/ Language: Русский / Genre:prose

Хроники Выхода

Василий Головачев

… В результате появления космологической теории Большого Взрыва, постулирующей взрывообразный характер возникновения Вселенной, возникла интересная проблема, проблема скорее философского плана, чем физического: если можно считать доказанным, что квазары - осколки догорающей праматерии, разлетевшиеся после взрыва Вселенной на гигантские расстояния, то существует ли "заквазарное" пространство? Можно ли сказать, что квазары характеризуют собой, пусть условные, но - границы Вселенной?..

Василий Головачев

Х р о н и к и в ы х о д а

(фантастический рассказ)

Часть 1.

и наступила темнота…

ПРЕДЫСТОРИЯ ПРОБЛЕМЫ. ЗЕМЛЯ, ВЕК ХХ

… В результате появления космологической теории Большого Взрыва, постулирующей взрывообразный характер возникновения Вселенной, возникла интересная проблема, проблема скорее философского плана, чем физического: если можно считать доказанным, что квазары - осколки догорающей праматерии, разлетевшиеся после взрыва Вселенной на гигантские расстояния, то существует ли "заквазарное" пространство? Можно ли сказать, что квазары характеризуют собой, пусть условные, но - границы Вселенной?..

ПРОБЛЕМА. ЗЕМЛЯ, ВЕК ХХI

… Решение проблемы привело бы к радикальному изменению представлений об эволюции Вселенной. Появление астрономических инструментов на базе планетарных орбит Солнечной системы позволяет обнаруживать объекты на расстояних вплоть до ста миллиардов световых лет, практически же объектов на таких расстояниях не наблюдается. Значит ли это, что на дальностях в двадцать миллиардов световых лет (самый удаленный наблюдаемый квазар Неможетбыть-99) мы обозреваем "границы Вселенной"? К сожалению, аппаратов, способных проверить сущность сказанного экспериментально, земная техника пока не имеет…

ПРЕДПОСЫЛКИ РЕШЕНИЯ. ЗЕМЛЯ, ВЕК ХХII

… В результате разработки теории мгновенной передачи информации на основе торсионных полей и суперструнных технологий появилась принципиальная возможность создания аппаратов, способных достичь любых космоса за ничтожно малые промежутки времени.

ПЕРЕД СТАРТОМ

В три часа ночи Капитан проснулся.

В комнате было тихо и темно, лишь слабо фосфоресцировал циферблат универсальных часов на потолке. На невидимом ложе соседней кровати спал Штурман, посапывая и сбросив с себя невесомое воздушное одеяло.

Капитан привстал, чувствуя, как прогибается под локтями силовое поле кровати, тронул товарища за руку.

– Цель экспедиции, быстро!- хрипло рявкнул он.

– Достичь "границ Вселенной" и посмотреть…- забормотал Штурман, не открывая глаз, потом проснулся, погрозил давящемуся смехом Капитану кулаком и повернулся на другой бок. Он был весьма уравновешенным человеком.

"Достичь границ Вселенной и посмотреть, что там, за ними,- повторил про себя Капитан.- То есть за пределами…

А заодно исследовать топологическую связность космоса, если говорить просто и ненаучно. Интересно все же, что нас ждет там?.." С этой мыслью он уснул.

СТАРТ

В восемь часов по средне-солнечному времени с Луны стартовал в сторону северного галактического полюса первый трансметагалактический космолет "Пионер" с двумя членами экипажа на борту. Целью экспедиции была проверка вывода ученых-космологов о конечности Космоса, иными словами - разведка "границ" Вселенной.

Выслушав напутствия взволнованных ученых Земли, Капитан произнес блестящую речь, состоящую из трех слов:

"Спасибо! Мы оправдаем…"- и скрылся в космолете. Штурман, показав мужественную улыбку камикадзе, молча последовал за ним.

В рубке он ответил на все вопросы диспетчера дальних космических экспедиций, вопросительно посмотрел на спутника, и Капитан показал ему большой палец.

– Поехали,- согласился Штурман, давая команду компьютеру корабля на запуск двигателя.

НАЧАЛО ПУТИ

первый "суперструнный" прыжок космолет сделал за пределы Галактики, и разведчики долго любовались великолепной спиралью Млечного Пути, занимавшей весь объем главного экрана.

Второй прыжок вынес их за пределы местного скопления галактик, откуда родная звездная спираль выглядела уже слабеньким пятнышком света размером с человеческий зрачок.

– Не потеряться бы…- сказал молчавший со времени старта Штурман, вечно занятый анализом поступавших данных.

– А Балбес на что?- ответствовал Капитан, зная, что Штурман знает, что космолет ведет интеллект-компьютер по имени Балбес.

Однако Штурман почему-то пожал плечами, и на лицо его упала тень сомнения.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

И третий, и пятый, и двадцать пятый прыжки в режиме "струнного кенгуру" ничего не меняли в окружающем их пространстве.

Все так же со всех сторон светили слабенькие светлячки далеких галактик и их скоплений, складываясь в ячеистоволокнистую структуру на экранах, все так же горел впереди "путеводной звездой" квазар Неможетбыть-99, олицетворявший для науки Земли видимую в телескопы "границу" Вселенной.

После двадцать шестого прыжка квазар отвалил в сторону и космолетчики принялись за исследования окружающего мира и проверку систем корабля.

Анализ пройденного пути показал, что корабль преодолел около восемнадцати миллиардов световых лет и действительно прошел вблизи квазизвездного источника, известного под названием Неможетбыть-99 - догорающего со времени рождения Вселенной клочка праматерии. Только на момент прохождения выглядел он уже как обыкновенное скопление потухших и потухающих звезд.

Отпраздновав событие звоном бокалов с тонизирующим аи, космолетчики направили бег корабля в густую тьму "завселенского" пространства. Позади остался сверкающий редкими огоньками квазаров и волокнами скоплений галактик знакомый космос Впереди людей ждала "аморфная фигура Ее Величества Неизвестности"…

КУДА ДАЛЬШЕ?

Очнувшись от суточного небытия, Капитан пощупал тяжелую после гипносна голову и встретил взгляд спутника, выражающий мрачный вопрос: куда теперь?

Выключив защиту, он дал команду Балбесу, и экраны прозрели.

– Гадство!- сказал Штурман.

– Ничего не понимаю,- почесал затылок Капитан.- А ты?

Их со всех сторон окружала полная тьма! Ни одного лучика света, ни одной самой крохотной звездочки! Ничего.

Мрак!

– Тринадцатый день одно и то же…- пробормотал Капитан, по привычке включая бортовой исследовательский комплекс.

Но и с помощью приборов не удалось определить, где находится космолет. Здесь не существовало таких понятий, как "верх" и "низ", "вперед" и "назад", "далеко" и "близко".

Казалось, весь корабль плотно обернут в черную, непроницаемую для света материю. Балбес также не мог дать рекомендаций, как выбираться из этого странного угольного мешка, в котором не существовало расстояний и линейных мер, как не могли объяснить, что происходит, и предположения ученых, оставшихся на Земле.

Не верилось даже, что за тонкими стенками космолета вакуум, но экспрессанализ дал ответ: пространство существенно не изменилось, вокруг все тот же виртуальный континуум, заполненный реликтовым излучением. Правда, плотность энергетического потока со всех сторон стала ничтожно малой, сверхчувствительные датчики выбрасывали на табло почти одни нули.

Сутки исследователи ничего не предпринимали. Не разговаривали. Думали. Пили вино. Потом Капитан снова включил двигатели.

– Будем прыгать, пока куда-нибудь не припрыгаем или пока не кончится энергия. Иного пути нет.

Штурман юыл с ним полностью согласен.

НАДЕЖДА

Совершив сто тридцать первый прыжок, отчаявшиеся космолетчики с угасающей надеждой обшаривали глазами черноту обзорных экранов. Вдруг Штурман отбросил свою обычную угрюмую флегматичность и проговорил:

– Ущипни меня, Саша, я сплю.

Капитан проследил за его взглядом и, так как не запрещал себе говорить вслух все, что думает, произнес более длинную тираду, смысл которой однако же сводился к словам: "… твою мать! Ура!" Слева по носу космолета появилась маленькая искорка света. Она была почти не видна, далеко за пределами человеческого зрения, лишь автоматы согли разглядеть ее и отобразить на экране. Но если свет от этой звездочки дошел в эту область пространства, значит впереди сияла жизнь? Звезды, галактики, туманности? Иная Вселенная?..

– Звезда!- пропел Капитан от избытка чувств.- Да здравствует жизнь! Да здравствуют герои вроде нас! Давай-ка выпьем, Франсуа.

Штурман в ответ достал бокалы.

ДЕНЬ НЕДОУМЕНИЯ

После тринадцатого прыжка с момента обнаружения искры света Капитан остановил внепространственное движение космолета, с тревогой посмотрев на счетчик запасов энергии.

Звезда увеличилась, но уж очень странной была эта звезда. Спектр ее не укладывался в рамки ни одной из теорий звездного излучения.

Сначала Штурман мрачно пошутил, что они попали в антимир.

Потом Капитан, вдохновленный примером товарища, в шутку предложил, что это "белая дыра" - канал выхода в иную Вселенную через "горловину максимона" из той, откуда они вылетели.

Но никто из них не предполагал истинного положения вещей.

ЗМЕЯ, КУСАЮЩАЯ СЕБЯ ЗА ХВОСТ

Сделав еще один прыжок, они наконец увидели, что это такое.

Перед ними, ясно видимая в черноте космического (космического ли!?) пространства, висела исполинская, горящая ровным желто-оранжевым пламенем… свеча!

– Сто тысяч парсеков!- пробормотал Штурман, дикими глазами разглядывая визирные метки экрана и глотая валидол.- Саша, погляди: длина пламени - сто тысяч парсеков! Представляешь?!

Капитан не представлял, он просто смотрел на экран, открыв рот.

Ствол свечи был витой, застыли на нем капли расплавленного стеарина, основание же свечи терялось во мраке.

Она горела ровно, невозмутимо, почти бездымно, словно стояла на столе средневекового горожанина Земли, а не висела в космосе размером больше любой галактики!

– Батюшки светы!- пробормотал Капитан, озаренный догадкой.- Это куда же нас занесло? Уж не вывернуло ли обратно на Землю-матушку?! Из макромира в микромир?!

Развить мысль он не успел.

Откуда-то из мрака "засвечного" пространства придвинулись к свече исполинские человеческие губы, дунули на нее и наступила полная темнота!..

Часть 2

новое реликтовое излучение

ВТОРАЯ ПОПЫТКА

Возвращения "Пионера" с двумя членами экипажа на борту ждали три года, пытаясь отыскать космолет всеми доступными землянам методами. Однако все попытки оказались напрасными. "Пионер" канул в Великую тьму "загалактического" пространства и не вернулся. надежда на его возвращение сохранялась, но и ученые, и друзья космолетчиков, их родные и близкие, понимали, что шансов остается все меньше. Космос во многом оставался загадочным и опасным даже для таких хорошо защищенных кораблей, как "Пионер".

И все же наука не остановилась на достигнутом, "сверхструнный" транспорт постепенно совершенствовался, аварийных ситуаций с выходами новых космолетов внутри планет и звезд, становилось все меньше, и наконец появился корабль, способный пересечь всю Вселенную за один прыжок. После чего правительство Земли решило повторить эксперимент с выходом "за пределы Космоса".

Монтаж второго трансметагалактического корабля "Преодолеватель" был закончен через два с половиной года после пропажи первого "запредельного" космолета.

Накопление необходимых запасов энергии для мгновенного скачка сквозь пространство подошло к концу. В целях безопасности старт корабля с двумя членами экипажа - Капитаном-2 и Штурманом-2 был намечен из точки простран-ства, удаленной от Солнца и ближайших населенных звездных систем не менее, чем на двадцать световых лет, в направлении на южный галактический полюс и состоялся без пышных церемоний и проводов. В памяти был еще свеж старт первого "абсолютника", за которым наблюдали миллиарды ликующих людей.

В рубке "Преодолевателя" тем не менее царило приподнятое настроение. Попрощавшись со всеми провожающими, космолетчики беседовали о перспективах "струнно-го" космоплавания и о цели пути.

– Кого же не интересует, что там, за "границами" Вселенной,- говорил Капитан-2, расхаживая по прозрачному полу рубки.- Какие формы бытия, с какими законами? Есть ли там такие же звезды и планеты, как у нас? С какими существами нам придется столкнуться? Или ты думаешь, что там за "границами" ничего нет?

– Если Вселенная замкнута сама на себя - по последним модным гипотезам, то нас просто вывернет в другую часть космоса,- отвечал Штурман-2.- А еще надо учесть, что мы увидим "границы" мира там, где они были двадцать миллиардов лет назад. Волнуешься?- внезапно спросил он, прерывая речь. В ослепительно белом защитном балахоне он напоминал сразу парус и облако.

– Волнуюсь,- вздохнул Капитан-2, затянутый в серое защитное облачение и похожий на скульптурное изображение добродушия,- но верю в успех. Пошли полюбуемся на корабль?

Они свободно пронзили стену рубки - через окно активного выхода - и зависли над стокилометровым телом корабля, глядя на гигантское жумчужное зарево Млечного Пути. Скафандры давно отошли в прошлое, личные энергококоны надежно защищали людей в вакууме.

– Пора,- произнес наконец Капитан-2.- Нам досталась нелегкая задача - повторить подвиг первых абсолютников.

– И вернуться,- добавил Штурман-2, сжал плечо друга и перенесся в рубку "Преодолевателя", где ждал их команд инк по имени Умапалата.

СТАРТ. НОЛЬ ЧАСОВ, НОЛЬ МИНУТ, НОЛЬ СЕКУНД

В Центре управления дальними космическими экспедициями, расположенном по традиции на Луне, был слышен голос инка:

– Всем аппаратам покинуть зону старта! Отсчет контроля - с момента выхода из зоны всех групп. Повторяю: всем аппаратам…

Координатор экспедиций наблюдал за стартом корабля не из ЦУПа, а непосредственно с поверхности Луны: через цепь трансляторов изображение происходящего проектировалось в небе спутника Земли в объеме и цвете. Впечатление было такое, будто трансметагалактический корабль "Преодолеватель" завис над ними в томительном падении…

Во время контроля земной космолет представлял собой гигантский костер, разгул световых волн от фиолетового до вишневого цвета. Языки "пламени" бороздили черных бархат пространства, изгибались, опадали и снова улетали прочь на многие тысячи километров. Потом разом свечение угасло, наступила полная темнота.

Координатор послал мысленный предупредительный сигнал, включая следящие комплексы Солнечной системы.

В воздухе Луны, созданном еще сто лет назад, прозвучала длинная звенящая нота… словно осыпался иней напряжения с проводов тревожной тишины. И почти сразу вслед за звуком в небе распахнулся черный провал и поглотил земной корабль: ни вспышки, ни грохота. До дрожи реальная холодная пасть пространства… Прыжок "Преодолевателя" к границам Вселенной начался.

– Прощайте, ребята,- пробормотал Координатор.- Ни пуха вам, ни пера…

– Когда-то они вернутся?- прошептал за его спиной Помощник.- Когда мы наконец узнаем…

Договорить он не успел.

ФИНИШ. НОЛЬ ЧАСОВ, НОЛЬ МИНУТ, ТРИ СЕКУНДЫ

Зуммер тревоги прозвучал неожиданно громко и заставил замереть толпы людей, наблюдавших за стартом "Преодолевателя" на пространствах Луны.

Координатор перенесся в ЦУП, выслушал сообщение, адресованное только ему, как руководителю эксперимента, и оглядел обступивших его работников ЦУПа.

– Во всем контролируемом объеме Галактики,- сказал он почти беззвучно,- приборы отметили внезапное нарастание потока микроволнового излучения, по характеристикам близкого к реликтовому.

Повторив эти слова еще раз, он бросился бежать к выходу из зала ЦУПа, забыв, что может мгновенно попасть в любую точку здания волевым усилием.

В зале приборного контроля его ждали встревоженные недоумевающие по поводу случившегося ученые.

– Зарегистрирован ливень неизвестных ранее элементарных частиц,- сообщил один из них.- Излучение изотропно, характеристики близки к параметрам реликтового…

– Я знаю,- перебил его Координатор, сжал лицо в ладонях.

Было страшно представить,что его тело пронизывает поток неизвестного излучения, неся гибель и разрушение клеток мозга, всего организма. Однако он заставил себя собраться и собрать мечущиеся мысли воедино.

Что собственно случилось? Откуда появилось излучение? Неужеди это связано со стартом "Преодолевателя"?!

Что же он обнаружил там. "за границами" Вселенной" Какие законы нарушил своим появлением? Какие устои мироздания?..

– Микросканирование!- внезапно проговорил Координатор.- Включите ультраскопы, посмотрим, что представляют собой носители излучения, что это за "элементарные" частицы.

Стена перед Координатором исчезла, открыв окно в лабораторию ЦУПа.

– Сейчас развернем сканирование,- отреагировал молодой начальник лаборатории, поворачивая голову к панели гравитонного микроскопа. Над панелью возник белесый шарик видеопередачи и развернулся в объемное изображение.

– Увеличение кратно миллиарду,- продолжал начальник лаборатории.- Любое излучение - это волна и одновременно поток частиц. Вот эти частицы…

Изображение приобрело глубину и четкость. И все увидели трансметагалактический корабль "Преодолеватель".

Он ушел за пределы Вселенной и вернулся.

Мириады мириад "Преодолевателей" заполнили космос "новым реликтовым" излучением…

1985 -1999 г.г. Днепропетровск - Москва.