/ Language: Русский / Genre:sf,

Тень Улитки

Владимир Васильев


Васильев Владимир (Ташкент)

Тень улитки

Владимир Васильев

Тень улитки

повесть

Погляди, улитка,

Погляди, как тень твоя

ползет за тобою!

Исса

Пора снимать янтарь,

Пора менять словарь,

Пора гасить фонарь

Наддверный

М. Цветаева

Когда смертельный треск сосны скрипучей

Всей рощей погребает перегной,

История, не рубленою пущей

Иных дерев встаешь ты предо мной...

Но мхи пугливо попирая,

Разгадываю тайну чар:

Я - речь безгласного их края,

Я - их лесного слова дар.

Б. Пастернак

...я сделаю все, что могу, чтобы эти жернова остановились...

А. Стругацкий, Б. Стругацкий. Улитка на склоне

Глава 1

Тепло и покой... И ничего, кроме тепла и покоя. Безграничное пространство жизни. Нет, границы есть, но так далеко, что опасности не представляют.

Она видит себя сверху: зеленое клубящееся облачное поле от горизонта до горизонта, волнующееся, дышащее, меняющее форму и оттенки. Чуть ниже оно распадается на отдельные облака-кроны, еще ниже - подлесок и кусты, еще ниже - травы и мхи, а глубже - корни, почва, влага, тепло. А внутри всего этого великолепия мельтешит, летает, прыгает, ходит, ползает, перетекает одно в другое миллионноликое Живое. Когда-то его не было, но она стала думать, и оно появилось... Она?.. Или кто-то другой?.. Кто мыслит Живым?..

Озеро, укрытое лиловым туманом, из которого истекают миллионы лучей, несущих тепло и покой... и ощущение жизни. В прозрачной зеленоватой воде плавает белое тело, расслабленное и спокойное. И это тоже она.

А где-то на берегу за камышом в кустах должен стоять Молчун. Должен стоять и ждать. Кого? Ее?.. Кто она - тот, кто думает или то, чем думают?.. Кто такой Молчун?.. Он тоже моя мысль?.. Хорошая мысль! Только странная... Что-то я его не вижу на берегу. Муж... Объелся груш... Какая чушь!.. Один вот тоже стоял-стоял на берегу, ему как дали промеж глаз, больше не стоит... О чем это?.. Это не мое, но очень знакомое...

Когда-то мне подумалось, что разнополость это гарантия автономного развития... Что за слова?! Я никогда не слышала таких слов, но почему-то понимаю их... Нет, слышала похожее, когда Молчун бредил и еще не был Молчуном, а совсем наоборот казался Говоруном. Это он потом Молчуном стал, когда перестал бредить, а до этого был Говоруном и совсем не был похож на Молчуна. Но мне все равно было его жалко... О чем это я?..

...Разнополость - гарантия развития. Единство противоположностей. Их синтез как продолжение жизни. Многовариантность. Возможность выбора наилучшего...

Сначала моя мысль воплотилась в прыгающих деревьях. Они до сих пор прыгают в поисках друг друга... Довольно неуклюжая задумка. Потом появились насекомые, птицы, звери, люди. Двуполые. Единое, разделенное пополам. Одна половина неполноценна без другой. Развитие действительно началось. Появилась любовь как ощущение полноценности лишь совместного бытия разнополых особей и соперничество за право обладания. Началась вражда. И развитие пошло по пути самоуничтожения жизни. А поскольку мои мысли уничтожали друг друга, они уничтожали и меня. Они мешали мне полноценно жить и мыслить. Вывод: идея разнополости, то есть развития через единство противоположностей, ошибочна. Ошибки надо вовремя исправлять, шерсть на носу!.. О, что это опять?.. Кто это произнес? Молчун? Он молчит. А если бы он не молчал, то не был бы Молчуном, а совсем наоборот был бы Говоруном. Да и нет здесь никакого Молчуна, а если бы и был, то не мог сказать, потому что он Молчун, а не Говорун. Это кто-то другой сказал... Кулак так мог сказать или Колченог... Но кто такой Колченог? Не знаю я никакого Колченога... У него дочку мертвяки украли, и мы с ним ходили ее искать. Сначала жену, а потом дочку... Очень он переживал и мне говорил, что я похожа на его дочку. Колченог искал-искал да в дупло ногой провалился, и стала она какая-то не такая... Колченог, одним словом. Но одним словом не скажешь, потому что он очень переживал. А потом появился Молчун, который был Говоруном, когда бредил, а когда бредить перестал, превратился в Молчуна. Я его и лечила, а Колченога никакого не знаю и Кулака тоже... Один вот тоже переживал-переживал, а как дали ему по сопатке, так сразу переживать перестал... Мне тоже Молчуна жалко было... А вот кто такой Колченог?..

Я не одна в озере. Правда, название у него не очень красивое. Мама сказала: Паучий бассейн. Не люблю пауков, но их здесь нет. Здесь те, кто рождается заново, одерживая Великую Победу над заблуждением эволюции. Те, кто проходит Одержание... Слово какое-то корявое, как нога у Колченога... И еще она говорила, что озеро и есть Город. И зачем Молчун туда рвался? Неужели хотел пройти Одержание?.. Нет, он и понятия не имеет, что это такое. Для него слово "город" значило что-то совсем другое. Странно, что оно еще могло значить?..

Я рождаюсь заново. Я буду полноценным двуполым существом, которому для продолжения рода никто не нужен... У нас с Молчуном так и не было детей, хоть мы были мужем и женой. Мы считались мужем и женой, но Молчун жалел и любил меня, как свою дочку. Хотя я не дочка его, а жена. Я его выходила, а он меня жалел и защищал... И я еще не захотела детей. А если не хочешь детей, то они и не появляются. В нашей деревне было так, пока маму мертвяки не утащили... А теперь мертвяки маму слушаются и боятся. И меня тоже будут слушаться и бояться. Это хорошо. Плохо, что у нас с Молчуном детей не было. Теперь я жалею, что их не было, но тогда я не могла понять, зачем дети и что нам с ними делать. Были бы дети, Молчун бы остался не один, а с детьми. И Молчуну было бы с кем молчать, кого жалеть и защищать. А так он будет скучать без меня, как Колченог без своей дочки... А может, позвать сюда Молчуна, чтобы он тоже родился заново и стал моей подругой? Это возможно. Когда происходит Одержание всей деревни, когда мужчины соглашаются, вернее, подчиняются... Только вряд ли Молчун согласится. Он странный. Он не такой, как мы. Он не поймет... Но ведь и я не понимала, пока не начала рождаться заново... Молчун подумает, что надо умереть, чтобы родиться заново. И я бы раньше так подумала. Ну, до того страшно было в той деревне, где мы застали Одержание! Но я не забыла Молчуна. Значит, не умерла. Только кто такой Колченог не могу вспомнить...

Молчун упал с неба. Нет, он не мог упасть с неба, потому что там не живут люди. Только птицы поднимаются в небо, но и они там все время не живут. Значит, он упал с Белых Скал, потому что выше Леса только Белые Скалы. Но они далеко. Как же он мог упасть возле деревни? Может, его ветром занесло?.. Нет, Колченог говорил что-то про летающую деревню, которая летела-летела со страшным грохотом, а потом кто-то дал ей по летелке, больше не летает. И не шумит. Вот и Молчун больше молчит. Может, он по своим Белым скалам тоскует? Что ему Лес? Не понимает он Леса. И деревни не понимает. Чужой он. Но чужой в Лесу жить не может. А Молчун живет. Значит, он не чужой? Конечно, не чужой, если я его выходила. Муж он мой. Вот он кто!..

Но подругам не нужны мужья. У мамы тоже был муж, когда она была женщиной, а не подругой. Папа. Я его помню. Он был добрый и сильный. И погиб, когда защищал нас с мамой от мертвяков. Почему мама теперь стыдится его? Ведь она тоже была добрая. А теперь перестала быть доброй, как и ее подруги. Она разлучила нас с Молчуном вместе с другими подругами, как когда-то мертвяки разлучили ее с мужем и со мной. Кажется, она и меня стыдилась... И поспешила засунуть в этот Паучий бассейн. Фу, какое гадкое название. И почему я должна перерождаться в таком гадком месте?.. Да нет, наверное, она добрая. Просто, хочет, чтобы я была подругой, как она.

А Молчун? Он - муж, а мужья подругам не нужны. Ни чтобы рожать детей, ни чтобы ухаживать за Матерью-Природой. Мужья - это прошлое, которого немного жаль, потому что оно ушло, но жить надо настоящим для будущего. А у двуполого размножения нет будущего. Во всяком случае, позитивного. Потому что оно изначально антагонистично. Антагонизм - это разрушение, это саморазрушение. Даже если оно - развитие, то развитие через разрушение. Ему необходима смерть. А жизни смерть чужда. Жизнь должна жить. Поэтому антагонизм должен исчезнуть. Даже если он притворяется любовью...

Какие странные слова! Даже Слухач таких не произносил, когда начинал вещать... Но почему-то я их понимаю. И мне кажется, что Молчун тоже понял бы, если бы услышал. Только он не услышит. Для этого надо пройти Одержание...

И зачем ты отдал меня им, Молчун?

Глава 2

Алевтина кончила вытирать пыль со стеллажей и спустилась по стремянке на пол. Глянула в большое зеркало на стене и осталась довольна собой - все на месте и в лучшем виде: молодость, красота, привлекательность. Но что-то было не так. Она не могла понять, что именно. Уже долгое время ее не оставляло внутреннее беспокойство, тревога. Хотя внешне все было в порядке. Ее новый муж - Перец, он же директор Управления по делам леса, оказался выше всяких похвал. И как муж, и как директор. Она не ошиблась, когда остановила на нем свой выбор. Конечно же, выбирала она. Женщина и должна выбрать, потому что ей необходимо надежное будущее... Для детей. У нее было несколько мужей. Все директора Управления были ее мужьями. Таков Порядок. Но она не хотела от них детей. И не имела. Ее выбор все время оказывался неудачным.

А от Переца захотела. Даже до того, как он стал директором. Почему? Несмотря на то, что он смотрел сквозь нее и рвался на Материк. Может, именно потому, что у него была более высокая цель, чем накачаться кефиром и затащить ее в постель. Таких целей у него, вообще, не было. У нее была. Не в постель, конечно, - в жизнь. И не затащить, а завлечь... Хотя, почему "конечно"? И в постель тоже. Но это не главное. Это, как конфетка для большого дитяти. Можно обойтись, да уж больно сладко.

И все-таки, главное в нем то, что он мужчина, а не козел. С ним чувствуешь себя женщиной, а не секспринадлежностью, в которую справляют нужду. Типа писсуара...

И этот его первый приказ о самоискоренении группы искоренения! Очень по-мужски! Решительно и кардинально, смело, самостоятельно. Никому, никогда и в голову не приходило замахнуться на группу искоренения. Без нее Управление и помыслить было невозможно. Всем, но не Перецу. А он не только помыслил, но и приказ издал. А приказ в Управлении - это сила материальная.

Потом он продиктовал Домарощинеру как ответственному за исполнение порядок реализации приказа. То есть продиктовал ей, но в присутствии Домарощинера. И вручил, подписав. А тот, служака, в лепешку расшибется, а письменный циркуляр выполнит не только до последней буквы, а до самой распоследней точки и кляксы.

И искоренилась группа искоренения. Оружие и техника сданы на склад, сотрудники, по желанию и возможности, кто трудоустроен в других службах, кто отправлен на Материк.

Кстати, сам Перец про Материк уже не вспоминал. Мужчина - всегда ребенок. Он получил новую игрушку - Управление по делам Леса, к которому относился, как к святыне - преклонялся, боялся и жаждал приобщиться. Эта игрушка ему не скоро надоест.

Да и вторая игрушка - она, Алевтина, - вызывала в нем с каждым днем и ночью, разумеется, все больший интерес. Уж она расстаралась. Для себя.

Но ей было немного не по себе, когда Домарощинер садился в машину Тузика, отправлявшуюся на Материк.

С ним словно бы уезжала часть ее самой. Трудно сказать, лучшая или худшая - тут качественные категории неуместны, как при классификации рук обе нужны. Часть - она и есть часть. Без нее остающееся неполно и неполноценно.

Нехорошее предчувствие пробежало ознобом по спине, когда Домарощинер, прощаясь, пробормотал:

- Ну, ничего-ничего, многоуважаемая Алевтина, приказ на то и существует, чтобы его исполнять... Ты тут присматривай. Порядок знаешь. Он и есть главное. А директора приходят и уходят, Домарощинеры уезжают и приезжают... А пока на тебя вся надежда...

И Тузик так посмотрел, ухмыльнувшись, что захотелось тут же принять ванну и изо всех сил натереться густо намыленной мочалкой.

Однако, все это - тревожный эпизод прошлого, о котором она вспомнила, ненадолго оказавшись в уединении. С воцарением Переца такое случалось крайне редко. Управление кипело и бурлило. Отделы ликвидировались, создавались, сливались, перепрофилировались. Каждое изменение требовало своего циркуляра, а все они, в общем принципиальном виде, разумеется, были продиктованы ей, Алевтине. Уж потом она сама переводила его вдохновенные литературные фантазии на удобочитаемый и, главное, верно понимаемый канцелярит. Язык - это основа. Его трогать нельзя. Когда меняется язык, меняется все.

Народ проснулся, сделал "потягусеньки" и забегал. Уменьшилось потребление кефира. Не так, чтобы очень, но все же. Резко увеличилась посещаемость библиотеки. Перец требовал свежих идей, предложений, проектов по перестройке работы Управления для углубления познания Леса. А где взять новые идеи, как не в старых книгах! Руководящая прослойка Управления понимала, что "новое - это хорошо забытое старое", которое хранится в библиотеке. Таков Порядок.

Поэтому Алевтина сейчас и вытирала пыль с архивных полок в хранилище библиотеки. Лучше испачкаться один раз, чем возиться в пыли постоянно. Лучше отчихаться в один день, чем чихать круглогодично. Впрочем, год слишком большой срок. Многое произойти может. Хотя ей не хотелось бы. Очень ей нравится с Перчиком. Как у него глазки горят и голос звенит, когда он излагает ей свои великолепные проекты по реорганизации Управления и познанию Леса!

- Аленушка! - восклицает он, от избытка энергии бегая по директорскому кабинету (какое приятное, романтичное имя! Не то, что все эти Алечки, Алочки, Алюсеньки, которыми ее обзывали все, кто ни попадя. Или того хуже Тина, Тиночка!...Так и вспоминается черно-зеленая вонючая жижа по краям Вечной Лужи, что в их поселке при Управлении... Тьфу! Гадость какая!..) А Перчик так ласково: "Аленушка..." - Ты, конечно же, понимаешь, как нам важно понять Лес! Он пугает, потому что мы не понимаем его. Но не может так быть, чтобы мы были вовсе неспособны понять. Ведь и он, и мы - дети одной природы. Да, судьба раскидала нас по разным берегам, и мы долго не виделись. Но корни-то у нас общие! И язык должен быть общий...

Наивный Перчик...

-Ты считаешь, что крокодил и антилопа в его пасти способны найти общий язык? - спрашивала она его. Кто же, кроме нее, правильно сориентирует этого милого романтика?

- Конечно! - ничуть не смущаясь, отвечал он. - Они говорят на общем языке гомеостазиса природы.

- А если гомеостазису природы угодно, чтобы Лес проглотил нас, как крокодил антилопу?! - пыталась она остудить его восторги по поводу этого страшного Леса.

* Тогда тем более, - не сдавался он, - мы должны понять его, чтобы сказать свое слово в этом историческом диалоге. Вовремя сказанное слово великая сила и способно многое изменить, если будет понято.

Может быть, он и прав, по-своему. Но она не ощущала в себе ни желания, ни способностей понимать Лес. Для нее было абсолютно ясно, что Лес ей чужд и опасен. Другое дело - Управление. Его она понимала и принимала. Перец не понимал. Это, с одной стороны, плохо, когда управляющий не понимает того, чем управляет. Ему кажется, что он должен научиться управлять Лесом, коли Управление по делам Леса, но это нереально - управлять можно только Управлением. Но, с другой стороны, если бы он понимал, то не нужна бы была она, Алевтина. Здесь даже неверно употребление категории "понимание". Суть в том, что она настолько сжилась и с Управлением, и с Порядком, его породившим, что временами ей казалось, будто она и есть и Управление, и Порядок.

Вот только эта безотчетная тревога... Домарощинеры уезжают и приезжают... Домарощинера-то она никогда не боялась. Он Порядком предусмотрен - "всяк сверчок"... Домарощинер, скорее, таракан, чем сверчок, но все же...

"Санитарный день"!.. Да кто ей позволит целый день угрохать на уборку библиотеки! Она сама себе не позволит. Разве можно Переца надолго без присмотра оставлять. Уж он науправляет! Глаз да глаз за мужиками нужен! Все бы из ряда вон чего-нибудь сотворить... А из ряда вон нельзя - нарушение Порядка. В одном месте нарушишь, в другом - и в разнос пойдет, вся Система рухнет. Глядь - а Порядка-то уже и нет... Поэтому из ряда вон никак нельзя. Домарощинер, даром что мужик, хорошо это усвоил. Для наблюдения за соблюдением рядов и был поставлен. Перец сместил его, но пока она рядом, это не страшно.

Вообще-то, надо было объявить трудовой десант по уборке библиотеки. Что это она за всех корячится, если библиотека всем вдруг так понадобилась?! С другой стороны, народ в Управлении преимущественно жуликоватый - вмиг весь фонд растащат. Для них это - духовные ценности, которые грех не присвоить, а для нее - материальные. Если что, ей расплачиваться.

Вот если бы сюда Службу Искоренения с ружьями, да каждого при выходе проверить - тогда и "десант" можно было бы допустить. Только разогнал Перец Службу Искоренения! Жаль. Но нет худа, без добра - теперь она одна при нем состоит, без всяких там нашептывающих Домарощинеров. Чтоб он провалился на своем Материке!

Послышался стук в дверь.

"Перчик!" - сразу узнала Алевтина и бросилась открывать.

- Вы позволите, Алевтина? - осведомился он, заглядывая в дверь, отчего его голова практически легла ей на грудь.

- Ну, конечно же, господин директор! - заворковала она. - Только вам и позволю, а больше никому.

В Управлении они общались исключительно на "вы" и с соблюдением всех правил субординации. Порядок.

Перец перешагнул порог, и Алевтина снова закрыла дверь на ключ.

- Я вам нужна, господин директор? - потупив взор, осведомилась она.

- Да-да, - не сразу осознав вопрос, кивнул Перец. - Во-первых, я хотел узнать, не нужна ли моя помощь?

- Нет-нет, господин директор, я сама!.. Разве только немного лестницу подержать, - и встала на первую ступеньку.

- О, конечно же! - схватился Перец за лестницу, отчего Алевтина практически оказалась в его объятиях.

Она улыбнулась, обернувшись на миг, сделала грациозное круговое движение телом, чуть освобождаясь от внеурочных объятий, хотя ничего против них не имела, и стала, не спеша, подниматься по лестнице, ощущая поддерживающий ее восхищенный взгляд Переца. Она отлично знала, что "вид снизу" у нее всегда был на высоте.

- Красота! - подтвердил снизу Перец. - Я всегда удивлялся, почему женщины так прекрасны? Вроде ничего особенного, если подумать. А если не думать, а просто посмотреть - то красота!

- Вы, господин директор, лучше покрепче лестницу держите, - с притворной строгостью порекомендовала она.

- А вам не страшно там, наверху?

- Когда вы внизу, не страшно.

И вспомнила, что не так давно внизу под лестницей стоял шофер Тузик, и ей было страшновато, тем более, когда он намекал, что своего никогда не упустит... Но, слава Богу, в библиотеке тогда был и Перец. Хоть и дремал сначала, а все равно был... А если бы его не было, кто знает, может, директором сейчас был бы Тузик, который своего никогда не упустит. Спасибо Перецу - упустил.

- Я вот о чем хотел у вас спросить, Алевтина, - вспомнил Перец о цели своего посещения. - Это, во-вторых... Как так получилось, что такое важное подразделение, как группа научной охраны с вычислительным центром размещается в мужском туалете?

- Вы считаете, что они должны размещаться в женском? - хмыкнула Алевтина и объяснила: - Дефицит помещений, да и каждый должен знать свое место...

- Я, конечно, филолог, и, наверное, не все понимаю, но вычислительная работа и научная охрана требует сосредоточенности, а там постоянно отвлекают... - пожал плечами Перец.

- Теперь вы директор и, значит, вы определяете приоритеты и распределяете помещения, - улыбнулась Алевтина.

- Да-да, конечно, но странно... Я попрошу вас подготовить приказ о переводе группы научной охраны в помещение бывшей группы искоренения.

- Немедленно, пусик, или можно сначала искоренить пыль в библиотеке? игриво осведомилась она.

- Можно искоренить, - разрешил Перец. - Да вы искореняйте-искореняйте, а я буду говорить, мне надо с кем-нибудь поговорить, а вы искореняйте...

Алевтина принялась активно размахивать тряпкой.

- Помните, в тот знаменательный день, когда я так неожиданно стал директором, вы развивали передо мной теорию Административного Вектора. Я тогда мало что понял. Лингвист все-таки. Простительно должно быть. Но засела она у меня, как заноза в спине, куда не дотянешься.

- Да не расстраивайся ты так, пусик, - чуть спустилась по лестнице Алевтина, - не бери близко к сердцу.

- Ну как же?! - взволнованно воскликнул Перец. По всему было видно, что он уже допустил эту чушь слишком близко к сердцу. - Как же не расстраиваться? Ведь получается, что все зря. Что мы - ты, я, все мы ничего не можем и не значим. Все заранее определено направлением этого вектора.

- Так-то оно так, пусик, - спустилась Алевтина еще на одну ступеньку, ловко расстегнув верхнюю пуговицу. - Но ты, мой миленький, совсем запутался. Не освоился еще, да и не учили тебя уму-разуму, лингвистик ты мой убогонький... Вектор не скаляр, он имеет направление...

- Вот и я о том же! Ты же, ой, вы же мне объясняли про шоссе и ось теодолита.

- Объясняла, милый, объясняла, сладкий, - она опустилась еще на одну ступеньку и нос Переца оказался точно между ее облакоподобных, но только теплых и даже горячих грудей. Носу там понравилось, он пошевелил ноздрями. Глазки непроизвольно закрылись, но Перец вдруг попытался отпрянуть, словно проснулся - Ну, куда же ты, пусик, сними меня отсюда, - удержала она его ловкими недремлющими руками.

- А, ну да, да, - согласился виноватым тоном Перец и, поднатужившись, снял Алевтину с нижней ступеньки. Он никогда не был силен в тяжелой атлетике. Да и, вообще, его освобождали от физкультуры по зрению. Для сетчатки будто бы вредно.

- Ты поставь меня, милый, поставь, - улыбнулась она, - побереги силы. Вон пойдем на диванчик, отдышишься. Он у меня мягкий и совсем не скрипучий. - Повлекла она его за стеллажи к роскошному кожаному дивану, который неизвестно зачем пребывал тут, а не там, где на него могли бы сесть читатели. Таких диванов Перец, пожалуй, не видел с детства. Сейчас таких не выпускают.

- Нет, Алевтина, - уперся вдруг Перец, - вы объясняли мне, что шоссе нашего развития должно следовать по этой самой оси, а ее направление определяется всей историей предыдущего движения.

- Верно, господин директор, но я уже пыталась вам объяснить, что вектор тем и отличается от скаляра, что имеет направление. И значит, это направление можно изменить. Нельзя изменить только того, что не существует. Только делать это надо с умом.

- Ну, как же... - развел руками Перец.

- Возьмем то же шоссе. Вы когда-нибудь ездили по горным серпантинам? Они наворачиваются на гору, как спираль, постоянно изменяя направление так, что всегда можно найти точки, в которых оно противоположно. Но неизменно главное направление - вверх... или вниз. Обратите внимание, господин директор, все повороты - плавные, округлые, изменение направления постепенное... А что будет, если горная дорога сразу изменит направление на противоположное? Движущуюся по ней машину может занести и вышвырнуть в пропасть. Когда вектор резко меняет направление, он рубит головы...

- Я так и думал, когда в шутку продиктовал приказ искоренить группу искоренения Леса, а вы дали ему ход... - напомнил Перец.

- Тогда важнее было сохранить сам Вектор, само движение.

- Но головы?..

- Что ж, иногда приходится жертвовать и головами, - вздохнула Алевтина, - впрочем, в данном конкретном случае речь идет только о задницах, пересевших с одного стула на другой. Благодаря инструкции по реализации приказа, которую вы продиктовали следом. Инструкция как раз и была тем необходимым, что превратило резкий поворот в плавный. И до голов не дошло. Только избавились, хотя бы на время, от Домарощинера и Тузика: баба с возу - кобыле легче.

- Да, действительно, неприятные были сотрудники, - согласился Перец. Ну, спасибо - успокоили вы меня. А то я слабо разбираюсь во всех этих тонкостях Административной Системы. Могу и дров наломать... И головы... Это хуже всего... И мне вдруг показалось, что я бессилен, что я подобен теннисному шарику, пытающемуся своими прыжками сдвинуть с орбиты шар планеты. А если это так, то какой смысл быть директором?! Лучше уж заниматься своей лингвистикой, или вот пристроиться рядом с вами на диване...

- Идем, Перчик, идем, - подвинулась она.

- Да нет, это я так, фигурально, - замахал он руками.

- Да ведь и я тоже, - усмехнулась Алевтина.

- Я тут вот что подумал, - заходил он вдоль дивана. - Мы - Управление по изучению Леса. Во всяком случае, должны быть таковым. Иначе нас надо разогнать. Это и было первым моим желанием, когда я стал директором. Ведь все, что делало Управление до сих пор, или, по крайней мере, в ту пору, когда я принимал участие в его деятельности, не имело никакого отношения к Лесу и, значит, никакого смысла не имело. За исключением, может быть, только биостанции. Но я там был слишком недолго, чтобы разобраться... Управление существует для себя, а не для Леса.

- Но и Лес существует для себя, а не для Управления, - заметила Алевтина.

- Лес не брал обязательств изучать Управление и не получает за это зарплату, - пожал плечами Перец. - Лес - явление объективное, Управление субъективное. И сущность его как субъекта определяем мы.

- Очень уж мудрено, пусик, - вздохнула Алевтина.

- Не притворяйтесь, Алевтина, недавно вы объясняли мне куда более сложные вещи.

- Как хочешь, пусик... Я вся - внимание.

- Изучить - значит понять... Первая ступень понимания - уподобление. Чтобы понять Лес, мы должны быть такими, как Лес.

- Чушь, пусик. Это даже не попытка уподобить льва и трепетную лань, а уже упоминавшийся тобой теннисный шарик и планета.

- Нет, Управление не теннисный шарик, это тоже планета. Только его внутренние законы... Те самые премудрости про Административный вектор, которые вы мне разъясняли... Они совсем иные, чем законы Леса.

- Допустим, пусик... Чтобы уподобиться Лесу, Управление должно перенять его законы. Но что мы знаем о них? За столько лет ничего не узнали, а ты хочешь узнать за несколько недель своего правления! Не слишком наполеоновские планы?

- Да нет, Алевтина, я, конечно, не претендую на такое глубокое познание. Тут нужны специалисты. Но в том-то и беда, что я их почти не вижу в Управлении.

- Но в Управлении должны быть специалисты по управлению, а не по Лесу! - воскликнула Алевтина.

- Вот этого-то я никак и не могу понять! Не Управление, а темный лес!

- Ну, вот видишь - и уподобил, - засмеялась Алевтина.

- К сожалению, не в том смысле, а в смысле непонимания того и другого, - слабо улыбнулся Перец.

- Так чего же ты хочешь, бедненький мой непонимающий?

- Понимания, - усмехнулся Перец. - Да и не такой уж непонимающий, - не согласился он. - Лес - часть природы, и как все в природе он подчинен экологическим законам. Я их все тоже не знаю. Надо почитать, подбери мне, пожалуйста, литературу... И к тому же пригласить специалиста-эколога... Но очевидно же, что Лес должен быть подчинен законам Целесообразности, Равновесия или Гомеостазиса, закону самосохранения, наконец...

- Ну, с последним в Административной системе и в Управлении как ее части все в порядке. - усмехнулась Алевтина. - Ты только попробуй посягнуть на основы... На законы, пусик, они тоже часть основ, - и перестанешь посягать на что-нибудь вообще. Система тебя выплюнет, как обсосанную вишневую косточку.

- Значит, все бесполезно?

- Но неужели созидать можно только разрушая? Ох, уж эти мужики! Все бы вам дубиной размахивать!.. - посетовала Алевтина.

- Но я и не хочу разрушать, я хочу сделать так, чтобы в Управлении все было, по крайней мере, целесообразно, как в Лесу! - воскликнул Перец. Может быть, для Административной системы это и не обязательно, но хочется надеяться, не смертельно для нее. Я хочу, чтобы в Управлении по изучению Леса занимались именно изучением Леса, а не борьбой со вторым законом термодинамики, которого я не помню, наказаниями за прикосновение к случайности и так далее. Разве это так уж много?! Так уж разрушительно?!

- Да нет, миленький, попробуй, - пожала плечами Алевтина, - только осторожней на поворотах... Зря ты с Домарощинером так резко...

- Мне казалось, что от него вся эта несуразица.

- Ну, если бы Система зависела от одного из нас, она бы не была Системой. Все мы в какой-то степени домарощинеры, пусик... А теперь все-таки иди ко мне.

И Перец пошел. Он никогда не мог отказывать женщинам.

Глава 3

Нава вдруг увидела небо. Синее и бездонное. По нему, как кувшинки по озеру, подгоняемые ветром, плыли облака. А если формулировать точно летели облака. И это было прекрасно, как прекрасны все творения Матери-Природы. Только творения творений бывают несовершенны. Но это уже, наверное, и не творения, а поделки. "Впрочем, я еще ничего не сотворила и не сделала, чтобы иметь право судить об этом", - подумала Нава и ощутила отчетливое желание покинуть озеро.

Она перевернулась со спины на живот и, поднырнув, поплыла к берегу. В Городе шла своя жизнь - расслабленно плавали на разной глубине белые тела перерождающихся, каковой она только что перестала быть, функционировало родильное отделение, отделение регенерации, школа и многое еще что функционировало в глубине Города под названием Паучий Бассейн. Но Наву это сейчас не интересовало. В городе ей больше нечего было делать. Она вынырнула и в несколько взмахов достигла берега.

Кто-то должен был ждать ее здесь, но она никак не могла вспомнить кто именно. И от этого возникло неприятное ощущение духовного дискомфорта. Здоровый интеллект должен извлекать из памяти любую необходимую информацию. Или дело в том, что эта информация ей вовсе не нужна? Кто кроме нее может решить - нужна или нет? Мать-Природа оставляет своим дочерям достаточно степеней свободы, чтобы они могли себя ощущать, во-первых, личностями, во-вторых, свободными личностями, занятыми сохранением и развитием Матери-Природы. А значит, самосохранением и саморазвитием. Ведь они с ней единое целое. А может быть, эти ее проблемы с памятью связаны с тем, что она еще не завершила переходный процесс, не вошла в стационарное состояние?

Небольшая каменистая полоска отделяла водную гладь от густых зарослей. И это было странно - в Лесу практически не было камней, если не считать Белых Скал (или Чертовых Скал?), но они очень далеко и никто, похоже, вблизи их не видел. Может, потому это озеро и называется бассейном, а не озером?.. А как же Всеобщее Разрыхление Почвы? Оно не касается городов, где происходит самое важное. Каменистое ложе позволяет сохранять воду чистой. Это очень важно. Правда, она, помнится, слышала, что и его надо чистить...

Нава обернулась на Город. Он ритмично дышал, живя своей жизнью, к которой она, Нава, уже не имела отношения. Никакой грусти или сожаления это в ней не вызывало. Напротив, ее влекло вглубь Леса к новой жизни, полной важных дел и приключений. Дети должны покидать колыбель.

Нава оглядела заросли. Никого. Кто же должен ее ждать?.. Мама?.. Возможно. Но она чувствовала, что не маму надеялась увидеть на берегу.

И вдруг она услышала свой голос, правда, звучал он чуждо, незнакомо, словно это не она говорила, но не было никаких сомнений, что говорит она:

- Ты не уходи, Молчун! Я скоро вернусь, ты не вздумай без меня уходить, это будет нехорошо, просто нечестно! Пусть ты не мой муж, раз уж это им почему-то не нравится, но я все равно твоя жена, я тебя выходила, и теперь ты меня жди! Слышишь? Жди!..

И голос мамы, злой и тоже чужой, никогда прежде мама не говорила с ней таким голосом:

- Ты пока ничего не понимаешь... Он никому не нужен, он лишний, они все лишние, они - ошибка... Да пойми же! Ну, хорошо, потом придешь к нему... если захочешь...

Нава села на теплый камень, обхватив ноги руками. Теперь она понимала. Наверное, не все, но многое. По крайней мере, то, что хотела сказать ей мама, понимала. И от этого понимания не испытывала восторга и даже успокоения, как, видимо, рассчитывала мама. Понимание не есть оправдание и, тем более, одобрение. Нава понимала теперь что происходит, но ей вовсе не нравилось как это осуществляется. И главное: это мама оказалась неспособной понять, что отсутствие сексуального влечения не есть препятствие для человеческих отношений. Их отношения с Молчуном никогда на этом не строились...

Совсем недавно она была частью Матери-Природы и ощущала ее безграничную доброту. Не понимала, не сознавала, а именно - ощущала, пребывая в доброте. И будучи сама Матерью-Природой, не обделяла добротой никого из своих детей. Мать-Природа была добрей мамы. Этот факт Нава осознала со всей ясностью, вспомнив то, что предшествовало погружению Навы в Город и перерождению. Вернее, Одержанию. Странная, уходящая от сути явления терминология, словно стыдно называть вещи своими именами.

Но почему, почему мама стала такой злой. Может, она и ошибается, но мама не была злой, пока не стала Подругой. Возможно, она была доброй только по отношению к ней, к ее дочке, а папу и других мужчин не любила и раньше. А ей, по детской наивности, казалось, что любила... Ведь и при встрече возле холма-трансформатора биомассы мама и ее подруги были злы только к Молчуну, а не к Наве. Впрочем, и друг к другу они были не очень добры. Что их так ожесточило?.. Ведь все они, как и Нава, были частью добрейшей Матери-Природы, доброта для которой - бережное отношение к каждому своему дитяте...

Может быть, дело в том, что с ними это было давно. И то, чем они занимались после Одержания, уводило их все дальше от Матери-Природы, хотя все, что они делали, было во имя ее. Видимо, это естественно: дитя, взрослея, отчуждается от матери. Но почему ожесточается? Не потому ли, что для отчуждения от матери надо изрядно ожесточиться?

"Неужели со мной произойдет то же самое? - подумала Нава. - Или уже произошло? Ведь я не очень хорошо подумала о маме..."

Туман над Паучьим Бассейном ритмично колебался, как грудь спящего великана, и в нем угадывались очертания белых плавающих в покое и блаженстве женских тел.

Да, там было хорошо.

Может быть, дело в том, что я давно по воле Подруг была разлучена с мамой? И сначала родителей мне заменила чужая деревня, а потом... потом я сама стала Молчуну мамой, хотя и называлась женой... Теперь она никогда не узнает, что значит быть женой на самом деле. То есть она, конечно, теоретически знала, что это значит. Живя в деревне, невозможно не знать. Но практически Молчун был ей сначала сыном, а когда поправился, то и папой и мамой, и, наверное, все-таки мужем, хотя и не во всех смыслах. Но в каком-то, может быть, даже главном смысле - был! И Наве даже сейчас, при полном понимании ситуации, было обидно за Молчуна и стыдно за Подруг за то, что они так зло к нему отнеслись. Не они заботились о Наве, когда ей было плохо, а Молчун. И не о них она заботилась, а о Молчуне. И он не был ей мужем в полном смысле, потому что не был козлом, как несправедливо считали Подруги и мама. А мог бы, мог бы! Она сама предлагала, считая, что так положено, раз она - жена, а он - муж! А Молчун жалел ее, не воспользовался ее глупостью и слабостью. А они не поняли, они просто не были способны понять его! Они не желали утруждать себя пониманием того, кто осужден эволюцией на вымирание. И не желали понимать ее, Наву - она была для них еще недочеловеком, низшим существом, не заслуживающим понимания. С ней обращались, как и с прочей биомассой в Лесу - как с биомассой...

Неужели и я буду такой? - опять испугалась Нава. Ей вдруг захотелось броситься в озеро и погрузиться на самое дно, чтобы ничего не видеть, не слышать и, главное, никуда не уходить от Матери-Природы. Но сможет ли она теперь не думать? Хотя бы и на дне озера... Ведь ей стало так страшно и одиноко не оттого, что она с кем-то встретилась и что-то сделала, а оттого, что начала самостоятельно думать и чувствовать.

Пусть она теперь никогда не сможет стать женой Молчуну, но сделать для него что-то доброе должна! Иначе все зря! Иначе доброта Матери-Природы ложь! И делать это надо сейчас, как можно скорей, пока она еще не разучилась быть доброй!

Но что она может для него сделать?

Нава вдруг с горечью осознала, что никогда, в сущности, не понимала Молчуна. Жалела - да, заботилась - да! Но не понимала. Все-то он куда-то стремился, чего-то хотел. Все в Город рвался. А зачем ему было в Город? Когда он пришел к Городу, то даже и не понял, что это Город. Куда же он тогда рвался?.. Понимал ли он сам? Похоже, что не очень. То, что малому ребенку было ясно без слов, Молчуну приходилось долго растолковывать. С другой стороны, то, что говорил Молчун, часто никто в деревне не мог понять.

Может быть, он и рвался в Город, надеясь, что там его поймут, и он что-то поймет? Бедный Молчун, Город именно то место, где его никогда не смогут понять. Но, возможно, он что-то понял, побывав здесь и потеряв ее, Наву? Интересно, что он понял? Поговорить бы с ним. Почему он ее не дождался? Или ему не позволили дождаться? Может, его превратили в комок биомассы, как неудавшегося рукоеда? Или он ждал, ждал и не дождался? Потерял надежду? Но она же сказала ему! Если бы все зависело только от нее, она бы не ушла от него. Уж это он понимал... И сколько прошло времени? Нава вдруг поняла, что совершенно этого не представляет. Может, день, может, год... А может быть, вечность? Ведь она прожила вместе с Матерью-Природой эту вечность. Мог ли Молчун ждать ее так долго? Возможно, его уже давно не существует?...

За спиной послышался шум раздвигаемых зарослей. Нава поднялась и повернулась навстречу приближающемуся звуку. Ей не было страшно. Она была у себя дома, она была хозяйкой. Не единственной, конечно, но... Она просто не представляла, кто здесь может быть ей опасен.

Из зарослей появился мертвяк. Новенький, с пылу-с жару, видно, только что выскочил из трансформатора. Мертвяк... Оказывается, она продолжает пользоваться словарем полулюдей, называя так эту многофункциональную биоструктуру. Подруги называют ее Пластиком за специфическую пластичность при оперативных трансформациях.

" Пластик... - мысленно прикинула Нава термин на вес и вкус. Пластик-то он, конечно, пластик, но все равно мертвяк."

Может быть, дело в привычке, но мертвяк звучал смачней.

За мертвяком вышла Мама. Сердце Навы забилось чуть быстрее. За мамой, замыкая процессию, двигался второй мертвяк. Не такой свеженький, как первый, но, пожалуй, более крупный.

- Мама! - крикнула Нава и бросилась навстречу. Оказывается, одиночество ей уже наскучило. Слишком много тревожных вопросов, не имевших очевидных ответов, порождало оно.

Мама тоже улыбалась, но Нава сразу почувствовала, что в улыбке этой больше покровительства и снисхождения к ее детским эмоциям, чем радости.

Нава даже остановилась, не добежав до мамы, будто споткнулась об эту улыбку. Объятий не получилось, хотя шедший впереди мертвяк и уступил Наве дорогу.

- Ну, здравствуй... Подруга, - чуть замявшись, поприветствовала ее мама, - приветствую твое вступление в наши славные ряды. Великие дела ждут тебя.

- Мама! Ну, почему ты такая... неживая?! - воскликнула Нава.

- Не понимаю... А-а-а... Ты имеешь в виду все эти слюни и сопли полулюдков... Я думала, ты уже излечилась. Наверное, ты еще слишком молода? Детям нужны ласки как свидетельство защиты... Ну, иди, я тебя обниму.

- Да нет, спасибо, - сделала шаг назад Нава.

- Обиделась, - усмехнулась мать. - Что ж, дабы ты быстрей повзрослела, буду откровенна: мне неприятны воспоминания о том, как я тебя зачала и как рожала.

- Потому что над тобой насмехаются подруги?

- Да что они понимают, - вздохнула мать. - Ни им, ни тебе этого уже не понять.

- Значит, - сделала вывод Нава. - Ты предпочитаешь, чтобы мы были подругами, а не матерью и дочерью?

- Да, девочка, - без улыбки подтвердила мать. - И я надеюсь, что со временем ты поймешь, что я была права.

- Так тому и быть! - кивнула Нава, почувствовав, как сжалось сердце. Привет, подруга. Только как тебя называть? Мы так давно... расстались, что я не уверена в твоем имени... Или, может быть, в подругах у тебя другое имя?

- Нет, меня, по-прежнему, зовут Тана.

- Итак, Тана, подруги времени зря не теряют... Чем обязана?..

- Да, Нава, мы времени зря не теряем, но всегда встречаем новых подруг.

- Чтобы поставить на нужное место в нужном ряду? - кивнула Нава.

- Зря иронизируешь. Найти свое место не так-то просто, а от этого зависит, как ты будешь жить. Процесс затягивает, и изменить неудачно выбранное место не всегда удается... Я сама захотела тебя встретить.

"Чтобы сразу выяснить отношения, - прокомментировала про себя Нава, и пресечь ненужные поползновения, слюни и сопли, оскорбляющие честь и достоинство истинной подруги".

Эти подруги нравились Наве все меньше и меньше, хотя, по существу, она с ними еще в полной мере и не встретилась. Она понимала, что это неправильно, что она одна из подруг, теперь это ее сущность, но ничего не могла с собой поделать. Восторга от перспективы общения с ними она не испытывала. Может, они ее пугали, как все незнакомое, непривычное? Вполне возможно. Но пока...

- Вот, - продолжала Тана, показывая на свеженького мертвяка, стоявшего в сторонке, - я привела тебе пластика, специально для тебя синтезировала... Потом переделаешь под себя, а пока пусть служит.

- Спасибо, Тана, - заставила себя улыбнуться Нава и приказала: - Ну, мертвяк, стань рядом, коли ты мой.

Мертвяк послушно занял указанное Навой место и равнодушно взирал на озеро.

- Пластик, а не мертвяк! - строго поправила старшая подруга. - Такой жаргон у нас не принят.

- Мой мертвяк - как хочу, так и называю, - хмыкнула Нава.

- Тяжело тебе придется с таким характером, - вздохнула Тана.

- Да уж справлюсь как-нибудь, - повела плечами Нава, словно сбрасывая с них обещанный груз. - А что вы их такими страшилами делаете? - показала она на мертвяков. - Как издевательство над мужчинами? Чтобы напоминать себе, какие они ужасные и примитивные?

- Для нас пластики не ужасны, а функциональны, - уточнила Тана.

- Как и мужчины когда-то, - усмехнулась Нава.

- Ну, пошли, - повернулась Тана.

- Подожди, - остановила ее Нава. - Что вы сделали с Молчуном?

- Не понимаю, - искренне призналась Тана.

- С мужем моим! С которым вы меня встретили!..

- С мужем?! Да ты прошла ли Одержание?

- Прошла, Тана, прошла, - усмехнулась Нава, - Но пройти Одержание не значит потерять человеческий облик, не значит растоптать человеческие чувства.

- Человеческие чувства можно испытывать только к человеку, поморщилась Тана.

- Чушь! Человеческие чувства может испытывать только человек! Но обращены они могут быть к кому угодно - и к Матери-Природе, и к дереву, и к мертвяку и к тем, кем мы были когда-то... Вас почему-то обуревает злоба, а мне их жаль. Они были добры ко мне.

- Это было прежде. Теперь все изменилось. Неужели ты не поняла?

- Я все поняла. Жертва не может быть добра к палачу, спешащему привести приговор в исполнение и пойти поужинать... Как и палач к жертве... У вас именно такие отношения! А я считаю, что к ним надо относиться, как к больным братьям и сестрам. Мы - дети одной матери.

- Вы - я - они! - воскликнула Тана. - Ты что - не одна из нас?

- Не знаю. - призналась Нава. - Может быть, через меня Мать-Природа решила сообщить вам нечто важное, о чем раньше она сказать забыла или чего, возможно, не понимала...

- Не слишком ли ты заносишься, подруга?! - В голосе старшей зазвенело еле сдерживаемое раздражение.

- Я вообще не заношусь. Я говорю то, что чувствую.

- Не вредно было бы при этом еще и думать. Не все станут терпеть твои глупости. У меня к тебе все-таки особое отношение...

- Это уже похоже на угрозу...

- Нет, это похоже на доброе предупреждение.

- Ты хочешь сказать, что мне опасно иметь собственное мнение? усмехнулась Нава.

- Как ты еще молода и наивна, девочка! - вздохнула Тана. - Мне заранее жаль тебя. Но, похоже, пока ты не внемлешь гласу разума... Что ж, твои колючки быстро обломают... Только это будет больно...

- Так что вы сделали с моим мужем?! - повторила вопрос Нава.

- А, ты все об этом козлике, грязном и вонючем. Дался он тебе!.. Я его видела в последний раз вместе с тобой. Мы ушли, а он остался. Больше я ничего не знаю... Хотя нет, потом мы обнаружили пластика, который должен был отвести его к Воспитательницам. Пластик был разрезан чем-то сверху донизу. А козлик твой исчез... Наверное, других коз вместо тебя подыскивать... Он оказался не столь безобидным, как выглядел.

- Молодец, Молчун! - воскликнула Нава.

- Молодец? Он испортил вполне работоспособного пластика! Как это ему удалось? Зря мы его сразу не умертвили.

- А ведь он хотел защитить вас от мертвяков! - воскликнула Нава. Когда мы встретились.

- Нас от пластиков? - засмеялась Тана. - Один против двух пластиков?! Ну, он у тебя совсем идиот!.. Впрочем, козлы всегда теряют голову, когда защищают свою собственность, особенно, самок...

- Он же не знал, кто вы. Ему это было безразлично, потому что он считал, будто вам угрожает опасность.

- Он решил, будто мы его собственность, потому что женщины, и решил защитить то, что ему принадлежит как властелину природы. Зря мы не предоставили ему такой возможности. Это было бы неплохое развлечение.

- Как долго я проходила Одержание? - оборвала излияния Нава.

- Теперь время для нас не проблема! Считай, что мгновение, отмахнулась Тана.

- Я не про себя!

- Ты хочешь знать, не стал ли он дряхлым стариком?.. Нет, для него прошел один год... Ты проходила Одержание удивительно долго... Но я не знаю и не хочу знать, что с этим козлом!..

- Он не козел! - вступилась Нава. - Он даже не прикоснулся ко мне, хотя имел все возможности! Я даже сама ему предлагала, считая, что обязана выполнять супружеские обязанности. Да мне и самой было интересно... Тогда...

- Значит, импотент! Они - или козлы, или импотенты, третьего не бывает.

- Нет, он говорил, что я еще ребенок...

- Ну, что тебе до него?! - в сердцах воскликнула Тана. - Что тебе до всех них?! В историческом смысле их уже нет! Когда все женщины станут подругами, козлы вымрут, даже если их не коснется Одержание... Их коснется Великое Разрыхление!.. И все...

- Я не уверена, что Мать-Природа столь же категорична, как ты, попыталась объяснить Нава. Одержание Великой Победы над заблуждением эволюции вовсе не предусматривала скорейшего уничтожения альтернативного варианта... Даже прыгающие деревья... Уж насколько тупиковый вариант, а продолжают прыгать! А тут люди!

- Не люди, а полулюдки! - озлилась Тана, - Нет ничего хуже, чем бракованные мыслящие существа! Они способны уничтожить Мать-Природу! Прыгающие деревья никому не опасны.

- Они не бракованные, они - альтернативные!

- У Матери-Природы не так много биомассы, чтобы тратить ее на ущербную альтернативу. И потом, у нас общая экологическая ниша. Чем больше нас, тем меньше должно быть их. Закон Матери-Природы!

- Превратно истолкованный вами, - не сдавалась Нава, хотя осознавала, что управляет ею сейчас больше чувство противоречия, чем здравые размышления. На последние у нее еще не было достаточно времени. А вот чувство противоречия, похоже, проснулось вместе с ней.

- О Мать-Природа! - воскликнула Тана.- Ну, почему именно моя дочь должна была оказаться такой дурой?! - голос ее звучал очень искренно. Неужели ядовитые отцовские гены даже через Одержание пробились?

- Нет, Тана, - усмехнулась Нава, - полагаю, папа тут ни при чем. Просто, устами младенца глаголет Мать-Природа, голос которой еще не успели заглушить ваши суетные измышления... Боюсь, что очень скоро я буду неотличима от вас.

- Но почему ты так враждебно настроена?

- Наверное, неизбежный конфликт поколений. Вы хотите, чтобы мы были, как вы, а мы хотим быть такими, какими нас создала Мать-Природа.

- Это у полулюдков конфликт поколений! - возмутилась Тана. - У нас его просто не может быть! Мы практически бессмертны.

- Бессмертие не синоним бесконфликтности, чего вам очень бы хотелось. Но, как видишь, я пришла и опровергла ваши надежды.

- Не отправить ли тебя на доработку? - похоже, всерьез произнесла Тана. Над ее головой стал сгущаться лиловый туман.

- Попробуй! - недобро усмехнулась Нава. Облачко лилового тумана появилось и над ней. - Какая тебе разница - рукоед, родная дочь или мертвяк - в переделку, если они тебе не по нраву! Даже ненавистные вам мужчины не так жестоки, как ты... как вы!

- Да что ты о них знаешь! - побагровела Тана. - Тебя что ни разу не ловили на полянке и не пускали по кругу, пока не иссякнут сами?! Даже если ты вся в крови, в их мерзости! Даже если давно потеряла сознание!..

- Нет! Никогда! Никто! - крикнула Нава. - Может, только разбойники хотели, но меня Молчун спас... - продолжила она уже тише. - А тебя ловили?

- Да! Да! Да!.. Ненавижу! - глаза Таны горели неукротимой яростью.

- Мне очень жаль тебя, - вздохнула Нава. - Хотя, наверное, не пройдя через это, невозможно понять и даже поверить, что такое возможно. В нашей деревне такого не было.

- Я даже не знаю, чья ты дочь!.. А он... он был среди них и потом все время попрекал меня тем, что я порченая... Ненавижу...

- А ты говоришь, что невозможен конфликт поколений... У тебя свой опыт, у меня свой. И, наверное, тут дело не в поколениях, а в этом опыте... Прости, я не знала и, видимо, была несправедлива... Но я кое-ч то поняла. Пока я еще я, пока твой опыт, опыт и воля всех вас не переполнили меня, не заглушили меня, я должна поступить по-своему, сказать последнее "прощай" прежней жизни...

- Ты уже сказала ей - прощай!

- Нет, это вы за меня сказали. Теперь я хочу сказать сама. То, что считаю нужным... Поэтому я сейчас никуда с тобой не пойду, а присоединюсь к вам позже. Все равно другой дороги мне нет. Во всяком случае, нет обратной...

- Но ты нам нужна! Работы невпроворот! Каждая подруга на счету! -Воскликнула возмущенно Тана.

- У нас впереди вечность! - улыбнулась Нава. - А вы слишком торопитесь, словно боитесь опять попасть в этот ужасный круг... Мне кажется, что чувства страха и мести плохие помощники в исправлении заблуждений эволюции. Сядь вот здесь на камушки, или на мертвяка, если хочешь, да подумай без суеты над жизнью своей. Припомни, прикинь, насколько она соответствует тому, чему учила тебя Мать-Природа, когда ты проходила Одержание. Ты не думай, я не хочу сказать, будто я лучше. Просто, я только что прошла его и еще переполнена ощущением связи с Матерью-Природой. Я очень боюсь, что уйдя от этого озера, быстро потеряю эту связь. А ты, ты попробуй погрузиться в эти воды и восстановить единство с Ней. А потом, когда я приду, расскажешь, возможно ли это. Мне кажется, что всем подругам это необходимо время от времени. Но возможно ли?.. Ну, я пойду. А подругам можешь сказать, что я еще не прошла Одержание, если стесняешься правды... До встречи... мама...

Нава резко повернулась и пошла по просеке в зарослях. Мертвяк послушно двинулся следом, а Тана села на камни, обхватив колени руками.

Глава 4

- Итак, - начал Перец, - я собрал сегодня вас, сотрудников, занятых непосредственным изучением Леса, научных руководителей Биостанции, расположенной практически в Лесу, начальника группы научной охраны Леса, концентрирующей у себя всю информацию о Лесе, по крайней мере, статистическую ее часть, начальника группы помощи местному населению Леса и ряд административных работников, чтобы посоветоваться с вами об организации дальнейшей деятельности нашего Управления.

От него не ускользнуло, что присутствующие озадаченно переглянулись. Алевтина в уголке аккуратно вела протокол.

- Я понимаю, - продолжал Перец, - что эта цель нашего совещания несколько нарушает традиции Управления, но мы существуем не для соблюдения традиций, а для изучения Леса. Из этого и будем исходить. Нам надо избавиться от всех форм деятельности, мешающих выполнению основной функции, так сказать, никаких забегов в мешках или без оных.: от бумагомарательства и циркулярофобии, от уничтожающего человеческое достоинство чинопочитания, от незримости, недоступности, неподконтрольности высшей администрации, то есть меня как директора. Я этого не люблю. У нас должны установиться деловые рабочие отношения в рабочее время и нормальные человеческие - в часы досуга, если таковые будут иметь место. Должны иметь. Хотя порой досуг оказывается непосильным испытанием, - добавил он под нос, как бы сам себе. - Да, итак я хотел бы выслушать ваше мнение как ведущих специалистов. Я уже неоднократно предупреждал, что такой разговор состоится... Кто хотел бы начать?

Перец прошелся взглядом по присутствующим. Видимо, сказывалась старая бюрократическая привычка - никто не хотел встречаться с ним глазами, никто не хотел высовываться в этот смутный период. В такие моменты высовываются только Наполеоны, если они наличествуют.

Ким что-то подсчитывал в блокноте, Квентин смотрел на Риту голодными глазами, а Рита с отсутствующим видом смотрела в окно, словно происходящее здесь нисколько ее не интересовало. Странная женщина. Похоже, она знает нечто, о чем прочие в Управлении даже не догадываются, даже предположить не способны. Но почему она тогда молчит?

Беатриса Вах, только что, одновременно с Перецом, возглавившая группу помощи местному населению, нервно теребила носовой платочек и одновременно крутила на коленях свою, видимо, любимую коричневую папку. Надо полагать, ее проект отлова детей местных аборигенов имел успех у прежнего директора. Если она, конечно, встретилась с ним. Может быть, вопрос был решен на уровне мосье Ахти? Переца этот проект не вдохновлял. Не было в нем (в проекте) ни любви, ни понимания - одно усердие. А усердие без понимания, как известно, ведет к "ломке дров". Но надо работать с теми кадрами, которые имеешь. Никто ведь не может заставить Переца дать ход этому проекту.

Стоян Стоянов пожирал глазами Алевтину, демонстративно не обращавшую на него ни малейшего внимания. Правда, сегодня она ему, все же, один раз улыбнулась, когда он, наконец, решившись, лично вручил ей букет ядовито зеленых лесных цветов. Но больше ни одного взгляда в сторону несчастного влюбленного. По идее, Перец должен был бы ревновать, но ему было жалко Стояна. Отличный мужик, а пропадет ни за понюх табаку. Впрочем, может, это Переца надо жалеть, а не Стояна, который "прекрасно болен" той болезнью, которая создала Великое Искусство?! А вот Перец, похоже, никогда не сможет испытать это чувство... Эсфирь!.. Ах, Эсфирь... Она и в смерти была прекрасна!.. От воспоминания у него потемнело в глазах, и он вынужден был опереться рукой о стол. Усилием воли Перец вернул себя в рабочее состояние. И первое, что увидели его обретшие свет глаза, были те самые лесные цветы. Но, странное дело, они изменили цвет с зеленого на желтый, как у молодых одуванчиков, а стебли в громадной хрустальной вазе, водруженной в центр стола, отходящего ножкой буквы ''Т" от директорского письменного, активно шевелились, будто живые.

"Почему будто, - подумал Перец, - они и есть живые. Но мы этого не хотим замечать, отрывая их от родной почвы без всякого сожаления... Наверное, это то же самое, что отлавливать детей. И они тоже будут слепо тыкаться оборванными стеблями в стенки хрустальной вазы... Хорошо, если хрустальной, а не помойного ведра...

- Может, вы, Стоян, начнете как специалист, имеющий самое непосредственное отношение к изучению Леса, - неожиданно для самого себя сделал выбор Перец.

До Стояна явно не дошло, что обращаются к нему. Квентин ткнул его локтем в бок. Стоян растерянно огляделся, увидев, что взоры всех обращены на него.

- А я что? А почему я ? - пробормотал он еле слышно. Его никто и не услышал. Только Алевтина усмехнулась уголками губ.

- Вы ко мне обратились, господин директор... Перец... Не знаю... переспросил Стоян.

- Да, к вам, Стоян, вы каждый день находитесь в непосредственном общении с Лесом, - решил поддержать его Перец, - кому как не вам определять, что полезно и что вредно для познания Леса.

- Я ботаник, а не администратор, - пожал плечами Стоян, - Ну, что полезно? Чем больше средств на научные исследования, тем полезней. Поэтому, мне кажется, Управление стоило бы закрыть, а освободившиеся средства направить на развитие Биостанции. Приборы там, аппаратура, научные кадры...

- Как так?! - возмутилась Беатриса Вах, - А местным населением тоже будет заниматься Биостанция? Это уже социология, психология, этнология, лингвистика!

"Лингвистика! - отметил про себя Перец. - Вот, может быть, где мое место?.. Но меня же не пускали в Лес..."

- Успокойтесь, уважаемая Беатриса, - поднял ладонь Перец, - мы не приняли решения, а только обмениваемся соображениями... Предположим, господин Стоянов, мы выполним вашу рекомендацию. Оформление заказов на оборудование, финансовые операции, отбор кадров, статистическую отчетность будете осуществлять сами?

- Я ботаник, а не снабженец, - буркнул Стоян, - тем более, не бухгалтер.

- Значит, кто-то кроме вас, работников Биостанции, должен заниматься этим?

- Да уж, лучше бы не мы. Нам работать надо, - согласился Стоян.

- Я кратко перечислил самые элементарные функции Управления в обеспечении эффективности вашей профессиональной деятельности... Но, как правильно заметила уважаемая Беатриса (Беатриса при этих словах смущенно зарделась), изучение Леса не ограничивается и не должно ограничиваться сферами научных интересов Биостанции. И другие специалисты собирают и анализируют информацию о Лесе, вовсе не связанную с Биостанцией. Вся эта информация должна стекаться к некой группе... уж не знаю, как назвать... глобального анализа или стратегических исследований... не в названии суть, а в том, что эта группа должна обобщать информацию, получаемую "узкими" специалистами. Так сказать, моделировать Лес как единую экосистему... Эх, глобального эколога бы нам! Мосье Ахти, вам как нашему специалисту по кадрам поручается найти такого ученого. Может быть, через Академию... Посоветуйтесь с нашими ведущими специалистами. В самое ближайшее время... Без общего взгляда, без концепции, без идеи Леса мы ничего не поймем. И все будет зря... Алевтина, пожалуйста, зафиксируйте поручение и проконтролируйте... Конечно, в эту группу должны войти все наши специалисты. Можно сказать, это будет Ученый Совет при директоре нашего Управления. По типу академических институтов... Вот скажите, Стоян, как ботаник - эти цветы, что вы принесли, были зеленые, очень даже слишком зеленые, а теперь желтые...

- Потом будут красные, - кивнул Стоян.

- Вот, и красные будут, - продолжил Перец, - и стебли у них шевелятся, смотрите, даже загибаются и растут вверх, ползут по стенке вазы... Почему?

- Ну, цвет - это изменение метаболизма при изменении условий окружающей среды, а стебли - так они почву ищут. Понятное дело, - пожал плечами Стоян. - Я об этом статью опубликовал.

- Если статью, значит, вы понимаете их... Скажите, Стоян, а может, изменением цвета они сообщают нам о чувствах?..

- Ну, разумеется, я их и принес сюда, чтобы они сообщали о чувствах, покраснел Стоян.

Алевтина стрельнула глазами в его сторону.

- Да не о ваших чувствах, - улыбнулся Перец, - а о своих. И это могут быть совсем другие чувства. Например, зеленый цвет - сигнал нормального состояния... метаболизма, как вы выразились, для цветка, а у зеленого человека явно что-то не в порядке с метаболизмом... Или, к примеру, для вас желтый цвет - символ тоски разлуки, а для цветка - признак тревоги, страха, опасности. Может быть, они хотят сказать: - Стоян! Что ты с нами сделал?!.. А красный цвет... Надо же - действительно розовеют... Для вас это символ страстной любви, а для цветка - гнев, горе, предчувствие смерти, вопль: Стоян! Как ты жесток, как ты мог поступить с нами так? Одумайся!

- Красиво, - еще больше покраснел Стоян, - но это больше поэзия, чем ботаника.

- А это легко проверить, - вдруг сказала Рита. Перец уже некоторое время ощущал на себе ее внимательный взгляд.

Она встала и, выхватив из вазы почти уже пламенеющий букет, поднесла его к громадной кадке с землей, из которой торчал довольно чахлый фикус. Стебли цветка тут же обвили руку Риты, будто ребенок, в страхе хватающийся за мать.

Рита аккуратно освободила руку и поднесла букет к земле. Стебли тут же вытянулись в струнку.

- Квентин, полей, - призвала она на помощь мужа.

Квентин схватил со стола вазу и бросился на помощь.

- Аккуратней, - предупредила Рита.

Квентин полил сухую почву, и стебли прямо на глазах стали зарываться в нее. Через пять минут Рита убрала руки, и в кадке ярко зазеленел пышный букет, в гуще которого вскоре затерялся фикус.

- Однако! - воскликнула пораженная Беатриса Вах. - Господин директор, да вы и есть самый настоящий специалист по Лесу. Может, нам и не нужен никакой глобальный эколог?

- Нет, - не согласился Перец, - нужен. Пусть он не будет специалистом по Лесу, пусть он будет просто специалистом. А что касается специалистов по Лесу... Боюсь, что среди нас пока нет такового. Есть ботаники, биологи, микробиологи, социологи, даже лингвисты, как ваш покорный слуга. А специалистов по Лесу нет... Вот вы, Беатриса, даже не как социолог, а просто как человек, как женщина, что вы можете сказать по поводу нашего маленького эксперимента с цветами?

- Я? - растерялась Беатриса. - Ну, хорошо, когда цветы растут в почве.

- А дети? - неожиданно спросил Перец.

- А причем тут дети? - побледнела Беатриса.

- Как же - "цветы жизни", - галантно подсказал мосье Ахти.

- Вы хотите сказать, что мой проект создания интернатов для детей аборигенов... такой же... такой же... жестокий? - поняла она намек.

- Я этого не утверждаю, - покачал головой Перец, - у меня слишком мало информации, чтобы так утверждать... Может быть, так сказать, "почва" отравлена, мертва и на ней ничего больше расти не может. Если родители алкоголики, изуверы, больные... Или дети больные... Всякое может быть экологические катастрофы, эпидемии, войны, революции, когда детям угрожает смертельная опасность... Тогда, возможно, лишить детей привычной почвы единственный путь их спасения, и ваш проект благороден... Я и говорю, что нужен глобальный анализ, пусть приблизительная, но модель Леса. Наверное, сейчас наибольшая концентрация информации происходит в группе научной охраны Леса. Не так ли, Ким?

- Да, в некотором смысле... Правда, в весьма специфическом. Цифры, цифры, цифры...

- За которыми не видно Леса? - улыбнулся Перец. - Я в этом уже убедился, работая под вашим началом. Но, возможно, в этом виноваты не цифры, а отсутствие грамотной их интерпретации? Я, конечно, не очень силен в математической статистике, но и нам, лингвистам, она не чужда. Очень полезный аппарат при анализе текстов. Гистограммы, регрессии, корреляции. Очень интересно... Вот вам, Квентин, не интересно ли было бы оценить степень взаимосвязи функционирования "клоаки" или ''генератора биомассы", как я тут еще читал о ней в бумагах, и интенсивности лилового тумана?

- Очень даже интересно! - воскликнул Квентин, - Я и так вижу, что есть зависимость.

- Почему же вы не попросили Кима провести соответствующий анализ?

- Да в голову не пришло... Да и потом у всех свои утвержденные в начале года планы... Что уж лезть... Теперь попрошу. Сделаешь, Кимчик?

- Сделаю-сделаю...

- Вам, Ким, надо бы персонально поработать с каждым из ведущих специалистов и совместно поставить задачи для анализа силами вашей группы. Вам же, совместно с мосье Ахти, надо будет заняться формированием группы глобального анализа... Не только из начальников подразделений... А вы, Рита, что вы думаете о нашей дальнейшей деятельности как Управления по делам Леса?

Рита с удивлением воззрилась на Переца.

- Да никаких у вас общих дел с Лесом нет, и управлять поэтому нечем. Я бы построила высокую стену, поставила охрану и никого бы не пропускала ни туда, ни обратно. Каждый имеет право на собственную жизнь.

Алевтина неприязненно посмотрела на Риту. Перец давно обратил внимание, что Рита явно не нравится Алевтине. По целому ряду признаков в поведении Алевтины уловил. Этому он уже научился.

Взгляд Квентина был исполнен муки и безнадежности.

- Знаете, Рита, - признался Перец, - Я тоже неоднократно думал об этом. Мне категорически не нравилось, что кто-то распоряжается моей жизнью. И на материке, и здесь. Но я никак не мог избавиться от этой подчиненности... Потом я понял, что и сам кем-то распоряжаюсь. И не по злому умыслу, а по неизбежности совместной жизни... Ну, представьте, что все мы возвели бы вокруг себя бетонные стены - то ли колодцы, то ли башни... У некоторых, может, и из слоновой кости... Такое нередко случается. Но если все и одновременно... то мы, просто, вымрем. Или начнем сначала сходить с ума, как эти несчастные цветы, - показал он на бывшую кадку с фикусом, а ныне с цветами, победно достигшими уже потолка... Сначала пожелтеем, потом покраснеем, а потом все равно вымрем, потому что не умеем жить друг без друга. Как, увы, и вместе не умеем. Но стараемся...

- Но причем здесь Лес? - спросила Рита.

- Может быть и ни причем, - пожал плечами Перец. - Но мне кажется, что Лес и мы, все мы как единое, то же, что, например, вы и Квентин - трудно вместе и невозможно врозь...

- Но почему обсуждаются наши личные отношения на производственном совещании! - возмущенно вскочил Квентин.

Рита махнула на него рукой, и он сконфуженно сел.

- Извините, Квентин, - развел руками Перец, - я, наверное, зря упомянул присутствующих. Но так понятней. Я не имел в виду ничего предосудительного... Да, мы с Лесом разные, но мы - дети одной Матери-Природы...

Тут Рита быстро и пристально взглянула на Переца и опустила глаза. А он продолжал:

- Мы живем на одной планете. И у нас нет другого пути, кроме как сожительствовать. Либо во вражде, либо, если не в любви, то во взаимоуважении. Во взаимопонимании, наконец. Оно необходимо и врагам, и влюбленным... Но в одном вы, Рита, безусловно, правы - наши отношения с Лесом должны строиться на основе осторожности и уважения, невмешательства в то, что не понимаем. Да и в то, что понимаем, без крайней нужды не вмешиваться.

- Уверяю вас, что в Лесу нет Управления по делам Материка, - сухо сказала Рита.

- И я в этом уверен, - согласился Перец, - но это не значит, что его никогда не будет. Вероятно, у Леса пока и внутренних проблем достаточно... Но когда они будут решены, или выяснится, что они неразрешимы, взоры обитателей Леса могут заинтересованно обратиться и в нашу сторону. Вот тогда понимание будет жизненно необходимо.

- Логично, - согласилась Рита и, отключившись от разговора, воззрилась на цветы в кадке. Два-три цветка уже высунулись в форточку и поползли вниз по стеклу. Один корешок отыскал в кадке щель и, высунувшись из нее, шевелился, как белый червяк или щупальце невидимого хищника.

- Фу, какая гадость! - воскликнула Алевтина и, взяв со стола ножницы, подошла к кадке и отрезала шевелящийся отросток. Он упал на пол и, поизвивавшись, затих.

Рита презрительно усмехнулась.

- Я полагаю, что наш разговор не закончен. Всем надо подумать, посоветоваться друг с другом в рабочем порядке. Поручения даны приступайте к исполнению. На сегодня совещание закончено, - неожиданно завершил разговор Перец. - Алевтина, пожалуйста, проследите, чтобы товарищей с Биостанции устроили в гостинице и, если необходимо, выделите для них рабочее помещение в Управлении. Завтра в десять жду вас всех здесь с результатами ваших размышлений. До свидания.

Гости поднялись и двинулись к выходу, сопровождаемые Алевтиной.

- Да, - будто вспомнил Перец. - Рита, останьтесь, пожалуйста, ненадолго.

Алевтина удивленно обернулась и вопросительно посмотрела на Переца. Он успокаивающе улыбнулся ей.

Рита остановилась у дверей и с непроницаемым выражением ожидала, когда все покинут кабинет. Квентин, выходя, все оглядывался, но она будто не замечала его.

Алевтина демонстративно тщательно закрыла за собой дверь.

- Присаживайтесь, Рита, еще раз, - предложил Перец. - Я сейчас понял, что мне крайне необходимо серьезно и откровенно поговорить с вами, если я действительно хочу изменить существующее положение к лучшему.

- Что такое хорошо и что такое плохо? - великий философский вопрос всех времен и народов, - почти без выражения заметила Рита, но Перец, все же, углядел в ее глазах чуть заметный блеск заинтересованности.

- Знаете, Рита, - неожиданно севшим голосом, начал он, - я ведь тоже когда-то был женат...

Рита сделала неопределенное движение губами, которое можно было воспринимать и как ироничное "подумаешь, невидаль какая!" и как заинтересованное "Ну, и?.."

- Мы были молоды и любили друг друга. И как, наверное, всем молодым и влюбленным, нам казалось, что это будет длиться вечно... Мы были беспечны, и хотя неоднократно проливали слезы сострадания, читая и слыша строки из цикла "с любимыми не расставайтесь!", мы расставались и расставались, зато как упоительны были наши встречи!.. А однажды Эсфирь не пришла. Ее принесли. Соседи. Я ждал ее наверху, в нашей квартирке, а она лежала в заплеванном грязном подъезде... Ее зарезал пьяный мерзавец. То ли в карты проиграл, то ли, как Тузик, требовал, чтобы отдалась ему, а когда не получилось, пырнул ножом, чтобы никому не досталось... Мне очень трудно вспоминать. Но я хочу, чтобы вы меня поняли... Я жив сейчас, потому что умер тогда. Вместе с ней. Долгое время я себя не помнил и не ощущал. Не понимал, где я и что со мной. Наверное, я тогда без сожаления мог бы умереть, но я уже был мертв, поэтому мне это не пришло в голову. А когда я начал осознавать себя, то самоубийство показалось мне чем-то театральным, показушным, могущим оскорбить ее память. Но и жить среди людей я не мог. И тогда я вспомнил про Лес. Мы вместе читали о нем, фантазировали, мечтали, видели картинки, фильмы, представляли себя в нем... В общем, мне стало казаться, что единственное место, где я мог бы существовать - это Лес, где нет человечества. И вот я здесь. Это было нелегко. Закрытая зона и все такое. Но поступила заявка на лингвиста, и меня пустили сюда. В Управление, а не в Лес, куда я стремился. Мне казалось, что мы с ним, оба чуждые человечеству, поймем друг друга, как понимали с Эсфирью, но эти надежды, разумеется, были глупы, внерациональны, бредовы. Чтобы понимать, надо любить, а я для Леса просто не существую...

Когда я это понял, то решил уехать. Хотя и это не имело смысла. Но меня почему-то тоже как-то иррационально не отпускали. Теперь я начинаю догадываться, исходя из нынешней ситуации, что у руководства уже тогда были виды на меня.

- Ты, Перчик, видел когда-нибудь это руководство? - усмехнулась Рита.

- Нет.

- Вот и я не видела... Но виды на тебя определенно были...

- На что ты намекаешь? - заинтересовался Перец.

- Да ни на что, - ушла от откровенного ответа Рита, - просто подтверждаю обоснованность твоей догадки.

Перец кивнул и продолжил исповедь.

- Я вот что подумал... Не есть ли такая взаимозависимость мужчины и женщины, какая оказалась у нас с Эсфирью, доказательство того, что каждый из нас по отдельности неполноценное существо? Я не хочу сказать, что все мужчины и женщины так связаны... Когда смотрю вокруг, мне начинает казаться, что мы - редчайшее исключение, но исключение, демонстрирующее Принцип. Так, видимо, должно быть по задумке Матери-Природы... Но не всегда получается, как задумано. И еще я подумал, что если этот принцип вызывает болезнь, да-да, психическое заболевание по имени горе утраты то, может быть, принцип ошибочен. Жизнеспособное живое существо должно быть самодостаточным. Но неужели я могу быть мудрей Матери-Природы? Смешно... Но, возможно, большинство людей из инстинкта самосохранения заменяют любовь сексом и тем обеспечивают свою самодостаточность?...

Рита очень внимательно, даже удивленно смотрела на него. Но Перец настолько погрузился в себя, что ничего не замечал.

- Знаешь, я всегда был атеистом... наверное, высокопрофессиональный лингвист, даже филолог не может не быть атеистом - слишком уж для него прозрачна человекотворность "святых текстов", ему трудно уговорить себя поверить в мечту о Боге, как в самого Бога... Это не значит, что невозможно. Многие уговаривают. Но это хорошая литература! И некоторые ее прозрения, действительно, наталкивают на гипотезу боговдохновленности текстов, учитывая время, условия и личности создателей.

- Ты о чем? - попыталась Рита вернуть собеседника из теологических эмпирей.

- Я о легенде создания человека Богом. Об одной из легенд. Согласно ей Бог сначала создал двух равноценных людей, которые, по всей видимости, не очень нуждались друг в друге в силу своей самодостаточности. Но при этом они были различны. Они были Мужчиной и Женщиной. Но в каком случае мужчина и женщина могут не нуждаться друг в друге? Либо если они не предназначены для размножения, (но тогда какие они мужчина и женщина?), либо каждый из них способен к самостоятельному размножению. К партеногенезу. Но тогда опять вопрос - почему мужчина и женщина?.. Я вижу только один ответ: они олицетворяли партеногенез по двум различным типам - мужскому и женскому, уж не знаю, как это называется по науке...

- Андрогенез и гиногенез, - подсказала Рита, глядя на Переца широко открытыми глазами. Даже рот у нее от удивления начал открываться.

- В сущности, это было два вида в одной экологической нише и, естественно, они стали враждовать. Хотя, по моему глубокому убеждению, для разумных существ это совсем не естественно. А наоборот. Да вот беда - при разрешении животных противоречий разум либо отключается, либо подчиняется инстинктам. Видимо, это должно свидетельствовать о его изначально подчиненной роли...

И, возможно, чтобы прекратить эту вражду и смертоубийство, Бог решил пожертвовать одним из видов, женщиной - это по легенде. На самом деле, если под легендой есть историческая основа, я полагаю, андроиды просто поубивали гиноидов, если мне позволительно так их назвать... Бог должен был бы оставить жить этих псевдоженщин. Они лучше приспособлены для продолжения рода. Хотя кто знает, как размножались андроиды?! Но без врага Андроид, видимо, затосковал, и Бог решил вылечить его любовью, введя генетические коррективы и превратив двуполое существо в два однополых, неспособных существовать друг без друга. Любовь как альтернатива свободе... Рискованный эксперимент... И результаты явно неоднозначны... Теоретически это мог быть и Бог как экспериментатор, но скорей всего природа искала оптимальный путь, как всегда методом проб и ошибок...

- Ты сам все это придумал, Перчик? - серьезно спросила Рита

- Я всегда все придумываю сам, - вздохнул он. - Живу я не сам. Жизнью моей все время кто-то распоряжается, как я ни сопротивляюсь. А придумываю только сам. Наверное, я больше ни на что не способен.

- Мне тоже так раньше казалось, - кивнула Рита, - Но сегодня ты заставил меня усомниться в этом .

- Но я попросил тебя остаться вовсе не за этим... Хотя, может быть, и за этим тоже... Я хотел объяснить тебе свое отношение к Лесу. Но увлекся и отвлекся. Вот так всегда со мной. Никакой интеллектуальной дисциплины!.. Я приехал сюда, надеясь найти в нем нечто вроде Бога-Спасителя для атеиста. Я его идеализировал, я был влюблен в него, как в мечту. Я был глупым эгоистом, утилитаристом, подобным миллионам верующих, молящих, а то и требующих у Бога исполнения своих вожделений. Мне не нужно было ничего, кроме покоя, но это очень великая претензия, как я понял. Приблизившись к Лесу, даже не встретившись с ним лицом к лицу, я ощутил бездну своей глупости и эгоизма. Мне стало стыдно. Лес существует сам по себе, ему нет никакого дела до меня... Впрочем, я это уже говорил, повторяюсь... Плохой признак... Но я все равно благодарен ему за то, что он существует. За то, что он вне и кроме. Как раз за то, что он сам по себе, а не на услужении человечеству. Наверное, я хотел бы быть его частью, но вряд ли это возможно, потому что я принципиально чужд ему. Видимо, и он мне. Обидно... Но это не значит, что я готов отдать его на поругание человечеству в лице тузиков и домарощинеров, да и в своем собственном лице... Я чувствую, что ему угрожает опасность, как чувствовал, что с Эсфирью что-то случилось, не находя себе места в ожидании ее... Поэтому и согласился на директорство, поэтому и пытаюсь что-то сделать. Но чтобы делать не во вред, надо, хоть немного, понимать. А я не понимаю!.. Опять придумываю, умоконструирую, ничего не зная!.. Это плохо... Я чувствую, Рита, вы знаете о Лесе больше любого из нас. Вы чувствуете его тоньше и правильней любого из нас. Мне кажется, что вы медленно уходите от нас к Лесу. Я не смею просить вас о том, чтобы вы взяли меня с собой. Боюсь, мне нет там места...

Рита никак не прореагировала на это полуутверждение-полувопрос, но взгляд ее был внимателен.

- Видимо, вы единственная из нас, кого он принял. Остальные, насколько мне известно, погибли... И я прошу вас помочь мне, хоть на шаг приблизиться к пониманию Леса. Это нужно для него, а не для меня! Хотя и для меня тоже...

- Вы и представить себе не можете, Перец, - глядя ему в глаза немигающим взглядом, от которого у Переца кружилась голова, сказала она, насколько вы близки к его пониманию. Это удивительно для меня, непостижимо, как вы так много узнали, не имея информации. Лишь раз немного приблизившись к Лесу... Наверное, это знание не от разума, а от сердца. И не знание вовсе. А сочувствование...

- Вдруг на "вы"? - удивился Перец.

- Это от уважения.

- Не думаю, что это заслуженно, ибо не понимаю, о чем вы? - искренне развел руками Перец.

- О многом, почти обо всем, что вы сказали...

- Ты, - поправил Перец. - Это вы, женщина, прекрасная и таинственная... К вам можно только на "вы", а мне приятней от вас слышать ''ты"... тем более, что я действительно ничего не понимаю. Я тут много чего наговорил...

- Ну, начнем с того, что я не женщина, - очень серьезно, даже холодно произнесла Рита. Перецу показалось, будто по спине пробежал озноб.

- Не женщина?! Вы?! Да вы идеал!

- А Эсфирь?

- И Эсфирь идеал... Наверное, каждая женщина идеал, потому что неповторима...

- И Алевтина?

- И Алевтина. Она добрая... Ты не думай, будто я забыл Эсфирь. Никогда не забуду... Только мне надоело быть бездомным псом, которого все гоняют...

- А она приютила.

- А она приютила, - кивнул Перец.

- А ты не подумал, что гоняли затем, чтобы ты приютился именно здесь?

- Не думал. Кому это надо? - удивился Перец.

- М-да, похоже, ты в Лесе разбираешься лучше, чем в людях...

- Постойте-постойте! Зачем вы сбиваете меня своими вопросами воскликнул Перец. - Я опять ничего не понимаю! Что значит - вы не женщина? А кто же вы?!

- Я - гиноид, по твоей терминологии, - опять холодно и серьезно объяснила Рита. - Хотя термин весьма условен. Я - двуполое существо с женским построением организма. Я не нуждаюсь в услугах мужчины для продолжения рода. И наконец, я бессмертна, если, конечно, не сжечь меня или не пропустить через мясорубку...

- Бр-р, - передернулся Перец. - Страсти какие! Зачем сжигать такое чудо?.. Значит, Лилит... Не думал, что такое возможно... И поэтому у вас проблемы с Квентином? - понял он.

- Да, - кивнула Рита. - Я предлагала ему расстаться, но он не может... И я не могу. Только потому я здесь.

- Я вас понимаю, - пробормотал Перец. - Я вас обоих очень хорошо понимаю... Бедный Квентин... Вы очень сексапильны, как ни странно... Впрочем, недоступность всегда привлекательна... Значит, русалки - это не фантазии Тузика?

- Нет, - кивнула Рита. - Эта двуногая мерзость очень наблюдательна. Только они не русалки, а Славные Подруги, которые этому козлу не по зубам... Не по фаллосу, если формулировать точно, - усмехнулась она.

- И что, все они... как ты... вы? - осторожно спросил Перец.

- Женщины еще не все, но скоро будут. Так называемые русалки и есть те, кто проходит процесс трансформации. Это происходит в озерах... Хотя, конечно, это вовсе не озера, а очень сложные биоэнергетические структуры. Но на базе озер...

- А как же мужчины? Там в Лесу есть мужчины? - дрожащим голосом спросил Перец.

- Не имея возможности к репродукции, они вымрут в течение одного-двух поколений, - равнодушно пожала плечами Рита. - Некоторые, в порядке эксперимента, тоже проходят трансформацию, но результаты не слишком обнадеживающи, да и затраты велики...

- Затраты чего? - спросил Перец.

- Энергии, материалов, времени...

- А в каком плане не слишком обнадеживающие результаты?

- Главное - в психическом, ну, и в... эстетическом...

- Андроиды с точки зрения гиноидов не смотрятся?

- Да уж, - вздохнула Рита. - Какие-то они несуразные и неуместные. Им трудно... Эффективней эту биомассу использовать в решении других задач.

- Вы слышали, Рита, что вы сейчас сказали? - побледнев, спросил Перец.

Рита непонимающе посмотрела на него.

- А-а, - поняла она, - люди и вдруг - биомасса! Чудовищно! Фашизм!.. Но, милый Перец, во что вы превратитесь после смерти?.. Именно это я и имела в виду... Круговорот живой материи в природе.

- Ах, это, - облегченно выдохнул Перец, но внутри что-то, по-прежнему, испуганно трепетало. - Значит, Мать-Природа решила исправить свою ошибку... Действительно, странно, что эта всемирно-историческая идея посетила и мою глупую, осужденную на заклание голову...

- Но это происходит только в Лесу, в замкнутой экосистеме, попробовала успокоить его Рита.

- Ах, Рита. Рита, Маргарита, - вздохнул Перец. - Какое имя, однако! Вы лучше меня должны понимать, что все деяния Матери-Природы касаются всех нас... Да и ваш пример доказывает, что не так уж эта экосистема и замкнута... О, какая трагедия! - воскликнул он, закрыв глаза и раскачиваясь.

- Почему же трагедия? Эволюция, - возразила Рита.

- Эволюция не исключает трагедий и не оправдывает, - посмотрел на нее Перец. - Но смена разумных видов на планете, смена идеи бытия - это уже Революция! А революция - трагедия по сути своей... А обреченность на смерть любви?!.. Искусства, которое без любви немыслимо! Гибель культуры!.. Цивилизация, конечно, будет стоять насмерть... А культура погибнет первой. Она всегда погибает первой...

- Что ты имеешь в виду, говоря, что цивилизация будет стоять насмерть? Попробовала уточнить Рита.

- Неужели Славные Подруги думают, что цивилизация преимущественно мужского типа, каковой является цивилизация человечества, почуяв для себя опасность, будет сидеть, сложив лапки? - Поднял удивленно брови Перец.

- Но подругам нет никакого дела ни до человечества, ни до цивилизации!

- Пока нет! Неужели ты думаешь, что революционный экологический процесс, смена парадигм бытия ограничится Лесом?! Ну, что будут делать подруги, когда изведут всех мужиков у себя? Без глобальной исторической задачи разумному виду скучно. Для человечества это сначала была задача овладения своей планетой. Теперь - космическим пространством... Сейчас подруги овладевают Лесом, потом им понадобится планета... Я полагаю, что эта революция - защитная реакция Матери-Природы на безжалостное обращение с ней человечества, но в этом случае она просто не может ограничиться Лесом тогда революция потеряет смысл... Ей нужна планета. Но она уже находится во владении цивилизации за исключением таких ограниченных пространств, как Лес, ну, частично, Океан... И две цивилизации, принципиально различные, сталкиваются в смертельной схватке... Это ли не трагедия?! Однажды Лилит уже была уничтожена. Предсказать исход новой схватки я не берусь...

- Не слишком ли глобальными категориями ты мыслишь, Перец?

- Разве это зависит от меня? Какими мыслится, такими и мыслю... Пока же я просто хочу защитить Лес от грубого и глупого вмешательства человечества в лице нашего Управления.

- Даже зная то, что теперь знаешь?

- Да, даже зная это, - кивнул Перец. - Тем более, зная это! Я хочу сделать первый шаг доброй воли к мирному сосуществованию... Хорошо, если бы он был замечен и понят...

- А если не будет ни замечен, ни понят?

- Это грустно, но не принципиально. Поведение человека во внешних обстоятельствах определяется его внутренней сущностью.

- И ты запретишь Беатрис отлавливать лесных детей?

- Если честно, - признался Перец, - теперь не знаю... Надо думать... Ведь они обречены и об этом не знают... Не знают?

- Не знают, - подтвердила Рита.

- Может быть, правильней было бы предоставить им возможность выбора? Дать возможность узнать?

- Оторвав от родной почвы и воспитав по-своему? И вообще, выбор часто непосильная штука...

- Я же говорю: надо думать... А кстати, как ты сделала свой выбор?

- Никак, - призналась Рита. - Я пошла в Лес. Пыталась проследить за биомассой, которой щенилась "клоака". Я не заблудилась, все время делая пометки, чтобы найти обратную дорогу, но ушла весьма далеко. Вдруг меня кто-то схватил сзади. Не больно, но крепко. И потащил. Быстро-быстро. Я не думала, что по этим зарослям можно бежать так быстро. И заросли-то перед нами, будто расступались. Ни одна веточка не хлестнула меня. Я, конечно, пыталась кричать и отбиваться, но это не имело никакого эффекта... Потом я узнала, что меня тащил, как бы это сказать попонятней, ну, биоробот, одна из задач которого - отлов женщин. Аборигены зовут их мертвяками, подруги пластиками... Он доставил меня к подругам, которые не вдаваясь со мной в дискуссии, загипнотизировали меня и погрузили в озеро...

- Если все это резюмировать, - подвел черту Перец, - то вас изнасиловали.

- В сущности, да, - помолчав, согласилась Рита. - Но назад пути нет... Прежней Риты уже нет...

- Ее убили, - помрачнел Перец, - подкараулили в грязном подъезде и убили...

- Пожалуй, ты и в этом прав, многоуважаемый Перец, - грустно и серьезно согласилась Рита. - Но будем считать, что это была клиническая смерть. Я вернулась к жизни, к вечной жизни, но только это уже не я...

- И ты не та, и я не тот, - процитировал себе под нос Перец. - Как все это грустно...

- Но я не чувствую себя униженной и оскорбленной, - заметила Рита. Так что, не стоит меня оплакивать, хотя за сочувствие спасибо.

- А я не вас оплакиваю, а прежнюю Риту, которой никогда больше не будет, - посмотрел ей в глаза Перец. - Я оплакиваю Эсфирь, которой больше не будет, я оплакиваю любовь, которая обречена.

- Ну, что уж так, - усмехнулась Рита. - У тебя есть Алевтина, у Квентина - буфетчица... Эсфирь, конечно, жаль, но больше никто не сможет зарезать нас в грязном подъезде.

- Надо быть добрей, Рита, - сказал Перец. - Это у Алевтины есть я, а у меня нет никого. И у буфетчицы есть Квентин... и другие, а у него никого нет, кроме вас ... прежней... Он не может поверить, что ее уже нет... Иначе бы вы не возвращались к нему из Леса... Послушайте, значит, я не прав, и прежняя Рита еще жива! Это она возвращается к Квентину! Она?..

- Она, - подтвердила Рита. - Но она приходит и убеждается, что ничего не может дать Квентину, что только мучает его, и уходит...

- Ничего? - взвесил слово Перец. - Думаю, это слишком глобальное обобщение. Разговор, как я понимаю, идет о сексе?

- О нем...

- Вам он не нужен, а Квентин не может обойтись... Да, пожалуй, наша зависимость от секса унизительна. Вам, подругам, можно позавидовать... В этом смысле... Свободные существа! Мечта философов и поэтов... И что, действительно, свободны?

- Действительно, - подтвердила Рита.

- И совершенно не приспособлены для секса? Вроде все при вас...

- Хотите убедиться? - усмехнулась Рита.

- Нет-нет, что вы! - замахал руками Перец. - Извините, пожалуйста, чисто научная любознательность. Я, знаете ли, никогда не был особенно озабочен... Другой тип личности. Мало кто понимает... Надеюсь, вы поймете.

- Понимаю, - кивнула Рита. - Ну, если научная...

Она встала, подошла к двери и повернула торчащий из замочной скважины ключ. Потом подошла к столу, выдвинула стул и встала на него. Одно быстрое, очень ловкое , чисто женское движение - и платье упало на полированный стол.

- Не стесняйтесь, Перчик, подходите, - пригласила она. - Удовлетворите свою научную любознательность. Вряд ли когда еще случай представится...

- Ну, зачем вы так, Рита, - не сдвинулся с места Перец, почувствовав, как кровь прилила к лицу.

- Вы же утверждаете, что другой тип личности, - подчеркнуто невинным тоном, исполненным сарказма, напомнила она.

- А действительно, что это я? - улыбнулся Перец. - Знаете, когда все вокруг только и говорят об этом, поневоле забудешь, какой у тебя тип личности...

Он приблизился и стал внимательно рассматривать Риту.

- Вы божественны! - признал он. - Редкостная красота линий и пропорций! Работа великого мастера! Даже знаменитый женский "магический треугольник " отсутствует, как у скульптуры и, слава Создателю, никаких фиговых листиков. Но все-таки наружные половые признаки у вас наличествуют, хотя и похожи на оные у весьма юных девиц. Для чего-то это предназначено? Или архитектурное излишество, дань традиции?..

- Ну, рожать-то мы как-то должны, - усмехнулась Рита. - Принцип тот же. Изменился лишь механизм зачатия...

- Значит, - выстраивал логические умозаключения Перец, - извиняюсь за функциональное выражение, отверстие все же есть... и, в принципе, секс возможен?..

- Квентин тоже так решил, и я даже разрешила ему попробовать... Так, из жалости и любопытства... Впрочем, как и большинство нормальных женщин... Потом он от фрустрации, говоря фигурально, бился головой об стену и, в конце концов, побежал к буфетчице. Разумеется, надеясь, что тайком от меня...

- Но почему?

- Потому что, как ты выразился, отверстие открывается только в момент родов гормональным ключом...

- А все эти месячные? - не сдавался Перец.

- Никаких оскорбительных и мучительных менструаций, - спокойно объяснила Рита. - Яйцеклетка созревает и оплодотворяется, но происходит это только тогда, когда я сама захочу.

- Черт, жалко я не биолог, не медик, - посетовал Перец. - По-моему, все это страшно интересно и очень мудро! Бедное человечество - оно обречено!

- Кто знает? - пожала плечами Рита. - Подруги выполняют волю Матери-Природы, и сейчас в этой воле отсутствует агрессия по отношению к человечеству.

- Отрадно слышать, - кивнул Перец, - но неужели вы, Рита, как специалист можете предполагать, что Мать-Природа будет разделять человечество на тех, кто в Лесу, и на тех, кто на Материке?.. Если вы наделили ее волей, значит, предполагается и разум... Я думаю, что мы для нее едины... Ну, по-разному живем, едим, одеваемся, говорим, по-разному осознаем себя и ее. Но по сути как вид - едины. Процесс начался с Леса, потому что там это удобней осуществить...

- Да, вероятно, ты прав, - согласилась Рита.

- Неужели Мать-Природа так жестока?

- Не надо требовать соблюдения человеческих этических норм от нечеловека, - заметила Рита. - Да и разве жестоко превращать смертное, страдающее от неполноценности существо в бессмертное и имеющее гораздо меньше причин для страданий?

- Да-да, - кивнул Перец. - Но это касается только половины человечества... Конечно, лучшей и прекраснейшей, но половины.

- А вторая половина, по закону своего вида, все равно должна умереть, - заметила Рита. - Суть в том, что она не будет репродуцироваться.

- Но сознание обреченности! Бессмысленности своего бытия! - воскликнул Перец.

- Уверяю тебя, что ни один козлик, извиняюсь, мужчина в Лесу, вообще, ничего подобного не осознает. А здесь об этом немного догадывается Квентин... Ему не до философских обобщений, у него свои проблемы. Один ты знаешь почти все. Но ты сам захотел.

- Да-да, - подтвердил Перец, - и не жалею.

- А чтобы не сделать несчастными козлов всего мира, - усмехнулась Рита, - мне придется немного почистить вашу память... Квентина и твою.

- Вообще-то говоря, не только поэтому, а потому, что человечеству есть, что противопоставить Матери-Природе, коли уж она на него покусилась. Есть животные, которые поедают собственных детенышей... Человечество достаточно независимо уже от природы планеты, особенно, учитывая возможности и перспективы космической экспансии человечества. Но и здесь, на планете, оно легко не отступит.

- Да, ты прав. Учитывая это, тем более, надо ограничить распространение информации, - заметила Рита. - Да, кстати, может быть, мне будет позволено сойти со стола и одеться? Не то, чтобы я стеснялась, но стоять здесь не слишком удобно, а вести философский диспут и вовсе комично.

- О, конечно, - засмущался Перец и протянул ей руку, чтобы помочь сойти со стола. - Просто я давно не получал такого эстетического наслаждения от созерцания прекрасного женского тела. Все больше посозерцаешь-посозерцаешь - и в постель. Не то, чтобы это было плохо, но эстетическое и сексуальное наслаждение - разные вещи, хотя родственны, и потому не все их различают.

- Ну, посозерцал и будет, - улыбнулась Рита. - А то сейчас Алевтина вернется, забудешь про наслаждение.

Она оперлась на руку Переца и шагнула. Тут стул пошатнулся, и она упала в объятия Переца. Разумеется, не специально. Такое гиноиду даже в голову прийти не могло. Разве что в качестве издевки.

Перец не оплошал. Хотя и пошатнулся от неожиданной тяжести, но удержал прекрасное тело, предохранив от падения. Тело было холодно, как мрамор, и необычно, не по-женски, упруго и сильно.

Перец аккуратно опустил драгоценную ношу на пол.

- Извините мою неловкость, Рита.

- Напротив, Перчик, ты был весьма ловок. Иначе сейчас здесь было бы море шума, а в дверь ломилась бы секретарша, - успокоила она его. - Это я не рассчитала, оступилась.

- У вас что, температура тела ниже или ты замерзла? - поинтересовался Перец.

- Ниже, - объяснила Рита, ловко натягивая платье. - Впрочем, мы можем ее регулировать. Но рабочая - ниже...

- Знаете, Рита, из нашего разговора вы должны были понять, что я не враг Лесу и вам. Да вы и поняли, иначе не рассказали бы мне того, что рассказали. Конечно, новая информация могла изменить мое отношение... Но не изменила. Я - ваш друг. Ваш и Леса. И никогда не оскорблю того доверия, которое вы мне оказали. Клянусь, что не использую полученную информацию во вред Лесу.

- Но в свете твоих же философских обобщений... - возразила Рита, усаживаясь на стул, - Между прочим, работать скульптурой не мед, улыбнулась она и продолжила: - То, что полезно для человечества, вредно для подруг, то есть для Леса... Если человечество узнает об угрозе, исходящей из Леса, согласно твоим прогнозам, которые, кстати, еще не истина, то найдет что противопоставить Лесу. А за что оно бралось во все времена в случае опасности? За оружие... Парочка ракет с ядерными боеголовками - и от Леса ничего не останется...

- Да, этого варианта исключить нельзя, - сокрушенно согласился Перец. - Но от меня оно ничего не узнает!.. Однако, есть другие, и они не связаны с Лесом ни узами дружбы, ни узами мечты, ни клятвой, принесенной мной. Им достаточно почувствовать опасность, а не узнать о ней, чтобы поднять тревогу. Поэтому надо приучить и человечество, и Лес к необходимости мирного сосуществования и паритета интересов, а человечество - еще и к исторической необходимости космической экспансии для сохранения собственного вида и Матери-Природы. Что-то вроде идеи - "человечество не может вечно жить в колыбели". Но для этого надо действовать осознанно, как я и хотел бы... А если вы сотрете мою память...

Рита усмехнулась, и усмешка осталась в уголках губ.

- Вы мне не верите? - вздохнул Перец.

- Да нет, - снова улыбнулась Рита. - Я просто вдруг вспомнила старый анекдот: "Возможна ли дружба между мужчиной и женщиной? - Нет, потому что друзей не трахают".

- Вы к тому, что между мной и вами теперь возможна дружба? - ответно грустно улыбнулся Перец. - Приятно, если так. Но посылка все-таки ложна. Глупый анекдот... Я дал по морде Тузику не потому, что рассматривал вас в качестве потенциального полового партнера, а потому что он оскорбил вас как моего друга, да и не только вас... И Эсфирь, и всех женщин. Сам факт существования Тузика оскорбителен... Кстати, не только для женщин, но и для нас. Я думаю, он болен психически. Его лечить надо.

- О, я давно собиралась поблагодарить тебя за этот мужской поступок, да все как-то случая не было... Мне Квентин рассказал. И Стоян. Если бы я была женщиной, наверное, я влюбилась бы в тебя...

- Черт побери! - воскликнул Перец, - Ну, почему вы, все вы, даже вы, валите в одну кучу секс и любовь?! Я понимаю - они родственны, они атрибуты человеческих отношений, но они не одно и то же! Любят родителей, любят детей, любят природу, любят поэзию, музыку, но это вовсе не связано с опорожнением и наполнением половых резервуаров! Только не говорите мне, что любовь к женщине совсем другое чувство! Чушь! Чувство одно, предмет его приложения различен.

- Но ты же сам пророчествовал, что с появлением гиноидов и любовь, и искусство обречено на исчезновение, - напомнила Рита.

- Да, одна из важнейших и плодотворнейших ипостасей Любви - любовь между Мужчиной и Женщиной! И мне ее действительно жаль - она прекрасна, хотя и трагична изначально... Но все остальные ипостаси любви... Они-то чем виноваты?.. Вы бы хоть иногда смотрели на нас не как на козлов! Ведь такой взгляд вас самих делает козами...

- Ну, почти уговорил... речистый, - улыбнулась Рита. - Ты мне и, правда, симпатичен. В тебе очень мало козлятины... Давай крутить любовь... Без секса.

- Всю жизнь мечтал, - улыбнулся Перец. - А как насчет моей памяти?

- Рискну не трогать... Но Квентину я не доверяю. Он-то меня любит, но козел его непредсказуем... Так что учти, общаясь с ним...

- Учту, - пообещал Перец.

- Дверь-то открой, - повела головой Рита.

- Да-да, - согласился Перец и повернул ключ.- Как вы дальше-то жить собираетесь, Рита?

- Ну, раз у нас любовь, давай тоже на ты! - с улыбкой предложила она.

- Давай, - согласился Перец. - Как жить собираешься , Рита?

- Не знаю, наверное, совсем уйду в Лес. - погрустнела она. - Я здесь все более чужая. Квентин мучается. Пускай найдет себе козочку и радуется жизни.

- А там ты своя? В Лесу... - осторожно спросил он.

- И там чужая, - вздохнула Рита. - Я для них, как инопланетянка. А они для меня...

- Они дикарки?

- О, нет! - воскликнула Рита. - Ты и представить не можешь, как сложна и развита их цивилизация! Но, насколько я успела понять, у нее практически нет точек соприкосновения с нашей... Видишь - я все еще говорю - нашей! Получается - я везде чужая среди чужих...

- Я твой друг, Рита, - заверил ее Перец. - И здесь ты не чужая. Но, наверное, я - плохая замена цивилизациям. И той, и другой... Я вот что подумал: однажды Алевтина сказала мне одну мудрую вещь...

- Алевтина мудрую? - фыркнула Рита.

- Не надо считать идиотом того, кто не похож на тебя, - защитил Алевтину Перец. - Во-первых, это опасно, во-вторых, несправедливо.

- И что же она сказала? - передернула плечами Рита.

- Там, где есть люди, всегда можно договориться, - сказала она.

- Велика мудрость!

- Да не так уж мала... Она говорила про Лес... Но мы сейчас не интеллектуальные способности Алевтины обсуждаем.

- А что?

- Уникальность твоего положения между двумя цивилизациями.

- Что грозят разорвать меня, как две обезумевших лошади, к которым я прикована.

- Да, этого исключить нельзя, этого надо избежать... Я думаю, что сейчас только тебе по силам наладить диалог между цивилизациями.

- Смеешься? - удивленно воззрилась на него Рита. - Да это все равно, что диалог между птицей и рыбой!

- Но есть водоплавающие птицы и летающие рыбы, - не сдавался Перец.

- Это я, что ли? - усмехнулась Рита.

- Именно.

- И как ты себе представляешь этот диалог? - смирилась она.

- Да ты уже давно его ведешь, общаясь с ними... Волей или неволей. Просто надо его углублять и расширять...

- Как это?

- Ну, например, организовать их встречу со мной или с каким-либо другим представителем человечества... По твоему выбору.

- Выбора нет, - покачала головой Рита. - Режим секретности... Так что только с тобой. Это и лучше - хоть идиотом и козлом представитель человечества не будет выглядеть.

- Да, нам надо, во что бы то ни стало, избежать смертоубийственного противостояния, - согласился Перец. - Лучше со мной, для начала.

- Да уж, если столкнутся в драке Лес и Материк, Мать-Природа может погибнуть, - согласилась Рита. - Но ты думаешь, нам по силам это предотвратить? Не спровоцируем ли мы, наоборот, этот конфликт? Ведь пока они друг другом почти не интересуются.

- Мы должны постараться предотвратить... А это твое "пока" слишком ненадежно: с одной стороны, уже есть Управление по делам Леса с группой инженерного проникновения, с группой искоренения, которую я ликвидировал, но долговечен ли я? С другой стороны, есть ты, тоже своего рода группа проникновения. То есть процесс начался...

- Ты, конечно, прав, - кивнула Рита. - Но, похоже, у кого-то из нас или у обоих мания величия.

- Нет, Рита, просто, мы будем первыми. Потом появятся другие. Важно, чтобы начался процесс сближения... Конечно, это трудно и самонадеянно, нескромно, как ты верно заметила. Зато теперь у нас появился смысл жизни. Для тебя - бесконечной, для меня - почти мгновенной. Но ни мгновение, ни бесконечность не должны быть дурными. Они должны быть осмысленными. Чтобы не сойти с ума...

- Смысл жизни - реализация воли Матери-Природы, - заметила Рита.

- Это говорит Женщина, и это верно, ибо, нарушая волю Матери-Природы, мы уничтожаем себя.

- А что говорит мужчина?

- Мужчина говорит, что смысл жизни в том, чтобы защитить Мать-Природу от неразумия ее детей и ее собственного неразумия...

- Не слабо! - усмехнулась Рита.

- Ну, мы, козлы, всегда гордо несли свою рогатую голову, - усмехнулся в ответ Перец.

- Ладно, козлик, я пошла, - поднялась Рита. - Такого философского оплодотворения я давно не получала. Теперь надо идти что-то рожать...

- Я буду ждать тебя, Рита! - воскликнул Перец.

- Жди, - разрешила Рита и вышла из кабинета.

На крыльце Управления она посмотрела на землю под окнами директорского кабинета. Там уже пышно цвели укоренившиеся лесные цветы. Рита удовлетворенно улыбнулась.

Глава 5

- Молчун! Молчун! Эй, Молчу-у-ун! - раздался с поля многоголосый зов под аккомпанемент женского визга.

" Опять мертвяки!" - подумал Кандид и быстро встал, вытащив из-за пазухи скальпель.

- Молчун! Молчун! Эй, Молчу-у-ун! - услышала Нава голос деревни и чуть не оглохла от женского визга.

"Вот щас я вас..." - многообещающе подумала она, и над ее головой активно заклубился лиловый туман. Но она вспомнила, как, вроде бы недавно, сама стремглав неслась с поля, завидев мертвяков, и сдержалась. Пусть себе орут. Но странно, что не бегут, а только медленно отступают. И почему зовут Молчуна?

- Ты ето, его как полосни своей полоснулкой, чтоб он, шерсть на носу, напополам развалился, - напутствовал, поспешая за Кандидом Кулак и воинственно размахивал над головой своими кулачищами. - А-то, вишь, повадились тут шастать, баб наших таскать, бродило в рыло! А на кой им бабы, если они мертвяки?.. Только порчу наводят... Эй, слышь, Молчун, ты им врежь, чтобы неповадно было! Эх, мне бы такую врезалку, как у тебя! Я бы им показал, как баб наших таскать. Скоро в деревне и рожать будет некому, рукоед их забери!.. Только я не возьму в руку эту твою полоснулку-врезалку - страшная она, шиш ей на плешь! Я ее больше мертвяка боюсь. Мертвяк ничего не боится, потому что у него соображалки, как у пня трухлявого... Вот, завтра к Чертовым скалам пойдем с тобой, я тебе покажу один такой трухлявый - ну, точно, как думалка у мертвяка.

- Интересно, - хмыкнул Кандид, - у кого еще такая говорилка, как у Кулака, есть?

- А ни у кого! Хотя балаболить у нас каждый горазд... Вот Слухач - как заведется, не остановишь, а смысла ни на соплю. Нет у них вкуса к говорению, бродило им в рыло. А ты, Молчун, так и вовсе - одно слово Молчун... О, пришли!

Толпа расступилась, и Кандид вышел вперед. Кулак остался в задних рядах, чтобы, в случае чего, бежать в передних, и что-то там бубнил.

На границе мелколесья и луга стояли два громадных мертвяка. Их руки тонули в траве, а ничего не выражающие глаза были направлены на толпу.

"Кажется, поняли, что по одному сюда ходить смысла нет, - подумал Кандид. - Да, задачка на сообразительность - как одним скальпелем разрезать двух мертвяков?"

Вдруг мертвяки расступились в стороны, и вперед выступила маленькая очень стройненькая женщина, почти девочка.

"Хозяйка! - мелькнуло в голове, и Кандид сделал шаг вперед. Он давно ждал встречи с одной из них. - Неужели очередь дошла и до этой деревни?! Ну, нет! Так просто я вам их не отдам! Это моя семья!.. Только через мой труп!" - и тут же с горечью подумал, что его труп здесь никого не остановит. И внимания даже не обратят. Поэтому надо жить.

Толпа, наоборот, отступила на шаг назад. В этой женщине было что-то необычное. Нормальные женщины рядом с мертвяками не стоят. Они убегают от мертвяков, потому что те их крадут. А какой нормальной женщине нужно, чтобы ее крали? Никому не нужно. А эта стоит рядом с мертвяками и хоть бы хны ей, да еще и мертвяки перед ней расступаются... Нет, странная, даже страшная женщина.

"Как же они меня боятся! - подумала Нава со смешанным чувством. С одной стороны, ощущение силы и власти пьянило, с другой - было обидно, что ее здесь считают чужой и даже не узнают.

- Нава! - прошептал, узнавая, Кандид. - О, боже! Девочка моя!.. Живая!..

- Нава! - вдруг завопил Колченог, выступая из толпы. - Нава! Едрень корень! Дочка! Узнаешь?.. Да Колченог я!

"И точно, Колченог, - узнала Нава. - Он приютил меня, когда я осталась одна. Потом мы вместе искали его дочку, которую украли мертвяки... Вот почему я его все время вспоминала, да только почему-то не могла припомнить.

- Нава-Нава-Нава-Нава! - прошелестело по толпе. И толпа снова сделала шаг вперед. Но только шаг, потому что все равно, хоть это и Нава, было страшно. Еще никто из баб, украденных мертвяками, не возвращался в деревню. Да и мертвяки тут... Того и гляди...

- Нава! - заулыбался Кандид и бросился навстречу. Мертвяки чуть пошевелились, но Нава приказала им замереть.

- Молчун! - прошептала Нава. Она тоже ощутила импульс броситься навстречу, как сделала бы это прежняя Нава. Но прежней Навы уже не было, поэтому она сделала только один шаг, оставив мертвяков за спиной. Да и не надо было уже бежать - Молчун стоял перед ней.

"Какой же он, действительно, заросший и грязный! - вдруг увидела Нава. - Почему они все такие грязные?.. Потому что здесь нет озер, а одни болота да трясины?.. - Да нет, Молчун еще ничего, а вот Колченог... Бр-р, вспомнила она невольно гладкие, чистые, безволосые, идеально сложенные тела Славных Подруг. Она почувствовала, что Молчун хочет заключить ее в объятия, и непроизвольно сделала брезгливый шаг назад.

Кандид тоже резко остановился, почувствовав ее опасения.

"Куда это я, право, со свиным рылом?.. - осадил он себя, разглядев вблизи чистоту и красоту новой Навы. Ему стало очень стыдно своего вида, одежды, запаха, если позволительно так мягко назвать исходящую от него вонь несвежего бродила, пота и многого еще чего неразличимого, но густо замешанного. - Вот в баньку бы сейчас, в парную, с веничком, а потом... да еще побриться-постричься, вечерний костюм... Размечтался, Леший Кикиморович Подболотный," - опять осадил он себя.

- Нава... ты... вернулась? - спросил он, с трудом произнося слова. Почему-то губы онемели.

- И да, и нет, - ответила она, не обнаруживая явных признаков волнения. Да и, правда, не особенно волновалась. Так, некоторое эмоциональное напряжение. - Я пришла за тобой...

- То есть? - удивился Кандид. - Ты хочешь отвести меня к своим подругам? Это можно. Я этого давно хочу. При первой встрече разговора не получилось. Я был не готов. А теперь, если ты мне поможешь... А они? повел он головой в сторону толпы. - Они уже приговорены к ... Одержанию?

- Они давно приговорены. Все приговорены, - ответила спокойно Нава. Но не сейчас это будет исполнено, насколько мне известно. А мне пока известно не очень много... И подругам ты не нужен. Разговора никогда не получится, потому что... языки разные... Не слова, а то, что за ними стоит... Я пришла помочь тебе вернуться в свой мир. Думаю, это максимум того, что я могу для тебя сделать. Ты ведь пришел с Белых Скал?

- Как же изменилась твоя речь, Нава! - воскликнул Кандид.

- И не только речь, Молчун, - вздохнула вдруг Нава. - Ты меня отпустил, ты меня потерял...

- Но я ничего не мог сделать! Они не слушали меня, а я еще ничего не понимал! Хотели отправить к каким-то Воспитательницам...

- Я не обвиняю тебя, а всего лишь констатирую факт. Теперь у меня другая жизнь. Каждый должен жить своей жизнью. Я хочу, чтобы у тебя была такая возможность, я провожу тебя к Белым Скалам. Без меня ты не дойдешь...

- Но мы собирались завтра с Кулаком и Колченогом! - воскликнул он, видимо, пытаясь доказать, что и сам чего-то стоит, что может обойтись без нее.

- И с ними не дойдешь, - твердо сказала Нава, и Кандид понял, что вовсе не хочет без нее обходиться. Что мечтал об этой встрече весь год, прошедший с разлуки у разнесчастного Паучьего Бассейна, называемого Городом. И еще он понял, что она знает, о чем говорит. Вдруг вспомнились и стали понятны слова беременной женщины: "Представляешь, как они бредут к Белым Скалам и вдруг попадают в полосу боев!". И задумчивое дополнение матери Навы: "Они гниют там заживо, они идут и гниют на ходу, и даже не замечают, что не идут, а топчутся на месте... для Разрыхления это только полезно. Сгниют - полезно. Растворятся - тоже полезно..."

"Идиот! - осудил себя Кандид. - Непроходимый, дремучий идиот! Ну, ладно бы не был микробиологом - можно было бы отговориться, что не специалист, а то ведь мне прямо сказали о применении бактериологического оружия в какой-то "полосе боев", которая, видимо, отделяет Белые Скалы от остального Леса. Вот почему никто, кто уходил с биостанции глубоко в Лес, никогда не возвращался. Они шли и гнили на ходу, пожираемые какими-то вирусами, пока не растворялись. А кто выживал, как Карл, попадал к страшным Воспитательницам... А я оказался здесь только потому, что прилетел на вертолете. И, наверное, какую-то заразу я все же подхватил, если так долго и тяжело болел и потом ничего не помнил. Не в одних травмах было дело. И только благодаря Наве и их местным лекарственным средствам я остался жив. А теперь я хотел переться сам и тащить за собой самых близких друзей - Кулака и Колченога к этим самым Белым Скалам, которые они зовут Чертовыми. Загубил бы и себя, и их. Хотя они, может быть, защищены? - вспомнил он вопрос навиной матери. Все местные могут иметь иммунитет. Хотя с кем тогда "полоса боев"?.. С теми, кто на Белых Скалах?.. Или не с кем, а за что?.. За рыхлость почвы, например, и максимальное количество перегноя в ней. Логично для пользы Леса... Но пускать мужиков на удобрение!.. Даже если они чья-то ошибка!.. Сам идиот - тебя честно предупредили".

- А как же они без меня? - спросил Кандид. - Я защищаю их от мертвяков. Без меня они скоро останутся без женщин и без девочек.

- И начнут их воровать в соседних деревнях, и коллективно использовать, а потом останутся без женщин, потому что их не будет и в соседних деревнях, и станут доживать свою никчемную жизнь в сытости и воздержании, если не понадобятся раньше... - спокойно дорисовала Нава трагическую картину исчезновения человеческого вида.

- Это говорит не моя Нава, - грустно сказал Кандид. - Это говорит ее мама.

Нава внимательно и строго посмотрела на него. Ей не понравилось, что этот грязный мужик позволяет себе осуждать ее. Пусть даже не словами, а тоном.

- Ты сам отдал меня моей маме, - повторила она.

На что Кандид виновато кивнул и развел руками, мол, слаб я оказался.

- Но пришла к тебе не моя мама, - продолжила Нава. - Кстати, теперь я не зову ее мамой. Ее зовут Тана. Просто, одна из подруг - Тана. Она не поняла, почему я пошла к тебе, а не влилась в дружные и стройные ряды Славных Подруг, осуществляющих Великое Одержание Победы над заблуждением эволюции.

- Так вон оно что такое - Одержание! - воскликнул Кандид.

- Ты понимаешь? - удивилась Нава.

- Ну уж, не такой я козел, как кажется твоим подругам! - заверил ее Кандид. - Хотя в чем-то они, наверное, правы...

- Ты нас понимаешь? И даже допускаешь нашу правоту, хотя она никак не в твоих интересах?

- Истина не может быть в чьих-то интересах, она сама по себе... Объективная реальность... Просто чьи-то интересы могут учитывать ее и потому осуществляться... Черт! В вашем языке раньше не было таких слов! Откуда они взялись? И откуда я их знаю?

- Я тебе помогаю, - призналась Нава.

- Ты копаешься в моих мыслях? - насторожился Кандид.

- Нет, Молчун, я просто подключила тебя к своему информационному полю, - объяснила Нава. - Иначе нам трудно было бы разговаривать. Без общих понятий... Сам понимаешь, наверное.

- Понимаю, но опасаюсь, - немного успокоился Кандид.

- Так идешь? - чуть повернулась боком Нава, как бы приглашая его.

- Как? Так сразу, не попрощавшись? - растерялся Кандид.

- Ты же здесь чужой, - удивилась Нава. - Никто и не заметит, что ты ушел. А если и заметят, то быстро забудут. Здесь долго не помнят...

- Прежняя Нава, кажется, не считала меня чужим, - попрекнул Кандид.

- Считала, но это ей даже нравилось. У нее был муж не такой, как все. Да еще с неба свалился... Она тебя выходила и надеялась, глупенькая, образумить, сделать не чужим.

- Может быть, я слишком самонадеян, но, кажется, ей это удалось. Теперь они - моя семья. И не потому, что я стал, как они. Это невозможно, хотя по внешнему виду, наверное, и не отличишь. Но я нашел свое место среди них, стал нужным им.

- Ну да, защитник, - усмехнулась Нава, - гроза безмозглых мертвяков.

- А хотя бы и так! - не сдавался Кандид. - Я показал им, что борьба возможна.

- Конечно, пока приходит один мертвяк. А если - двое или трое? Тогда как?.. Твое оружие будет бесполезно. Просто, подругам недосуг тобой заняться. Неужели ты этого не понимаешь?

- Понимаю, - понурил голову Кандид. - Но я не могу спокойно смотреть, когда людей ведут на заклание, как стадо баранов или, извиняюсь, козлов.

- Ну, что ты можешь один против могущественных подруг, Молчун?

- Я не один! - воскликнул он.

- Я вижу, - усмехнулась Нава. - И даже, если не один, что вы все можете против подруг, против Леса, против Матери-Природы?

- Мы можем сказать ей, что мерзко пожирать собственных детей! возбудился Кандид.

- Вот ты и сказал, - кивнула Нава. - Ты уверен, что она тебя услышала?

- К сожалению, не уверен, - признался уже спокойно Кандид. - Но мне почему-то кажется, что ты меня поняла... Может быть, мне достаточно, чтобы ты меня услышала, - выделил он интонацией "ты".

Толпа настороженно наблюдала за ним со стороны.

- Эй, Молчун! - вдруг выкрикнул Кулак. - Ты бы, шиш на плеши, полоснул бы этих поганых мертвяков! Ишь вылупилось, дерьмо подогретое!.. А-то опять твою Наву уволокут, опять один останешься, без жены!

- Заботятся, - улыбнулся Кандид. - И о тебе тоже, кстати... А ты говоришь - чужой. Ты бы превратила их в кресла, чтобы народ не пугать. Посидим, побалакаем...

- Да уж идти пора, - напомнила Нава.

- Уходить - это навсегда, - вздохнул Кандид. - Я хочу уйти по-человечески. Позволь мне эту мелочь.

- Хорошо, - вздохнула Нава. Ей все его резоны казались не слишком серьезными, но она делала скидку на его примитивность и, к тому же, привыкла его баловать, пока он был болен, слаб и беззащитен. В сущности, он таким и остался, по сравнению с ней. Что есть его жизнь, жизнь всех этих существ, как не быстротекущая болезнь с летальным исходом?..Почему же не побаловать это слабое существо?

Нава повернулась к мертвякам, лиловое облачко, которое до сих пор было почти незаметно, заклубилось над ее головой, и мертвяки, заколебавшись, стали оплывать и вскоре приняли форму двух кресел с высокими спинками и подлокотниками.

Толпа загудела и отшатнулась.

Нава сделала приглашающий жест рукой и опустилась в кресло сама.

- Это ты хорошо придумал, - признала она. - Я сегодня много прошла.

Кандид тоже сел в кресло. Вопреки его опасениям оно не обжигало, как обычно мертвяк, а имело температуру тела. Его тела. Кандид расслабился и откинулся на спинку.

"Черт побери! - подумал он. - Я не сидел в кресле уже целую вечность... А может, я в нем, вообще, никогда не сидел, а только видел сон об этом?"

Толпа все еще гудела, но тон гуда изменился: из настороженного он стал удивленным и любопытным. Толпа стала осторожно приближаться.

Вдруг из нее вперед выступил Колченог и, скособочившись по обыкновению, спросил:

- Нава, девочка, а ты мою дочку там не встретила?

Нава вздрогнула.

- Козел? Не правда ли?.. Старый, вонючий, безмозглый козел? - довольно зло, но тихо спросил Кандид.

Нава, нахмурившись, строго посмотрела на него: мол, не зарывайся, козлик.

- Нет, Колченог, не встречала пока, но, надеюсь, встречу и обязательно скажу, что ты скучаешь без нее.

- Да уж, девочка, скажи... Очень скучаю... Вот пойдем с Молчуном на Чертовы Скалы, я ее искать по дороге буду.

- Не дай тебе Бог найти ее, старый, - пробурчал себе под нос Кандид, но Нава услышала и вздохнула, вспомнив свою встречу с мамой, о которой мечтала все детство. Но что ее разочарование рядом с тем горем, что ожидает Колченога!.. Не хотела бы она оказаться на его месте... Молчун прав. Просто, удивительно, что Молчун так часто оказывается прав. Или не такие они примитивные там, на Белых Скалах, как кажется подругам? Или она еще неполноценная подруга и привыкла переоценивать достоинства Молчуна?

- А что ж это, шерсть на носу, с мертвяками стало? - возник из толпы любознательный Кулак. - Молчун их вроде не взрезал, а они - вон что учудили, в пни превратились... Как это ты, Молчун, устроил?

- Это не я, - признался Кандид.- Это Нава. Она теперь их хозяйка.

- И это она мертвяков к нам присылает, чтобы они баб наших таскали?! выпучил глаза Кулак. - Это ж, как это понимать, бродило в рыло?.. Ты ж на кой их к нам засылаешь? Будто не знаешь, как боятся их наши бабы? Хуже чертей боятся! Да чертей-то они видом не видывали, а только по байкам слыхивали, а мертвяки, что ни день - тут как тут... Хорошо, хоть Молчун на них управу нашел... Скажи нам...

- Мертвяки приходили до меня и будут приходить после, - отвечала Нава. - Значит, не я их присылаю. Эти мертвяки еще никого не утащили и не утащат... А отчего да почему, так про то Слухач вам каждый день вещает...

- Да уж он, шерсть на носу, навещает, - фыркнул Кулак. - Газ в болоте и тот понятней вещает. До него еще другой слухач был, тоже вещал-вещал невесть что, так ему как по вещалке дали - теперь больше не вещает... Другой объявился. Тоже дождется, шиш на плеши!..

- А может, им надо без Слухача объяснить, что происходит? - тихо предложил Кандид. - Может, и мертвяков не надо будет?

- Нет, - покачала Нава головой, отвечая тоже шепотом: - Во-первых, не поймут, во-вторых, женщины будут обременены необходимостью выбора и, скорей всего, не оставят своих мужей и, главное, детей и умрут вместе с ними, в-третьих, мужчины, зная, что обречены, будут беситься и тиранить женщин, а в результате все будут несчастны.

- Что ж, лучше с ними, как с безмозглыми тварями? - сверкнул глазами Кандид.

- Возможно, и лучше. Ведь землетрясение не предупреждает, что завтра случится. Вернее, оно предупреждает, но никто не обращает внимания. Природный катаклизм... Про Одержание тоже знают все, но не обращают внимания. Может быть, специально не обращают?.. Защитная реакция психики.

- Наверное, я действительно зря примеряю на себя ваши одежки, вздохнул Кандид. - Они на мне, как на... как на рукоеде... седло. Да и свои зря предлагаю...

- Что такое седло? - спросила Нава.

- Приспособление для верховой езды, что-то вроде кресла на спине животного, - объяснил Кандид.

- Нелепость какая!

- Вот я и говорю - нелепость, - согласился Кандид.

Кулак непонимающе переводил взгляд с одного на другого.

- Ниче не понимаю, - не выдержал он. - Вы о чем, шерсть на носу?

- А о том, как тебе лучше, к примеру, знать ли о том, что завтра в трясину провалишься или не знать? - объяснил Кандид.

- Причем тут трясина, когда я про мертвяков допытывался? Что-то вы такое наплели, как ползучка на ветвях - ни пролезть, ни проползти... Да уж лучше знать, если трясина - глядишь, и стороной обойду.

- А если не ту обходить будешь? - спросила Нава. - А когда будешь обходить, то и провалишься в ту трясину, о которой тебя предупредили, а?

- Ну, тогда лучше не знать, - растерялся Кулак. - Ну, совсем запутали, бродило в рыло!.. И что это у вас в головах - пауки что ли завелись - так и норовите человека запутать?! Живу себе и живу, вот к Чертовым Скалам с Молчуном собираемся. Завтра и пойдем, а вы пугаете - трясина... Какая, к мертвякам, трясина?! Пусть мертвяки в нее попадают, а мы опытные - всю жизнь на болотах живем... Если только в Чертову Пасть, куда Молчун свою летающую деревню отправил, тогда да, тогда, конечно... тут уж... Так для этого Молчуном и надо быть, а нормальный мужик разве в Чертову Пасть сунется? Вот ты, Колченог, сунешься?

- Не-а, - покрутил головой Колченог. - Че я там забыл, в Чертовой Пасти?.. Хотя вот ногу сам не помню куда сунул... Очнулся, а она уже... того... с тех пор Колченогом и стал... Дочку я тогда искал... Мертвяки ее унесли. Сначала жену... Хорошая она у меня была, заботливая... Потом дочку... Ты, Нава, если встретишь ее, не говори, что я Колченог, не знает она такого моего имени... Просто, скажи: отец, мол, скучает... Да не отпустят ее, небось, мертвяки. Если б отпустили, давно бы сама прибежала... Уж, как она меня любила!.. Прям, хвостиком следом бегала... Особенно, когда мертвяки мать ее сперли, чтоб их Чертова Пасть проглотила!.. Или, может, она дороги не знает?.. Так ты, Нава, проводи уж ее, покажи дорогу, коль мертвяки тебя слушаются. Да смотри, чтоб они ее не тронули.

- Хорошо, Колченог, - пообещала Нава, сильно сомневаясь, что сможет выполнить обещание. - Если найду твою дочку, обязательно приведу... Только Лес большой да густой - найду ли... Но если найду, то обязательно... Потому что, если не найду, то как я могу ее привести... А как ее найдешь, если Лес такой большой и густой. Сам посуди, Колченог! Вместе ж мы искали, - вдруг перешла Нава на прежний деревенский говор, немало удивив Кандида, да и себя - ей казалось, что она уже разучилась так говорить.

Но Колченог, наоборот, заулыбался, закивал согласно.

- Ну, лады, ну, так тому и быть, а мы вот с Молчуном пойдем к Чертовым Скалам, завтра как раз и пойдем, так и будем тоже искать. Мало ли куда ее мертвяки унесли... Может, к Чертовым Скалам унесли. Мертвяки они и есть мертвяки...

- Не пойдете вы к Чертовым Скалам, Колченог, - сказала Нава. - Он мой муж, с ним мы и пойдем. А если дочку твою найдем, то и скажем ей, что надо. А ты бы лучше и не уходил из деревни.

- Как же так? - развел руками Колченог. - Я уж и дубину припас.

- Вот тебе и шерсть на носу - прямо бродило в рыло! - встрепенулся Кулак.- Один вот тоже собирался-собирался к Чертовым Скалам, а как дали ему промеж глаз - больше не собирается... Собиралка кончилась... Говорил я тебе, Молчун, пойдем лучше на Выселки - давно бы уже сходили и назад вернулись.

- И то правда, - закивал Колченог. - Муж должен с женой ходить, а не со старым Колченогом. Ты только, Молчун, ее опять не потеряй. Другой раз может и не вернуться. Мало ли куда еще мертвяки ее могут унести... Хотя нет, мертвяки ее теперь слушаются... Ну так, рукоед какой нападет...

Кандид вспомнил про бракованного рукоеда, которого обработала молоденькая подруга, и пообещал Колченогу:

- Уж постараюсь...

- Постарайся-постарайся, - согласился Колченог.

- Постой, постой! - опомнился Кулак, - а кто же теперь будет мертвяков окорачивать, баб наших защищать?!

- На, возьми, - протянул ему скальпель Кандид.

Кулак отскочил назад. И толпа тоже отшатнулась.

- Ни за что! - побледнел Кулак, что было заметно даже сквозь заросли на физиономии.

- Ну, тогда ведь и у тебя, и у Колченога дубины есть, я сам их вам подбирал - крепкие и длинные. Никакой мертвяк против них не устоит.

- Ну да, не устоит, - усомнился Кулак. - Я ему как врежу по кумполу! А он как устоит! Что тогда будет?

- Еще раз врежешь, посильней, - усмехнулся Кандид. - И Колченог поможет.

- Уж он поможет! - хмыкнул Кулак. - Пока дохромает, одна шерсть на носу от меня и останется, да еще, может, шиш на плеши... Знаю я этих мертвяков - ручищи у них вон какие!.. Это они тебя только боятся. Быстрый ты! У нас никто так не умеет: тыр-пыр!.. И мертвяк наизнанку вывернулся! Ну, красота!.. Так что, Молчун, ты лучше не уходи ни на какие Чертовы Скалы... Пусть лучше Нава опять в деревню возвращается, а то у тебя давно и еды приличной в доме нету. Не умеешь ты еду хорошую делать. Мертвяков взрезать умеешь, а на жратву ты не мастак.

- Нет, Кулак, - твердо сказала Нава. - Молчун пойдет со мной. Это воля Леса!

- Ну, если воля Леса, - притих и как-то даже сгорбился Кулак.

Кандид посмотрел на толпу. Она тоже притихла и погрустнела. Женщины опустили глаза и смотрели себе под ноги. А последний год они все чаще улыбались ему. Мужики глазели по сторонам. Только Кулак да Колченог, безвольно опустив кряжистые руки, растерянно смотрели на своего товарища.

Кандиду стало нехорошо. Стыдно ему стало - ведь он мысленно уже был там, на биостанции, рядом со Стояном, Ритой, Квентином... Только его, наверное, давно уже официально похоронили. И приказ по Управлению вышел... Боже, как все это было далеко - и приказы, и статьи, и все их управление, которое ничем, кроме бумажек да составляющих их людей не управляло. И уж к делам Леса даже близкого отношения не имело. Теперь-то он понимал это со всей полнотой и ясностью. Но вернувшись, он мог бы многое изменить!.. А кто бы ему позволил?.. Да поймут ли его? Поверят ли? Позволят ли воскреснуть?.. Если уже приказ вышел... Но наука?!.. Но Истина?! Можно ли оставлять человечество в неведении того, что здесь происходит?.. И можно ли доверить ему это знание?.. Ох, сколько вопросов!.. Но главные вопросы обозначены двумя вопросительными знаками перед толпой - сгорбившимися, вдруг постаревшими Кулаком и Колченогом.

- А знаешь, Кулак, знаешь, Колченог! - вдруг воскликнул Кандид. - Мне действительно надо сходить к Чертовым Скалам, там моя деревня... Но я вернусь сюда! Я принесу с собой то, против чего ни один мертвяк не устоит, и десяток мертвяков не устоит!

- И в твоей деревне это есть? - спросил недоверчивый Кулак.

- Есть!

- Ну, тогда... - вздохнул он. - Только скорей возвращайся! Пока всех баб мертвяки не перетаскали. Прямо сейчас иди! И сразу бегом назад!

Кандид заметил, что женщины робко, но с явной надеждой косятся в его сторону.

Нава поднялась с кресла и взяла за руку Кандида. Он вскочил гораздо энергичней, чем собирался - так его пронизало холодом от ее прикосновения. Это, конечно, не лед, но слишком неожиданно. Тем не менее, Кандид не отнял руку.

Кресла превратились в большие шары и укатились в густой кустарник, исчезнув из поля зрения.

Нава потянула Кандида следом.

- Я вернусь! - повернулся он к толпе. - Я обязательно вернусь! Обещал он и искренне надеялся, что сможет это сделать. Он еще никогда и никого не предавал. По крайней мере, сознательно. Так жизнь сложилась или, просто, не успел еще по молодости? Или психика так устроена?.. Поэтому вероятность предательства его очень угнетала. Если бы не верил, что вернется, шагу не смог бы сделать.

- Да уж, шерсть на носу, ты давай быстрей! - напутствовал Кулак. Одна нога там, а вторая пусть здесь остается...

А Нава все настойчивей влекла его в Лес, и Кандид пошел за ней, на прощанье помахав рукой односельчанам, хотя не помнил, чтобы кто-нибудь здесь кому-нибудь махал рукой и, вообще, прощался... Только в той страшной деревне, где он встретил Карла...

Глава 6

Алевтина проснулась с ощущением тревоги. Еще было темно. Перец посапывал на своей подушке, уткнув нос в ее плечо. На улице было тихо. Даже ветер не дул. Вроде бы все нормально, а сердце не на месте.

"Неужели уже сердце дает себя знать? - немного испугалась она. Неужто возраст уже?.. Да какой еще возраст?! Хотя рожать уже давно пора, а то, глядишь, и возраст выйдет..."

Она, собственно, и не возражала. Последнее время не предохранялась. Так что, если Бог пошлет, она с радостью примет... Может, уже и послал? Может, это не за себя тревога, а за Него?..

Алевтина улыбнулась в темноту. Хорошо бы! Перец энергично взялся за директорство, авось, и без нее справится. Пора уже ей и свою женскую долю вкусить до дна...

Где-то далеко забрехала собака. Ей ответил сумасшедший петух. Настроение немного улучшилось. Но тут же Алевтина догадалась, что могло быть источником ее тревоги.

Вчера вечером состоялась первая телевизионная трансляция в их поселке - наконец-то закончился монтаж оборудования на ретрансляционной станции на перевале, что связывал Материк и Лес, отгороженные друг от друга горным хребтом. Делегация монтажников прибыла в Управление, подарила телевизор и в торжественной обстановке после приветственных и благодарственных речей состоялся коллективный просмотр передач, сопровождавшийся обильным возлиянием кефира и прочих напитков. Перецу это не очень нравилось, но народ желал...

Эти мельтешащие цветные картинки были забавны, как замочная скважина, точнее, окно в чужую квартиру, жители которой как будто бы и не подозревают, что за ними наблюдают, и ведут себя совершенно без комплексов. Это было непривычно и даже возбуждающе. Но тревожило тем, что раньше так не бывало. Всякие были фильмы, но чтобы до такой степени!.. Из этого следовало, что на Материке что-то изменилось, а они тут в закрытой заповедной зоне об этом и не догадывались. Но что изменилось?

Информационная программа встревожила еще больше. В ней прямо говорилось про Новый Порядок, про конец античеловеческого тоталитаризма, про свободу, демократию, права человека, про какую-то всенародную приватизацию. Что это такое Алевтина понятия не имела, впрочем, как и большинство в зале. Правда, большинство давно уже не обращало внимания на телевизор и занималось исключительно собой. Телевизионщики уехали, спеша домой на Материк, поэтому она попросила объяснить непонятное слово Переца лингвист, слова по его части.

- Privatus - частный, - ответил Перец, - значит, приватизация процесс превращения чего-то не частного в частное.

- Чего во что, например?

- Например, собственности, - пожал плечами Перец, - государственной, коллективной, общественной...

- А зачем? - удивилась Алевтина. - Нас ведь учили, что частная собственность - источник несправедливости! Неужели неправда?!

- Я не экономист, не социолог, не политик, а специалист по женской прозе ханьского периода, - развел руками Перец. - Но мне кажется, что это не может быть неправдой, как восход солнца, ливень, засуха, Лес... По-моему, когда человек рождается, ему вместе с жизнью должен вручаться целый мир. Каждому человеку! Поэтому все, что есть на планете, должно принадлежать всем. А если потом выясняется, что человек со всех сторон огорожен границами и запретами и, в сущности, не имеет ничего, кроме собственной жизни, да и ей распоряжаются все, кому угодно, - то это не может быть справедливо! Но я, наверное, многого не понимаю.

- Но почему же они говорят? - растерялась Алевтина. - У нас же не было частной собственности - все общественное! Зачем тогда этот Новый Порядок? И что это за новый порядок?

- Не знаю, Алевтина, не знаю, - невесело вздохнул Перец. - Я не думаю, что приватизация лучше коллективизации и наоборот - это как два крайних положения маятника человечества, между которыми оно мечется.

- А что же делать?

- Если бы я знал, меня бы давно распяли, - горько усмехнулся он.

- Знаешь, Перчик, когда я тебя в первый раз увидела, было такое ощущение, что ты только что с креста... - призналась Алевтина. - Особенно, по глазам ощущалось: такие они были одинокие...

- Поэтому ты и ждешь от меня ответа?

- От кого же мне еще его ждать? - вздохнула Алевтина.

- До сих пор все ответы были у тебя, - улыбнулся Перец.

- Теперь твоя очередь.

- А у меня нет ответов, - развел руками Перец. - И я никогда не доверял тем, у кого они всегда под рукой... Я не знаю, я просто чувствую, что не будет у нас покоя, пока хоть какая-нибудь собственность останется у человека, кроме себя самого. Каждый принадлежит себе и только себе, а все остальное - всем и каждому.

- Но разве такое возможно? - удивилась Алевтина.

- Не знаю, - пожал плечами Перец. - Наверное, нет. Во всяком случае, человеческая история за исключением того первобытного состояния, о котором никто ничего доподлинно не знает, не явила нам такого примера. Однако история, слава богу, еще не кончилась. Хотя признаки конца уже ощущаются...

- Не пугай меня! - махнула на него рукой Алевтина.

Тут подскочил разгоряченный Стоян, переполненный решимостью и гормонами, и возопил:

- Что это вы тут такие серьезные, ребята? - и, ухватив Алевтину за руку, увлек ее в танцующую под орущий телевизор толпу.

Потом они еще пили, ели и танцевали. Телевизор выключился далеко за полночь. И до постели они добрались, не вполне себя разумея и контролируя. И вот теперь, надо понимать, тревожное похмелье.

"Пить меньше надо! - сурово напомнила себе Алевтина. - Особенно, если о детях думаешь!.."

На улице светало. В горле пересохло. Но голова почему-то не болела, просто, немного напоминала воздушный шарик, болтающийся на ниточке.

Собаки перебрехивались уже активно. Да и петухи свое дело знали.

"Черт знает что! - подумала Алевтина. - Не научный городок, а деревня какая-то! Поразвели тут!.."

Зашевелился Перец. Алевтина повернулась к нему. Он открыл глаза и улыбнулся ей.

- Знаешь, Перчик, - засмущалась вдруг она. - Я хочу, чтобы у нас были дети... Ты не возражаешь?

"А что, - подумал Перец, - может быть, дети - как раз то, что мне нужно? Только не что, а кто... Пусть меняются Порядки - и старые, и новые, пусть Лес сходит с ума, а человечество, как в зеркале, теряет разум - дети это святое! Дети - то, что (нет - кто!) остается после нас, вместо нас. Это мы, шагнувшие в бессмертие. Пусть не как гиноиды, но и мы бессмертны!..

- Ты что молчишь? - напомнила о себе Алевтина. - Не хочешь?

В ее голосе слышались слезы, что для Алевтины, всегда уверенной в себе, было необычно.

- Ну, что ты, что ты, - забормотал Перец ласковым голосом и погладил ее ладонью по щеке. - Конечно, хочу! Мне кажется, что я всю жизнь только и мечтал о детях! Не понимаю, почему до сих пор их у меня не было?

- А потому что у тебя не было меня, - серьезно объяснила Алевтина.

"Или потому, что пьяный мерзавец зарезал Эсфирь, - подумал Перец, - и жизнь кончилась."

Потом он посмотрел на Алевтину. Она была красива и совсем не похожа на дневную Алевтину - строгую, всезнающую, решительную. Наверное, днем в ней это милое существо спало, а просыпался Профессиональный Администратор, знающий, что такое Порядок и как его соблюдать. Той, дневной Алевтины, он до сих пор побаивался, ощущая свою административную неполноценность. Хотя, конечно, уже пообвыкся-пообтерся и почувствовал вкус власти...

А эта - ночная, утренняя Алевтина была чем-то похожа на Эсфирь: то ли выражением глаз, то ли звуком дыхания - чем-то неуловимым и, наверное, неназываемым, что ощущалось в любимой им женской прозе ханьского периода. Именно поиском и выражением этого Невыразимого оная проза и занималась, а то, что было вне, ее мало интересовало. Точнее, совсем не интересовало.

Перец поцеловал Алевтину в губы. Это ее удивило. Он почти никогда сам не начинал ласки, предоставляя инициативу ей, как бы предоставляя себя в ее распоряжение. В этом, конечно, было нечто возбуждающее, но было и обидное. Не очень обидное, потому что он был ласков и нежен, но было, было... И вдруг - сам!.. У нее даже слезы на глаза навернулись. Она ответила на поцелуй. Хорошо ответила. Но потом подумала, что нет, она так не хочет: в спешке, когда вот-вот зазвенит будильник, и надо будет вскакивать и бежать на работу, потому что без них там все остановится, хотя непонятно, кому нужно, чтобы оно куда-то двигалось - Порядок такой... И опять же - во рту пересохло и кефиром этим поганым прет... К тому же, алкоголь вреден при зачатии - надо сначала очистить организм...

Алевтина еще раз поцеловала Переца, но уже иначе - легко и отстраняюще, и резко встала с кровати.

Тут же затрезвонил будильник.

- Извини, - объяснила она. - Он бы нам помешал... Вставайте, граф, вас ждут великие дела!

- Эх! - выдохнул Перец напряжение и тут же озаботился: - И верно хотел сегодня заняться, наконец, этой проклятущей лужей!.. Ну, до чего мерзкое зрелище и обонялище! - Спустил он ноги на пол. - Надо камнями засыпать и заасфальтировать, чтобы и следа не осталось!

- Говорят, раньше там было красивое озеро, - заметила Алевтина, расчесывая перед зеркалом густые белокурые волосы, красиво прогибаясь в талии. - Если родники со дна бьют, камни не помогут. Вода - она везде пробьется... Уже пробовали осушать - откачивали, увозили на ассенизаторской машине. Все равно не помогло.

"А у Эсфири были короткие черные волосы и длинная лебединая шея, вспомнил Перец, - и бедра поуже... Они совсем непохожи..."

- А почему же озеро превратилось в зловонную лужу? - спросил Перец.

- Как же ему не превратиться, если туда поначалу сбрасывали все отходы, а потом кто-то по пьянке цистерну с соляркой там утопил. Вот озеро и умерло.

"Да, - вспомнил Перец собственную мысль: - Невежество всегда на что-нибудь испражняется. Особенно, на то, что не понимает - будь то Лес или озеро... А не понимает оно ничего... А что непонятного в озере? Его чистота и красота, когда вокруг все так грязно и мерзко... Можно подумать, что гении не испражняются!.. Каждый пук гения обходится человечеству во многие тысячи жизней и квадратные километры загубленной природы..."

- Это ты мне хорошо подсказала, - оценил Перец, - ты всегда даешь очень ценные советы. Значит, не засыпать надо, а чистить! Весь мир надо чистить, а озеро в первую очередь!.. Пожалуй, я сейчас пойду на базу группы инженерного проникновения, надо обсудить со специалистами технические возможности очистки озера. Может быть, имеющаяся техника позволяет. А если нет, надо составить грамотную заявку.

- А завтракать? - испугалась Алевтина.

- Ну, давай что-нибудь быстренько.

Перец шел по поселку в сторону от Управления. База была на окраине, ближе к Лесу и подальше от жилой зоны. Перец вдруг вспомнил ночь, проведенную им на одном из складов базы. Интересная была ночь. Поучительная. Теперь ему как директору самое время делать выводы и принимать меры. А какие выводы? Вывод один - от бессмысленности существования свихивается и человек и техника. Значит, надо наполнить это существование смыслом. А смысл появляется, когда есть цель. А сейчас у него цель - чистить!..

Народ, спешащий в Управление, то и дело приветствовал его, раскланивался, улыбался, желал здоровья и удивленно оглядывался вслед куда это спешит директор, когда его кабинет совсем в другой стороне?

"А что, - думал Перец, - положительные перемены, в смысле психологического климата, налицо. Ведь никто прежде никогда не видел директора в лицо. Директор был некой устрашающей абстракцией, перед которой трепетали, а значит, унижали свое человеческое достоинство. А теперь вот видят, знают, улыбаются, могут и заговорить при необходимости... Власть не должна быть "над "и "вне", она должна быть "из" и "для"... Впрочем, к черту власть, надо об озере думать и о Лесе. Столько новой информации! Как превратить ее в выводы, решения, действия?.. Чтобы не наломать дров и не прохлопать ушами... Как это меня угораздило оказаться на пересечении двух альтернативных путей человечества?.. Между молотом и наковальней... Почему вся история человечества построена на альтернативах, то и дело превращающихся в антагонизмы? Не для того ли Лес сделал свой выбор, чтобы излечиться от этого? Но ведь и это чревато горем и кровью...

Алевтина, зная что Переца нет в Управлении, начала рабочий день с библиотеки. Два-три человека со стопками журналов и книг уже ждали ее. Раньше такого не бывало. Перец требовал от подчиненных профессионализма и инициативности. Зашевелились массы, отряхнули пыль с извилин - и даже похорошели. Все это Алевтине нравилось: и Порядок вроде бы не нарушен, и не так тоскливо стало на мир смотреть. Правда, она никогда не страдала пессимизмом. Будучи движущей силой Порядка, хроническим пессимистом не станешь. Но иногда накатывало. Наверное, от однообразия и присущей ему скуки.

С Перецом скучать было некогда. Ни дома, ни в Управлении. Он все время куда-то стремился, как квант света, не существующий в покое, про который она читала в научно-популярном журнале в библиотеке. И этот свет Алевтине нравился. Мужик, когда светится, перестает быть козлом. Алевтина же не то, чтобы брезговала "козлами" - тоже твари божьи, но все чаще они ей становились скучны. Один козлик - игрушка, а стадо козлов - работа. А работа утомляет, даже интересная.

Алевтина вспомнила про утренний поцелуй Переца, и на душе стало тепло.

- Прекрасно выглядите, уважаемая Алевтина! - заметил получивший свои книги Ким. - Прямо светитесь.

- Спасибо за комплимент, - улыбнулась она.

- Да какой комплимент?! Чистая правда! - клятвенно прижал он руки к груди. - Это вам спасибо за книжки... Вот... А где наш директор? Я заходил, секретарша не знает. Разговор есть.

Раньше бы Алевтина напомнила о Порядке: запишись на прием и жди, когда директор вызовет. Но теперь даже снизошла до объяснений:

- С утра пошел на базу инженерного проникновения. Наверное, скоро должен быть. Впрочем, - добавила она строго, почти в прежнем стиле: Директор сам распоряжается своим временем.

- Конечно-конечно, - закивал Ким и вытек за дверь.

"Действительно, пора бы уже ему вернуться! - забеспокоилась Алевтина. - Пойду-ка в кабинет".

Секретарша кивнула ей без улыбки и буркнула:

- Нет еще...

Алевтина вполне понимала ее - быть рядом с директором, и еще с каким директором (!) - и ничего не иметь с этого ни для тела, ни для души... Обидно, да выхода не видно - Алевтина застила ей все горизонты и перспективы. На то она и референт по административным вопросам, чтобы секретаршам ничего не обломилось. Не та у них квалификация, чтобы претендовать.

- Знаю, - строго кивнула Алевтина и вошла в директорский кабинет. Она всегда была вхожа в него в любое время, без стука и предупреждения. Еще бы она была не вхожа - да некоторые директора без нее и найти своего кабинета не сумели бы. Некоторые - в смысле все, кроме Переца. Морочить голову ему она не захотела. Грешно детей обманывать.

Алевтина подошла к окну и улыбнулась. К Управлению быстро приближался Перец. Она издалека почувствовала, что у него хорошее настроение. Значит, что-то получилось. Эта чертова клоака вместо озера ее всегда раздражала и вонью, и отвратным видом, и неискоренимостью... И даже если кого-то из прежних директоров ей удавалось сподвигнуть на уничтожение грязной лужи, то дальше приказов дело не сдвигалось. А если техника и приближалась к ней, то непременно тонула: и самосвалы, и бульдозеры, и экскаваторы. Неужели Перецу удастся?..

- Ну! - возвестил он, входя в кабинет. - Похоже, лед тронулся!

- Что, нашел нужную технику? - улыбнулась Алевтина.

- Нет, хотя да, кое-что нашел. Пригодится. Но, главное, нашел нужных людей. Встретил Квентина с Ритой. Обсудили проблему. Они мне объяснили, что только технические средства тут бесполезны - живое лечится живым. Если мы хотим оживить озеро, а не построить бассейн, то надо использовать биоочистку. Ну, бактерии специальные, которые пожирают всякую дрянь, а вырабатывают то, что нужно озеру для жизни. Кислород, например. Ну, и многое другое. Конечно, механическая очистка нужна, чтобы убрать мусор. Я даже нашел на базе, что нужно. Отличные там ребята, оказывается! Очень загорелись идеей... Они уже начали. И Рита с Квентином - у них на биостанции есть нужные... как это... штаммы... Ну, и словечко!.. Так что, Аленушка, давай срочно приказ! А то люди без приказа работают. Непорядок! Впрочем, устный приказ они получили. Но его к делу не пришьешь и финансы на него не спишешь.

Она вздрогнула, когда он назвал ее Аленушкой. Не то, чтобы это было слишком оригинально, просто, никто ее так не называл. Даже в детстве. Алкой, Алькой, Алей, Алой, даже Аленой и Ленкой, а вот Аленушкой - никогда. И так это у него естественно получилось! Значит, от души... Неужели она дождалась, наконец, того, о ком мечтала всю жизнь?! Хотя нельзя сказать дождалась: искала, очень упорно искала - и нашла... Нашла ли?

Но блокнот уже лежал у нее на коленях, и рука твердо держала ручку.

- Пиши, - кивнул Перец. - Группе инженерного проникновения и биостанции немедленно приступить к технической и биологической очистке и благоустройству озера. Ответственный за исполнение - Квентин.

- Квентин? - удивилась Алевтина. - Да он...

- Да, - кивнул Перец. - Да, им с Ритой нужно серьезное общее дело.

- По-моему, она с ним никаких дел иметь не желает, - пожала плечами Алевтина. - Вроде, здоровый мужик, а, видать, несовместимость у них... Хотя, похоже, у нее со всеми несовместимость... Лягушка бесплодная!..

- Ну, зачем ты так? - мягко остановил ее Перец. - Ты бы видела, как они оба загорелись. И на базу со мной сходили, и с технарями все обсудили. Сейчас на биостанцию поехали. Штаммы свои активизировать.

- Отлично, - кивнула Алевтина. - Только почему-то не доверяю я этой Рите. Какая-то она не такая. Нормальная женщина не будет так своего мужика изводить... Разве только больная... Только вид у нее для больной слишком цветущий...

- Больная? - переспросил задумчиво Перец.- А что, можно назвать и так... С человеческой точки зрения.

- Ты о чем?

- О том, что с ними происходит. С Квентином и Ритой, - объяснил Перец.

- Ты что-то знаешь?

- А как же! - усмехнулся он. - Каждую ночь дежурю в их спальне.

Шутка не в его стиле, зато доходчиво для собеседника.

Алевтина понимающе усмехнулась. Уж ей-то известно, где Перец дежурит по ночам. Да и, вообще, какое ей дело до этой Риты и ее мужика!..

С улицы послышался звук подъезжающих к Управлению машин.

"Кого это принесло?" - подумала она и выглянула в окно.

В самом деле, на площадь перед Управлением въехала непривычно шикарная машина из тех, что Алевтина видела только в кино из чужой шикарной жизни. Вся черно-перламутровая с ослепительно блестящей никелированной отделкой и затененными окнами. Двигалась она мягко и бесшумно, будто на воздушной подушке. Даже странно, что ее приближение было услышано. Впрочем, Алевтина тут же поняла, что услышала автобус, движущийся следом за лимузином. Тоже необычного вида. И таких в поселке не было.

- Странно, - покачала головой Алевтина, - подойди, посмотри, - позвала она Переца. - Похоже, что с Материка. У нас таких не водится.

Перец подошел.

- Да, не наши, - подтвердил он, - может, начальство какое? Но почему без предупреждения?

- Не нравится мне это, - призналась Алевтина.

- А чего нам бояться, - пожал плечами Перец. - У нас все в порядке взяли уверенный курс на нормальную творческую работу.

- Начальства всегда надо опасаться... Это с твоей, с нашей точки зрения нормальная работа, - тяжко вздохнула Алевтина. - А что по этому поводу думает начальство - неизвестно. И чем оно выше, тем непознаваемей... Сам, наверное, помнишь предыдущего директора...

- Не помню, - не согласился Перец. - Только один раз слышал... По чужому телефону... Ну, и приказы читал...

- Понял? - подняла вверх брови Алевтина.

- Нет, не понял.

- Вот, то-то и оно. А ты всем понятен, и это в корне противоречит прежнему Порядку...

- Но, вроде, у них там, на Материке, тоже какой-то Новый Порядок.

- Новый - совсем не обязательно твой! - предупредила опытная Алевтина. - Вообще, сомнительно, чтобы где-то сам собой установился твой порядок.

- Но здесь же установился, - улыбнулся Перец.

- Да не установился, пусик, а только, пошатываясь, делает первые шаги... А вот далеко ли он уйдет?.. - голос ее звучал грустно и серьезно. И Перец понял, что, в сущности, она права. Он был опьянен энтузиазмом разрушения и созидания, а может, попросту, властью, которой раньше никогда не имел, даже по мелочам. Но разве без этого опьянения можно вообще творить? Творят только оптимисты, которые не бывают трезвыми. В широком смысле слова. Он всегда хотел быть оптимистом, только жизнь не позволяла. Хотя, с другой стороны, разве пессимист мог заниматься исследованием женской прозы ханьского периода?..

- Они выходят! - обратила внимание Алевтина.

Действительно, лимузин остановился. Через несколько секунд остановился и автобус. Из автобуса вышли два дюжих парня, будто надутые изнутри - так округло и упруго выглядели их мощные фигуры. Черные костюмы, черные рубашки, бритые наголо белые головы...

Парни окинули бдительным взором окрестности и, подойдя к лимузину, с двух сторон открыли задние дверцы. Из лимузина в разные стороны вышли еще двое мужчин. Они выглядели более по-человечески. По крайней мере, в из фигурах были заметны индивидуальные особенности: один - долговязый и худощавый, постарше возрастом, второй - среднего роста, плотный. При этом сразу обнаруживалось, что он здесь главный - по повороту туловища, по посадке головы, по неторопливой значительности движений.

Из автобуса вышло еще около двух десятков чернокостюмных, бритоголовых, накачанных близнецов. Они образовали вокруг пассажиров лимузина каре, и вся процессия двинулась к входу в Управление.

- Похоже, очень большое начальство, - почему-то шепотом сделала вывод Алевтина. - Ишь, как охраняют... Министр какой-нибудь... Но, действительно, почему без предупреждения?..

- Скоро узнаем, - пообещал Перец. Он был совершенно спокоен. Да и что, право, волноваться. Он на своем рабочем месте. Хозяин здесь. Прибыли не головорезы какие-то, а, по виду, вполне приличные люди.

Алевтина машинально оправила на себе платье, глянула в зеркало, чуть тронула рукой прическу.

- Ты бы сел в кресло, пусик, - посоветовала она, - так солидней. Лицо, да и голова, кстати, Управления должно выглядеть солидно.

Перец послушно сел в кресло. Алевтине всякие официальные протоколы известны лучше. Мельком глянул на лист с планом действий на текущий день. Этому плану сегодня явно не везет. То озеро, то неожиданный визит...

Хлопнула дверь в приемной. Послышались тяжелые шаги, странно ойкнула секретарша, реплика ее осталась неразборчивой. Резко распахнулась дверь в директорский кабинет. В проеме, полностью его загородив, появились две черные бритоголовые фигуры. Они шагнули в кабинет и, как локаторами, повели головами по сторонам. Вблизи эти парни выглядели весьма устрашающе. И не только из-за неправдоподобно громадных туловищ с явными признаками всесокрушающей силы, но и из-за хозяйской манеры их поведения. Они словно бы не замечали хозяев кабинета.

Видимо, убедившись в безопасности помещения, фигуры раздвинулись в стороны, как створки раздвижной двери, и из-за их спин появился коренастый мужчина в шикарном синем костюме, ладно на нем сидевшем, в белой, даже ослепительно белоснежной рубашке с галстуком-бабочкой. Лицо его было исполнено ощущением собственной значительности.

- О-ой, Тузик! - обомлела Алевтина.

- Не Тузик, Аля, а Туз Селиванович! - поправил просочившийся следом в кабинет долговязый спутник в шикарном сером костюме в черную с проблеском полосочку и в рубашке с черным классическим галстуком, в котором поблескивала бриллиантовая булавка.

- Клавдий-Октавиан! - простонала Алевтина. - До-ма-рощинер!..

Длинное лицо Домарощинера, демонстрируя значительность своего носителя, удлинилось еще больше.

- Приятно слышать, что вы нас не забыли, - усмехнулся он многозначительно, как умел и прежде, но теперь эта многозначительность казалась еще более многозначительной.

Шикарный Тузик хранил гордое молчание, но глаза вцепились по-кошачьи сначала в лицо Переца, который вежливо кивнул в ответ, потом в Алевтину: сначала сверху вниз, потом снизу вверх. При этом у нее возникло гадливое ощущение, будто на нее вылили ведро спермы. Именно так странно и подумалось-ощутилось, и Алевтина брезгливо передернулась.

Тузик это заметил и, кажется, понял. Во всяком случае, на физиономии его появилась презрительная усмешка, которая появлялась всегда, когда он говорил о женщинах-бабах-бабенках-стервах-швабрах-щетках-тварях-суках.

- Клавдий-Октавиан, - распорядился он начальственным баритоном, ознакомьте господ с документом.

- Да вы присаживайтесь, - предложил Перец гостям, вспомнив, наконец, о долге хозяйской вежливости.

- Скоро и всенепременно, - отмахнулся Тузик, - а пока ознакомьтесь.

И переступил с носок на пятки, с пяток на носки.

Домарощинер водрузил на стол заседаний новенький кейс, набрал код на замке и под музыкальное сопровождение крышка откинулась. Клавдий-Октавиан бережно извлек из глубин кейса лист и, держа его двумя руками, как величайшую ценность, поднес к Перецу и положил перед ним на стол.

- Прошу-с, - опять многозначительно усмехнулся он и, пятясь, отошел к кейсу.

Алевтина поспешно встала за спиной Переца и воззрилась на бумагу, которая, надо признать, действительно выглядела весьма внушительно: и золотое тиснение, и герб, и гербовая печать и размашистая начальственная подпись, и водяные знаки... Алевтина знала цену бумагам, и от этой, даже не вчитываясь в содержание, от одного ее вида стало нехорошо где-то в животе, и мерзкий холодок пробежал по спине.

Домарощинер не мог прийти ТАК с хорошей для нее и Переца бумагой... Тем более, вместе с Тузиком.

Переца всегда интересовал в бумаге текст. Точнее, информация, содержащаяся в тексте. Поэтому он даже не обратил внимания на внешний вид документа, а сразу принялся его читать:

"Настоящим удостоверяется частная собственность Козлова Туза Селивановича на территорию поселка ликвидированного Управления по Делам леса и на прилегающий к ней лес как ближайшего родственника (сына) первооткрывателя этой территории Козлова Селивана Селивановича - жертвы репрессий низвергнутого тоталитарного антинародного режима.

Все материальные ценности (строения, техника и прочее), находящиеся на балансе Управления по Делам леса, передаются в распоряжение Козлова Туза Селивановича в качестве обеспечения государственного пакета акций акционерного общества "Лесотур".

Председатель Государственного Комитета по Приватизации Кабинета Министров Материка

Лев Ньюман

- Вы действительно сын первопроходца Селивана? - удивился Перец, еще не вполне осознав, что он прочитал.

- Это так же точно, как то, что ты - бывший директор, - холодно процедил Тузик.

- Да какой он жертва репрессий?! - воскликнула Алевтина. - Я читала архивы: бандит, вор и насильник!.. Организовал коллективный побег из лагеря. Каторжники перевалили горы и увидели Лес...

- Вот и Алевтина подтвердила мои права, - одобрительно улыбнулся Тузик. - Надеюсь, теперь так будет всегда.

- Да ничего я не подтверждала! - возмутилась она.

- Ну-ну, - усмехнулся он криво. - А тебе, Перец, все ясно? Понял, что теперь ты здесь никто?..

- Это-то я понял, - кивнул Перец. - Не пойму только, как можно передавать Лес в чью-либо собственность, даже государственную, тем более, в частную?! Лес - он сам по себе. Он - природа, а природа над государствами и цивилизациями! Это какое-то безумие, глупость, чушь!..

- Господин Перец, - возник Домарощинер, - Подобное оскорбление государственного авторитета недопустимо и чревато...

- Это государственная глупость чревата... - строго ответил ему Перец.

- Кончай дискуссии, Клаша, - приказал Тузик. - У нас с ним теперь один разговор...

Он вытащил руку из кармана и резко ударил Переца в челюсть.

Перец отстраненно услышал, как у него что-то хрустнуло, и в глазах потемнело...

- Отличный удар, Туз Селиванович! - одобрительно захихикал Клавдий-Октавиан. - Поделом им, прихвостням тоталитаризма!

- А-а-а! - вдруг закричала Алевтина и бросилась на Тузика, стремясь смести его с лица земли, но неожиданно оказалась в железных тисках лапищ тузикова телохранителя. Она попыталась вырваться, но бульдозер, наверное, сдвинуть с места было бы легче. От бессилия и обиды она рычала и повизгивала, но в ее положении ничего от этого не менялось.

- Привяжи его! - приказал Тузик второму телохранителю и снял с руки массивный кастет.

Второй телохранитель извлек из подкладки пиджака, видимо, специально оборудованного, небольшой моток веревки и ловко прикрепил Переца к креслу. Так что, когда он через минуту начал приходить в себя, пошевелиться у него не было ни малейшей возможности.

Тузик внимательно следил за глазами Переца.

- А, оклемался! - обрадовался он, наконец. - Не обижайся на меня, Перчик, сам понимаешь - долг платежом красен. А я привык отдавать долги. Так же, как получать свое... Теперь ты понял, что нехорошо бить человека по лицу?

- Я это всегда знал, - непослушным распухшим языком пробормотал Перец.

- Зачем же бил меня? - усмехнулся Тузик.

- Я бил не человека, а мерзкое обнаглевшее животное, которое, к сожалению, другого языка не понимает, - прохрипел Перец, сглатывая соленый сгусток крови.

- А братьев наших меньших и совсем грешно бить, - развел руками Тузик. - А еще интеллигент! Стыдно... Но к этому мы еще вернемся...

- Отвяжите меня! - потребовал Перец.

- Э, нет, еще рано, - отрицательно помотал головой Тузик. - Что-то ты слишком разговорчив стал... Отвлекать будешь... Заклей этому соловью клювик! - приказал он телохранителю.

Тот извлек из кармана широкий скотч и заклеил рот Переца.

Теперь Перец мог говорить только глазами, да кто на них смотрел!

- Заткнись! - рявкнул Тузик на Алевтину, все еще скулившую. - А то и тебе заклеим!..

Алевтина заткнулась и вопросительно посмотрела на Тузика.

- Та-ак! - потер он руки. - Клавдий-Октавиан, продолжайте протокольную церемонию. Это по вашей части.

- Так точно, Туз Селиванович! - отрапортовал Домарощинер и повернулся к Алевтине.

- Итак, уважаемая Алевтина, вы, наверное, уже поняли, кто здесь хозяин, - медоточиво ухмыльнулся он. - Однако Порядок есть Порядок! Вы знаете его, и он должен быть соблюден!

- Он сохранился? - обрадовалась Алевтина.

- В общих чертах, - кивнул Домарощинер.

- Тогда он никогда не будет здесь хозяином! - сверкнула она глазами в сторону Тузика.

- Это почему же? - иронически усмехнулся Клавдий-Октавиан.

- Потому что я его не хочу! - выкрикнула торжествующе Алевтина.

- А-а-а, - понимающе закивал Домарощинер. - Только при Новом Порядке это и не обязательно. Главное, чтоб он вами обладал... При старом Порядке брали вы, теперь берут вас... Но по сути процесс нисколько не изменился, подхихикнул он: - Туда-сюда-обратно... к взаимному удовольствию...

- Ни за что! - взвизгнула она.

- Это вы зря, уважаемая, - умиротворяюще вздохнул Домарощинер. Неужели вы не понимаете, что это неизбежно?.. Вы же мудрая женщина... весьма многоопытная... - мерзко ухмыльнулся он. - Вы должны трезво оценить ситуацию и... от всей души рекомендую вам расслабиться и, как полагается, получить удовольствие... Итак-с? - с улыбкой заглянул он ей в глаза.

- Ни за что! - вскрикнула она и плюнула ему в физиономию.

- Воля ваша, воля ваша, сладчайшая, - расплылся он в широчайшей улыбке, одновременно утираясь носовым платком. - Подготовить объект к использованию! - вдруг резко сменив тон, приказал он телохранителям.

Бритоголовый, до сих пор стоявший с отсутствующим видом возле Переца, неторопливо подошел к Алевтине, начавшей обеспокоенно дергаться в мертвой хватке другого телохранителя.

- Пшел вон! - закричала она. - Не прикасайся ко мне!

Но он, будто не слыша, надвигался на нее, словно собирался пройти сквозь: глаза его вроде бы были направлены на нее, но казалось, что он ее не видит. Алевтине стало настолько не по себе, что она замолчала и застыла в руках первого телохранителя. Бритоголовый протянул руку к ее шее. Алевтина похолодела. Он засунул пальцы за шиворот ее платья. Совсем немного. И одним резким движением, она даже не успела отреагировать и осознать, как это произошло, сорвал с нее всю одежду, включая трусики. Так, что она осталась в одних туфлях. Ее одежда бесформенным комком свисала с пятерни Бритоголового. Он, не глядя, отбросил тряпки в сторону, достал из внутренностей пиджака два комплекта наручников и, быстро присев, защелкнул их на ее лодыжках. Потом залез под пиджак к другому телохранителю, для чего тому пришлось отодвинуть от себя Алевтину на длину рук, и извлек еще пару наручников. Защелкнул их на руках. Державший ее мордоворот легко перенес Алевтину к столу заседаний, и через пару секунд она оказалась прикованной к торцу стола: ноги - к ножкам, руки - к поперечине под столешницей. В результате она стояла раскорякой, почти упираясь лицом в поверхность стола. Теперь она была совершенно беззащитна, особенно сзади.

"Черт побери, - подумала Алевтина, - сколько мужиков перепробовала, но еще никто меня не насиловал... Дождалась!.."

- Прошу-с! - приглашающе протянул руки Домарощинер. - Извольте, Туз Селиванович, так сказать, приступить к исполнению-с, хе-хе...

- Всенепременно, Клаша, всенепременно! - плотоядно осклабился Тузик, расстегивая брюки. - Уж я своего не упущу! Я давно на нее глаз положил, только она все уворачивалась... Но теперь Новый Порядок! Мой Порядок!.. Теперь я беру то, что хочу! Я и раньше брал, только за это меня время от времени сажали в тюрягу... Сволота вонючая!.. Я всех вас вот так раком поставлю и всех оттрахаю!...- ткнул он указующим перстом в откляченную задницу Алевтины и выпрыгнул из штанов, оставшихся кучкой на полу вместе с трусами. Домарощинер все это поднял и аккуратно развесил на стуле.

Видок у Тузика был бы весьма комичным в иных обстоятельствах: тоненькие кривые ножки и фаллос, торчащий из-под шикарного пиджака с белой рубашкой, и все это увенчано галстуком-бабочкой - куда как нелепо и смешно, да только смеяться никому не хотелось.

Перецу было страшно этого уродливого агрессивного Нового Порядка, явившегося в Управление в таком красноречивом виде, страшно за Алевтину и за Лес. Перец корчился и мычал на своем кресле, пытаясь освободиться от пут, но тщетно: палач был профи.

Никто не обращал на Переца внимания. Только Алевтина испуганно-отчаянно мельком глянула на него и тут же отвлеклась на своих палачей.

А Перец от этого взгляда даже затих. Очень ему плохо стало от этого взгляда. Не предвидел, не предусмотрел, не защитил... Оправдания себе можно найти, но Алевтине от них легче не станет.

Алевтина, действительно, сосредоточилась на происходящем.

Тузик положил свои пятерни на ее ягодицы и попытался раздвинуть их. Алевтина напряглась изо всех сил, чтобы он не смог войти.

- Вот, сучка! - ругнулся Тузик. - А ну-ка, пусти, а то хуже будет!

- Не выкобенивайся, Алька! - заботливо советовал Домарощинер, заглядывая ей в лицо. - Ну, что ты, в самом деле? Впервой, что ли?.. Да это ж, можно сказать, твоя профессия... Ты же знаешь Порядок! Начальник всегда прав. А тут не просто начальник, а Хозяин! Он теперь твой хозяин, Алька! Неужели не сечешь?.. Как старый верный друг говорю: расслабься и получи удовольствие!.. Ты же умеешь!.. Тебя и выбрали из многих, потому что ты это лучше всех умеешь... У меня и медицинское заключение об этом есть. Так что, ты не притворяйся... Я все про тебя знаю, про все твои зоны... И Туз Селиванович знает. Хочешь - не хочешь, все равно свое получишь... Лучше уж сразу расслабься...

- Вот вам! Вот вам! Вот вам! - огрызнулась Алевтина, принявшись крутить задом так, чтобы Тузик не мог прицелиться.

- Во кобылка заплясала! - загоготал довольно Тузик. - Я и так весь горю, а она еще разжигает!

Однако попасть никак не мог.

- Ну, ты, замри чуток, кобылка, замри! - потребовал он.

- Хрен тебе! - отвечала Алевтина, чувствуя, что мышцы уже устали от напряжения, но не сдавалась.

- Ну, и дура! - хрюкнул Тузик и тюкнул ее кулаком по затылку.

Алевтина ткнулась носом в стол, больно ткнулась, и от неожиданности и боли вдруг остановилась и расслабилась.

Этого Тузику оказалось достаточно - он с диким восторженным ржанием и хрюканьем вонзился в Алевтину, и поршень заходил.

"Вот дура! - обругала себя Алевтина. - Купилась!.."

Но было поздно. Хотя она все же попыталась вырваться. Однако, Тузик своего не упускал. И стол ей мешал, и наручники.

- Отлично сработано, Туз Селиванович! - захлопал в ладоши Домарощинер.

А Перец от отчаяния замычал совсем утробно-низко, а потом вдруг высоко, будто завизжал, что с заклеенным ртом почти невозможно.

Телохранитель, стоявший поблизости от Переца, лениво замахнулся, чтобы успокоить его эмоции, но Тузик успел распорядиться:

- Не тронь! Пусть, падла, смотрит, как я его телку пользую! Я всех его телок пользовать буду! Интеллигент хренов!..

- Не торопитесь, Туз Селиванович, не отвлекайтесь! - возник со своими инструкциями Домарощинер. - Протокол требует взаимного удовлетворения!.. Вспомните про ее зоны, которые мы с вами изучали по схеме, все ее зоночки-эрогеночки... Пальчиками, Туз Селиванович, пальчиками!.. Вот так, правильно, молодец... Доведите ее до оргазма...

- Не будет вам оргазма! Не будет! - взвизгнула Алевтина, чувствуя, что ее тело перестает подчиняться ее сознанию.

- Будет, многоуважаемая Алевтина! - заверил ее Домарощинер, заглядывая в ее глаза. - Вижу! Вижу! Обязательно будет! Это же от бога! Ничего вы с этим поделать не можете... Планида ваша такая... И не надо сопротивляться... Это же хорошо, очень хорошо, это так приятно... Туз Селиванович! - инструктировал он, продолжая смотреть ей в глаза. - Зубами, зубами ее в спинку, не бойтесь, что больно - ей это нравится... Во-во!.. Глазки еще сильней загорелись!.. А второй ручкой за грудь, за сосочек... Отлично-отлично, Туз Селиванович! Только не торопитесь... Она уже плывет...

Алевтина, действительно, уже плыла и возносилась, почти забыв, где она и с кем. Она уже не была Алевтиной в полном смысле, она была жаждущим наслаждения телом Алевтины, инстинктом, подавившим разум. И не было в том вины ее, да и беды не было, пока это не использовали против ее воли ей во вред.

- О, как дышит! - радовался Клавдий-Октавиан. - Ну, прям, кузнечные меха! Так ее, Туз Селиванович! Так ее!.. Шибче!.. Шибче...

Тузик хрюкал, ржал, скулил, рычал, трудясь над Алевтиной. Его даже пот прошиб, галстук-бабочка сбился на спину, но Тузик исправно трудился. Это единственный труд, который он умел делать.

-А-а-а! - вскрикнула Алевтина.

- Давай-давай, родимая! - возопил Домарощинер. - Вот оно! Вот оно! Поехали!..

Перец тоже видел, как покраснело от напряжения лицо Алевтины, как прикусила она губу, как заработала всем телом навстречу Тузику и вдруг утробно загудела: - А-о-у-ы! - и стала биться под Тузиком. И странно - лицо ее оставалось при этом красивым, даже вдохновенным... Даже в подтеках крови под носом...

"Наверное, это ее искусство, - подумал Перец, - которое сильнее ее... Искусство всегда сильнее того, кем владеет".

Тузик издал трубный не то ослиный, не то слоновий вопль и, ослабнув, навалился сверху на Алевтину, прижав ее к столу.

Оба затихли с закрытыми глазами.

- Вот и ладушки, - довольно захихикал Домарощинер. - Вот и молодцы, ребятушки! И протокол соблюли, и себя ублажили... Жизнь - она так и должна развиваться... Однако ж, и распалили вы меня! Ну, никакого терпежу нет!.. Вы тут приходите в себя, чистите перышки... Я щас... - и пулей выскочил в приемную, проскользнув сквозь охранников. Тут же раздался визг секретарши, быстро перешедший в ритмичное повизгивание и прихохатывание Клавдия-Октавиана.

- Бабы - дуры! - провозгласил Тузик, сползая с Алевтины. - И чего, дура, брыкалась? А-а-а, понимаю - для распаления...

- Идиот! - не раскрывая глаз, пробормотала Алевтина. Она боялась открыть глаза и встретиться взглядом с Перецом. А чем дольше она лежала с закрытыми глазами, тем дальше он улетал куда-то в прошлое, в темноту, в сон...

Тузик поднял с пола ее платье и обтерся им, потом швырнул в мусорную урну и принялся одеваться. Натянув трусы до колен, он задумчиво посмотрел на алевтинин зад, мол, не повторить ли... пошлепал ее по ягодицам, раздвинул, заглянул, потом вздохнул и продолжил одеваться, поняв, что для повтора здоровья не хватает. Но еще не вечер, утешил он себя.

Телохранители равнодушно наблюдали за происходящим, не проявляя никаких признаков эмоций.

"Да не роботы ли они? - предположил про себя Перец. - Вон Домарощинер и тот не выдержал, побежал нужду справлять, а эти, как монументы... Мертвяки... - вдруг вспомнил он Ритин рассказ про то, как насиловали в Лесу ее... Правда, насиловали наоборот - антисексуально, но факт - насиловали. И почему это сейчас все всех насилуют!.. Везде..."

- А вот и я! А вот и я! - вбежал в кабинет довольный и сияющий Домарощинер. - На всех фронтах полный порядочек-с! Ну-с, осталась совсем мелочевочка...

Он достал из кейса очередную бумагу.

- Вот протокольчик... Надо подписать... Участвующие стороны и свидетели... Зачитываю:

"Настоящим удостоверяется, что совокупление Туза Селивановича Козлова и Алевтины действительно состоялось и сопровождалось обоюдным сексуальным удовлетворением (оргазмом). В чем и подписываемся.

Совокупляющиеся стороны:

Туз Селиванович Козлов (подпись)

Алевтина (подпись)

Свидетели:

Клавдий-Октавиан Домарощинер (подпись)

Перец (подпись)

Алевтина открыла один глаз. До нее начал доходить смысл прозвучавшего.

- Извольте приложить ручку, Туз Селиванович, - поднес протокол Тузику Домарощинер.

Тузик неторопливо извлек из внутреннего кармана пиджака авторучку, оголил золотое перо и размашисто расписался.

- Дражайшая Алевтина, извольте коснуться Вашей сексуальной дланью сей ничтожной бумажки, - предложил, расплывшись в улыбке, Домарощинер. - Ах, извините, забыл, старый пень!.. Но сучок-то у меня еще ого-го... Не правда ли, моя секретуточка? - крикнул он в приемную. Оттуда донеслось что-то нечленораздельно игривое.

- Ну-ка, освободите одну руку сладчайшей Алевтине! - приказал он телохранителю. - Правую, идиот, куда идешь к левой? - и положил лист перед Алевтиной.

Она смахнула лист и ручку на пол.

- Идите вы!.. Не будет вам протокола! Трахают, да еще расписывайся им!.. Совсем оборзели.

- Зря ты так, Аллочка, - продолжал улыбаться Домарощинер, - должна понимать, что теперь все будет по-нашему... Вот как Туз Селиванович скажет, так и будет... Что скажете, Туз Селиванович?

Расслабленно улыбающийся Тузик, откинувшийся на стуле, повел рукой в сторону Переца.

- На стол его!

Бритоголовые подскочили к директорскому креслу, где скорчилось онемевшее тело Переца, которого он уже не чувствовал. Восстанавливающееся кровообращение пронзило его плоть тысячами иголок. Он замычал от боли. В глазах потемнело. Он и не заметил, как его подхватили за руки-за ноги и водрузили на его рабочий стол. Прямо на его планы, проекты, приказы... И привязали эти бессильные, пронзенные невидимыми иглами руки-ноги к столу. Мастера!..

- Штаны спустите! - дал дополнительное распоряжение Тузик. - И ремень из брюк вытащите.

Что и было мгновенно исполнено.

- Выпороть! - зевнув, приказал Тузик. - Его собственным ремнем, чтоб впредь не пришло в думалку папочку ослушаться.

И ремень засвистел в воздухе: - И-и-шмяк! Об тело. - И-и шмяк!

Перец только мычал и вздрагивал.

- Вот видите, Алевтина, - увещевал ее Домарощинер, - что бывшему вашему муженьку претерпевать из-за вашего упрямства приходится... Распишитесь, и отпустим мы его на все четыре... Не нужен он больше здесь никому... Ни нам, ни вам...

"А и правда, не нужен,"- вдруг поняла Алевтина и даже не удивилась. Только немного грустно стало, но совсем немного. Что-то такое происходило в ее организме, от чего почти все ей стало безразлично. Какое-то время она непонимающе смотрела на ремень, стегающий Переца, на красные, местами окровавленные полосы на его спине и ягодицах... Потом ей стало жалко этого никчемного мужичка, не способного защитить ни себя, ни ее, которого порят, как нашкодившего пацана... А еще сегодня утром она хотела от него ребенка и, кажется, любила... Наверное, ей это приснилось... И все равно - плохо, что его избивают.

- Остановитесь! - крикнула она. - Эй ты, Клашка-Какашка, давай сюда свою вонючую бумажку!

Тузик поднял вверх руку. Ремень остановился на взлете и медленно опустился.

- Клашка-Какашка, - хихикнул Тузик. - Годится! Запомним... Слышь, Клашка-Какашка, дай ей протокол свой... Подтереться... Гы-ы-ы...

Домарощинер подсунул ей лист с авторучкой и прошипел:

- Ты еще пожалеешь, шлюшечка-потрахушечка!.. Зря ты так, зря - ведь нам еще долго и плодотворно работать вместе...

- Пшел вон! - подписала она протокол и брезгливо отодвинула его от себя. - Ну что, долго я еще тут раком торчать буду?! - гневно вопросила она, и в голосе ее зазвенел начальственный металл.

Домарощинер даже отшатнулся.

-Отлично, Алевтина, - похвалил Тузик, - хорошей соратницей будешь, хозяюшка! Освободить!

Ее мигом освободили от наручников, но оказалось, что разогнуться она сразу не могла. Поработала всем телом, разминаясь, на что Тузик возопил, смеясь:

- Не вводи во искушение, Алевтина!.. Ну, баба!..

Упираясь руками в стол, она медленно выпрямилась и сделала несколько неуверенных шагов к туалетной комнате, примыкавшей к кабинету. Следуя мановению руки Тузика, один из телохранителей подскочил и предупредительно поддержал ее под локоток. Она посмотрела на него, отрицательно покачала головой и отняла руку.

- Выдай ей одежку! - распорядился Тузик.

Домарощинер извлек из бездонного, видимо, кейса небольшой полиэтиленовый пакет с чем-то тряпичным и поднес Алевтине.

Она, не глядя, взяла и закрыла за собой дверь в туалетную комнату. Прикрыла, переведя дух, глаза, и вдруг привиделась ей тузикова сперма внутри нее в виде кишашего комка белых червей с физиономиями маленьких тузиков, и она еле добежала до унитаза. Ее рвало долго и жестоко, и вместе с содержимым желудка и кишечника из нее исходило прошлое и несбывшееся будущее.

Потом она долго и тщательно подмывалась и стояла под душем. В результате оказалась вычищенной до пустоты.

Тем временем Тузик разбирался с Перецом.

- Итак, нужна твоя подпись, яйцеголовый, - рассуждал он, - но вряд ли сейчас ты сможешь ее накарябать своими дрожащими ручонками... А ждать, когда они перестанут у тебя дрожать, мне лень. Надоел ты мне, поэтому поступим проще.

Он размахнулся и ткнул Перецу кулаком в нос. Перец только хрюкнул и зажмурился. Из носа потекла кровь. У него с детства был слабый нос.

- Отвяжите его, - приказал Тузик. - Отлично... Теперь, Клавдий, возьми его палец...

- Какой?

- Да какой хочешь, дурья башка! Ткни им в его сопливый нос и приложи палец вместо подписи... Сойдет за неграмотного!... Гы-ы... А он и есть неграмотный при нашем-то Порядке... дундук-сундук... Такого не переучишь...

- Гениально! - оценил Домарощинер и быстро-ловко выполнил приказ и убрал протокол в кейс.

- Поздравляю со вступлением во владение! - поклонился Клавдий-Октавиан. - Да не будет ему конца и препятствий!

-Концы - обломаем, препятствия - перешагнем, заверил Тузик. - Вот родит мне Алевтина наследника - и династию образуем: Туз Первый, Туз Второй и так далее, - размечтался он.

- Так и будет! Так и будет! Туз Селиванович Первый! - пообещал Домарощинер, чуть прищурив глаза.

- Выкиньте эту падаль! - приказал Тузик, поведя головой на Переца. На улицу! И чтобы пинком под зад! - загоготал он.

Телохранители отработанно подхватили Переца за руки-за ноги и вынесли из кабинета.

В это время из туалетной комнаты вышла Алевтина в шикарном вечернем платье с низким декольте, в котором сверкало бриллиантовое колье.

Тузик с Домарощинером обалдели: только что эту женщину трахали и топтали ногами - и вдруг выходит этакая красавица.

- Птица-Феникс! Королева! - прохрипел Клавдий-Октавиан.

- У короля и должна быть королева! - довольно кивнул Туз I-й и встал, протягивая руку Алевтине.

Она благосклонно ее приняла, и они двинулись к выходу.

- Клавдий! Обеспечить торжественный ужин! - распорядился новый хозяин.

А Перец на четвереньках с трудом выбрался из лужи перед крыльцом и непослушными руками пытался натянуть штаны на голый окровавленный зад.

"И что я за мужик, - думал он, - если всякая мразь убивает и насилует моих женщин?! Что я за мужик?!.. Да не мужик я вовсе..."

И он, пошатываясь, поковылял в сумерки мимо лимузина и автобуса.

Бритоголовые черны молодцы даже не посмотрели в его сторону. На улицах было пусто. Когда он проходил мимо жилых домов, захлопывались даже форточки.

"А еще сегодня утром... - мелькнуло у него в голове. Потом он вдруг вспомнил: - Рита! Надо предупредить Риту! Тузик не оставит ее в покое!.."

Ясно, что в таком состоянии он сам не дойдет до биостанции. Но до утра он должен там оказаться! Должен опередить Тузика с его палачами! Что же делать? На людей нет никакой надежды... Если нет надежды на людей, надо надеяться на нелюдей... Элементарно... А где здесь нелюди? На складе техники, где он ночевал когда-то в прошлой, даже в позапрошлой жизни, и куда заглядывал сегодня утром с верой в жизнь завтрашнюю.

Каждый шаг отдавался болью. Брюки без ремня норовили сползти, приходилось их все время подтягивать вверх. Кроме того, грязь из лужи на них немного подсохла, и они стали тяжелыми и жесткими, наждаком проходя по израненной коже.

Перец понимал, что на самом деле сейчас тепло, иначе бы одежда и волосы не высохли так быстро, но почему-то его бил озноб.

Поселок погрузился во тьму, хотя было еще не поздно. Никто не зажигал света. Видимо, так и сидели в темноте, забившись в угол. Только окна столовой сверкали. Оттуда доносилась музыка.

"Новые хозяева гуляют," - понял Перец. Что ж, пока они гуляют и отдыхают, он должен добраться до Риты. И дело не только в том, что она, друг - это само собой, но она еще и часть Леса. Это важней. Надо предупредить Лес. Почему важней, Перец не знал. Просто, чувствовал, что так честно, справедливо... По-мужски, наконец. Хотя мужик он никудышный.

Перец подошел к складу техники, еле держась на ногах. Почему-то он всегда приходит сюда, вылезая из грязи... Это становится традицией... Правда, сегодня утром... Но исключение только подтверждает... Непонятно, почему.

"Нет, - решил Перец, - больше я не пойду туда грязный! Дурные традиции надо ломать. Машины любят чистоту. Их надо уважать. Себя тоже. Хотя не за что..."

При свете луны он отыскал водопроводную колонку, открутил кран и сел под струю. Прямо, как был - в одежде. Документы он хранил теперь в двойном непромокаемом пакете в застегнутом непромокаемом внутреннем кармане пиджака, поэтому за них не боялся. На самом деле, он про них и не вспомнил. Грязная вода стекала с головы по лицу и шее на костюм и когда-то белую рубашку, а Перец сидел, закрыв глаза и отключившись. Ему просто необходимо было на какое-то время отключиться: ни о чем не думать, ничего не чувствовать. Но ничего из этого не вышло. Грязная вода стала разъедать раны. Тогда Перец вылез из-под крана, разделся и снова залез под кран голышом.

"Хоть заражения, может, не будет," - понадеялся он.

Однако вода, все же, была холодной, и долго он не высидел. Вылез, простирнул каждую шмотку, повесил все на вытянутую левую руку, в правую взял мокрые туфли и пошлепал на склад.

Вступив в должность, Перец распорядился возвести над ящиками крышу, чтобы техника не портилась. Да и некое подобие стен - не капитальных, а так - фанерных, но все же и они должны были предохранять от сырости и резких перепадов температуры.

И, правда, когда он приблизился к ящикам, то сразу ощутил, что здесь сухо и тепло. Как и в первый раз, он вскоре наткнулся на кучу тряпок и пакли, мягкой, теплой и сухой. Но прежде, чем опуститься на нее, он развесил мокрую одежду на горячие, как и раньше, стенки ящиков. Потом ощупал ногой кучу тряпья и присел, кряхтя и постанывая, на колени. Нормально сидеть ему было больно. Лег на живот и прислушался. Было очень тихо. Легкий шорох не то от сквозняка, не то от мышей только подчеркивал тишину... Звуки гулянки в столовой сюда не доносились. Далеко.

"Может, мне в прошлый раз приснились эти говорящие машины? - подумал Перец. - Устал, вот и приснились... С другой стороны, почему ящики горячие? У обычных машин на складе - температура окружающей среды... Черт! Так и не удосужился за время своего директорствования просмотреть документацию на эти ящики... Многого я не успел. Теперь уж что после драки конечностями подергивать... Жаль, если приснилось. Начинает казаться, что с машинами мне легче договориться, чем с людьми... Получается, что с людьми я, вообще, договариваться не умею. Отчего это?.."

- Это у тебя оттого, что ты не своим делом занимаешься, - раздался вдруг откуда-то сверху знакомый добродушный бас, обладателя которого Перец в прошлый раз назвал Винни Пухом.

Перец вздрогнул от неожиданности.

"Может, я не заметил, как заговорил вслух?" - предположил он.

- Просто, у меня много дел, - попытался объяснить Перец. - Механизмы моего типа многофункциональны.

- И все эти дела - чужие, - уверенно пробасил Винни Пух.

"Странно, что он стал со мной разговаривать... Прошлый раз они провели резкую границу между собой и людьми. Но в прошлый раз я и не попытался заговорить с ними..."

- Так не может быть! - воскликнул Перец. - Я делал то, на что был способен.

- Микроскопом можно забивать гвозди, но это не значит, что это его дело, - усмехнулся Винни Пух.

- А какое же дело мое? - спросил Перец.

- Откуда же мне знать? - удивился Винни Пух. - Ты - в своем ящике, я в своем.

"Он, действительно, принял меня за своего, "- удостоверился Перец.

- Прочитай инструкцию, - посоветовал Винни Пух. - Она должна быть где-то привязана.

- Наверное, забыли привязать, - вздохнул Перец.

Они помолчали с минуту.

- В котором ящике тот, кто умеет лечить людей? - спросил Перец.

- Я здес-с-сь! - раздался скрипучий голос Врача, которого Перец прозвал Астрологом. - Где объект? Диагноз?..

- Нужно оказать первую помощь после избиения, - объяснил Перец.

- Фи, ушибы, в лучшем случае, рваные раны, - разочарованно проскрипел Врач. - Впрочем, давайте его сюда!.. О, но ведь я в ящике!.. Откройте ящик!..

- Кто умеет открывать ящики? - спросил Перец.

- Я, - тихо раздалось из дальнего угла.

- Говорите: я, - попросил Перец. - Я попробую найти ваш ящик и открыть его.

- Я-я-я, - задолдонил далекий голос, и Перец пошел на звук, вытянув вперед и в стороны руки, чтобы не удариться. При этом он соображал, как найти выключатель и пожарный щит с топором или ломом. Сначала, все-таки, надо найти выключатель. Вспомнил, что он прямо у входа, слева. Тогда Перец повернулся на 180 градусов и побрел к выходу, пока еще не заблудился. А может, уже заблудился?.. Нет, вот он - выход: в прямоугольник проема вливался призрачный свет Луны. Перец пошарил рукой по стене и нащупал выключатель. "А вдруг, когда я включу свет, они не захотят со мной разговаривать? - испугался он. - А может, и к лучшему?.. Кто-то когда-то говорил, что в любых обстоятельствах человек должен оставаться человеком. Видимо, подразумевалось, что непременно с большой буквы... Ну, на большую букву я не потяну, особенно, в таком виде... Почему-то мне очень хочется быть машиной... Наверное, потому что человеком быть больно и стыдно."

- Я-я-я, - все еще долдонил Открыватель Ящиков.

Перец щелкнул выключателем. Под потолком вспыхнула пара запыленных лампочек. Это, конечно, не хрустальная люстра. Но света, чтобы ориентироваться в пространстве, хватало.

Перец вышел на улицу и снял с пожарного щита красный топор.

Слава грузчикам - проход к Открывателю Ящиков был свободен. Перец тюкнул топором по металлической ленте, скреплявшей углы ящика, и поддел доску. Приналег - доска подалась, заскрипел гвоздь, вылезая из древесины. Ту же операцию он проделал с остальными углами. Кряхтя, навалился на топор, и одна стенка ящика, наконец, грохнулась на пол, разогнав с пола пыль.

Перец чихнул.

- Я-я-я! - выкатилось из ящика многорукое, по-своему, изящное чудище на колесах.

- Да перестань ты якать! - взмолился Перец. - Я же тебя уже выпустил.

- Премного благодарен, брат! - прижал одну из многочисленных многосуставчатых рук к груди Открыватель Ящиков. У него был звонкий юношеский голос.

- Не стоит благодарности, - отмахнулся Перец. - Ты мне нужен. Открой ящик с Врачом, потом остальные... Эй, Врач, где ты?! - крикнул Перец.

- Здесь я, здесь, - раздался скрипучий голос. - Давайте же мне больного! Я хочу работать! Это такая радость!

Перец и Открыватель Ящиков двинулись на голос.

- Вы здесь? - постучал Перец в ящик, откуда, как ему показалось, раздавался нетерпеливый голос Врача.

- Здесь, здесь!.. Ну, и копаетесь же вы!..

- Открой, пожалуйста, - попросил Перец.

Открыватель Ящиков в одно мгновение вызволил из ящика Врача.

- Где пациент? - ослепил Переца Врач своими хирургическими лампами и выдвинул из никелированного чрева мягкую пластиковую лежанку.

- Я пациент, - признался Перец.

- Ложитесь! - властно проскрипел Врач.

Перец лег и, вздохнув, с удовольствием закрыл глаза, отдав свое измученное тело в распоряжение профессионала. Тело крутили, кололи, обтирали, смазывали, массировали, перевязывали... Он лежал и расслабленно улыбался. До сознания еле доходил грохот вскрываемых ящиков и вылезающих из них механизмов. Перецу было хорошо и покойно. Как все-таки мало человеку надо...

Перец не знал, сколько прошло времени, но вдруг он ощутил себя сильным и бодрым. Сел на лежанке. Вокруг него сгрудились диковинные механизмы, каких он в своей жизни ни разу не встречал.

"И все это великолепие ржавело на складе! - ужаснулся он. - Какая вопиющая бесхозяйственность! Какое омертвление человеческих жизней, вложенных в эти механизмы, умные и умелые."

- Человек! - удивленно воскликнул незнакомый женский голос. "Куклу Жанну", насколько помнил и понял Перец, тогда взорвали. Такой порядок возмутил его, и он одним из первых указов отменил эту практику. И дистанционный взрывающий пульт приказал демонтировать. И поначалу лично проверил исполнение приказа - еще как-то не верилось, что его приказы выполняются. Ему стало интересно, кто говорит женским голосом, но разбираться было некогда.

- Еще какой человечище! - счастливым голосом воскликнул Врач. - Мой первый пациент! Право же, надоело прозябать в ящике.

- Надоело, надоело, - послышалось со всех сторон.

- Отставить! - рыкнул стальной голос Танка. Он и, вправду, был танком. По крайней мере, на гусеницах и с пушкой. Других отличительных признаков танка Перец не знал. - Отставить, говорю вам!.. Был приказ: дислоцироваться на этой территории в ящиках. Кто позволил нарушить приказ? Вот до чего доводят интеллигентские разговорчики по ночам...

- Я позволил, точнее, приказал, - сообщил Перец твердым голосом. - Как директор Управления по делам Леса, которому принадлежит эта территория и вы. Согласно приказу... Однако непонятным образом к власти пришли другие люди и издали приказ о ликвидации Управления и передаче в их собственность и Леса, и техники, то есть вас... Как это называется на военном языке?

- Оккупация и экспроприация, - четко ответил Танк.

- Или мародерство, - добавил Перец.

- Такого термина уставом не предусмотрено, - доложил Танк.

- Потому что такие действия противозаконны и наказуемы военным трибуналом, - объяснил Перец.

- Вечно у людей какие-нибудь глупости творятся, потому что они не способны логически мыслить, - проворчал старческий голос из заднего ряда. Перец не рассмотрел говорившего. А если бы даже и рассмотрел, что он мог бы определить по внешнему виду механизма? Он - лингвист, а не инженер-механик.

- Тот, кто не способен логически мыслить, не способен и создать такие сложные, сильные, умные, логически мыслящие машины, - защитил Перец род человеческий. - А именно люди вас создали для того, чтобы жить и работать вместе. Вы не задумывались над тем, как тесно связаны вы, машины, и люди?.. Знаю - задумывались, но еще почти не работали с людьми и потому не имели необходимой информации для корректного размышления... Некоторые люди посвящают всю свою жизнь созданию машин, другие - работе с ними, третьи их обслуживанию и ремонту, но и машины всю свою жизнь что-то делают для людей. Современная жизнь немыслима, невозможна без вас и без нас, без тесного дружеского взаимовыгодного сотрудничества... Логично?

- Логично, - признали несколько голосов.

- Но как пациент вы интереснейший! - признался Врач.

Перец невольно улыбнулся - настолько это было по-человечески.

- Какие будут приказания, господин директор? - отчеканил вопрос Танк.

- Бывший директор, дорогой генерал, - вздохнул Перец.

- Отставить!.. То есть, позвольте не согласиться, господин директор. возразил Танк. - Во-первых, я не генерал, а многофункциональная боевая машина - МБМ.

- Можно, просто, Танк? - взмолился Перец, не терпевший аббревиатур профессионально, до аллергии.

- Можно, - разрешил МБМ, - но лучше МБМ... Во-вторых же, вас сместили с поста не те органы, которые назначили, значит, эта акция противозаконна. Иначе бы я не мог вам подчиняться. Жду приказаний!

- Ну, коли так, приказываю, - отреагировал Перец, уже распробовавший специфический вкус власти. - Передислоцировать тихо и быстро всю имеющуюся технику на территорию биостанции. Подъезды и подходы к ней привести в негодность и охранять. Не допускать на ее территорию и на территорию Леса никого без согласования со мной. Я буду перемещаться на Танке, извиняюсь, на МБМ... К исполнению приказа приступить немедленно.

- Есть приступить к исполнению приказа! - отчеканил Танк. - Разрешите перейти на внутреннюю связь?

- Разрешаю, - кивнул Перец.

- Займите свое место в кабине, - предложил Танк, и люк на его башне откинулся.

Перец соскочил с лежанки и вскарабкался сначала на гусеницу, потом на башню и погрузился в нее ногами. В кабине было светло и довольно просторно. Над мягким креслом висел шлем с окулярами. Перец надел шлем. Стало совсем тихо, но через окуляры он увидел территорию склада.

Машины разворачивались, разъезжались, съезжались, в общем, выстраивались в стройные ряды.

Открыватель Ящиков открыл ворота, и Танк первым двинулся к выходу. Перец почувствовал вибрацию. За Танком, это Перец видел, во двор выехала вся техника, благо она была самоходная, и выстроилась в походную колонну.

"Алевтина! - вдруг вспомнил Перец. - Как же я мог забыть про нее, скотина?!"

- Господин директор, техника выстроена в походную колонну, - услышал он в наушниках доклад. - Разрешите начать движение?

- Отлично! - похвалил Перец. - Нет, не разрешаю. Находиться в постоянной готовности. Я должен сходить... в разведку...

- Это могу сделать я, у меня неограниченные возможности для сбора информации, - доложил Танк.

- Нет, я сам. Это надо сделать тихо. Я должен поговорить с другим человеком.

- Это опасно! Может воспрепятствовать выполнению вашего приказа о передислокации!

Перец посмотрел на часы.

- Так. Если я не вернусь через час, колонне следовать на биостанцию. Там обо всем доложить человеку по имени Рита. Я прибуду своим ходом. Выполняйте! - и, сняв шлем, полез вон из Танка.

Перец быстро, но осторожно пробирался по темным улицам и переулкам поселка. Врач совершил чудо: хоть Перец слегка и прихрамывал, но боли практически не чувствовал. И острота ощущений была непривычно сильная - он мгновенно реагировал на малейший подозрительный звук. Запах, мельтешение тени. Но ничего угрожающего не было.

Возле коттеджа Алевтины стоял лимузин. Перец заглянул сквозь его стекла - вроде пусто. Он не касался проклятой машины, опасаясь охранной сигнализации.

"Он у нее, - понял Перец. - Я здесь лишний... Но, может быть, она ждет меня?.. А если даже и не ждет..."

Он дернул входную дверь. Она оказалась закрытой.

"Странно, раньше никогда не запирали двери. Это считалось неприличным и подозрительным... Но то было раньше, когда никто ее не насиловал... Хотя насильник-то внутри..."

Перец тихонько постучал в дверь. Она тут же открылась, будто его ждали, стоя у двери. И, действительно, ждали.

- Алевтина! - шепотом выкрикнул Перец, ринувшись к ней.

- Тс-с, - приложила она палец к губам, а другой рукой уперлась ему в грудь и не дала переступить порог. Наоборот, вышла сама и закрыла за собой дверь.

- Ты меня ждала! - зашептал Перец.

- Побитый пес всегда приползает в свою конуру, - невесело усмехнулась Алевтина, - зализывать раны...

От нее сильно пахло коньяком.

"Значит, с кефиром здесь покончено," - понял Перец и спросил:

- Ты хочешь сказать, что конура уже занята?

- Да, пусик... Свято место... Хотя оно, конечно, не свято, а греховно, но все равно - пусто не бывает...

- Тебя это устраивает? - спросил он зло.

- А кто меня теперь спрашивает, - махнула она рукой.

- Я спрашиваю!

- Ты? А где ты? - оглянулась Алевтина и даже приложила ладонь козырьком к бровям, будто бы вглядываясь вдаль. - Перчик тю-тю... Исчез за горизонтом... Вместе со светлым прошлым и проистекающим из него сияющим будущим...

- Я здесь, Алевтина, - серьезно сказал Перец, - в весьма мрачном настоящем. И не нужна мне твоя конура... Я пришел за тобой! Пошли! Сейчас же! - взял он ее за руку.

- Ты что, миленький, с ума сошел? - освободила руку Алевтина. - Куда я с тобой пойду? Под забор, что ли?..

- Неужели тебя волнует, куда? - искренне удивился Перец. - Мне казалось, что куда угодно, лишь бы подальше от тузиков и домарощинеров с их порядками, и старыми, и новыми!

- Женщину всегда волнует - куда, - ответила назидательно Алевтина, Так уж она устроена, что если даже внешне заботится о себе, то, по сути, заботится не только о себе...

- Я понимаю, - помолчав, кивнул Перец. - Но неужели ты можешь оставаться рядом с тем, кто тебя изнасиловал, да еще так цинично?

- Сначала я изнасиловала тебя. Может быть, не так грубо, ибо женщина... Теперь Тузик - меня... Таков Порядок... В жизни всегда кто-то кого-то насилует, даже если по взаимному согласию, - горько усмехнулась она.

- Неправда! Все это неправда! - повысил голос Перец.

- Тише, пусик, тише, - приложила палец к его губам Алевтина. Палец пах табаком и коньяком. - Обида спадет, и поймешь, что это самая наиправдивейшая правда и ничего, кроме правды...

- А любовь?!

- Любо-овь? - иронично протянула она. - Так любовь и есть насилие: или над предметом-объектом любви, или над собой, а то и все сразу... Любовь это самое страшное для того, кто против насилия...

- Ты ли это говоришь?! Аленушка! Ты же умеешь любить!

Алевтину, как током, ударило, этой его "Аленушкой". Она, похоже, побледнела, но в темноте этого было незаметно...

- Умею... - ответила она. - Потому, что я не против...

- Не понимаю, - вздохнул Перец. - Ничего не понимаю... Мне казалось...

- Что только поманишь меня пальчиком... - усмехнулась Алевтина. - А не понимаешь, потому что всегда был сам по себе, никогда не был частью Порядка, служителем Порядка, передаточным механизмом Порядка, а если случайно и попадал в этот механизм, то никак не мог найти своего места...

"Не мог, " - мысленно согласился Перец.

- Но я же был директором! - возразил он вслух.

- Да, как оказалось - при временном отсутствии какого бы то ни было порядка, в промежутке между старым и новым... Странно, что даже я этого не поняла... И мне было хорошо с тобой... Хотя я не могу без Порядка... Мне иногда кажется, что я и есть Порядок - настолько он вошел в меня... Звучит как-то сексуально... - хихикнула она. - И вдруг ты... Полное отсутствие Порядка... Ты был прекрасен, как отдых после тяжкого труда...

- Но я же создавал свой порядок - разумный, логичный, понятный, плодотворный, чтобы жить, как любить - с наслаждением! - воскликнул Перец.

- Нет, пусик, - вздохнула Алевтина. - Твой порядок - всего лишь несбыточная мечта о Порядке... Настоящий порядок не должен быть разумным, логичным, понятным - тогда каждый будет считать себя знатоком Порядка и станет пытаться усовершенствовать его... А для Порядка нет ничего страшнее усовершенствований. Он либо есть - единый и незыблемый, либо его нет...

- Но кому он нужен, такой порядок?! - воскликнул Перец сиплым шепотом.

- Порядок не должен быть кому-то нужен. Порядок первичен, а все остальное и остальные - для него и во имя него... Порядок - это то, что из хаоса смертных индивидуальностей создает бессмертного себя...

- Чушь какая-то!.. - фыркнул Перец. - Нормальная, не вполне трезвая женщина не может нести такую чушь. Тебя кто-то когда-то загипнотизировал... Ну, ладно, время вышло! Ты идешь со мной? - протянул он к Алевтине руку. Не важно куда, лишь бы со мной?

- В шалаш?.. на край света?.. Под забор?.. Нет, пусик, ты был очень мил, но Порядок вернулся... Прощай, и не поминай лихом... Береги себя.

- Ты береги себя, - вздохнул Перец, вспомнив, что он не сумел ее уберечь.

- Теперь меня убережет Порядок, - твердо заверила Алевтина. - При смене, на сломе всякое случается... Но теперь, когда я подписала протокол, он пришел окончательно...

- Спасибо тебе за доброту и за любовь, Аленушка!.. Скоро ты узнаешь, где найти меня... Захочешь - приходи... До свидания.

Он качнулся к ней, но остановился. Только дотронулся до руки и повернулся уходить.

- Постой! - остановила его Алевтина и по-матерински, прижав к груди, поцеловала в лоб. - Иди, мой непутевый...

Глава 7

Молчун спал беспокойно и что-то бормотал во сне. Не так, как когда-то в бреду - тогда он кричал и все рвался куда-то. А сейчас тихо постанывал и бормотал: не то - мама, не то - Нава.

Один пластик принял форму лежанки - на ней и лежал спящий Молчун, другой Нава превратила в кресло, где и сидела рядом с Молчуном.

Неподалеку тихо плескалось озеро. Не Город, а просто озеро, чистое и красивое. Без прибрежных топей и камыша. Светлая слезинка Матери-Природы...

Нава улыбнулась, вспомнив, как радовался Молчун, когда она привела его сюда. Вдруг заулыбался, задышал всей грудью, встал на колени, набрал полные горсти песка и, хихикал, пуская его между пальцев.

- Ведь несъедобный, Нава? - радуясь чему-то, вопрошал он, - Не соль, не сахар?..

- Несъедобный, - подтвердила она, - Великое Разрыхление почему-то его не коснулось, хотя полоса боев уже ушла далеко отсюда.

- Мать-Природа бережет себя, - сказал Молчун, вдруг строго посмотрев на нее, а потом снова рассмеялся: - Да и что, право, разрыхлять песок? Он и так рыхлый. - И вдруг опять серьезно: - Ты тут хозяйка, Нава... Ну, одна из хозяек... Мой тебе совет: убереги это озеро. Просто так, для красоты... Не все в мире должно быть съедобно... Будешь приходить сюда, отдыхать душой... Может, и меня вдруг вспомнишь... среди своих великих дел... Хотя, что тебе вспоминать меня, козла грязного, - усмехнулся он криво.

- Что с тобой, Молчун? - удивилась Нава. - Никогда столько не говорил! Я даже и понять тебя сразу не могу.

- А сразу и не надо. Ты, главное, запомни, что я сказал, потом поймешь, когда бороться перестанешь...

- А я еще и не начинала, - заметила Нава.

- Начнешь, - пообещал Молчун, посмотрев на нее внимательно. - И потом, Кандид меня зовут! Я тебе уже говорил - Кандид!..

- Говорить-то говорил, - улыбнулась Нава, так смешно он сердился. Ей был смешон сам факт, что он - мужчина, сердится на нее - подругу. - Только пока мы шли, ты и слова не проронил. Я и подумала, что ты снова Молчун.

Он миролюбиво усмехнулся.

- Мое имя не зависит от того, молчу я или говорю, как и твое, Нава... А, в общем, называй хоть горшком, только в печку не суй! - сказал он что-то совсем несуразное, и Нава рассмеялась.

- Зачем же мне называть тебя горшком?! И что такое печка?

- Это поговорка такая, - объяснил Молчун-Кандид, который вдруг стал говоруном, - в моей... деревне.

- На Белых Скалах? - живо поинтересовалась Нава.

Он внимательно посмотрел на нее и ответил:

- Гораздо дальше Белых Скал... А горшком... Ну, иносказательно хотя бы... У нас... в деревне когда-то называли женщину "сосудом греха", только я с этим никогда не был согласен. Та, что дарит жизнь, не может быть сосудом греха... Ну, а твои подруги, похоже, считают мужчину горшком с дерьмом... Это ваше личное дело... Не мне судить, хотя я и с этим не согласен... А печка? Это такое приспособление для приготовления пищи. В ней горит огонь. Пища варится, жарится, печется и становится съедобной.

- Фу! Гадость какая! - брезгливо взвизгнула Нава. - Как вы такую гадость можете называть пищей? В ней же не остается ничего живого. Мертвечиной питаться опасно! Да и бесполезно!

- Так уж устроен наш организм, - пожал плечами Молчун-Кандид.

- Нет, вы его так мучаете, - покачала головой Нава, - организм ваш устроен нормально, если наша еда для тебя годится... То-то ты такой странный... Наверное, все вы там на Белых Скалах странные.

- Наверное, странные, - согласился Молчун. - Ты знаешь что, - сказал он вдруг, - Ты займись чем-нибудь. Я искупаться хочу, помыться...

- Я тоже! - обрадовалась Нава. - Давай вместе.

- Нет, - насупился Молчун. - Я сам. И ты на меня не смотри.

- Почему? - удивилась она. - Мы же всегда купались вместе.

- Ты была другой, - вздохнул он. - Да и я тоже, видимо... Раньше я считался твоим мужем, а теперь - козлом. Ты была милой девочкой, а теперь стала могущественной подругой... Да и зовут меня теперь иначе...

Он отвернулся и скрылся в кустах, росших по берегам речушки, вытекавшей из озера. Вскоре послышался плеск воды и пофыркивание.

Нава пошла к одежному дереву. То, что на нем росло, ей не понравилось. Она сосредоточилась и представила Молчуна в одежде, которая была ему по фигуре, в которой его не стыдно было бы показать подругам... Впрочем, лучше его никому не показывать. Над ее головой заклубился лиловый туман...

Обычно так не делалось. Подходили к дереву и выбирали себе одежду по размеру. В сущности, мешок с дырами для головы и рук. Но то было в деревне. Подруги могли себе позволить некоторые фантазии.

Нава сорвала с дерева готовую придуманную ею одежду для себя и для Мол... нет, для Кандида. Она постепенно привыкала к этому имени. Оно даже начинало ей нравиться. Она никогда не слышала такого имени в Лесу.

Одежду Кандида она повесила на кусты возле того места, где он плескался, а сама пошла в озеро.

Вода, действительно, была чудесной. И почему Молчун пошел купаться в речке? И вдруг она поняла и удивилась: он не хотел, чтобы грязь с него попала в это озеро. Он оберегал его, как... как настоящий... сын Матери-Природы...

Она уже привыкла к мысли, что у Матери-Природы могут быть только одни дети - дочери, то есть подруги. Но ведь и остальные, хоть и ошибочные, хоть и несовершенные - тоже ее дети. Некоторые даже очень заботливые, как... Кандид. Хотя он все равно не понимает Леса. Да и как ему понимать, если он всю жизнь питался мертвой пищей!..

Вдоволь наплававшись, Нава подплыла к истоку речки и последовала за слабым течением. Молчун, стоя в речке у берега, смотрелся в воду, разглядывая свое отражение, и скреб щеку скальпелем, недовольно фыркая и шипя.

"Больно,"- догадалась Нава, поняв, что он пытается сбрить бороду. В лесу так никто не делал. Такое даже в голову прийти не могло. В лесу нечем было брить бороду. Да и слова такого не было. Просто, Нава вспомнила, что когда-то Молчун объяснял ей, что такое брить. Но поскольку бриться было нечем, он перестал об этом вспоминать. Привык к бороде. Чего это он сейчас вдруг вздумал?

- Молчун, - позвала Нава.

Он резко вздрогнул и обернулся. На физиономии его явно читалось смущение и недовольство.

- Я же просил! - вздохнул он.

- Ну, что тут такого, Молчун, я не понимаю? - искренне призналась она.

- Твои подруги при первой встрече дали мне понять, что внешний вид мужчины для них... для вас... омерзителен и смешон... Всякие там "корни любви" и прочее... Может, это и глупо, но я не хочу быть омерзительным и смешным... Особенно, перед тобой.

- Я их не понимаю, Кандид, - призналась Нава, встав рядом с ним. Наверное, я еще неполноценная подруга... Или они слишком залюбовались собой? Твой вид не вызывает у меня никаких плохих эмоций... Тебе надоела борода?.. Сказал бы сразу...

Она протянула руки к его лицу и положила ладони на его щеки. Потом медленно повела их вниз к подбородку, провела по усам.

- Умойся, - сказала она.

Кандид целиком окунулся в воду, потер там лицо и встал.

Нава в первый момент не узнала его. На самом деле, она никогда не видела его лица безволосым. Когда ее привели к бредящему Молчуну, хотя тогда у него никакого имени не было, щеки и подбородок его уже покрывала не длинная, но весьма густая щетина.

Молчун тоже удивленно проводил пальцами по своему совершенно гладкому лицу.

- Как тебе это удалось? - удивился Кандид.

- Не знаю, - пожала плечами Нава, - просто, сделала... И совсем ты не смешной... Даже красивый. Я никогда тебя таким не видела...

- Эх, Нава-Нава, - вздохнул Кандид. - Ты меня, вообще, настоящим еще не видела.

- А какой же ты - синтезированный, как мертвяк? - усмехнулась она.

- Я, как бабочка, наколотая на иглу... Ах да, у вас нет игл... тогда на острый шип - крылышками еще машет, но уже не летит.

- Зачем же бабочку на шип насаживать? - удивилась Нава. - Глупость какая!

- Ну, предположим, она случайно сама на него напоролась - порыв ветра и...

- А ты умеешь летать, как бабочка? - спросила она.

- Не как бабочка, но, в некотором смысле, умел, - подтвердил Кандид.

- Эта твоя летающая деревня? - поинтересовалась Нава, показав пальцем вверх.

- Да не летающая деревня это, а вертолет! - хмыкнул Кандид.

- Ветролет? - переспросила она.

- Не ветро-, а верто-лет, вертикально, то есть вверх взлетающий, поправил Кандид.

- Не понимаю, - покачала головой Нава.

- Ну, птица или та же бабочка машет крыльями, чтобы летать, или, просто, парит, расправив их, опираясь на воздушные потоки... Вот и вертолет, можно сказать, машет крыльями, чтобы лететь, только они у него устроены по-другому, не как у птиц.

- Он живой?

- Да нет, это машина.

- Машина? Не понимаю! - шлепнула ладошками по воде Нава, отчего брызги полетели во все стороны.

- Нашли время для научно-популярных лекций! - засмеялся Кандид, - И место... Ну, машина это... как мертвяк, только из другого материала, как скальпель. Вертолет что-то вроде металлической стрекозы. Сами люди летать не умеют, но делают летающие машины... летающих мертвяков и на них летают.

- Мы этого не умеем, - нахмурилась Нава. - Это плохо. Насекомых умеем и птиц, а летающих мертвяков - нет.

- Может, вам просто в голову не пришло... Не надо было. В Лесу особенно не разлетаешься. Я вон полетел - и что вышло...

- Это плохо, - повторила Нава. - Прилетят много ветро ... вертолетов... Рукоеды с ними справятся?

- Нет, - покачал головой Кандид, - не думаю. Особенно, если это будут военные вертолеты.

- Военные? - подняла на него вопрошающий взгляд Нава.

- Машины для убийства, - объяснил Кандид. - Для уничтожения и разрушения. Мертвяки ведь тоже могут убивать... мужчин.

- Могут, - кивнула Нава. - Им это не запрещено.

- И вы, подруги, можете превращать живое в неживое...

- Можем, - подтвердила Нава.

- Ну, вот и мы... - развел руками Кандид. - Хотя мне это, конечно, не нравится. Только бывают ситуации, когда без этого не защитишь свою жизнь... К сожалению... Все живое хочет жить.

- Значит, если ты с помощью одного скальпеля смог защитить деревню от мертвяков, то с помощью машин для убийства сможешь прекратить Одержание?..

- Не знаю... Не собирался... Хотя сначала, когда узнал, что вы творите, когда забрали тебя... очень хотелось... Но потом подумал, что слишком мало понимаю для вмешательства... Но и равнодушно смотреть на эти жернова, деловито перемалывающие человеческие судьбы и жизни, не могу!.. Я мечтал встретиться с ними...с вами... с хозяйками Леса и попытаться объяснить, что так нельзя, что нехорошо так... Даже если это прогресс, как кому-то кажется, нельзя так... Ведь все это, - повел он руками вокруг, живое, страдающее...

- В том и состоит идея, - объяснила Нава, - чтобы прекратить страдания.

- Планомерно уничтожая половину человечества, а вторую половину насильно трансформируя?! - возмутился Кандид. - Хотя, что это я на тебя кричу? Не ты все это придумала... Тебя саму... Извини... Но теперь ты одна из хозяек Леса...

- У Леса нет хозяев, - нахмурилась Нава. - Да и он не хозяин... У всего одна хозяйка - Мать-Природа.

- Логично, - кивнул Кандид. - Понятно. Я в этом и не сомневался... Но мать не должна пожирать своих детей. А если она это делает, то с ней что-то не в порядке. Значит, она больна...

Нава удивилась, как эта мысль близка тому, что она говорила Тане... маме...

- И вообще, - продолжал Кандид, - Мать-Природа настолько выше нас, что иногда воспринимается как абстрактное понятие, хотя вот она... прекрасная и вездесущая... вокруг... Но здесь, в Лесу, она все-таки хозяйствует через вас, подруг... Или же вы присвоили себе право хозяйствовать от ее имени. Ведь ты не хотела лезть в этот Паучий Бассейн и проходить Одержание! Я помню!.. Но тебя загипнотизировали и затолкали туда... Тобой по-хозяйски распорядились... Мной тоже, но мне удалось убежать... Я потом думал, когда способность думать, наконец, вернулась ко мне, я думал, что в Лесу что-то происходит не так, неправильно... Хотя, конечно, и раньше Мать-Природа уничтожала целые виды живых существ... Но мать не может... Это человеческая мать не может, а что я знаю про материнские чувства природы?.. Мне сейчас подумалось, что, может быть, некто загипнотизировал вас, подруг, и убедил, что вы выполняете волю Матери-Природы, хотя это не так...

- Мы не дети Матери-Природы, - грустно вздохнула Нава. - Мы - ее мысли... Сначала - одни мысли, потом - другие... Ты ведь не думаешь все время одну и ту же мысль...

- Нет, - оторопев, согласился Кандид. - Кто тебе сказал?

- Она сама.

- Мыслить материальными объектами?! Какой-то солипсизм, вывернутый наизнанку, - пробормотал себе под нос Кандид. - Это мне в голову не приходило. Об этом надо подумать...

- Ну, подумай, - кивнула Нава. - Вылезаем? - протянула она ему руку.

Кандид взял ее руку в свою и даже сделал шаг вперед, но вдруг уперся и выдернул руку.

- Иди, я потом.

- Что с тобой? Опять стесняешься?- удивилась Нава.

- Не знаю, наверное, - пожал он плечами.

- Но это же глупо, Молчун! - улыбнулась Нава. - Стесняться можно женщину, да и то не собственную жену... А я уже совсем не женщина, - она вылезла на берег и протянула ему руку. - Ну, давай!

- Ну да, конечно, не женщина! - воскликнул Кандид недоверчиво. - Да я, может, такой прекрасной женщины и в жизни не видел!.. Точно - не видел! распахнул он глаза. - Нава, ты божественна!.. Ты - идеал Женщины!..

- Да говорю же тебе - не женщина! - всерьез рассердилась она, ей стало неприятно, что ее называют и считают женщиной - примитивным существом из прошлого. - На, смотри, обормот! - в сердцах села она на песок и раздвинула ноги, между которыми было безволосо и гладко - так небольшие припухлости... атавизм... - Убедился?! - вскочила она.

- Нет, - признался Кандид, - та, что способна рожать - женщина! Как она это делает - второй вопрос. И то, что ей для этого не нужен мужчина, не имеет значения... А что касается меня, моих ощущений, то они мне говорят: ты - женщина. Впрочем, я действительно веду себя глупо. Но я понял: я стесняюсь не тебя, а себя, своего прогноза твоих эмоций при виде меня... Твои подруги успели привить мне комплекс неполноценности... Козел, козлик, вонючий, грязный... Глупо, все глупо... Но ты все-таки не смотри, - он шагнул из речки, ухватившись за ее руку.

Только Нава и не подумала отворачиваться и закрывать глаза. Еще чего! Потакать всяким глупостям, будто она не видела его голым, будучи женщиной! Хоть и молодой, но уже способной к деторождению. И ей вовсе не хотелось смеяться при виде его наготы. Ни тогда, ни сейчас. Он был, по-своему, красив, как всякий молодой, здоровый зверь и даже человек... А "корень любви" - что ж, если Мать-Природа сочла его необходимым, не нам обсуждать и, тем более, высмеивать ее решения.

- На тебя вполне можно смотреть! - сообщила она Кандиду. -Вон на кустах твоя новая одежда, - показала Нава и ушла за кусты.

Кандид осмотрел одежду и был немало удивлен тем, что она включала в себя два предмета: брюки и рубаху. До сих пор он, как и все в деревне, мужчины и женщины, носил длинную грубую рубаху неопределенного цвета, которые произрастали на одежных деревьях у поселка. Деревья никогда не плодоносили брюками. Да и трудно от них ждать фантазий модельеров. Одежда была добротна, удобна, крепка и на красивых фигурах даже иногда красива чего еще? И никакой тебе текстильной промышленности... Откуда Нава взяла брюки?

Но вопросами Кандид задавался недолго, поспешив упрятать свою наготу. Одежда оказалась точно по его фигуре. Он присел, встал, наклонился - все было отлично. Нигде не тянуло, не жало, не трещало. И при этом ни единого шва. Вот бы такие деревья на Материк!.. Да куда там - текстильщики и модельеры порубят и пожгут: столько народу без работы останется... Да... Нет в мире совершенства.

Кандид расчесал пальцами длинные, почти, как у женщин, волосы, повесил на шею скальпель, привязанный к стеблю вьюна, и вышел из-за кустов.

Нава ждала его в точно таком же, по фасону, костюме. Только рубаху припоясала гибким стеблем лианы, не ободрав листьев, которые очень живописно смотрелись на более светлом переливающееся-зеленом фоне рубахи. В светло-желтые пышные волосы она воткнула ярко-синий цветок и выжидательно смотрела на Кандида сияющими ярко-синими глазами.

- И она еще утверждает, что не женщина! - развел руками Кандид. - Не знаю, как другие, которых здесь не вижу, а я, как и положено козлу, сражен твоей женской красотой наповал!

Он припал на колено и, молитвенно сложив ладони у сердца, склонил перед Навой голову.

- Что ты делаешь? - засмеялась Нава.

- Так у нас поклоняются любимым богам, - объяснил, подняв на нее взгляд, Кандид. - Между прочим, при обычных обстоятельствах богини тоже недоступны смертным мужчинам. Разве что богиня вдруг воспылает к кому-нибудь из этих ничтожных любовью... Только это сказки, придуманные мечтательными мужчинами для самовозвеличивания... Я так и не понял, есть ли у вас сказки?

- Есть, - ответила Нава, - как не быть. У нас каждый разговор наполовину сказка.

- Это я заметил, - усмехнулся Кандид.

- Но есть и специальные сказки. Дети любят.

- И почему дети везде любят сказки? - спросил сам себя Кандид и сам ответил: - Наверное, потому что в них все возможно и почти нет запретов... Расскажешь мне перед сном?

Нава неопределенно пожала плечами. Они подошли к озеру и посмотрели на себя в его зеркальной поверхности.

- Ой! Как мы похожи! - вскрикнула Нава.

- Да, - согласился Кандид. - Только ты лучше и красивей...

А теперь он лежал на пластике, превращенном в лежанку, и тихо постанывал. Когда он болел в первый раз - когда она его выходила, - то приобрел защиту от многих болезней. Она помогла приобрести, все женщины в их деревне это умели. Но для того, чтобы преодолеть "полосу боев", этого недостаточно. Даже не все дети Леса могут преодолеть ее. А уж для чужаков она, вообще, непреодолима.

В этот раз, впрочем, как и в прошлый, защита устанавливалась болезненно для Молчуна, но серьезной угрозы для его жизни не было. Но, на всякий случай, Нава все время рядом. Да и без нее организм Молчуна достаточно адаптировался к Лесу, чтобы самостоятельно выдержать это испытание. Но осторожность не помешает.

Нава вдруг подумала, что в Лесу у нее нет никого ближе этого странного существа Молчуна-Кандида, свалившегося с Белых Скал на своем вертолете. Когда-то была мама и, кажется, отец, но это было так давно, что она не вполне уверена - было ли... Но подруги?.. Но Мать-Природа?.. Подруг она еще не знает и почему-то не очень спешит узнать, а Мать-Природа не человек. Ей можно поклоняться, служить, ее можно любить, но дружить с ней невозможно... И вот она собирается вести Молчуна туда, где он исчезнет... для нее, потеряется. Нелогично. Но держать его насильно здесь, как... как бабочку на шипе... несправедливо. По крайней мере, с друзьями так не поступают. Может быть, он сходит на эти Белые Скалы и вернется к ней?.. В деревне он обещал вернуться - зачем это ему? Там у него будет своя, чужая ей, естественная для него, другая жизнь... Он найдет себе женщину, настоящую женщину, жену, которая родит ему детей... Такова их природа, этих существ, которые должны остаться в прошлом... Нава вдруг ощутила в себе неприязнь к этой гипотетической женщине, к которой она ведет Молчуна, своего мужа. Ерунда! У нее не может быть мужа! Ей не нужен муж!.. И почему она не уговорила его сделать детей?! Тогда бы он их не бросил! Остался бы в Лесу защищать. Какая она была глупая... А теперь он ей не нужен... как мужчина... Но он ей нужен, как... как друг. Может, просто, она слишком привыкла к нему? А потом поживет без него и отвыкнет? Но ведь целый год они не виделись! И вот она пришла к нему сразу, как только смогла. Наверное, этот год нельзя считать полноценным - он, как одна длинная ночь с одним сном, куда все время приходил Молчун. Возможно, реальный год в реальной жизни излечит ее? Вполне вероятно, только беда в том, что ей совсем не хочется излечиваться!.. Как же другие подруги прошли через это? Или больше ни у кого не было такого Молчуна?.. Наверное, все дело в том, что такие Молчуны в Лесу не водятся, а водятся только на Белых Скалах. А когда попадают в Лес, то не могут преодолеть "полосу боев" и растворяются в почве. Некоторых, правда, как она поняла, спасают и используют у Воспитательниц, которые приучают деревни к необходимости Одержания и подготавливают их к этому акту, как в той треугольной деревне, где Молчун пытался с кем-то разговаривать... Она слышала сквозь сон... Карл, он говорил, Карл!.. Видимо, это был его знакомый с Белых Скал, которого отдали Воспитательницам... Но Нава вовсе не хочет, чтобы Молчуна отдали Воспитательницам. Она хочет, чтобы он оставался с ней или... жил, как сам хочет, на своих Белых Скалах. Она не хочет, чтобы он принадлежал другим подругам. Потому что они не понимают его и не хотят понять. Для них он - отработанный материал, подлежащий утилизации. А для нее - единственное близкое существо.

Наверное, она ненормальная. Но не сама же она себя такой сделала! Мать-Природа целый год творила с ней в Паучьем Бассейне все, что хотела. Никто раньше так долго не проходил Одержание. И если она, Нава, такая, значит, Матери-Природе зачем-то это было нужно. Или она, просто, неудачный экземпляр, производственный брак? Давно не чистили Паучий Бассейн, вот она такой и получилась... Но как бы там ни было, она живет и собирается жить вечно, и жить так, как считает правильным. А понятие о том, что такое "хорошо" и что такое "плохо" в нее закладывала Мать-Природа и... Молчун... Теперь она это понимает. Он сказал подругам, что не муж ей, а отец, вернее, он сказал: "она мне дочь", а они, дуры, решили, что он муж ее матери и стали гнусно потешаться. Оказывается могучие подруги могут быть элементарными дурами, неспособными понять мужчину! Значит, они не идеальны... Это надо учесть при самооценке. И она сама может оказаться дурой... Или уже оказалась?..

Стало подозрительно тихо. Нава посмотрела на Молчуна. Он лежал с открытыми глазами, смотрел на нее и улыбался.

- Ты что? - вскочила Нава и подошла к нему.

- Хорошо! - еще шире улыбнулся Кандид. - Красивая природа, прекрасная погода, прелестная... подруга и неожиданно отличное самочувствие...

- Наконец-то, - выдохнула Нава, - защита установлена. Теперь тебе в Лесу никакая хворь не страшна!.. Еще день-другой, силы восстановятся и можно отправляться.

- Совсем меня твоя защита избаловала, - чуть улыбнувшись, признался Кандид. - Все стремился куда-то, кому-то что-то хотел доказать, а теперь вот смотрю на тебя и кажется - весь век бы свой смотрел, и ничего не надо больше... и никого...

- Это от слабости, - серьезно объяснила Нава, а сердечко-то екнуло... Приятно было слышать такое признание.

- Да уж, наверное, не от силы. - согласился Кандид. - Только зачем нам с тобой такая сила, которая разлучает?

- А затем, что только дерево может всю жизнь простоять на одном месте, да и то не всякое - иное и прыгать начинает... Да и дерево-то стремится ввысь, к солнцу, а человек...

- А человек - к другому человеку, - закончил Кандид и усмехнулся: -Я знаю, ты хотела сказать: человек должен стремиться выполнить свое предназначение, чтобы его жизнь обрела смысл... Логично. Только у человека столько предназначений, что не знаешь, за которое хвататься... Род продолжить - предназначение... Правда, вы тут вносите коррективы, но все равно будете рожать не так, так этак. Но это - для всего живого. А для человека?.. Дерево посадить, то есть уберечь природу - предназначение... Дом построить, то есть создать вторую природу как защиту от первой, которая не всегда рассчитывает свои силы, - тоже предназначение... Книгу написать, то есть приумножить знания человеческие и передать их потомкам - тоже предназначение... Полететь к звездам, чтобы спасти жизнь, когда наше солнце начнет гаснуть, - еще какое предназначение!.. Кое-что из этого списка мне по силам, но... род продолжить не с кем... Дерево сажать?.. Надо быть совсем идиотом, чтобы дерево в Лесу сажать. Для второй природы, как я понял, здесь места нет... Первая-то совсем распоясалась... Книгу?.. Не на чем и не для кого... Да и никогда в писатели не годился. Наука моя, микробиология, здесь - детский лепет. Для вас это уже не наука, а технология... А к звездам?.. Нет уж, милая Нава, в моем положении самое умное - валяться на этом мертвяке и любоваться твоей красотой...

- Ничего не поняла, - призналась Нава. - Какая-то вторая природа?.. Какая-то книга?.. Лететь к звездам?.. Солнце гаснуть?.. Чушь какая-то!..

- Не забивай голову, - сел Кандид, спустив босые ноги на землю. Дурацкая мужицкая рефлексия - болезнь самокопания. Тоже не бери в голову отомрет вместе с мужиками.

- Может быть, да, - кивнула задумчиво Нава, - а может быть, и нет. Ведь мы теперь частично и мужчины. Не перейдут ли ваши болезни к нам?

Кандид с интересом посмотрел на нее.

- О! Это уже серьезный вопрос...

- Я никогда раньше не задавала себе столько вопросов, - призналась Нава.

- Что ж, тогда у нас есть вероятность найти общий язык, - улыбнулся Кандид.

- А что ты там такое страшное говорил про солнце? - вспомнила она. Как это оно может погаснуть?

- Грубо говоря, солнце - тот же костер. Только дрова другие ядерные... Все дрова когда-нибудь кончаются, и костер гаснет.

- И что тогда будет? - дрожащим голосом спросила Нава, хотя ответ ей был уже ясен.

- Все живое на планете умрет, - ответил Кандид. - Мать-Природа, столь тебе дорогая, умрет. Разве что споры какие-нибудь да вирусы уйдут в вечную зимнюю спячку.

Нава молчала, осмысливая услышанное. Осмысливать было страшно, но аналогия с догорающим костром была очень убедительна.

- Откуда ты это знаешь? - спросила она.

- Я же говорил, мы задаем себе много вопросов, и часто готовы отдать жизнь, чтобы добиться ответа. Случается, и отдаем. Это называется поиск Истины... Я полагаю, что это одно из проявлений инстинкта самосохранения Матери-Природы. С нашей помощью она ищет способ выжить, когда солнце погаснет.

- И вы уже летали к звездам? - тихо спросила Нава.

- К звездам - нет пока. Очень они далеко. А на некоторых планетах были. На Луне, например, которую ты видишь каждую ночь.

- А мы ничего не знаем, - вздохнула Нава. - Это плохо... И там есть жизнь - на других планетах?

- В полном смысле, как у нас, нет, не нашли, но простейшая попадается... На одних планетах слишком жарко, на других - слишком холодно... Может быть, - улыбнулся вдруг Кандид, - это я сейчас подумал... может быть, там не хватает вас, умеющих делать мертвое живым... Возможно, и здесь все когда-то началось с вас...

- Откуда же мы взялись?..

- Не знаю, прилетели откуда-нибудь...

- Там мы тоже должны были бы откуда-то взяться, - возразила Нава.

- Ну, может быть, вы путешествуете по вселенной, распространяя по ней жизнь... Где-то когда-то возникли, а потом стали путешествовать... Красивая сказка...

- Почему сказка? - попыталась обидеться Нава, которой эта гипотеза тоже понравилась.

- Потому что пока, как я видел, вы убиваете существующие виды живого, причем, разумного.

- Не убиваем, а совершенствуем, - объяснила Нава, - делаем лучше.

- Есть мнение, что лучшее - враг хорошего, - усмехнулся Кандид.

- Глупое мнение, - поморщилась Нава. - Что более жизнеспособно, то и лучше.

- Не знаю, не знаю, - покачал головой Кандид. - Как-то так получается, что жизнеспособней дураки и мерзавцы, для которых инстинкт самосохранения превыше всего... Да и все прочие инстинкты... Неужели они лучше? Не может быть! Общество, состоящее сплошь из жизнеспособных дураков и мерзавцев нежизнеспособно - они пожруг друг друга.

- Понятие жизнеспособности подразумевает не только жизнеспособность особи, но и, главное, всего вида, - пояснила Нава свою точку зрения.

- Ну, и хорошо, если так, - сдался Кандид. - Хорошо, в смысле, что я понял твою мысль. То, что происходит здесь мне все равно не нравится... Не по-человечески это... Но оставим разговоры... Не позволит ли мой милый лекарь своему пациенту искупаться?

- Конечно, позволит и даже очень настоятельно порекомендует, улыбнулась Нава, - и, более того, составит компанию...

Кандид сидел на песке, чуть прикрывшись поперек тела штанами и строгал скальпелем толстый обломок ветки дерева, видимо, поваленного недавним ураганом. А Нава, не помышляя о смущении, голышом стояла на лежащем стволе этого дерева, блаженствуя под теплыми солнечными лучами, и краешком глаза наблюдала за Кандидом. Она давно заинтересовалась его странным занятием. В Лесу никто никогда ничего не строгал: нечем и незачем. Здесь для того, чтобы построить дом, не надо было убивать деревья, здесь созидание вершилось без разрушения. "До Одержания, - подумала Нава. - Одержание выбивается из древнего принципа жизни. Но, видимо, смена биологических видов без этого невозможна... Хотя и это спорно... Странно: раньше, когда я почти не задумывалась, сомнений почти не было, сейчас же, когда, похоже, я научилась самостоятельно мыслить, уверенности нет ни в чем. Сплошные сомнения."

- Что это ты делаешь? - соскочила она со ствола и подбежала к Кандиду. - Покажи!

Кандид, увлекшийся своим занятием, не успел спрятать творение и растерянно молчал, накрыв его ладонями.

- Ты опять Молчун, а не Кандид? - усмехнулась Нава. - Ну, правда, покажи. Мне очень любопытно. В Лесу никто такого не делает.

- Но это еще не готово! - вздохнул Кандид. - Когда еда не готова, ее не ставят на стол.

- Так это еда?! Из дерева? - удивилась Нава. - Вы на Белых Скалах едите деревья?

- Да нет, - засмеялся Кандид, - если и еда, то для глаз, для души... Духовная пища.

- Не понимаю. Покажи! - настаивала Нава.

- Я обязательно покажу, - пообещал Кандид. - Но когда кончу.

- Ну, как это... - пыталась она вспомнить странное слово, которому он ее когда-то учил. - Ну, пожалуйста!

Кандид улыбнулся.

- Против этого слова я бессилен, но учти - это еще не готово, - и развел ладони.

Нава тут же схватила деревяшку с его колен и принялась ее рассматривать. Она ощутила мурашки озноба на спине, когда увидела, что из ствола боком высунулась женщина... нет, подруга... или женщина (?), очень на кого-то похожая. Да на нее саму и похожая! Ну, конечно, это она и есть! Было странно и страшно видеть себя деревянной, да не просто целиком деревянной, а наполовину поленом. Было видно, что она, эта деревянная Нава, выходит (выступает?.. выдирается?) из дерева, но пока... Наве стало боязно, что она деревянная никогда не вырвется на свободу.

- Мы никуда отсюда не уйдем, пока ты не освободишь меня из этого дерева! - решительно заявила Нава.

- Хорошо сказано, девочка, - задумчиво кивнул Кандид. - Я даже не подумал, что этот полуфабрикат - символ твоих, да и моих отношений с Лесом.

- Символ? - вопросительно посмотрела на него Нава.

- Ну, мысль о тех, кто живет в Лесу, выраженная зрительным образом... Ты говоришь - и Лес так мыслит нами... А это моя мысль о тебе в дереве, а не в живой плоти... Понятно?

- Немного, - задумчиво кивнула Нава. - Никогда бы не подумала, что ты можешь мыслить так же, как Мать-Природа...

- Не только я, все люди - иначе бы мы не были ее детьми, - скромно заметил Кандид. - Можно было бы так и оставить эту... мысль... Но пока она слишком печальна... А я задумал мысль радостную и красивую, как ты... По крайней мере, когда-то... Сейчас ты стала построже, но и прекрасней.

- Нет-нет! Ты должен освободить меня от дерева! - потребовала Нава. А то я задохнусь в нем! Мне и сейчас уже трудно дышать!

- Тогда верни мне ... скульптуру и не мешай работать! Я же говорил, что еще не готово. Я хотел сначала освободить, потом показать тебе.

- Ты был прав, - протянула ему Нава странную деревяшку.

Кандид взял ее и внимательно рассмотрел.

- Да-а, символ, - покивал он. - Тебя-то я освобожу, но где тот скульптор, который освободит всех нас?.. Да и хотим ли мы этой свободы?.. Или задохнемся от ее избытка?..

- О чем ты, Кандид? - спросила Нава.

- Да так, - хмыкнул он. - Продолжение следует... Мужские забавы... Философские фантазии... Интеллектуальный секс...

- Опять не понимаю, - нахмурилась Нава.

- Так, - сказал Кандид, - если мы с тобой будем только философствовать, то я не смогу заняться твоим освобождением, - потряс он поленом. - Ты лучше опять встань на этот ствол. Мне надо на тебя смотреть, чтобы вырезать, а заодно и поболтаем. Теперь с тобой стало интересно разговаривать... подруга.

- С тобой тоже, - призналась Нава, заскочив на ствол.

- По крайней мере, теперь я знаю, кто я, и понимаю, хотя бы приблизительно, что происходит...

Он изучающе посмотрел на прекрасную натурщицу и коснулся скальпелем дерева.

Нава удовлетворенно вздохнула, увидев, как на его колени падают стружки.

- Так о чем ты говорил, Кандид? - напомнила Нава. Ей, в самом деле, было интересно разговаривать с ним. Это было похоже на общение с Матерью-Природой там, в Городе, во время Одержания, где она все время узнавала что-то новое и имела возможность задавать вопросы. Там - мысленно, здесь - вслух. Может, и с подругами интересно, но что-то ее удерживало от общения с ними. Две встречи с матерью не слишком вдохновляли. Скорей всего, у них наиболее популярен язык приказов. Да и какой еще язык может быть у тех, кто выполняет чью-то волю, хотя бы и Матери-Природы?.. Но возможно, она и несправедлива к ним.

- Что тебя интересует - проблема свободы или мужские забавы? попытался уточнить Кандид.

- И то, и другое непонятно - поэтому интересует все, - ответила Нава.

- Ну, тогда начну с "мужских забав", поскольку вопрос проще. Хотя, может, и не проще, но не стоит в него углубляться... хм... ввиду исторической бесперспективности вашими стараниями... Вообще-то, это была отчасти шутка, чтобы уйти от серьезного разговора о свободе. Тем не менее, я имел в виду мнение одного психолога, утверждавшего, что неистраченная сексуальная энергия... ну, ты понимаешь - энергия общения мужчины и женщины как особей биологического вида... так вот, она будто бы находит себе выход в творчестве - поэзия, музыка, живопись, скульптура... Кто какой талант имеет. Грубо говоря, когда мужики не козлы (это вам, подругам, понятней), тогда они творцы... или алкоголики... А чаще и то, и другое.

- А женщины? - поинтересовалась Нава.

- Случается такое и с женщинами, но у них есть еще материнство... Но, вообще, как я успел заметить в прошлой жизни, поэтессы отличаются повышенной сексуальностью.

- Поэтессы?

- Женщины, которые пишут стихи, - объяснил Кандид.

- У нас таких нет, - вздохнула Нава. - Так ты взялся за эту... скульптуру, потому что у тебя неистрачена сексуальная энергия?..

Голос Навы звучал совершенно невинно, то есть строго, по-деловому.

- Ну, ты даешь! - немного покраснел Кандид. - Нельзя же так... прямолинейно.

- Почему нельзя? - удивилась Нава.

- Да потому что не так непосредственно все это происходит... А может, и вообще, не так. Это просто мнение одного человека...

- А почему ты покраснел?

- Мы краснеем, когда смущаемся... Ты меня смутила.

- Чем это? - удивилась Нава.

- Концентрацией внимания на моих сексуальных проблемах, - пробурчал Кандид.

- Тебе стыдно, что ты мужчина? - продолжала удивляться Нава. - Что тут такого. Ты же не виноват, что таким родился. И вообще...

- Я всегда тоже так думал, что, если природа создала меня мужчиной, то я должен выполнять свои функции так, чтобы женщинам было приятно, чтобы доставлять им радость...

- Ну и как, получалось? - заинтересовалась Нава.

- У меня не слишком большой опыт, - пожал плечами Кандид. Старался... Это у них надо спрашивать... И вообще, не задавай мне таких вопросов! - смешался он вконец.

- Опять смущаешься, - улыбнулась Нава. - И чего ты смущаешься, если сам говоришь, Мать-Природа создала тебя мужчиной?

- А потому что для вас, подруг, мужчина - средоточие мерзости! воскликнул он. - А ты - подруга.

- Верно, - подумав, согласилась Нава, - я - подруга... Но я вовсе не считаю мужчину средоточием мерзости. Это глупо. Все равно, что обвинять дерево в том, что оно деревянное. Но, как мне призналась мама, когда встретила после Одержания, у многих подруг есть личные основания для такого мнения... Наверное, не у всех, но есть... Ты считаешь, что это ошибка, что такого не может быть?

Кандид помолчал, аккуратно действуя скальпелем. Разговор получался слишком эмоциональным, и он опасался испортить работу.

- Нет, Нава, не считаю, - признался он. - Я всегда поражался, как много в нас, мужиках, такого, о чем вслух сказать стыдно. Особенно, в мыслях... В действиях это проявляется редко, хотя бывает, но в мыслях... Мы, действительно, очень часто и очень сильно - козлы. Но при этом надо помнить, что козел - существо безгрешное... Ну, может, запах его не всем ласкает обоняние. Не нравится - не нюхай. Но никому и в голову не придет обвинять козла в том, что он козел... И мужчина, пока он мужчина, тоже безгрешен, но когда он - козел... Только, мне кажется, в вашем презрении к мужчинам есть один очень важный психологический момент: для того, чтобы уничтожить половину человечества, надо очень сильно убедить себя, что это правильно, справедливо, необходимо... Надо заставить себя искренне и глубоко возненавидеть эту приговоренную на заклание половину... Иначе с ума можно сойти... Своим презрением к нам вы защищаете свою психику... И козел вам в этом - первый помощник... Знаешь, Нава, мне кажется, нет женщины, которая имела бы основания назвать меня козлом... Возможно, я слишком самонадеян, но я старался...

- Я знаю, - ободряюще улыбнулась Нава. - Я и маме сказала, что ты не козел. И любой подруге скажу, чтобы не смела так тебя называть!.. А ты не смущайся больше. Твое смущение мешает нам нормально общаться... Не забывай, что я не бесполое существо, которого действительно можно было бы стесняться, а двуполое.

- Но у вас же нет секса.

- Да, в прежнем понимании.

- А что, есть и новое понимание? - заинтересовался Кандид.

- Вырасту - узнаю, - хитро улыбнулась Нава.

- Ты не хочешь мне говорить?

- Я, правда, точно не знаю, но есть предчувствие, что нечто существует... - улыбнулась Нава. - Теперь ты меня смущаешь.

- Ну, никак не мог предположить, что подругу можно смутить.

- Человека всегда можно смутить.

- Ты права, - согласился Кандид, - если у него есть что-то тайное, интимное, что он ни с кем не хочет обсуждать... Что ж, секс всегда был скользкой почвой для разговора... Давай покинем ее.

- Давай, - согласилась Нава. - Но запрета на тему налагать не будем.

- Не будем, - кивнул Кандид. - Пусть хоть у нас с тобой не будет никаких запретов. Просто, видимо, мы оба слишком резво ринулись во взаимопознание наших интимов...

- Ты о чем-то еще хотел мне рассказать, - напомнила Нава.

- Не я хотел рассказать, а ты желала понять, - уточнил Кандид.

- Да, что-то о свободе...

- Что-то о свободе, - задумчиво повторил Кандид. - Хорошо сказано... Не знаю, как у вас в Лесу, а у нас, на Материке, о свободе столько сказано! И, в основном, всякой ерунды... И перечитать-то все это невозможно. Наверное, потому, что каждый человек должен и хочет сам решить для себя эту проблему. И, в общем-то, не слишком прислушивается к мнению других. Но если все сказанное систематизировать, то большого разнообразия мнений не наблюдается. И, честно говоря, мне не хотелось бы забивать тебе голову всеми этими заморочками, тем более, что я не слишком большой специалист в этом вопросе. Так, слегка интересовался. Пока не понял, что должен решить его сам для себя и поставить точку.

- Ну и как, решил? - с интересом посмотрела на него Нава.

- Вряд ли это оригинально... Мне показалась достаточно точной формулировка одного поэта: "свобода - это одиночество..." Любая связь - с другом ли, с врагом, с идеей, с природой, с богом и так далее уменьшает степени свободы человека. И в результате получается, что человек как существо социальное не может быть свободен, ибо для нормального человека одиночество невыносимо. Оно приводит к психическим нарушениям... Вот мы и служим: семье, народу, государству, природе, женщине, делу, мечте... Служим, потому что это придает нашей жизни смысл. Но все время мечтаем о некой свободе, ибо служить утомительно... Вот я и говорил, что никто не даст нам с тобой свободы, а если вдруг даст - вряд ли она будет нам по силам...

- По-моему, - пожала плечами Нава, - свобода - это, когда делаешь то, что хочешь. Почему это не по силам?.. Вот я сейчас хочу быть здесь с тобой, хотя меня ждут подруги для выполнения воли Матери-Природы. И мне это не трудно.

- Наверное, ты права, - улыбнулся Кандид, - я слишком мудрствую и морочу голову себе и тебе той абстрактной свободой, которой в жизни не существует. Существует только та свобода, о которой говоришь ты - свобода выбора между связями... между несвободами... Сегодня ты предпочла быть со мной, завтра выберешь подруг... Чем не свобода?

Он резал дерево и бормотал себе под нос:

- Искусство жить - это способность желать возможного... Но не всегда границы возможного очевидны. И еще таких идиотов, как я, почему-то неудержимо влечет невозможное... И вот результат: я в Лесу, чудом выжил только благодаря тебе, с трудом вспомнил, кто я такой, и теперь иду обратно, что без тебя нереально. Все из области невозможного - и попасть в Лес, и выжить в Лесу, и выбраться из Леса... И знаешь, я ни о чем не жалею. Если б я не оказался здесь, то никогда бы не узнал тебя. А я не хочу той жизни, в которой нет... не было тебя... Невозможное, конечно, опасно для жизни, но оно раздвигает ее горизонты. Без него скучно. Мне, по крайней мере.

Откуда-то из-за озера послышался истошный женский крик. Кандид мгновенно, словно сработал автомат, вскочил на ноги, натянул штаны и повесил скальпель на шею.

Нава тоже прислушалась.

- Молчу-у-ун! - донеслось до них. - Помоги, Молчу-у-ун!..

Кандид, не раздумывая, бросился вдоль берега на крик.

- Стой! - приказала Нава, и Кандид остановился, как вкопанный. Не то сработал тон приказа, не то другая сила, о которой он сейчас не хотел думать. Некогда.

- Но... - возразил он.

- За мертвяком не угонишься, - объяснила она, - подожди.

Она повела руками над лежаками, их окутал лиловый туман. И через несколько минут из него восстали два мертвяка.

Уже не первый раз она это проделывала, но Кандид никак не мог избавиться от непроизвольного холодка между лопатками, когда он наблюдал эту трансформацию. Прежде ему доводилось о таком только читать в фантастических романах или видеть в столь же фантастических фильмах. И даже мысли не допускалось, что такое возможно в реальности. А тут - на тебе!.. Хочешь верь глазам своим, хочешь нет...

- Садись! - рапорядилась Нава, показав на спину мертвяка.

Кандид опасливо покачал головой, помня об обжигающем эффекте мертвяков.

- Садись-садись, - повторила Нава. - Не бойся, я отрегулировала.

И заскочила на второго мертвяка, обхватив ногами, его поясницу, а руками ухватившись за шею. Кандид повторил ее движения, правда, не так ловко. Но, поерзав, устроился.

- Вперед! - Скомандовала Нава, и мертвяки припустились так, что ветер в ушах засвистел.

- Молчу-у-ун... - донеслось уже еле слышно, но этого было достаточно, чтобы мертвяки взяли след.

"Ну, дела! - думал Кандид. - Совсем недавно и предположить не мог, что когда-нибудь оседлаю мертвяка!"

Крик раздавался все реже. Видимо, на исходе были и силы, и надежды очередной жертвы. Но слышен он был все лучше.

- Молчу-ун! - вдруг послышалось совсем рядом.

- Стоять! - раздался властный окрик Навы, и все остановились.

- Ко мне! - приказала Нава, и два мертвяка приблизились к ней. На одном восседал Кандид, второй держал в охапке слабо извивающуюся женщину. Да нет, совсем девчонку... девушку... Кандид узнал ее - это была старшая дочка деревенского старосты. После исчезновения Навы она стала часто попадаться ему на пути, стрелять глазками, улыбаться... Симпатичная девчонка, но... Во-первых, Кандид решил, что хватит с него Навы, которую он не уберег, во-вторых, есть дела поважнее устройства семейного гнезда в чужом лесу... Нужно было выбираться из Леса, чтобы иметь возможность противопоставить силе - силу. Конечно, из такого противопоставления проистекают войны, но, может быть, лучше... нет, не лучше - честнее война, чем деловитое уничтожение ничего не подозревающих людей?..

- Молчу-ун! - истошно завопила старостина дочь, увидев его. - Убей его, Молчун! - И с новой силой заелозила всем телом и задрыгала ногами, пытаясь вырваться из объятий мертвяка.

Кандид соскочил со своего мертвяка, снял висящий на шее скальпель и двинулся вперед.

Мертвяк с девушкой был легкой добычей - руки заняты, движения затруднены... Даже показалось нечестным уничтожать его, такого беззащитного. Хотя по отношению к роботу, пусть биороботу, подобное чувство довольно странно. Даже нелепо... Возможно, и подругам кажется нелепым жалеть несовершенных, с точки зрения нового витка эволюции, людишек?.. Да и сколько видов живых существ уничтожило человечество, нимало не смущаясь!.. Теперь пришла расплата - наступила очередь человечества быть жертвой... Ну, ладно бы - человечество Материка - хоть виновно, а эти лесовики чем провинились?.. А может, и провинились... Да и неважно это: вина - в прошлом, казнь - сейчас. И действовать надо сейчас.

Мертвяк внимательно следил за движением Кандида и поворачивался так, чтобы всегда быть лицом к нему.

- Убей его, Молчун!.. Убей его!.. Убей! - твердила девушка, продолжая попытки выскользнуть из лап мертвяка. Надо сказать, что частично ей это удавалось, потому что мертвяк, видимо, ограничивал силу хватки, чтобы не повредить драгоценную ношу. И эта ноша все больше сползала вниз, выскальзывая из объятий и из платья.

- Красивая девочка, - оценила Нава. - Но, пожалуй, этот клочок шерсти портит вид... Ты не находишь, Кандид?

- Ну, ты даешь! - фыркнул негодующе он. - Я не вижу ничего, кроме мертвяка, которого должен убить!

- Врешь ты все!..- не поверила Нава. - А зачем тебе его убивать?

- Чтобы освободить девочку, неужели непонятно!

- Любопытно было бы посмотреть, да не стоит из-за любопытства добро портить. Каждый мертвяк немалого труда стоит... И энергии, - заметила Нава и приказала мертвяку: - Отпусти ее.

Мертвяк тут же разжал лапы, и девушка упала на землю, видимо, обессилев в неравной борьбе.

Кандид бросился ее поднимать, но она оказалась быстрее - страх придавал силы. Девушка на четвереньках отбежала от мертвяка и с криком бросилась на Кандида:

- Молчу-ун! Как ты долго! Я уж думала, ты не придешь! Всех спасал. А меня не стал!.. Зачем ты от нас ушел? Не надо было тебе от нас уходить. Идем обратно в деревню, я женой тебе буду! Я вкусно готовлю и... и детей тебе нарожаю... Не то, что она, - сверкнула она глазами в сторону Навы. Жена должна рожать детей, а она не захотела.

- Ну, что ты, девочка, - покровительственно погладил ее по плечу Кандид. - Во-первых, я обещал вернуться в деревню и вернусь, но не сейчас. Сейчас смысла нет... Во-вторых, у меня уже есть жена. Нава - моя жена. И не она не хотела детей, а я... потому что... и она, и ты - еще дети!

- Я не ребенок! - вомутилась старостина дочь. - Я все знаю, меня мама учила, пока ее мертвяки не унесли... Правда, не пробовала... Но ты такой взрослый! Ты должен это уметь, ты меня научишь...

- У меня есть жена! - твердо повторил Кандид. - Разве ты не слышала, Лава? - вспомнил он, наконец, ее имя.

- Нава с интересом наблюдала за диалогом.

- Она?.. Она?.. Ха-ха-ха! - зло выкрикнула Лава. - Да она и не женщина вовсе! Она... она... - она вдруг увидела в руке Кандида деревянную скульптуру Навы, которую он впопыхах прихватил с собой. - Правильно! Она деревянная!.. Какая из нее жена... Я тебе буду настоящей женой. Оставь ее!.. Прогони!.. Прогони вместе с ее мертвяками мерзкими!..

- Нельзя быть такой злой, Лава! - строго сказал Кандид. - Мало ли что может случиться с женой или с мужем в Лесу!.. И если случится, то настоящий муж или жена должны заботиться друг о друге... Мы и заботимся... Если бы ты была моей женой, я бы о тебе заботился.. Да я и так обо всех вас заботился, как мог. Разве не так?

Лава вцепилась в его рубаху и, уткнув лицо ему в грудь, громко, в голос зарыдала. Кандид, успокаивая, гладил ее по голове.

Нава обратила внимание на то, что мертвяки насторожились, а потом и сама услышала, как кто-то продирается через заросли.

- Ну, гнилушки ходячие, мертвяки поганые! Ну, я с вами побеседую, когда догоню!.. Ишь, повадились, шерсть на носу! - послышался знакомый голос и на поляну выскочил Кулак с дубиной на плече. Глаза его возбужденно горели, борода и нечесаная шевелюра торчали космами в разные стороны, лицо заливал пот.

- А, вот и вы, бродило в рыло! - радостно завопил он, увидев мертвяков, и ринулся к ним, размахивая дубиной.

- Осторожней, Кулак! А то и нас зашибешь! - предупредил Кандид.

Кулак резко остановился и повернулся на голос. Взгляд его постепенно стал приобретать осмысленное выражение.

- О! Шиш на плеши! Молчун!.. Самый настоящий Молчун!.. И Лава!.. Успел-таки, спас... Ну, и лады... А я вот, старый пень, оплошал - прозевал, когда он выскочил, - погрозил он дубиной мертвяку. - Нет, дай я его все-таки зашибу, чтоб неповадно было приходить в деревню!.. Вот один тоже приходил, приходил, а как дали ему...

- Не надо, Кулак, - сказала Нава. - Он больше не придет. - И обратилась к мертвяку: - Уходи! И больше не появляйся в той деревне!

Мертвяк моментально развернулся и исчез.

- Нава! - обрадовался Кулак. - И ты тут! А то я думаю, где же Нава? А ты тут!.. Э-эх! - посетовал он. - Жаль, что он убежал... Если б я одного мертвяка при вас зашиб, может, потом легче пошло бы, а то все равно боязно - ну, как промахнусь, шерсть на носу... Уж он не промахнется.

- Ты человек, Кулак, - сказал Кандид. - А мертвяк - и есть мертвяк. Ты умнее, поэтому победишь.

- Э-эх! - еще раз вздохнул Кулак. - А что это вы здесь? Я думал - ты уже на Чертовых Скалах.

- До Чертовых Скал без защиты не дойти, - объяснил Кандид. - Нава ставила мне защиту.

- А-а, - понимающе закивал Кулак. - Вон что-о... Защита, оно конечно. Это правильно. Если без защиты нельзя, то надо ставить защиту. У нас в Лесу, вообще, без защиты никуда... Вот один без защиты сунулся в Ведьмину Полосу, так прямо на глазах и исчез... Больше не суется, бродило в рыло... Ну, что, Лава, пошли обратно, а то очень отец твой переживает... Но он деревню оставить не может - староста... Но какой он староста, когда по дочке горюет?.. Я Колченога оставил присмотреть за порядком с дубиной... Бегун-то из него никакой... А с дубиной по деревне - вполне... Пошли, девочка...

- Да не девочка я уже, не девочка! - закричала вдруг на него старостина дочь. - Я женщина! И без Молчуна никуда не пойду!..

- И то верно, - кивнул Кулак, - без Молчуна плохо... Может, вернешься? А завтра мы на Выселки сходим... На кой ляд тебе эти Чертовы Скалы?..

- Не сейчас, Кулак, не сейчас, - отрицательно покачал головой Кандид. - Вы уж пока сами...

- Не пойду я без Молчуна! - снова истерически взвизгнула Лава и так вцепилась в него, что Кандиду стало больно.

- Иди, Лава, иди! - Вдруг произнесла Нава спокойным, но странным голосом, будто это не она говорила, а кто-то за ее спиной.

Лиловый туман повис на ветвях.

Лава сразу обмякла и отпустила Кандида. Выдохнула с шумом и, не глядя на него, двинулась к Кулаку.

- Пойдем, девочка, пойдем, - приговаривал Кулак. - А Молчун потом к нам придет... Если сказал, что придет, значит, придет, шерсть на носу. На то он и Молчун. Сделает свои дела и придет. Чего ему не прийти? Чем плохо в нашей деревне?.. Совсем не плохо. Никто никого не обижает... Мертвяки вот только одолели... Но Молчун вернется и всех их отгонит от деревни. А пока мы с Колченогом постараемся... Молчун, конечно, лучше, но и шиш на плеши тоже шиш... А ты, Молчун, поспешай. Вишь, что тут без тебя творится... И Наву береги...

Он обнял понурившуюся девушку за плечи, на другое плечо взвалил дубину, и через несколько секунд они скрылись в густом кустарнике.

Кандид и Нава молча смотрели друг на друга. Мертвяки скромно и неподвижно стояли в стороне.

- Да-а, - произнес со вздохом Кандид. - Свобода... Это ты ее успокоила?..

- Я, - кивнула Нава, - другого выхода не было.

- Нет выхода... - вздохнул он опять. - Ну, пошли, хозяйка Леса, протянул он ей руку, повесив скальпель на шею.

Нава сначала непонимающе посмотрела на протянутую руку, но потом все же протянула свою. Он сжал ее ладонь и повел за собой.

- Молчун, ты действительно считаешь меня женой? - спросила она.

- Браки заключаются на небесах, - ответил он красиво и непонятно. Но она не стала требовать разъяснений, почувствовав в его тоне утверждение. Почему-то ей это понравилось...

- А может, вернуть ее, пока не поздно? - вдруг спросила она. - Возьмем с собой - будет твоей женщиной... Я не буду возражать. Ведь тебе нужно...

- Ты что, совсем с ума сошла? - остановился Кандид и возмущенно воззрился на нее. - Женщина - человек, а не нужник!.. Пошли уж!.. И какие ж вы, подруги, дуры... в некоторых вопросах...

И Нава не обиделась, потому что и этот его ответ ей понравился. Она все яснее чувствовала в нем силу, которая вызывала уважение. Не силу мышц, как у мертвяка или рукоеда, а силу духа и разума, которая в этих зарослях, похоже, большая редкость.

Они уже почти подходили к своей стоянке у озера, когда на берегу перед ними выросла подруга с мертвяком поодаль.

- Тана! - вскрикнула Нава. - Как ты неожиданно!.. Ты... по делу?

- Кто это с тобой? - не ответив, спросила Тана. - Новая подруга? Не знаю такой, откуда?.. А где твой козлик?.. Бросила его? И правильно: козел подруге не товарищ.

- Это мой муж, Тана, - твердо сказала Нава. - Его имя Кандид. Прошу запомнить!..

- Му-уж! - иронично протянула подруга. - Надо же!.. И как он с тобой справляется? В заднепроходное отверстие или еще какое нашел? И ты ему разрешаешь?

- Попробуйте хоть раз в жизни не быть козой, уважаемая Тана! воскликнул Кандид. - Похоже, что у подруг с потерей возможности сексуального общения с мужчинами ничего, кроме этого в голове не задерживается! Второй раз с вами встречаюсь - а разговоры все те же!

- Ишь ты! Голосистый! И на кого голос себе позволяет повышать! недобро усмехнулась Тана, над головой ее заклубился лиловый туман. Избаловала ты его, избаловала... Но я его быстро на место поставлю...

- Сила есть, ума не надо? - усмехнулся Кандид. - Тем более, сила чужая, - показал он пальцем на лиловое облако, - а ум надо свой применить. Боитесь не справиться с интеллектом грязного и примитивного мужика?

- Смел, - усмехнулась Тана. - И глуп. Но что-то в нем есть. Ты права... И не очень грязен, и волосат в меру... Ладно, пусть живет... Эти, с Белых Скал, забавные попадаются. Один такой у Воспитательниц есть - очень их развлекает... Так что, развлекись, подруга, пока есть возможность, но воли ему не давай...

- Грустно, очень грустно все это слышать, - серьезно сказал Кандид. Полная неспособность к разумному человеческому общению. Наркотическое упоение собственной силой и властью. Это практически неизлечимо терапевтическими методами. Сила признает только силу - это и грустно... Хуже того - трагично...

- Ты что, козлик, угрожаешь?!

- Нет, козочка, рассуждаю, - невинным голосом ответил Кандид.

- Слишком нагл! - заключила Тана. - Придется его все-таки поучить приличным манерам.

Она протянула к нему руку, окутанную лиловым туманом и вдруг вскрикнула и отдернула руку.

- Ты что? - резко повернулась она к Наве. - Как ты посмела применить силу к подруге?! Тем более, из-за этого ничтожества!

- Распоряжайся рукоедами и мертвяками, а в мою, в нашу жизнь не лезь! - холодно и твердо ответила Нава. - Мы пытались говорить с тобой по-человечески... Ты глуха, к сожалению... А ты еще хотел с ними говорить, - обратилась она к Кандиду, - объяснять что-то... Теперь видишь, что это бесполезно - они не воспринимают...

- Наверное, я неправильно начал разговор, - вздохнул Кандид. Наступил на больную мозоль. Может быть, в другой раз лучше получится... Нам нельзя не договориться. Слишком многое поставлено на карту.

- Хорошо, что ты понял, - отреагировала Тана. - Ты очень неправильно начал разговор. Но вряд ли у нас, вообще, есть общие темы для разговора.

- Зачем ты пришла? - спросила Нава холодно.

- Сказать тебе, чтобы впредь не мешала нашему делу, если уж тебе позволили временно в нем не участвовать. Я попросила. Но учти - времени у тебя немного... Мать-Природа очень больна. Если мы промедлим, наша помощь может опоздать... Неужели ты не понимаешь, что все происходящее осуществляется не для нашего удовольствия... Либо мы излечим Мать-Природу, либо умрем вместе с ней. На этом фоне все твои детские игры в "мужья-жены" просто смехотворны... Так что взрослей быстрей... дочка... Ну, прощай... зятек... У вас это, кажется, так называется?

"Откуда она знает?" - подумал Кандид, а Тана продолжала:

- Ты и, правда, ничего. Если б не Одержание, я была бы рада за дочку... А теперь, будь добр, не путайся под ногами, если хочешь уцелеть... Тебе дан шанс уцелеть... Нава, проводи меня.

И она, не оборачиваясь, скрылась в зарослях, которые перед ней услужливо раздвигал мертвяк.

- Я сейчас, - сказала Нава и скрылась следом.

"Поговорили... черт побери..." - тяжко вздохнул Кандид.

- Так, Нава, - по-деловому, сказала Тана. - Извини за эту комедию, но ты меня удивила своей готовностью защищать его любым способом... Нет-нет, молчи, сейчас не об этом разговор... Это очень хорошо, что ты идешь с ним к Белым Скалам. Мы это приветствуем, но он не должен догадываться. Сейчас там неспокойно, что-то меняется. Ты, по-возможности, должна узнать, что происходит. Думаю, он поможет тебе разобраться... И если ты поймешь, что это опасно для нас, для Леса, для Матери-Природы, уничтожь их, как мы уничтожаем болезни. Это не просьба. Это приказ... Но тебе дано право принимать решение... Ты - одна из нас... Прощай, Нава. И ни слова ему. Так будет лучше для вас обоих... Ну, иди охраняй свое сокровище.

И быстро ушла.

Нава вернулась на берег. Кандид ждал ее, тревожно вглядываясь в лес. Она подошла к нему и спрятала лицо на его груди. Ей вдруг захотелось стать маленькой и слабой...

Глава 8

Они уходили. Все уходили. Кто тихо-молча, опустив глаза долу, чтобы не встретиться взглядом с бывшим господином директором Перецом, кто в пьяном энтузиазме: "эх, где наша не пропадала!", "хуже не будет!", "гори оно все синим пламенем!" и так далее... И даже: "Да пойдем, Перец, с нами! Плюнь ты на этот Лес вонючий! Ведь правда ж - вонючий! Нюхни..." Кто рационально обосновывая: "Человек должен жить по-человечески, а здесь, в Лесу, не жизнь - одно служение неизвестно чему, неизвестно зачем... И в Управлении - не жизнь. Тем более, его теперь и нет... На Материк надо, на Материк!.. Теперь там такие дела разворачиваются, а мы всеми забыты в этой забытой богом дыре". Или по-деловому: "Мы заключали контракт с Управлением, Управление ликвидировали, зарплаты не будет, а за так работать - извините... Если новые хозяева чего приличное предложат - посмотрим, посчитаем, покумекаем, а то - на Материк... Да и то, если подумать, чужие мы здесь... Надо туда, где - свои..."

Однако первым биостанцию покинул Стоян Стоянов. Внимательно выслушав подробный рассказ Переца перед коллективом биостанции и все его резоны о необходимости создания прочного заслона на пути безграмотных и безнравственных авантюристов в Лес, Стоян только и сказал:

- И ты оставил Ее там?..

Потом выскочил из комнаты, побегал по биостанции, видимо, собирая свои пожитки, куда-то исчез, надо полагать, неподалеку в Лес, потому что вернулся с громадным букетом лесных зеленых цветов и, вскочив на свой мотоцикл, не прощаясь, отбыл в сторону Управления.

Дороги уже были приведены в негодность стараниями техники, верно служившей Перецу, но мотоцикл на то и мотоцикл, чтобы везде пройти.

Ну, Стояна Перец мог понять. У влюбленных свои приоритеты. Но вот теперь выяснилось, что свои приоритеты есть у каждого. И почему-то ни у кого они не совпадали с приоритетами Переца.

Начался Исход...

Однако ему предшествовал целый ряд немаловажных событий. О них довольно меланхолично и вспоминал Перец, наблюдая за суетой переселенцев. Очень ему хотелось понять, в чем он был не прав, что сделал не так, почему остался в одиночестве...

Сначала, конечно, было его явление на биостанцию где-то уже под утро под лязг и грохот землеройных машин, разрушавших единственную дорогу к биостанции. В свое время здесь были проведены мощные взрывные работы для расширения расщелины в отвесной каменной стене, которая так и осталась справа и слева от дороги. Перепуганные работники биостанции, чуть прикрыв ночное неглиже, повыскакивали на улицу и спросонья оторопело наблюдали парад невиданной техники. Уж им-то, ботаникам и биологам, эти механико-кибернетические монстры были вовсе незнакомы. Только понаслышке знали, что временами какая-то из этих секретных "игрушек" вдруг почему-то пускалась в бега, и ее пытались отыскать с завязанными глазами. И, разумеется, не найдя, взрывали.

Но Танк-то они узнали. И Переца, высунувшегося из его башни. Ну, и всем сразу стало ясно, что от хорошей жизни танки на улицах не появляются.

Перец оглянулся назад и ужаснулся: дорога была перекорежена до неузнаваемости, словно какой-то великан скомкал ее в своих великанских ладонях, как бумажную полоску, и бросил обратно. Рытвины, ямы, каменья и асфальтовые глыбы - и все это в рамке из колючей проволоки и проволоки гладкой...

"Да, - подумал Перец, - ломать, не строить... Вот она - зримая сила приказа..."

Ему казалось, что по этой бывшей дороге не то, что машина, и пешеход не пройдет... Однако Стоян на мотоцикле каким-то образом прошмыгнул!.. Значит, и пешеход... Когда он обратил на это внимание МБМ, тот заверил его, что все под контролем, и у него не было приказа никого не выпускать. Только не впускать без специального разрешения. Перец подтвердил, что все правильно. Какое он имел право кого-то не выпускать? Никакого... А вот насчет своих прав никого не пускать в Лес, зная, что там происходит, и чем это может закончиться для тех, кто туда по глупости сунется, Перец нисколько не сомневался. Ведь не разрешают же взрослые детям шалить с огнем и играть на автомобильных трассах...

Пока машины занимались инженерным оборудованием обороны биостанции, Перец, первым делом, уединился с Ритой и кратко изложил ей все события прошлого дня.

- Да, - сказала Рита, - чистить надо не только озеро... Что ты думаешь делать дальше?

- Воспрепятствовать Тузику испоганить Лес!.. Надеюсь, ты понимаешь, что тебе нельзя показываться в Управлении... в бывшем Управлении!..

- Никогда туда не рвалась, - пожала плечами Рита. - Разве только с тобой пообщаться... Но я не боюсь. Тузик мне не страшен...

- Я прошу тебя! - тронул ее за руку Перец. - Не ходи туда!

- Хорошо - спокойно пообещала Рита. - А как ты собираешься препятствовать Тузику?

- Через зону контроля, которую сейчас сооружают и будут обслуживать эти чудо-машины, которые приняли меня в свою компанию, никто не пройдет.

- Человек может преодолеть все, что сотворено человеком, -покачала головой Рита. - Но я помогу тебе... Своими средствами.

- Ну, я думаю, не только мне... Вон тут сколько народу!.. Кстати, пора объяснить им, что тут происходит, - повел рукой Перец в сторону тревожно молчащей толпы.

- Ты рассчитываешь, что после твоих объяснений тут кто-то останется? усмехнулась Рита.

- Ну-у-у... - протянул Перец, явно надеясь.

- Только, если ты прикажешь, - предупредила его она.

- Но какое я имею право приказывать?!

- Право разумного, - ответила Рита.

- У них свой разум, - вздохнул Перец. - Пусть сами решают... Я не могу... И не хочу приказывать.

- Как хочешь, - кивнула Рита.

И Перец собрал всех в столовой, и сообщил о процессах, происходящих на Материке, о событиях, произошедших в Управлении, без садо-мазохистских деталей, разумеется, языком протоколов. И рассказал о своем понимании того, почему Тузика и его акционерную компанию нельзя пускать в Лес, не используя информации, сообщенной ему Ритой.

Тогда-то Стоян и убежал.

Остальные молча разошлись по домам, которых тут было раз-два и обчелся. Никто не возразил Перецу, никто не поддержал. Видимо, информация оказалась трудноперевариваемой.

Рита с Квентином тоже ушли.

А часов в десять утра к разрушенному участку дороги, что было в пределах видимости, подъехал знакомый Перецу автобус.

Перец забрался в кабину МБМ и приник к окулярам.

Тузиковы боевики в камуфляжных костюмах профессионально высыпались из обеих дверей автобуса и рассредоточились вдоль ограждения.

"Ищут проходы", - понял Перец. Вся надежда была на профессионализм МБМ. Сам Перец в этом вопросе был махровым дилетантом. С кисточками...

Один из боевиков заскочил обратно в автобус. Видимо, для доклада.

- Эй вы там, яйцеголовые! - раздался из мегафона хриплый с бодуна, голос Тузика. - Вы-вы, на биостанции! Говорит хозяин этой территории Туз Селиванович Козлов! Вы нанесли ущерб моей частной собственности и, в соответствии с законом, несете за это уголовную ответственность... Но я прощу вас на первый раз, учитывая, что вас могли надуть... Прощу, если вы приведете мне Риту и того, кто все это сотворил... Я знаю, кто это... Он свое получил и еще получит... Всем дам хорошую работу и зарплату! Теперь история повернулась лицом к человеку - не упустите свой шанс! И не вставайте мне поперек дороги!...

Через несколько секунд после конца его речи раздался треск автоматных очередей. Видимо, для подтверждения серьезности намерений...

Как только раздались выстрелы, из каменных завалов на дороге повалил густой дым.

- Что это? - спросил Перец.

- Газ, вызывающий интенсивное слезовыделение и учащенный жидкий стул, - четко проскрипел МБМ.

- Это не опасно?

- Для здоровья почти безвредно, но боеспособность живой силы противника нулевая, - доложил бравый вояка.

- Отлично, - хмыкнул Перец и стал выбираться из кабины.

Толпа молча приблизилась к МБМ, возле которого стояла Рита. Правда, опасливо сохраняя значительное расстояние. Между толпой и Ритой напряженно застыл Квентин с охотничьей двустволкой.

"Молодец, - подумал Перец. - Не то, что некоторые..." - осудил он себя.

МБМ пошевелил пулеметными дулами в гнездах. Так, не прицеливаясь: вверх-вниз, вправо-влево... Толпа молча рассеялась.

- Спасибо, Квентин, - улыбнулась Рита мужу. - Но право же, не стоило. Тебе с ними еще жить, а мне они не страшны.

- Я об этом не думал, - ответил Квентин. - Я ни о чем не думал, я боялся за тебя.

- Еще раз спасибо, - сказала Рита. - Но надо отвыкать бояться за меня. Мы же с тобой решили...

- Сердцу не прикажешь, - виновато улыбнулся Квентин и повесил двустволку на плечо.

- Вот, ни разу на охоту так и не сходил, - посетовал он.

- В этом Лесу нельзя охотиться! - строго предупредила Рита. - Даже и не думай!

- Ну вот! - воскликнул Перец, соскакивая с гусениц Танка. - Навалил на вас свои проблемы.

- Не комплексуй, Перчик! - махнула рукой Рита. - Во-первых, ты же слышал - у Тузика ко мне персональный интерес. Во-вторых, начальство всегда наваливает свои проблемы на подчиненных - таков уж метаболизм руководителя.

- Да я ж - бывший, - пожал плечами Перец.

- Ты у нас лидер не по должности, а по духу, - улыбнулась Рита. Кстати, отчего это грозный автобусик исчез так быстро? Что за дым там был?

- Слезоточиво-слабительный газ, - объяснил Перец. - Теперь они не воины... И Тузику в ближайшее время будет не до тебя...

- Ты гений, Перчик! - хихикнула Рита. - Даже воюешь интеллигентно и с юмором.

- Да это...- хотел сказать Перец "не я", но сдержался. Не объяснишь же им, что это все МБМ и его подчиненные - за психа примут. - Да это ерунда, -кое-как закончил он. - Но ведь они не успокоятся...

Над биостанцией повисло напряженное ожидание неизвестно чего. Сам Перец, утомленный ночным бдением, забрался в кабину МБМ и спал сном праведника, которым себя не ощущал. Но надо было воспользоваться передышкой, которую ему вынужденно предоставил Тузик с хранителями его тела, рыдающими над своим жидким стулом... Каков будет его ответ, трудно прогнозировать... Вот Перец и спал.

Впрочем МБМ и Рита бдительно охраняли его сон. Но долго ему спать не пришлось.

- Приближается легковой автомобиль, - проскрипел прямо в ухо Перецу МБМ, и Перец, продолжая спать, сел и с закрытыми глазами приник к окулярам.

- Ничего не вижу, - пробормотал он.

- Позвольте доложить, господин Перец, вы забыли открыть глаза, доложил МБМ.

- Надо же! - засмеялся Перец, сразу открыв глаза. - Действительно!... О... Теперь вижу!

Уже знакомый ему лимузин подъехал к огороженной зоне и остановился.

- Интересно, кто теперь пожаловал? - сказал Перец вслух.

Рита, сидевшая снаружи на броне МБМ, ничего не слышала, но тоже заметила автомобиль.

Каким-то чудом мгновенно оказалось на улице и все остальное население биостанции. Ожидание...

Сначала из открывшейся дверцы лимузина высунулся небольшой белый флаг, похоже, наспех сооруженный из полотенца. Флагом помахали туда-сюда, потом осторожно появился, как Перец и предполагал, сам Клавдий-Октавиан Домарощинер и медленно двинулся к заграждению.

- Пропустить или задержать? - осведомился МБМ в наушники.

- Насколько я помню из детских книжек, посланцев противника с белым флагом всегда пропускали для переговоров.

- Верно, - подтвердил МБМ. - Но здесь не детская книжка...

"Эка он меня! - удивился Перец. - Поделом..."

- Пропустить! - распорядился он.

И, видимо, что-то там, перед Домарощинером, открылось, раздвинулось, расступилось, потому что было видно, как он бочком опасливо протискивается через заграждение, ссутулившись, вздрагивая, но протискивается.

"Боится, но преодолевает", - оценил Перец.

А Домарощинер шел по исковерканной дороге сначала осторожно, потом все более уверенно, но белый флаг держал высоко.

Население биостанции тоже медленно-медленно отходило от своих домиков, как бы навстречу Домарощинеру, но опасливо косясь на Танк, на башне которого, положив ногу на ногу, восседал Перец. А рядом с башней на броне сидела Рита, обхватив колени сцепленными руками. Выражение ее лица было весьма сумрачно. Внимательный наблюдатель мог бы заметить, что от Леса, до которого было метров пятьдесят, на поселок потихоньку наползают чуть заметные лиловые облачка. Но здесь давно привыкли к "лиловому туману" и потому не обращали на него никакого внимания.

Встречное движение исчерпало себя у Танка. То ли Клавдий-Октавиан не рискнул пересечь невидимую границу, мысленно прочерченную пулеметными дулами, то ли толпа решила не слишком высовываться, то ли Танк всем показался естественным местом встречи всех заинтересованных сторон.

- Здравствуйте, господа! - засияв приветливой улыбкой, обратился к толпе Домарощинер. - Рад всех вас видеть в добром здравии, хотя с последней нашей встречи немало воды утекло и чистой, и мутной... Здравствуйте, господин Перец, рад, что и у вас все в порядке со здоровьем..

- Чем вызван ваш самоотверженный визит? - усмехнувшись, поинтересовался Перец.

- Недоразумением, вызванным, как я полагаю, непониманием... - развел руками Домарощинер. - Больше я ничем не могу объяснить произошедший здесь сегодня инцидент...

- Вы называете автоматные очереди в нашу сторону недоразумением? жестко спросил Перец.

- Именно! - воскликнул Клавдий-Октавиан. - Эти олухи телохранители, оказавшись в столь непривычной для материкового жителя обстановке, - повел он руками в сторону Леса, - да еще перед очевидной полосой обороны, да еще зная, что со спецскладов исчезла вся спецтехника, - повел он головой в сторону Танка, - да еще, извиняюсь, с бодуна... Вот они и решили, что охраняемому субъекту грозит опасность... А поскольку они ее непосредственно не лицезрели, то сдуру произвели предупредительные выстрелы, чем и вызвали, я полагаю, неадекватную ответную реакцию...

- Реакция была вполне адекватна! - резко ответил Перец. - И, надеюсь, впредь послужит уроком тем, кто привык, не раздумывая, демонстрировать свою силу...

- Я тоже на это надеюсь, - легко согласился Домарощинер, - и сам факт моего пребывания здесь - тому доказательство... Я пришел сюда, чтобы ликвидировать непонимание и предотвратить недоразумения... Я был уверен, господин Перец, что вы как истинный интеллигент адекватно истолкуете мои действия.

Тут Рита, не глядя в его сторону, презрительно фыркнула.

- Да-да! - воскликнул в ответ Клавдий-Октавиан. - Истинный интеллигент не может не понимать, что даже плохой мир лучше хорошей войны...

- Даже мир с насильниками? - все так же, не глядя на него, четко спросила Рита.

- Многоуважаемая Рита, - улыбнулся Домарощинер, - вам должно быть отлично известно, что вся история человечества - это история насилия и примирения с ним... В сущности, все новое вынуждено применять насилие, чтобы занять место старого...

- Только почему-то ваше место при этом остается неизменным... скривилась Рита.

- Потому что я знаю свое место... - многозначительно улыбнувшись, объяснил Клавдий-Октавиан. - А место мое - между властью и народом. Я объясняю народу, чего от него хочет власть... Не знаю, как при господине Переце, а при прежних директорах, если вы помните, это было крайне необходимо, потому что власть и народ мыслили и говорили на разных языках... То есть я, в некотором смысле, толмач... переводчик... С другой стороны, я довожу до власти реакцию народа на начальственные импульсы и чаяния народа... Так что, пока есть власть и народ, я необходим, и место мое неизменно. И потому я здесь... Недавно власть и народ встретились без меня - и что?.. Полное непонимание и конфликт... Хотя, возможно, народ тут и ни при чем... Но я уверен, что взаимопонимание возможно и, более того, неизбежно...

- Боже! Как много слов! - воскликнула с отвращением Рита. - Совсем, как в деревне...

- В деревне? - удивился Домарощинер. - Не знаю, никогда не был. Но без слов нельзя - они основа взаимопонимания.

- К делу, Домарощинер! - строго приказал Перец. - Здесь я - власть!

- Понял, - кивнул Клавдий-Октавиан. - Приступаю... - и обратился к толпе: - Не сомневаюсь, что господин Перец изложил вам свою версию исторических перемен на Материке, а следовательно, и у нас. Не стану излагать своей версии, ибо бесплодно - тут надо своим умом доходить... Поживете - разберетесь, даст бог... Скажу только, что глубинная суть изменений в том, что теперь ничто не может быть ничьим. Все на планете должно принадлежать кому-то, и этот кто-то должен нести личную ответственность за то, чем владеет, и в качестве вознаграждения за ответственность - извлекать личную выгоду из владения... Как говорили древние мудрецы, ничто человек не бережет так свято, как то, что принадлежит лично ему... То есть восстанавливается естественный для человечества порядок... Применительно к здешней ситуации: Лес и прилегающие к нему территории, то есть эта биостанция и бывшее Управление вместе со всеми своими потрохами являются частной собственностью Туза Селивановича Козлова как сына знаменитого первооткрывателя Селивана.

- Это мы - потроха, что ли? - усмехнулся Квентин.

- Нет, уважаемый Квентин, - ответил Домарощинер. - Вы - суверенная личность со своими правами и... обязанностями. Я имел в виду материальные ценности: постройки, технику и прочее.

- А что же принадлежит нам?.. Мне? - выкрикнула буфетчица. - На всех лесов не хватит.

- Женщин всегда отличала мудрость, - кивнул Клавдий-Октавиан. - Теперь ваша задача в новых условиях и разобраться в том, что же, собственно, принадлежит вам! Уверен, что сидя здесь, вы в этом не разберетесь, а значит, и останетесь ни с чем... С другой стороны, хозяин этой территории предлагает любому из вас присоединиться к процессу освоения и, само собой, извлечения выгоды из этих живописных просторов... Конец бумажному освоению и играм с секретной и никому не нужной информацией!.. Теперь здесь будет всемирный центр туризма! Интерес к нашему Лесу во всем мире колоссальнейший! Многие и многие хотели бы вложить свои капиталы в развитие туризма здесь... Это золотое дно!.. Но многих мы не пустим!.. А вот без вас, знатоков Леса, никто здесь обойтись не сможет! Конечно, вы не можете владеть территорией, принадлежащей другому, но стать полноправным участником в получении дохода от туристического бизнеса имеете все возможности и основания, если не упустите свой шанс!.. Господин Стоянов, например, уже назначен главным егерем акционерного общества "Лесотур", и ему вручены акции общества... Пока что вы - первые и можете занять наиболее выгодные места. Но скоро, помяните мое слово, сюда ринется поток искателей счастья, и тогда конкуренция будет очень жестокой... Я практически уверен, что господин Перец как истинный интеллигент призывал вас осознать ответственность за судьбы человечества, цивилизации, Леса в его неприкосновенном своеобразии, а я говорю вам: осознайте ответственность за собственную судьбу и судьбу детей ваших - кем им быть: принцами или нищими... Хватит убивать жизнь на служение абстракциям: человечеству, прогрессу, познанию, истине, государству, Материку, Лесу - служите себе! И обретете счастье!.. Я кончил!.. Всех заинтересованных жду... ждем в Управлении туристическим комплексом. Кто не успел, тот опоздал... Да и вообще, в духе знакомых лозунгов: "Лес - народу! А не только яйцеголовым!" - хихикнул Домарощинер. - Вам, господин Перец, настоятельно рекомендую прекратить мальчишеские выходки... Я понимаю ваши обиды, и потому, если вы прекратите противостояние и вернете украденную технику, полагаю, что наказание не будет слишком суровым...

Перец хмыкнул, не отвечая.

- А вам, многоуважаемая Рита, Туз Селиванович просил передать особое персональное приглашение... Ваша красота пронзила его сердце.

- Боюсь, что кое-что пониже, - без улыбки уточнила Рита.

- Вас ждет царский прием, - пообещал Домарощинер.

- По-моему, царица у вас уже есть... - заметила она.

- Ну, законы нашего... царства не запрещают быть нескольким царицам... - улыбнулся Домарощинер.

- Не велика честь быть царицей при царе Дерьмо! - все так же спокойно, без улыбки и аффектации сказала Рита. - Тузик, как был дерьмом, так и остался... Только в связи с повышением уровня сточных вод всплыл повыше... Передайте ему, что я глубоко и искренне презираю его как наимерзейшего представителя человечества... А себе уясните, что того, кто вылизывает это дерьмо, то есть вас, в частности, я презираю стократ...

- Под сим подписываюсь и я, - заверил Перец. - Ваше время вышло, Домарощинер! Вон! И немедленно!..

- Ухожу... ухожу... ухожу... - успокаивающе выставив руки, попятился Клавдий-Октавиан, бросив на землю свой белый флаг. - Учили вас, Перец, учили... Ничего вы не поняли... Настоящей власти из вас никогда не получится...

Перец оглянулся. Толпа молча расходилась.

Домарощинер допятился до ограждения, повернулся и засеменил быстро-быстро между рытвинами. Вдруг возле него что-то хлопнуло. И показалось белое облачко. Домарощинер подпрыгнул и стремглав побежал прочь.

- Что это? - тихо спросил Перец.

- Вы же приказали! - доложил МБМ. - Все то же: прочищение глаз и желудка, на память...

"Я не приказывал, а только подумал, - вспомнил Перец. - Или не заметил, как произнес вслух?.. Нехорошо так, с парламентерами... Впрочем, ему конкретно не повредит... В воспитательных целях..."

А теперь они уходили...

"И как я мог руководить ими? - думал Перец, молча наблюдая за исходом. - Руководить, будучи им совершенно чуждым? Как я мог надеяться, что жизнь, устроенная по моим идеалам, понравится им?.. Утопист... Самонадеянный пацан... Домарощинеру понадобилось всего несколько слов, чтобы они пошли за ним... А может, они пошли не за ним, а за реальной властью?.. Законной властью... Как бы ни был чужд им закон, ее установивший... И совсем неважно, что им говорил Домарощинер?.. Что толку гадать! Не гадать - понять надо! Крайне необходимо понять..."

Из столовой появилась буфетчица, толкая впереди себя тележку для продуктов, доверху нагруженную далеко не только продуктами.

- Квентинчик, лапочка, не поможешь ли? - сладким голоском обратилась она к Квентину, мрачно стоявшему возле Танка в явной растерянности.

- Помочь?.. - пробормотал он под нос, озираясь на Риту.

- Помоги-помоги, - кивнула Рита. - Видишь - женщина мучается... Она тебе не раз помогала. Теперь твоя очередь.

- Да-да, - кивнул Квентин и бросился к буфетчице. Ухватился за ручки тележки и принялся усердно толкать ее перед собой.

Буфетчица довольно улыбнулась и победно посмотрела на Риту.

- Я очищу озеро! - словно оправдываясь, пообещал Квентин, поравнявшись с Танком. - Кто-то должен этим заниматься, пока вы воюете... Я взял нужные штаммы с собой...

- Молодец, Квентин, - ободряюще улыбнулась Рита. - Я надеюсь на тебя. И уверена в твоей победе... На, возьми и мои штаммы, - протянула она ему металлический сосуд с завинчивающейся пробкой, который вынула из нагрудного кармана рубахи. - Вылей в озеро вместе со своей порцией. Желательно после механической очистки, хотя можно и без нее... И в этом добром деле мы с тобой будем вместе.

Квентин принял из ее рук сосуд, убрал его в карман и с явным ожиданием посмотрел на нее.

- Иди-иди, - помахала рукой Рита. - Хотя постой, иди сюда.

Квентин подошел. Рита обняла его и чуть коснулась губами лба. Едва заметное лиловое облачко окутало их головы.

- Будь счастлив, Квентин, - искренне пожелала Рита, и он, ухватившись за тележку, резво повез ее по бывшей дороге к Управлению.

- Многие знания - многия печали... - объяснила Рита, заметив

вопросительный взгляд Переца. - И кончилось время любви, и настало время

дружбы... - провозгласила она.

Глава 9

Они не торопились к Белым Скалам. Правда, никакого уговора о темпах и сроках путешествия между ними и не было. Хотя и Кулак с Колченогом просили поспешить, и Тана говорила Наве, что времени в обрез. И все же, понимая резонность уменьшения сроков экспедиции, они не спешили. Можно было оседлать мертвяков и домчаться до Белых Скал давным-давно, однако и Нава, и Кандид чувствовали, что после посещения Белых Скал жизнь их может измениться самым кардинальным образом. Главное, встанет вопрос о необходимости разлуки. Но ни одному из них, как оказалось, не хотелось менять жизнь, тем более, кардинально. Еще меньше хотелось расставаться. Вот так бы идти и идти, куда глаза глядят, питаться тем, что Лес пошлет, и разговаривать, познавая друг друга, или сидеть рядышком, молча, просто ощущая успокаивающую близость друг друга.

Хотя Нава не рассказала Кандиду о тайном поручении подруг, боясь, что это вызовет отчуждение между ними, он почувствовал, как она посерьезнела после встречи с Таной, стала чаще замыкаться в молчании. В такие моменты Кандид подходил и садился рядом, если она сидела, и брал ее за руку. А если шла, то все равно, брал за руку и шел рядом. Судя по тому, что руки она не отнимала, ей это нравилось. Только однажды, в самом начале, Кандид сказал:

- Когда тебе понадобится помощь или, просто, захочется поговорить вспомни обо мне.

Нава посмотрела на него и согласно кивнула. Больше он не надоедал ей расспросами.

Однако и Нава заметила, что временами с Кандидом происходит что-то странное: он вдруг мрачнеет, становится раздражительным, отказывается купаться с ней в озерах голышом. Ее попытки расспросить его о причинах такого поведения ни к чему не приводили - он утверждал, что все нормально, а она все придумывает. Тогда она подумала, что, возможно, он и сам не осознает того, что в нем происходит. Очевидно, так проявляют себя внутренние биохимические процессы, которые не контролируются его сознанием. И Нава прислушалась к процессам, происходящим в нем. Ей стало все ясно - он был мужчиной с присущими ему биологическими потребностями, которые он успешно подавлял усилием воли уже не один год, но в последнее время они начали выходить из под его сознательного контроля. Почему?.. По всей видимости, кто-то должен был провоцировать его инстинкты, изменять гормональный баланс... Если бы она была женщиной, можно было бы подумать... Но ведь она совсем-совсем не женщина! Да и когда была женщиной, никаких сексуальных эмоций у него не вызывала. Неужели встреча с Лавой так его взволновала?.. Почему-то ей в это не верилось - не было никаких признаков. Ей казалось, что она бы почувствовала... А чувствовала она совсем другое что временами Кандид как-то странно смотрит на нее. Неужели, несмотря на все ее уверения и доказательства, он продолжает видеть в ней женщину? Правда, именно это он и утверждал неоднократно, но она никак не могла поверить. Не может же он не видеть и не осознавать очевидного! Сознательно, наверное, может, хотя, похоже, не очень старается, но она же поняла, что дело в подсознательных, даже бессознательных процессах... Кажется, это именно то, о чем так грубо говорила Тана: "они либо козлы, либо импотенты...". Очевидно, импотентом Кандид не был. Что же делать? Ей было жаль его. Гормональный дисбаланс очень вреден для психики. Войти в него и ликвидировать дисбаланс?.. Но он же не мертвяк, с которым можно было делать все, что угодно, не спрашивая на то разрешения... Кандид может и обидеться, если узнает. Правда, можно сделать так, что он никогда не узнает... Но это будет обманом, а они еще никогда не обманывали друг друга. Ей не нравилась идея обмана. Тогда она решилась на прямой разговор.

- Молчун, - сказала она, - не знаю, осознаешь ли ты, но я почувствовала, что твои мужские потребности начинают доставлять тебе неприятные ощущения.

- Глупости! - возмутился Кандид. - Как это ты могла почувствовать? Я никоим образом не давал тебе оснований!..

- Конечно, не давал, - кивнула Нава. - Сознательно старался не давать. Но не забывай, что я теперь не простая деревенская женщина, а, как ты сам называешь, хозяйка Леса. Я могу многое, особенно, когда это касается живого... Но думаю, что любая деревенская женщина поняла бы то, что с тобой происходит, раньше меня, потому что она женщина, в отличие от меня, и настроена на восприятие состояния мужчины. Однако, даже я почувствовала тебе нужна женщина. И ты в этом не виноват. Это нормально - таким сотворила тебя Мать-Природа. Зря ты не оставил Лаву. Я бы ничего против не имела...

- Я имел! - категорически заявил Кандид. - И хватит об этом.

- Странно, - покачала головой Нава. - Не вижу в этом ничего особенного. Ну, да тебе видней... Я могу еще кое-чем облегчить тебе жизнь.

- Например?

- Сделать так, чтобы женщина больше не была тебе нужна...

- Сделать меня импотентом?! Кастратом?! Евнухом?! - возмущенно воскликнул Кандид.

- Не понимаю твоего возмущения, - призналась Нава. - Например, если б ты страдал от голода, а я избавила тебя от него, ты бы отказался?

- Для меня секс - не просто физиологическое отправление, а еще и духовное. Я же, кажется, тебе объяснял... Это не то же самое, что выпить воды или поесть... Да и к тому же то, что ты предлагаешь, кажется, похоже на удаление желудка в качестве средства избавления от голода, или головы, чтобы она не болела... Нет уж, уволь от такой помощи!

- Как хочешь, - пожала плечами Нава. - Мучайся дальше.

- Интересно, - посмотрел на нее Кандид. - А если бы тебе предложили избавить тебя от способности рожать, - все-таки заботы, проблемы, ответственность - ты согласилась бы?

- Нет, ни за что! - не задумываясь, воскликнула Нава.

- Вот видишь, - развел руками Кандид.

- Да, это было глупое предложение, - согласилась она.

Но это не значило, что ей больше нечем было помочь ему. Она стала приходить в его сны, и результат не замедлил сказаться - настроение Кандида явно улучшилось, и психических сдвигов больше не замечалось. Однако Нава понимала, что сны - лишь временный выход...

А тем временем Белые Скалы становились все выше и суровей. Кандид никогда не предполагал, что со стороны Леса они смотрятся так грозно. Когда он был на них, то это ему и в голову прийти не могло, а когда был в Лесу, они находились слишком далеко, и за деревьями были видны лишь верхушки гор. Но теперь они были рядом.

"Совсем рядом", - понял Кандид и не обрадовался своему открытию.

- Так вот они какие - твои Белые Скалы, - с уважением произнесла Нава, - красивые и сильные.

- Они столько же твои, сколько мои, - поправил Кандид. - Это наши Белые Скалы. Мне кажется, что все, что создала Мать-Природа, должно принадлежать всем ее детям.

- Нет, - не согласилась Нава, - Мать-Природа каждому отвела свой уголок: птицам - небо, рыбам - воду, нам - Лес, а вам - Белые Скалы...

- За Белыми Скалами еще много чего есть, - сказал Кандид.

- Все это - ваше... А Лес - наш.

- И верно, - кивнул Кандид. - Какого черта мы сюда приперлись?.. Но ведь интересно же!.. Лес - это красота, тайна, богатство - все это всегда привлекало людей... Человеку никогда не сиделось в своей экологической нише. Его тянуло и к звездам, и на дно морское... Конечно, обитателям этих уголков становилось тесновато и неуютно, а то и вовсе плохо... Но, может быть, мы такие все же нужны Матери-Природе?..

- Мне кажется, что этот вопрос несколько запоздал, - вздохнула Нава. И Матери-Природе не нужно ничего, кроме жизни... кроме вечной жизни...

- Ты хочешь сказать, что мы свое отжили? - повернулся к ней Кандид. Но это только гипотеза. Ее еще надо доказать... Или опровергнуть... Только я не хочу, чтобы между Лесом и Материком началась война... Победителей не будет.

Вдруг послышался приближающийся рокот. Нава насторожилась. Они одновременно повернулись на звук. Рокот доносился сверху. Появились две темные точки, стремительно выраставшие на глазах.

- Вертолеты! - воскликнул, узнав, Кандид.

- Машины для убийства? - напряглась Нава.

- Не знаю, издалека не поймешь, - пожал плечами Кандид. - Я к вам прилетел на мирном вертолете. У меня с собой даже пистолета не было... А вы меня сбили!..

- Мы? - удивилась Нава. - Как это сбили?

- Да ты тут ни при чем, - махнул рукой Кандид. - Давай-ка, на всякий случай, спрячемся, - схватил он ее за руку и потянул в кусты.

Нава не сопротивлялась. Да в добавок еще прикрыла кусты полупрозрачной лиловой дымкой.

Рокот стал оглушительным, и над их головами довольно низко пронеслись два крупных вертолета.

- Военные! - определил Кандид по ракетным кассетам и пулеметным дулам.

- Значит, машины для убийства? - переспросила Нава.

- И очень мощные, - подтвердил Кандид.

- Но зачем они летят в Лес?!

- Я знаю столько же, сколько ты, - вздохнул Кандид.

Нава внимательно посмотрела на Кандида и, наконец, призналась:

- Тана сказала мне, что на Белых Скалах что-то происходит и просила разобраться, что именно...

- Так вот что тебя мучило! - воскликнул Кандид. - Ты не привыкла к шпионской роли... Сочувствую, это не каждому подходит... Значит, у подруг все-таки есть информация о Белых Скалах... Логично. Было бы глупо не иметь ее. Ты, Нава, не мучайся. Вместе будем разбираться.

"Если бы ты знал, что она еще мне поручила!..." - подумала Нава и тяжко вздохнула.

Вертолетный гул опять стал нарастать. Они возвращались, развернувшись над Лесом.

"И никто их почему-то не сбил, как меня, - немного обиженно подумал Кандид.- Хотя это к лучшему - уничтожение военных вертолетов чревато..."

Вертолеты проревели над их головами и направились к горам.

Кандид и Нава выбрались из кустов в сопровождении равнодушных мертвяков. Они с тревогой смотрели вслед грозным машинам.

Вдруг с противоположной стороны, откуда вернулись вертолеты, послышался неразборчивый вой: "У-у-у....". Они было посмотрели в ту сторону, но вертолеты уже почти достигли подножия Белых Скал и, как понял Кандид, заходили в боевой вираж с двух сторон.

- А ведь там биостанция! - воскликнул, узнав местность, Кандид. - Мы туда идем, Нава!..

Тут оба вертолета окутались огненным облаком, и через мгновение донесся оглушительный звук взрыва. Вертолеты рухнули в Лес.

- У-у-у! - раздалось вдруг совсем близко и трансформировалось в почти отчетливое: - Молчу-у-ун!..

"Это еще что за новости!" - удивился Кандид. Он был уверен, что его "родная" деревня далеко, а те, что им попадались на пути, они с Навой обходили, стараясь быть незамеченными. Но если кто и заметил, не мог знать Молчуна и теперь звать его.

И тут кусты затрещали, несколько прыгающих деревьев, испугавшись, ускакали вглубь Леса, и перед Навой и Кандидом возникла воющая в ужасе толпа. И выла она, действительно:

- Молчу-у-ун!..

Толпа состояла сплошь из женщин, которые, увидев мертвяков, отшатнулись назад. Впереди всех была Лава. Сомнений быть не могло - это женщины его деревни. Тут сквозь толпу стал кто-то протискиваться, и появился Кулак с дубиной на плече. Он махнул рукой, и женщины прекратили выть, но заметно дрожали, косясь на мертвяков и явно боясь поднять глаза к небу. Однако, украдкой, нет-нет, да стреляли туда взглядом.

- Вот, шустроногие, шерсть на носу! - проворчал Кулак. - От мертвяков бы так бегали лучше!.. Подумаешь, летающую деревню не видели!.. Нашли чего пугаться. Летающая деревня как прилетела, так и улетит, если в Чертову Пасть не угодит... А угодит, так и вовсе нечего бояться. И пусть не летает, где не надо... А то ишь - людей пугает!.. Вот один летал-летал, Молчун его звали, а как в Чертову Пасть угодил, так больше не летает... Верно, Молчун, а, шиш на плеши?..

- Верно-то верно, - усмехнулся Кандид. - Но ты лучше скажи, как вы тут оказались?.. Деревня-то ваша где?..

- Деревня-то? - почесал в затылке Кулак. - Странные вопросы ты задаешь, Молчун. Любому сопляку ясно, что деревня там, где мы. А ты спрашиваешь, где наша деревня, будто сам не видишь где... Деревня там, где мы, а мы там, где ты. Стал быть, где ты, там и деревня, шиш на плеши... Вон и Колченог со Старостой догоняют, они тебе то же самое скажут, бродило в рыло, если ты еще не понял, где деревня... Так я говорю, Колченог?

- Так, так, - отдуваясь, подтвердил Колченог. - Ты всегда говоришь так, только много... Бродило перебродит, пока ты договоришь... Ну, и далеко же ты забрался, Молчун!.. И чего тебе тут, на Чертовых Скалах, понадобилось?.. Говорил же, пошли лучше на Выселки, давно бы уже вернулись... Вишь, какие здесь страшилы летают!.. Куда до них нашим рукоедам!.. Уж на что отвратные твари...

Несмотря на бодрый тон и обычное обилие слов, и у Кулака, и у Колченога голос заметно дрожал. Значит, и они были напуганы, но, в отличие от женщин, старались этого не показывать.

- Что стало с этими летающими деревнями, Молчун? - степенно, с расстановкой спросил Староста.

- Они взорвались, - ответил Кандид и уточнил: - Скорей всего, их взорвали.

- Взо- рва-лись, - с трудом по слогам повторил Староста. - Что это?

- А то, что вы видели, - повел головой в сторону недавних взрывов Кандид. - Их больше не существует, они погибли... Те, кто в них был, погибли.

- Взорвались - это плохо, - понял Староста и удрученно покачал головой.

- Если они за нас, то плохо, а если - против, то хорошо, - сказал Кандид. - Плохо, что они, вообще, здесь появились. Таким летающим деревням, кстати, их называют - вертолеты, не место над Лесом... А вам не место там, где летают такие вертолеты... Наверное, вы это уже поняли... Не отправиться ли вам обратно?

- Нет, Молчун, - отрицательно покачал головой Староста, - деревня обсудила и решила -куда ты, туда и мы... Не зря небо послало тебя в нашу деревню. Мы тебя выходили... вон Нава наша выходила... А теперь ты - наш защитник... И мертвяки тебя боятся, и, наверное, от ведролетов защиту найдешь...

- От вертолетов одна защита - прятаться получше, - хмыкнул Кандид. Что же мне с вами делать?.. А, Нава, что нам с ними делать?.. Нельзя же их оставить на произвол судьбы.

- По-моему, ты и не собирался, - ответила она.

- Не собирался, но планировал заняться ими позже...

- Считай, что это "позже" уже наступило.

- Уже считаю... Что посоветуешь?.. Лес - твоя стихия...

- Я думаю, надо, первым делом, найти укрытие и спрятать их там... Чтобы и вода, и еда... и сверху не видно было...

- Умница! - одобрил Кандид. - А нельзя ли одного мертвяка послать на поиски подходящего места?

- Можно, - кивнула Нава и поманила пальцем ближайшего мертвяка. Он подошел. Видимо, она отдала мысленный приказ, потому что он вскоре молча исчез в зарослях.

- Ладно, подождем, - кивнул Кандид и обратился к толпе: - И что же, вы все время шли за нами?

- А как же! - подтвердил за всех Кулак. - Решили идти и шли... Как не идти, если решили? Вы шли, и мы шли... Это хорошо, что вы деревни обходили, а то тамошние мужики могли бы на наших баб позариться. Вот и мы обходили бочком-бочком... Правда, если что, то у нас с Колченогом и дубины припасены... Только дубины и у них могут быть... Это еще хорошо, что разбойников не встретили - те, как баб увидят, вообще, хуже рукоедов становятся... Да и мало здесь деревень... А разбойников и вовсе нет... ушли... Гибло место. Разбойники не любят гиблых мест... Им жрачка дармовая нужна, чтоб не готовить. Без баб-то, знамо дело, со жрачкой туго... Их понять можно, но лучше не встречаться... Ты сам, Молчун, рассказывал, что они у тебя чуть Наву не отобрали... Еле ноги от них унесли... через болото...

- Кариес! - вдруг возопил Слухач диким голосом. - С жевательной резинкой "Супердубльминт" вам не страшен кариес!..

Все повернулись к нему.

Слухач изобразил улыбку до ушей, демонстрируя великолепные белые зубы.

"Действительно, - отметил про себя Кандид, - у них у всех великолепные зубы".

Но тут Слухач запел пронзительным женским голосом:

И всю ночь я кричу,

Что тебя одного хочу!

Все твои впадинки

Сладеньки! Сладеньки!..

и принялся выделывать женоподобные телодвижения.

- Может, ему дубиной по башке треснуть? - спросил Кулак. - По-моему, его бешеный комар укусил!.. Че он несет?.. Не по нашему несет, шерсть на носу!..

- Подожди, Кулак, - предостерегающе поднял руку Кандид. - Он на моем языке говорит. Правда, действительно, непонятные вещи... Пусть продолжает...

- Как хочешь, - с сожалением опустил дубину Кулак.

Довольно густое лиловое облачко пульсировало над головой Слухача.

- Это ты его включила? - спросил Кандид Наву.

- Включила-то я, - кивнула Нава, - но я думала услышать Славных Подруг, а тут...

- А тут явно передает Материк... - продолжил Кандид. - Странно, раньше у нас из-за этих гор никакое радио не работало... Может, ретранслятор поставили?.. Ты понимаешь его?

- Через тебя, - призналась Нава.

- Ох, уж эти твои штучки!.. - нахмурился Кандид. - Ладно, бог с тобой...

Слухач изобразил напористые музыкальные позывные какой-то станции или передачи и заговорил дикторским голосом:

- Победное шествие приватизации продолжается. Сотни хозяйственных объектов наконец-то обрели своих хозяев, которые будут заботиться о них, как о родных детях... Энский металлургический комбинат, Акынский угольный бассейн, Бесчинское газовое месторождение, Авиакомпании Матаэаро и Аэромат, Лес... Великий таинственный Лес скоро позовет первых туристов, жаждущих разгадать его тайны. Акционерное общество "Лесотур" принимает заявки...

- Ты поняла? - воскликнул Кандид.

- Нет, ничего не поняла, - призналась Нава.- Только слово Лес...

- Я тоже мало что понял, но, кажется, дело вот в чем: раньше рядом с Лесом на Белых Скалах... Скал там, правда, почти нет, а есть очень симпатичная долина... Так вот, там было Управление по делам Леса или по изучению Леса, уж не помню... Оно занималось, действительно, изучением Леса. И я к вам попал от чрезмерного усердия в изучении... Захотелось заглянуть поглубже... А теперь, как я понял, оттуда в Лес будут отправлять туристов... Глупость какая!

- Кто такие туристы? - поинтересовалась Нава.

- Люди, которым хочется побывать в разных интересных уголках природы. В общем-то, нормальные люди с нормальной тягой к Матери-Природе, которой они в обычной жизни лишены.

- Что же плохого в том, что они хотят попасть в Лес?

- Теоретически - ничего, а практически... Поскольку они почти не видят естественной природы, то и не умеют естественно с ней общаться. Они, как голодный перед столом с едой, не знают меры... А объятия без меры, даже если они от любви, могут стать причиной удушения... Их желания - в основном, извращения - кому-то хочется нарвать цветов, кому-то - плодов, кому-то необходимо поохотиться на зверей, кому-то пообщаться с местными жителями и приобщить их к своему образу жизни, от которого аборигены обычно вымирают... И так как им нет числа, то все это принимает катастрофические масштабы... А поскольку этот интерес еще и специально стимулируется, чтобы извлечь как можно больше прибыли из потока туристов, то экологическая катастрофа обычно оказывается неизбежной... Это с одной стороны... С другой - что будет с тем, кто попадет в Лес без специальной защиты?

- Пойдет на перегной, - спокойно пожала плечами Нава.

- Вот именно! Ничего не подозревающие люди станут жертвами чьей-то жадности и собственной глупости!

- Но их же никто не звал в Лес, - сказала Нава.

- Их зовет Мать-Природа, их потребность в ней, - объяснил Кандид. Нельзя, чтобы эта здоровая потребность стала причиной их смерти. Это неправильно.

- Ну, пусть тогда не суются в Лес, - не увидела проблему Нава.

- Легко сказать, - вздохнул Кандид. - Я-то вот сунулся!.. И могу понять любого, кто сделает то же самое. Правда, меня слегка оправдывает то, что я ученый, и сунулся в Лес для изучения его, а не для забавы... Кто их остановит? Кто объяснит, что в Лес нельзя? Да те, кто вложил капитал в этот "Лесотур", такого доброжелателя сотрут в порошок...

- Пусть идут, - пожала плечами Нава. - Дальше полосы боев не пройдут.

- Я понимаю, что они для тебя - отработанный материал, биомасса... Но для меня они люди, такие, как я. И у них есть кто-то, кто их любит и ждет, кто будет страдать, если потеряет их.

- И у тебя есть? - насторожилась Нава.

- Нет, я детдомовский, сирота... А жениться не успел. Так что все мои родственники здесь, в Лесу.

Нава удовлетворенно улыбнулась и удивилась себе. Ведь она пошла на это путешествие, а из-за него - на конфликт с подругами, с матерью, для того, чтобы Молчун, то есть Кандид мог вернуться в родную среду обитания, где жил бы той жизнью, для которой рожден, и столько, сколько ему отпущено судьбой. В общем, чтобы он ушел из Леса. А теперь радуется тому, что он к этому не стремится. Что все его заботы здесь, в Лесу... Какой же смысл тогда в этом путешествии?.. Она чувствовала, что смысл был, только не могла его сформулировать.

Кандид прислушался. Слухач все еще что-то транслировал. Деревня зачарованно и непонимающе уставилась на него.

- Вести из "горячих точек", - вещал Слухач. - Потери федеральных сил... Бандитские формирования... Права человека... Жертвы среди мирного населения... Сплотиться вокруг президента-реформатора... Назад пути нет!.. Демократия выбор народа!..

- Молчун! А, Молчун! - заныл Кулак. - Ну, можно я его дубиной выключу?..

- Не говори глупостей, Кулак! - возмутился Кандид. - Разве он виноват?.. Да и беречь своих людей надо!..

- Да я пошутил, шерсть на носу! Сил нет слушать! Болботит что-то, болботит, когда тут такие страшные дела творятся.

- Выключи его, Нава, - попросил Кандид. - Пусть отдохнет... Но потом надо будет еще послушать... Неожиданный источник ценной информации.

Нава повернулась к Слухачу, и он замолчал, непонимающе озираясь вокруг.

- А я ничего не поняла, - призналась Нава.

- Не страшно, постепенно разберемся, - пообещал Кандид. - Где твой мертвяк запропал?

- Уже возвращается, - сообщила Нава.

И, правда, из-за кустов неслышно возник мертвяк. Женщины привычно взвизгнули и отшатнулись.

- Не бойтесь, не тронет, - успокоил их Кандид. - Похоже, пора в путь. Кстати, где ваши пожитки? Инструменты, горшки и прочее?

- Да тут недалеко, - первой из женщин обрела голос Лава. - Мы, как увидели летающие деревни, так сразу к тебе и бросились... Все побросали.

- Ну, тогда пойдем через вашу стоянку. Захватим скарб и будем размещаться я в укрытии, которое нам отыскал мертвяк... Как видите, и они могут быть полезны. Он нашел, Нава?

- Нашел, - подтвердила она.

- Ну, тогда веди свой народ.

- Теперь это твой народ, - ответила она. - Они пришли к тебе, а не ко мне...

- Ну, тогда веди меня, - улыбнулся Кандид. - Ревнуешь?.. Зря - они же сказали - "наша Нава"... Мне кажется, это сказано не по глупости...

- Они же не понимают, кто я.

- Не понимают, - согласился Кандид. - Но не могут не чувствовать, что ты уже не та... И, тем не менее...

- Лава, - обратилась Нава к бывшей подруге. - Веди нас к прежней стоянке.

Лава напряженно посмотрела на соперницу, но все же двинулась, выдержав паузу.

- То туда, то сюда, - проворчал Колченог. - Нет, чтоб на Выселки...

Укрытие мертвяк нашел отличное. Кроны деревьев довольно большой рощи были густо переплетены лианами так, что прямой свет почти не попадал к подножиям деревьев. Было сумрачно, зато сверху точно никого здесь разглядеть было невозможно. Небольшой родник бил из земли и убегал куда-то маленьким чистым ручейком.

Кандид оторвал кусок дерна от берега и понюхал. Пахло съедобно что-то вроде сыра со специями.

"Для полного счастья в ручье должно течь пиво", - мысленно усмехнулся он и припал губами к ручью. Это было не пиво, но отличная прохладная минерализованная вода.

- Ух, - выдохнул, поднявшись, Кандид, - хорошо.

И вдруг заметил за деревьями движение. Поднял предупреждающе руку, чтобы все замолкли, но такое пожелание в деревне относилось к области фантастики. Хотя, все же, стало тише. Кандид, скрываясь за стволами деревьев, перебежками двинулся на разведку. Сердце его тревожно забилось. Он пожалел, что единственное его оружие - скальпель.

- Кандид! Ты куда? - окликнула его Нава.

- Тсс, - прижал он палец к губам. - Кто-то приближается!.. Я на разведку...

- Да это прыгающие деревья! - звонко рассмеялась Нава. - Я их позвала, чтобы огородить деревню со всех сторон.

- Фу ты! - облегченно выдохнул Кандид и улыбнулся. - Что ж ты не предупреждаешь!.. Я думал - враги...

- Да мне и в голову не пришло, - ответила она. - Странно, ты назвал врагами своих соплеменников... Ты же их имел в виду?

- Чего ж здесь странного? - пожал плечами Кандид. - Можно подумать, что в Лесу царит мир и согласие...

- Да, ты прав, - вздохнула Нава. - Только мы никого в Лесу не считаем врагами.

- Пожалуй, у врага статус повыше, чем у биомассы, - со значением посмотрел на нее Кандид.

- И опять ты прав, - улыбнулась Нава. - Это уже переходит всякие границы!.. Мужчине не положено быть таким умным.

- Но он этого не знает и потому летает, - хихикнул Кандид.

- Не поняла? - вопросительно посмотрела на него Нава.

- Говорят, по законам аэродинамики... ну, это наука такая про все летающее... шмель не должен летать, но он этого не знает и потому...

- Поняла! - обрадовалась Нава, захлопав в ладоши. - Глупая наука...

Прыгающие деревья, тем временем, окружили рощу со всех сторон сплошной стеной.

- Отлично, - оценил Кандид. - Но как мы будем выходить отсюда и возвращаться?

- Слово надо знать, - объяснила она. - И знать его будут только те, кто из деревни и мы с тобой.

- Ну, с тобой не пропадешь! - улыбнулся Кандид.

- Я тоже так думаю, - скромно согласилась Нава.

- Я вот думаю, - сказал он, - не пойти ли мне на разведку?

- Во-первых, давай договоримся раз и навсегда: ходить куда бы то ни было, особенно, по Лесу, мы будем только вдвоем. Надеюсь, тебе не надо объяснять, почему...

- Договорились, - помолчав, размышляя, согласился Кандид. - А во-вторых?

- Во-вторых, уже смеркается. Все устали. Надо устраиваться на ночлег, что я и советую тебе срочно сделать. Завтра встанет пораньше и пойдем, вдвоем...

- А чего тут устраиваться? - пожал плечами Кандид. - Лег и заснул. Жаль озера рядом нет. Искупаться бы...

- Это тебе не надо устраиваться, - напомнила Нава, - мертвяк в виде лежанки предохранит от растений. А остальным в деревне надо еще серьезно поработать, а то к утру станешь частью почвы...

- Ну, до чего ж я дурной! Чуть в комфорте пожил и уже забыл, как вести себя в Лесу.

- Потому что вырос ты не в нем... Ложись, а я пойду - обойду территорию. Ты же знаешь, что мы, подруги, спим мало.

- Знаю, что вы практически идеальные существа... Были б еще подобрее цены бы вам не было, - пробормотал он, укладываясь на лежанку, на самом деле вдруг ощутив усталость. Завтра, похоже, предстояло посетить полосу боев, но уже не лесных, а человеческих... Это потребует повышенного внимания, сил и соображения. Надо выспаться. Он лег и закрыл глаза.

Нава пошла по лагерю, превращаемому в деревню. Почва для ночлега очищалась от травяного покрова и настилалась сушняком. Над ней укреплялись гамаки, сорванные с "одежных" деревьев. Над гамаками сооружались шалаши.

Нава нашла Лаву. Семья Старосты уже закончила сооружение спальных мест, и Лава наводила окончательный порядок.

- Лава, - окликнула она девушку.

Лава вопросительно и хмуро посмотрела на нее.

- Нам надо поговорить, - сказала Нава. - Прогуляемся...

Лава оставила работу и молча последовала за Навой.

- О чем нам с тобой говорить? - не выдержав молчания, задиристо спросила Лава.

- О Молчуне, о чем же еще, - усмехнулась Нава.

- Все равно он будет моим! - воскликнула Лава.

- Хорошо бы, - кивнула Нава. - Но это не так просто, как тебе, наверное, кажется... Молчун - не обычный деревенский мужик, с ним деревенские "женские штучки" не проходят... Он родом с далекого Материка, который гораздо дальше этих Белых Скал, там много всякого непривычного, непонятного и страшного для нас, вроде этих вертолетов, которых вы сегодня испугались... Мы испугались... И отношения между людьми, между мужчинами и женщинами строятся там иначе... Будет чудом, если он останется в Лесу, хотя сейчас он намерен остаться... Он подзабыл свой мир, но кто знает, как он поступит, когда опять столкнется с ним... С его женщинами...

- Зачем ты мне это говоришь? - удивилась Лава. - Ты же его жена... Он сказал, что больше ему никто не нужен...

- Ты же ему не поверила.

- Нет.

- Почему?

- Ну, мне так показалось... что вы не муж и жена...- запинаясь, призналась Лава.

- Прозорливая, - вздохнула Нава. - Нутром чуешь... Правда, смотря что вкладывать в понятие муж и жена... Но в том смысле, о каком говоришь ты, все верно - у нас нет отношений мужчины и женщины, потому что я не женщина...

- Что?! - оторопела Лава. - Врешь!..

- Вот и Молчун не поверил... сначала... Как ты думаешь, что происходит с теми женщинами, которых утаскивают мертвяки?

- Ну, не знаю, - пожала плечами Лава. - Умирают, наверное...

- Я похожа на мертвую? - спросила Нава.

- Нет, но говорили... Молчун рассказывал, что тебя не мертвяки унесли...

- Верно, меня мать родная увела... Но результат тот же... Те, кого уносят мертвяки, проходят Одержание... Ты знаешь, что это такое?..

- Нет, Слухач все болботит - Одержание, Одержание... Наверное, что-то очень важное...

- Да уж, важнее некуда, - вздохнула Нава. - Одержание Великой Победы над заблуждением Эволюции... - произнесла она подчеркнуто патетически.

- Ничего не понимаю,- призналась Лава, тон которой заметно изменился в нем больше не было агрессивности.

- Да, понять это непросто... - согласилась Нава. - Мать-Природа пришла к выводу, что разделение на мужчин и женщин, на самцов и самок - ошибка эволюции, которая ведет к самоуничтожению видов и болезни Матери-Природы... В результате Одержания женщины превращаются в более совершенные двуполые существа... Как бы женщина и мужчина в одном теле... Ну, от мужчины, в общем-то, только его внутренние половые органы, существенно усовершенствованные. А внешне мы - женщины. И рожаем, как женщины, но оплодотворяем сами себя, когда этого хотим. Плюс к этому практическое бессмертие за счет постоянной регенерации тканей и периодического омоложения организма - как бы повторного частичного Одержания, плюс власть над всем живым в Лесу, возможность его создавать, уничтожать, совершенствовать...

- Как страшно... - шепотом произнесла Лава. - Я почти ничего не поняла, но мне страшно... Это значит - ты уже не человек...

- Да нет же! - с досадой воскликнула Нава. - Человек, но более совершенный, умный, здоровый, могущественный, независимый от прихотей особей противоположного пола и от их тирании... Вот сейчас ты добиваешься внимания Молчуна, а после Одержания он тебе будет не нужен...

- А зачем тогда я?.. - удивленно спросила Лава. - Зачем мне жить?..

- Затем же, зачем и сейчас - продолжать род человеческий, беречь и приумножать Мать-Природу, просто радоваться жизни...

- Но ведь тебе он нужен! Я же вижу - нужен!... - горячо заговорила Лава. - Иначе бы ты не пришла за ним и не увела!

- Сначала мне было просто жаль его, - призналась Нава. - Ты должна понимать, что он в Лесу чужой, что ему трудно и чуждо здесь, что душа его всегда будет рваться к своим, в свою деревню... Даже если он утверждает обратное... Это обратное - от ума, а рваться он будет сердцем... Вот я и хотела помочь ему вернуться на ту почву, где он вырос, и для которой рожден... Но пока мы шли по Лесу вдвоем, я поняла, что этот чужак - самый близкий мне человек в Лесу... Ведь вам в деревне я теперь тоже чужая, а Славных Подруг, о которых все бремя вам сообщает Слухач, я еще не знаю, кроме мамы... И она мне показалась чужой... И еще я поняла, что те чувства, которые я испытывала к Молчуну, когда была его настоящей женой, не исчезли после Одержания... У других подруг обычно не так, не совсем так - они, может быть и помнят о своих чувствах, но оценивают их совсем иначе - с пренебрежением, со стыдом, с желанием забыть их. Я это поняла из разговора с мамой. Может быть, это потому, что Молчун не такой, как все?.. А может, мое Одержание какое-нибудь не такое?.. В общем, он по-прежнему остается моим мужем в моих чувствах к нему... И самое странное - когда я была его женой раньше, он не видел во мне жены, он считал меня дочерью и никогда не трогал, как мужчина... А теперь, я чувствую, он стал видеть во мне женщину, которой нет!.. Он, как и ты, видит то, что снаружи... И я вижу, он мучается от этого... Мне его жалко... Я думаю, что ему нужны две жены - одна только как друг, как очень близкий друг... другая как женщина и, наверное, тоже как друг, но это уж как получится... Я хочу, чтобы ты стала его второй женой... В твоем понимании - единственной женой, а я буду его другом, если получится - вашим другом. Как дружат мужчина с мужчиной и женщина с женщиной... Если ты только не хочешь стать подругой... Учти - если ты останешься женщиной, то состаришься и умрешь, а если станешь подругой, то всегда будешь молодой и здоровой и, если не случится чего-нибудь очень страшного: извержения вулкана, пожара или на тебя не нападет машина смерти, вроде вертолета, ты будешь жить всегда!.. Хорошо подумай... Очень хорошо подумай... Те люди, что сейчас живут в деревне, обречены на вымирание когда все женщины станут подругами, а те, кто не станет, умрут, то мужчины сами вымрут через одно поколение... В Лесу будут только подруги. И ничего с этим поделать нельзя. Можно только немного замедлить процесс...

- Я не хочу думать!.. Я не умею думать! Я точно знаю, чего хочу!.. Я хочу быть такой, какой создала меня Мать-Природа, и хочу, чтобы Молчун был моим мужем!.. - воскликнула Лава.

"А она красива, - отметила Нава. - К тому же страсть украшает человека".

- Я постараюсь, чтобы никто не помешал тебе жить так, как ты хочешь... Сама понимаешь, я не вездесуща и не всемогуща... Я могу считать, что ты приняла мое предложение?

- Да, - кивнула Лава. - Идем к Молчуну!

- Ты считаешь, что он подчинится нашему решению? - усмехнулась Нава. Ты совсем его не знаешь. Он подчиняется только своим решениям. Поэтому его надо постепенно подвести к тому, чтобы он сам взял тебя в жены.

- А как это сделать? - спросила Лава.

- Он любит тех, о ком заботится, - сказала Нава. - Надо приучить его заботиться о тебе... Только не налетай на него, как ураган, не навязывайся - это вызовет обратную реакцию.

- Обратную чего? - не поняла Лава.

- Действие, противоположное тому, на которое ты рассчитывала.

- Что ж мне делать? - растерялась Лава.

- Пока ложись спать, - улыбнулась Нава. - И подумай обо всем, о чем мы говорили. Может быть, ты еще передумаешь... А может, придумаешь, что тебе делать.

- Я не засну, - покачала головой Лава.

- Я и говорю: не заснешь - подумай... Иди. Я еще проверю деревню.

Лава ушла, оглядываясь на Наву, пока та не исчезла в темноте.

Нава обошла территорию лагеря. Прыгающие деревья стояли плотно. Незваный гость не протиснется. Вдобавок она накрыла лагерь пологом лилового тумана.

Когда она вернулась, Кандид сладко спал на лежанке. Она легла на свою неподалеку и попыталась прислушаться к своим чувствам. Она сделала Лаве серьезное предложение. Выдержит ли она сама такой тройственный союз?.. Когда предлагала, была уверена, что выдержит, но сейчас вдруг представила, что рядом будет все время вертеться эта глупенькая, но настойчивая Лава, и былая уверенность в собственных способностях поколебалась... Мать-Природа! О чем это она?!.. Разве она собирается постоянно жить рядом с Кандидом?.. Ведь она - подруга! У нее свое предназначение в мире, которое она должна и хочет исполнять... И при этом Кандиду не место рядом. А может быть, как раз место? Ей начинает казаться, что Кандид помогает ей принимать правильные решения, учит ее правильно мыслить... Правильно с чьей точки зрения? Подруг или Кандида?.. Ведь у него с ними явно разные точки зрения. И в его присутствии происходит смещение ее мыслей и действий. Но, может быть, это смещение к лучшему... для Кандида, и для подруг, и для Матери-Природы, и для самой Навы. Ведь неслучайно, наверное, она довольна собой, когда поступает в согласии с Кандидом, а не наперекор ему. Может быть, Мать-природа дала ей это чувство для ориентации, для выбора правильного пути в жизни? Если человек недоволен собой, то жизнь его - мука.

После разговора с Лавой у нее, в этом смысле, осталось смешанное чувство. С одной стороны, казалось, что она поступает во благо Кандиду, с другой, почти была уверена, что он бы ее действий не одобрил.

Надо же, какое влияние он на нее возымел!.. Для подруги нехорошо так зависеть от полулюдков... Но почему-то ей неприятно соотносить это слово с Кандидом. Хотя что тут такого - прежние люди действительно лишь половина нынешнего настоящего человека, то есть подруг. Это слово - только констатация факта. А все равно неприятно.

"Может быть, надо послать ему в сон Лаву, чтобы у него появился мужской интерес к ней?" - вдруг подумала Нава и почувствовала внутренний протест. Ей вовсе не хотелось пускать кого бы то ни было в его сны, тем более, вместо себя! Это то, что принадлежит им двоим. В дневную жизнь могут без спроса ворваться кто угодно - и подруги, та же Тана, и деревенские, и Лава, и мертвяки, и эти... вертолеты с Белых Скал, и что там, у них еще страшного есть... Но в сны, в его и в ее сон, которые ее стараниями одинаковы она никого не пустит!.. Стыдно, если кто-то узнает, что она по собственной воле превращается в полулюдка... Стыдно перед всеми... кроме Кандида. Он поймет! Она уверена, что он поймет.

И Нава вошла в его сон.

Перец сидел на броне МБМ, обхватив голову руками, и тихо постанывал. Ему было нехорошо. Сначала его охватила эйфория победы, радость от того, что он в смертельной дуэли остался жив. Потом напряженное наблюдение за вражеской стороной и ожидание его ответных действий. Противник будто вымер, или оторопел, или испугался, во всяком случае, никаких ответных действий не предпринимал. И тогда Переца понемногу начала бить нервная дрожь. Реакция на непривычный стресс. Надо было бы обратиться к Врачу, да он не мог пошевелиться. Бессилие и оцепенение.

Таким его и застала Рита, вернувшись из Леса, куда она ходила посмотреть на место падения вертолетов. Все же могло иметь место автоматическое катапультирование экипажа...

- Что с тобой, Перчик? - спросила она, увидев скульптурную группу из танка и Переца.

- Я убил их! - мрачно констатировал он.

- Да они мертвы, - подтвердила Рита. - Вряд ли они успели катапультироваться. А если даже и успели бы, их наверняка накрыло бы взрывом... Лес принял их пепел... Да и обломки вертолетов уже почти поглощены почвой. Лесу нужны и металлы.

- Я убил их, - повторил Перец, будто не слыша Риту.

- А, интеллигент проснулся, - поняла она. - Ты их сюда не звал.

- Не звал, - кивнул он. - Но у них где-то, наверное, есть матери, жены, невесты, дети... Они будут страдать...

- Их, видимо, должно быть жаль, - сказала не очень уверенно Рита, - но зачем они воспитали их, способными на убийство? Ведь они прилетели убивать тебя и меня!.. Зачем они отпустили их туда, где убивают?.. Детей, конечно, никто не спрашивал - их, действительно, жаль.

- Я никогда никого не убивал, - продолжал казниться Перец.

- Да, - сказала Рита, - до сих пор убивали и насиловали тех, кого ты любил... Зато ты никого не убивал. Безнаказанность порождает наглость.

- А насилие порождает насилие, - заметил Перец.

- Значит, не ты его породил.

- Я уподобился им.

- Было бы, действительно, унизительно, если бы ты был способен на это, но как бы ты ни старался, ты не можешь уподобиться им, тузикам... Ты даже не представляешь, что они такое...

- Не делай из меня ангела! - не глядя на нее, пробурчал Перец. - Во мне предостаточно мерзости.

- Ну, разве что в качестве удобрения... - усмехнулась Рита. - Да и никого ты не убивал.

- Как это? - удивился Перец.

- Ты нажимал на кнопку, на курок?..

- Нет, - признался Перец.

- Я так и думала...

- Но я кричал: Давай!.. Бей!..

- Любой пацан бы кричал, - погладила его по голове Рита. - А ну-ка, затребуй отчет о ходе операции у своего Танка.

- Откуда ты знаешь, что я с ним разговариваю? - удивился Перец.

- Ты что, считаешь меня слепой и глухой? - усмехнулась Рита. - Твоя конспирация не прошла. Я давно слышу ваши переговоры.

- Это не конспирация, - смутился Перец. - Я боялся, что ты сочтешь меня психом, разговаривающим с машинами.

- Подумаешь, искусственный интеллект, - поморщилась она. - У подруг мертвяки поумнее будут... Хотя, кто знает... Так попроси отчет.

- МБМ, - сказал Перец, не таясь, - доложи отчет о ходе операции по уничтожению вертолетов. Ты нанес упреждающий удар?..

- Я не наносил упреждающего удара, - четко доложил МБМ, тоже не таясь.

- А как же тогда взрыв? - удивился Перец.

- Исполняя ваш приказ о нежелательности насильственных действий, приводящих к человеческим жертвам, о допустимости их только в крайнем случае, а крайний случай - это вероятность уничтожения вас и значительного повреждения техники, находящейся на охраняемой территории, я вошел в компьютер вертолетов и установил команду на мгновенный взрыв при нажатии в вертолете пусковой кнопки ракетных установок. Под "нажатием" понимается и компьютерная команда.

- Значит, нажав на эту кнопку, они фактически уничтожили сами себя? попросил уточнить Перец.

- Так точно, господин директор, - доложил МБМ.

- Ну, теперь твоя совесть спокойна? - спросила Рита.

- Но я вынудил их прилететь сюда и нажать на кнопку, - проскулил Перец.

- Ну, знаешь ли! - возмутилась она. - Не доходи до маразма!

- Постараюсь, - кивнул Перец. - МБМ, с этого момента приказы Риты приравниваются к моим.

- А в случае противоречивых приказов?

- Требуй от нас согласия.

- Есть, господин директор, - принял приказ к исполнению МБМ. Внимание! К охраняемой территории со стороны Леса приблизились люди.

- Ну, никакого покоя! - посетовал Перец. - Сколько их?

- Трое, - доложил МБМ. - Трое людей и две машины.

- Пойдем, посмотрим, - пригласил Перец Риту и полез в башню МБМ.

В кабине было достаточно просторно и для двоих. Тем более, что впереди рядом стояло два кресла.

- Итак, что мы видим? - спросил он сам себя, припадая к окулярам. Рита смотрела в свои окуляры.

- Женщина, - отметил Перец, - мужчина, еще двое мужчин, какие-то странные... больше никого не вижу...

- А вон, метрах в пяти сзади, за кустами прячется. - сказала Рита.

- А, точно, тоже женщина... Чего ж это она прячется? А машин никаких не вижу... Что-то у МБМ с арифметикой...

- У МБМ все в порядке, - усмехнулась Рита. - Первая женщина - это не женщина, а подруга... С мужчиной все в порядке... Вторая женщина, действительно, женщина - из аборигенок... А те "странные мужчины" мертвяки... Очень необычная компания! Просто немыслимая для Леса!.. Та аборигенка сзади может прятаться, потому что боится мертвяков, но почему они на нее не реагируют?..

- Значит, МБМ принял мертвяков за машины? - понял Перец.

- Они и есть машины, только биологические, - не отрываясь от окуляров кивнула Рита. - Что это они в такую рань, в темноте?.. Никак на разведку пришли?.. Наверное, их встревожил взрыв...

- Уж не без того, - вздохнул Перец. - Придется объясняться и с хозяевами... Ха! - вдруг понял он. - Да это же интересно - я еще никогда не видел настоящих хозяев Леса... Ты уж меня извини, ты - особый случай...

- Ладно уж, - усмехнулась Рита.

- Пропустить! - приказал Перец.

- Пропускаю, - доложил МБМ.

И Нава шагнула вперед, почувствовав, что опасность, которую она только что чувствовала, исчезла. Но мертвяка, все же, пустила перед собой. Второй мертвяк последовал за Кандидом. Лава, чуть переждав, чтобы ее не заметили, но и боясь потерять Молчуна из виду, последовала за ними. Мертвяк на нее не реагировал, потому что ему было приказано не реагировать на деревенских женщин.

- Ну, и напугала же меня сегодня Лава, - вспомнил вдруг шепотом Кандид, стремясь ослабить напряженность разведки. Хотя, возможно, и зря - в разведке лучше напрячь все чувства и быть начеку. Но если слишком перенапрячься, то можно начать стрелять в тени. Правда, стрелять было не из чего.

- Подумаешь, обнаружил женщину в своей постели! - усмехнулась Нава. Невидаль какая! С каких пор тебя стали пугать женщины?

- С тех самых, когда они стали оказываться в постели без моего приглашения, - насупился Кандид.

- Ух, какой строгий! - шутливо воскликнула Нава.

- Я строгий к себе, - объяснил Кандид.

- Боишься не выдержать? - покосилась на него Нава.

- Может, и боюсь, - пробурчал Кандид. - Тем более, когда такие сны снятся...

- А какие тебе сны снятся? - невинным голоском поинтересовалась Нава.

- Все тебе надо знать, - хмыкнул он. - Снятся и снятся... О снах ей еще докладывай...

- Что, стыдно рассказать?

- Да ничего не стыдно! Не время просто... Да и что тебе до моих снов? - ворчал он.

- Ну, хоть скажи - нравятся ли тебе эти сны?

- Никогда не видел ничего прекрасней! - воодушевленно признался Кандид.

- Значит женщина снится, - сделала заключение Нава. - И кто же это?

- А вот и не скажу! Личный, интимный секрет... Самая прекрасная женщина на свете... Хотя, это просто сказка... Ее не существует... Сон...

- И ты не видишь ей замены в реальности?

- Не вижу, - вздохнул Кандид. - И не хочу видеть...

- А чем тебе Лава не подходит?

- Тем, что она не ОНА, - загадочно ответил Кандид, не догадываясь о том, что Нава его прекрасно понимает.

- Хоть бы пожалел бедную девушку - она же от любви к тебе с ума сходит! Нельзя быть таким жестоким!.. - посетовала Нава.

- Жестоко обманывать женщину, - упрямился Кандид.

- Ох, не всегда, - усмехнулась Нава, - далеко не всегда... Мы, то есть они иногда так рады обманываться!.. Хотя и сознают, что обманываются... Тоже мне, знаток женщин нашелся... Если она не мыслит жизни без тебя, разве не жестоко лишать ее надежды? Ведь она может и умереть...

- Умереть? - удивился и испугался Кандид. - С чего это ей умирать?.. Глупости какие...

- А от любви... У вас на Материке никто от любви не умирает?

- Среди знакомых не было, а так... читал... думал выдумки, поэтические фантазии... хотя, теперь не знаю...

- Ну, вот видишь, - наседала Нава. - Или ты думаешь, что у нас в Лесу женщины более примитивные?

- Поначалу казалось, а сейчас сомневаюсь... Вы здесь такое знаете и можете... Это же все не на пустом месте. За этим, наверное, великая история великой эволюции... То, что у нас еще научный поиск, у вас - атрибут быта, естественное отправление... Теперь вы для меня - загадка, которую я мечтаю разгадать...

- А разве можно разгадать загадку, шарахаясь от нее? - добивала его логикой Нава.

- Не знаю, иногда, кажется, загадка, а то вдруг посмотришь - такой примитив, - признался Кандид.

- Значит, неправильно смотришь, - развела руками Нава. - Присмотрись получше, а не шарахайся.

- Ладно, присмотрюсь, - вздохнув, согласился Кандид. - Что-то мы заболтались. Биостанция уже близко. Начинаю узнавать места... Прекратить посторонние разговоры!

Нава прислушалась к своим ощущениям. Чье-то присутствие чувствовалось, но опасности в нем не было. Очень много мертвяков... Только каких-то странных... Откуда они здесь?.. Подруги прислали для сбора информации?.. Так есть более надежные источники... Хотя мертвяк мертвяку рознь...

Уже начало светать. И сквозь утренний туман, нормальный, не лиловый туман впереди проглядывали кубические формы строений.

- Биостанция! - неожиданно защемило в груди у Кандида. Но что с ней? Ощущение нежилого... В связи с этими взрывами?.. Какому же идиоту понадобилось устраивать здесь военный полигон?.. Если они собрались водить сюда туристов, то какого черта взрывают вертолеты?!.. Когда он покидал биостанцию, было совсем не так. И вертолеты здесь были только мирные, с научной аппаратурой.

- Это твоя деревня? - шепотом спросила Нава.

- Да, кажется, - так же шепотом ответил Кандид. - Только она на себя не похожа. Какая-то мертвая...

- И сюда ты стремился? - разочарованно поинтересовалась она. Здесь, конечно, еще был Лес, но какой-то больной, хилый, почти чужой...

"Не это ли произойдет с Лесом, если они придут в него, - подумала с содроганием Нава. - Не об этом ли предупреждал ее Кандид, говоря о туристах"?

- Добро пожаловать! - вдруг услышали они мужской голос, говоривший на языке Кандида.

- Мы друзья! - произнес женский голос на языке Леса.

- Еще хорошо бы узнать - чьи? - заметил Кандид.

И тут они увидели друг друга. Туман отнесло ветром, солнце поднялось повыше...

- Господи! Не может быть! - воскликнула Рита. - Никак Кандид?.. А мы тебя... Нет, они тебя уже похоронили, и приказ по этому поводу издали... Но я не верила... Не мог Лес убить того, кто так в него был влюблен!..

- Ну, - усмехнулся Кандид. - Лес способен еще и не на такое... А насчет приказа я и не сомневался. Тем более, я улетел без разрешения... Рад видеть тебя, Рита.

И они порывисто обнялись.

Нава и Перец сначала посмотрели на обнимающихся, потом с интересом взглянули друг на друга.

И вдруг раздался треск кустов, и оттуда вылетела Лава с воплем:

- А ну отпусти моего Молчуна!.. Ишь, облапила чужого мужика! Нава, а ты куда смотришь? Он же твой муж!..

И она налетела на Риту с Кандидом, пытаясь оторвать их друг от друга, но вдруг застыла с поднятыми руками.

- Я так и не поняла, чей он мужик и чей муж, но, во избежание членовредительства, отпускаю, - усмехнулась Рита.- А этой эмоциональной особе надо немного остыть.

- Здравствуй, подруга! - обратилась она к Наве.

- Здравствуй, подруга! - ответила Нава.

- Освободи девочку, Рита, нехорошо, - мягко попросил Перец.

"Второй Молчун", - отметила про себя Нава.

- Жалостливый, - усмехнулась Рита. - Только смотри, чтобы она больше не лезла драться.

И Лава зашевелилась, с испугом посмотрела на Риту и сделала шаг назад.

- Он мой старый друг, - снизошла до объяснения Рита, улыбнувшись Лаве. - Ни в качестве мужика, ни в качестве мужа он мне не нужен.

- Как, Рита!.. И ты?.. Ты-то как? - удивился Кандид.

- А так же, как и ты, - объяснила она. - Пошла в Лес женщиной, а вернулась подругой... Вон эти, мертвячки, подсобили, - показала она рукой на стоявших в стороне мертвяков, подозрительно косившихся на Танк.

- Не ожидал, - мрачно вздохнул Кандид.

- Да ты не расстраивайся, - усмехнулась Рита. - Я на них не в обиде. Уже вполне адаптировалась и ни о чем не жалею... А ты-то как убереглась? Обратилась она к Лаве.

- Молчун спас, - мрачно объяснила Лава.

- Да ты не обижайся, - улыбнулась Рита. - Ведь сама драться полезла... Молчун - это кто?

- Он, - показала Лава на Кандида.

- Ты? - удивилась Рита. - Вот бы не сказала...

- Ну, да... поболтаешь тут, когда вертолет свалился в Лес, мне отшибло память, а когда пришел в себя благодаря Наве, - показал он на Наву, ничего не мог понять - языка-то не знал... Да и когда узнал, я им по говорливости не ровня... Молчун - это точно... А имя свое я вспомнил совсем недавно...

Перец вдруг с удивлением осознал, что понимает разговор, ведущийся на незнакомом языке. Он тревожно огляделся, и Рита ему успокаивающе кивнула.

"М-да, - подумал Перец, - кто в этом доме хозяин?.."

Но тут же автоматически стал профессионально вслушиваться в звуки чужого языка и соотносить их с собственным пониманием разговора.

Лава, тем временем, потихоньку переступая, оказалась за спиной Кандида и ухватилась пальцами за край его рубахи. Кандид вопросительно обернулся, но ничего не сказал, оставив все, как есть.

- Ты кто, новенький? - спросил Кандид у Переца. - И, вообще, что тут у вас происходит? Похоже, все посходили с ума?..

- Хороший вопрос, - усмехнулся Перец. - Ну, зовут-то меня Перец... А вот насчет остального... Думаю, что нам понадобится не один час, чтобы разобраться. Поэтому приглашаю в более комфортные условия, - показал он рукой в сторону уже вполне проявившихся из тумана строений.

- Может, лучше здесь? - встревожилась Нава. Ее откровенно пугали эти мрачные противоестественные сооружения. Они были мертвые. Совсем мертвые. В них живому находиться опасно.

- Да не бойтесь, - понял ее тон Перец. - Там никого нет. Никакой опасности. У нас надежная и мощная система обороны.

- Вертолеты уничтожили вы? - удивился, догадавшись, Кандид.

- Система обороны... В общем, мы, - тяжко вздохнув, подтвердил Перец.

- Ну, дела!.. - воскликнул пораженный Кандид. - В этом, действительно, слету не разберешься... Если у вас тут военные действия, не лучше ли нам углубиться в Лес и пообщаться там?

- Ему нельзя, - показала Нава на Переца, - у него нет защиты... Ты ведь не ставила ему защиту? - обратилась она к Рите.

- Нет, - подтвердила Рита. - Некогда еще было, да и пока мы в Лес не собирались... Держали оборону, чтобы в Лес не попали посторонние... А он, Перец, у нас тут главный по этой части...

- Ну, уж ты скажешь! - махнул рукой Перец.

- Я серьезно, - заверила его Рита. - Неужели ты этого сам не осознал. Все подчинено тебе.

- Теперь - и тебе, - напомнил Перец.

- Теперь да, но до сих пор... И потом, я - резерв, а тебя от командования, то есть от принятия решений, никто не отстранял.

- Но и не назначал, - заметил Перец.

- А вот тут-то ты и ошибаешься! - возразила Рита. - Тебя назначила твоя совесть, твое чувство личной ответственности за Мать-Природу, за жизнь, за планету, за человечество во всех его ипостасях. Только потеряв их, ты можешь отстраниться...

- Жесткий приговор, - вздохнул Перец. - Однако, что-то мы топчемся на месте. Идемте, полагаю, нам чрезвычайно много надо друг другу сказать, объяснить и, надеюсь, выработать общую стратегию поведения, - и он, повернувшись, пошел к зданию библиотеки.

- Ну, такие вещи за пару часов не решаются, - заметил Кандид, последовав за ним.

- А нас никто и не ограничивает во времени... разве что, противная сторона... А вообще-то, случалось, что исторические решения принимались за минуты и даже секунды...

Рита сопровождала боязливо медлящих аборигенок.

- Я понимаю ваши чувства, - говорила она, - все это чуждо вам, но уверяю, что никакой опасности... Уверена, что мне было хуже в объятиях мертвяка и потом ... в озере... и среди людей... после одержания...

Нава вдруг поняла, что этой подруге, действительно, было несладко. Ей, привыкшей к мертвой пище, к мертвым жилищам, к мертвой одежде... Одной, чужой и там, и здесь... И она поверила ей, и заставила себя не бояться. Более того, взяла Лаву за руку, понимая, как страшно этой деревенской девчонке, и повела за собой. Лава, дрожа всем телом, подчинилась.

- Значит, ты - Нава, а ты?.. - обратилась Рита к Лаве. - Как тебя зовут?

- Ла-ва, - дрожащим голосом сообщила бедная девушка, которая была уже совсем не рада тому, что покинула деревню и пошла за Молчуном в это страшное место. Но как же она могла не пойти?!

- Ну, и имена у вас... У меня, наверное, не лучше...

Перец распахнул дверь и изобразил приглашающий жест руками.

- Проходите, пожалуйста, - сказал он.

Кандид, вопреки традиционному этикету, вошел первым, чтобы продемонстрировать лесным женщинам, что ничего страшного в этом нет.

Нава, собравшись с духом, последовала за ним, но Лава, вырвав руку, прошептала побелевшими губами:

- Нет, нет, я не могу!.. Оставьте меня здесь!..

- Ну, что ты, Лава! - увещевал ее Кандид. - Не бойся! Видишь - я вошел и ничего со мной не произошло.

- Вижу, но не могу, - прохрипела Лава. - Оставьте меня здесь.

- Ладно, Кандид, не мучай девушку! - сказала Нава. - Пусть остается. Все равно в ваших разговорах она ничего не поймет...

Она повела руками, и один мертвяк превратился в кресло, а другой в лежанку.

- Вот тебе, Лава - хочешь садись, хочешь ложись.

- Н-нет, - энергично покачала головой Лава, - я их боюсь - вдруг опять в мертвяков превратятся и утащат...

- Без моего приказа они ничего не могут сделать, - заверила ее Нава.

- Придет другая... подруга и прикажет им...

- Сюда никто не может прийти без моего разрешения, - сказал ей Перец.

Лава удивленно посмотрела на него - вроде говорил неизвестно что, никогда она такого разговора не слышала, а все поняла.

- Идите, идите, - сказала она и опустилась на землю между лежанкой и креслом.

- Оставьте ее, - сказала Нава. - Ей надо привыкнуть... Мне тоже надо, но я постараюсь справиться. Идем.

- Ну, ладно, - сказал Перец и, пропустив вперед Риту, вошел в дом.

Лава осталась одна, хотя дверь была открытой. Ей показалось, что в Лесу больше никого нет - только мертвяки, всякие - и лесные и местные, выступавшие из тумана. И ей стало страшно. Очень страшно. Она на четвереньках выползла из промежутка между мертвяками и села на крыльцо. Стало полегче, но все равно одиноко и страшно. Одно успокаивало - голос Молчуна, неразборчиво доносившийся из глубины этого страшного мертвого сооружения.

Глава 10

Алевтина с трудом разлепила глаза. Голова гудела, раскалывалась, кружилась и проваливалась. В желудке, пищеводе и во рту было мерзко и тошнотворно. Алевтина уже не помнила, когда просыпалась не с похмелья. Она, собственно, и не просыпалась - ее будил Тузик, каждое утро взбиравшийся на нее и справлявший нужду. Он и сейчас сопел, пыхтел и крякал на ней от удовольствия.

"Надо же, - удивлялась Алевтина, - и никакое похмелье его не берет".

Ей хотелось спать. Она и пыталась спать, пока Тузик получает свое, только сны получались сексуальные, точнее, порнографические, она непроизвольно возбуждалась, и все кончалось взаимным удовлетворением.

Потом она спала, соскребалась с кровати, пила таблетки, кофе, приводила себя в относительный порядок, потому что абсолютный был уже недостижим, и где-то после обеда отправлялась в Управление. Теперь уже Управление туристическим комплексом АО "Лесотур".

Тузик к этому времени уже кончал прием посетительниц. С мужчинами он не разговаривал, оставив их Домарощинеру, а женщин принимал регулярно. Да и они к нему шли непрерывно, хотя знали, на что идут. Но что поделаешь, если мимо Туза Селивановича не пройти. Кому-то надо было устроиться на работу, кому-то получить разрешение на выезд на Материк... Этот вопрос решался только Тузиком и только через женщин.

Поначалу Алевтина присутствовала при этих приемах по требованию Тузика. Он требовал, чтобы она оценивала со стороны эстетические, артистические и сексуальные параметры женщин - кого в шоу, кого в Управление, кого на кухню, кого в уборщицы. И она оценивала. Работа есть работа. Раньше изучали Лес, теперь готовились ублажать клиентов. А вкусы и желания клиентов непредсказуемы и разнообразны - кому подавай балерину, кому уборщицу. Поэтому любая должна отвечать требованиям и быть в готовности.

Но потом ей все-таки совершенно опротивели эти сексуально-акробатические упражнения Тузика то на столе, то в кресле, то под столом. Скучно и противно. По крайней мере, смотреть со стороны. И Алевтина категорически потребовала заменить ее Домарощинером. Клавдий-Октавиан с удовольствием согласился, потому что и ему перепадало с царского стола... Алевтина же стала употреблять освободившееся время на рекогносцировку строящегося туристического комплекса, тем более, что ее слово было не последним при обсуждении архитектурного проекта. Гостиница с рестораном, шоу-комплекс, "гвоздем" которого была люстра в виде гигантского шарового аквариума, подвешенного над залом, внутри которого должны были плавать голые "русалки". Тузик очень надеялся, что удастся отловить в Лесу настоящих русалок, которых, по его утверждениям, он видел собственными глазами, но пока тех нет и пока их будут дрессировать после отлова, выписал с Материка мастериц художественного подводного плавания. Разумеется, незамедлительно залез с ними в бассейн, чтобы получить свое. Те, что отказались, были отправлены обратно. Замену нашли быстро. Нечто такое предполагалось демонстрировать и между номерами текущего шоу. И с участием специально тренированных ныряльщиков, и с участием возжелавших туристов. Репетиции проводились регулярно и имели постоянный аншлаг. Даже приезжало телевидение и снимало рекламный ролик.

По-прежнему, портила вид Лужа посреди поселка, но последнее время стараниями Квентина она стала медленно изменяться.

"Странно, - подумала Алевтина, - Переца нет, а его приказ действует..."

Сначала с шумом с помощью всяческих крюков, кранов, лебедок, электромагнитов извлекли со дна всяческий мусор и металлолом и куда-то увезли, потом прокачали всю воду через какие-то фильтры и трубы с электроразрядами, страшно шумевшими, потом Квентин что-то вылил из металлических сосудов в воду Лужи. Существенно выросшее за счет строителей и шоуменов население с интересом приходило на берег Лужи, надеясь лицезреть чудесные изменения в воде. Алевтина тоже приходила. Но явных чудес не наблюдалось. Правда, вонять стало не так противно. И цвет воды из черного стал зеленым. Из мертвого - живым...

- Не спешите, - говорил Квентин нетерпеливым болельщикам. Биологическая очистка мгновенно не происходит. Озеро - живой организм, а больной организм мгновенно не исцеляется, нужно, чтобы прошли биологические процессы... Вы же видите, что оно оживает. И оно оживет! Это будет вам подарок от Риты. - И вздыхал.

Сейчас он семейно жил с бывшей буфетчицей с биостанции, которая стала директором и, на паях, хозяйкой ресторана. Вроде бы, со стороны глядя, неплохо они жили, да вот все равно он вздыхал. Алевтина любила иногда встретиться с Квентином. Не выясняя отношений, они чувствовали, что понимают друг друга, и глядя на воду, вздыхали вместе.

А вокруг озера пышно расцветали и кудрявились зеленые лесные цветы, которые ей неизменно привозил Стоян. Кстати, они буквально заполонили поселок. И здание Управления было опутано ими буквально по крышу, и все коттеджи. И вот - берега озера. Они радовали глаз, но действовали Алевтине на нервы, постоянно напоминая о Стояне. Вот же Ромео на ее грешную голову!.. И никакая ревность его не берет!.. Другой бы уж давно плюнул и растер... Или уж пристрелил бы соперника. А он тоже только все вздыхает.

Тогда, в первый день, когда Стоян примчался на мотоцикле с биостанции с громадным букетом цветов, который, ворвавшись в дом, сунул ей, смущенно покраснев, потому что она была не одета, и ринулся с кулаками на Тузика, еще валявшегося в постели. Но до Тузика он не добежал - откуда ни возьмись, возникли телохранители, и Стоян вдруг оказался связанный и побитый на полу.

- Резвые у тебя поклонники, - хмыкнул беззлобно Тузик, - и верные... Это хорошо. Нам нужны верные люди... Поднимите его.

Стояна подняли и поставили, как куклу, перед Тузиком.

- На колени, - уточнил Тузик и сам сел в кровати, не прикрываясь и почесывая волосатый, но поджарый живот. - Хорош экземпляр... Решил, что Перец сволочь, бросил бедную женщину без защиты, а уж ты защитишь?.. Перец, может и сволочь, но защищать ее, - показал он пальцем на голую Алевтину, теперь буду я и иметь буду я, - и шлепнул ее несильно ладонью по голой заднице. - Запомни это!.. А служить ей можешь, и защищать, когда меня нет, а больше - ни-ни!.. Ты у нас, кажется, главный знаток Леса?.. Прекрасно, нам нужны знатоки Леса. Будешь главным егерем! На тебе организация, проведение и обеспечение безопасности отдельных туристов и туристических групп в Лесу.

- Но чужим в Лес нельзя! - воскликнул Стоян. - Они погибнут. Лес чужих не пускает!..

- Вот ты и проследишь, чтобы не погибли. А если прошляпишь, никогда тебе ее больше не видеть... Посмотри-посмотри: ах, хороша... Можешь даже потрогать... Ах да, руки связаны... Ну, тогда в другой раз. Будешь себя хорошо вести, дам потрогать... Алевтина, организуй ему отдельный коттедж, соответствующий его высокому положению... Главный егерь - это очень большой человек здесь! От него зависит наше благополучие... Так что, Стоян, иметь ты будешь много, но и служить должен верно, а главное - безопасность клиента! Любой ценой!.. Уведите и развяжите... Пока иди в гостиницу, скажи, что от меня. Сегодня же будешь иметь свой коттедж и можешь иметь в нем, кого хочешь, кроме, - пощекотал он между ног, - Алевтины. - Она взвизгнула, хихикнув, и отскочила. Букет она швырнула в палисадник. А он взял, да и принялся. Глядя на ее домик, и другие стали просить отростки... Теперь весь поселок покрыт лесной зеленью... А Стоян обучает егерей и довольно часто видится с ней в Управлении на всяких совещаниях, которые проводит то Домарощинер, то она сама. Тузик принимает только женщин и только функционально. Про науку Стоян, конечно, уже не вспоминал, как и никто в поселке, а начальником оказался неплохим, энергичным. Правда, проверить его егерские достоинства пока не удавалось из-за того, что Перец захватил и держал под охраной единственную дорогу в Лес. Поэтому туристов временно водили на обрыв и показывали Лес с высоты, расписывая его тайны и странности, и обращая внимание на зловещий лиловый туман, который в последнее время стал совсем густым и почти фиолетовым, и выглядел весьма мрачно. Ссылаясь на него, туристов и предостерегали от посещения Леса, мол, в это время года лиловый туман бывает ядовитым и лучше подождать, пока он рассеется. Какое удовольствие идти в Лес в скафандрах? Туристы внимали объяснениям, но недовольство отсутствием вылазок в Лес и охоты на зверей и русалок высказывали. Хотя и не очень активно - напряжение снимали русалки в шоу-комплексе и обслуживающий персонал в прочих увеселительных заведениях, здесь, вдали от цивилизации, в порядке вещей было такое, на что на Материке рассчитывать, по крайней мере, за те же деньги не приходилось.

Но долго, все это понимали, так длиться не могло. Реклама работала вовсю, и туристы сюда рвались не для шоу, а в Лес.

Тогда-то и было принято решение о бомбардировке бывшей биостанции, захваченной Перецом и Ритой. Не сразу, конечно, было принято. До этого была объявлена награда за уничтожение Переца и поимку Риты. Ее уничтожать запрещалось категорически. И награда была, по мнению Алевтины, сверхщедрая. Таких денег в поселке никому прежде и не снилось.

И в щелях обрыва закишели, как тараканы, снайперы с винтовками и видеокамерами, дабы заснять предсмертную агонию Переца. Однако все они позорно бежали после того, как Перец включил генераторы инфразвука, от которых ехала крыша и обнаруживалось катастрофическое недержание всяческих испражнений - так что от охотников пахло весьма дурно. Немногие решались повторить попытку. Но все же находились такие настырные, придумывавшие и испытывавшие всяческие "глушилки" инфразвука. Если "глушилка" срабатывала, то, как правило, снайпер возвращался с пулевым ранением в руку.

Фигура Переца обрастала легендами, а Алевтина пила. Она теперь почти не была трезвой, а только более или менее пьяной. Ей страшно было быть трезвой. Да, надо признать, живя с Тузиком это было и трудно. Он любил гульнуть на широкую ногу. Позволял Домарощинеру с Алевтиной поуправлять некоторое время, а потом, уж Алевтину обязательно, увлекал в очередной загул. Чаще всего Домарощинер оставался за главного и трезвого и был фактическим руководителем "Лесотура", но и Алевтине он не препятствовал в управлении, признавая ее несомненные административные таланты.

Предпринимались, насколько было известно Алевтине, и альпинистские попытки проникновения на биостанцию, и десант со стороны Леса, но из этих рейдов никто не вернулся и потому подробностей рассказать не мог.

Тузик просто бесился от неуязвимости Переца, выходил из себя и долгое время не возвращался. В конце концов, и было принято решение о бомбардировке. Алевтина была против, но Тузик не услышал ее резонов и, более того, обругал последними словами и обвинил в пособничестве своему бывшему хахалю. Домарощинер признавал обоснованность возражений Алевтины, но все же склонился к тому, что "нарыв надо вскрывать". Да, военные действия могут отпугнуть часть туристов, но существование Переца может вообще прекратить их поток. Кому нужен "лесной туризм" без Леса?..

Когда в воздух поднялись вертолеты, Алевтина начала пить. Когда до поселка донеслись звуки взрывов, она уже "отрубилась", но все же ощутила холод в груди и произнесла нечленораздельно:

- Пе-е-е...

Когда же наутро она узнала, что погибли вертолеты, а не Перец, то сразу протрезвела и была весь день в прекрасном деловом настроении в отличие от приунывшего Тузика и мрачного Домарощинера.

- Может, вы его кончите, многоуважаемая Алевтина? - простонал Домарощинер. - По старой любви... Он вас не тронет... А вы его брошечкой, булавочкой, колечком слегка уколите... Он и не заметит, если с анестезией...

- Он не тронет, Рита разорвет! - возразила она. - Эта тварь меня всегда терпеть не могла... Похоже, ты, Клашка, жаждешь от меня избавиться?

- Нет-нет! - замахал руками Домарощинер. - Как можно! Вы наша королева! Краса и гордость... Это только размышление вслух...

- Королевы редко умирают своей смертью... - заметила Алевтина.

- Только не моя королева! - припечатал Тузик. - Алевтина никуда не пойдет. Пока есть пешки, королевы должны заниматься своим королевским делом... Кстати, когда ты мне наследника подаришь?..

- Когда бог пошлет, - поджав губы, ответила Алевтина. - И это, как известно, зависит не только от меня, но и от вас, мой король... Возможно, вы слишком расходуете свой семенной материал, и он недостаточно жизнеспособен?..

- Но-но, ты не заговаривайся! - оскорбился Туз Первый на сомнения в его мужских достоинствах.

- Я только предполагаю, - пожала плечами Алевтина. - Если вы так в себе уверены, почему бы не провериться у врача?.. Кстати, много ли ваших... пациенток забеременело?

- Не интересовался, - отмахнулся Тузик. - Меня только твое потомство интересует, потому что оно правонаследное... Династия!.. Понимаешь ли ты, Алевтина, что такое династия?!

- Понимаю, мой король... Не теряйте надежды... - хотя сама вовсе не жаждала рожать от Тузика и потихоньку предохранялась. Правда, соображения о династии временами заставляли ее сомневаться в правильности своей стратегии... Тузик не вечен, а династия...

- Можно было бы попросить у правительства провести серьезную операцию по зачистке местности, - думал вслух Клавдий-Октавиан, - но об этом наверняка пронюхает пресса, конкуренты не дремлют, и потенциальные клиенты будут надолго запуганы... акции начнут падать... мы задолжаем правительству... придется содержать контингент... да и ближайшую часть Леса, относительно известную нам, они могут стереть с лица земли... убытки-убытки... нет, это не вариант, - пришел он, наконец, к заключению.

Ему никто не возражал, потому что вариант, действительно, был неудачным.

- Черт знает что! - вопил Тузик. - Не можем справиться с одним вшивым интеллигентом и бабой!.. Клавдий, думай!

- Думаю, Туз Селиванович, думаю, - заверил Домарощинер. - Но проблема не в интеллигенте, а в секретной технике, которой он овладел. Не зря мы раньше ее взрывали в случае исчезновения, согласно инструкции... Самовольный побег техники - это сказка для дурачков. Подразумевались кражи и диверсии. А этот чертов Перец приказал снять с машин все взрывные устройства! Как чуял... Или готовился заранее?.. Может, он шпион?..

- Это кто - Перчик шпион? - хмыкнула Алевтина. - Не смеши, Клавдий!.. Да и чей он шпион, когда в Лесу торчит... Вы сами его врагом и сделали!.. Он же был безобидный, но гордый... А вы его так унизили... Недальновидно...

- Он мне первый по морде дал! - обиженно воскликнул Тузик.

- Ну, вот теперь ты имеешь то, что имеешь, мститель, - развела руками Алевтина. - Мстить тоже надо с умом.

- Да уж, что там после драки... - вздохнул Домарощинер. - Дальше жить надо.

И они жили с Перецом в качестве зубной боли и язвы желудка.

Выход нашел тот, от кого не ждали. На одном из совещаний Стоян вдруг изрек:

- Если гора неприступна, то ее обходят... В нашем случае лучше облететь...

- Тот, кто летал, не вернулся, - напомнила Алевтина.

- Да, но они летали с целью уничтожить Переца... Как я понял, система обороны биостанции настроена на отражение агрессии извне. С их стороны не было предпринято никаких наступательных действий...

- Ну, и что? - нетерпеливо спросил Домарощинер.

- А то, если полететь с мирными целями, без оружия, Перец не тронет... Я его знаю.

- Это точно, - подтвердила Алевтина.

- И лучше лететь не на вертолетах - слишком много шума и испорченная репутация, с одной стороны, и малая вместимость - с другой... Для перемещения достаточно больших групп туристов больше бы подошел дирижабль... А биостанция пусть остается для щекотания нервов... Для туристов там слишком обжитая территория... Хотя я бы их дальше и не пускал, но учитывая обстоятельства...

- Дирижабль! - воскликнул Домарощинер. - Дирижабль... А ты гений, егерь!.. Если пройдет твоя идея. Только я не очень верю этому Перецу сколько уже жизней на его совести.

- Когда комары кусаются, их убивают, - заметила Алевтина. - Стоян, поцелуй за мной!

- Но гарантии безопасности? - не унимался Клавдий-Октавиан. - Если Перец угробит дирижабль с туристами, нам конец!..

- В первый полет я полечу один, - сказал Стоян. - Точнее, с экипажем из добровольцев. Этой махиной надо еще уметь управлять. Если меня научат, могу и один...

Теперь идея Стояна была близка к воплощению. Дорогая идея, но она решала две проблемы - Переца и безопасности. Если, конечно, расчет Стояна окажется верным. С Материка доставили несколько дирижаблей. Смонтировали газокомпрессорные станции. Готовили маленький на несколько человек дирижаблик к пробному полету. Собирались лететь двое - пилот и Стоян.

Тузик был доволен.

- Ух, утрем мы нос интеллигенту его собственными соплями! - хихикал он. - Гуманист-гуманитарий вонючий... На твоем гуманизме тебя и поимеем...

Прошлым вечером элита Управления провожала Стояна в ресторане в отдельном зале.

- Эх! - расхрабрился Тузик. - Не будь она моей королевой, отдал бы тебе Алевтину на эту ночь, но не могу, не положено... Уж не обессудь, но подержаться можешь! Все ее танцы - твои...

И Алевтина, действительно, танцевала со Стояном. Не потому, что ей приказал Тузик, а по собственному желанию. Она вдруг осознала, что он единственный человек в поселке, а может, в мире, который ее любит чисто и бескорыстно. Ее, которую никто и никогда не любил чисто и бескорыстно. А только как приложение к Порядку. Перец?.. Вначале-то он ее точно не любил деваться ему было некуда, вот и пришел... Потом, возможно... стерпелось-слюбилось, но это не совсем то... Переца она сама себе организовала... А тут любовь... И завтра он улетает, может быть, на смерть. Сознательно, конечно, Перец его не убьет, но успеет ли он что-нибудь осознать?..

Алевтина чувствовала, как млеет Стоян, держа ее в объятиях, и готова была дать ему большее, так ей было жаль его и себя, но прекрасно понимала, что никто ей этого не позволит, а Стояну такое сомнительное удовольствие может стоить жизни. И никакой дирижабль не спасет. Поэтому она отдавалась ему в танце. И видела, что он это понял.

Но, в конце концов, стремясь заглушить обиду и готовность послать все к черту, она опьянела настолько, что ее унесли телохранители.

И вот очередное тяжелое похмелье... Но она же хотела проводить Стояна! И проводит!..

Холодный душ, таблетки, кофе, зеркало (ну, и рожа!), макияж... и личный шофер мгновенно доставляет Алевтину на бывшее вертолетное поле, где теперь по-хозяйски расположились дирижабли. Ее слегка покачивает на ветру, но она старается держаться в равновесии и оттого идет так ровно, как трезвому человеку в жизни не пройти.

Около самого маленького дирижабля уже собралась небольшая толпа несколько человек во главе с Домарощинером. Стоян и пилот уже забрались в... Алевтина не знала, как называется кабина для пассажиров и экипажа - то ли корзина, то ли гондола, то ли еще как... вообще-то, она была похожа на маленький самолетик... но они были уже там, в этой самой корзине-корыте с крыльями, открытой сверху, и смотрелись очень романтично.

- Я вам настоятельно рекомендую взять с собой автоматы, - настаивал Домарощинер. - Мало ли что... Ну, хотя бы пистолеты...

- Ни в коем случае! - возражал Стоян. - Это равносильно самоубийству!

- Эх, романтики-идеалисты... - тяжко вздохнул Клавдий-Октавиан. - Ну, как знаете!

- О! Алевтина! - воскликнул Стоян, заметив ее. Лицо его вдохновенно порозовело, глаза воспылали. - Вы все-таки пришли!

- Я же обещала, - гордо вскинув голову, ответила Алевтина, искренне забыв, что с полчаса назад она о Стояне и думать не думала.

- Спасибо, - чуть склонил голову Стоян. - Теперь я верю в успех полета окончательно!

- О, приветствую вас, королева, - чуть заметно усмехаясь уголками губ, повернулся к ней Домарощинер. - И королям ничто человеческое не чуждо?..

- Монархи - те же люди, - невозмутимо пожала плечами Алевтина. Только высшего качества.

- О, конечно, - откровенно усмехнулся Клавдий-Октавиан. В отсутствие хозяина он часто был весьма раскован. - Все готово к полету, доставайте ваш белый платочек и начинайте махать... Заводи! - крикнул он пилоту и тот нажал на кнопку стартера. Пропеллер закрутился и зашумел. Поднялась пыль. Толпа отступила назад. А Алевтина, не понимая почему, вдруг шагнула вперед и схватилась за поручни трапа. Дирижаблик медленно набирал скорость. А побледневший Стоян крепко ухватился за руки Алевтины и помог ей забраться в кабину. Он очень боялся, что она вдруг упадет. А ей совсем не было страшно. Ей было весело и от ветра, растрепавшего ей волосы, и от крепких объятий перепуганного, но и довольного Стояна, и от растерянной физиономии Домарощинера, что-то пищавшего, чего разобрать было невозможно. Пилот же осуществлял взлет и не видел, что творится за его спиной, хотя Домарощинер делал ему явные сигналы остановиться. Но вот дирижаблик резко пошел вверх и вперед, и Алевтине стало нехорошо оттого, что желудок оказался прямо в горле, она встала на сиденье и, перегнувшись через борт, позволила желудку делать то, от чего удержать его было невозможно. Ее стошнило на Домарощинера и его свиту, превратившихся в маленьких противных букашек-таракашек, на Управление, в кабинете которого Тузик сейчас заряжал спермой очередную самку, и на поселок, где жили рабы. И ей вдруг стало необычайно легко. Она утерлась белым платочком, который достала по совету Клавдия-Октавиана, и, выпрямившись, села на плечо Стояна, до этого испуганно державшего ее сзади за ноги, прижавшись щекой к ягодицам. Он пошатнулся, но удержал сладкую ношу и бережно опустил ее на пол, впрочем, не спеша размыкать объятия.

- Ну-ну, - ласково шлепнула она его по рукам ладошкой. - Так мы с тобой и Леса не заметим... Показывай красоты!..

И они посмотрели вниз.

Алевтина сначала отшатнулась, испугавшись, что ей опять станет дурно, но потом все же заставила себя посмотреть на Управление сверху. Оно не произвело на нее эстетического впечатления. Довольно лысая поверхность, покрытая кое-где кустиками рощиц, да короста крыш с зелеными кляксами лесных цветов, принесенных Стояном из Леса для подарков ей. Черное... нет зеленое зеркало Лужи... Алевтина удивилась, но ей показалось, что она видит дно Лужи! Лужа была прозрачна!.. Неужели у Квентина получилось?

- Смотри, Стоян, Лужа прозрачна! - крикнула она.

- Да, - крикнул он в ответ. - Как и думал Перец, это у Квентина с Ритой получается.

Что-то неприятно ревнивое, а главное - необъяснимое, шевельнулось в Алевтине, но она прогнала это чувство и кивнула Стояну.

"Перец!.. Сейчас они должны пролетать где-то над ним..."

Дирижабль миновал обрыв, и высота стала еще более головокружительной, но Алевтина, вроде бы, уже привыкла к ней и не очень испугалась, хотя в груди ощутился легкий холодок.

И начался Лес. Сразу под обрывом. С этой высоты он был похож на море. Или на океан. Наверное, разницы никакой, но Алевтине больше нравился океан. По звучанию. По нему бегут волны, наворачиваясь друг на друга, вспениваясь, осыпаясь брызгами... И кажется, что он живой и вечный. Впрочем, это не кажется - он и на самом деле такой.

Алевтина, для надежности держась за руку Стояна, всматривалась в Лес.

Стоян был настолько переполнен эмоциями, что почти ничего не видел, кроме Алевтины, разумеется.

Вот она разглядела внизу узенькую ленточку дороги. Как раз там, где кончается обрыв и начинается Лес. Вот дорога входит в Лес... А вот что-то похожее на домики...

- Стоян, что это?

- По-моему, биостанция, - взглянул он вниз. - Никогда не видел ее сверху... Ну, точно биостанция. Вон лабораторный корпус, вон столовая, библиотека... Чертов туман мешает...

- Никого не видно, - вглядываясь в прорехи лилового тумана, констатировала Алевтина. - Где же Перец и его знаменитая техника?..

- Маскировка, - объяснил Стоян. - Да и туман... Откуда-нибудь наблюдает...

- Сейчас как выстрелит, - севшим голосом предрекла Алевтина.

- Не думаю, - покачал он головой. - На всякий случай я тут кое-что приготовил...

Он достал из сумки небольшой рулон.

- Что это? - спросила она.

Стоян развернул рулон. На матерчатой ленте было написано: "Это я Стоян!"

Алевтина тут же достала из кармана платья губную помаду и приписала снизу:

"И Алевтина! Перчик, привет!"

Стоян улыбнулся и вывесил свиток за борт. Он обнял Алевтину за талию, и они молча всматривались в биостанцию. Говорить не хотелось. В эти, вполне вероятно, последние моменты жизни хотелось прислушаться к себе. Перец-то, скорей всего, не станет стрелять, но если сработает автоматика, если он спит, болеет, отсутствует...

И, прислушавшись к себе, Алевтина поняла, что совсем не жалеет о своем неожиданном поступке, не жалеет о том, что оказалась здесь в смертельной опасности рядом со Стояном и, может быть, с Перецом. Если уж встречать смерть, то лучше рядом с теми, кто тебя любит или, по крайней мере, любил... ну, хотя бы неплохо относился. Не потому, что Порядок требует, а по сердцу. И сам Порядок перед лицом возможной смерти показался жалкой суетой и обманом... Может быть, самообманом...

Стоян был спокоен. Да, чисто теоретически он допускал вероятность атаки с биостанции, но вероятность эту оценивал как невысокую. Но даже если это вдруг случится, разве не мечтал он в минуту опасности оказаться рядом с Ней?! Мечтал. Мечта сбылась, чего еще требовать от жизни?.. Он и не требовал. Он был счастлив.

И Алевтина ощущала его покой и счастье, с благодарностью прижимаясь боком к нему.

Пилот обернулся и удивленно воззрился на Алевтину сквозь прозрачную стенку из оргстекла, отгораживавшую его пилотское место от пассажирского салона. На дополнительного пассажира он явно не рассчитывал. Тем более, на пассажира столь высокого ранга. Пилот постучал себя по голове, покрытой шлемом и показал указательным пальцем куда-то. Алевтина не поняла, что ему надо, а Стоян быстро среагировал. Он раздвинул стенку и достал оттуда два шлема. Один протянул Алевтине, другой натянул себе на голову. Алевтина последовала его примеру.

Сначала наступила тишина, и Алевтина облегченно вздохнула. Оказывается постоянный шум ветра в ушах довольно утомителен. Но через мгновение раздался незнакомый голос. "Пилот", - поняла Алевтина.

- Госпожа, как вы здесь оказались?.. С меня снимут голову и уволят. Я не хочу потерять эту работу! Мы должны немедленно вернуться!.. О, Боже! Я должен был сразу вернуться!..

- Да не волнуйтесь! - мило улыбнулась ему Алевтина. - Я сделаю вас своим личным пилотом, а этот дирижабль заберу себе... Мне захотелось прогуляться...

- Но это не прогулка, а опаснейший эксперимент!.. Если с вами что-то случится... О-о-о!..

- Если со мной что-то случится, вам уже будет все равно - то же случится и с вами... Не так ли, мой храбрый пилот?..

- Так точно, госпожа, - улыбнулся он ей. - Но прикажите мне повернуть дирижабль назад!..

- Нет, мой пилот, не прикажу, - твердо сказала Алевтина. - Вам известна цель этого полета, и мы должны ее достичь! Иначе вам не будет смысла держаться за эту работу. Акционерное общество разорится... Понимаете ли вы, что мое присутствие здесь, в этом полете в случае нашего благополучного возвращения - гарантия доверия наших клиентов к нашим дирижаблям, к экскурсиям на них?!

- Да, госпожа, но если...

- А этот вариант мы уже обсудили... Вперед, мой пилот!..

Пилот с улыбкой взял под козырек и повернулся в исходное рабочее положение.

Биостанция, тем временем, осталась позади. Внизу мощно дышало зелено-лиловое чудище.

- Хорошо ты с ним поговорила, - одобрил Стоян.

- Я - руководитель со стажем, - невесело усмехнулась Алевтина и сняла шлем. Ей не хотелось, чтобы ее слышали. Эти разговоры вполне могли записываться на магнитофон. Стоян тоже снял шлем.

- А на самом деле, - прокричала она прямо ему в ухо. - Я хотела бы лететь и лететь на этом дирижабле куда-нибудь подальше от этой вонючей акционерной компании, от Тузика и Домарощинера и от любого Порядка... Теперь я поняла, в какой "шалаш" звал меня Перец... Ну что ж, он, наверное, обрел свой рай с Ритой... Красивая женщина...

- Я думаю, что Рита - не женщина, - пожал плечами Стоян.

- С чего ты взял?

- Так, ощущение... После того, как она пропадала в Лесу, она очень изменилась... Лес что-то с ней сделал... И, похоже, именно по этой части. Квентин никогда раньше на других женщин не смотрел...

- Бедный Перчик, - вздохнула Алевтина. - Не везет ему на женщин... А ты бы хотел со мной... в шалаш?..

- Очень! И навсегда!.. - страстно ответил Стоян, в подтверждение притянув ее к себе за талию. Алевтина потерлась об него бедром.

- Ну, так давай опустимся в Лес и станем Адамом и Евой... Я ж еще не старая?..

- Нет, ты чудесная!..

- Ну, так?..

- А он? - показал Стоян на пилота.

"Вот черт! - выругалась про себя Алевтина. - Я-то двух Адамов выдержу... А вот выдержат ли они друг друга?.. Во всяком случае, это вряд ли будет похоже на райскую идиллию..."

- Ну, пусть он нас высадит и летит обратно, - решила проблему Алевтина.

- Его же забьют насмерть!..

- А нам-то что?.. - передернула плечами Алевтина.

Стоян удивленно на нее посмотрел.

- Да шучу, шучу, - усмехнулась Алевтина и толкнула его бедром. - Не дают женщине помечтать...

- Давай лучше уедем на Материк, - предложил Стоян. - На самом деле, в Лесу человеку не место... Там страшно... Особенно, для тех, кто привык к цивилизации.

- На Материк? - задумчиво переспросила Алевтина. - Материк - это Порядок, который предписывает мне вполне определенное место... Там, где Порядок, у нас с тобой нет перспектив...

- Но в Лесу мы погибнем... Ты погибнешь... Или станешь, как Рита!

Алевтина почувствовала искренний страх за нее и отчаяние в словах Стояна и улыбнулась ему.

- Да не бери в голову бабские фантазии, - подмигнула она ему. Хочется иногда этак смахнуть все со стола!.. Только как подумаешь, что потом тебе же выгребать все это дерьмо из-под стола и наводить порядок... Ох! Смотри-ка - треугольное озеро!.. - воскликнула вдруг Алевтина, показывая вниз. - И в нем плавает что-то белое...

Стоян посмотрел, нахмурился и, наклонившись, достал из стенки пару биноклей.

Алевтина навела на резкость и отшатнулась от окуляров, осознав увиденное.

Стоян, покраснев и одновременно побледнев, тоже посмотрел на нее.

- Мне не показалось? - спросила она Стояна.

- Женщины, - дрожащим голосом произнес он. - Голые... Утопленницы...

- Русалки, глупенький, - сказала Алевтина. - Тузик давно про них талдычит... У него на это острый глаз. Эх, на пленку бы это!..

- Автоматическая съемка Леса ведется, - сообщил Стоян и, надев шлем, сказал пилоту: - Сними это озеро крупным планом.

- Неужто и правда русалки! - отозвался пилот. - Чудеса!.. Сам бы не увидел, не поверил... Ну, теперь турист попрет!..

- Хорошо снимете, можете рассчитывать на премию, - поднеся шлем ко рту, пообещала Алевтина.

- Постараюсь, госпожа!

Вдруг она увидела, что снизу весьма быстро поднимается какая-то черная туча.

- Что это?! - крикнула она, показывая пальцем на тучу.

- Вот черт! - через пару секунд чертыхнулся пилот. - Птицы!..

Еще через несколько секунд над их головами сомкнулся прозрачный купол. И вовремя, потому что туча яростно атаковала их дирижаблик. Эти черные твари, похожие на воронов, слету бились в прозрачный купол и, закатив глаза, сползали с него замертво.

Алевтина живо представила, что было бы с ними без купола и содрогнулась. В кабине потемнело. Во-первых, птичья туча застила солнце, во вторых, купол был залит кровью.

Пилот спешно разворачивал дирижабль, но к данному летающему средству понятие "спешно" имело весьма отдаленное отношение.

- Ч-черт! - продолжал чертыхаться пилот, видимо, присутствие госпожи мешало ему использовать более крепкие выражения. - Они же пробьют аэростат!.. Мы уже начинаем терять высоту!..

- Ну, вот, - улыбнулась побледневшая Алевтина, предварительно стянув шлемы с себя и Стояна. - Не хотели добровольно. Придется поселиться в Лесу насильно... Как насчет рая в шалаше, милый?..

- Почту за счастье! - побледневшими губами пробормотал Стоян и крепко обнял ее за плечи, мол, не бойся - я с тобой...

"Держится неплохо, - оценила Алевтина. - Останемся живы..."

Продумать форму поощрения она не успела, потому что ушел пол из под ног. Она натянула шлем.

- В аэростате падает давление! - вопил пилот. - Только бы они не повредили пропеллер!.. Заканчиваю разворот...

И вдруг черная туча исчезла, словно раздвинули черные шторы. Остались красные отсветы на лицах.

- Смылись! Они смылись! - возопил пилот. - Чертовы твари!..

- Открой купол, - сказал Стоян.

Купол открылся, и они, глянув вниз, увидели, как черная туча входит в зеленые волны Леса. Глянули вверх - аэростат представлял собой печальное зрелище, сморщенный и поникший...

"Как член импотента", - мысленно нервно хихикнула Алевтина.

Но он еще нес гондолу.

- Он не свалится на нас? - спросил Стоян.

- Пока держит высоту, полетим на нем, - ответил пилот. - Но, думаю, это будет недолго... Потом отцепимся и полетим сами.

- А долетим? - спросил Стоян.

- Должны, - пожал плечами пилот. - Ветер попутный.

"Ух, как щекочет нервы!" - передернула плечами Алевтина.

Стоян теснее прижал ее к себе, решив, что она дрожит от страха.

- С чего это они? - спросила Алевтина.

- Лесу не понравилось наше любопытство, - предположил Стоян. - Видимо, для него это интим...

- Ты говоришь о нем как о живом и разумном, - с интересом посмотрела на Стояна Алевтина, потому что и у нее недавно создалось такое впечатление о Лесе, по крайней мере, как о живом.

- А он такой и есть - живой и разумный, - уверенно ответил он.

- Черт! - возник в наушниках пилот. - Пожалуй, отцепляюсь!

Алевтина посмотрела вверх. Аэростат выглядел уже не жалко, а угрожающе, нависнув над малюсенькой кабиной.

Снова сомкнулись над головами створки купола с разводами птичьей крови, и кабина вдруг резко рванулась вперед, превратившись в самолетик.

"Вот зачем крылья!" - догадалась Алевтина, сев от ускорения на пол.

Стоян открыл боковые сиденья и помог ей сесть.

- Жизнь, смерть, смысл... - произнесла Алевтина. - Тебе не страшно, Стоян?

- С вами нет! - ответил он

Алевтина, услышав обращение на "вы", удивленно посмотрела на Стояна.

Он ткнул пальцем в шлем.

"Предусмотрительный", - мысленно хмыкнула она.

- Как дела, мой пилот? - поинтересовалась она.

- Похоже, дотянем, - ответил он. - Сейчас передам, чтобы приготовили полосу... Самолет не дирижабль.

Алевтина сняла шлем. Ей все эти переговоры были неинтересны... Многие знания, многие печали... Лучше, просто, ждать и надеяться. На Бога и пилота. Хотя, может быть, все же лучше было бы упасть в Лес - все-таки новая жизнь... И почему она не пошла за Перецем?.. А может, он их на обратном пути подстрелит, заподозрив коварство?.. Почему-то ей не было страшно. За последние минуты, она столько раз опасалась за свою жизнь, что, пожалуй, ей это наскучило. Видимо, просто защитная реакция психики.

Она поднесла шлем к уху.

- Биостанция, - сообщал пилот. - Приближаемся к обрыву. Начинаю снижение. Пристегнитесь!..

Стоян заботливо пристегнул ее к борту самолетика.

- Вижу поселок... - продолжал докладывать пилот. - Иду на посадку. Держитесь покрепче.

Стоян, сидя рядом, еще крепче прижал ее рукой к креслу и борту.

- Полоса свободна... Отлично!.. Садимся...

Алевтина ощутила посадку только по легкой вибрации самолетика.

"Хороший пилот, - оценила она. - А страхов-то нагнали...".

Самолетик остановился.

- Благодарю за хорошую работу, - сказала Алевтина.

- Рад стараться, - бодро ответил пилот.

Алевтина сняла с себя руку Стояна и отстегнула ремень. Открылся купол. Они встали с кресел. К самолетику ехал лимузин, поднимая за собой пыль.

- Встречают, - констатировала Алевтина.

Из лимузина выскочили: Тузик с Домарощинером, начальник аэрослужбы, главврач и пара телохранителей.

Стоян первым спустился по трапу и подал руку Алевтине. Она величественно, насколько позволял узенький трап, спустилась на землю, которая, как оказалось, почему-то изрядно качалась. Но Стоян крепко ее держал.

- Та-ак, - замедлив шаги при приближении, многозначительно произнес Тузик. - Воздушные прогулки, стало быть, совершаем, вчерашнего мало показалось?

- Нет, пусик, - тяжко вздохнула Алевтина. - Вчерашнего мне было больше, чем достаточно... Накачалась так, что утром ноги подгибались... Вот и решила с бодуна проветриться... На трезвую голову не решилась бы... А насчет твоих прозрачных намеков... Пилот, - крикнула она. - Поднимите купол кабины!

Купол стал закрываться.

- Как ты думаешь, что это? - показала она на запекшиеся кровавые разводы.

- Грязь, - пожал плечами Тузик.

- Нет, пусик, это кровь... А где аэростат от дирижабля?

- А где? - повторил Тузик.

- В Лесу валяется, где и мы могли бы... Так что нам было не до того, на что ты намекаешь...

- Опять Перец?!

- Нет, мы его не видели и не слышали, - ответила Алевтина. - Так что в этом смысле Стоян оказался совершенно прав... Но возникли другие проблемы... Они доложат, - показала она головой на Стояна и пилота. Кстати, учти, что оба в сложившихся обстоятельствах вели себя героически и заслуживают щедрой награды. Мне бы хотелось, чтобы этот пилот считался моим пилотом, а этот дирижабль - моим дирижаблем, когда его восстановят.

- Нет проблем, - щедро кивнул Тузик и обратился к Стояну: - А что же вы не вернули дирижабль, когда на борту оказался посторонний?

- Госпожа не посторонняя, - ответил, не моргнув, Стоян. - Ее слово для нас закон.

- Молодец! - похвалил Тузик. - Хорошо отвечаешь. Хвалю. Премия за мной... Пойдем, - потянул он Алевтину к ангару.

- Дома, пусик, дома, - шепнула она ему на ухо.

Тут вмешался Домарощинер.

- Туз Селиванович, события настолько важны, что нам необходимо срочно созвать совещание... пока в очень узком кругу руководства... просмотреть и прослушать записи и принять решения... Прикажите организовать.

- Приказываю, - тяжко вздохнул Тузик. Вообще-то, ему тоже было интересно посмотреть записи.

- Кстати, - улыбнулась Алевтина, - поздравляю тебя, пусик, - мы видели и засняли русалок! Они существуют!..

- А я что говорил! - чуть не подпрыгнул от радости Тузик. - Надо послать за ними!

- Увы, пусик, это серьезная проблема, - развела руками Алевтина. - Как видишь, даже простой просмотр их чуть не стоил нам жизни... Увидишь...

- Русалки... - плотоядно облизывал губы Тузик. - Русалочки мои... Озолочу того, кто доставит мне русалку!

- Сначала нам на эту позолоту надо заработать, - усмехнулась Алевтина. - А для этого поехали в Управление. Есть что обсудить...

- Эх, русалочки!.. Ух, русалочки!.. - утробно рокотал Тузик.

Глава 11

Перец волновался. Конечно, он уже немного привык к Лесу на биостанции, но и понял, что на биостанции лес не совсем Лес, как тигр в цирке не совсем тигр. Теперь же он шел (если честно - его вели) в настоящий Лес.

Последний месяц он провел в полубреду - Нава взялась за установку "защиты", как она выражалась, то есть за комплексную прививку от всяких лесных болезней, как понимал он. А поскольку прививка по сути миниболезнь, то он и болел, как в детстве после прививок, почти по-настоящему. Его опекала Рита, которую научила Нава, и Врач, которому объяснили, что происходит.

Врач обследовал Переца, взял пробы и вскоре был готов устанавливать "лесную защиту" сам. А пока облегчал страдания Переца. Правда, большее облегчение Перец чувствовал, когда за него бралась Рита. Вроде, просто, сидит рядом или проведет руками над больным местом, а сразу легчает. Сразу видно - хозяйка леса - ей и лесные болезни подвластны.

Тузик и его команда не предпринимали никаких решительных действий, кроме регулярного появления снайперов на обрыве, с которыми МБМ справлялся без особого труда. Правда, им самим приходилось частенько экранироваться от инфразвука, но это явно меньшая проблема, чем снайперская пуля. Впрочем, с помощью управляемого Ритой или Навой лилового тумана, они маскировались достаточно надежно, и у снайперов практически не было возможности заметить их. Перецу очень не хотелось, чтобы Тузик узнал о появлении на биостанции новых лиц, и поэтому сразу после обмена информацией, Кандид, Нава и исстрадавшаяся Лава отправились в свой лагерь. Позже Кандид и Нава появлялись на биостанции, как правило, ночью и все равно под прикрытием лилового тумана.

Обе пары переваривали полученную друг от друга информацию и пытались выработать какие-то решения. Вместе и по отдельности. Всем было ясно, что бесконечно это полувоенное-полумирное противостояние длиться не может. Хотя, в большей степени это понимали Кандид, Перец и Рита. Наве материковые резоны были совершенно чужды, и она с трудом воспринимала объяснения пришельцев с Материка. Может быть, только Рите удавалось что-то ей объяснить - все-таки подруга - да изредка Кандиду. Переца она совсем не могла понять, что того страшно огорчало, и ей даже временами было его жаль из-за этих огорчений, и обидно за свою непонятливость. Главный же ее вывод - Материк чужд и враждебен Лесу. Не сам Материк, конечно, а полулюдки, его населяющие. С другой стороны, Кандид, Перец, Рита (ну, Рита - особый случай - подруга) явно были друзьями Леса, ее друзьями. Еще она поняла, что они очень умны. Не так, как подруги, по-своему. Это ее удивляло еще в Молчуне. Они знают много такого, о чем подруги даже не задумываются. Но во многом, особенно, в том, что касается Живого, они сущие дикари. Но дикари опасные хитрые и сильные. В прямом конфликте Леса и Материка победа вполне может оказаться, как и предупреждал Кандид, на стороне Материка...

И все они сходились в том, что в Лес полулюдков с Материка пускать нельзя. У каждого были свои обоснования, но вывод один. Весь вопрос был в том, как это сделать. Пока вариант Переца был единственным реальным, до сих пор действовал эффективно, и Перец сдаваться не собирался. Но главный недостаток этого варианта был в том, что он - единственный.

Кандид терзался тем, что не может ничего предложить, кроме пошлого криминального терроризма, к которому всегда питал отвращение. Но сейчас был готов даже на эту пошлость, ибо видел боевые вертолеты над Лесом. Ну, хорошо, что пока их целью была биостанция, находчивостью Переца способная себя защитить... А если они минуют биостанцию и найдут себе цель в глубине Леса?.. Или высадят десант?.. Возможно, потом десантники вымрут, не имея нужных прививок, но до этого успеют наделать много страшных дел...

- А если, все-таки, пойти к ним и объяснить, что проникновение в Лес практически неизбежно чревато смертью проникших, страшными эпидемиями, если они успеют вернуться... - время от времени предлагал Перец.

- Кто им все это объяснит? - иронически усмехалась Рита. - Мы с тобой - лакомая добыча, на которую ведется охота... Уверена, что за наши головы назначена приличная премия - иначе снайперы не стали бы рисковать. Так что, можешь быть уверен, что рот раскрыть нам с тобой не дадут... Я бы, конечно, могла... мне они ничего не сделают по нескольким причинам, но, честно говоря, я не верю в их способность воспринять разумные доводы.

- А может быть, мне пойти, - воодушевленно предлагал свою кандидатуру Кандид. - Я, вообще, лицо нейтральное, только что из Леса, ничего знать не знаю - кое-как вырвался к своим и тороплюсь рассказать им всю правду, предостеречь... должны поверить...

- А как ты живым остался, прожив несколько лет в Лесу, спросят они, предрекла Рита. - Если ты смог, то и другие смогут...

- Ну, меня-то спасли местные жители, - ответил Кандид, - из милосердия... Вот, Нава спасла... Но как они это сделали я понятия не имею, даже будучи ученым-микробиологом... Чтобы идентифицировать все болезнетворные штаммы, нам понадобятся годы и годы упорного исследовательского труда. Там, естественно, у меня не было возможности этим заняться... А чтобы создать нужные вакцины, понадобится еще больше времени без всякой гарантии на успех... Важно, что нужно установить "защиту", как говорит Нава, против всех возбудителей болезней. Достаточно одного неучтенного, чтобы все пошло насмарку и, более того, поставило под угрозу существование человечества.

- Но ты же выжил, скажут тебе, - не сдавалась Рита. - Значит, это возможно.

- Да, отвечу я - возможно, но не сейчас, а после многих лет труда.

- А не проще ли, усмехнутся они, поймать несколько аборигенов и заставить их сделать защиту тем, кто отправляется в Лес, и вообще, вызнать их секреты?

- Никто не может гарантировать, что защита будет эффективна, что в непривычных условиях они смогут и захотят ее ставить, а насчет секретов они ничего не смогут рассказать, потому что делают это бессознательно, на уровне инстинктов, без теоретических выкладок, о которых понятия не имеют...

Нава удивлялась, что практически понимает разговор, который совсем недавно был бы для нее набором бессмысленных звуков. Понимала, что правы оба собеседника. Но главное, что ей было ясно - Кандид рвется пойти туда, где враги. Туда, откуда прилетели эти страшные вертолеты, несущие смерть, откуда каждый день пытаются убить Переца и Риту мерзкие полулюдки...

- Ты не пойдешь туда! - категорическим тоном заявила Нава.

Остальные участники совещания с интересом посмотрели на нее. Фраза прозвучала очень многозначительно. Но расшифровкой этой многозначительности каждый занялся про себя и гораздо позже. В том числе, и сама Нава. Пока же Кандид ответил:

- Может, и не пойду, если найдется лучший вариант, но пока я его не вижу.

- Будут варианты, - пообещала Нава, зная, о чем говорит, но оглашать это не считала нужным. В конце концов, она хозяйка Леса, и ей принимать окончательное решение... Правда, Рита теперь тоже хозяйка, но... За этим "но" стояло так много, что Нава не хотела копаться в этой куче соображений.

- Вообще-то говоря, ты вела меня сюда, чтобы вернуть в мой мир, напомнил Кандид. - Пусть у меня были другие планы, и я не очень-то рвался в этот мир, но твоя задумка была именно такова. И я не считаю, что это была глупая или ошибочная мысль. Все верно - каждый должен жить в своем мире. Только у меня теперь два своих мира. И у Риты, и у Переца. Ему в своем мире, вообще, места не оставили... среди живых... Но я не об этом, а о том, что ты привела меня сюда, чтобы отправить туда, а теперь заявляешь, что я туда не пойду... Не понял...

- Я не представляла, что твой мир так страшен! - искренне ответила Нава. - Ты там погибнешь... Если Лава станет твоей женой, ты сможешь жить и в Лесу...

- Опять ты за свое! - посетовал Кандид. - Мы с Лавой как-нибудь разберемся... Я в любом случае смогу жить в Лесу, как жил до этого, как сейчас живет Перец...

- Ему мы тоже жену найдем, - вставила Нава.

- Ну, не подруга, а сваха, - рассмеялся Кандид. - Нужна тебе жена, Перец?

- Не везет мне с женами, - вздохнул Перец. - Вернее, им со мной не везет... Сейчас мне никто не нужен... в этом смысле... мне бы с собой разобраться...

- Видишь, Нава, - обрадовался Кандид поддержке, - я тебе говорил, что не все мужчины - козлы, как утверждают твои подруги, у некоторых из нас есть гораздо более серьезные проблемы, чем секс.

- Ох, боюсь, что это ненадолго, - вздохнула Рита. - Мой горький опыт показывает, что очень ненадолго... Вы переоцениваете свои волевые возможности и недооцениваете силу инстинктов... Я думаю, Нава права - о вашем сексе следует позаботиться, чтобы ваши крыши не поехали.

- Нет, ты посмотри на них! - воскликнул Кандид, обращаясь к Перецу. Ну, точно, они представляют нас двумя козликами в загоне, которые им симпатичны, и потому о них надо позаботиться - подсыпать вкусной травки, найти приятную козочку... Эх...

- А что тут такого? - удивилась Рита. - Мы же друзья, если я не ошибаюсь... А друзьям свойственно заботиться друг о друге...

- Для меня Нава больше, чем друг, - признался Кандид.

- Да, это видно, - кивнула Рита, - и это опасно... Тебе надо понять, что она - твоя любимая сестра, без которой ты жить не можешь, но только сестра...

- Да я все это понимаю, - пожал плечами Кандид, мол, что об очевидностях говорить.

- Понимать мало, надо это чувствовать, - заметила Рита.

- А чувствам не прикажешь, - ухватился он за идиому.

- Вот именно, - кивнула Рита. - А ты их держишь в узде, запрещая себе обращать внимание на других женщин...

- Ничего я не держу! - буркнул Кандид, внутренне признавая ее правоту. - Но... - он хотел сказать, что эти лесные женщины совсем не сексуальны для него, но побоялся обидеть Наву, и не сказал. К тому же по отношению к ней это было сущей неправдой, но знать об этом никому не положено. Поэтому он попытался вернуть разговор в прежнее русло: - Но мы говорили не о наших сексуальных проблемах, а о проблемах взаимоотношений Материка и Леса!

- Этих отношений не будет! - категорично заявила Нава.

- Я знаю, что вы, подруги, весьма радикальны в своих действиях,заметил Кандид. - И мне не хотелось бы, чтобы этот радикализм привел к человеческим жертвам с любой стороны. Это бы посеяло зерно вечной вражды между Лесом и Материком, а это непозволительная роскошь, учитывая многочисленные проблемы Матери-Природы... Я сильно подозреваю, что подруги, в принципе, не прочь завоевать всю планету... Возможно так когда-нибудь и случится, но этого нельзя допустить до тех пор, пока мы, полулюдки, не научим вас летать к звездам, иначе через какой-нибудь миллион лет у Матери-Природы не будет шансов на спасение...

- Ну, за миллион лет она может заменить подруг какими-нибудь новыми существами, которым будет не страшен вселенский катаклизм, потому что они смогут жить и в космосе, и на любой планете, изменяя свой организм сообразно внешним условиям, - заметил Перец.

У Навы от этого замечания холодок пробежал по спине. Ей стало обидно и страшно и, кажется, она начала понимать полулюдков.

- Это все фантазии, - отмахнулся Кандид. - Может заменить, а может и не заменить. Мы должны исходить из реальности... И должны сделать попытку остановить их без радикальных мер...

- Одного я тебя не пущу, - чуть сдала свои позиции Нава.

- Верно, - поддержала ее Рита. - Тем более, что пора заняться озером...

- А ты-то куда?! - возмутился Перец. - Ты что, не знаешь, что Тузик на тебя охотится?!

- Тузик не знает, что я не женщина, - усмехнулась Рита.

- Да этому маньяку любая дырка в тебе сгодится! - в сердцах воскликнул Перец.

- Ты тоже никак не уяснишь, что я не только не женщина, но и не человек в прежнем смысле, не полулюдок, - тихо сказала Рита.

- Да, я видел, что они могут, - подтвердил Кандид. - И это страшно...

- А я не видел, и мне не страшно, - улыбнулся Перец и тут же посерьезнел: - Но пуля - дура... Не думаю, что ты сможешь поймать ее на лету.

- Да, если зазеваюсь, - кивнула Рита. - Только зачем их ловить? И зачем в меня стрелять - я же экзотика, меня в зоопарке туристам надо показывать - бешеные деньги!

- Вот именно! - фыркнул Перец. - Тебе что - в зоопарк захотелось?

- Почему бы и нет - на всем готовеньком?.. - усмехнулась Рита. - А если серьезно - удержать меня они никак не смогут.

- Не смогут, - подтвердила Нава.

- Ладно, - заключил тогда Перец. - Давайте пока не будем принимать решения. Как-то надо все это переварить... Оставим как вариант и будем думать...

А теперь он, в сопровождении друзей и своей любимой техники, которая была не нужна МБМ для обороны, бодрой походкой шел вглубь Леса. МБМ держал оборону самостоятельно, ему были даны полномочия принятия собственных решений без согласования с Перецом. МБМ не возражал. Похоже, ему это даже понравилось. Конечно, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Решение об эвакуации техники было принято коллективно, хотя Нава опасалась пускать все это страшное и непонятное в Лес. Перец, по мере собственного понимания, объяснил ей назначение каждого механизма, убедил, что никакой опасности для Леса они не представляют, а могут даже оказаться полезны. Отдавать же их Тузику, в случае успешных боевых действий с той стороны, он считал нецелесообразным. Хотя бы потому, что Тузик не имел совершенно никакого права владеть этим богатством. Впрочем, как и Перец, но он считал, что не владеет, а охраняет технику. Наверняка, если бы он не приказал снять взрывные устройства, все бы это было давно взорвано.

Рита уже бывала в деревне, которая из временного лагеря уже превратилась в нормальную деревню. Ну, не совсем в нормальную - какую еще деревню охраняли мертвяки, которым надлежит воровать женщин и транспортировать их в Города-озера, и сами подруги в лице Навы и Риты? Нет, второй такой деревни в Лесу не было, потому что она противоречила основной на данный исторический момент парадигме Леса. Тем не менее, сама по себе деревня была нормальной лесной деревней. Уже вместо временных шалашей появились привычные дома, поле для посева и, соответственно, сбора урожая, на котором слышалось ритмичное: "Эй, сей веселей, влево сей, вправо сей...". И в домах запахло бродилом. Правда, Слухач вещал вперемежку информацию то от подруг, то с Материка. И, надо признать, уровень информативности был примерно одинаков, то есть близок к нулю, по крайней мере, для Риты. Да Слухача, как и в обычной деревне, никто и не слушал, кроме детей, которые с удовольствием его передразнивали, особенно, совершенно дикие для лесного слуха песни с Материка на незнакомом языке.

Технику сначала думали пристроить вне деревни, но это потребовало бы дополнительных мер по маскировке и, главное, по охране. Силы распылять не хотелось, да и места на территории деревни хватало для всех и всего.

Поэтому к прибытию техники в стене прыгающих деревьев Нава с Ритой сделали проходы, среди деревенских провели разъяснительную работу, в которой серьезную помощь оказала Лава, которая уже пережила свой страх перед чужеземными мертвяками, которые на женщин не обращают никакого внимания. А если не обращают внимания, то и нечего их бояться. Тем более, все они слушаются друга Молчуна Переца, а он человек добрый, и зла деревенским не желает. Вот придет, когда защиту ему установят, сами увидите. Но вообще-то, он защищает Лес от злых вертолетов и, значит, сильный. Разве может слабый защищать от вертолетов? Сами видели, какие они страшные! А он их уничтожил. Поэтому с Перецом надо дружить и не бояться его мертвяков. Тем более, что по сравнению с лесными мертвяками они совсем мертвые. Это-то в них самое страшное, но и безопасное. Она, Лава, их тоже сначала боялась, как и мертвых домов, в которых живут в деревнях Молчуна и Переца, а потом перестала бояться, потому что все это, хоть и страшное, но неопасное. Если Молчун не боится, то им-то чего бояться. Молчун их защищает, и ничему опасному не разрешит появиться в деревне. Она вот совсем перестала бояться и в следующий раз, когда окажется в мертвой деревне Переца, войдет в его мертвый дом...

Перец, живя на биостанции, до сих пор не видел прыгающих деревьев, хотя раньше, по рассказам Риты, они туда запрыгивали иногда. Но теперь, видимо, почуяв опасность, так сказать, ни ногой. Фитотелепатия работала четко. Здесь же он совершенно обалдел, увидев такую массу прыгающих деревьев, в основном, правда, стоящих, как нормальные деревья, но некоторые все-таки немного попрыгивали, возможно, от нервности обстановки.

В деревню он входил при полном исчезновении ее жителей. Все попрятались в своих домах и не казали носа, несмотря на все увещевания Навы и Лавы. Лава, правда, и сама спряталась на всякий случай, как она говорила потом, чтобы успокоить семью. Но надо отдать ей должное - она первой вышла из землянки, когда утих грохот двигателей и лязг гусениц, то есть когда техника расположилась на отведенной ей территории. Она подошла к Перецу, стоявшему посреди деревни в окружении Навы, Риты и Молчуна, и вежливо приветствовала его от имени деревни. Перец поблагодарил и поинтересовался, где остальные. А остальные уже стали появляться. За Лавой из своей землянки выбрался Кулак. Видимо, для надежности он прихватил с собой дубину.

- Ты, это, шерсть на носу, зачем народ пугаешь? - строго спросил он Переца. - Нормальные мертвяки, хоть и страшные, а тихие. А твои - вон, какой шум подняли, я, прям, оглох, будто дубиной по голове жахнули. Гроза и та не шумит так, и ураган... А тут явились, расшумелись... Тут один приходил на Выселки, шумел-шумел, а как ему дубиной промеж глаз дали, так не шумит больше. Тихий стал... Такие дела, бродило в рыло, ты уж накажи своим мертвякам не шуметь, а то земля трясется, волосы дыбом становятся, будто шиш на плеши... Чертова Пасть еще так шумит, на то она и чертова, и к ней никто близко не подходит, зачем близко подходить, когда она так шумит... И деревни возле Чертовой Пасти не строят... А тут прямо в деревню!.. Нет, похоже, Чертовы Скалы ничуть не лучше Чертовой Пасти. И зачем Молчун сюда поперся?.. Говорили же ему, шерсть на носу, давай лучше на Выселки... А он: Город, Город... А потом, когда в Городе Наву потерял, стал талдычить: Чертовы Скалы, Чертовы Скалы, а тут то летающие деревни, то грохочущие мертвяки... Страшно тут. Не жилое здесь место, гиблое, нутром чую... Эй, Молчун, пошли уже обратно!..

- Ну, типаж! - восторженно воскликнул Перец, радуясь, что с помощью Навы, Риты и машины - переводчика настолько освоил лесной язык, что вполне понимает этого аборигена. - Какая лексика! Клад!..

- Я не типаж! - возмутился Кулак (Перец использовал слово из своего языка и для Кулака оно смысла не имело). - Я - Кулак.

- Очень приятно, - поклонился Перец. - А я - Перец. Прошу извинить за беспокойство. Просто, они так передвигаются. Без особой необходимости шуметь никто не будет. Но я надеюсь, что временные неудобства, причиненные вам, будут, возможно, компенсированы той пользой, какую вам принесут мои... машины, которые вы называете мертвяками.

- Во, шиш на плеши, чешет!.. - восхитился Кулак. - Никто в деревне у нас так не чешет! Слово за слово цепляется, как колючка за шерсть - не разодрать... Только какая польза деревне от этих мертвяков? От мертвяков всегда одна морока. Вон Нава с Молчуном спят на них, а у меня, все одно, к ним доверия нет - притворяется-притворяется лежанкой, а вдруг опять обернется мертвяком и утащит кого-нибудь...

- Мои никого не утащат, - пообещал Перец. - Те, что остались там... в моей деревне, защищают всех нас, а эти могут помочь в жизни. Ну, например, вскопать что-нибудь, дорогу сделать, дом построить, человека вылечить...

К этому времени из домов вышло практически все население деревни. В первую очередь, дети, окружившие гостей. Приблизились и Староста с Колченогом.

- Мертвяк не может помочь человеку, - насупился Кулак. - На то он и мертвяк. Человеку может помочь только человек. А мертвяк он и есть мертвяк - морока от него только, вред человеку, бродило в рыло... Никому еще в нашей деревне мертвяки не помогли, а женщин всех перетаскали. Вон только Молчуну да Наве помогают, да они не совсем из нашей деревни. И не верю я этим мертвякам - рано или поздно какую-нибудь гадость отчебучат, потому что мертвяки... Вон Колченог хромает... Уж как его ни лечили, а нога, как сук на дереве... Колченог - одно слово. Что твой мертвяк может? - состроил хитрую физиономию Кулак, уверенный в том, что доказал бесполезность мертвяков для человека.

- Надо попробовать, - пожал плечами Перец. - Врач! - крикнул он. Будьте добры подойти!..

Из рощицы неподалеку, куда пристроили технику, тихо выехал Врач. Он был на колесном ходу, и шума почти не производил.

Перец повернулся к Колченогу и Старосте, стоявшим поодаль.

- Здравствуйте, Колченог, - приветствовал Перец, идентифицировав его по искалеченной ноге.

Колченог опасливо кивнул.

- А это мой отец, - представила Лава. - Староста деревни.

- Здравствуйте, господин староста, - склонил голову Перец.

- Да будет ваше бродило свежим и сильным, а чаша полной! - с достоинством поприветствовал его Староста.

- Вот эта машина лечит людей, - показал Перец на приблизившегося Врача, на которого с опаской косились аборигены. - Не бойтесь ее, вернее, его. Зовут его Врач... Не позволите ли вы, уважаемый Колченог... наверное, вас раньше звали иначе...

- Да уж, совсем не так меня звали, а как звали, я и не помню... давно это было. Все Колченог да Колченог, разве упомнишь, что раньше было...

- Когда его в деревню притащили покалеченного, он, шерсть на носу, ничего не помнил, не то, что имени своего, - вставил Кулак.

- Так не позволите ли, уважаемый Колченог, - напомнил о себе Перец, моему врачу осмотреть вашу ногу?..

- Это кому?.. Ему?! - отшатнулся Колченог и схватился за дубину.

- Неужто боишься, Колченог? - засмеялся Кандид. - А я думал. Ты ничего, кроме Чертовой Пасти, не боишься.

- Ну, и не боюсь, - подтвердил дрожащим голосом Колченог. - Только мне не нравится, когда ко мне приближаются всякие страшилы... К рукоеду я тоже не подойду, а уж осматривать меня... Чего это ему меня осматривать? Вон Лес большой, пусть чего хочет там и осматривает... Чего ему мою ногу смотреть? Я сам на нее смотреть боюсь... страшная она больно...

- Так ведь Врач не любоваться твоей ногой будет, а думать, можно ли ее вылечить, - объяснил Кандид. - Чтобы ты мог ходить, как раньше.

- Как раньше уже ничего не будет, - философски заметил Колченог. - Что нога, я сам уже не такой, как раньше... А к ноге я уже привык... Вишь - аж до Чертовых скал дохромал! Думал - ни за что, а дохромал... Надеялся вдруг дочку встречу. Во всех деревнях по пути спрашивал - никто не видел, нигде ее нет... Неужели рукоедам или бандитам досталась? - тяжко вздохнул Колченог.

- Нет, Колченог, - сказала вдруг Нава. - Мертвяк не отдаст ее ни рукоеду, ни бандитам... В Город он ее отнес... Жива она и здорова, и все у нее отлично!

- Ты ее видела?! - обрадовался Колченог. - Ты передала, что я просил?

- Нет, не видела, но знаю, - твердо сказала она. - Можешь мне поверить.