама не знает точно, что за человек ее связник, она знает только, что он русский, едва объясняющийся по-немецки.

Вскоре после этого Марии было приказано прибыть на вокзал Тиргартен, на ту платформу, от которой отходили скорые поездка на Запад. Я приказал установить строжайшее наблюдение. Мария появилась в указанном месте точно в назначенное время, почти целый час расхаживала по платформе, но никто к ней так и не подошел. Вильгельм сообщил, что она вернулась домой взволнованная, долго беседовала с его братом и наконец предложила, не послать ли его, Вильгельма, вопреки категорическому приказу не делать этого, еще раз в русское торговое представительство.

И тут произошло событие, внезапно перечеркнувшее мой план дальнейших действий. Гиммлер в беседе с Гитлером рассказал ему об этом деле. Тот так возмутился подрывной деятельностью русского посла Деканозова, что приказал срочно закончить это дело в открытую. «Советы должны знать, что нам известна их усиливавшаяся разведывательная деятельность. Кроме того, этот арест совпадает с моими общими планами». Это было в конце ноября 1940 года.

Моя попытка выиграть время, выдвинув контраргументы, не удалась. Даже Гейдрих, поддерживавший меня, не смог ничего добиться. Решение Гитлера осталось в силе.

На следующий день Эгон и Мария Фитингоф были арестованы на улице. Вильгельм должен был еще некоторое время оставаться в квартире и на запросы русских давать успокаивающий ответ, что Мария из-за острого воспаления аппендицита вынуждена была лечь в больницу имени Роберта Коха. Для охраны Вильгельма у него вквартире дежурили трое наших сотрудников. Тем временем Р-17 взяла на себя роль больной аппендицитом. И тут дело приняло оборот, на который мы меньше всего могли рассчитывать: разумеется, мы не могли оперировать Р-17; значит, мы должны были проинформировать соответствующим образом двух врачей, бывших нашими доверенными лицами. Один из них, старший врач, был, как оказалось, агентом русской разведки и сразу же сообщил русским обо всем. Мы узнали об этом, к сожалению, только впоследствии, когда этот старший врач был арестован по обвинению в государственной измене при раскрытии советской шпионской организации «Красная капелла».

Через некоторое время, в течение которого русские прекратили связь с Вильгельмом, я послал его еще раз врусское торговое объединение, чтобы «доложить» там о состоянии дел. Его приняли там очень вежливо и сообщили, что возобновят связь сразу же после выхода Марии из больницы.

Эгон Альтманн во время допроса совершенно сломался. Мария, напротив, оставалась упорной и враждебно настроенной до последней минуты и отказалась сообщить какие-либо сведения о ее сотрудничестве с советской разведкой, продолжавшемся уже восемь лет. Народный суд приговорил ее вместе с мужем к смертной казни. Однако мне удалось незадолго до казни добиться помилования Эгона. Обещание, данное мной младшему Фитингофу, я выполнил. Мы еще довольно долго охраняли его. Только однажды русские попытались расправиться с ним при помощи уличного скандала, намеренно инсценированного, однако безуспешно. После этого я велел ему поездить по Германии и оккупированным областям, чтобы запутать следы.

Р-17 мы сначала использовали, благодаря ее отличному знанию языков, против японцев, а потом против русских. Позднее она даже выполняла наши задания в России и посылала нам через Финляндию и Швецию ценную информацию. О ее судьбе после войны мне ничего не известно.

ДЕЛО РИХАРДА ЗОРГЕ

Первое подозрение против Зорге — Вмешательство фон Ритгена — Майзингер — полицейский уполномоченный в Токио — Зорге информирует немецкую разведку — Его арест — Московский шпион.

Летом 1940 года ко мне обратился директор Германского информационного бюро (ДНБ), господин фон Ритген, и попросил поговорить со мной по поводу Рихарда Зорге. С 1934 года Зорге жил в Восточной Азии. Все это время он сотрудничал с Германским информационным бюро, а также был корреспондентом «Франкфуртер цайтунг». Возникло подозрение в его нелояльности — первой высказала недоверие к Зорге зарубежная организация НСДАП, указав при этом на его политическое прошлое. Фон Ритген, с которым Зорге вел личную переписку, просил меня заглянуть в секретные дела на Зорге, которые вели 3-е и 4-е ведомства.

Ритген, который, как было видно, не хотел отказываться от сотрудничества Зорге с ДНБ, указал на сотрудничество Зорге с профессором Хаусхофером в Мюнхене, факт, вызывающий сомнения в политической благонадежности Зорге. В геополитическом журнале Хаусхофсра была помещена длинная серия статей Зорге о «Восстании молодых офицеров», по мнению Ритгена, лучшее, что когда-либо было написано о подоплеке тогдашних разногласий между армией и промышленными кругами Японии. Ритген восхищался великолепным знанием Зорге страны и людей Восточной Азии, а также его глубоким пониманием политических процессов вообще в странах Востока. Так, например, он всегда точно знал и верно оценивал по словам Ритгена соотношение сил между Китаем, Японией и Россией, с одной стороны, и Америкой и Англией — с другой.

Я просмотрел документы о Зорге. Из них нельзя было убедиться в необходимости что-либо предпринимать против Зорге. Правда, документы о его прошлом заставили меня задуматься — Зорге поддерживал тесные контакты с многими агентами Коминтерна, известными нашей разведке. Кроме того, в двадцатые годы он был в хороших отношениях с националистскими, праворадикальными и национал-социалистскими кругами, в том числе со Стеннесом, одним из бывших фюреров CA, который после исключения из партии убежал в Китай, где стал военным советником Чан Кайши. Мы знали, что Стеннес, находясь в Китае, поддерживал тесные связи с «Черным фронтом» Отто Штрассера; кроме того, Гейдрих подозревал его в заигрывании с русскими.

Когда я беседовал с Ритгеном о возможных посторонних связях Зорге, он высказал следующее мнение: если он даже на самом деле связан с иностранными разведками, мы должны все-таки найти средства и способы, с одной стороны, обезопасить себя, а с другой — извлечь пользу из знаний Зорге. В конце концов я обещал Ритгену в дальнейшем защитить Зорге от нападок партийного руководства, если он согласится наряду со своей журналистской деятельностью выполнять и наши задания. Он должен будет сообщать нашей разведке время от времени информацию о Японии, Китае и Советском Союзе; при этом я предоставил Ритгену самому подумать о том, каким образом наладить передачу информации.

Когда я сообщил об этом Гейдриху, он одобрил мой план, но с условием, что за Зорге немедленно будет установлено наблюдение. Гейдрих был настроен скептически и учитывал возможность того, что Зорге может снабжать нас дезинформацией; ввиду этого он предложил направлять информацию Зорге не по обычным каналам, а подвергать ее особой проверке. Он поручил, кроме того, обсудить все это дело еще раз как следует с Янке.

Должен признать, что я по небрежности промедлил с установлением немедленного контроля над Зорге, которого потребовал Гейдрих. Правда, организация такого наблюдения была затруднена тем, что, во-первых, в этом случае нельзя было сделать письменных распоряжений, а во-вторых, наши сотрудники в Японии были для этого еще молоды и неопытны. Когда я говорил об этом с Янке, он странным образом уклонился от решения этого вопроса, делая вид, что он не знает Зорге как следует. Я же знал, что ему обо всем известно от Ритгена, но, тем не менее, не стал «давить» на него.

В это время Гейдрих послал в Токио в качестве уполномоченного полиции уже упомянутого мной криминаль-директора Майзингера. Причиной этого перемещения Майзингера послужило одно особое обстоятельство, в котором, помимо своей воли, участвовал и я. В свое время криминаль-директору показалось, что у него есть основания для того, чтобы разоблачить меня в глазах Гейдриха как «неблагонадежного». (В Вене я, на самом деле, кое с кем разделался не по справедливости.) Я избрал свой метод защиты и начал медленно плести вокруг него сеть. В моих глазах он был преступником. После войны с Польшей его назначили полицейским комендантом в Варшаве. Мне не составляло труда собрать через своих друзей в Польше доказательства чудовищных преступлений Майзингера в Варшаве. Полученный материал я передал Мюллеру, оговорившись, что он попал ко мне случайно. Мюллер сразу же принял «подачу», после чего было проведено тщательное разбирательство событий в Варшаве. При этом обнаружились столь невероятные вещи, что по окончании расследования Гиммлер сразу же решил: военно-полевой суд и расстрел. Тут подключился Гейдрих и спас Майзингера, послав этого примитивного криминалиста в качестве уполномоченного немецкой полиции в Токио. Единственным объяснением этого было то обстоятельство, что Майзингер благодаря своему долголетнему опыту работы в полиции и сотрудничеству с Мюллером прекрасно разбирался во всех уловках Коминтерна.

Теперь, когда назначение Майзингера в Токио было решенным делом, я поневоле поручил Майзингеру установить за Зорге наблюдение и регулярно сообщать мне о его результатах по телефону. Однако вместо того, чтобы посвятить себя выполнению своих действительных обязанностей, он предался светским развлечениям и неожиданно взялся играть роль простака. Правда, он регулярно сообщал мне о «Посте» — эту кличку мы выбрали для Зорге — но не было случая, чтобы сведения, которые он направлял мне, не содержали положительного отзыва о Зорге. Майзингер постоянно подчеркивал хорошую репутацию, которой Зорге пользовался и в немецком посольстве в Токио, и в японских учреждениях. Не могу не упомянуть, что иногда он разговаривал по телефону и с Мюллером, беседовавшим со своим земляком на баварском диалекте, который почти никто не понимал.

Эти сообщения меня сначала успокоили, тем более что полученный мной через Ритгена информационный материал Зорге казался полезным и не возбуждал подозрений в дезинформации.

Первый удар я получил в начале 1941 года. В то время в Берлине находилась делегация сотрудников японской полиции. Я неоднократно беседовал с ними, и однажды руководитель этой делегации неожиданно спросил меня, не поручено ли Майзингеру осуществлять тайное наблюдение за немецкими гражданами, проживающими в Японии. Я ответил отрицательно. В ходе беседы японец еще раз вскользь заметил, что по его мнению, разумнее было бы, если бы Майзингер для этого сотрудничал с японскими учреждениями, которые в любое время готовы предоставить к его услугам свой богатый опыт. Из этих высказываний мне стало ясно, что Майзингер выполняет свое задание крайне неумело, возбудив подозрения японцев.

К тому времени Зорге сообщил нам оценку общего положения, согласно которой он считал вступление Японии в тройственный пакт всего лишь политической манипуляцией, не имеющей для Германии никакого реального военного значения. После начала войны с Россией он также указал на то, что Япония ни при каких обстоятельствах не нарушит пакта о ненападении, заключенного с Россией; война в Китае, по его утверждению, предъявляет колоссальные требования к военному потенциалу Японии — прежде всего военно-морской флот настоятельно требует установления контроля над южной частью Тихого океана. Он заключил это из характера снабжения сухопутных войск нефтью и горючим — по его мнению, этих запасов хватит лишь на полгода. Тот факт, что военноморской флот располагал значительными ресурсами, свидетельствовало, как он считал, о смене главных направлений военных действий. В 1940 году подтвердилось, насколько верными были эти сообщения; но их больше не использовали, так как после смерти Гейдриха Гиммлер не хотел больше брать на себя ответственность информировать Гитлера.

Я думаю, что нет ничего невероятного в том, что именно Майзингер, не подозревая об этом, был тем самым человеком, который навел японцев на след этого агента, работающего против них.

18 октября 1941 года японцы арестовали Зорге. В течение нескольких месяцев до этого японская служба радиоперехвата ловила передачи тайного радиопередатчика Зорге, однако не могла расшифровать их и установить местонахождение передатчика. При помощи этого передатчика только в 1940 году в Москву было передано не менее тридцати тысяч шифрованных групп слов. Радистом Зорге был прошедший обучение в Москве немец Макс Клаузен, который чаще всего вел передачи с небольшого парусного судна, имея при этом возможность выбирать для передачи любое место. Ущерб, нанесенный Зорге и Клаузеном японцам, был исключительно велик; их обоих приговорили к смерти.

Общая картина, составленная японцами в ходе их слежки и допросов, подтвердила, что действия Зорге являются естественным продолжением всей его прошлой жизни, о которой было известно из документов; однако тогда у нас, как уже упоминалось, имелись только улики, но не было точных доказательств его сотрудничества с Советами. Когда мы получили доказательства, было уже слишком поздно. Ведь Зорге вел шпионскую деятельность в широком масштабе не только против японцев, но и против Германии в пользу Советской России. В частности, он выдал русским срок нападения Германии на Россию, а также сообщил им о том, что Япония не вступит в войну против России. Это позволило России высвободить свои сибирские дивизии и бросить их на Западный фронт против Германии.

Зорге был разведчиком-одиночкой, верившим, пожалуй, в возможность искреннего примирения между Россией и Германией в результате установления нового (коммунистического) общественного строя; большую роль в развитии его мировоззрения сыграло происхождение (его мать была русской, а отец много лет прожил в России). Он не только отвергал национал-социализм и фашизм, но, видимо, в глубине души испытывал к нему величайшую ненависть. Объяснить, почему русская разведка столь щедро предоставила ему большую личную свободу действий, — вопреки своему обыкновению направлять деятельность своих агентов строгими директивами — мне представляется возможным только тем, что русские правильно поняли характер Зорге. Они знали, что Зорге может приносить пользу, только живя в обстановке «презренной» свободы, к которой он, несмотря на свое отрицательное отношение к буржуазному образу жизни, был приучен с детства, воспитываясь в традициях западного индивидуализма. И то, что он ни в своих показаниях, ни во время длительного заключения в Японии не только не признался, но и словом не обмолвился о своем сотрудничестве с Берлином, можно в равной степени объяснить его сильной индивидуальностью и своенравием — его связывали с бывшим командиром подводной лодки, кавалером ордена Pour le mйrites [25] фон Ритгеном личные узы, и в рамках политической игры такая дружба оставалась для него неприкосновенной. Такой вывод, я думаю, позволяет сделать информация, которую он поставлял, так как Зорге, при всем своем неприятии национал-социалистского режима, ни разу не сделал попытки дезинформировать нашу разведку.

В ходе расследования деятельности Зорге японскими властями под подозрение попал и тогдашний немецкий посол в Токио генерал-майор Ойген Орт, которого обвиняли в пособничестве Зорге. Он был в дружеских отношениях с Зорге и признал, что тот имел полную возможность черпать ценную информацию из их приятельских бесед. Тщательная проверка показала, что со стороны Орта не было совершено наказуемое деяние — он не был сообщником, просто Зорге использовал его в своих целях. Я отстаивал эту точку зрения и перед Гиммлером, и перед Риббентропом. Однако мне не удалось полностью рассеять недоверие Гитлера, возникшее по отношению к Орту. Он всегда был убежден, что послу непозволительно заводить друзей, с которыми можно открыто и без утайки обсуждать политические проблемы. Мы сочли своей победой и то, что Гитлер в отношении Орта ограничился такой разумной мерой, как отзыв из страны.

Зорге вместе с бывшим личным секретарем князя Коноэ, Осаки, в октябре 1944 года был повешен.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ OTTO ШТРАССЕРА И РУДОЛЬФА ГЕССА

Ненависть Гитлера к Штрассеру — Приказ о его ликвидации — Две дьявольские бутылки — Тщетная слежка в Португалии — Возвращение в Берлин — Гесс улетел в Англию — Массовые аресты — Загадочность мотивировок действий Гесса.

После покушения в мюнхенской пивной следовало ожидать, что Гитлер рано или поздно нанесет удар Отто Штрассеру. В апреле 1941 года время для этого, казалось, наступило. Однажды утром мне неожиданно позвонил Гиммлер и в скупых выражениях приказал быть после обеда готовым явиться на доклад к Гитлеру. «С документами?» — «Нет». Я не отважился на дальнейшие расспросы и позвонил Гейдриху. Тот знал, в чем дело, однако не хотел говорить об этом по телефону.

Когда я вскоре явился к нему, он, как обычно, сидел за своим письменным столом, заваленным бумагами. Вопреки своей всегдашней привычке раздавать поручения, не отрываясь в то же время от работы, он захлопнул папку с документами и сразу же приступил к разговору: «Уже несколько недель мы получаем из надежного источника информацию о том, что Отто Штрассер находится в Португалии. Гитлер ненавидит этого человека, как вам известно, всеми фибрами души, считая его не только предателем национал-социалистских идей, но, как и его брата Грегора, изменником себе лично. Он убежден в том, что Oтто Штрассер, который еще жив, продолжает после покушения в пивной стремиться всеми средствами к тому, чтобы в результате покушения убрать Гитлера с дороги». Гейдрих схватил свою шинель, и пока мы шли к новому зданию рейхсканцелярии, крайне резко обрушился на «Черный фронт», который, как он утверждал, сомкнувшись с русскими эмигрантскими кругами, присягнул на верность национал-большевизму. «Мне пока еще не ясно, не ведет ли Штрассер двойную игру, работая одновременно на Сталина. Я уже пустил по следам Штрассера одного из бывших сторонников „Черного фронта“, а также известного и вам штандартенфюрера Б. Тот считает, что Штрассер сейчас находится в Португалии». Я спросил его, какое отношение имею я к этому делу.

«Гитлер остался недоволен результатами предыдущих поисков и настаивает на скорейшей ликвидации Штрассера, — продолжал Гейдрих. — Мы с Гиммлером единодушно решили послать вас в Португалию. Но перед этим фюрер хочет поговорить с вами».

Я перепугался. Я никак не мог понять, почему для выполнения этого задания выбрали именно меня, человека, который не имеет ни малейшего представления о подробностях дела. Уже упомянутый штандартенфюрер Б. , пользующийся особым доверием Гейдриха, подошел бы для этого куда лучше. Он уже не раз успешно выполнял подобные поручения, и я знал, что он хорошо знает не только «Черный фронт», но и круги московских эмигрантов.

Мы шли по длинному коридору новой имперской канцелярии, — глубокая тишина стояла между колоннами, и только время от времени слышался приглушенный разговор или щелканье каблуков приветствовавших нас часовых. Гиммлер вместе с фюрером уже сидел в углу огромного кабинета, когда Гейдрих, отдав честь по-военному, сообщил о нашем прибытии. Оба еще некоторое время продолжали разглядывать лежавшую перед ними карту, затем Гитлер подошел и поздоровался, пожав нам руки. «Узнали вы что-нибудь новое насчет Штрассера?» — спросил он. Гейдрих ответил отрицательно. Гитлер задумчиво взглянул на меня. «Неся службу, вы, как каждый солдат на фронте, подчиняетесь приказам своих начальников, — сказал он совершенно неожиданно. — Приказ, который я вам сейчас отдаю, необходимо содержать в полной тайне; для выполнения его вы, в случае необходимости, должны пожертвовать жизнью».

В голове у меня царила полная неразбериха — мгновенно вспомнилось неудавшееся похищение герцога Виндзорского, осуществить которое поручили также мне. Я начинал догадываться, что меня и в этом случае хотели использовать для таких же целей. Тем временем Гитлер разразился потоком брани в адрес «предателя» Штрассера, человека, представляющего собой скрытую опасность, которого нужно устранить любыми средствами.

«Я приказываю вам выполнить эту задачу». Еще не придя в себя, я ответил: «Слушаюсь, мой фюрер». Это были единственные слова, которые я вообще сумел произнести. Не отрывая от меня глаз, Гитлер продолжал тем же приказным тоном: «Как только вы обнаружите, что он там, его надлежит устранить». После этого он обратился к Гейдриху: «Я наделяю вас всеми полномочиями для выполнения этого приказа». Затем он протянул каждому из нас руку и простился с нами.

За дверью мы подождали Гиммлера, который попросил нас пройти в его рабочий кабинет. Из последующей беседы между Гиммлером и Гейдрихом мне стало ясно, что у них уже разработан план практического выполнена «операции Штрассер». Меня вновь удивила раздраженность Гейдриха, — может быть, Штрассер кое-что знал о его личной жизни, что могло быть опасным для Гейдриха, пока тот был жив?

Вошел адъютант и сообщил, что д-р Шт. ожидает уже около получаса. Гейдрих объяснил мне, что д-р Шт. является доцентом одного университета, одним из крупнейших авторитетов в области бактериологии. В настоящее время он работает над разработкой защитных мероприятий на случай бактериологической войны. «Д-р Шт. передаст вам один препарат и проконсультирует, как надо с ним обращаться. Зачем нам это средство, нельзя говорить в его присутствии».

Д-ру Шт. было лет тридцать пять. Он держался самоуверенно и сразу же начал свой доклад — холодно, без эмоций, как на лекции. В соответствии с полученным приказом, сказал он, им создана сильнодействующая бактериологическая сыворотка, капли которой достаточно, чтобы умертвить человека с вероятностью 1000/1. Наличие следов сыворотки в организме убитого исключено. Препарат действует, в зависимости от конституции жертвы, в течение двенадцати часов, создавая картину заболевания, похожего на тиф. При высыхании препарат не теряет эффективности. Достаточно капнуть в стакан для полоскания рта каплю этого раствора, чтобы при последующем использовании стакана высохшая масса вещества вновь стала действовать.

У меня буквально волосы встали дыбом, тем более что взглянув в сверкающие глаза доцента, я увидел, что он — хотя и говорил холодно и сухо — просто-напросто опьянен собственным докладом. Украдкой я посмотрел на Гиммлера — он, казалось, как и я, не без содрогания слушал объяснения. Его явно испугала собственная решимость. Гейдриха же все это, видимо, мало трогало. К моему ужасу докладчик вытащил из кармана две бутылочки и поставил перед нами на стол. С испугом рассматривал я бесцветную жидкость и боязливо посмотрел на горлышко бутылок — оно было заткнуто стеклянной пробкой, которую можно было использовать как капельницу. Наконец Гейдрих прервал поток красноречия разговорившегося ученого словами: «Благодарим вас, подождите нас в коридоре».

Когда доцент ушел, Гейдрих обратился к Гиммлеру: «Мне кажется, рейхсфюрер, дальнейшее обсуждения излишне. Шелленберг должен подумать, как он практически выполнит это задание». Мы встали. Я осторожно взял две бутылочки, опустил вертикально в карманы и, судорожно сжав их руками, удалился. Вернувшись к себе в кабинет, я тут же запер их в своем сейфе. Я отключил сигнальную систему и телефон и изнеможенно опустился в кресло. Что мне было делать? Мысли кружились как карусель. Два или три раза я подходил к сейфу, чтобы убедиться, там ли еще эти дьявольские бутылки. Внезапно я спросил себя, почему этот кошмарный человек дал тебе сразу две бутылки, если достаточно одной капли?.. А не хотят ли тебя использовать в качестве подопытного кролика для испытания средства будущей бактериологической войны?

Я связался с уже упомянутым штандартенфюрером Б. , который тотчас же пришел ко мне и своим гнусавым голосом прочел мне обстоятельную лекцию о «Черном фронте». Этот агент для специальных поручений Гейдриха действительно прошел огонь, воду и медные трубы. Он знал огромное количество людей, прежде всего из числа русских агентов. Я бы охотно рассказал ему о моем ужасном задании, и уже собирался это сделать, но тут вспомнил, что Гейдрих приказал ему только проинформировать меня о положении дел, не сообщив ему, что я должен отправиться в Португалию.

Наконец я начал готовиться к отъезду, покорившись своей участи. На этот раз не было дипломатического паспорта. Я ехал как простой агент. А что будет, спрашивал я себя, если на таможне у меня найдут эти бутылочки? Просто оставить их где-нибудь или выбросить в реку было невозможно — это было бы преступлением. Содержимого их хватило бы, чтобы отравить систему водоснабжения целого города с миллионным населением.

Постепенно в голове у меня прояснялось, и я наметил себе следующий план: прежде всего нужно поместить бутылочки в стальную оболочку, предохраняющую их от толчков и давления. Такой контейнер позволял мне просто выбросить их во время полета над морем. Тогда задание можно было бы выполнить другим способом. Допустим, устранение Штрассера можно было поручить наемному исполнителю. Мысль о том, чтобы выбросить бутылочки в море, несколько успокоила меня. Д-р Шт. сообщил, что содержимое их будет «жизнеспособным» самое большее два года. Стальные капсулы могли пролежать в море двадцать-тридцать лет. Таким образом, я мог со спокойной совестью бросить их в море.

Я срочно связался с руководителем технического отдела. Он глубокомысленно взглянул на бутылочки, которые я осторожно поставил перед ним на письменном столе. После этого он сказал, что считает возможным изготовить такие стальные капсулы, но это займет тридцать шесть часов. То, что я слышал теперь, было мне гораздо приятнее, чем лекция, прослушанная несколько часов назад. «Я достану вам две стальные капсулы, выложенные изнутри каучуком. Эластичная прокладка защитит их от любого удара и так плотно охватит горлышко бутылок и пробку, что раскрыться они не смогут. Если все же возникнет опасность утечки, жидкость впитается в пористую массу. Кроме того, стальные капсулы будут так завинчены, что предохранительный запор сделает невозможным случайную разгерметизацию».

«И сколько могут пролежать эти стальные капсулы в морской воде невредимыми?»

«Если использовать высокопрочную легированную сталь, почти бесконечно долго».

Через сорок восемь часов я засунул обе бутылочки, помещенные в сверкающие капсулы, в карманы брюк и отправился в Португалию. Из предосторожности я поручил одному из наших агентов встретить меня на аэродроме в Лиссабоне, чтобы в случае обыска я мог незаметно передать ему бутылочки. Но португальская таможня ничего не заметила. Капсулы я сразу же поместил в сейф одного из наших филиалов. Через несколько дней я уже организовал розыск Отто Штрассера, приказ об аресте которого я пустил ходить по рукам обширного круга людей, охватывавшего около двух тысяч человек. За квартирами, адреса которых мне сообщил Гейдрих, было установлено особенно пристальное наблюдение. Все это должно было обеспечить поимку Штрассера, если только он вообще находился в Лиссабоне. Но прошло двенадцать дней, а мы так и не обнаружили ни малейших следов его пребывания. Ежедневно такая крупная операция влетала нам в копеечку. Каждый второй вечер на квартире своего португальского друга я производил выплаты необходимых сумм. Не будь у всей этой истории такой отвратительной подоплеки, эта поездка была бы для меня неплохим развлечением, приятной сменой обстановки. В один из таких платежных дней мне удалось обогатить свой опыт, узнав, как ловко можно вымогать деньги.

Так, например, один полицейский чиновник привлек к слежке свою подругу, к чему я отнесся одобрительно, ведь чем шире был мой информационный базис, тем лучше. Но когда он в вознаграждение потребовал для нее дополнительно две пары туфель взамен изношенных при выполнении наших поручений, я, рассмеявшись, не мог не оценить его деловой сметки.

Через две недели я начал осторожно наводить Берлин на мысль, что Штрассера не может быть в Португалии. При этом я предложил сохранить созданную мной систему наблюдения, чтобы она продолжала действовать и без меня. С напряжением ожидал я ответа. Через два дня по радио сообщили: «С предложением согласны, Гейдрих».

Я так и подпрыгнул от радости. Руководителю нашего центра в Лиссабоне я дал указание подождать еще три недели и если Штрассер так и не появится, отправиться на морскую прогулку на моторной лодке, захватив с собой обе стальные капсулы, и выбросить их в воду по возможности дальше от берега. Выполнение этого поручения он должен был гарантировать своим честным словом. Если же Штрассер в это время появится в Лиссабоне, он должен был сразу же вызвать меня по радио из Берлина. Тогда мы бы вновь обсудили необходимые меры.

Торопясь изо всех сил, я вернулся в Берлин. Через несколько недель слежку по моему предложению прекратили. К тому времени Гитлер занялся гораздо более важными делами — его заместитель Рудольф Гесс улетел в Англию, что произвело в Берлине впечатление разорвавшейся бомбы. Это случилось 10 мая 1941 года.

Теперь меня почти беспрерывно вызывали на совещания между Гиммлером и Гейдрихом. Сам Гитлер, говорили, был совершенно обескуражен случившимся и был не в состоянии как-то реагировать на него. Используя такое состояние Гитлера, рейхсляйтер Мартин Борман сумел сделать решающий для своей карьеры шаг, благодаря которому он отныне завоевал доверие Гитлера. Он изобрел тезис: «Гесс сошел с ума». Именно он посоветовал Гитлеру дать такое объяснение в первом официальном коммюнике. Правда, при этом не подумали, что может возникнуть вопрос — как же сумасшедший мог столь длительное время быть заместителем фюрера? Когда я сообщил Гиммлеру свои сомнения по этому поводу, — я сказал ему, что немецкий народ слишком умен, чтобы поверить в такое, — он покачал головой и ответил: «Теперь уже слишком поздно».

Теперь Гитлер воспылал жаждой расплаты — от него беспрестанно исходили указания о каре причастным к этому делу. Мюллер был здесь в своей стихии. Он привел в действие весь подвластный ему аппарат, вовсю используя предоставленные ему полномочия. Все, кто окружал бывшего заместителя Гитлера — от адъютанта и его друзей до шофера — были арестованы. Дай Мюллеру волю, он бы арестовал весь персонал аэродрома и технических директоров авиастроительной фирмы «Мессершмитт», так как Гесс улетел на самолете марки «мессершмитт». И хотя он ограничился более узкими масштабами, все же волна арестов захлестнула многих из тех, кто и не подозревал, что окажется причастным к случившемуся.

Согласно сообщениям внутренней разведывательной службы Гесс был сторонником «спокойного развития» и приверженцем антропософа Рудольфа Штайнера. Срочно были арестованы многие из этих кругов. Но этого оказалось недостаточно — по данным разведки было установлено, что Гесс поддерживал прочные связи с астрологами, ясновидцами, гипнотизерами и сторонниками естественной медицины, и что его полет был совершен в соответствии с расчетами астрологов. После этого массовые аресты, проводившиеся Мюллером, захватили и эти группы людей. Я только крутил головой. Разве не было достаточно известно заранее, что Гесс испытывает особую слабость к такого рода вещам, носящую, по мнению специалистов, патологический характер? И тот факт, что и Гитлер до того времени проявлял некоторый интерес к астрологии, был намеренно обойден. (После исчезновения своего заместителя его склонность к астрологии сменилась бескомпромиссным отрицанием, и с тех пор астрология решительно преследовалась.)

Я прекрасно помню, с каким внутренним сопротивлением относился тогда к массовым арестам астрологов и ясновидцев Гиммлер, который тоже симпатизировал мистическим пророчествам, и с какой нескрываемой радостью Гейдрих, знавший об этом, в его присутствии объяснял Мюллеру распоряжения Гитлера, предусматривавшие малейшие детали. Довольно часто Гейдрих в разговорах со мной сетовал на то, что Гиммлер снова в том или ином деле проявляет колебания из-за того, что чересчур доверяет своему гороскопу. Я слышал, как в одном телефонном разговоре с Гиммлером после случая с Гессом Гейдрих сказал буквально следующее: «Одного, рейхсфюрер, заботят звезды на погонах, другого — звезды на небе. Напрашивается вопрос — какие звезды лучше помогают?» Излишне говорить, что при этом он действовал по пословице: бьют по мешку, а думают об осле.

Наша разведка придерживалась мнения, что Гесса мог побудить принять такое решение один из сотрудников Сикрет Сервис, долгие годы находившийся среди его окружения. Известную роль мог сыграть и известный профессор Г. , специалист по заболеваниям щитовидной железы, который имел на Гесса решающее влияние. Кроме того, следовало учитывать, что Гесс как немец с чужбины (он вырос в Египте) в молодости испытывал влияние со стороны англичан. Однако все это не объясняло исчерпывающим образом случившегося.

В беседе с Гейдрихом я высказал мнение, что, вероятно, Гессом овладела идея мессианства, так как он, будучи ближайшим другом Гитлера, в течение многих лет находился в такой духовной атмосфере и испытывал влияние идеи Гитлера о «братском английском народе». Довольно часто он высказывал такие мысли в кругу своих ближайших друзей и сотрудников. Гейдрих, несмотря на то, что не одобрил моей откровенности и сказал, что мне еще нужно многому научиться, был достаточно здравомыслящим человеком, чтобы допустить вероятность моей точки зрения; однако в первую очередь он остановился на предположении, что здесь замешана английская разведка, и настаивал на дальнейших поисках ее следов. Затем он добавил еще несколько многозначительных фраз, которые я хотел бы привести дословно: «Если эти сведения (касающиеся английской разведки) верны, то с этой стороны нам может быть причинен ощутимый ущерб и в другой области. Меня не удивит, если мы в один прекрасный день снова получим такой же сюрприз. Я убежден, что это входит в планы Сикрет Сервис». И дальше: «Да ведь и русские не умнее».

Версию, согласно которой Гитлер сам послал Гесса с секретным заданием в Англию, чтобы в последний раз предложить мир, я должен, опираясь на результаты нашего расследования, полностью исключить. Невыясненными и недоказанными остались также утверждения, согласно которым Гесс или профессор Хаусхофер вели в Швейцарии предварительные переговоры.

Хотя между полетом в Англию и решением Гитлера о нападении на Россию существовала внутренняя взаимосвязь, вряд ли следовало опасаться, что Гесс выдаст стратегические и оперативные планы. Порукой в том был его «идеализм».

Впоследствии в мои обязанности входило получение информации о поведении Гесса и его моральном состоянии. Особый интерес к этому проявлял Гиммлер, который поручил мне, без ведома Гитлера, организовать почтовую связь между Гессом и его женой. Англичане разрешили переписку в ограниченных масштабах. Корреспонденция поступала через Международный Красный Крест в Швейцарии. Большая часть писем носила чисто личный характер и говорила о большом уважении и любви Гесса к жене и сыну. В остальном их содержание было для нас труднодоступным. Я тогда очень удивлялся мягкости английской цензуры; видимо, в результате обстоятельных допросов Гесса англичане пришли к убеждению, что в его письмах содержатся главным образом мистические, даже маниакальные идеи, а не информация, которую следует воспринимать всерьез. Гесс постоянно цитировал высказывания древних прорицателей, и предсказания провидцев. При этом он ссылался на ранее составленные гороскопы, предсказания которых подтверждают, по его мнению, его личная судьба, судьба его семьи и всей Германии. Его жена трогательно соглашалась с ним в своих письмах, несмотря на весь практицизм своих взглядов на жизнь.

Судьба первого адъютанта Гесса сложилась печально. Он стал жертвой безудержного гнева Гитлера, а в дальнейшем — интриг Бормана. Гейдрих неоднократно пытался предпринять хитроумные меры по его освобождению; если ему это не удалось, то, по моему мнению, повинен в этом Мюллер. Он бескомпромиссно следовал указаниям Бормана, в котором он уже тогда видел преемника Гесса, оценив по достоинству его энергию и силу. Адъютанта до конца войны держали в концлагере, но после поражения Германии это не спасло его от преследований со стороны союзников.

СВЕТСКИЙ ШПИОНАЖ

Донесения из министерства иностранных дел Югославии — Наблюдение за югославским военным атташе — Подруги полковника В. — Его тактика — Операции на Балканах.

Уже несколько месяцев мы получали сведения опоступающих в Белград секретных донесениях зарубежных представительств Югославии. Особый интерес представляли донесения югославского военного атташе в Берлине полковника В. ; копии их поставлял нам один из наших агентов из министерства иностранных дел Югославии.

Военный атташе проявлял в своей секретной информации такое глубокое и точное знание наших военных и политических планов, что мы терялись в догадках, откуда он получает такой материал. Одно из его сообщений — содержавшее точные цифры о производстве бомбардировщиков и истребителей в Германии и многочисленные технические подробности — мы показали фельдмаршалу Кейтелю, который тут же, в крайнем возбуждении, помчался с ним к Гитлеру. В ответ на это тот разразился яростной руганью по поводу неосторожности немецкого военного командования и несоблюдения секретности в нашей военной промышленности. Гитлер приказал адмиралу Канарису незамедлительно обсудить положение с Гиммлером и поручить ему, то есть нашей службе, дальнейшее расследование этого дела.

После этого Гейдрих предоставил мне полную свободу действий в отношении югославского полковника, невзирая на его дипломатическую неприкосновенность как военного атташе, после чего я обсудил с начальником отдела Юго-Восточной Европы все детали предстоящих мероприятий. Югославская разведка за последнее время значительно усилила свои опорные пункты в Германии (они находились, главным образом, в консульствах), но все же нам представлялось невозможным, что такая информация добывалась без помощи наемных или добровольных сотрудников из кругов высшего офицерства вермахта. Поэтому прежде всегоследовало установить за В. непрерывное наблюдение, и вофициальной, и в частной жизни. Первые результаты, были, однако, слишком скудными, чтобы основывать на них подозрение. По сравнению со светской жизнью сотрудников других дипломатических представительств, полковник В. общался лишь с узким кругом частных лиц. Правда, с офицерами вермахта и сотрудниками дипломатического корпуса он встречался чаще на различных официальных совещаниях, приемах и встречах, но о сугубо конфиденциальных беседах вряд ли здесь могла идти речь; разве только, во время этих встреч он мог получить подтверждение каких-либо сведений или намек в виде тайного жеста. Но ведь всего этого было явно недостаточно в качестве источника обширной информации, которой располагал военный атташе.

Еще какое-то время мы блуждали в потемках. Подслушивание телефонных разговоров тоже, казалось, не выявило ничего подозрительного. Может быть, следовало внимательнее изучить отношения между В. и дочерью владельца одного берлинского ресторана? По разговорам, между ними существовала глубокая взаимная симпатия. Время от времени В. разговаривал по телефону еще с двумя женщинами из высшего берлинского общества, но всегда в таких случаях речь шла лишь о назначении свидания.

Внезапно дело сдвинулось с мертвой точки: однажды полковнику В. позвонил по телефону незнакомый нам человек. «Приходите, как всегда; я все выполнил и думаю, что все будет хорошо». Кто был этот человек, который беседовал с В. , не называя своего имени? Мы продолжали напряженно следить за событиями.

Однажды В. явился в один современной постройки дом, в котором сдавались квартиры, и позвонил в квартиру, расположенную на четвертом этаже. Наши наблюдатели следовали за ним до второго этажа. И то, что затем произошло, мы так никогда и не выяснили впоследствии. Произошло ли это случайно или преднамеренно, но в тот момент, когда В. взошел на площадку четвертого этажа, там находился человек, который в полумраке лестничной клетки показался нашим сотрудникам настолько похожим на В. , что они спутали его с югославским атташе. Оба вошли в квартиры, расположенные по обе стороны от лестницы. В. — как полагали наши агенты — скрылся в квартире, расположенной справа. Они передали эти сведения своей смене. Когда двойник В. через некоторое время вышел из правой двери, агенты пошли за ним по следу. Только через три дня мы обнаружили, что идем по ложному пути. Все это время В. имел возможность действовать, выйдя из-под нашего контроля.

Тогда мы установили наблюдение за жильцом левой квартиры. Это был крупный чиновник министерства военно-воздушных сил, который ведал, главным образом, поставками самолетов и авиационного оборудования в другие страны и обслуживал приемные комиссии иностранных правительств в Берлине. Казалось, что мы приблизились к решению загадки. Тем временем, однако, мы подслушали один интересный разговор по телефону, который вел В. со своей подругой Юттой; она звонила из гостиницы своего отца и обижалась на то, что так долго ничего не слышала о В. К нашему изумлению, В. на этот раз ответил ей довольно грубо, сказав: «Сегодня вечером мне необходимо получить эту вещь, я обязательно должен работать всю ночь». Ютта была обижена. «Ах, да ночью ты не будешь писать…» «К вечеру мне нужно получить документы», — оборвал ее В. и повесил трубку.

Вечером Ютта пришла на квартиру В. Через четверть часа она вышла из нее. В то же время В. не покидал квартиры, а в середине ночи его посетил ненадолго один из помощников югославского посольства. По всей вероятности, этой ночью В. составлял одно из своих великолепных донесений. Подтвердилась наша догадка, однако, лишь через несколько дней, когда мы получили из Белграда копию донесения. Мы размышляли: до сих пор поставщиками информации считались служащий министерства военно-воздушных сил и дочь хозяина гостиницы. А как насчет двух других женщин?

Инга была сестрой одного немецкого генерала; она вращалась с обществе представителей тяжелой индустрии и высших офицеров вермахта. Это была независимая в материальном отношении светская женщина, окруженная толпой почитателей, с которыми она частенько играла у себя дома в бридж. Она ни от кого не скрывала, что состоит с В. в довольно-таки дружеских отношениях.

Вера была женой инженера, пользовавшегося и в гражданских, и в военных кругах хорошей репутацией. Супруг жил только своей работой, предоставляя своей жене возможность вести свободный и широкий образ жизни. Видимо, супруги так отдалились друг от друга, что — инженер не находил ничего предосудительного в тесных дружеских связях, существовавших между его женой и В.

Хотя один из моих сотрудников, исходя из накопленных нами сведений, и советовал арестовать подозреваемых, я медлил, так как постоянно надеялся обнаружить и другие источники информации югославского дипломата. Тем временем, однако, непрекращающаяся предательская деятельность, причинившая нам значительный ущерб, вынудила нас перекрыть обнаруженные источники информации, тем более, что мне стало известно о напряженном положении в Юго-Восточной Европе и о возможности военного вмешательства Гитлера на Балканах. Мне было поручено составить справочник по Югославии и Греции, которым руководствовались бы части и подразделения войск СС и полиции в своей деятельности в этих странах в случае войны. Наряду с освещением последних политических событий в нем содержался список всех лиц, арест которых казался нам необходимым.

Тем временем итальянцы, начав войну с Грецией, оказались в Албании в критическом положении. К нам поступали все более отчаянные просьбы итальянцев о помощи. Гитлер реагировал на это так: «Я не оставлю в беде своего самого верного друга». После этого немецкие войска, объединенные в «группу Листа», вступили на территорию Болгарии. Когда через неделю после этого англичане высадились в Пирее, это не застало нас врасплох, так как через наших агентов в Греции нам были подробно известны англо-греческие планы. (В число мероприятий, осуществленных нашей разведкой по подготовке войны с Грецией, входила также засылка отряда эсэсовцев на гору Атос. [26]. В целях маскировки они отрастили длинные бороды и должны были привлечь на нашу сторону главу монашеской братии, пообещав ему сан митрополита греческого. Однако эта операция провалилась.)

Прежде чем дело дошло до военного столкновения с Грецией, Гитлер 25 марта 1941 года вынудил Югославию примкнуть к тройственному пакту. Однако этот кажущийся успех был сведен на нет в результате военного переворота, произошедшего в Белграде 27 марта 1941 года. В том же месяце Сталин заключил с Югославией договор о дружбе. После этого 6 апреля 1941 года Гитлер приказал начать наступление против Югославии.

За два дня до наступления я неожиданно получил следующее донесение: В. в спешном порядке передал югославскому генеральному штабу планы немецкого наступления, сведения о численности и оснащенности войск, о составе армий и даже предупредил о запланированной Гитлером бомбардировке Белграда. Гитлер, узнавший об этом от Кейтеля, пришел в бешенство, которое задело и меня, так как до сих пор не схватил этого проклятого югослава. Теперь я должен был действовать молниеносно, ибо знал по опыту, чем могут закончиться такие вспышки ярости у Гитлера. Через два часа я приказал арестовать всех сотрудников югославской разведки на территории рейха, в том числе и полковника В.

Военному атташе на вид было лет сорок, он был высок, спокоен и сдержан в движениях. Его допрос длился много дней. Без всяких уверток он выложил нам всю подноготную о своей разведывательной деятельности, видимо, зная, что с началом наших военных действий против Югославии ссылка на дипломатическую неприкосновенность лишена была практически всякого смысла. Он беспокоился только о судьбе своей подруги Ютты, взял всю вину на себя и утверждал, что хотя она и сообщала ему кое-какие сведения, но при этом не знала, для чего они ему понадобились. Я приказал своим социалистам допросить Ютгу и двух других женщин, но не арестовывать их; все трое признали, что дружили с В. , но сообщение о том, что он шпион, повергло их в изумление и ужас. Они подчеркивали, что беседовали с ним лишь о том, что и без того обсуждалось в обществе. Здесь мы столкнулись с типичными случаями «светского шпионажа».

Ютта иногда обсуждала со своим отцом разговоры посетителей его ресторана. Часто среди них были эсэсовцы, направлявшиеся на сборный пункт в Берлин-Лихтерфельде. Из разговоров можно было понять, что их части готовятся к «крупной операции». Железнодорожники, жившие в том же квартале, что и Ютта, совершенно открыто говорили о «сверхурочных работах» и «множестве военных эшелонов». Прочие посетители добавляли в общую картину свои детали. Все это наполняло Ютту беспокойством и страхом, в том числе и за своего возлюбленного. На вопрос В. , почему она так расстроена, она рассказала все, что узнала. Сведения Ютты показались ему интересными с точки зрения сбора информации общего характера, и он попросил ее впредь прислушиваться к таким разговорам и записывать их. Свою просьбу он обосновывал тем, что поставил себе целью жизни воспрепятствовать расширению войны и дальнейшему кровопролитию. Ютта несколько утешилась, но какие-либо записи вести не стала. И в тот вечер, когда она пришла домой к В. , она передавала ему сведения только устно.

Две остальные женщины представляли для В. ценный источник информации, так как легкомысленно болтали обо всем, что было темой для обсуждения в кругу их знакомых. В. был достаточно ловок, чтобы с помощью тонких наводящих вопросов выуживать из них дополнительные сведения. Такая тактика позволила ему, например, ни много, ни мало, как узнать точные размеры месячного производства танков. Для различных специальных областей (военное дело, политика, техника) у В. была разработана картотека с оценкой по очкам. Если информация не заслуживала необходимых пятидесяти очков, он не включал ее в донесения, отправляемые в Белград.

Благодаря этой тщательно продуманной системе ему удавалось собирать великолепный разведывательный материал, тщательно анализируя болтовню самых различных кругов общества в Берлине. Со временем он так набил в этом руку, что научился с помощью дополнительных статистических данных и служебных документов быстро производить исчерпывающую оценку ситуации. Его доскональное знание дела оказалось для него крайне полезным в многочисленных светских встречах и беседах — в том числе и с членами приемной комиссии министерства военно-воздушного флота или сотрудниками главного штаба ВВС. Ему было достаточно получать ответы на свои второстепенные и внешне невинные вопросы, чтобы извлечь из этого важные выводы. Например, о приказе Гитлера подвергнуть Белград бомбардировке он догадался, проделав следующие умозаключения: во время приемки запасных частей для юнкерсов, он услышал, как один летчик, взглянув на него, довольно громко сказал одному из своих товарищей: «Скоро им достанется на орехи». Встревоженный услышанным, вечером он спросил у Веры, что, собственно, случилось, что-то такое поговаривают о Белграде… Его подруга подтвердила, что Адольф собирается помочь Бенито в Греции; ее муж считает, что это не представит особых трудностей, ВВС Германии сейчас так сильны, что способны сокрушить любое сопротивление.

Служащий министерства военно-воздушного флота, живший на четвертом этаже, был, в сущности, неплохим и безвредным парнем, но он часто завтракал с В. и «болтал» с ним.

Ценная информация, полученная полковником таким способом, не стоила ему ни гроша. Эту «дешевую» возможность получать хороший материал я не хотел упускать. Обеим дамам из высшего общества я дал задание информировать меня отныне точно так же, как они до этого информировали полковника В. Сам В. и его подруга Ютта выразили готовность работать на нас. Бывший югославский полковник, бегло говоривший поитальянски, вскоре начал действовать в Италии, оказав нам ценные услуги.

НАКАНУНЕ ВОЙНЫ С РОССИЕЙ

Напряжение в Берлине — Канарис предостерегает — Гитлер о войне на два фронта — Переговоры с командованием вермахта об использовании подразделений полиции и СД — Соглашение между Гейдрихом и Вагнером — Совещание офицеров отдела 1с и командиров полицейских подразделений — Подготовка к выступлению Гитлера — Дело Хория Сима — Полицейский отчет о советском шпионаже — Разговор у Хорхера — Обмен дипломатов.

Весна 1941 года прошла для берлинцев почти незамеченной. Столица рейха жила все более лихорадочной, нервной жизнью. Казалось, все ощущали, как на Востоке собирались тяжелые грозовые облака. И мы с Канарисом, совершая утреннюю прогулку верхом, поневоле заговаривали о предстоящей войне с Россией. Мы оба считали, что точка зрения генерального штаба, согласно которой мы сможем благодаря нашему военному и техническому превосходству победоносно завершить восточный поход в течение нескольких недель, была очень поверхностной. Однако мы расходились в оценке производственных и транспортных возможностей России. Опираясь на соответствующие документы, я считал, что объем производства танков в России должен намного превосходить данные Канариса, да и в области конструктивных характеристик танков от русских следует ожидать больших сюрпризов. Я основывал эти предложения на высказываниях членов советской военной делегации, посетившей Германию в марте 1941 г. Гитлер тогда приказал: чтобы произвести на русских хорошее впечатление, показать делегации не только наши современные танковые школы, но и раскрыть перед ними секретные предписания и директивы. После осмотра русские сомневались, что мы показали им все, и говорили, что, вопреки приказу Гитлера, кое-что от них утаили. Отсюда я сделал вывод, — они считали продемонстрированные нами модели не принадлежавшими к последнему слову техники, сравнивая их со своими собственными танками. У нас же тогда, на самом деле, не было ничего лучшего; а русские уже в 1941 году могли в массовом порядке применить в бою танк Т-34, превосходивший по своим характеристикам наши танки.

Кроме того, Канарис также утверждал, что у него есть безупречные документы, согласно которым Москва, являющаяся крупным индустриальным центром, связана с Уралом, богатым сырьевыми ресурсами, всего лишь одной одноколейной железной дорогой. На основе имевшихся в нашем распоряжении сообщений я придерживался противоположного взгляда. Один лишь этот пример показывает, насколько трудно было военному командованию, в результате дублирования в работе наших разведывательных служб, правильно оценивать эту противоречивую информацию при составлении своих оперативных планов. Сколько иронии в том, что я сейчас вспоминаю о разговоре с Канарисом, во время которого он поднял вопрос, не склоняется ли Гейдрих также к мнению, что Советский Союз после эффективных военных ударов может быть разрушен изнутри. Гитлер и Гиммлер, а с ними и некоторые представители генералитета придерживались именно этой точки зрения. Канарис намекнул, что он ни в коем случае не разделяет их оптимизма. Видимо, он хотел в результате нашей беседы натолкнуть меня на мысль изложить его точку зрения Гейдриху, а через него и высшему руководству. Его собственное влияние на этих людей, сказал он, уже подорвано.

В первый раз, когда я заговорил с Гейдрихом на эту тему, то получил от него безоговорочно отрицательный ответ: «Я считаю, вы оба используете свои поездки по утрам для того, чтобы постепенно превратиться в жалобщиков». В другой раз он дал мне сильнейший нагоняй, который мне когда-либо приходилось получать от него: «Оставьте, в конце концов, ваши обывательские и пораженческие сомнения». Я осторожно заметил, не усилит ли Сталин под воздействием военных неудач свой партийный аппарат. Хотя Гейдрих и дал мне столь резкий отпор, все же мне казалось, что он был слишком трезвым человеком, чтобы в глубине души не учитывать такую возможность. Чем напряженнее становилась обстановка в ожидании войны с Россией, тем нервознее и рассеяннее становился Канарис. В разговорах со мной он беспорядочно затрагивал одну проблему за другой, перескакивал с обсуждения американского авиационного производства на политические события на Балканах, неминуемо, в конце концов, приходя к вопросу о России. Видимо, таким образом он хотел заглушить свой глубокий пессимизм. Это состояние его психики настолько обострилось, что иногда я, слушая его, готов был расхохотаться, не будь обстоятельства столь серьезными. Он часто в то время звонил мне и говорил настолько бессвязно, что понять его мог только тот, кто хорошо знал Канариса. Однажды я все-таки обратил один такой телефонный разговор в шутку, сказав ему: «Пожалуй, набралось достаточно материала, чтобы представить Гейдриху доклад о ночном пении „птиц-жалобщиков“. Он испуганно воскликнул в ответ: „Ах, я совсем забыл, что мы с вами не одни, что нас держат «на крючке“.

Через несколько дней, помнится в начале мая, меня пригласил на обед Гейдрих. Сначала он говорил со мной об обычных служебных делах, затем перешел к предстоящей русской кампании, намекнув при этом на изменившуюся точку зрения Гитлера на англичан как военных противников. Теперь, сказал Гейдрих, Гитлер — после провала авиационной стратегии Геринга в небе над Британскими островами — склоняется к предположению, что при существующих обстоятельствах Англия все же сможет с помощью Америки ускорить процесс своего вооружения. Поэтому он всеми средствами форсировал строительство подводного флота; он намеревается, по словам Гейдриха, сделать его настолько мощным, чтобы отпугнуть США от активного вступления в войну. Даже в случае участия в войне Соединенных Штатов нет оснований ожидать вторжения на европейский материк раньше, чем через полтора года [27]. Этого времени казалось Гитлеру достаточно для нападения на Россию, не подвергаясь опасности войны на два фронта. Если это время не использовать, считал Гитлер, Германия окажется зажатой между двух врагов — союзников, угрожающих вторжением, и Россией, усилившейся настолько, что вряд ли мы сможем отразить удар с Востока. Военные приготовления в России, он считает, приняли настолько угрожающий характер, что следует ожидать нападения Советов. Сталин может в любой момент превентивно использовать наши затруднения и на Западе, и в Африке. Пока еще мощь нашего вермахта достаточна, чтобы нанести поражение России во время этой передышки. Столкновение с Советским Союзом, по мнению Гитлера, рано или поздно неизбежно, так как этого требует безопасность Европы. Поэтому было бы лучше предотвратить эту опасность, пока мы чувствуем себя вправе полагаться на собственные силы. Генеральный штаб уверяет, что благодаря фактору внезапности кампания сможет быть победоносно завершена к рождеству 1941 года. Однако Гитлер, по словам Гейдриха, полностью осознает всю тяжесть и далеко идущие последствия своего решения, поэтому он хочет использовать любые средства для достижения успеха. Ввиду этого он не только разрешает, но и приказывает использовать подразделения полиции безопасности и порядка в этой решающей кампании. Эти подразделения следует использовать («в зоне действия сухопутных войск») прежде всего в тыловых, но частично и в прифронтовых районах и в районах боевых действий — впервые в нашей практике. Используя эти части в боевой обстановке, Гитлер думает одновременно снять с них обвинение в том, что они якобы сплошь состоят из шкурников, радующихся возможности ограничиться поддержанием порядка лишь в тылу. Эту мысль Гитлера следует приветствовать, так как она означает усиление позиций полиции по отношению к вермахту и влечет за собой всевозможные преимущества как в области личного состава, так и организации. В тыловом районе в задачи полицейских подразделений должна входить защита войск от диверсантов и шпионов, а также охрана важных лиц и документов. Кроме того, необходимо подумать о том, чтобы привлечь полицию к поддержке деятельности всей интендантской службы, к охране железных дорог, аэродромов, помещений для войск и складов с боеприпасами. Новые формы ведения «молниеносной войны» вызывают необходимость сделать эти подразделения моторизованными, чтобы они не отставали от подвижных частей сухопутных войск. Все это в принципе уже обсуждено с фюрером, сказал Гейдрих, а все подробности, особенно в техническом отношении, необходимо урегулировать с генерал-квартирмейстером сухопутных войск.

Гейдрих на минуту задумчиво поглядел перед собой и продолжал: «Мюллер уже с марта проводил ряд совещаний с генерал-квартирмейстером генералом Вагнером и его ближайшим сотрудником, обер-лейтенантом фон Альтенштедтом, относительно принципиальной договоренности о форме директивы, которую надлежит совместно издать, но проявил себя при этом крайне неловким. Он не может подыскать надлежащих формулировок и, кроме того, с типично баварским упрямством цепляется за второстепенные вопросы, касающиеся его престижа, и относится к своим собеседникам чуть ли не как к „свиньям-пруссакам“. Вагнер не без оснований жаловался мне на Мюллера; я уже распорядился отстранить Мюллера от решения этого вопроса и передать все документы, связанные с ним, вам. Вагнер также согласен завтра же встретиться с вами, чтобы продолжить переговоры только с вами — без участия Альтенштедта».

Я прервал Гейдриха и спросил, как он себе представляет систему субординации и снабжения наших подразделений. Он ответил, что, разумеется, вермахт будет оказывать нам на обширных территориях России полную поддержку как в области снабжения горючим и провиантом, так и при использовании автомобильного парка и технических средств связи. Другая проблема состоит в том, чтобы правильно координировать субординационные отношения при сохранении самостоятельности в практической деятельности. Это представляется ему самой трудной задачей. На этом месте переговоры между Вагнером и Мюллером зашли в тупик. Вагнер считает, что в районе боевых действий право командования должно принадлежать только одной инстанции. Здесь он прав, так как нельзя допускать, чтобы на фронте действовали «дикие части». В районе боевых действий тактическое и организационное подчинение неизбежно. Действия наших подразделений должны органически быть составной частью общих операций вермахта, однако в оперативных районах и в тылах сухопутных войск можно будет, несмотря на практически подчиненное положение, пользоваться самостоятельностью в профессиональной области. В заключение Гейдрих добавил: «Какую форму получит эта профессиональная самостоятельность, в значительной мере будет зависеть от вашего умения составлять формулировки». На этом наш разговор закончился.

В тот же день я изучил соответствующие материалы и сделал для себя наброски основных пунктов будущего документа. С этим я на следующий день отправился к Вагнеру. Сначала меня принял обер-лейтенант фон Альтенштедт, с которым я обговорил лишь вопросы общего характера. Мне стало понятно, что его несколько подчеркнутая офицерская манера держаться была для Мюллера бельмом на глазу.

Сам генерал-квартирмейстер был человеком лет пятидесяти пяти, спокойным и деловитым, хотя и не лишенным темперамента. Сначала он задал мне несколько вопросов о моем происхождении, профессии и затем спросил: «Как, собственно говоря, вы попали в аппарат (он имел в виду мою службу)?» Я рассказал ему о целой цепи случайностей, с которыми жизнь сталкивает любого человека. Затем мы перешли к делу. Я изложил ему свою точку зрения, подчеркнув то, что считал основным, исходя из имевшихся в моем распоряжении документов. Я добавил, что в данный момент спор вокруг вопросов престижа означал бы ненужную трату времени. По моему мнению, сказал я, необходимо как можно быстрее найти удовлетворительное для обеих сторон решение вопроса. В ходе беседы, однако, мы вновь запнулись на проблеме профессиональной самостоятельности, праве отдавать самостоятельные приказы и вопросе о тактической подчиненности в различных территориальных районах [28]. Я считал, что районы, управление которыми намечено отдать в руки гражданских властей, ни с какой стороны не будут представлять для нас проблемы, так как там будут существовать такие же субординационные отношения, как в оккупированных областях. Что же касается фронтовых районов, говорил я, нет, видимо, никакого сомнения в том, что здесь решающую роль будет играть точка зрения оперативного военного руководства и полная субординационная подчиненность подвижных подразделений полиции безопасности и СД фронтовым командирам сухопутных войск. В тыловых районах сухопутных войск полная подчиненность не представлялась мне более необходимой и казалась несоответствующей целям использования этих подвижных подразделений, так как планируемые специальные отряды должны были выполнять в профессиональном отношении совершенно иные задачи и их самостоятельность была необходимой потому, что они не должны были действовать в соответствии с тактическими приказами сухопутных войск.

Генерал Вагнер в конце концов в основном согласился с моими предложениями. Затем мы перешли к техническим деталям. Я предложил, придерживаясь намеченной цели, подготовить проект приказа, который я представил бы ему без предварительного обсуждения с Гейдрихом, чтобы он, Вагнер, мог бы внести необходимые, по его мнению, изменения. Генерал-квартирмейстер был полностью удовлетворен таким итогом.

Проекту я предпослал своего рода преамбулу. В ней приводились выдержки из приказа фюрера об «Использовании мобильных подразделений полиции безопасности и СД в составе сухопутных частей вермахта для обеспечения безопасности войсковых тылов». Выступая, таким образом, в роли исполнителя воли фюрера, я использовал эту преамбулу в качестве юридического обоснования всего проекта.

Через два дня я представил генералу результаты своей работы. Он вместе с Альтенштедтом тщательно изучил проект. «Согласен, — сказал он, — все в точности, как мы договорились. Надеюсь, что вашему шефу теперь не к чему будет придраться».

Когда я докладывал об этом Гейдриху, ни один мускул на его лице не дрогнул; на нем не отразилось ни недовольства, ни удовлетворения. Сказав, что он хочет еще раз обдумать этот вопрос наедине, он простился со мной. На следующий день он вызвал меня и заявил: «В общих чертах я согласен с вашим проектом. Но прежде чем я и Вагнер подпишем его, мне бы хотелось уяснить некоторые пункты. Местами ваши формулировки, в особенности касающиеся доставки взрывчатых веществ и возможности использования технических средств связи, слишком туманны и расплывчаты. Пожалуй, лучше всего было бы, если бы вы вместе со мной поехали к Вагнеру на Бендлерштрассе, чтобы на месте внести необходимые поправки».

Вагнер и Гейдрих, хотя и поздоровались друг с другом довольно официально и натянуто, в ходе беседы, первоначально носившей чисто личный характер, все же наладили взаимные контакты. Но по мере того, как они фразу за фразой обсуждали проект приказа, Гейдрих все чаще выдвигал свои возражения. В ответ на его предложение внести какую-то поправку в текст, Вагнер энергично протестовал. Гейдрих, в свою очередь, когда Вагнер предлагал свой вариант формулировки, отвечал отказом. Я, со своей стороны, неукоснительно придерживался первоначального текста и был против любых поправок и изменений. Правда, временами я внутренне соглашался с возражениями собеседников, предлагавших более точные формулировки. И все же я полагал, что стоит пойти на исправление хотя бы одного пункта, конца этому не будет. Наконец, Гейдрих и Вагнер встряхнули свои авторучки и подписали проект, не изменив в нем ни одного слова. На словах договорились о том, чтобы оригинал с грифом «Главнокомандующий сухопутными войсками» был издан для сухопутных войск, причем Гейдрих оставил открытым вопрос, не следует ли снабдить экземпляры этого издания еще и грифом «Рейхсфюрер СС». И Гейдрих, и Вагнер, видимо, были довольны результатом встречи.

К изумлению моему и Вагнера Гейдрих попросил генерала переговорить с ним наедине. В ответ на удивленный взгляд Вагнера Гейдрих сказал: «Речь идет о приказе фюрера». Вагнер кивнул и сказал: «Ах, вот как» [29]. Я однако видел, как изменилось его лицо. Взгляд его стал холодным и серьезным, он непроизвольно выпрямился в тяжелом кожаном кресле. Гейдрих ждал, пока я покину комнату.

Довольно долго я ходил по коридору взад и вперед. Сквозь массивные, сделанные из дуба, двойные двери кабинета Вагнера я несколько раз слышал, проходя мимо, — как голоса внутри поднимались чуть ли не до крика. Через полчаса они вышли — Гейдрих, как всегда, с невозмутимым лицом и размашистыми движениями, Вагнер шел сдержанным шагом, лицо его покраснело. Простились они коротко и по-военному.

В автомобиле, на обратном пути к Вильгельмштрассе, мы на первых порах не обменялись с Гейдрихом ни словом. Наконец он обронил: «Вагнер держался очень умело. Более подходящего человека для такой должности вермахту не найти. Я рад, что вы так быстро закончили с ним переговоры».

Перед тем, как расстаться, он попросил меня срочно передать ему все документы, связанные с переговорами с Вагнером. «Они нужны мне для доклада у Гиммлера. Вы можете считать себя свободным. Дальнейшие детали я обговорю с Мюллером» [30] был отдан Гитлером только в устной форме и передан руководителям специальных групп тоже только устно, с указанием о необходимости соблюдать его в строгой тайне. Я ничего не знал ни об этом приказе Гитлера, ни о содержании последующих донесений специальных частей».].

Теперь нам нужно было не отставать от стремительного темпа запущенной на всю мощь военной машины. Час большого генерального наступления ощутимо становился все ближе. «Невидимые фронты» уже пришли в движение. Много усилий потребовала маскировка нашего выступления против России. Следовало обезопасить от шпионов особо угрожаемые места — сортировочные станции и переходы через границу. Кроме того, необходимо было перекрыть информационные каналы противника; мы пользовались ими только для того, чтобы сообщать дезинформирующие сведения, например, о переброске войск и грузов на Запад для подготовки возобновляемой операции «Морской лев». О том, насколько Советы верили в эту дезинформацию, можно было судить по тому, что еще 21 июня русские пехотные батальоны, стоявшие в брест-литовской цитадели, занимались строевой подготовкой под музыку, готовясь к параду.

В тех районах генерал-губернаторства [31], где сосредоточивались наши войска, возникали все новые трудности, обострившиеся еще из-за столкновений с ведомством Канариса. Военная разведка с успехом использовала руководителей украинских националистов Мельника, Бандеру. Мюллер же был убежден в том, что они преследуют только собственные политические цели и поддержка, оказываемая им, может только вызвать беспокойство поляков.

Гитлер постоянно требовал от Канариса и Гейдриха новых сведений о мерах, предпринимаемых русскими по организации отпора. Не только у нас, но и во всех других руководящих органах постепенно создалась тяжелая, будто наэлектризованная атмосфера. Позже я очень часто встречал людей этого круга, которые под водопадом обрушившихся на них приказов Гитлера были не в состоянии разглядеть в этом хаосе действительно важные вещи и сосредоточиться на них. Со временем люди так вымотались, что стали, махнув рукой на всякий здравый смысл, действовать просто по схеме Ф. Ничего удивительного, что Гитлер часто насмехался над плохой работой абвера. Вплоть до конца 1944 года я неоднократно слышал такую фразу: «Абвер постоянно дает мне кучу разрозненных сообщений, предоставляя мне выискивать в ней то, что мне подходит. Нужно научить их лучше работать».

Канарис, в свою очередь, во время наших утренних прогулок верхом без всяких околичностей ругал высшее командование вермахта — по его мнению, было непростительным легкомыслием утверждать такого человека, как Гитлер, с помощью профессиональных аргументов в мысли о том, что русский поход можно совершить за несколько месяцев. Он не может разделять такого поверхностного оптимизма. И хотя ему известно, что на его постоянные предостережения смотрят со все большим неудовольствием, он не хочет молчать. Совсем недавно он говорил с Кейтелем, но получил отпор: «Мой дорогой Канарис, может быть, в разведке вы что-нибудь и понимаете, но уж как моряк избавьте нас от лекций по стратегическому планированию». Во время одной из наших встреч Канарис поднял вопрос об использовании частей полиции безопасности и СД, включенных в состав сухопутных войск, и высказал мнение, что это может привести к большим затруднениям. Я посоветовал ему еще раз поговорить об этом с Гейдрихом. Мой совет привел к тому, что между Канарисом и Гейдрихом состоялась беседа, в результате которой было решено созвать совместное совещание с lс/АО и участием как можно большего количества офицеров 1с из групп армий сухопутных войск и командирами частей полиции и СД (айнзатцгрупп и айнзатцкоманд). Насколько я помню, это совещание состоялось в первой половине июня; на нем, кроме отдельных специальных докладов, были сделаны сообщения, в общих чертах освещавшие оперативные планы войны с Россией. Сухопутные войска были представлены генерал-квартирмейстером, который при освещении технических вопросов сотрудничества опирался на проект приказа, выработанный по соглашению с Гейдрихом. Канарис и Гейдрих затронули специальные вопросы тесного взаимопонимания, «чувства локтя» между частями полиции безопасности, СД и так называемых «охранных частей» военной разведки.

Через несколько дней я с Гейдрихом явился на доклад к Гиммлеру. Нужно было обсудить меры по борьбе с русской разведкой. Обратившись ко мне, Гиммлер сказал: «Фюрер намеревается в день начала русского похода выступить с обращением к немецкому народу.

Так же, как и перед наступлением на Западе, обращение должна дополнять сводка верховного командования вермахта, а учитывая настоящие условия, и сообщение министерства иностранных дел, но прежде всего — отчет шефа полиции. Кроме того, фюрер хочет в своем выступлении упомянуть дело Хория Симы в Румынии. Подготовьте мне срочно проект отчета». Взглянув на Гейдриха, он продолжал: «Хория Сима для нас — слишком недавняя история. Может быть, попробовать отговорить фюрера от его намерения?» Гейдрих явно заволновался и сказал, что считает упоминание об этом деле совершенно излишним. В заключение он стал особенно резко выступать против этой идеи. «К чему это все? — спросил он недовольно. — Какую пользу хочет фюрер извлечь из этой истории в борьбе против России?» Гиммлер начал нервно играть своим кольцом, и наконец, оба взглянули на меня так, как будто ждали от меня какого-то ответа. «Может быть, Гитлер хочет, — начал я, — представить в своем выступлении дело так, будто попытка поднять восстание со стороны „железной гвардии“ была делом рук советской разведки, и намеревается тем самым успокоить нашего союзника маршала Антонеску, заверив его, что инциденты, подобные делу Хория Симы, не будут допущены в будущем» [32]. Гиммлер, наконец, закончил разговор, сказав: «Предоставим на усмотрение фюрера принять окончательное решение».

Для составления отчета полицейского ведомства в моем распоряжении было всего двадцать четыре часа, при этом мне еще нужно было затребовать необходимые материалы в различных учреждениях и отобрать подходящие. Вокруг меня росла гора бумаг, в которой было легко запутаться. Постоянно мне звонил Гиммлер, который всякий раз, как Гитлеру надо было что-то узнать, бежал к телефону и бомбардировал меня вопросами и добрыми советами, в том числе и насчет того, как лучшим образом осветить в отчете методы работы советской разведки. Моим преимуществом было то, что я хорошо знал существо вопроса, так как перед этим лично обрабатывал почти всю информацию. Поэтому мне удалось сдать отчет в срок. После того, как его подписал Гейдрих, отчет представили Гиммлеру и к началу наступления на Востоке опубликовали в прессе [33]. В основе его лежали точные и документально подтвержденные разведывательные данные.

21 июня 1941 года — на обеде у Хорхера, в котором приняли участие Гейдрих и я, — Канарис еще раз попытался пробудить в Гейдрихе скептическое отношение к чересчур оптимистическому настроению, царившему в штаб-квартире фюрера. Гейдрих ответил на это, что Гиммлер сообщил ему о последней застольной беседе между Гитлером и Борманом. Борман, по словам Гиммлера, попытался развеять серьезное и задумчивое настроение, в котором Гитлер в данный момент находился, примерно следующей фразой: «Мой фюрер, у вас есть вполне понятные основания для беспокойства. Однако начало столь грандиозной кампании в нужный срок и с использованием нужных средств зависит только от вас и вашей миссии. Провидение избрало вас быть исполнителем столь важных решений, и я знаю лучше, чем кто-либо другой, сколько внимания и усилий вы посвятили мельчайшим проблемам, вынашивая ваше решение, сколько вы об этом размышляли…» Фюрер выслушал эти слова, не прерывая Бормана, и ответил, что можно только надеяться, что он, Борман, окажется прав. Однако, принимая столь грандиозные, роковые решения, — говорил Гитлер, — никогда не знаешь, все ли на самом деле взвешено и предусмотрено. Он только просит провидение, чтобы оно, используя его в качестве своего посредника, все обратило бы во благо немецкому народу. Гейдрих по этому поводу заметил, что эти высказывания фюрера весьма содержательны и говорят о том, что он сам отнюдь не настроен так же оптимистично, как его ближайшее военное окружение.

На следующий день, это было 22 июня 1941 года, наши войска в рассветной мгле на всех участках фронта от Финляндии до Черного моря перешли в наступление против Советов.

Во второй половине дня мне позвонили из министерства иностранных дел и сообщили, что необходимо мое срочное содействие в связи с обменом аккредитованного в Берлине советского посла Деканозова и персонала его посольства. Было намечено осуществить обмен на болгаротурецкой границе, куда должен будет прибыть из Москвы немецкий посол граф фон Шуленбург со своим персоналом. Делопроизводитель министерства иностранных дел сообщил мне, что Деканозов отказался выехать из Берлина, так как вот уже несколько дней как пропали двое сотрудников советского консульства в Данциге. Как заявил посол, из достоверных источников ему известно, что эти люди арестованы тайной государственной полицией. Без этих сотрудников, сказал он, обмен дипломатами не может состояться.

Я срочно связался с Данцигом и попросил объяснить мне ситуацию. Сотрудники нашего данцигского отдела сообщили, что речь здесь идет о руководителях обширной шпионской сети русских, имевших связи и с генералгубернаторством, и с Берлином. Их арестовали с помощью разведывательных органов вермахта. Информация, переданная этими агентами в Москву, касалась перемещения войск, транспортных перевозок и интенсивности движения войск в Восточной Пруссии и в генерал-губернаторстве. Совершенно точно установлено, что использованный ими передатчик все еще находится в районе Данцига. Точные данные, однако, до сих пор не удалось выяснить, поэтому необходимо продолжить допрос арестованных.

На следующее утро сотрудник из Данцига явился ко мне в Берлин. Он выглядел бледным и невыспавшимся; еще раз возбужденно он сообщил мне все подробности дела. В заключение он сказал, что не мог привезти с собой обоих русских. Он готов к тому, чтобы его подвергли за это дисциплинарному взысканию. Теперь пришла моя пора перепугаться. Я озабоченно спросил его, неужели оба арестованных уже мертвы. Он рассказал мне: один из сотрудников, ведших допрос, пришел в ярость от упорного запирательства агентов — поставил одному из них синяк под глазом. Я тут же позвонил в министерство иностранных дел и сообщил, что оба русских у меня в руках, однако сейчас невозможно посадить их на поезд с сотрудниками советского посольства, стоящий в Берлине. Их доставят из Данцига к турецкой границе на самолете. Господин Деканозов может спокойно выезжать. Если оба сотрудника консульства не прибудут вовремя, он сможет всегда задержать обмен наших дипломатов. После длительных колебаний Деканозов принял наше предложение. Я приказал срочно доставить обоих агентов из Данцига, выиграв при этом достаточно времени, чтобы ими в течение целого дня в Берлине смог заняться один из начальников подчиненных мне отделов, бегло говоривший по-русски и назначенный мной им в сопровождающие. Русских поместили в берлинской гостинице, где они могли, выпив водки, как следует выспаться. Они не высказали приставленному к ним начальнику отдела никаких жалоб, наоборот, тот, у которого был подбит глаз, неоднократно подчеркивал, что сожалеет об отказе отвечать, ведь иначе ему не пришлось бы пережить таких неприятностей. Второй считал дело полностью законченным, но его отнюдь не воодушевляла перспектива быть доставленным на самолете в распоряжение посла. Это, по его мнению, заставило бы их выглядеть в глазах Деканозова в неблагоприятном свете. На следующее утро оба русских покинули Берлин. Перед отлетом я еще раз встретился с ними и пришел к выводу, что в их внешнем виде не было особенных недостатков. Чем ближе они были к цели своего путешествия, тем беспокойнее они становились. Из их разговоров выяснилось, что они боятся и Деканозова, и своего московского начальства. Они опасались, как сообщил мне впоследствии их провожатый, что их провал, приведший к аресту и разоблачению их заданий, не останется безнаказанным. До самого прибытия на турецкую границу и передачи послу наш сотрудник прикладывал все усилия, чтобы удержать их от попытки совершить побег.

Поезд Деканозова уже ожидал на турецкой границе. Поезд с немецкими служащими еще не приходил. В Москве распорядились задержать немецкий поезд на русской территории до тех пор, пока не прибудут оба сотрудника консульства. Поэтому пришлось прождать целых три дня, прежде чем начался обмен.

МЕНЯ НАЗНАЧАЮТ РУКОВОДИТЕЛЕМ ЗАРУБЕЖНОЙ РАЗВЕДКИ

Мое новое место службы — Разговор с Мельхорном — Враги и интриги — Американцы высаживаются в Исландии — Включение гестапо в систему 6-го ведомства — Полицейские атташе — Компетенция различных ведомств в РСХА — Гейдриха намечают на пост рейхспротектора.

Наконец-то в июне 1941 года наступил час, когда я — сначала в качестве заместителя начальника управления в чине министериального советника и звании штандартенфюрера СС — посвятил себя работе, которую выполняла политическая зарубежная разведка (6-е управление). Цель, к которой я стремился с самого начала своей службы, была достигнута.

Исполненный немалой гордости, вступил я на порог своего будущего кабинета, оснащенного всеми чудесами техники. Возле большого письменного стола стоял вращающийся столик, на котором было множество телефонов и микрофонов. В обивке стен и под письменным столом, а также в лампе, были невидимо для глаза вмонтированы подслушивающие аппараты, позволявшие автоматически воспринимать и регистрировать любой разговор и любой шорох. Вошедшему бросались в глаза маленькие проволочные квадратики, установленные на окнах, это были установки контрольной электросистемы, которые я вечером, уходя из кабинета, включал, приводя в действие систему тревожной сигнализации, охраняющую все окна, сейфы и различные двери в служебном помещении. Достаточно было просто приблизиться к помещению, охраняемому при помощи селеновых фотоэлементов, как раздавался сигнал тревоги, по которому в течение нескольких секунд на место происшествия прибывала вооруженная охрана. Даже мой письменный стол представлял из себя маленькую крепость: в него были встроены два автомата, стволы которых могли осыпать пулями помещение кабинета. Как только дверь моего кабинета открывалась, стволы автоматов автоматически нацеливались на вошедшего. В случае опасности мне достаточно было нажать на кнопку, чтобы привести в действие это оружие. Вторая кнопка позволяла мне дать сигнал тревоги, по которому все входы и выходы из здания сразу же блокировались охранниками. Из своего служебного автомобиля я мог вести телефонные разговоры в радиусе до двадцати пяти километров и диктовать своим секретаршам по радио. Отправляясь по служебным делам в зарубежные страны, я, согласно предписанию, должен был надевать на зуб коронку, в которой содержалось достаточное количество цианистого калия, чтобы в течение тридцати секунд навсегда уйти из рук врагов. Кроме того, я носил кольцо с печаткой и большим голубым камнем, под которым находилась еще одна капсула с цианистым калием.

В день моего официального представления в новой должности меня явились приветствовать мои будущие сотрудники, на лицах которых можно было прочесть самые различные чувства — некоторые, казалось, были довольны, другие явно высказывали всем своим видом неодобрение. После представления я сразу же занялся вопросами кадров и приступил к изменениям, которые считал необходимыми.

Но вскоре я почувствовал страшный груз ответственности, который взвалил себе на плечи, вступив на этот пост. Чтобы уяснить себе собственное положение и свои задачи, я решил сначала несколько дней провести вдали от Берлина, на лоне природы. Так я стал гостем уже упоминавшегося мной д-ра Мельхорна, пригласившего меня поохотиться; в то время он занимался организацией гражданской авиации в восточных районах. Я надеялся, что он, со своим большим опытом, сможет дать мне кое-какие советы.

В первые дни я полностью отбросил все мысли о служебных делах и со страстью отдался охоте, верховой езде и рыбной ловле. До поздней ночи я часто просиживал на охотничьей площадке, устроенной в ветвях старой ели, наслаждался заходом солнца и вечерними сумерками. И с какой же злобной жестокостью нарушало летнюю тишь высокое пенье моторов авиационных эскадрилий, волна за волной летящих к фронту!

Когда я несколько успокоился и почувствовал себя в достаточном отдалении от берлинской атмосферы, то изложил Мельхорну свой план создания единой разведывательной службы, который уже положил в основу проекта «программы десяти пунктов». Между нами завязались длительные и страстные дискуссии. Мельхорн считал, что нецелесообразно затевать во время войны такую радикальную и опасную перестройку. Если мне удастся провести в жизнь свой план, говорил он, вся ответственность за деятельность разведки ляжет целиком на меня. Тогда уж мне не придется рассчитывать на поддержку и понимание третьей стороны. По его мнению, я совершенно неверно оценивал роль Гиммлера и Гитлера в рамках данной программы. Так как для них главное — лишь свои собственные политические интересы и власть — их будет нелегко убедить в необходимости предлагаемого мной расширения 6-го управления. Прежде всего следует опасаться Гейдриха, который в расширении моей компетенции увидит угрозу своему положению. «При первом же поражении этот человек безжалостно бросит вас на произвол судьбы, в случае необходимости он нагрузит вас такими опасными заданиями, что вы должны будете ожидать самого худшего — а именно бесследного исчезновения». В заключение он дал мне совет вообще отказаться от нового назначения. «Ведь это, в любом случае, — сказал он, — безопаснее, чем то, что меня ожидает».

На следующий день, тщательно поразмыслив над советом Мельхорна, я отклонил его. В глубине души я был готов принять новое назначение, и сообщил Мельхорну, что надеюсь на свое умение и усердие и они помогут мне преодолеть трудности, которых он опасается. Больше Мельхорн не пытался уговаривать меня отказаться от своего назначения. Он даже высказал готовность помогать мне по мере своих сил и возможностей.

Я возвратился в Берлин с твердым намерением целиком посвятить себя работе в 6-м управлении. Сначала я постарался лично познакомиться со всеми сотрудниками центрального управления и наших отделений за границей. Принимая их, я предварительно изучал «визитную карточку» каждого посетителя, то есть его личное дело. Ночами я работал над документами и подготовкой текущей информации. Немало трудных минут доставили мне необходимые изменения в личном составе, так как неоткуда было набрать новых способных работников. Мое часто весьма немилосердное поведение в этом вопросе создало мне немало врагов; они постоянно настраивали Гейдриха против меня, так что иногда я чувствовал себя не начальником управления, а загнанным псом и частенько вспоминал слова Мельхорна. В конце концов я с головой ушел в работу и медленно сплетал одну за другой разведывательные сети. Я проверял все документы, и не было ни одного сообщения, под которым бы не стояла моя подпись. Это позволило мне вскоре обнаружить многочисленные неполадки. Так, например, в сообщениях агентов не делалось элементарного различия между донесениями, содержащими вероятностную оценку ситуации, и донесениями, в которых перечисляются твердо установленные факты, не говоря уж о какой-либо методичной совместной работе между оперативным и аналитическим звеньями.

Изменения в личном составе, осуществленные мной, затронули почти каждого, в результате чего против меня возникла настоящая фронда, использовавшая свои связи с партийным руководством и имперскими ведомствами.

Постепенно я вскрывал и другие недостатки. Так, были обнаружены большие упущения и неразбериха в области распределения валюты и учета расходов. Я использовал это обстоятельство, чтобы назначить генеральную ревизию. Тем самым я хотел одновременно создать своего рода «начальный баланс», чтобы мне впоследствии не пришлось отвечать за ошибки прошлого. Однако трудность здесь заключалась в том, что из соображений безопасности я не мог позволить финансово-ревизионной комиссии ознакомиться со всеми аспектами нашей работы. Гейдрих, по совету Мюллера и Штрекенбаха, воспользовался этим обстоятельством как поводом для того, чтобы дать указание главе ревизионной комиссии во всех случаях, когда я ставлю комиссии ограничения, собирать «подозрительные материалы» (с задней мыслью прикрыться мной) и представлять их ему. То, что он в разговорах со мной никогда не затрагивал эту тему, было типично для него. Легко представить, как трудно мне было в таких условиях убеждать такого человека как Гейдрих в необходимости расширения сферы моей компетенции. Он требовал одного — снабжать его информацией; ему нужны были ценные и важные сведения, чтобы выглядеть в высоких кругах в хорошем свете. И все же мне постоянно удавалось получать от него полномочия на осуществление моего плана: например, создание пунктов связи с различными министерствами, и право информировать непосредственно министров соответствующих министерств, с целью наладить с ними необходимое сотрудничество. Теперь зависело только от меня, как мне удастся использовать в будущем эти полномочия.

Тем временем наши противники стали наносить первые удары.

12 июля 1941 года, совершенно неожиданно для нас, американцы высадились в Исландии, чтобы оказать поддержку англичанам. Ведомство Канариса вообще не располагало никакими сведениями об этом. В мое управление пришло всего лишь одно сообщение из Дании, которое могло бы нас натолкнуть на мысль о назревающих событиях; но оно застряло у Гиммлера. Таким образом, Гитлер узнал о случившемся только из зарубежной прессы, да и то с большим опозданием, так как органы министерства пропаганды, ведавшие доставкой зарубежных газет, плохо функционировали. Он поручил Гиммлеру безотлагательно организовать нашими силами пресс-службу в нейтральных странах — задача, которую в военное время решить было совсем не просто.

Я заслал своих людей, подставных лиц, в зарубежные издательства, а для доставки использовал компанию «Люфтганза», Среднеевропейское туристское бюро, а в особых случаях специальных курьеров. Через несколько месяцев я синхронизировал бессмысленную двойную работу в этой области при помощи надлежащих учреждений министерства иностранных дел и министерства пропаганды.

Это дополнительное поручение на некоторое время отвлекло меня от представлявшейся мне столь срочной задачи — подготовить сводный обзор деятельности политической разведки за рубежом. Я составил проект соответствующего меморандума, в котором подчеркнул, что все, возникшие естественным путем связи между рейхом и оккупированными районами, а также зарубежными странами — будь то область промышленности, банковского дела, сельского хозяйства, искусства и литературы, техники и политики — должны привлекать наш интерес и быть скоординированы с работой разведки, благодаря умелой организации сотрудничества — в том числе и внештатного — с представителями этих кругов. При этом представлялось важным использовать контакты с зарубежными деятелями из всех областей, а также изучать приобретенный опыт. Этот меморандум был задуман так же, как основа для директивы рейхсфюрера СС ко всем ведомствам и учреждениям СС и администрации рейха. Гиммлер в принципе выразил готовность ознакомить с этими мыслями высшее руководство СС и партии в одном из своих докладов, кроме того, сообщить о них отдельным отраслевым министрам и таким образом поддержать меня. В этот момент на меня и был вылит ушат воды, охладившей мой пыл. Гейдрих приказал мне явиться с докладом. Я отправился на Вильгельмштрассе с чувством какого-то недоверия. На Унтер-ден-Линден я, в ожидании предстоящей борьбы, подкрепился у Кранцлера чашечкой черного кофе. В приемной мне сразу же бросились в глаза переутомленные и бледные лица сотрудников Гейдриха, которые посреди гор документов, срочных писем и телеграмм с поистине пчелиным усердием развили бурную деятельность. Гейдрих состроил при моем появлении подчеркнуто недовольную физиономию. Еще какое-то время он работал над бумагами, затем спросил меня своим высоким голосом: «У вас что-нибудь важное?» Я ответил отрицательно и про себя подумал — ведь, в конце концов, он же вызвал меня к себе. «У вас есть время, чтобы пообедать со мной?» — внезапно спросил он. Мне не удалось отвертеться и я последовал за ним в Иден-бар. Только когда мы отобедали, он неожиданно начал говорить о цели своего вызова. Мюллер, сказал он, убедил его в том, чтобы передать сектор «Идеологические противники» (действующих против Германии из-за границы) в ведение тайной государственной полиции. Эта сфера деятельности, которой занимается в рамках активного контршпионажа мое управление, должна быть срочно подчинена Мюллеру (4-е управление).

Требования, выдвинутые Гейдрихом, явились для меня тяжелым ударом; не потому, что сектор, охватывающий проблемы церкви, международного еврейства, франкмасонства и т. д. , был для меня особенно важным — я бы, собственно, охотно от него отказался, — но я не мог равнодушно отнестись к тому факту, что это давало Мюллеру право создать свою собственную разведывательную сеть за границей. Во-первых, это означало генеральное наступление против моей «программы десяти пунктов», осуществляемое совместно Гейдрихом и Мюллером, а кроме того, включение агентов гестапо в деятельность зарубежной разведки.

Я знал, что в данный момент мне ничего не удастся изменить в планах Гейдриха. Вечно недоверчивый Гейдрих явно начинал опасаться моей деятельности и решил «приставить» ко мне Мюллера, моего злейшего врага, на одном из важных участков моей работы. Тем не менее, используя веские аргументы, я попытался отговорить Гейдриха от его намерения. Я указал на проблемы и трудности, с которыми неминуемо связана такая двойная работа, приносящая вред любой разведывательной службе. Кроме того, сказал я, положение с валютой настолько напряженно, что вряд ли возможно будет выдержать такую дополнительную нагрузку.

Сначала Гейдрих не ответил ни слова. Затем он начал излагать свои возражения; его голос был скрипуч и отрывист: «В профессиональном отношении деятельность сектора „Идеологические противники за рубежом“ остается в моем подчинении, кроме того, приоритет может оставаться за вами. Мюллер будет пользоваться вашими техническими ресурсами; это позволит вам быть осведомленным о всех его планах. Держателем финансов будете также вы. Однако это решение распространяется только на те страны, в которых нет наших полицейских атташе. Для прочих стран мне бы хотелось установить следующую систему…

Полицейские атташе, входящие в группу полицейских атташе, подчиняются мне лично. Вы и Мюллер, а также все другие учреждения СС и полиции могут давать этим полицейским атташе специальные задания. Я предоставляю вам право выбрать человека на пост руководителя группы из числа своих сотрудников. Для того чтобы «сохранить лицо», я издам постановление, чтобы полицейские атташе посылали свои донесения через тех, кто поручил им те или иные задания. Эти донесения должны составляться в трех экземплярах — один остается в группе атташе, один поступает к Мюллеру, один к вам. Отправляйтесь завтра к Мюллеру и обсудите с ним это компромиссное решение». В более дружеском тоне он добавил: «Во всех вопросах, касающихся заграницы, вы являетесь и останетесь для меня единственным компетентным сотрудником и советником».

Мы еще поговорили об особенностях работы разведки в различных оккупированных областях. В результате нашей беседы было установлено, что я по-прежнему отвечаю за сбор общей политической информации, за исключением специальных областей, связанных с проблемами экономики (ими занимается 3-е управление), а также касающихся состояния противника и борьбы с агентами противника (находящихся в ведении 4-го управления). Голландия, Дания, Норвегия, а также те части Польши и России, находящиеся в ведении нашей гражданской администрации (компетенция рейхскомиссаров) должны быть в нашей работе приравнены к территории рейха; таким образом, «зоны влияния» между ведомствами разграничивались здесь так же, как и на территории Германии. Франция, Италия и все балканские страны оставались в ведении 6-го управления. Насчет Балкан у нас состоялся еще специальный спор. Но в конце концов Гейдрих предоставил мне свободу действий в этих странах, причем я со своей стороны подчеркнул, что я, разумеется, не должен иметь ничего общего с какими-либо карательными мероприятиями. Словом, в отношении оккупированных стран я имел право использовать их в качестве дополнительных ресурсов, относительно же Балкан и Франции я отвечал за сбор политической информации. Такое же решение было принято и в отношении Италии.

На следующий день я встретился с Мюллером, чтобы обсудить эти проблемы. После некоторых колебаний он повел игру в открытую: не соглашусь ли я слить все 6-е управление с 4-м, которое Мюллер тогда разделил бы на два больших отдела — «внутренние теории» и «заграница». По отношению ко мне он, по его словам, удовлетворился бы положением «примус интер парес» [34]. Я ответил ему категорическим отказом, однако остерегся допустить открытый разрыв между нами. Мюллер был человеком, умеющим мстить исподтишка.

Когда в один из последующих дней я сообщил об этом Гейдриху, он пригласил меня на ленч. Он был в особенно хорошем настроении, и мне не пришлось долго гадать о причине этого. В первый раз он сообщил мне, что фюрер намеревается сместить рейхспротектора Богемии и Моравии, рейхсминистра Фрайхерра фон Нейрата, и назначить на этот пост его, Гейдриха — сначала в качестве заместителя рейхс-протектора. Я был немало удивлен этим известием. Борман, сообщил Гейдрих, поддержал его кандидатуру, Гиммлер же не очень обрадован этой новостью, но не хочет ставить на его пути препятствий. Вероятно, сказал Гейдрих, он не желает вступать с Борманом в спор относительно решения Гитлера. Затем Гейдрих пустился в пространное описание взаимоотношений между Гиммлером и Борманом и сказал, что имел споследним продолжительную беседу и тот произвел на него впечатление серьезного противника, так что ему кажется очень неразумным враждовать с ним. Борман, по словам Гейдриха, создал себе настолько прочные позиции, что было бы разумно и с нашей стороны уделить ему больше внимания, и он посоветовал мне сообщать Борману не только важную информацию оположении в мире, но и знакомить его время от времени с отдельными интересными донесениями. Кроме того, сказал Гейдрих, Борман осведомился и обо мне, и спросил, не возражает ли Гейдрих против откомандирования меня на полгода в штаб Бормана. Он недоверчиво спросил меня: «Как ему пришла в голову эта мысль? Нет ли у вас побочных связей с ним?»

Отношения между Борманом и Гейдрихом были до сих пор не очень хорошими; они досконально знали сильные и слабые стороны друг друга и действовали с величайшей осторожностью. Если теперь Борман поддерживает предстоящее назначение Гейдриха на должность заместителя рейхспротектора, значит, на это должны быть особые причины.

Гейдрих еще сообщил о том, что его назначение в настоящий момент не утверждено окончательно, но уже сейчас об этом стоит всерьез подумать. В любом случае он не собирается оставлять свою работу в РСХА, по крайней мере, в ближайшее время. Ее ведь легко можно вести и из Праги, так как с помощью ежедневных курьеров и телеграфа обеспечена хорошая связь с Берлином. Кроме того, сказал он, он сможет прилететь в Берлин за какие-то считанные часы на специальном самолете. Он признался, что его крайне привлекает новое поручение, ведь ему вновь открывается возможность создать что-то новое.

Борман намекнул ему, что это означает для него большой шаг вперед, особенно, если ему удастся успешно решить политические, экономические и социальные проблемы этой области, чреватые опасностью конфликтов и взрывов. «В этом случае, — сказал мне Гейдрих, — я смогу быть и вашим союзником». Может быть, он сказал эти слова искренне, но я не особенно им доверял. Слишком часто он выказывал свое расположение ко мне в такой форме, а проходило совсем немного времени, и он становился грубым и невыносимым, что я вставал и уходил из кабинета. Я не мог также никогда отделаться от ощущения, что в один прекрасный день между нами произойдет решающее столкновение. Если он меня до сих пор не «вывел из игры», то, видимо, потому, что, несмотря на многочисленные попытки, ему так и не удалось найти мне замену; кроме того, он, вероятно, чувствовал, что я уже заручился поддержкой Гиммлера.

Но никто тогда не мог предположить, что все планы Гейдриха всего через год развеются прахом.

ВИЗИТ В НОРВЕГИЮ И ШВЕЦИЮ

Встреча с рейхскомиссаром Тербовеном — Метеорологическая станция в Гренландии — Отношение Гиммлера к Швеции — Усиление нашего абвера в Швеции — Агенты в компартии Швеции — Сообщение о зимних планах Сталина — Гиммлер и японцы — Гостиница в Мадриде — Политика Гитлера в России.

В начале осени 1941 года возникла настоятельная необходимость отправиться в Норвегию, чтобы урегулировать разногласия, возникшие между нами и рейхскомиссаром Норвегии Тербовеном. Гейдрих пожелал лететь вместе со мной. Для него Норвегия представляла интерес еще и в том отношении, что он имел возможность тайком совершать с аэродрома в Ставангере полеты на истребителе, чтобы набрать необходимое число боевых вылетов для получения железного креста первой степени и германского «золотого креста».

Мы летели в специальном самолете и мне показался знаменательным тот факт, что Гейдрих на протяжении всего полета работал над документами, отдавая при этом своим адъютантам различные указания. Я наметил сделать в Осло несколько докладов в узком кругу специалистов, а также изучить деятельность нашей разведки в Норвегии. В связи с этим меня особенно занимали норвежские пароходные компании, все еще поддерживавшие свои торговые связи с Новым Светом и Африкой.

Сразу же после нашего прибытия нас с подчеркнутой вежливостью принял Тербовен. Рейхскомиссар и Гейдрих были между собой в резко враждебных отношениях, и я с напряжением ждал, как они поведут себя во время предстоящих переговоров. Суть спора между ними заключалась в проблеме подчиненности высшего руководителя войск СС и полиции, а также командующего полицией безопасности и СД в Норвегии, центральным учреждениям в Берлине. Тербовен чувствовал себя неограниченным властелином в своей епархии и действовал, как ему заблагорассудится. На германскую полицию он смотрел только как на его личный вспомогательный и карательный аппарат; она должна была действовать исключительно по его приказам. Директивы из Берлина он открыто называл полным бредом, и говорил, что он отвечает за свои действия только перед фюрером. Гиммлер и Гейдрих интересовали его лишь как его личные знакомые. Он считал себя вправе позволить себе такую независимую манеру поведения, так как был близким приятелем Геринга. (Рейхсмаршал вместе с Тербовеном, когда тот был гауляйтером Рурской области, конфисковал — якобы в интересах рейха — пакеты акций сталелитейных заводов.) Переговоры в Осло в первый же день зашли в тупик. Поскольку затрагивались и вопросы, связанные с разведкой, Гейдрих привлек и меня к участию в беседе. Мы хотели узнать мнение Тербовена о том, как он представляет себе работу разведки и не собирается ли он создать в Норвегии, так сказать, самостоятельную разведывательную службу. Затронут был очень щекотливый вопрос. Тербовен тут же оценил ситуацию. Он разыграл перед нами целую сценку, полную едкого юмора, в которой так интерпретировал намек Гейдриха, говоря от его лица: «Господин рейхскомиссар, если вам не угодно признать правоту моих аргументов, разведка будет действовать так, как будто никакого рейхскомиссара не существует, ваши жалобы вряд ли найдут отклик у фюрера. Рейхсфюрер СС еще обладает, несомненно, достаточно большим влиянием, чтобы представлять перед лицом фюрера интересы СС — членом которых являетесь и вы, господин рейхскомиссар — через вашу голову».

Пока Гейдрих медлил с ответом, в дело включился я и сказал: «То, что вы, господин рейхскомиссар, высказали сейчас как бы от имени обергруппенфюрера СС Гейдриха, пожалуй, и является решением проблемы». Тут и Гейдрих «развернулся», чтобы нанести удар: «Вот мы с вами спорим о субординации, — сказал он, — а ведь норвежцы смотрят на нас, посмеиваясь и потирая от радости руки; и впрямь, было бы смешно помогать им в этом».

Это была торпеда! Тербовен понял это. Он сразу же закончил беседу, сказав, что об этом можно поговорить и на следующий день. Гейдрих изобразил на своем лице довольную ухмылку. Его больше не покидало отличное расположение духа.

Вечером состоялся ужин у Тербовена. Рейхскомиссар позаботился о том, чтобы стол ломился от яств, во всем стараясь не отстать от своего покровителя Геринга. Ближе к ночи торжественный ужин превратился в попойку. Сам хозяин поглощал неимоверное количество спиртного, заставляя всех окружающих пить с ним наравне. «Гвоздем» вечера явилось следующее: Тербовен приказал своим двум секретаршам разъезжать на велосипедах по залу под ликующий рев изрядно нагрузившейся мужской компании. Все это производило впечатление дешевого циркового увеселения, и я громко высказался на эту тему, что, видимо, не ускользнуло от слуха Тербовена. Он вдруг встал, подошел ко мне вплотную и сказал: «Эй, вы, возьмите-ка этот бокал с пивом, — и протянул мне целую литровую кружку, — и выпейте его, не сходя с места». Я ответил, что, к сожалению, по состоянию здоровья не могу последовать его любезному приглашению. Едва я кончил говорить, как он попытался выплеснуть на меня бокал. Но Гейдрих упредил его и схватил за руку. Я тут же, не сказав ни слова, покинул помещение.

На следующее утро, за завтраком, желая извиниться за вчерашнее происшествие, он сказал: «Вчера опять напились до чертиков, а вся эта история с бокалом случилась из-за того, что вы были слишком трезвым». После этого переговоры были продолжены. Теперь Тербовен отступил по всему фронту.

В последующие дни я смог спокойно завершить намеченные дела. На меня произвела внушительное впечатление деятельность английской разведки, находящей у свободолюбивых норвежцев широкую поддержку и весьма методически использующей норвежское подполье в качестве источника информации в своих политических и военных целях. В отдельных случаях нам удалось организовать «контригру», но по настоящему ценной информации из этого извлечь мы не смогли. В результате ряда предательств мы понесли ощутимые потери, поплатившись ценными кадрами, а также, что было еще болезненней, рыболовецкими катерами и радиооборудованием.

В то время ВВС и флот настоятельно требовали оборудовать в Гренландии метеорологическую станцию, что, собственно, входило в обязанности военных. Вернувшись в Берлин, я предостерегал от форсирования этого плана, предложив осуществить все соответствующие подготовительные мероприятия для этого в самом рейхе, чтобы исключить возможность шпионажа со стороны норвежского Сопротивления. Мое предостережение сочли преувеличенным. Только после того, как две наши попытки провалились и были потеряны драгоценные месяцы, к делу стали относиться с большей осторожностью. Третья попытка удалась. Метеорологическая станция в Гренландии действовала некоторое время весьма успешно, однако впоследствии она была запеленгована противником и ликвидирована.

Из Осло я отправился в Стокгольм. В последние месяцы я неоднократно указывал на то, что Швеция является главным каналом проникновения русской разведки. Так мы обнаружили — в связи с этим я несколько раз посетил Швецию, — что многочисленные случаи диверсий на судах происходят под руководством советской разведки. Для нас борьба с ней была осложнена тем, что шведскую территорию можно было использовать только как «коридор», как своего рода «почтовый ящик». Еще труднее нам стало работать, когда Швеция заняла позицию своего рода «вооруженного нейтралитета» — обстоятельство, на которое Риббентроп постоянно указывал Гитлеру со всей откровенностью. В результате Гитлер издал ряд новых и специализированных распоряжений, в том числе и для вермахта. Однако с течением времени мы все меньше могли справляться с этими заданиями, не в последнюю очередь и из-за того, что внешняя политика Риббентропа мешала в общем-то лояльно настроенным шведам придерживаться нейтрального курса. И как ни странным может показаться, человеком, очень часто оказывавшим мне свою поддержку, оказался Гиммлер. Он испытывал явную симпатию к шведам, которая, хотя и возникла, вероятно, на основе его романтических представлений о нордической расе, тем не менее, не могла не оказать влияния на Гитлера. Так эта поездка оказалась предпринятой по инициативе Гиммлера. Он хотел оказать финансовую поддержку небольшой группе шведских деятелей, преданных идеалам расовой чистоты, причем эта помощь не должна была быть связана с разведывательными целями.

Моя задача в Швеции заключалась в том, чтобы проникнуть в разведывательные каналы Советов. При этом главное для меня было не в контршпионаже, то есть не в активной борьбе с русскими, а в прохождении курса «университета разведки». Для этого было необходимо забросить своих людей под видом агентов-двойников в систему вражеской разведки, чтобы непосредственно у источника знакомиться с информацией противника. Место, где я намеревался выбросить свой первый якорь, была газета «Фолькетс дагблад». Ее издатель Ф. порвал с коммунистической партией, воспринял идеи фашизма и национал-социализма, и в конце концов основал собственную партию и через некоторое время снискал среди рабочих тысячи сторонников. Я знал, что Ф. испытывает финансовые затруднения, и размышлял о том, как можно использовать его в наших целях. Сначала я должен был окончательно убедиться в том, что он на самом деле по собственной инициативе, не по указанию русской разведки, вышел из партии, чтобы тем незаметнее и интенсивнее работать в пользу коммунистов. Поэтому нужно было подойти к делу крайне осторожно, чтобы не вызвать подозрения шведов относительно моих намерений. Ввиду этого я решил действовать в Стокгольме не под чужим именем, а открыто. С помощью ИКПК (Международной комиссии уголовной полиции) я подготовил для своей поездки несколько вопросов технического характера, которые давали мне законное основание вести профессиональные беседы с сотрудниками шведской тайной полиции. Несомненно, мое положение имело и тот недостаток, что за мной отовсюду наблюдали разведывательные службы противника.

Первые дни своего пребывания в Стокгольме я использовал для того, чтобы сбросить с себя напряжение и немного отдохнуть. Когда я не торопясь прогуливался по улицам, во мне проснулось чувство свободы, я понял, что на какое-то мгновение избавился от давления тоталитарной государственной машины, впервые я почувствовал даже желание противопоставить себя оглушительной суете организации, работающей на полную мощь, необходимость поддерживать и постоянно активизировать деятельность которой давала людям, находившимся у рычагов управления, приятное чувство опьянения властью. Не то, чтобы я уже тогда сомневался в победе национал-социалистской Германии — ведь сам я, насколько мне позволяла моя должность, делал все, чтобы обеспечить эту победу, — но тогда в Стокгольме, в моем подсознании впервые загорелись первые красные огоньки тревоги. Но прежде чем они начали оказывать влияние на мое мышление и поступки, я должен был еще извлечь много уроков из событий войны.

Следующие дни были заняты всевозможными встречами и беседами, связанными с вопросами разведывательной деятельности. Кроме того, прежде всего было необходимо распределить среди наших агентов задания по сбору информации относительно организации русских партизанских соединений (набор призывных возрастов, потребность в специалистах, использование на различных работах русских женщин). Какие средства и способы при этом зачастую применялись, трудно даже представить. Хитрость, быстрота действий, использование человеческих слабостей — такими средствами велась тайная борьба, производя часто столь отвратительное впечатление потому, что все происходило с молчаливой вежливостью.

Когда я заметил, что за мною ведется пристальное наблюдение, я уже принял решение отказаться от встречи с Ф. И все же мне неожиданно предоставилась возможность незаметно для посторонних побеседовать с ним.

Ф. произвел на меня, несмотря на то, что его физические возможности казались ограниченными, довольно хорошее впечатление. Я снабдил его тут же крупной суммой денег, как награду за то, что он через каждые две недели посылал мне донесения о положении дел. Меня интересовало также, что думают рабочие в Швеции о политических проблемах современности. Но главной задачей было в кратчайший срок создать эффективную сеть информаторов, которую Ф. мог одновременно использовать для своей газеты. Я прежде всего стремился разузнать, насколько коммунистическая партия Швеции насыщена агентами советской разведки. Вначале Ф. с трудом поддавался на мои уговоры. Когда я объяснил ему необходимость того, чтобы по меньшей мере десять его наиболее верных приверженцев отошли от него и вернулись в коммунистическую партию, он отрицательно покачал головой. Но после того, как я подробнее изложил ему свой план и заинтересовал его, он в конце концов согласился сотрудничать с нами. Я заверил его, что ему вовсе не нужно действовать против интересов Швеции. Трудность заключалась еще в том, чтобы найти подходящую форму для передачи необходимых для этой операции средств в глазах шведских налоговых органов. Наконец, я решил замаскировать перевод денежных сумм покупкой типографии для газеты Ф.

Капиталовложения в это предприятие быстро принесли неожиданно высокие прибыли. Уже через короткое время Ф. сообщил нам, что Сталин намеревается еще этой же зимой (в 1941 году) предпринять решающее контрнаступление. Погода крайне благоприятствовала его намерениям, а предназначенные для зимних боев дивизии обладали очень высоким боевым духом. В донесении указывался и район предстоящих операций, а именно — Подмосковье (к которому приближались передовые отряды наших наступающих войск), и высказывалось предположение, что в русском контрнаступлении примут участие войска из Сибири. Упоминалось об интенсивности движения эшелонов, которыми эти войска непрерывно перебрасывались к фронту. Общая численность войск оценивалась в размере от пятидесяти до шестидесяти пяти дивизий, оснащенных зимним обмундированием — в том числе двадцать полностью моторизованных, частично танковых, дивизий.

Это донесение было подтверждено сообщениями наших агентов, действующих в тылу у русских; они передавали, что в полосе войск группы «Центр» прибывают новые части. Отдел оценки информации генерального штаба смог, однако, обнаружить появление этих частей в результате действий фронтовой разведки и показаний пленных только где-то в середине декабря. К концу декабря донесения сообщали об очень крупных скоплениях русских войск.

Ф. черпал свою информацию главным образом из дружеских бесед высокопоставленных чиновников русского посольства в Стокгольме. Поступала она и от членов коммунистической партии Швеции. Кроме того, я узнал из бесед с японцами, что русские на самом деле целиком положились на нейтралитет Японии и считают совершенно неопасным снять со своего дальневосточного фланга несколько дивизий. Какую двусмысленную роль во всем этом играли японцы, я еще подробно расскажу.

Тем временем Гитлер потребовал от нас сообщить ему о положении в Иране. Немецкое руководство не могло понять, как русские смогли при столь напряженной обстановке на своем Западном фронте в августе 1941 года высвободить силы, чтобы совместно с англичанами оккупировать Иран. Это наше поражение явилось результатом того, что еще в апреле 1941 года из-за недостаточной поддержки с воздуха провалились наши попытки утвердиться на Востоке с помощью иракского политического деятеля Эль Галани путем организации восстания в Ираке. Была нарушена и работа наших опорных пунктов в Тегеране и Тебризе. (Позднее их сотрудникам все же удалось передавать с курьерами, что отнимало много времени, через Турцию неплохой информационный материал. Но понадобился целый год, пока мы сумели полностью восстановить прерванную деятельность.)

Вернувшись в Берлин, я обнаружил, что там царит тревожная обстановка. Начались первые налеты бомбардировщиков на столицу рейха. Мы жили в районе Курфюрстендам, недалеко от нас располагалась тяжелая зенитная батарея, рядом с которой мы чувствовали себя в относительной безопасности. Когда как-то ночью раздался рев сирен воздушной тревоги, я не спустился в убежище. Однако, в конце концов, огонь зениток стал таким сильным, что моя жена попросила спуститься всех в укрытие. Не решаясь уйти из комнаты, я подошел к окну и увидел, что прямо над нами летел вражеский бомбардировщик, схваченный лучами нескольких прожекторов. Внезапно я услышал завывание и свист падающей бомбы и тут же я отлетел к стене, оглушенный страшным грохотом. Через обломки мебели и посуды жена бросилась в детскую. В страхе мы включили свет и увидели, что комната превращена в развалины. Над кроваткой нашего сына в стене торчал осколок бомбы, но ребенок остался невредим и, весь покрытый черной пылью, улыбался нам из своих подушек. Наше потрясение еще не прошло, как с улицы нам кто-то крикнул грубым голосом: «Шестой этаж, вы что, спятили? Потушите лампу, или вам мало досталось?»

На следующий день после верховой прогулки Канарис пригласил меня позавтракать с ним. Мы были одни; его семья отдыхала на Тегернзее. Он сказал, что его арабский божок, покровитель дома, Мухаммед, которого он привез из Африки, приготовил нам кое-что покрепче. Генерал любил перед завтраком подать на стол подогретое шампанское. Двух стаканов было достаточно, чтобы вызвать у каждого, кто к этому не привык, эйфорическое настроение.

«Есть у вас что-нибудь новенькое из Японии? — задал он свой первый вопрос. — Вы ведь наверняка встречались в Стокгольме с японцами?». Видимо, он следил за мной во время моего пребывания в Швеции через одного из своих доверенных людей. Причину этого мне пришлось узнать позже. Канарис высказал несколько замечаний по поводу военного потенциала Японии и потом спросил, представил ли Гиммлер на рассмотрение Гитлера материал, который должен был укрепить доверие Гитлера к Японии. Мне об этом ничего не было известно. Правда, я знал, что Гиммлер очень интересуется Японией и является неплохим знатоком японской истории. Перед началом войны с Россией он даже потребовал в одном из своих приказов, чтобы младшие офицеры СС изучали японский язык. Он планировал послать сорок младших офицеров СС, после сдачи ими соответствующего экзамена по языку, в ряды японских сухопутных войск, чтобы в порядке обмена к нам прибыли сорок кандидатов в офицеры из Японии, Он передал мне по этому поводу написанную им памятную записку и порекомендовал позаботиться об этом, так как он собирается впоследствии передать в мое распоряжение двадцать человек из этого числа для использования их в разведывательных целях в Восточной Азии. В той же записке он приказывал мне тщательно заняться изучением японской истории, японской религии, государственной структуры, а также влияния католицизма на японские университеты. Однако вследствие войны с Россией этот план был оставлен.

В связи с этим я рассказал Канарису, что никто иной как Гиммлер помог одному сотруднику японского посольства в Берлине, желавшему жениться на немке. Гитлер намеревался запретить японцу этот брак. Гиммлер же заставил «расовых фантастов» подготовить пространнейшие экспертные заключения и сидеть над ними до тех пор, пока они в конце концов не нашли спасительной формулировки.

Я надеялся своим рассказом отвлечь внимание Канариса от моей поездки в Стокгольм, но он, с присущей ему цепкостью, вновь вернулся к своему вопросу: «Так о чем же вы беседовали в Стокгольме с японцами?» Я рассердился и намекнул ему, что даже если я и встречался в Стокгольме с японцами, не буду разговаривать с ним об этом. Тогда Канарис разыграл глубоко опечаленного человека. Он понуро глядел перед собой, но темы этой все же не оставлял. «Но ведь у вас же есть надежный человек среди японцев в Стокгольме, с которым вы наверняка беседовали».

Что он хотел выведать? На самом деле, у нас был в Стокгольме сотрудник, итальянец, вхожий в японскую миссию, где он работал переводчиком. За годы своей работы он смог завоевать высокое доверие японцев и иногда, благодаря своему широкому кругозору, опыту и способности к языку, ему удавалось почерпнуть из общения с ними ценную информацию. В Стокгольме я распорядился увеличить ему жалованье, но сам с ним не встречался.

Затем Канарис сам направил разговор на свою предстоящую поездку. Он хотел сначала посетить группы войск на Восточном фронте, затем отправиться на Балканы, а оттуда, как можно скорее, в Испанию. Он предложил мне поехать вместе с ним. На Восточный фронт и на Балканы я не мог поехать. С поездкой в Испанию я согласился, так как мне необходимо было составить правильное представление о положении в стране.

Вернувшись из Стокгольма, я ознакомился с отчетом об инспекционной поездке моего специального уполномоченного по Испании — прочитав его, я почувствовал, как волосы у меня буквально встали дыбом. Так, например, в Мадриде, в задних комнатах одного ресторана была оборудована наша главная тайная радиостанция. Ведущие сотрудники превратили этот ресторан в своего рода «штабквартиру», где в широких масштабах происходил обмен информацией между агентами. Временами, в дни получения вознаграждения, здесь устраивались совместные попойки. Из предосторожности завербовали и хозяина этого кабачка в качестве нашего сотрудника, который стал, в конце концов, держателем наших валютных запасов. Касса разведки помещалась рядом с кассой хозяина. Когда господин казначей был в подпитии, а это с ним бывало нередко, он иногда запускал руку в нашу кассу, вместо своей, и, как ни в чем не бывало, давал сдачи валютой. Не видел он ничего особенного и в том, чтобы расплатиться с нашими агентами купюрами из своей собственной кассы. Не удивительно, что в полицейском участке, в ведении которого находился этот район, прекрасно знали обо всем, что происходило в веселой гостинице. Но и с полицейскими, в конце концов, был заключен союз, и праздновали вместе с ними все последующие празднества, какие только ни выпадали. Все они были убеждены в том, что имеют полное право на такую из ряда вон выходящую компенсацию за свои труды, а также могут действовать, соблюдая полное взаимное доверие. На то, что среди них могут быть такие, кто служил двум господам, незамедлительно сообщая разведке противника обо всем, что они там слышали, больше не обращали внимания. Тем временем вражеская разведка совершенно спокойно регистрировала все разговоры по радио. Единственная положительная сторона такого сбора информации заключалась, по моему мнению, в том, что в «веселом кабачке» часто болтали всякую чепуху. Это навело меня на мысль не мешать завсегдатаям гостиницы продолжать действовать в том же духе, чтобы ввести противника в заблуждение, а в другом месте создать другую группу агентов. Пришла пора укрепить и сектор группы 6-д (англоамериканские сферы влияния). У нас уже были хорошие контакты в Лондоне. Второй канал связи привел нас в испанское министерство иностранных дел, благодаря которому мы могли знакомиться с корреспонденцией дипломатических представителей Испании в различных англо-американских странах, причем особый интерес вызывала у нас информация испанского посла в Англии, герцога Альбы. (За несколько лет нам удалось, как и в Мадриде, проникнуть в министерства иностранных дел следующих стран: Португалии, вишистской Франции. Румынии, Болгарии, Финляндии и временами Швеции и Аргентины).

Поездку в Испанию пришлось на некоторое время отложить в связи с событиями на Востоке. Сразу после разговора с Канарисом меня вызвал Гейдрих. Он, к моему удивлению, был очень вежлив и пригласил меня пообедать у себя дома. Выйдя из-за стола, он достал маленькую записную книжку и сначала подробно проинформировал меня о поручении Розенбергу вести дела министерства восточных территорий, а также о результатах конференции, состоявшейся 16 июля 1941 года, на которой были определены основы будущей политики в отношении к Советской России. В этой конференции под председательством Гитлера принимали участие, кроме Розенберга и Геринга, также Кейтель и Борман. Принятые на ней решения свидетельствовали со всей ясностью о намерениях разделить побежденную Россию на части и управлять ею как колонией. Все это предполагалось осуществить без какого-либо учета стремлений народов Советского Союза к автономии, которые, по моему мнению, только и позволяли целесообразно и соразмерно использовать гигантские районы. Все это одновременно означало расширение сферы компетенции Гиммлера как высшего руководителя полиции и еще более усиливало его позиции. Из слов Гейдриха я уяснил себе систему, согласно которой Гитлер намеревался проводить свою политику порабощения в отношении «русских недочеловеков». Гейдрих сказал буквально следующее: «Гитлер желает неограниченно, не останавливаясь ни перед чем, использовать в России все организации, находящиеся в ведении рейхсфюрера СС. На Востоке в самое короткое время необходимо создать мощную информационную службу, которая должна работать столь безошибочно и слаженно, чтобы ни в одном районе Советского Союза не смогла возникнуть такая личность, как Сталин. Опасны не массы русского народа сами по себе, а присущая им сила порождать такие личности, способные, опираясь на знание души русского народа, привести массы в движение».

Верил ли сам Гейдрих во всю эту бессмыслицу? Видимо, он заметил мое скептическое отношение. Когда я собрался осторожно высказать ему свои сомнения, он сразу же прервал меня резким движением руки: «Вашей задачей теперь является соответствующим образом усилить разведывательную работу против России. Гитлер придает особое значение информации о распоряжениях Сталина по организации партизанской войны. Поэтому яотказался от своего первоначального плана временно послать вас на Восточный фронт. Я не могу теперь обойтись без вас в Берлине. (Гейдрих уже неоднократно угрожал откомандировать меня в распоряжение одной из „айнзацгрупп“ на Восточный фронт). Я сообщил Гиммлеру об этом намерении и был удивлен, как недовольно он реагировал на мое сообщение. „Он явно покровительствует вам, так как в отношении вас он лично решает вопрос о любом назначении или перемещении. Хотелось бы мне знать, как вам это удалось“. Затем он помолчал и проницательно взглянул на меня. „Запомните, — сказал он, — что это может оказаться как вашей сильной, так и слабой стороной“.

ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ГЕРМАНИЕЙ И ЯПОНИЕЙ

Япония вводит Гитлера в заблуждение — Особое задание абверу — Наша разведка в США — Первая информация о военных планах Японии — Вступление Японии в войну.

С начала осени 1941 года наши отношения с Японией стали неопределенными. Гитлер уже несколько раз высказывал Гиммлеру жалобы на то, что министерство иностранных дел не в состоянии дать ясную информацию о позиции Японии, в особенности касательно американояпонских переговоров. Риббентроп, говорил он, тоже, видимо, вряд ли может сделать это, так как японский министр иностранных дел и его заместитель с начала сентября 1941 года отказываются сообщать какие-либо сведения германскому послу в Токио о ходе вышеупомянутых переговоров. Гитлер был раздосадован этим оскорбительным поведением члена тройственного союза и уже учитывал возможность того, что Япония вообще хочет остаться нейтральной. С другой стороны, у нас имелись основания предполагать, что Япония готовится к экспансии на юг. Гитлер поручил Канарису и Гейдриху сразу же представить ему надежную информацию по этому вопросу. Новые известия вызвали тревогу. Ведь все попытки Риббентропа оказать давление на Японию с тем, чтобы вовлечь ее в войну против Советского Союза, закончились неудачей. Теперь мне стало ясно, почему Канарис так настойчиво добивался от меня сведений о моей встрече с японцами в Стокгольме. Он хотел узнать, нет ли у политической разведки точной информации о планах японцев. Когда мы с Гейдрихом разговаривали об этом, он сказал: «Эта старая лиса вечно подкарауливает добычу».

Так как Гейдрих подчеркнул, что для получения нужного Гитлеру материала следует использовать любые средства, я тут же воспользовался этим и попросил у него разрешения организовать независимое от РСХА валютное управление, которое подчинялось бы только ему и мне (при этом у меня была задняя мысль о моей программе десяти пунктов). Гейдрих сразу же согласился.

Я оповестил все наши резидентуры, имевшие контакты с японцами — в Анкаре, Белграде, Стокгольме, Лиссабоне, Буэнос-Айресе, Токио, Шанхае и, в первую очередь, в Виши. Французский источник представлял для нас особенный интерес по той причине, что японцы вели самый оживленный обмен мнениями с вишистским правительством по поводу оккупации Индокитая. Самого Гейдриха я попросил установить контакт с госпожой фон Д. , устроившей в Берлине своего рода политический салон и пользовавшейся в то время благосклонностью Гитлера. Я знал, что там бывают два сотрудника японского посольства и встречаются со своими подругами из берлинского света. Таким способом я уже получил однажды весьма ценную информацию, но на этот раз предпочел использовать для этого Гейдриха, так как не хотел брать на себя ответственность за то, чтобы задание для этой довольно-таки болтливой женщины исходило от меня лично. Учитывая важность нового поручения, я осторожно затронул вопрос о возможности вторичного использования в наших целях поместья Янке. (С 1935 года Янке, о котором я уже упоминал, был, наряду с обергруппенфюрером СС фон Пфеффером, личным секретарем по вопросам разведки при Рудольфе Гессе, который представлял Гитлеру многие из сообщений Янке, пока Гиммлер и Гейдрих, питавшие личную неприязнь к Янке, не добились, вопреки сопротивлению Гесса, его отставки. После того, как Гесс улетел в Англию, Гейдрих внушал Гитлеру мысль о том, что Янке оказывал на Гесса дурное влияние и не исключено, что он — тайный агент англичан).

Таким образом, упомянув о Янке, я коснулся весьма щекотливой темы. Указав на неоспоримые заслуги Янке, прежде всего во время первой мировой войны, я пытался дать понять Гейдриху, какую большую пользу он может принести нам, благодаря своим хорошим отношениям с японцами, даже в том случае, если он и на самом деле является тайным английским агентом. Тогда с ним тем более следовало бы обращаться с соответствующей осторожностью. Я предложил послать Янке в Швейцарию, так как там у него были великолепные знакомства среди китайцев. (В то время китайский вопрос был одной из ключевых проблем американо-японских переговоров). Мне удалось также устроить встречу между Гейдрихом и Янке, в результате которой Янке стал одним из моих ближайших сотрудников.

Когда я говорил с ним о полученном от Гитлера задании, он предложил уделить основное внимание не только секретной информации японцев; не меньший интерес, сказал он, представляют и их американские партнеры. Я тут же раздал своим людям дополнительные задания, мысль о которых мне подал Янке. Но в США у нас было буквально считанное количество опорных пунктов для ведения разведывательной работы. Связь с помощью курьеров, поддерживавшаяся через европейские пароходные компании, уже с конца 1940 года почти полностью прекратилась. После закрытия наших консульств в июне 1941 года забрасывать наших сотрудников в Соединенные Штаты стало еще труднее. С этого момента многие из наших тайных контактов ослабли, так как о создании взамен дипломатических миссий организации, которая руководила бы нашими агентами в США, никто даже не подумал.. По моим наблюдениям, у военных положение было не лучше. Правда, у Канариса сохранилось два или три канала связи с Северной Америкой, но и он не располагал широкой организационной сетью. Слишком много внимания было сосредоточено на событиях в Европе, а обширные участки в остальном мире пребывали в забвении. За это мы могли жестоко поплатиться.

Чтобы заполнить существующие пробелы, я высказал Канарису мнение о необходимости более интенсивно использовать Центральную Америку в качестве гласиса [35]. Через японскую разведку мне было известно, что Советы превратили этот район, с Мехико в центре, в одну из своих важнейших боевых позиций, нацеленных против США. Канарис пожал плечами и ответил: «Там у нас мало что есть». А я в этот момент спрашивал себя с отчаянием — а где у нас что-то «есть» в достаточной степени?

Тогда я решил отобрать из потока людей, вернувшихся в Германию из других стран, тех, кто знает язык и страны этого региона, обучить их и вновь забросить в Соединенные Штаты с помощью подводных лодок. Но такая программа могла дать ощутимые результаты лишь в будущем. В настоящий же момент мы вынуждены были довольствоваться теми вспомогательными источниками, которые были нам доступны.

Через восемь дней со всех сторон стали поступать первые сообщения; однако все они представляли собой всего лишь, так сказать, отдельные кусочки мозаики, из которых в результате длительной работы еще предстояло создать общую картину. Тем временем нервозность Гитлера возросла неимоверно. Японский министр иностранных дел Мацуока был смещен со своего поста. Казалось, это событие увеличило неуверенность Гитлера в дальнейшей политике Японии и вызвало у него сомнения, сохранит ли Япония вообще верность тройственному союзу. Не заключило ли японское правительство договор от 14 апреля 1941 года с Советским Союзом о нейтралитете только для прикрытия своего тыла, чтобы использовать этот документ как козырь в предстоящей сделке с американцами? В таком случае тройственный союз — не более, чем внешняя условность. Все же Гитлер пока не отказывался от своего намерения вовлечь Японию в войну, чтобы облегчить собственное положение. Для оказания давления на своего партнера по пакту руководителю имперской прессы Дитриху было поручено заявить на большой пресс-конференции, что победа немецких войск в России близка. Видимо, планировалось намекнуть Японии поторопиться, чтобы не опоздать и вовремя успеть к дележу гигантского русского «пирога».

Когда я сделал Гитлеру сообщение о позиции Японии, он пришел в ярость, направленную и на меня лично. Ведь я сообщил ему, что японцы на переговорах с американцами в любом случае попытаются достичь своей цели без войны и с минимальными издержками создать в южной части Восточной Азии основу для своих гегемонистских притязаний. Мое известие, о высказанном японским премьер-министром Коноэ желании встретиться с Рузвельтом Гитлер воспринял как личное оскорбление. Здесь я должен признать, что это сообщение было основано на недостаточной информации. В действительности Япония уже приняла решение вступить в войну. С помощью Янке и фон Ритгенса мне удалось, к счастью, своевременно исправить эту ошибку. Один из способнейших сотрудников фон Ритгенса, д-р Райхерт, сообщил по каналу Каир — Стамбул, что все лето в бухте города Гаго проходили крупнейшие маневры японской армии с участием специальных подразделений авиации. Между сухопутными войсками и военно-морским флотом царит полное единство взглядов, их представители твердо решили начать войну в не слишком отдаленном будущем. В их стратегических планах предусмотрено, однако, только одно направление — тихоокеанское, что обусловливает соблюдение договора о нейтралитете с Советской Россией, так как операции на юге потребуют полного использования японских вооруженных сил, в силу чего привлечение советских войск целиком к боевым действиям на германосоветском фронте полностью совпадает с замыслами японцев.

Это сообщение наряду с информацией Зорге вызвало оживленные дебаты среди высшего руководства Германии. Еще в тот период, когда происходило обсуждение этого вопроса, мне удалось передать участникам совещания дальнейшую информацию из Буэнос-Айреса и Лиссабона, подтвердившую уже полученные сведения. Получен был дополнительный материал и из Токио, в котором сообщалось, что остров Кюсю с августа закрыт для всех иностранцев. Наконец, и Янке доставил данные, полученные от японской разведки и подтвержденные через его китайские знакомства. В них говорилось, что Хидеки Тойо, новый премьер-министр и военный министр Японии отказался от мысли добиться дружественной договоренности с Рузвельтом и Корделлом Халлом. Решение послать в Вашингтон бывшего посла Японии в Берлине Курусу, женатого на американке, чтобы в последний раз попытаться начать переговоры, было, как сообщалось в донесении Янке, принято, так сказать, «на всякий случай», так как уже в середине октября 1941 года было запланировано напасть на Америку.

Так как нам ничего не удалось узнать о подробностях стратегических планов японцев и о точном сроке их нападения на США, Гитлер отнесся к нашим сообщениям скептически. Но события столь неумолимо требовали вступления Японии в войну, что в конце концов ему стало безразлично, где именно японцы будут вести боевые действия. Поэтому он приказал сообщить японской разведке, что Германия положительно относится к любой форме участия Японии ввойне, и мне кажется, что я не слишком заблуждаюсь, предполагая, что эта разведывательная информация способствовала тому, что уже в последней трети ноября японцы приняли меры по приведению своих вооруженных сил в движение — был отдан приказ всему военно-морскому флоту выступить для начала операций в южной части Тихого океана. На запрос представителей японских сухопутных сил и военно-морского флота, сделанный ими германскому военному и военно-морскому атташе в Токио, обязуется ли Германия согласно договору в случае возникновения войны с англосаксонскими державами заключать мир или перемирие только совместно с Японией, министерство иностранных дел Германии ответило в начале декабря положительно. 7 декабря 1941 года Япония напала на военно-морскую базу США Перл-Харбор. 11 декабря Германия объявила войну Соединенным Штатам Америки.

Неправы те, кто утверждает, что встулление Японии в войну оказалось полной неожиданностью. Гиммлер лично заверил меня, что фюрера удивил только масштаб операций японцев, захвативших столь отдаленный от Японских островов район как Гавайи.

Для меня задание, связанное с Японией, явилось первым боевым крещением на службе в 6-м управлении и оказалось настолько трудным, что передо мной возникла реальная перспектива увольнения. Только благодаря помощи Янке, фон Ритгенса и д-ра Райхерта мне вновь удалось избежать неприятностей.

Сразу же после вступления Японии в войну немецкое продвижение на Востоке приостановилось. Отдельные штабы фронтовых соединений, опираясь на накопленный опыт, напрасно предупреждали верховное командование вермахта об опасности, которую несла с собой надвигающаяся русская зима и указывали на неподготовленность войск к зиме. Информация, получаемая мной из Стокгольма, сообщавшая о новых пополнениях русских войск на центральном и северном участках фронта, также была оставлена безо всякого внимания. Ее отложили в сторону, посчитав преувеличенной и неточной. Только когда фронтовая разведка донесла онепрерывной подвозке войск в районе Тулы, Гитлер снял генерал-фельдмаршала фон Браухича с поста верховного главнокомандующего сухопутных войск и сам принял на себя верховное главнокомандование. В последующие месяцы начались ожесточенные оборонительные бои войск, сражавшихся не только с яростно наступавшим противником, не считавшимся с потерями, но и с безжалостной русской зимой.

РАЗВЕДКА И МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

Унтерстатс-секретарь Лютер — Соглашение с министерством иностранных дел — Представления Риббентропа о разведке — Разные взгляды на требования, выдвигаемые представителями арабского подпольного движения.

Наряду с моей обычной работой, одной из своих важнейших задач я считал установление контактов с различными имперскими ведомствами путем создания в них «пунктов связи». Важнейшим министерством для меня являлось министерство иностранных дел. Мы уже установили контакты с унтерстатс-секретарем Лютером, который, будучи руководителем немецкого отдела, пользовался исключительным доверием Риббентропа. Они были знакомы еще до того, как Риббентроп добился высокого положения и почестей. Рейхсминистр иностранных дел так высоко ценил ум и компетентность своего унтерстатссекретаря, что перед тем, как принять любое важное решение, советовался с ним; он даже дал ему секретное поручение кардинальным образом реорганизовать министерство иностранных дел.

Об истоках этих отношений теперь можно было только строить догадки. Гейдрих, который знал все о близких знакомствах тех, кто принадлежал к высшим «десяти тысячам», сказал мне, что Риббентроп выручил Лютера, когда тот еще был служащим городского управления в берлинском районе Целендорф (при поддержке Гиммлера), в одном темном деле, связанном с растратой. То, что Лютер, тем не менее, отважился выступить против СС и еще восстановить против них Риббентропа, было продиктовано скорее не его политическими убеждениями, а противоречивым чувством, которое он испытывал к СС — своеобразной «любовью-ненавистью». Он был хотя и умным, но жестоким, импульсивным человеком, главным для которого была власть, который в душе даже испытывал слабость к СС. Несмотря на все это, Гейдрих посоветовал мне держаться за Лютера, так как только через него путь вел к Риббентропу. Однако он добавил: «Вам с ним придется нелегко; он имеет обыкновение переиначивать слова собеседника. Постоянно держите меня в курсе дела, чтобы в случае необходимости я смог вовремя прийти вам на помощь. Я бы не хотел, чтобы вы набили себе шишек, столкнувшись именно с этим человеком. Не исключено, что он захочет использовать вас против меня».

С самого начала моих отношений с Лютером я стал вести точные записи всех наших бесед, которые через Гейдриха поступали к Гиммлеру. Предметом наших разговоров были специальные вопросы контрразведки, деятельность полицейских атташе за границей и другие связанные с этим проблемы.

Лютер ничем не походил на обычного чиновника. Пожалуй, ему больше подошла бы роль предпринимателя в условиях классического капитализма с его свободной конкуренцией. Я считал его человеком, в высокой степени одаренным организаторскими способностями, в основе всех мыслей и планов которого лежал холодный расчет коммерсанта. Зная об этом и умея противопоставить его бурной агрессивности невозмутимую вежливость, с ним можно было найти общий язык. После того, как я урегулировал некоторые его разногласия с СС, возникла новая плодотворная основа для сотрудничества. Но мне постоянно приходилось быть настороже, ибо его уловки были молниеносны, а рассчитывал он с ледяным хладнокровием. Никаких «чувств» для него не существовало. Я не раз задавался вопросом, как старые, заслуженные чиновники уживаются с таким шефом. Ведь Лютер, с присущей ему грубоватостью коренного берлинца, запросто называл их «старыми развалинами». В общем же, этот человек был для меня своего рода «мещанином во дворянстве», не скованным никакими моральными нормами, который поднялся к власти только благодаря системе тоталитарного государства. Мои позиции в отношениях с ним особенно усиливало то, что он рассматривал меня как своеобразный мостик между ним и его злейшим врагом Гейдрихом. Как-то Гейдрих сказал мне: «Он боится меня, потому что я слишком много знаю о нем».

Видимо, все это способствовало тому, что уже через несколько недель между нами и министерством иностранных дел был заключен договор, который, с помощью Лютера, был подписан Риббентропом. Тем самым была закрыта брешь, слишком долго зиявшая в области разведки. В соответствии с новым соглашением наша политическая разведка наделялась следующими правами:

1. Институт полицейских атташе отныне получал окончательное признание.

2. Политическая разведка получила право устраивать своих сотрудников в аппарат министерства иностранных дел. Они направлялись в германские миссии за границей, пользуясь дипломатическим статусом. В то же время они не подчинялись министру иностранных дел.

3. Разведка получила право получать под видом официальной дипломатической почты от всех экспедиций наших зарубежных миссий корреспонденцию со специальной маркировкой (сначала ее доставляли в конвертах зеленого цвета, позднее в дипкурьерских мешках со специальными обозначениями). За нашу связь с заграницей отвечала центральная экспедиция министерства иностранных дел. Эта корреспонденция не подлежала цензуре. (Несколько раз один чиновник министерства иностранных дел — видимо, по поручению Лютера — попытался обойти это постановление. В таких случаях я был безжалостен. Виновного, несмотря на то, что он действовал «подневольно», уже через несколько недель перевели в войска СС и отправили на фронт).

4. Было принято решение, кроме того, оборудовать специальные радиостанции, по возможности не в помещениях дипломатических представительств. В срочных случаях разведке было предоставлено право использовать официальную радиосвязь министерства иностранных дел.

5. Важные политические сообщения, могущие иметь особое значение для руководителя миссии в той или иной стране, следовало передавать ему для осведомления в срочном порядке. То, что все эти вопросы были урегулированы только в самый разгар этой грандиозной войны, еще раз показало, насколько мы отставали в области разведки от иностранных разведывательных служб. Когда я представил договор на подпись Гейдриху, его немало удивило то, я добился таких успехов в делах с Лютером. Кроме того, он настолько был занят мыслями о своем предстоящем назначении в Прагу, что предоставлял мне все больше и больше свободы в работе, обстоятельство, которое было очень кстати при осуществлении моей программы десяти пунктов. Соглашение, достигнутое с министерством иностранных дел, создало основу для последовательного сотрудничества. (После того, как декретом Гитлера от 12 апреля 1944 года была создана единая тайная информационная служба (разведка. — Прим. перев.), я подготовил проект нового договора с министерством иностранных дел, которые Риббентроп подписал только после длительных, жарких споров. К тому времени Лютер уже был уволен в отставку).

Несмотря на договор, между нами все же возникали неприятные разногласия, вызванные своеобразным «комплексом неполноценности» Риббентропа, болезненно относившегося к проблеме подчиненности. Это, в конце концов, привело к тому, что Гиммлер вступил в открытую борьбу с Риббентропом и однажды дал мне задание осторожно разведать о работе информационного отдела III министерства иностранных дел. Сначала, я медлил с выполнением этого поручения, так как не мог составить себе ясного представления об участке разведывательной работы. Правда, мы знали, что III-й отдел, руководимый неким г-ном маршалом фон Биберштайном, имел в дипломатических миссиях несколько своих сотрудников, в распоряжении которых находились крупные суммы валюты и технические средства связи, но этот аппарат работал с такими перебоями, что информация, поставляемая им в высшие инстанции, стала представлять серьезную опасность, так как руководство неоднократно получало неверные сообщения.

В качестве первой меры руководителем всего информационного отдела министерства иностранных дел был назначен бригаденфюрер СС и министериаль-директор Шт. Однако уже через несколько месяцев ему пришлось уйти с этого поста, так как он передал нам материал, в котором содержались улики против Риббентропа, не подозревая, что один из его сотрудников уведомил Риббентропа об этом. Это привело к ожесточенным столкновениям между Риббентропом и Гиммлером, но все-таки мне тем временем удалось благодаря деятельности Шт. ознакомиться с методами работы информационного отдела.

Теперь III-й отдел возглавил посланник Хенке, однако это не привело к улучшению работы этого учреждения. Чтобы помешать вражеским разведкам поставлять через этот канал дезинформацию, мы вынуждены были даже прибегнуть к довольно жестким мерам. Я представил Гиммлеру и Гейдриху примерно на семьдесят процентов заведомо ложное сообщение о деятельности польского эмигрантского правительства в Лондоне, и вместе с тем распорядился, чтобы оно через подставных людей за рубежом попало в руки «службы Хенке». Через несколько дней Риббентроп передал это сообщение Гитлеру с пометкой «крайне ценно». Гитлер, которому Гиммлер обо всем рассказал заранее, вызвал к себе Риббентропа и проговорил с ним с глазу на глаз целый час. О результатах этой беседы Риббентроп предпочел благоразумно промолчать. Когда вскоре после этого он вызвал меня к себе с докладом — я должен был обсудить с ним проблему организации «пунктов связи» в других имперских министерствах — он спросил меня: «Что вы, собственно, хотите? Не собираетесь же вы организовать службу разведки в других учреждениях, не связанных с вами?» Я попытался разъяснить ему, что такие связи разведки со всеми руководящими учреждениями не в последнюю очередь были бы полезны и министерству иностранных дел, так как это значительно расширило бы базу для получения информации. Чтобы представить ему перспективы в приятном для него свете, я добавил, что тем самым министерству иностранных дел предоставляется наилучшая возможность опираться в своей дальнейшей работе на гигантский аппарат власти, находящийся в распоряжении рейхсфюрера СС. Чтобы исключить подозрения в том, что в этом случае речь будет идти о «насыщении» министерства иностранных дел людьми из СС, я предложил закрепить соответствующего начальника разведслужбы в аппарате министерства иностранных дел.

Риббентроп с замешательством посмотрел на меня. Я заметил по его выражению лица, что он меня не понимает или не желает понять. Когда же я заговорил о технических проблемах — о значении радиосвязи — он почти не слушал меня. Поэтому я переменил тактику. Я стал наступать на него, напомнив о дезинформации и о его разговоре с Гитлером. Я закончил свою речь замечанием, что он волен решать, каким путем идти — с нами или против нас. В этот момент Риббентроп вскипел и запретил высказывать в его адрес такие угрозы. Он постоянно стремился, сказал он, к установлению плодотворного сотрудничества между нами, но теперь он вынужден констатировать, что мы не желаем рассматривать его министерство как самостоятельное ведомство. На мое предложение изложить ему свои мысли еще раз в письменной форме он ответил, взглянув на меня сверху вниз: «Мне этого не нужно».

Я переменил тон и попросил его изложить точку зрения министерства иностранных дел на организацию и методы работы разведки, так как я не могу думать, что «служба Хенке» представляет собой венец его идей в этой области. Этим я угодил в цель. Риббентроп широким жестом откинулся в своем кресле, и я заметил, когда он говорил, как спало с него напряжение. Мне следовало бы больше подумать о его тщеславии и вообще нужно было бы сначала дать ему высказаться. Его соображения в общих чертах выглядели так.

Он стоит на той точке зрения, что нам необходимо привлечь к этой работе десять-двадцать особо способных, в первую очередь, зарубежных сотрудников. Этих людей следует столь щедро снабжать финансовыми средствами, чтобы они смогли добывать в крупных средоточиях политической жизни планеты всевозможную информацию, имеющую исключительно важный характер. Детали имеют, по его мнению, в широкой внешней политике несущественное значение, в первую очередь следует уделять главное внимание принципиальным вопросам, а их следует своевременно распознавать. Он заметил также, что я мог бы войти в состав сотрудников министерства иностранных дел, чтобы посвятить себя созданию в рамках министерства разведывательной службы, как он себе ее представляет. Этот поворот разговора я обошел, попытавшись осторожно намекнуть ему на ошибочность его представлений о задачах разведки. Теперь его лицо вновь стало поразительно усталым. Позднее я сообщил о своих наблюдениях профессору Де Кринису. Он считал, что здесь дело в тяжелых функциональных нарушениях организма, обусловленных не только состоянием нервной системы, но заболеванием почек.

Наш разговор перешел на самые различные, не связанные друг с другом темы. Риббентроп попросил меня передавать ему все сообщения о Франции и Французской Северной Африке. Он целиком отрицательно относился к желанию маршала Петэна освободить находящегося в крепости Кенигштайн пленного генерала Жиро, чтобы назначить его генеральным президентом в Марокко. Затем он в пух и прах разнес генерала Франке, а потом перешел к содержанию доклада, в котором я предлагал создать арабскую лигу, подпольное движение, которое охватывало бы район от Северо-Западной Африки, включая Тунис, до Египта. Главным посредником в осуществлении этого плана был арабский националист Фаузи Каузи. Мне необходимо было всеми силами способствовать развитию этого движения. Я уже обязался снабдить арабов деньгами и боеприпасами. Однако гораздо большее значение имела для меня политическая сторона моего предложения, не в последнюю очередь предусматривавшего создание во всей Северной Африке предпольных укреплений для нашей разведки. Я считал этот план исключительно важным ихотел воспользоваться всеми материальными и политическими возможностями рейха. Чтобы прикрыться со всех сторон, я ознакомил сэтой идеей Гиммлера, который обсудил ее с Гитлером. Гитлер же распорядился обсудить этот вопрос, как имеющий большое политическое значение, первоначально с Риббентропом. Риббентроп выступил против моего плана, обосновывая это тем, что это заставит нас слишком далеко вклиниться в сферу влияния Италии. Затем последовало решение Гитлера: «По согласованию с Риббентропом отклонено».

Теперь Риббентроп явно стремился убедить меня вправомерности своего отрицательного отношения к моему плану, ссылаясь на свои беседы с Муссолини и итальянским министром иностранных дел Чиано. Разумеется, следовало учитывать интересы Италии в официальной внешней политике рейха, но тем временем североафриканский район приобрел такое большое значение, что у нас были все основания для того, чтобы изменить свою политику и прибегнуть к помощи разведки. Я попробовал убедить Риббентропа в том, что не следует бояться нашей компрометации на международной арене. Операцию следует с самого начала так направить, чтобы в случае неудачи не было никаких следов — а в случае, если это не удастся, представить все предприятие делом рук «группы безответственных политических фантазеров». Если, кроме того, интересы рейха потребуют отмежеваться от своих сотрудников, мы не должны останавливаться перед выдачей их в руки правосудия. Примером здесь может служить путч «железной гвардии» в Румынии.

Риббентроп никак не реагировал на мои предложения. Я предпринял последнюю попытку: то, что разведывательная служба находится под руководством рейхсфюрера СС, в конце концов, является неоспоримым фактом, и мне кажется нецелесообразным превращать ее в самостоятельную организацию. Риббентроп ответил на это несколькими формальными фразами и холодно попрощался со мной.

Теперь я знал, что вряд ли наше сотрудничество сэтим человеком будет успешным. Ему просто недоставало понимания задач, стоящих перед широко разветвленной, использующей специфические методы работы разведывательной службой.

Оглянувшись на последние полвека, невольно приходилось воскликнуть: какая опасная близорукость была допущена! Мне снова вспомнилась переписка между Бисмарком и немецким посланником в Париже во время кризиса, вызванного действиями генерала Буланже. Рейхсканцлер отстаивал принцип, согласно которому чем напряженнее отношения между двумя государствами, тем в большей степени перед дипломатами и информационной службой встает задача находить пути к компромиссным решениям, хотя бы для того, чтобы выиграть время. В первый раз я вспомнил это место из переписки и задумался, размышляя о нем, когда последний раз в сумерках летел в Швецию. И с того времени во мне окрепла решимость использовать все средства разведки для того, чтобы, по меньшей мере, сохранять «чувство локтя» с западными державами.

О том, что думал Риббентроп лично обо мне, яузнал из его случайного высказывания: «Фюрер прав, этот Шелленберг и впрямь потерявший квалификацию юрист, да к тому же еще и весьма неуживчивый человек, в один прекрасный день он еще доставит нам хлопот».

ПУНКТЫ СВЯЗИ В ИМПЕРСКИХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

Министерство экономики, министерство продовольствия, министерство оборонной промышленности, министерство пропаганды, министерство транспорта, министерство образования, министерство связи — Институт на Ваннзее, имперское учреждениеОбучение агентов.

Теперь мне предстояло заняться созданием пункта связи в имперском министерстве экономики. Я набросал план будущих действий, и обратился сначала к руководителю отдела внешней торговли, статс-секретарю ф. И. , в котором нашел желанную поддержку. Созданный после этого пункт связи возглавил служащий, получивший право докладывать непосредственно министру.

Наряду с ведомством по осуществлению четырехлетнего плана, имперское министерство экономики было крупнейшим держателем валюты в Германии. Уже через короткое время мне удалось добиться лучших условий для получения валюты, что избавило нас, наконец, от вечной торговли из-за валюты. Теперь каждые две недели в министерстве экономики устраивались совместные заседания, на которых руководители групп во все больших размерах делали заявки на приобретение валюты и для постоянных, и для единичных расходов. Дело шло, как на бирже. На рейхсмарки мы покупали валюту и золото. Иногда мы шли на уступки, так как на первое место выдвигались более важные задачи: в свою очередь министерство экономики не раз пыталось ограничить наши требования. Однако редко возникали трудности, которые вынуждали бы меня вмешиваться. Для удовлетворения особых требований я в любое время мог обратиться прямо к министру экономики. Это позволило мне, наконец, устранить одно из самых «узких мест» в деятельности нашей разведки. То, что у меня был дополнительный источник валюты в лице ведомства по осуществлению четырехлетнего плана, никого не касалось. В отличие от своего предшественника, который не мог расходовать в месяц больше ста тысяч марок, мне, за восемь месяцев пребывания в 6-м управлении, удалось увеличить эту сумму до нескольких миллионов и даже получить право в особых случаях, с санкции Гиммлера или Гитлера, действовать без всяких лимитов.

Сотрудничество с министерством экономики развивалось на широкой основе. Новый особый отдел 6-Ви (6-е управление, экономика) я укомплектовал экономистами и юристами, имеющими соответствующую квалификацию. Этот отдел ведал также выполнением заданий, получаемых от самого министерства экономики. Началась также подготовка специальных агентов для ведения экономического шпионажа в зарубежных странах. Одновременно отдел 6-Ви стал связующим звеном между министерством экономики и остальными отделами и службами разведки, например, в области перевода денежных сумм при создании или финансировании используемых в качестве прикрытия фирм или банков, получения жизненно важных видов сырья для нашей военной промышленности, использования экономических сторонних связей, а также в области распределения валюты и запасов сырья для фирм, которые за это должны были выполнять особые задания разведки в зарубежных странах. Вот пример из практики.

В Южной Америке создание и расширение разведывательной сети требовало больших валютных затрат. Проникновение крупных немецких фирм в южноамериканские государства привело к «оттаиванию» замороженных кредитов и сделало возможным вновь использовать валютные фонды. Благодаря посредничеству имперского министерства экономики эти средства перешли в мое распоряжение. Со своей стороны, я предоставил этим фирмам, в качестве компенсации, соответствующие льготы в Европе. Такой способ работы оказался, кроме того, очень экономичным, сделав излишним использование связных и курьеров, что было небезопасно, так как за ними пристально следили англичане. Теперь достаточно было разговора по радио, чтобы снабдить наших агентов в Южной Америке денежными средствами, с помощью которых они могли постепенно развертывать работу против Северной Америки.

Очень важную роль в сотрудничестве с министерством экономики играли наши связи с химической промышленностью. Здесь мы использовали в своих целях достижения науки в области исследования гормонов и различных защитных средств. На Дальнем Востоке, на Ближнем Востоке, в отдельных странах Средиземноморского бассейна, в африканских колониях и в Южной Америке мы снабжали наши разведывательные службы изделиями от гормонных препаратов до германина, аспирина и безвредных снотворных таблеток.

По инициативе одного датского ученого наш химико-биологический отдел вместе с фирмой «ИГ-Фарбен» работал над проблемой имплантации половых гормональных препаратов. Задача заключалась в том, чтобы обеспечить действие препарата, помещенного в организм, в течение не только нескольких недель, а пяти-семи лет. С точки зрения химии это было легче осуществить, чем с чисто технической стороны. Необходимо было разработать для этого приспособление, которое, не причиняя вреда телу, после имплантации смогло бы гарантировать равномерно дозированное и беспрерывное поступление гормонального вещества в организм. Наши инженеры сконструировали устройство, около полутора сантиметров длиной, которое по мере непрерывного разложения и всасывания гормонального вещества механически, с помощью пружины, подавало из цилиндра новые порции гормона для усваивания организмом. После некоторых модификаций прибор был годен к использованию. Так как мы держали все дело в строгой тайне — технические подробности не были сообщены даже медицинским работникам — и в научных кругах, и тем более широкой общественности об этом мало что стало известно.

В 1942 году я в разведывательных целях основал организацию «Сигизмунд», которой, наряду с прочими, руководил Янке. Действовала эта организация под прикрытием фиктивной шведско-датской фирмы Хоаб (Гормон-Акция-Болагет). Она сотрудничала с видными профессорами и докторами из Португалии, Бразилии, Аргентины и Турции на безупречной научной основе в области «гормонов». Для нас она была источником, из которого мы черпали массу информации и через который устанавливали систематически необходимые нам знакомства и связи в научных кругах, а также получали значительные валютные поступления.

К сожалению, наша работа в области экономического шпионажа страдала все увеличивающимся недостатком специалистов. Все больше требований предъявлял фронт, и слишком часто нужные нам люди занимались не той работой, какую бы им следовало выполнять. Приведу несколько примеров: специалист в области экономики, долго проработавший в Аргентине, служил писарем в штабе одной из дивизий на Восточном фронте; крупный знаток Португалии был стрелком на зенитной батарее; прекрасный специалист-фотохимик, который мне был крайне необходим для работы в техническом отделе, был помощником повара во фронтовом госпитале. (Только в 1943 году, с помощью Гиммлера удалось в порядке обмена получить такие кадры).

Тем временем я установил очень хорошие отношения с имперским министром Функом; сотрудничество со всеми министерствами в соответствии с моим планом было всего лишь вопросом времени. Как отличалась наша работа, органически совмещавшаяся с деятельностью фирм «прикрытия», от того, что мне позднее пришлось увидеть в области военной разведки! Из тридцати двух «маскировочных» фирм военной разведки двадцать восемь стояли на грани банкротства — они годами выкачивали денежные и валютные средства рейха, не давая практически никакой отдачи.

Следующим учреждением, с которым установил связи отдел 6-Ви, было имперское министерство продовольствия со всеми его подразделениями и связанными с ним партийными учреждениями. Было бы недальновидно недооценивать значение этого сектора для разведки, так как министерство продовольствия поддерживало широкие связи со всеми европейскими странами. Оно контролировало обороты, почти в шесть раз превышавшие обороты всей немецкой тяжелой промышленности. И здесь довольно скоро, благодаря установленным связям, мы смогли использовать все источники. Так, например, зерновой рынок с его весьма непостоянной конъюнктурой предоставил нам широкое поле для установления побочных связей, в том числе и контактов с широко разветвленным концерном «Юнилевер», который контролировал торговлю жирами во всей Европе. Именно из этих каналов часто поступали исключительно ценные сведения.

После выхода министра продовольствия Дарре в отставку министерство возглавил статс-секретарь Баке. Уроженец Одессы, он прекрасно знал Южную Россию и Кавказ; это был большой друг русского народа, но непримиримый враг советского режима. От него я, к своему удивлению, впервые узнал об экспериментальных хозяйствах на юге России, арендованных Германией на правах государственного домена и соответственно с этим управляемых. В этих хозяйствах проводились широко поставленные опыты, результаты которых в значительной степени способствовали модернизации сельского хозяйства Германии.

Отдел 6-Ви установил связи и со всеми учреждениями ведомства по осуществлению четырехлетнего плана, в частности, с возникшими повсюду черными рынками. По мере ослабления влияния Геринга, в ведении которого находилась эта организация, она утратила свое первоначальное значение, — руководство все больше переходило к отраслевым учреждениям, в результате чего это некогда столь важное ведомство постепенно зашло в тупик.

Однако для разведки было по-прежнему важно сохранять установленные связи — в том числе и с «научно-исследовательским управлением» Геринга, широко разветвленным аппаратом технического контроля, который давно создал для себя рейхсмаршал с помощью бывших специалистов из военно-морского флота. Это управление вело в мировых масштабах подслушивание всех телефонных каналов связи и радиоперехват. Удавалось подслушать даже тайных эмиссаров Сталина, выполнявших его личные задания. К сожалению, пользоваться информацией, получаемой научно-исследовательским управлением, нужно было с известной осторожностью, так как этой организации недоставало широкого взгляда на события, так необходимого для объективной оценки происходящего. Тем не менее, иногда другие учреждения безоглядно принимали сведения научно-исследовательского управления. Например, был такой случай: как-то Гитлер и Муссолини, беседуя друг с другом по телефону, ошиблись в каком-то важном экономическом показателе, и эти неправильные цифры, подслушанные научно-исследовательским управлением, позже неоднократно упоминались в официальных сообщениях как неоспоримый факт, вводя в заблуждение соответствующие специальные инстанции. В 1944 году Геринг согласился передать научно-исследовательское управление в подчинение рейхсфюреру СС, тем самым включив его практически в систему имперского управления безопасности. Зарубежный отдел, служба радиоперехвата и отдел дешифровки должны были быть включены в отделы 6-й и 6-Мил. Соответствующие проекты распоряжений и приказов о переводе уже были обсуждены в совместных беседах. Не за горами был тот момент, когда Гиммлер и Геринг должны были поставить свои окончательные подписи под этими документами. Но так как здесь речь шла о реорганизации сложного и обширного аппарата, насчитывающего несколько тысяч человек, я не настаивал на скорейшем принятии окончательного решения, так как агония, в которой находился к тому времени рейх, доставила мне и без того много дополнительной работы.

Довольно слабой была моя позиция по отношению к министерству вооружений, которым руководил Альберт Шпеер. С этой стороны нас столь ожесточенно «бомбардировали» различными требованиями, что мы постоянно запаздывали с выполнением полученных поручений. От нас требовали текущей разведывательной информации о состоянии военной промышленности во вражеских странах — задача, для выполнения которой у нас просто не хватало ни сил, ни средств. Кроме того, нашему сотрудничеству часто угрожало то, что Гейдрих или Гиммлер — по наущению внутренней службы СД — выдвигали сомнения в политической или идеологической благонадежности того или иного начальника управления в министерстве вооружений. Мои постоянные возражения в конце концов снискали мне репутацию человека, защищающего неблагонадежные в идеологическом отношении элементы. Если вспомнить, что вооружения были альфой и омегой наших военных усилий, станет ясна узость мышления тех, кто из-за моих связей со специалистами из оборонной промышленности считал меня неподходящим и опасным для разведки.

Меньше трудностей принесло нам сотрудничество с министерством транспорта. Обмен планами международных поездок, договоренности о грузовом и торговом транспорте и прочие мероприятия позволяли нам установить ряд неплохих контактов с другими странами. Наряду с этим, в наши задачи входило привлекать к разведывательной работе и сотрудников, и материальные средства имперских фирм и железнодорожных компаний, таких, как «Митропа», Центральноевропейское туристическое бюро и различные крупные экспедиционные конторы. Особенно ценной была при этом поддержка этого министерства во всех специальных вопросах, касающихся железнодорожного хозяйства, туннелей, мостов, так как в этой области с чисто немецкой основательностью и точностью был собран богатейший статистический материал и технические сведения из стран всего мира. Эти документы были надежным руководством для руководителей диверсионных групп, засылаемых в зарубежные страны, например, для взрыва мостов.

С согласия министерства транспорта разведка имела собственное туристическое бюро, которое позволило нам обеспечивать курьерскую связь — в том случае, если она осуществлялась с помощью поездов дальнего следования — круглосуточно на всех железных дорогах Европы. И надо же было так случиться, что именно здесь работала сотрудница, отец которой, высокопоставленный офицер в главном командовании вермахта, был давним агентом русской разведки. После занятия Берлина русскими эта женщина выдала Советам многих сотрудников немецкой разведки.

Большие трения вызвало создание отдела 6-Культ. В этом отделе использовались все духовные, научные, культурные и пропагандистские связи. Это была область, в которой пересекались сферы влияния министерства пропаганды, шефа имперской прессы и министерства иностранных дел. Здесь шла настоящая война всех со всеми: Геббельс, Дитрих, Риббентроп и иностранный отдел НСДАП оспаривали друг у друга право контроля над зарубежной прессой и зарубежными журналистами. Различные клубы иностранной прессы, устроенные министерством пропаганды и министерством иностранных дел, представляли собой сборища журналистов, частью способных, частью совершенно бездарных, из самых разных стран Европы; некоторые из них были опытными, а другие — довольно жалкими вражескими агентами, больше всего интересовавшимися тем, как бы, ничего не делая, плотно поесть и крепко выпить.

Шеф имперской прессы придерживался совершенно неразумной точки зрения, считая, что никого из журналистов нельзя привлекать к разведывательной работе. В конце концов я был вынужден прибегнуть к содействию Гиммлера, чтобы заставить уважать наши интересы. Только при новом статс-секретаре Наумане наша работа, опиравшаяся на министерство пропаганды, пошла значительно легче. Науман, пользовавшийся доверием Гиммлера, со свойственным ему размахом развернул широкое сотрудничество с разведкой и ему удалось, используя свое умение с помощью изощренной аргументации убеждать своих собеседников, в чем он почти не уступал Геббельсу, создать обширное поле деятельности для нашей работы.

Особое место занимала здесь так называемая «озерная служба». Это была станция радиоперехвата при министерстве пропаганды, которой пользовалось и министерство иностранных дел; эта служба поставляла материал, используемый для борьбы с вражеской пропагандой. Но в то же время эта служба, в которой работало множество иностранцев, знающих много языков, была своего рода «инкубатором», поставлявшим кадры для проникновения в разведывательные службы противника. Мюллер, неусыпно наблюдавший за этой «фирмой», считал, что прикрытие здесь можно осуществлять лишь в известных границах, а вообще нужно предоставить этой «лавочке» вариться в собственном соку.

В сферу компетенции отдела 6-Культ входили также отношения с имперским управлением кинематографии и управлением культуры. Здесь были установлены контакты с творческий интеллигенцией, В имперском министерстве образования пунктом связи с разведкой руководил некий профессор М. Все немецкие студенты, обучавшиеся в порядке обмена за границей, все назначения немецких профессоров в иностранные университеты регистрировались, и тех, кто казался подходящим для этого, привлекали к «внештатному» сотрудничеству с разведкой. Из среды немецких студентов, обучающихся за границей, мы черпали, таким образом, постепенно подраставшее молодое поколение сотрудников. Тем, кого мы использовали, мы оказывали на протяжении всей учебы финансовую поддержку. Установили мы полезные контакты и через множество научных и культурных объединений, находившихся в ведении министерства пропаганды, незаметно втягивая их в сферу интересов разведки.

Имперское министерство связи интересовало нас прежде всего со стороны техники, радио и телефонной связи. Пункт связи здесь возглавлял один из руководящих чиновников этого министерства, близкий знакомый самого министра. Здесь многочисленные изобретатели и